Читать онлайн Хранители Искры бесплатно

Хранители Искры

Пролог

В тёмной комнате, где пахло древесиной и сушёными травами, послышался тихий отчаянный стон. На кровати, сбивая в кучу белоснежные простыни, ворочалась во сне женщина. Её тёмные волосы разметались по подушкам, на лбу блестели бисеринки пота, а пальцы судорожно сжимали одеяло. Кошмар, который видела Илира, преследовал её уже несколько лет.

Она стояла на высокой скале, рядом с обрывом и наблюдала за гибелью Мира. Под ногами Верховной дрожала земля, покрываясь трещинами, будто выпитая досуха. Ветер бросал ей в лицо растрепавшиеся волосы вместе с мелкими каплями дождя. Впиваясь в кожу ледяными иглами, эта морось вызывала желание передёрнуть плечами. Илира уже знала, что произойдёт дальше, и в её душе медленно поднимался липкий ужас.

Стоило женщине подумать об этом, как с неба на города и деревни обрушился огненный град. Огромные полыхающие шары прорезали чёрные тучи и стремительно неслись вниз. Неистовое пламя пожирало всё, до чего могло дотянуться. Вспухая огромными нарывами, почва поднималась вверх, чтобы хлынуть в стороны комьями грязи. Отовсюду раздавались крики людей и мольбы о помощи. Мир погрузился в хаос.

Застонав от безысходности, Илира сжала руки в кулаки. По её щекам катились слёзы горечи и отчаяния. Только она знала, что это всего лишь закономерный итог принятых решений. И хоть не хотела Верховная смотреть на это вновь и вновь, но продолжение последует не зависимо от её желаний. Всё закружилось перед глазами и жуткие видения исчезли, чтобы уступить место новым — не менее пугающим.

Теперь взору Илиры открылась поистине ужасающая картина. Она находилась рядом с храмом из чёрного гладкого камня. Над двумя распростёртыми на алтаре телами, стояла хрупкая фигура девушки. В её руке блестел кинжал, с которого медленно стекала капля крови. Девушка ликовала, глядя как умирают древние боги. За её спиной, молчаливым изваянием стоял мужчина в балахоне из тьмы. И когда сердца богов на алтаре перестали биться, его глаза полыхнули восторгом.

Он обернулся и окинул взглядом своих демонов, которые помогли ему одержать ещё одну грандиозную победу. Платиновые длинные волосы мужчины шёлковыми нитями взметнулись в воздух, а серебристые глаза сверкнули сталью. На губах появилась злобная усмешка. Сотни тысяч демонов опускались на колени, молча приветствуя своих богов.

Задрожав, Мир медленно умирал. Илира заметалась, не желая смотреть на этот ужас. Верховная не хотела видеть тела, слышать завывание ветра. Звонкий женский смех, наполненный радостью из-за гибели Мира, вызывал отвращение. Но, что-то не давало Илире просто отвернуться и закрыть уши.

— Смотри! — прошелестел едва слышный голос Мира. — Ты должна понять!

И внезапно всё вокруг изменилось.

В лазурных небесах сияло солнце. Лёгкий ветерок игриво трепал волосы Илиры. Кругом раздавалось щебетание птиц и жужжание насекомых. Сзади послышался весёлый смех и Верховная обернулась. Посмотрев в сторону смеющейся парочки, она не сдержала облегчённого вздоха.

На поляне стояла девушка с золотистыми волосами. Именно она держала кинжал в предыдущем видении Верховной. Рядом с девушкой находился один из древних богов. Он бережно обнимал её, будто величайшую драгоценность. В небе мелькнула огромная тень, закрывая на миг солнце. Илира вскинула голову, и у неё перехватило дыхание от восхищения, когда она увидела белоснежного дракона. Раздался трубный рёв и Верховная ощутила восторг Мира. Боги вернулись.

— Они не должны знать, — вновь прошептал Мир. — Это их выбор.

Распахнув глаза, Илира проснулась. Спустя час, женщина сидела за столом и размышляла. В данный момент Илира казалась очень молодой, но это было обманчивое впечатление. Стоило внимательнее присмотреться и становилось понятно, что она давно не юная девочка. В глубине зелёной бездны глаз Верховной, плескалась мудрость веков.

Небольшой деревянный дом, где последние годы жила Илира, находился в лесу. Никто не догадывался о существовании этого жилища и его хозяйке, кроме жителей маленькой деревни, да и те узнали о ней случайно — от охотника. Илира наткнулась на него, когда собирала травы. Мужчину задрал дикий зверь и Верховная не смогла оставить человека истекать кровью.

После этого случая, в деревне решили, что к ним наконец-то пожаловала ведьма. Такому соседству люди очень обрадовались. Приходили, время от времени, со своими проблемами: кому болезнь излечить, кому с урожаем помочь. Не было ведьмы в деревне уже около века, не желали они в такую глушь соваться. А Илира, наоборот, рада была найти, этот укромный уголок.

Совсем недавно Илиру называли Верховной, наставницей, самым сильным магом. Раньше она была главой Ковена магов. Многие знали, какие чудеса способна творить Верховная. Только было кое-что, о чём она почти никому не сообщала. Тысячелетие Илиры подходило к концу, и с каждым днём ей всё хуже давалась магия. Теперь она искала преемницу, способную разжечь искру Силы, которая стремительно угасала.

Верховная задумчиво смотрела в окно. Из головы женщины не шло сегодняшнее видение. Слишком часто оно стало повторяться, что могло означать одно — время на исходе. Бледные, тонкие пальцы Илиры подрагивали, держа чашку с горячим чаем.

— Опять грустишь? — зевнув, произнёс огромный чёрный кот, лежащий у её ног. Он приоткрыл один глаз и посмотрел на Верховную. — Да найдётся твоя преемница. Сама придёт, как и ты когда-то появилась на пороге своей предшественницы.

Печально улыбнувшись, женщина вздохнула. Дело в том, что она не грустила, а переживала и боялась. Илиру беспокоили видения, которые приходили к ней каждую ночь. Она знала — их посылает Мир, показывая возможное будущее.

За прошедшие годы, Верховная совершила много странных поступков. Никто не понимал, зачем ей всё это надо. Один из хранителей пытался образумить Илиру. Вспомнилось, как Дарион умолял не ставить барьер в Великом лесу, а она даже не могла объяснить свои действия.

Верховную очень огорчала необходимость, скрывать всё от своих хранителей, поскольку их это касается напрямую. Нельзя просто рассказать и заставить другое существо прожить нужную тебе жизнь — каждый делает свой выбор сам. Только порой от выбора некоторых, зависит судьба Мира.

К тому же преемницу оказалось не так просто найти. Вроде Илира рассмотрела девушку достаточно хорошо, но так и не запомнила. Как только развеивался сон, образ преемницы таял словно мираж. Оставалось искать чистую душу, которой будто вовсе не существовало.

А вот страх, заставлял женщину пить успокоительный настой уже в течение недели. Илира боялась, что раньше преемницы к ней придёт мужчина с серебристыми глазами из видения. Десятки лет он разыскивал Верховную, чтобы забрать у неё искру Силы. Илира слишком поздно спохватилась, когда её обнаружили. Это и не удивительно. Ни разу за всю свою долгую жизнь, она не встречала того, кто с лёгкостью мог затуманить её разум, скрыть воспоминания. Он это смог.

Но сейчас о своём страхе Илира думать не хотела. Потому глянула на кота, который наблюдал за женщиной прищуренными глазами и пробурчала:

— Я уже столько лет её ищу и ни одной чистой души. Неужели люди вырождаются? Такое чувство, что их с детства учат быть злыми и жестокими.

— Ты и сама знаешь, что не все такие, — большая белая сова сидела на балке под крышей и укоризненно смотрела на Илиру.

Верховная тяжело вздохнула, почесала кота за ухом и отхлебнула уже остывший чай. Может и правы её хранители. Надо просто подождать пока преемница сама придёт.

А между тем времени оставалось всё меньше. Мир уже начал просыпаться.

Часть 1. Искра Силы. Глава 1

На востоке королевства Лаоран, где раскинул свои владения Великий лес, располагалась маленькая деревушка. Название деревни — Подлесная, приклеилось к ней уже давно. Сколько ни старались его поменять, ничего не прижилось. Жителей там было мало, да и взять с них нечего, потому власти пытались не обращать на деревню никакого внимания. Пока люди молчали и ничего не требовали от короля, тот делал вид, будто их вовсе не существует.

Поскольку место это было очень отдалённым, все новости жители узнавали, лишь от случайных путников. В основном, это были учёные маги, которые направлялись в лес для изучения местной флоры и фауны. Соответственно многого народ в деревне из сказанного учёными просто не понимал. Оттого и не знал никто из них, что творится в мире.

Правда, иногда кто-нибудь из местных всё же отправлялся в ближайший город. Только дорога туда занимала очень много времени. К тому же с недавних пор в лесу стали пропадать люди, и лишь самые смелые решались на такой путь. Списывали это на разбойников, промышляющих на дороге, ведущей к городу. Ведь королевство с каждым годом всё сильнее приходило в упадок. Повышались налоги, жирнели аристократы, и беднеющему народу ничего не оставалось, кроме как заниматься разбоем.

Поэтому гости в деревне были редкостью — раз в два-три года. Приезжали, просились переночевать, а на утро покидали деревню навсегда. Останавливались путники в доме старосты и рассказывали ему последние новости. Стоило гостю выехать за пределы деревни, как староста собирал старших у себя во дворе. На таких собраниях он делился, о чём узнал и что нового происходит вокруг.

После каждого такого собрания, местные выдавали очень правдоподобные небылицы. Чего только не услышишь вечером на посиделках. Конечно, детей туда не звали. По мнению старших, нечего мелким знать то, что для их ушей не предназначено. Вот те и придумали свою забаву — приходили по очереди, да подслушивали разговоры. Затем собирались на опушке леса, рядом с поваленным деревом и рассказывали всё, что удалось узнать.

В один из таких дней, когда очередной путник покинул деревню, на опушке леса стояла девочка, лет десяти. Она с видом бывалого путешественника, передавала то, что подслушала у старших. Затаив дыхание, дети слушали эти истории и смотрели на девочку с открытыми ртами. Дочь охотника, Элина, раскраснелась от такого пристального внимания.

— А ещё говорят, в городах люди на диковинных телегах ездят, которые «мобилями» называются. Телеги те быстры как зверь, а скорость у них в лошадях меряют, — выпалила она скороговоркой и перевела дыхание.

— Ты ещё скажи, что они по небу аки птицы летают, — местный хулиган Зябка, как всегда, стал насмехаться над словами девочки.

— Ничего они не летают, вечно ты придумываешь, — насупившись, Элька отвернулась к нему спиной.

— Да не слушай его, Эль. Ты лучше ответь, а про ведьм они сказывали? — Риона умоляюще смотрела своими синими глазищами на подругу.

Все знали, как Риона любит рассказы о ведьмах. И хоть дети делали вид, что им «про ведьм» не интересно, но замолкали, сосредоточенно ожидая продолжения.

— Сказывали, как же без них. Говорят, что ведьмы и маги, со всех городов и деревень исчезли. А куда, никто сказать не может, — понизив голос, для пущего эффекта, произнесла Элина.

— Да быть того не может! — воскликнул Зябка. — Ведь наша ведьма-то осталась. Сидит себе в лесу. — Он встал с бревна, на котором сидели дети, и с важным видом глянул на Эльку.

— А ты откуда знаешь? Сам её видел? — она топнула ногой и закусила губу от досады. Вечно этот Зябка влезет и весь рассказ испортит. — Я слышала, что ушли они все. Так староста сказал. Значит, это правда!

— Ну, раз он так сказал… — многозначительно протянул Зябка. — Староста ведь всегда всё знает, а что не знает, то сам придумает!

Произнеся последнюю фразу, Зябка отскочил от девочки подальше. Знал, как она не любит, когда на старших наговаривают — может и фингал под глазом поставить. Элька попыталась его достать, но Зябка слишком шустро удирал. Разозлившись, она подняла с земли шишку и бросила ему вслед. Вскрикнув, мальчик схватился за затылок и со злостью в голосе прокричал:

— Так иди и проверь, тут наша ведьма или ушла с остальными, а потом байки свои трави! Врушка!

— А вот пойду и проверю! — выкрикнула Элина в ответ, сжав кулаки до побелевших костяшек.

— Не надо, Элиночка, ну куда ты пойдёшь одна?! — Риона смотрела на подругу со страхом в глазах. — Я тебе верю! Вот честно-честно!

Только Элька настолько разозлилась, что уже никого не слышала. Именно тогда она решила, что сходит и узнает, осталась ли ведьма в лесу. Зато когда вернётся, никто не сможет больше назвать её врушкой! Пригладив волосы, растрепавшиеся во время ссоры, Элька махнула друзьям рукой. Девочка нахмурилась, сурово сказала ребятам:

— Старшим ни слова! — и устремилась в лес.

Дорогу к дому ведьмы она знала хорошо — бегала сюда несколько раз по просьбе мамы, хоть саму ведьму так никогда и не видела. Обычно Элина оставляла корзину на крыльце и бежала домой, пока не стемнело. Блуждать по лесу в темноте ей было страшно, как любому ребёнку. Мало ли какой монстр решит полакомиться лёгкой добычей? Поэтому девочка никогда не задерживалась в лесу до вечера.

На самом деле, все знали, что нежити и монстров в королевстве Лаоран давно нет. Но страшилки, которые рассказывали друг другу дети, слишком пугали и заставляли сердечко биться быстрее от страха. Кроме того, Элина помнила, как говорил отец:

— Пусть монстров никто давно не видел, но это не значит, что их не существует.

Солнечный свет рассеянными лучами пробивался сквозь кроны вековых деревьев. В листве шелестел ласковый тёплый ветерок. Но Элька не обращала никакого внимания на красоту природы. Она шла по тропинке к намеченной цели и сопела, как ёжик. Девочка очень расстроилась, поскольку не все ребята ей поверили. «Ничего. Я им докажу, что не вру» — с такими мыслями она уходила всё глубже в лес.

Досадливо вздыхая, Элина не заметила, как внезапно всё изменилось вокруг. Потемнело, умолкли птицы, даже надоедливые мошки и комары попрятались. Поднялся ветер, подталкивая девочку вперёд. Небо заволокли тучи, готовые пролиться дождём. Ускорив шаг, она практически бежала по тропинке, испытывая непонятное смутное беспокойство.

«Опаздываю!» — билась в её голове единственная мысль, хоть девочка и не могла понять, куда именно так спешит.

Спустя пару часов, она увидела деревянный дом обнесённый забором. Заглянув во двор, Элька замерла. На крыльце сидел большой чёрный кот. Он внимательно смотрел на неё зелёными прищуренными глазищами. В глубине его глаз мерцали красные отблески — это испугало девочку. Кот резко поднялся, насмешливо фыркнул и зашёл в дом, через приоткрытую дверь.

Элька удивлённо посмотрела вслед животному. Складывалось впечатление, что кот увидел её испуг, поэтому и ушёл. Решив подумать об этом позже, Элина начала осторожно пробираться к окнам, чтобы заглянуть внутрь. Ладошки девочки вспотели от волнения, сердце забилось, словно птица в силках.

«Если об этом прознают родители, то устроят мне такую взбучку! Но нельзя уйти просто так, иначе Зябка будет издеваться пуще прежнего. Надо быстро заглянуть и убежать», — думала она, приближаясь к цели.

Когда до дома оставалась пара шагов, скрипнула входная дверь. На пороге появилась Верховная. С замиранием сердца, Элина разглядывала молодую, красивую, статную женщину. Чёрная коса до пояса толщиною с ладонь, вызвала у девочки лёгкую зависть. Ведь Эльку очень раздражали две тоненькие соломенные косички, за которые её вечно дёргал Зябка.

«Стану ли я хоть в половину такой же красивой, когда вырасту?» — задумалась вдруг Элина.

Пока она размышляла, разглядывая Илиру, та улыбнулась и произнесла:

— И кто это ко мне в гости пожаловал?

Замерев, словно испуганный зверёк, Элька вжала голову в плечи. Она знала, что их ведьма добрая, никогда вреда людям не приносила, всегда помогала. Только отчего-то вдруг вспомнились все страшилки, которыми любили пугать друг друга жители деревни. Почему люди решили, что ведьмы едят детей, крадут души и наводят порчу, Элине было неизвестно. Но страх от тех историй пробирал до дрожи.

Илира посмотрела на округлившиеся от страха глаза девочки и покачала головой. «Вот же дурни деревенские! — мысленно возмущалась Верховная. — Вечно порасскажут детям небылицы, а те потом шугаются каждой ведьмы. Это уже не первая малявка стоит и дрожит от ужаса».

— Подойди сюда маленькая. Да не бойся ты, я не ем детей, мне ягоды больше нравятся, — Илира улыбнулась.

От этой доброй улыбки, Элина немного успокоилась и перестала дрожать. Затем поняла, что страх вовсе прошёл, осталось лишь любопытство, и девочка смогла передвигать ногами. В этот момент на землю упали первые капли дождя.

— Давай в дом заходи, а то промокнешь, — позвала Верховная. — Погода сегодня что-то разгулялась.

Элька быстрым шагом пошла к крыльцу, стоило холодной капле упасть за шиворот. Около двери девочка услышала шелест крыльев и вскинула голову. Белоснежная сова пролетела очень низко, уронив на Элину перо, и залетела в дом. Илира остановилась, пристально рассматривая ребёнка.

«Неужели дождалась? — подумала она, вглядываясь в саму душу Эльки. — Ведь хранители не стали бы защищать пустышку?»

На девочке появилась невидимая глазу простого человека защита. Золотая пелена с алыми росчерками облепила Эльку, будто вторая кожа. С такой магией, сможет справиться лишь сама Илира, да и то не факт. Ощутив, как ослабли её хранители, женщина нахмурилась. В такой момент остаться без их поддержки, это было неожиданно и сильно озадачило Верховную.

— Интересно, — пробормотала она, раздумывая, как проверить и убедиться, что хранители не ошиблись.

В голову приходило лишь зелье истины. Значит, надо напоить девочку чаем и задать вопрос, который в своё время услышала сама Илира. Верховная покачала головой, заметив, что Элька собирается заговорить и направилась в дом. Девочка и впрямь хотела было спросить, что интересно ведьме, но не успела, та зашла внутрь. Потому, недолго думая, Элина последовала за ней.

Замерев на пороге, Элька рассматривала небольшую уютную комнату. Больше всего девочку поразили полки с книгами. За всю свою жизнь она не видела такого богатства. В воздухе витал аромат трав, сушеных грибов и ягод. У окна стоял добротный дубовый стол, накрытый белоснежной скатертью, рядом две лавки.

Вроде всё вокруг напоминало обычный деревенский дом. Только девочка ощущала, что жилище не такое простое, каким казалось на первый взгляд. Здесь всё неуловимо отличалось от привычной для Элины обстановки.

Например, скатерть из неимоверно дорогой ткани, такую не увидишь даже в доме старосты. Травы, развешенные в углу, очень редкие. Элька сама собирала травы в лесу для мамы, она знала, как сложно добыть некоторые из них. И конечно книги — ни у кого в деревне не было столько книг.

— Проходи и садись за стол, — Илира указала Эльке на одну из лавок, куда запрыгнул кот. — Сейчас чаю тебе налью с ягодами, такого ты нигде больше не попробуешь. Он согревает и забирает все горести.

Аккуратно усевшись на лавку, девочка с опаской покосилась на кота. Он приоткрыл один глаз и посмотрел на неё. Элька вновь заметила красные отблески, что так испугали её во дворе, и постаралась незаметно отодвинуться. На это кот тяжело вздохнул, поднялся и с видом мученика, забрался к Элине на колени.

Первое мгновение, она испугалась настолько, что перестала дышать. Но кот вдруг свернулся клубочком и замурлыкал. Это было настолько неожиданно, что Элька перестала бояться. Она осторожно погладила мягкую чёрную шерсть и улыбнулась. Страх исчез, словно и не было его никогда. Кот открыл глаза, подмигнул девочке и вновь сделал вид, что спит.

К столу подошла Илира. Она хмыкнула, глядя на хранителя, который усердно изображал кота и делал всё, чтобы не испугать ребёнка. Поставила чашку, из которой доносился аромат трав и ягод, рядом с Элькой и поинтересовалась:

— Как зовут тебя, девонька? — Илира пододвинула чашку ближе к Элине. — Давай, рассказывай, зачем пришла.

— Элькой зовут, — пропищала девочка и зарылась руками в густую кошачью шерсть. Она очень нервничала, а кот её успокаивал. — Я от старших услышала, про ведьм и магов, покинувших свои дома. Рассказала друзьям, а они мне не поверили, врушкой обозвали. Сказали, иди и сама погляди. Наша ведьма, как была в лесу, так до сих пор там и остаётся, — грустный вздох сказал больше, чем все слова.

Илира покачала головой и подошла к окну. «Всегда так, говоришь людям правду, а они тебе не верят. Эльке придётся это понять рано или поздно», — задумалась Верховная. В небе сверкнула молния, осветив на миг всё вокруг. Илира обвела печальным взглядом двор и повернулась к девочке.

— Теперь мне никто не поверит, врушкой называть будут, — закончила свой рассказ Элина и совсем сникла.

— Настоящие друзья, всегда поверят. Значит, то и не друзья были, — проговорила Илира. — А маги и ведьмы не все ушли, титулованные остались. Это простому народу нынче тяжело. Ты чай пей, а то остынет.

Сделав несколько глотков из чашки, Элька вдруг поняла, что грусть, страх и даже злость на Зябку, начали отступать. Она успокоилась, настроение улучшилось, и девочка принялась внимательно рассматривать ведьму.

«Какая же всё-таки она красивая — глазищи на пол-лица зеленющие. А ещё добрая — ругать не стала, чаем напоила, чтобы успокоить.

Да и умная очень — недаром же у неё столько книг на полках стоит. Я за свои десять лет, книгу только одну видела и то у Линки, дочки старосты. Но там были в основном картинки».

Элька очень сильно захотела в тот момент быть такой же, как эта ведьма. Тихий вопрос Илиры отвлёк девочку:

— Хочешь быть красивой, всегда молодой, силы много получить, знания, которых нет ни у кого в вашем селе? Ты сможешь отомстить всем своим обидчикам и стать очень богатой, все будут тебе в пояс кланяться.

Илира подошла к Элине и стала внимательно вглядываться в её лицо. Верховная увидела, как душа ребёнка засияла, и ни одного тёмного пятнышка не промелькнуло на ней. А Элька сидела ошарашенная этим вопросом и почему-то не могла ответить простое «да». Ведь, это было не то, о чём она мечтала.

«Быть красивой — да. Какая девочка не хочет быть красивой? А вот остальное — нет. Не хочу я никому мстить, да и некому особо. Зябке разве что. Но там я и так, словом отомстить могу, ну или глаз ему набью.

Стать богатой — и на что мне то богатство? Наша семья и так не бедствует. Скотина есть, куры тоже, урожая хватает. А уж о том, что кланяться будут. На кой оно мне? Как представлю нашего старосту, который в пояс кланяется — тошно делается».

— Нет, — ответила Элька и упрямо мотнула головой, — если просто силу, чтобы людям помогать, на это я бы согласилась. А остальное мне не нужно.

На лице Илиры расцвела улыбка, такая радостная и добрая, казалось, светлее вокруг стало. Печаль, которая поселилась во взгляде женщины много лет назад, исчезла без следа.

— Наконец-то! Чистая душа! — радостно воскликнула Верховная. — Вот теперь точно вижу, пришло время.

Она что-то прошептала, и в открытое окно вылетел рой светлячков. Элина только рот приоткрыла от восторга и удивления. В следующий миг, откуда-то издалека донеслись звуки дивной музыки. Всё ближе раздавались голоса, с тоской протягивающие ноты. Чувство потери нахлынуло столь внезапно, что Элина поежилась.

Только любопытство победило. Элька хотела встать и посмотреть в окно, но её веки начали тяжелеть. Тело не слушалось, она стала клониться набок и практически уснула, когда раздался стук в дверь. Кот спрыгнул на пол, забирая с собой тепло и спокойствие. Но противиться сну было невозможно, даже несмотря на смутное беспокойство. Сквозь дрёму Элина услышала:

— Ну и зачем ты девочку усыпила? — спросил кто-то мужским голосом.

— Думаешь, нужно было начать ей всё рассказывать? — голос ведьмы Элька узнала сразу. — Извини, Эш, но времени почти не осталось.

«Что происходит? Это о ней говорят? Почему нет времени?» Все эти вопросы лениво проплывали у Эльки в голове, пока её укачивало на волнах сна.

К лавке подошёл высокий брюнет с зелёными глазами, в которых то и дело вспыхивали красные отблески. Он поднял девочку на руки, хмуро посмотрел на Илиру и понёс Элину к реке.

На скалистом берегу собрались маги и ведьмы. Они будто слетелись со всех концов света. Ветер завывал, вторя голосам, которые не умолкали и по-прежнему пели. Стараясь вырваться из этого странного сна, Элька то и дело открывала глаза. Она видела, что с неба падают крупные капли дождя, но отчего-то ни одна не попала на девочку.

Когда движение замерло, Эльку бережно уложили в центр нарисованного круга. Он сиял от света магических свечей, озаряя темноту, вызванную непогодой. В этот же круг зашла и Илира, присев рядом с Элиной, она аккуратно убрала волосы девочки с лица. Затем Верховная стала рядом на колени, подняла руки вверх и принялась нараспев читать заклинание.

Эльке приснился Мир. Точнее не так — она была Миром. Спустя мгновения, Мир проснулся, встряхнулся от векового сна и огляделся. Сил у Мира было очень мало, поэтому ему с трудом удалось рассмотреть, что происходит вокруг. Но спустя мгновение Мир стал различать живые искорки Силы, которые так его радовали. В одном месте их было много, неимоверно много и все они сияли подобно звёздам в небесах.

Все, кроме одной — та угасала.

Мир не хотел видеть её угасания — эта искра особенная, она должна сиять! Сиять ярче остальных. Именно для этого она была создана и её путь ещё не завершён.

Затем, он увидел маленькую девочку, лежащую в сияющем круге. Она была такой знакомой. Искры собрались вокруг и ждали, какое решение примет Мир. Девочка была идеальным сосудом. Ведь принять такую искру, может лишь лишённый Силы и чистый душой человек. Засмеявшись, Мир понял, отчего девочка показалась ему знакомой. Он вспомнил её и уже готов был отдать искру законной хозяйке, как вдруг…

Это было сродни шуму, будто сотни тысяч мошек поднялись в воздух и гудели. Они закрывали собой всё вокруг, причиняли боль и мешали Миру совершить то, ради чего он проснулся. Тем временем, искра стала стремительно угасать. Мир вздрогнул, он испугался, что не успеет.

В этот момент уже Элина поняла — у неё последний шанс спасти искру. Она подхватила её и вложила в свою душу. Чувство чего-то родного и такого тёплого накрыло девочку с головой. В тот же миг шум прекратился. Мир осознав происходящее, возликовал. Элька ликовала вместе с ним, а угасающая недавно искра, разгоралась всё ярче.

Но, всё когда-нибудь заканчивается, так и ликование растаяло словно мираж. Рядом с девочкой упала высохшая старуха, в чертах которой лишь смутно можно было узнать Илиру. Горестный вздох пролетел над всеми, кто пришёл проститься с Верховной. Они горевали вместе с Миром, который проводил в последний путь ещё одну носительницу искры.

Спустя мгновение, ослабевший Мир снова погрузился в дремоту. Элина тяжело вздохнула и всхлипнула во сне. Звуки печальной музыки прорезали ночь — все прощались с Илирой. Тело женщины обратилось в пыль, которую подхватил порыв ветра и развеял по реке.

Какая-то ведьма, стеная и заламывая руки, попыталась подойти к кругу, но её быстро и настойчиво оттеснили назад. Маги Ковена стали стеной, не позволяя даже рассмотреть преемницу Илиры. Около девочки остались лишь хранители и Сайрус де Франд, нынешний глава Ковена.

Хранитель, который принёс Эльку к реке, хотел поднять девочку, но на его плечо легла рука Сайруса.

— Мы не можем рисковать, — покачал головой маг. — Надо блок девочке поставить, она же маленькая. Кто знает, что натворить может, да и соблазнов у некоторых меньше будет.

Эш заскрежетал зубами, зрачки вытянулись в вертикальную полоску. Зелень его глаз, стремительно окрашивалась в алые тона. К ним подошёл второй хранитель, очень похожий на Эша, только с золотистыми волосами и янтарными глазами. Он присел и очень тихо прошептал на ухо брюнету:

— Прекрати, попробуешь сейчас выступить против Ковена и Элина будет слабее котёнка. А нам ещё портал активировать надо.

Прикрыв глаза, брюнет поднялся и отошёл в сторону. Сайрус вздохнул с облегчением и принялся ставить блок. Дарион удивился, когда заметил, что глава Ковена и сам не рад такому решению. Но спустя пару минут, блок прочно стоял на сознании Эльки. Не успело отзвучать последнее слово, как Эш подхватил девочку на руки, случайно зацепив нитку бус на шее Элины.

Бусины с глухим стуком упали на холодный камень. Дарион увидел, как зашевелилась толпа, и активировал портал, который для них заранее подготовила Илира. Никто не успел даже моргнуть, когда девочка исчезла вместе с хранителями.

— И как же мы теперь их найдём? — недовольно пробурчала ведьма, которую не пустили к Эльке.

— Никак, Марика, — осознавая весь ужас произошедшего, простонал Сайрус де Франд.


Спустя сутки Марика металась в ярости по своей комнате. Ведь она была так близка к цели, но всё испортили эти двое. «Ненавижу! С чего они вообще закрыли от всех девчонку, до того, как та получила Силу?! Ведь понятно, что эта малявка не смогла бы забрать искру себе, без помощи хранителей!» — думала ведьма.

И ещё этот Сайрус: «Надо блок девочке поставить, она же маленькая, кто знает, что натворить может, да и соблазнов у некоторых меньше будет…» Кого он имел в виду, говоря про соблазны, никто не понял. Но ставить блок принялись всем Ковеном и даже ведьмы помогали. В итоге, мало того, что не удалось забрать искру, так ещё и силы пришлось вбухать в этот блок немеряно.

«Весь план к демонам! Столько лет подготовки, и всё коту под хвост!» — злость заставляла ведьму скрежетать зубами от бессилия.

Более того, Марику бесило, что девчонку не удалось даже разглядеть, её просто не подпустили — никого не подпустили, кроме Сайруса. Даже с блоком пришлось возиться на расстоянии. А потом, эти двое — хранители — взяли и перенесли её неизвестно куда прямо с поляны.

«Ну, ничего, они ещё пожалеют, что связались со мной. Хорошо, хоть про искру знают лишь избранные. Хотя, этим блоком Сайрус оказал девчонке медвежью услугу, магией та пользоваться не сможет. Значит, надо найти и избавиться от неё, пока блок не сняли. Неужели я не смогу убедить мелкую девчонку отдать искру мне? И необходимо сделать всё, как можно скорее. Пока этот идиот, который мнит себя главным, окончательно не достал меня своим нытьём».

Приняв такое решение, ведьма успокоилась.

Глава 2

На деревню опустилась ночь, даруя долгожданный отдых уставшим за день жителям. Однако спали далеко не все. Когда Элька не вернулась домой, старшие начали расспрашивать детей. В итоге те рассказали всё: о ссоре, о том, как Зябка над ней насмехался. Признались, как мальчишки подстрекали, проверить, осталась ли ведьма в своём доме. И закончили совсем жуткой фразой, которая испугала родителей девочки:

— Элька разозлилась и ушла в лес.

Отец Эллины, Балир, будучи охотником, знал как опасно в лесу ночью. Он надеялся лишь на то, что его девочка дошла к ведьме и та приютила её у себя. С Илирой мужчина был знаком, она спасла его несколько лет назад. Да и после того случая, Балир не раз приходил к ней за помощью. Но известие об исчезновении всех магов и ведьм, охотника встревожило.

«А вдруг и Илира пропала? Тогда дочь сейчас в лесу, одна», — с такими мыслями он направлялся в сторону тропинки, по которой днём ушла Элька.

На опушке леса, Балир заметил, что кто-то лежит в траве. Лунный свет озарил фигурку девочки, и у него похолодело внутри. Бегом он добрался к лежащей на земле Элине и протянул руку. Рядом послышалось громкое: «Мяв!» — и чёрный котёнок вцепился в ладонь мужчины. Этот комок шерсти был настолько маленький, что Балир растерялся. Следом из-за спины дочери выглянул белый котёнок. Вздыбив шерсть, он зашипел на человека. Всем своим видом эти двое говорили:

— Нечего тут нашу девочку трогать!

Пока охотник разглядывал забавных защитников, Элина пошевелилась. Дочка сонно пробормотала:

— Холодно, — и засопела.

Балир с облегчением выдохнул и тихо рассмеялся от счастья. Котята подползли поближе к Эльке и уснули, удобно пристроившись рядом. Видимо, решили, что мужчина опасности не представляет. Подумав, что такие защитники Элине не помешают, отец аккуратно взял обоих мохнатых ворчунов и посадил к себе в сумку. Затем он поднял дочь на руки и отправился домой.

Проснулась Элина в своей кровати. В голове девочки стремительно пронеслись воспоминания о событиях произошедших накануне. Она мигом подскочила и с сияющими от радости глазами подбежала к зеркалу.

«Ведьма! Маги! Сила! У меня есть Сила!» — мысленно вопила Элька и пыталась отыскать внутри магию. Но спустя несколько минут она удручённо вздохнула. Никаких изменений девочка в себе не обнаружила.

— Так это был просто дивный сон… — уныло пробормотала она и поплелась умываться.

В расстроенных чувствах, шмыгая носом от обиды, Элька зашла на кухню. За столом сидел хмурый отец и смотрел на дочь, будто она в чём-то провинилась. Только Элина не понимала, чем могла огорчить родителя. Около печи стояла мама. Она то и дело наклонялась и что-то делала, приговаривая:

— Вот так мои хорошие, пейте маленькие.

Эльку одолело любопытство, и она подошла поближе. Девочке стало интересно, что там за «хорошие и маленькие» такие. Элина обрадовалась, увидев двух котят — чёрного и белого. Урча от удовольствия, они пили из глиняной миски молоко.

— Ой, котята! — воскликнула она. — Какие хорошенькие! Откуда они у нас?

— Доброе утро, доченька, — мама, повернулась к ней и тепло улыбнулась. — Садись, маленькая, завтракать будем.

Отец внимательно смотрел на Эльку и пытался понять, чего ему хочется больше. Обнять и расцеловать дочь — жива ведь или положить поперёк скамьи и отходить хворостиной так, чтобы на всю жизнь запомнила. Балир посмотрел ещё раз на дочку и вздохнул. Бить дитя — дурное дело, пусть другие так воспитывают, а вот поговорить надо.

— Садись, дочь, да рассказывай.

— А что рассказывать-то? — Элина в недоумении посмотрела на отца, присаживаясь рядом и хватая пирожок.

— Как к ведьме ходила, — Балир сурово сдвинул брови.

От неожиданности Элька замерла и уставилась на отца. Глаза девочки округлились, рот приоткрылся, а из рук выпал пирожок. Она ведь уже уверилась, что это был сон. Не успела Элина открыть рот, чтобы оправдаться, как мама с укором проговорила:

— Ну что ты ребёнка пугаешь, пущай дитё поест. После будешь спрашивать.

Поджав губы, Балир отложил разговор до окончания завтрака. Они принялись за еду, то и дело, поглядывая друг на друга. В голове Эльки мелькали все произошедшие около реки события. Сколько бы ни пыталась Элька вспомнить, что было после того, как она отправилась к ведьме — воспоминания не менялись.

Перед глазами вставал лишь сон о магах. От этого ей становилось грустно. Никто не поверит в детские выдумки. Как тогда оправдаться перед родителями? Когда же со стола было убрано, Элина решила рассказать, как есть. Пусть и не поверят, но других воспоминаний у неё нет.

Глядя на дочь, Балир старался не судить раньше времени и пытался подобрать слова. Только Элька не выдержала первой.

— Это не я! Точнее, я… но из-за Зябки! — воскликнула она.

— Я не я и лошадь не моя! — усмехнулся отец. — О том, что с Зябкой вы поссорились, я и так знаю. Скажи мне, дочь, неужто мы тебя так воспитывали, чтобы ты родителей до седых волос доводила! Знаешь, как мать слезы лила, когда чадо её непутёвое, к вечеру домой не воротилось?!

Балир, не сдержался и стукнул кулаком по столу. Элина покраснела до корней волос, ей было очень стыдно. Только она не знала, что сказать отцу. Но он ждал ответа, потому пришлось поведать о странном сне, и что не помнит, как попала домой.

Пока Элька говорила, отец её внимательно слушал и не перебивал. Слова дочери о полученном даре, вначале испугали Балира. Поскольку любого человека наделённого Силой необходимо обучать, не важно — маг или ведьма. Самоучка такого натворить может, что никакой Ковен не спасёт. К тому же Балир как-то был в городе и слышал, что дар может стать проклятием для необученного мага.

Потому отец решил, что если понадобится, непременно найдёт учителя для дочери. Конечно, на Лаоранскую академию магии у них денег не хватит. А вот обучить Эльку на обычную ведьму, это вполне возможно. Но сначала, слова дочери надо было проверить и сходить к Илире. Он всё равно туда собирался, убедиться, осталась ли их ведьма на месте. Ну а после рассказа Эльки, просто обязан был увидеть всё своими глазами.

— Ладно, поглядим, что было сном, а что явью. — Балир поднялся со скамьи. — А ты, с кошаками своими разберись, всю ночь орали и к тебе рвались. Не знаю, где ты их нашла, но защищают они тебя знатно.

Глядя вслед отцу, Элька тихо выдохнула с облегчением. Всё-таки огорчать родителей она не хотела и обрадовалась, что они ей поверили. «Папа точно со всем этим разберётся», — подумала девочка. К ней подошла мама, которая приняла вздох Элины за огорчение.

— Ничего, доченька, всё наладится. Главное, что ты жива да здорова, а с остальным уж справимся! — она погладила Эльку по голове и вышла во двор.

Оставшись на кухне в одиночестве, Элька покачала головой: «Надо же, а ведь действительно будет обидно, если мне всё приснилось». Она засмеялась и подошла к котятам, которые примостились на тряпке в углу. Пушистики девочке понравились сразу, было в них что-то до боли знакомое. Элька внезапно поняла, что никогда и никому не отдаст котят.

— Надо бы вам имена дать, — задумчиво протянула она.

После её слов, чёрный котёнок открыл глаза и внимательно посмотрел на Элину. Та вздрогнула, в глубине его зелёных глаз промелькнул красный отблеск. Точно такой взгляд девочка видела у кота Илиры. Котёнок поднялся, принюхался к руке девочки, и она услышала шёпот: «Эш». Элька принялась озираться по сторонам, но никого не увидела. Поэтому вновь глянула на котёнка, и неуверенно произнесла вслух:

— Эш? — на что котёнок довольно мяукнул.

Второй котёнок тоже поднял голову, и глянул на девочку жёлтыми глазами. «Вот чудно, они такие одинаковые, только окрасом отличаются. А как бы назвать второго?» — подумала Элина. И снова раздался шёпот: «Дар».

— Дар? — второй котёнок ответил ей довольным «мяв», и снова уснул.

«Странно всё это», — мысленно заворчала Элька, рассматривая котят. Она пыталась понять, откуда взялись эти голоса, которые произнесли имена. В итоге решила, что ей просто померещилось. Махнув рукой на загадочный шёпот и поведение котят, Элька взяла их на руки и перенесла в свою комнату. После этого ей стало намного спокойней.

В ожидании отца, Элина занялась домашними делами. Принесла воду из колодца, помогла маме на кухне, чем вызвала у родительницы удивление. Обычно девочка старалась улизнуть с кухни на улицу как можно раньше. Но гулять Элька не хотела — боялась. Ведь если всё на самом деле было, она же тогда и навредить кому-нибудь может, хоть и не со зла. Потому и осталась дома на радость маме.

Вечером, вернулся отец и сообщил, что ведьма давно в том доме не живёт. И судя по толстому слою пыли на полках, Эльки вчера там быть не могло. После этих слов, девочка расстроилась даже сильнее, чем ожидала. Пожелала спокойной ночи родителям и поплелась к себе в комнату.

А перед сном, Балир, стараясь говорить как можно тише, начал рассказывать жене:

— Не знаю, что и думать. В доме и правда никто не живёт уже долгое время. Да только вот, что я нашёл на берегу, где по рассказам Эльки всё происходило.

Он достал из кармана нитку порванных бус, которые сам когда-то смастерил, для дочки.

— Как же нам теперь быть? — спросила жена.

— Ждать будем и наблюдать. Я в город поеду да узнаю, где обучить смогут, — ответил Балир. — Ежели чего странного увидим в ней, тогда и повезу её туда. А сейчас не стоит ребёнку голову морочить.

В то же время Элина вспоминала о том, что с ней произошло. Было очень обидно, что всё оказалось сном, и не давали покоя вопросы. Где же она провела весь тот день? Неужели уснула сразу прямо на опушке леса? Откуда взялись котята? С такими мыслями, она провалилась в тревожный сон.

Элине снилось, что кто-то её зовёт и просит помощи, о чём-то пытается предупредить, что-то показать. А она смотрела на всё сквозь сизую дымку и не могла разобрать слов. Когда же девочка начала метаться во сне, по комнате разлилось тусклое свечение. Рядом с кроватью появились две тёмные мужские фигуры.

Один из них присел около кровати и, положив руку на лоб Эльки, что-то нараспев произнёс. Жемчужный свет, озарил комнату, но увидеть его мог лишь сильный маг. Просидев так пару минут, мужчина поднялся и обратился ко второму:

— Не могу, Эш, это больше по твоей части. Слишком сильна её связь с Миром. Она даже через блок улавливает его зов.

— И что ты предлагаешь? Мне начать службу хранителя с вампиризма? — Эштиар усмехнулся. — Эх ты! Зачем ей светлый хранитель, который ничего не может? А, Дарион?

Эш присел рядом с девочкой погладил её по голове и прошептал заклинание. На этот раз, по комнате разлилось багряное свечение. На лице хранителя появилась грустная улыбка. Спустя несколько минут, Элька спокойно засопела. Эштиар будто нехотя убрал руку с её лба, и рядом с кроватью раздалось дружное «мяв».

На следующий день, Элина проснулась в отличном настроении. Она была полна решимости, забыть все странности, что произошли с ней позавчера. Всё утро она помогала маме по хозяйству, придумывая историю, которую расскажет детям.

А днём забежала Риона и набросилась с упрёками на Эльку. Подруга разревелась и пообещала, что больше не отпустит Элину одну, куда бы то ни было. После чего успокоилась и позвала Эльку вечером на поляну. Заверив Риону, что непременно будет сегодня, Элина вкратце поведала Рионе отредактированную версию произошедших событий. Затем показала котят и распрощалась с подругой до вечера.

Когда солнце начало клониться к закату, Элька пришла к поваленному дереву. Девочка с загадочной улыбкой начала говорить и детвора затаив дыхание слушала её рассказ:

— А ещё, там полки до потолка высотою, и все книгами уставлены, — она улыбнулась.

История о том, что Элька побывала в доме ведьмы, хоть и заброшенном, сделала из неё героиню. Зябка нахохлился и даже не пытался вмешиваться. Слова Элины, позже подтвердились ещё и новостью, которую сообщил её отец всей деревне — ведьмы у них больше нет.


Через год у Эльки родился брат, которого назвали Киром. И Элину будто подменили. Теперь девочка стремилась всё больше времени проводить дома. Она помогала маме и с удовольствием смотрела за братом. Кир словно зачарованный, ловил каждое слово сестры. Первое, что он пролепетал, было: «Эйка».

Мама, глядя, как дети понимают друг друга без слов, очень радовалась. Но переживала, что дочь практически перестала гулять с друзьями. Порой приходилось уловками отправлять Эльку на улицу. Отец вначале посмеивался, а потом сказал Элине, что она успеет ещё своих детей понянчить. На что девочка нахмурилась, серьёзно задумалась и вновь начала бегать на улицу к друзьям.

Время летело, Элька росла смышлёной и любознательной. Она грезила о путешествиях в далёкие страны, которые видела во снах. Порой такие сказки брату рассказывала, что родители удивлялись и начинали переживать. Ведь откуда деревенской девочке известно, как в империи Карх маги раньше сдавали экзамены?

На все вопросы родителей, Элька пожимала плечами и говорила, что ей всё приснилось. Отец хмурился, мать вздыхала, но сделать ничего не могли. Только Балир после особо правдоподобных рассказов дочери, уезжал в город Краен. Зачем он туда ездил не говорил, но привозил дочери подарки, которые заставляли зеленеть от зависти всех девчонок.

К шестнадцати годам Элина стала завидной невестой. Смешная девчушка с соломенными косичками выросла настоящей красавицей. Мечта стать похожей на Илиру осуществилась. Было в Эльке что-то неуловимо напоминающее Верховную. Кроме того, любое дело у неё в руках спорилось, и семья её не бедствовала.

Родители замечали, что вокруг дочери крутятся все неженатые парни. Но Элина, словно не видела никого. Ходила с мечтательным взглядом и продолжала рассказывать удивительные истории брату. А когда подруги начали интересоваться, почему Балир отсылает сватов, дочь задумалась.

Однажды она спросила, в чём причина такого поведения родителя. Только почему-то отец закрыл разговор про сватовство одной фразой: «Мала ещё!» После этого Элька стала замечать странные взгляды родителей в свою сторону.

Зябка тоже повзрослел, из нескладного мальчишки, превратившись в статного юношу. Всё чаще он поджидал Эльку: то воду поможет донести, то ягодами угостит, то просто идёт рядом и небылицы рассказывает. Парень постоянно старался развеселить Эльку, чтобы услышать её звонкий смех.

А когда Балир увидел, как дочь веселится с Зябкой, забеспокоился. Элина, конечно, девочка у него разумная и вроде в мечтах своих витает. Но возраст у неё тот, в котором хочется влюбиться. Ведь если не обрубить это на корню, то и себе ладу не даст и парню жизнь испортит. Простому человеку, с ведьмой семью не построить.

Потому поехал отец снова в город Краен, к своему другу, Мориону де Гису. Тот был учёным и слабеньким магом. Как рассказал друг, лет пять назад, он уехал подальше от столичной суеты, чтобы изучать местных обитателей Великого леса, вислоухов.

Познакомились они с Балиром совершенно случайно. Во время очередного похода в лес, на Мориона напал дикий кабан. Да не простой. Будто гонимый чужой волей, зверь раз за разом кидался на учёного. Когда де Гис выдохся и уже попрощался с жизнью, на его крики прибежал Балир. Мориону, просто сказочно повезло, что в то время, отец Эльки был на охоте, и спас жизнь незадачливому учёному.

Позже, когда Балир приехал в город, они встретились и разговорились. Узнав, что де Гис маг, охотник поведал о дочери. Испытывая искреннее чувство благодарности за спасённую жизнь, Морион де Гис пообещал обучить Элину грамоте. А когда понадобится, помочь пристроить её в Лаоранскую академию магии.

Балиру не хотелось отпускать дочь, но с каждым днём, всё очевидней становилось, что его девочка не такая, как все. В её синих глазах всё больше появлялось зелени, и порой они будто начинали светиться. Особенно заметно это было, в моменты, когда Элька сильно расстраивалась или злилась. Хоть и не видели они от неё волшбы, но давно поняли, что Сила в ней есть. Потому Балир очень обрадовался предложению Мориона. И когда пришло время, поспешил к другу, обговорить все детали. Вернувшись из поездки, отец во время ужина, вдруг сказал:

— Элина, ты едешь в Краен. Учиться грамоте будешь, да к поступлению в академию готовиться.

— В академию?! — Элька взвизгнула от восторга.

Три года назад, случайный путник, проезжая мимо деревни, рассказал детворе про академию, где учатся маги и ведьмы. С тех пор, все дети и подростки играли в новую игру, где они учились волшбе. В первый миг, слова отца обрадовали девушку, но что-то не давало ей покоя. Осознав, куда именно её собрались отправить родители, она изумлённо посмотрела на них и спросила:

— А как же я в академию попаду? Туда берут лишь наделённых магическим даром!

Балир переглянулся с женой и со вздохом проговорил:

— Не сердись, дочка. Я думаю, Сила у тебя есть. Просто отчего-то ты не можешь ею пользоваться. Не приснилось тебе тогда про ведьму.

Эльку словно холодной водой обдало, даже дыхание сбилось. Появилось чувство, что её предали самые близкие люди. Ведь все эти годы, родители ей лгали.

— Почему же вы молчали? — прошептала с укором девушка, она не могла понять этого поступка.

— Потому, девочка моя, — сказала мама, — что сами не были уверены. Расскажи мы обо всём тогда, ты могла бы жить пустыми мечтами и надеждами.

Вроде слова правильные и должны были успокоить Эльку. Вот только обида, ядовитой змеёй вползла в душу и не желала исчезать. «Вначале они молчали столько лет, а теперь решили избавиться от меня? — думала Элька и тут же одёргивала себя: — Нет. Они просто беспокоились». Но как любой подросток, девушка всё видела в чёрно-белых тонах, поэтому и обида не проходила.

— И когда я уезжаю? — Элина вопросительно глянула на отца.

— Как вещи соберёшь, да готова ехать будешь.

— Я буду готова через два дня, — тихо ответила Элька.

Решив, что разговор окончен, она встала из-за стола и ушла в свою комнату. Элина настолько погрузилась в свои переживания, что не замечала ничего вокруг. В себя она пришла, когда услышала вопрос:

— Вот не пойму, что тебя не устраивает?

Элька оглянулась на дверь, но там никого не было.

— Да ты ниже смотри, тут я, — в голосе послышалось лёгкое раздражение.

Она глянула вниз, где сидел Дар. Элина подумала, что сходит с ума: «Кот заговорил!»

— Ага, говорящий кот. Может, так меня узнаешь? — Дариона окутало тусклое свечение, и на его месте оказалась большая белая сова.

— Ты! — вскрикнула Элька. — Это ты…был там…у ведьмы!

— Да не вопи ты, малахольная! — неожиданно произнёс Эш. — Вот прибегут сейчас родители, и будешь им объяснять, что тут сова говорящая делает.

Элька поперхнулась следующим воплем и вытаращилась на своих питомцев.

— Позволь представиться, твой хранитель, Дарион. Но ты можешь звать меня Дар, — сова повернула голову набок и уставилась на девушку жёлтым глазом.

Элина хоть и была в шоке, но у неё возник вопрос:

— А почему вы раньше не разговаривали?

— Ты была не готова. Слишком маленькая, — печально произнёс Дар. — Но мы всегда были рядом.

— Эш тоже хранитель? — Элька с сомнением глянула на чёрного кота. — Не похож, блохастенький какой-то.

— Я? Блохастый?! — прошипел чёрный кот и будто стал больше, глаза сверкнули красным. — Меня давно так не оскорбляли.

— Ну чего ты на девочку шипишь и пугаешь, Эш, — Дар покачал головой. — Ей и так сейчас нелегко.

— Тьфу, а ещё магичка называется, — Эш недовольно почесал за ухом. — Что же с тобой будет, когда ты нежить увидишь?!

— Не бурчи, всё с ней будет в порядке, — Дар глянул на Эша. — А ты чего такой нервный?

— Это я нервный?! — Эш снова почесался. — Я не нервный! Я в ярости, Дар! Слышал, у меня блохи! Сначала Илира со своим «люблю котиков», теперь эта «блохастенький», а кто в этом виноват, я, что ли? Да я уже забыл, как выгляжу!

— А как ты выглядишь? — заинтересовалась Элина.

— Эль, не надо, тебе не понравится, — вмешался Дарион.

— Если ему так не нравится быть котом, почему не стать кем-то другим? — спросила Элька. — Он имеет право быть самим собой! — а затем, тихо пробурчала. — И блох меньше в доме будет.

— Слушай, Дар, — Эш резко успокоился и задумчиво протянул, — а ведь мелкая у нас не из пугливых.

— Эш, не смей! — только и успел крикнуть Дарион.

Там, где только что сидел чёрный кот, возвышался небольшой дракон с красными глазами. По его чёрной чешуе молниями пробегали багряно-алые всполохи. Распахнутые крылья, полностью закрывали потолок комнаты. На лапах красовались когти, а из пасти торчали внушительного вида клыки.

— Ик, — Элина стала медленно отползать к стене. — А блохи это не так уж плохо…котиком ты мне больше нравился.

— Вы издеваетес-с-с-сь?! — миг и на месте дракона, снова сидел самый несчастный чёрный кот.

— Ты не расстраивайся, — сказала Элька. — Мне просто привыкнуть надо. Может, чуть позже станешь самим собой?

— Хорошо, — прошипел Эш. — Но учти, быть котом я не хочу!

Элина повернулась к Дариону и с опаской поинтересовалась:

— А ты тоже такой… — она замахала руками, пытаясь изобразить дракона.

— Нет, я не такой, — и, дождавшись облегчённого вздоха Эльки, добавил: — Я белый.

Глаза у девушки стали как два блюдца, огромные преогромные. Она приоткрыла рот, потом закрыла его и, слегка нахмурившись, проговорила:

— Где же вас таких огромных держать и чем кормить-то?

Дарион с Эштиаром закашлялись. Такого вопроса они не ожидали.

— Знаешь, детка, — прошипел Эш, — это я ещё маленький был. В нормальном размере сюда не помещусь. Но ты не переживай, мы много не едим. Два-три барана в день нам хватит. — Глядя на обалдевшее лицо девушки, он коварно ухмыльнулся.

— Ты же шутишь, да? — прошептала она.

— Почти, — печально вздохнул Эш, а его глаза задорно блеснули. — Баранов мы и сами достанем.

Тут до неё дошло, что над ней просто издеваются. Девушка надулась, как мышь на крупу, и обиженно засопела. А затем она сознала, с кем спорит и на кого обижается: «Значит, это всё правда? Я ведьма?!»

— Вот и чудесно, — вклинился в её мысли Дар. — Теперь вернёмся к нашему разговору. Ты почему на родителей обижаешься? Им так тяжело, они волнуются…

Элька пристально смотрела на хранителей, пропуская мимо ушей нравоучения Дариона. В голове билась лишь одна мысль: «Только бы это был не сон!» Она уже и думать забыла о своих обидах на родителей. Ей хотелось быстрее поехать учиться в академию. Да только…

— Дар, а почему я не могу магию использовать? — вдруг тихо спросила девушка.

Дарион подавился очередной нравоучительной фразой. «Вот умеет она задавать неудобные вопросы…»

Хранитель думал, что ответить Эльке. Рассказать про блок? А как объяснить, если она спросит, зачем его поставили? Ведь он сам задавался этим вопросом уже не первый год. Сайрус — бывший ученик Илиры, ныне глава Ковена, просто поставил всех перед фактом. Только Дарион понимал, что без серьёзного повода, Сай никогда бы так не поступил.

Дар считал, что об этом его попросила сама Верховная. Знать бы ещё причину. Не просто так Илира заранее оставила им портал, чтобы они смогли забрать девочку с места проведения ритуала. Она явно знала, что сил у них не останется. Хоть Эш всё равно утащил бы Эльку, он вообще слетел с катушек, увидев её.

Эштиар же решил, что маги с ведьмами поставили блок из-за страха. И не понимал, почему Дарион не замечает очевидного. Только Эш особо не общался с Илирой. Впрочем, как и со всем остальными преемницами искры Силы. Иные выводы он и не мог сделать. Хранитель им помогал и учил, но никогда не сближался. Даже в облике человека он появился перед Верховной, после её прямой просьбы. На то у Эша были веские причины.

Потому, когда Илира закрылась от своих хранителей щитами, Эш лишь пожал плечами. Она сказала, что ей хочется последние годы жизни провести в тишине. Но Дарион ей не поверил и всё пытался понять, от чего она так поступила. А сейчас ему нужно было всё это объяснить шестнадцатилетней девочке.

— Понимаешь, как бы… Ковен и ведьмы… — начал Дар.

— Да что ты мямлишь? Испугались они все! — воскликнул Эш. — Во время ритуала такое светопреставление было! Илира ведь рассказала про ритуал передачи Силы преемнице. Но забыла сказать, что при этом она уйдёт за Грань, да ещё и так феерично. Она всегда поступала очень странно. Глава Ковена предложил блок поставить. Вроде как маленький ребёнок такого натворить может. Маги с ведьмами всей толпой участие принимали. Вот из-за этого блока ты и не можешь Силой пользоваться.

— И что мне теперь делать, как его убрать? — Элина вопросительно глянула на Эша.

— Учиться и тренироваться. Думаешь какой-то там Ковен и ведьмы, смогут твою связь с Миром навсегда закрыть? — Эш подмигнул. — Я шесть лет из тебя сильные эмоции пью, стараясь не допустить срывов. Ведь Мир и подопечные пытаются докричаться. Ты же не какая-то там ведьмочка! Подучишься, снимем блок, и ты всех за пояс заткнёшь.

— Какие подопечные? — Элька недоумённо нахмурилась. — И чем тебя эмоции мои не устраивают?

— Подопечные — это наделённые магией существа, которые тебе вместе с Силой достались, — сказал Дарион. — Илира им раньше помогала, а сейчас только аристократы и живут нормально. Остальные умирают, пропадают, и никому нет до них дела.

— А эмоции… — вновь заговорил Эш, — если, от сильных переживаний, резко слетит блок, то будет больно. Очень. Тебе. Его надо постепенно снимать, слой за слоем. Тогда и магию сможешь использовать, и не свихнёшься от боли.

Элька хотела было задать новый вопрос, но Дарион её перебил:

— Всё! Хватит вопросов на сегодня. Полночь скоро, тебе ещё в дорогу завтра собираться. Позже ты всё узнаешь, — он взмахнул крыльями и через мгновение, вновь стал котом.

Элина забралась под одеяло и, уже засыпая, пробормотала:

— Это ведь на самом деле? На этот раз, не сон?

— Нет, маленькая, это всё, правда, и никогда сном не было. Спи, — ответил Дар.


Рано утром Элька подскочила с кровати, и первым делом подошла к хранителям, мирно спящим в своём любимом углу.

— Эш, Дар, а вы со мной в город и академию поедете?

— Если ты всегда так рано будить собираешься, то я остаюсь здесь, — пробурчал Эш и отвернулся.

Услышав ответ, Элька подпрыгнула от счастья! На этот раз всё по-настоящему! В следующий миг она нахмурилась.

— Надо бы с родителями поговорить, — произнесла девушка, — они же не знали, просто, пытались мне помочь и уберечь.

— Именно об этом я тебе и говорил вчера, — зевая, пробормотал Дарион.

Элька кивнула и пошла на кухню, где уже сидели папа и мама. Поговорив с дочкой, родители были рады, что та всё поняла. Отец спросил, действительно ли она желает уехать завтра, на что получил исчерпывающий ответ: «Чем быстрее, тем лучше».

Целый день Элина провела в сборах, ей помогала вся семья. Кирюша отдал сестре свою любимую игрушку — мягкого зайца, которого ему сшила мама. Сказав, со слезами на глазах, что будет её очень сильно ждать. Вечером они ещё долго сидели на кухне. Разговаривали, пили чай и вспоминали всякие смешные истории. Все знали, что Элька, хоть и будет приезжать в гости, но жить сюда больше не вернётся.

Следующим утром, погрузив поклажу на телегу, Балир с дочкой отправились в путь. Элина ехала с улыбкой на лице и напевала незатейливую песенку, а в её сумке сидели и очень тихо подпевали две мышки — чёрная и белая.

Глава 3

Спустя неделю, они добрались до соседней деревни, из которой шли дилижансы в Краен. Первым потрясением для Эльки стал сам дилижанс — он был похож на карету, которую она видела на картинках, в той самой книге у Лины. Только в отличие от кареты, дилижанс оказался намного больше и передвигался с помощью магии. Никаких животных запряжённых в транспорт не наблюдалось.

Изумлённо разглядывая это чудо техники и магии, Элина не реагировала на слова отца, который звал её внутрь. Опомнилась девушка, когда её ткнула в бок коготком чёрная мышка, высунувшаяся из сумки. Девушка вздрогнула, смущённо улыбнулась и зашла в салон, чтобы замереть уже там.

В дилижансе могли ехать с комфортом сразу двенадцать пассажиров. Удобные мягкие кресла в случае необходимости откидывались назад так, что человек мог спокойно спать в пути. На спинке каждого кресла находились небольшие круглые пластины, которые превращались в удобные столики при нажатии. Кроме того, места в салоне намного больше, чем казалось снаружи. Как позже ей объяснил учитель, внутри применялась пространственная магия.

Всю дорогу Элька смотрела на мелькавшие за окном пейзажи и лишь изредка поглядывала на спящих людей. Ехали они очень быстро и вначале девушка, даже испугалась, что они перевернутся. Отец улыбнулся, глядя на дочь и вспомнил, как сам первый раз направлялся в Краен. Он точно так удивлялся, ничего не понимал и нервничал.

— Не переживай, — Балир ласково успокоил дочь, — это тоже магия, потому нас даже не трясёт. Вспомни телегу.

Вспоминать телегу Эльке не хотелось. После недельной поездки, девушка чувствовала себя разбитой. Всё тело ломило и болело, а они ехали намного медленнее, чем сейчас. Задумавшись на миг, насколько проще всё становится с магией, Элька успокоилась, и удобно устроившись в кресле, стала смотреть в окно.

В Краен они приехали рано утром, когда солнце только поднималось над крышами домов. Город только просыпался, но по улицам уже ходили редкие прохожие. Гасли фонари, открывались лавки и магазины, торговцы выставляли прилавки с товаром на улицу. Вокруг мясных лавок собирались дворовые коты в надежде получить кусочек вкусного угощения. Ребятня бегала между домов с какими-то свёртками — явно подрабатывали, разнося посылки. А из особняков выходили слуги в форменной одежде и спешили по своим делам.

За всё время этого путешествия, Элина уже устала удивляться. Обычные для горожан вещи — такие как вывески, где двигались картинки или парк с кустами в виде разнообразных фигур — заставляли девушку восторженно открывать рот. Каждый раз глядя на очередное «чудо», она думала, что больше её ничем не удивишь. Однако увидев нечто новое, снова и снова Элька тихо шептала: «Ух ты!». И так продолжалось, пока они не подъехали к к дому учёного.

Балир расплатился с извозчиком и поставил рядом с изгородью, оплетённой плющом, два сундука с вещами дочери. Морион де Гис, жил в небольшом двухэтажном особняке с зелёной крышей и высокими окнами. Белоснежный фасад дома, который слегка мерцал в свете солнечных лучей, Элине очень понравился. Отец открыл ворота и повёл дочь к крыльцу, где их уже встречал мужчина форме дворецкого. Он пригласил гостей в дом со словами:

— Добро пожаловать. Надеюсь, дорога вас не сильно утомила. Лорд де Гис в своём кабинете. Я сообщу ему, что вы уже прибыли.

Дворецкий оставил гостей в холле и ушёл в один из боковых коридоров, которых в холле было четыре. Не прошло и пяти минут, как Элька с Балиром услышали громкий радостный возглас:

— Дружище! Наконец-то!

Из коридора, куда ушёл дворецкий, к ним вышел Морион де Гис. Мужчина был высок и худощав. Тёмные волосы слегка торчали в стороны и едва доставали до плеч. Его рассеянный взгляд, выдавал в нём мечтателя, а приветливое лицо и просто обескураживающая улыбка, располагали с первых секунд.

— Прости, я тут слегка увлёкся, — немного смущённо проговорил учёный. — Представляешь, у вислоухов оказывается, есть удивительная способность менять цвет в зависимости от ситуации.

— Приветствую тебя друг! Ты не меняешься. Вислоухи заставляют тебя забыть обо всём, — засмеялся Балир, а после указал на Эльку и добавил: — Познакомься, это моя дочь, Элина.

Отец с гордостью представил дочку другу, на что девушка, лишь смущённо пробормотала:

— Здравствуйте.

Но никто не обратил внимания на смущение Элины, либо решили не заострять на этом внимания, чтобы ещё больше не смущать девушку.

— А это мой хороший друг, Морион де Гис, — тем временем продолжил Балир. — Тот самый маг и учёный, о котором я рассказывал.

— Очень рад знакомству, юная леди, — мужчина приветливо кивнул девушке, — отец рассказывал о вас много хорошего. Думаю, мы поладим.

— Морион, извини, но задержаться я не смогу, — с сожалением проговорил Балир, — в полдень уезжаю, дома жена с сыном ждут.

— Не переживай мой друг, ещё успеем поговорить. Теперь ты будешь чаще приезжать, — де Гис улыбнулся, а затем показал, на встретившего их мужчину, стоящего в стороне. — Это Себастьян — мой управляющий, дворецкий, помощник и нянька в одном лице. Он покажет ваши комнаты, где вы сможете отдохнуть с дороги. Ваши вещи уже там. Надеюсь, часа вам хватит на отдых, а после мы спокойно всё обсудим.

Поблагодарив Мориона за гостеприимство, Балир с Элькой направились на второй этаж за Себастьяном. Там им показали комнаты, и Элина сперва удивилась, что их с отцом поселили в разных частях дома. Но Себастьян объяснил, что Балиру выделили комнату для гостей, ведь он уезжает через несколько часов. А вот Эльку поселили в части дома, где обитал хозяин.

Комната, которую подготовили для Элины, привела девушку в полный восторг. Просторное, светлое помещение с большими окнами и чудесным видом на сад. Первым делом, девушка подошла к окну и выглянула на улицу. Там цвели деревья, пели птицы, а за оградой ходили прохожие по вымощенным камнем тротуарам. Пока Элька любовалась видами, Эш с Даром снова стали котами и устроились в мягком кресле, стоявшем в углу комнаты.

— А ничего так, удобненько, — Эш зевнул, — да здравствует цивилизация! Эль, ты бы переоделась, да в порядок себя привела после дороги. Хватит смотреть на сад, будто кусты впервые увидела.

Элька повернулась к хранителям, вздохнула и принялась доставать вещи из сундуков. Девушке стало немного грустно, поскольку все её наряды слишком отличались от того, что носят горожане. Оставалось надеяться на отца — может у него получится выделить ей немного денег на пару платьев, чтобы её не засмеяли в Краене. С такими мыслями девушка быстро выбрала самое нарядное платье и быстро переоделась.

Но, даже учитывая спешку, в которой Элина разбирала вещи, отдохнуть она так и не успела. В дверь постучали, и Себастьян сообщил, что её уже ждут в гостиной.

— А я предупреждал, — протянул Эш. — Нечего на кусты таращиться.

Элина только рукой на него махнула — будут её ещё коты всякие поучать — и ушла за дворецким. В гостиной, куда её привёл Себастьян, раздавались голоса отца и Мориона, друзья явно о чём-то спорили, потому Элька замерла на входе.

— Как и договаривались, я оплачу всю сумму за обучение и проживание дочери, — отец протянул кошелёк де Гису.

— Ты, верно, что-то путаешь, мой друг! — возмутился Морион. — Я тебе понятно объяснил, что никаких денег с тебя не возьму!

— Но как так? Элина тут будет жить пару лет! — начал было Балир.

— Ничего не хочу слышать! — перебил его де Гис. — Я обещал помочь и помогу! А деньги если так хочешь, девочке оставь, они ей на новые наряды пригодятся. Остальное, ты уж не обессудь, я сам.

Элина стояла и удивлённо наблюдала за небольшой перепалкой. Больше всего её заинтересовала фраза отца про «пару лет». Ведь Элька думала, что её быстренько подтянут в грамоте, и она отправится в академию. Только судя по всему, грамота — это не единственное, чему её будут учить. Морион и Балир ещё немного пошумели, а затем заметили Эльку. Переглянувшись, мужчины усмехнулись и вручили девушке кошелёк полный монет, после чего отправились в столовую.

Поздний завтрак прошёл в дружественной обстановке. Друзья вспоминали своё знакомство, Морион рассказывал о своих любимых вислоухах. Те оказались очень милыми магическими зверьками, обитавшими лишь в Великом лесу. А Элька внимательно слушала, запоминала и помалкивала.

Перед отъездом, уже стоя в дверях, Балир строго глянул на дочь и сказал:

— Значит так. Мориона слушаться во всём, учиться прилежно, деньги не транжирить. Я буду приезжать.

Элька только кивала, боясь самым банальным образом разреветься. Учиться она хотела и понимала, что иного выбора нет, ей просто больше не место в родной деревне. Однако было очень грустно, расставаться с отцом. Подойдя к отцу, Элина обняла родителя и уткнулась в его рубаху, шмыгнув носом.

— Ну, девочка моя, будет тебе. Всё наладится, не навечно же прощаемся, — Балир погладил дочку по голове и улыбнулся.

Затем отец отстранился, тяжело вздохнул — очень трудно было оставлять дочь одну — но решительно вышел из дома. В его голове была лишь одна успокаивающая мысль: «У Элины другая дорога. Нечего дочери делать в деревне».

Когда экипаж скрылся из вида, поникшая Элька обернулась к де Гису, который смотрел на девушку и думал с чего начать. Трудностей возникнет неимоверно много. Начиная с самого простого — документов на имя его племянницы. Ведь в академии, кроме наличия Силы, необходим ещё и титул, иначе тебя никто не возьмёт на обучение. Заканчивая самым сложным — Балир сказал, что Элина ведьма, а их обучением, Морион никогда не занимался.

Озадаченно потеребив прядь волос, де Гис отправил Эльку отдыхать, и пообещал девушке насыщенную учебную программу с завтрашнего дня. После чего учёный направился решать вопросы с документами. А Элина зашла в свою комнату, упала на кровать и пробормотала в потолок:

— Интересно, чему меня завтра начнут учить?


В маленьком городке, такое событие, как приезд племянницы графа Мориона де Гиса, вызвало небывалый интерес. Все — от мэра, до более-менее зажиточного горожанина — пытались познакомить своё чадо с Элькой. Ведь молодёжь всегда найдёт общий язык, а лишние связи никому не помешают. Тем более что аристократов в городе было всего двое — мэр и де Гис.

Такое внимание очень раздражало и бесило Эльку. Поскольку из-за этого ей пришлось в ускоренном темпе учиться вести себя «как аристократка». Более того, найти общий язык с молодёжью у неё не очень получалось. Парни хотели знать её родословную и размер наследства, девушки — не надумал ли «дядя» жениться. Другими словами, Элину вся молодёжь ужасно раздражала. Потому девушка всячески старалась ни с кем не общаться.

Но разве возможно скрыться от желающих выгрызть своё место под солнцем? Как оказалось — вполне! Одних достаточно было просто игнорировать. Другим прямо заявить, что им ничего не светит. Но были и третьи, которые не понимали ни намёков, ни того, что их общество является нежеланным. Избавиться от слишком навязчивого внимания некоторых особ, удалось с помощью Эша. Элина стала его везде таскать с собой. Почти все девушки, да и некоторые парни, визжали от страха при виде маленькой чёрной мышки. Для самых «стойких» они придумали другую забаву, в определённый момент, «мышь» начинала разговаривать.

Веселились они так довольно долго, пока кто-то не пожаловался де Гису, на эксперименты племянницы над животными. Морион уже уставший от ажиотажа вокруг Эльки сначала не обратил внимания на жалобу. Но услышав слова «говорящая мышь», удивился и решил узнать, что происходит.

В тот день Элина сидела в своей комнате и увлечённо читала учебник по теории магии. Грамота далась девушке на удивление легко, за год она научилась многому. Морион только удивлялся, насколько быстро Элька всё запоминает и применяет на практике. Науки, не относящиеся к магии, она уже знала довольно хорошо.

«Для поступления хватит. Остальному научу потом, если понадобится более углублённый курс», — сказал недавно де Гис.

Сегодня же утром учитель решил, что пришло время ознакомить девушку с теоретическими знаниями в области магии. По его словам выходило — ведьма или маг не важно, а теория в академии пригодится.

«Магия — это наука об управлении потоками с посредством применения Силы и заклинаний магом», — читала Элина строчки в учебнике и хмурилась.

