Читать онлайн Песнь волчьей крови бесплатно

Anne Dar
Песнь волчьей крови

1. Проблемы

Я сидела в своей комнате, в новом компьютерном кресле, за старым письменным столом, и, грызя простой карандаш, умиротворенно смотрела в окно. Вид был не самым волшебным — всего лишь выбеленная пятиэтажка, расположенная сразу через дорогу напротив нашего дома, являющаяся точной его копией, но мне всегда нравилось рассматривать лепные завитки, украшающие её фасад. Каштан, растущий под окном нашего дома, имел брата-близнеца по ту сторону дороги, отчего еще больше создавалось впечатление, будто я смотрю не в окно, а в громадное отражение своей стороны улицы.

Всю прошедшую неделю стояла сильная жара, раскрепощающая жителей Истборна[1], но сегодня от солнечных лучей не осталось и следа. Светло-серая пелена заволокла узкие улочки нашего города, прокравшись в него с ранними сумерками, и теперь едва ли согласится оставить свои позиции вплоть до конца сентября.

И всё же, моя умиротворенность была всего лишь видимостью, которую я неосознанно создавала всякий раз, когда сталкивалась со стрессовой ситуацией. Я всегда считала, что лучшее, что может сделать человек в очевидном критическом положении — это сосредоточиться, чтобы трезво взвесить все плюсы и минусы сложившейся ситуации и только после этого решать, с какого именно ракурса можно получить лучший обзор на складывающуюся мозаику. Не то чтобы у меня было много проблем (у дантиста-байкера со сломанными правой рукой и ногой, живущего через дорогу, проблем сейчас наверняка было больше), но их было достаточно, чтобы заставить меня зависнуть в пространстве на целых полчаса.


Проблема № 1. Школа.


Чего врать, само слово «школа» во все времена ассоциировалось у несовершеннолетних со словом «проблема», вот только у меня была не обычная школа и проблемы, связанные с ней, у меня всегда были не совсем обычными. С десяти лет я посещаю лицей для одаренных детей и вполне довольна данным фактом: со мной работает «золотой» преподавательский состав, я имею доступ к лучшему среднему образованию во всей Юго-Восточной Англии, у меня блестящие отношения с одноклассниками, много замечательных знакомых и отменные друзья. Я едва ли не самый счастливый школьник во всем мире. Вот только не на данный момент. На данный момент мне необходимо было положительно закрыть региональную олимпиаду по математическому анализу, к которой я готовилась всё лето, одновременно с олимпиадой по всемирной художественной литературе 18–20-ых веков, к которой я начала подготовку лишь две недели назад. И когда я говорю «положительно закрыть», я вовсе не имею в виду войти в пятерку лучших, я имею в виду взятие первых мест, как я сделала это в прошлом году по географии, химии и всемирной истории. Вот только в прошлом году олимпиады по всем трем предметам разделял недельный отрезок, в то время как в этом году я должна буду успеть покончить с математическим анализом прежде, чем закончится литературная олимпиада, начало которой назначено часом позже. Фактически, я должна была погнаться за двумя зайцами и обоих схватить за уши. Такой интриги со стороны преподавателей математики и литературы я не ожидала, тем более с учетом того, что они не являются заядлыми врагами (они супруги), и кто-нибудь из них мог бы уступить меня другому, но не срослось…

Возможно, мне бы не казалось всё столь критичным, если бы прямо перед моими глазами не маячил чемпионат по смешанному волейболу между Восточным Суссексом, капитаном команды которого являюсь я, и Брайтон-энд-Хов. К этому чемпионату, в отличие от школьных олимпиад, я готовилась на протяжении всего года. В течение пяти лет к ряду Брайтон-энд-Хов обыгрывал Восточный Суссекс и только в прошлом году уступил нам со счетом 25:21. Это был первый год, когда я вступила в команду. После победы наш тренер еще месяц говорил о том, что золотой кубок достался Восточному Суссексу лишь благодаря тому, что я в последний момент согласилась принять участие в чемпионате, однако я была недовольна столь неубедительной победой. В итоге я согласилась остаться в команде еще на год, но сделала это лишь ради того, чтобы в следующий раз уверенно разгромить своих противников.

И вот теперь, когда до чемпионата осталось всего несколько дней, я должна заботиться об олимпиадах по матанализу и литературе, которые состоятся спустя сутки после игры… События накладывались слоями друг на друга, отчего я была совершенно не в восторге.


Проблема № 2. Свидание с Генри.


С Генри мы познакомились на вечеринке в честь дня рождения. Мы оба были приглашены: я — наверное, потому, что являлась одноклассницей добродушно-веселого раздолбая, задницу которого периодически прикрывала по всем непрофильным предметам, он — наверняка потому, что был старшим братом этого самого раздолбая. Голубоглазый блондин с широкой улыбкой едва не опрокинул на меня тарталетки, чем и привлек к себе моё внимание. Этим же вечером он подвез меня домой на подержанном автомобиле своего отца, а уже утром написал мне сообщение, содержание которого я толком не помню, но его суть заключалась в том, что парень приглашал меня посетить с ним фестиваль воздушных змеев. Едва ли я могла воспринимать подобный поход в качестве свидания, однако, как позже выяснилось, так «легко» отнеслась к обычной прогулке только я — Генри и моя мать были кардинально противоположного мнения.

По моим негласным подсчетам, в нашем классе только я, серая мышка Кейт и недотрога Молли оставались девственницами, но даже у Кейт и Молли уже был опыт с поцелуями. Когда моя мать узнала, что девяносто восемь процентов моих одноклассниц уже живут половой жизнью, она всерьез обеспокоилась тем, что её дочь «отстает» от остальных. Что значит отстаю?! В чем?! Не важно… Уже спустя неделю после фестиваля воздушных змеев, я шагала рядом с Генри в сторону кафе-мороженого, так как моя мать, узнав, что я в очередной раз решила отказаться от встречи с голубоглазым блондином из-за внеочередного желания поднатаскаться по матанализу, буквально вытолкнула меня из квартиры. Она переживала. Всегда. По любому поводу, связанному со мной. Так что, когда она не переживала о моём преждевременном интеллектуальном развитии, она начинала трястись над моей «стагнацией» в половой жизни.

Генри мне нравился, но, по-видимому, маме он нравился куда сильнее. Почти каждый вечер она спрашивала меня о голубоглазом блондине, а когда понимала, что я не горю желанием о нем говорить, начинала говорить о нем сама, пересказывая мне давно известные факты из жизни парня. Больше всего ей нравилось говорить о его обучении в университете Брунеля, где он изучал азы международного бизнеса, и о том, что парень всего на четыре года старше меня (что, по сугубо личному мнению моей матери, было отличным параметром для начала взаимоотношений между парнем и девушкой).

В том, что Генри питает ко мне чувства, у меня не было сомнений. Ни у кого не было. Для того чтобы это понять, достаточно было изучить его подписи под десятью нашими совместными фотографиями, которые он выложил в своем аккаунте. Например, фотография, на которой мы стоим на пляже, полубоком к камере, подписана Генри как «#СчастьеБлизко», а на фотографии, где мы сидим в компании его друзей в Макдональдсе, дорисованная стрелка справа от моей головы гласит «Обладательница самых красивых глаз». Генри мне нравился, и, чего таить, он был весьма симпатичен, вот только я не чувствовала «бабочек в животе», о которых моя мама так много мне рассказывала.

На этих выходных Генри должен приехать в город, и у нас уже намечена встреча в Хампдене[2], но, почему-то, меня это не заставляет прыгать до потолка. Предчувствие того, что на сей раз у меня не удастся предотвратить очередную попытку Генри совершить, первый для нас и отдельно для меня, поцелуй, заставляло меня сомневаться в том, что я действительно хочу целоваться с этим голубоглазым красавцем. Хотя все его друзья и, благодаря его брату — моему однокласснику, все мои друзья считали нас парой, я всё еще не могла понять того, как я умудрилась начать с кем-то отношения и даже не осознать этого. Эти отношения не казались мне скоростным локомотивом, с которого я не могла спрыгнуть, не переломав себе кости. Скорее они напоминали мне дебри, и чем дальше я в них заходила, тем больше запутывалась. Я терпеливо ожидала бабочек в животе и звёздочек в голове, но они не появлялись, что заставляло меня всерьез сомневаться в том, что я действительно влюблена. Прежде я никогда не влюблялась, поэтому не могла пойти по принципу сравнения — сравнивать было не с чем.

