Читать онлайн Имитатор бесплатно

Имитатор

Редактор О. Чернова

Корректор О. Чернова

Иллюстратор С. Жоголь

Дизайнер обложки С. Жоголь


© Сергей Жоголь, 2019

© С. Жоголь, иллюстрации, 2019

© С. Жоголь, дизайн обложки, 2019


ISBN 978-5-4496-4084-0

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Часть первая Снеговик

Внимание! Внимание, говорит Москва!..

В течение 10 ноября наши войска вели бои с противником на всех фронтах. Особенно ожесточённые бои происходили на Крымском и Тульском участках фронта…»

От Советского Информбюро: вечерняя сводка от 10 ноября 1941 г.

г. Куйбышев, ноябрь 1941

В романе использованы материалы сводок Советского Информбюро 1941 года.

Глава первая, в которой Птицыну после долгого сидения у окна приходится сделать небольшую пробежку

— Убили! Убили!

Истошные вопли снова донеслись из дома напротив. Птицын невольно притронулся к кобуре, но тут же отдёрнул руку и строго посмотрел на Трефилова. Тот сидел как на иголках. Свой пистолет Антон давно уже достал и теперь прижимал его к груди, точно заботливая мамаша — младенца. Птицын усмехнулся:

— Антоха, спрячь ствол!

Женщина снова закричала, послышался звон разбитой посуды, потом всё снова стихло. Птицын расправил затёкшую спину, вытер вспотевший лоб: «Да чего ж она так орёт? Всю охоту нам испортит!»

В комнате пахло варёной рыбой и отдавало кошачьей мочой. Две неказистые кошки, свернувшись клубочками, лежали у подёрнутой паутиной батареи. Стены и мебель были исцарапаны, на подоконнике стоял разросшийся фикус.

Был бы здесь Янчин — обчихался бы, ведь у него, помнится, была аллергия на кошек.

Одно только воспоминание о погибшем вызвало у Птицына спазм в висках, который тут же перерос в резкую боль, проявившуюся в области затылка. Птицын прикусил губу так сильно, что во рту появился солоноватый привкус крови. Боль немного отступила.

Эх, Женя, Женечка… Но ничего, даст Бог — сегодня мы с ними за тебя поквитаемся.

Птицын потёр рукой небритый подбородок: когда же он последний раз держал в руке бритву?

Трефилов неловко повернулся и задел ногой одну из кошек — та вскочила и убежала на кухню. «И слава Богу, одной тварью меньше!» — обрадовался Птицын. У него у самого, похоже, от этих кошек начался зуд.

На кухне послышался лёгкий звон посуды. Птицын воровато огляделся и незаметно пнул сапогом вторую кошку. Та обиженно мяукнула и тоже сиганула на кухню. Оттуда почти сразу же вышел хозяин квартиры — пухленький мужичок с забавной фамилией Пичужкин — и протянул Птицыну стакан с пахучим чаем.

— Угощайтесь, товарищ, — оскалился любитель кошек. — Чаёк у меня хороший — с мятой. Для нервов очень полезно.

«У меня от этой твоей мяты скулы свело, — хотел сказать Птицын. — Сидел бы уж на кухне да кошарам своим хвосты крутил, рожа мещанская!»

Однако он лишь кисло улыбнулся и указал на Трефилова:

— Ему вон… дайте. Вон у кого нервишки шалят.

Антон схватил стакан и тут же затараторил:

— Владимир Иванович, да неужели так и будем сидеть? Явно же что-то стряслось! А если там и впрямь кого-то убивают?

— Твою ж мать! — процедил Птицын; суета Трефилова начинала раздражать его уже не на шутку. — Сказал же: ствол убери, пока в ком-нибудь дырку не сделал. Вон как руки трясутся.

Трефилов нехотя убрал пистолет и жалостливо посмотрел на Кравца.

— Да очнитесь же, Степан Маркович! Там женщина помощи просит, а мы тут сидим и носами клюём.

Кравец поморщился и вытер пересохшие губы ладонью. Сутулый, с крупным мясистым носом и опухшими глазами, пожилой опер кутался в пиджак и вёл себя так, словно всё происходящее вокруг его вовсе не касалось. Птицын усмехнулся: а ведь Стёпа накануне, похоже, снова перебухал. Знал ведь, что на дело идти, а всё равно напился! Сколько же он пил, если до сих пор никак не очухается? Дело это, конечно, житейское, но всё же… Надо бы с ним поговорить на эту тему — за стаканом, конечно… Птицын усмехнулся пришедшей на ум шутке и вспомнил, что когда-то и сам уходил в запой. Чтобы хоть как-то отвлечься, он слегка отодвинул шторку и выглянул в окно.

— Со второго этажа крики слышны. Это не наша ли клиентка орёт? Что думаешь, Степан?

Кравец помотал головой и поёжился.

— Не наша, Иваныч. Наша напротив живёт, а та, что орёт, — левее. Точно левее. Да и голос у этой уж больно хриплый, будто бы пропитой. А наша Лерочка, помнится, ещё пару лет назад в лучших ресторанах солировала — голосок у неё, как у соловушки!

— А ты что ж у нас, по ресторанам ходишь? — хохотнул Птицын.

— Бывает. — Кравец подавил зевок.

— Ну ты и сказал: «как у соловушки!» — продолжал Птицын. — Голосок-то у неё, может, и не из противных, зато душонка змеиная. Общались — приходилось. Та ещё стерва!

— Кто ж спорит? — не стал возражать Кравец.

— Надеюсь, не знает наша соловушка, что мы тут сидим, а то кто его знает, что наш гражданин Пичужкин вчера почтальонше шепнул, когда та газеты приносила? — Птицын вопросительно уставился на хозяина квартиры.

Пичужкин обиженно фыркнул и отвернулся.

Птицын и двое его оперативников ещё вчера нагрянули в квартиру гражданина Пичужкина, однако интересовал их не сам любитель кошек, а его жилое помещение. Как раз напротив окон Пичужкина, в соседнем доме проживала Лера Валерьевна Лыскина, которая являлась новой любовницей Пашки Кастета — молодого рецидивиста с богатым «послужным списком». Лыскина действительно долгое время была ресторанной певичкой, но пристрастилась к наркотикам и в итоге покинула сцену. Пару раз она привлекалась по подозрению в торговле краденым, но всякий раз доказательств не хватало. О том, что Лерка Лыскина является любовницей Кастета, Птицыну сообщил Женя Янчин. Вскоре после этого его и убили.

Когда Пичужкин открыл дверь операм, Птицын сразу же насел на него и, воззвав к гражданской сознательности, потребовал предоставить его жилое помещение для организации засады. Несмотря на бездумную агрессивность Птицына и его откровенное хамство, проявленные при первом знакомстве, толстячок совсем не испугался и тут же затребовал документы.

Когда Кравец достал удостоверение, Пичужкин нацепил на нос очки и пару минут рассматривал протянутую книжицу. После чего попросил предъявить документы и остальных. Антона долго уговаривать не пришлось, а вот Птицын поначалу выругался, но немного погодя всё же выполнил пожелание въедливого хозяина.

Убедившись, что никакого подвоха нет, Пичужкин деловито заявил: «Милости просим. Органам помочь — это мы завсегда!» После того, как Птицын и его сотрудники расположились у нужного окна, толстячок любезно попотчевал незваных гостей чаем и до глубокой ночи вёл беседы, рассказывая массу интересных историй про всех своих соседей. Когда Пичужкин уснул прямо в кресле, Птицын бесцеремонно завалился на хозяйскую кровать, Кравец пристроился на полу, Антону же пришлось караулить всю ночь. Потом его, конечно, сменили. В засаде они провели сутки и сейчас тупо пялились в окно, почти не веря в то, что Паша Кастет всё-таки явится к своей ненаглядной подружке.

Двор казался пустым и неподвижным, только промозглый осенний ветер трепал развешанное на верёвках бельё да косматая псина лежала у кустов, что-то грызла и при каждом новом крике вздрагивала и поднимала вверх любопытную морду. При очередном завывании Антон поставил стакан с недопитым чаем на подоконник и снова потянулся за пистолетом.

— Сядь, Антон Юрьевич, и успокойся. — Птицын добавил в голос металла. — Явится Паша, увидит, как ты бабам слёзы утираешь, — и ищи его… Зря, что ли, мы его столько времени пасём?

— Зря, не зря, а там ведь женщина, эх… — Антон надул губы, отвернулся, решив немного выждать. Он прекрасно знал, что, если его начальник вдруг переходил на официальный тон, это не могло означать ничего хорошего. По имени-отчеству или по званию Птицын обращался с коллегами довольно редко. Он даже начальника Управления почти всегда называл просто Григоричем. А если уж Птицын назвал Антона Юричем… Это могло закончиться плачевно в первую очередь для самого Антона.

Репутация безбашенного психопата закрепилась за Птицыным уже давно.

— Это Глафира Стрельникова кричит. Её голос, — вдруг вмешался в разговор Пичужкин. — Глашка эта — баба бедовая: двух мужей схоронила, а всё не успокоится. Полюбовников теперь водит. До войны к ней в основном с завода мужики шастали — работяги. Нормальные в основном мужики. А как бóльшую часть на фронт загребли, так контингент испортился. Жульё всякое теперь у нас шляется да пьянь подзаборная. А Глашке что? Для неё что нормальный трудяга, что бандит иль алкаш — всё едино. Главное — чтобы мужик был, с соответствующими, значится, деталями. Самогоночку Глашка с ними попивает, ну и, сами понимаете, чем ещё занимается. Редкостная шалава, прости её господи!

Птицын спросил с издёвкой:

— Что ж ты так про соседку? Сам, поди, тоже к ней клинья подбивал, да, похоже, безуспешно. Что, дядя, не повелась на тебя соседка — вот ты её теперь и поносишь! Колись: угадал я или нет? Живёшь, смотрю, один. Неужели такая баба, что так на передок слаба, не по тебе? Иль ты у нас только с кошками милуешься?

Пичужкин выгнулся, точно его передёрнуло током, надул щёки и, осушив за раз полстакана своего травяного чая, фыркнул:

— Мне до Глашкиных прелестей дела нет — я женат, между прочим.

— А где же жена? — тут же спросил Птицын.

— В отъезде. У сестры в Ялте гостит.

— Что ж у тебя за жена-то такая, если ты срач в квартире развёл с кошками своими?

— Нормальная у меня жена. Она, может быть, тоже животных любит. Так что кошек моих не троньте, да и вообще… не ваше это дело. Пришли тут, понимаешь! Я к ним с душой, а он меня в паскудстве всяком обвиняет!

— Ладно-ладно, дядя. Этот я так, шучу, чтобы, так сказать, разговор поддержать. — Птицын фыркнул и снова насел на Трефилова. — Ну вот. Видишь, что про твою орущую бабу достойные… — Птицын поморщился, — люди говорят, а кто-то из-за неё хочет нам всю операцию сорвать.

Антон ещё сильнее поджал губы:

— И что? Ну выпивает женщина, ну жизнь личную устроить желает. Что же, она после этого и не человек?

— Стой, тварь! Куда?! Люди добрые, да что ж это делается?! Да средь бела дня живого человека да по голове… а-а-а! — снова послышалось из дома напротив.

— Твою ж мать! Может, и правда у неё кого порезали? — Птицын посмотрел на Кравца, тот пожал плечами.

— Сам решай, Иваныч. Ты у нас главный — с тебя и спрос.

Степан Маркович Кравец начинал служить в уголовном розыске ещё задолго до прихода туда Птицына. Проявил себя неплохо, но до высоких чинов не дослужился, так как довольно часто прикладывался к стакану. Тем ни менее Стёпа Кравец являлся одним из немногих в Управлении, с чьим мнением Птицын по-настоящему считался. Это было, несомненно, связано ещё и с тем, что Птицына и самого в Управлении не жаловали. Если бы не высокая раскрываемость на вверенном участке, его и самого уже давно выперли бы не только из уголовного розыска, но и из партии.

— Убили! Убили! Сволочи! — снова заорала баба.

Из подъезда вышли две молодые женщины и подросток. Потом выползла какая-то бабка и тоже принялась орать:

— Вон оно как! Чего ж такое делается?! Где ж милиция, куда смотрит?

Вышли ещё одна женщина и старик на костылях. Все задирали головы и смотрели на окно, из которого доносились вопли. Псина, что до того лежала почти без движений, поднялась, отбежала в сторону и принялась истошно лаять, словно поддерживая всех тех, кто вывалил из своих домов поглазеть на то, что же случилось в злополучной квартире. Птицын сплюнул, провёл ладонью по подбородку и проворчал:

— Что за день-то сегодня такой? Ну что, Антоха, похоже, повезло тебе. Посмотри, что за дела: если уж там действительно труп, тогда откроешься. Правильно я мыслю, а… Маркыч?

— Я же уже сказал: ты главный — тебе и решать, — повторил Кравец. — Только если Кастет вычислит нашего кучерявого…

— Паша Кастет, если теперь и явится к Лерке своей, то тут же свинтит. Не сомневаюсь. Разу уж соседи такой кипиш подняли, что хоть живых выноси.

— Может, мне сходить — я не так заметен, как Антон? — Кравец немного ожил. — Меня, глядишь, и не вычислит, а вот Антошку точно приметит.

— Не приметит, Степан Маркович. Я же быстро, одним глазком! — взмолился Трефилов.

— Дуй, салабон, — прикрикнул Птицын. — Разбирайся, что к чему, только по-тихому. Не вздумай удостоверением козырять.

Антон накинул куртку и выскочил из квартиры.

Пока их молодой коллега шёл по двору, Птицын и Кравец внимательно за ним следили. Когда Антон исчез в подъезде дома напротив, Пичужкин, как бы между прочим, равнодушно заявил:

— Глашка частенько так орёт: примерно раз или два в неделю. С хахалем очередным что-то не поделила — вот и голосит. Скоро вернётся парнишка ваш, помяните моё слово.

Птицын опешил.

— Что значит «раз или два в неделю»? Она что же, всегда орёт, что кого-то убивают?

— Убивают, режут, колют… орёт постоянно, что ни по́падя. У неё всегда кого-то поначалу убивают, а потом выясняется, что либо ей по мордам дали, либо она сама очередному хахалю рожу расцарапала. Говорю же: бедовая баба, а проще сказать, дура она, как вы и сказали. Дура набитая.

— А что же соседи? Бабка ж та вроде как милицию требовала…

— Правильно. Требовала. А кто ещё на Глашку управу найти должен? — выпалил Пичужкин. — Раз уж вы сюда явились — так и разбирайтесь с пьянью этой! А то только и можете честных людей оскорблять! Вон она, Глашка Стрельникова, нарушительница порядка — вот и принимайте к ней меры.

— Да что ж ты… — Птицын сжал кулаки, лицо его стало пурпурным. Он двинулся в сторону толстяка, но тут Кравец ухватил его за рукав:

— Глянь!

Птицын ринулся к окну. Из-за угла соседнего дома вышел чернявый парень крепкого телосложения и уверенно зашагал к подъезду, в который недавно вошёл Трефилов.

— Твою ж мать! — выругался Птицын. — Паша… Паша Кастет собственной персоной.

— Антошка наш уж больно дёрганый. Если он в подъезде с Кастетом столкнётся, жди беды, — заволновался Кравец.

Птицын бросил на Пичужкина взгляд, полный ненависти.

— Моли Бога, дядя, чтобы с моим парнем ничего не случилось!

Пичужкин фыркнул и демонстративно отвернулся. Пока Птицын и Кравец сбегáли по лестнице, со двора послышались звуки выстрелов. Вылетев из подъезда, Птицын увидел припавшего на колено Антона и убегающего Кастета.

Неужто подстрелил?

Женский визг смешался с треском пистолетных щелчков. Бабы бросились врассыпную. Только старик на костылях не дрогнул и принялся орать и грозить кулаком. Собака, что до сей поры казалась такой равнодушной, подбежала к убегавшему стрелку и принялась кружить вокруг него и истошно лаять. Птицын снова почувствовал резкую боль — теперь уже в висках. Его шатнуло, на мгновение показалось, что он ничего не слышит, двор поплыл, Птицын сбавил скорость и выстрелил на ходу.

Кравец первым подбежал к Антону и плюхнулся на колени. Когда Птицын доковылял до них, он схватился за грудь.

— Нормально всё, товарищ капитан, — хрипел Трефилов. — Ловите этого выродка, а я… ну как-то… короче, нормально всё.

Кравец обернулся:

— Иваныч, ты чего? Опять приступ? Доиграешься ты со своими болячками! В лазарет тебе надо, а ты скачешь. — Он распахнул кожанку Антона, и оба оперативника увидели кровь на рубахе.

— Сильно его?

— Царапина, — отвечал Кравец, — по касательной пуля прошла, но кровь надо остановить.

Птицын почувствовал, как к горлу подступил спазм. Боль в висках словно улетучилась, но наступило то, что всегда так пугало его, порой даже делало жизнь невыносимой. О том, что Птицын не выносит вида крови, знали совсем немногие. Даже Кравец, с которым он столько лет работал бок о бок, этого не знал.

— Оставайся здесь, а я за Пашкой, — прохрипел Птицын, поднялся и побежал.

Кравец что-то кричал ему вслед, но Птицын уже его не слышал.

Пашка был уже далеко. Он нёсся как ошалелый, кепка с его головы слетела, фуфайка распахнулась. Птицын снова выстрелил. Хотел крикнуть: «Стой!», но горло пересохло. Кастет тоже выстрелил, когда пуля пролетела у самого виска, Птицыну сразу стало легче. Он понял, что не всё ещё потеряно, однако дышать становилось труднее. Птицын припал на колено и прицелился более тщательно. В висках стучало, руки ходили ходуном. Паша Кастет был довольно грузным парнем и бежал неуклюже. Лет пять назад Птицын бы догнал этого сопляка, но сейчас…

Эх, Женька, Женька… Похоже, не получится у меня сегодня за тебя поквитаться.

Из-за угла соседнего дома с рёвом вырулил бортовой ГАЗ. Он сделал крутой разворот, едва не сбив случайного прохожего и зацепив телефонную будку. Паша на ходу запрыгнул в кузов, подскочил к переднему борту и хлопнул по кабине. Двигатель взревел ещё громче, машина круто развернулась и помчалась вдоль аллеи. Птицын сделал несколько прицельных выстрелов и упал на колени.

«Сука… сука. Ну погоди! Я тебя из-под земли достану! Достану, чего бы мне это ни стоило. — Птицын поднялся с колен. — Говорил же Еленину, что машина будет нужна! — Однако начальник отказал, заявив, что Воронцов (так звали водителя старенькой „Эмки“) поедет встречать важного представителя из Москвы. Поэтому вчера Птицыну и его операм пришлось добираться до места на трамвайчике. — Чёрт бы побрал этих московских — вон понаехало, весь город переполнили». Птицын сплюнул, вытер ладонью лоб и побрёл назад.



Войдя во двор, он посмотрел на окна дома, где они провели до этого всю ночь и весь день. Из окошка за происходящим наблюдал ухмыляющийся Пичужкин. Птицын вдруг почувствовал упоение: «Радуешься, гнида! Вот ты-то мне теперь за всё и ответишь».

Глава вторая, в которой Птицын общается с красивой, но весьма неприятной особой, а потом получает распоряжение, от которого ему становится не по себе

Когда Птицын в сопровождении участкового на дребезжащем мотоцикле подъехал к серому зданию Управления, расположенному на перекрёстке Рыльской и Управленческого тупика, в коляске по правую руку от него сидела ярко накрашенная девица в сиреневом пальто с лисьим воротником и в изящной бархатной шапочке. После того, как Птицын ввалился в её маленькое жилище, Лыскина только и твердила, что ничего не знает, а вещи, найденные у неё Птицыным, — не краденые. Ей подарил их знакомый — майор авиации, который на днях убыл на передовую.

По дороге в Управление Лера Валерьевна намного поутихла. Она сидела молча и только зло шипела и косилась то на участкового, то на скрипящего зубами Птицына. Сейчас же, добравшись до места и увидев вокруг народ, способный понять её возмущение, снова принялась голосить.

— Веди её в дежурку, старлей, — сказал Птицын участковому, пропуская женские крики через себя, как через сито.

— Оформлять по подозрению в хранении краденого? — спокойно уточнил участковый.

— Пока да, но… думаю, скоро мы этой барышне ещё статей прибавим.

Он одарил Лыскину улыбкой, от которой у той на пару мгновений свело язык.

— Да как вы смеете?! Всё, что вы у меня нашли, куплено на честно заработанные. Часть вещей — это подарки, я же вам уже сто раз это говорила, — очухавшись, снова разоралась подруга Кастета.

— Когда протокол составим, её куда? — всё так же равнодушно спросил участковый. — К вам в кабинет?

— Да на кой она мне? Пусть в «обезьяннике» сидит, — выдохнул Птицын. — У меня от её визгу уже голова болит. Вот когда охрипнет и орать не сможет — тогда, глядишь, я её к себе и приглашу… На душевную, так сказать, беседу. А пока нет… Цацки, что у неё нашлись, — краденые, понятые протокол изъятия подписали…

— Да как вы… да как вы смеете?! Не было никаких понятых! Этот ввалился ко мне, — Лыскина ухватила участкового за рукав, — стал угрожать, вопросики свои мусорские задавать, рожа ментовская! Да я тебя за это… Беспредел!

— Напрасно вы так, Лера Валерьевна. За оскорбление сотрудника вам ещё дополнительно кое-что приписать можно, и за сопротивление… А протокол обыска — вот он. — Птицын помахал перед лицом девицы помятым листком. — Здесь и перечень краденого, и подписи понятых. На пятерик, думаю, потянет.

— Люди добрые! — ещё громче завопила Лыскина. — Да он же бумаженцию эту сам нацарапал, а подписи те тот, второй, мент собрал. Прошёлся по соседям и заставил на клочке этом загаженном расписаться. Не было у меня в квартире никаких понятых! Бумажку соседи так подписали, потому что жидёнок их принудил. Да-да, соседка моя Валька и ухажёр ейный! У-у-у… суки продажные!

Птицын зевнул, ещё раз помахал перед лицом Лыскиной протоколом и, довольный собой, направился к зданию. В скверике он увидел тёмно-зелёную «Эмку», на которой обычно ездил его личный водитель Дима Воронцов. Птицын тут же сдвинул брови и, сжав кулаки, поднялся по ступенькам.

Ну, Ворона, только попадись ты мне на глаза…

Подумав про Воронцова, Птицын тут же вспомнил свой инцидент с Пичужкиным.

«Может, и вправду не надо было трогать этого скотоложца?» — размышлял Птицын. Когда он в очередной раз оказался в его квартире — влетел туда как бешеный, — Пичужкин светился как новенький полтинник. Тогда он ещё не знал, что улыбку эту ему тут же сотрут. Если бы Кравец не вмешался, Птицын, наверное, удушил бы толстяка.

Птицын первым делом ударил ногой кошку. Не сильно ударил — понимал же в душе, что бедная скотина ни в чём не виновата, ударил для того лишь, чтобы подзадорить хозяина. Когда Пичужкин разразился визгливым негодованием, Птицын съездил ему кулаком в ухо, а потом, словно озверев, вцепился пальцами в горло. Когда Птицына оттащили, Пичужкин, который оказался мужиком совсем не робкого десятка, принялся орать и грозить, что будет жаловаться. Птицын тут же успокоился, послал любителя кошек по известному адресу и покинул его квартиру, напоследок сильно саданув кулаком в дверь.

Отпишемся… не привыкать.

Теперь же, когда он усадил Лыскину в «обезьянник», Птицыну не терпелось встретиться с Елениным.

Но тут, кому на радость, а кому и на беду, ему на глаза попался его водитель Дима Воронцов — сорокапятилетний плотный мужчина в кожанке и задвинутой на затылок кепке.

— Что, доставил своего москвича? С ветерком? — ехидно поинтересовался Птицын. — Эх ты… Мы вот без тебя больше суток чёрт-те где и чёрт-те как. Антон вот в больницу угодил, а Паша — фьють… Спасибо тебе, Димуля, что мы без транспорта остались!

Воронцов сдёрнул с себя кепку:

— Да я ж разве виноват, товарищ капитан? Не мог же я самому Еленину отказать! Он теперь с этим московским — как курица с яйцом. Ну, Владимир Иванович, сам же всё понимаешь.

Птицын цыкнул на бедолагу — тот аж отскочил к стене.

— Да пошёл ты… — Птицын махнул рукой и, задев плечом Воронцова, довольный собой, проследовал дальше.

Вторым, кого Птицын встретил в здании Управления, оказался Игорь Корнилов — начальник второго оперативного отдела, сухощавый старлей с горбинкой на носу. Корнилов считался неплохим опером, его за глаза дразнили Бульдожкой. Кличка, которая хоть и казалась обидной на первый взгляд, не была таковой в принципе. Про бульдожью хватку Игорька Корнилова знали многие — тот был из разряда тех, кто медленно запрягает, но своего не упускает никогда. Птицын даже где-то там глубоко в душе немного завидовал Корнилову за его успехи, но никогда не показывал этого на людях. Он хмуро кивнул коллеге и хотел пройти мимо, но Корнилов удержал его за руку:

— Постой, поговорить нужно.

— Давай потом, не видишь — спешу! — отмахнулся Птицын. — Нужно о проколе отчитаться. Начальник, думаю, уже заждался. Ты ведь слышал, наверное, что мы сегодня Кастета профукали?

Корнилов руки не выпустил.

— Не слышал. Постой же, говорю, подождёт твой начальник!

Птицын резко вырвал руку и сделал шаг в сторону назойливого коллеги:

— Оба… вообще-то, он ещё и твой! — Корнилов отвёл глаза, Птицын тут же начал свирепеть. — А ты чего это глазки прячешь? Никак случилось чего?

Корнилов повернулся и снова посмотрел Птицыну в глаза.

— Паша Кастет теперь не твоя забота, Володя.

Птицын выдохнул и хмыкнул:

— Чё?

— Кастет теперь не твоя забота, — повторил Корнилов.

— Как это не моя? А чья?

— Еленин все дела по кастетовской банде мне вести велел. Мои теперь Пашку искать будут, и нужно, чтобы ты мне дела по банде передал, и как можно скорее.

Губы Птицына сжались в тонкую полоску. Он хихикнул, помотал головой, прокурлыкав себе под нос какой-то весёленький мотивчик, который всю последнюю неделю крутился у него на языке, и вдруг схватил Корнилова за грудки.

— Ты чего это, Игорёк, на солнышке перегрелся? Так вроде поздняя осень на дворе. Заморозки!

— А раз заморозки, так и ты не кипятись, — сказал спокойно Корнилов. — Сейчас к тебе заскочим, отдашь мне бумаги по банде и ступай к Еленину на ковёр для получения новой, более важной так сказать, задачи.

— Какой, твою мать, задачи?! — заорал Птицын на весь коридор. — Что значит «отдашь бумаги»? Да я… да вы что тут все, с ума посходили? — Корнилов снова отвёл глаза и на этот раз и не подумал вырываться. — Да я за выродком этим уже почти два года гоняюсь! До они ж, эти суки, моего Женьку Янчина грохнули, сегодня эта мразь Антошку из нагана… Да теперь их поймать для меня — что голодному коршуну крови напиться. Ты хоть это-то понимаешь, дурья твоя башка?

— Понимаю. Только и ты меня, Володя, пойми. Приказ у меня, а с чем это связано, я и сам не знаю. Еленин утром вызвал, и вот я тут, тебя дожидаюсь. — Корнилов аккуратно высвободился из цепких рук Птицына и отступил.

— Утром? — опешил Птицын. — То есть как утром? Мы же утром… постой. Так меня не за то, что я сегодня Пашку просрал?.. Так что это получается… — Птицын не договорил и быстрым шагом двинулся по коридору в сторону кабинета начальника Управления.

В приёмной его встретил помощник Еленина Миша Стёпин.

— Здравствуйте, Владимир Иванович. Борис Григорьевич пока занят, просил не беспокоить…

— Да пошёл ты! — Птицын без стука влетел в кабинет.

Начальнику Управления милиции УНКВД по Куйбышевской области майору Еленину было за пятьдесят. Плотный, с суровым, отличавшимся правильными чертами лицом, с копной густых вьющихся волос, майор возвышался над столом, удерживая пальцами полуистлевшую папиросу. Гимнастёрка горчичного цвета с красными петлицами и эмалевым ромбом посередине была, как всегда, тщательно выглажена, на правой стороне груди красовался орден Красной Звезды, медали «За боевые заслуги» и «За отвагу» украшали левую. В душе Птицын всегда завидовал Еленину как бывшему боевому офицеру, но никогда не демонстрировал этого открыто. Напротив, он обычно был с начальником груб — как, впрочем, и со всеми остальными в Управлении. И Еленин, который был, в общем-то, мужиком не робкого десятка, так и не смог найти на Птицына управу.

Птицын вошёл; в кабинете пахло хорошим табаком, ходики на стене негромко тикали. «Он что же — на парад собрался?» — Птицын хмыкнул, отодвинул первый попавшийся стул и грохнулся на него, едва не сломав.

— Я говорил, что вы заняты, Борис Григорьевич! — жалобно пропищал из коридора Стёпин. — Не пускал, но разве ж его остановишь?

— Ничего-ничего. Это даже хорошо, что он сам явился. — Еленин махнул Стёпину, велев запереть дверь.

— Хреново дела, Григорич! Упустили мы Пашу, — затараторил Птицын. — Упустили гада! Я, конечно, сглупил! Но не только поэтому упустили. Не надо было нам светиться, а тут ещё толстяк этот… Кошек держит двух. От них смердит, как от помойной ямы. А ты, майор, тоже не прав… Говорил же: машина будет нужна. Паша-то на полуторке укатил, когда засёк нас. Антона подстрелил и умотал. Ну ничего, мы его ещё вычислим! Да, кстати, чего там за ересь Игорёк толкает?.. — Птицын достал пачку и огляделся в поисках пепельницы.

Только сейчас в самом углу кабинета он увидел невысокого толстячка в помятом кителе. Незнакомец держал в руке стакан с дымящимся чаем, на дне его плавал толстый кусок лимона. Только от одного вида чужака Птицын поморщился.

Мужчина был круглолиц, казался рыхлым и одутловатым. Птицын тут же окрестил его Снеговиком. Снеговик — ну настоящий снеговик! Только не новогодний, а весенний — слегка подтаявший. Глазки прищуренные, лысина до самого затылка, а нос… Про такие обычно говорят: телегой переехало.

На незнакомце была чистая и тщательно выглаженная военная форма без опознавательных знаков. Так же как и сам её владелец, надетая на нём форма выглядела немного мешковато. Мужчина приторно улыбался.

— Вот, Кирилл Петрович, — обратился к гостю Еленин. — Это и есть наш главный сыска́рь, так сказать. Знакомьтесь: наш начальник уголовного розыска Владимир Иванович Птицын. Капитан милиции и самый что ни на есть выдающийся опер на всю область, так сказать. Характерец у него, правда, так себе, вот… ему-то с вами и предстоит работать.



— Значит, это правда, — на удивление спокойно вымолвил Птицын. — Вы меня от дела отстраняете. И что, вот из-за этого?

Птицын взял со стола какой-то листок, скомкал его и бросил в направлении толстячка. Еленин будто бы этого и не заметил и как можно спокойнее продолжал:

— Уймись, Володя. Не выводи меня и не позорь перед руководством. Говорю же: этот товарищ из Москвы. Задание у нас для тебя. Важное. Представляю тебе, Владимир Иванович, нашего товарища из Москвы: Фирсов Кирилл Петрович. Прошу, как говорится, любить и жаловать.

— Любить?! Да я из-за него… Кто же до такого додумался?

— А Кастет — это кто? — как ни в чём не бывало, вдруг спросил незнакомец.

Птицына точно прорвало:

— Кто такой Кастет? А я вам расскажу!.. Да с подробностями! Пашка Кастерин, он же Кастет — это матёрый бандюган, молодой, но очень уж деятельный. Сам из Ростова, в тридцать третьем приехал ещё сопливым пацаном. А сейчас от его подвигов уже вся Безымянка воет. От этого Кастета помимо всего прочего уже двое наших пострадали. Они Женьку, суки, убили, а сегодня Паша ещё и Антона Трефилова подстрелил. Только товарищу майору это, похоже, неинтересно. — Птицын схватил со стола карандаш и бросил его уже в сторону Еленина. — Так ведь, Борис Григорьевич?

— А ну прекрати! — Еленин грохнул по столу кулаком, бросил взгляд на Фирсова, тут же сник и продолжил уже более мягко: — Ишь чего удумал: будто мне на своих сотрудников плевать! Ну, Володя… ладно. По поводу сегодняшнего прокола доложишь мне позже, а сейчас вот… с товарищем Фирсовым пообщайся. Он тебе указания даст по поводу немецких диверсантов. Твоя задача — эти указания выполнять и слушаться.

— Тьфу ты… — Птицын хлопнул себя по колену. Еленин поднялся и как можно строже сказал:

— Не спорь, Володя. Правильно Кирилл Петрович говорит: подождут все твои Кастеты и прочая шушера. Раз уж руководство решило, что нас привлечь нужно…

— Какое такое руководство?

— Московское! Мне приказано откомандировать в распоряжение Кирилла Петровича своих лучших людей. А кто у нас лучший?

Несмотря на свой горделивый вид, Еленин казался Птицыну жалким. Птицын поморщился и сказал:

— Ну, спасибочки! На кой ляд мне эти яблочки, когда у меня свои гниют? Ты ж меня без ножа режешь, Григорич! Кастет — вот же он, почти у меня в руках, если бы не эта баба да не Антошкины ахи-вздохи…. Да ещё не этот чёртов кошатник… Пашка Кастет очередной налёт готовит, я нутром чую. Пусть лучше диверсантами вашими Корнилов займётся!

— Хватит демагогии! — вдруг сорвался Еленин. — У меня от тебя уже голова трещит. Короче, товарищ капитан, с этой минуты поступаете в распоряжение нашего московского коллеги. Решение принято — в Москву уже доложено, и никаких возражений!

— Так значит, меня даже не спросили?

— Да, не спросили! У тебя погоны на плечах да партбилет в кармане! Так что не бузи, а выполняй приказ! — Еленин выдавил улыбку. — Придётся тебе, Владимир Иванович, теперь не ýрок, а немецких шпионов ловить. Так что с повышением тебя!

— Диверсантов, — уточнил Фирсов.

— Этим же госбезопасность заниматься должна, — презрительно бросил Птицын.

— А она ими уже и занимается, — продолжил москвич. — Но так как дело особо важное, руководство приняло решение подключить все имеющиеся ресурсы. Тем более что диверсанты, вполне возможно, попытаются войти в контакт с криминальными элементами, которые могут оказывать немцам содействие. Одним словом, на это дело будут брошены все силы и резервы. Ситуация очень уж непроста. Поэтому уж извините, товарищ капитан, — придётся вам подключаться к поискам. Ситуация следующая: из Берлина получена информация, что к вам в город будет заброшена диверсионно-разведывательная группа для уничтожения одного из наших партийных лидеров. Мы думаем, что охота ведётся на очень важную особу…

— Сталин в Москве, Тимошенко и Жуков тоже, — проворчал Птицын. — Кого же такого важного эти диверсанты ухлопать должны, да ещё у нас в Куйбышеве?

— К вам в город, с учётом положения на фронтах, из Москвы эвакуирована группа лиц, фамилии которых пока что не разглашаются. С целью не допустить панических настроений среди населения столицы эта информация пока что относится к разряду секретных. Мы полагаем, что одно из этих лиц и является целью наших диверсантов.

Птицын встал и, подойдя к московскому гостю, облокотился на стол:

— Вы что же, охрану московских шишек мне предлагаете осуществлять? И кого же?

— Пока не могу этого сказать. К тому же непосредственно охраной вам заниматься не придётся.

— Не придётся? — Птицын почувствовал, что у него дёрнулось правое веко, — это было сигналом к новому приступу. Он поднёс руку к голове и принялся тереть висок. — То есть мы будем работать вслепую?

— Отчасти вы правы. До особого указания, на период формирования оперативно-поисковой группы, я не могу посвятить вас в некоторые тонкости предстоящего дела…

— Какой ещё группы? — Птицына уже трясло, но он что было сил старался держать себя в руках. — Янчин на кладбище, Трефилов в больнице. Мы с Кравцом вдвоём остались — вот и весь наш отдел. Вдвоём мы вам много не нароем, или вам не важен результат. Главное — людей назначить, чтобы искать иголку в стоге сена, а потом о проделанном отчитаться.

— В ваше распоряжение поступят прикомандированные сотрудники из других отделов, — уточнил Еленин.

— Нахрена ж они мне сдались?! Я со своими привык работать. И вообще… придумали тоже! Шпионов должна госбезопасность ловить, а не мы.

Фирсов казался невозмутимым.

— Госбезопасность будет вести работу по своему направлению, а мы с вами — по своему́. Моя задача — координировать наши совместные действия. Мы будем искать диверсантов. — Москвич поднялся, подошёл к столу и поставил на него стакан, попутно разбрызгав его и слегка обварив себе руки. — Какой же я неуклюжий!

Бесцветные брови, лоснящийся лоб. Москвич улыбался так приторно, что Птицын решил, что ещё немного — и его стошнит. «Что за клоун, где ж такого откопали? — гадал Владимир Иванович. — Всё даже ещё хуже, чем я ожидал. Нам даже не открывают все карты предстоящего дела…»

Очередная фраза москвича добила Птицына окончательно:

— Ой… а где тут у вас туалет? А то я после вашего чая… — Кирилл Петрович тихо рассмеялся, похрюкивая при этом. — Я же с самого самолёта терплю, а у меня простата шалит.

Птицын не сдержался, и из его груди вырвался глухой стон.

— Туалет прямо по коридору. — Он плюхнулся на стул и задрал голову вверх. — Делать-то нам что?

Фирсов взял со стола папочку и высыпал на стол пачку фотографий шесть на девять. На всех фото был изображён один и тот же человек.

— Вот. Этого человека вам и вашим людям необходимо найти.

Птицын небрежно взял со стола одну из фотографий. С неё смотрел суровый мужчина средних лет в костюме и галстуке.

— Это немецкий офицер — предположительно именно он должен возглавить диверсионную группу. Остальную информацию я, как и обещал, доведу до всех членов вновь сформированной группы чуть позже.

— Позже? — переспросил Птицын, не скрывая презрения.

— Позже, — ответил Фирсов с улыбкой, которая уже начинала бесить.

— Хорошо, раз уж руководство так решило…

Птицын хлопнул обеими ладонями по столу и беззвучно рассмеялся. Лишь бы опять не разболелась голова! Птицын снова вспомнил Женьку, вспомнил, как провожал его на дело, как тот прибежал в отдел и рассказал про Лыскину и Пашины визиты к ней по понедельникам и средам. Вспомнил и торчавшую из груди Женьки финку, когда его обнаружили на руинах попавшего под бомбёжку дома. Нет! Он всего этого так не оставит! Пусть Корнилов ведёт дело по банде — Птицын же будет вести своё расследование, а диверсантов пусть ловят другие.

Когда он вышел из кабинета, и без того никудышное настроение испортилось ещё больше. Возле стойки дежурного Птицын увидел полноватого мужчину в длинном строгом пальто, в шляпе и с портфелем в руках и признал в нём Пичужкина. Когда тот повернулся и заметил Птицына, он тут же весь взъерошился, надул щёки и весь затрясся.

Жаловаться пришёл? Быстро ж ты собрался, ну-ну…

Птицын с видом победителя чинно прошёл мимо стойки дежурного, даже не посмотрев в сторону слегка перепугавшегося толстяка.

Глава третья, в которой Птицын старается успокоить нервы привычным для него самого, но не совсем традиционным способом и в итоге получает неплохой урок

Несколько приглушённых хлопков, напоминавших щёлканье пастушьего кнута, прозвучали один за другим. В воздухе сразу же запахло порохом, и Птицын опустил пистолет.

— Ну что, Иваныч, давай поглядим, — поднимаясь с табурета, сказал Кривов.

Птицын бережно положил пистолет на стойку и двинулся к мишени. Белый лист, на котором чёрной краской был намалёван злобного вида мужик с ножом и пистолетом, был испещрён дырочками от пуль.

— И что у нас сегодня? — Птицын провёл пальцем по мишени. — Одна, две, три, четыре… а пятая-то где? Неужто промазал?

— Вон твоя пятая, прямо промеж глаз, вместе с четвёртой вошла, — успокоил Птицына Кривов. — Видишь, как край надорван?

— Ну, слава тебе, Боженька, что я с горя не окосел! А то я уж думал, что вовсе навык растратил.

В тире было сыро и прохладно, гудела вентиляция, из подсобки пахло опилками и краской. Кривов достал из кармана мелок и принялся отмечать пробоины.

— Ещё хочу, — сказал Птицын и посмотрел на Кривова вопросительно.

— Так стреляй, чего уж? Патронов, слава Богу, пока хватает.

Птицын снарядил ещё два магазина, расстрелял их, почти не целясь, и снова двинулся к мишени.

— А вот теперь хуже — глянь как всё разбросал.

Птицын сорвал мишень, скомкал её и вернулся на исходный рубеж. Он уселся на скрипучую лавку, достал пачку и закурил. Кривов сходил в подсобку, принёс маслёнку и банку с ветошью и поставил на стол.

— Ну, значит, хватит. — Кривов глядел на Птицына с плохо скрытой тревогой.

— Да не прёт чего-то. Раз уж не задался день — так не задался. — Птицын отсоединил затвор и принялся водить ёршиком по каналу ствола. Кривов посмотрел на него искоса.

— Всё по поводу Женьки убиваешься? Весь осунулся — лица на тебе нет. Тебе с твоими болячками покой нужен да лечение соответствующее, а ты всё на оперативные просторы рвёшься. Ох, доиграешься ты, Володя! Помяни моё слово: доиграешься!

— Да как же ты не поймёшь?! — вспылил Птицын. — Женька — он же для меня как сын… ну не как сын, так как брат был. Сам ведь понимать должен…

— А я и понимаю! — строго сказал Кривов. — А вот ты — нет. Жизнь — она штука такая, да… Нет твоей вины в Женькиной смерти. Сам он в органы работать пошёл — сам и путь этот опасный выбрал. Так что ты не о Женьке теперь, а о болячках своих подумай. Доиграешься ты, дружок, — и за Женькой вослед. Только вот он за дело сгинул, а ты так пропадёшь, по дурости своей. А Женька — он что? Что сделано, того уж не воротишь. Твоя-то жизнь с его смертью не закончилась.

Птицын глухо рассмеялся:

— А вот для Женьки закончилась. Хреново ты утешаешь, Сергей Михалыч. «Сам знал, сам выбрал»… Это всё я… Я виноват в его смерти, и хоть что хочешь мне говори, пока скота этого Кастерина в землю не зароют, не успокоюсь я.

Кривов сверкнул глазами:

— Прекрати! Ишь, нюни распустил! Ты у нас кто — начальник угро! Тебе киснуть не положено. Говорю тебе: в смерти Янчина ты не виноват — и точка!

— Да как же не виноват? Это я же ему в банду внедриться приказал. Мог бы сам пойти, а я его… Теперь как мне его жене и сынку в глаза смотреть? Пацанёнку Женькиному только четыре, а он всё уже понимает. Видел я его глазки на похоронах. У… — Птицын поморщился и схватился за висок.

— Что, опять? — забеспокоился Кривов.

— Да нет, ну разве только чуть-чуть.

Он отбросил затвор и тряпку, откинулся назад. Под потолком включилась вентиляция. Некоторое время они сидели молча, потом Птицын вынул пачку и закурил.

— Куришь ты, Володя, без меры — вон как и руки у тебя дрожат, хоть и молодой ещё. Оттого и в стрельбе у тебя результат слабенький. Глянь-ка на мои ручонки. — Кривов вытянул руки ладонями вниз. — Я тебя старше лет на десять, а пальцы у меня не дрожат. Да и глаза ещё зоркие, видят мушку — потому и стреляю хорошо.

Птицын фыркнул:

— Так ты же у нас, Михалыч, заслуженный мастер спорта, а я кто? Ты у нас с утра до ночи в своём тире сидишь, а у меня помимо пальбы знаешь сколько забот? Спекулянты, жулики, убийцы — всех и не упомнишь! Опять же, Пашка этот клятый… Я ведь, когда Янчина закапывали, себе слово дал, что не успокоюсь, пока его убийцу не покараю! Я ведь Пашку Кастета ловить не собираюсь. Я его, гниду, пристрелю — пусть только попадётся! Мог бы уже вчера — ан нет… Упустил я Пашку, а теперь вот ещё напасть: Еленин ведь меня от кастеринского дела отстранил.

Кривов насторожился:

— Отстранил? Тебя? Это что ж, из-за здоровья?

— При чём тут здоровье? Еленину до моих болячек дела нет.

— Не говори, Володя. Еленин — мужик правильный. А ты с ним как с равным…

— Сам виноват. Настоящий начальник — он ведь каким должен быть?

— И это каким же?

— Как кремень! Сказал, как отрезал! Любого подчинённого должен в рог бараний гнуть…

Кривов рассмеялся:

— Тебя, Володька, согни попробуй! Сам кого хочешь, хоть в рог, хоть в узел…

Птицын оскалился:

— Что есть, то есть.

— Есть-есть, да под поясницей шерсть. Говорю тебе: не перечь Еленину! Он настоящий мужик. Фронтовик. Он же почитай всю финскую прошёл. Два ранения у него… орденоносец.

— Да что ты мне тут втолковываешь? — отмахнулся Птицын. — Знаю я и про ранения его, и про побрякушки. Орденоносец, твою мать, а перед московскими аж чуть ли не зубами стучит! Суетится, как беременная школьница, разве что сопли не размазывает. Отстранил он меня от кастетовского дела потому, что дяденька страшный из Москвы пожаловал, и теперь мне каких-то диверсантов ловить придётся.

— Диверсантов? — Кривов насторожился. — А ну-ка рассказывай.

— Шпионы немецкие к нам в Куйбышев должны нагрянуть. К Еленину Москва за помощью обратилась — ну, чтобы поймать их, — а он, вишь, ко мне. Как будто больше не к кому, — продолжал Птицын. — У меня своих мазуриков пруд пруди, а теперь вот немчура эта! Да ведь я же понимаю, что немец — это враг. Да только у меня специализация другая. У них там разные штучки шпионские, а я с ворами да спекулянтами работать привык — боюсь, не потяну я диверсантов этих. Или потяну? Ты как сам-то думаешь?

— Потянешь-потянешь, — усмехнулся Кривов, — дальше рассказывай.

— Да тут ещё Кастет этот из головы не выходит. Он, гад, Антошку моего подстрелил, хорошо хоть, парень жив остался, царапиной отделался. Кастетовскую банду корниловским в разработку отдали, а мне приказали ловить… уж я и сам не знаю кого. Да для пущих бед ещё и москвича этого из госбезопасности ко мне приставили.

— И что за москвич? Крут?

Птицын засмеялся с надрывом, махнул рукой:

— Штабной, похоже — толстый, лысый, на снеговика похож. Мы с Кравцом его так и окрестили — Снеговик. Откуда только таких берут? Послала его нелёгкая. А он ещё и темнит. Не говорит толком ничего. Дал фотографии какого-то мужика в пиджаке. Ищите, говорит, этот вроде как самый главный будет у немцев. Хоть бы сказал, какая у них задача, у диверсантов этих, что они собираются делать: взорвать какой-нибудь объект или, может, какие секретные разработки похитить. У нас вон теперь объектов в городе сколько? Со всей страны посвозили. Я же не против того, чтобы этих диверсантов взять, только какой тут от меня прок? Тут же контрразведка работать должна, а мы кто? У нас и стукачи свои, и сочувствующие. Диверсант — он же кто? Не вор законный и не приблатнённый, по фене не общается. Как же я его тебе выявлю, если он с простым людом смешается да за честного себя выдавать станет? Каждый баран должен носить свои рога, кесарю кесарево. Они же среди честных людей попытаются затеряться, и пока я буду среди честного люда орудовать, такие как Паша Кастет столько дел натворить могут! Но ладно бы уж только это! Теперь ещё и москвич этот лысый будет свой нос везде совать! Еленин меня над всеми поставил, а москвич этот так… Типа куратор.

— А ты не преувеличиваешь, братец? А с чего ты взял, что он в своём деле не мастак? — с издёвкой спросил Кривов. — Ты ж его не знаешь совсем — может, он просто с виду такой, а на деле настоящий волкодав. А?

Птицын положил пистолет и принялся энергично вытирать руки тряпкой.

— Это он-то волкодав? Да ты бы на него посмотрел! Квашня квашнёй! Я не главный, говорит, я так, в сторонке постою. То простата у него шалит, то ещё чего. Короче, тюфяк — тюфяком. Как таких только в органы берут?

Птицын махнул рукой, Кривов закивал, потом отвернулся, медленно встал и принялся укладывать в коробку ветошь и протирки.

— Кстати, чуть не забыл. Есть у меня для тебя новость, Володя, — как бы невзначай вдруг сменил тему Кривов. — Может, конечно, и не моё это дело…

В голосе Птицына тут же появились стальные нотки:

— Раз уж заикнулся — так уж говори.

Кривов крякнул, почесал подбородок:

— Любка тут твоя в Управление приходила. К Еленину просилась.

Птицын стиснул зубы и сжал кулаки.

— И что? Пустили?

— На выезде он был. Она потопталась-потопталась, да и ушла. Ни с кем другим говорить не пожелала.

Птицын ощутил, как щёки его наливаются кровью.

— Когда приходила?

— Так сегодня… до обеда ещё. Нафуфыренная вся такая: шляпка, пальтишко из драпа, в приёмной больше часа проторчала и ушла. Мишка Стёпин её до самого входа проводил, шептал ей всё чего-то, а та хихикала. — Кривов глянул на Птицына исподлобья. — Может, зря я это…

— Ничего не зря! — хмыкнул Птицын. — Значит, до обеда?.. Сегодня?.. Так, правильно, Еленин как раз нашего московского гостя встречал на аэродроме. А Мишка-то хорош — мог бы хотя бы словом обмолвиться! Ну, я ему выпишу люлей по заднее число!

— Ты уж Мишку строго не суди. — Кривов постарался разрядить обстановку. — Может, не рискнул он просто тебе говорить. Даже я не сразу решился. Все же знают, какой ты у нас, — сразу в штыки. К тому же, может, Мишка и не знал, для чего твоя Любка к начальнику рвалась, поэтому и рассказывать тебе не стал, а то мало ли.

Птицын набычился как сыч.

— Этот не знал? Да Мишка наш без мыла куда хочешь… А уж Любку разговорить — для него пара пустяков! Мишка парень молодой, смазливый. Она до таких как он знаешь какая…

— Да ты не пыли, Иваныч! Знал — не знал, сказал — не сказал, знаешь что… Мы с твоей Любкой на лестнице столкнулись. Она на меня только покосилась, не поздоровалась даже. Прошла мимо, будто не заметила, и сразу в кабинет.

Птицын махнул рукой:

— И чёрт с ней!

Птицын сделал глубокий вдох. На сегодня хватит загадок и дурных воспоминаний! Довольно с него и этого москвича, так невовремя свалившегося на его голову. Но воспоминания так и полезли.

С тех пор, как Птицын расстался с бывшей женой, прошло уже почти пятнадцать лет, но были периоды, когда прошлое обрушивалось на него, как холодный душ.

* * *

— У нас ребёнок растёт, а тебя только служба твоя беспокоит! Я что же, целыми днями должна дома сидеть и пелёнки стирать? — Когда Люба заводила эту пластинку, Птицын как мог сдерживал себя.

— Сыну нашему сколько лет? Какие пелёнки? — изредка пытался возразить Птицын.

— Я выражаюсь фигурально, — отвечала женщина.

Чтобы хоть как-то успокоить жену, Птицын за небольшую плату пригласил вдовую соседку, чтобы та помогала Любе по хозяйству. Это вызвало ещё больший шквал негодования.

— Я что-то не пойму: ты у нас шейх или султан? — не унималась Люба. — Вторую бабу себе завёл! Прямо гарем какой-то!

— Валентина Андреевна старше меня на двенадцать лет. Вдова. Просто будет тебе помогать по хозяйству, и всё. Ты же сама говорила, что тебе трудно и одиноко, — отвечал Птицын, после каждой фразы считая про себя до пяти.

— Мне такая собеседница не нужна. О чём мне с ней говорить? Как свиньям хвосты крутить да коров за вымя дёргать? Она же деревенская.

Птицын предложил жене устроиться на работу или записаться в какое-нибудь сообщество, но Любу ничего не интересовало. Через год жена заявила, что ей надоело жить в коммуналке, и она уходит. На вопрос «куда» Люба ответила просто:

— Наконец-то я встретила того, кому я не безразлична.

Птицын уже давно обо всём догадывался, но старательно гнал от себя дурные мысли и старался отвлечься работой. Когда всё стало ясно, он всё ещё старался казаться спокойным.

— Ты его любишь? — спросил он как бы между делом.

— Да какая теперь разница? Люблю — не люблю…

— Значит, ты от меня уходишь.

Люба напряглась:

— Пока что нет. Ради сына я готова пожить с тобой ещё какое-то время.

— Если ты согласна с ним расстаться… Ну… я про твоего этого… нового, я мог бы попытаться тебя простить.

— Простить… меня? — Люба рассмеялась. — С чего ты взял, что я испытываю вину и нуждаюсь в твоём клятом прощении?

И тут-то Птицына впервые прорвало. Он наорал на жену и обозвал её потаскухой. Люба была женщиной не робкого десятка и в ответ влепила мужу пощёчину. Птицын почувствовал приток крови к вискам. Он замахнулся на жену, но в этот момент в комнату вошёл Максимка и заплакал. Люба, увидев замешательство мужа, тут же заперлась в ванной и включила воду.

— Ты больной… больной урод! Ты мерзавец, негодяй и самый отвратительный тип из всех, кого я знала! — повторяла женщина, издавая истошные стоны.

— А знала ты немало, — рявкнул Птицын, оделся и ушёл, хлопнув дверью. В тот день он с полной фляжкой спирта явился в подвал к Кривову и попросился переночевать.

Михалыч сразу заподозрил неладное — достал из своих загашников банку с килькой, почерствевшую буханку хлеба и пару луковиц.

— Проголодался, что ли? — процедил Птицын.

— Жара доконала, — ответил Кривов, и на столике, усыпанном гильзами, появилась непочатая бутылка «Столичной».

— Садись да рассказывай, — Кривов хмыкнул. — Одной стрельбой душу не вылечишь.

— А покрепче чего есть?

Кривов хмыкнул, сходил в подсобку и принёс литровую армейскую фляжку.

— Медицинский, — сказал он. — Только горло не спали с непривычки.

Птицын, налив в пожелтевший от дешёвого чаю стакан, проглотил не меньше ста пятидесяти граммов чистогана, выдохнул, словно дракон, и откусил пол-луковицы, глотая слёзы.

— А я лучше водочки. — Кривов налил себе и выпил, но лишь чуть-чуть. — А теперь рассказывай.

Птицын вывалил всё как на духу: про их первую встречу с Любой у Спиридоновского пруда, про зимние катания на катке, про первый поцелуй и рождение Максимки. Он говорил долго, время от времени наливая себе из фляги, но на этот раз уже мешая спирт с водой. Так они просидели в подвальчике до утра. Кривов тоже что-то рассказывал о своей умершей жене и двух сыновьях, но Птицын ничего не запомнил из его слов. Потом он проспал в подсобке до глубокой ночи, после чего ушёл.

Домой он в тот день не попал. Сняв гостиничный номер, пробухал три дня и в полуобморочном состоянии отправился на работу. За данное деяние он получил «неполное служебное…»

Вернувшись домой, Птицын не обнаружил ни жены, ни сына.

Позже он узнал, что Люба подала на развод. Теперь она жила в доме какого-то полковника из госприёмки, с которым работала на авиационном заводе. Птицын подписал документы, но периодически навещал Максимку в детском саду. Однако вскоре воспитательница заявила ему, что бывшая жена не желает, чтобы родной отец посещал её ребёнка. Сказала, что она вычеркнула бывшего мужа из своей жизни и жизни сына.

Тогда Птицын снова напился и явился к ним на квартиру, устроив настоящий переполох. Он порвал своему «счастливому» сопернику майку и опрокинул какую-то вазу. Полковник, новый муж Любы, перепугался не на шутку и на следующий день подключил всё своё влияние, чтобы больше не общаться с этим «психом», — именно так он с тех пор назвал Птицына.

На следующий же день Владимира Ивановича вызвали к начальству, потом несколько раз разбирали на партсобрании, грозились исключить из партии и уволить из органов. Птицыну было на всё наплевать, но из этого состояния его снова вытащил Кривов.

На этот раз Михалыч не стал поить Птицына водкой. Он вынул из сейфа целый цинк патронов и сказал:

— Тренируйся. Запах пороха — он и не такие горячие головы остужал.

И Птицын начал палить. Он в тот день расстрелял полцинка патронов. То и дело делал паузы, чтобы пистолет остыл. Потом стрелял снова. От пороховых газов кружилась голова. В ушах звенело, а на сердце и впрямь становилось легче. Он, как и тогда — в их предыдущую встречу, — почувствовал себя пьяным. Он тогда рассказал Кривову всё о себе. Даже признался, что боится покойников и не выносит вида крови.

— Как же ты, Володька, на такой работе — и крови боишься? — удивился Кривов.

— Как увижу её — так чуть в обморок не падаю. Знаю, что всё это блажь, ан нет… Специально смотрю порой на раны и порезы, чтобы себя, значит, пересилить, а тошнота так и подступает, да голова кружится.

— И что же, этого никто до сих пор не заметил?

— Может, и заметили, да вида не подают. Я же, даже если меня и спросят, ни за что в том не признаюсь.

После этого признания Птицыну сразу же стало легче. До этого, кроме самого Птицына, про его странную фобию знал только Женя Янчин, которому рассказала об этом его мать — школьная учительница Птицына, знавшая Володю с малых лет.

С тех пор Птицын больше не беспокоил Любу, лишь изредка через соседей расспрашивал об успехах Максима. Не беспокоил Птицын и нового Любиного мужа. Зато резко переменил своё отношение к окружающим. Теперь от Птицына доставалось всем. Однако в этом были и свои плюсы. Крутой нрав и жёсткость нравились начальству до поры до времени и вскоре помогли Птицыну подняться и выбиться в начальники.

* * *

Грохот железной двери оторвал Птицына от воспоминаний. Та открылась со скрипом, и сквозь щель показалась похожая на футбольный мяч голова. Вслед за головой в помещение протиснулся и её обладатель.

— Здравствуйте, Владимир Иванович, вот вы где! — Это был Фирсов. — А я вас везде ищу! Поупражняться решили? Очень, знаете ли, одобряю.

Птицын отвернулся, многозначительно кивнул Кривову, прошептал: «А вот и наш Снеговик» и тут же, подойдя к Фирсову, протянул москвичу руку:

— Здравия желаю, товарищ из Москвы!

Фирсов ответил на рукопожатие, тут же подошёл к Кривову и, так же протянув пухлую ручонку, сказал:

— А вы, значит, Сергей Михайлович Кривов — инструктор по стрельбе?

— Кривов, — поправил Михалыч, — Так точно, я и есть заведующий этой богадельней — тиром, стало быть.

— А я Фирсов Кирилл Петрович из Москвы. Наверное, вам уже обо мне говорили.

Кривов понимающе закивал, потом, поджав губы, вопросительно глянул на Птицына.

— Михалыч у нас мастер спорта, стрелок от бога, — пояснил Птицын. — Но вас-то, наверное, этим не удивишь. У вас же там, в Москве, все мастера, в смысле — стреляют мастерски. Кстати, не желаете ли, Кирилл Петрович, поупражняться, так сказать? Заодно и нас, недотёп провинциальных, мастерству проучить.

Птицын протянул Фирсову свой ТТ рукоятью вперёд.

— Михалыч, а ну-ка отсыпь горошка московскому гостю! Пусть постреляет.

Кривов усмехнулся, сунул руку в карман и протянул Фирсову пачку патронов калибра 7,62. Москвич замахал руками:

— Да полно вам, товарищи! Я же аналитик — всё больше бумажки, знаете ли, перебираю. Отчёты, протоколы. — Фирсов хитро прищурился. — Я просто пришёл вас, Владимир Иванович, на совещание пригласить.

Птицын сунул пистолет в кобуру, но Кривов положил руку ему на предплечье.

— Напрасно вы, Кирилл Петрович, от упражнения отказываетесь, — сказал он довольно сурово. — Уж не взыщите! Покажите свои навыки. У меня здесь правило такое: кто в мой тир заглянул, должен не меньше двух магазинов расстрелять. Понимаю, что вы начальство, но всё же…

Кривов незаметно кивнул Птицыну — тот тут же достал из кобуры ТТ, взял пачку с патронами и снарядил магазин.

— Вот, товарищ командир из Москвы, — ухмыльнулся Птицын, — надеюсь, как магазин в рукоять вставлять, вы знаете?

Фирсов по-простецки улыбнулся и снова рассмеялся с похрюкиванием:

— Пробовал как-то.

— Тогда прошу. — Птицын указал мишень.

Фирсов взял пистолет в левую руку, прищурился:

— Вон в того мужика, что ли, попасть нужно?

— Дай-ка я тебе, мил человек, другую мишеньку повешу. — Кривов подошёл к металлическому шкафу и достал из него большую круглую мишень с чёрным кругом посередине.

Он сходил и закрепил мишень, потом вернулся на исходный рубеж. «И впрямь смешной он, — шепнул Кривов Птицыну. — И то, что на снеговика смахивает, тоже верно». Вслух же сказал:

— Заряжай… и «огонь», что ли.

Фирсов потоптался на месте, неуверенно перехватил магазин двумя пальцами, повертел его…

Птицын уже пожалел, что всё это затеял. Кирилл Петрович присоединил магазин, только с третьей попытки сумел снять оружие с предохранителя, дослал патрон в патронник и вскинул руку. «Стоит скрючившись, пузцо торчит — хоть бы втянул его, что ли», — внутренне негодовал Птицын.

Фирсов держал пистолет левой рукой, целился не меньше минуты, трижды опускал руку, потом вскидывал её вновь. Стоя за спиной москвича, Птицын и Кривов видели, как дрожит его рука.

— Может, вам пистолет лучше в правую взять? — не выдержал Кривов.

— Да какая разница! — жалобно простонал Фирсов. — У меня что правая, что левая — особой разницы нет.

Наконец он нажал на спуск — прогремел выстрел… потом второй…

Даже с места Птицын и Кривов увидели две маленькие дырочки — в левом верхнем и правом нижнем углах мишени. Чёрный круг был не задет.

Фирсов опустил руку, как-то вытянулся вперёд и замер. Птицын и Кривов заметили, что москвич весь вдруг преобразился. Он поднёс оружие к бедру, сделал полоборота корпусом и, не останавливаясь, выпалил все оставшиеся патроны одной очередью. После этого он ловко выщелкнул магазин, снял пистолет с затворной задержки и почти одновременно с этим щёлкнул предохранителем. Фирсов подошёл к Кривову и протянул руку:

— Вы говорили, что нужно расстрелять два. Давайте второй.

Кривов снарядил второй магазин и протянул его москвичу. Тот снова вышел на огневой рубеж и выполнил очередную серию выстрелов; теперь он стрелял с двух рук. Когда дым рассеялся, Фирсов вернул пистолет Птицыну и извиняющимся тоном сказал:

— Я бы сам его почистил, но воспользуюсь правом гостя и предоставлю это вам. Тем более что у нас в первом отделе считают, что обслуживать оружие должен только его хозяин. Правило у нас такое — неписаное. Итак, Владимир Иванович, заканчивайте занятие и поднимайтесь наверх. Стрельба стрельбой, а диверсанты нас с вами ждать не станут. Ваши подчинённые, наверное, уже собрались, ожидаем только вас.

Фирсов покинул тир. Кривов с Птицыным поспешили к мишени.

Все шестнадцать пробоин красовались в самом центре чёрного круга на участке мишени размером с кофейное блюдце.

Глава четвёртая, в которой Фирсов проводит совещание, на котором всё-таки конкретизирует поставленную задачу

Отопления в городе не было уже третьи сутки, но в кабинете было даже немного душно. Миша Стёпин уж расстарался: притащил в кабинет печку-буржуйку и не пожалел для неё угля. На столе стояли чистые стаканы и графин с водой. Перед каждым из участников «сборища» — именно так окрестил сегодняшнее заседание Птицын — были разложены тоненькие папки, рабочие блокноты и остро отточенные карандаши. Однако пока что, кроме Птицына, никто из присутствующих к ним так и не притронулся.

Птицын усмехался, в очередной раз ругая про себя Еленина за всю эту организованную специально для московского гостя показуху. Сам он небрежно крутил пальцами доставшийся ему остро заточенный химический карандаш и время от времени рисовал им на страничках своего рабочего блокнота какие-то фигурки. Формально возглавлял присутствующих сам Еленин, однако сидевший по правую руку от него москвич, конечно же, уже чувствовал себя здесь главным, вот только не подавал виду.

Антон Трефилов всё ещё оставался в больнице, а на освободившуюся не так давно должность старшего оперуполномоченного, которую раньше занимал Женя Янчин, замены до сих пор не нашлось.

Помимо Птицына и Кравца, сегодня на совещании ещё присутствовали Васин и Корниенко — ребята из третьего отдела. Еленин сдержал слово, и к отделу Птицына прикомандировали этих двоих. С учётом того, что основная масса народа воевала на фронтах и людей в отделах не хватало, выделить в помощь Птицыну ещё двух оперативников — это была настоящая щедрость! Вот только Птицын воспринял щедрый поступок Еленина по-своему. Во-первых, он тут же обвинил начальника в бесхребетности. Ведь когда он до этого просил людей, чтобы организовать «наружку» за Пашей Кастетом, Еленин даже не почесался. Теперь же, с приездом москвича, он тут же решил прогнуться. Во-вторых, Птицын терпеть не мог Васина за его въедливость.

Артём Сергеевич — именно так его называли буквально все, от дворника до самого начальника Управления — никогда не носил на лице щетины, всегда был наглажен и накрахмален, держал спину ровно, точно проглотил кол, и смотрел на окружающих, словно на пыльные ботинки, которые нужно немедленно почистить.

Второй прикомандированный оперативник — Георгий Емельянович Корниенко, — несмотря на довольно грозный вид, напротив, был слегка простоват. Он был уже немолод. Его пышные усы полностью закрывали рот и половину подбородка. Помимо украинского говора, Жора сильно шепелявил, то и дело шмыгал носом, кряхтел и моргал своими глазищами, беззлобно взирающими на собеседника из-под густых бровей. На Управлении все называли его просто Жорой, а за глаза дразнили Тарасом Бульбой. Несмотря на всю свою комичность, Жора являлся настоящей грозой преступного мира города Куйбышева, потому что был до безобразия силён.

Как-то раз при задержании преступника — молодого верзилы, который бросился на Жору с опаской в руке, — тот перехватил кисть здоровяка, вывернул её с хрустом и так огрел парня кулаком по лбу, что тот потом месяц пролежал в лазарете со сломанной рукой и закрытой черепно-мозговой травмой. Жора был покладист со своими, а с преступниками грозен и свиреп. Это было не так уж и плохо, но Птицын считал Жору слишком неповоротливым, а значит, не считал, что от этого украинского верзилы будет особый прок. Ему для дела нужны ищейки, а не громилы. Однако пусть это теперь беспокоит Фирсова, ведь, как считал сам Птицын, теперь оперативно-поисковую группу номинально возглавляет именно московский гость.



Ноздри всё ещё немного щекотало от пороховых газов, перед глазами то и дело всплывала изрешечённая пулями мишень. Птицын понимал, что зависть — не самое хорошее чувство, но его аж коробило от того, что этот лысый Снеговик сумел так «умыть» его на пару с Кривовым. Вот тебе и Снеговик! Подобного Птицын не видел никогда. До сих пор лучшим стрелком из всех, кого он знал, Птицын считал самого Михалыча, но тот был всего лишь бывший спортсмен, а Фирсов, по всей видимости, был стрелком совсем другого плана. Скорость и меткость, которые продемонстрировал в тире москвич, просто поражали. Понятно, что их готовят по особым программам, но вот чтобы так…

Совещание начал Еленин. Он ещё раз обрисовал задачу и представил московскому гостю Васина и Корниенко.

Пока говорил Еленин, Птицын слушал речи начальника вполуха, но когда заговорил Фирсов, Птицын невольно оживился.

— Ну что ж, поскольку оперативно-поисковая группа сформирована и утверждена, можем, пожалуй, начать. Поскольку все уже представляют основную задачу, можем перейти к деталям. Вот… — Фирсов раскрыл лежавшую перед ним папку и предложил сделать то же самое остальным.

Все увидели фотографии, аналогичные тем, которые накануне были показаны Птицыну.

— Состав и численность диверсионной группы, которую нам предстоит выявить, нам неизвестна, но есть данные на руководителя этой группы. На фото Ральф Краузе, — продолжал Фирсов, — очень опытный разведчик, офицер полка особого назначения «Бранденбург-800». Поисками этого человека мы с вами в первую очередь и займёмся.

— Це и е их головный диверсант? — деловито пробасил Корниенко. — А шо… дядька видный, и костюмчик у нього видминный. Такого в толпе враз приметишь — видразу видно породу. Ух, важливий який!

— Чем же он тебе так показался? — спросил Васин, с явным интересом разглядывая полученные от Фирсова фотографии.

— «Бранденбург-800»? — вступил в разговор Кравец. — Я слышал, они серьёзные ребята. Сосед у меня во Львове служил. Вернулся оттуда без руки. Говорит, гранатой оторвало. Он во Львове в роте охраны служил — так, говорит, немцы в наших переодетые спокойно к ним подошли, караул по-тихому вырезали и электростанцию захватили. Потом, когда наступление началось, немцы город почти без боя взяли, потому как кроме электростанции диверсанты ещё вокзал и узел связи захватили. Так вот, эти немцы как раз из Бранденбурга этого были. По-русски все говорят не хуже нас с вами. — Кравец поднёс одну из фотографий к самым глазам. — Вот и этот… Он к нам явно не в этом костюмчике явится. По одёжке его, небось, не узнаешь. Он или усики какие-нибудь приклеит, очочки там, или ещё чего.

Птицын старался казаться безучастным; он снова рисовал в блокноте фигурки, свою пачку фотографий сначала разложил перед собой веером, немного помахал ею возле лица и после этого небрежно бросил на стол. Фирсов продолжал:

— Разумеется, товарищи, объект наших поисков прибудет в город не в том обличии, которое мы видим на этом фото. Думаю, все присутствующие представляют себе, как обычно действует немецкая агентура.

— Откуда ж нам, провинциальным недорослям, это знать? Мы же в спецшколах не обучались! — вставил язвительную реплику Птицын.

— В военную форму их одевают, или в гражданскую, чтобы с общей массой сливались, — заявил Васин.

— Совершенно верно, — продолжал москвич. — Немецких диверсантов обычно снабжают военной формой и необходимыми документами, преимущественно комсостава или органов НКВД. В нашем случае вполне возможно, что члены диверсионной группы будут прибывать под видом гражданских.

