Читать онлайн Академия Ночных Стражей. Ректор в опасности! бесплатно

Глава 1. Красавчик-ректор, взбудораженная Венесса и маг тьмы…

Я смотрела на полуобнаженного мужчину с полотенцем, обмотанным вокруг бедер, и не могла поверить собственным глазам. Неужели моя магия барахлит?.. Нет-нет, передо мной уж сто процентов никакая не девушка под иллюзией, а могущественный маг! Очень-очень могущественный!..

Незнакомец остановился, опустил руку, оставив свои темные, мокрые волосы в беспорядке, и озадаченно свел брови у переносицы. А он красивый… Суровые черты лица, волевой подбородок, четко очерченные пухлые губы…

Редко на глаза попадаются такие, как он, — с энергетическим эпицентром во всю грудную клетку. Обычно сила магов сконцентрирована в сердце, и за его пределы не выходит. А у этого еще и пылает алым так ярко!

Появилось желание изучить его поглубже, но я тут же выбросила эту несуразицу из головы, переключила зрение обратно на человеческое и ощутила мощный прилив сил, будто окунулась в свежий океан после перегрева на солнце.

— Добрый вечер. Новенькая? — спросил маг.

Не успев прийти в себя, промямлила что-то невразумительное, часто моргая.

В его красных глазах вспыхнуло любопытство.

— Не волнуйся, малышка… — промурлыкал незнакомец и горячими пальцами коснулся моего подбородка. — Я буду нежен.

Э-э-э?!! За кого он меня принимает? Неужели за девицу легкого поведения?!

— Только прошу, разденься сразу, а то твое простенькое одеяние меня уж совсем не возбуждает, — ухмыльнулся он и высвободил мой подбородок.

А что не так с моей одеждой?! Футболка, кожанка, джинсы, обтягивающие даже… Стоп-стоп! Совсем не о том думаю.

Убедилась, что мужик настоящий, а не иллюзия, теперь пора сваливать.

— Вы не так поняли, я номером ошиблась. Поэтому прошу прощения за вторжение, и всего хорошего!

По-моему, незнакомцу не понравились мои слова. Он нахмурился, прищурился. Но меня это не взволновало, я пожала плечами, похлопала ресницами, как ни в чем не повинная овечка, и крадущимся шагом направилась к спасительной двери. Побыстрей бы выбраться отсюда, а то сейчас от стыда сгорю. Еще ни разу меня за куртизанку не принимали…

И тут на моем запястье сомкнулись жесткие пальцы.

— Стоять!

Я чуть не взвизгнула от неожиданности, когда меня рывком потянули назад. Поставили рядом, почти вплотную к полуголому, натренированному телу. Хозяин номера навис сверху, пронзая неодобрительным взглядом:

— Имя? — прохрипел мне в лицо.

Мои мысли заметались в горячке.

А вдруг передо мной верховный? Иначе как объяснить его силищу? Тогда мне не повезло. Такие не любят, когда окружающие в курсе их личной жизни, тем более с такой… кхм… интимной стороны… Если поклясться перед ним, что сохраню все в тайне, точно не поверит — наверняка пробьет по системе отеля мое имя и поймет, что я никакая не гостья. А если скажу, что гналась за темной, вообще чокнутой посчитает.

— Ваше имя? — продолжал требовать маг.

Какой настырный! Ведь точно не дурак. Так неужели еще не понял, что перед ним просто заблудившаяся девчонка? Чего пристал?!

Так и хотелось огрызнуться в ответ. Ну, я почти и огрызнулась:

— А ваше?

На красивом лице отразилось замешательство, густые брови поползли вверх. Крепкие пальцы, окольцевавшие мое запястье, дрогнули. Ха! То-то же. Будет знать, как связываться с человечкой. Мы не такие робкие, какими становятся маги, увидев перед собой сильнейшего. Ну, или это просто я не такая…

Неожиданно раздался оглушительный взрыв, и здание отеля, в котором мы находились, нешуточно тряхануло. Наши головы одновременно повернулись к окну. Там, извергая клубы черного дыма, горел торговый центр. Венесса!!!

Маг на мгновение отвлекся, и я, резко выдернув руку, тут же ухватилась за кончик его полотенца и дернула на себя. Дожидаться, пока импровизированный набедренник упадет на пушистый ковер, не стала, да и желания лицезреть пикантные прелести настырного типа уж точно не было. Поэтому, воспользовавшись идеальным моментом, вылетела из номера и пулей помчалась к лифту. Надеюсь, что голышом мистер маг по отелю шастать не будет.

Час тому назад…

— Слава Верховным! Это же он!!! Ректор!

Вопль Венессы разнесся по всему кафе.

Ее ложка плюхнулась в тарелку, разбрызгивая суп по скатерти.

— Рогатый траклит! — выругалась она и схватила салфетку.

Подруга попыталась второпях оттереть пятна с белоснежной блузки, но безуспешно: они еще больше размазались по одежде.

Неужели тот самый ректор? Глава Академии Ночных Стражей?!

Ну, тогда мне понятна реакция обычно аккуратной Венессы. Подруга и говорила всегда образцово, а тут — ругательство… Но ее, похоже, это не волновало.

Она как ужаленная выпрыгнула из-за стола и кинулась к балкону, расталкивая стулья, что попадались на пути. Последовав ее примеру, почти все посетители вскочили со своих мест, выбежали из зала и, облепив перила, свесили головы вниз.

Еще бы. Ректор…

Венесса — преданная его фанатка. Их у него, к слову, пруд пруди. И все до одной, ну, о-о-очень преданные.

— Точно он! Иди сюда, Реми! — голосила с площадки подруга.

Зная, что та не отстанет, я оторвалась от поедания своего любимого бульона «По-имперски», ради которого потащилась сюда, и, осторожно протиснувшись через толпу взбудораженных поклонниц, встала рядом с Венессой.

Со второго этажа открывался отличный вид на парадный холл торгового центра. Белоснежный мрамор стен и пола сверкал под солнечными лучами, что струились сквозь стеклянную крышу. Мне хватило мгновения, чтобы обнаружить объект страсти подруги.

Толпа внизу как по команде выстроилась в две шеренги, пропуская группу из нескольких человек: кучки верзил в черной униформе и уверенно шагающего впереди них молодого мужчины. Ректор… Строгий серый костюм подчеркивает статную фигуру, русые волосы убраны в низкий пучок, широкие плечи расправлены…

Казалось, что даже время вокруг него замедляется.

Прямо под стать влюбленным девицам, которые при его появлении обычно застывают как соляные столбы, и, умирая от блаженства, молчаливым взглядом провожают главу академии.

По этому красавцу сохнет большая половина дамского (не удивлюсь, если и не только дамского!) населения Галлики. Не чает в нем души и Венесса.

Не очень-то понимала, чего подруга так всполошилась. Ведь еще на прошлой неделе она получила поздравительное письмо из академии и точно знала, что поступила. Ей оставалось только дождаться начала занятий, и тогда у нее появится возможность глазеть на своего любимчика-ректора хоть каждый день.

Кстати сказать, в отличие от подруги, я с треском провалила последний зачет на проверку магического таланта…

Этот день мне не забыть.

— Ремианна Стар! — звонкий голос члена комиссии прокатился по просторной аудитории, заполненной сотнями молчаливо ожидающих своих результатов абитуриентов. Золотовласый, худой, как палка, мужчина, облаченный в темную форму, принятую в академии, подождал, пока я поднимусь со стула, а потом вынес свой вердикт: — Уровень эмпатии у вас почти нулевой, как показала проверка, однако магометр очень остро отреагировал на вашу магию. Поэтому мы решили оставить вашу кандидатуру под вопросом. Если по окончании приема в учреждении останутся свободные места, мы подумаем насчет вас. Можете садиться.

Присутствующие устремили на меня обескураженные взгляды и единодушно вздохнули. Да, да, похоже, я была единственной с магическим талантом на уровне плинтуса.

Еще бы, я вообще не эмпат, раз на то пошло, но мне пришлось указать именно эту способность в опроснике. А что еще оставалось? Моя настоящая сила очень редкая, и, уверена, будет лучше для всех, если сохраню ее в секрете.

За обладание таким талантом меня, конечно же, не казнят, однако, если скажу правду, меня накроет волна популярности. Именно этого я пытаюсь избежать. Насколько долго получится оттянуть тот момент, когда все же кому-то удастся разоблачить меня, — неизвестно.

Но буду стараться, чтобы этого вообще никогда не произошло. Слишком много подводных камней в моем прошлом. К тому же Венесса, которой я доверила эту тайну, пообещала, что непременно поможет во всем. Она и подкинула идею с эмпатией, ведь в чем-то моя сила похожа на этот магический дар.

Оставалось ждать и надеяться, что смогу-таки пробиться в число поступивших. Я несколько долгих лет последовательно двигалась к своей цели и сейчас чувствовала абсолютную беспомощность. Невыносимо, когда твоя судьба находится в чужих руках.

Кто-то толкнул меня в плечо, отвлекая от размышлений. Я посмотрела вниз на ректора, потом — на восторженную Венессу. Хм-м-м…

— Ты ради этого сюда меня притащила? — поинтересовалась, заранее зная ответ.

Подруга сложила губки бантиком и виновато похлопала пышными ресницами. Круглые очки в тонкой оправе съехали на кончик аккуратного носика. Так и знала: Венесса в своем репертуаре! Не было ни дня с момента нашего знакомства, когда бы она не пела дифирамбы Теодору Беллемору — отпрыску правящей семьи, обладающему магическим абсолютом иллюзии. Да, крутая способность — не спорю, но не настолько, чтобы его возносили как идола.

Я обреченно вздохнула, с прищуром глядя на провинившуюся.

— Ладно, ничего не поделаешь. Но с тебя причитается!

Серые глаза Венессы радостно вспыхнули.

— Что угодно, Ремианночка! Я даже согласна подобрать тебе платье, ведь и размер мне твой известен.

— Ловлю на слове! — мгновенно согласилась я.

Уж больно не люблю ходить по бутикам! И коли появился шанс заранее обзавестись нарядом к торжественному балу в честь поступления в АНС, не прилагая к тому особых усилий, — его нельзя упускать.

На миловидном личике подруги засветилась улыбка.

— Договорились!

С этими словами она поправила и без того идеально уложенные локоны карамельного цвета и, достав из кармана коротенькой юбки фон, направила его на своего кумира.

Я уже было собралась возвратиться к столу, когда Венесса неожиданно попросила:

— Слушай, Реми, а ты не могла бы взглянуть, есть ли на нем иллюзии? Говорят, его внешность — сплошная иллюзия, но я почему-то не верю.

— Не удивлюсь, если это правда. Девицы к нему так и липнут. Уже целый гарем собрал!

Девушка обидчиво скривила ротик и махнула рукой в досаде — мол, ну тебя.

Ну а что? Я всегда говорю, что думаю. Плохая привычка, сознаюсь. Надо немедленно от нее избавляться…

Однако мне и самой стало любопытно: использует ли Король Иллюзий, как недавно окрестили ректора в одном из модных журналов, свою же магию на себе?

Я пальцами обхватила энерго-кулон и вся обратилась в чувства. Ладонь обдало едва ощутимым теплом. Эх… Энергии осталось немного. Взгляну по-быстрому, авось хватит!

Отняла руку от драгоценного камня и положила на перила. Переключила зрение на магическое, и тут же пространство вокруг заиграло живыми красками. Волшебство было повсюду. Ничего удивительного, в принципе. Я ожидала чего-то подобного. Как-никак этот торговый центр ориентирован на элиту, то есть на магов, в первую очередь.

Опустила взгляд на ректора, окруженного стеной охранников, и замерла от удивления. Тихонько похлопала Венессу по плечу и прошептала:

— Среди них есть маг тьмы…

Благородное личико подруги исказила гримаса растерянности. Она даже фон опустила и недоуменно воззрилась на меня.

— Ты уверена? — в ее голосе прорезались нотки сомнения.

В общем-то, я ее понимаю. Скажи мне кто, что средь бела дня в торговом центре, напичканном людьми, обозначился темный, посоветовала б тому болтуну поменьше соцветий курить.

Но Венесса-то знает, что я не могла ошибиться.

Моя сила позволяет мне видеть магическую энергию — редкая способность, о которой мечтает любой маг. Но из-за того, что она редкая, знаний о ней с гулькин нос. Поэтому, бывает, разглядывая ту или иную активность, я не могу определить, с чем имею дело.

Не в этот раз, однако.

Еще с детства в память врезался образ темных магов, одежда которых была испятнана кровью моих родителей… Помнилось все до мелочей. Тусклый свет луны, спрятавшейся за свинцовыми тучами, проникал в комнату сквозь щель в шторах. Воздух в спальне был пропитан омерзительным запахом гнили, что источали несколько мужских фигур, спрятавших лица под капюшонами накидок. Тогда я впервые, совсем неосознанно, использовала свою силу и определила: это маги тьмы.

Так что ошибки здесь быть не может. В свиту ректора затесался темный.

— На все сто, — произнесла с железной уверенностью.

Подруга застыла. В глазах плескались растерянность и страх. Видимо, осознала, что перед нами и вправду самый настоящий представитель темной силы. А Венесса темного видит впервые. Ну, как видит: для нее это обычный мужчина. Только теперь она понимает, что скрывается под его личиной.

С лютой ненавистью я смотрела на подвижную черную слизь, практически поглотившую душу охранника. Бедняга, наверное, даже и не подозревает, что от эпицентра его магии остались едва заметные, блеклые крохи.

— А если он вознамерился убить ректора? Надо как-то предупредить… — тихо прошептала Венесса.

И вдруг вся затряслась от страха. В паническом состоянии мне подругу видеть еще не приходилось, да и желания такого я не испытывала. Руками бережно обхватила девичью ладошку, заглянула в испуганное лицо.

— Ничего плохого с твоим ректором не случится. На нем висит дюжина защитных чар, а то и больше. И все мощные. Так что сейчас ему ничто не угрожает, — заверила я.

— Тогда что он здесь делает, этот темный? Шпионит? — прошептала Венесса, при этом так крепко сжала мои пальцы, что я пискнула и выдернула руку.

Пока подружка извинялась, я боковым зрением наблюдала за удаляющейся группой, что разом скрылась в одном из бутиков.

И вправду, неужели шпион?

Но как темный умудрился стать охранником такого выдающегося мага, как наш ректор? У того наверняка и дом, и кабинет, да и магмобиль находятся под заклинаниями, распознающими тьму.

Очень-очень странно…

— Вряд ли шпион. Однако что-то тут все же не так, — протянула я, изучая мерзкий шлейф черной слизи.

Тонкой нитью он выползал из закрытых дверей бутика, извивался в толпе и тянулся куда-то вверх, на второй этаж, где терялся среди посетителей. Следует разглядеть поближе: по-моему, в шлейф ввито какое-то заклинание.

Я внимательно посмотрела на подругу. Ее губы больше не дрожали, да и руки не тряслись. Видимо, страх постепенно отпускал.

— Подожди тут, я ненадолго, — вымолвила быстро и помчалась проверять свою догадку.

Нужно было пробежать по коридору, спуститься по лестнице на второй этаж — так быстрее, нежели на лифте — и, минуя несколько бутиков, добраться до холла, полного ничего не подозревающими, оживленными людьми. Где-то там и затерялся хвост шлейфа.

Уже несколько лет мне на глаза не попадались темные. Да и в прошлый раз встретился «зародыш», толком не успевший освоиться в новом теле. Тогда я сумела выжить гада собственными руками; сама сразу не поняла, что произошло, пока слизь не испарилась с кожи ладоней и пальцев. Причем подросток, из которого я вырвала с корнями тьму, остался жив.

Сейчас этот трюк не пройдет — дело имеем с «созревшим плодом». Для такого надежды на спасение уже нет.

…Пролетела мимо последнего бутика, вбежала в холл и тут же принялась высматривать шлейф.

Сердце скакало, как взнузданная, непокорная лошадь. Того и гляди порвет постромки. Хлынувший в кровь адреналин притуплял страх, обостряя чувства.

Нашла!

Бросилась в толпу и спустя несколько секунд уже держала в руке упругую слизь, тонким проводом тянущуюся в глубь человеческой массы. В нос ударил запах сырой гнили. Ладонь обожгла леденящая тьма.

А в душе у меня пылал восторг, ведь я оказалась права: в шлейф вплетены чары! Мелкие золотистые символы струились вокруг черноты. Формула принадлежит связующему заклинанию. Значит, где-то тут присутствует еще один маг тьмы!

Осознание этого факта будоражило мое нутро, мурашки бегали по позвоночнику. Я двинулась вдоль шлейфа.

Нет, нет, вступать в контакт с темным не собиралась — я ему не ровня. Но посмотреть, как тот выглядит, мне не терпелось. Хоть одним глазком. Этого будет достаточно, чтобы отложилось в памяти. А потом явлюсь в отделение ночных стражей и сдам гада с поличным. Пусть отправят его к траклиту на рога!

Довольная своим планом, я потихоньку пробиралась сквозь толпу. Столько народу вокруг, а никто и не знает, что в торговом центре как минимум двое темных. Ну, может, оно и к лучшему. В противном случае наверняка бы паника поднялась.

Миновала холл и вышла на лестничный пролет… Вот это да! Сердце пропустило удар…

По ступеням неспешно спускалась девушка. Шикарная грива каштановых волос, уложенных в идеальные локоны, красная блуза, короткая черная юбка, обтягивающая узкие бедра… А к тонкому запястью, окольцованному черной слизью, тянется шлейф!!! Это она, моя цель!

И тут, едва лишь я сделала шаг вперед, чтобы последовать за незнакомкой, как почувствовала: маг-кулон похолодел. Ощутила смену температуры через ткань футболки. Траклитову мать! Энергия закончилась! Как не вовремя…

Я ведь даже лица не разглядела.

Без магии не вижу слизкого шлейфа, а заменять энергию кулона на свою жизненную совсем не хочется. Одной лишь Диаре известно, сколько прожитых лет из себя высосу… Не вызывала никакого энтузиазма мысль о возвращении в юношеское тело. По-моему, это дикость несусветная — подросток с мозгами взрослой девушки. М-да…

Вот в такие моменты и понимаю: как было бы классно родиться магом, а не человеком. Тогда б по моим венам бежала совсем иная кровь, и мне не приходилось бы тратить уйму денег и времени на поиск качественных маго-кулонов, которые заряжают меня энергией.

Без таких артефактов-батареек, как я называла их про себя, использовать силу рискованно. В прошлый раз повезло — забрав у себя пару годков, сумела-таки остановиться, но не уверена, смогу ли теперь. Слишком взбудоражена ситуацией: кончики пальцев покалывает, в горле першит от сухого зуда. Кто знает, когда «повезет» встретить темную снова. Вдруг это мой единственный шанс за много лет?

Если не подберусь поближе прямо сейчас, та просто-напросто потеряется из виду, и я буду проклинать себя, что не кинулась за ней вдогонку. Хотя укорачивать расстояние очень опасно — незнакомка может заметить меня.

И как быть?..

Тем временем девушка продолжала спускаться, отдаляясь все больше. Шаг, второй… Уже видна лишь ее макушка каштанового цвета … «Траклит ее побери!» — выругалась я и рванула к лестнице, движимая неукротимым желанием своего сердца. Сердца, которое за долгие десять лет настолько сильно пропиталось жаждой мести, что его хозяйке в данный момент приходится прибегать к стальному самоконтролю, чтобы не наброситься на злодейку немедленно!..

«Всему свое время и место…», — я словно заклинание повторяла про себя эту поговорку и, крепко сжимая кулаки, так что ногти впивались в ладони, бежала за своей целью. Не выпускала из виду ни на секунду. На ходу невольно задевала прохожих, но все равно решительно двигалась вперед, успевая лишь тихо извиняться в ответ на возмущенные реплики.

Оказавшись на улице, темная неспешно пересекла дорогу и скрылась в высоком здании отеля. Там она воспользовалась лифтом, в который вошла одна, и поднялась на четырнадцатый этаж. Высоковато… Могу не успеть. Будем надеяться, что коридоры здесь длинные…

И вправду длинные! Я вбежала в узкий пролет, в тусклом свете сразу принялась выискивать незнакомку. У тележки, набитой аккуратно сложенным постельным бельем и предметами туалета, копошилась девушка с гулькой на макушке и в серой униформе. Впереди еще одна работница смахивала пыль с настенных картин. За ней промелькнул стройный женский силуэт, каштановые локоны блеснули в свете потолочных ламп. Это она! Так, вижу — скрылась в номере… Не отрывая глаз от двери, я перешла на бег. То, что несомненно привлеку внимание служащих отеля, меня не волновало. Не рванут же они за мной, у них наверняка работы полно. Ну и бежит какая-то девчонка — что тут такого?

Остановилась у входа в номер, чтобы перевести дух. Страх сковывал легкие, словно их перетянули жгутом, и, если бы не адреналин, пульсирующий в венах, я б, наверное, уже давно задохнулась… Вдох, выдох… Еще мгновение… Закрываю глаза, делаю глоток храбрости и решительно хватаюсь за серебряную ручку. Поворачиваю, слышу отчетливый щелчок. Повезло, что не заперто на замок! Толкаю дверь и вхожу.

Большая кровать у окна, через которое льются алые лучи закатного солнца, тумбочка, шкаф, письменный стол, кресло… А девушки нет! Ошиблась номером?

В ушах набатом гудел бешеный пульс, вытесняя внешние звуки, и я не сразу уловила шум струящейся воды. В ванной кто-то есть… Может, все же попала по адресу…

Нарастающая паника застряла колючим комом в горле. Я сглотнула. Отступать уже нельзя. Просто открою дверь, посмотрю на темную и убегу… А что? Отличный план… для самоубийцы…

Вдох-выдох. Все получится.

Неожиданно воду перекрыли. Сердце затрепетало в груди, как ночной мотылек, бьющийся в стекло, пытающийся вырваться к источнику света. Секунда, вторая. Я четко слышала шаги. Приготовилась делать ноги, как только увижу лицо выходящей из ванной.

Дверь распахнулась, а я, забыв обо всех своих намерениях, недоуменно застыла как вкопанная. Я была обескуражена наплывом смешанных чувств: замешательства, возмущения, настороженности. Передо мной стоял высокий, мускулистый, полуобнаженный мужчина — из всего одеяния только махровое полотенце вокруг бедер… Да уж, попала так попала…

В настоящий момент…

Выскочив на улицу, остановилась на секунду, чтобы отдышаться. Не тут-то было. Воздух был пропитан гарью. Натянула футболку на нос, в кармане нащупала фон и, набрав Венессу, поднесла гаджет к уху. Шли гудки, я осторожно пробиралась через скопище народа. Это, видимо, те, кто уже успел благополучно выбраться из торгового центра.

«Траклит тебя побери, Венесса! Возьми трубку…» — мысленно бранилась я, чувствуя, как внутри возрастает напряжение.

Волновалась за подругу очень сильно.

И тут услышала ее звонкий голосок в трубке. Наконец-то! Словно камень с души…

С Венессой все было в порядке. Она и еще несколько магов, ведомые командой спасателей, уже подбирались к выходу из горящего здания. Я дождалась свою красавицу, потом ее осмотрели медики и, не обнаружив ничего подозрительного, отправили нас прямиком домой, даже магмобиль вызвали, как и всем пострадавшим, кому не нужно было в госпиталь.

По возвращении я поведала Венессе о встрече с полуголым, суровым красавцем и о том, что упустила темную. А подружка, в свою очередь, рассказала о взрыве.

Глава 2. Заносчивый маг и неожиданное приглашение

Первые несколько дней после происшествия телеблоки гудели новостями, нагоняя ужас на столицу. И все это время в городе было непривычно пусто, тихо. Еще бы, как-никак объявились темные!

— Траклит! И у этой фирмы очередь набежала на месяц. Все с ума посходили, что ли? — ругалась Венесса и нервно тыкала по кнопкам фона, наматывая круги по нашей крохотной двушке.

— Ну а что ты ожидала? Всем одновременно захотелось установить в своих домах барьеры, сигнализирующие появление недружественной силы. Зря ты волнуешься. Уверена, что владелец нашего комплекса апартаментов позаботится об этом сам и на все двери подъездов скоро установят подобные отмашки. Да и ко всему прочему, вряд ли темные нагрянут сюда. Чего они тут позабыли? — высказалась я и, закрыв пособие по магической биологии, отодвинула его к стопке книг.

Пока все нервничали из-за темных, я волновалась совсем по-другому вопросу — все мысли крутились вокруг моего поступления. Поэтому с утра до вечера занималась зубрежкой, чтобы хоть как-то отвлечься от томительных переживаний.

Следовало отдать должное мэру. Он быстро отреагировал на сложившуюся ситуацию. На улицах появился дневной патруль, количество ночевиков, как вещалось, удвоили, а новости, вселяющие в массы страх, прекратили регулярно крутить по блоку. И вскоре после принятых мер все вернулось на круги своя.

Столица расцвела пестрыми одеяниями прохожих, заполнилась шумными разговорами и ревом пролетающих по автострадам мобилей. Даже уличные артисты повылезали из «нор», разбавляя городскую повседневность своими представлениями. В Галлике вновь закипела жизнь.

Письмо из академии так и не пришло, но отчаиваться было не в моих правилах. До начала учебного года оставалась неделя, и в эти рекордные сроки я сумела отправить десятки заявлений в другие высшие заведения. Ни одно из последних, конечно, не сравнится с АНС, но выбирать не приходится.

План был таков: я стану лучшей студенткой. То, что это мне под силу, и сомневаться нечего. А потом разжалоблю ректора просьбой оформить мой перевод в АНС. Раньше такое случалось, а значит, пусть и редко, но подобное все же практикуется. Почему бы и мне не попытаться?

На торжественный бал Академии Стражей, что был организован незадолго до начала занятий, Венесса отправилась в паре со своим парнем — Крисом. Я всегда недолюбливала этого заносчивого типа, и моя неприязнь стала острее, когда узнала, что и тот сумел пробиться в ряды студентов АНС. Хотя удивляться на самом деле было нечему — Крис принадлежал к благородному семейству магов. А то, что академия кишит такими вот отпрысками знатных родов, известно каждому.

Праздничный прием в маг-заведении, на который мне удалось получить приглашение, я намеревалась пропустить. Во-первых, друзей, которые могли бы составить мне компанию, не нашлось, а в одиночку на балу появляться не хотелось. А во-вторых, не любила я подобные мероприятия. С детства к ним охоту напрочь отбило.

Вот почему в этот вечер, кстати, дождливый и весьма унылый, я посиживала в гордом одиночестве на уютном диванчике, перед телеблоком, со стаканчиком ванильного мороженого в руках. Показывали какой-то романтический фильм. Влюбленные относились к разным фракциям, между ними имелись непреодолимые, по-видимому, препятствия, к тому же наличествовала куча врагов — в общем, все было как надо.

Я завороженно глазела на чувственно целующихся актеров, облизывая холодную ложку, и не сразу расслышала стук в дверь. Очнулась и подскочила на ноги, когда в квартиру долбились уже весьма настойчиво. Ну, погодите! Сейчас по голове постучу этим полуночникам!

Однако кто же этот незваный гость? Странно…

В подъезд, кроме жильцов и их близких, никто не может зайти. Венесса предупредила, что будет гулять до утра. Значит, либо дверью ошиблись, либо это снова тот мальчуган с пятого этажа, с которым мы лифт как-то раз не поделили. Вот он мне и докучает с тех самых пор. Так бы и оттаскала проказника за его медно-рыжие кудряшки, но рука на ребенка не поднимается…

— Да иду, иду уже! — рявкнула злобно в ответ на оглушительный стук и потянула за ручку.

Передо мной, опершись рукой о дверной косяк, стоял Крис. Каштановые волосы, которые обычно хаотично ниспадали до самых плеч, были аккуратно зачесаны назад, однако на этом, в принципе, какие-то намеки на стремление выглядеть опрятно и заканчивались. Галстук развязан, перекинут через плечо, на рубашке расстегнуты несколько пуговиц. На лице красуется хмельная улыбка, правую щеку рассекает алая царапина, а в золотых глазах, как всегда, беснуется безумие. Меня хронически выворачивало наизнанку, когда он так смотрел на меня.

— Венессы нет, — отчеканила сердито, прежде чем он успел раскрыть рот. И тут же захлопнула дверь перед самым его носом.

Поделом нахалу! В следующий раз не будет врываться в чужую обитель и портить приятный вечер в одиночестве. Только сделала шаг по направлению к гостиной, как услышала звук вставляемого в замочную скважину ключа и остановилась. Траклит побери мою добросердечную подругу! Зачем она ему ключ-то дала?!

Раздался щелчок. Дверь вновь распахнулась.

— Слушай, Крис. Не мог бы ты подождать Венессу в х-м-м… подъезде, допустим? — язвительно поинтересовалась я, повернувшись лицом к входящему.

Тот, не говоря ни слова, вихрем ворвался внутрь и замер в неприличной близости от меня.

— Мы с Несс повздорили, — произнес юноша охрипшим голосом и осторожно приподнял мой подбородок. Заглянул в глаза.

От него пахло алкоголем и сладкой мятой. Странное сочетание. Я недовольно вздохнула.

— И ты пришел, чтобы помириться?

Почему-то была уверена, что ссора произошла по его вине. Даже стало любопытно, что на сей раз учудил этот придурок. Однако лезть в их отношения не намеревалась, поэтому решила не вникать в детали. Зато стало ясно как белый день, кто ему щеку расцарапал. Да, моя подруга — не из робкого десятка.

Мотнула головой, чтоб избавиться от неприятного прикосновения мужских пальцев, и сделала шаг назад.

— Если не веришь, проходи, убедись сам. Венессы тут нет.

Пожала плечами и, зачерпнув тающее мороженое, сунула ложечку в рот.

— Я не к ней пришел, а к тебе…

Сказать, что была удивлена, — ничего не сказать. Его слова прозвучали как гром среди ясного неба.

Я едва не поперхнулась. Прочистила горло, собираясь с мыслями, но так и не смогла вымолвить ничего путного кроме:

— Ты пьян. Давай-ка вызову такси, и тебя быстренько доставят домой, а?

Лицо Криса исказила злость. Золотые глаза яростно сверкнули. Он стал приближаться.

Шаг…

Второй…

Я попятилась и выставила руку с мороженым вперед. Юноша насмешливо хмыкнул в ответ на мою ребяческую попытку остановить его. Резко перехватил мои запястья и крепко сжал их.

Шаг, другой… Аккуратный толчок, и моя спина соприкоснулась с твердой стеной.

Вздрогнула, невольно выпустив мороженое из рук. Лакомство беззвучно упало на ковер. Мой ошарашенный взгляд поймали золотые глаза Криса.

— Реми, не строй из себя недотрогу. Я слышал, что человеческие девчонки мечтают провести ночь с магом, — склонившись, шептал в мои губы этот заносчивый тип.

И тут во мне вспыхнула дикая ярость. Да кем он себя возомнил?!

Нет, если б этот придурок в любви признался, я бы еще поняла, простила — с каждым может случиться. Но Крис решил ужалить в самое сердце. Разве не в курсе, что я не то что на дух не переношу, а презираю всем своим существом магов, которые ставят себя выше людей!

Да и вообще, разве мы не в Вениуме находимся? Империя Единства, как-никак, где все граждане равны… По крайней мере, я так думала, когда решила бежать из родных краев, ставших для меня очень опасным местом. А в итоге оказалось, что в этом государстве всем заправляют маги. Люди так… им в довесок.

Хотя, должна признаться, если б род Беллеморов не создал империю смешанных кровей, война между расами, наверное, продолжалась бы по сей день. Так что уж лучше так. Возможно, в будущем все еще изменится. Во всяком случае, я верю в это. Ведь не раз уже сталкивалась с действительно благородными чародеями. И таких немало. Эти мысли вихрем пронеслись в голове, и я вернулась в реальность.

Из стальной хватки мужских рук было не выбраться — даже не стала пытаться. Зато на ум пришла другая, куда более интересная идея: нанести удар по его глупой гордыне!

Легко подалась парню навстречу, оставив между нашими губами считанные миллиметры. Мы прожигали друг друга ядерными взглядами, которые, казалось, вот-вот сцепятся в ожесточенной схватке, стоит одному из нас хотя бы пошевельнуться.

— Да, ты прав. Я бы с превеликим удовольствием провела ночь с магом… Уверена, это было бы незабываемо! — ласково зашептала я, ощущая его тяжелое дыхание на своих губах. И тут же сменила тон на более снисходительный: — Однако такое отребье, как ты, ничего из себя не представляющее и всегда пользующееся семейными связями для удовлетворения своих «хотелок» и решения проблем, — уж прости — меня совсем не возбуждает. Боюсь, здесь даже ни соцветия, ни таблетки не помогут.

С этими словами я ехидно улыбнулась, не отрывая взгляда от лица Криса. Оно, как ожившее полотно, сменяло краски, иллюстрируя все новые и новые эмоции: брови сдвинулись к переносице, придав угрюмости, губы растянулись в лютом оскале, а глаза, налитые расплавленным золотом, вспыхнули ненавистью.

Похоже, я его задела…

Следующие несколько секунд мы не двигались. Взволнованно дышали друг другу в губы и молчали. Диалог вели наши глаза… Нет, нет, даже не так. Мы сражались взглядами, как гладиаторы мечами.

Удар… Лязг железа. Снова удар.

Казалось, воздух вокруг нас накалился, еще чуть-чуть — и искры полетят в разные стороны.

Но потом произошло что-то странное, неприсущее натуре Криса. Маг освободил меня, отступая на шаг, а в его глазах отразилась мучительная боль. Он даже в лице изменился — не сумел сдержать выплескивающиеся через край эмоции.

Неужели жалеет о своем поступке? Что-то с трудом верится. Впрочем, если он и вправду раскаивается, наблюдать за угрызениями его совести меня совсем не тянет.

Ловко проскользнула между застывшим статуей парнем и стеной, сняла с рогатой вешалки кожанку, набросила ее на плечи и, запрыгнув в первые попавшиеся ботинки, пулей вылетела из квартиры. Не желала находиться рядом с Крисом ни секундой дольше. Первым делом проверила, лежит ли фон в кармане домашних штанов, а потом вызвала лифт.

Студеный вечер постепенно утопал в ночи. На улицах зажигались первые фонари, привлекая стаи насекомых, которым и мелкий дождик не казался преградой. Я плотнее укуталась в куртку и пошла куда глаза глядят.

Одна за другой мимо проплывали серые многоэтажки, в окнах которых горел свет, свидетельствуя о том, что хозяева наслаждаются домашним уютом. Из темных переулков доносились неприятные звуки: шипение и вой дворовых котов, гарканье птиц, ночью слетавшихся к мусорным бакам. По автостраде с шумом пролетали мобили, слепя ярким светом фар. И, несмотря на поздний час, улицы, пропитавшиеся запахом дождя и цветочных клумб, кишели прохожими.

Галлика никогда не спит.

Погрузившись в размышления, я размеренно вышагивала по тротуару. Скорее всего, оставлю все как есть. Притворюсь, что Крис и не появлялся на пороге нашей квартиры. Так будет лучше для всех. К тому же он был пьян и завтра наверняка ничего не вспомнит.

Неожиданно в кармане завибрировал фон. Надеюсь, это не заносчивый придурок надумал позвонить, чтобы извиниться?! Достала гаджет и, не утрудившись посмотреть на экран, поднесла к уху.

Из трубки донесся тихий девичий голосок. Я не сразу поняла чей, пока не услышала жалобное:

— Отец снова пьян…… — О, Диара, и этот тоже!.. — Сегодня хуже прежнего, мне очень страшно. Реми, ты можешь приехать?

Мира… Это была Мира!

Восьмилетняя девочка, с которой меня свела судьба, когда я впервые попала в Вениум. Ее мать умерла при родах. А отец — мелкий бандит, орудующий в местной преступной организации.

Он занимается перебросом беженцев из других государств в это: обеспечивает пересечение границы, не гнушается подделкой документов, иногда даже меняет своим подопечным внешность. Вот и я однажды стала клиенткой Косого. Несколько месяцев прожила в его доме — в ожидании фальшивого пасса с новыми именем и фамилией. Тогда и познакомилась с Мирой.

Солнечная девочка! Умная, сообразительная, с доброй душой. Мы сразу с ней поладили, сблизились. Между нами зародилась крепкая связь. Я постоянно защищала ее от яростных нападок папаши. Косой тот еще пьяница. Любит после успешно завершенного дела приговорить бутылку-другую, а потом начинает доставать дочь. Не раз и руку на нее поднимал.

И это несмотря на то, что мы с ним заключили сделку: он ведет себя с Мирой, как подобает среднестатистическому отцу, а я регулярно перечисляю кругленькую сумму на его счет. Гад клялся и божился, что будет соблюдать условия договора, а сам… Вот ведь трепло!

А я и к органам правопорядка не могу обратиться. Знаю, Косой точно сдаст меня властям, если так поступлю… Но дело даже не в этом. Мне, в общем-то, по барабану, что со мной может произойти. Ну, выпишут штраф да в суд отправят — не велика беда. Правда, анкетка будет подмочена, и, значит, дорога в АНС закрыта… Ладно, насчет этого я тоже что-нибудь да придумаю…

А вот девочка останется круглой сиротой. И какое будущее ее ждет, как отнесутся друзья и знакомые, когда узнают, что ее отец — криминальный недоавторитет?.. На то, чтобы я удочерила Миру, бандит тоже не соглашается. Уж сколько мы с девочкой его уговаривали! Такое упрямство выглядит странно. Ведь предлагала ему очень-очень крупную сумму. Потом даже удвоила ее, зная, что мой сберегательный счет наверняка опустеет после такого грабежа. Но нет… Косой лишь сердился и пресекал все попытки завести разговор на эту тему.

— Даже не начинай! А то не поздоровится ни Мире, ни тебе! — угрожающе рычал он, после чего по-быстрому покидал квартиру и возвращался под самое утро, обычно пьяный в стельку.

Этот мужчина однозначно любит деньги и дорожит своим статусом в группировке. Гораздо больше, чем собственным ребенком. В этом, увы, мне приходилось убеждаться не раз и даже не два… Не понимаю, почему тогда он так сопротивляется? Отдал бы девочку мне на попечение, навещал ее, когда удобно, да и жил бы своей дурацкой жизнью, не коверкая психику ребенку… Нет же. Уперся как баран, ничего не объясняя. Так что причина его поведения для меня по сей день остается загадкой.

Конечно, кое-какие предположения имеются, но мне очень, очень не хочется, чтоб хоть одно из них оказалось правдой… Особенно если Косой на самом деле держит дочку при себе из-за регулярно просыпающейся в ней магии тьмы. Сколько же раз мне приходилось избавлять Миру от этой мерзости! А спустя какое-то время черная слизь вновь появлялась в сердце ребенка. И что самое интересное — малышка и не подозревает, что внутри нее происходят такие жуткие метаморфозы. Да и Косому, скорей всего, это вряд ли известно. Наверно, я себя просто накручиваю… Ох, как же не хочется верить в худшее!..

Я остро чувствую ответственность за Миру. Ее судьба мне не безразлична. И каждый ее звонок повергает меня в дикое волнение.

Вот и сейчас внутри все похолодело, но я взяла себя в руки и как можно более спокойно ответила, крепко сжимая фон в руке:

— Активируй голосовую запись и спрячь гаджет, но недалеко, так, чтобы он мог записывать все звуки… Поняла?

— Да, Реми. Ты скоро? — прошептала девочка.

— Уже лечу.

Убрав фон в карман, помчалась к дому, от пребывания в котором остались лишь тягостные воспоминания, если не считать тех, что были связаны непосредственно с Мирой.

Вызывать такси не было резона — сегодня десятки высших учреждений проводят торжественные балы в честь начала учебного года. Уверена, линии будут перегружены. Да и добираться было не слишком далеко: я находилась уже в паре кварталов от «берлоги» Косого.

Решила сократить путь, поэтому петляла по узким переулкам, куда не попадал свет от уличных фонарей. То и дело спотыкалась о стеклянные бутылки, которые раздраженно отфутболивала на ходу в сторону, наступала в лужи — вроде и неглубокие, а ботинки промокли насквозь и под ногами хлюпала вода, пробравшаяся сквозь подошву. Вот так, сопровождаемая аккомпанементом из чмокающих звуков, я наконец вбежала во двор комплекса апартаментов.

По сравнению с мрачными тропами, по которым сюда пробиралась, подъезд показался на удивление светлым и уютным. Я сразу направилась к лифту.

От стремительного бега стало жарко, но снимать куртку и не подумала. Не собираюсь задерживаться у Косого. Только заставлю его впустить меня в квартиру, потом заберу Миру с собой, а утречком верну девочку отцу-извергу. Авось, к тому времени тот протрезвеет.

Створки лифта раздвинулись, и передо мной открылся длинный коридор. Я миновала целую вереницу однотипных дверей, перемежаемых нишами с цветочными горшками и настенными лампами.

А вот и она — та самая дверь, за которой меня наверняка поджидают очередные неприятности.

Не стала звонить в звонок, сразу начала настойчиво долбить кулаками.

— Косой, это Реми, открывай!

Наконец дверь открыли. В нос ударил одуряющий запах коньяка, а перед моим взором предстал Рилеф Касс собственной персоной. Как и предполагала, в весьма нетрезвом состоянии: в руке полупустая бутылка его любимого Корнейского; на голове полнейший бардак — длинные темные волосы неряшливо убраны в высокий пучок, мелкие пряди торчат во все стороны; из одежды только грязная майка и семейные трусы. Вот же клоун!

— Чаво явил-л-ась, безродная? — заплетающимся языком, спросил он и пошатнулся.

Благо успел схватиться за косяк свободной рукой, иначе бы точно на коврике уже распластался.

Глазеть на это «чудо природы» не было сейчас ни сил, ни желания. Отодвинув Косого в сторону, вошла внутрь. Быстрым взглядом обвела прихожую. Ничего не изменилось: все те же обшарпанные обои, паутина в углах, даже вешалку не соизволил починить после того, как сам же ее и сломал в порыве гнева.

Не разуваясь, направилась в гостиную, бросив через плечо:

— За дочкой твоей. Где она?

И тут, услышав мой голос, из угла комнаты ко мне навстречу вылетела хрупкая девочка. Тонкие ручки обвили мою талию крепко-крепко, зареванное личико уткнулось в грудь. Я опустила ладонь на курчавую макушку ребенка, пропуская темные, лохматые волосы через пальцы.

— Забери меня, — рыдала бедняжка мне в футболку.

Нет, ну надо же было до такого состояния довести собственное дитя! Изверг!

Из прихожей донеслось недовольное ворчание:

— Мира останется здесь! Слышишь меня, а?! Вали из моей квартиры сейчас же, иначе вызову ночевиков!

Ага, разбежалась! Думает, девочку ему «на съедение» отдам? Только через мой труп!

— Забери меня с собой, прошу! Не могу больше с ним оставаться! — взвыла малышка и вскинула голову.

Глаза цвета синих васильков умоляюще смотрели на меня. Кожа вокруг глаз припухшая, с багровым оттенком. По щекам катятся слезы, оставляя мокрые дорожки. Губы плотно сжаты. На тонкой шее — синеватые следы от пальцев… Неужели Косой уже и до такого докатился? Другого объяснения синякам просто-напросто нет.

В одно мгновение мной овладела дикая ярость. Я приняла окончательное решение — Мира больше не вернется в этот дом. Никогда!

И плевать, что за этим последует. Наверняка эти самые последствия будут катастрофически пагубными для меня. Это неизбежно. Но судьба девочки стоит того.

Сердце кровью обливается при мысли, через какую бездну малышке приходится проходить каждый диаровый день! А ведь она ни в чем не виновата! Дети же не выбирают себе родителей…

До слуха донеслись тяжелые, стремительные шаги, напомнив, что необходимо торопиться. Чем быстрее отсюда свалим, тем живее будем.

Я опустила ладони на плечи ребенка и натянула улыбку, которая далась мне через силу, — в груди пекло так, словно там поселилось маленькое, раскаленное солнце, и оно беспощадно выжигало все внутри.

— Я даже и не думала оставлять тебя здесь. Пойдем? — спросила беззаботно и взяла девочку за руку.

Крепко. Чтобы не выпустить случайно.

Мы успели сделать лишь пару шагов и остановились перед выпрыгнувшим из-за угла Косым, который перекрыл нам путь.

— Безродная, ты шо, оглохла? Мира никуда не пойдет! — завопил он.

Ладонь малышки дрогнула. От нее исходил настолько сильный страх, что, казалось, я ощущала его собственной кожей. Плотнее обхватила ее руку пальцами и, не обращая внимания на взъяренного мужчину, возмущенно размахивающего бутылкой, двинулась в обход, увлекая девочку за собой. Протиснулась между горе-отцом и дверью и рванула на выход.

Однако далеко убежать не удалось. Нас замуровали. В прямом смысле этого слова. Перед глазами выросла полупрозрачная преграда, а потом защелкнулся замок. Я развернулась лицом к своему противнику и, теряя терпение, зашипела, как дикая кошка:

— Дай нам уйти, мерзавец!

На небритом лице появилась ухмылка.

— Нет.

— Повторяю, убери заслон! — я сорвалась на крик.

Интересно, слышат ли нас соседи? Может, кто-то соизволит обратить внимание на скандал, происходящий в квартире этого сумасшедшего? Хотя, наверное, он уже давно позаботился о такой мелочи, как изоляция шумов. Чары оглушки — полезная вещица, имеющаяся в кармане у каждого преступника. И этот, похоже, ею тоже обзавелся.

Значит, нас не услышат. Еще и магический дар этого клоуна… Это уж совсем некстати. Не понимаю, как в его состоянии он умудряется держать барьер?

