Читать онлайн Охота на недотрогу бесплатно

Кира Рамис
Охота на недотрогу

Глава 1. К позолоченным поручням


Квадратный лифт поражал своим богатым, роскошным убранством. Золотые поручни, натёртые прислугой до блеска, на стенах и потолке зеркала, сделанные на заказ, под потолком вычурная хрустальная люстра работы известного мастера Саборского.

Даже пол удивлял своими возможностями: магические датчики улавливали настроение входящих и меняли изображение на гладкой поверхности… Нигде не было таких лифтов, как в корпорации «Вольфгрейф». Лифт блестел, золото, отражаясь в зеркалах, слепило глаза.

И именно сейчас магический датчик пола не справлялся с наплывом хлынувших эмоций. Картинки сменялись одна за другой. Если на первых были невинные поцелуи двух людей, то через пять минут они стали до неприличия откровенными. В какой-то момент раздался тихий писк, заклинивший датчик затих, выдав последнюю картинку. На широкой кровати, устланной чёрной шёлковой простынёй, в позе наездницы замерла платиновая блондинка. Её глаза были прикрыты, руки упирались в грудь черноволосого красавчика, губы приоткрыты, а возле рта возбуждённый член второго мужчины.

Виновниками поломки были три оборотня.

Прижатая к зеркалу разгорячённая девушка через тонкую ткань блузки ощущала прохладу гладкой поверхности. Её руки, раскинутые в стороны и привязанные к поручням красными атласными лентами, поглаживали позолоченный металл. Она не знала, чего хочет больше: чтобы мужчины сняли путы с запястий или затянули потуже.

Марина чувствовала пряный, с нотками корицы запах молодого черноволосого и голубоглазого мужчины, возбуждающе целующего её шею мягкими губами. Из-под опущенных век она видела улыбку в тёмных глазах второго парня, что стоял справа и медленно расстёгивал верхние пуговицы её белой полупрозрачной блузки.

Желание, вожделение, возбуждение будоражили и расслабляли стройное тело красавицы. Ноги подкашивались, и, чтобы не опуститься на пол, Мари с силой сжала ладонями золотые поручни.

Влажный язык то нежно касался шелковистой кожи на шее, то, дразня, опускался к груди. Черноволосый мужчина умело целовал и посасывал вишнёвые сосочки. Девушка закусила нижнюю губу, чтобы не проронить и звука, ей очень нравилась эта опасная игра в остановившемся лифте.

Руки второго мужчины бесцеремонно задрали чёрную юбку-карандаш.

— О, да ты совсем не скромница, — его взгляд медленно поднимался по стройным длинным ногам, облачённым в чёрные чулки.

Широкая ладонь накрыла чёрный ажурный треугольник, указательный палец нашёл чувствительную маленькую «горошину» и несильно надавил на неё, обжигая натянутые, как струна, нервные окончания, заставляя рот издавать страстные тихие стоны.

Лифт тихо загудел и дёрнулся, собираясь подниматься вверх, но твёрдая мужская рука вновь нажала на кнопку «стоп».

— Рано, — хрипло прошептал мужчина, медленно опускаясь на колени. Его руки скользнули по стройным ногам, из горла вырвался рык. Он еле сдерживался, острые когти зацепили капрон и тут же вновь исчезли. По тонкому чулочку быстро побежала стрелка, за ней вторая, третья.

— О, да, — прошептала Марина, чувствуя влагу между ног.

Её тихий эротический выдох послужил спусковым крючком. Возбуждённые мужчины, выпустившие когти, разрывали одежду на красивой и согласной на всё оборотнице.

Её покорность заводила их ещё сильнее, но вдруг она позволила себе посмотреть прямо в их налитые желанием, похотью и страстью глаза. Во время гона такое прощалось бете, но они запомнят этот непокорный взгляд.

Поверх тонких лоскутов белой блузки легла разорванная ткань юбки, девушка стояла перед мужчинами в чёрных трусиках.

— Какое досадное препятствие, — улыбнулся черноволосый и поддел когтем ажурную полоску ткани. Тихий треск — и чёрный гипюр лежал у ног красавицы.

Девушка выгнула спину, стоило лишь почувствовать, как тёплая твёрдая рука легла на аккуратный треугольник между ног.

— Раздвинь ноги, — тихо приказал черноволосый красавчик.

«Возьмите меня!», — мысленно кричала она.

Марине хотелось самой наброситься на мужчин, разорвать на них одежду, почувствовать вкус их губ, тел (почему они так медленно ведут игру?), но нельзя забывать, что сейчас она не альфа и должна до последнего отыгрывать свою роль.

Раздался тихий «дилиньк».

— Девушка, вы выходите или нет? Ваш этаж, — две пары заинтересованных глаз смотрели на незнакомку.

— Да, да, — Марина очнулась от эротического наваждения, смущённо краснея, сделала шаг вперёд и споткнулась. Кипа бумаг разлетелась по полу, застеленному ковровым покрытием.

«Хорошо, что волшебный лифт остался лишь в моих фантазиях», — девичьи щёки заалели, стоило лишь вспомнить эротические картинки на полу «того лифта».

— Демид, держи дверь, я помогу, — черноволосый мужчина с грудным приятным голосом присел рядом с растерянной девушкой, в его нос ударил невероятно вкусный аромат. Тонкий запах мяты и, кажется, садовых роз и шлейф от возбуждения. Зрачки незнакомца расширились, он всунул бумаги в руки девушке и резко поднялся.

Тот, кого назвали Демидом, второй раз нажимал на кнопку, удерживающую двери в открытом виде.

Стройная незнакомка бочком попыталась проскользнуть мимо кареглазого красавчика и, уже выходя из лифта, вновь споткнулась.

Одинокая бумажка скользнула на пол. Девушка наклонилась поднять её, узкая юбка карандаш аппетитно обрисовала изящные изгибы.

— Какая з… — чем закончилось слово, девушка не услышала, двери тихо закрылись, лифт устремился вверх.

— Что с тобой, Алекс? — Демид посмотрел в вертикальные зрачки собеседника.

— Ты не почувствовал? Эта девушка так сладко пахла, мой зверь мгновенно встал в стойку, требуя подмять её под себя.

«Сладкая», — проурчал волк Алекса.

— Даже сейчас неспокоен, хочет выйти из лифта и броситься на поиски, рычит и удивляется, почему я её отпустил.

— Ничего тебя торкнуло-то, задница у неё красивая. Но она — бета, сможет ли выдержать твой напор? Кстати, я её раньше не видел, наверно, недавно устроилась на работу.

Марина выпрямилась, свободной рукой поправила белую блузку и юбку, медленно повернулась, пристально смотря на табло. Лифт остановился, цифра замерла.

— Шестьдесят седьмой… — на лице не осталось и тени смущения, лишь невозмутимое спокойствие.

Глава 2. Лисы и медведи


Холодный снежный ноябрь двадцать три года назад.


— Не захотел по-хорошему отдать территорию? Отдашь по старому закону стаи! Я бросаю тебе вызов… — приглушённый голос доносился со стороны улицы.

— Лисы не живут в стаях, мы — свободный народ! Убирайтесь! — дрожащая малышка слышала такой родной, но в то же время злой и расстроенный голос папочки. — Севл, Добр, держите оборону и тесните с ребятами их к лесу, — а это глава семьи выкрикнул охране.

Крики, шум, лязг доносились со всех сторон. Дрожащая лисичка свернулась клубком и забилась в дальний угол детской комнаты. Маленькому пушистому комочку легче всего было спрятаться в мягких игрушках, ведь так велела мама: «Замри, не шевелись, дыши через раз, как всё стихнет, мы за тобой придём».

Послушная Мариночка всегда делала то, что говорили мама и папа, она их очень любила.

Неожиданно шум начал удаляться в лес, и всё стихло. Счастливая девочка ждала, что сейчас придут родители, они обещали. Вдруг дверь распахнулась. Запахло кровью и страхом.

Отец, морщась от боли, подхватил обрадованную малышку на руки и передал жене.

— Бегом, — отрывисто скомандовал он, подталкивая женщину к выходу. — Мы справимся, не переживай, Машуль, уходи и не оглядывайся. Мы оттеснили их в лес, победа будет за нами, — и уже на улице, поцеловав жену на прощание, побежал в лес, туда, где слышался шум борьбы.

Белые пушистые снежинки медленно падали на землю, закрывая кровавые следы.

— Коленька, — прошептала женщина, крепко привязав шарфом малышку к груди, обернулась белоснежной лисой и кинулась в противоположную сторону.

Бег длился недолго. Ранение в боку, пусть и не сильное, давало о себе знать, женщина устала. Вдали послышался вой, она оглянулась и поняла, что бой проигран, спасения ждать неоткуда.

— Милая моя Мариночка, — тяжело дыша, произнесла женщина, — я тебя закопаю в снег, оставлю только носик. Сиди, как я тебя учила… Ты — маленький сугробик и никто тебя не должен найти. Поняла? Там враги, ты слышишь меня?

Две чёрные бусинки глаз внимательно смотрели на маму. В последний раз, поцеловав драгоценную малышку, женщина спрятала кнопку в сугробе, поблагодарив небеса за то, что снег шёл третий день без перерыва.

Нарочито громко ступая, она бросилась в противоположную сторону от ребёнка, уводя преследователей.

Сколько прошло времени малышка не знала, но приказа любимой мамочки не нарушала, только время от времени шевелила чёрным носиком и сама не заметила, как уснула.

— А кто это у нас тут спрятался? — прогудел громкий бас над ухом. Испуганная сонная лисичка вскочила и попыталась бежать, но тут же была поймана за холку. — Не бойся, малышка, я тебя не съем, — Марине в передние лапки уткнулся любимый потрёпанный плюшевый зайчик. Он распахнул сумку и аккуратно положил туда лису. — Скоро будем дома, хотел навестить друга, а там охрана леса, следователи, всё разрушено. Еле нашёл тебя, чужие запахи сильно сбивали, но твой зайчик очень помог, — мужчина огромной комплекции бесшумно двигался по вечернему лесу только ему одному известной дорогой.


Тёплый июльский день восемнадцать лет назад.


— Батюшка, батюшка! — из леса, на поляну перепрыгивая через кустики неслась девчушка лет восьми. На пороге огромного деревянного терема стоял высокий широкоплечий мужчина. Короткая стрижка, волевой подбородок, ясные карие глаза. Вряд ли его можно было спутать с лисом или волком. Любой оборотень сразу бы понял, что перед ним стоит медведь собственной персоной.

— Ты чего кричишь, Маришка? — он посмотрел в сторону леса, принюхался и успокоился.

— Папа, я всех опередила! — выкрикнула запыхавшаяся девчушка. — И первая принесла тебе подарок. Она распахнула заплечную сумку и выудила оттуда полёвку.

— О, прекрасный подарок, но я не ем такую мелкую дичь.

— Папа! — шустрая раскрасневшаяся девчушка топнула ножкой и положила добычу на ступеньку. — Ну, ты чего, это я для себя поймала. А тебе вот, — маленькая рука замерла в сумке, так как её глаза увидели, как мышь ожила, подняла голову, запищала и бросилась прочь в траву.

— Маринка, лови её! Уйдёт добыча, что на ужин будешь есть? — засмеялись три молодых парня, вышедшие из леса.

— Никита, я кому говорил, не выпускать сестру из вида? — недовольно произнёс мужчина.

— За ней угонишься. Она, словно стрела, летает, — пробурчал самый высокий парнишка, подошёл к родителю и поставил возле его ног корзину наполненную малиной. — Вечером пойдём на охоту? Я видел заячьи следы…

— А я следы косули. Возьмите меня с собой, — девчушка, провожавшая взглядом обнаглевшую добычу, наконец, вложила свой подарок в огромную ладонь отца. — Вот заваришь этот корешок, выпьешь на ночь, и утром рука заживёт.

— Экспериментатор ты мой, — мужчина погладил девчушку по голове. — Само заживёт, там рана пустяшная, оборотень я или кто? — довольный заботой дочки, медведь спрятал улыбку.

— Я же единственная женщина в семье и должна заботиться о вас. Выпьешь! Вот зачем ты валил лес голыми руками? — обиженно надулась лисичка.

— Доченька, я не валил лес, а тренировался. Мы для чего в лес летом приезжаем?

— Ах, так, — глазки мелкой занозы сузились.

— Слушаюсь и повинуюсь, моя хозяюшка. А что за корешок, откуда такая информация, что он полезный? — мужчина поднял руки вверх.

— Па-па, — рассмеялась Марина. — Мы живём в век технологий. Откуда-откуда, всемирную паутину изобрели пять лет назад, там можно найти любую информацию. Сейчас… — мелкий ураган унёсся в дом и тут же вернулся. — Вот, я подписалась на блог «Новости леса». Смотри, тут про этот корень, а вот тут когда будет следующее полнолуние.

Молодые оборотни рассмеялись.

— Мариш, не на те ты блоги подписываешься. Когда будет полнолуние мы и сами знаем, зверь чувствует. Ещё года два, и ты тоже начнёшь чувствовать приближение полной луны, а ещё через несколько лет…

— Никита, разговорился! Рано малышке знать такие подробности! — рыкнул отец.

— Ой, папа, я тебя умоляю, — подбоченившись, лисичка потрясла чёрным прямоугольником в воздухе. — Я всё уже знаю и про…

— Так! — мужчина выдернул телефон из рук дочери. — Слишком много будешь знать, нос сморщится! Никита, установи запрет на посещение ненужных паутинок. Только детские. Ты услышал мой приказ?

Молодой человек улыбнулся расстроенной лисичке:

— Книжки читай, охотница на мышей.

— Пап, а пап, — тут же забыв про паутину, обернулась лисичкой и запрыгала вокруг мужчины. — На охоту меня возьмёте?

Он застонал, схватился за голову и попытался скрыться в доме.



Глава 3. Я его поймала


Прохладная сентябрьская ночь пять лет назад.


Огромный город засыпал. По крайней мере, в спальных районах была тишина. Все сидели по домам.

Можно было подумать, что оборотни чего-то боятся. Нет, закалённых в боях воинов ничего не испугает. Хотя…

Год назад в тихом безлюдном переулке нашли бездыханное тело молодой красивой оборотницы. Дело было резонансное. Кто посмел поднять руку на женщину? Почему она не обернулась волчицей и не попыталась защитить свою жизнь? Вопросы оставались без ответа. Одной из версий была — заказное убийство. Девушку быстро опознали, она оказалась дочерью богатого человека, владеющего судоходной верфью.

Заголовки газет пестрили безумными предположениями. Одним из них было то, что кто-то отомстил бизнесмену за несговорчивый характер. Дела его шли в гору, и многие хотели войти с ним в долю.

Но эта версия развалилась ровно через месяц, когда нашли ещё одну девушку, чуть подальше от того места, где была обнаружена первая.

Сходство было очевидным. Молодая, красивая, стройная волчица, но уже из бедной семьи. И тоже не защищалась. Заключение из лаборатории гласило, что вещество, которым опоили девушку, она выпила незадолго до несчастного случая. Именно эта гадость и не дала волчице обернуться.

Паника захлестнула оборотней. Жён, детей начали встречать вечерами с работы и учёбы. Создали добровольные отряды по патрулированию улиц спальных районов. Но никого не нашли. Следователи заметили на месте преступления, как следы лап, так и следы ботинок.

Мнения разделились: кто-то утверждал, что преступников было двое, кто-то, что один.

Когда нашли третью девушку, за голову безумца или безумцев объявили награду. Начальник охраны города был против такого решения, стучал кулаком по столу, но главы семей на всеобщем межклановом собрании посоветовались и решили «пресечь злодеяния» маньяка.

Не зря переживал начальник. С того дня в участках стало неспокойно: доброжелатели или по-другому «желающие получить награду» тащили в участок первого встречного подозрительного оборотня.

Раскрываемость преступлений повысилась, потому что приходилось проверять личность и подозреваемого, и того, кто его привёл. Попадались мелкие воришки, жулики и прочий отрицательный элемент общества. Но маньяка так и не поймали, скорее всего, он затаился. Прошёл месяц, другой, за ним третий, — и подобных случаев больше не происходило.

Начальник охраны, не выдержав наплыва сознательных граждан в участки, выступил во всемирной паутине с обращением к жителям города. Он попросил больше не хватать друг друга на улице, а писать на новую паутинку лично ему. Он якобы пристально изучит каждый «звоночек», и если это приведёт к поимке преступника, то всенепременно гражданин, отправивший его, получит обещанное вознаграждение.

Наконец, участки охраны смогли вздохнуть и заняться своими прямыми обязанностями.

Начальник охраны слукавил: в паутину самолично не заглядывал, а посадил двух самых умных учеников академии охраны. И вот они в свободное от учёбы время отбирали самые подозрительные письма.

— Марина Николаевна, вы кто? Студентка? Студентка, — мужчина встал из-за стола. — Вам жалоба показалась подозрительной, вы её оформили и положили на стол к своему начальнику. Тогда вопрос. Зачем ко мне идти? Я что, каждой подозрительной личностью, копошащейся под забором, должен самолично заниматься? — начальник охраны всего города навис над стройной молоденькой студенткой.

— Но… я вчера докладывала… Там второй вечер подряд видят странных мужчин, одетых в чёрное… а…

— Что, а? Уважаемая Марина, если никто не выехал на место, значит, ничего серьёзного в вашем заявлении не обнаружили. Если ваш рабочий день закончен, то отправляйтесь домой уроки учить. Как только поступит из академии хоть одна жалоба, что вы спите на уроках и плохо начали учиться, сразу вылетите с работы. Всё понятно?

— Да, господин начальник охраны города. Разрешите идти учиться? — девушка сверкнула глазами, вытянулась и готова была бежать из кабинета.

— Разрешаю, — тот устало потёр переносицу и вернулся за стол.


Часом позже, безлюдный переулок на окраине города.


Молодая девушка шла по переулку, тихо напевая песенку. Только глухой оборотень не услышал бы её голоса.

«Где-то тут», — мелькнула в голове мысль, стоило ей приблизиться к забору последнего дома.

Она поправила короткую юбку и, громко ойкнув, осела на землю. Неожиданно отломился длинный каблук на правой туфле.

– Ну вот… — девушка сняла левую туфлю и легко отломила второй, уже ненужный каблук.

«Я бедная несчастная девушка, попавшая в беду», — мысленно настраивала она себя, смешно вышагивая в испорченной обуви.

— Ты кто такая? Что тебе тут нужно?

«Как же он бесшумно подобрался с подветренной стороны», — «несчастная» почувствовала острый коготь, прижатый к своему горлу. — «Допрыгалась, Марина Николаевна, доигралась в следователя… Рома-а-а», — всё так же мысленно позвала девушка напарника, который следовал за девушкой на приличном расстоянии. — «Я его поймала», — слова застряли в горле.

Глава 4. Не получилось удрать


«Обернуться не успею, даже пробовать не стоит», — размышляла Марина, мелко трясясь всем телом и думая, нужно ли пустить слезу или это только разозлит нападающего. На первом курсе мало чему успели научить.

— Адамусь, ты кого тут поймал? — неожиданно в заборе образовалась дыра посредством разведения двух широких дощечек в разные стороны.

Двое мужчин среднего роста и неприметной наружности вытаскивали по небольшому мешку.

— Да вот, ошивалась тут, — зашипел охранник дыры и больно ткнул девушку в бок кулаком. — Девица шикарно разодетая, — коготь на второй лапе прошёлся вдоль шва коротенькой юбки, послышался тихий треск разрываемой ткани. — А нет, почти раздетая, — похабно ухмыльнулся тот. Юбка, разрезанная по бедру, держалась лишь на одном поясе.

Марина поёжилась, но мысленно выдохнула: не маньяк, слава луне, а воры, просто воры.

— Ты с оборотом-то поосторожнее. Сам знаешь, комендантский час в городе. Если охрана увидит, что ты в полуобороте, и арестовать может. Лишнее внимание нам сейчас ни к чему, — пробурчал один из воришек, положил мешок на траву и вновь исчез в проёме.

— А не сыскарь ли она? Кто в ночи бродит по тёмной улице? Говорил я вам, что вчера мимо прошёл оборотень и остановился недалеко… Точно, он нас сдал. Сейчас же все гоняются за убийцей женщин, — второй медленно положил свой мешок на землю и подошёл к девушке.

— Ха, Игнат, да какой из неё сыскарь? — Адамусь пощекотал когтём кожу на шее девушки. — Почти все сыскари — медведи. А эта мышь серая, полевая, — Марина от таких слов почему-то дёрнулась.

— А пахнет, как медведица. Хотя ещё что-то примешивается, не могу понять… — Игнат подошёл ближе и принюхался.

— Жаль, что я ничего не чувствую после последнего дела, — в словах оборотня, что пленил девушку, проскользнула досада. — Девка, ты медведица? Болела, что ли, в детстве? — он тряхнул оборотницу так, что у неё клацнули зубы.

— Я… я не она… то есть я не… Заблудилась, отпустите дяденьки, — попыталась прикинуться дурочкой та.

— Да не трясись ты так, сильно шкуру не попорчу, — Адамусь медленно провёл языком по щеке пленницы. — Игнат, что будем с ней делать? Какая она нежная, может, заберём с собой? Повеселимся, а потом отпустим. Ты как, согласна? Довольной останешься, Адамусь умеет быть нежным, — мужчина прошептал девушке на ушко.

«Только ослабь хватку, я вам покажу лису в медвежьей шкуре, — Марина приняла решение нападать, пока их двое. — Почему Рома медлит? Неужели всё ещё не подошёл?».

— Эй… вы… — сзади раздался тихий подрагивающий голос. — Отпустите девушку.

«Рома?», — Марина удивлённо скосила глаза в сторону напарника. Что с ним случилось? Сгорбился, заикается.

— Иди отсюда, щенок, пока шкура цела, — оскалился Игнат. — Не видишь, мы с своей девушкой общаемся. Ролевые игры у нас. Мы — плохие волки, а она — нежная недотрога.

— Как-то вы некультурно общаетесь, да и оборот в городе в такое время запрещён, или вы забыли про комендантский час?

— Адамусь, ты посмотри, меня барсук жизни учит, — Игнат выпустил когти и направился в сторону молодого человека. — Не хочешь по-хорошему уйти, будешь в канаве валяться. Свидетели нам не нужны.

— Вы вызываете меня на бой? Я не против, — неожиданно громко и уверенно произнёс Рома. И именно в этот момент произошло сразу несколько событий: через дыру в заборе вылез третий подельник; Роман обернулся зверем; и в ближайших кустах послышался шум.

— Ах ты! — глаза Игната широко раскрылись, он увидел, кому бросил вызов. На него, скалясь, шёл медоед. — Чёрная оторва…

— Не подходи к нему, или девка умрёт! — выкрикнул Адамусь, сильнее прижимая коготь к нежной шее.

Подельник, не теряя времени, обернулся чёрным волком и бросился на защиту товарища. Адамусь несмело отошёл в темноту к забору, увлекая за собой Марину.

— Стоять! Охрана города! Всем поднять лапы и руки! — из кустов выпрыгнули три крупных медведя. — Всем предъявить документы!

Волки переглянулись и, не сговариваясь, бросились в разные стороны.

— Бледная луна… чтоб вас… — самый крупный медведь зло посмотрел на оставшихся молодых людей и бросился в погоню. А ещё один медведь кинулся за вторым волком.

Третий же хранитель порядка обернулся молодым человеком и достал из кармана тонкую трубку, заряженную сонной стрелой.

— Не заставляй меня блокировать твоего зверя, сдавайся. Твои подельники сбежали, но скоро их приведут сюда. Бой проигран, не начавшись.

— Ты не посмеешь! Мой коготь вопьётся в её горло раньше, чем ты выстрели… — раздался тихий свист, мужчина удивлённо посмотрел на законника и тихо осел, выпустив девушку из своих объятий.

— Молодец, Василий, отвлёк, — из темноты вышел молодой высокий парень.

— Никита, Вася, я… мы… — Марина смотрела виноватым взглядом на братьев. — Я подумала, что ты не хочешь реагировать на сообщение.

— И поэтому решила, что умнее нас всех? Мы три дня пасли их, каждый раз думая, что именно сегодня они проникнут в дом, хотели взять с товаром. Да вы чуть не развалили всё дело. Тебе что отец сказал? Домой идти? Я не припомню, чтобы дорога к нашему дому пролегала через этот квартал, — сталью в голосе молодого человека можно было резать рельсы. — Хорошо, что хватило ума напарника взять с собой. С тебя сталось бы и одной понестись спасать мир.

— Почему мне не сказали? Я бы помогла, — девушка быстро надела наручники на тихо лежащего оборотня.

— Вот поэтому и не говорили… Ты же меня не слышишь, субординацию не соблюдаешь, поэтому вряд ли мы с тобой сработаемся. Зря ты поступила в академию. Не твоё это, замуж тебя нужно выдать…

— Господин… — медоед принял свой человеческий облик.

— Объяснительную на стол с утра! — начальник двух недотёп рыкнул так, что где-то залаяла собака.

— Это моя идея, — молодой человек с вызовом посмотрел в глаза разозлённого медведя. — Я готов понести наказание за двоих.

— Стоит ли и дальше вам доверять такое серьёзное дело, как разбор поступающих заявлений решать буду не я. И не нужно выгораживать Марину Николаевну. Мы прекрасно знаем, кто виноват в этой ситуации. Но могу сказать одно, я буду настаивать на вашем отстранении. Сначала отучитесь, а потом уже лезьте спасать мир.

Дальнейший разговор был прерван появлением медведей, ведущих волков.

— Не получилось удрать, — улыбнулась Марина, стягивая края рваной юбки. — Ну, я домой? — мелкая заноза сняла с ног сломанные туфли, отпустила юбку и, покачивая бёдрами, направилась к дороге.

— Стоять! — раздались одновременно три голоса братьев и один восхищённый вздох медоеда.

— Быстро в машину и прикройся! — Никита готов был высказать отцу всё, что накипело. И о чём тот только думал, разрешая лисе пойти учиться на сыскаря?

Глава 5. Ты решила поиграть со мной?


Дубовая дверь распахнулась настежь, впуская вечернюю прохладу.

Сегодня в лесном доме были только двое, оборотни, что хотели уединиться от городской суеты.

В большую квадратную комнату вошли молодая стройная девушка с длинными русыми волосами, собранными на затылке в большой пучок, и мужчина, высокий, статный, широкие плечи которого обтягивала белая рубашка, а на его ногах были отутюженные брюки со стрелочками и дорогие брендовые туфли. При обороте одежда не рвалась и не мялась.

— Хорошо побегали, милый, — девичьи карие глаза с вызовом смотрели на мужчину. Женская грудь высоко и маняще вздымалась.

— Да, неплохо погоняли зверей. Оленька, я хочу тебя, — он с силой прижал девушку к своему телу, кусая стройную красотку за мочку уха.

Даже через рубаху он чувствовал, как сильно бьётся её разгорячённое сердце.

Она двумя руками играючи оттолкнула его от себя, сделала ещё один шаг назад и, покачиваясь стороны в сторону, будто танцуя, медленно вынула заколку из волос.

Молодой человек, облокотившись спиной на стену, словно хищник смотрел, как пшеничный водопад волос укрывает её плечи.

— Расстегни верхние пуговицы на блузке, — не то попросил, не то приказал он девушке.

Оля улыбнулась, эротично закусила пухлую нижнюю губу и сделала, как он сказал.

— Подойди, — хриплые нотки в голосе дали понять, что оборотень завёлся.

Она подняла взгляд на того, с кем ещё недавно бежала по лесу в шкуре медведицы. Он ей очень нравился, как и его брат, и она давно подумывала о двойной свадьбе. А раз они сами не торопятся сделать предложение, то именно сегодня девушка к этому подтолкнёт одного из них, устроив незабываемую ночь и шикарное утро.

Из мыслей её вырвал повторный приказ подойти.

Она сделала шаг, другой и вдруг решила не послушаться, расстегнула юбку, переступила через неё, нагнувшись, поправила несуществующую складку на чёрном чулке, повернулась к разгорячённому мужчине спиной и направилась к широкой кровати.

Возбуждённый оборотень не мог отвести взгляд от аппетитной попки, обтянутой чёрной полоской ткани.

— Оля, ты решила поиграть со мной? — бархатистый голос, раздавшийся за спиной, пробрался в самое сердце, заставив его забиться с удвоенной силой.

Не успела она закричать, как тот резко подхватил её под талию, развернул и плавно опустил на кровать.

По коже красавицы прошёлся озноб. Зрачки расширились от возбуждения.

— Какой же ты красивый, — прошептала она ему в губы, проводя рукой по гладкой щеке.

— Обычный, — парировал оборотень.

«Нет, не обычный, я знаю, что о тебе говорят в обществе. Любая готова пойти с тобой, а ты посмотрел на меня», — подумала девушка.

Она знала, что ей крупно повезло, когда несколько лет назад случайно познакомилась с братьями Дурож, Никитой и Василием.

Вот и сейчас Ольга не могла оторвать взгляд от этого идеального мужчины.

Хищный взгляд, чётко очерченные губы, прямой нос, волевой квадратный подбородок. Русые короткие волосы. А как он смотрел на неё, словно она самый вкусный и сладкий десерт на свете.

Одного его взгляда хватило, чтобы огонь желания растёкся по венам.

— Раздень меня, Никита, — прошептала Ольга, приподнявшись на локтях.

— Ты ослушалась меня и будешь наказана, — он привлёк её к себе и несильно укусил за верхнюю губу. Девушка застонала и выгнулась, прижимаясь полной грудью к его груди.

Язык проскользнул в рот, коснулся зубов, нёба. Её язык, сопротивляясь, попытался вытолкнуть агрессора, но мужчина лишь сильнее сжал рукой затылок, не давая отстраниться.

Как она любила такие игры, жаль, что Василия не было рядом.

Влажный язык сводил с ума нежными ласками, девушка поддалась и обмякла.

Стоило Ольге сдать позиции, как мужчина отстранился и с силой дёрнул отвороты рубашки в разные стороны. Пуговицы разлетелись, дробно стуча по полу.

Тихо щёлкнула застёжка, сдерживающая две чашечки вместе. Налитые упругие груди оказались в сильных мужских руках.

— Зачем ты прячешь их в бюстгальтере? Они красивые и невероятно сладкие, — пальцы сжали правый сосочек и медленно покрутили, тихий стон сорвался с женских губ.

— Больше не бу-ду, — выдохнула она, запуская пальцы в густые волосы Ника.

— Будешь, а не то придётся мне ходить с ранениями после драки с каждым, кто косо на тебя посмотрит, — он обвёл языком второй сосок и, втянув его в рот, начал с силой посасывать.

— Хорошо, буду-у-у, — простонала Ольга, в глазах потемнело, не стало хватать воздуха. Всего нескольких поцелуев, а она уже готова разорвать на нём одежду и, не спрашивая, наброситься, оседлать и…

— Правильный ответ, — прорычал Никита, прокладывая цепочку поцелуев от груди к шее. Поцелуи переходили в покусывания, молодые люди теряли над собой контроль.

Ольга вцепилась руками в широкие плечи, чуть выпустила когти и потянула белую рубашку на себя.

— Подожди, сейчас, — Никита приподнялся, одним движением руки сдёрнул рубашку через голову, брюки полетели на пол вслед за разорванной рубахой.

Ольга с удовольствием смотрела на рельефную грудь мужчины, не прекращая им восхищаться.

Ей повезло, очень повезло, и она не упустит своего счастья.

Никита улыбнулся, подтянул девушку к себе за ноги, медленно снял чулки с длинных стройных ног и нежно поцеловал мизинчик на ноге.

— М-м-м, продолжай, Ник, милый, не останавливайся… — лоно свело спазмом, как ей хотелось, чтобы он оставил ласки и наполнил её собой, но в то же время девушке хотелось продлить те нежные, заворачивающие в страстный клубок желаний, заставляющие стонать и изгибаться, ласки.

И молодой человек продолжил. Умелые пальцы ласкали ноги, находя чувствительные точки на внутренней стороне бедра.

Ольга сжимала простынь и выгибала спину, задыхалась от эмоций.

Никита развёл девичьи ноги, указательный палец прошёлся по ажурному треугольнику трусиков вверх-вниз, отвёл его в сторону и притронувшись к затвердевшей «горошинке», вошёл во влажное лоно, мышцы сжались, обнимая палец внутри.

Ольга застонала и сделала непроизвольное движение вперёд.

Ник подался вверх, не вынимая пальца.

— Ты влажная, страстная, красивая, — шептал он ей в губы, продолжая движение пальцем. — Хочешь меня? — второй палец проник в лоно.

— Да-да-да, — выдохнула она ему в губы, прикрывая глаза от удовольствия, двигаясь в темп с пальцами. — Хочу… возьми…

Горячая плоть вошла в неё раздвигая стенки.

— Какая же ты узенькая и горячая, м-м-м… — застонал мужчина, прикрывая глаза.

— Это ты большой, — ответила она, впиваясь пальцами в его плечи.

Ник рыкнул и ускорил движения.

Ольга от разбегающихся возбуждающих волн теряла связь с реальностью. Наслаждение и страсть затопили каждую клеточку тела. Ещё, ещё немного — и она познает тайны Вселенной, до такой степени ей было хорошо.

Ольга всё быстрее подавалась навстречу страстному любовнику, пытаясь слиться с ним воедино.

Мышцы начали сокращаться, обхватывая немаленький член Ника. Глухой стон перерос в громкий крик, простыни смяты, окна открыты.

Несколько сильных страстных движений — и Ник замер, еле сдерживая стон.

Двое лежали в кровати. Ольга водила пальцами по влажной груди уставшего мужчины.

— Спасибо, мы с медведицей сыты и мурлычем, словно кошечки.

— Это вам спасибо, мои кошечки, и от меня, и от медведя, — Ник приподнялся на локте и посмотрел на девушку. — Пить хочешь?

— О, да, в горле пересохло, — она поцеловала его руку. — Солёная…

— Сейчас принесу, никуда не уходи, — молодой человек, не стесняясь наготы, поднялся и прошёл на кухню.

— Утром я с ним серьёзно поговорю, — прошептала девушка, обнимая подушку, на которой только что лежал Ник.

С кухни донёсся шум, потом быстрые шаги, и в комнату, держа телефон в руках, вернулся Никита.

— Оля, тут такое дело, я не могу остаться на ночь. В городе нужна моя помощь. Ты со мной или останешься тут? — он вынул из шкафа сменную одежду.

Девушка недовольно поморщилась.

— Принеси из машины мою сменную одежду, а то эта пришла в негодность, — она встала, потянулась, демонстрируя пышную грудь.

— Оля, не дразни, не могу остаться, — Никита вышел и уже через минуту принёс сумку с одеждой.

— А что случилось? — она быстро надела белую футболку и чёрные джинсы.

— Сестра случилась. Василий не пояснил, что она натворила, но просит срочно приехать.

— Сестра… — протянула недовольно Ольга, но тут же спрятала раздражение за улыбкой.

Глава 6. Бокал со звоном опустился на стол


Полнолуние, для каждого оно своё — для кого-то мягкое, а для кого-то жёстко стелет. Но почти для всех действует негласное правило: оборот, охота на дикого зверя, поиск партнёра и безудержный секс. Легче всего приходилось женатым парам и тройкам. Партнёры и безудержный секс уже есть, — оставалась охота.

Почему в каких-то случаях пара, а в каких-то тройка? Да всё просто. Иногда два оборотня встречали девушку, которая идеально им подходила для создания семьи и здорового потомства. Об этом говорил зверь, а его чутьё никогда не подводило. И чтобы не было повсеместной резни в борьбе за самую необыкновенную самочку, правительство многих стран разрешило тройственные союзы. В редких случаях в семье было даже три мужа, но такого давно никто не помнил.

Живя в городе, оборотни в погоне за лучшей жизнью часто начинали принимать блокираторы для своего зверя. Да, полнолуние. И что? Мой зверь спит, некогда, работа, бизнес. Блокиратор приняли на ура, выезжать за город не нужно, искать партнёра не нужно, а зверя можно выгулять и потом.

Но не прошло и полгода, как те, кто постоянно пользовались противозверином начали «звереть».

Человек несколько дней грустил, а потом неожиданно впадал в ярость, спокойно мог разнести в хлам квартиру или разбить машину. А сколько офисов пострадало и не счесть. Несчастный не понимал, что происходит. Его кидало то в холод, то в жар, хотелось то плакать, то рычать.

Пока светила медицины додумались, что в этом виноват противозверин, ведь некоторые оборотни сошли с ума, а у некоторых больше не получилось дозваться своего зверя.

На совете кланов частично запретили приём противозверина. Его могли использовать военные, охрана и медики. Простым гражданам покупать и продавать сей препарат запрещалось. Если поймают, то штраф и заключение обеспечены, и неважно — продавец ты или покупатель.

Двадцатишестилетнюю Марину Николаевну это не касалось. Она всем сердцем любила свою лису и с удовольствием уступала ей место в полнолуние. Охота на дикого зверя была всегда, а вот со вторым пунктом часто выходила заминка.

Она с трудом, но все же находила себе пару в полнолуние. Альфе и так трудно найти себе спутника, а тут ещё минус. Марина — лиса, сущность которой никто не чувствовал, ведь живя в доме медведей полностью впитала в себя запах косолапых.

Вот и в этот вечер девушка сидела за маленьким столиком в углу большого бара-ресторана, мало на что надеясь. Тихо играла музыка, на шесте в центре зала крутилась очередная девица, бокал с безалкогольной «Маргаритой» медленно опустел. Полнолуние подходило к концу, а ей так и не удалось ни с кем познакомиться.

Нет, желающие были, а как же? Стройная симпатичная девушка, фигурка любая модель позавидует, всё при ней, пышная грудь, тонкая талия, округлые бёдра без намёка на лишний вес. Чёрный кожаный костюм лишь подчёркивал достоинства хозяйки.

Но нет и опять нет, и снова нет. Бокал со звоном опустился на стол.

«Не стоит унывать, милая лисичка, мы с тобой в следующий раз найдём пару. А пока мы всё равно молодцы, закончили академию, через неделю нас возьмут на службу, — сама себя успокаивала девушка. — Шлем в руки, оседлать любимый байк и вперёд на охоту».

Мимо неё к выходу прошла парочка. Девушка мило хихикала, стоило молодому человеку наклонить голову и что-то прошептать ей на ухо.

Марина подняла опустевший бокал, запрокинула голову и высунула язычок. Одинокая капля медленно катилась по стеклянной стенке и, наконец, упала на розовый язык.

— Охота, так охота, — девушка поднялась, взяла шлем и вышла из ресторана.

Вечерний воздух был свеж. Она посмотрела на круглолицую луну, грустно вздохнула и обвела взглядом стоянку. Её «железный конь» был украшением этого места. Ярко-синий с чёрно-зелёным рисунком оскаленной пасти.

Уже год, как папа разрешил ей одной ходить в бар, а заодно купил двухколёсного красавца. Машина её не прельщала, и отец отступил.

«Мой папа строгих правил», — про себя усмехнулась лисичка и обернулась на шум.

Она заметила, что парочка, недавно вышедшая из бара, о чём-то спорила, стоя возле большой чёрной машины. Марина присмотрелась повнимательнее, в салоне автомобиля был третий, и, похоже, именно это не понравилось спутнице высокого парня, уведшего её из ресторана.

«Так, диплом с отличием есть, только удостоверения пока нет. Но я страж, сыскарь и должна защищать слабых, попавших в беду женщин», — придя в гармонию с собой, Марина сделала шаг в сторону ссорящихся.

Но незнакомка вдруг неожиданно улыбнулась, кивнула головой спутнику, что стоял спиной к недавней студентке академии, и села в автомобиль.

— Что ж, зря беспокоилась, похоже, они нашли общий язык. Денег он ей, что ли, предложил? — пробормотала Марина, прикладывая палец к пусковой кнопке.

Байк медленно поднялся в воздух и, набирая ход, устремился за город. Туда, где лисичку ждали оборот, долгая охота, бег и хорошее настроение.

— Сегодня точно порадую папочку вкусным рагу из зайца, — она проводила взглядом автомобиль, в который села незнакомка из ресторана.

Глава 7. Я сильная. Справлюсь


Лисичка прижалась к земле, почувствовав чужой запах.

«Бррр, волки, — брезгливо подумала она. — Но как эти напыщенные снобы оказались на земле медведей? Без нюха зверей практически не бывает. О-о, а может, они как раз и вынюхивают что-то? У отца за годы службы много врагов накопилось, и у каждого к неподкупному медведю свой счёт. Проследить или бежать к отцу?».

Марина медленно, на согнутых лапах, практически слившись с землей, двигалась параллельно весёлой тройке.

«Да они напились!», — маленький чёрный носик дёрнулся, уловив неприятный запах, ещё чуть-чуть и чихнёт.

— Хи-хи… мы, похоже, заблудились, — черноволосая девушка боком прижималась к одному из мужчин. — Может, в клуб? Снимем там номер. Что мы, как древние волки, по полям? — заныла худощавая спутница двух красавчиков.

Луна светила ярко, Марина была в обороте и прекрасно видела, как выглядят девушка и парни.

Она в коротеньком платье в обтяжку, с распущенными волосами. Они — оба в идеально сидящих офисных костюмах.

— И правда, может, пойдём отсюда? Я чувствую запах медведей. Не хотелось бы с ними встретиться во время полной луны, — произнёс тот, что был потрезвее.