«Повёлся, чудо столичное! — улыбнулся Птицын и снова принялся что-то рисовать в своём блокноте, — а то мы и без тебя этого не знали!» Фирсов же продолжал как ни в чём не бывало:

— Сегодня в Куйбышев переведены многие промышленные предприятия, которые были переведены на военные рельсы. Наши диверсанты, возможно, будут маскироваться под эвакуированных — одним словом, могут выдавать себя за кого угодно. Так что найти их будет непросто — именно поэтому мы и обратились за помощью именно к вам. — Фирсов снова раскрыл свою папку и вынул оттуда листок бумаги. — А вот и наш главный аргумент. Ознакомьтесь, товарищи!

Листок пошёл по рядам. Когда он дошёл до Птицына, тот быстро пробежал по нему глазами. Птицын понял немногое. В документе шла речь о насекомых.

Чушь какая-то…

— И що це такэ? Якие-то павуки, стрекозы и прыгунцы, — усмехнулся в усы Корниенко.

— Вот именно: раздадут нам с вами сачки и отправят бабочек ловить, — снова съязвил Птицын.

Фирсов всё так же невозмутимо продолжил:

— «Шмели», «стрекозы» и прочее — это позывные агентов. Поясню, товарищи. Это шифротелеграмма, присланная нашим агентом, работающим в Берлине. Сообщение пришло две недели назад. Завербованная нашим резидентом молодая немка, работающая в доме одного из первых лиц Абвера горничной, сообщает о встрече её хозяина с майором Краузе, человеком с фотографии. Немцы отправляют группу в Самару, чтобы убить некого Старца.

— Две недели?.. А зачем вы столько тянули? — не отрываясь от своих рисунков, спросил Птицын.

— Мы ждали подтверждения и уточнения полученной информации, — пояснил Фирсов, — но с тех пор наш резидент больше на связь не выходил.

— Значит, не исключено, что ваши агенты засветились, — вставил Васин. — И возможно, что вся эта ваша чепуха с насекомыми — просто умело подготовленная дезинформация.

— Вполне такое допускаю, — сказал москвич. — Но учитывая важность полученной информации, игнорировать её просто преступно.

— В чому ж тут важливисть? — прокряхтел Корниенко.

— Всё довольно просто. Немцы планируют устранение высокопоставленной персоны в Самаре, называя город Куйбышев его старым названием. Как я уже и говорил, и все вы это знаете, в Самару после начала войны эвакуировано множество стратегически важных предприятий и предприятий, выпускавших ранее мирную продукцию, но сейчас переориентированных на производство военной техники и оружия.

— Слыхали мы про то: з Воронежу и з Москвы столько народу наехало, не продыхнути. — согласился Корниенко.

Фирсов налил в стакан воды, сделал глоток и вытер вспотевший лоб носовым платком.

— Кирилл Петрович, вижу, вам жарко. Может, приказать, чтобы буржуйку вынесли, а то и впрямь дышать нечем? — поинтересовался Еленин.

— Да нет… не нужно, Борис Григорьевич. Как говорится, пар костей не ломит.

Птицын про себя костерил майора. Когда тот успел стать таким рохлей? Так и стелется перед нашим Снеговиком! Смотреть противно! Ещё бы платочком над ним помахал! Птицын тяжело выдохнул и снова принялся за свои рисунки.

— Тогда, может, чаю, Кирилл Петрович? Давайте я Мишу позову — он мигом всё организует.

При одном воспоминании о Стёпине у Птицына зачесались кулаки.

Накануне он едва не довёл еленинского помощника до слёз, отматерив Мишу за то, что тот не сообщил о визите его бывшей жёнушки. Представив себе скорую встречу с бывшей женой, Птицын едва не сломал карандаш. Чёрт бы побрал эту бабу с её вечными проблемами! Всё никак не успокоится.

Он сунул руку в карман, достал пачку «Казбека», огляделся в поисках пепельницы, но, увидев грозный взгляд Еленина, убрал папиросы в карман. Фирсов тем временем, отказавшись от предложенного чая, продолжал инструктаж:

— Так вот… о чём это я? Про переброску объектов я уже сказал…

— Да поняли мы всё! — не выдержал Птицын. — Ваш разведчик сообщил, что диверсионная группа прибудет в наш город для уничтожения какого-то Старца. С группой прибудет какой-то Имитатор — для чего, никто пока не знает, зато известно, что руководить группой будет этот тип с фотографии. Он — единственная зацепка. Найдём его — найдём и остальных.

— Кстати, что о нём известно и откуда у вас его фото? — спросил Кравец.

Фирсов снова вытер вспотевшую лысину.

— Повторюсь, что на фото майор полка специального назначения «Бранденбург-800» Ральф Краузе. ОН участвовал в специальных операциях, проводимых Абвером в Ливии и в Северной Африке. Был отмечен самим генералом Роммелем, вёл подрывную работу на Балканах. Краузе имеет два Железных креста, знает несколько языков, прекрасный стрелок и тонкий психолог. Отыскать Краузе, даже зная его в лицо, в таком большом городе будет нелегко.

— Я ж казав, що вин дуже важливий дядька! — степенно заявил Корниенко.

— Совершенно верно, — согласился Фирсов. — Наша разведка давно уже взяла его в разработку. На этого немца в Москве имеется целое досье, но эти документы имеют гриф «совершенно секретно», поэтому в нашем случае ограничимся той информацией, которую я до вас довёл. Такому как Краузе не поручат мелкое дельце. А значит, немцы планируют совершенно уникальную диверсию, важность которой может быть огромна. Именно поэтому, как уже было сказано, мы должны направить все усилия на выявление группы. Для этого мы должны найти Краузе.

— А фотографии эти только для нас, или мы можем показывать их всем? — спросил Кравец.

Степан Маркович уже пришёл в себя после вчерашнего. На нём были чистая рубаха и вычищенный пиджак, а синяки под глазами просматривались уже не так явно. Птицын тут же вспомнил про вчерашнюю неудачу с Кастетом. После этих посиделок нужно будет непременно заскочить к Янчиным. Он и сам не знал, что будет говорить Женькиной жене, но зайти нужно. Обязательно нужно.

Фирсов продолжал говорить про фотографии:

— Их не нужно развешивать на столбах, но своим доверенным лицам можно раздать. Для этого мы их и размножили. Главное, чтобы был результат. Тем не менее я прошу вас, товарищи, воздержаться от лишних подробностей. Сообщайте, что это немец, шпион, и не более того. Ещё… поиски Ральфа Краузе необходимо вести скрытно. В случае выявления места его дислокации воздержаться от поспешных шагов. Помните, товарищи: мы должны выявить всю группу. В особенности мы должны понять, кто такой этот Имитатор и какова его роль.

— Коли вин Имитатор, то щось мае имитувати, — рассуждал Корниенко, — а що можна имитувати2?

— Имитировать — значит выполнять что-то с большой точностью, подражать, — принялся рассуждать Кравец. — Это значит воспроизводить жесты, интонацию, взгляд. Походку, наконец. Что ещё можно имитировать?

— Оргазм, — процедил Птицын.

Еленин зарычал:

— Кто про что, а вшивый про баню! Ты дело говори, а не пошлятину свою!

Птицын, довольный собой, отвернулся. Фирсов, выждав паузу, ответил на шутку Владимира Ивановича довольно серьёзно:

— Для выполнения задачи мы ничего не должны исключать. Вполне возможно, что наш Имитатор — женщина. Наши коллеги из внешней разведки непрерывно пытаются выйти на связь с Берлином. Возможно, появятся ещё какие-нибудь детали.

Птицын снова достал пачку и положил её рядом с собой. Чертовски хотелось курить.

— Неплохо бы ещё выяснить, кто такой этот Старец, да идти в курилку. Как я уже вам говорил: Сталин, Жуков, Тимошенко — они же все в Москве. Диктор с радио говорил, что, несмотря на быстрое продвижение немцев, Сталин остаётся в столице. Радио мы тут иногда слушаем. Кого такого важного должен устранить этот «бранденбуржец»? При первой нашей встрече вы говорили про какую-то группу лиц, прибывшую в Куйбышев. Кого вы всё-таки имели в виду?

Фирсов прищурился, встал.

— Ну что ж… а теперь о главном, товарищи. Московское руководство, проанализировав все данные и сопоставив факты, пришло к определённому умозаключению. Как уже говорилось, в Куйбышев были переведены многие стратегически важные предприятия, но не только они одни. Устранение кого-то из ведущих специалистов оборонки мы не исключаем, но считаем, что есть более правдоподобная версия. Не так давно в Куйбышев переехало правительство нашей страны, и если вспомнить то, как в народе прозвали Председателя нашего Президиума Верховного Совета, то можно с большой долей вероятности положить, что именно он и есть Старец. Мы полагаем, что задачей группы майора Краузе является физическое устранение Михаила Ивановича Калинина.

Часть вторая Паук, Прыгун и Стрекоза

«Внимание! Внимание, говорит Москва!..

В течение дня наши войска вели бои на Можайском, Малоярославецком, Харьковском и Таганрогском направлениях. На разных участках Западного фронта немцы предприняли ряд ожесточённых атак на наши позиции. Все атаки немецко-фашистских войск были отбиты с большими потерями для врага…»

От Советского Информбюро: вечерняя сводка от 26 октября 1941 г.

Германия, г. Берлин… примерно за две недели до описываемых событий

Глава первая, в которой описывается история Эммы — девушки с весьма непростым прошлым и совершенно очевидным будущим

Эмма подошла к окну — к особняку подъезжал чёрный автомобиль. Когда машина остановилась у ворот, с водительской стороны выскочил шофёр в военной форме и побежал открывать дверь, однако пассажир уже вышел сам. Это был офицер, стройный и высокий. Он огляделся, поправил кобуру. Водитель отскочил, вытянулся, потом шагнул к задней двери и распахнул её; из машины вышел второй, в сером плаще и в шляпе. Этот был невысок и показался Эмме каким-то скрюченным.

Мужчина в плаще что-то сказал офицеру, и оба направились к дому. Гражданский сильно хромал — это сразу бросилось в глаза. На полпути он встал и прижал руку к груди.

Офицер тоже остановился, снова поправил кобуру. Его явно раздражала медлительность спутника. Он ухватил гражданского за рукав, пригнулся и что-то сказал. Гражданский закивал и засеменил дальше. От ворот до дома было не меньше сотни шагов, и с высоты второго этажа лиц мужчин было не разглядеть. Эмма нахмурила брови — забавная парочка! Паук приказал сообщать обо всех посетителях, в особенности если они покажутся Эмме важными. А этот? Какой-нибудь мелкий чинуша из рейхсканцелярии с сопровождающим; тогда почему сопровождающий так груб? Он явно не слишком важная персона, а из-за всякой мелюзги она не должна всё бросать и бежать к Пауку на доклад.

Эмма скорчила презрительную гримасу и отошла от окна. Когда девушка подошла к зеркалу, она на некоторое время позабыла о так взволновавших её визитёрах, и из груди её вырвался гневный стон: «О, Боже!».

Эмма закусила губу и топнула ножкой. Проклятые волосы росли не по дням, а по часам. Не прошло и недели с тех пор, как она в очередной раз выкрасила свои локоны, и вот тёмные корни появились снова. И это именно сегодня, когда её ждала очередная встреча с Густавом. Эмма откинула назад волосы, взяла помаду и тщательно подвела губы. «Ну и ладно, Густав ведь назначил встречу в „Сбежавшем пироге“, а в этой забегаловке всегда такая темень. Правда, если оттуда он снова поведёт меня на съёмную квартиру…» — Эмма хихикнула и поджала губы. Ну что ж, даже если Густав увидит её потемневшие волосы, то она позаботится о том, чтобы он не придал этому особого значения. Густава Эмма совсем не боялась, она боялась других.

Молодая женщина сделала шаг назад. Из зеркала на неё смотрела платиновая блондинка, кареглазая, с ярко выраженными скулами и тонкими губами. Огромные глаза с пышными ресницами светились задорным огнём. Эмма сделала ещё один шаг назад, повернулась на каблуках и поставила правую руку на пояс. Высокая, прямая спина, осиная талия — всем этим Эмма осталась довольна.

Не зря же Густав, несмотря на запреты его вечно брюзжащего папаши, всё ещё продолжает бегать за ней, дарит дорогие подарки, и это сейчас, когда так трудно достать мало-мальски хорошую вещь! А ведь она старше Густава почти на четыре года. Мысли о возрасте вызвали на милом личике очередную гримасу — Густав не торопится со свадьбой, и это всё из-за его упрямца-отца. Ноздри Эммы надулись, но ничего. Она снова подумала о странной парочке и подошла к окну.

Мужчины, прибывшие на автомобиле, уже поднимались по лестнице. Лишь на мгновение офицер поднял голову.

Эмма вскрикнула и тут же прикрыла рот рукой. Ей показалось, что её кольнули чем-то острым. Она сделала шаг назад, схватила лежавшую на полке щётку и начала энергично стряхивать с комода пыль; мысли путались. Эмма снова подошла к окну и выглянула из-за портьеры. Водитель в форме ефрейтора уже припарковал машину под навесом возле осыпавшихся кустов сирени и теперь спокойно курил, беседуя с одним из слуг. Эмма посмотрела на часы. До встречи с Густавом оставалось не так уж и много времени.

Густав… мой дорогой Густав. Как же теперь быть?..

Если Эмма немедленно не сообщит Пауку о визите майора Краузе, у неё могут возникнуть проблемы. На этот счёт у девушки имелись чёткие инструкции. Эмма уже знала, что Паук не из тех, с кем можно шутить.

Она прошла по коридору, прислушалась. Посетители уже поднимались по лестнице. Эмма спряталась за колонной, подождала, когда прибывшие пройдут мимо, и на цыпочках двинулась следом. Когда захлопнулась дверь, девушка прошла по коридору и нырнула в одну из комнат. Здесь, в самом углу, стена тоньше, чем в других местах, если прижать к ней ухо…

Эмма услышала громкий голос полковника. Её хозяин радушно поприветствовал Краузе, потом довольно сухо поздоровался со вторым. Этот второй ответил на незнакомом языке. Поляк… серб? Да нет же, скорее всего, русский!

Полковник снова обратился к гражданскому, назвал его по имени, но это имя тут же вылетело из головы Эммы. Колени девушки дрожали.

Краузе похвалил висевшую на стене картину — гордость полковника, — потом все трое заговорили по-русски. Эмма тихо застонала, потом оглянулась. Если жена полковника или кто-нибудь из слуг застанет её за этим занятием, в лучшем случае это закончится увольнением. Решено: она пойдёт к себе и будет собираться на встречу с Густавом, вот только…

А что, если кто-то из людей Паука следит за домом полковника?

Например, этот долговязый тип, которого Паук называл Прыгуном (как же её раздражали все эти мерзкие клички!). При одном воспоминании о Прыгуне у Эммы холодело внутри. Несколько раз она видела, как Прыгун бродил возле особняка полковника и постоянно прятался в кустах. Эмма догадывалась, что именно Прыгун помог ей избавиться от того ужасного толстяка, который так грубо нарушил её мирную и спокойную жизнь.

Что, если Прыгун и сегодня где-то там, следит за домом, прячась среди кустов?

Тогда она скажет, что была занята и никого не видела. Не поверят…

Ну и пусть, тем более какой толк стоять здесь и слушать эту тарабарщину, если она всё равно ничего не понимает по-русски? Эмма уже собиралась уйти, но тут мужчины перешли на английский — этот язык был девушке немного знаком, ему учила её мать.

— Что вы здесь делаете? — Мужской голос, сухой, словно выстрел, раздался вдруг сзади, Эмма вздрогнула и резко повернула голову.

Пожилой управляющий Клос Губер стоял в нескольких шагах от неё, прямой словно палка. Невысокий, за пятьдесят, острый как клинок подбородок, лишённое мимики лицо — этот человек работал в доме полковника уже много лет.

— О… герр Губер, это вы! Вы меня напугали. — Эмма попыталась мило улыбнуться, но вышло не очень.

— Я спрашиваю: что вы здесь делаете? Вы подслушивали?

— Да нет же, герр Губер! Я просто вытирала пыль — эта ваза немного запылилась.

Из-за стены раздалась английская речь. Мужчина спросил:

— Что это… английский?

— Видимо, да, — ответила Эмма.

— Вы понимаете этот язык, фройляйн?

— Нет… совсем не понимаю, — тут же соврала Эмма. Взгляд управляющего немного смягчился, он подошёл к стене.

— Похоже, дом дал осадку, и в стене появилась трещина, отсюда такая слышимость, — высказал предположение управляющий.

— Возможно, вы правы. Право, я ничего в этом не понимаю, — пожала плечами Эмма.

— Нужно будет сказать полковнику.

— Да-да, непременно.

Эмма слегка присела, кивнула и хотела удалиться, но герр Губер вдруг продолжил свои рассуждения:

— За этой стеной находится библиотека — в ней полковник обычно работает и принимает посетителей.

— Совершенно верно. Когда полковник узнает про трещину, возможно, он тут же затеет ремонт и, скорее всего, перенесёт свою библиотеку куда-нибудь в другое место, — также принялась рассуждать Эмма, стараясь делать это как можно беспечнее. — Когда полковник работает, он всегда пьёт чай и очень любит при этом стоять у окна и любоваться на то, как осыпается осенняя листва с деревьев, растущих в саду. Наверное, это его успокаивает.

— Да-да, полковник любит природу. Я, кстати, тоже очень люблю смотреть на наш сад, — согласился управляющий.

— Я не знала, хотя… да-да, я должна была догадаться, что вы тоже любите смотреть на наш прекрасный сад. Я ведь пару раз видела вас стоящим у окна. Ведь окна вашей комнаты тоже выходят на сад, как и окна библиотеки.

— Вы правы, фройляйн, — с довольным видом заявил герр Губер.

— Тогда боюсь, что ваша комната — единственная, куда хозяин сможет перенести свой рабочий кабинет на время ремонта библиотеки…

— Что? Ещё чего! Я привык спать в своей комнате! Я не хочу никуда переезжать! — Глаза пожилого управляющего вспыхнули огнём. — Ладно, пусть всё остаётся как есть. Звук не такой уж и громкий. Когда закончите со своей вазой, приберитесь в комнате фрау Зельды.

— Но у меня сегодня выходной, герр Губер. У меня были планы…

— Да? В самом деле? Ах да, я вспомнил. Хорошо, тогда ступайте отдыхать — комната хозяйки подождёт. — Сказав это, управляющий удалился.

Эмма тоже сделала несколько шагов по коридору, потом на цыпочках вернулась на прежнее место и снова прильнула ухом к стене.

* * *

Спустя примерно час она уже шагала по серым улочкам Берлина, цокая каблучками по влажной мостовой. На Эмме были пальто прямого покроя бутылочно-зелёного цвета, фетровая шляпка с узкими полями и лентой-бабочкой, а на ногах, обтянутых нейлоновыми чулками телесного цвета, красовались изящные туфли-лодочки. Особым украшением для Эммы являлась муфта из чернобурки — последний из подарков Густава. Всё это она приготовила для встречи с ним, а теперь… теперь она предстанет в своём лучшем наряде перед Пауком. Эмма часто оглядывалась, небрежно поправляла шляпку, временами ускоряла шаг. Со всех сторон доносились урчание моторов, крики солдат, где-то вдалеке выла сирена. Фонари уже давно зажглись, промозглый ветер проникал за воротник, но дрожала Эмма не от холода. Её уже дважды останавливали.

Первый раз это сделал патруль. Старший, высокий и подтянутый унтер, проверял документы довольно долго. И хотя паспорт Эммы был чист, девушка чувствовала, как трясутся её коленки. Когда патруль только-только подошёл к ней, Эмма подарила унтеру свою самую очаровательную улыбку, но унтер не поддался на её чары. Когда он наконец-то вернул документ и холодно кивнул, Эмма вздохнула с облегчением.



Во второй раз девушку окликнул какой-то парень в чёрном берете и забрызганном грязью плаще. Когда он настиг её и попытался взять под руку, Эмма учуяла запах спиртного. Очевидно, незнакомец пожелал просто приударить за идущей быстрым шагом девицей. Это немного успокоило. Навязчивого ухажёра она отшила довольно грубо. Было огромное желание сообщить этому недотёпе, на кого она работает, но вовремя передумала. Зачем светиться лишний раз, тем более если учесть то, куда и зачем она идёт? Тем более что парень и сам вскоре отстал. Эмма продолжила путь. Она миновала Лейпцигскую площадь — до дома, где жил Паук, оставалось не более километра.

Эмма посмотрела на свои дешёвые часики, которые купила, как только устроилась на работу к полковнику Зейлеру (Густав ведь до сих пор не удосужился подарить ей что-нибудь более стоящее), и ускорила шаг. Если она поторопится, то ещё может успеть на свидание. Она часто опаздывала, но в этот раз Густаву предстоит слишком долгое ожидание. Лишь бы Паук не задержал её! Эмма решила соврать, что её завтрашний выходной отменён и если она вовремя не вернётся в особняк, у неё могут возникнуть проблемы.

Паук не должен быть слишком строг — ведь вести, которые она собиралась сообщить, были чрезвычайно важными.

Майор Краузе — офицер, посетивший сегодня полковника фон Зейлера, — служил в полку специального назначения «Бранденбург-800». Эмма знала, что военнослужащие этого полка всегда выполняют лишь самые сложные задачи.

Краузе считается одним из лучших в военной разведке — настоящий ас! До сегодняшнего дня она видела Ральфа Краузе лишь однажды, когда фон Зейлер устраивал приём в честь дня рождения фюрера. Тогда он тоже был в форме майора вермахта и очень быстро ушёл.

Сегодня, увидев Краузе, поднимающегося по лестнице, Эмма сразу поняла, что этот визит имеет особое значение, — и не ошиблась. Она подслушала весь разговор. Зейлер и Краузе рассуждали не о погоде: какая-то операция в глубоком тылу у русских. О боже, как же всё это её не касалось! Однако Эмма знала, что Пауку нужно именно это. Она представляла себе, как загорятся глаза старика, когда она выложит ему всё, что успела подслушать. Возможно, после этого её мучитель немного успокоится и отстанет от неё хотя бы на время.

От одной мысли, что Паук сообщит о её прошлом Густаву, делалось дурно. После того, как Эмма переехала в Берлин, она считала, что никто не станет копаться в её прошлом, но она ошиблась…

* * *

В тот день они с Густавом встречались в маленькой, но очень шумной забегаловке на Фридрихштрассе. Густав был очень напряжён и спустя полчаса после начала встречи сообщил, что должен уйти. Поначалу Эмме стало страшно: уж не собирается ли он её бросить? Но когда Густав сказал, что проводит её до дома, и пообещал, что подарит Эмме при очередной встрече нечто ценное, она насторожилась ещё больше. Может, он наконец-то сумел уговорить своего гнусного старика на свадьбу и её ждёт обручальное кольцо? Тогда она решила, что ей стоит действовать решительнее.

— У меня впереди целый день, и если ты считаешь, что я хочу провести его в одиночестве, то ты заблуждаешься. Если ты уходишь, я останусь здесь и буду веселиться, — тут же заявила она, надувая губки.

— Но, милая, это не то место, где приличной девушке стоит оставаться в одиночестве. — Густав взволнованно оглядел помещение. — Тут столько нетрезвых мужчин…

— Ты сам затащил меня в это захолустье! — не дав договорить, фыркнула Эмма. — Да-да, затащил и теперь собираешься бросить. А что касается нетрезвых мужчин… Я же сказала, что не желаю сегодня скучать. — Когда Эмма увидела лицо Густава, она чуть не прыснула со смеху. Он был так несчастен в тот момент, даже жалок. — Да-да, я говорю про настоящих мужчин. Ведь я одинокая девушка, и мне нужен настоящий мужчина, а не хлюпик, который только и делает, что смотрит в рот своему несносному папаше и, словно щенок, бежит туда, куда хозяин бросит палку!

Не слишком ли далеко она зашла, подумала Эмма в тот момент. Главное тут — не перестараться. Густав поджал губы и поднялся.

— Можешь оставаться здесь, можешь общаться с кем хочешь. Это твоё дело — ты свободная женщина. Я же пойду и не стану тебе мешать. Что же касается хлюпиков и щенков…

Густав не договорил, а просто махнул рукой. Подхватил со спинки стула свой плащ и выбежал на улицу.

Теперь Эмма рассердилась по-настоящему: «Вот маленький негодяй — всё-таки оставил меня здесь одну!» Она огляделась по сторонам, поёжилась. Бóльшую часть посетителей составляли мужчины в мятых пиджаках, многие из них даже не удосужились снять шляпы. Две сидевшие за соседним столиком девицы небрежно курили, пили пиво из высоких стаканов, время от времени бросая холодные взгляды на оставшуюся в одиночестве Эмму. Эх, Густав, Густав… Дурачок, неужели он и в самом деле поверил, что она собирается остаться в этой дыре? Эмма встала.

— Уже уходите? — послышалось за спиной.

Эмма обернулась. Невысокий толстячок в тёмно-зелёном жилете и шляпе с обвислыми полями ловко опустился на стул, который ещё недавно занимал Густав. Эмма насупила брови и шагнула к выходу. Толстяк тут же встал и заградил ей дорогу.

— Да как вы смеете? — Эмма шарахнулась в сторону и хотела уже оттолкнуть наглеца. — И потрудитесь снять шляпу, раз находитесь в помещении и при этом разговариваете с женщиной.

— Успокойтесь же, фройляйн Шридер! Думаю, что будет лучше, если моя шляпа останется там, где она сейчас. — Толстяк сдвинул шляпу на затылок, сел на стул, который совсем недавно покинул Густав, и вытер потный лоб мятым платком. — Сядьте на своё место и не выводите меня — я сегодня не в духе и очень устал. К тому же вы привлекаете внимание.

— Что? — Эмма застыла и тоже опустилась на стул.

Откуда этот мерзавец знает её настоящую фамилию?

Сердце девушки бешено стучало. Незнакомец тем временем щёлкнул пальцами, подзывая разносчика. Пока ему не принесли пива, он молчал. Потом осушил кружку залпом и заявил:

— Да-да, милочка, я многое про вас знаю.

Эмма напряглась.

— Кто вы?

— Моё имя вам, милочка, знать совсем не обязательно. Я знаю ваше, и это главное.

— И что же вам обо мне известно? — Эмма пыталась собраться. — И перестаньте называть меня милочкой!

Толстяк противно рассмеялся.

— Да почти всё. Папаша вашего сбежавшего кавалера нанял меня покопаться в вашем прошлом, и я уж расстарался.

Эмма побледнела. Герр Лидке, отец Густава, решил узнать о ней всё! О боже — значит, он не собирается уступать мольбам сына и не хочет, чтобы они с Густавом поженились!

— Фамилию вы знаете. Что ещё вам удалось раскопать? — спросила Эмма сухо.

— Ваш отец — Курт Шридер — был перспективным молодым инженером из хорошей семьи. В молодости он часто посещал различные научные конференции и семинары, в том числе и за рубежом. Как-то раз, вернувшись из Будапешта, он сообщил близким, что приехал не один. Девушка была образованной и умела вести себя в обществе, но отец Курта был неумолим, совсем как мой работодатель. — Толстяк ехидно рассмеялся. — Как только папаша Шридер узнал, что матерью будущей невесты была женщина из венгерских цыган, он тут же заявил, что в его доме нет места для Унтерменш. Сынок возмутился, нагрубил отцу и с позором был выдворен из дома вместе с красавицей-невестой. Молодой бунтарь заявил, что девушку не бросит, и в тот же день уволился с завода, на котором проработал без малого пять лет. После этого молодые переехали в Лейпциг, где жила бабка Курта по отцу. Та не стала возражать против свадьбы. Через год родились вы, милочка.

— Да прекратите же…

Толстяк наконец-то снял свою ужасную шляпу, пригладил ладошкой сальные волосы и снова заговорил:

— Когда началась Первая мировая, Курт Шридер попал на фронт. Он пошёл служить простым солдатом и погиб при наступлении германской армии на Верден. Тогда вам было около семи. Вы остались с матерью и бабкой. Вы выросли и были уже вполне взрослой девицей, когда ваша мать по собственной глупости стала калекой.

Эмма подавила спазм, вытащила из сумочки платок и зажала его в руке.

Она плохо помнила отца. Ей говорили, что от него она унаследовала белую кожу, открытый лоб, нос и широкие скулы. От матери она унаследовала стать, огромные карие глаза и пышную, чёрную как ночь шевелюру.

Эмма была по-настоящему привязана к матери и очень сильно переживала, когда та, после прихода нацистов к власти, пытаясь спасти старинные книги от поругания в ходе одного из погромов, стала инвалидом. Небольшой городок на севере, в котором они жили, тоже охватила «коричневая чума». Мать Эммы работала в университетской библиотеке, и она не побоялась закрыть собой стеллажи, где хранились многочисленные тома, написанные Томасом Манном, Ремарком, Кестнером и самим Гейне. Парни из Sturmabteilung[1] ворвались внезапно. Мать Эммы пыталась протестовать. Если бы они знали о её цыганских корнях, женщина могла бы проститься с жизнью, а так…

Удар кованым ботинком в область малого таза навсегда приковал женщину к постели. Почти год Эмма ухаживала за матерью, но потом та настояла, чтобы Эмма уехала из Лейпцига и перебралась к своей двоюродной тётке.

Толстяк продолжил:

— Потом вы сменили фамилию — не знаю, кто вам сделал документы, да это и не важно — и приехали в Берлин. Видимо, это тогда вы стали осветлять волосы, чтобы никому и в голову не пришло, что в вас течёт цыганская кровь. Кто заподозрит в её наличии такую красавицу, да ещё блондинку?

Эмма слушала молча, прекрасно помня, как бабка, провожая внучку в столицу, обещала ухаживать за матерью и посоветовала красить волосы в белый цвет. «С такими волосами и этими тёмными глазищами ты, несмотря на природную бледность, всё равно смахиваешь на цыганку, — говорила бабка, прощаясь и вручая девушке флакончик с какой-то краской. — Это перекись. Здесь у нас её достать довольно сложно, но в столице с этим у тебя не будет особых проблем. Лучше тебе стать блондинкой, девочка моя, и стать ею навсегда. Если хочешь преуспеть в этой жизни, не повторяй ошибок своих родителей».

В Берлине Эмма поселилась у тётки. Та приняла новоявленную родственницу не слишком-то любезно. Но, устав от постоянного одиночества, не выгнала на улицу. Эмма устроилась работать в военный госпиталь и поначалу переписывалась с бабкой, справлялась о здоровье больной матери, но вскоре письма просто перестали приходить. Когда началась война и возникли перебои с продуктами, тётка стала ещё больше срываться на непрошеной гостье. Поэтому, когда одна из подруг тётки предложила похлопотать перед дворецким полковника Зейлера, чтобы тот помог устроить Эмму горничной в особняк полковника, та поначалу сомневалась. Особенно она испугалась, когда узнала, что Хильберт фон Зейлер занимает должность заместителя начальника группы-2А второго отдела Абвера. Но потом подумала, что, работая на такое высокопоставленное лицо, она не будет подвергаться придиркам со стороны разного рода соглядатаев и шпионов. К тому же Абвер — ведь это не гестапо. Когда Эмма узнала, что ей будет предоставлена одна из комнат особняка, то последние сомнения исчезли. Слишком уж Эмму достала её придирчивая и сварливая тётка, как достали и окровавленные простыни, вонь и смрад военного госпиталя, в котором она работала со дня приезда в Берлин. Работа санитарки не для неё — она определённо заслуживает большего. Так и случилось.

Эмма хорошо помнила и тот день.

* * *

Как-то раз, когда в свой выходной Эмма решила посетить одни из берлинских скверов, там она повстречала двух своих старых знакомых. Обе девушки работали в том же самом госпитале, где раньше трудилась Эмма.

— Вот так встреча! — воскликнула одна из девушек, когда Эмма неторопливо проходила мимо небольшой решётчатой террасы, увитой завядшим плющом.

Высокая, с пышной рыжеватой шевелюрой и в чёрной шубке из стриженого мутона. Её звали Инга Кале. Она работала старшей медсестрой в отделе хирургии.

— Наша серая мышка совсем не изменилась, несмотря на то что сумела попасть в приличный дом! — смеясь, заявила вторая, чуть полноватая блондинка с ярко накрашенными губами и в сером пальто с воротником из белого песца.

Она тоже работала в хирургическом отделении санитаркой, как и Эмма, но, по её словам, имела жениха из приличной семьи и собиралась замуж. Именно поэтому она никогда не считала Эмму ровней себе. Девушку звали Софи Беккер.

Обе девушки вышли из беседки и преградили Эмме путь.

— Такие как она не меняются, — продолжала Инга. — Ну как тебе новая работа, подруга? Судя по всему, твой новый хозяин не соблазнился на такую замарашку, иначе у тебя был бы совсем другой вид.

Эмма поджала губы и бросила на обеих девиц полный скрытой ненависти взгляд. Если бы у неё были такие наряды, она бы нисколько не уступила по красоте обеим насмешницам! Эмма была одета в старенький клетчатый плащ, из-под которого выглядывала серая вязаная юбка. Свои, как обычно, выбеленные волосы она небрежно прятала под тёмно-синим беретом с вытертыми краями, шерстяные чулки и громоздкие туфли на квадратном каблуке дополняли этот донельзя безобразный образ. Эмма понимала, что на её фоне две встреченные ей девицы кажутся настоящими королевами.

— Похоже, нам сегодня повезло! Точнее — не нам, а нашему драгоценному Густаву, — пробасил невысокий тучный мужчина лет сорока, одетый в чёрный плащ и фетровую шляпу с приподнятыми полями.

Он вышел из беседки и направился к девушкам. Вслед за ним показались ещё двое: темноволосый крепыш с квадратной челюстью и горбинкой на носу и нескладный худощавый молодой человек в круглых очках. Оба были в тёмных коротких куртках спортивного покроя и в кепках.

— Дорогая моя, — продолжал «чёрный плащ», взяв рыженькую Ингу под руку. — Познакомь же нас скорее со своей подругой. Мне не терпится узнать имя этой красавицы.

— Это Эмма, бывшая санитарка из нашей богадельни, — скривив мордашку, ответила Инга и отвернулась.

— Правда, она уже покинула нас и работает у какого-то высокого чина из Абвера, — добавила Софи Беккер.

— Абвер — это хорошо. Абвер — это просто замечательно! Позвольте представиться. — «Чёрный плащ» галантно склонился перед Эммой в поклоне. — Меня зовут Рихард Диггер, я работаю помощником главного конструктора на станкостроительном заводе. А это мои коллеги — Эйнар Мориц и Густав Лидке.

— А девочка и впрямь недурна! По всему видно, что скромна, — как раз для тебя, мой дорогой! — Крепыш, который был представлен как Эйнар Мориц, ткнул парня в очках локтем в бок и улыбнулся Эмме. — Надеюсь, прекрасная фройляйн составит нашему другу компанию?

Эйнар подхватил Софи Беккер под руку — та одарила мужчину улыбкой. «Очевидно, этот хлыщ и есть жених пышки Софи, про которого она столько трепалась», — решила Эмма и увидела протянутую руку.

Молодой человек в круглых очках смотрел на неё с восхищением. Эмма хотела повернуться и уйти, но потом подумала: «А чем я хуже этих?»

* * *

Толстяк оторвал Эмму от приятных сердцу воспоминаний, громко крикнув разносчику, чтобы тот принёс ещё пива. Потом смерил Эмму сальным взглядом. Та убрала в сумочку платок, который уже превратился в маленький комочек, и сказала твёрдо:

— Если вы сейчас всё это рассказываете мне, то, очевидно, ваш работодатель ещё не в курсе относительно вашей проницательности и умения вынюхивать вещи, которые мне действительно не хотелось бы оглашать. Одним словом, что вам нужно?

Толстяк придвинулся ближе, задержал дыхание и положил руку на Эммину ладонь.

— Папаша вашего Густава не очень-то щедр. К тому же недавно, уже после того, как я взялся за ваше дело, я получил небольшое наследство, так что в средствах я особо не нуждаюсь.

Эмме очень хотелось вытащить руку из-под потной ладошки толстяка, но пока ещё она этого не сделала.

— В чём тогда вы нуждаетесь? Если в моих силах вам это дать, я сделаю это.

Толстяк задержал дыхание и придвинулся ещё ближе. Эмма почувствовала запах перегара у него изо рта.

— Я очень одинок, — прошипел толстяк, — и если вы… если вы будете со мной ласковы, я мог бы рассказать папочке вашего Густава совсем другую историю.

Эмма вырвала руку, вскочила и рванулась к выходу. Потом застыла в дверях. Постояла и вернулась за стол.

— Я подумаю над вашим предложением и дам ответ завтра. А сейчас оставьте, пожалуйста, меня одну.

Толстяк оскалился и елейным голоском продолжил:

— Это ещё не всё. Признаюсь, что герр Лидке платит мне за работу жалкие гроши, — а что, если я похлопочу за вас и скупец всё-таки согласится на ваш брак с его сыночком? Как вам такое? Если это произойдёт, вы могли бы мне заплатить уже совсем другие деньги! Герр Лидке очень обеспеченный человек — думаю, что ваше финансовое состояние после вашей свадьбы заметно улучшится. Это в будущем, а сейчас мне нужна лишь ваша ласка.

— Уходите, — процедила Эмма сквозь зубы. — Возможно… очень возможно, что всё будет так, как вы хотите.

Толстяк вскочил, подхватил своё пальто и, глупо улыбаясь, рванул к выходу.

Когда Эмма подозвала разносчика и попросила выпить, ей принесли вина, и девушка выпила два бокала подряд.

Никогда она на такое не согласится. Зачем же тогда она назначила шантажисту ещё одну встречу, вместо того чтобы послать его ко всем чертям?

Понимая, что в таком состоянии долго не останется одна, Эмма всё же решила уйти, но не успела. К ней подсел ещё один мужчина.

У этого были добрые глаза и усталое лицо. Он довольно стар и поэтому поначалу показался безобидным. Однако несмотря на это Эмма уже собиралась нагрубить очередному преследователю, но тут поняла, что это один из работников заведения. Старик мило улыбнулся девушке и сказал:

— Тяжёлый случай, милая фройляйн! К своему великому стыду, вынужден признаться, что случайно услышал всё то, что вам тут наговорил этот малый. Премерзкий тип! Это надо же — предложить приличной девушке такое!

Эмма выпила ещё вина.

— Наверное, я сейчас мало похожа на приличную девушку, — хихикнула Эмма, понимая, что от выпитого у неё немного заплетается язык. От отчаяния у девушки на глазах выступили слёзы. — Значит, теперь мою тайну знают как минимум двое.

Мужчина пожал плечами и сказал вполне серьёзно:

— Я мог бы помочь вам.

— ???

— То, что для вас кажется неразрешимым, для меня может оказаться сущим пустяком. Я имею некоторое влияние и могу помочь вам.

Эмма почувствовала, что совсем запуталась. Внезапная паника и возбуждение сменились ощущением собственного бессилия и полной слабости. Однако она постаралась взять себя в руки и спросила:

— Вы способны оградить меня от шантажиста? Как вы это сделаете?

— Даю вам слово, что этот тип замолчит навеки. Но уж простите — такие нынче времена…

— Какие ещё времена?

— Тяжёлые времена, — отвечал незнакомец. — Поэтому каждый крутится, как может. Мы все вынуждены обеспечивать себя, поэтому каждый труд имеет свою цену. — Мужчина сделал паузу и, убедившись, что его внимательно слушают, заявил: — Я избавлю вас от шантажиста, но попрошу за это оказать мне некоторую услугу.

— Вы тоже попытаетесь уложить меня в постель? — выкрикнула Эмма и в ужасе осмотрелась по сторонам. На её счастье, в заведении было довольно шумно.

— Что вы, что вы! — Новый знакомый Эммы тихонько рассмеялся. — У меня совсем другие планы на вас. Вы ведь работаете в особняке одной очень важной персоны?.. Важной персоны, работающей в Абвере?

Из груди Эммы вырвался глухой стон:

— О боже… Но почему это происходит со мной?!

Именно так она и познакомилась с Пауком.

* * *

Когда Эмма добралась до дома, где жил её теперь уже ненавистный спаситель, она поднялась на второй этаж, подошла к дверям и постучала, используя условный стук. Дверь открылась, и Эмма вошла в маленькую комнатку.

Они разговаривали стоя, прямо на кухне. Старик был сдержан, но когда раскуривал папиросу, руки его слегка дрожали. Таким Эмма видела этого мужчину впервые. Когда она поинтересовалась, в чём дело, Паук сказал, что Прыгун видел возле его дома подозрительных людей. К огромному удовольствию Эммы, разговор не занял больше десяти минут. Старик выслушал девушку и почти сразу, даже не поблагодарив, велел уходить.

— Если Краузе снова придёт к полковнику, я должен буду об этом знать, но будь осторожна, — сказал Паук, провожая девушку до дверей.

— А если придёт не Краузе? — спросила Эмма.

В своё время Паук показал Эмме с десяток фотографий немецких офицеров, о появлении которых в доме полковника она должна немедленно докладывать.

— Забудь про других и сосредоточься на Краузе, — приказал Паук. — Так что приходи теперь сюда лишь в самых крайних случаях. Если ты мне понадобишься, я сам тебя найду. И ещё… обрати особое внимание на того русского, который пришёл с Краузе. Это совсем новая фигура, а самая страшная угроза исходит от того, кого меньше всего знаешь. Меня он теперь интересует даже больше, чем Краузе, даже больше, чем сам Зейлер. Наверняка он войдёт в состав диверсионной группы, но вот для чего? — Паук склонил голову, задумался, потом махнул Эмме рукой, давая понять, что она может идти.

Когда девушка оказалась на улице, ей казалось, что огромная гора свалилась с её плеч. Она снова посмотрела на часы. Если поймать машину, она ещё сможет застать Густава в «Сбежавшем пироге». Словно в ответ на её мольбы на углу у парка остановился чёрный «мерседес». Эмма помахала рукой — автомобиль подъехал. Когда дверцы «мерседеса» открылись, двое в чёрных плащах тут же выскочили из него и затолкали девушку внутрь.

Глава вторая, в которой Отто Хубер совершает несколько непростительных ошибок

Отправив шифрограмму, Отто Хубер откинулся на спинку стула и вздохнул с облегчением. Всё пришлось делать в страшной спешке, потому что Паук решил, что за ним следят. Обычно любая информация, дошедшая до Паука, проверялась более тщательно, но сейчас Паук спешил. Какое-то внутреннее чутьё подсказывало ему, что он близок к провалу, поэтому Прыгун послал письмо Шмелю, сообщив новости, которые выяснила Стрекоза. Отто потянулся, достал ещё одну папиросу и выкурил одну за другой стазу две.

Может, напрасно Паук так переполошился?

Парень, крутящийся возле его дома, мог быть простым воришкой или любовником одной из живущих по соседству женщин, который прятался, не желая попасться на глаза ревнивому мужу. Объяснений появлению незнакомца у дома русского резидента могло быть множество. Однако Паук сказал, что чувствует опасность, а не доверять интуиции матёрого разведчика было крайне неосмотрительно.

Отто упаковал рацию в матерчатый чехол, аккуратно сложил шифры в пакет и спрятал всё это в тайнике под половицей. Он плюхнулся на диван, пролежал так несколько минут, потом встал, подошёл к окну и приоткрыл штору.

Во дворе бегали дети, соседка с первого этажа развешивала бельё. Ничего подозрительного Отто не заметил и хотел уже вернуться в комнату, как вдруг увидел на углу одетую в малиновое пальто женщину с пышными тёмными волосами. На голове у красотки был алый берет, губы были выкрашены ему под стать. Девица прохаживалась туда-сюда и дымила папиросой.

Отто прекрасно знал эту женщину и знал то, зачем она здесь.

* * *

С ранних лет Отто увлекался лишь двумя вещами: футболом и радиоделом. В школе он посещал радиокружок и усиленно занимался спортом. Тренера пророчили ему большой успех, и Отто мечтал, как он попадёт в молодёжную сборную. Ну а после этого Отто, конечно же, видел себя игроком «Шальке» — команды, чемпиона Западной лиги.

Несмотря на то что отец Отто был простым кочегаром, а мать работала прядильщицей на ткацкой фабрике, Отто больше смахивал на юношу из богатой семьи. Он всегда был ухожен, подтянут и вежлив. Учился он прилежно, поэтому учителя нахваливали юношу, а девчонки просто сходили по нему с ума. Отто при этом не зазнавался, был скромен, и некоторых именно это толкало на решительные действия. Как-то учительница физики фройляйн Рейнхардт оставила четырнадцатилетнего подростка после уроков.

Это была сорокадвухлетняя женщина со скуластым лицом и выщипанными бровями. Она носила дурацкие очки в роговой оправе, заплетала волосы в тугой хвост, но при этом была весьма недурна собой. Также фройляйн Рейнхардт носила бюстгальтер четвёртого размера, а её юбка всегда так плотно обтягивала круглые широкие бёдра, что все мальчишки в классе, несмотря на строгость преподавательницы, охотнее ходили на физику, нежели на все другие предметы.

Когда они с Отто остались вдвоём, то просидели в душном классе несколько часов. Они долго разбирали какую-то сложную задачку и просто изнывали от жары — в итоге и фройляйн Рейнхардт расстегнула верхнюю пуговку своей ажурной блузки. Отто не смог не заглянуть в вырез, при этом так мило покраснел, что суровая фройляйн не удержалась. Она подсела к юноше и прижалась к нему бедром. Отто сам не понял, как на такое решился. Он ухватил женщину за талию и притянул к себе.

— Что ты делаешь, несносный мальчишка? Сейчас же отпусти меня! — Женщина упёрлась руками ему в грудь, и в первый момент Отто сильно перепугался. — Как тебе не стыдно…

В этот момент Отто понял, что отступать уже некуда, тем более что «возмущённая» фройляйн не так уж и сильно противостояла его напору.

— Стыдно! Ох как стыдно! — Юноша ещё сильнее прижал женщину к себе и вцепился в грудь… Тут уж женщина вырвалась, бросилась к двери и… вместо того чтобы исчезнуть за ней, повернула ключ и бросилась в объятия Отто уже сама.

— Ты, маленький негодник, что ты такое творишь? — Женщина сорвала с Отто брюки и, потянув его за собой, упала на стол. — Ну давай же, давай…

Отто едва не опрокинул стул. Он чувствовал себя таким неловким и снова стал краснеть. Но тут фройляйн Рейнхардт из строгой дамы превратилась в милую и нежную деву. Она не смеялась над ним, была ласкова, но страстна. Когда спустя полчаса они оба, вспотевшие и счастливые, вышли из класса, Отто навсегда для себя решил, что сделает всё, чтобы навсегда избавиться от собственной робости. С тех самых пор к двум первым увлечениям Отто добавилось ещё и третье — этим увлечением стали женщины.

В тридцать третьем, после прихода к власти Гитлера и поджога Рейхстага, начались массовые преследования коммунистов. Отец Отто, ярый поклонник таких политических деятелей, как Эрнст Тельман, Гейман Реммеле и Гейц Нейман, был арестован. Через год он умер в тюрьме. Мать запила и вскоре потеряла работу.

Отто всё ещё не терял надежды на то, что со временем он сделает спортивную карьеру — футбол тогда стал главным в его жизни, — и всё, что с ним тогда происходило, считал временными трудностями. Но отца не стало, а мать пила так, что у них даже не хватало денег на хлеб. Отто устроился работать курьером при брокерской конторе.

Как-то, отвозя почту за город, Отто провалился в глубокую лужу, а потом прождал адресата несколько часов на морозе. В результате он угодил в больницу, где ему ампутировали большой палец на правой ноге.

С футболом было покончено навсегда. Тогда же он и начал курить.

С тех пор Отто стал сильно прихрамывать, но в этом был и огромный плюс: он был признан негодным к службе в вермахте. Гитлера, идеи национал-социализма и развязанную Германией войну Отто ненавидел всей душой, поэтому и стал работать на Паука.

* * *

Сейчас, глядя на одетую в малиновое пальто шлюху, на её ярко накрашенные губы, Отто вспомнил именно фройляйн Рейнхардт — женщину, подарившую ему первый опыт общения с прекрасным полом. Он почувствовал себя так же, как и тогда, в душном классе, поэтому накинул пальто и, не надевая кепки, выбежал во двор.

— Отто, мой дорогой, я вижу, что не ошиблась, когда решила заглянуть в этот скромный уголок! Я так и знала, что ты выглянешь в окошко и остановишь на мне взор своих милых печальных глаз! — Девица рассмеялась.

— Пошли, — буркнул Отто, — не стоит рассказывать о нашем общении всей округе.

Девицу звали Руди. Отто уже не раз приводил её к себе домой. Девица была неприхотлива и за свои услуги брала умеренную плату.

Они зашли в квартиру; девица только сейчас загасила папиросу о переполненную окурками пепельницу.

— Похоже, ты был чем-то занят, милый, если так много курил. У тебя не продохнуть!

— Довольно болтать, раздевайся! — процедил Отто.

— Фи… раньше ты не позволял себе подобной грубости. Мог бы предложить для начала что-нибудь выпить…

Отто толкнул девушку — та упала на кровать и расхохоталась. Отто уже срывал с неё одежду. Руди довольно повизгивала и для видимости сопротивлялась. Она легонько укусила молодого человека за мочку уха, потом лизнула щёку… Отто уже весь горел.

Только спустя час он поднялся с кровати и подошёл к умывальнику.

— Милый, очень хочется курить, — томно произнесла Руди.

Она подошла к окну и открыла одну из штор.

— Сейчас же закрой окно! Я не хочу, чтобы в моём окошке мелькали голые девицы.

— Ты всегда такой застенчивый и скрытный. — Руди подошла к столу и закурила. Потом прошлась до кровати и улеглась под одеяло, попыхивая папиросой. — Кстати, ты до сих пор не рассказал мне, почему ты хромаешь. Уверена, что это какая-то романтическая история!

— Это тебя не касается, — пробурчал Отто, бросая на стол несколько марок. — Ты сделала своё дело, а теперь забирай деньги и проваливай!

— Ты не был так груб со мной раньше. У тебя что-то случилось? Расскажи же… Мне не хочется оставлять тебя таким. Расскажи, мне не хочется идти на холод. Я могу остаться у тебя до утра. Сегодня мало клиентов. Решайся. Если я останусь, то потребую совсем немного; если ты на мели, то можешь отдать деньги как-нибудь в следующий раз. Ну же, не будь букой!

Отто посмотрел на девушку. Пышные волосы, длинные ноги, шикарная грудь с задорно торчащими из-под полупрозрачной сорочки сосками. Отто опять вспоминал фройляйн Рейнхардт.

— Если хочешь — оставайся. Только не приставай ко мне со своими глупыми расспросами.

Отто подошёл к окну и выглянул на улицу.

Припаркованный под кустом «мерседес» он заметил не сразу. Его скрывали густые ветви ещё не успевшей осыпаться акации.

Однако он всё-таки увидел его.

У автомобиля стояли двое — кутались в приподнятые воротники, курили. Отто тут же вспомнил про опасения Паука.

Что это? Может быть, случайность, или всё-таки Паук не ошибся? Рисковать нельзя.

В дверь постучали. Отто шарахнулся от окна.

— Милый, что случилось? Ты весь побледнел! — Руди соскользнула с кровати и повисла у Отто на шее.

— Отстань! Не до тебя. — Отто оттолкнул девицу, бросился к двери и замер.

Несколько сильных ударов прозвучали как гром среди ясного неба.

Руди взвизгнула…

Зачем он позволил этой дурёхе остаться, если он засветился… если он провален…

Паук часто говорил, чтó нужно делать в случае провала в первую очередь.

Отто бросился к тайнику, оторвал половую доску, достал передатчик и тетрадку с шифрами. Потом сорвал с крючка под потолком висевшую на нём керосинку и слил её содержимое в алюминиевую миску. Он достал спички, положил их и тетрадку с шифрами рядом с миской. Он сожжёт шифры и разобьёт передатчик, но нужно сделать кое-что ещё.

Отто полез за комод и достал старый ржавый топор. Его трясло, руки не слушались, боль в ноге, казалось, стала ещё сильнее. Снова послышался громкий стук. Отто подошёл к антресоли, протянул руку и достал свой старенький «вальтер». Руди взвизгнула. Прежде, чем они ворвутся, он уничтожит рацию и шифры; также нельзя даться им в руки живым. Теперь оставалось только молиться, чтобы интуиция Паука на этот раз не сработала.

Снова этот ужасный стук.

Отто схватил коробок и чиркнул спичкой. Зажечь керосин в миске и бросить туда бумаги. Да-да. Потом один взмах топора…

— Отто! Ты откроешь дверь, или мне придётся стоять тут до утра? — послышался из-за дверей знакомый голос. — Я прекрасно знаю, что ты привёл в дом девицу, но мне нет до этого дела, уж поверь!

Руки Отто дрожали. Фрау Марта, соседка с нижнего этажа, — это определённо была она. Отто выдохнул, погасил спичку и посмотрел на Руди. Та забилась в угол, прикрывшись одеялом. Отто убрал миску с керосином, топор и сунул листки с шифрами в карман.

Может, всё ещё не так плохо?

— Что вам нужно, фрау? Если я и вожу девиц, то это и в самом деле не ваше дело! Вы чуть не вышибли мне дверь!

— Что ты сделал со счётчиками, негодный мальчишка? У меня снова перегорели пробки!

«Спокойно, — успокаивал себя Отто. — У страха тысяча глаз». Он подошёл к двери — соседка всё ещё голосила. Отто отодвинул щеколду и приоткрыл дверь. «Вальтер» при этом он держал за спиной.

— С меня довольно! На этот раз ты так просто не отделаешься! — возмущалась соседка, при этом что было сил вытягивала шею, стараясь разглядеть то, что скрывал Отто за своей спиной.

С разлохмаченными волосами, в одном халате и шлёпанцах, разгневанная фрау выглядела весьма устрашающе.

Отто примирительно улыбнулся:

— Простите меня! Я помогу вам устранить поломку. Сейчас я спущусь и вставлю вам новые пробки.

— Да что ты такое говоришь? Поглядите на него! Пробки он мне вставит! Одной, похоже, уже вставил! — Женщина отступила. — А если в следующий раз ты мне дом спалишь — что тогда?

— Ступайте, фрау Марта. Я сейчас к вам подойду.

— Пошли сейчас! — Женщина снова подалась вперёд, но Отто плавно прикрыл дверь.

Фрау снова разоралась:

— Что? Захлопнул перед самым носом! Негодяй! Мерзавец!

Отто слил в лампу керосин. Рацию и тетрадку с шифрами снова убрал в тайник, заложил доской. Пистолет он всё ещё держал в руке. Он посмотрел на Руди.

Она всё видела…

Отто улыбнулся.

Он больше не боится, он больше уже не краснеющий при виде женской груди мальчик. Он — воин.

Однажды он уже убил человека. Это был противный толстяк, который вздумал шантажировать Эмму Шридер — молодую женщину, работавшую на Паука.

* * *

Тогда Паук был излишне возбуждён. Они встретились в парке на скамейке, и русский резидент сообщил, что сумел завербовать очень ценного сотрудника:

— Это женщина — красивая, молодая. Она работает в доме у одного из первых лиц второго отдела Абвера горничной.

— Это же хорошо, — отвечал Отто, — однако я вижу, что вас что-то тревожит.

— Есть человек, который может выдать девицу гестапо и её работодателю. У неё не всё в порядке с родословной, поэтому она также не хочет, чтобы её жених узнал кое-что о её предках. Этот ублюдок возжелал нашу девушку, в противном случае он откроет все её секреты. Мне придётся убить этого выродка, или мы упустим нашу красотку.

В душе Отто вспыхнуло пламя.

— Вы не должны рисковать! Я убью шантажиста! Кто он?

Паук удивлённо посмотрел на молодого человека.

— Ты? А ты уже кого-нибудь убивал? Это непросто, мой мальчик, очень непросто. К тому же стоит тебе сделать хоть одну ошибку… Я не могу потерять радиста.

— Я убью ублюдка! — упрямо процедил Отто. — Не сомневайтесь.

Паук кивнул и нацарапал на клочке бумаги адрес и приметы будущей жертвы. Потом он достал из-за пазухи нож и протянул его Отто. Прочитав на клинке надпись, Отто поморщился.

— «Кровь и Честь!» — это же игрушка головорезов из Гитлерюгенд!

— От этого он не становится более опасным для нас и менее опасным для наших врагов. Или ты хотел бы, чтобы я вручил тебе настоящий нож разведчика, с которым воюют русские?

Отто подкараулил свою жертву в подворотне. Он прятался за каким-то сараем, из которого пахло рыбьими потрохами и мочой. Отто догнал толстяка и хотел ударить в спину, но не смог. Он замешкался. Толстяк повернулся и увидел в руке Отто нож. Он заорал и полез в карман. Тут Отто подался вперёд и воткнул нож толстяку в живот. Когда Отто обшаривал карманы убитого, он нашёл пистолет.

Так Отто помимо ножа стал обладателем старенького «вальтера».

* * *

Теперь, когда Отто приговорил Руди, ему стало легче. Он понимал, что убить женщину ему будет ещё сложнее, чем того толстого негодяя, но рисковать он не имеет права. Отто посмотрел на пистолет и убрал его на антресоль. Теперь он улыбнулся уже Руди — пусть успокоится. Женщина поднялась с постели и подошла к окну.

«Сейчас она снова станет задавать вопросы, — рассуждал Отто. — Главное — её не напугать. Нужно вывести её из дома и где-нибудь в тёмном переулке… Почему же она молчит? А фрау Марта? Она, похоже, уже ушла. Он обещал к ней спуститься, но это подождёт. Сейчас главное — избавиться от Руди».

Отто подошёл к двери и прислушался — никого. За спиной послышались шаги, щёлкнул выключатель. Руди подошла к окну и распахнула шторы. Совсем без одежды она стояла у окна. Значит, она всё поняла — ну что ж, тогда придётся сделать всё здесь.

— Сейчас же закрой окно и выключи свет! — прорычал Отто.

— Иди к чёрту!

— Что? Что ты сказала?!

— Я говорю: иди к чёрту, идиот!

Руди тихонечко смеялась, Отто видел, что в глазах его будущей жертвы совсем не было страха.

Она знает, что он приговорил её, но не боится. Значит, всё это — спектакль?

Паук был прав: они погорели. Значит, Руди работает на них — тех, что ждали внизу у «мерседеса». Его вдруг осенило. Он понял, зачем она включила свет и отдёрнула штору.

Это был сигнал… сигнал им.

Сильный удар сотряс всю квартиру. Дверь треснула и едва не слетела с петель. Отто бросился к тайнику, в одно мгновение вырвал из пола доску.

— Стоять! — истошно завопила Руди.

Она стояла, прижимая к груди сумочку; в правой руке у неё был небольшой пистолет. Отто вытащил из тайника тетрадку с шифрами, чиркнул спичкой. Ещё один удар потряс комнату, раздался треск — и дверь слетела с петель.

Он мог бы ещё успеть уничтожить шифры, но в тот момент, когда в комнату ворвались двое в чёрных плащах, Руди нажала на спусковой крючок. Прогремел выстрел. Отто дёрнулся и завалился набок.

Глава третья, в которой пожилой кёльнер сталкивается со странными посетителями

В задымлённом полуподвальном помещении на Фридрихштрассе было не протолкнуться. Здесь пахло женскими духами, пóтом и пережаренным салом. Пиво лилось рекой. Небольшой динамик в углу под потолком изрыгал последние новости с Восточного фронта: диктор голосом, напоминающим треск автоматной очереди, сообщал об очередной победе войск вермахта под Курском и Вязьмой, и этот треск тонул в радостных гортанных криках. Эти громкие звуки разбавляли смех и визг девиц. С ярко накрашенными губами, в воздушных платьях и накрахмаленных сарафанах, светловолосые красотки с раскрасневшимися щёчками порой даже заглушали звериные вопли своих раззадоренных кавалеров. Сегодня женщин было лишь четыре, и вокруг каждой вилось по нескольку возбуждённых, пахнущих табаком и пивом вояк в серых мундирах. Повсюду произносились тосты, звенели стаканы, слышались песни.

«Как же они мне надоели, эти песни!» — проворчал сквозь зубы грузный мужчина в белой застиранной рубашке, поверх которой был надет застёгнутый на все пуговицы жилет. Он сидел на высоком стуле за стойкой, протирал стаканы и не переставал улыбаться. Его звали Эрик Кохх, и сегодня он, пожалуй, был единственным мужчиной в подвальчике, который не нацепил на себя военную форму.

Впрочем, это уже давно стало нормой.

Эрик Кохх походил на добродушного пожилого бюргера как никто другой. Недавно ему перевалило за шестьдесят; пивное брюшко, красный шейный платок в белый горошек и массивные очки в толстой оправе дополняли этот образ. Для полноты картины не хватало, пожалуй, только шляпы с пером и пышных подкрученных усов. Однако вместо шляпы голову кёльнера украшала огромная лоснящаяся лысина, а место под мясистым носом, где могли быть усы, было гладко выбрито опасной бритвой «Kobar Solingen» — подарком фрау Краузе, пышнотелой вдовушки, живущей через два квартала, неподалёку от пивнушки Диерта Шредера.

Пивная на Фридрихштрассе, в которой уже без малого шестой год работал кёльнером Эрик Кохх, не считалось особо изысканным заведением. Однако пиво здесь подавали отменное, а сосиски, зельц и кровяная колбаса стоили недорого. Поэтому заведение редко когда пустовало. Со дня основания пивной, которая в своё время принадлежала ещё отцу Диерта Шредера, и задолго до появления здесь Эрика Кохха основную массу посетителей пивной составляли обычные работяги с расположенного по соседству станкостроительного завода — в основном зрелые мужчины, степенные и немногословные. После тяжёлых трудовых будней, проведённых на конвейере или у станков, эти пили немного и вели себя довольно тихо. Позже штат завода пополнился молодёжью, и вышло так, что безобидных трудяг сменили дерзкие и агрессивные юнцы в коричневых рубашках.



До Эрика должность кёльнера у герра Шредера занимал Алекс Шульман, тощенький паренёк со впалыми щеками и необычайно тощей шеей. Новым посетителям пивной молодой кёльнер сразу же не пришёлся по вкусу. После того как в тридцать пятом парни из СА массивной кружкой разбили Алексу голову, тот попал в лечебницу. Тогда-то герр Шредер и предложил место кёльнера жившему по соседству Эрику.

Принимая нового человека, герр Шредер детально расспрашивал Эрика о его ближайших родственниках. «Ты уж пойми меня, приятель, — говорил герр Шредер, качая головой. — Я ведь знал и отца, и мать бедняги Алекса. Они из Мюнхена — чистокровные баварцы, — а эти… Надо же было так изувечить паренька, да ещё и обозвали „жидовской мордой“!». После того инцидента Алекс Шульман исчез навсегда, и ни Шредер, ни тем более сам Эрик больше ничего не слышали о нём.

Эрика «коричневые» особо не задирали, и он спокойно проработал кёльнером несколько лет. Потом «коричневых» сменили «серые».

Сегодня гостей заведения, точнее — бóльшую часть из них составляли молодые мужчины в мышиного цвета мундирах, румяные и крепкие, ещё не успевшие понюхать пороха и не слыхавшие грохота пушек и хлопков разрывающихся под ногами мин. Эти только ещё ожидали отправки на фронт, поэтому веселились и радовались как дети. Меньшую часть составляли хмурые, немного осунувшиеся солдаты, которые тоже выпивали, но вели себя более сдержанно, иногда замыкались и уходили в себя. В отличие от первых, они уже побывали в боях — поэтому и вели себя более сдержанно, разговаривали вполголоса, но пили нисколько не меньше, чем их необстрелянные соотечественники. Многие из этих вторых только что покинули лазареты и госпиталя и ожидали повторной отправки на фронт.

Вопреки обычному, сегодня в заведение заглянула ещё и парочка младших офицеров. Они потребовали лучший стол у окна и заказали, помимо «Баварского», ещё и две бутылки коньяка «Eugene Gourry». Запьянели они быстро, потребовали ещё одну бутылку коньяка. Один из них — тощий, с горбинкой на носу и тонкими усиками — был в форме пехотного фельдфебеля. Напившись, он полез под стол и стал совать забившейся в угол рыжей кошке надкусанную сосиску. Кошка шипела, щетинилась, выгибая спину, при этом нервно махала хвостом. Фельдфебель злился и громко орал: «Как смеет эта тварь брезговать угощением из рук героя Польской компании вермахта? Клянусь: я заставлю эту дрянь не только сожрать эту сосиску, но ещё и выпить за нашу очередную победу!» Несколько сидевших неподалёку солдат тут же предложили тощему фельдфебелю помощь в поимке кошки. Двое полезли под стол, и почти сразу же один из них выскочил, махая окровавленной рукой. Кошка метнулась в образовавшийся проход и выскочила из зала под всеобщий хохот. Эрик Кохх с интересом наблюдал за столь необычным для немецких офицеров поведением.

Сидевший напротив фельдфебеля обер-лейтенант, смазливый верзила с зализанной набок чёлкой, когда его приятель собирался продолжить преследование кошки, дёрнул его за рукав и что-то прошептал на ухо. Тощий сел, налил коньяк в большой бокал и опрокинул его одним залпом. Одна из девиц, сидевшая за соседним столиком, подошла к обер-лейтенанту, облокотилась перед ним на стол, но мужчина что-то грубо ответил — и девица удалилась. «Странные они, — подумал Эрик, — офицеры вермахта, а ведут себя… и это в присутствии простых солдат».

В этот момент Эрик отвлёкся, и когда снова посмотрел на необычную парочку, то увидел, что тощий фельдфебель свербит его взглядом. Эрик тут же вспомнил печальную историю с Алексом Шульманом, поэтому учтиво кивнул, выдавил из себя самую приветливую улыбку и отвернулся.

Послышался грохот. Фельдфебель вскочил и, схватив со стола недопитую бутылку, направился прямиком к стойке.

— Что тебя так развеселило, старый болван? Я вижу, ты смеёшься надо мной!

— Нет-нет, герр офицер! Ничего подобного, — взмолился побледневший кёльнер.

— Тогда докажи. Раз уж кошка не пожелала пить за нашу победу, то это должен сделать ты.

— Простите, герр офицер, я никак не могу… то есть могу, но… вообще-то, у меня больное сердце и мне противопоказан алкоголь.

Тощий оскалился, схватил со стола рюмку и налил в неё коньяка. Эрик побелел ещё сильнее.

— Пей! — заорал тощий.

— Но, герр офицер… я…

Эрик почувствовал резкую боль и прижал руку к груди. На лбу выступил пот, губы посинели.

— Не притворяйся, скотина! Пей, не то я вышибу из тебя дух! — заорал тощий.

Эрик с ужасом оглядел сидевших вокруг него посетителей. Почти все, включая женщин, прекратили общее веселье. Эрик поднёс рюмку к губам и выпил. В зале робко зааплодировали, и тогда фельдфебель схватил со стола один из стаканов, которые Эрик перед этим так тщательно натирал, и вылил в него всё оставшееся содержимое бутылки.

— А теперь я хочу, чтобы ты выпил за фюрера! — И фельдфебель гордо оглядел зал.

Наступила гробовая тишина. В стакане было никак не меньше пинты коньяка. Руки Эрика дрожали.

— Но, герр офицер…

— Ты не хочешь пить за фюрера?!

От его собеседника пахло спиртным, но голос был твёрд, а глаза сверкали, как маленькие льдинки. «А ведь он не пьян, — решил Эрик в этот миг. — Судя по тому, сколько он выпил, он должен еле держаться на ногах, а он… Неужели всё это неспроста?»

То, что случилось потом, Эрик осознавал уже с трудом. Тощий ухватил его за жилет и прошептал в самое ухо:

— Не строй из себя немощного! Я ведь знаю, что ты ещё крепкий старикан. К тому же разве русские разучились пить? Да-да… я всё про тебя знаю. Пей, русская свинья, пока я не разбил эту бутылку о твою блестящую лысину!

Эрик почувствовал резкую боль в висках. Он посмотрел в зал и столкнулся взглядом с высоким оберлейтенантом. Тот сидел с выпрямленной спиной, на его губах играла ухмылка. Неужели это всё?.. Где же он допустил ошибку?..

— Пей! — снова закричал фельдфебель.

Эрик сполз со стула, встал и на этот раз почувствовал боль уже под лопаткой; тощий занёс руку с бутылкой…

Эрик мягко увернулся и носком ботинка, без замаха, ударил фельдфебеля в голень. Тот дёрнулся, и Эрик, ухватив противника за кисть, заломил её и выполнил загиб руки наружу. Потом мягко переместился, увлекая противника за собой, и завернул его руку за спину. Тощий выронил бутылку и припал на колено. Эрик удерживал фельдфебеля одной рукой и осматривал зал. Он не Алекс Шульман — он не позволит бить бутылки ему о голову.

Обер-лейтенант, с интересом наблюдавший за схваткой, откинулся назад и громко зааплодировал. Потом не спеша поднялся и подошёл к стойке.

— Отпустите моего друга, герр Кохх. Если вас действительно так зовут. В шифрограммах, которые ваш человек отправлял русским, он называет вас Пауком? Да-да, мы многое о вас знаем. — Обер-лейтенант откинул тонкими пальцами свалившуюся на лоб чёлку.

— Молчите? Ну что ж, если не хотите представляться вы, то представлюсь я: гауптштурмфюрер СС Хенрик Кунц, особый отдел — возможно, вы уже слышали моё имя. Мы ведём вас уже почти месяц. Мы уже добрались до вашего агента с позывным «Прыгун», а сегодня утром мы арестовали «Стрекозу». Она уже многое рассказала, но её сведения так ничтожны. Бедняжка была так напугана, что сразу же выложила всё, но вот беда: она так мало знает… Мне не терпелось поскорее арестовать и вас, но мне очень хотелось сделать это красиво.

— Любите покрасоваться, гауптштурмфюрер? — прошептал Эрик.

Кунц рассмеялся:

— Просто обожаю! Да отпустите же вы Дитриха, не то вы сломаете ему кисть!

Эрик разжал руку, выпуская тощего, и буркнул:

— Небольшое растяжение, не более. Забирайте своего фельдфебеля.

— Кстати, он вовсе не фельдфебель. Он оберштурм- фюрер СС — мой подчинённый, очень способный и верный фюреру солдат. — Тощий поднялся, Кунц продолжал: — Так вот, мне очень хотелось, чтобы вы сами выдали себя, — так оно и случилось. Хоть вы и не стали пить «по-русски», но ведь вы выдали себя другим? С виду вы немощный, обрюзгший старикан, но сумели сделать такое… Вы так ловко обезвредили моего друга, а ведь он довольно сильный молодой мужчина, хотя и выглядит довольно худым. — Хенрик Кунц с улыбкой посмотрел на тощего Дитриха. Тот фыркнул:

— Если бы не ваш приказ, мой командир…

— А что Прыгун — вы смогли его взять? — сухо спросил Эрик.