Ладно, проехали. Не о том речь. Каким образом нам этот барьер преодолеть — вот в чем вопрос…

Взбесившийся мужик, у которого от злости в уголках губ запенилась слюна, принялся громко браниться. Ругательства летели во все стороны, из горлышка бутылки выплескивался алкоголь, багровыми кляксами разливаясь на паркете.

Что до меня, во мне тоже кипела ненависть, напрочь затуманивая разум, оголяя нервы. А те, как тетива лука, натянулись уже до такой степени, что, казалось, вот-вот порвутся…

Словно босыми ногами ходила по пылающим углям — настолько остро ощущалось все вокруг. Даже собственное дыхание… глубокое, тяжелое. Чувствовала все так ясно и четко, что чудилось — я вся сейчас одно лишь это испепеляющее дыхание.

Вдох… Стук сердца… Выдох…

Инстинктивно обратилась к своему дару и выпустила магию наружу. Живот тут же скрутило, и мощная сила стала высасывать мое счастье, радость, боль… По невидимым каналам из меня вытекала сама жизнь.

Зато теперь видела магические потоки и с легкостью прочитала формулу барьерных чар, окруживших нас с Мирой. Оставалось коснуться вот этого сгустка энергии, распутать структурный узелок, и преграда исчезнет. Косой даже и не сообразит, почему действие его магии кончилось. Скорее всего, спишет на свое нетрезвое состояние.

Пока я свободной рукой (второй продолжала крепко держать ладошку малышки) разматывала сплетение, стараясь делать это медленно, чтобы не привлечь внимание бандита, он неожиданно дернулся с места, швырнув бутылку в стену. Та со звоном разбилась, отстреливая осколки на пол.

Через секунду барьер рассыпался пылью. Косой тут же подскочил и потянул взвизгнувшего от испуга ребенка к себе. А я ощутила сильный удар в плечо и по инерции отшатнулась, выпустив детскую руку.

Траклит тебя побери! Даже в нетрезвом состоянии маги намного быстрее, сильнее людей… Как бы мне хотелось, хоть на минуту, сменить свою расовую принадлежность. Показала б этому мерзавцу, где раки зимуют!

— Убирайся вон! — завопил пьяница.

Мира изворачивалась, брыкалась, как норовистая кобылка, махала руками. Но горе-папаша одним быстрым движением схватил ее за волосы и потянул, приструнивая дочку.

На моих глазах развернулась жуткая картина: Косой силой принудил Миру встать на колени. Ножки ребенка страшно стукнулись о паркет, а руки вцепились в садиста в умоляющем жесте помиловать нас.

В этот момент меня переклинило. Мозг переключился на автопилот, и я больше не контролировала собственные действия. Сорвалась с места и со всей силы, на какую только была способна, набросилась на мужчину, сбив его с ног. Мы с шумом рухнули на пол. Противник ударился головой и отключился буквально на секунду. Тогда я большими пальцами рук надавила ему на глаза.

Косой взревел от боли и сбросил меня. Пока он корчился на паркете, мне удалось со скоростью света подняться на ноги, схватить ладошку Миры и, быстро распутав чары на дверном замке, покинуть квартиру.

Оказавшись на улице, заметила такси, из которого выбирались какие-то молодые люди — юноша и девушка в вечерних одеждах. Мы с малышкой кинулись к мобилю, в один голос выкрикивая: «Стой! Подожди-и-и!»

Успели. Даже уговорили водителя повременить со следующим заказом и отвезти нас в отель «Роскошь». Я точно знала, что целая сеть этих заведений принадлежит преступной организации, конкурирующей с группировкой, в которой подвизался Косой. И охрана у них неплохая. Отца Миры однозначно не пропустят туда. Мы будем в полной безопасности…

И вот наконец мы в номере. Уф-ф-ф! Кинула карточку-ключ на пуфик у стены и попросила девочку:

— Запри дверь, пожалуйста.

Сама же стянула ботинки, оставив их валяться посреди спальной комнаты, протопала до кровати и, раскинув руки в стороны, упала навзничь. Использование дара изрядно утомило меня. В сон клонило ужасно, мысли стали как будто ватные. Перед глазами все расплывалось, искрилось. Казалось, вот-вот потеряю сознание.

Поэтому скинула с себя верхнюю одежду и забралась под одеяло. М-м-м… Шелковое постельное белье пахнет чистотой. Подушка удобная, мягкая… Какое блаженство…

Мира недолго побродила по номеру — я слышала ее тихие шаги. Она всегда так делала, когда нам приходилось останавливаться в отелях. А потом зашуршала одежда, и девочка, юркнув в кровать, пристроилась сбоку.

Перед тем как провалилась в сон, услышала шепот малышки:

— Спасибо, Реми…

Приятные запахи выпечки и кофе вырвали меня из объятий Сонфея. Распахнув глаза, увидела Миру, стоящую у большого, почти во всю стену, окна. Она смотрела на улицу через щелку между шторами. В комнату тонкой струйкой лились солнечные лучи, отбрасывая блики от миниатюрной хрустальной вазочки, возвышающейся на трехногом столике. Рядом с букетом ромашек стоял кофейник, а из него подымался едва заметный пар. Там же, на темном подносе, красовались ароматные румяные булочки, розетки с джемами, белоснежные салфетки, сложенные в форме веера, наполированные до блеска столовые приборы и какой-то конверт.

Если бы не события вчерашней ночи, немедленно всплывшие в моей голове, это пробуждение можно было бы назвать идеальным.

— Доброе утро, — тихо произнесла я.

Мира обернулась.

— Доброе. Как спалось? — с улыбкой спросила девочка и отошла от окна, оставив шторы полузакрытыми. А потом подхватила конверт и протянула мне. — Кстати, тебе тут письмо пришло.

— Это потом. Сначала надо связаться с Венессой, предупредить, чтобы та заперла дверь и не выходила из квартиры, пока я за ней не вышлю охрану. После вчерашнего, думаю, твой отец нас не оставит в покое. Так что нам придется искать другие апартаменты. А пока поживем в этом отеле.

— Не стоит волноваться. Я еще вчера ночью, перед тем, как лечь спать, отправила сообщение твоей подруге. Как ты меня учила. Кодовыми словами. Карту из фона вытащила, сожгла в ванной, сам гаджет утопила в туалете.

Все правильно сделала. Пункт в пункт. И как только умудрилась запомнить?

Я присела на кровати, убирая волосы с лица. Взглянула на девочку, протягивающую письмо. Маленькая еще совсем, а уже приходится вести себя по-взрослому. Обидно, что бедняжке достался такой отец. Напрочь лишил ее безоблачного детства.

— Спасибо, — поблагодарила, принимая конверт.

Кстати, как письмо нашло меня в этом отеле? Внимательно рассмотрела его и поняла — оно зачаровано. А так как я не ношу амулетов, скрывающих ауру, и других артефактов с подобным действием, не трудно догадаться, что магия отыскала меня в два счета.

Конверт раскрылся, как только я к нему прикоснулась, обнажив белоснежный бумажный листок. Вверху красовался герб Академии Ночных Стражей — силуэт летящей птицы, окольцованный вереницей мелких звездочек. До сих пор не знаю, как эта символика трактуется. Нигде не нашла информацию о ней.

— Что там, что там? — защебетала Мира, запрыгивая на кровать. Девчушка подползла ко мне, заглянула в письмо, но тут же разочарованно прокомментировала: — Ничего не вижу. Наверное, чары настроены только на тебя. Небось что-то важное?

— Сейчас, сейчас, — умерила я ее любопытство и принялась читать вслух: — Уважаемая Ремианна Стар! Совет Академии внимательно изучил результаты Ваших экзаменов и проанализировал реакцию магометра. Для обсуждения деталей Вашего зачисления приглашаю Вас на личную встречу. Дата. Подпись… Теодор Беллемор!!!

— Сам ректор тебе написал? — изумленно ахнула Мира и выхватила листок из моих рук. Принялась крутить-вертеть его перед своим лицом. Потом спросила: — Встреча-то, когда?

— Сегодня в обед…

Не смогла сдержать усталый вздох, говоря это. Ведь я еще не успела отойти от вчерашнего, да и не выспалась толком — ерунда какая-то мерещилась.

Между тем девочка спрыгнула с кровати и взволнованно затараторила:

— Реми, ну! Чего ты расселась? Вставай давай! У тебя времени в обрез, а еще надо привести себя в порядок. Погляди, на кого ты похожа!

Малышка ракетой вылетела из комнаты, а через несколько мгновений ворвалась обратно, держа в руке фон, предоставляемый отелем. Поднеся гаджет к уху, деловито заявила:

— Сейчас закажу мобиль, и мы отправимся за покупками. Если поторопимся, успеем и в салон красоты заехать.

Вот ведь маленькая командирша! Неугомонный нрав ей, наверно, от покойной матери достался.

Видя, что я не двигаюсь с места, девочка сердито зыркнула на меня, повторив:

— Реми, шевелись! — И тут же отвлеклась на звонок: — А, да, алло-алло…

Пока Мира улаживала наши дела, я нехотя поднялась с кровати и медленно потянулась. В голове крутились разные мысли.

Что делать с малышкой? Как заставить идиота-папашу отказаться от прав на ребенка? Доказательств его бесчинств у нас никаких почти не имеется. Всего-то несколько аудиозаписей, на которых слышны лишь крики да прочий неразборчивый шум. Не факт, что этого будет достаточно. Подростку на слово точно никто не поверит — об этом Косой позаботился в тот же день, когда я впервые завела разговор об удочерении. Этот мерзавец обзавелся поддельными справками и документами, удостоверяющими, что Мира психически нестабильна.

А тут еще встреча с ректором академии! Занятия вот-вот начнутся, а он письма шлет кому ни попадя. Неужели они вдруг спохватились, что не проанализировали до сих пор мои результаты? Верится с трудом, ведь учебный семестр практически на носу. Может, господин Беллемор каким-то образом прознал о моем магическом даре и теперь хочет обзавестись ценным студентом… Нет, это вряд ли. Тогда что заставило его обратить внимание на мою персону?

Ладно, собеседование уже скоро. Там все и узнаю.

Глава 3. Игра по моим правилам

Понукаемая Мирой, запихнула булочку в рот, запила ее парой глотков кофе — на этом мой завтрак закончился — и побежала принимать душ. После водных процедур началась самая настоящая гонка, устроенная маленькой командиршей.

Пока ехали в такси, вынуждены были несколько раз поменять маршрут, чтобы не застрять в пробках в центре городе. Торговый центр на окраине района был набит посетителями, и мы, пробираясь через толпы народа, посещали бутики один за другим, пока не нашли подходящие наряды для предстоящего рандеву с ректором.

Мира выбрала бордовое хлопковое платье с юбкой-колокольчиком чуть ниже колен, темные гольфы, которые акцентировали ее тонкие ножки. Сандалии, что девочка носила дома, мы заменили замшевыми миниатюрными туфельками, а на хрупкие плечи малышки набросили короткий джинсовый пиджачок со стразами.

Потом пришла моя очередь, однако примерка много времени не заняла. Хватанула первое попавшееся на глаза и сразу побежала переодеваться.

Выйдя из кабинки, встала посредине примерочной, напротив огромного настенного зеркала. Мира была рядом: руки в деловом жесте скрещены на груди, взгляд цепкий, оценивающий.

— Сойдет. Уж куда лучше твоей повседневной одежды, — прокомментировала она.

— А что с ней не так? Удобная, неброская. Что еще для счастья нужно.

— Ага, — малышка закатила глаза и махнула на меня рукой, мол, все равно не поймешь. — Пойду-ка оплачу.

С этими словами девочка покинула просторное помещение примерочной с несколькими кабинками, расположившимися вдоль стен. А я осталась разглядывать себя в зеркале.

Серое платье-карандаш длиной чуть ниже колен плотно прилегало к телу, мне в нем было непривычно тесно. Смотрелось оно неплохо, как-никак мое спортивное телосложение, с выпуклостями в нужных местах, обычно выглядело хорошо в любых тряпках.

Правда, настолько облегающие вещи я не носила уже очень-очень давно. А это платье помимо всего казалось мне довольно смелым, даже излишне сексуальным. И если бы не длинный приталенный пиджак, придающий простоты моему образу и скрывающий все мои изгибы, я б, наверное, попробовала подобрать себе что-то другое.

Процесс приобретения обновок затянулся нешуточно. В итоге поход в салон красоты мы отменили. Знаю, Мире очень хотелось там побывать. У нее аж искорки вспыхивали в глазах, а на лице начинала сиять воодушевленная улыбка, когда малышка заводила разговор об этом, однако на этот раз не срослось…

Наше такси летело по автостраде, направляясь прямиком в Академию. Мира сидела на заднем сиденье рядом со мной и всем своим видом демонстрировала, насколько она расстроена: руки скрещены на груди, плечи сгорблены, губки наигранно поджаты, недовольный взгляд устремлен в окно на пролетающие мимо городские постройки.

Но стоило нам подъехать к арочным воротам, от паршивого настроения моей подопечной не осталось и следа. Мы выбрались из машины, и малышка, вскинув голову, принялась завороженно разглядывать величественное здание Академии.

— Даже не верится, что побываю внутри, — произнесла она и рванула во двор.

Пришлось поспешать следом за ней, однако то и дело тонкие каблуки моих туфель попадали в узкие щели между камнями брусчатки, отчего я на доли секунд теряла равновесие. Честное слово, ничто больше не заставит меня носить такую неудобную обувь!

На территории возвышались несколько старинных каменных зданий: конусные крыши тянулись ввысь острыми пиками; от тонких витражных окон отскакивали причудливые солнечные блики; корпуса были соединены коридорами-мостами. А окружал постройки чудный сад: цветущая зелень, душистые ароматы, ухоженные газоны, тонкие мощеные дорожки, ведущие к ажурным беседкам, которые уединялись в тени под пышными кронами деревьев.

Несмотря на то что занятия еще не начались, повсюду сновали преподаватели. Их легко было вычислить по темной униформе.

На ресепшене нас встретила молоденькая пышка с рыжими кудряшками, подчеркивающими крупный овал ее лица. А сколько косметики было на девушке — жуть! Губы глянцевые, ядовито красные, ресницы пышные, как у коровы, щеки пунцовые. Я показала ей письмо, после чего модница любезно отвела нас к нужному кабинету.

Внутри академии все было тоже выполнено под старину. Узорчатые ковры под ногами, деревянные лестницы и полы, высоченные потолки с коваными люстрами на цепях, много настенных картин, растений, упрятанных в ниши. Повсюду пахло травами и нагретым на солнце деревом.

— Вам сюда, дорогуши, — сказала пампушка, представившаяся Анессой, и указала на дубовую дверь. — Девочка может подождать на скамье. Тут их, как видите, в достатке.

Да, вижу. Перед входом в каждый кабинет имеются. Работница выдала нам временные пропуска, поставив печать с эмблемой академии на внешней стороне наших кистей, а потом пожелала удачи и скрылась за углом коридора.

Мы с Мирой переглянулись, и я постучала в дверь. Та мгновенно распахнулась, являя моему взору двух мужчин. Ректор, облаченный в строгий костюм, вальяжно восседал в кожаном кресле за широким письменным столом, на котором громоздились кучи различных книг, бумаг и странных навороченных предметов. А напротив него, в таком же кресле, сидел еще один маг — мне посчастливилось разглядеть только его темную макушку, торчащую из-за высокой спинки.

— Добрый день, Ремианна. Проходите, — поприветствовал хозяин кабинета и приглашающим жестом указал на свободное сиденье.

Я сделала шаг вперед, дверь за моей спиной с шумом захлопнулась, а мужчины, как по команде, поднялись со своих мест. Маг, что стоял ко мне спиной, развернулся, и я обомлела. Буквально потеряла дар речи.

Это был тот самый полуголый незнакомец из гостиничного номера, на которого наткнулась во время погони за темной! Нет, конечно, в данный момент он вовсе не был голым. Наоборот. Темная рубашка, плащ, штаны… Но не суть. Чего он здесь забыл-то? И почему так ехидно улыбается?!

Незаметно потерла ладони, сбрасывая с себя замешательство, и уверенно подошла к столу.

— Добрый. А я и не догадывалась, что на собеседовании нас будет трое, — сказала сдержанно и повела плечами.

— Прошу прощения, это была моя идея не посвящать вас в детали. А у Тео, можно сказать, не оставалось выбора, кроме как удовлетворить мою маленькую прихоть, — замурлыкал темноволосый и, не дав возможности ректору и слова вставить, протянул руку. — Позвольте представиться, Кейцер Марс.

Внимательно посмотрела на мага. В красных глазах читался неподдельный интерес и что-то еще … Азарт? Возможно, возможно. Если он и вправду попросил господина Беллемора умолчать о своем присутствии на нашей встрече, значит, опасался, что я не приду. Но почему? Неужели из-за того, что произошло между нами в отеле? Сомневаюсь…

И еще имя — определенно уже слышала его, но никак не могла вспомнить где. Наверняка этот тип — влиятельная личность, раз наш выдающийся ректор не смог отказать ему в просьбе.

Все эти мысли вихрем пронеслись в моей голове, и я снова вернулась в реальность. Аккуратно пожала руку Марса и тут же отпустила.

— Приятно познакомиться. Думаю, мне представляться смысла нет, вы оба и так знаете, как меня зовут. А теперь, если не возражаете, перейдем к делу. — Повернулась лицом к хозяину кабинета и спросила: — Вы хотели обсудить мои результаты?

Мужчина удивленно приподнял бровь. Но тут же совладал с мимолетной эмоцией и натянул на лицо невозмутимую маску. После этого снова указал мне на свободное кресло и сел сам. Вслед за ним на своем сиденье вальяжно развалился Марс — честное слово, будто дома на диване перед телеблоком устроился.

Слово взял ректор, поясняя, за какой надобностью меня вызвали. Рассказ оказался долгим, но довольно четким и логичным, однако некоторые детали, как мне показалось, он опустил намеренно. То ли решил устроить мне проверку на сообразительность, то ли это ему красноглазый велел молчать.

Я, кстати, оказалась права. Марс — довольно авторитетная личность. Он частный ночевик, один из немногих, кто смог получить лицензию и открыть собственное бюро. В профессиональных кругах его кличут «Око», так как у этого мага на счету нет ни одного незавершенного дела. Идеальная репутация. Будто он провидец какой-то, оттого и вышеупомянутое прозвище к нему привязалось.

Закончив объяснения, ректор умолк буквально на несколько секунд, потом задумчиво стукнул ручкой по столу и перешел наконец к самой сути дела:

— Недавний взрыв в торговом центре, где в это время находился я, был вовсе не безадресным террористическим актом, а покушением конкретно на меня.

Наверное, хозяин кабинета заметил мой недоуменный взгляд, поэтому немедля продолжил:

— За несколько дней до этого происшествия в моем доме побывал чужак. Артефакты скрыли его ауру, так что защитные чары, наложенные на здание, не смогли сделать энергетический слепок. — Мужчина дернул шеей и откинулся на спинку. — Внешность преступник скрыл под маской и капюшоном, с отпечатками пальцев — тоже было худо. Однако нам удалось получить слепок следа его ботинка. Так вот, в день взрыва личность в идентичной обуви находилась в торговом центре. Естественно, это могло быть совпадением, как я поначалу и думал, но решил перестраховаться и тогда нанял Кейцера. А тот уже, проведя свое расследование, подтвердил мою гипотезу. Ко всему прочему, мы вычислили еще нескольких магов, которые, возможно, причастны к этому преступлению. Среди них была девушка.

Теодор в деталях описал эту особу, и я поняла, что видела именно ее. Да, да… Это она, «моя» темная, за которой последовала столь безоглядно. Так и засветилась. Оказывается, моя персона тоже была взята под подозрение. Однако после того как Марс навел обо мне справки, он понял, что я тут совершенно ни при чем: нет ни единой связующей нити между мной и той темной, как и с теми, с кем она работала в тот день. Когда я спросила, как им удалось это понять, ответом мне послужила сухая фраза Кейцера:

— Эта информация классифицирована.

А причина, по которой пригласили меня, очевидна — мой редкий магический дар.

Теперь уже говорил Марс. Совсем непринужденно, спокойно, как будто общался со своими приятелями в дружеской обстановке, а не пытался разоблачить меня. Да, да, именно разоблачить — по-другому не назовешь его отработанную годами тактику наступления.

Сначала мне пояснили, что камеры безопасности, установленные в торговом центре, магические, и они запечатлели всплеск филигранной энергии вокруг меня, когда я стояла на балконе. Естественно, Кейцер поближе изучил этот феномен — как-никак человек, использующий магию, — это редкость. Затем обнаружился мой артефакт-батарейка. А то, что сказал ночевик дальше, шокировало меня до мелкой дрожи в коленях.

— Самое интересное, что буквально в нескольких метрах от девушки, за которой Вы следовали по пятам, находился ее напарник. И на него Вы внимания не обратили, от слова совсем. Это мне показалось довольно странным. Тогда я отдал записи в лабораторию на изучение невидимых моему глазу деталей и не прогадал. Результаты анализа показали, что в тот день в торговом центре обнаружились два темных мага: та девушка и нанятый Тео охранник. И здесь напрашивается лишь один вывод — Вы видите именно магию тьмы.

Последнюю фразу он процедил сквозь зубы, нарочито делая на ней акцент. Но я сдаваться не собиралась и попыталась оправдаться:

— Расплывчатое доказательство. Это могло быть лишь самым обычным совпадением.

Марс ухмыльнулся и продолжил:

— Я вижу, что вы удивлены и взволнованы. Однако темная магия не запрещена, как и ее использование. Это всего лишь разновидность энергии, у которой имеются пагубные последствия на организм ее носителя. Некоторые маги могут справляться с этой силой, контролировать, минимизируя негативные эффекты. Не все, естественно. Так и появляются «плохие темные», о которых ходят жуткие слухи.

Дальше ночевик описал подробности достопамятного дня с самого начала. И когда он акцентировал внимание на конкретных деталях, стало предельно ясно, как они вычислили меня. Камеры запечатлели вспышку магии в тот момент, когда я с балкона смотрела на ректора, окруженного охраной. Тогда-то и заметила первого темного, а затем, ведомая любопытством, нашла и второго — девушку.

В общем, как работает мой дар, мои собеседники, по их словам, пока еще не поняли — лишь догадываются. Что до меня, я поняла, что они куда более сообразительные, чем думала. Неприятно, но факт.

— Итак, мы хотим, чтобы вы, Ремианна, присоединились к расследованию под руководством Кейцера, а взамен я гарантирую вам бесплатное обучение в Академии и дам лучшие рекомендации после выпуска. С ними вам откроются двери в самые элитные конторы ночевиков в империи, — закончил свой рассказ господин Беллемор и кинул на стол возле меня стопку каких-то бумаг. — Это договор. Я набросал его на скорую руку.

Мой недоверчивый взгляд скользнул по тексту верхней страницы, после чего я взяла контракт в руки и принялась листать его медленно. Для виду еще и брови насупила. Если честно, по барабану, что Тео там настрочил, но надо же хоть как-то отвлечь этих двоих, чтобы выкроить минутку-другую на размышление.

Мужчины молча наблюдали за моими действиями — это немного раздражало, сбивало с толку. Особенно допекал острый, оценивающий взгляд Марса, который ощущала на своей коже даже через плотную ткань одежды. Появилось желание рявкнуть на нахала, чтобы перестал пялиться, но, умерив свой пыл, все-таки сумела сдержать мимолетный порыв.

Глубже уткнулась носом в бумаги, чтобы не видеть его лица, но почему-то была уверена — этот тип и сейчас нагло ухмыляется. Ну, ничего, еще посмотрим, кто из нас троих будет смеяться последним. Стоп! Что-то меня не в те дебри занесло. Возвращаемся к делу…

Предложение ректора, признаться, манило. Однако и без его участия у меня есть шанс поступить в Академию, как и стать впоследствии сотрудником лучших контор ночевиков — благодаря опыту, который, надеюсь, приобрету, большому усердию и толике магического таланта. Без ложной скромности скажу: ощущаю в себе немалый потенциал. И что самое странное — уверена, что ректор думает абсолютно так же. Иначе не заинтересовался бы моей персоной.

Тогда почему предлагает именно эти условия, не столь весомые для меня? Разве не опасается, что откажусь от сделки? Постойте, постойте… Наверно, Теодор Беллемор считает, что я обычная зашуганная человечка, каких в империи пруд пруди. Что с замиранием сердца и открыв рот выслушаю их, со всем соглашаясь, а потом, не вдаваясь в детали, сразу подмахну контракт — ведь так бы сделала любая другая девчонка, окажись на моем месте.

Хм…

Если моя догадка верна, то этим двоим стоит показать, из чего слеплена Ремианна Стар. Чтобы впредь не задирали свои авторитетные носы и не встречали человеческих девушек по одежке!

С каждой переворачиваемой мною страницей напряжение нарастало. Даже стало как-то душно. Я расстегнула единственную пуговицу на своем пиджаке, аккуратно положила договор на угол стола и сделала глубокий вдох, собираясь с мыслями.

— Уважаемые господа, — начала я и поочередно посмотрела на мужчин. — Не принимайте мои слова близко к сердцу, но мне кажется, вы слишком зазнались. Если полагаете, что соглашусь на такие оскорбительные условия договора, то вы чудовищно ошибаетесь. — Мой голос был сдержанным, уверенным. Отчеканивала каждое слово с высоко поднятой головой. — Из сказанного вами ранее напрашивается один очевидный вывод — на кон будет поставлена моя жизнь. Ведь дело-то совсем не шуточное, а Вы, высокочтимый ректор, в награду за смертельный риск предлагаете мне банальный пропуск в Академию.

Да, да, немного преувеличила, не спорю. Но мой покойный отец, который постоянно таскал меня на деловые переговоры, как-то сказал: «Чтобы добиться самых выгодных условий, необходимо «набить себе цену»! И я запомнила его слова.

Породистое лицо Теодора исказила гримаса неподдельного возмущения: золотые глаза округлились, уголки губ нервно дернулись, образовав кривую улыбку. Ручка, которую он все это время крутил в руке, с хрустом разломилась на две половинки и упала поверх стопки беспорядочно разбросанных по столу бумаг.

Марс же наоборот — меня впечатлил. Вместо злости или раздражения, которые бурлили в ректоре так, что казалось, вот-вот пар повалит из ушей, темноволосый маг лишь довольно улыбнулся. Интерес в его красных глазах вспыхнул еще ярче.

Прежде чем меня вышвырнут из кабинета — а это представлялось мне весьма возможным, судя по лицу господина Беллемора, еле сдерживающего воинственный пыл, — поторопилась закончить свою речь:

— В общем, если желаете, чтобы я присоединилась к расследованию, вам, как и мне, придется рискнуть.

С этими словами неспешно поднялась с кресла, нарочито медленно стряхнула с платья невидимые соринки и сверху вниз посмотрела на ректора. В кабинете повисла гробовая тишина. До слуха доносились лишь далекие шаги где-то там, в коридоре, и тяжелое, взъяренное дыхание красавчика Тео.

Никогда бы не подумала, что повезет увидеть Главу Академии Ночных Стражей вот таким, как сейчас. Злющим до невозможности. Крылья носа раздуваются при каждом шумном вдохе, из глаз чуть ли не искры сыплются, волосы, ниспадающие до плеч, и те, казалось, ожили — заколыхались в воздухе наподобие щупалец Медузы-убийцы.

М-да… Похоже, мне пора сваливать, пока он еще себя сдерживает. Прочистила горло и, натянув улыбку, дружелюбно произнесла:

— Большое спасибо за собеседование, всего хорошего!

Ректор скрипнул зубами и сдержанно кивнул. Я же развернулась на сто восемьдесят градусов и взглянула на Марса, на лице которого красовалась ехидная полуулыбка, а в глазах читалось уже нескрываемое восхищение.

Перекинувшись с ним такими же дежурными прощальными фразами, покинула кабинет.

Пока мы с Мирой блуждали по длинным коридорам в поисках выхода, мое сердце не переставало взволнованно биться. Меня переполнял охотничий азарт. Уж очень давно я не была сама собой…

Моя жизнь круто изменилась со смертью родителей. Пришлось бежать из родных краев, ведь там меня — человечку с внезапно пробудившимся магическим даром — ждало печальное будущее. Брату удалось занять отцовский трон, и тогда он помог мне исчезнуть: нанял Косого, перебросил солидную сумму из казны на мой личный счет. А в день моего отъезда дал обещание, что закончит начатое отцом — изменит общественные устои в государстве, чтобы спустя какое-то время я смогла вернуться на родину, к нему…

С тех пор, как очутилась в Вениуме, приходится скрывать свою настоящую личность. И не только это. Даже мой характер, истинные желания, цели — абсолютно все. Это утомительно и грустно. Иногда хочется сорвать с себя маску и — будь что будет. Но, остынув, всегда понимаю — это невозможно. Ведь если маги тьмы, которые отняли жизни моих родителей и сестренки, прознают, что без вести пропавшая принцесса все-таки жива, — кто знает, к чему это приведет.

От сумбурных мыслей меня отвлекла неугомонная Мира:

— Реми, так зачем тебя вызывали? И отчего ты такая счастливая? Ну, скажи, скажи. Тебя приняли, да?

Ласково улыбнулась девочке, но не стала отвечать. Все равно не смогу объяснить ей ни сути нашего разговора, ни причины того, почему улыбаюсь во все тридцать два зуба.

Но себе-то не стану врать! Да потому, что за долгое время я наконец столкнулась с потрясающими магами, которые, заметьте, сами обратили внимание на мою персону. Проявили интерес. Даже развлекли забавным собеседованием. Дали возможность почувствовать себя наравне с ними. Хоть я и занятно потрепала одному из них нервы, уверена — он простит мне мою маленькую шалость.

Жду не дождусь, когда придет очередное письмо от ректора…

Глава 4. Хищник и жертва

С их первой встречи в отеле Кейцер знал, что эта девчонка с глазами цвета чистого неба — особенная. Той ночью он так и не заснул, все никак не мог перестать о ней думать.

Она ураганом ворвалась в его жизнь и пробудила интерес к своей персоне — в нем, заскучавшем от повседневной суеты и однотипной работы ночевике.

В тот день он планировал приятно провести время в компании красотки Мериэль, с которой встречался уже несколько месяцев, каждый раз убеждаясь, что эта женщина — образ сошедшей с небес богини. Тот вечер должен был стать для них особенным…

Кейцер вложил много сил и всю свою фантазию, на какую был только способен, чтобы продумать программу свидания. Ужин в самом престижном ресторане при свечах, танцы на балконе с видом на ночную столицу, сверкающую огнями. А потом, как бы невзначай, в своей непринужденной манере, маг намеревался предложить прекрасной даме стать «его леди».

Он уже давненько задумывался об этом. Одноразовые связи с женщинами ему наскучили. Потеряли всякий смысл. Марс был готов сделать шаг навстречу настоящим отношениям.

Однако вместо Мериэль, для которой Кей оставил дверь незапертой, в комнату ворвалась незнакомая девчонка. Он принял ее за заблудившуюся куртизанку, которые то и дело шастают в подобных местах, зарабатывая себе на жизнь.

Голубые глаза, первым делом обратившие на себя его внимание, блуждали по его фигуре снизу-вверх. Симпатичное личико отражало целую гамму ярких эмоций: ошеломление, негодование, легкий испуг. Стоило магу коснуться шелковистой кожи ее подбородка, заглянуть в красивые глаза, обрамленные пышным веером ресниц, как в груди поселилось странное, волнующее чувство, будоража его нутро.

Хватило лишь пары секунд, чтобы понять: девчонка просто-напросто ошиблась номером. Малышка так мило смутилась, когда увидела его полуобнаженным, что даже щечки взялись нежным румянцем, а с розовых чувственных губ слетело что-то невразумительное. Тогда Кей решил ее подразнить.

Незнакомка шутку не оценила, наоборот, вся взъерошилась, как дикий котенок, и попыталась удрать. Но нет, Марс не намеревался так просто ее отпускать. Хотя бы имя надо спросить. Легче будет отыскать малышку потом. Почему-то захотелось разузнать о ней все до мельчайших деталей: где родилась, кто родители, чем занимается, с кем намеревалась встретиться в этом отеле. Он решил, что обязательно выяснит это.

Резким движением схватил тонкое девичье запястье и аккуратно притянул голубоглазую к себе. Обоняние уловило душистый аромат, исходивший от девочки. Он кружил голову. Марсу безудержно захотелось коснуться ее шелковых белокурых волос, ниспадающих плавными волнами, укрывающих хрупкие плечи.

Однако и этого не удалось сделать. Малышка оказалась смелой и дерзко ответила вопросом на вопрос, вместо того чтобы лепетать, бледнеть и готовиться упасть в обморок, как это положено ее полу и возрасту. А потом где-то совсем рядом прогромыхал взрыв. Кей, разумеется, отвлекся, а незнакомка, воспользовавшись моментом, буквально выскользнула из его рук и, стащив с него полотенце — единственное, что было на нем из тряпья, — удрала из-под самого носа мага.

Следующим утром Марс взял выходной — он мог себе это позволить, так как был хозяином сыскного бюро, — и лично кинулся на поиски девчонки. И снова был ошеломлен. Не смог найти абсолютно ничего о прошлом некой Ремианны Стар — человечки, прибывшей в Вениум десять лет тому назад. До момента появления в империи ее словно и не существовало. Кей сразу понял, где таилась зацепка, — наверняка местные бандиты помогли Ремианне. Да и Ремианна ли она на самом деле? С подобными случаями ночевику на практике приходилось сталкиваться неоднократно, и в этот раз он был уверен — девушке сменили личность.

Благо, у Марса имеются друзья, трудящиеся в сфере деятельности на противоположной стороне закона — без подобных связей ночевикам в борьбе с серьезной преступностью не обойтись, от слова, никак.

Не раздумывая, Кей обратился к этим самым друзьям в надежде разрешить вставшую поперек горла проблему. Кто бы мог подумать, что прошлое голубоглазой малышки окажется столь волнующей тайной!

Вернувшись домой, Марс сел у зажженного камина и принялся пересматривать файлы, собранные на Ремианну Стар. Пляшущие языки пламени словно дразнили хозяина дома, радовались его промаху, а потрескивающие поленья, чудилось мужчине, выстреливали свои искры наподобие салюта в честь победы над опытным и до сих пор практически непобедимым ночевиком.

Ну уж нет. Так он это дело не оставит! В тот вечер в нем проснулся охотничий азарт. Маг вообразил себя матерым хищником, а девчонку — молоденькой антилопой, которая даже и не подозревает, что он, Кейцер Марс, взял ее след, и теперь хрупкой, беззащитной жертве не спастись. Он обязательно разоблачит ее. Раскроет все до единой тайны из ее прошлого.

Пока дожидался информации о голубоглазой малышке, поступил заказ от ректора Академии Ночных Стражей. Это было интересное, даже немного опасное задание.

Именно такие всегда нравились Марсу.

Когда начинаешь расследование и в одночасье окунаешься в вереницу загадочных, с первого взгляда несвязанных между собой событий. И только спустя некоторое время на пути попадаются недостающие кусочки мозаики, которых вовсе не замечал ранее. Картинка постепенно начинает складываться в голове, а перед самым финалом обычно требуется рискнуть по-крупному. Кей обожал это — незабываемое ощущение вспышки адреналина, выбрасываемого в кровь. Ну а дальше все шло по воле судьбы…

Иногда заканчивалось хорошо, бывало — и не очень. Не для Марса, естественно, а для его клиентов. Но это всегда было частью сделок, нюансы которых ночевик детально и четко прописывал в договоре с каждым заказчиком.

Исключением не стал и Теодор, которому хозяин бюро посоветовал привлечь к расследованию Ремианну Стар — человечку с диковинным даром. Пока еще было не ясно, как работает сила девчонки и откуда она в ней вообще взялась.

Да, малышка — не одна такая, и до нее рождались люди с магией. Редко, но все же такое случалось. Однако жизнь у них была довольно короткой, это естественно: человеческое тело в сравнении с организмом мага не насыщено филигранной энергией, которая необходима для использования и поддержания магической силы. Да и в те давние времена, когда попадались отдельные люди с даром, артефакты-подпитки достать было очень трудно.

Вывод о том, что голубоглазая малышка владеет крупным счетом в банке, напрашивался сам. Ведь как иначе она может прибегать к дару без пагубных последствий для ее молодого организма? — Использует артефакты, разумеется. Эту догадку Марс тоже проверил сразу, и оказался прав — у девчонки имеется поставщик маг-украшений, кстати говоря, настоящий мастер своего дела. К нему ночевик тоже успел наведаться, и Пьерон подтвердил, что Ремианна — один из его ценнейших заказчиков. Молодая особа первой получает новейшие версии артефактов, изобретенных мастером, и проверяет их работу на себе. Эти двое сплели неплохой союз: девчонка получает скидку, а мастер — ценный опыт носителя его украшений.

Ректору Марс поведал лишь некоторые детали — не в его правилах налево и направо распространять информацию. Самые пикантные факты он всегда оставляет при себе. Умение хранить секреты — качество, отличающее его от многих других ночевиков.

— Человеческая девушка с редким магическим даром. Это все? — спросил ректор, разливая коньяк по граненым бокалам.

По кабинету распространился терпкий медовый аромат настойки. Казалось, струйки запаха проникали в щелки дощатого пола, стен, впитывались в плотную ткань тяжелых штор, задернутых на широком окне.

Обычно Марс воздерживался от алкоголя во время выполнения миссий. Только после того, как ставил большую жирную точку, завершая задание, и принимал похвалы и денежные вознаграждения от клиентов, он мог позволить себе расслабиться.

Но в этот раз Кей изменил сам себе. Последние несколько дней он вообще себя не узнавал — все мысли крутились вокруг голубоглазой девчонки. Даже задание его не столь будоражило, как она.

Марс принял бокал и ответил:

— Меньше знаешь, лучше спишь.

С этими словами маг сделал глоток, смакуя настойку, и попытался отвлечься от мыслей о Ремианне. Однако сделать это было довольно трудно — ректор продолжил разговор о человечке. Видимо, она и его сумела заинтересовать.

Кейю почему-то это не понравилось. Эта малышка — его добыча.

Все же сумев умерить свой пыл, маг непринужденно влился в беседу.

Выгодные условия для молодой особы Теодор придумал сразу. Очевидно — девушка пыталась поступить в АНС, но не набрала нужных баллов, а значит, ее пропуск в академию сможет обеспечить мужчинам идеальный бартер.

Но не тут-то было. На следующий день состоялась их встреча, и Ремианна отказалась от сделки с высоко поднятой головой. Упрекнула их в неравном обмене, стойким, боевым голоском высказала свою точку зрения, заметьте, вполне логичную.

Марс смотрел на девчонку, отчеканивающую слова, и не мог наглядеться. Мужчину поразил ее пылкий темперамент. Она — настоящий боец. А сколько в ней было уверенности, дерзкой отваги! И ни капли страха в голубых глазах.

Девчонка сразила Кейя наповал. И все те эмоции, что он стягивал в узел внутри себя, высвободились в один миг. Маг едва сдержался, чтобы не остановить покидавшую кабинет девушку, ему даже показалось, не будь здесь ректора, он бы так и сделал — помчался за ней.

Сердце Марса бешено билось, пульс гремел в ушах. Пальцы вцепились в подлокотники кресла, на всякий случай, чтобы не сорваться с места. До слуха мужчины из коридора доносились ее удаляющиеся шаги, а обоняние все еще улавливало тонкий шлейф душистого девичьего аромата.

Той ночью он снова не спал.

И вовсе не потому, что не смог уснуть, — Кей решил наведаться к своим знакомым, поторопить ребят с поиском информации о человечке.

Ведь чтобы заинтересовать Ремианну и сделать беспроигрышное предложение, магу нужно было знать ее слабости. Он хотел сделать малышку своей протеже, помочь ей разобраться с магическим даром, научить всем тонкостям дела ночевиков, и, самое главное, у него тогда появится возможность привязать девушку к себе. Крепко. С целью оставить ее работником своего бюро насовсем.

Марс еще не разобрался в чувствах, вспыхивающих в груди, стоит ему подумать о Ремианне. Он списывал их на азарт, присущий его неукротимой натуре. Так было проще всего.

Давний приятель Кейя, босс местной преступной организации, к следующей их встречи успел навести справки о Ремианне, узнав, что один из его кадров напрямую занимался делом человечки.

Та ночь была настоящим маревом. Густое облако влаги окутало город. Было душно, трудно дышалось. Небо затянул толстый слой грозовых туч, норовивших вот-вот обрушиться на столицу блаженным дождем.

— Тебе повезло, что Ремианна сделала заказ через моего братана, иначе я б ничем не смог помочь. Сам в курсе, проблема разделения территории стала довольно острой, как бы не переросла в очередную междоусобицу. Я сейчас не в том положении, чтобы терять своих парней, — сказал Уррик и, достав из кармана выглаженной рубашки платок, вытер им проступивший пот с широкого лба и блестящей лысины. После чего вытащил из штанов сигару, спросив Кейя: — Будешь?

Маг отказался. Он недолюбливал табак. Облокотившись о невысокие мраморные перила балкона, Марс уставился на мерцающую ночными огнями столицу и поинтересовался у Уррика:

— Если ты не против, я наведаюсь в гости к твоему братану. Поговорим с ним по душам. Последнее слово останется за ним: не захочет делиться деталями, не буду настаивать.

— Да без проблем, дружище. Правда, Косой сейчас на выезде по делу. Возвратится в город через несколько дней. Я оставлю его контакты. — Толстячок выпустил клуб белого дыма, почесал холеные усы рыжеватого оттенка и добавил: — Только ты сильно не дави на него, Марс. У него там какие-то проблемы с дочкой, весь как на иголках.

— Даю слово.

Следующие несколько дней маг пребывал во взвинченном состоянии. Его раздражало все, даже крошка Арэвиль — его секретарь, которой он очень дорожил. Всегда опрятная, пунктуальная, рот на замочке, а нюх на первоклассных клиентов с интригующими заданиями просто превосходный! Она знает, какие миссии любит Марс, и еще ни разу не ошиблась. А тут Кей уже третий заказ отклонил.

— Сегодня Вы сам не свой, — обидчиво прокомментировала миниатюрная девушка с широко распахнутыми карими глазами и причудливыми темными кудряшками, когда забирала папку с документами о миссии, на подготовку которой потратила уйму времени. И захлопнула дверь.

Марс глянул на настенные часы, они показывали полдень. Время тянулось как резиновое. А в четырех стенах кабинета, хоть и просторного, обставленного антикварной мебелью, впитавшей дух столетий, оно вообще останавливалось. Мужчине хотелось вывернуться наизнанку от назойливого чувства, снедавшего его изнутри.

— До вечера осталось совсем недолго… — проговорил он как мантру и погрузился с головой в работу.

На удивление, день хоть и показался долгим, он все же достиг момента, когда через опущенные жалюзи стали пробиваться закатные лучи багряного солнца, окрасившего небосклон в сочную палитру апельсиновых красок. В свежем уличном воздухе витали ароматы цветов, от вагончиков, припаркованных в людных местах, тянулись запахи жареного мяса и выпечки, дразня аппетит. Маг стремительно скользил между прохожими, идя по следу Косого.

Ведомый артефактом-поисковиком, мужчина петлял по шумным улицам Галлики и все никак не мог достигнуть цели. Солнечный диск уже давно спрятался за горизонтом, погрузив город в темноту. В окнах соседних домов загорался свет. Кей уже не шел, бежал, подгоняемый не угомонившимся, щемящим чувством в груди. Он все ближе и ближе подбирался к Косому, о чем свидетельствовал нагревающийся в руке камень-артефакт.

Переулок… Еще один…

Ночевик вылетел из-за угла, свернул в тонкий проход между жилым домом и тянувшимся ввысь зданием отеля. Ему показалось странным, что бандит из организации Уррика щеголяет по территории, принадлежащей его конкуренту.

А потом Кей неожиданно остановился на месте как вкопанный и принялся вслушиваться в десятки разных голосов, доносившихся с другой стороны здания. Ему почудилось, что он уловил звонкий голос голубоглазой малышки. Сердце забилось быстрее, когда понял, что не ошибся.

Выйдя из переулка, он и вправду увидел ее. В домашних штанах, футболке, легкой кожанке, волосы убраны в высокий пучок, открывая тонкую шею, на которой в свете уличных фонарей блестел какой-то драгоценный кулон. Девчонка приняла коробку с пиццей от доставщика, подъехавшего к крыльцу отеля на оранжево-черном мопеде, перекинулась с парнем парой-тройкой дежурных фраз и поднялась по лестнице.

Марс засмотрелся на малышку, совсем позабыв, по какому делу здесь оказался. Однако это «дело» само вдруг появилось на горизонте.

— Эй, безродная! — крикнул высокий мужик с растрепанными волосами.

Точно Косой. Кей сразу же запомнил его угловатое лицо, заросшее щетиной, как только увидел на фото. Что вообще забыла здесь эта обезьяна и к кому обращается? Неужели к Реми?

Ответом на невысказанный вопрос послужила реакция девчонки. Она вздрогнула, потом обернулась. Точно к ней!

— Есть минутка? Иди сюда, надо побазарить, — приказным тоном произнес Косой и скрылся в переулке.

Девушка положила коробку с пиццей на широкие каменные перила и, спустившись по лестнице, направилась вслед за нежданным визитером.

Кей подобрался поближе, так, чтобы его не заметили, остановился у самого угла. Задрал рукав плаща, активируя руну обостренного слуха, и замер. Из переулка доносились: шорох одежды при движении, лязг металла, тихий топот нескольких пар ног… Значит, этот бандит не один наведался к своей давнишней клиентке. Решил ее запугать?

— Верни мне Миру, паршивка! — яростно рявкнул Косой.

— Нет.

— Ре-е-еми, — злобно протянул он. — Не играй с огнем.