— Интересно, а где объяснение, что за потоки и как их увидеть? — произнесла она вслух, полностью погрузившись в чтение.

— Учишь? — раздался голос Эша совсем рядом.

Элька вздрогнула от неожиданности, когда на её плечо скользнула чёрная прядь волос. Девушка всё никак не могла привыкнуть к новому облику хранителя. Полгода назад он заявил: «Я отказываюсь быть котом!», — и превратился в человека. Да не просто человека, а потрясающе красивого мужчину с зелёными глазами, в которых плясали алые блики. Каждый раз глядя на Эша, девушка ловила себя на том, что тонет в этой зелени.

Так вот, когда хранитель впервые предстал перед Элиной в виде мужчины, она смущалась, бледнела, краснела и с трудом могла с ним разговаривать. Эша до того веселило смущение девушки, что он то и дело старался оказаться рядом. Дарион на всё это неодобрительно качал головой, и возмущённо шипел, когда Эш «переходил черту». Правда, где была проведена та черта, не знал никто кроме самого Дара.

Порой казалось — он просто ворчал, потому что и сам хотел стать человеком. Только отчего-то Дарион оставался котом. Возможно, второй хранитель просто не мог стать человеком, как Эш. По крайней мере, Элина сделала именно такой вывод.

— Опять ты за своё! — пробурчал Дар.

— А ты всё бурчишь, брат, — Эш обошёл стол, за которым сидела девушка, и уселся на подоконник.

Тот факт, что хранители являются братьями, не стало для Эльки грандиозным открытием. Слишком похожи они были манерой поведения, потому Элина всё ждала, когда же и Дар станет мужчиной. Отличались братья лишь в подходе к обучению девушки. Дарион, как светлый хранитель, рассказывал и объяснял всё с позиции «так правильно». Эштиар наоборот, постоянно язвил и подбивал Эльку на всякие каверзы, недаром же он был тёмным. И если Дар говорил, что всегда надо подставлять вторую щёку, то Эш твердил — развернись и дай сдачу.

— Может, перестанешь уже изображать святую невинность, Дар? — посмеиваясь, продолжил Эш.

— О чём ты говоришь? — удивлённо спросила Элька, отодвигая учебник.

— Понимаешь, наш Дариончик бывает вовсе не таким уж и правильным, — Эш рассмеялся.

К этому Элина тоже всё никак не могла привыкнуть. Вот как у хранителя получалось смеяться так, что хотелось обернуться в этот смех, как в меховую накидку.

— А давай ты не будешь посвящать девочку во все подробности, нашей замечательной и бурной жизни, — последние слова, Дарион произнёс с мечтательными нотками в голосе, отчего Элька улыбнулась.

В этот момент раздался громкий стук, и в комнате открылась дверь. Морион зашёл без приглашения, как всегда витая в собственных мыслях. Но тут же с порога хмуро проговорил:

— Элина, я слышал мужские голоса. С кем ты тут разговариваешь?

И тут взгляд учёного наткнулся на Эштиара, который сидел на подоконнике, слегка покачивая ногой. Увидев Мориона, хранитель улыбнулся очень радостной улыбкой и, помахав рукой, обернулся мышью.

— Эш, я тебя убью, — простонала Элька.

— Я так понимаю, что это и есть та самая «говорящая мышь», — произнёс де Гис, с любопытством разглядывая Эша.

— Да, учитель, — виноватым голосом произнесла девушка.

Она уже готовилась услышать нотацию на тему «мужчина в спальне девушки», но Морион всех удивил.

— Настоящий хранитель! — воскликнул он. — Значит всё не так плохо, блок можно снять!

У Элины от удивления открылся рот. А вот Эштиар внезапно снова стал человеком и, спрыгнув с подоконника, сделал плавный шаг по направлению к учёному. Дарион также не остался в стороне — поднялся на четыре лапы, увеличился в размерах и стал за спиной у де Гиса, готовясь к прыжку.

— Так-так-так, и кто у нас тут такой осведомлённый? — голосом наглого котяры протянул Эштиар.

— Не надо нервничать. Я хоть и слабый маг, но разобраться, что у девочки стоит блок, не так и сложно. — Морион поднял руки в защитном жесте. — Я же пытался понять, почему она магию не может использовать. А про хранителя у ведьмы знает любой, кто окончил академию. Правда, я всегда считал, что хранители могут быть только животными, — задумчиво добавил учёный, разглядывая Эша.

У него появилось ощущение, что они с этим мужчиной раньше где-то встречались. Элька ошарашено посмотрела на своих хранителей. Ни разу девушка не видела их готовых напасть на кого-то, потому она даже сама немного испугалась. Но тут Дарион вновь стал нормального размера и запрыгнул обратно в кресло. Элина уставилась на Эша, ожидая хоть каких-то объяснений. Но тот явно не собирался ничего объяснять, лишь слегка расслабился и перестал угрожающе смотреть на Мориона. Правда, становиться мышью хранитель не спешил.

— Эль, ну хватит на меня так пялиться. Влюбилась, что ли? — хмыкнул Эш, не выдержав пристального взгляда девушки.

Щёки Элины опалило жаром, и она опустила глаза. Сам того не зная, хранитель почти угадал. Девушка не могла назвать это влюблённостью, поскольку и сама ещё не понимала разницу между своей привязанностью к хранителям и любовью. Однако Элька всё чаще ловила себя на мысли, что ей трудно воспринимать Эша, просто как хранителя.

— Признаться, я даже испугался, — сказал Морион, нарушив тем самым неловкое молчание, воцарившееся после реплики Эштиара. — Вы так отреагировали, будто Элине угрожает смертельная опасность.

— Да кому я нужна? — засмеялась было девушка, но тут посмотрела на Эша и улыбка медленно стала сползать с её лица. — Эш, ты ничего не хочешь мне рассказать?

Дело в том, что Эш рассказывать не хотел, поскольку и сам не знал, кто именно ей угрожает. Ясно было одно — враг старый и сильный, если даже Илира не смогла узнать, кто это. И пусть она ничего не хотела рассказывать Эшу с Дарионом, но они отлично и сами видели, насколько Илира была напугана. Позже, живя в деревне, хранители много раз закрывали Эльку от поисковых заклинаний. К тому же постоянно убеждали странных личностей, что в округе нет никаких магов и ведьм. И таких любопытствующих было неимоверно много. Начни хранители их убивать, деревню давно бы уже окружило новое кладбище.

Дарион, до сих пор скрывал всю Элькину деревню — точнее, он прятал родителей девушки. Эштиар пробовал его убедить, что нет необходимости тратить столько Силы, но Дар предпочёл перестраховаться. «Лучше бы защиту на Эльку поставил, — бурчал Эш, поскольку сам он не мог этого сделать: — Силы и так не хватает, а он деревню защищает. Да кому она нужна?»

Только, несмотря на то, что Дару было трудно использовать магию — даже облик менять проблематично — он лишь отмахивался от брата. При этом Дар постоянно повторял: «Жизнь семьи Элины, важнее». В этом был весь Дарион — он всегда старался всех спасать и всем помогать.

— Опасность определённо существует, — тщательно подбирая слова, наконец-то произнёс Эш. — Но от кого она исходит, мы пока не знаем.

Морион удивлённо глянул на Элину и подумал: «О чём он говорит, о каких «мы»? Девочка вроде и сама ничего не знает». Учёный ожидал, что девушка ему объяснит слова хранителя, но Элька смотрела на белого кота. Чем тот настолько заинтересовал Элину, де Гис спросить не успел, поскольку кот подошёл к ней, сел рядом и заговорил:

— Не переживай, маленькая, пока мы рядом, никто не сможет тебе навредить.

— Не может быть, — прошептал учёный, уставившись на девушку. — Вы…Ты…Но как?! Как такое возможно?

Будучи одним из магов Ковена, Морион помнил тот вечер, когда Илира собрала всех в главном зале и сообщила, что её время подходит к концу. Верховная сообщила, что уходит на поиски преемницы, и пообещала отправить всем весточку, чтобы они прибыли на ритуал передачи Силы. Тогда главой стал Сайрус де Франд — её ученик, а Морион ушёл из Ковена через неделю, после этих событий. Проклятие его рода начало набирать обороты, и он захотел провести последние годы жизни вдали от столицы.

Но сейчас де Гис смотрел на Элину и в его голове крутились вопросы: «Почему я сразу не узнал хранителей? Почему не чувствую их Силу? И как мне теперь быть с девочкой?»

— Эй, приятель, давай без истерик и фанатичного блеска во взгляде, — Эш подошёл к учёному и помахал рукой у него перед лицом. — Ну да, преемница Верховной, с кем не бывает? Элька у нас девочка мнительная, ещё возгордится без повода.

— Но она же… Почему… Как я мог такое пропустить? — проговорил Морион.

Эш, взял учёного под руку и аккуратно усадил в кресло. Затем склонился над де Гисом, поставив руки на подлокотники, и заглянул в глаза. Морион вздрогнул от ярких алых всполохов, которых становилось всё больше в глазах хранителя.

— Ты же понимаешь, что об этом никто не должен знать, даже твой дворецкий, он же нянька. Никто, — протянул Эштиар.

— А родители Элины, они тоже не в курсе? — спросил учёный.

— Мужик, это самая тайная тайна из всех тайных тайн! Так понятно? — Эш начинал выходить из себя. — Расскажешь кому-то — сдохнешь! Я доходчиво объяснил?

— Вполне, — сглотнув ставшей вязкой от страха слюну, ответил де Гис. — Могу я узнать, что вы планируете дальше делать?

— То же что и сейчас, — Эш отошёл обратно к подоконнику. — Учим всему, чему можем, снимаем постепенно блок, и отправляем Элину в академию.

— А зачем в академию, если вы и сами можете научить её чему угодно? — удивлённо спросил Морион.

— Затем, что там всплески её магии, будут незаметны, — Эш, усмехнулся. — К тому же отыскать Элину среди толпы адептов будет намного сложнее для врагов. Так что, действуем по плану.

— Нам бы ещё со всеми, жаждущими общения с Элькой разобраться, — грустно пробормотал Дар, уткнувшись носом в шерсть.

Учёный сразу понял, о чём говорит хранитель. Ведь ему самому уже порядком надоели приставучие отпрыски всех горожан. Из-за них Элина теряла слишком много времени. Потому де Ги и сам думал, каким образом можно отвадить всех этих бездельников от девушки. Появление хранителей, которые могут принимать облик человека, стало очень даже кстати и натолкнуло учёного на хорошую идею.

— У меня есть одна мысль, — неуверенно пробормотал Морион, — если показать всем жениха Элины…

Эштиар, почуяв неладное, повернулся и сделал пару шагов по направлению к де Гису. Прищурившись, хранитель очень тихо, с угрозой в голосе спросил:

— Позвольте полюбопытствовать, и кто же будет «женихом»?

— Кхм…я так полагаю, ты, — Дарион первый понял, к чему ведёт учёный и засмеялся, что выглядело странно в исполнении кота

— Но это решит лишь часть проблемы, — добавил Морион, приободрённый смехом Дара. — Отпадёт лишь мужская часть «жаждущих общения». С женской, будет сложнее, если только, второй хранитель сможет стать на время девушкой и побыть моей «невестой»…

Морион смотрел на хранителей, и с каждым словом говорил всё тише. Когда Элька начала смеяться, ему показалось, что буря миновала. Но красный блеск в глазах Эша, заставил учёного вновь занервничать. Однако к тому, что произошло следом, никто не был готов.

Яркая вспышка света всех ослепила и заставила зажмуриться. Открыв глаза, Морион вздрогнул от страха и вместе с тем восхищения. Вместо зеленоглазого брюнета, в комнате стоял небольшой чёрный дракон, угрожающе шипя в сторону учёного. Дарион поняв, что сейчас Элька останется без учителя, поторопился вмешаться. Миг и на месте кота уже стоял высокий мужчина, внешне очень похожий на Эша. Его светлые длинные волосы были забраны в хвост, а в янтарных глазах мерцали золотистые блики.

— Эштиар, довольно! — он стал прямо перед драконом и раздражённо добавил: — Это же не тебе предложили стать «невестой», так что угомонись!

Эш ещё с минуту пошипел, поплевался ядом в сторону окна, а затем вернулся в человеческий облик и уже спокойно так произнёс:

— Я выражаю полное несогласие, и принимать участие в этой затее не собираюсь.

В этот момент в Эша полетел учебник, который попал хранителю прямо в лоб. От неожиданности, мужчина шарахнулся в сторону окна.

— Только попробуй ещё раз всех так испугать! — Элина топнула ногой от злости и потянулась за следующим фолиантом.

— Эль, не надо! — Эштиар отступал назад, закрывая голову руками. — Не злись, у тебя веснушки от злости проявляются.

Следующая книга прилетела аккурат туда, где стоял Эш. Только вместо ожидаемого возгласа хранителя, с подоконника раздалось возмущённое: «Мяв!» Эш махнул чёрным пушистым хвостом и сверкнул зелёными глазами. После чего с видом оскорблённой невинности выпрыгнул в окно.

— Вот гад! — Элька была очень зла. — Он ещё учителей мне до заикания не доводил! Вернётся, я ему устрою весёлую кошачью жизнь! И яд свой с окна сам вымывать будешь! — крикнула девушка вдогонку хранителю.

Глаза девушки загорелись зелёным, колдовским огнём. Золотистые волосы взметнулись в разные стороны, будто от порыва ветра, которого в помещении не было. Зрелище было хоть и красивое, но жутковатое.

— Маленькая, ты дыши ровнее, — со странными интонациями в голосе сказал Дарион.

— Что-то мне нехорошо, — вдруг произнесла Элька и рухнула прямо на пол.

Дар тут же подскочил к девушке. Положив ладонь ей на лоб, он стал произносить заклинание, пытаясь не дать блоку слететь в один миг. Морион спросил, может ли он чем-нибудь помочь, на что получил указания «ставить щит, да помощнее». Через пару мгновений Элька закричала, а в комнату влетел Эш. Оценив ситуацию, хранитель принялся помогать и забирать себе боль девушки.

Первый слой блока они сняли очень быстро. Однако к всеобщему сожалению, Морион оказался действительно слабым магом, и мощный щит поставить сразу не смог. Потому пришлось ещё долго возиться, зачищая остаточный след Силы, чтобы Эльку не обнаружили. В итоге, поздним вечером на полу, сидели два умотанных хранителя и один выжатый маг. Рядом с ними лежала Элина, которая открыла глаза лишь на мгновение, сказала: «Так вот они какие, потоки!» — и отключилась.

Глава 4

Следующие полгода пролетели незаметно, словно само время начало ускоряться. С каждым днём от Элины требовалось всё больше усердия и внимания в учёбе. Хоть практиковаться ей пока и запретили, теории для изучения хватало. История магии, магическое естествознание, теория магии, заклинания и масса других предметов, которые необходимо было выучить, да ещё и сдать что-то типа экзамена Мориону.

В итоге у девушки абсолютно не оставалось времени для развлечений. Да какие развлечения, Элька забыла, когда последний раз выходила прогуляться в парк. Потому получив приглашение на бал, в честь празднования Нового года, который устраивал мэр города, она с удовольствием погрузилась в подготовку к празднику. Элина уже заказала платье, и теперь приставала к Дару с просьбой, научить её танцевать. Дарион вздыхал, кривился, но стойко разучивал очередное па с девушкой.

— Неужели, ты так не любишь танцевать? — после очередного вздоха хранителя спросила Элька.

— Это разве танцы? — Дар поморщился. — Вот раньше танцевали красиво. Языком тела передавали чувства. А сейчас, как куклы заводные, ходят в рядочек и кланяются.

— А можешь меня научить, тем танцам, которые были раньше? — девушка смотрела на Дариона в предвкушении чего-то невероятного.

— Научу, — хранитель улыбнулся, — но не сейчас. Иначе, ты рискуешь опозориться на балу, если не сможешь пройти в рядочек со всеми.

— Договорились! — просияла Элька в ответ.

— Танцы ей подавай, — тихо пробурчал Эш, сидящий в углу зала.

После памятного дня, когда Эш всех испугал, к идее изобразить «жениха с невестой», обитатели дома больше не возвращались. Однако Эштиар отчего-то, стал реже появляться в облике человека. Дар только тихо посмеивался, поскольку он знал, почему брат так отреагировал на предложение учёного.

Конечно, Эш делал вид, что очень разозлился, когда услышал предложение Мориона. Постоянно возмущался и кричал: «За кого этот учёный, нас принимает?! Мы хранители! А Элька, вообще, мелкая ещё!» Но всё чаще он внимательно разглядывал девушку, которая с каждым днём становилась красивее.

Можно было бы удивиться такому поведению хранителя, ведь все её предшественницы слыли красавицами. Однако лишь Элька с самого начала очень походила на самую первую обладательницу искры. Эшу всё время приходилось твердить себе, что это не она. Он заставлял себя не обращать внимания на сходство, которое проявлялось не только внешне, но и в поведении девушки. Только он не мог отказать себе в удовольствии, находиться к девушке, как можно ближе, хоть это и причиняло боль.

А сама Элька, была настолько занята, что даже не заметила странного поведения хранителя.

— На бал пойдём вместе, — сказал Дарион, — одну тебя оставлять нельзя. Раз уж Эштиар не хочет идти с тобой, значит, придётся занять его место.

От этих слов Эш поморщился и заскрипел зубами. Он и сам понимал, что Эльку в нынешнем состоянии, отпускать в одиночестве было просто опасно. Ведь никто не знал, как может повести себя её магия. Кроме того, было опасение, что в тот день, когда они сняли первый слой блока, из-за остаточного следа магии Элину могли найти. Только хранитель очень не хотел сближаться с девушкой, потому и протестовал в довольно своеобразной манере. Но за неделю до бала произошло событие, которое вынудило Эша наплевать на все свои «разумные» мысли.


Элька стояла в темноте, чувствуя под босыми ногами влажный холодный камень. Вокруг, клубился чернильный туман, подбираясь всё ближе к девушке, отчего в душе рождался настоящий ужас. Прислушиваясь к влажным чавкающим звукам, доносящимся из тумана, Элина старалась не шуметь. Время от времени эти звуки прерывал голос, то и дело срывающийся на визг.

— Где ты прячешьс-с-ся… найду-у-у тебя, где ж-ж-же ты, моя с-с-сладкая. Найду, найду-у-у! Иди ко мне, ближ-ж-же, ещё ещ-щ-щё ближ-ж-же.

Девушка замерла посреди этого кошмара и боялась даже пошевелиться. Но омерзительные звуки, всё приближались. Элина задержала дыхание и даже рот закрыла рукой, боясь выдать своё присутствие. Она откуда-то знала, что умрёт, как только эта тварь её обнаружит. По ноге что-то проползло, холодное, склизкое, неимоверно отвратительное, и Элька непроизвольно дёрнулась. В тот же миг прямо напротив лица девушки, распахнулись жуткие светящиеся пурпуром глаза.

— Попалась! — раздался визгливый голос.

Элина закричала и, зажмурившись, сделала шаг назад. Поскользнувшись на влажном полу, она упала прямиком в чёрную субстанцию, так напоминающую туман. Липкая вязкая жижа, казалось, только и ждала, когда девушка окажется в её власти. Ноги и руки тут же обволокло чем-то напоминающим кисель. Девушка кричала, брыкалась и чувствовала, как из неё по капле уходит жизнь.

Пытаясь вырваться, Элька, не заметила, как рядом с ней появился огромный призрачный дракон. Молниеносным рывком он настиг тварь с горящими глазами и заглотил её целиком. В тот же миг всё вокруг исчезло, осталось лишь серое марево и дракон, который тут же превратился в Эштиара. Только Элина этого не видела — она лежала, уставившись в одну точку, и судорожно всхлипывала.

Эш подошёл к девушке, поднял её на руки и принялся успокаивать, укачивая, словно маленького ребёнка. Перед ним появился огромный каменный трон, на который он уселся вместе со своей ношей. Хранитель гладил Эльку по голове и продолжал тихо говорить ей что-то непонятное на незнакомом языке. Но голос Эша действовал умиротворяюще и через пару минут девушка успокоилась. Она открыла глаза и оглядевшись вокруг удивлённо спросила:

— А где это мы?

— Наконец-то! — воскликнул Эштиар в своей обычной манере, и пристально глядя ей в глаза крикнул. — Просыпайся!

Элька с визгом подскочила в кровати, посмотрела по сторонам и замерла, увидев хранителей. Эш неподвижно лежал на полу около стены. Лицо хранителя было белее снега, и казалось, что он не дышит. Дарион сидел рядом с братом, положив руки ему на виски. С его пальцев то и дело срывались всполохи жемчужного света, которые исчезали, стоило им соприкоснуться с Эшем.

— Что случилось?! — воскликнула Элька и подбежала к ним.

В этот момент, Эш пришёл в себя, чем вызвал у Дариона вздох облегчения. Облокотившись о стену, Дар потряс головой, пытаясь прийти в себя, после такой потери Силы. Ведь провести брата в сон к Элине, было очень сложно.

— Поглоти меня забвение! Я уже думал, что навечно там застрял! — Эш с трудом начал подниматься с пола.

— Что это было? — хрипло спросил Дарион.

— Это…Ихара! Чтоб её светом расплющило, — Эш ругаясь, помог брату встать.

— Ты хочешь сказать, что за Элиной охотится, кто-то способный призвать Ихару? — голос Дариона был неестественно спокоен, но было заметно, насколько он разнервничался.

— Именно! Более того, этот кто-то смог протащить её в наш мир и натравить по остаточному следу Силы Эльки. К тому же сделал он всё это, через такой огромный промежуток времени. — Эш, нахмурившись, смотрел на брата. — Ты понимаешь…

Дар перебил его взмахом руки и жестом указал на Эльку. Она сидела на полу, где ещё недавно лежал Эш, смотрела прямо перед собой, а по её щекам лились слёзы.

— Демон! Эль, ну ты чего? Всё закончилось, это был кошмар, мы же рядом, — Эштиар присел возле девушки и вытер горячими пальцами с её щеки влажный след.

Элина подняла глаза на хранителя, всхлипнула, и внезапно обняла его, прижавшись всем телом. Эш сначала растерялся, он не знал, как ему реагировать на неожиданные объятия. Внутри вспыхнули давно забытые ощущения, воскрешая в памяти образ той, другой. Судорожно сжимая в объятиях хрупкое женское тело, Эштиар шумно выдохнул.

«Нет. Это не она. Не она!» — мысленно твердил себе хранитель. Только внутренний голос лишь распалял фразами в стиле: «И что с того? Они ведь абсолютно одинаковые». Но Эш настойчиво гнал прочь этот голос и убеждал себя, что какой бы похожей ни была Элина, это всё равно не она. А девушка продолжала доверчиво прижиматься к нему и поливать слезами рубашку, не замечая всех терзаний мужчины.

Эштиар, бросил беспомощный взгляд на брата, но тот лишь пожал плечами. Действительно, с подобными проблемами никто не сможет помочь. Тогда Эш откинулся на стену, усадил Эльку к себе на колени и начал гладить её по голове. И лишь спустя несколько минут девушка успокоилась. Эш перенёс её в кресло, укутал в плед, и принёс горячий чай. Хоть воспоминания никуда не делись, но она уже могла спокойно разговаривать. Сделав пару глотков из чашки, Элина поинтересовалась:

— Что это была за мерзость и куда она делась?

— Ихара, низший демон из параллельного мира. Закрытого к слову, — Эш, сидя на подоконнике, пил что-то смутно напоминавшее виски.

— Вот именно, что закрытого, — многозначительно сказал Дар. — Для её призыва, Силы нужно неимоверно много.

— А что она делает? Кроме того, что доводит до истерики во сне? — спросила Элька.

— Этот демон выпивает душу, что всегда заканчивается смертью жертвы в течение часа, — Дарион вздохнул. — В редких случаях, может растягивать удовольствие и мучать жертву несколько дней. Вы это в академии будете проходить, на последнем курсе.

Элина побледнела, но стойко продолжила разговор. Магичка она или как?!

— Ты сказал, что кто-то её натравил, — обратилась она к Эшу. — Кто это мог сделать? У кого есть такая возможность?

— Серьёзно? — Эш усмехнулся. — Я знаком с троими, способными провернуть подобное. Это я, Дарион и ты, после того, как полностью снимем блок.

— Боюсь, старые враги объявились, ну или кто-то душу продал, — протянул Дар.

Эш посмотрел на брата, вспомнил Ихару, и его передёрнуло от омерзения.

— К сожалению, первое предположение вернее. Тут души маловато будет, чтобы такую сильную тварь к нам притащить, — пробурчал он. — Одно радует, если послали эту гадость через сон, значит, Эльку ещё не нашли.

Задумавшись на мгновение, Дарион и Эш переглянулись, и молча кивнули, словно приняли какое-то решение.

— Блок будем снимать только под щитом, рисковать не стоит, — сказал Дар, глянув на Элину. — Это будет не очень приятно, зато безопасно. А вот с практикой придётся повременить.

— Думаешь, удержится? Она уже косилась, на учебник с заклинаниями в библиотеке, — Эш глянул на девушку, в его глазах плескалось сомнение.

— Кстати, Эш, — перебил его Дарион, — нам придётся воплотить в реальность идею Мориона. Ты не сможешь защитить Элину в образе мыши, а на постоянную смену облика, у тебя не хватит Силы.

Эштиар нахмурился, посмотрел на Дариона, затем на Эльку, и кивнул брату. Он и сам собирался это предложить. Сегодня Эш понял, что Элина ему дорога не только, как носительница искры, которую он обязан защищать. А также, Эштиар принял очень важное решение, пока девушка рыдала на его плече. Осталось подождать, пока она подрастёт. Но хранитель не смог отказать себе в удовольствии удивить брата:

— Согласен. Только с одним условием — брачные браслеты будут мои, — и он лучезарно улыбнулся, глядя на округлившиеся глаза Дариона.


* * *

В таверне «Жареный петух» было шумно. Обычно там собирались все те, кто считал, что честный труд не доведёт до добра. В самом тёмном углу, за столом для «особых» клиентов сидели двое. Их фигуры скрывали плащи, а на лицах были маски, но и дураку было понятно, что это не «простые смертные». Стоит лишь глянуть косо в их сторону, как о тебе составят эпитафию.

— Объяснишь, как такое произошло? — злобно прошипел мужчина, — Ты израсходовала амулет, который наполнялся десять лет! И где результат?!

— Не шипи на меня, риск был оправдан, — Марика хмуро глянула на собеседника, своими изумрудными глазами. — Это была она! И ты знаешь, что такой шанс представился бы не скоро.

— Конечно дорогая, — протянул мужчина нарочито приторным голосом. — Зато теперь все проблемы решены!

— Не ёрничай, — она нагнулась к собеседнику ближе. — Думаешь, лучше было бы не обращать внимания на то, что девчонка объявилась? Ты ведь и сам понимаешь, что это означает. Ей сняли блок!

— Что ты! Лучше было использовать амулет и потерять Ихару! — ещё сильнее разозлился мужчина. — А теперь, когда девчонка вновь объявится, можешь идти и умолять её отдать искру! Ну, или ещё лучше, испугай её до смерти своим шипением!

Марика молча смотрела на мужчину, и ей хотелось лишь одного — двинуть ему по самодовольной роже. Как же он достал! Считает себя выше и лучше остальных, а сам палец об палец не ударил, чтобы помочь! Ничего, пока он главный, надо проявить благоразумие и не поддаваться эмоциям. Глубоко вздохнув пару раз, ведьма успокоилась и произнесла:

— Рвать волосы на голове будем потом, а сейчас что делать?

— Девочка в любом случае отправится в академию, — собеседник усмехнулся. — Так что тебе предстоит пять лет обучения. Ты же не против?

— Как скажешь, — прошипела Марика, стиснув зубы.


* * *

Из особняка мэра раздавались звуки музыки и смех, когда на бал приехали граф Морион де Гис со своей племянницей Элиной де Гис. Магические огни освещали подъездную аллею создавая атмосферу праздника. Слуги в алых ливреях встречали гостей и провожали их в дом. Другие слуги в таких же ливреях, только синих, сновали по бальной зале, разнося напитки и закуски. Игристое лилось рекой, гости танцевали и веселились.

Элька с восторгом разглядывала гостей и чувствовала себя принцессой. Её лёгкое синее платье с открытыми плечами, к низу было усеяно небольшими драгоценными камнями. Волосы, собранные лишь одной заколкой на затылке, золотым водопадом струились по плечам. На ногах были атласные туфельки. В ушах и на шее красовались сапфиры, а левую руку обвивал браслет в виде дракона расправившего крылья.

Но было этим вечером и лёгкое разочарование, её красоту затмили хранители. Глядя на Эша с Дарионом, все присутствующие не могли сдержать восторженного вздоха. И стоило им переступить порог зала, как послышались шепотки. «Кто эта нимфа?», — вопрошали мужчины. «Он просто Бог!» — в экстазе шептали женщины. Всех интересовал вопрос, кто же они такие. И вскоре к ним потянулась вереница желающих поприветствовать графа с племянницей.

Дамы, приветствуя Элину, томно вздыхали, и смотрели при этом, через опущенные ресницы на Эша. Эштиар загадочно улыбался и всё ближе придвигался к Эльке. Он был в шоке от настырности и назойливости местных барышень. Ведь их не смущало даже то, что рядом с Эшем стояла Элина, которая для всех являлась его невестой. Дарион — нынче Дарина, тоже был в ужасе от желающих станцевать с «прекрасной нимфой» хоть один танец. В итоге де Гис отказал всем, заявив, что его невеста будет танцевать только с ним. На что получил недовольные взгляды в свою сторону от мужчин и восхищённые от женщин.

Спустя час Морион, прихватив с собой «невесту», отправился побеседовать с мэром. Эш с Элькой, прятались от навязчивых воздыхателей за мраморной колонной. Элька уже была и не рада этому вечеру, поскольку её также не обделили вниманием. Стоило хранителю отвернуться в сторону, как рядом обязательно появлялся очередной поклонник и шептал ей на ухо, что он намного лучше её жениха. Потому спрятаться за колонной оказалось самым верным решением.

Элька разглядывала гостей, когда в зал вошёл мужчина. Он был облачён в чёрный костюм по последней моде. Каштановые волосы собраны в хвост, а карие глаза смотрели, с лёгким презрением на окружающих. Незнакомец обвёл взглядом всех присутствующих и направился в сторону мэра, который был увлечён беседой с Морионом и его «невестой».

— Господин Мэр, — мужчина в приветствии кивнул мэру.

— О! Лорд де Лиор! — воскликнул мэр. — Что привело Вас в наш скромный город?

— Дела, уважаемый, дела, — с печальным видом, ответил де Лиор. — Я прибыл с указом короля.

— Закрос, ты ли это? — обратился к де Лиору, Морион. — Сколько лет!

— Морион? — Закрос пожал протянутую руку. — Не ожидал! Так вот куда ты спрятался! А мы всё гадали, куда сбежал наш славный граф?

— Позволь представить тебе мою невесту, — Морион указал на девушку, делающую вид, что она просто невероятно счастлива. — Леди Дарина.

— Очарован, — произнёс Закрос, целуя руку девушки.

Он ещё несколько мгновений пристально рассматривал Дариона, прежде чем с разочарованием, вновь повернулся к мэру:

— К сожалению, я вынужден прервать вашу беседу. Времени не так много, меня ждут во дворце.

— Конечно, — ответил мэр и, повернувшись к де Гису, сказал. — Продолжим беседу позже, очень рад был знакомству леди.


Мужчины вышли из зала, а Морион, взяв под руку свою спутницу, повёл её к скучающей парочке.

— Нужно поговорить, — тихо сказал де Гис. — Желательно там, где нас не услышат.

— Это будет сложно, — Эш глянул на группу людей, приближающуюся к ним. — Предлагаю выйти прогуляться в саду, ночь сегодня дивная.

Они вышли на улицу и, прогуливаясь, устремились вглубь сада. Около беседки, где не горели огни и не ходили гости, Морион начал говорить:

— В Краен приехал Закрос де Лиор, племянник главы Ордена. Я давно его знаю, мы вместе учились в академии, он был лучшим на всём потоке. Его обожали все от преподавателей, до короля. Однако я знаю, что он всегда стремился быть лучшим любой ценой и его не волнует, кто при этом может пострадать. Вот я и подумал, он сильный маг, и появился здесь так «вовремя», мог ли он призвать Ихару?

С некоторых пор, хранители решили, что помощь Мориона им пригодится, и начали посвящать его во все проблемы, связанные с Элькой. Потому де Гис начал внимательно наблюдать за людьми в городе. Он постоянно рассказывал хранителям обо всех подозрительных личностях, что оказалось очень удобно. К тому же Морион принялся гонять Элину в десять раз серьёзнее, когда осознал масштаб проблемы.

— Не думаю, — сказал Дарион, — Сила Закроса отличается от той, что была использована в призыве.

— А ты откуда знаешь? — удивился Эш.

— Пока он лобзал мою руку, я его просканировал, — поморщился Дар. — Он, конечно, что-то почувствовал, но ему со мной не тягаться. Теперь де Лиор уверен, что «леди Дарина ему симпатизирует».

— Да ты далеко пойдёшь, «дорогая сестра»! — Эш рассмеялся.

— Заткнись уже, — пробурчал Дар и добавил, обратившись уже ко всем: — В любом случае, если Морион уверен, что этот Закрос опасен, нужно держаться от него подальше. И по возможности не давать ему общаться с Элиной.

С этими словами все четверо согласились, потому дружно кивнули. Окончив разговор, они отправились обратно в зал. Время подходило к полуночи, и совсем скоро мэр должен был произнести речь. Элька всё ждала, когда же станет весело, только к огромному разочарованию девушки лично ей веселее не становилось. Хотя гости вовсю танцевали и смеялись и когда часы пробили полночь, Элина тяжело вздохнула.

Мэр произнёс заготовленную речь, поздравил всех с Новым годом, а девушка загрустила. Она думала о том, что лучше было бы остаться дома и отдохнуть, чем скучать, стоя за колонной. Элька с удовольствием уехала бы с этого бала, только по причине статуса «особой гостьи», она не могла себе этого позволить.

— Если бы я знала, что будет так «весело», меня бы сюда не затащили даже под страхом смертной казни, — пробурчала Элина.

— Не ты ли громче всех кричала, что ни за что на свете не пропустишь веселье? — тихо произнёс Эш, наклонившись к девушке.

Элина вспыхнула и отвернулась, меньше всего она хотела сейчас выслушивать насмешки от хранителя. Но Эштиар вдруг взял её за руку и прошептал:

— Потанцуем? — он улыбнулся, а затем повёл девушку за собой.

Прозвучали первые аккорды музыки, пары выстроились в ряд, и танец начался.

До этого вечера Элина думала, что любит танцевать. Однако после первой смены партнёров она поняла, что танцы не входят в число любимых занятий. После второй, что ноги ей дороже развлечений. После третей — пора бежать.

Выражение лица Эша, в отличие от Эльки, не изменилось, даже в тот момент, когда тучная дама вместо того, чтобы подать руку для полагающегося па, самым наглым образом практически рухнула в его объятия. Он поддержал её, словно она не весила ни грамма, чем вызвал неописуемый восторг среди женской части присутствующих. А после с таким же безразличным лицом, ненавязчиво отстранился и пошёл на следующую смену партнёра.

В итоге особняк мэра, все покидали с улыбками на лице. И вызвано это было отнюдь не удовольствием, полученным от этого вечера, а возможностью уехать. Новогодний бал в Краене запомнился им надолго. Позже в комнате Элины, Дарион хохотал, вспоминая выражение лица девушки, когда Эш ловил «даму». Эштиар хоть и бурчал, но также посмеивался. Только Элька задумчиво накручивала на палец прядь волос. Раньше ей казалось, что балы это нечто волшебное, но теперь девушка изменила своё мнение.

— Вы как хотите, но я больше на такие балы ни ногой! — Эш сидел на подоконнике и, посмеиваясь, возмущался. — Это разве женщины?! Стая голодных животных и то ведёт себя приличнее! Раньше, хоть какие-то нормы соблюдали. Да что уж там, раньше я балы любил!

— Мужики там не лучше, — усмехнулся Дар. — Я боялся отойти от Мориона даже на пару шагов. Бр-р-р-р. Жуткое место. Лучше уж с нежитью на болоте танцевать самбу!

Что такое «самба» Элька не знала, но всё равно ей стало смешно. Потому она рассмеялась, а затем произнесла фразу, которая заставила вздрогнуть обоих хранителей.

— А мне понравилось! — девушка широко улыбнулась, глядя на перекошенные лица. — Где ещё я могла увидеть такое шикарное зрелище «Эш в ужасе от женщин». Я этот бал всю жизнь теперь помнить буду!

До хранителей дошёл смысл сказанного, и все трое покатились со смеху. Так и завершился первый неудачный опыт Эльки, в области светской жизни.

Глава 5

Утром за завтраком, Морион сообщил новость, которой с ним поделился мэр. Закрос привёз указ короля, где было сказано, что обучение простолюдинов, категорически запрещается.

— Можно подумать, раньше обучали кого-то кроме аристократов, — фыркнув, сказала Элька.

— Тут речь не о том, — Морион посмотрел на девушку. — Раньше, я мог спокойно учить «Элину — дочь охотника». Теперь же мне за это грозит, смертная казнь через повешение.

— Ого! — присвистнул Эш. — С чего бы королю вводить такие «милые» правила?

— Как мне сказал по секрету мэр, это временные меры. Разыскивают ведьму. Юную особу, на счету которой смерть целой деревни, — Морион глянул на побледневшую Эльку и быстро проговорил: — К твоим родителям, я уже отправил своего человека, узнать всё ли в порядке.

Последний раз отец, приезжал к Эльке за пару недель до бала, потому сейчас девушка не на шутку испугалась. «Целой деревни! А вдруг, это её деревня? — её мысли метались, словно стая диких животных запертых в клетке. — Я не прощу себе, если из-за меня что-то случится с семьёй». Заметив, что у Эльки дрожат губы, а в глазах стоят слёзы, Дарион вздохнул и проговорил:

— Не переживай. С твоей семьёй, всё хорошо.

Морион с Элиной в недоумении уставились на хранителя. На их лицах читался только один вопрос: «Откуда ты это знаешь?»

— Я уже давно поставил на деревню защиту, и решил пока её не снимать. Если там что-то случится, мне сразу станет об этом известно. Морион просто не был в курсе, — пожал плечами Дар.

— Это прекрасная новость! — воскликнул де Гис, а Элька тихо выдохнула. — Так вот, по сведениям из столицы, эта ведьма не обучена и очень опасна, — продолжил учёный, — и она может обратиться за помощью, в целях обуздания Силы. Отсюда и указ короля.

— Значит моё обучение окончено? — Элька глянула на учёного. — Вдруг кто-то узнает, что я не твоя племянница?

— Эль, ты по всем документам, являешься наследницей всего состояния рода де Гис и моей племянницей, — Морион тепло улыбнулся девушке, — никто не сможет к этому придраться.

— А что скажут в столице, тебя же там все знают, — спросил Дар. — Как ты объяснишь появление неучтённой племянницы?

Морион вздохнул и, глядя в сторону окна, начал рассказывать. О том, как он узнал о родовом проклятии, как умерла вся его семья. Кого убили, с кем произошёл несчастный случай. Как он остался единственным живым из рода де Гис. И как уехал потом в глушь, ожидая своего часа, когда за убийство родителей, казнили неизвестных никому колдунов.

— Скорее всего, они были не виновны, но меня тогда слушать не пожелали, — сказал учёный. — А племянница у меня была на самом деле, и она являлась потенциальным магом. Только звали её Эрина, и она была старше тебя на пару лет, но все записи я уже исправил. Как-то так.

За столом воцарилось молчание. Все хмуро ковырялись в тарелках. Настроение, как и аппетит, помахали им рукой. Следующая фраза Мориона, была логичной, но спокойствия не прибавила.

— Набор в академию через полгода. У нас мало времени, чтобы подготовить Элину к поступлению. Затягивать ещё на год, я не вижу смысла, и это просто опасно, — он обвёл взглядом присутствующих. — С завтрашнего дня мы приступаем к практике.

С того момента для Эльки начался новый этап в жизни. Теперь, вместо учебников и тетрадей, её пытались научить использовать магию. И если теория доставляла девушке одно удовольствие, то применить все знания на практике оказалось для неё непосильной задачей. Так в один из дней по полигону разносился недовольный голос Эштиара.

— Ты что творишь?! — зашипел Эш, глядя на очередную выходку Элины. — Сказано было: «Используя заклинание Факел, создать сгусток магического огня». А ты что сделала? Просто взяла и без всяких заклинаний создала огненный шар!

Целый час, Эштиар бился над проблемой — заставь Эльку использовать заклинания. Девушка развеяла шар и повернулась к Эшу, в её глазах плескалось раздражение. Поджав на миг губы, она с негодованием произнесла:

— Да кому нужны эти заклинания?! Пустая трата времени! Пока поймаешь нить потока, вплетёшь её в узор, проговоришь все эти слова. Да ещё и удержать попробуй все эти нити!

— Действительно, о чём я тут говорю. Прямо неразумный хранитель! — пропел Эштиар. — Ты же у нас самая умная и сильная. Правда, тебя ни капельки не смущает тот факт, что маги и ведьмы могут колдовать, лишь с помощью заклинаний. Но это тоже можно пережить, да? А может сразу, объявление дашь в газеты и расскажешь, кто ты такая? Там как раз разыскивают одну ведьму, — Эш хмуро смотрел на девушку, а следом произнёс ледяным тоном: — Илира никогда не позволяла себе использовать Силу напрямую, при свидетелях, даже будучи главой Ковена магов!

Щёки девушки запылали от стыда, ведь Эш был прав, и она это прекрасно понимала. После одной недели занятий на полигоне, Элина решила показать, что ей не нужны все эти заклинания. Магия вскружила голову, пробуждённая Сила, давала ложное чувство неуязвимости. И казалось, нет смысла прятаться от кого-то, когда ты можешь с помощью одной мысли сотворить невероятные вещи. Только невероятными они были лишь для Эльки, поскольку большая часть Силы, по-прежнему оставалась недоступна.

Элина стояла, виновато опустив голову, и пыталась справиться с чувствами. Как же невыносимо стыдно ей было в тот миг, и как девушка сожалела о том, что сделала. Насколько горько осознавать, что даже такие крохи магии заставили поверить в полную чушь и изменить своим принципам. Ведь Элька пообещала себе ещё перед поездкой в Краен, что никогда не поддастся тщеславию. А теперь девушке оставалось делать глубокие вдохи, чтобы унять эмоции, которые грозились выйти из-под контроля. Первая заповедь мага — «Спокойствие во время использования Силы». Если маг не справится со своими эмоциями, то это может грозить ему полным выгоранием.

Эштиар подошёл к Элине, положил руку ей на голову и, заглянув в глаза, спросил:

— Ну что, пришла в себя? Продолжаем или на сегодня достаточно?

— Мне нужен перерыв минут десять и продолжаем, — девушка решительно глянула на хранителя. — Ты прав, Эш, абсолютно во всём. А у меня очень мало времени, чтобы ещё отвлекаться на жалость и стыд.

Вздохнув, Элька подошла к Дариону, который внимательно наблюдал за ними сидя на бревне. Девушка уселась рядом с хранителем, тяжело вздохнула и потёрла лицо. Практика ей давалась невероятно тяжело. За время теории, Элина привыкла, что учиться легко. Ведь для того чтобы запомнить что-то ей требовалось лишь пару раз прочитать текст. И когда она осознала проблему, которая возникла на практике, начала расстраиваться. У неё не выходило создать даже банальные «светляки» с первого раза, не говоря о более серьёзных заклинаниях.

— Не переживай, — подбодрил её Дарион, — у тебя всё получится. Просто необходимо немного времени, чтобы научиться. Когда поймёшь, как это делается, станет намного проще.

— Надеюсь, что я это пойму не через два года, — хмыкнула Элька, — а то буду, самым тупым адептом академии.

Невесело усмехнувшись, Элина принялась восстанавливать спокойствие и спустя десять минут усиленно повторяла заклинание факела. Она честно пыталась вплести поток, но тот постоянно исчезал и выскальзывал из рук. Заклинание она освоила лишь к обеду и в расстроенных чувствах поплелась домой.

Эштиар внимательно наблюдал за девушкой и всё сильнее хмурился. Слишком тяжело ей давались заклинания, это было странно. Он подумал, что такими темпами она может оказаться отстающей в академии, и тогда привлечёт к себе внимание. Необходимо было срочно принимать какие-то меры. Потому во время обеда, сидя за столом, Эш вдруг спросил:

— В чём проблема, Эль?

— Я плохо вижу потоки, когда использую заклинания, — она грустно вздохнула, — очень сложно взять нечто, чего почти не видишь и ещё работать с этим.

— Почему сразу не сказала! — воскликнул Эш и посмотрел на Дариона. — После обеда идём на полигон, — затем перевёл взгляд на учёного: — Ри, ты с нами.

Морион удивлённо глянул на Эштиара. Мало того что хранитель сократил его имя до двух букв, так ещё и явно задумал, что-то серьёзное, иначе не позвал бы с собой. Ведь для чего может понадобиться помощь такого слабого мага, как он? А Эш не дал им возможности даже подумать и продолжил отдавать короткие указания.

— Эль, много не ешь. Дар, возьми настойку, напоишь Эльку, когда она в себя придёт. Ри, на тебе амулет барьера, а лучше два, — после чего хранитель сделал вид, что ему плевать на их обалдевшие лица, и продолжил есть.

— А может, скажешь, что ты задумал, о Великий и Ужасный?! — Элька, хоть и нахмурилась, но тарелку отставила и есть перестала.

Дарион сидел без движения, скрестив руки на груди. Он задумчиво посмотрел на брата и произнёс:

— Судя по всему, будем блок снимать, Эль.

Радуясь, что ничего не жевала в этот момент, Элина машинально подала салфетку Мориону, который выплюнул на себя суп.

— Совсем? — она испуганно взглянула на Эша.

— Нет, совсем не получится. Не выдержишь, а жаль, — он печально вздохнул. — Потоки ты из-за блока не видишь, это надо исправлять. Снимем ещё слой и посмотрим, что будет дальше. Если не поможет, то через месяц продолжим.

— Не круто ли, вдруг не справится? — спросил тихо Дар.

— Всё под контролем, — Эш подмигнул побелевшей девушке. — Я буду страховать, — затем глянул на брата: — Ты проведёшь ритуал, Ри будет следить за амулетами. Если первый начнёт слабеть, необходимо будет сразу подключить второй.

— Ты уверен, что я смогу тебя вытащить, брат? — ещё тише сказал Дарион.

Морион и Элина понимали, что происходит что-то необычное. Но, к сожалению, никто из них не знал, в какую авантюру их может втянуть хранитель. К тому же им слишком мало было известно о блоке и проблемах связанных с его наличием. Тут Эштиар одарил всех сияющей улыбкой, он посмотрел в глаза Эльке, и ответил Дару.

— А меня она вытягивать будет, я же её хранитель.

— Что?! — Элька задохнулась от возмущения. — Куда, вытягивать?! Как?

— Да всё просто, Эль, — Эш хмыкнул, глядя на возмущение девушки. — Ты должна будешь позвать меня обратно в реальность. И если ты почувствуешь нашу связь, то я вернусь.

За столом воцарилась гнетущая тишина. Элина просто открывала и закрывала рот, как выброшенная на берег рыба. Дар смотрел на брата и ждал, когда тот скажет, что это шутка. Морион же просто молчал и переводил взгляд с Эша на Дара и обратно, ничего не понимая.

— А если не получится? — нарушил тишину Дарион.

— Значит, будет у нашей Эльки, один хранитель! В вашем распоряжении полчаса на сборы и выдвигаемся, — припечатал Эш и встал из-за стола.

Через полчаса, как и планировалось, они вышли из дома. Полигон, где занималась обычно Элина, находился недалеко от города. Там располагалось старое, заброшенное кладбище. Люди туда не совались, оно было надёжно закрыто защитным куполом, поскольку раньше оттуда частенько в город лезла нежить. Вот прямо там хранители обычно и ставили барьер, чтобы Элька могла спокойно практиковаться. Купол на кладбище скрывал все всплески магии, маскируя их под себя, что было очень удобно.

Когда они прибыли на место, хранители принялись за подготовку к какому-то ритуалу. Элина понятия не имела, что будет происходить, и от этого ей становилось только страшнее. К тому же девушке не давали покоя слова Эштиара, сказанные накануне, потому ей оставалось только наблюдать и трястись от страха. Дарион кивнул Мориону и тот активировал амулет с барьером. После чего Эш вытащил кинжал и, резанув по своей ладони, пошёл по часовой стрелке, вычерчивая кровью круг. Дар достал бутылку с настойкой, способной привести в чувство любого — даже умирающего — и Элина побледнела.

Закончив с кругом, Эш дунул на ладонь, девушка с удивлением смотрела, как затягивается порез на руке хранителя. Затем он подмигнул Эльке, глядя в её испуганные глаза, и молча указал ей в центр круга, та уже слегка подрагивала от ужаса, но сделала шаг. Элина вдруг отчётливо поняла, что ей предстоит сделать нечто, о чём она и понятия не имеет, а ценой её действий будет жизнь Эша. Но выбора не было. Вздохнув, она позволила уложить себя на землю и ещё сильнее затряслась, когда рядом с ней лёг Эш. Дарион опустился на колени и, положив ладони им на лоб, принялся читать заклинание.

Поднялся пронизывающий до костей холодный ветер, воздух зазвенел и завибрировал от нарастающей Силы. Элька прикрыла глаза, у неё появилось ощущение, будто что-то ползает, прямо в её голове. Помня предупреждение Дара, что снимать блок под щитом будет неприятно, она постаралась расслабиться. Момент, когда слой блока слетел, Элина запомнила вспышкой боли, и леденящим душу криком, который вырвался из её рта.

В следующий миг боль ушла и всё вокруг заполнила собой гнетущая тишина. Девушка распахнула глаза, но вместо неба над головой, увидела серое марево. Элька поднялась на ноги и огляделась по сторонам — вокруг, никого и ничего. Где она находится, как оказалась здесь и зачем? Элина пыталась вспомнить, хоть что-то, только память не хотела отзываться. Сделав пару шагов вперёд, девушка резко остановилась. Звенящую тишину прорезал тихий, еле различимый звук бьющегося сердца — «тудум-тудум».

Желание, во что бы то ни стало, найти владельца этого звука, было просто невыносимо — как зуд, который не даёт покоя. Прикрыв глаза, она сделала первый шаг в направлении звука, второй, а затем пустилась бежать. Быстрее, пока ещё есть время, пока оно бьётся. Звук приближался, он становился всё громче, отчётливей — «ТУДУМ-ТУДУМ». И когда внезапно наступила тишина, Элина открыла глаза.

Перед ней были огромные каменные ворота с окованными железом створами, на которых поблескивали непонятные руны. Пристально разглядывая их, девушка пыталась понять, как они открываются. Но те распахнулись сами, явив взору темноту, из которой вновь раздалось — «тудум-тудум». Элька сделала глубокий судорожный вдох и шагнула внутрь. Ворота за её спиной захлопнулись с оглушающим звоном, погрузив всё вокруг в кромешную тьму.

Нервно озираясь по сторонам, Элька пыталась понять, куда пропал свет. В итоге она наугад сделала аккуратный маленький шаг вперёд, и тут опять услышала — «тудум-тудум». Поняв, что придётся идти в темноте, Элина вновь решила закрыть глаза и очень удивилась, когда её остановил еле слышный, будто звучавший у неё в голове, шёпот:

«Не закрывай глаза Эль, найди…»

Шёпот оборвался, так и не сказав, что именно ей надо найти. Он лишь оставил после себя чувство лёгкого разочарования, словно девушка рассчитывала на помощь от неизвестного, говорившего эти слова. С досадой прикусив губу, она решила всё же последовать совету, и пошла вперёд с широко открытыми глазами. Звук сердца был уже почти неразличим, отчего девушка начала паниковать и ускорять шаг.

В темноте показался слабый проблеск света. Элина не сразу осознала, что он ей не почудился, настолько быстро он исчез. Но стоило девушке увидеть его повторно, как она что было сил, рванула в ту сторону. Мерцающий сгусток света становился отчётливее с каждым шагом. Словно завороженная, Элька приблизилась к нему и протянула руку. Яркая ослепляющая вспышка, заставила девушку зажмуриться. А проморгавшись, она увидела стоящее перед ней, большое зеркало в золотой раме.

Элина подошла ближе, провела рукой по поверхности, где не было никакого отражения — только темнота, царившая кругом. По тёмной глади прошла рябь, а следом Элька с удивлением увидела в отражении себя. Только на неё из отражения смотрела не взрослая девушка, которой она была сейчас. Там сидела девочка лет десяти и дула на разбитую коленку. Вокруг неё ходил большой чёрный кот, будто успокаивая и обнимая хвостом.

— Я помню этот момент, — вслух сказала Элька, её голос тихим эхом прокатился по воздуху. — Интересно, что за кот?

И будто в ответ на её вопрос, картинка сменилась. Теперь в отражении был Зябка, он что-то увлечённо рассказывал Эльке, а затем наклонился к ней, приблизившись лицом к девушке. В этот миг чёрный кот с шипением прыгнул ему прямо на голову. Испугавшись до икоты, парень отошёл подальше от девушки. Он вытер кровь с расцарапанной щеки и сказал в сторону кота что-то явно обидное, поскольку кот вновь на него зашипел.

— Это тоже помню, дурак Зябка, лез целоваться, — пробормотала девушка. — К чему мне это показывают?

Она была в таком недоумении, что забыла куда направлялась. Но тут её отвлёк звук — тихое, надрывное «тук-тук-тук». У Эльки похолодело внутри, не может быть, она же так спешила. Руки затряслись от ужасного предчувствия надвигающейся беды. Элька сделала шаг в сторону, собираясь бежать на звук, но резко остановилась и развернулась к зеркалу. Вглядываясь в отражение до боли в глазах, она пыталась унять дрожь в руках.

На неё из отражения взирал молодой, высокий мужчина, с чёрными длинными волосами и невероятными зелёными глазами, в глубине которых то и дело чудились красные отблески. Он смотрел прямо в глаза Элине, отчего у неё быстрее забилось сердце. Во взгляде незнакомца была нежность и грусть — так смотрят на маленьких детей, которые сами того не ведая, причиняют боль. А когда его губы искривила до боли знакомая усмешка, что-то щёлкнуло в памяти.

Девушка стала открывать рот, что-то беззвучно проговаривая. Лишь отдельные фразы были слышны в абсолютной тишине, где больше не звучал тихий стук сердца.

«…А ты, с кошаками своими разберись, всю ночь орали и к тебе рвались…», «…Надо бы вам имена дать…»

— Эш, — прошептала Элька, словно пробуя имя на вкус.

Элина очень хотела вспомнить кто этот мужчина. Почему она впадает в такое отчаяние от одной мысли, что может его потерять?

— Да кто же… — начала говорить она и образ в зеркале начал исчезать.

Сердце девушки сжалось в болезненном спазме. С шумом выдохнув, Элина в ужасе подскочила к зеркалу. Она царапала трясущимися пальцами гладкую поверхность, откуда на неё насмешливо смотрела темнота. Но Элька не могла заставить себя остановиться, будто эти её движения могли помочь вернуть того, кто был больше…

Больше чем просто друг, с которым было весело проводить время в детстве. Больше чем учитель, который строгим голосом отчитывал её и старался научить управляться с магией. Больше чем наставник, который давал правильные советы в трудную минуту и помогал обрести себя.

Перед глазами девушки всё ещё стоял образ хранителя, с грустью взирающего на неё из зеркала. Элине показалось, что её сердце остановилось. Ведь она внезапно поняла, что Эштиар был для неё даже больше, чем просто хранитель. Он стал тем, ради кого хотелось жить, пусть она никогда и никому в этом не признается.

— Ты…Нет… — срывающимся голосом произнесла Элька. Из её глаз брызнули слёзы, и она громко крикнула в темноту, — Эш! Ты же обещал, что всё будет хорошо! А ну тащи сюда свою блохастую задницу! Эш, ну пожалуйста…Умоляю тебя… Вернись.

Голос девушки дрогнул на последнем слове и затих. Сердце изнутри царапало чёрными шипами горе, во рту появился привкус горечи. Элине показалось, что сама жизнь покидает её тело, а в душе поселился холод. Вокруг вновь воцарились тьма и давящая тишина, которую внезапно нарушил такой знакомый и родной звук «ТУДУМ-ТУДУМ». Две сильные руки обняли девушку сзади и тихий, но такой желанный в этот миг голос, прошептал:

— Ну и чего ревёшь?

Вздрогнув, Элька развернулась лицом к Эшу. Она вцепилась обеими руками в хранителя, словно он вот-вот исчезнет, и принялась пристально вглядываться в его лицо. Знакомые черты, зелёные глаза в которых вспыхивали алые блики. В первый миг, Элина не могла поверить, что он вернулся и стоит рядом с ней, а когда осознала — заревела в голос. Эш вздохнул, прижал девушку к себе и начал успокаивать. Она пыталась унять слёзы, которые не желали высыхать. В итоге мужчина взял девушку за подбородок и заставил её поднять голову. Улыбаясь, он вытер солёные дорожки слёз на щеках Эльки и произнёс:

— Пошли домой, а то боюсь, Дарион нас сам убьёт, когда мы вернёмся.

Посмотрев в зеркало, Элина увидела себя и Эша, лежащих на земле. Рядом сидел осунувшийся Дарион, с чёрными кругами вокруг глаз. На последнем дыхании он держал открытым для них путь назад. Эштиар крепко сжал ладонь девушки и недолго думая, они сделали шаг в отражение, где их дожидался Дар.

Когда Элька и Эш открыли глаза, Дарион с трудом нащупал бутылку с настойкой. Силы в хранителе практически не осталось, отчего перед глазами всё плыло. Держась на собственном упрямстве, он заставил сделать глоток сначала девушку, а затем и брата. После чего отхлебнул сам и упал набок, медленно восстанавливая энергию.

Через несколько минут настойка подействовала и все трое, постанывая от боли в затёкших конечностях, поднялись на ноги. Морион, глядя на вполне живых хранителей с девушкой облегчённо выдохнул. Учёный очень испугался, когда Элька с Эшем побелели и практически перестали дышать. Дарион в тот миг также напоминал скорее больного, который готовился отойти за Грань. Потому увидев, как на щеках Элины вновь заиграл румянец, он чуть не расплакался от счастья.

Девушка устало оглянулась по сторонам, взъерошила волосы и улыбнулась. К ней подошёл Эштиар и ласково погладил по голове. Но стоило хранителю сделать шаг в сторону, как ему в челюсть прилетел кулак.

— Ещё раз! Ещё хоть один грёбаный раз, ты решишь выкинуть нечто подобное, я тебя сам в забвение отправлю. Понял?! — яростно выкрикнул Дарион.

Элька с Морионом ошарашенно смотрели на братьев пытаясь понять, отчего Дар так сердится. Ведь насколько они поняли, ничего неожиданного не произошло. Эш сразу предупредил, насколько это может быть опасно. Только Дарион знал, как повезло брату. И будь на месте Элины та же Илира, сегодня произошло бы нечто непоправимое.

— Понял-понял, — пробормотал Эш, потирая подбородок.

— У меня есть предложение, — сказал вдруг, очень уставшим голосом Морион. — Давайте уже снимем барьер и пойдём домой.

Все оглянулись на учёного и увидели, что тот до сих пор сидит с амулетом, поддерживая барьер уже с помощью своего резерва. Эш тут же забрал амулет у Мориона, и закинул учёного на плечо, а к Дариону подошла Элька. Девушка прекрасно поняла, что если бы он не удержал путь и не смог шепнуть слова там, в темноте, они бы не справились. Потому она крепко обняла измученного хранителя и прошептала:

— Спасибо.

Вечером, сидя в своей комнате, девушка вспоминала всё, что произошло с ней за Гранью. В ушах всё ещё звенели слова Эша, которые она поняла, лишь вернувшись обратно: «…и если ты почувствуешь связь…» Правда, было ещё кое-что, о чём Элька решила молчать. Но теперь, каждый раз закрывая глаза, она с наслаждением прислушивалась к тихому звуку. Внутри в унисон с её сердцем, билось ещё одно, такое родное и любимое — «тудум-тудум».

Глава 6

Весь следующий день, Дарион демонстративно не разговаривал с Эшем и морщил носик при его появлении. Выглядело это, крайне забавно, ведь для всех Дар был милой блондинкой. Поэтому прислуга, тихо шепталась, строя догадки, над причиной обиды леди Дарины. Хорошо, что никто не увидел, как поздно вечером, эта хрупкая нимфа, зажала в углу Эша и, схватив того за грудки, приподняла над полом. Дарион сверлил брата злобным взглядом минуты две, после чего прошипел:

— Поговорим?

Дело в том, что вчера они так и не успели решить все свои разногласия, слишком все устали. И теперь Дарион просто пылал от ярости, оттого и не разговаривал с Эштиаром. Просто решил хоть немного успокоиться, прежде чем затевать разговор с братом. Вот только злость на Эша из-за его вчерашней выходки никуда не делась, и Дар молча проследовал в сторону кладбища. Он специально пришёл сюда, чтобы никто не подслушал. Кроме того, если вдруг эмоции возьмут верх, на полигоне всегда можно было дать брату по шее.

— Ты понимаешь, что мог нас всех угробить, демонов экспериментатор?! — Дарион просто кипел от возмущения, когда они пришли на место.

— Когда ты успокоишься и будешь готов выслушать, я отвечу на все твои вопросы, — тихо произнёс Эш, глядя на брата.

Дар глубоко вздохнул и постарался унять бушующий ураган внутри. Спустя пару минут, он уже намного спокойнее сказал:

— Рассказывай, с чего ты решил выкинуть подобное? Ведь явно не из эгоистичного желания, быстрее наладить связь с Элиной. Так зачем ты всех нас так подставил?

— Тогда за обедом, я понял одну вещь, — Эш вздохнул, — Элина не рассказала о том, что плохо видит потоки, поскольку и сама не поняла проблемы. Понимаешь? Ей очень трудно осознать, что является нормой в магии, а о чём надо рассказать.

— И это был повод отправить её за Грань? — Дарион изумлённо хлопал глазами, размышляя, а не сошёл ли брат с ума.

— Необходимо было что-то срочно менять, ведь Элька скоро поедет в академию, — раздражённо пробурчал Эштиар. — Кому-то из нас нужно было наладить с ней связь, чтобы понимать, если речь идёт о проблемах связанных с блоком!

— И почему ты выбрал на эту роль себя? — вкрадчиво поинтересовался Дар.

— Можно подумать, ты сам этого не понимаешь! — воскликнул Эш. — У меня очень мало Силы, потому долго держать путь открытым, мог только ты. Так что выбор, кому рисковать своей шкурой, я сделал за нас двоих. Уж извини.

— Троих! Я бы даже сказал четверых, — Дарион внимательно посмотрел на брата. — Ты ведь понимаешь, что Элина могла остаться за Гранью? Или тебе действительно плевать, даже на неё?

— Не ври, Эльку ты бы вытянул, — начал говорить Эш, но Дарион его перебил, поскольку уже не мог остановиться.

— Конечно, я бы её вытянул, если бы она захотела! Но спешу тебя расстроить, братик, она не хотела! И мне интересно, чего ты добивался? Ладно тебе плевать на себя. Как хранитель, ты просто исчез бы до появления новой преемницы. Но как ты посмел рисковать её жизнью. Я уже молчу о себе и бедняге Ри, который барьер на своём скудном резерве держал. Да и об остальных последствиях! Мир тебе не жалко?

— Знаешь, Дар, вот сейчас ты истеришь, как настоящая блондинка, — процедил Эштиар.

Задохнувшись от возмущения, Дарион вновь стал мужчиной и подошёл к брату. В его янтарных глазах плясали огоньки искреннего негодования. Эш не отставал от него и сверкал своими изумрудными глазами, где сверкали алые блики. Минуту они молча мерялись взглядами и вдруг Эштиар рявкнул:

— Я был уверен, что Элина справится! Понял! — прикрыв на миг глаза, он тихо, словно на исповеди прошептал: — Она очень сильная, брат, не такая, как остальные. Элина похожа на неё не только внешне. Перестань относиться к девочке, словно она младенец. Поверь, Элька ещё не раз сможет нас удивить.

Дарион ловил ртом воздух, поскольку слова брата сказали ему о многом. Например, что Эш до сих пор живёт прошлым и видит в Эльке совсем другого человека. Поскольку такая фанатичная вера в девушку, это ненормально. Нельзя сравнивать Элину с первой обладательницей искры, ведь они сделают только хуже, если начнут требовать от неё таких же поступков.

— Брат, неужели ты не видишь и не понимаешь? — осторожно произнёс Дар.

— Это ты не хочешь видеть, — нахмурившись, сказал Эш и покачал головой. — Наша задача, помогать девушке и направлять её. Но ты продолжаешь носиться с ней, как с маленькой. А в итоге, из лучших побуждений, оказываешь Эльке дурную услугу. Ведь ты всегда так делал, со всеми.

Ветер трепал длинные светлые пряди волос Дариона. Сжав руки в кулаки до побелевших костяшек, он заскрипел зубами. Наброситься на брата с новыми упрёками ему мешало осознание, медленно пробирающееся в разум — Эштиар абсолютно прав. Оттого следующие слова брата даже успокоили.

— Считаешь, что я вижу в Эльке другого человека? Так вот ты ошибаешься. Я вижу в ней только Элину — невероятно сильную девушку, которая намного лучше, чем все её предшественницы. Мне не плевать на неё, просто я хочу, чтобы она повзрослела и обрела себя, ты и сам это знаешь.

— Знаю, — запрокинув голову назад, прошептал Дарион. Кулаки хранителя разжались, и он тоскливо протянул, глядя на яркие звёзды в ночном небе: — Как же это тяжело. Они ведь все для меня остаются детьми, которых я теряю. Всегда. Особенно она.

Эштиар вздрогнул, словно от порыва холодного ветра и хлопнул брата по плечу, привлекая его внимание.

— Ничего брат, мы оба совершаем ошибки. Просто у каждого они свои. Сейчас у нас мало времени, потому давай учить девочку, — дождавшись кивка от брата, Эш вдруг улыбнулся и в его взгляде промелькнул огонёк веселья. — Кстати, сегодня Ри пришло письмо, его приглашают на работу в академию, преподавателем магического естествознания. Он ещё не в курсе, весь день как овощ провалялся. Я собираюсь убедить его, согласиться. Так Эльке будет чуточку проще.

Дарион внимательно посмотрел на брата, пытаясь понять, что ещё придумал, этот сумасшедший. Обычно с таким довольным лицом он объявлял об очередной авантюре. Главное, чтобы на этот раз, его затея не закончилась плачевно для всех.

— С этим я согласен, — осторожно протянул Дар. — Давай выкладывай остальное. Я же знаю этот взгляд и тон.

— Тогда ты помнишь, что в академии запрещено пребывание с хранителями? «Все должны быть равны…» и бла-бла-бла. Как они до сих пор этот пункт не убрали, ума не приложу, — Эш усмехнулся. — Так вот, у них также освободилась должность преподавателя по боевой магии. И я собираюсь обучать бедных адептов, ближайшие пять лет.

— Оу, действительно бедные, им можно заранее посочувствовать, — хмыкнул Дар, — а я каким образом туда попаду?

И вот тут случилось то, чего Дарион ждал — Эштиар опустил глаза, чтобы не смотреть на брата и замялся. Наблюдая за всей этой картиной, Дар начал нервничать. Только следующая фраза, заставила его потерять дар речи на несколько секунд.

— Ну… как бы…ты поедешь как адептка и невеста Мориона, — сказав это, Эш даже сделал пару шагов назад.

Дар не мог поверить в то, что услышал. Он открывал и закрывал рот в немом изумлении от наглости братца. Лишь спустя минуту Дарион наконец-то смог выдавить из себя:

— Ты совсем обалдел? Может, сам будешь «невестой», а я боевую магию отправлюсь преподавать?

— Не получится, — Эш старательно прятал улыбку, поняв, что буря миновала, — я лучше знаю предмет, это раз. Мне будет сложно изобразить тебя, ведь многие уже знают леди Дарину, это два. Ну и главное, будучи преподавателем, в случае опасности ты не сможешь отреагировать, так как связи у вас с Элиной нет.

Эштиар смотрел на брата, который стоял с закрытыми глазами и делал глубокие вдохи, чтобы успокоиться. Едва заметно хмыкнув, Эш решил успокоить Дариона:

— Да ты мысли позитивно! Вы будете жить в одной комнате, она будет всегда под твоим присмотром.

На лице Дариона появилось задумчивое выражение, и в следующий миг он загадочно ухмыльнулся.

— Знаешь, ты прав. Я буду постоянно рядом с Элиной. А она как раз взрослеет, ей так не хватает общения и крепкого мужского плеча. Ведь я не обязан всегда быть девушкой, в комнате нас никто не увидит. Согласен!

— Рад, что ты внял голосу разума, брат, — слегка напрягшись, от реакции Дара, ответил Эш.

Они направились обратно в дом Мориона. По пути Эштиар всё бросал на Дариона подозрительные взгляды, чем неимоверно смешил брата. Ведь Дар специально так сказал, чтобы подтрунить над Эшем. Это была месть за ближайшие несколько лет, которые хранителю предстояло провести в облике девушки.

На следующий день, когда все уселись за стол, Эш обвёл взглядом их небольшую, но дружную компанию и лучезарно улыбнулся. От этой улыбки Морион с Элькой вздрогнули. Хранитель всегда так делал, перед тем, как сообщал им всем какую-нибудь фееричную новость. Только не всегда такие новости радовали.

— Собирай вещи, Ри, — обратился он к учёному. — Ты едешь в Митрон вместе с нами.

Морион в очередной раз поперхнулся, и Элина по привычке протянула ему салфетку. Откашлявшись, де Гис беспомощно посмотрел на Дариона, затем на Эльку и тихо поинтересовался:

— Зачем? Я же оттуда специально уехал.

— Будешь учить подрастающее поколение премудростям магического естествознания, — хмыкнул Эштиар, намазывая маслом ломтик поджаренного хлеба. — Я уже отправил положительный ответ от твоего имени. Кстати, мы будет коллегами, поскольку я также буду преподавать в академии. Гренку будешь? — невпопад спросил хранитель Эльку, на что девушка ошарашенно моргнула.

— Но как я буду работать в академии, когда на мне проклятие? — просипел Морион.

— Элементарно мой друг! — снисходительно улыбнулся Эш. — Мы минимизируем действие проклятия. Ты проживёшь долгую счастливую жизнь. Возможно не такую долгую, как все остальные маги, но тебе хватит. Поверь на слово. И прежде чем ты начнёшь отказываться, подумай о том, что Элине очень пригодится твоя помощь. Не ты ли хотел ей помочь?

Вот именно об эти аргументы разбился протест учёного. Задумавшись на пару минут, Морион дал положительный ответ. Но это не помешало ему и Элине сидеть в недоумении до конца завтрака. Ведь не каждый день они слышали, что Эштиар решил стать преподавателем. Недоумение переросло в откровенный шок, когда они узнали, что Дарион поедет с ними под видом невесты Мориона. Эш вздохнул, глядя на притихших де Гиса с Элькой, и принялся всё подробно объяснять.

Вскоре все вопросы на тему преподавания и переезда были решены. Элина радостно поглощала завтрак, представляя, как ей будет хорошо в академии. Ведь там не придётся изучать предметы в ускоренном темпе. Никто не станет будить её ни свет ни заря, ради отработки заклинаний, которые никак не удаётся применить. Элька представляла, как познакомится с другими адептами. Девушке очень хотелось, чтобы у неё появились друзья, с которыми она будет развлекаться, и ходить на вечеринки. Морион как-то рассказывал ей, насколько весёлая жизнь в академии.

А сам Морион в тот момент прикидывал, сколько ему потребуется времени, чтобы уладить все вопросы в Краене. Он собирался пригласить семью Элины в свой дом. Всё-таки особняк останется без хозяев, а охотнику с женой и сыном тут будет комфортно. Но, даже если они откажутся переезжать в этот дом, забрать их из деревни было просто необходимо. Слишком опасно оставлять там родных Эльки. Кроме того, де Гис уже представлял, как отреагирует на его отъезд Себастьян. Скорее всего, дворецкий захочет поехать с ними, а кто тогда будет присматривать за всем в Краене?