— У нас его рация и шифры. А вот он сам… Одним словом, Прыгун своё отпрыгал. — Кунц засмеялся, потом похлопал кёльнера по плечу. — Признавайтесь же, мой дорогой Эрик, или лучше называть вас Пауком? Может, назовёте своё настоящее имя? Кто вы для «красных»? Иван… Василий… кто? Ну же, довольно темнить! Меня так впечатлило ваше умение обезоруживать нападавшего! Браво! Уверен, что этому приёму вас обучили в русской разведшколе!

Эрик оттолкнул руку Кунца, пошатнулся и отступил.

В считаные мгновения перед ним промелькнула вся его жизнь.

Смерть матери, трагическая гибель отца, детский дом и разведшкола в Саратове.

Он был заброшен в Берлин почти десять лет назад и уже стал даже забывать своё настоящее имя и свой язык. Для немцев он Эрик Кохх — добродушный кёльнер. Лишь для Эммы и Отто он был твердым как гранит русским резидентом по прозвищу Паук. Также он был Пауком для своего куратора из Центра, который подписывался позывным «Шмель». Ну что ж, раз уж это всё…

Эрик почувствовал резкую боль в груди. Двое сидящих за ближним столом солдат вскочили со своих мест, но прежде, чем они подхватили пожилого разведчика под руки, тот рухнул на пол, несколько раз дёрнулся и застыл навсегда.

Глава четвёртая, в которой полковник Абвера обменивается «любезностями» с представителем гестапо

Дрова в камине потрескивали, от кастрюльки, стоявшей на середине стола, поднимался пар. Годовалый курцхаар, поскуливая, лежал на коврике у входа, из спальни доносилась тихая музыка.

Полковник, сидя за столом, пил кофе маленькими глотками, попыхивал длинной английской сигаретой и поглядывал на тикавшие на стене часы.

— Значит, он так и сказал: «необходимо явиться»?

— Он сказал: «срочно явиться»! Даже через трубку было слышно, как он мурчит от удовольствия, — заметила Зельда фон Зейлер.

Высокая и подтянутая жена полковника — женщина лет сорока с небольшим — всё ещё не утратила былой красоты. Ровный овал лица, чуть пухлые губы, огромные глаза с ледяным блеском. Хильберт часто называл жену «моя грозная валькирия», и женщине это нравилось. Зельда была одета в тёмно-зелёное ситцевое платье. Даже к завтраку она не поленилась надеть на себя перстень с рубином и увесистые бусы из чёрного жемчуга. Волосы Зельды были тщательно расчёсаны и спадали мягкими пшеничными волнами на расправленные плечи.

— Наглец! Каков наглец! Как он вообще посмел звонить в такую рань? — возмущался полковник, со скрытым восхищением поглядывая на супругу. Немногие его коллеги из Абвера могли бы похвастаться такими жёнами. На всех приёмах, которые время от времени устраивал для своих подчинённых старина Эрвин — начальник второго отдела, — Зельда всегда привлекала внимание мужчин и вызывала молчаливую зависть женщин.

Тем не менее, несмотря ни на что, на душе у полковника было неспокойно. Пусть Зельда думает, что он неприкасаем, но сам Хильберт знал, что если им заинтересовалось гестапо, то это грозит как минимум серьёзными проблемами по службе. И это сейчас, когда столько поставлено на кон.

— Я слышала, что, в отличие от большинства его соратников, этот Кунц из приличной семьи, — сказала 3ельда.

— Фюрер не считается с происхождением своих подчинённых. Ты же знаешь.

— Фюрер — да, но не такие как я или ты. Раз уж сегодня не слишком смотрят на твоё происхождение, то представителям благородных семей стоит держаться друг друга. Если этот Кунц из благородных…

— Кунц — мерзавец и выскочка, который невзирая ни на что лезет вверх, и ему неважно, на чью спину наступить, чтобы забраться повыше. Может, он и благородных кровей, но это никак не помешает ему настрочить на меня донос, или что-нибудь и того хуже.

— В таком случае поезжай скорее и выясни, что к чему. Поезжай и будь сдержан.

— Ты предлагаешь мне заискивать перед этим ничтожеством?

Зельда покачала головой, подошла к мужу и положила руку ему на плечо.

— Сейчас не время, дорогой, демонстрировать свою гордыню. Поешь, а потом поезжай к этому гестаповцу и выясни, что ему надо. Я не призываю тебя унижаться, но ты должен думать и о нас — обо мне и о мальчиках.

Двое сыновей Зейлера сейчас находились в расположении отдельной резервной пехотной бригады, которая дислоцировалась в Польше. Зельда каждый день слушала вечерние сводки новостей, боясь, что её сыновей могут отправить на передовую.

— Я сделаю всё, чтобы ты опасалась как можно меньше за себя и за наших детей.

— Я в этом не сомневаюсь, мой дорогой, нисколько не сомневаюсь.

Полковник взял руку жены и прикоснулся к ней губами. Он был благодарен судьбе за то, что она послала ему эту женщину, которая радовала его суровую душу не только красотой, но и разумными советами. Хотя порой, когда Зельда была не в настроении, Хильберт предпочитал не связываться с женой. В такие минуты он просто уходил, и тогда свой гнев супруга полковника срывала на ком-нибудь из слуг.

Вошёл Клос Губер, низко поклонился и собирался унести поднос с нетронутым завтраком, но Хильберт остановил слугу:

— Оставь! Я съел твой омлет, съем и эти сосиски, чёрт бы их побрал!

— Но всё ведь уже остыло, герр полковник! А если хотите, я принесу всё свежее.

— Не стоит, я съем всё это, и никакой выскочка из гестапо не помешает мне это сделать… не испортит мне аппетит! — Хильберт загасил сигарету, отрезал от сосиски кусочек, макнул в горчицу и сунул в рот. Жевал он долго, потом проглотил с трудом и громко выругался. Управляющий вздрогнул — он не привык к такому. Когда у полковника было хорошее настроение, он часто просил Клоса отложить дела, и они запросто играли в шахматы, но сегодня полковнику, похоже, было не до игр.

— Клос, так пришла машина или нет?

— Машина уже ждёт, герр полковник. Я просто не хотел вас тревожить, пока вы не окончите завтракать.

— Мне помнится, мой муж приказал вам доложить о прибытии машины немедленно, — вмешалась в разговор Зельда. — Когда же вы научитесь в точности понимать и выполнять приказы? И отчего у вас такая кислая физиономия, точно у вас преставилась любимая тётушка? Или, может, у вас болит зуб?

— У меня нет тётушек, моя фрау. И зубы мои, к счастью, в полном порядке. Просто… Я хотел доложить об этом позже… У меня нет объяснений, но я опасаюсь…

— Что ты мямлишь? — рявкнул полковник. — Тебе задали вопрос — так потрудись отвечать! Что тебя так встревожило с самого утра?

— Эмма, полковник, — она пропала.

— Наша горничная? Что значит «пропала»? — воскликнула Зельда.

— Позавчера она попросила дать ей выходной. Должна была явиться вчера вечером, но так и не пришла. Сегодня утром она тоже не явилась — боюсь, что с девушкой что-то случилось.

— Эта девица мне сразу не понравилась, — фыркнула Зельда. — Она чересчур своенравна для порядочной девушки. Я предупреждала тебя, Хильберт, что не стоило её брать.

— Она проработала у нас больше года и до сих пор не имела нареканий. — Полковник поднялся, подошёл к вешалке и стал надевать китель. — Если не ошибаюсь, у этой девицы есть жених, — возможно, он и является причиной этого опоздания.

— Эта девица не из тех, которым наличие жениха не позволяет вертеть хвостом. Зачем, по-твоему, она всё время красит волосы? Она ведь не натуральная блондинка — надеюсь, ты хоть это понимаешь?

— Какое мне дело до цвета её волос? — Хильберт уже ругал про себя Клоса за то, что он не сообщил ему о пропаже без свидетелей.

— Когда ты брал на работу эту провинциалку, она и впрямь казалась серенькой мышкой, но ты видел, как она в последнее время преобразилась?

— Говорю же: у девушки появился жених — вот он и одаривает свою будущую супругу.

Зельда фыркнула, но больше ничего не сказала. Хильберт вздохнул с облегчением и поднялся. Он подошёл к лежавшей на коврике собаке — та оживилась, приподнялась, но полковник лишь потрепал пса по холке и подошёл к зеркалу. Он застегнулся на все пуговицы, взял в руку плащ и фуражку и, учтиво кивнув супруге, поспешно покинул комнату.

Зельда. Зельда… Даже самые умные женщины бывают иногда так подвержены глупой ревности! Хотя… Конечно же, он видел, как эта хорошенькая горничная красуется перед ним, но Хильберт фон Зейлер не из таких. Он любит лишь жену… ну и фюрера, конечно. Хильберт усмехнулся.

Утро выдалось скверное — ветер дул так, что полковник пожалел, что не надел плащ и фуражку в доме. Водитель немного замешкался и подал машину с задержкой, за что был тут же отчитан по самой строгой форме. Всю дорогу полковник думал о неприятном звонке и предстоящей беседе с Кунцем. Думал он и о пропавшей горничной. Ощущение, что эти два события как-то связаны, не покидало полковника.

Подъехав к серому зданию с зарешёченными окнами и красными флагами с бело-чёрной символикой, полковник вышел, прошёл под козырёк и закурил. Мимо прошли несколько младших офицеров в чёрной форме и с красными повязками на рукавах. Зейлер поморщился. Пора кончать со всем этим. Он кивнул часовому и прошёл в фойе. Тут его встретил молоденький унтер и предложил проводить в кабинет Кунца. Чем дольше они шли, тем большую неуверенность чувствовал Хильберт. С этим нужно что-то делать. Он — полковник второго отдела Абвера — чувствует напряжённость в преддверии встречи с каким-то гауптманом!

Хильберт, не останавливаясь, распахнул обитую кожей дверь и вошёл без стука. Он подошёл к ближайшему стулу и, не снимая плаща, опустился на него. В кабинете пахло хорошим табаком и дорогим одеколоном, на подоконнике стоял горшок с розовой камелией.

Гауптштурмфюрер сидел за столом и читал какую- то бумагу. Увидев вломившегося к нему полковника, Кунц убрал документ в сторону и одарил гостя широкой улыбкой:



— Приветствую вас, полковник! Очень рад, что вы так быстро откликнулись на мою просьбу и явились лично, без всяких проволочек.

— Супруга сообщила, что вы употребили фразу «необходимо срочно явиться». По-вашему, это похоже на просьбу?

— О! Я действительно так сказал? Кстати, как поживает ваша прелестная супруга? Надеюсь, здорова и так же хороша собой, как и прежде?

— Надеюсь, вы пригласили меня не за тем, чтобы изливать передо мной восхищения по поводу внешности моей супруги. Что же касается её здоровья, то не думаю, что эта тема должна вас беспокоить.

Кунц рассмеялся:

— Если не желаете говорить о супруге, можем поговорить о вашем курцхааре. Премилый пёсик — надеюсь, он всё так же привязан к вам, как и прежде?

Полковник втянул носом воздух. Самодовольная улыбочка на лице гестаповца выводила его всё сильнее и сильнее. Если этот поц не прекратит, он просто встанет и уйдёт. Такое унижение терпеть было просто невыносимо. Хорошо бы при этом ещё дать этому наглецу в морду, но без видимых причин Хильберт был к этому не готов, поэтому постарался умерить пыл:

— Моя собака здорова, гауптштурмфюрер. Супруга тоже здорова, и детки не болеют, и прислуга тоже чувствует себя превосходно…

Кунц хлопнул ладонью по столу и вытянулся вперёд:

— Вот! Об этом я и хотел бы поговорить подробнее.

Вы абсолютно уверены, мой дорогой Хильберт, что вся ваша прислуга абсолютно жива и здорова?

Полковник вздрогнул.

Так вот оно что! Значит, всё-таки горничная. Клос, мерзавец, ты у меня ещё ответишь за то, что притащил в дом эту мерзавку!

Что же на неё у Кунца? Должно быть, что-то серьёзное, раз он так распалился. Увидев, что полковник побледнел, хозяин кабинета открыл ящик стола, достал пачку и пепельницу и пододвинул их к гостю.

— Не желаете ли закурить, Хильберт? Угощайтесь — это хорошие сигареты. Может быть, кофе? Коньяк?

Полковник достал из кармана плаща собственную пачку, пододвинул к себе предложенную пепельницу и закурил.

— Так, значит, я здесь из-за моей служанки. Ну-ну… Да, сегодня мой управляющий сообщил мне, что моя горничная после выходного не вернулась и не приступила к своим обязанностям. За это я собирался уволить её. Судя по вашей довольной физиономии, моя служанка в чём-то провинилась. Я прав?

Голос Кунца из язвительного вдруг стал лилейным:

— «Провинилась» — это слишком слабо сказано. То, что она сделала, не назовёшь просто провинностью. — Кунц тоже закурил, потом поднялся и подошёл к окну. — Я знаю, полковник, что наши ведомства не слишком-то жалуют друг друга, но, несмотря на случившееся, я ещё не подал официального рапорта о вашей причастности к одному весьма неприглядному делу. Более того, я не сообщил о ней даже своему начальству — а почему? Потому что считаю, что все мы верно служим нашему фюреру, а поэтому не должны сводить какие- то мелкие счёты, а напротив, должны помогать друг другу.

Полковник тоже умерил пыл. Пока он не выяснит, что натворила эта девица, нужно быть сдержаннее. Теперь он знает, что у Кунца есть козырь, но пока не знает какой.

— Довольно темнить, Хенрик. Говорите же: в чём замешана моя горничная, и что вы собираетесь предъявить мне? Надеюсь, вы не сомневаетесь в моей преданности идеям национал-социализма и в моей верности фюреру?

Гауптштурмфюрер развёл руками, покачал головой.

— Если бы я считал вас предателем, уж поверьте, у меня бы хватило сил и решительности не приглашать вас в свой кабинет и не вести с вами задушевные беседы. Но вы верный фюреру солдат, поэтому я хочу показать вам это. — И Кунц протянул полковнику листок бумаги.

«Шмелю, срочно!

Паук информирует, что 08.11.1941 в 18:00 по Берлинскому времени согласно информации, полученной от Стрекозы, особняк полковника Хильберта фон Зейлера посетили Ральф Краузе и неизвестный русский. Беседа велась в обстановке строгой секретности.

Стрекоза сообщает о предполагаемом проникновении диверсионной группы, состоящей из бойцов полка «Брандербург-800», в советский тыл для совершения диверсии в Самаре. Руководить группой будет непосредственно Ральф Краузе. Цель операции — физическое устранение объекта, именуемого «Старец». О Старце известно, что это высокопоставленное лицо, которое недавно было эвакуировано в советский тыл из Москвы. Особую роль в предстоящей операции предстоит выполнить агенту с кодовым именем «Имитатор». Какова роль Имитатора в предстоящей операции, выяснить не удалось.

Как важное:

Известно, что операция находится на особом контроле у фюрера.

Прыгун. Берлин, 21.04 ч. 08.11.1941».

Пока полковник читал, в его голове крутились разные мысли. Ознакомившись с сообщением, он вернул листок Кунцу.

— Что это, и откуда это у вас?

— Это шифрограмма от русского резидента. Недавно мы запеленговали это сообщение, потом, проведя ряд мероприятий, завладели рацией и шифрами. Впрочем, уж лучше всё по порядку. Как вы знаете, полковник, по роду своей деятельности мы имеем по нескольку осведомителей практически в каждом районе города. Если быть точнее — чуть ли не в каждом жилом доме, в каждой организации. Так вот, один из таких осведомителей (а если быть точнее — одна) сообщила нам о подозрительном молодом человеке по имени Отто Хубер, который живёт с ней по соседству и иногда ведёт себя довольно странно. Плюс к тому же из комнаты этого Хубера время от времени слышны странные звуки, похожие на мелодичный, но неровный писк. Мы запеленговали сигналы из квартиры этого Хубера и взяли этого человека в разработку. Он вывел нас на одного забавного старичка по имени Эрик Кохх — тот работал кёльнером в одной маленькой пивнушке. Скажите, полковник: вам незнакомы эти имена?

Зейлер пожал плечами, раскуривая очередную сигарету. Чувство тревоги всё ещё его не покинуло.

— Кохх? Хубер? Не знаю ни того, ни другого.

Кунц пригнулся к горшку с камелиями и отщипнул завядший листок.

— Вы любите цветы, полковник? — вдруг резко сменил тему он. — Я просто обожаю, хотя и не все. Этот вид родом из Юго-Восточной Азии. Вы знаете, что в природе эти цветы разрастаются до нескольких метров и становятся похожими на маленькие деревца?

— Я не люблю цветов и довольно дурацких вопросов, — резко процедил Хильберт, его терпению снова был нанесён очередной удар. — Вы забыли, с кем имеете дело! Я уже не первый год работаю в разведке и прекрасно знаком с вашими методами. Говорите же по существу и не тратьте моё время на всякую ерунду.

Кунц улыбнулся лишь уголками рта и продолжил как ни в чём не бывало:

— Так вот, мы взяли в разработку ещё и кёльнера, но тот, похоже, оказался очень опытным шпионом. Он сразу же заметил слежку, хотя и не подал виду. Не знаю, как он уж сумел сообщить Отто Хуберу о своих подозрениях, но передатчик Отто Хубера сразу же замолчал. Прошло несколько недель, и мы уже были близки к тому, чтобы взять Хубера и подвергнуть его допросу по особой методике, но тут наша осведомительница сообщила пикантную новость. Наш паренёк, оказывается, ужасно падок до женской ласки и не гнушается даже шлюхами. — Кунц поморщился и снова уставился на свой цветок. — Тогда мы прижали одну из путан, с которой частенько встречался наш парень, и заставили её работать на нас. Но до определённого времени и это не дало результатов. И тут на сцену выплывает очередной объект…

Кунц сделал паузу оставил наконец-то в покое свой цветок и вернулся за стол. Хильберт снова был вне себя от ярости.

— Очередной объект показался. Что дальше?

— Блондинка, довольно симпатичная, но явилась она не к нашему любвеобильному парню, а пришла домой к пожилому кёльнеру. Она спешила и была явно встревожена. Они общались лишь несколько минут, потом девушка вышла и, уже довольная, поспешила поймать машину. Мы взяли её. Как только девица оказалась в наших руках, она начала орать, называя ваше имя. — Кунц оскалился и пожал плечами, изображая кротость. — Тогда мы и узнали, что предполагаемая пособница русского шпиона живёт в вашем доме.

— И это случилось позавчера. Девушка оказалась моей служанкой Эммой Шридер, — подытожил полковник.

— Вы знали, что ваша горничная собиралась замуж?

— Знал. Поэтому не придал значения исчезновению девицы. Решил, что она где-то пропадает со своим женишком.

— Этот парень заурядный инженерик, и он никак не причастен к тёмным делишкам, которыми занималась ваша горничная. Мы допросили и его — пока он задержан, — но я не думаю, что этот трус имеет какое то отношение к русской агентуре. Он рассказал нам всё, как только мы слегка на него нажали. Всё и про всех. Тряпка! А вот ваша девица… Вы знали, полковник, что ваша горничная не чистая арийка?

— …? Это имеет какое-то значение?

— У девицы в роду были цыгане.

— О боже! Так вот почему она всегда так часто выбеливала волосы! — Полковник принялся нервно постукивать по столу.

— Девушка, хоть и не сразу, но тоже рассказала нам всё, что ей было известно: про Эрика Кохха, русского резидента, про его напарника Отто Хубера — радиста с позывным «Прыгун», — про то, как её пытался шантажировать какой-то гнусный тип, нанятый папашей нашего инженерика. Эрик Кохх, которого ваша Эмма всё время называла Пауком, помог девушке избавиться от шантажиста; за это он попросил оказать ему некоторую услугу.

— Значит, Стрекоза — это моя горничная?

— Увы, но это так, полковник. Вы допустили оплошность. Серьёзную оплошность. После визита фройляйн Эммы к русскому резиденту последний наконец- то решился выйти на связь со своим Центром. Мы ворвались в квартиру Прыгуна и, благодаря нашей шлюхе, стали обладателем передатчика и шифров. Расшифровав отправленное сообщение, мы получили вот это.

— Кунц ткнул пальцем в лежавший на столе листок. — Ваша беспечность привела к тому что о секретной операции, находящейся на контроле у самого фюрера, стало известно некоторому кругу лиц, в том числе и русским.

Услышав последнюю фразу, полковник погасил о пепельницу не докуренную папиросу и встал.

— Судя по тому, что вы пригласили меня сюда, вы не особо довольны тем, что натворили, — произнёс полковник; теперь в его голосе снова появились стальные нотки. Он прошёлся по комнате, подошёл к подоконнику и оторвал от цветка камелии листок. — Сухой. Ещё один сухой листок. — Он бросил листок на пол. — Вы хоть понимаете, куда вы влезли? Что вы вообще натворили, и чем всё это может для вас закончиться?

Кунц побагровел.

— Ну, знаете! Я рассчитывал что вы, если я не стану докладывать о вашей причастности… Мне хотелось… Похоже, я действительно ошибся, желая оказать вам услугу. В ближайшее время я сообщу о проваленной операции руководству. Не смею вас задерживать. Мне придётся составить рапорт.

В то самое мгновение вмиг скисшее лицо гаупт- штурмфюрера сильно позабавило полковника, но он понимал, что этого хитреца нужно брать за самое горло, и брать очень жёстко. Хильберт знал, что рискует, но это оыл единственный шанс исправить положение. Он подошёл к сидевшему за столом Кунцу, который только что сунул в рот очередную папиросу, и щёлкнул зажигалкой. Кунц втянул дым, точно это были отравляющие газы.

— Подведём итог, — усмехнулся полковник. — Вы сказали, что ворвались в квартиру радиста и захватили рацию и шифры. Из этого я делаю вывод, что сам Прыгун от вас либо ушёл, либо он уже не заговорит никогда. Так?

Несмотря на то что гестаповец был довольно высок, Хильберт буквально завис над ним, отчего Кунц сильнее вжался в кресло.

— Он собирался сжечь тетрадку с шифрами и разбить рацию, поэтому наша женщина-агент пристрелила его.

— Вы про завербованную вами шлюху? Похоже, она, как и остальные ваши люди, действовала не очень-то умело. Про русского резидента вы тоже всё время говорили в прошедшем времени. Его вы тоже пристрелили при задержании? Так?

— Мы взяли его, но у него был больное сердце. Он умер у меня на руках, — промямлил гестаповец.

Полковник громко рассмеялся и похлопал Кунца по плечу.

— Я так и знал, милый мой Хенрик. Я так и знал! Прыгун и Паук мертвы. У вас в руках лишь рация с шифрами, глупая девчонка, которая ничего не знает, и её бестолковый жених. Всё! Ваше начальство вас за такие результаты расследования, определённо, по головке не погладит.

— Мы сделали всё, что могли. — Лицо Кунца поменяло цвет: теперь все его прыщи из бледно-розовых стали бордовыми. — Откуда же мне было знать, что у этого русского больное сердце?

Кунц был так жалок, что Хильберту даже стало жалко этого бедолагу, но поддаваться слабостям было не в его стиле.

— Сейчас я вас ещё больше обрадую, глупый вы выскочка! Мало того, что вы, пытаясь поймать большую рыбу, слишком сильно потянули и в результате вытянули голый крючок. Но есть ещё большее зло. Вы ещё и влезли в секретные дела Абвера. А что, если я скажу вам, Хенрик, что я был с вами не совсем честен. Да-да, я знал, что моя горничная работает на русских, знал и о её цыганском прошлом — одним словом, знал достаточно, чтобы не болтать при ней о важных вещах без надобности.

— Я вас не понимаю, полковник! Что вы такое говорите, на что намекаете?

— Я не намекаю, а говорю вам конкретно. Вы влезли в большую игру. Стремясь заполучить меня в качестве жертвы и потом использовать в своих целях, вы просчитались. Информация об Имитаторе, секретной операции в Самаре и об уничтожении Старца — всё это тщательно подготовленная деза. Мы специально дали русским ложные сведения, а вы едва не испортили нам всю игру. Вы это понимаете, безумный вы человек!

— Но как же… Что же мне теперь делать? — жалобно стонал Кунц.

— В любой другой ситуации я дал бы вам пистолет с одним патроном и доложил бы фюреру о провале, который случился по вашей вине. Я бы, конечно, тоже понёс наказание, но вам… Вам, провалившему своё задание и сорвавшему сверхсекретную миссию… Но не будем о печальном — на карту поставлено слишком большое дело. — Зейлер вытянулся, потом поднял со стола листок с шифрограммой, повертел её и спросил: — Кто кроме вас знает, что здесь написано?

— Мой помощник Дитрих, но он будет молчать, — захлёбываясь слюной, лепетал Кунц. — Ещё… Ещё, конечно же, ваша горничная. Я бы мог заставить её замолчать…

— Тогда заставьте её замолчать. Как вы это сделаете, мне плевать. Такие как вы, я уверен, могут провернуть такое дельце, даже не запятнав рук. Мне больше не нужна эта девица. Она сделала своё, поэтому вы окажете мне услугу, избавившись от неё. — Полковник поднёс зажигалку к листку — тот полыхнул синеньким огоньком и вскоре превратился в пепел. — Вы уверены, Кунц, что больше никто не знает о том, что здесь было?

— Никто больше не знает, клянусь честью! Никто, кроме русских, конечно.

— Это уже не ваша забота. Говорю же: это дезинформация. Мы пустили русских по ложному следу. Прощайте, гауптштурмфюрер, и не смейте болтать — это в ваших же интересах.

Через час после того, как Хильберт фон Зейлер покинул кабинет Кунца, как только он добрался до своего особняка, его у порога встретил скулящий курцхаар. Хильберт присел, почесал пса за ухом и поцеловал прямо в мокрый нос.

— Хочешь на охоту, малыш? Утка сейчас жирна и хороша, но меня, дружок, поджидают сегодня совсем другие птицы. Хищники. Я ведь веду охоту на более крупную дичь, и на этой охоте ты мне не нужен.

Хильберт щёлкнул пса по носу — тот заскулил и выбежал из комнаты. Вошла Зельда, но Хильберт тут же отвернулся и махнул рукой. Зельда, задержав поток слов, готовых вырваться из её хорошенького ротика, поджала губы и удалилась в спальню. Полковник подошёл к телефону и набрал номер. Прозвучало не меньше семи гудков… Когда на другом конце послышался голос, полковник произнёс тихо:

— Приезжай срочно, Ральф. Ты мне нужен.

— Операция отменяется?

Полковник ответил не сразу. В голове всё ещё была полная неразбериха. Наконец, преодолев себя, он сказал:

— Нам необходимо внести поправки в наши планы, Ральф. Серьёзные поправки.

Когда на другом конце прозвучали короткие гудки, Хильберт позвал управляющего и строго сказал:

— Ты должен подобрать нам новую горничную, Клос! И на этот раз не вздумай брать первую встречную.

— А как же Эмма? Как же фройляйн Шридер? — Пожилой мужчина начал заикаться, хотя его лицо традиционно оставалось бесстрастным.

— Фройляйн Шридер у нас больше не работает.

— Понимаю, но у нас остались её вещи. Прикажете их упаковать?

— Делай с её вещами что хочешь. Уверен: эта маленькая дрянь здесь больше не появится!

Через пару минут Клос, по просьбе полковника, включил патефон, и из спальни раздались звуки «Лунной сонаты». Полковник фон Зейлер лежал на широкой кровати в кителе и в сапогах, глаза его были слегка прикрыты.

Часть третья Поиски Краузе

«Внимание! Внимание, говорит Москва!..

За день частями нашей авиации, действующей на Западном и Южном фронтах, уничтожено 25 немецких танков, 5 бронемашин, более 300 автомашин с пехотой и военными грузами, 15 полевых орудий и 25 зенитных точек, 4 автоцистерны с горючим и до полка пехоты противника…»

От Советского Информбюро: вечерняя сводка от 14 ноября 1941.

г. Куйбышев, ноябрь 1941 г.

Глава первая, в которой Птицын наносит поздний визит и не слишком-то спешит полакомиться жареной рыбой

Он вышел из здания Управления, когда на улице уже темнело, и достал из пачки папиросу. Кравец ушёл сразу после совещания. Еленин с Воронцовым повезли московского гостя на служебную квартиру, а Корниенко и Васин остались дежурить в оперативной группе.

В курилке сидели двое: сержант из дежурки и какой-то гражданский. Курить очень хотелось, но ку- рить на ходу он не любил, а присоединиться к этим двоим просто не захотел — свои у них разговоры. Птицын скомкал папиросу пальцами и бросил на заснеженный газон, потом прошёл метров сто и вышел на Пионерскую. До остановки оставалось не меньше километра, и Птицын остановился. Он посмотрел на часы. Нет, домой он ещё успеет — нужно кое-кого навестить. Как же быть: он же обещал, слово дал, а теперь… В голове вертелись слова Фирсова: немцы решили убить всесоюзного старосту. Ситуация и впрямь была устрашающей. Где-то за углом гудел репродуктор. Звуки торжественной песни были едва слышны. Когда музыка стихла, послышался мощный голос диктора. Тот сообщал о тяжёлом положении на фронтах. Птицын поморщился. Это же было так далеко…

Весть о том, что началась война, Птицын встретил на службе во время дежурства. Он возглавлял оперативную группу, когда позвонили из Москвы и сообщили эту страшную новость. Было приказано усилить бдительность, всё руководство было вызвано в Управление. Все вокруг кричали и суетились. Было приказано собрать личный состав и провести «летучки». Тексты, которые нужно было довести до сотрудников, раздали в последний момент.

Птицын в тот день чувствовал себя неважно. Он всю ночь был на выездах, расследовал бытовуху, а самым серьёзным происшествием за ночь была квартирная кража. Преступники вскрыли квартиру какого-то заезжего работяги, у которого и брать-то было нечего, так как он только что явился в город, снял квартиру и сам спал на полу. Преступники проникли в квартиру ночью и вынесли один лишь настенный ковёр. Когда оперативная группа прибыла на место преступления, пострадавший — кривоногий дядька лет сорока пяти — убивался не по ковру, а чуть ли не плакал оттого, что преступники зачем-то разбили аквариум, и жившие в нём рыбки к тому моменту уже мёртвыми лежали на полу. После суточного дежурства Птицын ещё весь день провёл на ногах.

В былые времена такая нагрузка была бы ему нипочём, но с недавних пор у Птицына появились эти проклятущие головные боли. Время от времени у него возникала тошнота, темнело в глазах и появлялся дикий шум в голове. Врач, к которому он заскочил между делом, поставил диагноз — «острая энцефалопатия». Что это за болезнь, Птицын так и не понял, а идти к врачам во второй раз он не пожелал. У него и без того полно дел, а тут ещё война…

Война поначалу была для Птицына чем-то далёким и второстепенным. Он время от времени слушал сводки Совинформбюро: немцы уверенно наступали, но Птицын верил, что Красная Армия обязательно справится. Враг будет изгнан.

Однако вскоре в Куйбышев стали прибывать беженцы. Поначалу они были прилично одеты, приезжали семьями, но потом в город толпами хлынули женщины, дети, старики. С корзинами и мешками, перемотанные платками и какими-то тряпками, грязные и перепуганные, они лились нескончаемой гудящей рекой. Они прибывали на поездах, машинах и даже телегах. Как-то раз Птицын даже увидел на одной из улиц города повозку с какими-то мешками, которую тащила впряжённая в неё корова. Скотина шла понуро, но ещё более понурыми были те, кто шёл рядом: женщина в грязной фуфайке и платке и бегущая рядом целая орава ребятишек. Госпиталя наполнились ранеными и искалеченными солдатами. Вспышка тифа ещё сильнее усилила этот кошмар. Однако Птицын старался преодолеть в себе чувство жалости ко всем этим людям. Ведь вместе с женщинами и детьми в город хлынули и криминальные элементы. Обстановка в городе усложнилась. Кражи, разбои, саботаж приняли массовый характер, и именно это вызывало у Птицына приступы безграничной ярости.

Птицын не винил в этом немцев — не потому, что считал их невиновными в общенародных бедах, а потому, что в нём и без того было столько лютой злобы, что тратить свою ненависть на каких-то там далёких и непонятных врагов у него просто не было сил. У него были свои враги, которых он ненавидел, а потому и не жалел сил для того, чтобы их ловить, арестовывать, уничтожать… а порой и истреблять, как злобных насекомых и докучливых паразитов. А немцы… Что немцы? Они же где-то там, далеко, а воры и убийцы — они здесь. И он должен их ловить, должен истреблять и делать всё так, чтобы, засыпая, они дрожали от страха за свои поганые шкуры. Он будет делать свою работу, а война — это дело вояк.

Уже тогда он охотился за бандой Паши Кастета, давно ставшей для Птицына ещё одной головной болью.

С Янчиным Птицын был знаком уже давно. Тот был сыном Марии Львовны — учительницы Птицына по русскому языку и литературе. Володя Птицын в школе не отличался примерным поведением, но писал без ошибок и очень любил читать книги, особенно приключенческие. После окончания учёбы Птицын поддерживал хорошие отношения с бывшей учительницей, помогал ей, когда та потеряла мужа. Муж Марии Львовны был лётчиком-испытателем. Он погиб во время испытательного полёта, и женщина растила сына одна. Женька был поздним ребёнком и в детстве увлекался лёгкой атлетикой и лыжами. Окончив школу, он пошёл на курсы в школу милиции и именно с помощью Птицына смог устроиться в считавшийся очень престижным первый оперативный отдел. Два года они проработали душа в душу, несмотря на сложный характер Птицына. После этого и произошёл тот ужасный случай, когда Женька накопал на Кастета информации и уговорил Птицына внедрить его в банду

— Тогда никто из них не предполагал, чем всё это обернётся.

Янчина нашли с заточкой в груди на станции возле железнодорожных путей. Кто непосредственно убил парня, Птицын не знал. На заточке не было отпечатков, но Птицын во всём, конечно же, винил Пашу Кастета. Во время похорон он подошёл к жене Янчина Ларисе и пообещал, что непременно доберётся до убийц её мужа. Тогда женщина ничего не ответила, только разрыдалась в ответ.

Сегодня он шёл к Ларисе с тяжёлым сердцем.

Когда он подошёл к подъезду, на улицах уже вовсю горели фонари.

Двое мужичков стояли в сторонке и оживлённо беседовали. Увидев, что Птицын достал пачку, один из них, худой как палка, тут же засеменил в его сторону.

— Угостишь табачком, мил человек? — сказал мужик.

Птицын обернулся и грубо обронил:

— Свои нужно иметь.

Он хотел было уже войти в подъезд, как вдруг заметил метрах в двадцати от себя высокого мужчину в пальто и надвинутой на лоб кепке. Поняв, что его увидели, незнакомец резко свернул и ещё сильнее опустил голову. Птицын замер, насторожился. Рука тут же нащупала лежавший в кармане ТТ.

Что за дела? Получается, этот тип за ним следил, а когда его заметили, поспешил скрыться. Кто ж он такой? Может, просто показалось? Преследовать подозрительного незнакомца не имело смысла, потому как он уже исчез в арочном проёме. Бежать за ним… Так если догонишь — что ему предъявлять? Может, это один из парней Паши Кастета или сам Кастет? Да нет, Паша пошире в плечах и ростом пониже. Поспешно убежавший незнакомец показался Птицыну настоящим гигантом.

— Так что, не дашь? — раздался со стороны хрипловатый голосок.

— Чего? — протянул Птицын.

— Папироску, говорю, дай. Не жлобись, угости уж фронтовика табачком.

Птицын протянул ему пачку:

— Ну бери, раз своих нет.

Мужик тут же вытянул папиросу и склонил голову набок:

— А можно, две возьму? Ему вон тоже курить охота.

Второй был гораздо моложе. Он топтался с ноги на ногу, не решаясь подойти.

— Приятель тоже фронтовик? — Птицын достал из пачки вторую папиросу, но не отдал. — А ну скажи своему корешу, чтобы сюда подошёл.

Мужичок невольно отступил, покосился на руку Птицына, которую тот держал в кармане.

— Это зачем? — Мужик подался назад.

Птицын ухватил его за рукав:

— Скажи, чтоб шёл сюда.

Мужик уже испуганно смотрел на карман оперативника.

— Чё в кармане-то? Финку, поди, прячешь?

— Нет, не финку. Волына там у меня.

— Да ладно! Врёшь, поди!

Птицын хмыкнул, достал пистолет и поманил им молодого.

— Прости, земёля. Я ж ничего такого не сделал. Я ж не со зла! — простонал тощий. — Просто курить хочется. К тому же взять у меня тоже нечего.

— Сюда пусть идёт! — Птицын повысил голос.

Тощий поспешно поманил приятеля.

— Только не убивай, земеля! Не нужны нам твои папиросы.

Молодой, не отрывая взгляда от ТТ, медленно подошёл.

— Фамилия?! — рявкнул Птицын.

— Чё? — промямлил молодой.

— Фамилия твоя как?

— Голубкин… Голубкин моя фамилия. Пётр Голубкин.

— А твоя? — Птицын ткнул дулом в живот тощего.

— Тоже Голубкин, только Василий, а этот — брательник мой. Живём мы тут, в соседнем подъезде, — ответил тощий и нахмурил брови. — А ты что ж, мент, что ли?

— А что, похож?

— Вообще-то, похож, похож, а я уж было подумал… — Тощий вздохнул с облегчением.

— Чего подумал?

— Ну, что ты из этих… ну, тех, что магазины по ночам громят и прохожим карманы чистят. Если ты мент, то ладно.

— Ладно-неладно, поёшь уж больно складно! На уж, кури. — Птицын выпустил рукав тощего и протянул тому пачку.

Тощий вытащил вторую папиросу и протянул её молодому.

— Благодарствую!

— Того дылду, что за мной шёл, знаете? — Птицын достал из пачки папиросу себе и чиркнул спичкой.

— Того, что в арку сиганул? Первый раз вижу, — ответил тощий. — Не здешний он, мамой клянусь!

— Ты тоже не знаешь? — спросил Птицын второго. Мужик замотал головой.

— А ведь он следил за тобой. Точно следил, век воли не видать! — сказал тощий и стянул с головы шапку.

Птицын заметил на наколотые на пальцах перстни. Он ухватил мужика за кисть, притянул к себе, рассмотрел и только после этого отпустил.

— Фронтовик, говоришь?

— Ну, так… Фронтовик, а татушки по молодости сделал. По малолетке отсидел за хулиганку, а на фронте был. Ранение имею в живот — могу шрам показать, — гордо заявил тощий.

— Не надо мне твоих шрамов — верю, — усмехнулся Птицын. — Ладно уж, раз того длинного не знаете, топайте оба, но если наврали…

Оба мужика поспешно ретировались, а Птицын вошёл в подъезд и поднялся на третий этаж. Он постучал. Дверь открыла Лариса Янчина. В выцветшем халате и серых тапках, обутых на шерстяной носок. Волосы женщины были распущены, плечи покрывал вязаный платок.

— Вы? — Глаза Ларисы округлились. Она всегда обращалась к Птицыну только на «вы» и по имени-отчеству. Ещё с первого дня знакомства.

— Я… Войти можно? — Птицын снял кепку и пригладил волосы.

— Вообще-то… у меня ребёнок спит.

— Я ненадолго, просто хотел узнать, что да как, да проблемку одну обсудить. Можно? Я надолго не задержу.

Лариса обернулась, подумала пару секунд и сказала:

— Ну проходите, если так.

В квартире пахло пригоревшей кашей. Выкрашенные в зелёный цвет стены казались мрачными, в углу под самым потолком висела паутина. Птицын разулся, прошёл на кухню и присел на табурет. На верёвке под потолком висело стираное бельё. На столе рядом с самоваром стоял закопчённый примус.

Они помолчали. Птицын старался смотреть в сторону, но всё же искоса наблюдал за Ларисой. После смерти мужа она сильно изменилась. Под глазами появились синяки, лоб усыпало мелкими морщинками, но больше всего Птицына поразили глаза. Когда он впервые увидел Ларису на Женькиной свадьбе, куда был приглашён весь их отдел, невеста была настоящей красавицей. Её глаза, синие-синие, тогда светились как сапфиры, теперь же они выглядели блёклыми, словно подёрнулись молочной пеленой.

— Так что вы хотели узнать? — наконец спросила Лариса.

Птицын выпрямился, снова пригладил волосы рукой.

— Узнать хотел, как вы тут… поживаете. Не нужно ли чего, может, помощь какая требуется по хозяйству?

Лариса вздохнула и поправила съехавший платок.

— Нормально живём. Не хуже других. А помощь… какая уж там помощь? Я целыми днями на заводе у станка, а Ванечка с тёткой Груней, соседкой, сидит. А если по хозяйству, так сосед Семён Львович мне помогает: дровишек там порубить или прибить, приколотить что. — Лариса тяжело вздохнула. — Продуктов у нас хватает: на заводе мне помимо зарплаты молоко три раза в неделю дают и хлебную пайку. Только вот Ванечка молоко совсем не пьёт — ждёт, когда прокиснет, только простоквашу и ест.

— Мама, а кто там пришёл? — послышался из спальни детский голосок.

— Спи, сынок. Не пугайся, это Владимир Иванович пришёл, по делу.

Из спальни вышел пятилетний сынишка Янчина в пижаме и босиком. На мамку похож, только нос и губы Женькины, Птицын встал.

— Здравствуйте, — тихо сказал мальчик.

— Ваня! С ума сошёл? Простудишься! — Лариса перевела взгляд на Птицына. — Полы у нас холодные, а Ванечка недавно с воспалением лежал.

Мальчик тут же убежал в спальню и вскоре вернулся уже в носках и с деревянным пистолетом в руке.

— А я думал, это папка вернулся, — сказал малыш так трогательно, что у Птицына перехватило дух.

— Здравствуй, Ванечка. — Голос у Птицына дрогнул.

— А я вас помню: вы с папиной работы. Не знаете, когда он вернётся?

Птицын тревожно посмотрел на Ларису — та отвернулась и прикрыла ладонью рот. Птицын присел на корточки и обнял мальчика за плечи:

— Твой папа очень занят. Он бандитов ловить ушёл…

— Неправда! Мама сказала, что его на войну забрали. Он у нас теперь с немцами воюет. Только он скоро вернётся, когда всех врагов убьёт. Я бы тоже с папкой пошёл, но у меня пистолет не настоящий — игрушечный. — Ваня показал Птицыну пистолет. — Это мне папка сделал. Только я вам его в руки не дам. Папка сказал, что оружие никому отдавать нельзя, и разбрасывать тоже. Я когда вырасту, буду из него бандитов стрелять.

Птицын в отчаянии повернулся к Ларисе.

— Иди спать, сынок, — сказала женщина. — Поздно уже, а завтра вставать ни свет ни заря.

— Маме завтра на работу, — сказал Ваня, — а так бы я с вами ещё поболтал. Но это ничего, вы ещё приходите, только не так поздно.

— Приду, обязательно приду. Всех бандитов поймаю и приду. — Птицын с трудом сдерживал дрожь в голосе.

— Всех не надо. Мне оставьте! Я же, когда вырасту, тоже в милицию работать пойду…

— Ступай, ступай! В милицию он пойдёт… — Лариса аккуратно подошла и аккуратно подтолкнула сына к спальне.

— До свиданья, — сказал мальчик и исчез за дверью вместе с матерью.

Какое-то время Птицын находился в комнате один. Потом Лариса вернулась, теперь глаза её были красными.

— Не могу ему правду сказать. Пусть подрастёт немного.

— Понимаю. — Птицын поднялся. — Пойду я, пожалуй. Раз уж вам не нужно ничего…

— А проблемка?…

— Что?

— Вы говорили, что нужно проблемку какую-то обсудить.

— Ах да. — Птицын хлопнул себя по лбу. — Помните, там, на кладбище, когда я к вам подошёл…

— Помню. Вы поклялись убийцу Жени поймать.

— Так вот, теперь с этим проблемы возникли. — Птицын закусил губу, поморщился и выдохнул с силой. — Дело по банде… ну, той… короче, вы понимаете, у меня пока забрали. Теперь ими другой отдел занимается. Но вы не думайте: я от своих слов не отказываюсь. Просто я обещал, а тут… Одним словом, если те, другие, их не поймают, я обязательно сделаю это сам. Просто теперь быстро не получится.

— Зачем вы мне всё это говорите? — спросила Лариса строго.

— Просто… ну как вам сказать… Просто я же обещал.

— Не беспокойтесь. Мне всё равно, кто их поймает: вы или кто другой. Главное, чтобы убийца моего мужа больше никому не навредил. — Лариса вздохнула. — А теперь, если у вас всё… Мне завтра и впрямь очень рано вставать.

Птицын покивал головой, обулся, натянул кепку на лоб и вышел за дверь.

По дороге он старался не думать о Ларисе и её сыне, но чистые как стёклышки глаза мальчика волей-неволей всплывали перед ним. Птицыну повезло: он успел на последний трамвай и ехал, сидя на заднем кресле, почти один. Чтобы не думать о семье Янчина, он попытался восстановить то, что случилось во дворе. Те двое, похоже, и впрямь не знали того высокого. Кто же это мог быть? Может, кто-то из банды Кастета? А что, если Паше кто-нибудь про него сказал и тот решил поквитаться с Птицыным за вчерашнюю стрельбу и за Лерку.

Когда он открыл дверь своим ключом, то увидел, что на кухне горит свет. Надя вышла в коридор, её глаза сияли.

— Думала, что не придёшь. Всё хорошо? Есть будешь? Я сегодня на базаре рыбы купила. Вот, нажарила, тебя ждала.

На стене тикали часики, в квартире пахло жареной рыбой. Птицын только сейчас вспомнил, что со вчерашнего вечера ничего не ел. Он разделся и прошёл на кухню, но садиться не стал, а сразу подошёл к окну. Во дворе у припорошенных снежком кустов стояли двое: парень и девушка. Парень что-то говорил и жестикулировал. Девушка пританцовывала и часто-часто кивала.

Птицын собирался сесть за стол, как вдруг увидел в тени соседнего дома под козырьком подъезда высокого мужчину. Тот кутался в воротник, и Птицыну показалось, что мужчина смотрит в его сторону. Это, без сомнения, был тот же тип, которого он приметил возле дома Янчиных.

Надя нарезала хлеб. Несколько жареных карасиков уже лежало на тарелке.

— А ещё я гречки купила. Так что у тебя сегодня, можно сказать, праздничный ужин. Ой… — Надя спохватилась, бросилась к серванту и достала бутылку. — Вот, тут ещё осталось.

Она достала стопку и наполнила её «Столичной».

— Погоди малость. — Птицын бросился в коридор, сунул ноги в сапоги и так, без куртки, выбежал за дверь.

Он сбежал вниз по ступенькам, выбежал из подъезда как угорелый, чем, видимо, сильно озадачил влюблённую парочку, и бросился туда, где только что стоял его преследователь. Под козырьком подъезда уже никого не было. Лишь следы, как минимум сорок пятого размера, были отчётливо видны на свежем снегу.

Глава вторая, в которой московский гость интересуется, знают ли куйбышевские опера классику русской литературы

Подходя к Управлению, Антон чувствовал себя настоящим героем. Да и как же — ведь накануне он прошёл настоящее боевое крещение! Ну и что, что пуля Паши Кастета лишь ободрала кожу и не задела рёбер! Он провёл в больнице чуть больше суток, врачи требовали задержаться хотя бы ещё на пару дней, но он — лейтенант милиции Антон Трефилов — не согласился и потребовал немедленной выписки. Он настоящий оперативник, и пусть это знают все!

Подойдя к зданию, Антон остановился и огляделся по сторонам. Увидев сидевшую в «курилке» Веру Полянскую — делопроизводителя административного отдела, — Антон расправил плечи. Вера сидела склонив голову набок и что-то кидала расхаживающим вокруг скамейки голубям. На девушке была тщательно выглаженная гимнастёрка с двумя эмалевыми квадратами на красных петлицах. Свои соломенного цвета волосы Вера аккуратно убрала под синий берет, тонкую талию девушки стягивала совсем ещё новая портупея. Папироса в руке еле-еле дымилась. Вера была на пару лет старше Антона, не то чтобы совсем уж красавица, но всё же… Высокая грудь, открытый взгляд и круглое, как яблочко, личико с лучистыми синими глазками не могли не привлекать внимания большинства работников Управления — мужчин. Антон не был исключением.

У Антона был не слишком-то большой опыт в общении с девушками. Точнее, не было никакого. В школе он был так поглощён учёбой и тренировками — Антон с малых лет увлекался плаванием и даже имел разряд, — что на девушек у него просто не оставалось времени. Так говорил себе он сам, понимая, конечно же, что это было не так. На самом деле он понимал, что слишком робок, и поэтому, даже когда девчонки тонко намекали ему на свои симпатии, Антон отмахивался и всегда уходил с покрасневшими от стыда щеками. Поступив на службу в уголовный розыск, Антон для себя твёрдо решил, что теперь он станет смелее. Вера Полянская появилась весьма кстати. Антон решил, что непременно познакомится с девушкой поближе и для этого пригласит её на свидание. Однако с самого первого их знакомства Антон всё время откладывал это на потом.

Вспомнив о своём героическом ранении, молодой оперативник снял фуражку и пригладил волосы. Видя, что девушка грустит и выглядит довольно беспомощной, Антон решительно направился к ней.

— Здравствуйте, Вера. Что же вы такое делаете? Война идёт, а вы тут продукты переводите! Что это у вас? Хлеб? — сказал Антон строго и тут же понял, что сморозил чушь. Начинать-то нужно было совсем не с этого. Девушка даже не подняла голову.

— Это пшено, не хлеб. — Вера вынула из кармана пакет и бросила воркующим птицам очередную горсть.

Антон почувствовал, что его щёки наливаются румянцем. Он хотел уже развернуться и уйти, но вдруг Вера сказала:

— Вы садитесь, товарищ лейтенант, если нет папирос… — Девушка взяла лежавшую рядом с ней пачку и протянула Антону.

— Вообще-то, я не курю. Я думал, вы знаете.

— Я? — Вера сморщила носик и только теперь взглянула на Трефилова. — Знаю, что не курите?..

— Ну… мы же как-то с вами общались… точнее, вы как-то спросили у меня закурить, а я сказал, что не курю. Я же спортсмен.

— Вон оно что. — Девушка равнодушно бросила пачку на скамейку. — Забыла, наверное.

Антон было снова дёрнулся уйти, но, мгновение подумав, всё-таки сел на самый край скамейки.

— Курить не стану, но присяду с вами, если вы, конечно, не возражаете.

Вера усмехнулась и расправила плечи. Антон невольно уставился на натянувшуюся на высокой и упругой груди девушки гимнастёрку, задержал дыхание и, вдруг осознав, что делает, поспешно отвернулся.

— Значит, пшеном птичек подкармливаете, — сказал Антон, желая сказать хоть что-то. — Это, конечно, не хлеб, но всё же…

— Они же вон какие тоже голодные!. Воркуют. — Глядя на птиц, Вера впервые улыбнулась. — Понимаю, что война, народ голодает, но что же теперь делать? Птички — они ведь тоже божьи твари. Если не мы — люди, — то кто же их пожалеет?

— Ну, знаете ли, товарищ сержант! Вы же комсомолка, а про каких-то там божьих тварей рассказываете! — вспылил Антон и снова пожалел о сказанном, мгновение помолчал и упрямо продолжил: — Все же знают, что никакого бога нет. Всё это суеверие и бабкины сказки!

Девушка посмотрела на Антона с недоумением.

— Знаете что, товарищ лейтенант, шли бы вы со своей философией!

Антон тут же обиженно пробурчал:

— А что? Между прочим, и Ленин, и Маркс писали, что религия придумана для одурманивания народа.

Вера отвернулась. Какое-то время молчала, потом, глубоко затянувшись папиросой, с силой выпустила дым и с внезапным напряжением повернулась к Антону. Теперь она не выглядела беспомощной, Антон поморщился.

— Бог — это любовь… вера и надежда, — быстро заговорила Вера — Бог — он в сердце, вот оно как. Поэтому и голубей любить нужно, и кошек, и собак — короче, всех живых тварей, какие только есть на свете, ну… и людей, само собой. Любить нужно — тогда мы с вами и будем на ступень выше этих голубей. Вот в какого бога я верю и комсомолкой при этом остаюсь.

Антон поднялся, сжал кулаки и приглушёно процедил:

— Ну и любите своих птичек, раз вы их наравне с людьми считаете! Разве можно этих, — Антон указал на голубей, — с людьми сравнивать? Рядом с вами пули свистят, люди гибнут, а вы…

— Дурак ты!

Антон не поверил своим ушам.

— Ну, знаете ли, товарищ сержант…

Девушка швырнула в урну погасшую папиросу и достала из пачки ещё одну. Потом долго рылась в кармане, вынула оттуда смятый носовой платок, маленькое зеркальце и пару завёрнутых в бумагу кубиков сахара. Наконец она нашла то, что искала. Помятая бензиновая зажигалка долго не хотела давать огня. Наконец огонёк появился, и Вера выдохнула в сторону собеседника густую порцию дыма. Антон закашлялся. Не так. Всё не так. Зачем он вообще к ней подошёл? Видно же было, что девушка не в настроении. Но тут Вера вдруг беззвучно рассмеялась.

— Хочешь? — Она протянула Антону рафинад. Тот опешил.

— Я сладкое не люблю, — процедил Антон и сел.

— Гляньте-ка: не курит, сладкое не ест. Может, тебе ещё и девушки не нравятся?

Антон снова почувствовал, как кровь приливает к щекам.

— Девушки мне нравятся, только не все. А сладкое не ем, потому что зубы берегу. А от дыма меня вообще воротит. Как вы все курите? У меня ни отец, ни мать в жизни папирос в руках не держали. Не держали и мне наказывали.

Вера тут же и сострила:

— Мамочку нужно слушаться!

— Нужно. Что же в этом плохого?

Вера вдруг снова сникла, пригладила волосы.

— А у меня вот не было мамочки — детдомовская я. У нас многие девчонки курили, а уж мальчишки… Так почитай все. А я курить только после школы начала, когда меня по распределению на курсы отправили. Учиться на швею-мотористку. Повстречала там одного… — Вера задумчиво посмотрела на голубей и высыпала им остатки пшена. — С тех пор и курю, и сладенькое люблю… ну и, скажу по секрету, водочки могу хряпнуть.

— Не знал, что вы из детдома, — всё ещё немного обиженным голосом проворчал Антон.

— Родителей моих ещё в Гражданскую не стало. Я их и не помню совсем. Помню детдом, потом курсы эти, пару лет уже здесь, в Куйбышеве, на ткацкой фабрике работала, но не для меня это. Хотелось самой свою жизнь выстраивать, а не по разнарядке. Понимаешь? — Антон кивнул, а Вера продолжала: — Пришла вот в местное отделение кадров и прямо так, с порога, попросилась. А у вас тут как раз делопроизводитель был нужен. Повезло как, представь?

— Да уж, повезло.

— Ну, как-то так всё, — сказала Вера и вдруг игриво улыбнулась. — Так какие, говоришь, девушки тебе нравятся?

— Чего? — Антон вздрогнул.

— Ты говорил, что тебе девушки нравятся. Только не все. Так каких любишь? Уж поди не таких, как я? Тебе, наверное, правильных подавай… идейных. А я-то?.. Хоть и комсомолка вроде, а в Бога верую.

Антон поджал губы. Сказать, что именно Вера ему и нравится, поначалу не поворачивался язык.

— Разные нравятся. Ну и такие как ты — тоже. Такие как ты особенно… Красивые.

Вера рассмеялась и игриво склонила головку набок.

— Значит, по-твоему, я красивая?

Чувствуя, что снова краснеет, Антон резко встал.

— Ладно, заболтался я тут с вами, Вера Алексеевна. Мне ж на доклад пора. К начальнику нужно — доложить, что меня выписали.

— Откуда выписали?

— Из больницы.

— Ну-ну? Что же это с вами случилось? Простудились, наверное.

Антон словно почувствовал прилив сил. Он нацепил фуражку, расправил плечи и, словно между прочим, сказал:

— Да нет. Просто мы тут на днях на Кастерина охоту вели. Пашу Кастета — думаю, вы про него знаете…

Вера насторожилась.

— Знаю. Про него вся Безымянка только и судачит.

— Так вот, я тут с Кастетом лоб в лоб столкнулся — ну и зацепил он меня… из нагана.

— Ранил?

Антон высокомерно хмыкнул:

— Царапина! Врачи, правда, хотели меня ещё подержать, но кто же тогда Кастерина ловить станет, если все по госпиталям да по лазаретам разбегутся?

— Постой… Ты же у нас в первом оперативном? — Вера вдруг вся напряглась.

— В первом оперативном.

— У Птицына?

— У него.

— Постой. Так это когда же было? Когда вы на Кастерина охотились?

Антон удивился: отчего вдруг такой интерес? Ему это показалось, или Вера немного побледнела?

— Так позавчера, — сказал он, нахмурившись.

— А Птицын?

— Что Птицын? — не понял Антон.

— Птицын с тобой был, когда вы Кастета ловили?

— Куда ж без него? Он у нас, сама знаешь, всегда впереди — такого дела он бы не пропустил. Да и к Пашке у него теперь особый интерес. Слышала же, что они Ян- чина того…

Вера схватила Антона за рукав и резко потянула на себя:

— Что с Птицыным? Он не ранен?

Антон надул губы и резко выкрикнул:

— Жив твой Птицын! Чего с ним станется?

Антон повернулся и быстро зашагал к крыльцу Управления.

Когда Трефилов входил в кабинет Птицына, настроение его уже нельзя было назвать радужным. Он подошёл к столу, за которым сидел Птицын, налил из графина воды, выпил залпом и процедил:

— Здравия желаю, товарищ капитан!

Птицын, не отрываясь от бумаг, кивнул и указал на стул. Серая кепка начальника лежала рядом; прямо на столе в переполненной пепельнице дымилась недокуренная папироса. На носу у Птицына были нацеплены очки — в них Птицын всегда напоминал Антону его курсового профессора из школы милиции. Очки Птицын надевал редко — зрение у него было о-го-го. Кравец как-то сказал Антону по секрету, что очки их начальник надевает лишь для того, чтобы выглядеть занятым и чтобы его попросту не доставали. И чего только в нём женщины находят? С первой женой развёлся, зато вторая в нём души не чает! Вон и Полянская туда же!

Напротив Птицына, ссутулившись, сидел полный мужчина в военной форме и ковырял уголком металлической линейки ногти на руке. «Смешной тип, — подумал Антон. — Лысина до затылка, нос картошкой, а губы такие, словно их обладатель побывал на пасеке в период неумелого окуривания: толстые и мясистые, словно перезрелый томат. Ни петлиц, ни нарукавных знаков. Может, дезертира поймали — тогда почему он у нас? Хотя для арестованного ведёт себя спокойно, да и поза уж больно простецкая».

— Явился, наш сердобольный защитник женщин! — сказал Птицын. — Ну садись. Залатал, смотрю, прореху свою. Молодец! А раз явился и здоров, то поручение у меня к тебе.

Антон поджал губы. Ни как здоровье, ни как дела…

— Вообще-то, меня не хотели отпускать, — обиженно буркнул Антон. — Рана вон… кровит ещё.

— Покровит и перестанет. Не боись.

Птицын продолжил чтение, Антон прошёл в самый угол и опустился на кожаный диванчик. Когда прошло несколько минут, он не выдержал и спросил:

— А что за поручение? Неужели Кастет нарисовался? Мне Воронцов сказал, что вы Лыскину арестовали. Чего поёт?

Птицын хмыкнул, послюнявил палец и перевернул страничку толстенного дела, которое лежало перед ним.

— Про Пашу забудь — им теперь корниловские занимаются. Я ему все дела уже передал, а нам вот наш отец-начальник новое дельце подкинул.

Антон аж подскочил.

— Да ладно вам, товарищ капитан… шуточки у вас, знаете ли! Мы же эту гниду столько пасли, а теперь в сторону?

— По этому вопросу не ко мне, а вот… — Птицын указал на лысенького незнакомца.

Старается выглядеть беззаботно, а кулачки-то сжал! Антон недоумевал. Видит, что недоволен его начальник таким поворотом. Оно и понятно.

— Это вовсе не шуточки, Антон Юрьевич, — наконец заговорил незнакомец. — Вашему отделу поручено выполнение особо секретного задания, поэтому про Кастета и его дружков на время забудьте.

Антон посмотрел на Птицына.

— Это наш гость из Москвы, а точнее — не просто гость, а наш новый непосредственный начальник, — продолжал тот. — Кирилл Петрович Фирсов, первый отдел НКВД СССР.

Толстяк замахал руками.

— Что вы… Какое там «начальник»! Просто куратор данного мероприятия, и не более того. Руководить всем будет, конечно же, Владимир Иванович — у него связи, знание, опыт, — а я уж так…

Антон нахмурил брови, судорожно восстанавливая знания, полученные в школе милиции. Первый отдел, если память ему не изменяет, занимается обеспечением безопасности членов партии и правительства. При чём тут тогда куйбышевская милиция?

— Мы что, теперь охраной больших шишек из Москвы заниматься будем? Почему мы?

Гость из Москвы тихонько рассмеялся забавным смешком, напоминающим тихое похрюкивание.

— Не переживайте, Антон Юрьевич, — сказал москвич. — Просто, поскольку дело важное, к его выполнению привлечены разные подразделения. Тут такое дело… замешана немецкая разведка. Понимаете?

— Во-во, тут всё очень серьёзно! — язвительно вставил Птицын, наконец-то оторвавшись от бумаг. — Мы же здесь так, мелочёвкой промышляем, а тут настоящие диверсанты нагрянуть должны! Откуда только они здесь возьмутся, в такой дали от линии фронта? У нас же противовоздушная оборона слабенькая — сплошные дыры! Вот немцы про то узнали и к нам в Куйбышев заявиться решили. Так что вот тебе, Антошка, шанс отличиться!

Московский гость, точно не заметив иронии в словах Птицына, продолжал:

— По этому делу в Самару направлена целая группа лиц. Моя задача — наладить взаимодействие с вашим управлением и использовать все возможные средства для поимки немецких диверсантов.

Антон встал. Если москвич не шутит насчёт разоблачения и поимки — это же действительно хорошая возможность отличиться!

— А вы, товарищ… — обратился к москвичу Антон, — простите, позабыл, какое у вас звание.

Гость махнул рукой.

— Да полно вам, Антон Юрьевич, давайте без этих формальностей! Зовут меня Фирсов Кирилл Петрович. Легко запомнить: как помещика Троекурова? Пушкина, надеюсь, читали?

— Читал- и «Дубровского», и «Капитанскую дочку».

Антон подошёл ближе к столу и спросил с запалом:

— А что нам нужно будет делать? Какое будет для меня поручение?

— Сядьте, товарищ Трефилов, — усмехнулся Птицын.

— Разошёлся! Сейчас пойдёшь к своему ухарю с базара и дашь ему вот эти фото. Это самый главный фриц, его найти нужно. Васин и Корниенко уже работают, Стёпа Кравец, разумеется, тоже в деле. Только ты один у нас пока прохлаждаешься.

— Не по своей воле, — процедил Антон.

Он взял лежавшие на столе фотографии — на них был изображён мужчина в строгом тёмном костюме. Птицын захлопнул папку и убрал в сейф.

— А вам, Кирилла Петрович, неплохо бы знать, что город наш называется Куйбышевом! Куйбышев — не Самара! Ещё в тридцать пятом переименовали. — Птицын подошёл к окну, приоткрыл форточку и полез за папиросами. Когда он выпустил первый клуб дыма, он обернулся. — Ты ещё здесь, Трефилов?

Антон сунул снимки за пазуху и вышел из кабинета. Он спустился по лестнице и вышел из здания. В курилке сидело несколько сотрудников. Антон узнал их: двое из дежурки, третий — следователь. Веры Полянской среди них не было. Антон вздохнул и с поникшей головой побрёл на трамвайную остановку.

Антона переполняли противоречивые чувства. С одной стороны, он теперь принимает участие в поиске самых настоящих немецких диверсантов (не об этом ли он мечтал, стремясь попасть на фронт, чтобы вести настоящую борьбу с настоящим врагом?), а с другой, он понимал, что им придётся бросить начатое дело, не доведя его до конца. Если корниловские поймают Пашу, вся слава достанется им, да и поймают ли вообще? Смущало Антона и отношение к происходящему Птицына. Вон он как шипел, да на москвича всё время косился! Оно и не мудрено: под контролем такого чудика работать — не самое приятное дело. С такими мыслями Антон добирался до улицы Фрунзе; дорога заняла почти час. О Вере Полянской он старался больше не думать.

Когда трамвай свернул на Пионерскую, Антон прямо на ходу соскочил с подножки и двинулся в сторону общественных бань. Ветер крепчал, и ноябрьский морозец слегка прихватывал уши, забирался под воротник. Антон шмыгал носом, то и дело тёр вязаной перчаткой слезящиеся от ветра глаза. Щёки его раскраснелись, Антон облизывал обветрившиеся губы. Где-то там глубоко в душе молодой опер жалел, что оделся слишком легко: надел кожаную куртку вместо ватника, а вместо ушанки — фуражку с длинным выгнутым козырьком. Накануне тётя Зина связала ему толстый шарф из козьей шерсти, но Антон так ни разу его и не надел. В этом шарфе он больше походил на бедолагу из сиротского приюта на улице Крайней, а никак не на лейтенанта уголовного розыска. Антон кутался в воротник, одновременно придерживая рукой подмышечную кобуру, в которой лежал недавно полученный в оружейке табельный наган.

Птицын частенько ругал Антона за то, что тот одевается слишком броско. «Настоящий опер должен выглядеть скромно, быть незаметным как мышь, — говорил начальник, — а ты рядишься как сенегальский попка! Сколько раз тебе говорить: подогни крылышки и не отсвечивай!» Но Антон упорно не желал носить ватник, а меховым шапкам и толстым кепкам всегда предпочитал лёгкие фуражки армейского образца.

Уже порядком закоченевший Антон подходил к барахолке, на которой надеялся отыскать своего единственного пока что осведомителя — Игорька Савина.

Игорь Савин носил забавную кличку Кружечка. Видимо, так его прозвали из-за того, что когда-то, ещё мальцом, стоял он у торговых рядов на Троицком рынке с алюминиевой кружкой, жалобно завывал протяжные песняки и просил милостыню. Но потом Игорёк подрос. Вместе с двумя приятелями как-то он был взят с поличным на квартирной краже. Игорька взяли не на самой квартире. Он просто стоял на шухере и при появлении милиции принялся орать на чём свет стоит, предупреждая своих. Тем не менее гражданин Савин мог получить за сие деяние реальный срок, но, не имея никаких документов, он стал уверять милиционеров, что он малолетка. Игорёк напирал на жалость и плакался, ещё говорил, что он сирота. Для своих лет Игорёк был рослым и крепким парнем, и по законам военного времени никто бы с ним церемониться не стал. Однако Антон Трефилов, тогда ещё младший лейтенант, пожалел бедолагу. Он не поленился и отправил запрос в Саратовский детский дом, откуда получил ответ, подтверждающий, что Игорь Савин действительно когда-то был воспитанником дома-интерната, и ему на момент совершения преступления действительно было тринадцать лет.

Теперь речи об отсидке не шло. Кружечку могли бы отправить в детский дом, откуда он сбежал, но пока ходил запрос, воришке стукнуло четырнадцать. Поэтому в Саратов его отправлять не стали, а пристроили работать в домоуправляющую компанию дворником. Кружечка работать особо не хотел, потому вскоре и был уволен. И след его вроде бы как затерялся, но однажды Антон встретил старого знакомого на базаре. Тот торговал одновременно папиросами и одеждой: мужскими носками, перчатками и женским нижним бельём.

Тогда Антон подошёл к Игорьку и поинтересовался, откуда тот берёт товар. Игорёк сделал невинное лицо и поклялся, что товар не ворованный. Он отвёл Антона к барыге-перекупщику, и тот подтвердил, что Кружечка за процент распространяет его товар. Антон мог бы привлечь и спекулянта, но Игорёк снова взмолился: «Жить-то как-то надо, товарищ дорогой! Не торговать — так что же, снова на паперти стоять, или ещё хуже того — домушничать? Так я же с тех пор ни- ни, на криминал не подписываюсь! Вам, как грица, спасибочки за сие деяние! Благодаря вам лишь по воле хожу. Я же не тварь позорная — добро не забываю. Кстати, за эту самую доброту вашу, гражданин хороший, могу наколочку дать. — Игорёк поднёс сжатые пальцы к губам. — М-м-ма, загляденьице! Такая наколочка, что не пожалеете».

Антон решил, что он, как реальный оперативник, не станет арестовывать Игорька и его барыгу за спекуляцию. Не стоит связываться с мелочёвкой, а вот ради реального дела…

На следующий день куйбышевские опера накрыли подпольный склад, где торговали ворованными консервами и сырками. Антон был горд собой, хотя и понимал, что, скорее всего, Игорёк его руками просто устранил конкурентов. С тех пор он считал Кружечку своим осведомителем, хотя пока ни разу не обращался к нему за помощью. Сейчас, когда дело касалось немецких диверсантов, Антон наконец-то решил обратиться к своему единственному информатору.

Когда Антон подошёл к торговым рядам, ему в нос ударил запах свежевыпеченного хлеба. Антон нахмурился. Полстраны голодает, а эти свежую выпечку на базар несут, сволочи!

Кружечку он нашёл во втором ряду, среди торговок поношенным барахлом, прошёл мимо, многозначительно кивнул и встал в сторонке. Игорёк как ни в чём не бывало продолжал нахваливать напомаженной дамочке в кашемировом пальто и шляпке с огромным красным бантом на боку свой «первосортный товар» — модную сумочку из свинячьей кожи, с золотыми пряжками и замочком-вертушкой. Спустя минут десять, когда барышня наконец-то решилась, отдала молодому торговцу несколько купюр и победоносно удалилась с новой вещицей на плече, Игорёк, подняв воротник, прошёл мимо Антона и указал глазами на выход.

Через десять минут они сидели вдвоём в маленькой беседке, заваленной листьями и окурками от папирос. Игорёк курил, Антон нервно поглядывал по сторонам.



— Прикидик у тебя, дядя Тоша… — Игорёк презрительно фыркнул. — Курточка, фуражка… за версту видно, что ты мент! Ни дать ни взять.

И этот туда же! Да сдался им всем его прикид!

— Я тебя не для того позвал, чтобы наряды мои обсуждать. Хотя по нарядам ты у нас мастак, а я так… и кстати, — Антон нахмурился, — не зови меня дядей Тошей. Понял?

Игорёк манерно замахал руками.

— Понял, понял, чего ж не понять? Слушаюсь, гражданин начальник! — Игорёк нарочно сказал это громко. — Или лучше так точно, гражданин лейтенант!

— Да заткнись же ты! — цыкнул Антон. — Люди же кругом, а у нас с тобой… ну, это… Оперативная встреча.

— Так я и говорю, дядя Тоша! На кой ляд ты сюда в таком наряде припёрся! Я же не фраер, у меня репутация, а ты… Спалить меня хочешь — так тогда какой тебе от меня будет прок? Тут на базаре за каждым по сотне зенок зырят. Решат местные, что я ментам стучу, и… — Игорёк полоснул большим пальцем по горлу, — того, порешат на раз. Я те без шуток это говорю, тут к бабушке не ходи!

Антон сжал кулаки и снова огляделся.