— Могу сказать и тебе, и твоим дружкам то же самое, — с вызовом в голосе ответила девчонка. — Если я через пять минут не вернусь в номер, Мира сделает звонок в Медвежью нору. Парни появятся здесь так быстро, что ты и глазом моргнуть не успеешь. Так что смотри сам.

Марса поразил ответ голубоглазой. Откуда у нее связи с группировкой, в чьих лапах находится земля, на которой мы сейчас стоим? Блефует? Наверняка…

— Ах ты паршивка! — прорычал Косой.

И в этот миг Кей, кажется, почувствовал, как сердце девушки пропустило удар. В сознании всплыл образ ее испуганного личика. Маг инстинктивно сорвался с места.

Пришел его черед вмешаться в «деликатный разговор», не касающийся его уж совсем, и содрать шкуры с этих уличных шакалов, посмевших в таком неуважительном тоне обращаться к его Реми.

Марс выскочил из-за угла переулка и со скоростью молнии подлетел к Косому. Тот одной рукой прижимал малышку к стене, надавливая на ее хрупкое плечико, а второй замахнулся, чтобы нанести удар. Кей словно в замедленной съемке видел, как приближается широкая ладонь к девичьей щеке, как Реми отворачивает голову, зажмуривается… Но маг успел перехватить руку бандита, прежде чем та коснулась девчонки.

Лицо мелкого преступника исказила гримаса недоумения. Он попытался высвободить конечность из стальной хватки, но Марс лишь сильнее впился пальцами в его запястье.

Кейю еще не приходилось ощущать в себе столько откровенной злости, которую он едва сдерживал в узде. Неконтролируемое чувство бушевало внутри, затуманивало разум.

«Лишь бы не сорваться, лишь бы не переломать этому моральному уродцу все его кости!» — повторял маг про себя, как молитву, и видел, как дрожат его пальцы.

Как же ему не хотелось отпускать Косого ненаказанным…

Собрав волю в кулак, все же сумел остудить голову и взять верх над собственными эмоциями. Резко отпустил руку выворачивающегося во все стороны бандита, в результате чего тот дернулся, отлетел в сторону и на несколько секунд потерял равновесие, прыгая, как кузнечик, в попытке устоять на ногах.

Несколько мужчин, ледяными глыбами застывшие во время этой сценки по другую сторону от Косого, вдруг ожили, встрепенулись и вперили недоброжелательные взгляды в того, кто остановил их босса.

Кейю их эмоции и намерения были по боку, его волновала Реми. Сказать, что та была ошеломлена — ничего не сказать: малышка была напряжена как струна и часто-часто моргала широко распахнутыми глазами.

— Ты в порядке? — заботливо спросил Марс.

Девчонка тут же кивнула.

— Ну и отлично. — Маг мягко улыбнулся, а потом придал лицу серьезное выражение и посмотрел на зачинщиков. — Добрый вечер, парни. Я тут мимо проходил, заметил «чужих» на территории. Надеюсь, у вас есть разрешение?

Бандиты замялись, насторожились. Сейчас они были похожи на испуганных котов, готовых дать деру в любой момент. Только вот Косой все не унимался.

— Да кто ты такой? Не лезь, куда тебя не просят! — вопил уродец, раздражающе мотая руками.

Марс тяжело вздохнул.

Ему не хотелось ни ввязываться в драку — хоть и знал, что она завершится очень быстро, — ни продолжать «беседу». Но если эта крикливая обезьяна сейчас же не замолчит, а потом быстренько не уберется восвояси, маг побаивался, его терпение лопнет.

— Если не знаешь, кто я, значит, ты очень мелкая пешка, — Кей решил раззадорить бандита легким враньем. — Поэтому прошу по-хорошему, идите своей дорогой, желательно подальше отсюда, иначе я буду вынужден доложить Уррику о том, что наткнулся на его братанов в неположенном для них месте.

— Траклит тебя побери! — заворчал Косой.

Потом подошел к своим дружкам и стал о чем-то перешептываться с ними. Марс достал фон из кармана плаща и приложил к уху (может, этот фокус поторопит бандитиков?), а потом громко произнес:

— У вас времени ровно столько, сколько идут гудки.

Косой посмотрел на мага через плечо и весь скривился. Затем окинул ненавидящим взглядом молчаливо стоящую у стены девчонку. У той не двинулся ни единый мускул на лице, она лишь выше прежнего вздернула подбородок. В голубых глазах читался вызов. Маг не ошибся, эта крошка — настоящий боец.

С первого взгляда Ремианна показалась хрупкой, нежной, утонченной, как и все человечки, но во время собеседования Марс узнал ее совсем с иной стороны — как стойкую, храбрую, уверенную в себе девушку. Ни на кого не похожую…

Главарь шайки, так и не добившись своего, презрительно плюнул Реми под ноги. Потом рявкнул нечто невнятное своим подчиненным, и силуэты бандитов растворились в густой темноте переулка.

Кей еще некоторое время прислушивался к постепенно удаляющимся шагам, пока те полностью не затерялись в уличном шуме. Теперь точно ушли.

Скорее всего, малышка заметила, что маг вернулся в реальность, и заговорила первой:

— Спасибо. Вовремя ты… Простите, Вы. Кстати, какими судьбами?

Она сунула руки в карманы и зашагала к выходу из переулка.

— Мимо проходил, — ответил маг, следуя за девушкой.

Реми тихо рассмеялась и повела плечом. Маг не видел ее лица, поэтому не мог с точностью определить: то ли она дразнит его, потому что не поверила в «мимо проходил», то ли ее позабавило что-то другое.

— Можно и на «ты», — предложил мужчина и, нагнав девчонку, пристроился сбоку.

— Как скажешь.

Быстро она согласилась. Любая б другая на ее месте замялась, смутилась, а с этой так легко общаться. Кей решил попробовать задать ей более личный вопрос, в надежде, что она подарит ему хоть какую-нибудь зацепку.

— А что тебя связывает с этими клоунами?

Малышка остановилась на лестнице, тихо вздохнула и голосом, полным иронии, ответила:

— Когда жизнь поворачивается к тебе пятой точкой, и не с такими свяжешься…

Голубые глаза задумчиво посмотрели на Марса. Но через мгновение Реми оттаяла и, стремительно вспорхнув на крыльцо, схватила квадратную коробку с перил.

— Пиццу будешь? — спросила с улыбкой.

«Неужели она приглашает меня к себе?» — подумал маг, боясь поверить своему счастью. Ведь это может быть и самый обычный жест вежливости с ее стороны, не более того…

Кейю хотелось крикнуть: «Да!», но он опасался, что спугнет малышку.

— Нет, спасибо. У меня срочные дела. До встречи.

С этими словами Марс развернулся и зашагал прочь. Услышал, как звонкий голос Реми крикнул ему вдогонку: «Пока!»

В голове у мага уже назревал план: повидать Косого; если понадобится, то силой выудить из него информацию, а если и это не сработает — подключить Уррика. Мелкий бандит боссу точно не откажет. Хотя вариант с кровной клятвой Кей тоже не отрицал. Тогда все немного усложнится, ведь Косой просто-напросто не сможет ничего рассказать своему начальнику. В этом случае Марсу останется лишь одно — прибегнуть к своему дару. Ох, как маг не любил уничтожать эти кровные клятвы, уж слишком много сил они отнимали, но на что не пойдешь ради дела.

Следующим в списке стоял вопрос об организации охраны для Реми, но такой, которую она бы и не заметила. Для подстраховки. То, что девчонка чем-то разозлила местного бандита, — ясно, как белый день. Узнать чем именно — еще один пункт в плане Марса.

Ну а дальше будем смотреть по обстановке.

Глава 5. Это ловушка? Или все же запоздалое прозрение?..

— Вау! Реми, где ты откопала такую классную квартиру? — восторженно спросила Венесса и, опустив чемоданы на пол прихожей, вбежала в просторную гостиную.

Я огляделась, рассматривая пустое помещение: гладкий паркет поблескивал под лучами утреннего солнца, пробивающегося через большое окно; свежевыкрашенные светло-серые стены создавали ощущение некой легкости. Справа видны были деревянные двери, ведущие в соседние комнаты, а слева в стене — открытая арка, через которую открывался проход на кухню. А там… Светлая гранитная столешница, молочного цвета кухонный уголок, модная встроенная техника, в общем, все как надо.

Единственный минус — сильно пахло пылью. Да, агент предупредила, что здесь давно уже никто не проживал. Оно и не удивительно, по рыночным меркам хозяева апартаментов выставили уж слишком высокую цену. Можно сказать, им повезло, что я оказалась не столь придирчива. Хотя, если б в моем распоряжении было больше времени, наверное, не остановилась на этом варианте.

— Да это ж не я, мой мастер артефактов помог. У Пьерона много связей, работа такая. — Сказав это, посмотрела на Миру, пальчики которой крепко вцепились в мою ладонь. Потом кивнула ей на деревянные двери и дружелюбно предложила: — Иди, выбирай себе комнату, какую хочешь.

Васильковые глаза девочки широко распахнулись, блеснули восхищением. Мира застыла буквально на пару секунд, ошеломленно воззрившись на меня с высоты своего мелкого ростика. Наверное, ей впервой приходится делать за себя выбор. Помнится, Косой руководил чуть ли не каждым ее движением. Малышка отмерла и рванула к дверям, потянув миниатюрный чемодан на колесиках за собой.

После стычки с Косым и его дружками в переулке возле отеля прошло уже несколько недель. Бандит с тех пор не заявлял о себе. Как, в принципе, и Марс. Обоих как ветром сдуло.

Нет, нет, я рада, что отец Миры больше не попадается мне на глаза. Малышка только-только начала успокаиваться: уже не плачет в подушку по ночам; перестала бояться, что вдруг я не вернусь после занятий в Академии и она останется одна. А еще у девочки проявился энтузиазм к учебе. Косого не волновало образование дочки, она у него даже в школу не ходила. Однако у меня на это совсем иные взгляды. Сразу наняла Мире репетитора. Сейчас все хорошо… даже очень. Но непонятный страх почему-то присутствует. Как бы не оказалось все это лишь затишьем перед бурей…

Еще и пропавшие без вести Марс с ректором… Ведь была уверена, что смогла их заинтересовать. Так чего они тянут? Занятия уже давно начались…

Тем временем Венесса открыла настежь окно, впуская свежий прохладный воздух, и, стуча тонкими каблучками сапожек, прошла на кухню. Там принялась открывать выдвижные ящики, заглядывать в шкафчики, даже в духовку любопытный нос сунула, чего-то там понюхала.

— Модно, уютно, просторно. Мне нравится! — вынесла вердикт подруга и перепорхнула обратно в гостиную. Схватилась за ручку своего чемодана и спросила: — Тебе ведь все равно, какая комната мне достанется?

Я согласилась, пожав плечами, и в этот миг заметила, что агат на шее у Венессы совсем блеклый. Неужели она его не активировала?

— Несс, что с твоим скрывающим артефактом? — задала вопрос серьезным тоном.

Уж больно пренебрегала девушка моими указаниями по поводу ношения магических украшений, которые сделал для нас Пьерон. Да, знаю, они — не новомодные штучки, которыми так любит обвеситься подруга. Однако артефакты должны были скрыть нашу ауру и месторасположение, чтобы отец Миры до нас не добрался. Для меня безопасность дорогих мне людей всегда стоит на первом месте, а для Венессы вся история с Косым — одна большая шутка. Кажется, подруга не верит ни мне, ни Мире. Честно признаться, это немного раздражает. Какой смысл мне врать? Одной Диаре известно, что у нашей красавицы на уме.

— Ой, прости! Что-то я совсем о нем позабыла. Сейчас же активирую, — залепетала Венесса, артистично размахивая руками.

Я проследила, чтобы темный камень в ее украшении засветился, как и положено работающему артефакту, а потом непринужденно произнесла:

— Ну, ладно, с кем не бывает.

Сказала одно, а подумала совсем иное — необходимо следить за Венессой, ведь своим пренебрежительным поведением она подвергает ненужной опасности не только себя, но и нас с Мирой.

Из открытой двери, ведущей в вестибюль, послышались шаги и грохот колес по паркету.

— Несс, эти куда? — донесся голос Криса.

Совсем про него забыла.

— Так, красный неси на кухню, а серый оставляй в коридоре, — скомандовала Венесса и, распахнув одну из дверей, скрылась в соседней комнате.

Я развернулась к парню лицом и с неохотой проговорила:

— Спасибо, что помогаешь, но мы тут и сами справимся.

— Да ладно тебе, Реми, — буркнул Крис и покатил чемодан через гостиную. — Если ты дуешься из-за того вечера, то прости меня, я не хотел тебя обидеть. — Парень неожиданно остановился рядом со мной, замолк и принялся кусать губы. Золотые глаза смотрели с неприкрытым сожалением. Потом юноша в неловком жесте повел плечом и повторил: — Прости, сам не свой был.

Крис волновался. Это было видно по его напряженным скулам, крепко сжатым кулакам, блуждающему взгляду. Может, и правда, раскаивается?

Из моей груди вырвался тихий вздох.

— Прощаю, — ответила я и махнула на него рукой.

И так дел невпроворот, не хочу время на пустые разговоры тратить. Поэтому развернулась и, ухватив свой чемодан, покатила его по паркету. Только подошла к двери в свободную спальню, чтобы потянуть ее за ручку, как в спину прилетели слова Криса, заставившие мои ноги приклеиться к полу:

— Реми, в тот вечер я приходил действительно к тебе. Ты мне нравишься.

Нет, он что — пылью надышался?!

Как я могу ему нравиться, если этот придурок совсем меня не знает? У нас даже ни одного нормального разговора с ним не было. Только из уважения к подруге терплю его присутствие в своем доме. Перебросилась с ним парой-тройкой дежурных фраз. И все.

Стоп! Может, этот заносчивый тип снова решил поиздеваться надо мной, как в прошлый раз? Тем вечером ему удалось-таки выбить меня из колеи. До сих пор немного сожалею, что опустилась до уровня Криса и воспользовалась его же методом — перешла на личности. Напрочь позабыв уроки мамы — никогда никого не осуждать и не сравнивать.

Все время живу в этой парадигме, потому что полностью согласна с ней, но в тот раз не сдержалась. А все из-за моего взрывного характера, доставшегося от папочки. Да, в принципе, дело было не только в нем.

На дух не переношу несправедливость. Меня аж наизнанку выворачивает.

Впрочем, подобной реакции Крис от меня больше не дождется.

Медленно выдохнула и произнесла:

— Ха-ха. Хорошая шутка.

Затем удалилась в свою комнату и захлопнула за собой дверь.

День пролетел незаметно. За распаковкой чемоданов, обустройством комнат, за моим самым нелюбимым делом — уборкой, и только поздним вечером удалось уединиться и расслабиться в горячей ванне с ароматическими маслами. После этого спала как младенец. Даже ни одного сна не видела.

Потому и будильник не услышала. Разомкнула веки, уже когда Мира вошла в мою комнату с кружкой кофе.

— Если не встанешь прямо сейчас, то опоздаешь! — сонно пробурчала девочка и, оставив напиток на прикроватной тумбочке, быстро покинула спальню.

Даже поблагодарить маленькую хозяюшку не успела.

Обоняние ласкал приятный кофейный аромат, с улицы доносились утренние трели птиц, через плотные шторы пыталось пробиться солнце, а там, за дверью, слышалтсь топот ног и ворчание Венессы. Видимо, тоже проспала.

Я сладенько потянулась, еще недолго повалялась в кровати, пока составляла план сегодняшнего дня в голове, а потом нехотя поднялась. По-быстрому собралась, перелила кофе в кружку-термос и побежала на занятия.

Столица была наполнена жизнью. По тротуарам неслись как на пожар, суетливые прохожие, на дорогах надрывно урчали застрявшие в пробках машины. До Академии я обычно ходила пешком, с (высокомерным) сожалением поглядывая на владельцев мобилей, прикованных к рулю рабской привычкой перемещаться по городу исключительно на колесах. Этим утром, правда, было не до того, чтоб радоваться своему мудрому выбору способа передвижения. Я, как и все остальные пешеходы, бежала со всех ног.

Первой лекцией значился предмет «основы магической безопасности», а преподаватель меня невзлюбила почему-то. Усложнять себе процесс обучения не собиралась, поэтому мчалась по улицам без оглядки — лишь бы успеть вовремя. Эта жуткая грымза может и не впустить в кабинет, а потом еще и прогул влепит.

Долго стояла в толпе незнакомых людей перед наземным переходом и поглядывала на экран фона. До Академии оставалось всего ничего, а придурочный светофор все не переключался! Наконец загорелся «зеленый», и я пулей ринулась через дорогу.

Потом по-спринтерски перемахнула местный парк, по которому обычно неспешно прогуливалась после занятий. Весна была в самом разгаре: повсюду распускались цветы, источая душистые ароматы; начали порхать первые бабочки; загудели полосатые шмели и пчелы; деревья, пробудившиеся от зимней спячки, покрывались сочной, зеленой листвой. Я любила наблюдать за природой, живущей своей собственной, отдельной от людей и магов, жизнью. Но сейчас вся эта красота стремительно проносилась мимо меня.

Оставалось свернуть в переулок, пробежать пару кварталов, и я на месте. В запасе было минут пять, не больше. Все равно должна успеть!

Но когда достигла парадных ворот, ведущих во двор учебного заведения, резко остановилась и застыла в смятении. Впереди, буквально в нескольких метрах от меня, стоял Косой. В неизменной коричневой кожанке, светлой футболке и темных джинсах, неряшливо заправленных в высокие сапоги. Руки скрещены на груди, на угловатом лице весьма недружелюбное выражение, острый взгляд бегает по лицам спешащих на занятия студентов, будто ищет среди них кого-то…

Ну, тут и дураку понятно, кого он поджидает. Меня!

Успокоила свое учащенное дыхание, затем махнула ему рукой и крикнула:

— Эй, Рилеф, не меня, случаем, высматриваешь?

Вроде бы и неплохо начался мой день. Но с этого момента, уверена, все покатится к Траклиту на рога.

На удивление, Косой вел себя вполне дружелюбно и хотел лишь поговорить. Отказываться от его предложения не было смысла, ведь рано или поздно все равно пришлось бы с ним столкнуться. Решив, что уж лучше сейчас, чем потом, мы направились в кафе в паре кварталах от Академии.

Внутри небольшого уютного помещения, до отказа набитого посетителями, было душно и шумно. Гудели эспрессо-машины, гремела посуда где-то там, на кухне, которую было видно через большое открытое окно, расположенное за стойкой заказов, из колонок лилась причудливая мелодия. В воздухе витали ароматы свежей сдобы, кофе и жареного бекона. Ловко лавируя между столиками, официанты в черной наглаженной униформе носились с наполненными подносами, разнося еду и напитки.

Мы же уединились на узенькой балконной террасе, где еще остались несколько свободных мест. Видимо, утренней прохладе посетители предпочитают душное тепло заведения.

Косой сделал заказ, положил на деревянную поверхность стола знакомый артефакт оглушки — серебряную брошь с граненым сапфиром — и активировал его. Овальный камень засветился, давая понять, что чары в действии и теперь наш разговор никто не услышит.

Заметив странное, несвойственное натуре Рилефа волнение, откинулась на спинку и заговорила первой:

— Давай сразу к делу, только учти, Миру ты не получишь.

Мужчина тяжело вздохнул. Сунул руку во внутренний карман кожанки, помедлил, терзая мои расшатанные нервы, а потом вынул оттуда папку с бумагами и кинул на стол.

— Это медицинские справки из психологической клиники, подтверждающие полное выздоровление Миры. Готов отказаться от родительских прав на свою дочь.

От его слов я впала в легкий ступор. Даже на какое-то время выбилась из реальности, слушая дивные трели птиц, пристроившихся на цветущей яблоне, совсем недалеко от террасы. Весенний ветер шелестел листьями, доносил в нашу сторону сладковатый цветочный аромат. И только когда по дороге пронесся ярко-красный спортивный мобиль, оглушительно ревя мощным двигателем, пришла в себя.

— С чего это вдруг? — спросила с издевкой.

Чего только не ожидала от этого мелкого бандита: обмана, шантажа, даже к похищению готовилась… Но рационального решения с его стороны не предвидела. Тем более такого, которое пойдет на пользу Мире. Скорее всего, Косой запросит что-то очень ценное взамен — по-иному дела не ведет.

Мужчина недовольно хмыкнул. Бледно-синие глаза суетливо забегали по сторонам. Я не ошиблась — ему точно что-то нужно. Просто так от девочки он ни за что не откажется.

— Почему передумал? — настойчиво произнесла.

— Потому что боюсь.

В его голосе пробивались нотки жалости. Он что, за дуру меня держит? Думает, куплюсь на дешевый спектакль?

— Постой, не кипятись. Дай объяснить, — сказал Косой и поднял ладонь в успокаивающем жесте. Видимо, считал по моему лицу, что я не в духе, и тут же продолжил: — Покойная мать Миры была магом тьмы. Можешь спросить у ее целителя, она живет за городом. Ее я не подкупал, если ты об этом волнуешься.

Мужчина говорил быстро, постоянно спотыкался, повторялся. Чем дальше погружался в рассказ, тем тише становился его голос и звучал все менее и менее уверенно.

По словам собеседника, мама девочки последние несколько лет своей жизни пыталась избавиться от внезапно пробудившейся в ней магии тьмы. Ни один целитель, к кому они с Рилефом обращались, не смог понять, что послужило первоначальной причиной этой метаморфозы.

Косой утверждал, что у Наиры случались спонтанные приступы злости, и в эти моменты женщина не контролировала ни собственные эмоции, ни темную силу.

Когда принесли кофе, мужчина замолчал, а после того, как официант удалился, произнес наигранно печально:

— Сама знаешь, что в одиночку мне с темной магией не справиться, поэтому зачастую я бывал сильно избит. Иногда побои были нешуточные. Все чаще и чаще переставал узнавать собственную жену.

Рилеф отпил из кружки и замолчал, задумчиво уставившись вдаль. Хотелось поверить Косому, но в глубине души знала, какой он на самом деле — расчетливый, алчный, мелкий бандюга, жаждущий лишь силы и власти. Возможно, в чем-то он и не соврал, и я обязательно докопаюсь до правды, а пока выслушаю его до конца.

Осторожно открыла свой термос-кружку и перелила в него горячий кофе. Потом плотно закрутила крышку и спросила:

— И ты решил выместить весь гнев, что копился в тебе эти годы, на своей дочке? Классный ход.

Не собиралась искать оправдания тем ужасным вещам, что он вытворял с Мирой.

Мужское лицо исказила злость.

— Нет! — рявкнул Косой.

И напрягся весь: ссутулил плечи, сжал губы и вперил в меня ненавидящий взгляд.

Ну, вот и пришел конец его спектаклю. Я закатила глаза.

— Короче, — явно теряя терпение, мужчина продолжил свой рассказ. — Когда родилась Мира, я свозил ее к целительнице, и та подтвердила, что в девочке присутствует магия тьмы. Сила все еще спит, и когда проснется — неизвестно. Да и не знаю, что мне с ней потом делать, как справляться. Так что можешь забирать Миру себе. Подготовь все бумаги сама, мне ты все равно не доверяешь. А я подпишу. Это все, зачем пришел.

Косой стремительно поднялся со стула, отчего тот, бедный, перевернулся и с грохотом упал на пол. Мужчина выругался, схватил артефакт, запрятал в карман и зашагал на выход.

Отрешенным взглядом проводила силуэт мага, покидающего кафе, и тяжело вздохнула.

«Не верю ни единому его слову…» — подумала про себя, вставая из-за стола, на котором оставила десять орумов. Этой суммы должно было хватить на оплату нашего заказа и на чаевые.

Занятия в Академии решила пропустить и прямиком направилась домой. Не терпелось побыстрей расспросить Миру о ее покойной маме, внимательно изучить бумаги, которые всучил Рилеф, а потом пошагово воспроизвести его рассказ с самого начала и посмотреть, смогу ли отыскать хоть какую-то информацию об этом бандите и его жене собственными силами. Если не получится, то знаю, к кому обратиться за помощью.

К Кейцеру Марсу.

Будем надеяться, что маг не откажет, если соглашусь принять участие в расследовании на его условиях.

По крайней мере, стоит попробовать. Ведь мне необходимо узнать, в чем кроется истинная причина внезапного отказа Косого от собственной дочери, которую тот до сегодняшнего дня не собирался никому отдавать на попечение. С чего вдруг такая перемена? Что-то тут нечисто. И пока не узнаю, в чем дело, никаких договоров подписывать не собираюсь. Мало ли что может выкинуть этот бандит…

Когда вернулась в квартиру, Мира все еще занималась с учителем, так что отвлекать их не стала. Решила изучить бумаги.

Они, на удивление, оказались в порядке. Косой и вправду потрудился на славу. Во-первых, в клинике подтвердили серийные номера всех справок, а во-вторых, после изучения магического фона документов с помощью своего дара, не обнаружила никакой иллюзорной магии или каких-либо других чар. Передо мной на письменном столе лежали самые обычные, законно оформленные бумажки.

Честно сказать, все еще не верилось в прозрение Косого. Несмотря на дружелюбный жест с его стороны. Да, с этими справками нам с Мирой теперь будет легче двигаться вперед, особенно ей. Может, смогу пристроить малышку в местную школу — общение со сверстниками девочке пойдет на пользу.

Допила остатки остывшего кофе, оставила термос на столе и удобно расположилась в кресле-массажере. Включила получасовую программу, откинула голову, закрыла глаза и расслабилась, медленно погружаясь в размышления.

Вот так, сидя в вибрирующем кресле, в полной тишине, я умела максимально сосредотачиваться и упорядочивать мысли, избавляясь от путаницы в голове. Раскладывала все факты по полочкам, чертила связующие нити между событиями. Постепенно в сознании выстраивалась кристально чистая картинка, и находились мелкие упущения, неточности, которые до сего момента прятались под горой собранной информации…

И сейчас у меня получилось увидеть промашку Косого.

Подскочила на ноги и принялась расхаживать по комнате, рассуждая вслух. Рилеф сказал, что после того, как в его жене пробудилась темная сила, он перестал ее узнавать. Женщина стала агрессивной, даже опасной в какой-то мере. И еще бандит дал ясно понять, что он не в курсе, что в Мире пробудилась подобная сила. Причем уже давно. Мужчина же думает, что темная магия все еще спит в девочке. Но не в этом суть. Интересно вот что: девочка совсем не менялась, даже когда сгустки черной материи достигали своего пика. Малышка оставалась собой — будто и не существовало в ней этой страшной силы. Никакой агрессии по сравнению с ее матерью.

Значит, есть вероятность, что Косой придумал эту историю с Наирой. Ведь если б этот тип и вправду страшился своей дочери, то ни в коем случае не стал бы над ней издеваться. Где логика?

Говорит, что боится темной силы, которая спит в его дочке, а сам тем временем взращивает в девочке страх. Всеми возможными способами пытается посеять в ней ненависть к себе как к отцу. Я бы даже подумала, что он делает это сознательно. Может, Косой пытался пробудить в Мире темную магию? Но зачем?..

Напрашивается только одно предположение — жулик хочет заполучить себе темную силу, запечатанную в дочке. В таком случае, не удивлюсь, если в рассказанной им истории именно Наира была жертвой, а не этот мелкий мерзавец. И после смерти жены у бандита осталась лишь дочка — единственная надежда на приобретение магии тьмы.

В принципе, все логично, можно даже сказать, что ребус будет решен, если получится отыскать тех целителей, которые ухаживали за матерью Миры, и расспросить их о состоянии женщины.

Но тут может возникнуть одно осложнение. Кровная клятва.

Не исключено, что женщина использовала ее, чтобы сохранить свой секрет. Мало ли насколько болтливые попались доктора. По крайне мере, я бы непременно поступила именно так.

Однако мои рассуждения могут быть ошибочными. Припоминаю слова Марса о магии тьмы: не каждый в силах справиться с этим типом энергии, кому-то удается, кому-то нет, так и рождаются «плохие темные». Из этого можно сделать вывод — Мира и ее мать как раз такой случай. Малышка спокойно переносит присутствие силы, эта энергия является ее неотъемлемой частью. А Наира не справилась, прогнулась под мощью магии, которая впоследствии стала неуправляемой. Такой вариант тоже возможен…

В общем, надо найти целителей.

Странное трепещущее чувство поселилось в груди, когда поняла, что стала на один шаг ближе к истине. Теперь уж точно не остановлюсь, пока все не выясню.

Уж не знаю, от кого из родных мне достался сей неукротимый охотничий азарт, но это классно! Меня аж всю взбудоражило: эмоции зашкаливали, дыхание сбилось, кончики пальцев приятно покалывало.

Плюхнулась на кровать, раскинув руки, и уставилась на белоснежный потолок. Набрала в легкие воздух и медленно выдохнула. Кто бы мог подумать, что раскрытие тайн может быть настолько захватывающим занятием. М-да, похоже, я нашла свое хобби.

Тишину комнаты разорвал вибрирующий звук фона, лежащего на столе. Нехотя поднялась и, не глядя на экран, ответила на звонок:

— Реми слушает.

— Добрый день. Не думал, что с первого раза застану тебя. Пропускаешь занятия?

Хватило одного мгновения, чтобы узнать низкий, с волнующей хрипотцой голос Марса. А сколько ласковой дерзости было в его тоне!

Поймала себя на мысли, что соскучилась по этому странному магу…

Стоп! О чем это я?!

Тут же прикусила губу, отвлекаясь от странного наваждения. Взяла себя в руки и непринужденно ответила:

— Угадал.

Глава 6. Первый день в Академии и первое испытание

— Все в порядке? Не заболела? — посыпались на удивление заботливые вопросы из трубки.

Какой он все-таки вежливый.

— Нет, просто появились срочные дела, — ответила спокойно и в свою очередь поинтересовалась: — Кстати, как тебе удалось раздобыть мой номер?

— Ну, я рад, что все хорошо. А номер дал Теодор, попросил связаться лично. Так что давай сразу к делу перейдем, если ты не против.

— Слушаю.

— Ректор Беллемор оформил твой перевод в Академию Ночных Стражей на факультет оперативно-уголовного розыска. Все расходы на обучение будут покрыты. Это жест доброй воли, он никоим образом не связан с расследованием, к которому мы хотели тебя привлечь. Распоряжение пришло от верховных. Восточный филиал, куда ты зачислена на данный момент, уже осведомлен, и с завтрашнего дня можешь начинать учебу в АНС.

— Верховных?

— Да, твоя кандидатура привлекла к себе внимание на самом высшем уровне, и кое-кто заинтересовался возможностью инвестирования в твое образование.

— То есть этот «кое-кто» потом потребует от меня некой компенсации затраченных средств?

— Именно.

Ответ прозвучал как-то многозначительно. Небось сам Кейцер и сообщил обо мне верхушкам. В принципе, я не против, да и отказаться все равно не смогу. Таким влиятельным магам не отказывают. Остается лишь спросить:

— А имя верховного можно узнать? Поблагодарю потом.

В трубке повисла недолгая пауза…

— А зачем потом? Можешь и сейчас, — произнес с лукавой насмешкой.

Постойте, подождите… Неужели Марс — верховный маг?! Нет, я, конечно, предполагала и такой вариант, иначе как ему в столь молодом возрасте удалось обзавестись собственным бюро? Нужны деньги, репутация, связи. А у кого этих атрибутов в достатке? У верховных.

Все равно с трудом верится, что он из этих… Ни капли на них не похож! Совсем-совсем не высокомерный, хорошо воспитанный, легкий на подъем и простой в общении. На первый взгляд и не скажешь, что Марс из элиты. Из этого болота, где бултыхаются в основном алчные политики и безмерно состоятельные маги с задранными кверху носами. Хотя не все они, естественно, плохие ребята, Кейцер тому доказательство. Но все же, все же… Очень неожиданный поворот!

Отмерев, попыталась подобрать вежливые слова благодарности:

— Спасибо, я действительно хотела учиться в этой Академии, но, как и сам знаешь, не смогла поступить.

Говорила спокойно, четко, без лишних эмоций, хотя внутренне ликовала от радости. Смотрела на свое призрачное отражение в окне и не узнавала саму себя: глаза горят, на лице красуется смущенная улыбка. Ведь впервые за долгое время мне кто-то помог. Уверена, не из жалости к бедняге-человечке, а потому, что оценил меня высоко.

— Пожалуйста. Только не вылети из Академии за прогулы, — шутливо добавил он.

Ответила ему в той же непринужденной манере. И неожиданно захотелось отблагодарить Марса не просто словами, а действиями. Тогда собрала волю в кулак и выпалила:

— Если мой дар может пригодиться тебе и ректору в расследовании, я готова присоединиться к вам. Только у меня будет несколько условий.

Из трубки послышалось долгое «Х-м-м». У меня аж капельки пота проступили на лбу — не была готова к отказу. Но вскоре Кейцер заговорил:

— Давай обсудим это при личной встрече. Тебе когда удобно?

— Да хоть сейчас, — вздохнула облегченно.

Просто камень с души. Было б очень неловко, если бы маг сказал: «Нет, спасибо, мы уже нашли тебе замену».

— Ну, сегодня я занят… — в трубке послышался тонкий женский голосок, шуршание бумаг, а затем вопрос Марса: — А завтра подойдет? Да? Ну, хорошо! Тогда заеду за тобой в Академию после занятий. До связи.

И отключился.

Я смотрела на экран фона, показывающего длительность нашего разговора, и не могла поверить в произошедшее. Насколько круто теперь изменится моя жизнь?

Наконец стану студенткой АНС, приму участие в настоящем расследовании, а еще смогу создать комфортную и, главное, безопасную жизнь для Миры, в которой не будет мельтешить перед глазами ее никудышный отец.

И тут ко мне неожиданно пришло озарение… А не Марс ли «образумил» этого мелкого бандита? И если он, то как узнал о ситуации с Мирой? И что верховный предложил Косому в обмен на нашу с девочкой спокойную жизнь?..

Мысли кружились в голове, как рой пчел возле улья. Все никак не успокаивались — слишком уж много чужих тайн и секретов свалилось на мою голову. Душу глодало неукротимое желание разрешить их все разом, хоть и понимала, что это невозможно и наверняка некоторые из тайн вовсе уйдут в небытие. Не все же в этом мире мне положено знать.

Несколько часов напролет настолько была поглощена размышлениями, что и не заметила, как ушел репетитор, как вслед за тем солнце спряталось за горизонтом. И только когда в комнату прокрался аппетитный запах запеченного мяса, возвратилась в реальность и глянула в окно. Утомленный дневной суетой город уже успел окраситься умиротворяюще-багряными сумерками.

За дверью тихо бормотал включенный телеблок. Гремела посуда, шумела вода, и звонкие девичьи голоса сливались в неразборчивый гомон. Снова Мира и Несс что-то не поделили. Эти двое меня когда-нибудь в могилу сведут, точно говорю!

С их страстной любовью к спорам, особенно на политические темы, ни одному психологу не справиться. Уж больно заводные мои девчонки. Одна начнет, вторая тут же подхватит, и все — пиши пропало… Не остановятся, пока друг другу глаза не повыцарапают. Ну, это я образно, конечно. Хотя был случай — Мира куснула Венессу за руку. Слава Диаре, я тогда находилась рядом и вовремя пресекла уже назревавшую драку.

Интересно, о чем эти спорщицы сейчас разглагольствуют?

Захлопнув ноут на странице с научной статьей, описывающей взаимодействие темной энергии с природной силой магов, поднялась со стула поспешила на кухню, где спор вовсю набирал обороты. Оппонентки разговаривали на повышенных тонах и даже не заметили моего появления.

— Знаешь что, Несс? — шипела, как разозлившийся котенок, Мира.

— Ну, что, что? — поддразнивала ее Венесса, корча недовольную рожицу. — Сказать больше нечего? Ну, это понятно. В твои-то восемь лет словарного запаса маловато для разговоров со взрослыми.

— Девять! Мне скоро девять! — чуть не с пеной у рта завопила малышка.

Обычный нежный взгляд сейчас был полон злости, васильковые глаза метали молнии.

Подруга лишь глумливо ухмыльнулась на столь бурную реакцию девочки и махнула рукой — мол, что с тебя взять, малявка.

— Ты невыносима, — процедила Мира и закрыла кран. Потом спрыгнула со стоящей возле раковины табуретки и принялась резкими движениями вытирать руки о кухонное полотенце. И вдруг сжала его крепко-крепко, наверное, представив вместо тряпки горло Венессы. Вперив разъяренный взгляд в девушку, отчеканила: — Теперь понимаю, почему Крис бросил тебя. Да такую перепелку, как ты, никто и неделю не выдержит!

Тонкие пальцы подруги сжались в кулаки. Взгляд поник, как увядший цветок, а лепестки алых губ сомкнулись в тонкую нитку. Зная Венессу, могла поклясться: девушка хотела ответить чем-то едким, подобно лесной гадюке, ужалить Миру в самое ее уязвимое место — а таких у девочки было с полное лукошко — но внезапно прекратила словесную бомбардировку. Замолчала так, как будто признала свое поражение.

Похоже, слова девчушки саданули Несс по открытой ране. Причем не хило. Вон как губы поджала, да и слезы набежали на глаза…

Если в будущем Мира пожелает остаться со мной, то ей придется кардинально изменить свое отношение к Венессе. Слишком уж малышка вспыльчивая, упрямая, и говорит, что думает, прямо в лоб собеседнику, не заботясь о последствиях.

Иногда в этой девчонке узнаю себя. Может, поэтому мы с ней так хорошо поладили.

— Девчата, давайте жить дружно, — провозгласила, вставая между спорщицами, которые все еще продолжали сверлить друг друга глазами. — Ибо, если так не получится, нам придется разъехаться.

— Она первая начала, — запищала Мира и, бросившись ко мне, вцепилась в полы моей футболки.

— Мне без разницы.

Плохое поведение надо пресекать на корню. Даже если сердце кровью обливается, когда смотришь в глаза ребенка — чистые, девственные, открытые, только познающие этот мир, пытающиеся найти ответы на все свои «почемучки». Все равно иногда необходимо быть жесткой. В меру, конечно. Не стоит перегибать палку.

Я опустила ладонь на курчавую макушку, слегка взъерошила темные волосы.

— Если думаешь, что, обидев другого, выглядишь круто, то ты ошибаешься. Бить по больному, унижать, оскорблять — удел слабых.

Мира виновато опустила взгляд, уткнулась лбом мне в живот. Видимо, поняла. Девочка-то она не глупая. Только вот воспитывать некому было. Оттого и ведет себя, как дикая кошка.

Малышка неожиданно отпрянула от меня и, подбежав к Несс, начала извиняться. Сценка закончилась примирением, а к тому времени зажужжал таймер духовки, сообщая, что мясо полностью пропеклось.

Пока вытаскивала поднос и резала говядину на ломтики, мои помощницы быстро накрыли стол, закончили нарезать салат из свежих овощей, и вскоре мы запрыгнули на барные стулья и приступили к трапезе…

— Когда вы с Крисом успели разбежаться? — поинтересовалась после ужина, когда уложила Миру в постель и, вернувшись в гостиную, плюхнулась на диван рядом с подругой.

Та сначала делала вид, что увлечена сериалом, но потом наконец тяжело вздохнула и призналась:

— Да вчера. Прикинь, он кого-то себе нашел! Ну, не то чтобы нашел. Сказал, что влюбился, в общем. Небось в блондинку Риэль, что перевелась к нам из северного филиала. Еще та стерва. С тонной макияжа на худощавом лице, да и сама тоненькая, как спичка. Как бы сильным ветром, какие у нас тут частенько бывают, не сдуло бедняжку. Видела, как Крис пялился на нее, когда мы вместе обедали в кафетерии. Настоящий бабник!

Хотелось принять версию Венессы насчет какой-то там блондинки. Про сладострастную натуру Криса и сама была в курсе. Но сердце неприятно защемило, а в душе появилось тревожное волнение. Как ни противно, но себя не обманешь.

Новая «пассия» этого бабника — я.

Только этого мне не хватало!

Обреченный вздох вырвался из моей груди.

— Несс, ты в порядке? — спросила шепотом.

Давно не видела столько печали в ее красивых глазах. Обычно они светятся радостью, счастьем, энтузиазмом, а сейчас… От счастья не осталось ни крошки.

— Угу, — промычала подруга и подняла на меня тоскливые глаза побитого щенка.

Осторожно приобняла бедняжку за плечи и попыталась приободрить:

— Ты достойна лучшего, чем он. Уверена, мужчина твоей мечты давно уже отправился на поиски своей возлюбленной, то есть тебя.

Подруга печально улыбнулась и положила голову мне на плечо. Потом мы молча смотрели по блоку какую-то мыльную оперу. Я даже и не вникала в сюжет, думала о своем и заботливо гладила Венессу по волосам, пока та не уснула.

Оставив девушку на диване, укрыла ее одеялом, подложила под голову подушку, и отправилась спать сама.

Предстоящий день сулил быть насыщенным важными событиями: первый день в АНС и встреча с Марсом. Не знаю даже, какое из двух волнует меня больше…

— Не паникуй так, все будет нормально. Кому какое дело до твоего запоздалого перевода. Лучше пошли, покажу аудиторию, а то уже скоро звонок. Какой там предмет у тебя сейчас, напомни, — щебетала Венесса, ведя меня под руку по одному из длинных коридоров Академии.

Повсюду сновали студенты, облаченные в темные, отглаженные униформы: парни — в штанах и рубашках, девушки — в приталенных платьях до колен. Ансамбль завершал строгий пиджак с ярким золотым пятном на груди — гербом Академии.

Взглянула на выданное мне на ресепшене расписание. Руки дрожали, а вместе с ними и перемятый от волнения листок. Не понимала, почему так взбудоражена. С раннего утра сама не своя.

Хотя, чего греха таить, в глубине души дико волновалась по поводу реакции будущих одногруппников на мое появление. Вдруг они такие же, как и бывший парень Несс? Заносчивые маги, которые на дух не переносят людей. А мне с ними придется учиться несколько лет. Если честно, хотелось бы завести друзей, а не нажить неприятностей на свою пятую точку.

— Боевая магия, — прочла вслух, когда наконец совладала с дрожью, и тяжело вздохнула.

— Тогда нам сюда, — Венесса свернула за угол, увлекая меня за собой.

Пронеслись по коридору-мосту к соседнему корпусу, преодолели несколько лестниц, пересекли пролеты и вскоре оказались у настежь открытых дверей, ведущих в просторный светлый зал. Лучи утреннего солнца лились из больших окон, отскакивали от глянцевого дощатого пола и стен и танцевали на лицах студентов, выстроившихся в ряд у дальней стены.

— Иди-иди, занятие вот-вот начнется, — аккуратно подтолкнула меня в спину Венесса и, прежде чем скрыться в массе мельтешивших по коридору учащихся, подбодрила: — Удачи!

Перешагнула порог, и двери с шумом захлопнулись. Стоящий посреди зала преподаватель в длинной черной мантии обернулся на звук. Это был высокий, худой, как палка, маг с хмурым, уставшим от повседневной рутины лицом, впалыми, как у мертвеца, щеками и длинной серой бородой с заостренным концом. Крючковатый нос напоминал клюв хищной птицы, а голову украшала обширная, гладкая и настолько блестящая лысина, что от нее, так же, как и от стен, вполне могли бы отскакивать веселые солнечные зайчики.

Тонкая мужская рука взметнулась к потолку, и просторное помещение заполнил звук скрипучего голоса, весьма подходившего к внешнему виду своего хозяина:

— Доброе утро! Теперь все на месте, можно начинать. Новенькая, что стоите истуканом? Испугались своих сокурсников? Не бойтесь, они не кусаются, быстро вставайте в строй!

Под гнетом строго взгляда старика примостилась в самый хвост шеренги, скинула рюкзак на пол и притихла. Пока преподаватель посвящал нас в план занятия, я с любопытством разглядывала студентов. Поначалу попадались на вид дружелюбные ребята. Один из них, вихрастый блондин с сочными синими глазами, подмигнул, перехватив мой взгляд, отчего я немного смутилась, но тут же взяла себя в руки и улыбнулась в ответ. В другом конце ряда стояла группка стройных, красивых, как куколки, девчонок. Две шатенки, одна блондинка. Шелковые, аккуратно уложенные волосы, в меру яркий макияж. Черные платьица идеально обтягивают хрупкие, женственные фигурки.

Блондинка совсем не по-доброму зыркнула в мою сторону и вскинула выше прежнего свой острый подбородок. М-да… Небось здешняя королева. От таких зазнаек лучше держаться подальше.

— Крисстофер, выходите вперед, покажите классу, как выполнять это упражнение, а я пока установлю препятствия, — закончил свою речь старик и отошел к дальней стене, которую покрывали сотни разных символов.

Рассматривая их, не сразу обратила внимание на вызванного студента. Но когда тот уверенной походкой прошел на место преподавателя и начал пояснять формулу базового защитного заклинания, меня от звука знакомого голоса словно разрядом тока шибануло. Перед собой увидела не какого-то там неизвестного, безликого Крисстофера. Передо мной стоял бывший парень Венессы.

Чем только Траклит не шутит. Угораздило же попасть в группу именно с ним!

Моему негодованию не было предела, внутри все бурлило, как зелье в котле. Только вот котелчик-то, кажется, оставили без присмотра, и теперь это самое зелье из моих эмоций выплескивается через край.

Пока пыталась остудить кипящее внутри раздражение, Крис успел закончить объяснения. К нему сбоку пристроился старик и затараторил командным тоном быстро-быстро, проглатывая слова, будто дома утюг оставил включенным и поскорей хотел завершить урок, чтоб побежать его выключить.

