Читать онлайн Киберспортсмен и недотрога бесплатно


Киберспортсмен и недотрога

Бес Бук


Аннотация

Как жить в Москве, если у тебя страх прикосновений? А как выжить, если нет ни денег, ни крыши над головой? Конечно, притвориться девушкой какого-то бандита. Или киберспортсмена, фиг поймешь. Придется разобраться и узнать, что это за зверь такой. Ведь он единственный, чьи прикосновения не пугают. Кстати, почему?


Глава 1. First blood


Я бежала, спасаясь от преследователей. Или от своей паранои. Лучше бы от преследователей, а то выйдет нелепо. Бегу с ключом в правой руке, и по моему зверскому лицу сразу видно – это оружие круче тесака. А если и нет, то левой я придерживаю рюкзак. А его бояться нужно еще больше, чем ключа. Только за сегодня напугала его вместилищем целых три человека. Хотя сама я не понимаю, чем так ужасно моё резюме.

Появились магазинчики и люди, идущие вдоль проезжей части. Всего несколько человек, но уже спокойнее. Пора оглянуться на те две мужские тени, что шли за мной. А ведь следовали в полном молчании. Кто ходит с другом молча? Заприметить кто эти маньяки не успела. Стоило попытаться посмотреть, как ноги нашли на земле что-то, с чем захотелось познакомиться поближе. Коленки приземлились на бетонку, выстрелив болью в голову. Вспышка в глазах. Звон в ушах. Так всегда происходило - ударялась ли я коленями или локтями.

Привет, земля, вот и познакомились. Насколько же необщительная я, настолько оказались компанейские коленки. Пустили в своё пространство асфальт и мелкие камушки, поделившись в ответ кровью. У нас четыре конечности, почему же для ходьбы используем две? Два меньше четырёх. Исходя из этой логики на четвереньках движение быстрее. Так что именно так надо было убегать от преследователей. В этом есть своя логика, я б на месте маньяков выбрала бы более адекватную и предсказуемую цель. Может, пора осознать ошибку и дальше передвигаться на четвереньках? Хорошая идея, за исключением того как болят и кровоточат коленки.

Шум в ушах не затихал и делал все звуки далекими. Кажется, ко мне кто-то подошел. Плечо обожгло огнем, как если бы к голому телу прислонили утюг. Меня не спасала ни закрытая одежда с теплой курткой, ни то, что человеческое тело не могло быть таким горячим. Пульс участился, хотя даже во время бега был поспокойнее. Тело сотрясла дрожь. Сейчас главное, не довести до… Чья-то рука залезла за подмышку. Вот идиот! Дальнейшее я всегда теряла из восприятия. Так и сейчас заметила всего пару кадров. Как вскакиваю, и парень падает на землю. Как не удерживаюсь на ногах и сажусь ему на руку. Другой он упирается мне в бедро, в попытках снять моё тело со своей правой конечности. Мою ногу обдает обжигающим холодом от его прикосновения.

Среди упавших людей редко найдешь культурного человека. Так и тут. Мужская половина нашей асфальтовой скульптуры вспомнила мою мать самыми нелесными словами. Не то, чтобы я была не согласна, но проблемы моей матери совсем иные и не относятся к стремлению… хммм… познакомиться поближе со всеми мужчинами и зверями этого мира.

- …Психичка…

А вот и первое слово достойное толкового словаря из уст парня, попавшего в жертвы асфальта и остроты моей попы.

- Прости, я убегала от…

Тут увидела своих преследователей на свету, исходящем от вывески магазина. Отец с сыном лет 14ти. Первый шел, уставившись в телефон, а парнишка покачивал головой в такт музыке из наушников. Мой побег они, возможно, даже не заметили. Лежащий рядом парень проследил за моим взглядом и расхохотался. Почувствовала, как загорелись щеки и стало неимоверно жарко от стыда.

- Ты, д..ка, мне руку, походу, сломала. А я ей работаю, между прочим, - парень говорил негромко, но очень четко, как будто отдавал приказы. Работает он ей, как же. Пусть я и «психичка», но в курсе как подростки руками работают. Мозоли еще не натер?

Левой рукой он прижимал правую. Шапка съехала с волос наверх, отчего стала похожа на грустный носок. Вы видели грустный носок? А я вот теперь знаю, как он выглядит. Лицо парня было плохо видно, т.к. свет от фонаря и магазина был за его спиной и слепил мне в глаза. Но я своей ноющей попой чуяла – подросток. Не то, чтобы я могла определить молодость кожи, прикасаясь к ней задом…

- Следи за языком. Нечего свои клешни тянуть к незнакомым девушкам.

- Да я помочь хотел. Навернулась и стоишь на четвереньках, ожидая чего-то. Точно полоумная.

Первая фраза без единого мата. Ничего себе. Надо сказать спасибо за старания.

- Тебе действительно удалось помочь мне. Благодарю, о мой спаситель. Но теперь мне нужно избавиться от трупа дракона и сменить тыкву на карету.

Еще бы хорошо ограбить сокровищницу и забрать замок… но я не тяну ни на принцессу, ни на воительницу. Скорее на оруженосца принца, притворяющегося во время боя трупом.

Было неловко, что так все сложилось. Ведь действительно хотел помочь, но его заявление о моем психическом здоровье налило отбеливателя на язву моих внутренностей. Да и не такой уж у меня большой опыт общения, чтобы знать, как реагировать на такое. Рука у парня была красноватой и, вполне возможно, действительно сломана. Я в этом не разбираюсь. Вот уж не было печали, просто отдавила руку пятой точкой. Главное, чтобы не потребовал компенсации какой. У меня ж ни копейки. И подрабатывая трупом на боях с драконом – не подзаработаешь.

То с каким хмурым лицом осматривал свою руку хвататель чужих плеч, становилось ясно, что ему сия конечность действительно важна. Может, и правда работает? Одет стильно в нерыночную одежду. Но максимум студент. Или рабочий? Нет, не подходит под его стиль одеваться.

- Чего зыришь? Поехали в больницу, дурёха.

Какой ужасный сленг при таком хорошо поставленном голосе с приятным баритоном. Сейчас он еще и скатился в хрипотцу стоило ему отойти от происшествия и задуматься о виновнице его проблем. В больнице, если выяснится, что повреждения серьезные – ничего хорошего меня не ждет.

- Нет, спасибо, я пойду.

Главное сделать вид, что это мне предложили в больницу. Теперь ему будет неловко заявлять, что именно огромному увальню со слегка покрасневшей рукой нужна помощь, а не худенькой низенькой девушке-дюймовочке с огромными шоколадными глазами оленёнка Бэмби. Да и пострадавшей выглядела скорее я - с содранными коленками и сбившимся шарфом в пылу «схватки». Совершив пару шагов, я остановилась, чтобы посмотреть вниз. За объемной, цвета хаки, курткой, мне не сразу удалось рассмотреть свои сбитые коленки и порванные джинсы. Слава богу, были еще одни брюки дома, новые-то в ближайшее время не купить. Дома, которого нет. Сегодня мне нужно забрать вещи. А уже ночь.

- Метро в другой стороне.

Даже не предположил, что я на машине, засранец. Хотя по мне видно, что на такое денег нет. Рюкзак с перешитой лямкой и обтертой искусственной кожей говорил сам за себя. С остальным всё было не так грустно. До сегодняшнего дня. Сейчас кровавые следы на одежде портили всё впечатление. Выдохнув, развернулась в другое направление. Но не удержалась и оглянулась на вставшего с холодного асфальта парня. Сейчас свет падал на него и удалось рассмотреть приятные черты лица, темный цвет глаз и четко очерченные губы. На шее повязан клетчатый шарф, тогда как куртка и штаны были спортивными. Сейчас на свету его одежда уже не казалась такой стильной. Явно одевался наспех, т.к. по отдельности всё было новое и высокого качества. Это странно для парня. Я думала жёсткому сердцу мужчин близки только вещи, купленные лет 10 назад. Но, возможно, я просто в них не разбираюсь. Не так уж с многими общалась. Хмм. Можно сказать, ни с кем. Они для меня ненамного знакомее, чем жирафы. Смотрю на них только на картинках или издалека в специально отведенных для них местах. Вот и сейчас один из этих жирафов выжидательно на меня смотрел, увидев, как я замерла и его рассматриваю.

Парень сделал несколько шагов. Слишком близко. Засеменила дальше своими низенькими конечностями. Ушибленный протянул здоровую руку, схватил меня под локоть и потащил.

- Поехали, мелкая, довезу.

Меня потащили к стоянке напротив магазина. Шок. Моё тело выпало из реальности, но заработал мозг.

Пока переходили дорогу, я взвешивала плюсы и минусы сложившейся ситуации. Минусы: я буду ехать один на один с незнакомым человеком в машине. Плюсы: мне не рыскать по темноте в поисках метро, не ехать в скоплении людей. Риски: с меня потребуют компенсацию, мне нанесут физический или моральный вред. Но кое-что убирало минусы и риск морального вреда. Он держал меня крепко за руку и тащил за собой, тогда как я буквально пару минут назад находилась в стрессовом состоянии. Этот человек не являлся мне знакомым и был противоположного пола. Но мою руку не обжигало ни холодом, ни огнем. И у меня не было желания мгновенно вырваться. Моя гаптофобия[1], взбрыкнув с ним только один раз, решила успокоиться. Я борюсь с этой фобией столько лет самыми разными способами, почему же именно сейчас такой положительный эффект? Что такого в этой ситуации и в этом парне, что я приняла его как достойного доверия. И близкого?

Что?

[1] Гаптофобия - навязчивый страх, боязнь прикосновения окружающих людей.

Дверца автомобиля открылась прямо из воздуха, и машина вся засветилась. Удивившись волшебству, присмотрелась внимательнее. Машина сливалась с темнотой, т.к. была черного цвета. Изнутри она выглядела как космический корабль – столько было внутри кнопок, светящихся в темноте. Интересно, если нажать на парочку со словами «Вперед к Юпитеру», капитан корабля офигеет? Мне ранее не приходилось сидеть в новых иномарках. Да и вообще редко бывала внутри четырехколесных зверей. Почему из вообще называют зверями? Что у них общего? Хм, рычат, гадят и их все равно любят. В машинах я разбиралась еще хуже, чем в жирафах.

Дверь хлопнула, закрыв меня в ограниченном пространстве теплой машины. Автомобиль не успел еще остыть. Наверно, этот парень только подъехал. Страх потек по позвоночнику мелкими колючками и впился в сердце. Когда слева раздался звук закрывшейся двери, я вздрогнула. Но страх – мой вечный спутник, а такой мелкий я могу пересилить и уточнить кое-что:

- Ты как вести машину будешь без одной руки?

- Да на изи[2], у меня автомат – справлюсь. Не пешком до базы.

[2] Изи (Easy) - легко

Очевидно, что когда он матерился, я понимала гораздо больше. Базы чего? Надеюсь, не разбойничьей или как там называются нынче эти банды. Стало еще страшнее. Зря села в эту машину с совершенно незнакомым человеком. В моем возрасте нормальные люди не обладают иномарками и не выражаются на своем бандитском жаргоне. Хотя в моем возрасте и не убегают от теней, не ломают руки за то, что просто коснулись, и не хватаются за все вокруг от рычания машины. Спокойно, Настя, она не взлетит. Наверно. Мало ли куда дошел технический прогресс пока я корпела над учебниками по психологии.

Парень завел машину и выехал из полупустой парковки, используя только одну левую руку. Машина пищала в разной частоте, будто пыталась подобрать ритм перед концертом. Не удивлюсь, если водитель сейчас запоет, и ангелы спустятся с небес, отплясывая джигу на капоте. А потом поклонятся и предложат автограф. Но водитель просто лыбился, стараясь выехать в 2 приёма. Бахвальства, как у подростка. Когда же он обернулся ко мне и подмигнул, хвастаясь умелым выездом с помощью одной руки, поняла: не подростка, а ребёнка. Сколько ему лет вообще?

Парень осмотрел мою худенькую фигурку да кровавые коленки и понажимал кнопки на своём космическом корабле. Заиграла противная электронная музыка, бьющая по ушам, а сбоку обдало жарким воздухом, неприятно сушащим кожу и затрудняющим дыхание. Лучше бы взлетели. Пошевелиться страшно, поэтому я старалась держать спину прямо и смотреть вперед. Иначе выскочу с дикими криками из приостановившейся после выезда с парковки машины.

Сзади засигналили, и машина поехала. Музыка была громкой и динамичной. Бас, бьющий по ногам и сиденью, соответствовал мельтешащим спереди фонарям и линиям разметки. Как будто дорога тоже была музыкой. Пахло спёртым из-за печки воздухом и апельсиновым ароматизатором.

Перед частной поликлиникой водитель резко затормозил, отчего мне пришлось подставить руки, чтобы не слишком больно удариться о приборную панель. Пристегнуться-то я так и не решилась. Вдруг, машину нужно было бы срочно покидать?

- Пошли, малая, и тебя подлечим, - на руку калеченный бодро выскочил из машины, обошел и открыл мне дверь левой рукой, притоптывая в нетерпении.

- И тебя вылечим, и меня вылечим.


- Да-да, а я о чем, - и так он серьезно ответил на эту фразу из фильма, что я прыснула в ладошку. Парень приподнял брови и впился взглядом в хихикающую меня. Он замер и всё еще придерживал дверь. И не моргал. Пришлось выйти из машины того, кто не смотрит классику. И не читает скорее всего тоже. Неужели в такое позднее время поликлиника всё еще работает? Но жертва моего зада уверенно шла по направлению к двери. Я вздохнула и побрела следом. Парень нажал кнопку и сказал, что ему на срочный приём. Дверь открылась. Пройдя по небольшому холлу со стеклянными раздвижными дверями, вышли на лестничный пролет. Когда мы поднимались по ступенькам, калеченному позвонили. Вытаскивать одной левой рукой телефон из правого кармана было неудобно, - смартфон выскользнул и скатился по двум ступенькам. Я пожалела травмированного, подняла тоненький мобильник, чудом не разбившийся от падения, и вложила его в левую руку парня. Наша кожа соприкоснулась, но никаких неприятных ощущений я не почувствовала. Такое бывало, если я в спокойном состоянии, и касание вскользь, без попытки меня удержать. Телефон всё еще трезвонил и на звонок наконец ответили:

- Хай. Чё? Не, сегодня на катках меня не будет. И завтра тоже. Руку повредил. Ничё, прикончите их и без меня. Не знаю, сейчас как раз к врачу иду. В любом случае, к Мажору я буду готов, не ссы.

«Прикончите их без меня» - этой фразы было достаточно, чтобы своими тихими шажочками начать спускаться по лестнице обратно. Благодаря моим навыкам тихого шага и увлеченности бандита разговором, мне удалось улизнуть с лестничного пролета.

Нашел он меня, когда я сидела на корточках и считала звёзды перед потемневшими от боли глазами. Врали в «Том и Джерри». Звезды не вокруг, а прямо в глазницах. Плывут вместе с кругами.

- Тут выхода нет, только вход, потому двери автоматически и не открываются. Учись мансить[3], малая.

[3] Мансить – 1) Уворачиваться от умений противника; 2) Скрываться, используя обстановку или предметы в момент погони.

Я злобно посмотрела на закрытую стеклянную дверь, наградившую меня шишкой на лбу в плюс ко всем событиям последних дней. И стало как-то даже всё равно, что мне попался в спутники какой-то бандит, убивающий людей, и завел куда-то в только ему знакомое место. У меня уже нет крыши над головой, нет денег и нет работы, мне всё равно не жить. Так чего я должна остаток её проживать так тупо? Мозги, уставшие за день, итак с трудом работали. А после их встряски от знакомства со стеклом… взвесить ситуацию казалось совершенно невозможным. Звезды улетели, но я успела зазвездиться.

- Слушай, ты по-человечески разговаривать умеешь, а? – Я вскочила, отчего голова закружилось и затошнило, и ткнула пальцем в грудь растерявшегося от моих слов парня. Палец царапнулся о металлическую молнию на его куртке. Кожа у меня всегда отличалась тонкостью, так что кровь выступила мгновенно. Засунув палец в рот, чтобы не запачкать кровью что-то еще, и в ожидании уставилась в глаза собеседнику. Тот же проследил мои движения и теперь не отрывал взгляда от моего пальца во рту. Наконец, он отмер, проанализировал вопрос и выдал:

- Эмм, постараюсь, но я нынче постоянно в катках… ммм…   сражениях? – и с ожиданием посмотрел на меня, молча справшивая, то ли слово подобрал. Я кивнула, это слово я по крайней мере знаю, - А мы с парнями на своем болтаем, я и отвык от …эммм… как ты выразилась, человеческого языка. Вообще мы обычно нормально разговариваем. Но сейчас у нас серьезная подготовка. Я впервые за три месяца с кем-то из неигровых разговариваю.

Мой разговор с бандитом казался сущей нелепицей. Я улыбнулась и спросила:

- И кого прикончить сегодня планировалось, когда ты без руки ослаб?

- Да пару нубов… ммм… глупых парней, составляющих нам конкуренцию.

- А что будет, если не убьете?

- Тогда завалят нас. А если мы их, то высока вероятность получить норм бабосика, не менее пары сот тыщ на нас всех.

Отлично, бандит рассказывает трудности своей работы. Походу, я просто магнит для убийц. Уже второй в моей жизни объявился. Только этот гораздо моложе. Не верилось, что ему больше лет, чем мне. Я махнула на него рукой, не желая слушать его самоизлияния, и снова стала подниматься вверх. Коленки саднило. Сейчас, когда страх ушел, боль стала особенно отчетливой. Мои шаги были не слышны, а вот топот идущего рядом раздавался эхом на лестничной площадке. Когда мы открыли дверь в коридор, в нос ударил запах больницы. Этот странный, свербящий в ноздрях запах кварцевания. К нам подошла врач среднего возраста в выглаженном чистеньком халате с короткой стрижкой. То, что она отдыхала перед нашим приходом, выдавала только крошка хлеба на губах. Нас проводили в кабинет.

Я, чтобы не мешаться, села на стул напротив стола.

- ФИО и возраст

- Никифоренко Василий Николаевич. Семнадцать.

Я вытаращилась на парня. Он же на машине ехал! Матерь боже, 17 лет. Я была права – он подросток.

- Нужно будет, чтобы родители подписали бумаги, - врач это говорила, осматривая его руку. Затем она, аккуратно коснувшись пары зон, спросила где больно и увела Василия в рентген-кабинет.

В голове было слишком много несовместимых мыслей о новом знакомом. И найти сейчас искомый результат – это как копаться в женской сумочке. Попадается что угодно, кроме необходимого.

Вернулся новый знакомый уже с перевязанной рукой.

- Вашим родителям нужно будет расписаться, - говорила доктор, заводя парня в кабинет.

- Ок

Но это не успокоило врача. Она или не первый день с ним сталкивается (что для бандита не удивительно) или заподозрила что.

- Или кто-то из совершеннолетних хотя бы.

- Давайте бумаги, отнесу родителям. И девушке тоже помогите.

Врач обработала коленки и приклеила большой пластырь на каждую, бурча что-то. Я разобрала только:

- Ох и не сидится вам ровно, молодежь.

Василий только фыркнул на это заявление. Ну и слух у него. Я сама с трудом расслышала. Доктор взяла бумаги в руки и подозрительно смотрела то на них, то на парня.

- Давайте мне, подпишу, - Я подошла к столу врача и взяла ручку. Та недоверчиво окинула взглядом мою низкую тщедушную фигурку. Паспорт лежал у меня в рюкзаке, достать его не составило трудности. Подписей потребовалось не так уж много. Разогнувшись, я встретилась взглядом с новым знакомым. Он смотрел на меня в шоке. Ну да, я не выгляжу на свои 19, а все дело в маленьком росте и детском личике с двумя косичками. Из взрослого у меня были только губы, которые я как будто запечатала для всех на замок. На нижней по середине была серёжка-септум, предупреждая об охране территории. Еще и небольшая грудь, не заметная за моей закрытой одеждой. Что ж, рада, что не только он меня сегодня удивляет и ставит в тупик.

Всё время, что мы шли к выходу (он оказался действительно с другой стороны здания), мы оба молчали. Когда дверь частной клиники закрылась за спиной, холодный воздух остудил разгоряченное лицо и залез под расстегнутую куртку.

- Ну что, малая, поехали?

Я скептически посмотрела на того, кто был младше меня на 2 года и называл малой. Страх прошел перед ним полностью. Как и перед его прикосновениями. Опять он меня схватил за локоть и потащил на буксире к машине.

- Ты несовершеннолетний, у тебя прав нет.

- Ну почему же, есть. И остальные документы. Садись.

В семнадцать лет? В России? О да, конечно. Наверно, я всего лишь 113, кто этому не поверила. Подумаешь, это мы дураки. А он-то умный. Решил, что в четырнадцать паспорт получил и теперь сверх-человек-трансформер. Розовый. Я думала восстание машин начнется с хозяйской стиралки. Она так всегда бодро скакала на выход. Кажется, ночами я слышала крики старенькой ВЕКО о том, что на пенсии работать она не нанималась.

- Ты в курсе, что из-за тебя, нам никогда не считаться высшим разумом? - Пока я придумала и выдала этот ответ, меня уже запихнули на пассажирское сиденье. Только и успела голову пригнуть, чтобы не удариться. И чему я удивляюсь, с его-то деятельностью – добыть поддельные документы не проблема.

- Куда ты меня везешь? – не могла не спросить я.

- А где твой дом?

Я спрятала поджатые губы в своем бежевом шарфе. Мокрый кусочек ткани, так и не высохший после снега, коснулся уголка губ, отрезвляя.

- Высади у метро, пожалуйста, я сама доберусь.

- Метро ей подавай. Жить без него не может. Смотри какая коренная москвичка.

- Нет молочная. Спасибо за помощь, но мне пора.

- Ну уж нет. Пересидишь у меня. Ты мне руку сломала, так что поможешь. - Василий улыбался и ворчал. Дурацкое сочетание.

- С чем это? – вопрос прозвучал язвительно и пошло, но удержаться от сарказма после такого требования казалось невозможным.

Машина набирала скорость. Чтобы больше не стукнуться, я решила пристегнуться.

- А когда думала, что я на год старше – пристегиваться не нужно было?

Я насупилась и промолчала. Что можно сказать несовершеннолетнему убийце, которому ты сломала руку и обломала получение кучи денег, когда он везет тебя на машине с поддельными документами в своё логово?

Тут даже мои знания пасовали. В голову лез дебилизм от «Я хочу в туалет» до «Не убивай меня, я не вкусная». Хотя я учусь на психолога. Никудышный из меня специалист выходит. Свои проблемы решить не могу, а новыми обзавожусь с поразительной скоростью.

В этот раз музыка не играла, и печка не сушила лёгкие. Я бы сказала, что это была приятная поездка. Пусть даже последняя в моей жизни. Первый снег красиво отлетал от машин и стелился красивыми ручейками на дороге. Подмёрзло достаточно, чтобы ему не приходилось превращаться в грязь. Удивительный октябрь. Этот город всегда радовал ранними заморозками. Не удивлюсь, если через неделю будет солнце и +18. Москва – настоящая женщина, прекрасная в своем непостоянстве и суете. С регулярным ПМС.

Пустота космической машины мне нравилась больше метро. Ранее старалась искать работу поближе к месту жительства. Так как час пик могла бы не пережить. К сожалению, на учебу всё равно приходилось выезжать, т.к. найти рядом с МГУ квартирку для съема – нереально. Поэтому у метро я всегда была уже в 6 утра. Чтобы только не попасть в толпу.

Сейчас же было хорошо – тихо, пусто и никто не касается. Только шум машин за окном и дыхание нового знакомого, пытающегося всё делать одной рукой. Я старательно не смотрела в его сторону, ибо скорость была не черепашья. Вряд ли, увидев лицо семнадцатилетнего парня за рулем автомобиля с поддельными правами и однорукое вождение, я почувствую полное спокойствие и уйду в нирвану.

Ехали мы недалеко. Прошло меньше двадцати минут. Парковал машину Василий в этот раз аккуратно, вдумчиво и гораздо дольше. Что не удивительно - место на парковке нашлось только одно и совсем неширокое. Я вышла из машины, придерживая дверь от удара о соседний автомобиль. Оставшаяся щёлка, чтобы вытащить свою тушку из машины была совсем узкая, но моя тоненькая фигурка легко проскочила.

Находились мы рядом с новостройкой, окружающей по дуге огромную детскую площадку. В какой стороне метро я не имела представления, а спрашивать глупо. Поэтому просто пошла в сторону детской площадки. Но меня опять перехватили за локоть и потащили. Сколько у него сил в одной левой руке? И не устал же меня за собой тягать.

Подъездная дверь запищала, радуясь прикосновениям магнитного ключа. Она, как и я, была готова открыться далеко не всем прикосновениям. Почему же стоило мне увидеть его, моя гаптофобия спряталась? Узнаю ли я это до своей смерти? Но страшно не было, скорее немного забавно. В подъезде я заметила консьержку. И у нее был такой взгляд на нас, что я пододвинулась поближе к Васе. Тот вряд ли мне устроит такую же ужасную и мучительную смерть, которая отражалась в мутных пожилых глазах.

Именно жуткий взор консьержки окончательно смирил меня с моей участью. Да и об опасности говорил только мой стукнутый на фоне нервов и падений разум. Моё же тело принимало парня как старого знакомого.

Двери лифта закрылись, и Вася нажал на 12 этаж.

- Как-тебя-то хоть зовут, малая? А то вырывать из рук твой паспорт было бы странно, - и усмехнулся. Похоже, всё еще удивлен моим возрастом.

- Настя.

- Какое сказочное имя, - Парень широко улыбнулся. Да и вообще какой-то он слишком улыбчивый.

- А у тебя… кошачье, - У меня и бабушки был кот Васька. Обычный серый дворовой. До рук не ласковый.

- Тогда можешь звать меня котик, - и Васька, наглостью не сильно отличающийся от кота, рассмеялся. Я в притворном гневе шлепнула его по плечу. Хотя хотелось треснуть по башке, но до этой шпалы поди ж допрыгни. После чего с удивлением уставилась на свою руку. Желания прикоснуться у меня тоже обычно не было. Скорее наоборот, максимально увеличить дистанцию.

Его глупая шутка меня расслабила, и я тоже заулыбалась. Но спрятала улыбку в шарф. Чтоб не зазнавался этот наглец кошачьей породы. Только блестела глазами в его сторону, любуясь симпатичным юношей, от которого не хотелось отпрыгнуть куда подальше.

Я ожидала, что в квартире у него будут родители, но он жил один. Холостяцкое неубранное логово. Двухкомнатное почему-то. Зачем одному парню две комнаты? Вася помог снять куртку, повесил её вместе с шапкой на вешалку и потянул в спальню. Там он ткнул в свою неразобранную постель. Это что за намёк?

- У меня тут из койко-мест только небольшая кушетка во второй комнате и с постельным бельем беда. Поэтому предлагаю тебе занять моё логово, - Я с удивлением на него посмотрела. Не из-за предложения, а из-за слова «логово», которое я применяла к его квартире мысленно. Но парень сбился, встретившись со мной глазами, - в общем располагайся, а я на кушетку.

Скептически осмотрела не застеленную кровать с давно нестиранным бельем и непроизвольно сморщилась.

- Понял. Сча придумаю что.

Мне стало неловко за свою реакцию, но не объяснять же, что моя гаптофобия наложила на меня и повышенную брезгливость. Не хотелось в его глазах быть психом. Хотя с учетом особенностей нашего знакомства – куда уж дальше. Разве что осталось только встать в мостик и так передвигаться с криками «Я паучок жу-жу-жу и не тужу».

Я все так же неловко переминалась возле кровати, когда с неё стащили всё постельное бельё, застелили тонким пледом вместо простыни, положили диванную подушку, а поверх неё полотенце. Одеяло он вытащил из пододеяльника и постелил сверху.

- Могу так.

Я кивнула и постаралась взглядом поблагодарить и извиниться за всё то, что надумала на него. За своё поведение было стыдно. Затем мне вручили огромную футболку, которая на моей фигуре могла оказаться ниже колен, и показали место расположение ванны и туалета. Сам же он помыл руки и скрылся на кухне, дав мне дальше разбираться самой.

Осмотрев и обнюхав предложенную футболку и место сна, я осталась относительна довольна. Хорошо хоть Вася не видел момент обнюхивания дивана. Иначе мне бы осталось только задрать ногу и довершить собачий театр.

Первой в ванну я затащила куртку и шарф. Были пару пятнышек крови, которые хотела отмыть. В холодной воде краснота легко сошла, и я вернула верхнюю одежду на место. Намочить она ничего не намочит, т.к. выстиранные участки были совсем небольшого размера.

Затем уже закрылась в ванной я сама и застирала джинсы. Оставив их в раковине обтекать, залезла под душ. Пластыри на коленках намокли, но не отклеились. Боль ущипнула только правую ногу. Через щелку под дверью в ванную просочился запах еды. Я вспомнила, что ела в последний раз утром. Рот мгновенно наполнился слюной. По груди бились горячие струи воды. Именно под такой температурой я любила приходить в себя после нервного дня. Тело расслаблялось, а холодное сердце заполнилось теплом внешним, обдав щеки краснотой и жаром. Я потянулась за полотенцем и наткнулась на мужское. Резко отдернула руку, не понимая, чего больше ощущаю – смущения или брезгливости. Ранее я уже жила с мужчинами. Но то был пожилой мужчина с грузинскими корнями, снимавший комнату по соседству, а не молодой и симпатичный парень. К тому же таинственный. А мы, девушки, как кошки – осторожные, но любопытные. Полотенца чистого в зоне видимости не было. Запасное полотенце, наверно, как раз и красовалось на моём будущем лежбище. Натянула футболку-палатку прямо на мокрое тело. Выходить из ванны было прохладно, но горячая вода нагрела тело достаточно, чтобы не дрожать от холода. Мои ступни шлепали по полу и оставляли за собой мокрые следы, но не могли остановиться – тело требовало дотащить хозяйку до еды.

Вася стоял у плиты в джинсах и футболке. Серую толстовку, видимо, уже успел снять. Запах манил, и я подошла взглянуть. Кулинарный шедевр состоял из яиц, колбасы и хлеба. Ну что ж, почти пицца. Хозяин квартиры обернулся и улыбнулся широкой улыбкой. Наверно, я смотрелась нелепо в такой огромной футболке. Она и правда умудрялась прикрывать коленки. С мокрых кончиков волос, которые я поленилась закрепить повыше, капало на пол.

- Вась, - Парень вздрогнул и поднял взгляд от моих коленок к глазам. Я смутилась от ощущения тепла, идущего по моему телу вслед за движением его зрачков. Последние показались слишком уж большими. Темно-зеленой радужке осталось совсем мало места, - Прости. Тебе не нравится, когда тебя так называют? Просто не знаю, как еще обратиться, а спросить очень надо было куда джинсы мокрые повесить сушиться.

Объяснение про джинсы меня окончательно смутило, и разорвав взгляд, я стала теребить и рассматривать кончик итак растрепанной косы.

- На балконе. Только ты туда такая мокрая не топай. Я сам повешу, как доготовлю. А называть можешь как хочешь, мне норм. Я просто от имени своего отвык.

Я настолько удивилась его ответу, что вместо того, чтобы смутиться еще сильнее, вперила взгляд в его расширенные зрачки снова.

- Как можно отвыкнуть от своего имени? – Ведь явно не оговорился.

- Скажем так, обычно меня зовут по-другому. У меня… хммм… псевдоним.


- Ты что, стриптизёр или в эскорт услугах? Второе имя у него. – Вырвалось это совершенно неожиданно. Вася расхохотался. Только после сказанного я поняла откуда у него может быть второе имя. У таких же всегда общение внутри банды по кликухам.

-  Лол. Парням скажу, умрут от смеха. Ой, не могу. Стриптизёр с таким именем, аххахах. Насть, меня ж зовут Вазелином.

- Даже не хочу думать почему. - Я ужаснулась. За что он его получил в своей-то работе? Даже подумать страшно.

Вася, всё еще с регулярностью срываясь в хохот, наполнил 2 тарелки сготовленным. Делал он это медленно, орудуя одной рукой. Мою помощь сразу отверг, только весело осмотрел мою мокрую и хрупкую фигуру. Затем поставил тарелки на стол и сказал садиться есть. Сам ушел в ванну за джинсами.

Я смотрела на полную тарелку и истекала слюной. Столовых приборов-то не было. Поэтому рискнула порыться в шкафах и найти самой. Внутри всех полок было подозрительно пусто. Чудом добыв две вилки, вернулась к столу и приступила к еде.

Вася вернулся быстро, я только и успела заметить холодный ветерок, пробежавший по ногам. Но, не смотря на его резвость, когда он пришел, я уже всё съела. Голод - не бандит, на балкон с джинсами не уйдет. Да и вообще никуда не уйдет, пока не насытишь. А раз меня сегодня убивать не будут, то пора лечь спать. Ноги моментально закоченели, как почувствовали воздух, вырвавшийся с улицы, и требовали спрятать их в теплое одеяльце.

- Спасибо, я пойду прилягу.

Вася кивнул и, осмотрев мою опустевшую тарелку, предложил съесть и свою порцию.

- Я не сильно голоден, так что забирай.

- Нет-нет. Я очень устала за сегодня, хочу спать. Спасибо за то, что приютил и накормил, - я смутилась, звучало как мяуканье брошенной хозяевами кошки. Хотя от истины и не сильно отличается. Завтра с хозяйкой говорить. Может, удастся переубедить? В десятый раз и после угроз обвинить в воровстве? Вряд ли. В любом случае, сейчас мне квартиру не найти. От всех этих мыслей плечи поникли, а шею придавило приближающейся плитой беды. Безвозвратной. У кого попросить помощи? У богатеньких мажориков в вузе, с которыми я за все время перебросилась всего парой фраз? Ни подруги, ни бабушки у меня уже не было. Не к кому обратиться за помощью. Не к малознакомому бандиту же. Ха, будто бы будь он хорошознакомым бандитом что-то бы изменилось.

- Насть, что случилось?

Я вздрогнула и вынырнула из своих мыслей. Никогда не замечаю, что вокруг, стоит только погрузиться в свой внутренний мир. Вот и сейчас, как только обрела фокус взгляда, увидела Васю, сидящего передо мной на корточках. Я же всё так же пребывала на стуле, но с силой сжимала края обивки этой светлой мебели. Разжала пальцы и улыбнулась парню. Он не понял и не дал мне возможность спокойно выйти. Поэтому пришлось, поднимаясь со стула, его задеть и потеснить ладошками, так, чтобы не уронить калеченного на колени или попу. Вряд ли так сидеть передо мной было бы весело. От касания его плеча, у меня неприятных ощущений не было. Только почувствовала, что от него странно пахнет. Незнакомый мне запах. Наверно, по причине редкого нахождения рядом с кем-либо. А те моменты, когда попадала в тесноту метро – мне было не до принюхивания. Важнее успокоиться достаточно, чтобы не закатить истерику и никого не ударить в испуге.

Интересно, так все люди пахнут? И я для других? С этой мыслью я зарыла ноги под одеяло и мгновенно уснула, даже не выключив свет. Только краем полусонного сознания заметила, как стало еще темнее и теплее.

Утро будило яркими лучами сквозь незакрытую штору. Вставать совершенно не хотелось. Пусть я еще не проснулась, но подсознание помнило какой пакостный день его ждет. Нужно найти жильё. С этой мыслью я и распахнула глаза. Все события возвращались ко мне так быстро, что заболела голова. Стало страшно и…

- Ой ду-у-ура, - я снова закрыла глаза, повторяя ту же фразу уже мысленно. Убегала от неизвестных, не разобравшись. Не нашла ни квартиры, ни работы, ни денег. Попала в дом к какому-то бандиту. Хотя в последнем я сомневаюсь. Не может же профессиональный убийца быть семнадцатилетним и так себя открыто вести? Но осторожность не помешает – как минимум этот Василий странный.

Я вылезла из-под одеяла и вышла в коридор. Проверила шарф и куртку. Они высохли, только лёгкая влажность осталась на правом рукаве. Итак, сегодня в планах – найти квартиру. С учетом отсутствия денег – это проблема. Можно попробовать упросить хозяйку вернуть залог в 5000, выданный мною при въезде. Но, во-первых, этих денег всё равно не хватит. А, во-вторых, она их не отдаст – как минимум пока не съеду с квартиры. А, в-третьих, нет ни одного документа, подтверждающего, что я вручила ей эту сумму.

Гражданским законодательством я когда-то немного интересовалась и понимала, что она не платит налоги за моё проживание. Но угрожать этим бессмысленно – ведь тогда эти налоги первично должна буду заплатить и я. А её угрозы про воровство хоть и не обоснованы, но пугали до чёртиков. В уголовном праве я не разбираюсь совершенно. Всё, что касалось убийств и причинения тяжкого телесного вреда, я избегаю с очевидной маниакальностью. Кроме Васи. На самом деле, для меня это был самый яркий показатель его непричастности к бандитам. Тогда что за разговоры об убийствах, и кем он, черт возьми, работает в свои 17 лет, что может заработать сотни тысяч?

Видимо, я ему понравилась, и он, как и многие парни, решил приврать, но сделал это как-то совсем криво и не в тему? По крайней мере, где-то я читала об этом в журнале по психологии. Эх, вспомнить бы, да перечитать. Может, хоть что-то пойму в этих жирафах.

Я посмотрела вниз на свои конечности. У меня тоненькие пальцы с коротко отстриженными ноготками и ноги, которые никогда не знали бритвы. Да и зачем следить за этим девушке, которая боится прикосновений? Нет, такая понравиться молодому парню не могла. К тому же, я для него старая. Вот только впервые от мыслей о своей отталкивающей внешности мне было грустно и неловко.


Как-то ранее не приходилось ни перед кем светить голыми ногами. Пора уже одеться в свою броню. Дырявую уже, к сожалению. Джинсы! Они же на балконе. Я оглянулась. В этой комнате балкона нет. Значит, они… черт.

Чтобы решиться зайти в комнату к странному парню, я предварительно зашла в ванну умыться холодной водой. Осмотрела в зеркале свои встрепанные волосы и горящие страхом глаза. Продолжительный выдох. Собралась, сжала кулачки и подкралась к двери второй комнаты.

На ручку я нажимала очень медленно, чтобы заслышать даже намек на скрип. Раздался тихий щелчок, и я замерла, не выпуская ручку из рук и прислушиваясь к событиям внутри комнаты. Будить и объясняться не хотелось. Я мечтала одеться и тихонько сбежать, притворившись, что я не находилась никогда в доме малознакомого парня. Какой удар по моему благоразумию.

Как только убедилась в полнейшей тишине, открыла дверь. Скрип двери не разбудил парня. Вася лежал на животе, раскинувшись на небольшой кушетке. Одна из рук касалась пола, а ноги лежали на подлокотнике кушетки. Ступни висели без опоры. Слишком уж он длинный для такого маленького места сна. Вторая рука была под подушкой, часть простыни лежала на кушетке, а другой её частью он пытался, видимо, укрыться. Но удалось прикрыть только попу и часть спины.

Удивительно, какие широкие у парней плечи и волосатые ноги. Наверно, если остричь, можно сплести тёплые варежки. Отвлекшись от созерцания голых плеч и ног нового знакомого, прокралась к балкону своим тихим шагом. Тот был закрыт. Пришлось проворачивать ту же аферу, что и с открытием двери в комнату. Только быстрее, совсем не хотелось тут задерживаться. Балкон при открытии не издал ни звука. Свои джинсы я заприметила мгновенно. На фоне чужой одежды они казались игрушечными. Старыми и дырявыми. Обрадованно их стащив, я развернулась на выход и уткнулась в чужую грудь. В этот раз, я была на нервном взводе, и моя гаптофобия сработала как положено. В том смысле, что я с силой оттолкнула парня, отлетела назад и ударилась головой о приоткрытое окно балкона. И всё это с полупридушенным писком.

Я уселась на корточки, удерживая голову руками, чтобы она не распалась на части. А Вася в одних трусах напротив. В его глазах не было узнавания. Он непонимающе пялился то на меня, то на валяющиеся рядом с собой рваные джинсы. Видимо, пытался определить, что за вор у него на балконе и зачем ему понадобились джинсы, которые и его-то собственными не являлись. Наконец, его глаза прояснились.

- Насть, ты чего охладиться-то среди ночи решила?

Я удивленно посмотрела на свет, льющийся потоком из окон. Парень даже глаза не мог до конца открыть, так ему ярко было.

- Ночи?

Вася, осмотрев то же, что и я, своего мнения не изменил.

- Да я в жизни в такую рань не вставал.

Я скептически хмыкнула и, наконец, поднялась. А то в таком положении мог открываться вид на моё нижнее белье. И, если собеседник сего факта не стеснялся и щеголял борцовками, то у меня было иное мнение.

- По ночам работаешь? – я всё еще не могла довести до логического конца моё представление о его профессиональной деятельности, вот и спросила.

- Ага, - Вася почесал поясницу и наклонился поднять мои джинсы.

- И чего этой ночью не работал?

Он ткнул пальцем левой руки, в которой мои джинсы занимали не так уж много места, на правую руку в повязке.

- Как бы твоя вина, малая. Шуруй-ка ты, ЦМка [4], с балкона. Такая холодрыга. Как бы не уменьшить тут свой причиндал навсегда.

[4] ЦМ, ЦМка (Crystal Maiden) – персонаж игры Дота 2, использующий заклинания льда

Отбирать свои же джинсы из рук парня не стала. Бочком протиснулась мимо него, чтобы не коснуться, и ушла на кухню. Холодильник был пуст. На одной из полок сиротливо валялся кусок колбасы. Не нашла даже хлеба. Зажевать колбасу без оного казалось кощунством. Мда. Обворовывать почти обворованного, у которого и воровать-то нечего.

- Ох, и как в тебя столько лезет. У тебя ж желудок, наверно, меньше, чем у кошки.

Я вздрогнула от его хриплого голоса. Почему-то, когда я была в спокойном состоянии, воспринимала этого человека совершенно иначе. Мне он… нравился что ли. Хотя нет, этого не было. Скорее, казался единственным родным существом на свете.

Василий вошел в кухню уже в джинсах, но на торс ничего не надел. Я старалась на него не смотреть, смущаясь его голого живота.

- Малая, давай так, я принесу нам пожрать, а ты не предпринимаешь повторную попытку сбежать.

Я посмотрела на него, приподняв одну бровь. С чего бы это? Меня тут ничего не держит. У меня дел невпроворот.

- Понял. – Он ушел в комнату обратно. Я зачем-то пошла за ним. Там парень, с трудом, используя только левую руку, натягивал толстовку. Голова и рука не попадали четко в нужные дырки. Правая рука не имела возможности влезть во второй рукав и в итоге занимала много места у странно узкой толстовки. Я пожалела раненого мною же и помогла натянуть, придерживая края горловины и распрямив рукав. От нечаянного прикосновения к его шее мои щеки обдало сильным жаром и громко застучало сердце. От усилий по надеванию сбилось дыхание и у парня.

Вася в благодарность порадовал меня счастливой улыбкой идиота. Он же живет в Москве, как можно всё еще обладать навыком часто улыбаться? После чего левой рукой стащил с кушетки мои джинсы, явно брошенные тут же им самим. Завернул в аккуратный валик (и откуда ловкость в управлении одной рукой появилась?) и засунул под толстовку к правой руке.

- Это для надежности, чтоб не сбежала.

Пока он предпринимал уже более успешные попытки обуться и натянуть уже знакомую мне спортивную куртку, я пыталась переварить увиденное и найти разумную реакцию на это. Не нашла.

- Ты пойдешь в магазин с моими джинсами? – в ответ мне только кивнули, хитрым взглядом демонстрируя, что я тот еще кэп. Но как ему объяснить насколько нелепым я вижу это событие? Предположительный убийца, работающий по найму в сговоре с другими уголовниками, пойдет в магазин за хлебом с моими джинсами, спрятанными под одеждой. Почему только мне кажется это странным? Из всех вопросов в голове вычленила самый разумный.


- Зачем я тебе тут нужна?

- Хороший вопрос. Как раз будет время мне подумать. – он сказал это очень тихо. И если бы я не прислушивалась, то и не разобрала бы.

- Раз я тебе не нужна, отдай джинсы, и я свалю. У меня же дел куча.

- Не парься, я тебе помогу с твоими делами. – Сказал и убежал в магазин с моими джинсами. Только дверью громыхнул, ставя точку в самом нелепом разговоре моей жизни. Мозг не знал как реагировать и сосредоточился на физических ощущениях. Залетевший с подъезда сквозняк забрался под футболку и пробежался по позвонкам.

Очевидно, тут моего разума недостаточно, чтобы решить задачку по имени Вася. Как я психологом-то работать буду, когда специальность получу? С учетом моих успехов общения с теми, с кем я хоть как-то пыталась общаться – то, что я не могу найти работу даже кассиром – результат не моей студенческой занятости, а патологической глупости. Отвратительно, Настя, отвратительно.

- Здравствуй, новый день.

С таким трудом найденная энергия на попытки выбраться у судьбы из мягкого места (и очевидно, это не её пухленькая щечка) сдулась, как из проколотого воздушного шара. Я добрела обратно в комнату до постели и улеглась. Равнодушие, явно напоминающее апатию. Насколько я помню из программы, апатия – это последствия затяжной скрытой депрессии. Но сил на изведение себя тем, что вовремя не заметила её приближения, не было. Я закрыла глаза.


Глава 2. Wicked Sick


Очнулась я с мыслью: "Ни работы, ни денег, ни оплаченной квартиры, а я тут... высыпаюсь впервые жизни". Встала резко, отчего закружилась голова и заплавали фиксики в глазах. Так, нужно срочно решить хоть одну из проблем – искать работу или звонить хозяйке вымаливать еще несколько дней. Всё, собралась и наладила свою жизнь. Что же я делаю на кухне? К черту жизнь, поесть важнее. Вот не понимаю соблазнение в кино – вские там прикосновения и странные слова. То обещают подарить то, что у них нет – типа звезды с неба. Дерьмовый же подарок. То совершают обмен вирусами и бактериями. Нет бы как Вася – сделать омлет. Вкусные запахи мгновенно приманили даже дикого зверя типа меня. А домашняя кошечка и когти сразу сдала бы на хранение. Тем более ей всё равно ими даже в ушах не поковыряться.