Себастьян в свою очередь сидел на кухне, пил горячий чай, заваренный на травах, и понятия не имел, что вскоре всё круто переменится. Дворецкому нравились новые жильцы особняка. К Элине он относился, словно она его родная дочь, которой у мужчины никогда не было. Девушка была очень добрая и светлая. Каждый раз глядя на неё, Себастьян ловил себя на мысли, что он начинает улыбаться.

За своими размышлениями практически никто из присутствующих не заметил безмятежной улыбки Дариона. Хранитель вновь был в облике Дарины и смотрел на всех сияющими от радости синими глазами. Только Эштиар бросал обеспокоенные взгляды на брата. Он знал, что тот не преминет устроить какую-нибудь пакость, в отместку за вынужденное пребывание в теле девушки. Потому, когда Дар заговорил, все вздрогнули. Элька с Морионом от неожиданности, а Эш в ожидании слов брата.

— Эль, ты сильно не наедайся, — произнёс хранитель. — После отработки заклинаний, у тебя будет физподготовка. Тело должно быть таким же сильным, как и дух.

Бедная Элька поперхнулась. Только она размечталась, что после ритуала ей станет чуточку легче. Вот зачем ей физподготовка? Неужели хранитель решил сделать из неё боевого мага? Заметив обречённый взгляд девушки, Дарион вздохнул.

— Тебя ищут, Эль, и это серьёзно. А ты в случае чего, даже убежать не сможешь с непривычки, — объяснил он. — Поверь, тяжело будет только в начале, потом привыкнешь, и сама будешь просить о новых тренировках. И в академии в любом случае будет физподготовка, ты же не хочешь стать отстающей и привлечь к себе этим внимание?

— Да, Эль, в академии тебе очень пригодится физподготовка, — кивнул Морион. — Я и сам подумывал, как бы включить её в твою программу.

— Хорошо, — простонала девушка, понимая, что покоя ей не дадут.

— А почему это ты будешь заниматься её подготовкой? — вдруг возмутился Эштиар. — Думаю, лучше меня никто не сможет научить Элину всем премудростям боя.

— Ты не кричи, Эш, — пропел елейным голоском Дарион. — Забыл, что у тебя не будет на это времени? Ведь тебе необходимо подготовиться к обучению адептов. Программа нынче сильно изменилась с тех пор, как ты последний раз был в академии. Так что, учить Элину буду я.

Эш досадливо хмыкнул и покачал головой, но спорить не стал. Значит, брат решил надавить на то, что именно он будет больше всего времени проводить с девушкой. Ладно, может так ему станет чуточку легче. Всё же хранителю очень тяжело жить без привязки. Пусть Дарион будет ближе к Элине, поскольку никто не мог даже предположить, когда девушка сможет сделать привязку второго хранителя.

Быстро разделавшись с завтраком, Элька встала из-за стола. Она морально готовилась к очередной пытке с заклинаниями. Конечно, ей пообещали, что станет намного легче пользоваться магией, но верилось в это с трудом. Проходя мимо Мориона, девушка вдруг остановилась и с немым восторгом засмотрелась на учёного. Такого потрясающего воображения зрелища, Элина не видела в своей жизни никогда. Это было сияние искры Силы.

Она вглядывалась в эту красоту всё глубже и глубже, пока не заметила странное чёрное пятнышко, которое ей не понравилось. Элька потянулась рукой, и попыталась смахнуть пятно, словно мусор, мешавший обзору. В столовой раздался перепуганный окрик хранителей, на который девушка не обратила никакого внимания.

— Эль! Нет!

Только она очень увлеклась процессом, ведь пятно, словно надоедливая муха прилипло к её ладони. Такой поворот событий Элину не устроил, и она сжала кулак, растирая пятно, пока оно не стало пылью. Удовлетворённо кивнув, девушка отряхнула руки, как делала это в детстве с прилипшей, а следом высохшей грязью. В этот миг перед её глазами, будто чужое воспоминание, промелькнуло лицо незнакомого мужчины. Не придав значения этому видению, Элька моргнула и поёжилась от напряжённого взгляда Дариона, в котором бушевал настоящий ураган.

— Ты сама поняла, что сейчас сделала? — тихим рассерженным голосом произнёс хранитель.

Элька испуганно оглянулась по сторонам, ища поддержки или объяснения у Эша с Морионом. Однако Эштиар качал головой и с трудом сдерживал смех, потому объяснять ничего не спешил. А вот Морион смотрел в одну точку, как пришибленный, и тихо бормотал:

— Как такое возможно? Этого не может быть. Так не бывает.

Нервно потеребив кончик золотистой косы, Элька подумала, что сделала нечто плохое и явно навредила Мориону. Она так расстроилась, что чуть не расплакалась. Девушка опустила голову и очень тихо, с дрожью в голосе ответила Дариону:

— Пятнышко убрала, оно там было лишнее. Я что-то опять не то сделала, да?

— Ты неподражаема! — захохотал вдруг Эш, отчего все подпрыгнули на месте, — пятнышко убрала! Вот умора!

— Ничего смешного, — сказал Дар, сурово глядя на Эштиара, вытирающего слёзы от смеха.

— Да ладно тебе! — фыркнул Эш. — Она же сказала, пятнышко было лишнее.

Дар сердито поджал губы и уже собирался высказать всё брату, но тот резко перестал смеяться. Элина затаила дыхание, в ожидании нагоняя. Эш всегда так делал — сначала смеялся и издевался, а потом отчитывал так, что хотелось забиться в дальний угол. Хранитель стал предельно серьёзным и пристально глянул на Эльку.

— К сведению для «маленьких недоучек», которые плохо читают учебники, — чеканя слова, произнёс он. — Родовое проклятие не снимаемо! Его можно перекинуть на кого-то другого. Максимально уменьшить силу и влияние, на конкретного члена семьи, что мы и сделали. Но, снять его невозможно!

Элька вскинула голову и переводила изумлённый взгляд с одного хранителя на другого. В очередной раз она не понимала — хранители так шутят, или она действительно сделала нечто невозможное по определению. В этот момент со стула поднялся Морион. Он подошёл к девушке и крепко обняв, прошептал срывающимся голосом ей на ухо:

— Спасибо.

С того дня для Эльки началась настоящая гонка. Теперь утро начиналось с пробежки, пять кругов вокруг кладбища. Затем шла разминка, преодоление полосы препятствий, что соорудили специально для неё. После она завтракала и изучала теорию до обеда, поскольку Морион сказал, что нечего тратить зря время. По окончанию обеда, слегка окосев от полученной нагрузки и хлебнув восстанавливающего зелья, Элька возвращалась на полигон, чтобы отработать очередное заклинание.

К слову с заклинаниями всё же ничего не вышло. Да, Элина начала видеть потоки, но по-прежнему не могла их схватить. Слишком они были большими для девушки, чтобы она смогла их удерживать, да ещё и создавать из них плетения. Но Элька нашла довольно оригинальный выход из положения.

Как-то она задумалась на одну очень интересную тему. Зачем хватать то, что невозможно удержать, если проще отщипнуть кусочек? Раз этого всё равно никто не замечает, почему бы не сделать всё по-своему. В итоге она вырывала куски из потока, скручивала их в тонкие нити и плела заклинания. Только это не всегда получалось, поскольку порой нити рвались. К тому же весь процесс занимал вдвое больше времени. Эш качал головой, но решительно отказался снимать ещё один слой блока.

— Если сейчас устроить Элине такую встряску, она не выдержит, — объяснил он Дариону, когда тот предложил вариант, как помочь девушке с нормальными заклинаниями. — Всему своё время, брат. Она справится, только не так быстро, как мы рассчитывали.

— Главное успеть, пока ещё барьер стоит, — тяжело вздохнул Дар.

Больше к этому вопросу хранители не возвращались и работали с тем, что есть. А через месяц, вернулся человек, которого де Гис посылал в деревню. Он подтвердил, что с семьёй Эльки всё хорошо. Хоть Дарион и заверил всех, что ничего плохого с ними не произошло, но Морион всё равно вздохнул с облегчением. Однако новость об уничтоженной соседней с ними деревушке, заставила учёного понервничать.

Морион не очень долго думал над проблемой, ведь он уже давно принял решение перевезти семью Эльки в Краен. Потому мужчина сразу же принялся писать письмо Балиру. Он объяснил, что им опасно оставаться в деревне, и пообещал прислать за ними своего человека, который привезёт их в город. Поразмыслив, де Гис напомнил, как переживает Элина, ведь Балир мог и отказаться из вежливости. А также сообщил, что скоро они с Элькой уезжают в столицу.

Учёный закончил письмо фразой: «Отговорки и протесты не принимаются», — после чего дал необходимые распоряжения Себастьяну. Когда Морион рассказал обо всём хранителям, Эш слегка нахмурился. Но пробежав взглядом по строчкам в письме согласился, что так действительно будет лучше. Элька очень обрадовалась, услышав новости о родных от де Гиса. Она хоть и верила Дару, но получить подтверждение было приятно. Дарион же пришёл в полный восторг — больше не придётся скрывать от всех, целую деревню, и тратить на это Силу.

Время стремительно летело вперёд, заставляя всех обитателей особняка в Краене ощутить, насколько они не успевают подготовить ко всему девушку. В какой-то момент, они вздохнули и осознали, что больше ничего не смогут вложить в её голову. Ведь за прошедшие месяцы Элина настолько измоталась, что перестала реагировать даже на Эша, который ежедневно отчитывал её из-за заклинаний.

А когда Мориона сообщил, что через три дня они уезжают в столицу, девушка лишь молча кивнула, встала из-за стола и поплелась обратно на полигон. Нахмурившись, де Гис проводил Элину задумчивым взглядом. Он понял насколько, они загоняли Эльку. Примерно через неделю должна была приехать в Краен её семья, а она даже не расстроилась, что их не увидит.

В итоге все тренировки и занятия прекратились в тот же день. Поскольку Элина уже была похожа на зомби не первой свежести, ей назначили отдых и сон. Дарион не дал Эльке даже собрать вещи, заверив, что они справятся и без неё. На что девушка не возражала, слишком тяжело ей дались последние месяцы. Эштиар с беспокойством поглядывал на Элину, перестал издеваться и принялся её жалеть, чем вызвал шок у всех. Но благодаря этому, Элька довольно быстро начала приходить в чувства.

Спустя три дня, девушка смотрела из окна дилижанса на исчезающий вдалеке город Краен, где она прожила два года и стала абсолютно другим человеком. Элина пыталась подавить щемящую грусть в своей душе. Именно в этот момент, она прощалась не с городом, а со своим уютным миром детства, где было всё просто и понятно. Эш, глядя на опечаленную девушку тепло улыбнулся. Он прекрасно ощущал все эмоции Элины и знал, насколько тяжело оставлять прошлое, делая новый шаг в будущее. Потому склонившись к ней, хранитель тихо прошептал:

— Не грусти, всё только начинается.

Глава 7

Дилижанс бесшумно катил по широкому тракту, нагоняя сонливость на пассажиров. Практически всё время в пути Элька спала, а просыпаясь, просила Эша рассказать ей о столице. Хранитель начинал говорить и при этом осторожно гладил её по руке, вновь усыпляя при помощи магии. Он понимал, что Элине необходим отдых, потому делал всё, чтобы девушка восстановилась за время путешествия.

В столицу Лаоранского королевства Митрон, Элька приехала отдохнувшей и полной сил. Но при этом о городе она практически ничего так и не узнала, оттого чувствовала себя ребёнком, которого привезли на ярмарку. Подъехав к городским стенам, всех пассажиров вместе с вещами высадили на длинную платформу. По форме она напоминала обычный прямоугольник, украшенный вензелями и оборудованный сидениями. Платформа поднялась невысоко над землёй и медленно залетела в громадные ворота.

Как объяснил Эштиар, дилижансам запрещено заезжать в город, чтобы не было заторов на дорогах. Но брать плату за въезд с пассажиров нельзя, поскольку всё это уже включено в стоимость проезда. Вот и придумали местные маги-артефакторы такие платформы — просто удобно и не требует особых затрат в магии. К тому же всё это упрощало работу стражи стоящей на воротах. Ведь всех пассажиров дилижансов досматривали при посадке в транспорт.

Вскоре они пересели в чёрный блестящий, мобиль — да-да тот самый, о котором в детстве рассказывала Элька — и отправились в городской особняк де Гиса. Мобили, как и дилижансы, работали с помощью магии. Они выглядели, как небольшие закрытые экипажи без лошадей. Всё тот же принцип пространственной магии, позволял разместить с комфортом до шести пассажиров. Правда, ездили мобили намного медленнее, чем дилижансы, но в городской суете огромная скорость была лишней.

Элина изумлённо смотрела из окна на незнакомые улицы. В отличие от Краена, столица была огромна — только до особняка де Гиса они добирались около часа. Дороги, разделённые на четыре полосы, по краям которых шли широкие пешеходные зоны, очень впечатлили девушку. На перекрёстках стояли столбы с фонарями — они меняли цвет с красного на зелёный и обратно. По этим фонарям все и определяли, когда ехать мобилю, а когда идти пешеходу.

Элька открыла рот, когда увидела пролетающий в небе над городом корабль с белоснежными парусами, которые развевались на ветру. Он был весь испещрён рунами, которые блестели на солнце, будто драгоценные камни. У девушки случился настоящий шок, и она долго не могла поверить своим глазам. Но медленный полёт корабля, говорил, что всё происходит на самом деле.

— Почему они не летают в Краене? — благоговейным шёпотом спросила Элина у Эштиара

— Там некому будет платить за такое удовольствие, очень дорого, — он тихо хмыкнул и, понизив голос произнёс: — Подожди, ещё магов-артефакторов увидишь. Те вообще, создают себе крылья и летают, как птицы! — после чего вздохнул и добавил: — Но опять же, слишком дорого, чтобы всё это пустить в производство.

Приоткрыв рот, Элька слушала хранителя, а следом вдруг рассмеялась и воскликнула:

— А Зябка-то провидцем оказался! Они таки «летают по небу, аки птицы!»

Эш задумчиво смотрел на счастливое лицо девушки, слушал её смех и укреплял щиты. Всё оттого, что радость Элины разлеталась в разные стороны, словно брызги игристого вина. Хранитель понял, что и сам сейчас начнёт хохотать, но это было не правильно. Ведь на самом деле, Эштиар хотел нахмуриться. Он не любил, когда Элька вспоминала этого Зябку, поскольку парень ему никогда не нравился.

Но даже несмотря на недовольство от воспоминаний девушки, Эш ощутил, как внутри рождается тепло. Вся отчуждённость, с которой он относился к обладательницам искры, таяла, словно лёд по весне. И спустя пару мгновений, хранитель уже искренне улыбался, наблюдая за реакцией Элины на чудеса столицы. Сама того не подозревая, Элька вернула Эштиару жажду жизни.

Когда мобиль остановился перед шикарным трёхэтажным особняком, девушка слегка растерялась. Около входа их встречала целая делегация. Впереди стояли два человека — мужчина с женщиной в почтенном возрасте и строгом одеянии. За ними выстроились в две шеренги люди в одинаковой форме прислуги. А из дома к ним вышел молодой мужчина, в модном сером костюме с тростью в руках. Он пригладил свободной рукой свои соломенные волосы и посмотрел на Мориона мутными серыми глазами.


Радостная и невероятно доброжелательная улыбка расцвела на лице мужчины. Только Элина явно видела в его взгляде досаду, раздражение и даже злость — весь этот спектр эмоций предназначался де Гису. Раскинув руки для объятий, незнакомец шагнул к Мориону с восклицанием:

— Я не поверил своим ушам, когда мне сообщили, о твоём возвращении!

Он вроде как по-дружески приобнял учёного и Элька с трудом удержала на лице прежнее выражение. Поскольку она отчётливо видела, с каким пренебрежением, этот мужчина относится к Мориону. И к тому же Элина явно встречала этого сероглазого раньше, но не сразу вспомнила, где именно. А когда в памяти вновь промелькнуло лицо мужчины, как утром в столовой, когда девушка сняла проклятие с учителя, Элька замерла.

— Брил, как я рад тебя видеть, — ответил Морион и, указав на своих спутников, представил, свою племянницу с женихом, а также невесту.

Брил де Войр являлся юристом, финансистом, управляющим и другом семейства де Гис. Озадаченно уставившись на Эльку, мужчина понизил голос до шёпота, чтобы его никто не услышал и спросил:

— Друг мой, а ты уверен, что это племянница?

Эштиар еле заметно усмехнулся, хранителю не оставило труда расслышать каждое слово де Войра. Дарион всё это время хлопал ресницами, старательно изображал дурочку невесту и делал вид, что его интересует лишь бабочка, пролетающая мимо. А вот Элька, наоборот смотрела прямо на юриста и злилась, чем привлекла внимание Эша. Было ощущение, что девушка пыталась взглядом, просверлить в нём дыру или сжечь на месте. Эш наклонился к её уху и чуть слышно сказал:

— Детка, ты очень неприлично себя ведёшь. Так пялиться на мужчину неприемлемо, даже если он убил всю твою семью одним махом.

Элька моргнула, очень медленно выдохнула и повернулась к Эшу. На её губах появилась горькая усмешка, и она жестом попросила хранителя наклониться, чтобы едва слышно шепнуть:

— А он примерно так и сделал.

Выпрямившись, хранитель внимательно посмотрел в глаза Элине и считал образ её воспоминаний. Девушка заметила, как на мгновение его зрачки стали вертикальными, а глаза блеснули алым цветом. Эш прошептал ей тихо на ухо: — Ни слова. Я всё сделаю, — после чего, подошёл к Мориону с Брилом. На лице хранителя появилась улыбка до ушей, когда он протянул руку, блондину.

— А вы, видимо, тот самый, Брил де Войр! — улыбка стала слегка безумной и не сходила с его лица ни на секунду. — Как же я рад вас видеть! Столько о вас слышал!

Брил на секунду опешил от такого яростного напора со стороны незнакомого человека. Но следом внимательно оглядел Эша и расплылся в ответной приветливой улыбке.

— Думаю, не ошибусь, если предположу, что передо мной блистательный маркиз де Круа? — после милостивого кивка Эштиара, он продолжил: — Как поживает Ваш отец? Знаете, Вы очень на него похожи, будто один человек. Удивительно, как мы повторяем своих родителей!

— Действительно, мне многие говорят, что я его точная копия, — уже совсем оскалившись, что смотрелось довольно жутко, произнёс Эш. — К сожалению, отец скончался. Все мы не вечны. Но прожить три сотни лет, это весьма недурно! Не находите? Так вот, о чём это я? Мне сказали, что вы лучший юрист во всём королевстве!

— Думаю, мои заслуги слегка преувеличены, — самодовольно протянул блондин.

— Ничуть. У меня к вам один очень важный вопрос, — перебил его Эш, и улыбка исчезла с его лица, словно кто-то её стер одним движением. — Какое предусмотрено наказание за наведение родового проклятия, повлёкшего смерть практически всего рода аристократов? При условии, что род не какой-то там мелкий и никому не известный, а один из самых древних в королевстве.

Брил де Войр гулко сглотнул слюну, бросил мимолётный взгляд на Мориона и тут же взял себя в руки. Элька наблюдая за мужчиной, сжала кулаки до побелевших костяшек, настолько у неё чесались руки дать этому гаду в нос. Прямо как в детстве, когда не задумываешься, что нос можно и сломать. На губах де Войра застыла натянутая улыбка, и он всё же произнёс:

— Смертная казнь и посмертие в виде умертвия сроком на тридцать лет. Я могу поинтересоваться, о ком идёт речь?

Эш вместо ответа демонстративно щёлкнул пальцами и де Войра тут же опутали мерцающие нити, которые не давали тому даже пошевелиться. Затем хранитель посмотрел на сильно побледневшего Мориона и сказал:

— Думаю, самое время вызвать патруль и проводить, этого, — Эш кинул презрительный взгляд на Брила, который, казалось, перестал даже дышать, — в камеру, для последующего разбирательства и наказания.

После этих слов всё пришло в движение, словно по команде. Морион достал кристалл связи, прошептал в него что-то и тот засветился красным. Дарион перестал делать вид, что он девочка-блондинка и его ничто не интересует. Он взял Эльку под руку и повёл девушку к дому, чтобы увести её подальше, пока не прибыл патруль. Слуги также практически бегом устремились в дом.

Только Эш с морионом остались на улице в ожидании стражей порядка. Хранитель внимательно разглядывал блондина, скованного магическими путами и презрительно усмехался. Эштиар настолько разозлился, что не смог устоять перед соблазном дать прочувствовать де Войру всю прелесть ужаса перед смертью. Нет, он не устраивал шоу с применением зрелищных заклинаний. Просто внезапно вспомнил, кем он был когда-то давно и его глаза налились алым светом.

Морион расширенными от благоговейного ужаса глазами смотрел, как Брил де Войр начал стремительно седеть — вот прямо от макушки и до кончиков. Кожа мужчины истончилась, стала похожа на древний пергамент и сморщилась. Блондин замер словно в трансе и смотрел в красные, с вертикальными зрачками глаза Эша. Раз за разом он переживал страх, который испытали все погибшие по его вине люди. К моменту прибытия патруля, на месте де Войра стоял немощный ополоумевший старик.

— Ох, Единый сохрани! — воскликнул один из патрульных, прибывших к особняку. — Что с ним произошло?

Эш криво усмехнулся после короткой молитвы патрульного новому богу. Затем бросил на него безразличный взгляд и выдохнул, возвращая себе трезвость мысли.

— Родовые проклятия имеют свойство обращаться против того, кто их навёл, — ледяным тоном произнёс Эштиар, а после кивнул в сторону мужчины. — Заберите уже отсюда этот мусор. Если понадобятся показания свидетелей, пришлите оповещение.

Он протянул, свою визитку патрульному, который молился Единому. Тот глянул на белый прямоугольник с золотистыми вензелями и его лицо вытянулось от удивления. Обернувшись к своим коллегам, патрульный мимикой показал им, что дело очень серьёзное, а клиент неимоверно важный. Все стражи порядка тут же вытянулись по стойке смирно. После чего заверили Эштиара, что обязательно сообщат ему, когда будет проходить разбирательство, и наконец-то увели за собой хнычущего от ужаса старика.

В это время Элька с Дарионом успели познакомиться прислугой. Кем являются девушки, все услышали от хозяина, потому приняли их в радостными улыбками. Оказалось, что о проклятии знали только дворецкий и экономка — те самые пожилые мужчина с женщиной, встречавшие их у порога. Они очень обрадовались новости, что де Гис избавился от проклятия, и теперь проживёт долгую жизнь. Более того, они выразили свой восторг, по поводу «чудом выжившей племянницы» графа.

На Дариона они отреагировали меньшим энтузиазмом, чем на Элину. Это было вызвано природной подозрительностью, с которой прислуга относилась ко всем, кто ещё не являлся членом семьи. Ведь никто не знал, чего можно ждать от девушки. Правда, смотрелось всё это очень забавно, поскольку Эльку тоже никто не знал. Только отчего-то именно к ней все прониклись глубокой симпатией с первого взгляда.

Пока Эштиар и Морион находились на улице, Элина быстро сообщила слугам, что торжественный обед по случаю приезда графа отменяется. Но попросила накрыть стол на четверых в малой столовой. Конечно, девушка ещё не знала, чем отличается большая столовая от малой. Она лишь предположила, что обедать за столом, рассчитанным на сотню другую гостей, им четверым будет не очень комфортно.

Уладив все вопросы, Дар и Элька направились в гостиную, куда зашли Эштиар с де Гисом. Хранитель завёл Мориона в дом, держа того под локоть, усадил его на диван и налил в стакан виски из бутылки стоящей в баре. Элька с Дарионом зашли в комнату как раз в тот момент, когда Эш протянул стакан учёному, а сам уселся в кресло со словами:

— Пей, Ри, и на этот раз поверь, виновного действительно нашли. Элина очень отчётливо увидела его лицо, когда сняла проклятие.

— Как же так, де Войр ведь был самым близким другом. Мы ему доверили все дела семьи, — потерянно пробормотал Морион и сделал глоток виски. Он покачал головой, слегка поморщился и выпил напиток до дна.

— К сожалению, друг мой, порой именно самые близкие оказываются предателями. И такое предательство очень болезненное, — произнёс Эш. — На твоём месте, я бы проверил все счета. Да поинтересовался, действительно ли всё так чудесно в твоём графстве, как в отчётах.

Горько усмехнувшись, учёный запустил в волосы пятерню. Посидел молча с минуту, а после вдруг поднял голову, посмотрел на Эша и спросил:

— Слушай, а что за история с твоим отцом? Я думал, ты приедешь, заставишь всех с помощью магии поверить, что ты аристократ и учитель. Ну, или документы подделаешь, на крайний случай. А ты у нас маркиз оказывается? Хотя, судя по твоим словам о кончине отца, уже герцог.

— Было дело, дали герцогство лет триста назад, а может, чуть больше. — Эш скупо улыбнулся. — Но не объяснишь же людям, почему я до сих пор живу, а отказываться от такого подарка глупо. В наше время титул лишним не бывает. Права наследования он не подразумевает, поскольку дали его за заслуги перед королевством. Но это большой плюс. Меньше желающих отправить очередного наследника за Грань. Кстати, Дар у нас тоже аристократ, вот он маркиз. Хотя…скорее маркиза.

— Не беси, а? — Дарион раздражённо глянул на брата. — Ты мне скажи, каким образом, собираешься доказать вину этого белобрысого? Проклятие-то уничтожено.

— Зачем мне что-то доказывать? Его состояние, говорит само за себя, тем более есть главный свидетель, — ответил Эш и, глядя на недоумевающие лица собеседников, добавил: — Я же уменьшал действие проклятия на Ри. Вот и дам им образ, пусть радуются, как дети в Новый год.

— Кстати, о состоянии. Что ты с ним сделал, отчего он вдруг так постарел? — Морион посмотрел на Эша. — Если проклятие уничтожено, ему нечего было возвращать.

— Правда? А я нашёл, что вернуть! — отрезал Эш и, встал с кресла, сообщая, что на сегодня откровения окончены. — Кормить нас сегодня будут? И надо бы слугам что-то сказать, а то разбегутся все, и будем мы сами убирать в этой громадине. Вот не понимаю, Ри, зачем тебе такой огромный дом? В Краене было уютней.

— Я тут и не живу. Воспоминания, знаешь ли, не самые приятные. — Морион поднялся и, пошатываясь, пошёл к выходу из комнаты. — Пойду с прислугой поговорю, а то и впрямь разбегутся ещё.

— Нам уже накрывают стол в малой столовой, — проговорила вдруг Элька. — Но поговорить всё же надо. Они действительно напуганы.

Через несколько дней, когда страсти улеглись, Морион с Эшем направились в академию. Им необходимо было подписать контракт и вступить в должность преподавателя, до начала экзаменов. Элька с Дарионом не знали чем заняться, потому решили прогуляться и посмотреть город. Точнее, гулять хотела Элька, а Дар не смог ей отказать. И пока они шли по улицам Митрона, хранитель рассказывал девушке о столице.

Элина узнала, что город состоит из четырёх частей. В центре находилась огромная площадь, на которой располагались городская ратуша и Храм Единого, где обитал Орден. От неё расходились четыре главных проспекта, разделяющие город на условные зоны. Посредине площади возвышался помост. Туда выходил глашатай и сообщал жителям королевства о новых указах, предстоящем празднике, ярмарке или казни. К слову, всё это устраивалось прямо там, на помосте, или же рядом.

Первая — северная часть столицы, называлась верхним городом. Она состояла из королевского дворца, величественно возвышавшегося над городом. От него шли несколько улиц с особняками аристократов. А также улицы с самыми модными и дорогими магазинами, ресторанами и прочими заведениями, так необходимыми аристократии.

Во второй — западной части города — располагались казармы, воинская часть, различные гильдии, мастерские и торговые ряды. Соответственно там проживали все более-менее зажиточные жители королевства, которые не могли похвастаться титулом.

Третья — восточная часть, была обнесена высокой стеной, которая на первый взгляд, могла показаться просто кирпичной. Хотя на самом деле, она просто искрилась от заклинаний охранной магии. Попасть за эту стену можно было лишь через ворота. Там находилась Лаоранская академия магии. За стеной шпилем возвышалась белоснежная башня. Казалось, что она вся сделана из тонкого кружева — но не было прочнее материала, чем тот, который сотворили маги Ковена.

Нижний город — так все называли четвёртую часть столицы — находился на юге. Практически все жители столицы мечтали о нём забыть, в надежде, что он однажды исчезнет. Там жили бедняки, отбросы общества — те, кому не посчастливилось родиться в более зажиточной семье. Такое своеобразное королевство в королевстве. Однако с этим все мирились, поскольку услугами гильдий воров и убийц, зачастую пользовались как аристократия, так и сам король. Патруль туда заходил лишь днём, а с наступлением темноты, там вступали в силу свои законы и правила.

Элька с хранителем гуляли в верхнем городе. Дарион решил сначала пройтись с девушкой по магазинам, а затем сводить её в небольшой ресторанчик-кондитерскую, под названием «Сладкая жизнь». Когда-то давно, он очень любил там сидеть с Илирой. У них даже был столик у окна, который всегда оставляли специально для Верховной. Илира могла просидеть несколько часов в полной тишине, глядя на проходящих неспешно людей, и проезжающие сверкающие мобили. В этом ресторанчике, готовили самые лучшие воздушные пирожные в королевстве.

Дарион мысленно вдохнул, вспоминая, как давно это было, и тут его взгляд наткнулся на яркую вывеску «Идеал». Схватив Эльку за руку, чтобы девушка не отставала, Дар стремительным шагом, направился в ту сторону. Вначале Элина растерялась и не поняла, куда её тащит хранитель, но оказавшись в холле салона красоты, затрепетала от восторга. В Краене тоже были подобные салоны, и она всегда хотела туда попасть, только из-за ужасной нагрузки и нехватки времени ничего не вышло.

— Леди! Добро пожаловать! — к ним на встречу вышла невероятно красивая женщина с улыбкой на лице. — Я Диора де Ниар, хозяйка этого мира красоты.

Она обвела рукой помещение, показывая посетителям тот самый «мир красоты», где всё пестрело яркими красками. Сиреневые стены, розовые диваны, ярко-синие полки, уставленные разноцветными баночками. В центре холла, на подставке стоял магический кристалл, который наглядно показывал, как обычная девушка превращается в потрясающую красавицу. У Эльки появилось желание потереть в предвкушении руки, но она сдержалась и просто расплылась в довольной улыбке.

— Моя подруга хотела бы воспользоваться услугами вашего салона. Кожа, волосы, ногти и что там ещё полагается, — проговорил Дарион и выставил Элину вперёд, подтолкнув её в спину.

— О! Вы, несомненно, останетесь довольны, — проворковала хозяйка.

Но когда женщина увлекла Эльку за собой, Дар осознал свою ошибку. В своём желании поднять девушке настроение, он совсем не подумал, что на время процедур её придётся оставить одну. Быстрым шагом он нагнал Элину, которая в недоумении приподняла брови. Хозяйка бросила на хранителя вопросительный взгляд и тот тяжело вздохнул.

— Знаете, я наверно тоже хочу, — он махнул рукой, — всё это, ну там волосы и прочее.

После его слов, глаза Элины стали круглыми от удивления, но при этом в них заплясали искры смеха. Хозяйка довольно кивнула и заверила Дара, что он не пожалеет, в чём хранитель искренне сомневался. Их привели в светлое помещение с бассейном до краёв наполненным разноцветной пеной. Выдав халаты и полотенца, девушкам сказали, чтобы они раздевались и садились в воду. Хранитель, хмыкнув, посмотрел на Эльку и отвернулся, давая ей возможность раздеться.

— Вот и зачем оно мне надо было, — пробурчал Дарион, снимая платье.

— Поверь, меня ты тоже удивил своим порывом стать красивым, — засмеялась Элина и залезла в бассейн.

Уже сидя в воде, Элька откинула голову на бортик, закрыла глаза и тихо пробормотала:

— Какое блаженство. Наконец-то настоящий праздник в день рождения.

У Дариона отвисла челюсть от осознания, насколько они с Эштиаром провинились. Он смотрел на Эльку и мысленно себя ругал за такую невнимательность. Как они могли забыть?! Вот это хранители! В прошлом году даже не вспомнили и сейчас опять пропустили такой важный день. Дару стало паршиво от осознания, что они совершенно забыли человеческую любовь к праздникам. Всё дело в том, что Илира не отмечала свой день рождения уже более сотни лет. Ну а хранители — вообще, никогда.

И когда Дарион подумал, что это самый ужасный момент за сегодняшний день, в комнату зашли четыре девушки. Они приветливо улыбнулись, поздоровались и произнесли:

— Расслабьтесь и получайте удовольствие.

Элина именно так и поступила. Прикрыв глаза, девушка отдалась в руки специалистов, а вот для Дара началась настоящая пытка. Их тёрли, скребли, чем-то мазали, затем смывали, снова мазали. Всё тело хранителя горело, болело, кожа головы зудела, пальцы пекли, глаза даже страшно было открывать. Время от времени Дарион пищал от боли или возмущения, на что Элька лишь тихо посмеивалась.

Когда же это истязание закончилось, их завернули в мягкие халаты и отправили в другую комнату. И тут Дар с удивлением понял, что у него больше ничего не болит и не чешется. Во всём теле ощущалась удивительная лёгкость и необыкновенный прилив сил. Но даже это не помогло, и хранитель пообещал себе никогда больше не пользоваться услугами салона красоты.

По окончанию процедур, Дарион посмотрел на Эльку, и у него перехватило дыхание. С лица девушки исчезла усталость, пропали тёмные круги под глазами и те засияли бирюзой. Кожа, словно светилась изнутри, волосы шёлковой золотистой волной спадали на плечи, на щеках появился лёгкий румянец, а на губах играла лёгкая улыбка.

«Эштиар будет в шоке. Он даже не представляет, насколько оказался прав», — подумал хранитель. Сейчас Элина, как две капли воды походила на первую обладательницу искры Силы — она даже двигаться начала также. Тихо выдохнув, Дар потряс головой, напомнил себе, кем является Элька и уже более спокойно сказал:

— Ты обворожительна!

— Спасибо, — Элька весело подмигнула Дару, — ты тоже.

На это Дарион лишь хмыкнул и повёл девушку к выходу.

Глава 8

Распрощавшись с хозяйкой салона, Дарион с Элькой направились в тот самый ресторанчик, который хотел показать девушке хранитель. Заведение оказалось действительно очень уютным и неимоверно понравилось Эльке. Как только она зашла в зал, то тут же направилась к столику, за которым раньше сидела Илира. Дар изумлённо посмотрел вслед Элине и поспешил за ней.

Они пили ягодный чай с пирожными, наблюдали за прохожими через огромные окна и болтали ни о чём. Элина наслаждалась своим первым настоящим отдыхом за последние два года и пыталась себе представить, как здорово ей будет в академии. Дарион как раз рассказывал о столице и королевстве, когда их разговор прервал мужской голос:

— Леди Дарина, какая приятная неожиданность! Признаюсь, вы меня удивили. Не ожидал вас встретить здесь в Митроне. Неужели наш многоуважаемый друг Морион вернулся?

Дар слегка напрягся, чем вызвал у Элины беспокойство. Она повернула голову и наткнулась на заинтересованный взгляд карих глаз Закроса де Лиора. Мужчина приветливо кивнул и улыбнулся. Поняв, что уходить Закрос не планирует, Дарион нацепил на лицо самую очаровательную улыбку. Мило похлопав ресничками, хранитель протянул ручку для поцелуя и буквально пропел:

— Рада встрече, лорд де Лиор. Вы правы, Морион вернулся, его пригласили преподавать в академии.

— Да, слышал, удивительно, что де Гис согласился. Ведь его уже трижды туда звали. Рад, что он всё же принял предложение, это всем пойдёт на пользу, — Закрос взял стул и придвинул его к столику. — Морион действительно специалист, по части магических тварей. Но, дорогая леди Дарина, что привело в столицу именно вас? И представьте мне, наконец, свою очаровательную подругу!

Не дожидаясь приглашения, он уселся между Элькой и Дарионом, чем вызвал у хранителя желание заскрипеть зубами. Но мужчина, словно не замечал, что ведёт себя не очень вежливо. Он продолжал улыбаться и сверлил взглядом Эльку, у которой появилось желание сбежать от навязчивого внимания.

— Элина де Гис, племянница Мориона и невеста герцога де Круа, моего брата, — Дар старался не зашипеть на Закроса, когда представлял ему Эльку. — Мы с Элиной собираемся поступать в академию, потому и приехали в столицу.

— Элина… — протянул де Лиор и слегка нахмурился. — Насколько я знаю, племянница Мориона погибла много лет назад.

После этих слов, Закрос прищурился и начал очень внимательно рассматривать девушку. «Странно, разве племянницу звали не Элира? Вроде, Морион остался единственным в роду», — подумал он. Мужчина попытался прочесть мысли Эльки и наткнулся на очень серьёзную защиту.

Девушка заинтриговала его ещё сильнее, ведь от его магии не так просто закрыться. Потому де Лиор решил, что необходимо узнать о семействе де Гис немного больше. Очень уж интересные события у них происходят. Правда, тут же в его голову пришла невероятная мысль: «По какой причине, девушку могли так защитить? Она что, действительно племянница де Гиса?» Пауза в разговоре слегка затянулась, и Закрос поспешил нарушить неловкое молчание, высказав своё предположение.

— Неужели они всё же сумели вас спрятать и спасти? — удивлённо произнёс он.

— Именно так и было, лорд де Лиор, — Элька натянуто улыбнулась. — Однако за всеми подробностями этого дела, вам лучше обращаться к моему дяде. Он знает больше моего.

— Несомненно, именно так я и поступлю. Надо будет с ним встретиться и всё обсудить, — Закрос в молчаливом замешательстве разглядывал девушку, чем заставлял её сильно нервничать. Но внезапно мужчина улыбнулся и проговорил: — А вам не говорили, что мы были знакомы? Я часто приходил в гости к вашим родителям, когда вы были ещё совсем малышкой. Одно время даже стоял вопрос о нашей с вами помолвке. Однако судьба распорядилась иначе, о чём я очень сожалею. Вы выросли невероятной красавицей.

— Благодарю вас, лорд де Лиор, — Элька опустила глаза, и на её щеках появился лёгкий румянец. Только вызван он был отнюдь не смущением, а страхом, который девушка испытала, услышав слова мужчины.

— Для вас, леди, я просто Закрос, — сказал он.

Дар уже с трудом сдерживался, чтобы не дать этому смазливому лордику по морде. Сжав руки в кулаки, хранитель спрятал их на коленях под столом и радостно скалился, изображая вежливую улыбку.

— К сожалению, мне пора бежать, — сказал Закрос, глянув на часы. Он поцеловал руку Эльки, даже не глянув при этом в сторону Дариона, и поднялся. — Очень рад был встрече, передавайте мои искренние пожелания удачи Мориону.

Закрос скрылся из вида, а Дарион с задумчивым видом уставился на Эльку, силясь понять: «Она серьёзно? Все эти улыбки, румянец на щеках. Неужели Закрос ей понравился?! И это несмотря на всё, о чём мы говорили ещё в Краене?»

А вот в голове Эльки витали совсем другие мысли. «Что этому Закросу от меня нужно?» — думала девушка, едва справляясь с паникой. В большую и светлую любовь, как с первого, так и со второго взгляда, она не верила. И знакомство де Лиора с племянницей Мориона, спокойствия не прибавляло. Наоборот, этот факт вызывал желание спрятаться за спины хранителей.

С момента появления в её сне Ихары прошло довольно много времени. Элина успела подзабыть, в какой она находится опасности. Хоть девушке об этом постоянно говорили, но слова и действия разные понятия. Стоило Закросу проявить такой явный интерес, как Элька вновь испугалась и почувствовала себя в опасности.

— Пойдём домой, — сказала она, поднимаясь из-за стола.

Поскольку настроение было испорчено напрочь, Дарион даже не пытался уговорить Элину погулять ещё немного. Хранитель с удовольствием исполнил просьбу девушки и направился домой. По пути его изнутри разъедала обида на Эльку за те улыбки, которые она адресовала Закросу. И стоило Дару вспомнить тот злосчастный румянец на щеках, как у него начинал дёргаться глаз.

А дома их ждал сюрприз в виде взъерошенного, с пылающим праведным гневом взглядом Эштиара. Не успели они переступить порог, как тот кинулся к ним с воплем:

— Что случилось?!

Дарион с Элькой, застыли как вкопанные, глядя на него с удивлением. А Эш при этом слегка завис, не сводя задумчивого взгляда с Элины. Он не ожидал увидеть девушку в таком виде. Точнее хранитель не подозревал, что она настолько похожа на неё!

— А что случилось? — недоумённо спросила Элька.

— Это ты мне скажи, — Эш моргнул пару раз, прогоняя наваждение, и нахмурился. — Я бросил все дела и примчал прямиком сюда, когда почувствовал, как кто-то пытается вскрыть твою защиту. И уже собирался бежать на твои поиски, ощутив, что ты паникуешь и боишься!

Элина ошарашенно смотрела на хранителя, у неё совсем вылетело из головы, что Эш чувствует её эмоции. Дело в том, что их связь была довольно слабая из-за блока. Другими словами, девушка чувствовала, что хранитель есть, слышала биение его сердца и на этом всё. К тому же, Эштиар закрывался от неё щитами, чтобы блок не слетел из-за сильных эмоций. Ведь он до сих пор тянул из неё все всплески самых ярких чувств. В итоге выходило, что Элина постоянно забывала о способности хранителя ощущать, когда ей становилось страшно, больно или неприятно. Об остальных чувствах — тех, которые вызывал в ней Эш — он молчал. И девушка очень надеялась, что о них мужчина ничего не знает.

Эштиар сверлил Эльку обеспокоенным и вместе с тем раздражённым взглядом, ожидая ответа, потому она задумчиво протянула:

— К нам в ресторане подошёл Закрос де Лиор. Я слегка испугалась. Хотя, я сильно испугалась и начала паниковать.

Дарион стремительно развернулся к Эльке, в синих глазах промелькнули недоумение и обида. Не сводя с девушки пристального взгляда, он тихо спросил:

— А почему ты мне об этом не сказала? Я даже подумал, что Закрос тебе понравился!

— Ага, очень. Особенно после его фразы, что он знал племянницу Мориона, — Элька фыркнула. — Придумаешь тоже.

— Стоп, с этого места поподробнее, — Эш поднял обе руки, призывая объяснить ему, что происходит.

Они прошли в гостиную, где Дарион в подробностях всё рассказал брату. Эштиар внимательно слушал, хмурился, и старательно ловил образы воспоминаний в голове у Эльки. По окончании рассказа, он недовольно поджал губы и посмотрел в упор на девушку, отчего та почувствовала себя очень неуютно. У Эльки появилось странное ощущение, словно мужчина молчаливо её в чём-то обвинял.

Только Эш в тот момент просто сгорал от давно забытого чувства ревности и ничего не мог с собой поделать. Ведь он увидел, как Элина улыбалась де Лиору, и как он целовал её руку. Хоть разум и кричал хранителю, что ничего особенного в этом нет, а Элька так вообще свободный человек и имеет право улыбаться, кому захочет — в душе разгорался пожар.

— С этого года Закрос является заместителем ректора. Это плохо, — стараясь сладить с бурей эмоций процедил Эш.

Он на мгновение задумался. О Закросе де Лиоре хранитель уже давно всё выяснил и знал, как тот может очаровать даже бревно. Эштиар злился от одной мысли, что Элина станет смотреть на де Лиора с восторгом в академии. Потому следующие слова сорвались с его губ сами собой:

— Значит так. В академии будешь встречаться с ним как можно реже, только в присутствии других людей. Всё свободное время будешь учиться, чтобы никто не мог придраться. Никаких дополнительных занятий. Никаких увеселительных прогулок и вечеринок. Он туда ходит. Желательно, вообще, сидеть в комнате и не высовываться. Всё поняла?

У Элины от подобного заявления, на минуту пропал дар речи. «Он что, головой стукнулся по дороге домой? Сам хоть понимает, что говорит?» — подумала девушка.

— Слушаю и повинуюсь! — с сарказмом протянула Элька. — У меня есть ещё лучше предложение. Спрячусь в лесу, как Илира лет на пятьсот, Закрос к тому времени сам сдохнет!

Язвительный тон Элины и волна раздражения, которую Эш впитал от девушки, стали последней каплей. Хранитель почувствовал, как все разумные мысли покидают его голову, на губах зазмеилась издевательская ухмылка, и он прошипел:

— Характер показываем? Ну, тогда можешь делать, всё что хочешь. Главное, когда он у тебя в мозгах ковыряться будет, без твоего согласия, не жалуйся. Ах, нет…ты же в лес собралась. Там Закрос тебя не найдёт, как я не подумал. Я не держу — иди, собирай вещи. Записку Мориону оставить не забудь, он у нас жалостливый, будет страдать.

Элька смотрела на Эша и еле сдерживалась, чтобы не кинуть в него чем-нибудь тяжёлым. Она так мечтала об академии, о новых друзьях и веселье, которое ей обещал Морион. Слова хранителя больно ранили девушку, от обиды и злости у неё спазмом сдавило горло, а на глаза навернулись слёзы.

«Достал! Просто бесит! Сколько можно! Мало того, что меня загоняли, пытаясь научить всем премудростям, которым аристократов обучают с рождения. Постоянно издеваются, не дают вздохнуть со своим обучением и тренировками. Так теперь ещё хотят лишить всех радостей жизни на ближайшие пять лет».

Понимая, что сейчас наговорит лишнего и навсегда поссорится с хранителями, Элина молча встала и ушла в свою комнату, по пути, старательно вытирая слёзы обиды.

— Ну и зачем ты так? — Дар в шоке глянул на Эша, он опешил от слов брата и не мог понять, что с ним происходит. — Она ведь без продыху уже второй год, только и делает, что учится и исполняет все приказы. А ты взял и совсем испортил девочке настроение, в её день рождения, о котором ты, между прочим, забыл!

— Брат, просто уйди. Немедленно! — процедил Эштиар, отворачиваясь к окну.

Дарион бросил в спину брата гневный взгляд и молча ушёл. Он настолько рассердился на Эша, что не заметил, как у того по лбу скатилась капля пота. Дар задумался, что Эштиар стал частенько перегибать палку в общении с Элькой. «Совсем одичал в лесу с Илирой? Забыл, что ли, как с людьми обычными разговаривать надо?» — думал хранитель, направляясь на кухню.

Эштиар же в ужасе делал несколько дел одновременно. Убирал негативные эмоции Эльки. Старался удержать ментальный щит, чтобы его раздражение и злость не вылились на девушку. И одновременно с этим думал над словами брата. Он знал, что поступил неправильно. Более того — осознавал, что сорвался и обидел Элину просто так из ревности, на которую не имеет никакого права. Однако в мыслях раз за разом мелькали воспоминания, как Элька улыбалась де Лиору, и хранитель приходил в бешенство.

— Да какого демона…это ведь не она! — рассерженно прошипел Эш.

Закончив работу, над эмоциональным фоном девушки, Эштиар встал и подошёл к окну. Злость никуда не делась, а лишь стала ещё сильнее, после того, как он впитал эмоции Эльки. Осознав, что не справляется, и сейчас произойдёт настоящая катастрофа, Эш обернулся котом и стрелой сиганул на улицу. «Не думай! Просто не думай!» — мысленно кричал он, убегая как можно дальше от Эльки.

Тем временем Дарион зашёл на кухню и перепугал прислугу своим шипением, которое вырвалось помимо воли. Злобно сверкая глазами, он сообщил повару, что через час ему нужен праздничный стол. При этом потребовал обязательно торт и всё остальное полагающееся для дня рождения племянницы хозяина. У повара задёргался глаз, он понятия не имел, какого мага звать, чтобы тот помог приготовить всё за час.

Дарион же сказал, что если они не успевают, пусть закажут в ресторане. В итоге повар впал в уныние, поскольку заказывать из ресторана для хозяев, это то же самое, что признаться в своей некомпетентности. Смилостивившись над несчастным поваром, Дар согласился дать им целых три часа, а затем попытался пообщаться с Элькой. Но та словно не слышала, что произносит хранитель и отказывалась с ним разговаривать.

Примерно часа через два, домой вернулся Морион и первое, что услышал это слова Дариона:

— Элину надо успокоить. На меня она не реагирует. Поговори с ней, Ри!

— Что у вас произошло? Почему Эш до сих пор с ней не поговорил?

Слова хранителя удивили Мориона, и тот чуть не бросился к Эльке прямо с порога. На самом деле, была ещё одна причина, по которой учёный очень остро реагировал на взволнованного Дара. Пока хранитель был в образе милой блондинки, де Гис не мог спокойно смотреть, как он переживает. Видимо срабатывало подсознание, где ему с детства говорили, что женщины похожи на хрупкие цветы, и их надо защищать.

— Эштиар довёл Эльку до истерики и сбежал! — зашипел Дар от злости.

Он не мог понять, отчего брат так поступил. Эш прекратил общаться мысленно, поскольку был вынужден в гордом одиночестве справляться с эмоциями Элины. Слишком много Силы уходило на удержание щитов, чтобы ещё тратить её на такую роскошь, как разговоры без слов. Итог такого поступка стал закономерным, Дарион совсем перестал понимать Эша и всё чаще злился на брата. Отметив, что Дар расстроен гораздо сильнее, чем показывает, Морион пообещал поговорить с Элиной и успокоить её, после чего направился в комнату девушки.

Элька лежала, уставившись недовольным взглядом в потолок, когда в дверь кто-то тихо постучал. Девушка повернула голову в сторону двери и пробурчала:

— Войдите.

Она была очень рассержена, что её отвлекли от увлекательного зрелища. Потому, стоило Мориону зайти в комнату, как Элька вновь отвернулась к потолку и посмотрела на него так, будто там скрыты все тайны мироздания. Хотя на самом деле она с интересом и раздражением разглядывала трёх девиц. На них красовались розовые полупрозрачные костюмы, которые открывали взору гораздо больше, чем прикрывали.

Интерес вызывали томные вздохи и плавные движения, которые позволяли в подробностях изучить каждый изгиб полуобнажённых тел. А вот раздражение было связано с соблазнительным шёпотом, который звучал в ушах Элины:

«Смелее, красавчик, я покажу тебе, что такое настоящая страсть».

О каком «красавчике» идёт речь, Элька поняла сразу. Ведь связь у неё была только с одним хранителем, и лишь Эштиар совсем недавно ушёл из дома. Вначале девушка ничего не поняла. После ссоры с Эшем, она влетела в комнату, упала на кровать и ревела навзрыд, лелея внутри себя обиду на хранителя. Затем ей стало легче, будто кто-то взял и забрал всю обиду и злость. Когда пришёл Дарион и попытался с ней поговорить, Элька даже ответить не смогла, из-за внезапно накатившей слабости. А вот стоило ей остаться вновь в одиночестве, как перед мысленным взором промелькнули незнакомые тёмные улицы.

Улицы сменялись одна за другой, пока взгляд не наткнулся на яркую блестящую вывеску, с которой полуголые красотки зазывали одиноких мужчин. Следом в голове появился шум, чужие голоса, мельтешение ярких розовых пятен. В итоге Элька ошарашенно наблюдала за развлечениями Эша в доме утех и скрипела зубами.

В какой-то момент она заметила небольшую курильницу на столе, из которой повалил едкий дым. И спустя минуту девушка пребывала в странном состоянии, когда вроде злишься из-за того, что видишь, но при этом тебе на всё наплевать. К тому же она вдруг поняла, что тоже хочет надеть такой розовый костюм. У неё появилось непреодолимое желание забраться на колени Эштиара и вместо тех девиц шептать на ухо хранителю все те жаркие слова.

— Привет, Дарион сказал, что вы с Эшем поссорились. Ты как себя чувствуешь, грустишь? — спросил Морион, заметив, что Элька не реагирует на его появление в комнате.

— Как это ни удивительно — нет, — очень странным голосом произнесла она, а затем посмотрела на учителя и поинтересовалась: — Почему розовый, такой мерзкий цвет? Знаешь, ещё недавно я плакала, мне было обидно. Да много чего было! А сейчас…хочется повыдёргивать волосы девицам в розовом.

Морион нахмурился и присел рядом с Элиной. Он принялся внимательно рассматривать лицо девушки, и ему не понравилось то, что он увидел. Кажется, Эш перестарался и выкачал из Эльки абсолютно все эмоции. Учёный тихо хмыкнул, решив, что у хранителя окончательно сдали нервы. Только стоило де Гису погладить девушку по голове, как у него появилось странное ощущение слабости.

Мысли учёного путались, словно разноцветные нитки в смятом клубке, эмоции притупились, и он прилёг рядом с Элькой. Уставившись в потолок, де Гис с удивлением увидел узоры, которые медленно расползались по белой поверхности. Но удивление исчезло, оставляя после себя полное безразличие и пустоту внутри. Последняя здравая мысль, промелькнувшая в голове Мориона, была о том, что надо успокоить Эльку. Ведь он пришёл сюда именно для этого. Потому очень медленно выговаривая слова, де Гис протянул:

— Это нормально, Эль. Помнишь, тебе рассказывали про сильные эмоции и блок? Видимо, эмоции были очень сильны и Эш не рассчитал силы.

— О… — было единственным звуком, который произнесла Элька в ответ.

На её лице засияла просто неприлично довольная улыбка, а в глазах плескалась искренняя радость. Именно в тот момент, когда Морион попытался успокоить девушку, Эштиар отмахнулся от девицы со словами:

— Руки прочь от частной собственности!

Правда, Элина слегка насторожилась, когда поняла, что Эш ведёт себя словно пьяный. Разве хранители пьянеют? Но все мысли, как и эмоции тут же покинули её, оставляя лишь смазанные картинки на потолке. На стук в дверь ни Элька, ни Морион не обратили внимания. Им было наплевать, кто и зачем решил заглянуть. И на тихий голос Дариона, заглянувшего в комнату, никто не ответил.

— Ну как она?

Хранитель подошёл к кровати, в недоумении разглядывая Эльку и де Гиса. Заметив, в каком они состоянии, Дар присвистнул. Он даже не понял сначала, почему его подопечная со своим учителем валяются с глупыми улыбками на лицах и смотрят в одну точку. Слишком их вид напоминал людей, которые любят ходить по увеселительным заведениям в нижнем городе и дышать дымом арилики. Но когда до Дариона дошло, отчего у них может быть такое состояние, он вылетел в коридор с яростным шипением.

— Я его убью! Всю чешую на декокты повыдёргиваю! — было последним, что успела расслышать Элина, после чего уснула.

А Морион между тем, всё сильнее погружался в странное и необычное для него состояние. Подобные ощущения учёный испытывал лишь однажды, будучи ещё студентом. В те далёкие годы, они с друзьями как-то сбежали из академии, и зашли в увеселительный дом «Экзотика». Раньше де Гис никогда не забредал в подобные заведения, не видел в этом смысла. Найти себе женщину парень мог и без подобного экстрима. Ведь никто и никогда не знал, сможет ли вернуться живым из нижнего города — особенно это касалось аристократов, которых очень не любили в той части Митрона.

Так вот именно там Морион первый и последний раз в своей жизни, попробовал дым арилики. Эту травку жгли в чашах, её дым уносил человека в чертоги подсознания, избавлял от всех сильных эмоций и потому, некоторые люди её очень любили. Но беда в том что, как и любая подобная гадость, арилика постепенно превращала, мозг любителя, в кисель. Через месяц вдыхания этого дыма, человек становился «тупым овощем», не способным даже в уборную сходить самостоятельно. Потому Морион навсегда поклялся больше никогда не пробовать эту дрянь.

Вот только сейчас он лежал на кровати рядом с Элькой, смотрел в потолок, а на его лице блуждала загадочная улыбка. И сколько бы ни пытался учёный вернуть себе трезвость мысли, чтобы понять, отчего он в таком состоянии, у него ничего не выходило.

Глава 9

Дарион прикрыл глаза и попытался почувствовать, где сейчас находится брат. Как же удивился хранитель, когда это действие не заняло и пары секунд. Впервые с момента образования связи между Элиной и Эшем, брат не закрывался щитами. Правда, следом за удивлением пришёл черёд раздражения и даже страха. Дар пытался понять, Эш убрал только те щиты, которые закрывали его мысли от Эльки или все? Узнать это было возможно лишь при личной встрече, потому хранитель поспешил туда, где находился брат.

Эш обнаружился в одном из увеселительных заведений нижнего города под названием «Ночные бабочки». Над входом мерцала вывеска с полуголыми девицами, которые обещали подарить радость любви. Дар тихо фыркнул и зашёл в помещение, где сразу ощутил присутствие брата. Эштиар сидел на диване, скрытом от глаз посторонних невысокой перегородкой, расположенном в самом дальнем углу.

Глаза хранителя были закрыты, словно тот спал. Вокруг страстно извивались полуголые красотки в розовых прозрачных одеяниях, одна сидела на коленях у Эша и что-то шептала ему на ухо. Шаловливые ручки с ярким розовым маникюром на острых ногтях девушки, то и дело ныряли под стол. А в воздухе витал дым арилики.

Дар просто остолбенел, глядя на брата. Всё можно было понять, кроме одного — у Эша были опущены абсолютно все щиты! Да как он позволил себе нечто подобное? В тот момент Дарион отлично мог прочитать любую мысль Эштиара, но он был слишком зол. Потому он с шипением направился в сторону столика, размышляя, как бы проучить брата. Но тут Эш открыл глаза. Он лучезарно улыбнулся сидящей на его коленях девице, сверкнул на неё алыми глазами, чем перепугал до полусмерти, и довольно громко произнёс:

— Нет, дорогуша, богов здесь больше нет, и не будет никогда! Я обычный хранитель, а таких неудачников девушки не любят. По крайней мере, стараются держать это в тайне.

А следом Эш хихикнул и отключился, чем захотели воспользоваться девицы. Их ручки тут же зашарили по карманам клиента, но всё испортил Дарион. Хранитель хмуро посмотрел на девиц и прошипел:

— Чтобы через минуту я никого из вас не видел.

Взвизгнув, они бросились в рассыпную, только одну из девушек Дар схватил за руку и заставил разжать ладонь. На пол упал артефакт переноса, и хранитель тихо зарычал. На его лице проступили едва заметные серебристые чешуйки, зрачок вытянулся в узкую нитку, а на пальцах появились потрясающие воображение когти. Девица хотела завизжать, но поняла, что не может выдавить из себя ни звука. Кожа воровки приобрела цвет умертвия и стала зеленовато-синей. Дар криво усмехнулся и очень тихо спросил:

— Что ещё вы у него украли?

— Ничего! Клянусь, господин, ничего! — глаза Дариона полыхнули золотистым светом, и девушка, словно против своей воли, со слезами на глазах проговорила: — Мы не успели ничего взять, он постоянно приходил в сознание!

Брезгливо оттолкнув от себя девицу, Дар сделал глубокий вдох, вернул себе нормальный вид и подошёл к брату. Перекинув руку Эша через плечо, он потащил его бессознательное тело на улицу. По пути окинул зал внимательным взглядом и с облегчением выдохнул — ни одного мага там не было. Немного постояв у входа, Дар решил использовать амулет переноса, который хотели украсть девицы у Эша. Он создал портал и, тихо ругаясь, шагнул в него вместе с братом.

Брызги ледяной воды, летящие прямо в лицо, привели Эштиара в чувства. Но протрезвили не они, а до боли знакомые слова заклинания, звучащие под каменным сводом пещеры. Кроме жуткого речитатива, до слуха донёсся мерный звук капель, падающих на каменный пол. Вся ситуация была настолько знакомой и жуткой, что Эш растерялся. Он сонно поморгал, затем осмотрелся вокруг и уставился на Дариона с неимоверным удивлением во взгляде.

— Ты что делаешь? — хрипло выдавил Эш. — Совсем крыша отъехала?

Дар перестал читать заклинание, обернулся к брату и задал встречный вопрос:

— У меня-то? — он хмыкнул. — Ты на себя давно смотрел? Ничего. Ведь я же предупреждал, если ты ещё раз сделаешь нечто, что может навредить Эльке — отправлю тебя в забвение. Так что расслабься и получай удовольствие, братец.

Эштиар не мог понять, что такого сделал, из-за чего Дарион вышел из себя. В голове, боли не было абсолютно ничего. Потому Эш смог лишь обеспокоенно прошептать в ответ на тираду брата:

— Объясни хоть, произошло! Дар, ну ты чего?

— Я ничего, а вот ты! Всего лишь отправил в мир грёз с помощью арилики, одну мелкую подопечную и нашего общего знакомого учителя, — Дарион злорадно смотрел, как вытягивается лицо у Эша. — Ах, забыл! Кроме всего прочего, ты сидел с полностью опущенными щитами в обществе милых полуголых девиц. И к слову, они собирались тебя обворовать. Мало?

Звук кашля наполнил пещеру, Эштиар пытался справиться с шоком. А когда ему наконец-то это удалось, он возмутился и сузил глаза, глядя на брата.

— Ты ничего не путаешь? — прошипел Эш. — Хорошо. Я может быть, не самый лучший в мире брат и хранитель, но заявлять такое! Думаешь, я смог бы пойти к каким-то девицам и так подставить Элину?!

Дарион пристально вглядывался в его лицо, пытаясь отыскать следы того, что он шутит. Однако, не найдя ничего подобного, осознал, что Эштиар реально ничего не помнит. Хотелось стукнуть себя по лбу, за такое недоверие к брату, но уже поздно. Радует, что всё это представление не было настоящим. Конечно, Дар разозлился и сильно, но отправлять Эша в забвение он не собирался. Просто брат ещё не очухался, потому и не осознал этого.

— Ну что ты на меня так смотришь?! — не выдержал Эш. — Да, я нагрубил девчонке, да я был зол. Но я же не полный кретин, чтобы сделать нечто подобное!

— Эш, а что последнее ты запомнил? — вдруг тихо спросил Дар.

— Котом стал, да пошёл проветриться. Эмоций у Эльки быломного. Очень. — Эш вздохнул и, откинув гудящую голову на стену, продолжил: — Ушёл подальше от дома, чтобы удержать щиты. Говорю же, злился. Я не справлялся, понимаешь. А потом…

Эштиар нахмурился — что было потом, он не помнил. В голове царили пустота и тишина. И лишь спустя пару секунд замелькали какие-то смутные образы, которые постепенно проявлялись в памяти. От этих воспоминаний, у хранителя стали дыбом волосы на затылке.

Словно наяву Эш услышал чей-то до ужаса знакомый голос из темноты. Он говорил кому-то о сложности исполнения очень важного поручения. Затем прозвучала фраза:

«А вдруг не подействует, — и насмешливый ответ, не менее знакомым голосом: — Вон, на коте испытай».

Дальше Эшу в морду прилетела пыль, судорога скрутила всё его тело, лапы подогнулись, глаза закатились. Только одна мысль позволила хранителю не отключиться полностью: «Лишь бы не слетели щиты». Один из говоривших — кто именно Эштиар так и не понял, не разглядел в темноте — наклонился над ним. Затем довольно хмыкнул, пнул ногой и, не дождавшись движений от хранителя, ушёл. Куда делся второй, Эш сказать не мог, но чувствовал, что его уже не было рядом.

Как только отпустила судорога, Эш с огромным усилием поднялся на лапы. После чего опираясь на стену, медленно пошёл в сторону дома. Однако он быстро понял, что не дойдёт — слишком плохо ему было. В итоге хранитель потратил уйму сил, чтобы принять человеческий облик и ввалился в первую попавшуюся дверь. Это и был увеселительный дом «Ночные бабочки».

Там Эштиара приняли за нетрезвого клиента, и отвели в самый дальний угол. Видимо сразу сообразили, что смогут обчистить его карманы, кок только он отключится. Забрав у него несколько золотых монет, хозяева радостно убежали организовывать досуг для «элитного клиента». Эш попробовал связаться с Элькой или Дарионом и в этот момент сознание покинуло его. Потом вроде он приходил в себя пару раз, но те воспоминания были слишком мутными.

— Что?! — громко воскликнул Дарион, отчего Эш поморщился.

Дар ошеломлённо смотрел на брата, считывая образы воспоминаний. Затем присел рядом с ним на пол и, закрыв ладонями лицо, простонал:

— Ты самый везучий из блохасто-чешуйчатых, — он повернулся лицом к Эшу. — Ну как можно было вляпаться, в такое, а? Ты понимаешь, что произошло бы, окажись в округе хоть один мало-мальски любопытный маг, когда ты там сидел без щитов?

— Что-что… На один квартал меньше осталось бы в городе, — ворчливо пробурчал Эш. — А ты сразу в панику и в забвение…Злой ты стал.

— Не злой, я просто испугался, — тихо проговорил Дарион, ему было стыдно. — И ничего я не собирался делать. Так, решил припугнуть тебя с похмелья.

— Да уж, — задумчиво протянул Эш. Он уже и сам понял, что всё это было фарсом со стороны брата. — На будущее, вспоминай кто мы. И сразу задумывайся, смог бы я совершить такой опрометчивый поступок по своей воле.

— Прости, — сказал Дар и, вздохнув, добавил: — Всё, поднимаемся, у нас там двое не совсем адекватных дома валяются. И праздничный ужин ждёт, уже второй час.

Он встал и протянул руку брату. Эштиар усмехнулся, посмотрел на ладонь и схватил её, чтобы встать. Они оба поняли, что это был жест примирения. Дарион достал свой последний амулет переноса, в котором осталось энергии ровно на один портал. Но перед тем, как отправиться в дом де Гиса, Эш вдруг замер и удивлённо уставился на брата.

— Слушай, это что же получается. Мелкая, выросла уже? — спросил он, хлопая глазами. — Ей ведь восемнадцать исполнилось. Хотя… иначе и в академию не взяли бы…

— О да! И ты ей устроил увеселительную прогулку во взрослую жизнь в день совершеннолетия! Хорошо хоть без последствий, — захохотал Дарион.

Эш сначала слегка стушевался, а затем представил, что могла увидеть Элина, и принялся хохотать вместе с братом. Вот так смеясь, они и ввалились порталом в спальню к подопечной, где на кровати мирно сопели Элька и Морион. Покачав головой, Дар перекинул через плечо де Гиса и унёс того в его комнату. Эштиар же улёгся рядом со спящей девушкой, и практически всю ночь её внимательно разглядывал.

Чем дольше он смотрел на Элину, тем отчётливее осознавал, что пропадает. Может она и была похожа на неё, но Эш с удивлением понимал, что в его воспоминаниях вплывает лишь сама Элька. Она была чудная, забавная, очень милая, но при этом отчаянно старалась показаться взрослой и рассудительной. Хотя в голове один только ветер, так свойственный всем девушкам её возраста. Эштиар поймал себя на мысли, которая мелькала всё чаще: «Может, всё-таки стоит рискнуть?»

Вздрогнув, хранитель поднялся с кровати и прошёлся по комнате. После чего стремительным шагом вышел в коридор, чтобы вернуться с маленькой подарочной коробочкой в руках. И когда первые лучи солнца пробрались в окна спальни, он мысленно вздохнул: «Будь, что будет!» — и улёгся обратно рядом с девушкой.

Заворочавшись во сне, Элька попыталась спрятаться от яркого солнечного света. Но утро беспощадно прогнало остатки очень странного сна. Элина долго лежала с закрытыми глазами, вспоминая, как вчера разглядывала на потолке невероятные картины. Тут девушка нахмурилась и подумала: «Какие странные, сны мне снятся». Потом начала детально вспоминать вчерашний день — улицы, вывеска, полуголые девицы, жаркий шёпот, своё желание оказаться на месте той незнакомки.

Элька вспыхнула от стыда и тихо простонала. Всё меньше, увиденное ночью, казалось сном. «Неужели я подсматривала за Эшем? — подумала она. Но следом тут же, накатило чувство откровенной злости. «Ведь если это был не сон, значит, Эш испортил мой день рождения и умчался в объятия тех девиц?» Девушку накрыло отчаянной яростью и желанием, найти тех девиц, чтобы повыдёргивать им все волосы.

«Прибить их всех до одной! Оставить навсегда лысыми и отобрать розовые костюмы! Чтобы не крутили, чем не надо перед носом, моего жениха!» — мысленно шипела Элина. Казалось, ещё немного и она начнёт плеваться ядом, до того её взбесили те девицы.

— Какие кровожадные мысли с самого утра, — промурлыкал Эш.

Он лежал рядом с Элькой и едва сдерживался, чтобы не рассмеяться от её реакции на вчерашнее происшествие. Только вот последняя мысль девушки, пробудила в душе хранителя нечто древнее как само время — чувство собственника. Дёрнувшись в сторону от неожиданности, Элина возмущённо уставилась на Эштиара. Но тот лишь коварно усмехнулся и в следующее мгновение навис над девушкой.

— Мне нравится направление твоих мыслей. Особенно часть про «моего жениха». Переходим на новый уровень отношений, детка?

Горячий шёпот на ухо, буквально обжёг Эльку, и её сердце на миг замерло, чтобы следом практически выскочить из груди. Элина лежала укутанная в одеяло до самого подбородка и, казалось, даже перестала дышать. Заметив состояние девушки, Эш посмотрел в её испуганные глаза. Хмыкнул мысленно и, чмокнув Эльку в нос, откатился вбок со словами:

— С днём рождения! Хоть и с опозданием, — он протянул ей маленькую подарочную коробку, украшенную бантом. — Извини за вчерашнее. Не знаю, что на меня нашло. Всё, что было ночью, произошло случайно и не по моей вине.

Элька моргнула пару раз, прогоняя наваждение. А как ещё можно назвать то состояние? Разве это не наваждение, когда сердце колотится, дыхание перехватывает, в животе становится щекотно, словно там порхают бабочки. И ведь все эти ощущения вызвало присутствие хранителя, его голос, запах. Шумно выдохнув, Элина села в кровати и ошарашенно посмотрела на Эша, который держал в руке подарок.

Девушка молча забрала коробку и попыталась её открыть. Только пальцы дрожали и не желали слушаться хозяйку, поскольку ей не давало покоя присутствие хранителя. И ладно бы Эштиар сидел как обычно на стуле. Но ведь он разлёгся рядом и с загадочной улыбкой на лице, наблюдал за попытками Эльки разорвать обёртку.

Не выдержав долгой возни, Эш забрал подарок. Он довольно отметил, как вздрогнула девушка, когда их руки соприкоснулись, и расплылся в улыбке словно котяра. А Элина наблюдала за хранителем и не могла понять, что в нём изменилось. Вроде Эштиар остался прежним, но он словно стал ближе и намного желаннее, чем раньше. Элька тряхнула головой, прогоняя все эти мысли. Ведь она уже давно смирилась с тем, что является для хранителей ребёнком. Эш столько раз ей об этом говорил, что девушка заставила себя забыть все детские мечты.

Тем временем Эштиар разорвал обёртку и достал маленькую бархатную коробочку чёрного цвета. Затем быстрым движением вытащил из неё кольцо и надел его на палец девушки. Элька попыталась протестующе запищать, когда хранитель схватил её за руку, но у неё ничего не вышло. И спустя миг она уставилась на золотого дракончика с яркими красными глазками, сделанными из рубинов. Он, будто живой, обвил хвостом и обнял её палец всеми лапками.

— На браслете такой же дракон, — пробормотала Элина.

— Один набор, — с гордостью в голосе проговорил Эш. — Так что готовь ещё шею, уши и голову.

Элька окинула хранителя подозрительным взглядом, и поинтересовалась на всякий случай.

— Надеюсь, всё это готовить не по отдельности?

— Ни в коем случае! — Эш даже поперхнулся. — Только в комплекте с собой!

Улыбнувшись, Элина подумала, что тех девиц всё же надо будет найти. Тихо хмыкнув, Эштиар покачал головой. Затем в очередной раз очень внимательно посмотрел на девушку и аккуратно встал с кровати со словами:

— У тебя полчаса, все уже внизу ждут. Дарион со вчерашнего дня праздник готовил.