— Все поняли? Молодцы! Теперь двигаемся вон к той стене, мы называем ее фронтовой линией, запомните, пожалуйста! — Его голос неожиданно стал писклявым, а костлявый указательный палец снова взметнулся вверх. Правда, почти сразу старик подобрался, спрятал руку под мантию и продолжил: — И один за другим начинайте двигаться от точки к точке, они помечены символами на полу, метрах так в двадцати от линии фронта. Только не забудьте создать и удерживать щит, в формулу которого вас посвятил Крисстофер. У каждого пункта вас будут атаковать базовые стихийные чары. И чтобы никаких разговорчиков в строю! Все, начинаем!

Выслушав напутствие преподавателя, наша группа задвигалась гусеницей к стартовой позиции. Студенты быстро переговаривались друг с другом, некоторые что-то бормотали, видно, формулу практиковали. А я тем временем подбежала к старику и начала объяснять, что не смогу принять участие в практическом задании, потому что не умею пользоваться магией (тут и дураку должно быть понятно — я ведь человек!).

— Милочка, как так не можете? — Мелкие серые глазки бородача округлились, косматые седые брови сдвинулись к переносице, и между ними пролегла глубокая морщина. — Вы что, не поняли формулу чар?

— Формулу-то я поняла, не в этом проблема. Видите ли…

— Так, все, не тратьте мое драгоценное время. Это самое базовое заклинание — проще не бывает. У меня внучок им вовсю пользуется, а вы тут стоите! Ну-ка, быстро в строй к остальным! — гавкнул старик и отмахнулся от меня своей костлявой рукой.

Потом демонстративно развернулся на сто восемьдесят градусов и размашистым шагом направился в сторону своего рабочего места, расположенного недалеко от фронтовой линии. Там громоздился огромный, словно взлетно-посадочная полоса, стол, заваленный кучей свитков, бумаг, каких-то приборов; за ним возвышалось шикарное резное кресло, покрытое алым бархатом; а рядышком расположился массивный, совсем не к месту, глиняный горшок с шипастым кактусом, который, казалось, карабкается по стене к высоченному потолку. Неплохо устроился старикан — видимо, все свое время проводит в этом зале, потому и оборудовал здесь собственный кабинет.

Обреченно вздыхая, проследила за тем, как грозный маг привычным движением руки распахнул мантию, снял и кинул ее на высокую спинку кресла, а потом сел за стол. Локти деловито опустил на заваленную бумагами поверхность, а цепкий взгляд устремил на перешептывающихся студентов.

«Что толку унывать из-за этого вредного ходячего скелетона», — подумала я. Поэтому вернулась к шеренге и решила понаблюдать за остальными ребятами. Первым делом следует выявить порядок, в котором их будут атаковать стихийные чары. Может, найду способ, как уклониться от ударов.

Итак, щит выставить не получится. Мой дар тут бесполезен. С его помощью смогу только выявить структуру да консистенцию магической энергии, а как от нее потом отбиться — без понятия. Думала, этому здесь научат! Но, похоже, придется разбираться во всем самой.

После занятий точно к ректору наведаюсь — мог бы заранее уладить этот неловкий момент с моей расовой принадлежностью. Конечно, сейчас уже поздно — вон народ начал двигаться вперед, становясь на указанные на полу точки, — но так, на будущее, было бы неплохо, если б преподаватели учитывали диапазон моих способностей.

Первым в очереди стоял Крис. Он, укрываясь полупрозрачной, на вид стеклянной преградой, прошел испытание с небывалой легкостью. Ни на одном препятствии не замедлил уверенный шаг к финальной точке. А препятствия были разнообразные и очень-очень непростые: водяные струи били в его щит и отбрасывали брызги во все стороны, подымая волну смеха и ропота среди студентов; из стены хлестало жаркое пламя, которое укрывало юношу огненным коконом и в один момент едва не дотянулось до его штанины; сильный ветер со свистом ударялся о защитный барьер и, меняя направление, проносился по залу, приподнимая женские юбки, отчего девчата взвизгивали как ужаленные, а потом смущенно придерживали подолы руками, пока не утих ветер.

Сегодня я увидела Криса совсем с иной стороны.

Парень оказался способным магом. Его стальной выдержке и полной концентрации мог бы позавидовать любой находящийся в зале студент. Про талант вообще молчу. Молодой человек прямо-таки с изяществом балерины развернул перед собой магический щит — не каждому такое под силу.

В общем, этот заносчивый придурок меня удивил.

Вторым полосу препятствий прошел вихрастый блондин, который тоже держался вполне достойно. Только вот все его движения были какие-то агрессивные, резкие. Тогда, обратившись к своему дару, решила выяснить, почему парень так себя ведет.

Оказалось, что у синеглазого эпицентр магии перенасыщен энергией. Она клубилась в нем, как звездная материя перед взрывом, и парень просто-напросто пытался удержать ее в узде. Стоило ему отчерпнуть немного энергии для создания щита, как из эпицентра хлынул мощный поток. Юноша пытался направить лишнюю силу обратно и одновременно удержать защитный барьер.

Да, блондину явно не хватает концентрации. По сравнению с Крисом он кажется ребенком, делающим первые шаги. Однако если будет стараться, уверена, из него выйдет превосходный маг — с такой-то силищей.

Остальные студенты с горем пополам добрались до финала. Блондинка, что одарила меня в начале занятия не очень радушным взглядом и половины не осилила, так же, как и остальные девчонки, выступающие после нее. Старик, не вставая со своего кресла, махнул рукой на стену с символами и прорычал неизвестное мне заклинание, остановив огненный поток, пока тот не превратил испуганную блондиночку в уголек.

Когда настал мой черед, я в молитвенном жесте сложила ладошки и мысленно попросила Диару помочь не опозориться перед сокурсниками. Правда, как это сделать, — наверное, даже богиня не знает.

Вдох-выдох…

Шаг вперед.

Обратилась к своему дару и выпустила магию наружу. Кулон на шее тут же активировался, налился теплом. Энергии в нем было достаточно, только вот толку от нее сейчас было мало, впрочем, как и от моей силы.

Первое препятствие — водные струи.

С помощью дара легко разобрала формулу символов, выстреливающих воду. Помимо этого, кристально ясно видела малейшее движение сгустков энергии. Поэтому с легкостью предугадала начало удара и уклонилась от потока воды.

Мощные струи били из стены в самую середину зала, с шумом обрушиваясь на дощатый пол. Я смотрела на мелкие символы, из которых были сплетены водяные чары, и удивлялась простоте их экспозиции — гениальная работа. Даже не верится, что ходячий скелетон сам создал их.

Одна мысль зацепилась за вторую, и тут в голову пришла гениальная идея.

А что если попробовать «схватить» эти самые водные чары за безопасные участки в сплетениях? Тогда, слегка изменив их формулу, смогу попробовать задать другую траекторию движения струй… В результате у меня появится шанс преодолеть следующее препятствие — огонь.

Медлить не стала и сразу приступила к делу, а то состояние не из самых приятных, когда находишься на виду у всего класса как на ладони. Некоторые студенты наблюдали за мной с неприкрытым любопытством, кто-то же глумился — их смех уловила и за шумом струящейся воды.

С точностью ювелира и осторожностью сапера расположила пальцы на сгустках материи, в голове быстро переделала формулу чар, повторила ее несколько раз по кругу, а потом послала мысленный порыв в кончики своих пальцев. Магические символы мгновенно оживились, заплясали в танце, меняя свой вид и прыгая с места на место, и когда новая версия заклинания закрепилась, ловким движением рук перенаправила струю воды вбок и вниз, чтобы не задеть студентов.

Вода с легкостью поддавалась моим маневрам, и я сделала шаг к следующей точке. Символы на стене пришли в движение, через пару секунд с того места хлынет яркое пламя. Приготовилась направить туда струю, уже предвкушала, как две стихии столкнутся друг с другом.

Но неожиданно поток прекратился — кто-то перекрыл чары. И остатки воды с шумом рухнули на пол, облив меня с ног до самого пояса. В следующий миг увидела, как движется огненный шар. Не успела ни отпрыгнуть в сторону, ни даже наклониться, уж слишком быстро, со скоростью молнии, приближалось пламя. Лишь укрыла свое лицо предплечьями, зажмурилась и вся сжалась, мысленно представляя, как сейчас загорюсь.

По залу пронесся многоголосый крик…

Секунда, вторая…

Ничего не произошло. В голове гремел учащенный пульс испуганного сердца, где-то позади ворчал преподаватель…

Открыла глаза и увидела перед собой полупрозрачный щит, в который билось беснующееся пламя.

Защитная преграда представляла собой тонкое, изящное волшебство, символы струйками переплетались по всему размеру щита, образуя сетку. Взгляд скользнул по энергетическому каналу от барьера к источнику магии и остановился на Крисе, выставившем руки в мою сторону. С пальцев юноши сочилась энергия.

Какая отменная реакция!

Скелетон и тот не успел ничего сделать. Хотя препод не в курсе, что я человек, так что ожидать от него многого и не стоило. Это он, скорее всего, и перекрыл водные чары, чтобы я двинулась к следующей точке, ну, или подумал, что формула сбилась, раз поток воды сменил направление. Даже не подозревал, что происходило на самом деле. Не мудрено — структуру магии, в отличие от меня, он не видит.

А вот Крис наверняка предугадал мой провал и все это время был наготове. За это была ему очень благодарна.

Наставник на ходу вскинул руку, щелкнул костлявыми пальцами и забормотал что-то невнятное. Пламя вмиг рассеялось, а после него исчез и щит.

Старик тут же накинулся с претензиями, не давая и словечка вставить: «Почему не создала барьер? Что натворила с водными чарами? Зачем вообще ступила на линию фронта, если ни на что не способна?»

Ошеломленные студенты вытаращились на меня, как на чудную девчонку, которая дверью в учебное заведение ошиблась. Хотя к некоторым, по-моему, все же пришло осознание случившегося. Это было заметно по их спокойной реакции и любопытным взглядам, что скакали подобно кузнечикам от меня к Крису и обратно.

Взглянула на выручившего меня мага и одними губами произнесла: «Спасибо».

Затем собрала волю в кулак и, перебивая ворчание преподавателя, попросила у него разрешения отлучиться из класса, чтобы привести себя в порядок. Старик не возражал, лишь небрежно махнул рукой на двери и направился к стене с символами.

Я на ходу подобрала свою сумку и зашагала к выходу. Между лопаток ощущала колкие взгляды студентов, пока не скрылась в коридоре.

На ковер с меня капало, в ботинках хлюпала вода, но я с мужеством несгибаемого воина стремительно двигалась к дамской комнате. На ожидаемую реакцию редких прохожих — культурный шок — отвечала широкой улыбкой во все тридцать два зуба и высоко поднятой головой. Ну, а что еще оставалось? Пусть лучше думают, что у меня винтиков в голове не хватает, нежели еще что-то несусветное.

Привести себя в порядок по-человечески не получилось: выжала одежду настолько сильно, насколько смогла, но она все равно оставалась насквозь промокшей.

Выскочила из уборной и направилась было на ресепшен — должна же у них быть запасная форма Академии! — но наткнулась на Криса. Парень задумчиво стоял, прислонившись к стене. Небось меня поджидает.

Внезапно захотелось высказать ему обиду за то, что ранил мою подругу. Но с другой стороны, эти двое, насколько мне известно, не давали друг другу никаких обещаний. Так что ничего омерзительного или неправильного, на самом деле, молодой человек не совершил. Он был честен и с Несс, и со мной. Это качество, чего уж греха таить, после некоторых раздумий сделало его более привлекательным в моих глазах. Да и неоспоримый факт, что помог мне на занятии, тоже в плюс в его копилку.

Поумерив пыл, решила не заводить разговор о Венессе. В конце концов, их отношения меня совсем не касаются.

— Как ты? — спросил Крис, отлепившись от стены.

— Нормально. Спасибо, что помог. Сегодня в обязательном порядке наведаюсь к ректору, улажу вопрос с моими способностями и менторами, которые ничегошеньки о них не знают. — Пожала плечами, а потом поинтересовалась в непринужденной манере, хотя уже знала ответ, ведь другого, ну, просто не могло быть: — А ты чего здесь забыл?

— Гимурт послал. Вдруг тебе помощь какая нужна. — Золотые глаза мага прошлись по моей фигуре сверху вниз, уголки губ дернулись. Показалось даже, что юноша еле заметно ухмыльнулся, но подавил желание произнести какую-то колкость. Вместо этого, подняв голову, предложил: — Давай отведу к куратору, попросим тебе униформу. В противном случае, он тебе хоть одежду высушит, сам не смогу, извини, не та направленность магии.

На самом деле не было желания проводить время с бывшим парнем Несс, однако занятия сейчас в самом разгаре и до подруги уж точно не дозвонюсь, ректора беспокоить по таким мелочам не вижу смысла, а Крис — единственный, кого знаю.

— Ладно, просто покажи кабинет куратора, дальше я сама.

Парень согласился, и мы направились прямиком туда. Пока блуждали по коридорам, молодой человек попытался завязать разговор о том, что же произошло во время занятия и как у меня получилось сменить траекторию потока воды. Не желая раскрывать тайну своего дара, лишь буркнула в ответ: «Не знаю, сама не поняла». Слава Диаре, что к тому моменту мы уже подошли к нужной двери, а то вопросы моего сопровождающего становились все более и более провокационными.

— Еще раз спасибо, пока! — произнесла быстро и постучала.

Мужской голос с той стороны пригласил войти. Напоследок улыбнулась Крису и потянула за ручку.

Куратор оказался добродушным магом с располагающей внешностью: коренастый, круглолицый, с большими зелеными глазами, глядящими через толстенные стекла роговых очков. Как только переступила порог, мужчина окинул меня задумчивым взглядом, после чего подскочил с кресла и прошуршал до высокого шкафа в дальнем углу. Потом меня укутали в огромное махровое полотенце, всучили кружку с каким-то отваром, а когда я пересказала, что произошло на занятии, утаив лишь маленькую деталь — свой дар, куратор сердито нахмурил пушистые брови и покачал головой.

— Прошу прощения, Ремианна. Гимурт, ваш преподаватель по боевой магии, к сожалению, не смог присутствовать на вчерашнем собрании, где я пояснил о вашем положении всем остальным. А утром был настолько занят, что это из головы вылетело. Сегодня-же поговорю с ним. И еще… — Куратор запустил пальцы в густую копну светлых волос, взъерошил их еще больше и продолжил: — Со следующей недели к нашему преподавательскому составу добавится достопочтенная Ануанна Роза, верховный маг и целитель. Она напрямую будет заниматься с вами, оценит ваши способности, поможет разобраться с тем, как работает ваша магия и, возможно, поспособствует развитию вашего дара.

Слушала куратора и не могла поверить в такое везение. Скорее всего, ликующая радость отразилась на моем лице, потому что во время своей речи мужчина остановился буквально на пару секунд, и в этот миг его лицо озарила понимающая улыбка.

Из кабинета я вышла, излучая сокрушающий все на своем пути позитив. Готова была просто горы свернуть!

Глава 7. Кареглазая заноза и тайна Марса

Следующие лекции по теории магии прошли на «ура». Оказалось, что я знаю даже больше остальных студентов. Да и препод попался классный!

Это была женщина спортивного телосложения и довольно низенького роста по имени Элевиса Бардол. После занятия наставница подозвала меня и сказала, окинув добродушным взглядом снизу-вверх:

— Девочка моя, наверное, ты думаешь, что вся эта теория тебе не нужна, раз ты не можешь пользоваться той магией, которой владеют остальные ребята, но это не так. Тебе, как никому другому, в обязательном порядке стоит выучить максимум волшебных формул. Ведь ты их видишь, и чтобы понимать, что именно перед тобой, — нужно много знать. — Преподаватель осторожно взяла меня под локоток, увлекая в сторону, и заговорила шепотом: — После того как узнала, что у тебя за дар, мне не терпится начать с тобой работать по-серьезному. Поэтому я обратилась в имперскую библиотеку за пропуском в тайный отдел, где хранятся книги магических кланов. Сослалась на твою редкую магию, которую нужно изучить. Думаю, этот процесс займет несколько дней. Но если мне удастся заполучить пропуск, осознаешь, что за этим последует? — в мелких глазках преподавательницы вспыхнул исследовательский интерес.

Я, если честно, не разделяла энтузиазма собеседницы, потому что не понимала, что особенного содержится в книгах, изданных магическими кланами, и чем они вообще могут отличаться от всем известной учебной литературы. Скорее всего, женщина заметила недоумение на моем лице, поэтому быстро пояснила:

— Возможно, нам удастся определить тип твоей магии.

— Но как?! — не сдержавшись, выпалила я.

Студенты, уже было покидавшие аудиторию, остановились, услышав мой возглас, несколько пар любопытных глаз устремились в нашу сторону.

— Тише, тише… — легким жестом руки Элевиса попыталась умерить мой пыл.

Каких только заклинаний я уже не перепробовала, чтобы понять природу своей магии. Ведь когда знаешь, с чем имеешь дело, то работается легче. А так, вслепую, трудно пока что.

— Это долго объяснять, лучше сама поищи информацию о книгах магических кланов, тогда и поймешь — что к чему. У меня, конечно, есть одно предположение… — Женщина помедлила пару мгновений, а потом словно решилась. Ее толстые губы приблизились к моему уху вплотную, и она прошептала тихо-тихо, так, что даже я едва расслышала: — Ты обладаешь магическим абсолютом…

Сказав это, госпожа Бардол отпрянула от меня и задорно подмигнула:

— Ну, все, беги на обед, а то всю вкуснятину разберут!

Улыбнулась ей в ответ и, попрощавшись, последовала за группкой спешащих в столовую студентов. В голове вертелись слова Элевисы про меня и «абсолют». Но верилось с трудом. Этого просто не может быть! Наверняка препод ошибается. Ведь абсолют — это магическая сила в наивысшей степени. Сколько магических абсолютов, столько и разновидностей магических талантов. Обычно таким типом волшебства обладают только чистокровные маги. А я — человек… Напутала что-то наставница…

Помещение столовой, как и все остальные в Академии, оказалось просторным и светлым. Добротное дерево покрывало стены, украшенные картинами местных художников, а также пол, блестевший под лучами полуденного солнца, проникающими через огромные арочные окна. Повсюду сновали студенты с подносами, наполненными аппетитно пахнущей едой. Со всех сторон доносились шумные разговоры, звон посуды, задорный смех.

Пристроилась к концу длинной очереди в кассу. А блюда оказались, на удивление, разнообразными: сочные листья салата, украшенные румяными помидорами и свежими огурчиками; несколько видов запеченного мяса; вафельные корзиночки с душистыми ягодами и фруктами; и много-много другой вкуснятины. Так что до отказа набить тарелку труда мне не составило. Потом заказала черный кофе и, расплатившись, поплыла по залу в поисках свободного места. Заметив одно у дальнего окна, направилась туда.

Первый день в Академии пока что проходил лучше, чем представляла себе заранее. Правда, так я думала до момента, пока не споткнулась о чью-то нарочно выставленную в проход ногу и не шмякнулась на пол головой вперед, носом вниз. Поднос рухнул на дощатый паркет вместе со мной, звон разбившейся посуды заполнил весь зал.

Веселые разговорчики на несколько секунд стихли, а я, помимо ноющей боли в коленках и ладонях, всей кожей ощутила насмешливые взгляды присутствующих.

Вот так просто, в один нелепый миг, мое жизнерадостное настроение укатилось к траклиту под хвост!

Чего-чего, но таких шуточек от студентов АНС я точно не ожидала. Вроде бы уже совсем не дети, а ведут себя как настоящие приматы!

Вдохнула полной грудью и медленно выдохнула, подавляя желание выплеснуть все свое негодование на придурка, решившегося выставить меня на посмешище в первый же учебный день. «Отскребла» себя от пола, приподнялась на локтях и посмотрела, откуда прилетела подножка.

За ближайшим столом сидела куколка-блондинка с невинным выражением лица: удивленный взгляд, взволнованно хлопающие реснички. Для пущего эффекта даже алые губки сложила буковкой «О».

На дне карих глаз гадюки плескалась издевка — ее разглядела сразу. Руки так и чесались придушить девчонку. Но я понимала, что будет лучше для всех, в смысле, для меня и куколки с ее подружками, если отпущу ситуацию. Иначе быть войне.

Блондинка вскочила со стула и кинулась ко мне.

— Ты в порядке? — протянула руку, наигранно улыбаясь.

Я взглянула на развернутую ладонь, тонкие пальцы с аккуратным маникюром и с трудом подавила в себе желание «хрустнуть» одним из них так, чтоб фальшивая улыбка испарилась с лица негодницы. А потом — будто и не распласталась самым неэстетичным образом на полу столовой под сотни насмешливых взглядов, а наоборот, грациозно возлежала на берегу теплого моря под ласковым солнышком — светски-непринужденно ответила:

— Да, спасибо.

Схватилась за протянутую руку, осторожно поднялась и в упор посмотрела на наблюдавших за сценкой студентов. Те, словно провинившиеся щенки, тут же попрятали глаза и сделали вид, что заняты своими делами — обедом, чтением книг, разговорами. Кафетерий вновь ожил, а я перестала ощущать себя в эпицентре всеобщего внимания.

Интересно, Венесса все это видела? Да нет, вряд ли. Мадемуазель, по-моему, снова сидит на одной из своих излюбленных диет. К тому же, уверена, подруга так просто куколке ее проделку не спустила бы, заступилась бы за меня со всем жаром своей неукротимой натуры.

Блондинка между тем встрепенулась и запела соловьем, натянув на смазливое личико приторно-ласковую улыбку:

— Будь осторожна, вокруг много недоброжелателей. Сама знаешь, твоему переводу мало кто рад. Мы, маги, готовимся к поступлению в Академию с самого детства. Представь реакцию ребят, когда они узнали, что какая-то человечка с минимальным уровнем дара будет учиться вместе с ними.

Вот! Сказала гадость, а лыбится по-ангельски. Так и дала бы между глаз! Впрочем, это я всегда успею…

А припугнуть гадюку не мешало бы немедленно, чтоб отбить в ней охоту впоследствии жалить в спину. Поэтому шумно выдохнула и, приблизившись, ответила нарочито серьезным тоном, так, чтоб нахалке реальность не рисовалась в слишком уж радужных тонах:

— Прости, не знаю твоего имени… — Пожала плечиком и тут же продолжила, не дав возможности собеседнице и слова вставить: — Но вижу, ты девушка с о-о-очень доброй душой. Одна из всего зала решила мне помочь. Наверное, я расскажу об инциденте куратору и обязательно упомяну о тебе. Уверена, это пойдет тебе только на пользу! Вроде как в зале имеется множество камер, и преподаватели с легкостью смогут определить, чья эта затея с подножкой. Шутники получат по заслугам! Со своей стороны попрошу, конечно, чтобы их не выгоняли из учебного заведения за явное проявление расовой нетерпимости, которая, как всем известно, в наше время совсем не приветствуется. Обещаю, что скандала устраивать не стану, как-никак мы в Вениуме, а здесь все живут дружно. Не так ли?

Лицо блондиночки побелело, а мордашки ее подружек вытянулись. Все ошеломленно вытаращились на меня.

Я игриво подмигнула красоткам и добавила, весело махнув рукой на разбитую посуду и разбросанную по полу еду:

— Поможешь? Спасибо! Ты самая лучшая!

Девушка недовольно кряхтела, но покорно собирала виноградинки с паркета. После того, как все было убрано, я поблагодарила «помощницу» и, развернувшись, уверенным шагом направилась на выход, отважно принимая на себя осуждающие взгляды со всех сторон.

Искренне надеюсь, что куколка больше не выкинет подобный выкрутас. Ибо только одной Диаре известно, сумею ли сдержаться в следующий раз…

До распахнутых дверей оставалось несколько метров, я уже предвкушала, как скроюсь в безлюдном коридоре и меня, хотя бы до окончания обеденного перерыва, оставят в покое.

И тут в столовую влетела разъяренная Венесса. Глаза красные, мокрые от слез, на щеках темные дорожки потекшей туши. За ней по пятам следовал Крис.

Неужели снова что-то не поделили? Расстались ведь уже. Чего теперь-то ругаться?

Подруга, завидев меня, ускорила шаг. Я уже мысленно подбирала слова утешения.

И тут… И тут произошло нечто невразумительно-неожиданное. Оказавшись рядом, девушка размахнулась и… отвесила мне увесистую пощечину. Звук удара разнесся по всему кафетерию. Студенты вновь умолкли, а я непонимающе уставилась на Несс.

Щека горела, в груди пекло. За что она так со мной?!

На лице подруги отражалась неподдельная ненависть: глаза злобно горят, как у голодного волка, губы дрожат, крылья носа грозно раздуваются…

— Мы больше не друзья… — процедила она и сорвалась с места.

Отбежала к окну, и уселась за свободный столик.

Понурый Крис, медленно проплывая мимо меня, одними губами прошептал: «Прости», — а потом пристроился на сиденье рядом с Венессой и начал что-то ей говорить.

Что ж, все ясно — моя красавица узнала, кто новая пассия у ее бывшего возлюбленного.

Вот же придурок! Кто ж в здравом уме пускается в откровения со своей бывшей, да еще сразу после расставания? Самый настоящий осел! Ладно б, я еще взаимностью ответила, но между нами ведь абсолютно ничего такого нет…

Что ж за день-то сегодня! Такое ощущение, что все боги разом рассердились на меня за что-то.

Посмотрела на Несс, но та, поймав мой взгляд, демонстративно отвернулась к окну. Да, похоже, обиделась всерьез. Ладно, остынет, тогда и поговорим. Сейчас к ней лучше не лезть.

Стараясь не думать о происшествиях в столовой, направилась к аудитории, в которой должна была проходить следующая лекция. Молилась, чтобы моя новая студенческая жизнь — хотя бы сегодня! — не преподносила мне больше таких неприятных сюрпризов.

Подобно парящим в ясном небе птицам, быстро и безмятежно пролетел остаток учебного дня. Беспредельно удивило, что меня все же оставили в покое. Почти.

Если не считать косых взглядов, чрезмерно громких перешептываний, в которых то и дело нарочито подчеркнуто произносилось мое имя. Однако так было куда лучше — когда никто не лез ко мне напрямую и я наконец-то смогла сосредоточиться на лекциях, стараясь не обращать внимания на еще кое-какие «мелочи».

Уж больно назойливым показалось повышенное внимание к моей персоне со стороны учителей, которые все повторяли, будто по чьему-то приказу, одно и то же: что им не терпится, мол, окунуться в исследование моего дара вместе со мной. Но и этому испытанию пришел конец.

Вскоре затрещал звонок, давая зеленый свет преподавателю, устало мямлившему слова, завершить последний за день урок, а студентам — покинуть аудиторию и отправиться по домам.

Коридоры неузнаваемо оживились, заполнились гущей шумных, спешащих к долгожданной свободе магов. Меня, как в стаде баранов, толкали со всех сторон, пихали то в одно плечо, то в другое, высокомерно понукая: «С дороги, человечка»! Складывалось впечатление, что они все тут сговорились и теперь не дадут мне покоя уже ни-ког-да…

Оставался один лестничный пролет до входных дверей. «Ничего, уж на улице не должно быть такого столпотворения, — подбадривала себя. — Там и вздохну спокойно». Однако теплившаяся в душе надежда рухнула в тот самый миг, когда на крыльце увидела густую толпу. Ни обойти, ни протиснуться! Да что за траклит их всех тут собрал? Чего они стоят-то как вкопанные?

Из-за своего крошечного роста даже в прыжке не смогла рассмотреть, что происходит. Девчонки взбудораженно «охали» и «ахали», их лица пылали как маков цвет, а во взорах плескались восхищение и совершенно не доступная моему пониманию, неприкрытая ревность. Интересно, кого ревнуют и к кому? Девицы прямо-таки «плавились», как шоколадки под палящим солнцем, и чуть ли не «растекались» липкими лужицами.

Что ж, догадаться нетрудно, кто явился причиной такого ажиотажа. Никак ректор Беллемор собственной персоной явился пред ясные очи своих фанатов, а последние теперь ему (а заодно и мне!) проходу не дают…

Ждать, пока обалдевшие поклонницы отомрут и придут в себя, а толпа рассосется, мне не улыбалось, поэтому решила попробовать протиснуться между «соляными столбами», созерцающими сошедшего на грешную землю «небожителя».

Из плотной массы вылезла, в конце концов, не сама — меня попросту выдавили на ступеньки, прям, как фарш из мясорубки. Правда, рюкзак застрял между плотно прижатыми друг к другу телами невольников своей всепоглощающей страсти. Пришлось бедную сумку вытягивать, чуть ли не ногами упираясь в монолитно сплоченные фигуры «идолопоклонников». Однако выбраться все же получилось, слава Диаре, — и это главное. А когда развернулась, чтобы взглянуть на героя нынешнего светопреставления, увидела совсем не главу Академии…

У подножия лестницы красовался сверкающий отполированной металлической поверхностью мотобайк. А на нем, скрестив в непринужденной манере руки на груди, восседал Кейцер Марс.

Свежий порывистый ветер играл отливавшими синевой черными волосами мужчины, забирался под крылья кожанки, добавляя привлекательной небрежности образу мага. Образу, от которого не только у девчонок в толпе, но и у меня самой буквально потекли слюнки…

Одни кубики пресса чего стоят — маняще бугрятся под обтягивающей белой майкой. Широкий разворот плеч, крепкая жилистая шея с очерченным кадыком. Волевой подбородок задиристо приподнят вверх. А взгляд красных глаз… Открытый, прямой, в меру острый, чуть-чуть нахальный, с легкой задоринкой — он просто-напросто сбивал влет, заставляя бабочек внизу живота трепетать от эмоционального возбуждения.

Могу поклясться, у любой особи женского пола и традиционной ориентации от вида этого брутального красавца снесло бы крышу.

Вот и я не стала исключением… Как только Марс выкрикнул мое имя и легким жестом руки пригласил подойти к нему, мое испуганное сердце тут же провалилось в пятки, а потом резко подпрыгнуло вверх, будто отпружинило ото дна пропасти, в которую я провалилась, и забилось часто-часто. Почувствовала, как щеки мгновенно опалило жгучим румянцем.

Нет, еще при первой нашей встрече обратила внимание на привлекательность мага, однако тогда я так не реагировала. Совсем, совсем не так…

Траклит его побери, отчего же сейчас дымлюсь как масло на раскаленной сковородке?!

Встряхнула руками, пытаясь сбросить волнительное напряжение. Каждая клеточка моего тела — от кончиков пальцев на ногах до самой макушки — кайфовала, вибрировала, словно откликалась на какую-то дикую, но в то же время обалденную энергию, исходившую от Марса. Глотнула побольше живительно-свежего воздуха и, собрав волю в кулак, спустилась вниз по ступеням.

— Здравствуй, Ремианна, как прошли занятия? — спросил ночевик. Потом взял с кожаного сиденья запасной шлем и протянул мне.

Собралась было сказать, что скверно, но, увидев обворожительную улыбку мага, заглянув в горящие энтузиазмом глаза, почувствовала, что мир неожиданно перевернулся.

Реальность заиграла иными красками — живыми, яркими, и все проблемы сегодняшнего дня показались не проблемами вовсе, а так — мелкими недоразумениями, не более. Настолько крохотными, что и упоминать о них не хотелось.

Приняла шлем, надела его, запрыгнула на байк и обхватила руками мужскую грудь так крепко, что даже через слои плотной ткани почувствовала бугорки стальных мышц. И только после этого ответила с улыбкой на лице:

— Занятия прошли … незабываемо!

Между прочим, и не соврала…

Через мгновенье взревел мотор, и мы под визги и стоны студенток помчались прочь от Академии.

Никогда еще не ездила на байке!

Рычание мотора, свистящий ветер, который пронизывает одежду и ощущается всем телом, кроме головы, защищенной громоздким, неудобным шлемом. Должно быть к этому виду снаряжения уж точно нужно привыкнуть. Просто так эта вещица не полюбится — съезжает то на одну сторону, то на другую. Представляю, как будут выглядеть мои спутанные в узелки волосы, когда сниму этот «головной убор».

Однако все мелкие неудобства затмевал мощный выброс живительного адреналина в кровь. Ведь мы мчались с бешеной скоростью.

Сначала было лишь чуточку страшно. А потом в голове мелькнула внезапная мысль: «А вдруг разобьемся?» И я крепче стиснула своего спутника.

Почувствовала каменные мышцы его груди, заметила, насколько уверенно он держится в «седле», и все мои страхи как ветром сдуло.

И я просто решила насладиться ездой. Представила себя диким ястребом, лавирующим между сотнями быстро движущихся мобилей, несущимся вдоль узких безлюдных переулков, огибающим острые углы тянущихся ввысь многоэтажек.

Время потеряло свою власть надо мной, и я полностью утонула в моменте, погрузилась в него с головой. Даже не заметила, как прибыли на место. Остановились прямо у входа в крошечный дом, причем, как мне показалось, давным-давно заброшенный.

По периметру его огибала желтая лента с надписью: «Осторожно! Строительные работы». Черепичная крыша была пробита упавшим деревом. Картину дополняли — ей богу, как в первосортных ужастиках, — разбитые окна с деревянными створками, которые качались и скрипели на волнах порывистого ветра.

«Где мы, однако?!» — горел яркой лампочкой единственный вопрос в моей голове.

Похоже, эту мысль я произнесла вслух, потому что Марс немедленно отозвался:

— У входа в бюро. — Он ловко спрыгнул с байка и протянул руку в кожаной перчатке. И тут же добавил, наверно, уловив мое замешательство: — Как видишь, он скрыт иллюзорной магией. Впрочем, как и дорога сюда.

— О-о-о, — протянула, хватаясь за мужскую ладонь и спрыгивая на тротуар. — Теперь ясно, почему на улице ни души.

Быстрым взглядом окинула соседние здания, которые выглядели нежилыми тоже. Неужели все здесь — сплошная иллюзия?..

— Большая территория скрыта чарами. Необходимые меры предосторожности, — пояснил маг, потом взял у меня шлем и поместил на свободную ручку байка (на другой уже висел его собственный). Затем кивнул на держащуюся «на соплях» дверь, пропуская меня вперед: — Прошу.

— Спасибо, — ответила неуверенно.

Честно сказать, постройка выглядела так, будто вот-вот развалится. На нее и дышать-то страшно было. А что произойдет, когда приблизимся вплотную? Бр-р-р.

Взглянула на Марса, терпеливо ожидающего, когда соизволю сдвинуться с места, и обреченно вздохнула, решившись. Ну, раз мистер верховный маг говорит, что все это — иллюзия, то наверняка так оно и есть. Главное слово здесь — наверняка.

Медленно пошла по тротуару, не отводя взгляда от доходяги-домика, — а вдруг все же рассыплется в прах прямо на моих глазах?

— Боишься, что ли? — Ночевик осторожно похлопал меня по спине, подталкивая вперед. — Иди давай. Говорю же, это попросту ил-лю-зи-я.

Тут он ловко обогнул меня и вмиг оказался на самой верхней ступеньке. В ту же секунду источенная временем, болтающаяся на ржавых петлях деревяшка, притворяющаяся дверным полотном, превратилась в крепкую и надежную, массивную железную дверь. А затем и вся иллюзия потихоньку растворилась в вечерней прохладе, явив моему взору многоэтажное здание из темного кирпича с тонированными стеклами окон.

Как будто и не было на этом месте еще минуту назад никаких развалин!

Быстренько огляделась и удивилась еще больше. Контору окружал высокий каменный забор, за которым виднелись верхушки деревьев бескрайнего, густого леса. Вот это чудеса! Первоклассная работа!

Кто же этот могущественный маг, создавший заполняющее все вокруг волшебство? Магическая формула должна быть, ну, о-о-очень заковыристая… Интересно, где Кейцер раздобыл такого мастера, и откуда у ночевика, пусть даже и весьма востребованного, средства на оплату столь недешевой услуги? Точно, точно! Чары, что необходимо поддерживать постоянно, можно даже сказать, — ежесекундно, обычно чрезвычайно сложны и весьма дорого стоят.

Хм-м-м. Наверняка без ректора Беллемора здесь не обошлось.

— Никогда не видела иллюзию? — поинтересовался хозяин бюро и ухватился за ручку железной двери.

Раздался щелчок, и та распахнулась.

— Ну, почему? Видела. Но чары столь высокого уровня — еще не доводилось. Впечатляет! — ответила, проходя внутрь.

Помещение оказалось светлым, просторным, по-офисному уютным, насколько вообще такие места могут быть уютными. Повсюду стояли керамические горшки с сочно-зелеными растениями; висели сделанные известными фотографами снимки диких зверей и укромных местечек планеты. Лазурный океан, бескрайние поля, извергающиеся вулканы — все поражало воображение…

— Добрый вечер. Ну, наконец-то! — Из-за высокой стойки ресепшена вышла стройная девушка с темными кудряшками. В тонких руках — целая стопка бумаг, которые она тут же передала Кейцеру и защебетала как соловей: — Вас клиент уже дожидается в кабинете, где вы были? — Карие глаза красотки посмотрели с прищуром на меня, а потом на Марса. — Неужели забыли о встрече? Я ведь вам напоминала еще на прошлой неделе!

Девушка артистично схватилась обеими руками за голову и зашагала обратно на свое место.

— Разбирайтесь с ним сами! — недовольно проворчала она, садясь в кресло.

— Ладно, ладно, не кипятись, — произнес ночевик, стараясь удержать в руках пирамиду из папок. Затем глянул на меня. — Пожалуйста, подожди меня здесь. Я недолго.

Со стороны ресепшена послышалось возмущенное «кхм», а потом девица буркнула:

— Это он всем обещает.

Какая странная у Марса сотрудница! Так высокомерно разговаривает с боссом… Или у этих двоих куда более тесные отношения?

Присела на одно из белых кожаных кресел, полумесяцем расположенных вокруг журнального столика. Хозяин конторы скрылся за дверью кабинета, секретарша нервно застучала по клавиатуре, время от времени кидая недобрые взгляды в мою сторону.

М-да… Надеюсь, ждать придется недолго.

Позади секретарши висели настенные часы, похожие на металлический диск. Секундная стрелка еле ползла, натужно волоча за собой долго тянувшиеся минуты. Вроде бы времени прошло всего ничего, а мне показалось — вечность.

Из кабинета Марса не доносилось ни единого звука, в принципе, как и из остальных комнат с закрытыми дверями. Видимо, все укрыто чарами оглушки.

В холле было прямо-таки кристально тихо. Такую тишину можно назвать звенящей — когда слышишь собственное дыхание. Ну, если не брать во внимание непрерывный стук женских пальцев по клавиатуре и регулярные тяжелые вздохи надменной красавицы, восседавшей на высоком стуле за белоснежной стойкой. Надо же, как занята! Хоть бы из вежливости парой слов перекинулась с гостьей, со мной, то есть…

Когда за окном проступили сиреневые сумерки, я уже чуть ли не лежала, распластавшись в кресле и откинув голову на спинку. Последние полчаса от нечего делать предприняла несколько попыток вздремнуть хоть ненадолго. Однако, как только нащупывала грань между сном и реальностью, погружаясь в легкое забытье, тут же выныривала из него под громкие, неутомимые «тыц-тыц», доносившиеся из-за стойки. Да простит меня Диара — в мыслях уже дюжину раз, если не больше, представила, как ломаются тонкие пальчики вредной секретарши и наступает настоящая идиллия, в которой я наконец-то расслабляюсь в сладких объятиях Сонфея. Увы, отключиться так и не удалось.

Тогда принялась репетировать в голове предстоящий разговор с Марсом. В моих фантазиях ночевик упрашивал меня присоединиться к расследованию, предлагал то одно, то другое, а я злорадно повторяла: «Нет! Нет! Нет!» И все потому, что заставил меня так долго мучиться ожиданием, оставив наедине с этой отвратительно трудолюбивой девицей.

А та все колотила без остановки по бедным клавишам, и мне уже казалось, что нарочно — просто играла на моих и без того натянутых до предела нервах! Не иначе!

Раздражение накапливалось внутри, и когда достигло самого пика, напоминая кипящий на плите чайник, у которого пляшет крышка, а вода выплескивается из краев, — я была уже готова подскочить с кресла и высказать этому кудрявому дятлу все, что о ней думаю. Но, слава Диаре, дверь в кабинет хозяина наконец-то распахнулась, и оттуда выползли, будто из пыточной камеры, сначала сам Марс, весь взъерошенный, устало зевающий и виновато косящийся в мою сторону, а за ним высокий, пузатый старик с длинной седой бородой, белесой копной волос и большими любопытными глазами.

Незнакомец поправил круглые очки, съехавшие на кончик широкого носа-картошки, и, увидев меня, приветливо улыбнулся. Затем застегнул единственную пуговицу сюртука, плотная ткань которого сильно натянулась, облепив объемный живот. На миг стало даже страшно, что пиджак вот-вот лопнет и пуговица ка-а-ак стрельнет кому-нибудь в глаз!

Мы с «бесценной» сотрудницей конторы одновременно поднялись со своих мест и синхронно кивнули седовласому крепышу, выражая таким образом свое почтение клиенту. Потом все участники сценки обменялись набором учтивых дежурных фраз, принятых для таких случаев в приличном обществе, и старик покинул бюро, сопровождаемый профессионально улыбающейся секретаршей.

Как только за этими двумя захлопнулась входная дверь, Кейцер подтянулся, придал лицу невозмутимое выражение и деловито произнес:

— Давай обсудим детали нашего сотрудничества.

В кабинете хозяина бюро — светло, чисто и свежо. Пахнет цитрусами. Будто перед нашим появлением кто-то разрезал лимон на дольки и запрятал их в укромных местах.

Марс пригласил меня присесть, сам расположился напротив в похожем на мое, покрытом белой кожей кресле. Кабинет вообще был весь белый. Нет, даже не так — он ослеплял, как свежевыпавший ранним утром, девственный, никем еще не тронутый снег. Глянцевые стены и высокий потолок отражали густо-сиреневое полотно сумеречного неба.

Казалось бы, в таком интерьере можно почувствовать себя, как в кабинете у доктора, но ничего подобного не ощущалось. Скорее всего, потому что справа на стене висели фотографии людей. Между ними — нарисованные темным маркером связующие линии. Рядом светилась голограммная лента с информацией о взрыве, произошедшем в торговом центре: вырезки из газет, видео различных репортажей из новостей. А у самого края — рукописный текст: названия заведений, куча имен, а еще точные даты и время вплоть до секунды.

Так вот она какая — рабочая доска ночевика. Прям, ожившая картинка из детективного романа.

По другую сторону от нас находился стеллаж, целиком и полностью набитый книгами по праву да различными кодексами, и подпирающий его шкаф с массивным красным крестом на дверце — такие имеются в каждой аудитории в Академии, в них хранятся средства по оказанию первой помощи.

В дальнем углу расположился миниатюрный столик с дорогим алкоголем в хрустальных емкостях, в точности как у моего покойного отца. Тот был страстным коллекционером самых изысканных и редких настоек и вин империи.

Все эти мелочи создавали в помещении уютную атмосферу.

От изучения обстановки кабинета меня отвлек вопрос Марса:

— Чай, кофе?

— Нет, спасибо. Давай перейдем сразу к делу, — ответила, чувствуя сильное утомление после долго дня.

Ночевик аккуратно разложил на деревянном столе, единственном темном здесь предмете мебели, несколько стопок бумаг, и мы тут же погрузились в обсуждение условий договора.

Признаюсь, было тяжело, даже очень.

Нельзя было упустить ни единой детали, пусть даже кажущейся, на первый взгляд, мелкой и незначительной. И еще было жизненно важно найти золотую середину, а она все никак не желала находиться.

Марс вел себя как упертый баран, выдвигал свои условия, но ведь и я — не безропотная овечка, а потому настаивала на своем.

Время вдруг из медленно ползущей черепахи превратилось в стремительно бегущую антилопу.

Очень скоро на город опустилась глубокая ночь.

В кармане моей кожанки не раз уже вибрировал фон — наверняка Венесса звонила. Небось, хочет поговорить, возможно даже, попросить прощения. Но точно не Мира, девочка в курсе, что у меня встреча-собеседование с Марсом.

Когда антикварные часы в форме руны времени, затерявшиеся на столе среди бумажного хаоса, пробили два часа ночи, Кейцер остановился, откинулся на спинку кресла и устало вздохнул.

Я испытала преогромное удовольствие и облегчение от того, что не нужно продолжать спор с толстокожим, непробиваемым (ну, почти непробиваемым — все же нескольких уступок удалось добиться) магом. Поерзала на сиденье, расположилась поудобнее и замолчала, прокручивая в голове наиболее важные моменты разговора.

Да, мы все-таки это сделали!

Мужчина по-ребячески довольно улыбнулся и как-то странно взглянул на меня:

— Через пару дней подготовлю чистовики бумаг, и можно будет скрепить договор кровной клятвой.

Во взгляде Марса мне почудился подвох, и на миг ощутила себя глупой рыбкой, клюнувшей на наживку матерого рыбака.

Задумчиво-изучающе посмотрела на будущего напарника и неуверенно произнесла:

— Замечательно…

Чувство, что угодила в ловушку, крепло с каждой минутой…

Спустя какое-то время мы подъехали к моему дому. На улице царила непривычная тишина, хотя чему удивляться — было уже далеко за полночь. Предутренняя свежесть наполняла воздух, даже не верилось, что впереди — очередной теплый летний денек.

На этот раз без посторонней помощи спрыгнула с байка, затем сняла шлем, к которому начала уже понемногу привыкать, и отдала ночевику. Мужчина, как подобает джентльмену, тоже снял «головной убор», чтобы обменяться дежурными фразами.

И когда у нас закончились все прощальные слова, мы молча стояли друг напротив друга и Марс как будто не спешил уезжать. Пауза затягивалась, а потому я решилась спросить о том, что не давало покоя со вчерашнего дня.