Пока я ем, я глуха, нема и воспринимаю звуки из другой комнаты как музыкальное сопровождение. Хотя там явно какие-то дебаты. Насытился желудок, проснулось любопытство. Вася опять по телефону разговаривает. Подошла к двери, но слов разобрать не смогла. Тихонечко приоткрыла дверь и заглянула. Увидела свои джинсы, лежащие на кушетке и самого Василия, сидящего за компьютером с тремя мониторами спиной к двери, в которой я стояла.

Компьютеров у стены целых три. И все с огромными системными блоками. Еще и светились как дискотека под взглядом наркомана. Хм. У него не только машина как космический корабль, но и компьютер. Да и сам Вася далеко от инопланетян не ушел. Вон, даже на внепланетном языке общается. Вряд ли кому-то потребовалась бы такая аппаратура, не работай он на ней. Значит, не бандит. Я облегченно выдохнула, осталось понять в какой профессии работают на трёх компьютерах ночью, кого-то там убивают, разговаривают на тарабарщине и подделывают документы на машину. У программистов свой язык, но я бы его узнала. Моя бывшая лучшая подруга именно на эту профессию и собиралась учиться. Веб-дизайн? Тоже вряд ли. Может, какая-то подделка документов или хакерство? Опять в голову уголовщина лезет.

Услышать, как я вошла, Вася не мог, но он удивленно спросил: «Девушка, моя? Где?» и обернулся.

Он же, наверно, по скайпу болтает, а я тут стою в одной его футболке с голыми ногами. Щеки вспыхнули от стыда. Вдыхаемый воздух показался холодным и недостаточным для дыхания. Хотелось убежать, но ноги приросли к полу. Василий, через плечо рассматривая меня, улыбнулся. А потом вернул взгляд к компьютеру. Я со своего места смогла понять только, что интерфейс всех указанных на трех мониторах окон мне не знаком. Но на одном из них было лицо Васи с белым-пятном-мной позади него. Это пятно стояло столбом в дверях в футболке не по фигуре. Все-таки видеосвязь. Звиздец.

- Да, всё верно, это моя девушка.

Ч-ч-что? Из моего горла вырвался только скулёж. Сказать хоть что-то у меня не выходило. А Вася продолжал, только я теряла смысл его слов. Кажется, он объяснил, что спасал меня от кого-то и повредил из-за этого руку, вот и не сможет чего-то там. Спасал? От кого? Если только от асфальта и стеклянной двери. И то неудачно. С обоими я близко познакомилась.

Парень попрощался с собеседником во множественном числе (о боже, их там несколько?), закрыл все окна и крутанулся на стуле в мою сторону.

С момента как я зашла в эту комнату, позу так и не переменила. Сейчас же начала дрожать от гнева.

- Злишься, - константирова Вася, - А зря. Думаешь стоило сказать иначе? С учетом того, что ты в моей квартире, в которой я живу один, и в моей одежде. По виду так на голое тело.

Я вспыхнула еще сильнее. Наверно, в этот момент мои волосы встали дыбом и покраснели от стыда. А от кожи шел пар. Как еще может выглядеть крайняя степень стыда и злости? Любитель аниме еще бы заметил и черный кривой прямоугольник пульсирующий у меня на лбу. И сейчас я эту фигуру буду запихивать одному наглому марсианину в его инопланетный карман для отходов.

- Не на голое, - я сказала это, касаясь горящих щек. Как же тяжело перенести свою злость в слова. Через десять минут, уверена, у меня будет готов десяток убойных ответов на его фразу. Но конкретно сейчас я могла только дрожать от гнева.

- Скажи это им и офигеешь от ответа, - парень кивнул в сторону компа и хмыкнул. Потом встал с компьютерного кресла и указал на джинсы, - Одевайся и поехали решать твои проблемы, а то уже 5 часов вечера, не уверен, что твои задачи решаемы ночью, как мои.

После чего была уже его очередь протискиваться мимо меня, стараясь не задеть. То ли негативный опыт прикосновений ко мне наконец-то выработал рефлекс на избегание, то ли просто опасался моего гнева.

Надеюсь, что общавшиеся с Васей люди были в количестве не больше двух дедулек, живущих где-то на Марсе или хотя бы на другом конце земли. И я никогда с ними не пересекусь в этой жизни. Иначе умру со стыда в тот же момент. Прикрыла глаза рукой, как будто надеялась, что если не видеть – то и не было. Оммм. Я у себя дома, у меня есть работа, деньги и время на учебу. Стоп. Время.

- СКОЛЬКО СЕЙЧАС ВРЕМЕНИ???

Сердце заколотилось в груди. Я натягивала джинсы в срочном порядке, не замечая даже, что на мой выкрик вернулся Вася и что-то отвечал. Пофиг, что смотрит как я подпрыгиваю, запихивая свои ноги и тушку в джинсы, я на сегодня достигла предела своего позора. Сильнее куда уж? Тут дело жизни и смерти. Я забормотала, пытаясь уложить все в голове.

- Работа. Нет. Забрать вещи. Куда забрать вещи? На собеседования поздно. Взять кредит?

Я носилась по квартире в поисках своей водолазки. В голове творился полный бедлам. И если я сейчас не придумаю что делать, то все-таки перешагну планку своего позора и расплачусь.

Меня схватили за плечи и остановили. Плечи обожгло ледяным холодом, но я сдержала порыв вырваться. Только вздрогнула.

- Так, стоп, по порядку список дел. - голос Васи немного успокоил.

Я схватилась за волосы и потянула их в разные стороны. Ну же, волосы, вытяните мои извилины. Но все дела были невыполнимыми. Смысл их сообщать этому несовершеннолетнему? Потянула волосы еще сильнее.

Нужна новая квартира, но денег на нее нет. Их можно получить, заняв или взяв кредит. Первое не у кого, второе – не дадут. Работу потеряла из-за сессии, даже если найду сейчас новую, зарплата только через месяц. Я бы протянула, если бы не заявление хозяйки, что скоро приедет её сын, а квартира принадлежит ему. И нужно срочно освободить его комнату от собственно меня. Или она скажет, что тут лежали у нее драгоценности и деньги, а теперь исчезли. Не вдавайся в причины, Настя. Решения. Ищи их. Хотя бы одно. 5000 залога – я заберу вещи и попрошу их вернуть. Тем более меня попросили съехать слишком резко и остались еще оплаченные дни. На эти деньги я найду койко-место, а там придумаю уже что-то еще. Может, оспорю отказ в общежитии, устроенный одногруппницей за мои резкие слова. Конечно, не с моими возможностями снова лезть против неё, но и выбора особого нет.

План действий готов, я перестала дрожать и выдохнула.

- Мне нужно забрать вещи.

Вася кивнул и отпустил мои плечи, после чего стянул водолазку, висящую прямо поверх моей куртки в коридоре и протянул мне. Так вот она где была. И зачем я её туда повесила? Наверно, выйдя из ванны в футболке, автоматом всю одежду поместила туда.

Уйдя умыться и надеть водолазку, я решительно посмотрела на себя в зеркало. Выберусь. Я сильная. Опустила взгляд на свои голые ступни 35 размера и прошептала:

- Хоть и мелкая.

Нет, так не пойдет. Если я уже сдалась, то из ситуации не выберусь. Как там психологи советуют? Даже в наших недостатках есть достоинства. Так в чем сила моего роста и тонких кулачков? Я осмотрела последнее. А таким бить больнее, наверно. Как иголка ужалит. А рост…хм… Зато чужие яйца ближе, чтобы по ним врезать.

Настроившись, поправила длинный ворот водолазки, чтобы закрыть максимум кожи. Вышла из ванны и увидела уже одетого и ожидающего меня Васю. А он-то тут зачем? Видимо, мой вопрос отразился в мимике, так как он ответил на него:

- Поехали, подвезу.

Я всегда предпочитала делать всё сама, ведь за каждую помощь потом придется отвечать. А что, если не придется? Что, если последствия отказа на предложение помочь хуже, чем согласие? Ведь когда я предлагаю помощь мне обидно, если её отвергают. Так, я однажды уступила место старушке, но она не села, а бормотала мне садиться обратно. Но я уже встала и мне было неловко садиться. И старушка тоже не села. Сел в итоге, зашедший парень, от которого пришлось шарахнуться, чтобы он не коснулся. И если сидя я могу сжаться всей своей маленькой фигуркой и никого не касаться, то, стоя, мне дается это сложнее. Лучше не стало ни мне ни старухе. Да и парень, изобразив потягивание, принюхался к своим подмышкам в поисках причины отчего от его персоны так шарахаются.

Что, если парни чувствуют, то же самое, когда их помощь отвергают? Захотят ли они в следующий раз её предложить? Желание уступать старушкам у меня после этого резко поубавилось. А, значит, я могу и не помочь однажды той, которая в этом нуждается. Так и этот молодой и еще не испорченный женскими заскоками парень однажды не предложит помощь еще одной «сильной и независимой».

С этими мыслями я успела и обуться, и одеться и сесть в чужую машину. Там уже я и очнулась, вынырнув из внутреннего мира. Стоп, у него же поддельные права. Но было поздно, он уже выехал с парковки. Вася остановился, потянулся и вытащил ремень безопасности, чтобы пристегнуть меня. А я… не испугалась нарушения моего личного пространства. Только с вопросом на него посмотрела.

- Вынырнула из своей черепушки? Эх, глухомань. Адрес-то какой?

Тепло его дыхания, пробежалось по щеке, а щелчок замка заставил вздрогнуть. Он не отодвинулся, а выжидательно посмотрел в глаза. Точно, адрес же. Я продиктовала и опустила взгляд на свои пальцы. Пустые.

- Рюкзак, я забыла рюкзак. – Хотя какой в нем смысл, ключи от квартиры я посеяла во время первого знакомства с Васей.

- Потом заберешь, - парень вырулил на дорогу и повторил мой адрес, но уже громче. Механический женский голос сообщил о времени пути.

Ехать было не близко, особенно по пробкам. Василий пытался завязать разговор, но я мысленно уплывала в свои проблемы и отвечала невпопад. Наконец, парень включил громко музыку, и мне не нужно было пытаться сосредоточиться на реальном мире. Сейчас мне лучше мысленно составлять диалоги с хозяйкой, которые приведут к нужному мне результату. Я сама себе казалась очень убедительной. Но как бы у меня на нервной почве опять не отказал язык. Руки потели уже сейчас, хотя мы даже не доехали до дома.

Иногда я ощущала взгляд водителя на себе, но старательно не смотрела на него. Не понятно, что делать в такой ситуации. То ли благодарить, то ли ругаться, то ли убраться подальше. Да и как общаться с этим жирафом – неизвестно. А я даже с домашней живностью-то не умею.

Когда от волнения уже пересохло в горле и взмокла спина, мы доехали. Подъездная дверь была открыта, что было удачно с учетом отсутствия у меня ключей. Неухоженный подъезд встретил облезшими стенами и подбитыми ступенями. Я нажала звонок на металлической двери. Раздался топот и шебуршание. Дверь, как и весь дом, были слишком тонкими, чтобы хоть что-то скрыть.

- Кто? – раздался за дверью дребезжащий и низкий голос.

- Елена Павловна, это я, за вещами приехала.

- Ничего не знаю, вчера должна была съехать. Я предупреждала, так что убирайся-ка ты, милочка.

Вася с силой бабахнул в дверь.

- А ну открыла немедленно, - баритон спустился практически до баса, выдавая злость.

Я прикрыла в отчаянье глаза и прошипела:

- Теперь точно не откроет

- Я сказал, открывай. Вещи заберем и уберёмся из твоего клопятника. Не откроешь – будет всё то же самое, но веселее…для меня.

И снова бабахнул в дверь. Сразу видно – юный еще, ума не набрался, только ростом и вымахал.

Но дверь открыли. Я поняла почему она открывать не хотела, ведь не сообщала же родственникам, что сдавала вторую комнату. А её сын уже приехал и как раз вышел из кухни, с интересом рассматривая наш дуэт: дылда и блоха.


- Где вещи? – голос у Васи резко изменился на спокойный, и он посмотрел на меня. Ждал. Я потерла потные ладошки друг о друга, а затем о куртку, оставляя мокрые разводы. В попытках спрятать волнение я его только выдала. Так, вещи. Где вещи? Не знаю где теперь мои вещи. Ведь, в моей бывшей комнате за эту ночь обжился другой человек. Даже зайти и искать, прикасаясь к ставшими чужими вещам было противно.

Выручила хозяйка, притащив мою сумку и пару пакетов. Я сбледнула, поняв сколько стирки мне предстоит, ведь все мои вещи пощупали. Но кое-что нужно было проверить. То, без чего будет тяжко учиться. А я всё это терплю ради учёбы. Пошебуршала пакетом, подвигала одежду. Ноутбук был сумке. Фухх.

- Елена Павловна, я насчет залога.

Хозяйка, спрятав часть телес за сыном, сказала:

- Ничего не знаю. Какая была договоренность – ты убираешься в комнате и тогда возврат. А мне самой пришлось подготовить всё для сыночка. Так что иди уже подобру-поздорову.

- А компенсация за оставшиеся дни? Ведь оплачено было за весь месяц, а прожила я тут только 3 недели.

- Да ты мне плиту испоганила, раковину забила. Ничего я тебе не дам, знаешь сколько после тебя ремонта?

Я растерялась, не понимая, о чем она говорит. Плиту можно было отмыть, а раковину она забила сама рассыпавшимся рисом.

- Хотите это повторить перед аудиторией в 1000 человек?

- Что? – Елена Павловна с удивлением посмотрела на продолжавшего нести чепуху Васю.

- Я говорю, вы настолько уверены в правомерности и справедливости своих слов, чтобы это повторить для моих знакомых? На память, так сказать.

- Да кому угодно скажу, не заслужила эта девка возврата денег. Она даже убраться ни разу в квартире толком не смогла.

Да, это была правда, ни желания, ни времени на это никогда не было. Делала абы как, лишь бы отвязалась.

- И ключи где, ворюга? Ведь науськаешь потом и придут к нам…

- Отлично, - Вася достал телефон, включил экран и спустя пару мгновений проговорил в него, - Вы просили больше делиться своей жизнью, и сегодня я в отличном настроении. Вы познакомились с моей девушкой, а теперь мы решили съехаться, и я забираю её. Вот эти замечательные люди, отпускают мою зайку ко мне. И повернул камеру в сторону хозяйки с сыном. Я отошла от Васи и, приблизившись к хозяйке, заглянула в телефон. Во-первых, от сумасшедших стоит держаться подальше. Во-вторых, интересно на что это он тыкает пальцем.

Оказалась, какая-то цифра. Сейчас там было значение 460 и оно постоянно росло. По экрану скакали вопросы от людей с разными именами так часто, что начинало рябить в глазах. Писали, в основном, о том как часто мы с Васей занимаемся любовью и будем ли делать это на камеру. Чуть меньше было обсуждений моей страшной внешности. Моё ошарашенное лицо, заметное в экране, явно не оценили.

- Вы хотели что-то рассказать? – это Вася сказал таким голосом, что мне показалась стая тараканов ползет по спине и вызывает мурашки.

Ноги меня уже держали с трудом. Сделала пару шагов и опёрлась о шкаф. Итак, меня в непотребном виде видело около 1000 человек. Они считают меня девушкой какого-то идиота-уголовника (подделка документов – это же уголовщина?). А сейчас им еще и расскажут, как я испортила чью-то там раковину и плиту. И как плохо мою унитазы. Да еще и подозрения в воровстве добавят – и прошлое и будущее. Прекрасно, хуже только то, что они считают, что я сплю с несовершеннолетним. А что еще можно подумать о девушке, переезжающей к парню?

Что говорила хозяйка, я уже не слушала. Предел я перешагнула давно. Скорее даже пролетела с ракетой в… в… да ну это всё.

Взяла свои вещи, которые на фоне моей фигуры смотрелись устрашающе. Хотя по сути там были только ноутбук, постельное бельё, пара обуви и немного одежды.

Ноги нетвердо ступали по лестнице, пакеты шелестели, раздражая слух. Сумка ритмично била по коленкам каждую ступень. Бац-шурх. Бац-шурх. Когда я уже была почти на первом этаже, у меня из рук вырвали все пакеты. Вместо них мне в ладони сунули бумажки.

- Вот, всё вернули. Поехали. – Вася был подозрительно счастливым и каким-то образом удерживал все лямки одной рукой.

У меня в руках были 25.000 рублей купюрами по 5.000.

- Это слишком много.

- Вот и я сказал, что мало. Но да ладно, ну их. Какие-то жадные слишком. Будешь жить у меня спокойно и не париться такими вещами.

- Где жить?

Вася внимательно посмотрел на моё лицо.

- Понятно. – он замолчал и забегал глазами. Явно подыскивал слова. Только как тут можно объяснить подобный бред? Вот и он не нашел что сказать и поспешил с мешками в машину. Ношу пришлось сложить перед задней дверцей, т.к. в доступе была только одна рука. Вскоре все мои вещи были в его машине. Даже сумку стащил с остолбеневшей меня. Очухалась только когда меня попытались подтащить к переднему сиденью, намекая на то, что пора ехать. Но хоть я и была меньше и слабее. Зато юркая. Поднырнув ему подмышку, выскочила из придерживающего за плечо захвата. Не потому что мне было неприятно, а понимала, что не хочу я никуда ехать с этим типом. Он всё за меня решает и позорит перед огромной тучей народу.

- Я никуда не поеду.

- Серьезно? – он ехидно усмехнулся, - и оставишь все свои вещи, включая свой многострадальный рюкзак, мне?

Я посмотрела на деньги в руках и пожала плечами

- У меня сейчас в руках денег больше, чем стоят все мои пожитки. – я сказала это искренне, даже ноут я покупала бэушный за пятёрку. Сейчас он, наверно, еще меньше стоит. Вот только Вася громко засмеялся и снова попытался меня схватить. Я ловко отскочила.

- Б**, ты и правда серьезно. – Вася почесал шею и осмотрел меня с головы до ног, а потом медленно, подбирая слова, заговорил, - Тебе нужна квартира и деньги, а мне девушка и помощь пока я с этим - твоя, между прочим, вина, - Парень приподнял свою правую руку, спрятанную под курткой. От этих бугров по куртке создалось ощущение, что у него за пазухой щенок и он попытался улизнуть. От его слов мне стало неловко. Он же мне еще ничего плохого не сделал, ну кроме огромного позора. Зато я ему руку сломала. Мы почти квиты. Вот только…

- Я не продаюсь. Тем более ты же мне предлагаешь как… как… путане[1].

[1] 1) Путана - в индуистской мифологии демоница, пытавшаяся умертвить Кришну

2) Пута́на — синоним слова проститутка. Настя имеет ввиду второе значение.

- Эм, что? Запуталась? – Вася часто заморгал, пытаясь осмыслить. И в этот момент я поняла, как же трудно подбирать синонимы к словам. Но мне сквернословие не было свойственно. Этому же язык давно поджарить пора. Тот же продолжал обдумывание, - Путана… Причем здесь Квопа?[2] – Наконец, его взгляд прояснился. - Да неее, ты чего. Понарошку. Я тебя как актрису нанимаю, а не как… в общем, ты поняла. – воодушевившись, он продолжил уже быстрее - Да и как бы поздно, уже актерский состав объявлен.

[2] Квопа (Queen of Pain) - героиня Дота 2, похожа не путану (в значении демоницы). Второе значение тоже используется, но связь забыта для большинства игроков.

- И кто виноват скажи мне? Опозориться перед столькими людьми. – Я закрыла глаза руками, чувствуя, как уголок банкноты защекотал нос. В отчаянье застонала. Ограничив зрение, я усилила звук. Парень бухтел:

- Не позор, а хайп. Да и не позорил тебя никто, сама заявилась…

Я оторвала руки от лица, чтобы посмотреть на эту наглую рожу, не готовую извиниться.

- Заявилась? И куда? В твой дом, куда практически притащил? Или в свой дом… бывший? Заставляла тебя обнародовать мои проблемы и мои коленки? – сказав последнее, я тут же залилась краской. Сама чушь мелю, не хуже некоторых.

- Нормальные коленки. – Вася встряхнул руками и поморщился от боли в правой, - Бесполезно выяснять, обратно не вернешь. И я не собираюсь хранить твои вещи. Го[3], малая, в машину. И не нуди. Ну это же надо быть такой занудой.

[3] Го (go) – иди, идём

Уже второй раз я попадаю в машину по причине глубокого шока от наглости и странности некоторых, чтобы вовремя сориентироваться и свалить.

В машине же вместо скандала я задумалась. Если отвлечься от его отличительных особенностей и этики происходящего, то ведь мне предложили реальную возможность выбраться из ситуации без потерь для жизни и здоровья. Только для репутации и мнения окружающих. А тут итак никогда всё не было бело и пушисто.

- Объясни, что ты от меня хочешь? – я задала это максимально спокойным тоном. Вася выдохнул, как будто всё это время сидел, задержав дыхание.

- Мне нужна девушка для имиджа в сети. Да и после заявленного, если ты исчезнешь, то все решат, что ты меня бросила, подростки съедят меня с потрохами. Да и надоели все эти шуточки про активную работу рук. Сил нет.

- Так чего же девушку не заведешь, Ты, вроде, не страшный, - дополнение про странность я проглотила. Вася обернулся и благодарно мне улыбнулся.

- Времени нет совсем, постоянные тренировки. Ты мне обеспечила первый выходной за месяц. Или два. Может, и три. Не помню, играл ли в тот день. Но я не жалуюсь, обожаю свою работу. – Вася говорил с энтузиазмом и улыбкой до ушей. Про его любовь к своей деятельности охотно верилось. Вот и настал момент Х.

- А кем ты работаешь?

Парень даже отвлекся от дороги, бросив на меня взгляд с широко открытыми глазами.

- А я разве не говорил?

- Нет.

- Странно, я обычно только об этом и болтаю. Да и если не болтаю, всё равно очевидно.

Молчание. Я все-таки не выдержала и громко спросила, срываясь на визг.

- Кто?

Вася даже не вздрогнул, просто пожал плечами. Я так же реагировала, когда меня спрашивали, чего бы мне просто не перестать приезжать на 3 часа раньше. Не поймут.

- Я – киберспортсмен.


Глава 3. Rampage


- И кто это? – мне было и правда интересно, я слышала это слово, но никогда не интересовалась подробностями.

- Люди, которые играют в игры.

- И подозреваю, ты не фанат Эрика Берна [1]

- Есть разные фанаты, но о сказанном тобой не слышал. Я вот долгое время был фанатом Нави[2], потом медведей[3].

- Угу, а я жирафов.

[1] «Игры, в которые играют люди» — книга американского психолога и психиатра Эрика Берна.

 [2] NAVI (Natus Vincere) – команда Dota 2, занявшая первое место в 2011 году в чемпионате мира International.

[3] Virtus.pro (VP, Виртус про, Медведи) -  многократные чемпионы России и СНГ, обладатели множества международных медалей и чемпионских титулов

Вася рассмеялся:

- По крайней мере, оригинально. Я без особых раздумий выбирал лидирующие русские группы, не отличаясь особой преданностью.

Понятнее мне не стало. Кого он там выбирал и зачем?

- Так в чем суть твоей профессии? – назвать ЭТО профессией тяжело, но я попыталась, дабы получить объяснения. Васе явно было приятно.

- Я хорошо играю в игру и за это получаю деньги.

- А так можно было? – я съехидничала, но Вася отвечал серьезно, не улыбаясь.

- Да. Не так много платят, как кажется по призовым фондам. Их доходит только часть, да и ждать по долгу приходится. Но если играешь хорошо, то заработать реально и на этом тоже.

- Тоже? Есть еще заработок?

- Я в основном получаю со стримов. – Предвосхищая мой вопрос, Вася продолжил, - это то, что ты видела. Люди смотрят мои трансляции. И платят.

- За что? – не понимаю я этот сумасшедший мир.

- За то, что они смотрят как я играю.

- Если они не заплятят, то не увидят?

- Увидят. Это добровольные платежи. Просто в поддержку.

- Да ты что? Просто так. Дают деньги. Любуясь, как ты играешь в какую-то игру на компьютере?

- Всё верно.

Вася мою язвительность не оценил и не понял. А вот я окончательно осознала, что он говорит серьезно. Я учусь на психолога и работаю кассиром, чтобы заработать копейки и выжить. А ему деньги просто так дают. За то, что играет в игрушку. В голове один мат. Так, вдох-выдох. Я, наверно, что-то не поняла.

- И сколько ты получаешь? – я уже ожидала что-то для себя страшное. Машина-космический корабль и квартира с хорошим ремонтом говорили сами за себя. А уж то, как он завис от моего вопроса убеждало окончательно – лучше мне не знать. Вася явно подумал точно так же и уклончиво ответил:

- По-разному, но следующий стрим будет в разы больше. Благодаря тебе. Так что мне не сложно будет оплатить твои актерские услуги.

- Раз уж вернулись к этой теме, - Я говорила строго, как учительница, Вася даже сжался в преддверии моих слов, - Никаких услуг. В частности, и актерских. Я помогу тебе раз уж так случилось с рукой. Но девушку отыгрывать не буду. Никаких поцелуев и… касаний. А называть меня перед своими озабоченными смотрителями можешь как хочешь. Что не скажешь, то всё равно они надумают. После всего увиденного-то. Платить мне ничего не нужно.

Вася только с силой сжал левую руку на руле и больше ничем не показал, что услышал.

Оставшееся до дома время мы ехали в молчании. Вася не дал мне тащить мешки, мотивируя тем, что на моей дохлой фигурке это выглядит слишком жёстко. Но попросил закрыть машину и открыть дверь квартиры, т.к. ему одной рукой не удобно.

Когда мы ввалились в уже знакомый мне коридорчик, парень ключи от машины забрал, а ключи от квартиры – нет. Сказал, что теперь они мои. И я могу выбирать комнату.

Эта задача меня поставила в тупик. И я, как привидение разутая, но всё еще в куртке цвета хаки бродила из комнаты в комнату, пытаясь понять, а где мне находиться правильнее? Решающими оказались факторы: на кушетке Васе спать точно не удобно, а с моим ростом будет норм, в спальне с кроватью слишком много его личных вещей. А еще спальня дальше расположена от входной двери.

Комната с балконом, кушеткой и тремя компьютерами была мною выбрана окончательно.

- Ты уверена? Я ночами сижу за компом.

Я скептически окинула взглядом его забинтованную руку, намекая, что не скоро ему удастся плодотворно работать.

- Логично. И один комп твой – выбирай любой.

Я оглянула предложенное великолепие, пугающее своими размерами и количеством мониторов.

- Про то, что ты играешь за компьютером я поняла. А зачем тебе их три?

- Двое ребят из моей команды живут в Москве и, бывает, приезжают потусить. Точнее уже один из команды, но мы всё равно все общаемся и тренируемся иногда вместе. Вживую оно как-то веселее что ли.

Я кивнула и вернулась в коридор снимать куртку. Пока я раздевалась, Вася затащил пакеты с сумкой в комнату с кушеткой и включил компьютер. Походу, он всё привык делать быстро и не умеет ждать. Кажется, парень собирался опять болтать со своей огромной аудиторией. Мне светиться на её фоне не хотелось, я выскользнула из комнаты и прикрыла дверь.

После всего пережитого страшно хотелось есть, но на кухне не было ни нужных продуктов (Вася накупил что ни попадя), ни посуды для готовки. У меня была своя кастрюлька, но для варки на двоих маловата. Видимо, снимала куртку я зря. Натянула её обратно, обулась, взяла свои двадцать тысяч и ключи и вышла из дома в поисках съестного и докупки кухонной утвари.

Конечно же я заблудилась, увлекшись поиском нужных магазинчиков. Так с огромными эко-сумками накупленного и таскалась. Я подходила к домам, которые казались похожими и прикладывала к каждой подъездной двери магнитный ключ. Как выглядит дом и подъезд Васи я ни разу не попыталась запомнить. Что ж, значит мне предстоит обширный выбор для хождения по миру с ключом на перевес.

Пока я молилась на каждую дверь, мысли скатывались на то, что хозяйка мне всунула в использование пакеты, хотя я, не смотря на недостаток средств, старалась ими не пользоваться. Елена Павловна подшучивала и пыталась задеть моё маленькое стремление ослабить свое негативное влияние на экосистему. Тогда как я помалкивала и не навязывала видение жизни. На идеал-то не тяну, кроме пакетов ничем и не занимаюсь таким. Но сейчас стало обидно от воспоминаний. И не потому что мне что-то говорили, а потому что я вечно помалкивала. Не могу понять, почему при общении с одними людьми я язвлю и изливаюсь сарказмом да самоиронией, но когда надо – из меня и слова не выдавишь? Это какое-то проклятие? Сейчас-то в голову пришли варианты великолепных ответов на слова хозяйки. Почему их не было тогда?

Наконец, магнитный ключ на подъездной двери сработал. Стоило мне открыть дверь квартиры, как тут же уперлась в прищуренный взгляд «моего парня». Тот стоял в классической позе руки в боки, пытаясь что-то сказать, но не находя достаточно ярких слов для выражения обуревающих его эмоций. Ну пряма жена, встречающая с гулянки мужа. Так и не решив, что сказать, забрал из моих рук сумки. И утянул наверх по лестнице в одной руке, хотя мне в две-то руки с трудом удавалось тащить. Дверь я закрыла самостоятельно. Мы разулись. Вася затащил пакеты на кухню, а я сняла верхнюю одежду. Затем двинулась на кухню доставать покупки. Но местный барабашка уже сунул туда свой любопытный нос. Сейчас он в изумлении таращился на венчик в руках.

- Зачем это всё?

- Буду жилье отрабатывать и твою сломанную руку. Насколько я поняла в деньгах ты не нуждаешься, а вот с бытом у тебя беда. Решила приложить к этому женскую руку. Мама к тебе ни разу не заезжала что ли?

- Она в Твери живет. Я эту хату не так давно купил, еще не обжился.

Я зависла на слове «купил». Родители что ли подарили? Но выяснять не было смысла, идея была ясна – это не съемная квартира, а постоянное жилье. Так что мое вмешательство лишним не будет. Не понравится – выкинет. Или венчик или меня.

- Не похоже, что это произошло пару дней назад. Как ты выживал без еды на одних яйцах? – в холодильнике была только пустая упаковка из-под яиц.

- Ага, именно на них родимых. Сидел и заказывал еду на дом. – Вася выглядел подозрительно счастливым. Особенно с учетом того как встречал с магазина, - Я же говорил, что много работаю, откуда время что-то делать? На крайняк, бутеры.

Мне снова стало неловко. И из-за его шутки, и из-за того, что ему приходится после знакомства со мной отказаться от заработка и любимой работы. Пусть и на время, но мне сломанная рука точно бы позитива не добавила.

- Насть, ты не парься, я и дальше буду заказывать. Всё мне не съесть, а там на большие порции скидки. Так что с голодухи не умрем.

- Нет уж, нужно есть домашнюю пищу.

- Вон, я с американскими коллегами общался, у них там вообще не принято готовить. Это скорее хобби. Готовую еду постоянно покупают.

- Тогда считай, что у меня такое хобби. Вот как раз сегодня сделаю нам на ужин и завтрашний день. Вряд ли завтра смогу, учеба и поиск работы отнимут всё время.

- И учишься и работаешь, не многовато на тебя одну? Ты ж вон какая мелкая.

Я насупилась, так как мой рост пару раз и правда служил помехой в поиске работы. Но чаще, конечно, график и фобия. Вася разулыбался и потрепал по голове.

- Да ладно тебе, это ж удобно. Тебя одной рукой можно поднять, - он схватил меня левой рукой за талию, я, взвизгнув, замахала руками, пытаясь вырваться или не упасть. Меня держали крепко, прикосновение, обжегшее в первый момент испуга, тут же перешло в легкое тепло, стоило мне понять, что никто убивать меня не собирается. Поразительно интеллигентное поведение у моей фобии. Меня как бревно затащили в комнату и положили на кушетку. – Пошли, покажу во что играю, хоббинутая.

- Ты зарабатываешь на своем хобби, так что кто бы говорил. – я бурчала и поправляла выбившиеся из косы волосы. Мне было стыдно за поведение Васи. Как он мог позволять себе быть таким свободным в своих действиях? Прикасаться к посторонней девушке, подшучивать, приглашать к себе в дом? Попытки выявить причины его поведения терпели крах. А объяснения от самого Васи казались придуманными на ходу. Скорее, он просто творил первое, что приходило в голову. Что и не удивительно при его глупой профессии.

Я вынырнула из своего внутреннего мира и увидела, что лицо объекта моих мыслей слишком близко. Стало мгновенно жарко. Не понятно, что он ждет.

- Насть, больше не делай так.

- К-как? – я настолько разволновалась такому прямому и открытому взгляду, что начала заикаться.

- Не убегай без предупреждения. Я ж подумал, что ты… - Вася оторвал взгляд и выдохнул, - не важно. Просто предупреждай. И телефон свой дай. – он протянул руку. В процессе снимания куртки, рюкзак я оставила в коридоре. Так что за телефоном пришлось сходить и вручить в выжидательно протянутую руку. И зачем он ему?

- Это что? - Вася с шоком вертел мою Нокию.

- Телефон. – я решила не злить человека так помогшего мне и побыть немного кэпом.

- Домашний что ли? – парень с огромными глазами тыкал в кнопки, - Как тут позвонить?

Я забрала телефон, открыла меню набора и вручила обратно. Вася набрал номер и его телефон зазвонил. И перестал.

- Да уж, к тебе какой парень подкатить решит без твоего разрешения номер точно не получит. Безопасность круче отпечатка пальца. Ибо прижать твой палец проще, чем разобраться в этих черно-белых пикселях. Бррр. Тот номер, на который я звонил – запиши к себе в контакты, это мой. И звони если опять где пропадешь.

- Я просто заблудилась.

- Да тут все магазины в трех шагах.

- И 5 одинаковых домов.

- Да у них цвета разные. Запомни, мой – зелёный. Идти нужно на зеленый свет и цвет. И мне предварительно позвонить. Ясно?

Я снова насупилась и вырвала из его рук свой телефон. Не нравится ему куда хожу и чем пользуюсь, видишь ли.

- Это твой телефон на один год. А моя техника еще моей бабущке служила!

- Она возможно еще Петру первому принадлежала. Чтоб дрова колоть.

- Петр I не колол дрова.

- Откуда ты знаешь? Видела что ли?

- Все возможно, я старше. А ты со мной как с ребенком разговариваешь, хотя несовершеннолетний тут ты.

Теперь пришло время обижаться Васе. Он явно хотел язвительно ответить, но сдержался. Только махнул рукой на меня. Хотя мог многое сказать, ведь я действительно вела себя в этом случае гораздо более по-детски, чем он. Причем если его детство заключалось в веселье, улыбках, несдержанности и дурачествах, то моё имело более негативный оборот. Бездумность и безответственность. Только пора перестать себя корить и тоже настроиться на приятный лад. Еще не известно сколько мне с этим парнем жить в одной квартире.

- Вась, так что ты там хотел показать?

Мой ход оказался верным, парень сразу отвлекся от темы обиды и спора и засветился тысячей внутренних лампочек. Клянусь, потоки света лились даже из носа.

Компьютер включился за несколько секунд, я только разок моргнуть и успела. Мой ноут, например, включаться мог и минут 20. Вася защелкал и включил игру даже не пользуясь мышкой. А так разве возможно? На экране появился огромный красный значок, а потом режущий глаза экран. Белое на черном фоне – и это постоянно читать? Ужас.

- Садись. Я твина запустил нулевого. И тебе комфортно и рейтинг мне не убьешь. Смотри, это герои. У каждого свои магические способности и особенности. Тебе сейчас не обязательно изучать всех, а попробовать кем-то, чтобы понять идею.

Я водила мышкой по иконкам. Мне понравилась лучница. Она казалась такой уверенной и нарисована красиво. Да и вообще было в луках что-то волшебное. Даже больше, чем в магах.

- Вот эту хочу. Дроу Рейнжер[4], - английский я знала на неплохом уровне, без него не поступила бы в МГУ. Так что прочитать я смогла. А вот описание было на русском. Странно, ведь те, у кого проблемы с английским не разберутся и в названиях героев.

- Тракса - хороший выбор для новичка, минимум кнопок жать.

[4] Drow Ranger, Дроу Рейнджер, Дровка – герой Dota 2, в Dota 1 носил название Traxex (Тракса в среде игроков).

Вася забрал мышку и левой рукой, как-то отслеживая какими пальцами пользоваться нажал «начать игру».

Пока мы ожидали он рассказывал что-то про какие-то предметы и скилы, но в этом монологе мне были известны только предлоги, так что просто пропускала мимо ушей. Чем бы дитя не тешилось, лишь бы не крало мои джинсы.

С началом игры я попала в ад. Вася не мог остановиться говорить. И учитель из него был не ахти. Я совершенно ничего не понимала, к тому же у меня забирали мышку и что-то там щелкали. Хватали за руку и меняли расположение пальцев на клавиатуре. Я не выдержала и рявкнула на этого горе-педагога. Вася не ожидал от маленькой меня такого громкого голоса и руки тут же отнял, пожар в глазах потушил и начал понятнее объяснять.

- Бей крипов. Вот этих человечков. Старайся только добивать, я имею ввиду - наносить последний удар. Учитывай, что стрела летит какое-то время. А в оставшееся время бей противника. Нет, не крипа, а большую фигурку, у него полоска над головой.  Не зеленого – это свой, а красного. Он милишник, то есть герой ближнего боя, и ты можешь его издалека харасить… эммм наносить урон.

Я пробовала, но неособо получлось. А вскрик Васи окончательно отвлек от попыток:

- Ох, Зевс, что ты творишь, куда ты идешь! Настя, смотри, вот так делать НЕ НАДО.

- Ты разговариваешь с Зевсом? Римляне бы уже возвели тебя в ранг божественного дитя. Был бы ты вторым Посейдоном. А в наше время ты просто идиот или безумец.


- Или киберспортсмен.


- Сколько людей знают что такой киберспорт? А сколько о Зевсе?


- Ты удивишься, узнав, что твоя мысль обратно пропорциональна.


- Ого, ты выучил умные слова.


- Я просто изучал математику. Иначе как еще мне считать урон и защиту?


- Да у тебя всё связано с этой чертовой Дотой.


- Выбирай выражения.


- Простите за ругань, забыла, что Дота - это мат.

На экране появилась надпись: «First blood».

- Что это значит? - голос звучал в колонках прикольный и стало интересно. По идее переводится «Первая кровь», но я била другого игрока и ничего такого не говорили.

- Что ваш Зевс идиот. – Я всё еще ждала ответа, и Вася перевел, - Кто-то совершил первое убийство на твоем римском божестве.

- Я тоже хочу.

- Подожди немного, не лезь на рожон, подкопи денег. Ошибка новичков в том, что они гонятся за убийствами, не рассчитывая сколько при этом потеряют времени и денег.

- Но суть игры же в убийствах.

- Суть в том, чтобы разбить сердце противника. Вот тут смотри на карте. Вот уничтожишь его – и победишь.

На сердце эта штуковина походила слабо, но звучало круто «разбить сердце противника».

- Почему мы тогда туда не идем, его разбивать?

- Потому что не дойдешь. Только подаришь деньги противнику.

Убийства объявляли, а я все бегала на линии, кидая стрелы в противника или прибегая на среднюю линию, чтобы помочь убить другому. Я злилась и хотела убивать сама. Вскоре я просто стала фильтровать слова Васи и пошла валить противника. Одного убила, второго. Умерла, но ничего, потом еще троих замочила.

- Да это легкотня, за что вам платят-то? – Я после очередной героической смерти повернулась к стоявшему позади парню. Тот стоял, прикрыв глаза рукой.

- Стыдно, что я круче тебя?

- Нет, просто стыдно. Я ж тебя девушкой своей назвал. Если моя девушка ТАК играет, то лучше уж шутки про руку.

Меня задели его слова, и я просто продолжила играть, пытаясь доказать свою крутость. И удалось. Сердце противника было разбито.

- Я же сказала, легкотня. И всё я правильно делала – сердце-то разбито.

- Они нубы, Насть, просто нубы. Как и ты.

А вот это я поняла и обиделась.

- Тогда играй сам, покажи мне тут мастер класс.

- И как я это сделаю? – Вася пошевелил правой рукой и медленно выдохнул, разозленный нашими взаимооскорблениями.

- А сколько ты убийств сделал в прошлом своем профессиональном матче?

- Десять.

- А я 20! – предвидя его возражения, уточнила, - А за сколько времени сердце снесли?

- За 36 минут.

- Мы на 17ой минуте победили. Так что я понимаю не так?

- Победить новичков – легко. Ты же изначально набрала золота и правильно закупилась с моей помощью. И уже этим их превзошла с самого начала.

- Если в этом вся хитрость, то эта твоя работа совершенно работой не является. А просто игрушка. Не понимаю почему в такую ерунду льют деньги, когда столько неотремонтированных больниц.

- Это не государство делает.

- Так в благотворительность бы кинули. И сколько платят «спортсменам»?

- В зависимости от занятого места. В 2011 начали с миллиона долларов. Сейчас доросли до 40 миллионов долларов призовых и 140 миллионов долларов общая сумма.

Я попыталась перевести на рубли. Там получалось что-то невероятное в миллиардах.

- Это… Это… же…. Глупость какая. На игрушку столько денег сливать. На обычную тупую картинку. Это ж даже не спорт, не оздоровление. Вы ж не бегаете и не прыгаете. Бред.

У меня всё это не умещалось в голове. Вася взбесился и в свои следующие слова сорвался на крик:

- А ты кем таким полезным работаешь, мисс «я все знаю»?

- Буду психологом. Тот, кто помогает людям решать свои проблемы и чувствовать себя хорошо.

- Интересно как? Болтологией? Заставляя отвечать на тупейшие вопросы и выдавать секреты? Да за такое ты должна платить, а не тебе. И чем эта болтовня поможет чувствовать себя лучше? Уходят радостные и счастливые? Ой не верю. И вообще во всю эту х***ю не верю. Вот уж где только зря деньги сливать. При просмотре доты мозг работает, включается стратегическое и тактическое мышление. А при общении с психологом что? Сопли? И очевидно еще кое-что интересное. В психологи-то идёт психичка. Не замечала свои проблемы с головой, а? Там уже, возможно, и лечить нечего.

Выговорив всё это, ответить мне не дал и вылетел из комнаты. А меня сотрясала нервная дрожь. Ведь подумал он – подумают и клиенты. И я не забуду. Руки, при страхе обычно потеющие, сейчас наоборот были слишком холодны и невосприимчивы. А вот голова горела и мир казался слишком ярким до рези в глазах. Нужно охладиться, желательно не на балконе, а на улице. Чтобы моё личное пространство было подальше от этого человека. Сейчас даже мысль о его присутствии со мной в одном доме заставляло тело брезгливо сжиматься. Это был явный знак, что пора успокоиться.

Я вышла и начала надевать куртку.

- Ээээ, нет, это ничего не меняет. Никуда ты не пойдешь.

И он схватил меня за руку. Только теперь моё тело воспринимало его за угрозу. Схваченную руку привычно обожгло то ли льдом, то ли кипятком. Я неосознанно начала отбиваться и вырываться. Но он держал крепко, не выпуская.

- А ну успокойся. Точно психичка!

Сердце колотилось в висках, горло свело от страха, а руки и ноги отбивались как будто от этого зависела моя жизнь. В прочем для моего подсознания все именно так и казалось. Вася выпустил мою руку и попытался перехватить за талию. Я отскочила, ударив его кулаками со всей своей силы.

- Ох, ох. У тебя кулаки острые как иголки.

Наконец, мне удалось выровняться. Я пыталась восстановить дыхание, оно было слишком частым, что приближало к обмороку. Вася стоял, баюкая свою правую руку. Подозреваю, ей не раз от меня досталось.

- Всё. Смотри, я отошел. Успокаивайся и прекращай истерить. Так, давай вдох-выдох. Вспоминай, ты ж психолог. Какие у вас штуки для таких ситуаций, а?

Вася пятился назад, подняв левую руку вверх, как будто он сдается или привлекает внимание. Взгляд у него был обеспокоенный. Я старалась унять бешеное сердце и частое дыхание. У меня неплохо получалось. То ли тренировки сказались, то ли забавно округлившиеся глаза парня. Сейчас в них плескался настоящий испуг. Он ко мне подскочил, а я инстинктивно отпрыгнула, ударившись спиной о настенную вешалку, снеся с неё что-то из верхней одежды.

- Стой. Не двигайся, я не приближаюсь. Только не скачи больше. Присядь. – вася кивнул на небольшой пуфик, стоявший в углу.

Садиться в угол, без возможности быстрого побега не хотелось. Но я себя заставила, чтоб не позориться сильнее. Хотя куда уж хуже. Вася бегом, забыв о своей руке, метнулся на кухню и вернулся с белым маленьким полотенцем. Кто вообще использует белые полотенца? Это ж не практично. Он протянул его мне, потихоньку приближаясь, чтобы я могла его достать со своего места. Я улыбнулась его маневрам, подкрадывающегося хищника. Такое серьезное выражение было у него на лице.

Я протянула руку и забрала полотенце. Оно оказалось мокрым.

- Приложи к виску, - Вася изобразил, как будто он сам прикладывает полотенце к голове.

Я послушно повторила.

- К другому.

Я прикоснулась полотенцем к левому и почувствовала жжение и боль. Оторвав полотенце от головы решила понюхать, что за щиплящее вещество на нем. Но белое полотенце ничем не пахло, но покраснело. Я вернула его к виску и осмотрелась. В пылу страха я не ощущала боли и не контролировала движения. Не первый раз на что-то напарываюсь. Осмотревшись, пришла к выводу, что ударилась об один из крючков в стене. Далеко не все были завешены одеждой.

- Можно мне осмотреть?

Я отрицательно покачала головой.

- Я лучше сама в зеркале.

Вася кивнул, так и не попытавшись приблизиться. Только ходил за мной попятам, чтобы была в зоне видимости. Из-за его внимательного взгляда не смогла закрыть дверь в ванну, поэтому осматривала в зеркале свою голову под его неусыпным взором из коридора.