После чего Эш вышел из комнаты, оставляя девушку в одиночестве. Элина похлопала ресницами, полюбовалась ещё пару минут на кольцо и всё-таки вылезла из-под одеяла. Она подошла к трюмо и, глядя на своё неприлично счастливое отражение в зеркале, тихо произнесла:

— Ну и дела…

Внезапно Эльке захотелось быть сегодня красивой. Ведь для неё устраивают настоящий праздник! Последний раз свой день рождения, Элина отмечала с родителями в деревне. Потому девушка решила, что желает запомнить хоть один праздник проведённый с хранителями. Решительно подойдя к шкафу, Элька лучезарно улыбнулась и настроилась на то, что в этот день никто не сможет испортить ей настроение. Она вытащила новое платье, которое заказала по приезду в столицу, и принялась одеваться.

Оглядев себя в зеркало ещё раз, девушка удовлетворённо кивнула. Пожалуй, после посещения салона, она могла сравниться по красоте с Дарионом в облике Дарины. Лёгкое белое платье в тонкую зелёную полоску с широким поясом, украшенное кружевом и лентами, сидело на ней изумительно. Собранные в красивую причёску волосы и несколько локонов, выбивающиеся из неё, придавали девушке очарования. А из украшений, маленькие серьги в виде капелек из изумрудов и тонкая цепочка с такой же подвеской.

Ещё в Краене перед балом, Элина узнала небольшую особенность браслета — его невозможно было снять, но он становился невидимым, если это было необходимо. Вот и кольцо снять не получилось. Однако невидимым оно не становилось, и Элька, вздохнув, пожаловалась в пустоту:

— Хоть бы глаза цвет меняли. Как теперь его носить с другими украшениями?

В тот же момент глаза дракончика стали изумрудно-зелёными, чем вызвали восторженный писк у девушки. Она ещё раз улыбнулась своему отражению и направилась в столовую, где уже сидели оба хранителя и Морион. Стоило ей переступить порог, как на неё с восхищением уставились три пары глаз.

— Знаешь, я тут подумал, — сказал в наступившей тишине Эш. — Может, ты была права, и ну эту академию. Лучше в лес, лет так на пятьсот. Я с тобой!

Элька звонко рассмеялась, отчего оба хранителя вдруг едва заметно вздрогнули. Слишком знакомо прозвучал этот смех. Дарион подумал, что ему померещилось — не бывает таких совпадений. А вот Эштиар постарался не хмуриться, чтобы не расстраивать понапрасну Элину. Ведь он чувствовал, насколько девушке были приятны его слова и реакция, не хотелось всё испортить своей хмурой физиономией. Но ответ Эльки, быстро заставил хранителей сменить ход мысли.

— Нет, Эш, — усмехнувшись, сказала девушка, — увидев своими глазами взрослую сторону жизни в столице, в лес я больше не хочу.

Морион и Дар закашлялись, другими словами, они усиленно пытались скрыть смех. Эштиар глядя на Эльку прищурился и откинулся на спинку стула. На его губах появилась обольстительная улыбка, от которой дыхание девушки вновь сбилось. Удовлетворившись произведённым эффектом, хранитель произнёс, растягивая слова:

— Один-один, детка.

А следом подмигнул слегка покрасневшей девушке и пригласил её за стол. Завтрак прошёл в дружеской атмосфере, все шутили и смеялись. Дарион как раз с ужасом описывал процедуры в салоне красоты, когда принесли огромный торт. Элька несколько минут смотрела на этот шедевр кулинарного искусства, с надписью «С Днём рождения, Элина». В её глазах сиял восторг, она всегда мечтала получить огромный торт на день рождения, но в деревнебыло принято печь пирог.

Задув свечи, девушка загадала желание: «Хочу поступить в академию и такой же розовый костюмчик, как на тех…Ой, о чём это я?!» — на что Эш лишь, загадочно улыбнулся, но ничего не сказал. А Элька решила не заморачиваться и принялась с восторгом поедать сладкий и безумно вкусный торт. Дарион, глядя на девушку, хмыкнул и произнёс:

— А вы ещё спрашивали, стоит ли торт выносить на завтрак.

— Кстати, от сладкого поправляются, — протянул вдруг ехидно Эш. — В костюмчик не влезешь!

Элька поперхнулась, покраснела и бросила хитрый взгляд на хранителя. Затем нарочито медленно, отправила в рот очередной кусочек торта, облизала вилку не хуже, чем те девицы в доме утех и усмехнулась. В глазах Эштиара промелькнули алые сполохи, и непроизвольно дёрнулся кадык.

— Мне, это не грозит, — томно выдала Элина, подражая всё тем же девицам.

Дар и Морион рассмеялись, а вот Эш сверлил прищуренным взглядом девушку и смеяться не спешил.

— Ну чего ты так на меня смотришь? — спросила Элька, она уже успела пожалеть, что решила подшутить над хранителем.

— Представляю тебя в том костюмчике, — практически прошептал Эштиар и улыбнулся, когда девушка вновь покраснела, — да ты жуй, не отвлекайся. Кстати, тебе ментальную защиту нужно посильнее поставить. А может…

— По поводу ментальной защиты, — вдруг перебил его Дарион и вытащил маленькую коробочку. — С днём рождения, малышка.

Элька отложила вилку и взяла подарок, радуясь, что Дар так вовремя вмешался. Все эти разговоры «на грани», очень смущали девушку. Открыв коробку, Элина обнаружила внутри подвеску на цепочке. Золотой дракончик был такой же, как на кольце, но с янтарными глазами. Глаза девушки засияли восторгом, а Эш бросил хмурый взгляд на брата.

— Это не просто украшение, а артефакт. Ментальный щит, — объяснил Дар и застегнул цепочку на шее у девушки. — С ним ты сможешь ходить куда угодно в академии.

— Очень красиво! — воскликнула Элина. — Спасибо.

— Вот так значит. На кольцо такой реакции не было, — пробурчал обиженно Эш. — А это, между прочим, хотя… не скажу что это.

Однако его фразу оставили без внимания, потому что Морион тоже достал большую коробку. Он протянул её Эльке со словами: «С днём рождения, пользуйся с удовольствием». Это был малый набор алхимика, от которого девушка пришла в неописуемый восторг и бросилась к Мориону на шею, со словами благодарности. Дарион и Эш смотрели на всё это с недоумением.

— Вот оно что, оказывается девушкам надо, — ошарашенно протянул Эш.

— Ага, — поддержал его Дар, — а мы тут, со своими украшениями и артефактами всякими лезем.

Хранители рассмеялись и принялись вместе с Элькой потрошить набор, проверяя, всё ли там работает как надо. Оставшийся день, прошёл также весело. После завтрака Элине устроили экскурсию по столице. Показали королевский парк, вход на территорию академии, сводили к ратуше и в торговые ряды. Купили ей тетради, какой-то хитрый артефакт с названием «планшетка», ручки, карандаши и прочие мелочи, так необходимые адепту.

А вечером Морион сообщил, что послезавтра начинается приём в академию, после чего Элька впала в состояние близкое к истерике. Она ходила по комнате и постоянно бурчала:

— Что же с собой взять?

Дар и Морион попытались её успокоить, сказав, что много брать с собой не нужно. Там есть магазины, а всё необходимое на первое время они уже купили сегодня. Вещей тоже много не надо, ведь носить их будет негде. Все адепты ходят в форме, выданной академией. На вопрос девушки: — Но вдруг что-то понадобится? — Эш не выдержал и сказал: — Переживёшь! А Морион улыбнулся и убедил Элину, что всё будет хорошо.

Следующий день прошёл для Эльки как в тумане. Она что-то постоянно читала, повторяла, заучивала. К вечеру не выдержал Дарион и, забрав у неё очередную книгу, сказал, что они идут гулять. После прогулки в парке, девушка немного успокоилась, но это было какое-то обречённое спокойствие, поскольку за ужином, она не разговаривала и почти не ела. Лишь перед тем, как встать из-за стола Элина махнула рукой, тихо сказала:

— Будь что будет, — и ушла в комнату.

Мужчины недоумённо переглянулись, пожали плечами и, дружно пробормотав:

— Адепты, — продолжили неспешную беседу.

И вот, проснувшись следующим утром, Элина с ужасом поняла — наступил, тот самый день, ради которого она столько усердно трудилась. Ужас заключался в том, что она не могла вспомнить абсолютно ничего из выученного материала. Руки девушки дрожали, ноги были будто ватные, в голове шумело от волнения.

Дарион заглянул к Эльке, покачал головой и молча вышел. Довольно быстро вернувшись в комнату, он заставил Элину сесть на стул и вручил пузырёк. Затем сказал выпить всё до последней капли, после чего улыбнулся и произнёс:

— Теперь жди.

Через пять минут Элька воспрянула духом, поскольку успокоилась, всё вспомнила, и принялась быстро собираться, выставив Дара за дверь. Решив не заморачиваться с выбором одежды, она надела очень скромное, но самое удобное серое платье и связала волосы в хвост. Схватив сумку, девушка спустилась в холл, где её уже ждал Дарион.

К воротам академии, они подъехали первыми. На въезде, им с Даром выдали по значку со светящимися буквами «абитуриент». Дарион первый вышел из мобиля, недолго думая, схватил Эльку под руку и потащил в сторону входа. Она крутила головой и с трудом сдерживалась, чтобы не открыть рот, как необразованная деревенщина. Ведь посмотреть было на что.

Основной корпус, к которому они подъехали, выглядел как огромный энергетический шар со стеклянными дверями. Он переливался, меняя цвет из серого в белый и обратно. Вокруг корпуса был парк из растений самой причудливой формы и цвета: красные треугольники, сиреневые квадраты, синие звёзды. Там всё пестрело, даже птицы летали яркие и разноцветные. Что было расположено дальше, Элька рассмотреть не успела, поскольку Дар завёл её в здание.

Большой круглый холл освещался летающими магическими шарами и лучом света, бьющим прямо из пола посередине. Вокруг этого луча располагалась стойка регистрации, за которой находились три высоких светящихся фигуры. По-над стенами стояли мягкие диваны и непонятно, для чего предназначенные, высокие овальные штуковины.

Дарион с Элькой направились к стойке. По пути хранитель шепнул на ухо девушке, что те, светящиеся — это призванные духи. Они работают в академии с момента создания и знают, практически всё. Дар подошёл первый и указал на значки, после чего спросил, куда им пройти. Дух внимательно посмотрел на девушек, выдал карточку и произнёс:

— Дарина де Круа, портал номер шесть, — следом им вручили ещё одну карточку, — Элина де Гис, портал номер семь. Желаем вам всего наилучшего.

Дарион повёл Эльку в сторону овальных штуковин, оказавшихся стационарными порталами. Уже подойдя к ним, Элька обернулась на женский возглас:

— Что значит нельзя?! Я Марика де Мирт, дочь виконта де Мирт, потомственная ведьма!

У регистрационной стойки очень громко возмущалась девушка. Элина подумала, что вычурное фиолетовое платье незнакомки, явно было не к месту. Ярко-рыжие волосы, собраны в высокую причёску, будто она собралась на бал. Девушка стояла, прижав к себе кота с такой силой, что Эльке стало его жалко. Что произошло дальше, она не увидела, поскольку Дар протянул карточку Эльки к порталу, тот засиял и открылся.

— Давай иди и не бойся, ты умничка, — сказал Дарион. — Встретимся после экзамена.

Эльке ничего не оставалось кроме как, зажмуриться и шагнуть в сияющий проход. Буквально через миг она открыла глаза и поняла, что находится в обычной комнате с большими окнами, из которых лился солнечный свет. Посередине помещения стоял одинокий стол со стулом. Напротив, за длинным массивным столом, расположилась приёмная комиссия в разноцветных мантиях.

Элька посмотрела на комиссию и не знала, улыбаться ей или плакать — одним из преподавателей принимающих экзамен, был Эш. Он сидел справа, в чёрной мантии, связанными в низкий хвост волосами и круто выделялся своим мрачным видом. Заметив, что Элина нервничает, хранитель ободряюще ей улыбнулся. Девушка тут же подумала, что всё-таки плакать не стоит — Эштиар ей обязательно поможет в случае чего. На его губах промелькнула едва заметная улыбка, он указал на стол посередине комнаты и сказал:

— Добро пожаловать, леди де Гис. Прошу, садитесь и готовьтесь к ответу.

Элька несмело улыбнулась и уселась на указанное место. Перед ней прямо из воздуха появился экзаменационный билет и лист бумаги с карандашом. Внимательно прочитав вопросы, она удивлённо приподняла брови и подумала: «Наверное, это шутка! Получается к поступлению, её подготовили ещё год назад?»

— Что Вас так удивило? — спросила вдруг женщина в зелёной мантии.

Её рыжие короткие волосы торчали ежиком, а на носу были большие очки в стиле «кошачий взгляд», она внимательно смотрела на Эльку, ожидая ответа. В какой-то момент, девушке почудилось, что зрачки преподавателя на мгновение стали узкими, как у кошки. Потому Элина моргнула и поспешила ответить, только вышло у неё это растерянно и даже неуверенно.

— Простите, просто вопросы, очень простые.

— Тогда, может, Вы готовы отвечать прямо сейчас? — вкрадчиво поинтересовался мужчина слева в белой мантии.

Элька перевела взгляд на преподавателя, и у неё перехватило дыхание. Голова закружилась, руки задрожали, появилось ощущение, словно из помещения выкачали весь воздух. Миг, и всё перестало иметь смысл, кроме его глаз напротив. Затаив дыхание, она смотрела на самого потрясающего мужчину в своей жизни. Так продолжалось ровно до слов, сказанных родным и неимоверно злым голосом Эша.

— Эмир, надеюсь, ты найдёшь объяснения своему поступку?

После этого Элька моргнула и вновь смогла дышать. Смотреть в сторону преподавателя, она больше не решилась. Потому, глядя лишь на «женщину-кошку», как «про себя» окрестила рыжую преподавательницу Элька, девушка кивнула и подтвердила согласие сдавать экзамен сразу. Отвечала Элина быстро и уверенно, сгорая от желания быстрее покинуть это помещение. Всё-таки её очень испугал странный преподаватель в белой мантии. Эштиар задал ей несколько дополнительных вопросов, после чего поинтересовался у комиссии:

— Достаточно?

Все дружно согласились, и Элька услышала такие долгожданные слова:

— Добро пожаловать в Лаоранскую академию магии, адептка де Гис.

Глава 10

Марика приехала в академию одной из первых. Замаскировав своего хранителя под мягкую игрушку, она вошла в главный холл. Однако всё пошло кувырком, стоило ей подойти к стойке регистрации.

— С хранителями вход разрешён лишь преподавателям и гостям академии. Параграф десятый пункт первый, устава академии, — сказал дух, глядя в упор на мягкую игрушку, которая внезапно вновь стала котом. — Абитуриентам и адептам брать с собой хранителей нельзя.

— Что значит нельзя?! — воскликнула Марика, крепче прижимая к себе кота. — Я Марика де Мирт, дочь виконта де Мирт, потомственная ведьма!

— При поступлении, в стенах академии титулы упраздняются. Параграф пятый пункт третий, — скучающим голосом проговорил дух.

Марика стояла и хватала ртом воздух, ей никто не говорил, что тут такие дурацкие правила. Своё образование она получила очень давно с лучшими личными учителями. Отец не скупился на обучение дочери — всё надеялся, что она продолжит их семейную традицию «помогать людям». Отца Марика убила первым, когда тот узнал, что дочь связалась с магией тьмы.

— Вы имеете право отказаться от поступления и покинуть территорию академии. Параграф тридцатый пункт первый, — продолжил дух.

— Я не хочу покидать академию, — со злостью сказала Марика. — Мне нужен портал.

— Вы можете воспользоваться порталом для духов, и отправить своего хранителя домой, — улыбнувшись, что смотрелось жутковато, произнёс дух.

Марика взяла протянутую ей карту и пошла к одному из порталов. Вернувшись обратно, она увидела очередь. Ведьме пришлось ждать, пока оформят двух парней с девушкой, и лишь потом она смогла получить пропуск на вступительный экзамен.


* * *

Оказавшись в пустом коридоре, в конце которого находилась широкая лестница, Элька направилась туда, но её остановил оклик:

— А подождать? — Дарион нагнал Элину и, схватив её под руку, пробурчал. — Убежала она. Не все же такие быстрые, как ты.

— Не бурчи, — сказала Элька, и радостно добавила: — Мы поступили!

— Эх, ну хоть кто-то счастлив! — усмехнулся Дар.

Они спустились в пустой холл, где у них забрали значки и карты, взамен выдав по браслету. Браслет был чем-то вроде пропуска, карты местности, ежедневника и устройства связи. Он привязывался к хозяину и имел свойство становиться невидимым. Снять его можно было, лишь по окончании академии, отчислении или же после смерти хозяина.

Отправившись в следующий, указанный духом портал, они оказались в другом холле, более привычном для Эльки. Там также располагалась стойка, за которой сидела «милая» женщина, на вид лет тридцати. «Синерика Кровожадная — комендант», гласил бейдж на её серой мантии. Пухленькая, с копной вьющихся синих волос и такими же синими ресницами, оттеняющими ярко-алые глаза. Элька даже икнула от неожиданности, и лишь потом поздоровалась.

— Имя и фамилия, — спросила «синяя мечта», глядя на девушек.

— Дарина де Круа и Элина де Гис, — ответил Дар.

— Ага, — сказала комендантша, ткнув во что-то, длинным, крючковатым пальцем с потрясающим чёрным когтем, — вы же ничего не имеете против проживания в одной комнате?

— Нет, это даже хорошо, — ответил, улыбнувшись, Дар.

— Третий этаж налево, дверь увидите, открывается браслетом. Всё необходимое вам предоставит Умила, с ней свяжетесь тоже через браслет, — продолжила она. — Всё что касается общежития, узнавать у неё или обращаться ко мне. Остальное в общем холле. Вопросы есть?

— Спасибо, всё понятно, — быстро проговорил Дар и, взяв Эльку за руку, пошёл наверх по лестнице.

— А это кто? — тихо спросила Элька.

— Там же написано было, «комендант», — Дар засмеялся, а после пояснил: — Она кифари.

Элька всё так же вопросительно смотрела на Дариона, предлагая ему продолжить мысль.

— Кифари, что-то вроде фей, которые покровительствуют отдельным деревням, домам и родам. Если в доме кто-то должен вскоре сильно заболеть или умереть, они возвещают об этом тревожными криками. Увы, за это их считают разносчицами бед и несчастий, — сказал Дар. — Они всегда знают, что происходит на вверенной им территории. Рассердить кифари рискнёт только ненормальный.

— А если рассердил, что тогда будет? — голос Эльки прозвучал ещё тише.

— Трупик будет, — очень тихо, шёпотом сказал Дарион и рассмеялся, глядя на круглые глаза девушки. — Не заморачивайся, Эль. Просто соблюдай правила общежития и не ссорься ни с кем из персонала.

За разговором они поднялись на свой этаж, и подошли к двери. А вот зайдя в комнату, Дар с Элиной обомлели. Помещение было просторное, светлое, с большими окнами и собственной ванной. Там стояли две довольно широкие кровати, два письменных стола, полки для книг и два вместительных шкафа. На полу лежал мягкий ковёр, на котором располагался небольшой кофейный столик с двумя мягкими пуфами.

Только поразило их другое — под потолком кружили одиннадцать ярких разноцветных слоников с крылышками. Судя по всему, кто-то из прошлых жильцов комнаты, развлекался таким образом, или пытался уснуть считая слонов. Элька решила, что число одиннадцать её не устраивает, и добавила ещё двоих. На это Дарион лишь покачал головой и подошёл к кровати стоящей слева.

Прикоснувшись к браслету, он произнёс: — Умила, — и в тот же момент рядом со столиком появилась домовушка. Она посмотрела на девушек и, сказав: — Новенькие, двое, — исчезла. Через несколько секунд, кровати стояли заправленные и укрытые тёплыми пледами. Следом раздалось шуршание в шкафу. Элька тут же заглянула в него, обнаружив там одежду, обувь и полотенца.

— Здорово! — восхитилась девушка.

— Рада, что понравилось, — вновь появилась домовушка. — Будильники в браслетах. Казённое имущество не портить. Держать животных в комнате запрещено. Уборку делаю, каждое воскресенье с двух до трёх, в течение первого семестра. Но, если будете тут питаться, убираете за собой сами. Вопросы?

— А почему только первого? — поинтересовалась Элька.

— К концу первого семестра завершается курс бытовой магии, — ответила Умила, — и любой, даже самый ленивый адепт, в состоянии убрать всё сам.

— А эти? — Дарион ткнул пальцем в потолок.

— Не убираются, — с досадой сказала домовушка, — пятый год над ними бьёмся.

Дар засмеялся, глядя на задумчивое лицо Эльки, а затем поблагодарил Умилу и та исчезла.

— Так, идём за расписанием и учебниками, — он кинул свою сумку на кровать и развернулся к выходу.

Проходя мимо комендантши, Дар отрапортовал:

— Все вещи и инструкции от Умилы получены.

После чего Синерика, чем-то зашуршала за стойкой и дала им по брошюре с названием «Правила проживания в общежитии», коротко сообщив:

— Незнание законов не освобождает от ответственности. Так что вы обязаны прочесть и запомнить всё.

Взяв брошюры и поблагодарив комендантшу, они шагнули в портал, который располагался рядом с обычной входной дверью. В общем холле было людно и шумно, после тишины общежития. Через двери, непрерывным потоком шли желающие поступить. Но на экзамен многие не попали, некоторых вежливо просили покинуть территорию академии. Дарион хмуро посмотрел на происходящее вокруг и, схватив Эльку за руку, подвёл её к стойке, где им выдали расписание и пропуск в библиотеку.

— Почему пускают не всех? — спросила Элька, в недоумении глядя по сторонам.

— В академию берут лишь аристократов, ты же знаешь. А одарённых людей полно среди всех слоёв населения, — хранитель вздохнул. — Каждый год они приходят в надежде на поступление.

— А что, разве такое было хоть раз? — спросила Элина.

— В том-то и дело, что раньше было. Хоть и запретили это давно, люди всё равно идут, — грустно проговорил Дар.

«Это не справедливо! Ненавижу аристократов! С этим надо будет, что-то сделать, — промелькнули мысли в голове Эльки. Но они явно не принадлежали девушке, и это заставило её сбиться с шага. О чём это она? Что она может сделать? Ей и самой просто невероятно повезло.

Однако от следующей ликующей мысли, Элина замерла и потрясла головой: «Уже скоро! Недолго старику осталось…»

— Всё в порядке? — спросил Дар.

— Не совсем уверена, — ответила Элька и уже хотела всё рассказать, как вдруг заметила знакомую фигуру. — Идём скорее, тут Закрос, не хочу с ним встречаться, — нервно прошептала она.

Дарион кивнул и быстро пошёл в сторону портала ведущего в библиотеку. Чтобы попасть туда, как и в любое другое здание академии, нужно было подойти к нужному порталу и приложить браслет. Хотя был другой вариант — выйти из главного корпуса и проделать весь путь ногами. Но этим вариантом, пользовались крайне редко.

Шагнув в открывшийся проход, Элька по привычке зажмурилась, а когда открыла глаза, не смогла сдержать восторженного вздоха. Круглое помещение уходило вверх и скрывалось в темноте. Этажи состояли из огромных балконов с деревянными резными перилами. На первом этаже располагалась стойка библиотекаря и десяток столов с мягкими диванами.

Там тоже были овальные порталы — как и в общем холле академии — предназначенные, для перемещения по этажам библиотеки. Но поразило девушку не это. Начиная со второго этажа, около стен стояли полки, высотой от пола до потолка и все они были заставлены книгами — сотни, тысячи книг. Все этажи тускло освещались магическими шарами, которые загорались ярче, стоило подойти посетителю.

Дарион улыбнулся, глядя на реакцию Эльки. Библиотека Ковена магов, никого не оставляла равнодушным. На самом деле, студентам и гостям показывали лишь часть библиотеки. Самые редкие и ценные фолианты хранились намного ниже, под землёй. Но об этом было известно лишь избранным — хранитель это знал.

Предъявив браслеты, они подождали, пока библиотекарь проведёт над ними каким-то кристаллом, а затем услышали:

— Адепты, поток общий. Учебники, необходимые для первого года обучения, отправлены в ваши комнаты. Книги надлежит вернуть в конце учебного года, после сдачи экзаменов. Желаете воспользоваться библиотекой вне учебной программы?

— Благодарю. Не сегодня, — ответил Дар и направился к выходу.

Элька кивком подтвердила слова хранителя и пошла за ним, на ходу разглядывая библиотеку. Вернувшись в свою комнату, они стали расставлять учебники и раскладывать вещи, привезённые с собой. Затем Элька достала из шкафа светло-серую форму, и принялась хмуро её рассматривать. У девушки было такое лицо, словно кто-то в этой форме умер, а потом её забыли постирать.

— Что-то не так? — спросил Дар.

— Брюки? Они это серьёзно? — она показала ему форму, состоящую из брюк и рубашки.

— Брюки намного практичнее, чем юбки, — он пожал плечами. — В любом случае сверху надевается мантия. Она зачарована от повреждений и к ней не прилипает грязь. Спортивная форма тоже зачарована, но она ещё защищает адепта от сильных травм.

— А почему всё серое? — снова задала вопрос Элька.

— Цвет мантии говорит о специализации мага, — ответил Дарион. — Другую форму нам выдадут на втором курсе, когда разделят по факультетам.

— Кстати, когда начинаются занятия? — спросила девушка.

— Послезавтра, — и глядя на удивлённое лицо Эльки, добавил: — Поступающих обычно мало, так что приём длится всего два дня. С первым днём осени начинается учебный год.

Когда они закончили с вещами, Элина упала на кровать, раскинув руки в стороны, и выдохнула:

— Фух, не думала, что это будет так долго, половину дня пробегали.

— Поверь, это ещё быстро, — усмехнулся Дар, — к моменту приезда, нас уже внесли в базу академии, и не пришлось ждать оформления.

— Ты хочешь сказать, что другие будут стоять в очередях и ждать? — она скептически приподняла бровь.

— Не все, — Дарион усмехнулся, — лишь те, у кого не хватает связей или титул маловат.

Внезапно тишину прорезал дикий вой. Элька вздрогнув, подпрыгнула на кровати, а Дарион лишь поморщился. Оказалось, что это звонок. В учебное время он звучит до и после каждой пары, а сейчас оповещает о времени обеда и об окончании рабочего дня. Нацепив мантии, как порекомендовал Дарион, они отправились в столовую.

В коридоре общежития уже было людно. Поступившие, заселялись в свои комнаты, а некоторые, как и Элька с хранителем, шли в столовую. Дарион недоумённо смотрел по сторонам. Несмотря на его слова, что обычно поступающих мало, людей было очень много. К слову, само общежитие оказалось общим, так что было полно как девушек, так и парней.

— Почему мы все вместе живём? — спросила Элька.

— В академию принимают лишь совершеннолетних, — пожал плечами Дар, — а взрослые люди, сами отвечают за свои поступки. Делить общежития на мужское и женское нет смысла.

— А на первом курсе всегда столько людей? — Элька обескураженно смотрела по сторонам.

— Когда как, бывает и половины стандартного курса недобирают. Но в этом году что-то их многовато, — сказал Дар и, войдя в столовую, повёл Эльку к свободному столику. — Я за едой, а ты займи место.

Пока Элька ждала, она с интересом разглядывала адептов в таких же серых мантиях, как и на ней с Даром. Ещё в Краене она читала, что Лаоранская академия магии, единственная в мире. Сюда приезжали учиться аристократы из разных стран. Разве что в Зелерии предпочитали обучать своих магов сами. Метаморфы очень редко покидали свою страну. Сложнее всего оказалась ситуация с милтанцами, у них аристократии как таковой не существовало. Однако им не могли отказать на этом основании. Милтания, являлась единственным поставщиком особой стали, очень хорошо поддающейся обработке магией. Так что все одарённые милтанцы, способные оплатить обучение, приезжали в Лаоран.

Вскоре вернулся Дар с подносом в руках, и они уселись обедать. Тем временем людей в столовой становилось всё больше. В итоге не осталось ни одного свободного стола, и адепты начали подсаживаться туда, где были свободные места.

— Привет, можно к вам? — рядом со столиком стоял высокий крепкий парень с рыжими волосами и зелёными глазами.

— Садись, — улыбнувшись, ответила Элька, прежде чем Дар успел возразить.

— Я Ранмир, можно просто Ран, — представился парень.

— Элина, а эта хмурая особа, Дарина, — девушка указала на хранителя. — На неё внимания не обращай, она сегодня не в настроении, вот и хмурится весь день.

— Ничего я не хмурюсь! — возмутился Дар. — Это кое-кто сегодня очень весёлый!

— Ну, так есть повод, — вмешался Ран, — мы же поступили!

Элька радостно улыбнулась. Хоть кто-то, кроме неё, рад оказаться в академии. Глядя на Дариона, она уже начала сомневаться, что нужно было сюда поступать. Он постоянно хмурился, морщился и всем свои видом показывал, как ему всё не нравится. Но Дарион хмурился по нескольким причинам. Первая заключалась в том, что ему приходилось пребывать в облике девушки. Вторая, это ситуация с простолюдинами, которую он воспринимал очень болезненно. А третья, заключалась в непонимании, откуда здесь взялось столько первокурсников?

— Ран, а ты случайно не из Милтании? — вдруг спросил Дар.

— Да, оттуда, — слегка напрягшись, ответил парень, — а что?

— В этом году ваших много. Раньше приезжало человек тридцать, не больше, — улыбнувшись, сказал Дарион. — Где вы столько магов и ведьм нашли? Открой тайну.

— Ого, какая осведомлённость! — Ран присвистнул.

— Не обращай внимания, — отмахнулся Дар, — у меня брат тут преподаёт.

— Понятно, — парень расслабился, — по поводу людей, тайны нет. В этом году был первый выпуск в школах, вот их и прибавилось.

— В школах? — с удивлением спросила Элька.

— Точно, вы же местные, не в курсе, — сказал Ран. — В Милтании, семь лет назад открыли школы для всех одарённых. Новая политика государства, которая через пять лет принесёт плоды. У нас будет много обученных магов!

— Хм, и много одарённых у вас? — вновь поинтересовалась девушка. — Неужели все могут оплатить обучение, или эти школы бесплатные?

— Обучение платное, конечно, — вздохнул парень, — но существует система кредита. Человек приходит, его бесплатно обучают в школе, затем отправляют в академию. В итоге он обязан будет работать на государство в течение десяти лет. Зарплаты там мизерные, маги из богатых семей туда не стремятся. А вот те, у кого проблемы с финансами, очень даже рады такой возможности. Десять лет для мага, это же ничто.

Элька с Дарионом, слушали, раскрыв рты. Ай да милтанцы! Это же надо было такую систему придумать!

— Вы не обижайтесь, — добавил Ран, — в Лаоране, только эта академия и стоит внимания. Жаль, что и её испоганили ваши аристократы.

— В смысле, испоганили? — не поняла Элька.

— Много лет назад в академии обучали всех желающих, — начал рассказывать Ранмир, — а сейчас берут только аристократов. Даже в уставе написали, что магией могут обладать, лишь избранные. Но ведь это бред! А знаете, что случается с человеком, если его не обучить и он потеряет контроль над Силой?

— Знаю, — Дарион скривился, ему тоже очень не нравилось происходящее.

— Нет, — зачарованно слушая парня, ответила Элина и удивлённо посмотрела на хранителя.

— Они выгорают, а дальше либо безумие, либо могила! — между тем продолжил милтанец.

Элька в шоке смотрела на парня. Почему ей об этом не рассказали? Но не может быть, чтобы все аристократы были такими ужасными. Ведь Морион нормальный, и даже взялся обучать её — обычную девчонку из деревни. Дал ей своё имя, знания, возможность поступить.

— У нас тоже есть нормальные аристократы, — заступилась было за местных Элька, а потом вздохнула и добавила, — только их ничтожно мало.

— Не расстраивайся, — Ран улыбнулся, — я уже нашёл нормальных аристократок. Значит, и у вас не так всё плохо.

Ранмир Виленд — сын главы сената, приехал в академию, чтобы получить образование, достойное одного из будущих правителей государства. Ему пророчили место в сенате и звание верховного главнокомандующего Милтании. Именно Ран являлся тем, кто в будущем будет заключать все сделки по поставкам милтанской стали. Потому, налаживать отношения с лаоранцами ему было просто необходимо. Ведь если ты знаешь партнёра по бизнесу, с ним проще работать. Однако все лаоранцы кривились при виде милтанцев и старались с ними даже не разговаривать.

Парню очень не нравился снобизм лаоранских магов, они совсем забыли о предназначении магии. Маги и ведьмы нужны были для борьбы с монстрами, которых не смогли до конца уничтожить в тёмные времена. По крайней мере, так воспитывали всех наделённых Силой в Милтании.

Как рассказывали Рану, бывшая глава Ковена защитила людей в Лаоране. Она закрыла монстров в самой дальней части Великого леса. Но закончилось всё тем, что люди совсем забыли о наличии такой угрозы под боком.

«Интересно, что будут делать люди, когда эта защита исчезнет? Ведь куда делась Верховная, никто не знает, а хорошо обученных магов в Лаоране осталось ничтожно мало», — с тоской размышлял Ранмир, глядя на сборище напыщенных индюков, которыми перед ним предстали лаоранцы.

Парень посмотрел на девушек, к которым подсел. Они оказались единственными нормальными аристократками во всей академии. «Видимо, у них очень низкий титул», — подумал он, глядя как те спокойно и дружелюбно с ним разговаривают.

— А, вообще, — сказал Ранмир, — я рад, что свободные места оказались именно за вашим столиком!

Поболтав ещё минут десять и закончив с обедом, Элина решила прогуляться, Дарион шёл с ней рядом, на ходу рассказывая об академии. Парк оказался довольно примечательным местом. Как объяснил Дар, его отдали на растерзание магам земли, тут у них проходили практические занятия. Отсюда такое буйство красок и форм.

Прямо за центральным корпусом, располагались два скромных четырёхэтажных здания. Элька их увидела не сразу из-за буйной растительности в парке — это были общежития. Снаружи они казались небольшими, а внутри — как и везде — работала пространственная магия. Преподаватели проживали в общежитии вместе с адептами, пока длился учебный год. Их комнаты располагались на последнем — пятом этаже, которого снаружи не видел никто.

Учебный корпус с аудиториями находился ещё дальше, а административная часть академии располагалась за ним. Между собой они соединялись длинными коридорами. Слева от учебного корпуса находился полигон, на котором адепты могли использовать любую магию, не боясь навредить себе и всем вокруг. Справа — башня Ковена. А далее шли три улицы, на которых располагались разнообразные магические магазины, кафе, салоны и небольшая площадь с фонтаном.

Элька отметила, что желающих посмотреть территорию академии было много. Причём основную часть составляли милтанцы. Они сильно отличались от других адептов внешне своей естественностью. Ведь аристократы, как правило, частенько посещали магические салоны красоты. И таких изъянов, которые не могла бы исправить магия, у людей не было. Но большая часть милтанцев, которые приехали в этом году, оплатить услуги салона не могли.

Элька отметила, что слова, которые сказал им за обедом Ранмир, подтвердились — лаоранские аристократы вели себя, как снобы. Они морщились и кривились, когда рядом проходил милтанец. В какой-то момент, проходя мимо группки людей, в голове Эльки всплыла мысль:

«Эти лаоранцы, просто чванливые идиоты! — девушка потрясла головой, не понимая, откуда берутся все эти странные мысли. — Ещё посмотрим, что они на парах будут делать — недоучки».

Дарион заметив, что Элина трясёт головой, остановился и спросил:

— Рассказывай, что происходит?

— Да бред какой-то! — прошипела возмущённо девушка. — С самого утра, какие-то странные мысли возникают в голове.

— Например? — Дар начал пристально вглядываться в лицо девушки.

— Без примеров, — раздался сзади голос Эша. — Сейчас вы пойдёте в комнату и подождёте меня.

Элька даже подпрыгнула на месте от неожиданности. Развернувшись, она глянула на хранителя, который хмуро её рассматривал.

— А ты разве не на экзамене? — спросила девушка.

— Точно, именно там, — ответил Эш, — потому разворот и марш в комнату. Буду минут через десять, тогда всё объясню, — и хранитель исчез.

— Что это было? — ошарашено спросила Элька.

Дарион ничего не понимая, смотрел на девушку. Он уже собрался хватать её за руку и тащить в комнату, поскольку она стояла посреди дороги и будто разговаривала с невидимым собеседником. Вовремя он вспомнил, что порой, точно так же делала Илира и все её предшественницы, когда мысленно общались с хранителями. Дождавшись, пока Элька повернётся к нему, Дар спросил:

— Всё в порядке?

— Нет, идём обратно в комнату, — Элька схватила его за руку и потащила в сторону общежития.

С каждым шагом Элина ощущала, как в её голове звучит всё больше голосов. В висках пульсировала боль, заставляя сжимать кулаки и моргать, чтобы отогнать тёмные пятна перед глазами. Потому, стоило Эльке переступить порог комнаты, как она тут же подбежала к кровати и рухнула на неё, сжимая руками голову. Дар подскочил к ней, положил ладонь на лоб и когда из его руки полился золотистый свет, девушка облегчённо вздохнула. Только Дарион был в панике и уже начал звать брата, как тот сам появился около кровати.

— Давай я, — сказал Эш, отодвинув Дара в сторону.

Он присел рядом с Элиной и начал восстанавливать прорехи в её ментальном щите. Боль притупилась и вскоре совсем исчезла, голоса в голове замолчали, чем неимоверно обрадовали Эльку, и вскоре она смогла подняться с кровати.

— Этот идиот, решил щит проверить, — возмущался Эштиар, когда они сидели и пили чай.

— Какой идиот? — нахмурившись, спросили в один голос Дар с Элькой.

— Эмир Карихар, декан факультета метальной магии, — Эш стиснул зубы так, что раздался скрип. — Тот, в белой мантии на экзамене, помнишь, Эль?

— Забудешь тут, — Элька поморщилась.

— Он совсем рехнулся?! — возмутился Дарион. — Лезть в голову к адептам…

— Ему показалось подозрительным, что на Элине такой сильный ментальный щит, — продолжил Эш. — Взломать защиту у него не получилось из-за артефакта, — он кивком показал на дракончика, висящего на шее у девушки, — а Элька его эмоции уловила. И на щите, который я ей ставил, появились прорехи. Вот она и начала слышать мысли одарённых.

— А почему я их вообще слышу? — спросила девушка.

— Мы тебе как-то рассказывали про подопечных. Ну так, это оно и есть, — хмыкнул Эш.

— Стоп. Получается, я всю жизнь буду в чужих мыслях копаться? — в ужасе прошептала Элька.

— Нет, — засмеялся Дар, — ты будешь слышать, лишь очень сильные призывы о помощи. И сможешь узнать чужие мысли, если сама этого захочешь. К тому же ты начнёшь ощущать эмоции людей. Просто сейчас ты ещё не умеешь, как бы это выразить, «ставить фильтр».

— Короче, окончишь академию, научишься всем премудростям, — перебил его Эш, — и когда снимем блок, сможешь выбирать, кого слушать, а кого нет.

— А сейчас? Надеюсь, такого как сегодня, больше не будет? — спросила Элина.

— Не должно быть, — неуверенно произнёс Эш, — но, возможно, ты начнёшь улавливать самые сильные и яркие эмоции с мыслями. Я подумаю, что ещё можно сделать.

— И на том спасибо, — пробурчала Элька и, глянув на хранителей, продолжила: — Вы, как хотите, а я больше никуда сегодня не пойду. Кстати, а почему никто мне не рассказал о реальном положении дел в академии? И о том, что происходит с теми, кого не берут учиться?

— Ты думаешь, это знание дало бы тебе хоть что-то, кроме головной боли? — Эш печально засмеялся. — Эль, пойми. В данный момент ты ничего не можешь изменить. А забивать тебе голову лишним перед поступлением, не имело смысла.

— Всё равно, — она упрямо поджала губы, — такое нужно знать!

— Ну, теперь ты знаешь, — пожал он плечами, а после покачал головой, сказал: — Ладно, отдыхай, — и исчез в портале.

Элька посидела немного в тишине, размышляя об одарённых людях, которым не повезло родиться без титула. Затем тяжело вздохнула и признала правоту хранителей — сейчас они ничем помочь не может, потому необходимо учиться и снимать блок. В итоге весь остаток дня Элина читала учебники, которые ей нагрузил с собой Морион. А вот Дарион усилено что-то магичил.

— Что ты делаешь? — поинтересовалась Элька.

— Ставлю защиту, — буркнул Дар, и замолчал.

Элька пожала плечами, и отстала от него, чтобы не отвлекать. Чуть позже хранитель радостно сообщил, что закончил с защитой. Как он сказал, теперь в комнату без приглашения, смогут войти лишь они, Эш, Морион и домовушка — по воскресеньям с двух до трёх. Кроме того, никто не сможет увидеть или услышать то, что здесь происходит. Соответственно уловить хоть какой-то всплеск магии тоже. После чего Дарион победно улыбнулся, вновь стал мужчиной и со счастливой улыбкой на лице улёгся спать.

Весь следующий день они провели в комнате. Элина отказалась выходить на прогулку, побоявшись, что вновь начнёт слышать голоса. Дариону пришлось уговаривать девушку выйти хотя бы в столовую. Та согласилась, но постаралась очень быстро заглотить пищу и вновь сбежала в комнату. Дар вздыхал и рассказывал Эльке про ментальную магию, методы защиты, способы взлома. А сам ненавязчиво пытался объяснить девушке, что завтра ей в любом случае придётся выйти из комнаты.

Поскольку Элина уже умела ставить слабенькие щиты, она попыталась защитить себя собственными силами. Но к сожалению, у неё ничего не вышло. Вся защита исчезала, стоило девушке подумать о чём-то отвлечённом. Так она и узнала, что всё, кроме слабого щита на пару минут, ей было доступно лишь в теории. Блок всё-таки не давал Эльке освоить очень нужные знания на практике.

Вечером, Дарион сказал, чтобы она поставила себе будильник на полчаса раньше. Обосновал это тем, что просыпаться от звука, оповещающего о начале учебного дня, Эльке не понравится. Девушка улыбнулась, вспомнила, что хранитель плохого не посоветует, и поставила будильник на пять утра. О чём ни разу не пожалела.

Глава 11

Элина проснулась рано утром от будильника в браслете, который настойчиво щекотал её запястье и не давал снова закрыть глаза. Хоть Дарион и посоветовал встать раньше на полчаса, девушка решила, что этого времени будет недостаточно для сборов. Дарион поднялся ещё до пробуждения Элины, к тому же хранитель успел уже умыться, собраться и вновь принял облик Дарины.

Посмотрев в сторону окна, где только занимался рассвет, Элька поднялась и начала приводить себя в порядок. Когда же девушка закончила собираться, она вдруг осознала, что завтрак будет только через час, а ей абсолютно нечем занять это время. Книги были все зачитаны до дыр, спать не хотелось, Дарион опять засел за какие-то записи и в итоге Элька скучала. Она стойко перетерпела ещё полчаса, но затем посмотрела на Дара, который закончил со своими бумагами и пытался заплести волосы в косу.

— С завтрашнего дня начинаем тренироваться по утрам! — внезапно воскликнула Элька.

— Какие тебя мысли посещают, когда не дают спать, — хмыкнул Дар. — Неужели, ты не набегалась в Краене?

— Я не могу сидеть и ждать полтора часа, пока можно будет пойти на завтрак, — девушка насупилась, сложив руки на груди.

— Хорошо. Раз ты так хочешь тренировки, устроим, — Дар улыбнулся и посмотрел на Эльку. — Я поговорю сегодня с Эшем.

— Почему с Эшем? — она очень удивилась. — В Краене ведь ты занимался моей физподготовкой.

— Эль, ну как ты себе это представляешь? — Дарион всплеснул руками и нахмурился, когда коса расплелась, а отдельные пряди волос запутались. — Одна адептка, гоняет другую по территории академии? По меньшей мере, это будет странно. А Эш сможет договориться о дополнительных занятиях на полигоне для сестры и невесты.

— Отлично! — воскликнула Элька и радостно улыбнулась.

Следом девушка подошла к Дариону и, убрав его руки от волос, заплела ему косу. В половине седьмого утра раздался вой с повизгиванием на всю академию, который не услышал лишь глухой. А вот те, кто от этого звука проснулся впервые, рисковали остаться заиками до конца своих дней. Элина вздрогнула от этого звука и ещё раз поблагодарила хранителя за совет встать пораньше, после чего предложила пойти прогуляться.

Скоротав время в парке, они сходили на завтрак и неспешным шагом пришли в общий холл первыми. Там всё изменилось до неузнаваемости. Стойки регистрации отсутствовали, как и луч света посередине. Теперь в огромном круглом помещении стояли ряды кресел и трибуна. Первый учебный день начинался с общего сбора, где адептов должен был поприветствовать ректор.

Дарион с Элькой заняли места в середине рядов и принялись вновь ждать. Но в этот раз не прошло и пяти минут, как зал стал заполняться людьми. К ним подошёл Ранмир с двумя парнями и девушкой, очень похожей на Риону — подругу детства Эльки. У неё были такие же большие синие глаза, каштановые волосы, заплетённые в косу, и аккуратный курносый носик. Когда девушка его морщила, она казалась младше, чем есть на самом деле.

— Привет! — парень приветливо улыбнулся и махнул рукой. — Давно тут сидите? Можно к вам?

— Привет, Ран, — сказала Элька.

— Да, садитесь, — Дарион кивнул парню и указал на пустые кресла рядом.

— Я вас не видел за завтраком. Может, вы из тех сумасшедших, которые измываются над собой диетами, хоть им и этого и не требуется? — Ранмир настороженно глянул на девушек, отчего те недоумённо переглянулись.

— Нет, — Элька рассмеялась, — мы просто встали сегодня очень рано.

— Ты меня успокоила! — подмигнул её Ран. — Дамы, позвольте представить вам моих друзей — это Корс, Виг и Шелли, — произнёс парень с таким видом, словно они все находились на светском рауте, а не в академии магии. — А это Дарина и Элина, мы вчера в столовой познакомились, я рассказывал.

Ребята помахали друг другу рукой, Шелли отвесила подзатыльник Ранмиру за дурачество, а парни просто фыркнули и уселись на предложенные места. Виленд хотел сказать что-то ещё, но в этот момент на трибуну вышел пожилой мужчина. Явление старика было само по себе удивительно. Ведь это могло означать лишь одно — перед ними один из древних магов. Обычно люди наделённые магией остаются молодыми очень и очень долго, и лишь прожив два века и более, начинают стремительно стареть.

На мужчине была тёмно-боровая мантия, украшенная золотистым узором по вороту и рукавам. Абсолютно седой с глубокими морщинами, тем не менее, он держался прямо и уверенно. Старик обвёл взглядом притихших адептов и Элька отметила, что глаза у него вовсе не старческие, а сверкают сталью и уверенностью в себе. А следом в тишине зала раздался властный голос:

— Рад приветствовать всех собравшихся здесь. Я не буду утомлять вас долгой речью, — произнёс он неприятным скрипучим голосом. — Хочу лишь напомнить, что Устав академии, обязателен к прочтению. К тому же спешу сообщить, что в составе преподавателей произошли изменения. Теперь магическое естествознание у вас будет вести Морион де Гис, а боевую магию — Эштиар де Круа. Напоследок позвольте напомнить вам первую заповедь мага — «Спокойствие во время использования Силы».

После этих слов он развернулся и стремительным шагом покинул трибуну под редкие хлопки, раздавшиеся из зала.

— Кажется, это был ректор, — пробормотал обалдевший от такого приветствия Ранмир, сидящий рядом с Элькой.

— Да уж. Разве ему не пора уже на пенсию? — спросил парень с вьющимися каштановыми волосами по имени Корс.

Корс Гилан был одним из самых верных друзей и телохранителей Ранмира. В раннем детстве его и Вига привезли в замок Вилендов, где сообщили, что отныне они будут жить там. Такое часто практиковали в самых влиятельных семьях, которые раньше были аристократами. Дети должны были учиться и играть вместе с наследником, а также получать вместо него розги. По мере взросления, к этому прибавилась обязанность охранять Рана.

Сам Ранмир всегда воспринимал ребят как своих друзей. Он старался лишний раз не нарываться на наказание, чтобы Корсу и Вигу из-за него не влетело. И даже в тот момент, когда те пытались убедить Рана, что они всего лишь его охрана, парень лишь упрямо сжимал губы. И конечно, узнав об их способности к магии, Виленд не раздумывал ни секунды, а взял их с собой в академию. Причём потребовал от отца, чтобы тот оплатил друзьям всю стоимость обучения.

Но сейчас Корс недоумевал, почему Лаоранская академия магии, считается такой престижной? И отчего в других государствах никто не додумался возвести своё высшее учебное заведение? Ведь магов везде было полно! Корс читал исторические документы, где рассказывалось об этом месте. Может когда-то эта академия и давала невероятные знания, однако теперь всё пришло в упадок. Ректор был ярким примером того, насколько всё плохо. Единственное, что осталось здесь неизменным за последние пару столетий, это преклонение перед аристократами. Да в Милтании школы и то лучше этой академии!

— Лирентий де Витар находится на должности ректора уже двести лет, — хмыкнул внезапно Дар и злобно добавил: — Ему уже пора на кладбище, а не на пенсию.

После этих слов, все ошарашенно уставились на Дариона. Они знали, что ректор здесь не молод, но двести лет, это же невероятно! В таком возрасте всех снимают с должностей, разве что правители остаются до самой смерти.

— Ты это серьёзно?! — Шелли, даже рот открыла от удивления. — Двести лет?!

— Абсолютно, — кивнул Дар, — ему предлагали уйти на пенсию, уже сотню раз. А он всё не желает расставаться с академией. Но король ему благоволит, потому никто не может сдвинуть эту каменную глыбу с насиженного места.

— Да уж, кажется, учиться тут будет не очень весело, — хмыкнул тихо Виг. — Ректор старый маразматик, устав устарел лет на четыреста, если не больше, да и кислые морды вокруг.

— Зато препод по Боевой магии такой красавчик, — мечтательно протянула Шелли, — и второй, тоже ничего так.

От этих слов у Элины внутри заворочалось глухое раздражение. Она внезапно поняла, что симпатия к девушке, вызванная её внешним сходством с Рионой, медленно сходит на «нет». «Что значит, красавчик? Это её хранитель! Пусть Шелли своего ищет», — мысленно возмущалась Элька. Из этих мыслей её выдернул Дар, ткнув локтем в бок — не больно, но довольно ощутимо.

— Пошли, чего ты сидишь и пыхтишь как паровоз? — он показал на полупустой зал. — На лекции пора.

Элька подскочила, как ужаленная, и принялась оглядываться по сторонам. Приоткрыв рот от изумления, девушка выдохнула. Впервые она задумалась настолько, что пропустила всё на свете. Недовольно сопя, Элина посетовала, что не услышала приветствие от Мориона с Эшем, на что Дар хмыкнул и заявил:

— Вечером попросишь Эша, он тебе повторит.

Схватив сумку, Элька фыркнула на хранителя и направилась за ним на занятия. Но по пути вдруг вспомнила слова Дариона в зале и тихо поинтересовалась:

— А что такое, паровоз?

Тот звонко рассмеялся, чем привлёк к себе внимание со стороны адептов, а после пробормотал:

— Машина такая. Потом, как-нибудь расскажу.

Хранитель схватил Эльку за руку и быстрым шагом направился на выход. Та лишь печально вздохнула, вечно они с Эшем скажут что-нибудь такое, а потом отказываются объяснять. Так она вздыхала всю дорогу до аудитории, где проходила первая пара по теории магии. Усевшись за свободные парты, они с Даром оказались в разных концах помещения, поскольку пришли одними из последних. Тут прозвенел звонок, и хлопнула входная дверь. Все обернулись посмотреть на преподавателя, но там никого не было.

— Кхм, — раздалось с другой стороны аудитории.

Дружно развернувшись обратно, адепты увидели невысокого полного мужчину. На его голове блестели залысины, явно проглядывающие среди редких рыжеватых волос. Карие глазами, скрытые за толстыми линзами круглых очков, смотрели на всех с иронией и лёгкой долей превосходства. Несоразмерные пухлые губы мужчины кривились в подобии улыбки. И Элька едва сдержалась от смеха, поскольку преподаватель невероятно напоминал ей крота, побитого жизнью.

— Добрый день, адепты, — он подошёл к большой доске, висящей на стене и, взяв с подставки специальный кристалл, проскрежетал по ней, — Меня зовут, Вериамин Кротиновски.

От скрипа кристалла по доске, вздрогнули практически все адепты. Лишь Дар сидел, безмятежно глядя на преподавателя своими синими глазами и улыбался. Многие адепты, включая Эльку, поспешили записать имя, маскируя смешки под кашель. Всё-таки фамилия преподавателя очень точно отражала его внешние данные.

— Я буду вести у вас теорию магии, — не замечая дружно «заболевших» адептов, продолжил он. — А на третьем курсе, магию земли у тех, кто выберет факультет стихийной магии.

Кашель прекратился столь же внезапно, как и начался, все прониклись серьёзностью ситуации. На факультет стихийной магии собиралась большая часть адептов. Никто не хотел портить отношения с преподавателем, который будет вести другой предмет в далёком будущем. Крот — как окрестила про себя препода Элька — резкое «выздоровление» коллектива оценил и ехидно улыбнулся. Он не первый раз сталкивался с подобной реакцией первокурсников. Такое происходило каждый год, и мужчине доставляло неимоверное удовольствие, сбивать спесь с этих малолетних аристократов.

— Теория магии — дисциплина, которая изучает магию и все её стороны с теоретической точки. Она состоит из нескольких разделов, — принялся рассказывать он.

Элька смотрела прямо перед собой и старалась не зевать, поскольку этот предмет, она выучила уже давно и даже сдала экзамен Мориону с Эшем. Она считала, что Крот вряд ли сможет рассказать ей больше, чем учёный и хранители. Потому сейчас от неё требовалось, лишь держать глаза открытыми и делать вид, что она внимательно слушает. Подавив очередной зевок, Элина увидела на своей парте, неизвестно каким образом оказавшуюся там записку. Надпись на бумаге, выведенная каллиграфическим почерком гласила:

«На вечеринку сегодня пойдёте? Ран».

Девушка повернулась к парню и тот лучезарно улыбнулся. Она нахмурилась, силясь понять, каким образом ответить на это послание. На что Ранмир закатил глаза и жестом показал ей, что ответить надо на том же листике. Схватив карандаш, Элька с удивлением оглядела уже ставший пустым лист бумаги, и тут же написала:

«Что за вечеринка?» — буквы исчезли сразу, стоило парню прочитать вопрос.

«В честь нашего поступления в академию конечно!» — вновь появилась надпись.

«Не знаю, а где она будет?» — спросила Элька.

«Сначала в общем холле. Но говорят, там скучно. Так что мы планируем продолжение в моей комнате».

«Хотелось бы…» — написала девушка.

Только строчка вдруг побледнела, а на её месте появилась другая.

«О нет! Не добавляй этого! Никаких «но»!»

Элька заулыбалась. Ранмир понравился ей, в нём бурлила неиссякаемая жажда деятельности. Видимо поэтому парень чем-то напомнил ей младшего брата. Сделав глубокий вдох, девушка бросила ещё один взгляд на Виленда и ответила:

«Договорились!»

Внезапно все надписи исчезли, а рядом с Элькой раздалось ехидное:

— Кхм, — Крот стоял около стола, и сверлил девушку гневным взглядом. — Позвольте поинтересоваться адептка, в чём заключается отличие ведьмы от мага? Ведь вы, судя по всему, знаете мой предмет на «отлично», раз позволяете себе, что-то писать во время лекции, вместо того, чтобы слушать преподавателя.

Элька поднялась с места и с раздражением посмотрела на Крота в упор. Кто бы ей сказал, что незнакомый человек может вызвать в ней такую смесь неприязни, насмешки и даже лёгкого отвращения. На самом деле, ничего удивительного в том не было. Элина уловила эмоции преподавателя, которые тот испытывал по отношению к адептам. Неосознанно она облила мужчину ледяным презрением, отчего у Крота задёргалась щека. Затаив дыхание, адепты наблюдали за противостоянием «Крот против Красотки», и ожидали, когда она смущённо потупится, как делали все девушки. И тут Элька отрапортовала, как на занятиях с Морионом:

— Ведьмы управляют потоками с помощью амулетов и сил природы, когда магам для этого достаточно своего резерва. Однако маги, могут спокойно использовать и амулеты. Но в отличие от ведьм у них нет, и не может быть хранителей.

У адептов случился когнитивный диссонанс. Никто не ожидал, что в голове красивой девушки, могут быть знания. Лаоранцы привыкли к своим барышням, которые могут думать лишь о платьях и балах. Милтанцы считали, что все аристократы Лаорана тупы от рождения. Только Дарион фыркнул и обвёл насмешливым взглядом аудиторию, отчего многие адепты покраснели.

— Хм, — преподаватель внимательно глянул на Эльку, и та почувствовала, как неприязнь с раздражением слегка приглушились. — Ваше имя адептка?

— Элина де Гис, — она особо не переживала. Поскольку знала, что даже если её заставят повторить наизусть весь учебник по теории магии, она сможет это сделать.

— Понятно, — хмыкнул Вериамин Кротиновски, — постарайтесь не отвлекать других адептов от лекции.

Развернувшись, препод пошёл обратно к своему столу. А вот Дарион нахмурился и ощутил, как внутри вспыхивает недовольство. Ведь он просил Эльку не ссориться с персоналом академии. Неужели так сложно тихо сидеть и делать вид, что внимательно слушаешь? Потому он отправил девушке послание, на тот самый лист бумаги, лежащий на её столе.

«Совесть где? Заняться на парах нечем? Исправим!»

Элька украдкой посмотрела на хмурого хранителя, пожала плечами, и вновь уставилась на преподавателя, стараясь не зевать до конца пары. Только Дар в недоумении пытался сообразить, откуда взялось недовольство — от Эльки, Эша или же он сам бесится, поскольку девушка так беспечно себя ведёт? А когда прозвенел звонок и адепты весело подскочили со своих мест, их остановила фраза Крота:

— К следующему занятию прочитать учебник, параграфы с первого по пятый. И написать небольшой реферат, десять страниц на тему «Что такое магия и зачем нужна теория».

Все дружно застонали, и уже не так радостно вышли в коридор. Элина с хранителем прошли к окну, и в глазах Дариона мелькнуло раздражение. Удивившись этому, девушка вопросительно приподняла брови, ожидая объяснений. После этой пары, Элька всё никак не могла успокоиться. Конечно, стоило профессору Кротиновски покинуть аудиторию, как все негативные эмоции начали постепенно исчезать, но всё равно до конца они никуда не делись. Да ещё Дар вместо успокаивающих слов вдруг процедил:

— И что это было? Сказал же, не портить отношения с персоналом!

— Я и не портила, — буркнула Элька в ответ.

Но тут к ним подошёл Ран и разговор пришлось на время прекратить. Сверкнув белоснежной улыбкой, парень весело проговорил:

— Ну ты даёшь! Я уж думал, всё. Сейчас препод казнит нашу Эльку перед всем потоком, — его глаза блестели от восторга. — А ты оказывается, не только красивая, но ещё и умная!

— Ну, спасибо, что оценил мои умственные способности, — с сарказмом произнесла Элина.

— Да не обижайся, — он хмыкнул и пошёл к ожидавшим его парням, на ходу добавив: — Вечером в семь, не забудь. Я зайду!

— И куда вы собрались? — протянул Дарион, провожая парня прищуренным взглядом.

— Мы, собрались, — поправила его Элька. — На вечеринку в честь поступления.

— Опять вечеринки… — грустно вздохнул Дар, — бала в Краене, тебе было мало?

— Надеюсь, там будет не так уныло, — сказала Элька.

— Надеется она, — пробурчал хранитель, — во сколько заканчивается эта вечеринка?

— Вроде в десять, — неуверенно протянула Элина, — но, потом нас пригласил Ран. Они хотят продолжить в его комнате.

— Нет! — воскликнул Дарион.

— Это ещё почему?! — Элька возмущённо уставилась на хранителя.

— Маленькая ещё, вечеринки продолжать! — рявкнул Дар так громко, что пара девчонок стоявших неподалёку, поспешили отойти в сторону.

— Ну, знаешь, — прошипела Элька, чувствуя, как внутри всё закипает от гнева, — куда хочу, туда и хожу! Сказала, пойду к Ранмиру, значит пойду! А своё мнение, можешь оставить при себе!

И резко развернувшись, она стремительным шагом направилась обратно в аудиторию. Дарион стиснул зубы, сжал кулаки, а затем сделал глубокий вдох в попытке унять непонятную ярость и пошёл за девушкой. На входе в Элину чуть не влетела та самая ведьма — Марика де Мирт, которая устроила некрасивую сцену в главном холле перед экзаменом. Хранитель, очень аккуратно, но неимоверно быстро отодвинул Эльку в сторону.

На первую пару Марика не явилась по весьма уважительной причине, о которой никому нельзя было рассказать. Все полтора часа она просидела в своей комнате. Началось с того, что ведьма сидела на своей кровати и крутила в руках маленький камушек, в котором было заключено её любимое проклятие «Вражда». План созрел в голове Марики очень быстро, и она принялась варить зелье.

Варево, напоминающее неприятную землистую субстанцию, медленно закипало в котле и постепенно меняло цвет, ждать оставалось не так долго. Ведьма злорадно усмехалась, поскольку она успевала прийти на вторую пару, и никто не сможет её ни в чём заподозрить. И ведь не так уж сложно оказалось всё провернуть. Хорошенько вспомнить хранителей. Опустить в зелье камень с проклятием. Затем добавить шерстинку, найденную в лесном домике у Илиры. После чего распылить зелье в аудитории.

Проклятие подействует на одного из хранителей через девчонку. И уже вечером ведьме будет точно известно, кто из поступивших в этом году адепток, является той самой девчонкой. Они не смогут долго сопротивляться, и через свою связь издёргают мелкую так, что та сама себя выдаст неадекватным поведением. А также Марику очень обрадовало, что хранителей не пускают в академию. Ведь так будет намного проще выловить девчонку живой. Всё же это проклятие доводит вех до такой степени ярости, что проклятые убивают друг друга в порыве гнева.

Марика подождала, пока зелье станет кроваво-красным и, улыбаясь, кинула туда последний ингредиент. Налила прозрачную, словно вода жидкость в бутылочку и победно усмехнулась. Затем схватила сумку и направилась на вторую пару, чтобы совершить последнее действие. А вот на входе в аудиторию оказалась какая-то адептка, которую Марика хотела оттолкнуть. Но стоило ведьме сделать резкое движение, как вместо одной девушки, появилась совсем другая.

Ведьма не успела затормозить и больно стукнулась плечом о Дариона, который будто не заметил столкновения. Плечо Марики заныло, словно она столкнулась с гранитной плитой, а не с хрупкой девушкой. Кинув на хранителя презрительный взгляд, она прошла в аудиторию, шипя себе под нос ругательства. На что Дарион мысленно вздохнул: «Правы милтанцы. Кругом кислые морды».

Прозвенел звонок, оповещая о начале новой пары. Адепты расселись по своим местам и ожидали появления нового преподавателя. Только Элька сидела и уныло рисовала на листике закорючки, чтобы отвлечься от неприятных мыслей. В аудиторию вошёл Морион и, улыбнувшись адептам, прошёл к столу. Марика в этот момент достала из кармана флакон с зельем и быстро распылила его по аудитории. Поскольку она сидела в последнем ряду, а Морион как раз отвернулся, никто не заметил действий ведьмы.

— Добрый день, — заговорил де Гис. — Сегодня у нас вводное занятие по магическому естествознанию, — он взял кристалл и написал на доске своё имя и название предмета. — Это для тех, кто не услышал приветственную речь ректора сегодня утром.

Все заулыбались. Сильнее всех улыбались адептки, усиленно хлопая ресницами. На это Элька тихо хмыкнула, она вспомнила Краен и всех девиц, которые не давали ей прохода, умоляя познакомить с дядей. Тем временем, Морион продолжил:

— Магическое естествознание — это система наук о магической природе. На нашем курсе мы будем изучать флору и фауну магического мира.

Элина слушала Мориона и постепенно успокаивалась, ей всегда нравилось, когда он начинал что-то рассказывать. Вот и сейчас сидя на паре, она и думать забыла о стычке с Даром. Остальные адепты тоже с интересом слушали лекцию и записывали. Никому даже в голову не пришло, переговариваться или срывать занятие иным способом. И не потому, что «в будущем преподаватель может устроить проблемы», а по причине интереса к предмету.

Когда прозвучал звонок, все огорчённо вздохнули и не спешили вставать со своих мест. Получив задание прочесть с первого по пятый параграф учебника, никто даже не возмутился. Элька посмотрела на всё это и вспомнила слова Закроса, что Морион действительно специалист в своём деле. Немного задержавшись в аудитории, де Гис подождал, пока все кроме Эльки с Дарионом выйдут, и подошёл к ним.

— Ну как вам первый учебный день? — с улыбкой спросил он.

— Как тебе сказать… — протянула Элька. — Было бы ещё что-то новое. Я ведь всё, что ты рассказывал сегодня и так уже знаю. Та же беда с теорией магии.

— А я, вообще, промолчу, — хмыкнул Дар.

— Понятно, — Морион задумался. — Если хочешь, можем поговорить с ректором. Устроим тебе экзамены, сдашь экстерном, перейдёшь сразу на второй курс.

Элька задумалась, а потом покачала головой.

— Нет, это может привлечь ко мне внимание, — вздохнула она, — да и ребята тут хорошие.

— Как вариант, я могу составить тебе список литературы. Ты сможешь взять её в библиотеке и потихоньку изучать сама, — предложил Морион.

— Хорошая идея! — воскликнула Элька. — Мы ещё и тренировки с завтрашнего дня возобновляем. Если бы ещё с заклинаниями продолжить…

— Что-нибудь придумаем, — задумчиво проговорил де Гис, — может и с заклинаниями получится.

— Всё, Ри, мы ушли обедать, иначе останемся голодными, — сказал Дар и, попрощавшись, увёл Элину в столовую.

Во время обеда Дарион снова хмурился от непонятного чувства раздражения. Вроде вспышка плохого настроения прошла, когда началось занятие у Мориона. Хранитель сделал вывод, что те эмоции всё же испытывала Элька. Ведь когда девушка успокоилась, настроение начало стремительно ползти вверх. Только после пары он вновь начал испытывать весь спектр неприятных ощущений от чужих эмоций. Они въедливо проникали в подсознание и не давали разумно мыслить.

— Дарина, а ты во время каждого обеда такая сердитая, или это мне везёт? — спросил Ранмир, который обедал вместе с ними. Парень вместе со своими друзьями теперь старались держаться как можно ближе к девушкам. Всё-таки нормальных лаоранцев в академии было ничтожно мало.

— Я не сердитая, — буркнул Дар и продолжил хмуро смотреть на Эльку.

А Элина молча ковыряла вилкой в тарелке и отказывалась поддерживать разговор. Она не понимала, отчего раздражение, которое поутихло с уходом Кротиновски, вновь всколыхнулось с новой силой. В какой-то момент, девушка поняла, что ей хочется завизжать и стукнуть Дариона. В итоге она усердно сдерживала внутри все эмоции и старалась не реагировать на хранителя. К сожалению, с каждой проведённой рядом с Даром минутой, это давалось всё труднее. Так что обед прошёл в настороженном молчании и довольно быстро.

Поблагодарив всех за компанию, Элька с Дарионом встали под удивлёнными взглядами милтанцев, и ушли на последние две пары. По расписанию у них была бытовая магия, которую вела ведьма по имени Вирилада де Ремир. Первое занятие было вводное, все записывали и слушали. А вот на следующем, она пообещала практику, после чего адепты оживились и уже бодрее принялись записывать теорию. Все кроме Эльки, та нахмурилась.

Практика могла стать для неё проблемой. Она подумала, что надо поговорить об этом с Дарионом и Эшем, может они ей помогут. Но тут вспомнила, как Дарион накричал на неё в коридоре и злость вновь вернулась. Элина нахмурилась ещё сильнее. Почему она столь болезненно реагирует на такую мелочь? Но эмоции захлестнули девушку, и она решила не думать об этом сейчас. Глубоко вздохнув, Элина начала успокаиваться, как учил её Эш. И ей всё же удалось справиться со всеми эмоциями, которые мешали сосредоточиться.

После окончания занятий, Элька села за домашнее задание по теории магии. Быстренько написала реферат и принялась собираться на вечеринку. Как сказал Ран, на официальном празднике все будут при параде. Так что девушка надела платье из лёгкой ткани золотистого цвета и собрала волосы в причёску.

Дарион нацепил мантию и сказал, что пойдёт так. Хранитель почти не разговаривал с Элиной, постоянно хмурился и, казалось, пытался сдержаться, чтобы не начать скандалить. Элька, обидевшись на хранителя, тоже не горела желанием вести душещипательные беседы. Они находились в молчаливом ожидании Ранмира, который обещал за ними зайти, когда в комнату из портала вышел Эш.

Внимательный взгляд Эштиара прошёлся по Элине, та была похожа на хрупкую золотую статуэтку. Отчего-то хранителю это не понравилось, точнее, вызвало в нём глухое раздражение. Он подумал, что девушка не должна появляться в таком виде перед другими мужчинами! В памяти Эша тут же всплыло воспоминание о последней сцене ревности, из-за которой тот оказался в смертельной опасности. Именно это помогло справиться с раздражением. Сделав глубокий вдох, чтобы его голос звучал непринуждённо, Эш заговорил.

— Я, значит, ругаться пришёл, а они и сами уже хмурые, — изображая веселье, хмыкнул хранитель. Затем он пристально посмотрел на Эльку и продолжил: — Скажи мне, милый ребёнок, ты зачем преподавателей обижаешь? Вот что плохого тебе сделал Ри? Вериамин Кротиновски минут десять нудил, что его племянница отвлекает других адептов от изучения самого важного во всей академии курса.

— Да Крот сам виноват! — фыркнула Элька. — Так нудно рассказывать… Пусть скажет спасибо, что весь первый курс не храпел дружно на его парах.

— Ого! — Эш натянуто засмеялся, и обратился к Дариону: — Даже прозвище уже придумала преподу. Далеко пойдёт!

Но поняв, что его веселья никто не поддерживает, он уселся на кровать и поинтересовался:

— Ну, рассказывайте, по какому поводу печаль вселенская?

— Да так, — сказал Дар, — веселья кое-кому не хватает в жизни. На гулянку собирается.

— О… — многозначительно протянул Эш. — А что хоть за гулянка? Может, и я заскочу?

— С друзьями своими милтанцами, — ехидно усмехнулся Дар, — сначала официальная вечеринка, а потом продолжение в комнате у одного из них.

— Круто! — воскликнул Эш. — Я с вами!

Элька с Дарионом в недоумении уставились на Эша, забыв на мгновение о своей иррациональной злости. После чего Дар вдруг рассмеялся.

— Хорошая мысль! — сказал он. — Они увидят преподавателя, и больше никогда не будут устраивать вечеринки.

— Да ну вас, — обижено произнесла Элька, — сколько можно обращаться со мной, как с маленьким ребёнком?!

— А как ещё с тобой обращаться? — рассерженно воскликнул Дарион. — Тебе говоришь «не делай», а ты как ребёнок идёшь и делаешь всё наоборот!

— Да ты, вообще, на меня кричишь постоянно! — завопила Элька и от захлестнувших с головой эмоций сжала кулаки. — Я не ребёнок! Мне нужны друзья! Почему я должна общаться только с вами?! Мне нужен парень, в конце концов! Я девушка, у которой есть свои потребности!

— Ну конечно! Дай угадаю, искать свои «потребности», ты пойдёшь в комнате у мужика и его друзей, с которыми только что познакомилась! — сказал Дар. — Не забудь самогона навернуть, так с парнями веселее!

