Читать онлайн Громкое преступление в парижском банке бесплатно

Алессандро Гатти, Давиде Морозинотто
Громкое преступление в парижском банке

© Atlantyca S.p.A., via Leopardi 8 -20123 Milano – Italia – [email protected] – www.atlantyca.com

© 2018 Atlantyca S.p.A., Italy

© Наталья Николаева, перевод, 2019

© OOO «Издательство АСТ», 2019

* * *

Игроки

Мистер Луноброд


Вожак котов-сыщиков. Этот хитрый котяра любит приключения и обладает исключительным чутьём!

Жозефина


Элегантна и изысканна до кончиков когтей. В неё влюблены все коты Парижа!

Помпончик


Младший котёнок в команде.

Проказник и недотёпа. От него только и жди новых проделок!


Додо́ Марсельезыч

Облезлый бродяга и продувная бестия! Пронюхал все секреты городских трущоб.

Оливье Бонне

Художник и фантазёр, кормилец и поилец Мистера Луноброда. Не столь находчив, как его кот, но любезен и щедр со всеми городскими мурлыками!

Люк Мыше́лло

Маленький, но весьма упитанный полевой мышонок. Неизменно вежлив и деликатен. Верный помощник Мистера Луноброда.

Тенардье́

В детстве, когда был крокодилёнком, сбежал из зоопарка. Теперь он – король городской канализации. Знает всё обо всём!

Инспектор Рампье́

Известен всему Парижу!

Его усы встают торчком, стоит ему завидеть кота.

Брюзга с вечно хмурой физиономией. Расследуя преступления, всегда идёт по ложному пути.

Пёс Кошмар

Бульдог инспектора Рампье – мощный толстопуз. Честно говоря, псина не отличается сообразительностью…

Готов на всё, чтобы схватить котов-сыщиков!

Котома́с

Самый знаменитый воришка в Париже. Редкий ловкач и пройдоха! Этому кошаре всё сходит с лап и всегда удаётся улизнуть!

Глава 1
Кот во всей красе

Есть ли в мире существо изящнее, утончённее и обладающее бо́льшей природной грацией, чем кот? Нет, и это совершенно очевидно. Коты ступают лёгким балетным шагом, шёрстка у них блестящая и шелковистая, а горделиво приподнятая мордочка выражает такую невозмутимость и мудрость, что можно подумать, будто и не кот вовсе, а очень важная персона. Но порой даже котам приходится приводить себя в порядок, чтобы предстать во всей красе.

Именно по этой причине в один тёплый весенний денёк Мистер Луноброд покинул подоконник своего дома под номером 12 на улице Виктора Массе. Пара ловких прыжков – и котяра исчез среди крыш Парижа.

– Ты куда? – закричал из окна художник Бонне, который делил с котом одно жилище и был его кормильцем. – Подожди, я приберёг для тебя кое-что вкусненькое – будем праздновать!

– Ньяу-мяяяу! – издалека отозвался Луноброд, что на кошачьем языке означало примерно следующее: «Погоди, старина, есть у меня одно важное дельце, но я мигом!»

Жаль, что бедняга Бонне не понимал ни слова по-кошачьи. Как и все люди, он самонадеянно полагал, что на целом свете только они умеют разговаривать!

Луноброд был котом-американцем, живым как ртуть и чёрным как уголь, если не считать трёх белых пятнышек – на левом глазу, лапке и кончике хвоста.

Кот шустро вскарабкался по дымоходу, скатился по водосточной трубе и попал на небольшой чердак, затерянный среди крыш. Там, на старенькой подушке, возлегала прекрасная сиамская кошка и со скучающим видом вылизывала свою шубку.

– Жозефина! – мяукнул Луноброд, едва завидев подругу.

– Явился наконец, – ответила красавица. – Лапы-царапы! Просил меня прийти раньше всех… А сам опаздываешь?!

– Я пришёл, как только смог, – объяснил Луноброд. – Бонне никак не хотел меня отпускать…

Котяра растянулся на старом одеяле и широко зевнул:

– Последние дни мой кормилец сам не свой от радости. По дому не ходит, а летает! И дни напролёт готовит разные лакомства. Похоже, он уже набрал пару лишних килограммов…

– Только этого ему не хватало, – усмехнулась Жозефина.

Что и говорить, добряк Бонне и без того был похож на огромный шар с усами!

– Не могу же я его посадить на диету именно сейчас, – ответил Луноброд. – Он так счастлив! Скоро состоится его первая выставка в знаменитой галерее Марив – самой главной на Монмартре!

Такое событие! К тому же по случаю открытия выставки хозяин галереи решил устроить грандиозную вечеринку. Осталась всего пара дней! Именно поэтому я и попросил тебя, Жозефина, прийти пораньше…

Мистер Луноброд оглянулся – не слышит ли кто – и тихо мяукнул:

– Помню, ты говорила, что у тебя есть знакомые кошки в салоне «Шанталь»…

Салон «Шанталь» был самым известным салоном красоты во всём Париже.

– Да, – кивнула Жозефина. – Коко, кошка мадам Шанталь, – моя лучшая подруга.

– Ну вот, – мяукнул Луноброд. – Словом, я подумал… Не могла бы ты отвести меня к этой Коко…

– Хочешь пойти в салон, чтобы навести красоту?! – недоверчиво спросила Жозефина.

– Тише, не кричи! – шепнул кот, опасливо оглянувшись. – Словом, понимаешь, на открытии выставки соберётся весь высший свет Парижа… Не могу же я показаться замухрышкой… Полагаю, мне хватит капельки духов, а ещё пару раз пройтись щёткой по шёрстке…

Луноброд осёкся на полуслове, потому что с крыши раздался неудержимый раскатистый хохот:

– ХА-ХА-ХА-ХА-ХА!

– Что это? – мяукнул кот-американец, резко вскочив на лапы.

– ХА-ХА-ХА-ХА-ХА!

Из-за покосившегося дымохода сначала показался чёрный пупырчатый нос, потом пара обвислых усов и наконец совершенно облезлая лапа. Всё это принадлежало Додо Марсельезычу – тощему, как килька, бродячему коту с обгрызенным ухом и шрамом на глазу.

– Додо! – зашипел Луноброд. – Что ты там прячешься? Может, шпионишь за нами?

– Ещё чего! Ей-ей, умру от смеха! – воскликнул Марсельезыч, держась за живот. – …Подхожу я к чердаку… Хи-хи-хи… И вдруг слышу такие интересные разговоры… Гы-гы-гы!

Тут бродяга снова прыснул со смеху:

– А-ха-ха-ха! Пёс меня укуси, ну и дела! Луноброд отправляется в салон красоты, чтобы напудрить мордочку! Тоже мне денди нашёлся!

– А что такое «денди»? – Из-за спины чёрного кота выглянул Помпончик.

Это был полосатый котёнок с озорной физиономией. Не так давно Додо взял над ним шефство, чтобы обучить всем хитростям бродячей жизни.

– Если Додо ещё раз произнесёт слово «денди», то узнает где раки зимуют, – угрожающе мяукнул Луноброд, выпуская когти.

– Денди, денди, денди! – повторял Додо, с вызовом поднимая шерсть на загривке.

Луноброд уже приготовился к прыжку, чтобы укусить бродягу за ухо, как Жозефина дёрнула чёрного кота за хвост.



– Опять вы за своё! Вечно цапаетесь! – возмутилась сиамская кошка. – Слушай, нет ничего плохого в том, чтобы по важному случаю привести себя в порядок. Кстати, Додо, тебе тоже не повредит забежать в салон красоты. От тебя идёт какой-то странный запах…

– Натурально. Так пахнут тухлые рыбьи головы! – с гордостью ответил Марсельезыч. – А знаешь ли ты, что я навожу ужас на всех торговцев рыбой на Монмартре?

– Не знаю, как там на Монмартре, но мой нос уже в ужасе. Так что пара пшиков одеколона всем пойдёт на пользу! – воскликнула Жозефина тоном не терпящим возражений. – Марш за мной!

Она направилась было на крышу, но заметила, что никто и лапой не двинул. Красавица обернулась:

– Что же вы?

– И мне нужно туда идти? – пробурчал малыш Помпончик. – В салон красоты?!

Последние слова он произнёс так, будто речь шла о полёте на Луну.

– Если пойдёшь в салон, сможешь поиграть со шляпками и плащами клиентов, – с ободряющей улыбкой ответила Жозефина.

– Ух ты! – обрадовался котёнок и с живостью подбежал к кошке.

Додо и Луноброд покосились друг на друга в последний раз. Затем они глубоко вздохнули и побежали за хвостиком Жозефины.

Глава 2
Красотка Коко

Салон «Шанталь» располагался в квартале Марэ́ на самой элегантной улице Парижа – улице Сен-Антуан. Тротуары там блестели, словно их начистили воском, а в тени деревьев прятались изящные кованые столики уличных кафе.

Там находился и полицейский участок, хорошо знакомый котам-детективам. Чтобы не привлекать внимания жандармов, мяуки решили прокрасться под столиками кафе. Коты лавировали под ногами у официантов с удивительной ловкостью.

А надо сказать, что у полицейских была одна скверная привычка – повсюду брать с собой собак. Коты называли их слюнтяями или пустолайками.

Удивительное дело! По неизвестной причине жандармы Парижа питали странную любовь к вечно тявкающим, задиристым и бестолковым псинам. А ведь разумнее было бы доверять более сообразительным и (будем смотреть правде в глаза) куда более опрятным котам! Например, у инспектора Рампье (его недавно перевели на работу в этот полицейский участок) была самая несносная пустолайка на свете. Здоровенный бульдог по кличке Кошмар.

– А я Кошмара не боюсь, – заметил Додо. – Когда на набережной Сены устроили облаву, он, едва увидев меня, пустился наутёк…

– Сдаётся мне, что он сбежал от твоего запаха тухлой барабульки![1] – усмехнувшись, мяукнул Луноброд.

Бродяга хотел ответить что-то в том же духе, но вдруг раздался крик Жозефины:

– Берегись, Додо!

Марсельезыч вовремя отскочил в сторону – острый каблук едва не пронзил его хвост. Туфелька на шпильке принадлежала молодой даме в красной шляпке, которая одиноко сидела за столиком и с отрешённым видом потягивала черничный сок без льда.

– Клянусь своими усами! – пробурчал Додо. – Ещё чуть-чуть – и этот каблук продырявил бы мне хвост!

– Ну и ну, – воскликнул Луноброд, наморщив нос. – И зачем только люди носят туфли с шилом на подошве! Так и до беды недалеко!

После этой маленькой заминки наши коты наконец добрались до знаменитого салона мадемуазель Шанталь.

Элегантное заведение манило золочёной вывеской и роскошной витриной, сквозь которую был виден просторный салон, пол из мрамора, солидные кожаные кресла, мебель из красного дерева и огромные сверкающие зеркала.