- Ну что? Может в больницу нужно? – я потрогала рваную ранку, вроде ничего страшного. Только поморщилась от того, что саднило. – Всё, поехали в больницу. Выходи, одевайся.

- Не надо никаких больниц, максимум заклеить лейкопластырем. – Себя было, конечно, жалко, но не настолько, чтобы тащиться куда-то.

- У меня нет ничего такого, - и было в его голосе столько отчаянья, что я хихикнула.

- Ну и какой из тебя бандит. Только если жираф, о которых я так мало знаю.

- Бандит? Жираф? – у Васи на лице отразилась уверенность, что я все-таки слишком сильно ударилась головой.

Компьютерный убийца, боящийся крови, был на пределе. И пока меня не отправили в больницу, а то и в психушку, придала парню смысл жизни в следующие полчаса.

- Сбегай, пожалуйста, купи лейкопластырь. А то я ж кровью тут тебе все запачкаю.

Вася сглотнул и стал быстро собираться. Походу, картинка крови повсюду его впечатлила. После того как выскочил в коридор, он сразу вернулся.

- Как ты себя чувствуешь, Насть? Не тошнит. Голова не кружится?

Видимо, испугался, что пока его не будет я упаду в обморок или истеку кровью. Или и то и другое.

- Беги уже быстрее.

И Вася испарился. Хороший он все-таки парень, но не повезло ему с соседкой по комнате.

Я повздыхала о судьбе его горемычной. Промыла ранку и пошла прилегла на кушетку прям с полотенцем. Стоило мне успокоиться после приступов страха, как сразу хотелось спать. Так всегда, так и сейчас. Я прижала полотенце к виску и моментально вырубилась.


Глава 4. Выкуп


Проснулась я от уж почти забытое ощущения, которое я помнила только в период совместной жизни с бабушкой. Кто-то коснулся меня во сне.

Я подскочила, но слететь с кушетки мне не позволили, придержав от падения и тут же отпустив, как только я выровнялась.

- Ты чего? – я в возмущении уставила на Васю. Сон для меня сейчас был спасением после всех последних нервных дней.

- Я проверял дышишь ли ты.

- И как? Дышу? – я вздернула бровь. Страх исчез, но появилась головная боль, заставляющаяся морщиться.

- Я не выяснил, но, если ты еще немного полежишь спокойно, думаю, могу сказать с большей уверенностью.

Я закатила глаза и повалилась обратно на кровать. Конечно, не для того, чтобы проверили моё дыхание. Просто тело после напряжения умеет особенно хорошо расслабляться. Вот и сейчас – сидеть не было никаких сил. Парень вытащил из пакета лейкопластыри и протянул их мне. Вот зачем пакет для такой мелкой вещицы?

- Спасибо.

- Ты прости, что разбудил. Просто прихожу, а ты лежишь в неудобной позе в крови после …ну… того странного поведения. Что еще мне подумать? Я испугался, что тебе стало плохо.

Я запустила руки в свои волосы и стала распутывать косы. После чего помассировала кожу головы и проверила место вокруг ранки. Кровь, видимо, и правда пошла снова после Васиного ухода. Но уже засохла. Я ощутила шершавые участки и слипшиеся пряди. Волосы нужно помыть. Вставать не хотелось, и я просто массировала кожу головы. Вася внимательно следил за моими движениями.

- Я поняла, что похожа на зомби. Но обещаю, что не умру здесь и сейчас. Спасибо за помощь, - реакции на мои слова никакой не последовало, - Если ты так уверен, что я все-таки зомби, то гарантирую -  я сейчас съем твои мозги, если не перестанешь так на меня пялиться.

Вася кивнул и вышел из комнаты. Я снова зацепила пальцем слипшиеся от крови волосы. Когда вставала голова слегка кружилась, но, поднявшись, я даже не пошатнулась. Ни в коридоре, ни в кухне Васи не было, поэтому я смогла без вопросов уйти в ванну. Там я вымыла голову мужским шампунем. Посмотрела на его этикетку, убеждающую в потрясающем запахе хвои и морской волны. Это кто я теперь? Рыбка в кустах, ёжик под водой или чувак с освежителем в лесу «шоб хвоей не сильно воняло»?

Волосы после мытья превратились в мочалку. Теперь их еще и полвечера раздирать. Если бы не бабушка, постоянно говорившая, как мне идут длинные волосы – давно бы отрезала их. А сейчас, спустя год после её смерти, казалось предательством обрезать такую копну. Единственный бунт, на который я решилась – это серёжка в губе. Удивительно, но бабушка тогда обрадовалась, обняла меня и сказала, что я у нее умница и красавица. От воспоминаний тепло разлилось внутри груди, смешиваясь с обжигающим душем снаружи прямо в месте ключиц. Там как раз и образовался комок грусти. Теперь это только воспоминания. Больше никто меня так не обнимет, а я не отвечу на объятья со всем душевным теплом. Последнего уже не осталось. Всё выжег страх.

Я встряхнула головой, обдав брызгами стенку и шторку. Хватит. Еще мгновение и на лице будут капли не воды, а слёз. Этим я не верну бабушку. Одела домашнюю водолазку и джинсы, ставшими такими из-за не отстиравшихся пятен, и убрела в комнату расчесываться. Когда волосы приобрели божеский, хоть и немного облезлый вид, я взялась за готовку. Супы я делала вкусные и зажарочка всегда с идеально-золотистым луком. А вот моими пирожками бабушка могла от маньяков обороняться и гвозди забивать. Хотя кто на старости лет-то от маньяка будет обороняться? Ну какой позарится-то? А если и позарится, то немолодой вдове срочно хватать надо и на кухню тащить, чтобы пирожки готовил. Иначе внучкины заставят съесть.

За все два с половиной часа, проведенных на кухне, Вася так и не появился.Взяв из учебной тетради листочки, подписала кастрюли пожеланиями приятного аппетита. Перекусила и ушла в «свою» комнату. Компьютер и игра после всего произошедшего так и не были отключены. Я совершила несколько раз путь от стены до стены и села дальше разбираться в том, что так любил хозяин этой квартиры. Не мог же он так рьяно защищать какую-то ерунду? Хотя с тем как защищает меня, есть основания думать, что мог.

Ночь пролетела незаметно. Уснула я только к четырем утра. Игра оказалась затягивающей. Причем, чем дальше, тем более общительный народ попадался. И не все оказались подростками, как я опасалась. Они шутили, помогали друг-другу и обсуждали каких героев брать. Оказывается, это тоже влияло на шансы победы.

Чтобы снова не проснуться слишком поздно я поставила будильник на 5 утра. Через полчаса он зазвонил. Я поднялась с неудобной кушетки. Думаю, именно сейчас я наиболее сильно походила на зомби. Перекусила, хотя есть и не хотелось. От необходимости что-то засунуть в себя в такую рань, организм реагировал тошнотой. Но я не скоро смогу поесть, так что надо. Собрав вещи на учебу, стащила с крючка куртку. Насколько я помнила, именно её я сбила при нашей потасовке. А вот чтобы поднимала – такого не помню. Из соседней комнаты вышел Вася и сонно осматривал одевающуюся меня.

- Ты куда это в 5 утра собралась?

- Уже почти шесть.

- Вот-вот.

Вася потянулся, а я смущенно отвернулась. Хоть бы одевал пижаму какую. Моя реакция была замечена, и парень приблизился и наклонился в попытках поймать взгляд. Выбрав меньшее из зол, подняла глаза и уставилась в его тёмные зрачки.

- Тебе бы пижаму носить.

- Я вырос из того возраста, что меня нужно во что-то пеленать, чтобы со мной спать.

Спать. Что? Это он имеет ввиду. Ах ты… Я, конечно, слышала о соблазнении несовершеннолетних. Но соблазнение от несовершеннолетних вижу впервые. Интересно, за это какой-то срок положен? Вот пойдет такой инцидент в суд и начнут бояться учительницы ходить в школу, а дамочки предлагать школьникам конфетки. «Вон с той Фаталовой Анастасией слышали что произошло? Ужас, дети нынче опасные пошли». Пока мои мысли не зашли еще дальше, пробормотала:

- Я на учебу. Пока.

Так и не застегнув куртку, открыла дверь и выскочила на лестничную площадку. За спиной раздался громовой хохот. Пришлось возвращаться красной как рак и надевать кроссовки.

Я испытываю позор постоянно с момента знакомства с этим киберспортсменом.

Хохот никак не прекращался, и я слышала его еще спускаясь по лестнице. Что ж, в этом есть плюсы. Весь налетевший сексуальный флёр сразу пропал. Хоть пиши статью пикап-мастерам: «Хочешь отбить интерес у девушки – посмейся над её романтическими чувствами». Хотя, кто от меня послушает пикаперские советы? Я ж даже ни разу ни с кем на свидания не ходила.

Метро было полупустым практически всю дорогу. Счастье-то какое ехать всего пару станций. Когда едешь с более дальней станции, то ближе к центру уже набирается много народу. Учеба начнется в 10, как раз успею почитать пару электронных книг. Вот только именно сегодня ноутбук я забыла и взяла обычные тетрадь с ручкой. Таких динозавров лекции никогда не видели. И чем заняться оставшиеся 3 часа? Библиотека еще не работала, учебники с собой никто давно не таскал, в телефоне можно поиграть только в змейку.

Поэтому я занялась тем, что не делала с момента выхода мамы из тюрьмы – я села рисовать. Рисунки выходили черные и мрачные. На последнем была учительница размера XXX(и еще 41 X)L, убегающая от малыша со злобной рожей и компьютерной мышкой в руке. Надо еще приписать над женщиной как в комиксе «Спасите, насилуют!!!». Если бы кто мне показал такое, решила бы, что человеку нужна консультация. Срочно. Только у меня на это никогда не было денег, вот я и взяла всё в свои руки. Решила стать психологом сама. Только те знания, что могли бы реально пригодиться, приходилось всё равно добывать самой. Голая теория, преподаваемая в университете, была абсолютно бесполезной.

Зря я наговорила гадостей Васе. И правда, чем моя профессия лучше? Ведь задело меня то, что чтобы работать киберспортсменом не нужно много лет получать образование. Зависть. Получать деньги так легко и просто. И в таком возрасте. Кстати, а какие суммы получает именно он мне было не сообщено. Может, это просто бравада, а сам-то он и не зарабатывает вовсе. А все достается от родителей. Как они вообще его выпустили на вольные хлеба в таком возрасте? Ведь они все еще несут ответственность по закону за его поведение.

Хотя, если учесть его слова про то, что он много работает... то– что с ним случится? Ведь он целыми днями дома за компьютером. Даже еду заказывает доставкой на дом.

Когда лекция началась я уже сидела за первой партой с ручкой наготове. Я всегда выбирала сиденья поближе к преподавателю. И слышно хорошо, и мало кто садится так же близко. И когда лекция заканчивается, могу первой выскользнуть, пока народ не начал вставать и толкаться, ступая к выходу.

Меня здесь считали очень странной и избегали общения. По сути, они были правы. Зато хоть не пытались как-то задеть или чем-то плюнуть из ручки, как было в школе.

Этот день я провела, как и все предыдущие – незаметно для окружающих. Быть невидимкой, как и ходить тихо я научилась благодаря отчиму. Мне было только 8 лет, а навык сохранился до сих пор. Насколько же сильны установки в нашем мозгу. И страхи.

Но кое-что выбило меня из обыденности. Одна из лекций по системе психологии Адлера меня впечатлила. Она противоречила Фрейдовской теории и тому, к чему я привыкла. Фрейд гласил, что наше прошлое имеет огромное влияние на нас сейчас и с этим нам бороться всю жизнь. Адлер отрицает понятие психологической травмы. А моя гаптофобия – это как раз результат такой травмы из детства благодаря моим родителям.

-Наша жизнь определяется не прошлыми переживаниями, а тем смыслом, которым мы придем им при выборе наших дальнейших действий. – высветилось в презентации преподавателя.

Эта цитата как будто выдернула меня из сна и заставила слушать с особенным вниманием. Идея Альфреда Адлера в том, что ты сам решаешь, как жить. И мои мысли о том, что я не могу справиться с фобией – это моя цель так думать.

Голова взрывалась от этой противоречивой моим понятиям информации. Почему я ранее никогда не интересовалась теорией Адлера? Вернемся. Исходя из этого, выходит, что в моей фобии есть что-то полезное, отчего я подсознательно не хочу от неё отказываться. Как минимум чувство «особенности». А также, я слишком цепляюсь за прошлое, хотя и убежала от него. Это больно. Выходит, я всё это время просто скидывала ответственность на родителей, вместо того, чтобы искать возможности.

- Какие интересные записи.

Я вынырнула из дум под тяжелым взглядом лектора. Тот оказался рядом со мной и держал мой рисунок про убегающую учительницу в руках.

- Хмм, возьму на память. Такую привлекательную даму нужно отдать мужчине в полном расцвете сил.

Семидесятидвухлетний лектор усмехнулся и стал еще внимательнее рассматривать картинку.

- Ведь ей явно всякие мальцы не по вкусу, хотя какой горячий мальчик.

Я спрятала горящее лицо в руках. Ведь надпись я -таки сделала. Больше не рисую, клянусь. Ибо по последнему взгляду лектора поняла, что мне действительно нужна помощь психолога. Хотя он и сильно сомневается, что мне уже хоть что-то поможет.

Стыд схлынул только при подходе к эскалатору. Хоть было еще далеко до час-пика, но к этой чертовой движущейся лестнице все стремились подойти толпой и поближе. Так. «Я принимаю решение не бояться». Черт. Черт. Черт. Не получилось, спину обдало жаром, и я дернулась, чуть не сбив женщину с ребёнком. На эскалатор я шагнула с бешено бьющимся сердцем. Дурацкая теория. Но я хочу избавиться от фобии и научиться общаться. И только теория Адлера дала мне реальную надежду сделать это полностью и окончательно.

В вагоне я по привычке залезла в уголок и стояла, дожидаясь своей станции. Теперь, когда я жила у Васи, ездить приходилось гораздо меньше. Только это не отменяет необходимости найти работу. Шагая от станции к дому, я была уже предельно внимательна. Стоит один раз углубиться во внутренний мир – и я точно потеряюсь.

Вася сидел за компьютером и смотрел матч Dota 2 через колонки без наушников. Я это поняла по огромному количеству незнакомых слов и эмоциональной быстрой речи двух комментаторов.

Я так и не назначила ни одного собеседования на сегодня. А, значит, это нужно сделать сейчас.

Я зашла в комнату и коснулась плеча Васи. Я это сделала осознанно и даже почти не через силу. Только парень вздрогнул и, подскочив, обернулся. Похоже, за криками комментаторов, он не услышал, как я пришла. Вася нажал на пробел и поздоровался со мной с улыбкой.

- Скажи, пожалуйста, пароль от вайфая.  – сказала я это слегка улыбнувшись. Во-первых, тяжело было не ответить на его улыбку. А во-вторых, я отменила все оправдания своего неумения взаимодействовать с людьми. Парень завис практически на несколько минут, не ожидая от меня хоть какой-либо адекватности. Сюрпри-и-из.

Получив, наконец, желаемое сочетание клавиш, я схватила ноутбук с телефоном и ушла на кухню подальше от громких звуков компьютера. Только снова матч не включился. Наверно, смотрит в наушниках. Я начала обзвон работодателей поблизости с вузом. Их было не так уж много и согласился на собеседование завтра только одни. Хотя, казалось бы, работа кассира в городе Москва. Но не так уж много готовых к моему странному учебному графику. И еще меньше готовых терпеть мою зажатость и неулыбчивость. Я хотела в кладовщики, но туда берут только мужчин, а никак не малявок, весящих 40 кг.

- Насть, не ходи ты на эти собеседования. Ты ж не хочешь там работать. Да и учебе будет мешать, - я вздрогнула, ведь сидела к двери спиной и была уверена, что Вася в комнате. Интересно, когда это он успел сделать такие выводы? – Я сегодня стримил. И благодаря тебе заработал за один день более шестидесяти тысяч.

- Сколько? – Я пребывала в полнейшем шоке. Я столько зарабатывала за 3 месяца работы. И пусть неполного рабочего дня, но уж точно в день выходило больше часов, чем он потратил сегодня на заработок этой суммы.

- Я к тому, что там и твоя доля большая. В общем, всё благодаря тебе. К тому же поток и живое обсуждение привлекли новые просмотры и подписки. Мне очень нужно, чтобы ты была моей девушкой. Ведь иначе пойдут слухи, которые наоборот, могут ухудшить ситуацию.

Почему-то мне слабо верилось в его объяснение, но и я не разбиралась в его «работе». Поэтому просто пожала плечами и сказала:

- Хорошо, я тебе помогу.

Вася удивленно на меня смотрел. А затем улыбнулся и уточнил:

- А почему ты в первый раз была так категорически против?

- Потому что ты не спрашивал, а делал мне одолжение. А сейчас по-человечески попросил о помощи. К тому же, ты мне во многом помог, и я стала больше тебе доверять как человеку, - Я решила быть максимально искренней и вежливой. Хватит винить всех в том, что я такая сложная в общении.

- Чур тебе проценты со всех стримов, пока мы считаемся парой.

- Мне это не нужно.

- А придется. Во-первых, мне необходимо твое время, поэтому ты не сможешь работать, - затем он поднял руки вверх, - эй, не смотри так на меня, учебу я не трогаю, а замотивировать тебя деньгами полезно. Чем больше стараешься - тем больше получаешь.

- Но ты помнишь, о чем я тебе говорила, когда ты предложил свое такое неэтичное предложение?

- Конечно!

Вася с энтузиазмом потянул ко мне правую руку. Потом заметил, что рука на перевязке не дотянется и протянул левую.

Я пожала.

- Почему у тебя рука все еще с повязкой? С переломом же гипс положен, - я была возмущена его беспечностью.

- Вот завтра как раз и собирался его наложить.  – Парень всё еще не выпускал мою руку.

Я кивнула на наши ладони, намекая, что пора освободить.

- Насть, как твой парень…

А вот у меня вторая рука не была сломана, и я смогла приподняться и отвесить ему затрещину.

- Да дослушай ты, бешеный комарёныш, - он разулыбался, но руку мою не выпустил, - Почему сейчас, когда я рядом, ты спокойна, а вчера было не так? Мне это нужно знать, как минимум для того, чтобы в компании не попасть впросак.

- В какой такой компании?

- У нас командный съезд в Подмосковье. Я бы хотел, чтобы ты отправилась с нами. До вуза довозить обещаю каждый день. И забирать. – видя моё темнеющее лицо, заговорил быстрее, отчего перешел на свой сленг, - Б… там нам мозгоправа назначили. И вместо того, чтобы откатывать[1], будем ерундой маяться. А мне перепадет втройне, ведь я как в сале[2] с той рукой. А ты из той же секты, может отвлечешь или ей самой мозги своим занудством вправишь.

[1] Катка – одна игра в Dota 2

[2] Сало в Dota 2 - это невозможность использовать способности.

Я обдумала что же можно катать всей командой. Потом осмотрела его руку и не увидела жирного блеска присущего тому, чего намазали бы салом. Вряд ли они всей командой катают кусок сала, и Вася будет просто самый измазанный. Затем разозлилась на зануду и попыталась вырвать руку. Но меня не выпустили. Удивительно, но, не смотря на то, что я была слегка обижена и меня держали против воли, я ощущала от его руки только приятное тепло. Я не согласилась на выезд. Потому что объяснять не собиралась, что я тоже калеченная, только на голову.

И всё равно поехала. Во-первых, причиной съезда было появление психолога в их команде, а во-вторых, я получила первую зарплату в роле девушки. Она оказалась приятной настолько, что я не стала отказываться. Так как к тому моменту мой ноут сломался окончательно вместе с написанной наполовину курсовой. Отсутствие нормальной работы позволяло мне все-таки сдать всё вовремя.

Вася вёз меня до пансиона сам. По дороге захватил еще одного парня. Тот представился Богданом, отличался богатой коллекцией нерусских корней и при этом поразительной для родины скромностью. Всю дорогу он сидел на заднем сиденье в наушниках и не вылезал из телефона.  Я хотела Васю расспросить о том, кто это, но стеснялась в его присутствии спрашивать в третьем лице. И почему они не общались? Они же команда, то как они взаимодействуют в жизни может отразиться на игре.


Пансион встретил нас множеством ёлочек и сильным холодом. Я побежала к зданию чуть ли не быстрее ребят. Они перебросились парой фраз. Впервые за поездку, вот это командный дух. Я еще не знакома со всеми, но уже есть подозрения, что психолог для них – это отличная идея.

В холле с сумками на диване сидело 3 парня. Полненький и низкий что-то говорил и смеялся. Остальные слушали вполуха. Подросток, которому предстояло стать однажды очень симпатичным мужчиной, ехидно фыркнул на слова полного, но от телефона не оторвался. Второй не был ни в наушниках, ни в телефоне. Он смотрел в противоположную от других сторону, как будто хотел вскочить и уйти от этого общества куда подальше. Он как раз меня первым и увидел. Явно высокий, подтянутый с жесткими чертами лица при том, что в генах явно побывали азиаты.

Я их мысленно обозвала: Пухляш, Малой и Азиат. С Малым, как оказалось позднее, я с кличкой угадала. Сзади раздался шум, это зашли Вася и Богдан, затаскивая сумки внутрь. Я, естественно никакие не брала, т.к. собиралась все-таки бывать в вузе. Не знаю как Вася будет возить меня по полтора часа до метро и обратно, но это его проблемы. Главное, чтобы я не попадала в час-пик.

Пухляш подскочил, услышав шум и, приблизившись к Васе, выдал ему сильный тычок в плечо. Так как это оказалось правое плечо – Вася поморщился.

- Вазелин, да ты герой у нас. И сломанная рука тебя не остановила.

Услышав про сломанную руку, я в гневе взглянула на Васю. Он так и не сделал себе гипс. Пухляш же перевел взгляд на меня:

- Я думал брешут, что ты в наше холостяцкое болото притащишь бабу. Зачем кстати?

- Пофигу, главное, что он сам за нее платит, - это сказал Азиат, так и не отрывавший от меня взгляда всё это время.

- Ааа, я понял, у тебя ж рука сломана. В такой ситуации без девушки точно не расслабиться. А тот, кто не расслабился – плохо играет. Верно, Фунтик? – сказав всё это, Пухляш выдал тычок и Богдану.

- Фантик. Сколько раз говорить – зови Фантик. Это от слова FUN или тебе подарить англо-русский переводчик? Вроде, самый старший, а мозгов как у трёхлетки. – Богдан говорил это сквозь зубы так и не сняв наушники. Интересно, это что же выходит, всё это время он всё слышал? Слава богу, я не спросила о нем у Васи.

- Вон Васька у нас вообще Вазелином зовется и ничего, хотя у него явно неконфетное место жительства, как у тебя, Фунтик.

В комнату зашел еще один человек. Это был мужчина за 30. Слава богу, тут будет хоть один немолодой и неагрессивный. Мне уже страшно от общества этих нелюдей.

- Так, сейчас вазелин потребуется всем, если через час вас не будет в зале. И когда я говорю «вазелин», я имею ввиду не Васю. Быстро разобрали комнаты и вещи, компьютеры уже стоят. – все это строгим голосом сообщил зашедший.

Они притащили компьютеры даже в пансион. Куда я попала?

Парни поднялись с сумками, Вася, поняв, что забыл сумку в машине, убежал обратно на холод. А я стояла в коридоре, смотря на удаляющиеся спины и не знала, что делать. Да зачем я тут вообще, почему согласилась? То, чем объяснила свой поступок, казалось нелепым. Никто своих девушек не притащил и по взглядам поняла, что это вообще не принято. Вася что похвастаться решил? И кем, мной? Пфф. Я похихикала над своими мыслями, и именно в этот момент ввалился Вася, открывая дверь плечом, т.к. единственная здоровая рука была занята сумкой.

- Чего стоишь? У тебя тоже комната есть. Будешь ты там жить эти дни или нет – твоё дело, но она уже оплачена, так что го покажу.

Комнатка оказалась очень простой и уютной. Однотонные стены, светлая кровать, большой телевизор на стене и радио, сделанное под дерево. Последнее меня сразу заинтересовало, и я включила лёгкую джазовую музыку. Такие звуки меня всегда расслабляли. Но в этот раз настроиться не удалось, входная дверь со стуком открылась, снова впуская Васю.

- Чего сидишь, пошли на сходку.

- Мне то что там делать? – Я ответила раздраженно. Бесили все эти его «Чего стоишь» «Чего сидишь». Откуда я могла знать что мне тут делать?

- Как минимум узнать правила. И составить мне компанию.

Вася как всегда бесцеремонно схватил меня за руку и потащил. Только перед дверью остановился, выбирая меньшее из зол – отпустить меня или открыть дверь. Мне нравилась сила и тепло его ладони. Я чувствовала себя спокойно и под защитой. Это было настолько приятное и незнакомое чувство, что прекращать его не хотелось. Дверь открыла я сама.

Сбор был в комнате с пятью компьютерами и большим черным диваном, сделанным под кожу. Зачем пять компов, если Вася играть не будет? То, что они сюда их притащили вместе с компьютерными столами для тренировки – это было понятно даже непонимающей ничего в этом деле мне.

На диване уже сидели четверо мельком виденных ребят. Мне с ними еще не раз пересекаться, а я даже не знаю, как их зовут. На этой мысли я резко затормозила, ощущая, как меня тянут ближе к дивану на буксире.

- Вася, стой, - парень меня послушался и остановился резко, отчего я потеряла равновесие (ибо ранее старалась затормозить и не ожидала такого резкого эффекта от своих слов) и практически налетела на Васю. Но мой тягальщик приподнял левую руку, всё еще удерживающую мои пальцы и проконтролировал, чтобы я не свалилась. С учетом его превосходства в росте, не удивительно, что это вышло легко. Я приблизилась к нему и поманила пальчиком, чтобы он наклонился. Говорить такое, чтобы слышали остальные, не хотелось.

- Представь меня, пожалуйста. – я прошептала это прямо в ухо Васе. Когда я отдалилась, то заметила, как его шея покрылась мурашками. Парень повернул ко мне взгляд своих темных глаз и уставился на меня, не моргая. Что я такого странного попросила, интересно? Это он с ними каждый день играет, а я их сегодня увидела впервые.

С дивана раздался свист.

- Так, голубки, без шур и мур тут. А то нам становится завидно.

Вася прикрыл глаза на слишком долгое для моргания время и повернулся к дивану.

- Насть, вот этот недошутник – это наш недокерри Сашка, иначе Батон.

- Я Батя - наи… - Пухляш решил дополнить список, но его прервал Вася

- Так, Батон, попридержи язык при моей девушке. Не ты один сменил ник на более литературный.

Далее Вася, всё еще не выпуская моей руки, кивнул на парня, которого мы подвозили. Тот снова сидел в телефоне и в отличие остальных, с интересом следящих за представлением, не отрывал взгляд от экрана.

- Наш оффлейнер - Богдан, он же Фантик.

- И Фунтик, - Батон не смог не промолчать. За что и получил по шее от Богдана. Похоже, он опять в наушниках без музыки.

- Это наш семи-саппорт - Гроб на ножках, иначе Добби

- Да Малой он. Не видно, что ли по прыщавой роже? – Батон-пухляш и тут смолчать не смог. За что получил и от еще одного члена команды. Только Добби постарался ударить кулаками ему в пузо. Батон только посмеялся и растрепал на макушке вихри парня. Малой был красивым мальчиком, с четкими линиями лица и жесткой складкой губ. Прыщик я заметила у него только один, но это дело возраста. Думаю, скоро вся его команда обзавидуется тем, чем наделила природа этого подростка. А вот девушек будет жалко. Слишком падки они на таких вот, вспыльчивых и красивых.

- А что такое семи-саппорт? – я решила отвлечь ребят от разборок. На самом деле остальные фразы, демонстрирующие игровое распределение, я тоже не поняла. Знала только саппорт. Мне это запомнилось, т.к. английское слово support отражало в полной мере. Это означало героя, который помогал в процессе игры остальным игрокам, вылечивая их и помогая с предметами и убийствами.

- А это значит недосаппорт, - Батон в очередной раз громко заржал со своей же шутки. Добби опять попытался его побить, Вася смотрел с гневом на Батона. Причина, как мне казалось, в том, что ему не давали ответить на мои вопросы, а не потому что хотел предотвратить конфликт.

Пока я с ужасом смотрела на набирающую скорость разборку между подростком и толстячком, рядом с нами оказался Азиат. Он решил представиться самостоятельно и протянул руку.

-  Кирилл. И раз уж всех представили по их роли, то я саппорт и капитан нашей команды «WinTin».

Я впервые узнала название команды Васи. А еще я не хотела отвечать на его рукопожатие, да и отойти хотелось подальше. Почему-то моя гаптофобия признавала только Васю. И то через раз. Прикасаться к этому мужчине совсем не хотелось. И хотя он, похоже, был младше Батона Саши, манера Кирилла держать себя превращала его из парня в мужчину. А меня это страшно пугало. Моё тело ассоциировало это с властью и опасностью.

Я покрепче сжала руку Васи, чтобы не вздумал отпустить, и продемонстрировала Кириллу свою занятую правую руку. Мол, это не я виновата, что не могу ответить на рукопожатие. А потом якобы случайно отступила назад, частично спрятавшись за плечом Васи. Стало сразу легче и спокойнее.

В комнату зашел тот же мужчина, что прервал наше общение в прошлый раз. Окинул взглядом нас всех, особенно внимательно посмотрев на мои сцепленные с Васей ладони. Я еще дальше зашла за спину Васи, уже грозя, наверно, вывихнуть ему руку.

- Здравствуйте, Анастасия, можете присесть с мальчиками. Я тренер этой команды оболтусов, - пока Вася усаживал меня на самом краю дивана, тесно прижавшись ко мне бедром, как будто для того, чтобы смогли вместиться остальные ребята. Но места было еще много, просто ребята развалились на диване и стоящем рядом кресле кто как. – Вася, твое присутствие обязательно на всех разборах. Также необходимо будет выполнять все задания психолога, вряд ли они будут противоречить твоему здоровью. И я надеюсь, что к матчу ты будешь готов и нам не придется менять состав. Ты знаешь какая у нас ситуация с заменами.

Вася серьезно кивнул. Такого выражения лица я у него еще не видела. Он всегда был как будто навеселе, с улыбкой или с мальчишеским задором в глазах. А тут такая серьезность, как будто сейчас чья-то жизнь висела на волоске. Его пальцы так и не выпустили мою руку и сейчас еще крепче сжали. Попытки вырвать уже вспотевшую от тисканий ладонь ни к чему не приводили. Всё дальнейшее парень слушал крайне внимательно, не реагируя ни на мои попытки вырвать руку, ни на моё присутствие в целом.

Тренер объяснял временное расписание. Из него выходило, что им работать не менее 8 часов в день. И это еще не считая задач от психолога! Удивительно, может, Вася и не преувеличивал, когда говорил, что он очень много работает?

- Тренер, а почему мы и в этот раз не в Винстрайке назначили?

- Там слишком много отвлечений, а вы знаете нашу ситуацию, необходимо срочно сыграться. Также работа с психологом невозможна в должной мере в буткемпе на Арене. К тому же Ольга говорила, что вам нужно правильное питание и свежий воздух.

- Вряд ли мы будем гулять, - это усмехнулся до селе молчавший (удивительно!) Богдан.

Только от взгляда тренера все застонали.

- Каждое утро вас ожидают физические занятия.

Меньше всего расстроились этому заявлению Вася и Кирилл. Вася, наверно, потому что со сломанной рукой ничего серьезного делать не заставят, а Кирилл явно привык к спорту. Хотя, вспомнив как выглядит Вася без футболки, поняла, что он тоже не отказывается от физических нагрузок. Неужели я испортила своим острым задом и это его хобби?

- Ольга приедет завтра, поэтому садитесь и отыграйте пару каток в свободном темпе. Вася, можешь быть свободен.

- Я останусь понаблюдать.

Тренер только кивнул в ответ. Я тоже осталась. Мою руку так и не выпустили, а попытки намекнуть на уход не заметили.

Я с интересом смотрела, что же выискивали в компьютерах остальные. Пятый компьютер тоже включили – там высвечивались графики и показатели как по всем, так и по каждому игроку. Их совместно коротко обсуждали после каждой из игр. К третьей игре я смогла разобраться у кого из ребят какой никнейм. Это оказалось не сложно, т.к. во время игры по именам они друг-друга не называли, только по кличкам, которые были похожи на их никнеймы.


Капитан команды Кирилл играл под именем «mrKill», а ребята звали его Кил. Когда кто-то возмущался его приказом, то обращались к нему ехидно: «Эй, Мистер, а ты не подумал…»

Богдан звался в игре «funtik», к нему обращались: Фантик. Батон звал исключительно Фунтиком.

Сашка, он же Батон, он же «Nab3» звал себя исключительно Батей. «Батя идет, расступись» «Кто звал Батю?» и т.д. постоянно звучало в игре его голосом.

Никнейм Добби раскрыл его кличку «гроб на колесиках», ибо числился он как «grobydoby».

А также, я убедилась, что ребятам помощь психолога реально нужна. Они постоянно ссорились и поддевали друг-друга. И только у Батона это звучало не обидно, потому что он единственный обидеть не пытался. Маты и оскорбления летели со всех сторон за любой промах. Капитан команды не переходил на личности, но его отчитывание было самым жестоким. Ни одного положительно момента он не замечал, зато за любую ошибку распекал по полной и с чувством собственного превосходства.

На четвертой игре их совместные игры прекратились, т.к. Добби отказался играть дальше.

- Да вы меня вечно затыкаете и не слушаете, а я же говорил, что нужно было идти на ганг, а вы …

Дальше шло непередаваемое количество матов. По сути, он был прав – стоило ему влезть со своими пожеланиями или советами, как его очень жестко прерывали. Да еще и унижали чувство собственного достоинства, заявляя, чтобы слушался старших и выполнял, что говорят.

Но отношение к Добби было не самым худшим в их команде. Просто самый младший оказался самым нетерпеливым и, не выдержав пытки, сбежал от компьютеров в свою комнату остывать. Больше всего доставалось Батону. Его реакцию и способности к игре постоянно оскорбляли. Еще чаще его просто называли слишком старым для Доты. Интересно, слишком старый, это сколько?

Не удивлюсь, что даже я уже стара.

Вася добавил в конфликт перцу, отдавая приказания, хотя не он капитан команды и не был одним из игроков в данный момент. И нет бы просто подсказать Кириллу, он делал это с позиции, что его капитан – пустое бесполезное место.

Боюсь, тут даже психолог уже не поможет. Тем более, походу, на работу с ним отведено слишком мало времени. Для такого молодого коллектива с бурлящим адреналином явно нужно постоянное присутствие психолога. Хотя бы для того, чтобы этот коллектив не менялся каждые полгода. Эта мысли заставила меня кое-что уточнить у Васи.

- А часто ли психологи работают с командами?

Только ответил мне не Вася, а тренер, который стоял рядом и вместе с «моим парнем» осматривал графики игр.

- Нет, это редко и временная мера.

- А часто ли меняются составы у игроков? – этот вопрос тоже составлял один из кусочков моих мыслей.

- Да постоянно. Продержаться полным составом один год – уже сильно.

Я кивнула. Что и требовалось ожидать. Все работают над умениями в игре, забывая, что играют командой. И, сравнив то, как я играла одна в эту игру с игрой профессионалов – я поняла, как важен здесь процесс сыгрывания. А также стратегическое и тактическое мышление. Но если ты борешься с собственной командой, то до широкого взгляда на игру будет далеко.

- Саш, позови Добби. Будем разбирать ошибки.

- Нет! - Ой, последнее сказала я. Все уставились на меня с вниманием. И что я скажу, что решила, мол, умнее их всех тут? – А разберите, что сделали правильно, а не ошибки. А то Добби такой злой итак, аж страшно. Да и на положительных примерах мне легче будет понять, что это за игра.

Удивительно, но моя просьба поучить меня игре вот таким способом была принята к сведенью. А какому мастеру не захочется похвастаться тем, в чем он разбирается?

Вскоре Саша вернулся вместе с хмурым Добби и все уселись за диван. Желание вести разбор не было. Над нами витала гнетущая тишина, готовая перерасти в бурю из взаимных оскорблений. Именно так я всё ощущала, сумев вырваться из Васиных лап и сесть, наконец, одна на отдельном кресле. От постоянного тягания меня за руку – та покраснела и была абсолютно мокрой. Все-таки во всех этих нарушениях личного пространства так много неприятного.

Тренер включил экран большого телевизора, на который транслировалась картинка с компьютера. Включилась запись матча. Ребята внимательно смотрели на экран, хмурясь. Тренер похвалил команду, что они вначале игры взяли три руны, описав это как «отличный буст для старта». Затем камера попала на картинку с мультяшным мужчиной, держащего в руках загнутые дугой лезвия. Он бил других существ.

- Батооон, как можно было не добить два крипа подряд, когда тебе НИКТО не мешал? – это был голос раздраженного Добби. Пухляш только собирался ответить, как заговорил тренер.

- Саша отличается сверхосторожностью, что неплохо для керри. И в тоже время может вовремя ворваться в схватку, как вы не раз это видели за сегодняшнюю игру. Смотрите. - Тренер перемотал. - На 16ой минуте Богдан просто великолепно ультует, и Батя абсолютно вовремя врывается, чуть ли не опережая команду Кирилла. Хотелось бы отметить отличный контроль карты у Кила, вы спаслись от не менее чем шести гангов благодаря тому как быстро он реагирует на изменения в карте и как ставит варды.

Включился на экране момент, где все сверкало искрило и моргало.

- Обратите внимание на действия Добби в схватке. Ни одного не сделано зря. Всё вовремя прожато, на рожон не лезет. С учетом того, что наш гроб на ножках с нами недавно и не успел сыграться, он отлично дополняет вашу игру. Ранее наш семи-саппорт пёр напролом постоянно. Так что я вижу огромный шаг вперед.

Ребята с удивлением смотрели на тренера. Тому стало неудобно находиться в непривычном для себя амплуа, и я решила вмешаться.

- А что эти светилки-варды имеют какое-то значение? Я пробовала играть, там никто их не ставил. Хотя кто-то кричал, что они бесплатны.

Ребята расслабились и захихикали. Вася изобразил, что не знает кто я такая и его нет рядом. Мне объяснили и про варды и про выбор героев, что с кем и зачем. И про контроль карты. И множество еще чего. Понимала я только одно – что ничего не понимаю и, что эта игра меня заинтересовала. Оказывается, в ней все-таки надо думать. Да еще как. Существует очень много разных вариантов развития событий, которые зависят от действий игроков: выбор героя, выбор предметов для героя, выбор заклинаний, действия самих игроков (нападение, отступление и т.д.). Каждая секунда наполнена стратегическими и тактическими приёмами, которые приходится адаптировать еще и по ходу игры. Учитывать ходы противника на множество минут, а то и на всю игру вперед. И у тебя никогда на это нет достаточно времени.

Шахматы курят в сторонке.

Когда ребята перешли к просмотру второй игры, все были веселы, отмечали интересные моменты у друг-друга. Критика тоже присутствовала, но на волне общей расслабленности она впервые звучала с реальным желанием помочь и улучшить игру своей команды, а не возвыситься или оскорбить. Взгляд тренера, Кирилла и Васи регулярно возвращался ко мне даже когда моя персона была далека от темы их увлекательного разбора.

Как же недооценивают киберспортсмены работу психолога. А это я – еще не сертифицированный специалист. Что говорить об опытных с программой под их спорт? В целом, я ведь тоже недооценила сложность Васиной профессии. Сейчас мне было особенно стыдно за мои слова про него и бездумность его работы.

Парней я оставила разбираться дальше. От всех этих незнакомых слов разболелась голова. Да и смотреть мельтешение картинок пятый час подряд – это слишком. Решила, что полежу у себя в комнате и как Вася освободится – уеду.

Незаметно для себя уснула на кровати прямо в одежде.

Проснулась с ощущением беды и чьего-то присутствия.  Оглянувшись, увидела Васю. Походу, у него есть ключ от моей двери. Это напрягало, но есть вещи для обдумывания приоритетнее. Парень был потный как после занятия, а занятия утренние у них то ли в семь то ли в восемь утра. То есть. ПОЗДНО! Что делать? Первая лекция в 8:20 сегодня, а я её уже, похоже пропустила. Начала накатывать паника. Я никогда не опаздывала. Вася пришел, наверно, меня рабудить. А разбудить ранее чего-то не догадался.

- Ты почему раньше меня не разбудил?

- Куда уж раньше, итак еще только восемь утра. Да и не будить вовсе, а так…эммм… не важно.

- Восемь, о боже. – первая реакция, когда я не знаю, что делать, у меня одна – делать хоть что-то. Бегать, носиться, хвататься за вещи. Только в этот раз и вещей-то не было, я их не взяла. Что мне делать на лекциях без тетради? Да и не знаю смогу ли ехать в метро в это время. Да и до этого метро на машине больше часа. Что же делать? Так, стоп. Нужно решение. Учеба – главнее всего, а значит во сколько успею приехать – во столько успею. Делать крюк точно не буду.

Молча схватила Васю за холодную после прогулки руку потащила на улицу.

- Эй-эй, я хоть ключи от машины возьму, да куртку одену. Ты тоже вряд ли далеко уйдешь без верхней одежды. Я метнулась в комнату быстрее антимага из их вчерашней игры. Тот умел телепортироваться на короткие расстояния. Я научилась тоже.

И всё равно, что зубы не чищены, что одежда мятая и не снятая даже на ночь, на голове наверняка кавардак. Ехать в метро, с толпой. Не известно, чем обернется всё это. Одно счастье – когда доедем до метро, будет уже не час пик. Может, и найдется мне свободный уголок. А потом. Потом в лекционный зал заходить под наблюдением 70 глаз. Ой, 140 глаз. Или 139? Была в параллельной группе девушка с белесым глазом.

Что же делать? Даже листок не смогу достать. И попросить ни у кого не смогу. Ни с кем из одногруппников не общаюсь. Ха-ха, а жизнь собралась менять. Сделать выбор к хорошим взаимоотношениям и ответственности за свои реакции. Вот и повод жизнь преподнесла проявить свои обещания.

Вася, наконец, оделся и подошел. И эта святая невинность решила спросить: «Что случилось».

- Что случилось? Что случилось? Жизнь случилась! В этом чертовом пансионе, на кудыкиной горе. С вечно ссорящимися подростками и одним особенном субъектом, которому я говорила, что мне нужно на учебу. И что ночевать тут не собираюсь. А он ключ от моей комнаты найти сподобился, а разбудить – нет. Потрясающе.

- Тебе явно стоило бы хоть раз отдохнуть. Ты же…

- Спасибо. Отдохнула. – плещущим из меня ядом можно было бы потравить несколько городов. – Ноги моей в этом людском клоповнике с агрессивными малолетками больше не будет.

Вася обиделся. Это было видно по его лицу. Я так же смотрю на жизнь, как он на меня сейчас. А еще я так смотрю на мать… Все-таки, как мы похожи с ней, хоть я её и ненавижу.

Не смотря на обиду, он не ответил на мой выпад такой же злостью и не отказался подвести. Хотя так и не принял душ.

Садилась в машину я всё в таком же раздражении. То, что на мой выпад не ответили, раздражало еще сильнее. Хотелось его довести, чтобы кричать на него имело смысл. Мол, ты тоже хорош. И я наехала на него, что он ездит без прав. Хотя давно надо было просто отказаться ездить с таким человеком, но я оказалась слаба до комфортного времяпровождения вдали от толпы.

- Вообще-то с правами.

- Поддельными. Ну, конечно. Как я могла забыть.

- Это ты так решила, я подобного не говорил. – слова парня звучали так холодно, что у меня начали коченеть руки. Я спрятала их в рукава и нахохлилась как замерзший цыпленок. Вася включил печку.

Нет, ну как можно быть таким? Даже не поскандалить. А мне итак не с кем больше. Ни скандалить, ни вообще общаться. Удивительно, но именно с ним мне впервые удалось ощутить свою нужность. Почувствовала себя полноценной ячейкой общества, а не мусором сбоку. Он и эти парни из его команды, они стали мгновенно мне близки. И я не считала себя изгоем. Глаза защипало, и я с силой прикусила губу.

Когда Вася все-таки не выдержит моего характера и выгонит, я буду наблюдать за их командой на всех матчах. И мысленно поддерживать. Потому что они мне подарили это чувство – Общности и Нужности. Эти странные молодые парнишки с кучей психологических проблем, что даже я курю в сторонке.

Всю поездку я пыталась отвлечь себя от непролитых слез и постоянно критически отзывалась о решении Васи привезти меня сюда. И меня в этот момент не волновало, что я сама согласилась. Я была зла. Парень терпел.

Даже я сама себя бы уже наверно заткнула. Но для меня действительно было важно быть вовремя на занятиях. И пугало то, что сейчас ожидало. Меня трясло в буквальном смысле. Ладошки, замерзшие пару минут назад, уже были мокрые от страха.

К 9 часам Вася подъехал к метро, но не открыл двери, я только безнадежно дергала ручку. Дрожащие и мокрые руки соскальзывали. Так что будь даже она открытой – я бы не сразу вышла.

- Вначале успокойся, а потом выбегай.

- Тебе легко говорить успокойся, а мне сейчас в метро ехать. В толпе.

Я закрыла руками заслезившиеся глаза и застонала. Еще и ему показала свою слабость.

Машина тронулась.

- Эй ты куда? – это я уже выкрикнула и кинулась руками хватать руль. Машина слегка дернулась, и Вася сорвался.

- Ты угробить нас хочешь? Чего за руль хватаешься, психушка? Успокоилась и села ровно. Мне итак нелегко и твои закидоны выслушивать, и рулить одной рукой. – Выдохнув, Вася продолжил голосом спокойнее, - Проблема в метро? Я просто довезу тебя до вуза. Где он находится-то?

- Это МГУ, - сказала я, отвернувшись от него, и смотря в окно. Глаза застилала пелена. Опозориться окончательно, повернувшись к нему, я не хотела. Как же задевает его это «психушка». Будто бы я сама выбирала себе такое прошлое.