— Да не видел же нас с тобой никто! Я мимо прошёл, а тут никого нет. Чего тебе бояться?

— Да дядь Тош! Вот ты прикололся. Не видят… мимо прошёл. Когда увидят, поздно будет. Вмиг кегли переломают, а то и того хуже…

— Да не зови ты меня дядей Тошей — за кого ты меня принимаешь, — и начальником не зови… и лейтенантом!

Игорёк смачно затянулся, выдохнул и прищурился, потому что дым попал ему в глаза.

— А как же звать-то тебя, господин хороший?

— Антоном Юрьевичем зови, ну… или просто Антоном. Я ведь не намного уж и старше тебя. Всего-то на восемь лет. — Сказав это, Антон распрямился.

Игорёк сплюнул, достал из кармана здоровенные часы на цепочке, щёлкнул крышкой и посмотрел на время.

— Ладно, Антон Юрьевич, раз уж ты у нас старше, — сказал Кружечка язвительно, — буду по отчеству тебя величать. Вот, время тикает. Говори, чего надо, а то у меня дел выше крыши. Мне мой барыга, если положенного не наторгую, деньгу урежет. Пришёл — так поторопись, смогу чем помочь — помогу, а то сидеть, трындеть да препираться не в моих интересах.

Антон снова огляделся по сторонам и достал из кармана фотографию, полученную от Птицына.

— Вот. Человека этого нужно отыскать. Очень важная птица. Поможешь?

Кружечка взглянул мельком и отвернулся, закуривая очередную папиросу.

— Человека ему отыскать! Важная птица! Да я и сам вижу, что не фраер это. Клифт на нём козырный, рубашечка, галстук. Кто это? Холёный какой, на мархави-хераб похож. Что? Нет? Ну, тогда, значит, альфонс.

Антон пригнулся к Игорьку и прошептал в самое ухо:

— Не вор это, и уж тем более не альфонс. Немец он, немецкий диверсант. Поэтому поймать его нужно во что бы то ни стало. Диверсию они планируют. Какую?

Сказать не могу. Этот человек должен в город явиться, осесть где-то, а потом… — Антон выдохнул. — Ну что, поможешь?

Игорёк тут же поменялся в лице.

— Диверсант, говоришь? Немец? А ну… — Парень выхватил фотографию из пальцев Антона и принялся внимательно разглядывать.

— Майор вермахта. Только не в пиджачке он явно прибудет. Будет или в чём-то простеньком, или, наоборот, в форме военной — скорее всего, под энкавэдэшника вырядится. Может, в гриме будет: усы там накладные, борода, очки, — затараторил Антон. — Ты не переживай, фотокарточку я эту тебе оставлю, и не одну. — Трефилов достал из нагрудного кармана ещё несколько снимков. — Вот, бери. Раздашь там кому следует — может, из твоих приятелей кто его засечёт. Он, возможно, квартиру искать будет (если, конечно, у них уже всё заранее не приготовлено). Немало ведь у нас тех, кто для немцев уже хлеб да соль приготовил. Вот они диверсантам могут и квартирку подготовить, и тёплый приём.

Игорёк сунул все фото в карман, загасил окурок и смачно сплюнул.

— Ладно базарить! Обещать ничего не буду, но что могу, сделаю. Раз фашист это — так уж я расстараюсь! Не очкуй, Антон Юрич, пошукаю где нужно, людишек припрягу. А он точно сюда заявится?

Антон облегчённо вздохнул.

— Должен. Такие у нас данные. Найти их нужно. Непременно найти, не то… не то большая беда будет-ты уж, Игорёк, не подведи.

Кружечка встал, натянул на лоб кепку и высморкался в пальцы.

— Что смогу — сделаю. Как будет что — сам тебя найду. Ты сюда больше не приходи. Не отсвечивай, короче. Есть у меня ребятки, что квартирными вопросами занимаются. Поспрошаю у них, фотокарточки твои им покажу. Немчуру эту сыщем, коль явится! Я ж их, скотов… Эх, ладно, дядя Тоша.

— Игорёк хлопнул Антона по плечу, и на его лице появилась улыбка с прищуром. — Бывай, короче. Если уж я его не найду…

Антон вздрогнул.

— Что тогда?

Игорёк рассмеялся и двинулся в сторону торговых рядов.

— Значит, нет его в Куйбышеве — вот что! Не добрался, значит.

Глава третья, в которой Стёпа Кравец просит одол- женияу фармазонщика, форточника и карманницы

Когда Степан Маркович открыл дверь, над головой у него звякнул колокольчик. Мужчина спустился в подвал и оказался в тесной, но довольно уютной комнатке с массивным столом, стоявшим в дальнем углу, парой резных табуретов (вне всякого сомнения — раритетных) и каким-то блёклым пейзажем в золочёной рамке. Рядом с пейзажем на стене висели массивные часы из морёного дуба с маятником и маленькими гирьками. На столе лежали потемневшая от времени трубка, шкатулка с бижутерией и щипчики из нержавеющей стали. Хозяин квартирки Исай Михайлович Фридман — морщинистый старик с красноватыми глазищами и узким, покрытым щетиной подбородком — сидел за столом и листал какую-то толстую книгу с пожелтевшими страницами. Свои очки с круглыми линзами он держал в руке и смотрел сквозь них, точно через лупу. Увидев вошедшего оперативника, старик подскочил и одарил гостя довольно пылкой тирадой:

— Стёпочка! Степан Маркович! Здравствуйте, милейший, какими-таки это судьбами… вы, да в нашем захолустье? Как поживает ваша супруга, дражайшая Роза Яковлевна? Надеюсь, здорова. Проходите, проходите, любезный!

Старик вышел из-за стола, пожал протянутую ладонь обеими руками и пригласил гостя к столу. Кравец сдержал улыбку и присел на один из табуретов.

— Чрезвычайно рад нашей встрече, ну очень!.. Очень рад, — продолжал сыпать любезностями хозяин.

— Рад, как раввин свиному окороку? — сказал Кравец с ухмылкой. — Нормально поживает Роза Яковлевна, и не говори, что у тебя для такого случая как раз припасены прекрасные золотые сёрёжки, или цепочка, или… что ты там в прошлый раз пытался мне всучить, и почти задаром!

— Стёпочка, я вас умоляю! Не расстраивайте мне нервы, иначе проклятущий инфаркт снова нагрянет в гости к бедному Фридману! Вы же не можете отрицать, шо я вас так сильно уважаю, так уважаю… как любой еврей уважает деньги! Уважаю как своего старого друга, благодетеля и просто милейшего человека! А как ваши детки — надеюсь, здоровы? Эх, детки наши, детки…

Кравец нахмурился.

— Детки мои сейчас страну защищают, причём оба. А вот твой сынок, я слышал, снова фармазонит[2] на Челышовской. Видели его там наши, и не спорь! С поличным его пока не взяли, но всему своё время. С сынком твоим Лёвушкой ежели встретимся, у нас разговор короткий будет.

— Да что ты? Что ты, Стёпочка, такое говоришь? — замахал руками Фридман.

— А то и говорю: коль ты за старое опять взялся, то не взыщи — больше тебя покрывать не стану. А уж тем бо- лее сынка твоего, особенно если узнаю, что он с бандой Кастета связан.

Фридман едва не выронил трубку изо рта, глаза его заслезились.

— Да полно, Степан Маркович! Я же Лёвчику своему строго-настрого наказывал к воровским делам не касаться! Да чтоб я его позабыл, как я вас помню! Не может мой Лёвчик с кастетовскими путаться. О себе я уж и вовсе молчу. Не берусь более за старое. Весь товар мой чистый. Мамой клянусь!

Кравец встал и взял лежавшую перед стариком книгу.

— Ну и что тут у тебя? Ух ты, какие строчки меленькие! Пишешь всё да пишешь.

— Так кредиторы всё это, Степан Маркович! Ежели их в книгу не заносить, так и не упомнишь о них. А стекляшки я больше за брюлики не выдаю. Тут у меня всё честь по чести.

Кравец захлопнул книгу и склонился над столом.

— Ладно, поверю тебе на слово. Пока тебя за руку не ловил — так торгуй своим добром, чёрт с тобой! Вот только детишек наших с тобой в один рядок не ставь! Мои сыновья сейчас на передовой, и мне об этом вспоминать не хочется. Непросто им сейчас, так что давай поменьше пустой болтовни и перейдём к делу.

Фридман прикрыл ладошкой рот, потом вернулся за стол и принялся раскуривать трубку.

— Что ж, Степан Маркович, то, что вы человек деловой, я знаю на полном серьёзе. Раз уж вы не желаете про деток и не хотите приобрести подарочек для Розы Яковлевны, давайте обсудим вашу проблему. — Фридман усмехнулся, выпуская тонкую струйку дыма. — Ведь как у нас говорят? Если проблему можно решить за деньги, то это не проблема, это расходы.

Степан Маркович сунул руку за пазуху и извлёк оттуда несколько фотографий.

— Вот, смотри и запоминай. Этого типа нужно найти во что бы то ни стало. Так что привлекай всех своих; фотокарточки я тебе оставлю. Его комендатурские и энкавэдэшники уже ищут… ну, и мы теперь тоже.

Фридман взял одну из фотографий, поднёс к носу свои очки и несколько минут разглядывал лицо на фото.

— Занимательный мужчина! Судя по подбородку и тонким губам — кремень! Думаю, что немногословен… сюртук на нём недешёвый. — Фридман вытянул руку, посмотрел на фото издали и снова поднёс к самому носу.

— Ты его, словно бриллиант краденый, рассматриваешь, — усмехнулся Кравец.

— За бриллиант можно пятерик схлопотать, а за такой вот камушек — проще простого дырку в жилете.

Кто ж таков? Глазки у него злые, очень злые, прямо жуть! Меня от одного взгляда мурашки посетили. Я вам, дорогой Степан Маркович, имею вот что сказать. Не думаю, что смогу вам помочь с такими поисками, — он явно не из воров. Это убийца — я таких сразу распознаю. Опасаюсь я, что если подобный экземпляр прознает, что я на него охоту открыл — вы же мне советуете всем сие растрезвонить, — у меня могут возникнуть сложности. Подобные типы не любят, когда людишки, подобные мне, проявляют к ним интерес. Я же вам не сыскное бюро, а моя квартирка не бюро находок. Увольте, милейший Степан Маркович! И не стоит меня уговаривать — я ни за что не соглашусь! Жизнь — она, как говорится, одна. А если рот не раскрывать, то и муха в него не влетит. Так что…

Кравец встал, его лицо стало жёстким.

— Ты, видимо, не понял, Фридман. Это не просьба, это приказ. Сказано тебе искать — значит, будешь искать. Всех своих привлечёшь. Торгашей, поставщиков, тех особенно, кто с жильём связан. Квартиры да комнатки сдаёт и всё такое прочее. Найдёшь мне его как миленький, а не найдёшь…

— Что же вы мне тогда сделаете, милейший?

— Тебе ничего, а вот кому шепну по секрету — например, Лёньке Ростику. Расскажу ему, кто его сынка- убийцу под расстрельную статью подвёл. Или Женьке

Саратовскому подскажу, где ему человечка искать, который его братца-провокатора энкавэдэшникам сдал.

Фридман стал белее белого. Он сначала нацепил на нос очки, потом снял их и положил на стол, потом снова нацепил и снова принялся рассматривать принесённые Кравцом фотографии.

Зачем же вы так со мной, Степан Маркович? Вы ж меня без ножа… Вы ж меня так с ходу, да за причинные места! Ой-ой-ой! Да как же вы так можете со мной?! Мы же ж с вами почти что приятели, а вы…

— Времена нынче сложные, гражданин Фридман. Немцы к Москве рвутся. Так что любую информацию по этому человеку докладывать лично мне и немедленно. Мне… ну, или Птицыну.

Фридман поморщился и язвительно прошепелявил:

— Лучше уж тогда вам. К Птицыну я вашему больше не ногой — премерзкий тип, терпеть его ненавижу!

— Чего это? — хохотнул Кравец.

Фридман тут же раскурил потухшую трубку и задымил так, что всю комнату вскоре заволокло дымом.

— Потому что не Птицын он, а Зверев, — сказал старик пискляво. — Хуже зверя лютого начальник ваш! Это вы, Степан Маркович, со мной слова говорите, а этот… Он как меня увидит, да как зыркнет! Уххх…

— Да ладно тебе, Исай Михайлович! Никакой Птицын не зверь. Строгий? Это да, а так… Ладно, не хочешь с Птицыным дела иметь — тогда только мне будешь докладывать, но этого мне отыщешь. Не бойся, не вор это — немец. Майор вермахта. Его вместе с группой диверсантов немцы к нам в тыл забросить хотят. Будет он не один — будут с ним помощники. Где они остановятся, неизвестно. Будут себе жильё искать, будут взрывчатку готовить, ну ты понимаешь.

Глаза Исая Михайловича округлились. Он снова поднёс к глазам фото:

— Немец, говорите? Это же совсем меняет дело! А что ж за каверзу-то они замышляют?

Кравец отошёл от стола и сказал:

— Про то, зачем они здесь, я тебе не скажу, но кое-что поведаю. Зовут этого красавца Ральф Краузе. Майор вермахта, отдельный батальон специального назначения «Бранденбург-800», говорят, что сам адмирал Канарис этих волчар отбирал. Лучшие они у немцев, понимаешь? А вот этот… — Кравец ткнул пальцем в фотокарточку. — Даже среди них самый-самый. Настоящий ас! Так что скрывать не стану: не ошибся ты насчёт того, что он убийца. — Фридман положил фото на стол, Кравец продолжал: — Будет с ними русский один, позывной у него «Имитатор». Что за птица и зачем его к нам послали, даже в главном штабе не знают. Вот такие дела.

— Не знают?

— В главном штабе не знают, а бедный Фридман должен узнать! Да за кого ж вы меня принимаете? Разве ж такое под силу старому еврею? А что же ваша госбезопасность — они-то куда смотрят?

— Куда надо, гражданин Фридман, туда и смотрят. Поэтому, если не хочешь, чтобы они в твою сторону смотрели, рой землю, но красавца этого мне найди! — Сказав это, Кравец покинул старого еврея.

Во дворе было развешано бельё, из окна второго этажа доносилась приглушённая музыка, а из соседнего окна раздавался детский плач. Степан Маркович обогнул огромную лужу, перепрыгнул через вторую и едва не угодил в кучу собачьего дерьма. Он выругался, прошёл мимо косматой псины, которая лежала на пыльном коврике у лестницы и даже не подняла головы при виде чужака. Кравец прошёл вдоль оградки и поднял голову. Над крышей второго этажа красовалась довольно громоздкая клетка, сделанная из трёхслойной фанеры и обтянутая металлической сеткой. Высоко в небе кружила стайка голубей, ещё с десяток птиц сидели на жёрдочках в клетке и, по-видимому, спали. На крыше, прямо рядом с голубятней, сидели трое: рослый парень лет четырнадцати в фуфайке и цветастой тюбетейке, конопатая девчонка в сиреневом платке и сутулый старик с висевшей на шее культёй. Парень и старик-калека курили папиросы, а девчушка грызла семечки, увлечённо что-то рассказывала и то и дело задирала голову, очевидно, любуясь на круживших в небе птиц.

Кравец сунул два пальца в рот и пронзительно свистнул. Можно было, конечно, просто крикнуть, но Степан Маркович хорошо знал, что значит для голубятников отменный свист. Пусть поймут и примут за своего. Все трое словно только сейчас заметили заявившегося гостя.

— Чё те? — крикнул парень. — На птичек наших пришёл посмотреть? Коли так, то гляди, за просмотр денег не требуется. А коли купить захочешь, так побалакаем. Есть у меня парочка на продажу.

Парень характерно окал, как окают на севере Нижегородчины и в Костроме. Папироса в его руке дымилась, парень то и дело почёсывал подбородок, время от времени кашлял, точно туберкулёзник.

— Ящерка мне нужен! К нему я, по делу пришёл. Тут он или как?

— А на кой тебе наш Ящерка сдался? — вмешался в беседу старик. — Ты, часом, не мент?

Он тут же прищурился, сунул руку в карман и опасливо огляделся.

— А не твоё это дело, папаша! Зови Петьку, не то я с тобой по-другому погутарю! — сказал Степан Маркович строго.

— Видали мы таких говорильщиков! — пискнула девица. — Ежели ты мусор, так проваливай. Петьки тут нет. Съехал Петька, уж с неделю как съехал.

— И куда же он съехал? Уж не на фронт ли сбежал? Он, помню, одно время порывался. Тогда, когда мамку его немецкая бомба накрыла.

— Может, и на фронт, а может, ещё куда. Мы твоему Петьке не няньки! — фыркнула конопатая девица. — Ты бы шёл отсель, дядя! А то неровён час — гульки наши тебе на лапсердак нагадят. Бомбы-то, они ведь всякие бывают.

Девица и парень рассмеялись этой шутке, а старик даже не улыбнулся. Он загасил о ботинок папиросу, смотрел на Степана Марковича откровенно враждебно и при этом тяжело дышал. Кравец начал терять терпение:

— Складно врёте, только не на того напали. Последний раз спрашиваю: где Ящерка?

В этот момент подъездная дверь отворилась, из дому вышел щуплый пацанёнок лет двенадцати и направился прямиком к Кравцу. Он был в широких помятых брюках, узком пальтишке с завёрнутыми рукавами — явно с чужого плеча. На голове мальчишки была надета вязаная шапка, которую он натянул на самые брови. Глаза парня смотрели пристально, холодили, точно льдинки. Под глазом красовался синяк, нижняя губа была рассечена.

— Ты, Люська, ротик свой прикрой! — крикнул деловито паренёк. — Да и ты, дядька Макар, — сказал он старику, — тоже не суйся, куда не след. Это дядя Стёпа, приятель мой хороший. Негоже его так встречать! Хороший человек, век мне воли не видать! Гоняйте своих турманов, а в мои дела носа не суйте!

Старик в недоумении выпятил губу, парень в тюбетейке презрительно хмыкнул, а девица надула губки и отвернулась.

Щуплый подошёл к Кравцу и уверенно, по-мужски протянул оперу руку. Тот пожал, сказал тихо:

— Кто же это тебя, Петруха, так разукрасил? — спросил Кравец, кивнув на синяк и разбитую губу.

— Есть тут деятели, дядя Стёпа! Точнее, не здесь, а у нас на фабрике. Баба одна хотела тюк ткани дорогой спереть, а я её застукал. Так она пацанов каких-то подговорила — дождались они меня, когда с работы шёл, ну, в подворотне и отметелили. Правда, и им досталось…

Кравец покачал головой:

— Ты что же, Петь, тот ножичек с собой так и носишь?

Паренёк кисло улыбнулся, виновато пожал плечами и пробубнил:

— Так я же его для самообороны ношу! Вот и пригодилось. Парни те здоровые были. Трое. Вон, не меньше нашего Артёмки. — Петька указал на сидевшего на крыше парня в тюбетейке. — Без ножика где бы я с ними управился? Да ты не боись, дядь Стёп, я же их так… только припугнул малость. Одному фуфайку взрезал, а другому ладошку пропорол. Пусть знают, суки, на кого пасти разевать, а на кого не стоит!

Кравец покачал головой:

— Ой, доиграешься ты, Петька! Ой, доиграешься! Порежешь кого по-настоящему — тогда ни я, ни Птицын, ни кто другой тебя от тюряги не спасёт. Ладно, парень ты не глупый — всё уже и сам понимать должен. Я к тебе не по этому вопросу пришёл. Ну что, Петро, поговорим?

Паренёк нахохлился, сунул руки в карманы и огляделся по сторонам.

— Чего ж не поговорить с хорошим человеком? Петя Ящерка добра не забывает! Слышу вроде бы голос твой — сразу вот вышел. Ты ведь, дядь Стёп, не просто так заявился. Раз пришёл — значит, по делу. Пойдём отсель, чтобы эта троица на нас лишний раз не пялилась. Они так-то ничего все — и дедка Макар, и Люська, и Артёмка. Только наши с тобой дела им ни к чему. Болтливые они, особенно Люська. А у тебя ведь дела- то не простые, поди. Пойдём в скверик, в беседку-там нас с тобой никто не потревожит.

Спустя полчаса Степан Маркович уже шёл к трамвайной остановке и улыбался.

Петя Ящерка — бывший форточник, а ныне сторож, работающий на ткацкой фабрике, — тоже получил от Степана Марковича пачку фотографий майора Краузе. Обещал сделать всё от него зависящее, сказал, что не подведёт.

Трамвай остановился возле депо, но Степан Маркович и не думал выходить. Вагоновожатая — приятной внешности женщина лет тридцати пяти с круглым румяным лицом и большими глазами — искоса поглядела на Кравца и усмехнулась. Когда трамвай опустел, женщина вышла из своей кабинки, подошла к Степану Марковичу и уселась на соседнее кресло.

— Ну и каким тебя ветром по мою душу? Сам же видишь, что со старым покончено. Вот, спину гну. Честным трудом, так сказать, на хлебушек себе зарабатываю. — Светлые волосы женщины были упрятаны под платок, из-под спецжилета торчала коричневая фуфайка с засаленными рукавами. На правой руке между большим и указательным пальцами красовалась наколка синего цвета — небольшой паучок без паутины. Большой и указательный пальцы левой руки представляли собой искривлённые обрубки.

— Ну и тебе доброго денёчка, Зинуля! Трудишься, гляжу — похвально, похвально! Вот, решил наведаться к тебе по одному дельцу, — сказал Кравец, переводя взгляд от воровской наколки, означающей матёрого карманника, на искалеченную руку женщины.

— Ну чего вылупился, мент? Вот оно, ваше милосердие поганое! — Женщина смачно сплюнула прямо на пол. — После того, как Птицын твой меня в лагерь укатал, тамошние вертухаи по приказу начлага местного такое вот со мной и сотворили. Сказали, что уж больно пальчики им мои покоя не дают. Один просил в штанах у него поюлозить — я ему так поюлозила… На всю жизнь, сука, запомнит Зинку Авторучку! Вот он тогда барину и предложил пальчики мне переломать. Дескать, в качестве профилактики, чтобы по выходе из тюряги я больше фраеров не чистила. Ну чего пялишься, на! — Женщина сунула изувеченную культю прямо в лицо собеседнику. — Смотри, чем я тебе и Птицыну твоему обязана!

Степан Маркович хлопнул Зинку по руке и прохрипел:

— Не мы с Птицыным, а ты сама судьбу себе определила, когда с ворами связалась, когда вы с корешем твоим Гришей женщину на базаре убили. Скажи спасибо, что соучастницей тебя по тому делу не пустили! Села ты на пять лет за карманную кражу, а не по мокрому, как прокурор того хотел. Да ты, дура, молиться на Птицына должна, а ты…

Зинка снова сплюнула и отвернулась. Быстрым движением смахнула набежавшую на глаза слезу и сказала тихо:

— Молюсь я на него, каждый день молюсь, на дружка твоего закадычного! Чтоб ему раки печёнку выели. Если бы не Сашка мой, не посмотрела бы я на сломанные персты…

— Ты это мне, Зинаида, брось! — рявкнул Кравец. — В том, что в лагере тебе ублюдок тот попался, моей вины нет, и вины Птицына нет. Что ж поделать, раз и среди наших такие нелюди водятся. Вертухай этот твой, начлаг тот, чтоб ему на том свете пусто было! Перестань себя жалеть — не так уж у тебя всё и плохо. Ты вон у нас баба справная. Красивая, можно сказать, — не женщина, а богиня! Отсидела своё, вернулась, замуж опять же вышла, сынишку вот родила. Как его, говоришь? Сашка?

Зинка повернулась к Степану Марковичу, утёрла нос рукавом.

— Да, вернулась. Да, родила. А ты знаешь, как я до тюряги жила? Знаешь, какие мужики за мной ухлёстывали? Не чета Лёшке, мужу моему! Кому я теперь нужна с такой рукой? Эх, Лёшка, Лёшка… Плюгавый, хромой, да и его на фронт вон укатали. А я вот теперь, чтобы сына прокормить, колымагу эту водить должна. — Зинка хлопнула здоровой рукой по вагонному стеклу. — Робу вот эту ношу, фуфайку да платок. Серая у меня теперь жизнь, разлюбезный ты мент! Серая, как шкура волчья. И от доброты вашей да от щедрот у меня не дрогнет ничего — от них у меня даже икота случается.

Кравец сжал зубы и поднялся.

— Ну и чёрт с тобой! Была ты подстилкой бандитской, а как в люди выбилась, так сопли распустила. Муж у неё не тот, видите ли, мужики не те её обхаживают! Сейчас вся страна с врагом воюет, голод, люди гибнут, а ей наряды да балы подавай! Думаешь, если немцы придут, они тебя снова в дорогие меха оденут, брюликов надарят, шампанским будут поить? — Кравец махнул рукой и двинулся к выходу.

— Да погодь ты, — крикнула женщина вслед, — скажи хоть, зачем приходил!

Степан Маркович повернулся, сунул Зинке под нос несколько фотографий Краузе и сказал:

— Вот, возьми. Немец этот — диверсант. Его вместе с группой в город к нам забросить должны для выполнения особого задания. Ты многих у нас катаешь на трамвайчике своём, бываешь в местах разных. Хотел тебя просить: если увидишь его, чтобы нашим сообщила, но раз уж ты на власть так обижена и помогать не хочешь… Чёрт с тобой, без тебя управимся.

Глаза Зинки сверкнули. Она поджала зубы и резко вскочила с места.

— Оставь фотокарточки, а там уж поглядим, — прошипела она сквозь зубы.

Степан Маркович бросил фотографии на одно из кресел и вышел через заднюю дверь.

Часть четвёртая Вера, Любовь и Надежда

«Внимание! Внимание, говорит Москва!..

В течение дня наши войска вели бои с противником на всех фронтах. На Калининском и на одном из участков Юго-Западного фронта наши части отбили ряд ожесточённых атак немецко-фашистских войск. В ходе боёв противнику нанесён болъшой урон в живой силе и вооружении…»

От Советского Информбюро: вечерняя сводка от 16 ноября 1941.

г. Куйбышев, ноябрь 1941 г.

Глава первая, в которой две совершенно разные женщины излагают Птицыну свои так же совершенно разные просьбы

— Алло… алло… Андрей Игнатьевич? Куйбышев на проводе. Это Птицын говорит, здравия желаю! Уделишь минутку, дело срочное? — Птицын старался не кричать, но всё равно приходилось говорить громко. — Тут дело такое: про человечка одного разузнать хочу. — В трубке снова захрипело. Связь с Москвой обычно была неплохой, но сегодня, как назло, почему-то слова были слышны через одно. — Да-да, из ваших… из первого отдела. Фирсов Кирилл Петрович. Очень уж странный тип. С виду простак, а вот из пистолета стреляет чуть ли не очередями, да ещё с бедра. Что… не знаешь такого? Вот так дела… — В трубке послышались хрипы. Птицын постучал рукой по микрофону. — Зачем спрашиваю? Так его ко мне приставили, вроде как курировать. А я его понять хочу, что за фрукт. Что, Игнатич… у вас там много народу… всех не знаешь?.. Поспрашиваешь? Вот и славненько! Как узнаешь — позвонишь. Добро-добро. Меня на месте не будет — так ты Кравцу шепни, или Антону Трефилову. Что? Как у него дела? На днях боевое крещение получил. Огнестрельное при задержании особо опасного. Да нет… там царапина, вон он только что от меня вышел. Здоров, здоровее прежнего. Ну ладно. Привет супруге. — Птицын повесил трубку, подошёл к двери, выглянул в коридор.

Никого. Вот и хорошо, а то мало ли что кто услышит. Могут и донести, что он про начальство московское справки наводит. Оправдывайся потом перед Елениным.

Птицын вернулся за стол и взял в руки тонкую папку. На обложке красовалась надпись «Ральф Краузе», чёрными чернилами. Птицын заглянул внутрь. На самом первом листке было наклеено фото, которое сегодня уже имели не только все его оперативники, но и практически все их осведомители и стукачи.

Птицын рассматривал фото очень пристально, сделав акцент на деталях: форма носа, разрез глаз, форма лица. Лоб — открытый, нос — идеально прямой, рот — жёсткий. Взгляд сухой, жёсткий, как у каменной статуи. На причёске и одежде Птицын старался не концентрироваться. Раз он будет в гриме, то главное — запомнить основные черты лица, а не зализанную набок чёлку, галстук, рубашку и костюм.

Птицын закрыл глаза, попробовал представить того, кого так пристально только что разглядывал. Образ был расплывчатым, нечётким. Птицын выругался и открыл глаза. Всё это он делал по рекомендации Фирсова — тот приказал внедрять новаторские методы. Запоминать лицо немецкого диверсанта по частям, чтобы узнать его сразу же, хоть в гриме, хоть при плохом освещении. Птицын закрыл верхнюю и нижнюю части фото, оставил только глаза…

«Тьфу ты… Какой же дурью приходится заниматься!» — Птицын выругался. Он матёрый опер, привыкший работать «на земле». Его дичь — воры и убийцы, шулера и карманники, а эти… Зачем ему нужно листать все эти папки и изучать разные шпионские приёмчики? Его тянуло на улицы, где по ночам орудуют скокари[3], и медвежатники, и шнифера[4], а немчурой проклятой должны заниматься другие.

Птицын открыл папку на первой странице и прочёл: «…Ральф (Рауль) Краузе, майор вермахта. Помимо немецкого, владеет ещё четырьмя языками: русским, английским и венгерским. Способен понимать арабскую речь, в частности аравийскую группу диалектов; специалист по рукопашному бою, чемпион Берлина по стрельбе; знает взрывное дело, владеет способами маскировки; изучал тактику боя в одиночку и малыми группами, тактику организации засад…».

Птицын захлопнул папку. Прямо ужас какой-то! Откуда только такие берутся? Подумаешь, языки он знает! Вот только тут ему арабский язык вряд ли пригодится. Птицын полез в карман за папиросами и, к собственному ужасу, обнаружил, что пачка оказалась пустой. Он поглядел на полную окурков пепельницу и скомкал пачку. Со всеми этими бумажками даже не заметил, как выкурил последнюю папиросу. Может, и прав Кривов: надо меньше курить.?

От таких мыслей слюна наполнила рот. Он вскочил, убрал папку в сейф и через минуту уже оказался в курилке.

Вокруг не было ни души. Ветерок приятно холодил кожу, из-за осыпавшихся кустов доносились урчание моторов и стук колёс уезжавшего трамвая. Хоть бы вышел кто, угостил папиросой. Не успел Птицын подумать об этом, как дверь Управления отворилась и из

здания показалась Вера Полянская. На этот раз девушка была без берета, верхняя пуговица на гимнастёрке была расстёгнута.

«Что ж за день-то такой! Кто угодно, только не эта! — пробубнил Птицын. — Наверное, в окно меня увидела — вот и выскочила в чём была, даже шинельку не накинула. Сейчас опять станет приставать со всякой ерундой».



Вера тем временем подошла к курилке и села на лавку.

— А я вижу, вы один тут стоите, — защебетала она. — Вы ведь всегда у себя в кабинете курите, а сюда только для того и ходите, чтобы папиросу найти. Я угадала? Ага… угадала-угадала, по глазам вижу. Вот, угощайтесь.

Вера протянула Птицыну пачку, тот нехотя взял папиросу и сел рядом с девушкой.

— Благодарствуйте. — Птицын чиркнул спичкой, и они оба закурили.

— Видела сегодня вашего Трефилова, — снова заговорила Вера. — Говорил про своё ранение.

— Да уж… — буркнул Птицын. — Оперился малость наш цыплёнок. Теперь будет петушиться.

Вера прыснула в кулачок и продолжила уже серьёзно:

— Так вот, вам же теперь люди нужны. У вас же сотрудник недавно погиб — вот я и подумала… Ой, простите. — Вера виновато поморщилась. — Не нужно было, наверное, было про это говорить?

Птицын только махнул рукой: чего уж с неё взять, с дурёхи! Вера продолжила:

— А сегодня приказ пришёл, что вам для выполнения особого задания Васина с Корниенко прикомандировали, ну, в вашу оперативную группу, — так вот, я сразу же вас искать стала. Владимир Иванович, родненький! Возьмите меня к себе! Я очень полезна буду: я ведь не только с документами работать могу — я хоть в «наружку», хоть в засаду, хоть под пули бандитские. На всё готова…

Птицын почувствовал, как у него снова начинает стучать в висках.

— Значит, хочешь ко мне в отдел… Так-так… Думаешь, что сможешь мне Женьку Янчина заменить?

— А что? Я способная.

Птицын сделал глубокий вдох.

— Вы, Вера Алексеевна, не перегрелись ли у себя там, в кабинете, возле печки? Вон, в одной гимнастёрочке выскочили, даже пуговку застегнуть забыли. Стыдно, товарищ сержант, не по уставу!

Вера отшатнулась подальше и дрожащими руками принялась застёгивать пуговицу на воротничке.

— Так я ж говорю: вас увидела… спешила сильно, я ведь к вам со всей душой, а вы… — Девушка отвела взгляд, и её щёки порозовели. — Я ведь ещё в детдоме книжки про сыщиков обожала, всю жизнь мечтала в милиции работать. Вы не смотрите, что я по специальности швея-мотористка. Я и криминалистику изучала, и знаю, как с вещдоками работать, как с подозреваемыми себя вести, тоже знаю. А остальному вы меня научите. Я знаете, как всё быстро схватываю? А ещё на курсы ходила… иностранных языков.

«Ещё один знаток языков на мою голову! — усмехнулся в кулак Птицын. — Да ты ж ещё вчера в куклы играла, а сегодня в засаду собралась…».

— Я же когда на мотористку в Саратове училась, у нас там одна женщина преподавала при училище. Я как только узнала, что она языкам обучает, — так сразу к ней.

— А вы, простите, девушка, какими языками владеете? — вдруг послышался знакомый голосок за спиной.

Птицын обернулся. В паре метров от него стоял Фирсов и пристально рассматривал Веру.

— Немецкий и английский… немного итальянский знаю. То есть читать умею и тексты переводить… если со словарём.

Фирсов слушал Веру с явным интересом.

— Хорошо. Это очень хорошо. Позволите присоединиться? — Фирсов опустился на лавку рядом с Птицыным. Тот тут же отсел чуть дальше. — Сам я, вообще-то, не курю, но присяду. Подышать, так сказать.

— В кабинете у меня ещё не надышались? — ухмыльнулся Птицын. — Уж там так накурено, что хоть топор вешай!

Фирсов не отреагировал на реплику.

— Языки, значит, знаете, так-так… Значит, вы сами у нас из Саратова?

— Да нет. Я из деревни, отсюда, из области. Когда мама с папой в хате сгорели, меня в Саратов отвезли, в детский дом. Тогда мне восемь было. После детдома меня в училище послали, на курсы швей-мотористок, там у нас кружок был иностранных языков. Я тогда лучшей считалась, а вот Владимир Иванович меня к себе брать не хочет. — Девушка снова уставилась на Птицына. Тот втянул губы и отвернулся.

— А что ж так, раз у девушки такое желание есть? — Фирсов покачал головой. — Вы вот сами, Владимир Иванович, знаете иностранные языки? В частности английский?

Птицын фыркнул:

— На кой ляд он мне сдался, ваш английский? Я и по- немецки ни гугу. Кроме «ауфидерзейн» и «хенде хох» ничего не знаю. А… ну разве что ещё «Гитлер капут». Вполне, считаю, полный набор. Да оно мне и не надо.

Он поднялся, затушил окурок и собирался уходить, но Фирсов сказал:

— Постойте. Нам для нашего расследования нужен специалист по языкам. Я в этом просто уверен. Я ещё вчера об этом хотел сказать, но, простите, запамятовал.

— Вы бы и сегодня запамятовали — мне бы меньше хлопот было. — Птицын строго посмотрел на Веру.

Та заметно оживилась.

— Нет-нет, Владимир Иванович, я совсем не шучу. Нам в рабочую группу нужен лингвист. Обязательно нужен. Искать проверенного специалиста у меня нет времени, а раз уж вы… Простите, как вас?..

— Сержант милиции Полянская. Вера… Вера Алексеевна, — Девушка встала.

— Так вот, Вера Алексеевна, раз уж вы нам так вовремя подвернулись. Простите за неудачное слово. Раз уж мы с вами так удачно пересеклись и раз вы желаете принять участие в наших поисках — как говорится, милости просим. Сегодня же поговорю с Елениным.

— А как же… — Вера бросила жалостливый взгляд на Птицына.

Тот сплюнул под ноги и процедил:

— А чёрт с вами, делайте что хотите! Лингвистов берите, швей-мотористок, да хоть мамаш кормящих да бабок глухих! Одним словом, кого пожелаете. Превратили убойный отдел в чёрт знает что! — Он махнул рукой и двинулся в сторону здания.

В этот момент дверь распахнулась, и на пороге показался Миша Стёпин.

— Тебе чего в приёмной не сидится? Ты же у нас тоже вроде не куришь.

— Вам жена звонила, — сказал Стёпин. — Сказала, что нужно встретиться. А то она вас уже который день отыскать не может.

— Ты чего, Мишенька, с ума сошёл? Я с Надей только утром простился.

— Вообще-то, не Мишенька, а Михаил Андреевич, — нахохлился Стёпин. — Я не про нынешнюю вашу супругу говорю, а про Любовь Николаевну — вашу бывшую.

Птицын снова сплюнул.

— Любка звонила? Что ж за день-то такой?

— Дело, по-видимому, очень срочное. Голос у вашей супруги был очень взволнованный. Вот, она вам номер телефона оставила.

Стёпин сунул Птицыну листок. Тот скомкал бумажку и сунул её в карман. Потом, зацепив Стёпина плечом, двинулся к дверям Управления.

Люба назначила встречу в парке, на площади Парижских коммунаров возле памятника Чапаеву, и, как всегда, опаздывала. У основания мраморных плит важно расхаживали голуби; одинокие прохожие, семеня, проходили мимо; на облезлой лавочке мирно свернулась калачиком серая кошка.

Птицын прошёлся вдоль аллеи и уставился на застывшие в бронзе фигуры. Сегодня его почему-то заинтересовала не сама фигура легендарного комдива, которую он уже видел не раз, его поразила женщина. В туго повязанном платке, с винтовкою в руках, она поднималась с колена, готовая устремиться вместе с такими же, как и она, воинами-красноармейцами. Суровый взгляд, простое лицо, не отличавшееся особой красотой, однако полное решимости и веры и от этого прекрасное. Как же она не походила на ту, кого он вот- вот должен был увидеть! Птицын подумал о Наде, и на его губах промелькнула улыбка. В последние годы он так редко улыбался.

Сейчас же ему предстояла встреча совсем с иной женщиной.

По телефону Люба озвучить проблему отказалась, категорично заявив, чти нужно встретиться лично. Птицын весь извёлся, думая лишь о том, как бы чего не случилось с Максимом. А иначе для чего же Люба всё-таки соизволила встретиться после стольких лет разлуки? Птицын не виделся с сыном почти десять лет — с тех пор, как тот обвинил отца в развале семьи и заявил, что не желает больше с ним общаться. Со слов общих знакомых Птицын знал, что Максим поступил в лётное и в первые же дни войны был направлен на фронт. Обозлившись на всех и вся, Птицын попытался с этим смириться, благо служба этому способствовала, однако время от времени обида и тоска по единственному родному ребёнку, просто-напросто сводили Птицына с ума.

Любу он заметил не сразу, так как, не отрываясь, снова уставился на памятник Чапаеву и на этот раз уже разглядывал фигуру самого комдива.

Она появилась вся такая тонкая и изящная, словно плывущая на носочках балерина. Она так сильно изменилась после того, как они расстались. Птицын вспомнил их первую встречу.

Тогда Люба была в вязаной кофточке, юбке из плиса и ботиночках на массивной подошве. Милое личико, собранные в хвост волосы. Тогда она была просто красивой девчонкой, очень красивой, но не такой как сейчас…

По парку шла изящная беретка в сиреневом пальто, повязанном тонким пояском. Высокие каблуки, серьги, на шее — тонкая цепочка. Узкое лицо, тонкие губы, волосы, аккуратно уложенные в стильную причёску, взгляд огромных глаз из-под тёмной вуали. Женщина подошла, цокая каблучками и изящно прижимая к груди дамскую сумочку.

— Здравствуй. Пройдёмся? — Не дожидаясь ответа, Люба направилась в сторону драмтеатра.

Птицын стиснул зубы и двинулся следом. Когда-то он покорно выполнял желания и прихоти этой женщины, но сейчас его раздражало в ней всё, особенно этот высокомерный командирский тон. Они прошли метров пятьдесят, и Птицын не выдержал:

— Может, ты наконец-то скажешь, что случилось? Ты хочешь поговорить про Максима? Я знаю, что он воюет. Надеюсь, он не ранен?

Люба бросила на Птицына полный недоумения взгляд. Её тонкие брови, и без того выгнутые, выгнулись ещё сильнее.

— С чего ты взял, что с ним что-то случилось? Да, он на фронте, да, воюет, но Паша меня заверил, что Максим будет служить при штабе, так что не делай больше таких ужасных предположений! — Птицын выдох

нул, достал из кармана пачку и прикурил прямо на ходу. Люба снова искоса посмотрела на бывшего мужа и скривилась. — Опять эти твои ужасные папиросы! Убери, ты же знаешь, что я не терплю дыма! Неужели не можешь потерпеть хотя бы несколько минут?

Птицын погасил папиросу пальцами и швырнул её в ближайшую урну.

Пусть покомандует — ему новые склоки и скандалы сейчас не нужны.

— Сядем, — сказала Люба, когда они дошли до лавочек, и, снова не дождавшись ответа, опустилась на одну из них.

— Так что же случилось? Ты явилась ко мне на работу, переполошила всё Управление. Зачем всё это?

— Ты всегда такой грубый, просто жуть! Подумаешь, зашла в ваше Управление — и что с того? Ваш начальник не такая уж и важная персона. Видали мы и тех, кто посерьёзнее.

Птицын хмыкнул:

— Да я понимаю — ты ж теперь вон в каких кругах крутишься!

— У меня горе! Горе, понимаешь? — Люба вдруг всхлипнула, достала из сумочки платок и вытерла нос.

Птицын слегка опешил.

Может, притворяется…

— А как же твой… этот… Он что, теперь твоему горю не помощник?

— Пашу арестовали.

Птицын аж присвистнул: так вот в чём дело.

Полковник Рощин — тот самый полковник из гос- приёмки, к которому в своё время ушла Люба, — на секретном объекте. Рощин же имел служебную трёхкомнатную квартиру, вращался в высших кругах и казался непотопляемым. Птицын почувствовал, как в душе у него что-то ёкнуло. Хотелось сказать что-то типа «ну я же предупреждал» или «кто высоко летает, тому больнее падать», но, увидев на щеке бывшей жены слезу, Птицын сказал совсем другие слова:

— В чём его обвиняют?

Сколько же лет он не видел этих её слёз…

— Пашу обвиняют в расхищении социалистической собственности в особо крупных размерах.

— Серьёзные обвинения.

— Я попросила одного знакомого узнать, что да как, но тот человек отказал мне. Я пошла ещё к одному Пашиному другу, но он даже не впустил меня в свой кабинет. — Люба снова всхлипнула, руки её тряслись. — Одним словом, все наши друзья от нас отвернулись. Лишь один майор, который работал вместе с Пашей, сказал, что по делу проходят двенадцать человек. Им всем грозит военный трибунал, и если Пашу признают виновным, то в лучшем случае его разжалуют и отправят в штрафбат.

— А в худшем — расстрел, — сказал Птицын и пожалел об этом, потому что Люба тут же разрыдалась.

Птицын достал пачку и закурил, на этот раз женщина ничего не сказала.

— И что же ты хочешь от меня?

Люба достала платок, вытерла слёзы и снова заговорила своим привычным командным тоном:

— Хочу, чтобы ты выяснил всё по этому делу. Что грозит Паше? Чем это может закончиться для меня? Что будет с нашей квартирой? Она ведь служебная, и если Пашу посадят, то я так понимаю, квартиру у меня отберут. — Люба сжала кулачки. — Меня уже вызывали на допрос. Я рассказала всё, что знаю, и согласилась сотрудничать. Следователь, кажется, мне поверил. Он сказал, что мне ничто не грозит…

— Не особо на этот счёт обольщайся, — усмехнулся Птицын.

— А я и не обольщаюсь. Я сняла квартиру и перевезла всё ценное туда. Золото, хрусталь, свою шубу и платья.

— А ты хоть понимаешь, что всё это может быть вещдоками? Если твой второй муженёк занимался хищениями, то сама посуди: на что же он всё это покупал? Золотишко, меха?..

— Про мою новую квартиру никто не знает. Я там не живу, так что никто ничего не найдет.

— С ума сошла? Твой Паша начнёт себя выгораживать, может, решит покаяться и скажет, на что тратил полученную в результате прибыль. Не смей отпираться, и если у тебя спросят про твоё барахло, говори, что ничего не знаешь, и всё отдай.

— Ты тоже так считаешь? Лучше всё отдать? — Люба наморщила лобик, потёрла подбородок и вздохнула. — Андрей мне говорил то же самое.

— Кто такой Андрей?

Люба снова вытянулась, но тут же опустила плечи и сказала как-то немного отрешённо:

— Я тут недавно познакомилась с одним очень хорошим человеком, он обещал обо мне позаботиться.

Птицын нахмурился:

— Это у него ты сейчас живёшь?

Люба потупилась:

— Да как ты… Или ты узнавал? Тьфу ты, а впрочем, какая разница? Ну, живу — и что с того?

— И кто же он… твой новый знакомый?

— Он майор, работает в комендатуре.

— Понятно. — Птицын загасил папиросу о подошву. — Ты давно была на своей старой квартире?

— Я боюсь туда идти — мало ли что.

— Ты, значит, боишься, а я должен теперь для тебя суетиться! Узнавать про Пашу, про тебя и про квартирку с барахлишком?

— Ты ведь работаешь в этой же системе. Что тебе стоит всё это выяснить?

Птицын встал:

— Это будет нелегко, но попробую что-нибудь сделать. У тебя ко мне всё?

Люба тоже встала и посмотрела Птицыну в глаза. Дерзко, зло.

— Когда мне ждать твоего звонка?

— Ну, уж это как получится. Дело-то, сама понимаешь, непростое.

Люба достала из сумочки помаду и зеркальце. Подкрасила губы, потом всё так же невозмутимо припудрила щёки и нос и только после этого сухо попрощалась. Птицын долго смотрел вслед удаляющейся женщине, потом перевёл взгляд на бронзовую фигуру Чапаева.

Вот тебе, Петька, и щёчки?… Как же всё это нево- время!

Глава вторая, в которой Надя Стрелкова решается на откровения с собственной дочерью

Первые заморозки ударили ещё в начале ноября, а снег выпал лишь ближе к середине. В ушанке с завязками на затылке, лёгком пальтишке и войлочных ботах на тонкой подошве Надя вышла через главные ворота. Сначала появились лишь отдельные пушинки, потом снег повалил так, что с расстояния в десять метров было не разглядеть того, что творится вокруг. С десяток человек, отработавших, как и она, ночную смену, сгрудились у фонарного столба. К столбу тянулись провода, а на нём, прикрученный медной проволокой, висел выкрашенный в зелёный цвет помятый репродуктор. Надя натянула варежки и остановилась. Чёткий голос диктора зачитывал сводки с Южного фронта. Именно в этот самый момент Надя и почувствовала себя неуютно. Ощущение того, что кто-то наблюдает за ней, возникло внезапно, как-то само по себе. Женщина огляделась.

Из ворот продолжали выходить люди, некоторые останавливались, чтобы послушать новости, но большинство проходили мимо. Никого подозрительного женщина не увидела. Снег повалил ещё сильнее. Надя подняла воротник и двинулась в сторону остановки.

Трамвая пришлось ждать не меньше получаса. На остановке собралась целая толпа. К этому времени ног она уже почти не чувствовала. Усилившийся ветер вызывал озноб, острые снежинки врезались в глаза, обжигали кожу. Как много бы сейчас она отдала за кружку горячего чая!

Когда трамвай наконец-то пришёл, куча страждущих буквально втолкнула Надю внутрь. Кто-то при этом дёрнул её за рукав, толстая женщина в заячьей шубке наступила на ногу и даже не подумала извиниться. Надя ухватилась за поручень. Трамвайчик, тревожно звякнув, резко тронулся, и в этот момент Надя снова почувствовала, что кто-то буквально сверлит её затылок взглядом. Она хотела оглянуться, но в этот момент трамвай повернул на Ставропольскую, и Надю зажали так, что она просто не смогла повернуть головы. «Ладно. Всё это просто от усталости», — попыталась успокоить она себя.

Вчера она также работала в ночь. После этого, явившись домой только к обеду, сразу же побежала в магазин, потому что соседка, с которой Надя столкнулась на лестнице, сообщила, что привезли соль и дешёвую гречку, а Сонечка её просто обожала.

Простояв в очереди не меньше полутора часов, Надя вернулась домой с большим кульком. Сонечка уже давно вернулась из института. Они варили и ели кашу с топлёным салом. Всем, кто работал на заводе в ночную смену, выдавали дополнительные пайки.

В минувшем году врачи выявили у Сонечки острый гастрит — девочке было нужно хорошо питаться, поэтому Надя никогда не отказывалась от того, чтобы работать в ночь.

Вчера после раннего ужина они пили чай с брусникой вдвоём (Птицын, как это обычно бывало, пропадал на работе). Потом Соня ушла спать, а Наде ложиться уже не имело смысла: через полчаса нужно было снова бежать на остановку, чтобы не опоздать на смену.

Вторая ночь без сна далась очень нелегко: голова кружилась, Надю подташнивало, веки опускались сами собой. Не удивительно, что ей мерещатся всякие посторонние взгляды. В трамвае Надя немного согрелась, и от этого её сморило ещё больше. Она едва не проехала свою остановку и, когда оказалась на улице, пару минут стояла, не зная, куда идти.

Когда холод вновь проник под одежду, Надя, словно очнувшись, двинулась вдоль трамвайных путей, потом свернула с тротуара, прошла через арку и вошла в парк. Народу вокруг почти не было. Надя шла покачиваясь, кутаясь в воротник и низко нахлобучив шапку. Из-за завязанных лямок она не услышала шаги за спиной. Когда услышала, было уже поздно.

Женщина оглянулась: мужчина бежал, пригнувшись, бежал прямо на неё. Нападавший настиг Надю, едва лишь она успела сделать несколько шагов. Мужчина одновременно ухватил её за рукав и за воротник, пригнув лицом вниз, и потащил вперёд. Надя вскрикнула, но от страха из груди вырвался лишь тихий шипящий звук. Нападавший отпустил её ворот и зажал рукой рот. Надя попыталась пустить в ход ногти, но из-за вязаных рукавиц повреждений насильнику нанести не удалось. Незнакомец впихнул её в какую-то будку, она упала на землю. Мужчина хлопнул дверью, и они оказались в темноте. Он был высок и очень силён, лица было не разглядеть. Надя закашлялась, снова хотела закричать, но слова и на этот раз замерли у неё на губах. В руке мужчины, притащившего её сюда, показалось что-то похожее на нож.

— Кто вы такой? Отпустите! У меня ничего нет, — простонала женщина.

— Заткни пасть и не ори, а то на раз кишки выпущу! — прохрипел нападавший, и Надя почувствовала, как лезвие коснулось её щеки. — Она узнала голос. — Ну, здравствуй, любимая, давненько не виделись! Не бойся, не трону… пока. — От этих слов стало ещё страшнее.

Чиркнуло колёсико зажигалки, запах бензина ударил в нос. Огонёк вспыхнул, и Надя увидела лицо.

— Что, не нравлюсь? Таким ты меня ещё не видела — так на… смотри. — Лицо мужчины было ужасно: оплывшая бесформенная щека, искорёженный правый глаз, перекошенный рот. — Ты знаешь, кто меня таким сделал, и ты, дрянь, после всего этого ещё и легла с ним в койку!

— Отпусти меня, — сказала Надя, ни на что особо не надеясь.

— Отпущу, и более того: и потом не трону. Не трону ни тебя, ни Соньку, но при одном условии.

— Каком ещё условии?

— А сама не догадываешься? Не трону, если поднесёшь мне на блюдечке своего капитана. Мне нужен Птицын. Сделай так, чтобы я его тёплым взял. Грохну его — и ты меня больше не увидишь. — Мужчина улыбнулся, отчего его лицо стало ещё более уродливым. — А попытаешься заложить меня — ни тебя, ни дочку твою не пощажу.

— Но ведь она не только моя… — Надя не смогла больше сдерживать слёзы.

Она не сразу смогла отпереть дверь. Ключ попал в замочную скважину только с шестой попытки. Раскрыв дверь, Надя щёлкнула выключателем; шум в вентиляционных трубах приветствовал её размеренным гулом.

Когда Надя наконец-то оказалась в квартире, она с трудом расстегнула пуговицы и вместо того, чтобы повесить пальто на вешалку, бросила его на тумбочку. Шапку и шарф она положила сверху. Женщина прошла на кухню — здесь пахло лимоном и квашеной капустой. За стенкой соседка что-то громко кричала на сына, вихрастого паренька с конопушками по всему лицу. Тот ещё более громко тоненьким голоском отвечал также грубо и дерзко. Надя укоризненно покачала головой: растёт без отца, а мать гулящая; то один к ней ходит, то другой. Оттого и такое плохое воспитание. Тут же Надя вспомнила, как растила Сонечку одна.

На столе под чистой салфеткой в корзиночке лежал нарезанный хлео, рядом стояла кастрюлька с картошкой в мундире и парой сваренных вкрутую яиц. Сонечка всегда, прежде чем идти на учёбу, готовила завтрак для себя и для матери, работавшей в ночную смену. Надя подошла к столу, отломила горбушку у хлеба и, макнув её в соль, откусила кусочек. Спазм сжал горло. Она поперхнулась, наспех налила в стакан воды из закопчённого чайника и сделала несколько глотков — стало лучше. Надя прошла в комнату и прямо в кофте и в юбке завалилась на кровать.

Что же теперь будет?

Она закрыла глаза и провалилась в пустоту.

Ей снилось остро отточенное лезвие, освещённое лишь пламенем зажигалки, рядом с которым мелькало обезображенное лицо…

Проснулась Надя от какого-то шума. Она подошла к окну. Сосед колол дрова для буржуйки (с отоплением в последнее время было особенно плохо), незнакомые мальчишки с криками гоняли потрёпанный мяч.

Услышав звук полившейся из крана воды, Надя прошла на кухню.

— Ты уже дома? Сколько же я спала? — спросила Надя, глядя, как Сонечка сморкается в помятый носовой платок. — Простудилась?

Девушка беспечно рассмеялась:

— Сегодня вместо занятий нас отправили на приусадебные участки. Копали землю, убирали мусор. Вот я и продрогла, но не беда. Сейчас заварю чаю с липовым цветом и отогреюсь. А ты почему ничего не съела?

— Не хочется. Может, ты сама? — Надя отвернулась.

Сонечка училась в строительном институте. Чернявая и миловидная, она ничем не походила на Надю. Зато от отца взяла многое: узкое лицо, жёсткий рот и пристальный взгляд из-под тёмных бровей сейчас снова напомнили Наде о злополучной встрече.

Она опустилась на табурет и, не сумев себя пересилить, согнулась, закрыв лицо руками.

— Мама! Ты что? — Соня подбежала и упала на колени.

— Ничего… Просто что-то нахлынуло. — Надя утёрла рукавом нос.

— Мама, не ври! — ответила Соня строго. — Я же вижу, что что-то случилось! Что-то с дядей Володей? Вы что, поссорились? — Соня вздрогнула. — Значит, с ним что- то случилось.

Надя выпрямилась и прижала дочь к груди.

— С Володей всё хорошо… И вовсе мы не ссорились.

— Мама!.. Говори, что случилось. — Соня высвободилась, подвинула табурет и села напротив.

Надя вытерла слёзы: «Рассказать или нет?.. Вообще- то, она у меня сильная».

— Сегодня я видела твоего отца… — прошептала Надя.

— Дядю Володю?

— Нет! Твоего настоящего отца. Он подкараулил меня в парке, и мы разговаривали.

Соня нахмурилась, потом поднялась и отошла к столу.

— Ты же сказала, что он в тюрьме.

— Как выяснилось, уже нет.

— И что он тебе сказал?

— Он хочет убить Володю.

— Что? Но зачем?

Соня усмехнулась:

— По-моему, твой новый муж в состоянии за себя постоять. Предупреди его, и я уверена, что он справится с этим уродом — моим так называемым папашей. Стоит ли из-за этого лить слёзы?

— Твой отец тоже всё это понимает, поэтому он и пришёл ко мне. Я просила.

Соня рассмеялась:

— Ты что же, не послала его к чёрту после такого? Каков наглец! Он избивал тебя, потом бросил нас. Он даже не был твоим мужем! С какой стати ты должна помогать ему в таком деле? Ты должна всё рассказать дяде Володе!

— Я не могу, — сказала Надя обречённо. — Если я это сделаю, он убьёт меня, или, что ещё страшнее, убьёт тебя.

Соня прекратила смеяться, пристально посмотрела на мать и рассмеялась ещё сильнее. Надя сказала строго:

— Прекрати! Ты не знаешь, что это за человек. Он очень, очень опасен. Володя всё время на работе. Ты ходишь в институт, порой возвращаешься поздно. Что, если он тебя подкараулит?

— Я его не боюсь. К тому же он не посмеет меня тронуть.

— Напрасно ты так думаешь, — сказала Надя. — Он в бегах, озлоблен и поэтому способен на многое.

Соня покачала головой и небрежно спросила:

— Он не сказал тебе, как он оказался здесь? Он ведь должен сидеть.

— Амнистия. Он попал под амнистию, точнее — его отобрали для поступления в штрафной батальон. На пересылке он бежал и теперь собирается мстить.

— Мстить… твоему мужу, но зачем? — Соня налила в стакан воды и протянула матери. — На вот, выпей и успокойся. — Соня уселась за стол и принялась чистить не съеденное матерью яйцо. — Может, хватит уже считать меня ребёнком? Говори, что такого у вас тогда произошло!

С улицы снова послышались крики и собачий лай. Надя подошла к окну, выглянула и, не увидев ничего такого, подошла к серванту.

— Я знаю, что ты это не любишь, но сейчас мне это необходимо. — Надя достала из серванта пачку и раскурила папиросу. Она снова подошла к окну и, открыв форточку, стала говорить.

С Анатолием Бутко они познакомились, когда Наде было пятнадцать.

В тот день она впервые пошла на танцы в деревенский клуб, который находился в Большой Черниговке — районном центре, расположенном в семи километрах от Надиной деревни. На танцы она пришла с двумя подружками. Одной из девушек уже исполнилось восемнадцать, а вторая была старше Нади почти на год. Давая согласие на то, чтобы, топать в такую даль, Надя тогда ещё и не подозревала, что этот поход перевернёт всю её жизнь.

Когда обеих её подруг местные кавалеры пригласили танцевать, она осталась стоять возле стены, на которой висел портрет товарища Сталина. Надя сразу же почувствовала себя неуютно. Она с восхищением смотрела на парней, которые кружат девушек в танце, завидовала своим подругам и ругала судьбу за то, что не родилась красавицей. В этот момент дверь клуба распахнулась, и в неё вошёл рослый красивый парень.

Он был явно старше, плечистый и темноволосый. В заломленной на затылок кепке, которую не удосужился снять при входе. На нём были распахнутая на груди рубаха в сиреневый кубик, свободные брюки и вычищенные до блеска тёмные ботинки.

Надя с тоской поглядела на свои стоптанные туфли, доставшиеся ей от двоюродной сестры, и одёрнула подол белого в горошек платьица.

Лицо парня было вытянутое, при этом его подбородок казался довольно массивным и слегка выдавался вперёд, что говорило о явном своенравии и упрямстве его обладателя. Необычайно тёмные брови изгибались правильной дугой, а нос был прямой и острый, как у античных героев из учебника по истории.

Надя с открытым ртом уставилась на незнакомца.

Оглядевшись, парень не увидел других свободных девушек, поэтому прямиком направился к Наде.

— Не замёрзла, красавица? Что, не приглашают, или так горда, что всех отваживаешь? — сказал темноволосый с ухмылкой. Его карие, глубоко посаженные глаза смотрели дерзко и уверенно.

— Не приглашают, — сказала Надя, краснея.

— Так мы это исправим!

Темноволосый подхватил Надю под руку и потащил в центр площадки.

— Полегче, городской! — крикнул Надиному кавалеру курносый крепыш из местных, когда тот зацепил его плечом. — А то так можно и по носопырке схлопотать!

Курносый был в тёмно-синей косоворотке и чёрных шерстяных штанах, заправленных в короткие кирзовые сапоги. Он держал за талию незнакомую Наде довольно мясистую девицу с огромными грудями и толстой рыжей косой. Девица тоже довольно зло смотрела на Надиного кавалера. Тот тут же выпустил Надину руку, и не успела она опомниться, как он повернулся и сильно толкнул курносого в грудь.

— Ты на кого пасть раззявил, деревенщина?

Все окружавшие тут же расступились. Парень в косоворотке шагнул вперёд, опустил голову, как молодой бычок, и сжал кулаки.

— Ну… знаешь… ты. Ты это… — Не найдя подходящих слов, парень надул щёки и погрозил кулаком.

— Это всё? Весь ваш монолог? Я так понимаю, что сказать больше нечего? — Темноволосый рассмеялся.

— Тогда хвостик подожми, щенок, и кружи дальше свою толстозадую — может, растрясёшь её хоть маленько.

Рыжеволосая толстушка толкнула своего курносого кавалера в спину и заорала:

— Оглох, что ли, Васька? А ну ввали этому длинному! Чего застыл? Иль мне самой…

Курносый выставил вперёд левую ногу, слегка согнулся и поднёс кулаки к щекам. Со стороны, несмотря на внушительные габариты, он выглядел довольно комично. Толпа вокруг загудела. Надя и сама не поняла, как оказалась между парнями.

— Да перестаньте же! Совсем с ума посходили!

Темноволосый прошептал девушке в самое ухо:

— А ну посторонись, краля… и топай отсёдова подобру-поздорову.

Он с силой сжал Надину руку и оттолкнул её в сторону. Крепкое и мускулистое тело парня двигалось непринуждённо и свободно. Надя отлетела, как пушинка, схватилась за руку. Темноволосый повернулся к курносому спиной, словно собирался уходить. Курносый тут же осмелел и шагнул было вперёд, отведя правую руку для замаха…

Бывший Надин кавалер вдруг резко крутанулся на каблуках и очень жёстко двинул курносому локтем в подбородок. Голова у того дёрнулась, он отступил и слегка опустил руки. Темноволосый бросился на врага, двинул носком ботинка по голени, его кулаки дважды врезались курносому в лицо. Тот рухнул на пол, потом приподнялся на локтях, но встать не смог… или побоялся; из носа бедолаги лилась кровь. Рыжая завопила, призывая на помощь. Музыка смолкла, все смотрели на происходящее полными ужаса глазами.

Несколько местных парней дёрнулись было вперёд, но темноволосый шагнул в их сторону и сделал несколько пасов рукой. Надя не сразу поняла, что в руке у него нож. Местные расступились. Один из них бочком пробрался к дверям и выскочил из клуба, за ним то же самое сделали ещё двое. Надя бросилась к темноволосому и сказала строго:

— Убери… убери сейчас же это! — Она испуганно косилась на нож.

— Повинуюсь, моя краля! Желание дамы для рыцаря закон! — Парень раскланялся, потом подхватил Надю под руку и поволок её в сторону выхода. — Пора отступать, — прошептал он девушке в ухо.



Когда они оказались на улице, парень сплюнул себе под ноги и грязно выругался.

— Думаешь, для чего те трое смылись? — сказал он, озираясь по сторонам.

— Для чего? — прошептала Надя.

— Для того, чтобы вернуться с дрекольем или с чем и того похуже. Лично я бы топор для такого случая прихватил или вилы — у вас в деревне это самое то.

Глаза Нади округлились:

— А у вас в городе что?

— Что у нас в городе?.. — не понял темноволосый.

— Что у вас в городе самое то? — повторила Надя.

— Ах, ты об этом… — Парень резко выхватил из кармана выкидуху, сделал несколько пасов у самых глаз девушки и так же ловко убрал обратно в карман. — В городе частенько и этого хватает, но если уж дело серьёзное, то без волыны никак. Двинули, что ли, а то у меня сегодня как раз волыны и нет.

Они спустились по ступенькам и тут же перешли на бег. Откуда-то сбоку послышалась ругань и топот ног. Надин кавалер дёрнул её за руку и потащил в сторону.

— Ну… что я говорил? — процедил темноволосый, когда они укрылись в кустах. — Да их уже семеро, ого…

Глаза парня горели огнём, но в них не было и капли страха, только азарт и звериная злость.

Мимо кустов прошли семеро местных с палками и кольями в руках. Они матерились и хохотали, отпускали шуточки и подзадоривали друг друга.

— Быдлота! — процедил Надин спутник. — Был бы у меня ствол — разогнал бы эту шушеру враз.

Надя чувствовала, как трясутся колени. Когда возможный противник удалился, Надин спутник вышел из кустов.

— Пошли, — скомандовал он тихо, и они двинулись вдоль огородов в сторону, противоположную той, куда пошли агрессивные дружки курносого здоровяка.

Потом они куда-то бежали, потом спрятались в каком-то сарае, где пахло навозом и прелой соломой. За стенкой кудахтали куры и хрюкала свинья.

Это были привычные звуки и привычный запах, но Надя почувствовала, что у неё бурлит в животе. Она прижала руку ко рту, испытав тошноту. Девушка съёжилась и уставилась на парня испуганными глазами. Тот подошёл и, заглянув в глаза, прошептал:

— Боишься? А ты не бойся, не съем.

— А я и не боюсь.

— Боишься, я вижу. Хотя ты молодец. Такая пигалица, а пыталась меня защитить от этого увальня! Только не очень-то это у тебя получилось, правда? Вот он — мой сегодняшний спаситель. — Парень похлопал себя по карману, в котором лежал нож.

— Ты только с ним такой храбрый? — ни с того ни с сего вдруг дерзко спросила Надя.

Парень рассмеялся, отошёл, затем, вынув из кармана нож, с силой вонзил его в стену. Он снова приблизился к Наде и провёл пальцами по её щеке. Девушка вздрогнула и зажмурила глаза. Сильная рука опустилась на грудь и с силой сдавила. Вместо ожидаемой боли Надя вдруг почувствовала жар.

— Ты бы хоть имя своё назвал.

— Анатолием зови… Можно, конечно, и Толькой, но не Толиком — не люблю. Фамилия Бутко, я из Куйбышева.

— Городской, значит.

— Вчера приехал к тётке погостить.

Анатолий повалил девушку на спину. Он говорил что-то ещё, но Надя уже не слышала слов. Она всё время старалась смотреть парню в глаза, тот тоже не отводил взгляда. Сначала было больно, солома, на которую они упали, колола ноги и спину. Потом боль ушла, и Надя будто бы провалилась в пустоту. Анатолий действовал уверенно и быстро, у Нади же это было впервые.

Четверо парней из Большой Черниговки, как позже узнала Надя, через пару дней заявились к тётке Марье — родственнице Анатолия Бутко. Та заявила, что её племянник пришёл лишь под утро, собрал свои вещички и ушёл не попрощавшись. «И слава Богу. Как говорится, баба с возу… Толька с малых лет парень бедовый, с ним одни хлопоты, — равнодушно ответила женщина, даже не поинтересовавшись, зачем её родственник понадобился местным ребятам. — Люська — сестра моя, мамаша этого обормота — от сына своего покоя не знала никогда, а мне он тем более не сдался. В городе теперь его ищите, а может, где ещё. Этот куда хочешь свинтить может».

Через пару дней больше-черниговские заявились в Красные Липки (так называлась Надина деревня). Они подкараулили Надю у реки и обступили со всех сторон. Синяки к тому времени у курносого залили пол-лица, он сильно прихрамывал и доставал Надю хлеще других. Надя сразу же заявила, что не знает, куда подевался её недавний кавалер. Не рассказала она и том, что произошло на сеновале. Сказала, что после танцев парень проводил её до дома и с тех пор больше не появлялся. Курносый попытался угрожать. Но Надя тут же послала их всех к чёрту, повернулась и пошла в сторону деревни. Остановить её силой парни не пытались.

Больше-черниговские искали темноволосого довольно долго. Но потом плюнули на это — видно, своих проблем хватало, — а вот Наде о той ночи забыть не удалось.

Кровь не пошла в срок — и пришлось рассказать всё матери. От того, что дочь забрюхатела в пятнадцать, родители Нади в восторг не пришли. Мать отходила её какой-то старой кофтой, при этом громко орала, потом ревела. Отец назвал малолетней шалавой и не разговаривал целую неделю. Когда стал расти живот и у Нади сменилась походка, по деревне поползли слухи, новость облетела всех. И тут случилось ещё кое-что.

Там же, у речки, где состоялся разговор с парнями их райцентра, когда Надя шла с вёдрами за водой, дорогу девушке преградила Рита Сонина. Высокая, грудь обтянута кофтой так, что пуговицы вот-вот отвалятся. Щёки румяные, а в глазах не то злость, не то прищур задорный. От такого прищура парни с ума сходят. Надя всегда завидовала Ритке, считая её первой красавицей на деревне. Рита была одной одна из тех, с кем Надя в тот злополучный вечер посетила клуб.

— Привет, подруга, — сказала Рита, выходя из кустов, когда Надя с коромыслом на плече спустилась в овраг. — Поговорить нужно.

Надя поставила вёдра на траву:

— Жарко сегодня-чего-то запыхалась.

— Уже пузо мешает? Значит, это правда, что у вас с Толькой было…

— Чего было? — Надя уже догадалась, к чему весь этот разговор.

— Ладно, дурой не прикидывайся! — Рита сделала шаг вперёд. — Значит, это ты с ним в ту ночь кувыркалась.

Надя отступила.

— С кем?

— А с тем городским, что тебя как-то из больше-черниговского клуба уводил, тогда там ещё драка у него случилась… с местными. Ну он и гад!

— А у вас с ним что… с Анатолием?

— С Анатолием… — передразнила Ритка. — Любовь у нас с ним… давняя, а тут ты… Ну он и сволочь! А ведь это тогда он ко мне заявился. Только-только тебя миловал — и сразу ко мне. Сказал, укрыться ему нужно, а я, дура, и пустила. Еду носила, укрывала, а он, значит, гад, с тобой… Ну скотина, ну я ему устрою! А тебе, гадина, нужно бы глаза выцарапать, чтобы на чужих парнях не скакала.

Надю охватила злоба.

— Только попробуй! — Она схватила коромысло.

Ритка отступила.

— Полегче ты, дура малахольная…

Риткины мать и старшая сестра три года назад померли от тифа, а трое старших братьев уже обзавелись своими семьями и жили отдельно: двое в Большой Черниговке, а третий в Куйбышеве. Риткин отец частенько ездил в город на заработки, пропадал там надолго — бывало, на несколько месяцев, а бывало, и на полгода. Ритка большую часть времени жила в доме со своей глухой колченогой бабкой, которой было под восемьдесят. У неё были проблемы с головой, и с постели она сама не вставала.

