Читать онлайн Мухи творчества бесплатно

Елена Ивановна Логунова
Мухи творчества

* * *

Все права защищены. Книга или любая ее часть не может быть скопирована, воспроизведена в электронной или механической форме, в виде фотокопии, записи в память ЭВМ, репродукции или каким-либо иным способом, а также использована в любой информационной системе без получения разрешения от издателя. Копирование, воспроизведение и иное использование книги или ее части без согласия издателя является незаконным и влечет уголовную, административную и гражданскую ответственность.


© Логунова Е.И., 2021

© Оформление. ООО «Издательство «Эксмо», 2021

* * *

У Митяя в кармане звякнуло – пришло сообщение, и тут же мой мобильник повторил этот звук, точно эхо. Мы с братом одновременно достали телефоны и синхронно вздохнули:

– Лизка…

– У тебя что? – спросила я.

– У меня: «Хочу манго!» – а у тебя?

– А у меня: «Проследи за Митяем!» – как интересно… – Я озадачилась, а братец напрягся.

У них с Лизаветой вообще-то идиллические отношения. Сюси-муси и все такое.

Звяк! Звяк!

Мне пришли необходимые пояснения: «Чтоб купил манго» и «А не авокадо, как в прошлый раз».

– А, вот в чем дело: я должна проследить, чтобы ты не взял авокадо вместо манго, – я успокоила брата и велела: – Поворачивай, нам нужно в гипер. Только там сейчас может быть это чертово манго.

Митяй охарактеризовал злосчастное манго совсем уж непечатно, но на ближайшем перекрестке послушно развернулся, и мы поехали в круглосуточный гипермаркет.

Лизкины желания братец чтит даже больше, чем Уголовный кодекс, а это что-то да значит, потому как Митяй у нас участковый.

Лизавета же приходится ему законной супругой, а мне лучшей подругой.

Мы с ней так близки, что даже замуж вышли в один день – по-моему, это доказывает, что настоящая женская дружба существует. Ведь обычно невеста желает быть главной и единственной героиней праздника под названием «свадьба». Жених не в счет, он в традиционном понимании не столько герой, сколько жертва. Гости мужского пола смотрят на него с сочувствием, женского – с завистью или злорадством, и все без исключения думают одно и то же: «Попался!»

Почему-то считается, что узы брака – вожделенный дамский аксессуар, мужчинам они вроде как ни к чему. Хотя наши с Лизкой условно молодые супруги (им обоим уже под сорок) очень, очень хотели на нас жениться.

Митяй перед Лизаветой даже на колено вставал, держа наперевес помолвочное кольцо в лучших рыцарских традициях!

У нас с Андреем все получилось проще и притом оригинальнее: предложение руки и сердца было озвучено мимоходом, чуть ли не на бегу, и, кажется, сделала это я. Не помню точно, я тогда очень нервничала, потому как вместе с мужем получала и сына, а это, согласитесь, обязывает.

Тишке сейчас два года, из них восемь месяцев он жил в Доме ребенка, а три последних – в семье старшего брата Андрея, Максима Соколова, который оформил над мальчиком опекунство.

Это непростая и безрадостная история: Андрей не был женат на матери Тишки, о ребенке узнал, сидя в тюрьме, куда попал по ошибке, и только теперь, сняв незаслуженную судимость и наладив личную жизнь (читай – женившись на приличной женщине – это на мне, ясен пень), может добиться разрешения забрать себе сына. Тогда у нас с Андреем и Тишкой будет полная семья.

А у Лизки с Митяем тоже скоро появится ребенок: моя подруга умудрилась забеременеть в кратчайшие сроки и теперь изводит заботливого мужа капризами. То ей селедку в сахаре подавай, то вот манго среди ночи вынь да положь…

– Манго-манго, манго-манго, а я маленький такой, – озабоченно бормотал Митяй, катясь по проходу в фруктово-овощных рядах и цепко оглядывая дары чужедальней природы.

Я шла следом, умиляясь и хихикая: Митяй не столько маленький, сколько кругленький, и озабоченность в его исполнении выглядит презабавно.

У моего двоюродного братца изумительные голубые глаза, белесые брови и очень светлые пушистые волосы. Посмотришь – одуванчик, а не мужик! Хотя на самом деле Дмитрий Палыч Синеглазов товарищ очень серьезный, надежный и основательный.

– Лясь, глянь, это же оно? – Митяй обернулся ко мне, поморгал вопросительно.

– Угу, молодец, ты не ошибся, это именно манго. – Я помогла брату выбрать спелый фрукт, и мы потопали к кассе, но шли не быстро, потому что по пути Митяй делал остановки, подбирая спелому манго подходящую знойную компанию.

В итоге вышли мы из гипера с тяжелым бугрящимся пакетом, из которого задорно торчал колючий зеленый хвост ананаса. Кроме него и заказанного Лизкой манго были куплены мандарины, апельсины, помело, хурма и личи.

– В названии фрукта «помело» ударение ставится на «е», а не на последнее «о», – сообщила я брату, когда мы уже сели в машину.

Как филолог и журналист, я вижу свою миссию в том, чтобы просвещать темные массы.

– Серьезно? – искренне удивился полномочный представитель темных масс участковый Синеглазов. – А я думал, это то самое помелó, с которым Баба-яга летала в ступе.

– Какая связь? – не поняла я.

– Прямая! Прикинь, таким снарядом с высоты на бреющем полете бабахнуть! Прибьет не хуже бомбы! – объяснил Митяй.

– Логично, – согласилась я. – Но вообще-то помелó – это метла.

– А вот это как раз нелогично, – заспорил братец. – Зачем кому-то в воздухе метла? Какая от нее там польза?

Разговор принимал интересный оборот.

– Возможно, метлой Баба-яга пользовалась не в воздухе, а в момент взлета или посадки? – предположила я. – Для толчка или, наоборот, как тормозом?

Митяй посмотрел на меня уважительно:

– А ты соображаешь, Ляська!

Я расправила плечи. Чуточка похвалы периодически нужна каждому, а уж мне-то, нынче балансирующей на краю бездны уныния, она просто жизненно необходима!

Строго в продолжение темы полетов: мы с Митяем как раз ехали из аэропорта, где проводили в дальний путь большое семейство Соколовых.

Мой муж Андрей и его брат Максим с супругой и всеми детьми, включая нашего Тишку, улетели в Калининград на юбилей своего патриарха – деда Петра Максимовича. Меня, конечно, тоже звали с собой, даже настойчиво уговаривали, но я, признаюсь честно, струсила. Страшновато мне было предстать сразу перед всем большим кланом, хотелось для начала организовать более камерную презентацию.

Я виляла, хитрила, придумывала предлог, чтобы остаться дома, и вдруг он явился сам собой: неожиданно слегла моя тетка Вера, матушка Митяя. Лизка, конечно, заявила, что будет за ней заботливо ухаживать, у невестки со свекровью нетипично прекрасные отношения, но всем было ясно, что из беременной сиделка так себе, Лизавете и самой догляд нужен, а у Митяя служба, рабочий день ненормированный, он при всем желании двум своим любимым женщинам – супруге и маменьке – много времени уделять не сможет…

– Как жаль, Алисушка, придется тебе остаться, – вздохнул мой добрый муж, услышав и приняв все эти резоны. – Ну, ничего, ты не расстраивайся. Слетаем к предкам как-нибудь в другой раз, малым составом: ты, я и Тишка.

Как раз этот вариант меня вполне устраивал, и я, для приличия чуток поныв и похныкав, «смирилась» с суровой необходимостью отказаться от участия в большом фамильном курултае на Балтике.

И вот сегодня все остальные Соколовы улетели в свой Калининград, а я возвращалась в деревню Пеструхино – к беременной Лизке, занемогшей тетке и своему коту Шуруппаку, он же Шуруп или Шура, у которого нет никаких проблем со здоровьем, что вовсе не делает его питомцем бесхлопотным и легким в общении.

Кота я завела еще в городе.

Вернее, он сам завелся, без моего участия и одобрения.

Как-то я очень удачно попала в супермаркете на акцию с беспрецедентными скидками – магазин закрывался на реконструкцию, и абсолютно все товары продавались на сорок процентов дешевле. Устоять было невозможно, а я еще как раз зарплату получила, так что домой возвращалась с двумя увесистыми пакетами. Тащилась, буквально чувствуя, как вытягиваются под тяжестью завидной добычи руки, и думая с сожалением о забытых прекрасных традициях.

Вот зачем из нашей жизни и быта ушел такой прекрасный женский аксессуар, как коромысло?

Ходили же раньше бабоньки, элегантно водрузив на плечи расписную деревянную дугу с изящными крючками под ведра или иную ручную кладь.

Во-первых, это было красиво.

Во-вторых, наверняка не так фатально для осанки и общей пропорциональности телосложения, как эти проклятые тяжелые пакеты, от которых руки рискуют стать длинными, а ноги кривыми.

Я прямо чувствовала, что стремительно откатываюсь по пути эволюции назад, приобретая отчетливое сходство с самкой гиббона.

Пластиковые ручки пакетов больно врезались в ладони, и я периодически опускала свою ношу на землю, чтобы потрясти руками и восстановить кровообращение – это раз, и самооценку – это два. Без пакетов я выглядела симпатичной культурной дамочкой, некоторые мужчины мне даже улыбались. Хотя помочь донести покупки никто не предлагал.

Говорю же, напрасно забыты старые добрые традиции…

В какой-то момент в один из поставленных на землю пакетов залез бездомный котенок, и обнаружила я его уже только дома, и то не сразу.

Разобрав покупки и разложив их по полочкам и шкафчикам, я спохватилась, что не нашла среди покупок итальянскую сырокопченую колбаску-сальчичон, хотя в чеке она присутствовала.

Я уже было расстроилась, решив, что забыла колбаску в магазине, когда услышала странный звук. Он доносился из комнаты и походил на озвучку документального фильма о жизни бобров или гигантских жуков-древоточцев. Не хватало только добродушно-умильного воркования Николая Дроздова: «Своими острыми зубами эти милые создания без устали грызут…»

В комнате что-то грызли. Острыми зубами. Без устали.

Я заглянула туда – нет, телевизор не работал.

Начиная сомневаться в крепости своего рассудка, я крадучись обошла по периметру свое скромное жилище, осмотрела все его двадцать восемь квадратных метров и на одном из них, конкретно под креслом, обнаружила рыжего котенка, который слился в экстазе с колбасной палкой и самозабвенно грыз ее, урча и мурча одновременно.

Выбросить нахаленка за дверь я не смогла.

Не только потому, что выбросить его можно было только вместе с дорогой колбасой, от которой звереныш не отдирался ни в какую.

Я просто подумала: вот моя родственная душа!

Я ведь тоже очень люблю сальчичон.

Усыновленный кот был опрометчиво назван мной в честь автора древнешумерского воспитательного трактата «Поучения Шуруппака» и, похоже, ему как-то передалась страсть покойного тезки к морализаторству и назиданиям. У него что ни взгляд, то немой укор, что ни мяв, то страстная проповедь…

Предвидя, что по причине позднего возвращения домой я услышу немало кошачьих ругательств, я специально, чтобы умилостивить Шуру, купила в гипермаркете хвост лосося. Для моего деревенского котика это изысканное лакомство: в пеструхинском продмаге рыба представлена исключительно килькой в томате и сардиной в масле.

Вспомнив о родной деревне, я машинально поглядела в окно: там, за рекой, параллельно которой тянулась дорога, как раз лирично светились красиво размазанные снежной дымкой огни Пеструхина.

– Может, срежем уголок? – заметив, куда я смотрю, задорно предложил Митяй. – Лед окреп, проскочим мигом, через пять минут уже дома будем. И как эффектно появимся!

– Эффектнее было бы только в ступе с помелом, – согласилась я, не спеша, однако, принимать поступившее предложение.

С одной стороны, тащиться еще добрых десять километров до моста, а потом возвращаться обратно в родные пенаты по другому берегу не хотелось. По льду-то можно в момент пересечь речку и через подобие каньона на другой стороне закатиться прямиком в мой двор. Он, кстати, теперь и Лизкин, потому что мои соседи Буряковы продали часть своего участка молодой семье Синеглазовых под строительство нового дома.

С другой стороны, предложение сократить путь определенно грозило неприятностями.

В годы детства, которое у нас с братцем эпизодически было общим, это Митяево «срежем уголок» неизменно дарило нам неожиданные и неприятные встречи с шипучими гусями, кусачими собаками и бодливыми коровами. На лихо сокращенном маршруте непременно обнаруживались могучие заросли крапивы, колючие кусты, овраги и ямы. Пару раз мы так влезли в болото, однажды набрели на осиное гнездо, и еще, помню, был случай, когда я чудом не ступила в волчий капкан. В кое-что менее опасное, но очень вонючее, мы оба ступали неоднократно.

Поскольку на сей раз «срезать уголок» предлагалось по речному льду, я могла предположить, что подлунный путь наш разнообразят просверленные рыбаками лунки, просторные полыньи и массово вылезающие из первых и вторых голодные обитатели глубин.

Не то чтобы кто-то уже видел в речке Синяве кракенов и ктулху – нет, народный фольклор о том молчал. Но все когда-нибудь бывает в первый раз…

– Нет, срезать уголок мы не будем, – осознав, что Митяй уже притормаживает, готовясь выкрутить руль и форсировать замерзшую реку, торопливо сказала я.

– Точно? Уверена? – братец состроил просительную гримаску фасона «сиротка Марыся», и я заколебалась.

Митяй еще в детстве навострился трогательно и жалобно таращить глазки-незабудки. В принципе, хорошо, что он не утратил это умение, оно пригодится ему в семейной жизни с Лизкой, которая та еще командирша…

Добиваясь от меня желательного ему ответа, братец остановил машину – и очень правильно сделал! Перед самым носом выжидательно замершей «Калины» внезапно проплыло что-то большое, округлое – я не успела это рассмотреть, но впечатлилась его габаритами. Вытаращилась – куда там Марысе-Митяю!

– Э-мнэ… Что это было?!

– Ты тоже видела? – Митяй близко сунулся к лобовому стеклу, но за ним уже снова открывался вид на пустую заснеженную дорогу.

– Видела, но не поняла – что…

– И я…

Мы переглянулись.

Митяй открыл свою дверь, и в теплый салон впорхнуло несколько крупных белых мух. Снегопад, о котором дядя Боря с метеостанции предупреждал, что он будет многосерийным, начал второй акт своего марлезонского балета. Вовремя мои улетели в свой Калининград, аккурат в перерыв между сеансами снежной бури попали…

– Закрой дверь и рот, поехали уже, пока дорогу не засыпало, – отмерла я.

Митяй послушно тронул машину с места, и мы покатили дальше. При этом братец то и дело посматривал в зеркало заднего вида.

– Что там? – не выдержала я.

– Ничего. Но что-то ведь было. – Митяй немного помолчал, а потом осторожно спросил: – Как думаешь, что?

– Мне показалось, что слон, – призналась я, смущенно хихикнув: мол, понимаю, дичь несу…

– Какой слон?!

– Ну, вообще-то слоны бывают двух видов: индийские и африканские. – От волнения у меня сам собой включился режим просвещения темных масс. – Индийские поменьше – до трех метров в высоту, до шести с половиной – в длину, а уши у них вытянутые и заостренные книзу.

– А у африканских кверху, что ли? – заинтересовался Митяй. – Как у эльфов?

– У африканских слонов уши более округлые. – Тут я осознала, что говорю добродушно-умиленным голосом Николая Дроздова и осеклась.

Митяй посмотрел на меня как на ненормальную, но через пару секунд чертыхнулся, ударил по тормозам, вывалился в снежную круговерть и тут же в ней бесследно потерялся.

За бортом было темно и мело ого-го как, снег летел почти горизонтально, и выглядело это так, будто психованный невидимка яростно черкал мелом по школьной доске.

Я, перегнувшись влево и вывернув шею буквой «г», смотрела в оставшуюся открытой дверь, жмурясь от лезущих в глаза белых мух и ничего, кроме них, не видя, пока Митяй не вернулся.

Упав на сиденье, он захлопнул дверь, выжал сцепление, дал по газам и только после этого с ноткой отчетливого сожаления сказал:

– Нет, не слон это был.

– А кто?

– Не знаю. Следов я не увидел, а это кто-то здоровенный, должны были большущие отпечатки остаться. Хотя снегопад такой, что и слона занесет, не только его следы.

– Может, это был лось? – предположила я. – Сиганул через дорогу, вот следов и не осталось.

– На восемь метров разом сиганул? Я ведь и на обочинах смотрел, нет там отпечатков кого-то крупного. И потом, откуда бы лось? Оно же двигалось со стороны реки.

Мне мигом представились те кракены и ктулху, которые не дождались, когда мы с Митяем сами к ним прикатим. Обманулись они, бедные, голодные, в своих гастрономических ожиданиях, вот и вылезли из полыньи, своим ходом двинулись к нам, как гора к Магомету…

– Да-а-а, – многозначительно протянула я. – Как мало мы еще знаем о секретах и тайнах родной природы!

Митяй покосился на меня и вспомнил:

– Кстати, о слонах. От манго не пучит?

– Слонов?

– Людей! Особенно беременных, я слышал, им это вредно, нет?

– Какой ты, Митяйчик, заботливый муж! – Я умилилась. – Не беспокойся. Я почти уверена: к нашему приезду Лизка уже расхочет манго и будет требовать что-нибудь другое.

– Угу, – братец кивнул. – Думаешь, почему я столько всякой разной ботвы накупил? Авось хоть что-то ей сгодится.

Лизке прекрасно сгодился соленый огурец. Она с хрустом грызла его, стоя на высоком крыльце, как на мостике корабля, и всматриваясь в метель. В рассеянном свете качающейся над дверью лампы подруга походила на небольшую клетчатую пирамиду, потому как укуталась в просторный шерстяной плед в цветах клана Мак-Грегоров. Или Мак-Артуров, или Мак-Милланов – короче, каких-то шотландских горцев.

При нашем появлении Лизка сделала вид, будто вовсе не мерзла на крыльце, высматривая транспорт супруга, бог знает сколько времени, а вышла из теплого дома вот только что. Но я вылезла из машины раньше, чем Митяй, и успела заметить, как подруга отшвырнула недоеденный огурец, цапнула освободившейся рукой веник и начала непринужденно обметать снег со ступенек.

– Привет шотландским гастарбайтерам! – Я вошла во двор, отняла у Лизки веник и не без помощи последнего затолкала сопротивляющуюся подругу в теплые сени.

– Вы чего так долго?! – Лизка с нескрываемым подозрением оглядела меня с ног до головы. – Что-то случилось?

– Ничего не случилось, – я обошла ее и проследовала на кухню, где на стуле, загодя кем-то развернутом к двери, уже сидел грозно насупленный Шуруппак. Он уже даже рот приоткрыл, готовый к разгромной проповеди. – Повторяю: ничего не случилось! Мы просто заезжали в гипермаркет за покупками.

– Уау, – скандальным голосом сказал кот и хлестнул хвостом, как цирковой дрессировщик – бичом.

– Ты еще «Алле-гоп!» мне скомандуй! – возмутилась я. – Совсем обнаглел, морда рыжая… А я-то тебе лососика привезла…

– Муо? – кот приятно обрадовался, спрыгнул со стула, потерся о мои ноги.

– Так-то лучше! – Я взяла животину на руки, но Шуруппак ловко вывернулся, мягко бухнулся на пол, рыжей молнией просквозил через всю кухню и мгновенно воздвигся у своей миски.

– А дыню мне купили? – Лизка повернулась к вошедшему Митяю.

– Ты же просила манго! – опешила я.

– Дыню! Блин! – Митяй выпростал одну руку из-под объемного пакета, который нес, прижав к груди, и звонко хлопнул ею себя по лбу. – Вот думал же еще – надо и дыню взять! Но мы, кроме манго, кучу разной бурды привезли…

– Ананас, апельсины, мандарины, помело, хурму и личи, – добросовестно перечислила я. И дополнительно расширила выбор для капризули: – И еще хвост лосося.

– Ммо! – возмутился Шуруппак и наступил лапой на край своей миски, отчего она заплясала и задребезжала.

– Лосось твой, – одним жестом и двумя словами успокоила кота Лизка. – А дыню вы, конечно, зря не взяли, но ладно, чего уж… Давайте, что там у вас.

Митяй поставил на стол пакет, и подруга деловито закопалась в него.

Я выдала коту рыбий хвост, и рыжий хищник вцепился в него, будто его неделю не кормили.

– Я бы тоже чего-нибудь съел, – завистливо поглядев на хищно урчащего Шуру, сказал Митяй.

– Есть борщ и котлеты, – сообщила Лизка, вертя и придирчиво рассматривая ананас.

– По мамкиному рецепту? – обрадовался Митяй, без промедления ныряя в холодильник.

– Не сомневайся, в точности по мамкиному, – заверила его Лизка.

– И как это у тебя получается, хозяюшка моя? – Митяй, одной рукой держа миску с котлетами, другой приобнял супругу. – Ляська вон сколько лет уже пытается мамкины котлеты повторить – и никак, не выходит у нее каменный цветок.

– Подозреваю, есть какой-то секрет, – обиженно заметила я и тоже цапнула холодную котлетку.

– Точно, есть секрет, но ты его скоро узнаешь, обещаю, – успокоила меня Лизка. – Так, стоп, а руки вы помыли, чтобы котлеты хватать?!

– Строгая! – подхалимски восхитился Митяй и, спешно затолкав в рот котлету, вскинул, как пленный фриц, пустые руки и ретировался в ванную, продолжая одобрительно мычать.

Наверное, хотел сказать еще: «Но справедливая».

Я ограничилась тем, что тщательно протерла руки влажной антибактериальной салфеткой.

Потом спросила подругу:

– Вы где сегодня ночуете? Тут или там?

– Тут, если не возражаешь, – ответила Лизка, откладывая внимательно изученный ананас и начиная так же пристально рассматривать манго. – Утром кирпич привезут, надо будет встретить машину и проследить за разгрузкой, не тебе же этим заниматься. Митя сам все проконтролирует, как раз до работы успеет.

– Угу, – я сунула в рот котлету и мысленно сделала себе пометочку: лечь спать в берушах, чтобы не проснуться в несусветную рань от сигналов и рычания грузовика.

Быстро и без церемоний поужинав – Лизавета Николавна соблаговолили скушать хурму, – мы попарно разошлись по спальням: Митяй с супругой, а я с котом.

Снег окутал весь мир мягчайшей белой ватой. Дрыхла я сладко и безмятежно.

Понятное дело: еще не знала, что вскоре надолго потеряю покой и сон…


Раньше, когда мне нужно было ходить на работу в редакцию, утро у меня начиналось с будильника. Теперь, когда в респектабельной газете «Финансистъ», где я числюсь журналистом, всю нашу пишущую братию перевели на удаленку, мое утро начинается с кота.

Увы. Будильник был милосерднее!

Суровая кошачья морда нависает над моим лицом, как перегруженный аэростат, последовательно тычется в меня сначала холодным носом, потом шерстяным лбом и напоследок щекочет усами. Затем морда слегка отодвигается, чтобы я, открыв глаза, могла хорошенько разглядеть и правильно оценить изображенное на ней глубокое недовольство, а заодно гипнотизирует меня пристальным взором круглых и ярких, как автомобильные фары, очей.

Затем выразительная картинка дополняется соответствующим звуком – скрипучим мявом, тоскливым и жалобным, как голос Макса Покровского из «Ногу свело», исполняющего песнь про лежащего на перроне дедушку с рахитом и плоскостопием.

На рахитика упитанный Шуруппак никак не похож, но он мастерски притворяется, будто у него, пухнущего с голоду, подкашиваются все лапы разом, и валится на меня всей своей десятикилограммовой тушей – обязательно мордой вперед, чтобы повторно поелозить мохнатой башкой по моей беззащитной физиономии.

В этот момент я, хоть и лежу еще, встаю перед выбором: поиграть в безнадежно дохлого енота или эффектно воскреснуть, ругаясь и отплевываясь от рыжей шерсти.

В первом случае представление будет повторяться, во втором – Шура, продолжая изображать умирающего, сползет с кровати и побредет, пошатываясь, к двери. Которую, кстати говоря, прекрасно умеет открывать самостоятельно, так что мог бы и не устраивать мне сцен, а просто пойти на кухню и откушать там сухого корма из миски. Но – нет, ему обязательно нужно, чтобы хозяйка воздвиглась, прониклась чувством вины перед бедным-несчастным котиком и поспешила загладить ее, эту мнимую вину, чем-нибудь вкусненьким из холодильника. Его открывать, к великому своему сожалению, Шуруппак не может. Но учится и однажды, я уверена, сумеет.

Избавит ли это меня от утренней побудки наглой рыжей мордой?

Сомневаюсь.

Ритуалам свойственно сохраняться неизменными даже тогда, когда они напрочь теряют практический смысл…

– Иду, иду! – я спустила ноги с кровати, нашаривая тапки, и Шуруппак моментально вышел из голодного обморока, чтобы я не наступила на его распластанную тушку.

Была у нас с ним как-то раз такая трагикомическая история – перепутала я спросонья кота и теплую зимнюю тапку, тоже меховую…

Мы с Шурой вышли на кухню. Там никого не было, но пахло кофе и на столе лежал придавленный сахарницей бумажный лист. «Не верь коту, он уже завтракал!» – было написано на нем бисерным женским почерком. И ниже рукой другого, менее искушенного каллиграфа: «Дважды!»

– Так Лизка и Митяй тебя уже кормили! – Я развернулась к коту.

«Что? Нет! Вранье, навет, поклеп!» – мимически изобразил он, только что лапу к сердцу не прижал.

– Ладно, дам тебе один маленький кусочек колбаски, – сжалилась я.

Шура по-прежнему страстно любит сырокопченую колбасу. Жует ее, перебрасывая в пасти слева направо и обратно в маятниковом режиме и потешно жмурясь. За сальчичон, которому мы с Шуриком обязаны знакомством, мой кот продаст и душу, и тушу, но я знаю, что такая пища ему вредна, и не щедра на дозы лакомства.

Выдав котику кружочек колбаски, я отправилась в ванную, а потом прошлась по дому, выясняя, остались ли мы с Шурой вдвоем, или же в гостевой спальне сладко посапывает Лизавета. Она вполне могла проводить супруга и снова завалиться в постель. Я бы на ее месте так и сделала.

Нет, Лизка не завалилась. Кровать в гостевой комнате была тщательно заправлена, плотные занавески раздвинуты и заложены за края подоконника так, чтобы обрамить проем аккуратными полукружьями, похожими на крылья. Это Лизкин любимый стиль, она обожает всяческую затейливую ламбрекенистость.

Я подошла к окну и уже в сотый, наверное, раз поправила шторы так, как нравится мне: чтобы полотнища с четкими вертикальными складками висели параллельно. Заодно поглядела за окно, которое выходит во двор, оценив произошедшие там перемены.

Под стеной сарайчика появились поставленные один на другой поддоны со стройматериалами. Затянутые в блестящую пленку ряды кирпичей по-своему украшали заснеженный двор, образуя в нем единственный яркий акцент. Площадка перед сарайчиком, правда, была неэстетично истоптана и изрыта колесами, но очередной снегопад это быстро поправит.

Я отошла от окна, но остановилась, задумалась и снова к нему вернулась.

Картину мира в оконной раме изменили не только красно-коричневые кирпичи. Было еще что-то…

Вернее, еще чего-то не было!

Осознав, в чем дело, я громко ахнула и схватилась за голову.

Голова! Точно!

В группе резных деревянных истуканов, помещающихся левее сарайчика, не было прежнего единства. Один из чурбанов, как их ласково называет сам автор – мой муж Андрей, стал короче остальных на целую голову!

Я вылетела из дома, как была, в пижаме и тапках. Моментально промочила ноги, замерзла и замерла перед истуканами, стуча зубами и не веря своим глазам. Потом спохватилась, вернулась в дом и, как утопающий за соломинку, схватилась за мобильник:

– Митя, караул!

– Что? Что-то с Лизонькой?! – перепугался братец.

– Не с Лизонькой, а с Андрюшиными истуканами! – я горестно всхлипнула, осознавая масштаб трагедии.

Резные истуканы – деревянная скульптурная группа, которую мой муж-художник готовит к престижной выставке. После двухлетнего пребывания в местах не столь отдаленных, когда Андрей вынужденно резал исключительно утилитарные вещи вроде ложек и свистулек, он замахнулся на масштабное авторское произведение и связывает с ним большие надежды. И Максим, а он у нас опытный галерейщик, считает, что амбициозные планы младшего брата обречены на успех: его чурбаны удивительны, прекрасны и на выставке произведут сенсацию.

Произвели бы…

– Один из них поврежден! – заревела я в трубку.

– Не может быть! – не поверил Митяй. – Я крайне внимательно следил, чтобы вся возня работяг ограничилась пятачком у сарая. Машина к чурбанам и не подъезжала!

– Тем не менее один из чурбанов стал существенно ниже других, а ведь они все были одинакового ро-о-оста! – завыла я.

– Спокойствие, Ляся! Только спокойствие! – братец тоже задергался – он не выносит женских слез. – Ну-ка, подбери нюни и зафиксируй повреждение на фото. И снимок сразу мне пришли! Только близко к чурбанам не подходи, чтобы не натоптать там, вдруг какие следы еще есть…

Я снова вышла из дома, надев поверх пижамы куртку и сунув ноги в валенки. Так и сяк сфотографировала чурбаны оптом и в розницу с расстояния метра в три, сразу же отправила снимки Митяю в вотсап.

Через полминуты он перезвонил мне и сказал:

– Да-а, дела-а-а… Тут не поспоришь, один деревянный гражданин определенно лишился башки. Вопрос: каким образом? Ее срубили, спилили, отгрызли?

– Кто мог ее отгрызть? – я удивилась нелепости высказанного предположения. – Столбы из натурального дерева, почти сорок сантиметров в диаметре!

– То есть в суперпрыгучего лося ты готова поверить, а в гигантского бобра – нет? А еще говорила о секретах и тайнах родной природы! – припомнил Митяй.

Усилием воли я отогнала видение гигантского бобра (резцы наружу, ухмылка гнусная, матросской походкой вразвалочку идет в мой двор от реки, на заднем плане – напутственно машущие ему платочками кракен и ктулху) и сообщила по существу дела:

– Я с трех метров не вижу, рубили столб, пилили или грызли! Можно подойти ближе?

– Подходи, – разрешил Митяй. – Только аккуратно, не пляши там. Приблизилась, глянула – и назад по своим же следам.

– А тут никаких других следов, кроме моих, и нету, – проворчала я, подбираясь к истуканам по снежной целине глубиной сантиметров сорок, не меньше.

– Это на снегу их нет, а под ним вполне могут быть и следы, и улики, – авторитетно заявил участковый.

– Проклятый снег, – ругнулась я, набрав последнего в валенки.

– Да не скажи, – не согласился Митяй, сидя где-то там, в тепле и сухости. – Как раз благодаря снегу точно можно сказать, что башка пропала не позднее десяти часов вчерашнего вечера. На фото видно: на поврежденном истукане белая шапка такой же высоты, как на всех прочих, значит, его обезглавили еще до последнего снегопада.

– Точнее, в промежутке между вчерашними снегопадами, то есть где-то с девятнадцати до двадцати двух часов, потому что перед отъездом в аэропорт Андрей ходил проститься со своими чурбанами и заботливо стряхивал с них снежок, – припомнила я, подобравшись к обезглавленному истукану и смахнув с него новую снежную папаху. – Так… Не угадал ты, Митяй: башку не спилили и тем более не отгрызли. Ее свинтили!

– Это как?!

– А очень просто: Андрюша головы истуканов резал отдельно, они сработаны искуснее, чем тела, и соединены со столбами-опорами с помощью резьбы.

– Типа, башка накручена, как гайка на винт?

– Угу.

– Затейливо…

– Ага.

– Ну что ты заладила: угу, ага! – рассердился братец-участковый. – Все, не мерзни там, возвращайся в дом и жди, я в обед загляну, осмотрюсь на месте преступления. А ты подумай пока, кому и зачем могла понадобиться голова деревянного чурбана. У меня, если честно, нет версий, фантазии не хватает…

Я лично на скудость фантазии никогда не жаловалась, поэтому к моменту назначенной встречи с Митяем придумала пару версий.

Озвучила их уже за столом.

Обедать участковый явился не ко мне, а в свой родной дом, куда и я была вызвана Лизкиным звонком.

– У нас сегодня фирменный «синеглазовский» гороховый суп с копченостями и сухариками, уже на столе, давай бегом! – скомандовала подруга и отключилась – небось и сама к столу побежала.

Я не роптала – и так планировала после завтрака навестить хворую тетку Веру, поэтому сменила наконец пижаму на свитер с джинсами, упаковалась в куртку-шапку-валенки и отправилась к родичам. Синеглазовы от меня недалеко живут – через три двора по той же стороне улицы.

А там меня ждал сюрприз, и это был вовсе не фирменный суп.

Тетка Вера, совсем не похожая на ту бледную скрюченную немочь, какой она была всю последнюю неделю, привычно кружила у стола, щедро наполняя тарелки трапезничающих.

Удивительно! А ведь еще вчера я кормила ее, болезную, бульоном с ложечки!

– Но как?! – замерла я в изумлении.

– Ты про чудесное исцеление от всех хворей? – Лизка с теткой переглянулись и захихикали.

– Я живу с интриганками! – мрачно молвил Митяй и поднял свою тарелку.

Тетка Вера привычно бултыхнула в кастрюле половником и налила сыночку добавки:

– Кушай, Митенька, супчик удался!

– Обманчик тоже удался, – буркнул Митяй и снова взялся за ложку. – Ляська, ты поняла, нет? Маманя вовсе не больная.

– Слава богу! – я упала на табурет и обмахнулась ладошкой. – Уфф, отлегло…

– Она не поняла, – констатировала Лизка, глядя на меня со снисходительной улыбкой.

– Ляся, маманя симулировала! – Митяй погрозил смущенной тетке Вере надкушенным хлебным ломтем.

– Да ладно? – я недоверчиво воззрилась на родственницу.

Та поставила кастрюлю и всплеснула руками:

– А что было делать? Ты ж извелась вся, бедная! И не хотелось тебе ехать в этот их Калининград, а надо было, но ни в какую же, хоть тресни! Пришлось подсобить, – и тетка снова вооружилась половником. – Тебе погуще, пожиже? Как налить?

– Погуще, – машинально ответила я, подставляя тарелку. – Так это что же… Вы, значит, притворились умирающей, чтобы Андрей позволил мне остаться, не лететь в Калининград со всеми вместе?

– И чтобы тебя при этом совесть не мучила, – встряла Лизка, уплетая натертый чесноком подсушенный хлеб с таким задорным хрустом, что мне вспомнился придуманный Митяем гигантский бобр.

– Стало быть, и котлеты вы сами жарили, а вовсе не Лизка? Даже не знаю, что сказать по этому поводу, – призналась я.

– А и не говори ничего, ешь, – велела тетка Вера и наконец тоже села за стол. – А когда поешь, объясни толком, что за беда у тебя там приключилась, а то Митяй непонятно рассказывает. «Чурбан секир-башка» – это что значит?

– Это значит… – я отложила ложку.

– Ешь, я сказала!

– Ешь, Ляська, я уже налопался, сейчас сам все объясню. – Митяй утерся поданным ему полотенчиком и пригляделся к пирогам. – С вишней?

– С яблоками. – Лизка потянула за край блюда, отодвигая его от ненасытного муженька. – Но пироги после, сначала объяснения.

– Ладно, – Митяй страдальчески вздохнул, посопел, изображая обиду, но смекнул, что долго дуться ему невыгодно – пироги-то остывают, и выдал скороговоркой: – Резных чурбанов во дворе у Ляськи видели, Андрюхино художество?

Тетка Вера и Лизка синхронно кивнули.

– Ну, так вот, с одного из тех чурбанов кто-то башку снял, пропала она, – и братец, закончив экспресс-доклад, потянулся за румяным пирогом.

– Как пропала? Почему? – озадачилась Лизка.

Митяй пожал плечами, я развела руками. Бдительная тетка Вера, получив открытый доступ к моей тарелке, тут же набулькала мне добавки.

– Так, давайте думать, кому и зачем могла понадобиться деревянная башка? Соображаем, соображаем все, включаемся! – затарахтела Лизка.

Она умеет и любит организовывать мозговые штурмы. Как-никак, старший менеджер отдела маркетинга, наш лидер продаж.

– Может, ее стащили на дрова? – первой робко высказалась тетка Вера.

– Там поленница Буряковых совсем рядом, в ней нормальные сухие дрова, березовые, Сема целый грузовик взял по осени, – возразил Митяй. – Кому просто поленья нужны были, натырил бы без затей у Буряковых.

– А если это не в печь дрова, а, скажем, для мангала? – вступила Лизка. – Чурбаны же из какого-то особого дерева, не березовые?

– Ясень, – ответила я коротко, спешно доедая суп.

Знаю по опыту детских лет: тетка Вера не позволит мне участвовать в разговоре, пока я не опустошу тарелку.

– Вот, ясень, ценная древесина твердых сортов! – обрадовалась подруга. – Может, кто-то из нуворишей захотел особо выпендриться с шашлычком?

В паре километров от Пеструхина есть элитный коттеджный поселок, деревенские называют его «Поле чудес». Мне не нравится это название: по умолчанию получается, что мы, народ попроще, живем в стране дураков.

– С натяжечкой, но принимается, – сказал Митяй, успевший вооружиться потрепанным блокнотом и замусоленным карандашом – из кармана форменных брюк их вытащил. – Еще версии?

– Гнет для бочки с соленой капустой, – предложила тетка Вера.

Митяй посмотрел на нее с сомнением, но вариант записал.

– Или оригинальная емкость, – подала голос я. – Там же внутри, в башке, есть отверстие для винта. Если перевернуть голову и набить внутрь землю, получится очень необычный горшок для цветов.

– Вот! – Лизка указала на меня надкушенным пирогом. – Что значит – творческая семья! Какие версии высокохудожественные! А мы – дрова, гнет… А ну-ка поднажали, Синеглазовы! Генерируем небанальные идеи!

– А может, резная башка тоже в подпольную коллекцию ушла, к буряковскому шишаку в пару? – предположил Митяй. – В отдел экспозиции «Сокровища деревни Пеструхино»?

– Тогда мы точно знаем, кого потрясти! – обрадовалась я.

– Господина Бойченко! – поддакнула Лизка.

Не так давно один морально нечистоплотный ценитель прекрасного, управляющий областным филиалом банка «Монолит» Роман Игоревич Бойченко, неправедным путем раздобыл для своей частной закрытой коллекции предметов искусства сокровище народного творчества – жемчужный головной убор, так называемый торопецкий шишак. Шишак этот был украден у моей соседки бабы Дуси Буряковой, и так получилось, что я, Митяй и Лизка распутали ту детективную историю [1].

– Прямо скажу, мне не нравится Бойченко, а эта версия, наоборот, симпатична, – призналась Лизка. – Но разве пропавшая голова чурбана – вполне законченное произведение искусства?

– Нет, – вынуждена была признаться я. – Андрюша еще не сделал инкрустацию камнями и металлические детали. У чурбанов будут янтарные или бирюзовые глаза, коралловые губы и бронзовые кольца в носах и ушах.

– Вот видишь! Янтарь, бирюза, кораллы – это все ценное, с чего бы Бойченко тащить к себе в коллекцию некомплектный полуфабрикат?

– Тогда у меня больше нет версий, – призналась я.

– Значит, пойдем, осмотримся на месте, – братец встал из-за стола, и Лизка с теткой тоже вскочили. – А вы куда?

– А мне Алисина машинка нужна, у меня стирка набралась, не идти же с мылом к проруби! – не затруднилась придумать повод сообразительная Лизка.

– Чего к проруби-то, у нас тоже стиралка имеется, – озадачился Митяй и поглядел на маменьку, ожидая, что она выступит единым с ним фронтом.

Как же! Матриарху нашему тоже хотелось посмотреть на пострадавших истуканов.

– Наша стиралка несовременная, для растущей семьи нужно новую покупать, мне бы тоже надо научиться пользоваться такой, как у Алисы, – объявила тетка Вера и незаметно подмигнула невестке.

За спиной у Митяя две его любимые женщины бесшумно стукнулись в ладошки.

Говорю же, в семье Синеглазовых у свекрови и невестки прекрасные отношения.

В общем, мы пошли ко мне, как выразился братец, всем кагалом: впереди я с ключом от хаты, за мной Митяй с большой сумкой собранного для стирки белья, а позади тетка Вера с Лизкой под ручку, как добрые подруженьки.

Процессия привлекала внимание. Из-за заборов и из окон на нас поглядывали, с нами здоровались, нас обсуждали. И тоже строили версии:

– Смотри-ка, участковый Ляську кудысь повел, с вещами на выход, а родня ее, сталбыть, в долгий путь провожает…

– Не, это они ей так одиночество скрашивают, прогулками на свежем воздухе: мужик-то ейный, Ляськин, уже тю-тю, опять она удвох с котом осталася…

– А кот у ей, говорят, чистый тигра, жрет за пятерых, прокормить нереально, вот Митяй ему харчи и несет, вишь, в сумаре необъятном…

Скажу как филолог: тихая сонная деревенская жизнь – идеальная питательная среда для бредовейших сплетен и слухов. Когда-нибудь я непременно соберу и издам собрание сочинений пеструхинских народных сказителей. И это совершенно точно будет многотомник.

Подумав, что этак мои родичи Синеглазовы удостоятся отдельного тома на соответствующую букву, я замедлила шаг, чтобы поравняться с братцем и прикрыться его массивной фигурой от кумушек справа. От кумушек слева меня закрыли подоспевшие Лизка с теткой.

Кумушки, заметив наше выразительное перестроение, то ли усовестились, то ли обиделись, замолчали и вернулись к своим делам. Запарусили вывешиваемые на просушку простыни, заскрипели снегоуборочные лопаты, застучала выбивалка по ковру, наброшенному на забор.

– В лесу раздавался топор дровосека! – с воодушевлением прокомментировала шумный процесс зимней чистки ковров Лизавета.

– Не нервируй меня! – я вырвалась из окружения и заспешила, при упоминании дровосека с топором вдруг испугавшись за оставшихся во дворе чурбанов.

А ну как их в мое отсутствие тоже переполовинили?!

Но нет, чурбаны стояли как прежде: три высоких, один – обезглавленный – пониже.

– Кошмар, – сказала Лизка, остановившись, как велел Митяй, метрах в трех от группы деревянных истуканов.

– Просто жуть, – согласилась с ней тетка Вера и выразительно поежилась, отчего я усомнилась, что так она оценила возмутительный акт вандализма.

Тетка Вера – женщина простая, неискушенная. Для нее шедевральные резные истуканы – просто чудища, идолища поганые… Кстати!

– У меня еще версия! – сообщила я. – Что, если преступник руководствовался идейными соображениями? Типа, он истово верующий, например, такой ниспровергатель языческих кумиров?

– Оскорбление чувств верующих – это серьезно, – согласился Митяй, копошась в снегу у подножия безразличных ко всему истуканов. – Я, правда, не слыхал, чтобы кто-то из деревенских чурбанов ваших хаял, но на всякий случай поинтересуюсь у батюшки Владимира. Некоторые наши околоцерковные бабки дико злющие, зайди кто в храм не в том виде – зашипят, покусают, и все из лучших побуждений… Так, нету тут ничего, никаких улик, – участковый разогнулся, отряхнул колени и ладони, пошел к нам. – Что, Лизочек? Чего ты так смотришь?

Лизка и вправду уж очень внимательно таращилась на чурбанов, склоняя голову то к правому плечу, то к левому.

– Я, Мить, прикидываю: кому вообще под силу утащить такую деревянную башку? Уж точно не церковным бабусям.