Мне нужно было успокоиться, и я себе мысленно говорила: «Давай, Настя, проработай ситуацию». Думать о прошлом я не могла и всегда откидывала его, надеясь забыть. Но будущее-то в моих руках. Как там по Адамсу? Это мой выбор как пользоваться тем, что дано. Мои родители определяют далеко не всё. А слезы потекли сильнее, перед глазами стояла мама и держала в руках телефон. Через стекло от меня. Тюремное. Слезы лились уже потоком.

Я старалась дышать тихо и не всхлипывать. Все силы тратила именно на это. Только бы не заметил.

Когда мы прибыли к вузу и машина остановилась, я даже не заметила этого. Сейчас в моих воспоминаниях было, как отчим откидывает меня, и я ударяюсь головой. Казалось, моя восьмилетняя отроду черепушка раскололась в тот момент. Запах крови. Не моей, а маминой. И пары перегара, разнесшиеся по коридорчику квартиры. Липкая кровь на моей голове, которой я коснулась пальцами. Но отчим не успокоился.

Моего плеча коснулись. Всё еще в плену воспоминаний, я развернулась и попыталась отбиться. Вася не пострадал только за счет того, что я была пристегнута. Я даже не кричала, просто испуганно сипела.

Говорила же себе: «Не вспоминать». Когда поняла, кто тронул и где я, отстегнула ремень, вышла из машины и побежала к вузу, на ходу вытирая дорожки слез. К позору позднего прихода прибавится еще и мое покрытое красными пятнами лицо. И лучше не думать, что обо мне подумает Вася. Как там говорила Скарлетт? Я подумаю об этом завтра.

Обо всем, кроме родителей.

Стоя в университетском туалете и освежая горящее лицо холодной водой, я пыталась успокоиться и возвращала себе ясность мыслей. Я не перестану быть живой из-за родителей. Я есть. Здесь и сейчас. Из зеркала напротив на меня смотрела растрепанная девушка, в глазах которой постепенно растворялся испуг. Я осознанно вводила себя в состояние спокойствия и надежды на лучшее. Получалось.

Я здесь и Сейчас. Хммм… без денег, телефона, ключей и вообще хоть чего-либо... Я порылась в карманах куртки и нашла только парочку чеков и 12 рублей. Что ж, я могу купить чупа-чупс. И больше ничего, за столько денег даже веревку не купить, чтобы повеситься. Могу попробовать удавиться чупа-чупсом. У меня будет самый зефирный, тьфу ты чупачупсный некролог.


Глава 5. Cooldown 

[1] (CD, КД) — время, за которое перезаряжается та или иная способность героя.

Мысли о том, что же мне дальше делать, скрасили мой вход в аудиторию. В лекционный зал я заходила в расстроенных чувствах и просто не обращала внимания как на меня смотрят, заходящую по середине лекции без единой сумки, папки или ноутбука.  А, может, даже меня не заметили. Я бы не удивилась. Маленькая, серенькая, необщительная. Невидимка. Я пыталась слушать лектора, но, если бездумно записывать я умела, то бездумно запоминать - нет. Мысли постоянно соскакивали на то как мне пережить этот день, а точнее эту ночь. Вариантов пока не было. Васи дома не будет – у него еще минимум несколько дней активных занятий. Насколько я помню их график, на сегодня у них всё забито до полуночи. А если учесть знакомство с психологом, то присутствие Васи точно обязательно. Он, наверно, обо мне даже не вспомнит. А если и мелькнет мысль, то решит, что я уехала обиженная в квартиру. Вряд ли он догадается, что ни ключей, ни мобильного, ни денег у меня сейчас нет. Ключи и деньги в сумке, которая в квартире. Мобильный где-то в комнате пансиона. Эту ночь мне провести нужно как-то самой. Мда, беда.

Я опять постаралась прислушаться к лектору, не зря же я приехала и подверглась этому испытанию. А подумать и поныть о том, как все плохо я еще успею. Насладиться прелестями своей недожизни тоже. Лектор говорил нудно и откровенную чепуху, эти даты и устаревшие исследования были мне совершенно не нужны. Я снова и снова скатывалась на мысли о том, что мне делать и боролась с пробирающейся к слезным железам жалостью к себе. Только в этот раз я побеждала, видимо, наревелась за эти дни на годы вперед. Ведь я себе позволяла это редко…раньше. Как легко стать плаксой, если есть кому пожалеть.

Итак, способы добраться до дома без денег у меня появились. Это было реально сделать – как пешком, так и зайцем. Первое – долго, второе означает быть близко к кому-то незнакомому. И все это ради Васиной закрытой квартиры, которую я не смогу открыть. Больше мне было не к кому идти в этом городе. К бывшей хозяйке? Хаха, смешно. Только к маме. В свою квартиру.

Ни за что.

Я уже решила для себя этот вопрос, лучше уж смерть. Нет, не лучше. Что я вообще себе надумала? Уже давно не подросток, а все кичусь детскими принципами. Я же стараюсь уйти от мыслей и поведения неблагополучного подростка. Я-то уже взрослая. Наверно. В любом случае, пора брать ответственность за свою жизнь, а не скидывать ее на мать, с которой я 9 лет её тюремного заключения не общалась вообще.

Даже если я пойду к матери, то это будет даже дольше, чем до Васиного дома.

Лекция закончилась, а на следующую я не пошла, потому что поняла - ничего не буду слышать из того, что говорят. Первый мой прогул. Пора идти к матери, нужно сделать первые шаги пока решимость не ушла. В метро я ехать не хотела, страх только помешает мне добраться до бабушкиной квартиры. Вся решимость исчезнет в толпе. Да и зайцем ездить я еще не пробовала.

А пройтись пешком полезно, и будет у меня несколько часов, чтобы себя подготовить к встрече с матерью. Не заблужусь я точно – расположение бабушкиной квартиры знала прекрасно и не раз каталась на велосипеде до МГУ, веря, что буду тут учиться. Мечты сбываются. Надо было о большем мечтать.

Первые двадцать минут идти было очень холодно и хотелось есть. Но монотонные шаги и ритм города меня согрели. А мысли о еде заменялись мыслями о матери. У нас не сложились отношения с самого детства. Наверно, даже вылезла я из нее в качестве протеста находиться с ней так близко. Я ее не понимала, ни ее выбор, ни ее жертвенность. Хотя. Как же мы похожи. Я сейчас ведь как раз близка к этому жертвенному состоянию. У меня мама виновата, проводящие собеседования виноваты, Вася виноват. Все виноваты, а я сама тут умная и замечательная. Как бы с этим я не боролась, все равно к тому же и возвращаюсь. Но будем надеяться… Нет, я всё сделаю, чтобы мои попытки увенчались успехом. Быть как мать, я не хочу. Мой ребенок не должен такое видеть. Или уж пусть лучше его никогда не будет.

Я потрясла головой. Осторожнее со своими желаниями, они имеют особенность сбываться. Просто я не умею мечтать и не умею желать. Наверно, потому и возвращаюсь к тем же проблемам.

Постепенно пейзажи менялись, все больше я наблюдала высоких жилых домов и детских площадок. Девятиэтажка, которую я сейчас проходила была стара, но прекрасна своими воспоминаниями. В одном из таких домов я жила с бабушкой пять лет. А потом еще пять лет в другой девятиэтажке. В квартире с ужасными воспоминаниями. Бабушка предварительно сделала ремонт, чтобы ничего не напоминало о событиях. Почему они так и не продали квартиру, в которой убили моего отчима? А потом вернулась из тюрьмы мама.

Казалось, что бабушка только её и ждала. Всё хотела увидеть свою дочь дома. Свободную и улыбающуюся. Увидела. И умерла. От счастья, наверно. От свершившейся цели. Предательница, бросила меня с ней. Я шлепнула себя ладонью по губам, пытаясь их сдержать. Как будто эти слова я сказала, а не подумала. Хлопок был сильный, и губы и подбородок обожгло. Слёзы полились из глаз. Это от хлопка, а не от того, что я так и не научилась жить без бабушки.

А сейчас это уже не место тепла с легким старушечьим запахом. Это нора одной доброй, но ядовитой змеи. Нора, которая принадлежит мне, ведь бабушка оставила завещание с моим именем.

Москву я любила за её равнодушие. Никто не будет вмешиваться, почему это я всех шарахаюсь, не завожу друзей и в мои девятнадцать у меня ни разу не было парня. По крайней мере, малознакомым личностям будет все равно. А хорошо знакомых у меня нет. Хуже моей ситуации было только объяснять эту ситуацию. Ведь это стыдно и противно. Как если бы кто-то спросил про мои испражнения. Но люди, не испытав сами, этого не поймут. «Почему это так стыдно? Почему не изменила все еще ситуацию в лучшую сторону? Почему не пересиливаю себя? Почему все мои попытки проваливаются с треском, почему…почему…» Как замечательно, что эти вопросы задаю только я сама. Вот и Васе не смогла сказать. А мама знает.

Мне нужно всего лишь переночевать. Всего лишь, черт возьми, переночевать.

Ключ от этой квартиры у меня есть, но он, конечно, остался в сумке. Я не хотела звонить в домофон, поэтому дождалась пока кто-то выйдет и стала подниматься в стареньком и таком знакомо лифте. Весь потолок был обклеен жвачками. Бабушка шутила, что если одну отклеить, то лифт полетит вниз. Я хихикала, но хватала её за руку, если она делала вид, что собирается одну из них отлепить.

Я позвонила в звонок. Мама сразу открыла дверь. Ничему жизнь ее не учит. На пороге стояла ОНА. Похожи ли мы с ней? Совершенно разные. Никто бы не заподозрил во мне её дочь, а в ней мою маму. Она была невозможна в своей красоте. Не смотря на 9 лет тюрьмы, избиения мужа и все другие горести, что она пережила, она сохранила красоту и улыбку. Бесит.

Ее внешность казалось нереальной, как из магического мира. Столько в ней было несостыковок. Светлые волосы, которые принимали за крашенные. Ведь брови, ресницы и глаза у нее были черными. И если брови отливали коричневым, то глаза были настолько черны, что казались сплошным зрачком. Как будто она находилась в постоянном возбуждении или под наркотиком.

Еще более невероятен был ее взгляд – душевный и нежный. Взгляд самого доброго человека на свете. Никто бы не поверил, что она может убить. Я бы тоже не поверила. Но я нашла для себя объяснение - убийство тоже было из-за её доброты.

Само это убийство я прекрасно понимала. Это единственное, что я понимала в своей матери.

Эта женщина никогда никому не отказывала в помощи, к ней всегда можно обратиться. И не важно, что своей помощью она совершала медвежью услугу. Она истинно верила в иное. И ожидала ответной услуги. Всегда. Даже если свои она ранее навязала насильно. Невыносимая.

Хотя я и готовилась всю дорогу к этой встрече, я так и не подготовилась. Не знала, что сказать. Даже не поздоровалась. Старалась вынырнуть из мыслей да воспоминаний и воспринять окружающую действительность. Но ловила ее только урывками. Кто бы сомневался - встретила она меня с радостью и улыбкой. Как? Как объяснить обществу и самой себе мое отношение к ней? Как объяснить насколько отвратительна и извращена ее доброта?

Это жилище уже не выглядело моим домом. Этот странный вид – получистый. Мама убиралась даже в самых дальних уголках, но обычные повседневные действия по уборке не совершала. Вокруг была вечная недогрязь. Вещи и пятна по середине каждой из комнат, но сверкающие дверцы шкафа и ни единой пылинки под кроватью.  Всё это как будто кричало, что здесь живет кто-то неизведанный. Я не понимала свою мать, но это было объяснимо. Не ладили мы даже тогда, когда мне было 8. А потом мы расстались на долгие 9 лет. После, конечно, она жила с нами. Её мать (моя бабушка) не могла не принять свою дочь и отказать в жилье. А вот я не хотела видеть мать. У меня были надежды при встрече с ней, что все изменится и она не та, что казалась мне инопланетянином – человеком из другой вселенной. Сейчас я понимаю, что эти мысли очень странны для восьмилетнего ребенка по отношению к матери. Тогда странной для меня была только она. Может, это и к лучшему, я не полностью переняла её модель поведения. Но я тоже инопланетянин.

Когда она вышла из тюрьмы, я встретила совершенно незнакомого мне человека. Да, она стала другой, но оставалась всё еще непонятной и раздражающей. Постоянно раздражающей своими прикосновениями. Её руки ни разу не ощущались как бабушкины или… Васины. Они настолько бесили, что я сбегала из дома не только после ключевых событий, но и до них. В первый раз это было всего лишь на один день. Но меня никто не искал. Мать тогда попала в больницу после того как ее голова познакомилась с углом тумбочки. По её уверениям – совершенно случайно. Ага, три раза подряд. Оба раза, что я сбегала – я провела в одной и той же семье. Они жили в соседнем доме. К ним приводил меня знакомый мальчишка – Мишка, обаятельный и веселый ровесник. Потом, когда меня нашли и отдали в руки бабушки, мне еще долго не хватало общения с ним. С ним и его семьей.

- Людочка, у нас нечего есть,

- А как же конфеты?

- Ты предлагаешь детям питаться конфетами? Я не понял, ты решила составить мне конкуренцию в статусе родителя года?

- Хватит хорохориться перед Настенькой. Это я всегда мечтала о дочери, а ты все балаболил про футбол с сыном. И где этот ваш футбол?

- А вот меньше конфетами корми. Мишка, может, и позвал бы побегать с мячом.

- Это не разрешает тебе сейчас забирать все внимание наших детей.

Наших детей. Как будто я была их ребенком.

В них столько жизни и искренности. Они жили для себя и вливали энергию в себя. Её было так много, что она лилась через край и наполняла окружающих. Только вот такие, как моя мать и я были бездонными колодцами. Нас не наполнить.

Для того, чтобы я могла себя наполнить, мне следовало починить колодец и научиться наполнять его самой. Помощь не будет лишней, но без моих усилий колодец так и останется пустым. Как в рассказе о том, что дай человеку рыбу и он не будет голодным один день, научи его рыбу ловить – и он не будет голоден никогда.

Иногда мне кажется, что только благодаря Мишке, дружбе в его семье и их взаимопомощи, я всё еще верю в реальность счастливой жизни. Даже для меня. Просто надо немножко потерпеть и много-много приложить усилий.

Долгие 5 лет я ждала возвращения в квартиру, где произошло убийство, только из-за желания снова увидеть ту семью. Но они к тому моменту уже переехали.

У мамы была другая теория – надо просто всем помогать (даже если не просят) – и тогда тебе ответят сторицей. Но она забывает, что нужно помогать и самой себе. Её колодец пуст, а она черпает из него и наполняет другие колодцы. Одним воздухом. Для нее все в этом мире – важны, но не она сама и не ее дочь. И не переубедишь, ведь для нее иное – это эгоизм. А по мне так единственное адекватное её решение - убийство. Не понимаю только почему система доводит до этого, почему это не считается самозащитой? Убить своего насильника и того, кто бьет твою дочь за пару минут до того, как он убьет их – что в этом такого ужасного?


Меня аж шандарахнуло от этой мысли, я покраснела от понимания, что оправдываю убийство. И еще хуже, я оправдываю поступок своей матери. Ведь она множество раз могла обратиться за помощью или уйти от него. К той же бабушке, например. И не позволять ему так поступать. И может, я была бы нормальной, и был бы жив мой отчим и стал бы лучше, если бы мы ушли, показав тем самым «твои действия – непростительны».  Но она терпела достаточно долго, чтобы внутри нее скопилась тьма. И однажды она выплеснулась наружу, а её маленькая дочь увидела мертвое тело и плачущую мать. Та заметила Настю и протянула к ней руки, коснувшись локтя восьмилетней девочки. И пусть крови было на ее руках совсем немного, мне показалось иначе.

Так усилилась моя гаптофобия. Она не работала только в присутствии тех, кому я уже научилась доверять – бабушки и той семьи в соседнем доме. К ним я и убежала. Не к бабушке. Она жила далеко и перед ней мне было стыдно. Как будто это я сама была виновата в ситуации с мамой.

Я впервые вынырнула из мыслей, которые так легко выключали меня из реальности. Особенно той, в которой находиться не хотелось. И всё я это сделала только для того, чтобы подойти к окну и посмотреть на детскую площадку, на которой мы с Мишей играли. Она кардинально изменилась, превратившись в нечто невероятно интересное и функциональное для детей с кучей ярких горок и качелей. Но память легко вернула картинку из прошлого. Казалось, что я переместилась в те времена, но меня тронули за плечо, и я отпрыгнула от этой руки подальше. Мама виновато улыбнулась, как будто в очередной раз забыла мои особенности.

- Настя, почему ты не переборешь свой страх? Тебе нужно больше касаться людей, если хочешь жить нормальной жизнью. Я так переборола боязнь пауков. Просто стала их трогать.

Мудрые советы моей матери. Потрясающе. Не понимаю я этого стремления вмешиваться в чужие судьбы, если ты не можешь разобраться со своей. С силой впихивать пользу в окружающих. Давать советы.

А ведь даже самые жуткие психопаты уверены, что всё делают во благо. Любовь, доброта, справедливость, очищение – вот причины, которые называли маньяки в книге по психологии убийц, которую я читала в свои шестнадцать.

Стоп, хватит. Я же обещала себе не зацикливаться на прошлом. И не буду говорить, что моё настоящее и будущее зависит от него. Или от действий окружающих. В первую очередь ответственность на мне. А значит, хватит. Стоп. Я просто проведу эту ночь и уйду.

Я так и не услышала, что же говорила мне мать всё это время. Предполагаю, что там была информация о том, как рады меня видеть, множество дельных советов и искренняя радость от новости, что я остаюсь на ночь. А меня от всего затошнило. Так я и не поела в тот день.


Глава 6. Last Pick


[1] Последний выбор

Сон не шел ко мне. Да и как можно уснуть, когда в противоположной части комнаты на диване лежит мать. Она настаивала, чтобы я легла на удобной кровати. Как будто это всё изменит в наших отношениях, и я начну быть ей наконец-то обязана. Я попыталась отговориться, сознаваясь в своей неземной любви к диванам. Даже обнимание сего старого друга и закатанные от удовольствия глаза не помогли - мама знает лучше. Сейчас же за это ее решение я была даже благодарна, ведь экран компьютера отвернут от маминого дивана. Откуда у нее такая хорошая техника я боялась спросить, потому что совсем не хотела знать ответ. Узнаю и как будто возьму ответственность за её решение.

При включении компьютер слишком ярко осветил комнату, но дыхание мамы не сбилось. Она всегда отличалась крепким сном. Я сидела и смотрела на рабочий стол с семейной фотографией. Пятилетняя я, мама и отчим. Как можно продолжать любить того, кого убила? Я положила рамку изображением в стол. А чтобы избавиться от своих жертвенных мыслей, ввела в поисковик «телеология». Именно о ней слышала в учении Адамса. Это оказалось не то, что я хотела, но чтение одной из статей меня привлекло. Франкл – я о нем уже слышала. Тот, кто смог оставаться цельным и счастливым даже в плену. Это казалось бредом или уткой. Но я зачиталась на час. К полуночи я перешла на цитаты последователей Адамса и попыталась запомнить одну из них:

«Если ты изменишь свой жизненный стиль – способ осмысления мира и самого себя, - то и твое взаимодействие с окружающим миром и твое поведение тоже начнут меняться».

В половине часа ночи, мои мысли вернулись к Васе. Захотелось посмотреть, чем это он живет и зарабатывает. Я ввела в гугл «тверчь». Не то. Как же называлась та программа? Вроде, там была «и». Вот «Твирчь» уже дал результаты. Яндекс исправил на нужное «твич». В том, как отобрать трансляции нужной игры я разобралась сразу. В первых трех картинках был Вася. Моё сердце бешено заколотилось. В отличие от остальных картинок, у него на весь экран была не игра, а его лицо.

Колонки я включить не могла, т.к. мама спала, а наушников тут предусмотрено не было. Зачем они маме, если она живет одна? Вася был явно чем-то взволнован – он тер виски и глаза, ерошил волосы. Грудь сжало чувством благодарности, потому что в комментариях постоянно мелькало имя «Настя» и «МГУ». Обо мне кто-то беспокоился. Это так необычно и приятно. Даже если это ради упоминаемого им «хайпа», я видела за спиной Васи, что он в квартире. Приехал, чтобы вернуть мой телефон, наверно.

Правда я не понимаю, что он пытается добиться, рассказывая о моем отсутствии всем. Пропиариться? Всё может быть. Но я на всякий случай решила написать в комментариях, что со мной всё в порядке. Вылетевшее окошко сообщило мне, что оставлять комментарии можно только зарегистрированным пользователям. Следующие 15 минут я регистрировалась в Twitch. Наконец, мне это удалось, и я написала «Это Настя, со мной всё в порядке». Со вздохом облегчения откинулась на стуле, ожидая Васиной реакции. Сообщение было проигнорировано. Да и вообще быстро проскочило под наплывом ехидных комментариев других. Я зависла, думая, что делать. За эти пару минут заметила в чате еще двух Насть, просящих приехать к ним домой. Причем один из них вряд ли вообще был девушкой - с никнеймом-то о близком знакомстве со всеми матерями мира.

Тогда я написала «Вася, если продолжишь меня позорить, я заставлю тебя научиться пользоваться венчиком и покупать только эко-пакеты. Настя»

Вот в этот раз реакция была. Правда только через несколько минут, в которые я успела придумать и отмести еще 10 вариантов сообщений. Вася подскочил и стал взволнованно что-то говорить, только я его все еще не слышала. Просто дописала «Спокойной ночи, буду рано» и выключила компьютер.

Уверена, мне в этой квартире долго быть не захочется. Даже во сне. К тому же, завтра снова занятия. После того, что увидела, уснула быстро, пряча улыбку в подушке.

Утром меня разбудил запах блинов. Никогда их особо не любила, а для мамы это был показатель заботы о дочери. Совсем отказываться мне было неудобно, и я затолкнула в себя две штуки. На дорогу я деньги все-таки попросила. Страх к кому-то держаться поближе, чтобы пробежать зайцем в метро, перевесил мою гордость. Но взяла я только деньги в одну сторону. Почему-то верила, что Вася будет дома.

С мамой я распрощалась тепло. Впервые в своей жизни. Как будто мое счастье заполнило мой колодец настолько, что захотелось им поделиться. И я её обняла. Сама. А потом, помахав рукой на прощанье, убежала. Выбегая из подъезда, я обхватила щеки ладонями от смущения. Когда я отворачивалась от мамы, то увидела слезинку в её глазах. Я смогла. И это было по-своему прекрасно. Может, всё и правда в моих руках, а прошлое не властно над моим будущим? Практически всю поездку в метро улыбка нет-нет, да и возвращалась на мои губы. Я даже не могла с четкостью определить, что именно довело меня до такого состояния. Да и не пыталась. Просто наслаждаясь яркими красками желтого пальто девушки, зашедшей в метро, морозным воздухом на улице и чистотой Васиного подъезда.

Мой киберспортсмен ждал меня. Вася стоял у открытой двери. Наверно, заметил из окна. Он стоял со скрещенными руками (не смотря на перевязь) и хмурился. Я широко и от души ему улыбнулась. Васины зрачки расширились, а руки опустились. Я протиснулась мимо него и мягко спросила, чтобы он не вспомнил о желании отчитать меня.

- Подвези меня, пожалуйста, до вуза.

- Опять?!

Все-таки сорвался. Руки сжались в кулаки, а ноздри раздулись.

- Ох, прости, не подумала, что у тебя свои планы. Сейчас всё необходимое возьму и уеду. А то вчера как-то глупо вышло, совсем ничего не взяла.

Вася зарычал и накинул куртку прямо на свою домашнюю одежду. Я, видя штаны пижамного типа, торчащие из-под дорогой куртки, захихикала:

- Я еще не собралась, подожди.

А я и не знала, что у него есть пижама или вещи, которые могут её заменить. Может купил после моего замечания? Я решила переодеться, и поняла, что после падения-то у меня только одни целые джинсы остались. Подумав, я пожала плечами, одела теплые колготки и поверх них рваные джинсы. Пусть думают, что это типа мода, но ходить в грязных не готова. Вася уже одетый ходил по коридору как тигр в клетке. А говорил, что рано не умеет просыпаться. Пффф, вон сколько энергии. Я собрала сумку, и мы вышли.

- Зануда-потеряшка, ты в курсе, что снова телефон не взяла?

- Да, я посмотрела, он разряженный, поставила на подзарядку.

Вася аж затрясся, но промолчал и сел на водительское сиденье. Даже волоком меня не тащил до машины. Надо же какое разнообразие.

Только поехал он не в сторону вуза. Поняла я это, только не заприметив полюбившейся мне вывески книжного. Я не стала задавать вопросов, парень явно был на нервах. Может ему самому куда-то надо, а мне не к спеху на занятия. Это к метро я выбегаю пораньше, чтобы избежать толпы.

Вася остановил машину на парковке, вышел и исчез в ближайшей двери. Перед этим щелкнул замком, закрыв меня внутри. Я достала старые конспекты и стала их перечитывать. Заняться все равно больше нечем.

Минут через двадцать Вася вернулся и всунул мне в сумку какую-то коробку, а в руку всунул телефон. Такой же как у него, только светло-розовый. Серьезно, что ли?

- Вася, ты с какого этажа упал и сколько балконов головой пересчитал?

- Чтобы всегда был под рукой, как хочешь это делай, но повторять вчерашние эксперименты я не готов.

- Я не могу такое принять.

- А вот придется. Тебе как минимум нужна новая симкарта, твой номер теперь знают, не менее тридцати тысяч человек.

- СКОЛЬКО? – голова у меня закружилась от озвученного.

- А что мне было делать? Прорваться в твой вуз удалось, пусть и не с первого раза. Но у меня ни твоей фамилии, ни фотографии. Я банально ходил по кабинетам и искал там тебя. А тебя не было, нигде. А я немало обошел пока охрана не попросила меня покинуть здание. На твоем телефоне из контактов сплошные справочные и другая мишура. У тебя что даже одного задрипанного друга нет???

Последний вопрос ледяным шипом вонзился в грудь. Это было правдой. Да, сегодня я окончательно решила это изменить, но мне все равно неприятно подобное слушать. Вася продолжил:

- Я и попросил ребят пробить твой телефон, вдруг, у кого в записной книжке. – Вася впервые повернулся ко мне и, увидев, мой взгляд, стал оправдываться, - Я просто не знал, что делать. Мне такая муть в голову приходила. Ты без телефона, без ключей и без денег, учитывая, что вся сумма была в сумке. Уже ночь и скоро метро закрываются, а тебя все нет. У меня волосы встали дыбом. Даже на заднице! Чуть дыру не продрал на обивке кресла.

У парней растут волосы … на попе? Стоп, он же еще и в сумке моей порылся. Злость из-за нарушения моего личного пространства уколола внутренности и полилась лавой к горлу. Но я постаралась успокоиться. Ведь именно благодаря его предусмотрительности я смогла сегодня утром забрать свои вещи и поехать в вуз. Поэтому решила отойти от острой темы и спросить кое-что меня заинтересовавшее:

- А как через контроль прошел?

- Купил медицинский халат и притворился, что я - скорая.

- И что пропустили? Без чемодана, напарника, и машины с мигалками на выходе?

- Я умею быстро ходить и удивлять. Я ж мидер, гангать – моё всё.

- То есть, ты заходил в каждую аудиторию и вглядывался в лица студентов в… медицинском халате?

Вася покраснел. Необычное зрелище. Хотя и не такое какое он оставлял студентам вчера. Жаль даже, что впервые ушла с лекций пораньше. Я почувствовала в руках тоненькую пластинку. Оглядев розоватый телефон, покачала головой, и как пользоваться этим стёклышкам? Он же стоит, наверно, очень дорого и разобьется от первого же падения.

- Вась, поехали вернем телефон по чеку.

В следующий момент парень развернулся, отчего его лицо стало слишком близко к моему, и что-то рявкнул. Кажется, это было: «Нет». Я вскинула руки как будто меня хотели ударить. Телефон выскользнул из рук и упал куда-то в ноги.

Вася мне, конечно, помог, но со мной так разговаривать нельзя. Мое детство показало, что не стоит даже первые намеки на подобную агрессию позволять. Только решила сообщить ему об этом попозже. А то он все-таки за рулем. Следующий рявк может стоить нам жизни. Вася ехал очень быстро, я сидела всё еще вжавшись в дверцу, а сердце колотилось.

- Я бы тебя не ударил.

- Знаю. – Я это чувствовала каждой своей клеточкой, - Снизь скорость, а то могут остановить, а у тебя права поддельные.

- Насть, они не поддельные, - его голос звучал устало и виновато.

Нет, этого недостаточно, чтобы забыть о его непозволительной вспышке, но достаточно, чтобы я, наконец, сказала:

- Вась, больше не кричи на меня. И то, что у меня нет друзей и кому заступиться не остановит, чтобы отказаться от того единственного, кто это сделал.

Парень кивнул и улыбнулся. Не видела причин тут радоваться.

- Я постараюсь. А ты все-таки возьми телефон, чтобы мне не пришлось больше так волноваться.

Я подняла телефон и повертела в руках. И только начала говорить первые буквы, как он меня перебил.

- Нет, деньги за него ты платить не будешь. Я и правда поставил тебя в очень неловкую ситуацию с этим враньем и публичностью.

- И нарушением личного пространства.

- Да, точно. Ты же к этому очень серьезно относишься. Так что это мои отступные.

- Тогда в стоимость зарплаты, которую ты мне обещал за актерскую игру. – я фыркнула и снова повертела телефон в пальцах. - Эхх, жаль, что эта зарплата разобьется о первые же ступеньки.

- Это, конечно, не твой кирпич, но и не стеклышко.

Я скептически приподняла бровь. Иначе как «стекло» назвать эту штуку в голову не приходило.

- В конце концов, мне стыдно будет, что моя девушка ходит с ТЕМ ужасом. Ты бы еще домашний телефон носила с собой.

- Ах, стыдно тебе. Смотри какой щепетильный. Чего ж такую девушку себе назначил. Которая ни одеваться, ни телефоны выбирать себе не умеет.

- Я про одежду ничего не говорил.

- Но подумал, я же видела, как ты на меня посмотрел при выходе из квартиры.

- Ой, женщины – Вася закатил глаза

- Не отвлекайся от дороги, не хватало еще разборок тут с документами.

- Да реальные у меня документы. Я их в 16 лет получил.

Я фыркнула. Кто ж выдает права несовершеннолетним.

- Фыркаешь как кошечка, - Вася рассмеялся и хотел оторвать руку от руля, но вспомнил, что их у него целых… итак немного. - В 16 я прошел процедуру эмансипации и был признан полностью дееспособным. Я совершеннолетний по законам Российской Федерации. Иначе мне трудно пришлось бы работать по контракту, получать визы и ездить по странам будучи несовершеннолетним. Как получил документы, сразу подал на права. Мечтал водить машину с детства.

От его слов о мечте меня на мгновение окунуло в прошлое, но я не поняла с чего мозг связал время моего восьмилетнего детства и Васю. Информация о том, что никакие права Вася не подделывал меня расслабила окончательно и я поняла, что страшно голодна. Вчера не ела вообще, а за сегодня было только 2 противных блинчика.

- Ты не торопишься на свои киберспортивные занятия?

- Нет, у них не скоро разбор. А остальное не в моих силах. Хотя явиться придется, из-за вчерашнего моего исчезновения я получил уже множество гневных сообщений от тренера в вотсап.

Мне стало неловко, что я своей забывчивостью так подставила, хотя доля вины там была и его, пусть и небольшая.

- Я просто кушать очень хочу. И подумала, что мы могли бы…

- Ого, неужели на свидание приглашаешь?

- Болван, - я легонько стукнула его ладошкой по голове, забыв, что в той телефон. Потом сама же и погладила ударенное место. Он же сам с одной-то рукой не мог. - Если говорить о наших выдуманных в онлайн отношениях, то ты уже мой парень, так что это просто встреча.

Вася нравоучительно забурчал, украв у меня роль зануды.

- Вообще-то, если люди встречаются, то у них всё равно свидания. Они прекращаются, когда начинают жить вместе. Странно называть свиданием встречу, когда видитесь каждый день.

- Вась.

- Ммм?

- Мы живем вместе.

- Ах да, точно.

Мы оба старательно прятали улыбки до момента, когда Вася остановился у торгового центра.

Меня попытались завести в полутёмное помещение с мягкими креслами, но я быстро затормозила и направилась к обычному фудкорту. При голоде вне дома я стараюсь обходиться пирожком, но сейчас я была безумно голодна, хотя и не настолько, чтобы поесть на целое состояние. Здоровая пища, как всегда, стоила особенно дорого, поэтому я просто взяла себе бургер и чай. Далее оказалась заминка, т.к. Вася засунул для оплаты свою карту. Моё шипение было прервано гневным:

- Не позорь меня, ты же моя девушка.

- Ошибаешься, я девушка только для толпы безликих подростков в интернете.

Меня было не переспорить, я уверено вытянула его карту и стала искать свою. Вася отвлекся и улыбнулся какому-то прыщавому парню. Т.е., если девушка его отвергла, пора на парней переходить? Да еще так метко, тот аж подпрыгнул от радости, когда на него посмотрели, и тут же к нам подбежал. Вот это у Васи глаз на нетрадиционных. Или это у гомосексуалистов пунктик на такой тип внешности как у моего парня? Моего парня? Почему я уже даже в мыслях так его называю?

- Васялин, я не ожидал вот так увидеть. Только вчера смотрел ваш стрим. – Парнишка поправил очки и повернулся уже ко мне, - Вы Настя, верно? Я так рад, что вы нашлись. Все так беспокоились о вас.

Ага, конечно, видела я, как они беспокоились, предлагая кинуть такую «тупую овцу», которая может вот так потеряться. И это был один из самых милых комментариев, присланных вчера под онлайн-выступлением Васи. Но я вынуждено улыбнулась, и, сделала вид, что не замечаю протянутую мне для рукопожатия руку. Васину карточку я вернула обратно, признавая поражение. «Мой парень» пожал руку новому знакомому второй раз. Тот был осчастливлен еще сильнее. Вася ввел пинкод, и мы сели за столик. Очкарика звали Костей, он следит за Васей уже больше года, уж очень ему нравится его юмор в стримах. Потом они перешли на рассказы из прошлых игр.

- Как жаль, что вам пришлось сменить ники. Когда ты гангал под ником «vam_nyzhen_vasyalin» я просто усыкался.

Усыкался? Какой говор прекрасный, интересно где учится этот обладатель богатого словарного запаса? Тот же не унимался от восторгов, его еда так и оставалась нетронутой.

- А прибежал Сашка тогда еще не с этим дурацким ником «nab3», а полноценный «na3ba…»

На полуслове его перебил Вася.

- Стоп, стоп, не при моей девушке матерись, пожалуйста.

Тот часто закивал, став похожим на игрушку-бульдога. Видела я такую как-то в проезжающей машине. Нам принесли еду, и Вася сразу приступил к её поглощению.

- Ох, я вчера сам испереживался, когда вы исчезли, - теперь Костя смотрел на меня, - Я ведь тоже из МГУ, но вашего телефона у меня не оказалось. Как и у моего лучшего друга. Я бы пробежался по аудиториям, но я не знал, как вы выглядите. Теперь же я обязательно за вами пригляжу. Нужна какая помощь – обращайся, не вопрос.

Кроме странного говора, парень еще и никак не мог решить на вы или на ты ему к нам обращаться.

- Это с чего бы это?

Да, было грубо. Просто я впала в шок, узнав, что этот кадр из моего университета, и еще собирается меня преследовать. Только Костя не обиделся, а стал восхвалять Васину команду «WinTin», как будущее русского киберспорта. А самого Васю назвал «Денди[2] современности». И что бы это значило? То, что он кадрит девчонок? Так с такой конкуренцией прыщавых и очкастых разве это сложно? Хотя сомневаюсь, что у Васи было и будет время на отношения. Как и остальных членов его команды. По тому, что я успела увидеть – игра заменяет им сейчас буквально всё в жизни. И что удивительно, они ловят в этом своеобразный кайф. Хоть и ругаются постоянно.

[2] Dendi – украинский киберспортсмен Дота 2, так же, как и Вася, игравший на позиции мидера.

Настя поняла в значении: «Денди (англ. dandy) — социально-культурный тип XIX века: мужчина, подчёркнуто следящий за «лоском» внешнего вида и поведения. Так позже стали называть любимцев женщин.

За мыслями и едой я пропустила, о чем договорились парни. Они уже пожимали руки.

- Я обязательно присмотрю, не вопрос. Если что позвоню, - Костя это говорил с широкой улыбкой, отчего его лицо стало симпатичным.

Я представила, как за мной следует этот новый знакомый и вздрогнула. Я все это время вырабатывала навыки невидимки. А теперь на меня будут смотреть специально. А значит и шансы… Вася, посмотрев в мои глаза, выдохнул и снова повернулся к Косте.

- Только не касаться её, понял? И чтоб никто рядом даже не …

- Ты чего, я ж не это имел ввиду, у меня никаких видов, - Костя от ужаса предположения даже руки поднял вверх, как будто сдается.

Невозможность представить меня в романтическом плане даже от этого скелетика в очках меня задела. Я поджала губы, встала и поспешила от них подальше. Может, постою на улице, охлажу разгоряченные щеки. Обидно-то мне было, потому что это правда. Нелюдимая и неухоженная – такие парням не нравятся.

Вася, видимо, не стал доедать. А Костя забыл о своей еде еще в начале разговора. Какие же они расточительные. Я выдержала весь их нелегкий разговор, но съела всё заказанное. Вася предложил подвести парня до вуза. Тот усиленно закивал, как умеет только он – с эффектом «сейчас голова отвалится, но всё нормально». Далее я была приобнята за плечи и отведена на переднее сиденье.

И тут я обратила внимание на странность – Вася активно использовал и правую руку, которая уже практически не держалась на перевязи. То ли давно не перевязывал, и она ослабла, а, может, сам неаккуратно повязал. В любом случае, к врачу он так и не ходил.

МГУ встретил непривычным мне шумом. Обычно я приезжала достаточно рано, чтобы просочиться внутрь по пустым коридорам. Костя последовал за мной о чем-то болтая. Так я узнала, что он сегодня собирался в вуз только к обеду. И спросил где моя лекция. Я не стала отнекиваться и созналась, что она через час. Мы вместе засели на лавочке в коридоре. Мне было неловко его выпроваживать, поэтому я вежливо кивала на болтовню Кости. В какой-то момент я даже увлеклась рассказом и стала слушать внимательнее. И даже задавать вопросы. Похоже, парню общения не хватало катастрофически, и я за этот час узнала всё возможное о его факультете и еще больше о карьере Васи. Начинал он с обычных игр на плохом компьютере. Мать его не поддерживала – это было всем хорошо известно по её комментариям во время стримов. Вася играл настолько хорошо и интересно всё озвучивал, что быстро набрал и опыт и аудиторию. Его заприметили и пригласили в команду. Но в оффлейн роли он не прижился и ушел, создав свою команду. Далее Костя перешел на игровой сленг уже полностью и смысл я не улавливала. Но в общем, он еще сменил 2 команды пока не попал к «WinTin». Оказывается, команда на грани распада. Но не из-за их ссор (об этом Косте явно было не известно), а из-за предложений о переходе в другую команду для Васи и Добби – у них обоих самый высокий винрейт[3].

[3] Winrate - соотношение побед над поражениями в Dota2

На лекцию я пришла в этот раз со всем необходимым. И даже не отвлекалась на посторонние мысли, сосредоточившись на интересной теме об экспериментах прошлого. На семинаре я не постеснялась поднять руку. И ничего страшного не случилось от того, что я привлекла к себе всеобщее внимание во время ответов. Страшно было: потели ладошки и слегка заикался голос. Но тухлыми помидорами не кидались и даже не морщились.

Вот мне и показатель, что большинство проблем я надумала себе сама. И решить могу их своими силами. Ни мама, ни прошлое не помешает. И даже помощь не обязательна. И пусть она не была лишней, но важно то, что у меня был повод гордиться собой. Ведь эта новая я – следствие моих мыслей и действий. И я смогу больше. Уверена.

Такое я ощущала уже однажды, даже не смотря на ужасающие события моей жизни. После того как я увидела неподвижное тело отчима и сбежала, я столкнулась со своим другом Мишкой. По сути, он был моим единственным другом за всю мою жизнь. Он, как и в прошлый раз, привел меня к своей семье. Они меня кормили, читали книжки и даже одевали. А Мишка вытаскивал в новый прекрасный мир, где нет жестокости и насилия. Тогда я так же неожиданно и, казалось, безосновательно напиталась уверенностью в себе. До момента, когда через неделю бабушка забрала меня от них. Больше я не видела ни Мишу, ни его родителей.

Бабушка же (сразу как я переехала к ней) повезла меня повидаться с мамой. После того как я увидела маму в том страшном и холодном помещении, я больше не соглашалась туда приходить. Никогда. Все 9 лет. Бабушка только качала головой и тихо плакала после каждого похода туда.

На выходе из последнего семинара меня уже встречал Костя, он сразу стал быстро-быстро, глотая окончания, рассказывать о пройденном дне и проводил меня до… Васиной машины. По-моему, это уже спланированный контроль. На такое я не нанималась.

Вася опять вез и меня и Костю. Вначале мы довезли парня до его жилища, а затем поехали домой. Вася опять управлялся только одной рукой.

- Я бы попросила не контролировать меня, устраивая весь этот цирк со встречей и провожанием.

- Не обсуждается

Я зависла от такого грубого ответа

- Вообще-то, это вмешательство в чужую личную жизнь и личное пространство. Неприемлемо для меня. Если в условия проживания у тебя включает надзор как в тюрьме, то мне лучше уехать.

- Почему чуть что ты угрожаешь уходом? - Вася мученически закатил глаза

- Это не угроза, а одолжение, - я фыркнула, - я там живу бесплатно, что нас обоих ставит в неудобное положение. Но если от меня нужно что-то еще, то я лучше, как положено заплачу, чем буду ощущать постоянное вторжение в мою жизнь. К тому же я как-то должна была помогать тебе со сломанной рукой, но пока не смогла сделать абсолютно ничего.

- Насть, потерпи, пожалуйста, чуть-чуть, пока не закончится вся эта эпопея с психологом и тренировками. Я не готов снова тебя искать по огромному зданию в медицинском халате. Еще примут за привидение.

- А потом это прекратится? - я захихакала от представившейся мне картины, но не спросить не могла.

- Потом в этом, я надеюсь, не будет необходимости.

- Это не ответ.

- Хорошо, обещаю, что не буду никого использовать для наблюдения за тобой.

Я удовлетворенно кивнула и продолжила другую важную тему.

- Почему ты не обратился насчет руки к врачу?

- Мы не женаты, а ты меня уже пилишь. И если так хочешь помочь бедному инвалидику, можешь меня одевать.

Вася не обернулся ко мне, но я заметила ехидную улыбку и выдала ему щелбан в ухо. Легонько, чтобы почувствовал, но от дороги не отвлекся.

- Ты прекрати свои пошлости и от ответа не увиливай. Сегодня же поедешь к врачу.

- Хорошо, если ты обещаешь остаться дома и никуда не уходить. Потому что я хочу вечером с тобой уехать в пансион. Возьмешь вещи и поедем в твой МГУ с утра прямо с пансиона.

- Завтра выходной.

- Вообще идеально. Ну так что, по рукам?

Вася протянул локоть своей перевязанной правой руки.

- Ладно уж. – я согласна хлопнула его по плечу, - Только я с такими твоими заскоками не скоро работу найду.

- Забыла, что ли, что работаешь на меня?

Я прикрыла глаза ладонью и затрясла плечами, не понимая – смеяться или плакать. У меня семнадцатилетний босс. Который по каким-то неведомым мне законам на самом деле совершеннолетний и с настоящими правами и машиной, купленной на свои деньги. И водит её одной рукой, что тоже не выглядит правильным и законным. По рассказу Кости выходило, что семья Васи не выглядела богатой. Неужели его слова о покупке квартиры самостоятельно не были шуткой? Но разве реально за 2 года накопить на двухкомнатную квартиру и машину? Он же, насколько я поняла, даже не самый крутой в своей профессии. К тому же, по обсуждению ребят из его команды я поняла, что за большинство поездок по миру платят они из своего кошелька.

Следующие несколько часов пролетели незаметно. Я сделала одно из домашних заданий, дождалась Васю, которому сменили повязку, но опять не наложили гипс. А потом мы вместе выехали в пансион уже с моими вещами.

И все произошедшее как будто ослабило наши барьеры и стену между нами.

Мы напевали музыку, которая играла, вспоминали бородатые анекдоты и обсуждали игру. Так, я узнала об еще одной игре похожей на Доту. Она не менее популярна, но призовой фонд не так высок, и матчи не настолько красочные. К тому же Дота отличалась более сложной стратегией и тактикой. На первый взгляд могло показаться иначе, ведь перемещения в ЛоЛ[4] (так Вася называл ту другую игру) быстрее, а способностей у героев больше. Но в Доте предметы часто имеют активную кликабеьную способность. Нужно выбрать 6 предметов из 150 и пользоваться предметами и заклинаниями именно в нужный момент. И каждый игрок нужную комбинацию из героев, предметов, заклинаний и действий видит по-своему. Отчего члены команды в Доте более агрессивны к друг-другу. Как раз из-за слишком больших вариантов стратегического и тактического развития.

[4] League of Legends (LoL) -  ролевая видеоигра с элементами стратегии в реальном времени (MOBA)

- И психолог тут не поможет, это просто игра такая. Ну и тиммейты говнюки, не без этого. – Вася кивал в такт своим словам

- И твои тиммейты тоже?

Парень замер и вперил в меня грозный взгляд. Я поняла, что, не смотря на их ссоры, Вася уважает ребят.

- Нет, мы просто молоды и горячи, - Вася пошленько подмигнул, явно пытаясь сбить меня с больной темы взаимоотношений команды. А мне с ними сейчас видеться, и Вася скорее всего притащит меня на разбор. Эхх, ну зачем он меня таскает туда?

Пансион был пуст и молчалив. Вася дотащил мою сумку с вещами до комнаты. Затем я помогла ему снять верхнюю одежду, уж слишком качественно он играл инвалида. Не замечала, что раньше ему была нужна моя помощь.