В итоге, я пришла к выводу о том, что этот красивый блондин мне очень нравится, но не более того. И уже в эти выходные мне предстоит либо наверняка приобрести себе парня посредством поцелуя, либо, наконец, избавиться от этой головной боли. Не знаю почему, но я разрывалась между двумя этими вариантами, так как и первый, и второй с одинаковой силой манили меня на свою сторону.


Проблема № 3. Благотворительная вечеринка в поддержку начинающей местной поп-группы «Мармеладный Шоколад».


Когда Мэдисон подошла ко мне в раздевалке после очередной тренировки, я думала, что она снова попросит помочь ей отработать нападающий удар мячом, но всё оказалось куда хуже. Девушка протянула мне листовку, на которой, из трех силиконово-пластических див, я смогла узнать её старшую сестру. Мэдисон была отличной девчонкой, выкладывающейся на тренировках на все сто, наверное, поэтому, как капитан команды, я не смогла отказать ей и в итоге сама не поняла, как дала своё обещание прийти на благотворительную вечеринку «Мармеладного Шоколада». В результате Мэдисон была на седьмом небе от моего согласия, а я была где-то между небом и землей, стараясь улыбаться как можно более ровно. Уже позже я узнала о жестком дресс-коде и о том, что мне будет сложно его соблюсти.

В школе я была первой нарушившей негласное правило ношения девушками юбок. Наш лицей отличался красивой школьной формой бордового цвета, которая мне всегда безумно нравилась. Парни носили пиджаки с черными брюками, девушки же сочетали с пиджаками юбки в клетку, но неотъемлемой и моей самой любимой частью наших костюмов был клетчатый галстук. Я никогда не стремилась к мужеподобной красоте, о чем ярко свидетельствовали мои густые, темные, почти черные волосы длиной ниже лопаток, и тем более, я никогда не задумывалась о феминизме, но когда два года назад идиот из параллельного класса задрал моей однокласснице юбку, я не на шутку взбунтовалась. Уже спустя неделю после произошедшего, я, в серьезных дебатах с администрацией лицея, добилась официального разрешения на ношение девушками брюк, а еще через месяц большая часть лицеисток забросила свои короткие юбчонки в дальние полки школьных шкафов. Естественно о моем относительном подвиге, который я считала всего лишь выражением собственного мнения, написали в школьной газете, но позже сюжет перетек на первую полосу региональной прессы, после чего мне пришлось отказываться от предложений официально представлять права феминисток, подростковых сексуальных меньшинств и брошенных собак. Наверное, мне только защиту прав потребителей не предлагали возглавить.

Я решила активно игнорировать развернувшийся вокруг моей персоны информационный ураган, что поспособствовало ему утихнуть в достаточно сжатые сроки, однако позже преподаватели часто напоминали мне этот случай, когда хотели завлечь мою кандидатуру в очередные сообщества по вышиванию гладью или лепки из полимерной глины, которых я с пятого класса избегала как огня, считая подобные занятия утечкой моего драгоценного времени.

Итак, мне следовало до следующей субботы найти мини-платье либо мини-юбку, либо макси-ремень, который со стороны будет смахивать на мини-юбку, так как дресс-код «Мармеладного Шоколада» был жесток и беспощаден, а у меня не было ни единого платья выше середины бедра. Но худшим являлось даже не это. Репертуар «Мармеладного Шоколада», творения которого я нашла в бескрайних просторах социальных сетей — вот что самое худшее во всей этой истории. Композиции были откровенно ужасны, что неплохо отразилось в названиях самих песен, таких как «Бей меня сильнее», «Я забыла, где я есть» и, моя любимая, «Узнай меня крепче». Мне определенно предстоял сложный вечер…


Проблема № 4. Пижамные посиделки.


Мишель, моя соседка по лестничной площадке, поступила в Брайтонский университет на факультет биомедицинских наук. После мелкой аварии у нее развилось воспаление лицевого нерва, от которого она успешно отделалась легким испугом. Данное заболевание помешало Мишель выйти на учебу ровно в срок, отложив её переезд в кампус на пару недель, а так как она решила организовать небольшой праздник непосредственно перед своим отъездом, он должен был состояться уже через девять дней. По идее, количество гостей не должно было превышать отметки в десять баллов, однако вчера стало известно, что к общему веселью присоединятся плюс две кузины виновницы торжества. Я с рождения отлично находила контакт с незнакомыми мне людьми, благодаря чему в толпе незнакомцев всегда чувствовала себя словно рыбой в воде, так что проблемой данное событие я считала точно не из-за антропофобии[3]. Проблемой также не являлось отсутствие нормальной пижамы или необоснованное желание провести вечер в кромешном уединении. Проблемой стало печенье. По условиям вечера, каждая гостья должна была принести с собой печенье собственного приготовления и, не знаю какой такой лотереей, но мне выпало макарон[4]. Так как остальные варианты уже были разобраны, мне ничего не оставалось, как только принять свою участь. Не то чтобы я не умела готовить — у меня получалось готовить куда лучше своей матери — вот только я ненавижу готовить то, что занимает у меня более получаса или то, что содержит много ингредиентов. По факту, я умею готовить, но не люблю. Можно было, конечно, купить печенье и выдать его за свое, как это сделает девушка из соседнего двора, о чем она в открытую предупредила (всегда уважала её за честность), вот только я не могла подойти к столь ответственному заданию с таким безразличием. Так что готовки мне было не избежать.

Во всяком случае, я всех предупредила о том, что в подобных вещах я профан, так что от меня уже не должны ожидать волшебства.


Проблема № 5. Деньги.


Извечная проблема всех подростков. Вот только мне деньги были нужны не на банку пива, новые серьги или на поход в клуб. Пару месяцев назад один мой друг попросил присмотреть за своим четвероногим товарищем, вот только не предупредил, что ротвейлер склонен к порче имущества. В итоге я с легкостью, без всяких задних мыслей, согласилась взять к себе на пару часов эту милую тварь, параллельно решив выполнить поручение матери, которая ранее попросила меня купить к вечеру сливок. Я буквально на десять минут оставила пса дома, а когда вернулась, обнаружила эту довольную морду грызущей мой и без того дряхлый мольберт, которому в этом году должно было исполниться тридцать пять лет. Не знаю как, но пес буквально раскромсал орудие моего труда в клочья. Да на этом мольберте еще моя мать в младенчестве рисовала, и у него были все шансы дожить минимум до моих внуков!

Несвоевременная кончина мольберта стала сильным ударом для меня и моего кармана. Однако я стойко признала собственную вину, так как именно я приняла решение оставить зверюгу без присмотра, поэтому хозяин пса даже не узнал о произошедшем, так как, зная его, я была уверена в том, что парень, во что бы то ни стало, попытается возместить ущерб, чем изрядно мне надоест.

Вскоре выяснилось, что одалживать мольберт матери — это не вариант, так как он редко бывает свободен (хорошо еще, что пес не погрыз её станок!). Так что деньги мне сейчас нужны были на мольберт. Плюс ко всему и краски заканчивались, и кисти износились…


Всё еще смотря в окно и грызя простой карандаш, я умиротворенно раскладывала свои проблемы по полочкам, как вдруг раздался хлопок входной двери. Машинально переведя взгляд на миниатюрные настольные часы, я отметила, что сегодня мама пришла слишком рано. Уже спустя минуту услышав приближение шагов к своей комнате, я откинулась на спинку кресла и повернулась к вошедшей в мою комнату матери.

— Я тут подумала, — начала я, тарабаня карандашом по своей ладошке. — Можно взять твистер[5] на пижамную вечеринку к Мишель.

— Что? — переспросила женщина, закатывая рукава своего карамельного свитера. Моя мать всегда предпочитала светлые тона и не только в одежде. Она никогда не позволяла себе темных аксессуаров (у нее даже солнечные очки были светло-серого цвета) и темных тонов в обстановке квартиры. Даже её короткая стрижка «каскад» была пшеничного цвета. Лиса неоднократно высказывалась против моего пристрастия к темным тонам в одежде, особенно к черному цвету, однако она никогда не навязывала мне своего мнения, тем самым открыто позволяя мне самовыражаться от длины волос, до стиля в одежде.