«Ну, наконец, поняли, что забрели на чужую территорию. А я ещё хотела за отцом бежать. Да это просто городские недотроги-беты, которые леса не нюхают и бегают в дорогих закрытых лесозонах. Понастроили дельцы для таких слабаков заповедных зон — всё чистенько, ухоженно. На дичь практически охотиться не нужно, она сама им в руки бежит, летит и ползёт. Девиц завоевывать тоже не нужно, красотки на любой вкус встречают гостей у входа. Хочешь побегать? Извольте. Не хочешь, сразу секс, отдых и даже массаж. Тьфу, не оборотни, а каша с молоком, вырождается поколение. А всё город…», — Марина поняла, что сейчас её мысли полностью повторяют то, что недавно говорил папа. Она усмехнулась, высунула носик из кустов и громко зарычала.

Ох, как долго она тренировала медвежий рык. Как смеялась вся семья над её попытками. Визгливый рык нужно было слышать. Не то вой, не то плач. Но девчушка не бросала свои тренировки и поняла, что достигла успеха, когда поздней ночью подобралась к сонному папе, почёсывающем спину и выбирающем у открытого холодильника что бы попить: сок или воду. И вот, когда он, закрыв глаза, поднёс к губам бокал с водой, сзади раздался громкий, ни с чем несравнимый медвеже-лисий рык, закончившийся визгом. От испуга бокал полетел на пол, а очнувшийся мужчина неудачно повернулся на месте, поскользнулся и только чудом не упал, обняв дверцу тяжелого холодильника.

— Кто ту? — испуганно подпрыгнула вся троица и закрутила головами в поисках хозяина странного голоса.

— Кажется, медведица ревёт, но как-то странно. Может, поранилась или на неё напали? Уходим отсюда, а то ещё на нас свалят. Мне лично не нужны лишние проблемы. Завтра же в платную лесополосу, — один из оборотней схватил девушку за руку и направился прочь из леса.

Второй ещё раз осмотрел кусты и кинулся догонять удаляющуюся парочку.

— Ты же сам хотел поохотиться в дикой природе… — усмехнулся тот, что задержался.

— Передумал, — буркнул первый и прибавил шаг. Девица молчала и испуганно жалась к спутнику.

— Уф-ф, ушли, — лиса выползла из кустов, стукнула себя лапкой по лбу и полезла обратно, чуть не забыла пойманных зайцев. — И ничего не раненая, у меня очень хорошо выходит рык. Даже папа оценил, давно, правда. Трусливые снобы и чтобы я вас больше не видела на наших землях! — лиса побежала в сторону дома, не забывая заметать следы пушистым хвостом. На спине, перевязанные верёвкой болтались два жирных зайца. Рагу быть!

Поздно вечером в лесном семейном тереме собралась вся семья Дурож.

Последним пришёл глава семейства.

— Батюшка, уже рагу из зайца готово, садись к столу. Как охота, кого поймал? — девушка поцеловала отца в щёку и отошла к плите.

Братья быстро сели за стол, ожидая, что вкусного подаст на стол сестра.

— Да вот, — задумчиво произнёс медведь. — Трёх напуганных волков.

— Да ты что!? Я тоже сегодня видела трёх пьяных бет. Ты представляешь, совсем нюх потеряли в своих заповедниках, на частную территорию зашли.

— Марина! Твой лисий хвост в капкан! Так это ты была? — глава семейства аж подскочил, стул с грохотом упал на пол.

— Где? — испуганно произнесла девушка, застыв на месте с тарелкой в руках.

— Вы только подумайте, — он посмотрел на сыновей. — Я возвращаюсь домой в приподнятом настроении и вижу трёх бегущих прямо на меня городских пижонов. Завидев меня, они вздрогнули и резко поменяли направление.

— Кто в своём уме поворачивается к альфе спиной в полную луну? — виновато прошептала Марина, ставя тарелку на стол.

Мужчина, успокоившись, поднял стул и присел.

— Вот и я о том же. Обернулся, в два прыжка догнал странную троицу, они сразу и заскулили.

Никита принюхался к горячему рагу и поднёс ложку ко рту.

— О чём?

— В голос закричали, что это не они ранили, что никого не трогали, что заблудились. Пришлось того, что покрупней, прижать лапой, он уже более внятно пояснил, что слышал, как рычит раненая медведица. Просили не убивать, но я уже не слушал их, а бежал на поиски той, кому на моей земле понадобилась помощь.

Братья похихикивали, а когда Марина неуклюже поставила тарелку перед папой, обрызгав того вкусным рагу, засмеялись в голос.

— Вам смешно, а я целый час бегал по нашей территории, но не почувствовал запах медведицы, зато дважды уловил запах своей умной дочки.

— А чего они пьяные зашли на нашу территорию? Я сначала подумала, что они по твою душу пришли, всё же ты многих волков пересажал… — девушка салфеткой оттирала мужскую рубашку от тёмных пятен. — А когда поняла, что они просто пьяные беты, забредшие не туда, решила прогнать их.

— Странно, что после твоего рыка они живы остались, ведь меня ты чуть до больницы не довела, — медведь припомнил девушке детскую шалость. — Иди, ешь, молодец, что прогнала, вся в меня, — гордо произнёс альфа и зажмурился, как же вкусно готовила его дочка.

— Марина, ты сегодня только на охоте была? — осторожно поинтересовался Василий.

— Угу, — девушка рассматривала кусочки овощей в тарелке.

— Завтра последний день полнолуния, — в разговор вступил Ник.

— Я знаю, — ни в чём неповинная картофелина была безжалостно раздавлена в тарелке. — Завтра ещё раз пойду в самый популярный бар. Там бывает много альф, вдруг повезёт…

— Плохо, ты уже вторую луну никого не можешь найти, на одной охоте долго не протянешь, — отец внимательно посмотрел на дочку.

— Я сильная. Справлюсь.

Глава 8. Белая роза в петлице


Марина припарковала «железного коня» в дальнем углу стоянки, достала сумку, огляделась, не видит ли кто, и быстрыми движениями рук избавилась от кожаной куртки и брюк, оставшись в полупрозрачной блузке и очень короткой юбке кислотно-жёлтого цвета. Удобный кроссы сменились на туфли с высоченным каблуком.

— Расступитесь, девочки, лисичка выходит на охоту, — сегодня она использовала маленькое ухищрение, побрызгала себя нейтрализатором, смыв медвежий запах. И уж чтобы наверняка подцепить интересного оборотня, а хотя чего душой кривить, любого оборотня, спрятала на себе старинный артефакт, скрывающий сущность. Нет, не так, понижающий статус. Все будут думать, что она не альфа, а бета. — Я стройная, длинноногая красавица. Выше нос, Марина, — успокаивала себя девушка, двигаясь в направлении самого посещаемого бара в городе.

Цены на напитки и еду, ой, как кусались в этом заведении, но сегодня она и не собиралась за себя платить, хотя папа выдал карточку с неограниченным лимитом.

Возле дверей стоял высокий широкоплечий охранник, на вид медведь, но кто эту охрану разберёт? Они всегда под артефактом, скрывающим и запах и суть, чтобы не пугать впечатлительных бет и не нервировать разгорячённых альф.

«Интересно, а где второй? Они всегда в паре охраняют вход и спокойствие отдыхающих оборотней», — Марина улыбнулась громиле самой милой улыбкой, разрешила поставить печать на запястье и дёрнула за ручку двери.

— Тяжелая, однако, может, поможете? — медовый елей полился с лисьих губ, во взгляде появилось восхищение. А что? Нужно же потренироваться перед боем.

Охранник расплылся в улыбке, Марина едва успела отскочить, так быстро тот распахнул перед ней дверь.

Она, продолжая улыбаться и кокетничать, бочком вошла в проём, но вот досада, не успела вовремя повернуть голову вперёд и со всего размаха влепилась лбом во второго охранника, который вёл за руку подвыпившего и разбушевавшегося клиента.

— А-а ну… убр…ал ру…ки-и ик… я ещё не присмотрел себе кошечку, — он взмахнул рукой, и Мари, потиравшая лоб и делавшая шаг вперёд навстречу шумному залу, не устояла на высоких каблуках, споткнулась и, пытаясь балансировать руками, полетела вперёд. Благо столики стояли в ряд, и ни один предмет мебели не посмел остановить её полёт.

Получается, что Марина вошла в дверь не с грацией кошки, как первоначально планировала, а поступью медведя.

Но именно этот недалёкий охранник оказал, сам не понимая того, услугу девушке. Сейчас на неё было обращено не менее ста пар глаз, и всем было интересно, кто этот так экстравагантно зашёл в шумный бар.

— Какая круглая попка… — послышалось с одной стороны.

— Жаль, что юбка выше не задралась… — посетовал другой голос. — Я бы заценил трусики.

— Леди, вам помочь подняться? — сразу с двух сторон подошли молодые люди.

— Спасибо, — улыбка наше всё.

— О, лиса? Какими судьбами?

Кажется, молодой человек, на руку которого она оперлась, сказал это очень тихо, но услышал его каждый.

А потом посыпались тихие шепотки:

— Пф, лиса. Да их в городе-то почти нет, всё по лесам бегают…

— Точно, точно, а если и появляются, то только, чтобы напакостить…

— Или шпионить…

— Надо её выкинуть из бара, — послышался нетрезвый голос какой-то дамочки. — А то всех мужчин сманит, они это умеют, рыжие заразы…

— Не слушайте их, я, не подумав, ляпнул, — молодой человек не отнял руки, а проводил Мари до свободного столика. — Разрешите составить вам компанию?

«Волк», — кисло подумала девушка. Она не любила их, так как в отрывках разговоров отца слышала, что её настоящую семью погубили волки, но доказать этого не смогли. Кто-то очень могущественный за этим стоял.

Что-что, а подслушивать и подглядывать лисичка умела. Недаром, почти все шпионы были лисами под прикрытием, то есть под артефактом и выглядели, как другие виды оборотней. Умели сладко говорить, и даже артефакты не всегда могли уловить — врёт лиса или правду говорит.

Марина взяла себя в руки и, протянув ладонь, промурлыкала:

— Мари, — изящные наманикюренные пальчики утонули в широкой мужской ладони. — Большое спасибо, что помогли подняться. Конечно, присаживайтесь.

— Августин, — представился оборотень, кому-то махнул рукой вглубь зала и сел напротив Марины.

Та изящно закинула ногу на ногу и выжидательно посмотрела на мужчину.

Оборотень оценил красоту девичьих ног и хрипло спросил:

— Не правда ли, Мариночка, сегодня прекрасная луна? Яркая, но как вы знаете, последний день… — он поднял голову вверх, посмотрев на стеклянный купол. Девушка тоже посмотрела на серебряный круг и перевела взгляд на Августина.

Перед ней сидел очень симпатичный черноволосый молодой человек с приятным открытым лицом и низким грудным голосом. В строгом сером костюме, в петлице пиджака красовалась белая роза.

— Почему бы и не поохотиться? — мило улыбнулась Марина и решила задать вопрос: — А кому вы махали рукой?

— Когда? — удивлённо поднял брови оборотень.

Глава 9. Милый Августин


— Ах, это, — Августин чуть потупил взгляд и неожиданно быстро поднял глаза снова. — Думал, не заметите. Ладно, скажу. У меня вторую луну не получается познакомиться с приятной для меня девушкой, волк всё время нос воротит. Уже отчаялся, а тут вы — такая прекрасная утончённая… Волк заинтересовался вами, и я незаметно подал знак своим друзьям, что попытаюсь завоевать ваше внимание и не вернусь за столик. Если повернёте голову чуть вправо, то увидите через три столика компанию из пяти оборотней. Вот там я и сидел, уходил руки помыть, а тут вы так необычно заходите в зал, — его лицо озарила милая улыбка.

Марина незаметно посмотрела туда, куда указал Августин. За столиком потягивали коктейли три мужчины и две девушки.

Она расслабилась и с улыбкой произнесла:

— Давайте на «ты». Моя лисичка тоже не против с тобой поохотиться. Скажи, Августин…

— Можно просто Август, милая Мари, — его ладонь накрыла девичью ладошку.

— Хорошо, Август. Если мы друг другу понравились, то давай не будем проводить последнюю лунную ночь в этом душном зале. Как ты смотришь на то, чтобы прокатиться на моём двухколёсном любимчике? — она хотела посмотреть на реакцию волка, который, скорее всего, передвигается только на люксовых авто, и уже готова была увидеть пренебрежение или удивление.

— Не может быть, Мари, я хотел предложить тоже самое, — глаза волка загорелись азартным огнём. — Идём, я покажу тебе своего красавца, — он быстро поднялся и протянул руку.

Лисичка внутри Марины мурлыкнула, вильнула хвостиком и согласилась.

«Ух ты, неужели, — мысли путались. — Я встретила того, кто разделяет мою любовь к «железным коням»».

— Хм, я же говорила, что лисе много времени не нужно: забежала хвостом вильнула — и все оборотни её, — недовольный шёпот ударил в спину.

Но даже такие негативные шепелявые впрыскивания не испортили настроение лисички.

Сильная мужская рука была тёплой. Девушка посмотрела на волевой профиль Августа, ещё шире улыбнулась и вышла вслед за ним на улицу.


— Прекрасной ночи, леди, — в спину донёсся добродушный голос того охранника, что открыл ей дверь.

Но она, окрылённая тем, что нашла с кем не просто разделить ночь, но и поговорить о своих увлечениях, улыбаясь, шла вперёд, не оглядываясь.

— Где стоит твой байк? — Августин повернул голову к девушке и улыбнулся.

— В конце стоянки, почти у забора.

— Подгоняй его к входу в бар. Я сейчас быстро свой заберу, он у меня в противоположной стороне, — Август притронулся губами к запястью девичьей руки, отпустил её и быстрым шагом направился в противоположную сторону.

— Не верю удаче. О-о, как мы сегодня поохотимся. Я вчера видела следы косули, вдвоём с волком мы её точно завалим, а потом… а потом, — мечтательно улыбаясь, Марина пробормотала себе под нос, направляясь к «железному другу». — Ой, ещё нужно переодеться.

— Я сказала, что не поеду, — Марина уловила переругивание недалеко от её транспортного средства.

— Поедешь, мы договорились о цене, — на грани слышимости произнёс мужской голос.

— Я буду кричать! Я передумала! Моя волчица передумала, ты не тот, кем кажешься, — неожиданно женский голос взвизгнул и стих.

Марина пожала плечами и уже хотела достать сумку, чтобы переодеться, как её ослепил свет фар выезжавшей из дальнего ряда машины.

— Да это же та самая машина, что я видела вчера. Но вчера девушка села в машину, улыбаясь. Что происходит? Неужели украли? — лисичка, не раздумывая, положив сумку на место, села на байк, нажала кнопку включения и рванула за удаляющейся машиной.

«Ой, влетит мне и от папы, и от братьев, что не позвала на помощь, — мимо проносились ряды машин, она поравнялась с входной дверью, мельком увидела, как её проводил удивлённым взглядом Августин. Сожаление спиралью сжалось в груди. Не будет у ней сегодня умопомрачительной охоты, а также секса. Не раздумывая, вдавила кнопку подачи волшебной субстанции. Из выхлопной трубы вырвался разноцветный сноп искр. — Только бы не потерять их в темноте. Стоит им свернуть и всё».

Прошло не менее пятнадцати минут, они миновали главные улицы, проехали через спальный район и свернули на улицу, ведущую в технический район. Там располагались различные производства и склады.

— Что делать? Машин практически нет, они могут заметить слежку, — занервничала Мари, чуть притормаживая. — Но опять же машин нет, сложно их будет с кем-то перепутать, — не успев произнести эти слова, она потеряла из вида свет фар преследуемой машины. — Фары выключили? Или всё же свернули на склад?

Марина медленно двигалась по дороге, боясь проворонить поворот.

— Ага, всё же свернули, — её радости не было предела, когда она увидела мелькнувший свет фар.

Машина подъехала к одинокому зданию и, не останавливаясь перед главным входом, завернула за угол.

Марина решила не рисковать, остановила байк, заглянула за угол и поняла, что машина всего лишь кого-то выпустила из салона, а сама обогнула здание с другой стороны и уже направлялась к воротам.

«Что делать? Что делать? Где девушка? В машине или её затащили в здание? — она готова была рычать от бессилия, бесценные минуты были потеряны. Нацепив охранный артефакт на «железного друга», Марина решила обследовать здание и в случае опасности вызвать подмогу. — А если девушки там нет? То нужно будет допросить того, кто вышел из машины, он-то уже точно должен знать, почему кричала волчица и что происходило вчера».

И уже берясь за ручку двери, ей в голову пришла мысль: а что если это всё — часть ролевой игры? А она сейчас лезет не в своё дело?

Дверь бесшумно распахнулась, и Марина сделала шаг в темноту.

Глава 10. Чёрные стены


Мари хоть и хорошо видела в темноте, но тусклая лампочка в конце коридора давала пусть неважный, но дополнительный свет.

«Жаль, что не успела переодеть туфли, — промелькнула мысль, когда тонкий каблук попал на какую-то стекляшку: — Паутина, нужно тихонько послать сигнал о помощи папе или братьям. М-м-м, — простонала лиса, телефон-то остался в сумке. Не стала брать его с собой в бар, да и куда было прятать, коротенькая юбочка без карманов».

Девушка принюхалась: запахов было много и все резкие, но оборотнем не пахло. Странно, неужели нейтрализатор разбрызгал. Нет, скорее всего полил на себя, ведь остальные запахи не исчезли.

Шаг-другой по обшарпанному коридору заброшенного здания. Так сразу и не поймёшь, что оно пустует. Стёкла в окнах целы, фасад, кажется, не облупленный, хотя Марина сильно не присматривалась.

Потянуло холодным ветерком, где-то скрипнула дверь. Девушка замерла, пытаясь уловить голоса. Ох уж эти каблуки и неудобная юбка. В брюках и кроссах она чувствовала бы себя намного лучше.

Дверь в первую комнату была открыта настежь, Марина медленно заглянула туда и выдохнула — пусто.

«Почему липкий страх когтями царапает душу? Неужели впереди опасность?», — страх почти никогда не пробирал бесстрашную лисичку, даже тогда, когда несколько лет назад они с Ромой вышли ловить убийцу. Пусть преступников было больше, но всё было под контролем, так казалось Мари. А сейчас ей хотелось завыть, развернуться и бежать куда глаза глядят.

Девушка на мгновение замерла, пытаясь успокоить сердце, и двинулась дальше по коридору.

— Я только проверю и вернусь домой, — едва слышно произнесла она.

«Что ты собралась проверять? — постукивая зубами, спросило подсознание. — Свои нервы на прочность? Разворачивайся и беги, зови отца, братьев, охрану и…».

«Ну, хватит паниковать, — одёрнула себя Марина. Она, наконец, оказалась в конце коридора, мельком посмотрела на лестницу, что вела вверх и повернула голову направо.

Дверь в последнюю комнату была прикрыта, Мари закусила нижнюю губу до боли и протянула руку.

Девичья фигура застыла в дверном проёме. Ноги словно прилипли к грязному полу, тело отказывалась повиноваться, и она затаила дыхание.

Все стены были завешаны чёрной тканью, посреди комнаты стояло кресло с высокой спинкой. Человек, сидящий в кресле, должен был смотреть в окно.

От входной двери к креслу по полу были разбросаны лепестки чёрных роз.

«Пусть там никого не окажется, пусть…», — Марина с трудом заставила себя сделать глубокий вздох и первый шаг. Но тут же ощутила чьи-то руки на своей талии, громкий крик потонул в широкой ладони, зажавшей ей рот.

— Не кричи, это я.

Марина, словно деревянная кукла, повернулась на негнущихся ногах, в её огромных глазах плескался ужас.

Перед ней стоял Августин.

— Ты что тут делаешь? — прошептал он.

— А ты откуда…. — слова застряли в горле.

— Я увидел, что ты кого-то преследуешь. Сел на байк и практически догнал тебя, но потерял, когда ты сюда свернула, чудом догадался, по запаху нашёл.

— Август, тут что-то произошло, — прошептала девушка, тыкая пальцем в кресло. — Я видела, как сюда кто-то зашёл.

На лестнице что-то тихо упало.

— Стой тут, — скомандовал Август и бесшумно растворился в темноте.

Марина чуть успокоилась, но была готова в любой момент обернуться лисой и сражаться за свою жизнь. Непонятно откуда взявшемуся Августу она тоже не доверяла, уж как-то всё гладко. Кинулся за незнакомой девушкой, пусть она и пообещала провести с ним время.

Внутренне успокаивая себя, Мари медленно двинулась вперёд. Неожиданно взгляд наткнулся на белую фарфоровую руку. Она подняла глаза выше: в кресле, не двигаясь, сидела девушка в расслабленной позе, как будто только что уснула.

Лиса вздрогнула. Она видела эту девушку, но не сегодня, а вчера на стоянке. Это та самая, что села в машину с двумя мужчинами.

Одежда не повреждена, ранений не видно.

Марина протянула руку к длинной изящной шее в надежде нащупать пульс. Увы…

— Я проверил второй этаж, там пусто, а в одной из комнат раскрыто настежь окно, — Август подошёл ближе, увидел мёртвую девушку в кресле, резко повернул на себя Марину и прижал к своему плечу. — Не смотри, я сейчас вызову сыскарей и охрану.

— Ничего здесь не трогай, это место преступления. Вызывай, я свой телефон оставила в сумке, — девушка отстранилась от волка и посмотрела ему в глаза в поисках правды. А вдруг её обманывают, и Август замешан в этом деле.

Через полчаса в помещении было светло и шумно. Охрана оцепила здание, прочёсывала с помощью артефактов ближайшие кусты.

Марина стояла в стороне, ожидая допроса.

— Ты! — в комнату быстро вошёл Никита, посмотрел на бледную сестру, схватил за грудки Августина и уволок прочь.

Глава 11. Кто следующий


Лиса бесшумно и практически незаметно выскользнула вслед за Никитой.

— Ты как посмел? — шёпот брата, доносившийся из-за угла дома, хорошо был слышен Марине. — Да я твои волчьи уши в трубочку закручу, — Ник еле сдерживал рык.

— Виноват! Не ожидал, что девушка так резко переменит решение и, не попрощавшись, уедет. Когда я увидел её, проезжающей мимо, подумал, что игра началась и, конечно, ринулся в погоню. И только позже сообразил, что она преследует определённую машину.

Девичье сердце болезненно сжалось. Острые ногти впились в ладони. Хотелось вытряхнуть услышанные слова из головы, развернуться, сесть на байк и уехать куда глаза глядят. Да только не время сейчас обижаться. В том, что Август нанят её семьёй, не было сомнений. Но и нанятый охранник или соблазнитель может быть преступником. Ей непременно нужно дослушать разговор и незаметно вернуться на место преступления. Вдруг её зоркий глаз увидит что-то очень важное.

— Что про машину можешь сказать? — продолжил допрос Ник.

— Ничего, — прошептал мужчина. — Я держался на расстоянии от Марины и не видел цвет или модель.

— Уволю! Утром отчитаешься поминутно! Свободен!

Девушка поняла, что больше ничего интересного не услышит, повернулась и исчезла в тёмном проёме.

Место преступления было сфотографированно. Возле кресла стояли три сыскаря и тихо переговаривались.

— Вчера вечером, — произнёс один.

— Что выяснили? — быстрым шагом в комнату вошёл Ник.

— Вот нашли возле жертвы, раньше таких записок не было… — вытянул руку второй. Рваный белый листок перешёл в руки медведя.

— Кто следующая? — он повернул бумажку другой стороной — всё чисто. — Играть вздумал, заскучал.

— Мне кажется, может, я и не права, — впервые за долгое время Марина подала голос. Ник гневно посмотрел на сестру, но кивнул, соглашаясь её выслушать. — Их было двое.

— Почему так думаете? — в руках самого высокого сыскаря засветился записывающий кристалл.

— Вчера я видела эту девушку возле бара-ресторана, она мило общалась с мужчиной. Я находилась поодаль, только фигуру могу описать того оборотня, потому что спиной ко мне стоял. Высокий, темноволосый, спортивного телосложения, в строгом деловом костюме.

Марина обошла кресло, ещё раз посмотрела на незнакомку и произнесла: — Мне кажется, что она одета по-другому, и таких массивных серёг в ушах не было.

— Оглянись, он готовил театр одного актёра… — Ник посмотрел на серьги. — Так почему двое?

— В чёрной машине сидел мужчина, завидев его, девушка начала ругаться. Но тот, первый, который высокий, что-то сказал, а скорее пообещал ей, она вновь стала доброй и пушистой, без давления села в автомобиль. Мне очень жаль, но после того, как девушка села в машину, я перестала внимательно за ними следить. Машина представительская, номер не запомнила, — лисичка повесила голову.

— Завтра зайдёшь в отдел и со штатным артефактором попробуешь вспомнить ещё что-нибудь. Если всё запечатлели, улики собраны, то я вам больше не нужен. Сбор утром у меня в кабинете, будем разрабатывать план, — сыскари кивнули на слова босса. — Можете забирать, — Ник махнул рукой, два высоких мужчины тут же отлипли от стены и подхватили носилки.

— Ник, я завтра должна заступать на службу, — виновато произнесла Марина, стоило брату и сестре выйти на свежий воздух.

— Ну и к чему клонишь? — оборотень посмотрел на девушку сверху вниз.

— Возьми меня к себе в отряд? Я хочу помочь в расследовании.

— А может, ты будешь дома розы сажать? Ты представляешь, что мы оба получим по шее? Отец не будет сдержан в словах и вряд ли позволит тебе участвовать в опасном деле.

Девушка притронулась к шее, тряхнула головой. Лиса она или не лиса, но всенепременно погасит крик и угрозы разъярённого медведя.

— Посмотрим! Едем! — злость на себя за то, что испугалась, злость на тех маньяков, что убили неповинную оборотницу, заставил Марину собрать волю в кулак и двинуться на встречу с неизбежной любовью.

А папа умел проявить любовь, как никто другой.

— Догоняй! — байк пронёсся мимо Никиты.

— Могла бы и подбросить… — медведь подошёл к служебной машине.

Глава 12. Иван Максимович


— Господин начальник стражи Города тысячи оборотней, — лиса бесшумно ходила вокруг медведя кругами в своём истинном обличии. Лисий хвост мелко подрагивал, выдавая сильную степень раздражения. — Вот даже не знаю, господин Иван Максимович Дурож, обижаться на вас, злиться, собрать вещи и уйти жить отдельно? А, папочка? Или простить и понять?

На лице отца эмоции сменялись одна за другой. Не успела дочка войти в комнату, как тот собрался накинуться на глупую девчонку, кинувшуюся в погоню за неизвестной машиной.

Не получилось. Влетевшая в комнату дочь сбила его своим оборотом и тут же перехватила инициативу.

Было в лисьих голосах что-то такое, медово-елейное, убаюкивающе-успокаивающее. Любой оборотень поддавался на чары рыжехвостых, (иногда и белохвостых — лисы бывали разных расцветок). Может, за это их и недолюбливали они могли сбить злость, спесь, раздражение и даже боевой настрой воина-берсерка.

Вот и господин начальник стражи Города тысячи оборотней, по совместительству отец молодой хитрой лисички, попал под чары её нежного, тягучего, успокаивающего голоса.

Злость и негодование отступили, он слушал дочку и удивлялся. А зачем он злился, Марина же права. Это он с сыновьями сплоховал, надо было приставить двух, нет, трех охранников к дочке. Злиться нужно только на себя.

— Папочка, — лиса медленно подошла к сидящему на стуле мужчине и положила голову на его колени. — Завтра мой первый день на работе, — она подняла мордочку вверх. — Разреши мне войти в группу. Пойми, я должна помочь найти того ублюдка, что убивает оборотниц. Ты же понимаешь, что лиса будет незаменимой…

Иван Максимович внимательно смотрел на лису и думал.

— У меня одна дочь, и мне тяжело будет знать, что именно ты будешь выступать живцом. И не нужно строить глазки и распускать обаяние, я уверен на сто процентов, что твой рыжий хвост не выдержит и побежит впереди всех.

— Пап, но это дело расследуют профессионалы и трое из них — твои сыновья. Неужели ты думаешь, что они отпустят меня без сопровождения? И я не уверена, что они решат ловить на живца.

— Марина, тебе нельзя было идти в учиться в Академию, тем более на сыскаря. Лисы, если и служат на благо родины и народа, то шпионами, а иногда дипломатами. Может, всё же замуж?

— Папа, ну, что так кардинально? Чуть что, сразу замуж. Успею.

— О, а у нас тут лисотеропия? Почему меня не подождали? Я тоже злой, как сто потревоженных буйволов, — самый младший из братьев, высокий красивый, можно сказать, аристократически красивый, плечи не по-медвежьи узкие. Нет, он не слабый, а жилистый, только рубашки с длинным рукавом это скрывали.

Володя положил на кухонный стол три заячьих тушки, облокотился спиной на дверной косяк и сложил на груди руки.

— А что происходит? Случилось что? — но ни Марина, ни отец ему не ответили.

— Пап, скажи «да».

Марина прошептала последние слова таким завораживающим голосом, что медведь, погладив дочь по голове, произнёс:

— Да, — но это была не победа Мари, а взвешенное решение Ивана Максимовича. Он не занимал бы такой высокий пост, если бы не имел железный характер, стальные нервы и твёрдую руку.

— Ну, раз сестричка-лисичка добилась своего, может, просветите меня что произошло? Маринка опять попала в приключение? — Володя показал кивком сестре на зайцев. — Поможешь приготовить?

— Да, Вовочка, сейчас. Я быстро, только переоденусь, — рыжий хвост скрылся за дверью.

— Володя, запомни, головой отвечаешь за сестру. Завтра она приступает к работе в вашем отделе.

Сын так удивился, что чуть не сел мимо стула.

— Но ты хотел посадить её за бумажную работу.

— Хотел, — вздохнул Иван Максимович. — Но и ты, и я, да и остальные знают, что не удержишь её в отделе, даже если завалить кучей бумаг. Будет совать свой нос в каждое дело. Пусть лучше под вашим присмотром трудится, чем потом искать её по тёмным закоулкам.

— Что? Вновь произошло убийство? — медвежьи глаза сузились.

— Маринка нашла тело…

— Я вам сейчас такое блюдо сделаю, — на кухню влетела счастливая девушка, переодетая в домашнюю одежду.

— Ну, готовь, доченька, а мне ещё с Никитой и Васей поговорить нужно. Слышу у ворот, что машина остановилась, — отец поднялся, улыбнулся детям и вышел.

— Вовочка, ты меня не оставишь? Помоги разделать тушки, пока я в паутинке найду рецепт.

Медведь рассмеялся:

— Ты решила на нас поэкспериментировать?

— Это когда мои блюда не удавались? — Мари улыбнулась, и пока брат занимался зайцами, нашла рецепт. — Так готовим зайца, запечённого с яблоками. М-м, зайцы есть, — она протянула руку к холодильнику. На стол легли яблоки, мёд, соус, специи и лимон. — Как я люблю готовить. Вот и соус из дальней провинции пригодился. А вы всё: зачем ты берёшь эту чёрную непонятную жидкость? Пальчики оближите.

— Ну, ну, там травоядные готовят для себя соусы из травы, а мы его есть должны, — скептически произнёс медведь.

— Да не будешь ты его есть, даже не почувствуешь, Вовочка. Так, кролика режь средними кусками.

Большой разделочный нож, больше похожий на тесак, застучал по разделочной доске. Девушка достала огромную миску, и промытые куски зайца полетели туда один за другим.

— Всё. Я свободен?

— Э, нет. Дави лимоны, — Марина добавила несколько ложек мёда.

— Эх, надо с отцом было сбежать… — Володя лукавил, ему всегда нравилось помогать сестре с тяжелой работой на кухне, а также шутить и веселиться с ней. Он всего на два года был старше её.

Лимонный сок отправился к зайцам.

За ним душистые травы, которые Марина постоянно покупала на рынке специально для мяса.

— Так, несколько ложек соуса. М-м, какой аромат. Ты яблоки нарезал? — лисичка быстро чистила чеснок. — Ой, а чеснок-то и не нужен.

— Ты же не просила, — Володя подкинул яблоко и в воздухе разрубил его.

— Не балуйся, уронишь на пол, поедешь в магазин, ведь это последние яблоки, — Марина отобрала ароматные дольки у брата. — Володь, у меня там, на верхней полочке, в правом шкафу лежит артефакт, положи его в холодильник.

— Ой, добалуешься со временем и состаришься, — усмехнулся брат, делая то, что попросила лиса.

— Скажешь тоже. Во-первых, брала его в проверенном магазине. Он действует только на продукты. А во-вторых, я не собираюсь забираться в холодильник, а если бы и собралась, то полчаса не критичны. Да и хватит меня пугать, нет таких артефактов времени, чтобы на целого оборотня влияли.

Через пять промаринованные зайцы отправились в прогретую духовку на сорок минут.

— Ну, скоро вы там? — в кухню заглянул Никита, принюхался, погрозил сестре пальцем. — Ой, Марина, будешь у меня летать… — и исчез вновь.

— Так, я руки помыл и готов ужинать, — широкоплечий Василий уселся на своё место и протянул руку за куском хлеба.

— Вася, — Марина быстро отодвинула тарелку, наполненную доверху вкусным хлебом. — Растолстеешь на мучном. Будут не мышцы, а жир.

— Я не девица, чтобы талию соблюдать, — медведь извернулся и всё же добыл себе кусочек.

— Я папе пожалуюсь! — Марина накрыла хлеб белым полотенцем. — Вася, вынимай кролика. Вова, зови остальных есть.

Наконец семья села ужинать.

Марина сложила ладошки перед собой.

— Ник, скажи, что нашли сегодняшнюю машину и с девушкой всё в порядке.

Никита посмотрел на сестру и произнёс:

— Марина, я знаю, что ты расстроена. Наши люди сейчас допрашивают охранников в тех барах, где ты отдыхала вчера и сегодня. Возможно, они знают, что за машины у них были, и кто эти оборотни. Также усилены посты на дорогах, останавливают все похожие машины.

— Я очень надеюсь, что та девушка не пострадала, — лиса погрустнела.

— На сегодня все разговоры о работе забыть и отдыхать, — отдал команду Иван всем, заходя на кухню.

— Пап, а может, тебя женить? — заговорила Марина, поднося вилку ко рту. — Ну, чего ты всё один да один.

Иван Максимович удивлённо посмотрел на дочь, перевёл взгляд на сыновей и неожиданно покраснел.

— Так у тебя кто-то есть на примете? — четыре пары глаз выжидающе посмотрели на отца.

— Лучше бы о работе говорили, — большой кусок зайца в момент исчез в медвежьем рту.

Глава 13. Мэр


Главное управление охраны и сыска Города тысячи оборотней было красивым, высоким и с огромной вывеской на фасаде.

Каждый раз Марину Николаевну пробирали мурашки, стоило ей лишь приблизиться к зданию.

Она сама не знала почему, но, переступая через порог государственного учреждения, мурашки куда-то испарялись, и лиса успокаивалась.

«Первый рабочий день, опаздываю. Будь она неладна эта рубашка!», — с раздражением подумала она.

Девушка утром спустилась к завтраку, одетая в строгий синий костюм и такого же цвета рубашку.

— Марина, — прошепелявил папа, запихивая бутерброд целиком в рот и запивая его чаем. — Сегодня сам мэр приезжает поздравлять учеников Академии с поступлением на службу. Первый раз за двадцать лет тридцать сыскарей пополнили наши доблестные ряды. Обычно не больше пяти.

— Я готова, едем! — девушка схватила кусок хлеба и намазала на него джем.

— Мари, рубашка должна быть белая! Иди и меняй, Никита тебя подбросит, а мне уже некогда ждать.

— Папа-а-а, — застонала девушка, роняя бутерброд на тарелку. — Что ж ты раньше не сказал?

Ровно через пять минут Марина была внизу в белой блузке, но отца уже и след простыл. Пришлось ехать с улыбающимся и подначивающим братом.

— Точно не передумаешь? Это тебе не Академия. Придется пахать в «поле», задерживаться допоздна и света луны порой не замечать?

— Точно, точно! Ты на дорогу смотри. Опаздываем, — Марина включила телефон, табло показывало без пяти девять.

— Выгружайся, я сейчас приду, — Никита нажал на кнопку, машина медленно опустилась на землю.

— Но ты же опаздаешь, — Марина кузнечиком выскочила из салона.

— Начальство не опаздывает, а задерживается, — девушка уже не стала отвечать, а быстро побежала к входной двери.

Ровно без одной минуты девять она стояла на пропускном пункте.

— Господин…, — Марина перевела глаза на стража, что выписывал пропуска, затем опустила взгляд чуть ниже на табличку с именем. — Господин Миклош, сегодня мой первый рабочий день, пожалуйста, выдайте мой пропуск.

Личные документы подрагивали в руке.

— Марина Николаевна Дурож, — он поднял взгляд. — А вы не дочь… Хотя чего это я? Отчество же не Ивановна. Третий этаж, проходите, — мужчина протянул документы. — Но по лестнице будет быстрее, лифт сейчас где-то на верхних этажах, а желающих уехать много. Только потеряете драгоценное время.

Марина последовала его совету, открыла дверь на лестничную клетку и ринулась наверх.

«Всё же опоздала», — дверь в кабинет отца была закрыта, а это означало, что вся молодёжь уже внутри. И пока она раздумывала входить или нет, вдруг услышала негодующий голос, принадлежащий не её отцу.

— Куда ты собрался запихать эту крепкую и умную молодёжь? В архивы? Да ты в своём уме? Бумаги пусть идут перебирать трёхсотлетние оборотни, которым уже и луна не подруга! Ты хоть понимаешь, что у нас каждая лапа на счету? Каждый зоркий глаз и чуткое ухо! Нет, я не согласен. Отправляй их в «поле». У него ещё одну оборотницу убили, работников не хватает, а он их — на разборы бумаг. Мне нужен результат завтра же! Улики, подозреваемые, сам на доклад придёшь. Пусть носом землю роют, но что-нибудь да нароют. Мне на доклад к главам стай с чем идти? Пост мэра города только год как ввели, а я не могу оправдать их надежд и найти убийцу беззащитных девушек? Всё ясно? — мужчина перестал надрываться.

— Ясно, — знакомый голос начальника стражи не был грустным, скорее раздосадованным.

Марина знала принципы Ивана Максимовича. Первый месяц молодёжь постепенно входила в ритм, перебирая бумаги и изредка выезжая на места преступлений, если не хватало сотрудников. Через месяц один или два оборотня бросали и уходили из отдела. А вот те, кто не пугался бумажной рутины, шли на сыскарскую работу.

— Господа новобранцы. Поздравляю вас с поступлением на службу. И пусть луна благоволит вам, — через мгновение дверь распахнулась, и мимо Мари прошёл высокий, просто огромного роста оборотень. В походке и в манере держаться девушка сразу узнала буйвола.

Лисе удалось незаметно, вдоль стеночки проскользнуть внутрь кабинета, встав за спинами бывших сокурсников.

— Господа, вы слышали слова мэра, для кого-то они радостные, а, возможно, для кого-то грустные. Но уверяю вас, никто вам не предложит в первый день и даже неделю работу, связанную с опасностью. Подходите к штатному артефакту, подносите руку. Он вас поставит в пару или тройку по наилучшей совместимости. Затем вы получите точку, находящуюся в разработке. В подарок каждому подготовили штатный паутиновод, в нём будет та информация о преступлении, которую вам необходимо знать и не более. Нужно будет съездить на место, ещё на раз всё проверить, поговорить со свидетелями. Ваш свежий взгляд может заметить то, что упустил опытный сыскарь, — Иван Максимович очень злился на мэра, который вылил свой негатив при неопытных новичках. И чтобы те не пошли в первый день геройствовать, решил раздать молодёжи лёгкие задания: перешерстить повторно место преступления. Всякое бывало, что порой свежий взгляд мог углядеть важную деталь, упущенную опытными сыскарями. Пусть ещё раз побеседуют со свидетелями, переберут мусор на месте преступления. — Если всем всё понятно, выстраивайтесь в шеренгу и подходите к артефакту.

Марина специально встала в конец очереди и чуть с боку. Ей прекрасно было видно, в какой район кому выдаётся задание.

Пары и тройки быстро формировались, но ни одно задание и близко не располагалось с тем местом, где вчера убили или нашли девушку.

И вдруг удача улыбнулась ей. Тихоне Валентине Симанковой досталось преступление в промышленной зоне. Её правильное кукольное личико перекосилось, и она отошла в сторонку ожидать напарника.

«Всего пять минут ходьбы до того здания, где произошло преступление. Только бы отец ушёл, уж я тогда уговорю Симанкову поменяться заданиями. Надеюсь, что мне в городе попадёт», — решила Мари.

Всё разбрелись по кучкам. Марина последней протянула руку и улыбнулась, в напарники ей достался Рома, старый друг и товарищ. Значит, задание у него. Она поискала глазами медоеда, а он помахал ей рукой.

— Рома, — не здороваясь, прошептала девушка. — Куда нам дали задание?

— Ты не поверишь, бар, откуда два дня назад увезли жертву преступления. Нужно расспросить охранников и ещё раз проверить место преступления.

— Ох, как всё не в мою пользу….