Меня за руку притащили в зал с компьютерами. Там была незнакомая женщина, и она что-то показывала на слайдах в телевизоре. При нашем появлении она замолчала и вежливо предложила зайти и присоединиться. Вася поморщился, но потащил меня к дивану, потеснив товарищей. А вот я садиться отказывалась, ведь для этого мне пришлось бы сидеть тесно и к Васе, и к Кириллу. А я еще не научилась справляться со своей гаптофобией с другими людьми. К тому же, капитан команды опять неотрывно да не мигая смотрел на меня с момента моего появления. И мне становилось жутко. Недолго думая, Вася усадил меня к себе на колени, просто потянув меня за талию.

Я покраснела и моментально вспотела. Мою талию так и не отпустили, и я ощущала жар его кожи большей частью тела. Я постаралась отвлечься, прислушавшись к словам женщины. И мне это моментально удалось. Она и оказалась тем психологом. И сообщала важные вещи. Кроме стандартных правил общения в команде она предлагала им и соблюдение щадящего игрового режима, уделяя внимания взаимоотношениям не только в игре, но и в жизни. Тренинги по командообразованию, здоровый образ жизни, совместные занятия и тому подобное. Я внимательно смотрела на ее графики, показывающие какие их ожидают изменения. И что им не стоит всё это прекращать даже после завершения их психологической практики. А парни… парни не слушали. И мне стало так обидно за эту женщину, ведь это их шанс выяснить отношения позитивным ключом.

Вася зашевелился особенно активно, и я отвлеклась от размеренной речи психолога. Видимо, ему было неудобно, когда что-то тяжелое так долго находится на коленях. Попыталась встать, но мне не дали, удерживая за талию. Тогда я попыталась принять более удобное положение и для себя, и для Васи. Парень шумно задышал мне в ухо. Похоже, случайно сделала ему больно.

Я попыталась снова сосредоточиться на лекции, но сидеть стало еще более неудобно и совсем немягко. К тому же, он руками слишком сильно сжал мой живот. Окончательно меня выбили из колеи взгляды всех окружающих и легкий румянец у психолога.

- Что ж, на сегодня, думаю, достаточно. Это к ответу на ваш вопрос о том зачем нужна вся так называемая вами «ерунда».

Слегка разгневанная их невниманием и, похоже, еще и пропущенными мною событиями, психолог покинула наше общество. Первым голос подал сидевший рядом Кирилл:

- Ты девочку-то отпусти, а-то ей уже, наверно, совсем неудобно.

- Можешь не стесняться, мне б тоже понравилась эта… лекция в таком виде. – Батон как и всегда сам пошутил, сам захохотал.

И чем им лекция не понравилась? Отличная. А вот Кирилл прав.

- Вась отпусти, твой пояс давит.

Все засмеялись, а потом Богдан заметил

- Ребят, посмотрите на ее лицо.

- Да она серьезно это сказала! – Батон вытаращил глаза.

- Ты что, девственница? Вася, ну ты даешь. – Это были слова самого молодого из них – Добби.

Я моментально покраснела до корней волос. Как вообще можно такое вслух говорить? А вот ребята засмеялись от моего вида с утроенной силой. Вася же вскочил и помчался быстрее поезда из аудитории, таща мою тушку уже привычным для меня буксиром. Мы забежали ко мне в комнату с еще не распакованной сумкой.

- Настя, ну ты меня и опозорила.

- Я-то? Да ты там вообще психолога не слушал, а между прочим, важная и полезная информация.

- Да как я мог слушать, если ты…аааа…

Парень обхватил руками голову и стал бегать по комнате как голубь увидевший кинутую горсть семечек, но потерявший ее из виду.

- Ну мог же догадаться, что такая как ты…

- В смысле такая как я? – эта фраза меня насторожила и обидела заранее.

- Будут теперь думать, что я как щенок за тобой бегаю. Офигеть имидж.

- А что плохого в том, чтобы ухаживать за девушкой? Или по-вашему они должны сразу соглашаться на всё и вся?

- Настя, это же мужская компания. Нельзя вот так показывать, что я не смог тебя заинтересовать.

- Они думают, что мы встречаемся. Значит, я, по их мнению, заинтересована.

- Да пофигу на заинтересованность, нужно… уже знать, что не ношу я ремней и ситуация была в другом.

Я опустила взгляд. И правда нет ремня. Тогда, оуу. В этот раз я покраснела еще сильнее. Хотя куда уж больше.

- И это тоже был показатель твоего отношения. Теперь меня засмеют. Капец.

- Знаешь ли, я сюда не просилась, и в квартиру к тебе тоже. Не нравится что – увози обратно.

- Чтобы про меня болтали, что ты меня кинула, а я вообще ни на что не способен?

Сердце закололо от таких безразличных к моим чувствам слов. Его гордости — это, значит, вредит. А моей нет? Я итак, выходит, встречаться начала с первым встречным. Верх неблагоразумия. А то на что он намекает – это уже слишком.

Я выскочила из комнаты, хлопнув дверью. И выбежала на улицу охладить разгоряченное стыдом тело. Холодный ветер справился с этой задачей мгновенно. К счастью, умение сдерживать слезы в этот раз сработало нормально. Я просто стояла и дрожала под пронизывающим ветром.

На мои плечи легла теплая куртка. Рядом стоял Кирилл. И когда он успел верхнюю одежду раздобыть и сюда принести? Хорошо, что не коснулся. Я пребывала сейчас в стрессе и вряд ли даже Васе удалось бы это без последствий.

Мы стояли на пороге пансиона молча. Я смотрела как шелестят на ветру иголки ёлки. Наверно, специально посадили, чтобы наряжать на Новый Год. Когда Кирилл исчез я не поняла, просто закуталась в его куртку и радовалась остывающему волнению. От куртки приятно пахло. А я всегда думала, что парни пахнут противно, но ни Вася, ни Кирилл не подтвердили моего мнения. А еще не ожидала, что тот, кто проводит большую часть времени за компьютером, пользуется парфюмом. Даже мужчины следят за своей внешностью больше, чем я сама. На нос капнула капля дождя. И я протянула ладошку для появления там мокрых пятнышек. Вскоре они объединились и создали небольшую лужицу на руке. Кончики косичек намокли и обвисли грустными сопельками, холодя грудь. Куртку я так и не застегнула.

Я любила дождь, он смывал все проблемы и мысли. На душе становилось легко и уютно. Так, наверно, ощущают себя ангелы, освободившись от людских грехов и своего прошлого.

- Ты совсем чумная, заболеть хочешь?

Ладошка, наполненная водой до краев, дрогнула и опустилась, выплеснув воду. Только под ногами итак было уже очень мокро и эта лужица воды не изменила ситуацию. Вася же не успокоился и продолжил гневаться:

- Это чьё?

Я удивленно на него посмотрела. Он держал лацкан куртки.

- Кирилла.

- Ах вот как. Типа, если не моя еще, то можно и забрать?

- Что?

- А ты сама молодец, мне, значит, тебя касаться нельзя чуть что не так. Как о глиф бьешься [5], чтобы ты хоть немного позволила себе помочь. А тут…

[5] Глиф – укрепление строений. В момент его действия, нанести им урон невозможно.

Что такого он нашел в куртке? Походу, не отошел от своей злости. А вот я наоборот очистилась и ласково ему улыбнулась.

- Мне было холодно, и Кирилл помог.

- Согрел, значит. – это Вася уже шипел. Схватил за края и попытался стянуть, - А ну-ка снимай.

Во мне снова начало нарастать раздражение.

- Ты совсем ополоумел, юнец?

Он пытался стащить куртку, а я от него отбивалась.

- Ах опять не прикасаемая какая, ты посмотри.

Я не поняла почему и как это произошло. Но вот уже Вася прижал меня к себе и обжег своими губами мои замерзшие губы. Куртка не отогревала меня достаточно, чтобы почувствовать тепло. Сейчас же я ощутила жар. Он впитался в мои вены и полился по кровотоку через сердце. Когда сквозь мои зубы прошел чужой язык, огонь горячей водой потёк к животу. Впервые пламя прикосновений было приятно и вызывало желание не оттолкнуть, а прижаться каждой клеточкой своего тела.

Когда мои руки уже поднялись коснуться его волос, рядом раздался насмешливый голос Батона:

- А я смотрю вы решили исправить узнанное нами недоразумение, хаха.

Мы отпрянули друг от друга раскрасневшиеся и тяжело дышащие. Вася обернулся к Саше и заговорил тем тоном, услышь я который при нашем знакомстве была бы убеждена уже на 100% в его бандитской сущности.

- Не смей использовать свои пошлые шуточки по отношению к моей девушке.

Батон поднял руки кверху.

- Понял-понял, ухожу. Эх, не ценят моего порыва благородного. Я даже на дождь вышел позвать вас на разбор. А тебе, Васёк, твоя неактивность может и аукнуться на карьере.

- Понял я, понял. Быстро слился с глаз.

Ваня улыбнулся мне, но я, ошеломленная, только насупилась и сжалась в комок. Что теперь вообще от него ожидать? И было ли это у него просто желание доказать его сексуальную состоятельность, или я ему действительно понравилась?

Почему-то мне настолько хотелось верить в последнее, что я была готова и на оба варианта одновременно. Лишь бы не только первый.

Неужели, это и называют любовью? Если это так, то нужно срочно бежать. Любовь от такой как я не принесет блага ни ему, ни мне. К тому же к выбору я собиралась подойти максимально обстоятельно. Чтобы не быть как мама. На одной любви семью не построишь. Ведь мама любила отчима, а отчим её. И этого было недостаточно.

- Насть?

- Ммм?

- А какая у тебя фамилия? А то ты как обидишься вечно куда-то исчезаешь. Я бы не хотел тебя потерять.

Я фыркнула, чтобы скрыть слишком громкий стук своего сердца. И опустила взгляд на свои ботинки, чтобы не показывать своего смущения от его последних слов. Привычку с детства убегать так и не переборола. Да и не пыталась – она мне казалась гарантом моей безопасности.

- Да и на трансляции не поняли, чего это я не знаю фамилии собственной девушки.

Значит, это просто ради его игры на публику. От этого осознания стало больно. Гораздо больнее его недавних злобных слов.

- Я - Фаталова Анастасия Павловна.

- Еще одна фисташка, значит. – я впилась в его глаза, пытаясь понять не послышалось ли мне. Но он, наверно, имел ввиду мой придуманный никнейм для Твич. -  Никифоренко Василий Николаевич, приятно познакомиться.

Вася наклонился, нащупал в огромном рукаве куртки мою маленькую ладошку и пожал. Правой рукой.

- А чего ты это так активно используешь свою сломанную руку, а?

Вася смутился. Даже поцелуй его не смутил, а этот по сути невинный вопрос выбил из колеи. Ох, нечисто, тут что-то. Парень левой рукой подпихнул меня пониже талии к двери. Расчет был верный, мне стало не до выяснений, я гневно к нему повернулась. Тот сделал взгляд невинным, открыл дверь и придержал, чтобы я могла беспрепятственно в нее зайти.

- А чего у тебя фамилия такая подходящая?

Я недоуменно заморгала. Померив друг друга взглядами, объявили мысленную мировую и вместо личных разборок пошли на общий разбор.

В этот раз я не пыталась даже вникать в непонятные слова. К тому же, слишком все быстро перешли на личные оскорбления. Кто-то плохо фармил, кто-то вовремя не подхилил или не подсейвил, вылез рано/поздно и тому подобная чушь. Тренер попытался перевести спор с обвинений Батона в несостоятельности, а Добби перевести на более конструтивную тему – вместо кто виноват - а что же делать надо? И тут у всех оказалось разное представление о прокачке скилов и покупке предметов. Похоже, Вася прав, эта игра слишком много имеет вариантов развития, чтобы не вызывать споров у горячих лбов.

Я же примостилась поближе к психологу. Моё любопытство было настолько сильно, что даже пересилило мое отношение к личному пространству. Я никогда не подозревала, что и у такого спорта может быть свой психолог. Мне интересны особенности.

Мое внимание было замечено, и женщина отвлеклась от наблюдения за подопечными.

- Здравствуйте, вас зовут Настя верно? - Я кивнула, и говорливая продолжила, - Меня Ольга. Скажите, вы давно знакомы с ребятами?

- На один день больше вашего, - Я не смогла не улыбнуться в ответ на ее сияющие глаза. – Вы извините, что я прервала ваше наблюдение, просто я учусь на психолога и меня удивила ваша работа. Неужели есть такой…раздел?

- Вот уж чего нет, так нет. Исследований катастрофически не хватает, - кажется я задела профессиональную боль Ольги, - А исследования от обычного спорта не подходят совершенно. К тому же, тут определенные особенности, да и возраст ребят сам по себе накладывает отпечаток. Да и как тут провести достаточную базу для исследований, если мало кто нанимает психологов? А если и нанимают, то как и в этот раз – всего на пару недель. Сложно справиться, если все результаты проявляются в долгосрочной перспективе.

Я понимающе кивала. Меня тоже это удивило. Слишком мало времени, мало что действительно ценного можно сделать. Да еще и на такую агрессивно настроенную группу.

- Я поняла вас, Ольга. Мне вообще кажется, что у них слишком затяжной конфликт, чтобы что-то сделать.

- О нет, что вы. У них одна из самых дружных команд, что мне попадались. Вот до этого мне действительно попадались запущенные случаи. А тут еще и тренер, и капитан команды искренне стараются не обижать. В другой бы уже давно расформировали, а им еще дают шанс сыграться. Это редкость. Нынче проще всех поувольнять или заменить. Люди забывают, как важна в таких играх именно сыгранность. Даже просто за счет нее, без особых невероятных навыков можно продвинуться. Чем я так люблю эту игру – что умения одного игрока не решают, как бы не казалось зрителю иначе.

- И много зрителей? – спрашивать об этом склонного к хвастовству парня не хотелось, а сейчас вопрос сам напрашивался. Ольга посмотрела на меня с удивлением, а потом отложила свой блокнот с непонятной табличкой и положила на колени сумочку с ноутбуком. Беленький красавец был уже включен и порадовал красивым артом огненной девушки на рабочем столе.

Ольга что-то набрала и стала показывать цифры.

- Это количество игроков сейчас.

На картинке было число 390.000. то есть сейчас столько человек играет? Именно вот в этот момент?  Далее Ольга открывала сайты и показывала сколько смотрят сейчас, а сколько смотрят в среднем. Какие показатели просмотров известных матчей.

- С китайскими зрителями, которых большинство, набирается до 15 миллионов единовременно. Русскоязычные смотрят до 300 тысяч человек в лёгкую.

Я подвисла от озвученных цифр. Они казались еще более нереальными, чем озвученный не так давно призовой фонд этой игры.

- Это невероятно.

- Да, вы можете гордиться своим парнем. Его профессия не только сложная интеллектуально и практически, но и пользуется спросом.

Я подвисла от слов «своим парнем». А ведь по факту, Вася не мой парень, пусть ему зачем-то и нужно было им притворяться.

Я отвлеклась от разговора на крики ребят. Похоже, выяснения перешли все границы.

- Ну и разбирайтесь сами, я с нубами гамать не буду. – сказав это, Добби хлопнул дверью. Что же я пропустила? Вроде, больше всего как всегда доставалась Батону, а не Добби. Пухляш сидел мрачнее тучи и не участвовал в выяснениях. Вася с Кириллом прошипели что-то непонятное друг-другу. В следующий момент они все, включая тренера уставились на психолога. Ага, нашли козла отпущения, гении. Сами наворотили, а Ольге расхлебывай.

- Разбор окончен, можно идти? – это мой писклявый от волнения голосок сбил агрессивные взгляды с женщины, которая мне понравилась. Я не хотела, чтобы наполненные адреналином парни вызверились на ней.

Не дождавшись ответа, я поблагодарила Ольгу за объяснения и покинула помещение. Неподалеку от моего номера дверь была открыта, и я слышала ругательства Гробика. «Это не мое дело», - подумала я и зашла к нему в комнату. Парень собирал вещи. На полу был разбитый стакан. Вот же ж… подросток.

Ноги притащили меня сюда сами. Я не знала, что говорить, в горле пересохло и сердце от волнения колотилось. Я обхватила руками предплечья, но мгновенно взмокшие ладони соскальзывали с тонкой ткани. Я не мастер общения, но почему-то мне хотелось дать этой команде и психологу Ольге шанс. Вот только что я могу сделать?

- Чего пялишься?

Я испуганно вздрогнула и сжалась в комок от взгляда пятнадцатилетнего парня. Вроде, я старше, вот только опыта коллективной работы у меня меньше. Одно понятно – обвинять его в агрессивности бесполезно. Оправдывать кого-то тоже. Критику вообще никто не любит. И правильно делают. Я могла только говорить о своих чувствах. Но почему для меня так важно, чтобы они продолжили играть - я не могла объяснить.

- Убирайся, - Добби резко взмахнул рукой. Так делал отчим, собираясь ударить. Я инстинктивно подняла руки в защите. – Что за… Он что тебя бьёт?

И до того, как я успела сказать хоть слово, Добби выскочил за дверь. Даже, если бы я хотела его задержать – не смогла бы. Хотя и была на 4 года старше, но в росте и комплекции уступала.

Я оторвалась от косяка, всё еще дрожа. Похоже, я только усилила его приступ агрессии.

Раздался шум, и я поспешила выскочить в коридор. Там на полу катался Добби с Васей. Остальные ребята с интересом наблюдали за потасовкой. Что за? У Васи же рука сломана, а Добби подросток еще. Какая нафиг драка? Я подошла поближе, но тело не позволило влезть, обжигая информацией об опасности.

Тут Вася пересилил и прижал Добби лицом в пол, навалившись сверху и скрутив руку назад. Боже, он же использовал больную руку!

- Какого… ты совсем…Да я…

Ответ Добби я не расслышала из-за его положения, а вот Вася понял.

- Что? Да я б никогда Настю не ударил, спятил что ли? Ты посмотри на эту соплячку, на такую дунуть боязно.

Вася отпустил оппонента и хмуро смотрел как тот встает, поправляя одежду.

- Малой, а с чего ты решил-то?

- Да она от любого резкого движения сжимается так, как будто ее сейчас ударят. У меня тетя так же, когда… - Добби замолчал и побледнел. Продолжать мысль он явно не хотел.

- Ты тоже заметил, значит.

- Вазелин, если не ты, то кто?

Вся команда ребят перевела взгляд на меня. Парни сразу рассредоточились по коридору. Вася приближался. Вот умеют же работать в команде, мне же теперь мимо них не проскользнуть. Только если назад дальше по коридору да в окошко сигануть со второго этажа.

- Насть, говори, такое нельзя замалчивать. Государство тут не поможет, - это сказал Кирилл. Он скрестил руки и хмуро смотрел в моё лицо. Глаза у него странно поблескивали, как будто он был не в меньшем бешенстве, чем Добби пару минут назад.

А государство и правда не поможет. Каким-то образом, Кирилл понял, что это семья. А если конфликт внутри семьи – никто и не почешется. Примут заявление и отправят обратно к «семье». Я перевела взгляд на Васю и поняла – не отступятся. Говорить не хотелось, поэтому я сообщила ту информацию, что могла. И ее должно быть достаточно, чтобы отстали.

- Он мертв.

- Жаль, - это сказал Добби, вытирая кровь с разбитой губы, - вот уж я бы к нему на огонек заглянул.

Это было так мило видеть искреннее желание мне помочь от такого по сути еще мелкого парнишки, что я не выдержала и нежно улыбнулась.

- Не думаю, что, когда тебе было четыре года ты смог бы с ним справиться.

- Он бил тебя, когда тебе было года два? Вот это подонок. – это был голос Богдана. Его голос звучал так редко, что все на мгновение перевели взгляд с меня на него, дав хоть на мгновение расслабиться. Только Вася продолжал сверлить меня взглядом. Он стоял рядом, но не пытался прикоснуться.

- Не два, а восемь. Он одиннадцать лет как мёртв.

- Это что же выходит, тебе девятнадцать лет? – это сказал Кирилл. На мгновение мне даже показалось, что эту фразу он сказал с акцентом.

- Ну да.

Молчание и сверлящие взгляды были мне ответом. Пока пухляш Сашка не захохотал в своей далеко не тихо манере. Кирилл тоже заулыбался. Только Добби и Богдан смотрели на меня с шоком.

- Эх, Васька, зачем тебе старуха, ты нам с Кириллом отдавай, больше по возрасту подходит. – Батон заржал по новой. И не смог же промолчать да не спохабничать, зараза. Я ему еще припомню старуху. Даже готова научиться заказывать проституток за восемьдесят…лет. А потом пусть расскажет каково это со старухой.

Такие же мысли отражались в Васиных глазах, которые он так и не отвел от меня. От этого долгого взгляда мне стало даже более неуютно, чем от пошленькой улыбочки Сашки и его похабных слов.

- Я кушать хочу, тут есть где перекусить?

Удивительно, но это сразу отвлекло парней от темы. К столовой мы шли всей толпой. Она находилось в другом здании, дождь утих незначительно, так что добирались поближе к еде быстрым бегом.

Ребята тоже были голодные и набрали полные подносы еды. В помещении мы были единственными посетителями – сдвинули столы и сели все вместе. Никто не отвлекался на телефоны, ребята не ругались и как будто забыли последнюю вспышку Добби. Более того, заметив, что я не понимаю их обсуждение, стали стараться затащить меня в беседу. К концу нашего внепланового застолья они объяснили множество сленговых понятий. На столе было пусто уже больше часа – только кружки регулярно наполнялись. Обсуждение историй из прошлого и различных шуток не утихало. Серьезная тема была поднята только одна – из Добби все-таки вытянули историю его тёти, которую не так давно убил собственный муж. Он просто последним аргументом добавил ей вазу в голову. И хоть женщина трижды обращалась в полицию с избиениями ранее, ей все равно приходилось возвращаться в общую однокомнатную квартирку. На четвертый раз обращаться ей уже не пришлось. Мужика посадили, но тётю это уже не вернёт.

После этой истории наступило молчание, и с грустной ноты всех вытащил опять Батон со своим пошлым чувством юмора.

Вот как бы не ругали игру Сашки, для команды он был явно не заменим. Своим ужасным чувством юмора он переводил гнев в смех или же направлял на себя. А потом как танк терпел обстрел.

- А вы отличная команда.

Ребята замолчали и с удивлением на меня посмотрели. Похоже, я сказала это вслух. Внимательные взгляды меня смутили.

- Почему ты так думаешь? – голос Кирилла звучал серьезно. Они все ждали моего ответа.

- Команда она же не только в том, как вы играете. Я заметила, что Добби генерирует необычайно рисковые, но неожиданные идеи. Ты, как капитан команды, можешь вовремя загасить самые уж опасные. Сашка помогает вам меньше нервничать и даже улыбнуться во время битв. Богдан – тот на кого всегда можно положиться, выполняет задачи без сопротивления и мгновенно. Вася же поддержит приказом, когда ты занят, в бою или далеко.

Ребята покраснели. Всем скопом. Что же я такого сказала?

- Да не, я ужасно веду сражения. Мне уже 25 и реакция давно не та. Мне вообще по идее давно пора слазить с роли керри, но уж очень люблю я это направление. – Саша тер покрасневшие щеки.

- Да ладно, ты чего. Если б всё было так плохо, разве ты бы продержался в этой команде дольше всех? Я вообще тут недолго, а постоянно лезу без спросу. Как взыграет во мне великий нагибатор, так я и под Т3 полезть могу соло. – это бормотал Добби, похлопывая по плечу Сашку.

- Если бы мы вовремя реагировали на такие твои идеи и шли бы под Т3 вместе, то выиграли бы гораздо больше каток. Но я слишком упёрт и тугоумен, чтобы вовремя среагировать на ваши идеи. Мне как-то проще придумать стратегию вначале игры и по ней идти. Совершенно не умею к вам прислушиваться и быстро ориентироваться. Позор мне как капитану.

- Да у тебя ж самая большая ответственность. Я хоть и вечно лезу со своими командами, но ответственность за последствия не беру. Естественно, ты перестраховываешься. – Вася говорил и трепал прическу, постепенно становясь похожим на сумасшедшего ученого.

Не высказался только Богдан. На него и уставились

- А я только и могу, что лаять по команде, - Богдан смущенно пожал плечами.

Я сидела в полнейшем шоке. Настолько все сказанное не походило на обычное поведение парней. То, что они признали достоинство друг друга это хорошо, а вот такая концентрация на своих ошибках приведет только к опусканию рук.

- Это что за общество анонимных нубов? – я гневно хлопнула ладонью по столу, чтобы прекратить продолжение балагана. Вдруг, думают, что голова пеплом еще недостаточно у кого посыпана?

Ребята рассмеялись.

- Молодец, быстро учишься. Скоро по-нашему заговоришь. – Вася приобнял меня за плечи. И стало так тепло и уютно, как будто у меня появился дом. Впервые в жизни. Вот прям тут, в этих объятьях и под внимательными взглядами всей команды «WinTin».

- Вы просто учитывайте сильные стороны друг друга, сыграйтесь и нагибать будете всех. Вы же вместе играете меньше года.

- Меньше двух месяцев, - это хмуро сказал Кирилл.

- Это как так? – я была удивлена такому сроку.

- Я тут совсем недавно, - Добби как в школе поднял руку.

- И если бы ты сегодня ушел, – это было бы конец предстоящему Мажору. Да и команде, скорее всего. Мы же обыскались. Четверку нынче хорошую найти – это анриал. Мы присматривались в паблике к игрокам. Надеялись хотя бы там найти. Менеджер был уже на все согласен. С тобой нам очень повезло. У тебе невероятные соло-показатели. То, что ты согласился – спасло нашу команду. А нашел тебя Батон, кстати, - Кирилл кивнул на Сашку.

- Ты так классно их уделывал. У нас командования не было, а ты в схватках на четверке вытягивал всё наше стадо. Я и записал твой айди.

- Мы потом все дружно отмечали твое согласие по скайпу. – Кирилл говорил и улыбался, а ребята хихикали от воспоминаний, - у тебя маленький опыт работы в команде, оттуда и привычка решать проблемы в соло. Ты еще не привык к постоянной роли четверки, да и вообще к тому, что с тобой вместе играет кто-то постоянный. Оттуда и сложности в игре. Если нам удастся хотя бы полгода вместе поиграть, это легко сгладится.

Мне тоже казалось, что все проблемы у ребят от несыгранности.

- Я слышала, что русским командам не свойственно вместе долго находиться в одной команде.

- Да, это так. Много агрессии, пафоса и желания нагибать всех и вся. В какой-то момент начинают так ненавидеть друг-друга, что играть вместе кажется невозможным. И даже если проблема не в отношениях, то менеджеры после провального матча поувольняют половину команды, надеясь найти кого получше.

Я быстро затараторила:

- Так это же выходит, ни у одной команды нет времени сыграться вместе. Какие бы крутые не были игроки по отдельности если они творят каждый что хочет – то играть хорошо они не будут. И даже если слушаются полностью капитана или тренера, то тогда теряется творческая составляющая. Нет новых идей от каждого.

- Настя права, сыгранная команда, даже если каждый в отдельности игрок среднего уровня обыграет сильных игроков, не умеющих играть вместе. К тому же сыгранная команда уменьшает время обдумывания каждого мелкого действия. Когда ты пару секунд стоишь и думаешь – в лес тебе, на лайн или вообще гангать. А эти секунды могут быть решающими. А когда каждый день вместе играешь и делаешь разборы, то в голове складывается множество картинок как действовать в той или иной ситуации.

Ребята слушали Кирилла, хмуря брови.

- Так что же нам делать, если мы чуть что - собачимся? – голос Богдана лег могильной плитой на плечи парней. Они опустили головы, а Кирилл стал тереть затылок, дергая себя иногда за волосы, как будто хотел наказать себя.

- Как что? Помнить то, что сказали о друг-друге сейчас. Пользоваться своими сильными сторонами. Позволять друг-другу делать ошибки, не тыкая в них. – тут я вспомнила разборы, - ну или делать это по-другому. Ну не знаю, у Ольги спросите. Вообще её бы стоило послушаться. Ведь именно она спец в том, чтобы налаживать взаимоотношения в команде. Вот только, если вы будете её игнорировать – ничего не получится. - Я поняла, что скатилась на менторский тон и попыталась смягчить, - Мне она очень понравилась. К тому же я сама будущий психолог и знаю, как это важно на самом деле. Вы поняли, что вам нужно сработаться и у вас есть для этого Ольга и тренер. Это больше, чем дано большинству людей. И, насколько я поняла, многим командам.

- А еще у нас есть ты, - Батон фыркнул, протянул свою лапищу через весь стол и расстрепал мне волосы.

И я и Вася замерли без движения. Вот только я не почувствовала ни льда, ни пламени на коже головы. Просто была легкая неприязнь: «нарушили мое личное пространство». Поразительно. Я ведь даже не понимаю почему моя гаптофобия… излечивается? Неужели, Адамс прав – дело в мышлении, а не в травмах?

Я могу быть счастливой? Обернулась и столкнулась со взглядом Васи. Зрачки его были расширены. В момент, когда он уже практически коснулся своим носом моего – настолько он был близко… раздался шум. Мы оба обернулись. Ребята вставали и, стараясь не смотреть в нашу сторону, одевали куртки. К моменту, когда они ушли, Вася уже уткнулся мне в волосы. Он щекотно дул в шею и над чем-то хихикал.

- Ты чего там выискиваешь?

- Я тебя нюхаю.

- Так смешно пахну?

- Нет, приятно. Просто сегодня ты заткнула за пояс всех нас. Да так, что тебе даже ответить нечего. И это при том, что ты всего пару раз садилась за игру и знакома с нами пару дней. Даже со мной. – Вася оперся лбом мне на плечо – Меньше недели. Невероятно, как ты это делаешь? Я же уже жизни без тебя не представляю.

- Так скучно было?

- И не говори, - меня обняли за талию и перетянули со стула на мужские колени. Я попыталась встать, но мне не дали, - Тссс, дай мне одну минутку. Ты же не напугана?

Я отрицательно качнула головой. Говорить не могла, сердце перекрыло мне вход и выход воздуха, быстро стуча где-то в горле.

- Насть…

- Ммм?

- Кто был тот подонок?

- Отчим.

Плечом я ощутила, что он кивнул. С учетом моего возраста, думаю, он итак догадался, что кто-то из близких.

- А он не…?

- Нет, ничего серьезного. Я больше испугалась. Отличаюсь излишней впечатлительностью – я фыркнула и схватила его руки, чтобы снять с талии. Но забыла зачем их коснулась. Ощущения шершавости чьей-то кожи были для меня новы. ТАКИЕ ощущения уж точно. Тягучее тепло пробежалось от кончиков моих пальцев по венам вверх. Обдало грудь жаром и потекло ниже.

Но Вася разъединил руки и поднялся, поставив меня перед собой. Молча и часто дыша, он накинул куртку на меня и себя. И за ладошку потащил из столовой. Мне было неловко, что он чувствует, как вспотела моя ладонь, и я попыталась выскользнуть. Но он только крепче сжал и прибавил шагу. Мы уже почти подошли к зданию с нашими комнатами, как я решила пожать его ладонь в ответ. Вася мгновенно остановился и развернулся. Мы стояли под дождем. Капюшон спал с меня почти сразу при выходе из столовой, поэтому я чувствовала, как капли мочат волосы и нос.

Вася протянул руки мне за затылок и надел капюшон обратно на мою голову. Только вот руки с моих висков не отпустил. Только прижал капюшон посильнее к моим ушам и что-то прошептал. Естественно, я ничего не расслышала. Но почему-то переспрашивать было страшно. Я ждала, что он уберет руки и наденет и свой капюшон. Но он не двигался, не опуская ни своих глаз, ни мою голову. И я протянула руки, решив надеть на него капюшон, как он на меня.

Только моё движение он воспринял как сигнал к действию и, притянув к себе, впечатал мои губы в свои. Это было резко и немного пугающе. Его губы обожгли, но я не попыталась отстраниться. И вскоре, он перестал сжимать с силой мою голову, а отпустил руки на талию. Придерживал, но не держал. Вот только я и не думала отстраняться, его нежные прикосновения будили во мне целую бурю чувств. В момент, когда он коснулся языком моего, мне стало невыносимо жарко и душно. Закружилась голова и подкосились ноги. Чтобы он меня ненароком не отпустил, я вцепилась в его плечи, как утопающий в спасительный круг. После чего он прижал меня к себе за талию уже с силой. Куртка казалась ужасной помехой в желании почувствовать друг-друга. И именно это ощущение отрезвило меня. Вася чутко среагировал на мою остановку и осторожно поставил на ноги. Оказывается, прижав мою тщедушную тушку к себе, он оторвал мои ноги от земли.

Все-таки какое же различие в росте, даже целоваться приходится на весу. Я улыбнулась его голодному взгляду. Постепенно Вася успокаивался, его бешеное дыхание выравнивалось. Как выглядела и дышала я – даже думать не хотелось. Хотя, если только чуть-чуть. Ведь под ТАКИМ взглядом я ощущала себя очень красивой и привлекательной.

Я все-таки встала на носочки и протянула руки к его капюшону. Он послушно наклонился, чтобы я смогла надеть на него капюшон. И такая у него была ласковая улыбка после того, как я поправила мех под его подбородком, что не выдержала и потянув его еще ниже, поцеловала в кончик губ. Глаза парня стали черны от расширившегося зрачка и как будто поглощали свет… и меня. Ведь своего отражения в них я не видела, только бездну.

Вася закрыл глаза, застонал и выпрямился. Мои руки спали с его капюшона автоматически. Я сделала что-то не так? А почему тогда ему можно меня целовать, а мне нет?

Только Вася ничего не объяснял, просто встал сзади меня и подтолкнул к зданию. Капельки воды, успевшие забраться за шиворот, текли по позвоночнику. А может, это от волнения так вспотела. Я постаралась оторваться от руки Васи, касающейся моей спины. Казалось, она обжигала даже сквозь материал куртки. Я настолько хотела ощутить его прикосновения сильнее, ближе и обнаженнее, что в мгновение добралась до лестницы. Как будто убегала от своих мыслей.


Эти выходные стали одни из самых счастливых в моей жизни…Я была дома. Или в объятьях Васи, или в беседе с ребятами или Ольгой. С утра ребята убегали на физические упражнения. Я по привычке вставала рано, иногда мне хотелось присоединиться к ним. Но было неловко оказаться среди парней в спортивной одежде. И я тихонько наблюдала из-за занавески. Или же лежала на кровати и слушала их переругивания. Оказывается, среди жаворонков был только Кирилл. Ему ранние подъемы давались легко. Более того, он ранее часто настаивал на ранних тренировках. Только удавалась ему это только в дни совместных выездов. Если игра была из дома в раннее время просто никто не вставал. Зато играли до утра, когда сам Кирилл чувствовал себя не лучшим образом.

Каждое утро их шутливые и неочень переругивания с утра касались в основном этой темы. Далее ребята принимали душ и завтракали. Последнее не обходилось без меня.

В субботу ко мне в комнату пробрался Вася. Но я была уже одета, так что его попытки подкрасться ко мне своим тяжелым шагом вызвали только улыбку. К тому же, хоть у него и был ключ – звук открывающейся двери в тишине трудно пропустить.

Я пообещала скоро выйти и выпроводила Васю. Когда позже вышла из номера, - наткнулась на ждущую меня четверку игроков «WinTin».  Не было только Васи. Узнав, где он, я подмигнула и прокралась к нему сзади. Вот уж кого, а меня услышать и заметить было трудно. Так что тычок пальцами под ребра прошел успешно. Только потом я краснела от потока матюгов. Васе еще и извиняться пришлось, что облил меня от ушей до пят такими словами.

Ребята весь завтрак подшучивали над Васей, что вот так мидеров и гангают. Только материться и остается.

- Так вы же мне мисс[6] не сообщили. Команда, называется.

[6] Если один из противников покидает свой лайн – члены команды предупреждают об этом. Так как есть вероятность, что противник ушел на ганг (неожиданное нападение).

- А у нас пополнение, - Батон хохотнул и протянул руку потрепать меня за волосы. Но Вася перехватил руку на полпути.

- Это мой личный саппорт, руки убрал. – Голос Васи был серьезен. Только кто способен конфликтовать с Батоном?

- Мидерам постоянный саппорт не обязателен. Так что не стиль[7] внимание красивой девушки у нас.

[7] Стилить = украсть

Я покраснела и так красной и уходила с того завтрака. Ибо ребята вознамерились посоревноваться кому я должна саппортить. Хотя я вообще никому помогать не нанималась. Да разве этих проймёшь.

Потом парни сидели за своими компьютерами и играли. Пятый занимала я и тоже играла. Только в самом обычном пабе. Так ближе к вечеру субботы я попала в чью-то команду, в которой уже была девушка Ольга. Ребята как-то незаметно взяли меня под крыло и стали таскать по другим играм. Играли они значительно лучше меня, но я не расстраивалась, что часто умирала и ошибалась. Уж очень по-доброму и с юмором они реагировали на это. К тому же, накладки случались и из-за Оли. У нее был малыш, с которым ей помогала то няня, то муж, но сын все равно требовал внимания. Благодаря Ольге я раскрыла важность выбора героев. Она всем подсказывала кто против кого должен выступать и с кем из героев команды будет отличная связка. Мне, конечно, большинство героев не были знакомы. Но ребята в начале игры всегда в первую очередь вводили меня в курс дела – что это за герой и что он делает.

Вася был больше занят тем, что следил за игрой своей команды. Им же потом её еще и разбирать. К тому же, он помогал им, чем мог – контролировал карту и движения противника

Вечером происходило общение с психологом Ольгой. Общались как по отдельности, так и командой. Я в это время не присутствовала по просьбе Ольги. «Чтобы ребята не храбрились, изображая героев» - так она сказала. Её советы я замечала по тому как менялась их игра. Так в воскресенье команда не говорила друг-другу о недостатках вообще, только о том, что поменять в действиях в дальнейшем.

Вместо «Хватит мазать по крипам» - «Нужно увеличить твой крипстат».

Вместо «Кто так палится?» - «Следи за картой» или «Тут вард»

А также, каждый старался учитывать возможности другого и в меру сил помогать. И не только саппорты, но и керри. Тренер это комментировал как необычный подход, ведь по стандартным правилам саппортами принято жертвовать и никак не лезть спасть чуть что, тратя на это время и деньги.

Качество игры не улучшилось, даже ухудшилось. Но ребята не сдавались, им было просто весело играть вместе. Они не просто тренировались, они развлекались. Вечером воскресенья мы все сидели на разборе. Оказалось, что все-таки улучшения в игре есть. У большинства игроков увеличился опыт и золото в минуту. Сражения ухудшились, но тут Кирилл сказал, что это его вина. Он принял решение прислушиваться к мнению других игроков, но пока не научился вовремя менять план действий исходя из этого.

- Может, попробовать потренироваться в более лёгких сражениях, с условием, что Кирилл должен каждые пять минут что-то менять в стратегии. Для развития умения быстро адаптировать стратегию под новые условия. То есть, вы все развиваетесь по прошлой, но каждые пять минут кто-то должен предложить любое изменение – нестандартный предмет, вард, поведение… в качестве эксперимента.

На меня все смотрели, улыбаясь до ушей. Видимо, я что-то глупое сказала. Но не перебили же. Скорее всего потому, что за два дня на разборе я подала голос впервые.

Кирилл кивнул и сказал, что обязательно попробует, это будет как минимум весело. Ага, этим же вечером. Так я и поплатилась за свои слова. Как только тренер и Ольга покинули зал, команда заставила меня сыграть с ними. И именно я должна была быть генератором идей. Они, как профессиональные игроки, ничего интересного и необычного точно не предложат. «Не под то рефлексы заточены», - это прошептал мне в ухо Вася, вызывая рой мурашек. И усадил за пятый компьютер.

Я не представляла, как буду играть, ощущая его дыхание и прикосновение ладони к плечу.

Вася сам продиктовал мой айди и добавил все запросы. Игра началась. Моего первого мнения-заскока затребовали в последний пик[8] . Я увидела у противника запоминающуюся иконку электрического чувака и повторила услышанные вчера слова:

- Бери Тимбера. Он контрит Разора.

[8] Выбор героев перед игрой

Ребята дружно расхохотались. Вася даже повис на мне от избытка чувств. Что я такого сказала? Последнюю фразу я сказала вслух.

Последняя пятая иконка у нашей команды засветилась знакомым мне железным толстячком.

- Милая, ты всё неплохо сказала. – Вася сказал это, а потом снова повис на моих хрупких (между прочим) плечах, пытаясь осмеяться, - Просто тут нужен был керри, под него слот оставили.

- Хохо, вы просто не видели, как я нагибаю на Тимбере, - Батон сказал это и продолжил биться лбом о клавиатуру и ржать.

- Что ж, значит нам нужно выиграть очень быстро. На одном мидере далеко не уйдем. Добби, отдавай Мирану Батону. Сегодня тебе не нагибать. Это Батон будет соответствовать своему нику, только на мид лайне. Богдан, на тебе Тимбер. Я сапорчу Насте. Да, ребята, единственный наш шанс, это сделать Вивера Насти раскачанным на все 6 слотов. И очень быстро.

Я заволновалась, поняв, что на мои плечи возлагают ответственность за победу. Я и жучка-то выбрала, потому что он мог становиться невидимым и быстро убегать, не мешая остальным. Вчера я игра на нём два раза и мне очень понравилось. Чем-то он был мне близок.

- И как ты ее научишь за пару минут добивать?

- А вот это теперь наша общая проблема. Как сделать так, чтобы у нас был хоть какой-то шанс на победу.

Мы не победили, но игра шла 74 минуты. За это время мне пришлось придумать 14 нелепых действий или покупок для команды. Один раз мы заигрались и мне пришлось выдвинуть сразу 3 идеи для глупостей. Это была самая веселая игра. Соперники постоянно плевались ядом. Особенно из-за того предмета, что я сказала купить Добби. Мне показалось, что отжор здоровья – это полезная штука. Я использовала разок на дроу рейнджер и быстро победила.

Игра закончилась, как и началась – диким смехом. Ребята вслух зачитывали комментарии соперников и отвечали кто во что горазд. Обычно после игры никто с соперниками не переписывался активно. Но не в этот раз – общение длилось не менее получаса. Я устала дико, а завтра на учебу. Мои первые счастливые выходные закончились. Попрощалась и побрела в комнату. Вася взялся меня проводить, но я махнула на него рукой. Ребята продолжили игру, позвав к себе кого-то из соперников пятым.

Уснула я мгновенно. Проснулась я раньше будильника на час. Часы на моем новеньком мобильнике говорили, что сейчас 4:05. Лежать было невыносимо, я оделась и натянула куртку, чтобы пройтись. Пока я шла к выходу, услышала смех с игрового зала. Подойдя туда своим тихим шагом, я приоткрыла дверь и заглянула внутрь. Они бы меня все равно не услышали. Все сидели в наушниках и играли. Не было только Кирилла. Единственный жаворонок этой команды, наверно, не выдержал и ушел спать. Я в ужасе выдохнула, увидев действительно невероятное. Как он мог столько времени меня обманывать?


Глава 7. Unstoppable


Я прикрыла дверь и оперлась на нее плечом, чувствуя, как слезы катятся по щекам. Моей первой реакцией было – бежать. Самая неправильная реакция из возможных. Нет бы по-человечески поговорить и выяснить почему он меня обманывал. Да нет, все они помалкивали. Вся команда, походу, была в курсе. Но как же не хотелось это выяснять, итак поглумились надо мной достаточно. Хватит, не хочу выяснять почему. Надо уходить.

Из-за слёз и полутьмы я слабо различала объекты в темноте. Когда же я наткнулась на что-то теплое, меня сразу же обожгло огнем, я вскрикнула и отпрыгнула, упав на пол.

- Напугал? Извини, - передо мной на корточках сидел Кирилл и протягивал руку. Я, естественно, не приняла её и поднялась, по дуге обходя капитана команды. Я давала себе обещание измениться. Настя, хотя бы попытайся. И я выдавила из себя вопрос:

- Ты знал, что у Васи рука не сломана?

- Догадывался, но сомневался, т.к. Вася не из тех, что чему-либо мог позволить остановить его в тренировках, - потом Кирилл осмотрел меня и впился в моё мокрое лицо взглядом, - а вот из-за кое-кого, оказывается, смог. Ты из-за этого плакала?

Я смутилась. Позора мне хватило. Кирилл попытался меня схватить за локоть, но я опять отпрыгнула. В этот раз ударившись локтем о стенку. Да так, что как будто 220 вольт получила.

- Пошли чаю налью, у меня есть и чайник и всё необходимое. Я в этой компании полуночников без кофе не выжил бы. Да не бойся ты, никто из наших ребят тебе в жизни ничего плохого не сделает. Включая Васю. – улыбнувшись моему фырканью, Кирилл продолжил, - Понимаю твое возмущение, но не руби с плеча. Дай нам объясниться. Я же вижу по глазам, что во враги народа попали все, включая меня. А мне бы не хотелось считаться жестоким обманщиком в мыслях такой милой девушки.

Нет, он меня не уговорил. Вот совершенно. Но каким-то невероятным образам я сидела на стуле у него в комнате и пила чай. Более того, рассказывала, как сломала Васе руку и чувствовала из-за этого вину всё это время. А оказалось, что она совсем не сломанная. Иначе бы он не играл так резво за компьютером, когда я зашла в зал.

- Я не думаю, что кто-то знал, что Вася притворялся. Если бы это так было, его бы сразу сдали. И я был бы первым кто это сделал. С твоим появлением, конечно, кое-что поменялось. И, может, узнай об этом мы бы вчера промолчали. Но насколько я понял по реакции парней – никто не знал.

В это мне верилось. Голос Кирилла успокаивал и даже немного убаюкивал. Мне предложили прилечь, тогда как сам Кирилл пойдет играть. Естественно, я отказалась. Это же чужая постель. Фу. Чашку из рук у меня забрали.

- Расплескаешь же. Иди досыпай.

Я ощущала себя выжатой. Может, ребята и не знали об обмане. Но Вася-то специально обманывал в любом случае. Я встала и покачнулась. Кирилл придержал меня за плечи. В душе было такое сильное равнодушие и пустота, что я никак не прореагировала на то, что меня касаются.