Кейцер уже было взял в руки шлем, собираясь водрузить его на голову, и в этот момент я неожиданно выпалила:

— Скажи, это ты вразумил Косого отказаться от дочки?

Маг удивленно вскинул бровь. Недолго помолчал, задумчиво воззрившись на меня, а потом с легкой ухмылкой ответил:

— Меньше знаешь, лучше спишь.

Сказав это, застегнул ремешок шлема, запрыгнул в седло; байк взревел и уже в следующую секунду мчался по дороге, ведущей к автостраде.

Я смотрела, как удаляется фигура Марса, а потом и вовсе скрывается за углом соседней многоэтажки. Немного постояла, пытаясь унять трепет в груди. Мое сердце чувствовало, да по-другому просто и быть не могло, — Кейцер имеет прямое отношение к «прозрению» Косого, и от меня он этого не сможет скрыть.

Непременно разгадаю эту тайну и докопаюсь до истины.

А что сделаю потом?..

Ну, наверное, поблагодарю Марса. Надеюсь, он любит пироги с яблоками…

Глава 8. Древняя магия

Следующие несколько недель промчались подобно фильму в режиме быстрой перемотки — стремительно, хаотично. Однако были насыщены событиями.

С Венессой у нас состоялся серьезный разговор, и мы обе решили (ну, не совсем обе, по большей части, это было моей инициативой), что отныне наши пути расходятся.

— Больше не жди от меня никакой помощи, особенно в Академии! — визжала как вспугнутый поросенок моя, теперь уже бывшая, подруга, когда мы заходили в лифт с последней порцией ее чемоданов.

Я недоуменно взглянула на Несс. О какой помощи вообще идет речь? Как будто она мне ее хоть раз оказывала. Нет, в чем-то, совсем по мелочи, девушка, конечно, помогала, но не так часто и не так судьбоносно, чтобы об этом сейчас вопить, вот так — на весь дом!

— И удачи вам с Крисом! Смотри только — не залети ненароком! — чуть не захлебывалась собственным ядом Венесса.

Ее возмущенное лицо и напряженная шея покрылись красными пятнами. Подобное всегда случалось, когда Несс сильно нервничала. Она продолжала еще что-то балаболить, но я уже не слушала, сфокусировавшись на быстро сменяющихся цифрах этажей на экране, и молилась, чтобы уже побыстрей оказаться в фойе.

Так и хотелось остановить болтушку, сказать, что та выглядит как вареный рак и чтоб поберегла себя, а то кондрашка хватит, но сумела-таки сдержать мстительный порыв.

Если честно, Венесса меня по-настоящему поразила. Она не унималась до самого мобиля, что ожидал ее у подъезда, кудахтала и кудахтала, как взбесившаяся перепелка.

Это раздражало до ужаса. Поэтому, едва мы вышли на улицу, быстро поставила ее багаж на тротуар, и, даже не попрощавшись, нырнула обратно в подъезд, где и перевела наконец дух.

М-да… С этой стороны я экс-подружку раньше не знала. Все-таки сделала правильно, что разорвала с ней отношения. По правде сказать, мне и одного ребенка в доме хватает — имею в виду Миру, разумеется.

Кстати, девочка теперь — моя приемная дочь.

Судебный процесс по передаче родительских прав прошел гладко, и Косой, на удивление, вел себя вполне достойно. Прямо-таки превзошел все наши ожидания.

Теперь Рилеф может навещать малышку в любое — заметьте, удобное для меня — время. Это было его единственным условием, на которое мы с Мирой единодушно согласились.

После суда он провел с дочкой весь оставшийся день. Малышка, когда вернулась, рассказала обо всем в подробностях.

— Это было превосходно! — с радостной улыбкой заявила она прямо с порога, и глаза при этом горели, как два ясных солнышка. — Где мы только не были и чем не занимались!!! Сходили в кино, и папа купил мне самый большой попкорн. Потом играли в автоматы, ели бургеры в «Венди»… Кажется, сегодня мы были настоящей семьей. Самой обычной, счастливой! Только знаешь, чего я не понимаю — почему он не может быть таким всегда? Неужели это так трудно?.. — Вопрос прозвучал скорее риторически. Я поняла, что малышка не ждала от меня ответа, потому что она вдруг замолчала и о чем-то глубоко задумалась, а взгляд наполнился совсем не детской грустью.

Тем не менее, Мира держится молодцом. Я по-настоящему горжусь ею и не перестаю удивляться ее выдержке, не по годам развитому сознанию и жизненной мудрости.

Конечно, как и любой ребенок на ее месте, девочка до последнего надеялась, что отец передумает и отменит сделку… Я видела, что сердце малютки разрывается на мелкие кусочки, ведь от нее отказывался ее единственный оставшийся в живых родитель.

До сих пор все помню в мельчайших деталях, как будто это было вчера. В ночь перед судебным процессом я вошла в комнату Миры, чтобы, как всегда, пожелать крошке приятных снов, но обнаружила детскую кровать пустой.

Девочка, укутавшись одеялом, сидела на подоконнике и смотрела в окно, за которым, словно гигантские светлячки, сверкали огни ночной столицы.

По воспаленным щечкам ребенка катились слезы, оставляя мокрые дорожки. А выражение синих глазок было поникшим как у брошенного котенка.

Мое сердце сжалось.

Я залезла на подоконник, пристроилась рядышком, и мы вот так — в обнимку, не говоря друг другу ни слова, — просидели у окна до самого рассвета.

Тогда мне показалось, что даже заря разделяет нашу грусть, окрашивая редкие кучевые облака в кричащие болью, багрово-апельсиновые оттенки.

Я наблюдала, как холодная ночь тонет в парном солнечном утре, как просыпается и оживает на глазах город, и в этот момент дала себе обещание — что соберу воедино все разрозненные осколки разбитого сердца моей малышки. Малышки, которая уже давно беззаботно сопела на моем плече.

Ни за что не оставлю Миру одну, как это сделал ее отец!

Захотелось стать для девочки той самой крепкой стеной, за которой она сможет спрятаться в любой момент от всевозможных бед и напастей.

Тем утром я осознала простую истину.

Настоящая семья — это не обязательно те люди, что связаны с тобой кровным родством. Семьей может стать любой человек, кого выбрало твое сердце.

Тем временем и в Академии многое в отношении меня изменилось. Из ненавистной всем человечки, которой не место в высшем учебном заведении для магов, я превратилась в загадочную приятельницу-напарницу верховного мага и начальника собственного бюро Кейцера Марса.

Оказалось, ночевик у студентов считался важной персоной. И не только из-за высокого статуса, а скорее потому, что на зимнюю практику Марс проводит отбор кандидатов в свою контору. Только один может получить местечко «под солнцем». А опыт работы в его бюро — исключительно ценный.

Впрочем, это итак всем известно. Потрудившись там всего одну практику, можно заработать рекомендации от одного из лучших ночевиков столицы. А те в свою очередь являются пропускным билетом в самые престижные детективные бюро.

Вот так — совсем неожиданно для меня самой — моя студенческая жизнь стала постепенно налаживаться.

В отношении самого Марса и нашего с ним договора все тоже шло по плану.

Как маг и обещал, через пару дней после собеседования необходимые бумаги были подготовлены и мы вновь встретились в его конторе. Правда, на этот раз я добиралась туда сама. Ну, почти сама.

На середине пути, там, где начинается иллюзия, меня поджидал Кейцер, пояснивший что необходимость нашей встречи в этом месте вызвана соблюдением мер предосторожности.

— Твой отпечаток ауры еще не зарегистрирован в системе, поэтому ты просто-напросто заблудишься, если попытаешься добраться в одиночку.

Тогда я еще не понимала, о чем он говорит. Но после того как слепок моей ауры вплели в формулу чар и активировали последние, я получила возможность видеть тонкую дорожку света, указывающую путь к бюро через непроходимые дебри иллюзий.

По идее, могла бы воспользоваться своим даром, чтобы найти дорогу к конторе, однако эта процедура была слишком энергозатратной. Кстати, когда сказала об этом Марсу, он удивленно вскинул бровь и даже прекратил на время шелестеть бумагами, которые мы вот-вот должны были подписать.

— Получается, ты видишь не только темную магию? — спросил он, поднимаясь с кресла. Обогнул стол и подкрался ко мне с осторожностью рыси.

— Вижу любое волшебство, — ответила как на духу и тут же пояснила: — Консистенцию энергии, формулы чар… Кажется, могу даже вносить в них изменения.

— Хм-м-м…

Кейцер внимательно взирал на меня с высоты своего роста. Я не видела его лица, так как смотрела против света. Через окно пробивались яркие лучи солнца, оттеняя мужской силуэт. Оставались видимыми лишь очертания фигуры, да еще ярко горели красные глаза мага, на дне которых искрился исследовательский интерес.

Мне стало немного неловко сидеть так в кресле под пристальным взглядом хозяина конторы и ощущать себя клеткой под микроскопом.

— Может, уже подпишем все? — произнесла тихо, кивнув на стопку бумаг.

— Да, да, конечно, — спохватился Кейцер, превращаясь на глазах из ученого-фанатика в прежнего знакомого-ночевика.

И вот уже на каждой странице документа красуются инициалы наших полных имен. Пришло время кровной клятвы.

За свою жизнь мне уже несколько раз приходилось обращаться к этим чарам. Поэтому с уверенностью опытного заклинателя перевернула ручку, которой только что подписывала договор, нажала на кнопку с изображением руны, и из ручки выдвинулась игла. Осторожно уколола ею подушечку указательного пальца, и, как только проступила алая капелька, сделала кровавый отпечаток поверх своего имени в договоре. Подождала, пока Марс повторит то же самое.

После этого маг протянул руку. Вложила в нее свою ладонь. И мы, глядя друг другу в глаза, в один голос произнесли:

— Я взываю к своей крови и клянусь на ней соблюдать все условия договора, и пусть в случае неповиновения меня ждет смерть.

Наши ладони мгновенно обдало жаром. Кожу сильно жгло. Это означало, что сделка в этот момент скреплялась печатью крови.

Крованя клятва — древнее заклинание. Магия предков, в отличие от современной, может использоваться как магами, так и людьми. А все потому, что формулы другие — они подпитываются энергией жизни.

Тем временем ладони накалились до предела. Казалось, кожа вот-вот начнет пузыриться и лопаться. Было больно, но я терпела. Крепко сжимала зубы и молилась исключительно о том, чтобы те не раскрошились. Слабачкой перед Кейцером выказывать себя не желала.

Что до мага, у того на лице не дернулся ни единый мускул, будто траклитово пламя не обжигало его руку так же мучительно, как и мою.

Вскоре жар сменился долгожданным леденящим холодом, а потом перепады температуры и вовсе прекратились.

Облегченно вздохнула. Ну, вот и все. Теперь я — полноправный протеже Марса до тех пор, пока не пожелаю расторгнуть договор.

— Добро пожаловать в команду, Ремианна Стар! — произнес мастер и отпустил мою руку после скромного рукопожатия.

С того дня прошла неделя. Именно столько времени дал мне Кейцер на то, чтобы успеть влиться в учебный процесс. Сегодня мой первый официальный день работы в бюро. Сразу после занятий прямиком отправлюсь туда.

Если честно, немного волнуюсь. Почему-то кажется, что Марс возлагает на меня большие надежды. И мне не хочется его разочаровывать.

За окном сгущались сумерки. Я сидела в холле в ожидании хозяина бюро и старалась не обращать внимания на злыдню-секретаршу, которая постоянно, будто ей нечем было больше заняться, метала в мою сторону недовольные взгляды, раздраженно при этом вздыхая. Вот ведь актриса! Ей бы на столичной сцене блистать. Роль ведьмы у нее наверняка хорошо получится…

Вскоре мои мучения закончились, появился долгожданный Марс и пригласил меня в кабинет. Сразу заметила, что рабочая доска пополнилась новыми именами и парочкой статей. Видимо, расследование идет вовсю. Как хочется поскорее в него влиться!

К счастью, долго ждать не пришлось.

Кейцер поприветствовал меня и поинтересовался, как протекает учеба. Я как в воду глядела, поэтому подготовила, сидя в фойе, краткий, но емкий отчет на эту тему. Маг внимательно выслушал его, а потом принял серьезный вид и незамедлительно начал посвящать меня в курс дела.

— Начну по порядку. Это Дориум Наката — напарник девушки-мага, за которой ты следила в торговом центре, — придвинул мне фотографию ночевик.

На снимке был запечатлен темнокожий мужчина в черных очках и кепке на лысую голову. У него было круглое, щекастое лицо, козлиная бородка, а на крепкой шее татуировка, выглядывающая из-под воротника кожанки.

Между тем мастер продолжал:

— Никаких улик против него собрать не удалось. Чист как стёклышко. Таков отчет команды аналитиков. В торговом центре подозреваемый появился сразу после открытия, а покинул его во время взрыва. Так, двигаемся дальше.

Марс выложил передо мной еще несколько фотографий.

На первой я сразу узнала свою темную. Оказалось, что ее личность установить не смогли. Да, иллюзии на ней не было, однако девушка позаботилась о профессиональном гриме. Остается лишь гадать, как она выглядит на самом деле; определить это по видеоданным с камер охранного наблюдения невозможно. В отеле ее тоже видели впервые, и никто ничего о ней там якобы не знал.

Последнее показалось мне очень-очень странным.

— Они ее покрывают. По-другому просто быть не может, — высказала вслух свое предположение.

Марс прищурился.

— Продолжай.

— Ты сам в курсе: я шла за темной по пятам от самого комплекса до двери твоего номера. Девушка со стопроцентной точностью знала, куда идет и что делает. Вы там помещения все проверили? Записи камер просматривали?

В голове нечаянно всплыла картинка с полуобнаженным Марсом. Попыталась сразу прогнать шаловливое воспоминание, но, похоже, уже было поздно — щеки предательски защипало. Да что же это такое! Я снова смутилась? Совсем на меня не похоже. Небось теперь вся красная, как переспелый помидор.

Взглянула на мага в надежде, что тот спишет мой внезапный румянец на обычное волнение студента-новобранца, рьяно взявшегося за дело.

Выражение мужского лица оставалось все таким же непоколебимо серьезным и сосредоточенным. Красные глаза смотрели в упор. Даже если Кейцер и заметил мое неловкое и очень неуместное смущение, то виду не подал. Просто ждал, когда соизволю продолжить.

Ну, что за глупости вдруг всплыли у меня в голове! Мой собеседник — профессионал, отточивший за годы практики свое мастерство. Мы занимаемся расследованием. Причем довольно серьезным. А я веду себя как подросток с бушующими гормонами!!!

Ну-ка, Реми, приходи в себя и сконцентрируйся уже на работе! А то Марс расторгнет договор, толком не начав совместной деятельности, и все твои мечты полетят к траклиту на рога!

Вот так, мысленно обругав себя, сделала глубокий вдох-выдох, собрала мысли в кучку и погрузилась в дело с головой, напрочь выкинув из этой самой головы мысли обо всем постороннем.

К моим рассуждениям подключился ночевик. Мы принялись разбирать одну за другой цепочки, что связывали события и магов, оказавшихся на месте преступления.

Даже не заметила, как внутри проснулся азарт. Та же эмоция читалась и на дне искрящихся глаз Кейцера.

— Значит, решено. Я организую нам встречу с директором отеля. Все необходимые данные для миссии Арэвиль пришлет тебе на ящик, — подытожил хозяин бюро и, встав с кресла, подошел ко мне.

— Отличная работа! — произнес он с легкой улыбкой на лице и протянул руку.

— Спасибо, — ответила скромно и поднялась на ноги.

Аккуратно обхватила мужскую ладонь.

В голове, как рой пчел, крутились мысли. И все до одной — о предстоящем задании.

Марсу и его команде не удалось добраться до записей с видеокамер в отеле, да и работники молчали как партизаны. Расследование было секретное, а наша единственная зацепка — темная. Не хотелось ее спугнуть. Поэтому Кейцер решил не представляться хозяином сыскного бюро. Мы с ним должны были разыграть роль влюбленной парочки, которая решила навестить директора отеля, чтобы забронировать заведение на целую неделю для организации праздника в честь нашей «годовщины».

Это было лучшее, что пришло нам в голову.

Я смогу использовать свой дар, пока мы будем бродить по отелю, заодно посмотрю на работников и на самого директора. А дальше станем действовать по ситуации.

Честно говоря, все это очень волнительно; просто не верится, что наконец пойду на свою первую миссию.

А тот факт, что расследование связано с темными магами, — имеет исключительную важность для меня.

Постепенно и понемногу буду узнавать все больше и больше о темных. Возможно, однажды сумею добраться и до тех, кто стоит за покушением на мою семью и убийством моих родителей и сестры.

Раньше меня переполняло чувство слепой мести.

Однако с тех пор многое изменилось, и прежде всего — мои взгляды на жизнь.

Единственное, чего хочу сейчас, — справедливости.

Пускай те, кто пролил кровь моих родных, ответят за свои злодеяния.

Глава 9. Абсолют созидания и… Неужели это провал?

Следующие несколько дней пролетели стремительно, словно часы внезапно обратились в секунды.

Сразу после учебы я прямиком направлялась домой, чтобы изучать материалы расследования. Готовилась к предстоящей миссии.

На стене своей небольшой комнаты соорудила доску ночевика: разноцветными кнопками прикрепила фотографии людей, распечатки статей и соединила те, что хоть как-то были между собой связаны, тонкой лентой, которую нашла в ящике на кухне.

Не совсем как у Марса в кабинете, конечно, но на первое время сойдет. Главное, что вся информация теперь на виду. И это, как оказалось, очень помогает в размышлениях.

Тем временем нашу с Мирой съемную квартиру посетила женщина из социальной службы. Что-то поздновато они спохватились проверять условия проживания, ведь все бумаги уже давно подписаны.

В принципе, надолго гостья не задержалась. Позаглядывала во все комнаты, поназадавала кучу вопросов и, оставив папку с бумагами, ретировалась. Только вот напоследок сказала, что я обязана пристроить Миру в государственную или частную школу. Женщина сослалась на рекомендации личного психолога Миры, который открыто намекнул, что девочке необходимо общение со сверстниками.

Поэтому мы с малышкой все это время вечерами перед сном обсуждали местные школы.

К моему удивлению, Мира горела энтузиазмом. Ей не терпелось начать учебу.

Честно сказать, у меня камень с души свалился.

Волновалась, что девочка испугается и не захочет ходить в школу. Ведь Косой держал дочь взаперти. Никуда не водил, ничему не учил. Благо, моя малышка умная от природы.

Мира рассказывала, что, когда отца не было дома, она просила уборщицу, приходившую к ним пару раз в неделю, скачивать из сети различные обучающие фильмы, программы, потом прятала все это и тайком от папаши училась читать и писать.

«Сообразительность и смекалка, скорее всего, достались ей от никудышного отца», — поймала себя на мысли, когда девочка вошла в комнату и принялась изучать мою стену.

— Это она, твоя темная? — спросила юная «сыщица», ткнув пальчиком в фотографию красотки с гривой каштановых волос.

Малышка очень интересовалась расследованием, но из-за кровной клятвы я не могла посвящать ее в подробности, да и не хотелось, если честно, впутывать ребенка во взрослые дела. Однако разглядывать стенд ей не запрещала. Там все равно нет ничего секретного. По крайней мере, пока нет.

Так что пожала плечами и спросила, чтобы переменить тему разговора:

— Ну, что, определилась, где хочешь учиться?

Мы в конце концов остановились на двух вариантах: частная школа при храме Диары, исключительно для девочек, и обычная имперская. В первой много внимания уделялось женскому воспитанию, этикету, и, что мне понравилось больше всего, классы были разделены по узким направлениям магии, а еще — состав преподавателей неплохой. Во второй же все было как обычно. Зато там обучались мальчишки. А зная характер Миры, я понимала: среди девчонок у нее друзей будет мало.

— Не-а, — ответила крошка и пододвинула стул к стенду. Взобралась на него и принялась разглядывать фотографии, до которых не могла дотянуться с пола. — А ты в какой училась?

Мира мало что знала о моем прошлом, особенно о том, которое уходило в далекое детство. Рано или поздно все равно придется рассказать ей о своей семье, а пока хотелось оставить все как есть — просто, без лишних драм и трагедий. Бедняжке и так многое пришлось пережить.

Поэтому я слукавила:

— В обычной, как и все.

— Ну, значит, и я в такую пойду.

— Уверена?

Побыстрей бы решить этот вопрос, чтобы отчитаться перед социальной службой. Уверена, уже скоро названивать нам начнут вместе с психологом, на прием к которому, кстати, мы записаны через пару дней.

— Не-а, — Мира залилась смехом.

И чуть не свалилась со стула — я успела ее перехватить и опустить на ковер.

— А это кто? — не унималась любопытная егоза. Она протянула мне фотографию, которую успела сорвать со стены.

Со снимка смотрел высокий, крепкий мужчина. Короткая стрижка, строгий костюм.

В этот момент я удивилась. Не из-за самого вопроса, а потому что не ощутила мысленного барьера, который обычно сразу возникал после того, как девочка начинала выспрашивать о деталях расследования.

Тогда попробовала ответить:

— Ил-вон Ле-рай.

И замолкла на секунду, ожидая реакции. Но ее не последовало.

Мира только удивленно хлопала глазками.

Неужели магия крови барахлит?

Нет-нет, не может быть! Должно быть другое объяснение.

Стоп!

Начала прокручивать в голове зазубренную информацию по Илвону. Первое: он — охранник ректора, второе… Что же там еще было? Ведь вроде бы выучила наизусть, от корки до корки, все, что передал Марс…

И тут меня осенило: да потому что ночевик не внес этого Лерая в категорию подозреваемых. Сама повесила его фото на стену, правда, уже и не помню, по какой причине сделала это.

— А кто он? — спросила Мира, испытующе воззрившись на меня.

— Охранник, — ответила машинально и забрала фотографию.

И пока я рассматривала снимок, пазл сложился в голове.

Это же он — тот маг тьмы, которого увидела в день покушения в торговом центре. Потом заметила шлейф, который тянулся через несколько этажей и связывал охранника с темной, чью личность мы пытаемся распознать!

На моем лице расплылась довольная улыбка.

Я только что распутала первый узелок.

Что ж, прежде чем идти в отель, стоит поговорить по душам с этим типом!

— Мира, ты — гений! — Я поцеловала девочку в щечку и кинулась к фону.

Необходимо срочно сообщить обо всем Марсу.

После нескольких моих настойчивых попыток выйти на связь ночевик так и не ответил. Пришлось оставить сообщение с текстом: «Есть зацепка. Жду звонка!»

На следующий день от Кейцера так же не было ни весточки. Я начала переживать. Конечно, у владельца бюро всегда дел невпроворот, и наверняка он просто чем-то очень занят, но все равно решила позвонить в контору. Однако, вспомнив о вредной секретарше, тут же передумала.

«Если завтра не объявится, тогда и позвоню, выясню, что к чему», — с этими мыслями выключила свет и нырнула под одеяло.

Надеюсь, у Марса все в порядке…

Снилось мне что-то несусветное.

Парк развлечений. Я, Мира и Видана, моя покойная сестренка, бродили между сказочными постройками. Проулки кишели шумными посетителями, в основном — детьми с их родителями, а также бабушками, дедушками, студентами.

Удивительно, что сестренка была с нами — живая, радостная.

Вида покинула этот мир еще будучи младенцем, но во сне ей было лет семь-восемь. Конечно, я не могла знать, как она выглядела бы в этом возрасте, но, несмотря на это, была уверена, ощущала каждой клеткой своего организма, что сжимаю детскую ладошку именно своей сестры.

Во сне обе девочки были одеты в пышные платьица цвета весенней сакуры, прям, как у облачных принцесс; волосы убраны в высокие хвосты и подвязаны большими праздничными бантами; на макушках под ярким полуденным солнцем сверкают их тиары, точь-в-точь как те, которые я надевала на свои куклы в детстве. Глаза малышек горят, на радостных лицах порхают улыбки.

Мы втроем, держась за руки, шагаем по центральной дорожке. Девчонки жуют сладкую вату, похожую на воздушные облака, и заливаются смехом — звонким, задорным.

Я крепко сжимаю их тонкие пальчики, ладонями ощущаю тепло их кожи, и на душе так хорошо — светло, легко, свободно.

Наверное, таким был бы рай, если б он существовал…

Неожиданно что-то загремело где-то неподалеку, потом под ногами затряслась земля, а затем… я резко проснулась.

Тишину комнаты нарушал вибрирующий звук лежащего на столе фона. Яркий свет от экрана разрезал густую темноту.

Сознанием я все еще находилась во сне.

Самом сладком сне, который когда-либо снился, но в то же время — горьком до боли.

Таки сумел царапнуть душу, и теперь в груди ныло.

Назойливый фон продолжал жужжать как шмель. Я смахнула слезы, нехотя вылезла из-под теплого одеяла и взяла трубку:

— Реми слушает.

— Здравствуй, это Марс…

Было приятно слышать его голос. Как камень с души упал. Хорошо, что с ним все в порядке.

— … Совершено нападение на Тео. Он возвращался домой, и в мобиль въехал грузовик. Срочно нужна твоя помощь.

У меня сон как рукой сняло.

Еще одно покушение? Так быстро?

— Ректор жив? — спохватилась я.

— Да, им сейчас занимаются целители. Сколько времени тебе нужно на сборы?

Как же все не вовремя-то! Было неловко сознаться, что я попросту не могу отлучиться из дома прямо сейчас!

— Извини, Кейцер. Не получится. Не могу оставить Миру одну.

— А как же подруга?

— Ее нет дома.

В трубке повисла недолгая пауза, после чего Марс заговорил командным тоном:

— Буду у двери твоего подъезда через пятнадцать минут. Вместе с Арэвиль. Она посидит с девочкой. Прихвати куртку, сегодня холодно.

И отключился.

Я взглянула на экран фона, где высвечивалось время. Была глубокая ночь.

Нет, ну и какого траклита господина Беллемора в такой поздний час по городу носит?

Надеюсь, он не сильно пострадал.

Спустя буквально полчаса мы прибыли на место преступления.

Я слезла с байка, который Марс припарковал у обочины шоссе. Сняла шлем, неотъемлемый атрибут любого «наездника», и вернула хозяину. Быстренько пригладила всклокоченные волосы, пытаясь придать им более-менее божеский вид, и осмотрелась.

Движение мобилей перекрыли имперские ночевики. В том, что это они, сомнений не было. Все до одного одеты в черную униформу с серебряной эмблемой треглавого орла — символом магического, духовного и физического начал. Понятно, у Марса появились конкуренты.

Если те посчитают, что авария — не просто покушение, а террористический акт, причем тесно связанный со взрывом в торговом центре, тогда, скорее всего, Кейцеру придется кооперировать с имперскими.

А это, как известно, тормозит процесс расследования. Ведь служащие госструктуры обязаны соблюдать жесткий протокол и подчиняться уйме правил, которые на частников не распространяются. Оттого-то зачастую граждане предпочитают обращаться именно к нам.

Впереди виднелась огромная фура, возле нее — разбитый мобиль, который несколько мужчин толкали на прицеп. Повсюду носились маги, изучая территорию, а в стороне от всей суматохи стояла скорая помощь: двери мобиля распахнуты, целители кружат вокруг мужчины средних лет.

Серая футболка, заправленная в трико, обтягивает полный живот. На голове у незнакомца седые кудри, буйно выбивающиеся из-под темной кепки. Круглощекое лицо с носом-картошкой бледное, как у поганки, губы с синюшным оттенком, в широко распахнутых глазах плещется панический страх.

— Водитель? — уточнила у Марса.

— Да. Ничего не может рассказать о столкновении. Память стерта, — ответил тот и зашагал к месту аварии. — Пойдем. Осмотришь грузовик.

— Стой! — окликнула шефа. — Лучше начну с водителя. У чар есть свойство рассеиваться, так что, если поторопимся, возможно, смогу взять след.

За последнюю неделю я очень много узнала о своем даре, а все благодаря появлению в моей жизни Ануанны Розы — верховного мага-целителя.

Ректор Беллемор сумел уговорить ее присоединиться к преподавательскому составу на несколько месяцев, чтобы заняться моим обучением, а точнее — изучением моего дара.

— Так-с, мы имеем дело с магическим абсолютом, — вынесла вердикт Ануанна после первого нашего с ней сеанса, во время которого она изучала мой магический фон и энергетические каналы и одновременно расспрашивала о том, когда случилось первое проявление моего дара, где и при каких обстоятельствах.

Женщина низкого роста, худенькая, как тростинка, развязала белый платок на голове, распустила густые рыжие волосы, жестом руки показала, что я могу подняться с кровати, а потом отошла к раковине в дальнем углу своего кабинета. Сняла перчатки и бросила в мусорную корзину, подставила руки под воду и принялась пояснять:

— В твоем организме нет магических каналов, по которым струится филигранная энергия. В принципе, этого стоило ожидать, ведь ты — человек. Тогда возникает вопрос: а как ты используешь магию? Ну, тут все просто. Прежде чем отвечу, скажи, Ремианна, а ведомо ли тебе, откуда произошли маги?

Я присела на кровати, поправила блузку и ответила:

— Научных теорий создания мира несколько, да и в каждой религии по-разному описано это явление.

— Нет-нет, — целитель закрутила кран и стряхнула воду с рук. — Я имею в виду — откуда произошла раса магов, знаешь?

Ни одна мало-мальски адекватная идея на этот счет не возникла в моей голове. Попыталась вспомнить историю и магологию, все, о чем когда-либо читала, но вскоре поняла, что никогда не сталкивалась с подобным вопросом.

Отрицательно помотала головой, на что Ануанна пожала плечами, присев за письменный стол, открыла папку с бумагами и, уткнувшись в нее носом, принялась что-то писать, одновременно рассказывая:

— Маги произошли от людей. Поражена? — Большие серые глаза взглянули на меня из-под угольных бровей. — Я тоже когда-то удивилась. Ну, так вот. Согласно древним рукописям, в пятом веке до эры Диары появились магические абсолюты — энергетические субстанции, содержащие в себе определенный магический дар. Каким образом они попали в наш мир, до сих пор неизвестно. Кстати, тогда на свете еще не было магов, только люди.

Женщина захлопнула папку, взяла в руки и, поднявшись с кресла, направилась ко мне.

— Абсолют растет и развивается только в живом организме. Можно сказать, эта материя подобна нашей душе, которой необходимо тело. Мы рождаемся на свет несмышленышами, а покидаем этот мир с целой повозкой воспоминаний, прожитых чувств, стариковой мудростью, в общем, совсем-совсем другими. Вместе с нами растут и наши души. То же самое происходит и с абсолютом. После смерти тела субстанция ищет другое — чтобы продолжать расти, становиться мощнее, необъятнее.

Наставница кинула папку на кровать, сама присела рядом.

— Если сравнить материи сегодняшних абсолютов с теми, что были тысячу лет назад, можно увидеть огромную разницу. Да и не только абсолютов. С каждым столетием маги становятся сильнее и сильнее.

— Значит, они произошли от первых людей с абсолютом?

— Именно, — женщина улыбнулась одними глазами.

— То есть вы хотите сказать, что теоретически чистокровных магов не существует в природе, раз они произошли от людей?

— И да, и нет. С появления магов прошли тысячелетия. Генетический код успел кардинально измениться. Если в те времена разница между людьми и магами была еще почти невесомая, то теперь — весьма заметная, не так ли?

Согласно кивнула.

Она права. Каждое новое поколение магов рождается куда более сильным в сравнении с предыдущим. Их численность стремительно растет. Возможно, однажды люди вымрут, как и положено слабому звену в цепочке развития, уступив место тем, у кого шанс выжить больше.

— Откуда вам все это известно? В обычных книгах такой информации точно нет.

— Проработала десять лет в научном центре развития магического таланта в роли помощницы старшего профессора. Бесценный опыт.

В серых глазах увидела всплеск ностальгии по прожитым дням. Наверное, женщине было о чем вспомнить.

Потом, за чашечкой душистого травяного чая,

Ануанна пояснила, как работает абсолют в человеческом теле. Маги, в отличие от людей, уже рождены с филигранной энергией, которая у них струится по магическим каналам. Оттуда и черпают свою силу.

Я же пользуюсь жизненной энергией, а помогают мне артефакты-батарейки. По-другому просто никак. Ученые еще не изобрели способ внедрения магических каналов в тело человека. Наверное, это будет возможным только тогда, когда поймут, как менять генетический код. А пока таким, как я, приходится поддерживать субстанцию абсолюта за счет жизненных сил.

Ну, теперь понятно, почему время от времени чувствую себя как выжатый лимон, без явных на то причин, — мой дар отнимает у меня силы. По этой же причине и выгляжу намного моложе. Магия съедает прожитые годы жизни, подпитывая ими себя.

Нет, я конечно не против — вечно оставаться юной красоткой, но все-таки это опасно. Впредь буду использовать свою силу только при наличии артефактов-батареек. Не хватало, чтобы мой дар превратил меня в маленького ребенка, или еще того хуже — чтобы я вообще исчезла…

Б-р-р!

Все эти воспоминания на короткий миг вырвали меня из реальности, и когда я взглянула на Марса, тот выглядел немного озадаченным. Поэтому поспешила объясниться:

— В Академии меня успели многому научить. Не было еще возможности отчитаться перед тобой по этому вопросу.

На лице ночевика все еще отражалось сомнение. Наверняка привык, бедняга, все делать по-своему, а тут «сопливая» студентка указывает, как действовать. Что ж, понимала прекрасно, что опыта совсем нет. Однако, несмотря на это, была уверена, как никогда: начинать необходимо с водителя.

Во-первых, изучить его магический фон. Это я смогу. Этот навык — спасибо Ануанне — дался мне с необычайной легкостью. Затем погрузиться на более глубокий уровень восприятия энергии, который, между прочим, доступен лишь мне — носителю магического абсолюта.

Кстати сказать, у меня, оказывается, еще и дар созидания имеется.

«Редчайшая редкость!» — выразилась по этому поводу целитель.

Не только вижу филигранную энергию, но могу взаимодействовать с ней. Именно поэтому получилось тогда, на первом занятии, сменить направление водного потока.

— Если будешь регулярно практиковаться, то научишься создавать чары, — пояснила Ануанна во время одного из наших сеансов. — Все известные на сегодняшний день заклинания когда-то были созданы такими же носителями абсолюта созидания, как ты.

Поначалу не совсем поверила ей, уж больно пафосно прозвучало. Но, сделав несколько попыток войти во взаимодействие с заклинанием оглушки, который создала наставница для практики, я сумела взять чары под свой контроль и даже изменила их формулу настолько, что перед нами, можно сказать, предстали совсем другие чары, с противоположным эффектом, похожие на заклинание подслушивания.

В тот момент и осознала, насколько уникален мой дар.

Если бы не Марс, преследовавший, разумеется, собственные интересы, когда договаривался с ректором о моем поступлении в Академию, не знаю, сколько времени у меня ушло бы на познание собственных возможностей.

Как бы не хотелось из вредности игнорировать этот факт, но с появлением Кейцера в моей жизни произошло много изменений, и пока что, следует признать, все они к лучшему.

Не считая одного.

Моей странной реакции.

Стоит Марсу взглянуть на меня, как неуместные горячечные мысли начинают метаться в голове, а глупое сердце трепетно бьется, как взволнованная бабочка при виде наполненного пыльцой цветка.

Не знаю, возможно, я влюбилась.

В того, кто сейчас согласно кивнул на мою просьбу «изучить» сначала водителя, а потом уже браться за фуру, и направился к скорой. А я покорно зашагала следом, буквально по пятам.

— Как успехи? — поинтересовался Марс после того, как я несколько минут сканировала мужчину, который сидел молча, боясь шелохнуться, и взволнованно хлопал ресницами.

В этот момент как раз закончила анализ формулы чар, что стерли память бедняге. Потом приостановила использование своего дара, буквально на несколько секунд, чтобы не потерять нить темной магии, и взглянула на шефа:

— Может, отойдем в сторонку?

Ночевик взял меня под локоток и отвел к обочине. На ходу активировал заклинание оглушки, остановился и, нависнув сверху, вопрошающе воззрился на меня.

— Пока ничего особенного, — ответила шепотом и осмотрелась.

Как и следовало ожидать, все внимание мельтешивших туда-сюда магов было направлено на нас с Марсом. То, что они не слышат, — это понятно. Но можно ли быть уверенным в том, что не прочтут по губам?

Тем временем Кейцер продолжал сверлить меня взглядом, дожидаясь подробностей. Не поверил, видно, что ничего не обнаружила.

Ну и правильно, потому что он не ошибался.

Поторопилась умерить его профессиональное любопытство:

— Кое-что нашла — шлейф от магии тьмы. С его помощью попробую определить мага, который стер память водителю. — В красных глазах напарника тут же вспыхнул интерес. Не хотелось его обнадеживать, поэтому мгновенно пояснила: — Поблизости преступника нет. А следы свои он сумел замести отменно. Ни пятнышка не оставил. Ну а то, что магия осталась на водителе, позволяет сделать вывод, что нападение было спланировано минимум за несколько часов. Все это время тот находился под чарами, которые рассеялись после аварии, — такова их формула. Довольно элегантная, кстати. Много разных ответвлений, вариаций, учитывающих все до мельчайших деталей. Скорее всего, женская работа.

— Случайно не нашей темной? — предположил ночевик.

Я пожала плечами:

— Трудно сказать. Тогда в торговом центре к ней приблизиться не получилось. А шлейф принадлежал не ей, а охраннику. Его я рассмотрела как под микроскопом, а женскую магию лишь вскользь.

— Понял. Пойдем, исследуем территорию, — жестом руки Марс указал на фуру, и мы стремительно зашагали по направлению к ней, сопровождаемые любопытными взглядами окружающих.

Спустя пару часов меня доставили домой. Арэвиль, уснувшая на диване в гостиной, резко поднялась, как только я открыла входную дверь, и уже через минуту ее и след простыл. Только успела шепнуть слова благодарности в женскую спину. Даже с этого ракурса можно было понять, что секретарша Марса злится. И снова на меня.

Действительно, кому бы понравилось быть поднятой посреди ночи из теплой кроватки и быть препровожденной в чужую квартиру, чтобы присматривать за незнакомым спящим ребенком? Да, после такого мы с ней вряд ли теперь подружимся.

Ну и ладно. Главное, чтобы эта злючка не вставляла мне палки в колеса, а остальное как-нибудь переживу. И не с такими гадюками приходилось иметь дело. Встречались куда более ядовитые.

Проверила Миру. Девочка спала, как ангелок, тихо посапывая. Из детской направилась прямиком в свою комнату. На ходу разделась и нырнула под одеяло, чтобы поскорей согреться. В голове крутились мысли. Целый рой.

И с какой бы стороны ни рассматривала сегодняшнее происшествие, не находила ни одной зацепки. Совершенно не понятно, кто устроил столкновение.

Похоже, сегодня мы потерпели полное фиаско.

Глава 10. Самая "лучшая" группа и безответная любовь

Утро началось с того, что я проспала.

Подскочила с постели как ужаленная, со скоростью молнии нацепила первую попавшуюся под руку одежку, свалила учебники и тетради со стола в рюкзак и вихрем понеслась на кухню.

Кофе. Он сейчас просто необходим!

К моему удивлению, в столовой уже горел свет. Либо забыла выключить его вчера, либо Мира уже встала. Влетела внутрь и увидела свою малышку со всклокоченными, как у птенца, волосами. Она приоткрывала окно, впуская свежий утренний воздух с улицы.

Девочка спрыгнула с табуретки, кулачками потерла сонные глазки и хриплым ото сна голоском произнесла:

— Доброе утро. Бутер на столе, кофе уже варится.

И сладко зевнула.

— Спасибо, ты моя палочка-выручалочка! — поблагодарила ребенка, чмокнув в румяную щечку.

Затем села за стол и принялась всухомятку уплетать бутерброд.

Неожиданно что-то серое залетело на кухню через открытое окно, напугав и меня, и Миру. Девочка взвизгнула и подпрыгнула на месте. А я моментально обратилась к своей магии и попыталась по-быстрому определить, что это за напасть, готовая встать на защиту малышки, если понадобится.

Однако серый комок оказался обыкновенной птицей. Сначала подумала, что к нам ее кто-то закинул, но после быстрого изучения энергетического фона не обнаружила абсолютно никаких чар. Значит, самая обычная «зверюшка». Видимо, случайно запорхнула. Такое случается.

Птичка размером с детский кулак жалобно кричала и металась по комнате от одной стены к другой, пока не наткнулась на окно. И, словно ослепленная яркими лучами рассветного солнца, принялась отчаянно биться в стекло, не замечая щели, открывающей путь наружу.

С каждым глухим ударом мое сердце сжималось. Не могла смотреть, как бедолага мучается. Разобьется ведь, глупая! Ее необходимо поймать, чтобы потом отпустить на свободу.

Схватила полотенце, висевшее на спинке стула, и уже направилась было к окну, но меня остановила Мира:

— Можно, я попробую?

— Давай, только быстрей, а то еще помрет ненароком от разрыва сердца.

Малышка кивнула и повернулась к бьющейся в стекло страдалице. Сложила ладошки вместе, делая глубокий вдох и закрывая глаза. В этот момент я заметила, как филигранная энергия в ее груди оживилась, сияя ясным цветом распустившихся васильков. Магия начала сгущаться, уплотняться, а потом из самой середины, будто ожившая тонкая змейка, вытянулась дугой темная материя.

В малышке вновь пробудилась тьма.

Обычно, если такое происходило, то я сломя голову неслась на помощь — уничтожать энергию бездны. Однако в этот раз решила сначала понаблюдать.

Со слов Марса, это всего лишь разновидность волшебства, и многим магам с легкостью удается управлять ею без каких-либо пагубных последствий.

Спустя несколько мгновений таинственная материя, словно клубок ниток, окутала магический эпицентр малышки и продолжала увеличиваться в размерах.

Я заволновалась.

А что если потом будет слишком поздно? Что если тьма завладеет ребенком?

Но мои опасения оказались напрасными. Чем глубже всматривалась в структуру филигранной энергии девочки, тем яснее понимала: тьма находится под абсолютным контролем Миры, как будто является ее неотъемлемой частью.

Малышка открыла глаза и медленно двинулась к окну. Птаха, заметив ее, перестала биться о стекло и опустилась на подоконник, внимательно наблюдая за приближающейся девочкой.

Та же встала вплотную к подоконнику и плавно, чтоб не спугнуть, протянула руку к птице. В этот момент магия тьмы тонкими лианами стала перемещаться по руке ребенка к самым кончикам ее пальцев, а потом девочка прошептала:

— Не бойся. Я покажу тебе выход.

Мелкие, словно черные бусинки, глазки уставились на ребенка.

И тут произошло чудо — птичка, взмахнув крыльями, запрыгнула на детский пальчик!

Моя малышка похвалила новоиспеченного питомца и неспешно высунула руку наружу. Птаха тут же сообразила что к чему и, забавно чирикнув, вспорхнула к ясному небу.

Я была потрясена увиденным…

Во-первых, Мира управляла магией с легкостью настоящего мастера. А во-вторых, малышка понимает животных, а они — ее.

Это же уникальный природный дар.

Без сомнения, мою названную дочку ждет большое будущее!

Интересно, а осознает ли сама Мира, что сейчас произошло?

— Лучше так, на всякий пожарный, — прокомментировала девочка, закрыв окно.

Я молча кивнула и вернулась за стол. Хотелось поговорить с Мирой о ее даре, рассказать о темной магии, живущей в ней, но уже жутко опаздывала в Академию. Так что серьезный разговор решила отложить на потом.

— Ну, что, выбрала себе школу? — поинтересовалась, закинув последний кусок булки в рот.

— Не-а, — недовольно буркнула малышка.

В последнее время часто ее об этом спрашивала, видимо, надоела уже.

— Значит, решение за тебя приму я.

— Почему? — выпалила девочка, снимая кофейник с плиты.

Вот ведь маленькая «почемучка».

— Потому что социальная служба нас подгоняет. Если не выполним условия, возникнут неприятности. А чем раньше начнем учиться, тем быстрее нас оставят в покое.

Если еще недавно сомневалась в выборе учебного заведения, то теперь знала точно: Миру лучше определить туда, где уделяют внимание узким магическим направлениям. В частной школе при храме Диары помогут развить ее дар, а с мальчишками еще будет время подружиться.

Стало быть, решено. Осталось разобраться с документами, да и службам желательно сообщить про школу как можно скорее.

Маленькая кудесница обиженно хмыкнула и принялась наполнять термос-кружку ароматным кофе. Я внимательно наблюдала, как уровень темной жидкости постепенно поднимается, и когда он почти достиг бортика, осторожно закрутила крышку и поблагодарила помощницу:

— Спасибо за завтрак!

Прихватив кофе, поспешила на выход. Уже в коридоре, надевая ботинки, крикнула:

— Увидимся вечером, я на связи!

Прежде чем захлопнула дверь, услышала детский голосок, пожелавший мне удачного дня.

Запыхавшись от стремительного бега, я ураганом влетела в аудиторию по магической биологии. И едва лишь остановилась, чтобы отдышаться, прозвенел звонок.

Фу-у-х, успела!

— Ремианна Стар! — заскрежетал над самым ухом знакомый голос.

Выпрямилась, вбирая воздух легкими, и увидела перед собой Гимурта Арнельского. Интересно, что препод по боевой магии здесь забыл? Урок-то не его…

Старик был хмур как никогда. Взметнув костлявый палец к потолку, он скомандовал:

— А ну-ка на свое место, бегом!

Слушаю и повинуюсь! Сразу видно — маг с утра пораньше не с той ноги встал. А всем известно, когда он в таком настроении, лучше лишний раз ему под горячую руку не попадаться.

Быстрым взглядом обвела аудиторию. Самые дальние места, как всегда, заняты местными «звездами» Академии, не желающими усердно грызть гранит науки, а вот лабораторные столы в первом ряду — пустые.