В этот момент в кабинет зашёл секретарь и что-то прошептал начальнику стражи на ухо.

— Господа, прошу прощения, должен покинуть вас. Меня заменит мой секретарь Станислав Игоревич. Он и закроет за вами дверь.

Все пожелали удачного дня начальнику и углубились в дальнейшее изучение документов.

Лисичка улыбнулась и направилась к Симанковой.

— Валентина, — лисе пришлось использовать всё своё обаяние. — Тебе же не хочется ехать в промышленную зону? — Валя моргнула и молча кивнула.

«Полдела сделано. А где её напарник?», — обрадовалась Марина.

— Мне охота, — за спиной раздался бас.

— Тимофей, — она нацепила на лицо самую дружескую улыбку. Её примеру последовал Роман, но к своей улыбке незаметно показал кулак. Никто и никогда из оборотней не выйдет один на один с медоедом, если шкура цела.

Тимофей сглотнул и произнёс:

— Я тут подумал и решил, что вредно для здоровья по базам ездить.

Марина радовалась, как дитя. Первый раз уговор был настолько короткий. Неужели она входит в полную силу?

— Мы с Романом предлагаем подменить вас. И пока вы не передумали, то всё, что мы найдём вовремя обхода, разговоры или улики будут ваши.

Оборотни улыбнулись и согласились.

— Ты в своём уме? — прошептал Роман, стоило им покинуть кабинет. — Как мы успеем сразу в два места? Второй будешь проверять после работы? Я на такое не подписывался.

— Разделимся, — Марина протянула один из паутиноводов удивлённому медоеду.

Глава 14. Самоуправство


— Марина, ты в своём уме? Без напарника нельзя выезжать на место преступления, даже если там давно всё собрано и затоптано, — Роман забрал документы из рук девушки. — Едем вместе, постараемся до темноты в двух местах побывать.

— А сейчас, умные вы мои, идёте за мной в кабинет, — Мари вздрогнула, как Ник умудрился так бесшумно подкрасться?

— Зачем? Мы получили задание и…

— Бегом, — видно было, что оборотень еле сдерживал себя. — Симанкова, Курпатов, это и вас касается.

Молодые люди, подхватив свои вещи, проследовали за разъярённым начальником.

— Валентина Симанкова и Тимофей Курпатов, — мужчина быстро нашёл в большой стопке личные дела оборотней. — Вы на службу поступили или думали, что мы тут в игры играем? Кто вам сказал, что задание можно передавать? Вылететь с работы хотите в первый же день? — мужчина вплотную подступил к Курпатову: — Медоеда испугался? Расскажи мне, что сотрудник того же ведомства тебе может сделать? Три спарринга с медоедом. Устоишь два раза, останешься работать в отделе, а нет, то охранники везде требуются.

Тимофей побелел, тут же покраснел и со злостью посмотрел на Марину. Стоило Никите Ивановичу отвернуться в сторону дрожащей Симанковой, как Курпатов лишь одними губами произнёс, что Мари несдобровать.

— Валентина, вас в Академии не учили ставить ментальные блоки? В вашем деле написано, что вы отличница. Почему вы безропотно отдали своё направление лисе? Завтра подготовите доклад о слабых сторонах лис. А теперь в зубы своё направление и работать! Вон! — прошипел начальник отдела новым подчинённым.

Ни Валентина, ни Тимофей не посмели даже рта открыть, схватили бумаги и немедленно исчезли.

— Собирайтесь, — мужчина потёр переносицу, закрыл личные дела и поднялся.

— Куда? — Марина Николаевна обмерла. Неужели за такой проступок уволят?

— На место преступления. Охранник бара кое-что вспомнил, но путается в показаниях, будто кого-то покрывает.

— Получается, что это ты поспособствовал, чтобы мы получили это дело? — девичьи руки всё ещё дрожали. Тонкая папочка, протянутая в сторону начальника, походила на осенний лист, еле держащийся на ветке.

— Ты же любишь трудности, — Ник поднялся, забрал папку из рук сестры, заменив на другую, улыбнулся и вернулся обратно за рабочий стол. — Сначала со мной, а потом уже на место преступления по новому заданию, — лисичка выдохнула. — И да, Роман, при спарринге не нужно калечить своего сослуживца. Выпутывайся, как хочешь, но чтобы его шкура была цела, ведь его отец глава одного из кланов, входящих в совет.

Роман уже хотел возразить, что, мол, медоеды никогда не прогибаются, и поддаваться он не собирается, но начальник его опередил:

— Это твоё наказание: победить соперника крупнее себя, не причинив ему вреда.

Эти слова медоеда вполне устроили, и он, пройдя к двери, быстрым движением распахнул её, выпуская первой из кабинета девушку.

Уже сев в машину и пристегнувшись, Никита Иванович посмотрел на молодую сотрудницу.

— Я тут подумал, что охраннику не стоит знать, что ты работаешь в департаменте охраны. Как же его разговорить? Вот что, мы сейчас заедем в магазин, вы переоденетесь в штатское, и вечером оба направитесь в бар, будем убивать двух зайцев сразу. Я сяду в уголке и буду наблюдать, если что-то пойдёт не так, вмешаюсь, предъявив корочку. Ты, Роман, пристанешь к Марине, мол, понравилась она тебе безумно. Выпей рюмочку, не больше, но сделай так, чтобы все поверили, что ты очень пьян.

— Я понял, охранник должен кинуться на защиту бедной лисички…

— Подождите, — глаза Марины загорелись азартом. Её берут не просто на дело, а она должна сыграть роль. — Вечером они часто стоят на входе, лучше всё это разыграть на улице, я придумала, как выманить охранника за собой. Едем в магазин.

— Едем, — Никита Иванович нажал на кнопку, машина поднялась над землёй. — А затем я вас доставлю на место осмотра по новому заданию. Папочку-то откройте, сам выбирал для любимой сестры, — настроение у начальника отдела внезапно улучшилось, а вот у Марины испарилось.

— Рома, нам что, придётся по помойкам лазить? — девушка растерянно посмотрела на напарника и переделала ему бумаги. — Никита, меняй задание! После помойки мне нужно будет мыться, а на это не будет времени.

Роман поднял голову, прочитав содержимое папки и поинтересовался у начальника:

— А вы уверены, что госпожа Мартинес нечаянно выкинула коробочку с застрахованными драгоценностями в помойку? Вы её допрашивали, дом осматривали? Она их, скорее всего, продала, а теперь пытается страховку получить.

— Уверены, — усмехнулся Ник. — И страховку в этом случае она не получает. Их не украли, они не пострадали в пожаре. А, забыл сказать, госпожа Мартинес готова выплатить департаменту денежную награду, так как эти драгоценности — подарок мужа. Десять процентов от награды получит нашедший.

Молодые люди переглянулись и решили во чтобы то ни стало найти пропажу.

— Не понимаю, как можно выбросить то, что лежит обычно в сейфе? Она слепа, как крот?

— Угадала, крот она, несказанно богатая женщина, — Ник подъехал к магазину одежды.

— Почему тут не хватает пятой страницы? — Марина перевернула шестую обратно. — Да, четвёртая, а за ней сразу шестая.

— Показания потерпевшей остались у меня на столе.

— Что в них было такого, что ты их выдернул? — не унималась лиса.

— Да ничего такого. Ладно, слушайте. Так получилось, что её муж отправился за границу на заключение очень важной сделки. Госпожа Мартинес и вправду очень красива, а вот её муж стар. Дальше классика: молодая жена приводит почему-то именно домой молодого, красивого и, что немаловажно, богатого любовника. Тот дарит ей коробочку с драгоценностями, в ней колье, кольцо, серьги и браслет от известного ювелира. Довольная и польщённая молодая женщина ставит коробочку на столик к другим драгоценностям. Поцелуи и, скорее всего, должен был быть жаркий секс. Но тут вмешался случай…

— Вернулся её муж?

— Нет, — смеясь, Ник отстегнул ремень безопасности. — Только госпожа Мартинес поцеловала любовника и упорхнула в душ освежиться, перед этим сняв свои дневные очки и положив их на столик, как ключ в дверях повернулся. В квартиру вошла свекровь собственной персоной.

Через пять минут красотка, обёрнутая лишь в одно банное полотенце, вышла из спальни и подскочила от ужаса. Возле её столика стояла «любимая» свекровь.

— Матушка, а что вы тут делаете? — заикаясь, спросила госпожа Мартинес.

— Навестить тебя пришла, дорогая моя невестка. Сынок мой уехал, тебе, наверно, одиноко? А что это ты днём мыться надумала? — женщина недобро посмотрела на сноху и быстро прошла в сторону спальни.

— Спортом занималась и вспотела, — крикнула та вслед свекрови.

Девушка с силой сжала кулаки и кинулась к столику с драгоценностями. Наверно, растерявшись, или от страха она схватила коробку и нет, чтобы её спрятать, выкинула в ведро с бумагами, что стояло под столом.

— Но куда делся любовник? — спросил Роман.

— Там всё было банально. Он сидел на балконе, а не в спальне девушки. Как только начал поворачиваться ключ, любовник открыл первую попавшуюся дверь и оказался в спальне стареющего мужа, а оттуда уже вышел на маленький балкон. Свекровь заглянула в комнату сына, но проверять балкон не стала, поверив невестке на слово.

— Но у кротов обоняние сильно развито. Неужели престарелая дама не почувствовала постороннего мужчину?

— В твоём вопросе самое главное слово «престарелая». И уже не просто престарелая, а перестарелая. Нюх давно затупился, если уж совсем не пропал. Ей лет триста, не меньше. Кроты обычно еле до двести пятидесяти дотягивают. Через два часа пришла прислуга убирать квартиру, ну и выкинула коробочку вместе с содержимым ведра. Свекровь только вечером ушла, молодая женщина выпустила любовника с балкона. Тот несолоно хлебавши убрался восвояси. И вот только оставшись одна, госпожа Мартинес поняла, что выкинула не ту коробочку. Коробка любовника стояла на столе, а вот драгоценности, подаренные мужем, пропали. А он через три дня возвращается и обязательно поинтересуется, а где его подарки.

— Нечего выходить замуж по расчёту, — лисичка подмигнула Роману и открыла дверь машины. — Никита Иванович, а десять процентов — это сколько?

— Сто золотых, — Ник вышел из машины и посмотрел на ошарашенных новичков.

— Рома, нам необходимо первыми найти эти драгоценности. Дай-ка я ещё раз на них посмотрю, — девушка открыла папочку и нашла изображение ювелирных изделий.

— Э, нет, сначала одежда, а потом уже ваше дело, — Ник потянул сестру ко входу в магазин.

Глава 15. Узнать информацию и уйти


Марина выбрала чёрный, обтягивающий топ без лямок и тёмно-красную мини-юбку с леопардовым принтом.

— Никита, в случае опасности я не смогу бежать на таком каблуке, — девушка недовольно посмотрела на туфли. — Сантиметров восемь, не меньше.

— Бегать тебе не придётся, — брат развернул Мари в сторону раздевалки. — Переодевайся, вам пора ехать помойки осматривать. Сестра фыркнула и скрылась за занавеской. — Хотя, что их осматривать, мы вчера всё перерыли. Но вот, что более интересное произошло: служанку, что убирала в квартире госпожи Мартинес, мы не смогли найти.

— Так, а вот это уже любопытно. Братец, не хочешь ли ты сказать, что и это задание ты нам дал не потому что хотел насолить, а потому что услуги лисички понадобились? Ну, хитрец, заставил меня нервничать, а я уже все губы искусала, думая, где достать сплошной костюм с капюшоном, перчатками и маской, — довольная Мари чуть приоткрыла занавеску и протянула вещи брату. — Оплати, будь любезен. У меня ещё не было первой зарплаты, как только получу, сразу всё верну…

— А вот Роман сам за себя платит и не бухтит, — Ник забрал туфли.

— Вот когда у меня будет личный независимый счёт, доставшийся от богатой бабули, и я не буду… — Марина задёрнула занавеску и почему-то замолчала.

— Прости, я не хотел тебя расстроить, — Никита развернулся и ушёл к кассе.

— Я готова, — через минуту веселая лисичка вышла из примерочной. — Ник, рассказывай, что у вас не получается с уборщицей?

— Всё у нас получается, — он забрал пакеты и направился к двери. — Хотя да, не получается. Мы её найти не можем, понимаешь. Вчера весь день продержали её мужа в отделе и отпустили. Он же непробиваем, — негодовал начальник отдела. — Даже артефакт не уловил в его словах лжи, но я чувствую, что он знает, где его супруга может скрываться. Ну, не может он не знать, даже если она не сказала, то предполагать-то должен, — мужчина закинул вещи на заднее сидение машины. — Мы, было, решили, что женщина не любила своего мужа, а, получив такой подарок в виде выкинутых драгоценностей, сбежала от него. Но нет же, все соседи говорят, что в их семье полная идиллия.

— Он — альфа или бета? — Марина порылась в сумочке.

— Альфа, — Ник с интересом следил, что делает сестра.

— Значит, альфа. Придётся понижать статус. Дай свое разрешение и на изменение запаха моей сущности. Он кто?

— Волк… Марина, я тебя прошу только без экстрима и соблазнения. Включи на полную катушку свою магию елея, пусть он выдаст тайну жены, и уходи, — Никита протянул руку к артефакту. — А откуда он у тебя? Опять у отца стащила? Ты же знаешь, что без отпечатка пальца определённого оборотня он не будет работать. Зачем? — Никита злился, но артефакт настроил. — Всё, не потеряй, теперь ты — бета и волчица. И оборачиваться не вздумай, а то на твою вторую сущность все будут смотреть с нескрываемым удивлением.

— Мой любимый папуля мне сам его дал на днях, чтобы я могла найти себе пару. Сам же знаешь, что бете легче познакомиться с партнёром в полнолуние. Только вот настроен он был всего на одну ночь, — Марина исподлобья посмотрела на брата. — Ждите тут, я быстро переоденусь в магазине и обратно.

— Подожди, зачем? Ты же при исполнении и должна быть в форме, — Ник схватил сестру за руку.

— Никита, брат мой, сам подумай. Если я заявлюсь к нему в форме, да всей моей магии не хватит, чтобы его разговорить, он ещё блок поставит. Альфа всё же. И всё, плакали мои пятьдесят золотых. Так что ждите, — и быстро убежала в сторону крыльца.

— Роман, — Николай повернулся к медоеду, стоило девушке скрыться в магазине. — Идёшь за ней, но незаметно притаишься за дверью. Если вдруг шум, крики, вламываешься и действуешь по ситуации. Ты всё понял?

Медоед кивнул головой.

— Подожди, она же вещи забыла в машине. Во что собралась переодеваться? — не успел он закончить фразу, как паутинка оповестила начальника охраны об оплате из магазина одежды. — Ох ты ж, карточку умыкнула, лиса, — он хлопнул себя по карману. — Ну, так и есть.

Белая полупрозрачная блузка, через которую отчётливо виднелся белоснежный лифчик, чёрная узкая юбка-карандаш чуть ниже колена, чулки в сеточку. На лице очки в чёрной оправе, ножки обуты в туфли на небольшом каблуке. Волосы собраны в высокий хвост.

— Это ты куда в таком виде собралась? — глаза брата сузились.

— Скажи, что похожа на учительницу, — Мари крутанулась вокруг своей оси. — Я сразу приметила эту красоту, да тебя же не растрясти на два комплекта одежды, но раз для работы, то…

— Карту, — Ник перебил сестру, протягивая руку вперёд.

— Да пожалуйста, но имей в виду, что за эту одежду деньги не верну!

— Ещё раз возьмёшь мою карту без разрешения, уволю! — Никита убрал карточку в карман.

— А я тебя кормить не буду. Всех буду, а тебя нет. Долго проживёшь на сыром мясе? М-м-м, я с утра косулю замариновала, вечером она будет таять на языке. А ещё приготовила ягодный соус из малины, крыжовника и красной смородины, — Марина облизала губы, будто слизывая варенье. — Так как? Ждать тебя на ужин?

— Ждать, — вздохнул Ник и открыл перед сестрой дверь машины.

— Рома, как зовут супругов, что живут вместе, но не знают, где кто из них находится?

– Прасковья и Валерий Таурон, — Роман открыл последнюю страницу дела. — Но тут нет листка с допросом Таурона, — медоед ещё раз пролистал дело.

— Потому и нет, не шёл он на контакт, — Никита остановил машину возле двухэтажного дома. — Второй этаж, восьмая квартира. Лифт не работает.

— На второй этаж уж взберусь. Через полчаса не вернусь, можете идти меня выручать. Да шучу я, — улыбнулась девушка, подхватила небольшой чёрный пакет и вышла из машины.

— Войдёт в двери, быстро за ней. Не упусти ни слова, всё записывай на артефакт. Я понимаю, что слышимость будет не очень, но что есть.

Роман молча кивнул и покинул салон.

Марина нервничала, но самую малость.

«Поговорить, расслабить, узнать информацию и уйти», — она подошла к восьмой квартире и тихо постучала.

И только занесла кулак для повторного стука, как дверь распахнулась. В проёме стоял высокий, плечистый, немного лысеющий мужчина средних лет. В области его талии намечался жирок.

— Господин Валерий? — сладким голосом спросила девушка.

Господин Таурон принюхался, его зрачки неожиданно стали вертикальные, он улыбнулся и пробасил:

— Так всё же прислали девицу, — большими руками-лапами он сграбастал не успевшую сообразить, что происходит, миниатюрную девушку, прижал к своему пузу и затащил в квартиру. Затем дверь бесшумно закрылась, щёлкнул замок.

Глава 16. Тяжелой сумкой по морде


Мысли прыгали в голове Марины, словно зайчики: если сейчас уложить волка, то конспирации конец, и дело провалено. Остаётся терпеть и ждать развития событий.

— Ну, милая, давай, — господин Таурон поставил опешившую лису на пол.

— Господин Валерий, так дела не делаются, — как же выведать, что ему нужно?

— Да не переживай, кукла. Я всё заплачу, но после. Сейчас давай быстрее, а то жена придёт, ещё застанет тебя тут, а мне потом с ней объясняться, — говоря всё это, оборотень расстёгивал рубашку.

Мозг девушки зацепился за слово «кукла», но увидев, как мужчина перешёл от слов к делу, решила прощупать его, пока волк с мыслями не собрался.

— Через сколько придёт жена, вдруг не успеем?

— Да она к матери уехала, заболела та. Должна вернуться с часу на час. Иди сюда, куколка, доставай, — рубаха полетела на ближайший стул, и полноватый мужчина повернулся боком к девушке.

— Что доставать? — Марина перевела взгляд с круглого живота ниже, ведь мужчина не торопился расстёгивать брюки.

— Ты чего мне тут дурой прикидываешься? Сыскарей в моём доме нет. Волк меня скоро разорвёт изнутри, мне плохо. Вчера обезболивающих напился, знакомый врач подкинул, себя плохо помню. Кажется, сыскари зачем-то приходили. Да что ты побелела, не по твою душу. Коли давай! — и он похлопал себя по голому плечу.

— Мать моя лиса… — Марина поняла, чего хочет оборотень. Какой там секс, ему нужен был противозверин. Информацию, где находится Прасковья Таурон она узнала, пора уходить. — Ах, противозверин, — начинающий сыскарь порылась в пакете. — Подождите минутку, я сейчас вернусь, в машине нечаянно забыла.

— На кой мне сдался противозверин, ты не видишь, что мне плохо. Сто раз пожалел, что связался с этой гадостью и вами. А всё работа, будь она неладна. Мне нужен антидот, — мужчина, плохо контролируя себя, в один шаг оказался возле Марины. И, схватив её за горло, поднял в воздух, девичьи пальцы попытались разжать огромную руку. — Где он? — зрачки оборотня зафиксировались в вертикальном положении, морда начала обрастать шерстью, а второй рукой тот ощупывал девичье тело.

Мари, попробовала извернуться и достать ногой, но оборотень — высокий, а руки длинные. Горло болело, крикнуть и позвать Рому не получилось, оставалось одно — оборот.

— Что тут происходит? — женский крик, больше похожий на рык, остановил оборотня. — А ну, шалава, отпусти моего мужа!

Тяжелой сумкой по морде первому досталось Таурону, тот зарычал и выпустил девушку.

В открытых дверях появился Роман, — молниеносная реакция — и второй удар всё той же сумкой пришёлся по спине медоеда, прикрывшего собой сипящую лису.

— Приказываю поднять руки вверх! — строгий окрик остановил разгорячённую женщину. Она удивлённо повернулась в сторону двери. — Начальник отдела расследований, никому не двигаться.

Марина Николаевна пила воду и тихонько притрагивалась к горлу. Брат несколько раз требовал от подчинённой выйти в другую комнату и обернуться лисой, хоть так немного боль утихнет.

За столом сидел штатный письменник и быстро записывал всё, что говорили оборотни.

Напротив Марины в наручниках с виноватым видом сидел господин Таурон, а из комнаты только что вышел врач, снявший блокировку с волка. И сейчас Валерия мучила совесть и страх. Посадят же.

— С господином Тауроном разговор отдельный. Он точно поедет с нами и, скорее всего, штрафом не отделается, — произнёс Никита Иванович. — А вот вам, гражданочка Таурон Прасковья, светит штраф за нападение на сотрудника сыскного отдела и, скорее всего, очень долгое пребывание в местах не столь отдалённых.

— За что? — ахнула оборотница и решила, что лучшая защита — это нападение. — Откуда мне было знать, что это сотрудники сыска? Они мне корочки не предъявляли. Я захожу в свою квартиру и вижу, как родной муж обнимает постороннюю девицу. Моя волчица такого терпеть не будет, а этот пацан вообще подозрительный был, что в коридоре ошивался. Чего он молча полез в мою квартиру?

— Значит, волчица такое терпеть не будет, а кражу она легко терпит? Странная она у вас, — Никита посмотрел прямо в глаза разгневанной женщины.

— Чего? Какая кража? Где, когда? Я у мамы была, проведовать уезжала. О чём вы?

— У нас в отделе лежит заявление госпожи Мартинес, на которую вы работаете, о пропаже драгоценностей, что находились в шкатулке.

— Да вы… Да я… — волчица вскочила и ощерилась. — Я чужого никогда не возьму, тем более у господ, что так щедро платят. А драгоценности были, я нашла их, когда выкидывала мусор из корзины в мешок. Удивилась ещё, открыла коробку, а они там лежат, поблёскивают. Я же знаю, на кого работаю. Может, хозяйка решила, что коробочка пустая и выкинула её сослепу. Ну, я и пошла на кухню, где она со свекровью чай пила. Не успела дойти, как навстречу матушка господина Мартинеса из кухни выходит. Я улыбнулась, пояснила ей, что так и так, драгоценности нашла в мусоре и попросила передать невестке. Женщина меня поблагодарила, мило улыбнулась и прошла в ванную комнату. Какие ко мне претензии? Женщина престарелая, может, нечаянно в ванной забыла или с собой забрала. Я чиста перед законом, вот её и допрашивайте.

Сыскари смотрели на женщину и понимали, что дело разваливается на глазах, получается, что драгоценности-то из семьи и не уходили.

Марина Николаевна вздохнула, посмотрела грустными глазами на Рому и направилась к выходу.

— Госпожа Таурон, а вы не против, если мы осмотрим ваши личные вещи? К матушке съездим? — Марина замерла на месте, может, ещё не потеряны пятьдесят золотых.

— Смотрите, мне скрывать нечего! А к маме ехать не позволю, готова пройти проверку артефактом правды. И когда пойдёте к милой престарелой даме Мартинес, тоже его возьмите! — продолжала громко возмущаться женщина.

«Всё же потеряны», — вздохнула Марина и сделала шаг к двери.

— А надолго заберёте моего мужа? — тихо спросила женщина. — Он хороший, мы на свою квартиру хотели накопить. Я даже не знала, что он такую гадость вколол.

— Суд определит, — Никита кивнул письменнику, чтобы тот закруглялся. — Госпожа Таурон, распишитесь в письменных показаниях. До конца город расследования не покидать.

Роман вышел вслед за девушкой.

— Ну, не расстраивайся. А помнишь, как мы мечтали о частной практике? Отработаем год-другой на правительство и подадим заявку на открытие своего дела, тогда и деньги появятся, — медоед попытался подбодрить поникшую подругу.

— Да, не стоит расстраиваться. Нам ещё охранника соблазнять да убийцу искать, — улыбнулась Марина. — Не тебе, что замер? Мне, конечно…

— Выдумщица… — и молодые люди покинули дом.

Глава 17. Страсть и долг


Вечерело. Марина, Роман и Никита условились встретиться в баре через час.

Мужчины уехали заранее и порознь, чтобы сыграть свои роли: Никита будет прятаться в самом тёмном углу заведения, а Роман якобы напиваться.

Мари гнала байк в сторону промышленного района. Ей хотелось ещё раз попасть на место преступления, где они с Августином нашли несчастную девушку, и поподробнее осмотреть здание. По документам оно принадлежало, как и вся прилегающая территория, корпорации «Вольфгрейф».

Лиса немного нервничала от того, что не спросила разрешения у начальника отдела. Брат ясно дал понять, что на работе нет родственников. И за каждый проступок он спросит с неё по полной.

А когда Марина нервничала, то ей всегда хотелось есть. Подъезжая к нужному повороту, девушка заметила работающую магическую заправку и, решив, что ничего страшного не произойдёт, если она купит маленькую шоколадку, свернула с дороги.

Байк заправки не требовал, поэтому лиса подрулила сразу к входу в магазин.

«Заскочить, быстро купить шоколадку и ехать дальше», — не снимая шлема, девушка в чёрном кожаном костюме распахнула дверь и тут же столкнулась с выходящим мужчиной.

Извинившись, уже хотела пойти дальше, но неожиданно лиса высунула носик и принюхалась. А потом и совсем повела себя странно: начала царапать Марину изнутри, требуя срочно догнать того красавчика и познакомиться.

Гормоны ударили в голову, Марина повиновалась желанию лисы, неожиданно и ей самой захотелось повнимательнее рассмотреть того, кто не в полнолуние привлёк лисичку.

Недолго думая, она распахнула дверь и вышла. Лиса, словно ищейка, шла по запаху.

К третьей колонке тянулся этот медово-ягодный аромат.

«Эх, не успела», — слышно было, как хлопнула закрывающаяся дверца. Сейчас оборотень, что так идеально подошёл по запаху лисе, возьмёт и уедет. Лисичка заскулила и потребовала догнать.

Марина Николаевна не страдала излишней скромностью. Если второе «я» хочет познакомиться с привлекательным оборотнем, то она это сейчас устроит, просто встав перед машиной.

Но не сделала этого, так как на мгновение замерла в удивлении и упустила момент.

Мимо девушки пролетело именно то магическое средство, в которое села тогда на стоянке улыбающаяся оборотница, найденная вчера убитой. Неужели мужчина, который ей так понравился, причастен к этому делу?

С разбега оседлав байк, девушка нажала на кнопку и, поднявшись в воздух, бросилась в погоню.

Преследуемая машина свернула на улицу, где располагалось злосчастное здание, Мари внутренне напряглась, но магмобиль и не думал останавливаться и сворачивать в ворота. Он, не прибавляя скорости, направился дальше. Марина за ним.

Она посмотрела на здание и мысленно присвистнула. Она редко бывала в этом районе города. Оказывается, выехав из спального района и проехав насквозь промышленный район, можно попасть в деловой.

Засмотревшись на величественную многоэтажку из стекла, зеркал и стали, начинающий сыскарь чуть не упустила машину, та уже успела въехать на территорию.

Как же попасть внутрь? В идеале бы осмотреть салон, вдруг найдётся улика, указывающая на то, что убитая девушка была в ней.

Ворота медленно закрывались.

Марина поставила байк возле забора, положила шлем на сиденье, обернулась лисой и успела прошмыгнуть через ворота. Можно было и человеком пройти, но вряд ли охранник услышит мольбы бедной лисички, что воспылала чувствами к незнакомцу и хочет проникнуть на территорию для его поисков.

Начнётся: «Назовите его имя, ждите тут, возможно выйдет» и далее в том же духе.

А чего или кого ждать, если она даже лица его не видела, только грудь, спину и неземной медово-ягодный аромат.

Машина нашлась быстро. Лисичкин нос довёл до неё за считанные минуты, только вот мужчина уже ушёл.

Что делать? Броситься за ним, или посмотреть, что делается в салоне?

Марина Николаевна приняла волевое решение: сначала работа, а потом уже личные отношения. Да и что она может ему предъявить? «В вашу машину садилась девушка». А где доказательства?

«А вот мы их сейчас добудем! — перекинувшись человеком, она заглянула в окно. Потянулась к волосам, чтобы достать шпильку, и, ни на что не надеясь, дёрнула за ручку. Та легко подалась, открывая доступ к салону. — Он что, не закрывает машину?».

Уже изнутри открыла заднюю дверь.

Беглый осмотр ничего не дал, поэтому девушка решила просмотреть труднодоступные места на полу и под сиденьями.

Что-то маленькое блеснуло за пассажирским сидением, она наклонилась, вдавливаясь животом в заднее сидение и вытянула руку вперёд.

— О, да, у меня тут воришка! — бархатистый грудной голос ворвался в лисий разум, заставляя тело входить в трансформацию, так сильно лисе хотелось увидеть, принюхаться к владельцу приятного медово-ягодного аромата.

Не успела она подняться, как тут ощутила тяжесть тела на своей спине.

— Что пытаемся достать, — мягкие губы коснулись мочки уха Мари.

«Я ничего не пытаюсь… Это ты меня сейчас пытаешь, заставляя выдать свою сущность», — готова была кричать и вырываться Марина, но покорно продолжала лежать, пытаясь изобразить испуг.

— Извините, я нечаянно. Машина была открыта, а мне этой ночью негде переночевать, — что за бред, кто поверит в такие слова? Совсем потеряла голову от его аромата.

Марина попыталась вырваться, Но всё, что позволил мужчина, это повернуться и оказаться лицом к лицу с тем, кого хотела лисичка.

Иссиня-чёрные волосы, высокий лоб, прямой нос и волевой подбородок. Яркие зелёные глаза и умопомрачительная улыбка на аристократическом лице. Лисичка воспылала, она не могла отвести взгляд от притягательных зрачков, что секунду назад были обычным, а теперь вертикальными.

— Бета, — прорычал оборотень. — Как ты вкусно пахнешь. Ты думаешь, я не заметил тебя, когда выходил из магазина? Решил: отъеду, прослежу за тобой, попытаюсь познакомиться… М-м-м, твой аромат будоражит мне кровь. А тут такой подарок, ты просто вылетаешь за мной на своём байке. Решил проверить, как далеко зайдёт твоя волчица.

Его губы медленно приблизились к девичьим устам.

«Нельзя, — закричал внутренний голос. — Если он преступник?».

— Один маленький поцелуй, — прошептала Марина, отдаваясь во власть сладких губ.

Что он творил языком. Ворвался внутрь, как варвар. И нежные девичьи губы сразу припухли от страстных поцелуев. Язык Марины плавно переплетался с завоевателем.

Девушка не заметила, как забросила ноги ему на спину, прижимаясь всем телом к желанному оборотню.

— Идём со мной, милая незнакомка, будем знакомиться поближе, — одним рывком он вытащил её из салона и, словно первобытный волк, закинул ту на плечо.

Марина резко пришла в себя и забарабанила кулаками по широкой спине.

— Отпусти, варвар, никуда я с тобой не пойду!

— Зачем ты меня обманываешь? Я чувствую взаимное притяжение, мой волк прямо сейчас требует поставить на тебе метку. Только секс даст понять: истинная ли мы пара, — свободной рукой он толкнул стеклянную дверь, а молчаливый охранник проводил удивлённым взглядом мужчину, направившегося к лифту с необычной ношей.

— Отпусти! — Марина начала выходить из себя. Лиса же злилась на девушку, требуя успокоиться и уступить ей место, уж она-то умела найти общий язык с мужчинами. — Отпусти, я не согласна! — несильный укус, а затем шлепок по попе заставил Мари не только вздрогнуть и охнуть, но и собрав последние силы и разум в кулак, она попыталась пнуть коленом мужчину между ног.

— Моя волчица любит пожестче? — мягкие нотки в голосе мужчины исчезли. — Сейчас мы это устроим!

Глава 18. Не засыпай


— Меня зовут Клиффорд, но можно просто Клиф, — неожиданно вошедший в лифт мужчина бережно поставил Марину на пол.

Его взгляд медленно скользнул по её лицу, шее, опустился чуть ниже и замер на груди.

Марина затаила дыхание. Стоит ему лишь прикоснуться к ней, и она под напором животного инстинкта сдастся.

Глаза незнакомца потемнели, а зрачки вновь стали вертикальными.

— Так как тебя зовут, волчица? — Мари опустила голову, ведь если посмотреть альфе в глаза, всё равно, что бросить вызов. Она не мужчина, а значит, если это сделает, то негласно даст согласие на жаркий всепоглощающий секс.

Как же ей сейчас хотелось до боли в мышцах одновременно: и кинуться в его объятья, и убежать. Что же пересилит чувство долга или страсть?

Марина закусила нижнюю губу до крови, пытаясь привести себя в чувство. Зачем она сюда пришла? За ответами на вопросы. Если это он и есть преступник, то ей необходимо получить эти ответы во что бы то ни стало.

Она подняла голову и посмотрела мужчине в глаза, бросая тем самым ему вызов. Высунув язык, слизнула капельку крови с губы.

Марина видела, как волк сглотнул, как судорожно дёрнулся его кадык.

— Сладкая! — оборотень еле сдерживался от оборота.

Лифт звякнул, сообщая, что они прибыли на нужный этаж.

Клиффорд, не спрашивая, вновь подхватил девушку на руки, но уже не стал закидывать на плечо.

Горячее дыхание обжигало висок. Лиса царапалась изнутри и требовала её выпасть для знакомства.

Нервы девушки были на пределе. От волка кругами расходились волны животного магнетизма. Будь она настоящей бетой, то валялась бы сейчас в ногах Клифа, умоляя взять её, любить и не отпускать.

Мужчина двигался легко и уверенно в полутёмном коридоре.

— Куда ты меня несёшь? — тихо спросила Марина. — Отпусти.

— Сейчас отпущу, малышка, что не назвала своего имени.

— Мари-и, — в голосе оборотницы послышался хрип.

Всё же лиса пусть на мгновение, но взяла верх, практически заставив девушку назваться.

Дверь в большой квадратный кабинет была приоткрыта.

— Нам сюда, — мужчина вошёл и пяткой стукнул по двери, заставляя ту закрыться.

Через мгновение Мари сидела на диване, а Клиф наливал в изящные бокалы вина.

— Пей, — протянул он ей рубиновую жидкость.

— Не буду, — мотнула головой оборотница, но альфа, похоже, отказов не принимал и насильно всунул ей вино в руку.

— Нам обоим нужно выпить.

— Не могу, нюх притупится, — девушка чуть не добавила: «А мне ещё работать».

— Пусть притупится, — мужчина внимательно смотрел, как девушка поднесла бокал к губам и сделала глоток. — Я на грани. Ты даже не представляешь, как я тебя хочу: обнять, поцеловать, но без твоего согласия, — он допил вино, поставил бокал на ближайший столик и подсел к Мари.

Долго смотрел на её смущённое лицо, а затем протянул руку:

— Какие у тебя красивые волосы, — двумя пальцами подхватил выбившуюся прядку и заправил за маленькое аккуратное ушко.

От такого обычного, как могло показаться на первый взгляд действия, девушку бросило в краску, а затем в обжигающий жар.

В груди заныло. Марина почувствовала, как затвердели сосочки и натянули ткань тонкого ажурного лифчика,

— Тебе жарко, Мари, — мужчина медленно расстегнул молнию на кожаной куртке. Девушка не сопротивлялась, когда он снял её и бросил на спинку кресла. Он словно приворожил лисичку своим бархатным голосом.

Очнулась она лишь, когда была расстёгнута третья пуговка на блузке, а сильным мужские руки притронулись к оголённой кожи груди.

Их взгляды встретились, он положил руку на её затылок и привлёк к себе.

— Не сопротивляйся, отдайся своим чувствам. Ты хочешь меня так же, как я тебя, Мари, — последние слова он выдохнул ей в губы.

Её губы словно по приказу приоткрылись, и его язык скользнул между ними. Он целовал девушку медленно, растягивая удовольствие, целуя каждую губу по отдельности, прикусывая и тут же вновь нежно целуя. Марина тихо застонала и выгнулась. Мужские руки прошлись, поглаживая вдоль позвоночника, выдернули рубашку из брюк и с удовольствием забрались под полупрозрачную ткань.

Ох, как было горячо. Его прикосновения заводили, обжигали. Марина застонала и укусила мужчину за верхнюю губу, придав незнакомцу уверенности.

Луна светила в окно. Пусть она была уже неполная, но всё равно придавала магических сил своим детям.

Молодой человек, не отрываясь от поцелуя, дёрнул за отвороты тонкой рубашки, заставив маленькие пуговки побежать по полу и затеряться под столом.

Он опустил взгляд. Широкая мужская ладонь легла на плоский девичий живот, вызвав новую волну возбуждения. Ее громкий стон заставил мужчину зарычать, но стоило Клиффорду сдвинуть руку чуть ниже, как девушка пришла в себя и отодвинулась.

— Не нужно, — неожиданно она попыталась застегнуть блузку, но пуговиц не хватало. Её глаза наполнились предательской влагой. — Вдруг кто-то войдёт.

Волк удивлённо посмотрел на Мари.

— Я тебе сделал больно?

— Нет, — улыбнулась Марина, смахивая слезу. — Не хочу вот так, в незнакомом кабинете.

— Это мой кабинет, сюда никто не войдёт, ведь почти ночь. Но ты права: здесь не место. Пожалуй, я сдержу своего волка. Едем в лес, у меня недалеко свой домик.

— Хорошо, — Мари улыбнулась и добавила елея в голос: — Милый Клиффорд, сядь за стол. Ты устал, я сделаю тебе массаж, — лиса обволакивала волка нежным уговаривающим голосом. Его глаза заволокла романтическая дымка, он сел в кресло и прикрыл глаза, а умелые руки лисички поглаживали волосы, массажировали виски. — А где дамская комната? Сам понимаешь, хочу привести себя в порядок. Вызови магическое такси. Мы с тобой выпили, поэтому не стоит садиться за руль. А утром я заберу свой байк, — ключи от машины, что вёл оборотень, уже лежали в кармане молоденького сыскаря. — Я быстро, ты только не засыпай… засыпай…

Первым делом, выскользнув из кабинета того, к кому хотелось сейчас вернуться, она отключила артефакт, скрывающий её сущность и делающий бетой. Распаковала вонючую таблетку, которая с соприкосновением воздуха начинала испаряться, перебивая любые запахи, и, зажав нос, бросилась к двери, ведущей на лестницу. Быстро спустившись на первый этаж, зашла в первый открытый кабинет и вылезла через окно на улицу.

— Тоже мне охрана, выноси, что хочешь, — замурлыкала она себе под нос, открывая чужую машину. — А вот и улика, — её рука нащупала маленькую серебристого цвета серьгу. — А теперь сдаваться. Только кому? Никите или папе?

Обернувшись лисой, девушка также незаметно покинула территорию корпорации.

Именно в тот момент, когда изящная рука нажимала на кнопку взвода байка, очнувшийся оборотень обыскивал этаж за этажом, но не мог найти, потому что противная вонь перебила весь нюх. Ближайший час он не почувствует ни одного запаха.

— Найду, поймаю и выпорю! — громко крикнул он, смотря в заспанные глаза охранника: — Уволен, гад!

Глава 19. Во всём виноваты зайцы


Марина была зла на себя, на этого Клиффорда, который, возможно, оказался её истинной парой и на весь этот жестокий мир.

Она сидела на задних лапах и немигающим задумчивым взглядом смотрела на убывающую луну.

— Гадина, ну почему именно так? — зло выкрикнула лиса в сторону ночного светила.

— А мы тебя ищем по всему городу, — от неожиданности Марина подскочила и оскалилась. — Может, поделишься, за что их так? — Голова бурого медведя мотнулась вправо.

— Извини, папа, ты всегда так бесшумно подкрадываешься, будто и не медведь вовсе, — лисичка дёрнула ушками и посмотрела на разорванные тушки зайцев. — Охотилась, нужно же вас кормить, — безэмоционально произнесла она, вновь садясь на траву, и поднимая голову навстречу луне.

— Славная охота, штук пятнадцать не меньше. Из их шкурок сейчас и варежек не сшить. Рассказывай дочка, что случилось.

— Папа я, кажется, влюбилась…

— В кого? — медведь поближе пододвинулся к дочке. — А почему не с ним рвёшь зайцев?

— Он волк, — не сводя взгляда с луны, прошептала девушка.

— Волк, — мужчина задумался, он знал, что его дочь на дух не переносит волков.

— Папа-а-а, — Марина резко повернулась и прыгнула в лапы отца.

— Он тебя обидел? — большая лапа накрыла рыжую ушастую голову и погладила. — Только не ври, всё равно узнаю.

— Нет, не обидел, хуже, — холодный скребущий страх прокатился по позвоночнику медведя. Он замер, боясь услышать то, что скажет ему дочь. — Он, кажется, преступник.

— Так кажется или точно? — Иван Максимович тихонько выдохнул.