Получается, что Анатолий Бутко уже четыре месяца живёт у Ритки. Та продолжала возмущаться:

— «Пусти, — говорит, — пожить недельку-другую. Если ваши райцентровские меня найдут — мне хана, а домой мне нельзя…»

— А там-то он кому насолил? — взволнованно спросила Надя.

— Да кто ж его знает? Может, так же кому-то нос расквасил, а может, ещё чего похуже?

— Чего похуже? — ещё сильнее забеспокоилась Надя.

— Как чего? Ты ж сама видала, какой он. Чуть что — сразу за нож.

Надя вздрогнула и, опустив коромысло, спросила:

— А у тебя с ним-это…Тоже, значит, было.

Ритка скривила лицо:

— Мы с ним ещё в евонный прошлый приезд познакомились, ну и… Сама понимаешь. Только вот я, в отличие от некоторых, прежде чем ноги раздвигать, головой думаю. А ты теперь таскай своё пузо, только не думай, что ты дитём этим Тольку к себе привадишь. Чихал он и на тебя, и на ребёнка этого! Надо, пожалуй, до Большой Черниговки сходить да шепнуть кой-кому, где наш соколик прячется, чтоб ему не повадно было.

Тогда Надя просто не поверила Ритке. Думала, что она это так просто, из ревности брякнула, но выходило, что всё это было правдой.

Через несколько дней на Риткином дворе случился переполох. Кто-то ночью вломился во двор, и началась кутерьма. Потом приезжал участковый из Большой Черниговки и всех расспрашивал. От соседок Надя узнала, что Анатолий Бутко, племянник тётки Марьи, который уже несколько месяцев прятался во дворе у Ритки, порезал троих райцентровских и пропал. Вроде говорили, что ему самому тоже досталось, так что жив ли он, может, ранен, никто не знал. Пропал парень — и всё тут.

Надя, конечно, сильно переживала. Она предполагала, что теперь Анатолий Бутко придёт уже к ней. Она и хотела этого и одновременно боялась, понимая, что, если это случится, она не сможет выгнать парня. Однако Анатолий больше не появился, а к концу зимы, когда подошёл срок, у Нади родилась Сонечка.

Надя загасила о пепельницу сигарету и только сейчас увидела, что выкурила пять штук. Она с тревогой посмотрела на дочь — та молчала.

— Теперь ты немного представляешь, что за человек твой настоящий отец.

Соня поджала губы и тихо спросила:

— Да, теперь я это представляю, но ты не ответила на мой вопрос: почему эта сволочь хочет убить твоего мужа?

Надя высыпала окурки в мусорное ведро и присела к столу. В горле пересохло, но пить совсем не хотелось.

— Когда умерли мои родители, мы с тобой переехали в город. Мне удалось устроиться на завод, и мне, как матери-одиночке, дали эту квартиру, — продолжила рассказ Надя. — Тебе тогда было пять, и, когда я уходила на работу, ты оставалась дома совсем одна. Помнишь, как ты боялась темноты, поэтому, уходя на работу, я никогда не гасила свет, и он горел всю ночь?

— Счётчики крутились непрерывно, и это тебя печалило, — усмехнулась Соня.

— Нам не хватало денег, поэтому меня это действительно сильно напрягало.

Соня улыбнулась:

— Ладно уж, рассказывай, что было дальше. Всё это я помню очень смутно.

— А ты помнишь, как однажды, вернувшись с учёбы, ты обнаружила в квартире полнейший кавардак и подумала, что нас ограбили?

Соня кивнула.

— Разумеется, я это помню. Я ведь тогда уже ходила в третий класс. В тот день, когда я пришла, ты сидела за столом и курила — так же, как и сейчас. Я предлагала тебе вызвать милицию, но ты не стала этого делать. Сказала, что ничего не украдено, а ходить на допросы у тебя нет времени.

— В тот день милиция уже у нас побывала. Но я не стала тебе этого говорить. И на допросы мне ходить всё-таки пришлось. В тот день я вернулась с ночной смены и собиралась спать. В дверь постучали, и когда я её открыла, в квартиру вломился он — твой настоящий отец. Я не видела его одиннадцать лет, но узнала сразу. Откуда он узнал, где я живу?.. Следил наверное, а как жареным запахло — заявился. Он сказал, что ему грозит опасность и я должна помочь ему. Я сразу же вспомнила ту девушку Риту, у которой он жил столько времени, прячась ото всех.

— Тебе нужно было сразу же выставить его за дверь! — строго сказала Соня.

Надя улыбнулась и с грустью посмотрела на дочь:

— Надо было, но я… Я ведь столько лет его ждала…

— Этого мерзавца? — выкрикнула Соня. — Да ты с ума сошла! Я бы его и на порог не пустила!

— Когда он вошёл и сказал, что какие-то люди его преследуют, я очень сильно испугалась, но потом подумала о тебе. Я сказала твоему отцу, чтобы он уходил, но он не слишком-то меня послушал. Потом к нам в квартиру постучали. Оказывается, они шли по его следу.

— Убийцы?

— Милиция. Они вышибли дверь, всё перевернули, а твой отец укрывался мной как щитом. Он приставил к моей шее нож и кричал, что убьёт, если они не дадут ему уйти.

Соня подошла к матери и взяла её за руку:

— И что случилось потом? Как тебе удалось спастись?

За стенкой снова начала орать соседка, что-то упало, и мужской голос хрипло затянул: «Вдоль по Питерской…». Надя вздрогнула и замолчала:

— Это же сосед надрывается, — успокоила мать Соня. — Сегодня сыро, а у него от сырости кости ломит, да культя его болит. Вот он напился и воет как шальной.

Надя снова заговорила:

— Перепугалась я тогда, насмерть перепугалась. Двое милиционеров передо мной и один в гражданке. Все пистолеты на нас навели, а отец твой так мне шею сдавил, что я хрипеть начала, а лезвие у самого горла, холодное такое. У меня ноги так и подкашиваются, а в животе клокочет, а эти всё кричат: «Брось нож… всё равно не уйти тебе, не усугубляй…» и что-то там еще. Двое — те, что в форме были, — оба молоденькие. Глазки у них моргают часто-часто так, а ручонки, вижу, трясутся. Анатолий меня уже к двери потащил, а тот, что в гражданке был, нам проход перекрыл. Лицо напряжено, но взгляд чёткий и руки не трясутся. Я тут не выдержала — схватила Анатолия за руку и впилась в неё зубами. У меня воздуха в груди в тот момент совсем не осталось. В тот момент я ещё не поняла, что на волосок от смерти была. Лезвие уже в кожу вошло.

Соня с силой сжала руку матери.

— Ты ведь потом ещё почти месяц с платком на шее ходила — говорила, что горло болит.

Надя рассмеялась:

— Кашляла ещё всё время, чтобы ты ничего такого не заподозрила.

— Ну, мамочка…

— В общем, этот, что в гражданке был, выстрелил. Я зажмурилась и на пол сползла, и сознание потеряла. Очнулась — чувствую, мне кто-то в нос ватку с нашатырём тычет. Врачиха рядом в белом халате, толстая такая, с бородавкой на носу. На полу кровь, всё вверх дном, а отец твой совсем рядом лежит. Возле него тоже двое в халатах кружат, из-за них мне не видно ничего. А тот, что пальнул, рядом присел и смущённо так говорит: «Вы уж простите, девушка, нельзя было иначе. Смотрю я на него, а он сам бледный весь, рот прикрывает ладошкой. Точно его вот-вот вырвет. Был, думаю, смелый такой, а тут перепугался весь. Я тогда сразу же поняла, что он вида крови не переносит. Отца твоего чуть позже санитары на носилках унесли. А когда разошлись все, я часа два кровь отмывала, а она не отмывается. Полфлакона валерьянки, помню, тогда выпила.

Позже узнала я, что выжил папка твой. Пуля ему всё лицо разворотила, но выжил. Оперировали его. На суде он ещё в бинтах сидел. Один глаз только было и видать. Десять лет ему тогда дали.

А гражданский-то тот, что стрелял, после суда ко мне подошёл, ещё раз извинился и поужинать пригласил. Я сначала отказалась — так он на следующий день ко мне пришёл. — Надя улыбнулась. — С цветами. В кино пригласил — ну я и согласилась. Так-то вот мы с дядей Володей и познакомились. А теперь вот отец твой нашего Птицына убить хочет, следит он за ним. Может, за то, что он ему лицо изувечил, а может, из-за меня. Какая теперь разница за что. — Надя вздрогнула. — Ой, ты только Володе не говори, что я тебе про секрет его рассказала!

— Какой секрет? — не поняла Соня.

— Что он крови боится. Он ведь милиционер, преступников ловит. Ничто ему нипочём, а как кровь увидит — так весь сам не свой!

Соня удивлённо посмотрела на мать, и обе разом засмеялись.

Глава третья, которая начинается с описания торговых рядов, а заканчивается стычкой в подворотне

Сегодня на рынке было особенно людно — впрочем, как и всё последние месяцы после начала войны. Раньше здесь торговали только с прилавков. Продавцы стояли под навесами, а покупателей было немного. У главных ворот почти всегда можно было встретить милицейский патруль. В серых шинелях и в фуражках с красным околышем, сотрудники чинно прохаживались вдоль торговых рядов, следили за порядком. Теперь же всё изменилось.

Сейчас рынок походил на птичий базар. Многие продавцы торговали прямо с земли; те же, кому удалось выкроить для себя местечко на прилавке, сильно ужимались, чтобы хоть как-то разместить своё когда- то не особо нужное, но сейчас особенно ценное барахло. Торговали буквально всем. Одни прилавки были заставлены неровными рядами спичечных коробков, пачками папирос, ящичками с гвоздями, свечками и мылом. На других стояли пыльные мешки с солью, сахаром и крупами; тут же продавали картошку, керосин и старое тряпьё. Некоторые торговали с рук. Эти держали товар в огромных корзинах или же в висевших на шеях лотках. Покупатели, в основном женщины в длинных стёганых фуфайках и платках, толпились, толкали друг друга. Некоторые громко спорили, ругались с продавцами и друг с другом, щупали, мяли, приценивались, но покупали мало. Некоторые возмущались резко взлетевшими ценами; некоторые, особо ловкие, покупали понравившуюся вещь в одном ряду и тут же в другом пытались продать её втридорога.

Однако, несмотря на всю эту сутолоку, настроение у люда было не самое плохое, потому что денёк выдался погожий. Выглянуло солнышко, выпавший накануне снег полностью растаял, поэтому грязь чавкала под сапогами, а воробьи на заборах чирикали так задорно, что казалось, будто бы пришла весна. Где-то вдалеке играла гармошка, хрипловатый мужской голос затянул протяжно: «Гори, гори, моя звезда…».

Птицын всё время кутался в воротник и озирался по сторонам. Он стоял у лотка, с которого торговали одновременно зерном, мылом и вязаными чулками. Поблизости в рядок сидели трое пожилых мужичков и мальчик лет двенадцати. Один из мужчин маленьким молотком подбивал оторванный каблук стоявшей рядом женщине в платке, второй ловко орудовал портняжной иглой, третий натирал двумя щётками сапоги молоденькому лейтенанту с петлицами танкиста. Мальчишка зазывал покупателей звонким криком, предлагая желающим спички и хозяйственное мыло. В соседнем ряду бабка пыталась обменять картину с изображённой на ней пышнотелой полуобнажённой красоткой на буханку хлеба. «В наше время искусство стоит дешевле хлеба», — подумал Птицын.

— Почём нынче крупы, мать? — спросил он стоявшую рядом пожилую женщину, торговавшую пшеном.

— Двести целковых, сынок, — оживилась бабка. — Возьмёшь полмешка — я тебе скину малясь.

— А возишь откуда?

— Так из-под Безенчука, там нынче зерно хорошо взошло. Глянь какое золотистое, крупинка к крупинке! Каша из него выйдет… ух, рассыпчатая.

— Ладно, подумаю, бабуль. — Птицын повернулся к торговке спиной и прошёл к соседнему лотку.

Бабка махнула рукой и проворчала вслед что-то непотребное.

Когда жена рассказала, что объявился настоящий отец Сонечки и что он хочет ему отомстить, Птицын лишь махнул рукой. Мол, не до него сейчас — пусть за дезертирами другие бегают. У него и так забот завались.

Он хорошо помнил тот день, когда подозреваемый приставил нож к горлу тогда ещё такой чужой и незнакомой женщины. Тогда по глазам Птицын понял, что преступник ни перед чем не остановится. Он бы не решился на тот выстрел, если бы женщина сама не вцепилась в руку убийцы. После того, как он нажал на спусковой крючок и понял, что попал, Птицын едва сам не потерял сознание, как и спасённая им жертва. Вид изувеченного пулей лица и растёкшаяся по полу лужа крови вызвали головокружение и тошноту. Он ушёл на улицу и лишь позже, когда приехала карета скорой помощи, пересилив себя, вернулся в квартиру, где лежал раненный им подозреваемый.

Зайдя в комнату и снова увидев на полу бурую лужу, Птицын покрылся потом и весь побледнел. Спасённая им женщина сразу же заметила это и всё поняла.

— Вы ведь крови боитесь? Так? — сказала она без тени усмешки в голосе.

Птицын хотел ответить грубо, но вместо этого тихо спросил:

— А что, так сильно заметно?

— Ну, я не знаю, мне вот сильно. Наверное, потому, что у нас в деревне дедулька один был. Толковый, работящий, а крови как огня боялся. Он даже курице голову отрубить не мог — всегда просил кого-нибудь. Так вот, он так же, как и вы, бледнел и весь потом покрывался от одной лишь маленькой ранки. Порежет палец — и бух в обморок! Вы бы умылись холодненькой водичкой да на улицу шли. Вам сразу легче станет.

— Да я только что с улицы, — ответил Птицын.

— Тогда у доктора нашатыря возьмите. Тоже помогает.

Птицын вздрогнул, огляделся и, увидев, что их никто не слышит, попросил:

— А можно, я спрошу, но скажу, что это для вас?

Женщина кивнула.

Потом был суд, потом он пригласил эту женщину на свидание, но поначалу лишь для того, чтобы расспросить про дедка, который боялся рубить головы курам. А потом почему-то принёс той женщине цветы. Она назвалась Надей Стрелковой и не знала, что делать с цветами. Потом бросилась на кухню и отыскала литровую банку, налила в неё воду.

— Нужно обрезать стебли, — улыбаясь, сказал Птицын. — Так цветы будут дольше стоять.

— Где стоять? — не поняла Надя.

Птицын смутился.

— Ну… наверное, там, где вы их поставите.

Очевидно, поняв, что сказала глупость, женщина рассмеялась.

Потом они встретились снова, потом много общались, но расписались только спустя два года. Теперь Птицын знал, кто такой Бутко, не только по протоколам. Когда Надя рассказала ему свою историю, он вспомнил собственное детство.

Как-то раз, когда ему было тринадцать лет, они с отцом по осени гостили у деда в деревне. Однажды дед повёл внука в лес по грибы. После двух часов поисков лукошко деда уже было заполнено наполовину, а в корзинке у мальчика лежало лишь несколько сыроежек и один подосиновик. Не желая отставать, юный Володя устремился вперёд. Выйдя на большую поляну, мальчик заметил под кустом несколько белых грибов. Он сделал шаг и тут же замер. Слева шевельнулись кусты, и на поляну вышел огромный серый зверь. До этого дня Володя видел волков лишь на картинках.

Это был, видимо, ещё молодой, но довольно крупный зверь. Остро торчащие уши, широкая грудь и жёлтые глаза. Шерсть зверя, отдававшая рыжиной, всё ещё была ещё густой и пушистой после тёплого и сытного лета. На фоне поросших буро-зелёным мхом коряг, среди серых стволов деревьев и пожухлой листвы зверь был незаметным, сливался с лесом. Володя застыл на месте, с силой сжав пальцами не слишком- то острый ножик, который дед вручил мальчику перед походом по грибы. Зверь смотрел не мигая, в его взгляде не было лютой злобы, не было и страха. Волк слегка припал к земле и вытянул вперёд шею. Так они простояли не меньше минуты, потом на поляну выбежал дед, крича и размахивая руками. Он бросил лукошко на землю и заслонил мальчика собой. Потом хлопнул в ладоши, снова что-то крикнул и схватил с земли первую попавшуюся палку. Взгляд волка не изменился. Зверь ещё больше припал к земле, спокойно повернулся и вскоре скрылся в кустах. Тогда Володя очень гордился собой. Гордился тем, что не испугался и не закричал. Дед долго ругался, просил не исчезать больше из виду, говорил про то, как опасны голодные волки осенью.

Всякий раз думая о Бутко, Птицын вспоминал того самого волка. Как тот волк отличался от дворовых собак, так и Анатолий Бутко отличался от большинства блатных, с которыми Птицын привык иметь дело. Те любили покрасоваться, «погнуть пальцы» и «напустить дыму», а в Бутко жила звериная ярость. Среди них тоже попадались настоящие волки, но их было немного.

Сейчас прошлое его жены напомнило о себе.

— Значит, он со мной поквитаться решил, старое, значит, вспомнил. — Птицын усмехнулся. — Милости просим! Увижу эту мразь — для него его штрафбат раем покажется! Пусть только сунется-я ему ещё одну дырку в голове проделаю!

Однако, когда Надя разрыдалась, упрекнула мужа в беспечности и сказала, что опасность грозит прежде всего ей самой и даже Сонечке, Птицын задумался:

— На рынке, говоришь, встречу назначил? И что… думаешь сходить? — Он посмотрел на жену строго, та молчала.

За мать ответила Сонечка:

— Надо вам, дядя Володя, засаду на папку организовать. Мама пусть идёт к нему, а вы за ней присмотрите. Как появится этот… так вы его и сцапаете. Как вам идейка?

— Вон чего! Решила меня поучить, как засады на преступников устраивать? Спасибо за урок!

Соня вспылила:

— Насмешки ваши тут ни к чему. Не только вам одному опасность грозит. Этот гад и маме, и мне угрожал, а вы с ним разобраться не желаете! Вам преступника и дезертира на блюдечке подают, а вам хаханьки! Стыдно, товарищ капитан!

Птицын снова усмехнулся.

— А ты хоть понимаешь, что опасно это? Бутко этот ваш в бегах, на уме у него чёрт знает что! Понимаешь, что мать под нож подставить можешь?

— Да я бы лучше сама пошла! — ещё больше разозлилась Соня. — Да только он маму ждать будет, ко мне может не выйти. Если хотите, с вами пойду, если вам так страшно.

— Никуда ты не пойдёшь, — строго сказала Надя. — Я сама всё сделаю, выведу вас на этого мерзавца, а Соня пусть дома сидит.

Птицын исподлобья посмотрел на жену.

— Ладно. Я Кравца с собой возьму. Меня Бутко в лицо знает — если рядом буду стоять, он меня враз приметит, — а Стёпу он ни разу не видал. Как пойдёшь на рынок, так держись ближе к нему, а я в сторонке буду. Как этот гад приблизится, так мы его и возьмём.

— А вдруг у него пистолет есть? Начнёт палить — сколько в толпе народу положить сможет! — забеспокоилась Надя.

— Раз он тебе ножом в лицо тыкал — значит, нет у него пушки, — рассудил Птицын. — Так бы он тебя ею пугнул. Решено, идём втроём: вы со Степаном Марковичем рядышком, а я в сторонке. Эх, жаль больше народу нельзя взять! Если Еленин узнает, что я всю свою группу вместо нашего немца какого-то Бутко ловить отправил, ох он мне устроит! Раз уж наш майор мне про Пашку Кастета забыть велел, а тут какой-то Бутко! По их с Фирсовым меркам — так, мелюзга.

Он поделился Сониной идеей с Кравцом — тот без всяких возражений согласился.

Сейчас, когда Птицын увидел Надю среди толпы, он почти пожалел, что решился на эту авантюру. Сегодня жена надела свой лучший пуховой платок, подкрасила глаза и подвела губы. В груди у Птицына кольнуло.

Уж не для этого ли она так принарядилась? Он кинул взгляд на другой конец рынка и увидел там Кравца. Тот что-то втолковывал бородатому мужичку в военной шапке без кокарды, торговавшему глиняной посудой и алюминиевыми ложками. Степан Маркович оживлённо жестикулировал и то и дело мотал головой. «Надеюсь, он не забыл, зачем мы сюда пришли? — занервничал Птицын. — А то войдёт в раж — и проспим мы Надюшкиного дезертира».

Надя прошлась вдоль рядов, заметила Кравца и как бы невзначай пошла в сторону пивнушки, возле которой Анатолий Бутко назначил ей встречу. Возле ларька у столиков скопилось несколько мужиков, которые разливали пиво из больших стеклянных банок в алюминиевые кружки и оживлённо разговаривали. «Что ж Степан-то творит? — изводился Птицын. — Он же даже не смотрит на неё — спиной ведь стоит».

Только сейчас Птицын заметил, как Кравец что-то взял у мужика в военной шапке и поднял перед собой. «Ай да Стёпа… ай да голова! Это же зеркало в рамке, — догадался Птицын. — Значит, мужик не только посудой торгует». Кравец держал перед глазами небольшое настенное зеркало и наблюдал за тем, что творится у него за спиной. Степан вроде как рассматривал товар, голова его покоилась, а всё, что творилось сзади, он вне всякого сомнения прекрасно видел. Птицын втянул голову в плечи и перешёл на другое место. Надя тем временем встала на видное место и огляделась. Всё верно. Она пришла на встречу поэтому ей таиться не нужно. Они встретились взглядами. Птицын задержал дыхание. Если с ней что-то случится… Он же себе этого не простит! Птицын отвёл взгляд, прошёлся вдоль прилавка с картошкой и вдруг услышал позади себя шум. Он обернулся. Какой-то дедок, торговавший старьём, вдруг заорал:

— Украли! Люди добрые, да что это делается? Часы золотые, от матери по наследству достались!

Средь рядков в сторону ворот мчался мальчишка лет десяти в неказистом рваном треухе и тулупчике, надетом прямо поверх давно не стиранной майки. Какая-то женщина взвизгнула, люди подались к месту происшествия, стали вытягивать шеи, что-то кричать. Птицын тоже распрямился, но сразу же обернулся и посмотрел туда, где только что была Надя. Женщина исчезла. Птицын рванулся в сторону ворот, тоже вытянул шею и почти сразу же увидел жену. Какой- то рослый мужчина держал её под руку и прямо-таки тащил в сторону главных ворот. Птицын, расталкивая зевак, побежал за ними. Кто-то схватил его за руку.

— А ну легче, Иваныч! Нормально всё. Там у выхода всегда затор, а я в заборе лазейку приметил. Ты за Надей ступай, только без лишнего шума, а я через лаз, как раз перед ними выйду. Вот и зажмём мы их с двух сторон. Никуда не денется. — Сказав это, Степан Маркович отделился от Птицына и исчез в толпе.

— Легко ему говорить: не его жену на пику посадить могут! Лишь бы всё получилось.

Птицын всмотрелся в шагавшую перед ним парочку. Он вспомнил этого мужика. Он стоял в пивнушке как раз спиной к нему. На мужчине были чёрный матросский бушлат и старые армейские сапоги. Шапку он натянул до бровей, серый шерстяной шарф закрывал всю нижнюю половину лица. «Уродство своё скрываешь, Бутко, — процедил Птицын сквозь зубы. — Ладно, скрывай, только теперь не уйти тебе».

Как и говорил Кравец, у входа преследуемая им парочка замедлила шаг. Вдвоём было непросто протолкнуться, Птицын же проскакивал меж людей бочком и почти настиг идущих впереди. Когда Надя и её спутник оказались на улице, мужчина ускорил шаг и потащил женщину в ближайшую подворотню. Птицын побежал, но парочка уже исчезла с его глаз. Он влетел в арку какого-то дома и увидел прижавшуюся к стенке Надю, лежавшего на земле мужчину в бушлате и нависшего над ним Стёпу Кравца.

Птицын подбежал к жене и схватил её за плечи:

— Всё в порядке, не ранена?

— Всё нормально. Теперь всё хорошо. — Женщина распахнула пальто, она тяжело дышала.

Птицын отпустил Надю и присел на одно колено возле лежавшего на животе мужчины. Он рванул его за одежду, перевернул и сдёрнул с лица шарф.

Первым, что увидел Птицын, были рыжие усы и небритый подбородок. Лицо мужчины было опухшим, но следов уродства у него не было. От него пахло пивом, глазки часто-часто моргали и смотрели то на одного оперативника, то на другого.

— Ты кто такой? — рявкнул Птицын, ухватив мужика за грудки.

— Васька… Васька я… Васька Бурак — это фамилия такая, — мужик запричитал. — Я здесь, на рынке, сторожем числюсь. Не бейте, мужики, я ведь ничего дурного не сделал!

— Так… — Птицын тряхнул мужика так, что он ударился головой о землю. — Откуда ты взялся, таракан ты рыжеусый, говори!

Мужик съёжился и заскулил:

— Так я что? Подошёл тут ко мне один — длинный такой, с рожей изувеченной — и говорит: «Хочешь деньжат немного срубить?» Я — само собой. Он и говорит, что граната рядом с ним разорвалась, лицо вот всё перекорёжило. Вернулся он домой, а в таком виде с женой встречаться боязно. Вдруг она как увидит, так и пошлёт его куда подальше? А лицо у него и в самом деле мерзкое — смотреть жутко! Дал мне тот длинный червонец и говорит: «Я тебе бабу свою покажу подойдёшь и скажешь: привет, мол, от Анатолия. Ты мне её в ближайший двор приведи, тут и я подтянусь. Во дворе темно и нелюдно; я лицо укутаю, поговорю с ней, что да как, ежели нормально всё, так и откроюсь. Как сделаешь — так я тебе ещё полтинничек накину за труды. Приведёшь во двор и жди. Ежели не захочет она с тобой идти или другая какая оказия выйдет, отдай ей вот это письмецо. — И рыжий мужик протянул Птицыну скомканный листок.

Тот распрямил записку и прочёл:

«Если читаешь это — значит, сдать меня решила. С этого дня ходи и оглядывайся. Теперь не капитан твой, а ты в моём списке первая».

Птицын ещё раз перечитал послание, потом скомкал бумагу и сунул её в карман. Когда они встретились глазами с женой, та отвернулась.

Глава четвёртая, в которой Сонечка Стрелкова наслаждается хорошим вокалом, а вернувшись домой, узнаёт, что гуляла не одна

С того самого дня, когда Птицын показал ей то письмо с угрозами, они с матерью не выходили из дома. Птицын обещал уладить все проблемы, однако сам постоянно пропадал на работе и ночевал через день. Соня понимала: случись что — они с матерью будут беззащитны. Она злилась на Птицына, но гордость не позволяла её просить его о помощи. Мать, после того как прочла письмо, обречённо улыбнулась Соне: «Этот человек не бросает слов на ветер. Если уж мне суждено умереть, то пусть так и будет, лишь бы он не тронул тебя». Услышав эти слова, Соня ещё раз про себя обругала Птицына и попыталась утешить мать, но та словно превратилась в живой труп. Она перестала есть, пролежала в кровати три дня, при этом почти не вставала. Соня носила матери еду в постель, но почти всё приходилось уносить обратно. Надежда Стрелкова угасала прямо на глазах. Соня проклинала отца, но, пожалуй, ещё сильнее проклинала Птицына. Он ведь её муж — почему же тогда он всё время где-то пропадает и ничего не делает?

Как-то Птицын принёс курицу, и Соня сварила бульон. Птицын взял тарелку и отнёс её жене. Соня не знала, как ему это удалось, но Птицын заставил мать есть. Когда он принёс на кухню пустую тарелку, то постарался улыбнуться Соне, но та решительно отвернулась.

— Уснула. Тебе тоже нужно поспать, — сказал Птицын. — Ты ведь просидела возле неё всю ночь. — Соня не ответила. — Понимаю, что ты сердишься, но поверь: я делаю что могу.

— И что же ты делаешь? — язвительно выкрикнула Соня. — Тебя целыми днями нет дома! Если мой папаша явится, нам ведь придётся защищать себя самим!

Соня увидела, как сжались его кулаки, он схватился за виски, что-то пробубнил себе под нос и пошёл одеваться.

— Я же сказал, что вам ничто не грозит. Очень жаль, что ты мне не веришь.

Через минуту он вышел, хлопнув дверью. Соня подошла к окну и распахнула его. С улицы доносилась музыка.

Перед подъездом, где обычно на лавочке судачили пожилые соседки, не было никого. В песочнице тоже было пусто. Только голуби важно расхаживали между луж да лохматая дворняга свернулась клубком возле прикрытого фанерой канализационного люка. Ветер колыхал развешанное на верёвках бельё, у песочницы стояла забытая кем-то деревянная лошадка-качалка.

Гармошка играла где-то совсем рядом. Соня распахнула окно, прислушалась. Через арку соседнего дома доносился тоненький мальчишеский голосок. Поёт явно кто-то пришлый — всех местных «музыкантов и певцов» Соня знала.

Обычно во дворе по вечерам одноногий сосед дядя

Гриша тенчал на балалайке и пел матерные частушки вперемешку со старинными романсами. Тётка Марья из второго подъезда тоже любила подрать горло, когда на неё, как она говорила, нахлынет. Эта пела хриплым пропитым голосом без всякого аккомпанемента про неразделённую любовь и горькую женскую судьбинушку. Остальные жители двора пели от случая к случаю, а сегодня же в их район, похоже, занесло какого-то нового. Соня обернулась и посмотрела на мать — та безмятежно спала.

Соня задумалась. Если она выйдет из дома на полчасика, пожалуй, ничего страшного не случится. Кто такой Птицын? Он ей ведь и не отец вовсе. Подумав об этом, Соня тут же вспомнила о своём настоящем отце и о его угрозах. Ей стало совестно: а вдруг именно сегодня её папаша попытается исполнить своё обещание? Она снова посмотрела на спящую мать. Лицо женщины казалось таким безмятежным. Соня схватила с полки платок, накинула его на голову, подхватила пальто и, сунув ноги в сапожки, выбежала из квартиры. Она заперла дверь снаружи на два оборота, сбежала по лестнице и поспешила в соседний двор. Здесь, возле сваленного в кучу битого кирпича и поваленного ветром ещё по весне старого тополя, собралась целая толпа.

Женщины и мужчины, в основном старики, стояли или сидели на принесённых с собою скамеечках, несколько мальчишек взобрались на поваленное дерево, чтобы лучше видеть; сам музыкант сидел на перевёрнутом ящике из-под водки и жалостливо вытягивал очередную задушевную песню. Это был кучерявый и темноволосый паренёк лет двенадцати, кареглазый и смуглый. «Цыганёнок», — тут же решила Соня. На мальчике были заломленный на затылок треух, замызганное пальтецо и огромные, перепачканные засохшей грязью ботинки. Голосок у цыганёнка был удивительно тоненьким, но чистым и громким. Мальчик пел про свою босяцкую жизнь, про лагеря и про прочую воровскую романтику. Спел про журавлей, потом про влюблённого в зечку вертухая и что-то там ещё. Так она простояла не меньше часа. Детишки слушали песни молча, старики качали головами, а женщины украдкой стирали со щёк набежавшие слёзы. В глиняной миске, стоявшей у ног маленького певца, скопилось уже достаточно монет, кто-то бросил и несколько бумажных денежек. Мальчик всем подававшим кланялся, в перерывах между песнями крестился и желал слушателям долгих лет и здоровья. Соня тоже подошла и бросила в миску пригоршню мелочи.

— Что, Сонька, нравятся тебе такие песняки? Денежку, гляжу, этому чумазому дала. — Соня обернулась и узнала говорившего. Это был пожилой мужик из их дома, которого все за глаза называли Петька Ручеёк. — А вот мент, с которым мамка твоя спуталась, этого пацанчика, пожалуй, за эти песни за уши бы оттаскал!



— С чего бы это? — спросила Соня.

— Как это с чего? Он же у нас мент, к тому же ещё и коммунист — ему, небось, песни про Родину и про товарища Сталина подавай! А тут цыган малой блатняки под гармошку шпарит. Всяко вашему менту это не по душе придётся. Только он, похоже, опять на работу свинтил. Бандюганов ловит, а вас с мамкой бросил.

Соня насторожилась.

Птицын рассказывал, что Петька Ручеёк отсидел пару лет за квартирную кражу и потом был амнистирован. В лагере ему отбили почки, и теперь этот бедолага страдал энурезом, из-за которого и получил столь позорное прозвище. Обычно Соня старалась не общаться с подобными типами, но сегодня не смогла смолчать:

— А это не его дело, какую я музыку люблю, и уж тем более не ваше! А вы чего это вдруг Птицыным интересуетесь? Или попросил кто?

— Что попросил? — не понял Петька Ручеёк.

— Что-что? Узнать, дома ли Птицын или нет.

Петька хмыкнул:

— Да больно мне он нужон, твой Птицын!

В это время цыганёнок замолчал, поднялся, подошёл ближе и снял свой треух.

— Спасибо тебе, девица, спасибо тебе, красавица! — Мальчишка хитро прищурился. — Монетку бедолаге не пожалела. Коль так — проси чего хочешь, всё исполню.

— Ты что же у нас — рыбка золотая… или колдун-чародей, чтоб любые мои желания исполнять? — спросила Соня.

Цыганёнок рассмеялся:

— Так я ж не про всё говорю, я ж про песни. Какую тебе песню спеть? Если слыхал хоть раз, так и для тебя исполню.

Соня отмахнулась:

— Ладно уж, пой, что сам хочешь. Мне всё нравится. Песни твои хоть и не все правильные, зато душевные. Грустью и теплотой от них веет.

— Ой спасибо тебе, девица! Ой спасибо, красавица! Пусть тебе жизнь слаще мёда будет, пусть день твой

светел будет, а ночь наполнится страстью жгучей! Мужа богатого и любовника пылкого…

— Фу… гадость какая! — возмутилась Соня, но тут же рассмеялась.

Цыганёнок пригнулся и прошептал так, чтобы никто, кроме Сони, его не услышал:

— Дай-ка, красивая, ещё пару монет, я тебе ещё кое- что шепну.

— Что шепнёшь? — насторожилась Соня.

Она тут же достала свой тряпочный кошелёчек, отыскала в нём ещё гривенник и бросила его в миску. Цыганёнок прошептал, указав глазами в сторону:

— Видишь вон того мужика, что у мусорного бочка стоит? — Соня покосилась и увидела возле мусорного бочка грузного пожилого мужчину с пышными усищами, грызущего зелёное яблоко. — Он с тебя уже почти час глаз не сводит. Не просто так он тут, уж мне поверь. За тобой он следит, так что остерегись.

Соня не удержалась и поглядела на преследователя уже открыто.

Мужчина тут же отвёл взгляд, потом вообще отвернулся и отошёл за полуразрушенный сарайчик. Соня сунула кошелёк в карман и побежала к дому. Когда она вбежала в арку и оказалась в своём дворе, то ужаснулась. У подъезда в одном халате стояла мать и испуганно озиралась по сторонам. Волосы женщины были растрёпаны, рот приоткрыт.

— Мама! Зачем ты вышла? — крикнула Соня. Она подбежала к матери, схватила её за руку и поволокла в подъезд.

— Я проснулась, а тебя нет… нет нигде, — безжизненно глядя на дочь, сказала мать. — Куда ж ты подевалась? Я чуть с ума не сошла.

— Да куда ж я денусь? Я ж не маленькая уже, — лепетала Соня, сдерживая слёзы.

— Мне приснилось, что он тебя забрал.

— Кто «он», мама?

— Твой отец. Он пришёл за нами. Он здесь. Я это чувствую, — словно безумная, бормотала мать.

— Мама, пойдём. Никого здесь нет. — Соня тащила мать к подъезду.

Они поднялись на свой этаж, и Соня замерла.

Дверь их квартиры была приоткрыта.

— Мама, ты дверь запирала?

— Я не помню, — виновато сказала мать. Её взгляд стал немного проясняться, лицо начало обретать прежние черты. — Я как увидела, что тебя нет, так и позабыла обо всём. Главное — ты жива.

Внизу хлопнула дверь — кто-то вошёл в подъезд. Соня втолкнула мать в квартиру и заперла дверь на задвижку. Похлопав себя по карманам, Соня не смогла найти ключ. Она махнула рукой и прошла в комнату.

Усадив мать на стул, Соня бросилась на кухню.

— Я поставлю чайник.

У плиты стоял высокий брюнет с изувеченным лицом. Холодные глаза смотрели из-под тёмных бровей, рот искривила улыбка.

— Ну здравствуй, доченька! Давненько не виделись! Узнаёшь папочку?

Соня попятилась, но мужчина сделал шаг вперёд и ухватил девушку за руку.

— Не спеши, милая. Пойдём, обрадуем мамочку.

Мужчина толкнул Соню — та запнулась о порог и влетела в комнату, упав на колени. Мужчина вошёл следом, Сонин слух резанул оглушительный крик:

— Нет!!! Не смей… не смей трогать моего ребёнка!!!

Мать бросилась к Соне и закрыла её собой. Мужчина рассмеялся.

— Я вижу, мамочка не рада. Чего ж так, ведь наконец- то вся семейка в сборе? — Он опустился на стул, откинулся. — Сонька, принеси пожрать, а то что-то я оголодал малость.

Соня посмотрела на мать, та кивнула. Девушка ушла на кухню.

— Я там у вас картошку видел… и хлеб. Ещё солонку не забудь! — крикнул мужчина вслед. — Люблю хлебушек в солонку помакать. Или не желаете меня хлебом- солью потчевать? Но мы это поправим.

Соня взяла кастрюлю, прямо на неё положила краюху хлеба и, не найдя солонки, насыпала целую гору соли в обычную миску.

Пусть подавится, гад!

Соня вернулась в комнату, поставила на стол еду — отец принялся жадно есть. Когда кастрюля с картошкой опустела, Соня хотела убрать со стола, но отец схватил её за локоть и притянул к себе:

— Красавицей выросла! Это хорошо. Ну обними папулю…

Соня ударила мужчину по щеке. Тот побагровел и ткнул девушку кулаком в живот. В этот момент мать бросилась вперёд и заорала что есть мочи:

— Не трогай ребёнка! Убирайся… убирайся из нашего дома, урод!

Кто-то ударил в дверь, послышался треск. Соня вспомнила, что заперла дверь лишь на маленькую задвижку. Мать снова закричала. От второго удара дверь распахнулась, и кто-то вломился в комнату. В этот момент отец подскочил к Соне и ударил девушку кулаком. Теряя сознание, Соня рухнула на пол.

Без сознания она была лишь несколько мгновений.

— Девочка моя, очнись, милая! Теперь всё будет хорошо, — послышалось откуда-то издалека. Соня открыла глаза — мать стояла рядом и вытирала ей лицо влажной тряпкой.

— Где он? — прошептала Соня.

Из кухни послышалось журчание воды. Соня вопросительно посмотрела на мать.

— Птицын? Он всё-таки вернулся, не бросил нас?

— Нет, это не он. Но Володя нас действительно не бросал. Это Георгий Игнатьевич, — ответила мать. — Володя его попросил за нами приглядывать. Как видишь — не зря.

Струя воды утихла, и в комнату вошёл тот самый усач, которого так ловко вычислил цыганёнок-гармонист. Лицо у мужчины покраснело, глаза слезились и были усыпаны красными прожилками. В руках он держал мокрое полотенце. Мужчина прошёл в комнату и уселся за стул.

— Корниенко, — представился усач. — Можешь звати мене дядею Жорою.

Он вытер лицо полотенцем и фыркнул.

— А где этот? — спросила Соня.

— Утёк, падлюка, завсим утёк…

— Георгий Игнатьевич, оказывается, за нашим домом уже второй день следит, — принялась объяснять мать. — Он с одним из соседей договорился, у него и ночевал. А потом с самого утра в окошко за двором наблюдал. Когда ты из дому вышла, он за тобой пошёл. Когда отец тебя ударил, он крик мой услышал и дверь вышиб. А отец твой ему горсть соли в глаза бросил.

— Якобы ти, доню, силь не розсипала, я б его зловив. Ей-богу б зловив.

— А что цыганёнок тот, что песни пел? Он тоже как- то со всем этим связан?

— Немає, дочка, вин звичайний спивак. Якби ти його писни не заслухалася, дивись батяня твий и не сунувся б в будинок. А так полиз, але, думаю, що ми тепер його сильно налякали..

Через час или чуть больше Птицын с Кравцом и Трефиловым приехали на служебной «Эмке». Они опросили соседей и парнишку-цыганёнка, но никто ничего нового не рассказал. Один лишь Петя Ручеёк, схлопотав от Птицына увесистую оплеуху, сказал, что видел, как из подъезда выбегал крупный мужчина. Также Петя поведал, что мужик тот скрылся в подворотне и был таков. Дальнейшие расспросы ни к чему новому не привели.

Часть пятая Инженер из Воронежа и его «жена»

«Внимание! Внимание, говорит Москва!..

В течение дня наши войска вели бои с противником на всех фронтах. Особенно ожесточённые бои происходили на Калининском, Волоколамском и на одном из участков Юго-западного фронта. Наши войска отражали атаки противника, уничтожая технику и живую силу немцев…»

От Советского Информбюро: вечерняя сводка от 18 ноября 1941.

г. Куйбышев, два дня спустя…

Глава первая, в которой Стёпа Кравец по пути на работу узнаёт много интересного

Когда чайник закипел, Стёпа Кравец ещё стоял под прохладной струёй. Маргарита Семёновна — его соседка по коммуналке, сорокасемилетняя вдова с довольно пышными формами и огромной бородавкой на носу — первой заметила непорядок, выключила плитку и разразилась отборной бранью. После этого она подошла к душевой и выплеснула на находившегося за ней соседа целый поток тяжеловесного негодования:

— Стёпа!.. Стёпа ж, вы беспечный мерзавец! Вы ж таки когда-нибудь спалите нам квартиру!

— И вам доброго утра, Риточка. Как вам нынче спалось — клопы, надеюсь, вам сегодня не докучали? — прокричал Степан Маркович. Он выключил воду и принялся тереть себя махровым полотенцем. — Простите ж великодушно, но я сегодня снова спешу на работу, поэтому и поставил чайник, перед тем как посетить помывочную, чтобы не тратить потом на кипячение своё драгоценное время. Я же отошёл всего-то на пять минуточек. Стоит ли из-за этого так убиваться?

— Стёпа, мне нет дела ни до вашей спешки, ни до вашей сумасшедшей работы! Если уж вы ставите на плитку чайник, так будьте добры за ним следить! Что же касается клопов, о которых вы только что упомянули, то скажу вам прямо: конечно, докучают. Я очень ранимая женщина, и меня докучают все, кто живёт в нашем доме. Даже те, кто живёт здесь, не имея прописки, в том числе и упомянутые вами клопы.

Степан Маркович вышел из душа, укутанный в старенький поношенный халат в оранжевую полоску; он был бодр; от его волос пахло хозяйственным мылом.

— Кстати, вы сегодня прекрасно выглядите, Маргарита Семёновна! Вы что же, сменили причёску? — поинтересовался Степан Маркович с елейной улыбкой.

Маргарита Семёновна зарделась, тут же позабыв про не выключенный чайник.

— Да полно вам, Степан Маркович! Вы ж меня таки смущаете! Это просто новая хна. Я купила её у Полечки и вчера вечером выкрасила голову. Хна, конечно, хороша, но эта недостойная женщина — я говорю-таки про Полечку — содрала с меня денег за неё, аж двести двадцать рублей и тридцать копеек, и это за коробочку размером с кусок хозяйственного мыла! А вам правда нравится, Степан Маркович? — Маргарита Семёновна откинула со лба прядь и посмотрела на соседа томным взглядом.

— Риточка, я вас умоляю! Разве я когда-нибудь давал повод сомневаться в моих суждениях?

— Ха-ха-ха… а вы сердцеед! Пока ваша жёнушка, достопочтенная Роза Яковлевна, в Сызрани у тётки гостит, вы тут одиноким женщинам комплименты извергаете! Ну вы и проказник! Ой, смотрите, доиграетесь, Стёпочка! Ладно ж я — так я женщина порядочная, а что до остальных… На такого мужчину, как вы, у многих здешних дам найдётся интерес.

— Полноте, Маргарита Семёновна! Теперь уже вы меня смущаете. К тому же вы же знаете, что Розочка для меня — она как святая! Я ж ей супруг таки наивернейший; что же касается комплиментов, то я ж к вам без всякого умысла, только так, чтобы приятное вам сделать! Я ж к вам исключительно почтение имею, никаких там намёков и амуров.

— Степан Маркович прихватил ручку чайника выцветшим полотенцем, налил кипятка в стакан и бросил туда горсть чаю.

Маргарита Семёновна тут же надула губы и фыркнула:

— Кстати, пока вы там плескались, к вам таки нагрянули гости.

Степан Маркович удивился.

— Гости? Ко мне… с утра пораньше? А вы ничего не путаете, Риточка?

— Да чтоб мне подавиться последним куском — по-вашему, я совсем сдурела? Разве ж я похожа на Андерсена, чтобы рассказывать людям сказки, тем более по утрам? Вон, сходите и поглядите. Ваш гость сидит у вас в комнате, это я его пустила. Хоть с виду он и плут, но он таки из наших.

Степан Маркович улыбнулся, взял двумя пальцами стакан с горячим чаем и поспешил в свою комнатку. Маргарита Семёновна, скривив лицо, на цыпочках последовала за соседом, и когда тот исчез в своей комнатушке, прижалась ухом к двери.

Степан Маркович немного опешил. В его комнате на краешке табурета, теребя в руках шляпу, сидел Исай Михайлович Фридман. Увидев хозяина, тот встал и раскланялся.

— Здравствуйте, Степан Маркович. Простите за столь ранний визит. Надеюсь, не помешал?

— Помешал, чего уж скрывать. — Кравец прошёл к шкафу, достал оттуда штаны и пиджак и, скинув свой полосатый халат, принялся переодеваться. — Утро, мне на службу пора, а тут вы — по какому вопросу? Если немца моего нашли, Исай Михайлович, тогда милости просим, выслушаю вас, а если нет, так уж простите. Дел, знаете ли, по самый кадык — спешу.

Фридман подскочил к Кравцу, прижал свою помятую шляпу к груди и простонал:

— Что касается немца вашего, так я фото его всем своим знакомым и родственникам показал, поставщикам и клиентам тоже…

— То есть пол-Безымянки теперь его поисками занимается? Так? — Кравец усмехнулся.

— А что? Не верите, так клянусь мамой, что ваша просьба без внимания не осталась! Ищут его, и как ещё ищут! Ищут так же рьяно, как моя племянница Циля ищет выйти замуж. Клянусь же вам, Степан Маркович: если ваш немец появится в городе, мне таки непременно о том сообщат. А я, ну… а я сразу же тогда к вам. Клятвенно обещаю! Вот только я к вам сегодня по другому вопросу.

Кравец к этому времени уже облачился в пиджак и натягивал сапоги.

— Говори быстро, что надо, и проваливай, Исайчик Михайлович! Спешу, не до тебя, раз без новостей ты ко мне пришёл.

Фридман тут же снова начал кланяться.

— Так я ж насчёт Лёвочки моего. Арестовали моего сына, ваши арестовали.

Кравец сдвинул брови.

— А я тебя предупреждал, что нечего ему фармазонить. Опять, небось, стекляшки за брюлики выдавал. Смотри, Ися, хорошо, если наши его взяли, а вот если он кому из блатных опять фуфло втюхал, так на пику посадят сынка твоего, и никто тебе тогда не поможет. — И Кравец сделал характерный жест, полоснув большим пальцем по кадыку.

Фридман замахал руками:

— Да полно тебе, Степан Маркович, полно меня стращать! Ваши его на базаре прихватили, не блатные. Он так, безделицу одну продать хотел — бусики. Говорил, что жемчуг из коллекции князя Воронцова, мол, когда князья за границу сбегали, продавали всё по дешёвке, и вот… а клиент из ваших оказался — не то капитан, не то сержант. По мне всё едино. Он жене подарок искал, а тут Лёвчик со своими бусами. «Тому вашему бусы приглянулись, он за них пятьсот целковых не пожалел, а на следующий день с двумя помощниками явился — и Лёву за холку: «Ты», — говорит, — мне подделку всучил, не жемчуг это». Кто уж ему это разъяснил?

Кравец положил Фридману руку на плечо.

— Понял я тебя, Ися. Попробую твоего Лёвчика из неволи вызволить. Заодно и узнаю, кто это из наших и кому такие подарочки покупает. Может, он и не для жены бусики искал, а для любовницы. Всё, милый, ступай, чем смогу — помогу, а ты мне немца моего ищи… Не найдёшь — так я тебя вместе с Лёвчиком и половиной твоей родни в такие казематы упеку! Вот… — Кравец достал из нагрудного кармана пиджака фото Краузе. — Смотри, Ися, на него и помни: не сыщешь мне немца — не будет твоему Лёвчику свободы.

Кравец ухватил пожилого ювелира за шею и с силой толкнул рукой дверь. Маргарита Семёновна, которая всё это время подслушивала за дверью, едва не получила по носу.

— Да чтоб вам этой же дверью, да обратно! — гневно прокричала женщина. — Вы ж едва меня головы не лишили!

Кравец сделал удивлённое лицо.

— Вы что же, подслушивали, Маргарита Семёновна?

— Да полно! Просто мимо проходила и платок обронила. Пыталась поднять, а тут вы со своей дверью! Едва мозги не вылетели, как пробка из шампанского! — Женщина нахохлилась и поправила халатик на груди. — А вы что же, Степан Маркович, теперь у нас немцев ловите? А я-то думала, вы у нас так, больше шпаной промышляете. Вы ж у нас милльционэр.

— Времена нынче такие, Маргарита Семёновна. Мы — милиция — сейчас, помимо воров, ещё и шпионов ловим. — Степан Маркович грозно посмотрел на Фридмана, тот съёжился. — Война идёт, так что не всё нынче кесарю, что не божье.

— А позвольте полюбопытствовать, Степан Маркович, что это за фоточка у вас в руках? Уж не немецкого ли шпиёна? Может, чем смогу вам помочь в ваших поисках — опять же знать буду, кого остерегаться, ежели что.

Кравец ухмыльнулся и протянул фото женщине.

— Хорошо, полюбопытствуйте. Только навряд ли вы видели этого субъекта. Вы же у нас всё больше дома бываете — где ж вам с ним столкнуться? Разве только в ваших мечтах — ведь он такой красавец.

Маргарита Семёновна не меньше минуты разглядывала фото Краузе, потом нехотя вернула его Кравцу, фыркнула и прошла на кухню. Она манерно достала с полки, где хранились крупы и соль, пачку папирос и вальяжно закурила у приоткрытого окошка.



— Вы правы, Стёпочка: мужчина действительно красавец. Я как его увидела — так сразу же и обмерла! Красавец, истинный красавец!

Кравец с Фридманом переглянулись. Ювелир поинтересовался:

— Не понял я вас что-то. Вы имеете сказать, что посчитали его красавцем, когда увидели этого человека на этом самом фото?

Женщина бросила на него взгляд, полный презрения, и фыркнула:

— Если я, любезнейший, и распахнула перед вами дверь своего места проживания, это не даёт вам права делать оттого глупых предположений! Вы же прекрасно поняли, что я видела этого мужчину вживую. Смотрела на него так, как сейчас смотрю на вас. Правда, глядя на него, я получала гораздо больше удовольствия.

Женщина глубоко затянулась, выпустила в форточку дым и мечтательно устремила взор вдаль. Кравец прошёл на кухню, подвинул табурет, опустился на его край и спросил:

— Достопочтеннейшая Риточка Семёновна, не поделитесь ли сведениями, где же это вы видели этого человечка?

Женщина пожала плечами:

— На привозе видела. Я даже разговаривала с ним, так же, как сейчас разговариваю с вами, любезный Стёпочка. Это было, когда я покупала у Полечки хну — ту самую, о которой мы намедни вели диалог.

— А позвольте спросить: вы ничего не путаете, это был именно он — мужчина с этого фото? Может, это был кто-то другой… не этот, а когда вы увидели фото…

— Ах, перестаньте же, Степан Маркович! Не стоит делать из меня дуру — это же не просто неприлично, это и небезопасно! Вчера — это совершенно точно — я ходила на местный базар. Когда я подошла к Полечке, та убедила меня купить эту дорогущую хну. Вы только подумайте: эта дрянь — как вы поняли, я говорю о Полечке — заявила мне, что у меня в волосах появилась лёгкая седина! Она и моложе-то меня лишь на несколько лет, а разговаривает со мной, как будто она невинная девица, а я старая дева. Вы себе представляете такое, Степан Маркович?

— Нет-нет, и в мыслях такого не имею! — деланно возмутился Кравец. — Так что наш немец, вы его-то где умудрились увидеть?

— Когда я отдавала деньги, он к нам и подошёл. Ни в жисть бы не подумала, что это немец. Он разговаривал по-русски, как мы с вами сейчас разговариваем. Он спросил, хороша ли эта хна и есть ли ещё что такое, чем можно было бы перекрасить волосы.

Кравец и Фридман снова переглянулись.

— Значит, он собирался перекрасить волосы, — предположил Кравец.

— Тогда я подумала, что он покупает краску для своей женщины — жены или, скажем, любовницы. А сейчас, когда вы сказали, что он шпиён, мне решительно всё становится ясно.

— А что он говорил ещё?

Маргарита Семёновна снова фыркнула:

— А ничего не говорил, потому что эта дрянь, Полечка, не дала ему сказать ни слова. Она стала так расхваливать свой товар, большая часть которого откровенное… ой… чуть было не сказала непотребное слово!

— Всё ясно. Полечка стала хвалить товар, а наш немец только слушал, а потом… Он что-нибудь купил?

— Говорю ж вам: он не сказал больше ни слова и ничего не купил. Только улыбнулся, приподнял шляпу и пропал в этой убогой толпе, как парусник в тумане. Ах… какой мужчина!

— А во что он был одет? Он был с усами или без? Может быть, прятал лицо, или что ещё? Может, он был в форме?..

Женщина снова выпучила глаза.

— В форме… этот красивый немец? Вы что же, считаете, что на нашем базаре ходят люди в немецкой форме? Вы же сами говорите, что он немец.

Кравец хлопнул себя по колену.

— Я говорю про форму офицера Красной Армии. Может, на нём была форма сотрудника НКВД? Гимнастёрка защитного цвета, синие галифе и васильковая фуражка с красным околышем…

— Уж не думаете ли вы, Степан Маркович, что я морочу вам голову? Для этого таки у вас имеется законная супруга. Я прекрасно знаю, как выглядит энкавэдэшная форма. Этот мужчина с фотокарточки был на рынке в плаще и в шляпе — довольно, кстати, приличных. И без всяких там ваших усов! Вот ещё чего придумали — усы! Когда он ушёл, я спросила у Полечки, не знает ли она этого мужчину. Она сказала, что не знает. Соврала, небось, эдакая дрянь! — Женщина загасила папиросу об алюминиевую пепельницу и вздохнула. — Заболталась я сегодня с вами, а ведь у меня такая куча дел! До свидания, Стёпочка. Кстати, вы тоже, кажется, спешили.

Напевая себе под нос какой-то романс, Маргарита Семёновна покинула кухню и удалилась в свою комнату, оставив обоих мужчин в полнейшем недоумении.

Пока он трясся в трамвае, из головы не выходили слова словоохотливой соседки.

Всё это казалось таким неправдоподобным. Ральф Краузе открыто прогуливается по городу, причём не избегает самых людных мест! То, что он искал краску для волос, — это хорошо. Значит, будет всё же прибегать к маскировке. Конечно, Маргарита Семёновна могла и всё это выдумать, учитывая её воспалённое изображение, — а что? Увидела фотографию и начала фантазировать. Чтобы всё это выяснить, он должен встретиться с этой самой Полечкой — той, что продала её соседке хну. Кравец посмотрел на часы. До начала совещания оставалось чуть больше часа, времени было впритык. Птицын, конечно, поймёт, а вот Еленин за опоздание не похвалит и отчитает прежде всего самого Птицына. Еленин военной закваски — он всегда требовал от подчинённых строжайшей дисциплины и соблюдения субординации, а тут ещё этот москвич… Самого Птицына обычно это не слишком-то напрягало, но подставлять начальника Кравцу не хотелось.

Нет, нужно всё же отыскать эту Полечку и расспросить, что да как. Вот только фото он теперь покажет после того, как выяснится, что похожий на Краузе мужчина действительно приценивался к Полечкиному товару. Кравец снова посмотрел на часы; трамвай подъезжал к рынку. Он успевал. Рванувшись к выходу, он наступил кому-то на ногу — трамвай был переполнен; в этот момент кто-то схватил его за рукав. Степан Маркович выругался. Когда он повернулся, то увидел, что в него вцепилась худенькая женщина-кондуктор.

— Что такое? — возмутился Кравец. — Есть у меня билет!

— Постой, милок, — сказала кондукторша. — Я по другому вопросу. Уххх, еле к тебе пробралась! Ты что ж, выходишь уже?

— Вообще-то, собирался.

Женщина выпустила рукав.

— Тогда вот… это тебе наша Зинуля передать наказала. Она сегодня на другом маршруте народец катает, а мне поутру говорит: «Ты ведь, Валюш, знаешь Стёпку- мента?» Ой, простите покорнейше — сотрудника милиции нашей доблестной… — Женщина хихикнула.

— Какая ещё Зинуля?

— Какая-какая? Подруга она моя, а твоя знакомица. Ну Зинка… Зинка Авторучка. И я что попутала?

— Ах, эта… — догадался Степан Маркович, вспомнив свою недавнюю встречу с бывшей карманницей. Трамвай остановился, Кравец посмотрел в окошко. Если выходить, то сейчас. — Говори же — видишь, на выход мне?

Женщина продолжала:

— Так вот, когда я сказала, что знаю — ты ж почитай каждый день на нашей «тройке» на работу свою мотаешься, — она мне маляву для тебя дала.

— Ну и… — буркнул Кравец, понимая, что выйти уже не успеет. Теперь придётся топать целых полквартала, чтобы попасть на рынок и отыскать Полечку.

— Вот, возьми. — Женщина сунула Степану Марковичу в руку заклеенный треугольником конверт.

— Что это? — нахмурился Кравец. Адреса на конверте не было.

— А пёс его знает! Подруги мы с ней близкие, ближе некуда. Другому кому, сам понимаешь, она бы такое дело не поручила. Узнают блатные, что она записочки ментам шлёт, — не поздоровится, а мне можно, я подруга ейная.

— Тоже, что ли, сидела?

— Ну типа того. Ладно, бывай.

— Бывай.

Когда женщина отошла, Кравец огляделся, разорвал конверт и, прикрыв листок ладонью, прочёл:

«Видела я твоего немца. Ряженый, под обычного работягу шифруется: фуфайка замызганная, кепка, а в руках портфель кожаный. Вчера в половине восьмого сел на Ставропольской, а вышел на Фадеева. В портфеле у него тяжёлое что-то. Сидел спокойно, без опаски. Больше ничего не знаю. Захочешь что спросить — в депо подъезжай, побазарим. Мне за тобой бегать не с руки. Зинаида».

Прочитав послание, Кравец улыбнулся: «Вот тебе и Зинка Авторучка! Зубы скалила, а дело сделала как надо. Без задержек и промедлений весточку послала. Нужно будет к ней всё-таки заскочить, но это потом». Степан Маркович сунул письмо во внутренний карман, заодно и проверил висевший в потайной кобуре наган. Трамвай снова остановился, но Степан Маркович выходить не стал. Полечка тоже подождёт. Тратить на неё время сейчас не имело смысла. Получается, что не фантазировала Маргарита Семёновна: Краузе действительно в городе. На вопросительный взгляд худой кондукторши Степан Маркович просто пожал плечами.

Он почти бежал. До начала совещания оставалось чуть больше трёх минут. Если прибавить ходу, то он ещё успеет. Возле здания стоял грузовик, рядом толпились сотрудники Управления. В этот момент Степан услышал тоненький свист из кустов, оглянулся. В кустах, кутаясь в своё пальто, стоял Ящерка и манил его пальцем.

— Петька, ты тут зачем? — крикнул Степан Маркович и остановился.

— Иди сюда, дядь Стёпа, дело есть! — Ящерка снова поманил оперативника рукой и огляделся.

— Тороплюсь я. — Степан Маркович поморщился.

— Ну, знаешь… — Ящерка фыркнул. Я ж сюда через пять кварталов пёрся — выходит, зря?

Кравец посмотрел на часы.

— Может, на ходу расскажешь? Уж очень я спешу.

— Ещё чего, не пойду я к вашей богадельне! Не хватало ещё возле вашей конторы нарисоваться! Если хочешь, давай тут разговаривать, а не хочешь — так сам ко мне приходи. Только не сегодня, сегодня моя смена — работаю.

Ящерка сунул руки в карманы и отвернулся. Степан Маркович подошёл к мальчишке.

— Говори, только короче.

Пока они беседовали, Степан Маркович и не подозревал, что в эту же самую минуту тут же, за углом, Антон Трефилов тоже разговаривает с Игорьком Кружечкой.

Глава вторая, в которой Еленин ругается, Птицын оправдывается, а его оперативники делятся своими наработками

— Раз уж твоих оперов тут нет, а Георгий Игнатьевич и Михаил Сергеевич не совсем твои, так что я тебя не при подчинённых спрашиваю? Ты какого чёрта творишь? Я тебе чем заниматься велел — дезертиров беглых выслеживать да судьбой врагов народа интересоваться? Ответь-ка мне на этот вопрос, товарищ капитан! — Еленин сидел во главе стола и нервно теребил пальцы.

По правую руку от Еленина сидели Артём Васин и Жора Корниенко, по левую — грозный как туча Птицын. Два заранее приготовленных стула возле него пустовали.

— Не понимаю я вас, товарищ майор, — с трудом сдерживаясь, отвечал Птицын. — Вы это о чём?

— Как это о чём? — нервно продолжал Еленин. — Вчера мне доложили, что ты Корниенко за каким-то типом следить послал. Я думал, эта слежка с нашим делом связана, и вдруг выясняется, что этот деятель с нашими диверсантами ну никак не связан! Это какой-то беглый дезертир, понимаешь? Более того — это, оказывается, бывший муж твоей нынешней жены. Ты у нас что, Отелло? Эдакий ревнивец, который за женой последить решил, и всё за счёт служебного времени? У меня сейчас каждый оперативник на счету, а ты у нас свои личные проблемы решаешь!

— Не муж он моей Надежде, — сухо сказал Птицын, чувствуя, как его виски снова начинает сводить.

— А кто ж тогда? Любовник?

— Не муж он и не любовник. Этого ублюдка я подстрелил когда-то, лицо ему изуродовал — вот он теперь мне отомстить решил. Мне и моим близким.

Птицын сделал глубокий вдох. Боль в висках усилилась. Не хватало ещё, чтобы именно сейчас у него начался приступ! Тогда придётся просить у Еленина разрешения покинуть это сборище.

— А близким-то за что? — сказал Еленин уже немного спокойнее.

— Он Соньке Надиной отец родной. Только он ублюдок ещё тот — потому-то, если его не поймать, он и дочь свою, и Надю…

— Ладно, ладно, — примирительно сказал Еленин. — Семья есть семья, понимаю.

Птицын посмотрел на Корниенко — тот с недоумением пожал плечами. «Нет, не этот настучал, — рассуждал Птицын. — Жора не такой, Жора не сдаёт своих. Кто ж тогда?» Он перевёл взгляд на Васина — тот отрешённо вертел пальцами карандаш. «Артёмка? Этот может».

Когда он накануне попросил Васина и Корниенко приглядеть за Сонечкой и Надей, Корниенко без лишних слов согласился, а вот Артём сослался на больную спину, сказал, что к доктору собирается.

Точно Артёмка сдал! Вот сука!

Поняв это, Птицын почувствовал некий особый азарт. Рожу бы набить этому хлыщу, прямо здесь, в кабинете Еленина! Но он сдержался и, к своему великому удовольствию, почувствовал, что боль в висках куда-то ушла.

— С беглыми дезертирами разобрались, а вот насчёт врагов народа не очень как-то всё понятно, — проворчал Птицын.

— Вчера мне доложили, что ты запрашивал информацию про какого-то Рощина. Который… — Еленин открыл лежавшую перед ним папку и прочитал, — вот: «Рощин Павел Ильич, полковник, осуждён за превышение полномочий… за расхищение социалистической собственности и так далее… Приговорён к пятнадцати годам по законам военного времени».

— А, вы вон о чём! — Птицын вспомнил, что просил одного из сотрудников узнать про Любкиного муженька. Значит, и тут кто-то его сдал.

Одни стукачи кругом!

— Это ж первой моей — Любки, — второй её муженёк, тот, к которому она от меня сбежала. Арестовали его, а Любка попросила узнать, что да как. Вот я и собирался помочь.

— Зачем? Птицын, ты что, идиот? Этой-то зачем нужно было помогать? Сам же говорил, что она стерва, каких поискать! Достал ты со своими бабами, Володя, ох как достал!

— Вообще-то, она мать моего ребёнка, ну и вообще…

— Что «вообще»? Война идёт, в город диверсанты проникли, вокруг такое творится, а у него одни бабские проблемы на уме!

Птицын покачал головой и зло поглядел на Васина:

— Это ты настучал, что Жора по моей просьбе за Бутко следил?

Васин возмущённо крикнул:

— А хоть бы и я — и что? Если бы вы, Владимир Иванович, больше о службе и долге перед Родиной думали, то, может, вам и не пришлось бы товарищей просить за вашими женщинами приглядывать…

Птицын схватил со стола карандаш, переломил его пополам и швырнул Васину в лицо.

— Ах ты, ублюдок…

Васин вскочил, дёрнулся было, но Жора Корниенко тут же ухватил его за руку.

— А ну не рыпайся, соколик! — процедил он строго.

Артём вырвал руку и, стиснув зубы, уселся на место. Птицын подвинул свой стул и демонстративно отвернулся ото всех.

— Это что вы тут мне устроили? — заорал Еленин. — Не уголовный розыск, а чёрт знает что! К чёртовой матери всех выгоню! Разом по увольняю к чёртовой матери!

— Вот и хорошо, — сказал Птицын. — На фронт все отправимся, а ты тут один преступников лови.

Еленин побагровел, а Птицын сдерживал улыбку как мог.

Уволит он, как же…. А Артёмка-то каков петушок! Сидит сейчас, наверное, да на Жору молится, что тот его удержал. Сунулся бы он ко мне с кулаками — я бы мордашку его холёную тут же в котлету бы превратил! Главное — только без рассечений, чтобы кровь не пошла.

Представив себе Васина изувеченным, Птицын почувствовал прилив сил. В этот момент в дверь постучали, и в кабинет вошёл Фирсов.

— Простите за опоздание, товарищи. — Он посмотрел на часы. — Хотя вроде бы нет. Я ведь не опоздал?

Все, кроме Птицына, встали. Явился — не запылился! Снеговик без ведра и морковки. Ну-ну, послушаем тебя… хотя нет же, это ты нас сегодня слушать собрался. Вот только слушать особо нечего.

Фирсов, улыбаясь, сказал:

— Прошу садиться, товарищи. Не нужно было вставать. Повторюсь: я вам не начальник. Ещё раз простите за опоздание.

— Что вы? Что вы, Кирилл Петрович? — тут же сменил тон Еленин и сел, остальные последовали его примеру. — Вы вовсе не опоздали. Мы просто пораньше собрались, — он строго посмотрел на Птицына, — чтобы обсудить, так сказать, наши насущные дела, не беспокоя вас пустяками.

Фирсов одарил присутствующих своей простоватой улыбкой.

— О том, как вы «свои» дела обсуждаете, аж в коридоре слышно. Ну да ладно. Ну, раз я не опоздал, то начнём, пожалуй.

— Вы не опоздали, — продолжил Еленин, — а вот кое- кто из подчинённых Владимира Ивановича почему- то и в самом деле отсутствует. Не потрудитесь ли нам объяснить, товарищ капитан, где ваши Кравец и Трефилов?

— Бороздят оперативные просторы, — невозмутимо ответил Птицын. — Они оперативники, и должны землю рыть, а не в кабинетах рассиживаться, штаны протирая.

— Это что вы хотите сказать, товарищ капитан? — прорычал Еленин. — Кто это у нас тут штаны протирает?

— Да все мы протираем. Ишь, взяли моду — совещания да смотры устраивать, а пока мы тут сидим, ворьё да жулики граждан честных обирают да магазины и кассы чистят!

Еленин побледнел и, пожимая плечами, сказал:

— Ну, знаете ли…

— Да полно, Борис Григорьевич! — примирительно сказал Фирсов. — Давайте вы свои дела потом, без меня обсудите. — Он сделал ударение на слове «свои». — Начальник отдела здесь — я думаю, он нам всё сам и доложит: как дело продвигается, есть ли успехи или нет. А подчинённые Владимира Ивановича и впрямь больше пользы нам принесут, работая по своему направлению.

Еленин выпустил пар и обратился к Птицыну:

— Вы готовы доложить нам, как продвигаются поиски?

Птицын поднялся:

— Результатов нет… Пока нет, но мы работаем. Еленин развёл руками и посмотрел на Фирсова. Птицын продолжил:

— Прошло слишком мало времени, но люди пашут без выходных. На настоящий момент к поискам привлечены все внештатные агенты, завербованные нашими оперативниками. Большому кругу лиц, которые готовы с нами сотрудничать, как открыто, так и тайно, розданы фотографии нашего майора. Участковые привлечены и ведут проверку всех, кто сдаёт жильё. Учитывая, что в город на настоящий момент эвакуированы десятки промышленных предприятий из западных регионов, происходит наплыв разного рода беженцев, что весьма затрудняет наши поиски. Недовольство народа растёт, и мы должны это учитывать. Поэтому мы ведём работу по выявлению неблагонадёжных сограждан, которые способны перейти на сторону врага и согласиться на сотрудничество с немцами. Мы ищём предателей, саботажников, дезертиров, в конце концов. — Птицын встретился глазами с Елениным. — Одним словом, работа кипит, и результаты, я надеюсь, будут в ближайшее время.

В дверь снова кто-то робко постучал, и на пороге появился Кравец.

— Здравия желаю, товарищ майор, — сказал он, глядя на Еленина. — Подзадержался, прошу прощения.

— Чего в дверях застрял? Проходи давай! — прикрикнул на Кравца Птицын. Тот прошёл и сел рядом с ним.

— Обнаглели! Совсем страх потеряли! — проворчал Еленин.

— Нечего моих сотрудников совестить! — продолжал бубнить Птицын. — Ишь, моду взяли!

Еленин взволнованно посмотрел на Фирсова — тот что-то писал в своём блокноте.

— Так я ж почему опоздал? — принялся оправдываться Кравец. — Новости у меня, товарищи. Видели в городе нашего немца.

— Вот вам и результаты! — проворчал Птицын. — Меньше бы здесь собирались — так, может, что ещё бы накопали.

Все вопросительно посмотрели на Фирсова.

— Хорошо… просто очень хорошо, Степан Маркович, — сказал тот. — Просто замечательно! А скажите, мой дорогой товарищ: как он выглядел? Говорил ли с кем, было ли что у него в руках? Возможно, он общался с другими диверсантами или с кем-нибудь из пособников — это очень важно знать.