На улице было светло, но в зале горели тысячи ламп – их лучи освещали изящные причёски красавиц, клиенток салона. Тут из парадного входа выскользнула грациозная кошечка.



Её модная тёмно-серая шубка отливала лиловым блеском, словно небо перед грозой. Глубокие глаза вспыхивали оранжевым светом, а по повадкам было видно – эта кошка привыкла к роскоши.

– Коко! – окликнула её Жозефина. – Я как раз тебя ищу!

Кошка-модница удивлённо распахнула глаза:

– Жозефина! Вот так сюрприз! Как поживаешь? И что за благородные коты рядом с тобой? Видимо, друзья из «чердачного клуба», о котором ты так часто рассказывала.

– Именно так, дорогая моя, – промурлыкала Жозефина. – Это Мистер Луноброд…

– Приятно познакомиться, – воскликнул чёрный котяра и церемонно поцеловал лапку Коко.

– А это малыш Помпончик, – продолжила Жозефина, указывая на котёнка.

– Привет! – сказал Помпончик, озираясь и высматривая, с чем бы поиграть. Затем он увидел, как сверкает шёрстка Коко, и воскликнул: – Ух ты, мяухты! Не шубка, а просто блеск! Ты – вылитый морской котик!

Коко подскочила от изумления, но тотчас взяла себя в лапы:

– Гм… Спасибо, дорогой. Думаю, что это был… оригинальный комплимент.

– А вот и Додо Марсельезыч, – сказала Жозефина, представляя последнего друга.

Додо хотел что-то сказать, но язык у него почему-то прилип к горлу, и бродяга смущённо закашлялся. Хорошо ещё, что коты не краснеют, иначе Додо стал бы пунцовым как рак.

– Приятно познакомиться, месье Марсельезыч, – ответила Коко с очаровательной улыбкой. – Любопытно, мне кажется, что я вас где-то уже видела. Может, на прошлой неделе в отеле «Риц», на вечеринке у мадемуазель Безумаль?

– Очень может быть! – усмехнулся Луноброд. – Додо был тем самым типом, который угодил головой в мусорный бачо… Aй-ай-ай!

Молниеносным движением Марсельезыч куснул Луноброда за хвост.

– Эй, ты что? – зашипел Луноброд, потирая рану.

Но бродяга не удостоил его взглядом. Он был очарован прекрасной Коко.

Красавица-кошка провела котов в салон. Воздух в помещении благоухал нежными духами, ароматами пудры, ванили и талька. За главным залом находился коридор. В комнатах, что располагались по обе стороны коридора, мадемуазель Шанталь проводила процедуры красоты и хранила косметические товары.

– Идите за мной, – позвала Коко. – Я отведу вас туда, где мы сможем спокойно поговорить.

И она проводила котов в небольшую комнатку, заваленную тюками с одеждой. В глубине виднелся низкий туалетный столик с большим зеркалом и огромной сумкой, полной косметики, расчесок и кремов.

– Итак, чем я могу вам помочь? – спросила Коко, посматривая на своё отражение в зеркале и поправляя усики.

– Моего друга Луноброда пригласили на важный праздник, поэтому он хотел бы привести в порядок свою шубку, – объяснила Жозефина. – Ну а Додо, как ты уже сама заметила, нуждается, скажем… в радикальной смене имиджа!

– М-да… – задумалась Коко, осматривая бродягу от ушей и до хвоста. – Должна признать, что стиль уличного кота всегда был в тренде. Но накладные шрамы и духи из тухлой рыбы давно вышли из моды… Да-да, этот образ уже ушёл в прошлое! Ну ничего, мы что-нибудь придумаем. Уверена, что вам понравится!

От этих слов Марсельезыч буквально потерял дар речи. Во-первых, все его шрамы, не говоря уже о рыбном запахе, были самыми настоящими. И потом, ещё никто и никогда ему не говорил, что он ушёл в прошлое! Да и что бы это значило? Додо и сам не знал, обижаться ему или радоваться.

Бродяга и ахнуть не успел, как Коко накинула на его шею мохнатое полотенце и обрызгала одеколоном от макушки до лап. Затем она принялась расчёсывать клочковатую шёрстку кота, виртуозно орудуя щёткой, зажатой в зубах.

– Хм… Послушайте… – Додо, окутанный одеколонным облаком, попробовал прикрыть нос лапами. – Апчхи! Это что за штука?!

Вместо ответа Коко намазала его мордочку кремом от морщин, а на глаза шлёпнула два ломтика огурца.

– Мадемуазель, прошу прощения, но… – пытался протестовать Марсельезыч.

Увы, Коко была неумолима – она целиком погрузилась в работу. Взяв сразу два пинцета, кошка принялась выщипывать кустистые брови Додо.

– ОЙ! АЙ! ОХ! Клянусь своим хвостом, я больше не выдержу! – выкрикнул бродяга.

Тем временем Луноброд, Жозефина и Помпончик катались по полу от смеха.

– Потерпите, месье Додо, – любезно сказала Коко. – Красота требует жертв! Даю лапку на отсечение, что после сеанса в нашем салоне ни одна кошка не останется к вам равнодушной. Впрочем, вы и без того такой очаровашка…

Услышав это признание, все сердитые слова застряли у Додо в горле, словно куриные косточки. Ему оставалось лишь хранить молчание, замереть и терпеть из последних сих, пока Коко не закончит свою работу.

В конце сеанса, который показался бродяге вечностью, красавица-кошка воскликнула:

– Вот и готово! Теперь вы – настоящий денди, месье Додо!

– Денди! Денди! – эхом повторил Помпончик. Он был рад ввернуть словечко, которое недавно выучил.

Додо уселся перед зеркалом и опасливо покосился на своё отражение.

Коко оказалась мастером своего дела – результат был впечатляющим.



Впервые в жизни Марсельезыч увидел, что у него мягкая, как шёлк, шёрстка и изящные усики, закрученные вверх. Перед ним сидел важный и элегантный кот. А обгрызенное ухо даже придавало ему особый шарм!

– Однако! Ай да бродяга, ай да красавчик! – восхищённо сказал Додо, крутясь перед зеркалом так и сяк. – Могу ли я вас отблагодарить, мадемуазель Коко?

– Ммм… – замялась красавица кошка. – Откровенно говоря, да, месье Додо… Я бы хотела попросить вас об одном одолжении.

Мистер Луноброд, который до этого беспрестанно смеялся, вдруг стал серьёзным и навострил уши.

– Жозефина говорила, что вы – лучшие коты-детективы во всём Париже, – продолжила прекрасная Коко. – А я никак не могу разгадать одну тайну.

– Меня рыбой не корми, только дай разгадать тайну! – обрадовался Додо, которому не терпелось показать, на что он способен.

– Тогда, надеюсь, вы сможете мне помочь, – вздохнула кошечка.

Затем она покачала головой и начала свой рассказ:

– Каждый вечер после захода солнца мадемуазель Шанталь закрывает салон и уходит домой. Но вот уже целую неделю по утрам она застаёт странную картину… По салону будто ураган прошёлся. Всюду видны следы от ботинок, которые кто-то пытался стереть, вещи сдвинуты с мест, а по полу разбросаны бумажки, от которых подозрительно пахнет селёдкой!

– Хм, и вправду странно! – заметила Жозефина.

– Похоже, по ночам туда кто-то наведывается, – сказал Луноброд. – Моё кошачье чутьё подсказывает, что этот кто-то – человек!

– Не может этого быть! – возразила Коко. – Это же просто салон красоты! К тому же каждый вечер мадемуазель Шанталь уносит дневную выручку домой! Она и сама заметила, что кто-то повадился ходить в салон, и заявила об этом в полицию. Полицейские тут бессильны, ведь из салона не украли ровным счётом ничего. Даже флакончика духов! На двери никаких признаков взлома. Словом, загадочная история!

– Гм, – пробормотал Додо. – А полицейский, который сюда приходил, часом, не тощий тип с огромными усами?

– Именно он, – подтвердила Коко.

– А с ним случайно не было слюнявой псины, не слишком сообразительной на вид? – продолжила Жозефина.

– Как раз была!

– Тогда всё понятно. Это инспектор Рампье и его бестолковый пёс Кошмар, – заключил Помпончик. – Разумеется, они ничего не нашли. Это же два балбеса!

Мистер Луноброд встал на задние лапки и обвёл взглядом комнату. Затем он переглянулся с Жозефиной, Додо и Помпончиком и кивнул.

– Всё, решено, – мяукнул чёрный кот. – Сегодня вечером, как только салон закроют, мы спрячемся внутри. А коли чужак захочет проникнуть, мы его сразу… цап-царап!

Глава 3
Бандиты с селёдкой в кармане

Солнце скрылось за горизонтом, и в Париже наступил вечер. Хозяева кафе унесли с улицы столики, вывески ресторанов замигали цветными огоньками, а газовые фонари принялись вспыхивать друг за другом, словно звёздочки в ночи.

Вот и заведение мадемуазель Шанталь готовилось к закрытию. Последние клиентки, щеголяя новыми причёсками, покинули салон. А хозяйка салона (худенькая дамочка с острым носом, осиной талией и ногами-спичками) уже подсчитала дневную выручку и собралась домой.

– Ну что ж, благодарю, – сказала Коко своим друзьям. – Увидимся завтра утром.

– Коко, ты уверена, что не хочешь остаться с нами? – спросила Жозефина.

– Это было бы любопытно… – призналась кошка-модница. – Но мадемуазель Шанталь будет тревожиться, если не найдёт меня дома!

– Ступайте к своей хозяйке, Коко. Мы обо всём позаботимся! – поспешил сказать Додо, выпятив грудь с надушенной шёрсткой, мягкой как пух.

Модница кокетливо улыбнулась:

– Вы просто золото! Если проголодаетесь, загляните в кладовку. Там я оставила бутерброды, не доеденные клиентами. Ну, мне пора бежать… До завтра, друзья!

С этими словами Коко исчезла за дверью салона вслед за мадемуазель Шанталь. Через мгновение тяжёлая наружная решётка с лязгом опустилась: БАМЦ-БАРАБАМЦ!

– Какая эта Коко стильная… – мечтательно вздохнув, прошептал Додо.

Луноброд покосился на бродягу. «Гроза всех торговцев рыбой на Монмартре» растаял при виде красотки! Чёрный кот уже хотел отпустить очередную шутку, но Жозефина легонько шлёпнула его и мяукнула на ухо:

– А ну, прекрати! Бродяга тоже имеет право влюбиться, что в этом плохого?

Наступила ночь, и салон изменил свой облик. Все предметы погрузились во тьму, и только свет фонарей и огни экипажей, проносящихся по улице, зловещими отблесками мерцали в зеркалах. В комнатах, где ещё недавно раздавались голоса, теперь стало тихо-тихо. И даже ароматы пудры и лосьонов казались призрачными.

– Ой… – испуганно прошептал Помпончик. – А здесь случайно не водятся… привидения?