– Логично, – я сбросила капюшон куртки, чтобы почесать в затылке. – Сколько она может весить, такая голова? Сорок на пятьдесят сэмэ, массив дерева…

– Как та чушка, – без задержки решила задачку практичная тетка Вера, кивнув на колоду для рубки дров, стоящую вблизи соседской поленницы.

Митяй пошел туда, обнял «чушку», потискал ее и прокряхтел:

– Не-е-е, неподъемная-а-а…

– Значит, унести никак, только увезти можно, – сделала вывод Лизка. – Но я клянусь: вчера, как вы уехали, так больше до самого вашего возвращения машин тут не было. Никаких! Я специально прислушивалась, ждала же…

– Это мог быть какой-то бесшумный транспорт, – сказала я и с намеком кивнула на санки, пристроенные у поленницы. – Сосед наш дровишки до своего крылечка на салазках возит, и голову точно так же могли утащить.

– А ну-ка! – Митяй метнулся за соседскими дровяными санками, повозился, опять покряхтел и успешно перевалил на них колоду. – Ну вот! Следственный эксперимент показал, что версия с салазками вполне жизнеспособна! – И, добросовестно продолжая эксперимент, он впрягся в санки и резво покатил колоду по двору.

– Вези к калитке, поедем к нам, у меня же есть напольные весы, взвесим на них эту чушку! – азартно предложила Лизка. – Узнаем приблизительный вес пропавшей башки!

Идея всем показалась отличной, и через минуту мы уже катили по улице.

Шли красиво!

Впереди – участковый с детскими санками в поводу, за ним тройкой выпряженных лошадей мать, сестра и жена участкового, а в центре процессии и внимания – неясной степени родства деревянная колода, гордо высящаяся на задорно посвистывающих салазках.

– Гля, как тренируются! Ребятенок и не родился ишшо, а они уже готовятся катать его! – оценили новое зрелище деревенские кумушки.

– Папка, мамка, бабка, я – очень дружная семья!

– Ежели пацан будет – Буратиной назовут!

Взвешивать на глазах у кумушек деревянного дублера будущего пацана мы не стали, это было бы уже слишком. Закатились во двор, закрыли за собой калитку и перевалили Буратину на принесенные Лизкой весы кулуарно, под надежным прикрытием непроглядного сплошного забора.

– Сорок девять триста, – озвучил результат контрольного взвешивания Митяй. – Да, церковных бабусек из списка подозреваемых можно вычеркнуть, им, чтоб такую тяжесть унести, целый крестный ход собирать пришлось бы.

– В одиночку, пожалуй, с таким весом никому не справиться, – рассудила я. – Кроме разве что профессиональных штангистов…

– В деревне есть качалка? Ну, спортзал с фанатами силовых видов спорта? – спросила Лизка, не успевшая еще толком освоиться в благословенном Пеструхине.

– При школе есть. – Митяй снова вытянул из кармана блокнот и карандашик, сделал соответствующую пометочку. Спрятал канцелярские принадлежности, посмотрел на наручный хронометр: – Так, давайте-ка оттарабаним дровину обратно, у меня обеденный перерыв не резиновый.

– Стой! – Лизка снова сгоняла в дом и вернулась с полотенчиком. Прикрыла им колоду на салазках: – Чтобы меньше разговоров было…

Наивная! Разговоров стало только больше!

– Ой, глядите-ка, Буратину уже с головой укрыли, совсем плохо дело! – загомонили кумушки.

– Небось салазки опрокинулись, вот он и зашибся насмерть!

– Правильно, что загодя тренироваться начали, к живому ребеночку как раз настропалятся!

– Что, Верка, не уберегла своего деревянного внука? Теперь стеклянного и оловянного заведешь?

Под градом шуточек мы с ускорением прогалопировали до моего дома, влетели во двор и с разбегу вывалили колоду на ее законное место под соседскую поленницу.

– Уфф! – Митяй смахнул пот со лба. – Уйду-ка я от вас огородами, что-то неохота мне еще серию бабьих выдумок слушать.

– Ты только насчет исчезнувшей головы не распространяйся, – попросила я. – Молчи как рыба! Не хочу, чтобы это до Андрюши дошло. Мы же найдем пропажу до его возвращения, правда?

Я с надеждой и мольбой посмотрела на брата-участкового, даже ладошки сложила просительно.

– Будем стараться, сделаем все возможное, – как-то дежурно пообещал Митяй и, чмокнув в щечку Лизку, огородами пошел к родному дому и припаркованной возле него машине.

– Мне кажется, даже в этом случае не стоит всецело полагаться на полицию, – проводив мужа задумчивым взглядом, сказала Лизка. – Давайте-ка, бабоньки, развивать семейные традиции частного сыска. В прошлый раз у нас была операция «Три поросенка», а теперь будет… м-м-м…

– «Четыре истукана», – подсказала тетка Вера.

– Четыре с минусом, – пробурчала я, имея в виду, что один из истуканов уже неполноценный.

– Выше нос, Алиса Юрьевна! – подруга хлопнула меня по плечу. – Мы с тобой и прежде, бывало, теряли головы, разве нет? Все образуется, не унывай… Пошли стиралку загрузим.


Тетка Вера оставила нас, вспомнив, что к ужину нужно купить хлеба. Мы не удерживали ее, понимая, что за те дни, когда бедная женщина самоотверженно изображала лежачую больную, она соскучилась по общению, а магазин в деревне – центр социальной жизни. Хотя наш завклубом Епифанов мог бы с этим не согласиться, он искренне считает пламенным сердцем Пеструхина свое богоугодное заведение.

– Вы только говорите там поменьше, а слушайте побольше, – напутствовала я тетку, и та отправилась в лабаз.

Лабазом я называю ближайший к нам магазин старомоднейшего фасона. Это бревенчатый домик с маленьким окошком, вечно до половины заложенным картонкой с надписью «Ушла на пять минут». В Пеструхине есть еще небольшой супермаркет, но он находится у выезда на шоссе – в стороне от кипучей деревенской жизни, и местные жители им пренебрегают.

Мы с Лизкой сварили себе кофе и под размеренное гудение стиральной машины вчерне составили план работы частного сыскного агентства «Алиса и К».

Название, кстати, придумала Лизка. Я возражала:

– Ладно, Алиса – это я, а что за «К»? Кэрролл, который Льюис? Кролик, приятель Безумного Шляпника?

– Красная Королева, – с намеком приосаниваясь, предложила еще вариант подруга. – Или Кот Чеширский, где он тут? Кис-кис… Короче, чем страньше, тем лучше, это же детективное агентство, оно имеет дело с секретами и должно называться таинственно.

Я сдалась. В конце концов, Страна Чудес – это гораздо лучше, чем Страна Дураков. И вообще, агентство у нас неофициальное, озвучивать его название мы нигде не будем, так что вообще без разницы – «Алиса и К» или там «Маша и М», «Петя и В», «Дед Мазай и З», «Белоснежка и семь Г»…

– Первым делом надо выяснить, не видел ли кто вчера вечером на нашей улице человека с нагруженными санками, – сказала Лизка. – Это мы поручим Митяю, у нашего дорогого участкового в деревне широкая агентурная сеть. Потом узнаем, не было ли в последнее время в округе странных краж. Вдруг в Пеструхине завелся клептоман, который тырит все, что плохо лежит…

– Деревянная голова лежала очень хорошо, – напомнила я. – Она была крепко привинчена, так что прихватить ее мимоходом не получилось бы.

– Ну я не знаю, может, это такой клептоман, которого вдохновляют именно трудные задачи, – поменяла вводные подруга. – Вот и узнаем, не пропадало ли в деревне еще что-то сомнительно ценное, но труднодоступное.

– Это тоже поручим Митяю? – предположила я.

– Конечно, у него же есть доступ ко всем источникам.

– А сами что будем делать? Если все поручим Митяю?

– Как что? – совершенно искренне удивилась Лизка. – Митяя вдохновлять! Ну и думать, конечно. Возьмем на себя функции мозгового центра! Между прочим…

Тут она нахмурилась и посмотрела на меня с укором:

– Я просила тебя придумать вопросы для мозгоправа. И где они?

– Э-э-э… В голове пока, в мозговом моем, стало быть, центре, – заюлила я, почувствовав себя виноватой.

Лизка еще на прошлой неделе договорилась о большом интервью с директором центра психологической помощи, а я была так занята подготовкой к отъезду мужа и своими собственными переживаниями по этому поводу, что безответственно забила на работу и даже не открывала ноутбук.

– Я прямо сейчас сяду за комп, и через полчаса у тебя будут нужные вопросы, – пообещала я подруге, подхватываясь, чтобы убежать в свой так называемый кабинет.

Не успела: у Лизки зазвонил телефон, и я задержалась, любопытствуя.

– Да, мама, вы уже дома? – подруга заговорила приветливо, с улыбкой, но, слушая тетку Веру в трубке, быстро помрачнела. А закончив разговор, сунула мобильник в карман таким резким движением, каким, наоборот, меч из ножен вытаскивают.

Я поняла, что дело неладно, и вернулась с порога. Подергала насупившуюся подругу за рукав:

– Что случилось?

– Плохо дело, – ответила Лизка и побарабанила ногтями по столешнице. – Твоя тетка сходила в лабаз, а там уже рассказывают, что Синеглазовы колдуют на ребенка. Сделали, мол, себе деревянного Буратину, потому что хотят мальчика.

– А хотели бы девочку, Снегурку из снега слепили бы? – фыркнула я.

– Как ты догадалась? – подруга подняла на меня глаза.

Глаза были несчастные и уже предательски влажные.

– Ну… Я все-таки местная, в одном культурном слое, в общем инфополе с деревенскими живу, – я присела и заглянула Лизке в лицо. – Ты что, расстроилась? Подумаешь, появился еще один народный сказ – «Как Синеглазовы Буратину сделали, чтобы у них мальчик родился». У нас тут таких фольклорных произведений на многотомник хватило бы, одним больше, одним меньше… Или ты обижаешься, что тебя в колдуньи записали? Так это не по злобе, просто у тебя волосы густые, длинные, медные, а на деревне всякий знает, что красивая рыжая баба – непременно колдунья.

Тут я вспомнила про украденную деревянную голову и предположила:

– Или ты боишься, что темный деревенский люд с тобой, колдуньей, жестоко расправится? Сожжет в одном костре с головой истукана?

– Я идиотка, по-твоему? – огрызнулась подруга. – Мы, чай, не в Средневековье живем, костер мне не грозит. А что колдуньей называют – плевать, мне все равно, продажники в редакции меня вообще за глаза не Лизой, а Церебролизином кличут.

– А это потому, что ты все время призываешь их быть активнее и внимательнее, активнее и внимательнее, – невольно хихикнув, объяснила я.

– Повторяю: мне все равно! – Лизка, уже психуя, повысила голос. – Хоть горшком назовите… Но они ведь уже дали кличку Митюше – Папа Карло!

– И что? Ты боишься, что это подорвет его авторитет как участкового? Брось, у местного ветеринара вообще прозвище Айболиттл, потому что тот дядька ростом с сидящего суслика, но при этом он самый уважаемый на деревне человек!

– Алиса! Я волнуюсь не за себя и не за Митюшу, – подруга положила руки на живот.

Он у нее еще почти плоский. Если бы тетка Вера на радостях не растрезвонила на всю деревню, что скоро станет бабушкой, никто бы и не знал еще, что Лизка беременна.

– Я за нашего малыша переживаю! – плаксиво объяснила подруга. – Он ведь еще не родился, а ему уже практически гарантирована кличка Буратино!

– О-о-о…

Тут мне нечего было возразить.

И правда, как еще звать мальчишку, отец которого – Папа Карло?

Быть мальцу Синеглазову Буратино Карловичем, это точно!

– Бедный мой мальчик…

Лизка окончательно скуксилась и заплакала.

Некоторое время я смотрела на нее в полной растерянности. Потом разозлилась, но не на беременную дурочку, разумеется, а на ситуацию.

А злость – она ведь не только разрушительной, но и созидательной может быть! Я разозлилась – и меня озарило: я вмиг все придумала.

– Лизавета, не реви! – сказала я строго. – Я знаю, что делать!

– М-м-м? – заплаканная Лизка воззрилась на меня с надеждой.

– Надо просто срочно подкинуть деревенским кумушкам такую сенсацию, на фоне которой наш Буратино на санках поблекнет и забудется. Изгладится из памяти народной без следа!

– Например? – подружка перестала хныкать, собралась: вся активность и внимательность, активность и внимательность!

– Не знаю, надо подумать…

Я прошлась туда-сюда по кухне, ероша волосы. Шуруппак недовольно мявкнул, своевременно убрав с моего пути свой пушистый хвост.

Что-то мелькнуло у меня в голове в связи с этим нервным хвостом, какая-то перспективная мысль…

Ага!

Я бухнулась на стул напротив выжидательно застывшей Лизаветы и воодушевленно вопросила:

– Помнишь, как в позапрошлом году мы участвовали в выставке на День печати?

– Еще до коронавируса? – прозвучало это как «еще до нашей эры». – Когда у нас на стенде медиаспрут был?

– Именно! – я радостно засмеялась.

Медиаспрута на стенде газеты «Финансистъ» предложило сделать специально нанятое рекламное агентство.

На эскизах медиаспрут был здоровенный, как шкаф, и состоял из подобия огромной резиновой груши и длинных щупальцев с присосками. Спрятанный моторчик должен был порциями заталкивать в надувного спрута воздух, отчего щупальца дергались бы, как живые. Ну, вы наверняка видели нечто подобное у придорожных забегаловок, там обычно стоят надувные фигуры-зазывалы, они руками безостановочно машут – заходите, мол, к нам.

Медиаспрута надо было изготовить по спецзаказу, и это оказалось дороговато. Наш генеральный смету не утвердил, урезав и ее, и идею. В итоге спрут у нас на стенде был, но бюджетный: без груши и только с двумя надувными щупальцами.

Все остальное просто нарисовали на выгородке, в которой сделали отверстия, в них и высунули интерактивные щупальца. На моторчике для них тоже сэкономили, поэтому за выгородкой все время кто-то прятался – давил ногами надувные щупальца, чтобы они шевелились. Получилось эффектно, посетители выставки забавно ойкали, шарахались, некоторые даже спотыкались и падали.

– А помнишь, какая-то дура-баба, перепугавшись до визга, продырявила одно щупальце своим острым каблуком? – подруга проказливо захихикала.

Я поняла ее запоздалую радость без объяснения. Перепугать дуру-бабу довелось именно Лизке: была как раз ее очередь козочкой скакать за выгородкой, анимируя медиаспрута.

– К счастью, у нас было еще одно запасное щупальце, – припомнила подруга, и я кивнула:

– Вот-вот! А то, которое дырявое, мы выбросили в мусор, но я его оттуда забрала. Теперь понимаешь?

– Что именно? Что ты у нас жуткая барахольщица, никакой хлам в мусор выбросить не можешь? Это и так понятно, достаточно на твой чердак заглянуть, в кабинет так называемый! – с полоборота завелась подружка.

Я раздраженно цыкнула:

– Не начинай опять, пожалуйста!

У Лизки есть идея фикс: навести идеальный порядок на моем чердаке.

Я не выбрасывала барахло, складированное там прежними хозяевами дома, просто разгребла его по углам, расчистив достаточное пространство для рабочего места. Стул, стол, лампа, макбук – что еще нужно неприхотливому журналисту? Меня мой чердак и в его нынешнем виде вполне устраивает. А Лизка без устали организует туда набеги и проводит раскопки в захламленных углах. Ведет себя как расхитительница гробниц…

– Забудь про чердак, речь сейчас не о нем, а о том, что в моей городской квартире на антресолях лежит то самое спрутово щупальце, – объяснила я. – Оно дырявое, правда. Но, думаю, в какой-нибудь автомастерской его легко залатают. Автомобильные шины же как-то заклеивают…

– Заклеивают велосипедные камеры, автомобильные шины вулканизируют, – со знанием дела поправила меня Лизка – она у нас автовладелица.

– Да пусть хоть нитками штопают, не суть важно! – Я вскочила, снова забегала по кухне. – Так, Шура, я сейчас тебе досрочно выдам полдник, а на ранний ужин погрызешь сухой корм, хорошо?

– Уо-о, – кот ответил ворчливо, и, судя по тону, вовсе не согласием. Видимо, полностью его реплика должна была звучать как «Уо-от еще, сухим кормом давиться!».

Но я уже все решила и не позволила сбить себя с курса:

– Лиза, подъем, иди за машиной, нам срочно нужно в город.

– Зачем?!

– За щупальцем! – Я торопливо наполнила кошачьи миски и удивленно посмотрела на подругу. – Ты все еще здесь? Хочешь, чтобы твой сын стал тезкой деревянного мальчика с длинным носом, ближайшей родней табуретки?

– Нет! – Лизавета помотала головой. – Но при чем тут срочный выезд в город и щупальце на твоих антресолях?

– Поверь мне, так надо. Шевелись, я по дороге тебе все объясню.

На Лизкиной зеленой машинке, которую она ласково зовет «лягушонкой-коробчонкой», мы живенько сгоняли в город и обратно. В автомастерскую заезжать не стали, поэтому обошлись без задержки и уже к ужину снова были в деревне.

– Что тут заваривать, одна маленькая дырочка, мы ее сами пластырем заклеим или скотчем, – решила Лизка, рассмотрев псевдощупальце.

Тетке Вере и Митяю подружка сказала, что мы ездили на срочное совещание в офис, и как бы не соврала, потому что в дороге, спасибо мобильному интернету, мы честно поучаствовали в редакционной планерке по зуму.

Вернувшись домой, я первым делом еще раз покормила недовольного кота, а потом все-таки написала те вопросы, которых ждал от меня директор психологического центра. И уже забираясь в постель, вдруг вспомнила, что, спешно уматывая в город, оставила без присмотра работающую стиральную машину!

Пришлось вылезать из-под одеяла, разгружать давно закончившую свою работу стиралку и идти во двор развешивать на просушку сырое белье.

Кто бы знал, что это обеспечит мне дополнительную развлекательную программу на завтра!


Завтра началось с шума и грохота.

– Что? Где? – я вскинулась, спросонья ничего не понимая, и рявкнула: – Шура! Ты что натворил?!

Неурочный шум-грохот и толстый рыжий кот ассоциировались у меня давно и прочно. Шуруппак – неутомимый организатор веселых игрищ и мелких бытовых катастроф.

– Ум-мо? – возмущенно мявкнул у меня под боком кот, энергично выбираясь из-под одеяла, которым я же его и завалила. И прозвучало это как начало нелицеприятного вопроса: «Умом ты тронулась, хозяюшка?»

– О, прости, вижу, на этот раз ты ни при чем, – я устыдилась и извинилась, но обиженный кот не стал меня слушать и ускакал, хлеща себя хвостом, прочь, в ночь.

Точнее, в раннее утро: небо над разномастными крышами деревенских домов уже сделалось кремово-розовым, как домашнее сало, в серых прожилках тянущегося из труб дыма. За окном образовалась классическая картина «Зимнее утро в деревне». Она была бы совершенно пасторальной и благостной, если бы не повалившиеся во дворе столбы. К счастью, не те, которые резные, изображающие истуканов, а самые обычные, державшие веревки для сушки белья.

Вот, значит, что так грохотало.

Я вздохнула.

Винить в произошедшей катастрофе было некого, кроме себя.

Я неразумно оставила на веревках свежевыстиранное постельное белье, а ночью снова мело, снег налип на веревки и тряпки, набился в пододеяльники и наволочки, старые столбы не выдержали увеличившейся тяжести – и бесславно пали.

Содрать с закаменевших веревок примерзшие к ним просторные полотнища оказалось непросто. Пододеяльники и простыни тоже обрели фанерную твердость и при транспортировке гремели и царапали мне руки.

Кое-как я перетаскала их со двора в сени и там расставила по периметру у стен, соорудив модель индейского поселения с косыми-кривыми вигвамами нетипичной расцветки «в цветочек».

Шура было начал заинтересованно исследовать этот лабиринт, но негодующе фыркнул и ретировался, когда первая отмякшая наволочка потеряла устойчивость и накрыла его, как сырая попона.

Я принесла большой таз, чтобы складывать в него размороженные тряпки, и проверила, сколько у меня осталось стирального порошка. Было ясно, что белье надо перестирать. Ну, зато скучать мне не придется!

И, к слову говоря, не только мне!

Ведь после повторной стирки белье нужно будет снова сушить, а у меня тут столбы с веревками рухнули…

Поэтому я позвонила Митяю и светски молвила:

– Митюш, извини, что так рано, но у меня под тяжестью вашей стирки упали столбы с веревками. Приходи поднимать!

– И что же ты такое тяжелое стирала? – сонным мишкой заворчал разбуженный участковый. – Отмывала миллион баксов в золотых слитках?

– Нет, ваше с Лизкой постельное белье. Парадное, в цветочек. Видно, грехи его тяжкие, – ответно съязвила я.

– Ладно, жди, сейчас приду. – Обсуждать со мной многотрудную жизнь их с Лизкой простынок участковый не стал.

Я сварила кофе, сделала бутерброды, но притопавший Митяй от раннего завтрака отказался:

– Давай сначала со столбами разберемся.

Он все-таки цапнул в каждую руку по бутерброду, и, поочередно откусывая от них на ходу, проследовал на задний двор. Я перелила свой кофе в термостакан с крышкой, пошла за братцем и чуть не влипла в его широкую спину, когда он резко остановился.

– Фигасе! Уже двух голов не хватает?!

В первый момент я не поняла, о чем он говорит – у меня на подворье никакой скотины, которую по головам считают, отродясь не водилось. Потом я проследила направление остановившегося взгляда Митяя, выронила стакан и выругалась так, что братец вышел из ступора, уважительно пробормотав:

– Ух какие слова ты знаешь…

Я с чувством повторила те слова на бис.

– М-да, ситуевина… – Митяй нервно захрустел подмерзшим бутером. Догрыз его ускоренно, отряхнул руки, пошел к истуканам. – Опять, значит, отряд не заметил потери бойца… Ты, конечно же, ничего не видела, не слышала?

Я помотала головой. Слезы посыпались направо-налево стеклянными шариками.

– Спала я…

– Спала ты… Понятно, – Митяй ладонью измерил высоту белых шапок на всех чурбанах, стряхнул снег с тех двух, что сделались пониже прочих, задумчиво отвесил щелбан сиротливо торчащей винтообразной шее. – Опять скрутили башку, как и в прошлый раз. И снова перед снегопадом, так что все следы преступника завалило.

– Снегом, столбами, веревками и пододеяльниками, – зачем-то перечислила я.

Типа, подчеркнула, что завалило преступные следы на редкость основательно.

– Ну, положим, столбы – это не проблема, – Митяй попинал «не проблему» валенком и посмотрел на дом соседей – там уже светились окошки. – Сейчас я Сему попрошу, столбы он тебе поднимет. А вот что с чурбанами делать… Может, напишешь уже заявление, чтобы я официально дело открыл?

– Никаких официальных заявлений, – решительно возразила я. – Это дело нужно уладить тихо, чтобы Андрюша ничего не узнал.

– Тогда ты хоть накрой чем-нибудь истуканов, чтобы их безголовость в глаза не бросалась, – посоветовал Митяй.

Совет был дельный. Я порылась в сарайчике, нашла там старую клеенчатую скатерть – непрозрачную, плотную и блестящую, в веселеньких подсолнухах, и мы с Митяем в четыре руки на манер навеса разместили ее поверх чурбанов, скрыв их ущербность загнутыми вниз углами.

– Так-то лучше, – сказал Митяй и заторопился. – Все, я домой, позавтракаю и на службу поеду, а к тебе придет Семен, я его сейчас вызвоню, жди.

Ушел он недалеко. Из-за угла дома навстречу нам Снегуркой в белой пуховой шали вальяжно выплыла румяная Лизавета:

– А что это вы тут делаете?

– У меня опять беда, – объяснила я. – Даже две беды…

– Дураки и дороги?

– Нет, это наши общенародные проблемы, а у меня особые – со столбами. Обрушены те, что для сушки белья, и обезглавлен второй истукан!

– Это ворюга так разбушевался?!

Мы с Митяем переглянулись. Мысль о том, что в обрушении бельевых столбов виноват похититель деревянных голов, в наши собственные головы не приходила.

– Да нет же, зачем ему это? – с сомнением молвила я.

– Запутать, дезориентировать, напугать! Грохотали же небось столбы эти, падая? – Лизка дожимала версию.

– Так, все, Ляся идет в дом, а мы – к себе.

Митяй попытался подцепить супругу-фантазерку под локоток, но она ловко вывернулась:

– Я с Алисой останусь, ей необходима моральная поддержка!

– А моим столбам – физическая, – напомнила я. – Митяй, звони уже Бурякову.

– Звоню, – согласился братец и полез в карман за сотовым.

– Погоди, ответь-ка, пока я опять не забыла, – остановила его Лизка. – Не случалось ли в последнее время в Пеструхине других странных краж?

– А что считать странной кражей? – философски вопросил участковый. – Вот у деда Селиванова самогонный аппарат сперли, и он, бедолага, мается теперь, писать ему заявление или не нарываться. У Галки Петровой с коровы Зорьки колокольчик медный сняли, у тетки Федоры Васильченковой прямо с подоконника лекарственное растение умыкнули, а она это алоэ чуть ли не всю свою жизнь растила…

– Стоп! – Лизка выставила ладошку. – Уточняю запрос: не случалось ли в деревне странных серийных краж?

– Как не случаться, у нас в Пеструхине, как в Греции, – все есть, – похвастался участковый. – К примеру, у богатея из новеньких, Фролов его фамилия, со стройки дома на Поле Чудес стальные листы прут без устали, уже с полдюжины утащили. А кто, как – непонятно. По одному, по два тырят, они же тяжелые…

– Смотри-ка, совсем как у тебя, Алиска! Чурбановы головы тоже тяжеленные, и прут их поштучно! – обрадовалась ситуативному сходству подружка.

– Да нет, Лизок, у Фролова сторожа и собаки, вокруг участка забор трехметровый, а у Ляськи натуральный проходной двор, так что ничего общего. Хотя… – Митяй задумался. – Там ведь тоже крадут аккурат перед снегопадами, как будто знают их точное расписание… Вот откуда бы?

– Это как раз понятно: от дяди Бори с метеостанции, – уверенно сказала я, потому что и сама уже давно не пользуюсь прогнозами разных там гисметео и прочих не внушающих доверия интернет-ресурсов. – У него вся деревня информацию о погоде получает, дядя Боря – это вам не метеорологи из анекдотов, он никогда не ошибается.

– Чай, не Мерлин, – кивнул Митяй, уместно вспомнив персонажа Стругацких, произведениями которых мы оба зачитывались в детстве. И тут же оглянулся на Лизку, чтобы похвастаться: – Ты, кстати, знаешь, что дядя Боря Петров нам родственник? Он мамкин троюродный брат.

– Ой, да кому только тот дядя Боря не родственник, – фыркнула Лизка, показав, что все она знает. – У него три жены было, нынешняя четвертая, и от каждой дети! И на что он, бедняга, живет, если всем алименты выплачивает?

– А вы, Лизавета Николавна, быстро адаптируетесь, вот уже и сплетничаете, как деревенская бабка, – уколола я подружку, слегка обидевшись за дядю Борю.

Он ведь не только наш родственник, но и просто хороший человек. Добродушный, безотказный. Ну и что, что у него уже три жены было и с четвертой он, по слухам, тоже разводится? Всем своим детям и женам дядя Боря помогает, как может. А со мной всегда здоровается, останавливается поболтать и непременно спрашивает, не нужно ли чего. Мы специально-то не встречаемся, но иногда сталкиваемся в местном Большом Каньоне – через него и наши с Буряковыми огороды пролегает самый короткий путь на метеостанцию и к часовне, от которой много автобусов в город.

– Не мерзните тут, идите уже в дом! – Митяй подтолкнул женушку на ступени крыльца и заспешил к калитке, на ходу тиская виртуальные клавиши мобильника.

– Семену звонит, – объяснила мне Лизка очевидное и скрылась в сенях.

Я поднялась за ней, мы вместе собрали с пола валяющиеся там сырые тряпки, снова затолкали их в стиралку, съели по творожному сырку, выпили чаю, и Лизка спросила:

– Ну? Когда мы тронемся?

– Кто-то мог бы сказать, что мы и сейчас уже не в своем уме, – самокритично заметила я.

– Муо, – ехидно поддакнул из своего угла Шуруппак.

– Не в том смысле! – Лизка погрозила пальцем сначала Шуре, потом мне. – Я спрашиваю, когда мы начнем операцию «Спрут»?

– Про спрута я и забыла, – призналась я. – Такое бурное выдалось утро…

И посмотрела в окно. Над забором в направлении моей калитки как раз проплыла енотовая ушанка, потом послышалось:

– Тук-тук, есть кто дома?

Я покричала, встав на цыпочки, в открытую форточку:

– Сема, заходи, у нас не заперто!

Семен Буряков, угрюмый бородач и мастер на все руки, от приглашения в дом отмахнулся варежкой, вошел во двор и сразу двинулся к порушенным бельевым столбам, не теряя время на церемонии.

Я сбегала во двор, показала Семе фронт работ, услышала именно то, что хотела – «Ща поправим, не мельтеши тут!» – и вернулась к Лизке:

– А вот теперь мы можем заняться спрутом.

Получасом позже мы с подругой вышли из дома, и я с крыльца озабоченно покричала соседу:

– Сема, ты не видел кота моего? Запропастился куда-то…

Семен, закрепляющий поднятый столб, неласково ответил в том смысле, что глаза бы его моего рыжего разбойника не видели, а в окне над нашими головами предательски стукнула форточка, в которую и протиснулся искомый кот.

С удивлением, граничащим с сомнением в моей вменяемости, Шуруппак посмотрел на нас с Лизкой сверху.

Мы, игнорируя его, дружно и громко покричали «кис-кис», после чего, делая вид, будто не замечаем предельно округлившихся кошачьих глаз, через двор и по огороду проследовали в каньон и далее – к реке.

Всерьез озадаченный Шура остался сидеть, неотрывно глядя нам вслед.

– Надо было его в дом загнать и на чердаке запереть, – сказала Лизка, прощально оглянувшись на кота, который замер у крыльца подобием пушистой елочки, только не зеленой, а рыжей.

– Не надо, сейчас он очнется и пойдет гулять, пусть деревенские видят, что котик действительно шастает сам по себе, это подкрепит мою легенду, – возразила я.

– Нашу легенду! – поправила подружка.

– Мою, – с нажимом повторила я. – Мы договорились, что ты будешь держаться в стороне, иначе смысла нет затевать это шоу со спрутом. Если его героиней будешь ты, получится всего лишь новый эпизод саги о Синеглазовых.

– Я помню, помню, – досадливо отмахнулась Лизка.

Ее кипучей натуре претила необходимость оставаться на вторых ролях или даже вовсе за кадром.

– Кота звать не забывай, – не получив главной роли, подружка решила стать режиссером нашего шоу.

– Сейчас уже не надо, вокруг никого, я только привлеку ненужное внимание, – возразила я.

Мы просквозили по каньону и вышли к замерзшей реке. Там было белым-бело и довольно ветрено. Я поежилась.

– Держи! – Лизка сняла с себя просторную белую шаль, укрыла меня ею с головой. – И это тоже.

Я приняла у нее белую бязевую наволочку, на данном этапе играющую роль мешка, заглянула в него, проверяя содержимое, и оправила складки шали, укрывающей меня с макушки до колен. Ниже белели валенки. Вся в белом, как снайпер в зимнем маскхалате, я не должна была диссонировать с заснеженной поверхностью замерзшей реки.

– Только, ради бога, не выходи на неокрепший лед и внимательно смотри под ноги, – попросила Лизка. – Нужна всего лишь небольшая лунка, такая наверняка найдется, по дороге к тебе я как раз разминулась с дядей Петей Гороховым, он возвращался с рыбалки.

Я кивнула: про дядю Петю мы уже говорили, как раз на его лунку и рассчитывали.

– Все, мы пошли, – я похлопала по своему мешку из наволочки и осторожно, приставным шагом, пошла по речному льду.

Сверху снова сыпался снежок, но редкий, скрыть цепочку следов, оставленных дядей Петей, он еще не успел, и я безошибочно вышла прямо к искомой лунке.

Воду в ней уже затянуло прозрачной корочкой, но на такой случай у меня в мешке была припасена деревянная скалка, и ею я быстро разбила тонкий ледок.

Потом я достала из мешка его основное содержимое – щупальце незабвенного медиаспрута.

Мы с Лизкой загодя, еще дома, с помощью велосипедного насоса надули его, но не слишком плотно. Скрученная аккуратным рулоном трехметровая кишка прекрасно поместилась в наволочку.

Теперь я затолкала широкий конец шипастой серо-розовой колбасины поглубже в лунку, разместила на льду три метра пугающей красоты изящным вензелем и немного полюбовалась своим рукоделием.

Мобильник у меня в кармане затрясся – оставшаяся на берегу Лизавета проявляла нетерпение.

– Ну, как тебе вид? – спросила я ее, ответив на звонок.

– Супер! Жуть жуткая! – радостно ужаснулась подружка. – Мне кажется, или оно даже шевелится, как живое?

Я оглянулась на щупальце и поспешила наступить на его дергающийся кончик. В самом деле как живое!

– Конец заправлен глубоко, а течение сильное, если воздух еще спустить – вода утащит под лед все щупальце, – объяснила я Лизке.

– Как и было задумано, – удовлетворенно отметила она. – Заплатку ты видишь? Я ее красным отметила, чтобы тебе долго не искать.

– Вижу, – я нашла глазами блестящий квадратик скотча с приклеенной к нему закладкой-стикером. Красный язычок дразняще трепетал на ветру. – У меня все готово!

– Тогда приступай! С богом!

Мельком подумав, что, право, даже не знаю, какой конкретно бог мог бы нам сейчас пригодиться (Посейдон? Нептун?), я сбросила звонок подруги и нашла в списке контактов загодя внесенный туда номер метеостанции.

Она стоит на высоком берегу, оттуда должен открываться превосходный вид на нас со спрутом.

– Дежурный метеостанции, – после пары гудков отозвался сонный мужской голос.

– Вы там на мать-ее-станции своей совсем за рекой не следите?! – сразу же заорала я скандальным голосом базарной торговки. – А-а-а-а! Отпусти меня, тварь!

– Женщина, это кто вам тут тварь? – обиделся дежурный. – И что за претензии, мы очень внимательно наблюдаем…

– Хреново вы наблюдаете! – рявкнула я – базарная торговка. – На реку посмотри, идиот! А-а-а-а! Помогите!!!

Я сбросила маскировочную шаль, чтобы меня лучше было видно с высокого берега, и, быстро наклонившись, обернула тонкий мягкий конец щупальца вокруг своей ноги, затолкав самый краешек в валенок, под тугую резинку плотного шерстяного носка.

Потом поглядела вверх, на крутой берег, увидела появившуюся там человеческую фигуру в распахнутом пуховике и энергично, как полотер, заелозила валенком по льду, изображая борьбу со схватившим меня за ногу спрутом.

Щупальце отзывчиво задергалось, заволновалось, явив себя публике во всей своей ужасающей красе.

Я снова заорала, но сообразила, что вряд ли меня кто-то слышит по телефону – в трубке уже шли гудки, дежурный убежал от стационарного аппарата и выскочил на обрыв.

Я ожидала, что он помчится мне на помощь, но – нет: мужик застыл как вкопанный на краю откоса. Вытянул руку, как скульптурный Ленин, замер…

Вот ведь скотина бессердечная! А если бы меня на самом деле тянул в пучину вод злобный кракен?!

– Спасите! Помогите! – закричала я просто так, без телефона.

Стоит, гад! Смотрит. Руку тянет…

Что у него в руке той, не пойму, неужто крест животворящий?

Воздвигся, аки заклинатель нечисти, изгоняющий кракена…

Тут заклинатель шевельнулся, в руке его остро блеснул солнечный зайчик, и до меня враз дошло, что он делает: снимает нас со спрутом камерой мобильного!

– С-скотина! – Я поняла, что шоу пора заканчивать, потому как действие пошло не по сценарию.

Предполагалось, что я просто утоплю щупальце, когда добрый человек с метеостанции бросится мне на помощь.

Что ж, так или иначе, к финальной сцене мы со спрутом были готовы.

Не прекращая вопить, я упала на колени – типа, кракен почти одолел меня, бедную! – нашла глазами красный язычок и сдернула с резиновой плоти заплатку из скотча.

Щупальце печально засвистело и обмякло, а я снова вскочила на ноги и быстро запинала его в лунку.

Течение сделало все остальное, эффектно затянув под лед трясущийся шипастый хвостик.

Мне почудилось или я услышала аплодисменты?

Не почудилось: Лизка в прорези Большого Каньона радостно подпрыгивала и била в ладоши.

– Сказала же – прячься! – Я подхватила свои манатки – шаль, наволочку и скалку, быстро вернулась на берег и увлекла подругу поглубже в ущелье. – Ты, типа, ничего не видела, тебя вообще тут не было. Все, дело сделано, финита ля комедия, живо уходим!

– Чего ты разволновалась? – удивилась подруга. – Так мужественно сражалась с подводным монстром, а теперь истеришь!

– Дежурный с метеостанции снял нас со спрутом на камеру мобильного, – пожаловалась я.

– Так это же прекрасно! – обрадовалась Лизка. – Он наверняка сольет эту запись в сеть, и ты сможешь увидеть все со стороны!

– Видео в интернете – это уже перебор, нам же всего лишь нужно было запустить механизм «одна баба сказала», точнее, в данном случае, один мужик. – Я тащила подружку за собой, торопясь удалиться от места явления спрута народу. – Ты ведь сама в газете работаешь, неужто не понимаешь, какой эффект произведет такое видео?

– Ой, подумаешь, мало ли в сети разных фейков! – Лизка выдернула из моего захвата свой рукав. – Успокойся уже! Не совсем, немного тревоги оставь и кота звать не забывай, мы же как раз его ищем…

Озабоченно кискиская на два голоса, мы с подругой рысцой промчались по каньону и огороду, выскочили во двор – Семена Бурякова там уже не было, а бельевые столбы опять стояли ровно – и только на крыльце, опираясь на перила, отдышались.

– Фу-ух, – сказала я, обмахивая разгоревшееся лицо. – Ох, не простое это дело – организация шоу…

– Ох, нелегкая это работа – из болота тащить бегемота, – детским стишком поддакнула мне Лизка.

– Ох, нелегкий это труд – не утонет в речке спрут, – переиначила я другой стишок.

– Утонет, куда он денется, – успокоила меня подружка. – Может, всплывет по весне где-нибудь в сотне километров вниз по течению… Но это будет уже совсем другая история. Идем уже в дом, я опять проголодалась, у тебя же найдется что-нибудь вкусненькое?


После позднего завтрака мы с Лизаветой снова развесили на реанимированных веревках во дворе повторно постиранное белье и разошлись по хаткам – трудиться. Подруге надо было обзвонить десяток-другой клиентов, полуготовых потратиться на размещение рекламы в изданиях нашего медиаспрута (хи-хи!), а мне – написать дежурную колонку для модного сайта «Тренды-бренды».

Тему мне дали дивно актуальную: белый тотал-лук! Можно было только пожалеть, что из соображений секретности я не могу поделиться свежим экспириенсом составления полностью белого наряда с единственным ярким акцентным аксессуаром в виде имитации щупальца кракена, ведь личный опыт «Тренды-бренды» только приветствуют.

Примерно за час я накатала большой текст об утонченности, праздничности и универсальности белой палитры, которая освежает, омолаживает и дивным образом преображает внешность… что правда – то правда, меня в образе «женщины в белом», надеюсь, было не признать… Потом полезла в интернет искать картинки для иллюстрации материала.

Как все же жаль, что я не попросила Лизку сфоткать меня в необычном и оригинальном образе «тотал-уайт по-деревенски»: просторная шаль, валенки, варежки, сумка-мешок из экологически чистой бязи – все безупречно белое и модное! Снегурка обзавидовалась бы!

Но разных теток в белом в сети было валом, так что я запросто набрала подходящих картинок к тексту, а потом не выдержала и забила в строку поиска выразительный набор слов: щупальце, спрут, прорубь, река.

Яндекс тут же выдал мне ссылку на ютьюб, а там без промедления нашлась свеженькая видеозапись под названием «Из речной проруби высунул щупальце спрут!!!!!».

Количество восклицательных знаков само по себе говорило о том, как сильно впечатлен увиденным автор ролика, плюс он и в записи азартно комментировал происходящее, правда, использовал преимущественно непечатные слова. Если их выбросить, закадровый текст звучал бы пунктирно: «…, …, …, что за…?! Это… осьминог… можно, какой огромный, ни… себе… щупальце метров пять… его!»

– Не надо преувеличивать, – пробормотала я, не скрою – немного польщенная.

Ведь здорово получилось! Реально круто!

Даже я, прекрасно зная, что щупальце было максимум трехметровым, это во-первых, и не имело никакого отношения к подводным чудищам – это во-вторых и в-главных, смотрела видео, придерживая отпадающую челюсть.

Красно-синяя пупырчатая конечность воображаемого гигантского спрута, извивающаяся на льду, выглядела до ужаса реалистично, а как бы схваченная чудищем тетка – это я, я! – вопила и дергалась так убедительно…

Хм, а у меня большой драматический талант, однако. Записаться, что ли, в театральную студию при деревенском клубе? Епифанов давно предлагает…

Я не смогла не похвастаться и отправила ссылку на эффектное видео Лизке.

Через пару минут она перезвонила мне и немножко покритиковала:

– Надо было погромче орать, в записи тебя совсем не слышно!

– Не надо было погромче, по голосу меня могли бы опознать, – не согласилась я.

– А ты еще надеешься остаться неузнанной? – удивилась подруга.

– Конечно, ведь на видео нет крупных планов, вся съемка издалека, и еще снежок с неба сыплется, картинку смазывает. О том, что в кадре именно я, кроме нас с тобой, никто не знает!

– Ну, я-то не проболтаюсь, – пообещала Лизка. – Скрою эту тайну надежно, как могила! Даже более того – как прорубь! – подружка захихикала.

– Уже пробалтываешься, – упрекнула я ее.

– Все, все, молчу! Тема закрыта и похоронена, буквально концы в воду!

– Ну, Лиза!

– Прости, больше не буду, – подружка перестала ржать и заговорила серьезно. – Вернемся к нашим бара… чурбанам. У меня есть предложение по делу о пропавших головах. Ты как насчет того, чтобы сгонять на Поле Чудес и осмотреться там, где тырят железки тем же самым макаром, как у тебя деревяшки? Вдруг мы увидим какую-то связь?

– Интересное предложение, – задумалась я. – Вот только, мне кажется, Митяй не будет в восторге…

– Митяй не будет в курсе, – успокоила меня Лизка. – Мы не станем говорить ему об этом раньше времени. Вот если что-то нащупаем – тогда да…

– Ладно, давай съездим на Поле Чудес, – согласилась я. – Только уже завтра с утра, пожалуй, а то нынче световой день короткий, не хочется задержаться в снежных пампасах до темноты.

– Договорились, утром я выпровожу Митяя на службу и сразу же заеду за тобой. Если что – у нас дела в редакции.

Потом мне позвонил муж, спрашивал, как мои дела, что нового, рассказывал, каково им с Тишкой без меня, любимой, в далеком Калининграде. Я так поняла, что им там неплохо, скучать особо некогда. О себе сказала, что, конечно, грущу и тревожусь, то есть – чистую правду. А о главной причине своего беспокойства – таинственном исчезновении двух деревянных голов – умолчала.

Закончив разговор с супругом, я решила, что нельзя сидеть сложа руки, надо уже что-то делать если не для поимки того гада, который обезглавливает Андрюшиных чурбанов, то хотя бы для противодействия ему.