— Папа, я нашла серёжку убитой девушки в его машине, — всхлипнула расстроенная дочь и от неожиданности клацнула зубами. Отец закинул лису себе на спину и, не разбирая дороги, ринулся в сторону дома.

— Зай-цы, зайцы пропадут, пап-а-а, — девушка когтями вцепилась в спину родителя, только бы не упасть.

Никита третий раз прошёл через всю кухню и обратно, посматривая на сиротливо лежащее украшение на столе.

— Извини, отец, но я требую: или ты увольняешь её, или забираешь из моего отдела! — Марина тихо, как мышка сновала от разделочного стола к плите, а от неё к холодильнику. — Она должна была ехать на задание, а что вытворяет её лиса? Да это уму непостижимо!

— Давай сначала выслушаем твою сестру, а потом уже будешь ругать, — Иван Максимович строго посмотрел на сына.

Марина было, уже открыла рот, но Никита гневно бросил:

— О чём слушать? О том, что она забрала серьгу из салона? Как мы сейчас будем доказывать, что она именно оттуда? Хвалю, за то, что выследила машину подозреваемого, но зачем полезла без поддержки и официального разрешения к возможному преступнику? А если бы он тебе шею свернул? — Никита встал напротив плиты.

Деревянная ложка упала на пол.

— Найдёшь свою истинную пару на месте преступления и, тогда я буду кричать. Да моя лиса меня чуть изнутри не разорвала! Мозг то включался, то выключался! Ты хоть представляешь, как трудно оторваться от того, кого ждала всю жизнь? Это всё равно, что спрыгнуть с аттракциона, когда твоя люлька находится в ста метрах над землёй! — разгневанная Мари не заметила, как поменяла ипостась. Шерсть на шкуре вздыбилась, ещё мгновение и она кинется на Никиту, ни как на начальника, а как на обидевшего его брата.

— А я зайцев принёс, что вы просили, — в дверях появился Володя. И, как будто, не замечая напряжённой атмосферы в кухне, продолжил: — Только не всех, четыре пришлось выкинуть… Марина, а у тебя молоко с плиты убежало?

— Где? — девушка мгновенно перекинулась, развернулась и даже сделала шаг в сторону плиты. — Какое молоко? — раздался тихий смешок, за ним ещё один, через мгновение на кухне в голос смеялись три мужчины и лисичка.

— Как хорошо, все в сборе, и на ужин не опоздал. Марина, я молоко привёз, ты утром просила зайти в маг… — новый виток смеха пригвоздил непонимающего Василия к полу. Он замер с вытянутой рукой, в кулаке была зажата большая бутылка молока. — А что случилось?

Никита отсмеялся и посмотрел на сестру.

— Разговор не окончен, после ужина всё подробно расскажешь.

— Всё не буду, — Марина, краснее развернулась в сторону плиты.

Глава 20. Красные розы


— А теперь поговорим серьёзно. Поели, успокоились и за работу, исправлять ошибки, — взгляд Ивана Максимовича остановился на грустной дочери. — Марина, соберись! Холодный ум и не более, а то блокиратор на зверя повешу! — рыкнул родитель.

Дочка, нахмурившись, на мгновение замерла, будто бы обдумывала, а не заблокировать ли лису, чтобы та не мешала работе.

— Что у нас есть в сухом остатке? Никита? — начальник охраны города посмотрел на сына.

— Машину увозившую погибшую девушку мы, по словам сотрудника, — взгляд Никиты скользнул по сестре. — Нашли, но нужна проверка та ли эта машина.

— Марина, ты узнала оборотня, что сел в машину на стоянке? Это он был возле бара и разговаривал с девушкой? — Иван Максимович посмотрел на девушку.

— Нет, не он. Возможно… я неуверена, — лисичка закусила губу. — Вы понимаете, я обратила внимание на эту троицу, лишь потому, что девушка начала возмущаться. Был порыв подойти ближе, но мужчина, стоявший ко мне спиной, что-то шепнул красотке, она улыбнулась, села в машину и я потеряла к ним интерес. Мужчина стоял ко мне спиной, и я не прислушалась к его голосу. И ветер был в другую сторону, не донёс до меня запахов.

— Да, трудно будет доказать, что в машине был именно этот волк. Но то, что в машине был ещё один, ты точно уверена? — начальник стражи города постучал ручкой по столу.

— Да, уверена, — лиса не отвела взгляда и продолжила: — Когда мы поднялись на этаж, Клиффорд сказал, что никто не посмеет побеспокоить нас, это его кабинет. О, охранник на входе, когда Клиффорд пронёс меня мимо стойки, громила немного удивился, но промолчал. А значит хорошо знает вошедшего.

— Всё это очень странно. Чтобы один из учредителей корпорации «Вольфгрейф» был замешан в убийствах? — Иван Максимович повернул телефон в сторону своих сотрудников. — Вот в паутинке вся информация. Он?

На девушку внимательно смотрел Клиф, лиса внутри рыкнула, жалобно пропищала и свернулась клубочком.

— Иван Максимович, предлагаю отстранить Марину Николаевну от участия в этом деле, вы посмотрите на неё. Личная привязанность к подозреваемому… Возможно, с его стороны это новый способ заманить жертву, хотя я не слышал, что истинное притяжение можно сыграть, но всё бывает в первый раз.

— Нет! — Мари стукнула ладонью по столу. — Я против, и согласна на блокировку зверя. Не отстраняйте, я обязана помочь найти убийцу или убийц.

Неожиданный звонок на телефон начальника отдела прервал речь разгорячённой девушки. Никита извинился и вышел из комнаты.

— Нашли девушку, что увезли вчера, — сообщил вернувшийся Ник. — За промышленной зоной, на обочине дороги недалеко от опушки леса.

Все замерли, ожидая, что ещё скажет начальник отдела, каждый из сидящих за столом надеялся, что она жива и здорова.

— Жива? — Иван Максимович в нетерпении постучал ручкой по столешнице. Марина с силой сжала кулаки.

— Жива, но ничего не помнит, сейчас она в больнице, штатный лекарь сказал, что в крови нашли тоже лекарство, что и у предыдущих жертв, лишающее воли. Она ранена, несколько переломов: рёбра, рука. Скорее всего, убийца выкинул её на ходу, из машины. Обернуться не может, лекари выводят из организма эту гадость, очищают кровь. Так что, Марина, на твоей совести одна спасённая жизнь. Сильно ты напугала убийцу, раз он выкинул жертву из машины и не убил. Совершил ошибку, девушка придёт в себя, обернётся волчицей, подлечится и может всё вспомнит. Тогда поймать преступника будет делом одного дня, — Никита даже потёр ладони друг о друга, предвкушая скорую победу.

— Охрану выстави возле палаты, чтобы ни одного волоса не упало с девушки, — приказал Иван Максимович начальнику отдела расследований.

— Сделано! — отрапортовал тот.

— Всем спать, утром на работу не опаздывать! — Иван Максимович зевнул и вышел из комнаты.

Потихоньку все разошлись и, лишь Марина осталась прибрать кухню. Выбрав в одной из паутинок сборник мелодий, включила его и начала протирать стол. Время пролетело незаметно, настенные кухонные часы щёлкнули в очередной раз.

— Час ночи, — наконец лисичка почувствовала усталость, закрыла кран и поднялась к себе в комнату. Медленно расстёгивая халат, она подошла к окну, чтобы его закрыть и замерла, на подоконнике лежали три алые розы.

Глава 21. Гнев


Первым желанием было закричать, позвать родных на помощь. Но мысленно щёлкнув себя по носу, обругав трусихой, она медленно двинулась к окну, но не успела сделать и шага, как увидела руку, протягивающую на подоконник ещё несколько роз.

Девушка мгновенно обернулась лисой и пригнула на гада, что покусился на её подоконник, страшный крик оповестил округу, о том, что кто-то пострадал.

— Мариноч-ка-а, — под злющей лисой лежал постанывавший Августин. Лисьи клыки замерли в сантиметре от шеи наглого ночного гостя. — Я пришёл извиниться, — в рыжую мордочку уткнулась красная роза. Девушка чихнула, откусила ни в чём не повинный бутон и попыталась отползти.

Бездумно прыгая на преступника, девушка, приземлившись, сильно ударила переднюю правую лапу о землю.

— Сильно ударился? — Марина, уже в человеческом облике сидела рядом с Августином. — Ум есть? Ты зачем полез на второй этаж? Не мог с курьером цветы прислать, — быстро затараторила та. — Оборачивайся и хромай отсюда, на крик сейчас придут злые медведи и разорвут тебя, да так, что на флаг соседней империи не хватит.

— Хватит, мы постараемся осторожно резать его на лоскуты, — из-за угла показалась вся медвежья семья.

Девушка мысленно простонала и прикрыла своей спиной незадачливого дарителя роз.

— Папочка…

— Нет. Марина! Не подействуют твои уговоры! Да моя шкура чуть не побелела, услышав сквозь сон, крики. И один из них был твой.

— Я нечаянно… просто испугалась…

— Что ты нечаянно? — рядом с отцом, скаля клыки, встал Василий.

— Ударила Августина о землю, вот он и кричал…

Медведи успокоились, обернулись и подошли к лежащему оборотню.

— Лечиться не собираешься? — протянул руку Никита незадачливому сотруднику.

— Нет, — тот мотнул головой.

— Правильно, что не оборачивается. Может, через боль войдёт умная мысль в голову, что не стоит лезть к девицам на подоконник, когда находишься на службе! — Иван Максимович развернулся и отправился в дом.

— Мари, сделай нам чай, — Никита придержал вставшего Августина.

Через десять минут вся семья во главе с хмурым Иваном Максимовичем слушала сбивчивый рассказ неудачника-скалолаза.

— Понимаете, мне и правда понравилась Марина, пусть это и было служебное задание, поддержать девушку… Ай-й, — всё ещё злая лиса, обрабатывающая рану волка, сильнее надавила на затылок оборотня. — Но она запала в моё сердце, — рука девушки дрогнула. — Вы, господин начальник стражи, поставили меня патрулировать территорию сегодняшней ночью…

— Да, территорию, а не стену под окном моей дочери. Премии лишу!

— А что дальше было? — тихо спросила Мари, на её веку ещё не было бесстрашных мужчин, готовых ради неё лезть на подоконник с цветами. Тем более, зная, что дом полон медведей.

Всем известно, что любой медведь сильнее волка, даже бета. А тут целый дом альф. Девушка, вытерев последнюю каплю крови с лица оборотня, улыбнулась. Зато лиса, обнюхав Августина, фыркнула и отвернулась.

— Всё прошло бы незаметно, — улыбнулся оборотень. — Нога соскользнула, когда я пытался положить записку на колючие стебли, хватаясь за подоконник, смахнул несколько роз, пришлось вновь спускаться за цветами и запиской. А дальше ты всё знаешь. Виноват, конечно, хотел романтично извиниться. А вот как вышло.

— Папа, прости его, — Марина прильнула к уху Ивана Максимовича. — Ради меня, ночью никто не подоконник не лазил.

— С сегодняшнего дня усилить патруль на нашей территории, — глава семейства посмотрел на Никиту. — Этого больше не пускать сюда. И нечего на меня зыркать, — выражения лица Августина не изменилось, но в глазах проскользнуло недовольство. — Марина, в следующий раз, вместо того, чтобы прыгать на незнакомых оборотней, беги в противоположную сторону и громко зови на помощь! А если бы у него был шприц с той гадостью или нож? — Иван Максимович так ударил кулаком по столу, что крепкое дерево дало трещину. — Совсем в городе расслабились, с завтрашнего дня все выходят на охоту! Марина на косулю, а вы… — он обвёл сыновей взглядом и не смог придумать зверя, с которым не справятся его сыновья. — А вы, на бои! Августину вызвать такси, всем остальным, спать! Марина, ещё один проступок и ты вылетаешь с работы, с такой характеристикой, что никто и никогда тебе не даст разрешение открыть частный сыск.

— Да, сестрёнка, сильно ты разозлила батю, давно его не видел таким, — тихо прошептал Володя, после того как тяжёлая деревянная дверь от удара пошла трещинами.

— Косулю? Я никогда одна не ходила на косулю, — покусывая губы, промямлила Марина. Она давно уже не воспринимала всерьёз угрозы любимого папы. Но поймать косулю одной? Ну, Августин, ну, подожди!

Глава 22. Объявление


Утреннее солнце заглядывало в окна кухни, но напряжённую атмосферу, царящую за столом даже тёплые лучи не могли смягчить.

— Я наверно не буду завтракать, — Никита отодвинул тарелку с подгоревшей яичницей и переслащённым кофе.

— Да и я не хочу, — одновременно произнесли Василий и Володя, выходя из-за стола.

Марина громко запыхтела, но промолчала, отвернувшись к плите.

— Чем утром кормят? — в кухню вошёл Иван Максимович. — Вы куда? А завтрак? — он проводил детей недоумённым взглядом. — Марина, что с ними?

— Аппетита нет, — буркнула та, открывая холодильник. — Сок, молоко, кофе?

Медведь улыбнулся и попросил крепкий кофе.

— Мариш, а Мариш? — Иван подцепил яичницу, вздохнул и всё же отважился попробовать подгоревший кулинарный шедевр. — Ну, хочешь, я пойду с тобой на косулю? Или совсем отменю приказ? Э-э-э, я кофе без сахара пью, — он взглядом проводил третью ложку сахара, высыпанную дочкой в кофе.

— Нет, — ещё громче запыхтела девушка. — Я сама поймаю косулю! Но не сегодня…

— Да, да, не сегодня, — согласился глава дома. — И завтракать, похоже, я буду тоже не сегодня, — промокнув сухие губы салфеткой, мужчина поднялся из-за стола. — Через десять минут будь у входа, довезу тебя до работы, про байк пока забудь, до конца расследования.

— Хорошо, папа, — расстроенная лиса собирала тарелки с нетронутой яичницей. — Буду…

— Марина, Мариночка, — по коридору навстречу напарнице быстрым шагом направлялся возбуждённый Роман. — У нас с тобой всё же есть шанс заработать золотые!

— Как? — глаза лисички заискрились, она тут же позабыла все горести, что случились вчера. Перед глазами промелькнули новые краги, зеркала для байка, сделанные на заказ, под старину и даже новенький шлем.

— Ты что, совсем на доску объявлений не смотришь?

— А что на ней? Найдите мою кошечку, заплачу конфетами? Нет, не смотрю.

— Ну и зря, — молодой человек вытащил из кармана телефон. — Гляди, — поискав что-то в паутинке, он показал фото молодой и очень красивой девушки.

— Коринович Татьяна Севастьяновна. И что? — Марина теряла интерес к разговору.

— Она одна из тех, кто живёт в лесу и почти никогда не появляется в городе. Так вот, — Роман ухватил напарницу за рукав и потащил в кабинет. — Татьяна пропала несколько дней назад. В полнолуние! Заявление родители принесли сегодня, только у лесных не приняли, как те не упрашивали, мол у вас свои сыщики и так далее. Но объявление не смогли не взять, по закону.

— Рома-а, — протянула Марина, останавливаясь и прижимая парня к стене. — Сам подумай головой, девушка пропала в полнолуние, гон, возможно, она встретила свою истинную пару и всё ещё гуляет с ним по городу, позабыв и о работе, и о сне, а тем более о родителях.

— Мари, — да пусть она хоть замуж выйдет, что маловероятно, лесные к городу не подходят. Где она этого городского найти могла? — Роман почему-то покраснел и, вывернувшись из лисьего захвата, двинулся дальше.

— В лесу, куда он подался для охоты или приключений, — парировала собеседница нагоняя друга.

— Э нет, вот тут ты не права! Вся голова этой волчицы была забита лишь учёбой. И я подозреваю, что она сбежала именно в Академию.

— Вот ты великий сыщик Бурмистр! Прямо по фото это определил?

— Нет, родителям позвонил, вопросы задал… Марина, а теперь смотри на цифру вознаграждения.

— Ты чего раньше молчал, — глаза лисички вновь вспыхнули огнём азарта и наживы, в хорошем смысле этого слова. — Когда приступим к поискам. Это же по сотне золотых каждому из нас за минусом процента, что уйдёт департаменту охраны города.

— Как только рабочий день закончится так и пойдём, но имей в виду, деньги отдадут, только если мы доставим девушку домой, — Рома убрал телефон.

— И как мы это сделаем, если она не захочет, похитим? — Мари распахнула дверь в кабинет.

— Проходим, проходим, — молодых людей практически втолкнул в дверь Никита Иванович. — Присаживайтесь, начинаем совещание.

Совещание начальник отдела начал с главной темы, а именно: вчерашняя находка машины.

Первым взял слово аналитик отдела Ставр. Всё, что о нём знала Марина, это то, что парень очень ответственный, чёрный медведь, и на работу ездить из другого города, добираясь до места на своей машине за три часа.

— Завтра с утра подозреваемый Клиффорд уезжает в командировку на пять дней. Заключение очень важного договора, — молодой оборотень опустил голову в бумаги. — Было запланировано ещё месяц назад, улаживали небольшие разногласия в договоре. Второе, охранник, что вчера видел Марину Николаевна и Клиффорда сегодня утром был уволен, но уже доставлен в допросную. Третье, по нашим наблюдениям машина, на которой вчера ехал подозреваемый, всё это время, а то есть с часа ночи оставалась на стоянке корпорации. Наблюдение и сбор данных продолжается.

— Значит так: охранника будем допрашивать. Марина Николаевна, вы хотите послушать, что нам поведает уволенный мужчина?

Девушка кивнула головой в знак согласия, а за ней и Роман захотел поприсутствовать на допросе.

— Ночной дозор сменить, в дневной идут Владимир и Василий, постарайтесь не упустить никакой мелочи. Если машина выедет за ворота, один из вас за ней. Другой остаётся на посту.

— Слушаемся, — братья поднялись с места, и вышли из кабинета.

— Есть у меня одна мысль, — Никита Иванович оценивающе посмотрел на лисичку. — Идёмте, за допросом будете наблюдать из соседней комнаты, через затонированное стекло. Слушайте и делайте пометки, потом сравним наши выводы.


Глава 23. Допрос


— И что? Да, работал в корпорации, ну, уволили. И что? — флегматичный охранник смотрел в глаза работнику правоохранительных органов. Недолюбливал он их, когда-то ему отказали в работе, а он очень хотел быть сыскарём. Пф-ф, вот ещё, не будет он отвечать на вопросы медведя и точка.

— А то! — раздражение Никиты Ивановича достигло апогея. — Тамил Сергеевич, хватит отвечать вопросами на вопрос. Ещё раз спрашиваю: за что вас уволили?

— У бывшего начальника спросите, — пожала тот плечами, и потянулся к стакану с водой.

— У меня на руках заявление пропавшей девушки, — под нос Тамилу Сергевичу была подсунута фотография Марины. — И есть свидетель, как эту девушку на плече тащил высокий стройный мужчина именно в то здание и в ту дверь, где ночью дежурили вы, Тамил! Будешь говорить, куда девушка делась или пойдёшь, как сообщник похищения и убийства?

— Че-го? — вся флегматичность в момент слетела с оборотня, он зарычал и сделался шире в плечах.

— Охрана! Наручники! — рявкнул Никита Иванович, в то же мгновение распахнулась дверь, впуская внутрь двух мужчин внушительного роста.

— Не нужно наручники, я всё расскажу, — охранник, увидев превосходящих его по силе оборотней, передумал буянить и тихо присел обратно на стул.

— Конечно, всё расскажешь… — начальник отдела сыска махнул головой, приказывая охране выйти за дверь.

Марина и Роман, сидя в соседней комнате, следили за каждым словом Никиты Ивановича, забыв, что должны записывать разговор и делать пометки.

— Что за машина въехала тем вечером на территорию здания корпорации? Кто в ней находился? Кому она принадлежит?

— Вы поймите, — будто не услышав вопросов, начал каяться Тамил Сергеевич. — От них же веяло страстью, девушка не вырывалась. Я подумал, что они нашли друг друга, как истинная пара. Я бета и я чувствую, когда между парой страсть. Только поэтому я не стал задавать вопросов, — он схватился за голову. — Вы нашли её мёртвой?

— Тамил Сергеевич, отвечайте на поставленные вопросы. Когда девушка вышла из здания?

— Я не видел… Видел только как господин Клиффорд выскочил из лифта, за воротами зашумел байк, я подумал, что девушка сбежала. Он кричал, ругался, негодовал, обвиняя меня в этом. Ищите байк, теперь я точно уверен, что она сбежала.

— Хорошо, расскажите о машине, на которой приехал господин Клиффорд в ту ночь, — Никита посмотрел на бывшего охранника.

— А что рассказать? Служебная машина, одна из трёх, он на ней почти никогда не ездит, у директора более дорогая, представительского класса. Но именно в тот день её отправили на технический осмотр. Он сидел в своём кабинете, а я на посту, неожиданно лифт открывается и оттуда выскакивает господин Клиффорд. Спросил где тут ближайший магазин, я ответил, что на магической заправке. Следующим вопросом с его стороны было: далеко ли идти, на что я предложил взять свободную рабочую машину. На этом всё, он сел и уехал. Где подцепил девицу, не знаю.

— И часто у вас начальство по ночам девушек в здание на плече притаскивает?

Тамил быстро, словно болванчик, закачал головой, отрицая такие факты.

Марина стояла, слушала слова оборотня и улыбалась. Тяжесть с души упала. Значит, Клиффорд не пользуется этим автомобилем и есть большая вероятность, что за рулём в тот вечер был не он. Лиса ликовала, костерила недоверчивую Марину, крича ей в ухо, что уж её избранник не может быть преступником. На что Марина мысленно парировала лисе, что и у преступников есть любимые половинки, а тем более истинные пары.

— Где машина, на которой ездил господин Клиффорд, находилась последние три ночи. Кто её брал и куда ездил?

— Я работаю, то есть работал, сутки через трое. И не могу сказать, где находился автомобиль. Но смею предположить, что на стоянке. Ею очень редко кто пользуется и чаще всего днём. Да не чаще, а всегда днём. Мы записываем каждый выезд. Вы журнал посмотрите.

— Вижу я, как вы работаете, господин Тамил Сергеевич. Перед носом похищенную девушку проносят, а вы молча способствуете преступлению, — Никита положил чистый лист бумаги перед охранником.

— Не-не-не… Вы ищите, она точно должна быть жива. Не нужно на меня вешать чужие грехи. Вы господина Клиффорда допросите, он точно должен знать, куда делась девица.

— Допросим, как только он вернётся из командировки. Из города не выезжать, даже в лес, до особого разрешения, — Никита поднялся.

— Меня отпускают? — с недоверием спросил Тамил.

— Отпускаем, отпускаем и, надеюсь, что в следующий раз, видя, как мимо проносят на плече висящую жертву, вы, как минимум зададите вопросы.

Марина незаметно вынула телефон и залезла в паутинку, на запрос о милом волке паутинка запестрила ответами.

«Какой он красивый», — мурлыкала лиса, требуя оборота.

Фотографий в паутине было много, но самое главное девушку интересовал семейный статус Клиффорда и когда её глаза в графе семейное положение увидели: холост, счастье захлестнуло лису.

«Хорошо, что он уехал в командировку, — подумала девушка. — Мои чувства не будут мешать расследованию».

Лисичка показала язык непокорной Марине и отвернулась.

«Тяжело, когда сама с собой не могу найти общего языка. Словно переходный возраст настиг меня повторно», — хихикнула Марина и вышла из кабинета вслед за Ромой.

Глава 24. Пришла в себя


Девушка пришла в себя несколько часов назад. Последнее что она помнила, как твёрдо решила наперекор родителям подавать документы в Академию. Оставались последние дни, и приём будет закончен.

Неделю назад молодая волчица выкрала из шкафа свои документы, спрятав их у себя в комнате. Поняв, что отец не заметил пропажи, девушка успокоилась и через два дня совершила побег, заранее сообщив родным, что пойдёт на охоту.

Всё, что было дальше она не помнила, словно чёрный занавес опустили перед глазами. Вот она выходит из дома и всё… дальше темень.

Не могли же на неё напасть прямо возле родного порога?

Испуг, страх и ужас, это первое, что испытала Татьяна. Темно, волчица не откликается, руки и ноги привязаны к кровати, она смогла нащупать железную спинку с толстыми прутьями и какими-то цветочными завитками. Вместо крика из пересохшего горла вырвался хрип. Долго, хрипя, она пыталась звать на помощь, но ответом была тишина и лишь где-то мерно капала вода.

Девушка попыталась принюхаться и почувствовать хоть какие-то запахи. Где она, в лесу или в городе. Кто-то не поскупился и артефактом или порошком заглушил все запахи.

«А что если это не артефакт? Что если те, кто её украл, влили в неё блокиратор? Антизверин или что ещё, похуже? — слёзы хлынули из глаз, плотная повязка чуть-чуть намокла. — Если это она потеряла нюх? Как жить дальше калекой? И оставят ли её в живых? — Татьяна плакала долго и горько, пытаясь расшатать руками прутья, пока слёзы не иссякли и, она не замерла, устало опустив руки на матрас».

Прошло ещё немного времени, звуки воды вбивались в голову, словно молот. Отвлечься и уйти в себя не получалось.

Мотая головой по жёсткой подушке, наконец, волчица смогла не полностью, но сдвинуть плотную ткань с одного глаза, обрадовалась и продолжила сдирать с лица ненавистную повязку.

— Какая молодец, справилась с повязкой. Что будешь делать дальше? — тихий голос, раздавшийся справа, заставил девушку испуганно захрипеть. Она дёрнулась, верёвки больно впились в запястья.

— Вы кто? Где я? Отпустите, — шептала Татьяна, вертя головой по сторонам, попыталась посмотреть и назад, но не получилось. Неужели он всё время сидел тут и смотрел, как девушка мучается? Или смог бесшумно пройти, пока Татьяна пыталась содрать повязку? Были вопросы, на которые не было ответов. — Меня будут искать родители, вы мож…

— Я очень надеюсь, что они будут тебя искать, но мы подождём ещё несколько дней, — широкая ладонь закрыла девичий рот, другая — глаза. — Пусть помучаются, напридумывают невесть что, а потом выполнят все мои условия. Пить будешь?

Татьяна закивала головой.

— Закрой глаза и не делай глупостей, если хочешь уйти отсюда живой и здоровой.

Девушка послушно сомкнула веки, грубая мужская рука придержала голову за затылок, пока она пыталась напиться из узкой бутылочки.

— Моя волчица, — не открывая глаз, всхлипнула девушка. — Я не чувствую её и запахов.

— Не бойся, — шершавые пальцы погладили девушку по щеке. — Всё будет хорошо. И волчица, и нюх вернутся через несколько дней, если только твои родные не будут глупить. За то, что ты была послушная, не буду одевать повязку, можешь осмотреться, но не раньше, чем я уйду. — Ко рту поднесли ложку с кашей. — Ешь!

— В туалет, — одними губами прошептала Татьяна, поев.

— Хм… Я о нём не подумал. Лежи, сейчас что-нибудь придумаю, — слышно было, как мужчина куда-то вышел.

— Всё будет хорошо, меня обязательно найдут, — прошептала Татьяна и тихо всхлипнула.

Глава 25. Инструктаж и бутерброды


Марина внимательно слушала инструктаж Никиты Ивановича. Именно ей он поручил самую важную миссию: быстро и безболезненно влиться в волчий коллектив корпорации «Вольфгрейф», собрать сведения о машинах, стоящих на стоянке: кто пользовался, когда, куда ездил, составить список подозреваемых.

— Нам на руку, что тот, кто может узнать нашу сотрудницу, уезжает в командировку, — начальник отдела обвёл взглядом подчинённых. — Вы, конечно, задаётесь вопросом: почему именно новенькая, только из Академии и посылают на такое трудное задание. Ответ один: она лиса. Сами понимаете, что лисы у нас не работают, но очень часто их умения нам жизненно необходимы. Стоит ей сказать несколько лестных слов любому из вас, и вы в её цепких коготках.

Некоторые сотрудники кивнули головой, соглашаясь с начальником.

— Но как она туда попадёт? — поинтересовался Августин, сидящий в уголке. — На работу именно в эту корпорацию очередь нужно ждать не год и не два.

Марина взглянула на волка и мысленно спросила, нравиться ли ей Августин, та лишь хмыкнула и отвернула мордочку.

— Неожиданно сразу два помощника в секретариате взяли отпуск по семейным делам, секретари не справляются, не хватает рук. И нам удалось по большому блату пристроить своего человека, — пояснил Никита, посмотрев на Августина. — Попробуем ещё кого-то из вас охранником или водителем устроить для подстраховки лисы.

— Марина Николаевна, сегодня встречаемся с человеком, который всё устроил, она введёт вас в курс дела: как одеваться, когда говорить, а когда молчать. В обед идём в кафе неподалёку. Всё ясно?

Мари кивнула в ответ.

— Василий, пострадавшая девушка пришла в себя?

— Пришла, но ничего не помнит, — ответил подчинённый.

— Врач, какие прогнозы даёт? Артефакты памяти пробовали?

— Артефакты пробовали, но она очень слаба, поэтому не стали применять в полную силу. Ничего не вспомнила, но смогла дозваться до своей волчицы, можно будет поговорить ещё раз после оборота. Возможно, волчица откроет память, — Василий чертил круги на бумаге.

— Проверили слова охранника? — продолжил начальник отдела. — Машина Клиффорда была в ту ночь на техническом осмотре?

— Да, была, — слово взял Володя. — Она и сейчас там, сначала в очереди стояла на проверку, потом нужно было заменить какую-то деталь, которой не оказалось в наличии. Ждут, как получат, заменят и вернут на стоянку.

— Продолжаем поиски свидетелей в барах, Владимир и Василий, — начальник отдела посмотрел на братьев. — Понаблюдайте за тем охранником в баре, незаметно, всё же мне кажется, он что-то недоговаривает. Если по остальным делам пока вопросов нет, то все работать.

Народ поклонился и каждый занялся своим делом.

— Марина Николаевна, берите сумочку и следуйте за мной, — Никита подошёл к сестре.

— Да, сейчас, — девушка без лишних слов поднялась, подхватила сумку и направилась к двери.

Кафе и правда было недалеко, Марина и не знала, что рядом с работой есть такое тихое уютное место.

Никита проводил девушку через запасной вход на террасу с видом на реку.

— Познакомьтесь, — он подвёл её к оборотнице, сидящей у дальнего столика. — Ольга, разреши представить мою сестру Марину.

Стройная красивая девушка поднялась, протянула руку Мари и улыбнулась.

— Очень приятно познакомиться с твоей сестрой, милый.

Марина пожала ладонь и перевела взгляд на брата.

— Вы встречаетесь? И ты молчал? Вот папа обрадуется…

— Рано ещё говорить об отношениях. Оля спешит, — Никита осадил сестру, Ольга поджала губы и села на стул.

— Извините моего брата за бестактность, сами понимаете, медведь. Не умеет говорить комплименты, но я займусь его воспитанием, — Марина, как могла, пыталась разрядить обстановку.

— А Василий с вами не пришёл? — поинтересовалась Ольга. — Я его давно не видела, соскучилась.

— Ну, вы даёте… — Марина даже немного обиделась на братьев. — У вас такая красивая, нежная девушка, а вы нас даже не познакомили. — И тихо обратилась в сторону Ольги: — Вы истинные или просто влюблённые? Сразу два брата нашли любовь и молчат… Вы приходите…

— Марина, — Никита натурально зарычал, не дав сестре пригласить Олю в гости. — Мы с Василием сами разберёмся в своих отношениях, не лезь. Придёт время, познакомим семью со своей девушкой.

— Хорошо, хорошо. Что я такого сказала? — лисичка искала поддержки в лице Ольги, но та лишь прожигала гневным взглядом любимого человека.

— Давайте к делу, скоро обед закончится, у меня много работы, да и у Ольги тоже. Официант, два фирменных обеда. Оля, ты себе заказала или будешь, как мы? Фирменный?

— Я уже пообедала, — коротко бросила девушка и протянула Марине визитку. — Тут мой номер телефона. Завтра зайдите в отдел кадров, подпишете документы о временном трудоустройстве. Как всё подпишите, поднимайтесь на десятый этаж, в секретариат. Как пояснил мне Никита, вы подозреваете кого-то из обслуживающего персонала в преступлении. Я всегда рада помочь своему молодому человеку. Поэтому работой вас не буду загружать, лишь иногда отнесёте куда-нибудь бумаги и можете свободно ловить расхитителей корпоративной собственности, — девушка поднялась из-за стола. — Строгого дресс-кода нет. Но деловой стиль приветствуется: юбка, блузка, туфли на каблуке, строгая причёска, неяркий макияж. До встречи, мне нужно идти, — Ольга улыбнулась, посмотрела влюблённым взглядом на Никиту, кивнула Марине и удалилась.

— Никита, зачем ты так с ней…

— Марина, не лезь. И не строго я, просто немного растерялся. Мы договорились вчера с ней, что она пока не будет выдавать, что мы с братом за ней ухаживаем. У вас девчонок язык совсем за зубами не держится. Вспылил немного. Вечером позвоню, извинюсь.

— Никита, мы с Ромой вечером будем заняты, не теряйте меня. Ты не подумай, всё в рамках закона. Мы взялись за поиск пропавшей девушки, за вознаграждение, — брат тихо застонал, водя ложкой в тарелке с супом. — Да ты не переживай, ничего серьёзного, Рома говорит, что мы её быстро найдём, скорее всего, она в Академию решила поступать. Лесная, ты же знаешь какие у них строгие правила насчёт города. По своей воле родители не отпустили бы её в город, тем более учиться. Роман выяснил, что девушка мечтала об учёбе…

Никита долго смотрел на сестру немигающим взглядом и понимал, что сегодня вечером у него не получится выпустить пар на боях, как он планировал ранее. Придётся присматривать за дурной парочкой, возомнившей себя великими сыщиками. Сорвали объявление, значит, взяли на себя обязательство и должны представить через определённый срок результаты поиска. Нашли или не нашли, но отчитаться обязаны.

— Хорошо, молодец, что сказала. Отцу сама скажешь или мне сказать? — Марине на мгновение показалось, что в голосе Никиты проскользнуло раздражение.

— Вечером скажу, когда домой вернусь. Вы меня не ждите, спать ложитесь. Я закажу доставку ужина из ресторана.

Никита посмотрел на сестру и понял, что стоит запастись бутербродами.

— А почему ты не рассказал Ольге настоящую причину моего поступления на работу?

— Меньше знает, лучше спит. Не нужно сеять панику в корпорации.

Глава 26. Блондинка


— Ты знаешь, что родители пропавшей девушки приходили к твоему отцу, пока ты была на обеде, — Роман и Марина направились к выходу из здания по окончании трудового дня.

— Нет, не знала…

— Так вот, оказывается, это не простая семейная пара, а очень важные волки, держат чуть ли не весь восточный лес.

— Как это, держат? — Марина приостановилась.

— Не правильно выразился. Лес, грибы, ягоды, травы и даже отлов животных, всё под их контролем, а также одна из пяти магических шахт. За которую давно идёт спор между двух кланов. Только вот семья Коринович выкопала из каких-то архивов документ доказывающий, что шахта располагается на их земле, и только они имеют право добывать в ней магический камень, — поделился Роман. — А это сама знаешь, что означает.

— Да, они отдают хороший процент от прибыли правительству.

— Допустим, что семья Коринович очень влиятельная, но что они хотели от Ивана Максимовича? — Марина вышла на улицу.

— Лишь одного, чтобы нашли их дочь. Поэтому пользуясь своими связями, они вышли напрямую на начальника охраны города, — за Романом бесшумно закрылась дверь.

— А что лесные, совсем не хотят искать?

— Ищут, но мать девушки уверена, что та в городе. Может просто материнское сердце, а, может, Татьяна поделилась с родительницей куда идёт, да только вот матушка боится сказать.

— Понятно, что ничего не понятно, — вздохнула Марина. — Но пока наша единственная зацепка — Академия. Вот туда мы с тобой сейчас и направимся. Ты взял с собой снимок девушки?

— Да, — молодой медоед похлопал себя по нагрудному карману.

— Идём, а то через час деканат закрывается, — лиса посмотрела на монитор телефона.

— Марина, — девушка, обернувшись, улыбнулась, рассмотрев приближающегося Августина.

— Ты что-то хотел? — поинтересовалась Марина, обратив внимание на руки сослуживца, в руках мужчина была небольшая роза.

— Тут такое дело, я не хотел подслушивать вас разговор, просто шёл позади, в надежде подарить тебе цветок и ещё раз извиниться за причинённые неудобства, — он протянул розу Марине, так покраснела и приняла подарок.

Роман нахмурился, но в разговор не вступил.

— Спасибо, — лисичка крутила цветок в руках.

— Вы сорвали объявление с вознаграждением о пропаже девушки?! — скорее утверждающе, чем вопрошающе произнёс оборотень.

— Есть такое, но всё сделано по протоколу, — заговорил медоед.

— Я не сомневаюсь, — Августин, улыбаясь, протянул руку Роману, тот нехотя пожал её. — Мариночка, разреши мне пойти с вами, я сыскарь со стажем, могу пригодиться, — видя, как улыбка сошла с лица девушки, поспешил договорить: — Я не претендую на денежную награду, но не откажусь, если прелестная сослуживица согласится со мной как-нибудь пообедать.

— Роман, ты согласен? — девушка притронулась к руке медоеда. — Я не против.

— Хорошо, идём, до Академии доедем на моей машине, — бросил дружелюбно медоед и двинулся к стоянке.

— Ах, дом родной, второй… — улыбаясь и вертя головой по сторонам, прошептала Мари. В Академию дорогая и быстрая машина доставила трёх сыскарей за несколько минут.

— Проходите, — Роман распахнул дверь, ведущую в секретариат.

— Здравствуйте, а где Варвара Степановна? — на месте всегда улыбающейся доброй старушки сидела молодая ярко-накрашенная блондинка.

— Вышла на пенсию ваша Варвара Степановна. И вообще молодые люди, приём документов продолжится завтра, а сейчас я ухожу, отпросилась пораньше, по личным делам, — из-за стола встала молодая симпатичная женщина.

В кабинете находились две девушки, подшивающие бумаги.

— Но мы хотели задать всего несколько вопросов о молодой девушке, которая должна была поступить несколько дней назад в эту прекрасную Академию. Имя — Коринович Татьяна Севостьяновна вам что-то говорит? — Роман попытался начать разговор.

— Молодой человек, в коридорах полно первокурсников и поступающих, им позадавайте вопросы, а мне нужны только ваши документы и только завтра. А если не собираетесь поступать, то тем более прошу освободить помещение, — рука, унизанная перстнями, указала на выход. — Тем более лесные сыскари вчера приходили, я им всё рассказала. Теперь и вы!

Дамочка быстро собрала сумочку, открыла зеркальце, оглядела своё лицо и оставшись довольной, как выглядит, вышла из-за стола.

— На выход. Чего застыли? Или мне охрану вызвать.

— Что вы, несравненная Людмила Всеславовна, мы уважаем ваше личное время, поэтому за ответами придём завтра, — улыбнулся Августин, прочитав имя недовольного секретаря на блестящей табличке, прикреплённой к столу. — Разрешите вас немного проводить. Выходим ребята… — дав знак оборотням: дождаться его, любезный волк подхватил зардевшуюся блондинку под локоток и, увлёк в сторону выхода.

— Чуть не забыла, — секретарь остановилась и развернулась в сторону помощниц. — Мадлен, Симона, как закончите подшивать, закройте кабинет, а ключ оставьте у охраны.

Обе девушки синхронно кивнули.

Дверь тихо закрылась за ушедшей парочкой.

— Что будем делать, Роман? Где искать информацию? — огорчившаяся Марина посмотрела на друга.

— Извините, что вмешиваюсь, но разрешите мне сказать, — одна из девушек отложила бумаги в сторону и подошла к сыскарям. — Я знаю Коринович Татьяну, мы познакомились при поступлении несколько дней назад.

Было видно, что девушка очень нервничает.

— Вы не переживайте, может успокаивающий чай? Где можно спокойно поговорить, — Марина погладила девушку по руке.

— В кафе за углом. Меня зовут Симона, я пума, приехала к вам в город из-за границы, правил ещё толком не знаю, только поэтому не пошла к сыскарям… — она замялась. — То есть к вам.

Глава 27. Поехали!


— Симона, вам нечего бояться, расскажите всё, что знаете о Татьяне, — приободрила Марина пуму.

Официант быстро принёс заказанные напитки, расставил и ушёл.

— Таня очень милая девушка, мы познакомились с ней на вокзале, я первая к ней подошла и поинтересовалась, как проехать к Академии. Это уже намного позже она рассказала, что запутывала следы, чтобы разозлённые родители не нашли её до поступления. Очень хочет учиться в Академии, а родные из леса, требовали от неё свадьбы и внуков. Она в полнолуние гулять ушла, а я вот — нет, дома осталась.

— А вы в общежитии живёте вместе с Татьяной? Она одна ушла? — Мари отпила из кружки.

Симона отрицательно покачала головой.

— У моих родных достаточно денег, через агентство заранее сняли квартиру. Вот я и позвала Татьяну с собой жить. Но она сказала, что всё равно будет выплачивать половину денег за аренду.

— И вы вот так легко позвали незнакомку с собой жить? — Роман вёл запись в блокноте.