— Твистер, который ты подарила мне на двенадцатилетие, — приподняла бровь я, заметив, что моя мать сейчас думает о других вещах, из-за чего совершенно выпадает из диалога.

— Мои работы прошли конкурс, — с непонятными, но явно разрывающими изнутри эмоциями, произнесла мама. — Меня утвердили на поездку за границу.

— Круто, — замерла я, радуясь и одновременно страшась чего-то еще мне неведомого.

— Со мной хотят подписать контракт на год, — продолжала вдалбливать меня в счастье мать. — Он предусматривает собой полностью оплачиваемые расходы на моё содержание: медицинская страховка, номер в отеле, питание, досуг плюс заработная плата. Сразу после подписания договора мне выдадут на руки приличный аванс, чтобы я смогла подготовиться к переезду.

— Классно, — шокировано заулыбалась я. — Это классно. Когда выезжаем? — спросила я, и перед моими глазами мгновенно всплыла наша волонтерская работа в Серенгети[6]. Моя мать всегда была энергичным деятелем, из-за чего нас регулярно бросало из стороны в сторону. Два года назад мы отправились в Серенгети, и всё моё лето прошло под палящим солнцем Африки, в веселой компании гепардов и каракалов. Крутой опыт, за исключением того, что я до сих пор с содроганием вспоминаю, как с меня слоями слазила обгоревшая кожа.

— Они не готовы оплачивать расходы родственников. Поехать может только участник.

Мой карандаш, прежде неритмично выстукивающий по ладони, повис в воздухе.

2. Маленький и уютный мир

Стоя у стойки регистрации в Гатвике[7], я совершенно ни о чем не думала. За сутки перед этим я перерабатывала мысль о лимоне и лимонаде — если жизнь подбросила тебе лимон, сделай из него лимонад — и пришла к выводу, что я тот еще блендер и наверняка сотру этот цитрус так виртуозно, что от него даже мякоти не останется. Однако от этого легче не стало.

Естественно мама говорила о том, что откажется от этого проекта, и естественно я убеждала её в том, что её отказ — полное безумие. Пять месяцев назад, в рамках международного проекта «Невидимая сила», мы совместно приняли решение подать заявку на её участие в проекте по обмену художниками между двадцатью странами мира. Выиграть в подобном мероприятии с заоблачным конкурсом в сто два кандидата на место — это всё равно, что сорвать джек-пот. Не то, чтобы я не верила в нашу победу и тем более в материнский талант — я скорее не ожидала, что всё обернётся таким образом. Вернее сказать — я не обдумала последствия. И вот, после получасового уговора с обоснованными выводами, я убедила Лису Метс на подписание контракта, хотя была абсолютно уверена в том, что мои уговоры — это всего лишь формальность, без которой нам обеим было бы сложно в дальнейшем общаться друг с другом. Что-то мне подсказывало, что у нас было два пути развития событий: либо я поддерживаю мать, как делала это всякий раз во всех её заварушках, и мы не беспокоимся о благосостоянии друг друга, либо я несвоевременно начинаю проявлять несвойственный мне подростковый максимализм, после чего мы всё равно разлетаемся в разные концы света, но делаем это на плохой ноте, из-за чего на протяжении последующего года мучаемся мыслями друг о друге. На протяжении года! Целого года! Кто бы мог подумать, что такое вообще возможно — выпасть из устоявшейся жизни на год, чтобы затем вернуться обратно.

За прошедшую неделю мы успели сделать всё, что обычно успевают сделать две взбудораженные курицы, носящиеся по вольеру в поисках своих яиц. Укладка вещей, решение проблем с ЖКХ, покупка дорожных сумок, сбор документов, лазерная эпиляция, возвращение долгов, масштабное обновление гардеробов из выделенных проектом денег — и это только верхушка айсберга, о который мне больше никогда не хочется биться своим многострадальным мизинцем.

Три последних дня солнце заливало Восточный Суссекс, так что, отчасти из-за резко испортившейся вчера погоды, моё настроение сегодня не было выше отметки «стабильно параллельное». Забрав свой паспорт у регистратора, я подошла к матери, у которой посадка заканчивалась уже через двадцать минут. Я была рада за нее всем сердцем, честно, но я совершенно не радовалась своим перспективам. Вернее их отсутствию.

— Я тебя люблю, дорогая, — улыбаясь, уже стоя у выхода на посадку, выдохнула мама.

— И я тебя люблю, — попыталась улыбнуться я.

— Думаешь, я правильно поступаю?

— Я думаю, что мы правильно поступаем. Мы вместе.

— Забавно, но ты всегда была взрослее меня, — сконфуженно улыбнулась Лиса. Она всегда мне говорила о том, что я старше своего возраста, но она говорила это всерьёз, а не как большинство мамаш-наседок, которые говорят своим детям о том, что они уже взрослые, лишь для того, чтобы малолетки воображали из себя невесть что.

— Забавно то, что ты всегда хотела жить в Нью-Йорке, а будешь жить в Нью-Дели, — улыбнулась я, разведя руки в карманах своей распахнутой куртки. — Тебе пора. До окончания посадки осталось меньше десяти минут.

— Ты мой рассвет, — продолжительно провела рукой по моей щеке мама, и на ее правом запястье оголилась миниатюрная татуировка, изображающая зарю, подписанную витиеватыми буквами, складывающимися в слово «Рассвет». — Будь на связи, — уже обнимая меня, попросила она, и в этот момент я всем своим существом почувствовала её искреннюю благодарность за моё понимание, которое было слишком натянутым. О чем, впрочем, знала только я.

— Позвони, когда доберешься до точки назначения, — выдохнула я, заключив свою художницу в крепкие объятья, и впервые заметила, что обошла свою мать ростом.

Я еще с минуту простояла у выхода на посадку к рейсу до Дубая, глядя в пустой тоннель, в котором скрылась моя мать. Ей, в отличие от меня, не так повезло с перелетом — придется делать пересадку в Дубае, из-за чего она окажется в Нью-Дели лишь спустя четырнадцать часов. Я же, за девять с половиной часов, прямым рейсом долетала до Канады. Однако на этом моё везение заканчивалось. Из аэропорта я должна была добраться до вокзала, который, к счастью, находился не очень далеко, потом меня ожидало десятичасовое углубление в малознакомое мне государство, затем пересадка на маршрутку, после чего мне предстоит пережить еще пять часов тряски и, вуаля, я в Грей Плэйс[8] — городе, название которого говорит само за себя.

До моего рейса оставалось немногим более часа, поэтому я направилась в зал ожидания, решив переждать в нем момент отрешения от происходящего. Из вещей у меня был всего лишь огромный чемодан на колесах, который я уже успела сдать в багаж, и внушительных размеров дорожная сумка из кожзама. Все вещи для своего выживания в течение года на другом конце света с собой взять я не смогла, поэтому взяла только самое необходимое, отправив остальное почтовой пересылкой за неделю перед вылетом.

Мои проблемы, которые до этого момента казались мне невероятно весомыми, внезапно рассыпались в прах и теперь смотрелись всего лишь пепельной крошкой на фоне того, что сейчас происходило в моей жизни. В итоге я отделалась от готовки печенья, чему была рада, хотя не так, как от отмененного похода на благотворительную вечеринку в поддержку «Мармеладного шоколада». Меньше радовал тот факт, что я зря всё это время готовилась к олимпиадам по математическому анализу и всемирной литературе, однако мне быстро нашли замену в лицах одноклассников, так что я почти не считала себя подставной личностью, утешая себя тем, что, в конце концов, обстоятельства оказались выше моих возможностей. Меньше меня утешала ситуация с Генри. Узнав, что я улетаю, парень едва ли не расстроился больше меня. В итоге я успокоила его тем, что за этот год я повзрослею и наконец «созрею» для серьезных отношений, после чего он вдруг пообещал, что дождется меня. Своим обещанием этот парень загнал меня в тупик, и мне буквально пришлось пообещать, что «я изо всех сил буду пытаться его дождаться». По-моему Генри понял двусмысленность моей формулировки, но всё равно мы расстались так, как расстаются пары со стажем, словно ожидание окончания следующего года стала для нас обоих главной целью наших жизней.