– У-у-у-у-у! – завыл Додо страшным голосом. – Я – призрак Баффолиноooo… А сейчас я проглочу котёнка-ребёнка!

Старый бродяга набросился на Помпончика и куснул его за ухо. От страха котёнок подскочил так высоко, что очутился на люстре.

– Полно дурачиться, Додо, – пристыдила его Жозефина. – А ты, Помпончик, слезай!

Поверь мне, нет тут никаких привидений!

– Это правда, – подтвердил Луноброд. – Коко говорила о чьих-то следах и о бумажках, пропахших селёдкой. А, насколько мне известно, призраки не оставляют следов и не едят селёдку!

Мяуки прошмыгнули в кладовку. Коко не обманула – там стоял поднос, полный бутербродов с паштетами из утки и лосося. Не ужин, а кошачья мечта!

Наевшись вволю, друзья решили действовать по двое. Жозефина и Помпончик остались наблюдать за главным входом, а Луноброд и Додо через узкую лазейку для котов попали на задний двор.

Во дворе – ни звука, вокруг – ни души. В углу стоял старенький велосипед, а рядом – обшарпанный мусорный бачок. Луноброд и Додо запрыгнули на крышку бака – оттуда всё было видно как на ладони. Коты притаились в засаде.

– Может, незнакомцы проникли внутрь через лазейку для котов, как и мы? – предположил Додо.

– Ммм, – мяукнул Луноброд. – Тогда должны были остаться следы кошачьих лап!

– Верно, – ответил Додо, задумчиво шевеля усами.

Коты ещё немного вполголоса помяукали и притихли. Так они долго сидели в тишине и темноте, пока их не сморил сон. Проснулись Луноброд и Додо от звука чьих-то шагов.

– Ну, Коко, перестань, щекотно же… – пробормотал спросонья Додо: ему приснилось, будто кошка делает ему лапо-педикюр.

– Не говори ерунды, Додо! Это же я! – буркнул Луноброд. – Да проснись ты наконец. Сюда кто-то идёт!!!

И в самом деле во двор зашли три человека, освещая путь переносным фонарём. Они крались гуськом и на цыпочках, чтобы ни одна живая душа их не услышала.

– Подозрительные типы… – шепнул Додо, притаившись в тени.

Невысокий человек, который шёл впереди и держал в руках фонарь, явно был главарём. На коротышке были тёмный элегантный костюм, жилет и галстук-бабочка.

– Чем это он надушился? – мяукнул Луноброд, дёрнув чутким носом. – Он что, облился розовой водой?!

– Видно, так и есть, – подтвердил Додо, недовольно поморщившись.

Второй злоумышленник был человеком почтенных лет и щуплого телосложения. Очки у него сползли на кончик носа, а за ушами торчали редкие волосёнки. Он был в бежевой куртке с кучей карманов, а на шее болтался докторский стетоскоп[2].

Наконец, третий – огромный, как слон, громила в замасленном комбинезоне – тащил за плечами большой холщовый мешок.



– Постойте, если мой нюх меня не обманывает, в кармане у него бутерброд с селёдкой, – с видом знатока обнюхивая воздух, сказал Додо.

– А завёрнут он в бумагу! – воскликнул Луноброд. – Но погоди… Что они задумали, пёс меня укуси?

Тем временем тройка подошла к чёрному входу салона «Шанталь».

Тут человек с фонарём прошептал:

– Вот мы и пришли.

– Шеф, – заговорил верзила. – Можно я выбью дверь? А?

– Выбивать двери не в наших правилах, Бобо. Я тебе тысячу раз говорил.

– Ну пожа-а-а-луйста, ше-е-еф… – захныкал громила.

– Если не прекратишь клянчить, я сам выбью дурь из твоей пустой башки! Давай, Док, очередь за тобой.

Старичок Док подошёл к замку, приложил к замочной скважине стетоскоп, вытащил из кармана какие-то странные инструменты и принялся за дело. Не прошло и минуты, как дверь отворилась, словно по волшебству.

– Надеюсь, ты не наследил? – шёпотом спросил главарь.

Док обиженно насупился:

– Я никогда не оставляю следов. Я же «профессор» по части взломов, кхе-кхе!

Бандиты прокрались в салон. Додо и Мистер Луноброд, разумеется, тотчас прошмыгнули за ними.

– Тсс, – прошептали они Жозефине и Помпончику, которые ждали за порогом салона. – Куда пошли эти трое?

– Они спустились в подвал, – ответила Жозефина.

Четвёрка котов беззвучно устремилась вниз. Подвал располагался прямо под салоном – потолок нависал низко-низко, а на стенах от сырости проступали тёмные пятна. Повсюду лежали сваленные в кучи манекены, сломанные парикмахерские кресла, пустые флаконы от духов и всякий ненужный хлам.



– Но здесь никого нет! – мяукнула Жозефина. – Куда подевалась эта троица?

– Они там, внизу, – ответил Додо, махнув лапой на пол.

Посредине пола зиял ржавый люк – его крышка была сдвинута в сторону. Коты просунули мордочки в отверстие и обнаружили узкую стальную лестницу – она шла вниз по вертикальному колодцу, а в глубине терялась из виду. Одно было очевидно – этот ход вёл в канализацию. Зловоние, которым пахнуло из люка, не оставляло никаких сомнений! К тому же было ясно, что тройка злодеев спустилась вниз, из колодца тянуло острым селёдочным духом.

– Ну что, бежим за ними? – спросила Жозефина.

Додо, как и всем бродягам, смелости было не занимать. Он уже собрался сигануть в люк, как вдруг с улицы донеслись странные звуки.

БРЯК! БУМ!

Коты навострили уши и переглянулись в темноте.

– Тысяча кошачьих усов! – воскликнула Жозефина. – Что там на этот раз…

БУМ! БРЯК!

– Бегите за мной! – приказал Луноброд.

Он вывел друзей из салона через кошачий лаз на заднем дворе.

Выглянув на улицу, чёрный кот вдруг застыл на месте.

– Да это просто мусорщики! – воскликнул Помпончик, увидев двух дюжих парней, которые вытряхивали содержимое мусорных бачков в большой грузовик.

Коты с облегчением мяукнули и кинулись обратно – в погоню за тройкой злодеев, проникших в загадочный люк! Но усатых детективов ждал неприятный сюрприз: ржавая лазейка захлопнулась и никак не хотела открываться.

– Лапы-царапы! – не сдержалась Жозефина, изо всех сил нажимая лапками на крышку люка.

Коты по очереди попытались открыть коварную преграду, но всё было напрасно.

– Вот беда! Теперь нам внутрь не попасть! – воскликнул Помпончик.

Но больше всех огорчился Додо.

– Эх! Теперь Коко подумает, что я не кот, а шут гороховый! – жалобно мяукнул он.

Жозефина с философским видом заметила:

– Додо, не думай, что всё насмарку. Мы видели трёх злодеев и обнаружили люк…

– К тому же скоро рассвет, – сказал Луноброд. – Может, отложим расследование на следующую ночь, как думаете?

– Верно-о-о-у-а-а-а! – согласился Помпончик, зевая во всю пасть.

Этот зевок говорил только об одном – пора на боковую!

Глава 4
Влюблённый бродяга

– У-а-а-а! Доброе утро, мир! – воскликнул Оливье Бонне, проснувшись на следующее утро.

Он сладко потянулся, разминая спину. Затем резким движением откинул одеяло и спрыгнул с кровати. На художнике была забавная сорочка в красный горошек и уморительный ночной колпак с помпоном. Вдобавок с его лица не сходила улыбка – лучезарная, словно солнышко.

Как и говорил Луноброд своим друзьям, с тех пор как стало известно о выставке в знаменитой галерее, художник буквально светился от счастья.

– Всё в порядке, старина? – спросил Бонне котяру, почесав его за ушком.

– Мир-р-р-мя-я-у! – ответил Луноброд, что по-кошачьи означало: «Неплохо, но могло быть и лучше».

Дело в том, что этой ночью чёрный кот глаз не сомкнул. Сначала он проводил домой Помпончика – негоже котёнку в одиночку разгуливать по ночному Парижу. А потом у Луноброда из головы не выходил странный колодец, что вёл из подвала салона «Шанталь» в канализацию. Кот никак не мог взять в толк, зачем этой тройке понадобилось спускаться так глубоко под землю, на дно канализации. Поди пойми этих людей!

Луноброд засеменил вслед за Бонне на кухню. Художник положил на блюдечко пару сочных португальских сардинок. Кот уже предвкушал отменную трапезу, как вдруг в окне замаячила призрачная фигурка. Вид её был ужасен – бледная, костлявая, облезлая и вся в пыли. Этой фигуркой был… Додо!

Луноброд в тревоге вскочил на подоконник.

– Эй! – крикнул Бонне. – Позволь узнать, куда ты удираешь на этот раз?

Мистер Луноброд мяукнул в ответ что-то крайне неразборчивое, а потом выскочил из окна и подбежал к другу.

– Луноброд, я… – заикаясь, начал Додо.

– Потом расскажешь… Давай отбежим подальше, – прервал его чёрный кот. – Если Бонне тебя увидит, его хватит удар: ты похож на кошачье привидение!

Коты вскарабкались по карнизу, а затем прыгнули за высокую дымовую трубу. Оказавшись там, где их никто не видел, Луно-брод уселся прямо на черепицу и, наконец, спросил:



– Додо! Так что с тобой стряслось? Ты похож на египетскую мумию! Словно тебя сунули головой вниз в мешок с извёсткой, потом хорошенько потрясли, а затем…

– Хватит-хватит, можешь не продолжать! – прервал его Додо. – Сейчас объясню… Сегодня спозаранку я решил заглянуть в мою любимую лавку «Золотая рыбка», чтобы раздобыть что-нибудь вкусное для Коко. Понимаешь, хотел отблагодарить её за вчерашний вечер…

Додо смущённо закашлялся, а Луноброд покачал головой. В голове у него вертелась дюжина шуток в адрес влюблённого Марсельезыча, но, чувствуя, что сейчас не время, он прикусил язычок.

– Словом, решил я бежать по моей тайной дороге. Спустился в люк, что у колбасной лавки месье Луисона, потом пролез в заброшенный туннель под складом господ де Мороль – и вот…

Луноброд покачал головой.

О своих похождениях по подземному Парижу Додо мог рассказывать часами.

– И что же? – прервал его Луноброд.

– Да ничего! Иду я себе, иду привычной дорогой и в ус не дую. Как вдруг… БАХБАРАБАХ!

– БАХБАРАБАХ? – озадаченно повторил Луноброд.

– Вот именно. Туннель обрушился прямо мне на голову. Ещё немного – и от меня бы только пыль осталась!

– Оно и видно… – усмехнулся Луноброд.

– Но вот что странно: сколько себя помню, прочнее этого туннеля не было! Ума не приложу, с чего бы он вдруг рухнул. Но я к тебе по другому делу… Посоветуй, что мне теперь делать?

– В каком смысле? – озадаченно спросил его друг.