Логично было предположить, что похититель деревянных голов промежуточным результатом в виде двух экземпляров из четырех не удовлетворится и постарается довести свое черное дело до конца.

Вывод: чурбанов надо взять под охрану!

Клеенка, которой мы с Митяем прикрыли истуканов сверху, на заградительную систему не тянула, и я села думать, как бы еще защитить вверенные мне культурные ценности.

Может, взять у кого-нибудь из деревенских напрокат очень злую собаку и посадить ее на цепь вблизи чурбанов? Пусть она вору самому башку откусит. Будет знать, как других лишать такой важной части тела, как голова…

– Нет, с собакой – это ты плохо придумала, – сказал Митяй, которому я позвонила, чтобы посоветоваться. – Собака же пометит каждый столб, до которого дотянется, да не по одному разу. Какая выставка потом? Чурбаны будут та-ак вонять… Андрюха тебе спасибо не скажет.

– Хорошо, пусть не собака, – согласилась я. – А что тогда? Заминировать подступы?

– Мощно мыслишь, – крякнул братец. – Но ты сначала забор поставь, а потом уже двор минируй. А то приучила деревенских, что через твой участок можно шастать туда-сюда без спроса и доклада, а теперь вдруг такие репрессии.

Я виновато посопела: прав Митяй, возразить нечего!

Нормальный забор у меня только перед домом имеется, с фасадной его стороны. По бокам – дырявый штакетник, а сзади – вообще чистое поле, гуляй не хочу. Вот и гуляют там все, кому нужно коротким путем пройти к реке или к главной местной достопримечательности – часовне с чудодейственной иконой.

И я ведь прогулкам этим действительно никогда не препятствовала, наоборот, даже радовалась возможности постепенно перезнакомиться с обитателями деревни в непринужденной обстановке на своей собственной территории.

Я ведь в Пеструхине, по сути, новосел, дом в деревне купила всего-то год назад, после карантина, за время которого мы с Шурой чуть не спятили в застенках городской «однушки». В детстве я, правда, каждое лето проводила в гостях у тетки Веры, но это было очень давно, с тех пор и я сама, и мои деревенские приятели прежних времен изменились так сильно, что уже не узнать, приходится знакомиться заново…

– Может, сигнализацию к чурбанам подключить? – устав слушать мое задумчивое сопение, внес конструктивное предложение Митяй.

– Сигнализация – это мысль! – обрадовалась я.

– Вот только кто по сигналу тревоги прибудет, у нас в деревне нет никаких охранных служб, – закручинился участковый.

– Я сама и прибуду! – не обескуражилась я. – Лопату снегоуборочную в сенях на этот случай поставлю, чтоб всегда под рукой была. С лопатой я кого хочешь завалю или хоть покалечу, так что далеко злодей не уйдет, а там и ты мне на помощь подоспеешь!

– Помню эту схему, со шваброй она отлично сработала, – Митяй хихикнул, но тут же сделался серьезен. – А вообще, Ляся, это тебе не шуточки. По-хорошему, написала бы ты все-таки заявление, я б его принял, по своей линии нажал бы, чтобы делу ход дали – глядишь, и городская полиция подключилась бы, а у них там ресурсы не нашим чета…

– Не уговаривай меня, я сказала – действуем строго секретно, я своего любимого мужа нервировать не намерена!

– Тогда ставь чурбанов на сигнализацию, других вариантов я пока не вижу.

Закончив разговор с Митяем, я позвонила Лизке, и она меня успокоила:

– Не волнуйся, если ты так хочешь, организуем твоим чурбанам сигнализацию! У меня как раз есть одна такая контора, которая деньги за рекламу давать не хочет, а бартером расплатится только так, с удовольствием. Сейчас я туда позвоню и все решу.

Верная подруга не обманула: договорилась, что в ближайшие дни ко мне приедут специалисты, которые обеспечат безопасность чурбанов в лучшем виде.

Я горячо поблагодарила бесценную Лизку, но, положив трубку, призадумалась: а терпит ли это дело до завтра-послезавтра?

Решила, что нужно подстраховаться и соорудить хотя бы временные охранки из чего бог послал.

А послал он мне, в частности, целый ящик бубенцов и колокольчиков, когда-то украшавших лошадиную упряжь. Наверное, предки бывших владельцев дома подвизались по ямщицкой части – возили пассажиров или почту.

Ящик с бубенцами стоял в сарайчике, в дальнем углу. Андрюша все собирался разобрать эту своеобразную коллекцию и даже подумывал сделать из колокольцев-бубенцов какую-нибудь художественную инсталляцию, да руки пока не дошли. У Андрюши. У меня-то они теперь аж зачесались от желания дать наследию безымянных ямщиков новую яркую жизнь!

Я сбегала к тетке Вере – она у нас знатная рукодельница и постоянно что-то вяжет на спицах и крючком. Тетка спросила, зачем мне понадобилась пряжа, я соврала, что хочу связать подходящий к зимней шапке шарфик, и получила большой клубок красной шерсти.

– Красный – это правильно, – одобрила Лизка, увязавшаяся за мной. – Это ты очень хорошо придумала, красные нити будут выглядеть внушительно, как лучи лазерной сигнализации.

– Вообще-то я об этом не думала и пряжу под цвет своей шапки подбирала, – призналась я честно. – Но с лазерными лучами действительно хорошая идея, пусть ворюга издалека видит, что чурбаны под охраной, может, тогда он отступится и не покусится на третью голову.

Мы с подружкой старательно обмотали группу истуканов красной пряжей. Получилось заметно, красиво и немного зловеще.

– Знаешь, эта красная паутина смотрится как часть какого-то магического ритуала, – высказала наше общее впечатление Лизка. – Ты, кстати, в курсе, в чем смысл жутко модных браслетов из красной шерстяной нити?

– А как же! Я об этом для «Трендов-брендов» недавно писала! Считается, что красная нить препятствует проникновению негативной энергии, защищает от сглаза, порчи, недугов и врагов! – вспомнила я и обрадовалась. – Как удачно получается, у чурбанов появился оберег!

– Но на обереги надейся, а сама не плошай, – напомнила подружка. – Давай еще колокольцы на нитках развесим, чтобы чурбаны, так сказать, могли вызвать помощь, если что…

Мы щедро украсили красную паутину бубенцами и немного подергали шерстяные струны, проверяя, как все работает – звенело будь здоров!

– Пойдем в дом, греться, – предложила я.

– Погоди, – Лизка, знатная перфекционистка, нахмурилась. – Смотри, что получается: ворюга сразу увидит нашу сигнализацию, поймет, что это предупреждение, и, может быть, отступит. Это хорошо. Плохо, что нет никакой второй линии обороны на тот случай, если он все-таки не откажется от своих преступных намерений!

– Боже, дай мне сил и терпения! – я всплеснула руками.

Только я немного успокоилась за судьбу злосчастных истуканов, как оказалось, что они по-прежнему в опасности!

– Лучше скажи: боже, дай мне еще белый клубок! – поправила меня Лизка. – А лучше даже леску, мы с ее помощью запасную сигнализацию смастерим, совсем невидимую!

– Боже, дай мне леску! – послушно повторила я и подняла глаза вверх. – О! Спасибо, боже!

– В смысле? – Лизка проследила, куда я смотрю, и тоже обрадовалась: – Гениально!

Из окошка на втором этаже дома Буряковых нам улыбалась и махала Олька – двоюродная внучка бабы Дуси.

– Идем! – Лизка подхватила меня под руку и потащила к соседям.

– Денечек добренький, можно к вам? – соблюдая деревенский этикет, покричала я на крыльце и сразу толкнула дверь: у нас так можно, в Пеструхине церемониал нестрогий.

– Ляся, ты? – ответно покричала из глубины дома старуха соседка.

Она плохо ходит, поэтому редко выбирается из своей комнаты.

– Баб Дусь, я к Ольке, можно?

– Наверху она!

Мы с Лизкой поднялись по деревянной лестнице на второй этаж, и подруга, не бывавшая еще в гостях у Ольки, ахнула:

– Да тут как в сказке!

Мастеровитый хозяин обшил просторное помещение на втором этаже светлым деревом. Если бы не вполне современное пластиковое окно, было бы полное впечатление, будто мы попали в терем сказочной царевны, причем сама она нас и встретила:

– Ой, как я рада, что вы зашли! – отложив рукоделие, сказала румяная красавица с толстой русой косой, украшенной атласной лентой с жемчужинами. – Сижу тут целыми днями как пришитая, людей только в окошко и вижу!

– Так вышла бы, чай, серый волк не стережет тебя. – Лизка символически расцеловалась с красавицей в румяные щечки, а я ограничилась кивком: при слове «стережет» вспомнила, что мы зашли не просто так, а по важному делу.

– Оль, у тебя леска есть?

– Полно, – рукодельница кивнула на здоровенную корзину с разным полезным барахлом. – Но у меня тонкая, ноль-один – одна десятая миллиметра, так что если вам, например, для подледной рыбалки…

– Оля, неужели мы похожи на людей, которых интересует подледная рыбалка? – перебила ее Лизка.

Я вспомнила нашу утреннюю операцию «Спрут» и выразительно кашлянула.

– Нет, мы не будем рыбачить, – покосившись на меня, сказала Лизка. – Мы из этой лески сделаем невидимое заграждение во дворе у Алисы.

– Давно пора. – Олька – она вообще не любопытная – удовольствовалась полученным объяснением. – Что-то, я смотрю, народная тропа у вас никак не зарастает, сегодня особенно много прохожих-мимохожих…

– Правда? – мы с Лизкой переглянулись. – Ты отметила увеличение трафика в моем дворе?

Олька дни напролет сидит в своем тереме, мастеря жемчужный головной убор – копию старинного шишака – для нашего областного музея. А окошко, у которого она работает, глядит аккурат на мой двор…

Мастерица кивнула:

– Сегодня туда-сюда человек пять пробежали, и это только на моих глазах, а я-то в окно лишь время от времени посматриваю.

– А вчера ночью ты, случайно, не видела…

– Ляся, ночью я сплю!

– Жаль, – огорчилась я. – То есть, конечно, это правильно – спать ночами…

– Короче, спасибо за леску, мы побежали, зайдем поболтать как-нибудь в другой раз! – Лизка решительно положила: а) катушку с леской в карман и б) конец разговору.

– Ляся, Бусика выпусти во двор! – заслышав наши шаги на скрипучей лестнице, покричала из своей норы невидимая баба Дуся.

– Хорошо! Бусик, где ты? – позвала я.

Цокоча коготками, из глубины дома прискакал любимец соседки – песик Буся, эффектный плод незаконной любви чихуа-хуа и мопса.

– Никак не привыкну к демонической красоте этой странной зверюшки. – Лизка посторонилась, пропуская Бусика к выходу.

Я хихикнула. На мой взгляд атеистки, Бусик поразительно похож на лопоухого волосатого поросенка, но некоторые впечатлительные деревенские бабушки при его появлении мелко крестятся и кричат: «Сгинь, нечистая!» Мой Андрюша с его художественным образованием уверяет, что Бусик как родной вписался бы в пугающий бестиарий ацтеков.

– Его бы Бесиком назвать, а не Бусиком, – пробормотала Лизка, провожая взглядом резвого песика.

– Эй, стоп, куда он поскакал? – я встревожилась – и не напрасно.

Любопытная собаченька в ускоренном режиме задрала лапку на оградку цветочной клумбы – и тут же радостно помчалась рассматривать наше с подружкой рукоделие из приметных красных ниток.

– Держи его!

– Вот чертяка!

Ловить на снегу маленькую верткую собачку – это вам не тихим-мирным керлингом заниматься!

Лизка выбыла из этой подвижной игры почти сразу же, в ее интересном положении активная физкультура противопоказана. Я бросилась за Бусей, как только поняла, куда он направляется, но догнать резвого песика не смогла. Очень, знаете ли, неудобно бежать согнувшись, с вытянутыми руками!

И вот не знаю, как насчет сглаза и хворей, но маленькие собачки в число напастей, от которых может защитить хваленая красная нить, определенно не входят.

Буся налетел на препятствие с разгону, как бегун на финишную ленту, и нитка из натуральной шерсти порвалась, щедро осыпав собачку гремящими бубенцами. Песик запрыгал, обрадованный такой веселой игрой – понятное дело, с малоподвижной старушкой-хозяйкой не порезвишься, – и непринужденно оборвал еще пару нитей. Колокольчики-бубенчики посыпались градом.

– Буся, что ты творишь! – Я наконец схватила собачку за складчатый загривок, вздернула в воздух и слегка потрясла.

Буся раззявил пасть в счастливой улыбке, вывалил язык и попытался меня лизнуть.

Не осознал, значит, свою вину и, соответственно, не раскаялся.

– Что с тобой делать, а?

Я огляделась, сдвинула с истуканов клеенчатую «крышу» и посадила песика на ближайший столб. Бусик заскулил, но спрыгнуть с такой высоты не решился и замер, сложившись максимально компактно.

– Очень гармонично, – оценила получившуюся композицию подоспевшая Лизка.

Буся на резном столбе и впрямь смотрелся как родной, он и по цвету с деревом удачно совпал, и по форме – истукан ведь тоже страшненький, весь в глубоких морщинах и складках.

– Замри и сиди тихо! – велела я песику и опустилась на корточки, чтобы собрать рассыпавшиеся бубенцы.

Лизка присела рядом, помогая мне. Буся послушно замер, слившись со столбом.

Вот почему так устроено, что испортить что-то прекрасное можно в один момент, а исправлять содеянное приходится долго и трудно? И неважно, о чем конкретно идет речь – о здоровье, о личных отношениях или о хитрой паутине из красных ниток с бубенцами, гадкое правило не имеет ограничений и исключений!

Колокольчики-бубенчики рассыпались широко, местами утонули в сугробах – чисткой двора от снега я себя не утруждала. Можно было предвидеть, что половину звонких шариков мы не найдем, да и те, которые отыщутся, скорее всего, онемеют из-за набившегося в них снега.

– В недобрый час я придумала эту сигнализацию, никакого толку от нее, одна морока, – расстроенно бубнила я, ползая в тылу безразличных ко всему истуканов на четвереньках.

Лизка великодушно помалкивала, не напоминая, что она-то предлагала мне дождаться специалистов, только сопела согласно и добросовестно выуживала металлические шарики, похожие на заготовки для убойных снежков.

Занятые делом, появления на сцене нового персонажа мы не заметили.

Тетка Зина Дятлова тоже нас, коленопреклоненных, не увидела. Бодро поскрипывая валенками, она деловито топала мимо истуканов по незарастающей народной тропе к Большому Каньону, когда увидела в моем дворе что-то новенькое и интересненькое – магическую красную паутину.

Тут надо сказать, что тетка Зина Дятлова по прозвищу Дятлиха – это такая особа, которая всенепременно должна всюду сунуть свой любопытный клюв, вызнать, что и как, а затем в самых ярких красках поведать об этом миру. Это, кстати, именно она, Зина-Дятлиха, окрестила нашу колоду на саночках Буратиной и объявила ее дублером будущего Лизкиного ребеночка. Не повезло нам: Дятловы живут на другой стороне улицы на полпути между моим двором и домовладением Синеглазовых, и от бдительного ока тетки Зины мало что ускользает.

Вот и сейчас главная народная сказительница деревни Пеструхино заинтересовалась нашим с Лизкой рукоделием и свернула с нахоженной тропки к истуканам.

Я не успела ни подосадовать по этому поводу, ни поприветствовать незваную гостью. Только увидела в просвет между резными столбами чьи-то валенки и подняла голову…

А Дятлиха сделала то же самое: проехалась глазами снизу вверх по ближайшему чурбану…

И в верхней его точке встретилась взглядом с Бусей.

Песик – сама приветливость! – вскочил и завилял кривым поросячьим хвостиком.

Дятлиха ахнула и выставила перед собой руки, отгораживаясь от ожившего чудища.

Простодушный Бусик понял этот ее жест неправильно и прыгнул со столба, целясь в мягкие варежки доброй тетеньки.

Приземлились они почти одновременно: Бусик по крутой дуге на тетку, Дятлиха по винтообразной кривой в снег.

– А-а-ах… Бум! – услышали мы с Лизкой.

И тут же:

– Бум… Тяфф?

– Фу, Буся, фу! – Я оттащила дружелюбного песика от обморочной тетки. – Лиза, унеси его, пожалуйста!

Я передала Бусика подружке, и она заспешила с ним к соседскому дому.

– Теть Зин, вы чего? Вам плохо, теть Зин? – Я похлопала Дятлиху по щекам, щедро ляпнула ей на лоб горсть относительно чистого снега.

– Ляська? Ох! – Тетка, не вставая, спиной вперед отползла от меня подальше. – Ты ее видела?

– Кого? – я огляделась.

Думала, Дятлиха скажет – ту страшненькую собачку с замашками камикадзе, ан нет:

– Башку ожившую? – Соседка кое-как поднялась и еще попятилась, встревоженно глядя мне за спину.

Я обернулась – никого там не было, кроме тихих деревянных истуканов.

– Чур меня, чур, – тетка Зина перекрестилась, подобрала юбки и вдруг припустила, откуда пришла, радикально изменив свой первоначальный маршрут.

Я проводила ее долгим взглядом.

– Ну? Что? Где? – вернулась Лизка, уже без Бусика.

– Зина-Дятлиха приняла Бусика за ожившую башку истукана, – задумчиво сообщила я.

– А потому что очки надо носить, если близорукость стремительно прогрессирует! Особенно с таким богатым воображением! – с полоборота завелась подружка. – То ей в колоде для рубки дров деревянный мальчик мерещится, то она живую собачку от бревна отличить не может! Зрение в минусе, фантазия в плюсе – в результате такие страшилки рождаются, что Стивен Кинг отдыхает!.. Так, мы будем восстанавливать это звонкое макраме – или ну его на фиг?

– Нитки размотаем, бубенцы снимем, головной боли от такой сигнализации больше, чем толку, – решила я. – Но ты иди в дом, ставь уже чайник, я тут сама…


Пока я возилась, снимая с чурбанов обрывки ниток и собирая в ведро заснеженные бубенцы, Лизка приготовила обед. Я вошла с мороза, уставшая и сердитая, а на столе отварная картошечка дымится, нарезанная ветчинка слезки пускает, краснеют маринованные помидорчики и зеленеют огурчики – отрадно!

– Понимаю, почему вы так хорошо ладите с теткой Верой, – сказала я, разоблачаясь. – У вас одинаковые базовые принципы.

– Первым делом накормить, напоить? – правильно поняла меня подружка. – Это так, но главное – мы обе любим Митюшу. Садись к столу, пока ветчина не кончилась, твой кот уже три ломтя свистнул.

Мы славно отобедали, но финальное чаепитие вынужденно скомкали, потому что за забором вдруг настойчиво загудел автомобильный клаксон, и тут же моя калитка затряслась под могучими ударами.

Это было совершенно не в деревенских традициях, у нас в Пеструхине штурм и натиск положено предварять приветственными криками.

– Кого это принесло? – мы с подружкой переглянулись.

Я сунула ноги в валенки, набросила на плечи куртку и вышла на крыльцо.

За забором стояла незнакомая легковушка, в калитку бился рослый парень, рядом с ним переминалась и зябко стучала ножкой о ножку простоволосая девонька в модной дубленочке на рыбьем меху.

– Кто такие? Чего надо? – строго покричала из-за моего плеча Лизавета.

Я оглянулась, убедилась, что подружка облачилась в шубку и валенки, и только тогда посторонилась, пропуская ее на крыльцо.

– Телевидение! – пискнула девонька в дубленочке. – Восьмой канал!

– Да хоть сто восьмой! – пренебрежительно фыркнула Лизка. – Чего надо, я спросила?

Я помалкивала, доверив переговорный процесс опытному менеджеру.

– Это вы Ляся? Откройте, пожалуйста!

Подруга вопросительно посмотрела на меня. Я зашептала:

– Нет, это точно не по работе, Лясей меня только деревенские называют, к тому же восьмой канал не входит в наш медиахолдинг, это конкуренты!

– Спрашиваю в третий и последний раз: чего надо?! – В отличие от меня Лизка возвысила голос.

– Интервью записать! – чирикнула девонька.

Я вздохнула: журналистскую солидарность еще никто не отменял. Жестом остановила Лизку, уже закатывающую рукава шубы, спустилась с крыльца и выглянула в щель приоткрытой калитки:

– Какое еще интервью?

– А вы Ляся?

Я настороженно кивнула.

– Максик, включай камеру! – обрадовалась девонька. – Мы к вам по поводу утреннего происшествия на реке…

– Какого еще происшествия?

– Ну как же, на вас ведь напал гигантский спрут, который вылез из проруби! – Девонька торопливо разматывала шнур микрофона.

– Вы сумасшедшие, что ли?

– Точно, чокнутые! – подоспевшая Лизка встала со мной плечом к плечу. – А «восьмерка» – это номер палаты в психушке, из которой они сбежали!

– Восьмой канал – это областное телевидение, – обиделся парень с камерой.

– Ведущее прямую трансляцию из дурдома, – кивнула Лизка и издевательски захихикала, радуясь случаю унизить конкурентов.

– Женщина, отойдите, пожалуйста, мы не к вам, – неразумная девонька попыталась оттеснить мою подругу. – Ляся, расскажите, пожалуйста…

– Ну, во-первых, она вам не Ляся, а Алиса Юрьевна, – ледяным голосом сообщила Лизка. – А я вам не женщина, а старший менеджер медиахолдинга «ФинансистЪ», в котором, кстати, работает и Алиса Юрьевна, она у нас редактор спецпроектов. Так в чем же дело, уважаемые коллеги, какова цель вашего к нам внезапного и не сказать что приятного визита?

– Как – редактор? Почему «ФинансистЪ»? – Девонька растерялась. – Максик, погоди, не снимай…

– Вы нас здесь опередили, что ли? – удивился оператор.

– Вижу, тут какое-то недоразумение, – вмешалась я. – Мы здесь живем, а вы?

– А мы красную шапочку ищем…

– Чего?!

Лизка покрутила пальцем у виска:

– Версия про дурдом подтверждается.

– Да перестаньте вы, какой дурдом, нам сказали, что тут живет женщина в приметной красной шапочке, Ляся ее зовут, это на нее утром спрут речной напал, – загорячилась обиженная девонька. – Вот, смотрите!

Сдвинув головы, мы с Лизкой с интересом посмотрели на чужом смартфоне знакомый ролик со мной и щупальцем в главных ролях.

– И правда – Красная Шапочка, – отметила подруга и посмотрела на меня с укором.

Мол, зачем ты пошла на дело в этом приметном головном уборе?

А затем и пошла, что он приметный, – могла бы ответить ей я.

Мне же нужно было, чтобы в момент эпической битвы с чудищем подводным меня разглядели с высокого берега! Зимняя шапка незабываемого фасона «Чокнутый викинг» для этого прекрасно подходила, красное на белом далеко видно.

– Нам сказали, такая шапка в деревне только у Ляси, – добавила телевизионная девонька. – Уникальный головной убор!

Я покивала. Уникальный головной убор я купила у мастерицы-рукодельницы на рождественской ярмарке, где продавались и Андрюшины мелкие поделки. Вторую такую шапочку – вязаный красный шлем с длинными зелеными косами – пойди найди…

– В самом деле, у меня была такая шапочка, – подтвердила я. – Но как раз сегодня утром я ее потеряла. Где – не знаю, я полдеревни обегала, пока кота своего искала. Кота нашла, а вот шапочку потеряла… Вы, если найдете, верните мне ее, ладно? Хорошая шапочка, такая теплая и нарядная…

– То есть на видео в шапочке вовсе не вы? – расстроилась девонька.

– Ну конечно же, не мы! – заверила ее Лизка. – Как вы себе это представляете, девушка? Взрослые люди, сотрудники серьезного издания по утрам перед работой организуют подледный лов гигантских спрутов в российской глубинке? Нам в «Финансисте», в отличие от других СМИ, нормальных деловых новостей вполне хватает, мы дутых сенсаций не ищем!

Я одобрительно кивнула: «дутая сенсация» – это было прекрасное определение. В одном контексте с резиновым спрутом и велосипедным насосом – в высшей степени точное.

Теледевонька повесила носик, уже синеющий от холода. Мне стало жаль коллегу, я ведь тоже когда-то была неопытным молодым журналистом, которому строгий главред говорил: «Иди – и без материала не возвращайся!»

– Вы лучше найдите автора этого видео, – посоветовала я. – Подсказка: судя по ракурсу, снимали с высокого берега, а там всего одно строение – метеостанция.

– Поехали! – Хмурый парень с камерой развернулся, ушел в машину, сел за руль и снова нетерпеливо погудел клаксоном.

Девонька прыгнула на пассажирское сиденье, и автомобиль с нарисованным на боку логотипом-восьмеркой рванул с места так, что даже к нам за калитку залетело несколько снежных комьев из-под колес.

– Даже спасибо не сказали, – сокрушенно покачала головой Лизавета. – Молодежь необученная, невоспитанная… А ты шапку ту красную больше не носи этой зимой, не то проколешься. И пошли в дом, чай же не допили…

Чай пришлось готовить заново – тот, что в чашках стоял, уже совсем остыл.

Пока чайник закипал, я мыла оставшуюся после обеда посуду, а Лизка стояла у окна и комментировала:

– Бабуся какая-то во двор к тебе шмыгнула… А теперь два пацана… И еще мужик с большим рюкзаком… Правду Олька сказала, сегодня у тебя многолюдно, как на сочинском променаде в бархатный сезон! И куда это они все идут?

– Особенно мужик с рюкзаком! – Я бросила недомытую посуду и, на ходу вытирая мокрые руки бумажным полотенцем, заторопилась в спальню, из окна которой виден весь мой задний двор.

Но истуканы, за целостность которых я беспокоилась, путников-странников не интересовали. И бабка, и детки, и мужик с вещмешком – все уходили в закат, то бишь к Большому Пеструхинскому Каньону.

Любопытная Лизавета не выдержала, снова оделась, выскочила во двор, подкараулила там очередного целеустремленного пешехода и вернулась сияющая:

– Алиса, ты не поверишь! Они все идут смотреть спрута!

– А разве есть на что смотреть? – Я неприятно удивилась.

Не вынырнуло же утопленное щупальце обратно, правда?

– Люди надеются и верят! Айда и мы поглядим! – загорелась подружка. – Нет, я понимаю, что спрут не появится, он был одноразовый, но я хочу посмотреть на народ пеструхинский. Представь: стоят наши деревенские в три шеренги вдоль берега, в руках бинокли, мобильники и вилы. Пристально смотрят на реку, ждут пришествия кракена. Бабки околоцерковные крестятся и читают охранительные молитвы, мужики дреколья наточили, пацаны самострелы нацелили… Этот мелкий, которого я спрашивала, куда все идут, как раз с самострелом бежал. Юный Робин Гуд из Пеструхина!

– Перестань, пожалуйста, мне уже стыдно, – попросила я. – Кто бы знал, что такая ерунда получится… Не просто сплетня – целый миф!

– А ведь на этом можно сделать деньги, – задумалась Лизавета. – Прикинь, какой интересный и необычный объект турпоказа? «Пеструхинский кракен»! А, каково? Звучит почти так же гордо, как «Лохнесское чудовище»! Да туристы толпой к нам повалят!

– Тем более что им это будет по пути, они же едут к часовне, а от нее в каньон по кирпичикам можно спуститься, и вот она – река со спрутом, – поддакнула я. – Пара разноплановых достопримечательностей за один раз, два в одном.

– Вот именно! То есть с логистикой и трафиком не будет проблем! – Лизка всерьез завелась. – Я как раз подумывала, не затеять ли мне в деревне какой-нибудь мелкий бизнес, так, может, кафешку в огороде поставить? Как раз в расчете на турпоток. Назовем заведение без затей – «У кракена» и будем специализироваться, к примеру, на рыбных блюдах…

– И фирменных напитках, – подсказала я. – Авторский кофе «Чернила осьминога», медовый сбитень «Сладкий омут» и алкогольный коктейль на домашней самогонке «Синявина водица».

– Погоди, не части, я должна это записать!

Подружка достала из кармана шубы мобильник и заставила меня повторить мое рацпредложение на диктофон.

– Ну вот, считай, набросали вчерне бизнес-планчик! – Очень довольная, Лизка ответила на поступивший звонок. – Да! Я еще у Алисы… Нет, не голодные… Да, скоро буду, – убрала телефон в карман и встала. – Пойду я, а то тетка твоя меня уже потеряла, волнуется… И чего волноваться?

– Ну как же, у нас в реке гигантский спрут завелся, на одиноких баб нападает! – съехидничала я.

– И то верно. Пойду я!

Лизка ушла, а я переместилась в спальню, чтобы оттуда приглядывать за истуканами, устроилась в кресле у окна и сама не заметила, как уснула.

Разбудил меня кот. Он поставил передние лапы мне на колени и нудно, размеренно мявкал, пока до меня не дошло, что умный зверь имитирует настойчивый телефонный звонок. Мобильник я оставила на кухне, там он и ныл, домогаясь моего внимания.

– Спасибо, Шурик, – я поблагодарила кота и поплелась, зевая, в кухню.

Звонила тетка Вера – звала меня ужинать. Я сослалась на занятость и вежливо отказалась.

С мобильником в кулаке вернулась в спальню, подошла погладить запрыгнувшего на подоконник кота и в очередной раз осмотрела двор.

Поздно!

Блин, да что ж такое-то?!

Пока я спала, в команде истуканов произошло огорчительное, но ожидаемое изменение. Теперь укороченные уже лидировали со счетом три один!

Мобильник все еще был у меня в руке, и я тут же позвонила Митяю, чтобы устало констатировать:

– У меня снова пропажа. Минус третья голова.

– Да что за гадство! Прямо к ужину! – возмутился Митяй.

– В смысле, что тебе так не вовремя, кража или мой звонок?

Братец сердито посопел, но на провокационный вопрос не ответил, сказал другое:

– Ща приду.

Пришел он быстро, не один и не с пустыми руками. Вместе с супругом явилась Лизавета с половиной еще теплого пирога в рушнике. Митяй принес корзину, в ней под чистой тряпочкой обнаружились замотанные в три слоя газетной бумаги глиняные горшочки. Газета предсказуемо оказалась свежим номером «Финансиста». Мудрая Лизка не напрасно оформила своему семейству бесплатную подписку на солидное деловое издание – неиссякаемый источник полезной в хозяйстве бумаги.

– Не разворачивай пока, – остановил меня Митяй. – Сначала поглядим, что пропало.

Мы вышли во двор, и Лизка упрекнула меня:

– Ты опять белье на веревках забыла!

– Да оно еще сырое было, сейчас только просохло, – отговорилась я и походя пощупала ближайшую ко мне шелковую простыню, гладкую и скользкую, как отполированная слоновая кость. И такого же цвета, кстати.

– Так, ну тут все по-прежнему, – подал голос Митяй, проследовавший к резным столбам без остановки у бельевых. – То есть еще одной башкой меньше, но стиль преступника без изменений: голова свинчена, следов не видно, и как раз снова снег пошел.

– А где мой самый любимый пододеяльник? – вдруг с подозрением спросила Лизка. – Точно помню, мы его тоже постирали!

– Точно помню, я его повесила! – я проехалась взглядом по веревкам и быстро нашла прореху, размерами соответствующую искомому любимому пододеяльнику. – Ох, он тоже пропал!

– Его сперли! – Лизка аж подпрыгнула. – Митя, быстро прими у меня заявление! Я, Синеглазова Елизавета Николаевна, сообщаю о подлой краже моего любимого пододеяльника, два на два метра, натуральный шелк, почти новый, мы с тобой этот комплект только в ночь после свадьбы распечатали…

– Да погоди ты с пододеяльником своим! – При упоминании в одном контексте свадьбы и постельного белья Митяй покраснел. – Тут у людей культурные ценности тырят, как капусту с огорода, а ты про белье!

– А оно, может, и бескультурное, но тоже ценность! Ты знаешь, сколько стоит комплект шелкового постельного белья?

– Лучше тебе этого не знать, – пробормотала я.

– Лучше тебе помолчать! – накинулась на меня подруга. – Куда ты смотрела? Ворюга совсем распоясался, вдобавок к твоей деревянной башке еще и мой шелковый пододеяльник упер!

– Вот, к слову, интересно: почему только один пододеяльник? – озадачился Митяй. – Почему не весь комплект? Ладно, головы гад по одной крадет, потому что они очень тяжелые, но шелк-то легкий, чего было и простынку с наволочками заодно не прихватить?

– Типун тебе на язык! – Лизка защелкала прищепками, как пистонами, спешно снимая с веревок свои постельные шелка.

– Может, у него традиция такая – брать только по одной вещи из набора зараз? – предположила я. – Одну голову, один пододеяльник…

– Очень странное ограничение, – заметил участковый.

– Да он вообще очень странный, этот вор, – сердито сказала Лизка, с бельем в охапку топая в дом. – Ходит сюда, как на работу, деревянные головы таскает, спрашивается зачем? Какой вообще в этом смысл? Я понимаю – шелковый пододеяльник, это вещь в хозяйстве нужная, дорогая…

– Пододеяльник свободно мог тиснуть кто-то другой, – поглядев вслед подруге, сказала я братцу. – Тут сегодня половина деревни побывала, всем срочно нужно было пройти к реке.

– Ага, я в курсе, в Синяве какой-то водяной объявился, мне уже и из района звонили, – Митяй ухмыльнулся. – А я что? Я ничего. Граница моего участка как раз по берегу реки проходит, за ЧП в водном мире я ответственности не несу.

– К столу идите, жаркое стынет! – раздраженно покричала нам в форточку Лизка.

– Идем, – братец ускорился и потянул меня за собой. – Маманя такое обалденное жаркое сварганила – пальчики оближешь. И вообще, лично мне на сытый желудок всегда лучше думается.

Обалденное жаркое оказалось с грибами. Это оскорбило в лучших чувствах Шуруппака, в наше отсутствие нежно и трепетно согревавшего своим телом горшочки на столе. Пришлось снова выдать бедному котику ветчинки – утешаться сухим кошачьим кормом он отказался наотрез.

– Я вот что, девки, думаю, – съев маманино жаркое и тем улучшив свои мыслительные способности, сказал Митяй. – Пришла пора на злодея засаду устраивать, иначе, похоже, никак. А то сопрет он последнюю голову – и тю-тю, где его искать, мы не знаем. С нормальным вором-то как? Украл он что-то ценное – и в скупку, в ломбард или там на Авито: продавать, сбывать похищенное… О! – братец замер, сраженный какой-то мыслью.

– Ты что-то понял? – обнадежилась я.

– Угу. Но не по этому делу, по другому, – Митяй достал из кармана блокнот и стило, накорябал на пустой страничке что-то нечитаемое. – А насчет чурбанов у меня вот какое предложение: надо ворюгу подстеречь и взять с поличным.

– А как? – уточнила я.

– А когда? – спросила Лизка и почему-то посмотрела на часы.

– Ну, не сейчас, конечно, – успокоил жену участковый и погладил по животу сначала себя, а потом ее. – Сейчас у нас по расписанию тихий семейный вечер, поздний чай и сладкий сон. Ворюга сегодня все равно уже не появится, не в его это стиле. Вот завтра, как стемнеет, особенно если к вечеру снег соберется, будем его ждать и брать.

– Как? – повторила я, мысленно уже ревизуя свой малый оружейный склад: швабра, скалка, психотропная свистулька, опять же, лопата снегоуборочная…

От знающего человека – участкового – хотелось получить хотя бы черновой сценарий, чтобы знать, в какой последовательности задействовать арсенал. Сначала оглушить свистулькой, а потом – лопатой, или наоборот?

– Я подумаю, – пообещал Митяй и встал. – Ну, спасибо этому дому, пойдем к родному! Лизок, грузи горшки в корзину, я понесу.

– Постойте, а пирог? – напомнила я.

– Это вам с котиком, у нас дома еще половина осталась. – Лизка тоже поднялась и захлопотала, складывая горшки.

– Муа? – обрадовался кот и птицей взлетел на освободившуюся табуретку.

– Тебе это, тебе.

– Шура у тебя и по-французски умеет? – удивилась Лизка.

– Пуркуа бы и не па, – хмыкнула я.

– Ля пирог со сладким творогом, сильвупле, – сказала подруга непосредственно франкоговорящему коту. – И с домашними сливками, тебе понравится, рыжий.

– Ляся, покедова! Завтра будь на связи, – Митяй подхватил корзину и утопал.

За ним вышла и Лизка с наволочкой, в которую она, как в мешок, свалила прочие выстиранные и высушенные постельные принадлежности.

Обернувшись ко мне в сенях, подруга напомнила конспиративным шепотом:

– Утром едем на Поле Чудес, не забыла?

Я кивнула, Лизка козырнула и ушла.

Я заперла дверь, вернулась на кухню, отрезала нам с Шурой по куску пирога, сварила себе кофе и села думать думу.

Зачем, ну зачем кому-то так нужны деревянные истуканьи головы, что он уже третий день подряд их крадет не покладая рук?

Никаких новых версий у меня не появилось, а старые уже казались совсем неправдоподобными. Кому-то понадобилось целых три груза для кадушек с квашеной капустой? Или так понравился шашлык на ясеневых дровишках, что сразу же захотелось повторить второй раз и третий?

Нет, тут явно что-то другое.

Но что?

– Зайдем с другой стороны, – рассудительно предложил внутренний голос. – Подумаем, почему сегодня преступник действовал нетипично? Не ограничился, как прежде, одной головой, еще и пододеяльник свистнул…

– Пленился его неземной красотой? – предположила я.

– Мужик-то? Не, не верю. Пододеяльник из натурального шелка могла оценить какая-нибудь баба, но с учетом веса деревянной головы, мне кажется, можно постановить, что вор – представитель сильного пола. Даже очень сильного! Опять же, пленившаяся баба унесла бы весь комплект. Значит, ворюге нужен был только пододеяльник.

– И именно шелковый! – я вспомнила, что в стирку отправляла два комплекта – шелковый цвета слоновой кости и хлопковый в цветочек.

Лично я, признаться, сперла бы хлопковый. Шелк жутко скользкий и недолговечный.

– Или именно белый, – задумчиво молвил внутренний голос. – Так сказать, тотал уайт…

И тут мой внутренний Ватсон (а может, и Шерлок) замолчал, глубоко погрузившись в размышления.

Некоторое время я чутко прислушивалась, надеясь уловить какую-то умную мысль, потом плюнула на это дело и завалилась на диван перед телевизором смотреть незатейливый боевичок. Пусть подсознание само поработает, выварит идею, она тогда сама всплывет – готовенькая.

Хороший способ, я часто им пользуюсь, рекомендую!

Разбудили меня ароматы кофе и ванили.

Было уже утро, явно солнечное – узкий просвет между занавесками сиял раскаленной золотой проволокой. На кухне кто-то деловито возился – точно не кот, он не умеет хлопать дверцами шкафчиков.

Кряхтя, я встала с не слишком удобного дивана, выключила бормочущий телевизор, сунула ноги в тапки и побрела на кухню.

– Что за дурацкая манера двери не закрывать? – оглянувшись на звук шагов, упрекнула меня Лизка. – Прихожу – а у тебя калитка не заперта, дверь и ставни не закрыты! Ты что, нарочно провоцируешь преступников?

– Просто вечером не заметила, как уснула, – я зевнула и села за стол, на котором уже был сервирован аппетитный и отнюдь не диетический завтрак: сырники с медом и сметаной, бутерброды с домашним салом, яйца вкрутую.

Шуруппак уже чем-то азартно чавкал в углу и тоже меня не поприветствовал, но хотя бы претензии не предъявил.

– Четвертая голова еще на месте, я проинспектировала, – сказала Лизка, наливая нам кофе.

Я благодарно кивнула: сама-то позабыла первым делом проверить, как там злосчастные истуканы.

– Жуй живее, мне к одиннадцати часам надо в городе быть, у меня там встреча с заказчиком. – Лизка оправила пышный бант модной блузки. – Но сначала заскочим на Поле Чудес, как планировали.

– Угум, – я торопливо запихнулась сырником.

Уже через полчаса ярко-зеленая «лягушонка-коробчонка» катила по белому Полю Чудес, как малахитовая бусина по скатерти, оживляя собой однообразные заснеженные просторы. В зимнюю пору будущий элитный поселок с широко разбросанными по просторной территории новыми домами и недостроенными кирпичными коробками смотрелся довольно уныло.

– Нивы сжаты, рощи голы, на полях лежат сугробы, – прокомментировала Лизка, беззастенчиво переврав классика русской поэзии. – По-моему, нам туда.

Домовладение господина Фролова, несущего материальные потери в виде бесследно пропадающего со двора листового железа, представляло собой большой квадрат, обнесенный по периметру глухим трехметровым забором из красного кирпича.

– Не забор, а модель Великой Китайской стены, – уважительно отметила Лизка и остановила «лягушонку» ближе к углу, чтобы нам с ней ворота были видны, а мы с ней камерам над теми воротами – нет. – В самом деле непонятно, как отсюда можно что-то украсть. Случайно, не знаешь, сколько весит лист железа?

Я достала из кармана смартфон и погуглила.

– От шестидесяти трех до ста десяти кило, в зависимости от толщины.

– А размеры?

– Минимум – метр на метр двадцать, толщина от двух миллиметров. А что?

– А то, что это тебе не фольга от шоколадки, фиг такой листик через забор перебросишь, даже если никто не мешает – камеры, сторожа, собаки…

– Он еще и гремит, наверное, как черт в ступе, – предположила я, вспомнив, как сама сражалась с замерзшими до жестяного звона простынями и пододеяльниками.

– Вывод: камера, сторожа и собаки в преступном сговоре, других вариантов я не вижу, – заключила Лизка.

– Надо со всех сторон посмотреть, – не согласилась я. – Может, где-то в заборе есть дырка.

– Сходи посмотри.

– А ты?

Подруга вместо ответа приподняла ножку, демонстрируя замшевый лофер.

Оно и понятно, в валенках на педальки нажимать неудобно.

– Жди меня, и я вернусь. – Я открыла дверь и вышла из машины.

До угла двигалась по дороге, а дальше пришлось плыть по снежной целине, и я, пока выгребла к другому углу, успела все проклясть: и строителей Великого Китайского Забора, и погоду, и наше с Лизкой неуемное любопытство.

Зато за поворотом мне открылся вид на тыльную часть забора, а в ней, оказывается, имелись еще одни ворота. Только они были заперты, и не на замок, который легко отомкнуть ключом: в стальные ушки для дужки замка был продет металлический прут. Концы его кто-то очень сильный загнул вверх и, не удовлетворившись этим, еще и заузлил. Я такое делаю с проволочкой, когда хочу повесить на гвоздик декоративную тарелочку.

Да, с таким запорным устройством без пилы по металлу не справиться. А справившись один раз – без вариантов восстановить… И сделать это тихо, незаметно для собак и сторожей, определенно не получится…

Для очистки совести я честно обошла забор по периметру и прибрела к машине вся мокрая, запыхавшаяся и раскрасневшаяся.

– Ты как будто олимпийскую гонку на лыжах бежала, – Лизка открыла мне дверь, позволила бухнуться на сиденье и достала из бардачка упаковку бумажных салфеток. – Прости, золотых медалей нет.

– Зато есть понимание, как действуют похитители железа, – похвасталась я, промакивая бумажным платочком потный лоб.

– Ну? Как же?

– Элементарно, Ватсон: они пропихивают его между воротами и стеной! Там есть узкая щель, тонкий лист как раз пролезет. Ну, а потом железо, я думаю, просто тащат по снегу, как волокушу.

– Боже, как все просто! Достаточно немножко пошевелить извилинами…

– Извилинами – немножко, а ножками – преизрядно, – напомнила я и стянула с себя валенки, чтобы вытряхнуть набившийся в них снег.