Самым приятным из моих недопроблем был чемпионат по смешанному волейболу — единственное, что мне удалось достойно решить. Мы выиграли с разгромным счетом 25:14, чего я и требовала от себя, и своей команды. Семнадцать из двадцати пяти мячей были забиты благодаря силе моего удара (восемь из них я выбила своей коронной подачей в прыжке), которую тренер противников официально провозгласил «феноменальной». Игра состоялась за сутки до моего отлета, так что на вечеринку, организованную на следующий вечер в честь нашей победы, я так и не попала, хотя считалась непосредственной её виновницей, и меня обещали умыть тортом.

Тем не менее, все мои мысли сейчас были только о маме и о том, правильно ли я поступила, отпустив её одну на другой конец света. Она никогда не отличалась гипер-самостоятельностью, и так как прежде мы никогда не расставались, мне еще не приходилось столь сильно переживать из-за её таланта — находить приключения на свою голову.

Моя мать действительно была талантливым человеком. Но талант не всегда значит успех. По крайней мере, в случае с Лисой Милтон. Впервые она взяла в руки кисть в десятилетнем возрасте и с тех пор не расставалась с ней даже на прогулке — в её сумочке всегда можно было откопать разномастные кисти. Она родилась и выросла в сером, зачуханном городишке под названием Грей Плэйс, расположенном где-то в дебрях Канады. Её мать вышла замуж в двадцать «лет» за человека, который был старше её на двенадцать «зим». Они прожили в браке всего четыре месяца, после чего мой дед погиб при несчастном случае. Моя бабка была на первом месяце беременности, когда это произошло. Затем родилась моя мать, а когда ей исполнился год, бабушка снова вышла замуж, на сей раз за девятнадцатилетнего эмигранта из США. Она взяла фамилию нового мужа, которой наделила и свою дочь, и еще через год родила мальчика.

После окончания школы мама уехала из Грей Плэйс в противоположный конец страны — в Брамптон, где и пыталась выстроить свою карьеру художника. И вроде бы у нее все получалось — за следующие десять лет она даже смогла самостоятельно накопить на квартиру, но всё равно того успеха, о котором она мечтала со школьной скамьи, она не получила. На сорок четвертом году жизни умерла её мать, еще через шесть лет отдал душу и её отчим, которого мама до сих пор вспоминает как отличного отца. К моменту смерти второго родителя, моя мать уже успела приобрести себе квартиру, так что дом, без малейших претензий на наследство, она оставила своему младшему брату. Дядя Джордан к тому времени уже работал хирургом в соседствующим с Грей Плэйс городе, хотя и оставался жить в родительском доме с женой и четырехлетним сыном.

Моя мать родила меня в тридцатилетнем возрасте. Она никогда не была замужем и никогда не рассказывала мне о моем отце. Несколько раз я пыталась узнать у нее о своем втором родителе, но всякий раз тонкая натура моей художницы замыкалась в себе, что заставляло меня отступать — я терпеть не могла, когда мама начинала теребить кончики своих коротких волос, что было явным признаком панического беспокойства, которое всякий раз накрывало её перед важным событием или после неприятных инцидентов.

Внешне мы с мамой были совершенно непохожи, и едва ли можно было проводить параллель между моими темно-синими глазами и её светло-голубыми, но в детстве мне хотелось думать, что я хоть чем-то похожа на свою красавицу-маму, поэтому я взяла за основу нашей схожести именно глаза. Однако я скорее была её противоположностью, нежели подражанием: мои длинные, черно-шоколадные волосы против её короткой стрижки пшеничного цвета; мои темно-синие глаза против её светло-голубых; мои относительно пухлые губы против её относительно тонких; мои скулы против её милых щек; мой курносый нос против её прямого; да и ростом я её немного обогнала — ровно метр семьдесят пять. Одна из многочисленных подруг матери однажды сказала мне, что мой отец наверняка был знойным красавцем, если судить о его внешних данных по моей внешности. После этого замечания я впервые попыталась составить воображаемый портрет своего отца, но у меня это совершенно не вышло, и больше я не забивала свой мозг разнообразным хламом на эту тему.

У моей матери были достаточно тяжелые роды, от которых у нее до сих пор мурашки по всему телу пробегают. Она не могла меня родить на протяжении девятнадцати часов, но, после долгих мук, я всё-таки появилась на свет и прокричала своё первое: «А-а-а-а-а!». Иногда мама говорила, что я родилась с первым рассветным лучом, иногда утверждала, что я заплакала в момент проникновения этого самого луча в палату, но суть всегда оставалась одной — своё имя я получила именно от рассвета. Фамилия же мне досталась от биологического отца матери, не смотря на то, что сама мама носила фамилию отчима — ей очень хотелось, чтобы фамилия её родного отца не пропала, но свою фамилию она не хотела менять, так как считала это неуважением к своему второму отцу. В итоге Лиса Милтон принесла в свою квартиру в Брамптоне Аврору Метс, где они прожили еще семь лет. Именно в семилетнем возрасте я переехала из Канады в Англию, поменяв Брамптон на Истборн. Со временем я получила двойное гражданство, однако так сильно приобщилась к Британской культуре, что взаправду начала считать себя англичанкой. Для меня Канада стала ассоциироваться со вторым местом: государство, занимающее второе место в мире по площади; Монреаль — второй крупный франкоязычный город после Парижа; башня Си-Эн в Торонто — вторая по высоте башенная структура в мире, построенная человеком; Брамптон — вторая моя родина. Так сложилось, что Великобритания на пьедестале побед стояла у меня на первом месте: мои первые настоящие друзья; моя первая собственная комната; моя первая победа в волейболе; мой первый запуск воздушного змея; мои первые самостоятельные походы в кино; моя первая картина; мои первые уроки плавания; мой первый велосипед; мои первые попытки сконструировать модель самолета с мальчиком из соседнего подъезда; моё первое желание потрогать звезду и исполнение его мамой, посредством щупанья морской звездочки… Список бесконечен.

И всё-таки залогом моего счастья была именно мать, которая наверняка даже не подозревала об этом. До определенного возраста я не задумывалась о взаимоотношениях мамы с противоположным полом, но сейчас, оценивая её жизнь с позиции зрителя, я понимаю, что счастья в мужчинах она так и не нашла. За всю жизнь я помню только двоих мужчин, с которыми мама поддерживала отношения около года — обоих звали Бенами, только первого Бенджамин, а второго Бенедикт. С первым она начала встречаться, когда мне было двенадцать, а со вторым, когда мне едва исполнилось четырнадцать. С Беном Первым она рассталась из-за религиозных разногласий (моя мать воспитала меня христианкой, за что я ей благодарна всем своим сердцем, так как данный фактор выработал во мне сильный моральный стержень), с Беном же Вторым она порвала из-за его пристрастия к курению, с которым он не собирался расставаться (у нее слезились глаза из-за того типа сигар, которые он курил) и его нежелания признавать того факта, что из нее выходит куда более лучшая художница, нежели домохозяйка.

И всё же, мужским вниманием моя мать никогда не была обделена. Она обладала весьма красивой фигурой, на поддержание которой ежедневно убивала очень много времени. Лиса Милтон всегда завидовала белой завистью моему телу, утверждая, что она в моем возрасте страдала от пары лишних кило. Я прекрасно знала, что нахожусь в отличной физической форме, но свой идеальный торс и подтянутую задницу всегда воспринимала как должное, отчего никогда не изводила своё тело изнурительными тренировками. Я более чем уверена в том, что если бы я вдруг решила удариться в серьезный спорт, на моем прессе выскочил бы полный набор кубиков всего за месяц интенсивных тренировок. Но всё равно мой организм не был идеальным — мне приходилось носить очки во время работы над картинами или при каких-нибудь кропотливых и требующих внимание занятиях, хотя моё зрение не требовало от меня ношения очков во время чтения или писания. Мама объясняла это тем, что в детстве я часто билась головой, отчего моё зрение и притупилось, а мозг стал функционировать на уровне доктора философии. Обычно после подобных умозаключений моей матери мы долго смеялись над тем, что моя мать в детстве часто билась пятой точкой, отчего стала бакалавром в области приключений на свою… Голову.