— А что тут такого, я знаю все её данные, мы же в одной Академии учимся. Она добрая, весёлая, отзывчивая. Пусть мы и знакомы меньше недели. Полнолуние, вот я и не подумала тревожиться, — скуксилась девушка.

— Всё в порядке, не переживайте. Так она одна ушла? — Марина прониклась и сама того не замечая, пустила в ход елей, хотя до этого не собиралась пользоваться магией. — Симона, скажите, может, она говорила о молодом человеке? Вдруг все зря беспокоятся, а волчица просто загулялась с прекрасным волком.

Симона улыбнулась и произнесла:

— Накануне исчезновения она сказала, что в Академии ей приглянулся молодой волк, он искал дверь декана, хотел поступать на сыскаря, но его не хотели брать.

— А она его описывала? — Марина напряглась и даже затаила дыхание, чтобы не сбить расслабленную пуму.

— Говорила, что он высокий, статный, очень красивый оборотень, с милой улыбкой и добрыми глазами.

— Под такие параметры половина оборотней подойдёт, — Рома несколько раз подчеркнул описание мужчины.

— Имя у него редкое, необычное, — Симона следила за рукой сыскаря.

— Может, Клиффорд, — Мари закусила нижнюю губу, ругая себя за спрос.

— Нет, имя она не назвала, только сказала, что и мужчина романтичный и имя ему подстать.

— Что было вечером, в тот день, когда она не вернулась? — Роман посмотрел на Мари и приготовился дальше писать.

— Мы на последней паре не виделись, у неё было — языковедение, а у меня — этикет. Затем я в библиотеке позанималась, а когда пришла домой, то Татьяна наряжалась возле зеркала. Улыбалась. Сказала, что молодой человек пригласил её на свидание… если бы я знала, что она пропадёт, то не отпустила… — глаза говорившей наполнились слезами. — Я всё ждала её, думала, что истинного встретила Татьянка. А оказывается, её сыскари ищут. Скажите, а может она, правда, влюбилась и волчица доминирует над человеком? Может же быть такое?

— Симона, всё может быть. Вот мы найдём её, приведём в чувства и, она сама вам всё расскажет. Спасибо, что поделились с нами информацией, — Марина погладила девушку по руке и подозвала официанта рассчитаться.

— Я сам, — Роман достал деньги из кармана.

— Ещё один вопрос, — вставая, спросила Марина. — Татьяна не говорила, где они встречаются или на каком транспорте она собиралась ехать на вечернее свидание?

Симона на мгновение задумалась:

— Говорила. Да, она сказала… Небо хмурилось, я предложила ей взять с собой зонт на случай дождя, она улыбнулась и сказала, что молодой человек заберёт её на машине.

— Скажите ваш адрес, и вы будете не против, если мы посмотрим комнату, где живёт ваша подруга? — Роман оставил чаевые и отодвинул стул.

— Да, конечно, смотрите, вдруг какую-то зацепку найдёте, — Симона поднялась вслед за молодыми людьми, поклонилась, отдала свою визитку и вышла из кафе.

— Рома, ты думаешь о том же, о чём и я? — Мари подмигнула сослуживцу.

— Вот вы где! — в кафе зашёл Августин. — Я обыскался вас, чуть мимо кафе не прошёл, в окно вас увидел.

— Ой, прости Августин, мы с соседкой пропавшей девушки говорили и совсем о тебе забыли. Что сказала блондинка крашеная? — Мари тепло улыбнулась мужчине.

— Толком ничего, говорит, что даже не помнит такую студентку, у неё за день проходит сто таких, но я оставил ей свою визитку. Если что вспомнит, то позвонит и расскажет.

— А мы вот узнали, что у Татьяны появился воздыхатель, красивый, высокий, статный с редким именем. И ещё один момент, — Роман открыл блокнот. — Она уехала в день пропажи с молодым человеком на машине. Мы сейчас идём к её дому, опросить соседей и охранника. Судя по визитке, что оставила нам Симона, дом в элитном районе и охраняется. Ты с нами?

— Конечно, с вами, дело становится всё более интересным. Опыта в опросах у меня побольше будет. Поехали!

Глава 28. Госпожа Марыся


Всю дорогу до дома Симоны Августин рассказывал интересные случаи из сыскной практики. Друзья улыбались и в какие-то моменты даже восхищались смелостью опытного оборотня.

— Приехали, — Роман остановил машину возле ворот. — Смотрите, Симона к подъезду подходит. Значит, можно будет попасть в квартиру.

Молодые люди осмотрелись и нажали кнопку на панели вызова консьержа.

— Господа, все давно знают, что ворота не открываются, проходите через калитку справа, — мимо сыскарей медленно прошла старушка с мелкой собакой на поводке.

— Значит, машина возлюбленного Татьяны не въезжала на придомовую территорию? Плохо, — пробубнила Марина, обгоняя старушку.

Консьерж был опрошен, но никакой информации дать не смог. Да, в день пропажи девушки именно он дежурил, но никого подозрительного не помнит. И влюблённые парочки мимо него не проходили.

— А девиц с зонтами туда-сюда шастает много, сами видите погода, который день хмурится, — оборотень отвечал нехотя, так как сыскари оторвали его от просмотра боёв в паутине.

— Наймут вот таких любителей боёв на работу, а те потом не знают, кто что вынес, когда и зачем, — Августин разозлился и захлопнул дверь коморки консьержа. — Идёмте в квартиру Татьяны, может вещи девушки, прольют свет на произошедшее.

— Августин, давай я с ним поговорю, вдруг под чарами что-нибудь да вспомнит? — Марина приостановилась.

— Да что он там вспомнит, от паутины глаза не поднимает, идём, я уже и лифт вызвал, — Августин тёплой ладонью накрыл ладонь Марины и посмотрел на лисичку нежным взглядом.

— Мы на работе, не нужно, — девушка выдернула свою ладонь и вошла в открывшийся лифт.

— Вот тут и живёт Татьяна, — Симона распахнула дверь комнаты и пропустила сыскарей вперёд. — Я ничего не трогала. Может быть, вам чай налить?

— Нет, спасибо, Симона, чай не нужен, мы осмотрим комнату и уйдём, — девушка кивнула ответившей Марине и вышла. — Очень опрятная комната, сразу видно, что Татьяна — романтик. Всё оформлено в нежных тонах, цветочки, мишки и конфетки.

Осмотр комнаты ничего не дал. Дневника не было, любовных записок тоже. Никаких намёков, что в жизни девушки присутствовал мужчина.

— Да, мы зашли в тупик… — расстроено произнёс Августин, выходя из подъезда. — Эх, Татьяна, Татьяна, не успела поступить в Академию, а уже в неприятности попала, — на паутину Августина пришло сообщение. — Так, меня срочно вызывают, тут недалеко происшествие, за мной сейчас приедет машина. Встретимся завтра, — мужчина улыбнулся сослуживцам, спрятал телефон в карман и быстрым шагом направился к воротам.

— Пойду-ка я, ещё раз на консьержа надавлю, вдруг чего вспомнит, — Роман достал из кармана монету и зашёл обратно в подъезд.

— Это вы, про какую Татьяну разговор ведёте, та, что с Симоной живёт? — мимо подъезда неспешно проходила всё та же бабушка с собачкой.

— Да, а вы что-то знаете о ней? Где она сейчас, с кем? — Марина, не раздумывая, добавила елей в голос. Но её воздействие произвело неожиданно обратный эффект, она разозлила старушку.

— Ты мне тут свои флюиды не распускай, хвостатая, а то я тебе так отвечу, заикаться будешь.

— Извините меня, я не со зла, просто Татьяна исчезла, мы её ищем по просьбе родителей, с ног сбились, — Марина опешила, как быстро её раскусили.

— Танюшечка хорошая девочка, всегда здоровается. Ты уж извини меня старую, просто вот такая же красивая лиса у меня по молодости жениха увела. Меня зовут госпожа Марыся. Задавай свои вопросы, может чего и вспомню. А я-то думаю, куда девушка делась, неужели загуляла или в лес вернулась. Она мне несколько раз помогала сумки донести, вот и разговорились.

Марина без всякой надежды на успех поинтересовалась, не видела ли женщина, с кем встречалась Татьяна. Может, запомнила внешность или машину молодого человека.

— Нет, про это мы не разговаривали. Но в тот день, гуляя с собакой, я видела, как она села в тёмно-зелёную машину.

— Значит, лица оборотня, что сидел за рулём, вы не заметили?

— Да подожди расстраиваться, лиса, — старушка цепко ухватила Марину за руку. — Да, он из машины не выходил, но машину-то я рассмотрела хорошо. Тёмно-зелёная, аккуратная такая, на правом боку длинная глубокая царапина, фара сколота. А на капоте небольшой серебристый волк сидит.

— Как это сидит? — спросила Мари, боясь упустить хоть какую-то деталь.

— Статуэтка такая, я точно не знаю, как такие украшения на машинах называются.

— Спасибо, госпожа Марыся, вы мне очень помогли. Если что, сможете прийти на опознание машины в сыскное управление?

— Да, ради Тани приду. Только уж пообещай её живой и здоровой найти.

— Мы постараемся госпожа Марыся.

Девушка попрощалась с женщиной, дождалась Романа, рассказала ему о милой внимательной старушки и потребовала от друга ехать не домой, а обратно на работу, ей непременно нужно было найти машину именно сегодня. Роман, как ни странно, сразу согласился, каждая минута была на счету.

Перебрав не одну сотню карточек и отчётов об авариях, были отобраны четыре тёмно-зелёные машины.

— Как думаешь, найдём ли мы ту, у которой разбита фара и царапина на боку? — устало спросила Марина.

— Будем надеяться, бери ключи, спускайся вниз, я быстро верну карточки в архив и поедем с тобой по адресам, — Роман подхватил увесистые папки.

— Хорошо, — Марина поправила причёску, взяла ключи, свою сумочку и направилась на выход.

Небо хмурилось и, похоже, именно этим вечером прольётся дождь. Холодный ветер заставил девушку, поёжится, она зевнула и открыла машину Романа. Усаживаясь на пассажирское место, повернула голову назад, её глаза расширились, мимо проезжала тёмно-зелёная машина с царапиной и серебристым волком на капоте.

Секунда промедления и она упустит машину. Запрыгнув на пассажирское сидение, Марина с силой хлопнула дверью и перебралась на водительское место.

— Хорошо, что Рома настоял на дозаправке, — улыбнулась лисичка, поднимая машину в воздух. — Только не гони, милый, только не гони.

Она понимала, что если преступник будет быстро набирать скорость, то и ей придётся.

Вышедший на крыльцо Роман не успел рта раскрыть от возмущения, его машина выезжала со стоянки.

Глава 29. Совершил ошибку


«Эх, жаль, что не на байке, можно было бы незаметно…» — раздосадованная Марина не успела додумать мысль, машина подозреваемого свернула с оживлённой улицы в тёмный проулок.

— Куда тебя несёт? — машина плавно нырнула в темноту, через минуту она была на трассе, что ведёт за город. — Твою лису… — выругалась Мари, поняв, что потеряла подозреваемого. — «Если логически рассуждать, то ты поехал в сторону северного леса. Но что там есть? В ближайших ста километрах только лес и охотничьи тропы. Ну не вернулся же ты обратно в город? Была, не была», — машина набрала скорость и через пять минут, улыбнувшись, Марина поняла, что сделала правильный выбор, так как она догнала тёмно-зелёную пропажу. Чуть приотстав, достала телефон и написала Роме и Никите, что преследует подозреваемого по трассе в северном направлении. Прочитать и ответить на встречные сообщения не получилось, машина свернула в лес.

Девушке пришлось бросить «железного коня» на обочине. Быстро спрятав телефон и штатный блокиратор зверя в карман, обернулась лисой и побежала в том направлении, куда скрылась машина.

Пробежав довольно долго, Марина всё же наткнулась на брошенную машину. Обнюхав всё вокруг, до неё дошло: преступник облил себя с головы до ног спреем для поглощения запахов.

Как быть? Дождаться помощь или поискать зверя самой? Лиса, решив не геройствовать, в её понимании не геройствовать, это значит не идти в атаку на более злого и матёрого соперника, а тихо и незаметно узнать, в какую сторону тот направился. Запомнить место и вернутся к своей машине, дожидаясь Рому или Никиту.

План есть, пора действовать. Лиса двинулась вглубь леса, интуиция ей подсказывала, что именно туда направился преступник.

«Жаль, что сейчас не полнолуние», — посетовала девушка. Именно в полнолуние все запахи кажутся более сильными, мир воспринимается по-другому. Даже если оборотень обольёт себя с головы до ног блокиратором запаха, то всё равно, при желании можно поймать тоненькую нить.

Незаметные человеческому глазу тропинки зверей вели девушку вперёд. Неожиданно они разбежались в разные стороны и, девушка поняла, что впереди какое-то жильё. Зверь обычно обходит его стороной.

Так и есть, через пять минут лисий глаз заметил тёмные очертания покосившегося домика.

Марина подобралась поближе, вокруг ни души, обернувшись человеком, она достала из кармана телефон и блокиратор зверя. Паутина не включалась, да и оно понятно, в глуши, в низине.

Заглянув в первое окно и увидев лишь темень, Мари решила пробраться до двери, но неожиданно вздрогнула, кто-то легонько тронул её за плечо.

— Августин? — молодой человек смотрел на сослуживицу, приложив указательный палец к губам, призывая ту к тишине. — Августин, откуда ты тут?

— Я увидел, как ты резко уехала со стоянки, понял, что кого-то преследуешь, — тёплые губы щекотали мочку уха. Молодой человек шептал прямо в ухо, на грани слышимости. — Еле успел за тобой.

— Вот спасибо… — Мари хотела добавить, что отослала в паутинку зов о помощи, но Августин закрыл своей ладонью её рот, другой рукой обрызгал себя и лисичку спреем, сбивающим запах.

На удивлённый взгляд, ответил:

— Так надо, чтобы преступник не учуял раньше времени. У тебя есть оружие? Я уже возвращался домой после расследования, приехал за машиной на стоянку и не захватил с собой ничего, не думал, что ты решила в одиночку, поохотится на подозреваемого.

Марина кивнула, Августин убрал руку и забрал блокиратор зверя у девушки.

— Так-то лучше, идём, — он чуть подтолкнул кивнувшую Мари, в спину.

Дом был старый неухоженный вряд ли тут кто-то жил, но вот растрескавшаяся дверь открылась бесшумно, под уханье ночного филина сыскари проникли внутрь. Мари включила фонарик на телефоне.

— Неужели я ошиблась и пошла не в ту сторону? — лисичка обходила большую комнату по кругу, пытаясь хоть что-то увидеть. Потрескавшаяся мебель, грязные тряпки, это всё, что было в нежилой комнате.

Неожиданно телефон поймал паутинку, девушка кликнула на экран, Августин подошёл поближе, прочитал то же самое, что и сослуживица.

Марина медленно начала поворачивать голову в сторону Августина, но не успела… Ничего не успела, блокиратор зверя, переданный тому, кому она доверяла, был использован против неё самой. Боль пронзила всё тело, она первый раз испытала те ощущения, что испытывают на себе оборотни, приговорённые жить без зверя. Лиса внутри девушки билась, царапалась от боли, но с каждой секундой становилась слабее, пока не упала и не замерла, закрыв глаза.

Девушка покачнулась, протянула руку в сторону оборотня и получила ещё один укол, это было что-то другое, направленное именно против человека. Сильная слабость окутала тело, она начала оседать.

— Милая, Марина, ну а что ты хотела, не могу я остановиться на полпути. Глупая лиса, зачем ты влезла туда, куда тебя не просили? — прошептал обозлённый Августин прямо в лицо назойливой сослуживицы, выхватил из ослабевшей руки телефон, бросил его на пол, экран пошёл трещинами и потух. — Теперь придётся зарыть тебя вместе с наивной Танечкой, поверившей, что я её полюбил. Наивные лесные оборотницы, как мало им нужно, ни деньги, ни слава, а именно любовь, городские давно думают по-другому, — он легко подхватил осевшее тело. — Шахта была практически в руках подставных лиц, — он неаккуратно положил Мари на пол, — ты думаешь это я маньяк и убийца. О нет, ты ошибаешься. С теми преступлениями я не связан. Тут личная месть. Эти твари из клана восточного леса по праву сильнейшего отобрали у моего рода магическую шахту. Я всё продумал, отправил сегодня утром требование о выкупе любимой дочки, они уже готовы были переписать шахту на нужных мне оборотней. Оставалось лишь передать живое изображение дочери.

Августин поднял крышку люка ведущего в подпол. Вниз вела добротная лестница. Волк вновь поднял девушку и потащил по ступенькам, не заметив, как разбитый телефон мигнул и заработал, под трещинами невозможно было что-то рассмотреть, но мимолётная улыбка тронула губы лисички.

— Да и я совершил ошибку, поехав за этой дурой на своей машине, — Марина медленно повернула голову, подвал освещался тусклым светом. — Этот охотничий домик когда-то принадлежал моему роду, — Августин никак не мог прекратить говорить, его начинал бить озноб, он понимал, что его затея провалилась. — Из подвала вглубь леса ведёт тайный ход, я закопаю вас тут, а сам подамся в бега.

— Не убивай, — смогла прохрипеть Марина, Августин положил её рядом с обессилившей Татьяной. Сегодня девушка не была привязана к кровати. Небольшая цепь давала ей свободу передвижения. — Я договорюсь… с отцом… чтобы он смягчил твоё наказание… отпусти… и беги…

— Да твой отец может мне только земельку смягчить, — громко рассмеялся оборотень. — Вся твоя семья — это машины-убийцы, только ты одна наивная… — Мужчина бросил копать яму и подскочил к Марине, до боли сжав сильными пальцами хрупкую шею, прижался к её уху. — А ты знаешь, кому сейчас принадлежат оставшиеся шахты? И кому принадлежала одна из этих шахт раньше? Глупая лиса…

— Мой отец не замешан в этом, — злость придала девушке силу, она смогла повернуть голову, её зубы сомкнулись в миллиметре от губ предателя.

— А ты мне нравилась, — Августин поднялся с колен, хотел уже поднять лопату, как был снесён ураганом по имени Роман.

Завязалась кровавая драка, между волком и медоедом, но поединок не был завершён, разбив вход и лестницу, вниз спрыгнул свирепый медведь, глаза которого горели праведным огнём возмездия.

И уже медоеду пришлось быть щитом между Никитой и истекающим кровью Августином.

— Тебе не жить! — Никиту от похитителя девушек оттаскивали уже три медведя.

— Врача, быстро! — выкрикнул Василий, кидаясь к сестре. Он с силой прижал ту к себе.

— Со мной всё в порядке, Татьяну осмотри, — Марина пыталась вздохнуть. — Вася, воздух…

Испугавшись, брат бережно понёс на вытянутых руках ослабевшую лисичку наверх, Володя выдрал из стены кольцо, соединяющее цепь с Татьяной, поднял ту на руки и быстро вынес на воздух.

Через полчаса девушек доставили в больницу, положив в одну палату.

Лёжа под капельницами, Марина улыбнулась приходящей в себя Татьяне.

— Симона будет рада увидеть тебя живой и здоровой. О, и соседка ваша, госпожа Марыся тоже…

— Кто это, — непонимающе спросила девушка.

— Таня, ты помнишь, что поступила в Академию, поселилась с Симоной в одной квартире?

— Нет… — на измученном лице появилась улыбка. — Я смогла? У меня получилось поступить?

— Пропустите меня к дочери! — за дверью кричал незнакомый для Мари голос.

— Утром приходите! — а это уже отвечал Никита.

— Папа… — прошептала Таня, слёзы хлынули из глаз волчицы.

— Никита, — крикнула испугавшаяся Мари. — Ник, пусти, пожалуйста… — девушка сглотнула подступивший к горлу комок.

Двери распахнулись.



Глава 30. Маска


— Ты куда собралась, доченька? — рано утром на кухню спустился отец. Марина внутренне вздрогнула и глянула в окно, солнце только показало первые лучики, ещё не было и шести утра. Она хотела незаметно приготовить завтрак и улизнуть. Эх, не вышло, — Тебе, что врач сказал? — сузив глаза, спросил он у Марины.

— Что он сказал? — девушка мило улыбалась. — Присаживайся, сейчас твои любимые блинчики с малиновым вареньем подам. С молоком или соком?

— С молоком, — мужчина сел за стол. — Спасибо, конечно, за завтрак, но тебе нужно отдыхать, — медведь придвинул к себе тарелку с горой блинчиков. — И ни на какую работу ты не идёшь, так и знай…

— С набитым ртом не разговаривают, я почти ничего не поняла, — улыбаясь, лиса отвернулась к плите и мысленно обругала себя за шум, вот он точно проснулся, потому что гремела сковородкой.

— Всё ты поняла, — проглотив зараз два блина почти не жуя, мужчина вытер салфеткой губы. — Кто вчера вечером сразу после капельницы умолял врача отпустить тебя домой? Что ты ему пела? Постельный режим? Да, всенепременно, пять дней не меньше. А что я вижу с утра? Тебя вернуть в больницу?

— Папа, у нас в отделе нет больше такого специалиста, как я, — девушка присела напротив Ивана Максимовича. — Чувствую себя превосходно, ничего не болит, всю гадость из организма вывели, — её ладонь легла на ладонь отца.

— Тогда обернись лисой, раз ты такая вся здоровая, — Мари вспыхнула и убрала руку. — Не можешь, твоей лисе нужен отдых, восстановление сил на свежем воздухе. А не нервная работа в офисе!

Как человек, Марина себя чувствовала почти хорошо, но вот лису она не ощущала, будто та спряталась за непроницаемой завесой. Мари была в смятении и напугана, что половинка её души, её сущность не отзывается. Девушка закусила губу, ей очень хотелось рассказать отцу о своих страхах, но тогда тот точно запрёт её дома.

— С лисой всё будет в порядке, она поправится и, я обернусь. Ты пойми, сейчас самый лучший шанс, второго такого не будет. Мы должны собрать информацию и, наконец, найти душегуба.

— Ну почему ты такая упёртая альфа? Была бы бетой, сидела дома и не дёргалась. Как ты собираешься использовать лисью магию, если даже дозваться её не можешь?

— Папа, — зашипела Мари. — Сегодня не могу, завтра смогу. Почему ты так уверен, что я в первый же день столкнусь с преступником? Мне нужно влиться в коллектив, послушать, что говорят, пробраться на стоянку и осмотреть все машины.

— Она права, Иван Максимович, — на кухню вошёл Володя. — Ей только сегодня продержаться, а завтра я устроюсь туда курьером и попробую тоже что-нибудь выяснить.

— А я вот против, — невыспавшийся Никита стащил с тарелки блинчик, налил себе молока и сел рядом с отцом. — Она сейчас слабее мыши, обернутся не получается, магии нет, защитить себя не может.

— Я всё решила, сегодня-завтра моя лиса вернётся. Мне нужно там осмотреться, познакомиться с народом, найти свидетелей, — фартук полетел на спинку стула, раздосадованная лисица направилась в свою комнату.

— Марина! — прикрикнул отец. — При первой же опасности уходи. И не забудь тебе ещё отчёт писать по вчерашнему происшествию.

— Да, да, — пряча победную улыбку, девушка вышла из кухни, но тут же вернулась обратно. — Мне нужны артефакты, маскирующие зверя и статус, стану волчицей бетой.

Марина смотрела на себя в зеркало, большие тёмные круги под глазами она замаскировала. Папа, воспитывающий в ней боевую лису, как ни странно, на любой праздник дарил ей косметику, различные средства по уходу за кожей, заколочки и золотые изделия. Иногда выбор отца её удивлял, вот, например, зачем молодой красивой девушке маскирующая дневная маска. Она же не дама в летах. Но со временем Мари поняла, что папа либо выбирал по этикетке, либо советовался с кем-то из покупателей. Другой версии у неё не было. Он как мог, замещал девушке отсутствие матери. Но сейчас вся эта пылящаяся косметика пригодилась. Магическая маска в минуты придала лицу свежесть, на щеках появился румянец.

— Я готова к труду и обороне, — Мари подмигнула себе в зеркало и вышла из комнаты.

— Мари, я выгнал машину из гаража, — отец поцеловал дочку в щёку. — Сама понимаешь, что на байке нельзя.

— Конечно, я готова приступить к работе.

Машина досталась мне старая, на ней давно никто не ездил, но отец почему-то не спешил от неё избавится, в итоге я останавливалась, раз пять на дороге…

— Ты опоздала, — зашипела Ольга прямо в ухо, перехватив меня возле лифта. — У нас всё строго и мне пришлось врать, что ты давно пришла, но уже убежала разносить памятки по кабинетам.

— Извини, Ольга, машина старенькая… — мы вошли в лифт. — Давай я, быстро разнесу памятки.

— Куда? Ты даже не знаешь расположения кабинетов, всё за тебя сделала. Я и так подставляюсь, по просьбе Никиты, а ещё ты со своим опозданием, — Ольга повернулась к настенному зеркалу и внимательно осмотрела свой макияж, затем перевела взгляд на Мари и покачала головой. — Завтра чтобы макияж был настоящий, а не эта глупая маска, — проходи, она легонько подтолкнула временную работницу к двери, ведущей в секретариат.

— Ольга, — из кабинета с кричащей вывеской: «начальник секретариата Васильева И.Г.» выглянула ярко-накрашенная женщина средних лет в чёрной полупрозрачной блузке и тёмно-красной юбке, которая словно вторая кожа обтягивала широкие упругие бёдра. — Наконец-то ты вернулась, ты понимаешь, что через полчаса совещание начинается, хватит нянчиться с новенькой и так все с ног сбились, подготавливая всё к началу! На твоём столе стопка бумаг для Платона Германовича, пусть твоя помощница отдаст их его личному секретарю, а ты ко мне в кабинет! Что застыли? Пинками вас отправить работать?

Испуганная Ольга быстро собрала бумаги со стола, вручила их Мари и, пробормотав, что занести их нужно в девятьсот пятый кабинет, быстро скрылась за массивной дверью.

— Сейчас всё будет сделано. Какие все нервные, — Марина положила свою сумочку на стол Ольги, потом подумала и перевесила на спинку стула. — Девятьсот пятый, так девятьсот пятый.



Глава 31. Девяностый этаж


— Пол-луны за карту. Кто строит такие высотки, вымерли, что ли, все? — Марина третий раз выходила из пустого лифта и вновь заходила. В первый раз, по логике вещей лиса нажала на кнопку девять, раз девятьсот пятый кабинет, то она быстро найдёт нужную дверь. Но не тут-то было. На девятом этаже почему-то нумерация шла пятьсот какая-то. Примерно посчитав, сколько этажей нужно пропустить, вошла обратно в лифт и нажала на пятнадцатый этаж. Вышла посмотреть какая тут нумерация и удивилась. На дверях были не цифры, а буквы.

Вновь вошла в лифт и нажала на сорок пятый этаж, почему именно на этот она и сама не поняла, может, сочетание цифр понравилось.

— Да что ж ты будешь делать, первый рабочий день, а я плутаю! Точно, девяностый! Почему я сразу не додумалась? — она нажала на кнопку. — Пусть моя догадка будет верной, пожалуйста.

— Вам кого? — напротив лифта за стойкой сидела миловидная девушка.

— Ох, как я рада, хотя бы один живой оборотень, — Марина расплылась в улыбке, но, не увидев ответной на лице секретаря, быстро протянула бумаги. — Я новенькая помощница из секретариата, принесла документы в девятьсот пятый кабинет для Платона Германовича.

— Его нет! Но бумаги можете занести одному из учредителей, в девятьсот третий, — лаконично ответила неразговорчивая секретарь и углубилась в паутину на телефоне.

— А-а, в какую сторону идти? — Марина видела, что в коридоре всего три кабинета и первая дверь прилично далеко от места секретаря. Легче спросить, чем сбегать, ошибиться и бежать в другую сторону.

— Налево идите, понаберут глупых бет, — проворчала молоденькая секретарша вслед удаляющейся Марины. — Вот меня на работу не принимали, пока не вызубрю устав, правила и расположение кабинетов. А сейчас…

Дальше Мари не слышала, что ещё бубнила девица, так как громко постучала в нужную дверь, в виски неожиданно ударила боль, лисичка покачнулась.

— Войдите, — прозвучал приятный голос.

Собрав всю волю в кулак, Марина высоко подняла голову, сквозь боль натянула улыбку и распахнула дверь.

— Извините за беспокойство, я из секретариата, — лисичка посмотрела на высокого молодого стройного мужчину в строгом чёрном костюме. — Мне нужно передать бумаги для Платона Германовича, а секретарь на этаже послала к вам, так как Платона Германовича нет на месте, — язык не слушался, девушку повело в сторону.

— Что с вами? — оборотень в одно мгновение оказался рядом с новеньким секретарём и подхватил её подмышки. Несколько мгновений он, просто стоя, прижимая девушку к себе. Она была такой не по-волчьи хрупкой, нежной, неожиданно её захотелось защитить, помочь. Почему ей стало плохо?

— Сейчас пройдёт, — натянуто улыбнулась Марина, пытаясь оттолкнуться ладонями от незнакомого начальника.

От её прикосновения кожу обожгло, словно приложили раскалённым железом. Мужчина выдохнул, не может такого быть, он в рубахе.

Осторожно подхватив незнакомку на руки, он отнёс её на диван.

— Выпейте воды, — тот быстрым шагом подошёл к столу, взял бутылку и родниковой водой и вернулся обратно к Мари. — Как вас зовут, — он медленно потянул на себя очки, что украшали нос лисички. — Что-то не то, с вашим запахом, он, поднося бутылочку ко рту девушки, тряхнул головой, будто попытался скинуть наваждение.

— Марина, — девушка приникла к горлышку бутылки. — Марина Николаевна, помощник секретаря, — оторвавшись от воды, пояснила она.

Во рту оборотня пересохло, ему бы водички и желательно с губ этой прекрасной беты.

— Марина, — оборотень вновь тряхнул головой и провёл ладонью по волосам девушки. — Что с вами случилось? Мой волк встревожен, от вас идёт приятный аромат, но он не чувствует вашу волчицу… Вы же не используете блокиратор зверя? — его большие глаза, обрамлённые пушистыми длинными ресницами, сузились, зрачки стали вертикальными, он принюхался. — От вас пахнет мёдом, лесом и лисой.

Девушка сжалась, ну всё, в первый же день её раскрыли. И заговорить же не получится волчару, лиса не откликается.

— Нет, не использую, не понимаю о чём вы. Какой мёд и лисы? Ах, лисы, соседка заходила за сахаром утром, — Мари глубоко вздохнула и медленно опустила голову на подлокотник, дышать было трудно, волк скользнул взглядом по изящной шее и остановился на груди.

— Я вызову врача, — его пальцы потянулись к белой блузке и быстро расстегнули верхнюю пуговку. — Дышать будет легче, — как же ему не хотелось убирать пальцы, за первой пуговицей последовала вторая. — «Это просто сумасшествие, — проскользнула мысль в его мозгу. Он должен убрать ладонь, но волк, внимательно следивший за Мариной, требовал прикосновений. Пальцы сами заскользили ниже, раздвигая ткань, пока не коснулись округлой груди, обтянутой ажурным лифчиком.

— Не нужно, — прохладная ладонь накрыла горячую руку мужчины, он резко пришёл в себя, перевёл взгляд на бледное лицо девушки резко встал и направился к телефону. — Подождите, я не знаю, как вас зовут, но, пожалуйста, не вызывайте врача, я сейчас оклемаюсь, мне очень нужна эта работа, — на глазах девушки появились слёзы.

Волк, не ожидая от себя такой прыти, в один прыжок оказался возле девушки.

— Не плачь, я не буду, только не плачь, — зверь требовал его выпустить и утешить молоденькую девушку. Неожиданно человек уступил и вот на диване сидит огромный серый волк-оборотень и смотрит жёлтыми глазами в глаза той, кому сейчас очень плохо.

Волк принюхался и лизнул Марину в нос, она моргнула и, не опасаясь, погладила того по голове. Осмелевший зверь, ещё раз лизнул ослабевшую красавицу в щёку, та, улыбнувшись, обняла хищника за толстую шею и неожиданно расплакавшись, поделилась:

— На меня напали, было очень больно. Я не могу обернуться.

Глаза волка сузились, он вновь принюхался к девушке, выдохнул и что-то зашептал на ухо девушке, тихо монотонно подвывая, словно вводя незнакомку в транс. Он звал ту, которая не давала ему покоя.

Неужели этой прекрасной девушке могли причинить боль? Нутро кричало: найду и порву гада, а волк, сдерживая себя, всё звал и звал волчицу. И о чудо, она, наконец, откликнулась. Девушка закрыла глаза и на лапы волка упала… Лиса?




Глава 32. Поцелуй


«Какая я глупая. Что я наделала? Прав, во всём был прав папа, нужно было хотя бы день провести в постели. Самоуверенная лиса!» — рыжая глупышка медленно попятилась от волка.

Он обхватил её морду лапами и тихо произнёс:

— Ты куда? Не бойся, я не причиню тебе вреда, милая рыжуля.

И столько тепла было в его словах, что на глазах лисички появились слёзы, она тихо махнула хвостом.

— Нет-нет, только не плачь. Расскажи, что случилось, кто тебя обидел? — Волк лапой водил по густой шерсти лисицы.

— Напали в лесу… вчера, мы с другом решили поохотиться, разошлись в разные стороны, чтобы загнать косулю. Мне очень нужна эта работа, пожалуйста, не рассказывайте никому, что я — лиса.

— Марина, не уходи от ответа. Кто напал, где, когда? Что было дальше? — мягкие нотки исчезли из волчьего голоса. — С кем вышла на охоту? Твой друг тоже лис? Зачем тебе косуля, лисы же любят кроликов?

— Я плохо помню. Помню лишь, что почувствовала, что не одна на поляне, решила, что мой друг вернулся, не обернулась на приближающегося оборотня, а зря. Сначала был удар, а за ним укол… ещё один укол… я падаю…, — Марина пыталась добавить в голос елея, но магия спала. Врала на свой страх и риск. Оборотни часто чувствовали ложь в голосе собеседника. Скрытность и конспирация были необходимы, даже с таким милым мужчиной. — Очнулась в больнице, друг отбил меня у гада, что напал на меня.

— Он убил нападавшего? — лисичка почувствовала злость и раздражение, исходящее от оборотня. — Зачем ты скрываешь свою сущность?

— А взяли бы лису на работу в большую корпорацию? — вопросом на вопрос ответила Марина и принюхалась. Сейчас она поняла, что её очень влекло к этому красавчику с верхнего этажа.

— Не думаю… — волк обернулся мужчиной и подтянул пушистую сотрудницу к себе на колени. — Но ты так и не ответила…

— Он просто друг детства, очень хороший друг, — лисичка обернулась человеком и попыталась отстраниться от незнакомца, его взгляд, медленный, наполненный желанием и страстью скользил по её стройному телу.

Мужчина понимал, что нужно отпустить девушку, но не смог. Она была такой красивой, нежной, желанной. На белоснежной шее пульсировала венка.

«Хочу поцеловать, лизнуть её сладкую шею, почувствовать ответную реакцию», — его взгляд опустился ниже. — «Невозможно красивая лиса. Она опутала меня своей магией».

Марина подняла взгляд и залюбовалась темноволосым волком. Высокий лоб, взъерошенные волосы, широкие чёрные брови, а какие глаза. Лисичка тихо вздохнула, волк будто бы только этого и ждал. Медленно наклонил голову вниз и, щекоча губами нежную кожу девичьей шеи, произнёс:

— Сладкая, сладкая лисичка, — волчий шёпот обжёг кожу, по телу Марины пробежали мелкие мурашки.

Мари прикрыла глаза, ей неожиданно захотелось узнать, а мягкие ли у незнакомца губы.

Волк почувствовал желание женщины, громко рыкнул и его мягкие полные губы накрыли рот девушки.

Марина обвила руками жилистую шею и грудью прижалась к мужской груди.

Горячий и влажный язык разомкнул желанные девичьи губы и скользнул в рот. Та, словно, наказывая за непрошеное вторжение, зубами захватила в плен чужой язык.

Волк удивлённо распахнул глаза и тут же с силой толкнулся языком глубже. Нежный поцелуй переходил в страстный. Они словно голодные звери накинулись друг на друга, отбрасывая всяческое смущение.

Его горячие руки гуляли по стройному телу, девушка стонала, ей хотелось большего. Слабость давно отступила, страсть и пьянящее желание заполняли каждую клеточку тела. Сердце радостно билось в груди…

Неожиданно мужчина отпрянул от девушки, даже не так, отпрыгнул, потом вернулся вновь, подхватил ту на руки, распахнул дверь, ведущую в ванну, поставил лисичку на пол и медленно закрыл. Послышался щелчок замка.

«Что это было? — мысли скакали зайчиками в голове, а сердце стучало в такт тихим постукиваниям в дверь. — Вот это меня накрыло звериной страстью, я не услышала, как стучат в дверь».

— Что тебе? — послышался приглушённый голос незнакомца.

— Платон Германович приехал и просит вас зайти к нему, — Мари усмехнулась, она узнала голос скучающего секретаря.

— Через паутину не могла написать? — Марина слушая разговор, тихонько повернулась в сторону зеркала, поправила волосы, достала из кармана артефакты, что должны скрывать сущность, проверила, работают ли они и, успокоившись, вновь замерла.

— Я писала, но вы не отвечали…

— Мне некогда, зайду, когда будет время, иди, — волк попытался отделаться от секретаря.

— Но, там очень важный вопрос, скоро начало собрания.

— Хорошо… — на мгновение мужской голос замер, затем хлопнула входная дверь и всё стихло.

— Значит, закрыл и ушёл? — девушка дёрнула ручку двери вниз и о чудо, она поддалась, замок не был, закрыл, то был щелчок от «язычка».

Она нашла свои очки, ещё раз критично осмотрела себя, и захватив папку, с которой пришла сюда, вышла.

Секретаря на месте не оказалось, коридор был полностью пуст.

Лифт распахнул гостеприимно двери, девушка вошла внутрь и, закрыв глаза, облокотилась на зеркало. Двери закрылись и лифт начал спуск.

— Э-э, — опомнилась лиса, нажимая на нужную кнопку, но последнее слово техники не отреагировало, раз девушка сразу не нажала нужный этаж, то он закрыл двери и поехал на следующий вызов, увозя вниз задумавшуюся лису.

Лифт остановился на первом этаже. В кабину вошли два высоких статных волка.

Не успели двери закрыться, как до чувствительного лисьего носа донёсся приятный аромат леса, хвои и чего-то ещё.

Она опустила глаза вниз, эротические фантазии закрутились в девичьей голове, словно калейдоскоп.

Раздался тихий «дилиньк».

— Девушка, вы выходите или нет? Ваш этаж, — две пары заинтересованных глаз смотрели на незнакомку.

— Да, да, — Марина очнулась от эротического наваждения, смущённо краснея, сделала шаг вперёд и споткнулась. Кипа бумаг разлетелась по полу, застеленному ковровым покрытием.

«Что это было? Неужели меня так повело от встречи с тем мужественным волком на девяностом этаже?», — девичьи щёки заалели.

— Демид, держи дверь, я помогу, — черноволосый мужчина с грудным приятным голосом присел рядом с растерянной девушкой, в его нос ударил невероятно вкусный аромат. Тонкий запах мяты и, кажется, садовых роз и шлейф от возбуждения. Зрачки незнакомца расширились, он всунул бумаги в руки девушке и резко поднялся.

Тот, кого назвали Демидом, второй раз нажимал на кнопку, удерживающую двери в открытом виде.

Стройная незнакомка бочком попыталась проскользнуть мимо кареглазого красавчика и, уже выходя из лифта, вновь споткнулась.

Одинокая бумажка скользнула на пол. Девушка наклонилась поднять её, узкая юбка карандаш аппетитно обрисовала изящные изгибы.

— Какая з… — чем закончилось слово, девушка не услышала, двери тихо закрылись, лифт устремился вверх.

— Что с тобой, Алекс? — Демид посмотрел в вертикальные зрачки собеседника.

— Ты не почувствовал? Эта девушка так сладко пахла, мой зверь мгновенно встал в стойку, требуя подмять её под себя.

«Сладкая», — проурчал волк Алекса.

— Даже сейчас неспокоен, хочет выйти из лифта и броситься на поиски, рычит и удивляется, почему я её отпустил.

— Ничего тебя торкнуло-то, задница у неё красивая. Но она — бета, сможет ли выдержать твой напор? Кстати, я её раньше не видел, наверно, недавно устроилась на работу.

Марина выпрямилась, свободной рукой поправила белую блузку и юбку, медленно повернулась, пристально смотря на табло. Лифт остановился, цифра замерла.

— Шестьдесят седьмой… — на лице не осталось и тени смущения, лишь невозмутимое спокойствие. — «Приходи в себя, ты на задании. Марина, нельзя провалить его, когда наш отдел так близок к поимке гада. Сначала работа, а потом уже амурные дела!» — мысленно приказала себе лиса и вызвала лифт, нужно было возвращаться к Ольге.

Глава 33. Что сделал хвалёный и самый лучший сыскарь Города тысячи оборотней?


Марина тихо сидела в углу потайной комнаты и через одностороннее стекло смотрела и слушала допрос Августина.