Лизка покосилась на меня, прибавила жару в печке и повела «лягушонку-коробчонку» прочь с места уже раскрытого преступления.

Нами уже раскрытого. Полицией – еще нет.

– Митяю скажем? – вслух задумалась я.

– Конечно, – энергично кивнула подруга. И тут же подняла указательный палец. – Но не сразу! И не просто так, а в обмен на какие-нибудь ценные сведения или же в благодарность за них.

– Добра ты, матушка. С родным мужем бартер практикуешь…

– В данном случае не с мужем, а с представителем конкурирующей организации, – не усовестилась Лизка. – Митяй участковый, считай, полиция, мы – начинающие частные сыщики. Нужно с самого начала правильно выстроить деловые отношения… Ты, кстати, куда сейчас? В город со мной или назад в деревню? Если в город, то можно и к психиатру закатиться.

– Думаешь, пора?

– Тьфу на тебя, не в этом же смысле! Главврач психушки, он же директор центра психологической помощи, созрел для интервью, но ему лень писать ответы на твои вопросы. Надо уважить профессора, прибыть на личную встречу…

– Ну давай уважим. – Я прикинула, что никаких срочных дел у меня дома нет. – Только тогда сначала в квартиру мою заедем, я переоденусь в цивильное.

Городская квартира, в которой я не жила уже месяца полтора, производила грустное впечатление: затхлый запах, пыль, сумрак, тишина – типичное заброшенное жилье, хоть сейчас тут фильм про зомби-апокалипсис снимай. Когда дверца платяного шкафа вдруг сама по себе с протяжным скрипом приоткрылась, я чуть не заорала, успев вообразить прорывающегося сквозь вешалки с одеждой мертвяка!

– Что? – Лизка, не обремененная нездоровыми фантазиями, посмотрела на вздрогнувшую меня, перевела взгляд на нутро гардероба, сама придумала причину моей нервозности. – Надеть нечего?

– Найду что-нибудь, – я последовательно взяла в руки сначала себя, а потом и вешалку.

– О, точно! – подружка щелкнула пальцами.

Я было подумала, что она одобрила выбранный мной наряд, но нет: Лизка тоже решила что-нибудь найти и с этой целью отправилась на кухню.

Лизавета Николавна у нас какая-то нетипичная беременная, у нее никакого отвращения к еде, наоборот, аппетит как у комбайнера в разгар жатвы.

Когда я вышла из ванной, где наскоро приняла душ и переоделась в приличный брючный костюм, подруга сидела за столом, растопырив локти. Рядом с ней лежали банановая шкурка – справа и обертка от шоколадки – слева. Посередине, прямо перед пытливым взором Лизки, были разбросаны спички.

Я глянула на плиту, предполагая увидеть там закипающий чайник, но обманулась в своих ожиданиях. Спички подружке понадобились не для розжига. И, слава богу, не для еды. А то я слышала, у беременных бывают очень странные причуды.

– Алиса, иди сюда, – Лизка подвинулась, открывая мне вид на сложенную из спичек фигуру. – Переставь три спички так, чтобы получился квадрат.

– Зачем?

– А тебе трудно, что ли? Давай, уважь мой каприз.

Я покрутила спички так и сяк, не нашла решения и сдалась:

– Не знаю, как это сделать.

– Вот так! – Лизка молниеносно переставила спички и продемонстрировала мне получившийся квадрат. – Поняла, в чем фишка? Ты думала, изменения нужно произвести где-то здесь, а надо было смотреть шире.

– Угу. И к чему ты это?

– Все к тому же – к детективным расследованиям, – Лизка встала, смела спички обратно в коробок. – Ну, поехали.

За дорогой я не следила, предоставив решать вопросы навигации автоледи Елизавете Николавне, и неприятно удивилась, когда увидела, куда мы приехали.

Похожее на тевтонскую крепость из темно-красного кирпича – Андрей как раз такими в Калининграде любовался и слал мне снимки в вотсап – приземистое здание отнюдь не выглядело гостеприимным и не внушало желания зайти в него. Плюс бетонный забор с железными воротами и кирпичной будкой КПП, плюс казенного вида вывеска «Государственное бюджетное учреждение здравоохранения «Специализированная клиническая психиатрическая больница № 1»!

Я уперлась, отказываясь выходить из машины:

– Ты куда нас привезла?! Это психушка, а не центр психологической помощи!

– Это два в одном, ты меня плохо слушала, тут и психушка, и психологический центр, – не дрогнула Лизка. – Выходи, не бойся! Нам не сюда, здесь мы только «лягушонку» оставим, потому что на той стороне парковаться негде.

Мы вышли из машины, и подруга уверенно прошла мимо ворот с КПП, свернула за угол, уже оттуда призывно помахала мне, замешкавшейся, ручкой:

– Ну же, шевелись!

Я пошла за ней, боязливо косясь на сплошной трехметровый забор, возможно, увенчанный колючей проволокой или гребнем из битого стекла – там, наверху, что-то поблескивало.

Лизка, посмеиваясь, провела нас по узкому переулку между забором и глухой стеной соседнего строения, и мы оказались с другой стороны все того же краснокирпичного здания, которое тут выглядело совсем иначе.

Пугающий бетонный забор превратился в рельефные кирпичные столбы, перемежающиеся изящными чугунными кружевами. От полукруглой кованой калитки тянулась идеально расчищенная дорожка из желтой брусчатки, по обе стороны от нее высились аккуратные елочки.

– А вот и нужный нам психологический центр, – Лизка нажала на кнопку звонка у калитки, и та сама открылась.

– Ну вот! – обрадовалась я. – Совсем другое дело! Зачем вообще объединять в одном флаконе такие разные заведения?

– Удобно, – пожала плечами подруга, жестом пропуская меня вперед. Мы аккуратно, чтобы не сбить каблуки на брусчатке, зашагали по желтой дорожке. – С той стороны – заведение для тех, у кого в голове конкретные тараканы. Во-от прям такие кукарачи! – подружка раскинула руки, как хвастливый рыболов, показывая насекомого монстра. – А с этой стороны – для тех, у кого не тараканы, а так, мухи, мелкая мошкара.

– Но там же специализированное госучреждение, а тут частный медицинский центр?

– Ага, но руководитель у них один.

– Двуликий Янус, – пошутила я.

– Почти угадала: он Яков, Яков Львович. Профессор, видный мозгоправ. Давай поторопимся, он уже заждался.

Но мозгоправ не заждался. Наоборот, заставил меня посидеть в очереди к нему. Спасибо, не в коридоре, с рядовыми пациентами, а в приемной, но я все равно чувствовала себя некомфортно.

Мысль о том, что профессор-мозгоправ принимает и тех, кто с мухами, и тех, кто с тараканами, не позволяла успокоиться.

Вот кто, к примеру, этот тощий взъерошенный дядечка, сидящий справа от меня? Страстно обнимающий пухлый портфель и маниакально блестящий очками? Что у него в портфеле, уж не топор ли с прилипшими к окровавленному лезвию сединами убиенной старушки?

А эта женщина с лакированными кудрями в один цвет с волосяным украшением Синей Бороды, беззвучно шевелящая губами и загибающая пальцы в массивных кольцах, кто она? И кого так старательно пересчитывает – часом, не безжалостно сжитых со свету мужей?

Лизка, оставив меня в приемной, побежала дальше по своим делам, а я сидела в одном ряду с подозрительными личностями и вспоминала, что тихие сумасшедшие, говорят, еще опаснее, чем буйные.

А потом дверь кабинета открылась, из нее вышел невысокий мужчина в твидовом костюме-тройке, пытливо глянул сквозь круглые очочки на нас, ожидающих, и дама, о которой я подумала, что она женский вариант Синей Бороды, подскочила и затараторила:

– Яков Львович, насчет корпоратива, там были незапланированные расходы, что теперь делать со счетами, я не знаю…

– Разберемся со счетами, Вера Ивановна, ступайте к себе, я зайду к вам через полчаса-час.

И зловещая Синяя Голова, оказавшаяся обыкновенной бухгалтершей, удалилась. А мужик, похожий на возрастного Раскольникова, открыл свой портфель и принялся совать мужику в твиде подарочную коробку с дорогим коньяком, горячо бормоча благодарности и не замечая, что доктор сердито краснеет.

Я выдохнула: фух, однако разыгралась у меня фантазия! В нормальных людях психов вижу, видать, у самой с головой проблемы… Правильно к мозгоправу пришла, давно пора…

– Это вы из газеты? – с трудом избавившись от благодарного пациента, спросил меня мужчина в твиде.

Кого-то он мне напоминал…

Я кивнула, вошла в кабинет и сразу поняла кого: уважаемый мозгоправ беззастенчиво копировал Зигмунда Фрейда, большой портрет которого помещался над его рабочим столом.

– Яков Львович.

– Алиса Юрьевна.

Мне мягко пожали ручку, вывели на середину просторного, как бальный зал, кабинета. Я было снова испугалась, на этот раз того, что клон Фрейда увлечет меня в пляс, но он только огляделся, выбирая место для разговора.

Выбор был большой: рабочий стол с массивным креслом для хозяина кабинета и твердыми стульями с высокими спинками для посетителей, уютный чайно-кофейный уголок, мягкий диван и пара кресел в обрамлении рослых фикусов, и еще кушетка за красивой расписной ширмой. Над оформлением помещения явно поработал интерьер-дизайнер с большим опытом зонирования помещений.

Секунду подумав, Яков Львович определился: рабочий стол. Я кивнула, одобряя этот выбор, и опустилась на предложенный мне стул. Хозяин кабинета занял свой царский трон, я достала диктофон, и мы приступили к записи интервью.

Должна признаться, я не люблю, когда интервьюируемый получает вопросы заранее.

Во-первых, это позволяет ему подготовить ответы, и они выходят слишком гладкими, без интересных оговорок, за которые можно цепляться, раскручивая нескучную беседу.

Во-вторых, я сама превращаюсь в гибрид китайского болванчика и подставки под диктофон, что для опытного журналиста унизительно.

Поэтому я позволила лже-Фрейду осуществить выразительное чтение заученных наизусть ответов, но потом добавила еще несколько несогласованных вопросов. Потешила таким образом свое самолюбие, а после вдруг сообразила, что у меня ведь и без того есть о чем спросить доктора!

– Яков Львович, а с клептоманами вы работаете?

Слишком горячо спросила, умный доктор заинтересовался:

– У кого-то такая проблема? – и, приспустив очки, посмотрел на меня поверх них уже без той вальяжной доброжелательности, с которой взирал в процессе интервью.

Как на пациента посмотрел, а не как на журналиста.

– Не у меня, – я помотала головой. – То есть у меня, но не в том смысле. Не я ворую!

– Да вы не волнуйтесь, не волнуйтесь. Рассказывайте, – предложил Яков Львович и посмотрел на ширму, заслоняющую кушетку.

Но переместиться туда пока не предложил, и на том спасибо.

– Понимаете, в деревне, где у меня дом, стали происходить странные кражи. За последнюю неделю бесследно пропали самые разные вещи: самогонный аппарат, коровий колокольчик, растение в горшке, постиранный пододеяльник и… три фрагмента деревянного зодчества, – объяснила я. – Полиция бессильна, мотивы похитителя непонятны, следов он не оставляет. Скажите как специалист, это похоже на действия клептомана?

– Хм… – лже-Фрейд откинулся в кресле. – Клептомания – это нездоровое влечение совершать спонтанные кражи. Психическое расстройство, которое начинается как периодическое желание украсть какой-либо предмет, а со временем перерастает в полноценное неконтролируемое влечение к краже… Если предположить, что ваши пропажи – дело рук одного человека, то некоторые черты клептомании тут присутствуют. Ведь предметы кражи не представляют материальной ценности для клептомана и не являются ему необходимыми, он похищает их просто потому, что вот так ему захотелось…

– Внезапно?

– Спонтанно. Без предварительной подготовки и оценки рисков.

– Нет, наш готовится, – огорчилась я. – Время выбирает… Во всяком случае, деревяшки он ворует исключительно на ночь глядя и непременно перед снегопадом.

– Возможно, кражи совершают разные люди, – Яков Львович снял и протер очки. – Мне кажется, история с пропажей деревяшек стоит особняком. И еще я бы исключил из списка вещей, украденных спонтанно и бесцельно, самогонный аппарат, – тут он подмигнул мне. – А вот колокольчик с коровьей шеи, горшок с подоконника и пододеяльник с веревки – вполне подходящий набор для начинающего деревенского клептомана.

– А как-то узнать его можно? Клептомана?

– Конечно, если на нем будет бейджик «Клептоман»! – Доктор развеселился. – Или если вы его схватите за руку в процессе кражи…

Я не улыбнулась, показывая, что вопрос-то серьезный.

– Ну, возможны косвенные признаки, – Яков Львович пригасил улыбку. – Клептомания часто проявляется при наличии энуреза, нервных тиков, аффективно-респираторных приступов, вегето-сосудистой дистонии, задержки психического развития, умственной отсталости, гипоталамо-гипофизарного синдрома, перенесенного в детстве сексуального насилия, социопатии…

– Надо присмотреться к деревенским дурачкам, – резюмировала Лизка, прослушав эту часть записи нашего с доктором разговора уже в машине по пути в деревню.

– В Пеструхине разве есть дурачки?

– Конечно, а как без них? Это же классика жанра, – не усомнилась подружка. – Есть деревня – найдутся и дурачки.

– Во времена моего детства Алешенька был, – припомнила я. – Мужик лет сорока… Но он уже давно помер. Нелепо так – его коровы забодали.

– Что, в алой рубахе шел?

– Нет, под красным знаменем. Он такой дурачок был… патриотический. В барабан бил, на ходу приговаривал: ать-два, ать-два… Речевки голосил – кто шагает дружно в ряд, наш пеструхинский отряд… Галстук пионерский носил, не снимая, даже в бане в нем мылся, спроси Митяя, он мне рассказывал…

– А коровам что, пионерская символика не понравилась?

– Ну а тебе бы понравилось, если бы ты мирно паслась в деревенском стаде, а на тебя здоровый мужик попер – в руках красный флаг с острой пикой на конце, в глазах безумие храбрых, идет напролом и орет: «Расступись, старина рогатая, дай дорогу новой жизни!»?

– На старину и я бы обиделась, – согласилась Лизка. – Но тот Алешенька, сама говоришь, помер уже давно, надо узнать, кто сейчас занимает вакантное место штатного деревенского идиота.

– Таких ярких типажей нынче нет.

– Ага, скрепы же утеряны. С чем на рогатую старину наступать, с флагом ЛДПР?

Мы немного помолчали, осознавая трагический упадок воинствующего патриотизма. Потом Лизка сказала:

– Надо было тебе мозгоправа спросить, как они выглядят, клептоманы эти. Диагнозы-то мы с тобой на глазок не определим, не спецы, а вот если есть какие-то явные внешние признаки… Типа, глазки бегают, пальцы шевелятся…

– В интернете посмотрю, – пообещала я и посмотрела сразу же, не откладывая. – Та-ак, что тут у нас… Ага: для клептомании характерны такие симптомы, как состояние сильного напряжения, резкий подъем настроения после совершения кражи, появление навязчивых фантазий…

– Не вижу, как это может нам помочь. Тем более в теме с фантазиями ты сама кому угодно класс покажешь…

– Намекаешь, что я психически нездорова? – я обиделась, но не сильно.

Сама о том же все чаще думаю.

– Слу-ушай, так, может, это ты сама сперла головы?! – Лизка, озаренная гениальной догадкой, всем корпусом развернулась ко мне, и «лягушонка-коробчонка» вильнула, как рыбка.

– На дорогу смотри! С ума сошла, так дергаться!

– Нет, я серьезно, – подружка выправила машину и вернулась к теме. – Когда они пропадали, головы-то? Когда ты спала! А если ты у нас лунатичка, но просто не знаешь об этом, а сама в сомнамбулическом состоянии ходишь во двор и тыришь там деревянные бошки?!

– Зачем?!

– Затем, что ужасно беспокоишься об их сохранности! Ведь беспокоишься же?

– Ну, – с этим нельзя было не согласиться. – Беспокоюсь, еще как!

– Ну вот! Ты их утаскиваешь с открытого всем ветрам и прохожим двора, чтобы спрятать понадежнее! – от полноты чувств Лизка стукнула кулаком по клаксону – будто поставила жирную точку в расследовании.

– Хорошая версия, – подумав, признала я. – Не хуже других. Только два вопроса: куда я, по-твоему, деваю деревянные головы? И как одна справляюсь, они же тяжелые?

– Куда – тут можно думать, вариантов полно… А вот как… Ты не Геракл у нас, это точно, – Лизка нахмурилась.

– Но, может, ты тоже сомнамбула и мы действуем вместе? – уела я ее.

– Нет, лунатики не пионеры, они строем не ходят, – подружка вздохнула. – Эх, такую красивую версию поломала!

За интересным разговором мы не заметили, как приехали в деревню. Лизка высадила меня у моего дома и поехала к себе. Я вошла во двор, приветственно помахала ручкой Шуруппаку, караулящему на подоконнике в кухне, но на крыльцо подниматься не стала, сначала отправилась проверить целостность последнего неповрежденного истукана.

Скрип-скрип, топ-топ – навстречу мне кто-то шел. Я остановилась, дожидаясь появления прохожих-мимохожих, и из-за угла вывернули два мужика. Один в тулупе, брезентовых штанах и меховой ушанке, второй одетый по-городскому – в джинсах, пуховике и вязаной шапочке.

– Добрый день, – сказала я вежливо.

Очень-очень вежливо, чтобы прозвучало язвительно.

Ходят тут через мой двор, как у себя дома!

– Здравствуй, Ляся, – дядя Боря с метеостанции кивнул мне и мимо прошел, не остановившись, хотя обычно притормаживает, чтобы перекинуться парой слов.

Второй мужик, точнее, парень, уныло проскрипел что-то вроде «драссссть» и утопал за дядей Борей.

Я оглянулась и посмотрела им вслед. Потом достала мобильник, позвонила Митяю и спросила:

– Ты дома уже?

– А ты как думаешь? Обед же, – ответил мне братец, явно что-то жуя.

– Выйди на крыльцо, сейчас мимо тебя дядя Боря пройдет, спроси у него, когда ждать следующего снегопада.

– А зачем тебе?

– Чтобы знать, когда вора подстерегать!

– А-а-а… Чего ж сама не спросила?

– Не успела, дядя Боря мимо прошел. Он то ли озабочен чем-то, то ли даже огорчен, я не решилась остановить его, подумала, что это будет невежливо. А тебе можно, вы-то давно знакомы, к тому же ты участковый.

– Угу, – Митяй согласно чавкнул и отключился, а я пошла дальше.

В квартете деревянных чурбанов новых изменений не случилось. Вот и прекрасно.

На всякий случай я покрутила последнюю оставшуюся голову, убедилась, что она держится крепко, и замерла рядом с истуканами пятой неподвижной фигурой, озабоченно прикидывая, как бы получше устроить засаду, о необходимости которой говорили большевики… тьфу, Митяй говорил! Большевики – это из другой оперы, про коров и пионера-героя.

По всему выходило, что организовать засаду минимум на три персоны (а меньше никак, Лизка вряд ли отпустит Митяя одного, да и я непременно должна участвовать) будет непросто. Негде у меня во дворе прятаться! Разве что опять развесить на веревках постельное белье и притаиться за ним? Или в сарайчике схорониться?

Увы, я прекрасно знала, что сарайчик мой переполнен разным хламом, причем барахло в нем не складировано в относительном порядке, а свалено шаткими кучами.

Мысли о том, чтобы очистить сарайчик и сделать из него подсобное помещение образцового содержания, как у соседей Буряковых, периодически как приходили в мою голову, так и уходили из нее – ни с чем. Ну неохота мне было приниматься за раскопки плотного культурного слоя совсем чужой жизни…

При этом я прекрасно понимала, что если начну, то увязну в процессе надолго, потому что буду зависать над каждой интересной находкой. Я потому и на блошиные рынки не хожу: они меня гипнотизируют. Мне даже на художественных выставках трудно находиться, я там то и дело впадаю в восторженное оцепенение.

Короче говоря, тесный сарайчик – не лучший вариант для засады. Можно, конечно, кое-как уместиться и там, только на удобства в таком случае рассчитывать нельзя – меблировать сарайчик не получится.

Может, спрятаться за поддонами с кирпичом?

Я посмотрела на аккуратно сложенные стройматериалы, прикидывая, поместимся ли мы за штабелем втроем, и взгляд споткнулся о предмет, которому тут было не место.

На красных кирпичах гордо высилось голубое эмалированное ведро, содержимое которого выпирало сверху пышной белой шапкой.

Цветосочетание было классическое, патриотическое, почти как на флаге России, но я нахмурилась недовольно. Что там Лизка говорила про лунатизм и бессознательные действия? Совершенно не помню, когда это я успела водрузить ведро на кирпичи!

Само по себе ведро мне было знакомо и памятно, именно в него я вчера, как грибы, собирала рассыпавшиеся бубенцы.

Собрала, а дальше что?

Пошла в дом, там Лизка стол к обеду накрыла.

Стоп, а в дом-то я пришла без ведра! Значит, оставила его где-то во дворе, склеротичка беспамятная…

Досадуя на себя, я прошла к кирпичам, потянулась, сняла ведро с баррикады и, еще не опустив поднятую руку, поняла, что ей как-то слишком легко. А ведь бубенцы металлические, да еще снегом набитые – увесистые…

Но бубенцов в ведре не было. И белую шапку на нем образовал вовсе не снег.

– Чертовщина какая-то! Ты что-нибудь понимаешь? – спросила я Шуруппака в окне – чтобы не потерять меня из виду, кот переместился на подоконник спальни и напряженно таращился из-за стекла. – Я лично ничего не понимаю!

Шура молча раззявил пасть – звука не было слышно, но по мимике рыжей морды я предположила, что кот выругался.

– Сам такой, – на всякий случай сказала я ему и пошла, помахивая неправильным ведром, к Синеглазовым.

Одну голову ломать хорошо, а три – лучше.

Если речь не о деревянных головах высокохудожественных истуканов, конечно.


– Вот умничка, успела к обеду! – похвалила меня тетка Вера и близоруко прищурилась на ведро. – И с чем-то своим?

– Да нет, с вашим, – я поставила ведро на табурет и жестом фокусника, извлекающего из шляпы кролика, вытянула наружу белое облако. – Оп-ля!

– Это что? Неужели… Это он?! – Лизка выронила ложку, разбрызгав борщ, вскочила, обняла пышную белизну и закружилась с ней в объятиях. – Мой любимый! Мой дорогой! Мой шелковый!

– Я думал, это я твой любимый и дорогой, – Митяй сунул в рот дрожащий кубик холодца и показательно надулся – обиженный, с оттопыренной щекой похожий на хомяка с флюсом.

– Ты не шелковый, наоборот, ершистый и непослушный! – Лизка направила на мужа указательный палец.

Митяй сглотнул, изумленно вытаращил голубенькие глазки:

– Это когда ж я тебя не слушал?

– Не слушался! – поправила Лизка. – Да вот только что, когда я сказала: «Попробуй, Митюша, соус песто», а ты такой: «Не-а, я лучше горчички с хренком»!

– Да хренок с ней, с горчичкой, – вмешалась я, досадуя, что эффект от моего появления смазан какими-то соусами. – Вы вообще осознали, что произошло?

– Она упрекнула меня за любовь к русской кухне! – Митяй указал на Лизку надкушенной горбушкой, щедро смазанной патриотической горчицей, и пустил слезу.

Горчичка-то, видать, ядреная…

– С любовью потом разберетесь! – я рассердилась. – Сейчас мне нужна помощь зала, друга и родни! Объясните, Христа ради, как понимать это возвращение блудного пододеяльника?!

– А, так это пододеяльник! – тетка Вера потянулась, пощупала шелк и удовлетворенно кивнула.

– Чего сразу блудный, мы вообще-то в законном браке состоим, – проворчала Лизка и развернула свой любимый пододеяльник на предмет проверки его состояния. – Вроде чистый, но все равно надо перестирать, мало ли где он был и в чьих руках…

– И только ли в руках, – поддакнул Митяй, дожевывая свою горбушку.

– Народ, ау! – я взяла со стола ложку и постучала ею по ведру. Получилось звучно. – Вы не о том говорите! Нам вернули украденную вещь, подумайте, к чему это?

– К снегопаду, – уверенно ответил Митяй.

– Ты говорил с дядей Борей? – Я сменила тему.

– Ну! Остановил их с сыном… Борис Иваныч с Васькой шел, старшеньким своим, от самой первой жены – Наташки…

– С Васенькой?! – влезла тетка Вера. – Ой, я ж его еще совсем маленьким помню, такой был славный бутуз, глазки – бусинки, щечки – яблочки! И как он, Васенька? И где?

– В пролете, – Митяй – щечки яблочки, глазки щелочки – положил себе еще холодца. – Как фанера над Парижем! Уволили его в очередной раз, теперь уже с метеостанции.

– С нашей метеостанции? – заинтересовалась Лизка.

– Ну! Я же говорю – шли они вдвоем, дядя Боря и Васька, а я им: «Здрасьте, что-то рано вы?» – ну, время-то всего лишь обеденное, до конца рабочего дня еще ого-го сколько. – Митяй, косо глянув на Лизку, страстно стиснул тюбик с горчицей. – А дядя Боря такой: «Освободились досрочно!» – и Ваське подзатыльник отвесил. Он, дядя Боря, стало быть, оказывается, только на прошлой неделе пристроил своего оболтуса на метеостанцию, образование-то у Васьки подходящее, только он прежде ни дня по специальности не работал…

Митяй загрузил в рот холодец, и тетка Вера, воспользовавшись технической паузой, вставила пояснение:

– Богемничал Васенька.

– Что-что он делал? – подняла брови Лизка, с неодобрением глядя, как Митяй художественно вырисовывает на холодце затейливые горчичные вензеля – тоже, видать, богемничает.

– Пил, курил, гулял, бренчал на гитаре, рисовал голых девок, – скороговоркой прояснила свое понимание богемного образа жизни тетка Вера.

– Васька честно в метеотехникуме отучился, – вернул себе слово Митяй. – Но это дядя Боря его туда засунул, сам-то Василий совсем другого хотел. К искусству его, видите ли, всегда тянуло, тянуло, да не вытянуло. Уж он и в кабаке лабал, и картинки туристам продавал, и даже в театре играл, правда, исключительно бессловесные роли. Искал себя, да… Теперь опять будет в поиске.

– А с метеостанции, стало быть, выгнали Васеньку? – правильно поняла тетка Вера.

– Конечно, выгнали! – энергично кивнул Митяй. – Знаете, что он учудил? Запустил в интернет фейковое видео с подводным чудищем в нашей Синяве! Творческий парень, что тут скажешь… Оно и ладно бы, сейчас молодежь без гаджетов своих шагу ступить не может, ну, снял ты чушь какую-то, ну, подмонтировал там осьминога, но зачем же со служебного компа это в сеть сливать?!

У меня вытянулось лицо. Лизка ахнула и прижала к щекам ладони.

Какой ужас! Получается, из-за нашего розыгрыша ни в чем не повинный человек, этот самый Васенька, лишился работы?!

– Ладно, о Васенькиной скорбной судьбе поговорим потом, – решительно сменила тему Лизка, быстро взяв себя в руки. – Давай, Митюша, ближе к делу… То есть к телу деревянных чурбанов. Тебе дядь Боря снегопад обещал?

– Угу.

– Когда конкретно?

– Завтра, ближе к ночи.

– Понятно, – Лизка побарабанила пальцами по столу, покосилась на тетку Веру, которая была не полностью в курсе наших детективных дел, и наконец вспомнила: – Так, насчет пододеяльника! Его нам ворюга вернул, так, может, и головы деревянные вот-вот начнет обратно прикручивать?

– Вряд ли, – вздохнула я, принимая от тетки тарелку с борщом. – Дело в том, что пододеяльник гад не просто вернул. Скорее он обменял его, – я щелкнула по ведру, которое горделиво высилось на соседнем табурете, и объяснила: – Взамен бубенцы спер.

– У чурбанов? – оживился и раскраснелся Митяй. – А у них они были, бубенцы-то? Я не разглядывал, неужто Андрюха вырезал истуканов со всеми анатомическими подробностями?

Я, Лизка и тетка Вера посмотрели на него с укором.

– Митя, украденные бубенцы – это не то, что ты подумал. Это такие звонкие металлические шарики, вроде колокольчиков, в старину ими конскую упряжь обвешивали, – объяснила я.

– А металл цветной? – деловито уточнил Митяй, полез за своим блокнотом и зашуршал замусоленными страничками.

– Похож на бронзу.

– Так-так… Смотрите, была же у нас на днях такая пропажа: Зорька, буренка Петровых, колокольчика своего лишилась. Коровье ботало, лошадиные бубенцы – явно все в тему! Цветмет! – обрадовался участковый.

– И таз еще! – ахнула вдруг тетка Вера, прихлопнув по столу ладонью так, что остатки холодца в глубокой миске испуганно затряслись. – У Дятлихи аккурат вчера таз для варенья пропал!

– Ух как она орала! – припомнила и Лизка, поежившись.

– Допустим, пропажа колокольчика и кража бубенцов – явления одного порядка, но таз-то тут при чем? – усомнилась я.

– Вот делала бы ты, Ляся, заготовки на зиму в промышленных масштабах, как маманя, так знала бы, что самый правильный таз для варенья – медный, – укорил меня братец. И тут же сам озадачился, потянулся почесать в затылке: – Хотя какое варенье в конце января? Из чего?

– Из апельсинов, – тетка Вера вздохнула. – Эх, я-то дома сидела, не знала… У Любани в сельпо дорогие марокканские апельсины гнить начали, не брал же никто, так она их списала, но, конечно, не выбросила в мусор, это ж Любаня. Распродала нашим бабам по дешевке мимо кассы – на варенье.

– Ум-м, апельсиновый джем… Что-то и мне его захотелось, – призналась Лизка. – Давай, Алиса, в город сгоняем, купим там на рынке дешевых апельсинов и тоже сварим конфитюрчик?

– Погоди ты с конфитюрчиком, – отмахнулась я. – Обстоятельства пропажи таза уточните, пожалуйста. Его у Дятлихи из дома сперли или как?

– С забора сняли, – объяснила тетка Вера. – Ты же знаешь нашу деревенскую манеру – горшки, банки-склянки и прочее помыть-почистить и на штакетник надеть, чтобы, значит, тара просушилась, провентилировалась…

– Короче, я поинтересуюсь насчет твоих с конями бубенцов в пункте приема цветных металлов, – пообещал Митяй, закрывая блокнот. – У меня как раз появился знакомый металлист…

– Кто-о?! – перебила супруга изумленная Лизка.

Мое неуемное воображение живо нарисовало Митяя в образе длинноволосого парняги в кожаных штанах и куртке с заклепками, с цепями на шее и бас-гитарой под мышкой.

– Металлист, приемщик из вторчермета, Степан его зовут, – прозаически объяснил братец, развеяв мое дивное видение, и похвастался: – Я с его помощью вычислил тех ловкачей, которые у Фролова с Поля Чудес железо тырили! Пара пришлых парняг, их при стройке держали как подсобных рабочих, типа подай-принеси, собаки их знали, охранники тоже… Так вот это они листы железные тягали потихоньку и в металлолом сдавали. По полторы тыщи рублей за лист! Пропойцы…

Митяй сердито плюнул, потом покрутил головой:

– Степан мне тех уродов описал, я по приметам их нашел, а они, гады, не признаются в содеянном, еще и издеваются: как бы мы могли такое сделать, а? Не выдумывай, начальник, не мы это! Надеюсь, судью это не смутит, и он впаяет им…

Мы с Лизкой переглянулись, и она кивнула, разрешая мне говорить.

– Хочешь знать, как они железо тырили? Дай листочек…

– Э, э, ты что? – Митяй поспешно убрал от меня свой блокнот.

Лизка подала мне бумажные салфетки. Я признательно кивнула подруге и показала брату:

– Смотри, вот как бы стопка железных листов, – я положила на стол салфетки, взяла одну. – Если посмотреть сверху – это квадрат, а если взять лист, поднять, поставить вертикально и повернуть вот так, то получается тонкая линия. И она, я уверена, тютелька в тютельку проходит в щель между кирпичной стеной и створкой ворот с той стороны участка, где никто не ходит и не ездит, а потому и камер наблюдения там не имеется.

– Ляська, ты гений! – Митяй аж подпрыгнул сидя. – Ну, теперь я спокоен: с железными листами ты разобралась – и с деревянными головами тоже разберешься.

– Ты самоотвод-то не бери! – напряглась я. – Давай тоже участвуй, раз участковый! Мы недавно про засаду говорили, так не пора ли ее спланировать?

– Завтра, завтра, не сегодня, – отговорился братец, отваливаясь от стола. – Во-первых, сейчас мне нужно на службу возвращаться. Во-вторых, снегопада дядя Боря сегодня не обещал.

– А в-третьих, сегодня вечером мы все идем в клуб, не забыли? – перебила сына тетка Вера.

– Точно! – Митяй хлопнул себя по лбу и расплылся в улыбке. – Пряничков пожуем…

– Я что-то пропустила? – Я проводила взглядом утопавшего в сени братца и вопросительно посмотрела на Лизку.

– Сегодня в деревенском клубе тусовка в формате лекции с дегустацией. Епифанов будет рассказывать про пеструхинские пряники, местные бабы уже неделю изгаляются, чтобы похвастаться своей фирменной выпечкой, – сказала подруга и обнадежилась: – О, кстати! А не для пряников ли Дятлиха свой конфитюр варила? Я по-прежнему хочу апельсинового джема, так что мы обязательно должны посетить это клубное мероприятие!

– И посетим, а как же! Да не с пустыми руками – со свежими пряниками! – тетка Вера с ускорением убирала посуду со стола. – Тесто у меня уже готово, так что тащите, девки, доски!

– Андрюшины? – обрадовалась я.

– Ну! Пора их обновить! – Тетка Вера закатала рукава и принялась командовать. – Ляся, ты формы раскладывай и дуй в погреб за медом и вареньем, Лиза, ты тесто режь, а лучше руками рви, пряники – они железо не любят…

Резные формовочные доски собственной высокохудожественной работы мой супруг подарил деревенским родственницам на Новый год. Какие в них выходят пряники, мы еще не видели, но ожидали чего-то особенного. Не обманулись: красота получилась необыкновенная!

– Быть нам гвоздем программы! – постановила тетка уже вечером, окинув довольным взглядом заполненный свежими пряниками стол.

Вернулся Митяй, наскоро сжевал пару холодных пирогов – ужин мы не готовили, и не потому, что нам некогда было, – просто надо было оставить в животах место для пряников и прочего.

В деревне же как? Начнем-то мы чинно-благородно с обещанной лекции, потом пройдемся по традиционным пряникам, перепробовав все представленные варианты, а их много будет, наши бабы неленивы, и каждой хочется перед другими покрасоваться, предстать хорошей хозяйкой. Ну, а после народ пеструхинский непременно потянет из корзин, из карманов, даже из-за пазухи не предусмотренные официальной программой яства и напитки, и изначально культурное мероприятие превратится в гибрид фуршета и классического деревенского застолья с песнями и плясками. Я знаю, я уже бывала на лекциях в нашем деревенском клубе. После них наутро голова болит – и вовсе не от полученных знаний.

Пряники мы сложили в две корзины: в одну – теткины, во вторую – Лизкины.

– Они на разные целевые аудитории! – объяснила Лизавета Митяю, который думал оптимизировать процесс и ссыпать все пряники в один мешок. – Мои – для молодежи, маманины – для прекрасных дам.

– Молодежные – это с травкой, что ли? По голландским рецептам? – встревожился участковый.

– Вижу, ты неразумно растрепала мужу о нашей с тобой поездке в Амстердам, – попеняла я подружке-болтушке и успокоила брата: – Не волнуйся, рецептура одна и та же, классическая, никаких сомнительных ингредиентов мы не использовали. Просто внешний вид у пряников разный.

– У меня цветы, а у Лизы – морды, – встряла тетка Вера, подарив бдительному участковому новый повод для беспокойства.

– Какие еще морды? Чьи? – Митяй глянул в угол, где сверху бабкины иконы, снизу семейные фото в рамочках, а посередине – портрет президента страны.

Я мигом представила себе пряник-барельеф с отштампованными на нем профилями Маркса, Энгельса и Ленина.

– Да просто морды. Нечеловеческие, – тетка Вера замоталась в шаль и подхватила одну корзинку. – Пошевеливайтесь уже! Опоздаем к началу – останемся без стульев, будем на подоконнике сидеть, вперемежку с цветочными горшками!

– Я все же хотел бы знать, какие такие нечеловеческие морды мы предложим мирному населению сожрать в виде пряников, – догнав меня уже на улице, спросил беспокойный Митяй.

– Если ты с точки зрения политкорректности интересуешься, то можешь расслабиться, – хихикнула я. – Нечеловеческие морды – это смайлики. Андрюша для Лизы вырезал пряничные формы в виде разных модных эмодзи, молодежь непременно оценит.


Молодежь оценила: Лизкины «нечеловеческие морды» расхватали моментально. А вот к теткиным волшебным пряничным цветам народ поначалу и прикасаться робел, не то что пробовать их.

– Уж очень краси-и-ивые! – молитвенно складывая ладошки, протянула соседка Олька. – Прям есть их страшно, не пряники – картины!

Пришлось демонстративно порезать на куски несколько пряничных роз и лилий, чтобы стимулировать спрос. Через пару минут от теткиной съедобной клумбы и следа не осталось, все до крошечки размели!

– Вижу, мы в тренде! – со скромной гордостью резюмировала Лизка, свысока оглядев столы конкурирующих семейств.

Конкурс явно проигрывали хозяюшки, привычно наштамповавшие банальных пряничных заек, мишек и лошадок.

– Традиции – это хорошо, но и новации – очень неплохо, – одобрительно отметил завклубом Епифанов и потянулся к последнему пряничному эмодзи «ржунемогу», но его бесцеремонно выхватил у него из-под руки какой-то шустрый вьюноша.

И вот наглядная разница между человеком действительно культурным, каким является наш завклубом, и относительно окультуренными, как мы с Лизкой: я бы без раздумий треснула нахального вьюношу по руке, а подружка не затруднилась бы поймать его за ухо. У нас и руки выразительно дернулись, тяготея к соответствующим действиям, а Епифанов только проводил исчезающий во рту юного наглеца пряничный эмодзи сожалеющим взглядом и пожелал безо всякой издевки:

– Приятного аппетита, Вася.

– Бу-бу, – ответил на это наглый Вася и, распихав по карманам пару пряничных лошадок, скрылся в толпе.

Мероприятие уверенно вступало в стадию плохо контролируемого разворачивающегося народного гуляния.

Мужики уже начали запивать пряники чем покрепче, бабы выкладывали на освободившиеся столы для дегустации вареные яйца, соленые огурцы, заранее нарезанное сало, колбасу и пироги.

Деревенские кумушки – и тетка Вера с ними – устроили открытый дискуссионный клуб под искусственной елкой, наряженной еще к Новому году, и в данный момент заинтересованно обсуждали таинственное исчезновение Дятлихиного таза для варенья.

Молодежь сгрудилась у единственной в помещении свободной розетки, от которой уже подпитывался чей-то бумбокс, взрыдывающий пока еще негромко тоскливым голосом модного рэпера.

– Кто только воспитывает этих Вась! – посетовала Лизка, косо глянув на любителей заунывного рэпа.

– Вот-вот, надеюсь, вы с Митяем будете более ответственными родителями, – съязвила я.

– У Васи хороший отец, да и мать тоже добрая женщина, – неожиданно вступился за родителей невоспитанного вьюноши Епифанов. – Он просто трудный парнишка… Весь в поиске…

– Ищет неприятностей? – уточнила Лизка, не договорив, но показав лицом: можем обеспечить!

– Нет, что вы! Вася ищет себя! – Виктор Игнатьевич нервным жестом поправил очки. – Тонкая натура, не для деревни, знаете ли…

Я не поняла, о ком это он – о Васе или о себе, а переспрашивать не стала, отвлеченная появлением целой делегации.

К нам, подзадержавшимся на руинах пряничных замков, целеустремленно двигались Митяй и дядя Петя Горохов, о котором я мало что знала – собственно, только то, что он фанатичный рыболов. Ему неважно – лето, зима, снег, град, метеоритный дождь, дядя Петя предается любимому занятию в любое время года и в какую угодно погоду. Может, обожает есть свежую рыбку? Хотя это вряд ли, с уловом-то я его нечасто вижу, а он проходит через мой двор, считай, ежедневно…

– Знакомьтесь, Алиса Юрьевна, это Петр Иваныч Горохов, – подрулив ко мне, сказал Митяй официально. Это было странно, так как резко контрастировало с неформальным стилем мероприятия. – А это дочь его, Любовь, сталбыть, Петровна…

– Знакомы, – протолкнувшись между папенькой и участковым, улыбнулась мне Любаня – продавщица из сельпо.

О, теперь я понимаю, почему дядя Петя днюет и ночует на речке!

Чтобы держаться подальше от доченьки, дивно болтливой и приставучей особы, рядом с которой тишина и покой даже и не приснятся.

К слову сказать, Любаня – вечная соперница Дятлихи, они обе уже много лет бьются за звание первой деревенской сплетницы. Я думаю, Дятлиха обречена на поражение: у Любани есть как минимум два серьезных преимущества. Во-первых, ей не надо бегать по деревне, вынюхивая, где что случилось, слухи и сплетни сами стекаются к ней в узловую торговую точку. Во-вторых, у Любани стальная хватка – она прирожденный коммерсант. «За что купила, за то и продаю» – это не про нее, Любаня умеет добавить ценности информационному продукту.

– Так ты, сталбыть, в солидной газете работаешь? – Любаня уставила толстые руки в пышные бока и оценивающе оглядела меня сверху донизу и обратно.

Как будто в солидную газету должны были принимать по внешним данным. Причем не таким скромным, как у меня, – на лице Любани отразилось сомнение.

– Да, мы из газеты «ФинансистЪ»! – тут же встала со мной плечом к плечу верная подруга Лизка.

Она отзеркалила Любанин оценивающий взгляд и приобняла меня за талию, ясно давая понять, что не позволит обидеть скромную коллегу – это меня, сталбыть.

– Богатая газета-то? Или так себе, бумажка? – Любаня предсказуемо переключилась на Лизку.

Права народная мудрость: рыбак рыбака чует издалека. Как и коммерсант – коммерсанта.

– Да уж не бедная! – приосанилась моя подружка, отвечая на вопрос про состоятельность нашей газеты.

– Ну, видишь? – продавщица подтолкнула локтем своего папеньку. – А ты заладил – телевидение, телевидение… Я же говорю: надо искать, кто больше даст!

– За что? – заинтересовалась Лизка.

Хороший продажник – он никакой выгоды не упустит!

– Говори, – Любаня снова подпихнула родителя.

– Так я это… того, – дядя Петя смущенно кашлянул, покосился на Митяя, на меня, но объяснять стал непосредственно Лизавете: – Ловил я, сталбыть, рыбу.

– В Синяве, – многозначительно добавил Митяй, как будто были еще какие-то варианты.

– В ней самой, ага, – подтвердил дядя Петя. – Все как обычно: пешня, ледобур, черпак, зимние удочки…

– Ближе к делу, – окоротила его Любаня. – Интересно не как ты ловил, а что поймал.

Я вдруг почувствовала, что мне это очень интересно! В глубине души одиноким спрутовым щупальцем неуютно ворохнулся червячок опасливого волнения.

– Дык монстра водяного, – вполне оправдал мои ожидания дядя Петя.

– Что?!

– Как?!

Мы с Лизкой одновременно издали нервные восклицания и переглянулись.