Да, мы жили в идеальном содружестве. За что меня мама обожала, так это за то, что я не устроила ей «веселого» подросткового возраста. Я же любила её за то, что она не стала матерью-эталоном, мнение которой всегда бы единолично утверждалось единственным верным в любой спорной ситуации. Эта женщина всегда была для меня загадочным миром, принадлежащим только себе и мне. Она будила меня среди ночи, чтобы я оценила её картины; вдохновлялась жасминовым чаем и хорошими книгами; иногда рвала свои недоделанные работы, называя их «мраком» или «подражанием»; плакала только из-за аллергии на лилии; пила полусладкое вино по пятницам и, после моего официального шестнадцатилетия, заполучила в моем лице собутыльницу (каждый вечер пятницы мы выпивали по полбокала); учила меня художественному мастерству; заставляла минимум один раз в месяц посещать с ней галерею Тейт[9], в которой она часами зависала у картины Джорджа Стаббса “Кобылы и жеребята на фоне речного пейзажа” — иногда я успевала трижды обойти весь зал и по возвращению всякий раз обнаруживала её замершей напротив этой работы; прививала мне любовь к путешествиям, разъезжая со мной на каникулах по всей Британии; приучила меня к тому, что я должна была обращаться к ней по имени, когда действительно желала донести до нее важную информацию. Лиса считала меня усовершенствованной копией её, хотя я никогда не была её копией. Я же считала её просто совершенной, хотя она никогда не была простой.

3. Слишком долгий путь

Я спала. Я была уверена в этом, потому что еще до начала моего сновидения по моему подсознанию начала разливаться музыка. Совершенно незнакомая, нигде прежде не слышанная, она разливалась в моих сновидениях, была их прекрасной, милой, легкой, едва уловимой предшественницей, их нарастающей, яркой кульминацией и всегда неповторимым, иногда слишком резким, иногда чересчур плавным окончанием. Я была уверена в том, что мой мозг воспроизводил звуки флейты, постепенно смешивающейся с другими звуками, происхождение которых мне было сложнее определить. Наверное, это было диджериду, скрипка и барабан… Может что-нибудь еще — я не уверена.

За всю мою жизнь мне приснилось всего три сна. Они всегда снились один за другим, словно переливаясь друг в друга и образовывая единый образ. Всех их соединяла мелодия, берущая своё начало еще перед началом сновидения и обрывающаяся лишь в самом его конце. Иногда эта мелодия начинала звучать в моих ушах еще до того, как я успевала войти в крепкую дрему, заставляя меня резко открывать глаза, чтобы зацепиться за тонкие ноты, но в реальной жизни они всякий раз ускользали от меня, не желая переступать рубеж моих снов.

И вот снова… Высокий мужчина с широкими плечами и длинными, густыми волосами стоит спиной ко мне. Я невероятно сильно хочу увидеть его лицо, но всякий раз, когда он почти поворачивается ко мне, начинается второй сон. Бегущая по пшеничному полю девушка, в струящемся платье кремового цвета с диковинной вышивкой. У девушки пушистые звериные ушки, красиво выглядывающие из-под её красновато-рыжих волос, длинной едва ли не до колен. Еще у нее есть хвост — большой, пушистый, огненного оттенка… У незнакомки невероятно добрая улыбка… Девушка очень красивая. В какой-то момент музыка начинает менять ритм, и вот картинка с весело бегущей девушкой сменяется ночным полем, с готовым к сбору урожаем… Оно горит. Не знаю почему, но мне так больно, что сердце разрывается на части, однако я отчего-то не могу плакать, словно слёзы навсегда застыли в моих глазах. Уже не девушка, но её призрак выходит ко мне из центра пламени и, улыбаясь всё той же милой улыбкой, протягивает мне свою белоснежную руку. И вот музыка переливается другими оттенками, я уже стою на закате нового дня в центре поля, покрытого пеплом, на мне платье, похожее на платье незнакомки, и ко мне подходит огромный волк фантастических размеров. Он настолько большой, что даже во сне мне становится страшно. Я начинаю с ним танцевать сначала под спокойную мелодию, но потом появляются ударные, и музыка становится более яркой, подобно той, что звучала во время пожара. Я боюсь этого волка, но еще больше боюсь его потерять. Он словно часть меня, без которой я не могу существовать. Волк становится на задние лапы, из-за чего сильно превышает мой рост, и мы начинаем танцевать странный танец в обнимку. Когда я раскрываю глаза на его груди, я осознаю, что передо мной уже не мохнатая волчья грудь, а широкая мужская спина, облаченная в черную ткань. Я обнимаю этого человека, но на мгновение отстраняюсь, чтобы взять его за плечо и повернуть к себе лицом. В этот момент музыка разливается наиболее живописными красками, и в моем подсознание звучит буква «Р». Именно буква, а не звук. Словно из короткого рычания должно начаться слово, за которым прячется этот мужчина, но музыка обрывается прежде, чем я успеваю рассмотреть его лицо.


Резко раскрыв глаза, я с ужасом поняла, что меня сильно тряхнуло. Спустя еще пару секунд толчок повторился, что означало, что самолет достаточно сильно штормит. Я не помнила свой перелет из Канады в Великобританию, который состоялся еще в детстве, так что я считала этот полет своим первым опытом. Естественно в первый раз все боятся путешествия на самолете, тем более над океаном, кишащем акулами… Откровенно говоря, я не предполагала, что в мой первый раз мой самолет будет трясти, причем с такой силой. У меня не было соседа, у которого я могла бы уточнить, что именно происходит, но так как я сидела у иллюминатора, я вполне смогла оценить масштаб грозовых туч, мерцающих от молний. В сумме нас тряхнуло пять раз, если только я что-то не проспала, когда мимо меня прошла стюардесса. Свет в салоне был приглушен, так что я не сразу оценила преклонный возраст дамы.

— Всего лишь воздушная яма. Посадка состоится через полчаса, — тихим голосом, словно стараясь не разбудить уже давно взъерошенных пассажиров, вежливо ответила мне женщина, после чего отправилась дальше по коридору, успокаивать таких же паникеров как и я, вот только легче мне от разъяснения обстановки не стало.

Оставшееся время до посадки я не могла сомкнуть глаз, с участившимся пульсом наблюдая за мерцанием молний в ночном небе. Ритм моего сердцебиения снова вошел в норму лишь после того, как я, с облегчением выйдя из здания аэропорта, коснулась своими замлевшими ногами асфальта. Ночной дождь был не сильным, так что капюшон куртки вполне справлялся с поставленной перед ним задачей укрыть меня от сырости.

Таксистов у самого выхода было пруд пруди, но двадцать пять долларов за проезд до железнодорожного вокзала — это явный перебор. И всё же у меня не было выбора, если только я не хотела заблудиться в незнакомом, залитом дождем, ночном городе, с учетом того, что до отправления моего поезда оставалось чуть больше двух часов.

Добравшись до пункта назначения за пятнадцать минут, следующие полтора часа я провела в зале ожидания, после чего последовала на посадку. Предъявив проводнику электронный билет, приобретенный мной еще в Истборне, я заняла своё верхнее место в купейном вагоне. Часы показывали два часа ночи, но спать совершенно не хотелось. Моими попутчиками стала семейная пара приблизительно лет сорока с десятилетним сыном, однако уже спустя три часа они вышли на одной из длительных остановок, и следующие семь часов до конечной я ехала в полном одиночестве. Полночи я подбадривала себя тяжелым роком в наушниках, лишь под утро, спрыгнув со второго этажа, чтобы купить себе чай и съесть несколько сэндвичей. Открыв мобильный мессенджер, я узнала о том, что мама уже добралась до пункта назначения и отлично обустроилась. Свой отчет о дороге я отправила ей еще из зала ожидания на вокзале, отчего она, судя по содержанию принятых мною стикеров, уже почти забыла переживать о своей единственной дочери.


Пейзажи Канады не шли ни в какое сравнение с пейзажами Британии. Прекрасные виды буквально заставляли меня липнуть к окну. Я с головой ушла в наслаждение новыми для себя картинами, до тех пор, пока проводник не сообщил мне о моем скором прибытии.

Тщательно перепроверив свои вещи, я вышла на перрон и замерла — пустошь. Только я, поле и диковинное здание вокзала. Поезд стоял на моей остановке не дольше минуты, но я всё же успела уточнить у проводника, не ошиблась ли я с остановкой. Оказалось, что не ошиблась. А жаль.

Пройдя внутрь старого здания вокзала, я узнала у кассира, что интересующая меня маршрутка отправляется с остановки напротив ровно в два часа дня. С облегчением выдохнув, я посмотрела на часы — было всего начало второго. Еще при общении с проводником я заметила, что меня выдает мой английский акцент, но только с женщиной-кассиршей я поняла, что различие весьма заметно. Однако я не всё умудрилась забыть из своего канадского детства, так что уже спустя несколько секунд вовсю болтала с разговорчивой кассиршей, подражая канадскому диалекту, что всё еще у меня получалось немного скомкано.