Старик уже вовсю начал объяснять, почему госпожа Бардол не смогла прийти на занятие и попросила себя заменить. Я проскользнула вперед и села на свободное место. Кинула сумку на соседний стул и притихла.

— Так, слушайте внимательно! Сейчас я разобью вас на группы и выдам материалы практической курсовой. Через две недели ваш преподаватель вернется к своим обязанностям, а к тому времени вам необходимо будет завершить работы и подготовить презентацию.

Класс оживился, все мгновенно пришли в возбуждение, со всех сторон зазвучали недовольные возгласы. Никто, и я в том числе, не хотел заниматься какими-то там курсовыми. И без того под завязку домашкой загружены.

— Господин Арнельский, а какая тема? — выкрикнули с задних рядов.

Машинально обернулась посмотреть, что за смельчак решился перебить скелетона, когда тот и так не в духе.

Ну, конечно, — Крис. Кто бы сомневался! Вот выскочка. Не мог дождаться раздачи материалов, что ли?

— Студент Клейн, все вопросы потом! Опустите свою руку! — возмущенно заверещал маг, нервно тряся стопкой бумаг, которую только что прижимал к груди. — Кстати, идите-ка сюда, голубчик.

Ха-ха, так ему и надо. В следующий раз подумает, прежде чем нарываться. Поудобнее расположилась на стуле, готовясь к представлению.

Крисстофер подошел к преподу, а тот, вместо того чтобы пуститься в разглагольствования на предмет правил поведения на лекциях, что он обычно делал прямо-таки с упоением, лишь всучил парню материалы и командным тоном, насколько это вообще было возможно с его писклявым голоском, произнес:

— Раздай всему классу, а потом подсаживайся к госпоже Стар. Будешь с ней в команде, только выберите себе еще кого-нибудь.

Крис взглянул на меня, пожал плечами и смущенно улыбнулся одними уголками губ. Видимо, понял по лицу, что я совсем не рада такому раскладу. Но перечить Гимурту не стану, потому что и так у него на плохом счету с первого дня занятий.

Шумно выдохнула и приняла протянутую Крисом папку.

— Господин Арнельский, а можно мне в команду Клейна? — неожиданно подскочила кузнечиком со своего места Нанетта, та гадюка из кафетерия. А потом сложила губки бантиком и похлопала глазками, сделав жалобный вид: — Пожа-а-алуйста…

Вот зараза! Неужели теперь не оставит меня в покое?

Скелетон махнул на блондинку рукой, мол, что с тебя взять, и отправился к преподавательской кафедре, а девушка, довольно улыбаясь, подхватила свою сумку и перепорхнула за мой стол.

М-да. Как бы наше «сотрудничество» не началось с выдергивания волос друг у друга…

Недовольно зыркнула на пиявку и, освобождая ей место, убрала свой рюкзак.

— Меня интересует только Крис, не подумай ничего такого, — ядовитым голоском сообщила блондинка, а потом приблизилась и шепнула: — Только ему не говори. Прошу по-дружески.

Карие глаза выжидающе уставились на меня.

— Ладно. Только мы — не друзья. Запомни это! — отчеканила в ответ и отвернулась с обреченным видом.

Похоже, вот-вот в нашей троице не только работа закипит, а еще и нешуточные страсти вместе с нею…

Когда прозвенел звонок, уведомляющий об окончании пары, я со скоростью света покинула аудиторию. Сразу двинулась в направлении выхода.

Как же приятно осознавать, что хотя бы на сегодня моя доза общения с Нанеттой и Крисом закончилась, и теперь могу спокойно вздохнуть.

На протяжении всего занятия сидела как на иголках. С одной стороны донимал Крис, который болтал о чем угодно, только не о курсовой, а я пыталась сосредоточиться на работе и то и дело возвращала разговор в конструктивное русло. С другой — блондинка, что без умолку щебетала над самым моим ухом, причем ее интересовало исключительно лишь, о чем ее возлюбленный перешептывается со мной.

Это был настоящий кошмар. Даже не знаю, надолго ли меня хватит.

Но была еще одна причина, заставляющая меня стремительно двигаться по лабиринту бесконечных коридоров. Во дворе Академии меня ждал Марс.

У нас была запланирована деловая, причем очень срочная, встреча. Еще вчера ночью он скинул сообщение, что заедет за мной после занятий. Появились какие-то важные новости.

На крыльце, конечно же, собралась целая куча девчонок, чтобы поглазеть на своего идола. Привычно проскользнула через толпу тающих, как шоколадки на солнце, перевозбужденных фанаток и спустилась по лестнице.

— Привет, босс! — отсалютовала с улыбкой.

Ночевик озорно сверкнул глазами и протянул шлем:

— Здравствуй. А ты сегодня в хорошем настроении. Кто-то в любви признался?

— Да нет же! Просто не терпится продолжить расследование, — протараторила, словно сорока, и спрятала вспыхнувшее жгучим румянцем лицо под шлемом.

Маг ухмыльнулся и запрыгнул на сиденье, жестом приглашая меня последовать его примеру. Спустя пару минут мы уже мчались по шоссе, а под нами натужно ревел байк.

С некоторых пор мне стал нравиться наш железный конь. Быстрый, как торпеда, вполне удобный, даже к громоздкому шлему уже привыкла, а самое главное — каждая поездка с Марсом была очень волнительной, столько адреналина! Ну, и не только это… Есть еще кое-что, от чего я тащусь, как кот от рыбки.

Кейцер и не подозревает, как безумно мне нравится обнимать его руками и прижиматься к надежной, крепкой спине. Чувствовать тепло его тела — даже через слои одежды.

Небось думает, что хватаюсь за него, чтобы попросту не свалиться с байка. Но на самом деле, увы, все не так уж и безобидно, как выглядит со стороны.

Я очень тщательно скрываю свои эмоции.

Ну, во-первых, потому что сама еще не разобралась в истинных причинах того, что меня неизменно бросает в жар, когда нахожусь рядом с этим мужчиной или даже попросту думаю о нем.

А во-вторых, не профессионально это.

Вряд ли Марс интересуется какой-то девчонкой из Академии в… кхм… романтическом плане. Ко всему прочему, слышала от секретарши-змеюки, что у него уже есть девушка. И у них все серьезно.

Поэтому молчу, стараясь задушить в зародыше странные и очень неуместные чувства. Позволяю себе лишь такую малость — отдаваться ощущению иллюзорного счастья во время езды на байке.

Вроде должна бы грустить по этому поводу, но все совсем не так. Босс вызывает во мне только сочные, страстные эмоции, каких еще никогда не испытывала к мужчине.

Просто рада, что повстречала его. До сих пор не тянуло на мальчиков, хоть убей. Уж начала было задумываться о том, что со мной что-то не так…

А все оказалось намного проще — стоило только познакомиться с Кейцером Марсом, и все встало на свои места.

Глава 11. Иногда всего лишь одно решение держит тебя в шаге от падения

Прибыв в бюро, мы незамедлительно приступили к работе. Марс расположился в кресле напротив моего и заговорил:

— У нас получилось сузить круг подозреваемых.

Я чуть не поперхнулась водой, которую попивала из стакана. Как?!

И, кажется, озвучила этот вопрос. Потому что босс, который всегда и во всем выглядел серьезно, слегка улыбнулся, но в следующий миг подобрался, принял невозмутимый вид и пояснил:

— Видишь ли, мы предполагали, что вчера ночью может вновь произойти покушение на ректора. А все потому, что создали условия, при которых у преступников появился бы отличный шанс это сделать.

Я опустошила стакан, поставила его на стол, на котором царил идеальный порядок, и предположила:

— То есть вы «скормили» определенным личностям нужную информацию о месте и времени, где якобы будет находиться господин Беллемор.

— Именно!

Марс поднялся с кресла, подошел к доске и принялся группировать фотографии, продолжая свои объяснения.

Оказалось, что ночевик позаботился о том, чтобы информация адресно попала в руки всего лишь нескольким личностям, находящимся под подозрением. И «рыбки» клюнули.

За несколько часов была проведена целая операция. Террористы взяли под контроль траффик в одном из районов города, чтобы направить мобиль ректора по нужному шоссе. Там на перекрестке взломали программу светофора и переключили цвета, дабы водитель грузовика, находящийся под чарами, въехал прямо в цель.

Ко всему прочему подсуетились и оккупировали территорию, на которой должна была произойти авария, сильным и довольно редким заклинанием, блокирующим не только радиоволны, но и ментальную магию. В общем, полностью отрубили этот участок дороги от любого вида связи. Чтобы ни ректор, ни его охрана не смогли связаться с целителями вовремя, в случае если после аварии жертва еще останется жива.

— Мы имеем дело с настоящими профи, — подытожил Марс и угрюмо свел брови у переносицы. — Они действуют быстро, работают слаженно, идеально заметают следы.

Хм, становится все интереснее и интереснее. Я поднялась на ноги, подошла к доске и указала на фотографии, которые босс собрал в одну кучку.

— Вот этим личностям ты слил информацию? — уточнила, внимательно разглядывая снимки.

Среди них был Илвон Лерай. А значит, моя догадка, что этот охранник напрямую может быть замешан в деле, только что получила серьезное подтверждение. Однако невыясненной оставалась еще одна немаловажная деталь, о которой я тут же спросила:

— У кого-нибудь имеются веские мотивы?

Марс обреченно вздохнул, качая головой.

— Нет. Проверил все личные файлы, которые только смог раздобыть. Ни единой зацепки.

— Для этого ты и нанял меня, босс, — улыбнулась и хитро взглянула на мужчину.

Тот непонимающе уставился на меня. Не стала мучить его дольше и тут же указала на фотографию охранника.

— Илвон Лерай — тот, кто тебе нужен.

Красные глаза Кейцера зажглись профессиональным интересом.

— Ты уже в курсе, что он — темный маг и тот, кого я первым заметила в торговом центре, — продолжила выкладывать свои соображения. — Однако совсем забыла упомянуть, что этот твой Лерай был напрямую связан чарами с нашей темной, личность которой мы все еще не можем установить. Точно тебе говорю, начинать нужно с него.

Маг задумчиво посмотрел мне в лицо, потом на фотографию охранника, затем переместил взгляд снова на меня и спросил:

— Ты уверена?

В его голосе проявились ростки надежды.

— На все сто! — ответила с улыбкой на лице.

— Отличная работа, Ремианна! — с восхищением произнес Кейцер и похлопал меня по плечу.

Невозможно описать то чувство триумфа, которое мы с напарником только что испытали. Первая зацепка! Единственная, правда, но в то же время весьма серьезная. Теперь у нас имеется направление, в котором следует двигаться, и это — самое главное!

Неожиданно дверь кабинета распахнулась, и внутрь маленьким ураганом влетела незнакомая мне женщина, оставляя за собой шлейф приторно-сладкого парфюма. Брюнетка с ярким макияжем бросилась к Марсу, отталкивая меня в сторону и обеими руками обвивая мужскую шею.

— Кей, дорогой, я так волновалась! — замурлыкала красотка, невинно хлопая пышными ресницами.

Вслед за ней в кабинет вбежала запыхавшаяся секретарша.

— Простите, шеф, не смогла остановить посетительницу, — доложила она и заправила локон, выбившийся из прически, за ухо.

Босс ловко выскользнул из женских объятий и, аккуратно взяв незнакомку под локоток, повел к выходу из кабинета.

— Ремианна, извини, я отлучусь ненадолго.

Промолвив это, закрыл за собой дверь.

Совру, если скажу, что мне не было любопытно знать, кто эта девица: работница бюро, вернувшаяся из длительного отпуска, дальняя родственница или все же девушка шефа?

Скорее всего, последнее. Что ж, она хорошо подходит Марсу. Вместе они смотрятся как самая настоящая парочка. К тому же эта красотка обратилась к нему как к действительно близкому человеку: «Кей». А еще это тесное объятие… Сомнений нет: она — его невеста.

Ну, догадывалась, что рано или поздно столкнусь с ней. Жаль, что случилось это так скоро. Если до сего момента лишь предполагала, что избранница Кейцера окажется настоящей красавицей (в принципе, по-другому и быть не могло — Марс заслуживает всего самого лучшего), то сейчас признала это за неоспоримый факт. В сравнении с ней я — обычная замухрышка.

Раньше особо не задумывалась о своей внешности, но теперь почему-то захотелось стать повыше ростом, пообъемнее в некоторых местах, даже появилось желание переодеться в красивое платье, нанести легкий макияж…

Встреча с этой женщиной точно плохо повлияла на меня. Лучше направлю свои мысли на расследование, а то такими темпами можно и хандру заработать. Еще ее мне не хватало!

Впрочем, зацикливаться на печальных мыслях мне не позволил сам Марс: спустя буквально пару минут он вернулся в кабинет, извинился, и мы тут же с головой погрузились в работу.

Когда за окном сгустились сумерки, маг собрал все до единой бумажки, относящиеся к личности охранника, и, сложив в папку, передал мне.

— Даю тебе неделю выходных. За это время попробуй найти что-нибудь интересное на Илвона, — сказал он и поднялся с кресла.

— А почему так долго? Разве мы не решили приступить к незамедлительной слежке за ним? Или у тебя есть какие-то другие дела, что-то личное?

Кейцер бросил на меня любопытный взгляд. Может, понял, на что намекаю столь тонко?

А на что я намекаю, кстати? Ведь дала себе слово больше не думать о невесте Марса — мне нет никакого дела до их отношений!

— Личных планов у меня вроде нет, — как-то странно протянул мужчина и слегка улыбнулся. А в красных глазах вспыхнул интерес.

Ну, вот! По-моему, догадался. Еще подумает, что я такая же, как его заядлые поклонницы, — глупая ревнивица.

— И наблюдение за господином Лераем мы начнем без промедления, — продолжил Марс, скорее всего, заметив перемену моего настроения. — Только в этом процессе твое участие не требуется.

— Как так?! — вырвалось само собой.

— Потому что это может быть опасно. Я нанял тебя исключительно как консультанта и подвергать риску, пусть и незначительному, не собираюсь, — ответил мой начальник с твердой решительностью в голосе.

— Хорошо, босс, поняла.

Спорить по этому вопросу не было смысла. Будь я на его месте, поступила бы в точности так же.

С начала моего короткого «отпуска» прошло уже больше недели. Ничего пикантного на охранника найти не удалось, сколько бы раз не просматривала его личные документы. От Марса — тоже никаких вестей, видимо, он, как и я, застрял в тупике, иначе бы уже сообщил, что да как.

Тем временем работа над курсовой была в полном разгаре. Сегодня Крис и Нанетта пригласили меня встретиться в парке в южном районе.

Погода стояла солнечная, цвели яблони, наполняя воздух душистыми ароматами и осыпая зеленую траву покрывалом из светло-розовых лепестков. Теплый ветер гулял по каменным дорожкам, подымая легкие клубы пыли, ворошил пышные кроны деревьев, шелестя листьями. Неподалеку от нас журчал ручеек, стрекотали стрекозы, гудели вылупившиеся цикады. Вокруг все жило, дышало, напитывалось лучами весеннего солнца.

— А теперь можно я пойду поиграю? — спросила Мира, когда нашли подходящее для работы местечко в теньке у большого дуба.

— Ну, хорошо, только далеко не убегай! — ответила наставительным тоном и сбросила рюкзак, набитый книгами, на деревянный стол.

Малышка, как маленькая ракета, помчалась к ручью, у которого носились несколько детей примерно ее возраста. Неподалеку от них на больших камнях расположились их мамы, ну или же няньки. Они наблюдали за детворой и нежились на солнышке, подставляя животворным лучам довольные лица.

Вскоре ко мне присоединились опоздавшие Крис и Нанетта.

— Извини, на дорогах пробки, — оправдалась блондинка, присела на скамью и принялась выкладывать на стол распечатанные материалы.

Крис плюхнулся рядом со мной и, улыбнувшись, заявил:

— Мне удалось добыть нам пропуски в городскую администрацию! Отец помог.

— Отличная новость! — произнесли в один голос мы с Нанеттой.

Значит, теперь имеем полный доступ к городским архивам. Во-первых, это нужно для работы, а во-вторых, о чем и не догадывались приятели, я хотела поискать информацию, касающуюся покойной бабушки нашего с Марсом подозреваемого. Досье госпожи Лерай было чистое, как прозрачное стеклышко. Женщина всю свою жизнь проработала в городской администрации, и мне показалось странным, что после того как вышла на пенсию, она пропала без вести. С прошлого года о ней нет никаких вестей.

В принципе, ничего особенного, люди пропадают каждый божий день. Но интуиция шептала — я на верном пути.

Когда солнце вошло в зенит, нас, погруженных в работу, отвлекла Мира.

— Мне жарко! Можно за мороженым сбегаю? — взмолилась она и ладошкой смахнула пот со лба.

— Я бы тоже не отказалась, — согласилась с ней Нанетта, закрывая книгу. — И вправду зной невыносимый.

— Как скажете, — не стала спорить с ними.

У самой уже голова гудела от зубрежки. Самое мое нелюбимое занятие — заучивать наизусть. Курсовая, в принципе, у нас уже была готова, осталось написать речь, которую будем произносить во время презентации и, естественно, зазубрить ее.

Крис отодвинулся от стола, над которым, согнувшись дугой, строчил в тетрадке фразу за фразой, и потянулся, расправляя плечи. Он оказался довольно смышленым парнем. Прямо удивил меня своей собранностью и серьезным отношением к совместной работе. Нанетта, в принципе, тоже была умненькой, и ее обширные знания по магической химии нам очень и очень пригодились.

В общем, неминуемого провала, к которому мысленно готовилась с того самого момента, как нас объединили в команду, точно не должно быть. Уверена, студенты и преподаватель оценят наш кропотливый труд и, возможно, даже будут удивлены нашими результатами.

Оставив ребят, мы с Мирой пошли за мороженым. Себе малышка, как всегда, выбрала ванильный рожок, покрытый шоколадом и орехами, а нам с Нанеттой (Крис не любил сладкое) я взяла замороженный фруктовый сок на палочке — очень освежающее лакомство!

— Крис выглядит счастливым, — неожиданно сказала Мира, когда мы возвращались обратно.

— Думаешь? По-моему, он всегда такой.

— Не-а.

Пожала плечами, решив отмолчаться.

В принципе, в чем-то она права. После того как парень расстался с Венессой, в нем чувствовалась необычная легкость, свобода. Как будто избавился от крепких цепей, что раньше сковывали его, не давая заниматься тем, чем велела душа.

— А еще ты ему нравишься, — озорно заметила девочка и широко улыбнулась. Откусила от рожка и, прожевав, продолжила: — А он тебе?

Вот откуда ей все это известно? Неужели настолько очевидно, что юный маг неровно дышит ко мне?

— Давай лучше поговорим о твоей школе, — предложила, чтобы поменять направление разговора.

Как-никак Мира еще совсем маленькая, и обсуждать с ней романтические отношения не собираюсь, по крайней мере, в ближайшие несколько лет. Девчушка скорчила недовольную рожицу и замолчала, полностью уйдя в процесс поглощения мороженого.

Когда свернули на аллею, ведущую к нашему дереву, ребенок неожиданно схватил меня за руку, потянул на себя и рожком указал куда-то в сторону.

— Смотри, вон там дядька с твоей доски! — возбужденно произнесла малышка.

Я присмотрелась — точно, она не ошиблась.

В толпе случайных прохожих по тропинке стремительно двигался Илвон Лерай. Его строгий черный костюм выделялся на фоне пестрой одежды отдыхающих.

Мгновенно вытащила из кармана джинсов фон, набрала Марса. Вне зоны доступа. Рогатый траклит!

Тогда обратилась к своему дару — решила проверить местность. Вдруг шеф где-то рядом маскируется. Но нет, ни единого намека на его присутствие.

А тот факт, что охранник разгуливает по этому району, — что-то новенькое. Их рабочий офис находится далеко отсюда, так же, как и его съемная квартира. И не припомню, чтобы кто-то из членов семьи мужчины проживал поблизости. Может, у него тут свидание назначено? Неплохо бы выяснить.

— Мира, возвращайся к ребятам, — передала малышке тающее на глазах лакомство, — и скажи, что я скоро приду. Дождитесь меня и никуда не уходите, поняла?

Девочка согласно кивнула, загребла замороженный сок и, развернувшись, потопала в направлении дуба, под которым томились в ожидании Крис с Венессой.

А я незаметно последовала за охранником, на ходу набирая текст сообщения Марсу.

Догадывалась, что шеф отчитает меня за излишнюю самодеятельность, но решение уже приняла: прослежу, куда Илвон направляется, да и дело с концом. Ни в какие неприятности ввязываться не собираюсь и, если вдруг почую опасность, просто развернусь и пойду обратно.

Вот так, прячась то за спинами прохожих, то за стволами деревьев, я аккуратно следовала за охранником и без каких-либо трудностей достигла выхода из парка.

Мужчина пересек шоссе и скрылся в переулке. Поспешила туда, но вбегать сразу не стала. Нужно было проверить, что там — за углом высокого здания. Кстати говоря, находились мы в развлекательном районе: отели, рестораны, казино-клубы и многие другие прелестные заведения. В общем, лучше места для свидания не найти. Любопытно узнать, кто ж та особа, которую с тщательной осторожностью скрывает Илвон.

Стоило мне выглянуть из-за угла, как кто-то неожиданно похлопал меня по плечу, от чего я дернулась и едва не завизжала, но незнакомец прошептал мое имя, и я узнала голос. Облегченно вздохнула и повернулась к преследователю лицом.

— Что ты забыл здесь, Крис? И где Мира?!

Парень озадаченно вскинул брови.

— Не волнуйся ты так, она с Нанеттой. А я решил убедиться, что у тебя все в порядке.

Заботливый какой! Хотя нет. Наверняка его просто-напросто снедает самое обычное любопытство. Этим качеством грешат и ночевики: любопытство у нас в крови!

— Ну, раз пришел, тогда веди себя тише воды и ниже травы, — прошептала и обреченно вздохнула.

Свалился же на мою бедную голову! Некогда с ним разбираться, сейчас главное — не упустить господина Лерая.

Выглянула из-за угла и сразу выцепила глазами коротко остриженную голову мужчины. Вот он!

Жестом руки пригласила Криса следовать за мной. Что поделаешь, придется позволить магу присоединиться к слежке. Уверена — так просто от него все равно не смогу отделаться.

Мы двигались вдоль переулка, прижимаясь к стенам домов.

— За кем следим? За тем громилой в черном? — полюбопытствовал мой временный напарник.

Причем довольно громко! Небось думает, я тут в игрушки играюсь. Хотя откуда ему знать, что ведется серьезное расследование.

— Тише ты! — возмутилась шепотом, но при этом согласно кивнула, чтобы усмирить говоруна.

— А он тебя знает? — не унимался тот.

— Нет!! — прошипела чуть не с пеной у рта.

— Ну, тогда… — Крис неожиданно взял меня за руку, отлепился от стены, вышел на середину переулка, увлекая меня за собой, и, задорно улыбнувшись, предложил: — Притворимся парочкой, тут их пруд пруди! Да и естественней смотреться будем. Тогда громила точно ничего не заподозрит.

Меня переполняло возмущение. Так и хотелось резко выдернуть руку и сердито выкрикнуть: «Нахал»! Была очень близка к этому, даже почувствовала, как к лицу приливает кровь и кожа начинает гореть, как будто нахожусь под тепловой лампой.

С другой стороны, сознавала, что план Крис придумал отличный. И как сама не додумалась до этого? Видимо, переволновалась слишком, вот котелок и перестал продуктивно варить.

Поэтому, поумерив пыл, промолчала. В знак того, что принимаю предложенную затею, осторожно сплела пальцы наших рук и слегка улыбнулась.

Ладонь Криса была горячей, немного потной. Неужели парень волнуется?

Мне всегда казалось, что он тот еще дамский угодник. А тут увидела его совсем с иной стороны. Может, я ему и вправду нравлюсь…

Вот так, размышляя совсем не о том, о чем, по идее, должна была думать в данный момент, прошла вместе со своим спутником несколько переулков, а потом тот неожиданно дал команду остановиться.

— Что такое? Ты его видишь? — спросила взволнованно, вставая на носочки и стараясь хоть что-то разглядеть за шагающими впереди, ну, очень даже высокими магами.

Уж больно не хотелось потерять след охранника.

— Да, вижу. Точнее, уже нет.

Ошарашенная ответом, тут же разъединила наши руки. Так и знала, что нельзя полагаться на мальчишку!

Выбежала вперед своего «бестолкового» товарища и обогнала нескольких прохожих. Взгляд метался от одной фигуры к другой, я настойчиво искала широкую спину Илвона, но она — зараза такая! — не находилась. Уже было впала в отчаянье, но тут как раз меня настиг Крис.

— Да погоди ты! — возмущенно крикнул он и остановил меня за руку.

Нет, вы только послушайте его! Ну и тон! Потерял цель, теперь вот не дает мне ее найти, а еще и возмущается!

Тем временем юноша ловко повернул меня за плечи так, что оказался за моей спиной. А потом склонился и прошептал на ухо:

— Твой мужик вон в тот клуб зашел. Видишь?

Тут же сосредоточила взгляд на железной двери, от которой по обе стороны стояли, как статуи в парке, два охранника.

Магия — она, как аромат женских духов, оставляет после себя легкий, едва уловимый след. Вот именно такой шлейф магии Илвона пыталась активно отыскать глазами. Энергию мужчины запомнила очень хорошо, но это не особо помогало. Потому что у входа в клуб скопилась целая туча энергетических сгустков, сразу и не разобрать ничего. Показалось, уже никогда не отыщу следы Илвона, однако продолжала попытки. В запасе имелось еще несколько секунд, сосредоточилась больше прежнего и… заметила мелкие клубы черного, как беспросветная бездна, тумана, а буквально через пару секунд магия тьмы растворилась в суматошном танце чужих энергий.

— Не веришь, что ли? — назойливо шипел в ухо напарник.

Отмахнулась от него и, доставая из кармана фон, ответила:

— Верю, верю. Однако миссия окончена, пора возвращаться.

— Так быстро? Может, все же наведаемся в клуб? Разве тебе не интересно, с кем он там встречается? — удивился Крис, недовольно наморщив нос.

Похоже, юноша так и не понял, что временно оказался участником серьезного расследования. Видно, думает, мы тут с ним развлекаемся.

Интуиция шептала, что «строптивого жеребца» нелегко будет переубедить, поэтому придала лицу серьезное выражение, даже брови нахмурила и наставительным тоном, прямо, как наш препод-скелетон во время лекции, произнесла:

— Нет! Мы никуда не пойдем. Я и так допустила ошибку, взяв тебя с собой.

— Да брось ты, я сам напросился, — возразил маг.

— Все, хватит уже! — гаркнула на парня и поймала его ошарашенный взгляд. — Говорю серьезно. Слежка — дело профессионалов. Уже набираю номер, так что прошу: давай без глупостей. Потому что вся ответственность сейчас лежит на мне, в том числе, и относительно твоей безопасности. А ее тебе гарантировать не могу, уж, извини.

Пока толкала речь, заметила, как в золотых глазах спутника вспыхнули искорки понимания. Кажется, достучалась до упрямца, слава Диаре!

— Ла-а-адно… — протянул он.

А в следующую секунду в моей руке завибрировал фон. Марс!

Знаком попросила своего спутника помолчать и взяла трубку:

— Реми слушает.

— Здравствуй, я получил твое сообщение. Уверена, что это Илвон, а не иллюзия?

Странный вопрос. Как будто впервые со мной работает и даже не догадывается о моем даре.

— Безусловно! — ответила с железной уверенностью в голосе.

Хотелось добавить про отличительную характеристику нашего подозреваемого — магию тьмы, по которой и удостоверилась, что это точно он, однако взглянула на Криса и промолчала. Лучше придержу язык за зубами. Чем меньше юный маг знает, тем спокойнее ему будет спаться ночами.

В трубке повисла тишина.

Молодой человек, скорее всего, сообразил, что к чему, и деликатно отошел в сторону, чтоб не мешать разговору. Воспользовавшись этим, быстро спросила:

— Шеф, что прикажешь делать?

— Ничего, — поступил незамедлительный ответ. — Скинь адрес, отправлю оперативную команду. Что-то тут нечисто.

Да, мне тоже так кажется. Но что? Решила уточнить:

— Почему не сам?

— Да потому что я сейчас при исполнении. И вряд ли можешь даже себе представить, за кем наблюдаю.

— За кем же? — вырвалось само собой.

— За Илвоном…

Сказать, что была удивлена, — ничего не сказать. Эти слова прозвучали как гром среди ясного неба.

Вот так поворот…

Мысли хаотически заметались в голове, словно муравьи в разворошенном муравейнике. Пока перебирала в уме все возможные варианты, наступило озарение. И, кажется, в тот же момент, что и у Марса, потому что мы произнесли в один голос:

— Близнецы!

— Или двойник, — спустя какое-то время добавил шеф, но уже куда менее уверенно.

Потом до моего слуха донесся женский голос из трубки, призывающий мага вернуться к своей миссии, и Марс торопливо попрощался:

— Мне пора, жду адрес.

Только собралась ответить, что сию минуту выполню его указание, как произошло нечто непоправимое… Под ногами неожиданно затряслась земля, а в следующий миг ушные перепонки чуть не разорвал оглушительный свист, в спину ударила мощная взрывная волна, и меня отбросило в сторону на несколько метров.

Когда упала на тротуар, почувствовала, что не могу даже пошевелиться. Как будто все кости были переломаны — такая острая боль наполняла каждый миллиметр моего тела. Перед глазами все плыло, в ушах звенело, и этот звон, казалось, кромсал на части мозг, заполняя и всю меня изнутри, и окружающее пространство. Не слышала абсолютно ничего, даже собственного голоса, которым отчаянно звала Криса.

Вокруг клубились густые тучи фиолетово-черного дыма, пахло гарью. Возле меня лежали еще несколько пострадавших: все в крови, грязи, руки-ноги еле двигаются. Попыталась подняться, но, вместо того чтобы встать на ноги, почувствовала неодолимую слабость, голова пошла кругом, и я резко потеряла сознание, провалившись в небытие.

Открыла глаза уже в палате. Часы над дверью показывали глубокую ночь. Рядом с кроватью на стуле, откинув голову на спинку, спал Кейцер. Кого-кого, но его здесь точно не ожидала увидеть. Может, ему срочно необходима какая-то информация, вот и ждет, пока очухаюсь. Чуть дальше, на небольшой софе, укрытая пледом, тихонько сопела Мира. От осознания, что с моей девочкой все в порядке, на душе сразу стало спокойно.

Сбоку тихо пищала аппаратура, с которой меня связывало множество проводов: одни были прикреплены к запястью, другие, кажется, к вискам. На мониторе светились подвижные диаграммы и регулярно сменялись цифры.

Захотелось вернуться в умиротворяющий сон, в котором пребывала до пробуждения, но волнение за Криса не давало покоя. Пусть мы с ним не очень-то ладили, смерти он не заслуживал.

Поэтому осторожно приподнялась на локтях и шепотом позвала Марса. Пришлось произнести его имя несколько раз, прежде чем тот резко открыл глаза, со скоростью молнии поднялся со стула и подошел ко мне.

— Как ты себя чувствуешь? — спросил заботливо.

В красных глазах мага отражался целый спектр эмоций: раскаяние, грусть, тревога. Никогда бы не подумала, что он способен так переживать, тем более, из-за меня. Я, конечно, ценный работник, но не настолько же босс боится меня потерять.

— Бывало и лучше, спасибо, — ответила честно. А чего таить? И тут же поинтересовалась: — Ты здесь за разъяснениями?

Уголки мужских губ нервно дернулись, а глаза яростно вспыхнули. Не знаю, возможно, мне все это привиделось, потому что буквально через секунду Кейцер вернулся к своему прежнему невозмутимо-серьезному состоянию.

— Нет, просто хотел убедиться, что ты в порядке.

— А Крис? Крисстофер Клейн — мой друг, он был неподалеку, когда случился взрыв.

— Парень успел вовремя выставить щит, так что отделался парой царапин. Он заходил недавно, просил передать, что вернется утром, — ответил ночевик.

Почувствовала, как с плеч словно тяжелый груз свалился. Как же я рада, что Крис жив-здоров. Однако шеф, похоже, моей радости не разделял, а наоборот — как-то обреченно вздохнул.

Кажется, поняла, что он хотел бы сказать, если б не щадил меня в таком состоянии. Что допустила ошибку, вовлекши гражданское лицо в расследование, и тем самым подвергла опасности ни в чем не повинного юношу. Что проигнорировала приказ сидеть смирно и никуда не совать свой любопытный нос… Поэтому решила предупредить готовящийся разнос и выпалила скороговоркой:

— Извини, шеф. Готова понести любое наказание.

Маг задумчиво посмотрел на меня, недолго помолчал, а потом сдержанно произнес:

— Этого не понадобится. Ты отстранена от расследования.

Глава 12. Сердцу не прикажешь

Несколько месяцев назад…

Какой замечательный день! Давно уже Кейцер не был так счастлив. Улыбка не сползала с его лица, глаза сияли, как у ребенка. Ничего не мог с собой поделать — эмоции лились через край. Ведь сегодня он наконец добился своей цели: служебный договор с Ремианной Стар подписан!

Марс и не догадывался, что с этого момента его жизнь изменится кардинально. Хотя, чего таить, она давно уже не напоминала себя прежнюю, да и сам маг стал другим.

С появлением Ремианны к Кейцеру вернулось давно позабытое чувство азарта, он вновь загорелся работой, особенно увлекало то расследование, которое они вели вместе. В свой первый день в бюро девушка хорошо проявила себя. Ее дедуктивные способности оказались на высоте.

Пролетела неделя, за ней другая, за окном расцвела весна. Однако дело продвигалось ни шатко ни валко. Тем не менее, впервые за свою карьеру Марс не торопился с расследованием. А все потому, что ему нравилось проводить время с голубоглазой девушкой, которая, кажется, стала ему небезразлична.

Ночевик, к собственному удивлению — ведь это так на него не похоже! — с нетерпением ждал каждой их встречи, ночами готовил материал, чтобы было что обсуждать. И не находил в себе смелости признать, что девчонка запала ему в душу. Поэтому очень тщательно под маской серьезности скрывал подлинные эмоции, которые просыпались всякий раз, стоило лишь взглянуть на Реми. Его Реми!

Да, маг уже давненько клеймил девчонку, сделал ее «своей» в самых тайных, никому не ведомых фантазиях. Иногда ловил себя на мысли, что вся эта нелепая ситуация с любовной горячкой — лишь плод его воображения. Однако призрачный мираж по имени Ремианна Стар реально существовал и глазами цвета ясного неба озарял всю его жизнь.

Как же Кейцеру нравилось все это! Находиться рядом, незаметно вдыхать душистый аромат женского парфюма. Разговаривать как бы о деле, в то время как расспросить хотелось совсем о другом: как прошел день, какой у нее любимый цвет. Или, например, узнать что-либо о ее детстве. Ему просто хотелось слушать ее голос… И он готов был делать это весь день напролет, любуясь небесными глазами, в которых загорались искорки, стоило им найти мелкую зацепку, слушая ее тихий смех в ответ на его безобидные шутки, радуясь открытой, лучистой улыбке. Каждое мгновенье, проведенное с человечкой, было для Марса бесценно.

В особенности нравились поездки на байке. Девушка крепко обнимала его спину, тесно прижималась. В эти моменты он был по-настоящему счастлив, а его сердце, как у юного мальчишки, начинало весело кувыркаться в груди. Признаться, Марс несколько опасался, что Ремианна даже через плотные слои одежды почувствует этот лихорадочный пульс. Боялся спугнуть голубоглазку, как хрупкую, красивую бабочку, присевшую на краешек цветка.

Но больше всего мужчина боялся самого себя и этих смешанных чувств, что испытывал к юной протеже. Даже разорвал отношения с Мэриель, потому что осознал: они потеряли всякий смысл. Между ними нет искры, того необъяснимого притяжения, которое охватывает его наедине с Ремианной.

В конце концов, решил, прежде всего, разобраться в своих эмоциях, а потом уже делать выводы обо всем этом. Вдруг его чувства не что иное как простой и всем известный интерес, которым болеют все ночевики. Можно сказать, это их отличительная черта. Что ж, если это так, необходимо срочно раскрыть все тайны, что скрывает Ремианна, а у нее их, похоже, ой, как много. Если именно эти тайны разжигают в нем интерес к девушке, то — как надеялся маг — с их разгадкой его сознание прояснится.

Марс решил действовать незамедлительно. Похоже, сама судьба была на его стороне. На следующий день голубоглазка выдвинула версию о том, что охранник ректора может быть напрямую связан с преступниками. И тут как раз у Кейцера появилась отличная возможность «отлучиться» от расследования и отправиться на поиски своего старого знакомого — Косого.

Оставалось лишь поручить миссию слежки за подозреваемым объектом своим конкурентам — имперским ночевикам, под предлогом нехватки «рабочих сил». Ко всему прочему, маг недолюбливал слежку, считал это занятие неблагодарным, можно даже сказать — пустой тратой времени для специалиста такого уровня, как он. Куда более интересным было анализировать собранную информацию, а не тратить часы напролет, просиживая в укрытии.

Именно так он и сделал, правда, Реми относительно своих планов не уведомил, а отправил девушку во временный отпуск, объяснив свое решение тем, что слежка за Илвоном — опасная миссия и совсем не для студентки Академии. После того как все нюансы были улажены, ночевик занялся поисками мелкого бандита, с которым какие-то несколько месяцев назад заключил сделку: Косой передает родительские права на свою дочь Ремианне, а Марс взамен поделится с ним информацией о темной церкви.

Неделя пролетела так быстро, что Марс и глазом не успел моргнуть, и, кстати говоря, оказалась довольно продуктивной. Бандитик на сделку согласился сразу, без лишних вопросов. В принципе, этого следовало ожидать — Кейцер уже давно раскусил этого мерзкого типа и сделал предположение о том, что же на самом деле произошло с женой Косого и почему бандит так крепко цепляется за свою дочь и не хочет отпускать девочку после смерти Наиры. Ведь отцовских чувств он к ней особо не питал. Все оказалось проще простого. Цена вопроса — магия тьмы, которой обладает Мира.

Марс был уверен — прохвост хотел заполучить эту силу себе, но не знал как. И когда ночевик наведался к одному из своих давних клиентов, основателю темной церкви в Галлике, оказалось, что Косой уже не раз пытался вступить в круги «верующих».

А причиной тому являлось глупое поверье о возможности магии тьмы передаваться от хоста к хосту. Вот почему множество магов, подобно стаду баранов, пытались попасть в церковь, надеясь заполучить долгожданную силу.

Кейцер в разговоре с бандитом умолчал о том, что магия тьмы не «скачет» от тела к телу и что ее природа намного сложнее. А пропуск в ряды собратьев церкви заполучил.

В тот самый вечер отец Миры подписал все бумаги на передачу родительских прав, а Марс с помощью своего дара уничтожил кровную клятву, которой разбойник был связан с одним из своих заказчиков — тем, кто нанял его для Ремианны.

Снятие клятвы молчания было огромным прорывом для мага — он наконец узнал имя того, с кого можно было начать поиск. Дальше все шло, нет, даже не так, все стремительно двигалось, как снежный ком, летящий вниз по горе и все более и более увеличивающийся в объеме.

Так и Марс двигался по цепочке от личности к личности быстрее, чем заранее предполагал, и чем глубже погружался в события прошлого, разворачивая одну за другой тайны Ремианны Стар, тем все больше удивлялся храбрости и силе духа голубоглазой человечки.

Настоящее имя девушки оказалось совсем иным. Береслава Фрай. Она — принцесса империи Терлиор и считается без вести пропавшей уже более десятка лет.

С той самой ночи, когда темные маги напали на императорскую семью и подожгли дворец. В живых остался только наследный принц, на данный момент правящий государством вместе со своим дядюшкой, остальные были убиты, трупы сожжены дотла, а вот тело принцессы так и не нашли.

Принц, узнав о существовании магического дара сестры, отправил девушку в империю Вениум, тем самым обеспечив ей безопасность и подарив надежду на светлое будущее, а сам остался на родине, заняв отцовский трон.

«Храбрый парень», — подумал Марс, с любопытством разглядывая фотографию молодого юноши с глазами точь-в-точь, как у Реми: цвета ясного неба.

Столица постепенно погружалась в ночь. С неба бархатным покрывалом опускалась темнота, зажигался свет в окнах многоэтажек, включались уличные фонари. На дорогах становилось меньше пробок, тротуары уже не были заполнены толпами прохожих. Город готовился ко сну.

Только вот Марсу совсем не хотелось спать. Все его мысли вертелись вокруг человечки. Мужчина сидел у зажженного камина, перебирал фотографии покойных родителей девушки, сестры-младенца и размышлял о том, через что пришлось пройти Ремианне: пожар, смерть родных, чудное спасение, побег…

Ночевик и не представлял, как этим двоим удалось сбежать. Ведь если верить собранным данным, покушение было спланировано идеально. Никто не должен был остаться в живых.

Хотя одна теория у Марса все же имелась. Возможно, во время покушения у девушки проснулся дар, и каким-то образом, скорее всего, под действием адреналина, она смогла справиться с нападавшими. После чего по подземным тоннелям вместе с братом выбралась из горящего дворца.

Это было единственным логическим объяснением. Его как раз подтверждало то, что в руинах отыскали не только останки членов имперской семьи и работников дворца, но и двух магов тьмы. Поэтому местные сыщики и объявили, что нападение было спланировано темными. Но так ли все было на самом деле, кто его знает.

Была б у Кейцера возможность, он бы без промедления отправился в империю Терлиор, чтобы присоединиться к расследованию, которое, судя по официальным справкам, пока не закрыто. Однако не факт, что им еще кто-то занимается. Может, какие мелкие частники, интересующиеся столь масштабной «загадкой», да и только.

Но съездить, к сожалению, было невозможно. Империя людей — закрытое государство, и магам там не место. Если вычислят, поймают и запрут в тюрьме. И жди, пока родные власти спохватятся, чтоб тебя оттуда вызволить. Так можно и год, а то и дольше гнить за решеткой, ожидая помощи извне.

Жесткие законы, ничего не скажешь. Но у Марса была надежда на светлое будущее, в котором все государства смогут жить «дружно», не запирая свои границы.

Ведь прогресс только за магическими технологиями, когда энергетическим очагом является волшебная энергия — чистая, мощная. Ей не найти равных среди элементов природы, только вот процесс синтеза очень непрост. Ученые до сих пор не смогли разработать способ, при котором не терялось бы много энергии. А чтобы в этом преуспеть, необходимо работать вместе: и магам, и людям.

Тем временем поленья тихо трещали в камине, медовая настойка постепенно заканчивалась в хрустальном бокале, кубики льда таяли, а сумятица в мыслях все никак не унималась.

Неожиданно зазвонил фон, нарушая тишину комнаты. Марс вытащил аппарат из кармана, хотел уже было отклонить вызов, но, прочитав имя «Арэвиль», ответил.

Обычно спокойная девушка-секретарь взволнованно затараторила в трубке:

— Кейцер, нам удалось «клеймить» Илвона. Присоединишься к слежке?

Примерно неделю назад ночевик дал ей указание связаться с ним, когда имперская разведка установит чары подслушивания к охраннику. Планировал примкнуть к отряду, чтобы не упустить ни единой детали.

— Да, конечно. Отправь координаты, — ответил быстро, — уже покидаю квартиру.

Не терпелось отвлечься от мыслей о Ремианне, и плотная слежка за охранником была отличным выходом.

Несколько дней прошли впустую, результаты миссии были довольно плачевными. Марс начинал терять терпение. Впервые ему попалось такое несуразное расследование: ни зацепок, ни движения вперед. Застой, как в болоте. Хоть головой о стенку бейся.

Маленький просвет впервые появился, когда Ремианна выдвинула предположение об Илвоне. Тогда дело потихоньку начало сдвигаться с мертвой точки. А теперь снова полнейшая тишина.

За все время наблюдения охранник не сделал ничего подозрительного, вел обычную, размеренную жизнь: работа — дом — работа. Пару раз устраивал романтические свидания с разными женщинами, с которыми, как уверили спецагенты, завел знакомство в сети. Этих дам, естественно, тоже проверили: подняли все имеющиеся на них файлы. Правда, и они оказались чисты.

Марс не хотел привлекать Ремианну к миссии, ну, прям, совсем не хотел — опасно. Однако с каждым новым днем его профессиональный опыт шептал, что маг не ошибется, если обратится за помощью к человечке.

«Удвою, нет, утрою охрану для девушки и оснащу разными защитными артефактами», — так Кейцер пытался уверить сам себя, что все будет в порядке с его протеже. Главное — предпринять все необходимые меры. Тогда и бояться будет нечего.

С измученной совестью все же решил задействовать Реми. Отдалился от места слежки и включил фон. Обнаружил несколько пропущенных звонков и сообщений от напарницы. Быстро прочел их, понимая, что девчонка уже сама по уши «влезла» куда не надо, и тут же набрал ее.

В Марсе помаленьку закипала злость. Ведь отдал же четкий приказ: держаться от расследования подальше. Нет, полезла в самое пекло. Не хотелось даже признавать тот факт, что благодаря ее любопытству дело вновь завертелось.

Илвонов оказалось двое. Кто бы мог подумать? Тут сразу напрашивались вопросы. Работают ли они вместе? Если нет, то знает ли настоящий господин Лерай о существовании своего близнеца или двойника?

Ответы ночевик потом обязательно отыщет, сейчас главное — обеспечить безопасность Ремианне. Правда, только лишь успел предупредить ее, чтоб оставалась на месте и не лезла на рожон, как в трубке послышался оглушительный взрыв.

Сердце пропустило удар.