Он глубоко вздохнул пару раз, а затем подошёл к Эльке, и очень зло выдохнул:

— Хочешь к мужикам? Вперёд! Только мы их потом закопаем.

Эш ошарашено смотрел на Эльку с Дарионом, поскольку они ссорились, словно супруги после десятков лет брака. В душе хранителя заворочалось мрачное чудовище, которое призывало прибить брата и заодно всех тех адептов, к которым собралась девушка. Он потряс головой, заставляя все мрачные мысли отойти в сторону. После чего выдавил из себя фразу, в надежде, что она прозвучит, как шутка и все успокоятся.

— Совет вам да любовь!

Элька кинула на него взгляд, говорящий: «Сдохни на месте самым мучительным способом». Эш, понял, что сейчас будет плохо. Всем. Так как, ему всё сложнее становилось удерживать щит, которым он закрывался от Элины. В итоге хранитель процедил сквозь зубы:

— Есть предложение. Ты, Дар, перестаёшь беситься. Ты, Эль, идёшь на свою вечеринку. Одна.

— Э… — только и смог произнести Дарион, — и в чём смысл?

— Она повеселится, успокоится. Ты посидишь в одиночестве, отдохнёшь, — сказал Эш, пристально глядя на брата. — А я перестану захлёбываться в эмоциях, судорожно пытаясь удержать эти долбаные щиты!

Все замолчали, а Элина развернулась к Эштиару, прищурилась, словно разозлённая кошка и неприятно усмехнулась. Волна злости, заставила Эша подавиться воздухом. Дарион зашипел и сделал шаг назад от девушки. А вокруг Эльки взметнулось серебристое магическое облако. В одно мгновение Эш оказался рядом с ней, крепко прижал к себе хрупкую фигурку и принялся шептать:

— Эль, всё хорошо, успокойся. Неужели ты хочешь нас убить?

Магия начала стремительно бледнеть, эмоции резко приглушились, а Элька подняла голову. Она посмотрела на Эштиара, и с трудом выговаривая слова произнесла:

— Что происходит? Я ещё на парах заметила нечто странное. Нервы нервами, но эта злость…она просто выжигает изнутри.

— Вот меня тоже эта мысль посетила, — уже абсолютно спокойным голосом проговорил Дар. Конечно, до спокойствия ему было далеко, но он старательно сдерживался. — С чего это нас так накрыло?

— Я так подозреваю, — ответил им Эш, мысленно скрипя зубами, — что вновь пытаются добраться до Эльки. Очень похоже на проклятие «Вражда». Когда даже самые родные и близкие начинают ссориться, а затем просто убивают один другого.

— И что делать? — замерев, спросила Элька. — Я же чувствую, что мне хочется вас просто стереть в пыль.

— Как вариант, позвать Ри и попросить снять эту гадость. Сами в таком состоянии мы не сможем, — проговорил Эш, сделал шаг назад и позвал де Гиса через кристалл связи.

Морион прибежал спустя пару минут, быстрее не смог просто физически. Усадив всех троих на кровать, он дал им по глотку успокоительного зелья. Затем принялся снимать проклятие, которое уже находилось на предпоследней стадии. Долго возиться не пришлось, отчего учёный выдохнул с облегчением. Само это проклятие не требовало для снятия неимоверных усилий либо огромных магических затрат. Морион глянул на Эштиара и, покачав головой, произнёс:

— Вам невероятно повезло, что проклятие навели на тебя. Если бы целью была Элина, да ещё без щитов, которые ты постоянно держишь… — он вздохнул. — Ладно, скоро праздник начинается. Давайте приходите в чувства и обязательно туда явитесь. Ведь Эльку явно будут там искать.

— Спасибо, Ри, — сказал Эш, а потом посмотрел на брата: — Придётся идти, иначе не трудно будет понять, на кого попало проклятие.

— Понятно. Сходим, посмотрим, как развлекается нынешняя молодёжь, — кивнул Дар, а после спросил у брата: — Как они тебя достали?

— Возможно, нашли что-то в доме Илиры, — Эштиар нахмурился. — Я, конечно, зачистил там всё. Но сам знаешь, с магией тогда было туго, мог что-то и пропустить. Надеюсь, больше там ничего не обнаружили.

Они ещё раз поблагодарили Мориона и тот ушёл. Дар подошёл к Эльке, обнял её, чмокнул в макушку и пробормотал:

— Извини, я был не в себе, — а затем обернулся к Эшу и ехидно так добавил: — Но «совет да любовь» я запомню, брат!

— У меня есть оправдание! — Эш закашлялся, пытаясь скрыть смех. — Я был невменяемый!

Хранители принялись хохотать, поскольку особо остро прочувствовали беду, которая прошла стороной. И теперь вместе со смехом они сбрасывали напряжение последних часов. Элька присоединилась к ним, звонко рассмеявшись до слёз. А в следующий миг в дверь постучали — за девушками зашёл Ранмир.

Глава 12

Крикнув Ранмиру через дверь, что он подождал, Элина быстро подошла к зеркалу и принялась поправлять волосы. Дарион всё-таки создал материальную иллюзию синего бального платья под цвет глаз образа блондинки Дарины и усмехнулся. Сегодня явно будет повторение бала в Краене. Они уже собирались выходить из комнаты, когда Эш встал с кровати и подошёл к Эльке. Хранитель жестом фокусника извлёк из воздуха чёрную бархатную коробку и достал оттуда серьги с кулоном в виде дракончиков.

— Эх, думал позже подарить, — протянул он и усмехнулся. — Серьги надеть, они снимаются, но будет лучше ходить с ними. А это сюда…

Он подошёл к девушке и приложил один кулон к другому, висящему на шее Эльки. Драконы переплели хвосты, глядя друг на друга и вновь стали украшением. Дарион смотрел на Эша с приоткрытым ртом, чем вызвал у брата тихий смех. Но Элина этого даже не заметила, поскольку любовалась украшениями. Они в буквальном смысле завораживали и не давали отвести взгляда. У девушки появилось стойкое ощущение, что это не просто драгоценности. Подняв взгляд на Эша она открыла было рот, чтобы поинтересоваться, для чего предназначены эти украшения, но так ничего и не сказала. Эштиар задумчиво рассматривал что-то в коробке и Элька затаив дыхание ждала, когда он достанет оттуда очередной сюрприз. Но тот внезапно нахмурился, а затем заявил:

— Нет, это не дам. Рано ещё, — и захлопнул крышку.

Стук в дверь повторился и Элька поспешила к двери. А вот Дар, всё также стоял с открытым ртом глядя на брата.

— Мы сейчас, — сказала Элька, приоткрыв дверь, и обернулась к хранителю, который не реагировал. — Дарина, ты идёшь?

— Да…да, конечно, — он моргнул, закрыл рот и направился в сторону двери покачивая головой.

— Девчонки, вы просто потрясающе выглядите! — сказал Ран, когда те вышли.

Перед Ранмиром стояли две обворожительные миниатюрные блондинки — одна в золотом, а вторая в синем платье. Они очень напоминали фарфоровых кукол, которых продавали в самых дорогих магазинах. Виленд даже подумал, что вот от такой жены он бы не отказался.

— Спасибо, Ран. Ты тоже, будто на праздник собрался, — хмыкнула Элька в ответ.

Внезапно Дарион остановился, нахмурился и о чём-то серьёзно задумался. Элина уже хотела окликнуть хранителя, ей не нравилось странное поведение Дара. Ведь произошло это как раз после подарка Эша. Неужели с этими украшениями всё же что-то не то? Но вроде Эштиар ещё в день рождения предупредил, что будет целый комплект, потому Элька не поняла, отчего у Дара такая реакция. На браслет с кольцом он так не зависал.

— Я кое-что забыла, — произнёс вдруг хранитель и рванул обратно.

Вслед умчавшейся блондинке, в недоумении смотрели две пары ошарашенных глаз. Только Дариону не было до того никакого дела, ведь брат подарил Эльке свои артефакты! Влетев в комнату, он глянул на Эша, который стоял у окна и смотрел на улицу, где в сторону главного холла, уже неспешно шли адепты.

— Ты отдаёшь себе отчёт в том, что делаешь? — спросил Дар. — Понимаешь, что это не она? Ладно, ты отдал браслет, но пока он один его можно снять. Ведь назад пути уже не будет. И вообще, когда ты успел доделать остальное?!

Эш развернулся, глянул на брата и внезапно счастливо улыбнулся.

— Не переживай, брат. Я всё отлично понимаю. Просто впервые почувствовал и поверил, что это был не конец, — слегка растерянно проговорил Эш. — Странно, да?

Вновь посмотрев в окно, Эштиар о чём-то задумался. Дарион уже собрался уходить, когда решил, что Эш не хочет говорить на эту тему, но брат вдруг продолжил:

— Я когда её увидел, глазам своим не поверил. Помнишь, там, у Илиры? Тогда и понял, что пришла пора закончить артефакты. Просто, ради того, чтобы она жила. И у меня почти получилось, готовы все кроме последнего. На него не хватает Силы на, — Эш повернул голову к брату и очень серьёзно произнёс: — Даже если ничего не выйдет, я готов рискнуть.

Прикрыв на миг глаза, Дарион с горечью подумал, к чему это может привести. Но следом решительно посмотрел на брата и кивнул.

— Я не буду тебя отговаривать. Ты сделал свой выбор. Надеюсь, в этот раз у тебя всё получится, — тихо сказал, Дар.

Затем схватил первый попавшийся под руку шарфик и вышел из комнаты. В коридоре его с нетерпением ждала уже целая компания. Увидев, что Дарина возвращалась за шарфиком, ребята дружно закатили глаза. Только хранитель не обиделся, а лишь хмыкнул, он и сам понимал, как это выглядит в глазах парней.

— Ты готова? — вкрадчиво поинтересовался Ран. — Точно всё взяла? Не торопись, подумай хорошенько, мы подождём. Вдруг платочек забыла. Придётся возвращаться через всю академию.

— Остряк самоучка, — фыркнул Дар, и направился к лестнице.

За ним, посмеиваясь, пошли и все остальные. Шелли с Элиной принялись переговариваться, обсуждая каждую встреченную ими девушку. Парни хохотали над комментариями девчонок и вставляли свои, когда мимо проходила очередная «звезда» в платье, сплошь состоящем из рюшей и оборочек. Особенно всех впечатлила одна девушка в ярко-розовом наряде — она напомнила всем крем на торте. Потому в главный холл, где проходил этот вечер, все зашли радостные и в отличном настроении.

Помещение, которое ещё недавно было местом для приёма заявок от адептов, желающих поступить, а следом залом с трибуной, вновь изменилось. Теперь там стояли фуршетные столы и небольшая сцена, где расположилась группа людей с музыкальными инструментами. Они играли ненавязчивую музыку, которая подошла бы для светского раута престарелых аристократов, а вот адептов такие заунывные мелодии вгоняли в тоску. Зал освещали тысячи маленьких светлячков, кружащиеся под потолком. Время от времени, они опускались ниже и подлетали к людям, которые решили вздремнуть.

Собравшиеся адепты ходили по залу, некоторые удобно устроились на мягких диванах, стоящих у стен. Порой даже слышался смех и громкие восклицания молодёжи, но преподаватели строго одёргивали самых «веселых», чем убивали всю атмосферу вечера. Так и вышло, что адептам оставалось ходить по кругу, разглядывая зал, или тихо скучать в уголке.

Когда Элька с ребятами зашли в холл, они замерли и принялись рассматривать декорации. Украшение зала всех впечатлило, поскольку это было действительно очень красиво. А вот атмосфера, царящая внутри, свела на «нет» все попытки администрации устроить настоящий праздник.

— Красиво! — прошептала Элина.

— Да, волшебненько так, — пробормотала Шелли. — Надеюсь, позже будет чуть громче и чуть веселее.

На что все хмыкнули и прошли к свободному диванчику у окна. Вслед девушкам восхищенно оборачивались многие адепты. Они действительно произвели впечатление, примерно такое же, как и на балу в Краене. Только Шелли слегка нервничала, поскольку ещё ни разу она не была объектом такого пристального внимания.

— Чувствую себя звездой курса, — хмыкнул Ран, держа под руку Эльку с Даром. — Самые красивые девчонки и со мной под руку на первом же празднике в академии.

— Не зазнавайся, — хмыкнул Дар, — лучше принеси «самым красивым девчонкам» во-о-он тот чудесный белый напиток.

Он кивнул головой в сторону огромного фонтана, из которого лилось игристое вино. На самом деле, адептам разрешили за весь вечер выпить лишь по два бокала лёгкого вина. Сделали это в надежде, что молодёжь не разбежится через пять минут и хотя бы дождётся вступительной речи.

— Один момент, леди, — сказал Ранмир. Он изобразил шутовской поклон и двинулся за напитком, прихватив с собой парней.

— Чего у вас лаоранцев не отнять, так это умения создавать поистине красивые праздники. Пускай они тихие и даже скучные, но однозначно волшебные, — произнесла Шелли. — У нас все проще. Поставили столы, позвали музыкантов, сидят, шумят, и пьют.

— Если праздники такие, — Дар кивнул на зал, — когда никто не пытается уволочь тебя в дальний угол, это ещё нормально. Но бывает сущий кошмар.

— А ещё у вас много красивых парней, — грустно вздохнула девушка. — В Милтании, мужчины мощнее, более суровые и неотесанные.

— Ты не права, — сказала Элька, — это в академии все такие красивые. Тут учатся аристократы, и у них хватает денег на магические салоны красоты. Чем пользуются не только женщины, но и мужчины, а простые люди у нас разные.

— Умеешь утешить! — Шелли засмеялась. — Значит, все учащиеся академии из Лаорана просто упакованы в красивую обёртку, а на самом деле уроды?

— Поверь, всё не настолько плохо, — захохотал Дарион. — Но представь, если всех милтанцев отправить в салоны, как они будут сверкать!

После этих слов все принялись задумчиво разглядывать милтанцев. Шелли вообще, смотрела так, словно впервые их увидела. Шелли Дойр, как и Ранмир, была дочерью одного из сенаторов. Уже в детстве она знала — долг, прежде всего. Когда отец вызвал её к себе в кабинет и сообщил, что она едет учиться в Лаоранскую академию магии, Шелли особо не удивилась.

Всем было известно, что в этом году туда направляется Ранмир Виленд. К тому же ни для кого не было тайной, насколько отец Шелли мечтает породниться с Вилендами. Он не первый год лелеял мысль, что однажды дочь станет женой Рана и тем самым сможет воздействовать на парня в интересах семьи. Однако тут что-то дало сбой.

Шелли не могла смотреть на Ранмира, как на мужчину. Для неё он был другом и не больше. На самом деле, девушка уже давно мечтала, о счастливой семейной жизни с Вигом. Мечты мечтами, а реальность в Милтании такова, что при отсутствии аристократии, она всё равно там существует. Все устои и правила аристократии соблюдаются абсолютно каждым семейством, у которых раньше был титул.

В академию Шелли поехала с удовольствием. Хоть обуздать дар её могли научить и дома. Но девушка решила провести пять лет, беззаботно веселясь и радуясь жизни, поскольку после её ждёт долг перед семьёй.

От этих грустных мыслей её отвлекли парни, которые вернулись с бокалами в руках. Они отдали девушкам вино, и тут Ранмир извлёк из кармана небольшую флягу. Плеснув всем парням в бокалы светлой жидкости, он сделал глоток и довольно улыбнулся. Элька хотела было спросить, что такое они себе налили, но заметила, как в зал зашёл Закрос де Лиор. Она сделала вид, что её тут нет, и попросила Рана стать чуточку левее. Парень удивился, но подвинулся куда сказали. К причудам девушек он был привычный, потому особо не заморачивался на этот счёт.

Спустя несколько минут, музыка резко смолкла. Адепты принялись переговариваться все одновременно, и зал наполнил гул голосов. У Эльки появилось ощущение, что она попала в улей с потревоженными пчёлами. Но все затихли, когда на сцену поднялся Закрос. Ослепительно улыбнувшись, он внимательно оглядел зал и громко произнёс:

— Дорогие друзья! Многие ещё не в курсе, меня зовут Закрос де Лиор. С этого года я являюсь заместителем ректора в Лаоранской академии магии. От лица всех преподавателей и администрации, хочу поприветствовать вас здесь. В этом году у нас появилось множество новых лиц. Первокурсники, сегодня вы стали полноправными членами нашей академии — единственного в мире, высшего магического учебного заведения. Перед вами открылись двери в мир магии. Только от вас зависит, какой путь вы выберете в жизни и чего добьетесь в будущем. Ставьте перед собой высокие цели и стремитесь к ним! А сейчас, ешьте, пейте и веселитесь. Добро пожаловать!

Раздались оглушительные аплодисменты, с потолка слетели светлячки и принялись кружиться по залу. Следом заиграла весёлая ритмичная музыка. Вокруг всё наполнилось радостными громкими голосами и смехом. В этот раз никто не сдерживал адептов и не пытался их успокоить. Преподаватели радостно заулыбались вместе со всеми. Раз заместитель ректора дал добро на веселье, можно было больше не третировать бедных ребят.

Элька хлопала вместе со всеми и так же восхищённо смотрела на летающих вокруг светлячков. Когда заиграла музыка, она схватила Дара с Шелли за руки и потянула их танцевать. Немного позже к ним присоединились Ран с парнями и стали учить девушек своим милтанским танцам. Эльке очень понравилось, там не было замысловатых па, все движения были простыми и чем-то напоминали деревенские танцы. Позже, когда они отправились в сторону диванов, чтобы передохнуть, Элька услышала голос Закроса и вздрогнула.

— Леди де Гис! — мужчина подошёл к девушке и поцеловал ей руку.

— Лорд де Лиор, — Элька вежливо кивнула. — Вы верно забыли, при поступлении, в стенах академии, титулы упраздняются. Параграф пятый пункт третий, — процитировала она.

— Сдаюсь! — он в шутливом жесте поднял руки вверх. — Просто очень рад видеть вас здесь. Как вам праздник? Как академия в целом? Нет ли жалоб?

— Всё просто чудесно! — ответила Элина. — Праздник выше всяких похвал. То, что я успела увидеть в академии, мне понравилось. И ни каких жалоб, что вы!

— Очень рад это слышать, — Закрос улыбнулся, и тут заиграла медленная музыка. Мужчина протянул руку и с улыбкой искусителя произнёс: — Потанцуете со мной?

Танцевать с Закросом Элине не хотелось. Вначале она напряглась, и хотела было отказаться, но следом решила, что привлекать таким способом к себе внимание, будет излишним. Приняв приглашение, девушка пошла обратно в центр зала, где уже кружили в танце другие пары. Когда ладонь мужчины легла на талию, и Элина ощутила жар через тонкую ткань платья, она почувствовала себя скованно. Однако Закрос вел в танце очень уверенно, так что вскоре девушка расслабилась и даже начала получать удовольствие. Ровно до момента, когда Закрос наклонился и прошептал ей на ухо:

— Вы прекрасно танцуете.

— Благодарю, лорд де Лиор, — окаменев, произнесла Элина.

— Наедине, просто Закрос, — сказал он, — мы же договаривались.

Губы мужчины практически касались кожи Элины, и у девушки появилось желание сбежать. Она сама не могла понять, отчего настолько боится Закроса, но это было сильнее всех разумных доводов, страх рождался в душе помимо воли. В этот момент, к огромному облегчению Эльки музыка закончилась. Стараясь скрыть неуместный вздох облегчения, она поблагодарила мужчину за танец и направилась к ребятам, которые с изумлением наблюдали за ней.

— Ну ты даёшь! — с лёгкой завистью в голосе, сказала Шелли. — В первый же день захомутать такого мужчину!

— Далеко пойдёшь! — хмыкнул Ран, и уже тише, чтобы никто не услышал, шепнул: — В следующий раз не делай такие испуганные глаза, когда танцуешь.

— О чём шепчетесь? — спросил Корс.

— Да так, ни о чём, — отмахнулась Элька, но кивнула Ранмиру.

Парень внимательно наблюдал за танцем Элины с Закросом и не мог понять, что такого сказал заместитель ректора девушке. Отчего та резко побледнела и практически перестала дышать. Одно он понял точно, ему не понравилось испуганное выражение лица Эльки. И хоть Ранмир прекрасно понимал, что не имеет права лезть в её жизнь, но своей фразой дал понять, что она всегда может прийти за помощью. В свою очередь, Элина очень обрадовалась поддержке и благодарно улыбнулась парню.

Дарион в это время молчал, поглаживал Элину по руке и хмуро наблюдал за Закросом. Однако услышав возглас Шелли: «Какие они классные!» — обернулся к входу и увидел, как в зал заходят Морион с Эштиаром. Мужчины оглядели зал и направились прямиком в сторону ребят. Когда они подошли у Шелли, как и у остальных милтанцев, округлились глаза от удивления.

— Веселитесь? — улыбнувшись, спросил Морион.

— Да, всё отлично, — пропел Дар и взглядом указал Эшу на Закроса.

— Эль, вы надолго не задерживайтесь после праздника, — де Гис глянул на ребят. — У вас тренировки завтра начинаются, помнишь?

— Хорошо, Ри, — Элька улыбнулась де Гису, — но мы еще посидим с ребятами у них.

— Много не пей, — хмыкнул Эш, — а то замуж не возьму!

Он и сам не понял причины, по которой вдруг произнёс это в присутствии милтанцев, ведь сам говорил, что не стоит говорить об их помолвке никому в академии. Только хранителю очень захотелось, чтобы никто из парней не питал иллюзорных надежд. Возможно тому послужили слова Элины, которые девушка выкрикнула в разгар ссоры, что ей нужен парень. Теперь же Элька смотрела на Эша, словно разъярённая фурия и очень хотела его пнуть. Вот надо было ему перед всеми заявлять подобное! У них фиктивная помолвка, к чему афишировать это в академии? В порыве гнева Элина «мило» улыбнулась Эштиару и произнесла:

— Что же делать, придётся искать себе мужа среди милтанцев, — она кивнула на Виленда. — Они не так сурово относятся к своим невестам.

От неожиданности Ранмир поперхнулся и закашлялся. Парню очень не понравился прищуренный взгляд профессора де Круа. Дарион наблюдая за всей этой сценой лишь хмыкнул. Шелли переводила взгляд с Эша на Эльку и растерянно хлопала ресницами, а парни делали вид, что их тут нет. Только де Гис тяжело вздохнул и подумал, что если эти двое сейчас сцепятся как обычно, то испортят праздник всем вокруг.

— Ну, вообще-то, — протянул вдруг Ран, — мы не приветствуем женский алкоголизм.

— Вот видишь, дорогая, даже милтанцы не хотят жениться, на любительницах приложиться к бокалу! — хмыкнул Эш. — Так что много не пить, долго не сидеть, я за тобой зайду.

И хранитель, подмигнув ей, ушёл вместе с Морионом к преподавателям. Элька молча проводила их рассерженным взглядом и развернулась к ребятам. Весь запал тут же исчез, поскольку те смотрели на неё, как на «новое пришествие, древних богов».

— Это что…как…почему не сказала?! — возмутилась Шелли.

— Морион де Гис мой дядя, а Эштиар де Круа, жених, — с тяжёлым вздохом произнесла Элька. — Только мы договаривались этого не афишировать в академии. Но видимо кто-то решил, забыть о договоре.

— Я же говорил, далеко пойдёшь, — захохотал вдруг Ранмир, тем самым разрядив обстановку. — Не прошло и пяти минут после танца с замом ректора, как появились родственники и жених среди преподов. Зато теперь понятно, откуда ты столько знаешь!

— Слушай, Эль, будь человеком, оставь нам, бедным адепткам, хотя бы Закроса, а? — протянула несчастным голосом Шелли.

— Он весь твой! — фыркнула Элька.

— А что за тренировки? — внезапно спросил Виг, тем самым закруглив разговоры о мужчинах.

— Бег, разминка, полоса препятствий, — сказала Элька, — раньше ещё и заклинания были, но теперь не уверена, что разрешат.

— А… — парень замялся, — можно с вами?

Девушки удивлённо уставились на Вига, отчего он смутился и быстро затараторил:

— Ну, понимаешь, мне очень нужно держать себя в форме, я ведь собираюсь стать боевым магом. А тут всего два занятия в неделю по физподготовке. Вот я и подумал, может я тоже смогу с вами заниматься?

— Я бы тоже не отказался, думаю Корс и Шелли также, — сказал Ранмир и ребята дружно закивали. Правда, Шелли делала это как-то очень грустно.

Все уставились на Эльку, ожидая ответа. А та в свою очередь перевела взгляд на Дариона, который в немом изумлении смотрел на ребят. В итоге с обреченными нотками в голосе Дар произнёс:

— Хорошо, я поговорю с братом, — теперь все смотрели на него. — Ну, я же рассказывала про брата, так вот это Эштиар.

— Круто, — выдохнул Корс, он рассмеялся, глядя на обалдевшего Рана. — Умеешь ты знакомиться с «самыми скромными аристократками».

— Но, предупреждаю сразу, — прервал веселье Дарион, — поскольку пары начинаются в восемь, подъём в половину пятого, чтобы всё успеть.

Милтанцы печально вздохнули, осознав, что будет сложно, но затем решительно кивнули. Спустя десять минут, весёлые танцы закончились, положенные два бокала вина также и ребята загрустили. Они смотрели на унылые лаоранские танцы «в рядочек» и понимали, что больше здесь ловить нечего.

— Есть предложение уйти отсюда, — сказал Ранмир. — Всё-таки тут скучно, недолго праздник длился.

Радостно закивав в ответ, с ним согласились абсолютно все, и дружная компания направилась на выход из зала. По пути Элька ощутила на себе какой-то неприятный взгляд. А следом в голове промелькнул обрывок чужой мысли, который заставил обернуться: «Что за выскочка!» Только в зале было очень много народа, так что, кто это был, Элина определить не смогла.

Быстро добравшись до комнаты, где жили Ран и Корс, ребята зашли внутрь и закрыли дверь на замок. Элька даже огорчилась, когда поняла, что помещение было точно таким, как и у них с Даром. Отличались они лишь вещами, привезенными хозяевами с собой. К слову плакат на всю стену над кроватью Ранмира заставил Эльку простоять около минуты с отвисшей челюстью.

Шикарная блондинка, изображённая во весь рост, лежала на подушках, хлопала ресницами, призывно улыбаясь, и демонстрировала всем впечатляющие формы. Но ладно бы только это, стоило ей заметить внимание к своей персоне, как она начала выгибаться и принимать неприличные позы. Ранмир заметил, куда смотрит Элька и его лицо сравнялось по цвету с огненными волосами. Парень быстро подошёл к плакату и провёл по нему рукой, отчего девушка исчезла, а на её месте появилась милая полянка с цветами.

Дар захохотал, глядя на смущение парней, Шалли тихо фыркнула, поскольку знала этих охламонов не первый год. А вот Эльке понадобилась ещё минута, чтобы справиться с эмоциями. В итоге она сделала вид, что такие плакаты висят абсолютно в каждой комнате и хохотать принялись уже все. Смех сделал своё дело, все расслабились и расселись на полу за маленьким столиком, на котором уже стояли закуски под заклинанием стазиса. Ранмир, загадочно улыбаясь, достал из шкафа бутылку с самогоном, привезенным из Милтании. На что Дарион застонал — не то от смеха, не то от возмущения — и только Элька поинтересовалась:

— Вы вообще представляете, каким образом, мы завтра сможем подняться, после этого? — она ткнула пальцем в сторону бутылки. Самого она ещё никогда не пила, но видела, как плохо бывает наутро людям после этого напитка.

— Легко поднимемся! — радостно воскликнул Корс, и достал из сумки пузырёк. Там плескалась полупрозрачная жидкость темно-синего цвета. — Зелье от похмелья! Моя бабушка делает.

— Так что, возражения не принимаются! — сказал Ран и, усевшись к ребятам, стал разливать самогон по маленьким стаканчикам.

Дарион пожал плечами и взял стакан. Элька расслабилась и решила, если даже хранитель не возражает, значит, можно пить! Ребята пили и смеялись, рассказывая разные истории из жизни, сравнивая Лаоран и Милтанию. Примерно через час, самогон закончился, и все огорченно вздохнули. Ран успокоил всех еще одной бутылкой из шкафа и веселье продолжилось. Элина впервые попробовала такой крепкий напиток, и её уже давно повело, но девушке было неимоверно весело, потому она стойко продолжала пить.

А вот у Марики вечер был не таким весёлым. Стоило ей покинуть общий холл, как ведьму самым наглым образом запихнули в портал. Нахмурившись, мужчина уселся в кресло и прошипел:

— Ты опять облажалась. Теперь все свои действия, согласовываешь со мной.

— С чего это? — Марика подошла к столу и, взяв с блюда виноградинку, отправила её в рот.

Ведьма злилась. Она весь вечер провела на этой идиотской вечеринке для малолетних, пытаясь вычислить девчонку. Но ничего не произошло, абсолютно все вели себя нормально, может только одна выскочка взбесила.

Как они смогли сопротивляться проклятию? Оно же одно из самых мощных и быстродействующих. Ну не могли хранители сами избавиться от проклятия! Это же хранители, а они лишь направляют и усиливают ведьму. Могут, конечно, и защитить в случае смертельной опасности, но для этого им придётся вытянуть всю силу из ведьмы. Они и с поляны её утащили в один из порталов созданных Илирой. А может девчонка не ведьма? Бред. У магов хранителей не бывает.

Из этих не радостных мыслей, её выдернул голос мужчины, который ужасно раздражал. Пока они были в одинаковом положении, Марике было проще. Но хозяин назначил этого идиота главным, и стало совсем гадко. Приходилось отчитываться за каждое слово, произнесённое шёпотом.

— Ты, забыла, моя сладкая, — он подошёл к ней и обнял за талию. Сильные пальцы до боли впились в кожу, а мужчина наклонился к её уху и шепнул: — Я тут главный.

Марика замерла, она знала, что ничего не может противопоставить ему сейчас. Потому пора было переходить к другой линии поведения. Ведьма подалась мужчине навстречу, отчего тот слегка отстранился и с иронией посмотрел на неё. Приподнявшись на носочки, она игриво провела пальчиками по его груди, расстёгивая воротник. Затем прижалась к крепкому торсу и шепнула:

— Я помню, — а затем, впилась в его губы поцелуем.

Подхватил девушку, словно та не весила абсолютно ничего, мужчина усадил её на стол. Провёл ладонями по стройным ногам, задирая выше юбку. Надменно усмехнулся и принялся медленно покрывать поцелуями её шею. При этом пальцы ловко расстёгивали пуговицы на платье. А когда ведьма перестала себя контролировать, заносчиво кривиться и застонала от удовольствия, он схватил её за волосы. Рывком притянул к себе и шепнул:

— Все действия, сладкая.

Марика осознала, что этот раунд безоговорочно проигран и сдалась на милость победителя, плавясь как воск в его руках.

В то же время Элька пыталась сладить со зрением, которое постоянно сбоило. Периодами глаза пытались уверить девушку, что теперь у неё два Дариона, и восемь друзей милтанцев. Судя по расфокусированному взгляду этих друзей, они также не могли понять, откуда в комнате взялись неучтённые двойники. Стук в дверь застал всех врасплох. Ребята принялись резво собирать всё со стола, но тут Элька произнесла заплетающимся языком:

— Эт…ик…за нами…

Девушка трудом поднялась на ноги и пошла открывать дверь, на ходу спотыкаясь и шатаясь во все стороны. На пороге стоял Эштиар с таким видом, словно хотел устроить лекцию на тему «приличные девушки так себя не ведут». Только он внимательно посмотрел на, Эльку и тяжело вздохнул. Подвинул девушку в сторону и прошёл в комнату, надеясь, что брат объяснит, как он позволил Эльке напиться до такого состояния. Но стоило Эшу увидеть Дара, который лежал на полу, пристроив вместо подушки колени Вига, как у него дёрнулся глаз. Хранитель перевел взгляд на остальных, не менее пьяных ребят, и заявил:

— Этих, — Эш ткнул пальцем в Эльку с Дарионом, — я забираю. Ты, — он указал на Ранмира, — наливай.

Ребята с облегчением выдохнули, и Ран налил Эшу самогона. Выпив его залпом, Эштиар сказал: «Хорошо!». Затем перекинул через плечо слабо сопротивляющуюся Эльку и, держа за шиворот Дариона, вышел из комнаты.

— Отпусти меня…Ик! — возмущалась Элька, висящая на плече.

— Вот сейчас в комнату придём, и отпущу, — усмехнулся Эш. — Просил же, много не пить. А вы…эх, и с кем я разговариваю, — он покачал головой.

— Я не хочу в комнату! — девушка пыталась приподняться на плече, но ей это не удавалось. — Ещё рано!

— Вот именно, — раздражённо произнёс хранитель, — еще очень рано, а ты уже в хлам!

— Не-е-е…Я не пьяная! — она начала болтать ногами и напевать какую-то детскую песенку.

— Эль, прекрати! — Эш старался удержать девушку, ёрзающую и болтающую ногами, но она не унималась.

— Ну, ко-оти-ик! — протянула Элька. — Пошли гулять!

Эштиар даже с шага сбился от неожиданности. Как она его назвала?! После долгих лет в теле кота, это была болезненная тема для хранителя.

— Слышишь, мелкая, не наглей! — возмущённо произнёс Эш и тряхнул девушку, чтобы она угомонилась.

— Свободу маленьким магичкам! — завопила Элька на весь коридор общежития, и в одно мгновение оказалась на ногах, прижатой к стене телом мужчины.

— Свободу говориш-ш-шь? — прошипел Эштиар, и его зрачки стали вертикальными, что особо жутко смотрелось на фоне красной радужки. — Будет тебе и с-с-свобода, и нагуяеш-ш-шься заодно!

Элька моргнула и шумно выдохнула, когда осознала, как близко к ней прижимается Эш. Она даже подумала, что это пьяный бред и закрыла глаза. Ведь Эштиар всегда только шутит, он не станет никого прижимать к стенам. Вот только стоило девушке открыть глаза, как она их потёрла от удивления. Они находились около кладбища в Краене, это было очень неожиданно и походило на бред. Элька огляделась вокруг, попыталась привести мысли в норму, что ей не удалось, и спросила:

— Поч-чему кладбище-то? — икнув она нахмурилась.

— Нежить гонять будешь! — рявкнул Эш. — Заодно и проветришься.

Удерживаться на ногах становилось всё сложнее с каждой секундой, но Элина не привыкла так просто сдаваться. Потому она пожала плечами, затем пробормотала: «Нежить, ик…так нежить», — и поплелась в сторону кладбища. Из-за барьера, скаля клыки, на неё смотрел голодным взглядом упырь. Он даже попытался поскрести защиту кладбища, отчего лишился конечности и грустно так завыл. А Элька загрустила вместе с ним.

«Никто меня не любит. Заставляют даже в таком состоянии отрабатывать новые заклинания», — печально подумала она и принялась заунывно подвывать упырю.

Упырь не ожидал такого поворота событий и замолчал, даже отошёл на всякий случай подальше от барьера. Эштиар внезапно успокоился, посмотрел на Эльку и понял, что испуга не дождётся. Эта ненормальная пойдёт пугать нежить. «За что мне всё это?» — с тоской подумал хранитель и, догнав девушку, развернул её в другую сторону.

— Хорошо, твоя взяла, идём гулять, — сказал он, и переместил Элину в парк академии.

В комнату они попали лишь через час. Эш оставил Эльку в комнате, а сам пошёл забирать Дариона, мирно спящего в коридоре. Рядом с братом стояла очень рассерженная Синерика Кровожадная и пыталась его разбудить или убить — смотря с какой стороны на это посмотреть. Эштиар заверил кифари, что убивать никого не надо и впредь такого не повторится. Перекинул Дара через плечо и вернулся в комнату, где Элина пыталась утопиться в раковине.

Эш бросил спящего брата на его кровать и попытался уложить спать Эльку. Но она сказала, что хочет пить, потом есть, затем девушке захотелось в туалет, где в итоге ей стало плохо. «Пить алкоголь она определённо не умеет», — подумал хранитель, когда ему наконец-то, удалось уложить в кровать неугомонную магичку.

Он уже собирался открыть портал в свою комнату, как вдруг ощутил всплеск, такой знакомой и почти забытой магии. Волосы на затылке хранителя стали дыбом. Ругаясь на чём свет стоит, Эш стал вливать силу в охранки, которые поставил на комнату Дарион. Эштиар неимоверно обрадовался, что брат додумался это сделать заранее.

В этот момент ректор Лаоранской академии магии, сидел в своём кабинете и с ужасом смотрел на человека, которому доверял, как самому себе.

— Зачем тебе это?! — воскликнул старик. — Я же дал тебе всё, чего ты хотел!

— Ну что Вы, Лирентий, мне нужно нечто большее, чем Вы можете предложить, — мужчина усмехнулся и дунул на ладонь.

В лицо старику прилетел порошок, судорога скрутила всё тело. От невыносимой боли хотелось кричать — если бы он только мог. Через минуту на полу лежало бездыханное тело, ректора Лаоранской академии магии, который слишком задержался на своём посту.

— А ты еще сомневался, — раздался бархатный голос из темноты.

Мужчина вздрогнул и, повернувшись лицом к говорившему, низко поклонился.

— Хозяин, я сделал всё, как вы и просили! — он дрожал от страха.

— Хвалю, — голос обволакивал, даруя радость и гордость, за правильно исполненное поручение. — Теперь иди, на тебя не должно пасть даже тени подозрения. Дальше я сам.

Мужчина выдохнул от облегчения, еще раз поклонился и вышел через тайный ход из кабинета. А из темноты шагнула высокая фигура, закутанная с головы до ног в плащ из тьмы. Следом за ней к телу ректора кинулись тени. Они усадили мертвеца в кресло за рабочий стол и на мгновение окутали его, убирая все следы насильственной смерти. Через миг всё исчезло. Ничто не напоминало о визитёрах, находившихся здесь, кроме мертвого ректора в кресле.

Глава 13

Ночью Элька проснулась от того, что ей трудно дышать. Девушка испугалась и попыталась выбраться из-под чего-то тяжёлого, придавившего её сверху. Как вдруг это тяжёлое прижало её к себе, и произнесло голосом Эша прямо на ухо:

— Я же просил не будить меня так рано.

Осознав, что она лежит в одной кровати с мужчиной — да не просто с мужчиной, а с Эштиаром — и тот собственническим жестом прижимает её к себе, Элька почувствовала, как к её щекам приливает кровь. Девушка продолжила копошиться, отчаянно стараясь подвинуть хранителя. Внезапно Эш откинул одеяло, приподнялся на локте, внимательно посмотрел на Элину и устало поинтересовался:

— Ну что опять? Пить, есть, в туалет, плохо?

— М-м-м-м-м… — было единственным, что смогла выдавить из себя девушка.

— Очень содержательно, — очень серьёзно кивнул Эш.

Он отодвинулся к стене и дал ей возможность выбраться с кровати. Сползая на пол, Элина усиленно пыталась вспомнить, что произошло после пятого стакана самогона. Только память отказалась сотрудничать с хозяйкой и выдала ей лишь смутный образ кладбища в Краене с воющим упырём, которому отчего-то подвывала Элька. Девушка потрясла головой, чтобы выкинуть оттуда всякий бред и всё пред глазами зашаталось.

Ухватившись за спинку кровати, чтобы не упасть, Элина устояла на ногах и посмотрела на спящего в её кровати Эштиара. Почем хранитель разлёгся там, а не ушёл к себе, она также не могла понять. Но память ввернула Эльке дикую сцену в парке, где она танцевала среди ночи и требовала у мужчины, чтобы он её поцеловал. Надо сказать, что Эш при этом мученически вздыхал и начинал рассказывать очередную сказку, на которую Элина тут же отвлекалась и забывала о своих требованиях.

— А ты что тут делаешь? — раздался тихий вопрос в напряжённой тишине.

Голос девушки звучал настолько взволнованно и испуганно, что это вызвало у хранителя смех, который тот геройски подавил. Элька вообще смотрела на него такими глазами, словно ночью настал конец света. За долгую жизнь хранителя, многие подопечные рано или поздно напивались. Обычно с ними возился Дарион, а Эш на утро всячески над ними издевался, чтобы те устыдились и больше никогда не позволяли себе дойти до такого состояния.

Только в тот момент Эштиар читал мысли Элины, и видел, насколько она переживала, что все её воспоминания могли оказаться правдивыми. Несмотря на то, что всё так и было, сильно смущать девушку не хотелось, поскольку это было опасно. Вдруг Элька не сладит с эмоциями? А отдуваться придётся им с Дарионом. Но в свете событий, произошедших ночью, Эштиар тратил все силы на поддержание щитов. Именно поэтому хранитель просто ответил ровным голосом:

— Сплю, — и, закрыв глаза, замолчал.

От негодования у Элины перехватило дыхание. Выбросив все мысли из головы, и назвав их бредом, она зашипела на Эштиара похлеще потревоженной змеи:

— А почему ты спишь в моей кровати?!

— Совесть имейте! — простонал вдруг Дарион. — Дайте поспать!

Элька повернула голову в его сторону, увидела, как второй хранитель сопит, обнимая подушку, и серьёзно так задумалась. В итоге девушка решила, что все «воспоминания» ей приснились. Ведь Эш не упустил бы возможности поиздеваться, произойди такое на самом деле. А вот присутствие хранителя в её кровати очень смущало. Поскольку Эштиар не спешил всё объяснять, она засопела от возмущения и ушла в ванну.

Стоило Эльке захлопнуть дверь, как в тишине комнаты раздался тихий смех Эша. Мысли девушки его очень рассмешили — особенно выводы, к которым она пришла. Он подумал, что обязательно напомнит ей позже о неудачной попытке выпить с друзьями. Только это произойдёт после того, как они снимут с Элины блок.

Не подозревая о планах «мести» Эша, девушка закрылась в ванной и посмотрела на себя в зеркало. Увидев своё отражение, она в ужасе отшатнулась и закрыла рот рукой, чтобы не завизжать. Объяснять хранителям, свои вопли ей не хотелось, но ещё хуже было бы появиться перед ними в таком виде при свете.

— Мамочки, — прошептала девушка и принялась приводить себя в порядок.

Вначале она открыла воду и смыла чёрные с зеленью круги вокруг глаз, от которых на щёки стекали разводы. Затем достала расчёску и попыталась разобраться с волосами, торчащими во все стороны из вороньего гнезда, в которое превратилась причёска. Но ей очень мешали шпильки, застрявшие в волосах, потому пришло прибегнуть к помощи магии. Следом Элина скинула помятое, местами грязное платье и задумчиво покрутила его в руках. Пятна очень напоминали траву, но ведь Элька уже решила, что не была на улице, где в таком случае она могла найти траву?

Тяжело вздохнув, девушка быстро приняла душ и надела длинную ночную сорочку. Посмотрела на себя и покачала головой. Одно Элина поняла точно — пить в таких количествах она больше никогда не рискнёт! Махнув на всё рукой, она направилась обратно в комнату. Всё-таки спать очень хотелось, а муки совести можно отложить и до лучших времён, сейчас уже ничего нельзя изменить.

Только в итоге, замерев около кровати, Элька озадаченно решала самый трудный вопрос этой ночи. На часах только половина первого ночи. В её кровати развалился, как у себя дома Эштиар. Стоит ли ей ложиться спать, или будет лучше потерпеть до четырёх и пойти на тренировку? А может, вообще, подвинуть Дариона? Он вроде сейчас в облике Дарины и не такой огромный.

— Хорош сопеть, Эль, — раздался усталый голос Эша. — Ложись уже, тебе поспать надо. Мне тоже.

Хранитель откинул одеяло и похлопал рядом с собой, приглашая девушку в кровать. Смущаясь до ужаса, Элька вздохнула, но всё-таки забралась в кровать и отвернулась спиной к мужчине. Стоило ей это сделать, как Эш тут же сгрёб её в охапку, словно плюшевого медвежонка и засопел прямо в затылок. С одной стороны, это вызвало возмущение, но с другой…Элина лежала и старалась дышать через раз, её очень взволновала близость мужчины.

Ощущая через тонкую ткань ночной сорочки жар, исходящий от Эша, девушка всё никак не могла уснуть. В мыслях то и дело вспыхивали те самые «нереальные воспоминания», в которых она кружилась в танце с Эшем, а затем просила её поцеловать. Только вот воображение начало подкидывать ей совсем другой исход ночной прогулки, где мужчина всё-таки поцеловал её, а не рассказал о кустах, торчащих неподалёку.

Дыхание Эльки участилось, сердце забилось пойманной в западню птицей, а по телу разлилось приятное тепло. Рука Эша, которой он прижимал к себе девушку, дрогнула. Элине на миг показалось, что дыхание хранителя стало тяжелее и глубже, отчего захотелось повернуться и посмотреть на мужчину. Крепко зажмурившись, девушка постаралась выкинуть все эти мысли из головы. Она раз за разом повторяла в мыслях одно и то же:

«Перестань. Это всего лишь твой хранитель. Он спит, и мне тоже пора отдохнуть».

После очередной попытки самоуспокоения Эльки, Эш не выдержал. Он приподнялся на локте и рывком развернул девушку на спину. Медленно склонившись к её шее, он сделал глубокий вдох, вдыхая аромат роз — именно ими пахла девушка. А затем едва слышно прошептал:

— Повтори это еще пару раз, и ты узнаешь, что я не только хранитель.

Губы мужчины практически касались кожи, дыхание обжигало. Задохнувшись от нахлынувших эмоций, Элька ощутила сладостную дрожь во всём теле и слегка подалась навстречу хранителю. В её теле произошёл настоящий чувственный взрыв, к которому девушка оказалась не готова. Все мысли девушки тут же испарились — осталось лишь жгучее желание ощутить, как губы Эша прикоснутся к шее.

А вот Эштиар стиснув зубы, вдыхал умопомрачительный цветочный аромат и старался даже не шевелиться. Он усердно вспоминал, как пообещал, что даст Эльке время повзрослеть. Ведь он хотел от девушки не простой подростковой влюблённости, которая очень быстро проходит. Эш желал добиться от Элины глубокой привязанности и настоящей любви. Только в тот момент Элька делала всё, чтобы хранитель нарушил данное себе обещание. Потому Эштиар шумно выдохнул и прошипел:

— Да ты издеваешься!

Вскочив с кровати, он в тот же миг исчез в портале, чем вызвал у девушки чувство горького разочарования. Элька лежала глядя в потолок и пыталась понять, почему так себя повела и что это вообще такое было. И тут она вспомнила, что хранитель знает каждую её мысль. Стыд жаром опалил щёки, уши, шею. Девушке казалось, ещё немного и от неё в кровати останутся одни уголки. Повернувшись набок, она схватила подушку, уткнулась в неё носом и тихо застонала.

Правда, это длилось недолго, поскольку тут же в её голове возникла мысль, что Эш сам виноват. Ведь с каждым днём он вёл себя всё более странно. Все эти его шуточки, подарки, попытки оказаться как можно ближе. Разве так себя должен вести обычный хранитель? Почему тогда Дарион не совершает таких поступков? Дело ведь явно не в том, что Дар вынужден изображать девушку.

Элина обиженно стукнула кулаком по подушке. Она не понимала, что происходит и это угнетало. Очень не хотелось бередить то, о чём Элина запретила себе думать ещё в Краене. Но ситуация вынуждала её раз за разом прокручивать в голове все слова и действия, которые совершил Эштиар. Ведь девушка давно запретила себе думать о хранителе, как о мужчине, и старалась относиться с юмором ко всем его выходкам. Элька ещё помнила, как Эш шарахался от неё, когда впервые понял, что она влюбилась по уши. Значит, сейчас что-то изменилось или ей просто показалось?

«Неужели я принимаю желаемое за действительное?» — подумала Элина.

С такими мыслями девушка лежала минут пять, но так ничего и не надумала. В итоге она закрыла глаза, решив, что пусть всё остаётся по-прежнему. Эштиар её хранитель, с которым ей предстоит жить многие столетия. Портить дружеские отношения из-за мимолётного увлечения, это глупо. Элька почти уснула, когда услышала шёпот:

— Двигайся, — и Эш вновь улегся рядом.

Печально вздохнув, она подвинулась. Только в этот раз постаралась, вообще ни о чём не думать. Вскоре Элина тихо засопела, а Эш еще долго лежал без сна, разглядывая спящую девушку и забирая все её переживания. В ту ночь хранитель нашёл ещё одну причину, по которой временно стоит держаться от девушки подальше. Слишком бурно и эмоционально она реагирует на любое проявление внимания с его стороны. Вот только блок никуда ещё не делся, и такие сильные эмоции могут навредить Элине.

Поглаживание будильника, Элька проигнорировала самым наглым образом. А вот тихий голос Эша проигнорировать не получилось.

— Просыпайся, соня, — тихо произнёс хранитель, когда понял, что девушка не спешит открывать глаза.

Распахнув ресницы, Элина тут же вспомнила все события произошедшие этой ночью. Затем осознала, что Эштиар до сих пор рядом и моментально подскочила в кровати. Вот только девушка больно стукнулась головой обо что-то очень твёрдое, отчего перед глазами замелькали звёздочки. Утешением ей послужило раздавшееся рядом восклицание.

— У-у-у-й! Она всегда дерётся по утрам? — спросил Эш, потирая подбородок. — Вроде раньше такого не было.

— Нет. Так происходит, если пытаешься её будить, и при этом наклоняешься слишком низко, — хмыкнул Дарион, а после добавил: — Но это не точно. Мы тут всего несколько дней, я ещё не проверял.

Элька возмущённо посмотрела на своих хранителей, которые переговаривались, обсуждая, как она просыпается, словно её тут не было. Правда, когда девушка заметила, что они уже были собраны, сильно удивилась и даже забыла о возмущении.

— А вы не рано поднялись? — пробормотала она и глянула на часы.

Ругаясь и шипя, Элина вылезла из-под одеяла. Затем с обидой посмотрела на хранителей и бегом направилась в ванну, с грохотом захлопывая за собой дверь. Оттуда донёсся шум воды, стук чего-то упавшего на пол, очередное шипение. А следом послышался гневный крик девушки:

— Могли бы и раньше разбудить!

Переглянувшись, братья хмыкнули, а Эштиар пробурчал, продолжая потирать ушибленный подбородок.

— Конечно, буди её после этого. Так и челюсть сломать можно, между прочим! — громче произнёс он и удостоился фырканья из ванной.

— Не бурчи, — махнул рукой Дар, — рассказывай, с чего это ты решил к нам переселиться?

— Если бы, кое-кто не «накушался» вчера, — ехидно протянул Эштиар, — то этого вопроса, даже не прозвучало бы сегодня.

— Да ладно тебе, — усмехнулся Дарион. — Завидуешь — завидуй молча!

— Пока я вас, алкоголичек, укладывал спать, — не унимался Эш, — почувствовал магию. Особую, древнюю — нашу!

В комнате воцарилось молчание, Дар замер статуей самому себе и во все глаза уставился на брата. Он отказывался верить в нечто подобное, поскольку это было слишком невероятно и пугало до дрожи. Но факты не обманешь, Эштиар не мог ошибиться. К тому же Дарион и сам что-то почувствовал, но списал это на опьянение, столь нереальным казалось такое событие. «Значит, не показалось? Но как? Кто?» — метались мысли в голове хранителя.

— Откуда здесь взялся кто-то из «наших»?! — внезапно воскликнул Дарион, нарушая тишину.

— Не знаю, — с досадой произнёс Эш, а после неуверенно протянул: — Можно проверить разломы. Может, тогда сможем понять.

— Амулета переноса не хватит, чтобы посетить их все. У тебя слишком мало Силы, чтобы прыгать порталами на такие расстояния. Пешком же не пойдёшь, — пробормотал Дар, взяв себя в руки, и деловито поинтересовался. — Что будем делать?

— У меня только одно предложение. Маскирующие щиты на всю мощь и постоянно подпитывать их энергией, — пожал плечами Эш. — Вроде они помогают. По крайней мере, ночью к нам никто не заявился.

— В принципе ты прав, — задумчиво проговорил Дар. — Амулет ментального щита у Эльки неплохой. Добавим несколько заклинаний и если их непрерывно подпитывать, этого должно хватить. К тому же скрыть надо только Элину, тогда и нас не заметят.

— Для этого, нам с тобой придётся теперь пользоваться только человеческой магией, — продолжил Эштиар. — Тебе будет очень тяжело. Даже облик менять не сможешь так часто, ведь у вас с Элькой нет связи. У тебя не получится быстро набирать Силу одной человеческой магией. Но, пока мы не знаем, кто сюда пожаловал, нам нельзя высовываться.

— Думаешь, из-за нас могут заинтересоваться Элькой? — Дарион совсем скис от предстоящих перспектив.

— Я в этом уверен, брат, — покачал головой Эш.

— Но к ней не смогу так просто подобраться, — в голосе Дара звучала тревога. — Разве что через какой-нибудь ритуал. Только там нужна часть тела, личная вещь или очень тесное знакомство с её Силой.

— В любом случае, — Эш устало потёр лоб, — какое-то время, придётся постоянно находиться рядом с Элькой, особенно ночью. Во сне защита ослабевает, а с магией сейчас не очень, сам знаешь. Ведь если Элиной заинтересуется кто-то из «наших»…боюсь, даже побег в лес не поможет. Нам и без новых гостей проблем хватает.

— Постоянно рядом? — вздохнул Дарион. — Она итак уже на меня смотрит, как на врага народа. Такими темпами и возненавидит.

— Не выдумывай, — Эш положил ему руку на плечо, — она девочка умная и всё поймёт, если объяснить.

— Объяснить что? — спросила Элька.

Девушка вышла из ванной и услышала только последнюю фразу. Но вот мрачное выражение на лицах хранителей ей не понравилось, потому она уставилась на них в ожидании ответа. Эштиар внезапно понял, что они все трое будут ходить, как нервно-припадочные по академии, если сейчас напугать Эльку. Нацепив на лицо свою привычную ироничную маску, он усмехнулся и выдал:

— То, что с сегодняшнего дня, Эль, мы спим с тобой вместе!

Хлопая ресницами, девушка приоткрыла рот и переводила взгляд с одного хранителя на другого. После вчерашнего употребления алкоголя, она ещё плохо соображала, потому и не смогла сразу отреагировать. Только Элина сразу поняла, что сказанные Эшем слова, вовсе не шутка. Да и этой ночью он остался в этой комнате не просто так. Неужели их нашли и теперь хранители не знают, как рассказать об этом?

— Объяснил, — хмуро проговорил Дар.

Он зыркнул на брата, который лишь молчаливо пожал плечами. Весь его вид говорил, мол — «я сделал всё что мог». Жаль только, никто не понял, почему Эш решил позубоскалить в такой серьёзной ситуации. Ведь из-за щитов ни у кого не было возможности прочитать его мысли и эмоции. Вздохнув, Дарион вновь посмотрел на девушку.

— У нас проблема, Эль, — начал говорить хранитель, — что-то очень нехорошее появилось в академии. Нам придётся всегда быть рядом с тобой, даже во время сна.

— Я так поняла, что наш загадочный Враг объявился? — спросила девушка, слегка успокоившись.

К мысли, что её разыскивают из-за искры, полученной от Илиры, Элька уже привыкла. Конечно, она боялась, но этот страх стал уже каким-то обыденным, потому не вызывал бурных эмоций. Всего лишь в очередной раз придётся спрятаться получше. А вот хранители после слов девушки замерли с отвисшими челюстями. Они ошарашено переглянулись, после чего Эш изумлённо воскликнул:

— Мы с тобой идиоты, Дар! Древняя магия! Как мы раньше не подумали? У кого была возможность так испугать Илиру?!

— Согласен, — выдохнул Дар. — Мы дураки.

— Ну а теперь, когда вы выяснили, всю правду о ваших умственных способностях, может, и мне расскажете? — недовольно пробурчала Элька.

— Устами младенца, — протянул Эш, коря себя за то, что не сообразил раньше. — Да, Эль, ты всё правильно поняла. Это тот, самый гад. И судя по всему, противник очень серьёзный, нам с ним тягаться будет сложно, — Эштиар не мог остановиться и принялся рассуждать вслух. — Вот бы понять, кто именно, это был, и почему он не добрался до Илиры. Ведь он и тебя не заметил. Неужели ему не хватает сил?

— Это сейчас не важно, — перебил его Дар, он знал, как порой бывает сложно остановить брата. — Теперь, Эль, кому-то из нас необходимо быть постоянно рядом с тобой.

— Зачем? — деловито поинтересовалась Элина. — Вроде раньше такой необходимости не возникало.

— Придётся постоянно подпитывать щиты, — объяснил Эштиар. — И чтобы мы с Даром не свалились от истощения, нужно находиться, как можно ближе к тебе.

— И как долго это будет продолжаться? — вкрадчиво произнесла девушка.

— Пока не снимем блок, или не найдём этого гада! — радостно ответил Эш, а Элька начала ловить ртом воздух от возмущения.

— Не слушай его, Эль, — сказал Дарион. — Пару месяцев, может чуть больше, посмотрим.

Он рассержено глянул на брата и раздосадовано подумал: «Вечно он придуривается». Неужели так сложно всё объяснить спокойно и внятно? Только Эштиар считывал волнение и раздражение Эльки и делал так, чтобы она не нервничала. Ведь после слов, что им придётся быть рядом с ней, девушка начала впадать в жуткое уныние. Зато стоило сказать, что это будет очень долго, а следом успокоить её фразой о паре месяцев, как Элина сразу успокоилась. И теперь она думала, что пара месяцев, это не так долго, как неизвестно сколько.

— Так и знала, что меня ждёт подстава в академии, — вздохнула Элька и тихонько хмыкнула. — Радуйтесь, ваша взяла. Контроль везде и во всём! — сказав это, она направилась к двери.

— Ты куда так рано? — удивлённо спросил Эш.

— Ребята ждут в холле, — ответила она, недоумённо глянув на Дариона, и спросила у него: — Ты что, забыл ему сказать?

— Бли-и-ин, — простонал Дарион и, улыбнувшись брату не хуже, чем недавно Эш улыбался Эльке, сообщил: — На тренировках, нас будет шестеро!

От такой новости, у Эштиара пропал дар речи. Он возмущённо посмотрел на брата. Сейчас ему не хватает только толпы адептов! Но Дар решил, что как раз тренировки будут очень полезны и желание ребят заниматься с Элькой им как раз на руку. Ведь так она не будет выделяться, бегая одна по полигону. В академии слишком мало времени уделяли физподготовке, а адепты не особо рвались заняться собственным телом. Поняв, что раскаяния не будет, Эштиар покачал головой и тяжело вздохнул.

Настроение, которое итак было не самым радужным, стремительно падало вниз. От громкого возмущения Эштиара удержали мысли, примерно такие же, как и у Дара — бегающая в одиночестве Элька, может привлечь к себе ненужное внимание. Потому, махнув рукой, хранитель молча вышел из комнаты. Элина посмотрела на Дара, и они тихо захихикали, но быстро стали серьёзными, когда из коридора донёсся рассерженный голос Эша:

— Не прекратите зубоскалить и дрессировать адептов будете сами.

Изобразив скорбные лица, Элина с хранителем молча направились вслед за Эштиаром. А в холле общежития их уже ждали Ран с ребятами, которые настороженно смотрели на хмурого Эша, шагающего в их сторону. Так же там сидела Синерика Синеокая. Она скалилась в радостном оскале, глядя на потрёпанных после ночных гуляний адептов.

— Доброе утро, профессор де Круа, — раздался нестройный хор голосов, когда подошёл Эш.

— Да уж, очень доброе. Прямо добрейшее, — пробурчал Эштиар, и молча махнул им всем на выход.

Глава 14

Первые лучи солнца окрасили территорию академии в бедно-розовые тона. Птицы радостно заливались мелодичными трелями, возвещая о начале нового дня. Следуя за преподавателем с улыбками на лицах, ребята лучились счастьем от того, что их не отправили по комнатам. Ведь это означало, что их всё-таки будут тренировать. До последнего они ожидали отказа — особенно после вчерашнего явления профессора де Круа в комнату за своей сестрой и невестой. Но к огромному облегчению ребят, всё обошлось, и преподаватель не затаил на них зла.

Эштиар привёл адептов к полигону, огороженному высоким белоснежным матовым забором. Над всей территорией этой площадки мерцал защитный купол. По забору пробегали зеленовато-золотистые сполохи, а на воротах всеми цветами радуги светились руны. Всё это были охранные заклинания, призванные защитить как людей за пределами полигона, так и тех, кто там тренируется.

— Нам дали разрешение на использование учебного полигона, — сказал им Эш, распахивая ворота. — Так что тренировки будут самыми жестокими.

Адепты дружно вздрогнули, но тут же расправили плечи ещё сильнее и решительным шагом прошли в высокие ворота. Первое, что бросилось в глаза, это небольшое прямоугольное возвышение с невысокими перилами в центре огромного поля. На закономерный вопрос, что это такое, им объяснили — ринг, где будут проводить спарринги, но до этого всем ещё далеко.

Справа от ринга находилась полоса препятствий, которая нагнала ужаса, даже на Эльку — в Краене её гоняли по подобной полосе, но та была раза в два меньше. Левую часть поля занимал лабиринт из высоких насаждений, где раньше адепты выпускники сдавали экзамены. Только это было в далёком прошлом — до того, как упростили программу обучения. А по краю всего огромного поля, шла беговая дорожка.

— Итак, господа адепты, — начал Эштиар и обвёл суровым взглядом адептов, в надежде, что те испугаются и уйдут. — Сегодня я посмотрю, кто из вас на что способен, и уже исходя из этого, буду составлять программу тренировок. Предупреждаю сразу. Кто не готов работать на износ каждый день, может сразу уходить и забывать про боевую магию. Что, таких нет? Точно? — Он грустно посмотрел на адептов, которые даже не шелохнулись. Вздохнув, Эш внезапно усмехнулся и протянул ехидным голосом: — Отлично! Ну что ж, смертнички, по дорожке десять кругов, бегом!

Первой с места сорвалась Элька. Ведь она уже знала, как реагирует Эштиар, если его приказы не исполняют мгновенно — может и молнией помочь придать ускорение. Заметив, резвый старт Элины, милтанцы рванули за ней, не желая оставаться последними. Только Дарион ещё постоял на месте, бросил обречённый взгляд на брата, и лишь после этого побежал. Да, хранителю тоже пришлось заниматься вместе со всеми, иначе не объяснишь, почему Дарина отлынивает.

После пробежки парни улыбались, всем своим видом показывая, что они ни капельки не устали. А вот девушки хмурились — все кроме Дариона, тот настолько о чём-то задумался, что вызывал у присутствующих недоумение своим невозмутимым видом. Затем Эш устроил адептам разминку и с лиц парней постепенно начали сползать улыбки. Зато Элька начала улыбаться, поскольку она поняла, что именно таких тренировок ей и не хватало последние дни. Но всю глубину своих страданий адепты познали на полосе препятствий, которую не прошёл никто, кроме Дара с Элькой.

В конце тренировки Эш одобрительно посмотрел на брата, задумчиво на Элину и нахмурился в сторону милтанцев. Хранитель прищурился, подождал, пока все восстановят дыхание, и вынес вердикт.

— Дарина, молодец — всё делает отлично. Элина, у тебя всё так себе, видимо мало гоняли. Остальные, — он печально покачал головой. — Плохо, господа адепты. Очень. Словно вы впервые увидели полигон. Но это не страшно. Будем исправлять. На сегодня всё, жду всех завтра в это же время.

Махнув рукой, Эштиар отпустил измученных адептов, которые поползли к общежитию, с трудом переставляя ноги. Единственный, кто чувствовал себя отлично и пребывал в прекрасном настроении — Дарион. На этой тренировке даже Элька обалдела от полученной нагрузки, а ведь её гоняли и серьёзно до поступления. Но как поняла девушка, в Краене её щадили и давали поблажки. Только жаловаться и стенать она не собиралась. Стиснув зубы, Элина молча делала всё, что ей говорили, сама ведь напросилась.

Спустя полчаса, когда ребята собрались в столовой, Ранмир долго и пристально разглядывал Эльку с Дарионом. Он не мог понять, почему эти две девчонки смогли пройти полосу препятствий, а крепкие парни, которых готовили стать воинами, упали на середине. Разве так бывает? В итоге, Виленд не выдержал и спросил:

— И давно вас так дрессируют? — он неопределённо кивнул головой, намекая на сегодняшнюю тренировку.

— Уже два года, но сегодня что-то усложнили, — вздохнула Элька.

— Всю жизнь, — одновременно с Элиной пожал плечами Дарион.

Парни присвистнули, глядя округлившимися глазами на Дара, а вот Шелли с сочувствием посмотрела на Элину. Только Дарион загадочно улыбался и не спешил принимать похвалу, словно это такая мелочь пройти полосу препятствий. Сегодняшняя тренировка ему неожиданно понравилась, она помогла отвлечься и разложить мысли «по полочкам».

Конечно, тревога хранителя по поводу утренних новостей никуда не делась, но сегодня он сумел просмотреть все мысли и эмоции милтанцев. Они оказались действительно хорошими ребятами и искренне симпатизировали Эльке с Дариной. Потому он принял судьбоносное решение, что милтанцев необходимо подтянуть в знаниях и физической подготовке до уровня Элины. Такие товарищи пригодятся девушке в будущем, Дар чувствовал, что однажды они помогут ей. От размышлений его отвлекла фраза Шелли:

— Вы на пары идёте? У нас сейчас менталистика. Говорят, препод менталистов не самый добрый из людей. Я слышал, что его многие адепты опасаются.

Дарион скривился, словно прожевал лимон. Одно упоминание имени Эмира Карихара — декана факультета метальной магии, после недавних событий, ужасно бесило. Только пропускать первые пары из-за этого было нельзя. Ведь тогда Элина может взбунтоваться, вспомнить выходку Карихара на экзамене и отказаться ходить к нему на занятия. Потому хранитель поднялся вместе со всеми из-за стола, схватил Эльку за руку и буквально на буксире потащил за собой в аудиторию.

К слову, мысли Дариона не были лишены логики. Стоило Эльке услышать, кто ведёт менталистику, как она задумалась о том, чтобы пропустить занятия. До сих пор девушку бросало в дрожь от воспоминаний, как она роняла слюни от восторга, который ей не принадлежал. Но рука Дара, мёртвой хваткой вцепившаяся в запястье Элины, не позволила той сбежать в общежитие.

Когда Элька с компанией ввалились в аудиторию дружной толпой за минуту до начала занятия, преподаватель уже сидел за столом. Замерев на пороге, Элина перепуганными глазами уставилась на свои руки. Дарион нахмурился, глядя в упор на профессора, чем вызвал у того удивление. Милтанцы просто топтались на месте, не понимая, отчего их появление вызвало такой интерес у преподавателя. Эмир Карихар внимательно осмотрел ребят и жестом показал им рассаживаться по местам. Тут же прозвенел звонок, и все отчётливо услышали щелчок дверного замка.

— На моих лекциях опоздавших не бывает, — произнёс профессор Карихар, — если вы опоздали, значит, вам эти лекции не нужны.

Адепты сидели очень тихо, многие боялись даже пошевелиться, чтобы не привлечь внимание препода. В принципе так происходило из года в год и удивления у Эмира не вызывало, потому мужчина лишь усмехнулся и продолжил:

— Ментальная магия — это одна из самых сложных и важных для мага, наук. Беда в том, что не все способны с ней работать. Но абсолютно все, обязаны знать, как защитить себя и свою семью от неё. На нашем курсе вы узнаете способы и методы защиты от ментальной магии. Научитесь ставить и вскрывать щиты. И лишь некоторые из вас, смогут заставить другое существо исполнить абсолютно любой приказ.

На удивление, лекция прошла отлично. Эмир Карихар был мастером своего дела и сумел заинтересовать адептов настолько, что те ловили каждое его слово и старательно записывали конспект. Только Элька с Дарионом изображали бурную деятельность, а на самом деле неимоверно скучали. Воздействие ментальной магии Элька уже испытала на себе и не раз. Теорию девушка зачитала до дыр в своё время, к тому же Дарион многое объяснил и даже показал. Она даже щиты научилась ставить, хоть из-за блока и очень слабенькие. Элина с удовольствием послушала бы вторую часть курса, поскольку этот предмет её действительно заинтересовал, но когда это ещё будет. После звонка, который возвестил об окончании пары, преподаватель улыбнулся и произнёс:

— Я рад работать с такими любознательными адептами. К следующему занятию, жду от вас реферат. Сорок страниц на тему «Ментальная магия и её последствия». Все свободны.

Замок на двери открылся, и Элька тут же подскочила с места, радостно закинув свои вещи в сумку. Задумавшись о том, что необходимо напомнить Мориону о списке литературы, чтобы не умереть от скуки на занятиях, она направилась к двери. Адепты шушукались и обсуждали предмет, медленно продвигаясь на выход. Элина шла в общем потоке людей, досадуя об их медлительности, когда её остановил голос профессора Карихара.

— Адептка де Гис, задержитесь, — произнёс профессор, и девушка вздрогнула от неожиданности.

Дарион нахмурился и слегка затормозил, но внезапно понял, что остаться с Элиной не получится. Сжимая руки в кулаки и сердито поджав губы, хранитель всё же направился на выход с остальными адептами. Но в столовую не пошёл, а привалился к стене и призвал Силу, чтобы защитить Эльку, если Карихар опять попытается снять с девушки защиту. Элька медленно с опаской подошла к столу преподавателя, опустив глаза и стараясь не смотреть на мужчину.

— Я хотел принести вам свои извинения за инцидент на экзамене, — от удивления, она посмотрела прямо на него и захлопала ресницами. — Я уже разговаривал с вашим дядей и объяснил причину своего поступка. Думаю, вас уже поставили в известность, — дождавшись кивка Эльки, он продолжил: — Но я всё же решил поговорить с вами лично, чтобы в дальнейшем, это не мешало на лекциях. Поскольку заметил, как вы всю лекцию старались не смотреть в мою сторону. Обещаю, что подобного впредь не повторится.

— Благодарю, профессор Карихар, — сказала девушка, тщательно подбирая слова, — после объяснения дяди, я поняла причину вашего поступка, и не держу обиды.

— Рад это слышать, — он улыбнулся и внимательно глянул на Эльку, подавив очередной порыв, пробить её щит, — можете идти, адептка де Гис.

Быстро развернувшись, она практически выбежала из аудитории и замерла на входе с задумчивым выражением на лице. А Эмир Карихар хмуро смотрел вслед Элине и нервно барабанил пальцами по столу. За долгие годы жизни, это был пятый случай, когда он не смог пробить ментальную защиту человека. Но если Верховная и её хранители по умолчанию могли себе позволить подобную роскошь, как оставить с носом любого мага, то обычная адептка с такой защитой его испугала. И на то была веская причина, ведь Эмир без преувеличения являлся одним из самых сильных менталистов в мире.

Он приехал в Лаоран больше века назад, да так и остался в академии. Его родина — империя Карх, славилась своими ментальными магами ещё с тёмных времён. Сам Эмир, ко всему был одним из кровных родственников императора, а в семьях аристократов всегда рождались самые сильные маги. За этим рьяно следили, и если рождался кто-то с недостаточным уровнем Силы, его вычёркивали из семейного древа. Соответственно императорская семья славилась на весь мир сильнейшими менталистами.

Как-то у Эмира спросили, почему он остался в Лаоране. Тогда мужчина лишь улыбнулся и отговорился — мол, всегда мечтал воспитывать будущее поколение. Но это была ложь в чистом виде. Во время последнего визита на родину, он случайно заглянул в мысли императора. На самом деле в нём взыграло профессиональное любопытство. Слишком сложной была защита на правителе, подобного щита Эмир раньше не встречал.

Вот только то, что профессор Карихар там увидел, повергло его в ужас. Это был не император, а лишь оболочка — тело в котором жил монстр. В тот же день Эмир, испугавшись за свою жизнь, поспешил покинуть империю навсегда. И такая спешка себя оправдала. Ровно через три дня после его отъезда империя Карх разорвала все международные отношения и закрыла свои границы.

Многие кархианцы поехали проведать семьи и узнать, что же там произошло — обратно не вернулся никто. Каждый, кто въезжал на территорию империи, будто исчезал и о нём никто больше не слышал. С тех пор Эмир старался сидеть тихо и никуда не выезжал из Лаорана. Так профессор менталистики прожил около пятидесяти лет, пока не увидел у Элины де Гис точно такую же защиту, как и на императоре-монстре. С единственным отличием — защита девушки была намного мощнее.