– Ну, это… – Додо кашлянул. – Я имею в виду… Коко, понимаешь?! Как ты думаешь, у меня есть… Гм… ну… какие-то шансы?

Додо стоял, поникнув головой, нервно перебирал лапками и имел столь робкий вид, что у Луноброда пропало всякое желание шутить. Поэтому чёрный котяра ободряюще хлопнул друга по плечу, подняв в воздух облачко пыли, и сказал:

– Конечно, старик, ещё какие! Заметил, как она вчера на тебя смотрела? Поверь, у вас, бродячих котов, есть особый шарм. И он никогда не даёт промаха!

– Думаешь? Ох, и в самом деле, смотрела… А про шарм – это ещё вопрос… Словом, мне сейчас не до шуток!

– Вот именно. А теперь слушай, как мы поступим. Сначала вернёмся к Коко и расскажем ей, что случилось прошлой ночью. Заодно сможешь ещё разок почистить шёрстку – тебе это сейчас не помешает. А потом пригласи её на ужин.

Додо вздрогнул, будто его укололи булавкой:

– На ужин?

Впрочем, он тут же задумался:

– Спору нет, я могу пригласить её порыться в мусорных бачках за площадью Согласия… Там есть лавка, где торгуют курятиной…

– Лавка с курятиной? Мусорные бачки? – ужаснулся Луноброд. – Додо, о чём ты говоришь! Эта кошка из высшего общества! Ей подавай рестораны экстра-класса! Слушай, будем действовать по порядку: сначала пригласи её на ужин, а потом предоставь дело мне. Мы что-нибудь придумаем, хорошо?

Додо безропотно кивнул.

Коты спустились с крыши и выбежали на дорогу. Вскочив на багажник первой проезжающей машины, они с ветерком доехали до квартала Марэ. Мяуки спрыгнули на землю возле скамейки.

Додо стремглав помчался к своей красавице, а вот Луноброд вдруг застыл как громом поражённый.

– Что случилось? – спросил Марсельезыч, остановив бег. – Эй, Луноброд, я с тобой разговариваю! Ты что, язык проглотил?



– Скажи-ка, – мяукнул кот-американец. – Не видал ли ты раньше эту даму?

На скамейке сидела элегантно одетая молодая женщина и читала роман Улисса Сеймура. На ней была красная шляпка и лаковые туфли на шпильках.

– Ещё как видал! – пробурчал Додо. – Именно она чуть не продырявила мне хвост своим каблуком!

– Твоему хвосту уже ничто не поможет, – вздохнул Луноброд. – И правда это она. Уловил аромат? Это розовая вода…

– Именно так благоухал вчерашний франт – главарь банды!

Мистер Луноброд мрачно кивнул. Забавное совпадение… Но он был отличным детективом, а значит, не верил в случайности.


Два кота снова побежали по тротуару, погружённые в свои мысли. Они были в двух шагах от салона «Шанталь», как вдруг раздались такие визги, что коты подскочили на месте.

Вопили две старушки в плащах, размахивая зонтиками.

И вот что занятно – кричали они на строгого полицейского.

– Прекратите безобразие! Прекратите безобразие! – визжали они.

– Хм, дамы… – отбивался полицейский. – Прошу вас, успокойтесь… Не устраивайте сцен!

– Как вы смеете разговаривать с нами в подобном тоне, мальчишка?! Мы желаем говорить с комиссаром полиции! Нет, с самим мэром города!

– Но постойте, в самом деле…

Казалось, полицейский раздумывал – дать дёру или вступить в перепалку.

Он замер, не зная, на что решиться.

– Где это видано! – выпалила первая из двух дам – высокая, как каланча. – Шумят всю ночь напролёт, покоя не дают. И так целую неделю!

– Сначала только – дзинь-дзинь-дзинь! Потом погромче – тум-тум-тум, а затем – бух-бух-бух! – пояснила другая старушенция – скрюченная, словно ручка от зонтика.

– Я думала, что открыли новый танцевальный зал… Там, где юные лоботрясы дёргаются под грохот музыки…



– Мадам, вы хотите сказать: танцуют чарльстон? – спросил полицейский, который втайне обожал танцевать и после работы частенько забегал в танцевальный зал, чтобы от души подрыгать ногами.

– О, вы даже знаете, как называется этот танец! Видно, вы такой же бездельник! – раздражённо буркнула старушка-каланча.

– Дзинь-дзинь-дзинь! Тум-тум-тум, бух-бух-бух! Вы поняли? – мрачно подытожила вторая.

Полицейский, который перестал что-либо понимать, задумчиво почесал затылок:

– Но откуда доносился этот шум?

– Да прямо из-под земли! – доложила первая старуха. – У меня дома даже пол ходил ходуном!

– Дзинь-дзинь-дзинь! Тум-тум-тум… – снова затянула вторая.

Тут у полицейского лопнуло терпение, и он взревел:

– Да сколько можно, я всё понял!


Додо и Мистер Луноброд тихонько отбежали в сторону и направились в салон.

– Что с тобой, Луноброд? – спросил бродяга. – Похоже, тебя мучает какая-то мысль.

Чёрный кот кивнул:

– Мне страшно интересно узнать, что за дела творятся в этом квартале. Только на душе как-то беспокойно…

Тут Додо завертел хвостом:

– Что ни говори, а благодаря этой истории я встретил Коко. И, клянусь балтийской килькой, столь очаровательной кошки я в жизни не видел!

Луноброд не мог сдержать улыбки. Впрочем, его кольнуло дурное предчувствие…

Глава 5
Кружась по городу

К этому времени Жозефина и Помпончик уже прибежали в салон «Шанталь». Коко приготовила им аппетитный завтрак – хрустящие круассаны и сочный тунец из консервной банки. Коты с урчанием накинулись на угощение, облизывая усики.

Но, когда они увидели Додо, завтрак чуть не застрял у них в горле.

– Что с тобой, Додо? – изумлённо мяукнула Жозефина.

– Месье Марсельезыч! – эхом отозвалась Коко. – Что с вами стряслось? Такое впечатление, что на вас обрушился целый дом! А потом два-три раза проехался экипаж. А затем – поезд…

– Да понял я, понял, – проворчал Додо. – Что и говорить, мне было не до шуток…

Бродяга начал рассказ о своих приключениях, а Коко (которая терпеть не могла грязнуль), схватив зубами щётку, с отменным усердием принялась чистить его со всех сторон.

– Ну, вот и всё, – мяукнул Луноброд, когда Додо закончил рассказ. – Пока не могу понять, что происходит в квартале Марэ, но ясно одно – за этим кроется что-то очень странное.

– Что ты хочешь сказать? – спросила Жозефина.

Луноброд деловито пригладил усики лапкой:

– Во-первых, туннель, который вёл к любимой рыбной лавке Додо, вдруг ни с того ни с сего рухнул и чуть не угробил нашего друга. Кстати, может, вы заметили, что рыбная лавка находится совсем рядом, на соседней улице.

– Точно! – мяукнул Додо, которому раньше это и в голову не приходило.

– Во-вторых, дама в красной шляпке. Она всё ещё сидит вон там… От неё веет ароматом розовой воды. Именно так благоухал главарь банды прошлой ночью.

– А в-третьих, – продолжил Додо, – две старушки, живущие по-соседству, слышали странный грохот, идущий прямо из-под земли.

Коты переглянулись. Повисла долгая пауза, а потом Жозефина сказала:

– По-моему, у этих совпадений есть кое-что общее.

– И что же? – спросила Коко.

Она закончила чистить шёрстку Додо и принялась завивать его хвостик на блестящие бигуди.

– Канализация. Именно там, под землёй, проходит злосчастный туннель. Тройка жуликов вчера ночью тоже спустилась в подземелье. Наконец, оттуда же, по всей вероятности, и доносился странный шум.

– Поэтому нам осталось лишь одно, – мяукнул Луноброд.

Коты выжидательно уставились на него.

– Спуститься в… подземелье? – насторожённо спросила Коко.

– Нет, моя дорогая, – ответил Додо. – Система канализации в этом квартале – сущий лабиринт. Мы можем очутиться пёс знает где! Нам нужна карта!

Луноброд одобрительно кивнул:

– В городе есть только одно место, где можно найти карты подземного Парижа.

– В Национальной библиотеке! – хором ответили Жозефина с Помпончиком.

Коко со вздохом посмотрела на них. Затем она открыла баночку крема с кардамоном и принялась усердно втирать его в мордочку бедного Додо.

Национальная библиотека находилась на улице Ришелье. От салона «Шанталь» – лапой подать. Коко не могла уйти с работы (в любой момент могли заглянуть кошки-клиентки, чтобы сделать химическую завивку шёрстки). Так что Луноброд, Додо, Жозефина и Помпончик отправились в библиотеку одни.

Очень скоро они очутились у величественного здания, похожего на королевский дворец. Его украшала синяя черепичная крыша с куполами, арками и мансардами. У главного входа коты увидели студентов с потёртыми портфелями через плечо – они весёлой гурьбой заходили в библиотеку.

– Скорее, – шепнул Луноброд. – Проскочим вместе с ними.

Коты прошмыгнули под ногами у студентов – подальше от всевидящего ока охранника. Попав в библиотеку, мяуки помчались по внушительному коридору, а затем попали в просторный читальный зал.

Потолок зала поддерживали десятки изящных, словно тростник, колонн. Посредине тянулись ряды деревянных столиков, за которыми корпели учёные. Вдоль стен высились три яруса шкафов, плотно уставленных книгами. А рядом – длинные лестницы: без них книжку с высокой полки не достать!



– Ого! – тихо мяукнул изумлённый Помпончик. – Сколько же тут книг!

– Недаром эта библиотека – главная во Франции, – объяснила Жозефина, которая была очень образованной кошкой. – И одна из самых больших библиотек в мире!

– Ух ты! – удивился Помпончик. – Жозефина, неужели ты прочла все эти книжки?

Кошечка улыбнулась:

– Вовсе не все, Помпончик… Не думаю, чтобы кто-то сумел это сделать. Но когда-нибудь я хотела бы попробовать!

– Тсс… – цыкнул на них Луноброд. – Прекратите шушукаться, надо торопиться. Видали табличку у входа в библиотеку?

– Нет, а что? – спросил Додо.

– Она гласит: «Вход с животными строго воспрещён», – объяснил Луноброд. – А так как эти неразумные создания, люди, считают нас животными, то лучше не попадаться им на глаза, не то нас выгонят. А посему…

Котяра повёл друзей вверх по лестнице, поглядывая на книжки в блестящих обложках, аккуратно разложенные по полкам.

– Какая уйма книг… – пробормотал он. – Чтоб найти нужную, понадобится целая вечность…

– А вот и нет, – улыбнулась Жозефина, которая часто ходила в библиотеку со своей хозяйкой Мари. – Достаточно заглянуть в каталог! Видите большой шкаф вон там, в дальнем углу?