– Во, я ж говорила, газетчики тоже непременно заинтересуются! – обрадовалась нашей реакции Любаня. – Короче, сколько ваш «Финансистъ» заплатит за доказательство существования в нашей речке гигантского осьминога?

– Смотря какое доказательство, – пробормотала Лизка, заметно бледнея.

– Тихо, тихо, Лизочек! – Митяй заволновался, попытался отодвинуть Любаню от драгоценной супруги. – Пугать мне будете беременную…

– Дык ниче же страшного, – снова вступил дядя Петя. – Доча, покажь!

Тут только я заметила, что на локте у Любани болтается пузатая сумка-ридикюль.

– За показ тоже заплатить бы надо, – буркнула продавщица, но все же щелкнула металлическими рожками застежки и запустила руку в сумку.

Я зажмурилась, успев вообразить, что сейчас Любаня со скоростью электрической лебедки вытянет из недр своей ручной клади трехметровое щупальце нашего невинно утопленного медиаспрута.

– И что это?

Лизкин пренебрежительный тон почти вернул мне утраченное душевное спокойствие. Я открыла глаза и тоже посмотрела – почему нет, раз это пока бесплатно.

В руках у Любани был обыкновенный контейнер, в которых продают пирожные. Прозрачный пластик не скрывал нетипичного содержимого упаковки. Им оказался небольшой, с детский носовой платочек, лоскут пупырчатой сине-красной шкуры, смотревшийся, надо признать, неаппетитно и даже жутковато. Из середины лоскута вызывающе торчала малинового цвета присоска.

– Как живой, – прошептала Лизка и потянулась перекреститься.

– Ну, весь-то он заметно поболе будет, конечно, но я тока кусочек вытянул, – с сожалением сказал удачливый рыбак. – Может, в другой раз повезет целиком его добыть…

– Да не дай бог, – прошептала я и тоже перекрестилась.

– Ну, так какая будет ваша цена? Сколько дадите? – деловито спросила Любаня.

– За это? – Лизка моментально очухалась и начала торг. – Я даже не знаю… Тысяч пять?

– Да ты что – пять тыщ, восьмой канал готов был с ходу девять триста пятьдесят отстегнуть! – возмутилась Любаня.

Странная сумма – девять триста пятьдесят, подумала я. Небось корреспондент с оператором свои кровные денежки отдать собирались, все, что по карманам наскребли…

– Пятнашка, не меньше! – объявила свою цену Любаня.

– За что пятнашка? Тут кусочек граммов на двести максимум! – не отступила Лизка.

– А ты речного монстра на развес покупать хочешь? Как колбасу? Ха! Это же единственный такой кусочек, как его…

Любаня пощелкала пальцами, требуя подсказку зала, и эрудированный Епифанов с готовностью припомнил нужное слово:

– Артефакт!

– Ладно, за артефакт дам десятку, – вздохнула Лизка.

Митяй ахнул, супруга коротко глянула на него и пояснила:

– Не из своих, ясно дело, редакция компенсирует.

Я только вздохнула: мне-то было понятно, что никто нам ничего не компенсирует, так что придется отдавать свои собственные денежки.

А что делать?

Не заплатим мы – раскошелится восьмой канал или еще кто-то из СМИ. Тогда добычу дяди Пети наверняка отдадут на экспертизу, моментально выяснится, что это никакой не живой организм, кто-нибудь из коллег непременно вспомнит нашего выставочного медиаспрута, и будет большой скандал…

– Двенадцать пятьсот – и по рукам, – предложила свою последнюю цену Любаня.

– Договорились.

Лизка потянулась к контейнеру, но Любаня проворно убрала его в сторону:

– Э нет! Денежки вперед!

– Да у меня нет при себе! – подруга вопросительно глянула на меня, я покачала головой. – Хочешь, с карты на карту переведем?

– Нет уж, мне давай наличные, – уперлась Любаня.

– Ну же, Любовь Петровна, под мою ответственность, – попытался урегулировать вопрос Митяй. – Давайте сюда коробочку, я гарантирую, завтра наличные будут у вас. Ну не бежать же за ними сейчас – в темноте, по морозу…

Несговорчивая Любаня помотала головой. Крутые спиралевидные локоны на сахарной воде запрыгали тугими пружинками.

– А так мы не можем быть уверены, что вы не откажетесь от нашей договоренности и не продадите артефакт кому-то другому! – вмешалась и я.

Бесполезно. Любаня не желала расставаться с контейнером до получения денег.

– А давайте мы попросим о помощи уважаемого Виктора Игнатьевича! – Лизка послала солнечную улыбку Епифанову. – Помнится, у вас в кабинете есть сейф. Давайте запрем там контейнер с артефактом, а завтра придем сюда снова – уже с деньгами! – и закончим нашу сделку века!

– Ну… Так можно, – подумав, согласилась Любаня.

И маленькой процессией, которую возглавлял гордый своей ответственной миссией хранителя артефакта завклубом, мы тронулись в его кабинет.

– Ты что задумала? – тихо спросила я Лизку, пока мы пробирались сквозь толпу.

Народ уже и плясал, и ходил курить, и бегал в туалет – имело место хаотическое броуновское движение.

– Потом объясню, – пообещала подруга. – Пока следи за мной, сама поймешь, что надо будет делать.

Из фойе, превращенного в выставочный зал-трапезную-танцкласс, мы перешли в библиотеку, где сегодня был лекторий, а оттуда в коридор, ведущий одним концом к выходу из клуба, а другим – к туалету. И в том, и в другом направлении наблюдалось оживленное движение. Не смущаясь этим, Епифанов, кабинет которого располагался в тупичке вблизи уборной, на ходу проводил для нас импровизированную экскурсию.

– Вот, посмотрите: у нас приятное пополнение библиотечного фонда, наследники Варвары Дмитриевны Козловой, она в нашей школе завучем была, ветеран труда, заслуженный учитель, отдали клубу бабушкины книги. Тут полное собрание сочинений Макаренко… А здесь, – мы вырулили в коридор колонной по два, – мы готовим выставку детских рисунков, посвященных предстоящим гендерным праздникам – двадцать третье февраля и восьмое марта, два в одном…

– Прекрасно, прекра-асно! – неискренне проблеяла Лизка, уворачиваясь от реющих, как флаги на ветру, альбомных и ватманских листов с изображением пузатых зеленых танков, жидких цветочных букетов и дивно страшненьких гуманоидов с глазками-плошками и губками-бантиками – предположительно любимых мамочек юных художников.

– Ну, тут у нас удобства, если кому нужно, – завклубом не стал задерживаться у клозета, где и без того имелась очередь, и распахнул перед нами дверь своего кабинета. – А это моя скромная обитель, прошу!

– Скромно, но со вкусом! – прокомментировала Лизка, продолжая играть отзывчивую публику.

Кабинет у Епифанова был небольшой и весьма просто меблированный, зато богато декорированный живыми растениями. Цветочные горшки толпились на подоконнике и торчали из развешанных по стенам кашпо. Три из четырех углов помещения были заняты фикусом, монстерой и зловещего вида гигантским кактусом «Тещин стул», а в четвертом помещался предмет нашего нынешнего интереса – не сейф, как назвала его Лизка, а металлический шкаф, размером и очертаниями похожий на небольшой холодильник.

Я мельком подумала, что не удивлюсь, если окажется, что Виктор Игнатьевич держит в нем продукты, но ошиблась:

– А тут, извольте полюбоваться, у нас уже имеется особо ценное содержимое! – радостно уведомил завклубом и нас, и народ в коридоре: семь человек в скромной обители Епифанова не поместились, Митяй с дядей Петей остались за порогом и заглядывали в кабинет через открытую дверь.

Виктор Игнатьевич сноровисто открыл несгораемый шкаф извлеченным из кармана ключом и вытянул со средней полки клетчатую деревянную коробку.

– Ваш супруг, Алиса Юрьевна, оставил на временное хранение!

– Что, шахматы? – простодушно удивилась Любаня.

– Из-под руки такого знатного мастера, как наш Андрей Петрович, я уверен, и простые шахматы вышли бы музейного качества, – сказал Епифанов, – но это кое-что другое, куда более интересное. Да, Алиса Юрьевна?

– Заготовки для новой работы, – кивнула я, потому что эта клетчатая коробка была мне знакома.

Я видела ее в городской мастерской Андрея, но не знала, что он уже привез ее в деревню и на время отъезда отдал на сохранение Епифанову.

В коробке, разделенные перегородками из плотного картона, лежали куски янтаря и коралла, крупные шарики бирюзы и пластинки перламутра – будущие глаза, губы и украшения деревянных истуканов.

Епифанов поднял крышку коробки, показывая мне, что все на месте, и жадная Любаня ахнула:

– Ух ты! А сколько это стоит?

– Ну, сами по себе янтарь, коралл и бирюза не очень дорогие, – сказала я, чтобы не дать родиться слуху, будто у нас с мужем полные сундуки сокровищ, – они имеют ценность главным образом как часть художественного произведения, над которым как раз работает мой супруг…

– Это для истуканов? – сообразила Лизка. – Хм, а почему Андрей свои заготовки в клубе хранит, а не дома?

Я ответила ей выразительным взглядом и тоскливым вздохом.

– А тебе непонятно? – вмешался протиснувшийся к нам Митяй. Он хозяйственно закрыл коробку и отодвинул ее подальше от алчно облизывающейся Любани. – Потому что у Ляськи не дом, а проходной двор, оттуда что угодно стащить можно и, кстати, последние события показывают…

Я громко и значительно кашлянула. Митяй спохватился и умолк.

– Вернемся к нашему делу! – своевременно поменяла тему Лизка. – Виктор Игнатьевич, в вашем прекрасном шкафчике еще найдется местечко для кусочка речного монстра?

Место для монстра нашлось.

Мы проследили, как Епифанов поместил контейнер с фрагментом медиаспрута на верхнюю полку, запер шкаф и спрятал в карман пиджака ключ.

Лизка по собственной инициативе запечатлела каждый этап этого процесса фотокамерой смартфона, коротко и важно объяснив свои действия:

– Это для истории и вообще, чтобы документальный след остался, – тут Любаня и наш участковый одинаково одобрительно покивали.

– Встретимся здесь завтра в десять ноль-ноль, всем удобно будет? – предложил Епифанов.

Возражений не последовало, и мы покинули кабинет, дверь которого закрылась за нами с легким щелчком.

– Простой английский замок с собачкой, – на ухо мне прокомментировала Лизка.

Мы с ней шли в колонне по два замыкающими – надо было посекретничать.

– Так в чем твой план, я не поняла? – в фойе, куда мы все вернулись, я приперла подружку к простенку между окнами.

В центре зала уже задорно плясали наши деревенские. Бумбоксу юных слова так и не дали, вместо него вовсю голосил чей-то винтажный кассетный магнитофон: «А я иду такая вся в «Дольче Габбана»! – шумно страдала Верка Сердючка. Бабы, разодетые от-кутюр по-деревенски, в полном соответствии с текстом песни выхаживали такие все по скрипучему паркету, образуя некое подобие кадрили.

– Какой у меня план? – повторила мой вопрос подружка, удерживая цепким взглядом влившегося в ряды танцующих Епифанова. – Дождемся медляка – увидишь!

Долгожданный медляк стартовал под проникновенное «Ах, какая женщина, кака-ая женщина! Мне б такую…».

– Самое то! – Лизка одернула на себе модный кожаный сарафан и первой из ах-каких женщин атаковала беднягу Епифанова.

Любаня, которую она опередила на финишной прямой, досадливо плюнула.

Я ухмыльнулась.

Что бы там ни думала о себе дочь дяди Пети, с моей любимой подругой ей не тягаться. Лизка, если ей того захочется, кого угодно охмурит и очарует, причем без разницы – мужика, женщину, ребенка, домашнее животное или чудище лесное! Природный шарм плюс огромный опыт продажника – это победоносное сочетание.

Епифанов, атакованный Лизкой, сдался без малейшего сопротивления и замер, обнимая стройные бока в эротичной экокоже, как бандерлог, загипнотизированный удавом Каа. Практически столбиком стоял, только слабо покачивался вправо-влево, переминаясь с ноги на ногу.

Лизка же вовсе не каменела, наоборот, волнующе двигалась в пределах застывших рук кавалера, плавно переступая нижними конечностями и смело действуя верхними. Одну руку она на манер тугого хомута закинула на покрасневшую шею зажмурившегося Епифанова, а второй свободно скользила по твидовому боку Виктора Игнатьевича, в какой-то момент непринужденно занырнув в его левый пиджачный карман.

– Ага, – сказала я самой себе, потому как не забыла, что именно в этот карман завклубом положил ключ от своего сейфового шкафа.

Загадочный Лизкин план начинал проясняться.

Медленный танец закончился, Каа милосердно отпустил бандерлога. Победно улыбающаяся Лизка вернулась ко мне, и я сказала – без укора, просто с интересом:

– Ты сперла у Игнатьича ключ. А если он заметит?

– Не заметит. Бабы ему с танцпола уйти не дадут, захороводят, а он от женского внимания цепенеет, считай, до конца плясок бедняга практически в анабиозе, – Лизка вытянула из сумочки смартфон, поглядела на часы. – Но в двадцать ноль-ноль назначено подведение итогов пряничного конкурса, и к этому моменту мы должны быть готовы…

– К чему?

– Давай за мной!

В хвосте очередной группы товарищей, направляющихся кто курить, кто отправлять естественные надобности, мы выскользнули из фойе и технично потерялись в библиотеке.

Оставшееся до двадцати ноль-ноль время тихо, как мышки, сидели в тупиковом закутке за стеллажами с пожелтевшими и пыльными газетными подшивками.

От нечего делать я уже начала читать передовицы, выясняя, какими событиями и идеями были заняты умы граждан нашего района во времена, когда мы с Митяем беззаботно набивали свои крепкие детские животы незрелыми абрикосами, натыренными в соседских садах.

Познавательный экскурс в историю родного края прервала Лизка:

– Пора, – сказала она, в очередной раз посмотрев на часы в своем смартфоне.

После чего на цыпочках прошла к двери, выглянула в проем и призывно помахала мне рукой. Я тоже встала на носочки и аккуратным балетным шагом проследовала за подругой в коридор.

Он был пуст: все собрались в фойе, где завклубом вот-вот должен был объявить победителей пряничного состязания.

Лизка, страстно прильнув кожаным сарафанным боком к двери епифановского кабинета, озабоченно копалась в своей сумке.

– Карта пластиковая есть? – обернулась она ко мне.

– Думаю, тут нужен обыкновенный ключ, – я запоздало сообразила, что его-то у нас и не имеется.

– Ты не думай, ты карту мне дай!

Я вытянула из клатча портмоне и распахнула его, предоставляя подруге широкий выбор разноцветных кусочков пластика.

Лизка цапнула первую попавшуюся карту, сунула ее в щель у косяка, и дверь открылась.

– Как ты? – удивилась я.

– Молча! – Лизка проскользнула в темный кабинет, втянула туда меня и, мягко закрыв дверь, не без гордости добавила: – Читать надо больше. И смотреть!

– И что ты такое смотришь? – Я не стала спрашивать, что она читает. И так знаю: мягкие томики с полуголыми парочками на обложке. – Онлайн-трансляции мастер-классов из зоны?

Подружка фыркнула:

– Почти. Отечественные сериалы на ТВ… Так, лампу включать не будем, просто подсвети мне фонариком мобильного… Ага, чуть пониже свет направь, да, так хорошо…

Ключом, бессовестно похищенным у простака Епифанова, Лизка ловко открыла несгораемый шкаф, взяла с верхней полки Любанин контейнер и переставила его на стол. Открыла, вынула лоскут медиаспрута, без всякого пиетета засунула его поглубже в свой сарафанный карман и собралась уже закрывать пустую емкость, когда я ее остановила:

– Погоди, так неправильно. Надо что-то там оставить… – Я поискала глазами и зацепилась за вычурные темные силуэты растений на окне, подсвеченном уличным фонарем.

– Зачем? – не поняла подружка. – Тебе что, совесть не позволяет забрать так называемый артефакт, ничего не оставив взамен?

– Совесть-то позволяет, – призналась я, хотя это меня и не красило. – Но не способен же клок спрута просто испариться, правильно? А вот растаять, как медуза, он вполне мог…

Я метнулась к подоконнику, взяла стоявший крайним в ряду горшков кувшин, понюхала и потрясла его – там булькнуло.

– Что это? – заинтересовалась любопытная Лизка.

– Вода для полива. Пахнет странно, видать, с какими-то питательными добавками. Или это жидкое удобрение. – Я наклонила кувшин и аккуратно налила немного мутной жижи в контейнер из-под медиаспрута. – Вот так прекрасно будет, словно никто ничего и не крал, артефакт просто сам по себе перешел из твердого состояния в жидкое…

– Для обитателей глубин это нормально, – легко согласилась Лизка.

Мы быстро и ловко, как будто для нас происходящее тоже было вполне нормальным, вернули контейнер на полку, а кувшин на подоконник, заперли шкаф, вышли из кабинета и закрыли за собой дверь до щелчка.

– Осталось только вернуть ключ в карман епифановского лапсердака, – сказала подружка, следуя на звук аплодисментов, доносящихся из фойе. – Но это пара пустяков: я уверена, после награждения начнется вторая серия танцев, чур, теперь твоя очередь плясать с завклубом. Если это снова сделаю я, Митяй приревнует и вызовет бедняжку Виктора Игнатьевича на дуэль.

– Почему это Епифанов бедняжка?

– А ты представь, какой скандал ему завтра Любаня закатит, когда выяснит, что ее спрут в шкафу тю-тю – растаял! Вместе с надеждой выгодно его продать, – Лизка сначала злорадно хихикнула – ушлой Любане она явно не симпатизировала, – потом замолчала, призадумалась и начала что-то подсчитывать на пальцах.

Я этим не заинтересовалась, мне нужно было морально собраться, чтобы пригласить на танец Епифанова и незаметно вернуть в его карман украденный ключ.

Я очень боялась, что у меня это не получится – не тот уровень актерского мастерства и ловкости рук, но все прошло идеально. Отловленный на танцполе завклубом покорно оцепенел и не только не помешал моим манипуляциям с его карманом и ключом, но даже не заметил их.

А Любаня, которой опять не удалось потанцевать с холостым непьющим мужчиной брачного возраста, со злости весь пол вокруг себя заплевала.

Ну и пусть, так ей и надо, нельзя быть такой агрессивной и жадной до всего – денег, спрутов, мужиков…


Спалось мне плохо. Все-таки я не суперагентша какая-нибудь, секретные операции, в которых кражи века непринужденно перемежаются знойными танцами, это не мое.

Возмущенный разум даже в состоянии условного отдыха кипел, и сны мне снились беспокойные, в жанре триллера. Пару таких ужастиков я даже запомнила.

В одном целая толпа красно-синих речных спрутов, сцепившись щупальцами, ходила вокруг моего дома пугающе молчаливым хороводом.

В другом три безголовых деревянных истукана, подхватив последнего башковитого на манер стенобитного орудия, били им, как тараном, в мою дверь.

Проснувшись, я не сразу осознала истинную природу пугающих звуков и некоторое время таращилась на содрогающуюся дверь, пока не вспомнила: я же заперла ее на ключ, чего обычно не делаю, сознавая свой священный долг заботливой кошачьей хозяйки!

– Фу, Шуруп! Перестань! Я уже проснулась! – покричала я штурмующему мою спальню коту. – Иду, не ломай мне дверь!

Вскочив с кровати, я первым делом выглянула в окно, проверяя состояние истуканов. С ними все было по-прежнему: один с головой, три – без.

Во дворе вообще не наблюдалось никаких перемен: что могло пропасть – оставалось на месте, чего прежде не было – не появилось.

И на том спасибо, я уже устала чувствовать себя многострадальной тетей Тома Сойера, у которой то ложки, то простыни загадочным образом исчезали-возникали, переменой позиций уверенно сводя добрую женщину с ума.

Шуруппак встретил меня угрюмым взором исподлобья и молчанием столь зловещим, что я бы предпочла ему трехэтажный кошачий мат. Видно было, что Шура не просто всерьез обиделся, а практически разочаровался в жизни, и возвращение ему какой-никакой веры в человечество в моем помятом спросонья лице стоило мне плошки сливок и четверти палки сырокопченой колбасы.

Я, конечно, понимала, что котик будет маяться животом, но был тот самый случай, когда уж лучше физические страдания, чем душевные.

Психика – хрупкая вещь, даже если речь идет о кошачьей.

И я не знаю, бывают ли Айболиты-психоаналитики…

Попивая свой кофе без сливок, целиком пожертвованных Шуре, я начала прикидывать, чем займусь сегодня. Ну, первым делом – в клуб, надо завершить сделку века с Любаней. Потом поработать – я «Трендам-брендам» уже две колонки задолжала. А после…

Вдумчивому планированию помешал телефонный звонок.

– Не разбудила, нет? А жаль, эту новость лучше было бы выслушать лежа, – непонятно посетовала Лизка. – Но ты хотя бы сидишь?

– Да. В чем дело? – Я занервничала.

– У Епифанова пропажа. Он загодя приперся в клуб, полез в свой шкаф и обнаружил там недостачу!

– И почему это тебя удивляет? – не поняла я. – Не телефонный разговор, но я напомню, что пропажу спрута организовали мы с тобой. Ты об этом забыла?

– Да кого волнует пропажа спрута!

– Любаню?

– Любаня еще не в курсе, но она это как-нибудь переживет. – Лизка по-прежнему не проявляла сочувствия и симпатии к деревенской коллеге. – Пропала коробка с камушками!

– Коробка с камушками? – повторила я, не вдруг сообразив, о чем речь.

А потом меня как будто ударили в грудь стенобитным орудием типа «истукан деревянный безголовый» – чуть сердце не остановилось.

– Ты про Андрюшины заготовки?!

– Да! Они исчезли, Епифанов сам в шоке, он сразу позвонил Митюше, а я – тебе!

– Одевайся, я буду через пять минут!

Как мы с подружкой ни спешили, едва не опоздали: прибежали в клуб, когда скандал уже не просто разгорелся, а грозил перейти в мордобой.

Дородная Любаня – руки в боки, груди гаубицами вперед – приперла бледного Епифанова к стенке и орала на него, не обращая никакого внимания на участкового, который отчаянно пытался предотвратить назревающее рукоприкладство. Митяй, сопя и пыхтя, толкал Любаню в сторону, как небольшое судно-буксировщик огромную неповоротливую баржу. Любаня напирала грудью на Епифанова и гудела, как пароходный ревун:

– Что мне с твоих извинений, убогий, кто мне потерянную выгоду компенсирует?!

Лизка, моментально сориентировавшись, с порога громко сказала:

– Я знаю, кто компенсирует! – и мигом вывела замолчавшую Любаню из клинча с Епифановым.

Тот облегченно выдохнул, но увидел меня и снова преисполнился страдания.

– Алиса Юрьевна, простите, я не знаю, как это объяснить! Никогда у нас в клубе такого не случалось…

– Да ладно, «никогда не случалось»! Как сейчас помню, в девяносто пятом году магнитофон кассетный сперли, а в девяносто восьмом – видеодвойку! – заспорил с завклубом участковый. – Я уж не говорю про книжки, ты же, Виктор Игнатьич, мне все уши прожужжал своими жалобами, что у тебя «Библиотеку фантастики» бессовестно разворовывают!

– Да, но из сейфа никогда еще ничего не пропадало! – Епифанов всплеснул руками, как заполошная курица крыльями. – Я просто ума не приложу, как это вышло!

– Объяснить? – Лизка, уединившаяся было с Любаней в углу за фикусом, с готовностью обернулась. – Ключ от сейфа где лежал, не в кармане ли у вас?

– В нем, – завклубом похлопал по неизменному пиджаку.

– Вот во время танцев его у вас из кармана и вытащили!

– То есть вор – женщина?! – шокировался Епифанов.

– Почему сразу женщина? – Лизка обеспокоенно стрельнула глазами в меня, потом – во внимательно прислушивающуюся Любаню. – Я видела, вас вчера и мужики хватали.

Митяй кашлянул и отодвинулся от Епифанова, косясь на него с нехорошим подозрением.

– Когда «Ручеек» водили, – напомнила я. – И потом, когда ламбаду паровозиком по всему залу танцевали…

– Да ведь никто не знал, что у меня в сейфе хранится! – упорствовал Епифанов.

– Да кто угодно знал! – фыркнул Митяй. – Когда мы про короб с камнями говорили, дверь была распахнута настежь, а за ней по коридору толпы народа ходили туда-сюда-обратно!

– Ладно, этот ваш короб с камнями! – вмешалась Любаня. – Он-то, понятно, ликвидный. Но еще ведь моего спрута сперли, а вот его так просто не реализуешь, надо очень сильно постараться, чтобы покупателя найти!

– Насчет спрута – все поправимо, сказала же – я знаю, что делать! – Лизка, подмигнув мне, снова утянула Любаню в дебри фикуса и забубнила там, понизив голос, непонятно, но настойчиво.

– Ты понимаешь, что продолжать молчать нельзя? – строго взглянул на меня Митяй. – Придется уже сообщить Андрею о пропаже.

– Угу, – я кивнула и взбодрила локтем унылого Епифанова. – Вот Виктор Игнатьевич ему и сообщит. Без задержки, чтобы Андрюша, пока он в Калининграде, хотя бы янтарь новый купил.

– Я готов. – Завклубом стукнул себя в грудь кулаком. – Позвонить, сообщить, извиниться и, если можно, как-то загладить…

– Спрута мне загладь! – рявкнула неугомонная Любаня.

Я машинально посмотрела на Лизкину джинсовую попу. Помнится, стыренный клок спрута она как раз в задний карман запихнула. Там он, должно быть, и лежит сейчас весь помятый, замучаешься разглаживать…

– Так, давайте-ка выйдем. – Лизка вывела скандалистку Любаню из кабинета.

Мы с Митяем и Епифановым остались втроем.

– Заявление кто напишет? – Участковый пригладил взлохматившиеся волосики, посмотрел на меня, на завклубом, опять на меня.

– Тот, у кого пропажа на ответственном хранении была! – Я кивнула на Епифанова и, чтобы не мешать ему писать, а Митяю – оформлять заявление, вышла в коридор за Лизкой и Любаней.

Они нашлись в закутке у туалета. Подруга моя оживленно разговаривала по телефону, Любаня молча стояла рядом, гипнотизируя недобрым взглядом украшающую дверь уборной табличку с изображением писающего мальчика. Мальчик невозмутимо занимался своим мокрым делом, недвусмысленно показывая, что ему на все нас… наплевать.

Тут я подумала, что немного здорового пофигизма и мне не помешало бы. Ну, стырили из сейфа в клубе прибамбасы для Андрюшиных истуканов, так что теперь?

Во-первых, в этом никакой моей вины нет.

Во-вторых, нет уже и самих деревянных голов, для которых предназначались пропавшие камни.

Спрашивается, чего же так переживать?

Получается, что нечего.

Я с усилием распрямила плечи, сунула руки в карманы и, фальшиво насвистывая, двинулась на выход.

Пойду домой. Кота покормлю, статью напишу, морально приготовлюсь к неизбежному звонку мужа, которого вот-вот огорчит недоброй вестью безответственный хранитель ценностей Епифанов…

– Алиса, ты куда? – оторвавшись от телефона, бросила мне в спину Лизка.

– Следую за белым кроликом! – не оборачиваясь, отговорилась я.

Точно, у меня же в холодильнике есть крольчатина, надо бы ее потушить…

Лизка пришла, когда кролик уже весело булькал в кастрюльке. Подняла крышечку, чутко потянула носом, пообещала:

– Ну, заяц, погоди! – и села за стол, хотя рагу еще предстояло тушиться не меньше получаса.

– Голодные? – спросила я, имея в виду подругу в комплекте с будущим малышом.

– Холодные! – поправила меня Лизка.

– То есть?

– Я про следы.

– Чьи?

– О господи! Знаешь, как обычно говорят дикторы криминальной хроники: «расследование провели по горячим следам»? Так вот у нас с тобой эти самые следы холодные, как дохлые пингвины.

Я опечалилась. И пингвинов стало жалко, и вообще…

– Сядь, – подруга похлопала ладонью по табуретке. – Будем думать, у нас сейчас вся надежда на дедуктивный метод. Надо как-то вычислить похитителя коробки с камушками. Что мы вообще о нем знаем?

– Что это почти наверняка кто-то из тех, кто присутствовал на вчерашней лекции с дегустацией и танцами, – рассудила я.

– Там же человек сто было, я всех не запомнила, а некоторых даже не знаю, но можно попытаться составить список общими усилиями, – Лизка вытянула из сумки-шопера толстый блокнот, шлепнула его на стол, потом достала ручку – молодец, перенимает методы опытного специалиста-участкового. – Значит, во-первых, ты, я, Митюша и маманя. Потом Епифанов, Любаня с папенькой, Дятлиха с мужем, дядя Боря с женами и детьми…

– Постой, давай с другого конца зайдем, – предложила я. – Общий список нам не сильно поможет, ключ у Епифанова мог вытянуть кто угодно. Но!

– Но?

– Ямщик, не гони лошадей… Сейчас я сформулирую мысль. – Я пощелкала пальцами, и на звук прибежал Шуруппак. Понял, что обед еще не готов, недовольно мявкнул и снова удалился. – Ты же видела пропавшую коробку? Андрюша сам ее делал сто лет назад, когда еще не был настоящим мастером, и она крепкая, но вовсе не изящная. И нестандартного размера: где-то тридцать на шестьдесят сантиметров…

– Здоровенная, короче, – нетерпеливо перебила меня Лизка. – И что?

– А то, что вытащить ее из сейфа – это полдела, вору еще нужно было незаметно вынести похищенное из клуба. И как же он это сделал? Ни в карман, ни за пазуху коробка не помещалась!

– У всех, кто участвовал в конкурсе пряников, были с собой корзины, сумки, пакеты – короче, подходящая тара! – сообразила подружка. – О, круг подозреваемых сужается! Погоди, сейчас я позвоню Епифанову, попрошу у него список участников пряничного конкурса…

Лизка тут же полезла за мобильником, а я встала, переместилась к плите и добавила в кастрюльку с крольчатиной сметану и специи. Пока я доводила до кондиции наш будущий обед, подруга коротко и деловито переговорила с завклубом, после чего объявила:

– В списке участников восемнадцать человек, Игнатьич сейчас пришлет мне в вотсап… А, вот, уже. – Лизка потыкала пальцем в экран, быстро просмотрела список. – Сплошь бабы, как и следовало ожидать…

– Бабы с семьями пришли, – напомнила я.

– Угу. Ну, давай смотреть, что тут за семьи. Может, есть потомственные ворюги или рецидивисты…

– Спроси Митяя, он знает всех местных паршивых овец, – предложила я.

– Отличная мысль! – Лизка без промедления перекинула список супругу-участковому и сразу же позвонила ему.

Засюсюкала льстиво:

– Митюшенька, зайчушенька! Я там тебе один списочек отправила, ты посмотри, пожалуйста, нет ли в нем представителей фамилий с криминальным прошлым…

– Секундочку… – Зайчушенька, без предупреждения выведенный на громкую связь, секунд на тридцать отключился, а потом сам перезвонил. – Кисюш, да это же все наши, пеструхинские!

– А ты думал, я тебе список сицилийских мафиози пришлю?

– Но…

– Ты не гони мне, ямщик! – Лизка заговорила строго, с нажимом. – Конечно, это наши, пеструхинские. И именно кто-то из них спер из сейфа в клубе коробку с камушками. Так что ты не защищай тут честь деревенского армяка, а вспоминай, в каких семействах из числа представленных есть паршивые овцы – сидевшие, судимые, подозреваемые в кражах и так далее.

– А, вот ты о чем… Ну, у Артамоновой Вальки старший сын сидел за кражу – ларек он по пьяни обнес. У Бибиревой муж, он бухгалтер, едва не загремел за решетку, но его суд оправдал, там ворюгой другой персонаж оказался, его же начальник. Юрченко Васька, младший брат Аньки Парамоновой, она тут в списке есть, на перепродаже краденых мобил попался, но не присел – ему тогда еще четырнадцати не было, молодой, да ранний… А больше вроде нет тут никого такого, с криминальным прошлым. – Митяй еще немного подумал, судя по звуку – почесал в затылке. Наскреб толковую мысль: – Ты это… Если на предмет пропажи коробки с камнями мирных граждан шерстишь, учти еще такие нюансы: у Сударевых второй зять ювелир, у него в городе своя лавочка, он колечки-сережки чинит и что-то мастерит там по мелочи. А Петр Зайцев, сожитель тетки Федоры Васильченковой, сувениры разные мастерит и у часовни их туристам продает. Эти двое запросто могут приспособить к делу янтарь-минтарь и прочее добро из Андрюхиной коробки.

– Какой же ты у меня, Митюша, умный! – льстиво восхитилась Лизка и, щедро отсыпав супругу котиков, рыбок и заек, завершила полезный разговор.

Стерла с лица сладенькую улыбку, опять сменила тон:

– Ты запомнила? Сын Артамоновой, брат Парамоновой, муж Бибиревой, зять Сударевой и еще этот, как его…

– Сожитель Васильченковой, я все записала, – я развернула к подруге ее же блокнот с моими торопливыми каракулями. – Надо их как-то прощупать на предмет причастности к краже коробки…

– С кого начнем? – ничуть не обескуражилась Лизка.

Я немного подумала.

– Может, с Зайцева, который сожитель Федоры? Он мне почему-то наиболее подозрителен. Крутится что-то такое в голове, то ли мысль, то ли воспоминание… Что-то связанное с кражами. – Я нахмурилась, потерла лоб, потом махнула рукой: бесполезно! Чем больше усилий прилагаешь, чтобы вспомнить что-то такое, непонятное и неуловимое, тем дальше оказываешься от цели.

Само всплывет.

– Не вижу, почему бы не начать с Зайцева, – согласилась подруга и выразительно посмотрела на плиту. – Что, кроль наш не дозрел еще?

– Муо? – На звон кастрюльной крышки примчался Шуруппак, тоже поинтересовался зрелостью кролика.

Мы славно пообедали, а потом Лизка пошла к себе, а я села за статью.

Все-таки меня не детективные расследования кормят, а журналистика.

Едва я закончила строчить колонку о модных трендах грядущей весны, позвонил Андрей. Что значит – настоящий мужчина! Он уже знал от Епифанова о пропаже коробки с заготовками, но даже не подумал выплеснуть свои негативные эмоции в разговоре с супругой, наоборот, меня же успокаивал:

– Ты не волнуйся, Алиска, ничего страшного не случилось. Сроки, конечно, поджимают, но я успею. Просто немного поменяю концепцию: обойдусь без кораллов, перламутра и бирюзы, одним янтарем. Он, знаешь, бывает разного цвета, от белого до алого, и я тут куплю все, что нужно, совсем недорого. Даже стильно получится: только дерево и янтарь…

По голосу чувствовалось, что мой любимый художник уже успел вдохновиться новой концепцией, и у меня язык не повернулся убить его сообщением о пропаже истукановых голов.

– Как хочешь, а мы должны, вот просто обязаны найти украденные головы к приезду Андрея! – строго сказала я коту, закончив разговор с мужем.

– В-ва? – округлил глазюки Шура.

Мол, это ваши дела, а я тут при чем?

Какую пользу нашему детективному делу может принести кот, я не знала, поэтому добавила уклончиво, но веско:

– Каждый должен внести свой посильный вклад!

Шура фыркнул и запрыгнул на диван. Покрутился там, улегся и затих. Зато запел мой мобильник.

– Что опять? – малость нервно ответила я Лизавете.

– Не опять, а снова, – ничуть не обескуражилась подруга. – Я справилась со своими делами и готова заняться твоим. Мы вроде к Васильевой собирались?

– К Васильченковой, – поправила я и потерла лоб. – Но я еще не успела придумать предлог для визита, а не заявимся же мы к ней просто так, без повода…

– А что там думать? Скажем, что по итогам вчерашнего конкурса готовим заметку про нашего мальчика, в смысле, про деревенских мастериц, которые пекут самые лучшие пеструхинские пряники, – предложила Лизка. – Местные печатную прессу уважают, особенно старшее поколение. А Федоре этой, судя по ее архаичному имени, годков должно быть немало…

– Лизка, ты гений, – я оценила подружкину идею. – Под этим предлогом можно всех подозрительных граждан из нашего списка обойти!

– Ну! А я о чем? Собирайся, я сейчас тебя подхвачу. Поедем на машине – так и солиднее, и быстрее будет.


Федора Васильченкова оказалась высокой костлявой гражданкой неопределенного возраста – в диапазоне от бабы-ягодки до Бабы-яги. Смотрелась она родной сестрицей Андрюшиных деревянных истуканов – такая же прямая, твердая, крепкая, с резкими чертами сухого темного лица. Когда мы подъехали, Федора энергично махала деревянной лопатой, убирая снег из-под ворот. Лизка бесцеремонно закатила свою «лягушонку-коробчонку» на расчищенный пятачок и покричала нахмурившейся хозяйке в приспущенное окошко автомобильной двери:

– Здрасьте, теть Федора! А мы к вам!

– Ну здрасьте, – не особо приветливо отозвалась сестра истуканов, но хотя бы лопату опустила.

Я торопливо достала книжечку служебного удостоверения и вылезла из машины, прикрываясь корочками, как маленьким, но мощным щитом:

– Мы из газеты!

– Так я ж вас знаю, – свободной от лопаты рукой Федора отвела в сторону мой краснокожий щит, взглянула мне в лицо. – Ну конечно! Ты Веркина племяшка, а та вон краля – невестка ее. Синеглазовы вы!

– Они же Пеструхины, – кивнула я. – Мы в газете работаем, хотим написать заметку о конкурсе пряников, расспрашиваем лучших мастериц…

– Рецепт свой никому не скажу, даже не надейтесь, – перебила меня Федора. – Он бабкин еще, можно сказать, фамильная ценность, такими не разбрасываются. Но поговорить можно, отчего же не поговорить… Заходите.

Вслед за хозяйкой мы прошли к калитке, и я отметила нетипичную архитектурную особенность домовладения, практически не имеющего забора с передней стороны. Сбоку вровень с фасадом дома стояли ворота с калиткой – вот и весь забор, три больших окна смотрели прямо на улицу.

И вот тут-то я догадалась, почему решила начать опрос подозрительных лиц именно с тетки Васильченковой: просто вспомнила, что о ней Митяй уже говорил нам с Лизкой раньше.

– Слушай, мы зря сюда приперлись, эта баба к краже из сейфа никакого отношения не имеет, – зашептала я на ухо подружке, притормозив ее у открытой для нас калитки. – Она мне вспомнилась в связи с совсем другой пропажей. Митяй же рассказывал нам – у тетки Васильченковой алоэ с подоконника сперли!

– Угу, получилось, как в том анекдоте: то ли этот джентльмен шубу украл, то ли у него ее украли, но он точно замешан в какой-то грязной истории с шубой, – хихикнула Лизка и решительно шагнула за калитку. – Идем, чего уж теперь…

Мы прошли через сени и оказались на веранде, превращенной в подобие оранжереи. Все углы, подоконники, многочисленные этажерки и полочки были заставлены горшками с растениями.

– А вы, случайно, не родственники с завклубом нашим, Епифановым? – поинтересовалась я, машинально пощупав гладкий кожистый лист – его сразу за порогом протянул мне на манер ладошки здоровенный фикус.

– По нашему общему увлечению догадалась? – Федора усмехнулась и переставила с лавки на пол пару горшков, освобождая место для гостей. – Правильно, Витька – брат мой младший.

– Отлично, – нашептала мне Лизка. – Заодно и отчество хозяйки прояснилось! Ну, тогда ближе к делу… Гм, Федора Игнатьевна, а какие у вас полочки да этажерочки красивые, это чья же такая дивная работа?

Я молча кивнула, одобряя сделанный заход: мебель в домашней оранжерее гражданки Васильченковой использовалась явно не магазинная. А от самодельной мебели до резных деревянных истуканов – всего один логический шаг…

– Петина это работа, – Федора махнула на внутреннюю дверь, за которой энергично возился кто-то невидимый, чем-то стуча и грохоча. – Петр Ильич, покажись!

Деловитый шум прекратился, в проем открытой двери на мгновение выглянула бородатая физиономия:

– Здрасссь… – и снова исчезла.

– Петр Ильич кладовку освобождает, – пояснила Федора и похлопала по лавке, приглашая нас с подружкой присесть. – Там, в кладовке, у него прежде мастерская была, а теперь в ней надобность отпала, потому что Петр Ильич на постоянную работу устроился, в мебельный цех. Слава тебе, господи! – Федора размашисто перекрестилась. – Наконец-то нормальную зарплату приносить начал, а не эти копейки за поделки свои сувенирные. А в кладовке у нас теперь будет спаленка для Аськи… Аська, и ты покажись!

За дверью послышался бодрый топот, в проем высунулась лохматая головенка, тоже обронила небрежное «здрасссь» и тут же исчезла.

– Внучка моя, коза-егоза, – хохотнула Федора. – Не ребенок, а чертенок, глаз да глаз нужен, не то как вытворит что… На прошлой неделе чуть все растения мне тут не поморозила! Вишь ли, им в детском садике городском о пользе закаливания и проветривания рассказывали, так она все окна на веранде распахнула, чтобы, значит, цветочки свежим воздухом подышали! Это в мороз-то!

– Не тогда ли у вас алоэ столетний украли? – припомнила я.

– Ну, не столетний, это большое преувеличение, но лет тридцать ему было точно, очень жалко, что украли, – вздохнула хозяйка. – Вот что за люди, а? Нет чтобы просто прийти и попросить: «Дай, тетка Федора, пару листов алоэ, очень надо!» – я ж никому не отказываю! Всегда даю – и на декохт, и на лосьон, и чтобы к болячкам прикладывать… Так нет же, уволокли весь куст!

– Наверное, у кого-то очень много болячек, – пробормотала я, а Лизка тут же вытянула из кармана блокнот и записала в него эту ценную мысль.

А и в самом деле, чем не особая примета похитителя?

– Наверное, у кого-то очень мало совести, – язвительно возразила мне Федора. – Ладно, алоэ так сильно понадобился, но хоть бы кувшин мне вернули! Он, конечно, старый был, бабкин еще, и уже без ручки – отломилась она, но такой красивый, с чеканкой!

– Металлический? – У Лизки загорелись глаза.

– Ну! Медный, что ли… Начистить – сиял бы, – Федора снова вздохнула. – Бедный мой Джинн…

– Кто? – не поняла я.

– Да алоэ же! – Хозяйка протянула руку и погладила пустое место в ряду горшков на подоконнике. – Петр Ильич его так в шутку называл – Джинн Всемогущий. Потому что он в медном кувшине сидел и чуть ли не все желания хворых исполнял…

Мы с Лизкой переглянулись. Она сделала большие глаза, я кивнула: смекаю, мол, Федорин медный кувшин идеально вписывается в одну линейку тематических краж с Дятлихиным тазом для варенья, моими лошадиными бубенцами и шейным украшением коровы!

Лизка снова что-то нацарапала в блокноте, а Федора наконец вспомнила о заявленной цели нашего визита:

– Так что вы про пряники-то хотели?

Пришлось поговорить и про пряники.

Минут через пятнадцать мы вышли из дома Федоры, сели в машину, и Лизка сказала:

– По-моему, этих можно вычеркивать. Во-первых, Васильченкова сама пострадала от ворюги – винтажного алоэ в антикварном кувшине лишилась. Во-вторых, этот ее бородач устроился на работу и уже не делает сувениры, значит, Андрюшина коробка с камушками ему теперь ни к чему.

Я кивнула, соглашаясь с тем, что Федора с сожителем реабилитированы, и напомнила подруге:

– Не забыть бы Митяю сказать, что алоэ был в емкости из меди. Он же собирался навести справочки у знакомого «металлиста» в пункте приема, пусть и про кувшин его спросит.