Он и сам не заметил, как начал взламывать щит Эльки и смог бы это сделать, но его сбили слова одного из новых преподавателей. Так что пробить её щит не удалось, а вот любопытство и страх никуда не делись. Потому сейчас Эмир внимательно наблюдал за девушкой, в надежде, что она никак не связана с тем монстром. Ведь если это не так, ему придётся бежать ещё дальше.

В это же время Элька озадаченно пыталась понять, отчего профессор Эмир Карихар настолько её боится. В аудитории, девушка подняла на него взгляд лишь потому, что ощутила исходящий от преподавателя страх, который тот пытался скрыть. «Неужели я такая ужасная?» — недоумённо думала Элина и не могла найти ответ на этот вопрос. Отвлекли её Дарион и Ранмир с ребятами. Милтанцы заметили Дара, который остался под кабинетом, оценили его хмурый вид и решили подождать Эльку вместе с хранителем. И когда задумчивая девушка вышла из аудитории, они все тут же подскочили к ней.

— Что случилось? — обеспокоенно спросил Дар.

— Извинялся, — тихо сказала Элька и, глядя на недоумение ребят добавила: — За обедом расскажу.

После чего девушка махнула всем рукой и позвала в столовую. Рассказ о преподавателе, который применил магию на адептку во время вступительного экзамена, вызвал у милтанцев сильное возмущение и негодование. Возможно, это стало бы новостью дня, только ребята заметили нечто странное. В какой-то момент, всем преподавателям на браслет пришло оповещение, и они принялись нервно перешёптываться. Элька услышала лишь обрывок фразы, когда проходила мимо стола двух профессоров.

— …умер в своём кресле.

Но эти слова всех заставили понервничать. Потому на лекцию по бытовой магии, Элина с друзьями шла хмурая и задумчивая. Объяснение странному поведению преподавательского состава нашлось очень быстро. В аудитории их встретила профессор Вирилада де Ремир, единственная ведьма среди преподавателей. Она попросила тишины и произнесла:

— Хочу сообщить вам прискорбную новость. Сегодня, от сердечного приступа скончался наш ректор, Лирентий де Витар.

Адепты охнули, и стали тихо шушукаться. Преподавательница обвела аудиторию хмурым взглядом, отчего все тут же замолчали, и продолжила:

— В данный момент, управление академией взял на себя его заместитель, Закрос де Лиор, — имя Закроса, женщина произнесла с придыханием. — Нового ректора назначат через неделю. Потому, лекции на сегодня отменены. Всех адептов просят пройти в свои комнаты. О времени и месте прощания с Лирентием де Витаром, вам сообщат завтра. Все свободны.

Стараясь не шуметь, адепты тихо перешёптывались, обсуждая эту новость, и выходили в коридор. Дарион подошёл к Эльке, взял её за руку, и быстрым шагом направился к порталу в общежитие. А когда они зашли в свою комнату, Элина услышала:

— С сегодняшнего дня мы ночуем у Эша. Там больше места и есть, где разместиться всем троим. Забирать нас Эштиар будет из этой комнаты порталом. Ох, не нравится мне такое совпадение.

Последние слова Дар пробурчал настолько тихо, что Элина расслышала их с трудом. Но судя по обеспокоенному лицу хранителя, ему действительно не нравилась вся ситуация. Правда, для Эльки такое беспокойство было не совсем понятно. Ведь Дарион сам говорил, что ректору уже давно пора на кладбище, до того тот был стар. Отчего же теперь всех настолько взбудоражила новость о его кончине? Заметив, как задумалась девушка, Дар вздохнул и проговорил:

— Эль, не стоит сейчас об этом думать. Вечером придёт Эш, вот у него и спросим, что там произошло. Давай пока реферат напишем, чтобы не оставлять всё на последний день.

Согласившись с разумностью слов хранителя, Элина уселась за домашнее задание. В итоге они провозились до самого вечера. Ведь даже с учётом того, что хранитель с Элькой знали предмет, необходимо было перенести все эти знания на бумагу. К тому же сделать так, чтобы никто из преподавателей не мог придраться к некорректному оформлению и прочим мелочам.

Портал Эша, появившийся посреди комнаты, Элька встретила с радостным писком. Она только закончила с рефератом и подумала, чем бы заняться, поскольку из комнат никого не выпускали. И когда она шагнула в комнату Эштиара, замерла на месте. Эш тихо рассмеялся, взял девушку за руку и отвёл в сторону, чтобы брат не вышел из портала прямо на Элину. Но та сделала пару шагов, вновь замерла и внезапно пробормотала:

— Хорошо живут учителя. Кажется, я нашла свою профессию в будущем.

Помещение чем-то напоминало гостиную в городском доме Мориона — такое же большое, слегка мрачноватое на вкус Элины, но уютное и шикарное. Больше всего ей понравились огромный камин и два мягких кресла рядом. Хотя большой дубовый стол и пушистый ковёр, девушка также оценила.

— Научишься пользоваться пространственной магией, порталами и трансформацией материальных объектов, тоже будешь хорошо жить, — хмыкнул Эш. — Поверь, для этого необязательно становиться учителем.

— Мне уже кажется, что я тут ничему не научусь, — уныло протянула Элина и прошла к одному из кресел у камина, куда тут же уселась, довольно улыбнувшись.

«Наверное, здесь очень здорово было бы сидеть вечером с бокалом вина и любимым мужчиной», — подумала девушка. Перед глазами тут же появился образ, где она смеётся, делая глоток вина, и смотрит в зелёные глаза Эша, сидящего в соседнем кресле. Хранитель от неожиданности закашлялся, и Элина покраснела. Опять она забыла, что Эштиар может читать её мысли. Но мужчина решил не смущать Эльку, а продолжил их разговор.

— Подожди, Морион составил для тебя список литературы, который завтра занесёт, — он по-доброму улыбнулся. — Так что будет тебе всё новое и интересное.

— Великолепно! — воскликнула Элька, разом повеселев, и тут же забыла о смущении.

— Рассказывай, — сказал Дарион, растягиваясь на диване.

— Ничего нового сообщить не могу, — покачал головой Эштиар. — Я знаю столько же, сколько и все остальные. Ректора днём нашли в кабинете за столом. Следов насильственной смерти нет. Вроде сердечный приступ, но тело уже отправили в морг на экспертизу.

— Странно это всё, — пробормотал Дар. — Не успели мы прибыть в академию, и сразу умер ректор. Даже страшновато, особенно на фоне ночных событий.

— А на фоне мысли, которую я случайно уловила в день поступления, — сказала вдруг Элька, — так вообще жуть жуткая.

— Мысль? — спросил, напрягшись Эш. — Какая, от кого?

— Знала бы я от кого, — хмыкнула Элька, — если ты не забыл, я тогда слабо соображала. А сама мысль, — девушка нахмурилась, вспоминая: — «Уже скоро! Недолго старику осталось…» Вроде так.

— Эль, а ты уверена? — тихо спросил Дарион.

— Абсолютно, я же тогда споткнулась и чуть не упала от такого, — она посмотрела на хранителей. — Думаете, ректора убили?

— Эту вероятность не стоит исключать, — протянул Дар.

— Вот если бы у тебя не было блока, мы бы смогли узнать точно, — с досадой в голосе проговорил Эш. — Ладно, в любом случае, мы ничего сделать сейчас не можем. После экспертизы станет известно, убили или нет. Хотя и это не точно. Любой след можно убрать, главное знать как.

— Одно могу сказать, — вздохнул Дарион, — академию ждут крутые перемены. Главное, чтобы не сделали ещё хуже.

Разговор закруглился сам собой, за окном уже стемнело, и Элина захотела спать. Всё же встали они сегодня очень рано, прошлая ночь была слишком насыщенной, как и день, а подъём в половину пятого утра никто не отменял. Потому поинтересовавшись, где спальня, девушка решительно направилась туда. Эштиар пожелал Эльке спокойной ночи и ушёл к себе в кабинет, чтобы закончить все дела.

Но стоило Элине зайти в спальню, как она в недоумении уставилась на огромную кровать с чёрным покрывалом. Сзади раздались шаги, и мимо девушки прошёл Дарион. Он откинул покрывало, улёгся и позвал Эльку ложиться. Та очень обрадовалась, что спать придётся именно с ним, поскольку в облике Дарины, Элька воспринимала хранителя, как подружку. Вернувшись из ванной, Элина заползла под одеяло, устроилась на удобной кровати и спросила:

— Надеюсь, ты не будешь мне мешать спать, как твой брат?

— Я сплю очень спокойно, кровать большая, так что не переживай, — ответил ей Дар. — Эш выдохнется, если постоянно будет подпитывать щиты сам.

Вздохнув, девушка кивнула и закрыла глаза. «Раз уж мы в осадном положении, придётся потерпеть», — подумала она и провалилась в сон.

Часть 2. Тёмный бог. Глава 15

В просторном пустом белоснежном зале было темно. Элька сидела в мягком удобном кресле и на неё падали отблески пламени. Она рассматривала причудливые блики, отражающиеся в бокале с красным вином, и абсолютно не понимала, где находится и как тут оказалась. От увлекательного занятия «разглядывания бликов», её отвлёк бархатный мужской голос.

— Вот мы и встретились. Я так долго ждал этого. Ты заставила меня побегать.

По спине девушки пробежал холодок страха. Несмотря на тембр голоса, от которого мурашки промаршировали по телу, он вызвал лишь испуг. Элина резко вскинула голову и посмотрела на сидящего напротив молодого незнакомого мужчину в белоснежном костюме. Без преувеличения незнакомец был красив и мог вызвать восхищение одним своим видом. Но девушка уже слишком привыкла к мужской красоте, за все годы проведённые рядом с хранителями. Именно поэтому её не впечатлила холодная, какая-то надменная красота мужчины.

Тем временем он внимательно разглядывал Эльку своими пронзительными серебристыми глазами. То и дело во взгляде незнакомца вспыхивало недовольство. Но он тут же брал себя в руки и продолжал смотреть, будто желая проникнуть в саму душу. Поняв, что Элина не намерена разговаривать, незнакомец насмешливо протянул:

— Ну что же ты молчишь, моя радость?

Мужчина поднялся с кресла и его длинные платиновые волосы на мгновение взметнулись вверх, будто от порыва ветра, а по телу девушки прошла волна магии. Подойдя к Элине, которая не смогла даже пошевелиться, он забрал бокал из её рук и одним небрежным жестом бросил его в огонь. Пламя взметнулось в камине, и Элька вздрогнула, словно очнувшись ото сна. Тем временем мужчина взял её за руку и дёрнул на себя. Но она быстро поняла, что удержаться на ногах не выйдет и начала оседать на пол.

У Элины появилось ощущение, что её тело принадлежит кому-то другому, до того сложно было заставить конечности двигаться. Только упасть девушке всё-таки не дали, что очень обрадовало. Поскольку валяться на полу и беспомощно взирать на мужчину, который пугал до дрожи, Элька не хотела. Подхватив Элину за талию, блондин приподнял её над полом и закружил по залу, будто в танце. Миг и они уже кружили по зеркальной бальной зале, где не было ни кресел, ни камина. Пристально вглядываясь в лицо девушки, мужчина недовольно произнёс:

— Какая молчаливая у меня сегодня гостья.

От раздражения в его голосе, у Эльки появилось неприятное покалывание на коже, словно тысячи маленьких иголочек воткнулись разом в тело. Очень захотелось остановиться и потереть руки, чтобы избавиться от этих ощущений. Только блондин продолжал кружить, под слышимую лишь ему музыку. В какой-то момент мужчина хмыкнул, и его глаза на миг заволокло тёмной дымкой. Элина едва не завизжала от ужаса, окутавшего её от кончиков пальцев на ногах до макушки.

Танец безумия, в котором принимали участие двое, но радовался лишь один, не прекращался. Девушка болталась из стороны в сторону в руках незнакомца, как сломанная кукла не в силах сделать хоть одно движение и испытывала дикий ужас. Но даже несмотря на это, Элька не произнесла ни единого звука. В голове билась лишь одна мысль: «Молчать!» Откуда-то появилось осознание, что нельзя говорить, даже кричать нельзя.

Видимо устав наконец-то от жуткого танца, мужчина уселся в кресло, которое появилось ниоткуда, и усадил Эльку к себе на колени. Уткнувшись носом в его шею, Элина ощутила терпкий приятный аромат и внезапно поняла, что он ей нравится. Она не могла понять, как ей может быть приятен запах человека, который настолько пугает. Но все отвлечённые мысли испарились, стоило Элине почувствовать свои конечности и обрести возможность пошевелиться. Она тут же попыталась вскочить, чтобы отойти от незнакомца, но тот её крепко прижал и с насмешкой в голосе прошептал на ухо:

— Не так быстро, моя Искорка, — он накрутил на палец, прядь её волос. — Какая несправедливость. Я так мечтал об этом дне, когда смогу увидеть, прикоснуться к тебе. А сейчас что?

Он резко встал с кресла и отпустил Элину, та не удержавшись на ногах, упала на пол и, наплевав на всё, попыталась отползти в сторону. Пусть это некрасиво и леди не ползают, но лучше так, чем находиться рядом с ним. Только нога мужчины, наступившая на подол длинного чёрного платья, в котором была Элька, не позволила девушке оказаться подальше от блондина. Серебристые глаза вновь стали чёрными, словно сама тьма выглянула из них и он гневно выкрикнул:

— А сейчас, я вижу перед собой лишь тень!

Всё тело девушки пронзило слепящей болью. Элька выгнулась дугой, из её глаз брызнули слёзы, и очень хотелось визжать, срывая голос. Но навязчивая мысль пробилась даже сквозь эту умопомрачительную боль: «Ни звука!» Элина прикусила палец, чтобы не закричать и зажмурилась. Мужчина поджал губы, глядя на такое неистовое сопротивление, вздохнул и присел рядом с девушкой. Провёл пальцем по её щеке, затем вновь дёрнул к себе и крепко прижал к своей груди.

— Не плачь, Искорка, не надо, — он принялся гладить её по голове. — Просто скажи мне своё имя. Произнеси хоть что-то, и я обещаю, боли больше не будет.

Беззвучные рыдания и содрогание хрупкого женского тела в руках вызвало неожиданную жалость. Мужчина нахмурился, поскольку ему это не понравилось. Он не мог причинить ещё больше боли, поскольку тело просто не выдержит этого и умрёт. Пока блондин думал, что ещё можно придумать, чтобы разговорить эту упрямицу, Элька вдруг услышала тихий стук сердца — «тудум-тудум». Она даже не сразу поняла, кому он принадлежит, но этот звук принёс с собой умиротворение и радость.

В следующий миг боль утихла, перед глазами всё поплыло. Последнее что Элина заметила, это гримаса ярости, перекосившая лицо её мучителя. Открыв глаза, Элька увидела Эша, сидящего рядом на кровати. Он смотрел на девушку с улыбкой и гладил её по голове. Поняв, что она проснулась, Эштиар тихо проговорил:

— Доброе утро, детка.

— Привет, — Элька улыбнулась в ответ, — а ты чего такой добрый с самого утра?

— Ну, ты же не дерёшься, — он встал с кровати. — Поднимайся, Дарион уже ждёт. Через полчаса тренировка.

Эш вышел из комнаты, а Элька лежала и пыталась вспомнить, что ей снилось. Почему было ощущение, словно пробуждение явилось для неё настоящим спасением? И отчего она так рада была увидеть хранителя? Но в памяти была пустота, лишь странный серебристый блеск, стоящий перед глазами напоминал о каком-то забытом сне.

Отбросив все не такие уж и важные мысли в сторону, Элька потянулась и поднялась. Пора было собираться, чтобы не топать на полигон в ночной сорочке. Она быстро умылась, переоделась, заплела волосы в косу и вышла в гостиную, где её уже ожидали хранители. Эштиар открыл портал, и они все вместе вышли в парк, откуда направились на тренировку.

Около полигона их встретил Морион вместе с милтанцами. Ребята были в боевом настрое, они решили, во что бы то ни стало догнать в тренировках хотя бы Эльку. После того, как де Гис отдал Элине обещанный список литературы, он вдруг обратился к милтанцам:

— Мне сказали, что вы все, решили выбрать факультет боевой магии?

— Да, за этим мы сюда и приехали, — ответил за всех Ранмир.

— Тогда, вам необходимо подтянуть теорию, — Морион посмотрел на загрустивших ребят. — Могу предложить вам дополнительные занятия, по две пары в учебные дни и по четыре в выходные. Если я буду обучать вас по той же программе, по которой учил Элину, то вы подтянетесь до её уровня, примерно через полгода.

Хоть ребята и задумались, но все понимали, что это самый идеальный вариант. Просто никто не мог понять, отчего де Гис вызвался помогать. Только Дарион делал вид, что ничего необычного не произошло, поскольку это он попросил Мориона заняться милтанцами. В итоге ребята радостно согласились на предложение де Гиса, ведь они приехали сюда за знаниями, и считали, что будет глупо отказываться от такой возможности. Тогда Морион пообещал, что сообщит им, где будут проходить эти занятия, когда поставят нового ректора. Затем он пожелал адептам удачной тренировки и ушёл.

— Чего замерли как статуи? — раздался из-за спины голос Эша. — Десять кругов по дорожке, бегом!

И все шесть человек одновременно сорвались с места.


* * *

Каин был в безумной ярости. Он с трудом сдерживался, чтобы не начать убивать. Столько лет он искал возможность призвать эту девчонку, а она сбежала от него в самый неподходящий момент. Ведь он почти дожал её — долго сопротивляться она бы не смогла.

«Сначала, эта… как там её звали — вроде, Илира — сбежала куда-то, спряталась в норе. Я так долго её искал, а как только нашёл, та взяла и умерла, передав искру. Я ведь ей предложил вечную жизнь! От неё всего-то требовалось: сидеть молча, не мешать собирать Силу, время от времени питать меня энергией Мира и помочь открыть разлом. Но нет! Ей этих человечков жалко стало! Неужели я так много прошу? Почему смертные такие несговорчивые?»

Каин прошёлся по тронному залу и придворные в ужасе затаили дыхание. Они наблюдали за императором в гневе и мечтали оказаться, как можно дальше от дворца. Но это было невозможно — ещё никто не сбегал от гнева императора. Люди до сих пор не понимали, как мог человек настолько измениться за столь короткий промежуток времени. Правда, даже если бы и поняли, какой в том смысл? Всё равно им оставалось лишь в ужасе вздрагивать каждый раз, когда правитель был не в духе и надеяться, что их оставят в живых. А вот Каин не обращал на подданных никакого внимания. Он мерял шагами тронный зал, вспоминал прошлое и размышлял о будущем.

«Слуги оплошали много лет назад — они не смогли забрать искру. И самое паршивое, что даже убить преемницу Илиры не получилось. Но если девчонка ему помешает, это будет конец. Несколько тысячелетий ожидания…»

Он даже глаза прикрыл, представив, чем это может обернуться для него.

«Но Илиру хотя бы разговаривать заставил сразу. Да и кого искать уже знал. А эта мелкая, непонятно каким образом сумела скрыться. И как она вытерпела всё, что он делал, молча? Разве люди не слабые и жалкие? Девчонка должна была вопить от ужаса и боли! — сделав пару глубоких вдохов, чтобы не разнести весь дворец, Каин вдруг принял неожиданное для себя решение: — Раз страх и боль не помогают, придётся действовать иначе. Попробую добиться всего через чувства! Маленькие человеческие девочки, так хотят любви. Однозначно, попытаться стоит. Может, и убивать её не придётся…»

На лице Каина появилась довольная и вместе с тем злобная улыбка, отчего несколько человек в зале упали в обморок. Их тут же выволокли в коридор. Причём придворные чуть не устроили драку из-за ссоры, кто будет выносить обморочных. Все хотели оказаться за пределами тронного зала. Но Каин, словно не замечая всего этого балагана, продолжил думать.

«Жаль, Силы нужно много собрать, чтобы вновь её выдернуть. Только теперь необходимо сгладить первое неприятное впечатление. Точно! Нужно отправить ей подарок в сон — да такой, чтобы запомнился. А ещё, мне нужна марионетка. Пришло время, появиться в академии, и познакомиться поближе с первокурсниками. Возможно, получится узнать, кого я ищу».

Резко вынырнув из своих мыслей, Каин посмотрел на одного из слуг и произнёс:

— Мне нужен маг.

Грохот падающих на пол тел, заставил его поморщиться. Кана всегда бесили смертные, слишком они слабые и нервные. А сейчас, так захотелось прибить их всех разом. Не могут выполнить элементарный приказ без истерик!

— Повелитель, — слуга рухнул на колени, — какой именно маг вам нужен?

— Плевать какой! Я голоден, — раздражённо махнул рукой Каин.


* * *

Спустя неделю, в академии назначили нового ректора. Как и ожидалось, им стал Закрос де Лиор. Экспертиза подтвердила, что Лирентий де Витар умер от сердечного приступа, чему никто не удивился — он был слишком стар даже по меркам магов. Похоронили старика сразу, а вот прощание для академии назначили на выходной в общем холле. Эштиар картинно вздыхал и цедил сквозь зубы что-то о позёрах и любителях утроить шоу, но всё же ему пришло идти на это сборище.

В огромном зале собрали всех преподавателей, адептов и персонал академии. И пусть ректора знали лишь единицы, поскольку тот не общался практически ни с кем, но все стойко вынесли это мероприятие. Закрос произнёс печальную проникновенную речь. Преподаватели изобразили скорбь, адепты сделали вид, что им грустно, после чего все разбежались по своим делам. В тот день все практически мгновенно забыли о ректоре, который из-за своей жадности позволил академии опуститься на самое дно.

После выходных, перед началом занятий, Закрос де Лиор позвал весь преподавательский состав на срочное собрание. В итоге первый учебный день недели ознаменовался, очень задумчивыми и даже озадаченными преподавателями. Профессора постоянно тихо переговаривались между собой и забыли завалить адептов домашними заданиями. Такое поведение было очень странным, потому адепты пытались подслушать разговоры в столовой. Только никто ничего так и не узнал.

Но был человек, который практически не обратил на всё происходящее внимания. Элине было всё равно, что происходит вокруг, она лишь один раз отвлеклась от новых учебников, когда Эш сообщил об экспертизе и о естественной смерти старого ректора. Девушка полностью погрузилась в новые знания, ей не было дела до сплетен и слухов. На самом деле она просто знала, что если произойдёт нечто действительно интересное, Эш обязательно об этом расскажет.

И вот спустя неделю Дарион с Элькой сидели на диване в гостиной, сверлили Эштиара взглядами и ждали новостей. Но тот будто пребывал в своём собственном мире, и рассказывать ничего не спешил. Хранитель задумчиво листал что-то в своей планшетке и время от времени беззвучно произносил: «Оригинально».

— Что сегодня произошло? — не выдержав отрешённости брата, спросил Дарион.

Оторвавшись от своих дел, Эштиар поднял голову, заметил два любопытных взгляда и улыбнулся. Новость сегодняшнего дня его поразила настолько, что он вместе со всеми преподавателями ходил, словно пришибленный. Но хранитель к тому же пытался понять, в чём подвох.

— Вам понравится, — задумчиво протянул Эш. — Сегодня отменили указ короля, запрещающий обучение простолюдинов. А наш ректор, продемонстрировал всем новый Устав академии. Там сказано, что со следующего года в Лаоранской академии магии, смогут обучаться все обладающие искрой Силы. Ну как?

В комнате воцарилось молчание. Дарион и Элина смотрели на Эша с открытыми ртами и не могли поверить, что это не шутка. Особенно эта новость поразила Элину. Она не могла понять, как такое возможно. Неужели вся проблема с обучением в академии была из-за покойного ректора?

— Ты серьёзно?! — воскликнул Дар, когда совладал с шоком. — Он реально такое сделал? А король и Эридан? Они что?

— В том то всё и дело — согласились! — Эштиар с усмешкой смотрел на отвисшую челюсть брата.

— Кто такой Эридан? — встряла в разговор Элька, стараясь понять, что происходит.

— Глава Ордена Единого, он же дядя Закроса, — объяснил Эш. — Но меня больше интересует другой вопрос — с чего Закрос вдруг озаботился проблемами одарённых?

— Может, на него надавил Сайрус? Последние два года он всё пытался пропихнуть эту мысль, но его просили помолчать, — задумчиво проговорил Дарион. — А тут Закрос вступил в новую должность. Поддержка Ковена ему необходима, чтобы удержаться у власти. Ведь маги могут сильно навредить, если выступят в открытую против новой кандидатуры. Сам знаешь, Закросу, как племяннику главы Ордена, было намного проще получить одобрение нового устава. К тому же все знают, что король уже давно сам не правит, всем заправляет Эридан Пресветлый.

— В принципе, возможно, я тоже пришёл к таким выводам, — согласился Эштиар, а после очень тихо пробормотал: — Но всё равно, что-то мне во всём этом не нравится.

— Время покажет, — философски заявил Дарион и все с ним согласились. — В любом случае, этому королевству давно уже нужны хоть какие-то перемены.

На следующий день они осознали, что их желание о переменах сбывается как-то слишком быстро. Всё началось после окончания занятий, когда Закрос шипел ругательства себе под нос и пытался разгрести весь тот бедлам, который после себя оставил де Витар. «Чем вообще занимался, на посту ректора, этот старик?!» — думал новый ректор и жалел, что Лирентий отделался такой простой смертью. За такое пренебрежение своими обязанностями надо прилюдно казнить!

От невесёлых размышлений его отвлёк стук в дверь. Закрос устало уселся за стол и крикнул:

— Войдите!

В кабинет заглянул секретарь и сообщил, что к ректору пришёл один из новых преподавателей. На закономерный вопрос, чего ему надо, секретарь озадачил ещё больше.

— Он хочет обсудить вопрос дополнительных занятий с первокурсниками.

Удивление быстро сменилось раздражением. Можно подумать, что сейчас ему больше нечем было заняться. Закрос заскрипел зубами, подавил в себе все эмоции и сказал, чтобы преподавателя пригласили в кабинет. «Надеюсь, это не жених Элины», — подумал он, и в дверь вошёл Морион де Гис. От облегчения Закрос даже улыбнулся. Видеть сейчас второго нового профессора он очень не хотел. Элина чем-то зацепила де Лиора, он и сам не мог понять чем, оттого жених девушки Закроса бесил.

— Лорд де Лиор, — Морион вежливо кивнул, поприветствовав ректора.

— Друг мой, наедине оставь этот официоз! — воскликнул Закрос. — Что привело тебя сюда?

— Я хотел бы взять на дополнительные занятия группу адептов из четырёх человек, с первого курса, — уже дружелюбнее произнёс Морион. — Они собираются на факультет боевой магии, но им просто катастрофически не хватает знаний.

— Разве программа академии не сможет дать им необходимые знания? — удивлённо спросил Закрос.

— К сожалению, за последние десять лет, программу упростили настолько, — тщательно подбирая слова, сказал Морион, — что на факультет боевой магии, могут поступить лишь те, кого готовят к этому с пелёнок. Но адепты, о которых я говорю, милтанцы, и подобных знаний им просто не давали. Ты же знаешь, как у нас обучают милтанцев, отсюда и проблема.

Внимательно разглядывая де Гиса, Закрос задумался. Разве бывает так, что события складываются в точности, как ты того желал? Слишком странное совпадение, чтобы сразу ответить «да». Но в то же время, эта просьба являлась самым простым выходом из положения в данный момент.

— Могу я поинтересоваться, — задумчиво протянул Закрос, — почему ты решил заняться их образованием?

— Признаюсь, изначально меня попросила об этом племянница, — бесхитростно выдал де Гис. — Но я посмотрел на этих адептов, пообщался с ними и понял, что у них есть огромный потенциал.

— Потенциал для чужого государства, — ухмыльнулся Закрос, ему всё же не давало покоя такое удивительное совпадение. — Твоё рвение кажется странным, не находишь?

— Отнюдь, — Морион слегка напрягся. Он ожидал, что подобные вопросы могут возникнуть и даже заготовил на всякий случай правильные ответы. — Один из адептов, Ранмир Виленд, сын сенатора. Именно он унаследует право, заключать договор по поставкам милтанской стали. Это в наших интересах, показать Лаоран с лучшей стороны и наладить с наследником дружеские отношения.

— Хорошо, с этим спорить не буду.

Закрос пожевал губу, размышляя над дальнейшими действиями. Упускать такую потрясающую возможность мужчина не хотел. Тем более, сам он с этим будет разбираться ещё года два, если не больше. Ведь из-за старика Лирентия, в академии такой бардак, который так просто не разгребёшь. В итоге взвесив все «за» и «против», де Лиор принял решение и поспешил его озвучить.

— Я разрешу тебе обучать этих адептов. Согласуй с моим секретарём все нюансы. Но мы соберём всех самых одарённых первокурсников. Меня посетила мысль сделать элитную группу. Соответственно, в неё будем брать лишь своих и очень нужных королевству людей, — он внимательно посмотрел на Мориона, ожидая его возражений, но тех не последовало. Потому Закрос довольно улыбнулся и огорошил учёного: — И, кажется, я нашёл того, кто будет этой группой заниматься. Пора менять всё в этой академии!

— Ты абсолютно прав, — удивлённо ответил Морион.

Он не ожидал такой лёгкой победы. Думал, ему придётся долго доказывать, что такое решение будет очень выгодным. Собирался спорить и уговаривать Закроса. А тот взял и сам предложил всё изменить. Потому учёный ошарашенно моргнул пару раз и осторожно произнёс:

— Благодарю за доверие.

После чего Морион слегка поклонился, попрощался с Закросом и вышел из кабинета. Он тут же пошёл к Эштиару, чтобы сообщить последние новости. Хотя на самом деле, де Гис надеялся на помощь хранителя. Ведь в гордом одиночестве будет очень сложно справиться с поставленной задачей. Пройдя в гостиную, где сидели оба хранителя и Элина, Морион произнёс:

— Я получил разрешение от ректора на дополнительные занятия, — он улыбнулся, глядя на Эльку, которая расплылась в довольной улыбке.

— И почему я слышу в твоих словах «но»? — пробормотал Эш, что-то вычерчивая на листике за столом.

— Потому что оно действительно там есть, — вздохнул учёный, и всё внимание хранителей тут же переключилось на него. — Закрос сказал, что необходимо собрать всех самых одарённых адептов. Он хочет создать для них отдельную, элитную группу. Точнее, для «своих и очень нужных королевству людей». В любом случае, это ведь лучше, чем выпускать недоучек, — неуверенно закончил де Гис.

— Ого! — высказал общее мнение Дарион. — Закрос серьёзно решил заняться академией?!

— Всё может быть, — проговорил Эштиар, только его нахмуренные брови говорили о том, что он в это не верит.

— Правда, есть и проблема, — продолжил де Гис, не решаясь попросить о помощи прямо. — Все трудности, которые могут возникнуть с этой группой, ложатся на меня.

— Не переживай, Ри, я тебе помогу, — Эштиар подошёл к учёному и похлопал его по плечу.

Хранитель сразу понял, к чему ведёт де Гис, и отказывать не собирался. Всё же это в его интересах быть как можно ближе к Элине. А в том, что Элька попадёт в эту группу, никто не сомневался.

— Благодарю, друг! — с облегчением выдохнул Морион.

Теперь, когда все первые и самые важные вопросы были улажены, де Гис почувствовал, как у него затряслись колени. Он и не подозревал, насколько боялся отказа со стороны Закроса. Но что учёного слегка огорчило, так это его слабая вера в друзей. Неужели он действительно мог подумать, что те не станут помогать? Мысленно усмехнувшись над собой, Морион попрощался со всеми и ушёл.

Только Эштиар едва заметно улыбался, глядя ему вслед. Все мысли мужчины были написаны у него на лбу, и хранителя очень обрадовало, что де Гис всё-таки осознал свои проблемы с доверием. Возможно, теперь ему станет намного легче.

После ухода Мориона, Элька ещё немного посидела с учебником и направилась спать. Сегодня вновь была очередь Эштиара подпитывать щиты, потому он тут же пошёл вслед за девушкой. А спустя несколько минут, Элина лежала в кровати, и отчего-то не хотела засыпать — ей было очень страшно. Такой страх преследовал девушку всю неделю и ужасно не нравился Эшу. Хранитель подвинулся ближе к Эльке и тихо шепнул ей:

— Не бойся, спи, я рядом.

После чего он провёл рукой по волосам девушки и убрал все её страхи и тревоги. Закрыв глаза, Элька благодарно улыбнулась и провалилась в глубокий сон, где она стояла на балконе очень высокой башни и смотрела вниз на проплывающие облака. Рядом с ней на перилах лежала белая роза и записка:

«Прости, Искорка, не сдержался. С нетерпением жду нашей следующей встречи. Надеюсь, мой подарок тебе понравится. Твой К.»

Она озадаченно прочитала надпись, пытаясь понять, кто этот «К.» и чего ему надо. Внезапно Элина с ужасом вспомнила серебристые глаза, длинные платиновые волосы, красивое лицо. Только паника и истерика не успела проявить себя. Гораздо раньше всё вокруг исчезло, а девушка провалилась уже в другой, очень приятный, и совсем уж неприличный сон.

Глава 16

— М-м-м-м…детка, — прозвучал прямо около уха тихий голос Эша, — если я буду так просыпаться каждое утро, то соглашусь даже на истощение от щитов.

Элька открыла глаза и увидела лежащего под ней Эштиара. Во сне она забралась на него сверху и уткнулась ему в шею. Хранитель придерживал девушку одной рукой за…поясницу, а вторая зарылась в её волосы, и удерживала голову за затылок. На лице мужчины блуждала загадочная улыбка. Пальцы очень приятно поглаживали кожу, отчего Элине хотелось замурчать, подобно кошке, и потереться о плечо Эша. Заметив, что девушка окончательно проснулась, хранитель проговорил слегка хриплым голосом.

— Не знаю, что тебе снилось, но мне определённо понравилось. Надо будет обязательно повторить.

От его слов и интонации, по телу Элины пробежали мурашки. Эштиар довольно улыбнулся и повернул голову так, чтобы его губы слегка мазнули по уху Эльки. Та вздрогнула, шумно выдохнула, затем покраснела и попыталась слезть с хранителя. Только Эш не позволил ей этого сделать, вместо этого он ещё крепче прижал к себе Эльку и коварно протянул:

— А где же заверения в вечной любви и обещания жениться, после такой бурной ночи?

Элина ловила ртом воздух, лицо девушки стало похоже на спелый томат, до того стыдно ей стало. Но Эштиар ощутил, что ещё немного и эмоции Эльки станут слишком неконтролируемыми. Потому он расхохотался, глядя на расширившиеся глаза девушки. После чего шлёпнул её по тому самому месту, за которое держал, и позволил сползти с него.

— К-к-какой ночи? — пролепетала Элька.

Она замерла и перепугано, но вместе с тем возмущённо уставилась на хранителя. В тот момент Элина не знала, чего ей больше хочется — провалиться под землю от стыда или стукнуть Эша. Но был ещё третий вариант, который был вызван такими неожиданными снами, правда о нём девушка старалась не думать.

— Вот так всегда, — вздохнул Эштиар, — сначала домогаются, спать не дают, а потом возмущённо сопят на тебя и кричат «какой ночи».

— Домогаются? — совсем тихо, в ужасе прошептала Элька.

«Неужели я преставала во сне к Эшу? — с обречённой тоской подумала она. — Ну почему это не Дарион? Он хоть не издевается по утрам».

Эштиар резким движением перекатился к девушке и, опрокинув её на спину, навис сверху. Эльку окутал дурманящий запах кожи и древесины. Только чувство, что Эш злится не позволило ощущениям полностью завладеть разумом.

— Плохие мысли, — процедил хранитель и браслет в виде дракона на её руке, начал нагреваться.

— Эм… Мне зайти позже? — раздался ошарашенный голос Дара, стоящего в дверях.

— Нет! — испуганно пискнула Элька.

— Да! — раздражённо рявкнул Эш.

Дарион едва сдержался от хохота, глядя на этих двоих. Вместо этого он хмыкнул, посмотрел в несчастные глаза Элины и произнёс:

— Нам выходить через десять минут.

— Что?! — взвизгнула девушка. Все эмоции тут же отошли на задний план. Элька внезапно поняла, что не успевает переодеться и умыться. Потому, она набрала в лёгкие воздуха и прикрикнула на хранителя: — А ну слезь с меня немедленно, извращенец блохастый! Я опаздываю!

От неожиданности Эштиар перекатился на другой край кровати. Единственное, что он успел заметить, это как Элина в считаные мгновения скрылась в ванной. Вся ревность испарилась в тот же миг. Хранитель хлопал глазами и размышлял, стоит ли ему обидеться на девушку. Ведь она действительно приставала к нему всю ночь! В какой-то момент, Эшу пришлось скрутить Эльку и крепко прижать к матрацу.

Впервые он столкнулся с такой ситуацией. Раньше никто так нагло не стягивал с него одежду, находясь при этом в глубоком сне. Эш даже начал переживать, а вдруг у девочки лунатизм и она теперь будет по ночам приставать ко всем, кто окажется рядом? Конечно, в другой ситуации, это могло бы показаться забавным. Более того, Эштиар обязательно воспользовался бы этой ситуацией, будь у них с девушкой другие отношения. Но этой ночью ему пришлось несладко, поскольку пришлось в прямом смысле отбиваться от Эльки. А теперь его ещё и извращенцем обозвали!

— Вот это страсти! — восхитился Дарион. — Как ты там сказал, брат? Совет вам да любовь? В вашем случае, это пожелание имеет смысл. Не забудь ей рассказать правду. Иначе тебя ожидает поистине грандиозный семейный скандал, — он засмеялся и вышел из комнаты, оставив озадаченного Эштиара, сверлить задумчивым взглядом дверь.

Элина вылетела через несколько минут из ванной уже полностью собранная и направилась к выходу, бросив на Эша хмурый взгляд. Но тот лишь хмыкнул и вновь напомнил ей, что она обязана взять на себя ответственность за поруганную честь своего хранителя.

В итоге к полигону Элька шла молча. На все подначки Эштиара, она старалась не обращать внимания. Только время от времени, девушка тихо шипела себе под нос о наглых кошаках, отчего Эш ещё сильнее начинал улыбаться. Хотя казалось, куда больше? Дарион старался не смеяться, чтобы не сердить Эльку, но при этом постоянно кашлял, чем сильно раздражал девушку. Потому увидев около ворот Мориона и четверых задумчивых адептов, Элина очень обрадовалась.

— Доброе утро, — улыбнулся де Гис. — Как спалось?

— Нормально, — сказал Дар.

— Восхитительно, — с мечтательными нотками в голосе протянул Эш.

На что получил очередной злобный взгляд с невнятным шипением от Эльки. Парни посмотрели на них с недоумением, ведь раньше Элина никогда не шипела на преподавателей. У Шелли во взгляде зажёгся огонёк любопытства, она сразу поняла, что это нечто личное. Морион мученически закатил глаза, поскольку уже насмотрелся на ссоры этих двоих. Тут Дарион всё же не выдержал и расхохотался, чем привлёк внимание абсолютно всех.

— Не обращайте внимания, — выдавил хранитель сквозь смех. — Милые бранятся — только тешатся.

И сразу сделал вид, что ни при чём, поскольку наткнулся на хмурый взгляд Эльки, который не предвещал ничего хорошего. Кроме того, задумчивое выражение лица брата заставило Дара понервничать. Но обстановку разрядил де Гис, который сообщил всем новость.

— Сегодня по окончанию последнего занятия, будет тестирование. И скорее всего завтра мы узнаем, сколько человек окажется в элитной группе, — проговорил учёный и после добавил специально для хранителей и Элины: — Я уже объяснил ребятам, что занятия будут проходить не так, как мы думали.

— А это тестирование обязательное для всех? — спросила Элька.

— Да, ректор ещё вчера отправил объявление на браслеты, заглядывай туда хоть иногда, — ответил Морион и вздохнул. — Первокурсников проверят на магический потенциал, а также на уровень знаний. Исходя из результатов, в элитную группу отберут тех адептов, которые соответствуют всем требованиям. Это будет эксперимент. И если он себя оправдает, то со следующего года, ректор планирует создавать такие группы на постоянной основе.

После слов преподавателя, ребята дружно заглянули в браслеты. Они ещё не привыкли к тому, что там можно узнать важную информацию, потому часто пропускали новости. Увидев объявление о тестировании, все вздохнули и поблагодарили Мориона за информацию. Теперь милтанцы начали ещё переживать из-за этого, поскольку не были уверенны, что их знаний окажется достаточно. Но внезапно ребята расправили плечи, вздёрнули подбородки и решили бороться до конца. Потому поблагодарили ещё раз де Гиса и зашли на полигон. Эш придержал за руку Эльку и, наклонившись, очень тихо проговорил:

— На тестировании, сделай пять-шесть ошибок. При проверке уровня силы, пошлёшь в кристалл самый слабый импульс.

— А почему самый слабый? — Элька слегка удивилась. Ведь она понимала, что у неё проблемы с магией, и переживала — вдруг этого окажется мало.

— Ты становишься сильнее с каждым днём, — вздохнув, ответил хранитель, чем очень обрадовал девушку. — Твой самый слабый импульс, будет таким же, как самый сильный у остальных «самых одарённых».

— Хорошо, — ошарашено кивнула Элька.

Эштиар постоянно обещал, что Элина станет сильным магом, но из-за проблем с заклинаниями, девушка привыкла лишь кивать. Она не ожидала, что этот момент уже настал и её дар даже с блоком окажется сильнее, чем у остальных адептов. Улыбнувшись, Эш провёл ладонью по волосам девушки, отчего она вдруг вновь вспыхнула, вспомнив утреннее пробуждение. Потому Элька резко выпрямилась и практически бегом направилась к ожидающим их ребятам. А хранитель довольно прищурился, поскольку заметил в эмоциях девушки первый проблеск настоящих чувств.

Весь день адепты были словно на иголках. Некоторые пытались читать учебники, пряча их под столами. Кто-то из девушек впал в состояние паники и постоянно срывался на слёзы. Парни в основном хмурились и сурово поджимали губы. Только Элина ходила, словно зачарованная и не могла выкинуть из головы ночные откровения с невероятным пробуждением. Она всё никак не могла привыкнуть к переменам в поведении Эша, и её печалило, что всё это является обычными шутками в стиле хранителя.

После окончания лекций, всему первому курсу напомнили о том, чтобы они задержались. Эльке стало очень интересно, кто из адептов, попадёт в группу. Наконец-то девушка смогла отвлечься от своих мыслей и полностью переключилась на происходящее вокруг. Именно в тот момент, Эш смог выдохнуть с облегчением и продолжить занятия у пятого курса. В течение всего дня мысли Элины выбивали его из колеи и заставляли зависать с глупой улыбкой на лице, отчего адепты начинали шушукаться и хихикать.

Только Дарион действительно переживал, что Элина в таком состоянии может себя выдать и готовился к самому плохому развитию событий. Потому, когда хлопнула входная дверь и все встали, хранитель вздрогнул. В аудиторию вошёл уставший Закрос де Лиор, который проклинал всё на свете с момента вступления на должность ректора. Он оглядел ребят, вымученно улыбнулся и разрешил им сесть на свои места. После чего прошёл к столу и поставил на него небольшой прозрачный кристалл.

— Добрый день, адепты, — прозвучал голос Закроса в наступившей тишине, — как вы знаете, в академии грядут перемены. Сегодня мы проведём проверку уровня Силы и ваших знаний. Те из вас, кто покажет хороший результат, будут обучаться по специальной программе. Для остальных, никаких изменений не предвидится. Когда я назову вашу фамилию, вы подойдёте к кристаллу и отправите прямо в него самый мощный импульс Силы, на который способны. Надеюсь всем понятно?

В ответ раздался дружный хор голосов: «Да, лорд де Лиор». Удовлетворённо кивнув, Закрос подошёл к столу, открыл планшетку и стал по очереди вызывать адептов. Первым из друзей вызвали Ранмира, который оказался довольно сильным магом, поскольку кристалл показал уровень Силы чуть выше среднего, что являлось неплохим результатом. Корс едва дотянул до нужного минимума, но всё равно, Закрос включил его фамилию в список.

Когда очередь дошла до Эльки, Дар напрягся и принялся внимательно следить за девушкой. Та подошла к кристаллу, послала самый слабый импульс Силы, на который была способна. Дарион выдохнул с облегчением, хоть кристалл и показал уровень гораздо выше среднего. На что де Лиор удовлетворённо кивнул и вдруг тепло улыбнулся девушке. Она смущённо опустила взгляд и уселась на своё место, а Закрос вызвал следующего адепта.

— Кайрин де Грейд, — прозвучало имя в напряжённой тишине аудитории.

К столу подошёл молодой человек, на которого с восторженными улыбками на лицах смотрели адептки. Только Элька разглядывала в этот момент свои руки и переживала из-за улыбок, которые адресовал ей Закрос. Она начала думать, что слова Эша не были лишены смысла. Возможно, ей действительно будет лучше закрыться в комнате и никуда не ходить, пока интерес де Лиора не исчезнет. Тем временем, Кайрин де Грейд направил импульс Силы в кристалл, и тот засиял ослепляющим белым светом.

Абсолютно все в аудитории посмотрели на парня, даже Элина отвлеклась от своих мыслей. Закрос ошарашенно и вместе с тем слегка испуганно протянул:

— Впечатляет, присаживайтесь, адепт де Грейд.

На губах парня появилась ледяная усмешка, отчего ректор застыл, стараясь скрыть ужас. А Кайрин развернулся, чтобы сесть на место и от резкого движения его длинные светлые волосы слегка взметнулись вверх. У Эльки от этого зрелища перехватило дыхание и сдавило спазмом горло. Ощущение, будто она видела уже нечто подобное, не отпускало. Но когда де Грейд прошёл рядом, и его взгляд скользнул по девушке, Элька очень испугалась. Отблеск серебра в его серых глазах, напомнил ей что-то очень нехорошее.

От неприятных ощущений, её отвлёк голос Закроса. Мужчина очень быстро взял себя в руки и вызвал следующего адепта:

— Марика де Мирт.

Гордо расправив плечи, Марика подошла к столу и запустила средний импульс в кристалл. Она знала, что её в любом случае определят в эту группу, потому даже не стала напрягаться. Кристалл засиял — не так, как у де Грейда, но довольно ярко — что говорило, об очень высоком потенциале. Закрос бросил на ведьму холодный взгляд, сдержанно кивнул и вызвал следующего адепта. Марика недовольно поджала губы. Ведьма не могла понять, почему всех хвалят, даже этой выскочке де Гис ректор улыбался, а ей просто кивнули и отправили на место. Но Закросу в тот момент было не до ведьмы, он продолжал сверлить взглядом Кайрина.

Проверка на кристалле закончилась, Закрос зачитал список имён тех, кто прошёл этот этап, и отпустил остальных. В аудитории осталось всего двадцать три адепта со всего потока. Среди них находились Дарион с Элькой, что изначально итак было ясно. Но Элину порадовало, что и Ранмир с ребятами прошли, ведь никто не знал, насколько сильный у них дар.

Следом адептам в планшетки скинули вопросы, на которые, те должны были ответить. Элина, как и сказал ей Эш, сделала пять ошибок, хотя и знала ответы, на всё. Виленд вместе с друзьями, сосредоточенно отвечал на вопросы. В ходе этого тестирования он понял, насколько ему необходимы дополнительные занятия. Точно так думали многие в аудитории. Из всех лишь Марика делала вид, что это очень трудно. И ещё Дарион изобразил работу мысли, но Эльке показалось, что хранитель просто ткнул наугад в ответы.

Вскоре адепты освободились, об окончательных результатах им пообещали сообщить завтра. Элька очень спешила попасть в комнату, она хотела спокойно подумать о своих ощущениях в аудитории. Слишком неуютно и даже страшно ей там стало, но причину девушка не могла понять. Потому Элина практически бежала, Дар едва за ней поспевал. Соответственно она не успела затормозить, когда вылетела из-за угла и врезалась прямиком в мужскую спину. Следом туда же впечатался и Дарион, придавив собою Элину. Парень, в которого они влетели, будто не заметив удара, развернулся и поддержал девушек, не давая им упасть.

— Какая прелесть, — протянул он, делая шаг в сторону, когда они уже твёрдо стояли на ногах, — такие прекрасные создания пытаются с разбега упасть к моим ногам. Надеюсь, вы не ушиблись?

— Нет, — произнесла Элька и смущённо улыбнулась. — Спасибо, и прошу прощения, мы очень спешили.

— Бывает, — хмыкнул парень и протянул руку. — Я Кай.

Элька вложила свои пальцы в мужскую ладонь, ощутила лёгкое покалывание от Силы и лишь тогда подняла взгляд на собеседника. На неё, улыбаясь, смотрел Кайрин де Грейд. В глазах парня по-прежнему плясали серебристые блики, которые завораживали. Внезапно девушка поняла, что неприлично пялится на де Грейда и отвела взгляд. Дарион стоял сзади и не заметил всех этих переглядываний, иначе уже давно бы уволок Элину подальше от этого странного парня.

— А ты у нас Элина де Гис, судя по всему, племянница Мориона де Гиса, нашего преподавателя, — Кайрин аккуратно сжал её ладошку, и Элька с удивлением поняла, что это приятно. — Здорово ты уделала Крота на первой паре!

Парень рассмеялся, отчего на губах Эльки вновь расцвела несмелая улыбка. Румянец на щеках девушки стал ещё ярче после слов Кая и Элина пробормотала:

— Я не специально, просто теорию магии знаю хорошо, меня дядя готовил к поступлению, — тут девушка вспомнила о хранителе, стоящем за её спиной. Она сразу пришла в чувства, повернулась к Дариону и, указав на него, сказала: — Это Дарина.

— Очень приятно, — кивнув, произнёс Кай. — Я бы с вами с удовольствием поболтал. Но, к сожалению, мне сейчас нужно уйти. Увидимся на парах. И бегайте аккуратней, вдруг меня не окажется рядом, — весело подмигнув девушкам, он направился в сторону лестницы.

— Теперь тебя знает весь первый курс, как адептку «уделавшую Крота», — раздался сзади задумчивый голос Дариона.

Элька легонько стукнула его по плечу, и они рассмеялись. Так под весёлый хохот, уже намного медленнее Дар с Элькой пошли в свою комнату. И очень удивились, когда наткнулись на Шелли, которая стояла в коридоре общежития. Она яростно стучала в дверь Вига и шипела:

— Виг, я тебя убью.

— Шелли, что случилось? — окликнула её Элька.

— Этот…нехороший человек, забрал мою планшетку, чтобы перекинуть конспект по менталистике и не вернул, а сам куда-то исчез, — рассержено произнесла девушка, но в её голосе сквозило отчаяние адепта, который не знает, что ему делать. — Вот что мне прикажете делать завтра на парах?! Я же ничего не успею выучить!

— Не переживай, если хочешь, могу свою планшетку отдать. Там конспекты до конца курса есть, — Элька хмыкнула. — Мне они ни к чему.

— Правда? Хочу, конечно! Ты ещё спрашиваешь! — Шелли буквально засияла от радости.

Элина достала из сумки свою планшетку, и вручила девушке. Та прижала планшетку к груди, словно невероятную драгоценность. Затем одарила ещё раз всех сверкающей улыбкой и, поблагодарив Эльку, убежала к себе.

— Добрая ты, — хмыкнул Дарион, — а реферат как будешь писать?

— Что-нибудь придумаю, — отмахнулась Элина, утягивая хранителя в комнату, где их уже ожидал портал к Эшу.

— Ну как? — раздался голос Эштиара, стоило им оказаться в гостиной. — Ты сделала всё, как я сказал?

— Да. Пять ошибок и слабейший импульс, — отрапортовала Элька. — Надеюсь, что после этого я попаду в группу. Там помимо меня были очень сильные адепты.

— Поверь, ты в любом случае туда попадёшь, — засмеялся Эштиар. — Куратор Ри, поэтому ты туда записана по умолчанию. Не забыла, что всё это изначально делали для тебя и твоих друзей милтанцев?

— А кто такой Кайрин де Грейд? — спросила вдруг Элька, чем озадачила хранителей.

— Сын премьер министра, для аристократа, вроде неплохой парень. Конечно, слегка заносчивый, но бывают варианты и хуже, — сказал Эш, и тут же насторожился. — А чем он тебя так заинтересовал?

— Кристалл от него светился как фейерверк в новогоднюю ночь, — ответил Дарион, вместо Эльки и Эштиар расслабился.

— Говорят, его мать была очень сильным магом, — пожал он плечами. — Так что не удивительно.

— Понятно, — протянула Элина.

Она всё никак не могла понять, что за странные эмоции испытала от прикосновения парня. Вначале, ещё в аудитории, это был страх, но его вызвали смутные воспоминания. А вот в коридоре Элька буквально утонула в серебре глаз парня. При этом ей было очень приятно, когда Кайрин держал её за руку. Словно она встретила кого-то близкого, по кому очень скучала. Тряхнув головой, Элина откинула эти мысли и посмотрела на Дариона.

— Идём, будешь мне писать реферат.

— Я?! — возмутился Дар. — Значит так ты «что-нибудь придумываешь»?

— Ты же не бросишь меня в беде? — жалостливо протянула девушка.

Элька глянула на хранителя умоляющим взглядом и хлопнула пару раз ресничками. Дарион открыл рот, потом закрыл и, вздохнув, развернулся в сторону кабинета.

— Хорошо, идём, — пробурчал он.

— Растёт девочка, — раздался насмешливый голос Эша им вслед.

Сияя улыбкой, Элина пошла за Даром, который сопел, как рассерженный ежик после слов брата. А Эштиар задумчиво постучал пальцем по спинке кресла, около которого стоял. Реакция девушки на этого паренька Кайрина очень не понравилась хранителю. Пока Элька думала, стоя посреди гостиной, Эш успел считать все образы её воспоминаний. В совокупности с эмоциями, которые он уловил от неё ранее, ситуация начинала беспокоить.

Можно было понять, отчего Элина так отреагировала на парня в коридоре. Ведь там произошла узнавание Силы. Видимо, Кайрин де Грейд является одним из подопечных Эльки и у него какие-то проблемы. Но вот страх, который девушка испытала в аудитории, был очень похож на недавний всплеск эмоций во сне Эльки. Эш нахмурился, прошёлся по комнате и резко затормозил. Внезапно его осенило.

Во сне Элька могла увидеть предостережение, которое послал Мир. Скорее всего, именно о Кайрине де Грейде она видела тот сон, потому и испугалась, стоило ей заметить знакомые очертания. Другого объяснения подобной реакции хранитель не мог даже представить. Удовлетворённо кивнув собственным мыслям, Эш слегка успокоился. Но взял на заметку присмотреться к пареньку и если у того проблемы, надо будет помочь. Ведь случись что с Кайрином, Элька себя изведёт, как только избавится от блока. Помощь подопечным для искры всегда стоит на первом месте, особенно, когда речь идёт о тех, кто очень важен для судьбы Мира.

Глава 17

На следующий день адептам сообщили, что в «элитную группу», попадут всего пятнадцать человек. Почти все из них были лаоранцами, лишь Ран с ребятами оказались из Милтании. Многие адепты пожали на эту информацию плечами, так как понимали — конкурентов никто учить не будет. Некоторые, конечно, удивились тому, что туда взяли милтанцев, но тоже не особо. Все знали об отношениях Лаорана с Милтанией, и были осведомлены, кем является Ранмир Виленд. Но среди адептов оказались и те, кто позавидовал ребятам и очень расстроился.

Занятия по отдельной программе назначили для элитной группы со следующего дня. Адептам сообщили, что теперь подъём у них будет в половину пятого утра. После чего озадачили ребят информацией о ежедневных тренировках на полигоне. И добили новостью, что до конца обучения им полагается всего один выходной. Затем, выдали новое расписание и отправили в библиотеку за дополнительной литературой.

Кто-то из адептов попробовал возмутиться ранним подъёмом и большой нагрузкой. Элька на такую жалобу лишь фыркнула. Недовольным адептам сказали, что все желающие продолжить обучение по стандартной программе, смело могут сообщить об этом. Ректор уточнил, что никто никого не заставляет переходить в элитную группу, всё зависит от личного выбора каждого учащегося. И если кто-то не готов к таким нагрузкам, все это поймут.

Только Закрос уточнил, что отказаться от участия в этой беспрецедентном эксперименте, возможно лишь до подписания контракта. Разбираться с родителями юных аристократов никто не желал, потому академия обезопасила себя со всех сторон. Однако к удивлению присутствующих никто не захотел уйти. Даже те адепты, которые возмущались громче всех, скромно промолчали. На этом вся организационная часть была завершена, и ребят отпустили в библиотеку.

А на следующее утро Эштиар хмуро рассматривал адептов, которые выстроились в ряд на полигоне и усердно пытались не закрывать глаза. Перед хранителем находились пятнадцать человек, которые судя по всему, понятия не имеют, чего от них хотят. Эш обречённо вздохнул и обратился к ним:

— Вчера некоторые из вас возмутились большой нагрузкой, — пристально глядя на двух парней и одну девушку, произнёс Эш, — так вот, спешу заверить, что вас обманули.

Адепты в недоумении переглянулись, некоторые даже проснулись от такого заявления. Ребята, на которых смотрел Эш, перестали краснеть и заулыбались. Только милтанцы и Элька с Дарионом, втянули головы в плечи и прикрыли глаза, ожидая следующих слов. Ведь они уже были знакомы с методами обучения Эша.

— С этого дня, вы забудете обо всём на свете! — рявкнул Эштиар так громко, что адепты дружным рядочком подпрыгнули на месте. — Вы будете молить о пощаде и отдыхе! Потому что сейчас передо мной стоят четырнадцать претендентов в покойники, которые не переживут первой встречи с нежитью!

— Я на такое не подписывался! — громко произнёс Бриан де Руа, один из новеньких адептов. — Нам говорили, что будет усложнённая программа, а не угрозы и непомерная нагрузка.

— Адепт де Руа, выйти из строя, — скомандовал Эштиар.

Бриан сделал пару шагов вперёд, вздёрнул подбородок и хмуро посмотрел на преподавателя.

— Кто ещё не согласен с методами преподавания? Среди вас есть те, кто думает, также как и этот адепт? — спросил Эш, очень спокойным голосом.

Все тут же притихли. В отличие от Бриана де Руа, остальные ребята очень хорошо прочитали контракт, который заключили при зачислении в эту группу. Там было сказано, что адепты соглашаются с любым действием преподавателя, если это не нарушает Устав академии, а также морально-этические и правовые нормы королевства. Более того, все прочитали надпись мелким шрифтом, почти незаметную, но самую важную — «магический контракт». Что случается с теми, кто нарушит такой контракт, они только слышали. Поскольку обычно не находится самоубийц, которые хотят поспорить с магией.

Бриан посмотрел на притихших ребят и высокомерно усмехнулся. Они практически все смотрели себе под ноги и качали головой, выражая согласие со словами преподавателя. Лишь один адепт смотрел на него с таким интересом, что Бриан на секунду усомнился в своих действиях. «Нет. Я граф! И мне не будут указывать, что делать!» — подумал парень.

Эш мысленно хмыкнул и посмотрел на адептов. Кайрин де Грейд с явным любопытством разглядывал парня. Видимо Кай ожидал, что повлечёт за собой нарушение магического контракта. «Любопытный малый», — подумал Эштиар, заметив взгляд де Грея. Дарион просто наблюдал за действиями брата. Он уже видел и не раз подобные воспитательные мероприятия, потому хранитель терпеливо ждал разговора с адептом. Ведь именно после этого станет понятно, насколько де Руа окажется сообразительным.

Но стоило Эштиару посмотреть на Эльку, как он забыл, зачем вообще тут стоит. На лице девушки блуждала мечтательная улыбка, щёки окрасил легкий румянец, в глазах светился неприкрытый восторг и обожание. И всё это предназначалось Эшу! Дело в том, что Элина залюбовалась мужчиной. Он стоял такой весь суровый перед адептами, но при этом невероятно красивый в своём форменном костюме чёрного цвета. Волосы развивались на ветру, в изумрудных глазах плясали алые блики.

Эльке очень захотелось подойти и потрогать хранителя, чтобы убедиться в его реальности. А Эш едва дышал, когда на него обрушились все эмоции девушки и он внезапно увидел себя её глазами. Такого мужчина не ожидал, и ему пришлось сделать пару глубоких вдохов, чтобы прийти в чувства. Тем временем, на Эштиара смотрели абсолютно все адепты и Бриан де Руа, который искренне верил, что он имеет право, не делать то о чём ему говорит преподаватель. Но благодаря Элине, Эш успокоился и теперь его не особо нервировал парень, потому он просто тихо поинтересовался:

— Адепт де Руа, вы подписывали контракт, перед принятием вас в эту группу?

— Да, а какое отношение… — начал было говорить Бриан, но Эштиар его перебил.

— Тогда вы знаете, что контракт был магический? — он с интересом наблюдал за побелевшим парнем. — И знаете, чем грозит его нарушение?

— Н-н-нет… — промямлил адепт, осознав, что он подписал не глядя.

— В таком случае, — произнёс Эш, — я задам вам вопрос ещё раз. Вы не согласны с действиями преподавателя? — голос хранителя стал тягуче-приторным.

— Никак нет! — завопил Бриан.

Эштиар поморщился от вопля парня и подумал: «Кажется, с него достаточно. Откачивать адептов, упавших в обморок от страха, не входит в мои обязанности».

— В таком случае, будьте добры, стать в строй. И я больше не желаю слышать слова возмущения. Ни от кого! — скомандовал вновь Эштиар.

Парень, шумно выдохнув, стал обратно на своё место. Только глаза Кайрина заблестели серебром, и он разочаровано вздохнул. Остальные заулыбались. Никто не хотел смотреть на показательную смерть адепта, пусть и от собственной глупости. Но Эш обрадовался по другой причине, Элина наконец-то прекратила медитировать на него и обратила внимание на происходящее вокруг.

— Итак. Сегодня будет первое вводное занятие по физподготовке, — вновь заговорил Эш уже гораздо спокойнее. — Посмотрим, кто из вас на что способен. В течение первого семестра вы будете проходить полосу препятствий. Я вам обещаю, что за неделю до нового года, абсолютно каждый из вас её пройдёт. Но если вы меня обрадуете и сделаете это раньше, то мы начнём изучать заклинания.

Резко повеселев, адепты принялись бросать скептические взгляды на полосу препятствий. Некоторые смотрели туда со страхом в глазах, другие с недоумением — явно считая, что пройти такую полосу проще простого. Но абсолютно все замерли в предвкушении, при словах преподавателя о заклинаниях. Все, кроме Марики — той было наплевать, и она мечтала поскорее уйти в свою комнату.

— А сейчас, закуска для нежити, — внезапно гаркнул Эш, отчего адепты встрепенулись, — по дорожке десять кругов, бегом!

В этот раз первыми сорвались с места милтанцы. Элина побежала, когда её дёрнул за руку Дарион, а остальные адепты последовали их примеру. Марика шипела сквозь зубы ругательства, проклиная тот день, когда согласилась поступить в академию. Бриан де Руа клял себя за невнимательность, но стиснув зубы, послушно переставлял ноги. А на лице Кайрина блуждала загадочная улыбка, хотя на самом деле парень был в шоке.

Полосу препятствий в этот раз прошли трое — Элька, Дарион и к всеобщему удивлению Кайрин де Грейд. Он едва дышал, был белее мела, чем вызвал беспокойство у Эша, но при этом пришёл к финишу вместе с Элиной. А вот Марика де Мирт дойти не смогла — последнее препятствие для неё оказалось непосильным. Крутящееся бревно, по которому нужно было пробежать, одновременно уворачиваясь от мешков с песком, ведьма возненавидела всей своей тёмной душой. Поймав один из мешков, она свалилась в лужу с грязью, отчего очень сильно разозлилась. Но самым печальным стало напутствие от Эша, по окончанию занятия:

— Никаких укрепляющих и облегчающих боль настоек и зелий!

Он знал, как адепты любят облегчить себе жизнь с помощью магии. Только никто из них даже не подозревал, что это сведёт на «нет» все их тренировки. Потому после физподготовки адепты медленно, постанывая, буквально ползли в столовую. Ранмир глядя на них, вспомнил своё первое занятие у профессора де Круа.

«Неужели, мы тоже выглядели настолько жалко на фоне Эльки с Дариной?» — подумал парень и усмехнулся. Всего несколько дней прошло с тех пор, как милтанцы начали тренироваться с Элькой, но прогресс уже был сильно заметен. В отличие от новеньких в группе, Виленд с друзьями лишь слегка пошатывались и тихо жаловались друг другу.

Стоило побитой и страдающей элитной группе ввалиться в столовую, как все присутствующие замолчали. В тишине помещения все отчётливо услышали, как измученные ребята ругаются и страдают после первой тренировки. Адепты, которые ещё день назад сильно расстраивались, что не попали в эту группу, начали улыбаться. Они посмотрели на стонущую «элиту» и разом обрадовались данному факту.

Сидя за столом — а уселись они все вместе — одна из девушек, баронесса Тайша де Кассиль, задала вопрос:

— А почему профессор де Круа, сказал, что претендентов в покойники четырнадцать? — она обвела взглядом ребят. — Нас же пятнадцать!

Тайша поступила в академию, потому что всегда хотела лечить людей. Когда де Кассиль была ещё маленькой, её родители заметили, как дочь исцеляет животных и прислугу. В итоге к ним в поместье приехал маг, который начал обучать Тайшу основам магии. Он сразу огорчил ребёнка словами, что даже при наличии магии исцеления, не все становятся целителями.

Но Тайша всегда была упрямой, оттого напролом шла к своей цели. И когда девушка услышала об элитной группе, сразу согласилась туда перевестись, поскольку она заметила, что общему потоку никаких серьёзных знаний не давали. Правда, после первой тренировки де Кассиль задумалась, а стоило ли оно того?

— Потому что Дарина его сестра, и он с детства её дрессир…кхм, тренирует, — хмыкнул Ранмир в ответ на вопрос Тайши. — Поэтому она при встрече с нежитью выживет.

После этих слов ребята уставились на Дариона. Хранитель в отличие от всех не кряхтел, не стонал и даже не ругался, а мило так улыбался и хлопал ресницами. Заметив пристальное внимание, Дар пожал плечами, подтверждая этим жестом, слова парня и сказал:

— Нежить это не страшно, многие из них довольно неповоротливые, — он улыбнулся ещё шире. — Попробуйте отразить нападение другого мага. Ведь это, как правило, человек, который умеет прыгать, бегать, да ещё и заклинаниями владеет намного лучше тебя, — и уже глядя на Элину добавил: — Эль, ты идёшь? У нас теория сейчас начнётся.

Задумчиво кивнув, Элька поднялась из-за стола. Она предупредила ребят, чтобы те не задерживались, после чего правились в аудиторию вслед за хранителем. На ходу девушка всё обдумывала слова Дара о другом маге. Всё-таки до того момента нежить пугала Элину сильнее людей. Но теперь в голове появилась мысль, что не тех она всю жизнь боялась. В аудитории уже находился Морион, ожидая адептов на первое теоретическое занятие. Приветливо кивнув Эльке с Дарионом, учёный поинтересовался:

— Надеюсь, остальные не сильно страдают и смогут дойти? — он осмотрел с ног до головы хранителя с девушкой и тихо пробормотал: — Вы вроде нормально выглядите.

— О! Страдают, это мягко сказано, — хмыкнул Дар, разрушив тем самым все мечты де Гиса об адекватных учениках. — Ты же знаешь Эша. А из всей группы, кроме нас с Элькой, физподготовкой занимался, лишь де Грейд.

— Да уж, это плохо, — Морион вздохнул, — чувствую с теорией, будет та же беда.

В дверь вошли Ранмир с Корсом и Вигом, так что разговор пришлось прервать. Когда вся группа собралась, и прозвенел звонок, Морион встал перед ребятами со словами:

— Доброе утро адепты. Сегодня начнём с печальных новостей, — он глянул, на вмиг притихших адептов. — Результаты тестирования показали, очень низкий уровень знаний. Так что нам в кратчайшие сроки предстоит изучить, просто колоссальный объём информации.

От этих слов, все нахмурились и серьёзно задумались. Они думали, что их знаний достаточно для академии, но «очень низкий уровень»… Получается, слухи о том, что в академии сильно занизили требования для поступления, правдивы? Никто такого не ожидал.

— В первом семестре преподавать у вас теорию буду я, — между тем продолжил де Гис. — А вот начиная со второго семестра, к нам присоединятся и другие преподаватели, поскольку у нас начнётся практика в магических науках.

Взгляды ребят стали заинтересованно-удивлёнными. Ведь если у них всё так плохо, о какой практике через полгода может идти речь? Но Морион лишь улыбнулся и заверил, что шести месяцев им вполне хватит, чтобы подтянуть теорию.

— А теперь, открываем учебник «Теория магии», параграф десятый, — сказал Морион и адепты, вздохнув, зашуршали страницами.

Именно в тот момент они все наконец-то осознали, что их жизнь круто изменилась. Больше никто не будет нянчиться с ними, как с детьми. И плакать по поводу непомерной нагрузки бесполезно. Ведь всё это явилось закономерным итогом их собственного выбора. Теперь остаётся только двигаться вперёд, не оглядываясь в прошлое.


Календарь отсчитывал дни, недели и месяцы. Время летело с такой скоростью, что никто не успел заметить, как наступила зима. Спустя полгода вся элитная группа готова была выть и радоваться одновременно. Нагрузка была серьёзной, но абсолютно всех подтянули до уровня Элины, как и обещал Морион. Полосу препятствий, вся группа прошла через пять месяцев, потому на шестой, Эштиар начал обучать их элементарным заклинаниям. Бытовая магия для адептов — всех кроме Эльки — показалась настоящим отдыхом. Абсолютно все в группе уже умели ставить щиты, хоть и слабенькие.

Только Элина по-прежнему страдала и ничего не могла с этим поделать. Хранители пытались объяснить девушке на примере слабых магов, как можно использовать Силу, но раз за разом натыкались на одну и ту же проблему — все плетения, созданные Элькой, разлетались на кусочки.

За неделю до каникул ребятам сообщили, что с началом занятий их распределят по специализациям. К тому же их соберут в боевые группы, где они будут учиться работать сообща. Исходя из этого, у каждой такой группы будет своя индивидуальная программа обучения. Элина тихо вздохнула, поскольку адепты уже как-то пошутили на тему, что её надо будет ставить в группу к самым сильным магам. Ведь, по сути, в боевой группе будет на одного полноценного мага меньше. Хоть это и было правдой, но всё равно расстраивало Эльку.

А вот радовалась она тому, что в течение семестра не было никаких происшествий. Элина даже посмеялась, что о ней забыл все враги, потому хранители приняли решение снять «осадное положение». Тратить попусту уйму сил никому не хотелось. И уже третью неделю Элина с Дарионом вновь ночевали в своей комнате. Какое-то время хранители, старались постоянно быть рядом с девушкой, но даже эта необходимость вскоре отпала.

— Завтра идём по магазинам, — сказала Элька во время перемены. — Нам нужны платья. Да ещё в салон заглянуть не помешает.

— Ты уверена? — уныло спросил Дар. — Можно я не пойду?

— Что значит, не пойдёшь?! — возмутилась Шелли. — Семестр заканчивается через неделю. У нас Зимний бал скоро, а ты не пойдёшь?

— Дарина, может, поженимся а? — с надеждой в голосе проговорил вдруг Корс. — Впервые вижу девушку, которая так не любит балы и походы по магазинам.

— В очередь становись, — фыркнул Дар, — мне и одного жениха хватает.

— Дариночка, ну не будь букой, — принялась уговаривать Шелли, отчего Дарион скривился. — Обещаю, тебе понравится, будет весело!

— Точно, Да-ри-но-чка, — протянула Элька и, рассмеявшись, добавила: — Клянусь, в салон тебя тянуть не буду!

— Хорошо, — сверкнув глазами, сказал Дар, — если никаких салонов, тогда я согласна.