Звал, звал девушку, но та не отвечала. До слуха доносились лишь чужие голоса, мученические стоны, испуганные вопли и крики о помощи…

Незамедлительно бросился к месту происшествия, на ходу отдавая распоряжения своему отряду. Отследить местоположение Реми было проще простого, даже жучок в ее фоне не понадобился: все государственные каналы уже вовсю трещали о происшествии.

По шоссе не просто мчался, а летел, как скоростная ракета. Каждая секунда казалась вечностью. Неимоверным мучением. Минута сменялась минутой, байк все громче ревел на крутых поворотах, а сердце билось, словно в горячке. Волновался за голубоглазку безумно.

«А что если она… Нет, нет…» — Гнал прочь паршивые мысли, не позволял эмоциям взять над собой вверх. Впереди оставалось всего пара кварталов. «Скоро буду на месте и во всем разберусь», — успокаивал себя маг.

Обогнув районный парк, ночевик юркнул в проулок и продолжил движение в направлении клубов дыма, видневшихся впереди над верхушками зданий. Место взрыва оцепили госслужбы, пришлось остановиться неподалеку.

Со скоростью молнии слез с байка и помчался в самую гущу, на ходу снимая шлем и беспокойным взглядом ища Ремианну. Повсюду мельтешили люди, трезвонили фуры пожарной службы и грузовики скорой помощи, в которые одного за другим на носилках загружали пострадавших.

Кейцер пробирался вперед, к горевшим развалинам, и надеялся, что среди неподвижных тел все-таки нет его Реми. Может, ей удалось волшебным способом защитить себя.

Тем временем пожарники-маги с расстояния пытались загасить огонь, съедающий все на своем пути. Одни хлестали струями воды из огромных шлангов, другие с помощью стихийного дара пытались утихомирить беснующееся пламя, что подхватывал и распалял порывистый ветер.

— Гражданским не положено, — выставил ладонь вперед охранник, стоящий за желтой лентой и контролирующий границы участка.

Ночевик яростно взглянул на квадратное лицо верзилы и грозно рявкнул:

— Свои.

С этими словами проскользнул под лентой, окольцевавшей близлежащую территорию вокруг горящего здания, и бросился осматривать пострадавших, неподвижно лежащих на земле. На ходу помогал вытаскивать раненых из-под обломков, своей силой расщепляя каменные глыбы в пыль. Кого-то затаскивал на носилки.

Вокруг творился настоящий хаос. Слишком много жертв. Не хватало рабочих рук. Окровавленные тела лежали повсюду.

Пока что напарницы не было видно. Взгляд Марса хаотично метался от одного тела к другому и вдруг наткнулся на широкую спину юноши. Его одежда была разодрана, а в руках у него висела Ремианна.

Кейцер в мгновение оказался рядом, перехватил у перепуганного парня его ношу. Тот даже не сопротивлялся, видимо, сразу узнал Кейцера.

Голубоглазка была без сознания. Одежда пыльная, вся в кровавых дырах. При взгляде на нее у мужчины судорожно сжалось сердце. Кажется, даже забыл, как дышать. Со всех ног понесся к ближайшему грузовику с мигалками и отдал бедняжку в руки целителей.

Дальше все происходило, как в немом кино: вот девушку заносят внутрь мобиля, надевают кислородную маску, один из работников сразу приступает к исцелению ран, делая пассы руками над хрупким, беззащитным телом, потом двери мобиля закрываются, и тот трогается с места, быстро набирая скорость.

Марс со всех ног бежит к своему байку, за ним по пятам следует тот парень, что-то без умолку говорит, но Кейцеру сейчас не до разговоров. Он в считанные секунды оказывается у байка, кивает юноше-говоруну на сиденье:

— Запрыгивай, потом все расскажешь.

Спустя несколько мгновений ночевик с незнакомцем за спиной мчится по шоссе за мобилем, в котором везут Реми.

И только уже в госпитале, когда врачи уверили Марса, что девушка будет в порядке, мужчина смог вдохнуть полной грудью. Стал постепенно выходить из коматозного состояния, а острое чувство вины, сверлившее душу, отпустило. Хоть чуть-чуть, но стало спокойнее.

Сколько времени прошло, Кейцер не знал, терпеливо ожидая на скамье в коридоре. Решил, что не уйдет, пока не увидит Ремианну собственными глазами и не убедится в правдивости слов местных лекарей.

Тем временем поручил своей команде найти приемную дочку девушки и привезти ее сюда. А юноша с каштановой копной волос отчитался перед Марсом. Рассказал все в мельчайших деталях: про их работу над курсовой в парке, потом про Миру с мороженым, слежку за Илвоном, взрыв…

Ночевик отправил парня домой, чтобы родные не волновались. Тот сопротивлялся недолго, уж больно устал к тому времени. Это было видно по поникшему взгляду и темным кругам под опустошенными золотыми глазами.

Не повезло бедняге оказаться в эпицентре теракта, но с другой стороны, хорошо, что он был с Реми. В первое же мгновение после взрыва юный маг успел выставить щит, укрыл себя и растянул его до девушки. Хоть и не удалось полностью накрыть ее, но благодаря тонкой магической преграде уберег подружку от неминуемой смерти. Ведь человеческие тела очень хрупкие — словно хрусталь.

Вскоре из палаты выглянула круглощекая медсестра с белым платком на голове, покрывающим черные кудри.

— Состояние пациентки стабилизировалось, вы можете ее увидеть. Мы дали девочке снотворное, думаю, через пару часов она уже откроет глаза, — произнесла скороговоркой медичка и снова скрылась внутри.

Марс вскочил со скамьи и поспешил в палату. Зрелище, открывшееся перед ним, разорвало его сердце в клочья.

Ремианна умиротворенно спала, но напоминала фарфоровую куклу, к которой прикрепили десятки проводов. Кожа бледная, губы синие, на руках и безжизненном лице — незажившие полоски от царапин. Да, регенерация у людей совсем медленная.

Хотел прикоснуться к девушке, но побоялся. Вдруг проснется, а малышке сейчас необходим крепкий сон. Словам медсестры особо не доверял: медики часто ошибаются. Поэтому решил держаться поблизости.

Присел на софу и не спускал с Реми глаз. Думал. О том, что произошло. Ведь все это его вина. Знал, что девчонка — маленький ураган. Любопытная, своенравная, упрямая. Мог бы предугадать, что сунет свой аккуратненький носик туда, куда ее не просили.

Должен был приставить к ней охрану, либо вообще не нанимать на должность консультанта расследования. В бюро годовые очереди стоят на рабочие вакансии. Все так и рвутся к Кейцеру в протеже.

Стоит уже признаться самому себе — человечка запала в душу. С самой первой встречи. И никакие разгадки тайн ее прошлого не помогли. Наоборот, еще больше разожгли и до того пылкие, непривычные чувства.

А что смешно, так это то, что Марс еще никогда так сильно не волновался из-за своих подопечных. Подписывая контракт, каждый из них заранее знал меру риска, сопряженного с профессией ночевика.

Размышляя, не заметил, как медсестра покинула палату, и очнулся, уже когда в помещение влетела, как взволнованная пташка, курчавая малышка. Девочка всхлипнула, увидев Реми в постели, и кинулась к ней.

Тонкими ручками аккуратно обняла спящую, лицом уткнулась ей в плечо. Палату «затопил» водопад детских слез.

Марс тихо вздохнул, наблюдая за душераздирающей сценой, и поднялся с дивана.

— С Реми все в порядке. Через пару дней будет как новенькая, — произнес успокаивающе, поглаживая ребенка по макушке.

Но девочка, словно ничего не слыша, продолжала реветь. Тогда мужчина опустился на колени и осторожно приобнял малышку за плечики. Та дрожала всем телом.

Причину столь бурной реакции понимал отлично. Миранна уже один раз потеряла мать. Потом от нее отказался собственный отец. Наверное, мысль о том, что нечто непоправимое может случиться с приемной мамой, съедала ее изнутри.

Маг позволил девчушке выплеснуть эмоции, и вскоре та успокоилась. Тогда убедил ребенка присесть на софу, а сам расположился в небольшом кресле рядом с кроватью.

Настенные часы тихо тикали, аппаратура едва слышно пищала. Мира уже полностью пришла в себя, с ногами забралась на диван и укуталась в плед. Васильковые глаза воззрились на Кейцера с каким-то странным выражением.

— Вы ее любите? — неожиданно спросила крошка.

Аж встрепенулся от неожиданности. Ничего себе вопросик! Откровенно и сразу в лоб. Хотя что взять с ребенка. Попытался сформулировать подобие ответа, но девочка вновь заговорила:

— Вы так смотрите, будто боитесь ее потерять. Я вот тоже боюсь. Больше всего на свете.

Она поджала губы и, отвернувшись, уставилась на Ремианну, тихо посапывающую во сне.

Слова ребенка поразили Марса. Малышка прочла его как раскрытую книгу. И она права — ему не безразлична эта девушка. А работать рука об руку с той, кого постоянно будет страшно потерять, — просто нелогично. Ведь не всегда же он сможет быть рядом, а во время миссии многое может пойти не так. И что тогда? Бежать к ней сломя голову. А если не успеет?

Боялся даже вообразить, что придется пережить повторение сегодняшнего. Нет, он не может так рисковать.

Тем временем девочка уснула. Маг подобрал сползший на пол плед, укрыл ее, а потом вернулся в кресло. И сам не заметил, как тоже погрузился в сон. Проснулся резко от тихого девичьего голоса. Реми!

Открыл глаза. Она сидела на кровати. Все такая же уставшая, разбитая. Склонился к ней, поинтересовался самочувствием. Напарница быстро отчиталась и спросила:

— Ты здесь за разъяснениями?

От этого вопроса Марса аж наизнанку вывернуло. Неужели она не понимает, что он просто-напросто волнуется?

Возмущение вспыхнуло внутри, но тут же усмирил неуместные эмоции и взял себя в руки. Понятно — девушка, как, в принципе, ей и полагалось, относится к нему только как к шефу.

От осознания этого болезненно кольнуло сердце.

Понадобилось несколько секунд, чтобы собрать волю в кулак и вымолвить слова, после которых, возможно, он больше никогда не увидит свою голубоглазку, ведь их не связывает ничего, кроме расследования.

Пролетела секунда, за ней другая… Мысли Марса метались вспугнутыми зайцами. Он не хотел отпускать ее. И тут перед глазами всплыла недавняя сценка, как маленькая Мира плачет взахлеб, крепко обнимая неподвижно лежащую на кровати Реми.

Это стало переворотным моментом. Кейцер серьезно посмотрел в ясные глаза человечки и ответил на ее вопрос:

— Этого не понадобится. Ты отстранена от расследования.

Так будет лучше для всех.

Глава 13. Новая жизнь, старые желания

Спустя несколько месяцев…

В аудитории было душно и тихо. Летнее солнце светило через распахнутые окна — единственные источники хоть какой-то прохлады — и грело кожу. Так и хотелось спрятаться в теньке под деревом, но впереди были еще три страницы вопросов семестрового экзамена по магологии.

Поэтому как прилежная ученица, которой успела стать за последние несколько месяцев, продолжала тихонько сидеть и чиркать ответы в отпечатанных бланках.

Крис и Нанетта вместе с несколькими другими студентами уже давно покинули аудиторию. Им все равно, какой балл получить, главное — сдать экзамен, хоть на троечку.

А вот я, в отличие от них, задалась целью заработать годовой гранд. Его выдавали лучшим ученикам на каждом курсе. Нужен он мне был не для похвалы или престижа, а совсем с другой целью — чтобы не платить за учебу из собственного кармана. А гранд обеспечивал финансирование следующего учебного года, ну или же первого года работы тем, кто уже выпускался из Академии.

После увольнения пришлось пересмотреть сделку с Марсом. Ректор Беллемор сразу понял, почему мне не хотелось принимать весьма щедрые инвестиции от ночевика. Наш с ним договор уже был не в силе, я не являлась его протеже, а просто так брать его деньги считала себя не вправе.

Да, шеф сделал добрый жест, однако моя совесть была неспокойна. В итоге на первый год обучения плюнула, все равно он был уже оплачен, но вот за остальные поборолась. Наконец смогла все-таки достучаться до Марса, и он, к моему пребольшому удивлению, разорвал контракт с ректором относительно моего финансирования.

После этого мы с Кейцером больше не пересекались. Маг будто специально избегал меня, даже в Академии ни разу не появился, хотя раньше к господину Беллемору наведывался регулярно.

Ну, я особо не унывала. В принципе, даже была рада такому раскладу событий. Потому что если б увидела его, скорее всего, снова бы захотела окунуться в азартное расследование, но на данный момент не могла себе этого позволить.

После взрыва полностью пересмотрела свою жизнь. Теперь я была не одна. На моих плечах лежала ответственность за новоиспеченную дочку.

И раньше, конечно, серьезно относилась к этой теме, но сам факт того, что стала матерью, до сих пор казался чем-то призрачным, ненастоящим, будто мне все это снилось. Однако теракт все изменил.

«Ты могла умереть!» — возмутилась Мира, когда мы вернулись домой из госпиталя.

В васильковых глазах плескался неподдельный страх. Именно в тот момент ко мне пришло осознание собственной глупости. Проигнорировала прямой приказ шефа и своенравно взялась следить за Илвоном. А если б со мной что-то нехорошее случилось? Мира снова осталась бы одна или, что еще хуже, — с отцом-бандитом.

Сейчас я это прекрасно понимаю. И не могу допустить повторения подобной ситуации в будущем.

Оттого и пересмотрела свои приоритеты. Теперь первыми в списке стояли: воспитание девочки, учеба, семейная жизнь, к которой мы обе все еще привыкали. А потом уже шла работа.

Неожиданно тишину аудитории нарушил звонок, отвлекая меня от размышлений. Давненько уже не вспоминала о Марсе, взрыве и всех его последствиях. Закрыла книгу, по которой готовилась к экзамену, вложив в нее листы со своими ответами, и покинула аудиторию. Это было последнее занятие на сегодня, и снаружи меня ждали мои друзья.

— Ну, как, на все успела ответить? — поинтересовалась Нанетта, когда я подошла к лавочке, на которой она и Крис ожидали меня и заодно лакомились хрустящими орешками.

Рядом с Академией в последнее время стал регулярно останавливаться вагончик с едой, и усатый владелец-повар жарил самые вкусные орехи в империи. Поеданием лакомства заразилась вся Академия. Иногда, бывало, захочешь купить, а все вкусняшки уже разобрали.

Протянула ладошку за угощением и ответила:

— Почти. Ну, думаю, процентов девяносто точно набрала. Вряд ли кто-то еще в нашем классе до такой отметки дотянет.

— Зау-у-учка, — ухмыльнулся юный маг и отсыпал щедрую порцию орешков из кулька.

— Не начинай, а то не дам списать домашку, — произнесла, скорчив недовольную рожицу, и закинула орешек в рот.

Нанетта привычно закатила глаза и, развернувшись на пятках, потопала к остановке. Но прежде бросила через плечо:

— Мы ужинать будем, или как?

Точно! Про ужин-то забыла совсем. Потянула развалившегося на лавочке Криса за руку, он нехотя поднялся на ноги, и мы последовали за блондинкой.

Раз в неделю мы с ребятами устраивали совместные ужины: собирались у меня в квартире, вместе готовили, обсуждали новости, студенческую жизнь, иногда смотрели фильмы.

Мире тоже нравились наши посиделки, ведь в такие вечера я позволяла ей ложиться спать чуть позже обычного. Да и сами ребята были интересны девочке, особенно Крис.

Оказалось, что у юного мага большая семья: несколько сестер, братьев, кто постарше, кто, вообще, в яслях. Опыта общения с детьми ему не занимать. А к моей дочке с таким трепетом относится! Если честно, меня это немного пугает.

Иногда думаю — вдруг он налаживает отношения с Мирой лишь для того, чтобы понравится мне. Но такие странные мысли надолго не задерживаются в голове, ведь стоит увидеть этих двоих вместе — хохочущих в полный голос, бегающих по квартире, сметая все на своем пути, — в груди становится теплее.

Понимаю, что такие эмоции не подделаешь, они настоящие, и Крис действительно привязался к малышке. Да в это чудо с васильковыми глазами и милыми кудряшками кто угодно влюбится, уж больно девчонка классная! С каждым днем горжусь ею все больше и больше.

Так, пока я уже второй раз за день летала в облаках, размышляя на странные темы, мы с ребятами добрались до моей квартиры. Мира открыла дверь и помогла дотащить на кухню пакеты, до отказа наполненные продуктами.

Ужин, как всегда, удался на славу. Вкусная мясная запеканка с овощами, чай с десертом и интересные разговоры, разбавленные острыми шуточками Криса и задорным хохотом Миры.

Нанетта в этот раз ушла пораньше. Девушка с недавних пор начала посещать танцевальную студию, и сегодняшнее занятие, ну, никак пропустить не могла. Скоро женская группа дает концерт, поэтому и репетиции ежедневные.

Мы с юным магом и девочкой, развалившись на диване, смотрели мультфильм. Правда, не прошло и получаса, как Мира, положив голову на плечо Криса, сладенько засопела. Ну, прям, настоящий ангелочек.

— Будем досматривать? — шепотом спросил юноша.

Отрицательно помотала головой. Уж больно утомительный денек выдался. И, кажется, маг был того же мнения: устало зевнул, прикрыв рот рукой.

Потом помог перенести спящую девочку в ее комнату, а я уложила ребенка в постель. На носочках бесшумно вышла из спальни, плотно прикрыв за собой дверь.

И чуть не споткнулась от неожиданности. Передо мной в темноте зала стоял Крис. Как призрак, ей богу.

— Я думала, ты уже ушел, — произнесла тихо, подходя к кофейному столику и включая светильник.

Так-то лучше. Теперь его хоть видно.

— Да я собирался, а потом вспомнил, что хотел кое-что спросить.

— А-а-а, ну, спрашивай, внимательно слушаю, — ответила машинально и принялась собирать обертки конфет, разбросанные по столу.

Крис чего-то медлил. Успела уже собрать все и свернуть в ладошке. После чего вопрошающе посмотрела на парня.

— Ну и? — вскинула одну бровь.

В золотых глазах юноши читалось волнение. Хм-м-м… И вправду нервничает. Вон как губу кусает!

Однако мялся маг недолго. Как-то вдруг подобрался весь, расправил плечи и неожиданно выпалил:

— Приглашаю тебя на свидание.

От неожиданности невольно выпустила обертки из ладони. Те бесшумно попадали на пол, а я все стояла, подобно статуе, и глядела на Криса.

Привлекательный парень, добрый сердцем, относится ко мне и Мире хорошо, а то, что у него в семье с родителями не все ладится, так это меня не касается, это уже его личное.

Да, не замираю, когда вижу его, и сердце не начинает трепетно биться, но, может, оно и к лучшему? Говорят, страсть все равно проходит со временем, оттого многие и разбегаются довольно быстро…

Все эти мысли вихрем пронеслись в моей голове, и я, собравшись с духом, ответила:

— Хорошо. Но! — Мой указательный палец взмыл вверх. — Ничего не обещаю. Просто попробуем, посмотрим, что из этого выйдет.

Золотые глаза юноши загорелись радостью, а на лице появилась обворожительная улыбка. Он понимающе кивнул.

— План свидания предоставь мне, сам все подготовлю, — сказал парень, все еще широко улыбаясь.

— Все, иди уже, мне спать пора, — пробурчала, мысленно умиляясь его реакции.

Еще ни разу не видела Криса таким счастливым. Проводила его взглядом и подумала, что, по-моему, совершила ошибку. Ведь если у нас ничего не выйдет, потеряю друга.

В ту ночь заснуть так и не удалось. Все размышляла о юном маге, наших с ним хороших отношениях, которым мог бы позавидовать кто угодно, о Нанетте, тайно влюбленной в Криса, и о том, что, наверное, стоило сначала поговорить с ней, прежде чем соглашаться на свидание. М-да, похоже, я уже все испортила.

Несколько дней пролетели стремительно. В Академии творилась настоящая суматоха — все курсы готовились к семестровому баллу. Ожидались танцы, выступление группы певцов, какие-то конкурсы. Тему для праздника выбрали — магия стихий. Выпускники Академии, которые являлись организаторами сего мероприятия, нашему потоку поручили украсить сцену и зал.

Работенка не из легких, но у нас в группе быстро нашлись те, кто хотел возглавить проект, поэтому вся ответственность с меня снималась.

Главное — делать то, что тебе говорят, да и все. Без лишней нервотрепки.

То, что сейчас мне было необходимо. Экзамены были давно за спиной, оставалось ждать результатов — а это уже своего рода нервы. У Миры в школе тоже намечалось подобное мероприятие, так что костюмов нужно было успеть сделать два. Дел, в принципе, невпроворот.

Вернувшись домой после очередного суматошного дня, позвонила няне, чтобы та забрала Миру из школы и присмотрела за девочкой в мое отсутствие, после чего направилась к себе в комнату — подбирать наряд для свидания с Крисом.

Время бежало быстро, в запасе оставалось всего полчаса, а я понятия не имела, во что нарядиться. Благо Софи вовремя привела Миру домой, и малышка помогла мне выбрать платье.

— Вроде ничего, — вынесла вердикт маленькая модница.

Я взглянула на свое отражение в зеркале. «И вправду, ничего», — подумала, рассматривая себя в простеньком черном платье. Наряд облегал мое тело, подчеркивая все прелести фигуры. Высокие черные туфли вытягивали силуэт, визуально делали меня стройнее. Хотя куда еще, казалось бы. Но нет, смотрелось довольно хорошо.

На выходе накинула на плечи свободный джинсовый пиджак, под мышку сунула черный клатч. Поцеловала провожающую меня малышку в лоб, оставив там след красной помады, и выпорхнула из квартиры. Внизу уже ожидал Крис, вырядившийся в семи-строгий черный костюм. Мы загрузились в темное лакированное такси и помчались к месту свидания.

Ресторан «Гнездо дракона» находился на крыше самого высокого здания в Галлике. Вид отсюда открывался шикарный: сверкающие огни ночного города; тихий гул мобилей, пролетающих где-то внизу по автострадам; вдалеке, с высоты птичьего полета, виднелась черная, как сама ночь, река с плывущими по ней лодками.

— Что будешь заказывать? — поинтересовался Крис, когда нас провели к столику у самого края балкона. Заглянула в меню.

— Да мне тут все нравится, если честно.

— Ну, все так все, — серьезно ответил спутник. — Официант?

Я скорчила недовольную рожицу.

— Да шучу, шучу, — с улыбкой произнес юноша, успокаивая меня. — Но к нам уже бежит девушка, так что выбирай быстрее.

Вот так — беззаботно «купаясь» в море забавных шуток — мы провели вечер. Еда была превосходной, напитки тоже. Иногда переходили на серьезные темы, и постепенно я узнавала все больше и больше о Крисе и его семье.

— Второй раз мама вышла замуж по расчету. Надо же было ей чем-то кормить нас, — рассказывал юный маг, попивая красное вино из бокала. — Со сводным отцом у нас отношения не сложились с первого дня. Он самый настоящий мудак, заботящийся лишь о своем имидже. Даже когда на свет появились мелкие, его собственные дети, он не изменился. Терпеть не могу этого мерзавца.

И тут в голове всплыло воспоминание, как распекла Криса, когда тот ворвался в квартиру, стал приставать, говорить гадости. Обозвала его папеньким сынком, что сидит у отца на шее. Я вдруг стала противна сама себе.

Как вообще могла оскорблять незнакомого мне юношу? Да, он наговорил тогда гадостей, ну и что? Зачем было поступать так же гадко?

— Прости… — тихо произнесла, когда собеседник замолчал.

Золотые глаза удивленно воззрились на меня. Пришлось пояснить, что имела в виду.

— Я сам виноват, напросился, — улыбнулся юноша.

Только улыбка показалась мне горькой-горькой. Видимо, он, как и я, не забыл тот вечер. Мои гневные слова сильно царапнули его душу.

— Давай забудем? Все уже в прошлом, — предложил маг и поднял бокал. — За дружбу!

— За дружбу, — повторила за ним.

Хрусталь зазвенел. Мы одарили друг друга улыбками и сделали по глотку вина. Крис отпил красного, я — игристого. Мелкие воздушные пузырьки тонкими нитями тянулись от донышка к самому верху и, коснувшись поверхности, выстреливали в воздух.

Наблюдая за их игрой, размышляла о Крисе. О наших с ним отношениях. Да, этот юный маг мне не безразличен, однако, признаться, все чувства, что испытываю к нему, вовсе не романтические, а дружеские, можно даже сказать, семейные.

За свои двадцать с лишним лет поняла, что бывшие муж и жена или парень и девушка в очень редких случаях после разрыва остаются друзьями. Обычно бывает слишком много обид, недосказанности, боли. От всего этого невозможно просто взять и отмахнуться, да и забывается такое не сразу, иногда требуются годы.

Часть меня — моя безумная половинка, отвечающая за все безбашенные поступки, что совершала в жизни, — хотела крикнуть Крису: «Давай попробуем! У нас есть редкий шанс стать счастливыми!»

В то же время разумная половинка твердила: «Нельзя! Если не получится, ты его потеряешь…»

На самом деле это была лишь видимость внутренней борьбы. Что правильно, знала и без того. Поэтому набрала побольше воздуху в легкие, выпрямила спину, опустила бокал на белоснежную скатерть и подняла глаза. Крис, похоже, витал где-то в облаках, но, заметив мое движение, устремил на меня взволнованный взгляд. Как будто чувствовал, что собираюсь ответить.

— Прости, — сказала прямо. К чему ходить вокруг да около?

Юный маг сначала замер, взгляд на несколько секунд стал отстраненным, кажется, он даже не дышал, но потом отошел от легкого транса и печально улыбнулся.

— Не извиняйся, все хорошо, — произнес просто.

В его голосе прорезались хрипло-горькие нотки, а в золотых глазах, смотрящих куда угодно, но не на меня, отражалась боль.

В этот момент осознала, что сделала правильный выбор. И на душе сразу стало спокойнее. Хоть Крису и неприятно слышать отказ и на душе у него наверняка скребут кошки, ничего — переживет. Он сильный парень.

— Ну, что, попросим счет? — предложила, когда тот вернулся из уборной.

— Давай, а то больше в меня уже не влезет, — ответил товарищ и театральным жестом погладил живот.

Когда пришло время платить за ужин, пришлось побороться друг с другом.

Юноша со своей стороны цепко ухватился за кожаную книжечку, из которой торчал чек. Я тоже крепко держала ее и отпускать не собиралась.

— Реми, прекрати. Кто пригласил, тот и платит! — шипел маг, прожигая меня суровым взглядом.

Ну а я, естественно, настаивала на разделении суммы. В итоге этот хитрый лис все же отпустил книжку. Но молчать не стал.

— Знаешь, твой отказ сильно ранил меня! Единственное, на чем сейчас мог бы успокоиться, — так это оплатить ужин, а ты даже этого мне не позволяешь, — жалобно простонал приятель и даже всхлипнул для пущего эффекта.

Закатила глаза и, скрипнув зубами, протянула манипулятору чек:

— Твоя взяла, плати.

После чего недовольно скрестила руки на груди. Во дает!

После того как разобрались с оплатой, в последний раз взглянула на ночной город с высоты птичьего полета и, взяв Криса под локоток, направилась вместе с ним к выходу.

По дороге еще полюбовалась ресторанным залом, напоминающим своим убранством сказочный дворец: все вокруг было покрыто золотом — от изящных люстр до столовых приборов. И тут мой взгляд натолкнулся на знакомое лицо. Замедлила шаг, пригляделась. Илвон Лерай собственной персоной! В таком-то месте!

Сразу переключилась на магическое зрение, чтобы удостовериться, что это действительно он, однако мои глаза задержались на охраннике всего на мгновение. Перевела взгляд на его подружку и… не поверила самой себе. В глубине ресторанного зала, поцеживая красное вино из тонкого бокала на высокой ножке, сидела моя темная. Та самая, с которой и началась вся эта история. На этот раз отчетливо видела ее лицо, только от этого стало еще хуже: колени подкосились, и если б не Крис рядом, наверное, шмякнулась бы на пол.

— Ты что, призрака увидела? — взволнованно спросил спутник, поддерживая меня за спину.

— Хуже…

Парень удивленно вскинул левую бровь, а я попросила:

— Давай отойдем подальше.

Тут же начала размеренно дышать, как учили на йоге, потому что голова шла кругом.

Мы вышли в уютное фойе, присели на свободную софу. Сглотнула образовавшийся в горле ком и взглянула на Криса.

— Там секретарша Марса…

— Ну и?

— Она — та самая темная, с которой все началось.

Глава 14. В жизненно трудных ситуациях стираются грани обиды

— Объяснишь, что к чему? — спросил Крис, когда спустя несколько минут вернулся из зала со стаканом воды.

Приняла воду, мигом опустошила посудину, после чего облегченно вздохнула. Ну, наконец, отпустило. Переволновалась.

— Прости, не могу, договор с Марсом закреплялся кровной клятвой, — объяснила, поднимаясь на ноги.

Юный маг понимающе пожал плечами.

— Нет так нет. Может, бывшему начальнику тогда позвонишь, если все настолько серьезно?

— Не очень хотелось бы, — призналась я. — Мне кажется, он меня избегает.

Крис удивленно вскинул брови и произнес таким голосом, будто отчитывал меня за что-то:

— А тебе не кажется, что разоблачение террористической организации куда важнее ваших с ним отношений?

— Я подумаю.

На лице юного мага появилась довольная улыбка, прям как у полакомившегося рыбкой кота.

— Будешь следить за ними, или поедем домой? — поинтересовался мой улыбчивый собеседник.

— Домой. Ты сам прекрасно знаешь, чем закончилась моя последняя слежка.

Сказав это, обреченно вздохнула, и мы направились к лифту. Как добрались домой, даже не заметила, настолько была погружена в свои размышления. Давненько уже не пользовалась своими дедуктивными способностями.

Правда, ничего интересного так и не надумала. Слишком мало мне было известно. Ведь уволили меня сразу после того, как обнаружился брат Илвона. Да, Марс тогда еще предположил, что подозреваемый мог оказаться обычным двойником, и такое в жизни случается, но я знала: то был брат господина Лерая.

Эту догадку все же проверила, хоть Марс и запретил мне совать нос в расследование. Ну, так вот. У господина Лерая была бабушка, о которой прочла в архивах, куда Крис как-то раз достал нам пропуски. И эта бабушка пропала без вести. Ее до сих пор не нашли.

Однако у нее имелся профиль в социальной сети, и я попросила одного из знакомых своего артефакторщика Пьерона помочь взломать этот профиль. Помимо того удалось войти в несколько почтовых ящиков женщины. И что обнаружилось? Она все еще жива! Да-да.

Пропала год назад, а сообщение внучку отправила уже после этого. Довольно много времени спустя. Письмо было немногословным, что означало — наша бабуля шифруется. Я тогда попыталась связаться с Марсом, но он был вне доступа. А на сообщение ответил: «Ремианна Стар, вы не являетесь консультантом детективного бюро, а значит, все ваши попытки раздобыть улики могут сыграть против вас самой. Предупреждаю, перестаньте ходить по лезвию ножа. С уважением, Кейцер Марс».

После такого не то что думать о расследовании не хотела — желала напрочь о нем забыть, как и об этом толстокожем упрямом маге.

В принципе, у меня это неплохо получилось: не вспоминала о расследовании уже несколько месяцев, вот, до сегодняшнего момента.

Кстати, теперь несложно догадаться, что помощница Марса и брат Лерая знают друг друга довольно хорошо. И между этими тремя персонажами непременно существует некая тесная связь.

Итак, Арэвиль, секретарша Марса и по совместительству темный маг, впервые на моем радаре появилась в торговом центре, где была соединена какими-то связующими чарами с Илвоном, охранником ректора Академии.

Может, то были не просто связующие чары, а нечто большее? Вспомнить бы их детальную структуру…

— Все думаешь о тех двоих? — Неожиданный вопрос Криса выудил меня из омута размышлений.

Когда очнулась, обнаружила, что мы уже на пути в мою квартиру.

— Угу. Слушай, а можно ли с помощью магии сознательно окунуться в собственные воспоминания?

— Слышал, что можно. Тебе лучше Венессу спросить, она про это больше знает. С малолетства к маго-психологам ходит.

— Спасибо.

Утро следующего дня выдалось суматошным. Мы с Мирой проспали, так что собирались каждая в свое заведение быстрее скоростных ракет. Ребенка доверила отвезти нашей няне, которая — слава Диаре! — смогла прискакать на помощь за очень короткое время. В итоге в Академию все же не опоздала.

— Где тебя носит? Я уже дюжину сообщений тебе отправила, — взволнованно прощебетала Нанетта, стряхивая серпантин, прилипший к ее черной юбке.

После чего кивнула мне на местечко за длинным столом рядом с собой, и когда я протиснулась между ней и ее соседкой, мне показали, чем наша группа тут занималась. Оказалось, студенты мастерили длинные гирлянды из серпантина, которые потом должны были подвесить к потолку бального зала.

— Ходят слухи, что Крис вчера был на свидании. Я так переживаю, — прошептала мне на ухо девушка, а потом стала нервно кусать свои алые губы.

Траклит! Каким образом стало известно о наших вчерашних посиделках в «Гнезде дракона»? Учиться в Академии ночевых стражей — значит забыть про личную жизнь. Студенты всё о всех знают. От их любопытных глаз даже в бездне не скроешься.

— Не волнуйся так, не накручивай себя раньше времени, — попробовала приободрить одногруппницу, приклеивая ленту серпантина к тонкой белой веревочке.

Пыталась держаться естественно, даже плечами для виду пожала, но, похоже, Нанетта меня не услышала. Она будто пребывала в далеком от реальности мире и лишь сильнее кусала губы. Еще чуть-чуть — и размажет помаду по всему лицу.

Вот не умею я врать, хоть убей! Фу-у-ух, была не была. Лучше сразу во всем признаться. Поэтому набрала побольше воздуха в легкие и, склонившись к приятельнице, прошептала:

— Давай отойдем на минутку, мне нужно кое-что тебе рассказать.

Блондиночка все еще пребывала в непонятном трансе, но меня-таки услышала. В коридоре она обреченно вздохнула и печально посмотрела на меня. А потом устало спросила:

— Ну? Зачем понадобилось покидать аудиторию?

Я недолго помялась, нервно заламывая пальцы рук, но потом все же набралась храбрости и выпалила:

— Это я с Крисом вчера встречалась.

Карие глаза девушки округлились, и ее симпатичное лицо исказила гримаса недоумения.

— Между нами ничего нет, клянусь, — попыталась тут же оправдаться.

— За моей спиной?! — перебила Нанетта, всплеснув руками. Потом приблизилась, глядя сверху вниз. В карих глазах читалась обида, перемешанная со злобой. Кажется, собеседница металась, не зная, что сказать.

Я первая нарушила тягостное молчание, виновато пожав плечами:

— Прости. Все произошло так внезапно…

Нанетта хмыкнула и, скрипнув зубами, ответила:

— Ты мне больше не подруга…

И с этими словами развернулась на пятках и зашагала прочь от меня по коридору. Я смотрела ей вслед и ругала себя. Вот идиотка: и с Крисом отношения испортила, и с Нанеттой. И суток не прошло. Эх…

Возвращаться в аудиторию и делать гирлянды совсем не хотелось, поэтому решила написать Венессе. К моему удивлению, бывшая подруга тут же ответила на сообщение, предложив встретиться в кафетерии.

Спустя буквально несколько минут я была уже на месте. Собравшись с духом, переступила порог непривычно пустой столовой. В просторном помещении находились всего пара-тройка магов. По залу лилась причудливая мелодия, которую обычно даже не слышно из-за шумных людских разговорчиков, наполняющих это место во время обеденного перерыва.

Венесса сидела за «нашим» с ней столиком, у самого окна, откуда открывался вид на цветущий сад Академии. Летняя жара была в самом разгаре, однако в кафетерии царила прохлада, повсюду висели кондиционеры, и это радовало.

Девушка со стильной укладкой карамельных волос, облаченная в как всегда идеально отглаженное черное платьице, заметив меня, помахала рукой.

— Я заказала кофе, — улыбчиво сказала она, когда я уместилась за столиком, и пододвинула мне фарфоровую чашку, от которой медленно поднимался пар и исходил душистый аромат молотых зерен. — Рада тебя видеть. Ты что-то хотела?

Венесса была не из робкого десятка и, видимо, сразу поняла, что я к ней не чаи пришла распивать, а по делу. Ну, я тоже не стала попусту разглагольствовать, поблагодарила ее за угощение в виде кофе и, поцеживая терпкий напиток, начала рассказывать, с какой целью ей написала.

Выслушав меня, девушка поправила очки в модной оправе и уточнила:

— То есть ты хочешь вернуться в свое воспоминание и внимательнее рассмотреть детали. Так?

— Именно.

— Ну, да, твой друг прав, — согласилась собеседница, даже не догадываясь, что тем самым другом является Крис (этот факт я решила опустить), и сложила руки на своей пышной груди. — Маго-психолог здесь подойдет. Это срочно?

Согласно кивнула.

— Хорошо, тогда возьму тебя на свою следующую запись, которая, кстати… — Венесса достала из сумочки фон и принялась стучать по экрану острым ноготком, покрытым розовым лаком в тон ее губной помаде. — Будет завтра в три часа дня. Сойдет?

— Конечно, я — ¬твоя должница, Несс!

Уменьшительно-ласкательная вариация ее имени слетела с языка сама собой. Мне стало немного неловко, ведь мы с ней давно уже не состоим в дружеских отношениях, а привычка, по-видимому, все еще осталась.

Девушка лишь растянула губы в улыбке, сделав вид, что это самое «Несс» пролетело мимо ее ушей, и ответила:

— Да брось. Можешь считать это моим извинением за ту пощечину. Да и, вообще, за все мои глупые поступки и обидные слова. Мною тогда управляли эмоции, а когда остыла, поняла, что погорячилась. Правда, прости…

Теперь уже «Да брось» сказала я, неловко пожав плечами, и добавила:

— Все норм, с кем не бывает.

— Это точно. — Бывшая подруга грустно вздохнула и подняла на меня полные тоски глаза: — Увидимся завтра?

Неопределенно улыбнулась ей в ответ и решила, что пора вернуться к занятиям. Поэтому вежливо попрощалась, встала из-за стола и зашагала на выход. Хотя кого я обманывала? На серпантинные гирлянды мне было плевать с высокой колокольни, просто еще была не готова к серьезному разговору с Венессой, в голове крутились совсем иные мысли. Например, а не позвонить ли Марсу и не рассказать ему об Арэвиль?..

Не успела выйти из кафетерия, как затрезвонил мой фон. Машинально вытащила гаджет из внутреннего кармана черного платья, служившего школьной униформой, и, даже не взглянув на экран, ответила на гудок.

Сказать, правда, ничего толком не успела, так как буквально лишилась дара речи, услышав в трубке взволнованный голос куратора Миры.

— Уважаемая Ремианна, даже не знаю, с чего начать… — громко всхлипывая, мямлила женщина.

Приходилось встречаться с ней несколько раз, куратор казалась мне стойкой, боевой особой. И дочка говорила, что госпожа Вензе довольно строгий преподаватель. Тогда в чем дело?..

И тут в голове зазвенел колокольчик. Мира!

— Что-то случилось с моей дочерью?! — Я крепко сжала пальцами фон.

Женщина вновь всхлипнула, а потом тихо ответила:

— Ее похитили.

От слов куратора я впала в оцепенение. Застыла посреди пустого коридора, как глыба льда, и пыталась «впитать» услышанное. На это ушло несколько секунд, и когда осознала серьезность ситуации, тут же принялась расспрашивать у всхлипывающей женщины все в мельчайших подробностях.

В голове завертелись суматошные мысли, страшные мысли, которые то и дело отодвигала на задний план, а в груди постепенно назревал панический страх.

Оказалось, в школу при храме Диары пробрались террористы и захватили двоих близняшек, а те, в свою очередь, были подружками Миры. С ними в тот момент она и находилась. Когда маги в черном напали на сестренок, моя дочь попыталась их защитить, и налетчики забрали ее вместе с девочками. По крайней мере, к этой теории, основывавшейся на записи с камер наблюдения, пришли имперские ночевики, о чем и попросили куратора доложить мне.

Поблагодарила всхлипывающую на каждом слове женщину за звонок и положила трубку. Тут же стремительно рванула по коридору, на ходу набирая Марса. Гудки шли, ответа не было…

«Траклит! Ну, возьми же ты трубку!!!» — мысленно прокляла упрямого ночевика, отключила вызов и выскочила на крыльцо. Подбежала к остановке такси, быстро поймала мобиль, и уже по дороге к школе Миры у меня наконец зазвонил фон — то был Марс.

Взяла трубку и быстро проговорила:

— Нужна твоя помощь, дело жизни и смерти! Куда можно подъехать? В бюро нельзя. На месте объясню почему.

Маг немного помолчал, но потом все же дал координаты места встречи, так что спустя четверть часа я пулей влетела в кафе, находящееся на центральном перекрестке города.

Ночевик уже ожидал внутри. Даже успел создать вокруг себя полог тишины. Преодолев небольшой зал, набитый шумными посетителями, присела за столик в самом углу возле небольшого окна, выходящего на автостраду, по которой туда-сюда сновали мобили.

— Дай мне свои гаджеты, какие только есть, — выпалила тут же, опустив дежурные фразы приветствия, являющиеся нормами в нашем обществе. Времени на эти несуразицы сейчас не было.

Красные глаза недоуменно воззрились на меня.

— Доверься мне, прошу… — попросила уже более мягко и даже сложила для убедительности в молитвенном жесте ладони.

Маг традиционно помедлил, потом таки достал фон, коммуникатор, наушники и транзистор и положил все это добро на стол. Отлично! Отодвинула гаджеты на самый краешек, так что они оказались за границей полога тишины, и торопливо произнесла:

— Миру похитили.

После чего в деталях пересказала все, о чем поведала куратор. Марс задумчиво взглянул на меня.

— Ты хочешь, чтобы я воспользовался своим статусом верховного и испросил для нас разрешения присоединиться к имперским? — уточнил он.

Согласно кивнула.

— Хм-м-м… — Мой собеседник обреченно вздохнул.

— Ну, пожалуйста. Ты ведь знаешь, я не могу сидеть сложа руки. Не дай Диара, с Мирочкой что-то случится! Марс, прошу, — произнесла тихо, чувствуя, как в горле запершило, а на глаза накатили слезы.

Поклялась не думать о плохом, но переживания о дочери брали верх надо мной. Ничего не могла с собой поделать.

Кейцер медлил, задумчиво стуча пальцами по поверхности стола.

— При одном условии, — серьезным тоном заявил мужчина и поднял на меня строгий взгляд. — Мои приказы выполняешь беспрекословно.

В душе у меня мигом распустился целый букет цветов. По щекам потекли предательские слезы. Я кинулась к Марсу и обняла его за крепкую шею, тихо шепча слова благодарности.

Даже не представляю, что бы делала одна в этой ситуации. Сидела и ждала? Нет, нет… Я бы не смогла, скорее, померла бы от разрыва сердца, гадая, что там происходит. Уж лучше находиться в эпицентре событий будучи окруженной всей имеющейся информацией. Лучше все узнавать из первых уст.

Благодаря Марсу появилась надежда, что обязательно найдем Миру, где бы та ни находилась, и вызволим девочку из плена темных магов.

Глава 15. Абсолют разрушения

Теплые ладони мага опустились на мои плечи.

— Не переживай, мы непременно найдем ее, — уверил он и большими пальцами рук бережно смахнул слезы с моих щек. — Обещаю.

Кейцер поймал мой полный отчаяния взгляд, и я увидела в его красных глазах моральную поддержку. Сделала несколько глубоких вдохов-выдохов и рассказала Марсу об Арэвиль.

— Хм-м-м, я даже не подумал проверить ее. Хотя, признаться, утечку информации из бюро обнаружил уже давно, — сдержанно произнес мужчина, оставляя на столе пару купюр на чаевые, а потом спросил: — Не против, если временно попользуюсь твоим фоном? В моей технике могут быть жучки, так что лучше не рисковать.

Кивнула согласно и протянула свой гаджет. Ночевик тут же принялся названивать целой куче адресатов. Вскоре заполучил для нас двоих допуск к операции по поиску похищенных детей, и мы немедленно отправились к месту происшествия.

— Всегда берешь с собой запасной шлем? — поинтересовалась лукаво, принимая «доспех» из рук мужчины и запрыгивая на заднее сиденье байка.

Кейцер ничего не ответил, лишь слегка улыбнулся. Потом натянул темную кожанку и нацепил свой шлем.

Наш «железный конь» стремительно рванул вдоль по шоссе, оглушительно взрыкивая на крутых поворотах. Эта поездка взбаламутила мои чувства, вытянула из глубины сознания самые теплые, радостные воспоминания.

До сих пор не придавала особого значения странным эмоциям, которые владели мной последние несколько месяцев и скребли душу, как какие-то взбесившиеся дикие кошки.

Но теперь осознала. То была самая обычная тоска. Тоска по

Марсу. По времени, что мы проводили в компании друг друга.

Крепче обхватила мужскую грудь руками и плотнее прижалась к сильной спине. Рядом с Кейцером всегда ощущаю себя как за прочной каменной стеной. И не сомневаюсь — он обязательно отыщет Миру.

Эти теплые чувства, что испытывала к магу, помогали мне держаться, не давали всепоглощающему страху овладеть моим разумом.

Прибыв на место, мы начали действовать сообща как самые настоящие напарники: допросили свидетелей и переговорили с имперскими ночевиками, возглавившими операцию; несколько раз подряд пересмотрели видеозаписи с охранных камер наблюдения.

В принципе, все было так, как и предполагали. Ничего нового.