Покинув здание вокзала, я отправилась к указанной женщиной остановке. Сев на лавку и установив рядом свою увесистую сумку, я посмотрела на небо. Тусклое солнце здесь светило совсем не так, как в Британии. Казалось, будто оно закрыто стеклом, безжалостно преломляющим свет лучей в окружающем меня пространстве. Это было… Необычно.

Кроме меня на остановке никого больше не было, поэтому, когда вначале третьего маршрутка всё еще не собиралась появляться, я всерьез начала переживать. Я уже даже хотела возвратиться обратно на вокзал, чтобы повторно уточнить у кассирши информацию о прибытии интересующей меня маршрутки, когда из-за заброшенного здания, расположенного напротив вокзала посреди пустыря, выкатился новенький микроавтобус темно-синего цвета. Заплатив водителю без сдачи, мы вместе установили мои вещи в багажное отделение, в котором всего-то было места не больше чем на три чемодана, после чего я заняла с правой стороны салона одно из одиночных, задних сидений, чтобы уединиться в музыке и избежать возможного неприятного соседства со случайным попутчиком. В итоге оказалось, что я зря переживала — кроме меня, двух старушек, дамы с персидским котом и отца с пятилетним сыном мы по пути никого не подобрали, так что большая часть микроавтобуса так и осталась пустующей.

За пять часов езды мы сделали всего четыре остановки (пятая была конечной и моей), но остановки эти были не в оживленных городах, а в подозрительно тихих, каких-то уединенных городишках, спрятанных в горных лесах, которые поражали моё воображение своей первобытной красотой. Я впервые в жизни увидела величественные секвойи, подпирающие небеса своими кронами, обхват стволов которых был просто невообразим. Моя мама часто рассказывала мне об этих гигантах — у нее даже была пара пейзажей с их изображением — но, как бы сильно я не старалась, я не могла даже отдаленно представить всю мощь этих красавцев, которую возможно прочувствовать лишь в непосредственной близости с ними, и от которой по коже пробегают вагоны мурашек.

Когда я отошла от дремы, до пункта моего назначения оставался всего лишь час. От встречающего меня на вокзале тусклого солнца уже не осталось и следа — небо затянуло свинцовыми тучами, изредка бросающими на землю тяжелые слезы. Чем ближе к городу мы подъезжали, тем у́же становилась дорога и тем глубже мы заезжали в вековую тайгу. Казалось, будто я еду прямиком в страшную сказку, в которой огромные корни великанов-деревьев служат им ногами, сотрясающими землю и кромсающими камни в пылевую крошку. Столько зелени я еще никогда не видела. Огромные деревья и густые кусты росли буквально впритык к дороге, отчего создавалось впечатление, будто мы едем по природному лабиринту.

Из-за густоты закрывающих небеса деревьев и пасмурной погоды, потемнело гораздо раньше положенного срока.

На протяжении многих километров не было ни единого города и вообще никаких признаков жизни, пока мы не проехали мимо поворота на Форест Хилл[10]. Этот город не только казался, но и был очень крупным — в нем жило и работало двести двадцать тысяч человек. Каждый день сюда на работу приезжал и мой дядя Джордан, занимающий должность главного врача по хирургии в лучшей больнице в округе. Отсюда до Грей Плэйс оставалось немногим больше двадцати миль[11], отчего моё сердце, в явном предвкушении, забилось чуть быстрее.

Мы с дядей прежде виделись всего пару раз (последний раз перед нашим отъездом в Великобританию — тогда он приехал, чтобы попрощаться). Я помню его густые усы и голубые глаза — такие же, как у мамы. Мама всегда говорила, что, не смотря на то, что они были рождены от разных отцов, она с Джорданом всегда были похожи между собой, что сильно проявлялось в цвете их глаз и волос, и в их идеально-ровной осанке. Но, если честно, мне так сильно врезались в память усы моего дяди, что кроме них я почти ничего больше не запомнила. Моя мать всегда поддерживала связь с Джорданом, регулярно звоня ему в последний день каждого месяца, но какой-то сестринско-братской привязанности между этими двумя не было. Они любили друг друга также легко, как и легко жили вдали друг от друга.

Мы еще не въехали в черту города, когда я увидела красивую деревянную табличку, расположившуюся напротив огромной секвойи. Она изображала волка с запрокинутой головой, под которым массивными, резными буквами было выдавлено «Welcome to Gray Place»[12]. Добро пожаловать в город, о котором нет никакой информации в википедии — только небольшая группа в социальной сети, которая сообщала о том, что на данный момент в Грей Плэйс проживает немногим более четырех тысяч пятисот человек, из которых тысяча пятьсот несовершеннолетних, в состав коих входит пятьсот старшеклассников. Как по мне — это весьма сомнительная статистика, составленная каким-то подростком, но кроме нее и нескольких фотографий местных достопримечательностей, больше ничего нельзя было узнать об этом месте, не приехав в него самолично.

4. Разбросанный хутор

Ровно в семь часов вечера я оказалась на автостанции, расположенной на самом въезде в Грей Плэйс. Поставив справа от себя чемодан, я проводила взглядом уезжающий микроавтобус, после чего посмотрела на небо. Дождь в этом городе прошел совсем недавно, что было видно по срывающимся с крыши каплям, но тучи над моей головой всё еще опасно сгущались. Зайдя под крышу платформы № 3, я огляделась по сторонам и с ужасом осознала, что Джордан не пришел меня встречать. Решив, что он в здании автостанции, я зашла внутрь, но кроме кассирши, смотрящей слезливую мелодраму по рабочему компьютеру, меня, дымчатого котенка и двух десятков пластмассовых стульев, внутри больше никого и ничего не было. Я замерла, так как мой инструктаж заканчивался на этой автостанции — я не знала, что дальше делать и куда идти. Еще раз, вспомнив о том, что нахожусь в чужой стране, в городе посреди тайги, я вдруг почувствовала ускорение своего пульса, после чего посмотрела в ближайшее ко мне окно как раз в момент, когда у пятой платформы остановился кадиллак ДеВиль девяностого года выпуска. С облегчением выдохнув, я отправилась к выходу, зная, что Джордан является обладателем именно такого кадиллака.

Уже выйдя на первую платформу, я резко остановилась, врезавшись взглядом в человека, вылезшего из машины моего дяди. Сначала я подумала, что ошиблась, однако вскоре узнала в подошедшим ближе мужчине Джордана. Он немного отрастил свои темно-пшеничные волосы, отчего они стали казаться еще темнее, а от его густых усов не осталось и следа, если только не считать следом недельную небритость. Джордану было всего сорок пять, но его голову уже начинала затрагивать редкая, едва уловимая седина, которая всё же не мешала ему выглядеть молодым. Ко всему прочему он обладал неплохо подтянутой фигурой, так что преждевременное старение ему точно не грозило. Однако, не смотря на хорошую форму, он выглядел слегка уставшим, но при этом его светло-голубые глаза сияли чем-то напоминающим оптимизм. Всё ещё молодой, но уже уставший — таким было моё первое впечатление об этом человеке.

— Аврора? — робко улыбнулся мужчина.

— Да, — на выдохе улыбнулась в ответ я.

— Как ты выросла, — встряхнул меня за плечи Джордан, тем самым избежав неловких объятий. — Я помню тебя еще десятилетней малышкой.

— А я помню тебя с усами.

— Усов уже лет пять как нет, — забирая мои вещи, ухмыльнулся Джордан. — Как доехала?

«Ужасно! Всё болит, хочу в душ, есть, спать и возможно даже пива, которого я от роду не пробовала!» — Вертелось у меня в голове что-то сродни ругательству, но я, с улыбкой на лице, ответила лишь отрывистое: «Отлично».