— Ура! — воскликнула Шелли, — Ран, вы тоже присоединяйтесь.

— О да, — сказал Ран, — платье для бала и салон красоты, вот чего мне так не хватает!

Парни рассмеялись, глядя на Шелли и пошутив, что все на бал придут в платьях, разошлись по своим комнатам. Но пока они удалялись по коридору, девушки то и дело слышали, как кто-нибудь из парней восклицал, что ему срочно нужно сделать причёску.

На следующий день, девушки, как и договаривались, отправились наводить красоту. Пока они ходили по магазинам, Дарион ещё пытался делать вид, что ему очень интересно. По крайней мере, советовал Эльке, какой наряд ей больше идёт. Но, когда они подошли к салону, он проговорил скороговоркой:

— Всё, дальше вы сами, жду вас в кафе, — и быстрым шагом убежал подальше, чтобы Элина не смогла затащить его в это заведение пыток.

— Странная она всё-таки, — протянула Шелли вслед Дариону.

Но затем решила не обращать на внимания на чужие заморочки, и направилась в салон вместе в Элькой. Там девушки стонали от удовольствия, когда с их тел сводили синяки и царапины. Глядя на ногти, которые вновь обрели человеческий вид и изумляли красивым маникюром, они чуть не плакали от радости. А когда все процедуры были окончены и они посмотрели на себя в зеркала, обе захлопали в ладоши от счастья.

Элина просто сияла от восторга. Последний раз она видела себя такой красивой полгода назад. Потому девушка вышла на улицу, переглянулась с Шелли и расплылась в довольной улыбке. Подруга поддержала ей, поскольку и сама уже забыла, как выглядит на самом деле из-за постоянных ссадин и синяков. Настроение было отменное, и они направились в кафе, где их ждал Дарион. Сделав несколько шагов, Элина увидела, как из аптеки выходит Кайрин.

— Кай! — Элька махнула ему рукой. — Привет.

— Привет, — парень подошёл к ним и улыбнулся, — вы чего такие красивые? На свидание собрались?

— Да разве тут найдёшь время на свидания, — печально вздохнула Шелли и махнула рукой. — Мы к балу готовимся.

— Так бал только через неделю, — он опешил, — или вы будете готовиться каждый день?

— Мужчины! — фыркнула Шелли. — Эффект продержится в течение месяца, нам в салоне пообещали.

— О! Ну тогда ладно, — парень внезапно слегка напрягся, а следом растянул губы в ленивой улыбке, и внимательно глянув на девушек, предложил: — Может, пойдём в кафе посидим?

— А мы именно туда и направляемся, — сказала Элька, глядя на Кая.

В который раз она замечала, как серые глаза парня почти неуловимо меняли цвет, в них появлялись серебристые блики. В такие моменты, девушка чувствовала себя странно — она отчего-то начинала сильно смущаться. Точно так Элина чувствовала себя с Эшем, когда тот внезапно стал человеком. Вроде ничего особенного в парне не было, но от каждого его слова или жеста, у девушки перехватывало дыхание. А порой появлялось ощущение, что эмоции Кайрина становились осязаемыми.

Однажды, Элька задала Каю вопрос по поводу его глаз. Тогда парень скромно улыбнулся и объяснил эту странность, особенностью их рода. Вроде он унаследовал от матери сильный дар, и именно магия заставляет глаза менять цвет. Кайрин де Грейд был довольно приятным молодым человеком. Он всегда вселился и с удовольствием общался со всеми девушками в группе. Кроме того, парень стал одним из лучших адептов в элитной группе и слыл местным красавчиком в академии. Соответственно девчонки его просто обожали. Но был у де Грейда один маленький секрет, который он при всём желании не смог бы открыть абсолютно никому.

Полгода назад, Кай сидел в своей комнате и злился, когда пришло оповещение о наборе элитной группы адептов, в которую попадут лишь самые одарённые. Вот только ничем выдающимся парень похвастаться не мог. Его мать была очень сильным магом, а вот отец по сравнению с ней был полным нолём. Даже пост министра он получил благодаря связям семейства жены.

Когда мать Кайрина была в положении, все с нетерпением ждали появления наследника. Они надеялись, что сын будет таким же сильным магом. Но Кай оказался точной копией отца. Тогда это скрыли от всех в надежде, что никто и не узнает. И принялись выискивать способы увеличить магический потенциал мальчика. Теперь же Кайрин сидел и злился оттого, что его секрет завтра станет достоянием всей академии.

— Было бы из-за чего переживать.

Бархатный голос из тёмного угла в комнате, от которого мурашки пробегали по коже, и хотелось тут же опуститься на колени, заставил парня вздрогнуть. Дело в том, что Кай жил один и разговаривать кроме него в пустой комнате никто не мог. Он поднялся с кровати, и потянулся было зажечь свет, как его остановил всё тот же голос:

— Вот света не надо. Я его не люблю, — и из угла в сторону парня, скользнула высокая фигура, закутанная в чёрный плащ.

Парень уже готов был закричать от ужаса, который внезапно накрыл его с головой, но тут услышал слова, изменившие всю его жизнь.

— Не ты ли ещё пять минут назад, готов был отдать всё что угодно за Силу? — хмыкнул странный визитёр. — Я могу её тебе дать.

— А что ты потребуешь от меня взамен? — набравшись храбрости, спросил Кайрин.

— Сущую мелочь, — от звука голоса, Кай поёжился, теперь он не был таким красивым и бархатным. — Ты станешь моими глазами и ушами в академии. Ну и время от времени, будешь уступать своё тело.

Кайрин де Грейд в шоке уставился на существо стоящее в его комнате. Назвать того человеком, можно было лишь с большой натяжкой. Люди такими не бывают! Отдавать своё тело он тоже не хотел — мало ли, что с ним сделают.

— Не переживай, — голос стал вкрадчивым, по телу парня прошла дрожь предвкушения и появилось желание согласиться немедленно. — Я не собираюсь тебя калечить или убивать. Мне просто необходимо иногда быть в академии. Пусть тебя греет мысль, что ты будешь самым сильным адептом, а затем и магом в королевстве. Кто знает, может, и главой Ковена станешь со временем.

Кай задумчиво смотрел на визитёра, уже понимая, что ответит. Набрав в лёгкие воздух, парень выдохнул:

— Если это мне не навредит, то я согласен!

— Ты меня радуешь. Смелый мальчик, — в этот голос хотелось завернуться и греться, словно в лучах солнца. — Мы заключим магический контракт.

И существо приблизившись к Кайрину, резануло того по руке острым когтем. Затем сделав такой же надрез на своей ладони, оно схватило парня за руку. Когда их кровь смешалась, существо произнесло заклинание, заставив Кайрина повторить всё дословно. На миг вокруг стало темно, будто тени со всех углов слетелись засвидетельствовать этот контракт. А затем всё внезапно исчезло. О странном визите напоминал лишь порез на руке, который стал стремительно уменьшаться.

На следующий день, когда Кай подошёл к кристаллу он очень переживал. Но парень хорошо запомнил момент, когда тело внезапно перестало его слушаться. Будто сторонний наблюдатель он увидел сияние кристалла. Услышал одобрительную реплику ректора, его слегка перепуганный взгляд. Следом почувствовал усмешку существа, управлявшего им, а затем и его досаду. Это произошло, когда Кай развернулся и увидел аудиторию, в которой сидело слишком много народа.

После окончания тестирования Кай вышел в коридор. И в тот миг, когда существо уже хотело уйти, ему в спину влетели две девушки. Парень глянул на одну из них, и что-то кольнуло в груди. Племянница профессора де Гиса краснела, смущалась, и слушала, как Кай шутливо делает комплименты.

«Надо же, какая прелесть, — раздалось в голове парня, — такая непосредственность. Что, понравилась девочка? Эта ваша человеческая черта всегда меня удивляла. Ничего, ты ещё сможешь попробовать свои силы».

Уже в комнате, Хозяин ему сообщил, что с этого дня парень будет общаться со всеми девушками в группе, и стараться стать для них лучшим другом. После чего Кайрин вновь почувствовал полный контроль над собственным телом.

Но случилась ещё одна неприятность, буквально следующим утром во время тренировки. Тело Кая стало жить своей жизнью. Он бегал, прыгал, прошёл всю полосу препятствий и не смог даже застонать или пожаловаться. Однако никто не заметил, насколько больно было в тот момент парню. Ведь раньше он не особо заморачивался физподготовкой.

С тех пор Хозяин появлялся несколько раз, чаще он просто наблюдал. Но были моменты, когда он полностью брал под контроль тело парня, и каждый раз это происходило рядом с Элиной де Гис. Чем она так заинтересовала Хозяина, Кай не знал, лишь чувствовал отголоски эмоций. Удивление, интерес, удовольствие от общения и чувство, которое сам Хозяин понять не мог, но прекрасно понимал Кай — это была обычная человеческая симпатия. Вот и сейчас, стоило встретить девушку, как Хозяин вернулся.

— Только идём скорее, — сказала Элька, — нас там Дарина ждёт. Она будет бурчать, если мы сильно задержимся.

И они дружной компанией, болтая о погоде, направились в кафе. Кайрин пристроился около Элины и с задумчивой улыбкой на лице слушал девушку. А в глазах парня появлялось всё больше серебристых бликов.

Глава 18

Дарион нахмурился, когда увидел, что девушки идут в кафе не одни, а вместе с Кайрином де Грейдом. Хранитель не очень любил этого парня, было в нём нечто настораживающее. Вроде Кай слыл одним из лучших адептов в группе, всегда оставался вежливым и учтивым, общался со всеми на равных. Но Дару не нравилось то, как он пристально за всеми наблюдал и постоянно старался завязать разговор с девушками. Первое время Дарион даже шутил, что парень решил найти себе жену, среди элитной группы. На что тот, лишь смеялся и загадочно говорил: «Почему бы нет?»

К концу семестра, Кай всё чаще стал общаться с хранителем, Элиной, и ещё двумя девушками — Дайрой де Вирон и Жаклин де Триор. Все девушки, включая Эльку, ему симпатизировали, но к Элине парень относился по-особенному. Всегда старался помочь, завязать разговор или просто сесть рядом. Дариона такое внимание к девушке, со стороны Кайрина, раздражало. Единственное, чего Дар не понимал, это почему Эштиар так спокойно реагирует?

На самом деле, Эш бесился первое время — особенно в те моменты, когда Элина начинала улыбаться парню или смеяться над его шутками. Только спустя пару месяцев, хранитель понял, что Элька реагирует на Кая так же, как и на остальных парней в группе. Другими словами, девушка видела в нём лишь друга и боевого товарища. Потому Эштиар очень быстро успокоился и переключился на другие задачи.

Например, он старался научить всю ту ораву ребятни, которую на него скинули, хоть каким-то навыкам, так необходимым боевому магу. Постоянно держал под контролем эмоции Эльки, и это не всегда было легко. В первую очередь оттого, что девушка порой вываливала в его сторону волну обожания, но сама при этом не осознавала этого. Соответственно к проблеме с эмоциями Элины прибавлялась необходимость держать в узде собственные желания, которые с каждым днём становились всё более неконтролируемые.

Но даже это не было таким уж сложным. Главным действием для хранителя была подготовка к ритуалу, чтобы снять ещё один слой блока у девушки. Поскольку его очень бесила необходимость постоянно закрываться от Эльки. Но если щиты убрать, то его магия может попросту снести блок, из-за этого Эш не мог пользоваться всеми возможностями их связи. К тому же Элька становилась сильнее с каждым днём, и это грозило осложнениями, если не ослабить блок.

Одно радовало хранителей, чем сильнее становилась Элина, тем больше Силы возвращалось и к ним. Теперь не было необходимости, держать и постоянно подпитывать маскирующие щиты. Эштиар мог их поставить в любой момент, даже на небольшом расстоянии. Но пока артефакты справлялись с главной задачей — скрыть Элину от всех, потому хранители и стали спокойно отпускать девушку одну. Эш очень обрадовался, когда появилась возможность отменить пытку под названием «сон рядом с Элиной». Всё-таки ему было очень сложно лежать истуканом рядом с девушкой, когда внутри разгорался настоящий пожар.

Были и другие изменения в их жизни. Например, Эш уже мог создавать порталы самостоятельно на довольно большие расстояния, а не использовать амулеты переноса. Поскольку пользоваться порталами только в пределах академии, Эштиара раздражало. Правда, сложности всё же остались.

После долгих раздумий, они с Дарионом решили скрывать свою магию на всякий случай, потому до сих пор пользовались обычными заклинаниями людей. Кроме того, Эштиар хоть и чувствовал, что Элина становится сильнее, но с магией у неё от чего-то по-прежнему ничего не выходило. Отсюда с каждым днём всё острее становился вопрос с блоком. «Жаль не получится его сразу снять, — с досадой думал Эш, — Сайрусу руки отрубить нужно. Удружил, называется».

А ещё одна проблема, над которой бился Эш, заставляла его скрипеть зубами, поскольку хранитель не мог справиться с ней по щелчку пальцев. Эльке с Дарионом нужно было установить связь. Брату становилось всё труднее, он не мог понять девушку. Когда Эш спокойно заглядывал в мысли Эльки и считывал её эмоции — Дару оставалось только строить догадки.

Но главной неприятностью стали заклинания. Дело в том, что Дарион всегда лучше управлялся со щитами и прочей защитой. Только сейчас этим вынужден был заниматься Эш, поскольку у Дариона не получалось нормально пользоваться магией. Устранить эту проблему, можно было, лишь установив связь между Элькой и Даром. Потому Эштиар последнее время и не реагировал на многие вещи, но по привычке хранитель держал всё это в себе.

Дарион в свою очередь лишь смутно догадывался, отчего брат стал такой спокойный, рассудительный и по большому счёту невнимательный к мелочам. Ведь это именно Эш всегда придирался к Эльке, стоило той неправильно улыбнуться кому-то. И это Эштиар постоянно старался оградить девушку от общения с навязчивыми типами вроде Кайрина. Теперь же этим приходилось заниматься Дариону.

Потому хранитель сидел в каф, ждал Эльку с Шелли и думал о такой небольшой проблемке, как воздыхатели Элины. Последнее время, к нему всё чаще подходили парни и просили, то познакомить их с Элиной, то передать ей записку. Сила Эльки, возрастающая с каждым днём, притягивала к ней людей, как свет мотыльков.

На самом деле, Дарион однажды услышал от девушки, что она приехала в академию учиться, а не крутить романы. Он решил, что Элине не нужны все эти воздыхатели, ведь она после первой вечеринки в академии больше не заикалась о праздниках и гуляниях. Поэтому хранитель начал выбрасывать все записки, а всем желающим знакомства с Элькой, сообщал, что та очень занята.

— Скучала? — ворвался в размышления Дариона голос Эльки.

— Немного, — Дар пожал плечами, — привет, Кай.

Парень улыбнулся и кивнул в ответ, а когда все уселись к Дариону за столик, Кайрин вдруг обратился к Элине:

— Эль, а ты на бал с кем пойдёшь?

— Со всеми, — растерянно ответила та, — можешь к нам присоединиться, если хочешь.

— Эх ты, вечно всё пропускаешь со своим обучением, — сказала Шелли. — На бал нужно идти с партнёром. С парнем, другом, хоть с кем-то. Я вот с Вигом иду.

— Как с парнем? — удивилась Элька. — И где я его найду?

На девушку в недоумении уставились две пары глаз.

— Ты, вообще, хоть что-то вокруг замечаешь, кроме учёбы? — выразил общее мнение Кай. — На тебя весь первый курс и многие со старших заглядываются. Постоянно достают Дарину просьбами познакомить или передать записку.

— Не замечала, — скептически приподняла бровь Элька, — и, что-то записок не видела.

— Обалдеть, — сказала Шелли, — Дарина? — и девушка уставилась на Дара, в ожидании ответа.

— Всякое бывает, — протянул Дарион, — если ей интересней учёба, то это её выбор, который я поддерживаю.

За столиком воцарилась зловещая тишина. Элька внимательно смотрела на хранителя и пыталась сдержаться, чтобы не устроить скандал прямо тут. Она внезапно поняла, куда делись все записки, не попавшие в её руки, как и все парни, которые хотели познакомиться. Но чего девушка не поняла, так это отчего Дарион решил, что он имеет право вмешиваться в её личную жизнь.

— А со мной пойдёшь? — нарушил напряжённую тишину Кай.

Элька даже моргнула от неожиданности, а Шелли удивлённо посмотрела на насупившегося Дариона. Она понимала, что Дарина сестра Эша, а тот в свою очередь жених Эльки, но нельзя же так ограничивать общение девушки с другими людьми. Ведь Элина не маленькая, она сама могла ответить на записки и отказать парням.

— С удовольствием! — нарочито весело воскликнула Элька, что не укрылось от присутствующих. Она усердно старалась скрыть за улыбкой желание прибить Дара.

— Тогда я за тобой зайду, — подмигнул ей Кайрин. — Будем танцевать всю ночь.

— Звучит хорошо, — натянуто улыбаясь, произнесла Элина.

Немного поболтав в кафе, они поняли, что разговор не клеится. Настроение Эльки было испорчено напрочь. Дарион в обиженном недоумении бросал взгляды на девушку. А Шелли с Каем не знали о чём ещё можно поговорить с двумя надутыми блондинками. В итоге они дружно поднялись и направились в сторону общежития, по пути каждый размышляя о своём.

Кайрин думал, что его ждёт ещё целая неделя страданий. Ведь у всей академии уже закончилась сессия, и начались зимние каникулы, только их группа по-прежнему усердно училась. Каникулы им сократили в этом году до одной недели, которая начнётся за один день до бала. К слову, это была ещё одна причина, по которой вся академия жалела «элитную группу» и радовалась, что они не с ними.

Шелли тихонько вздыхала и мечтала, что Элька с Дариной разберутся с недоразумением. Поскольку их ссора грозила вылиться в испорченный для всех праздник. Девушка с удивлением поняла, что её очень расстроило плохое настроение Элины. У Шелли появилось ощущение, словно это не Эльку обидели, а её лично. От неожиданного открытия милтанка потрясла головой, слишком странной показалась ей собственная реакция на чужие обиды.

Дариону всю дорогу было откровенно плохо. Он даже без связи чувствовал, насколько Элина на него обиделась и расстроилась. Только все эти ощущения причиняли хранителю практически физическую боль. Дар так и не смог понять, отчего девушка так остро отреагировала на какие-то записки. Ведь в Краене она была рада избавиться от навязчивого внимания со стороны парней, так что изменилось теперь? Элина сама рассказывала, как хочет всё своё время уделить учёбе. Почему же сейчас она злится?

И только Элька старалась не думать. Она молча дошла до комнаты, закрыла дверь и развернулась к Дариону. На самом деле, её расстроили не исчезнувшие записки, а поведение хранителя. Девушка не выдержала, и обиженно прикрикнул на Дариона, который опустил голову и не произнёс ни одного звука.

— Да как ты мог так поступить?!

— Тихо, Эль, иди сюда, — раздался голос Эша за спиной.

Он шагнул к девушке из портала и обнял её за плечи. Эштиар не на шутку испугался, когда ощутил всплеск таких сильных эмоций Элины. Но после того как он почувствовал состояние брата, Эш тут же бросил всё и примчал в комнату.

— Прости, — поджав губы, ответил Дар. Он был смущён, расстроен и зол одновременно.

— Сейчас вы оба замолчите, — сказал Эштиар, и развернул девушку в сторону портала. — Ты, Дарион, посидишь тут и подумаешь над своим поведением. А мы с Элиной прогуляемся, — он тут же утянул в портал Эльку, которая возмущённо открыла рот, чтобы поспорить.

Дарион лишь сердито фыркнул им вслед, ему с каждым днём становилось всё сложнее понять девушку. То она говорит, что ей нужно учиться, теперь ей хочется развлечений. «Женщины!» — мысленно фыркнул Дар. Хранитель знал, что добром это не кончится, когда уничтожал очередную записку от её воздыхателей, но ничего не мог с собой поделать. В тот момент Дар был уверен, что поступает правильно. Ведь все эти люди будут отвлекать Эльку от главного — учёбы.

Усевшись на кровать, Дарион потёр ладонями лицо и откинулся назад на подушку. Посмотрел на слоников, кружащих под потолком, и мысленно вздохнул: «Да кому я вру? Ревность — плохое чувство. Я никогда не мог вовремя отпустить повзрослевших детей. В Кране всё было иначе. Элька рада была избавиться от всех воздыхателей, это факт. Только там она о них всё знала».

В то же время Эштиар с Элиной вышли из портала и оказались на высоком холме, где царило лето. Элька удивлённо огляделась по сторонам и даже перестала злиться. Вокруг всё было ярким, пёстрым, зелёным, одуряюще пахло луговыми цветами и травами. Небо напоминало краску, словно какой-то художник специально взял самый насыщенный синий цвет и провёл кистью по холсту. Птицы щебетали, будто пытаясь, перещеголять друг друга в пении.

— Ну что, успокоилась немного? — спросил Эш.

— Да, а мы где? — поинтересовалась Элька, снимая тёплый плащ.

— Королевство Зелерия, родина метаморфов, — сказал Эштиар, расстилая свой плащ на траве. — Киора Фелис, отсюда.

Хранитель уселся на плащ, и похлопал рукой рядом с собой, приглашая Эльку составить ему компанию. Недолго думая, девушка умостилась рядом и тяжело вздохнула.

— Почему он так сделал? — спросила она грустно, — Это же…как предательство, понимаешь?

— Прежде чем ты начнёшь реветь и говорить, что все мужики козлы, — усмехнулся Эш, — я хочу объяснить тебе одну вещь. Дариону сейчас очень трудно.

Элька открыла рот, чтобы возразить, но Эш поднял руку, и прижал ладонь к её губам. Всего на миг. Но этого хватило, чтобы девушка переключилась. Она тут же прекратила поливать хранителя негодованием и обидой, которые выплёскивались из неё, словно вода из переполненного стакана. Эштиар улыбнулся, убрал руку от лица Элины, но не смог устоять перед искушением и провёл пальцами по её щеке, соврав с губ девушки вздох.

— Нет, Эль, ты не поняла, — покачал Эш головой. — Дарион хранитель. Вся его жизнь подчинена главному закону. Сделать так, чтобы тебе было легче.

— И как же он облегчил мне жизнь своим поступком? — Элька приоткрыла от удивления рот.

— Твои слова, что самое важное для тебя, учёба? — деловито поинтересовался хранитель и Элина нахохлилась.

— Ну да, было такое, — пробурчала девушка, — но это же не значит, что на остальную жизнь нужно забить. Ты ведь так не поступаешь!

— Связь. У нас она есть, и я знаю, что ты чувствуешь. Даже мысли твои знаю, хоть и не все, — пояснил ей Эштиар. — С Дарионом у вас этой связи нет. Он может лишь догадываться, чего ты хочешь. Ну и ревность не стоит отметать.

— Ты о чём? — Элька опешила. — Какая ещё ревность?

— Элементарная, — Эш хмыкнул. — Ты для него, как бы это сказать… ребёнок, сестра, подопечная. Он просто пытается уберечь непутёвое чадо от неверных шагов. Но ты повзрослела и с каждым днём всё меньше нуждаешься в нашей опеке. Поэтому, Дарион, начинает чувствовать себя ненужным. А ему всегда было сложно уловить момент, когда подопечная взрослеет. Пойми, это как сказать матери или отцу, что ты выходишь замуж. Родители в любом случае будут грустить и думать, когда же их ребёнок успел повзрослеть.

— Ого, я об этом даже не задумывалась, — сказала Элька. — А для тебя я тоже ребёнок, сестра и так далее? — она приподняла бровь и внезапно коварно усмехнулась.

— Э нет, детка, — хранитель ухмыльнулся, и подмигнул девушке, — не дождёшься.

Девушка покраснела, она уже пожалела, что задала этот вопрос, и кому — Эшу. Она всё чаще замечала, что в их отношениях появилось нечто новое. Будь он простым парнем, Элина могла бы сказать, что это флирт. Но ведь Эштиар её хранитель, о каком флирте может идти речь? Элька с удивлением поняла, что получить ответ на этот вопрос, она пока что была не готова.

— Ладно, мы не о том, — пробормотала девушка, отводя взгляд, — а что со связью делать?

— Я работаю над этим, — вновь став серьёзным, сказал Эш. — В конце года, проведём ритуал и снимем тебе ещё один слой блока. Заодно разберёмся с вашей связью, также как и со мной в Краене. После этого тебе должно будет стать намного проще с магией, а Дарион наконец-то начнёт понимать, что творится в твоей красивой головке.

Эштиар постарался скрыть улыбку, когда Элька покраснела после его последних слов. Но тут Элька осознала всю фразу и побледнела. Слишком жуткими были те воспоминания. Ведь тогда она чуть не потеряла Эша. Глянув в сторону хранителя перепуганными глазами, Элька прошептала:

— А обязательно это делать таким, — она задумалась, как бы это выразить, — экстремальным способом?

Эш засмеялся и по коже девушки, будто провели пёрышком — слегка щекотно и безумно приятно. «Однажды я узнаю, как он это делает!» — подумала она, на что хранитель ей подмигнул. Но со своей задачей смех справился, Элина перестала паниковать.

— Нет, мы будем это делать по-другому, — успокоил девушку Эштиар. — В прошлый раз было сложнее. Ты была слабее, не знала что искать. Сейчас ты быстро справишься, к тому же наша с тобой связь будет тебе помогать. Ведь не только у хранителей от неё бонусы, тебе тоже достаётся наша магия. Просто пока у тебя стоит блок, ты этого не ощущаешь и не можешь пользоваться всеми своими способностями.

— Ты меня успокоил, — улыбнулась Элька, и поднялась. — Пойдём к Дариону, нам надо с ним поговорить.

Довольно улыбнувшись, Эш поднялся вслед за девушкой и открыл портал. Хранителя очень обрадовало, что Элина всё быстро поняла. «Всё-таки она уже повзрослела. Осталось только слегка ослабить блок», — подумал Эштиар, и на душе у хранителя стало очень светло и радостно.

Когда они вернулись в комнату, на подоконнике, распушив шерсть до состояния шара, сидел белый кот. Он опустил уши и грустно вздыхал глядя в окно.

— О! Печалька во всей красе! — хмыкнул Эш. — Я вас оставлю, не люблю сопли.

Элька подошла к подоконнику, когда Эштиар исчез в портале. Кот повернул голову в сторону девушки и в следующий миг на пол спрыгнул Дарион, уже в облике парня. Виновато опустив голову, он ждал, когда Элина начнёт злобно шипеть и рассказывать, какой он гад. И неимоверно удивился, услышав вовсе не те слова, на которые рассчитывал.

— Я не говорю, что ты поступил правильно. Но, Эш мне объяснил, почему ты так сделал, — произнесла Элька, а после пробурчала: — Так что прощаю на первый раз.

— Эль, не сердись, — Дарион выдохнул с облегчением, притянул к себе девушку, обнял и уткнулся носом в её волосы. — Осознал, был не прав, больше такого не повторится. Прости.

— Забыли, — махнула рукой Элина и отстранилась от хранителя. — Просто пообещай, что будешь сообщать мне о подобных действиях. Я должна всё это знать. Понимаешь?

— Понимаю, — кивнул Дар, а потом вдруг добавил уже более весёлым тоном: — Кстати, тут тебе ещё пять записок передали.

Элина удивлённо моргнула, а после рассмеялась и протянула руку, куда Дар положил свёрнутые в квадраты, листики бумаги.

— Эш сказал, что в конце года, — произнесла Элька, разворачивая первую записку, — будем снимать ещё один слой блока и разбираться с нашей связью.

Она стояла и хмуро читала содержимое листа: «Ты как солнце, хочу тебя всю, всегда и везде», — потому и не увидела, как у Дариона приоткрылся рот, после её слов, о планах Эша. Хранитель в шоке смотрел прямо перед собой и не мог понять, каким образом брат собирается всё это провернуть. Ведь снять часть блока, само по себе сложно, а установить ещё и связь? Повторения событий в Краене, Дар не хотел, поскольку это было слишком рискованно.

— Какой идиот, пишет подобное девушке, которую даже не знает?! — возмутилась Элька.

Смяв лист бумаги, она точным броском отправила его в мусор и надулась. Слова девушки выдернули Дариона из размышлений. Он посмотрел на ней и тихо проговорил:

— Эль, ты тут в комнате посиди. Хорошо? — сказал Дар. — Я сейчас вернусь.

Элька буркнула: «Да без проблем», — и, усевшись на кровать, развернула следующий лист. Дарион быстро вытащил амулет переноса и открыл портал в комнату к брату, куда шагнул со словами:

— Что ещё ты удумал?!

Глава 19

Каин пребывал в искреннем недоумении. Вот уже полгода его марионетка общалась со всеми девушками в группе, но это не принесло никаких результатов. Потому Каин начинал сердиться и нервничать, чем неимоверно пугал магов, выстроившихся перед ним в ряд.

«Неужели я ошибся, и её там нет? Не может быть! Она обязана там находиться! Ведь знания ей необходимы больше, чем остальным!» — думал он, пока на пол падали тела.

И кроме того ему не давали покоя ещё несколько вопросов. Например, как девчонка всё-таки попала в академию? Ведь слуга сообщил, что она обычная деревенская малявка. Единственная деревня в округе Великого леса была уничтожена, и даже если взять в расчёт, что девчонка успела оттуда уехать, сама она бы с этим не справилась. К тому же, каким образом Искорка смогла получить достаточно знаний, чтобы поступить? Значит, ей помогают? Кто? Эти вопросы приводили Каина в бешенство.

Указ об обучении простолюдинов, сняли лишь полгода назад, никто не стал бы помогать девчонке, рискуя собственной жизнью. Но ведь ей удалось спрятаться и даже подготовиться к поступлению. Кроме того, Каин видел абсолютно всех девушек, обучающихся на первом курсе, только никто из них не подходил под описание «деревенской девчонки».

Но он знал, что Искорка находится в элитной группе. При всём своём желании, она не смогла бы скрыть свою магию и обмануть кристалл. Более-менее подходящих по Силе было трое, лишь две из них являлись ведьмами. Однако Каин знал, что и это не показатель, потому теперь терялся в догадках, кто из них ему нужен. Больше всего бесило то, что нельзя взять всех троих и медленно пытать, пока он не найдёт девчонку. Каин испытывал глухую ярость каждый раз, когда сталкивался с собственным бессилием в этом мире.

Как же он ненавидел абсолютно всех адептов в академии — всех, кроме одной. Элина де Гис, даже не вошла в список претенденток на рол хранительницы искры. Слишком слаба, наивна и открыта. Каин любил наблюдать, как она ставит щиты или пытается использовать банальные бытовые заклинания — его это смешило. Иногда он даже незаметно помогал, вливая Силу в её плетения, и радовался потом, как ненормальный при виде улыбки на лице девушки.

Каин вспомнил, как первый раз обратил внимание на Эльку. Девушка самым наглым образом врезалась в его спину. Он попытался пробить её щит, но оказалось, что на ней древний артефакт. Подобные вещицы носили в очень далёком прошлом, Каин тогда только пришёл в этот мир.

Соответственно его заинтересовало, откуда у девушки подобная вещица. Потом он узнал, что Элина племянница графа Мориона де Гиса. Их род один из самых древних, существовавших ещё задолго, до создания Лаоранского королевства. Видимо артефакт, передавался у них в семье по наследству. Ведь девушка, как оказалось, единственная оставшаяся в живых наследница, пока дядя не озаботился семьёй. Неудивительно, что её так берегут.

И внезапно Каину очень понравилось с ней общаться. Она так забавно реагировала него, когда он занимал тело своей марионетки. Девушка начинала смущаться и краснеть от комплиментов, которыми Каин любил её одаривать. С некоторых пор, он старался чаще появляться, когда Элина оказывалась рядом с марионеткой. Слишком необычные и довольно приятные эмоции он испытывал от общения с девушкой.

«Кажется, бал обещает быть весёлым», — мысленно хмыкнул Каин, и поморщился от глухого стука.

Поднявшись с огромного каменного трона, он прошёлся по залу, то и дело, отшвыривая в стороны тела магов. Это его тоже бесило. Неужели нельзя быстро убрать, чтобы этот мусор не мешал под ногами? Будто в ответ на его мысли, в зал зашёл слуга и, низко поклонившись, спросил:

— Повелитель, можно ли нам приступить к уборке?

Каин посмотрел на трясущегося человека и, хмыкнув, махнул рукой. Тут же в зал вбежал десяток слуг, и они принялись резво выносить мертвецов.

Вот была бы Искорка у него, не пришлось бы развозить здесь такую грязь. Хорошо хоть со следующего учебного года в академии, ему смогут приводить нормальную еду. А то этих — он брезгливо глянул на мёртвых людей, которых ещё не успели вынести — хватает всего на месяц.

Ничего, он подождёт, времени у него ещё много.


* * *

Спустя неделю Элька стояла перед зеркалом в комнате и с удивлением смотрела на своё отражение. «Неужели это я?» — думала девушка. Для зимнего бала она выбрала себе довольно открытое платье из плотной серебристой ткани. Сверху на него надевался чехол из тончайшего кружева, который был абсолютно закрытый. Стоило одной ткани оказаться сверху на другой, как создавалось впечатление, что кто-то собрал снежинки и сшил их вместе. Верх наряда был белоснежным, а к подолу плавно перетекал в холодный голубой цвет. Это платье было настолько необычным, что Элька взяла его, не раздумывая.

Девушка заплела волосы в замысловатую косу и, слегка подкрасившись, стала похожа на снежную принцессу. Единственное, что портило весь образ — украшения, подаренные Эшем и Дарионом. Серьги она всё же сняла, хоть Эш и не советовал, ведь они абсолютно не вписывались в образ. Снимать кулон было опасно, а кольцо намертво вцепилось в палец. Теперь Элька хмурилась, крутила в руках серьги и размышляла, что с этим можно сделать.

— Сегодня ты затмишь всех на балу, — раздался тихий, слегка охрипший голос Эша сзади.

У Эльки появилось чувство, что её погладили и приласкали. Все эти трюки, которые Эштиар проделывал с помощью голоса, безумно интриговали Элину. Разве может человек сделать нечто подобное. Она повернулась к хранителю и окинула того зачарованным взглядом. Эш как всегда был безупречен. На нём красовался чёрный пиджак с воротником стойкой, из-под которого слегка выглядывала белоснежная рубашка. Волосы мужчины были идеально уложены. На его губах блуждала загадочная улыбка, которую Эльке неимоверно хотелось стереть поцелуем. В общем — хранитель был самим совершенством.

В свою очередь Эш на мгновение затаил дыхание, когда увидел Элину, до того нереальной казалась девушка. Но стоило ей повернуться и посмотреть на него, как хранителю пришлось приложить неимоверные усилия, чтобы удержаться на месте. Поскольку в голове билась только одна мысль — сжать в объятиях, прижаться к губам, снять это платье… Вот на этом моменте, Эштиар закрыл глаза и постарался думать о празднике, на который ему необходимо попасть.

Правда, он сразу вспомнил, как недавно злился, поскольку Элька собралась идти на праздник с этим де Грейдом! Мрачное чудовище внутри вновь подняло свою голову и довольно потянулось. Эш с упоением представил, как Кайрин де Грейд падает на землю и бледнеет, после чего начинает каяться во всех своих грехах. Именно так делали все, к кому приходил хранитель в прошлом. От таких неожиданных мыслей Эша отвлёк голос Элины:

— Это что чешуя?

Она указала на его лицо, где вокруг глаз блестели чёрные чешуйки. Сделав пару глубоких вдохов, Эш взял себя в руки и вновь стал прежним. Открыл глаза и всё с той же загадочной улыбкой посмотрел на девушку, которая удивлённо хлопала ресницами. Странная реакция Эштиара её озадачила настолько, что она забыла, о чём хотела спросить. Но поскольку Элина крутила серьги в виде дракончиков, хранитель сразу обратил на это внимание и поинтересовался:

— Детка, а зачем ты сняла серьги?

— Они абсолютно не подходят, — жалобно простонала она и указала на украшения, — как мне теперь идти на бал в таком виде?

— Очень просто. Всего лишь надо замаскировать украшения, — Эштиар подмигнул расстроенной девушке.

Он подошёл, провёл рукой над кулоном и вместо цепочки с артефактом, на платье появился узор — два летящих дракона. Узор настолько вписался в образ, что Элька даже хлопнула в ладошки от радости. Тогда она заметила, что кольцо исчезло, а вот серьги так и остались в руках.

— Как ты это сделал?! — воскликнула она. — Я тоже хочу научиться!

— После каникул научу, — пообещал Эш, — это, материальные иллюзии. В принципе, ничего сложного.

— А что с серьгами? — озадаченно пробормотала Элина.

— Ничего, они не меняются, — пожал плечами Эштиар. — Не думаю, что они пригодятся тебе сегодня, просто оставь их в комнате. К тому же тебе здесь серьги абсолютно не нужны.

Их разговор прервал стук в дверь. Хранитель подавил очередной порыв гнева, убедил себя, что Кайрин всего лишь друг и одногруппник Эльки. После чего отсалютовал девушке и шагнул в портал, а Элина пошла открывать. На пороге стоял де Грейд в белоснежном костюме. Волосы парня свободно спадали на плечи, а в руке он держал подарочную коробку. Элька посмотрела с улыбкой на Кая и подумала, что ей всё-таки повезло. Она пойдёт на зимний бал с одним из самых красивых адептов в академии.

— Ты обворожительна! — с неподдельным восхищением во взгляде, произнёс Кай. — Держи, это тебе, — он протянул девушке коробку, в которой лежал бутон белой розы, прикреплённый к браслету.

— Спасибо, — слегка засмущавшись, Элька достала браслет и надела на руку.

— Тебе идёт, — улыбнувшись, сказал он, — пойдём?

Выйдя из комнаты, Элина закрыла дверь, и они направились на бал. Когда Кай с Элькой пришли в зал, там уже царило оживление. К ним тут же подскочила Шелли, под руку с Вигом.

— Элька, ты просто чудо! — восторженно воскликнула девушка. — Настоящая снежная королева!

— До королевы мне ещё далеко, — засмеялась Элина, — а вот на принцессу согласна! Ты тоже просто чудесно выглядишь. А где все наши?

— Были где-то тут, — ответила Шелли, а потом добавила шёпотом: — Есть план, как устроить незабываемый праздник. Вы с нами?

— Надеюсь, он не станет, таким же незабываемым, как в прошлый раз? — в ответ шепнула Элька. — Я до сих пор ничего не помню.

На что все рассмеялись и Виг заверил девушку, что много пить ей не дадут.

— Через минут десять подходите к выходу, — сказал Виг. — Вся группа собирается, там всё и расскажем.

Виг с Шелли направились танцевать, оставив Элину в неведении о грандиозных планах друзей. Пока девушка размышляла на тему, что ещё придумал Ранмир, Кайрин внимательно разглядывал Эльку. В итоге он не сдержался и поинтересовался:

— А что было в прошлый раз?

— Самогон был, — грустно так произнесла девушка, — милтанский.

— Ого! — Кай даже присвистнул. — Как ты выжила?

— С трудом, — хмыкнула Элька. Обсуждение бурной вечеринки, это было забавно, но ей теперь не давали покоя слова Шелли. От любопытства Элина готова была взвыть, потому девушка повернулась к Каю и произнесла: — У меня есть предложение, найти Рана с Дариной, и пытать их, пока они не признаются, что задумали.

— Как скажете, моя принцесса, — церемонно поклонился девушке Кайрин и показал жестом, что готов следовать за ней куда угодно.

В отличие от первой вечеринки в честь первокурсников, сейчас по залу кружили снежинки, и всё было сделано в виде ледяных скульптур. Элина огляделась по сторонам и в очередной раз восхитилась умению магов создавать подобную красоту. Но тут она заметила Ранмира с Дарионом, которые сидели на одном из ледяных диванов. Они пили игристое, добавляя в напиток что-то из фляги. Хмыкнув, Элька направилась в их сторону.

— Пьёте? — прищурилась девушка, когда они с Кайрином подошли к хранителю. — Дарина, ты помнишь предупреждение брата?

— Я всё помню! — воскликнул Дарион и достал из сумочки пузырёк с синей жидкостью. — Вот! Отрезвляющее зелье. Один глоток и ты вновь готов к употреблению!

— И сколько глотков ты уже сделала? — Элина засмеялась, глядя на возмущённое лицо Дара. — Ладно, ладно! Молчу!

— Так что, вы с нами? — спросил вдруг Ранмир.

— Если объясните о чём вы и куда собрались, — ответил ему Кай, — то возможно с вами!

— Шелли опять ничего не сказала? — грустно протянул Ран.

— Так что вы задумали? — Элька в нетерпении смотрела на парня.

— Знаете, чем хороша сегодняшняя ночь? — загадочно улыбнувшись, задал вопрос Ранмир.

— Новый год? — предположила Элька.

— Праздник? — поддержал её Кай.

— Ничем! — припечатал Дарион и на него уставились три пары глаз.

— У тебя что, любовь несчастливая? — Кай скептически приподнял бровь.

Дарион поперхнулся и возмущённо уставился на Кая. «Любовь?! У него?! Скорее психоз, неудовлетворённость жизнью и депрессия. Но кому об этом рассказать? Эти дети и слов то таких не знают», — печально подумал Дар, и грустно вздохнул. Но понял, что никому это не интересно, потому усмехнулся и произнёс:

— Нет, Кай, у меня стойкая нелюбовь к балам.

— Мы с тобой об этом завтра поговорим, — задумчиво глянув на хранителя, сказала Элина, а после вновь обратилась к Ранмиру: — Так что там с ночью?

— Начиная с этой ночи и в течение недели, — мечтательно заговорил Ран, — мы можем спокойно покидать пределы академии! Потому, зная, насколько скучно на этих балах, мы с ребятами решили собрать всю нашу группу и сходить в одно чудесное место. Так что, вы с нами?

Элька задумалась, не опасно ли это? Эш, скорее всего, запретит уходить из академии и с Дарионом вот совсем беда, а сходить очень хочется. Голос Эша, прозвучавший в голове, стал неожиданностью для девушки:

«Да иди уже, сколько можно! Дара с собой бери обязательно, пусть развеется. И отрезвляющее зелье не забудь! Если что, зови».

— Эли-и-ина, — голос Кайрина, прозвучавший очень близко, привёл её в чувства. — Ты уснула?

— Ох, простите, задумалась, — Элька смутилась, поскольку не знала, как объяснить своё поведение. Но она решила не заострять на этом внимание и просто ответила Рану: — Я с вами, Дарина тоже!

Дар в очередной раз поперхнулся, но спорить не стал. Видимо только что она получила разрешение от Эша. Ведь не просто так она замерла на несколько секунд и не откликалась. «Надо же, Элина действительно становится сильнее, раз Эш рискнул заговорить с ней мысленно. Ладно. Пойдём, развлечёмся! Надеюсь, брат знает, что делает», — подумал Дарион.

Последний месяц защитой Эльки занимался именно Эш, поскольку у него не было проблем с магией. Соответственно он имел больше возможностей для защиты девушки, благодаря их связи с Элькой. Это стало ещё одной причиной, по которой Дарион бесился, ведь хранитель чувствовал себя ненужным и слабым. Но сейчас Дар решил, что больше не будет страдать по поводу своих проблем — по крайней мере, не сегодня. Потому он улыбнулся и произнёс:

— Договорились, только плащи возьмём.

— Я с ней, — Кай, пожав плечами, указал на Эльку.

Вот кому было абсолютно наплевать, где отмечать праздник. Да его и сам праздник мало интересовал. Он сюда пришёл с конкретной целью — пообщаться с Элиной. И раз девушка хочет в какой-то там ресторан, то почему бы нет?

— Тогда собираемся у ворот, через десять минут, — радостно улыбнулся Ранмир и ушёл искать остальных участников сабантуя.

Спустя десять минут у ворот академии стояли пятнадцать адептов. Ребята в нетерпении топтались на снегу, ожидая дальнейших действий.

— Куда идём-то? — недовольно поинтересовалась Марика.

— Ресторанчик «Певчий дом», — сказал Ран. — Там очень хорошо готовят, нормальный контингент и что самое главное, — он выдержал небольшую паузу, — там можно танцевать и петь!

— Здорово! — воскликнула одна из девушек, Дайра де Вирон.

Девушка очень любила танцы, песни и развлечения, ведь она привыкла к роскошной жизни и постоянным праздникам. В конце концов, Дайра была маркизой, единственной дочерью герцога де Вирона. И ей никогда не приходилось вести столь суровый образ жизни, какой устроили всем адептам элитной группы. Потому предложение Ранмира привело девушку в восторг. Остальные адепты также поддержали идею Виленда, только Марика немного скривилась. Но в итоге, даже она изобразила бурную радость, и адепты направились в город.

В зале ресторана, куда их привёл Ранмир, было очень людно, но как оказалось, парень специально заранее заказал стол. Радостные адепты ввалились в зал, и расселись за большим столом, уставленным разнообразными закусками. Всё началось скромно и мило — они пили вино, общались и смеялись. Потом кто-то из ребят предложил сыграть в игру, кто кого перепьёт, вот тогда в стаканах оказалось не только вино. Вскоре парни соревновались в уничтожении спиртного, а девушки их усиленно поддерживали. Некоторые из гостей решили к ним присоединиться. И в какой-то момент, пришла пора петь песни.

В начале, спеть захотела, та самая Дайра. Девушка поднялась на сцену и запела такую заунывную песню, что не выдержал Дарион. Он, слегка пошатываясь, вышел на сцену, забрал у Дайры усилитель голоса и запел. Точнее запела Дарина своим волшебным голосом.

Зал тут же в восхищении затих. Это было, словно видение. Казалось, сделай лишний вздох и всё исчезнет. Но, когда со сцены полетели фантомы и начали оживать целые картины из песни — зал ахнул.

Вот древние боги взирают на человека, молящего о Силе. Вот какой-то безумец рвёт тонкую грань между мирами, откуда хлынули монстры в некогда прекрасный мир. А вот боги отдают всех себя до последней капли Силы, чтобы спасти Мир. Следом люди предают своих богов и отворачиваются от них. После чего две фигуры навеки застывают каменными изваяниями. Всеми покинутые. Ушедшие в забвение.

Музыка стихла, как и голос Дариона. С минуту в зале царила гробовая тишина. А затем раздались бурные аплодисменты, свист и под восторженные крики публики, Дарион сел за стол.

— Наливай! — сказал он.

Выпив рюмку самогона, Дар улыбнулся всем очень доброй улыбкой. Только Элька увидела в его улыбке так много печали. Девушка смотрела на хранителя и не понимала, отчего ей так хочется плакать? Почему горло сдавило предательским спазмом? Ведь это всего лишь песня, баллада…всего лишь. Но почему она так сильно задела её? Будто Элина всё это видела своими глазами.

— Ты в порядке? — спросил Кай, заставляя Эльку отвлечься от своих переживаний.

С того момента, как Дарион запел, парень будто застыл рядом с Элиной. Словно каменная статуя, он внимательно наблюдал за разворачивающимся представлением. Ведь чего не ожидал Каин, отправляясь с компанией адептов на праздник в теле своей марионетки, так это увидеть давно забытое прошлое. Когда же Дар сел за стол, Каин долго и пристально смотрел на него, не отрывая взгляд. Но, видимо не найдя в Дарине того, что искал, он глянул на Эльку. Та сидела и готова была разреветься.

«Вот глупенькая. Только Элина может реветь над древними балладами, — подумал Каин и усмехнулся. — Хотя надо признать, представление удалось».

— Ты почему молчала, что умеешь так… — Ранмир смотрел на Дара, и пытался жестами показать, насколько его впечатлило представление.

— По-твоему, — ответил Дарион, — я должна была прийти в академию и сделать объявление? На самом деле, ничего особенного. Пою я с детства, а это просто старая баллада про древних богов, плюс немного волшебства.

— Нет, но всё равно, — насупился Ранмир, — откуда ты знаешь, как создавать иллюзии?

— Ран, ты не забыл, что всю нашу группу обучает мой брат? — смеясь, сказал Дар. — Думаешь, он не научил меня создавать простейшие иллюзии?

— Об этом я как-то и не подумал, — парень стушевался, а затем задал риторический вопрос: — Интересно, а когда нас научат чему-то подобному?

— Думаю, после каникул, — вдруг сказала Элька, и добавила, когда ребята вопросительно глянули на неё. — Ну, это логично, мы закончили с теорией, сейчас практикуемся в элементарных заклинаниях. Значит, и простейшие иллюзии будут.

— Круто! — восхитился кто-то из ребят, и все продолжили разговор, на тему «чему ещё их научат после каникул».

Каину становилось всё скучнее. Он же хотел пообщаться с девушкой, а получилось, что они сидят с этой ребятнёй. «Может забрать её на улицу, пройтись? — он серьёзно задумался над осуществлением данного плана. — Просто так она не пойдёт, а вот если ей, например, станет жарко…» Ментальный щит Каин пробить не мог, чтобы просто убедить девушку в том, что она хочет прогуляться. Слишком мощный он был у Элины, всё-таки древние артефакты создавали настоящие умельцы, а Каин сейчас был слаб как никогда. Потому, он решил по пути наименьшего сопротивления — нагреть воздух вокруг девушки. Через минут пять Элина начала обмахиваться салфеткой и пробормотала:

— Да что такое.

— Эль, ты не хочешь выйти на свежий воздух? — спросил тихо Каин, пряча улыбку. — Что-то здесь стало очень жарко.

Элька глянула на Кайрина, кивнула и, встав из-за стола, протянула ему руку.

— Мы выйдем на улицу, проветримся, — сказала она Дариону, — если что зовите.

Дар слегка нахмурился, но лишь сказал девушке, чтобы она взяла с собой плащ. Больше хранитель вмешиваться в личную жизнь девушки не хотел. Пусть брат сам разбирается со всеми воздыхателями Элины. Всё-таки это он виноват в том, что до сих пор не рассказал девушке об истинном положении дел. Хотя должен был сделать это ещё полгода назад.

Тем временем Элька с Кайрином пошли на выход, и не обратили никакого внимания на задумчивый вид Дариона. Стоя на улице под снегом, летящим с неба, девушка стала тереть руки, которые начали замерзать. Каин глядя на неё мысленно усмехнулся: «Смертные», — он взял Элину за руки и принялся их греть своим дыханием.

— Вот почему все девушки такие непостоянные, — Каин улыбнулся, — то вам жарко, то холодно.

— Иначе, с нами было бы скучно, — засмеялась Элька.

Её смех звоном колокольчиков разнёсся по улице, снежинки запутались в золотистых волосах, на щеках от мороза появился лёгкий румянец. В этот момент она была такой красивой и желанной, что Каин засмотрелся на неё, словно зачарованный. В тот момент ему очень хотелось прижать девушку к себе и узнать, какие на вкус её губы. Это желание стало таким нестерпимым, до зуда в кончиках пальцев. И внезапно он плюнул на осторожность, отпустил руки девушки и притянул её к себе. Смех Элины тут же оборвался. Каин посмотрел в удивлённые бирюзовые глаза, и провёл пальцем по щеке Эльки.

— Ты чего? — тихо спросила девушка.

Голос Элины слегка охрип, что стало последней каплей для выдержки Каина. Он нагнулся к её лицу и очень нежно, словно боясь спугнуть, прикоснулся к губам девушки. По телу Эльки неожиданно прошла дрожь, ноги стали ватными, в ушах зашумело. Она ощутила, как сердце предательски пропустило удар, а затем пустилось в галоп. И в следующий миг, к своему собственному удивлению, она несмело ответила на поцелуй.

Внезапно мир вокруг сошёл сума. Поднялся яростный ветер, снежинки взметнулись вокруг сверкающим вихрем. Поцелуй, который был нежным и робким, неожиданно стал неистовым и страстным. Каин словно погружался в пучину безумия, поскольку этот жаркий поцелуй заставлял кровь быстрее бежать по венам и лишал остатков разума.

В то же время Элина не обращала внимания на мороз, жалящий кожу, ей было плевать на ураганный ветер, что бушевал вокруг. Девушку закружило в водовороте восторга, удовольствия, наслаждения и одновременно с этим испуга, волнения и… стыда. Элька понимала, что происходит, нечто неправильное. Однако она не могла, просто взять и отстраниться — слишком сильны были все те чувства, которые бушевали внутри. Отрезвила девушку, обжигающая боль от браслета на запястье и злой голос Эштиара:

— Развлекаетесь, адепты? — он стоял на дороге, ведущей к ресторану и, прищурившись, смотрел на Эльку с Кайрином.

— Профессор де Круа, — Каин ему кивнул, с досадой, отпуская Эльку. — А вы тут как оказались?

— Да вот, гулял рядом, — произнося эту фразу, Эш пристально смотрел на Элину, а в его глазах всё чаще мелькали красные блики. — Где Дарина?

— В зале со всеми, — ответил ему Каин.

Хранитель перевёл разъярённый взгляд на парня. Он старался сдерживаться, чтобы не убить паренька на месте, но чувствовал, что это становится сложнее с каждой секундой.

— Думаю, вам тоже лучше зайти внутрь, — процедил Эш, — погода нынче снежная. Можете заболеть.

— Да, вы правы профессор, — согласился парень.

Он хотел было взять Эльку за руку, чтобы зайти внутрь, но она вдруг произнесла:

— Ты иди, — девушка натянуто улыбнулась, — я сейчас. Мне нужно кое-что обсудить с профессором.

Каин не стал спорить, а просто кивнул и в задумчивом молчании направился к двери. Он был в шоке от произошедшего, потому даже не возмутился, что его попросту выпроводили. В другой ситуации, Каин осадил бы зарвавшегося преподавателя. Но не сейчас, когда все мысли перепутались, и ему было сложно даже сообразить, что пора уходить. Ведь возвращаться в ресторан уже не было смысла.

— Где Элина? — было первое, что он услышал, подойдя к столу. Каин сфокусировался на Дарине, которая гневно сверкала на него глазами.

— На улице, с твоим братом. Сказала, что им надо поговорить. Он кстати, от чего-то очень злой.

— О! А он что тут делает? — удивлённо пробормотал Дар и, развернувшись к ребятам, добавил: — Кажется, мы с Элькой попали. Так что, продолжайте без нас. Всем пока!

— Удачи! — донеслось в ответ, и Дарион покинул ресторан.

На улице Эш с Элькой сверлили друг друга очень сердитыми взглядами. Когда Дарион к ним подошёл, они даже не обратили на него внимания.

— Я понимаю, что вы сейчас хотите одного, прибить друг друга, — сказал Дар. — Но может, сделаете это подальше отсюда?

Эштиар моргнул, перевёл взгляд на брата и молча кивнул. Затем достал амулет переноса и открыл портал, ведущий в его апартаменты. Элька даже не шевельнулась, когда Эш исчез. Она была в ярости, за всё то время, пока они стояли на улице, хранитель не проронил ни слова. Только девушке было очень интересно, почему браслет, который означал их с Эшем фиктивную помолвку, вдруг начал обжигать.

Более того, Элине стало безумно любопытно, с каких пор Эштиар начал вмешиваться в её личную жизнь. Она поняла бы это, будь он действительно её женихом, парнем — да хоть кем-то! Но вот так появляться и устраивать сцену посреди улицы, это уже слишком.

— Эль, не дури, — Дарион подошёл к девушке и, взяв её за руку, повёл в портал.

Эш стоял с напряжённо выпрямленной спиной, его ладони были сжаты в кулаки до побелевших костяшек и Дар рассмотрел капельки крови от пробитой когтями кожи. На лице хранителя выступили чёрные чешуйки, в алых глазах пульсировал вертикальный зрачок. Последний раз, Дарион видел брата в такой ярости очень и очень давно.

— Что произошло?! — воскликнул Дар.

— Брат, оставь нас, — сказал Эш таким тоном, что Дарион неосознанно сделал шаг назад.

— Я-то вас оставлю, — медленно произнёс Дар, — но, только давайте без трупов в новогоднюю ночь. —

Развернувшись, он шагнул во вновь открывшийся портал. Дарион очень надеялся на благоразумие брата, потому решил дать им несколько минут, чтобы вдоволь накричаться. Эштиар мысленно досчитал до десяти, сделал глубокий вдох и начал возвращать себе обычный человеческий вид. Он внезапно понял, что сам виноват в произошедшем. Не стоило так долго тянуть и надеяться, что Элина никогда не обратит внимания на другого парня.

— Может, объяснишь, что это было? — протянул он.

Хранитель пристально вглядывался в девушку, стараясь отыскать в глубине её глаз весь тот вихрь эмоций, которые она ощутила буквально пару минут назад. Только ничего там не видел, кроме злости и ярости. И вот именно они подтолкнули Эша к тому, что он должен был сделать ещё несколько месяцев назад. Мужчина сделал первый шаг в сторону девушки.

— После того, как ты мне объяснишь, — процедила Элька, — почему, этот чёртов браслет, меня обжёг!

— Потому что, — он сделал ещё один шаг и ещё, пока не оказался рядом с Элиной, — это брачный браслет, детка. И он будет так реагировать на каждую измену.

— Измену? — у Эльки даже голос от изумления дрогнул. — Ты о чём? Какая измена? У нас фиктивная помолвка! Разве не ты постоянно об этом твердил?

— Правда? — Эш внезапно, обнял одной рукой девушку за талию, а другой приподнял её подбородок. — А ты уверена?

От его вкрадчивого голоса, у Эльки по коже побежали мурашки, а от близости мужчины закружилась голова. Злость и раздражение исчезли без следа. Во рту пересохло и она, шумно выдохнула. Краем сознания девушка отметила, что вот эти ощущения и эмоции правильные, и они полностью принадлежат ей. Только насмешливое выражение лица Эша её насторожило. Почему он так странно реагирует? Внезапно Эльке стало очень обидно. Ведь если хранитель испытывает хоть сотую долю тех эмоций, которые сводят с ума ей, отчего он до сих пор не сделал ни одного шага навстречу? Потому девушка лишь тихо прошептала, отводя взгляд в сторону:

— Мы же договаривались… Ты мой хранитель…

— Даже так? — шепнул он, по-прежнему удерживая Эльку.

Палец Эштиара прошёлся по губам Эльки, и мужчина коварно усмехнулся. Он заметил, как девушка сделала судорожный вдох, и попыталась утвердительно кивнуть в ответ. Тогда Эш наклонился совсем близко к её лицу, заставив Элину смущённо опустить взгляд. После чего выдохнул ей прямо в губы: — Не дождёшься, — и впился в её рот опьяняющим поцелуем.

Возмущение и недоумение от слов хранителя, потонули в водовороте ощущений. Тихо застонав, Элька подалась навстречу. Это было в сотню — тысячу раз прекраснее, чем девушка себе представляла. Сердце колотилось всё быстрее, и грозилось выпрыгнуть из груди, в животе порхали бабочки. Элька потянулась к волосам Эша и осторожно к ним прикоснулась. Вначале несмело, словно не веря в происходящее, а спустя миг зарылась в них пальцами.

Она прогнулась, прижимаясь теснее к хранителю, полностью теряя себя в головокружительных ощущениях. Настойчивые губы мужчины обжигали и заставляли Элину забыть обо всём на свете. Поцелуй становился всё требовательней и настойчивее, Эш в каком-то исступлении пил эмоции девушки. Он старался не терять контроль, но услышав стон Эльки, потянулся к пуговицам на её платье.

— Кхм…Не хотелось бы вас прерывать, — раздался вдруг голос Дариона, — но у меня вопрос к тебе, Эль. Ты случайно не увидела, кто был на улице рядом с тобой и Кайрином?

Оторвавшись от Эштиара, Элина уткнулась в его плечо с полыхающими от возбуждения и смущения щеками. Эш ошарашенно смотрел на брата. С одной стороны он был очень рад такому своевременному появлению Дариона. Только с другой, ему хотелось дать брату подзатыльник. Но тут до них дошёл смысл слов Дара. Элька слегка отстранилась и нахмурилась, пытаясь вспомнить, был ли кто-то на улице около ресторана.

— Вроде никого, но я могла и не увидеть. А что случилось?

— Хм, ну значит, я вас поздравляю, — хмыкнул Дарион. — Мы не уследили за нашим гадом!

— В смысле? — Эш напрягся.

— Там был наш таинственный Враг, — сказал Дар. — Остаточный след Силы, точно такой же, какой был в ту ночь в академии. Теперь мне интересно, почему же наш гад не появился и не тронул Эльку?

— Может, дело в том урагане, который устроили Элька с этим… де Грейдом — фамилию парня, Эш процедил сквозь зубы.

— Ураган? — Элина смотрела на Эша непонимающим взглядом, — Ты о чём?

— Неужели ты настолько увлеклась познанием нового, — ухмыльнулся Эштиар, — что не заметила, небольшой воронки, радиусом в пару метров?

Элька раздосадовано засопела, вся радость и счастье, которое испытала девушка несколько мгновений тому назад испарились. Она не понимала, почему Эш издевается, ведь ей итак было стыдно за своё поведение. Элина попыталась отвернуться и отойти от хранителя, но Эш прижал её и, положив подбородок ей на макушку, тихо произнёс:

— Извини, не сдержался. Просто бесит вся ситуация. Очень.

После этих слов, девушка перестала вырываться и проговорила:

— Меня тоже бесит, но я же не издеваюсь.

— Не понял? Ты о чём? — удивился Эш.

— Я, кажется, поймала чужие эмоции и не смогла им сопротивляться. Ну, там… — она закусила нижнюю губу и отвела взгляд.

— Да что у вас там произошло-то?! — уже практически закричал Дарион.

Элька вновь покраснела от смущения, а Эштиар внезапно очень радостно рассмеялся.

Глава 20

Празднование Нового года для Марики завершилось ужасно. Ведьма проснулась днём у себя дома и с удивлением поняла, что не может вспомнить, как сюда попала. Вчера вся их группа решила пойти в какой-то ресторан вместо бала. Вроде начиналось всё довольно прилично, а вот когда случился переход от вина к самогону, ведьма не помнила. Память также не хотела давать Марике ответ на вопрос, отчего она решила пить самогон со всеми. С трудом оторвав голову от подушки и поморщившись от головной боли, Марика подошла к трюмо и достала из ящика настойку от похмелья. В тот момент, когда боль начала отступать, ведьма услышала тихий стон и фразу:

— Как же болит голова, — из-под одеяла её кровати высунулся Бриан де Руа.

Замерев от неожиданности, ведьма медленно повернулась в сторону парня. Она смотрела на него, утратив дар речи, а в голове пульсировала болью мысль: «Что этот…делает у меня в постели?!»

— А ты как тут оказался? — Марика всё же смогла совладать с собственными эмоциями и выдавить из себя эти слова.

Вместо того, чтобы сразу прибить де Руа, ведьма решила вначале задать ему пару вопросов. Никто и никогда не мог обвинить Марику в неразборчивости относительно мужчин. Потому сейчас её очень интересовало, каким образом этот слизняк оказался в её постели. Парень тем временем сфокусировался на ведьме и недоумённо поморгал. Затем оглядел комнату и, прикрыв глаза, тихо прошептал:

— Видимо ты привела, но я не уверен, — он лежал едва дыша от боли.

Каждого движение отдавалось болью в голове парня, словно там взрывалась маленькая вселенная, и он морщился, стараясь не шевелиться. Марика быстро поняла, что ничего не добьётся от Бриана, пока он в таком состоянии, потому подошла и дала ему глоток настойки. Спустя минуту де Руа с облегчением выдохнул и блаженно улыбнулся.

— Ты волшебница! — сказал парень, глядя на неё с восторгом.

— Почти, — хмыкнула Марика, — а теперь рассказывай. Что ты тут делаешь и как сюда попал?

— Да кто его знает. Вроде сидели в ресторане, пили вместе со всеми, — парень сел в кровати и ведьма чуть не застонала от досады — одежды на нём не было.

— А дальше? — она затаила дыхание и ждала продолжения рассказа.

— Дальше? Мы с тобой танцевали, когда ты сообщила, что тебе скучно и предложила продолжить праздник в более уединённой обстановке, — подтверждая самые ужасные опасения ведьмы, сказал Бриан.

— Мы…с тобой…но как…почему тут?! — возмущённо воскликнула Марика.

— Вот почему тут и где это тут, я не знаю, — пожал плечами парень. — Ты просто активировала амулет переноса и утащила меня в него. Но то, что было дальше, мне определённо понравилось. Кстати, отвечая на твой вопрос. Да. Мы с тобой и почти всю ночь. Ты просто огонь! — Бриан ухмыльнулся, глядя на обалдевшее лицо Марики.

Ведьма прикрыла глаза и задумалась: «Значит, где он находится, Бриан не в курсе, это плюс. Мы с ним…тьфу, даже думать противно, это минус. Я напилась до полного беспамятства, это тоже минус. Но, этого дурака, можно будет использовать в будущем, что является однозначным плюсом». Сделав ещё один глубокий вдох, чтобы парень не заметил, в какой ярости сейчас она находится, Марика открыла глаза. Ведьма улыбнулась своей самой очаровательной улыбкой и произнесла:

— Значит, тебе понравилось, милый?

Она подошла к серванту, стала так, чтобы де Руа ничего не видел, и достала из потайного шкафчика маленький бумажный пакетик. Затем взяла стакан, налила в него виски и высыпала туда порошок. Взболтнула напиток, пронаблюдала, как кристаллики тут же растворились без следа и, плеснув виски в ещё один стакан, повернулась к парню.

— Может, выпьем, и продолжим наше тесное знакомство? — она повела плечиком и с него сползла ночная рубашка.

Бриан посмотрел на Марику, и вновь мысленно усмехнулся: «Хорошо, что я решил порошок подсыпать ей, а не Дарине. Теперь у меня будет своя ведьма личного пользования». Парень не сдержался и рассмеялся от собственных мыслей. Взяв стакан, который ему протянула Марика, он залпом выпил его содержимое. В ушах внезапно зашумело, перед глазами всё поплыло. Последнее, что увидел де Руа — изумрудные глаза ведьмы, сверкнувшие весёлой злостью.

А вот у Элины всё было отлично. Два дня после Нового года прошли, словно в сказке. Правда, девушка всё не могла свыкнуться с мыслью, что теперь Эштиар не просто хранитель, и он больше не шарахается от неё, стоит подумать о нём, как о мужчине. При этом хоть Элька и не могла ещё всего этого осознать, но она была умопомрачительно счастлива. Улыбка не сходила с губ девушки даже во сне, чем и любовался Эш, до того, как произнес:

— Доброе утро! Вы собрали вещи?

Элька сонно поморгала, ничего не соображая. Затем она заметила около своей кровати Эша, который стоял в ожидании, когда та наконец-то проснётся. Дарион сидел за столом и что-то писал, но после слов брата, хранитель повернулся к нему и кивком указал на две сумки стоящие около шкафа. Эштиар, насвистывая весёлый мотивчик, взял сумки и открыл портал.

— У вас полчаса на сборы, — глядя на удивлённую Эльку, он хитро подмигнул ей и исчез.

— Что происходит? — пробормотала девушка в полном недоумении.

— Полчаса на сборы происходят, — ответил Дарион. — Каникулы начались, помнишь?

— О каникулах-то я помню, а вот когда и куда мы собрались, не очень… — пробурчала Элька, после чего с огромным трудом заставила себя выбраться из-под одеяла.

— Даже не надейся, я ничего тебе не скажу, — загадочно улыбнулся Дар. — Это сюрприз.

— Ненавижу сюрпризы, — пробубнила девушка, направляясь в ванну.

Дарион наблюдал за Элиной и качал головой. Каждый раз, стоило ей услышать, что начались каникулы или выходные, она начинала вести себя так, словно никогда не просыпалась раньше десяти утра. Хотя, прошедшие два дня после памятной ночи, стали для Эльки настоящим отдыхом, когда она спала, сколько хотела и занималась, чем заблагорассудится. Возможно именно поэтому она не смогла так быстро проснуться.

Улыбнувшись, Дарион дождался, пока Элина выйдет из ванной. Девушка была уже полностью собрана и готова бежать куда угодно. Хранитель подошёл к ней, схватил её ладонь и нацепил на палец Эльке кольцо.

— Надень, — сказал хранитель, — там, куда мы идём, оно тебе пригодится.

Он провернул кольцо у Элины на пальце и развернул её к зеркалу. Оттуда на неё посмотрела пухленькая девушка с соломенными волосами, заплетёнными в косу и платочком на голове. Нос картошкой, серые глаза, веснушки и вся она была настолько обычная, что Элька растерялась.

— Это кто? Я?! — она даже потыкала пальцем свою щёку, чтобы убедиться.

— Материальная иллюзия. Поворачиваешь кольцо и становишься опять собой, — объяснил Дар. — Там, куда мы идём, тебя не должны видеть на улице. Сейчас можешь пока что стать собой, так будет лучше.

— Ух ты! — девушка повернула кольцо, и из зеркала на неё вновь посмотрела Элина, к которой она привыкла.

Ровно через тридцать минут, после ухода Эштиара, в комнате открылся портал. Дарион хмыкнул на такую пунктуальность брата, затем взял Эльку за руку и они, сделав шаг, оказались в небольшом помещении. Элина принялась рассматривать комнату. Вокруг всё было таким знакомым и одновременно чужим. От созерцания обстановки её оторвал восторженный детский писк, от которого девушка подпрыгнула на месте.

— Элька! — мальчишка лет семи врезался в неё, чуть не сбив с ног, и постарался сжать её в объятьях как можно крепче.

Она растерялась от неожиданности и не могла понять, куда её привели, а также потерялась в догадках, откуда здесь дети, которые к тому же знают, кто она такая. И тут до неё начало медленно доходить. Мальчик семи лет, знакомая обстановка…

— Кирюша?! — девушка смотрела на брата и не могла поверить своим глазам.

Он сильно повзрослел, вытянулся и стал ещё больше похож на отца. Короткие соломенные волосы, торчащие в разные стороны, большие синие глаза и просто сногсшибательная улыбка. Последний раз Элька видела брата, когда тому едва исполнилось пять. От радости у неё защемило в груди, а на глаза навернулись слёзы. Элина обняла брата и повернулась в сторону хранителя, которому тепло улыбнулась.

— Кажется, я полюбила сюрпризы. Спасибо!

— Пожалуйста, — Дар оглядел комнату, и показал на сумки, стоящие около стола, — твои вещи там, не забудь про кольцо. Из города не уходить, желательно и по городу особо не ходить, мало ли. Любой сильный маг увидит иллюзию. Через три дня, мы тебя заберём, если что зови Эша.

— А как это сделать? — удивлённо спросила девушка.

— Помнишь, как он тебе сообщил, что мы можем идти в ресторан? — задал встречный вопрос Дар и, дождавшись кивка от Элины, сказал: — Вот точно так ты можешь позвать и его. Главное делай это громко, иначе с первого раза может не получиться.

Махнув на прощание рукой Эльке и обалдевшему мальчику, Дар открыл портал и ушёл, оставив их одних. Хранитель улыбался глядя на подопечную, ведь счастье девушки было практически осязаемо. «Хорошо, что хоть с Эшем у них есть связь. По крайней мере, он точно знает, что Элине действительно необходимо», — подумал Дар и ушёл обратно в академию.

— Это кто? — Кир смотрел туда, где только что стоял Дарион. — Она фея?

Элька звонко рассмеялась, отчего брат уставился на неё зачарованным взглядом. Он помнил, что его сестра красивая и добрая, но сейчас она стала ещё лучше. Тем временем, Элина потрепала брата по макушке и ответила:

— Почти. Она лучше феи! — после девушка огляделась. — А где мама с папой?

— Сейчас придут, они стол накрывают, — мальчик сияющими глазёнками смотрел на сестру: — Ты стала такой красивой!

— Ну всё! — засмеялась Элина. — Самый лучший мужчина в мире, сказал мне, что я красивая!

«Это кто там, самый лучший мужчина?» — раздался в её голове голос Эша.

Элька заморгала от неожиданности, а потом вспомнила наставления Дариона и также мысленно произнесла: «Ревнуешь?»

Ответ не заставил себя ждать: «Детка, запомни — я наглый ревнивый собственник. Но судя по тому, что ты сейчас у родителей, лучший мужчина, это твой мелкий. А семья — святое. Так что отдыхай, увидимся!»