Её мысли то и дело возвращались к неожиданной встрече с незнакомцем на девяностом этаже, к жаркому поцелую, к нежным взглядам. Она жалела, что не узнала его имя. Мари не отказалась бы продолжить общение после окончания расследования.

Рабочий день пролетел незаметно, временно устроенная лисичка, включив всё своё обаяние, смогла уговорить охранника показать ей журнал регистрации выезда служебных машин с территории корпорации. И, конечно же, совершенно нечаянно пролила на пол, принесённый с собой кофе. Пока услужливый мужчина бегал за тряпкой, а затем и за новым кофе, девушка быстро зафиксировала информацию на телефон и скинула в закрытую папку в паутинке. Марина использовала елей не жалея, конечно, у охранника потом будет болеть голова, но по-другому она не могла поступить.

Сидевший напротив Августина Никита в третий раз спрашивал подозреваемого о том, что тот собирался делать с несчастной пленницей?

Мужчина поднял глаза от стола, в который смотрел последние пять минут:

— Отпустил бы, я использовал артефакт, который, взаимодействуя с антизверином, отбивает память. Я не охотник за девушками, запомните это, — разозлился Августин. — И не нужно на меня вешать тех несчастных, убитых безумным зверем. — Мне нужна была справедливость! Возврат земель, что издавна принадлежали моей семье, — кулак опустился на стол, громко звякнули цепи сковавшие руки заключённого.

— Смотри-ка, какие предосторожности, — тихо прошептал вошедший в комнату Роман. — Мари, ты почему не дома? Никита увидит тебя тут, опять кричать будет.

— Т-с-с, — шикнула на друга лисичка. — Со мной всё в порядке лиса очнулась, я обернулась.

— Августин, я тебя знаю давно, что на тебя нашло? Они по праву древнего закона забрали шахту. Их вожак вызывал вожака вашей стаи на бой, выиграл в честном поединке…

— Он забрал не только шахты, — красивое лицо Августина исказила гримаса боли. — Он по праву сильнейшего увёл всю стаю!

— Таков древний закон волков, — пожал плечами Никита Иванович. — Зачем ты всё же затеял всю эту кашу? Не потому ли, что вожак, забравший всю стаю, забрал и твою мать? А отец, не пережив такого позора, умер?

— Этот закон, ещё сто лет назад себя изжил. Оглянись, Никита, — Августин с силой сжал столешницу. — Мы живём в цивилизованном мире, где девиц не заставляют силой выходить замуж на ненавистного ей оборотня. Мы живём не в лесу, по закону стаи, а в бетонных джунглях, повинуясь законам, прописанным на бумаге. Так с какого перепуга старый, изживший себя закон всё ещё главенствует над волками?

— Оборотни, хочу я тебе напомнить, что живут в стаях, сами так решили, сначала инстинкты и законы предков, а затем уже общие законы, которым следуют все оборотни, независимо от вида, к которому принадлежат, — вступил в спор бывший начальник Августина. — И на съезде, что произошёл сто лет назад, представители ста семей других видов оборотней оставили это право за волками. Вы сами требовали это право. Смею тебе напомнить, что каждый вид оборотней на том съезде что-то себе вытребовал, какие-то послабления для своего вида! Сам понимаешь оборотня невозможно держать в рамках, нами движут инстинкты, но и прогресс не остановить, приходится идти на уступки, чтобы не было войн.

— Прикрываясь вызовом вожака на бой, они безнаказанно грабят и присваивают себе чужое! — Августин обвёл комнату взглядом, будто кого-то ища.

— Таковы волки, то есть вы, Августин. Ответь мне на один вопрос: почему ты сам не бросил вызов их вожаку? Пусть ты бы не смог подобраться к нему лично, чтобы прямо в лицо выкрикнуть, но в паутине ты мог бы рассказать свою историю и громко вызвать того на бой. Вряд ли он смог проигнорировать такое, — заключённый молчал. — А я тебе скажу почему! — Никита злился. — А потому что ты уже не лесной волк, да, ты сыскарь, но живёшь в городе, расслабился, потерял хватку. В лес выезжаешь редко, не тренируешься. Когда ты последний раз выходил на охоту, на более сильного зверя, чем ты? Да ты бы и минуты не выстоял против старого матёрого альфы! Поэтому ты решил похитить его дочь, издеваться над ней и требовать выкуп?

— Это ты меня обвиняешь в бессилии? — оскалился Августин. — Да ты посмотри на себя, на свою семью! — Никита Иванович нахмурился. — Старый закон, говоришь? А что вы сделали для своей сестры, что сделал твой отец? Может, в тот момент ему заплатили денег, чтобы он молчал?

— Заткнись, не смей… — сыскарь приподнялся.

— Что, правда глаза колет? Кто убил лисью семью, владевшую одной из шахт? Часто ли Марина вам задаёт вопросы? Волки их убили! Я читал протоколы… Разве волки имеют право по древнему закону вызывать лис или оборотней других видов на поединок силы? Конечно же, нет! Это преступление, притом циничное, наглое! Тот, кто убивал лис, не боялся, что его поймают! Но перед законом все равны, так почему не было даже подозреваемых? Следы были, а подозреваемых не было? Кому ушла шахта, после того как лис убили? Городу отошла шахта, а затем какой-то корпорации! Не правда ли, удачное прикрытие, приобрести шахту у города. Если бы волки напрямую заявили, что вызвали главу лис на бой, что было бы? Расследование по бумажному закону, заключение под стражу и скорее всего казнь. Что сделал хвалёный и самый лучший сыскарь Города тысячи оборотней Иван Максимович Дурож? А всё что он смог или всё, что он захотел, это лишь удочерить бедную, несчастную лисичку Марину Николаевну. Дать ей семью, любовь… А может его просто гложет совесть, что пришлось закрыть глаза на убийство друга? Ведь отец Марины был хорошим другом бравого медведя…

— Увести, — Никита Иванович резко встал с места. — Завтра продолжим допрос.

Марина посмотрела на Рому, приложила указательный палец к губам и выскользнула из потайной комнаты, она не хотела попасться на глаза брату.

Глава 34. Земли и шахта


— Марина, — Роман еле успевал за девушкой. — Да подожди ты, — он схватил лисичку за руку. — Не убегай, мало ли какой бред нёс Августин…

— Рома, нам нужно быть раньше Никиты в кабинете, скоро совещание. А по поводу Августина, — хмыкнула сослуживица. — Тоже мне великий сыщик, открыл новый вид оборотней. Мой отец ничего никогда от меня не скрывал, ещё в детстве рассказал о том, что шёл к нам в гости, через лес, а пришёл к…

— Марина, если не хочешь, не говори, — увидев на глазах девушки слёзы, Роман сжал девичью ладонь.

— Нет, всё в порядке. Просто Августин задел за больное не только меня, но и брата. Отец по рассказам Никиты ночами пропадал, пытаясь отыскать хоть какую-то зацепку. В тот день, найдя своего друга растерзанным и вызвав сыскарей, он кинулся на поиски меня и моей мамы, первым нашёл её, но вернуть из-за грани не смог. Возможно, он и меня бы не нашёл, мама хорошо спрятала свою дочку, но когда Иван Максимович проходил мимо схрона, я громко засопела, и лишь это спасло меня от голодной смерти. Много ли несмышлёной годовалой лисе нужно? Я толком разговаривать ещё не умела, а уж добыть молока или поймать пусть маленькую дичь… об этом и речи не шло.

— Марина, но как так? Твой отец уже тогда возглавлял самый большой отдел сыскарей. Неужели никакой зацепки? Следы, запахи, кровь?

— Возможно, отец совершил непростительную ошибку, оставив место преступления без присмотра, но оставив его, он спас меня. И я ему за это благодарна. Передав меня на руки своей сестре, что тогда гостила в его доме, он тут же вернулся к моему дому, но было поздно. Всё, абсолютно всё было засыпано едким порошком, перебивавшим не только запахи, но и заставляющим оборотней чихать и задыхаться. Территорию очистили через несколько дней, но улик уже невозможно было найти. Иван Максимович не сдавался и продолжал изо дня в день ходить на место преступления, искать что угодно, пусть даже странно сломанную палочку…

— А как же земля, шахта? Почему он не заподозрил покупателей?

— Августин или не знает, что говорит, или просто пытался вывести из себя Никиту. Мой отец, пусть мне отец и не по крови, но он воспитывал меня чуть ли не с пелёнок. Это я к чему говорю, чтобы ты понял, что я его люблю, как родного. Земли у меня никто не отбирал, да и не смогли бы. Я жива и здорова. Иван Максимович, приняв меня в семью, поступил мудро, сдал все земли в аренду, шахту продал городу, а деньги положил под проценты на мой счёт, сейчас я очень богата, но вот только воспользоваться этим богатством смогу, лишь когда выйду замуж.

— Марина, — не поверил своим ушам медоед. — Ты понимаешь, что говоришь? Твой отец продал шахту, владеть которой желал бы любой клан?

— Рома, лицо сделай попроще, — девушка щёлкнула друга по носу. — Шахта доживала последние дни, она выработала себя. О том были соответствующие документы, исследование, расчёты произвёл известный профессор землевед. Да и отец мой сыскарь, а не делец. Не смог бы он вести дела на землях и убыточной шахте. Был ли смысл её оставлять у себя, чтобы ещё больше влезть в долги?

— Но если так, то я не понимаю, почему Августин ведёт себя так вызывающе по отношению к тебе и к твоей семье.

— Ромочка, — Марина прижала друга к стене. — А давай-ка получше разузнаем, в чьих руках сейчас шахта и что там добывают. Да и будет нелишним заглянуть в документы, кто арендует мои земли и для чего. Вдруг душегубы начали действовать после того, как мой папа прекратил расследование. Или через подставных лиц, — молодой человек покраснел и кивнул головой.

— Хорошо, Марина…

— Рома, и не нужно ставить в известность о наших планах моих братьев или отца. Я не удивлюсь, если шахта давно заброшена. А на моих землях выращивают кроликов для богатых лентяев. А теперь пошли, — девушка, наконец, отошла от Романа, так и не заметив, что его лицо пылало от смущения.

— Господа, где вас лапы носят? Первый выговор за опоздание! — негодовал Никита Иванович, стоило Марине и Роману открыть дверь. — Три опоздания на совещание и лишение одной десятой премии.

Провинившиеся извинились и заторопились сесть на ближайшие свободные стулья.

— А что вы, Марина Николаевна, пристраиваете свой пушистый хвост на стул, — не унимался разозлённый начальник. Не ради ли ваших новостей мы сегодня тут собрались? Рассказывайте, что вам удалось узнать?

— Никита Иванович, меня сегодня завалили работой, — глава отдела приподнял бровь, давая подчинённой понять, что это плохая отговорка. — Я успела скопировать журнал передвижения служебных машин.

— Вот, с этого и нужно было начинать рассказ. Отдайте аналитикам. Герман, — он обратился к молодому парню в очках и чёрном костюме. — Как быстро ты сможешь сопоставить даты и машины, ну и, конечно, кто выезжал?

— Завтра утром будет готово, — молодой человек включил паутинку на своём телефоне и протянул руку за телефоном Марины. — Разрешите скачать? — с улыбкой на устах он выжидающе посмотрел на сослуживицу.

— Да, пожалуйста…

— Ну вот и хорошо, за ночную смену получишь двойную выплату, а утром, после отчёта домой отсыпаться, — Никита потёр между собой ладони. — Марина, утром перед работой встречаемся тут, для просмотра отчёт и корректировки дальнейших сыскных действий. Все свободны.

— Никита, — прошептала Марина, стоило народу разойтись. — Со мной всё в порядке, моя лисичка вернулась.

— Чувствую, дорогая, — оборотень погладил сестру по руке.

— Никит, она полдня скучает, требует прогулки. Вы меня не теряйте, я на час опоздаю домой. По лесу побегаю, — старший брат было уже открыл рот для возражения, как Мари затараторила: — Никитушка, я же только на нашем участке, совсем, совсем близко от дома. Может, даже зайца принесу на ужин.

— Зайца я и сам принесу, отдыхай, побегай всласть, — он поцеловал девушку в щёку и махнул рукой, показывая, что разговор окончен. — Мне нужно работать, марш отдыхать!

Сестричка склонилась в шутливом поклоне и исчезла за дверью.

Глава 35. Эскорт


— Марина-а… Марина Николаевна, — по коридору за девушкой спешила немолодая дородная оборотница. — Подождите, голубушка, у меня просьба к вам есть.

Женщина остановилась, отдышалась и вежливо улыбнулась сотруднице.

— Да, Жанна Ринатовна, что-то случилось? — девушка удивлённо приподняла брови. — Начальница второго отдела давно «томно вздыхала» по Ивану Максимовичу и это было известно его детям, но не ему самому, — «неужели хочет попросить помощи в личном деле? И как ей вежливо отказать?» — Мелькнула мысль в голове дочки начальника охраны города. Дело было не в том, что ей не нравилась женщина, а в том, что она боялась что-то советовать папе. Всё же это его личная жизнь, пусть сам выбирает с кем идти на свидание.

— Дело деликатное, голубушка, — женщина посмотрела по сторонам. — Пройдёмте в мой кабинет, я там вам всё расскажу. Мне очень важно, чтобы вы хорошенько подумали над одним предложением и, конечно же, согласились, — улыбаясь, та распахнула дверь кабинета с серебристой табличкой.

— Выслушаю и по мере своих скромных возможностей посодействую, — Марина присела на мягкий стул.

— Вот и хорошо, вот и замечательно, — перед девушкой легла тоненькая серая папка.

— Что это? — пальчики притронулись к первому листу.

— Мы расследуем очень важное дело, — женщина сомкнула пальцы в замок и отошла к окну.

— Неважных не бывает, — Мари всё же открыла папку.

— Да, да, вы правы, не бывает. Так вот, нам посчастливилось найти поставщиков и не только поставщиков, но и производителя нелегального антизвирина. Наши специалисты смогли выудить из памяти подозреваемых всю нужную информацию о главаре. Только вот незадача, никто из подчинённых не видел его вживую. Общение всегда происходило или через третьих лиц, или письмами через паутину.

— Хорошо, я поняла, — Марина перевернула очередной лист. — Но что конкретно требуется от меня? Чем я вам могу помочь в этом деле?

— Собрав информацию по крохам, нам всё же удалось выйти на этого неуловимого оборотня. Нет, мы его не поймали, но использовав его постоянных поставщиков, заказали большую партию антизверина. Хотели поставить условие, что платим наличными и требуем для гарантии качества присутствия именно главаря. Но он нас опередил, пригласил покупателя на свою вечеринку, якобы по поводу своего дня рождения, где после празднования должен произойти обмен. Это или грандиозная ловушка, или он настолько уверен в своих приближённых, что до такой степени расслабился, — Марина закрыла папочку и внимательно посмотрела на начальника отдела. — Мы навели справки, именно в этот вечер по тому адресу, куда следует прибыть нашему сотруднику под прикрытием, действительно будет проходить вечеринка. На мой взгляд, не вечеринка, а целое событие. Блюда заказываются в двух самых дорогих ресторанах города. Одного из шеф-поваров, что должен находиться на кухне и следить за подачей блюд, заменил наш оборотень. Специалист ближнего боя. Одна из наших сотрудниц устроилась в службу эскорта и должна была присутствовать на празднике, украшая собой торжество и развлекая гостей. Но именно сегодня мы узнали, что один очень важный господин предпочитает быть в окружении лисиц, а она волчица. Мы уверены, что это именно тот, кто нам нужен. Только ни одна лиса из эскорта не согласится сотрудничать с нами… — Жанна Ринатовна замолчала и выразительно посмотрела на Марину.

— Вы хотите, чтобы сегодня вечером я притворилась эскортницей? Но что, если этот таинственный господин из всех лис, что будут находиться там, выберет не меня?

— Марина, вы только согласитесь, а других лис не будет, в эскорте всего две лисы работало, но они резко ушли на больничный. Одна мается с животом, а у другой болит голова. Если и будет на празднике лиса, то дама из высшего общества. Глава эскортного агентства схватилась за голову, ей очень не хочется терять деньги клиента и именно в такой тяжёлый момент к ней подошла наша волчица с предложением привести подругу лису, неземную красавицу, да при том уже работавшую в эскорте. Так как, Марины, вы выручите нас?

— Заинтриговали, но как я его узнаю? И что конкретно мне нужно будет делать?

— Он должен быть в чёрном костюме с красной розой в петлице. А делать… быть нашими глазами и ушами, по возможности всё записывать… Ну и, так как вы боец, то прийти на выручку нашим людям, но это в очень крайнем случае. Если покупателя раскроют, постарайтесь остаться неузнанной.

— Очень сомнительное описание продавца, на торжестве могут быть несколько джентльменов в такой одежде, — Мари задумчиво посмотрела на Жанну.

— Ему передавали фотографию нашего покупателя. Он должен будет подойти к нему и представиться. Да и если он любит лис, то, возможно, сам подойдёт к тебе познакомиться. — Дмитрий, зайди ко мне, — дама нажала кнопку на переговорном устройстве.

Ровно через минуту дверь в кабинет распахнулась.

— Знакомьтесь. Дмитрий, это наша новая сотрудница Марина Николаевна.

— Лиса? — удивлённо посмотрев на начальницу, симпатичный молодой человек протянул Марине широкую ладонь для пожатия.

— Пуму тоже нечасто встретишь на службе отечеству, — ответила Марина с любопытством рассматривая вошедшего и пожимая тёплую ладонь.

По нему и не скажешь, что он работает сыскарём. Высокий, стройный, аристократически красивый. Породистое лицо, стать не работяги, а принца. Чёрные волосы идеально уложены в причёску, волосок к волоску. Костюм стоимостью годовой зарплаты начальника отдела, не меньше, золотые запонки и часы на левом запястье ручной работы. Лакированные туфли завершали картину.

— Так вот, раз Марина не против помочь нам, то Дмитрию можно смело отправляться на задание. Он приедет раньше и в сопровождении одного помощника, его присутствие согласованно, ну не таскать же покупателю коробки в одиночестве. Вы же, Мари, присоединитесь к нему на вечеринке, приехав в автобусе эскортного агентства. Думаю, мне не нужно вам рассказывать, как лучше одеться?

— Нет, не нужно, я оденусь подобающе случаю, только вот сомневаюсь, что успею съездить домой.

— Это не проблема, на центральном проспекте круглосуточно работаю фирменные бутики. Вот корпоративная карта, можете купить, что вашей душе угодно, в разумных пределах, конечно, — Жанна Ринатовна протянула небольшой прямоугольник. — Адрес агентства, куда нужно прибыть через час я скину вам через паутину, идите, готовьтесь.

— Жанна Ринатовна, я вас выслушала, впопыхах согласилась, но у меня есть и свой начальник, а что если он будет против моей инициативы?

— Марина Николаевна, выполняйте наши договорённости. С вашим начальником я договорюсь, — ответила та.

— «Стоило лишь согласиться, как уже «выполняйте». Далеко пойдёт дама. Договаривайтесь, кто же против», — усмехнулась про себя Марина, кивнула головой и вышла за дверь. Нужно было успеть переодеться…

Глава 36. Опоздала


«Надо было в детстве всё же ходить на званые ужины с папой, а не увлекаться драками, да железом», — грустно вздохнула Марина, рассматривая бесконечные ряды с платьями. Просто красиво одеться она, конечно, умела, но так чтобы оборотни сворачивали головы от её вида, никогда не получалось.

Девушка развернулась и быстрым шагом направилась в сторону стойки с самыми дорогими платьями.

— Вам помочь? — к Мари поспешила одна из услужливых продавщиц.

«Интересно, у неё после рабочего дня ноги не отваливаются? Целый день на каблуках», — внимательный взгляд не упустил из вида не только длинный каблук на модельных туфлях, но и стройную точёную фигуру, великолепный макияж и идеально уложенные волосы. — «Что же делать с волосами?» — Мари повернулась в сторону широкого зеркала в пол, — «оставлю распущенным, но макияж всё равно нужен».

— Девушка? — продавщица тоже перевела взгляд на зеркало.

— Понимаете, я сегодня иду на мероприятие. И мне просто необходимо выглядеть на тысячу процентов, чтобы внимание всех оборотней было приковано только ко мне.

Не успела Марина договорить, как собеседница расплылась в улыбке и крикнула:

— Валентина, Камелия, у нас полное обслуживание, — и даже щёлкнула пальцами. — Я правильно вас поняла, госпожа лиса, выбираем: нижнее бельё, чулочки, обувь, платье, макияж, причёска, ноготки?

— Правильно, — ошарашенно произнесла Марина. — Но откуда у вас, — она крутанулась вокруг своей оси. — Салон красоты?

— О, получается, что вы заглянули к нам, не по совету знакомых, а сами. Постоянные клиенты знают, что мы оказываем полный спектр услуг, посмотрите направо, видите, витая ручка на стене, там спа-салон, маникюр, парикмахерская и даже массажист, если вы не спешите.

— Я спешу, очень спешу, — Марина посмотрела на большие настенные часы.

— Тогда госпожа мы обслужим вас с восемь рук. Лена, Аня, помогите девочкам, пока я подбираю платье.

Две улыбчивые молодые девушки увлекли посетительницу с собой.

Сервис оказался на высоте, не прошло и часа, как перед зеркалом стояла незнакомая Марине девушка. Волосы аккуратными локонами спускались на плечи, вечерний макияж гармонично сочетался с чёрным-белым платьем. Ансамбль завершали чёрные туфли на высоком каблуке, с открытым носком и серебряной маленькой пряжкой сбоку.

— Эту модель словно шили на вас, — продавец с восторгом смотрела на Марину. — Укороченная юбка и воздушный прозрачный шлейф делают вашу фигуру более стройной и подчёркивают красоту ваших длинных ног.

— Колье бы… — госпожа Дурож притронулась к шее.

— Да, да, мы уже подумали об этом, вы можете взять напрокат или купить любое ювелирное украшение. — Три девушки через минуту стояли перед Мариной с открытыми коробочками.

— я бы вот это примерила, — палец с ярким маникюром указал на украшение из белого золота.

— Великолепный, просто восхитительный выбор, — продолжала раскланиваться продавец. — Я помогу вам застегнуть его.

Ещё через полчаса в такси садилась высокая стройная леди с серебряным клатчем в руках. Внутри которого была практически опустошённая кредитка и стандартный блокиратор зверя.

— Вы опаздываете, госпожа Марина, если бы мы не нуждались в услугах лисы, то ждать бы вас не стали, — не успела красотка выйти из такси, как к ней тут же подбежала госпожа в строгом брючном костюме и девушка, что работала под прикрытием. Мари припомнила эту волчицу, несколько раз сталкивалась с ней в коридоре.

— Мариночка, — она распахнула объятья и, не прикасаясь к лисе, расцеловала ту воздушными поцелуями в обе щеки.

— Адель быстро бери подругу и в автобус! Минус десять процентов от оплаты, за ожидание, — скомандовала разозлённая хозяйка эскорта.

— Строго, однако, — усаживаясь в мягкое кожаное кресло, произнесла Мари. — А сколько платят за один вечер, Адель?

— Пятьдесят золотых, но если клиент останется доволен сопровождением и проведённым вечером, то может оставить чаевые, — улыбнулась волчица.

— Даже интересно стало, как он их оставляет? Золотую монету в лиф запихивает?

Адель мило захихикала.

— Мари, ты же не стриптиз на сцене показываешь, он переводит деньги на счёт хозяйке агентства, а она уже выдаёт пятьдесят процентов чаевых нам.

Лисичка грустно вздохнула, жаль, что ей за этот прекрасный вечер не перепадёт и медной монетки. Затем одёрнула себя за глупые мысли.

«Марина Николаевна, ты на минуточку на службе, не забывайся! Помогаешь поймать крупного воротилу подпольного бизнеса, получаешь грамоту и приступаешь к следующему делу!»

— Вот это дом! Не дом, а целый дворец, — Мари посмотрела на Адель, направляюсь к широкому мраморному крыльцу.

— Это здание принадлежит одной известной корпорации, его очень часто сдают, так же как и сегодня, — прошептала на ухо подруге волчица.

— А… — лисичка хотела спросить: «нельзя ли было потрясти того, кто снял здание», но вовремя замолчала. Скорее всего, потрясли и, скорее всего, это подставное лицо, не знающее, для кого снимает дом.

Высокие дубовые двери распахнулись перед десятью красавицами.

— Госпожа Жардин, девушки! — высокий молодой человек с напомаженными волосами и тоненькими усиками под большим носом, улыбаясь, поклонился, жестом приглашая тех пройти вовнутрь.

— Господин Демиан, рада, очень рада вас видеть на этом празднике. Если его ведёте вы, то ни один гость не останется, не обласкан. Вы самый лучший распорядитель, что я знаю, — рассыпалась ответной любезностью хозяйка эскорта.

— Ах, вы мне льстите, тот взял женщину за руку и поцеловал тонкие пальцы, унизанные кольцами с драгоценными камнями и обтянутые чёрной полупрозрачной перчаткой.

— Ну что же, — прошептала женщина. — Мы приступим к своим обязанностям, господин Демиан, буду рада позже ещё с вами пообщаться.

— Всенепременно, — поклонился оборотень, и тут же разливаясь восхищёнными эпитетами, кинулся к ступенькам встречать новых гостей.

— Девушки работаем, — прошептала хозяйка. — Улыбаемся и развлекаем одиноких мужчин, как всегда представляясь дальней родственницей хозяина праздника.

Марина не успела моргнуть, как осталась в одиночестве. Девушки, включая Адель, разошлись по огромному залу.

Глава 37. Вальс


Марина глазами поискала Дмитрия. Странно, что его всё ещё нет. Прошла в сторону длинного стола с закусками, выбрала микроскопический бутерброд и уже поднесла его ко рту, как услышала приятный голос возле уха.

— Какая красивая лисичка посетила сегодняшний праздник. Разрешите вас угостить вином и познакомиться поближе?

Марина широко улыбаясь, медленно повернулась назад и уткнулась взглядом в широкую грудь. И это при том, что она была на высоком каблуке.

«Медведь», — про себя отметила девушка, поднимая голову вверх. Петлица пуста. В мужчине и намёка не было на богатого наглого воротилу теневого бизнеса. Русые густые волосы, широкие скулы, карие выразительные глаза, обрамлённые длинными чёрными ресницами. Красивый, статный, но не такой харизматичный, чтобы возле него дамы пачками падали.

— Спасибо, но пить пока не хочется.

Вежливый намёк не был воспринят. Незнакомец протянул широкую ладонь для пожатия.

— Михаил Баянов, — представился тот. — Буду рад потанцевать с вами, не откажите, прелестница.

— Марина, — девушка протянула в ответ свою ладонь. Дольше припираться с настойчивым кавалером не стоило. Можно лишнее внимание привлечь. Лисичка решила подарить Михаилу один танец, затем ретироваться в дамскую комнату, а там уже решать, как незаметно выскользнуть обратно в зал. Оставалась маленькая надежда, что кавалер после танца сам захочет оставить девушку в покое. У неё конкретное задание: вскружить голову виновнику торжества и в случае отрицательного развития событий оказать поддержку Дмитрию.

Неожиданно весёлая танцевальная музыка сменилась медленным вальсом.

— О, вот это нам подойдёт! — Михаил обнял Мари широкой рукой за талию и закружил в красивом танце. Двигался для медведя молодой человек легко и грациозно, ноги не отдавливал. Марина не заметила, как танец ей начал нравится.

— В этом платье вы выглядите лучше всех, — медведь сделал неуклюжий комплимент. — Принцесса лисиц.

Мари улыбнулась и почему-то покраснела.

Лишь смолки последние звуки мелодии, как улыбающаяся Марина заметила Дмитрия. Тот стоял в окружении прелестных дам возле сцены.

— Михаил, спасибо за прекрасный танец. Для медведя вы танцуете великолепно, но…

— Вам нужно в дамскую комнату, — и такая грусть появилась в его голосе, что Мари не устояла и неожиданно пообещала ещё один танец.

«Да кто из нас лиса? Я или он? Обвёл вокруг пальца, как ребёнка!» — корила себя Марина, направляясь к выходу, в боковой коридор.

— А теперь, разрешите представить виновника торжества, — не успела за лисичкой закрыться дверь туалета, как раздался радостный голос распорядителя праздника. — Вальдемар Щитовский! — раздались громкие аплодисменты. Марина быстро посмотрела на себя в зеркало и выскочила обратно в коридор.

— Как я рад, что не успел уйти, — в начале коридора широко улыбался Михаил. — Разрешите пригласить вас за мой стол, Марина.

Она не успела возразить, как кавалер подхватил девушку под локоток и увлёк к самой сцене, на которую взошёл молодой черноволосый красавчик в дорогом брендовом костюме, в петлице которого красовалась красная роза.

— Присаживайтесь, — Михаил пододвинул стул, девушка поблагодарила, присела, положив клатч рядом на стол.

Вальдемар, стоявший перед микрофоном, посмотрел на опоздавшую пару и рассыпался в похвалах пришедшим гостям, будто и не у него день рождения, а у гостей.

— А теперь, уступаю место господину Демиану. Нас ожидает… А хотя, он сам расскажет о том, что приготовил на мой праздник.

— Спасибо, господин Вальдемар, вы как всегда, щедры на похвалы и мы все это очень ценим. Господа, — продолжил распорядитель, стоило виновнику торжества спуститься со сцены. — Угощайтесь, пейте за здоровье виновника торжества. А пока вы будете заняты кулинарными изысками, своим голосом нас порадует несравненная Делинь Ванилия.

Марина опустила обратно вилку, так и не донеся до рта нежный кусок рыбы.

— Сама Делинь, — девушка не смогла скрыть радости. В зале притушили свет и, на каждом столе зажглась лампочка в виде свечи.

— Наслаждайтесь Мари, — улыбнулся Михаил и погладил девушку по ладони. — Но не забудьте попробовать эти блюда, повара из самых лучших ресторанов готовили их.

Нежный, завораживающий голос вышедшей пумы обволакивал и уводил за собой, в мир счастья и любви.

Нежная рыбка радовала взгляд и рецепторы оборотницы. Ну что ещё нужно для счастья.

«А для счастья нужно очнуться, Марина! Ты на работе, не время расслабляться», — девушка проглотила очередной нежный кусок рыбы и глазами поискала Дмитрия. Оказывается, он сидел через стол, в обществе господина Вальдемара.

— Марина, может быть, вы ещё что-то хотите, — девушка поняла, что сегодняшним вечером ей не избежать компании Михаила и решила использовать это странное знакомство себе во благо.

— О, да, как это любезно с вашей стороны. Михаил, раз ваш столик находится в первом ряду от сцены, не значит ли это, что вы знакомы с виновником торжества?

Глаза оборотня на миг потемнели.

— Да, я знаком с господином Вальдемаром, милая Марина. Но неужели вы предпочтёте провести вечер в компании этого молодого повесы? Я в сто крат богаче, красивее и умнее.

— А ещё скромны до неприличия, — ему опять удалось рассмешить Мари. — Михаил, если бы я не видела, что вы медведь, могла бы подумать, что вы лис. Девушка моргнула и задумалась: «а может он под артефактом? Нет, рост артефактом не изменить, а лис, пусть и полукровок такого роста не бывает».

— Говорят, но я не верю, что моя прабабка был лисицей, — он посмотрел прямо в глаза Марине, взял её ладонь в свои руки и нежно поцеловал пальцы. — Если вам так хочется познакомиться с Вальдемаром, то сразу после выступления Делинь я вас ему представлю. Но лишь на мгновение, чтобы вы успели его поздравить, а затем опять украду. Вы же не будете против?

— Не буду, — Мари подмигнула медведю и посмотрела на сцену.

Глава 38. Щитовский и Баянов


Марина словно заворожённая слушала Делинь. Она любила её песни и часто наслаждалась нежным голосом в паутине. Пыталась как-то купить билет на концерт любимой звезды, но их «смели» за несколько часов, Мари в это время грызла гранит науки в Академии и, конечно же, не успела. А тут удалось увидеть девушку вживую. Она давно не чувствовала себя такой счастливой.

Расслабившись, Мари не заметила, как горячая ладонь Михаила легла на её плечо.

— Ну что, драгоценная лисичка, идём знакомиться с виновником торжества? — стоило певице удалиться со сцены, Михаил тут же встал.

Девушка подарила молодому человеку нежную улыбку встала, взяла клатч и направилась к столику, где сидел Дмитрий.

— Добрый день, господа, — оборотень протянул руку для приветственного пожатия. — Мы не помешаем, если присядем за ваш стол? Моя спутница хочет поздравить вас Вальдемар и поблагодарить за радушный приём.

— Как я рад, господин Михаил, видеть вас на моём празднике. Представьте же нас скорее, — Щитовский встал с места и чуть не кланяясь, пожал руку Баянову.

— Моя спутница на сегодняшний вечер, а может и не только на сегодняшний, — лиса подняла удивлённый взгляд на говорившего. — Прошу любить и жаловать прекрасная Мариночка, но для вас Марина.

Девушка перевела взгляд с Баянова на Щитовского и обратно.

«Может, они родственники или близкие друзья? Как-то уж очень по-дружески Михаил разговаривает с Щитовским», — лиса перевела взгляд на Дмитрия, а затем обратно на Вальдемара. — Очень приятно познакомиться, господа. От всей души поздравляю с днём рождения… — девушка долгие пять минут растекалась в похвалах хозяину дома и великолепию праздника. Отдельно отметив превосходный музыкальный вкус хозяина.

— Спасибо, Марина, вы очень любезны. Ах, совсем забыл, — мужчина манерно всплеснул рукой. — Рад вам представить своего делового партнёра.

Дмитрий встал с места и протянул руку, сначала Михаилу, а затем Марине.

— Рад знакомству.

— Присаживайтесь, сейчас принесут приборы, — расплылся в улыбке Щитовский.

Заиграла тихая музыка, один официант поставил пустые бокалы на стол, другой их тут же наполнил красным вином.

Девушка прикоснулась изящными пальцами к тонкой хрустальной ножке.

— Марина, подарите мне один танец, очень люблю эту композицию, — Дмитрий встал с места и протянул руку. — Если, конечно, ваш спутник не будет против.

— Не будет, — девушка игриво посмотрела на сослуживца и вложила свою ладонь в его. Боковым зрением она увидела и недовольный взгляд Михаила, и как сжались его губы. А вот именинник никак не отреагировал на приглашение Дмитрия.

Оборотень танцевал идеально, выверенные движения, легко вёл партнёршу, со стороны могло показаться, что молодой человек увлечён лисицей, так как часто наклонял свою голову к её голове, но это было не так. Они вели незаметный разговор.

— Дмитрий, всё идёт по плану? Вы смогли договориться? — спрашивала она.

— Да, всё по плану, мы уже успели обговорить детали в его кабинете, после праздника состоится передача.

— Ты знаешь, а ведь Вальдемар не любит лисиц, — девушка встретилась взглядом с Димой. — Мне показалось, что он даже поморщился при моём приближении. Или вас ввели в заблуждение на счёт предпочтений Щитовского…

— Или он не тот за кого себя выдаёт, — продолжил её мысль пума.

— Заметил, как панибратски Михаил разговаривал с Вальдемаром? А тот в ответ лебезил. Их что-то связывает, я чувствую.

— Возможно потому что Михаил — альфа, а Щитовский — бета? Он неосознанно перед ним приклоняется.

— Он его подчинённый, Дима, клык даю, что я права. Михаил глаз с меня не спускает. Он точно помешан на лисах. Я слышала о таких оборотнях, подсаживаются на голос, тембр, елей. Требуют всё больше и больше магического воздействия на своего зверя.

— Я понял, нужно предупредить наших сотрудников, но это я сделаю сам, а тебе стоит уйти, спасибо за помощь, — тёплое дыхание щекотало кожу на шее.

— Почему уйти? Я могу пригодиться, — Марина огорчённо вздохнула.

— У тебя своей работы много, уходи не сейчас, а через полчаса, чтобы не вызвать подозрений. Отлучись в дамскую комнату и не возвращайся, — наставлял Дмитрий лису.

— Я поняла, — коротко ответила та. Партнёр поклонился и отвёл девушку обратно к столу.

— Марина, у тебя всё хорошо? — Михаил привстал, отодвинул стул, помогая лисе присесть. — Вы чем-то расстроены?

— Нет, вы что, Михаил, спасибо за заботу, просто мне так понравилась эта песня, а она так быстро закончилась… Хотелось продолжать и продолжать кружится в танце.

— И это всё? — медведь поднялся с места. — Сейчас всё устроим. — Улыбаясь, гость удалился.

Мари незаметно посмотрела на Дмитрия, словно говоря: «Ну так что, кто тут главный?»

Тот, пригубив вино, незаметно моргнул соглашаясь.

— Прекрасная Марина, разрешите теперь мне украсть вашу руку и время, — мелодия заиграла повторно, вышедший распорядитель праздника удивлённо посмотрел на стол именинника, похоже, его программа немного претерпела изменения и, вновь удалился со сцены.

Гости парами потянулись танцевать.

— О, кого я вижу, Мариночка, — знакомый женский голос окликнул лису. — А я, смотрю, ты меняешь партнёров по танцу, как перчатки. Скажи, а твои братья или отец знают, что ты по вечерам подрабатываешь в эскорте?

Марина, сохраняя самообладание и продолжая улыбаться, медленно повернулась к Ольге.

Глава 39. Отчаянье

— Ольга, как я рада тебя видеть, — стоявшая возле стола Марина незаметно перевела взгляд на Дмитрия и, улыбнувшись девушке, взяла со стола клатч. — Извини, что сегодня так рано ушла с работы, сославшись на головную боль, больше такого не повторится. Мы можем рабочий вопрос обсудить завтра?

— Что ты несёшь? — Ольга странным взглядом посмотрела на мужчин и неожиданно выдала: — А, так ты под… — Марина внутренне вздрогнула.

«Что делает эта идиотка? Она знает, кто я и пытается намеренно меня раскрыть? Неужели она работает вместе с этой шайкой», — мысли галопом пронеслись в голове девушки.

— Марина? — интонации в голосе Михаила очень не понравились лисе.

— Оленька, — Мари максимально виноватым взглядом посмотрела на медведя и, подойдя вплотную к недалёкой начальнице громко, чтобы слышали мужчины, прошептала: — Да, я тут ищу подходящего жениха. Ты и сама знаешь, как тяжело лисе найти пару.

— Да? — девушка оценивающим взглядом обвела мужчин, сидящих за столиком. — Может, познакомишь нас?

— С радостью, — лисе ничего не оставалось, как вновь улыбнуться и, развернувшись к Дмитрию и Вальдемару, представить наглую медведицу: — Ольга. Мы вместе работаем в одной корпорации. Я её подчинённая.

Мужчины по очереди представились в ответ и пригласили красивую девушку присесть к ним за стол. Она тут же воспользовалась таким заманчивым предложением.

— Михаил, мы идём танцевать? А то скоро песня закончится, — Мари взяла инициативу в свои руки.

Он наклонился и прошептал девушке на ухо:

— Всенепременно лисичка, ищущая мужа, мы пойдём танцевать и возможно не только.

Мари несмело хихикнула и, встав на цыпочки, прошептала в ответ:

— Буду с нетерпением ждать, дорогой Михаил, — совсем чуточку елея и лиса заметила, как зрачки воздыхателя расширились, а сам он расслабился.

— Это правда, про эскорт? — продолжая кружить в танце, улыбаясь, спросил Михаил с силой сжимая руку лисицы.

— Поймите правильно, — в такую ситуацию она попадать и не думала, но нужно выкручиваться. — Возраст, хочется детей, а любимого всё нет. Подруга работает в эскорте, я уговорила её взять меня на интересное мероприятие, где много солидных богатых оборотней.

— И сколько же тебе лет? — усмехнувшись, тот с силой сжал руку, в которой Мари держала клатч.

Поняв, что вновь прокололась та трагическим шёпотом произнесла:

— Тридцать…

— Врёшь, лисичка. Так в чём всё же, правда?

— А правда в том! — Мари, не ожидая от себя, выдала: — Что третью луну я одна. Скоро, как волки начну на неё выть! Долго ли я протяну без гона, секса и парной охоты?

Последние слова услышало, как минимум ползала. В тот момент как раз стихла музыка.

— А вот это правда, — засмеялся Михаил и увлёк раскрасневшуюся лису за собой из зала, нежно обнимая за талию.

Марина, решавшая, как быть в этой ситуации не заметила, как из-за стола, извинившись, встала Ольга и последовала за ними.

Мужчина увёл девушку в сад.

— Посмотри, луна не полная, но такая красивая, такая же, как ты, прекрасная Марина.

— Михаил, не знаю, что ты себе надумал, но я… — договорить Марина не успела, в голову ударила сильная волна боли. На инстинктах девушка обернулась лисой, медленно повернулась на шатающихся лапах в сторону мужчины и увидела Ольгу, держащую в руках большой камень.

Лиса пошатнулась и, не устояв на лапах, упала.

— Лёля! Ты что вытворяешь! А если кто увидит? Почему не дала её увезти отсюда?

— Какой ты дурак! Говорила тебе, не устраивай этот фарс с праздником! Твоего богатого покупателя можно было прощупать тихо, без выкрутасов. Наш осведомитель из сыска узнал Дмитрия. Засада это, уходить нужно тихо, пока они думают, что вы тут развлекаетесь. Столько времени потрачено зря, эта идиотская работа в корпорации, только наладили сбыт… Это ты во всём виноват, хозяин будет недоволен!