На данный момент видеокамеры, установленные на центральных улицах города, искали светлый фургон, на котором увезли детей. Оставалось ждать результатов, чтобы двигаться дальше.

Тем временем здание школы «обнюхивали» самые талантливые маги-ищейки. Правда, без особого толку. Потому что у похитителей при себе имелись артефакты, скрывающие ауру и филигранную энергию. Ко всему прочему, точно такие же артефакты они насильно надели на девочек.

По видео обычному магу, конечно же, невозможно определить, что за магию излучали эти предметы, но я с легкостью смогла рассмотреть и разложить по полочкам формулу тех чар. Никто не решился оспорить мои выводы. Еще бы, как-никак я обладаю абсолютом истины, ошибиться уж точно не могла.

Пока имперские готовили план проникновения в то место, куда темные собирались отвезти похищенных, мы с Марсом копали информацию о семье близняшек. Обнаружили, что отец девочек — местный политик. Ну а у таких ребят, как оно обычно бывает, врагов много. Так что мы пытались сложить кусочки головоломки воедино, однако пока ничего не складывалось. В нашей мозаике оставалось еще очень много дыр.

Кстати, имперские уже несколько раз допросили этого политика и его жену, но ничего путного не узнали.

Версия, что в похищении каким-то образом замешан Косой, отсеялась довольно быстро. Люди Кейцера все еще следили за мелким бандитом, и на данный момент тот находился вне города.

Да тут и дураку понятно, что пропажа близняшек напрямую связана с работой их отца.

Кейцер перекидывался информацией то с одним имперским ночевиком, то с другим, а я следовала за ним тенью и боялась потерять из виду. Потому что время тикало, и чем дольше ждала ответов на вопросы, тем больше волновалась за Миру.

Ведь если мы правы и похищение связано с деятельностью политика, то получается, что моя дочь попросту оказалась не в то время не в том месте. Можно сказать, она — лишнее звено. И я безумно боялась, что темные безжалостно избавятся от малышки, если не увидят никакой выгоды в сохранении ее жизни.

Однажды маги тьмы убили моих родителей и новорожденную сестренку, обратили в пепел наш дом, полностью разрушили мою жизнь. И сейчас кошмарные события прошлого повторяются вновь.

Как бы ни старалась сменить направление мыслей, волнение, словно настырный бумеранг, возвращалось обратно. Ладони потели, дыхание сбивалось, сердце учащенно колотилось в груди.

Отошла к байку, чтобы освежить голову да горло, в котором колючим комом застрял страх за дочку. Неспешно поцеживала прохладную воду и наблюдала за командой аналитиков, работающих с трехмерными лазерными диаграммами. Специалисты крутили их в воздухе туда-сюда, то уменьшали, то увеличивали, пользуясь магометрическими формулами и графиками энергетических импульсов, которые маготехнология собирала в радиусе нескольких километров. Таким образом пытались выявить сильные всплески эмоций, которые могли бы принадлежать девочкам, ведь те наверняка излучали целый спектр их, и разумеется — негативных.

Удивительная технология, ничего не скажешь, однако не очень эффективная в нашем случае. Все же находимся в густонаселенном районе, где тысячи жителей излучают самые разные эмоции, включая и не очень радостные. И как ученые маги смогут отличить одни от других, только им понятно. С другой стороны, сейчас любые средства хороши. Так что я была даже рада их энтузиазму.

Неожиданно к группе аналитиков подлетела серая птица размером с кулак и принялась метаться над их головами. Маги попытались отмахнуться от нее, но той хоть бы хны: все продолжала кружить, пролетая через диаграммы в воздухе, при этом громко щебетала и не давала магам нормально работать.

«Может, она им помочь хочет, только разговаривать не умеет», — подумала с усмешкой и, закрутив крышечку, спрятала бутылку обратно под сиденье.

Стоп. Вновь взглянула на энергично размахивающих руками ученых мужей и пытавшуюся «заклевать» их (ну, это они, наверно, так думали) птицу. Странное, щекочущее чувство поселилось в груди: а ведь не просто так пернатая гостья домогается бедных аналитиков. И тут меня осенило: птаху к нам никак Мира послала!

Если скажу — засмеют ведь. Но я верила своим ощущениям и возможностям дочурки. Она боевая девчонка, так просто не сдастся! Поэтому со всех ног побежала «спасать» аналитиков. Пристроилась сбоку, вскинула руки и мыслями окунулась в воспоминание, когда Мира успокоила влетевшую в окно птичку. Попыталась воспроизвести формулу тех чар при помощи своей магии, одновременно нашептывая щебетунье успокаивающие слова.

Спустя буквально минуту случилось настоящее чудо! Сначала даже не поверила собственным глазам, когда пташка, оставив в покое магов, выпучивших от удивления глаза, подлетела ко мне и опустилась на мой указательный пальчик, обхватив его тонкими лапками. Черные глазки-бусинки воззрились на меня с пониманием.

— Вот так, молодец, — похвалила пернатую знакомую. — Покажешь нам, куда увезли детей?

Та забавно чирикнула, взмахнула крылышками, но осталась сидеть на пальце. Неужели действительно поняла вопрос и таким образом отвечает мне? Другого объяснения и не придумать. Ай да Мира, какая же она у меня умница!

Взглянула на застывших с раскрытыми ртами магов и пояснила:

— Моя дочь умеет общаться с животными. Уверена, что эта птица — ее посланник.

Аналитики замешкались, стали шептаться, неоднозначно зыркая в мою сторону. Видимо, подумали, что я дурная на всю голову. Но тут откуда ни возьмись появился Марс и тут же приструнил имперских работников:

— Чего стоите как вкопанные? Разве не слышали: птицу нам девочка прислала? Доложите командиру отряда, мы немедленно выдвигаемся в путь!

Когда мы отошли в сторонку, Кейцер не стал расспрашивать о моей смелой гипотезе, чем сильно удивил и даже как-то немного растрогал. Не предполагала, что после всех моих выкрутасов из прошлого он все еще безоговорочно доверяет мне. Это дорогого стоило.

Вскоре имперские, каждый со своим отрядом, разбежались по черным фургонам, а мы с Марсом примкнули к боевой группе. Он сел позади, а я на переднем сиденье, рядом с водителем, чтобы наблюдать за порхающей снаружи птицей.

Поездка была короткой, правда, без приключений не обошлось. Наш крылатый гид, видимо, следуя точному маршруту похитителей, парил по каким-то левым улицам. Дороги между домами были узкие, и имперские фургоны, тянущиеся длинной вереницей, привлекали много внимания окружающих. Тогда командир, подтянутый плечистый мужчина с белым шрамом на щеке, приказал всем фургонам разделиться. В итоге мы первыми прибыли к месту, к парку, за которым из-за верхушек деревьев виднелась крыша психиатрической больницы.

Из мобиля на улицу тут же повыпрыгивали бойцы, облаченные в темную форму — удобные штаны и куртку, плюс у каждого имелась кобура с оружием. Кстати, нельзя было не заметить бесчисленное количество магических артефактов — ожерелья, перстни, браслеты. Чего у них там только не имелось! Причем чары на них были наложены разные: от защиты до подпитки.

— Так, ты к ним, будешь наблюдать за происходящим отсюда, — сказал Марс, когда мы выбрались наружу, и аккуратно подтолкнул меня к фургону, в котором сидела целая команда аналитиков.

Я подняла на него обеспокоенный взгляд.

— Будь осторожен, — тихо произнесла и закусила губу.

Уж больно волновалась и за него, и за Миру. Признаться, ситуация была щекотливая — трепала нервы еще как.

— Я всегда осторожен, — с улыбкой произнес тот и отошел к остальным.

Я же запрыгнула в фургон, закрыв за собой дверь. Тут у них находился чуть ли не целый офис: по бокам стояли небольшие столы, над ними в воздухе зависли лазерные мониторы, транслирующие видео с дронов, а еще повсюду лежали разные технические устройства, совсем мне не знакомые.

— Держи, садись, — веснушчатый худощавый паренек протянул мне транзитор и кивнул на стул рядом с собой.

Приняла аппаратуру, аккуратно поместила ее в ушко и сразу услышала строгий голос командира. После краткого инструктажа маги сразу приступили к делу. Сначала создали пространственный портал к самому зданию психиатрии, потом укрылись под чарами искажения реальности, став невидимыми обычному человеческому взгляду, но не камерам, установленным на дронах, а потом совершили прыжок. Летающие видеоустройства автоматически потянуло за ними, так что мы, находящиеся внутри фургона, могли спокойно наблюдать за каждым их движением.

Марс при помощи своей магии проделал несколько дыр в защитном барьере, и бойцы пробрались внутрь. Разделились на группы, и каждая двинулась в своем направлении, которое указывали им аналитики, имеющие доступ к планам здания.

Я впервые наблюдала за работой имперской команды бойцов. Они действовали тихо, слаженно и быстро: ловко избавлялись от темных магов на своем пути, парализуя тех заклинаниями, и постепенно продвигались вперед.

Команда, которую вел Марс, действовала стремительней остальных. И, похоже, дело было именно в нем, а точнее, в его силе. Невооруженному глазу особо-то и не видно, как работает магия Кейцера, а вот я рассмотрела ее хорошо.

Энергия цвета багровой луны заполняла грудную клетку мужчины и тонкими змейками тянулась от него во все стороны. Магические «щупальца» проникали через щелочки дверей и обследовали окружающее пространство. Если где-то находились преступники, то алые лианы тут же хватались за их оружие и гаджеты, разламывая на мелкие кусочки, а самих темных магов уже секундами позже парализовали бойцы.

Пока аналитики восхищались мастерством Кейцера, подшучивая, что тому все подвластно и по нему можно снимать фильм про супермена, я с тяжелым сердцем, прижав руку к груди и кусая губы, наблюдала за филигранной энергией ночевика.

Несмотря на то что сила мага находилась под его полным контролем, она пыталась разрушить своего хозяина. И было в ней столько ощутимой мощи, что я стала молиться Диаре, упрашивая богиню помочь Марсу совладать со столь ужасающей магией.

Теперь четко понимала, почему он не использовал свой дар без надобности. Ведь стоит ему переусердствовать — сила разрушит его. Для управления такой энергией необходимы стальной самоконтроль и твердость характера.

Видимо, поэтому Марс всегда казался мне чересчур сдержанным, толстокожим и упрямым. А получается, что эти качества ему необходимы, чтобы постоянно, каждый божий день, сдерживать свою силу. И как раньше этого не замечала?..

Признаться, была слишком зациклена на расследовании, своих неугомонных чувствах к ночевику, даже и не думала узнать его самого получше. Побывать в его шкуре, подышать воздухом, которым он дышит. Какой все-таки идиоткой я была!

— А это еще что такое?! — воскликнул веснушчатый парень, сидящий рядом со мной, разводя руками и приближая лицо к лазерному экрану.

Я отвлеклась от сумбурных размышлений и взглянула на картинку. Команда Марса находилась в помещении, чем-то похожем на операционную: лампы на высоких ножках возле кушеток, на столах разбросаны инструменты. И повсюду размазана кровь.

Кровавый след на полу привел Кейцера в соседнюю комнату, где было темно. В свете от его фонаря мы увидели стеллажи, набитые стеклянными банками, в которых в прозрачных растворах плавали части человеческих тел.

К горлу подступила тошнота, но я сумела сдержать рвотный рефлекс. Нелегкая жизнь закалила меня. Остальные аналитики не могли похвастаться тем же. Их реакция была более бурной. Кто-то даже подобрал с пола и уместил на коленях мусорную корзину. Но это еще было полбеды.

Как только Марс прошел вдоль стеллажей в самый конец комнаты, перед нашими взорами предстала стеклянная стена, за которой, то ли в воде, то ли в каком-то растворе, плавали, повиснув, словно в воздухе, обнаженные люди. Их тела рассекали многочисленные швы, как будто их резали, а потом вновь зашивали.

На лицах с закрытыми глазами были натянуты ингаляционные маски с трубками, тянущимися куда-то вверх, ко многим местам на теле — присоединены провода. А с внешней стороны стеклянной стены виднелись небольшие встроенные мониторы, показывающие какие-то диаграммы и кучу разных цифр.

— Марс! — выкрикнула невольно, резко поднявшись со стула, и шумно ударила ладонями по столу.

Горло сдавил спазм. Воображение нарисовало ужасную картину с Мирой за той стеклянной стеной. Этого я не могла допустить.

Поэтому взяла себя в руки, крепко сжала кулаки и сделала несколько глубоких вдохов-выдохов, успокаивая быстро бьющееся сердце. Затем обратилась в чувства и полностью распахнула свою магию, при этом задействовала сразу все артефакты-батарейки, что находились при мне.

Как там говорила моя преподавательница — я могу создавать свои собственные формулы чар? Ну, вот сейчас и попробуем!

Мысленно начала плести заклинания, сразу же приводя те в действие. Первым делом направила магию вперед, внутренним взором летела вместе с нею, наблюдая наш прыжок через парк к самому зданию психиатрии. Ощущение было странное: тело находилось в фургоне, а сознание — там, далеко, далеко. Причем видела и воспринимала, что происходит, сразу в двух местах.

Так. Теперь мне необходимо еще больше энергии, а в проклятых артефактах она уже заканчивалась. Тогда вытянула все, что в них оставалось, и перешла на свою жизненную силу. Живот тут же болезненно скрутило, мышцы дико свело, но я продолжала. В голове была одна мысль — найти Миру!

Мое второе «я» полетело по коридорам здания быстрее самого ветра. Перед глазами мелькали двери, ступени, лифты, лежащие повсюду парализованные преступники, и вскоре я наткнулась на кабинет, в котором находились девочки!

Малышек привязали к стульям, скрутив по рукам и ногам. Рты заклеили скотчем. Траклит бы побрал того мерзавца, что расхаживал перед испуганными детьми, что-то там им объяснял и тыкал в бедняжек оружием! Слышать я ничего не слышала, но видеть — видела, и меня переполняла злость!!

Девочек нашла, оставалось указать путь Марсу. Тогда быстро покинула злосчастный кабинет, хотя, ой, как не хотелось этого. Но что тут поделаешь? Ничего, кроме как бежать, звать на помощь! Кинулась на поиск Кейцера и его команды. Когда нашла, приблизилась к магу своим вторым «я» и попыталась как бы слиться с его сознанием.

Вдруг мое тело бросило в дрожь, легкие будто стянуло жгутом — я не могла даже дышать. Но зато у меня получилось проникнуть в голову к Марсу! Я была внутри него! Видела мир его глазами!! Причем знала, что он ощутил мое присутствие и сообразил, что произошло. Сначала правда удивился, даже остановился на мгновение, но потом его губы дернулись, и, кажется, он улыбнулся.

— Иди по моему следу! — Я не говорила, я уже приказывала, находясь у него в голове.

Каждая мышца моего тела была предельно напряжена. Складывалось ощущение, что магия переполняет меня, едва ли не льется наружу. Вот-вот вырвется из-под моего контроля, и я взорвусь звездой. Было неимоверно тяжело управлять силой, но я целенаправленно вела Кейцера и его команду к девочкам. Оставалась пара коридоров, и мы будем на месте…

Но уже у самых дверей меня словно ударило разрядом молнии. Болезненной судорогой свело все тело. Второе «я» отклеилось от сознания Марса, а картинка перед глазами стала расплываться. В реальности же едва держалась на ногах. Кажется, веснушчатый паренек поддержал меня, усаживая на стул. В голове творился настоящий хаос — два мира перемешались. Перед глазами все закружилось, сознание затуманилось.

Из последних сил попыталась сосредоточиться на втором «я» и увидела через раскрытую настежь дверь кабинета, как Мира со слезами на глазах обнимает Марса. Тут же мысленно потянулась к ним, но мое тело не выдержало нагрузки и я провалилась во тьму…

Глава 16. Стирая границы

Очнулась уже в своей комнате, лежа в кровати. Из руки торчала иголка от капельницы. Над головой висел пакет, наполовину наполненный светящейся алой жидкостью, которая струилась по прозрачной трубочке в мою вену.

Окно было зашторено, темноту помещения освещало очень тихо и приятно потрескивающее пламя ароматной свечки, стоящей на прикроватной тумбочке, а рядом лежала записка, выведенная строгим подчерком Марса: «Мира жива-здорова, отдыхай».

Прочитав ее, почувствовала, как на глаза набежали слезы, а в груди поселилось маленькое солнце, шелковым теплом согревая все внутри. Меня накрыло несказанное облегчение.

Опустила тяжелые веки и мысленно поблагодарила птицу — Мириного пернатого путеводителя, Кейцера и всех имперских ночевиков, кто помог освободить мою дочку. Никогда в жизни еще по-настоящему не молилась, но, наверно, момент был подходящим, да и захотелось отблагодарить добрых людей, ну и животных, конечно, тоже, за их отважные поступки.

Аккуратно приняла сидячее положение. Все тело пробирал колючий зуд, руки мелко тряслись, как у весьма больного человека. Тяжело вздохнула и освежила сухое горло водичкой из стакана. Как еще мимо рта не пролила, одной Диаре известно.

Усталость давила на плечи, я еле держала глаза открытыми, хоть спички в них вставляй, поэтому вытерла рукавом удобной пижамы слезы с щечек и легла обратно, даже не заметив, как быстро погрузилась в сон.

Проснулась уже ранним утром, когда кто-то тихо зашел в комнату. Открыла глаза и увидела изможденного Кейцера в домашней одежде, в которой еще ни разу не приходилось его лицезреть. Белая майка прилегала к крепкому телу, помятые серые трико смотрелись довольно забавно и очень подходили к его всклокоченным волосам.

— Доброе утро, — произнес маг своим бархатным баритоном с утренней хрипотцой и ласково улыбнулся. — Как себя чувствуешь?

В груди разлилось приятное тепло, стоило услышать его голос и увидеть его всего, такого по-домашнему милого.

— Нормально. Как Мира? Как сам? — тихо спросила и протянула ладошку.

Меня одолевало сильное желание обнять Кейцера, прижаться к его груди и послушать биение его сердца. Не знаю, может, я просто уже растеряла все остатки благоразумия, но вдруг показалось, что последняя совместная миссия сблизила нас. Стерла какие-то невидимые границы.

И… кажется, не ошиблась. Марс приблизился, сел на край кровати, бережно взял меня за руку. Чувствуя тепло его загрубевшей кожи, улыбнулась подобно довольному котенку и заглянула в красивые глаза мужчины. Алые-алые, как спелая рябина на солнце.

— Мира еще спит, с ней все хорошо, как и с близняшками. Мы вовремя подоспели, — рассказывал маг, большим пальцем руки поглаживая мою ладошку. Я аж чуть не замурлыкала. — После того как вызволили девочек, сразу отправили их вместе с тобой в госпиталь. С малыми все было в полном порядке, так ¬— остаточный шок, да и только, но вот твоя жизнь держалась на волоске…

Мужские пальцы чуть крепче сжали мою кисть. Кейцер сглотнул и продолжил, с неприкрытой болью в глазах всматриваясь в мое лицо:

— Доктор сообщил, что ты физически истощена, причем настолько, что магия исцеления уже не помогала. У нас оставался один вариант — переливание крови, которую по средству магии напитали жизненной энергией.

Кейцер тяжело вздохнул. Кажется, действительно испугался за меня. Посмотрела на почти опустевший пакет над головой, потом вновь поймала мужской взгляд.

— Могу предположить, это твои кровь и жизнь? — тихо спросила, пытаясь «переварить» услышанное.

Маг кивнул.

Может, именно поэтому чувствую, что мы стали ближе, — потому что во мне течет его «жизнь»?

— Спасибо! — Вложила в одно слово всю свою душу.

Мы молчали, глядя друг на друга. В окно стучался рассвет, пробиваясь через тонкую щелочку между шторами и тонкой полоской падая на ковер. Вдалеке слышались первые трели птиц, гудение мобилей. А из приоткрытой двери в комнату пробирался ароматный запах свежезаваренного кофе.

— Мне можно уже вставать? — поинтересовалась, нарушая умиротворенную тишину, повисшую между нами.

Кейцер по-доброму улыбнулся и поднялся на ноги, отпустив мою руку:

— Лежи, сейчас принесу.

— Ла-а-адно, — только и успела произнести, когда в комнату, словно маленькая ракета, влетела Мира.

Подбежала ко мне и сразу кинулась обнимать, тонкими ручками обхватывая мою шею. Положила ладошки на ее спину, наслаждаясь нашим маленьким уединением.

Марс закрыл за собой дверь, а дочка забралась ко мне под одеяло и легла рядом. Нам не нужны были слова, мы и так все понимали. Через что нам обеим пришлось пройти, насколько удачливыми в конце концов оказались, а самое главное — что мы снова были вместе.

Насчет связи с Марсом была не так уже уверена, после того, как узнала о переливании его крови и жизни в себя, но не сомневалась ни на грош, что наша с малышкой связь стала крепкой как никогда.

Тем утром мы втроем, словно самая настоящая семья, завтракали в моей комнате, разместив подносы с едой на кровати. Где-то в зале тихо бубнил визор, а мы уминали румяные блинчики, попивали кто чай, кто кофе, разговаривали о том, о сем, смеялись.

То утро прочно запечаталось в моей памяти.

Несколько дней я провалялась в кровати, ни Марс, ни Мира не позволяли мне вставать. Думала уже — еще немного и плесенью обрасту! Но с другой стороны, было приятно осознавать, что в моей жизни появились такие заботящиеся обо мне люди. Поэтому долго злиться не получалось.

Ко всему прочему наконец нашлось время проанализировать собранные данные по двум расследованиям: о покушении на ректора и краже детей.

Естественно, было непросто уговорить Кейцера временно принять меня на работу в качестве аналитика, но все же получилось его сломать. Всего-то и понадобилось умоляюще похлопать глазками и сложить губки бантиком. Вроде банальные действия, но в последние дни он как будто неровно дышит ко мне. Не знаю, может, все дело в переливании крови, ну, или же Марс просто рад видеть меня живой и идущей на поправку.

В итоге упрямый босс не пожалел, что принял меня обратно. А все потому, что мои сведения об Арэвиль и пропавшей бабуле Лерая стали фундаментальными кусочками огромной мозаики.

Мы с магом по полдня проводили в моей комнате, запершись и окутавшись пологом тишины от Миры. Организовывали мозговой штурм, так сказать. И к чему пришли, спросите вы? Да к тому, что похищение детей и покушение на ректора были непосредственно связаны между собой. А именно — исполнителями. В обоих случаях действовала одна и та же террористическая организация.

Итак, что нам стало известно. Ну, во-первых, то, что брат-близнец господина Лерая действовал сообща с их пропавшей бабулей. Оказывается, она была одним из «главарей» всей этой банды темных магов и не раз пыталась втянуть в грязные делишки своего внучка, Илвона Лерая. Но тот сразу послал свою свихнувшуюся родственницу куда подальше и пообещал, что если та не прекратит «темную деятельность», а какую именно, охранник толком и не знал, то он обратится к ночевикам. Старушка не дура, естественно, уверила внучка, что это ее заставили с помощью шантажа, а сама она — божий одуванчик, никак иначе.

И когда наша бабуля-главарь получила отказ, она пустила в дело своего второго внучка, близнеца господина Лерая, о существовании которого сам маг был ни слухом, ни духом.

Дальше еще интереснее. Связующей ниточкой между братьями стала наша темная и по совместительству секретарь Марса — красотка Арэвиль. Девушка, оказывается, когда-то давно души не чаяла в Илвоне, с тех самых студенческих пор, когда эти двое повстречались, правда, самого мага Арэвиль не интересовала.

Спустя какое-то время девушка с разбитым сердцем «случайно» встретила брата-близнеца. В итоге новые знакомые образовали отменный дуэт и действовали по приказам бабули-главаря. При помощи крепких любовных чар Арэвиль охмурила господина Лерая и без ведома мужчины установила в его гаджетах жучки. Таким образом банда отслеживала действия ректора.

Спросите, для чего им понадобился Теодор Беллемор? Все проще простого. Но пока давайте выясним, что из себя представляет эта террористическая организация и каковы ее цели. Признаться, я ожидала чего-то большего от союза коварных магов тьмы, но нет, все они желали одного — силы.

Главари банды образовали своего рода церковь, призывая магов и людей верить богам бездны, которых, представьте себе, они сами и придумали! Ну, не то что придумали, имена божеств взяли из древних писаний и уже потом придали им нужные качества и сочинили историю. Не удивлюсь, если и книги для такой операции напечатали.

Все их ритуалы и встречи проходили в строжайшей секретности, а в круги вступали только те, кто был готов посвятить себя миссии церкви и «желаниям» богов в обмен на обретение темных сил. Да, да, вы не ослышались, именно приобретение силы. Церковь таким образом заманивала к себе людей и магов, находящихся на распутье, обещая изменить их жизнь навсегда и подарить им магию тьмы, ведь, с их слов, сила — это своего рода ключик, открывающий двери в новые возможности. По-моему, глупость несусветная, но, как бы грустно это не звучало, многие попадались на крючок.

Кстати говоря, в психиатрической больнице, куда увезли девочек, находилась лаборатория, где темные проводили опыты над магами с врожденным даром тьмы. За этим им и понадобилась Мира. Мерзавцы каким-то образом прочухали, что малышка ею обладает, впрочем, как и близняшки.

Каким образом на их радар попала моя дочь, мы с Кейцером догадались сразу. Тогда он мне и рассказал о настоящей темной церкви в Галлике (не террористической фальшивке) и каким образом ему удалось заключить сделку с Косым на передачу родительских прав.

Только мелкий бандит совсем не понимал тонкостей работы филигранной энергии. А когда осознал, что у церкви совсем обычные, можно сказать, добрые мотивы — изучение темной материи, истории ее возникновения, обожествление баланса светлых и темных сил, — Косой снял мантию верующего и кинулся на поиски того, кто бы мог наделить его силой и могуществом. Так и прознал о церкви террористов. Сдал им свою дочь, чтобы повысить себе ранг.

Печально, что родной отец при первой возможности отдал Миру в лапы террористов на опыты по исследованию темной силы. У меня даже слов для таких людей не находится. С другой стороны, рада, что наконец-то этот гад попался в лапы имперских и остаток своей жизни проведет за решеткой. Правда, его причастность ко всем терактам еще надо доказать, но я-то докажу, еще как докажу!

Так. Вернемся к нашему господину Беллемору, ректору Академии Ночных Стражей. Зачем он понадобился банде темных? На этот вопрос у нас с Марсом еще не имелось конкретного ответа. Я, основываясь на своем жизненном опыте, думала, что все это связано с политикой. Кейцер же считал, что с какой-то практической составляющей фальшивой церкви. Например, их интересовало открытие новых каналов для слива информации в массы или укрепление влияния на ночном рынке по средству расширения территориальных границ.

В общем, только в этом пункте наши с шефом взгляды расходились. Но это не страшно. Нас не покидала уверенность, что мы раскроем все тайны, потому что я и Марс — идеальная команда.

Спустя несколько дней,

В Академии Ночных Стражей,

На семестровом балу…

На сцене в свете прожекторов отжигала музыкальная группа. Улыбающиеся парни-красавчики, облаченные в блестящие костюмы цвета металлик, все с гитарами в руках, исполняли самые трендовые молодежные песни. Под них на танцполе крутились-вертелись студенты Академии.

Воздух набитого людьми помещения был пропитан запахом шумно выстреливающих повсюду конфетти-хлопушек, ароматом фруктового пунша и самое главное — праздничным настроением.

— Вон он, Крис, пойдем к нему?! — воскликнула Мира и, крепче сжав мою ладошку и увлекая за собой, начала пробираться через шумную толпу.

— Постой, не так быстро! — крикнула ей, пытаясь удержаться на высоких, тоненьких каблуках.

Мой сегодняшний наряд — заслуга Венессы. Она не раз приходила в гости, после того как узнала, почему я не явилась на встречу с маго-психологом. В итоге притащила очкастого беднягу ко мне в квартиру, и мы уже на месте провели сессию погружения.

Возражать заряженной энтузиазмом девушке не стала, ко всему прочему, после сеанса я со стопроцентной уверенностью могла сказать, что Арэвиль — та самая темная из торгового центра. А это, в свою очередь, стало отправной точкой в расследовании.

Одним утречком Несс заявилась без приглашения, но с завтраком из моей любимой кафешки. И за поеданием свежих пончиков с повидлом мы поговорили с ней по душам. После этого наши отношения наладились. А так как я соблюдала постельный режим, приятельница предложила помочь с покупкой платья и всего остального к нему прилагающегося для сегодняшнего вечера.

Вот так я и оказалась на балу облаченной в черное открытое платье с легкой, почти воздушной юбкой с продолговатыми разрезами, которых и не видно, если стоять солдатиком. Но во время движения ноги обнажались до самого верха бедра.

Признаться, смотрелось очень красиво и элегантно. Однако от Венессы свои мысли я скрыла, отшутившись на тему ее пристрастий к стильным, но весьма открытым нарядам. На что девушка артистично сложила губы бантиком и назвала меня снобом. Такие вот забавные у нас сложились с ней отношения. Я играла «роль» замухрышки, а она — избалованной принцессы, знающей толк в моде.

Тем временем мы с Мирой подошли к Крису.

— Привет. Выглядишь как самая настоящая принцесса! — восхищенно обратился маг к моей дочке.

Та артистично крутанулась вокруг своей оси, демонстрируя свое розовое платье с пышной, как зефир, юбкой. Потом остановилась и хлопнула по протянутой ладони юноши. Это они так здоровались.

— Хотите пунша? — спросил Крис.

Мира тут же выкрикнула: «Да, да, хочу!» — и протянула свою ручонку. Сказать, что эти двое были хорошими друзьями, — ничего не сказать. Малышка действительно симпатизировала юному магу. Я, признаться, тоже. Как человеку, другу, коллеге, ничего больше.

— Отпадно выглядишь, — сказал Крис, когда мы подошли к столу с огромной хрустальной чашей, до бортиков наполненной пуншем.

Я немного смутилась от комплимента, но только потому, что знала — его симпатия ко мне не угасла. Когда он смотрел на меня, в его глазах зажигались искорки. А еще молодой маг с недавнего времени держал дистанцию между нами. Сознаюсь, немного обидно, когда от тебя отдаляется друг, но я понимала и уважала его выбор.

Как говорят — время лечит. Возможно, в скором будущем мы сможем возвратиться к нашим прежним приятельским отношениям.

— Ты тоже, — ответила, слегка улыбнувшись, и зачерпнула бокалом немного напитка.

Юноша и вправду выглядел отлично: уложенные назад волосы, черный семи-строгий костюм, белая рубашка, галстук. Ну, прям жених на выданье. Местные девчонки так и пялились на него, пуская слюнки.

— А где Нанетта? — поинтересовалась я.

Обычно блондиночка все время вьется вокруг Криса, а тут он один.

— Да опаздывает маленько. Вы все еще не разговариваете?

— Не-а.

— Дай ей время.

Согласно кивнула. Он прав, да и сама знаю.

Юный маг передал наполненный пуншем бокал Мире, прошептав мне, что в нем точно нет алкоголя, ибо он сам проверил, после чего наполнил свой и поднял его вверх.

— С успешным окончанием семестра, милые дамы! — с улыбкой произнес он.

Мы дружно сделали по глотку душистого, тропического пунша. Вдруг Крис заметил кого-то за моей спиной и помахал неизвестному рукой.

— Это к тебе, я присмотрю за Мирой, — сказал он и взял ребенка за ручку.

Я одарила его недоуменным взглядом, а потом обернулась и увидела Марса.

У меня аж дыхание перехватило. Не ожидала, что встречу его на балу.

Маг неспешно пробирался через танцующую и прыгающую на месте толпу, и все это время его взгляд был устремлен на меня. Когда он вышел из человеческой массы, я смогла разглядеть его во весь рост.

Непривычно было видеть ночевика в темном пиджаке поверх черной рубашки с расстегнутыми верхними пуговицами, кажется, он даже волосы слегка гелем уложил. Правда, забыл обувь сменить, заправив строгие штаны в черные сапоги со шнуровкой. Смотрелось это немного забавно, но в этом был весь Марс. Не его это — деловые костюмы и посещение балов.

Алые глаза внимательно окинули мой силуэт с босоножек до самой макушки, после чего на лице мужчины появилась легкая улыбка:

— Привет.

От его бархатистого баритона по спине пробежали приятные мурашки.

— Привет.

— Отойдем? — спросил маг и рукой показал направление.

Согласно кивнула и медленно двинулась подальше от толпы. Не знаю почему, но заметно нервничала, пальцами сминая шелковую ткань юбки. Может, потому что в голову забралась мысль — а вдруг Кейцер пришел ко мне? И если так, то что все это значит? Я ему нравлюсь?

Просто думая об этом, ощутила, как щеки покрылись жгучим румянцем, а глупое сердце заскакало галопом.

Когда отошли в сторонку, Марс укрыл нас пологом тишины и прислонил меня спиной к стене.

— Ты и я… — неожиданно начал он.

От этих «ты и я» во мне было вспыхнула надежда, но все будоражащие искорки резко и быстро, как по щелчку пальца, превратились в печально оседающий пепел, стоило ночевику продолжить:

— В общем, мы оба были правы по поводу намерений темных магов…

Признаться, дальше почти его не слушала, пропуская половину сведений о расследовании мимо ушей. А все из-за своей глупой надежды.

В последнее время моим заветным желанием стало, чтобы Марс посмотрел на меня не как на напарника, а увидел во мне женщину. Но этому, похоже, не сбыться никогда. Поэтому собрала печальные мысли в кучу, «соскребла себя с пола» и обратилась в слух, ловя каждое слово шефа.

Он тем временем сообщал, что ему и имперским удалось узнать. Ну, так вот. Примерно полгода назад состоялось собрание городской администрации, куда, кстати, входят наш ректор Беллемор и отец похищенных близняшек. Это было самое обычное заседание, на котором утверждались или отклонялись региональные акты. И чуть больше половины проголосовали против одного из актов.

Спросите, что определял тот документ? По правде, ничего особенного: укоротить срок хранения в городских архивах, вот и все. Сей акт был единственным, который и Теодор Беллемор, и Эрнест Хайс, местный политик и по совместительству отец близняшек, не одобрили. Именно этот факт смогли отследить аналитики и вцепились в него своими «мозговыми клешнями».

А потом обнаружилось, что в тех архивах хранились данные о всех финансово-благотворительных операциях городской администрации. Вы подумаете — ну и что? Сейчас я вас удивлю. Как вы думаете, кто был организатором всех этих мероприятий и отвечал за денежные переводы? Ха-ха. Наша бабуля-главарь! Тут-то она и попалась.

Этот «божий одуванчик» наживался на собранных благотворительными акциями деньгах, и не просто наживался. Она переводила их как раз в свою террористическую организацию. Уже после того, как ее поймали и допросили, узнали, для чего старушка все это делала, ведь ее темная деятельность началась только после увольнения с работы. Так, спрашивается, какого Траклита она, будучи обычным гражданином, делала столь щедрые, заметьте, ворованные, платежи? Думаете, шантаж?

Не-а. Она пыталась выкупить себе место под солнцем, так сказать. Чтобы присоединиться к верхушкам фальшивой церкви помимо ценных сведений необходимо было инвестировать огромную денежную сумму. Вот так просто!

Кстати, совсем забыла. Их целью было выдвинуть этот акт на следующее заседание, «убрать» ректора с дороги, потому что подкупить они его не смогли. Но в итоге от господина Беллемора у них избавиться не получилось. Тогда решили перейти к следующему слабому звену — Эрнесту Хайсу, который на деле оказался хорошим мужчиной и тоже не брал взятки. И тут наша бабуля решила украсть детей, причем возвращать их не собиралась. На девочках хотели проводить опыты, ведь близняшки, как и Мира, родились с магией тьмы.

— Значит, дело закрыто? — спросила, когда Кейцер замолчал.

Тот согласно кивнул, а потом, улыбнувшись, произнес:

— Поздравляю. Твое первое расследование завершено на «Ура»!

Улыбнулась в ответ. А он прав, это отличный результат.

— Спасибо, и тебя поздравляю, — ответила и кулачком аккуратно стукнула его по плечу.

Мы замолчали, наблюдая за прыгающими на танцполе ребятами. Вскоре мелодия сменилась с оживленной на медленную. Студенты разделились на парочки.

— Потанцуешь со мной? — неожиданно спросил Марс, отлипая от стены и протягивая мне свою ладонь.

Я замешкалась на секунду, пытаясь прочитать его неоднозначный взгляд. Когда, Траклит его подери, сумею уже избавиться от своей глупой надежды быть вместе с этим мужчиной?!

Сделала глубокий вдох, пряча за ним волнение, и вложила ладошку в его руку. Так, надо держаться естественно!

Маг, увлекая меня за собой, вышел на танцпол, осторожно притянул к себе. Одна его рука легла мне на поясницу, и я невольно расправила плечи. Пальцы второй руки он сплел с моими, и мы неспешно задвигались в такт мелодии.

Было жутко неловко. А все потому, что он и не догадывался о моих истинных желаниях. От того я постоянно смотрела в пол да кусала губы. Из всех сил пыталась совладать с собственными эмоциями, кричащими внутри и пытающимися вырваться наружу, ведь Марс находился так близко.

Чувствовала тепло его тела, вдыхала аромат парфюма, смотрела на напряженную шею, сексуально выпирающий кадык, ключицу… Не осмеливалась поднять взгляд выше. Боялась. А вдруг поймет, что неровно дышу к нему? Вот позорище-то будет!

— Реми, — тихо позвал он, и я невольно вскинула ресницы.

Кейцер поймал мой взгляд и произнес:

— Ты прекрасна…

В этот миг плотно собранный комок моих эмоций взорвался, и внутри живота запорхали те самые бабочки, о которых пишут в романтических книгах.

Я смотрела на своего партнера по танцу и не могла насмотреться. В голове метался целый рой неугомонных мыслей.

Мелодия как-то неожиданно закончилась, ей на смену пришла яркая танцевальная композиция. Студенты вновь собрались в группы и принялись крутиться, вертеться, прыгать, а мы с Марсом так и остались стоять на месте, глядя друг на друга…

С его лица не сходила ласковая улыбка, а в алых глазах вспыхивали искорки. Горячая рука, что все еще лежала на моей пояснице, ненавязчиво скользнула вверх, и Кей плотнее прижал меня к своему крепкому телу.

Я нервно сглотнула.

Мужчина склонился, и на своих искусанных губах я ощутила его горячее дыхание.

В мыслях уже рисовала картину, как наши губы встретятся, но тут кто-то неожиданно потянул меня за юбку, а потом за спиной послышался расстроенный голосок Миры:

— Мое платье испорчено!

Марс выпустил меня из своих пылких объятий и понимающе улыбнулся. А я была настолько взбудоражена произошедшим, что никак не могла «спуститься с небес на землю». Но малышка настойчиво требовала моего внимания, и я повернулась к ней, взяла за ручку и повела с танцпола.

Успокоила ее и помогла оттереть на юбке желтое пятно от фруктового пунша. Глазами между тем пыталась отыскать Марса, но его нигде не было видно. Крис, кажется, заметил мое волнение и кивнул в сторону раскрытых дверей:

— Вон он, твой кавалер.

Увидела скрывающуюся в коридоре спину мага и быстро обратилась к дочке:

— Подождешь здесь? Я ненадолго. Срочное дело…

Малышка похлопала ресничками, согласно кивнула и тут же ухватилась за руку Криса.

Попросила юношу буквально пару минут приглядеть за ребенком и помчалась к выходу из зала. Преодолела коридор и, когда добралась до лестницы, поняла, что на каблуках все ноги себе переломаю. Поэтому резво скинула босоножки, ухватила их за ремешки и босиком помчалась по ступеням вниз.

Выбежала из Академии и окликнула мага, который стоял на крыльце ко мне спиной, вскинув голову к ночному небу.

— Марс!

Мужчина обернулся, посмотрел на меня через плечо. На его губах заиграла улыбка. Потом развернулся и порывисто шагнул ко мне.

Мое дыхание немедленно сбилось, а бабочки внутри живота замахали крылышками еще быстрее. Нахлынувшие эмоции закружили голову, как будто я несколько бокалов вина выпила, даже на секунду равновесие потеряла. Но сильные мужские руки тут же подхватили меня.

Я оказалась прижатой к горячему телу. Алые глаза Кейцера поймали мой хмельной взгляд. Маг замер на мгновение, будто обдумывая что-то, а с моим следующим вдохом его теплые губы накрыли мои. Напористые руки еще крепче прижали меня к мускулистой груди. Горячий язык скользнул в мой рот.

В этом поцелуе было столько неутоленной страсти и безумного желания, что я полностью отдалась самому яркому в своей жизни моменту. Казалось, мир вертелся лишь вокруг нас двоих. Земные проблемы отошли на второй план, их как будто и не существовало вовсе.

Сейчас я чувствовала лишь требовательные губы, неистово и одновременно ласково сминающие мой рот, ощущала напряженные мышцы мужского тела, к которому была прижата настолько плотно, что, казалось, мы сейчас сольемся воедино.

Мгновения наравне с прохладным ветерком пролетели быстро, и самый классный в моей жизни поцелуй прекратился. Наши взгляды встретились, и я без всяких слов поняла, что Кей — моя судьба.

Эпилог

Спустя несколько лет…

Я раскрыла большой черный зонт, вылезая из мобиля.

— Вы отпечаток ауры у него сняли? Отлично. Теперь сверьте с видеозаписями, что нам отправила свидетель. Все. Мне пора, отключаюсь.

Завершила разговор и спрятала фон в карман длинного плаща. Когда такси отъехало, там, впереди, возле арочных ворот в Академию при храме Диары, увидела Кейя, укрывшегося от холодного осеннего дождя невидимым невооруженному взгляду магическим куполом. Капли ударялись о преграду и отскакивали во все стороны. Я запахнула плащ и направилась к своему жениху.

— Привет, милая, — с улыбкой на губах произнес маг и легко поцеловал меня. — Как работается с имперскими? Не надоело еще возиться с ними?

Закрыла зонт, укрываясь от дождя под «щитом» Марса.

— Честно? Надоело. Жду не дождусь, когда закроем дело и вернусь к тебе в бюро, — призналась, преодолевая смущение.

На временное сотрудничество с ними согласилась по доброй воле. Но кто ж знал, что будет так скучно? Хотя о чем это я? Кей знал! Предупредил, даже несколько раз. Нет же, настаивала на своем. Вот теперь и расплачиваюсь.

— Не будем о работе. Ты еще не в курсе, что на этот раз выкинула наша дочь? — поинтересовалась, прокручивая в голове недавний и очень эмоциональный разговор по фону с директрисой.

Кей усмехнулся:

— Может, снова какого-то кота, застрявшего в дупле, спасала.

— В этом вся она… — ответила, тяжело вздохнув.

Маг взял меня за руку, переплетая пальцы.

— Не волнуйся, все ведь хорошо. Подростковый период длится не так долго, как тебе кажется.

В кабинет директрисы я заходила, расправив плечи и натянув на лицо отважное выражение. Дело в том, что мы регулярные посетители этого места. Уже стыдно появляться здесь чуть ли не каждую неделю!

Спустя примерно час мы втроем наконец покинули «змеиную нору».

— Мам, я не обманываю, они и вправду издевались над тем щенком! — взвыла дочка, у которой вместо двух косичек, что я ей заплела сегодня утром, была одна. Вторую спалили мальчишки, оставив короткий клочок волос!

— Ну и что? Это не повод для драки! — сказала поучительным тоном, хотя внутренне посмеивалась, вспоминая расцарапанные мордашки мальчуганов.

У одного даже фингал под глазом светился.

— Ну, па-а-ап, ты-то мне веришь? — продолжала канючить маленькая хулиганка.

Кей относился к ней намного мягче, нежели я.

А Мира — девчонка умная, сразу поняла это и нашла к Марсу особый подход: заноет, вперится в него своими васильковыми глазами, и все — маг тает, как шоколадка на солнце.

— На этот раз я солидарен с мамой. Насилием свои проблемы не решишь, наоборот, получишь новые.

Мира недовольно хмыкнула и рванула по коридору впереди нас.

— Может, нам троим устроить отпуск? Слетаем на острова, отдохнем, развлечемся, — неожиданно спросил Кей и снова взял меня за руку, притянув к себе и обнимая.

Посмотрела в самые красивые глаза самого лучшего мужчины на свете и обвила крепкую шею руками.

— Отличная идея! Хоть завтра! — ответила задорно, растягивая губы в счастливой улыбке.

Конец.

Nota bene

Опубликовано Telegram-каналом «Цокольный этаж», на котором есть книги. Ищущий да обрящет!

Понравилась книга?

Не забудьте наградить автора донатом. Копейка рубль бережет:

https://litnet.com/book/akademiya-nochnyh-strazhei-rektor-v-opasnosti-b277750


Оглавление

  • Глава 1. Красавчик-ректор, взбудораженная Венесса и маг тьмы…
  • Глава 2. Заносчивый маг и неожиданное приглашение
  • Глава 3. Игра по моим правилам
  • Глава 4. Хищник и жертва
  • Глава 5. Это ловушка? Или все же запоздалое прозрение?..
  • Глава 6. Первый день в Академии и первое испытание
  • Глава 7. Кареглазая заноза и тайна Марса
  • Глава 8. Древняя магия
  • Глава 9. Абсолют созидания и… Неужели это провал?
  • Глава 10. Самая "лучшая" группа и безответная любовь
  • Глава 11. Иногда всего лишь одно решение держит тебя в шаге от падения
  • Глава 12. Сердцу не прикажешь
  • Глава 13. Новая жизнь, старые желания
  • Глава 14. В жизненно трудных ситуациях стираются грани обиды
  • Глава 15. Абсолют разрушения
  • Глава 16. Стирая границы
  • Эпилог
  • Nota bene
  • Teleserial Book