Кравец весь распрямился и посмотрел на Птицына. Тот кивнул.

— В первый раз видела его одна женщина на рынке, потом уже другая его в трамвае признала. На Ставропольской он сел, а вышел на Фадеева. Потом один мой паренёк его возле ткацкой фабрики приметил. Наш немец в машину сел, в такси. А вот где он прячется, не знаю пока, но мои люди в этом направлении работают. Ах да… Ни с кем он особо не общался, только у торгашки базарной про краску для волос спросил. Когда в трамвае ехал, портфель при нём был — судя по всему, очень тяжёлый. Когда в такси сел, так мой парнишка, к сожалению, номера не разглядел — по вечёре это было. Так что следов особых нет. А самое из всего этого странное — то, что каждый раз наш Краузе был в разной одежде. На рынке — в плаще и шляпе, в трамвае — в фуфайке и кепке, а когда прохаживался у фабрики, перед тем как на такси уехать, в капитанской форме был. Вроде в лётной, но это неточная информация. В общем, полный кордебалет!

— Не кордебалет, а бал… костюмированный, — сострил Васин. — Только вот не совсем обычный. Костюмированный бал-маскарад с одним участником.

Фирсов задумался.

— Жаль, что информация такая скудная… скудная и противоречивая, но всё равно это уже успех. Поздравляю вас, товарищи, с первыми результатами нашего расследования! Всё очень даже неплохо. Теперь мы точно знаем, что Ральф Краузе в Самаре… простите, в Куйбышеве. Жаль, что не удалось выяснить, прибыл ли он к нам один, или в городе уже вся его группа. Возможно, они будут проникать в город поодиночке. — Он принялся энергично тереть подбородок. — Жаль, что мы до сих пор не знаем ничего ни о численности группы, ни о нашем таинственном Имитаторе.

— Дайте время и работать не мешайте — и поймаем мы всех ваших Имитаторов! — сказал Птицын.

— Всё равно расследование пока в тупике, — констатировал Еленин. — Вопросов больше, чем ответов.

В этот момент в коридоре послышался топот, и в кабинет влетел запыхавшийся Трефилов. Он бесцеремонно подбежал к столу, сел и ухватил за рукав Птицына.

— Есть! Есть наш немец, Владимир Иванович! — Увидев строгий взгляд непосредственного начальника, Антон кивнул к Еленину. — Ой, здрасьте, товарищ майор!

— Не «здрасьте», а «здравия желаю»! — Еленин покачал головой и отвернулся.

Антон схватил стоявший на столе графин, налил себе стакан воды и выпил залпом.

— Уффф… запыхался совсем! Бежал как угорелый! Так вот, выследил мой парень нашего немца. Он на Фадеева комнату снимает, у тётки там одной. Дом номер три. Тётка та глуховата и ни видит ни черта, зато за комнаты свои дерёт втридорога.

— Что за тётка? Фамилия как? — спросил Птицын.

— Фамилии не знаю, а зовут… не то Авдотья, не то Анастасия, — поведал Антон. — Главное — мы знаем теперь, что наш немец выдаёт себя за инженера с авиационного завода, эвакуированного к нам из Воронежа. Приехал, поселился, живёт один. Каждый день ходит куда-то, но явно не на работу, потому как возвращается не только вечером, а бывает, что и днём, и за полночь, а то и под утро. Как-то так.

— Это твой информатор от Авдотьи вашей узнал? — задал очередной вопрос Птицын.

— Не от неё, от соседей. Там девчушка одна у немца нашего в соседях живёт. Мамка ей курить не разрешает, а мой приятель ей целую пачку презентовал — вот она и разговорилась.

— Значит, с соседями он всё-таки общается? — вмешался в разговор Фирсов. — Это хорошо. А что ещё твоя любительница покурить рассказала?

Антон рассмеялся и сказал:

— Ещё сказала, что супруга к нашему липовому инженеру должна приехать — тоже из Воронежа, но попозже. Он сам это рассказывал. Детей у них нет, а супруга тоже на заводе работает, должна вот-вот прибыть.

— Значит, жена, из Воронежа, работает на заводе. Что нам это даёт? — Фирсов поднялся и принялся ходить по комнате. — В трамвай он садился на Ставропольской — что у нас там находится?

— Стадион!.. Парк!.. Детский сад… Да там и до воинской части рукой подать, — стали перечислять все разом.

— Ещё его видели в лётной форме, ещё с портфелем, тяжёлым… Ещё он покупал краску — возможно, для мнимой жены. Жены… жены… жены… — повторял Фирсов отрешённо.

— Помнится, вы предполагали, что наш Имитатор может быть женщиной, — не совсем уверенно начал Птицын. — Думаете, эта она и есть?

Фирсов пожал плечами.

— Очень возможно… даже очень-очень возможно, и надеюсь, мы скоро это выясним.

Глава третья, в которой Птицын вспоминает, как ограничивал юную особу в потреблении никотина, а Вера Полянская демонстрирует свои познания в кинематографии

Накануне Птицын лично опросил в отделе Катьку Мялькину — ту самую девчушку, которая за пачку папирос рассказала Антошкиному информатору о жильце дома номер три по улице Фадеева. Рыжеволосая растрёпа с хитрыми глазёнками и курносым носиком повторила слово в слово то, что уже поведал оперативникам Трефилов.

Инженер, из Воронежа, приехал по разнарядке. Зовут дядя Гена. Фамилию не знает. Как-то раз дядя Гена попросил Катьку купить свежую газету, и когда та зашла в его комнату, то приметила на серванте фото молодой женщины. Увидев, что маленькая соседка с интересом рассматривает фото, дядя Гена пояснил: «Жена моя. Она тоже скоро подъехать должна, тоже будет работать на заводе». Птицын снова показал девочке фото.

— А ты уверена, что это именно он?

— Так не слепая же я! — отвечала Катька. — Он это, дяденька милиционер, можете не сомневаться! Только одет он сейчас чуть поплоше, чем на вашей карточке, но опрятненький, и лицо у него немного усталое, а так — он, честное пионерское!

— А дядя Гена на свою работу постоянно ходит? По утрам или как?

— Нет, он в смену работает. Бывает, утром уйдёт, а бывает — и в ночь. А было как-то — так он аж два дня из дома не выходил. Он у нас уже две недели живёт. Тихий он, безобидный, а бабка Настя всё равно на него косится да ругает почём зря.

— Бабка Настя — это хозяйка комнаты, которую дядя Гена снимает?

Катька невольно понизила голос до шёпота:

— Вредная она. — Девочка сжала руки в кулачки. — Я как-то раз в коридоре молоко разлила — так она давай на меня орать! А как-то раз мы в подвале с мальчишками курили — так она нас заметила и всё мамке рассказала.

— Так что мамка — ругалась?

Катька махнула рукой.

— Да так, только для виду. Она у меня пьющая — ей на меня плевать. Она ж только делает вид, что не знает, что я курю. Сама-то ещё как чадит, особенно когда выпьет.

Птицын покачал головой. Бедная девочка, сколько сейчас таких как она! Хотя многим сейчас ещё хуже…

— А про женщину с фотографии на серванте что сказать можешь? — продолжал расспрос Птицын. — Какая она из себя?

— Обычная. Волосы, конечно, красивые — пышные, — а остальное… — Катька пожала плечами. — Я ж на неё только разок глянула. Вот если бы вживую её увидеть — может, я бы вам её и лучше описала, а так уж извините.

— Может, приметы какие есть: родинки там, или ещё чего? — не унимался Птицын.

Девочка поморщилась.

— Ну да, родинка у неё на полщеки, а ещё борода и усы! — съязвила девчонка. Говорю же: только мельком я фотокарточку видела. Старая карточка, а женщина… Обычная она, больше ничего сказать не могу. Авы мне сигарет дадите? Можно и папирос — я не особо привередливая.

Птицын хмыкнул и покачал головой.

— Вот тебе. — Он достал из кармана горсть леденцов. — А курить маленьким вредно.

Катька фыркнула.

— Кто это тут маленький? Мне уже одиннадцать! — Девочка схватила конфеты, сунула тут же одну в рот и вышла из кабинета с надутыми губами.

Через час группа выехала на место.

Двор был стар и мрачен. Накануне дворники сгребли снег в большую кучу у арки, и образовавшийся при этом сугроб сильно загораживал проход. Асфальт проступал местами, а ветки осыпавшихся тополей походили на рваную паутину. В самом центре двора, возле присыпанных снегом кустов возвышалась железная горка, рядом с которой в песочнице двое мальчишек строили домики из снега. У покосившихся качелей стояла женщина и присматривала за малышами.

Сегодня Птицын, учитывая печальный опыт при неудавшемся задержании Пашки Кастета, не стал вмешиваться в мирную жизнь двора и, кроме того, взял с собой всех своих людей. В напарники к Кравцу сегодня Птицын направил Васина. Они расположились в будке сторожа. С другой стороны дома в одиночестве, в кабине служебной «Эмки», на водительском сиденье сидел Дима Воронцов. Вероятность, что Краузе попытается выпрыгнуть из окна третьего этажа, была невысока, но сегодня Птицын решил предусмотреть и это.

По улице со стороны трамвайных путей прогуливались Трефилов и Полянская. Вера долго уговаривала Птицына, чтобы он взял её на задержание, но лишь после грозного рыка Еленина тот согласился. Тем более что инициативу девушки поддержал Фирсов. Сначала Птицын собирался держать Полянскую возле себя, но Фирсов решил, что Вера с Трефиловым будут изображать влюблённую пару. На это Птицын, выругавшись, махнул рукой и сказал, что если этот чёртов немец ухлопает девчонку, то он, Птицын, лично пристрелит этого гада и плевать ему на все приказы из Москвы! После короткого разговора с Кравцом в коридоре Птицын немного успокоился и сказал, что вся ответственность теперь пусть лежит на москвиче. Тем более что тот пожелал лично участвовать в задержании немецкого диверсанта. Он пожелал работать в паре с Птицыным, и тот на это уже не нашёл, что возразить.

Вера сегодня надела свои лучшие наряды: тёмно-синее пальто, белый берет, тонкие перчатки. Ноги девушки украшали сегодня изящные сапожки. Девушка всё время улыбалась, а вот Антон временами чувствовал себя неловко. Он надвинул кепку на лоб, всё время озирался и создавал ненужную суету. Одним словом, не совсем походил на прогуливающегося по улочке влюблённого.

— Если этот недотёпа снова завалит мне дело, — прорычал Птицын сквозь зубы, — в следующий раз оставлю его сидеть в машине! А вот Верка… — он покосился на Фирсова, — а вот сержант Полянская, как ни странно, молодец.

— Ну вот, а вы не хотели её брать! А что касается Трефилова — напрасно вы так о нём говорите, Владимир Иванович. — Пока Птицын смотрел в окошко, москвич просматривал какие-то заметки в газете. — Вы слишком строги к своему молодому коллеге.

Они выбрали себе место для засады в кочегарке, которая находилась рядом с домом, напротив окон комнаты, в которой остановился злосчастный Краузе.

— Строг? Я к нему строг? — Птицын едва не сорвался.

— Разумеется, строги. Юноша ведёт себя довольно естественно, — безмятежно заявил Фирсов.

— Этот юноша, как вы его называете, в первую очередь лейтенант милиции, да что вы… — Птицын сделал паузу, надувая щёки. — Вы нарочно это говорите, чтобы меня позлить! Вы ведь даже не смотрите на этих двоих. Признайтесь: вы говорите это мне назло?

Фирсов, не поворачивая головы, указал на большой цинковый щит в углу кочегарки.

— Видите — в этом щитке отражается всё, что творится за окном. Отсюда я прекрасно вижу обоих наших сотрудников, а вот вы чересчур маячите у окна. Прошли бы вглубь, чтобы лишний раз не светиться. Краузе слишком стреляный воробей — такие как он не прощают ни малейшей ошибки.

Птицын посмотрел на щит и отошёл вглубь кочегарки.

— Пусть так, но тем более не должен мой Антошка так дёргаться! Этот ваш чёртов фриц его враз раскусит, — сказал Птицын уже более сдержанно.

— Ваш Антон действительно ведёт себя нервно, что как раз характерно для влюблённого юноши на первом свидании. — Фирсов всё-таки оторвался от своего чтения и посмотрел в окно. — Девушка, напротив, держится уверенно, как будто понимает, что наш парень никуда от неё не денется. Всё это естественно. Да и, кроме того, мне почему-то кажется, что наш Краузе появится сегодня с другой стороны.

— С другой стороны? Но там у нас один только водитель — Димка Воронцов! А что, если этот Краузе раскусит его?

— Успокойтесь. Чем меньше глаз, тем меньше вероятность того, что враг нас заметит. Основные события будут разворачиваться либо во дворе, либо в подъезде. В идеальном случае мы произведём задержание непосредственно в квартире. Это самый надёжный, но при этом самый опасный для нас вариант.

Птицын отвернулся. Очень хотелось курить. Простояв так минут десять, он спросил:

— Можно спросить: что вы читаете? Что у вас за газета?

Фирсов поднял голову и беззвучно рассмеялся.

— Это не газета. — Москвич развернул газетный лист, и в руках у него оказалась пачка испещрённых рисунками и цифрами листков. — Это план дома, в котором нам с вами предстоит брать Краузе. Пока вы общались с той девочкой, я отправил одного из ваших подчинённых в домоуправляющую компанию, и он принёс мне эти схемы. По-моему, мы немного поспешили. Крыша «нашего» дома находится в непосредственной близости от крыши соседнего. Если человек физически подготовлен (а наш майор — офицер лучшего спец- подразделения немцев и, вне всякого сомнения, он отлично подготовлен), то, забравшись на крышу, он может спрыгнуть на крышу соседнего дома. Разница в высоте — около трёх метров. Нам нужно было или перекрывать соседнюю улицу, или выставлять на крыше дополнительные посты.

— Вы делаете из вашего диверсанта какого-то демона! Для того чтобы перекрыть соседнюю улицу, нужно было бы затребовать целый взвод! Мы бы потеряли время, и наш «герой» мог бы улизнуть.

— Как знать, как знать… — На лице Фирсова в кои-то веки была тревога. — Как же я сразу не подумал про крышу!

В этот момент Вера Полянская уронила сумочку. Антон тут же нагнулся и поднял её. Девушка поцеловала парня в щёку. Это был условный сигнал.

— Похоже, они его засекли. Некогда рассуждать, приготовьтесь, — сказал Птицын, вынимая пистолет.

Вдоль трамвайных путей проехала машина, остановилась возле арки, и из неё вышли мужчина в пальто и шляпе и женщина в заячьей шубке.

— На такси раскошелился, сволочь! Ну что, не подтвердилась ваша догадка, — усмехнулся Птицын. — Вы заявляли, что наш майор прибудет совсем с другой стороны.

— Дай-то бог, чтобы и мои сомнения насчёт крыши не подтвердились!

Тем временем прибывшие прошли мимо стоявших у арки Антона и Веры. Мужчина даже не повернул головы, а женщина смерила Веру взглядом и что-то сказала на ухо своему спутнику. После этого Краузе и его спутница миновали двор и вошли в подъезд.

Без всякого сомнения, это был человек с фотографии — человек, которого они разыскивали уже больше недели. Крепкого телосложения, тонкие губы и пронзительный взгляд. Выждав с полминуты, Птицын двинулся к двери. Он спустился и приоткрыл дверь. Нужно было выждать, пока Краузе со своей спутницей поднимутся и войдут в квартиру.

Ну всё, теперь не уйдёт!

Пока он бежал через двор, то слышал, как следом за ним семенит Фирсов. Кравец, Васин и Корниенко тоже показались из своих засад. Птицын первым влетел в подъезд, вбежал на третий этаж — дверь нужной ему квартиры была закрыта. Он немного отдышался, увидел Кравца.

— Антоха с Верой внизу, Васина я на ту сторону к машине послал, остальные здесь, — доложил Степан Маркович. — Всё как ты велел.

— Наш московский товарищ опасается, что Краузе уйдёт через чердак. Стёпа, пошерсти там, пока мы тут делом займёмся.

— Понял, Иваныч. Вы аккуратнее тут, — сказал Степан Маркович и полез на чердак, когда Корниенко и Фирсов, подойдя, встали по обеим сторонам от двери.

Птицын постучал. За дверью послышались шаги.

— Геннадий, это ты? Ну наконец-то! — послышался елейный голосок. — Никак не терпится увидеть твой сюрприз… — Дверь распахнулась, и на пороге появилась спутница Краузе, но уже без шубки. — Не поняла: а вы кто такой?

Птицын оттолкнул женщину и влетел в коридор. Следом вломились Фирсов и Корниенко.

— Где он? — Осмотрев комнату, ванную и кухню, Птицын схватил за руку вжавшуюся в стену женщину. Та таращилась на оперативников, хлопая наклеенными ресницами.

— Что здесь происходит? Кто вы, и чего вам надо? Где

Геннадий?

Птицын тряхнул незнакомку и притянул её к себе:

— Где он?.. Геннадий твой? — Он сунул пистолет женщине в лицо.

Та затряслась и затараторила:

— Я думала, что это он. Когда Гена привёл меня сюда, он впустил меня к себе и сказал немного подождать. Он сказал, что у него есть для меня сюрприз, запер дверь и спустился вниз…

— Вниз? Что значит «вниз»?! — рявкнул Птицын.

В этот момент с улицы раздался женский крик. Птицын бросился к окну, внутри у него похолодело. Возле песочницы лежала Вера Полянская, рядом валялись её дамская сумочка и белый берет. Чуть поодаль, прямо на грязном снегу, скрючившись, сидел Антон Трефилов и держался за окровавленную голову. Птицын бросился вниз, крикнув на ходу:

— О, чёрт! Жора, пригляди за гражданкой!

Выскочив на улицу, Птицын тут же выдохнул с облегчением. Девушка сидела на бортике песочницы и прижимала к голове Трефилова окровавленный платок. Лицо Антона было залито кровью, он улыбался:

— Опять я всё загубил, — дрожащим голосом произнёс Трефилов. — Когда он из подъезда вышел — я к нему, а он как саданёт! Что-то в последнее время мне слишком часто достаётся.

Не договорив, Антон застонал и схватился за голову.

— Не дёргайся, дурак, возможно, у тебя сотрясение, — сказала Вера. — Не знаю, как так вышло, но когда вы все вбежали в подъезд, мы приблизились к входу и стали ждать. Примерно через минуту из подъезда вышел мужчина в ватнике и валенках, скрюченный весь такой, шапка на лоб надвинута. В руках лопата — мы подумали, что это дворник. Антон хотел его задержать, а он как шарахнет его черенком по голове, потом уже меня ударил, только уже кулаком… в лицо. — Вера потрогала свободной рукой уже начинавшую распухать щёку.

— Тварь, сволочь фашистская, девушку… — прорычал Антон, — да кулаком в лицо! — Он на трамвае уехал. Запрыгнул на трамвай и покатил. За ним Воронцов с Васиным погнались — как думаете: поймают?

— Откуда ж мне знать? — буркнул Птицын. Из соседнего подъезда вышло на улицу несколько женщин. — Эй, кто-нибудь, вызовите скорую!

Птицын отошёл, стараясь больше не смотреть на Антона. От вида крови его снова начало мутить. Если кто-нибудь это заметит, особенно Вера… Одна из женщин вернулась в подъезд.

— Не надо скорой, — запротестовал Трефилов. — Я и сам оклемаюсь.

— Давай, лейтенант, без самодеятельности! — не поворачиваясь, скомандовал Птицын. — Вера, ты-то как сама?

— Всё хорошо, товарищ капитан. Я только на несколько секунд сознание потеряла, а потом сразу же в себя пришла. Смотрю — а тут Антон, весь в крови. А вы что так побледнели?

— Я? Вам это показалось. Занимайтесь тут. — Птицын быстро отошёл.

Он снял кепку, вытер рукой повлажневший лоб и сделал несколько глубоких вдохов. Если Вера поймёт, то смеху не оберёшься! В этот момент из подъезда, где недавно проживал Краузе, вышел лысоватый пожилой мужчина с усами и проковылял к песочнице.

— Вот же она, а где же тулупчик? — сказал он, поднимая с земли лопату, которую Птицын заметил только сейчас.

— Кто вы такой? — спросил Птицын. Его голова кружилась, но он что есть сил старался держать себя в руках.

— Так дворник я местный, Пчёлкин моя фамилия… Арсений Палыч, — представился мужичок.

— Так это вы дали одежду и лопату сбежавшему преступнику?

— Так уж и дал… Этот жилец Настькин, вроде с виду и интеллигентный, а сёдня как ворвался ко мне… я же в подвальчике тут живу. Дверь всегда открыта — входи не хочу! Схватил мою одёжу и лопату стянул. Схватил — и бежать. Я пока очки свои искал, так его уж и след простыл. Как-то так всё было. А вы кто ж такие будете? Милиция, что ли?

— Милиция. Кто же ещё? Ладно, Вера, жди тут с Антохой скорую, а я наверх.

Птицын поднялся по лестнице и вошёл в квартиру. Ему стало заметно легче. В комнате Птицын застал стоявшего у двери Корниенко и присевшего на стул у окна Фирсова. Спутница Краузе всё ещё стояла у стены.

— Объяснитесь же, наконец! Кто вы такие?

Птицын сунул женщине удостоверение прямо в лицо.

— Капитан Птицын. Начальник уголовного розыска областного управления милиции! А вы кто? В каких отношениях состоите с подозреваемым?

— Милиция?.. — Женщина, немного осмелев, оттолкнула Птицына от себя, отвернулась и вскинула голову.

— Если вы милиция, то почему так себя ведёте? Мой Геннадий — инженер авиационного завода. У него связи с городской администрацией, да и в горкоме партии у него есть свои хорошие знакомые. Вы ответите за своё поведение. — Птицын снова схватил женщину за руку. Та вырвала руку, прошла по комнате и села на стул. — Возмутительно! Это просто хамство какое-то!

— Вы всё ещё не представились, гражданка, — скрипя зубами, проворчал Птицын.

— Зайцева… Лариса Алексеевна. Работаю в конструкторском бюро, секретарём товарища Бабочкина. Это начальник нашего бюро. Самый главный начальник. У него такие связи.

— Прекратите!

В комнату вошёл запыхавшийся Кравец.

— Видел я, как он ушёл, с крыши видел, — сказал Степан Маркович. — Стрелять не стал — боялся наших задеть. — Наверняка слежку заметил ещё в машине, или когда выходил. И ведь даже бровью не повёл — какая выдержка!

— Завёл свою спутницу в квартиру, запер дверь, а сам вниз спустился, — уточнил Фирсов. — И что же? Как же мы с ним разошлись?

— Он в подвал к дворнику ворвался, схватил лопату и одежду, потом, пропустив нас, вышел на улицу.

— Что с Антоном и Верой? — спросил Кравец.

— Антохе опять досталось, — рассказал Птицын. — Черенком от лопаты по голове получил, но жить будет.

— Ас девушкой что? — забеспокоился Фирсов.

— Жить будет, только девичья гордость пострадала. Говорил же: нечего её на задержание брать! Хорошо, хоть так всё обошлось. — Птицын, раскурив папиросу, протянул пачку Кравцу, тот отмахнулся.

— Тьфу ты… забыл, что ты бросил. — Птицын подошёл к стоявшему на серванте портрету и посмотрел на гражданку Зайцеву. На стареньком фото была совсем другая женщина. — Вам, Лариса Алексеевна, с нами проехать придётся. Есть у нас к вам парочка вопросов относительно вашего сбежавшего спутника.

— Проехать? С вами? Это ещё куда, зачем? — Женщина открыла сумочку, достала пудреницу и принялась пудрить нос. — Он что же, получается, врал мне всё время? Он что, преступник?

— Диверсант. Немецкий шпион, заброшенный к нам с особым заданием. Вы хоть понимаете, чем это вам грозит?

Женщина вздрогнула.

— Геннадий? Немецкий шпион? Ой… что скажут на работе? Может, вы не будете сообщать… Вот негодяй!

Фирсов подошёл к женщине и сказал:

— Если вы и в самом деле с этим делом не связаны…

— Что вы имеете в виду?

— Не работаете на германскую разведку — вот что! — рявкнул Птицын.

— Ну, знаете…

— Успокойтесь, — Фирсов улыбнулся, — хотите воды? Женщину уже трясло.

— Не хочу я вашей воды! Ничего я от вас не хочу! Отпустите меня — не видите, что я оказалась тут случайно?

— Хорошо-хорошо. — Фирсов поднялся, подошёл к женщине и положил руку ей на плечо. — Если вы, Лариса, говорите правду, то очень скоро окажетесь у себя дома…

Женщина уткнулась Фирсову в грудь и разрыдалась.

— Муж у меня на фронте, одна я осталась, а тут этот… ну, вы понимаете. Такой красивый галантный мужчина пригласил поужинать, потом к себе. Вообще-то, я никогда так не поступаю, а вот сегодня бес попутал!

— Верю… верю я вам, Лариса Алексеевна. Доедем до отдела — вы нам всё это письменно изложите и спокойно пойдёте домой.

— И на работу сообщать не будете?

— Не будем, не беспокойтесь. Степан Маркович, проводите даму до машины.

— И муж ничего не узнает?

— Да идите же вы! — едва не сорвался Птицын.

Когда Кравец с гражданкой Зайцевой вышли в коридор, Птицын взял в руки стоявшее на серванте фото.

— Вы ей верите?

— К сожалению, да, — ответил Фирсов. — С ней основательно поработают, но мне кажется, что результатов не будет.

— Бить будут?

— Перестаньте! Для начала проверят всё, что она тут наговорила. Если муж у неё всё-таки имеется, то достаточно её ещё раз припугнуть — и она станет шёлковой. Меня сейчас больше интересует, как Краузе догадался, что мы его вычислили. Он ведь продумал всё заранее и провёл нас как детей, а эта Зайцева — обычная озабоченная вертихвостка.

— Да уж, меня тоже теперь не она интересует. Странно всё это, очень странно. Катька наша говорила, что женщина на фото обычная, а эта — вон какая красотка! — Птицын протянул фото Фирсову.

Тот взял портрет и долго смотрел на него.

— Действительно, очень красивая. Катька наша, похоже, немного лукавила.

— Ни одна женщина — пусть даже эта женщина ещё совсем ребёнок — не назовёт красивой другую! — усмехнулся Птицын.

Фирсов кивнул и снова присел на стул:

— Ноги немного гудят, — сказал он. — Не привык я так носиться, точнее — отвык. Раньше вот бывало, а теперь… Впрочем, это к делу не относится. Итак, если женщина на фотографии и есть наш Имитатор, то нужно срочно заняться её поисками. Похоже, эта Зайцева действительно оказалась здесь случайно. Я имею в виду, что Краузе лишь использовал её для отвода глаз.

В комнату вбежала запыхавшаяся Вера. Она держала в руке перепачканный берет и сумочку с оторванной ручкой.

— С вами всё в порядке? — Фирсов поднялся. — Ваше лицо…

Вера махнула рукой:

— Всё хорошо, Кирилл Петрович, только вот голова немного болит, да и сумку жалко. Ручку с корнем вырвало — теперь уж не зашьёшь. Но если есть для меня какая работа…

Жора Корниенко подошёл к девушке и обнял её за плечи.

— Не переживай, дивонька, полагодимо ми твою сумку, та й щока пройде. Як говоритися, до весилля заживе.

— Если с вами, Вера, всё в порядке, то у меня к вам поручение. Это фото нужно срочно размножить и раздать всем нашим оперативникам, — сказал Фирсов и передал девушке стоявший на серванте портрет. — Займитесь этим, когда мы вернёмся в Управление.

Девушка взяла фото:

— А можно, я для себя тоже парочку напечатаю?

— Это ещё зачем? — удивился Птицын. — Вы же у нас не оперативный работник. Или у вас тоже появились собственные информаторы?

— Да нет, я одну фотографию знакомой отдам. — Девушка будто бы и не заметила в словах Птицына иронии — она вся светилась. — Они же умрут от счастья!

— Зачем вашим подругам фото жены Краузе? Мы полагаем, что именно эта женщина может оказаться нашим Имитатором. Думаете, ваши подруги могли её где-то видеть?

Вера звонко рассмеялась:

— Они наверняка её видели! И для того, чтобы ответить на вопрос, где её искать, мне информаторы не нужны. Вы решили, что это Имитатор? Вы издеваетесь? Это же Рита Хейуорт — американская актриса! Она с Кэри Грантом недавно снялась в фильме «Только у ангелов есть крылья».

Птицын и Фирсов переглянулись.

— Что-то не припомню, чтобы в наших кинотеатрах показывали такой фильм! — проворчал Птицын.

Вера потупилась:

— А его и не показывали — я в журнале читала. Ну и фото Риты Хейуорт видела там же.

— А в твоём журнале про этих ангелов по-русски было написано или по-американски?

— По-английски, а я, к вашему сведению, этот язык очень даже неплохо знаю.

— Ладно, мы ещё поговорим на эту тему, — продолжал Птицын строго. — Как ты эти журнальчики читаешь и зачем?

— Да если бы я эти, как вы выразились, «журнальчики» не читала, вы бы сейчас Риту Хейуорт в розыск объявили!

Птицын насупился, но потом просто с досады махнул рукой. Тогда вмешался Фирсов:

— А вы точно уверены, что это та самая… Ну, как её… актриса?

— Могу вам как-нибудь тот журнальчик принести, — едко ответила Вера, — а теперь разрешите идти и ваше распоряжение выполнять? — Даже не взглянув на Птицына и не дождавшись ответа, девушка вышла из комнаты.

Фирсов опустил голову и нахмурил брови:

— К чему мы с вами пришли?

— Теперь мы точно знаем, что женщина с фотографии не Имитатор, — ответил Птицын.

— И с большой долей вероятности утверждаем, что гражданка Зайцева — тоже. И что это нам даёт?

Птицын пожал плечами:

— Ничего не даёт. Остаётся лишь надеяться, что наши всё-таки достанут этого неуловимого майора.

Уже за полночь в Управление явились Васин и Воронцов и сообщили, что Краузе им задержать не удалось.

Часть шестая В русском тылу

«Внимание! Внимание, говорит Москва!..

В течение дня наши войска вели бои с противником на всех фронтах. Особенно ожесточённые бои происходили на Крымском и Тульском участках фронта…»

От Советского Информбюро: вечерняя сводка от 10 ноября 1941 г.

Саратовская область, район пос. Карамыш, примерно за неделю до описываемых событий…

Глава первая, в которой мы познакомимся с теми, кого так упорно искали Птицын, Фирсов и другие куйбышевские опера

Эльза сидела, слегка откинувшись назад, и сжимала между колен отполированный до блеска приклад тяжёлой трёхлинейной винтовки. Оптика, сделанная на заказ, лежала рядом, в отдельном футляре. Эльза почти всё время смотрела в потолок, иногда закрывала глаза и принималась что-то бормотать, точно читала молитву. Однако Алекс знал, что если эта женщина и молит о чём-нибудь Бога, то делает это не от страха. Эльза Зиммер считалась самой бесстрашной и самой опасной женщиной в «Бранденбурге-800». Алекс смотрел на женщину украдкой, всякий раз отворачивался, чтобы случайно не встретиться с ней взглядом. Когда она вдруг заговорила, он вздрогнул.

— Ещё раз посмотришь в мою сторону — схлопочешь ботинком промеж ног! — Голос у Эльзы был высоким, но твёрдым и резким, как пуля, выпущенная из ствола.

— Простите, фройляйн, я вовсе не хотел вас обидеть, — прозвучало откуда-то сбоку, — просто меня очень заинтересовало ваше оружие. Это же тоже «мосинка», верно? А какой у неё прицел?

Алекс понял, что Эльза разговаривает с Руди — высоким синеглазым красавцем с ямочкой на щеке.

— Русская трёхлинейка Мосина, снайперский вариант. Прицел четырёхкратный укороченный. А тебе что, это в разведшколе не объясняли? — сказала Эльза.

— Похоже, я просто уснул, когда инструктор разбирал данную тему. Может, вы заполните в моей памяти этот пробел, прекрасная фройляйн?

Алекс поёжился: «Если он решил строить ей глазки, то мальчик сильно рискует».

— Прекрати меня доставать! — сухо сказала Эльза. — Ты не в моём вкусе, красавчик. Отвали!

Женщина отвернулась и прикрыла глаза. Алекс втянул голову в плечи и тоже откинулся назад. Вернер спросил что-то ещё, но самолёт вошёл в крен, моторы заурчали, и Алекс не услышал его слов. Алекс тоже закрыл глаза. Он думал об Эльзе.

Ей было чуть больше тридцати. Тонкие губы, открытый лоб и остренький подбородок. Еле заметный шрам тянулся от середины переносицы и почти до самого подбородка. Он сразу же бросался в глаза, хотя и не портил общего впечатления. Эльза Зиммер была красива, и так думал не только Алекс. Она начинала свою службу в Nachrichtenhel ferinnenl[5]. Позже, учитывая отличные результаты в стрельбе, Эльза отбыла в школу снайперов. После удачно сданных экзаменов молодая немка была направлена на Крит, откуда, получив помимо двух Железных крестов лёгкое ранение в плечо, вернулась в Германию. После выздоровления Эльза была рекомендована для дальнейшего прохождения службы в Абвер. Это было всё, что Ральф Краузе сообщил Алексу об этой женщине, когда знакомил его с членами группы. Однако Алекс знал о ней кое-что ещё.



Сам Алекс начинал службу в ремонтно-восстановительных частях, но в феврале сорокового ему предложили сменить место службы. Тут-то он впервые услышал о «Бранденбурге-800». Полк назывался строительно-учебным, но с первых дней пребывания в нём Алекс понял, что у него есть шанс попасть в особое подразделение. Как и прочие, он прошёл довольно жёсткий отбор: показал неплохие результаты в стрельбе, пробежал марш-бросок, но главное, что повлияло на результат экзаменов, — это его знание иностранных языков. Алекс попал в первый учебный взвод первой роты, в которой служили в основном судетские немцы. Все курсанты владели как минимум двумя иностранными языками, отличались отменным здоровьем, многие до этого занимались спортом. Строить они ничего не строили, но вот обучение в «Бранденбурге» шло полным ходом. Они тренировались по восемь часов в день, и это не считая ночных занятий. Инженерно-сапёрное дело, парашютная и горнолыжная подготовка, тактика индивидуальных действий в различных условиях и на различной местности чередовались с рукопашным боем и стрельбой.

Особенно запомнился Алексу тот первый день, когда после приезда в новую часть, расположенную в Квенцгуте, его и других новобранцев накормили, разместили в казармах и через пару часов после отбоя подняли по тревоге. Пришлось совершить десятикилометровый марш до полигона. Их выстроили по отделениям и развели по учебным местам. После этого к отделению Алекса подошла высокая блондинка. Гауптман, командующий учебным взводом, представил женщину обучаемым — это и была Эльза Зиммер.

— Я знаю, что вас набирали не с улицы, многие из вас отменно владеют холодным оружием и приёмами борьбы, многие выносливы и сильны, а кто-то знает языки, — в качестве предисловия обратилась к бойцам Эльза. — Однако запомните: броски и удары ножом хороши, когда противник рядом. При помощи этого, — женщина похлопала рукой по цевью винтовки, которую держала в руках, — вы сможете достать вашего врага практически на любой дистанции в пределах видимости. Причём не одного, а даже нескольких врагов, и всё это — за считаные секунды.

Сказав это, Эльза передёрнула затвор, вскинула винтовку и выстрелила в мишень, которая находилась на удалении метров пятьсот. Потом с ловкостью фокусника произвела ещё четыре выстрела.

Когда один из новобранцев сбегал и принёс мишень, все отверстия от пуль в ней располагались в самом центре чёрного круга.

— А может, эти дырки тут уже были? — усомнился один из солдат.

Это был молодой здоровяк с бычьей шеей и массивным подбородком. Алекс не знал его имени, но за глаза все звали его Колотушкой. С первого дня пребывания в учебке этот тип вёл себя грубо, причём и с начальством, и с сослуживцами. Когда один из курсантов по ошибке взял полотенце Колотушки и направился с ним в душ, здоровяк покрылся пятнами, догнал парня и, вырвав полотенце из рук, так двинул бедолагу с грудь кулаком, что тот угодил в лазарет. Позже выяснилось, что у парня сломаны три ребра. Все ожидали, что будет проверка, но дело замяли.

Сейчас Колотушка нагло смотрел на Эльзу Зиммер и бесцеремонно скалился.

— Возьми другую мишень и повесь на тот же щит, — приказала женщина.

— Ещё чего! Вас прислали к нам, чтобы вы обучали нас стрельбе, а не гоняли по мишенному полю просто так! Я сегодня уже набегался.

— Бери мишень и дуй к щиту! Бегом! — процедила Эльза сквозь зубы.

Колотушка хмыкнул, взял в руки лист с чёрными кругами и не спеша направился к щиту.

— Бегом, солдат! — рявкнула Эльза вслед удаляющемуся курсанту, но тот и не думал бежать.

Пока он шёл, кто-то начал бубнить, кто-то — посмеиваться. Эльза терпеливо ждала. Когда Колотушка прикрепил к щиту лист, она вскинула винтовку и почти не целясь выпустила за пару секунд все пять пуль из магазина. Только после второго или третьего выстрела Колотушка упал на живот, закрыв голову руками. Когда Эльза прекратила стрельбу, он вскочил. Даже с расстояния в полкилометра несложно было понять, как здоровяк взбешён. Ведь как минимум три пули пролетели в непосредственной близости от его головы. Когда здоровяк вернулся, он был бледен. Эльза с насмешкой спросила:

— Теперь ты убедился, что дырки в мишени появляются только после моих выстрелов?

— Убедился, — буркнул здоровяк. — Вы доказали свою правоту, фройляйн, но если вы захотите вытворить что-то подобное, я не посмотрю ни на ваши нашивки, ни на то, что вы женщина.

Ни один мускул на лице Эльзы не дрогнул. Она подошла к Колотушке вплотную и спросила:

— И что же ты со мной сделаешь, солдат? — Было видно, как щёки Колотушки начали краснеть, его глаза тоже в момент налились кровью. Он сжал кулаки. — Ну же, солдат, забудь о моих нашивках и о том, что я женщина. Ударь же меня. Ударь же так, как ударил бы мужчину. Или ты обмочился, когда у тебя над головой свистели пули?

Колотушка без замаха выбросил руку вперёд, стараясь ухватить женщину за шею, но Эльза оказалась проворнее на порядок. Она увернулась, затем ударила Колотушку кулаком в лицо — из его носа брызнула кровь. Здоровяк сжал кулаки и замахнулся…

Второй удар Эльзы пришёлся в кадык. Колотушка захрипел и упал на колени.

«Вот тебе и фройляйн», — удивился кто-то за спиной. «Злобная сука, с такой лучше не связываться — убьёт», — прошептал курсантам стоявший справа от Алекса обер-ефрейтор Ригер, их командир отделения. Эльза обошла корчившегося от боли Колотушку и продолжила занятие как ни в чём не бывало.

После четырёхчасовой тренировки, когда они вернулись в расположение взвода, их отправили мыться. Алекс вышел из душа и столкнулся с Клаусом Ригером. Тот энергично натирал себя полотенцем у шкафчика и что-то мурлыкал себе под нос. Тело Ригера было мускулистым, на груди и на спине «красовалась» парочка шрамов.

— А ты не очень-то похож на остальных. Я думал, в нашем полку служат только крепкие парни, — увидев, что Алекс разглядывает его, заявил Ригер, — а ты у нас белый и гладкий, как девчонка.

Ригер уже нюхнул пороха и очень гордился этим.

— Я знаю три языка, поэтому я здесь, а мускулы — не главное в нашем деле, — буркнул Алекс. — Мы сегодня в этом убедились, когда фройляйн уделала Колотушку.

— Я вижу, ты в восторге от этой гадины, — озлобился Ригер. — Я видел, как ты на неё пялился! Не отводил-та- ки взгляда.

— А что тут такого? Она ведь красотка. Кусачая, но всё же… А почему вас это беспокоит? Признайтесь же, господин обер-ефрейтор, вы сами положили на неё глаз!

— Ещё чего! Я же не сумасшедший. — Ригер сел на табурет. — Никто никогда не видел её с мужчиной. Многие пытались затащить её в койку, но всё впустую. Я точно знаю, что одному парню она отбила мошонку, ещё двое попали с лазарет с переломами. Про эту гадину ходят легенды. Говорят, что на счету у неё не меньше сотни убитых. Ты знаешь, что у снайперов означает «поцарапать кожу»? — Алекс покачал головой, Ригер продолжал: — Это когда снайпер стреляет будущей жертве в живот, потом дожидается, когда кто-нибудь придёт к нему на помощь, и бац… валит ещё и второго, а то и третьего. Ты же видел, какая она быстрая. А ещё ходят слухи про её кровавое ожерелье.

— Это ещё что?

— Когда наши вошли в Польшу — продолжал Ригер, — они всё время наступали. Эльза была ротным снайпером и проявила себя как надо, и не только по количеству убитых врагов. Она почти всегда старалась отыскать пшеков, которых подстрелила сама, а когда находила, то отрезала мертвецу правое ухо. Потом высушивала его на солнце и нанизывала на длинную нить. То же самое она проделывала и на Балканах, я это точно знаю. Так что держи своего удава на привязи и не пытайся оседлать того, кого невозможно даже приручить. Говорят, что в детстве, когда Эльзе было девять, её приёмный папаша изнасиловал её.

В тот день, выходя из помывочной, Алекс дал себе слово больше не думать о суровой фройляйн Зиммер, но судьба снова свела их вместе, когда Алекса включили в диверсионную группу, созданную для выполнения особо важной задачи на территории русских. Алекс, вспоминая ту первую встречу с Эльзой Зиммер, и не почувствовал, как задремал.

Их сильно тряхнуло — он вздрогнул, открыл глаза и огляделся. Эльза, похоже, тоже только что проснулась. Руди Вернер, которого Эльза так грубо отшила, о чём- то беседовал с Гетцем.

Хельмут Гетц должен был командовать группой до появления в её составе майора Краузе. В отличие от майора Краузе, гауптман Гетц не отличался ни военной выправкой, ни красотой. Он напоминал Алексу школьного учителя. Гетц был опрятен, разносторонне развит и обычно сдержан. Однако в ходе подготовки он продемонстрировал всем, что является неплохим стрелком, отличным тактиком и владеет приёмами рукопашного боя. Краузе также представил Гетца как опытного командира и сообщил, что сам он будет заброшен в русский тыл по другому каналу и поэтому должен будет отбыть чуть раньше остальных.

Рядом с Гетцем, прислушиваясь к каждому его слову, сидел самый молодой член группы Йозеф Баум и время от времени нервно теребил ремень своей винтовки. Худощавый и взъерошенный Баум, как и все прочие, безупречно говорил по-русски; он был из фольксдойче и имел превосходную альпинистскую подготовку.

Возле самой кабины, уставившись в потолок, пристроился Эрих Каде.

Сорокапятилетний ефрейтор служил в «Бранденбурге» со дня его основания. Он с первого же знакомства показался Алексу эдаким волком-одиночкой, что позже и подтвердилось. Коде мало говорил, избегая любых контактов. Когда их готовили к операции, их койки стояли рядом. Как-то раз, когда все спали, Коде вскочил посреди ночи и принялся метаться по казарме, пока не наткнулся на кровать Алекса и не ушиб ногу. После этого он словно очнулся и начал хищно озираться. На вопрос Алекса, что случилось, сорокапятилетний ефрейтор лишь что-то пробурчал и, рухнув обратно в свою кровать, мгновенно уснул. Эльза, которая в те дни спала с остальными, грязно выругалась, Руди Вернер, как всегда, сострил, а сам Алекс вместе с молодым Баумом потом не спали всю ночь. Когда Краузе представлял членов группы друг другу, он сказал, что Коде является специалистом по взрывному делу и имеет боевой опыт. На этом познания Алекса о бывалом солдате исчерпывались.

Помимо их шестерых, собранных из разных подразделений в общую группу «бранденбуржцев», сейчас в салоне самолёта сидел ещё один невысокий мужчина. Он сильно отличался от остальных и определённо не имел к элитному полку никакого отношения.

Во время подготовки к заданию о нём ничего не говорилось, и Гетц представил этого типа лишь за три дня до вылета. Коротышка был до безобразия худ, бледен и прихрамывал на левую ногу. На вид ему было не меньше пятидесяти. Он постоянно ёжился и как-то беспомощно хлопал глазами. Гетц сказал, что коротышку зовут Дмитрием Вячеславовичем Бабенко и он никогда не служил в армии.

Узнав, что новый член группы гражданский, да к тому же ещё и русский, Эльза принялась возмущаться: «Зачем нам в группе этот калека? Когда запахнет жареным, я не стану таскать его на себе!» Когда коротышка робко возразил на плохом немецком, что он украинец, Эльза сказала, что не видит разницы, и только резкий окрик Гетца заставил женщину замолчать.

Сейчас Бабенко сидел в самом углу салона и то и дело трогал лямки парашюта. Одет он был, как и все, в прыжковый комбинезон цвета фельдграу[6] с потайной застёжкой на пуговице. Каска на его голове больше походила на походный котелок, оружия при нем не было.

Когда они снова попали в воздушную яму и Баум выругался по-немецки, Гетц посмотрел на него строго. Баум виновато пожал плечами и перешёл на русский:

— Простите, гауптман. Этого больше не повторится.

— Ты кретин! Если уж хочешь выругаться, неплохо бы делать это по-русски.

— Alle machen sich bereit! Landung in funfzehn Minuten[7]! — вдруг прозвучало из кабины.

Алекс поправил лямки на груди, проверил кольцо и задержал дыхание. Мотор взревел, и самолёт снова тряхнуло. Эльза с усмешкой заявила:

— Если коротышка запутается в стропах, я не сильно расстроюсь. Но если он всё-таки приземлится, то пусть держится от меня подальше. Он ведь наверняка наделает себе в штаны, а времени на стирку у нас не будет.

Бабенко побледнел, Алекс не сомневался, что это был его первый прыжок.

Лес угрюмо нависал над головой. Подмёрзшая земля дышала сыростью, а от поваленной ветром сосны пахло смолой.

После приземления прошло уже не меньше пятнадцати минут, но Алекс всё ещё испытывал ощущение полёта. Несмотря на сильный ветер, приземлился он довольно удачно — на примятую траву. Он сложил парашют и увидел Эльзу Зиммер. Та с винтовкой на плече уже присела рядом на поваленный ствол. Она тяжело дышала, рукав комбинезона был разорван, из раны на руке сочилась кровь.

— Сильный ветер — я промёрзла до костей. Ты видел Гетца? По-моему, его и остальных отнесло на север.

— Гауптман — опытный парашютист. Он скоро объявится, я в этом уверен, — сказал Алекс и посмотрел по сторонам. — Что у тебя с рукой?

— Поранилась при посадке — не смогла облететь вон ту берёзу. — Эльза усмехнулась. — А когда закапывала парашют, ещё и разодрала руку о какую-то корягу.

— Нужно обработать рану.

— Тогда помоги мне, раз ты у нас такой заботливый. — Эльза поднялась и подошла к Алексу.

Алекс почувствовал её запах. От женщины пахло потом, но это даже возбуждало. Он достал флягу, полил из неё рану, потом достал из кармана платок и обернул им руку женщины.

— Аптечка у Баума — когда найдём его, нужно обработать порез и перевязать как следует.

В глазах Эльзы горели огоньки.

— А ты душка, не то что эти! — Кого имела в виду Эльза под словом «эти», Алекс не понял, но на всякий случай отошёл. Эльза снова заговорила: — Это ж надо так — едва не переломала себе ноги, а ведь это мой двадцать восьмой прыжок!

Она расстегнула комбинезон и сняла его. Под комбинезоном на женщине была советская военная форма. Эльза сняла гимнастёрку — нательное бельё чуть ниже плеча покраснело от крови. Женщина снова смерила Алекса взглядом, потом сняла и рубаху. Алекс невольно отвернулся.

— Ну чего же ты, герой? Собирался помочь — и вдруг испугался! У меня тоже есть аптечка, в вещмешке.

Алекс поставил к дереву винтовку, развязал мешок Эльзы и отыскал в нём бинты и йод. Он подошёл и, стараясь не смотреть на зазывающие розовые соски, принялся перевязывать рану.

— А ты странный.

Алекс отвёл взгляд:

— Вы о чём, обер-фельдфебель?

— Ты ведь ещё ни разу не был в настоящем деле, так?.. Вижу, что не был…

— Вы имеете в виду- в бою?

— В бою — в одной койке с женщиной…

— Я был с женщиной!.. — выкрикнул Алекс. — И не с одной!

— Врёшь.

— Нет, не вру: с женщиной я был, а вот в бою… В бою я действительно не был.

— Если у тебя были женщины, чего же ты так испугался голых сисек? Не хочешь смотреть на мою грудь — так посмотри хотя бы в глаза. Или я тебе не нравлюсь? Боишься меня?

— Нет! Не боюсь! — снова ответил Алекс чуть громче, чем следовало бы.

— Боишься, — не согласилась Эльза. — Многие меня боятся. Ведь ты, наверное, уже слышал про «кровавое» ожерелье Эльзы? Про него всем новичкам рассказывают, уж я-то знаю!

Алекс напрягся и впервые посмотрел женщине в глаза.

— Которое вы храните в прикроватной тумбочке, фройляйн?

Эльза рассмеялась:

— Я сама распустила эти слухи, чтобы такие, как наш Руди, не лезли ко мне со своими похабными мыслишками. Я терпеть не могу таких как он. Я верный фюреру солдат. Я верю в идеи национал-социализма и ненавижу всех этих русских, евреев и прочий сброд, а вот резать уши… Я знаю, какая у меня репутация, но это лишь щит от неприятных для меня типов вроде Руди Вернера и ему подобных, но я женщина, и хочу, чтобы ты это знал. И не зови меня обер-фельдфебелем, и «фройляйн» тоже не зови.

Эльза прижала ладонь Алекса к своей груди. Тот постоял и медленно высвободил руку.

— А ваш отец…

— Изнасиловал меня? — Брови Эльзы выгнулись дугой. — Это правда. Обидно одно: то, что ублюдок сдох сам — не дождался, когда я вырасту и поквитаюсь с ним. Вот ему бы я отрезала не только уши! Ладно, я вижу, что и в самом деле тебе не нравлюсь, но тем хуже для тебя.

Эльза схватила висевшую на ветке рубаху и натянула на себя.

— Вы красивая женщина, фройляйн… я хотел сказать «Эльза»…

Женщина закинула вещмешок за спину.

— Я не сказала, что ты можешь называть меня Эльзой. Здесь, на территории врага, я Мария Дудкина, сержант войск НКВД. Или ты забыл про нашу легенду?

Женщина подхватила с земли винтовку и чехол с оптикой и направилась вглубь леса.

Они бежали по-волчьи — след в след. Первым двигался Баум. Он бежал легко, раздвигал кусты стволом винтовки, почти не оглядывался. Вторым двигался Гетц. Каде и Вернер бежали следом. За ними, прихрамывая, трусил Бабенко. Он тяжело дышал, постанывал и то и дело хватался за ветки деревьев. Сам Алекс двигался предпоследним. Он то и дело поправлял лямки вещмешка, утирал пот и щурился. За весь марш Алекс ни разу не оглянулся, потому что замыкающей была Эльза Зиммер.

Как только они оказались на поляне, покрытой выгоревшим от солнца мхом, Бабенко припал на колено, потом сел прямо на землю и захрипел.

— Никчёмная скотина! — сказала Эльза. — Зачем было вообще его брать?

— У меня больное сердце, — прохрипел Бабенко.

— Чем раньше ты сдохнешь, тем легче будет остальным.

— Не лезь к нему! — процедил Гетц.

Эльза скривила лицо и отошла. Алекс присел возле русского и протянул ему фляжку с водой.

— Я бы рад двигаться быстрее, — заговорил Бабенко, хватая флягу, — но у меня врождённый порок и, как видите, — нога… Упал с велосипеда ещё в детстве — и раз… перелом со смещением. Послушайте, пожалуйста…

— Хватит трепаться! Пей, — сказал Алекс жёстко.

Русский сделал несколько глотков, отдышался, потом сделал ещё глоток. Алекс грубо вырвал флягу и отошёл. Когда он присел на землю и сделал из фляги несколько глотков, он бросил мимолётный взгляд на русского. Тот был похож на побитую собаку.

В условленном месте их ждали.

Бородатый мужик в ватнике и перепачканных грязью сапогах, озираясь, придерживал за морду лошадку, запряжённую в старую телегу. Когда он увидел Гетца, тут же стянул с себя шапку и поклонился.

— Добренькой ночки, гауптман! Наделали ж вы шуму!

Гетц спросил:

— У тебя испуганное лицо. Нас обнаружили?

— Ктой-то из парашютистов заметил — и пошло-поехало.

И Гетц, и все остальные уже скинули комбинезоны и остались в серых гимнастёрках с малиновыми петлицами. Свёрнутые в скатки шинели и синие с малиновым фуражки они тут же достали из вещмешков и надели на себя.

— Василий? Так и я тоже Василий. Василий Макарыч Лычкин меня зовут, — затараторил бородатый. Он подскочил к телеге, достал огромный тюк и вывалил его содержимое на траву. — Вот, тут сальцо, хлебушек… Картошечка. Только-только из печи. Отведайте, гаупт… ой, простите, товарищ капитан. Вы же сами приказали вас русским званием называть. Кушайте- кушайте — как говорится, чего Бог послал.

Руди Вернер сунул руку в котелок и выхватил из него картофелину.

— Летели долго, так что нужно и поесть, — сказал он и протянул ещё одну картофелину Эльзе.

Та взяла и тут же бросила её на траву. Потом, вытащив из-за голенища нож, присела рядом и стала нарезать на ломтики сало. Бородач оживился и уселся рядом.

— Вы соль берите, вот яички, свеженькие…

Эльза одним движением отмахнула от хлебной краюхи половину и вонзила нож в землю.

— Отодвинься, от тебя воняет!

Бородач отпрянул. Баум и Коде набросились на еду.

Вернер протянул припавшему на колено Бабенко кусок хлеба с салом:

— Эй ты, русский! Тебе что, особое приглашение нужно?

Бабенко робко подсел к остальным, откусил маленький кусочек.

— Благодарю.

Вернер окликнул бородатого:

— Ты… как там тебя, Лычкин, ты тоже ешь, а то решу, что отравить нас решил!

Мужик испуганно посмотрел на Эльзу и тоже потянулся за салом. Ел он причмокивая, всё время озирался. Алекс присел в сторонке. Несмотря на долгий путь и общую усталость, есть ему совсем не хотелось.

Из-под выпавшего снега местами ещё торчала пожухлая трава. Кусты отдавали рыжиной, а старые сосны торчали из земли, как палки. Гетц продолжал рассматривать карту.

— Значит, русские уже начали наши поиски? — уточнил Гетц. Он так и не притронулся к еде.

Бородатый с набитым ртом замахал руками. Когда кусок хлеба с салом был проглочен, мужик вытер рот рукавом. В бороде остались хлебные крошки.

— Да они ж только-только чесаться начали. Я покамест сигнальные костры жёг, ко мне внучок прибегал. Внучок у меня толковый, глазастый и красных тоже, как и я, не жалует. Сказал он, что, когда до меня собирался, ихний мальчонка — солдатик, что на узле связи сидит, — ещё только в райцентр звонил, помощь требовал. Так они там пока соберутся, пока доедут…

— Er isst wie ein Schwein. Alle Russen sind Schweine[8], - проворчала Эльза.

Лычкин, видимо, её не понял.

— А я, как и велено было, всё в точности сделал: сигнальные костры потушены, харч вот вам доставил, а вот со станцией придётся повременить — нельзя вам покамест на станцию, — продолжал он. — Красные ж на всех подступах посты уже давно выставили, документы проверяют. Так что дождёмся темноты, а там — по лесочку и в обход.

— Нет, в обход мы не пойдём — слишком опасно, — сказал Гетц. — Нас заметили, а значит, времени у нас мало. Скоро сюда подтянут войска, будут организованы облавы и высланы дозоры. Русские не знают нашей задачи, и поэтому нужно как можно скорее вырываться из этого района. Поезд, который должен доставить нас на место, отходит завтра утром. Если идти напрямую, до станции двенадцать километров. Если двинемся в обход, то потеряем как минимум сутки и придётся ждать следующий поезд. К тому же здесь местность, судя по карте, весьма труднопроходима, а также довольно много открытых пространств, которые придётся огибать, чтобы не быть замеченными.

— Так что же, через посты пойдёте? — поинтересовался Лычкин. — Напрямую их никак не обойти.

— Станция, с которой мы должны были отправиться, называется Ступино?

— Угу. Районный центр.

Гетц провёл пальцем по карте.

— Следующая крупная станция после Ступино — Елховка. Здесь поезд тоже останавливается?

— Понятное дело, — ответил Лычкин.

— И все поезда этой ветки тоже, — сказал Гетц.

— Угу…

— Вот в этой самой Елховке мы и сядем в наш поезд.

Лычкин хмыкнул:

— Далеко ж вы, однако, собрались, господа хорошие! Ну да ладно, то не моё дело. Я своё задание выполнил, а дальше вы уж сами как-нибудь. Соберётесь до Елховки — так и ступайте до неё. Вот только до Елховки той — почти сотня вёрст. Как же вы до неё…

— На поезде! — сухо сказал Гетц. — Только на другом поезде. Из Ступино ведь много поездов ходит?

— Так… товарняки почитай каждые два-три часа туда-сюда шастают.

— Ступино от нас на северо-востоке, и до него двенадцать километров по прямой, но путь этот для нас небезопасен. Хотя мы туда и не пойдём. — Гетц убедился, что все смотрят на него.

— Железная дорога, по которой нам предстоит добираться до нужного места, севернее нас и идёт на запад, до неё отсюда не больше пяти километров. А на северо-востоке находится, судя по карте, переезд.

— Семнадцатый километр — там через рельсы дорога грунтовая, ещё по ней скотину гоняют.

— До переезда километров двенадцать по лесу — это часа три пути.

— Так тама поезда не встают, — простодушно усмехнулся Лычкин. — Вы ж на ходу в поезд не прыгнете…

— А это что? — Гетц ткнул в карту пальцем.

— Квадратик какой-то.

— Это на карте квадратик, а я спрашиваю: что там на самом деле? — с нажимом повторил Гетц.

— А-а-а… Так буташка там стоит, старенькая такая, а в буташке той дежурный обитает. Дежурный по переезду-

— А связь со станцией Ступино у этого дежурного есть?

— А кто же его… хотя нет же… Есть связь! А как же я забыл-то? Телефон же у него там стоит!

— Мы ведь можем сделать так, чтобы этот телефон замолчал? — Гетц посмотрел на Вернера.

— Сделаем, товарищ, — с улыбочкой ответил связист.

Гетц продолжал:

— А ещё мы должны будем организовать небольшой взрыв по ходу движения наших поездов.

В беседу вступил Эрик Коде:

— Тротиловых шашек у нас нет, а нескольких гранат недостаточно для того, чтобы наверняка повредить железнодорожное полотно. Подрыв можно организовать, но без взрывчатки это займёт много времени и сил.

Гетц пожал плечами.

— А мы и не будем делать подрыв, не будем взрывать рельсы — ведь нам по ним ещё предстоит ехать.

Глава вторая, в которой Назар Жильцов вынужден вспоминать инструкцию по действиям в критических ситуациях, а после этого — принять довольно «горькое» лекарство

В каморке пахло креозотом, гарью и пролитым накануне керосином, но Назар уже настолько свыкся с этими запахами, что почти не замечал их.

Его отец Пантелеймон Иванович Жильцов всю свою жизнь проработал путевым обходчиком, считался настоящим мастером своего дела, но имел один грешок… Когда Назару было девять, отец, изрядно откушав самогону перед сменой, вышел на осмотр в тридцатиградусный мороз и не вернулся. Его нашли лишь спустя два дня. Пантелеймон Жильцов лежал в обнимку с костыльным молотком прямо возле рельсов. Рядом валялись пустая фляжка, комплект флажков и давным-давно погасший фонарь.

Помня о печальной кончине нерадивого папаши, Назар Пантелеймонович никогда в жизни за все свои пятьдесят шесть лет ни разу не прикладывался к спиртному. Назар начинал работать на железной дороге простым кочегаром — тогда ему исполнилось шестнадцать. Вскоре дослужился до помощника машиниста, но к сорока годам из-за плохого зрения был отстранён от поездок и назначен в бригаду дежурных по переезду на тридцать шестом километре Куйбышевской железной дороги.

Назар ел неторопливо, то и дело вытирал чистым полотенцем свои пышные усы, поглядывал попеременно то на настенные часы, то в слегка приоткрытое окно. Сегодня на его столе возвышалась глиняная крынка с молоком, рядом стояли кружка и миска с пшёнкой, тут же лежал аккуратно нарезанный хлеб. Помимо стола и единственного стула, на котором сейчас сидел Назар, в будке стояли аккуратно заправленная кровать с вытянувшейся панцирной сеткой, печка-буржуйка и массивный шкаф с документацией, инструментом и личными вещами дежурных. На одной стене, помимо часов и портрета товарища Сталина, висел чёрный телефон, на другой в деревянной рамочке красовалась Почётная грамота, полученная Назаром Жильцовым в позапрошлом году за победу в соцсоревновании. Всякий раз, заступая на дежурство, Назар вешал грамоту на стену, а по окончании смены снимал её и убирал в нижний ящик шкафа, где хранились его личные вещи.

Когда Назар зачерпнул ложкой последние крупицы уже остывшей каши, он снова посмотрел на часы. До прохождения следующего поезда оставалось чуть меньше двадцати минут. В этот момент Назар услышал громкий оклик — кричала женщина. Назар тут же поднялся и выглянул в окно.

Первым, кого он заметил, был среднего роста офицер в серой шинели и васильковой фуражке с малиновым околышем. Назар вздрогнул — увидеть на своём рабочем месте представителя войск НКВД он никак не ожидал.

Незнакомец был не один. Поблизости, прямо у путей в одношереножном строю стояли бойцы, их было четверо. Вытащив из кармана очки и нацепив их на нос, Назар различил среди солдат женщину. «Она кричала», — понял Назар. Он вытер усы полотенцем, быстро убрал грязную посуду со стола и, надев фуражку и китель, вышел на крыльцо.

Офицер что-то говорил своим. До них было не меньше полусотни шагов, и Назар не мог слышать слов. Когда из лесочка, росшего по обеим сторонам от путей, выбежал ещё один рослый солдат и занял своё место в строю, Назар поправил фуражку, выпрямился и двинулся к военным.

— Здравия желаю, товарищ! — обратился он к офицеру. Тот обернулся, небрежно козырнул.

Перед Назаром стоял мужчина лет сорока, с немного усталыми серыми глазами, с красноватым лицом, округлым подбородком и пухлыми щеками. Полы его шинели были увешены репьями, на сапогах налипла серо-бурая грязь.

— Капитан Савельев, — представился офицер. — Вы здесь за старшего?

— Дежурный по переезду я. — Назар преданно смотрел офицеру в глаза, хорошо зная, что те, кто прячет взгляд, вызывают у представителей власти больше подозрений. — У нас тут вроде всё в порядке. Поезда следуют согласно расписанию, дорожное полотно в исправности… А может, чайку, товарищ капитан?

— Фамилия? — спросил капитан довольно жёстко.

— Чего? — не понял Назар.

— Я спрашиваю: фамилия ваша как?

Назар Пантелеймонович сразу почувствовал себя неуютно.

— Жильцов… Назар Пантелеймонович. А что стряслось-то? Чем могу помочь, товарищ капитан? — Последнюю фразу Назар, можно сказать, прокричал.

— Незачем так орать, товарищ Жильцов, не то вы мне тут всех фрицев перепугаете! Вы в курсе, что на вашем участке идёт облава?

— Какая ещё облава? Ой… простите… — И Назар Пантелеймонович снова повысил голос. — Нет, не в курсе! Не знаю я ни про какую облаву!

— Да не орите же…

— Простите, простите великодушно!

— В вашем районе была осуществлена высадка немецкого десанта, — ответил капитан.

— Немецкого? Высадились… а откуда — из Германии? — ойкнул Назар Пантелеймонович.

Стоявшие в строю солдаты заулыбались.

— Нет, с Луны, твою мать! — В отличие от прочих, капитан смотрел на Назара строго. — Из Германии, откуда же ещё? В ваш район направлены поисковые группы. Мы действуем на этом направлении — занимаемся поисками немцев. Вы ничего тут подозрительного не замечали за последние несколько часов?

Назар выдохнул, потом нахмурил брови и теперь уже тихо проверещал:

— Ничего подозрительного за последние несколько часов не видел и не слышал. Звонил с докладом в Ступино полчаса часа назад. Никаких поручений не получал. Всё пока спокойно, товарищ.

Капитан одобрительно кивнул и посмотрел на часы.

— Полчаса назад, говоришь, докладывал? Ну-ну… Когда следующий доклад?

— Так в полночь, как и положено… по инструкции.

Капитан одобрительно кивнул и, сняв фуражку, вытер белым платочком лоб.

— Вы тут один дежурите?

— Так точно! Один. И посторонних никого нет, как и положено по инструкции.

— А через переезд кто в последний раз переезжал? — продолжал расспрашивать капитан.

— Так за мою смену не было пока никого. Да у нас тут почти не ездит никто. Так, бывает, конечно, машинёшка какая заскочит, а деревенские наши — ну, местные, значит, — на своих телегах по другой дороге обычно сено да дрова возят. — Там проезд свободный, а у нас тут не забалуешь — шлагбаум! — сказал Назар с гордостью. — До поезда за пять минут, после поезда ещё пять, а поезд пока пройдёт. Ведь если товарняк какой и еле тащится, то на переезде можно и минут двадцать потерять. А если уж встречных два идут — ой…

— Всё ясно. Значит, подозрительных лиц вы не видели. Ну что же… А поезд следующий когда?

— Ой, так уже через десять минут пойдёт, товарный до Лиговки! — Он только сейчас понял, что к прибытию поезда должен будет подать сигнал флажком.

— А товарняк этот до Елховки следует? — спросил капитан.

— Следует-следует! Это у него следующая остановка! — отвечал Назар. — Позвольте, мне до будки дойти нужно… за флажками…

В этот момент прозвучал резкий хлопок. Назар вздрогнул и вытянул шею. Над деревьями, где рельсы делали крутой поворот, снова громыхнуло и полыхнуло красным.

Назар застыл на месте. Капитан громко крикнул своим:

— Отделение, к бою!

Бойцы бросились врассыпную. Кто-то сделал лишь пару шагов, кто-то пробежал не меньше двадцати. Девушка, припав к земле, передёрнула затвор винтовки. Капитан с пистолетом в руке подбежал к Назару Пантелеймоновичу.

— Чего вы стоите как истукан? Где они, эти ваши флажки?

Жильцов бросился к своей будке. Вбежав в помещение, он бросился к шкафу, схватил чехол с флажками и выбежал на улицу. Капитан уже поднимался на крыльцо. Назар спорил:

— Что это было? Взрыв?

— Это диверсанты. Они определённо взорвали пути — немедленно останавливайте поезд.

— Так поглядеть бы для начала… За внеплановую остановку поезда… — Назар Пантелеймонович бросился к телефону и прокричал в трубку: — Диспетчерская! Алло! Алло! Говорит Жильцов! Тридцать шестой километр! — Трубка молчала. — Связи нет, — сказал Жильцов и виновато посмотрел на капитана.

— Если диверсанты подорвали пути, то они же могли и повредить линии связи. Скорее примите меры к остановке поезда. Если взрывы повредили пути, то на повороте ваш поезд непременно сойдёт с рельсов.

Назар Пантелеймонович сделал несколько шагов и застыл.

В последнее время он не сталкивался с критическими ситуациями. На его участке за последние несколько лет не было ни одного ЧП. Голова закружилась, сердце бешено стучало. Капитан твёрдым шагом подошёл к Назару Пантелеймоновичу и отвесил ему пощёчину. Назар тут же пришёл в себя. Он бросился в сторону приближавшегося поезда и стал размахивать на ходу красным флажком.

Состав показался внезапно, словно выскочивший на охотника зверь, и хотя до него было метров триста, Назару Пантелеймоновичу показалось, что ещё немного — и он не успеет сойти с рельсов. Машинист поезда, очевидно, сразу увидел бегущего ему навстречу человека с красным флажком и не задумываясь стал снижать скорость. Когда включились тормоза, Назар Пантелеймонович сошёл с пути и остановился. Поезд продолжал двигаться. Вот он уже проехал мимо, вот скорость совсем упала. Послышалось шипение, и огромная машина остановилась.

Назар Пантелеймонович медленно брёл в сторону своей будки и улыбался. Он предотвратил порчу государственной собственности. Он спас жизни людей: машиниста и кочегара. А диверсанты? Пусть их ловят такие, как этот капитан. Как его… кажется, Савельев? Пусть они становятся героями. Пусть им дают за это ордена и медали, а он будет рад и ещё одной грамоте… или лучше пусть его премируют.

Из тягача по лестнице спустился седовласый машинист в фуражке и засаленном пиджаке. Он подошёл к Назару.

— Чего стряслось? Вы кто? — спросил машинист.



— Дежурный по переезду, — представился Жильцов. — Прямо от вас, метрах в пятистах, а может быть, больше, рельсы взорваны. У меня на посту солдаты. Ловят немецких парашютистов. Они тут у нас накануне высадились. Как-то так.

Машинист снял фуражку, сунул её под мышку и почесал затылок.

— Вот так дела — и чего теперь делать-то? Нужно доложить, что встали…

Из паровозного окошка высунулась вихрастая голова. Совсем ещё молодой парнишка крикнул машинисту:

— Дядь Вань, чё там стряслось? Может, помочь?

— Славка — племянник мой. Семнадцать лет — и уже помощник машиниста, а заодно и кочегар, — пояснил машинист и крикнул парню: — Из поезда ни шагу! Забыл, что обоим выходить нельзя?

Парень махнул рукой и скрылся в кабине поезда.

— А везёте-то чего? — спросил Жильцов.

— Так порожние мы. Вот уж интересно: кому это понадобилось пустой товарняк под откос пускать? — ответил машинист.

— Кто ж их знает, немчуру эту клятую? Может, им просто нужно график движения поездов нарушить — тогда они не только у нас гадят, сволочи! Значит, не одним нам они сегодня нервишки подёргают! Несколько заторов на разных участках могут много доставок сорвать.

— Да?., - удивился машинист. — Ну может, ты и прав.

В этот момент к составу уже подходили капитан и его бойцы. Теперь их было уже семеро. Трое солдат поднялись по лестнице и исчезли в кабине поезда. Один остался стоять у поезда, а капитан, девица с винтовкой и немолодой жилистый солдат с суровым лицом, которого Назар Пантелеймонович видел впервые, подошли к ним, и капитан обратился к машинисту:

— Вы слышали про немецких парашютистов, которые высадились сегодня ночью?

— Не слышал. — ответил машинист.

Капитан вынул из кобуры пистолет, а женщина резко вскинула винтовку и ударила седовласого машиниста прикладом в грудь. Мужчина осел и завалился набок. Женщина ударила его сапогом в лицо.