— А, может, ты? Зачем тебя послали к медведям в доверие втереться, влюбить в себя? Даже простенькую информацию не можешь вытрясти из влюблённого сыскаря, — зарычал Михаил.

— В том-то и дело, что любви от них я не почувствовала, как ни старалась. Да и бумаги они в постель с собой не берут. И в дом ни разу не пригласили, всё в съёмных встречались. — Ольга подхватила лису за передние лапы, а недовольный Михаил за задние. — Ты хоть знаешь, кто эта такая? Сыскарь! А плюсом сестра Василия и Никиты, — она пнула упавший клатч, тот раскрылся и из него выпал блокиратор зверя.

— Я это понял раньше тебя, когда прощупал её тоненькую сумочку, — они почти донесли лису до забора. — Что дальше? Тут добивать будешь её?

— Ты ненормальный? Хочешь, чтобы на меня спустили всех медведей сыска? За неё все рыть будут и нароют! С собой возьмём, как гарант, на границе бросим. Мой проводник будет ждать нас…

— Очень хороший план, — сбоку послышался мужской голос. — Только вот не суждено ему осуществиться. С трёх сторон к быстро обернувшимся в истинный облик медведям подходили сыскари.

Ольга, испуганно озираясь, прижала к себе Марину, к пушистому горлу прижался острый коготь.

— Не подходите или она умрёт, — в отчаянье выкрикнула медведица, понимая, что им с братом не уйти.

Глава 40. Я испугалась


— Марина, ты как себя чувствуешь? Врача вызвать или сама восстановишься? — рядом, на корточках присел Дмитрий.

— Сама, — девушка потрогала шишку на голове. Рана затянулась, а вот шишка ещё не прошла. Она с раздражением посмотрела на Ольгу и Михаила, которых уводили прочь в наручниках. Ей стало обидно за братьев. — А третий?

— Мари, нужно было выбирать, — он посмотрел на девушку. — Или за тобой бежать, или его задерживать. Ты не беспокойся, далеко этот тип не уйдёт, поймаем.

— И поймаем, и расколем, всех выдадут: откуда брали, кому продавали, — с другой стороны на корточки присел привлекательный плечистый мужчина. — Николя, повар, — представился он, протягивая руку.

— Марина, — девушка взяла молодого человека за руку и тут же оказалась на ногах.

— Вас подвезти до дома, Марина? — поинтересовался он.

— Нет, спасибо, я лисой, на своих лапах, до ближайшего леса, так быстрее восстановлюсь. Голова уже не кружится, шишка только ноет. Дмитрий, понимаю, что просить замолчать этот инцидент не получится? — ей очень не хотелось в очередной раз огорчать папу.

Пума отрицательно покачал головой.

— За нападение на сыскаря они ответят по всей строгости закона.

— Поняла, — девушка улыбнулась.

Гости, среди которых были и знаменитые оборотни, громко ругались возле дверей, требуя их отпустить домой.

— Марина, скорейшего выздоровления, а мне работать, показания у гостей брать. Оба оборотня пожали пострадавшей сослуживице руку и ушли.

«Хорошо бы братья не увидели свою девушку в оковах», — подумала она, выходя в испачканном платье за забор. Клатч был затоптан. Девушка порадовалась, что кроме блокиратора, который забрал Дмитрий в нём ничего ценного больше не было.

— Марина? Марина, постой, — возле дороги притормозила красная машина, Мари вздрогнула и обернулась.

Она сразу узнала того оборотня, с девяностого этажа, что так нежно утешал её. Он открыл дверь и подал руку пожилой благообразной даме в строгом красивом платье цвета топлёного молока.

— Дорогой, — женщина посмотрела в сторону раскрытых ворот, мне кажется или празднование не удалось?

— Сергей, — волк обратился к водителю. — Узнай, что там произошло.

Марина закусила губу, не зная, как поступить, раскрыть себя нельзя ни в коем случае. Но ей было любопытно, а почему этот мужчина приехал на праздник. Ольга обронила слова о корпорации. А вдруг он и есть тот хозяин? Девушка, падая плохо соображала и не могла подняться на лапы, но очень хорошо слышала, что говорит бывшая девушка её братьев.

— Сынок, не думаю, что стражи порядка что-то ему скажут. — Женщина рукой остановила водителя. — Думаю, что и мне не очень интересно, что там произошло. Поедем в ресторан. Завтра всё из новостей узнаем. А я ещё думала, что за странное приглашение. И подпись самого маэстро Изаверского. Никогда он не устраивал такие шикарные приёмы.

«Неужели гости даже не знали, кто их приглашал?» — лисичка, поняв, что можно уходить, медленно двинулась по улице вниз. Темнота быстро сомкнулась за её спиной.

— Мама, у меня дела, — мужчина посмотрел на садившуюся в машину женщину, улыбнулся и быстрым шагом направился в темноту, туда, куда исчезла та, о которой он думал весь остаток сегодняшнего дня.

— Марина, постой, да постой же, — он нагнал девушку. — Что случилось? — даже при тусклом свете луны оборотни прекрасно видели. — Ты где была? Кто это сделал? — он не повышал голоса, но лиса слышала, что тот злится.

— Упала, — тихо произнесла та, вырывая руку.

— Упала, значит? — мужчина подхватил Мари на руки. — А вот с этого места поподробней. С какой горы летела?

— Отпустите меня или я закричу! — она попыталась вырваться и спрыгнуть с сильных рук.

— Нет, не отпущу, пока всё не расскажешь.

Мысли в голове лисы заметались, словно испуганные зайцы.

«Врать? Или просто замолчать? Но мне завтра нужно выйти на работу», — она глубоко вздохнула и, не удержавшись, прижалась ноющей головой к широкой твёрдой груди волка. Боль отступила. — Как тебя зовут мой спаситель? — она подняла голову и посмотрела в вертикальные зрачки.

— Максим. Ты от ответа не уходи, Мари, что ты делала возле того здания? Откуда упала?

— Может, ты отпустишь меня на землю или мне обращаться и спрыгивать лисой?

— Не отпущу, и лисой удержу. Показывай дорогу, куда тебя нести?

— В лес, — вновь вздохнула Марина.

— Косулю ловить? — громко рассмеялся волк. — А не она ли тебя так приложила к земле? Сказала бы мне, я всегда рад помочь красивой девушке. Ну, так я жду! Рассказывай!

«Вот ведь привязался словно плющ!» — улыбка исчезла с милого девичьего лица. — Секса давно не было…

— Интересное начало, продолжай, — мужчина крепко сжал девушку и неожиданно приревновал её ко всем миру.

– Подруга работает в эскорте, — Мари решила выдать полуправду, а вдруг Максим решит проверить её слова.

— Так, так! — он остановился, лиса почувствовала ревнивые нотки.

— Что так? Я три месяца одна, так… так… Я, может, любви хочу, счастья, семьи, — лисичка сорвалась на крик. — «Так» у него. И нечего лезть в мою душу! Да, она предложила пойти на праздник, где будет много интересных, богатых и вежливых мужчин. А как туда попасть? Я небогата и приглашения не получала. А там такое началось, такое. Кого-то ловили, все разбежались и я с толпой. Но меня толкнули, потом наступили, — девушка замолчала.

— Марина, почему ты ушла из кабинета? — тихо, в макушку прошептал волк.

— Я испугалась, — она вновь спрятала лицо на широкой мужской груди.

— Чего?

— Того, что почувствовала к тебе. Да и работать нужно было, неизвестно, как надолго ты ушёл и захотел бы вновь меня увидеть вернувшись. Я не хочу, чтобы меня уволили.

— Глупышка, — он быстрым шагом направился в сторону леса. — Я не позволю тебя уволить. А хочешь стать моим личным секретарём?

— Но на твоём этаже в коридоре сидит секретарь, — Марину грызли сомнения. Она понимала, что лучше будет оказаться на этаже, где сидят учредители и директора. При расследовании одна из версий была, что в тот день машину брал кто-то из директоров. Ну, пусть один был уважаемый оборотень, учредитель, то кто был второй?

— Ты будешь моим, личным, секретарём, — мужчина делал ударение на каждом слове.

— Я согласна, — лисичка в последний раз вдохнула приятный аромат парфюма, обернулась и всё же спрыгнула с его рук.

— Ах так! Ты решила поиграть? — в темноте, в сторону леса бежала рыжая лиса. Она то притормаживала и махала пушистым хвостом перед волчьей мордой, то опять неслась вперёд повизгивая. Чем только заводила волка, почуявшего свою пару.

Глава 41. Пожалуйста


Марина лишь на мгновение остановилась, чтобы отдышаться и тут же поплатилась за это. Волк нагнал заигрывающую лисичку.

На землю в густую траву падали двое. Обернувшийся в человека мужчина мягко поймал девушку и прижал к своей груди.

— Тебе говорили, что у тебя самые красивые глаза? — он отвёл непослушную прядку волос за ухо.

Марина лежала на широкой мужской груди и молча улыбалась. Зачем нужно полнолуние, когда страстный красивый волк уже рядом.

Максим перевёл взгляд на её губы, правой рукой погладил лисичку по голове и слегка нажал на затылок.

— Ты вкусно пахнешь, — прошептала прямо в губы Мари и позволила себя поцеловать.

Макс пробовал нежные алые лепестки на вкус. Обводил их контур языком, слово хотел запечатлеть на память каждый миллиметр вишнёвого счастья.

— А ты сладкая, словно ягода. Я хочу тебя Марина. Ты позволишь? — он коснулся её одежды.

Она улыбнулась и кивнула.

С дорогой брендовой вещью от кутюрье он справился легко. А вот лифчик не спешил снимать. Девушка приподнялась, опираясь обеими руками о землю. Макс сквозь ткань погладил одну грудь, затем вторую. Рыкнул, неожиданно приподняв лисичку и посадив её на платье, быстро разделся сам. Одежда легла к ногам возбуждённой девушки.

— Впечатляет, — Мари краснея, глазами поедала идеальное тело мужчины. Ни капли жира лишь чётко прокаченные мышцы. Взгляд скользнул по широкой груди, на секунду замер на животе и скользнул ниже, к паху.

— Видишь, что делает один твой взгляд? — член медленно поднимался, девушка облизнула губы и протянула руку. Через секунду пальцы, еле касаясь нежной кожи, вели вдоль набухшей венки к розовой головке.

Она встала на колени.

— Вижу, — её язык коснулся уздечки и словно дразня, прошёлся именно по той набухшей венке, оставляя за собой влажный след. Забрав головку в рот и сделав несколько несмелых движений Мари, застонала, желание волнами расходилось от живота по телу.

— Ещё, не останавливайся, — Макс сделал движение бёдрами вперёд, девушка приоткрыла рот шире.

Губы и язык умело ласкали член. Максим смотрел на девушку, всё больше возбуждаясь. В какой-то момент не выдержал, подхватил её на руки и, спихнув одежду в кучу, положил Мари на спину.

Лисичка прикрыла глаза. Сладостные поцелуи опалили кожу на её шее. Мужские руки освободили грудь из тесного ажурного плена.

Чувствительные затвердевшие сосочки требовали ласки.

— Сладка, нежная, Мари и вся моя! — пальцы сжали розовые соски, заставив девушку застонать громче.

Сомкнувшиеся на чувствительной ареоле груди губы, разгорячённая девушка вскрикнула и изогнулась от нестерпимого колкого удовольствия.

— Да, стони, кричи, доставляй мне и себе удовольствие, — он провёл руками по девичьему животу, раздвинув перед собой стройные ноги.

— Ещё, хочу ещё, — волосы разметались по траве, она дотронулась рукой до своей правой груди и смяла её.

Мужчина отвёл её руку, поднялся обратно и осыпал поцелуями упругую желанную грудь. Чувствуя над оборотнем власть, Мари нажала на его голову, направляя вниз к сосредоточению ещё большего удовольствия.

Страстные поцелуи посылали колкие мурашки по всему телу. Горячие влажные губы скользили ниже по животу к заветному треугольнику.

— Пожалуйста, — полустон, полувсхлип сорвался с девичьих губ. Мари приподняла бёдра. Мягкие мужские губы коснулись возбуждённого клитора. — М-м-м, — она вновь погладила свою упругую грудь и, протянув руку к голове Макса, нажала на неё.

Его язык уступил просьбе лисички и запорхал, словно мотылёк над огнём. Желание копившиеся внизу живота взорвалось тысячи искр. Сильный оргазм накрыл девушку. Она вздрагивала в страстных мужских объятьях. Макс легко приподнял Мари и поменялся с ней местами.

Возбуждённый клитор коснулся горячего твёрдого живота, девушка сделала движение вниз и невольно застонала. Он приподнял её за талию, и член легко скользнул между влажных губ, наполняя девушку сладостной истомой изнутри.

— Луна свидетель, я никогда и никого не хотел так, как тебя, — лиса выгнула спину и тихо застонала.

Его слова возбуждали не меньше, чем руки или губы.

Несмелое движение бёдрами, ещё одно и через мгновение, откинув всякий стыд, придерживаемая за талию Марина отдаётся на волю чувствам. Только страсть, нежность и желание обладать этим оборотнем движет ей. Она, понимая, что он её и только её с силой сжимает шелковистой плотью твёрдый член и бурно кончает.

Максим впивается губами в её губы, ему хватает лишь нескольких движений, он не выдерживает сладких сокращений и громко рыкнув, следует за своей лисичкой за будоражащую грань, ловя наслаждение.

Луна, ещё недавно прятавшаяся за облаками, выглянула и осветила поляну.

Глава 42. Покрасневший медведь


Марина шептала и шептала на ухо Максиму, поглаживая густую копну волос. Его голова лежала на её коленях. Он улыбался.

Ей пришлось добавить магии в свои ласковые слова. Он не должен узнать, кто она на самом деле и где живёт, пока задание не выполнено.

Прошло полчаса, и девушка поняла по равномерному дыханию Максима, что тот уснул.

— Спи, мой нежный и страстный зверь, — она переложила его голову на рубаху, поцеловала в щёку и поднялась.

Уходила тихо, глотая слёзы. Ей было тяжело обманывать того, кто оказался её парой. Лиса бежала в сторону дома и думала: «Хорошо, что не поставили друг другу метки, а то если он окажется, — четвероногая не выдержала и вновь всхлипнула, — если окажется преступником, то легче будет вырвать из сердца. Да кому я вру?! Нисколько не легче, буду выть на луну».

Запутывала следы Марина профессионально, два раза пересекла ручей, возвращалась к дороге и, наконец поймав попутную машину, доехала до поворота к своему дому.

Света в окнах не было, девушка вздохнула, это могло означить лишь одно: братья все как один на работе. Но вот почему нет папы?

Открыв дверь, Мари обернулась человеком. Тихо на цыпочках, а вдруг папа спит, она, придерживая рваное платье двумя руками, пробиралась в свою комнату.

— Так, так! — от грозного голоса, раздавшегося над головой, девушка в одно мгновение вздрогнула и присела.

— Папа?

— Её, значит, ищут по всем лесам с фонарями, а она тихо крадётся в свою комнату! Ты о нас подумала? Где была? Через какую границу добиралась до нашего дома? — мужчина развернул дочь к себе и охнул. — Марина, что с тобой? Что с твоим платьем? От тебя подозрительно пахнет волком.

Отец сделал шаг назад, затем другой и улыбнулся.

— О-о.

— Вот и «О»! — Марина не сдержалась, всхлипнула и кинулась в объятья папы.

— Он же может быть… — зубы клацали, мужская рубашка намокала. — … а она… меня по голове…

— Милая, идём на кухню, всё мне подробно расскажешь, вдруг сыскари что-нибудь упустили в отчёте, — Иван Максимович обнял дочь за плечи и увлёк за собой. — Сейчас выпьешь горяченького чая с успокоительным сбором и спать.

— Хо-хо-рошо, папочка, — девушка села на стул и прошептала: — А что, если он окажется преступником? Папа, моя пара и преступник! Как мне потом смотреть в глаза сослуживцам? Как жить дальше, понимая, что моя родная душа далеко и что я его больше не увижу?

— Марина, я лишь понял одно, что ты встретила любовь всей своей лисьей жизни. И что, он подозреваемый? — папа поставил перед дочкой большую кружку ароматного чая, пододвинул к ней баночку с малиной, почесал затылок и достал с полки мёд. — Кушай, милая. И перестань напрасно слёзы лить. Ещё неизвестно, преступник ли он. Да и твоя лиса никогда! Слышишь меня? Никогда бы не полюбила гада.

Девушка подула на кипяток и тихо кивнула. Понимая, что лисе наши правила не писаны, и она влюбляется в магическую душу.

Как же она любит папу, пусть и лукавит, но только во благо.

Пока тепло разливалось по душе и телу Марины, Иван Максимович успел сходить наверх и принести дочери тёплый халат. Не успел он его накинуть на плечи дочери, как в дверь раздался громкий стук.

Мари вздрогнула, испуганно посмотрев на отца.

— И кому ночью не спится? — медведь распахнул двери.

— Ох, Иван Максимович, — стоящая на пороге женщина произнесла имя Дурож таким тоном, будто и не ожидала его увидеть на пороге. — Извините, я во всём виновата, — Жанна Ринатовна плавно переместилась вовнутрь дома. — Не предупредив вас, уговорила Марину Николаевну принять участие в поимке очень опасных преступников. И только по моей вине она пропала, — женщина попыталась прижаться к мужчине, то ли ища утешения, то ли пытаясь его утешить.

— Жанна Ринатовна, успокойтесь, — медведь обеими руками попытался отодвинуть сослуживицу от себя. Но не тут-то было, женщину-медведицу не так-то легко сдвинуть с места, если она сама не захочет. — Только не нужно слёз, моя дочь дома. Ваша профессиональная репутация не пострадает. Можете возвращаться домой.

— Как дома? Но там её все ищут по вашему приказу, — округлила глаза Жанна.

— Да, со мной всё в порядке, Жанна Ринатовна.

Женщина вздрогнула, она надеялась провести время наедине с любимым медведем. Утешить его, заговорить, возможно, приготовить что-то вкусное. Ох, сколько мыслей у неё было в голове, когда она, услышав, что поиски Марины продолжаются, села в свою машину и рванула в ночь по незнакомой дороге.

— Проходите, чай с нами попьёте, — неожиданно предложила Марина. — Очень вкусный, папа сам заваривал, — девушка, зевая и заворачиваясь в халат, прошла на кухню.

— Не откажусь, — Жанна Ринатовна тут же ухватилась за возможность побыть лишнюю минуту рядом с Иваном. Узнать, как он живёт, как выглядит его дом.

Замечтавшись, женщина споткнулась о свою же ногу и полетела на пол, но тут же была подхвачена сильными мужскими руками. Она посмотрела на волевое лицо спасителя и не смогла удержать восторженный вздох.

— Что ж вы так неаккуратно, госпожа Жанна?..

— В нерабочей обстановке можно просто Жанна, — краснея, произнесла женщина.

— Присаживайтесь, — покрасневший медведь отодвинул стул и недовольно посмотрел на дочь, как бы говоря: «Удружила, спать надо, а мне сейчас вокруг этой Жанны Ринатовны танцевать».

Марина виновато посмотрела на отца и не успела сесть на стул, как раздался очередной стук в дверь.

Глава 43. Ночь. Чай


Отец с дочерью переглянулись, мужчина поставил на стол пустую кружку и вышел. Марина виновато улыбнулась Жанне Ринатовне и выбежала вслед за папой.

— Вам кого? — господин Дурож с удивлением смотрел на молодого мужчину.

Тот принюхался и поинтересовался:

— Вы кто?

Иван Михайлович опешил от такой наглости и не сразу нашёл что ответить.

— Я-то хозяин дома, а вот вы кто?

— То, что хозяин, сразу понятно. А я пара и жених той девушки, что сюда пришла. Марина, ты где? — Максим попытался отодвинуть с пути медведя.

— Стоять! — гаркнул Иван Михайлович. — Ночь на дворе, свататься приходите утром, спит моя дочь.

— Дочь? — Макс сделал шаг назад и мотнул головой. — Она же лиса.

— Папа, ну хватит, — Марина вышла вперёд. — Да, я дочь медведя, Максим, — девушка закусила нижнюю губу. — Извини, что так внезапно исчезла там на поляне.

— Заходите, хватит дом проветривать, — скомандовал отец невесты. — Поговорим за чаем, тем более на кухне нас ждут.

Максим пожал руку господину Дурож и прошёл вперёд.

Марина, понимая, что разговор может быть тяжёлым, набрала полные лёгкие воздуха, выдохнула, закрыла дверь и поспешила за отцом.

— Доброй ночи, — поздоровался Максим и неожиданно поцеловал руку Жанне Ринатовне. — Рад с вами познакомиться, я жених вашей дочери, Максим.

— Чьей дочери? — женщина недоумённо посмотрела на Ивана Михайловича, но через секунду заулыбалась, она прекрасно слышала разговор, что шёл на пороге дома и тут же решила не упускать удачный момент и подыграть любимому мужчине: — А, вы про Марину, проходите, присаживайтесь. Меня зовут Жанна Ринатовна. Сейчас чай пить будем. А что же вы ночью-то свататься? Утра бы дождались.

Женщина встала и быстро налила чай в подготовленные кружки.

— Вам с сахаром? — спросила Жанна.

Иван Михайлович усмехнулся, но не стал мешать женщине хозяйничать на кухне.

— Мне три ложки, — прогудел хозяин дома, отодвигая стул. — Марина, отомри и помоги разлить чай. — А вы, молодой человек, рассказывайте всё подробно: где познакомились с моей неугомонной лисичкой, когда поняли, что она ваша пара, кем работаете, какой достаток, кто родные. Рассказывайте всё, мы не спешим, тем более скоро сыновья с работы вернутся, им тоже будет интересно с вами познакомиться.

Жанна Ринатовна поставила кружку перед мужчиной, положила ему руку на плечо и произнесла:

— Иван, я выйду на минуту, руки помыть, — женщина, подойдя к лестнице, ведущей на второй этаж, знаком показала, что хочет позвонить сыновьям медведя, предупредить о госте.

— Не задерживайся, Жанна, чай остынет, — кивнул в ответ медведь.

— На работе познакомились с Мариной. Она к нам устроилась секретарём. Да что я рассказываю, вы и без меня это знаете.

— Да, она у меня самостоятельная девочка, не хочет дома без дела сидеть, — согласился медведь. — Приболела, но всё равно решила не пропускать первый день.

Максим помрачнел.

— Я в курсе произошедшего нападения на Мари.

Медведь и лисица незаметно переглянулись. Иван Михайлович понял, что волк знает не всю правду.

— Вы пейте чай, остынет, — медведь кивнул в сторону кружки.

— Спасибо, — молодой человек сделал глоток и продолжил. — Я один из директоров корпорации «Вольфгрейф», вхожу в десятку богатейших оборотней города, Марина ни в чём не будет нуждаться. Из родных у меня только мама, она ведёт светский образ жизни и живёт отдельно от меня.

— Марина обмолвилась, что встретила вас сегодня возле дома, где произошёл пренеприятный инцидент. Моя дочь стала свидетелем ужасных событий. Ловили преступников на живца. Что вы делали возле этого дома?

На кухню вернулась Жанна Ринатовна, присела на стул.

— Да, это была очень неожиданная встреча. Я не собирался ехать в ту часть города, но маму неожиданно пригласили на светское мероприятие, и она попросила её сопроводить туда, так как совершенно не знала этого дома, — Максим допил чай и поставил кружку.

— Получается, вы незнакомы с теми преступниками, которых поймали сыскари? Мариночка с ужасом в глазах рассказывала, что одна из этой шайки работает в вашей корпорации, и не просто работает, а является её начальником, — в разговор вклинилась Жанна Ринатовна, незаметно от всех доставая под столом артефакт и активируя его.

— Марина мне ничего не рассказывала, — Максим внимательно посмотрел на девушку, которую так долго выслеживал. — Марина, кто это был?

— Медведица Ольга из секретариата, моя начальница, — девушка посмотрела на Жанну.

— Ольга? Ольга… Нет, не припоминаю, в секретариате работает много народа.

— Молодой человек не врёт, он на самом деле не помнит сотрудницу с таким именем, — улыбнулась Жанна Ринатовна, ставя артефакт на стол. — Вы не обижайтесь, что я вас проверила, но безопасность дочери превыше всего, — она неуклюже взяла одной рукой кружку, а другой в кармане пиджака активировала другой артефакт. — Вы же наверно слышали, что на территории близкой к вашей корпорации на днях нашли труп молодой девушки?

— Мама-а, — протянула Марина, а Иван Михайлович зашёлся кашлем.

— Дорогая, — наконец он смог произнести.

— Да, слышал, — ответил Максим, ставя на стол кружку. — Это просто немыслимо. К нам приходил сыскарь и расспрашивал сотрудников, бывших в ту ночь на работе.

— И что? Он что-нибудь нашёл или ему рассказали о подозрительном оборотне, проходящем ночью мимо ворот корпорации? Максим, расскажите подробнее. Это так волнительно. Ох, а может преступник из корпорации и его поймали, и вы, дав подписку о неразглашении, не можете сейчас подтвердить или опровергнуть?

Марина незаметно под столом пнула начальницу смежного отдела, уж очень Жанна переигрывала, на её взгляд.

— Почему? Я могу говорить, тем более что до меня сыскарь не дошёл. В ту ночь меня не было на территории корпорации. Могу со всей ответственностью заявить, что убийца той девушки не работает в корпорации «Вольфгрейф». Жанна Ринатовна, вы можете спокойно отпускать Марину на работу, тем более что я хочу её сделать личным секретарём. Ей совершенно ничего не будет угрожать. Не может убийца девушек у нас работать.

Жанна Ринатовна отключила артефакт, улыбнулась и поднесла к губам чашку.

— Ах, я так рада, что жених моей дочери такой надёжный оборотень. А самое главное — умный, красивый, богатый и всегда говорит правду.

И медведь, и лиса выдохнули. Иван Михайлович, пока шёл разговор, держал зверя наготове. Стоило Жанне лишь подать знак, и он бы обернулся.

— Вот и хорошо, что вы не побоялись и заглянули к нам домой. Я ценю ваше беспокойство по поводу Марины и обещаю подумать над бракосочетанием. Главное, чтобы Марина была согласна.

Девушка покраснела, посмотрела на отца, затем на Максима.

— Я подумаю и через неделю дам свой ответ, надеюсь, что одно маленькое дело будет закончено…

— А мы-то с Жанной как на это надеемся, — мужчина улыбнулся. — А теперь всем пора отдыхать.

Максим улыбнулся и на предложение вызывать такси сказал, что на своих четырёх быстрее прибудет домой.

— Всего хорошего, — произнёс господин Дурож, закрывая дверь за незваным гостем. Оборотень быстрым шагом удалялся от дома невесты и совершенно не заметил, как от ближайшего дерева отделилось три тени.

Глава 44. Спи спокойно


Жанне Ринатовне такси самолично вызвал и оплатил Иван Максимович. Женщина, прощаясь с предметом своей страсти, грустно вздыхала и строила глазки начальнику. Иван же делал вид, что не замечает томных взглядов.

Наконец, семейство Дурож собралось на кухне в полном составе.

— Мы довели его до дома, как и договаривались, — отчитались братья перед отцом.

— Удалось осмотреть дом? — поинтересовался начальник департамента сыска, наливая чай в кружку.

— Да, — ответил Василий. — Дали себя заметить. Он чуть в драку не бросился, бесстрашный жених у нашей сестрёнки, раз на медведей кидается. Первые минут десять господин Максим спокойно бежал, а потом начал оглядываться, в какой-то момент мы потеряли его из вида, но через пять минут волк выскочил из-за ближайших кустов, оскалился и потребовал объяснений, почему мы его преследуем.

— Мы и пояснили, подойдя ближе, — улыбнулся Никита.

— Почувствовал Маринкин запах на нас, успокоился, пришлось рассказать, что мы её братья. Мол, отец по телефону рассказал, что жених пришёл свататься. Мы после работы, беспокоясь за судьбу сестры, сразу побежали знакомиться и узнать, что за мужчина, где и чем живёт. Попросили его нас понять, всё же мы беспокоимся о счастье сестры, — продолжил Володя.

— На удивление волк спокойно выслушал нас и пригласил в дом. Мы, восхищаясь архитектурой, облазили всё вдоль и поперёк. Володя, отлучившись в туалет, успел проверить чердак и подвал. Ничего подозрительного, никаких следов погибших девушек или лаборатории, где изготавливают незаконные блокираторы, — Никита посмотрел на сидящую за столом сестру.

— Так что, Марина, жених проверен вдоль и поперёк, бери и пользуйся, — Вася подмигнул сестрице, допивая чай.

— Спасибо, — девушка прикрыла рот рукой.

— Так, раз Марину Николаевну не раскрыли, — глава семейства посмотрел на лису, — то, дочка, завтра вновь выходишь на работу в корпорацию. Прикрывать тебя будет некому, так что постарайся справиться с секретарской работой одновременно с поиском фактов. К убитым девушкам добавляется поиск пресловутого и неуловимого главы преступной группировки.

— Хорошо, — лиса потянулась, еле сдерживая зевок. Ей очень хотелось спать после трудного и насыщенного дня.

— Никита, — Иван повернулся к сыну. — Как прошёл допрос Михаила и Ольги? Что они рассказывают о главе преступной шайки?

— Ничего, — тот покачал головой. — Молчат.

— Но что-то они говорили? Пробовали артефактом проверить?

— Нет, папа, в том-то и дело, что не можем проверить их слова. Они рта не раскрыли за всё время нахождения у нас. Возможно, чего-то боятся, — произнёс Никита.

— Или кого-то, — со своего места встал Володя.

— Да, давайте все спать. Через три часа начнётся рассвет, а мы все уставшие, — Иван обвёл детей взглядом. — Вася, Никита, сочувствую вам.

— Не нужно сочувствия и сожаления отец. Последнее время нас тяготили отношения с Ольгой. Так что даже хорошо, что всё раскрылось, — Василий вытянул руки вверх и направился к лестнице.

— А я раньше не замечал, что Жанна Ринатовна испытывает к тебе нежные чувства, — Володя, направляясь к лестнице, с теплотой посмотрел на отца. — Может, присмотришься к даме? А то всё один да один.

— Поговори мне ещё, — грозный медведь смутился. — Чтобы никакого сватовства, сам в своих отношениях разберусь. Иди спать.

Утро началось с того, что всё семейство Дурож первый раз за несколько лет проспало. Никто из оборотней не услышал будильник.

— А-а-а, папа, я опаздываю, поэтому еду на байке, у меня рабочий день начинается через пятнадцать минут! — Марина влетела в кухню, поцеловала в щёку любимого отца и схватила бутерброд. — Тебе хорошо, ты большой начальник, можешь и опоздать, — шутя, пожаловалась девушка и выскочила на улицу.

— Мари, с байком аккуратно! Следи за дорогой, — крикнул Иван Максимович вслед дочери.

— Да, папочка, — донеслось до медведя, он улыбнулся и вошёл в дом.

Не выспавшаяся, но счастливая Марина летела на крыльях любви. Смогла притормозить лишь перед дверью секретариата.

— О, Марина, а что это вы опаздываете во второй рабочий день? — начальника выглянула из своего кабинета именно в тот момент, когда девушка незаметно, словно мышка, пробиралась к Ольгиному столу, — быстро бери необходимые вещи и бегом на новое место работы, — недовольно крикнула начальница.

— Куда? — Мари потянулась к папке с бумагами.

— На девяностый этаж. Ишь, какая шустрая волчица! Не волчица, а лиса прямо. Один раз побывала в кабинете учредителя — и тот уже переводит её в личные секретари, — начальница своими недовольными выкриками привлекла внимание всех. — Учитесь, девочки, мастерству. Ну что замерли, или работа закончилась? — она обвела взглядом притихших оборотней в кабинете. Сейчас быстро найду, — и с этими словами скрылась за дверью своего кабинета.

— Девяностый, так девяностый, — пробормотала Марина, не обращая внимания на пристальные взгляды сотрудниц секретариата. — Спасибо, всем до свидания, — произнесла лиса, покидая кабинет.

В ответ никто не пожелал доброго пути, все сделали вид, будто не расслышали прощальных слов.

Глава 45. Раздражение


Марина вышла из зеркального лифта и огляделась. Стол секретаря вновь был пуст. По бокам одиноко стояли высокие кадки с зелёными мини-деревьями. Девушка, цокая каблучками, удалялась в сторону двери, ведущей на лестницу. Мари набрала воздух в лёгкие, чтобы окликнуть новую сослуживицу.

— Ну почему снова я? Дура эта Ольга, — острый слух лисы услышал знакомое имя.

Марина, медленно поставив вещи на стол, сняла туфли на каблуках и бесшумно последовала за стройной высокой волчицей.

— Бесит… зачем я во всё это ввязалась? Всё проклятые деньги! Кому они не нужны? — шипела и бормотала девушка, открывая двери на восемьдесят девятом этаже, в руках у неё были какие-то склянки.

Недовольная секретарь, не оглядываясь по сторонам, вошла в дверь, та медленно начала закрываться за ней.

Мари, поблагодарив производителей доводчиков дверей, бесшумно проскользнула вслед за девушкой, не забыв при этом положить одну из туфель в дверной проём.

Она оказалась на производственном этаже. И не просто производственном, а именно в лаборатории. В таких современных лабораториях ей не приходилось бывать никогда, только в паутине видела подобное.

Вокруг стояла тишина, яркий свет лился из огромных ламп под потолком, высокие стены были отделаны белоснежным кафелем. Ряды столов, поблёскивающие чистотой, были уставлены разнообразными колбочками, баночками, мензурками.

Мари прижалась к стене и незаметно вошла в полуоборот. Уши заострились, нос почернел, пробились усики. Обострились слух и обоняние. Сразу десятки запахов ударили в нос.

У стены напротив стоящей девушки-секретаря высились коробки.

Лиса не могла унюхать, что в них, но зоркие звериные глаза рассмотрели надпись «Противозверин», а пониже ещё несколько коробок, больших размером, с надписью «Осторожно, для испытаний на оборотнях».

Секретарь стояла спиной к лисе и что-то раскладывала на дальнем столе. Её запах был самый сильный, ещё присутствовал запах пойманной накануне Ольги и еле заметный запах Михаила. Она искала знакомые запахи Максима и Клиффорда, но ни того, ни другого не почувствовала, зато почувствовала очень знакомый запах. Совсем недавно она сталкивалась с ним, но вот где?

Медленно пятясь назад, Марина незамеченной выскользнула за дверь.

Пожалела, что невозможно стереть свой запах, но очень понадеялась, что раздражённая волчица просто не обратит внимания на посторонние запахи и не принюхается.

Радость переполняла душу девушки. Она радовалась и ликовала, что нашла лабораторию, но не обнаружила там запахов тех, кто ей очень нравился.

Чтобы разозлить секретаря, сбить её с толка, девушка уселась в чужое кресло, поставила свои туфли на стол и туда же закинула обе ноги, обтянутые чёрными чулками.

Секретарь начнёт кричать и не задаст вопросы: «А была ли ты на лестнице, а если была, то, что там делала?»

Так и произошло. Через десять минут в коридоре появилась волчица, несущая коробку.

Её глаза расширились, лицо исказилось, и она начала возмущаться.

— Ты что себе позволяешь гадина облезлая? Это мой стол, я себе не разрешаю закидывать на него ноги! Убирайся отсюда, — она с шумом поставила коробку возле стола. — Вон, я сказала, сейчас начнётся совещание, войдут директора в коридор!

— Не знаю, как вас зовут, — Марина подняла упавшую табличку. — А, Эльвира Анатольевна. Так вот, Эльвира Анатольевна, с сегодняшнего дня я секретарь на девяностом этаже. Так мне сказала начальница секретариата. Если что-то не устраивает — вон лифт. Спускайтесь вниз и кричите там и табличку не забудьте с собой забрать, — Мари спустила ноги на пол и надела обувь.

— Это… это… — Эльвира не находила подходящих слов. — Безмозглая бета, только ртом умеешь работать! Тебя прислали не секретарём на этаж, а личной секретуткой к Максиму…

— Тихо! — Марина резко подскочила с кресла. — А вот оскорблять меня не нужно, не посмотрю на твоё симпатичное личико и так разукрашу, что долго будешь помнить, кто из нас секретутка.

Девушка подхватила свои вещи и, не просто цокая каблуками, но и откровенно виляя обтянутым задом, направилась в сторону кабинета будущего начальника.

— Я всё возможное сделаю, но ты здесь работать не будешь! Хамка! Деревенская выскочка! — шипела раскрасневшаяся Эльвира, доставая влажные салфетки и брезгливо с остервенением оттирая свой стол. Чтобы даже малейшего запаха не осталось на нём от этой наглой выскочки беты.

«Дело сделано, она сейчас не только забудет, что её нос на лестнице потревожил незнакомый запах, но и не вспомнит, что я видела в её руках коробочку. Как бы узнать, куда она её понесёт?» — с такими мыслями Марина подошла к знакомой двери и постучала.

— Входите, — раздался голос любимого оборотня.

Марина, улыбаясь, вошла в кабинет и остолбенела. Над бумагами, лежащими на письменном столе, склонились двое. Клиффорд и Максим.

— Входи милая, входи, мы давно тебя ждём, — Клиффорд поднял голову, улыбнулся и сделал шаг к Мари.

*****

Марина лишь на секунду растерялась, но тут же собралась и сделала шаг вперёд, закрывая за собой дверь.

— Мари, девочка моя, я думал, что потерял тебя, — Клифф, улыбаясь, было бросился в сторону оборотницы, но Макс, схватив его за руку, остановил.

— Клиффорд, хочу представить тебе свою невесту, — начал он. — Ты не обращай внимания, мой старинный друг, что она пахнет, как бета, и выглядит, как волчица. Перед тобой моя любимая конспираторша-лиса — Марина Николаевна Дурож.

Клиффорд удивлённо посмотрел на друга и нахмурился.

Мари сделала ещё несколько шагов и остановилась, она улавливала в голосе Максима нотки недовольства, сарказма и понимала, что, возможно, он раскрыл, кто она такая. Но отступать было не в её правилах. Придётся разбираться на месте, что стоят её зародившиеся чувства и сможет ли Максим простить невольный обман.

Лиса внутри виновато царапала душу и требовала её выпустить, уж она лучше на инстинктах и покажет, и объяснит, что любит этих мужчин.

— Максим…

— Марина, не перебивай, проходи. Разговор предстоит долгий. Так вот, Клиффорд, вчера после бурной ночи с любимой я чуть не уснул, а потом, преследуя свою половинку и волнуясь, куда она так резко сорвалась, даже два раза терял её след, но слепая любовь помогала его вновь найти. Так я оказался у дома очень известного человека.

Девушка, всё поняв, подняла подбородок, выпрямила плечи и прошла к ближайшему креслу, аккуратно села в него, закинула ногу на ногу и продолжила слушать.

— Так вот, — на мгновение Макс потерял нить повествования, засмотревшись на любимую. — О чём я?

— Об известном человеке, — подсказала девушка.

— Да, Мариночка, об известном человеке. Ты думаешь, я бы не узнал? — он повернул голову в сторону Клиффорда. — Лицо её отца мелькало несколько раз в новостях, в связи с гибелью волчиц он давал интервью, успокаивал жителей города, обещав найти убийцу. Им был господин начальник стражи Города тысячи оборотней Дурож Иван Максимович. Я тогда ещё подумал: «Может, моя нежная невеста поэтому сбежала от меня — не захотела, чтобы я узнал из какой она семьи?» Так нет, оказывается, моя невеста сама сыскарь. Да, Марина, я навёл справки. У меня тоже имеются связи и немалые. Твой отец, твои братья, что пытались прикинуться ревнивыми родственниками и зачем-то обшарить мой дом, вы все работаете в главном управлении охраны и сыска Города тысячи оборотней. После того как я навёл справки и узнал, что из себя представляет ваша семья, подумал, что расспросы и обыск моего дома — издержки работы. Подозревать, проверять всех и вся, но нет. Клиффорд, ты только представь, осведомитель из управления шепнул, что Марина Николаевна находится в корпорации на задании, только вот на каком, узнать не удалось. Возможно, она сама захочет поведать?

— Нет, Максим, не смогу поведать, наверно, так же, как и вы не поведаете, кто ваш осведомитель, — девушка резко поднялась из кресла, слёзы попытались накатить на глаза, но она силой воли заставила себя быть сильной. — Профессиональная этика, а также неразглашение тайны. Но могу сказать одно: вы оба вне подозрения. А сейчас, раз меня раскрыли, то спешу откланяться, если вы, конечно, не собираетесь на всю корпорацию кричать: «Пожар» и тыкать в меня пальцем. Я понимаю, что простить трудно, но и я не знала, что встречу во время работы тех, кого полюблю, — последние слова она произнесла одними губами, мешал вставший в горле комок.

— Милая…

Клиффорд кинулся к лисе, но она остановила его на расстоянии вытянутой руки.

— Одна просьба: если есть такая возможность, хотя бы до вечера не рассказывайте никому в корпорации, что сыскари ведут расследование.

Собрав всё волю в кулак, Марина развернулась в сторону двери. Шаг-другой, вот сейчас она выйдет, за ней захлопнется дверь и всё, больше ей не увидеть тех, по ком поёт душа. Она взялась за ручку двери, одинокая слеза скатилась по щеке.