Кир посмотрел на сестру и подёргал её за рукав, а всё оттого, что Элина вдруг замерла статуей с отсутствующим видом и блаженной улыбкой на лице. Мальчик уже знал, почему девчонки замирают и начинают глупо улыбаться. Потому он насупился и пробурчал:

— Эль, ты что, влюбилась? Только учти, пока не познакомлюсь с ним, я против! А вдруг он тебя не стоит?

— Кирюш, с чего такие выводы? — удивилась Элька.

Брат надулся ещё сильнее и проговорил:

— Линка, дочка старосты, так же себя вела, когда втюрилась, ещё там в деревне.

— Скучаешь? — спросила Элина и нахмурилась. — Тебе здесь не нравится?

— Иногда скучаю, — пожал плечами Кир, — а вообще, тут интересно. Я уже папе помогаю, на охоту с ним хожу. Просто в деревне у меня было больше друзей. В городе многие люди злые и ужасные задаваки.

— Они везде такие, не только в городе, — печально вздохнула Элька, и погладила брата по голове. — Ты главное научись друзей от недругов отличать, и всё наладится.

Их разговор прервал звук шагов из коридора и голос мамы, которая зашла в комнату.

— Элиночка! Доченька! Вернулась! — мама подошла к дочке, сжала её в крепких объятиях и всхлипнула. — Ну как ты? А красивая какая стала! Ох ты ж, что это я тебя забалтываю? Пойдём, мы стол накрыли, там и поговорим. Нам ведь Морион сказал, что ты сегодня будешь.

Мама почти не изменилась, может только пара седых волосков появилась. В её глазах стояли слёзы от счастья, ведь прошло больше двух лет с тех пор, как она последний раз видела дочь. Взяв Элину за локоть, она повела её в сторону кухни, и когда они вошли, мама поспешила к печке. А Элька замерла на входе, глядя на крепкого мужчину с поседевшими волосами и морщинками вокруг глаз. Балир как раз поставил на стол тяжёлый бутыль с соленьями, но увидев дочь, он быстро отряхнул руки и подошёл к ней. Рассматривая девушку, будто стараясь запомнить каждую чёрточку, охотник застыл на мгновение, а после расставил руки и произнёс:

— Ну, здравствуй, дочка!

Элька бросилась в отцовские объятия и со слезами прошептала:

— Я вернулась, папа.

Весь день до самого вечера, Элина провела с родными. Она выслушивала новости, рассказывала, как сама жила все эти годы. Девушка наконец-то пожаловалась, насколько трудно ей было, и рассказала, что является отстающей среди адептов из-за магии. Родители пожалели дочь и заверили, что она со всем справится. Ведь кто-кто, а Элька, которая всегда добивалась поставленных целей, просто не могла стать плохим магом. А вечером, уже в кровати Элина вспоминала прошедшие пару дней. Столько мыслей и вопросов крутилось в голове девушки, что ей хотелось зажмуриться.

Там, около ресторана, она вновь поймала чужие эмоции и не совладала с собственной магией. Дарион сказал, что остаточный след Силы Эльки он убрал, только появление их врага, который не тронул девушку, заставило всех понервничать. К тому же Эльку терзала необходимость объясниться с Кайрином. Конечно, он хороший парень, один из самых красивых и популярных в академии. Недаром Тайша и Жаклин стали строить ему глазки с первого дня занятий — не говоря об остальных девушках. Однако в ту ночь Элька поняла, что её сердце уже давно занято другим. Она постоянно ищет лишь завораживающий красный отблеск в зелёных глазах.

То, что произошло после между ней и Эшем, вообще было отдельной темой для разговора. Элина попыталась наконец-то осознать произошедшее, но так и не смогла. Ведь они толком даже не поговорили, и для девушки до сих пор оставалось непонятным, есть у них с Эштиаром отношения или нет. «Неужели, случилось то, о чём я мечтала в своих самых тайных фантазиях? — подумала она и тут же тряхнула головой. — Нет. Сейчас не время думать об этом». В итоге Элька решила, что позже, когда она вернётся в академию, им обязательно нужно будет поговорить с Эшем и расставить все точки на «й».

А ещё одна новость, которую ей сообщила мама, была радостной. Завтра родители открывают собственную пекарню. Мама решила заняться этим делом, так как в Краене находилась всего лишь одна пекарня, снабжающая население выпечкой, что было странно. Ведь конкуренция, тем более в городе, хоть и небольшом, должна существовать.

И утром Эльку ожидало настоящее событие — открытие пекарни «Пампушка». Название тоже придумала мама, сообщив, что кроме хлеба, она будет печь свои фирменные пампушки и пирожки с разнообразной начинкой. Многие соседи, обещали прийти и обязательно купить что-нибудь на пробу. Ведь мама не раз угощала тех, когда они приходили в гости.

Задумавшись на тему выпечки и маминой стряпни, Элька уплыла в сон, чтобы проснуться ни свет, ни заря, от странного беспокойства. Она быстро переоделась и пошла в сторону кухни, где горел свет. Увидев там родителей, Элина занервничала. Они сидели за столом — мама была вся в слезах, а отец пытался её успокоить. Было видно, что он тоже чем-то очень сильно расстроен.

— Что случилось? — обеспокоенно пробормотала Элька.

— Доченька, — мама подняла мокрое от слёз лицо, и попыталась улыбнуться, — ты чего так рано?

— Мам? Что произошло? — с лёгкой паникой в голосе спросила Элина.

За всю свою жизнь Элька видела маму в слезах лишь один раз, когда та провожала дочь в Краен. Да ещё однажды слышала, что она плакала, когда Элина не вернулась вечером домой. Поэтому девушка не на шутку испугалась и, уже хотела было звать Эша, как мама начала говорить:

— Пекарня наша, не откроется. Всё испорчено. Как такое могло случиться? — мама покачала головой. — Все продукты свежие, я сама их покупала. Даже амулет стазиса купили, а он кучу денег стоил! Но стоит достать из печи готовый хлеб, как он тут же портится!

Элька посмотрела на родителей и поняла — Эштиара всё же придётся позвать. Судя по словам мамы, есть вероятность, что на родителей или место, где стоит пекарня, навели порчу или прокляли. Элина знала, что не сможет самостоятельно разобраться с такой проблемой, потому вспомнила слова Дариона «нужно кричать громче».

«Эш! Ты мне очень нужен!» — завопила мысленно Элька.

— И чего так кричать? — раздался голос Эша на кухне.

Элька подпрыгнула на месте, не ожидая, что он сразу появится тут. Родители последовали примеру дочери и также дёрнулись, а следом уставились на хранителя, разинув рты. Эш замер посреди кухни босиком, в пижамных штанах и халате нараспашку. Чёрные волосы мужчины были слегка растрёпаны, в глазах сверкали красные отблески, а на лице застыло искреннее недоумение. Он использовал портал, прежде чем понял, в чём проблема. Мысленный вопль девушки его очень испугал. Единственное, что успел сделать Эштиар, это накинуть на ходу халат.

— Эль, тебе не кажется, что знакомить меня с родителями подобным образом, несколько неэтично по отношению к ним? — удивлённо глядя на девушку, произнёс хранитель.

И тут Эш захотел выругаться, поскольку Элька смотрела на белую кожу, в вырезе распахнутого его халата и медленно начинала краснеть от собственных мыслей. А мысли надо признать были весьма и весьма впечатляющими! Девушка вспомнила свой давешний неприличный сон и очень захотела попробовать на практике все ночные приключения. Соответственно в роли главного героя своего романа, Элина представляла именно хранителя.

— Не забудь эту мысль, — подмигнул ей Эштиар, и исчез в портале.

Балир только открыл рот, чтобы спросить «кто это был?», как на кухне вновь появился портал, из которого к ним шагнул Эш. На этот раз мужчина выглядел как настоящий преподаватель магической академии — ну или как ожившая мечта каждой женщины. В костюме, с собранными в хвост волосами и радостной улыбкой на лице, он шагнул к столу.

— Доброе утро! — произнёс хранитель, глядя на застывших в удивлении родителей Эльки. — Что у вас произошло? Прошу прощения за свой внешний вид во время предыдущего появления. В это время все спят, знаете ли.

— У нас произошло, наведение порчи или проклятия, — хмыкнула Элька.

Она уже успела отвесить себе парочку мысленных оплеух, потому прекратила залипать на мужчину и уселась за стол, пригласив Эша сесть рядом. Хранитель прошёл к указанному месту и внимательно посмотрел на Эльку. Улыбаться он сразу перестал, как только услышал, зачем его позвала девушка.

— С чего такие выводы? Кем наведено? Когда? На кого? — деловито поинтересовался хранитель.

Родители всё такими же круглыми от удивления глазами смотрели на него и поглядывали на дочь. Элина сразу подобралась, стоило услышать чёткие вопросы, после чего рассказала всё о пекарне и последствиях приготовления выпечки. На что Эштиар ещё сильнее нахмурился, а затем встал и подошёл к матери с отцом девушки. Поводив руками над их головами, он задумчиво протянул:

— С ними всё в порядке, ничего странного или необычного. Может, здоровье уже не то, но это Дарион может исправить, — а затем обратился к маме. — Уважаемая, а раньше такого у вас не было? Когда вы впервые заметили, что всё испортилось?

— Н-н-нет. Сегодня такое первый раз случилось, — слегка заикаясь, ответила она.

— Открытие когда? — спросил хранитель у всех сидящих за столом.

— В пять утра, через два часа, — очень тихо сказала мама и добавила: — Только какое тут открытие. Ничего уже не успеем.

— А вы кто? — вдруг задал вопрос, наконец-то пришедший в себя Балир.

— Пап, это мой преподаватель из академии, — начала говорить Элька, но поймала насмешливый взгляд Эша. — Точнее мой друг, — хранитель иронично выгнул бровь, отчего девушка покраснела и опустила взгляд на свои руки.

Она пыталась понять, как представить Эштиара. Рассказать о хранителях, это не то. Ведь не стал бы Эш так на неё смотреть из-за этого. Но с отношениями они так и не успели разобраться. Тут девушку осенило — они с Эшем для всех были помолвлены! Элька поняла, что придётся рассказать именно о помолвке, а если и это окажется не теми словами, пусть Эштиар сам представляется. Подняв взгляд на родителей, девушка совсем тихо прошептала:

— И он мой жених.

На кухне тут же образовалась давящая тишина. Мама с папой ошарашенно переводили взгляд с дочери на мужчину. Точнее мама была удивлена, а вот отец явно сердился. Элине захотелось залезть под стол и не показываться оттуда, пока Эш не заберёт её обратно в академию. Хранитель довольно улыбался, наблюдая за всем этим представлением. Он думал о том, что наконец-то Элька смогла вслух признаться себе и всем остальным, кем они являются друг для друга. Такие мелочи, как сердитые родители, Эша не особо заботили. Как ни крути, а им придётся принять выбор дочери. Всё-таки Элина сильный маг и все правила касательно личной жизни обычных людей к ней не относятся. Внезапно тишину нарушил детский голос:

— А я вам говорил, что Элька втюрилась! — Кир зашёл на кухню и принялся пристально рассматривать Эша.

— Не втюрилась, а влюбилась, — насмешливо произнёс Эштиар.

Мальчик на мгновение насупился, а потом хитро глянул на Эльку и улыбнулся:

— А он ничего так, если ещё и маг сильный, то я не против!

От такого заявления малолетнего наглеца, Элина засмущалась и покраснела. Родители вновь переглянулись, словно безмолвно решая, что делать, а Эш рассмеялся. Младший брат Эльки всегда нравился хранителю. Как только мальчик научился говорить, он всегда выдавал правду в глаза людям, и неважно насколько «неудобными» были слова для окружающих. Конечно, надо бы научить Кира, что это не всегда полезно и порой из-за такого можно пострадать. Только Эш планировал это сделать, когда мальчик немного подрастёт. Отодвинув на задний план все несущественные мысли, Эш перестал хохотать и тихо проговорил:

— Вот так знакомство, с семьёй невесты! — а затем стал предельно серьёзным и обратился к родителям Эльки: — Вам случайно никто не намекал, чтобы вы не открывали пекарню?

— Было дело, — проговорил Балир, тяжело вздохнув. Он также решил оставить разговор о женихах на другое время. Сейчас было важнее разобраться с проблемой пекарни. — За неделю до открытия, к нам приходил господин Зидан. Владелец той самой, единственной пекарни в городе. Мы с ним немного повздорили. Он заявил, что не потерпит конкуренции и посоветовал даже не пытаться лезть в этот бизнес. Но кто же так дела делает?! Я вышвырнул его прочь из дома.

Балир пожал плечами, словно оправдывая своё поведение. Эштиар смотрел на отца Элины, и ему становилось понятно, в кого пошла дочь. Это же надо быть таким наивным! Ведь тот самый господин Зидан — гадёныш редкой породы. Он уже стольких выжил и разорил, что надеяться на его честность, может лишь очень добрый и наивный человек.

— Приготовьтесь к тому, что открытие состоится в пять, как и планировали, — произнёс Эш и улыбнулся родителям Эльки.

Отец с матерью переглянулись. Балир сказав, что открытие в срок будет чудом, покачал головой. «Хорошие они, но недоверчивые, — подумал хранитель. — Лучше бы они Зидану так не доверяли».

— Показывай пекарню, пока ещё есть время, — Эштиар поднявшись из-за стола, обратился к Эльке. — Остальное позже обсудим.

Элина очень быстро вышла из дома, чтобы не видеть укоризненных взглядов родителей. Ещё бы! Дочь ничего не сказала про жениха! И не попросила отцовского благословения! Но всю дорогу до двери девушке казалось, что она затылком ощущает пристальный взгляд отца. Потому только на улице ей удалось наконец-то спокойно выдохнуть.

Они прошли с Эштиаром к помещению, которое выкупили родители Эльки под пекарню. Средних размеров дом с огромными витринами вместо окон стоял практически в самом центре Краена. Элине очень понравилась эта пекарня, потому девушка расстроилась не меньше родителей, когда узнала о проблеме. И теперь в половину четвёртого утра, около пекарни стояли задумчивая Элина и очень хмурый Эш.

Стоило посмотреть на пекарню магическим зрением, как сразу становилось видно, что земля под зданием почернела. «Неужели этот Зидан не учёл, что порча в отличие от проклятия очень хорошо видна?! Любой заезжий маг увидел бы её!» — подумала Элина, в шоке разглядывая расползающееся тёмное пятно.

— Сейчас, мы зайдём внутрь, — произнёс Эштиар, повернувшись к девушке. — Ты ничего не трогаешь, просто стоишь рядом. Поняла?

Она кивнула в ответ, готовая по первому слову хранителя делать то, что он скажет. Всё-таки с подобными вещами Элина ещё не сталкивалась, и это было безумно интересно узнать, как Эштиар справится с порчей. Из учебников девушка знала, что порчу обычно снимают ведьмы, они используют для этого заговоренные амулеты. А вот маги редко берутся за такую элементарную работу. Они мотивируют это тем, что ведьмы останутся безработными, если маги ещё и порчу будут убирать. Но вроде как, маг делает это с помощью сырой Силы, без всяких заклинаний.

Практика у элитной группы будет лишь через полгода, а до этого увидеть своими глазами работу настоящего мага ни у кого не получится. Вот потому Элина практически не дышала, чтобы Эш позволил ей присутствовать. Хранитель улыбнулся, увидев такой интерес со стороны Эльки, затем взял её за руку и повёл в пекарню. Правда, около входа он вновь нахмурился, поскольку что-то было не так. Но снаружи Эштиар ничего не мог разобрать, и ему пришлось зайти внутрь.

В здании было темно, довольно холодно — отчего Элька поёжилась — и стояла мерзкая вонь испорченных продуктов. На жуткий запах и плесень на прилавках, Элина поморщилась. Но стоило ей заметить копошащихся в этом месиве насекомых, как девушка позеленела и уткнулась носом в плечо хранителя. Взгляду Эштиара тут же предстало огромное тёмное пятно, откуда расползалась порча. Она будто щупальцами опутывала всё, к чему могла дотянуться и дёрнулась, словно живая, стоило Эльке пошевелиться.

— Смотри, Эль, — произнёс Эш, указывая на место средоточия порчи. — Это яркий пример того, как не стоит работать с магией. Порча из разряда «чтоб тебе пусто было». Вначале начинают портиться продукты, ломается утварь. Но по мере того, как порча набирает обороты, в упадок приходит всё, даже здания рушатся. Конкретно в этом случае, порчу наложили на землю, потому земля в этом месте, постепенно умрёт.

Элька оглядела внимательно пятно и нахмурилась ещё сильнее. Кое-что смущало девушку, и она задумчиво, хоть и очень тихо произнесла вслух:

— Зачем делать порчу, которую увидит любой маг?

— Вот и я о том же, — прошептал Эш и развернул Элину лицом в сторону угла. — Смотри внимательно, так же, как на искру Силы Мориона. Помнишь, как ты то делала?

Элька расслабилась, попыталась откинуть мысли о неприятном копошении на прилавках и присмотрелась. На потолке в углу, едва заметно пульсировала чёрная точка. Она будто масляное пятно, очень медленно начинала расплываться по потолку и стенам, а через миг, вновь становилась незаметной чёрной точкой. Разглядывая это, Элька почувствовала, что ей стало очень противно. Намного хуже, чем при виде насекомых, которые по идее должны впасть в спячку зимой.

— Это что? — брезгливо спросила девушка также тихо, как хранитель. Элине показалось, что повышать в помещении голос не стоит, оттого она просто передёрнула плечами, чтобы выразить всю степень своего восприятия. — Мерзость какая.

— А вот это уже проклятие, — едва слышно прошептал Эштиар. — Родовое. Которое постепенно должно вырасти и перебраться на одного из членов твоей семьи.

— Что?! — от неожиданности Элька пропищала громче, чем рассчитывала, и Эш тут же закрыл ей рот ладонью.

Точка в углу, будто услышав голос девушки, начала стремительно увеличиваться в размерах. Элька смотрела на неё, борясь с желанием, завизжать и выскочить из пекарни. Эш что-то прошептал, и точка начала уменьшаться, будто впадая в спячку. С ужасом в широко распахнутых глазах, Элина смотрела на проклятие, которое вскоре должно было убить всю её семью, и в душе у девушки просыпалась ярость.

«На выход, — раздался голос Эша в голове, — и ни звука».

Стараясь аккуратно ступать и при этом, не отводя взгляда от проклятия, они вышли на улицу. Оказавшись на свежем воздухе, Элька с облегчением выдохнула. Страх и ужас отступили, а вот ярость никуда не делась. Она буквально ослепляла, грозясь вылиться на окружающих.

— И что теперь с этой дрянью делать? — процедила Элина.

— Я знаю лишь один способ, — зловеще улыбнулся Эш. — Вернуть владельцу. И сразу говорю, уничтожить проклятие, как ты это сделала в прошлый раз с Морионом, не получится. Оно настроено на всех членов вашей семьи, тебя в том числе.

— Значит, верни его тому, кто подобным развлекается, — зло проговорила Элька.

Эштиар посмотрел на девушку, которая поджала губы и стиснула кулаки. Она с трудом сдерживалась, чтобы не пойти к господину Зидану и не придушить его собственными руками. Хранитель развернул Эльку к себе и, взяв её лицо в ладони, прошептал:

— Эль, успокойся, тебе же нравился Краен? — Элина в недоумении моргнула, и злость начала отступать.

— Ты о чём? — удивилась она.

— О том, что если ты будешь так сильно злиться, я не удержу щиты и мы к демонам разнесём весь этот город, — весело и слегка безумно улыбнулся Эш, отчего Элина сразу поняла, что она действительно сильно разозлилась.

— Извини, — Элька вздохнула пару раз, чтобы полностью успокоиться.

— Сейчас мы вернёмся обратно в здание. Ты будешь стоять рядом, и молчать, — Эш внимательно посмотрел на девушку, проверяя, успокоилась ли она. — Старайся даже не шевелиться лишний раз. Нужно, чтобы ты была рядом, мне так проще работать с потоками.

— Хорошо, — ответила Элина, и они направились обратно в пекарню.

Зайдя внутрь, Эш стал перед Элькой, прикрыл глаза и начал шептать заклинание. Девушка почувствовала, как вокруг сгущается энергия, и приходят в движение потоки. Через минуту, казалось — зажги спичку и всё вспыхнет от напряжения, которым пропитался воздух. В следующий миг Эш резким движением выставил руку вперёд и уже громко и отчётливо произнёс:

— Redire ad mittentis! (Вернись к пославшему!)

Вспышка багряно-красного света больно резанула по глазам девушки, отчего те заслезились. Элька помня предупреждение хранителя, чтобы она даже не шевелилась, стояла и пыталась не моргать. Вокруг творилось что-то неимоверное — проклятие принялось увеличиваться в размерах, всё заволокло багряным туманом, здание затряслось. Элина могла поклясться, что услышала визг, а Эш тем временем, не обращая внимания на происходящее, продолжил:

— Revertatur retro Horologium! (Да обратится вспять!)

Громыхнуло и сверкнуло так, что девушка не выдержала — зажмурилась и закрыла уши ладонями, чтобы не остаться глухой и слепой до конца своих дней. И буквально через мгновение всё прекратилось. Эштиар осторожно притронулся к плечу Элины, чтобы та открыла глаза и расслабилась. Оглядевшись по сторонам, Элька неприлично открыла рот от удивления. Вся плесень, насекомые и ощущение мерзости исчезли. Ни проклятия, ни порчи Элька больше не видела. На столах стояли подносы с разнообразной, абсолютно свежей выпечкой. Эш хмыкнул, накинул заклинание стазиса на продукты и повернулся к Элине:

— Справились быстро, у нас ещё полчаса. Чаем угостишь?

Девушка смотрела на хранителя так, будто он, не с проклятием разобрался, а воскресил целое войско из мёртвых.

— Как ты это сделал?! — воскликнула она.

— Эль, многие тысячелетия тренировок, — и взяв обалдевшую девушку за руку, повёл её на выход. — Я бы сказал, что ты тоже так сможешь. Но, не уверен.

Всю дорогу до дома, Элька задумчиво смотрела под ноги и молчала. Фраза Эша о тысячелетиях тренировок, вогнала её в ступор. Впервые девушка задумалась на тему, сколько лет Эшу, и сделанные выводы её пугали. А хранитель молча улыбался на мысли девушки и наслаждался незапланированной ночной прогулкой.

День пролетел незаметно за всей суетой, связанной с открытием пекарни. Элина нацепила иллюзию и отправилась помогать маме. Конечно, Дарион говорил, что лучше никуда не выходить, но оставить родителей без помощи в такой ответственный момент, Эльке не позволяла совесть. Только предостережения хранителя не были лишены смысла, потому девушка постаралась как можно меньше появляться возле прилавков, и помогала маме на кухне.

Вечером сидя на кухне, родители смотрели на дочь, ожидая объяснений. Элька размечталась, что все забыли о ночном визите Эша и не станут устраивать допрос. Ведь мать с отцом молчали весь день, и не обмолвились ни единым словом о женихе. Но как оказалось, они просто ожидали вечера и момента, когда останутся с дочерью наедине. Потому теперь Элина делала вид, что вообще не при чём. Ведь это Эш настаивал на таком представлении и Элька пошла по пути наименьшего сопротивления, она просто мысленно позвала хранителя со словами: «А теперь иди сюда и объясняй всё моим родителям!» Первым молчаливых переглядываний с дочерью не выдержал Балир:

— Элина! Может, объяснишь, что за история с женихом?

Поскольку Элька не могла промолчать в данной ситуации, она вздохнула и начала издалека рассказывать родителям историю их взаимоотношений с Эштиаром. Только мысленно сообщила хранителю, что больше никогда не будет с ним разговаривать. Девушка очень расстроилась и обиделась на мужчину, когда тот после её слов тут же не появился на кухне и не объяснил всё отцу сам.

— Пап, самая простая история. Мне нужен был жених, чтобы отстали кавалеры в Краене. Эштиар де Круа, согласился в этом помочь.

— Именно так, а через год, мы поняли, что жить друг без друга не можем! — прозвучал вкрадчивый голос Эша у Элины из-за спины.

Девушка чуть не расплакалась от облегчения. Как же она не хотела долгих разборок с родителями. Ведь они привыкли к жизни в деревне. Для них девушка в её возрасте уже должна нянчить детей с парнем, который вначале приходит свататься к родителям. И уж точно она не может объявлять посреди ночи о неизвестном женихе. Только Элина маг, более того маг сильный и жить будет ещё тысячу лет! Ни о какой свадьбе речи и быть не может. И как всё это объяснить родителям она понятия не имела. Потому очень обрадовалась появлению Эша, который всё же взял на себя этот груз — «вразумить родителей».

— Любовь, это хорошо, — сказал Балир. — А как же к отцу за благословением прийти? И когда свадьба?

Опустив голову, Элина тяжело вздохнула, это был именно тот вопрос, которого она боялась. Но тут всех удивила мама, которая положила руку на плечо мужа и тихо проговорила.

— Хватит, Балир, — она посмотрела на него и улыбнулась. — Какая свадьба? Сам знаешь, они же маги. На свадьбе у сына погуляем.

На что женщина получила два очень благодарных взгляда от Эльки и Эштиара. Балир ещё немного побурчал, но скорее для вида, поскольку слишком быстро он успокоился. Затем охотник поблагодарил Эша за помощь и в конце дал им своё благословение со словами:

— Может, вы и маги, но когда-нибудь захотите пожениться. А кто знает, будем ли мы ещё живы к тому моменту!

Элька с благодарностью посмотрела на отца и слегка покраснела от смущения, а хранитель мечтательно улыбнулся и взял девушку за руку. Дальнейший ужин прошёл довольно мирно. Эштиар быстро нашёл общий язык с родителями. Немного позже к ним присоединился Кир, который с восторгом смотрел на хранителя и даже заявил, что хотел бы стать похожим на него.

А когда ужин закончился, Эш всем сообщил, что Элине придётся вернуться на день раньше. Родители повздыхали немного и Элька с Эшем ушли. Но перед этим пообещали, что появятся в гостях, как только будет возможность. Элина хоть и была очень рада видеть родителей, но ей уже хотелось вернуться в академию. Поскольку все разговоры вновь начали плавно перетекать в обсуждение её свадьбы, которая «обязательно должна состояться и чем быстрее, тем лучше». Так что Элька с восторгом во взгляде посмотрела на хранителя, который открыл портал и молчаливо его поблагодарила. Правда, в мыслях вдруг всплыли слова Балира о смерти, и девушка огорчилась. Раньше она ни разу не задумывалась, насколько это тяжело жить так долго и терять близких.

В тот вечер был ещё один человек, который задумался о жизни и смерти — особенно о смерти, причём чужой. Марика сидела в своей комнате общежития и смотрела на маленький пузырёк с прозрачной жидкостью внутри. Приворотное зелье, приготовленное специально для неуловимой девчонки, манило ведьму использовать его как можно скорее.

Недавно сработало сигнальное заклинание. Оно сообщило ведьме, что девчонка была около ресторана. Того самого, под названием «Певчий дом», в котором элитная группа отмечала новый год. «Значит, я была права и это кто-то из группы», — подумала Марика и нахмурилась. У неё созрел идеальный план. Только ведьма понимала, что его никто не одобрит, потому она решала очень важный вопрос — стоит ли рискнуть и попытаться достать девчонку или пустить всё на самотёк?

Упускать такую возможность не хотелось. Тем более сейчас есть тот, кто поможет всё осуществить. Бриан де Руа сможет подобраться к каждой девушке в группе и добавить зелье в питьё. А дальше им всего лишь необходимо будет подождать на полигоне. Она сама придёт под действием зелья и отдаст всё что угодно, ради Бриана. Решение Марике далось нелегко, но в тот момент, она сделала свой выбор.

Глава 21

Каин уже четвёртый час сидел в тронном зале и смотрел на танцующих перед ним девушек — эта была тридцатая. Их заводили в зал по одной, они показывали себя, а также свои достоинства и умения. Абсолютно все нереально красивы, и невероятно соблазнительны. Девушки извивались в страстных танцах, пытаясь привлечь внимание повелителя своими движениями и полупрозрачными одеяниями. Только Каин смотрел сквозь них и видел перед собой лишь Элину де Гис. Когда музыка закончилась, и очередную красавицу вывели из зала, он встал с трона, после чего произнёс:

— Достаточно!

Слуги тут же развернули на выход, следующую входящую в зал девушку и замерли, ожидая приказа повелителя.

— Последнюю, блондинку в синем, — приказал Каин и направился на выход из зала.

Проходя мимо слуг, он с удовольствием впитал весь страх и ужас, который те испытывали. В свои покои он вошёл уже более спокойный и довольный. Пройдя в одну из комнат, где на разбросанных по полу подушках, лежала та самая блондинка, он улёгся рядом. Прикрыв глаза, Каин обратился к девушке, от которой шла волна страха, предвкушения и вожделения:

— Как тебя зовут?

— Римма, повелитель, — чуть слышно ответила та.

— Хорошо, Римма, ты в курсе, зачем здесь. Приступай, — Каин откинул капюшон балахона, и на его губах появилась зловещая ухмылка.

Девушка вначале в ужасе отшатнулась от мужчины, а затем опомнилась и попыталась снять с него балахон трясущимися руками. Но пальцы плохо слушались, и постоянно соскальзывали с креплений удерживающих ткань. Каин поднялся на ноги, глядя на блондинку с презрением. Скинув свой балахон, он одним небрежным движением схватил её за подбородок и вкрадчиво произнёс:

— Посмотри на меня.

Когда Римма подняла взгляд, Каин засмеялся, а девушка не могла понять, что происходит. Ведь в тот момент, когда повелитель откинул капюшон, она увидела настоящего монстра. У него было очень бледное лицо украшенное рунами ото лба до чёрных с серебристым отблеском глаз без белков, а из-под синюшных улыбающихся губ выглядывали клыки. Но сейчас на неё смотрел невероятно красивый мужчина! Изменилось почти всё, кроме длинных платиновых волос. Девушка почувствовала волну непреодолимого желания и подалась навстречу повелителю. Тот прижал её к себе и шепнул:

— Очень плохо, Римма.

Последнее, что она увидела, это серебристый блеск его глаз. А следом Римма ощутила прикосновение острых клыков к коже, которые вспороли её горло. Кровь хлынула из артерии, девушка издала пару булькающих звуков и упала на пол. Каин брезгливо махнул рукой, заставляя всю кровь испачкавшую его, исчезнуть. Затем обошёл бездыханное тело и позвал слугу, которому указал на труп и приказал:

— Это, убрать. И привести другую!

Каин вновь был в ярости. Все они как одна испытывали ужас при виде его истинного обличия. «Интересно, а Элина тоже билась бы в истерике, не будь я в теле марионетки? — подумал он и тут же покачал головой. — Нет. Она бы не испугалась. Возможно, попыталась бы узнать, как меня вылечить, увидев такой кошмар, но не испугалась».

Задумавшись, он вспомнил новогоднюю ночь. Звонкий смех Эльки, снежинки в золотистых волосах, её удивление от того, что она ответила на поцелуй. Податливое женское тело, так доверчиво прильнувшее к нему. Мягкие губы, от которых было невозможно оторваться. А также запах роз, которыми пахла Элина — он просто сводил с ума. И момент, когда мужчина потерял контроль над своей Силой.

Каин понял, что ещё немного, и он попросту начнёт убивать всех направо и налево. Сейчас ему нужна была, лишь она и его это бесило до тёмных кругов перед глазами.

«Почему я запал, на эту смертную? Что в ней такого? Она конечно красива, но мне приводят таких красавиц, с которыми ей и не сравниться. Любовь? Не смешно. О какой любви речь, если я не умею любить. Страсть? В принципе да, я желаю девчонку. Так что же, стоит мне затащить Элину в постель и всё пройдёт? Я избавлюсь от этого безумия?

А что мне делать сейчас? Ведь я не хочу, чтобы марионетка прикасалась к девушке. Я хочу прикоснуться к ней сам! Но не могу же я завалиться в соседнее королевство со словами: «А дайте-ка мне вон ту графиню на часок попользоваться!» — или могу? Это нужно серьёзно обдумать.

Но пока я об этом думаю, необходимо отвлечься. Мне нужна любая женщина, которая не будет падать в обморок в самый неподходящий момент! И, кажется, пришла пора навестить мою Искорку. Силы должно хватить…»

Его мысли прервал звук открывающейся двери. Каин повернулся и даже моргнул от удивления — на пороге стояла девушка, так похожая на ту, о которой он грезил. Невысокого роста, с точёной фигуркой, золотистые волосы водопадом спадали на плечи, сине-зелёные глаза смотрели на него без страха, в них было лишь любопытство. Он даже вперёд подался, рассматривая видение. Девушка подошла к нему, поклонилась, после чего произнесла хрипловатым голосом:

— Повелитель.

Всё волшебство момента тут же испарилось. Это была не она. Каин вздохнул, выпрямился и, глядя на девушку сверху вниз, приказал:

— На колени! Приступай.

Та безропотно подчинилась, даже не поморщившись, когда он больно дёрнул её за волосы.

«Очередная кукла», — с грустью подумал Каин, откидывая свою голову назад.


* * *

В академии было очень тихо, когда Эш с Элиной вернулись от родителей девушки. Такая тишина обусловливалась отсутствием адептов, которые ещё не вернулись с каникул. Выйдя из портала, Эштиар оставил Эльку с Дарионом и убежал, со словами: «Дела не ждут». Хранителю предстояло ещё поработать над формулировкой заклинания для ритуала, а вот Элине заняться было нечем. Учить что-либо девушке не хотелось, и она решила лечь спать пораньше, всё же день был насыщенным. Когда она уже устроилась под одеялом, Дарион спросил, что произошло в Краене. Элина принялась ему рассказывать, но вызвала у хранителя недоумение, и тот задал очередной вопрос.

— А почему Эш такой счастливый вернулся? — не понял Дар. Ведь если там было проклятие и прочее, брат должен быть хмурым.

— Мой отец дал нам своё благословение, — закатив глаза, проговорила девушка, — можно подумать, что мы решили пожениться.

— А…оу…кхм…ну ладно, — очень информативно поддержал разговор Дар.

— Что? — Элька нахмурилась глядя на хранителя. — Чего на этот раз мне не сказали?

— Эль, ну не я это должен рассказывать, — как-то очень жалобно пропищал Дарион, — поговори завтра с Эшем. Пусть объясняет.

Элина фыркнула, но от хранителя отстала. Тут в дверь постучали, Дар напрягся и поднялся с кровати, чтобы открыть незваному визитёру. За дверью стоял Кайрин де Грейд и сверкал на хранителя серебристыми глазами. Нахмурившись, Дарион повернулся к девушке и произнёс:

— Эль, это к тебе, — а когда она приходила мимо, шепнул: — Если что зови.

Каин смотрел на Элину, которая стояла такая хрупкая и уставшая, в длинном халате, закрывающем её от шеи до пят, и с грустью размышлял: «Вот и за что мне это? Лучше бы она вышла в ночной сорочке. По крайней мере, я бы не пытался представить, что под этим халатом…»

— Привет, — напряжённо проговорил парень. — Я хотел с тобой поговорить, о произошедшем у ресторана.

— Да, поговорить… — Элька с досадой прикусила губу, чувствуя себя очень неуютно под его взглядом, — Кай, тогда…я бы не…

— Подожди! Давай сначала я скажу, — перебил её Каин, поскольку его выдержка подходила к концу, и он стремился поскорее уйти, чтобы не видеть девушку. — Извини за тот поцелуй. Не знаю, что на меня нашло. Может, это из-за алкоголя? Ты очень хорошая, мне нравится с тобой общаться. Но никаких романтических чувств, я к тебе не испытываю.

Элька смотрела на Кайрина, приоткрыв рот от удивления. «Это меня сейчас бросили что ли?» — пыталась сообразить девушка. Однако слова де Грейда, идеально отражали её мысли, потому Элина улыбнулась. Выдохнув от облегчения, она весело сказала парню:

— Ты даже не представляешь, как сейчас меня обрадовал! Я надеюсь, это не помешает нам остаться друзьями и общаться как раньше?

— Что ты! Я буду рад! — воскликнул Каин, но в его взгляде, мелькнула досада. Как же ему хотелось прижать девчонку к стене и стереть в её лица эту невыносимую улыбку поцелуем, таким же безумным, какой произошёл около ресторана. Разве можно так радоваться, когда тебя бросают? Неужели ей настолько всё не понравилось? Но он лишь улыбнулся в ответ, махнул на прощание рукой и направился к лестнице со словами: — Тогда увидимся на занятиях, я сегодня домой до конца каникул.

— По-ка, — тихо пробормотала в след парню Элька и зашла в комнату.

— Это тебя сейчас посла… то есть бросили? — Дарион недоумённо смотрел на девушку.

— Выходит, что так. — Элина села на кровать и также удивлённо посмотрела на Дариона. — Я тут ходила, переживала, а он взял и послал…ой, бросил.

Дарион расхохотался, глядя на озадаченное выражение лица Эльки. На самом деле, вся ситуация казалась смешной и странной не только Дариону, но и девушке. Сначала Кайрин ходил за ней по пятам, позвал на бал, поцеловал, а потом вдруг заявляет, что «никаких романтических чувств не испытывает». Как же ещё это назвать? Дружеское облизывание губ на ветру? Покачав головой, Элина решила отложить все вопросы, связанные с этим парнем на потом и легла спать. Только она ещё минут десять обиженно сопела в подушку, прежде чем провалилась в сон.

Спустя минут пять после разговора с Элькой, Каин сидел на краю огромной кровати и смотрел на свою Искорку, лежащую на мягкой перине. Тело девушки постоянно меняло вид и Каина это очень бесило. Единственное, что он мог сделать, чтобы остановить этот калейдоскоп обличий — выбрать сам, как она будет выглядеть. И пока её сознание не желало просыпаться, Каин принялся развлекать себя, подбирая облик для девушки.

Миг и перед ним лежит знойная брюнетка, с аппетитными формами: «Да, пожалуй, с такой можно и в чувства поиграть. Хотя…скорее это будет похоть, а нам нужна романтика, чтоб её…»

Ещё миг и рыженькая девчушка в веснушках, заставила его озадачено нахмуриться: «Это когда я такое…с таким…а-а-а, точно, было. Вкусняшка из последней партии, но не то. Сейчас нам нужно не сожрать, а убедить в любви».

Как произошло следующее преображение, Каин даже не понял. Просто подумал, о чувствах, которые по идее он должен испытывать к Искорке, чтобы та ему поверила. И в следующую секунду на месте рыжей оказалась Элина де Гис. В том самом халате, в котором выходила к его марионетке из комнаты.

От неожиданности Каин потёр глаза. Затем стал рассматривать девушку, борясь с желанием прикоснуться. «Хм…и что бы это значило? А она ничего так, даже халат ей идёт, и место подходящее…моя постель», — он потряс головой от собственных мыслей. Да что с ним творится?!

Тут девушка распахнула свои бирюзовые глаза и внимательно посмотрела на Каина. Сначала она пыталась вспомнить, кто этот мужчина и понять, где она находится. По выражению её лица, можно было с точность до секунды сказать, когда она всё вспомнила.

Каин наблюдал, как Элина побледнела, её зрачки сузились, и она попыталась отползти от него подальше. Одно он мог сказать с уверенностью — ему не понравился ужас в её глазах! «Ну что же, будем практиковаться, вызывать на этом личике улыбку. Но вот что чудно, когда это я успел так детально рассмотреть Эльку? Разве все эмоции отражаются не при помощи моей магии?» Поскольку девушка уже пыталась сбежать и удерживала её лишь мужские пальцы, сомкнувшиеся на лодыжке, Каин решил не медлить.

— Не бойся, — он с огромным трудом ослабил стальную хватку пальцев, нежно провёл ими по ноге девушки, после чего встал с кровати и отошёл в сторону. — Предлагаю перемирие и ужин, — он махнул рукой в сторону веранды, на которой стоял накрытый стол.

Элька настороженно и вместе с тем ошарашенно смотрела на мужчину. От звука его голоса, по телу побежали мурашки, и это оказалось приятно. Как и в прошлый раз, он был неимоверно красив, однако сейчас блондин был ещё и галантен, что совсем удивительно. Учитывая последний его «подарок», девушка уже не знала чего от него ожидать.

— Сладкая, а давай мы пропустим ту часть, где я тебе угрожаю, делаю неприятно и всё такое, — сказал Каин с лёгким раздражением в голосе, отчего Элька почувствовала болезненное покалывание на коже. — Ты сейчас просто сядешь за стол, мы посидим, выпьем вина и поговорим.

Она скептически приподняла бровь, после его фразы. Элина изумилась, неужели он серьёзно рассчитывает на разговор? На что Каин лишь вздохнул и продолжил:

— Ну, хорошо, я поговорю, — он подошёл к девушке, обворожительно улыбнулся и протянул руку, — а ты послушаешь. Возможно, кивнёшь там, если что.

Элька поняла, что он начинает выходить из себя, поскольку покалывание усилилось. Прочувствовать всю прелесть его угроз и стадию «неприятно», она не хотела. Потому просто вложила свои дрожащие пальцы в его ладонь и все неприятные ощущения тут же исчезли.

Каин подвёл её к столу, отодвинул стул, помог присесть и налил в бокал красное вино. После чего уселся напротив и улыбнулся. От этой улыбки у Элины на затылке волосы встали дыбом. Точно так он ей улыбнулся прошлый раз, перед тем, как девушку накрыла боль. Она трясущейся рукой взяла бокал с вином и сделала глоток в надежде, что это поможет ей не паниковать. Звук стучащих о стекло зубов неимоверно удивил Каина и поинтересовался:

— Ты замёрзла? Вроде не должна, тут насколько я чувствую, тепло, — Эльке внезапно стало щекотно, словно кто-то провёл перышком у неё внутри. А мужчина тем временем внимательно проследил за её реакцией и задумчиво произнёс: — О, может, это страх? Даже не знаю, как теперь убедить тебя не бояться. Наверное, время научит тебя спокойно на меня реагировать. Сыр?

Элька растерянно моргнула от его перехода в разговоре. Каин принял это за согласие и положил ей на тарелку кубик сыра, лучезарно улыбнувшись. Он вывалил на Элину столько обаяния и ощущения, что у той закружилась голова. Девушка сидела, словно оглушённая и уже ничего не понимала. Чего он от неё хочет? К чему этот ужин, вино, сыр? Зачем мужчина устроил всё это представление? Но она по-прежнему знала, что почему-то надо молчать.

Сделав ещё один довольно большой глоток вина, она быстро запихнула сыр в рот, пока этот сумасшедший не придумал ещё чего. Элька отметила удивительный вкус продукта, раньше она подобного никогда не пробовала. Прожевав угощение, Элина вздохнула и вопросительно уставилась на мужчину напротив.

— Давай попробуем начать с начала, — он опять улыбнулся, и приятная волна тепла прошла по телу Эльки. — Позволь представиться, Каин.

Он замолчал глядя на девушку, а та в свою очередь кивнула и удивлённо приподняла бровь. «Интересно, он реально думает, что за кусочек сыра я расскажу ему, как меня зовут и всю историю своего детства?» — озадаченно подумала Элина.

— Конечно, я понимаю, что ты гостья молчаливая, — с досадой произнёс Каин, — очень молчаливая. Как же к тебе обращаться? Искорка?

Эльку передёрнуло от липкого ощущения чужого чувства досады. Мужчина, глянув на её реакцию, мысленно усмехнулся: «Не нравится. До чего привередливые женщины пошли нынче».

— Хорошо. Тогда я буду звать тебя чужим именем, — он засмеялся и, глядя на девушку, которая сделала ещё один глоток вина, продолжил: — Например, как тебе Элина?

Элька чуть не выплюнула вино, но интуиция просто вопила, чтобы она не смела перечить. В итоге, собрав всю волю в кулак и нацепив маску безразличия, она глянула на Каина и пожала плечом. Внутри у девушки всё переворачивалось от страха. Мысли принялись скакать по кругу, возвращаясь к одной и той же: «Он меня знает или это совпадение?!» Только долго думать Каин ей не позволил и продолжил свой странный монолог.

— Договорились! — радостно сказал он, а Эльке захотелось зажмуриться и купаться в этой радости. — Продолжаем. Тебе понравился мой подарок?

После этого вопроса, Элька густо покраснела и отвела взгляд. Она вспомнила сон и утреннее пробуждение верхом на Эше, отчего девушке стало неимоверно стыдно. Ведь этот мужчина прекрасно знал, о чём были те сны! Каину неимоверно понравилась реакция девушки, он даже вперёд подался. На миг ему показалось, что это настоящая Элина де Гис сидит вместе с ним за столом, до того одинаково Искорка себя вела. «Это будет весело, она великолепно реагирует», — подумал он и следом промурлыкал:

— Судя по твоей реакции, понравилось.

Волна возбуждения прошедшая по телу после этих слов, заставила девушку закусить губу. Элина закрыла глаза и постаралась отрешиться от странных эмоций. В воспоминаниях тут же промелькнула её реакция на голос Эша, отчего девушка нахмурилась. «Неужели он тоже хранитель?» — подумала Элька.

— Это радует. Я подумаю, что ещё столь же приятное, тебе подарить. Ты ничего не ешь, не голодна?

Элина открыла глаза, посмотрела на Каина и отрицательно покачала головой. Еда была последним, что её интересовало в тот момент. Гораздо больше Эльке хотелось вернуться в общежитие и впредь никогда не встречаться с этим мужчиной. Усмехнувшись уголками губ, Каин вдруг поднялся из-за стола и произнёс:

— Тогда может, потанцуем?

Стол тут же исчез, как и его стул. Зазвучала медленная приятная музыка, и вокруг вспыхнули магические светлячки. Элька посмотрела по сторонам и обомлела от догадки. «Не поняла. Он меня соблазняет?!» — удивлённо глядя на мужчину она поднялась со стула, который сразу исчез.

Каин подошёл к растерянной девушке, прижал её крепко к себе и закружил в танце. И тут Элина вновь ощутила странность — тело словно жило своей жизнью! Было неимоверно сложно заставить его совершать те или иные движения. Конечно, по сравнению с прошлым сном, всё прошло отлично — по крайней мере, конечности не отказывали. Только всё равно, происходящее всё больше настораживало девушку.

Наблюдая за Искоркой, Каин улыбался и теснее прижимал к себе податливое тело. Пусть девушка ещё не поняла, но с этим телом, он мог сделать всё что угодно. В то же время, Элине стало жарко, до того тесно она была прижата к мужскому торсу. Слишком близко и интимно прижимал её к себе Каин, потому Элька старалась смотреть куда угодно, кроме его лица.

Девушка принялась разглядывать окружающее пространство, чтобы отвлечься от неожиданного соблазнения. Ночь, открытая веранда, полная луна — а в тот момент она действительно была полной — сверху видны огни ночного города. Вроде ничего необычного, не считая совпадения с временем суток и луной. Только Элина внезапно похолодела, когда осознала, что устала и хочет спать. «Как можно хотеть спать во сне?!» — в панике подумала Элька.

Каин пристально смотрел на свою Искорку: «Забавная она, так всё разглядывает. Неужели ещё не поняла?» Он наклонился к уху девушки и сказал:

— Не переживай, — Элька вздрогнула. — Это почти сон…

Но дальнейшие слова застряли у Каина в горле, когда он почувствовал запах роз. «Не может быть! Это не она! Я сам проверял! — в ушах мужчины даже кровь зашумела от подобного предположения. — Значит, пора сворачивать эти милые посиделки. Галлюцинации это уже слишком!» На миг поджав губы, Каин резко затормозил и быстро, но очень напряжённо проговорил:

— Извини. Я вынужден прервать наше общение, на сегодня. Не скучай! Ещё встретимся!

Перед глазами у Эльки тут же всё поплыло, и она провалилась в темноту, которая её встретила радостными объятиями сна и отдыха.

Глава 22

А вот проснулась Элина от ощущения пристального взгляда. На её кровати сидел Эш и улыбался, глядя на девушку. На самом деле хранитель был встревожен, это уже второй раз он открыл глаза посреди ночи, поскольку не чувствовал присутствие Эльки. Первый произошёл примерно полгода назад, но тогда Эштиар списал всё на переутомление из-за необходимости постоянно подпитывать щиты.

— Доброе утро, — он провёл рукой по её волосам, и заправил одну прядку за ухо, — как спалось?

— Не знаю, — Элька улыбнулась в ответ, — точнее не помню. Но вроде нормально.

— Точно ничего не помнишь? — ласково и вместе с тем напряжённо спросил он. — Понимаешь, уже второй раз у меня было ощущение, что ночью ты находишься, где-то очень далеко.

— Ты о чём? — недоумённо спросила она. — Где я могла быть? Спроси у Дара, он тут рядом спал. Я вроде никуда не сбегала.

— Я не сказал, что сбегала, — хмыкнул Эш, и решил подумать над этой загадкой в одиночестве. — Хорошо, если ничего не помнишь, тогда и говорить не о чем. Давай поднимайся, приводи себя в порядок и будем завтракать.

Чмокнув Эльку в нос, Эштиар встал и исчез в портале. Девушка проследила за хранителем и задумчиво пробормотала:

— Где-то очень далеко? Странно.

Лениво потянувшись, девушка неспешно выбралась из-под одеяла. Пожала плечами на собственные мысли о словах хранителя и направилась собираться. Дариона в комнате не было, куда он делся, Элина не знала, но не особо переживала. Ведь Эштиар вёл себя спокойно, значит, с Даром всё нормально.

Спустя минут сорок, Элька была готова к подвигам. Она решила, что сегодня не хочет видеть никаких серых мантий и надела ярко-жёлтое платье. Затем связала волосы в хвост, накинула свой тёмно-синий плащ и посмотрела в зеркало. Элина настраивалась на нужный лад, изображая рассерженное выражение лица. Только губы постоянно разъезжались в улыбке, стило вспомнить Эша. В итоге ей удалось нацепить маску гнева и сурово сдвинуть брови, после чего она кивнула собственному отражению и пробурчала.

— Значит, про свадьбы и прочее, рассказывать должен Эш. В таком случае, сегодня он расскажет мне всё!

Увидев портал, открывшийся посреди комнаты, она сжала кулаки и глубоко вздохнув, сделала шаг в сияющий проход. Эш внимательно наблюдал за вышедшей из портала Элькой. Та выглядела так, будто собралась взять неприступную крепость штурмом. Очень серьёзное лицо, слегка нахмуренные брови и ладошки сжатые в кулаки. Сколько бы он не пытался уловить её мысли, в них было короткое и ёмкое: «Прибью, если не расскажет!» Хранитель напрягся: «Что ещё я должен рассказать?» — и задал вопрос уже вслух:

— Что случилось, детка?

От звука его настороженного голоса, Элька сбилась с шага и удивлённо посмотрела на Эша. По коже девушки промаршировали мурашки, и пошло покалывание, а следом появилось ощущение, что её завернули в мех. Элина тут же растеряла весь свой боевой настрой и поинтересовалась:

— Ты сейчас специально это сделал?

— Ну, ты с таким лицом появилась из портала, будто собралась мне голову открутить, — он пожал плечами.

— Отвлекающий манёвр удался, — хмыкнула девушка. — Где мой обещанный завтрак?

— Прошу, — Эш отодвинув стул, помог ей сесть за столик. — Приятного аппетита.

В течение всего завтрака, который прошёл в молчании, Элька задумчиво смотрела на хранителя. Эш смотрел на неё в ответ и заметно нервничал. Дело в том, что мысли девушки не изменились, но при этом её эмоции были очень даже положительными, и Эша пугало такое поведение. Он начал подумывать о том, чтобы обездвижить Эльку и проверить, нет ли не ней каких-нибудь неожиданных заклинаний. Только её мысли внезапно изменились, стоило Эшу махнуть рукой, чтобы убрать со стола посуду и остатки пищи. Элина завистливо вздохнула, у неё так не получалось — точнее, если не заморачиваться заклинаниями и потоками, она многое могла — но «стандартная магия», как называла её Элька, превращалась для девушки в пытку. Эш посмотрел на грустное лицо Элины и улыбнулся:

— Да не расстраивайся ты так из-за бытовых заклинаний. К концу учебного года, будешь их использовать не хуже остальных адептов.

— Тебе легко говорить, — девушка, печально усмехнулась, — а на меня уже все с подозрением смотрят. Наши хотя бы просто хихикают, а вот другие адепты шушукаются за спиной. «Как её могли взять в группу?!» Вот что все говорят.

— Что, уже кто-то сказал подобное? — весело спросил Эш.

— Не пойму, что тебя радует? — с возмущением проговорила Элька. — То, что все считают, моё пребывание в группе купленным дядей?

— Поверь мне, лучше пусть считают так, — став серьёзным сказал хранитель, — чем удивляются на первом же курсе, откуда такая Сила. После распределения по специализациям станет проще. Кстати, надо ещё придумать, кем ты будешь.

— В смысле, кем я буду? — удивилась девушка. — А разве это не магия определяет?

— В твоём случае, нет, — обрадовал её Эш. — Ты можешь быть, кем захочешь. Что тебя больше прельщает: копаться у кого-то в голове, давать всем по ней же или лечить ту самую голову? Ещё можно в некромантию тебя запихнуть. Хм-м-м…прекрасная идея! Некромант со слабеньким даром целителя, как тебе?

Эштиар хищно уставился на девушку, будто решал, быть ей некромантом или учебным пособием для некромантов. Элька занервничала, некромантию она не любила, как впрочем, и целительство. На самом деле это был идеальный вариант, ведь тогда они с Даром смогли бы много многому её научить. Более того, Эш знал, что вскоре именно эти два направления сильно понадобятся в Лаоране — после того, как в Великом лесу рухнет барьер. С другой стороны, менталистика ей понадобится сразу, как только исчезнет блок, чтобы справиться с чужими мыслями.

— Стоп. Никаких трупов! — воскликнула вдруг девушка. — Провести долгие годы жизни на кладбище или в больнице…бр-р-р-р жуть какая, — её даже передёрнуло от подобной перспективы.

— Ну вот, я ей такую профессию подобрал! — расстроенно произнёс Эш. — А она…«не люблю кладбище и больницы!»

— Давай что-то попроще, — подняв руки в примирительном жесте, сказала Элька, — стихийник, ментальщик, ну артефактор, в конце концов!

— Артефактором может быть любой, если есть талант, — пробурчал Эш, — там Сила не играет роли.

— Зато, можно всякие интересности создавать! — воскликнула девушка. — И вообще, мне Морион сказал, что над нашей группой, как всегда будут ставить эксперименты. Так что ограничивать себя одной специализацией нет необходимости.

— Меня другое печалит, — сказал Эш и поднялся со стула, — ритуал придётся перенести.

— Почему? — Элька напряглась.

— Потому что лучший вариант для тебя, это менталистика. Но, сейчас тебе будет сложно. Во-первых, ты не сможешь контролировать свои мысли, чтобы в них не покопался Эмир. Во-вторых, поймаешь какую-нибудь мысль или эмоцию и все наши усилия в постепенном снятии блока, окажутся напрасны. Ты же не можешь нормально заклинания использовать, чтобы поставить себе ментальный щит. Может стихийник? — Эштиар внимательно посмотрел на девушку.

— Ритуал в любом случае придётся переносить, — совсем грустно вздохнула Элька. — Я и стихийную магию не смогу сейчас нормально использовать. Там тоже нужны заклинания, помнишь? Опять будут спрашивать, почему меня стихийником сделали.

— Да уж, — Эш подошёл к ней и протянул руку, — идём, будем определять, что больше подойдёт с помощью подручных средств.

Элька с удивлением глянула на хранителя и, протянув руку, поднялась из-за стола. Одарив девушку ободряющей улыбкой, Эштиар нежно погладил расстроенную девушку по руке. Они шагнули в портал и оказались около кладбища в Краене.

— Эш, а тебе никто не говорил, — задумчиво протянула Элька, оглядываясь вокруг, — что за девушками ты ухаживать не умеешь? Чуть что, сразу на кладбище!

— Кажется, кое-кто вспомнил ночные похождения? — промурлыкал хранитель. — Можем повторить, только без алкоголя. Я, ты, ночь, парк и танцы с поцелуями до утра. Романтика!

— Нет. Ничего не помню! Вот совсем ничего! — Элька сделала вид, что вообще страдает тяжёлой формой амнезии, но предложение мужчины ей понравилось.

— Врунишка, — хмыкнул он и, подмигнув, достал из кармана амулет барьера. — Сейчас быстро проверим кое-что и буду ухаживать.

Активировав барьер, хранитель достал золотой медальон, украшенный пятью прозрачными камнями по кругу и непонятным символом в центре. Два камня из пяти были крупными, остальные поменьше. Эш прошептал заклинание, заставляя медальон зависнуть в воздухе.

— Это, артефакт определяющий вид магии, к которому самая сильная предрасположенность. Таких артефактов в мире осталось всего штук тридцать. С их помощью определяли свойство магии у врагов во время войн, — пояснил он, подходя к Эльке. Он стал сзади и обнял девушку, вызывая у той стойкое желание бросить бесполезные попытки разобраться с магией и заняться более интересными вещами. — Создатель этого медальона жил пару тысячелетий назад. Гениальный был человек.

— Если всё так просто, почему его не используют в академии? — шёпотом спросила Элина, вдыхая древесный аромат, которым её окутало с ног до головы.

— Раньше использовали, а сейчас всю программу урезали до простейших познаний, — ответил Эш, после чего обжёг Элину поцелуем в шею и с довольной улыбкой на лице отошёл от неё на пару шагов. — Распределение на факультеты проводят наугад. Кем станет в будущем адепт, выбирают или преподаватели, или сами адепты.

— Интересно, — хмыкнула Элька, на выходку хранителя, — а с нами, что решили сделать?

— Вашу группу будут учить всему с уклоном в основную магию. И скорее всего вы будете проходить проверку на артефакте, — сказал Эш и, не давая Элине задать следующий вопрос, продолжил: — Рассказывать можно долго. Сейчас ты расслабляешься и ловишь абсолютно все потоки, которые сможешь ухватить.

— Это как? — девушка смотрела на хранителя в недоумении.

— Представь, что ты решила собрать букет из потоков, — Эштиар отошёл ещё на пару шагов от Эльки. — А когда, соберёшь их максимальное число, просто брось весь этот пучок в медальон.

Элина нахмурилась и попыталась схватить хотя бы три потока. Однако те были слишком большими, извивались и постоянно выскальзывали. Девушка нахмурилась ещё сильнее, затем пробормотала: «Ах вы, гадёныши!» — после чего всё-таки схватила три потока и швырнула их в артефакт.

Яркая ослепляющая вспышка света и разлетевшийся на осколки медальон, стал для Эльки с хранителем шоком. Эш подошёл и принялся внимательно разглядывать остатки артефакта, который как считалось, невозможно уничтожить.

— Эль, а как ты это сделала? — ошарашено протянул хранитель, подняв на неё взгляд.

— Взяла три потока и бросила в медальон, как ты и сказал, — с таким же обалдевшим видом, сказала Элька.

— Три потока?! — у Эша отвисла челюсть. Он ещё с минуту медитировал то на девушку, то на куски оплавленного металла, а после внезапно завис. О чём думал хранитель Элька не знала и очень нервничала, особенно после того, как Эш вкрадчиво протянул: — Солнце моё ясное! Лапушка! А давай ты вспомнишь, как выглядят потоки, и покажешь мне.

Выдохнув с облегчением, Элька улыбнулась. Показать потоки, это не сложно, а то она уже нервничать начала из-за реакции Эша. Потому девушка пожала плечами, а после посмотрела в глаза хранителя и вспомнила необъятные разноцветные ленты. Они опоясывали весь мир, а некоторые пронизывали его насквозь. Эштиар смотрел на то, что показывала ему девушка и у него начал дёргаться глаз.

— Кхм…ты теорию магии хорошо знаешь? — раздался голос Эша.

Элька очень не любила, когда он задавал вопрос подобным тоном. Обычно после этого, она чувствовала себя полной дурой. Потому как выяснялось, что она всё делает неправильно. Но возможности проигнорировать вопрос, Эштиар ей не дал, вопросительно уставившись в упор.

— Учебники за первые два курса, почти наизусть, — неуверенно произнесла девушка.

— Тогда расскажи мне, милый ребёнок, как выглядят потоки? — Эш продолжал сверлить её взглядом, отчего Элина принялась нервно дёргать кончик косы.

— Разноцветные нити, которые маг вплетает в заклинание, — выдала она заученную фразу.

— Хорошо, — добродушно произнёс хранитель, и Элька вжала голову в плечи, — а как ты вплетаешь их в заклинания?

— У меня с этим проблема, — вздохнула она и расслабилась.

«Так вот в чём проблема! Он пытается понять, как я справляюсь с плетениями», — подумала девушка.

— Потоки для меня слишком большие и я стараюсь вплетать лишь их часть, — терпеливо объяснила Элина. — Приходится самой делать тонкие нити, чтобы создать плетения. Только они часто рвутся, потому заклинания выходят корявыми и долго не держатся.

Сделав судорожный вдох, Эш прикрыл глаза, чтобы успокоиться. «Она вообще понимает, что сейчас сказала?» — подумал хранитель. Стараясь задавить в себе все бурные эмоции, чтобы не накричать на девушку, он очень тихо спросил:

— Тогда ответь мне на следующий вопрос. Как выглядят источники?

— Потоки соединяются в источники, которые опоясывают и пронизывают весь наш мир, — опять же, заученно проговорила Элина. — Работать с источниками невозможно, поскольку в них сконцентрировано слишком много энергии (магии). Единственная возможность работы с источником, это объединение нескольких магов. Такое применялось пару раз в истории для спасения мага, находящегося за Гранью.

Эштиар смотрел на Эльку, та смотрела на него и ничего не понимала. К чему сейчас это повторение теории, если у них артефакт развалился? Только хранитель не собирался сдаваться, в надежде, что до девушки дойдёт. Помедитировав на Эша, Элина не выдержала и поинтересовалась:

— К чему были эти вопросы?

— Знаешь, Эль, — сказал вдруг уставшим голосом Эш, — когда ты говорила, что не можешь поймать потоки — я удивлялся. Когда после ритуала наша связь наладилась, и я стал набирать стремительно Силу, то списал это на твоё развитие. Но это?! — на последних словах он всё же сорвался и практически накричал на девушку.

— Да что опять не так?! — воскликнула Элька. — Потоки, чем тебе уже не угодили?

— Ты! В течение полутора лет! Пыталась вплести в заклинания источники! — заорал на неё хранитель. Но, даже произнеся слова вслух, Эш не мог в это поверить.

— Источники? — шёпотом спросила Элька. — Но в учебнике сказано…

— Ну да, там сказано, — засмеялся Эштиар, — а также, учебники писали, для обычных магов, которые не смогут схватить источник при всём своём желании.

Эш сел прямо на землю и продолжил хохотать, уронив лицо в ладони. Элька подошла к нему, остановилась рядом и круглыми от шока глазами посмотрела на хранителя. «Разве такое возможно?» — девушка думала настолько громко, что Эштиар поднял голову.

— Но, если это источник, тогда как выглядят потоки? — озадаченно спросила Элина.

— Вон те разноцветные нити, напиханные в источник, называются потоки, — отсмеявшись, сказал Эш, — и если ты присмотришься, то поймёшь, что их вплести в заклинание очень просто.

Элька прищурилась и, глянув на источник, присмотрелась. Там действительно находились тысячи маленьких тонких разноцветных нитей. Она вспомнила заклинание физического щита, которое никак не могла создать. Затем схватила две нити и принялась создавать щит. Удивлению её не было предела, когда перед ней возникла прозрачная преграда радиусом около двух метров.

— Ну как? — спросил Эш, всё это время он наблюдал за действиями девушки. Заклинания давались ей настолько просто, словно она с пелёнок и применяла. — Теперь легко? Ничего не выскальзывает? — и хранитель, подняв булыжник, кинул его прямо в щит.

Камень отскочил, щит остался на месте, такой же крепкий и сверкающий — хотя раньше он не выдерживал, даже лёгкого дуновения ветра. Эштиар усмехнулся, а Элька просто засияла от радости и окатила хранителя чистым восторгом, от которого закружилась голова. Он вздохнул, поднялся с земли, после чего подошёл к Элине, та убрала щит и виновато улыбнулась хранителю. Эш положил руки на её плечи, наклонился, чтобы их глаза оказались на одном уровне и проговорил:

— А хочешь, расскажу, почему раньше не получалось? Потому что если пытаться вплести в кружево рваный канат, ничего путёвого не выйдет. А ты, вырывая куски из источника, пыталась сделать именно это.

— Получается, теперь я смогу нормально пользоваться магией? — шёпотом спросила Элька, до конца не веря в происходящее.

— Сможешь. Только сначала, ты при мне создашь каждое изученное заклинание! — Эш ещё раз вздохнул. — Осталось придумать, где теперь взять новый артефакт. Ведь с магией мы так ничего и не решили.

Хранитель махнул рукой, убрал барьер и открыл портал обратно в академию. Затем подхватил Эльку на руки и шагнул в сияющий провал. Девушка только тихо запищала на такой произвол, но при этом тут же обняла Эша за шею. Он лишь покачал головой, поскольку Элина тут же полностью погрузилась в собственные мысли, где уже вовсю составляла список, какое заклинание испробовать первым.

В комнате их ожидал Дарион, который смотрел на хмурого брата с сияющей от радости девушкой на его руках. Он терялся в догадках. Вроде Элька на руках у Эша, значит, тот всё ей рассказал, только почему тогда такая реакция у обоих? «Неужели он ей объяснил про браслеты, и она этому так обрадовалась?» — подумал хранитель.

— Как дела? — осторожно спросил Дар. — Все отношения выяснили? Ко мне больше вопросов не будет?

Элька тут же вынырнула из мечтаний и посмотрела на Дариона недоумевающим взглядом. Вспомнив, что так и не узнала ничего о свадьбе, резко повернула голову к Эшу и, ткнув в него пальцем, сказала:

— Сейчас у нас будет серьёзный разговор!

— Спасибо, брат! — Эштиар закатил глаза. — Удружил!

— Что сразу я?! — воскликнул Дар. — Сам всё рассказал бы сразу!

Элька подозрительно прищурилась, глядя на Эша. Тот с досадой посмотрел на Дариона. А Дар сделал вид, что летающие слоники под потолком — самое интересное зрелище в мире.

— Сдаюсь! — простонал Эштиар. — Дар, ты не мог бы, сходить в библиотеку?

— Не вопрос! В столовую я уже утром сходил… — хмыкнул Дарион и вышел из комнаты.

— Значит, разговор, — сказал Эш и уселся на кровать, усадив Элину к себе на колени. — Что именно тебя интересует?

— Почему Дар так странно отреагировал на мои слова о том, что жениться мы пока не собираемся? — начала быстро тараторить девушка. — Почему браслеты так обжигают? Это будет постоянно? И вообще, что у нас…между нами…ну ты понял!

Выпалив на одном дыхании все волнующие её вопросы, она затаила дыхание. Эштиар очень серьёзно задумался: «Как бы выкрутиться и рассказать всё, при этом без уточнений?»

— Начну с браслета, — произнёс он, тщательно подбирая слова. — Я сказал, что он реагирует на измену. Вот только, это не совсем верно, точнее он реагирует по-другому. Браслет сообщает мне, когда кто-то прикасается к тебе. И если я сильно разозлюсь или не справлюсь с эмоциями, тогда он начинает жечь и тебя. Обещаю, что постараюсь держать эмоции под контролем.

— Ты, хочешь сказать, что он обжигает тебя? — обалдело спросила Элька.

— Да, Эль. Когда к тебе прикасается другой мужчина и тебе это нравится, браслет обжигает меня, — Эш усмехнулся, глядя на девушку.

— Понятно, — ошарашено пробормотала она, — а что с остальным?

— Оставшиеся два вопроса тесно связанны между собой, — Эш отвёл взгляд и пересадил девушку на кровать, отчего та замерла. — Как бы тебе это сказать… — он внезапно встал и сделал пару шагов от кровати: — Браслеты, брачные.

— Ты это уже говорил, — Элька внимательно наблюдала за хранителем, чувствуя подвох. — С помощью брачных браслетов заключаются помолвки, я в курсе. В чём дело, Эш?

— С помощью этих браслетов, заключается брак, — выдохнул Эш и сделал ещё один шаг назад. — Сразу. Навсегда.

Элина хлопала ресницами и ловила ртом воздух: «Что он сказал? Брак? Это что, без меня — меня женили? Тьфу…замуж выдали? Как это вообще?» Эш глядя на Элину, ждал хоть каких-то слов. Но девушка лишь открывала и закрывала рот, как выброшенная на берег рыба. Он подошёл к кровати, вновь присел рядом и взял её за ладони, поднёс их к своим губам, нежно поцеловал, после чего тихо проговорил:

— Неужели, для тебя это настолько важно? Прости, что не сказал сразу, но ты бы не поняла. Мы ведь всё равно поженились бы.

— Всё равно? — наконец-то произнесла Элька. — Это ещё почему?

— Потому что, — Эш привлёк девушку к себе и, обняв, выдохнул ей в волосы, — ты моя.

— Твоя кто? — хихикнула с истеричными нотками в голосе Элина.

Он слегка отстранился, приподнял её подбородок и шепнул прямо в губы:

— Жена!

Глава 23

С трудом оторвавшись от невероятно сладких губ, Эштиар посмотрел на Элину. Та пребывала в полной прострации, и мысли девушки метались настолько, что понять в них хоть что-то было нереально.

— Значит ты, без моего ведома, женился на мне?! — воскликнула вдруг Элька. — Я ведь ещё была несовершеннолетней!

— Ну и что? Не в постель же я тебя потащил. И вроде исполнения супружеских обязанностей не требую, — хмыкнул Эш, но вдруг вновь прижал к себе Элину, провёл губами по шее, прикусил мочку уха и шепнул: — Хотя, долг платежом красен! Я уже на проценты поставил.

— Ч-ч-чего? — глаза Эльки округлились, и она уперлась руками в плечи мужчины, заставляя его отодвинуться. — Какой долг? Какие проценты?

— Супружеский! — весело подмигнул ей Эш. — А проценты, за невыполнение!

— Да ты! Да я! — Элька задохнулась от такой наглости.

— Именно, ты и я, — продолжал издеваться Эш, — а у нас всё никак «ты да я» не получается!

— Извращенец блохастый! — завопила Элька. — Какой супружеский долг?

Эштиар засмеялся ещё громче, а затем чмокнул девушку в нос, обнял её, уткнувшись носом в её волосы и тихо произнёс:

— Эх ты, какие с тебя долги. Вот подрастёшь, и тогда будем долги возвращать.

Элька притихла, перестала возмущаться и, положив голову на плечо Эша, пробормотала:

— Я всё равно хочу свадьбу.

— Будет тебе свадьба, после окончания академии, — вновь засмеялся Эш, а после коварно усмехнулся. — Устроим всё по обычаям Лаорана! Трёхнедельные гуляния. Вой старых маразматичек в течение первой недели. Пьяные разборки мужиков на вторую. И нескончаемый поток незнакомых людей на светских раутах всю третью неделю.

— Зачем так? — Элька глянула на хранителя, пытаясь понять, он шутит или нет. — Какие три недели? У нас три дня гуляли свадьбы и без всего того безобразия, которое ты описал.

— Ну, у вас там женились дети пахарей, охотников и кузнецов, — ухмыльнулся Эш. — В нашем случае, будет свадьба герцога и графини, чувствуешь разницу?

— Что-то я перехотела свадьбу, — Элька несмело улыбнулась, — мне браслетика хватит.

Эштиар громко рассмеялся, затем встав с кровати, открыл портал и произнёс:

— Приходи в себя, через час зайду. Сегодня будем учиться ухаживать за девушками без кладбищ, — после чего хранитель исчез.

Весь оставшийся день Эш убеждал девушку, что быть его женой не так уж и плохо. Более того, он исполнил угрозу и показал, как умеет ухаживать. Он отвёл её в лучший ресторан, завалил цветами, затем показал королевский парк. Элина за несколько часов узнала, насколько она прекрасна, чудесна, обворожительна. Затем Эштиар устроил целое представление на центральной площади с иллюзиями. Толпа зевак простояла там от самого начала и до конца, который многих не устроил. Всё от того, что Эш ра