* * *

Уже спустя пару часов, после принятия окончательного решения «взять быка за рога», мы позвонили моему дяде в Канаду, который с радостью согласился принять меня на проживание. В декабре прошлого года, после двадцати трех лет брака, Джордан развелся со своей женой. Причина была достаточно прозаична — Грейс изменяла ему, а после того, как он застал её с поличным, она и вовсе ушла к любовнику-автослесарю, который был на два года младше Джордана и на год младше её. Мама говорила, что роман Джордана с Грейс всегда казался ей подозрительно стремительным. Дядя начал встречаться с Грейс сразу после возвращения из Оттавы, где с успехом окончил университет, и уже спустя два месяца легкой интрижки женился на своей девушке. Они стали жить вместе с отцом Джордана, в его доме, и через год у них родился Артур. Мой двоюродный брат был старше меня на пять лет и сейчас жил в Квебеке. Я никогда прежде не виделась с ним и, судя по расстоянию между Грей Плэйс и Квебеком, скорой встречи у нас не предвещалось. После развода родителей, Артур категорически занял позицию отца, так как Грейс громогласно отказалась от своего сына, назвав его «ошибкой молодости». Сама же экс-жена уехала со своим новоиспеченным бойфрендом в США, в городок под названием Амарилло. К облегчению для Джордана, развод не тянулся дольше одного месяца, и теперь ему не нужно было жить в одном городе с предательницей и её ухажером.

* * *

Внутри кадиллак оказался куда более уютным, чем казался снаружи — старая экокожа держалась на высоте.

Погода была отвратительной — дождь редкими каплями начал тарабанить по лобовому стеклу и над городом прозрачной пеленой повисла морось. Была всего лишь середина сентября, но в Грей Плэйс уже во всю силу начинало задувать первое дыхание осени. Мы ехали в полном молчании (Джордан смотрел на дорогу, а я рассматривала на удивление красивые частные дома), которое я нарушила сразу после того, как мы выехали за пределы города.

— Эммм… Куда мы едем? — приподняла брови я.

— Домой, — сконфузился Джордан, и у меня больше не осталось сомнений в том, что в моем присутствии он чувствует себя неловко.

Оказалось, что мой дядя живет не в городе и даже не на его окраине. Он жил за его пределами, на так называемом «разбросанном хуторе», который представлял собой пять домов, разбросанных вдали друг от друга и разделенных кукурузными полями или лесной полосой. Дом Джордана оказался в двух километрах от выезда из Грей Плэйс и, как позже я узнала, отсюда до школы было ровно три километра, что приравнивалось к двадцати пяти минутам пешей прогулки. Я думала, что город находится вдали от цивилизации, а оказалось, что не город, а конкретно я буду находиться вдали от внешнего мира.

Двухэтажный дом, обшитый иссиня-серым, деревянным сайдингом, стоял в пятнадцати метрах от дороги и выглядел, если не готично, тогда определенно мрачно. На моё первое впечатление о доме влияла и осенняя серость, и скошенное поле слева от него, и неубранное поле поникших подсолнухов справа… В таком месте запросто можно впасть в осеннюю депрессию, а со временем и вовсе обзавестись апатией. Но если не быть пессимистом, тогда можно отметить уютную, миниатюрную веранду с лавочками… Тоже тусклых тонов…

Тяжело выдохнув, я взяла свою дорожную сумку и поплелась в дом вслед за Джорданом. Первое, что бросилось в глаза уже на входе — это запустение. Нет, и в прихожей, и в гостиной была мебель, но её было так мало, и она была настолько простой, что казалось, будто здесь живет минималист-фанатик.

Отложив ключи на деревянный комод, и словив мой оценивающий взгляд, Джордан спросил:

— Ну как?

— Мило, — поджала губы я, после чего положительно кивнула пару раз головой, для усиления своего ответа, и начала стаскивать с себя куртку.

— После развода дом остался мне, так как я получил его в наследство от отца еще до женитьбы, но Грейс забрала половину наших сбережений и вывезла большую часть мебели, так что сейчас дом больше похож на логово престарелого деда, нежели на убежище холостяка… Вот здесь прихожая, а дальше гостиная с кухней…

Джордан рассказывал мне, где что находится очень быстро, всячески стараясь избегать неловких пауз. За прихожей сразу же следовала достаточно просторная гостиная, в которой стоял небольшой старый диван, пара дряхлых кресел, телевизор из девяностых, комод из страшных снов, журнальный стол, несколько комнатных растений, и всё это дело пытался исправить всего лишь один новый персидский ковер, лежащий в центре комнаты.

Мы уже переходили на кухню, когда я шарахнулась от увиденного — ленивой походкой из кухни выходил громадный неаполитанский мастиф дымчатого цвета. Таких больших собак я еще в жизни не видела, отчего вблизи пес казался самым настоящим монстром.

— Это Гангстер, — заулыбался Джордан, похлопав пса по голове. — Он безобидный.

— Да это целая лошадь! — сделав шаг вбок, тем самым позволяя пройти Гангстеру мимо себя, выдохнула я, стараясь мысленно не называть этого зверя чудовищем. — Достался от бывшей?

— Нет, наследство от сына, — поджал губы Джордан. — Гангстеру недавно исполнилось шесть лет, так что он уже входит в преклонный возраст.

В отличие от других детей, я никогда в жизни не хотела себе собачку, котика или другого питомца, так как с раннего детства заранее жалела еще не приобретенное существо, которому пришлось бы делить крышу с моей матерью, совершенно не умеющей регулировать силу своих объятий.

Кухня оказалась средних размеров, со столом у самого окна и новым гарнитуром, который, как пояснил Джордан, был куплен спустя месяц после того, как Грейс вывезла предыдущую кухню со всей прилагающейся к ней бытовой техникой. Как позже выяснилось, кухня, выполненная в цвете слоновой кости, была самым светлым местом во всем доме, но и она не спасала от тяжелого шлейфа серости, зависшего над этим городом.

Не доходя до кухни, справа расположилась спальня Джордана, в которой кроме скромной кровати, прикроватного комода и небольшого платяного шкафа больше ничего не было. Рядом со спальней был размещен мини-санузел с унитазом и душем. Поднявшись вверх по лестнице, расположенной при входе в гостиную, мы попали на второй этаж. Здесь было всего две комнаты, соединенные между собой санузлом, и кладовая со швабрами. Сразу напротив лестничной площадки была раскрыта дверь в комнату, когда-то служившую спальней для гостей, в которой сейчас не осталось ничего кроме массивного шкафа (всё то же дело рук Грейс), а комната, находящаяся справа, прежде принадлежала Артуру — именно в ней мне и предстояло провести весь последующий год.

Стены моей временной спальни были оклеены приятными матовыми обоями синего цвета, со стороны кажущимися бархатными. Справа от входа стоял письменный стол, занятый раритетной компьютерной техникой, в трех шагах вправо от стола расположился огромный платяной шкаф, длинной во всю стену, а чуть левее от входа стояла двуспальная деревянная кровать. Подойдя к единственному окну, я увидела огромный белый клен, растущий впритык к дому и превышающий его высоту почти вполовину. Ветви дерева слегка врезались в окно, и оказалось, что с этой стороны фасада дом уже почти полностью зарос роскошным, начинающим краснеть вьюном.

— Как тебе? — всё еще скомкано спросил Джордан, явно не зная, куда деть свои руки. Он был достаточно серьезным мужчиной, но его неуверенность в себе делала из него некомпанейского человека.

— Круто, — поджав губы, ответила я, после чего попыталась улыбнуться, засунув руки в карманы своих джинс.

— Артур был рад тому, что его комната тебе понадобилась, — взмахнул рукой Джонатан. — Ремонт в ней делался семь лет назад, так что обои еще вполне сносные… Кровать старая, но матрас и постельные принадлежности новые… Я перенес все вещи Артура в шкаф в соседней комнате, так что смело можешь раскладывать свои чемоданы…

— Кстати, насчет моих вещей. Они за шкафом в соседней комнате? — предположила я, так как обойдя весь дом, так и не увидела своих коробок. Как я уже говорила — самые необходимые вещи я, чтобы перестраховаться, взяла с собой, отправив остальное почтой за неделю до своего вылета.

— По поводу вещей… Они еще не приехали.

— Что?! — шокировано выпалила я. По заверениям почтовых работников, мои посылки должны были прийти в Грей Плэйс еще вчера.

— Думаю, это задержка на почте… Я… Я завтра съезжу к ним и узнаю, — начал с серьезным видом оправдываться Джордан, будто это он задержал пересылку.

— Эммм… Да ладно, там ничего важного, — начала запинаться я, перейдя на жестикуляцию рук. — Честно. Всё самое необходимое у меня в чемодане. Ничего страшного.