Коты увидели солидную деревянную картотеку со множеством одинаковых квадратных ящичков. На каждом висела табличка с буквами, расположенными в алфавитном порядке, а внутри лежали карточки из жёлтого картона.



– Доверьте это мне, – мяукнула Жозефина. – Мы ищем карты, поэтому нам нужен вот этот ящик – КАР-КАС.

Сказано – сделано. Сиамская кошка грациозно вскочила на картотеку, зацепилась за ручку и ловко выдвинула ящичек. Затем, как настоящая акробатка, Жозефина вскарабкалась наверх и принялась бойко перебирать карточки лапкой:

– Карты сказок, карты лесов… А вот и карты канализации! Хранятся в отделе карт, полка С, место 22.

– Превосходно! С, 22, отдел карт, – эхом повторил Луноброд. – Только… как мы найдём отдел карт?

– Он там! – воскликнул Додо, который заметил в коридоре у двери табличку со стрелкой. – Бегите за мной!

Отдел карт был совсем не похож на читальный зал. Казалось, что эта тесная глухая комнатка задыхалась под тяжестью книг, архивных папок и пергаментных свитков, которыми были забиты высокие-превысокие шкафы.

К счастью, в комнате не было ни души.

– Ну-с, хорошо, – сказал Луноброд и лёгким движением мордочки закрыл за собой дверь. – Итак, где тут полка C, место 22?

Неожиданно Помпончик махнул лапкой в сторону и спросил:

– А это что такое?

В углу комнаты виднелся незнакомый котёнку предмет. Это был огромный деревянный шар на небольшой подставке. Шар был весь покрыт рисунками и буковками. Таких необычных вещей котёнок в жизни не видел!

– Это глобус, Помпончик, – объяснила Жозефина. – Так выглядит Земля со всеми странами и городами, морями и реками. Видишь, например, эту странную фигуру в форме сапога? Это Италия. А соседняя страна, похожая на шестиугольник, – Испания. Выше – Франция…

– Ух ты, мяухты, вот так чудо! – восторженно мяукнул Помпончик. – Целый мир на одном воздушном шаре!

Никто и мяукнуть не успел, как котёнок разбежался и запрыгнул на глобус, цепляясь коготками за скользкую поверхность.

– Ой-ой-ой, да он… крутится! – испуганно мяукнул котёнок, когда глобус под его лапками начал вращаться.

– Конечно крутится! – сказал Додо. – А ну-ка, слезай!

Но Помпончик уже не мог остановиться. Он перебирал лапками всё быстрее и быстрее, пытаясь убежать от этой странной штуковины.

Но от этого шар лишь сильнее раскручивался – чем быстрее бежал Помпончик, тем стремительней вращался глобус.

– ПОМОГИИИТЕ! – мяукнул котёнок.

– Прыгай вниз, Помпончик! – крикнула Жозефина.

Котёнок, перепуганный до смерти, последовал её совету. И… шшшварк! Малыш полетел с глобуса, словно раскрученный шерстяной клубочек. В завершение полёта Помпончик шлёпнулся прямо на открытую витрину, где было полно старинных карт.


Глава 6
Гениальное преступление!

Витрина с картами зашаталась – сначала она качнулась вперёд, потом назад. Помпончик угодил головой прямо в ценное собрание средневековых свитков. Он стал сучить лапками, пытаясь выбраться наружу. Витрина снова задрожала, словно удочка на ветру.

– Осторожно, Помпончик! – мяукнул Додо. Но, увы, было слишком поздно.

Витрина сильно накренилась и со страшным грохотом рухнула, а свитки со старинными картами и рукописями так и покатились по всему полу.

– Ты не ушибся, малыш? – с тревогой бросилась к нему Жозефина.

– Футь-футь уфибся… – просвистел котёнок, пытаясь сдуть пыль с усиков.

Тут дверь с резким ЩЁЛК отворилась, и в комнату ворвался господин в очках и сером жилете.

– Что здесь творится? Что за грохот?! – возмутился человек, который был библиотекарем. – Кто всё это натворил?..

Тут он заметил на полу котов, которые глядели на него с виноватым видом. Библиотекарь побагровел, будто проглотил жгучий кайенский перец.

– Коты? КОТЫ!!! – зашипел он. – Разве вы не знаете, что животным вход воспрещён? Так гласят правила! Проваливайте подобру-поздорову! Брысь, брысь!

Для острастки мужчина схватил с пола длинный свиток с картой и стал размахивать им, словно дубинкой.

– Уносим лапы! – мяукнул Додо.

Он проскочил под ногами у мужчины и опрометью бросился вон из комнаты.

Помпончик кинулся за ним, за котёнком – Жозефина.

– А куда подевался Луноброд? – спросила сиамская кошка, озираясь в поисках друга.

– Я здесь! – мяукнул котяра, ловко увернувшись от карты, брошенной библиотекарем. – Мы не можем уйти с пустыми лапами. Вы что, забыли, зачем мы сюда пришли?

Он был прав. Удирать было рано!

Помпончик кинулся обратно в комнату – и… хвать библиотекаря за ногу! Тем временем Луноброд принялся искать полку с картами и – вот удача – сразу нашёл её!

Кот схватил зубами карту канализации и опрометью кинулся к двери. За ним помчались его друзья. В мгновение ока кошачья компания выскочила из библиотеки.



Чтобы спокойно изучить карту, нужно было найти тихое место. Коты подождали трамвая – тот подъехал к остановке, жалобно поскрипывая, словно динозавр, страдающий ревматизмом.

Пара прыжков – и коты уже на крыше вагона. Трамвай с ветерком помчался на Монмартр. Оттуда было лапой подать до чердака – секретного штаба наших котов.

Оказавшись на чердаке, коты уютно растянулись на старых подушках. Луноброд выпустил карту из зубов и аккуратно распрямил её лапками. Карта была порядком помята, от зубов на бумаге остались отметины, и всё же котам не составило труда её прочитать.

– Кошачье проклятие! – мяукнул Помпончик, рассматривая карту. – Гляньте-ка, сплошные картинки… Что-то я ничего не соображу!

– Ну что ты, – ответил Додо. – Тут всё понятно, вот смотри… Ммм… Возможно, это…

– Спокойно, ребята, – мяукнул Луноброд. – Трудно что-то понять, если карта лежит вверх ногами. Секундочку…

На карте извивались сотни тоненьких линий, а вокруг них – десятки мелких буковок. Так выглядел план канализации.

Коты долго и внимательно разглядывали карту. Наконец Луноброд указал лапой место на карте, мяукнув:

– Вот это – салон мадемуазель Шанталь.

Ммм… Любопытно…

– В самом деле, – кивнула Жозефина, скользя лапкой по карте. – Этот участок туннеля отрезан от остальных путей канализации. Он соединяет салон… вот с этим зданием, чуть ниже…

– Это же полицейский участок! – воскликнул Додо.

– Да. А ещё с другим зданием, чуть дальше.

– О, пресвятые мяуки Кот-д’Ивуара! Да это же Центральный банк! – изумлённо воскликнул Луноброд.

Котяра впился глазами в карту, нервно покусывая усики.

– Меня терзает ужасное подозрение, – пробормотал он.

– Какое? – спросил малыш Помпончик, который так ничего и не понял.

– Подумайте сами. Вот служебный туннель – он отрезан от других путей и соединяет салон красоты, банк и полицейский участок. Теперь взгляните на секретный ход, по которому Додо бежал к рыбной лавке. Именно он обрушился бродяге на голову…

– Ух ты, мяухты! – подскочил Додо. – Да он же проходит в двух шагах от банка!

– Вот именно, – подтвердил Луноброд. – По-моему, кто-то пытался соединить два туннеля, но стенка рухнула и засыпала проход. Теперь проникнуть в эту часть подземелья можно только двумя путями: либо через полицейский участок, где, как вам известно, полно жандармов.

– Либо из подвала салона «Шанталь»! – закончила Жозефина, удивлённо распахнув глазищи.

Додо потянулся и озадаченно покачал хвостом:

– Я одного не могу понять. Зачем кому-то понадобилось спускаться в сырой и зловонный туннель?

– Просто люди рассуждают иначе, Додо, – ответил Луноброд. – По-моему, тут всё ясно. Кто-то замыслил крупную кражу. А чтобы попасть в хранилище банка – это такой огромный подземный сейф, – злодей решил подобраться снизу… А точнее, по туннелям канализации Парижа!

Повисла напряжённая тишина, которую нарушил Додо, шумно зевнув во всю пасть:

– У-А-А-А! Банк, подземное хранилище… Это всё… дела людские. Нам-то что до них? Наше дело – сторона. Главное, что мы разгадали загадку. Теперь Коко не будет бояться странных следов.

– Постой, Додо! Ты хочешь сказать, что лапой о лапу не ударишь, чтобы помешать ворам? – спросил малыш Помпончик, наивно распахнув глаза.

– Именно! – ответил бродяга. – Если бы в сейфе хранилась копчёная колбаса… или, скажем, балтийская селёдка – тогда другое дело. Я бы поймал воров, а краденое слопал. А какая мне польза от денег? Деньги не съешь! Как и все эти блестящие побрякушки, которые так нравятся людям…

– Драгоценности! – прервала его Жозефина, вскакивая на лапы.

– О чём ты? – спросил Додо, который ещё не закончил свою речь бродяги, умудрённого жизнью.

– Фамильные драгоценности Мари, моей хозяйки! Я вспомнила, что она их хранит как раз в Центральном банке! Там есть старинное кольцо, полученное по наследству то ли от матери, то ли от бабушки… Если его украдут, сердце Мари разорвётся от горя!

Сиамская красавица взвилась в прыжке и бросилась бежать по карнизу.

– Эй, – окликнул её Мистер Луноброд. – Ты куда?!

– Разумеется, в банк. Надо осмотреть место будущего преступления, – ответила Жозефина. – Теперь мы знаем, что кто-то замышляет кражу. Но ещё не знаем, когда это произойдёт. Вот это и надо выяснить, а не то украшения Мари попадут в лапы к преступникам!

Глава 7
Золото махараджи

Банк… Это такое место, где мраморные полы блестят как зеркала и всё вокруг торжественно и чинно. Потолки там нешуточные – высокие-превысокие. Служащие в белоснежных рубашках, галстучках и чёрных нарукавниках со всей серьёзностью помалкивают. Но самые серьёзные – охранники. Нахмурив брови, они тяжёлым взглядом провожают всех, кто входит, а пуще всего – тех, кто выходит. В банке живут цифры, расчёты и текущие счета. (Кто бы знал, почему они текущие? И если они текут, то почему не утекают?)

Словом, банк – не очень-то приятное местечко. К тому же, скажем прямо, котов там не жалуют.

– Стоять! – рявкнул дюжий охранник на входе. – Эй, вы! Куда направили лапы?

Он глядел вовсе не на клиентов банка, а на четвёрку котов. Да-да, на наших друзей.

Луноброд зашипел и выгнул спину, а охранник с грозным видом крутанул дубинкой.