— Довольно, — строго сказал капитан сквозь зубы. — Ему ещё везти нас до Елховки. Я не хочу целиком полагаться на неопытного мальчишку.

Назар Пантелеймонович не верил своим ушам.

— А как же… Как же я? Со мной-то что?

— А вы уже выполнили свою задачу, дорогой товарищ дежурный по переезду, — сухо произнёс капитан. — Лау, не задерживайтесь.

Хмурый солдат ударил Жильцова в солнечное сплетение, заскочил ему за спину и ухватил за шею рукой. Другой рукой он выхватил нож из ножен на боку и протиснул своей жертве между зубов. Тем временем женщина в форме рядового войск НКВД сунула Назару Пантелеймоновичу в рот какую-то пилюлю. Жильцов почувствовал, как чьи-то руки сжимают его челюсти. Потом в глазах помутилось, и он ощутил жгучую боль в груди.

На следующий день тело Назара Пантелеймоновича обнаружил в будке на кровати его сменщик и сообщил руководству по телефону. Когда сменщик Жильцова звонил на станцию Ступино дежурному, телефонная связь между станцией и тридцать шестым километром Куйбышевской железной дороги работала исправно. Тело мужчины доставили в районную больницу. Медики установили, что Жильцов скончался от сердечного приступа.

Поиски немецких парашютистов в районе велись долго и упорно, но результатов так и не дали.

Глава третья, в которой группа Гетца преодолевает ещё одинучасток по пути к намеченной цели

Они ехали уже третьи сутки. На некоторых станциях поезд стоял так долго, что Алексу казалось, будто этой поездке не будет конца. В Елховке Гетц вытребовал у начальника станции отдельную теплушку. Ему даже не пришлось предоставлять предписание и другие командировочные документы, выданные им специалистами из Абвера (полковник фон Зейлер и Краузе позаботились о том, чтобы у разведгруппы были самые безупречные подделки и отличная легенда).

Начальник станции, полноватый мужчина лет сорока, с капитаном войск НКВД спорить не решился. Он тут же переселил ехавших до этого в данном вагоне беженцев, а потом долго о чём-то беседовал с начальником поезда, чем вызвал некоторую тревогу у Гетца, но, к счастью, всё обошлось.

На улице уже лежал снег, но от холода ехавшие в теплушке диверсанты не страдали. В вагоне стояла чугунная печь-буржуйка, а начальник поезда распорядился, чтобы Гетца и его людей обеспечили теплом, — и проводник притащил полную корзину угля, чайник и керосинку. Когда они остановились в очередной раз, в вагончик заглянул проводник и сообщил, что стоянка продлится как минимум восемь часов, Гетц проскрежетал зубами, но вслух возмущаться не стал. Тем не менее, отправив Вернера с Бабенко и Баумом за водой, капитан завалился на топчан и какое-то время ворчал себе под нос, прежде чем заснуть. Эрих Лау устроился возле маленького окошка и принялся чистить свою винтовку. Алекс подсел к Эльзе и протянул женщине плитку шоколада. Та улыбнулась и откусила кусочек. Алекса пугала невозмутимость этой женщины, но его всё равно к ней тянуло.

После того, как они приказали машинисту остановить поезд у Елховки, Алекс и Лау выдвинулись вперёд и принялись выдирать из железнодорожного полотна костыли. Позже обычным ломом, который нашли в кабине поезда, сдвинули с места рельс. На это ушло почти два часа, и был риск, что их нагонит следующий поезд, но Гетц не хотел оставлять следов.

Когда они вернулись, то увидели, что машинист и его помощник мертвы. Им размозжили головы прикладами и переломали рёбра. Пока тела заносили в поезд, Алекс старался не смотреть на Эльзу. В том, что она участвовала в расправе над поездной бригадой, Алекс не сомневался.

Пока они таскали тела, Бабенко стоял в кустах на коленях — его рвало на мокрый снег. Когда поезд тронулся, Алекс подошёл к русскому и протянул ему носовой платок. Это вызывало молчаливое негодование Эльзы. «Ты ещё ему сопли вытри… сам, своей рукой». В этот момент он ненавидел эту женщину и одновременно ею восхищался. Бабенко протянул руку за платком и тут же отдёрнул её. Его снова скрючило и снова вырвало на снег.

Потом они разогнали поезд, подкинули в топку угля и спрыгнули на ходу.

Когда русские обнаружат поезд и мёртвую паровозную бригаду, они решат, что по чьей-то халатности товарняк сошёл с рельсов, машинист и его помощник погибли.

Алекс отошёл в сторону и закурил.

Глядя на Эльзу Зиммер, он думал о другой Эльзе, которая, напротив, была чиста и невинна. Он вспомнил домик, окружённый осиновой рощей, вспомнил молодую женщину, гуляющую вдоль ровно посаженных кустов, вспомнил аккуратно постриженного мальчика и милую девочку, рвущую на лугу цветы. Был конец мая, пахло сиренью, над которой кружили рассерженные кем-то шмели.

Мать он помнил редко, но вот сестру вспоминал всегда. Они звали её Эльзой не только при посторонних. У неё было другое имя, которое ни Алекс, ни его родители, ни сама Эльза почти не произносили. Всё это в прошлом, а может быть, этого и не было никогда. Женщина с винтовкой, которая только что приняла участие в жестокой расправе над двумя ни в чём не повинными русскими, тоже звалась Эльзой. Она была красива и светловолоса. Пусть все думают, что его волнует её красота. Алекс никому не скажет настоящей правды. Он так часто смотрит на Эльзу, чтобы видеть не её, а умершую от страшной болезни сестру. От воспоминаний его оторвал приглушённый шёпот.

— Думаешь нагнуть эту суку, когда она совсем размякнет? — прозвучало из глубины вагона, Алекс вздрогнул и погасил сигарету. Рядом стоял Лау и косился на Эльзу. — Напрасно. Эта фройляйн — твёрдый орешек! Она тебе не по зубам.

Лау уже закончил чистить винтовку и, налив в крышку от походного котелка тёплой воды, скрёб себе щёки опасной бритвой. Алекс вперил взгляд в угрюмого ефрейтора; лезвие в его руке выглядело зловеще.

Лау сдвинул брови, ополоснул бритву и, вытерев её насухо, убрал в коробку. Потом достал флягу со спиртом и, прыснув немного на ладонь, вытер ею подбородок.

Массивная дверь вагона отъехала в сторону, и в проёме показался Руди Вернер. Он наградил Эльзу своей белозубой улыбкой и забрался в вагон. Тут же показался Баум и поставил на порог две канистры с водой. Он тоже ловко заскочил внутрь. Следом появился Бабенко. Мужчина был весь в пыли. Он с трудом закинул в вагон тяжёлый пыльный мешок.

Услышав шум, Гетц поднялся с кровати, выглянул наружу и огляделся.

— Только картофель, капитан, — продолжал Вернер. — Больше из провизии отыскать ничего не удалось. Рынок закрыт, а эти русские при виде нас шарахаются по разным сторонам. Если бы не этот, — Руди кивнул на Бабенко, — принесли бы одну воду. Он сумел убедить какую-то бабку продать нам целый мешок картофеля за русские рубли.

— Лучше говорить «картошка». Не «картофель», а «картошка». Русские редко употребляют слово «картофель» в разговорной речи. Я прав? — сказал Гетц, обращаясь к Бабенко. — Поправьте меня, если я ошибаюсь.

Бабенко вздрогнул, потом, глядя на Алекса, пояснил:

— Правильнее было бы сказать «картофель», но русские действительно редко употребляют это слово. Правильный вариант больше бы подошёл для знатных сословий, а раз уж мы изображаем простых солдат, то лучше использовать простонародный — разговорный вариант. Так что вы, капитан, безусловно, правы.

Вернер рассмеялся:

— Значит, наш капитан сегодня будет есть на ужин картофель, а мы будем жрать картошку. «Жрать» — я ведь правильно сказал, это же простонародный вариант, применимый для тех, кто собирается принимать пищу.

— Слово «жрать» слишком грубое, и его можно тоже применять не всегда. Лучше говорить «есть», — принялся растолковывать Бабенко. — Что же касается капитана, то у русских все офицеры из простонародья. Есть, конечно, новая советская интеллигенция, но эти тоже, как правило, не употребляют слово «картофель», если подразумевают еду, а не сельскохозяйственную культуру. Слово «картофель» было бы приемлемо для дворянского сословия, которого в России практически не осталось.

— Знаю-знаю, большинство русской знати покинуло страну, а тех, кто не успел, расстреляли, — блеснул своими познаниями Вернер.

— А в разговорном варианте — «поставили к стенке», «шлёпнули», «пустили в расход», — вмешалась Эльза. — Если тебе не знакомы все эти выражения, лучше действительно поменьше болтай. Из-за твоего длинного языка и глупой пустой башки я не желаю попасть к русским.

— Ага… «башка» — это же голова. Хоть это-то я знаю. Вот уж мне эти русские! — нисколько не обидевшись, рассмеялся Вернер и хлопнул Бауэра по плечу.

— Я выучил несколько ругательств и думал, что вполне могу сойти за русского, а оказывается — нет. Главное ещё — картофель называть картошкой и куча всякой другой ерунды.

— Именно поэтому я и отправил с вами в город нашего русского, — строго сказал Гетц. — А тебе, Руди, действительно стоит поменьше болтать. Мы в самом логове врага, одно неосторожное слово — и нам конец. У тебя неплохой русский, но местами прослеживается акцент. Будешь меньше говорить — дольше проживёшь. Лучше скажи, как обстановка на станции. Необходимо выйти на связь, так что если всё спокойно…

Алекс не стал слушать концовку беседы, а тихо удалился в свой угол и присел на кровать. Он думал о русском языке, о русской знати и об особенностях современного русского языка, в котором он и сам был, как выяснилось, не так уж и хорош. Вскоре Баум и Лау, прихватив оружие, покинули теплушку и стали вести наблюдение за подступами к вагону. Руди Вернер расчехлил рацию, и вскоре в эфир полился зашифрованный текст. Связист на другом конце сумел прочесть:

«Магистру!

Высадку произвели. Потерь нет Следуем к пункту назначения. В связи с перебоями в работе транспорта более точное время прибытия сообщу позднее. Готовьте встречу. Тамплиер».

Лишь только Руди убрал рацию в чехол, прозвучал гудок, и поезд тряхнуло. Раздался ещё гудок, послышалея выброс паров, и поезд тронулся.

По пути они ели варёную картошку, запивая её водой. Через пять часов Гетц прильнул к окошку и скомандовал: «Всем приготовиться — высадка на ближайшей станции через двадцать минут».

Когда поезд остановился, Алекс первым спрыгнул на перрон, за ним спустились Вернер и Баум. Они приняли оружие и груз, Алекс организовывал прикрытие. Все, кроме Бабенко, действовали чётко. Тот всё время испуганно озирался, что-то бормотал и скользил по тонкому льду.

На станции было ни души, лишь где-то вдалеке, в каменном домике станционного смотрителя, приглушённо работало радио. После тёплого вагона на перроне было прохладно, и Алекс почувствовал, как вспотевшую спину прихватывает холод. Нужно было двигаться, но он стоял с винтовкой в руках и оглядывался по сторонам. Руди Вернер отпустил очередную шутку, на что Эльза ответила резким приглушённым выкриком. Гетц выругался по-немецки и приказал всем замолчать. В этот момент из струй пара метрах в тридцати показался человек в телогрейке и высоких армейских сапогах. Алекс вскинул винтовку, но подошедший Гетц поспешно положил руку на цевьё.

— Это тридцать третий километр? — громко спросил Гетц, называя пароль.

— Тридцать пятый. Тридцать третий вы уже проехали, там ни один поезд не останавливается, — ответил незнакомец.

— Отзыв правильный, — прошептал Алексу Гетц и подошёл к связному.

— Почти сутки вас тут жду — надеюсь, добрались без происшествий? — продолжал незнакомец. — В доме есть еда и дрова, новая одежда для вас тоже приготовлена, капитан. Можете отдыхать, а утром направимся в город на оперативную квартиру. Мне удалось достать всё, что необходимо для проведения операции. Наш объект в городе, так что милости просим! Кстати, меня называйте Чижов… Иван Чижов.

Гетц обернулся к своим и тихо произнёс:

— Это наш агент. Мы прибыли, — и добавил вслух: — Вам удалось достать план здания, которое нам придётся штурмовать? Известно ли, какая у нашего объекта охрана?

Незнакомец угрюмо кивнул и ответил довольно резко:

— Du machst mich nervos, Hauptmann. Ich wurde hierher geschickt, um kein Spielzeug zu spielen. Ich habe dir gesagt — alles ist bereit: Sprengstoffe, Munition, Transport. Was den Schutz betrifft… Wir werden spater daruber reden. Es ist ziemlich kalt hier, sag deinen Leuten, dass sie mir folgen sollen![9].

Гетц выпятил грудь и одобрительно кивнул:

— Не хотел вас обидеть. Простите, как вас?.. Иван…

— Иван Чижов. Хотя… если пожелаете, для вас я оберлейтенант Урбо Ёстервиц — диверсионно-разведывательная группа «Эрна». — Мужчина в ватнике вытянулся и щёлкнул каблуками. — Мой отец родом из Мюнхена. Он женился на эстонке. Ещё до войны мои родители переехали в Оулу — это в Финляндии. Там-то я и поступил на службу в особое подразделение. «Fur „Brandenburg" sind alle StraEen gut!» Насколько я знаю, нас с вами обучали одни и те же инструктора.

Руди Вернер подмигнул Алексу и прошептал ему в ухо:

— Вот тебе и Иван… Как его?.. Иван Чижов!

— Вообще-то, я ожидала, что нас встретит сам Краузе, а тут какой-то финн. — Эльза Зиммер косо посмотрела на Чижова.

— Очевидно, встреча с майором Краузе нам ещё предстоит, — пожал плечами Алекс.

— Этот Урбо наполовину эстонец, наполовину немец, — сказал Вернер. — Сразу узнаю баварский говор. «Эрну» формировали из эстонских эмигрантов, а обучали их парни из Бранденбурга. Временами меня просто распирает от гордости за то, что я служу именно в нашем полку.

Часть седьмая «Горы», упавшие с плеч

«Внимание! Внимание, говорит Москва!..

В течение дня наши войска вели бои с противником на всех фронтах. Особенно ожесточённые бои происходили на Калининском и на одном из участков Юго-западного фронта…»

От Советского Информбюро: вечерняя сводка от 17 ноября 1941 г.

Куйбышев, конец ноября 1941 г.

Глава первая, в которой Птицын попадает в довольно неприятное место

Железная дверь, потрескавшаяся плитка на стенах и ржавые разводы под потолком не вызывали у Птицына особо неприятных ощущений. Их вызывали шесть металлических каталок на колёсиках, которые стояли вдоль стены. На четырёх из них лежали накрытые окровавленными простынями трупы.

Юрий Владимирович Дымов — главный судмедэксперт Управления, которого за глаза все называли Юрик Жмурик, — был довольно молод, плечист и абсолютно лыс. Сегодня он, как обычно, облачён в застиранный халат, резиновые перчатки и прорезиненный фартук, на котором просматривались бурые пятна.

Запах формалина бил в нос так, что приступы тошноты вызывали лёгкие спазмы в груди, Птицын сразу же встал поближе к окну, но облегчения это не принесло. В морге ему приходилось бывать довольно часто, но он по-прежнему всякий раз ощущал здесь себя неуютно: лоб покрывался влагой, коленки слегка подрагивали. Многие к такому привыкают, но он почему-то так и не смог. Даже Антон Трефилов в морге никогда не тушевался, а Птицын робел, хотя и всячески пытался это скрыть — плохой пример для подчинённых.

— Вот он, красавец. Отбегался, — усмехнулся Дымов, откидывая простыню с трупа, который лежал чуть левее остальных. Взору Птицына открылось посиневшее тело с неестественно выдвинутым вперёд подбородком и уже почерневшими входными отверстиями от пуль.

«Правое подреберье, грудь, шея и плечо, — отметил Птицын про себя. — А он не побежал — встретил, как говорится, опасность грудью. Хотя это и не удивительно».

— Это наган, — продолжал Дымов, указывая на плечо, — а это — автоматной очередью прошило.

Дымов откинул простыни с остальных, однако Птицын посмотрел на другие тела лишь мельком и снова уставился на крупное тело Павла Кастерина.

— Столько за ним гонялся, а радости особой нет. Сам его, суку, пристрелить хотел, а вон оно как вышло, — усмехнулся Птицын.

— Подумаешь: не сам убил, — философски заметил Дымов, — всё равно радоваться должен. Он ведь, помнится, твоего парнишку пристрелил.

Птицын вздохнул. Перед глазами тут же всплыли печальные глаза Ларисы и деревянный пистолет Ванечки. При первом удобном случае нужно будет заскочить к Янчиным — отчитаться.

— Расскажешь, как всё было, а то я как только услышал, так сразу к вам, — сказал Птицын. — Не терпелось поскорее этого субчика увидеть.

Дымов отошёл от кушеток, уселся за стоящий перед окошком стол, на котором были свалены инструменты, подвинул к себе пустую консервную банку, служившую ему пепельницей, и закурил. Запах дыма, к которому Птицын так привык, на этот раз только усилил тошноту.

— Тебе бы лучше, конечно, у Корнилова это узнать, — как бы между прочим заметил Дымов. — Он ведь у нас там был, а я что? Пульки вынул, в теле поковырялся да отчёт состряпал.

— Не хочу я Корнилова дёргать, лучше ты расскажи.

— Злишься на него, а чего? Одно ведь дело делаем. -

Видя, что Птицын начинает заводиться, Дымов замахал руками. — Ладно-ладно, короче… Женщина в дежурку позвонила ночью — сказала, что напротив её дома магазин грабят. Видела она, как грузовичок к заднему входу подкатил и из него народец вывалил. Эти ухари чем-то замки вскрыли — и внутрь. Бабёнка сознательная попалась — сразу к телефону. И тут на тебе — Корнилов наш собственной персоной в дежурке сидел! По своим каким-то делам зашёл. Так вот… Он как услышал про магазин — у дежурного трубку вырывал и сразу за дело. Не будь его у аппарата — пока бы дежурный всё записал, то да сё. А Корнилов сразу приказал дежурный взвод на место направлять, и срочно, а сам с двумя нашими в машину — и туда. Подъехали они к магазину, баба та, что звонила, их у магазина встретила (вот же безбашенная — не побоялась). Показала, что да как.

В общем, я не знаю, как там они управились, но вроде как машину у главного входа поставили — та фарами светила, — а сами с запасного входа да у окон расположились. Корнилов в рупор кричит: ну там, дом окружён и всё такое. Вся округа на ушах. Кругом дома — свет позажигали. Бандюганы переполошились, паника у них случилась. Один из задержанных потом рассказал, что Паша даже в одного из своих пальнул, а ещё один бандит родным убитому оказался. Вон тот. —

Дымов указал на один из трупов. — Бах… и в Кастета стрельнул. Видишь, дырочка от пистолетной пули…

— Вижу-вижу, без подробностей рассказывай. — Птицыну не терпелось узнать финал.

— Одним словом, пошла у них пальба меж собой, потом все к выходам рванули, а там свет, крики да стрельба. В общем, пока суд да дело, взвод автоматчиков прибыл — и тут такое началось!

— Я слышал, что двое всё-таки ушли? — уточнил Птицын.

— Вроде да, говорю же: у Корнилова бы тебе спросить.

— Спрошу… потом. Ты сейчас, что знаешь, говори.

— Получается, что двое ушли, один в камере, а эти четверо туточки, — провёл подсчёт Дымов. — Короче, Корнилов с двумя операми против семерых бодался. Молодцы они, конечно! Промедлили бы хоть чуть- чуть — ушли бы гады, атак…

— Главное, что Кастета грохнули, — подвёл итог Птицын. — Ну-ну. Ладно, ясно тут всё. Пойду я.

Птицын покинул морг и вышел во дворик. В нос ударил долгожданный запах свежести, щёки ласкал падающий снежок. Короче, одна гора с плеч свалилась. Не так он себе это представлял, но всё равно хорошо, что Кастет отбегался.

Птицын дошёл до управления и сразу направился к кабинету Еленина. Когда он вошёл, начальник Управления зависал над какими-то бумагами, которые ему одну за другой подавал Миша Стёпин. Оба встретили Птицына улыбками.

— Слыхал новость? — радостно воскликнул Еленин.

— Про Кастета? Слыхал. Вот только что из дымов- ских подвалов выбрался. — Птицын грузно опустился на стул, налил себе воды.

— Что, Владимир Иванович, старого знакомого навещать ходили? — довольным тоном поинтересовался Стёпин.

— Чего? — Птицын сдвинул брови.

— Ну, вы же говорите, что от Дымова идёте, — значит, на Кастета ходили смотреть. Авы ж с ним за всё время, пока его ловили, уж чуть ли не породнились.

Птицын сжал кулаки и поставил стакан на стол, едва не расплескав воду.

— Григории, заткни свою шавку, не то я сам ему язык вырву!

Стёпин, хмыкнув, отвернулся и сунул Еленину очередную бумагу.

— Когда ж вы прекратите эти свои склоки? Как бабы, ей-богу, — сказал Еленин устало. — Мишка, ну зачем ты его достаёшь?

— А что я? — с деланным удивлением отвечал Стёпин.

— Владимир Иванович наш вон сколько Кастета выслеживал, а Корнилов за пару дней справился. Кстати, вот рапорт на награждение. Корнилову за обезвреживание особо опасной банды — грамота, подчинённым его — благодарности. Может, лучше премии им выписать? Как вы считаете, товарищ майор?

Еленин с запалом фыркнул:

— Нет у меня сейчас денег! Так что обойдёмся благодарностями и грамотой.

— А ты Корнилову орден справь, раз денег нет, — сказал Птицын. — Пиши представление — и в Москву: так, мол, и так, в считаные дни обезвредил особо опасных головорезов, проявил героизм, находчивость и всё такое. Орден ему за это, никак не меньше! Я тут носился за Пашкой как собака бешеная, высунув язык, а Корнилову всё на блюдечке поднесли…

— А вам завидно, — снова съязвил Стёпин.

— Конечно завидно. Может, тогда Корнилову диверсантов наших поручим? — Птицын вопросительно уставился на Еленина. — А что, Корнилов-то у нас теперь лучший — не я. Вы же сами говорили, что диверсантов нужно лучшим поручать. Дело-то ответственное.

— Кстати, и верно, — не унимался Стёпин. — Владимир Иваныч у нас и Кастета на этой неделе не поймал, и майора этого немецкого. Точно-точно, Корнилову их всех-тогда и результат будет!

Птицын с трудом удержался, чтобы не запустить в Стёпина стаканом.

— Довольно, — сказал Еленин строго. — Чего у тебя, Володя? А ты… — майор погрозил Стёпину кулаком, — если ещё что ему обидное скажешь, я тебя вот… папкой по башке огрею! Сам огрею, слышишь меня?

Еленин закрыл папку с документами и улыбнулся, косясь на Птицына.

— Разрешите идти, товарищ майор?

— Топай. — Еленин откинулся на спинку стула. — Так чего тебе, Володя?

— Знаешь, что я тут подумал? Шутки шутками, а вот если ты действительно решишься в Москву написать… ну, представление на Корнилова и прочих, — ты бы и про Янчина моего не забыл. Нагрудный знак там, или медальку, а?..

Еленин покачал головой.

— Подумаю, Володя. У тебя всё, а то мне в Москву докладывать сегодня? В том числе про диверсантов наших, будь они неладны!

Птицын встал и вышел из кабинета. На Стёпина он даже не посмотрел.

Когда он вышел на улицу, его там ждали. У росших вдоль дороги кустов стояла Люба.

Этой ещё чего неймётся?

Птицын подошёл к своей бывшей жене и сухо поздоровался.

— Как дела? — вместо «здрасьте» пропела Люба.

— Нормально. По твоим делам пока никаких новостей, но люди в этом направлении работают. Будет что известно про твоего Пашу- я позвоню.

Брови женщины приподнялись.

— Видишь ли, Володенька… А не нужно больше ничего узнавать.

— То есть как это не нужно? — удивился Птицын.

— А вот так не нужно. Ты же говорил, что у Паши шансов никаких, а если узнают, что мы с тобой за него хлопочем…

— Хлопочем? Мы с тобой?

— Короче, я решила больше не хлопотать по поводу Паши — вот и всё. Арестовали — так арестовали.

— Но он же твой муж.

— Я подала документы на развод, — выпалила Люба.

— Ах вон оно что! — Птицын хмыкнул. — Ну а с квартирой тогда как?

— Чёрт с ней, с квартирой этой! Не до неё. У меня сейчас другие планы.

— Это какие же, позвольте узнать?

— Это, конечно, не твоё дело, но… Андрей разводится с женой, так что… — Женщина пожала плечами.

— Андрей — это тот твой коммендатурский?

— Пока ещё не мой, но всё может быть. Одним словом, Паша мне больше не интересен. У меня новая жизнь, и твоя помощь мне больше не нужна. — Люба прижала сумочку к груди и огляделась. — Ну что, пока?

— Пока-пока. Обращайтесь, если что.

Люба повернулась и быстро зашагала вдоль припорошенных снегом кустов. Глядя вслед уходящей женщине, Птицын усмехнулся:

— Прямо гора с плеч — вторая уже за день. Вот радость-то какая!

Глава вторая, в которой Соня Стрелкова убеждается в том, что недостаточно сильные руки — это не всегда плохо

— Посмотрите, девушка! Чистый шёлк! Посмотрите! Ну посмотрите же! Если хотите примерить, так мы это быстро организуем! — Симпатичный вихрастый парень с плутоватыми глазками попытался приложить платье к Сониным плечам.

Соня тут же отступила, боясь прикоснуться к платью. А ведь оно голубое — её любимый цвет. Парень подался вперёд, и Соня невольно прикоснулась к гладкой ткани. Гладкой, как отполированный гранит.

— А сколько стоит?

— Для вас… — Он назвал цену. Она была не так уж и высока. Шелка наверняка в последнее время брали

плохо. Соня покачала головой. — Берите, не пожалеете, а в этом наряде вы будете похожи на кинозвезду!

— Спасибо. Я подумаю. — Она поспешила уйти, потому что на лице парня тут же появилась недовольная гримаса. Зачем спрашивала — денег же всё равно нет!

Сказал же такое: «кинозвезду»! Соня представила себя в голубом шёлке и поношенных туфлях — единственных, которые у неё остались после переезда.

В позапрошлое воскресенье Игорь Левин приглашал её в театр. Игорь был старше Сони на пару лет, и все её одноклассницы прямо-таки сохли по нему. Соня не была поклонницей Игоря, которого считала заносчивым пустозвоном. Однако, когда Игорь пригласил на спектакль именно её, Соня решила, что пойдёт, — хотя бы для того, чтобы позлить своих подружек. Позже, придя домой, она так волновалась и спешила, что прожгла утюгом своё единственное приличное платье. Когда Игорь пришёл, Соня вышла на порог и сказала, что заболела. Если Игорь и был расстроен, то не подал виду. Сегодня Соня рассуждала, что, если бы у неё тогда было это платье, она непременно бы приняла приглашение Игоря. Но все свои сбережения она потратила на лекарства для матери, а просить денег у Птицына не стала.

Сегодня на рынке было не особенно людно. Тем не менее вокруг ходили люди, где-то вдали играла музыка. Мальчишки-беспризорники шастали там и тут. Соня плотно прижала к груди старенькую сумочку из искусственной кожи и двинулась вдоль рядов.

Почему она пришла сюда, она и сама не знала. Птицын запретил ей куда-либо отлучаться, кроме института и ближайшего магазина, но сидеть дома с матерью больше не было сил. К тому же он ей не отец. А её родной отец… Вот с ним-то ей сейчас никак нельзя было встречаться. Соня прошлась вдоль рядов, в которых продавали туфли, валенки и кирзовые сапоги. Пару раз она приглядела неплохие босоножки, но прицениваться, а уж тем более мерить их она не стала. Пренебрежительный взгляд того вихрастого, который предлагал ей платье и назвал её кинозвездой, всё ещё заставлял Соню плотно стискивать губы. Когда она дошла до забора, ей хотелось пройтись по другому ряду, но вдруг Соня резко повернулась и двинулась к выходу. «Хватит! Пора домой, а то вдруг этот явится, а мама дома одна!»

Какой-то парень задел её плечом. Соня тут же с силой прижала к груди сумку. Сумка была тяжёлой, но ни денег, ни кошелька в ней не было. То, что накануне она положила в сумку, одновременно и пугало девушку, и придавало ей уверенности.

Соня посмотрела на свои часики — наверное, мама ещё спит. Или нет…

Ноги сами понесли её вправо, и вскоре девушка вышла на театральную площадь. Она подошла к афише. Сегодня здесь давали Шекспира — «Сон в летнюю ночь». Соня едва не разрыдалась. Она простояла у афиши минут пять, и тут её кто-то окликнул. Девушка повернулась. Неподалёку стоял довольно пожилой мужчина в пенсне. В руке он держал самшитовую трость.

— Кто вы? Что вам нужно? — спросила Соня.

— Любите театр, моя милая? — Мужчина приветливо улыбался.

— Вам-то какое дело? — Несмотря на то что мужчина выглядел довольно безобидно, Соня почувствовала, что колени её подрагивают.

— Разумеется, никакого. Просто вы очень похожи на мою дочь. Юленька была страшной театралкой. — Мужчина достал из кармана платок и вытер им уголки глаз. — Ветер. Слезятся что-то — вы уж простите.

Соня тут же почувствовала некоторое облегчение. Если бы этого мужчину прислал отец, то вряд ли он бы выглядел интеллигентом. По словам матери, отец был груб и не мог общаться с теми, кто интересуется театром.

— Что случилось с вашей дочерью? — спросила Соня.

— Война, милое дитя. Война… — Незнакомец снова поднёс платок к лицу и громко высморкался. — Какой ужас! Всё это так страшно!

— Понимаю, — сказала Соня.

— Знаете что? Я видел, как вы на рынке выбирали себе платье. Скажите: вам ведь понравилось то голубое, которое вы так долго разглядывали?

— Вы что, следили за мной? — Соня снова вся сжалась.

— Я увидел вас на рынке и невольно пошёл за вами. Простите мою навязчивость, но вы так похожи на Юленьку! А тут ещё, когда я увидел, что вы смотрите на афиши…

— До свидания. И не смейте за мной идти! — Девушка резко повернулась и хотела уйти, но незнакомец жалобно простонал:

— Платье… То, платье, что вам так понравилось, — у моей дочери было такое же.

Соня замерла и пристально посмотрела в глаза собеседнику.

— И что вы хотите этим сказать?

— Юленьки больше нет, а вам оно так бы подошло! Я хотел бы, чтобы вы его носили. Да-да. Именно вы.

— Хотите продать мне платье?

— Полно вам! Я не торгую одеждой. Я готов подарить вам его. Прошу вас: примите его в память о моей погибшей дочери!

Соня засомневалась.

— Но ведь такое платье стоит недёшево…

— Полно вам! Я не продаю вещи своей дочери, а вы будете в нём блистать! Примите от меня его. Я живу тут, совсем рядом…

— К вам в квартиру я не зайду, — резко отрезала Соня.

— Как скажете. Как скажете. Идёмте же скорее! Вы можете постоять возле подъезда, а я поднимусь наверх и вынесу вам свой подарок.

Пока они шли через дворы, Соня ругала себя за беспечность. Но при этом успокаивала себя как могла. Глупо было бы отказываться от такого подарка. К тому же дом, в котором жил её новый знакомый, действительно находился совсем рядом. Они добрались до места за пятнадцать минут.

Мужчина в пенсне зашёл в подъезд и через десять минут выглянул в окошко второго этажа.

— Простите, позабыл ваше имя! — крикнул мужчина.

— Софья. Можно просто Соня, только я вам себя не называла!

— Очень хорошо, Сонечка! Может, всё-таки подниметесь? Я тут в шкафу обнаружил две пары замечательных туфелек и ещё кое-что. Двенадцатая квартира. Поднимайтесь.

Соня, подумав буквально ещё одно мгновение, вошла в подъезд и вбежала по лестнице на второй этаж. Когда она вошла в квартиру, кто-то схватил её за руку и толкнул вперёд. Соня оказалась в уютной комнатке. Её недавний знакомый стоял у окна и теребил свою трость. Он тут же подошёл к журнальному столику и включил патефон.

— Если вы будете кричать, вас услышат не сразу. Ваш первый крик сольётся с музыкой, а второй вам вобьют в вашу глотку. Простите мою вынужденную ложь. Ничего личного. А теперь я вас оставлю. — Мужчина прошёл мимо ошарашенной девушки и вышел из квартиры.

Только после этого Соня обернулась и посмотрела на того, кто её толкнул.

Обезображенное выстрелом лицо казалось ужасным. Мужчина смотрел бесстрастно, в его руке был пистолет.

— Здравствуй, дочь! Вот мы и снова свиделись!

Она представляла себе его именно таким — твёрдым и холодным как гранит, тёмные брови, острый как клинок взгляд карих глаз. На отце было серое пальто, застёгнутое на все пуговицы; кепку мужчина надвинул на самый лоб, на пальцах красовались синие наколки.

— Ты меня убьёшь? — Соня прижала сумку к груди, словно хотела ею прикрыться.

Мужчина усмехнулся и помотал головой:

— Мне нужны твой Птицын и твоя мать, — сказал он бесстрастно. — Понимаю, что ты не станешь мне помогать, но когда твоя мать получит записочку о том, что её ненаглядная Сонечка у меня… Она прибежит, и очень быстро прибежит. А потом наступит очередь вашего ментяры.

Соня огляделась по сторонам.

— Это твоя квартира? — спросила она, стараясь хранить самообладание. Несмотря на показную браваду, Соня понимала, что голос её дрожит. Бутко усмехнулся и помотал головой. Соня задала очередной вопрос: — А этот, с тростью, — он кто? Тогда, когда Птицын тебя выслеживал на рынке, тебе тоже кто-то помог. Теперь вот этот… У него правда была дочь?

Бутко негромко рассмеялся.

— Этого типа мы зовём Беня Кукольник. Ты забываешь, детка: я сидел, и среди блатных у меня много приятелей. Я делал одолжения им — они делают одолжения мне. Я попросил Беню привести тебя сюда — он привёл. А что уж он там тебе наплёл — мне про то знать не особо интересно.

В голове Сони крутились разные мысли. Она долго готовила себя к этой встрече — и вот она состоялась. Страх куда-то вдруг исчез, уступив место решительности. «Положи пистолет! Пожалуйста, положи пистолет!»-молила она про себя.

— А пистолет тебе зачем? — спросила девушка вслух. — Боишься меня?

Мужчина рассмеялся, подошёл к окну и выглянул в него.

— Пистолет мне понадобится, когда сюда явится ваш мент, а пока могу и убрать… — Он бросил пистолет на кровать, а когда повернулся, то тут же застыл от изумления. — Откуда это у тебя?

Соня стояла спиной к стене; пальто девушки распахнулось. В правой руке она держала огромный пистолет. Девушка бросила на пол сумочку, из которой только что достала оружие, и взяла пистолет двумя руками. Щёлкнул курок.

— Ты спрашиваешь откуда? Его мне дал тот самый мент, на которого ты, папочка, устроил охоту!



Соня стояла, чуть расставив ноги, ствол смотрел прямо в грудь Анатолию Бутко — человеку, который был её отцом. Однако Соня не чувствовала ни угрызений совести, ни страха. Бутко нервно рассмеялся:

— И что? Убьёшь родного отца?

— Убью, — процедила Соня сквозь зубы. — Если дёрнешься, убью.

В подъезде хлопнула дверь. Соня обернулась. В эту же секунду Бутко бросился к дочери. Грянул выстрел.

Соня почувствовала боль в запястье. Услышала, как пистолет упал на пол. Удар ногой пришёлся бы в лицо, но она успела прикрыться руками и зажмурилась. Когда она открыла глаза, то увидела отца. Тот опирался на стол и держал в руке выроненный ею пистолет. На сером мохеровом свитере, в который был одет отец, красовалось огромное бурое пятно.

— Подстрелила-таки. — Мужчина улыбался. — Моя девочка! Смелая! Жаль, что придётся тебя убить. А ведь я не хотел.

Мужчина покачнулся, ухватился за край стола второй рукой, едва-едва не выронив оружие. Однако всё же вскинул руку с пистолетом. Глаза Анатолия Бутко смотрели не на Соню, а будто бы сквозь неё. Однако дуло пистолета было направлено в грудь девушки.

— Девочка моя… Умничка моя… — прохрипел Бутко свои последние слова и нажал на курок. Послышался щелчок… Когда Анатолий Бутко рухнул на землю, Соня выдохнула, но не потому, что боялась услышать грохот выстрела, а потому, что поняла: дело сделано.

Тем вечером, после того как Корниенко, выбив дверь, вломился к ним в квартиру и спас от разъярённого папашки, матери стало плохо. Сначала разболелась голова, потом поднялась температура. Всю ночь

они с вернувшимся к тому времени Птицыным отпаивали мать чаем с малиной, делали компрессы и парили ноги. После того, как мать прошиб пот и она уснула, Птицын отправился на работу, запретив Соне выходить из дома, пока он не вернётся.

Когда он снова пришёл, был уже вечер, и мрачная луна своим бледным глазом заглядывала в окно. Птицын принёс с собой бутылку беленькой и выпил её почти целиком. Пока он пил, Соня сидела возле матери, которой снова стало плохо. Когда мать снова уснула,

Соня прошла на кухню.

— Чего ещё? — спросила она, когда Птицын уставился на неё помутневшим взором.

— Чего? Отчитали меня сегодня и строго-настрого запретили к вам охрану приставлять! Вот чего. Никто из наших теперь вас с мамкой стеречь не станет, так что мне теперь, наверное, уволиться придётся из органов. — Птицын встал, принёс ещё одну бутылку и налил ещё пол стакана.

— Это ещё зачем? — Соня села напротив.

— А что мне делать? Этот гад, папка твой, обещал ведь мамку того… — Он опрокинул в себя стакан, занюхал рукавом. — Так что буду теперь охранять вас сам.

— Может, хватит тебе, а то из тебя сейчас защитник никакой, — сказала Соня с укором и потянулась за бутылкой. — Дай-ка сюда да спать иди.

Птицын ухватился за горлышко бутылки.

— Не тронь! — крикнул он довольно грубо, но тут же сменил тон. — Надо мне это сейчас, дочка. Очень надо.

— Всё ещё убиваешься из-за того, что не сам за своего Янчина отомстил?

— Я слово Лариске дал, а получается, что не сдержал.

— Странный ты! Твой бандит мёртв, банда уничтожена — чего ещё нужно? Поймали бы твоего Пашу, если бы ты за ним столько времени не бегал. Не узнал бы, что они за люди, какие у них привычки, какие хитрости. Ты ведь всё это про них накопал?

— Ну я…

Соня встала и поставила на огонь кастрюльку с остатками вчерашних щей.

— Выпей ещё немного, и хватит. Надо думать, что с папашей моим делать, а не в глотку заливать.

Когда щи погрелись, Соня вылила их в тарелку и поставила перед Птицыным. Птицын выпил ещё полстакана и стал хлебать щи. Когда тарелка опустела, он достал из кармана скомканный клочок бумаги.

— Вот она, записочка его. Не меня первым — её, гад, хочет угробить! Не-е-ет, уволюсь! Сегодня же рапорт напишу.

Соня убрала пустую тарелку в раковину и сказала твёрдо:

— Не надо увольняться.

— Почему это не надо?

— Я сама мать стеречь стану.

Птицын рассмеялся:

— Ну-ну!

Соня продолжала с серьёзным лицом:

— Я не просто мать охранять стану, а грохну этого козла! У тебя же есть оружие.

— Какое оружие? — Птицын насторожился.

— Дай мне свой пистолет, а там я уж как-нибудь да что-нибудь. Нас в школе с оружием обращаться учили. Я даже стреляла как-то в тире. Два выстрела из трёх в цель. Если придёт папочка, то точно пулю схлопочет!

Птицын стукнул кулаком по столу:

— С ума сошла?

Соня вскочила и нависла над столом.

— Пистолет давай! Не дашь — так я сама возьму, когда спать завалишься!

Птицын рассмеялся, потом встал, пошатываясь, прошёл в коридор и вернулся с кобурой.

— Ну держи. — И он положил на стол табельный ТТ.

— Ого, здоровенный какой, а поменьше нет? — Соня взяла пистолет и тут же снова положила на стол.

— С собой нет, так что бери этот.

— Так если не с собой — может, другой принесёшь? — В голосе Сони появились молящие нотки.

— А если твой папаша сегодня заявится? Я уйду, а он тут как тут! К тому же тот, другой пистолет — он же неучтённый. Я его на работе не держу. У приятеля он одного в загашнике хранится, за ним три часа ехать. Три часа туда, три обратно, а ты тут без оружия…

Птицын откровенно издевался, Соня насупилась.

— Давай этот. — Девушка снова схватила пистолет. — Где тут предохранитель?

— А нет у него предохранителя.

Соня дёрнула затвор — тот не поддался.

— Да давай же…

Птицын вырвал пистолет и дослал патрон.

— А говорила, что мастер!

— Не мастер, но как-нибудь управлюсь, — упрямо прошипела Соня. — Я, конечно, из другого стреляла… поменьше.

Птицын вздохнул и на этот раз улыбнулся.

— Может, хватит? Довольно ерундой заниматься! — Он уже хотел убрать пистолет в кобуру, но девушка буквально вырвала оружие из рук мужчины.

— Ничего не довольно! Сказала, что управлюсь, — значит, управлюсь! — Она уже вся горела от возбуждения.

Из спальни послышался глухой стон.

— Ты потише давай, а то мать разбудишь! — Птицын перешёл на шёпот, он вроде бы как немного протрезвел. — Увидит мать, чем мы тут с тобой занимаемся, — голову мне оторвёт!

Соня тем временем двумя руками вскинула пистолет и навела его на висевшие на стене часы. Руки ходили ходуном, мушка упорно не хотела застывать напротив цели. Соня положила палец на спусковой крючок, и Птицын тут же вырвал оружие из рук девушки.

— Вообще-то, он заряжен. Видала, как у тебя руки трясутся? Страшно?

— Ни капельки не страшно, просто тяжёлый очень.

— Так дело не пойдёт. Увидит твой папашка, как руки у тебя трясутся…

Соня от радости сияла. Похоже, она всё-таки добилась своего. Ещё немного — и он согласится. К величайшей радости Сони, Птицын вынул из рукоятки магазин и протянул пистолет девушке.

— Вот так попробуй.

— Так гораздо лучше.

— Лучше, не лучше, — проворчал Птицын. — Так, конечно, ненамного легче, но хоть что-то.

— А как же теперь… без патронов-то? — забеспокоилась Соня.

— Есть там один патрон — в стволе. А ну гляди. — Птицын отвёл пистолет в сторону, придержав курок, и нажал на спусковой крючок. — Вот так ставят на предохранительный взвод.

Он отдал пистолет Соне.

— Теперь сама попробуй отвести курок назад… Так… Молодец. Теперь пистолет готов к стрельбе.

Птицын опять взял у девушки пистолет, снова поставил на предохранительный взвод и сказал:

— Конечно, так носить пистолет очень опасно…

— Как так?

— С патроном в стволе. Но раз ты сама дослать патрон не можешь… Одним словом, смотри не нажми на спуск, а то кого не того пристрелишь. И помни: достала, отвела курок назад — и стреляй. И если уж будешь стрелять, то не промахнись — ведь у тебя будет лишь один выстрел.

Сейчас Соня стояла и улыбалась. Она не промахнулась, а то, что в пистолете был лишь один патрон, — это очень хорошо. Слабые руки — это, конечно, не слишком хорошо, но иногда…

Когда Соня отперла дверь своим ключом, ей показалось, что дома все спят. Она на цыпочках прошла на кухню и включила свет.

— А вы чего в темноте?

Птицын и мать сидели за столом.

— Электричество экономим! — усмехнулся Птицын. Перед ним на столе лежал исписанный листок. — Всё, решился я. Вот рапорт — ухожу из милиции. Пашку Кастета, которого я столько времени ловил, убили, почти всех членов банды взяли, а с диверсантами этими наши ребята и без меня справятся. Любка моя сегодня обещала от меня отстать. Не насовсем, конечно, — на время, но всё же… — Птицын вздохнул и с печальной улыбкой посмотрел на жену. — Так что сегодня две горы уже с моих плеч свалились. Будем вместе теперь, а если ваш Бутко явится…

Соня подошла и положила из сумочки на стол два пистолета.

— Что это? — воскликнула мать.

— Пистолеты, — как бы между прочим сказала Соня.

— Один я ей дал. — Птицын поморщился и виновато посмотрел на жену, — а вот второй…

— Ты?! Дал ей свой пистолет?! — Надя в ужасе всплеснула руками.

— Подожди, жена. — Птицын строго посмотрел на Соню. — А второй-то чей?

— Второй — папашки моего. Он маленький — вот из таких мы в тире стреляли. Можно, я его себе оставлю?

— Ещё чего! — не унималась мать.

— Подожди, если этот пистолет принадлежал твоему отцу — значит, Анатолий Бутко…

Соня зло рассмеялась.

— Да-да. Это получается, что уже третья гора с твоих плеч упала, дядя Володя. Да и ты, мать, можешь теперь спокойно ходить и не оглядываться.

Глава третья, в которой Птицыну сначала приходится вспоминать классиков русской литературы, а потом выслушивать утешения того, кого раньше он сам бы утешать не стал

На телефонной станции произошёл какой-то сбой: все телефоны в районе молчали, поэтому за ним прислали машину. Когда тот позвонил в дверь, на часах было четыре утра. Птицын лишь наспех побрился, взял с собой оба пистолета. Оставлять в доме пистолет Бутко он не решился. Мало ли что взбредёт в голову этой девчонке? Пока он брился, Надя порезала хлеб и сало и сунула ему на ходу свёрток с бутербродами. Наде стало лучше, и шутка ли — ведь главная проблема её жизни, мучившая женщину столько лет, теперь была решена.

По дороге Воронцов, который прибыл за Птицыным, сказал, что сам толком не знает, что случилось. Сказал лишь, что Васин что-то нарыл по поводу немецких диверсантов.

Когда Птицын вошёл в кабинет начальника, все члены оперативной группы, включая самого Еленина, уже сидели за столом. Все, кроме Кравца.

— Долго спишь, Володя! — сказал Еленин. — Кравца уж не будем ждать — дело срочное.

Птицын занял место за столом и огляделся. Еленин казался уставшим, Трефилов то и дело зевал, а Корниенко что-то бухтел и шмыгал носом. Только Васин был бодр и энергичен, да и Фирсов выглядел так же, как и всегда.

— Разрешите начать, товарищ майор? — обратился Васин к Еленину.

— Приступайте, Артём Сергеевич, — Еленин подавил зевок.

«Посмотрите-ка на этого клоуна: открывает совещание! — сдержал улыбочку Птицын. — Широко шагаешь, Тёмка!»

Васин начал без предисловий:

— Мною получена информация от надёжного источника, что не далее как вчера, возле военных складов, что на Маломосковской, были зафиксированы двое подозрительных субъектов…

Ну надо же как загибает — где слов-то таких нахватался, щенок вертлявый!

— …На военных складах хранятся довольно значительные запасы имущества, предназначенного для нужд фронта. Известно, — Васин сделал паузу, — что на складах имеются некоторые запасы взрывчатки.

— Там же охрана о-го-го! — заявил Антон Трефилов. — Бывал я на Маломосковской. Там военных пруд пруди и постоянно патрули ходят.

— Помолчи, Антон Юрьевич! Дадут и тебе слово, — строго сказал Еленин.

Васин угодливо кивнул майору и продолжил:

— Когда я беседовал с источником, он описал неизвестных, которые порасспрашивали про систему охраны и про то, можно ли на этих складах чем поживиться… Кто командир? Сколько солдат в казармах и так далее…

— Кого расспрашивали? — резко встрял Птицын. — Так вот подошли к забору и стали спрашивать? У кого, у часового? Дурь какая-то!

— Действительно, откуда такие сведения? — поддержал Птицына Фирсов. — Что это за такой надёжный источник?

Тут вмешался Жора Корниенко, по-простецки заявив:

— У Артемки нашого свояк там в идальни працюэ, вин в ту вийськову частину на свинарник постийно помои возить. Двое до нього в пивний пидийшли и запитали, чи можна вид цих складив чим поживитися? Як туди потрапити, скильки охорони? Грошей ще запропонували… якщо допоможе.

Васин покраснел так, что хоть прикуривай, и, бросив злобный взгляд на Жору, процедил:

— Мой свояк, вообще-то, начальником заводской столовой по соседству работает и помои на солдатский свинарник не возит, а вот с военными общается.

И не с кем-нибудь, а с начальником продовольственной части!

— Та яка ризниця ким працюэ? Головне, що вин нимця нашого впизнав.

— Постойте-постойте, — насторожился Фирсов. — Ваш свояк действительно работает возле военных складов, где можно достать взрывчатку, и он видел там нашего Краузе? Я правильно понял?

— Совершенно верно. Мой родственник общался с двумя неизвестными, которые интересовались складами и предлагали вознаграждение тому, кто поможет им туда проникнуть. В одном из этих людей мой свояк опознал по фотографии нашего немца.

— И что свояк? — усмехнулся Птицын.

— Естественно, сообщил куда следует, хотя… ну, вообще-то, позвонил только мне. Просил его проконсультировать.

— А может, поначалу согласился помочь, а потом тру- ханул и раскололся? — как бы между прочим предположил Птицын. — В госбезопасность он, естественно, идти побоялся, а вот родственничку проговорился. Много денег-то предлагали?

— Ну, знаете ли, товарищ капитан…

— Всё это неважно, — засуетился Фирсов. — Если нашему Краузе нужна взрывчатка…

— Перестаньте! — Птицын повысил голос. — Вы же не мальчик, Кирилл Петрович! Вы же сами говорили, что ваш немец ас! Дураком нужно быть, чтобы так самому светиться!

— Согласен с вами, но всё же… — Фирсов поднялся и стал прохаживаться от стола к окошку и обратно. — Значит, Краузе уже не один. Значит, если прибыла основная группа и им нужна взрывчатка, то, возможно, покушение уже скоро. У нас мало времени, очень мало времени.

— Васин, та ж головного не сказав! — решил напомнить Корниенко.

— Ах да, сегодня вечером мой свояк должен на телеге проникнуть в часть в сопровождении одного из диверсантов, которого представит как своего нового работника. В телеге под брезентом будут ещё двое. Видимо, они и нападут на часовых. Что будет потом мне неизвестно, — сообщил Васин, сел и, подперев голову руками, уставился на поверхность стола.

Зависшая после этого тишина была недолгой.

— Какие будут предложения, товарищи? — спустя какое-то время заговорил Еленин.

— Чушь, полная чушь, они что, с ума сошли? — недоумевал Птицын. — Неужели наш немец так глуп? Может, твой родственничек, нагородив дел, так перепугался, что когда ты ему фотокарточку показал, он от страха был готов хоть чёрта опознать?

Птицын посмотрел на Фирсова. Тот морщил лоб — явно о чём-то напряжённо думал.

Васин поднялся:

— Знаете что, Владимир Иванович? Если уж у вас в последнее время всё не заладилось, так нечего над другими издеваться! А что? Кастета вы накануне упустили. Ловили его столько, а вон наш Корнилов в считаные дни с бандой разобрался…

Птицын сжал кулаки: «Ещё один! Ах ты ж, Моська! Что, на слона решил потявкать? Навязали его на мою голову, своячок ему про нападение на склады напел — так этот хлыщ не ко мне, а сразу к Еленину побежал!»

Птицын поднялся, Все присутствующие напряглись, но тут Еленин хлопнул ладонью по столу:

— Как же мне вы все надоели со своей грызнёй! Цапаться запрещаю! Поняли меня? — Птицын медленно сел. — Что будем предпринимать? В любом случае информация очень серьёзная. Какие будут предложения? Вы-то что считаете, Кирилл Петрович?

Фирсов покачал головой и подвёл итог:

— Капитан Птицын прав. Всё это действительно очень странно. Слабо верится в то, что сам Краузе так глупо засветился. Но, возможно, есть и объяснение. Возможно, у наших диверсантов горят сроки, поэтому они вынуждены провести ликвидацию Старца в ближайшие дни. Для этого им понадобилась взрывчатка.

— Так что, будем планировать задержание? — заёрзал Трефилов. — Наладим взаимодействие с командованием части…

— Нет, рисковать больше мы не будем, — сказал как отрезал Фирсов. — Мы уже однажды прокололись, и Краузе обвёл нас вокруг пальца. Мы передаём эту информацию госбезопасности и пока умываем руки.

После такого экстренного совещания Фирсов отправился звонить в НКВД, прихватив с собой Васина, который являлся первоисточником полученной информации. Всем остальным Еленин велел оставаться на своих рабочих местах до особого распоряжения. Сам заперся в кабинете и велел Стёпину никого не пускать к нему. Птицын, узнав, что его лишили даже возможности участвовать в задержании, не находил себе места. Он отправил Трефилова за водкой, а Корниенко велел идти к нему в отдел. Спустя полчаса в кабинет постучали.

— Ну кто там ещё?! — рявкнул Птицын.

В кабинет зашёл Фирсов и, не дожидаясь приглашения, уселся на ближайший стул.

— Нервничаете? — спросил москвич.

— Ещё бы! Мне теперь уже даже в задержании преступников не дают принимать участия! Дожили!

— Не преступника, а, возможно, целой диверсионной группы, в состав которой входят лучшие бойцы элитного немецкого спецподразделения. Не убивайтесь так!

— Вам легко говорить — вы-то туда поедете.

— Разумеется, куда ж без меня! Кстати, давно хотелось поговорить с вами по душам, но как-то не было возможности. Я вижу, вы не совсем довольны случившимся.

— Недоволен — это ещё слабо сказано, — зарычал Птицын. — Я просто в ярости!

— Может, хватит уже изображать из себя обиженного?

— Вы в своём уме?

— Я-то в своём, а вот вы, видимо, немного притомились. Однако ничего такого не подумайте: я искренне хочу вам помочь. Понимаю: в вас что-то надломилось, поэтому вы так резко на всё реагируете.

— Я… резко реагирую? — Птицын принялся постукивать пальцами по столу.

— Совершенно верно. Я понимаю, что вы посвятили себя борьбе с преступным миром, вы совершенно искренне считаете, что это ваше призвание…

— Я опер. Не какое-нибудь приползшее в органы позвоночное существо…

— Не понимаю?

— Значит, устроившееся сюда по звонку. Я не маменькин сынок, который решил тут отсидеться, чтобы не загреметь на фронт, — я опер. Я начальник уголовного розыска. Вы это понимаете? Столько лет уже бьюсь с такими, как Паша Кастет, а тут вы…

— И после моего приезда вы сломались? — сказал Фирсов так беззаботно, что Птицын даже растерялся.

— При чём здесь ваш приезд? Хотя…

Что-то в этом лысом толстячке теперь его волновало, но это был уже не гнев. Птицын вдруг понял, что восхищается этим человеком, завидует его выдержке и спокойствию.

— Наверное, вы правы, только я сломался не после вашего приезда, а гораздо раньше. Наверное, я сломался после гибели Жени.

— Янчина, вашего друга?

— Нельзя сказать, что он был мне другом…

— Я думаю, что у вас вообще нет друзей.

Глаза Птицына сверкнули, но вспыхнувшая в них ярость тут же как будто угасла.

— Пожалуй, вы правы.

— Вот поэтому вы можете всё рассказать мне. Чужому человеку с не затуманенным местными оказиями и перипетиями взглядом. Расскажите — и вам станет легче.

— Я считал своим долгом взять Пашу и прекратить существование его банды, поэтому мы и решили внедрить к ним Женьку. Вы спросите, было ли это опасно? Не то слово как опасно! Но Женька рвался в бой, а я его не остановил. Я был одержим этой бандой, поэтому не подумал о последствиях. Однако, когда Жени не стало, я пообещал его жене, что отомщу. Не потому пообещал, что Женька был сыном моей учительницы, которую я с детских лет считал второй матерью, нет… Я — матёрый опер и просто должен был доказать это всем, включая вдову погибшего товарища.

Фирсов покивал:

— Бедная женщина! У них ведь остался ребёнок?

— Ванечка. Он считает, что его папку забрали на фронт. Пистолет мне показывал… деревянный.

— Война у многих детей отняла отцов.

— У Женькиного пацана отца отняла не война. — Птицын махнул рукой. — Да что я вам рассказываю! Короче, прокололись мы с Женькой, а потом из-за моего нетерпеливого сотрудника я прокололся снова.

— Вы имеете в виду Антона Трефилова?

— Его — кого же ещё? Ему, видите ли, показалось, что в соседнем доме совершается преступление, — и он запорол всё нам дело, а ещё тот долбаный любитель кошек Пичужкин!

— Я видел на столе у вашего начальника жалобу. Некий гражданин Пичужкин пишет, что вы хотели его убить, и просит принять меры.

Птицын сжал кулаки и зло хохотнул:

— Я чуть не придушил эту тварь, но почему? Он ведь знал, гад, что в квартире соседки происходит обычный пьяный дебош, но сказал это слишком поздно. Уже после того, как Антон засветился и Паша Кастет дал дёру. Заметьте: едва не пристрелив Трефилова. Я думаю, моё агрессивное поведение в отношении этого урода весьма оправданно.

— Ну, вам виднее.

Птицын продолжил:

— И тут появляетесь вы. Не самое страшное, что меня привлекли к поиску ваших диверсантов, — нет. Самое ужасное — что дело по кастетовской банде передали в другой отдел.

— Не хотели, чтобы в случае поимки Кастета вся слава досталась другому?

— Не хотел. А вы меня за это что, осуждаете? — спросил Птицын.

Фирсов пожал плечами.

— Мы с вами очень разные.

— Это точно. Когда я увидел вас, вы, признаюсь, мне сразу же не понравились.

— Понимаю. Я не слишком-то хорош собой. Хотя я же не девушка.

— Неважно это. Просто до встречи с вами я знавал таких людей, как вы.

— Каких людей? — насторожился москвич.

— Ну, не таких как вы, конечно, а тех, что приезжали из Москвы. Всюду совали нос, вели себя как хозяева и мешали работать. Вы оказались другим, но почему вы такой, я до сих пор не могу понять.

— Может, оттого, что я, как и вы, предан своему делу и в нас с вами всё-таки есть что-то общее?

— Пожалуй, да. Вы оказались не таким, как те ваши коллеги, которые только и могут, что критиковать и совать всюду нос. Не понимая, что при этом мешают работать. Они не думают о деле, а думают лишь о том, чтобы укрепить свою власть, подавив при этом других. Но это касается не только москвичей. Скажите: вам нравятся такие, как наши Васин и Стёпин?

— Помощник Еленина?

— Вы не считаете этих двоих негодяями?

— Я считаю их карьеристами.

— То есть, по-вашему, они не мерзавцы?

— Я не столь категоричен, как вы. По-моему, чтобы так называть кого-либо, нужно хорошо узнать человека. Я же с ними едва знаком.

— Хорошо, давайте лучше о вас. Когда вы явились и я лишился возможности реализовать задуманное, то я был на вас зол, но со временем понял, что, возможно, поспешил с выводами. Особенно после того случая в тире. Где вы научились так стрелять?

Фирсов пожал плечами, нисколько не поддавшись искушению порадоваться за полученный комплимент. Он ответил просто:

— О, у меня были хорошие учителя. К тому же я как- то поставил себе цель добиться высоких результатов в стрельбе, а проще говоря — стать одним из лучших. Мне казалось, что я буквально поселился в тире. Видели бы вы, как мы цинками жгли патроны, благо возможности для этого у меня были!

— А это была единственная ваша цель?

— Отнюдь!

— Всё ясно. Тогда, в тире, чувствуя мою к вам неприязнь, вы преподнесли мне урок. — Птицын поморщился. — Я сделал выводы.

— Но тем не менее вы всё ещё недолюбливали меня и даже называли Снеговиком.

— Откуда вы знаете?

Фирсов рассмеялся так же, как смеялся в большинстве случаев — с похрюкиванием, — однако Птицын вдруг почувствовал, что этот смех его больше не раздражает.

— Я умею читать по губам.

— Ещё одна поставленная и достигнутая цель?

— Именно так.

— Информацию о вас я получил не сразу. Мнение о вас ваших московских коллег весьма разнится.

— И что говорят обо мне мои московские товарищи? — спросил Фирсов уже серьёзно.

«А всё-таки общественное мнение тебя волнует, или ты интересуешься этим лишь с профессиональной точки зрения», — подумал Птицын.

— Кто-то считает вас чудаком, а кто-то — гением. Но учтите: я не стану выдавать вам того, кто собрал на вас эдакое маленькое досье.

Фирсов снова рассмеялся.

— При необходимости это было бы несложно выяснить, только мне это не нужно. Я, как и вы, считаю главной своей задачей не собирание сплетен, а свою работу. Что же касается сбора информации… Это и мой «конёк», если пожелаете. Хотите, я вам обрисую ход ваших мыслей за эти дни?

— Попробуйте. — Птицын насторожился.

— Так вот. Вы считаете, что по вашей вине погиб Ян- чин, потом из-за вашей ошибки Паше Кастету удалось бежать. Вас отстранили от дела, которое вы считали единственно важным, и вам уже было плевать, что это случилось потому, что ваше начальство в вас верит как ни в кого другого. Поимку диверсантов, которые могут переменить ход войны, вы почему-то считаете второстепенным делом. И поэтому вместо того, чтобы заняться по-настоящему важным делом, вы открыли охоту на какого-то Бутко. Кроме того, у вас возникли проблемы с вашей бывшей женой.

— А вы действительно гений! — Птицын ощутил, что ему стало немного не по себе. — Что вы ещё про меня накопали?

— Я знаю, что сначала вы упустили этого Бутко, а потом он чуть было не расправился с вашими женой и дочерью. — продолжал Фирсов совершенно бесстрастно.

— Неужели Кравец проболтался? Не может быть! А… знаю: это Корниенко!

— Ни тот, ни другой.

— Так кто же тогда?

— Вы! Вы сами!

_???

• • •

— Вы забыли, что я умею читать по губам?

— А вы действительно гений!

— Теперь же вы как-то решили обе эти проблемы. Вы как-то избавились от Бутко и примирились с женой.

— Но как? — Птицын почувствовал холод внизу живота. Если этот тип узнает, кто убил Бутко…

После того, как Соня рассказала о своём похищении и убийстве собственного отца, Птицын, расспросив девушку досконально, направился по указанному адресу. Милиции в округе не наблюдалось. Похоже, соседи ничего не слышали. Он нашёл в квартире труп и, убедившись, что пуля прошила тело насквозь, нашёл её застрявшей в стене. После некоторых усилий Птицын вытащил пулю и спрятал её в карман. После этого усадил труп на стул, прислонив его к стене, прикинул расстояние и уложил тело рядом, точно покойник свалился со стула после выстрела. Потом взял пистолет Бутко и, включив погромче радиоприёмник, через подушку выстрелил в стену. Подушку он позже унёс с собой и бросил в горящую свалку с мусором. В то место, куда попала первая пуля, которое он уже достаточно раскурочил, когда её доставал, он несколько раз стукнул молотком. Теперь никто бы не догадался, что выбоина на стене изначально являлась следом от пули. После этого он вложил в руку трупа его собственный пистолет и бросил рядом полупустую бутылку водки. Теперь, даже если это дело поручат не ему, никто наверняка не скажет, что пуля, убившая Бутко, была выпущена из птицынского табельного ТТ.

Сейчас, слушая рассуждения Фирсова, Птицын уже не был так уверен, что он замёл все следы и никто не узнает, что Бутко не покончил жизнь самоубийством.

— Я вижу, вы нервничаете, — словно читая его мысли, заявил Фирсов. — Не волнуйтесь. Мне плевать и на Бутко, и на то, что он убит. Для меня главное — наше дело. А ваше время ещё придёт. Ничто в этом мире не происходит просто так. Каждое последующее дело является следствием цепочки сооытии, которые уже произошли. Если бы ваш Янчин не внедрился в банду, вы бы не узнали чего-то, что помогло вам в дальнейшем выйти на след этого вашего Кастета. Не упусти вы Кастета — банда могла бы затаиться и не была бы уничтожена. А то, что сегодня вы не с нами… Возможно, просто судьба бережёт вас для более значимых дел.

Птицын выдохнул, возникшее в кабинете напряжение немного поутихло.

— Вы меня утешаете — это довольно странно. Последним, кто меня пытался так подбодрить, была моя дочь.

— Вот видите — ваша дочь любит вас, заботится о вас! — воскликнул Фирсов.

— Она моя приёмная дочь.

— Тем более, ведь лишившиеся близких дети редко испытывают привязанность к своим приёмным родителям. Так что вам есть ради чего жить, а снова проявить себя вы ещё успеете. Простите. — Фирсов посмотрел на часы. — Я вас покидаю. Подумайте над моими словами. Почему-то мне кажется, что нам с вами ещё предстоят великие дела, и ещё… Я знаю, что у вас есть некая тайна, о которой вы предпочитаете никому не рассказывать.

— Вы это о чём? — Птицын почувствовал, как его лоб начал холодеть.

— Я говорю о вашей маленькой слабости. Вы ведь панически боитесь крови, не так ли?

— Кто вам это… Но откуда вы про это знаете?

Фирсов беззлобно улыбнулся и прошептал Птицыну в самое ухо:

— Вы наводили обо мне справки, а я просто за вами наблюдал. Это ведь наша с вами работа — знать всё и обо всех. Но не волнуйтесь, я буду об этом молчать. Тем более что это меня в вас особенно восхищает.

— Вас восхищает то, что я боюсь крови?

Фирсов перестал улыбаться и сказал с совершенно серьёзным лицом:

— Меня восхищает не ваш страх, а то, как вы его преодолеваете. Мне кажется, что на вашем месте любой человек, страдающий гемофобией, давным-давно сменил бы род занятий. Вы же продолжаете делать своё дело и делаете это хорошо.

Глава четвёртая, в которой Птицыну приходится в очередной раз вспомнить о собственных неудачах, а после этого он вынужден будет ещё и заняться изучением иностранных языков

— Разрешите составить компанию? — раздался тоненький голосок.

Птицын оторвался от дум и увидел подходившую к курилке Веру Полянскую.

— Что-то ты, девочка моя, в последнее время много дымить стала.

Вера возмутилась:

— А вы на себя-то глядели? Вон уже третью в пальцах вертите: каждые пять минут по сигарете! Так что это ещё как посмотреть, кто из нас больше курит!

Птицын хохотнул:

— Так ты что же, следила за мной, раз так точно знаешь, сколько и с какой скоростью я курю?

— Вот ещё — буду я за вами следить! А определить, сколько вы курите, нетрудно. — Вера усмехнулась и стала пояснять: — Ровно десять минут назад я в окошко смотрела — видела, как дворничиха из урны мусор выгребала. Тогда вас тут, в курилке, ещё не было, зато двое водителей сидели. Теперь в урне лежат четыре окурка. Два водителя — два окурка, а значит, ещё два ваши. А теперь вы вон ещё одну папиросу в руке держите.

— А может, это водители по две выкурили! — Птицын фыркнул. — Или сюда ещё кто заходил. Или, может, эта папироса, что у меня в руке, — первая! Что, об этом ты не подумала?

Вера подняла палец вверх и торжественно изрекла:

— Вы, товарищ капитан, мундштук всегда длинной гармошкой сминаете. Из четырёх папирос две «гармошки» — а значит, не было здесь никого, кроме тех двоих. Вот и выходит, что за каждые пять минут по папиросе. Так что, я всё-таки присяду?

— Детективов начиталась! — буркнул Птицын.

Девушка села напротив, поднесла папиросу ко рту и вопросительно посмотрела на капитана:

— Что, и прикурить не дадите?

Птицын фыркнул, достал из кармана спички и бросил коробок Вере. Поймав его на лету, девушка процедила:

— Спасибо! Вы сама любезность!

Теперь Птицын разозлился уже не на шутку.

— Знаешь что!., в окошко она смотрела… А вот скажи мне: почему ты в окна пялишься, вместо того чтобы работать? Дел нет? Напросилась ко мне в группу, а теперь бездельничаешь! Тебя, что же, Фирсов не озадачил?

Вера изобразила недоумение и отвернулась.

— Вообще-то, теперь именно вы мой начальник, и вы, помнится, меня ещё ни разу ничем не озадачили.

— Потому и не озадачил, что толку от тебя никакого. Я же, если помнишь, не хотел тебя в группу брать, а ты взяла и напросилась. Так что пусть тебе Фирсов работу даёт, если считает, что от тебя хоть какой-то толк будет. Мне ты не нужна, так что кури и проваливай!

Вера вытянулась струной.

— Что значит «толку никакого»? Всё, что Кирилл Петрович мне делать велит, я делаю в срок. Ещё, помимо этого, успеваю к Кривову ходить. Я там у него в тире стрелять учусь, а то, что детективы читаю, — так разве это плохо?

— Тебе не стрелять учиться, а стирать да кашу варить учиться нужно, — назидательно заметил Птицын, — да ещё детей нянчить. Вот бабы — лезут, куда их не зовут, а потом расхлёбывай за ними! Ишь ты, детективом себя возомнила! Кури быстрей и проваливай, а то думать мешаешь!

Вера вскочила, топнула ногой.

— Стирать да кашу варить — так всё это я умею, а чтобы детей заиметь — так для этого мужик нужен. Где ж его взять, когда все нормальные мужики на фронт ушли? А здесь остались только те, кому Родину защищать неохота… — Вера осеклась, поняв, что сказала лишнее, и пояснила: — Я это… Я не вас имела в виду. Вы же у нас нормальный… вы настоящий, просто…

— Что просто?! — Птицын тоже вскочил и скомкал папиросу. — Просто валится у тебя в последнее время всё из рук, капитан Птицын! Так уж и говори! Янчина не сберёг, Кастета без тебя поймали, даже шпионов немецких тебя ловить не взяли! Ты это ведь хотела сказать?

— Владимир Иванович, миленький, я же не хотела… вы же знаете, как я к вам отношусь. Вы же для меня всё! А то, что вас на задержание не взяли, — так что с того? Правильно это, не наше это дело. Наше дело — по преступному следу идти.

Птицын махнул рукой и двинулся в сторону крыльца, оставляя Веру наедине вместе с её внезапным раскаянием. «Ещё одна утешительница! Может, и впрямь на фронт попроситься — вот кое-кто в Управлении обрадуется, когда мня не станет!»

Он не успел подняться на крыльцо, как услышал позади себя глухое урчание мотора. Обернулся — к зданию Управления подъезжал незнакомый Птицыну легковой автомобиль. Машина остановилась у тротуара, и из неё вышел Фирсов. Птицын застыл в полнейшем напряжении.

— Владимир Иванович! — Фирсов сразу же увидел Птицына. — Как хорошо, что вы здесь! Нужно поговорить. Давайте здесь, на улочке, если не возражаете. Может, пройдём вон туда?

Фирсов указал на курилку. Они прошли и сели. Птицын бросил недобрый взгляд на Полянскую, но та, похоже, вовсе и не думала уходить.