– Верно. – Лизка сделала соответствующую запись в блокноте, бросила его мне на колени и повернула ключ зажигания, оживляя «лягушонку-коробчонку». – Ну, куда дальше двинем?

Я открыла блокнот и сверилась с записями:

– У нас на особом подозрении еще сын Артамоновой, брат Парамоновой, муж Бибиревой и зять Сударевой.

Лизка, не трогая машину с места, побарабанила пальцами по рулю:

– Мне кажется, сначала надо ниточку с алоэ до конца раскрутить. Медный кувшин – это понятно, ценный цветной металл, но ведь и сам столетний куст чего-то стоит. Не выбросил же его наш ворюга?

– Не столетний, а тридцатилетний.

– Не придирайся к словам! Ты прекрасно понимаешь, о чем я говорю! – рассердилась подруга. – Надо быть полным идиотом, чтобы просто взять и выбросить здоровенный куст лекарственного растения! Знаешь, какие с алоэ маски для роста волос? Три-четыре раза сделаешь – и ты Рапунцель!

– Правда?! – Я заволновалась.

Всю жизнь маюсь со своим головным пухом, а есть, оказывается, верное средство стать обладательницей роскошной шевелюры!

– А почему я об этом только сейчас узнаю?

Лизка смутилась, затеребила переброшенную на грудь толстую медную косу:

– Ну-у-у… Ты же понимаешь, у каждой девушки свои секреты красоты…

– Мы же лучшие подруги! Неразлейвода!

– Вот именно! Всегда вместе, одних и тех же мужиков кадрили… А кто же выдает стратегические секреты конкурентам? – Лизка посмотрела на меня, поняла, что я обиделась, и успокаивающе похлопала меня по руке: – Ну-ну, не дуйся. Теперь-то мы не соперницы, наоборот – родня, так что все мои тайны – твои!

– И наоборот, – я перестала дуться. – Дашь мне рецепт своего средства для волос, а я тебе расскажу, как борюсь за гладкость кожи лица.

– А ты борешься?! – Лизка аж подпрыгнула, задела клаксон – «лягушонка-коробчонка» недовольно загудела. – То-то я думаю, как так – у тебя ни одной морщинки! Колись, что ты делаешь?

– Проростки растираю в кашицу – и на лицо, – не стала запираться я. – Эффект такой, что салонный лифтинг отдыхает!

– Да ла-а-адно? – Лизка полезла ко мне обниматься. – Алиска, я люблю тебя! Я ведь уже не знала, что делать, чтобы овал лица подтянуть без инъекций и операций, мне же это все, беременной, никак нельзя! А проростки – это натурпродукт, от них сплошная польза, вот же я теперь похорошею!

– Мы похорошеем, – поправила я и, сняв шапку, взбила примятые волосики. – Говоришь, алоэ нужно, а что еще? И сколько конкретно алоэ?

– Ну, в твоем случае… – Лизка с сомнением посмотрела на мои парикмахерские манипуляции. – Ты только не обижайся… Пожалуй, как раз хватило бы Федориного столетнего куста.

– Значит, надо найти Федорин столетний куст, – не став обижаться, решила я. – Тогда план такой: сейчас же едем к Старой Ведьме.

– К кому?! – Лизка, едва тронувшись, затормозила.

– Забыла, что ты совсем недавно стала местной жительницей, – посетовала я. – Деревенские-то все знают, что Старая Ведьма – это бабка Лукьяниха. Ты сейчас поезжай прямо, на повороте налево, а дальше я буду показывать дорогу.

Ехали мы не быстро. Деревня наша хоть и не знает городских пробок, но для автомобильного движения не повсеместно пригодна. Особенно зимой, когда дороги завалены снегом, потому что не все пеструхинцы такие сознательные, как тетка Федора Васильченкова, – некоторые и не думают улицу перед своим домом расчищать.

«Лягушонка-коробчонка» пыхтела, урчала и двигалась к цели тихим ходом. Я по пути рассказывала подруге про Лукьяниху, которую прозвали Старой Ведьмой.

– Жила-была, значит, одна деревенская красавица, и приглянулась она помещику…

– Стой! Какому помещику? Когда это было?

– Задолго до революции, еще на рубеже веков, не перебивай, слушай. Не знаю, приглянулся ли ей самой тот помещик, боюсь, ее и не спрашивали, и волей-неволей переехала красавица с деревенской печи в хозяйскую спальню.

– Складно рассказываешь, – похвалила Лизка. – Что, и вправду готовишь сборник деревенских легенд?

Я чуть покраснела:

– Ну, может, когда-нибудь…

– Давай, я найду финансирование – спонсоров или грант какой! – загорелась деловитая подружка.

– Давай, но сначала дослушай! Короче, через время красавица родила ребеночка, а тот папаше-помещику был вовсе ни к чему, и у матери сразу же забрали новорожденного. Отдали, как она узнала, в монастырский приют.

– Вот сволочи, – ругнулась Лизка и ласково погладила свой живот.

– Не то слово, – согласилась я. – Но с матерью ребенку повезло, она его не бросила. Сбежала от помещика, под чужим именем устроилась нянькой в тот самый приют и постепенно выяснила, какой из малышей – ее собственный.

– О, наш человек! – обрадовалась Лизка. – А еще говорят, будто женский частный сыск – изобретение нового времени! Но ты рассказывай, что дальше было, мне интересно.

– А дальше красавица наша выкрала своего малыша из приюта и вместе с ним сбежала из родных мест куда подальше – как раз в Пеструхино. Вот тут и начинается история Старой Ведьмы. То есть тогда она еще была молодой и красивой, это важно, потому что это очень помогло одинокой женщине с ребенком не пропасть на чужбине.

– Она нашла себе в Пеструхине нормального мужика? – с пониманием уточнила Лизка.

– Логично, да? Нашла мужика, вышла за него замуж, и жили они долго и счастливо.

– Так, стоп, – Лизка задумалась. – Хорошая добрая сказка, при чем же тут ведьма?

– А при том, что было у нашей красавицы три сына. В Великую Отечественную они все, и муж ее тоже, ушли на фронт – и после Победы вернулись домой! Живые и невредимые!

– Повезло!

– Тогда-то деревенские и стали говорить, что красавица наша – ведьма.

– А она что?

– А она ничего. В войну курсы медицинские прошла, в госпитале за ранеными ухаживала, научилась в лекарственных растениях разбираться и очень этим делом увлеклась…

– Ага! И стала деревенской знахаркой? – догадалась Лизка.

– Примерно так. Ну, сыновья ее выросли, разъехались, один только младший с родителями остался, через время внуки пошли, потом правнуки. И вот что примечательно… – я сделала большие глаза. – Заметили наши деревенские, что в этой семье никто не умирает от болезней или в результате несчастного случая. Только от старости – в преклонных годах, спокойно, тихо, в своей постели…

– Да брось, не могли наши деревенские во все их постели заглянуть, тем более что потомки красавицы по разным городам разъехались, – отмахнулась Лизка.

– За что купила, за то и продаю, – я пожала плечами.

Мы немного помолчали, прислушиваясь к усталому ворчанию «лягушонки-коробчонки», штурмующей заснеженные просторы. Потом Лизка спохватилась:

– Минуточку! Получается, что Старой Ведьме примерно сто двадцать лет?!

– Что? А, нет. Ей шестьдесят с чем-то, и она то ли внучка, то ли даже правнучка той красавицы, – буднично объяснила я. – У них просто прозвище стало переходящим, как красное знамя.

– Тьфу на тебя! – рассердилась подружка. – Дуришь мне голову мистикой с фантастикой! Я уж и впрямь приготовилась увидеть бессмертную бабку, даже оробела заранее.

Я проказливо хихикнула:

– Расслабься, Старая Ведьма – милейшая бабушка. И зовут ее, кстати, Ольгой Ивановной, можно Лукьянихой.

– Она Лукьянова, что ли?

– Нет, она Морозова, а Лукьянихой ее называют потому, что… Ладно, эту историю я тебе в другой раз расскажу, мы уже почти приехали. Во-он к той голубой калиточке подруливай, нам туда.

Невысокая голубая калитка со стороны двора была закрыта на деревянную щеколду, которую легко было повернуть с улицы.

– А «есть кто дома» кричать не будем? – удивилась Лизка, уже немного знакомая с деревенским этикетом.

– Не будем, на территории Лукьянихи свои особые правила, бабка привыкла, что народная тропа к ней не зарастает, замучаешься с каждым гостем перекрикиваться и бегать калитку распахивать, – скороговоркой пояснила я. – Тут надо самому себе открыть, позвонить – и можно дальше идти. Где-то рядом с тобой на столбе колокольчик, дерни за веревочку…

– Нет здесь колокольчика с веревочкой, – Лизка осмотрела воротный столб. – Есть велосипедный звоночек!

– Прогресс! – Я сама потянулась и подергала прибитый к столбу звонок. Тот зашелся трескучей трелью. – Можно идти. Держи курс на пристройку с красной крышей, посетителей Лукьяниха принимает только там.

– Слушай, а зачем мы к ней идем? – До подружки вдруг дошло, что этот важный момент мы обсудить не успели. – Что мы забыли у Старой Ведьмы?

– Как минимум информацию. Как максимум – информацию и алоэ!

– Ты думаешь… – начала было Лизка и осеклась: мы как раз подошли к пристройке.

Дверь открылась сама. На пороге возникла уютного вида пожилая женщина в байковом халате и тапочках из овчины. Ее серебряные с сиреневым отливом волосы были собраны в густой пучок на макушке, ясные голубые глаза за выпуклыми линзами очков казались огромными, розовые губы изогнулись в доброй улыбке – один-в-один адаптированный к деревенской жизни вариант Феи из «Шрека».

– Добрый день! – сказала я, пока Лизка оглядывалась в поисках кота в сапогах, пряничного человечка и трио белых мышек. – Как поживаете, Ольга Ивановна?

– Я-то прекрасно, а вы? За чем пожаловали? – Старая Ве… Фея церемоний не разводила.

– За алоэ, – я тоже не стала тянуть кота за всяко-разно. – Нет ли у вас, случайно, свежего сока алоэ?

– Много, много свежего сока алоэ? – включилась в деловой разговор Лизавета.

– Есть, как не быть, – Старая Фея отступила от порога, пропуская нас в помещение. – И именно случайно…

Мы вошли и осмотрелись в небольшой чистенькой комнате с белеными стенами. На дощатом полу – вязаные половички, на единственном окошке – ситцевые занавески с рюшками, на стене – календарь с котятками в лукошке, в центре квадратный стол и четыре стула.

– Приемная, – чуть разочарованно пробормотала Лизка.

Очевидно, она ожидала, что жилище ведьмы будет более колоритным.

– Присядьте, подождите минутку, – сказала хозяйка и вышла в одну из трех дверей.

Лизка опустилась на стул, я садиться не стала – переместилась поближе к той двери, за которой скрылась Старая Фея, и принюхалась:

– Пахнет сеном.

– Сушеными травами, – поправила меня хозяйка, возвращаясь в приемную. – Там у меня кладовая.

Я пристыженно покраснела, отпрыгнула к Лизке и тоже присела.

Хозяйка поставила на стол керамический горшочек. Он был самый обыкновенный – я в таких же мясо с овощами в духовке запекаю, только из-под плотно притертой крышки плиссированной юбочкой торчала оберточная бумага.

– Удачно вы зашли. – Старая Фея приспустила очки и проницательно посмотрела на нас с Лизкой поверх стекла. – Прям как знали, да?

– Что мы знали? – Лизка поморгала, изображая полнейшее непонимание.

– Что у меня случайно завалялся старый куст алоэ? – предположила бабулька.

Я с некоторой досадой подумала, что традиции женского сыска в этом семействе явно чтят.

– Не представляю, как может случайно заваляться старый куст алоэ? – Лизка, поднаторевшая в деловых переговорах, не сдалась и увеличила частоту непонимающего моргания.

– А я вам расскажу. – Старая Фея тоже села и возложила морщинистую руку на горшок, как на Библию. – Всю правду и одну только правду…

Лизка перестала моргать и зафиксировала глаза широко открытыми – мол, слушаем вас внимательно!

– Как-то раз колокольчик у ворот прозвенел, а в калитку никто не вошел. Я ждала, ждала, потом вышла, посмотрела – а никого и нет, только лежит во дворе на снегу что-то большое, темное, растопырчатое. Пригляделась я – а это алоэ, огромный куст, но уже без горшка. Кто-то, значит, из земли его вырвал и мне во двор закинул. Зачем? – Бабулька снова внимательно посмотрела на нас.

Мы с подружкой синхронно пожали плечами.

– Ну, я решила – не пропадать же добру, и вот – у меня есть много свежего сока алоэ, – бабуля звонко щелкнула по коричневому боку горшка.

– Мы возьмем все, – торопливо сказала я. – Сколько это стоит?

Старая Фея назвала цену, и она оказалась невелика. Я расплатилась, схватила горшок и не удержалась – погладила его нежно и с предвкушением. Будут, будут теперь у меня косы Рапунцель!

– А когда это случилось, вы не помните? – уже встав из-за стола, спросила хозяйку Лизка. – Когда вам алоэ подбросили, в какой конкретно день?

– Не в самый лучший, – фыркнула бабулька. – У меня в тот же день колокольчик срезали, пришлось срочно искать, чем его заменить. Хороший был колокольчик, заливистый, уху приятный, не то что этот трескучий велосипедный звонок…

Мы с подружкой переглянулись, и Лизка пообещала:

– Я обязательно скажу мужу о вашей пропаже. Он участковый и как раз сейчас разбирается с серией странных краж…

– Не надо говорить участковому, – перебила ее Старая Фея. – Подумаешь – колокольчик, это такая ерунда. Хотя…

Она пожевала губами и договорила:

– Если вдруг узнаете, кто мне алоэ подкинул, скажите ему, что так не делается. Младенцев и живые растения в мороз на пороге не оставляют. Замерз бы куст – и никакого толку с него…

– Толк будет, – твердо пообещала я и крепче прижала к себе горшочек.

– Итак, мы получили и информацию, и алоэ, программа максимум выполнена, – резюмировала подружка, когда мы вернулись в машину. – Ты довольна?

– Почти, – я устроила горшочек на своих коленях, не желая выпускать из рук чудо-средство. – Алоэ много, но информации мало. Какие выводы можно сделать из того, что мы узнали?

– Какие выводы? – повторила Лизка, морща лоб. – Очевидно, что кто-то действительно тырит у мирных граждан предметы быта из цветных металлов. У Федоры – медный кувшин, у Дятлихи – таз, у тебя – бубенцы, у Старой Ведьмы – колокольчик. И еще коровье ботало у какой-то гражданки, забыла ее фамилию… Это во-первых. Во-вторых – появились штрихи к портрету этого ворюги с фиксацией на цветмете.

– А у нас разве уже имелся его портрет?

– Схематический. Мы же предполагали, что этот ворюга весь в болячках, потому-то он и свистнул алоэ – чтобы лечиться. А оказалось, что алоэ ему был не нужен.

– То есть теперь у нас и того схематического портрета в болячках не имеется…

– Но есть штрихи к нему! – напомнила Лизка-оптимистка. – Не к настоящему портрету, но к психологическому. Смотри, ворюга положил глаз на кувшин и спер его в комплекте с растением, но не выбросил ненужный ему куст где попало, а подкинул его бабке, о которой точно знал, что она не даст алоэ пропасть впустую. О чем это говорит?

– О том, что ворюга – наш, деревенский, потому что чужие не знают про Старую Ведьму!

– Да! А еще он совестливый, жалостливый, чувствительный – подбери правильное слово сама, ты у нас филолог. Я хочу сказать, что ворюга не смог цинично прикопать алоэ в ближайшем сугробе, бессмысленная гибель растения ему претила…

– Понимаю, о чем ты, – я кивнула. – Типа, наш преступник еще не очерствел душой, да?

– Да! – Лизка обрадовалась достигнутому пониманию. – Он, конечно, ворюга, но не полный гад, стало быть, и обезглавленные истуканы могут надеяться на лучшее: что их деревянные головы украдены, но не погублены. Их можно найти и вернуть!

– При условии, что цветмет и головы крал один и тот же вор, – уточнила я. – А мы не можем быть в этом уверены…

– Но можем на это надеяться, – подружка не позволила мне приуныть. – Смотри, у нас получилось две линии тематических краж, так? Одна – различные изделия из цветных металлов, вторая – три деревянных головы и коробка с камушками. И эти две линии уже пересеклись однажды в твоем дворе! Случайность? Не думаю!

– Может, ты и права, – задумчиво согласилась я. – Две линии просматриваются совершенно четко… Если не учитывать пододеяльник, конечно. Он как-то ни к металлу, ни к дереву не относится…

– Может, связь какая-то неочевидная или отдаленная, поэтому мы ее не улавливаем. Не знаю, что это может быть… Типа, натуральный шелк делают тутовые шелкопряды, а они живут на дереве, которое однажды становится древесиной, из которой можно вырезать истукана…

– Притянуто за уши.

– Да это я так, навскидку. – Лизка не глядя сняла одну руку с руля и ободряюще похлопала меня по коленке. Попала по горшку, удивилась неожиданной твердости, удивленно покосилась. – А, это вот что… Я уж подумала – костяная нога… Короче, про пододеяльник мы еще как следует помозгуем и все поймем, связь есть, я это чувствую нутром.

Тут у нее в животе заурчало, и я хихикнула:

– А еще ты снова чувствуешь нутром зверский голод, так что заканчиваем покатушки и едем обедать.

Тут в окошко с моей стороны постучали, и мы с подружкой обе подпрыгнули от неожиданности.

– Хорошо, что вы еще не уехали, – сказала Старая Фея, когда я приспустила стекло.

Мне показалось, что она хотела сказать не «хорошо», а «странно», но проявила вежливость.

– Вот, передайте, пожалуйста, вашим соседям напротив, это для Зинаиды, – бабуля сунула в окошко пузырек темного стекла. – Счастливого пути!

Я, как загипнотизированная, молча взяла пузырек, Лизка так же послушно стронула с места машину. Отъехав метров на пятьдесят, мы, не сговариваясь, оглянулись. У голубой калитки уже никого не было.

– Откуда она знает, кто наши соседи напротив?! – страшным шепотом спросила подружка и за первым же поворотом дала газу.

– Спокойно, тут никакой мистики! – Я сняла шапку, утерла ею вспотевший лоб и посмотрела на пузырек. Никакой этикетки на нем не было. – Ты сама сказала бабке, что твой муж – участковый, а уж Митяя-то она точно знает и, разумеется, в курсе, где его дом.

– Фу-у-ух, отлегло! – Лизка шумно выдохнула. – А я уж подумала – старушка и вправду ведьма…

– Нет, просто травница и знахарка, – я сунула пузырек в карман. – Интересно, от чего она лечит Дятлиху?

– Очень надеюсь, что от недержания длинного языка, – съязвила подружка.


В родное стойло «лягушонка-коробчонка» мчала резвее, чем по чужим адресам, и уже через четверть часа мы были дома. Я вылезла первой, открыла ворота, чтобы подружка могла загнать машину во двор, и, предупредив, что вернусь через минуту, пошла к Дятловым.

– Не задерживайся, маманя уже греет борщ! – покричала мне вслед подруга – как будто я сама не учуяла аппетитные запахи. Борщ с пампушками на первое, голубцы с мясом на второе и пироги со сладким творогом к чаю с чабрецом и малиной – я теткино меню могу читать с закрытыми глазами!

У железной калитки Дятловых я замедлилась и чинно позвала, как положено:

– Есть кто дома? Хозяева-а!

– Хрясь! Хрясь! Хрясь! – донеслось со двора.

Там явно кто-то рубил дрова. Я здраво рассудила, что вряд ли это сама Дятлиха – она все-таки баба, да еще и хворая, раз лекарства принимает, а в семье у нее и мужики имеются – супруг и старший сын. Поэтому я скорректировала призыв:

– Дядь Петь! Артем!

«Хрясь-хрясь» прекратилось, и вскоре над калиткой показалась голова в бейсболке с эмблемой футбольной команды «Динамо Москва» – дядя Петя ее яростный фанат, а младшенький Дятлов, Антон, каким-то боком состоит при клубе и постоянно снабжает папашу фирменным мерчем.

– Красивая бейсболка, – вежливо сказала я, чтобы сделать человеку приятное.

– Холодная только, – кокетливо молвил дядя Петя, заодно объясняя, почему он оригинально носит бейсболку поверх вязаной шапки. – Чего тебе, Ляся?

– Вот, – я протянула ему поверх калитки бабкин флакон. – Лукьяниха для теть Зины передала.

– Ох, – сосед забрал у меня передачку и заторопился, явно желая избежать расспросов о нездоровье супруги. – Спасибо, Ляся, бывай, у меня там дрова…

– На дворе дрова, на дровах трава, – с нарочитым пониманием пробормотала я уже в пустоту: дядя Петя дематериализовался в один момент. – А на траве какая-то настоечка, интересно все же, от какой она болезни?

– Алиска, ну что там? Чем хворает Дятлиха? – едва я вошла в дом Синеглазовых, спросила меня Лизка, которую, оказывается, занимал тот же самый вопрос.

– Не знаю, дядя Петя ничего не объяснил. – Я скинула в сенях пуховик и пошла мыть руки.

Предчувствия и нюх меня не обманули: тетка Вера уже накрыла на стол, где были и борщ, и голубцы, и пироги, и много чего еще.

– Это какой Петр, не Дятлов ли? – поинтересовалась мне в спину тетка, кружа вокруг стола в поисках свободного местечка, на которое можно поставить еще что-нибудь. – Он к нам сегодня заходил!

– Да? – Вытирая руки вафельным полотенчиком, я вернулась к столу. – А зачем?

– Зачем заходил? – Тетка Вера красиво выгнула брови в притворном удивлении. – За роскошью человеческого общения, я полагаю.

Митяй, величественно восседающий во главе стола, поперхнулся борщом.

– Он с Дятлихой живет, неужто ему общения не хватает? – недоверчиво спросила Лизка.

– Я сказала – человеческого общения! – Тетка Вера наконец втиснула в тесный промежуток между мисками банку со сметаной и тоже села за стол. – Петр – он хороший мужик, спокойный и рассудительный, а Дятлиха, сами знаете, хуже сороки – и тра-та-та, и тра-та-та… Слов много, смысла мало. А Петр любит пообщаться с умным человеком обстоятельно, с чувством, с толком, с расстановкой, – тетка выпятила грудь, давая понять, кто тут у нас умный человек.

– А еще Дятлиха готовить совсем не умеет, – с ехидцей добавил Митяй, с аппетитом наворачивая вкусный борщ. – Вот дядя Петя и забегает к нам подхарчиться, когда его супруга не видит. Маманя-то никого голодным не оставит, Синеглазовы – народ хлебосольный.

Мы с Лизкой посмотрели на тетку Веру.

– А что? Ну, пирожком угостила соседа, сальца ему домашнего подрезала, яишенку с зеленью…

– Так это уже большой визит получается? – Лизка перевела вопросительный взгляд на меня. – Как там по твоей классификации?

Тут надо сказать, что я с большим интересом изучаю тонкости нашего деревенского этикета. Здесь же в гости просто так не ходят, либо по мелкой надобности заглядывают, либо по особому поводу. Соответственно, и прием гостей осуществляется по специальному церемониалу.

Самый малый визит – я его называю «подзаборный» – это такое общение, которое у меня только что с дядь Петей было. Несколько расширенные коммуникации осуществляются в рамках визита «надворного» – это уже на территории хозяев, но еще не в доме. Большой же визит, о котором упомянула Лизка, подразумевает полноценное гостевание – с застольем и чинной беседой, а то и с просмотром семейного фотоальбома.

– А он талмуды наши смотрел? – спросила я тетку.

Талмудами у нас в семье называются те самые фотоальбомы и толстая тетрадь, в которую тетка Вера заботливо вклеивает газетные вырезки с моими статьями – она ими очень гордится.

– Статью последнюю Ляськину всю до буковки прочитал, – похвасталась тетка Вера. – Про профессора из дурки. Хорошая статья, я ее бабам в клубе на пряничном вечере пересказывала.

– Профессор из дурки – это Яков Львович? – Лизка хохотнула.

– Тогда да, если дядь Петя тут целую статью прочитал – это точно был большой визит, – я тоже засмеялась.

– Так это, я не понял! Чего это Петр Дятлов тут околачивался, если у него дома жена больная? – нахмурился вдруг Митяй – наш ревнитель нравственности.

– Ты, сына, сейчас на что намекаешь? – Тетка Вера опасно прищурилась.

Но тут у Митяя зазвонил мобильный, и разборок не случилось.

– Да! Да ну? Ну да… А? М-да-а… – поговорив таким образом, Митяй убрал телефон и как ни в чем не бывало принялся за голубцы.

– Не сказать, чтобы это было содержательно, – ядовито отметила Лизка.

Мы с теткой Верой закивали согласно, и все втроем уставились на невозмутимо жующего Митяя.

– Да чего вам? Это был деловой разговор, – попытался отговориться наш участковый, но оценил тройной прищур и предпочел не испытывать женское терпение. – Игнатьич звонил, Епифанов. Порадовал: книжки его нашлись. Одной заботой мне меньше.

– Какие книжки? – я вспомнила, что уже что-то такое слышала. – «Библиотека фантастики», которую кто-то из клуба нагло тырил?

– Угум, – Митяй кивнул: голубец во рту не способствовал дикции. – Вернули в клуб книжечки. Дядь Петя, кстати говоря, и вернул.

Тут он спохватился, что зря назвал нам имя, и строго постучал вилкой по краю тарелки:

– Но я вам ничего не говорил! Официального заявления о пропаже не было, так что книжки никто не воровал, они типа сами потерялись и снова нашлись!

– Как интересно, и тут Петр Дятлов… Наш пострел везде поспел… – подумала я вслух. – А вот с чего бы ему вдруг вздумалось возвращать книжки? Какие конкретно книжки, кстати?

Я посмотрела на братца, а он вильнул глазами, и это мне показалось весьма подозрительным.

– Ну-ка, ну-ка, Митяй, колись! Чего ты недоговариваешь?

– Митю-у-уш? – зловеще протянула Лизка.

– Сынок! – строго сказала тетка Вера и сокрушенно покачала головой – ай-ай-ай, мол, как нехорошо от родных и любимых что-то утаивать.

– Тьфу, бабы! Ничего от вас не скроешь! – Митяй досадливо взмахнул надкушенным пирогом. – Ну, Дятлиха чуток кукухой поехала, фантастики с ужасами начитавшись, вот Петр и вернул опасное чтиво в клубную библиотеку.

– А как именно она поехала кукухой, куда конкретно, в каком направлении? – закономерно заинтересовалась тетка Вера.

– А почему это тебя, маманя, так волнует? – попытался отбиться Митяй.

– Ну, привет! – к допросу с пристрастием подключилась Лизка. – Ты сам подумай: у нас скоро ребеночек появится, в каком окружении он будет расти? Если тут рядом живет опасная психическая…

– Да не опасная она, просто малость двинутая, – сдался Митяй. – А может, и не двинутая, это же сам Петр так решил, а он вовсе не спец по душевным болезням.

– Кстати! – Тетка Вера подпрыгнула и не стала садиться снова, зависла над столом, как грозный буревестник. – А куда это Артемка Дятлов свою маманю сегодня повез – уж не в город ли, к специалисту по душевным болезням?!

Мы с Лизкой, не сговариваясь, посмотрели на талмуд с газетными вырезками, которые сосед внимательно изучал во время сегодняшнего большого визита, и в один голос торжествующе произнесли:

– К Якову Львовичу!

Подружка на миг застыла с поднятой ложкой, застекленела глазами, и я отчетливо увидела, как в них сверкнула особо светлая мысль.

Потом Лизка опустила голову и ускоренно заработала ложкой, доедая борщ. Отставила быстро опустевшую тарелку, тут же придвинула к себе полную и, уже вонзая нож и вилку в голубец, непринужденно сообщила:

– Я, кстати, обещала профессору три экземпляра газеты с публикацией, надо съездить, отдать.

– Я с тобой! – сказала я, спешно придумывая повод. – Мне бы надо уборку сделать в городской квартире, а то скоро мои вернутся, а у мелкого аллергия на пыль.

– Так ешь быстрее, раньше поедем – скорее вернемся. – Лизка запихнулась пирогом, запила его чаем и, пристукнув по столу пустой кружкой, встала. – Пятнадцать минут тебе на сборы, время пошло!

– Ой, деловые у меня бабы, – пробормотал, на все это глядя, Митяй, но возражать против нашей срочной поездки в город не стал.

И правильно, у Лизки не очень-то повозражаешь.

Хорошо, что опытный рекламный менеджер всегда имеет при себе стратегический запас раздаточного материала. У подруги в машине нашлись свежие газеты с интервью психиатра, и нам не пришлось заезжать за ними в редакцию. А посещать свою городскую квартиру я на самом деле даже не планировала – это был просто предлог увязаться за Лизкой.

В общем, из деревни мы направились прямиком в богоугодное заведение Якова Львовича, и на этот раз даже в приемной не задержались. Лизка с порога помахала стопкой газет, радостно напела секретарше:

– А вот и публикация в «Финансисте», специально для героя интервью экземплярчики, Якову Львовичу в личный архив и для раздачи автографов! – и нас сразу же провели в кабинет.

На сей раз двойник Фрейда принял нас как дорогих гостей, в уютном чайном уголке. Секретарша притащила поднос с угощением, и, пока профессор с явным удовольствием, улыбаясь и кивая, просматривал статью, мы с Лизкой пили чай и ели конфеты. Конфеты у Якова Львовича подавали хорошие, дорогие: «Аленка», «Красная Шапочка», «Белочка», «Мишка на Севере».

Я вдруг подумала, что эти старые добрые конфеты хороши по всем статьям – они не только имеют приятный вкус, но и упакованы добротно, в бумажки с яркими картинками, которые хоть сейчас на открытку.

Вы замечали, что авторы дизайна упаковки нынешних конфет отчетливо тяготеют к невнятной абстракции? Максимум какой-нибудь корявый цветочек нарисуют, а то просто россыпь звездочек или мутные разводы. То ли дело – фантик конфеты «А ну-ка, отними!» – это же настоящее произведение искусства, жанровая сценка с интригующим сюжетом!

Помню, я в детстве безрезультатно гадала, чем же закончилась история веселой глупой девочки, дразнящей вкусной конфетой зубастого щеночка. Тяпнул он ее в сердцах? Или проявил похвальную выдержку и был за это вознагражден сладким кусочком? А может, набежали братья и сестры щеночка, все вместе налетели на девочку, саму ее свалили, конфету отняли, нарядное платье грязными лапками потоптали, вот так ей и надо, не будет издеваться над маленькими собачками… Хм, а ведь эти фантики можно использовать для психологического тестирования! Не исключено, что профессор для того их и держит…

Я отвлеклась, а Лизавета держала руку на пульсе. Дождавшись, пока Яков Львович налюбуется публикацией, она как-то ловко свернула на тему нашей озабоченности состоянием одной общей знакомой и выяснила, что таки да, Зинаиду Дятлову профессор сегодня осматривал!

К сожалению, рассказывать об этом Яков Львович не желал, сказал только:

– Да, любопытный случай, – и улыбнулся тонко-претонко. – Когда-нибудь я о нем напишу. Или расскажу в интервью, конечно, не раскрывая личных данных пациента…

– Зачем же «когда-нибудь», расскажите нам прямо сейчас! – мгновенно сориентировалась Лизка, безошибочно поняв, что лже-Фрейду понравилось пиариться в СМИ и он напрашивается на продолжение банкета. – Давайте сделаем новую публикацию, с заявкой на целую серию, что-то вроде «Заметки доктора» или «Из практики психиатра»!

– По вашим рекламным расценочкам? – Улыбка профессора сделалась дразнящей, как у девочки с фантика конфеты «А ну-ка, отними!».

– Зачем же по рекламным, мы стилизуем материал под редакционный, получится прекрасная нативочка, а к ней мы подверстаем рекламный блок с контактами, и вы заплатите только за него! – Подруга, такая зубастая и шустрая – куда там тому щеночку – не упустила возможность урвать свой сладкий кусочек.

– Согласен! – Яков Львович кивнул Лизке и перевел взгляд на меня. – Дальше под запись беседуем?

Я молча достала мобильник и включила диктофон.

– Так вот, о любопытных случаях из практики. – Профессор откинулся на стуле, посмотрел рассеянным взглядом поверх наших с Лизкой голов, как бы припоминая эти самые любопытные случаи. – Была у меня недавно одна пациентка, некая З.Д.

– Сегодня была? – уточнила Лизка, чтобы не сомневаться – речь о нашей З.Д. – Зинаиде Дятловой.

Профессор благосклонно кивнул.

– Пятьдесят шесть лет, деревенская жительница, по словам сына, который ее привез, всегда отличалась редким здравомыслием…

Я не сдержалась и фыркнула.

– А еще – неуемным любопытством, тягой к сплетничеству и редкой болтливостью, – Лизка тоже не удержалась.

Яков Львович поглядел на нас с легким укором:

– Давайте скажем по-другому. Пациентка З. Д. обладает такими индивидуально-личностными особенностями, как тревожность, неуверенность в себе, низкая самооценка, отсутствие сенситивности к мыслям и чувствам других людей, что и является основной причиной появления сплетен, рассматриваемых при психодинамическом подходе как неструктурированный символ…

– Понятно, – сказала Лизка, хотя выражение ее лица свидетельствовало об обратном. – Сидеть нашей Дятлихе в психушке до конца дней.

– Да что вы, вовсе нет! – Профессор сообразил, что избыточно усложнил свою речь. – Наоборот, состояние пациентки З. Д. находится в пределах нормы! Это-то и интересно!

– Что интересно? Что норма – понятие крайне растяжимое? – Я включилась в работу и стала задавать вопросы.

– Это, в общем-то, тоже, – согласился Яков Львович. – Но я про случай З.Д. Представьте: в целом нормальную женщину крайне обеспокоенные родственники срочно везут к психиатру, предварительно щедро напоив ее валерьянкой. По словам обеспокоенных родственников, у З. Д. вдруг возникли пугающие галлюцинации. Мирно гуляя в зимнем лесу, она внезапно испытала приступ дикого ужаса и напугала родственников криками: «Опять они, они повсюду!» – и хаотичной беготней среди деревьев…

– А кто – они? – спросила я, оставив пока сам собой напрашивающийся вопрос, с чего бы это Дятлиха мирно гуляла в зимнем лесу, да еще и с родственниками.

Нашим деревенским бессмысленные романтические настроения крайне чужды, даже в хорошую погоду просто так, без конкретной цели, никто по лесам не гуляет.

– Они – это огромные морщинистые черные головы! – таинственно понизив голос, выдал профессор и с интересом понаблюдал, напугались ли мы с Лизаветой.

– Какие головы? – машинально уточнила я, а сердце мое уже екнуло радостно.

– Очень, очень страшные, сухие, мертвые, но при этом странным образом подвижные, – с удовольствием объяснил Яков Львович, продолжая следить за реакцией слушателей.

– Что-то мне это напоминает, – пробормотала Лизка и неуверенно посмотрела на меня.

– Вижу, вы не напуганы, значит, не так чувствительны, как пациентка З.Д., – не без сожаления отметил профессор.

– Куда нам до нее, – согласилась я. – Но вы рассказывайте, рассказывайте!

– Там предыстория такая. – Яков Львович удобнее устроился на стуле. – Муж пациентки, большой любитель приключенческой литературы, пытался заразить своим увлечением супругу, надеясь, что это отвлечет ее от сочинения и распространения сплетен. Он даже читал жене вслух, выбирая произведения с наиболее динамичным и интригующим сюжетом. Так, наша З. Д. прослушала, например, «Голову профессора Доуэля» Беляева, «Хранителей смерти» Тесс Гарритсен и рассказ «Тсантса» Мориса Сантоса.

Лизка вопросительно взглянула на меня. Я включила режим просвещения темных масс и скороговоркой пояснила:

– Во всех этих произведениях действуют отделенные от тела, но при этом как бы не окончательно мертвые головы.

Подружка присвистнула:

– А дядя Петя и впрямь основательный мужик, серьезно углубился в тему!

– Хотел бы я посмотреть на этого дядю Петю, – признался Яков Львович, явно предвкушая еще один «интересный случай из практики». – Но я не договорил про З.Д. Литературные пристрастия супруга и собственное живое воображение сыграли с бедной женщиной плохую шутку: ей стали всюду мерещиться страшные головы, вроде бы неживые, но активно коммуницирующие лично с ней! – профессор покачал головой. – Вот так на ровном месте рождаются фобии и психозы…

Я нервно сглотнула и с трудом выдавила из себя главный вопрос:

– Где?!

– Что – где? – не понял Яков Львович. – Где рождаются фобии?

– Где конкретно теть Зина Дятлова видела страшные головы?!

– Э-э-э… Где-то во дворе, потом в лесу…

– Во дворе – это когда на нее Бусик с истукана прыгнул! – Я повернулась к Лизке. – Она еще сказала что-то про ожившую жуть! А где в лесу?

– А где они мирно гуляли?

Мы глянули на профессора, но он помотал головой, давая понять, что не в курсе прогулочных маршрутов новой пациентки.

При этом по виду Якова Львовича можно было предположить, что он и нас с Лизаветой изучил бы на предмет постановки диагноза.

– У дяди Пети спросим! – Я встала, выключила диктофон, сунула мобильник в сумку, вздернула ее на плечо – продемонстрировала готовность немедленно отправляться.

В идеале – в тот самый лес, координаты которого еще предстояло определить.

– Ты думаешь, наши головы в лесу? – наскоро распрощавшись с Яковом Львовичем, спросила меня подружка уже в приемной – чем, кажется, несколько встревожила секретаршу.

Боюсь, в другой раз нас к профессору без очереди не пустят, заставят ожидать в ряду других пациентов.

– Очень на то похоже, – рассудила я. – Где еще прятать резные колоды, как не среди деревьев? В снежных шапках они будут неотличимы от пней…

– Дятлиха как-то отличила!

– Дятлиха – не пример нормальности, она всегда суется туда, куда другие не лезут.

– За что ей в данной ситуации надо сказать спасибо, – справедливо заметила Лизка.

– Скажем при случае, – пообещала я и подергала автомобильную дверцу.

До «лягушонки-коробчонки» мы добежали как спринтеры.

– А куда ехать-то? – задумалась Лизка, уже усевшись в машину.

Я помолчала, затрудняясь с ответом. Неохотно призналась:

– Не знаю…

– Я знаю, – подружка завела мотор. – Едем в «Зачетку», съедим по десертику. Сладкое улучшает работу мозга, и вообще уже время полдника.

«Зачетное кафе», оно же в народе «Зачетка», – это приятное заведение без понтов и претензий, работающее при кулинарном техникуме. Там учатся будущие труженики общепита, они тренируются работать поварами, кондитерами, барменами и официантами. Денег им за это не платят, не считая чаевых, зато ставят оценки за практику, и ребята очень стараются. Мы с подружкой очень уважаем тамошнюю выпечку, она вкусная, недорогая и всегда свежая.

Устроившись за столиком с облепиховым чаем и слоеными пирожками, мы с удовольствием подкрепились, чтобы уже на сытый желудок раскинуть мозгами. Натощак это плохо получается, лично у меня число возникших гениальных идей обратно пропорционально количеству выделившегося желудочного сока: голодная, я ни о чем не могу думать.

Пока мы жевали пирожки, молчали и поглядывали то за окно, то в телевизор под потолком. В какой-то момент там пошли местные новости, и Лизка попросила прибавить звук.

– Смотри, сейчас будет интересно, – сказала она мне и уставилась на экран, нетерпеливо подгоняя вещающую дикторшу движением руки с зажатым в ней надкушенным пирожком.

– Сенсационная история с появлением в реке Синяве гигантского спрута получила продолжение, – не стала тянуть дикторша. – Смотрите наш специальный репортаж.

Мы посмотрели.

Потом Лизка победно посмотрела на меня, явно ожидая похвалы, а я только вздохнула:

– Фотки, я так понимаю, твои?

Автор репортажа поведал телезрителям, что в поисках истины телеканал предпринял собственное расследование и отыскал деревенского рыболова, который выудил из Синявы кусочек спрута. До передачи специалистам фрагмент монстра для пущей сохранности был помещен в сейф – и тут закадровый рассказ иллюстрировали фотографии, пошагово запечатлевшие весь процесс.

Вот добычливый дядька со своим дивным уловом в коробочке.

Вот жутковатый обрывок сине-красной шипастой плоти в прозрачной упаковке крупным планом.

Вот та коробочка ставится на полочку, вот дверца сейфа запирается на ключ…

– Да, это мои фотки, – охотно призналась Лизка. – Я уступила их Любане за небольшой процентик. Без этих фоток у нее коробочку с жижей телевизионщики не купили бы, а так вроде есть доказательство, что это не жульничество, просто кусочек монстра за ночь в сейфе растворился.

– …он растворился, но не исчез, просто перешел из твердого состояния в жидкое, – поддержал эту во всех смыслах мутную версию корреспондент на экране. – Мы обратились к специалистам с просьбой провести анализ жидкого содержимого контейнера, и получили результат. Это не простая вода! – Голос корреспондента сделался торжествующим. – Химический состав этой жидкости невероятно богат. Она содержит азот, калий, фосфор, серу, магний…

– Из чего только делают эти жидкие удобрения? – пробормотала Лизка.

– …и для ее хранения необходимы специальные условия и особая тара, – продолжил корреспондент. – Если бы мы не поспешили, коробочку, в которую поместил свою добычу незадачливый рыболов из Пеструхина, активная жидкость неизбежно разъела бы, и тогда неуловимый спрут буквально утек бы между пальцами, – тут он построжал и сделался показательно задумчив. – Да-а-а, природа надежно хранит от людей свои древние тайны!

На этой высокой ноте репортаж закончился. Лизка доела свой пирожок и потерла ладони:

– Отлично все идет, мы получили прекрасную рекламу, причем это нам за нее заплатили!

– Мы? – не поняла я.

– Ну, наше семейное кафе «У спрута», ты забыла, что ли?

– Я думала, это шутка!

– Ты что?! – Подружка покрутила пальцем у виска. – Какие шутки, когда тут золотая жила открывается! Я уже и с маманей переговорила, она только за. Расклад такой: я быстренько разбираюсь с формальностями, у меня во всех нужных инстанциях свои люди имеются, и мы ставим у выхода в каньон свое заведение, пока это будет киоск. Маманя, тетка твоя, отвечает за ассортимент, я за все бизнес-процессы, ты за рекламу и продвижение. Ты же в деле?

– Давно. Вообще-то это была моя идея, если ты помнишь, – чуть ревниво заметила я.

– Помню, ценю, ты молодец. Теперь давай сочини-ка старинную легенду о синявинском спруте…

– Да легко! – После «зачетных» пирожков я не то что одну легенду – целую сагу о спруте могла сочинить. – С давних пор в деревне Пеструхине ходили слухи о том, что в речных глубинах прячется кто-то большой и опасный. Видеть-то его деревенские не видели, но краем глаза, бывало, замечали: выметнется из воды гибкая сине-красная рука, хвать с мостков ведро, коромысло или там рубаху свежевыстиранную – и уже нету ничего, ни руки той пугающей, ни вещи, ею схваченной…

– Хорошо, очень хорошо! – одобрила подружка. – Продолжай…

– Грешили деревенские на водяного, на русалок и кикимору. Глубоко в воду лезть побаивались, детям в реке купаться запрещали… Слушай, а что ты собираешься делать с этой фальшивой легендой? Чтобы она ушла в народ, нужно будет очень постараться, инфлюэнсеров привлечь…

– Блогеров, что ли?

– Да нет, лучше наших деревенских сплетниц, вроде Дятлихи.