– Котов пускать не велено! – отрезал он. – А в такой особый день, как сегодня, и подавно.

Жозефина осторожно потянула Луноброда за хвост, чтобы увести его подальше от входа.

– Ты слышал? – мяукнула она. – Охранник сказал, что сегодня особый день. Поглядите, сколько вокруг полицейских. Может, мы опоздали и банк уже обокрали!

– Э-э-э, нет, – покачал головой Додо. – Если бы кражу обнаружили, суматохи было бы куда больше. Уж я-то знаю!

Был со мной случай… Я попался на краже раков на оптовом рынке. Вы не представляете, какая тогда кутерьма поднялась!

– И всё же, – прервал его Луноброд, – я хотел бы зайти внутрь и взглянуть.

Кот-американец обвёл взглядом здание и увидел крохотное оконце невысоко от земли. Человек бы туда не пролез, а вот кот – запросто!

– За мной! – шепнул Луноброд.

Двумя прыжками чёрный кот перемахнул на карниз. Он тихонько подкрался к окошку, за ним – Помпончик, Жозефина и Додо. Коты мигом пролезли в отверстие. Под окном стояла кадка с высоким фикусом метра в два высотой. У растения был хилый ствол и блёклые листочки. Грустное зрелище… Однако фикус пришёлся как нельзя кстати. Луноброд и компания спустились по нему, словно по лесенке, и притаились за колонной.



В банке людей было меньше, чем обычно. Несколько клиентов скучали в очереди перед единственной открытой кассой. Впрочем, вокруг царила страшная суматоха.

Посредине зала виднелась шеренга полицейских в парадной форме с саблями на поясе. Напротив них, на другой стороне зала, с важным видом выстроились банковские служащие, разодетые в пух и прах.

– Ммм, – мяукнул Луноброд. – Всё это очень странно… Хорошо бы рассмотреть их поближе…

Пухлый, словно фрикаделька, коротышка в пиджаке и галстуке нервно семенил между рядами полицейских и служащих. Время от времени он останавливался и бурчал:

– Эй, ты! Подтяни галстук!

Или:

– Эй, ты! Поправь саблю!

Или:

– Эй, ты! Пригладь усы!

Наконец, он обратился ко всем:

– Да поймите же вы, что в такой день всё должно пройти как по маслу! Это самый важный день за всю историю банка!

Похоже, коротышка разволновался не на шутку – лицо у него было красное как помидор.

– Кто это, как вы думаете? – озадаченно спросил Додо.

– Полагаю, директор банка, – мяукнул Луноброд. – Он тоже говорит, что сегодня важный день…

– Простите, – вмешалась Жозефина, – вы случайно не видели, куда подевался Помпончик?

– Хм… Он был за мной, когда мы спускались по фикусу… – сказал Додо.

Коты оглянулись вокруг, а затем Луноброд мяукнул:

– Да вот же он! Постойте-ка… Помпончик, что ты там делаешь?! Живо вниз!

Котёнок забрался на самый верх мраморной колонны. Зацепившись за капитель[3]коготками, он протягивал лапку вниз, так и норовя подцепить цветное пёрышко, которое торчало из парадного шлема охранника.

Помпончик обожал перья, особенно цветные и пушистые… Только теперь озорник мог попасть в большую беду!

– Я беру его на себя! – мяукнул Додо.

Бродяга со всех лап кинулся бежать по блестящему мраморному полу. Четыре прыжка – и он у колонны. Кот проворно вскарабкался наверх и протянул лапу, чтобы схватить Помпончика…

– Что ты делаешь?! – возмутился котёнок. – Я же потеряю равновесие!

Но Додо уже не мог остановиться – он рухнул на Помпончика, тот не удержался и… шлёпнулся прямо на сверкающий шлем полицейского!

– Эй-эй… Что происходит?! – всполошился полицейский.

Из-за шлема, который сполз ему на глаза, он не видел ничего, кроме своего носа.

– Рене, смотри, куда идёшь! – буркнул полицейский слева от него.



– Это же кот! А у меня аллергия на кошек! – завопил полицейский справа. – Брысь! Брысь! Брысь!

В мгновение ока в банке произошло что-то невообразимое. Шеренга полицейских рассыпалась и смешалась с банковскими служащими, образуя кучу-малу. Директор банка оказался сидящим на полу с багровым лицом – казалось, он вот-вот лопнет от злости.

– Эй, кто-нибудь, гоните этих КОТОВ прочь!

Недолго думая, Луноброд и Жозефина ринулись через лес рук, ног, униформ, сабель и наконец увидели Додо и Помпончика, которые высоко подскакивали из стороны в сторону, словно бильярдные шары.

Со скоростью, на которую способны только удирающие коты, усатая четвёрка запрыгнула на вращающиеся стеклянные двери, а затем проскочила под ногами у полицейского – тот кинулся за ними в погоню.

Шмяк! Полицейский грохнулся навзничь и завопил:

– Ну, погодите! Я вас проучу!

Но коты дали такого стрекача, что только лапы засверкали! Через секунду они свернули за угол и остановились у газетного киоска, чтобы перевести дух.

– А я всё-таки отхватил это пёрышко! – радостно воскликнул Помпончик.

На его воротничке красовалось чудное огненно-красное перо.

– Хорошенькое дело! Опять твои проделки, озорник! – проворчал Додо. – Тебя следует отшлёпать!

– А вот и нет. Мы должны ему спасибо сказать, – мяукнул Луноброд.

Жозефина, Додо и даже Помпончик удивлённо посмотрели на чёрного кота.

– Что это значит? – спросила сиамская кошка.

– А то, что Помпончик – молодец! Если бы не он, нам не пришлось бы удирать из банка… Мы не свернули бы за угол, не зашли бы за киоск, чтобы отдышаться… И никогда бы не узнали, какие странные дела творятся в Центральном банке!

Но, так как друзья ничего не понимали, Луноброд поднял лапку и постучал по стенке газетного киоска. К деревянной доске кто-то пришпилил заметку с первой страницы ежедневной парижской газеты «Фигаро». Она гласила:

«В ПЯТНИЦУ ВЕЧЕРОМ В ПАРИЖ ПРИБЫВАЕТ МАХАРАДЖА БАМБАЛУРА.

ОН НАМЕРЕН ПРИОБРЕСТИ ЗНАМЕНИТЫЙ ОТЕЛЬ „САЛЕ́”»!

Коты запрыгнули на стопку газет, чтобы узнать подробности. На первой полосе они прочитали:

«Махараджа заплатит за отель колоссальную сумму. Слитки золота будут доставлены в огромных сундуках. Неслыханные силы полиции уже стянуты к Центральному банку, где золото махараджи будет храниться всю ночь».

Глава 8
Путешествие на дно… канализации!

– О, тысяча мышей! – мяукнул Додо.

– Ух ты, мяухты! – эхом отозвался Помпончик.

– Боже мяу! – воскликнула Жозефина.

И только чёрная мордочка Луноброда расплылась в широкой улыбке.

– Теперь всё ясно, – заявил он. – Сегодня вечером в Париж приезжает махараджа Бамбалура. Он хочет купить отель «Сале́», который находится в квартале Марэ. Махараджа заплатит золотыми слитками, которые он привёз с собой. И главное – ночью сундуки с золотом будут храниться в подземном банковском сейфе!

– Всё верно, – заметил Додо, нервно вертя хвостом. – Возможно, воры заранее узнали о приезде махараджи, всё подготовили, а теперь лишь ждут удобного случая!

Жозефина, подняв дыбом шерсть, пробурчала:

– Даже если полицейские окружат банк и будут сторожить все входы и выходы, они никого не поймают… Воры удерут через подземный ход! А на улицу выберутся через подвал салона моей подружки Коко!

Коты оказались в затруднительном положении… Солнце клонилось к закату, а это значило, что до кражи оставались считаные часы!

– Что ж, делать нечего! – заявил Мистер Луноброд. – Мы тоже спустимся в подземелье и сделаем всё, чтобы предотвратить похищение!

Коты переглянулись, а Помпончик задрожал как осиновый лист. Прыгать в канализационный туннель? Да ведь там… бурлят зловонные сточные воды!

– Не робей, малыш! – подбодрил его Додо, который догадался, чего боится котёнок. – Мы, коты, воду терпеть не можем, но каждый уважающий себя бродяга должен уметь держаться на плаву. Помню, как-то гулял я в марсельском порту, и вдруг…

Но Додо не успел поведать очередную историю о своей бурной молодости, так как Луноброд повёл всю кошачью компанию по улицам квартала Марэ – сначала мимо полицейского участка, а затем в салон «Шан-таль». Добравшись до места, коты устроили грандиозный кошачий концерт, оповещая о своём прибытии.

– Эй! Кто там размяукался? – спросила Коко, высунув мордочку из двери салона.

– Это мы, моя дорогая, – распушил хвост Додо, едва завидев красавицу. – Мы здесь не просто так, а… по важному делу.



– По важному делу… в городской канализации, – добавил Мистер Луноброд, усмехаясь в усы.

– Ах, месье Марсельезыч! – сказала Коко. – Вы, бродячие коты, такие бесстрашные!

– Мы ещё и смышлёные, – скромно добавил Додо. – Неслучайно я уже всё разнюхал!

С видом бывалого детектива (при этом Луноброд с друзьями с трудом удерживались от смеха) бродяга поведал Коко о том, что обнаружили коты.

– Что ж, делать нечего. Мы должны спуститься в канализацию и предотвратить кражу, – заключил Додо. – Тогда мы спасём драгоценности хозяйки Жозефины, да и тебе будет спокойнее – ночные гости больше не нагрянут в салон!

– Спасибо, Додо! – воскликнула красотка Коко. – Я знала, что на тебя можно положиться…

– Как будто он один старался, – недовольно пробурчал Луноброд.

Но Жозефина привычным жестом шлёпнула его по уху: мол, пусть Додо покрасуется – пришёл его звёздный час!

Время обеда закончилось, и в салоне «Шанталь» было полно клиентов – воздух был наполнен ароматами французских духов и жужжанием светской болтовни.

Коты в молчании побежали следом за Коко – сначала по служебным коридорам, а потом спустились в подвал. Кто-то уже закрыл люк, но Додо и Луноброд не растерялись. Орудуя лапами и когтями, они сумели сдвинуть крышку люка. Железяка с металлическим звоном соскользнула на пол.

Вертикальный колодец уходил под землю метра на три.

Там, в глубине, бурлили пенистые (и зловонные!) сточные воды, а на поверхности колыхалась противная зелёная пена.

– Что будем делать? – спросила Жозефина. – Людям удобно спускаться по лесенке… А нам-то как быть?

Луноброд схватил Помпончика зубами за шкирку и ответил:

– Фудем фырять!

– Что-что? – спросил котёнок.

– Он сказал, что будем нырять! – перевёл Додо.

К счастью, колодец был достаточно широким.

– Когда фкажу «фри» – фрыгайте, – приказал Луноброд.