- Какого…. Ты…в чужой спальне…я…твою…

Я повернулась и столкнулась взглядом с Васей. Он стоял у входа в комнату с кружкой в руках. Я спокойно убрала руки Кирилла со своих предплечий и пошла мимо Васи. Он схватил меня за плечо и развернул к себе. Схватил одной рукой, то есть продолжал претворяться! Злость на его лице наполнилась и беспокойством.

- Настя, ты плачешь?

Нет, блин, я просто шла, шла, споткнулась и упала в кружку воды. Я вырвалась из его захвата и побрела в свою комнату.

За спиной разбилась кружка и явно началась потасовка. Кажется, Кирилл пытался объяснить ситуацию Васе, только вряд ли Вася его слушал. Слишком много злобы я видела в его взгляде, а она требовала выхода.

Что ж, это к лучшему, что у меня не сложилось с Васей. Я не готова к агрессии любого вида. А у этого переизбыток, похоже. Спасибо ему за то, что с его появлением я впервые почувствовала, что такое жить как нормальный человек. Не дергалась от каждого прикосновения, общалась и улыбалась. Я начала собирать сумку, в попытках сбежать. Только как это сделать из пансиона? До будильника было еще 20 минут. Я прибавила час, так как Вася довезет меня сразу до вуза. В последний раз. И легла досыпать оставшееся время.

Проснулась я по будильнику. Умылась и вышла в коридор. Вася сидел на диванчике и явно ждал меня. На руке уже не было повязки. По Васиному виду я впервые поняла, что значит выглядеть как побитая собака. Он поджимал уши при виде меня, строил глазки и сверкал синяком на скуле. Если бы видела его сзади наверняка бы заметила виновато виляющий хвост. Только доверие он уже потерял и такое не возвращают ни словами ни умильными глазками. Поэтому что бы он не сказал и как бы виновато не смотрел – это не изменит факта, что он меня обманывал. И не убедит, что теперь ему можно доверять.

- Настя, - и так он сказал моё имя, что сердце сжалось. Как будто не было в жизни для него ничего важнее. Актер. Была бы важна – не обманывал бы. И я бы сейчас не осознавала, что вся команда в курсе о том какой дурой он меня считает. Я собрала все вещи. В целом, так планировалось в любом случае. Ведь мне всю следующую неделю учиться. Мы еще позавчера обговорили, что я с ними останусь только на выходные.

Вася попытался взять мои сумку и рюкзак, но я отодвинула руки с вещами от него подальше. И всю себя тоже. Парень скис, но молча вышел и завел машину. Я села и положила сумки на колени. Вася воспользовался моментом моего пристегивания и скинул мою сумку с вещами на заднее сиденье. Я как будто потеряла барьер, отгораживающий меня от Васи и сжалась комком. Он приблизил ко мне лицо и начал говорить:

- Насть, я…

- Я опаздываю.

Резко выдохнув, Вася вернул взгляд к стеклу и выехал на дорогу. Я впервые видела, как он ведет машину двумя руками. Мне понравилось это зрелище. Чувство уверенности в его позе мне импонировало. Наверно, потому что я сама неочень уверенный человек. Хотя и у меня есть нерушимые принципы. Тем и живу. И один из них – человека нельзя прощать за слова. Они – просто шум изо рта. Отчим всегда извинялся, говорил, что не хотел и больше не будет. Может, и действительно думал, что не хочет. Но делал. Извинялся и делал. Раз за разом мать была избита. К счастью, я была юркой, быстрой и умненькой девочкой. Не попадалась на глаза. До определенного дня.

- Ты сказала, что будешь у меня только пока руку не вылечу. Я боялся, что ты уедешь.

- Я и уезжаю.

Вася стиснул руль руками. Раздался скрип кожи. Возможно, и зубов. Уж очень сильно парень сжал губы. А ведь даже не извинился. Я тут напридумывала, как не прощу его, но он прощения даже не просит. Более того, пытается оправдать свой дурной поступок. Мол, это я виновата, что так сказала. Хоть аплодируй, вот только рюкзак в руках мешал.

Да даже если и всё так, его желание удержать кого-либо – оно без учета воли удерживаемого. Не слишком этично выходит. Я отвернулась к окну. Доехали до вуза мы молча. Видимо, Вася понял, что я все равно его не услышу. Я вышла из машины и попыталась открыть заднюю дверь, но она не поддавалась.

- Вась, открой.

- Я отвезу домой сам. Нечего тебе с сумками ходить по вузу. Это тяжело.

Тогда я решила достать сумку через переднее сиденье. Но Вася успел закрыть и двери спереди. Я зло выругалась и топнула ногой. Вася улыбнулся, поняв от кого я переняла озвученные предложения. Нет бы чего хорошему научил. А то только играть в видеоигры и ругаться.

- Ты такая милая, когда злишься. Жаль только, что на меня.

Я в раздражении ударила кулаком закрытое стекло двери. По пальцам пронеслась боль. Вася вышел с водительской стороны, обошел машину и попытался схватить меня за кулак, чтобы осмотреть. Но я отступила и прошипела:

- Не трогай меня.

- Хорошо, ты просто покажи, чтобы я понял, что ничего серьезного. Тебе я сломанной руки не желаю, хотя мне и жаль, что моя не была сломана.

Это заявление меня настолько удивило, что я показала свой кулачок с покрасневшим местом удара. Кожа не была даже скошена. Просто ушиб. Он кивнул.

Как можно желать себе сломанной руки?

- Насть, всё в силе. Ну какая разница, что рука у меня целая? Зато за это время мы хорошо заработали. Зрители отлично платили герою, спасавшему свою принцессу. Я готов увеличить твой процент.

Хуже он ничего сказать не мог. Я-то надеялась, что он притворялся, чтобы быть со мной. Это хотя бы грело мою гордость. Но такого – я не ожидала. Ради денег?

Бежала я к вузу очень быстро. На входе столкнулась с Костей. И когда Вася успел с ним сговориться? Вряд ли парень так рано приехал по собственной инициативе. Это разозлило еще сильнее. Ведь то, что я специально оставила телефон в пансионате не решало проблему. Вася будет знать где я и что делаю. Мои подозрения подтвердились - Костя после каждого занятия ловил меня на выходе из аудитории. На последней паре меня подмывало уйти раньше времени. Но, во-первых, это ребячество. Во-вторых, я смущалась вот так ни с того ни с сего уйти по середине лекции. В-третьих, мои вещи остались у Васи. Мне все равно ехать к нему. Я, конечно, могла бы плюнуть на всё и уехать к маме с тем, что есть. Но вещей у меня итак немного, превращать их в ноль не хотелось.

Я думала, что меня встретят на выходе, не оставив выбора. Но Васи не было. Мы с Костей переглянулись, похоже, он все-таки должен был приехать. Вот только ждать я не собиралась. В моих планах было – забрать вещи и свалить. Какие бы отношения у меня с мамой не были, она точно не хотела мной попользоваться ни ради денег, ни ради удовлетворения сексуальных подростковых амбиций.

Я искренне планировала, но с самого начала всё пошло на перекосяк. Всю свою браваду я растеряла еще в метро, от которого успела отвыкнуть за это время. К тому же вагоны задерживали. Ждать вагон 20 минут – это нонсенс. Я жалась к столбу в центре, лишь бы никто меня не касался, проходя мимо. Конечно, в первый пришедший поезд я не пошла. И во второй. И в третий. А в четвертый рискнула. И на следующей станции набилась куча народа. Защита в виде рюкзака и бешеного взгляда оказалась слабой. Люди были слишком близко. И их много. Мне повезло, что на самом близком расстоянии от меня были только женщины. На людей женского пола у меня не было сильной реакции. Голова кружилась и подташнивало. Я проехала свою станцию, так и не рискнув протиснуться к выходу в толпе. Доехала почти до конечной, когда люди рассосались в достаточной степени, чтобы я могла выскользнуть.

Далее меня ждал мучительный путь обратно до нужной станции. Вышла из метро я в предобморочном состоянии. Свежий воздух я хватала полным ртом, как полупридушенный человек. За растегнутую куртку забежал холодный ветерок, даря ощущение освобождения от гнета толпы.

Какая же это глупость была не уехать из Москвы. Но ведь я хотела доказать себе, что круче любого перца чили. Доказала? Неочень. Единственное мое счастливое время было с человеком, который меня обманывал и общался со мной ради денег и количества зрителей на стриме.

Зашла в квартиру я с твердой решимостью уехать. Вася выскочил из кухни со взглядом, убегающего от ангелов-извращенцев бесёнка. Красный и с большими глазами.

- Ты почему телефон не берешь? – Вася шипел на меня слишком тихо, чтобы я не заподозрила неладное.

Я собиралась ответить максимально язвительно, но на кухне что-то разбилось. Вася тут же вернулся к своим ангелам-извращенцам. Что происходит? Я сняла верхнюю одежду и обувь. Ступая своим рысьим шагом, я приблизилась к кухонной двери и заглянула внутрь. От удивления чуть не ввалилась на кухню плашмя. Я ожидала чего угодно: что Вася привел любовницу, тиммейта[1] или стадо огнедышащих драконов, но не бабульку-одуванчик.

[1] Тиммейт - товарищ по команде

Вася приблизился и прошипел:

- Настя, лучше бы драконы;

Стоп, я последнее что ли вслух сказала? Старушка скосила на меня хитрый взгляд. Интересно, насколько плохо у нее со слухом? С учетом того как тихо шипел Вася – всё отлично для её возраста.

Я попыталась улыбнуться, чтобы сгладить наше первое знакомство. Уверена, вышло криво. Жаль недостаточно, чтобы напугать эту видавшую, наверно, несколько войн бабулю.

Вася молча собирал осколки с пола. Старушка сидела на табуретке, не предлагая помощь, а осматривая меня с ног до головы. Вообще-то сделать это можно очень быстро с учетом моего низкого роста. Но эта смотрела пристально и долго, сверля особенно долго почему-то мои коленки.

- А как такая мелкая селёдка правнуков-то мне родит?

Осколки вернулись на пол. Вася затравленно смотрел на меня. Я стояла в шоке. Если честно, я сама не представляла, как такие мелкие как я могут рожать. К счастью, со своей фобией я никогда такого и не планировала. Ибо, чтобы родить нужно еще к себе и подпустить кого-то слишком близко. Кажется, Вася думал о том же. Только у него дергался глаз. Он же с этой интересной личностью явно дольше меня общается. Я пока только успела её впервые увидеть, еще не знаю её имени, а уже впечатлена на всю жизнь.

- А у нас к чаю ничего нет, нужно в магазин. Я быстро. – по счастливой рожице парня поняла, что на самом деле о-очень медленно. Не поняла, он оставляет меня на растерзание этой карге? Обычно я женщин не боюсь, но конкретно в этот момент Вася пугал меня определенно меньше.

- Вась, не оставляй меня.

- Ну ты же собиралась, - философски пожав плечами, Вася с разбега влетел в кроссовки и схватив куртку с вешалки, выбежал из квартиры. В дырявых трениках. Это ж насколько эта бабуля опасна, что ему проще отморозить всё содержимое этих жутких штанов? Кстати, впервые вижу его в таком рванье. Не иначе, помешательство какое всеобщее.

Я собрала осколки, которые после второго падения так и остались на полу. Стёрла пролитое с пола и налила новую кружку чая для бабули. Себе тоже. Жаль, не было успокоительного какого. Всё это время меня рассматривали блеклыми глазками из-за насупленных темных бровей. Интересно, она их красит? Просто волосы на голове полностью седые, явно некрашеные, а брови вон какие темнючие. Контраст прям как у моем мамы… Я поставила обе чашки на стол и впервые решилась ответить на её взгляд таким же изучающим. Высокая женщина - даже сгорбленная спина не смогла это скрыть. Кроме роста было что-то еще в ней, что давало мне понять её родство с Васей. Только что именно – непонятно.

- Я не Васина девушка.

- Это ты так считаешь, - в ее глазах появилась такая знакомая мне хитринка с решимостью. Я уже не раз видела такой взгляд у Васи. Больше ни у кого не было такого сочетания при прищуренных глазах.

- Мы притворяемся. Это нужно Васе для поддержания карьеры. А мне для жилья. Было нужно.

- Наивная. Никакой мужик не потерпит рядом такую занудную бабу, если не будет её любить.

«Это я-то зануда? Да как она смеет!» Я злобно выдохнула и задумалась. Ну да, зануда. Моя вечная кличка. Но как она так быстро определила?

- Что касается жилья, это хорошо. Нравится мне это новое веяние без росписи жить. Будь у меня внучка, я б конечно, ей по хребтине за такое, ну а внуку самое то. Бесплатная служанка, без какой-либо ответственности – неплохое приобретение. И убирает уже, и готовит, и ублажает. А он все еще свободный человек. Ибо. Ибо, милочка, мужчина делает предложение, чтобы объявить всему свету: «моя ответственность». А коли не объявил – всегда можно дать задний ход. С женитьбой-то это будет сложнее.

Я улыбнулась её рассуждениям. Она хотела меня задеть, но не попала. Не ублажаю, не убираю, а готовила только один раз. И то, потому что руку ему сломала. К тому же…

- Ну почему бесплатно? Вася мне платит.

Правда я не стала уточнять, что сегодня чуть не отказалась от оплаты, оставив телефон в пансионе. Схватила бы сумки и умчалась. Мы обе отпили по глотку чая, смеривая друг друга уважительными взглядами. Бабуся даже не пошутила по поводу моей продажности.

- Анастасия, можно просто Настя. Друг Васи.

- Я тоже Анастасия. Васина бабушка.

Мы пожали друг-другу руки. Это был странный инстинктивный жест дотронуться. Мне не свойственный. Какая удивительная мне семейка попалась. Что в них такого, что мой организм им так доверяет?

Дальнейшее наше общение происходило спокойно и откровенно. Без попыток оскорбить. Я узнала, что Анастасия живет в стардоме, и ей там не нравится. Вначале она говорила, что её туда сплавили дети, но потом призналась, что им необходимо работать, а на тот момент пригляд за ней нужен был постоянный. Удивительное признание для старушки, обычно они считают себя самыми умными и отрицают маразм до момента неузнавания своих детей и тыканья вилкой в котов с криками «это дьявол!». Я рассказала о том, как мечтала поступить в МГУ и поступила. Мои попытки рассказать, что мы с Васей притворяемся парочкой, она пропускала мимо ушей.

Скрипнула дверь и сквозняк промчался по ногам. Наш разговор резко прекратился. Вася пришел и устроил бабулю у себя в комнате на кровати. Сами мы смылись в другую комнату пошушукаться.

Неужели Васе все-таки придется спать на этой кушетке? Вряд ли он отправит сегодня бабушку обратно в стардом.

- Настя, мне звиздец.

- Да ладно, убивать за обман так и быть не буду, - я улыбнулась. Слишком серьезно парень впечатлился явлением бабушки.

- Насть, я не могу поехать на тренировки. За бабушкой пригляд нужен. А мне сегодня угрожали увольнением. Ведь вскрылся мой обман с рукой.

- Так тебе и надо.

- А ребятам?

Я нахмурилась. Ребята были тут не причем. А найти нового игрока до матча они точно не успеют.

- Так отвези бабулю в стардом и езжай. Она, вроде, понимающая и за тебя горой.

- Я не могу. Она вчера повеситься пыталась. В стардоме с этим строго – сразу в психушку.

Моё сердце испуганно затрепетало, отражаясь далеким гулом в висках.

- Так, может, это и к лучшему. Ведь тогда лечение и правда нужно.

- Не нужно ей никакое лечение – Вася вскочил с кушетки и заходил по комнате, - Она ж на лифчике повеситься хотела. И не повесилась бы. Просто развлечение у нее такое – выдумывать всякие опасные штуки.

- Развлечение?

- Ну я надеюсь на это… А родители её взять не могут. Они работают, да и места у них нет для нее.

- Что ж ты такой при деньгах, а родителей не обеспечиваешь?

Звучало оскорбительно, такое не следовало говорить кому бы то ни было. На благородный поступок такие слова точно не замотивируют, только сделают хуже. Но мне безумно хотелось сделать ему больно. Чтобы он ощутил хотя бы частичку того, что ощущаю от его обмана я. Зацепила. Стоял, сжав кулаки с широко-раскрытыми глазами (так, что были видны белки и снизу и сверху зрачка).

- Они отказываются. Не верят они в мою работу. И ни копейки брать не хотят.

Вася сел обратно на кушетку и обхватил голову руками. Не поддерживают?

- А как же ты тогда смог пробиться в эту сферу? Ведь тренироваться нужно было еще подростком. Если бы родители запрещали – ничего бы не получилось.

Вася улыбнулся своим воспоминаниям.

- Был в моей жизни человек, который вдохновил своим примером. Что как бы не относились к твоему мнению родители, ты можешь оказаться прав.

По его взгляду я поняла – девушка. Это была девушка. Боль резанула сердце и забилась в нос, требуя слёз. Да что же это такое со мной в последнее время. До встречи с Васей я и не помню, чтобы плакала. А тут, чуть что – так приходится прикладывать титанические усилия, чтобы не выглядеть слишком жалкой. Говорят, что действительно сильно обидеть могут только любимые люди.

- Или ты можешь оказаться неправ. У них-то опыта больше.

- Пусть так. Но это будет уже моя жизнь и моя ответственность за последствия.

И я поняла почему так веду себя в его присутствии. Вася еще что-то говорил, но я не слышала, погрузившись в понимание своих чувств. В ушах шумело море и слышался гул мягкого барритона. Я не слышала Васю, но видела как двигаются его губы, как появляется беспокойная складка на лбу. Как реагируют на его движения прядь волос, отросшая до мочек ушей.

Сия розовая чушь не миновала даже такую как я. Черт! Он же младше меня.

Я отвернулась и уставилась в окно балкона. Надо поскорее его выпроводить и поплакать.

- Я за ней пригляжу. Беги уже. Не подведи ребят. Они и правда не виноваты.

- Настён, ты лучшая. – Меня обняли за плечи и поцеловали в макушку. Огонь от его прикосновений и поцелуя бежал по жилам. Приятный огонь создавали только его прикосновения. Жар грел щеки и живот, а не обжигал болью. Вася оделся и убежал. Видимо, пока я не передумала. А я легла на кушетку и разревелась. Где же моя гордость?

В комнату зашла баба Настя, селя рядом и положила мою голову к себе на колени. Меня гладили и утешали. Как бы я хотела слышать это нежное воркование от матери или Васи. Но ловлю крупицы любви хотя бы от тех, кто их дарит. Я зарылась лицом в цветастую юбку чужой родственницы и ревела. От души. За свое детство. За своего отца, которого не знаю. За мать, которая не любила. За отчима, который бил единственное дорогое для меня существо. За бойкот в школе и вузе. За Батона, который потерял свои навыки керри. За Кирилла, который не научился слушать свою команду. За Добби, которого из-за возраста никто не слушает. За Богдана, который смущается девушек. За Ольгу, которой досталась неверующие клиенты. За Васю. За Васю. За Васю.

Я лежала в изнеможении и не могла даже слезть с мокрых колен Анастасии. Она сама сняла мою голову. А затем принесла мне чаю.

- Ты прости моего оболтуса. И меня. Из-за меня же не смогла уйти, наверно. Не смотри так, по глазам заметила, что убежать хочешь. Так и надо было сделать. Мужики они ж, не потеряв, не понимают, что у них за сокровище рядом.

Я засмеялась, только это было больше похоже на хрюканье, а не смех.

- И не хохочи над моим опытом. Его не пропьешь. Хоть я и старалась. Думаешь отчего меня в стардом засадили? Только там мою тягу к алкоголю и смогли остановить. Да, тараканистая и занудная ты, но так разве мужики выбирают себе идеальных? Хоть раз видела, чтобы постирушками да жратвой мужика могли удержать? Да ни в жизть. Как раз от таких и бегут. С ними не понятно – любит она тебя или боится потерять. Это ж разные вещи. Когда любишь – можешь и потерять. Лишь бы ему хорошо было, - у старушки покатились слеза по щеке. Вот только я не знала как утешать. Да мне и взглядом показали, чтобы я даже не пыталась. – Можно отпустить и пожелать счастья. А когда боишься потерять – это страх оказаться ненужной, одинокой или без финансов. Не любовь это. Даже не привязанность. Самый настоящий эгоизм. А любовь – это когда делаешь тоже самое, но потому что хочешь. Можешь делать, а можешь не делать. Можешь даже уйти. И всё это будет показателем любви. Для мужчины уж точно. Так что прости уж старую. Но ничего, мы ему еще покажем

Старушка погрозила небу сухим кулачком.

- Да ладно вам, не пойдете же вы против собственного внука. Тем более он у вас такой замечательный. Ответственный, самостоятельный и умный. Он же мне столько раз помогал, что и не сосчитать.

- И это правильно, Настенька. Больше ценить будет. Не оценит он то, что легко досталось и на руки бесплатно упало. Такой уж он человек. Так что встряска ему будет только на пользу.

Мы обе подленько захихикали, каждая представив что-то своё. У меня в голове была картина как Вася уже в виде бомжа отдает последние дырявые штаны, чтобы выкупить меня. А потом передумывает и решает взять, что бесплатно на руке упало. И упало с неба. XXX…L учительница с моего рисунка.

Этим вечером я ходила в магазин, и баб Настя рассказывала мне как готовить пироги. А я показывала ей как пользоваться электрической духовкой. Мы ничему обе в итоге не научились, но время провели весело. Анастасия спокойно относилась к рассыпающейся муке, упавшим кускам текста и пригоревшим бокам пирожков. Поэтому мы смогли болтать, не сильно концентрируясь на готовке. Каким-то невероятным образом именно она стала первым человеком, которому я самостоятельно призналась в своей фобии. А также рассказала о матери, отсидевшей в тюрьме. И все мои проблемы в её устах переставали быть бременем. Она относилась к ним легко, немного с черным юмором. Я хохотала так, что не заметила, как извазюкалась в муке.

Я и сама уже начинала иначе смотреть на свое прошлое, но только благодаря шуткам и принятию моих тараконов в исполнении баб Насти, я смогла расставить всё по полочкам. И понять, что любовь – не оправдание для того, чтобы позволять собою пользоваться. Но и хлопнуть дверью я была уже не готова. Слишком много моего счастья заключалось в людях, связанных с Васей. И сам Вася. Теперь я буду внимательнее – и если пойму, что он и правда просто использует меня ради денег, то свалю куда подальше. Разберусь со своей фобией без него. Ведь если я не смогу понять и принять себя, то как другие смогут это сделать?

Вот в таком решительном настроении я месила тесто. Правда мысль быстро слетела после очередной шутки от Анастасии. В этот раз очень противной про зайца и говно. Но мне все равно было безумно смешно. Как будто с моего смеха сняли оковы, и он отрывался за все дни заточения.

Я проводила бабушку в комнату Васи, а сама улеглась на кушетку. Сон не шел. За время, проведенное в пансионе я привыкла к позднему засыпанию. Хоть тренировки и заканчивались раньше, чтобы ребята могли бодренькими встать утром, оба выходных мы с ребятами засиживались до поздна. Вот и сейчас я села за компьютер и включила один из прошедших матчей «WinTin».

Насколько же это азартная игра! И пусть там еще не было Добби и один из ребят был заменен – мне редко удавалось сдерживать громкие восклицания. Я забыла о существовании бабушки в соседней комнате. И за всю ночь так о ней и не вспомнила. Смотреть мне нравилось определенно больше, чем играть.

Половину следующего дня я проспала. Вуз я впервые прогуляла от и до. Ибо будильник, включенный на мобильнике наверняка сработал, но в пансионате. А бабуля будить меня не стала. Когда я проснулась в полдень, до конца сегодняшних занятий осталось 2 часа. Пока доеду и пройду в нужный корпус, до конца останется дай бог полчаса. Удивительно, но на душе легко. День, в котором не нужно ехать в общественном транспорте, а рядом приятный тебе в общении человек определенно радовал мою темную душу.

Васю я не видела уже сутки, но вечером он так и не приехал. На следующий день я встала вовремя и уехала в вуз. Когда вернулась с учебы, Вася был дома и снова встречал с выпученными глазами. Оказывается, пока меня не было, бабушка залила ванну.

- Счастье, что у меня нет газа. Или бы уже давно улетело все на ветер. Скажи, что было вчера пока ты училась?

- Да ничего, я вчера не уезжала.

- Спасительница ты моя. Что хочешь проси, - Вася сжал меня в объятьях. Я на мгновение дала себе слабость вдохнуть его запах. Глаза автоматически закрылись, чтобы максимально насладиться его терпким ароматом. Хватит. Отстранила Васю от себя.

- Для начала дай мне раздеться.

- Я думал, это я должен тебя благодарить, а не наоборот. – Расстегивая свою куртку, я не сразу поняла его слова и лукавый взгляд. Поняв, отвесила ему подзатыльник. Рюкзаком. Рукой-то я не дотянусь.

Потом вспомнила, что пирожки съедены и готовить не из чего, протянула руку Васе.

- С тебя деньги на продукты, с меня готовка.

Вася шлёпнул мне по ладони.

- По рукам, Психушка.

- Не называй меня так, - я сказала это максимально серьезным голосом, чтобы объяснить, что больше повторять не буду.

- Прости, ты просто такая милая, когда злишься, - Вася состроил забавную моську и протянул руки для объятий, но столкнувшись с моим холодным взглядом тут же их со вздохом опустил.

- Что ж, тогда прошу тебя делать меня максимально немилой. – охх, все-таки улыбка проскользнула в моем голосе. Невозможно злиться на этого… котика.

Так уж вышло, что с Васей мы вышли вместе. Видимо, повтор потопа его не пугал. Меня несколько раз пытались схватить за ладошку, но я увиливала. Вася не прекращал своих попыток коснуться меня. Правда делал это так «случайно», что не к чему было придраться.

Вскоре захватнические усилия Васи удалось переориентировать на тележку. Я же только и делала, что её наполняла да держалась от Васи подальше.

- Вазелин, ты ли это?

- Привет.

Вася улыбнулся и пожал руку молодому парню с хлебом подмышкой.

- Что-то давно не было тебя на стриме.

- Так тренировка же. И девушка. – Вася повернулся ко мне и ласково улыбнулся в мои недоуменные глаза.

А я не знала, как реагировать, мне давно уже хотелось закончить этот концерт о девушке Насте и её парне киберспортсмене. Но не позорить же Васю при его друге? Или фанате. Тут не разберешь. После вчерашнего просмотра матчей, я поняла, что у знакомых мне ребят определенно уже есть свои фанаты. Да и вообще это норма в киберспорте, как и любом другом спорте. Скажи мне кто об этом пару дней назад – я бы только презрительно фыркнула. А теперь я кажется одна из этих фанатов.

Новый знакомый вперил в меня любопытный взгляд. Он смотрел настолько пристально, что я поежилась, а Вася подошел и заслонил меня от него, просто встав на пути этого взгляда.

- Ты бы хоть что-то о ней рассказал. А то мелькнула разок где-то издали, сказал, что это девушка. И молчок. По инстаграму уже вовсю репостят скрин с её изображением рядом с пышной тёткой, пытаясь разобраться кто из них твоя девушка.

Новый знакомый хохотнул. Видимо, со мной там уже мемы ходят Я попыталась представить бывшую хозяйку девушкой Вани и прыснула в ладошку. Вот же ж парочка бы получилась.

- Как видишь, - Вася сказал это немного жестко. Я же выглянула из-за его спины и вперила в говорящего любопытный взгляд.

- Сколько говоришь было стримов после того как я засветилась? – Я вышла из-за Васиной спины и уточнила меня заинтересовавшее.

- Ни одного, ну кроме того прикола с твоим исчезновением - меня стали снова разглядывать. И даже щелкнули на телефон. Вася хотел схватить и отобрать, но вылезшая я уже стояла на его пути.

Парнишка, получивший больше, чем планировал с этой встречи, быстренько ретировался в область стеллажей, хотя до этого явно шел к кассам. Может, и к лучшему, что хозяйку перестанут считать Васиной девушкой. Я представила, как Вася тащит Елену Павловну за руку на буксире. Вряд ли бы с ней у него бы сохранилась такая привычка. В моем воображении тушка бывшей хозяйки не сдвигалась ни на миллиметр.

- Вась, объясни. – Я встала так, чтобы он не смог сбежать от разговора. В прямом смысле. Например, в попытке догнать столь навязчивого знакомого, - Я не ошибаюсь, ты и в этом меня обманывал?

Какого черта? Зачем ему заставлять меня думать о себе плохо? Ведь именно использование меня и своего калеченного положения для актерской игры перед подписчиками меня всё это время и отталкивало. Это болезненное стремление к успеху и деньгам. А выходит, что за всё это время он не заработал ни копейки. Тогда как обычным способом стримить не мог из-за руки. Я думала, что он стримит тем, что просто рассказывает о своей личной жизни.


Вася всё-таки схватил меня за ладошки. Он осознал, как попал и удерживал от побега теперь меня. Только я никуда бежать не собиралась. Хотела, как минимум понять его мотив.

- Ну что мне оставалось делать? Ты же сказала, что не останешься у меня. Я смог уговорить только надавив на твое чувство жалости, что рука сломана и зарабатывать не смогу. Потом еще и твоё сопротивление не платить за квартиру. Я и придумал эту ерунду с девушкой и стримами. Иначе ты бы поехала не пойми куда без денег и крыши над головой. Да и мои бы деньги не приняла бы, тем более уж новый телефон. У меня не было выбора.

Ненавижу фразу «у меня не было выбора» по отношению ко лжи. Но тут вышла совсем уж забавная ситуация. То есть я была бы недовольна, если бы он не зарабатывал на мне и недовольна, если бы зарабатывал. Бедные мужчины, как они вообще выживают с женщинами в одном доме?

И я его простила. Может, и зря.

По совпадению, на кассу мы попали как раз по соседству с кассой, у которой стоял знакомый парнишка с хлебом.

- Пакет? – это спросила кассирша.

- Да, пожалуйста, - сказал Вася

- Нет, у нас свой, - я поспешно стала рыться в рюкзаке в поисках своего эко-пакета.

- Мы возьмём пакет.

- Нет, не возьмем.

Кассир подперла рукой подбородок и изогнула черную бровь, созданную только перманентным макияжем, ни одного волоска в ней не видно.

Я продолжала рыться в рюкзаке. Еще не хватало портить экологию такой ерундой. Это то единственное, что я делала, чтобы облегчить свою совесть как землянина.

Вася, оглядываясь на соседнюю кассу, зашипел мне на ухо:

- Ну знаешь ли, уж пакет-то я могу купить для своей девушки.

Мой рюкзак вырвали из рук и подняли вверх, чтобы я не могла до него достать. Я разозлилась и ударила Васю в грудь.

- Ты что делаешь, дуралей, верни. Я не буду покупать этот целофан.

Кассирша оказалась сообразительной и достала из-под низа приемлемую замену моему пакету.

- Пойдет?

Я активно закивала. Вася вернул мне рюкзак.

- Он же хлипкий, да еще и дороже. Я-то думал ты экономишь мои деньги, а ты дуришь.

- Верну, если так тебе жаль.

Вася засмеялся и чмокнул меня в щёку.

- И всё-таки ты правда милая, когда злишься.

Парень унесся с пакетом к выходу. За его широкими и быстрыми шагами я поспевала с трудом.

Эту ночь Вася решил провести дома, с обещанием отвести меня завтра в вуз и присмотреть в это время за бабушкой. Тренер, видимо, принял к сведению его семейные обстоятельства и разрешил приезжать только по вечерам.

Кушетка была только одна, поэтому я согласилась поспать с бабушкой в одной кровати. Не с Васей же мне лежать…

Вася вернул мне мой телефон. Уговорил тем, что испортил мой. А добил информацией, что вернуть его уже не сможет, а розовый использовать сам не будет. Я не всему поверила, но что уж греха таить, пользоваться современной техникой мне понравилось. Вот я сильно и не сопротивлялась. Теперь снова можно в интернете лежа сидеть, и книжку почитать, и в судоку поиграть. До полуночи я наслаждалась возможностями телефона, потом он выдал информацию о низком уровне батареи. Я пробралась к углу и подключила телефон. Когда я вернулась и уже коснулась руками кровати, бабушка громко застонала. Я испугалась и потянулась к ней, чтобы коснуться и проверить всё ли в порядке. Мою руку резко схватили скрюченные старческие пальцы. Я открыла рот и заорала. Крик раздавался в моей голове, но из горла вырвался только полупридушенный сип перешедший в писк. Я отскочила от кровати, ударившись спиной о стену. Старушка приняла сидячее положение и уставилась на меня немигающим взглядом. В темноте были различимы только ее глазницы и силуэт. Рука всё еще горела от её прикосновения, а сердце колотилось, грозясь выпрыгнуть. Анастасия даже не моргала. Наконец, она что-то забормотала на непонятном мне языке. Да еще и проникновенно так - с подвыванием. Я распласталась всем телом по стене, надеясь сквозь неё просочиться. Мне стало очень холодно. Я прям ощущала шевеление рукавов ночнушки от вставших дыбом волос. Старушка легла на подушку обратно, и я стала пятиться задом к двери. Она продолжала смотреть на меня немигающим взглядом. Но уже лежа и молча.

Выбежав в коридор, я вся затряслась. Казалось, за мной гонятся, а из кухни или ванны сейчас выползет что-то страшное. Не сразу я поняла, что спряталась под одеялом у Васи на кушетке. Да так, что даже кончика носа не торчало. Тут было очень тесно и спящий парень попытался занять хотя бы более –менее удобное положение. Это и в мое отсутствие было бы маловероятным, а с моей тушкой под боком и подавно.

Меня прям через одеяло обняли и прижали к себе. Мне стало чуточку спокойнее. Если что – его сожрут первым.  Одеяло над моей головой приподняли, и я взвизгнула, боясь, что старуха все-таки пришла за мной. Наверно, мстить. Я же прошлую ночь не давала ей спать. И за это съест мои мозги. А начнет с мизинчиков на ногах. Именно их я спрятала под Васины ноги. Надеюсь, его мизинчики вкуснее.

- Я, конечно, рад такому подарку. Но честно признаюсь, меня еще ни разу так откровенно не соблазняли. И я не знаю, что делать в подобных случаях.

Я высунула нос из-под одеяла, осмотрелась и уже не стала прятать голову, только замоталась одеялом.

- Чую, ты сюда не по собственной воле пришла. Что случилось, Пси…эммм…псина тоже не то.

Я шлепнула его по лбу, и он рассмеялся.

- Давай уже, колись, малышка.

- Бабка сидела и пялилась в меня, да бормотала что-то дьявольское.

- Ааа, бывает, уже много лет как. А ты испугалась, да? – Вася счастливо улыбался и, закутав в одеяло еще сильнее, прижал к себе, - Спасибо.

- За что? – я ловила с его глаз свет, отражающийся от фонаря на балконе, и не понимала: «чем это он так доволен?». Вряд ли от испуганной девушки можно ожидать интима.

- Что ищешь защиту у меня. – Вася зарылся носом мне в шею. А я, закутанная, и дернуться-то не могу, не то что убежать. Да и не хотелось, тут хорошо и спокойно, а там жутко.

Я расслабилась и мгновенно уснула. У меня всегда после исчезновения страха происходит резкое нападении сонливости. Уснула с улыбкой, ощущая теплое дыхание на своей шее. Впервые в жизни. Как много хорошего впервые произошло благодаря Васе.

Будильник сработал как нужно. Но в соседней комнате. Вася сонно приоткрыл глаза, что-то буркнул и улёгся поудобнее. Под глазами у него залегали тени. Да уж, наверно, спать на такой маленькой кушетке рядом со мной было нелегким делом. А вот я не ощутила и мгновения между тем когда уснула и когда услышала будильник. Миниатюрной мне явно спалось удобнее.

Я прокралась в соседнюю комнату и выключила будильник. Бабушка спала, не шевелясь. Отчего стало страшно – а, вдруг, ей было плохо ночью, и она умерла? А я вместо помощи спасала свои мизинчики у Васи в кровати. Но вот я заметила, как шевельнулась прядь седых волос от её дыхания и успокоилась. Позавтракала, оделась и собралась на выход. Вася вышел в коридор, когда я уже натягивала обувь.

- Подожди, сейчас натяну что-то и подвезу.

- Не нужно, я уже побежала. Иди досыпай.

Я, стараясь не смотреть на парня, выбежала из квартиры, потирая красные щеки. Что ж, в чем-то Вася был прав по поводу моей…хммм наивности. Кто поверит, что мы встречаемся в действительности?

Поездка в метро была впервые такая приятная. Я задумалась в какой команде ранее играл Добби и почему ушел. Не сразу я разобралась как в метро подключиться к вай фаю. Но, наконец, все получилось, и я включила матч, в котором играл Добби с предыдущей командой. Оказалось, что профессионально он ранее не играл, за исключением небольшого периода времени. Матчем я засмотрелась и проехала станцию. Но ничего страшного, по старой привычке я выехала максимально рано. До вуза я добиралась в наушниках и не отрывая глаз от экрана. Так же села в лекционный зал на первую парту. Не заметила, как пришли студенты и лектор. Хорошо, хоть по появившемуся (благодаря баб Насте) страху, не прикрикивала в острых моментах.

Зато гаркнул кто-то сзади. Я подпрыгнула и выронила телефон. Оказывается, сзади наклонились 2 студента и тоже смотрели в мой телефон, сопереживая команде. Наушник вырвался и в акустическом лекторском зале раздалось:

- Подтягивается Лешрак. Тут вообще-то можно и умереть. Ооооо. И это минус Стиллер. Слишком сильная тычка. Слишком сильная. Эх, ну куда же ты пёр в соло. Но команда подтягивается, что они будут делать без лича против пятерых? Отличный стан по антимагу!

Телефон я, наконец, подняла с пола. И почему-то, не придумала ничего лучше, чем сесть на него, чтобы заглушить звук, ибо лектор уже подошел к первой парте и с интересом попытался заглянуть мне в телефон. В пятую точку же он не попытается заглянуть? А оттуда как раз послышалось крайне эмоциональное, хоть и приглушенное телесами:

- И тут же БЛЭКХОЛЛ от Добби по четверым! Как прекрасно их засосало, боже, это невероятно!

Я думала куда уж сильнее опозориться? Вот и ответ. Плакал от смеха даже преподаватель. Предлагал высосать уже телефон из своей тёмной дыры [2] обратно и выключить звук.

[2] Скилл героя Enigma (Энигма) называется black hole. Дословный перевод: Черная Дыра.

Сколько не находила я плюсов в своем навыке погружаться в себя или в совершаемое действие, минусы пока оказывались мощнее. И как я пропустила начало занятия? Оставшуюся лекцию я старательно строчила в тетрадь что-то наобум, ибо сосредоточиться на словах лектора так и не смогла. За спиной раздавались шепотки и смешки. Я старалась не задыхаться от смущения. С лекции мчалась стрелой. Но на выходе меня перехватили. Я ощутила ожог прикосновения на плече. Инстинктивно ударила по руке касавшегося и отскочила. Да так резво и высоко, что и кенгуру бы попросила автограф.

- Эй, Психушка, ты чего?

Вот как люди умудряются придумывать одинаковые прозвища, не общаясь?

Ко мне снова приблизились. Это были те два парня, что сидели позади и смотрели матч вместе со мной, они же повторно напугали и поставили в неловкое положение.  Выглядели ребята как близнецы – темные волосы, небритые плешивые бородки, блеклые глаза.

- Я и не знал, что ты Доткой увлекаешься. В жизни бы не подумал. Что за матч смотрела? Там же новенький от «WinTin» был разве нет? – это сказал тот, что был чуть повыше.

- Я думал, он впервые взялся профессионально играть. – сказал второй.

- Я в интернете поискала и нашла. Он недолго в команде пробыл, вот и, наверно, информация не особенно распространена. - Я говорила тихо, пятясь от них подальше. Вот только намека они не понимали и шли за мной. Да еще и подходили непозволительно близко.

- Да и вообще тёмная лошадка, ни с того ни с сего какой-то выскочка уже в состоявшейся команде. Эх, а были надежды на победу в следующем Инте [3].

 [3] Краткое наименование соревнования International

- Добби хорошо играет, он один из лучших четвёрок, просто WinTin удалось его вовремя найти - я повторила за словами Васи. Уж очень было обидно за молодого парнишку, который пытался меня защищать, пусть и от надуманных причин.

Парни опять приблизились слишком близко. Только моё отступление кончилось стеной. Отступать дальше некуда. Фанатики.

- А ты, я смотрю, тоже фанатеешь от них. Очень дальновидно. Говорят – они русская надежда. – Высокий наклонился крайне близко. Обычная девушка решила бы, что её собираются поцеловать. Я же понимала - скорее сожрать.

- Посмотрим, завалят ли медведей [3] – второй так близко не подходил, а внимательно осматривал и морщился. – с учетом сломанной руки Вазелина, – вот уж вряд ли. И надо было из-за бабы так подставляться.

[3] Медведи – так называют команду Virtus Pro

- Такой же мелкой и тупой, как ты, с…

Я выпрямилась и с вызовом ответила на взгляд. И пусть внутри все дрожало, они перешли границы. В такие моменты стоит бояться даже хомячка. Загрызет. Пусть подавится и шмякнется больно о землю. Но загрызёт.

- А она похожа, - низкий достал телефон и стал что-то искать. Мы с высоким смеривали друг друга злобными взглядами. И что я успела им сделать? - Эй, Серый, дык это ж она.

Наконец, высокий оторвал от меня взгляд и подошел к низкому.

- Она и есть та с… из-за которой Васька руку сломал.


На меня уставились 4 злобных взгляда. К счастью, проход уже никто не закрывал, и я рванула к лестнице.

Вскоре к моему бегу присоединился Костя.

- Куда бежим?

- От кого точнее.

Костя взглянул назад на двух парней раза в два больше его комплекцией. Те старались сделать вид, что не бегут. Что и дало нам возможность быстрее выскочить из вуза. Все-таки на проходной после лекции подсобрался народ. А вклиниваться в гущу я была не готова.

Я направилась к метро, но оклик Кости меня остановил.

- Василий уже тут.

Мы заприметили одновременно и машину и двух парней, спешащих в нашу сторону. В машину оба влетели в испуге. Слава богу, Костя не герой. Не хватало бы еще с его разбитым лицом проблем. Серый с приятелем подскочили к машине, но Вася опустил стекло и недружелюбно спросил с водительского сиденья:

- Чего вам?

- Да нам эта ба…девушка показалась знакомой, хотели подойти уточнить. Да и сами видим, что это твоя. Вазелин, на мажоре будешь?

- Конечно.

Вася закрыл окно и прожал газ, намекая, чтобы отошли с дороги. Парни тут же отбежали. Вася ехал молча минут десять, только руль сжимал, да взгляд был остекленевший. Наконец, он отмер и оглянулся на меня, строго спросив:

- Они что-то сделали?

Я сразу поняла о ком он. Удивляло почему он сразу не спросил, если это его интересовало.

- Нет, просто поняли, кто я.

Он кивнул и дальше ехал уже более расслабленный.

- Кость, я тебя до метро только, не хочу в пробку попадать.

- Не вопрос.

По мне так пробка была итак, поток большой и ехать приходилось медленно. Мне ранее приходилось ездить только в метро, как мне кажется, в подземке явно быстрее. Почему же так многие предпочитают машины? Вряд ли у всех у них гаптофобия.

Вася высадил Костю и молча повел машину дальше. Я закрыла глаза и вытянула ноги. Поразительно комфортабельный космический корабль. Стресс закончился и на плечи легла тяжесть расслабления. Я чувствовала себя носком, наполненным гречкой. Валяюсь где-то под кроватью незаметный. Тяжелый, странный и бесполезный. Если только от ячменя в микроволновке погреть. Так делала моя бабушка. В полудрёме перед моими закрытыми веками мелькали картинки из прошлого. Почему-то снова вспомнился мальчик Мишка. Такой веселый и беззаботный. Вот уж каких качеств мне до сих пор не хватает, чтобы почувствовать себя счастливым человеком.

Открыла глаза я только когда мы остановились. Вася вышел, обошел машину и открыл мне дверь. То, что мы в незнакомом месте я поняла только, выйдя из машины.

- Где это мы?

- Идем на свидание.

Я попыталась спросить, но от удивления подавилась словами. Из моего горла вырвался только сухой кашель. Вася легонько побил меня по спине.

- Теперь-то все знают, что ты моя девушка. Нужно оправдывать.

- Просто признайся, что не умеешь извиняться. – сказала я это каким-то каркающим голосом.

Вася поник, пожал плечами.

- Вот и научусь. Пошли.

Меня потянули в сторону большой стеклянной двери. Чую, вряд ли услышу от него извинения. Не сегодня уж точно. И как он представляет, что его будут прощать без извинений? Не сообщать же, что уже прощен, так как я признала свою женскую глупость. Не солидно как-то что ли. Он же так и не поймет, что я не терплю, когда меня обманывают.

Что ж, фиг с ними, с извинениями. Пусть просто уже сообщит всем, что я не его девушка. А то ж глупости какие-то только получаются из этого. Ну какая из нас парочка? У него с его надвигающимися матчами нет на это времени. Тем более на девушку, учащуюся на очном отделении. И какая из меня девушка? Ни коснуться нормально, ни с друзьями познакомить. Я уж молчу о невысоких внешних данных. В целом, я как психолог научилась бы этим не загоняться, но моя фобия всё перекрывает. Как можно встречаться с девушкой, которую называешь «Психушка»? Причем вполне обосновано?

За своими размышлениями я опять всё пропустила. Меня усадили на диванчик, придерживая за талию. И разговор о прекращении мнимых отношений сразу перехотелось начинать. В кино на свиданиях парни обычно садились, напротив. Вася же сел рядом, а на соседний диванчик сложил все наши вещи. Слишком близко, как же мне под таким давлением его личности говорить о том, что собиралась?

Вася быстро отвлек меня на разговор о еде, а потом о том, что сам любит есть. Так я узнала, что его любимый орех – фисташки. Странно, ведь у него ни разу не видела этих орехов. У меня же с этим были старые воспоминания. Это было забавное слово для меня в детстве, я не сразу поняла его значение и бросалась им как чем-то умным.

Посредине моего рассказа о моей бабушке меня приобняли за талию и заглянули в глаза, наклонившись.