— Идите к себе, товарищ сержант, — тихо приказал Птицын.

— Останьтесь, Вера. Вы очень сообразительная девушка, так что лишняя голова нам сейчас не помешает.

Вера бросила на Птицына полный ликования взгляд и села на край скамьи.

— Как всё прошло? Вы поймали диверсантов? — спросил Птицын, в душе понимая, что сам не знает, какой ответ его порадует.

— Всё пошло не так с первой минуты. Всё странно, очень странно. — Фирсов будто бы разговаривал сам с собой.

— Так было нападение на склады или нет? Говорите же! — взмолилась Вера.

Птицын хранил молчание, глядя, как уезжает машина, доставившая москвича. Тот надул щёки, потёр подбородок и уставился в пустоту. Наконец он заговорил:

— Они пытались проникнуть на склады. Подъехали на тележке, предъявили пропуск часовому…

Фирсов наморщил лоб, а маленькие глазки округлились и будто бы совсем перестали моргать.

— А Краузе? Он был в той тележке? — простонала от нетерпения Вера.

— Я сразу же понял, что это именно он. И вы представляете, наш ас в очередной раз повёл себя крайне глупо! У них же был пропуск; солдатик, дежуривший на пропускном пункте, был проинструктирован до слёз. Он бы их пропустил, но майор Краузе почему-то сразу начал стрелять. Он выстрелил часовому в живот, а когда тот упал и начал стрелять в наших, которые появились со всех сторон, из-под брезента выскочили люди…

— Это были диверсанты? — тут же уточнила Вера.

— Получается, что да, хотя на этот счёт у меня тут же возникли сомнения, — продолжал Фирсов. — Их было трое, помимо Краузе и родственника нашего Васина. Тот тут же соскочил с повозки и бросился на землю. Накануне я лично инструктировал его, что в случае чего он должен поступить именно так. Поэтому он и остался жив. Те трое повели себя странно: двое из них тут же бросили оружие и подняли руки, и лишь один принялся беспорядочно стрелять. Краузе тоже стрелял. Он убил двоих и ранил ещё одного. Наши энкавэ- дэшники тоже открыли огонь на поражение. Нашим бойцам было приказано брать Краузе живым, поэтому все, кроме свояка Васина, тут же были убиты. Стрельба была страшная. Когда те трое были убиты, Краузе запрыгнул в повозку и стал нахлёстывать лошадь — та заржала и понеслась как угорелая. Я крикнул нашим, чтобы они стреляли в лошадь, но время уже было упущено, и Краузе прорвался через заслон.

— Вы опять его упустили? — тихо спросил Птицын.

— Похоже, он всё рассчитал. Это невероятно, но у меня создалось впечатление, что он специально подставил своих. Он как будто бы хотел, чтобы они все погибли, но сам старался скрыться. Старался изо всех сил. Он, очевидно, знал, что наши бойцы постараются взять его живьём, и предусмотрел пути отхода. Он ушёл бы, поэтому мне пришлось действовать самому… — Фирсов втянул в себя воздух, словно его ему не хватало, снял с головы фуражку и вытер лысину рукой.

— Вы же простудитесь, — заботливо промолвила Вера, но Фирсов будто бы не замечал снежинок, падающих на его похожую на шар голову. Он снова сделал паузу, потом резко выпрямился и одарил всех своей лучезарной улыбкой.

— Снеговикам не страшен ни мороз, ни снегопад, кхри-кхри-кхри! — Фирсов задорно подмигнул Птицыну, на этот раз его хрюкающий смех уже совсем не вызвал раздражения. — Если бы я не выстрелил в него, он бы наверняка ушёл. Да-да, он уже почти ускользнул, поэтому мне пришлось…

— Вы его убили? — спросила Вера.

— До него было метров пятьдесят, и я выпустил лишь одну пулю.

— Так вы его убили? — на этот раз не удержался Птицын.

— Пока я бежал к телеге, возле которой в конвульсиях билась подстреленная лошадь, Ральф Краузе был ещё жив. Я не говорил вам, что отдельным военнослужащим «Бранденбург-800» выдают капсулы с ядом, чтобы свести на минимум их возможное попадание в плен?.. Нет, кажется, не говорил. Так вот, когда я оказался метрах в пяти от него, он крикнул, чтобы я остановился. Я застыл как вкопанный и увидел, что майор Краузе поднёс что-то ко рту. Я понял, что он не станет сдаваться в плен. Позади меня раздавались крики и топот. «Назад! Все назад!» — крикнул я спешившим ко мне на помощь бойцам. Топот стих. У меня оставался единственный шанс сохранить Ральфу Краузе жизнь. Я попытался вызвать его на разговор.

— Вам, наверное, было очень страшно — ведь перед смертью он мог выстрелить в вас, — сказала Вера.

— Об этом в тот момент я думал меньше всего, — заверил Фирсов.

— И что вы ему сказали?

— Я сказал, что уполномочен своим командованием сохранить ему жизнь. В случае если он согласится сотрудничать, я гарантировал ему ещё и скорейшее освобождение, но Краузе лишь рассмеялся мне в лицо. «Вы отличный стрелок, — сказал он мне тогда. — Произведя выстрел с такого расстояния, вы довольно умело обездвижили меня, при этом старались сохранить мне жизнь. Вы не какой-то там провинциальный офицерик, вы кто-то посерьёзнее. Это ведь так?»

Я сказал, что он не ошибся.

«А ведь наш гениальный друг тоже подвержен гордыне и сантиментам», — подумал Птицын, но не стал озвучивать это и спросил:

— Куда вы ему стреляли?

— Спинной мозг человека состоит из сегментов, от которых тянутся спинномозговые нервы, начинающиеся двумя корешками. Передние корешки отвечают за двигательные функции… а впрочем, всё это не слишком-то важно. Нас многому учили, я же вам это рассказывал.

— Значит, вы хотели его обездвижить — не убить, — и вам это удалось.

— И Краузе это понял.

— Что он сказал ещё? Судя по вашему тону, сотрудничать он отказался.

— Однозначно. Я понял это сразу, когда посмотрел ему в глаза. — Фирсов потупился, и щёки его немного порозовели. — Потом он ещё раз похвалил меня за такой удачный выстрел и сказал, что не убил себя сразу только потому, что хотел увидеть того, кто умеет так стрелять. «Я солдат, — сказал он, — настоящий солдат. Поэтому мне очень жаль, что приходится умирать от яда. Яд — это же орудие женщин. — Фирсов украдкой посмотрел на Веру. — Однако, — сказал он ещё, — теперь я буду умирать, зная, что был застрелен настоящим воином. Вы неказисты на вид, но вы воин, я это чувствую. Не яд, а вы моя смерть, и я умираю, гладя смерти в глаза».

Фирсов замолчал. Несколько минут все трое обдумывали то, что случилось.

— А Имитатор? Был ли он среди тех, кто напал на склад? — спросил Птицын.

— Не знаю. Я вообще сомневаюсь, что те погибшие люди были диверсантами. На фоне нашего майора они казались такими ничтожными и мелкими. Всё это странно, очень странно. Теперь я уже не знаю, что докладывать в центр. Я знаю, что среди бойцов «Бранденбурга» теперь не только этнические немцы, а ещё много иностранцев, в особенности русских. Те убитые явно не были немцами — они слишком смахивали на обычных уголовников. Кстати, мне бы хотелось, чтобы вы, Владимир Иванович, осмотрели тела убитых и высказали ваше мнение по этому поводу.

— Хорошо, я сделаю это.

— Но это не сейчас. Сейчас я хочу поделиться с вами ещё вот чем. После того, как Краузе сказал, что я его смерть, я отошёл в сторону. Прежде, чем проглотить яд, он что-то тихо шептал.

Птицын тут же насторожился:

— Вы же… так вы же умеете читать по губам!

— Совершенно верно. Краузе перед смертью бормотал не меньше минуты, но я запомнил каждое из сказанных им слов. Он сказал следующее: «Зейлер всё-таки гений, настоящий гений — надо же было придумать такое! Однако и он допустил промах. Если бы он не впустил в свой дом эту проклятую тварь — эту Стрекозу, — мне бы не пришлось подыхать здесь сегодня. Подумать только: эта дурёха перепутала английские и немецкие слова! «Когда господину Старому придёт конец, начинайте операцию в Самаре», — забавно же она перевела сказанную полковником фразу! Нет никакого господина Старого, как и нет никакой Самары. Дура, просто безмозглая дура…». Это было последнее, что я смог разобрать. Ну, довольно. У меня почему-то разболелась голова. За один день столько событий! Пойду я, а то и впрямь простыну. — Фирсов натянул фуражку и бросил напоследок: — Подумайте над тем, что услышали. Мне вот, откровенно говоря, ничего в голову не приходит.

Когда Фирсов исчез в здании Управления, Птицын перебирал в голове услышанное: кто такой этот «господин Старый», что значит «не было никакой Самары» и почему полковник Хильберт фон Зейлер — гений?

Птицын поёжился и посмотрел на часы. Сколько он уже здесь сидит? Он встал и только сейчас вспомнил про Полянскую. Она так же сидела на краю скамейки и шевелила губами, словно читала молитву. Вера выглядела такой опустошённой, и Птицын почему-то вдруг улыбнулся. Искренне, без всякой злобы.

— Вы всё ещё здесь? Ступайте, а то простудитесь. Не август месяц, скоро зима. — Он помолчал немного, а потом добавил: — А знаете что, ступайте-ка домой. Вы ведь в самом деле много работаете. Ступайте. Понимаю, как вам с нами со всеми нелегко.

Вера резко повернулась и вздрогнула.

— Домой?.. Зачем?.. Нет, мне не нужно домой. Вы к себе?.. Да-да, ступайте.

— Ну спасибо, что разрешила!

— Пожалуйста. — Вера вскочила, схватила со скамейки пачку сигарет, которую до этого положила туда. — Ой, промокла. Ну и чёрт с ней! Нужно кое-что проверить.

Девушка швырнула мокрую пачку в урну и побежала к зданию.

До самого вечера Птицын просидел в своём кабинете. Он вяло отвечал на звонки, читал принесённые дежурным сводки, из головы у него не выходили последние слова, сказанные Краузе перед смертью.

Когда совсем стемнело, Птицын решил, что на сегодня хватит, и стал собираться домой. В этот момент в кабинет вбежала возбуждённая Полянская.

— Я думал, что вы уже дома чаи попиваете и готовитесь ко сну. Я же велел вам идти домой, — строго сказал Птицын.

— Я всё поняла. — Вера пропустила мимо ушей сказанную недовольным тоном реплику начальника и уселась за стол. Она схватила лежавшие на нём лист бумаги и карандаш.

— Никто, значит, не понял, а она поняла!

— А вы как думали? Ваша проблема — в том, что вы не знаете языков, а вот я знаю. — Птицыну показалось, что девушка вот-вот покажет ему язык. — Меня ведь именно поэтому Фирсов и взял в нашу опергруппу.

Птицын задержал дыхание, насупился, но сияющие глаза девушки почему-то на этот раз его не разозлили, а напротив. Он почувствовал, что всё это неспроста. Вера продолжала:

— Слушайте же. Помните, что наш Краузе перед смертью сказал: «Когда господину старому придёт конец, начинайте операцию в Самаре». Немецкому языку присуща точность, не то что английскому и тем более русскому. Наша Стрекоза поняла слова полковника так: «Когда СТАРЦУ придёт конец, начинайте операцию в Самаре»! 5. Стрекоза решила, что немцы собираются убить некого Старца, и мы посчитали, что «Старец» — это председатель Президиума Калинин. Теперь, когда со слов майора Краузе мы знаем, что вместо «Старца» («der Alteste») был Господин Старый» («Herr Alt»), и если предположить что беседа шла на английском, тогда Эмма должна была услышать английское «Mister Old». Но вся заковырка в том, что Эмма слышала именно «Herr Old», то есть Зейлер употребил в одной фразе немецкое «Негг» — «господин» и английское «old» — «старый», что вряд ли возможно! — Вера вся светилась.

— И что, чёрт возьми, это могло обозначать? — поморщился Птицын.

Девушка царапала карандашом на листке непонятные слова, написанные иностранными буквами. Птицын хмурился, но решительно не понимал, в чём же дело.

— Я думаю, что Зейлер произнёс совсем другое слово. Он сказал: «Herold[10]». Не «Старец» и уж никак не «Господин Старый» — им нужен «Герольд». Михаил Иванович Калинин, конечно, великий человек, но его не считают великим оратором и вряд ли назвали бы Герольдом. Да-да, они не собирались организовывать покушение на всесоюзного старосту. Зейлеру и Краузе был нужен совсем другой человек, им был нужен Герольд — глашатай, вестник, а иначе… ну же, договаривайте сами!

— Тот, кто вещает с трибуны, передаёт некие сведения, зачитывает объявления…

— …или зачитывает сводки — сводки Совинформбюро!

Птицын задумался:

— Уж не хотите ли вы сказать…

— Хочу и ещё как хочу! Им нужен диктор радио. — Веру аж трясло: — Им нужен Юрий Левитан — человек, голос которого знают все, от солдата до командующего, его знает каждый мальчишка, каждая домохозяйка Советского Союза!

Птицын провёл рукой по волосам.

— Это он объявил о нападении Германии на Советский Союз, это он зачитывает сводки с фронтов. Сам фюрер считает Левитана своим личным врагом! Постойте, но если это так… Да нет же, вы ошибаетесь! Калинин здесь, в Куйбышеве, а Левитана в нашем городе и в помине не было.

— А вы разве забыли слова Краузе, что не было никакой Самары? А раз не было никакой Самары, то вполне могло быть созвучное ей английское «Summary» — резюме, сводка. И сразу всё сходится.

— Что сходится?

— Вот смотрите, всё просто: «Когда Герольду придёт конец, начинайте операцию „Сводка". — Рядом с немецким текстом Вера написала на листке фразу на английском.

Птицын уже ругал себя в душе за плохую сообразительность. Он рассуждал:

— Недавно всё Совинформбюро было перевезено в глубокий тыл, а точнее — на Урал, — рассуждал он. — Калинин и правительство — в Куйбышев, а центральное радио — на Урал. Куда, неизвестно — это секретная информация. Именно оттуда, с Урала, теперь вещает наш главный герольд — Юрий Левитан. Всё сходится, мы шли по ложному следу.

— Фирсов говорил: из Центра сообщили, что Прыгун так больше и не выходил на связь, — продолжала делиться своими мыслями Вера. — Я почти не сомневаюсь в том, что группа Паука засветилась. Абвер готовил операцию по уничтожению Юрия Левитана, но группа Паука узнала о ней и отправила искажённое из-за ошибки Стрекозы сообщение. Шифрограмму немцы перехватили, но в ней была полная чушь — про «Старца» и про «Самару». Возможно, кто-то из захваченных немцами агентов дал показания, и Зейлер понял, что мы получили неточные сведения. Он повёл рискованную игру, не стал приостанавливать операцию «Сводка», и группа специально подготовленных диверсантов уже наверняка или на подступах к Свердловску, или уже на месте. А так как в шифровке сообщалось, что операцию должен возглавить майор Краузе, то его самого направили в Куйбышев, чтобы ввести нас в заблуждение, а группу просто возглавил кто- то другой.

— Именно поэтому Краузе постоянно показывался нам на глаза, а мы считали, что он допускает одну ошибку за другой.

— Такие как он так глупо не ошибаются, — сказала с уверенностью Вера.

— Да уж, — согласился Птицын, — наш майор — ас из асов — в одночасье превратился в подсадную утку.

— Поэтому он так и возмущался? Ну да, его же выставили вроде пугала. Наш Краузе обиделся и стал рисковать по-крупному. Он появлялся там и тут, в разной одежде и без всякой маскировки. Он всем рассказывал о том, что ждёт жену, и при этом демонстрировал нам фото американской кинозвезды.

— Которую лишь вы, Верочка, смогли сразу же узнать. Вот так Вера… Верочка, Веруня! — Он обнял девушку за плечи и поцеловал в щёку.

Та не отстранилась, а напротив, довольно дерзко заявила:

— Могли бы и в губы!

— Но-но, я всё-таки женатый человек!

Вера хмыкнула и тоже пригладила волосы:

— Подумаешь? — Девушка зарделась и продолжила: — Но стоило Краузе почувствовать, что запахло жареным — он тут же уходил от нас, как матёрый зверь из западни охотника. Он нашёл каких-то людей, с которыми совершил налёт на склады, и позаботился о том,

— Именно поэтому Краузе постоянно показывался нам на глаза, а мы считали, что он допускает одну ошибку за другой.

— Такие как он так глупо не ошибаются, — сказала с уверенностью Вера.

— Да уж, — согласился Птицын, — наш майор — ас из асов — в одночасье превратился в подсадную утку.

— Поэтому он так и возмущался? Ну да, его же выставили вроде пугала. Наш Краузе обиделся и стал рисковать по-крупному. Он появлялся там и тут, в разной одежде и без всякой маскировки. Он всем рассказывал о том, что ждёт жену, и при этом демонстрировал нам фото американской кинозвезды.

— Которую лишь вы, Верочка, смогли сразу же узнать. Вот так Вера… Верочка, Веруня! — Он обнял девушку за плечи и поцеловал в щёку.

Та не отстранилась, а напротив, довольно дерзко заявила:

— Могли бы и в губы!

— Но-но, я всё-таки женатый человек!

Вера хмыкнула и тоже пригладила волосы:

— Подумаешь? — Девушка зарделась и продолжила: — Но стоило Краузе почувствовать, что запахло жареным — он тут же уходил от нас, как матёрый зверь из западни охотника. Он нашёл каких-то людей, с которыми совершил налёт на склады, и позаботился о том, чтобы никто из них не выжил. Сам же он был уверен, что и на этот раз сумеет уйти.

— Только он не рассчитал сил. Он не думал, что на его пути встанет такой отменный стрелок, как наш Кирилл Петрович! — Птицын беззлобно рассмеялся.

— Помнится, вы раньше не особо жаловали нашего московского товарища, — заметила Вера.

— Но это когда было?

Птицын на некоторое время расслабился, но тут же почувствовал, что его вновь охватывает азарт. Он почесал небритый подбородок и задал очередной вопрос:

— Постойте, а что же тогда с Имитатором — тоже неправильный перевод? Может, его вообще не было?

Вера вздохнула с немым укором:

— Ну вы даёте, Владимир Иванович! Уж теперь-то и не догадаться… Имитатор как раз существует, и теперь я нисколько не сомневаюсь в том, для чего он понадобился немцам. Вы что же, всё ещё не догадались?

— Скорее всего, этот Имитатор — человек, способный подделывать голоса, — рассуждал Птицын, — и если диверсанты уничтожат Левитана и захватят узел связи в Свердловске, то их Имитатор сообщит на всё страну что-нибудь типа того, что немцы захватили Москву…

— …и сделает это голосом Левитана, — уточнила Вера.

— Да-да! Он может сообщить всё что угодно, любую дезу — и все в это поверят. Голос Левитана — это голос страны, голос, которому верят.

— Верят как в Бога — верят безоговорочно.

Птицын почувствовал, как кровь прильнула к голове, потом опустилась вниз, отчего голова до безобразия сильно закружилась.

Приступы… Когда же они прекратятся?

Он сжал кулаки, сомкнул веки и резко раскрыл глаза как можно шире. Вдохнул…

— Что с вами? — прошептала Вера, но Птицын уже сумел оттолкнуть от себя внезапно нахлынувшие немощь и боль.

— Представь, какая начнётся паника! Ну Верка… Итак. — Он хлопнул себя по колену. — Мы и так уже упустили массу времени. Для начала нужно сообщить всё это Фирсову. Он должен будет срочно позвонить своим. Кстати, если он и на этот раз попробует провести всё дело без моего участия…

Он закашлялся и стал нервно потирать руки. Вера глядела на собеседника с некоторой долей волнения.

— С вами всё в порядке, Владимир… Иванович? — прошептала она.

— В порядке — не то слово, в каком порядке! Итак, начинаем действовать! — Птицын уже полностью собрался и с напускной строгостью посмотрел на собеседницу. — Я убеждаю Фирсова, а затем мы с ним едем на Урал. И пусть только кто-то мне помешает в этом!

— Я тоже еду. — Вера надула губы, — Или вы думали, что я вас одного туда отпущу?

Птицын нахмурил брови, и через мгновение оба рассмеялись.

Часть восьмая «Сводка»

«Внимание! Внимание, говорит Москва!..

В течение дня наши войска вели бои с противником на всех фронтах. На ряде участков Западного и Юго-Западного фронтов наши части, ведя ожесточенные бои с противником, продолжали продвигаться вперёд и заняли ряд населённых пунктов…»

От Советского Информбюро: вечерняя сводка от 11 декабря 1941 г.

г. Свердловск… три недели спустя

Глава первая, в которой Алекс Леманн радуется глотку свежего воздуха, а Эльза Зиммер предрекает членам диверсионной группы схватку с целой «армией» русских

Им пришлось ютиться в подвальном помещении, где все стены были покрыты бурыми разводами, по ним бегали тараканы, а с потолка капала вода. Стены пестрили различными надписями, пол был бетонным, а свет проникал через единственное маленькое окошко под потолком. Тусклая лампа, которую они включали на ночь, освещала лишь часть комнаты, которую предоставили Руди Вернеру. Здесь, на двух пустых ящиках, он поместил свою рацию. Третий пустой ящик — поменьше — служил для красавца-радиста стулом.

Как пояснил Урбо Ёстервиц, более комфортного места вблизи пункта проведения операции найти не удалось. Спать приходилось прямо на полу, на уложенных вплотную пыльных и плохо просушенных матрасах. Пищу приходилось разогревать на примусе и есть по двое на ещё одном пустом ящике, который застилали газетой. По нужде ходили в ведро, которое стояло в углу и было завешано шторкой. Данная процедура коробила почти всех, но, как ни странно, вовсе не смущала Эльзу Зиммер. «Когда наши осадили Варшаву, мне приходилось проводить ночи в местах и похуже, — примирительно заявила женщина-снайпер, когда Ёстервиц-Чижов принёс всем извинения за неудобства. — Мы ютились в подвалах не менее ужасных, чем этот. Вокруг спали мужчины, от которых разило потом и шнапсом, а вокруг свистели пули. Ввиду этого в тех подвалах пахло ещё и страхом — ну вы понимаете… Сейчас мы свободны и идём к своей цели, а русские даже не подозревают о том, что мы здесь. Так что уж лучше в этом подвале, чем на передовой или в подвалах НКВД».

Несколько дней они провели в ожидании. Урбо Ёстервиц был единственным, кто пропадал где-то целыми днями. Сегодня Алексу наконец-то удалось покинуть мрачный подвал. К дому, под которым находилось их укрытие, подъехал грузовой автомобиль. Урбо вошёл с мороза, от него веяло свежестью. «Нужно разгрузить машину, — сказал Ёстервиц. — Мне нужны двое, не больше, чтобы не привлекать внимание». Когда Гетц отправил на разгрузку его и Баума, Алекс был просто счастлив. Размять спину и подышать свежим воздухом после трёх дней, проведённых в подвале, мечтал, конечно же, каждый.

Когда Алекс вышел на улицу, вокруг было ещё темно. Лёгкий морозец тут же прихватил вспотевшую спину. Всё вокруг было укутано снегом: серые покосившиеся лавки, тускло горящие фонари и мрачные крыши домов. Сделав пару шагов в направлении тихо урчащей машины, Алекс едва не упал. Припорошенный снегом ледок чуть было не сыграл с ним злую шутку. Старательно держа равновесие, Алекс подошёл к машине и попытался откинуть борт. Петли примёрзли и не хотели поддаваться.

— Дай-ка. — Ёстервиц легонько оттолкнул Алекса в сторону, с силой ударил по запору и придержал откинувшийся капот. — Шевелитесь же, пока все спят, — лишние глаза и уши нам ни к чему.

Он ловко запрыгнул в кузов и подтолкнул к краю средних размеров ящик. Алекс принял груз и подался

назад. Баум прихватил второй край ящика, и они поволокли груз в подвал.

— Взрывчатка? — спросил Баум.

— Думаю, что не только взрывчатка, — ответил Алекс.

— Не болтай — нас и в самом деле могут услышать.

Когда они внесли ящик в подвал, в нём сразу же стало ещё теснее. Следом вошёл Ёстервиц и бросил на пол какие-то мешки.

— Может, им помочь? — поинтересовался Руди Вернер.

— Нет, — сухо сказал эстонец, — если кто-то смотрит в окно, пусть лучше видит двоих, а не целую толпу. Меньше народу — меньше подозрений.

Алекс обрадовался, что вновь окажется на улице. Он снова поднялся по лестнице и направился к машине. Водитель, жилистый мужик в ушанке, открыл дверь и выглянул из кабины.

— Много ещё? — спросил он, заглядывая в кузов.

— Ещё два ящика, — ответил Алекс.

Водитель почесал подбородок.

— Курить есть?

— Не курю, — ответил Алекс, запрыгивая в кузов. Он передал второй ящик подоспевшему Бауму, третий сунул в руки Ёстервицу. Тот принял, но тут же вернул обратно, когда Алекс спрыгнул на землю.

— Я не буду спускаться.

— Понятно, — буркнул Алекс.

— Что он тебя спросил? — спросил эстонец так, чтобы водитель его не услышал.

— Закурить.

— Ты дал?

— Я не курю.

— Понятно, ступай.

Алекс спросил:

— А что в ящиках?

— В первом — «Эмга[11]», а в этих двух — взрывчатка и ручные гранаты. Ещё пара дымовых шашек и противогазы, плюс новая форма. Всё только что со складов, — без капли самодовольства ответил эстонец.

— Ого, уж больно много всего!

— Неси же скорее! Шофёр не знает, что мы разгружаем. Я поеду с ним.

— Если шофёр не с нами, что мешает ему выдать нас? — Алексу очень не хотелось возвращаться в подвал.

— Не выдаст — ему это невыгодно. Он получил ящик водки и мешок крупы за то, что помог вынести всё это с военного склада. К тому же через пару часов он умрёт. — Ёстервиц оттянул полу своей куртки, и Алекс увидел на боку собеседника рукоять длинного штык- ножа. — Лишний свидетель нам ни к чему, а вот его автомобиль нам ещё послужит.

Алекса поразило спокойствие собеседника, а лёд в его глазах заставил задуматься. «Краузе, Гетц, Эльза, Бабенко… Плюс ещё и этот эстонец. Кто же нами руководит?»

Алекс кивнул и снова спустился в подвал. Он уже не слышал, как отъезжала машина, — он думал о том, что должно случиться на днях. Занеся ящик, он увидел Гетца и Лау, распаковывающих привезённый груз.

— Здесь всё, — ровным голосом заговорил Лау. — Взрывчатка, детонаторы, соединительные кабели и гранаты. Этот обер-лейтенант неплохо подготовился.

— «Эрна» — родная дочь «Бранденбурга», а у нас, как тебе известно, других не держат, — ответил Гетц. — Руди, — обратился он к Вернеру, — следующий сеанс связи через час?

— Так точно, гауптман.

— Тогда помоги Эриху с грузом и готовься к выходу в эфир. Остальным отдыхать.

Алекс лёг на один из матрасов и услышал, как кто- то прижался к его спине.

— Тебя согреть? — прозвучало за спиной. — Я чувствую, что ты немного дрожишь. Или это не от холода? Тебе страшно, мой милый?

Алекс постарался отстраниться и ничего не ответил. В его планы относительно Эльзы не входило то, что она собиралась ему предложить. За спиной раздался негромкий смех. Женщина повернулась к нему спиной, ткнула его задом и засопела. Алекс закрыл глаза и какое-то время ворочался. Когда же? Когда же всё это закончится?

Он проснулся, услышав мелодичные щелчки и попискивание. Алекс приподнялся на локтях и увидел курившую у окошка Эльзу. Бабенко и Баум ещё спали, Гетц сидел над какими-то чертежами, Лау разглядывал взрыватели, а Руди Вернер сидел в наушниках и принимал выползающую из приёмника тонкую полоску. Оторвав кусок, он переключил тумблер и достал конверт с карточками шифров.

Через пару минут Руди подошёл к Гетцу и положил перед ним расшифрованную радиограмму. Алекс встал и подошёл ближе. Заглянув через плечо Гетца, он прочёл:

«Мейстеру срочно!

Командор не выходит на связь. Необходимо ускорить подготовку Приказываю провести операцию 12 декабря в 8:30…

Магистр».

Алекс подсел к Гетцу и тихо спросил:

— Что это значит?

— Похоже, что наш великий командор Ральф Краузе раскрыт, — с усмешкой прояснил Гетц. — Если это так, то я надеюсь, что он успел использовать капсулу.

— Раскрыт? — Алекса удивили полное отсутствие эмоций на лице Гетца и самодовольство в его голосе. — Даже если майор и успел принять яд, нам всё равно грозит опасность. Если русские охотились за Краузе, то они наверняка уже знают о нашем задании.

— Не трясись. Они ничего о нас не узнают.

— Но как же?.. Краузе должен был к нам присоединиться и возглавить операцию…

— Операцией руковожу я!.. Так и планировалось изначально. А майор Краузе, если и попадёт в руки русских живым, подтвердит лишь то, что полковник фон Зейлер так старательно и методично им внушал все эти дни.

— Но ведь…

— Полковник фон Зейлер ведёт тонкую игру. В его планы посвящены не все, но я о них осведомлён.

— Тогда почему вы рассказываете всё это сейчас?

Гетц посмотрел на часы.

— Потому что до начала операции осталось чуть больше тридцати часов и время тайн прошло. А Краузе… Он и не должен был ехать в такую даль, в этот холодный Свердловск, чёрт бы его побрал! Ральф Краузе должен был убедить русских, что мы планируем совсем другое покушение и в другом месте. А нашего Герольда мы прикончим и без него. Послезавтра в восемь тридцать утра мы должны будем захватить главную радиостудию русских. Так что соберись, Алекс, и не паникуй.

Алекс бросил взгляд на Бабенко — тот сидел сутулясь и что-то писал на клочке бумаги.

— Если уж вы решили открыть нам карты, то объясните же мне, наконец, зачем мы таскаем с собой этого русского? — вмешалась в разговор Эльза Зиммер.

— Имейте терпение, фройляйн! Всему своё время, — сухо сказал Гетц.

— А говорили, что время тайн прошло.

Гетц, проигнорировав бурчание Эльзы, продолжал:

— Место, где русские держат своего главного диктора, нам неизвестно. Но нам известно, что радиостудия, откуда вещает Совинформбюро, находится в подвале одного старинного особняка. Чертежи этого особняка вам предоставит обер-лейтенант Ёстервиц…

— Чижов! — поправил Ёстервиц.

— …Завтра Чижов доставит всех нас на место проведения операции для изучения обстановки.

— Завтра мы попадём внутрь? — спросил Руди Вернер.

— Нет. Мы просто осмотрим окрестности, — сказал Гетц. — Герольд прибывает на место в районе восьми тридцати утра. Как только он туда войдёт, мы двинемся следом.

Эстонец покачал головой:

— Не стоит всех вести на место накануне операции.

Диктора охраняет НКВД, и наше появление в окрестностях особняка могут заметить. Я покажу место вам, капитан, и ещё одному или двоим из группы. Подумайте сами, для кого это будет важнее.

— Тогда со мной пойдут Баум и Лау, — ответил Гетц.

— А как же я? — воскликнула Эльза. — Разве не мне будет поручено устранение русского Герольда?

— Герольда мы устраним, проникнув в здание. Для этого ваши снайперские навыки не нужны.

Эльза поднялась и сверкнула глазами:

— Что же тогда вы поручите мне?

— После захвата здания вы займёте самое высокое место, где это только возможно, и будете вести наблюдение и прикрывать остальных, пока мы не выполним поставленную задачу. Вам ясно, фройляйн?

— Ясно, — процедила Эльза и опустилась на стул.

— Какова будет моя задача, гауптман? — спросил Эрих Лау.

— После захвата студии я, Леманн и Баум должны уничтожить Герольда и его охрану, а также всех, кто окажется в здании помимо них. Вы, Эрих, заблокируете все входы, после этого необходимо будет заминировать здание, поэтому вас я и беру завтра на место.

— Я всё понял, гауптман. — Лау кивнул.

— Студия находится в подвале особняка. Фройляйн Зиммер и Ёстервиц обеспечат наше прикрытие с крыши здания, чтобы исключить проникновение в него посторонних. Как только мы окажемся в радиорубке, мы должны быть готовы выйти в эфир.

— Значит, помимо устранения этого русского, мы ещё и выйдем в эфир… — усмехнулась Эльза, глядя на Бабенко. — Теперь понятно, зачем нам был нужен этот хлюпик!

— Вас что-то смущает, фройляйн? — поинтересовался Гетц.

— Да, меня кое-что смущает. Мы захватываем здание, уничтожаем русского диктора и всех, кто попадётся на нашем пути. Потом блокируем входы и выходы и организуем оборону здания, так?..

— Всё верно, фройляйн.

— После этого мы выходим в эфир и… как мы выйдем из здания, когда всё закончится?

— В здании несколько выходов, один из них послужит для нас путём отхода, — вмешался Ёстервиц. — Когда дело будет сделано, нас будет ждать автомобиль. Мы взорвём здание и уедем на нём.

— Уедут те, кто выживет, — с иронией поправила Эльза. — Думаю, что пока радиоточка будет вещать, русские соберут возле этого домика целую армию.

Глава вторая, в которой Алекс Леманн поначалу не ощутит неудобств из-за неприятного запаха, но в конце концов будет вынужден надеть противогаз

Двухэтажный особняк с консолями и коричневой крышей располагался в самом центре города возле площади на пересечении двух улиц. Именно в этом строении, до революции принадлежавшем какому-то русскому купцу, в одном из подвальных помещений и располагалась главная станция вещания Советского Информбюро. О том, что русские оборудовали её именно здесь, по словам Ёстервица, мало кто знал20. Именно сюда вчера ездили Гетц, Баум и Лау. Остальные члены группы увидели особняк впервые.

Тентованный «студебеккер», за рулём которого сидел Руди Вернер, остановился тут же неподалёку, метрах в ста от особняка возле четырёхэтажного дома, сделанного из красного кирпича. Сквозь прорези в тенте Алекс с интересом рассматривал строение. Два этажа, мансардная крыша и купола с флюгерами были покрыты слоем снега. Очевидно, когда-то этот дом привлекал взгляды прохожих, но сейчас он выглядел обычным, как и всё вокруг. Хмурые и довольно суетливые люди, несмотря на ранний час, сновали туда-сюда, изредка проезжали машины, одинокая старушка сидела неподалёку на лавочке и кормила собравшихся возле неё дворовых кошек.

На первом этаже красного дома, у которого Руди остановил машину, находился продуктовый магазин. Из его окон исходил кисловатый запах хлеба, пахло пролитым спиртным и подгнившими овощами. Однако все эти запахи после столь долгого сидения в душном подвале не вызывали отторжения. Когда из магазина вышли две женщины, они лишь бегло окинули взглядом пристроившийся у тротуара грузовик и пошли своей дорогой, оживлённо беседуя. Обе были в поношенных пальто и пуховых платках, одна несла в руке авоську с картошкой, другая — какой-то пакет. «То, что на нас не обращают внимания, — это хорошо, — подумал Алекс. — Но будет ли это продолжаться вечно?» Он посмотрел на часы — они показывали восемь двадцать пять. До начала операции оставалось не более пяти минут.

Алекс знал, что русские не особенно славятся пунктуальностью, но тут был другой случай. Люди, с которыми им предстоит столкнуться сегодня, будут делать всё чётко.

Дверь кабины открылась, и из неё вышел Ёстервиц, одетый в форму лейтенанта войск НКВД. Он огляделся, поправил портупею. Из магазина вышла ещё пожилая женщина и, увидев офицера, поспешила пройти мимо. Пока женщина не свернула за угол, она дважды оглянулась.

— Сейчас люди в этой форме у многих русских вызывают страх, — сообщила сидевшая справа от Алекса Эльза Зиммер. В руках женщина держала свою винтовку, однако прицел от неё сейчас лежал у Эльзы на коленях, завёрнутый в кусок серого сукна.

— Приготовьтесь и смотрите в оба, — произнёс вдруг Гетц довольно резко. Он сидел напротив Алекса и тоже смотрел сквозь прорези в тенте на особняк. — Наш Чижов достаёт сигарету.

Как и все остальные, Алекс знал, что это был условный сигнал. В этот момент из-за угла вывернула легковая машина и подъехала к особняку с коричневой крышей. Из машины, едва лишь она остановилась, вышел человек в зеленой телогрейке и огляделся по сторонам. Это был среднего роста сухопарый мужчина средних лет с посеребрёнными сединой висками. Головного убора на нём не было, но из-за большого расстояния лица его Алекс не рассмотрел, однако Эльза тут же процедила сквозь зубы:

— Verdammter Jude [12].

— Но как вы поняли, что он еврей, фройляйн? — удивился Йозеф Баум. — Я отсюда вижу лишь, что у него седые волосы; до него же метров сто.

— Я же снайпер, тупица! Мне положено видеть дальше остальных.

— Тем не менее это не наш Герольд, — тихо сказал

Алекс. — Наш ведь невысокий и молодой. Так?

— Это охранник, — процедила сквозь зубы Эльза. — Когда выйдет наш, Ёстервиц прикурит сигарету.

Из машины вышел ещё один — русоволосый и довольно плотный. Он тоже был в зелёной фуфайке, но, в отличие от первого, на голове у него была фуражка армейского образца.

— А вот и второй, ишь как глазки бегают! — Эльза ухмыльнулась. — Жаль, что пока нельзя стрелять, — я бы могла успокоить их обоих за пару секунд.

Поймав суровый взгляд Гетца, Эльза умолкла. В этот момент Ёстервиц чиркнул зажигалкой и выпустил густой клуб дыма.

Из машины вышел третий. Он был невысок и довольно худ. За те несколько мгновений, пока Алекс смотрел на этого человека, он сумел увидеть немногое: шляпа, надвинутая на лоб, поднятый воротник и довольно широкие брюки. Он был темноволос и носил круглые очки. Мужчина быстрым шагом двинулся к зданию. Оба охранника последовали за ним и вскоре исчезли за дверями особняка.

— Этого, в пальто, ты тоже успела бы подстрелить? — с усмешкой спросил Руди Вернер.

— Разумеется, — ответила Эльза.

— Довольно, выдвигаемся! — скомандовал Гетц. — Лау, приготовься действовать — они наверняка заперли двери на засов.

Ёстервиц уже запрыгнул в кабину и машина тронулась.

Когда автомобиль затормозил у входа, вся группа высадилась почти мгновенно. Алекс чувствовал, как бьётся сердце. Вместе с Баумом они вытаскивали из кузова ящики и подносили их к зданию. Лау достал из-под сиденья завёрнутый в холстину ломик, Эльза озиралась по сторонам. Она уже приладила к винтовке прицел. Мотор взревел, машина тронулась. Вернеру было приказано не глушить двигатель. Он будет ждать у запасного входа и обеспечит отход. Последним, прихрамывая, семенил Бабенко. Он, как и остальные, был одет в форму военнослужащего войск НКВД, шинель его чуть ли не тащилась по земле. В руках русский держал небольшой чемоданчик.

Когда они внесли на крыльцо последний ящик, Гетц с силой дёрнул дверь. Та была закрыта. Гауптман отступил и пропустил вперёд Лау. Тот тут же просунул в щель ломик и с силой надавил. Дверь поддалась, Лау ударил плечом, и вскоре они уже были в здании.

Пока все члены группы с оружием, снаряжением и взрывчаткой входили в здание, Алекс видел, что на противоположной стороне улицы несколько прохожих ускорили шаг. Старушка, кормившая кошек, тут же подхватила пакетик с кормом и поспешила убраться подальше. Алекс вспомнил слова Эльзы о том, что форма военнослужащих войск НКВД и впрямь пугает русских. Когда группа оказалась внутри, Лау тут же просунул свой ломик сквозь дверные ручки и принялся распаковывать ящик со взрывчаткой. Остальные устремились по узкому коридору.

Изнутри здание казалось мрачным. Высокие потолки были плохо выбелены, кое-где со стен отвалилась штукатурка. Когда они оказались в вестибюле, то увидели бюст Ленина, развешанные на стенах плакаты и горшки с цветами. Увидев на выходе из вестибюля дверь, Гетц открыл её. За дверью была ступенька, уходившая вниз. Гетц посмотрел на Ёстервица — тот кивнул и громко скомандовал:

— Мы с гауптманом вниз — думаю, что именно там, в подвале, и находится студия. Все помнят, что делать. Леманн и вы, — обратился обер-лейтенант к Бабенко, — ждёте здесь. Баум и фройляйн Зиммер осмотрят этажи. Всех, кого увидите, убивайте.

— Приглядывай за ним, — шепнул Алексу Гетц и бросился вслед за эстонцем, который уже спускался по лестнице.

Алекс вскинул винтовку и передёрнул затвор. Слыша, как хлопают двери, он приказал русскому:

— Иди туда. — Он указал на ближайшую комнату. — И встань к стене.

После того как Бабенко сделал то, что ему велели, Алекс вошёл вслед за ним.

В комнате пахло свежей краской. Тут стояло несколько столов, у стены возвышался огромных размеров шкаф. Алекс поворошил рукой лежавшие на столе газеты, сбросил их на пол и прильнул к окну.

Окно выходило на противоположную сторону. Алекс тут же увидел припаркованный возле мусорных баков «студебеккер». Руди Вернер приоткрыл дверцу и нервно курил, не вылезая из кабины. Судя по звукам, ни Эльза, ни Баум, ни Гетц с эстонцем пока что никого не обнаружили. В коридоре что-то упало, но Алекс понял, что это всего лишь Лау. Потом он услышал голоса. В коридоре что-то снова упало, и вновь наступила тишина. Алекс посмотрел на часы. Они показывали восемь сорок две.

— Простите, а можно мне воды? — проверещал вжавшийся в стену Бабенко.

Алекс посмотрел на русского и кивнул:

— Не маячь у окон, чтобы не схлопотать пулю!

Бабенко подошёл к столу, на котором стоял графин, и налил себе воды.

— А вы-то сами не хотите? — Он смотрел на Алекса, словно получивший пинка щенок, и держался за грудь. — У меня больное сердце. Всё это так ужасно! Надеюсь, мы все сумеем покинуть это место живыми. Я всегда завидовал таким людям, как вы. — Бабенко осу

шил стакан и опустился на ближайший стул.

— Каким «таким»? — не понял Алекс.

— Таким как вы, таким как фройляйн Эльза, как Гетц и этот эстонец, который называет себя Чижовым. Я никогда не считал себя смельчаком — в детстве я всегда избегал даже обычных драк, а тут мне приходится участвовать в таком рискованном деле!

Алекс видел, как руки у русского трясутся.

— Зачем же вы тогда согласились?

— Меня доставили в Германию ещё в начале осени, с первыми пленными. Когда один из офицеров узнал, что я когда-то работал на Мосрадио, меня вызвал к себе тот зеленоглазый майор. Он представился офицером из Абвера и сказал, что если я хочу жить, и жить достойно, то должен буду помочь Третьему Рейху. Мне сказали, что включат меня в диверсионную группу и забросят сюда. Я не смог отказаться.

— Значит, вас привлёк к этой операции сам Краузе? — Алекс подошёл к двери и выглянул в коридор, Лау всё ещё возился у входных дверей.

— Да-да, а ещё он возил меня к полковнику.

— Хильберту фон Зейлеру?

— Именно к нему. Мне сказали, что я должен буду обеспечить выход в эфир некой важной сводки новостей. Вот только что это за сводка, я вовсе не знаю.

Алекс снова выглянул в коридор, потом прикрыл за собой дверь.

— То есть вы не знаете, зачем мы все находимся здесь?

— Из разговоров я понял, что прежде, чем выпустить в эфир сводку, мы должны уничтожить какого-то Герольда. Это нужно для победы Рейха — так сказал полковник.

Алекс усмехнулся:

— А вы сами-то желаете, чтобы Германия победила в этой войне? Вы-русский!

Бабенко пожал плечами и вытер ладонью лоб:

— Признаться, я не особо верю в победу Рейха. Когда я говорил, что восхищаюсь вами, я имел в виду не только солдат великой Германии. Среди русских тоже много настоящих мужчин. Мне кажется, что русские сумеют опрокинуть вас. Уж вы меня простите за прямоту.

Алекс насторожился и подсел ближе:

— А вы понимаете, что произойдёт с вашей страной, если мы сегодня выполним нашу задачу?

— Что вы имеете в виду? — Бабенко глуповато улыбнулся.

— Сегодня отсюда, из этого самого дома должна поступить информация во все города Советского Союза о том, что немецкие войска завладели Москвой, Сталин покончил с собой, а советское правительство вот-вот подпишет пакт о полной и безоговорочной капитуляции. Вот зачем мы здесь.

Бабенко выпучил глаза и снова глупо улыбнулся.

— Но ведь в это никто не поверит!

— Поверят, если сообщение зачитает главный диктор страны Юрий Левитан. Герольд — это Левитан.

— Я догадывался, что это так, но… Как же вы собираетесь заставить Левитана сообщить в эфир то, о чём только что говорили? Вы же вроде бы как собираетесь его убить.

— Левитан ничего не скажет, — воскликнул Алекс. — Это сделает совсем другой человек, и сделает это голосом Левитана. Теперь-то вы понимаете, зачем мы здесь?

Бабенко затрясся и промямлил:

— Но ведь русские тут же сделают опровержение!

— Словам Левитана поверят все, а опровергнуть их, сможет разве что сам товарищ Сталин. Но Сталин в Москве, а из Москвы сейчас вещание невозможно — из-за частых авианалётов все радиовышки Москвы демонтированы. Чтобы Сталин опроверг весть о своей смерти, русским нужно оборудовать где-то подобную станцию вещания либо доставить Сталина сюда, в Свердловск. Но эту станцию вещания мы взорвём, так что русским, для того чтобы сделать опровержение, в которое поверят массы, понадобятся минимум сутки. Вы это понимаете? Понимаете, что произойдёт, если вся страна поверит в победу немцев и смерть Сталина?!

Бабенко побледнел, налил трясущимися руками ещё один стакан и осушил его залпом.

— Вы хотите сказать, что из-за того, что мы сейчас делаем, СССР может проиграть эту войну? Значит, я буду причастен…

Бабенко не договорил, потому что в комнату вошла Эльза Зиммер.

— Леманн, вставай! Тащи этого колченогого вниз! В этом здании никого нет, только те трое, которых мы видели. Они заперлись в подвале за железной дверью, Лау уже закладывает взрывчатку под дверь, потом мы выкурим этих троих дымовыми шашками. Я бы бросила туда парочку гранат, но Гетц боится повредить оборудование.

Эльза бросила на русского гневный взгляд и выбежала в коридор.

— А ты куда? — крикнул Алекс вдогонку.

— Наверх! Похоже, русские что-то пронюхали! Скоро здесь будет жарко!

Алекс выглянул в окно и понял, чем были вызваны опасения Эльзы. Возле оставленного ими «студебеккера» стояло несколько солдат в форме НКВД. Руди Вернер лежал возле колеса с простреленной головой. Алекс ухватил Бабенко за рукав и потащил его в подвал. Они пробежали лишь полпути, когда внизу грохнул взрыв — Лау взорвал железную дверь. Снизу послышался голос Гетца:

— Леманн, это ты?

— Я, гауптман! — ответил Алекс.

— Возьмите противогазы у Лау. До выхода в эфир у нас осталось чуть больше десяти минут. Если мы не выкурим за это время этих крыс, то провалим всю операцию!

Алекс снова потянул Бабенко вниз. Тот еле плёлся, держась за сердце. Откуда-то сбоку появился Лау.

— Надевайте и ждите здесь. Времени у нас мало, но Баум, Эльза и наш эстонец задержат русских. — Он сунул Алексу два противогаза и снова исчез.

Сверху послышалась очередь. Очевидно, Ёстервиц открыл стрельбу из пулемёта. Два сухих щелчка прозвучали один за другим. «Это Эльза, — догадался Алекс. — Два выстрела — два трупа. Эта баба не станет зря тратить патроны». Вслед за этим снова началась пальба, там же, наверху, взорвалось несколько гранат. Едва лишь Алекс натянул противогаз, из подвала повалил дым. Бабенко ещё не мог расстегнуть сумку. Наконец он сумел это сделать, но теперь уже не мог натянуть на себя маску. Дым уже застилал всё вокруг. Алекс ударил Бабенко по рукам, вырвал противогаз и сам натянул на него маску. Из подвала тоже послышались выстрелы. Алекс замер и принялся ждать. Рядом Бабенко, упав на колени, что-то мычал и часто-часто крестился.



Спустя пару минут внизу всё стихло, потом послышались шаги. Алекс вскинул винтовку. Он тут же понял, что это Гетц. Гауптман сорвал с себя противогаз и с силой втянул ноздрями воздух.

— Лау мёртв, — прохрипел он. — Те, кто его убил, тоже.

— А Герольд? — задал вопрос Алекс.

— Он лежит где-то там — и он, и оба его охранника. Надеюсь, мы не повредили аппаратуру. Мы сделали своё дело. Алекс, тащи этого ублюдка вниз — теперь дело за вами.

Глава третья, в которой Птицыну приходится заниматься подсчётами, а Алексу Леманну — рыться в секретной документации русских

Когда они с Верой вломились в кабинет Еленина, то застали там, помимо самого начальника Управления, ещё и Фирсова. Птицын без предисловий сообщил им соображения Полянской про Герольда и операцию «Сводка». Еленин нахмурился, а Фирсов поднялся и принялся расхаживать по комнате. На лице москвича на этот раз не было его привычной улыбки, он то и дело моргал и наглаживал рукой свою лысую голову. Потом Фирсов подошёл к столу, выпил стакан воды и ровным голосом обратился к Еленину: «Мне срочно нужно связаться с Центром. Прикажите, чтобы мне обеспечили прямую линию. Срочно!» Через пару минут Миша Стёпин сообщил, что связь установлена, и они с Фирсовым отсутствовали примерно минут десять. Когда Фирсов на этот раз уже почти бегом влетел в кабинет, его глаза светились.

— Борис Григорьевич, — обратился он к Еленину, — я связался с руководством и получил соответствующие полномочия. Необходимо срочно подготовить самолёт для моего выезда на Урал.

Птицын поднялся и сжал кулаки:

— Я лечу с вами. На этот раз вы от меня уже не отделаетесь.

— И я лечу! — тут же выкрикнула Полянская.

Фирсов бросил мимолётный взгляд на Птицына, снова налил себе воды из графина и попросил:

— Владимир Иванович, присядьте. — Птицын сел.

— То, что я хочу вам предложить, может быть очень опасно.

— Я готов, — с запалом ответил Птицын.

— Это хорошо… очень хорошо. И ещё, — уточнил москвич. — Я хочу привлечь к операции ещё двух ваших оперативников. Обязательно возьмите Трефилова.

— Антошку? — удивился Птицын. — Его-то зачем?

— Этот молодой человек может нам пригодиться. Как думаете: он согласится?

— Можете в этом не сомневаться.

— Кого возьмёте вторым?

— Кравца. — Птицын посмотрел на Еленина, тот кивнул.

— В таком случае, — продолжил Фирсов, — нужно срочно подготовить приказ на командирование капитана Птицына и двух его людей в город Свердловск.

— А я? — с отчаянием выкрикнула В ера.

— Простите, Вера, но я уже сказал, что эта поездка может быть весьма опасна. К тому же вы и так уже сделали столько, сколько не сделал ни один из нас. Если ваша догадка подтвердится… Хотя не будем забегать вперёд. И ещё… для вас у меня тоже будет поручение.

— Но как же…

— Очень важное, — пресёк возмущение девушки Фирсов и, потирая руки, подвёл итог: — На сборы один час — и в аэропорт. Нужно действовать немедленно!

Свою задумку Фирсов объяснял куйбышевским оперативникам уже в самолёте.

Птицын очнулся в луже собственной крови, услышав чьи-то голоса. Он приподнял голову и увидел троих. Старший, в форме капитана войск НКВД, что-то говорил рядовому. Тот выглядел испуганным, много жестикулировал и заикался. При этом дрожащими руками он крутил какие-то тумблеры, из динамиков доносилось глухое шипение. Он был невысок, немолод и казался каким-то сутулым и жалким. Птицын тут же окрестил его Скрюченным. У стены стоял другой боец с нашивками младшего сержанта.

Дым от взорвавшейся шашки уже рассеялся. Птицын дышал тяжело, но старался делать это беззвучно. Рядом с ним, метрах в двух, лежало тело убитого им человека. Это был сухощавый и жилистый мужчина — так же, как и те трое, в советской форме, уже немолодой. Рядом с убитым диверсантом лежал Стёпа Кравец. Пуля того самого «капитана», что сейчас стоял у стола, попала Степану прямо в висок. Птицын лишь мельком взглянул на тело своего старого товарища и, стиснув зубы, отвёл взгляд. Сначала Янчин, а теперь вот и Стёпка… Тела Антона Трефилова Птицын так и не увидел. Он помнил, как Антон стрелял из-за шкафов, но когда Кравца подстрелили, тут же бросился к нему.

Самому Птицыну пуля попала под правую ключицу.

Птицын озирался и с удивлением думал о том, что почему-то сегодня вид крови его совсем не пугал…

Идея Фирсова выдать себя за Левитана и его охрану сначала показалась Птицыну абсурдной. Но потом, в ходе перелёта на Урал, он всё больше и больше проникался этой идеей.

Уже в самолёте Фирсов показывал Птицыну, Кравцу и Антону фотографии худощавого молодого мужчины в круглых очках, с довольно пухлым ртом и тёмными, зачёсанными назад волосами. Юрий Левитан и Антон Трефилов вовсе не были похожи друг на друга, но они оба были молоды, худощавы, имели примерно одинаковый рост и густую тёмную шевелюру. Фирсов говорил, что у главного диктора страны быстрая походка, а ещё он много жестикулирует и всё время щурится, потому что близорук. «Надвинутая шляпа, поднятый воротник и круглые очки, — смеялся тогда Фирсов, — и дело в шляпе! Уверен, что наши диверсанты не слишком-то хорошо знают советского диктора в лицо».

В свердловском аэропорту их уже ждали. Встречающий — молодой старлей — тут же приказал подать им автомобиль и сообщил, что руководство согласилось с тем, чтобы Левитана на время перевести в другое здание. Там оборудовали дополнительную радиоточку, и на время проведения контр-диверсионной операции диктор будет вещать из соседнего здания. После этого они втроём каждое утро приезжали в особняк, где была размещена основная студия вещания, и уезжали затемно. Птицын с Кравцом изображали сотрудников охраны, а самого диктора изображал, разумеется, Трефилов.

Дни тянулись бесконечно медленно. Они просиживали в подвале, заставленном дорогой аппаратурой, с утра до ночи, не зная, чего ожидать. Особенно тревожными были прибытие и убытие с объекта. Понимая, что пуля может прилететь в любую минуту, Антон заметно нервничал, хоть Фирсов и уверял его, что диверсанты вряд ли попытаются устранить советского диктора вне пределов здания. В ближайшей воинской части в постоянной боевой готовности находился дежурный взвод. Так прошло без малого три недели, и это утро — утро двенадцатого декабря сорок первого года — поначалу ничем не отличалось от предыдущих.

Птицын огляделся по сторонам. В полуметре от себя он увидел свой табельный ТТ и принялся вспоминать. Когда снаружи послышались шаги, они все приготовили оружие. Когда дверь была взорвана и Птицын увидел в коридоре двоих, он тут же выстрелил. Потом стреляли довольно часто, но сейчас важно было вспомнить, сколько же выстрелов он сделал, когда вставил второй магазин. Ещё Кривов учил Птицына всегда считать свои патроны.

Нужно срочно вспомнить… Вспомнить: как же всё это было?

Птицын зажмурился, потом резко открыл глаза и посмотрел на лежавшего рядом с ним диверсанта. Птицын отчётливо помнил, что именно он попал в него. Пуля угодила в бедро — немец отшатнулся, и Птицын тут же выстрелил ещё. Попала ли вторая пуля в цель, Птицын не понял, но когда немец сполз по стене, он уже представлял для Птицына хорошую цель. Поэтому, когда диверсант попытался отползти, Птицын не раздумывая всадил в него целых три пули. После этого его самого отбросило назад. Он помнил, что, падая, успел выстрелить ещё дважды. Потом всё заволокло дымом, и он стал задыхаться. В магазине ТТ остался только один патрон, а времени на то, чтобы перезарядить оружие, у Птицына не будет. Один патрон — одна смерть, не больше и не меньше. Имитатор должен быть уничтожен во что бы то ни стало.

Откуда-то сверху снова послышались выстрелы. «Пулемёт, — догадался Птицын. — Значит, немцы всё ещё удерживают здание, и если эти трое смогут довести дело до конца, всё, что они делали за последние пару месяцев, будет сделано напрасно». Скрюченный переключил ещё какой-то тумблер, потом вытащил соединительный провод и сказал:

— Всё готово, гауптман.

«Капитан» улыбнулся. Лицо его было черно от копоти, и он походил на вышедшего из пекла чёрта. Он посмотрел на часы и сказал:

— До выхода в эфир осталась пара минут. Вы уверены, Дмитрий, что после того, как мы выйдем в эфир, русские не смогут помешать нам передать сообщение?

— Не смогут, гауптман. По крайней мере, до тех пор, пока сюда не прибудет специалист, — дрожащим голосом сообщил Скрюченный. — Вмешаться в эфир можно лишь из этого помещения.

— Отлично! — Он снова посмотрел на часы. — У нас семь минут для того, чтобы выполнить задачу и попытаться убраться отсюда. После этого я взорву всё это к чёртовой матери. Так, кажется, говорите, вы русские? — Улыбаясь, «капитан» похлопал Скрюченного по плечу. — Der Herold ist tot. Der Nachahmer hat seine Arbeit getan, was bedeutet, dass die Operation «Nachrichtenbulletin» erfolgreich abgeschlossen wurde[13]

Птицын почувствовал боль в висках. Голова кружилась, и он понимал, что силы оставляют его. Только бы не промахнуться! Он поднял пистолет, вскинул его и выстрелил.

Пуля отбросила того, кого «капитан» назвал Дмитрием, к стене. Мужчина вскрикнул, на его спине образовалось тёмное пятно. Он упал, несколько раз дёрнулся и застыл.

— Хана вашему Имитатору, суки! На-ка, выкуси, — прошептал Птицын.

Он разжал пальцы, и его пистолет упал на пол. Прежде чем закрыть глаза, Птицын увидел, как «капитан» возится с кобурой, и слышал, как тот громко ругается по-немецки. Потом грохнул выстрел, но боли Птицын не почувствовал.

— Неплохой выстрел! Особенно если учесть ваше состояние.

Птицын открыл глаза и увидел стоявшего перед ним на одном колене третьего диверсанта — того самого, с петлицами младшего сержанта. Он был русоволос, на вид примерно лет тридцать пять. Он держал в руках папку с документами и казался совершенно спокойным. Птицын повернул голову и увидел в метре от себя тело «капитана».

— Кто вы, и зачем убили своего? — спросил Птицын.

Русоволосый достал из кармана носовой платок и протянул его Птицыну.

— Вот, прижмите рану посильней. Вы потеряли много крови.

— Вы не ответили на мой вопрос, — сказал Птицын, зажимая рану.

— Меня зовут Алекс Леманн. Я рядовой полка специального назначения «Брандендург-800». Я входил в состав диверсионной группы, заброшенной сюда для совершения особой важности. — Мужчина поднялся и открыл папку, которую всё это время не выпускал из рук.

— Я понял, что вы один из этих. Вы не ответили, зачем убили своего. Если теперь, когда ваш Имитатор отдал концы и все ваши мертвы, вы надеетесь с моей помощью выторговать себе лучшие условия для сдачи, то шансов на это у вас немного.

Мужчина рассмеялся и указал на тело убитого Птицыным Скрюченного.

— Вы и в самом деле считали этого русского Имитатором? Его имя — Дмитрий Вячеславович Бабенко. Он долгое время работал техником по настройке радиооборудования на Мосрадио. Попал в плен ещё в начале войны и был завербован майором Краузе. Его привлекли к этой операции потому, что он был хорошим специалистом. Кстати, он сделал всё, что от него требовалось, прежде чем вы его убили.

Птицын сжал кулаки и попытался сесть. Его собеседник продолжал листать лежащие в его папке документы.

— Но кто же тогда Имитатор? — спросил Птицын, уже боясь услышать правдивый ответ. Собеседник перевёл на него взгляд и улыбнулся.

— Видите ли, моё настоящее имя не Алекс. Меня зовут Алексей. Алексей Леманский. После революции мы с семьёй были вынуждены уехать в Новочеркасск. Мы — это мои родители, я и моя сестра Елизавета. Мой отец был дворянином и воевал в армии Деникина. Только прошу вас не распространяться об этом, если мы выберемся отсюда живыми. Отец был ранен, долго лечился, а в двадцать втором мы покинули Россию. Сначала мы выехали в Румынию, потом в Польшу, и лишь потом оказались в Германии. Мне было тогда пятнадцать, а Лизе — только пять. Мои родители не смогли прижиться на новом месте. Но прежде, чем они умерли, они взяли с меня и с сестры клятву, что мы сделаем всё, чтобы вернуться в Россию. — Мужчина замолчал и снова начал перелистывать листки. — Вот она — сегодняшняя утренняя сводка.

— Почему вы замолчали? Вы так и не сказали, кто Имитатор.

Леманский улыбнулся:

— Как-то раз, ещё в детстве, когда отца не было дома, а Лиза не хотела есть манную кашу, наша няня Варвара просила меня как-нибудь повлиять на сестру. Я выждал время, вышел в соседнюю комнату и строгим голосом, подражая отцу, громко сказал: «Лизонька, если ты не будешь слушаться Варвару, то так и вырастешь тощей цаплей. Никто не возьмёт тебя замуж, и ты умрёшь старой девой, как твоя тётка Анастасия». Варвара и Лиза тут же бросились на голос, решив, что отец вернулся домой раньше срока. Потом мне ещё часто приходилось копировать чьи-то голоса. Все говорили, что у меня к этому талант. Когда меня призвали в немецкую армию, а через некоторое время, когда Германия напала на вашу страну, я сам попросился добровольцем в «Бранденбург». Я знал, что их часто забрасывают на территорию противника; ещё тогда сказал себе, что вернусь в Россию, но вернусь не просто так. Мне хотелось сделать что-то для своей родины, и у меня появился шанс. Как-то раз я спародировал голос обер-лейтенанта Ритца — нашего командира батальона, — и случайно оказавшийся рядом Краузе услышал это. Он взял меня на заметку, а через пару месяцев вызвал к себе и предложил поучаствовать в секретной операции. Так я и стал Имитатором.

Птицын приподнял с груди платок — кровь уже не так сочилась. Он спросил:

— Что же вы собираетесь делать теперь?

— Можете не волноваться. Я не стану читать в эфир текст о захвате Москвы германскими войсками, о самоубийстве Сталина и о предстоящей капитуляции СССР. Смотрите, вот текст того сообщения, который вручил мне сам полковник Зейлер. — Леманский достал из кармана сложенную вчетверо бумагу, зажигалку и сжёг листок. После этого он подошёл к столу, вынул из кармана очки и положил перед собой уже другой, отложенный им накануне лист бумаги. — Там, наверху, как раз всё стихло. — Леманский ещё раз посмотрел на часы. — Пора. Постарайтесь не хрипеть и не стонать слишком громко, не то ваши стоны и хрипы услышит вся страна.

Он прокашлялся и включил микрофон.

Двенадцатого декабря сорок первого года в девять часов утра по московскому времени тысячи людей собрались у радиоприёмников. Многие толпились на улице возле репродукторов, невзирая на ветер и мороз. На улице шёл снег, мужчины поднимали воротники, женщины кутали платками лица, но никто не спешил домой. Все слушали, как из репродукторов доносится знакомый каждому жителю Советского Союза голос Левитана. Диктор говорил уверенно и громко. Слова его походили на гул разрастающейся бури. Слушая эти слова, люди начинали улыбаться, многие плакали навзрыд.

«Внимание! Внимание, говорит Москва!..

В последний час!

Провал немецкого плана окружения и взятия Москвы.

Поражение немецких войск на подступах Москвы.

С 16 ноября 1941 года германские войска, развернув против Западного фронта 13 танковых, 33 пехотных и 5 мотопехотных дивизий, начали второе генеральное наступление на Москву.

Противник имел целью, путём охвата и одновременного глубокого обхода флангов, выйти нам в тыл и окружить и занять Москву. Он имел задачу занять Тулу, Каширу, Рязань и Коломну на юге, далее, занять Клин, Солнечногорск, Рогачов, Яхрово, Дмитров на севере и потом ударить на Москву с трёх сторон и занять её. До 6 декабря наши войска вели ожесточённые оборонительные бои, сдерживая наступление ударных фланговых группировок противника и отражая его вспомогательные удары на Истринском, Звенигородском и Наро-Фоминском направлениях.

6 декабря 1941 года войска нашего Западного фронта, измотав противника в предшествующих боях, перешли в контрнаступление против его ударных фланговых группировок. В результате начатого наступления обе эти группировки разбиты и поспешно отходят, бросая технику, вооружение и неся огромные потери. В итоге, за время с 16 ноября по 10 декабря 1941 года захвачено и уничтожено без учёта действий авиации: танков — 1434, автомашин — 5416, орудий — 675, миномётов — 339, пулемётов-870. Потери немцев только по указанным выше армиям за это время составляют свыше 85-и тысячубитыми.

Германское информационное бюро писало в начале декабря, что германское командование будет рассматривать Москву как свою основную цель даже в том случае, если Сталин попытается перенести центр тяжести военных операций в другое место. Германские круги заявляют, что германское наступление на столицу большевиков продвинулось так далеко, что уже можно рассмотреть внутреннюю часть города Москвы через хороший бинокль. Теперь уже несомненно, что этот хвастливый план окружения и взятия Москвы провалился с треском, немцы здесь явным образом потерпели поражение…»

Примечания

1

Штурмовые отряды (нем. Sturmabteilung), сокращённо СА, штурмовики; также известны как «коричневорубашечники»

(обратно)

2

Фармазонить — Сбывать фальшивые драгоценности

(обратно)

3

воp, совеpшающий кpажи со взломом из кваpтиp

(обратно)

4

специализируется на взломах сейфов. В отличие от медвежатника, шниферы открывают сейфы путём взлома

(обратно)

5

Вермахтелферин было названием для девушек и молодых женщин, которые служили во время войны

(обратно)

6

основной цвет полевой формы германской армии с 1907 и, в основном, до 1945 года

(обратно)

7

Все готово! Посадка через пятнадцать минут

(обратно)

8

Он ест как свинья. Все русские свиньи

(обратно)

9

Ты заставляешь меня нервничать, капитан. Я был послан сюда, чтобы играть не игрушка. Я говорил вам, — все готово: взрывчатые вещества, боеприпасы, транспорт. Что касается защиты… Мы поговорим об этом позже. Здесь довольно холодно, скажите своим людям, что они должны следовать за мной

(обратно)

10

Вестник

(обратно)

11

MG 42 (нем. Maschinengewehr 42) — германский единый пулемёт периода Второй мировой войны

(обратно)

12

Гребаный еврей

(обратно)

13

Вестник мертв. Имитатор сделал свою работу, а это значит, что операция «Информационный бюллетень» была успешно завершена

(обратно)

Оглавление

  • Имитатор
  •   Часть первая Снеговик
  •     Глава первая, в которой Птицыну после долгого сидения у окна приходится сделать небольшую пробежку
  •     Глава вторая, в которой Птицын общается с красивой, но весьма неприятной особой, а потом получает распоряжение, от которого ему становится не по себе
  •     Глава третья, в которой Птицын старается успокоить нервы привычным для него самого, но не совсем традиционным способом и в итоге получает неплохой урок
  •     Глава четвёртая, в которой Фирсов проводит совещание, на котором всё-таки конкретизирует поставленную задачу
  •   Часть вторая Паук, Прыгун и Стрекоза
  •     Глава первая, в которой описывается история Эммы — девушки с весьма непростым прошлым и совершенно очевидным будущим
  •     Глава вторая, в которой Отто Хубер совершает несколько непростительных ошибок
  •     Глава третья, в которой пожилой кёльнер сталкивается со странными посетителями
  •     Глава четвёртая, в которой полковник Абвера обменивается «любезностями» с представителем гестапо
  •   Часть третья Поиски Краузе
  •     Глава первая, в которой Птицын наносит поздний визит и не слишком-то спешит полакомиться жареной рыбой
  •     Глава вторая, в которой московский гость интересуется, знают ли куйбышевские опера классику русской литературы
  •     Глава третья, в которой Стёпа Кравец просит одол- женияу фармазонщика, форточника и карманницы
  •   Часть четвёртая Вера, Любовь и Надежда
  •     Глава первая, в которой две совершенно разные женщины излагают Птицыну свои так же совершенно разные просьбы
  •     Глава вторая, в которой Надя Стрелкова решается на откровения с собственной дочерью
  •     Глава третья, которая начинается с описания торговых рядов, а заканчивается стычкой в подворотне
  •     Глава четвёртая, в которой Сонечка Стрелкова наслаждается хорошим вокалом, а вернувшись домой, узнаёт, что гуляла не одна
  •   Часть пятая Инженер из Воронежа и его «жена»
  •     Глава первая, в которой Стёпа Кравец по пути на работу узнаёт много интересного
  •     Глава вторая, в которой Еленин ругается, Птицын оправдывается, а его оперативники делятся своими наработками
  •     Глава третья, в которой Птицын вспоминает, как ограничивал юную особу в потреблении никотина, а Вера Полянская демонстрирует свои познания в кинематографии
  •   Часть шестая В русском тылу
  •     Глава первая, в которой мы познакомимся с теми, кого так упорно искали Птицын, Фирсов и другие куйбышевские опера
  •     Глава вторая, в которой Назар Жильцов вынужден вспоминать инструкцию по действиям в критических ситуациях, а после этого — принять довольно «горькое» лекарство
  •     Глава третья, в которой группа Гетца преодолевает ещё одинучасток по пути к намеченной цели
  •   Часть седьмая «Горы», упавшие с плеч
  •     Глава первая, в которой Птицын попадает в довольно неприятное место
  •     Глава вторая, в которой Соня Стрелкова убеждается в том, что недостаточно сильные руки — это не всегда плохо
  •     Глава третья, в которой Птицыну сначала приходится вспоминать классиков русской литературы, а потом выслушивать утешения того, кого раньше он сам бы утешать не стал
  •     Глава четвёртая, в которой Птицыну приходится в очередной раз вспомнить о собственных неудачах, а после этого он вынужден будет ещё и заняться изучением иностранных языков
  •   Часть восьмая «Сводка»
  •     Глава первая, в которой Алекс Леманн радуется глотку свежего воздуха, а Эльза Зиммер предрекает членам диверсионной группы схватку с целой «армией» русских
  •     Глава вторая, в которой Алекс Леманн поначалу не ощутит неудобств из-за неприятного запаха, но в конце концов будет вынужден надеть противогаз
  •     Глава третья, в которой Птицыну приходится заниматься подсчётами, а Алексу Леманну — рыться в секретной документации русских
  • Teleserial Book