Жозефина и Помпончик с неохотой кивнули.

– Раф… дфа… и ФРИ!

Коты полетели в колодец и звонко бултыхнулись в вонючую жижу.

– Фу, какая гадость! Тьфу, тьфу! – с отвращением воскликнула Жозефина.

Ей удалось схватиться за небольшую доску, которая, словно плот, неслась по сточным водам. Скоро и другие коты, зацепившись за спасительную деревяшку, присоединились к Жозефине. Бурный поток мчался по широкому и тёмному туннелю к решётке сточного канала, что виднелась вдали. По бокам туннеля тянулись кирпичные дорожки – на них отпечатались следы тяжёлых сапог.

Очевидно, здесь проходили три преступника, которых видели коты: главарь, «профессор» и громила.

– Вперёд! – бросил клич Луноброд, гребя лапками изо всех сил. – Попробуем причалить к берегу!

Котов понесло течением в сторону банка. Они увидели фундамент здания – он был не из красного кирпича, как остальной туннель, а из мрачно-серого железобетона.

Впрочем, фундамент банка оказался не таким уж добротным и надёжным, как казался. Он порядком обсыпался, а кое-где покрылся заметными трещинами. В самой глубокой трещине кто-то проделал широкую дыру – теперь туда мог пролезть даже толстяк. На земле валялись куски разобранной стены, а возле дыры лежали странные инструменты: молотки, зубила, огромное долото́ и что-то вроде дрели с винтовым сверлом.

– Это орудия бандитов, которые проделали дыру! – воскликнул Додо. – Теперь понятно, почему старушки жаловались на шум по ночам.

– Давайте подберёмся поближе, – предложил Луноброд. – До кражи остались считаные часы. Надо придумать, как остановить воров, пока они здесь не объявились!

Но тут мощная волна подхватила кошачий плот и понесла его в сторону ржавой решётки.

– По-мяу-гите!!! – завизжал Помпончик и судорожно схватился за лапу Додо, чтобы не свалиться в воду.

Но бродячий кот не удержался и плюхнулся прямо в стремительный поток. Он отчаянно задёргал лапками, барахтаясь в воде.

– Додо! – крикнул Луноброд, вытягивая шею и хватая друга за шкирку: ещё чуть-чуть – и бродяга пошёл бы ко дну!

– Плохо наше дело, ребята! – сказала Жозефина, устремив взгляд на решётку, которая была всё ближе и ближе.

– Не знаю, что находится за этой решёткой, но обычно за сточным каналом следует… водопад!

Четыре кота крепко зажмурились, прижались друг к другу и приготовились очутиться неизвестно где.

Глава 9
Спасайся, кто мяучит!

Коты – необыкновенные создания. Талантов у них не счесть! Они легки на подъём, умеют шустро прыгать и карабкаться, видят даже в кромешной тьме и умудряются пролезать куда угодно.

Вот только плавают они из лап вон плохо. Вода и коты просто не созданы друг для друга… Не говоря уже о зловонной жиже, приводимой в движение страшными мешалками и бурным течением. Тут котам не позавидуешь!

– Спасайся, кто мяучит! – закричал Додо и схватился зубами за доску, которая закружилась в водовороте, словно юла.

Марсельезыч протянул лапку и подцепил Луноброда за шкирку. Тот, в свою очередь, вытянул хвост и поймал Помпончика за лапку. Котёнок наклонил мордочку, изловчился и зубами схватил Жозефину за ухо.

Деревяшку кидало во все стороны, как ореховую скорлупку. Наконец её крутануло в последний раз и затянуло в воронку – к решётке сточного канала. Решётка была такой узкой, что плот дальше не прошёл, а вот коты легко проскользнули между прутьями (мы же говорили, что мяуки умеют пролезать куда угодно, помните?).

В мгновение ока Мистер Луноброд и его друзья очутились по уши в воде. Их плотик остался где-то далеко-далеко. Кругом – темнота, ни зги не видать! Бурное течение подхватило котов и понесло вниз по зловонному пенящемуся водопаду.

– Держитесь крепче-е-е! – завизжал Луноброд.

– Ай-ай-а-а-ай! – заскулил Помпончик.

– Наше дело – труба! – мяукнул Додо.

– Тону-у-у-у! – завыла Жозефина.

Котов бросало из стороны в сторону – то вправо, то влево, сперва вверх, затем вниз, то туда, то сюда. А потом всё начиналось сначала.



Наконец, к счастью для котов, водопад закончился и течение успокоилось. Бедные мяуки, промокшие и продрогшие до костей, вылезли из воды. Коты растянулись на небольшом выступе – от холода у них зуб на зуб не попадал, а на усах дрожали капельки воды.

– Как самочувствие? – спросил Луноброд.

– По правде сказать, до прыжка в канализационный люк я чувствовал себя лучше, – ответил Додо.

– Фу, какой противный запах! – возмутилась Жозефина. – Я насквозь пропахла помойкой!

Вдруг в сумраке туннеля раздалось чьё-то хихиканье. Звук был низким и каркающим, что-то вроде: «Хи-хи-харр! Хи-хи-харр!»

Это была крыса. Одна из тех грозных гигантских крысищ, что шныряют по сточным канавам. У неё был длинный розовый хвост, грязная серая шубка и огромные жёлтые зубы.

Мистер Луноброд поднял шерсть дыбом и зашипел:

– Эй, ты! А ну вылезай!

Немного оробев, крыса выползла из тени. На свету она оказалась не такой упитанной, как думали коты. Вне всяких сомнений, это была крыса из свиты крокодила Тенардье, короля парижской канализации. Она сверкнула глазками на Луноброда и его друзей, а потом запищала:

– А я знаю, кто вы… Премного наслышана. Вы – коты-детективы, которые однажды спасли Тенардье от верной смерти, раскрыв коварные планы Рика Зубастика!

Додо усмехнулся:

– Ну да, было дело. Это случилось не так давно…

Жозефина выступила вперёд:

– Додо, не время хвастаться. Мы очень спешим. Скажите-ка, госпожа крыса, где мы оказались?

– Ах, – ответила крыса, поражённая светскими манерами Жозефины. – Мы недалеко от кладбища Пер-Лашез…

– Пер-Лашез? – фыркнул Луноброд. – Далеко же мы заплыли! Это течение оказалось даже сильнее, чем мы думали!

– Вот как? – изумилась крыса. – А откуда вы приплыли?

– Из квартала Марэ!

Крыса почесала лапой кончик носа:

– Ммм, да уж… Далеко вы забрались…

К этому времени солнце уже совсем закатилось. До кражи золотых слитков оставалось совсем немного времени! Нужно было спешить!

– Если вы торопитесь, я могу показать вам путь наверх, – услужливо предложила крыса.

Грызунья очертя голову помчалась по туннелю – коты ринулись за ней. Они долго бежали по лабиринтам труб и наконец вынырнули из люка, который выходил на оживлённую улицу. В городе уже зажглись уличные фонари, а высоко в небе сияла луна.

– Там – остановка такси, – махнула лапой крыса. – Теперь вы легко доберётесь до квартала Марэ. Простите, но я не смогу вас проводить. Мы, крысы, не любим вылезать из сырой канализации…

– Спасибо за помощь! И передай привет старине Тенардье, – мяукнул Луноброд.

– Непременно, с удовольствием передам! – пропищала крыса и юркнула в люк.

Коты запрыгнули в первое подъехавшее такси – тёмную карету, запряжённую парой быстроногих лошадей.

К сожалению, карета направлялась вовсе не в квартал Марэ.

Как только лошади повернули в противоположную сторону, коты спрыгнули на землю и вскарабкались на трамвай, который ехал в верном направлении. Они уже почти доехали до улицы, на которой располагался салон мадемуазель Шанталь, как вдруг Додо воскликнул:

– Ба! Кого я вижу! Наши старые друзья!

На самом деле это были вовсе не друзья. По тротуару медленно шёл высокий и тощий полицейский с усиками, закрученными вверх. Он с печальным видом направлялся в участок.

Это был инспектор Рампье! За ним семенил толстопузый пёс Кошмар, неуклюже переваливаясь на кривых лапах, словно ходячая ливерная колбаса.

– Куда идёт эта парочка? – удивился Луноброд. – И почему они не в Центральном банке? Все полицейские сейчас там.

– Не знаю, – с лукавой улыбкой ответил Додо. – Но я кое-что придумал!

Бродяга спрыгнул с трамвая и украдкой побежал за инспектором и его собакой, скрываясь в тени деревьев. Луноброд, Жозефина и Помпончик поспешили за бродягой.

– Ну и ну! – пробормотал Рампье с крайне обиженным видом. – Главный инспектор мне за это заплатит! Я этого так не оставлю!

– Гав! – участливо тявкнул неуклюжий Кошмар.

– Доверить охрану Центрального банка инспектору Дюпону! Какое оскорбление! Такое важное дело должны были поручить мне! Тогда бы меня заметил махараджа, а может, и сам мэр! А там, глядишь, и повышение по службе! Вместо этого я патрулирую улицы, как жалкий блюститель порядка! Какая вопиющая несправедливость…

– Слышали? – прошептала Жозефина. – Должно быть, в полиции поняли, что Рампье – лопух, и решили держать его подальше от банка.

– Думаю, пришёл наш черёд ему помочь, – улыбнулся Додо.

И в двух словах изложил друзьям свой план.

Мистер Луноброд внимательно выслушал, а затем мяукнул:

– Клянусь своим хвостом, неплохо придумано, Додо! Что ж, за дело, ребята!

Четвёрка котов бросилась в погоню за Рампье и его псом. Едва догнав Кошмара, Луноброд взвился в прыжке и вцепился острыми зубами в круглый собачий хвост.

В ответ бульдог залился лаем:

– Гав-гав-гав!

Он завертелся, натягивая поводок, и… столкнулся нос к носу со своими заклятыми врагами! Четыре кота строили ему возмутительные рожи.

– Кошмар, какая муха тебя укусила? – проворчал Рампье. – Не тяни поводок, говорю тебе! Эй…

Напрасные слова! Пёс Кошмар был страшно обидчив. Пока Луноброд держал его за хвост, Додо дразнился и показывал ему розовый кошачий язычок. А это было крайне неучтиво!

В эту минуту Луноброд выпустил собачий хвост и вскочил Кошмару на голову:

– Мара-мяу!

Тут кошачья компания помчалась со всех лап в полицейский участок. Надо ли говорить, что Кошмар бросился за ними, громко лая и брызгая слюной. На этот раз он разъярился как лев. Рампье ничего не мог поделать – Кошмар потащил его за собой на поводке. Инспектора кидало из стороны в сторону, словно флажок на гоночной машине.



Прямо перед зданием полиции виднелся люк, который вёл в канализацию. Там находился туннель, соединявший банк и салон «Шанталь».

– Жозефина! Помпончик! – крикнул Луноброд. – Задержите инспектора, пока мы открываем люк!