– Дятлиху мобилизуем, я придумаю, как именно. И одновременно с другого фланга зайдем: опубликуем нашу легенду в газете, – подружка азартно заблестела глазами. – С главредом я договорюсь, откроем рубрику «Родной фольклор», под нее и местное министерство туризма денег даст, они весьма заинтересованы в продвижении родного края…

– А с продукцией что? Чем торговать будем? Теткиными фирменными пирогами с рыбой? – Мне уже тоже было очень интересно.

– И пряниками! – Подружка возбужденно подпрыгнула на стуле. – Точно, легендарными пеструхинскими пряниками, только в виде спрута! Андрей же сделает нам такие формы?

– В виде спрута в разных позах? Конечно, сделает. Пряничные спруты – это гениальная идея, здорово ты придумала! Прекрасные недорогие сувениры!

– И надо их не только в киоске продавать, но и на лотках у часовни, где всегда толпятся туристы! Точно, сделаем еще торговлю навынос. – Лизка полезла в сумку, достала свой блокнот и зачеркала в нем, спешно фиксируя все новые идеи. Потом подняла голову, почесала карандашом висок: – Получается, что своими силами нам даже на начальном этапе не справиться. Хотя бы лоточника нанять придется…

– Слушай! – я вспомнила, что мне не давало покоя. – Из-за этой нашей затеи со спрутом парнишка, сын дядя Бори, потерял работу на метеостанции. Надо бы его как-то трудоустроить, не находишь?

– Можем предложить ему наши пряники продавать, – согласилась подруга. – Или в газету пристроим, там всегда курьеры нужны. Трудоустроим, короче, только сначала надо справочки об этом парне навести, какой он вообще работник. Вдруг не заслуживает нашей рекомендации.

– Будет минутка – прогуляемся на метеостанцию, спросим тамошнего начальника, – предложила я.

На том и порешили. Расплатились за чай и пирожки, снова сели в «лягушонку-коробчонку» и поехали в наше овеянное легендами Пеструхино.


Хмурый кот, восседающий на перилах крыльца, был похож на горгулью с фронтона готического собора. Не внешним видом – Шура куда пушистее и милее типичной горгульи, но выражением морды.

На ней, насупленной и отягощенной заиндевевшими усами, отчетливо читались все нелестные кошачьи мысли о блудной хозяйке. Шляется она где-то, бестолочь, а тут безвинный котейка голодает и холодает…

– Привет! – заискивающе сказала я своему горгулистому котику.

– Муа-уа! – скандальным тоном заявил он и затоптался, поворачиваясь к избе передом, ко мне задом.

– Что, явилась? – донеслось со двора.

Голос принадлежал Митяю, а интонация – кому-то вроде Штирлица. Таким тоном, многозначительным и невинным одновременно, хорошо шифровки от Юстаса Алексу передавать.

Игнорируя недовольство кота, я проследовала мимо крыльца, обогнула угол дома и оглядела вроде бы пустой двор:

– Ну-ка, ну-ка, кто это у нас тут прячется под колпаком у Бормана?

– Это мы, – дверь сарайчика приоткрылась, и оттуда мне посемафорила знакомая пушистая варежка – теть Верино рукоделие из смеси овечьей и собачьей шерсти.

Я подошла поближе и заглянула за дверь.

В сарайчике имели место быть идеально организованные суровые мужские посиделки. Надо же, я ведь думала, что разместиться тут с удобствами не получится, а некоторые проявили изобретательность – и как уютно устроились! Интимный полумрак, перевернутые ведра, на одном – обрезок доски, заменяющий столик, на других – собственно посидельцы, Митяй и его старый друг Семен Буряков…

– Сема, добрый вечер, Митяй, тебе тоже привет, – вежливо молвила я. – А что это вы тут делаете?

Вообще-то этот вопрос имел совершенно очевидный ответ: «Выпиваем и закусываем», но почему в моем сарае и впотьмах?

– Как – что? Ждем! – заявил Митяй, опрокинул стопку и закусил сырым луком.

Мужские посиделки были воистину суровыми и даже где-то аскетичными. Всю сервировку импровизированного стола составляли помятые металлические стопки, свечной огарок на блюдце, початая бутыль домашнего самогона и большая луковица, порубленная без каких-либо претензий на изящество. Стопок, что примечательно, было три. Ведер, временно повышенных в звании до стульев, тоже.

Это закономерно породило у меня новый вопрос:

– И кого вы ждете? Меня?

Никогда еще комитет по встрече меня не заседал в сарае…

– Юрьевна, ты вроде уже замужем, а память все девичья, – попенял мне брат-участковый. – Забыла, что мы планировали засаду? Вот это как раз она!

– То есть третья стопка – для ворюги? – опять не поняла я. – Интересное дело, он у нас головы тырит, а мы его самогонкой поить будем?

– Да нет же, самогонка как раз для тебя, она прекрасно согревает, для вора мы приготовили кое-что другое.

Семен Буряков, доселе не проронивший ни слова, молча поднял и продемонстрировал мне бейсбольную биту.

– А ты что же, и в самом деле все забыла? – удивился Митяй. – Как так? Я же вчера в клубе при тебе дядю Борю спрашивал, когда нам очередного снегопада ждать, и он сказал – сегодня вечером, а я тогда тебе подмигнул и сказал с вполне понятным намеком: «Засада!» Или ты не поняла?

– Ступила, – призналась я.

– Присаживайся, – Митяй похлопал ладонью по дну свободного посадочного ведра. – Или нет, сначала посмотри, какой мы защитный шлем последнему головастику соорудили!

Я сходила, посмотрела – впечатлилась.

Юстас с Алексом нахлобучили на голову деревянного истукана двадцатилитровую алюминиевую кастрюлю-выварку. Она пришлась в точности по размеру и привнесла в образ монументального чурбана что-то скандинавское. Он теперь будто древний викинг смотрелся! Не хватало разве что рыжей бороды на деревянной морде и драккара на заднем плане.

– Характер стойкий, нордический, – пробормотала я, глядя на деревянного богатыря в кастрюльном шлеме.

Сел он прекрасно, как идеальная защита – под вываркой голову было не скрутить. Стянуть кастрюлю со столба, конечно, можно, но придется повозиться. Видимо, поэтому засадный полк в сарайчике не пребывал в повышенной боевой готовности: Юстас с Алексом обоснованно полагали, что у них будет время, чтобы адекватно отреагировать на появление ворюги. Впрочем, биту схватить и замахнуться ею – секундное дело, я знаю, правда, у меня в качестве оружия ближнего боя не бита, а швабра была…

– Не бойся, враг не пройдет, – угадав мои сомнения, уверенно молвил Митяй. – Мы еще на ближних подступах к чурбану силки поставили.

– Как на зайца? – я хихикнула.

– Угу, – Митяй кивнул и набулькал мне самогонки. – Так что точно будет пиф-паф, ой-ой-ой, не сбежит он, зайчик мой. Пей, а то замерзнешь.

Я послушно выпила и, поскольку закусывать сырым луком сочла недостойным благородной дамы, разгрузила пакет, с которым вышла из машины подруги. Мы с Лизкой по пути домой заехали в гипермаркет за столь любимыми ею фруктами. Я-то попросту купила себе бананов, а она набрала целый мешок всякой-разной экзотической ботвы.

– О, бананчики! – по-детски обрадовался Митяй, и брутальной луковице в качестве закуси остался верен только суровый Семен Буряков.

Мы не пьянствовали – нет, тихонько выпивали, понемногу и нечасто, помня о том, что не просто так сидим в сарайчике, а с конкретной целью: вороватого зайчика стережем, чтобы ой-ой-ой ему сделать.

Поскольку зайчик ожидался особо крупный, способный уволочь дровину весом в полцентнера, мы не сомневались, что, попав в силки, грохнется он дюже шумно – мы услышим. Поэтому дверь в сарайчик плотно прикрыли и даже позволили себе негромко беседовать.

Точнее говоря, беседовали Митяй и Семен. Друзья-товарищи вспоминали дни юности, когда по причине хронического безденежья и общей житейской неустроенности не могли себе позволить спокойно распивать спиртные напитки в комфортных условиях. Почему была выбрана именно эта тема, я прекрасно понимала: ее засекреченные посиделки в сарайчике навеяли. Но алкохроника старших деревенских товарищей меня не интересовала, так что я отвлеклась и думала о своем.

Скоро вернется Андрей, а мы еще не нашли пропавшие головы… Что я буду делать, если мы их так и не отыщем?

Из печальных раздумий меня вырвал протяжный скрипучий крик. Абсолютно нечеловеческий и очень пугающий!

– Зайчик?! – Я подпрыгнула, коленками толкнув доску-столешницу и развалив натюрморт на ней.

К зайчику, который вопит, как баньши, выскакивать не хотелось.

Такой зайчик сам кому угодно ой-ой-ой сделает!

– Это уточка, – Семен, нашаривая свою биту впотьмах, так как свечу я тоже уронила, попытался меня успокоить, но не преуспел.

Какая еще уточка?! Мы одного зайчика ждали! А у них там целая зверская банда, что ли?

– Я ж говорил, что уточка нам посигналит! – обрадовался Митяй и, вздернув лодочное весло, попер с ним на выход.

Весло выходить не хотело – не иначе тоже боялось зайчика с уточкой, цеплялось за дверной косяк и мешало выдвижению на оперативный простор войск антизаячьей коалиции.

Митяй ругался, Семен с озлобленным пыхтением содействовал укрощению несгибаемого весла, а я стояла в арьергарде и думала про нечеловеческий крик: это уточка так посигналила? Значит, она за нас, а не вместе с зайцем? Это хорошо, такую пугающую уточку лучше иметь в союзниках, чем в противниках…

Наконец Митяй с веслом и Семен с битой вырвались из сарайчика, и в дверном проеме мне открылся красивый вид на заснеженный двор с возвышающимися посреди него истуканами.

Четкость и незыблемость их вертикалей подчеркивали копошащиеся внизу фигуры.

В морозном воздухе хрустально звенели разноголосые матерные выкрики, но звуков ударов я не слышала: похоже, весло и бита не были пущены в ход.

Осторожно приблизившись, я подсветила кучу-малу у подножия невозмутимых истуканов фонариком, встроенным в мобильник.

Взгляд сразу же зацепился за ярко-желтое пятно. В нем я с понятным удивлением опознала резинового утенка, с которым любит плавать в ванне наш с Андрюшей сынок.

Что делает на поле боя детская игрушка?

Тут из кучи рук и ног, неприятно напоминающей о легендарном синявинском спруте, только уже обутом-одетом по сезону и погоде в валенки и варежки, выпросталась особо буйная конечность. Она с размаху накрыла утенка, и тихую зимнюю ночь опять огласил тоскливый скрипучий вопль.

Ах, вот оно что! Игрушку со свистулькой мобилизовали и назначили сигналкой!

Носком ботинка я отодвинула крикливого утенка подальше, сама же наклонилась, приглядываясь.

Я уже видела, что кучу-малу венчает Семен, а под ним копошатся еще двое, предположительно – Митяй и долгожданный зайчик, но как-то непохоже было, что они дерутся. А в разноголосых матерных возгласах чувств было много, а информации – ноль.

Поэтому я громко спросила традиционное:

– А что это вы тут делаете?

И сдавленный голос Митяя из середины сложного бутерброда сердито ответил:

– Ну наконец-то, Ляська! Явилась! Живо нож неси!

– Нож?! – Я испугалась. – Нет, погодите, нельзя так сразу! Давайте сначала поговорим с ним, расспросим, как он докатился до жизни такой…

– Ляся, нож, чтобы леску разрезать! – перебил меня Митяй, добавив еще несколько непечатных выражений, в цензурном переводе сводящихся к банальному «вот бабы дуры!». – Мы все запутались тут, встать не можем!

– Хорошие, значит, силки! – На меня напал нервный смех.

Хихикая и утирая слезы, я сбегала в сарайчик и вернулась с ножом.

– Дай сюда, – Семен, верхний в пирамиде, забрал у меня инструмент. – А ну, замерли все!

Куча послушно застыла. Я присела на корточки и подсветила фонариком, Семен повозюкал туда-сюда ножом и слез с Митяя. Митяй, облегченно крякнув, тоже пополз в сторону, и я наконец увидела, кого мы все, включая голосистую уточку, пленили.

Глазам своим не поверила!

– Дядя Петя? Это вы?!

Дядя Петя Дятлов, покряхтывая, сел и ощупал себя:

– Я, я… Вроде даже живой…

– Петр Петрович, придется вам объясниться, – строго объявил наш участковый, но все-таки протянул руку, помогая своему соседу подняться.

Дядя Петя встал и замер, согнувшись, потер филейную часть:

– Похоже, копчик отбил…

Он поднял голову, увидел поигрывающего битой сурового молчуна Бурякова, пробормотал:

– Привет, Семен… – и заозирался искательно: – А на кого я это… приземлился? Он еще завопил как резаный?

– А, это птичка была, не беспокойтесь. – Я тоже огляделась, но не в поисках резиновой игрушки, а соображая, куда бы усадить изрядно помятого пожилого человека. – Митя, Сема, помогите дяде Пете, давайте его вот на тот пень…

– На колоду для рубки дров? – заметно дернулся Петр Петрович, явно неправильно трактовав мою заботливость. – А перед тем ножом хотели…

– Нож был нужен, чтобы разрезать силки, – постаравшись не обидеться, спокойно объяснила я.

– А силки зачем?

Митяй строго кашлянул:

– Зачем, зачем… Это вы нам, Петр Петрович, объясните, зачем вы к высокохудожественным истуканам полезли? С какой такой целью?

– С нормальной целью, – буркнул дядя Петя, медленно опустившись на предложенную ему колоду. – Хотел своими глазами увидеть, что же так напугало тут мою жену, что она чуть не спятила. И, вижу, в самом деле есть чего бояться! Схватили, напали, ножом угрожали… У вас тут секта какая-то, что ли? – Он покосился на истуканов. – Языческая… С жертвами кровавыми…

– Петр Петрович, вам самому бы надо голову проверить! – не сдержалась я. – Откуда вообще такие дикие фантазии?

– А меньше надо книжки библиотечные тырить, – ехидно сказал Митяй. – Нечистая совесть – она вам, гражданин Дятлов, еще не такие муки устроит!

– Что, проболтался Епифанов? – Дядя Петя понурился, вздохнул. – Ну, за книжки я отвечу, если надо. А более ни в чем не виноват.

– А в несанкционированном проникновении в чужое домовладение? – нажал участковый. – Тайно, под покровом ночи?

– Твою ж дивизию, проникновение! – дядя Петя хлопнул себя руками по бокам, стрельнул взглядом в меня. – Да у гражданки Пеструхиной территория толком не огорожена! Вам бы тут не силки вязать, а забор нормальный поставить!

– И то правда, – сказал свое веское слово молчун Семен и вручил мне биту. – Возвращаю за ненадобностью. Пойду спать уже.

Мы с Митяем и дядей Петей проводили его взглядами. Потом гражданин Дятлов осторожно встал с колоды, снова потер свою тыльную часть и объявил, явно не ожидая ответа и возражений:

– Пойду и я. Спокойной ночи, если у вас такие вообще бывают, язычники…

Он хохотнул, и я поняла, что про язычников – это шутка, но все равно нахмурилась. Не хватало нам новой легенды – про кровожадных пеструхинских идолопоклонников!

– Не волнуйся, жене своей дядь Петя ничего не расскажет, – успокоил меня Митяй, безошибочно угадав мои мысли. – Он теперь Дятлиху беречь будет от потрясений, чтобы она реально в психушку не загремела. Так что все останется строго между нами. Ты, Ляська, это… Спать уже иди. Сарайчик я сам закрою.

Спорить не было ни сил, ни желания.

Я подобрала с истоптанного снега резиновую уточку и с ней на руках пошла в дом.

Спать.

Утро вечера муд… В голову упорно лезли исключительно непечатные слова – наслушалась я нынче матерных выкриков.

Нет, спать, спать.

И будем оптимистично надеяться на лучшее…

Разбудили меня звуки, спросонья и с похмелья показавшиеся диким грохотом.

Неужто снова столбы мои рухнули?!

Я подскочила на кровати и тут же со стоном опустилась обратно: голова чуть не лопнула.

– Вижу, ты проснулась, пьяница! – прогрохотал надо мной, распластанной, грозный голос.

– Боженька, ну зачем ты так? Подумаешь, немножко выпила, – прохныкала я и, поскольку гром и молния меня не поразили, осмелилась приоткрыть один глаз.

Лик, окруженный красным золотом нимба, просиял ехидной улыбочкой:

– Боженьку зовешь? Что, плохо тебе?

Я присмотрелась и узнала подругу – свежую, румяную, в аккуратной короне из рыжих кос.

– Лизавета, изыди, – плаксиво попросила я. – И без тебя тошно.

– А нечего самогонку на троих с мужиками жрать, – укорила меня Лизка и протянула стакан с мутной жижей. – На, пей уже. Это огуречный рассол, Митяй велел напоить тебя сразу, как проснешься.

– Мой брат – святой человек! – умилилась я.

Села в постели, подрагивающей рученькой взяла стакан и маленькими глоточками, как лекарство, выхлебала рассол.

Удивительно, но мне и в самом деле сразу же стало лучше! То ли рассол у тетки Веры такой чудодейственный, то ли это великая сила самовнушения…

– Выползай, я завтрак тебе готовлю, – Лизка вышла и снова загрохотала на кухне.

На завтрак была глазунья, щедро посыпанная петрушкой.

– Куда мне три яйца? – вяло удивилась я, садясь за стол.

– Митяй шесть съел, – сообщила подружка, придвигая мне тарелку. – Ты лопай давай! Яйца – это не только белок, но и аминокислоты, защищающие печень от токсинов. А в петрушке витамин С, магний и калий, она помогает вывести те самые токсины и отбивает запах перегара.

– Давай отложим лекцию о здоровом питании? Мне сейчас тяжело слушать, голова болит, – пожаловалась я.

– Тяжело слушать – сама рассказывай, – легко согласилась Лизка. – Как вышло, что ты наклюкалась, ты же у нас малопьющая?

– А это Митяй виноват, – накляузничала я. – Он в сарайчике после застолья прибрал и остатки спиртного и закуси мне в дом принес. А я очень нервничала, переживая нашу неудачу – мы же в засаде сидели, а вора не взяли. Я допила самогон как снотворное и все равно никак уснуть не могла, ночью вышла проверить истуканов – и опоздала: вор-то все-таки приходил!

– Ты его видела?! Он спер последнюю голову?!

– Не видела и не спер, – я помотала своей единственной головой и сразу же пожалела, что это сделала: под сводом черепа будто фейерверк запустили. – Ох-х-х… Но он точно был во дворе, потому что последний головастик лишился шлема.

– Э?

– Митяй с Семеном для лучшей защиты надели на истукана большую кастрюлю, – объяснила я. – Двадцатилитровую алюминиевую выварку!

– Смотри-ка, пригодился мальчикам культурный багаж из детства!

– Э?

– Почти как у Чуковского получилось: «Вместо шапки на ходу я надел сковороду»!

– Похоже, – я чуть не кивнула, но вовремя вспомнила, что делать этого не стоит. – Но ночью, когда я вышла с проверкой, истукан уже стоял без выварки.

– Ворюга выварку спер?! Ага, смотри, я была права! – подружка возликовала. – Две линии краж – металлическая и деревянная – опять пересеклись в твоем дворе, и при этом тема цветмета оказалась ворюге ближе, если он, выбирая между головой истукана и кастрюлей, взял выварку!

– Он ее не украл, – возразила я. – Я нашла эту выварку чуть в стороне, под фонарем.

– Может, его кто-то спугнул и он бросил добычу и убежал. Может, это как раз ты его спугнула!

– Может, – устало согласилась я и потерла лоб. – Совершенно не представляю, что делать дальше.

– Как – что? – удивилась Лизка. – Мы же договорились сходить на метеостанцию, расспросить тамошнее руководство про парня, которому вроде как обязаны найти новую работу.

– Может, завтра? – Мне очень хотелось прилечь.

– Нет, сегодня и сейчас! – Подружка с вызывающим стуком поставила передо мной кружку с крепким чаем. – Пей и собирайся, тебе не помешает прогуляться и подышать свежим воздухом.

Воздух был реально свежим – ночью похолодало – и хрустально-прозрачным.

– Все-таки красиво тут, у нас в Пеструхине! – радовалась Лизка, на ходу оглядываясь по сторонам и любуясь зимними видами. – Смотри, каньон сегодня виден насквозь, и река, и даже лес за ней!

– И мужик какой-то подозрительный, – добавила я, хотя головой не вертела.

Мужика того не увидеть было нельзя, потому что он перегораживал нам дорогу. Не только собственным телом в яркой, явно недешевой экипировке, но и какими-то палочками и веточками. Из них поперек утоптанной тропы в горловине каньона было сооружено подобие хлипкого заборчика.

Мы с Лизкой подошли ближе, а мужик замахал руками, то ли прогоняя нас, то ли перенаправляя на другой путь. Мы же просто так ни прогоняться, ни перенаправляться не стали, и остановились в ожидании объяснений. Мужик недовольно скривился, но ничего нам не сказал, потому что оживленно тарахтел в мобильник: сообщение наговаривал.

– … явно ритуальное назначение, – услышали мы с Лизкой. – Выкладка в определенном порядке – поперечной чертой, сам выбор предметов, конфигуративно схожих со спрутом, ориентация их условной головой к реке – все говорит о том, что перед нами символическое заградительное сооружение, призванное защитить обитателей деревни от хтонического чудовища…

– О чем он? Я вижу только разбросанную банановую кожуру. – Лизка рассмотрела то, что было аккуратно огорожено заборчиком из палочек, и насторожилась: – Минуточку… На кожуре наклейки, это бананы из гипермаркета, такие ты вчера купила. Алиса, ничего не хочешь мне рассказать?

– Тебе – хочу, а от этого ненормального давай подальше отойдем, не надо, чтобы он меня услышал. – Я потянула подружку за руку, и мы отступили в мой двор. – Банановые шкурки раскидала я, это правда. Зачем – сама теперь не очень хорошо понимаю, но ночью мне это казалось прекрасной идеей.

– Ты думала отогнать бананами несуществующего спрута? – спросила подружка добрым голосом профессора Якова Львовича.

– Я что, ненормальная? – Я обиделась. – Я прекрасно помню, что спрут у нас воображаемый. Банановые шкурки я разложила в надежде, что на них споткнется ворюга, если снова припрется в мой двор!

– Типа, он, как в кино, поскользнется, упадет, сломает ногу и заорет: «Чьорт побьери!» – а ты это услышишь, прибежишь и возьмешь его тепленьким? – смекнула Лизка. – А что, неплохая идея.

– Спасибо. Жаль, что не все так сообразительны и понятливы, как ты. Видишь, этот придурок трактовал мои действия как какой-то обряд. А я никаких мини-спрутов из банановых шкурок не мастерила, просто развернула кожуру, чтобы накрыть ею максимальную площадь…

– А почему таких шкурок нет на входе в твой двор, они только на выходе, у каньона? Бананов не хватило?

– Потому что… – я попыталась вспомнить – почему?

Вспоминалось плохо, все-таки в состоянии алкогольного опьянения у меня немного другая логика, нежели у трезвой.

– А, вспомнила! Потому что выварка, которую недоукрал ворюга, переместилась от истукана под фонарь, то есть – в направлении каньона. И я решила, что ворюга приходит оттуда, со стороны реки.

– Тогда вообще все логично, – успокоила меня добрая подружка. – А мужику этому ненормальному мы сейчас скажем, куда он может засунуть свою версию про антиспрутовый обряд с бананами, да и сами бананы тоже…

– Не надо, – остановила ее я. – Ты разве не видишь, это какой-то фанатичный исследователь паранормальных явлений, мы ничего ему не объясним и не докажем, у него истина где-то там… Побережем силы, нам еще к метеостанции карабкаться.

Повинуясь направляющим жестам паранормального мужика, мы обошли его импровизированный заборчик, протиснулись между заграждением и стеной каньона и потопали дальше.

К метеостанции поднимались по крутой тропинке, протоптанной деревенскими работниками.

Интересные у нас все-таки люди: чтобы сократить путь на каких-то пятьсот метров, готовы лезть в дырки в заборе, бесцеремонно шагать через чужой двор, топать по каньону и лезть на крутую гору, рискуя свалиться и что-нибудь себе повредить. А между тем к метеостанции можно пройти и даже проехать вполне комфортным путем с постоянным небольшим подъемом, правда, с дальнего конца деревни…

Метеостанция высилась на заснеженной горе и выглядела как натуральный форпост малоразвитой цивилизации – место обитания каких-нибудь первопоселенцев в дикой глуши: если стоять, как мы с подругой, спиной к деревне, виднелись заледеневшая река и на другом ее берегу – бескрайний лес, в паре мест зализанный бурей, они шли фоном к приземистым постройкам.

Окружал форпост забор из металлической сетки.

– А нас туда пустят? – оробела я и тут же получила тычок в спину.

– Еще как пустят, топай, я обо всем договорилась. – Лизка перла по едва заметной тропинке, как танк.

– Легенда все та же, мы готовим статью для «Финансиста»? Ой, а я же не готовила никакие вопросы!

– Вопросы пока не нужны, сегодня у нас что-то вроде экскурсии, – успокоила меня подружка. – Помнишь начальника регионального отделения Росгидромета?

– Толстенький такой, со смешной фамилией?

– Ага, Урюков. Он опять зайдет в весенний выпуск с большим отчетом о проделанной работе, и на этот раз я попросила дать возможность корреспонденту погрузиться в тему. Так сказать, позволить разобраться, чем метеозонд отличается от воздушного шарика…

– Я и так знаю! – обиделась я. – Метеозонд большой и нужен не для красоты, а для сбора данных в атмосфере!

– Нам надо поговорить с начальником уволенного парня? – Лизка остановилась, посмотрела на меня строго. Дождалась кивка и договорила: – Тогда не строй из себя универсального специалиста и иди, куда велено!

Нужным нам начальником оказался сутулый седенький дедушка, которому, на мой взгляд, давно пора было на печи лежать, а не зонды запускать. Сразу стало ясно, что в отрасли имеется дефицит квалифицированных кадров. И они еще разбрасываются пытливой и любознательной молодежью!

– Ну, что вам, деточки, показать? – озадаченно закряхтел начальственный дедушка. – Нашу метеоплощадку?

Дед, маня нас за собой, потопал за угол обширной постройки. Хмурясь, я пошла за ним.

Похоже, ознакомительная экскурсия будет проходить на свежем воздухе, а я-то думала, мы уютно побеседуем за чаем в теплой комнате…

– Не будем затягивать, я не одета для долгого зимнего похода, – предупредила меня Лизка. – При первой же возможности выруливай на тему уволенного бедолаги, проясним ситуацию с ним – и домой.

– Это термометры для измерения температуры воздуха и почвы на разных глубинах, – повел рукой наш экскурсовод. – А это анеморумбометр…

Перейдя к делу, начальственный дедушка взбодрился и как будто даже помолодел. Я же взглянула на представленные нашему вниманию приборы и кивнула подружке и собственным мыслям: не будем затягивать, не та сегодня погода, чтобы разгуливать по морозу и на ветру!

А Лизка бестактно заявила:

– Анемон… как его? По-моему, это просто флюгер!

– Анеморумбометр, – уперся дедушка. – Он служит для измерения скорости и направления ветра.

– Ну, говорю же – флюгер! – шепнула мне Лизка.

– Барометр измеряет атмосферное давление, гигрометр – влажность воздуха, осадкомер, как это понятно из названия, осадки…

– Это же просто ведро!

Лизка бесцеремонно щелкнула пальцами по осадкомеру, который и впрямь ведро ведром, и тот глухо звякнул, а дед заворчал:

– Еще одна! Нашли себе камертон!

– Вы это о чем и о ком? – заинтересовалась я.

– Да был у нас тут один такой… юноша бледный со взором горящим, – дед закатил глаза. – Безгранично творческая личность! Пришлось уволить за избыток креатива.

Лизка, поняв, что речь о нашем мальчике, толкнула меня ногой, и я воспользовалась возможностью перейти непосредственно к интересующей нас теме:

– Это не тот ли сотрудник метеостанции, которого уволили за видео со спрутом?

– Тот самый, – дед вздохнул и покрутил головой. – И не дурак ведь парень, ученый, смышленый, а в голове ветер и эти… перфомансы. За что ни возьмется – из всего шоу устроит.

– Ценный кадр! – сказала Лизка.

– Кому как, – огрызнулся дед. – В газетах ваших, наверное, ценный. А у нас, где требуется честность, точность, аккуратность и никакой отсебятины, это не ценный кадр, а натуральный вредитель. Мы с его уходом пары зондов недосчитались, это как? Приборы ушли, а показаний нет! А это же не воздушные шарики, чтобы их просто так запускать!

– То есть работник он был безответственный? – заключила Лизка.

Я видела – ей не особо хочется устраивать судьбу уволенного парня, и вмешалась:

– Почему сразу безответственный? Может, просто неопытный. А метеозонды эти – они же здоровенные, с ними поди управься, наверняка сноровка нужна.

– Да научился бы, конечно, – неожиданно согласился со мной дед. – Тем более что у него и отец метеоролог, династия получилась бы… Но начальство велело уволить, уж очень резонансная получилась эта история со спрутом.

– А вот, кстати, про спрута, – оживилась Лизка. – Если предположить на минуточку, что он действительно существует, то не отметили ли вы каких-либо таких погодных факторов, которые могли побудить это существо активизироваться?

Ого, какой шикарный вопрос! Я даже расстроилась, что его задала не я.

– Я, деточки, в спрутах вовсе не разбираюсь. – Начальственный дедушка снова включил замшелого старичка, даже шепелявить и подсюсюкивать начал.

– А в погодных факторах? – не отступилась Лизка.

Признаться в профнепригодности дедуля, конечно, не мог.

– Ну, может, атмосферное давление было чуть повышенное, а еще вспышки на солнце, – неохотно ответил он и тут же увлекся: – А вообще – зима в этом году аномально морозная, лед на реке чрезвычайно окреп, получился очень толстый панцирь, а вы же знаете, рыба к прорубям идет, чтобы дышать, может, и спрут точно так же. И сидел бы он в своем омуте тихо, а деваться некуда, полез наружу от нехватки кислорода…

Тут дед спохватился:

– Только не вздумайте эти мои слова в своих газетах цитировать, я вам ничего такого не говорил!

Уже на обратном пути, когда мы с горки осторожно слезли и по каньону топали, Лизка вспомнила:

– А метеозонд мы так и не увидели!

– Да я представляю, как он выглядит: большой, белый…

– Обязательно белый?

Спрошено было так многозначительно, что я даже остановилась:

– Вот уж не знаю. А что?

– А то, что нам еще торжественное открытие нашего ларька предстоит, мы же должны отметить его чем-то особенным! Не стой, я замерзла. – Подружка потянула меня за собой, но я сначала должна была понять ее идею:

– Ты предлагаешь вместо обычной гирлянды воздушных шаров повесить над ларьком метеозонд?!

– Да! Представляешь – синенький! И с желтым, в цвет бананов, изображением спрута!

Я представила и согласилась:

– Эффектно будет. Но ты не подпрыгивай в ажитации, спускайся осторожно.

– Я очень внимательно смотрю под ноги, – сказала подружка и тут же перестала это делать, уставившись на противоположную сторону каньона.

Оттуда вереницей спускались низкорослые люди в разноцветных пуховиках. Одежду они выбрали вполне по погоде, но многие разгуливали без шапок, так что хорошо видны были блестящие черноволосые головы.

– Смотри, уже и интуристы к нашему спруту потянулись! – хмыкнула я.

– Вот ведь любители морских монстров! – почему-то не обрадовалась размаху дела подружка. – Шли бы к своему Годзилле, так нет же, нашего родимого спрутика им подавай!

– Годзилла у японцев, а это, по-моему, китайцы.

Тут я для проверки крикнула:

– Нихау! – и в ответ обрадованные китайцы затарахтели, будто чихая: «Нихау, нихау, нихау!»

– Какая разница, китайцы или японцы, – не смягчилась Лизка. – Важно, что эта публика нам кассу не сделает. Мы же собираемся пирогами и пряниками торговать, а они такое не едят, у них своя кухня, весьма специфическая. Разве что научить тетку Веру роллы и суши готовить?

Тут она задумалась, и по каньону мы зашагали в молчании.

– А еще давай сам ларек стилизуем под корабль и на торжественном открытии поднимем над ним пиратский флаг, – предложила я, стараясь вернуть подруге хорошее настроение. – А из динамиков будет литься музыка из «Пиратов Карибского моря», перемежаемая треком оттуда же: «Выпускайте кракена-а-а!»

– Супер! А поставим мы наш корабль-ларек вон там, за банановыми шкурками!

Лизка повеселела и махнула рукой вперед – туда, где к одному паранормальному мужику уже присоединились еще двое. Они щелкали фотоаппаратами, так и сяк снимая мою злосчастную инсталляцию из фруктового мусора.

– Так, это что тут у нас? Дары, подношения, жертвоприношения? А где кровавый алтарь? – мимоходом задорно вопросила озабоченных паранормалов Лизка.

– Зачем ты подсказываешь им идеи, – попеняла я подружке, нагнав ее уже в своем дворе. – Не успеешь оглянуться – они и впрямь возведут тут алтарь, нам это надо? Перегородят мне выход со двора – это раз, займут то место, которое ты под коммерцию определила, – это два…

– Ты права! – Лизка резко развернулась. – Сейчас я их…

– Стой, стой! Зачем сама-то? У нас участковый есть, пусть наведет порядок на вверенной ему территории!

– Точно!

Подружка вытянула из кармана мобильник, но сразу звонить не стала, сначала вошла в дом и устроилась у теплой печки, потеснив недовольного Шуру.

– Митюша, зайка! – расстегнув шубу, заворковала она в мобильный. – Тут у Алискиного двора со стороны каньона целое сборище странных товарищей… Нет, не в поддержку Навального, в поддержку спрута! Да, представляешь, они тут обряды придумывают, чтобы речного монстра вызывать! Или отгонять… Короче, столпились там, мимо не пройдешь, шумят, галдят и фотоаппаратами щелкают!

Я жестами показала подружке, чтобы она включила громкую связь. Лизка повиновалась, и я услышала подозрительный голос Митяя:

– А зачем тебе нужно ходить по каньону?

– А где мне ходить? Мне нужно двигаться и дышать, беременным моцион необходим, а где, я тебя спрашиваю, мне прогуливаться? – мгновенно взвилась моя свободолюбивая подруга. – По плохо расчищенным улицам, под приглядом чокнутых деревенских теток?!

– Кстати, пусть Митя спросит у дядь Пети, где, в каком лесу гуляла Дятлиха! – нашептала я, при упоминании чокнутых теток вспомнив свое упущение.

– А почему ты сама его вчера не спросила? – попеняла мне подружка, прикрыв трубку ладошкой.

– Ну-у-у… Дядя Петя был такой подавленный…

Конечно, подавленный – на нем сразу два упитанных мужика повалялись!

– Подавленный – в смысле угнетенный? – уточнила Лизка, которой Митяй про свои сомнительные валяния с мужиками явно не рассказал.

– И в этом смысле тоже, – кивнула я.

– Конечно, такая перспектива – иметь под боком буйнопомешанную, – подружка тоже кивнула и вернулась к разговору с мужем, который уже нетерпеливо квакал в трубке: – Митюш, тебе, конечно, виднее, но если бы я была нашим участковым, то разогнала бы несанкционированное сборище в каньоне от греха подальше! Смотри, узнают про эту тусовку в городе – набегут оппозиционеры, либералы, партийные, активисты, зеленые. Мигом превратят это действо в политическое, оно тебе нужно?

– Ладно, загляну, разгоню, я все равно заеду домой обедать, – сдался Митяй.

– Так, мне пора, у нас обед. – Лизка намотала на шею снятый было шарф и встала. – Ты со мной или как?

– Нет, я дома побуду. Есть не хочется, мне бы полежать…

– Ну да, после вчерашнего-то! – Подружка хохотнула и оставила нас с котом.

– Му? – спросил Шура.

– Мучительно болит голова, – призналась я.

– Мо!

– Могу, конечно, сначала корм тебе задать, а уже потом в постель завалиться, – согласилась я.

– Мы, – удовлетворенно заметил кот и переместился к своей миске.

– Мы команда, – подтвердила я. – Друг друга понимаем с полуслова.

Выдав Шуре порцию курицы в белом соусе, я пошла спать.


Оказывается, сон вместо обеда полезен не только для фигуры, но и для мозга! Отдохнув пару часиков, я встала полной сил и замыслов. И первым делом позвонила в Калининград, но не мужу, а его брату.

– Привет, Макс, у вас там все в порядке? – спросила я для начала.

– Здоров, Лиса, у нас-то да, а вот у вас, как я слышал, Андрюхины заготовки кто-то увел, – вполне себе бодро ответил Максим.

Я мысленно сделала себе пометочку, что весть про обезглавленных истуканов до самой западной точки России не дошла, иначе в голосе нашего галерейщика было бы больше трагизма.

– Вот, я как раз об этом! – продолжила я менее болезненную тему украденных заготовок. – Скажи мне как специалист: Андрюша успеет закончить работу к выставке?

– Думаю, да. Он тут янтаря накупил и новые эскизы рисует…

– А если не успеет? – Этот вопрос меня очень волновал.

– Значит, не будет участвовать в выставке, – построжал наш галерейщик.

– Но он на эту выставку столько надежд возлагал! – Я, признаться, надеялась сподвигнуть Макса передвинуть даты выставки.

– И я тоже! И на эту выставку, и на Андрюху, но что делать? – Максим слегка закручинился. – Придется всю экспозицию переделывать, я же брату лучшее место отвел, в самом центре зала.

– Зачем переделывать, можно же выставку позже провести?

– Ты что? Никак нельзя позже! Во-первых, меня не поймут: переносить выставку из-за одного участника, причем родного брата, – это чистой воды протекционизм. Не хочу я себе портить репутацию… А во-вторых, в рекламу деньги запулены, столичные галерейщики и аукционисты приглашены, для них уже билеты куплены, отели забронированы… Нет, перенос – это не вариант, – убил мои робкие надежды делец от искусства. – Поставлю в центре какую-нибудь инсталляцию, у меня есть выбор, Андрей – не единственный участник, способный стать гвоздем программы.

– Он же твой брат! – с укором напомнила я.

– Угу. И я для него по-братски новую выставку организую, просто чуть позже, – не устыдился наш галерейщик. – Но вообще-то ты зря переживаешь, говорю тебе, Андрюха успеет переделать все с янтарем.

– Надеюсь, – уныло вякнула я, и на том мы беседу закончили.

Я немного расстроилась, понимая, что срочно закупленный янтарь не решит проблему. Им просто нечего будет инкрустировать: головы-то пропали, а делать новые – это долго.

Значит, надо срочно найти старые, кем-то украденные.

Я позвонила Лизке и сразу спросила:

– Митяй узнал, по каким лесам гуляла Дятлиха?

– Ща, – невнятно отозвалась подруга, что-то энергично жующая, и передала трубку мужу.

– Мить, ты спросил Петра Дятлова, где в лесу они гуляли, когда Зинаиде что-то жуткое примерещилось?

– Не-а, – братец тоже чем-то чавкал, но при этом умудрялся внятно разговаривать. Опыт – его и не пропьешь, и не проешь! – Да я и так знаю.

– Правда? И где?!

– А ты сама не догадываешься? – В трубке хлюпнуло: Митяй запил то, что жевал. – Ну подумай, напряги дедукцию. Для начала хронологию восстанови: утром Дятловы были в лесу, потом сын повез психующую мамашу к доктору, а дядя Петя остался дома, и что он там делал, чем занимался? Вспомни, ты же как раз в это время к нему заходила!

Я вспомнила с легкостью и озвучила с недоумением:

– Рубил дрова. И что?

– А он их из поленницы брал или, наоборот, туда складывал?

– Рубил коряги и бревнышки, в поленницу складывал дрова, – максимально развернула я ответ.

– Ну вот! – В трубке снова зачавкало.

– Да чтоб ты подавился! – рассердилась я. – Скажи уже по-человечески, не надо мне устраивать экзамен на сообразительность!

– И на знание деревенских реалий! – наставительно добавил Митяй. – Ляся, это же элементарно! Зима нынче суровая и долгая, Дятловы просчитались и с лета топливом в необходимом количестве не запаслись, теперь дрова купить сложно и дорого, а порубочный билет выправлять – и хлопотно, и затратно. Что в таком случае делают наши деревенские?

– На буреломах пасутся! – сообразила я.

– Садись, молодец, тебе четыре с минусом.

– Буреломы… Митя, это гениально! – Я оставила шпильку без внимания.

Рубить дрова в лесу просто так, без специального разрешения, которое стоит денег, нельзя. За это штрафуют. Но после бури в лесу, случается, образуются непроходимые завалы, которые как-то надо разбирать, а сил и средств у местной власти на это не имеется. Поэтому и сельская администрация, и лесхоз закрывают глаза на действия деревенских жителей, растаскивающих буреломы на дрова.

– Мить, а сколько у нас этих буреломов и где они?

Раньше я этим вопросом как-то не интересовалась. Не входили окрестные буреломы в круг моих интересов. А участковый, молодец такой, и это знал:

– Есть неподалеку пара мест за Синявой, на том берегу. Их с дороги видно.

– Спасибо тебе, брат, дай телефончик Лизавете.

– Да-а-а? – пропела мне в ухо подружка.

Довольная. Что-то вкусное они там жуют и пьют.

– Ты не забыла, что нас сегодня ждут в редакции? – сглотнув слюну, спросила я с нажимом, сожалея, что мы не на видеосвязи и нет возможности подружке многозначительно подмигнуть.

– Нас ждут в редакции? – озадаченно повторила она, прекратив жевать.

– Очень! Очень нас ждут. В редакции. В городе. Нам туда срочно надо!

– Ах да! У нас же сегодня совещание по этому… как его… Короче, важное совещание сегодня у нас, – поняла меня Лизка, такая умница. – Я могу заехать за тобой через полчасика, ты будешь готова?

– Как пионер! Ты только валенки возьми, они понадобятся.

Зеленая «лягушонка-коробчонка» призывно заквакала у моих ворот даже не через полчаса – через двадцать минут: Лизавета была заинтригована.

– Зачем мне в городе валенки? – спросила она меня, как только я села в машину.

– Затем, что ни в какой город мы не едем. Прокатимся по дороге за рекой, посмотрим местные достопримечательности.

– Буреломы? – смекнула Лизка, слышавшая, что говорил мне Митяй. – Так-так, понимаю… Ты думаешь, что Дятлиха увидела деревянную голову где-то там?

– Головы! – поправила я. – Не одну, а несколько, иначе она не кричала бы: «Они повсюду!»

Мы выкатились из деревни, по мосту пересекли Синяву, неторопливо поехали по дороге вдоль реки.

Лизка, как положено дисциплинированному водителю, смотрела вперед, а я – направо, на черно-белую стену зимнего леса. Там, где в этой стене образовался пролом, мы остановились, вылезли из машины и осмотрелись.

Накренившиеся обломанные стволы торчали из непролазных сугробов.

– Нет, не здесь гуляли Дятловы, – решила Лизка. – Тут вообще давненько никто не ходил, снега по пояс… Поищем второй бурелом.

Мы снова сели в машину и поехали дальше.

Вскоре нашли бурелом номер два, и вот там-то явно совсем недавно кто-то и проходил, и проезжал: на расчищенном от поваленных деревьев участке снега было намного меньше, чем по его сторонам.

Если бы не очередной снегопад, в полном соответствии с безошибочным прогнозом дяди Бори прошедший ночью, когда мы с Митяем и Семеном в засаде сидели, на съезде с дороги наверняка можно было бы увидеть следы колес машины Дятловых.