- Ты зачем так близко сел?

- Чтобы тебя нюхать.

- Ч-что?

- А еще, чтобы понять. По тому как близко ты меня подпускаешь физически… - Вася сделал глубокий вдох и выдох, - … можно понять, как близко подпускаешь в душе’.

Я ощутила, как вспыхнули жаром щеки. С учетом того, что я залезла ему сегодня ночью под одеяло, он прознал, что влюбилась? Это было бы катастрофой.

- Насть, с тобой так сложно. Ходишь как по тонкому льду. Расскажи хотя бы, что именно у тебя с реакцией на прикосновения. Я бы не хотел сделать тебе больно как в прошлый раз.

Лично мне было больно прямо сейчас. То ли от облегчения, что не заговорил о любви. То ли от горя.

- Больно? Когда именно?

Постановка моего вопроса ему не понравилась. Он проговорил сквозь зубы:

- Когда ты разбила себе голову.

Он о физической боли? Вот уж что меня меньше всего волновало. Тем более, когда сама виновата, что не предупредила «мол не хватай, брыкаюсь». Пора уже повесить на лоб «Осторожно, злая Настя», как на заборе вешают табличку. Меня прижали еще ближе к себе и взглянули в глаза еще пристальнее. Кот из Шрека бы потребовал трансплантации Васиных глаз себе. А что? И конкурента убить и свой навык повысить.

Я рассказала про свою фобию и ее особенности. Не рассказала только о причинах. Просто сообщила, что ничего серьезного отчим со мной не делал. Скорее насмотрелась на маму. Да и просто всегда отличалась впечатлительностью. На моменте, когда я сказала, что не действует в полной мере только на него, Вася счастливо разулыбался. А потом он усадил меня к себе на колени. Я была так погружена в свои воспоминания, что ощущение тепла и защиты рядом мне приносило только облегчение.

Так и не попросила его о прекращении этих поддельных отношений. Когда сели в машину, поняла, что все еще не отошла от воспоминаний. Расплакалась.

Вася остановился на обочине и долго держал меня в объятьях. А потом мы гуляли вдоль Москвы – реки. Вася смешил меня всеми возможными способами. Вначале, мне просто не хотелось выглядеть слишком жалкой, да и Васины усилия в анекдотах и дурачестве было жалко. А потом я уже смеялась искренне. К машине мы возвращались, дурачась вместе. То Вася вел меня к столбу. Я со своей невнимательностью могла заметить его только в последний момент. Вася уже несколько раз так подловил меня, что я чуть не влетала лбом в железку. Но парень вовремя меня придерживал, хотя сам же к ней и подводил. А потом заразительно хохотал. Вскоре я просекла систему и уже убегала и уворачивалась. Мой маленький рост давал мне простор для маневренности.

Голубей мы разогнали вместе, хохоча так громко, что асфальт отражал наши голоса в небо. Мишка, спасибо тебе. Спасибо, что ты вспомнился. Как учил меня веселиться. И пусть моя первая попытка наступила поздно, но ты был прав. Голуби – это весело.

- Ох, маленькая, с тобой можно творить любую ерунду. За ребёнка сойдешь. – Вася обнял меня за плечи и поцеловал в распушившиеся от бега волосы.

Когда мы сидели в машине, возвращаясь, то коснулись уже более серьезных тем. Почему я хотела стать психологом.

- Я хотела быть счастливой. С моими расстройствами это маловероятно без хорошей психиатрической помощи, но я понимала, что денег у меня на это не будет еще много-много лет. Изучая свою фобию подростком, увлеклась книжками по психологии. И не остановилась. А ты? Ведь, если верить Франклу, то миссия важна. Какая миссия у твоей профессии?

- Я хотел доказать одному человеку, что мой выбор что-то стоит. Ни родители, ни прошлое, ни общество не определяют будущее.

Какие схожие у нас цели. Только я хотела это доказать самой себе. А он какой-то девушке. То, что это девушка – видела по его глазам, внимательно следящими за дорогой. Они горели целью защищать и оберегать. Сердце заныло.

- И доказал это… тому человеку?

- Нет, я не знаю где он. – Вася покачал головой, плечи его поникли. Я инстинктивно коснулась его щеки. Очень осторожно, чтобы не отвлечь от дороги, но показать, что услышала.

- Я думаю, однажды он увидит тебя в новостях и поймёт. Ведь твоя игра захватывает всё большую аудиторию. Даже сейчас она немаленькая.

- Моя игра? Ах ты, негодница. Она давно уже твоя, - Вася отвлекся на мгновение, чтобы меня ущипнуть за бок.

Я только хихикнула и отодвинулась подальше, чтобы у него не было больше поводов убирать внимание с дороги. Все-таки он слишком самоуверен. В силу возраста, наверно. Я, вроде, хоть и не далеко ушла, но родилась уже старушкой.

Дома встал вопрос как ложиться спать. Бабуля-то никуда не делась. И счастье, что не начудила пока нас не было. В итоге, Вася сообщил, что ложиться не будет – ему нужно играть с ребятами. Завтра он как меня с вуза вернет – должен будет уехать, там планируется Ольгой какая-то деятельность, которую по скайпу не совершишь.

Пока мы с баб Настей пили чай и обсуждали преподавателей да занятия в моем вузе и её здоровье, Вася играл с командой и проводил разбор. Когда я улеглась на кушетку, Вася повернул монитор так, чтобы на меня падало поменьше света и не говорил в микрофон. Не представляю каково это профессиональным игрокам без голосового взаимодействия. Наверно, выкручивался тем, что печатал, или внутриигровой механикой оповещения. Я уже заметила, что она обширна.

Мне снился голос Васи. Нежные слова. И лёгкий поцелуй.

На следующий день мой киберспортсмен привез мою тушку в вуз. Желание уехать к команде он отложил на момент моего возвращения с занятий. Перед аудиторией для семинаров меня уже ждали. Для нашего курса и факультета выдавалось общее расписание, так как раздельными у нас были только семинары. Вот «два брата-акробата» из параллельной группы и подсмотрели его, да явились по мою душу. Я сделала вид, что заходить не собиралась и зарулила в женский туалет. Скоро начнутся занятия, и они уйдет в свой кабинет. А я немного опоздаю, уже почти привыкла. Главное, не пересекаться с этими неприятными личностями. И Васи под боком нет, чтобы злобно и устрашающе на них зыркать.

Но моя идея не сработала. Уже через минуту два этих невзрачных субъекта зашли в женский туалет. Я затряслась, ощущая, как заперта в этой коробке даже без окон. Стены душили меня. Как же мне спокойнее жилось ранее, никто меня не замечал и не пытался увидеться. Вся моя ненормальность была в рамках «просто замкнутая и стеснительная девушка». Сейчас же я ближе к психу. Я сжала кулаки, представляя в них свой страх. Вот он сжат в тисках моих ладоней. «Пожалуйста, потерпи» говорила я своему страху.

Ребята начали что-то говорить о Доте, о том какая я неблагодарная собака женского рода и другие вещи с трудом различимые через шум в ушах. К тому же, от сдерживаемого страха меня еще и затошнило. Они стояли близко, в замкнутом душном помещении, перекрывая выход и смотрели с гневом. Что еще нужно такой как я, чтобы потемнело в глазах и я покачнулась? Больше ничего. Я попыталась потными от страха ладошками схватиться за раковину. Но руки соскользнули, и я села прямо на холодный пол. Опустила пальцы на плитку и ощутила прохладу. Хотелось лечь и коснуться этого холода всем телом. По спине обильно струился пот, а под коленками я ощутила влажный «хлюп», когда их согнула, садясь на пол.

Моей руки коснулись. От ощущения ожога я подпрыгнула и ударилась головой о раковину. Меня попытались коснуться снова. Я вскочила на ноги. Бежала на ватных ногах. И бегом это казалось, наверно, только мне. Ноги заплелись, и я влетела в угол крайней кабинки. Наконец, мне удалось выйти из этого удушливого помещения. Давно не было такого состояния. Ощущала я его только два раза в жизни, оба раза в страхе сбегая из дома.

Сейчас был тот же инстинкт. Бежать. И от Васи тоже. Ладно, не от Васи, но из его квартиры. Хватит мне этих приключений. Ни учиться, ни работать я последние дни не могу. Хватит. В таком поведении нет будущего.

Я не сразу поняла в какой уголок вуза меня занесли в страхе ноги. Переждав, когда ослабнет страх, я вернулась к аудитории. Выдохнула и взялась за ручку. Хоть и знала, что напугавших парней там не будет, все равно при прикосновении к ручке накатила паника.

Извинилась за опоздание и села за привычную первую парту. Только вот она не была свободна, как это было весь год. Да и вообще в любой аудитории весь период учебы я всегда сидела одна. Более того, класс на меня смотрел с любопытством. И даже если бы я слишком сильно ударилась в туалете и сейчас сидела вся в крови и с топором в спине… на меня бы смотрели с меньшим вниманием.

- Псс…ты же Настя, верно?

Девушка рядом наклонилась так близко, что меня снова затошнило. В этот раз от сладкого запаха её духов. Моих сил хватило только кивнуть.

- Я сегодня слышала, что ты встречаешься с какой-то знаменитостью. Ну, мальчишки шептались.

Вот так вот, даже не притворилась, что села ради интереса к моей персоне. Хотя, такой честный вариант мне нравился больше.

- Нет, ни с кем таким я не встречаюсь. Думаю, тебя обманули.

- Выглядело правдоподобно.

- Посмотри на меня внимательно и подумай стали бы знаменитости с такой встречаться? И не мешай занятию.

Профессор прервала свою речь и села за стол, который находился напротив моей парты и внимательно слушала наш разговор, приподняв одну бровь. Надеюсь, ничего слышно не было. Я не соврала, Вася не тянул на знаменитость. Не похоже, чтобы за ним бегала толпа девчонок и просила совместное селфи с киберспортсменом в рваных трико. Максимум, парни попросят с ними поиграть каточку. Боже, я стала даже думать их словами. Докатилась. Хоть бы не ляпнуть при ком-то.

- А, ну ладно. Но ты мне всё равно интересна. Просто раньше, я не знала, что ты реальный человек и разговариваешь.

Наверно, мои глаза сейчас были не меньше теннисного мячика. Что это? Поразительная честность или хамство?

Как бы там ни было, мне опять же это было ближе, чем действия исподтишка, обосновываемые «вежливостью» от других людей. Поэтому, когда мне протянули ладошку и представились «Илона». Я ответила на рукопожатие «Настя». Почему я ограничивала общение и с девушками? Ведь их прикосновения не такие отталкивающие. Если не считать убийственного запаха духов.

На перемене каждой из пар на меня накидывались остальные девушки, пытаясь «незаметно» и «вскользь» познакомиться. Парни, смотрели издали, вполне обосновано боясь влазить в это опасное сборище одногруппниц. Главное, бучу-то затеяли, а разгребать мне. Хотя не они затеяли. И даже не те парни, из-за которых я теперь буду бояться ходить в туалет. Это глупые идеи Васи. И себе он с этих искусственных отношений не получил. И мне напоганил.

К вечеру я была дерганная и несколько раз наорала на лезущих ко мне поближе. Что ж, кажется, я оправдала своё звание психа. Надеюсь, что плюс будет в том, что отстанут от меня. От такой нелюдимой. Илона помогла вырваться мне из аудитории. Она на время доблестно перекрывала дверь своим телом, пока я со всех ног мчалась на выход. Буду должна.

Вася еще не приехал. Из-за всеобщей болтовни профессор решила закончить семинар пораньше. А я еще и бежала из здания очень быстро. Интересно, если я к нему сяду за руль, как долго я выдержу, чтобы не начать разговор о прекращении наших мнимых отношений? Или наоборот, опять так ни на что и не решусь? Может, лучше добраться самой? Заодно обдумаю как начать разговор.

Но зазвонил телефон, на дисплее высветилось лицо Васи и надпись: «Мой парень». Серьезно? Хорошо еще, что не подписал каким-нибудь «зайка» или «любимый». Вскоре Вася меня заприметил и повернул не к стоянкам, а припарковался на обочине. Эхх, надо было сбежать. Приехал пораньше и не побоялся помешать предполагаемой лекции своим звонком. То ли предчувствовал моё состояние, то ли просто нахал. Я уже никого не понимаю. Особенно себя.

Я терпела всю дорогу. Молчала и не поднимала тему. Хотя попытки представить во что окончательно превратится моя учеба, если этот фарс продолжится, вводили меня в паническое состояние. Вася тоже молчал и хмурился. Понимал, что я не в настроении.

Мы подъехали к дому, и Вася нарушил тишину:

- Как учеба?

- Давай расстанемся, - потом поняв, как глупо звучит, поправилась, - прекратим наши выдуманные отношения.

Вася резко перетек из расслабленной позы в напряженную. Я уже успела запомнить, что когда он злится, то сжимает с силой руль. И зубы. Вот и сейчас сквозь стиснутую челюсть раздалось:

- А для тебя они вымышленные?

Это он к чему? Неужели догадался о моих чувствах? Так это ничего не отменяет. Не готова я к постоянному вранью. А ему давно пора завести нормальную девушку.

- А какие еще? Ты сам предложил притвориться, я согласилась. Просто не знала, как это будет… - тут я вспомнила взгляды и прикосновения тех двоих в туалете и поморщилась - …противно.

- Противно? Ах ей противно, что ж терпела-то тогда, раз так противно? Из-за денег? Или то, что бедной сиротке жить негде?

Мои щеки обожгло, как будто меня по ним отхлестали. А сердце похолодело. Вот какого он обо мне мнения. Невысоко я стою-то в его иерархии.

- Тогда зачем тебе с такой девушкой отношения? Тем более притворные? Просто покончим с этим и все.

Я начала отстегивать ремень. В машине щелкнуло. Я уже заметила, что этот звук означает закрытие дверей. Я проверила – моя дверь не открывалась. Стало по-настоящему страшно. А с учетом сегодняшних событий, сердце от страха стало биться с болезненной быстротой.

- Ну ты Настя и ду-ура, - Вася хохотнул и пронзил меня злобным взглядом. – Знаешь. Твоя правда. Но тебя никто не отпускал. Продолжишь притворяться как миленькая. Тебе всё равно жить негде.

Это что? Шантаж? Очень глупый. Да, я не думала о необходимости съезжать в начале разговора, но его поведение изменило мои планы.

- Я к тебе и не просилась. – дрожащей рукой я еще раз дернула ручку двери. - Ты сейчас мне угрожаешь и ограничиваешь свободу действий. Одно из серьезнейших типов психологического насилия. Как ты думаешь, буду ли я дальше находиться в одном помещении с таким человеком?

Второй раз за день я старалась остановить накатывающий волнами страх. Вася тоже отстегнулся и наклонился ко мне. Я сразу вжалась спиной к двери. При его прикосновении к моей щеке я дернулась и ударилась головой второй раз в то же место. В этот раз о ручку над дверью. Удар был слабее, но по уже имеющейся шишке... Как же больно. Я схватилось за затылок и прикрыла заслезившиеся глаза.

- Ты же говорила, что на меня у тебя реакции нет.

- Зависит от того боюсь ли я тебя в тот или иной момент.

- Ты меня боишься?

Сейчас я боялась открыть глаза. Его гневный взгляд и устрашающее поведение итак уже достаточно меня напугали.

- Выпусти меня, пожалуйста. Я сегодня же уеду и не буду больше тебе мешать и беспокоить.

Я открыла глаза и меня затошнило от страха. С ТАКИМ гневом на меня смотрели.

- Не надо уезжать.

И он наклонился еще ближе, практически касаясь носом моего. Я ощутила снова это ограниченное и закрытое пространство, сжимающее меня в тисках. Некуда бежать, некуда деться и угроза внутри. Мой организм нашел только один выход. Меня вырвало. Прямо ему на куртку. С брызгами на лицо. Он мгновенно отскочил, и мне полегчало. Пока Вася матерился, я увидела нужную мне кнопку. Кажется, именно её он нажимал. Раздался щелчок открывания двери. Я схватила выпавший из рук рюкзак и выбежала. У меня были с собой деньги, но мало.

Я не успею забежать к нему и выйти с вещами так, чтобы с ним не столкнуться. А в доме защиты от разгневанного мужчины никакой. Не считать же бабу Настю? Я нашла единственный выход – рванула со всех ног к метро. Да, спортивный и сильный парень по имени Вася быстро бы нагнал. Но у него сейчас было дело поважнее – убрать мой обед с куртки.

Это определенно конец наших выдуманных отношений. Пока ехала в метро, я обдумала. За деньгами и вещами не буду возвращаться. Документы лежали в рюкзаке и несколько тысяч на первое время. Те, что остались у Васи – пусть уйдут в оплату за новый телефон или жильё. Зазвонил телефон. Милая мордашка Васи с надписью: «Мой парень» светились на экране. Надо же, в метро, оказывается, ловит. Я смахнула красный значок трубки, и выключила телефон. На сим-карту у меня денег хватит.

Как бы он не был на меня сердит – в вузе, не зная моего расписания, будет тяжело меня поймать. А Костя мальчик хороший, я сейчас его попрошу молчать или говорить, что узнать расписание другого факультета невозможно. Ну а караулить постоянно под университетом или снова позориться в эфире он не будет. По-моему, сегодня мы разошлись крайне очевидно. Да и времени у него не будет, групповые тренировки и матч на носу. Не понятно только, что будет с бабушкой Настей. Её же одну оставлять нельзя. Эта мысль меня сильно беспокоила. И даже объяснение себе самой, что это не моя забота – не успокаивала. Она ж хоть и умная… такая глупая. Прям как я. Зачем я повелась и заварила всю эту кашу?

Я так и не поняла, как добралась. Как разглядела хоть что-то сквозь пелену слёз? Меня как кошку тянуло к дому, хоть и увезли далеко-далеко, и выбросили. И по морде там выдавали за лужи в коридоре. Но всё равно бежала всё туда же. Пусть и хозяин у дома уже другой.

- Доченька.

Меня обняли теплые мамины руки. И я их уже не боялась. Теперь мой дом был в них. Она поняла: спрашивать, что случилось - бесполезно. И делала то, что умела – помогала. По-своему, скорее добавляя проблем, чем избавляя от них. Но мне впервые открылась истина, что меня все-таки любят. Пусть и вот так. Просто иначе она не умеет.

Я много плакала и вместо грустной музыки о любви смотрела Доту. Стрим Васи на следующий день я не пропустила. В отличие от вуза, туда я сегодня не пошла. Моё состояние полуподтаевщего желе не позволяло даже встать с постели. А наличие в классе сумасшедших девушек окончательно уговорило на это мозг. Утром я включила телефон и отписала Косте с просьбой о расписании. Сразу же раздались звонки Васи. Их я отклоняла, один за одним. Наверно, смс пришла, что я в сети. Количество его предыдущих звонков и сообщений я специально не просмотрела. Зачем травить себе душу тем, что их слишком много или слишком мало. Наконец, телефон я выключила и пообещала себе поменять сим-карту. Пока что я даже не знала, как её вытащить из этого агрегата.

Валялась я в огромной маминой майке. Более того, мама, узнав, что я пока буду без вещей, притащила кучу подходящей по размеру одежды. Оставшейся еще с ее дотюремного прошлого. Мама была выше меня, но тоже очень худенькой. Поэтому, если заправлять рубашки и подкатывать штаны, то вполне даже ничего. Не хуже моей обычной невзрачной одежды.

Вечером следующего после ссоры дня я увидела стрим Васи. В этот раз звук был включен. Мама смотрела его вместе со мной. Кажется, она боялась отойти от меня даже на шаг. Особенно когда у меня такое лицо, как было во время просмотра стрима. Он играл без команды и сообщил, что сразу после решения семейных проблем вернется к тренировкам оффлайн. И так он это сказал. Как будто смотрел только на меня и сообщал, чтобы не волновалась за бабу Настю. На вопрос «про Настю», Вася ответил, что мы расстались.

И так больно от этой фразы стало. Я думала, что выплакала все слёзы, но нет. Они остались как раз, чтобы услышать эту фразу. И почему мне так плохо, если именно этого я и добивалась? Мама прижала к себе.

- Ишь ты какой, и к лучшему. Мы знаешь, как классно заживём без этих мужиков!

Догадалась. Что ж ты такая умная-то, мама, в тех вопросах, что глупа я.

Из динамиков послышался отборный мат от Васи. Кажется, ему что-то не понравилось из сказанного фанатами. Похоже, это было про меня и мою учебу в МГУ. Любопытно, но недостаточно, чтобы давать маме и себе наблюдать это. С этого момента я себе запрещаю следить за стримами Васи. Это только бередит рану.

Допустим, у нас всё срослось, и мы начали бы встречаться. Ничего бы у нас не вышло. Кое-какие познания в психологии у меня имелись, и я осознавала, что любовь, уважение и принятие себя самой идет только изнутри. Их нельзя получить извне, из любви, уважения и принятия от других. Только позаимствовать на время. И если я хочу настоящую и крепкую семью, сначала нужно научиться принимать себя. А потом уже получать это от других, включая любимого мужчину. Надеюсь, я смогу еще раз полюбить.

А пока что пора признать, что я не справляюсь. Все-таки иная у меня специализация. Да и ту я еще не получила.

Оглянулась вокруг, заприметив высокую стоимость техники и нового спального гарнитура. Как мама это сделала, учитывая её уголовное прошлое и отсутствующий опыт работы – я не знаю. Но, кажется, настала пора научиться просить. Ведь меня всегда бесило, когда от меня чего-то ждали, а я не против была бы дать. Просто сказали бы что именно. Попросили бы.

- Мам.

- Да, милая.

- Мне нужны услуги психиатра.

- Конечно, конечно. Я сейчас же…

- Стой, уже ночь, какие тут звонки?

- Конечно-конечно. Вот завтра сразу же. Ты только не плати, доченька. Дай мне хоть что-то для тебя сделать. Умоляю.

Я удивлённо посмотрела на мать. Кажется, ей действительно это нужно. И, наверно, если бы я могла ей тоже помочь, то у меня камень на душе тоже бы уменьшился. Равнодушие к собственной матери – не то чувство, которое переживается легко.

- Спасибо, мам. Ты мне очень поможешь.

Мы обнялись и расплакались. От облегчения, что есть у друг друга. Что приняли. Что любим.


Глава 8. Сердце противника разбито. Вы победили.


Прошло полгода.

Я запрещала себе следить за Васиными играми, но командные и игры «WinTin» – это другое. Их состав за полгода не изменился. Уже лучше разбиралась в игре и понимала, что эти ребята и правда в своем роде знаменитости. На Мажоре они заняли третье место – что великолепно для русской команды.

И, естественно, сейчас все готовились к International. И вот уже вторую неделю я думала ехать ли. Забавно было обдумывать это, уже подав документы на визу. У меня не скоро бы появились деньги на такую поездку. Особенно с учетом затрат на психотерапевта. Я начала работать и все-таки взяли их на себя. Мама же уговорила не оплачивать хотя бы еду. И, кажется, мы были счастливы. Всё еще не понимали друг-друга, но уже принимали. Она молчала, когда я хлопнула дверью перед носом наглой соседки. Закрывала глаза на то, что на большинство просьб я отвечала «нет». Так делаю всегда, если вижу, что этому человеку пора заняться этим вопросом самостоятельно. Хватит им попрошайничать рыбу у моей матери, пора учиться рыбачить. Я же молчала, когда она лезла со своей неуместной помощью ко мне или всё к той же соседке и брала работу на дом. К тому же, несмотря на поведение тягловой лошади – зарабатывала мама неплохо. Может, не во всем я и права. А если и права, то есть же и исключения?

А вот у меня денег было в притык на поездку, перекусы, учебу и новую одежду. Старую вместе с деньгами мне все-таки вернули. Однажды вызвали в деканат и с ошарашенным взглядом вручили мою сумку.  Вася всё вернул. Слава богу, не догадался ничего доложить. Почему-то я чувствовала, что он хотел. Только пирожки от бабы Насти. Их вкус и слегка подгорелый вид не перепутать ни с какими другими.

Откуда у меня деньги тогда на поездку на Интернешнал в Китай? Они пришли так же из деканата. Принесли запечатанное письмо. На меня смотрели недовольно и с любопытством. Я сразу поняла от кого, и руки задрожали. Но это было не от Васи. Это было от команды. Там было 5 открыток и купон на билет на Интернешнал, включая перелёт. Нужно было только прийти и зарегистрировать загранпаспорт. Даже виза там делается бесплатно при минимуме телодвижений. Они оплатили и не дали мне шанса отказаться своими письмами на обратных сторонах открыток. Первой в руках оказалась открытка с изображением антимага[1]:

[1] Этот и далее все изображения на открытках – персонажи Дота 2

«Если не приедешь, натравлю на тебя Ольгу. Она замаяла меня о тебе спрашивать. И да, мы вместе, и она огонь. В Китае поведай мне все ли психологи такие. Nab3»

Сашка как всегда. Ни грамма рамок, и пошлость ввинтил даже о своей девушке. Они встречаются? Ничего себе.

Следующая с картинкой Тимберсо, которого я выбрала как случайный пик и тем самым оставила команду без керри. Я уже знала, кто её подписывал.

«Приезжай, или выберу себе случайный пик. Мне понравилось в прошлый раз такая игра. FUNtik»

Богдан всегда такой молчаливый и вечно недовольный решил сообщить, что ему что-то понравилось и даже пообещать непослушание. Ну ничего себе.

Третья была с изображением двухголового огра.

 «Если что Васька не так сделает снова – точно набью ему морду. Гарантирую. Знаешь, как я подкачался за эти полгода? Grobydoby»

А как Добби зовут-то? Боже, я не помню. А ведь у меня были шансы посмотреть в интернете и узнать. Хотя не факт, что его имя заменило бы мысленные прозвища «Добби» и «Гробик»

Четвертая с изображением Чена с маской, напоминающей защиту динозавра Цератопса. Такая круглая и с шипами.

«Насть, я буду рад тебя видеть в числе наших зрителей в Китае. Надеюсь на твою поддержку. Это важно для меня. Именно благодаря тебе наша команда перешагнула тяжелый период. Я это видел, как капитан команды, и тренер это отметил, даже психолог. Неужели символ нашей команды не поддержит нас в самых масштабных наших матчах? mrKill»

А Кирилл интересную тактику выбрал. И польстил и на чувство ответственности надавил.

Я взяла последнюю открытку. В горле образовался комок. Я знала от кого она. Смотрела на изображение блондина-Инвокера. Самого разнопланового персонажа игры с наибольшим количеством заклинаний. Я уже успела восхититься игрой этого персонажа как у Миракла[2], так и у Васи. Я слишком часто выбирала матчи к просмотру по тому есть ли в них Инвокер. Думаю, повлияло на это то, что его любил Вася. Только никогда в этом никому не признаюсь.

[2] Известный игрок-мидер

Я слегка наклоняла открытку в разные стороны и наблюдала за бликом, бегущем по лицу Инвокера. С какой-то особенной отчетливостью ощущала её глянцевую поверхность с одной стороны и шершавость с другой. Никогда не видела таких открыток На самом деле ранее я вообще никаких открыток не видела. Резко вдохнув, перевернула открытку. И подавилась воздухом.

«Приезжай, пожалуйста. Ребята тебя очень ждут»

Даже без подписи [Vasyalin]. Ах ты ж. Ребята, значит, меня только ждут. Вот же ж скотина. И ничего наши притворные отношения для него не значили. Одна я влюбилась как последняя дура. Я попыталась смять открытку, но это не удалось – жёсткая. Тогда начала планомерно возвращать свои эмоции в спокойное русло. К счастью, в плане самоконтроля у нас работа с психотерапевтом быстро стала результативной. Мне были всё еще неприятны прикосновения. Часто обжигали. Но теперь могла к этому подготовиться и вызвать в себе нужное состояние.

Из еще одного успеха – появление друзей. Я крепко сдружилась с Илоной и Костей. Мы вместе обедали, делали домашку и готовились к экзаменам. Несколько раз уже выбирались в кинотеатр. Я стала больше доверять людям и объяснила друзьям свою ситуацию с фобией. Илона серьезно кивнула. А Костя выбил из колеи фразой «Так вот почему Вася сказал ни в коем случае не трогать тебя и пальцем». По моей реакции друг понял, что темы «Вася» больше не стоит касаться.

А вот о команде «WinTin» мы общались часто, избегая говорить конкретно о Васе. Максимум, вскользь «мидер».

Хотя я успела узнать, что Вася первые дни после моего исчезновения сильно мучил Костю вопросами о том в порядке ли я, есть ли где жить и на что. Наверно, Костина и Илонина навязчивость в общении со мной и послужила тем крючком для создания дружбы. Сама бы я вряд ли решилась к кому подойти познакомиться и поделиться чем-то личным. Эти же два настырных типа личности смогли меня расколоть. С учетом просьб психиатра попробовать – так им вообще не встретилось сопротивления.

Костя тоже очень хотел в поездку. А мне не хотелось ехать одной. Друг решился взять кредит и поехать вместе. Илона на наш интерес к игре только фыркала, но уже давно не пыталась спорить. «Фанатики, что тут сделаешь» - говорила она, пожимая красивыми плечиками. Костя только слюни и сглатывал. И сколько они еще пробудут друзьями, интересно?

День поездки приближался, мы с Костей уже выбрали места. Он забронировал номер в том же отеле, что был включен в мой купон. Правда, он казался ему ужасно дорогим. Предложить ему переночевать у себя я не могла. Мне не страшно и не жалко, но Костя и сам понимал, что это было бы странно.

Мы вместе создали, распечатали и раскрасили огромный плакат с поддержкой любимой команды. Я пока не представляла, как буду его держать. Вдруг, Вася увидит? Меня утешало только, что за ним можно спрятать своё лицо.

Мы оба следили за движением команды по сетке. Волновались. Я даже молилась, чтобы они не прошли в финал. Тогда не нужно будет ехать и попадать в неловкую ситуацию. Костя утешал, что у ребят не будет время общаться с кем-либо из фанатов. Да и голова будет не тем забита.

Вот только «WinTin» продвигались активно. В момент, когда они упали на нижнюю сетку, их игра стала невероятно агрессивной, и они всё равно попали в финал СНГ. Это было три недели назад. Турнир уже на носу. На следующей неделе полет. А у меня состояние, что я всё еще окончательно не решилась на поездку. Я даже посмотрела погоду в Китае в августе и собрала вещи за две недели до вылета. А всё еще не чувствовала уверенности в поездке.

Не потому что мне подарили билет. Почему-то моя гордость теперь таким вещам не возмущалась. Благодаря работе с психотерапевтом я считала себя достойной большего в этой жизни, научилась принимать помощь. Ведь это их решение мне подарить поездку. И тот, кто предлагает помощь, отказу оскорбится наверняка больше, чем согласием.

День поездки подкрался очень даже заметно. Меня колотило с четырёх утра. Я не спала практически всю ночь, а потом всё утро бегала по квартире, не зная за что хвататься. Мама в итоге не позволила мне тащиться с сумкой и вызвала такси. Впервые меня куда-то провожала мама. Меня вообще раньше никто никуда не провожал. И не летала на самолете никогда. Боже, я же никогда не летала! А вдруг разобьюсь? Или у меня фобия полетов и буду вести себя неадекватно. Да я уже веду себя неадекватно, еще никуда не улетев.

Мама гладила меня по голове и говорила всякие нежности. Как она мне сказала, ей очень нравилось меня успокаивать, поэтому не стоит бояться ей показывать страх. «Насть, я же не нанянькалась со своей доченькой. Не успела. Не смогла. Не подумала об этом. Вот и пытаюсь сейчас добрать этого чувства». А мне вот в данный момент было совсем не жалко спрятаться за её подмышку. Её рост как раз идеально соответствовал моим душевным запросам. Вася тоже высокий. Ааа, там же еще и Вася будет. Страшно-то как. Что он обо мне подумает? Меня ж в нашу последнюю встречу вырвало на него. Может, перекраситься или одеть костюм бутерброда для раздачи листовок? Тогда не узнают. Нет, лучше уж никуда не ехать.

- Всё, я никуда не еду. – и спряталась за мамину спину. Костя только горестно вздохнул. Он-то уже слышал это раз двадцать. И знал, что еще как поеду. Моя жадная душонка не простит зря потраченных на самолет денег. Вот о них голос Кости мне и напомнил.

- Тогда поеду, но никуда там не пойду. Китай посмотрю.

Мама достала меня из-за своей спины и снова стала наглаживать.

- Доченька, ты ж так этого хотела. Да и ребят хорошо бы поддержать, ты же говорила, что они неплохие.

- Так и есть. Это я плохая.

- Настя!

- Знаю, знаю. Нельзя так говорить. Всё, мам, я успокоилась. Пока.

- Победы вашим мальчикам, - мама следила за нами пока мы не исчезли из виду. Мы молчали и боялись нарушить тишину. Стоит открыть рот – и я могла снова передумать, а Костя устал уже отговаривать. Особенно его раздражало, что вначале это я его уговаривала поехать со мной. А стоило купить билеты – как началось.

Процедуру регистрации и входа в самолет мы проходили в молчании. Когда садились в самолет обговорили с одним из пассажиров о смене мест. Это были наши первые фразы после прощания с мамой. Я не знала можно ли вот так менять места, пассажир тоже. Поэтому мы просто поменялись, надеясь на авось. Меня начало потряхивать, а вдруг я начну паниковать, когда взлетим? А тут еще и Костя наотрез отказался садиться у окна. Я села и выглянула в иллюминатор, вокруг была вполне спокойная и умиротворяющая картина.

Самолет начал отрываться от земли, и я ощутила восторг. Столько свободы в этом действии. Я прилипла к окну, боясь упустить хоть мгновение превращения аэропорта в маленькую детскую игрушку. Все-таки есть в человеке что-то магическое. Научиться летать, когда ты не птица. Да еще и со столькими пассажирами и таким огромным весом. Кстати о пассажирах, кто-то странно попискивал. Обернувшись, поняла, что это Костя. Как интересно всё обернулось. Боюсь не я.

- Костя?

- Выпустите меня кто-нибудь.

Мужик, сидевший на соседнем сиденье хохотнул: «А ты в окошко выгляни, уверен, что хочешь на такой высоте выйти?». Послушный Костя инстинктивно взглянул в окно и позеленел.

Это был ужасный полет, Косте постоянно было плохо и страшно, я применяла все навыки, приобретенные за время работы с психиатром и обучения на психолога. Но ничего не помогало. И я его понимала, сама знаю, как тяжело бороться со страхами. Но можно! Главное принять решение и бороться, а не отдавать жизнь на их ответственность. Отвлечься и отдохнуть мне удалось только когда Костя уснул. Правда его сон больше походил на обморок, настолько он был бледный и замученный.

За окном сплошные облака. Как будто кто-то сделал пену для ванны на небе. И сейчас она облегала самолет, лаская его железные крылья. Я стала гадать какое облако на что походило. Сверху они были не такими четкими и полет фантазии расщедривался на целые картины. От обычных заек и котиков до персонажей Доты. Когда дошло до эротических я отвернулась от окна.

Интересно, увижу ли я Васю? Как он себя поведет, будет ли рад видеть? А я буду рада видеть? Да. И нет. Мне невероятно стыдно и страшно. Но сердце стучит быстрее, когда думаю о встрече. Главное не показать этого, хватит давить на жалость. Или завоевывать. Первое удел жертв, а второе удел тех, кто получает от этого удовольствие. Я – нет.

Мы прилетели, и я пошла искать наш багаж. Он вышел один из первых. Как и Костин. Я схватила оба и потащила к Косте. Тот стоял на одном месте и все еще пытался осознать, что уже не на облаках. После такого, похоже, он запросится в ад. Там хоть не так высоко.

Я поставила чемоданы, подошла к Косте и схватила за холодную руку. Спрашивать как он - бесполезно. Заглянула в глаза. Да никак. Он покачнулся и оперся на мою худенькую фигурку. Чтобы устоять я схватила его за талию. К счастью, доверие между нами-друзьями и работа над своей фобией позволили мне это сделать. Иначе упал бы этот бедолага ничком и, может, с испуга еще и приложила бы конечностью какой.

Рядом раздался знакомый голос:

- Привет, мелкая. Ты чего не растёшь? А тебе, между прочим, перекрикивать всех чужих фанатов нужно. Эх, ладно, буду надеяться на твою луженную глотку.

Я разулыбалась в ответ на широкий Сашкин оскал.

- Настенька, привет, как я рада, что ты приехала. Хоть не буду одна тут женского пола.

- Ольга, и вы тут! – Я искренне рада была видеть знакомого психолога.

- А как же, как же я свой Батончик Баунти не поддержала бы, - Ольга чмокнула Пухляша в щеку. Тот разулыбался еще сильнее, хотя казалось куда уж сильнее. Сашка чуть ли не мурлыкал, прижимая к себе девушку.

Я отвлеклась на начавшего очухиваться Костю. Придерживая его за локоть позволила представиться одному из его кумиров. Его почти не качало, но я не хотела позволять ему ударить в грязь лицом перед ребятами. Их пришло двое. Я перевела взгляд на второго. Вася. Я не подняла глаза выше его носа. Как же я боялась уколоться об его взгляд. Просто посмотрела на его гладко выбритый подбородок, скрещенные руки и кроссовки. С трудом отодрала взгляд от его фигуры. В голове от этого движения раздался треск рвущейся ткани, настолько не хотелось прекращать его рассматривать.

Костя совсем уже отошел от полета, поздоровался уже и с Васей и потянул руки к нашему багажу. Но его опередили руки ребят. Сашка схватил Костин чемодан, Вася мой. Почему-то его прикосновение к моему чемодану вызвало вспышку смущения. Как будто он коснулся меня. Боже, о чем я думаю.

Ехали мы на семиместном минивене. Я не знала, что это – такси или машина нанятая для команды. Вася сидел на переднем сиденье, позади мы с Костей и в последнем ряду целующаяся парочка из Саши с Олей. Похоже, у них бурный роман.

Когда Саша отвлекся от поцелуев, завязался оживленный разговор между ним, Костей и Ольгой. Я же смотрела на Васино ухо. Желание коснуться нежной кожи раковины буквально сжигало изнутри. Если так продолжится, это конец. И зачем он поперся нас встречать? Одного Саши с Олей бы хватило. Ничего за всё это время он мне не сказал, даже не поздоровался. А вот Костю поприветствовал. Неужели все еще злится на мой побег и то, что меня на него вырвало?

Я нахмурилась и именно в этот момент Вася обернулся, чтобы ответить на какой-то вопрос Кости. Наши взгляды встретились. Я отвернулась к окну, чувствуя, как в волнении трясутся руки и бешено стучит сердце где-то в животе, обжигая с каждым ударом мои внутренности всё сильнее. В эту поездку я больше я не рисковала смотреть в сторону Васи. Руки были такими мокрыми, что с них капало. Пришлось прятать их между коленок.

На ресепшене мы с ребятами распрощались. Сашка решил договориться с командой об общем обеде, пока есть на это возможность до начала игр и тренировок. Оказывается, ребята мне выделили путевку в отель, в котором планировали быть сами.

Мы же с Костей столкнулись с проблемой – его просто не было в списках! Хотя он и резервировал заранее. Посовещавшись, мы потащили сумки ко мне в номер. Там же и раскинули чемоданы, чтобы хотя бы принять душ после полета. Костя ужасно смущался, я же чувствовала себя грязной. Друг предлагал потусоваться у входа. Боже ж ты мой.

- Сиди уже тут. Я не буду выгонять друга. И точка. Главное в ванну не заглядывай. - Парень покраснел до корней волос и замахал руками. Мол, не то, что я подумала.

Махровый халат мне понравился. Белый, пушистый и пах чем-то вкусным. Не было брезгливого ощущения от того, что кто-то его ранее носил. Даже если носил – постирали отменно. Удивительное чувство, не вздрагивать от брезгливости, а просто наслаждаться ситуацией.

Костю я отправила тоже ополоснуться с дороги, а сама залезла на подоконник и уставилась на незнакомый мне мир. Чуждые звуки и тёмные макушки людей-муравьёв внизу. Ни одного рыжего или блондина. Хотя, тут такое массовое событие как матч. Может, причина в том, что я сама, как и команда, приехала пораньше. Эта тактика для команды понятна, а зачем они указали эти даты в моем купоне?

Я обернулась на шум. В небольшую отельную комнату ввалилась вся команда с Олей. Вася облокотился о косяк двери. Снова в закрытой позе, скрестив ноги и руки. Вся остальная толпа говорила одновременно, отчего разобрать, что они пытались донести, казалось невозможным. Я снова вернула взор к Васе и поняла, что он смотрит на мои ноги. Мой халат задрался до самого бедра. Я покраснела, ощущая жар в точке его взгляда, и слезла с подоконника. Халат сразу же спрятал всё, чем решил похвастаться случайным зрителям.

- Так ты идешь жрать, малая?

- Саша, выражайся красивее. Тебе ж Аегис держать и речь говорить.

- Да ты ж моя прелесть – Саша и Ольга перетянули взгляды на себя. Они держались за руки как подростки и ворковали что-то друг-другу на ушко. А я совсем про их желание совместной еды забыла. Неудобно-то как. Пока буду переодеваться, они ж наверно, заждутся.

- Вы идите без меня, не идти же мне вот так, - Я провела ладонью по халату. Все, кроме двух голубков, проследили за моей рукой. Вася сменил позу на более неловкую.

Из душа вышел Костя, замотавший самое ценное в небольшое полотенце для ног. С его волос и тела капала вода. Бедолага, единственное нормальное полотенце-то забрала я. Не рассчитывали тут на двоих.

- Насть, а тут… - и резко замолчал, наткнувшись на Васин взгляд. Ванная комната располагалась как раз у входа в комнату.

Сашка очнулся, осмотрел шокированные взгляды тиммейтов и раскинув свои обширные руки начал выдавливать их из комнаты.

- Так-так, чем быстрее они соберутся, тем быстрее мы поедим. На выход.

Никто особо не сопротивлялся. Только уж на выходе Саша обернулся и сообщил:

- Мы без вас никуда не пойдём, так что ждем ваши собранные тушки через полчаса внизу.

Костя посмотрел на меня и залился краской. Спустя мгновение он снова скрылся в ванной и оттуда послышался голос:

- Подай мне пожалуйста, мой чемодан. Мне бы вещи чистые забрать.

Я вздохнула и дотащила его монстра до двери. Отвернулась и стала выбирать в чем пойти.

- Кость, не выходи пока не скажу, я переодеваюсь.

Со стороны ванны раздался какой-то шум и писк. Будем считать, что информация усвоена. Оделась я в свои стандартные водолазку и джинсы. Только водолазка была лазурного цвета. И губы я подкрасила блеском, отчего серёжка на них выглядела вызывающе. Губу я себе прокалывала, чтобы быть не похожей на других ботаников. Кто знал, что это может быть сексуально. Я улыбнулась своему отражению. Волосы были собраны в некрасивый пучок, чтобы я их не намочила во время купания. Еще раз улыбнувшись отражению, я распустила их свободным водопадом. Спрятанные всё время в косички, они скрывали красоту, которая возможна только у длинных натуральных волос. Психиатр предложил подумать мне над тем, что я прячусь от мира за своими страхами, одеждой и даже прической. Последние месяцы прятаться хотелось всё меньше. Сегодня же особенно. Вася был слишком красив для меня. И слишком заметен. Пора показать, что и я так могу.

- Костя, выходи, нас ждут великие дела.

Я шагала мелкими шажками и держала спину. Вся моя сущность кричала «Я великолепна». Ух, Вася и удивится.

Стоило мне увидеть собравшихся, как настрой тут же сдулся. Васи среди них не было. Вот и разговор я начала сразу с нытья, что с Костей так вышло. Ребята же наоборот взбодрились от этой информации.

- А я-то думал, чего это вы вместе в номере. Да еще и с двуспальной кроватью.

- Батон! Хватит пошлить, – Оля шлепнула любимого по руке. Вот только смутились все. Кирилл потирал бровь, Богдан спрятался за телефоном, Добби просто отвернулся.

Они что, подумали, что мы вместе?

- Да вы чего, мы всего лишь друзья. Костька вообще по Илоне сохнет!

- Эй! – Покраснел еще и Костя. Да уж, некрасиво я поступила, раскрыв его чувства. Но уж очень хотелось оправдаться перед этими, подумавшими невесть что. Ребята взбодрились и стали разбирать, что можно в этой ситуации сделать.

-… и если так и не найдут его бронь, то просто махнемся. Нас не прижмёт, а потом мы скорее всего в гейм-квартирку махнем. Надеюсь, к тому моменту они решат свои проблемы с расположением команд.

- Надо было спонсоров побогаче выбирать, - Добби фыркнул.

- Ничего, мы этих богатыми сделаем. Вот увидишь. – Богдан проявил удивительную словоохотливость и оптимизм.

- Итак, Олечка, я тебя на эти ночи покидаю. Это даже к лучшему, как бы я с такой женщиной смог высыпаться перед матчами. – Сашка пробасил и чмокнул девушку в нарумяненную щечку, - да и сбив времени еще, много боёв наших будет ночью проходить, получается.

- Да как ты смел подумать, что я не приду на каждое ваше сражение? – разговор был прерван очередными поцелуями.

Никогда бы не заподозрила её в такой горячности и романтичности. Я запомнила Олю как леди в деловом костюме и легкой профессиональной улыбкой.

- Так, Богдан с Костей, го выяснять можно ли все-таки выбить для него отдельный номер. Добби, проконтроль, чтобы эта парочка разделилась, и Батон переехал к Вазелину. Он действительно один в двуместном номере. А я помогу перенести Настины вещи в номер, в котором она будет жить с Олей. – По окончанию речи Кир хлопнул, отчего влюбленная парочка вздрогнула и приобрела осмысленный взгляд. Привыкшие к подчинению капитану, команда молча направилась выполнять указания.

Я же посеменила за Киром, не преминувшим надавить на мою совесть:

- Ты хоть представляешь, что подумал Вася, когда увидел Костю у тебя? Неособо одетыми…

- Что я добрая отзывчивая девушка? Пригреваю и купаю бедомных?