— Стой! — громкий окрик резанул по ушам. Две пары сильных рук развернули девушку обратно.

Глава 46. Пять минут


— Марина, милая, что ты со мной творишь? Ты же знаешь, что я твоя пара, и ничего мне не сказала о себе, ни капли правды, — Максим вдыхал аромат любимой, всё сильнее упрекая себя в брошенных сгоряча словах. — Да я за тебя сердце из груди вырву и тебе отдам! Прости дурака, не плачь.

— Чьё сердце? — сквозь слёзы улыбнулась девушка.

— Я тут в любви признаюсь, а она шутит!

Вопрос лисички разрядил напряжённую атмосферу.

— А как я по тебе скучал, милая, — мягкий голос Клиффорда обволакивал. — Ты даже не представляешь, до какой степени я был расстроен, когда не нашёл тебя. А на следующий день командировка, из которой я сбежал, как только смог. Милая, дорогая, красавица Марина, отключи артефакт, дай почувствовать тебя настоящую! Обещаю: ни одного вопроса не задам, ни с кем и взглядом не перекинусь. Работай, лови преступников, даже если это будем мы с Максом. Пусть эти последние дни на свободе будут самыми счастливыми в моей жизни. А без тебя мне и блокиратор на шею покажется счастьем. Волк душу не будет царапать. Мари, я весь в твоей власти, бери меня, моё сердце, моего волка без остатка, — мужчина встал на одно колено и поцеловал руку девушки. — Выходи за меня, Марина.

— Клиффорд, — Мари еле сдерживала слёзы, волны счастья переполняли её душу и тело. Два оборотня, такие родные, лиса ликовала и просилась на волю. Раз мужчина просит показать её во всей красе, то пусть полюбуется.

Девушка уступила, и лисичка положила лапы на колено Клиффорда, подняла мордочку и лизнула языком его нос.

— Именно такой я тебя представлял. Шикарная! — восхитился Клифф.

Ещё мгновение — и перед пушистой лисой стояли два матёрых волка. Они обошли её с двух сторон и встали по бокам, будто охраняя любимую от всех невзгод.

Двойное счастье окутало лису с ног до головы.

— Сбежим?! — поинтересовался Клиффорд, первый вернувший свой вид.

— Всенепременно, за несколько часов нашего отсутствия корпорация не рухнет. У тебя есть знакомые? — Максим посмотрел в глаза другу и перевёл взгляд на лису.

— Сейчас всё устрою. Мари, включай артефакт, очки на нос, папочку с бумагами под мышку и за Максом на стоянку, я сделаю несколько звонков и догоню вас.

Девушка хихикнула и решилась на авантюру.

Секретаря вновь не оказалось на месте, конспирация с бумагами, получается, была не нужна.

— А куда мы едем? — ровно через пятнадцать минут чёрная машина выруливала со стоянки корпорации.

— Скоро узнаешь, — загадочно улыбнулся Клифф.

— Надеюсь, что ты будешь приятно удивлена нашему сюрпризу, — поддержал друга Макс.

— Мальчики, вы меня пугаете, — произнесла Мари, когда машина выехала не в сторону леса, а к центру города.

— О, нет, истинные пары берегут, лелеют, осыпают подарками, а не пугают. Мы хотим, чтобы ты поверила нам и даже мысли не могла допустить, что мы хоть кому-то скажем о твоей настоящей миссии в корпорации, — Клиф направлял машину к высокому белому зданию, на котором красовалась вывеска: «Управление Города тысячи оборотней».

— Но… — девушка догадывалась о цели прибытия, но боялась даже подумать о том, что хотят сделать её мужчины.

— Бегом, я договорился на короткие пять минут, — Клиффорд остановил машину, Максим вышел, распахнул дверь со стороны девушки и, не спрашивая, подхватил ту на руки. — Быстрее, милая, быстрее, а то не успеем…

Мужчины, словно ураган, неслись по широкому длинному коридору. Резко остановились возле белых дверей. Макс ногой распахнул её и под первые аккорды музыки вошёл вовнутрь.

— Но это невозможно, — слёзы счастья застилали глаза Мари. — Как? Как вам удалось договориться?

— Договориться удалось Клиффорду ещё рано утром, но только для меня одного, шептал на ухо любимой Макс. А потом пришли новости о тебе и я… Прости меня сто тысяч раз за горячие слова в твой адрес. Виноват, не сдержал эмоции. Клянусь луной, такого больше не произойдёт. Но где двое, там и трое, будем дружной семьёй, раз получилось, как получилось, милая.

— Брачующиеся, подойдите ко мне, — за позолоченным столом в окружении сотен цветов сидела пожилая волчица. — Кто жених? — она перевела взгляд с Клифа на Макса.

— Оба, — не скрывая радости, произнесла Марина.

— Подождите, — в зал влетел запыхавшийся невысокий мужчина, держащий в руках чемоданчик. — Господин Клифорд, за такую спешку вам придётся выплатить мне премию.

Оборотень отдышался и распахнул чемоданчик.

— Марина, вытяни руку, — Максим поставил девушку на пол.

— Вот эти кольца идеально сядут на пальчик невесты, — подсказал ювелир. — А вам, молодые люди, кольца из второго ряда подойдут.

— Марина Николаевна, согласны ли вы взять в мужья этих оборотней перед луной и законом?

— Да, — незамедлительно ответила девушка.

Женщина, что расписывала брачующихся, очень выразительно посмотрела на живот невесты. Это заметили все оборотни, включая свидетеля ювелира.

— Сегодня же начнём над этим стараться, — в голос произнесли мужчины, чем вызвали смущением Марины и всеобщий смех, под который и прошла вся роспись, закончившаяся двойным поцелуем и обменом колец.

Обратно из здания Марину выносил на руках Клиффорд.

— А сейчас в одно уютное место, милая. Мой родовой дом, в котором мы будем проводить очень много времени, а как только ты забеременеешь, то переедем туда жить постоянно.

— Ну у вас и планы, — засмеялась лиса, прижимаясь к груди любимого.

Она была безумно счастлива. Ещё совсем недавно мечтала встретить одного любимого, а тут сразу два истинных.

— Нельзя было упустить такую красивую и одинокую лису, — Марк посадил жену на заднее сидение и сел рядом. — Клиффорд, не гони, всё же везём жену.

Глава 47. Страсть


— Какой красивый дом, — прошептала Марина, оказавшись в лесных апартаментах Клиффорда.

— О, ты ещё не видела спальню, — прошептал Клиф, обнимая жену со спины. — Нет сил терпеть, — его рука убрала волосы за маленькое, аккуратное ушко, а горячие губы поцеловали длинную белую шею. — Вкусная…

— И вся наша, — Макс подошёл к жене и медленно, пуговку за пуговкой расстегнул белую блузку, обнажая пышную грудь и плоский живот. Прикосновения его рук к оголённой коже обжигали, будоражили и возбуждали девичью фантазию.

Невольный стон сорвался с алых губ, когда клыки Клифа вонзились в тонкую кожу, оставляя после себя две красные точки.

Девушка счастливо улыбнулась и подставила шею под клыки Максима.

— Прошу тебя, сделай своей навечно, — выдохнула она, прикрывая глаза в ожидании.

Молодой муж зарычал и прокусил её белоснежную кожу возле правой ключицы.

— Наша, — синхронно произнесли мужчины.

Максим подхватил девушку на руки и понёс в сторону спальни. Белоснежная блузка так и осталась лежать на полу.

Спальня удивляла размером и не только своим, но и стоящей посредине комнаты кровати.

Одежды были сброшены.

— Какое блаженство, — простонала Марина. — Ощущать четыре руки на своём теле.

Максим медленно, умело массировал изящную спину, а Клиффорд нежно гладил грудь любимой, чуть задевая розовые сосочки.

— Тут есть ванна? — девушка сбоку заметила белую дверь.

— И очень большая, — улыбнулся Клифф. — Пригласишь нас с собой?

— О, да, — Мари, не стесняясь, пошла, чуть покачивая бёдрами.

Мужчины в один прыжок нагнали жену и под весёлый визг внесли соблазнительницу в ванну.

— Джакузи и небольшой бассейн к вашим услугам, леди, — Макс настроил температуру воды.

Девушка полностью отдалась во власть любимых рук.

Клиффор склонился и поцеловал едва заметное место укуса. Максим капнул на руки душистое мыло, взбил пену и медленно погладил девичью спину, сделал круг, едва задевая руками ягодицы, затем ещё один, чуть пошире, на третьем заходе он мягкими движениями массировал девичьи ягодицы, срывая громкие стоны с нежных алых губ.

Марина втянулась в эротическую игру, капнула роматный гель на руки, взбила пену, и теперь она мучила нежными, плавными движениями тела любимых. Особенно ей понравилось намыливать твёрдые, накачанные груди мужей. Руки медленно, но верно спускались вниз, пока не захватили в плен два эрегированных члена.

Теперь она увлеклась: ладонью обхватывала один ствол, легко скользя вверх и вниз, вверх и вниз.

— Включи душ, — смотря возбуждённым, затуманенным взглядом на Клиффа, попросила Мари.

Крупные капли били по груди девушки. Мужчины, смывая пену со стройного девичьего тела, сантиметр за сантиметром, целовали спину, грудь, живот, ягодицы, слизывая капли воды, а затем вновь поднимались вверх.

Возбуждение захлестнуло чувствительную лису. Ей становилось всё мало.

— Хочу… — простонала она, чуть раздвигая ноги.

Руки мужчин с двух сторон затронули девичью промежность.

— Влажная…

Лишь одно слово, сорвавшееся с губ Макса, возбудило девушку до предела, заставляя каждую клеточку тела желать любимых мужчин до боли в животе и между ног. Она застонала и с силой прижалась к Клиффорду животом.

Мужчина поднял девушку и, разведя ей ноги, прижал к своему паху, а его член скользнул между увлажнённых складок вглубь влагалища.

Максим, целуя спину любимой, помассировал упругое колечко. Второй член, смазанный прохладным гелем, проскользнул внутрь.

Марина вскрикнула, почувствовав дискомфорт, но он тут же сменился возбуждением.

Лиса, зажатая между двух сильных тел, наслаждалась сексом, чувствуя, как по телу растекается доселе неиспытанное чувство приближения тройного оргазма. Её клитор при каждом движении мужей тёрся о твёрдый член Клиффа, разнося по клеточкам тела частичку счастья верхом на капельке возбуждения.

Нежность, страсть, желание заменили воздух в ванной — оборотни дышали наслаждением.

Томные стоны то переходили в громкие хрипы, то возвращались в тихие всхлипы. В очередной пик Марина закричала и, бурно кончая, с силой обняла руками и ногами тело мужа. Стон за стоном срывался с губ.

— Люблю, — разряжаясь вслед за женой, прошептал Клиффорд.

— Моя, — Максим поцеловал девушку в плечо и кончил.

— Это было необычно, — Марина, лёжа на белоснежных простынях, наконец, смогла говорить.

Она плохо помнила, как мужья ополоснули её, завернули в махровую простынь и принесли на кровать. Пришла в себя, когда почувствовала мягкие поцелуи на груди.

Как же быстро мужья смогли вновь возбудить девушку.

Максим языком играл с соком, Клифф же зубами покусывал другой.

— От таких ласк любая очнётся, — улыбнулась возбуждённая лисичка. — Продолжайте, не останавливайтесь. Хотя нет, сейчас моя очередь, — Мари попросила мужчин перевернуться на спину, что те с удовольствием сделали, с нетерпением ожидая, что будет дальше.

Марина, держа в каждой руке по твёрдому естеству, медленно провела влажным языком по головке то одного, то другого. Наигравшись, она, наконец, приоткрыла губы, и первая головка исчезла во рту, за ней и часть ствола. Ей самой было приятно дарить ласки мужу, забирая ствол Клиффа всё глубже, пока он не достал до горла. Несколько движений — и Мари с шумом высвободила пленника изо рта, сделав два глубоких вздоха, такое же наслаждение она подарила Максу.

Секс, взаимные ласки и поцелуи не выпускали семейное трио из кровати часа три.

— Наверно, на работу сегодня не поедем? — расслабленно выводя восьмёрки на обнажённом животе жены, спросил Клифф.

— Нет, не поедем, — подтвердил Макс. — Мы ещё не все клеточки тела любимой Мари исследовали. Вечером можно будет поехать знакомиться с родными нашей жены, они тебе понравятся.

— Точно, — девушка приподнялась, а потом и села. — Собирайтесь, медовый месяц продолжится ночью, а сейчас на работу. Вас ждёт корпорация, а меня преступник.

— И зачем ты напомнил? — Макс шутливо ударил друга по плечу.

Глава 48. Мужчина и лифт


Марине долго не пришлось уговаривать мужей, и даже елей не применила.

— Вы можете созвать совещание директоров под любым предлогом? — спросила она, откинувшись на мягкое сиденье в машине и проверяя, хорошо ли сидит шейный платок. — Извините, — Мари сняла с руки обручальные кольца и протянула Максу. — Мне приходится это делать, но потом я всё возмещу, — из маленького баллончика были опрысканы все. — Свои кольца тоже спрячьте.

— Фу-у, Марина, ты сбила с нас все запахи, это может быть подозрительным, так что возмещение должно быть очень и очень эротичным, — наигранно возмутился Клифф.

— Так нужно! Никто не должен узнать, что мы женаты. До поры до времени, — девушка проверила, работает ли артефакт, скрывающий сущность.

И Мари, и Макс ушли в свои паутинки, Клиффорд же вёл машину. Девушка объяснила папе рабочее положение дел, рассказала о лаборатории и секретаре Эльвире, дождалась ответа, подняла голову и спросила Максима:

— Возможно ли Эльвиру Анатольевну под каким-либо предлогом отправить за ворота корпорации?

— Да, сейчас устрою милая. Для тебя всю корпорацию могу отправить за ворота, — Макс поцеловал жену в щёку.

— Без ненужного энтузиазма, пожалуйста, дорогие, — Марина, улыбаясь, написала в паутинку отцу и Никите. — Готово. А сейчас серьёзно, если кто-то из вас преступник, то лучше сознайтесь сразу, тогда клянусь, что буду приходить к вам каждую неделю, целовать и вязать красивые шарфики. В противном случае выкину из сердца и головы.

Машина неожиданно затормозила.

Клиффорд развернулся назад и посмотрел на жену.

— Признаюсь, — лисье сердце ушло в пятки. — Только в одном преступлении.

— Каком? — тихо спросила девушка.

— Что не попросил руки и сердца своей жены у её досточтимого отца.

— Тьфу на тебя, Клифф, разве такими серьёзными вещами шутят? — Мари выдохнула и вновь посмотрела в паутинку. — Поехали, время уходит, скоро конец рабочего дня. Макс, как у тебя дела, получается созвать совещание?

— Да, пришлось придумать причину, о которой тебе лучше не знать. И если ты сегодня не поймаешь нужного тебе оборотня, то я могу лишиться своего директорского кресла.

— Макс, я постараюсь, — девушка поцеловала мужа в щёку.

— Значит, мне задолжала уже два поцелуя, — в зеркало заднего вида улыбнулся Клифф.

— Ночью расплачусь сполна, — заверила лисичка. — Высадите меня у чёрного входа в здание. Незаметно поднимусь на лифте.

— Милая, незаметно не получится: сейчас в здании творится светопреставление. Спешно возвращаются из домов и ресторанов директора и их заместители, что раньше окончания рабочего дня уехали из корпорации. Секретари носятся, как ужаленные, пытаясь быстро привести в порядок зал для переговоров, — Максим показал жене свою паутинку. Сообщения приходили беспрерывно. — Так что выпрями спину, возьми бумаги и поднимайся на девяностый этаж.

— Хорошо, поняла. Максим, у тебя есть полный список всех директоров, учредителей и заместителей директоров? — не успела лиса задать вопрос, как тут же получила на свою паутинку то, что просила.

— Спасибо, — она задумчиво рассматривала лица. — Вот, значит, как выглядит Платон Германович. Где я его видела? — девушка почесала пальцем висок, но так и не вспомнила.

— Возможно, в паутинке, он иногда мелькает в новостях, связанных с нашей корпорацией или его империей по добыче магии, — произнёс Клифф.

— А вам он кем приходится? Родственник? — Марина посмотрела новости, связанные с Платоном Германовичем.

— Нет, наши доли перешли нам по наследству от отцов, мы близко не знакомы. То есть мы знакомы, но домами не дружим, — Максим вопросительно посмотрел на жену.

— Ясно. А этот Платон Германович очень даже небедный человек. Три шахты в собственности, — Марина задумалась.

— Так, действуем по плану. Девочки направо, мальчики налево, — Клифф остановил машину у торца здания.

Девушка покинула салон машины и направилась к запасной двери. Хорошо, что Максим отдал ей универсальные ключи от входных дверей и различных подсобных помещений.

— Так, поспешим, скоро совещание, — Марина нажала кнопку и посмотрела на своё отражение в зеркале, вслед за ней в лифт вошёл мужчина.

— Вы из секретариата? — полюбопытствовал вошедший, нажимая кнопку шестьдесят седьмого этажа. Девушка оглянулась и узнала его. Это был один из тех, кто совсем недавно ехал с ней в лифте и неравнодушно на неё смотрел. Хотя взгляды второго просто раздевали в тот момент Мари.

— Да, оттуда. Вот, бумаги несу. Меня только сегодня перевели на девяностый этаж. Совсем забегалась. Сами знаете, основной отдел секретариата находится намного ниже. Приходится побегать с заданиями, — Марина пыталась быть вежливой.

— Как вас зовут, прекрасная леди? Где-то я вас видел, наверно на собрании, — молодой человек изобразил мыслительный процесс.

— Возможно, — улыбнулась девушка. — Марина, секретарь, — представилась она.

— Прекрасно, прекрасно. Если вы едете на девяностый этаж, то вас не затруднит зайти ко мне в кабинет и забрать бумаги для совещания. Его так неожиданно объявили, что я просто не успеваю всё подготовить. Моё место в зале заседания вы быстро найдёте. Положите бумаги напротив имени — Демид Власович.

Девушка улыбнулась и кивнула, соглашаясь помочь. Лифт остановился на нужном этаже, и молодые люди повернули направо, прошли по длинному коридору, свернули ещё раз направо и подошли к двери с вывеской, гласящей, что внутри работает господин Алексей Сергеевич Варнич.

— Проходите, милая Марина, — молодой человек, сидящий за столом, поднял глаза. — Алексей Сергеевич, секретарь Марина с радостью согласилась нам помочь отнести отчёты на девяностый этаж, пока мы с вами заняты работой, — бета радушно улыбнулся и пропустил девушку вперёд.

— Буду рад помощи, — Алексей поднялся с места и взял чёрную папку. — А то работы навалилось, — с его лица не сходила широкая улыбка.

— Ох, подождите, сейчас принесу свою папку. Я как раз сижу в соседнем кабинете, — Демид вышел и тихонько прикрыл за собой дверь.

— Марина, пока ждём моего помощника, не расскажете, как давно работаете в нашей корпорации? В отделе секретариата или личным секретарём.

Молчавшая девушка заметила, что с каждым словом господин Алексей делает шаг вперёд, неожиданно он дёрнул верхнюю пуговку своей рубашки, словно ему стало жарко.

— В секретариате, господин, — Марина вцепилась в протянутую чёрную папку и попыталась вырывать её из цепких рук. — Мне пора, и так задержалась.

Чувствовало лисье нутро, что не так прост этот директор.

Он ухватил девушку за запястье и прохрипел:

— Марина, я со вчерашнего дня себе места не нахожу, никак не могу успокоиться после нашей встречи.

— Алексей Сергеевич, — она выдернула руку. — Мне неприятно. Вы очень видный молодой человек. Даже с уверенностью могу сказать, что красивый и харизматичный, но не в моём вкусе.

— Ох, ты, как мы заговорили. Мне ещё ни одна женщина не отказывала! Я приложу все усилия, чтобы добиться такой красивой волчицы. Впервые в жизни я встретил свою суженую. Не нужно сопротивляться, подари мне эту ночь, и я докажу, что являюсь твоей парой, — он с силой привлёк к себе Мари. — Я богат, очень богат. Моя семья владеет сетью ювелирных магазинов. А сам я прекрасно устроился в корпорации у дяди. Ради тебя, Марина, завяжу с вредными привычками. Больше никогда не посмотрю ни на одну женщину.

— Нет, господин Варнич, ответить на ваши чувства не могу, мне другой люб.

— Забудешь, — девушка почувствовала в голосе альфы сталь.

Будь она настоящей бетой и волчицей, то давно бы радостно виляла хвостом возле ног страстного влюблённого. Если в лифте он ещё вызывал у неё симпатию, то сейчас только отторжение и брезгливость.

— Вас точно трудно забыть, особенно с такой харизмой, — Марина перестала улыбаться и всё же вырвала папку из рук воздыхателя.

— Один поцелуй для своего будущего мужа, недотрога, — оборотень схватил разворачивающуюся к двери девушку за талию и уже хотел силой сорвать поцелуй, как шейный платок чуть повернулся и оборотень увидел место укуса. — Что это? — его взгляд потемнел, он оскалился и оттолкнул лису. — Кто? Кто посмел опередить меня?

Марина бросилась к двери, но та оказалась закрыта.

Глава 49. Не виноватая я


Девушка плакала, сидя на стуле в большом кабинете.

— За что? За что вы меня схватили? Я ни в чём не виновата, шла в магазин по поручению одного из директоров. Какая лаборатория?

— Эльвира Анатольевна, артефакт говорит, что вы врёте, — Никита Иванович постучал пальцем по квадратному прибору. — Любое слово, сказанное вами, будет проверено. Мы хотим знать, что вас связывает с Ольгой и Михаилом. Какие дела вы проворачивали под носом начальства. Что за лекарства были в коробках у стены. Нам многое известно. И чем быстрее вы начнёте сотрудничать со следствием, тем лучше будет для вас. Чистосердечное признание смягчит приговор, а может быть, даже получите условный срок с блокировкой зверя.

— Не надо блокировать, — взвыла девушка, положив руки на живот. — Я всё-всё расскажу, только не блокируйте, — слёзы покатились ручьём. — Я ребёночка жду, поэтому нельзя блокировать зверя. Я всё расскажу, только попросите на суде за меня.

Никита промолчал. Он знал, что никто не применит блокиратор на беременной волчице.

— Говорите, и я сделаю то, о чём вы просите, — сыскарь взял в руку ручку.

— Я несколько лет работаю в корпорации «Вольфгрейф» и совсем недавно стала любовницей генерального директора Платона Германовича.

— Сколько месяцев назад? — Никита поднял глаза.

— Полгода, — девушка приложила платок к глазам. — А месяца два назад, когда я ему сказала, что жду ребёночка и попросила на мне жениться… Он усмехнулся и сказал, что я должна доказать свою преданность. Только тогда он подумает брать меня в жёны-ы-ы или нет, — по щекам говорившей вновь потекли слёзы, а её губы затряслись.

— Перестаньте реветь, госпожа, это вредно для еще неродившегося оборотня, — Ник поморщился, пододвинул стакан с водой к задержанной и пожалел, что рядом нет Марины. Та всегда умела разговаривать с плачущими женщинами: скажет слово — и те уже улыбаются.

— Да, да, вы правы, — всхлипнула девушка и продолжила: — В тот же день он показал мне лабораторию, в которой работали пять оборотней. Все из числа обслуживающего персонала. Днём они обычно просиживали штаны на рабочем месте, а к вечеру шли на восемьдесят девятый этаж и изготавливали блокираторы зверя.

— Что было в других коробках? Для каких экспериментов предназначалось содержимое? — Никита вопросительно поднял бровь.

— Дело в том, что Платон Германович — гений! — в голосе девушки проскользнули восторженные нотки. — Он всегда увлекался химией и биологией. Но родители не разрешили ему поступать в Академию на химический факультет, отправив его учиться управлению предприятием. Он очень рано стал альфой стаи. И мне повезло встретить такого великого человека.

— После ваших слов я поверил, что вы всерьёз влюблены в Платона Германовича. Даже несмотря на то, что он старше вас втрое.

— Любви возраст не помеха, — девушка зло посмотрела на Никиту и поджала губы. — Скажите, а меня отпустят сегодня домой?

— Сегодня точно нет. Ваши показания должны будут совпасть с показаниями Платона Германовича, и потом, возможно, вас отпустят, но это не мне решать. Так, что было в других коробках? — повторил свой вопрос сыскарь.

— Экспериментальный препарат, блокирующий не только зверя, но волю и отбирающий память. И на него был уже покупатель. Вы даже не представляете, сколько денег приносят моему любимому мужчине блокираторы зверя. Я не знаю, сколько ему заплатят за новую разработку, но он обмолвился, что выкупит оставшиеся в округе шахты.

— Кстати, давайте поговорим о шахтах. Зачем ему столько?

— Как зачем? — удивилась девушка. — Они приносят прибыль и сырьё для экспериментов. Первая ему досталась ещё от родителей, вторую он пытался… — тут Никита напрягся. — Точно не знаю, там какая-та странная история с лисами. Они отказались продать шахту… Но, в конце концов, зачем-то продали её городу, и всё же моему Платоше удалось её выкупить. М-да, странные лисы… Отказываться от больших денег…

— Откуда у вас такая информация?

— Я часто бывала дома у господина Платона и слышала отрывки его разговоров с племянником.

— Сегодня куда вы несли коробку? — Никита написал отцу в паутину.

— Ещё до поимки главных продавцов Ольги и Михаила, очень преданных Платону Германовичу оборотней, продажи снизились, пока отец моего ребёнка не посвятил в свои дела племянника и его помощника бету. Вот те и взялись за сбыт. Сегодня они должны были отвезти большую партию блокираторов и экспериментальный образец на пробу.

— Куда, кому? Как зовут племянника и его помощника?

— Я не знаю кому и куда, — девушка захлопала глазами. — Бывает, подслушиваю под дверью любимого. Мало ли что может произойти, всегда нужно быть начеку. Но вот эту информацию я не слышала. Племянник — Алексей Сергеевич Варнич, а его помощник — Демид Власович. Работают на шестьдесят седьмом этаже. Весь этот этаж отведён только им двоим. Родители Алексея Сергеевича очень богаты, у них сеть ювелирных магазинов. Даже непонятно, почему сын не пошёл по их стопам, а прибился к дяде. Но сразу поставил условие, что на этаже работает один.

— Спасибо, госпожа, на ценную информацию. Если у меня появятся дополнительные вопросы, вас вызовут. Подпишите признание, и вас отведут в отдельную комнату ожидания для беременных оборотниц. Там будет питание и отдых.

Девушка пробежала глазами по страницам и вернула подписанные бумаги сыскарю.

— Ещё один вопрос. Что это за ключи? — он взял связку из личных вещей оборотницы.

— Универсальный ключ от всех дверей, второй от всех подсобок, а третий от лаборатории, — произнесла Эльвира Анатольевна.

Сразу после того, как волчицу увели, начальник отдела вышел из кабинета.

— Бригада захвата на выезд. Показания получены, разрешение от начальника сыска города тоже. Берём главаря и его подельников. Предупредите Марину Николаевну, чтобы уходила из здания, — скомандовал он братьям, ожидавшим его в коридоре.

Те кивнули и кинулись выполнять приказ.

Глава 50. А вот и следующий


Голова гудела, Марина попыталась сесть ровнее, но не смогла. Последнее, что она помнила, как дёргала ручку в кабинете Алексея Сергеевича в попытке выйти. Потом боль в области шеи и темнота.

— О, милая моя лисичка приходит в себя, — в машине представительского класса на заднем сиденье, прижимаясь к её бедру, сидел знакомый, ещё недавно влюблённый в неё оборотень. В его глазах был нездоровый блеск. Он ухмылялся. — Смотри, что я нашёл в твоём кармане. Занятная вещичка. Артефакт, скрывающий сущность, — небольшая коробочка хрустнула в его руках. — Жаль, что не получается разблокировать твою паутинку. Может, поможешь?

Девушку отрицательно мотнула головой и попыталась позвать лису, но не получилось.

— Так и знал. Ну, что ж, я всё равно разберусь, какие секретики скрывает твоя паутинка, да и ты сама.

— Алексей Сергеевич, чувствует моё сердце, что тут не всё в порядке. Давайте побыстрее от неё избавимся. Без красивого антуража. Закопаем в лесу.

«Он это серьёзно?» — мысли лихорадочно заметались в голове девушки.

— Пить… — смогла простонать она вслух.

— Только один глоток, а то пропадёт эта приятная хрипотца в твоем голосе. А ведь тебе ещё долго и протяжно кричать, умоляя нас, пощадить, — прошептал оборотень, поднося бутылку с водой к губам пленницы, — неожиданно рука волка дрогнула, и он пролил воду на белую блузку оборотницы. — Ах, какой я неаккуратный, но ничего, скоро мы её снимем. Не правда ли, Демид?

— Правда, — кивнул помощник, поворачивая машину. — Алексей Сергеевич, всё же стоило её везти в другое место, хотя бы в лес. Тут её могут искать.

— Ты себя послушай, Демид. Кто эту врунью будет искать? Все знают, что корпорация не берёт вороватых лисиц на работу. К нам лиса не поступала, так что искать в корпорации будут в самую последнюю очередь. А мы всего лишь позабавимся с ней и с новыми силами вернёмся к работе.

— Хорошо, но я всё равно чую, что не всё тут так гладко как кажется.

— Не ворчи, а лучше вытаскивай нашу сладкую добычу, — Алексей потрепал Марину по щеке и распахнул дверь остановившейся машины.

Демид открыл дверь напротив Мари, затем с лёгкостью взял её на руки и понёс в здание. В то самое, где совсем недавно нашли убитую волчицу.

И вот тут Марина всё поняла. Слеза скатилась по щеке. Какая ирония, она искала убийцу, а нашла двух. Или это они нашли её? Кто должен быть жертвой, а кто ловцом? Роли поменялись. В капкан попала молодая и красивая лиса.

Оборотни шли по полутёмному коридору. Стекло всё также продолжало хрустеть под их ногами.

— Нет, не нужно, — прошептала Марина, увидев знакомую комнату, завешанную чёрной материей.

«Но сыскари должны были забрать все улики. Неужели эти волки так обезумели, что решили совершить преступление именно там, где побывали стражи, найдя похожие вещи?» — тут же подумала она.

Демид прижал Марину к себе спиной, и к ним приблизился Алексей.

— Давай, милая лиса, переоденемся.

Демид усмехнулся, наклонился и лизнул ухо девушки. Её передёрнуло от отвращения и омерзения.

Алексей не стал утруждать себя расстёгиванием пуговиц, а с силой дёрнул в разные стороны отвороты рубашки. Пуговки с тихим стуком поскакали по полу.

— Красивая недотрога, платок оставим на шее. Не хочу видеть, что кто-то дотрагивался до тебя, — мужчины переглянулись между собой, и Марина осталась в одни чулках, а юбка последовала на пол за блузкой.

— Отпустите, — прохрипела несчастная, но мужчины продолжили играть с ней, словно с безвольной куклой.

— Подожди, сейчас ты станешь красивой, — Алексей одной рукой сжал щёки девушки и поцеловал её в губы.

Наконец, они надели на Марину чёрное платье с глубоким вырезом и коротким рукавом. Затем достали откуда-то гримёрный набор и накрасили Мари.

— Она прекрасна, — произнёс Демид, усаживая красавицу в кресло с высокой спинкой.

— В этот раз не будем использовать дядину новинку. Она мне не понравилась, — Алексей словно из воздуха достал длинный и острый нож.

— Чем громче ты будешь кричать и умолять нас пощадить, тем дольше проживёшь, — прошептал на ухо несчастной лисе Демид, убирая волосы с её шеи.

«Буду кричать, сколько потребуется. Только бы продлить свою жизнь. Пощадите, господа», — крик не выходил из пересохшего горла.

— Демид, дай девушке попить, а то совершенно неслышно, что она говорит, — Алексей провёл кончиком ножа по ключице девушки, без нажима, пугая оборотницу, и неожиданно отлетел в противоположную сторону.

Марина попыталась повернуть голову, чтобы рассмотреть, что происходит вокруг, но не смогла. Через секунду перед ней возник встревоженный Никита, а за ним прибежал Клиффорд. Его лицо и руки были в крови.

— Жива, — выдохнул он.

Эпилог


— Мама, какая страшная сказка, но очень интересная, — близнецы Иван и Иннокентий с интересом слушали рассказ.

— Что было дальше? — Иван прижался к руке родительницы.

— Спать пора, — улыбнулась женщина и погладила по голове сына.

— Ну-у-у, пожалуйста. Совсем немного осталось рассказать, как папы спасли самую важную женщину в их жизни, как они на руках несли её до больницы, попеременно передавая друг другу, — Иннокентий, не дожидаясь мамы, сам начал рассказывать историю, которую им часто рассказывали и дедушка, и дяди, и даже папы. Но именно мамина версия была интереснее всех. Именно она была свидетельницей тех событий.

— Ну, хорошо, пострелята, дорасскажу. Слушайте. В те давние времена ещё не было паутинки, и все волки жили в лесах…

— Мама! — хором крикнули волчата.

— Хорошо, хорошо, — засмеялась женщина. — Грозные волки ворвались в старое, заброшенное здание. Ваша мама ещё потом удивлялась, как её мужья так быстро нашли место, где прятали их любимую лису. Оказалось, всё очень просто. Ваш дядя, Никита Иванович, давно установил на каждую машину корпорации «Вольфгрейф» отслеживающие артефакты, и на посту охраны, что открывал ворота, сидел сыскарь под прикрытием.

— Но наша храбрая мамочка тоже работала под прикрытием, — Кеша погладил лису по округлившемуся животу.

— Да, сейчас уже не работаю под прикрытием, тем более, что скоро на свет появится ваша сестрёнка.

— Она тоже будет волчонком или, как ты, лисичкой? — Иван тоже притронулся к животу.

— Пусть будет лисичкой, — улыбнулся Кеша. — Мама, продолжай рассказ. Что было дальше?

— Так и скажи, что ты не хочешь спать, — сын скуксился, чем рассмешил маму. — Укрывайся, я продолжу. Преступников, что меня пленили, арестовали. Но сначала они попали в больницу, потому что ваши отцы на них живого места не оставили. Оба негодяя скулили и просили пощады на суде. Но суд приговорил их к высшей мере.

— Справедливо, мы уже изучаем в школе закон, — улыбнулся Иван. — Бедные волчицы были отомщены.

— Да, вы правы, но вернёмся к истории. Оказывается, эти негодяи вкололи мне блокиратор зверя вкупе с какой-то гадостью, обездвижив меня. Пришлось вновь лежать в больнице и выздоравливать. А именно в то время вовсю происходило самое интересное. Поймали убийцу моих родителей. Ужасный волк Платон всегда жаждал власти и денег, всегда ему было мало и мало. Он был молодой, амбициозный и очень обозлился, узнав, что какая-то семья лис отказалась продать шахту. Он задумал недоброе, собрал стаю и нагло напал на беззащитную семью, убив хозяина, охрану и вашу бабушку. Выжила только я.

— А дальше? — похоже, мальчишки совершенно не хотели спать.

— А дальше была другая жизнь. Мой любимый папа воспитал меня сильной, умной и красивой лисицей. Я хотела, как он, ловить преступников, поэтому поступила в Академию, а там подружилась с дядей Романом, который теперь часто приезжает к нам в гости. Много приключений было у нас в молодости. Один раз мы даже почти заработали сто золотых.

— Сто золотых? Это же очень много, — зевая, прошептал Иван.

— Ложись. Да, очень много. Так о чём я? А! Преступник Платон признался в своих злодеяниях, покаялся и выплатил вашей маме компенсацию, а также вернул шахту, на которую мы и поедем в следующие выходные на экскурсию.

— Ура! — закричали мальчишки.

— Тише! Его подельники: Ольга, Михаил и ещё десяток оборотней, что изготавливали запрещённые блокираторы, понесли наказание. Состоялся суд, и каждый из них получил по заслугам.

— Они все сели, — прошептал Иван на ухо Иннокентию. — Но пожалели беременную волчицу, потому что она почти не участвовала в делах. Заплатила только штраф.

— Да, ты прав, Ваня, всё так и было, — Марина поправила одеяло. — Акции корпорации после скандала очень упали в цене, и ваши папы чуть не остались без работы, но, взяв бразды правления в свои руки, быстро поправили свои дела.

— Но не быстро, — Кеша прошептал Ване. — Папа Максим говорил, что ушло несколько лет.

— Мам, а расскажи, как папы ходили к нашему дедушке просить твоей руки после того, как ты вышла из больницы, — Ваня, хихикая, ухватил маму за руку.

— Все сделали вид, будто не знали, что я вышла замуж. Но разве такую информацию можно утаить от моего отца? Конечно же, нет. Он вечером, сидя возле моей кровати, все выведал и решил пошутить над Клиффордом и Максимом. Они приехали с подарками для Ивана Максимовича и ваших дядюшек. Бухнулись к нему в ноги, прося моей руки. А папа, возьми да и откажи им. Мол, не подходите вы моей дочери, не уберегли её от душегубов. Повесили славные молодцы головы.

— Мама, что ты нам серьёзную историю сказочными словами рассказываешь? — засмеялся Иван. — Какие ещё славные молодцы?

Смеясь, Марина произнесла:

— Тут они и признались, что, не получив благословения, взяли меня замуж. Иван Максимович их простил, — Марина прикрыла глаза, вспоминая, какая была пышная свадьба, а за ней и свадебное путешествие в дикий лес на несколько дней, где на целые километры не встретишь живого оборотня. Она открыла глаза и посмотрела на любимых детей.

— А как наш дедушка познакомился с бабушкой?

— На работе. Ваша бабуля давно была влюблена в вашего дедушку…

— Бе… Какая любовь? Они же старые, — Кеша высунул язык и захихикал.

— О, они ещё очень даже молодые. Каждый из них проживёт еще лет сто, не меньше, — шутя, возмутилась Марина.

— Милая, — в комнату заглянул Максим. — Это что ещё за страна Непослушандия? Почему наши сыновья не спят? А ну, глазки закрыли и на бочок. А кто спать не будет, тот точно проспит момент отъезда на шахту. Ждать никого не буду.

— Мамуля, не мешай нам. Иди быстрее спать, а то и ты опоздаешь, — позаботился о лисе Ваня.

— Приятных снов, милые мои волчата, — женщина поцеловала каждого в щёку, поправила одеяла и вышла.

— Идём, Марина, у нас для тебя сюрприз, — но Мари не пошла, так как муж подхватил её на руки и понёс.

— Какая красота! Вы сами это готовили? — Марина с удивлением смотрела на накрытый стол и горящие свечи.

— С юбилеем, любимая жена. Вот уже одиннадцать лет мы вместе и не перестаём благодарить каждый день за то, что ты рядом с нами, что любишь нас и рожаешь наших детей, — Клиффорд открыл квадратную коробочку, а Максим застегнул на шее любимой лисички золотую цепочку с кулоном в виде сердечка.

— Как же я вас люблю, милые мои волки. Ой, малышка толкнулась в животе. Она вас тоже любит.

Две широких ладони легли на любимый живот.

— Мы обязательно проживём долгую и счастливую жизнь, — пообещала мужчинам молодая лиса.

Конец


Оглавление

  • Глава 1. К позолоченным поручням
  • Глава 2. Лисы и медведи
  • Глава 3. Я его поймала
  • Глава 4. Не получилось удрать
  • Глава 5. Ты решила поиграть со мной?
  • Глава 6. Бокал со звоном опустился на стол
  • Глава 7. Я сильная. Справлюсь
  • Глава 8. Белая роза в петлице
  • Глава 9. Милый Августин
  • Глава 10. Чёрные стены
  • Глава 11. Кто следующий
  • Глава 12. Иван Максимович
  • Глава 13. Мэр
  • Глава 14. Самоуправство
  • Глава 15. Узнать информацию и уйти
  • Глава 16. Тяжелой сумкой по морде
  • Глава 17. Страсть и долг
  • Глава 18. Не засыпай
  • Глава 19. Во всём виноваты зайцы
  • Глава 20. Красные розы
  • Глава 21. Гнев
  • Глава 22. Объявление
  • Глава 23. Допрос
  • Глава 24. Пришла в себя
  • Глава 25. Инструктаж и бутерброды
  • Глава 26. Блондинка
  • Глава 27. Поехали!
  • Глава 28. Госпожа Марыся
  • Глава 29. Совершил ошибку
  • Глава 30. Маска
  • Глава 31. Девяностый этаж
  • Глава 32. Поцелуй
  • Глава 33. Что сделал хвалёный и самый лучший сыскарь Города тысячи оборотней?
  • Глава 34. Земли и шахта
  • Глава 35. Эскорт
  • Глава 36. Опоздала
  • Глава 37. Вальс
  • Глава 38. Щитовский и Баянов
  • Глава 39. Отчаянье
  • Глава 40. Я испугалась
  • Глава 41. Пожалуйста
  • Глава 42. Покрасневший медведь
  • Глава 43. Ночь. Чай
  • Глава 44. Спи спокойно
  • Глава 45. Раздражение
  • Глава 46. Пять минут
  • Глава 47. Страсть
  • Глава 48. Мужчина и лифт
  • Глава 49. Не виноватая я
  • Глава 50. А вот и следующий
  • Эпилог
  • Teleserial Book