Одним прыжком чёрный кот и Додо оказались у тяжёлой крышки люка. Они принялись изо всех сил толкать железяку лапами, пока не сдвинули её в сторону. Даже не взглянув вниз, коты сиганули в колодец. Секунду спустя за ними прыгнули Жозефина и Помпончик, а через мгновение в люк провалились инспектор Рампье и пёс Кошмар!

К счастью, под люком скрывался склизкий туннель, а не пенистый зловонный поток, который в прошлый раз сыграл с котами злую шутку.

– Эй, Кошмар, маменькин сынок, беги сюда! – мяукнула Жозефина.

Эта история начинала её забавлять.

Коты припустили по туннелю, а бульдог, будто получив второе дыхание, с новыми силами бросился в погоню.

– Проклятие! – выпалил бедняга Рампье. – Ну и запашок! Кошмар, на этот раз ты ответишь за свои проделки…

Тут инспектор застыл на месте. Дело в том, что тьму туннеля прорезал тусклый луч фонаря.

Фонарь держал человек, весь обсыпанный извёсткой, и от него веяло сладким ароматом розовой воды. За ним показался старикашка со стетоскопом на шее. Потом – прекрасная девушка в красной шляпке. Последним шёл громила – из его кармана торчал бутерброд с селёдкой… Он согнулся в три погибели под тяжестью огромного сундука!

Массивный кованый ящик казался очень тяжёлым. Сбоку на сундуке темнела изящная надпись: «Ценный груз. Собственность махараджи Бамбалура».

Это была банда воров, которые только что обокрали банк! И тащили они не что-нибудь, а краденое добро, то есть золотые слитки махараджи!

Глава 10
Награда для Додо

До этого момента у злоумышленников всё шло как по маслу. Пока толпа бестолковых полицейских сторожила вход в банк, воры прокрались в салон мадемуазель Шанталь, спустились в канализацию, а оттуда добрались до подземного хранилища банка. Они спокойно завершили свой подкоп и проникли в гигантский сейф… А теперь возвращались домой с краденым золотом.

Преступники пребывали в полной уверенности, что опасность миновала. Разве они могли представить, что столкнутся нос к носу с шипящими котами и разъярённым бульдогом?

Но меньше всего они ожидали увидеть изумлённого полицейского, которого пёс тащил на поводке!

– Полиция! – вдруг завизжал главарь банды, роняя фонарь.

– Держи вора! – завизжал инспектор, увидев надпись на сундуке.

Рампье, сам не свой от волнения, выпустил поводок Кошмара, выхватил пистолет, висевший у него на поясе, и завопил во всё горло:

– СТОЯТЬ, ПРОХВОСТЫ!

Луноброд свистнул – по его знаку коты притаились в тёмном уголке. А злой-презлой Кошмар, оглушённый выстрелом, не придумал ничего лучше, чем наброситься на громилу и сбить его с ног.

Сундук грохнулся оземь, угодив прямо по ноге «профессора», – тот заверещал, как дикая обезьянка. От удара сундук раскрылся, и все увидели ряды золотых слитков, которые ослепительно засверкали.

Главарь банды и дама в красной шляпке бросились было наутёк… И что бы вы думали? Под ноги им кинулись… бродячий кот и хитрюга-кошка. Да так, что жулики кубарем покатились по скользкой земле.

Рампье, потеряв в панике шляпу и пистолет, никак не мог прийти в себя. Наконец он взял себя в руки и даже произнёс коронную фразу всех полицейских:

– Руки вверх! Вы арестованы!

На следующее утро ещё не пробило и десяти часов, а в тихом квартале Марэ уже царило оживление. На улицах было полно полицейских машин и жандармов, а вездесущие репортёры что-то строчили в блокнотах и щёлкали огромными фотокамерами.

Торжествующий инспектор Рампье (он не успел забежать домой, чтобы переодеться) стоял на лестнице полицейского участка и победоносно глядел по сторонам. Инспектора и пса Кошмара так и распирало от важности.



Они охотно давали интервью и позировали перед камерами… Но вид у них был презабавный… Оба были испачканы в грязи и источали столь скверный запах нечистот, что даже репортёры держались от них на почтительном расстоянии.

Тем временем мадемуазель Шанталь, которой не было никакого дела до банков и канализаций, утром, как обычно, открыла свой салон и принялась за работу – делать причёски, маникюр и опрыскивать духами нарядных клиенток… Красотка Коко вышла в подсобное помещение и вдруг услышала, как в дверь с чёрного входа кто-то постучал.

– Ах, это вы! – обрадовалась кошка. – Где же вы пропадали? И что с вами приключилось ночью?

В зубах у мистера Луноброда была утренняя газета, которую он прихватил из дома (художнику Бонне каждое утро приносили свежую прессу).

– Вот, погляди! – гордо мяукнул он.

На первой полосе большими буквами было напечатано: «В ЦЕНТРАЛЬНОМ БАНКЕ ПРЕДОТВРАЩЕНА КРУПНАЯ КРАЖА!» – а ниже – «Инспектор Рампье арестовал воров. „Моя интуиция никогда меня не подводит!“ – заявил инспектор».

– Тьфу! – фыркнула Жозефина. – Мы работали не покладая лап, а вся слава досталась этому надутому индюку!

– Но ведь главное, что преступники арестованы, не так ли? – заметила Коко.

Додо кивнул, подходя к кошечке и виляя хвостом:

– Всё верно, моя дорогая. Драгоценности хозяйки Жозефины теперь в безопасности… И ночные гости больше не придут в твой салон. Миссия выполнена!

– Вот именно, – сказала Коко. – Огромное спасибо! Могу ли я вас как-нибудь отблагодарить?

Жозефина улыбнулась подруге, словно говоря: «Ещё чего! Дело-то пустячное!»

Луноброд смущённо кашлянул.

– Тут… это… – пробормотал котяра. – Сегодня вечером открывается выставка моего друга Бонне. Уж раз я здесь… не могла бы ты почистить мне шёрстку, дорогая Коко?

– Ну конечно! – с радостью ответила Коко. – Обещаю чистку по высшему разряду, крем для морды от морщин, маску для кожи вокруг глаз и укладку шёрстки. Луноброда ждёт программа «Полный мяу-уход».

Кошка хорошенько потянулась, а затем добавила:

– Я тут подумала, что вы все заслужили награды. Ты, Жозефина, приходи ко мне на процедуру «Мягкие лапки». А для тебя, Помпончик, у меня есть резиновый мячик – играй сколько хочешь!

– Йо-ху-у-у! – радостно мяукнул котёнок.

– А для тебя, мой дорогой Додо…

– Муррр? – тихо спросил Марсельезыч, замирая от восторга.



Коко на бархатных лапках подошла к бродяге и вдруг, подпрыгнув, поцеловала его в мохнатую щёчку. Затем кокетка махнула хвостом и внезапно исчезла в глубине салона.

Луноброд, Жозефина и Помпончик побежали за ней.

И только Додо так и остался стоять в углу неподвижно, словно статуя.

– Ах, какая кошка! – помолчав, вздохнул бродяга, мечтательно глядя вдаль. – Впрочем, я всегда знал, что у нас, бродячих котов, есть особый шарм. И он никогда не даёт сбоя!

Столь замечательная фраза потонула в раскатах безудержного кошачьего смеха.

Вот так и подошло к концу это увлекательное приключение котов-детективов!

КОНЕЦ

Словарик

Шáрм – обаяние, очарование.

Фрáнт – модник, щёголь.

Долотó – плотничий или столярный инструмент для обработки древесины и камня.

Безрóпотно – послушно, беспрекословно.

Кардамóн – многолетнее травянистое растение. Из его плодов получают одну из самых дорогих пряностей. Кардамон используют в кулинарии и парфюмерии, а также как лекарственное средство.

Махарáджа – индийский князь, высший титул индийского правителя.

Авторы


Алессандро Гатти родился в 1975 году в итальянском городе Алессандрия, но бо́льшую часть жизни провёл в городке Каламандрана, расположенном в Монферрато, историко-географическом регионе Италии.



Давиде Морозинотто родился в городе Кампосанпьеро в 1980 году, но в основном жил в местечке под названием Эсте, что находится в регионе Венето.

Они познакомились по воле случая, а потом стали настоящими друзьями. В этом нет ничего удивительного, ведь друзья обожали выдумывать истории и посещать рестораны. Особенно в Нью-Йорке! И, представьте себе, оба писателя – большие друзья котов. Попробуйте догадаться, почему Алессандро души в котах не чает? (Подсказка: фамилия Gatti по-итальянски означает «коты»!) Ну а Давиде дружит с котами, потому что раньше работал котоситтером.

Алессандро проводит свои дни в Турине, погружаясь в глубокие философские размышления, да так, что порой начинает клевать носом.

А вот Давиде живёт в Болонье и проводит своё время за чтением и видеоиграми… При этом он утверждает, что ему это нужно для работы.

Перед вами первая книга для детей, которую авторы написали вместе, но каждый из них уже выпустил немало собственных книг.

Художник-иллюстратор


Стефано Туркони родился в 1974 году. После окончания художественного лицея города Бусто-Арсицио поступил в Миланскую академию художеств Брера.

Закончил курс иллюстрации и комиксов в Высшей школе прикладного искусства Кастелло Сфорцеско, а также изучал искусство комиксов в Академии Диснея в Милане.

С 1997 года сотрудничает в качестве художника-карикатуриста с компанией «Уолт Дисней. Италия», иллюстрируя истории «Topolino», «Giovani Marmotte», «PK», «MM», «X-Mickey», W.I.T.C.H., «Minni» и других журналов.

С 2000 по 2006 год преподавал искусство иллюстрации в Школе Кастелло Сфорцеско, а также вёл курс по созданию комиксов в Академии Диснея. С 2007 года в соавторстве с Алессандро Систи создаёт серию пособий для карикатуристов.

С 2005 года сотрудничает со многими издательствами, в том числе с «Piemme», «EL», «De Agostini» и «Terre di Mezzo».

Сноски

1

Барабулька – это усатая рыба, которая обитает в Атлантическом океане, а ещё в Средиземном и других морях. Её усики немного напоминают бороду (прим. переводчика).

(обратно)

2

Стетоскоп – трубка, которую используют доктора, чтобы прослушать сердце и лёгкие (прим. переводчика).

(обратно)

3

Капитель – верхняя часть колонны.

(обратно)

Оглавление

  • Игроки
  • Глава 1Кот во всей красе
  • Глава 2Красотка Коко
  • Глава 3Бандиты с селёдкой в кармане
  • Глава 4Влюблённый бродяга
  • Глава 5Кружась по городу
  • Глава 6Гениальное преступление!
  • Глава 7Золото махараджи
  • Глава 8Путешествие на дно… канализации!
  • Глава 9Спасайся, кто мяучит!
  • Глава 10Награда для Додо
  • Словарик
  • Авторы
  • Художник-иллюстратор
  • Teleserial Book