Мы оба засмеялись, как будто я удачно пошутила. Хотя скорее просто скрывали за смехом смущение. Он – от своих слов. Я – от их осознания. Хотя почему меня должно волновать, что он там подумал. Мы же не встречаемся. Я протянула руку и коснулась плеча Кирилла. Было немного сложно, но отторжения не ощутила. Кир мне улыбнулся. И я заговорила, делясь эмоциями.

- Спасибо тебе за всё. За приглашение, что разбираешься с проблемой моего друга. За честность. В общем, за всё.

Вроде, смогла снять с него навеянное ситуацией смущение. Кирилл разулыбался еще шире и взлохматил мои распущенные волосы.

- Не за что. А тебе идет… ну…вот так.

Желание оправдаться «всё не так, я не красотка и вообще…» спрятала куда подальше и просто с благодарностью кивнула на неловкий комплимент.

Наконец, все сумки мы перетащили. Ольга потыкала пальцем что где находится и сбежала на прогулку с любимым. Перед выходом сказала, томно вздыхая – её не ждать.

Я сняла джинсы и стащила водолазку. Волосы заискрились и распушились от электричества. Звук был похож на конфету «Шипучка», тающую во рту. Причесываться не хотелось, и я залезла под одеяло – в самолете так и не удалось поспать. Пижаму одевать тоже не было желания. Смысл перед Олей-то смущаться? Залезла под одеяло, обняла подушку и уснула.

Разбудил меня шум. Темно. Видимо, Ольга вернулась. Шум не прекращался, Оля ломилась зачем-то в дверь. Может, её заклинило и нужно открыть?

Я встала и побрела к выходу. Дверь и правда не открывалась, только Оля зачем-то пыталась открыть её изнутри.

- Сейчас помогу, подожди, - Сонно пошарила по стене и включила свет. Глаза резануло яркостью лампочек. И я зажмурилась, пытаясь скрыться от света. Даже ладошками глаза прикрыла. Наконец, полегчало, я раздвинула ладошки и сощурилась на дверь. Рядом с нею стоял Вася.

Я не поверила своим глазам. Сон что ли? Я протерла глаза раза два прежде, чем осознала:

- Ты не Оля.

Вася оторвал взгляд от моих ног и взглянул в глаза.

- Определенно точно не Оля. – голос его был настолько хриплым, что стал похожим на бас. Взгляд парня опустился на мою грудь.

Я тоже опустила взгляд и посмотрела на свою грудь. В одном лифчике. А ниже. Одни трусы. Матерь божья. Расстояние до кровати я не бежала, а летела. Кажется, мои ноги пола так и не коснулись, такой я совершила прыжок.

Я залезла под одеяло с головой и затихла. Сердце колотилось. Ничто не заставит меня отсюда вылезти.

За пределами одеяла я услышала…хихиканье. Он еще и насмехается. Ворвался ко мне в номер, увидел меня голой, а теперь смеётся. Я высунула нос и глаза из-под одеяла, продолжая сжиматься комочком.

- Чего ржешь?

Он сидел на стуле у небольшого столика. Голова его упала на скрещенные на столе руки, а плечи тряслись. Он услышал мой вопрос и поднял на меня взгляд. Увидев мой торчащий нос, Вася залился уже откровенным хохотом. Понятно. Объяснять мне ничего не собирались. Я терпеливо ждала, когда у парня кончится истерика. Терпеливо. Я сказала терпеливо. Но гнев захлестнул меня, обжигая горечью горло. Схватила подушку и кинула её в парня. Я уже не заботилась, что он меня увидит в одном нижнем белье. Всё равно уже всё увидел. Сейчас же гнев и обида переполняли меня и грозились пролиться слезами. Черт, последние дни совсем забыла про антидепрессанты.

- И что смешного в моем голом теле?

Смех резко прекратился. Вторая подушка тоже в него не попала. Ни силой, ни меткостью, ни комплекцией я не отличалась. Вася молчал и снова осматривал меня. Мой гнев стал утихать, а смущение возвращаться. Я снова закуталась в одеяло. В этот раз просто облокотившись о стенку, завернула себя в кокон.

Вася встал, и я испуганно вжалась в стенку. Огонь в глазах парня погас, он ушел в ванну. Вернулся оттуда с халатом. Его и протянул мне.

Одевать халат под одеялом крайне неудобно. Но я справилась и вылезла из-под одеяла уже одетая. Хватит демонстрировать свою трусость. Вздернув подбородок, села на кровать и выжидательно посмотрела на своего визитёра. Вася понял, что придется объяснять.

- Батон попросил поменяться комнатами. Они с Ольгой в моей, а я в их. Мне в целом параллельно, и я согласился. Только стоило сюда зайти как сзади раздался щелчок. Последнее, что я слышал от Батона – это подленькое хихиканье за дверью. Хотя нет, скорее ржач.

Я встала и поискала свои джинсы. Найдя их на подоконнике неаккуратно брошенными покраснела. Пошарила карманы и достала карточку. С умным видом «Сейчас все проблемы решатся, нубяра» - приложила карточку к двери. По идее изнутри она должна была открываться и без карточки, но зачем-то же отверстие для нее сделали.

- Это держатель для карточки, он не считывает её.

Я, поджимая голые ноги, вертела перед глазами этот непонятный кусок пластмассы. Вроде, на ресепшене говорили, что это он отвечал за закрытие и открытие нашего помещения. Открытия так уж точно.

- Тут вообще открываться изнутри должно само. За исключением, если не закрыто ключами. – Васин голос за спиной вызвал толпу мурашек.

- А откуда тогда у Саши могут быть ключи?

- Насколько я помню он утром рассказывал, что у них в комнате считыватель сломался и им выдали ключи. Хмм… может, они это задумали еще тогда?

Вася окинул внимательным взглядом меня и номер. И я поняла. Нас закрыли снаружи!

- Нет, я не планировала в эту комнату заезжать. Ведь с тем, что Косте негде жить – они не могли запланировать. Вряд ли отель бы позволил такое. Это какая-то у них ошибка.

Вася подошел ко мне. Слишком близко. Я ощутила его пряный запах и увидела капельку, стекающую у него по виску.

- Так это он у тебя был в качестве бездомного? Добрая и отзывчивая девушка купает бездомных щенят? – Вася явно хотел этой фразой задеть меня или Костю. Но я вспомнила разговор с Киром и искренне рассмеялась. Взгляд Васи сменился с настороженного на восхищенный. Он протянул руку и уже почти коснулся моей щеки, но вздрогнул и отдёрнул руку.

- Не добротой так смехом соблазняешь мужчин?

- Эмм что? Не собиралась я тебя соблазнять! – мой смех исчез так же резко, как Васин минутой ранее.

- Мне нравится в какую сторону пошла твоя мысль. Но я о бедном капитане команды, которого ты совсем засмущала сегодня после обеда. Я проходил мимо и поразился его красным ушам. – в Васиных глазах появилась жгучая ненависть, - Ты касалась его и позволяла касаться. А мне втирала, что только я могу это делать.

Я сделала шаг назад, испуганно смотря в его сузившиеся зрачки. Он замер и закрыл глаза, часто дыша.

- Насть, иди приляг. Нас всё равно не отпустят. – он говорил это, не шевелясь и не открывая глаз.

Я пискнула и снова закуталась в одеяло. Чего уж храбриться, не скрыть мне своей трусости. Вася постоял так еще немного, а затем протянул руку и выключил свет.

- Спи, психушка.

Почему-то в этот раз мне не было обидно. То ли это перестало быть такой уж правдой, то ли слишком нежно было сказано.

- А ты?

- Тут посижу.

- А позвонить не хочешь, чтобы открыли?

- Я не взял телефон.

- Ты же сюда ночевать пришел, неужели на ночь не взял гаджет? Кто так делает вообще?

- Мне нужно было успокоиться и… подумать. Позвони ты.

- У меня нет ничьих номеров. А Костя свой отключил, чтобы в роуминге никто не звонил. Да и я свой тоже отключила. Включить-то не проблема, но звонить некому. Если только в интернете поискать номер отеля.

- Я не знаю сколько они будут искать ключ и как скоро удастся связаться с нужным человеком. Вряд ли ты захочешь, чтобы я снова ставил тебя в публично-неловкое положение, так что просто ложись и спи. Я не буду мешать, мне бы всё равно не спалось.

И я поняла…

- Вась.

- Ммм?

- Я тоже не хочу, чтобы ты уходил.

Он оказался рядом, я ощущала затылком его дыхание. Хриплое, частое.

- Я хочу попробовать тебя коснуться, Насть. Позволь. – Я кивнула в ответ. Он не мог видеть этого в темноте, но как-то почувствовал. Я ощутила тепло движения его рук вдоль волос. Пара локонов упала на лицо и защекотало нос. Я протянула руку, чтобы спрятать их за ухо. И столкнулась с его рукой. Мы оба задрожали. Да так сильно, что затряслась кровать.

Он сам заправил локоны мне за ухо, а я легла на спину, чтобы встретиться с ним глазами. Уже успела приглядеться к темноте и различала белки его глаз и силуэт головы.

Он нежно, самыми кончиками провел по моей щеке. Я не стала говорить, что моя фобия уже давно не так сильна. Мне понравилась его трепетность. Да и как говорить с комком в горле? Даже дышать было трудно.

- Настя, Настя, Настенька, маленькая сказка моя, что же ты со мной делаешь?

Чувство любви, растекшееся по телу горячей волной, растопило комок в горле.

- А почему сказка? – ха, наверно, самый глупый вопрос в данной ситуации. Зато самый безобидный. Почему-то вопрос о том, что он имеет ввиду было страшно задавать. Так дрожала его рука, касающаяся моей щеки.

- Имя у тебя сказочное, Настенька. И сама ты прекраснее любой сказки.

- Не все сказки прекрасные. – Я протянула руку и провела ею вдоль его вспотевшего виска.

- Ты прекрасна.

Я хотела язвительно ответить, что меня не видно. Вот только мысль эта вылетела из головы. Всё моё существо сосредоточилось на касании его губ. Все время поцелуя я не дышала, ощущая жар в животе и не щеках. Всё мое тело от прикосновения в раз затвердело, а потом растеклось сладким вареньем по постели. У меня не нашлось даже сил приподнять руку, не то, чтобы вытащить её из-под одеяла и пощупать его колкие волосы.

Стоило ему от меня оторваться, как я резко схватила воздух, пытаясь отдышаться. В носоглотку прорвался его собственный запах, отчего меня пробил озноб, и мурашки покрыли мои руки и спину. Даже тепло одеяла и его тела не могли их остановить. Какое странное противоречивое состояние. Чем-то это было похоже на страх. Озноб, мурашки, то жар, то холод, учащенное дыхание. Это, наверно, самый чудесный страх в моей жизни.

Отдышавшись, я попыталась вытащить руки из кокона. Почувствовав моё шевеление, Вася отстранился. Стало сразу холодно и одиноко без него, я даже застонала от разочарования.

- Прости, просто ты рядом, одна. Я тебя полгода не видел, я так соскучился. Вот и не сдержался. Не сильно напугал?

Я удивленно осмотрела тень его тела. Он уже перетек в сидячее положение и собирался встать. Только перед этим, видимо, решил рассмотреть моё состояние. Что ж я ему покажу.

Освободившись от одеяла, я почувствовала, как халат съезжает с моего плеча. Все-таки никто ж не рассчитывал на такую миниатюрную клиентку. Я на четвереньках подползла к любимому. Пора ему показать, что и я скучала эти полгода. А еще лучше, что изменилась.

Протянула руки и коснулась его груди сразу обеими. Я знала, что Вася занимался физическими упражнениями. Вся его жизнь – это тренировки. Физические и Дота. Тогда, гуляя у Москва-реки, он рассказал, чем полезны киберспортсменам физические нагрузки. Сейчас я уже не вспомню, о чем он говорил, зато надолго запомню ощущения, испытываемые сейчас.

Мне нравилось касаться этого мужчины. Даже не так. Мне БЕЗУМНО нравилось. Все-таки в Психушке есть своя доля безумия. И в этот раз сходили с ума мы оба. Вася тяжело дышал и сцепил пальцы на одеяле. Я этого не видела – а слышала по его дыханию и треску ткани. Он позволил мне изучить себя. Структуру мышц, родинку на боку, пупок. Вася застонал и схватил мои руки. Я ощутила лёгкий укол боли – так сильно он сжал мои пальцы. Но он вовремя опомнился и отпустил мои конечности, погладив подушечки пальцев. Я попыталась снова, но в этот раз парень зарычал и схватил одеяло. Меня закутали так, что было не пошевелиться и уложили на кровать. Сам он лёг напротив. Вася посмотрел мне в глаза только после того как замедлилось его дыхание.

- Засыпай, сказочная. Я тебе не позволю теперь убежать. И ускользнуть, в чем-то обвинив. И пожалеть о только что произошедшем. Поэтому мне нужно, чтобы ты просто уснула. Умоляю.

Его голос звучал низко и хрипло. Он и правда меня о чем-то молил? Это было так странно слышать от непробиваемого и хвастливого Васи. Может, эти полгода он тоже многое обдумал? Или я зацикливалась на плохом?

Лежала и смотрела в его глаза, представляя черты. Тени и яркие белки глаз создавали что-то мистическое. Как жаль, что я не открыла шторы. Могла бы его рассмотреть. Стала ли складка меду бровей отчетливее, когда он задумывается? А прищур у глаз чётче, когда улыбается? Мой взгляд блуждал по краям теней его лица и медленно покачивался на волнах. Сквозь шум волн я расслышала шепот:

- Боже, благодарю за эту вторую возможность видеть её всю ночь.

Кого благодарит? Вторую? Но я уже спала и не смогла обдумать эти вопросы.

Я проснулась, но открывать глаза не хотела. В голове творился хаос. И я пыталась разобраться, а сон ли мне приснился. Был ли Вася со мной здесь? Открывать глаза и развеивать эти мысли не хотелось. Скорее всего я проспала всю ночь с Олей и от волнения посмотрела красочные и немного эротичные сны. Что не удивительно, учитывая моё внутреннее состояние при виде Васи спустя полгода.

- Не притворяйся, Соня – меня чмокнули в нос, и я мгновенно открыла глаза, - У тебя дрожали реснички и было крайне озадаченное лицо. – Вася улыбнулся, а я не сдержала ответной улыбки. Столько света и счастья мог излучать только он. Таких людей создают как подарок человечеству. Лучики счастья. Что Миша, что Вася. Всего двое за всю жизнь, негусто, особенно не согреешься в этих лучах. – Насть, не смотри на меня так. Я-то думал мне ночью пришлось тяжело, но сейчас такой вот улыбкой можешь легко сделать всё напрасным. А мы уже не закрыты, между прочим.

- Что? Как?

- А вот так, пришел наш балбес, извинился и открыл. Довольный, что ничего ему за это не будет.

- Так ли уж ничего?

- Только поставка кофе для переживших стресс, - Вася еще раз поцеловал мой нос и встал. Спустя мгновение перед моими глазами оказалась ароматная чашка кофе с пенкой. Я вдохнула её аромат. Терпкий запах щекотал ноздри и развеивал страхи.

- Ммм… а я грозился, что никогда не буду девушке тащить кофе в постель. Теперь я понял в чем прикол.

Я вынырнула из ощущений и перевела на него взгляд. Глаза у него были тёмными, зрачок расширенный, а под глазами тёмные круги.

- По-моему, тебе кофе пригодилось бы больше.

Вася смутился моим словам. Когда вот такой мужественный объект раза в полтора тебя выше и шире смущается – получается очень мило. Я разулыбалась до ушей. Мне в руки-таки засунули чашку с кофе. Васины руки, слегка задержавшиеся на моих пальцах, обожгли сильнее горячего кофе. Только стон разочарования пришлось сдержать, когда он отпустил мои руки.

- У нас сегодня тренировка на целый день, я постараюсь освободиться вечером. Ни к кому в чужие номера не попади за это время. И Костю не подпускай.

- С чего это я не буду подпускать своего друга?

- У тебя, вроде, нет друзей.

Мне стало обидно от этой фразы, и я сжалась в комок, прижав чашку к коленкам.

- Теперь есть. Ты опять нарушаешь мои личные границы.

Вася смотрел на меня долгим взглядом. Очень странным. Я отвела глаза и заметила на его руках мурашки. Что-то не похоже, что от удовольствия. Холодно тоже не было. Страх? И чего это наш бесстрашный мидер испугался? Мою чахлую фигурку?

- Да, общайся, конечно. Я просто ревную.

- Когда это успел меня зачислить в свою собственность, а?

- Я бы с первой встречи зачислил, но ты ж ненормальная. Фиг поймёшь, как такую экзотичную пташку ловить.

- Дурак ты, - Я шлепнула его по руке. Вася разулыбался – И что такого смешного сказала?

- Ничего. Просто ты меня коснулась. А значит не боишься.

Сказать ему или нет? Не скажу, хай радуется. Да и очевидно итак, что я проделала большую работу над собой.

Вася уже выходил из номера, когда обернулся и серьезно сказал:

- Хотя бы волосы не распускай так. Иначе ни тренироваться спокойно не смогу, представляя тебя. И вечером… хмм… отдохнуть.

Я пожала плечами, намекая, что подумаю. Волосы я не собрала. Во-первых, не самое подходящее начало отношений пары с глупых условий. А во-вторых, мне не хотелось его душевного спокойствия. Вот такой здоровый эгоизм я заработала за это время. Мы должны доверять друг-другу и немного волновать. Я неопытна, но видела всё именно так. Стоп, я назвала нас парой? А это так?

Весь день я об этом думала. Вечером ко мне пришла Ольга и сердце укололо разочарование. Вася не пришел и даже не написал. И неважно, что у него не было моего номера. А когда Ольга ложилась ребята еще не вернулись с тренировки. Слёзы всё равно падали на подушку.

Утром я проснулась в боевом настрое выяснить какие у Васи планы после всего случившегося. Было ли это сиюминутным моментом или попыткой воспользоваться ситуацией, для умасливания своей гордости. Но боевой настрой сменился волнением. Оля сказала, что у ребят сегодня игра и она договорилась, что мы обе сможем присутствовать в комнате ожидания вместе с ними.

Туда я собиралась очень долго. В итоге косички я заплела. У Васи бой важный, зачем ему отвлекаться. Да и мне будет неловко под взглядами всего киберспортивного состава WinTin

И сделала это не зря. Тренер встретил меня особенно замученным взглядом. На Ольгу он еще и откровенно закатил глаза.

- Впервые встречаю, чтобы сюда притаскивали своих девушек.

- А так можно было? – это спросил кто-то из ребят в тёмных одинаковых рубашках.

- Походу, это всё равно никого не волнует. Хоть не мешайте.

- Тренер, вы чего. Это же Оля и Настя. – Богдан смотрел с искренним удивлением на Тренера. Может, и не зря молчит. За умного сходит. В любом случае – мотив его приятен. Защищает нас. Я постаралась ласково ему улыбнуться. Вася зашипел. Батон хохотнул. Ольга махнула рукой и пожелала всем удачи. Не обошлось без её наставлений о том, как не испортить настрой команды. Видимо, решила испортить его заранее. Ребята итак всё назубок вызубрили. Видно было, что к её словам они прислушивались. Осознали их силу на своей киберспортивной шкурке. А вот сама Оля еще не привыкла к тому, что её команды могут слушаться. Привыкла к борьбе. Хотелось бы мне разрушить этот миф и помогать командам работать совместно с удовольствием, а не конфликтами. Хмм. Кажется, я знаю кем хочу работать.

Если бы не Вася, о такой возможности никогда бы не задумалась. Психолог киберспортивных команд. Моё сознание мгновенно окунулось в мечты и идеи для работы.

Я отвлеклась пожелать удачи ребятам. Вася подошел и поцеловал меня в губы. Как клеймо поставил. Батон захохотал, Оля захихикала. Довольные, что их шутка удалась, зззараззза. Батон ускользнул от моего разгневанного взгляда со своей командой. А Оля еще вчера отбилась заявлением, что не о чем не ведала, Сашка её просто попросил перебраться к нему в новый номер. А рассказал только утром.

Её оправдания не отменяли того как горели её глаза. Идея ей понравилась. Да что это за вмешательство в чужую личную жизнь? Только чего уж себя обманывать. Конкретно этот случай удачный. Надеюсь. Хотя и не без минусов – гадай теперь сиюминутная это вспышка была под давлением стресса или осознанное решение? С постепенным знакомством и выяснением отношений всё намного яснее обычно. Но с моими заскоками так всё равно не вышло бы. Может, Вася и прав, что сложно понять, как за мной ухаживать и не потерять.

Первая карта была проиграна ребятами. Оля схватила меня за руку и потянула трясти плакатом среди фанатов. Смотря, как психолог WinTin тащит огромный желтый плакат, я поняла, что незамеченной не останусь. И лицо за плакатом не спрячу. Я же низенькая. Когда мы стали приближаться к огромной многонациональной толпе, мне аж поплохело от перспектив нахождения в ней. Да еще с задранными кверху руками. Думаю, поступила малодушно, но разумно, сказав, что мне нужно отойти. Совсем уйти мне помешала совесть, и я затерялась в более пустых рядах.

В какой-то момент позади меня села пара в возрасте. Наверное, им тяжело было в толпе, как и мне. Еще одно доказательство, что я старуха. Я фыркнула в кулак от мысли и обернулась на заднее сиденье, чтобы рассмотреть их внимательнее. Все-таки большинство пришедших – молодёжь. Что-то в этой паре мне показалось знакомым. Когда же я поняла, внутри меня взорвался фейерверк эмоций. Обожженное взрывом сердце резко заколотилось по груди. Слюна стала вязкой, а по телу разлилось приятное тепло узнавания.

- Тётя Люда, дядя Коля?

Они не были мне дядей и тётей, но в том возрасте я называла так всех хорошо знакомых мне взрослых. Эти же мне были дороже собственных родителей. И дали мне больше них. Веру, силы и приют в тяжелые дни.

Женщина с такими же мудрыми и светлыми глазами, как и 11 лет назад внимательно на меня посмотрела. Дядя Коля – слегка полноватый и рано поседевший почесал бровь и ответил знакомым басом:

- Эмм, здравствуйте, девушка. Мы знакомы?

Не узнали. На глазах навернулись слёзы. Я понимаю, что выросла и сильно изменилась. Но почему-то сейчас в моем воображении было, что меня узнают и обнимут. Как когда-то давно. И тётя Люда, повторяя мои мысли наклонилась и перевесилась через моё сиденье. Чтобы меня обнять. От неё пахло лимоном и курочкой гриль.

- Папочка, ты чего? Это же Настенька!

И слезы-таки пролились ручьем по щекам. Я ответила крепкими объятьями и зарылась в горловину её кофты. Не могла надышаться и напитаться её человеческим теплом.

- Мамуль, какая Настенька? ТА Настенька?

Я оторвалась от объятий, чтобы взглянуть в лицо дяде Коле. Ностальгия ворочала мои внутренности и давила в грудь от их знакомого «Папочка» и «мамуль». И где мы встретились! В Китае! Вот это насмешка судьбы.

- И правда, - дядя Коля растерянно посмотрел на меня, его глаза покраснели. Он отвернулся и, протянув руку, похлопал по голове. Дядя всегда отличался чувствительностью, но предпочитал эту свою черту прятать от других.

- Дядь, Тёть, а у Мишки как дела?

- А ты с ним еще не виделась? Он же тут играет!

- Да вы что? Ну ничего себе, давайте вместе сходим. Я же его столько лет не видела, вырос наверно.

Тётя Люда почесала меня за подбородком как кошечку. Я с трудом удержалась от послушного мурлыканья.

- Конечно, сходим. Вымахал он знатно. Ни за что не узнаешь в нем того нелепого косолапого зверя.

Мы втроем захихикали. Дядя Коля вытирал глаза, делая вид, что слёзы выступили от смеха.

Мишка отличался невероятной неуклюжестью и лёгкой полнотой. Сочеталось это с убойной дозой активности, жажды приключений и позитивного взгляда на жизнь. Вот такой странный был мой Мишка. Лучший друг детства. Человек, который примером своего неунывающего взгляда на жизнь дал мне надежду на счастливое будущее. Как же я хочу его увидеть.

Все оставшиеся игры мы проболтали о прошлом. Я рассказала, что мы вернулись в ту же квартиру после того как мама вышла из тюрьмы. Они рассказали, как переехали в новую. Что удочерили девочку. Я чуть снова не расплакалась, когда поняла их намек, что они скучали по мне. И пусть я прожила у них только неделю. Но предыдущий год мы все равно часто с Мишей забегали к ним.

- Помню-помню. На прикорм. Ты всегда такая худенькая и голодная. Только рядом с тобой сын переставал привередничать в еде. Обычно же выбирал только самое вкусное или жирное. – дядя Коля, наконец, совладавший с чувствами, меня крепко обнял. Я дома. Моё тело им абсолютно доверяло. Помнило их запах, голос и тепло. Как же хорошо быть счастливой.

Кто победил мы так и не узнали, слишком заболтались. О том, что игра закончена нам стало понятно по расходящимся людям.

- Пошли, порадуем сына. Он дал нам инструкции куда идти, но мы только приехали и еще не во всем разобрались. Так что можем заплутать.

- Давай я попрошу его встретить. Напишу смску, чтобы не отвлекать звонком, может, у него еще дела.

Тётя Люба приостановилась и медленно, но верно набрала на телефоне текст. Я любовалась её морщинками и сосредоточенным взглядом. Как же я по ним скучала. По самой настоящей идеальной семье.

Пока выходили и шли мы обсудили как дела у моей матери и смерть бабушки. Загруженная мыслями, я не сразу поняла где мы стоим. А когда оглянулась – узнала. Это же перед входом к комнатам отдыха, где как раз сейчас должны быть WinTin. Миша среди персонала? Или…самой команды? Что-то не помню там никаких Михаилов.

- Сын написал, что сейчас подойдет. Попросил подождать рядом вот с этим красным стендом.

Я оглянулась на стенд и пропустила явление Мишки. За спиной услышала знакомый голос:

- Мам, пап, видали как я выиграл? А масштаб? Теперь понимаете, что это не просто игрушки?

- Ой, да какая разница. Мы ж всё равно ничего не понимаем. Главное чтобы ты был счастлив.

Я стояла, дрожа всем телом, боялась повернуться. Боже, мне это показалось? Нет, мне точно показалось. Ведь этого не может быть.

- Сынок, у нас тоже есть новость. Смотри кого мы на трибунах нашли. Это же Настенька.

Меня развернули. Наши с Васей взгляды встретились. Его лицо озарила радостная улыбка, как будто он успел меня уже потерять. Дядя Коля забасил:

- Ооо, ты сразу вспомнил ту, с которой в детстве играл! А я вот, сынок, опростоволосился. Мне теперь перед Настенькой так стыдно. Но ты посмотри, как за эти десять лет-то выросла. Какая красавица.

Мне хотелось сказать ему, что стыдиться тут нечего, что мой маленький рост трудно назвать «выросла» и не десять лет, а одиннадцать. Но я просто в ужасе смотрела в Васины глаза.

- Так, стоп, мам, пап. Вы о Насте, с которой мы жили по соседству?

- Ну да. Вы же были не разлей вода.

Вася сощурился и прожег меня взглядом

- Она же Захарова Анастасия Николаевна.

- Если бы отчим был моим отцом – то да. Но мой отец еще тогда покойный Фаталов Павел.

- Отчим значит, а не отец. – в его глазах отразилось понимание, сменившееся гневом, - Ах тот самый отчим.

- Так вот почему ты её найти не мог. А как он тебя искал, да и мы тоже хотели узнать, как дела у тебя. Все-таки как судьба у малышки трудная сложилась.

А я поняла другое – почему моя фобия не действовала на Васю. Потому что – он Миша.

- Но его же не Мишей зовут. И я думала Миша мой ровесник.

- Ну что ты, Настенька, он просто всегда был высокий и умный мальчик. Да еще и коренастый…

- Полный я был, мам, полный.

- …Вот и казался старше своего возраста.

Вася ко мне приблизился и наклонился, изучая взглядом. Да так, что, когда я подняла голову, чуть не столкнулась с ним носом.

- Так вот как ты ко мне явилась, фисташка.

Я разулыбалась, тепло пробежало по телу, отразившись легким покалыванием в кончиках пальцев и шелестом волн в ушах. На мгновение весь мир ограничился только парнем рядом со мной. Издали раздавались голоса Васиных родителей.

- А Мишкой мы его называли, т.к. косолапенький был. Вот и прижилось словечко. Но это вовсе не имя. Его Васей зовут. Ох, Настенька, даже не знала, что ты не в курсе.

- Зато смотри, мамуль, как вовремя она приехала. Ведь из-за нее Васька играть начал в эти свои виртуальные человечки. Настенька по совпадению именно тут и оказалась. Прямо судьба. Теперь ты точно должен выиграть.

Я же вернулась в реальный мир и спросила у Васи:

- Начал играть из-за меня?

Пристальный взгляд слетел с моих глаз и заметался по окружающему пространству, а уши парня загорелись как стоп-сигнал светофора.

- Папочка, ты ж засмущал сына.

Вася собрался с силами и вернулся взглядом ко мне. А я была в таком шоке от всего происходящего, что начала дрожать всем телом. Как же переварить всё это. Парень протянул руки и прижал меня к себе.

- Сынок, она же взрослая девочка, неприлично…оооуу

Мы целовались. Дрожь только усилилась и ноги не держали. Но Вася так крепко стиснул мою талию, что конечности и вовсе не касались пола. Я ощущала, что дрожал и он. Совсем чуть-чуть, возможно, это я поделилась своим состоянием. Но вот горячая волна разлилась в животе, поджигая внутренности и обмораживая кипятком бёдра. Моё тело полностью расслабилось, а руки зарылись в его волосы. Жесткие. Мы оторвались друг от друга. Он смотрел на меня потемневшими глазами с огромными зрачками и тяжело дышал. Всё мое тело окутал его пряный запах.

Меня опустили на землю и придерживали, ожидая когда я смогу твердо стоять на ногах. Родители стояли отвернувшись, переступая с ноги на ногу и переглядываясь.

- Мам, пап. Я как раз хотел вас познакомить со своей девушкой. С Настей. Правда о том, что это моя фисташка я узнал только сейчас.

- Мда, я тоже даже предположить такого не могла.

Мы все стояли и в неловкости потирали то руки, то шею.

- Папа правду сказал, что из-за тебя играть начал. Хотел доказать, что видение родителей не самое важное. Конечно, это было не очень красиво с моей стороны. Но подростком мне очень хотелось взбунтоваться, а тема «Настеньки» была болезненной для них. Вот я и использовал твое имя как оправдание своих игр. На учебу я знатно забивал.

Родители мягко улыбнулись.

- Наговариваешь, школу-то закончил хорошо.

- Это уже потом мозги включились. Да и с Настей я в этом году познакомился, а она учиться любит. Я подумал, что не хочу отставать. Да и вряд ли на второй год нынче оставляют. Вот и подтянул оценки.

- Ты кроме тренировок еще и учиться успевал?

- Не я один школьник, Добби тоже пришлось. Просто у меня домашнее обучение – было проще.

- Ты ж еще и в эфиры выходил!

- Откуда ты знаешь, если не была ни на каком кроме первого после расставания?

В этот раз краснеть пришлось мне. И как он узнал? Он рассмеялся.

- Я на тебя подписался, и постоянно взгляд на твой ник падал. – у него на лице отразился шок, - и почему я не догадался? У тебя же никнейм fistashka2950.

- Меня забавляло, что моё любимое научное слово ты стал использовать как кличку. Насть было больше, чем фисташек.

- Да я тебе еще в свои 6 лет говорил, что это всего лишь орех, но ты не хотела слушать и строила из себя заумку. Хотя такой и осталась. – Вася ласково на меня посмотрел и придержал за талию. Боялся, что сбегу? И куда это, интересно? Я ж в Китае.

- Ладно, молодые. Вам явно есть, о чем поговорить. Только потом освободи для нас Настеньку и дай потом наболтаться вволю. Нам нужно познакомиться с нашей первой дочерью. И не смущайся, милая, ты и в свои 8 успела прикипеть нам в сердце, а сейчас еще и терпишь нашего игрока.

Я рассмеялась. Тут кто еще кого терпит. Но промолчала, сохраняя ангельскую маску. Родители ушли. Вася снова обхватил меня обеими руками и прижал к себе. Только в этот раз не целовал, а дышал моими косичками. Я бы уже расчихалась от щекочущих нос волосков, а он – глубоко вдыхает и кайфует.

- А ты, фисташка, и правда выросла. Даже за эти полгода. Кажется, твоя кожура раскололась и выпустила свой потрясающий запах и необычный вид наружу. Вот только никому надкусить не дам. Ясно?

В этот раз меня поцеловали жестко, вдавливая губы в мои, что зубы разок стукнули друг о друга. Когда мой язык ответил на его прикосновения, Вася застонал и разорвал наши объятья.

- Так, пошли к Оле. Она тебя проводит до отеля. Устройся там, пожалуйста, ммм, подальше от меня. Или... В общем, сделай как прошу. Мне еще столько игр отыграть. Нужны силы и время. А от тебя слишком трудно оторваться.

Он говорил это и тащил меня на буксире за руку. Кажется, я стала привыкать к этому его поведению. Почему-то верилось, что плохого направления он для меня не выберет.

Уже в номере от Оли узнала, что ребята выиграли. Но это только начало. Каждый день мы посещали игры команды, или же я проводила время с Васиными родителями. Костя постоянно обитал на стадионе, не желая пропускать ни одного матча. Он там, по-моему, даже спал. Зато на все матчи нашей команды занимал самые удобные места. Хотя какое удобство в той зоне, что была выделена для рьяных фанатов?

Вначале мне было страшно, куча криков, шума и никнеймов WinTin. Один раз ко мне приелся какой-то парень, что я делаю в их фанбазе, если места как раз ими и покупалась для поддержки? А я сижу на переднем сиденье и никак не болею за любимую команду? Костя посмотрел на меня тоже с укором. В общем, меня выпроводили из зала. Вася после победы пришел обеспокоенный. Что случилось со мной, ведь он просил поддержать его с первого ряда. Я развела руками, но Костя сдал с потрохами.

Вася нахмурился и сообщил, что сегодня вечером отложит нашу прогулку по Китаю на часик. Я расстроилась, ведь у него и минутку не всегда можно урвать, а этой прогулкой он возюкал перед моим носом как морковкой перед осликом.

Я знала, что у него сейчас нет ни игр, ни тренировки. Где он проведет этот час? Я уже была одета. Оля сводила меня в один из Китайских магазинчиков и помогла с приобретением милого платья чуть выше колен. Я еще не носила что-то настолько открывающего тело. Хоть цвет моей одежды и сменился, её закрытость всё еще была приоритетом. К счастью, платье закрывало горло и предплечья, что создавало хоть какую-то защиту моему внутреннему состоянию.

Оля, видя мои метания, решительно вытрясла всю свою косметичку и еще парочку китайских диковин, купленных во время прогулок. Эти штучки с иероглифами абсолютно точно не были еще ни на ком опробованы. Ольга решила перенести мою панику на страх последствий её дикого энтузиазма.

Когда Вася пришел, я вырвалась из плена Олиных рук и скрылась за его спиной. Кровожадный монстр крался с тушью наперевес. Хотя я уверена один раз она уже ею вазюкала по моим ресницам. Зачем второй? И вообще прошло уже сорок минут. Что можно делать с чьим бы то ни было лицом сорок минут? Ну кроме поцелуев. Последняя мысль пришла, когда Вася ко мне обернулся и застыл, пожирая глазами.

Он обнял меня за талию, обжигая кожу через платье. Моё дыхание прекратилось в ожидании поцелуя. Я чувствовала, как моё тело прилегает к его и чувствовала себя желанной. Вот уже я ощущаю его дыхание у себя на губах и… перед глазами появилась чёрная палка

- Вазелин, а ну стоп! Смажешь же. Я для чего тут столько старалась?

Оля трясла тушью между нашими лицами.

- Насть, меня всё устраивает и без всех этих средств опасности и безопасности.

Я только вопросительно промычала, всё еще ощущая его руки на талии.

- Опасно быть еще красивее. И безопасно потому что так и быть не буду смазывать ваши старания. Пока еще ни разу ты для меня не старалась приодеться. Мне приятно впервые с этим столкнуться.

- И даже не будешь требовать одеть юбку подлиннее и связать волосы?

- Юбку? – Вася выпустил меня и уставился на мои ноги. Дыхание у него только пришедшее в норму снова зачастило. – Ммм, нет, ты же будешь со мной. А значит, всё это моё.

Меня всё-таки поцеловали. Сжали так, что я ощутила каждый… хммм… изгиб его тела. Мне нестерпимо хотелось ощутить его кожу, и я просунула пальцы ему за футболку. Раздался стон. Тройной. Третий была Оля.

- Боже, я не нанималась на это смотреть. А ну брысь из моей комнаты. А ты, Василий, раз уж взял ответственность за девушку, сдерживай обещания. Только что сказал, что не будешь смазывать, а теперь посмотри где блеск для губ?

 Вася внимательно рассмотрел мои губы. И когда он уже забыл зачем на них смотрел и потянулся к ним снова, Оля повторила:

- Ну так где?

- Да нигде, ничего я не размазал, нет его.

- Да. Ты его съел. А ну брысь, только дорогую продукцию на вас тратить.

Вася фыркнул и перед тем как закрыть дверь сообщил Оле напоследок.

- А блеск-то вкусный. Советую проверить на Сашке, чтобы узнать дело в блеске или губах.

Вася хихикнул, схватил меня за руку и потащил к лифту.

Это было свидание, которое не хочется фотографировать. Такое, когда ты живешь здесь и сейчас, много смеешься, постоянно улыбаешься и каждый шаг целуешься. И ни разу не хочется выхватить фотоаппарат. Потому что в такие моменты память работает на максимальной мощности, боясь потерять хоть миг.

Как жаль, что так мало времени, ведь завтра снова игра.

Следующий день – пятый. Предпоследний перед финалом.

Я брела с плакатом под руку с Олей и витала в облаках. Мой косолапый мишка по имени Вася отпустил меня вчера с большим трудом. А я не могла отпустить его мысленно. Шум арены выбил меня из воспоминаний.

При моем приходе ребята из фанбазы сами предложили сесть на первом ряду. А вчерашний парнишка еще и извинился. я смутилась его извинениям и промямлила свой ответ совсем тихо.

- Да вы были правы, мне следует его поддержать. – но он услышал.

- Вы что! Вы итак огромная поддержка для нашего мидера. Он сам нам вчера сказал, что если бы не вы, то бросил бы игру и, возможно, даже не начинал.

Я покраснела, выхватила из рук Оли её плакат и приподняла так, чтобы скрыть лицо. К полуфиналу готова.

Вот чем он вчера занимался – общался с фанатами. Насколько я знала, ранее в планы это не входило.

Игра началась. Первая карта пройдена с победой. Вторая с победой. Я видела в каком азарте ребята. Вася после очередной победы подбежал к ведущему. Он отобрал у него микрофон, вот это хамство. Что же такое случилось? Впервые из динамиков полилась русская речь. Он перемежал её английской, чтобы другие поняли, о чем он.

Я не хотела верить в то, что он сказал. В ушах шумело и нос сдавило, как будто из него сейчас прыснет кровь. Оля подталкивала меня встать и выйти на сцену. «Умоляю, пусть он зовет не меня. Только не меня. Не может же меня, правда?». И Вася повторил:

- Настя, выходи.

И направился в мою сторону. Прямо с микрофоном. Как он себе представлял я полезу на сцену? Но специально приоткрыли место прохода. Всё против меня. Чтобы вытащить мою тушку, ему пришлось подойти и схватить за руку. Далее уже привычное буксирование. Почему этому парню вечно в голову лезут дурацкие идеи? И отдуваюсь я?

Ведущий лыбился и смотрел на представление, не пытаясь ни выставить его, ни отобрать микрофон. По пути я услышала отрывок разговора русских комментаторов.

- Хвост, это невероятно, такого на интернешнале еще не было. Как думаешь, что сейчас будет?

- Кажется, нас ждет что-то романтичное.

- Мог бы тогда дождаться финала.

- Этот вазелин и без мыла везде влезет.

Надеюсь, в связи с окончанием матча закончился и эфир. Очень надеюсь.

- Столько лет комментирую доту, а вот признания еще не комментировал. С вами v1lat и ХВОСТ и мы готовы открыть для себя новые навыки.

Не может быть. Куда идет трансляция? Вырубите свет! Вырубите Васю! Вырубите мир, но не дайте ему дойти… дошел. Прямо по центру, на виду у всех оставил меня. Зал бесновался и хохотал. Звуки оглушили, а тело сотрясала дрожь. Вася достал коробочку из кармана, встал на одно колено и что-то сказал. Я сквозь вату в ушах ничего не слышала. Только бешеный звук своего сердца.

Я оторвала взгляд от Васи и провела его по залу. Ничего не слышала, только легкое жужжание в ушах. А зал вскочил, тряс руками. Я могла рассмотреть их зубы, так сильно они пооткрывали рты, что-то крича.

Я обернулась дальше и увидела идущую к нам четверку Васиной команды. Они улыбались и приблизились достаточно, чтобы нас окружить.

Звук вернулся с каким-то щелчком. Я снова смотрела на Васю. Он протягивал мне микрофон. Позёрство. Всё это ради хайпа. Как еще понять его решение вытащить меня в эту толпу? Когда я терпеть не могу внимание, и он об этом знает. Мой ответ был однозначен:

- Нет

Зал перестал кричать и все начали перешептываться. Похоже, за шумом мои тихие слова были расслышаны не однозначно. Вася убрал микрофон в руки Сашке.

- Что? – парень не ожидал такого ответа.

- Нет. С чего ты вообще решил, что соглашусь. Да еще и так.

- Ну может потому, что я надеялся, что ты меня любишь.

Вася встал с колен и навис надо мной всем своим немалым ростом.

- Люблю.

Я сказала это и воздух вырвался из легких, не желая возвращаться. Грудь обжигало от его нехватки. Так мне казалось, хотя рот вбирал воздух наоборот очень часто.

- И я.

Воздух все-таки ворвался, и я хрипло, как астматик, заговорила.

- Так зачем весь этот цирк?

- Цирк? Да я столько готовился! Вы же девушки это любите!

- Какие это девушки, интересно? Лично я – нет. Всё это говорит только о твоем желании выпендриться перед всеми.

- Ааа, Настя, я сейчас разорвусь от счастья от твоих слов и ненависти за такое прилюдное унижение.

Я смутилась. Ведь я сама по его вине уже попадала в подобные ситуации, и знала как это погано. Мстить же я не хотела. Просто для меня… семья – это еще рано. Чтобы помочь мужчине понять меня и научиться со мной взаимодействовать, я должна уметь успешно взаимодействовать с самой собой.

- Мне нужно время.

Вася улыбнулся и глаза его сощурились и засветились. Чтобы сгладить эффект, он весело фыркнул:

- Как ты смеешь отказывать чемпиону?

Мой парень, видимо, решивший проявить терпение и юмор, взъерошил мне волосы.

- Ты еще не чемпион, - я расхохоталась, уже находясь в его объятьях.

Сашка что-то сказал в микрофон


***


- Я верно расслышал слова nab3?

- Да, кажется девочка решила добавить парням мотивации. Выйдет замуж только после победы. Это ж надо же.

- Ну что ж, хоть нам и не положено, но мы топим за Россию и сообщаем, что теперь WinTin просто обязаны отвоевать золото.

- Когда уже они перестанут целоваться и перейдем к следующей игре?

- Да ты вспомни нас в таком возрасте. Разве 20.000 зрителей в зале помеха?

- Где же моя старая добрая Дота. С вами были Хвост и Вилат. До следующей игры.


Эпилог

- Выключи! Не хочу снова видеть свой позор. – Я упала лицом в подушку и махала рукой в сторону экрана монитора.

- Так это был ТВОЙ позор? Между прочим, ты мне так тогда и не дала согласие.

Я оторвалась от подушки и хитро взглянула в любимое лицо.

- А ты и не стал чемпионом.

- А в следующем году стал. И ты всё равно не согласилась.

- А я и не говорила, что соглашусь. Это всё Сашка вылил в массу дезинфу.

- Ах ты ж обманщица мелкая.

Меня схватили и начали щекотать. Страшная пытка. Я визжала и извивалась. Наконец, атака прекратилась.

- Вась, я же просто была не готова.

- Я знаю, любимая. И ты же все-таки согласилась. Кажется, я банально взял тебя измором.

- Скорее я просто научилась любить себя сама и могла позволить это другим. Кстати, у меня для тебя новости.

- Говори быстрее, после того как ты сейчас под щекоткой извивалась мне тяжело думать.

- Мы с Олей выбрали помещение.

- И какое будет название?

- Психологическая поддержка киберспорсменов.

- Звучит как помощь психам. У нас еще много предрассудков по поводу психологов.

- Командообразование?

- Отлично! Ведь именно благодаря вам с Ольгой наша команда просуществовала так долго. Жаль, что сейчас у каждого новые интересы. Сашка в комментаторы подался. Богдан в тренеры планирует.

- Возможно, и тебе придется найти хмм… новый интерес. Или выиграть еще один Интернешнал.

- Зачем, вроде, и так неплохо.

- Ты наверняка захочешь трехкомнатную квартиру.

- Зачем? В одной я играю, в другой наша спальня.

- Нам потребуется еще и детская, Вась. Это, кстати, еще одна новость.

- Ооо, вот как.

Я испуганно смотрела в глаза мужа. Неужели не рад?

Вася расплылся в улыбке и крепко меня обнял. Потом резко отпустил.

- Ой, а я его не задавил? Малыш, ты в порядке? Что мне делать? Он цел?

То, как он обеспокоено говорил то в мой живот, то поворачиваясь ко мне, вызвало румянец и смех.

- Нет, не задавил.

- Не пугай, папочку. И мамочку. И вообще ты подожди чуток, и папа купит тебе комнату, кроватку и что еще нужно? Он подскочил и с ужасом стал осматриваться, как будто бежать покупать нужно прямо сейчас.

Похоже, пришла моя очередь успокаивать волнение мужа. Я привстала, обняла его и повисла на шее. Вася был вынужден обратно лечь на кровать. А дальше мы долго улыбались, шептали друг-другу нежности и...

Мы разные, но семья важна для нас обоих. А значит справимся.

Конец


Teleserial Book