У них, кстати говоря, «УАЗ»-пикап – не самый презентабельный автомобиль, зато вместительный, с отличной проходимостью и неубиваемой рессорной подвеской. На такой машине в лес по дрова сгонять – милое дело.

Лизка – в валенках! – осталась на обочине, приглядывая за мной и «лягушонкой-коробчонкой» одновременно, а я с дороги спустилась к лесу. При этом у меня вместо палок для шведской ходьбы, очень помогающих держать равновесие, были две щетки для пола, захваченные из дома. Такие, с длинными ручками и жесткой синтетической щетиной, интенсивным сине-зеленым цветом и крепкой вздыбленностью, очень напоминающей ирокез панка.

В гущу бурелома я, разумеется, не полезла. Дятлиха ведь тоже наверняка не скакала по завалам.

Зная тетку Зинаиду, я была уверена, что она никакого личного участия в лесозаготовительных работах не принимала, с удобством устроилась на каком-нибудь поваленном дереве и уже оттуда командовала своими мужиками, супругом и сыном.

Я огляделась, высматривая подходящие поверхности, и старательно прошлась по ним щеткой. Раскопала таким образом пару бревен и несколько пней. Лизка, наблюдая за моими действиями с косогора, откуда вся делянка была как на ладони, направляла меня:

– Левее давай! На четырнадцать часов от тебя под снегом какая-то массивная выпуклость, поройся-ка там…

Я послушно порылась – нашла кучу валежника.

– Теперь метра на три вправо, смотри, там будто белый верблюд лежит…

– Где?

Верблюдов, правда, не белых, а правильного цвета «кэмел», мы с Лизкой наблюдали в Египте. Верблюд, когда он лежит, напоминает горную гряду с тремя волнами: самая крутая – голова на длинной шее, две поменьше – горбы. Это если верблюд двугорбый, конечно, так называемый бактриан, а не дромадер.

В трех метрах правее меня на краю делянки помещался классический бактриан. То есть снеговик в форме лежащего двугорбого верблюда.

Я подобралась к нему, потыкала палкой в воображаемую верблюжью шею, и она, осыпавшись снежными комьями, превратилась в затейливую корягу.

– Опять не то! – разочарованно сообщила я подружке.

– А ты горбы, горбы развороши! – покричала мне Лизка.

Ни на что уже особо не надеясь, я, утомившаяся и взмокшая, яростно потыкала аккуратную выпуклость – и чуть не сломала щетку, упершуюся во что-то твердое.

– Ну? Что там? – донеслось с дороги.

Одновременно с того места в лес сошла небольшая лавина: Лизка на откосе нетерпеливо подпрыгивала.

– Сейчас…

Я расковыряла снег, смела его щеткой, присела на корточки и оказалась лицом к лицу с деревянным истуканом.

– Что? Есть? Это они? – правильно поняла мой восторженный вопль Лизавета. – Алиса, что ты делаешь, фу, они же сильно септические!

Думал ли Андрюша, вырезая своих истуканов, что кто-то будет их страстно обнимать и целовать? Вряд ли. А вот – случилось!

Я лобызала чурбанов в твердые деревянные щеки, как будто они были моими давно потерянными и наконец-то найденными любимыми родственниками.

– Алиса, остановись! – хохоча, взывала ко мне с откоса подружка. – Ну что ты делаешь, там же где-то Дятлиха сидела, а ты сейчас это место целуешь, фу!

– Миленькие вы мои, хорошенькие! – растроганно сказала я истукановым головушкам и встала, хрустнув коленками. – Лиз, но тут их только две!

– Поищи еще, где-то и третья должна быть!

Я поискала, пошерудила там и сям, но третьей головы не обнаружила. Это несколько умерило мою бурную радость.

– Не вешай нос, ведь проблема с пропавшими головами решена уже на две трети! – подбодрила меня Лизка. – На шестьдесят шесть и шесть десятых процента!

– И шесть в периоде, – пробормотала я, думая уже о другом. – Слушай, а мы ведь не сможем их отсюда вывезти!

– Это почему же? Ты не смотри, что «лягушонка» моя компактная, багажник у нее вместительный, и он как раз пуст!

– А как мы затащим тяжеленные головы на откос, а потом еще забросим их в багажник?! Две хрупкие женщины, одна из которых к тому же беременная?

– А кто сказал, что это мы, женщины, будем их затаскивать и забрасывать? Пусть это сделают мужики! – не затруднилась найти решение подруга. – Вылезай оттуда, я позвоню Митюше!

Митюша не обрадовался срочному вызову на погрузочные работы, но отказать любимой супруге, как обычно, не смог и приехал уже через полчасика, да не один, а с другом.

Они с Семеном достали из багажника Митяевой «девятки» кусок брезента, расстелили его на снегу, закатили на ткань поваленную голову и вот так, с помощью смекалки и бодрящих ругательств, сначала затащили груз на откос, а потом подняли и уложили в багажник. Одну голову – в машину Митяя, вторую – в «лягушонку-коробчонку».

Назад, в Пеструхино, ехали как свадебный поезд – на двух машинах, со смехом и песнями. То есть Митяй с Семеном на «девятке», может, и в тишине катили, а мы с Лизаветой реально на полную громкость врубили радио и ехали под бравурную музыку.

Уже дома, после того как мужики занесли блудные головы в сарайчик и заперли их там для пущей сохранности на замок, мы с подружкой стерли с лиц улыбки, вытряхнули из ушей мажорные ноты песнопений, сварили себе кофе и сели думать, что делать дальше.

Тридцать три и три в периоде процента в виде по-прежнему отсутствующей третьей головы не давали мне покоя.

– Знаешь, о чем я думаю? – задумчиво спросила я Лизку, с избыточной тщательностью размешивая сахар в чашке. – Никак не пойму, зачем кому-то понадобилось заморачиваться с деревянными головами. Воровать их, в лес везти, в буреломе пристраивать… Обычно воры что крадут? Что-то ценное, так?

– Или крайне необходимое, – уточнила подружка. – Еду, например, если вор голодный, или штаны, если у него голый зад.

И она утробным басом процитировала Шварценеггера в роли Терминатора:

– «Мне нужны твоя одежда, сапоги и мотоцикл»!

– То есть обычно воруют что-то нужное. И мы сначала, помнишь, пытались догадаться, зачем ворюге головы истуканов. На дрова, как гнет для капусты, под кашпо для цветов… Столько версий было, а правда в том, что в украденном преступник совершенно не нуждался. Иначе не бросил бы головы в буреломе!

– Возможно, он там их спрятал до времени, хотел забрать позже?

– Рискуя, что кто-нибудь увезет их и пустит на дрова?

– Хм… – Лизка задумалась, постучала ложечкой по зубам. – А может, он именно этого и хотел? Чтобы кто-нибудь пустил деревянные головы на дрова, уничтожил их?

– Так почему сам не уничтожил?

Подружка оживилась:

– Ответ на этот вопрос дает психологический портрет преступника! Он у нас нежный, трепетный, деликатный! Даже ненужный ему куст алоэ не смог погубить, позаботился о том, чтобы лекарственное растение попало к знахарке!

– То есть наш нежный вор хотел бы уничтожить головы чужими руками? Да, это на него похоже.

– Я другого не пойму, – сказала подружка. – Зачем вообще кому-то уничтожать деревянные головы истуканов?

– Хороший вопрос, – я залпом выпила свой кофе. – Сдается мне, если мы на него ответим – найдем преступника.

– Ответим, – уверенно заявила Лизка. – Но не прямо сейчас. Мне уже домой пора, там маманя волнуется, и Митюша, я уверена, еще припомнит, что мы ехали в редакцию, а оказались в буреломе. Придется мне для него какое-то объяснение придумывать, так что вопрос «Зачем кому-то гробить истуканов?» ты пока сама обмозгуй.

– Что нам нужно для того, чтобы что-то обмозговать? – спросила я Шуруппака, который остался моим единственным собеседником, когда подруга ушла.

– Мо? – предположил кот.

– Мозги! Ты абсолютно прав!

– Ма… – Шуруппак закручинился.

– Мало их, говоришь? Да нет, обижаешь. Достаточно у меня мозгов, просто они утомились уже, перегрелись и плохо работают.

Котик, умничка, спрыгнул с моих коленок и двинулся в спальню, по пути призывно оглядываясь на меня.

Мы завалились на кровать, и Шура сразу задрых, а я лежала с закрытыми глазами и старалась ни о чем не думать, чтобы дать утомленным мозгам отдохнуть.

За окнами уже смеркалось – зимний день короткий. Я вяло подумала, что надо бы встать, закрыть ставни, но пожалела беспокоить устроившегося рядом кота и провалилась в беспросветный сон, как в прорубь.

Проснулась, будто от толчка, потому что под боком взвыл мобильник.

– Я убью его! – убежденно сказала Лизка, когда я нашла сначала трубку, потом ухо и прилепила первую ко второму.

– Кого?

– Того ворюгу! Знаешь, что я обнаружила?

– Третью голову? – Я так обнадежилась, что даже встала с кровати.

– Почти. Вот слушай: я решила перестирать свой шелковый пододеяльник, тот самый, помнишь?

– Век не забуду.

– Положила я его, значит, в тазик, в еле теплую водичку с хорошим шампунем, и стала аккуратно и нежно стирать. А на поверхность щепочка всплыла! Соображаешь?

– Щепочка? – Я соображала, но без особого результата. – Что, вы с Митяем кровать разломали?!

– Да нет же! Кровать у нас крепкая. А щепочка, как я думаю, не наша, а твоя. То есть ваша. В смысле от деревянной головы отколовшаяся. Ты понимаешь, что сделал ворюга, убить его мало?

– Не-а, – сказала я честно.

– Алиса, он не просто так свистнул мой пододеяльник! Он транспортировал в нем твою деревянную голову! Сунул ее внутрь и поволок по снегу, шелк же скользкий, небось поехал со свистом!

– А еще он белый, этот твой пододеяльник, и по цвету сливался со снегом, так что при встрече со случайным прохожим ворюге достаточно было выпустить узел из рук – и тот идеально маскировался на местности! – уже сама догадалась я. – Слушай, а он ведь гений, наш ворюга!

– Гений, да. Но я все равно его убью. И другого гада тоже.

– Это еще кого?

– Того продавца из «Мира белья», который уговорил меня купить этот комплект. Наплел, что ткань стопроцентно натуральная, мол, тутовые шелкопряды ее делали не покладая рук…

– У шелкопрядов лапки. Тутовые шелкопряды – это насекомые.

– Да хоть моллюски! Главное, что продавец мне наврал, натуральный шелк волочения с грузом не выдержал бы, он очень нежный, его даже в машинке стирать нельзя.

– Может, он совсем недолго волок твой шелк по снегу?

– Хм… Тогда третья голова должна быть где-то недалеко от твоего дома! – резонно рассудила Лизка. – Надо бы походить по окрестностям, поискать… Я забегу к тебе сразу после ужина.

Забежала она сразу после своего ужина, но в разгар нашего с Шуруппаком. Влетела вихрем, впопыхах грохнув дверью так, что подпрыгнули и я, и Шура, и кошачья миска, и даже корм в ней.

– Я тоже гений! – ликующе сообщила с порога.

– Хочешь чаю, гений? – спросила я нарочито спокойно, пытаясь снизить градус подружкиного волнения.

Беременным волноваться вредно, даже если повод такой приятный, как внезапное осознание собственной гениальности.

– Пила уже, – Лизка отмахнулась сдернутой с головы шапкой. – Алиса, представь, что ты птица!

Шуруппак у своей миски аж поперхнулся. Я же по-прежнему невозмутимо кивнула:

– Вот так бы разбежалась, полетела… – И все-таки налила подружке чаю с мятой и ромашкой. Хороший чай, очень успокаивает.

– Лети! – разрешила Лизка и плюхнулась на табуретку, сверкая глазами и улыбаясь так странно, что впечатлились бы не только мы с котом, но и опытный психиатр.

– Куда?

– Ну ты же птица? По прямой и лети! Со своего двора – и прямо, прямо…

– Над каньоном, за реку, через дорогу, а там лес. – Чтобы не нервировать подружку дополнительно, я добросовестно перечислила все увиденное сверху на своем воображаемом птичьем пути.

Лизка кивала в такт сказанному, потом помотала головой:

– Не просто лес! Там бурелом!

– А ведь и точно! Бурелом, получается, строго напротив моего двора! – Я демонстративно восхитилась, хотя на гениальное это открытие, если честно, все-таки не тянуло.

– Я вижу, ты по-прежнему не понимаешь, – посетовала подружка. – Алиса, ворюга пер украденные деревянные головы со двора прямиком в бурелом. Но транспортировал он их явно по-разному, ведь пододеяльник у нас пропал лишь однажды. В итоге первая и вторая головы были благополучно доставлены из точки А (Алисин двор) в точку Б (бурелом), а в третий раз преступник не смог одолеть всю дистанцию. И я думаю, это потому, что заснеженная дорога в каньоне гладкая, мягкая, а вот лед на реке неровный, в торосах и трещинах. Пододеяльник там порвался бы моментально, и вор это понял! Улавливаешь, к чему я?

– К тому, что третья голова осталась где-то в каньоне! – Я вскочила и отняла у подружки чашку с недопитым чаем. – Хорош рассиживаться, бежим искать третью голову!

– Бежим, – согласилась она. – Только палки-копалки возьми, пригодятся.

Смеркалось. Оранжевое вечернее небо в треугольном разрезе каньона смотрелось апельсиновой долькой. Мы с подружкой с ускорением шли в закат, и если бы та же Дятлиха увидела нас таких – возбужденных, растрепанных, со щетками для пола в руках, то в ведьмы записали бы уже не только Лизку, но и меня тоже.

По счастью, мы никого не встретили. Паранормальные спрутопоклонники в каньоне уже не роились – Митяй успешно разогнал их, а наши деревенские не совершают моционов на ночь глядя, в вечерний час сидят дома, смотрят телик и ужинают.

Мы резво топали по каньону, периодически делая выпады щетками в сторону подозрительных выпуклостей. Нашли таким образом прохудившееся ведро, поломанный овощной ящик и одинокий рыбацкий сапог, такой огромный, что мне сразу же захотелось вписать его в какую-нибудь легенду.

Типа, сошлись как-то в поединке спрут и великан, и одолел в жестокой схватке первый второго, один сапог от великана остался…

Я даже остановилась, продумывая детали смертельной битвы гигантов, и так получилось, что третью голову обнаружила Лизка.

Резная башка истукана стояла себе у подъема на гору, успешно заменяя собой удобную нижнюю ступеньку.

– Сколько же людей прошло тут, не подозревая, что они попирают ногами произведение искусства! – посетовала я, бережно, как археолог, обметая щеткой резное дерево.

– Мы тоже попирали, – напомнила Лизка. – Даже дважды: поднимаясь к метеостанции и спускаясь обратно. Слушай, не очищала бы ты ее так тщательно, под снегом голова твоя пень пнем, пусть постоит неприметной еще ночку, а утром мы ее заберем.

– Никаких «утром», мы заберем ее прямо сейчас! – Я обняла деревянную голову, показывая, что больше с ней не расстанусь.

– Как мы ее заберем, она тяжелая, а у нас даже веревки нет!

– У нас телефон есть. Звони моему брату, своему мужу, нашему участковому!

Муж, он же брат, он же участковый, пришел с веревкой и дровяными санками Буряковых. То ли всерьез похвалил нас с подружкой, то ли сыронизировал:

– Какие же вы находчивые! Чуть недоглядишь за вами – уже нашли себе… приключение…

Точно, сыронизировал.

– Зато теперь проблема с пропавшими головами решена на все сто процентов! – порадовалась Лизка.

– Нельзя считать, что дело раскрыто, пока преступник не найден, – возразил ей Митяй, устраивая деревянную голову на саночках.

А потом было в точности как у классика:

– Ну, мертвая! – крикнул малюточка басом, рванул под уздцы и быстрей зашагал.

Впервые за несколько дней этим вечером я уснула счастливой.

Правда, ставни на окнах так и не закрыла – опять забыла.


Проснулась я рано – выспалась. Сразу вспомнила, что деревянные головы благополучно вернулись, и улыбнулась нависшей надо мной кошачьей морде.

Шурина круглая физиономия была похожа на оранжевый воздушный шар. Или на рассветное солнышко…

За окном зарождалось прекрасное, мирное, бестревожное утро. Лежа на кровати, в темной раме окна я видела серебристо-розовые переливы светлеющего неба, и это абстрактное полотно было достойно вернисажа.

Выставка!

Меня будто шилом кольнули. Вся мирная безмятежность моментально стекла с меня, как потоки воды с вынырнувшего на поверхность кита.

Или спрута.

На спрута я, путаясь в одеяле руками-ногами, была больше похожа…

Вскочив с кровати и сэкономив драгоценные секунды на поисках тапок, я босиком ринулась вон из спальни.

Шура, который в ожидании завтрака уже воссел на пороге кухни – только что салфетку под подбородком не повязал и столовые приборы в лапы не взял, – вопросительно скрипнул:

– Ми-и-и?

Мимо, мол, бежишь, хозяйка, с чего бы это, пищеблок-то у нас прямо по коридору!

– Пять минут, – обронила я через плечо, сворачивая к лестнице на чердак.

С гулким стуком пересчитала голыми пятками ступеньки, ворвалась в свой кабинет, бегом припустила к столу с компьютером и далее – прямиком в интернет.

Зашла на сайт частной художественной галереи «Плеяды», которой единолично владеет Максим Соколов, брат моего мужа и… кто он мне? А, вспомнила: деверь, смешное слово… Если у нас с Максимом возникнут какие-то разногласия и я стану его пилить, можно будет сказать, что я занимаюсь резьбой по деверю…

Тьфу, о чем я? Всегда, когда волнуюсь, излишне много болтаю.

Ну-ка, ближе к делу.

Для предстоящей выставки на сайте галереи была создана отдельная страница. Я пробежала глазами размещенные там зазывные анонсы и хвалебные статьи об участниках, потом отыскала список последних, ожидаемо нашла в нем знакомые имена, и мне все стало ясно!

– Мо?

– Да, уже можно идти завтракать, – я закрыла макбук и вслед за подпрыгивающим от нетерпения котиком покинула свой чердачный кабинет.

Было еще слишком рано, чтобы бежать по деревне с криком «Эврика!», поэтому я старательно тянула время. Даже блинов напекла, а это дело не быстрое. Выпила сначала кофе, потом еще чаю, дважды покормила Шуру, всегда готового к приему пищи, кое-как дождалась восьми утра – и наконец побежала по деревне не с криком, а со стопкой еще горячих блинов.

– О, блинки! А что, разве уже Масленица пришла? – обрадовался нашему с блинками появлению Митяй.

Он с бодрым кряканьем приседал на открытой веранде – делал утреннюю гимнастику, встав под окнами так, чтобы его было видно из кухни. Красовался перед Лизкой, не иначе.

Я, пока бежала, запыхалась, поэтому оставила открытым вопрос о Масленице и мимо братца, потянувшегося стащить верхний блин, с разгону проскочила в дом.

– Что?! – тетка Вера испуганно охнула и села, держась за сердце. – Они опять пропали?

Я молча помотала головой, брякнула тарелку с блинами на стол и согнулась, пытаясь отдышаться. Лизка, испуганно моргая и приоткрыв рот, не глядя перевернула свой бутерброд и стала намазывать его маслом с другой стороны.

Я разогнулась, выставила одну руку вперед:

– Спокойствие, только спокойствие! Ничего плохого не случилось, наоборот…

Митяй, сопя, протиснулся мимо меня в кухню, бухнулся на лавку, сцапал блин, сунул его в рот и, волшебным образом не утратив прекрасной дикции, внятно молвил:

– Так ты на этот раз с хорошей вестью? Ладно, тогда не будем тебя убивать.

Лизка, шмякнув на тарелку свой двусторонний бутерброд, стрельнула в шутника таким взглядом, которым кого другого и впрямь убить можно было. Но участковый у нас крепкий, практически бронебойный. Он совершенно невозмутимо придвинул к себе пустую тарелку и выразительно огляделся в поисках наполнителя для нее. Хозяйка дома опомнилась и вернулась к своим обязанностям кормящей матери, свекрови и тетки.

– Кашки, Ляся? Овсяная с изюмом и яблоками.

Я не успела отказаться – передо мной мгновенно материализовалась полная тарелка. В руку сама собой прыгнула ложка, тут же нырнула в кашу, повезла ее в машинально открывшийся рот. Тетка Вера одобрительно похлопала меня по плечу, Митяй удовлетворенно кивнул, Лизка облегченно вздохнула, и все застучали ложками.

– А компотику нет? – спросила я, ополовинив свою тарелку.

Тетка Вера подхватилась:

– Сейчас из погреба достану! – и умелась из кухни, загремела дощатым люком в коридоре.

– Это была военная хитрость, – шепотом сообщила я брату и подруге. – Мне нужны ты и ты, а тетке Вере лучше ничего не знать. В ее присутствии чистосердечного признания не будет – вор не захочет, чтобы о нем разболтали всей деревне.

– Так ты узнала, кто вор? – обрадовалась подруга.

– И он все же наш, пеструхинский? – огорчился участковый.

– Крошки мои, за мной! – вставая, скомандовала я.

Мы тихо и быстро, чтобы за нами не увязалась любопытная тетка Вера, сбежали из дома и сели в «девятку», которую Митяй уже успел вывести за ворота.

– Куда ехать?

– Я покажу, давай вперед.

Мы отчалили от родного забора, и Митяй зачем-то сообщил:

– А снегопад сегодня будет последний за эту зиму, так дядя Боря сказал.

– Не факт, что еще в марте не завьюжит, – заметила я.

– Ой, да что вы о погоде, разве не о чем больше поговорить? – упрекнула нас Лизка и тут же начала азартно гадать о личности нашего вора: – Это же Дятлов, да? Хотя нет, к Дятловым мы бы не ехали на машине… Тогда… эммм… Епифанов?

– Какой из Игнатьича похититель деревянных голов? – хмыкнул Митяй. – Он же у нас хлипкий интеллигент, тяжелее книжки ничего не поднимет.

– О, тогда я знаю: это Любаня Горохова! – не унималась Лизка. – Она как раз не хлипкая, когда у нее грузчик в запое – запросто тягает ящики и бидоны, я сама видела!

– К Гороховым совсем в другую сторону, – возразил участковый. – Лясь, ну колись, к кому мы едем?

– Уже все, приехали, – сказала я. – Останови тут.

– Тут?! – Митяй нажал на тормоз и всем корпусом развернулся ко мне. – Ляся, ты в уме ли? Тут дядя Боря живет, а он нормальный мужик и даже наш родственник…

Я молча выбралась из машины и зашагала к калитке, не сомневаясь, что Лизка с Митяем от меня не отстанут. Как бы они ни чтили святость родственных уз, а умереть на месте от любопытства не захотят, я уверена.

И точно: за моей спиной захлопали автомобильные дверцы, заскрипели по снегу торопливые шаги.

Ритуальное «Хозяева-а-а, есть кто дома?» кричать не пришлось, калитка нужного дома была не просто распахнута, а еще и подперта обломком кирпича.

Во дворе, приглушенно жужжа и рыча, деловито копошилось дитя в дутом зимнем комбинезоне: лопаткой сыпало в большой игрушечный грузовик рыхлый снег, везло его за ворота. Судя по многочисленным следам маленьких колес, это был уже далеко не первый рейс.

– Какой хороший мальчик! – умиленно сказала Лизка и машинально погладила свой живот под пальто.

Дитя разогнулось и обернулось к нам, показав суровую веснушчатую физиономию в обрамлении пары заиндевевших косичек.

– Это ты, Маня? Надо же, а во времена моего детства девочки в куклы играли! – простодушно удивился Митяй.

– Вот вам пример победы феминизма и торжества гендерного равенства, – пробормотала я и спросила: – Девочка, взрослые дома есть?

– Только Васька, – ответила водительница грузовика, возвращаясь к своей неженской работе.

Она заложила крутой вираж в обход столба, поддерживающего навес над калиткой, и выкатилась на улицу.

Лизка поморщилась: Васька, нелестно охарактеризованный дедулей с метеостанции, за ответственного взрослого мог сойти с большой натяжкой, но я не стала капризничать.

– И где же он? – покричала вслед Мане-водиле.

– В студи-и-и! – Девочка снова завела свой транспорт во двор и на ходу, не разгибаясь, махнула рукой вверх: – Там!

Мы дружно задрали головы.

«Там» был чердак. И дымящая печная труба. И жемчужно-серое утреннее небо, раздумывающее, а не просыпаться ли ему уже последним зимним снежком.

Исходя из представленных возможностей, Митяй уверенно выбрал чердак и первым зашагал вверх по пристроенной сбоку дома лестнице.

Уже на ступеньках я услышала нежные мелодичные звуки. Не музыку, но что-то похожее…

– Ага! – победно и грозно вскричал Митяй, остановившись и перекрыв нам с Лизкой выход с лестницы на чердак.

Я вытянула шею и поверх плеча брата заглянула в помещение, вовсе не похожее на классический деревенский чердак.

Ну да, это была студия. Просторная, светлая, с большими окнами в скатах крыши.

– Да проходите уже, мне ничего не видно! – разволновалась Лизка и продавила внутрь меня и мужа разом.

– Здоров, Василий! – насмешливо молвил Митяй и, уперев руки в бока, пошел по скрипучим деревянным полам, оглядывая сложное сооружение в центре студии.

Эта конструкция походила на гибрид рогатой вешалки и открытого кухонного шкафа. На деревянных перекладинах, полочках и крючках в хаотичном порядке помещались разнокалиберные металлические предметы. В широком потоке солнечного света из верхних окон их начищенные бока слепяще сверкали, и я не сразу увидела парня, при нашем появлении испуганно забившегося в темный угол.

– Что ж, следствию все ясно! – объявил Митяй и отвесил звучный щелбан золотому тазу в центре странной конструкции.

Бэмммс! – поплыл густой малиновый звон.

– Зины Дятловой таз для варенья! – прокомментировал довольный Митяй и потянулся к металлическим блестяшкам двумя руками. – А это ботало коровы Петровой!

Бряк-звяк! – отозвалось коровье ботало.

– Кувшин Федоры Васильченковой!

Боммм!

– И твои, Ляся, с давно усопшими лошадками бубенцы!

Я с удовольствием отметила, что наши с лошадками бубенцы – самые заливистые и голосистые.

– А это чье, я не знаю? – Митяй оглянулся на парня в углу.

– Полагаю, это колокольчик бабки Лукьянихи, он заменял ей звонок на калитке, – сказала Лизка.

– О, что я вижу! – Митяй проследовал в угол и вышел оттуда с добычей. В одной руке у него была знакомая нам нестандартная шахматная коробка, другой участковый тянул за шиворот поникшего парня. – Василий, ты ничего не хочешь нам объяснить?

– Это не то, что вы думаете… – пролепетал Василий.

– А что тут думать? – участковый добавил в голос суровости. – Ты, гражданин Петров, у нас преступник, вор…

– Нет, Митя, – влезла я, – гражданин Петров Василий Борисович у нас подающий большие надежды юный художник, тонко чувствующий эклектику, работающий на стыке разных видов искусства и парадоксально объединяющий скульптуру, сценографию и арт-мьюзик. Во всяком случае, именно так написано на сайте выставки, для которой Василий и подготовил данную работу. Это, кстати, та же выставка, куда пойдут Андрюшины истуканы.

– Да? – Митяй удивился. – Вот эта дребедень пойдет на одну выставку с монументальными чурбанами?

– В том-то и дело, – я посмотрела на Василия. – Да, Вась? Тебе же прочили большой успех?

– Но не такой большой, как Соколову, – угрюмо пробурчал парень.

– Ага! Я поняла! – Лизка хлопнула в ладоши. – У нас тут новейшая история Моцарта и Сальери! Вот этот мальчик… – она ткнула пальцем в Василия, и тот ойкнул, – решил, что эта его эклектика… – она ткнула в колокольчик, и тот звякнул, – заслуживает того, чтобы стать гвоздем программы! А поскольку место того гвоздя уже забили Андрюшины истуканы, ребенок решил устранить соперника, испортив его работу!

– Я не ребенок, – буркнул юный талант.

– Ага, ты вор. И должен сидеть в тюрьме! – рявкнул на него Митяй.

– Да что я сделал-то?! Ну, коробку с камешками взял и головы снял, так это же только на время, до выставки, потом я все вернул бы! – заныл Василий, потирая затылок, потому как строгий участковый не затруднился отвесить ему затрещину.

– Ага, вернул бы! – не поверила Лизка. – Да ты головы в лес отволок, а там их едва на дрова не забрали!

– Кто ходит по дрова зимой, когда снега по пояс? – удивился парень.

– Например, Дятловы! – охотно объяснила подружка и грозно нахмурилась. – И тетка Зина, между прочим, едва с ума не сошла, увидев лесные пни с лицами!

– Я не хотел…

Парнишка уже чуть не плакал.

– Похоже, и вправду не хотел, – тихо сказала я Митяю.

– Хотел, не хотел… А натворил делов, дурачина! – Братец расщедрился на второй подзатыльник.

– Я одного не понимаю, – сказала вдруг Лизка, с одобрением отследившая сеанс воспитательного рукоприкладства. – Как же наш юноша, такой хилый и тощий, справился с тяжеленными головами?

– Я не хилый! – вскинулся юноша.

– Давай колись, кто у тебя в подельниках был, – участковый вздохнул.

Чувствовалось, что ему не хочется увеличивать список проживающих на его территории криминальных личностей.

– Никто! – выпалил Василий.

– Конь в пальто! – передразнила его Лизка.

– Не конь, а слон! – Я захихикала, зашлась нервным смехом, пришлось даже слезы рукавом утереть. – Не смотрите на меня как на ненормальную, я вам не Зина Дятлова… Митяй, ты помнишь, мы с тобой из города возвращались, когда Соколовых в полет проводили?

– Ну?

– И что-то нам с тобой на дороге померещилось – большое, округлое, мы еще про слона пошутили?

– Ну?

– Ну так оно нам не померещилось вовсе! – Я повела рукой в сторону юного художника. – Это Василий, чья сила не в мускулах, а в фантазии, как раз переправлял в лес свежеукраденную голову с помощью метеозонда!

– Как?! – ахнула Лизка.

– Метеозонд – это такой здоровый воздушный шар? – уточнил Митяй. – Хм, а я видел в кино, как один идиот летал на таком зонде, привязав к нему стул!

Юный художник обиженно пробормотал что-то вроде «сам идиот», но с обстоятельными разъяснениями не поспешил, и я взяла это на себя.

– У нашего мальчика зонды были не такой высокой грузоподъемности, иначе улетели бы истукановы головы в небеса – и тю-тю, – сказала я. – Но приподнять пятьдесят кило груза над землей эти шарики могли, Василию оставалось только отвезти их куда подальше – за реку, в лес. Там он головы отвязывал и метеозонды отпускал. Правда, никаких показаний с них не снимал, на чем и погорел: начальство на метеостанции заметило пропажу оборудования.

– Меня больше волнует судьба моего пододеяльника, – сказала злопамятная Лизка. – С какой стати наш затейник привлек его к вывозу краденого, нельзя было еще раз использовать воздушный шар?

– Нельзя, – ответила я за нашего затейника, который сел прямо на пол и упорно молчал, закрыв лицо ладонями. – Василия уволили с метеостанции, и у него уже не было доступа к зондам. Пришлось импровизировать, на глаза попался белый пододеяльник, и в творческом порыве…

– Значит, так! – перебил меня Митяй, потерев подбородок. – Творческие порывы – это, конечно, прекрасно, но Уголовный кодекс надо чтить. Твое, Василий, счастье, что ни один из потерпевших не заявил о краже официально. А нет дела…

Тут участковый запнулся, не зная, как закончить переиначенную фразу, потому что вообще-то эта древняя полицейская мудрость звучала как «Нет тела – нет дела».

– Нет дела – гуляй смело? – я предложила свой вариант.

– Не в этом случае, – отказался от подсказки строгий участковый. – Ты, Василий, обойдешь всех тех, у кого что-то свистнул, и перед каждым извинишься, все объяснишь и компенсируешь ущерб.

– Его с работы уволили, у него денег нет, как он компенсирует? – мне стало жалко пацана.

– Как, как! Как сумеет. Отрабатывать будет. Кому воды наносит, кому дров нарубит, кому коровник почистит…

Я посмотрела на парня. Он скривился, но молчал.

– А произведение это разбирать не станем, – продолжил Митяй и провел рукой по голосистым бубенцам. С удовольствием послушал заливистый звон, подытожил: – Но впредь все художества – исключительно в рамках закона! Учти, Вася, я теперь с тебя глаз не спущу, буду приглядывать и контролировать.

Решив, что все уже сказано, участковый пошел на выход. Мы с Лизаветой потянулись за ним, но подружка с порога метнулась обратно и что-то нашептала Василию на ухо.

– М-м-м? – я подождала Лизку на лестнице.

– Я посоветовала ему позвать всех обиженных на выставку, – улыбаясь, ответила она на мой немой вопрос. – Пусть посмотрят, какую интересную вторую жизнь получили их медные тазики. Глядишь, и не придется парнишке коровники чистить – и так простят… Слушай, у меня остался один вопрос! Как ты догадалась, что мальчик транспортировал головы с помощью зондов?

– Мне Шуруппак подсказал.

– Ого! Я знала, что он умный кот, но чтобы настолько?

– Ну, он не прямо так подсказал, не словами, разумеется. – Хоть я и люблю своего котика, но отдавать ему всю славу не хотелось. – Он просто полез меня будить, как обычно. А я уже не спала, лежала и думала, как же они попали в лес, здоровенные и тяжеленные деревянные головы? Не в руках же их вор принес, наверняка воспользовался каким-то грузоподъемным механизмом…

– Ну и?

– Ну и тут пред моим затуманенным мыслями взором возникла круглая Шурина морда! Зависла, как аэростат!

– И ты сразу вспомнила про метеозонды!

– Нет, сначала я вспомнила, как ты предположила, что метеозонды бывают не только белыми, ведь Шурина-то морда рыжая…

– Ага, так это не Шуруппак, это я тебе подсказала! – обрадовалась подружка.

– Вы оба, – я не стала спорить. – А дальше логическая цепочка выстроилась сама собой: два пропавших зонда – уволенный с метеостанции парнишка… Способ, каким была совершена кража двух голов, подсказал, кто преступник. Я вспомнила, что Василий вечно находится в творческом поиске, и предположила, что его мотив – убрать творца-конкурента. Ну а раз конкурентом тем оказался Андрей, значит, речь о предстоящей выставке. Я посмотрела список ее участников – и вуаля!

– Надо же, как все просто! – бесхитростно восхитилась подружка и взяла меня под руку. – Идем, Митяй уже заждался.

Митяй был на улице, прогревал двигатель. Мы с Лизкой подошли к нему, переглянулись.

– Даже не знаю, что сказать, – призналась я. – Ну и история…

– Да что тут скажешь? Страшная это вещь – муки творчества! – подкатил голубые глазки Митяй.

– Мухи творчества! – фыркнула Лизка и прихлопнула ладонями одинокую крупную снежинку.

Крупные белые мухи последнего зимнего снегопада опускались на землю медленно, плавно, красиво кружась. Из-за одинокой пухлой тучи по жемчужному небу растекалось золотое сияние. Бледный солнечный диск одним краем высунулся из облачной ваты, заблистал, ослепил нас.

– Скоро весна! – мечтательно жмурясь, провозгласила Лизка. – А когда у Андрюши выставка?

– Шестого марта, – ответила я.

– Сходим обязательно, – Митяй двумя руками обнял нас обеих и подтолкнул к выжидательно урчащей машине. – А сейчас давайте в тепло, домой, маманя кулебяку испечь обещала… Дело о трех безголовых чурбанах закончено.

Вместо эпилога

– Очень, очень необычно! – сказал Максим Соколов, озираясь с легким беспокойством.

Я понимала его: очень необычной была не только выставка, но и собравшаяся публика.

Московские гости – журналисты, критики, искусствоведы; галерейщики, аукционисты и прочие коммерсанты от искусства; чиновники из профильных департаментов и местный бомонд; богемный люд, интеллигенция, всевозможные любители и ценители прекрасного – вся эта разношерстная толпа меркла в сравнении с дружным десантом из Пеструхина.

И Вася Петров, и мой Андрей позвали на выставку наших деревенских, и это воистину было яркой новацией в непростом деле популяризации искусства и презентации отдельных его образцов.

Епифанов подсуетился, тряхнул своими связями в райотделе культуры и организовал автобус, так что прибыли пеструхинские с комфортом и убывать должны были так же. Это добавляло градуса радости и веселью.

Градус обещал вплотную приблизиться к сорока – и это с учетом того, что на церемонии открытия выставки наливали только дорогое шампанское. «Шо за кислятина? Совсем не забирает!» – с подкупающей прямотой охарактеризовала продукцию французских виноделов Любаня Горохова. Я не сомневалась, что пеструхинцы добросовестно выдержат паузу с узкими бокалами в руках на время торжественных речей, а потом без тени смущения доукомплектуют напиток аристократов своим, родным, деревенским.

Дед Селиванов, кстати, благополучно нашел свой пропавший самогонный аппарат и на радостях увеличил объемы производства, в чем всем нам еще предстояло убедиться. Я видела, как деревенские гости выходили из автобуса – кто с большой сумкой, кто с полной пазухой или оттопыренными карманами, и все – с характерной хитрой улыбкой. Мой деверь-галерейщик еще не знал, насколько необычным будет его мероприятие.

– По-моему, все просто прекрасно! – Я постаралась успокоить Максима. – Особенно истуканы!

– Да, я не помню, чтобы экспонат провинциальной выставки имел такой успех, – согласился наш галерейщик, и его лицо прояснилось. – У нас уже есть приглашение на выставку в Лондоне и два предложения о продаже, причем за очень хорошие деньги!

Макс удержался и не потер ладони, но глаза его заблестели весьма выразительно.

– А еще мы только что получили заказ на новую работу для частной коллекции! – сообщил, подойдя к нам, Андрей.

– Все заказы только через меня! – заволновался Максим и издали погрозил пальцем какому-то импозантному толстяку в прекрасном костюме.

Тот улыбнулся и отсалютовал нам бокалом.

– Это же Клоповский, он настоящий упырь и высосет из тебя всю кровушку, – ответив упырю широкой улыбкой, обеспокоенно нашептал Андрею Макс.

– Мы пока не согласились, будем думать. Да, Васек? – Мой муж потянулся и обнял за плечи юного Петрова.

Тот ответил старшему товарищу взглядом, полным восхищения и вассальной преданности.

История с пропажей деревянных голов закончилась как нельзя лучше.

Василий сам пришел к Андрею, во всем признался, раскаялся и выразил готовность искупить вину.

Мой добрый муж, изрядно удивившись тому, что в его отсутствие у нас тут такие страсти кипели, захотел посмотреть на работу своего юного конкурента, а увидев ее – загорелся новой идеей.

В итоге две инсталляции были объединены в одну – необыкновенно эффектную. Грозные истуканы с яркими янтарными очами так интересно контрастировали со сверкающим металлом начищенных тазов и бубенцов! Колокольчики качались и сверкали, озвученные мелодичным позвякиванием-побрякиванием, деревянные гиганты со скачущими по ним солнечными зайчиками казались живыми и дышащими…

Андрей был доволен успехом, Василий и вовсе сиял, как его тазы. Максим заслуженно гордился: эта его выставка открыла миру немало талантов.

Так, мастерице Ольке, явившейся в одном из своих жемчужных уборов, предложили продавать уникальные авторские работы в ювелирном салоне. А тетку Веру, по настоянию которой в меню фуршета были включены пеструхинские пряники, сразу после дегустации деревенского десерта начал осаждать столичный ресторатор. Элегантно ввинчиваясь между теткой и охраняющим честь мамани Митяем, он рассыпался в комплиментах пряникам, облизывался на их создательницу и нагло напрашивался погостить в благословенном Пеструхине. Тетка Вера млела, Митяй забавно свирепел, мы с Лизкой умилялись.

– Глядишь, и маманю еще замуж выдадим! – размечталась моя подруга, забегая, по своему обыкновению, далеко вперед. – А у ресторатора ценный опыт перенимать будем, нам же еще сеть заведений «У спрута» раскручивать…

– Уже сеть? Собирались же всего один киоск открывать?

– Один – это для начала, а там мы ка-ак развернемся! – Лизка широко раскинула руки, заодно вернув на подносы снующих по залу официантов свои стаканы из-под сока.

Она оторвала Митяя от его обязанностей цербера при тетке Вере, потащила муженька танцевать.

– Разворачиваться – это мы умеем, – запоздало согласилась я, проводив подружку взглядом.

Выставочный зал солидной художественной галереи уверенно превращался в филиал нашего старого доброго деревенского клуба. Приглашенным из консерватории чопорным музыкантам, похоже, уже налили «фирменного селивановского», управление струнным квартетом взяла на себя Любаня, и доносящиеся с подиума звуки уверенно обещали в кратчайшие сроки обеспечить смычку города и деревни.

Вслед за Лизкой с Митяем на импровизированный танцпол потянулись тетка Вера с ресторатором, Епифанов с важной дамой из департамента культуры, Зинаида Дятлова с профессором Яковом Львовичем и четырежды разведенный дядя Боря с томной девой-художницей…

– Разрешите пригласить? – Мой муж, такой красивый в новом костюме, изобразил полупоклон и предложил мне руку.

– Ой, я не вовремя? Простите, – нам помешала умчаться в вихре вальса Олька. Смущаясь и краснея, она протянула моему супругу небольшую акварель в изящной жемчужной рамке. – Андрей Петрович, я хочу подарить вам… Вот. На память о пеструхинском периоде вашего творчества.

Неловко сунув свой подарок Андрею в руки, Олька еще раз извинилась, тут же отступила и потерялась в толпе.

– Оля, куда ты? – Муж поискал глазами соседку, понял, что это дело безнадежное, и перевел взгляд на картинку. – Ладно, я ее позже поблагодарю… Ух ты! Это же мои истуканы!

– Они самые. – Я даже всхлипнула, растрогавшись.

Соседка нарисовала не то закат, не то рассвет, а на его пламенном фоне – четверку темных истуканов. В детали художница не вдавалась, заботясь не о точности изображения, а о передаче настроения, и разглядеть деревянные лица не представлялось возможным, зато хорошо было видно, что три истукана на голову ниже четвертого.

При этом в верхней точке самого высокого столба ослепительно полыхало белое пламя. И я-то сразу поняла, что это блестит в лучах восходящего (или заходящего) солнца импровизированный шлем из алюминиевой кастрюли, а вот Андрюша озадачился.

– Я не понял, он что, горит? Почему тут огонь? – Андрей потыкал пальцем в белое пятно на рисунке и с подозрением посмотрел на меня. – Очень странно… Алис, признайся, ты не все мне рассказала?

Конечно, я не все ему рассказала! Зачем было грузить человека избыточными подробностями.

– Да это же вы… – я чуть не сказала «выварка», но подумала, что во всех деталях излагать историю расследования дела о трех безголовых чурбанах прямо сейчас мне не хочется.

Как-нибудь в другой раз.

Поэтому я быстро поправилась:

– Да это же вы, художники, очень странные! Может, огонь на столбе – это такая метафора, типа, сияющая вершина творчества… Пойдем уже тоже потанцуем?

– Сияющая вершина – это хорошо, – одобрил метафору муж-художник.

Двадцатилитровая кастрюля – тоже неплохо, машинально подумала я. Сколько борща сварить можно…

Стоп, о чем это я?!

Я приняла предложенную руку супруга, и мы пошли танцевать.

Примечания

1

Читайте об этом в романе Елены Логуновой «Купидон с жареным луком».

(обратно)
Teleserial Book