В этот момент весь мой внутренний мир внезапно остро осознал, что праздник длиною в год начался, и я едва ли покину его трезвой. Может быть, я буду так пьяна, что в итоге и покинуть-то его не смогу…

5. Ясельная группа

Не желая раскладывать чемодан полностью, я приготовила себе одежду на утро и, достав пижаму с гигиеническими принадлежностями, отправилась в душ. Дважды проверив закрытие обоих дверей — одна вела в пустынную спальню для гостей, а вторая была входом в мою спальню — я встала под теплый дождик и с облегчением смыла с себя напряжение последних дней. Только после того, как я высушила волосы, придав им объем, заранее позаботившись о своем внешнем виде на завтра, я заметила, что вода здесь отличается от воды в Истборне. От этой воды и волосы, и кожа словно становились шелковыми. Позже Джордан рассказал мне, что весь секрет в личной скважине, подсоединенной к горному источнику.

Спустившись вниз ровно к половине девятого, как мы с Джорданом и договаривались, я с опаской обошла лежащего у лестницы Гангстера, который даже глазом в мою сторону не повел. Макароны-бантики с кетчупом и пережаренные магазинные фрикадельки показались мне весьма вкусными, за что можно было поблагодарить скорее мой голод, нежели поварское мастерство моего дяди.

— Чем планируешь заняться завтра? — решил первым оборвать нарастающую тишину Джордан.

— Пойду в школу, — непонимающе посмотрела на собеседника я. — Завтра же будний день.

— Просто я думал, что ты захочешь отоспаться.

— Я полпути сюда спала и планирую поспать ночью, так что… Пойду в школу. Мне всё равно не нужно разбирать вещи, отчего делать завтра будет нечего, а так как я не люблю откладывать нерешенные вопросы в долгий ящик…

— Понимаю. Хочешь поскорее пережить ужас первого дня в новой школе.

— Типа того.

— Мы можем посмотреть на Серебристый водопад… Когда-нибудь… Это местная достопримечательность.

— Оу, — положительно закивала головой я, — неплохая идея.

Нужно отдать Джордану должное — он изо всех сил пытался избежать неловкого молчания и, в итоге, у него это удалось. Я узнала многое об Артуре, что мне очень понравилось — в конце концов, я оккупировала его комнату! Я уже знала о том, что неделю назад мой кузен женился. Избранницей оказалась девушка, на три года младше него, с которой Артур познакомился во время учебы в университете. Пара провстречалась два года, прежде чем решила официально оформить брак. У них скоро должно было закончиться свадебное путешествие на Бора-Бора, и Джордан с нетерпением ожидал момента, когда сможет заполучить новые фотографии сына.

В этом году Артур окончил университет и теперь являлся дипломированным ветеринаром. За счет родителей с обеих сторон молодоженам была подарена трехкомнатная квартира в Квебеке — теперь меня не удивляла непритязательность обстановки этого дома. Полгода назад Артур открыл собственную небольшую ветеринарную клинику на окраине города, так что уже третий месяц подряд делал скромные переводы на карточку отца, которыми Джордан, в свою очередь, принципиально решил не пользоваться. В общем, после услышанного я вообще не имела вопросов по поводу старого телевизора и нехватки нормальных люстр.

К концу ужина я затронула тему отсутствия в доме фотографий, так как считала это странным — у нас с мамой было множество совместных фотографий, расставленных по всей квартире. В честь моего семнадцатилетия она смастерила шикарный фотоколлаж из фотокарточек, на которых я красуюсь на пьедесталах, размахиваю медалями, грызу дипломы и пытаюсь утопить шуточную статуэтку от одноклассников с подписью «Наша любимая зубрила года». Отсутствие фотографий Джордан объяснил депрессией после развода, которая не отпускала его несколько недель к ряду — именно в этот период он и выбросил все фото с бывшей женой. Тема была неприятной, поэтому мы быстро закрыли её, перейдя к разговору о Гангстере и его зверском аппетите.

Уже пожелав Джордану спокойной ночи и поднявшись наверх, я поняла, что быстро заснуть у меня не получится. Прежде я еще никогда не жила в частном доме — вся моя жизнь была проведена в квартирах. Наверное, именно из-за «дышащей» атмосферы частного дома, сон отказывался идти мне в руки. Отчетливый звук ветра под крышей и еще более резкий стук капель, врезающихся в стекло, не шли ни в какое сравнение со стуком и скрежетом веток белого клена о многострадальное окно моей спальни. Кажется, я еще ни разу в жизни не тратила два часа лишь на то, чтобы банально заснуть. И всё-таки, проснувшись в семь утра, я умудрилась выспаться на новом месте.

Полночи я снова слушала диковинную мелодию во сне и видела всё тех же персонажей, но так как я раскрыла глаза еще до того, как успела попробовать в очередной раз развернуть загадочного мистера «ИКС» к себе лицом, нарастающая мелодия слишком быстро оборвалась, отчего внутри меня осталось необоснованное ощущение разочарования, вызванное преждевременным окончанием истории.

Поднявшись с постели, я с удивлением обнаружила, что в доме очень холодно. Кажется, мой организм не был готов к столь резкой смене относительно теплого климата Истборна на прохладу Грей Плэйс, что доказывали разбегающиеся по моей коже мурашки. Умывшись, почистив зубы, переодевшись, слегка подкрасившись и расчесав свою густую шевелюру, я заострила своё внимание на том, что мои и без того темные волосы почти почернели в тусклом освещении ванной комнаты. Собрав свой портфель и перепроверив все бумаги, необходимые для перевода в новую школу, я уже хотела выходить, когда в мою дверь раздался аскетичный стук.


Не смотря на то, что мы оба встали раньше положенного времени и быстро позавтракали, нам пришлось задержаться из-за поломки карбюратора, которую Джордан, к счастью, сумел достаточно быстро устранить. Без пятнадцати девять мы остановились напротив школы, что означало, что я всё-таки припозднилась, как для первого дня на новом месте.

Только увидев кирпичное здание школы, я впервые почувствовала переживание, которое мой здравый смысл официально признавал необоснованным.

— Сама справишься? — как бы для приличия поинтересовался Джордан, так как прежде уже успел проболтаться, что опаздывает на работу.

— Да, конечно, — открывая дверь, ответила я, поправив слишком длинную шлейку своего портфеля.

— Замечательно, — с плохо скрытым облегчением выдохнул Джордан, и я уже хотела закрыть за собой дверь кадиллака, как вдруг он словно что-то вспомнил. — Оу…

— Да? — наклонилась я к полузакрытой двери.

— Удачного дня.

— Спасибо, — поджала губы я, решив не говорить вслух о том, что можно было бы обойтись и без формальностей, отчего мгновенно почувствовала себя едва ли ни снобом.

Уже идя по школьному двору, я поняла, что привлекаю к себе слишком много внимания. На меня в открытую пялились, и в какой-то момент я даже решила, будто с моим внешним видом что-то не так — например, в зубах застрял бекон или шнурки развязались — и даже начала украдкой осматривать себя, пока не услышала несколько громких перешептываний по поводу сомнений в том, что я «новенькая». Если для этой школы приход нового ученика был столь значимым событием, тогда я боюсь предположить, что школьная жизнь здесь весьма унылая.

Зайдя в крыло администрации, на которое, когда мы подъехали к школе, указал мне Джордан, я словно очутилась в другом мире. После темно-серой улицы от светлых тонов и люминесцентных ламп сильно резало глаза, что мешало мне абстрагироваться от происходящего. Остановившись напротив стола секретаря, я начала ожидать, когда женщина афроамериканского происхождения, которой было лет сорок, закончит свой разговор по телефону.

— Нет, Бонни, это не лучший вариант… Да… Да… Конечно бери розовое, никаких тусклых тонов — только не для этого города. Нет… Нет… Да… Забудь о Бернарде… Да ты что?! Подожди. Слушаю вас, — наконец обратилась ко мне женщина. — Вы из отдела статистики? Все необходимые документы уже подготовлены. Вы можете найти их вон в том ящике.

— Не понимаю о чем вы, — обернувшись на загадочный ящик, непонимающе ответила я.

— Оу, вы из отдела по работе с трудными подростками…

— Совершенно не понимаю о чем вы, — стоя полубоком к секретарше и всё еще разглядывая таинственный ящик с «необходимыми документами», тяжело выдохнула я, после чего стукнула себя по бедру папкой с документами на свой перевод. — Я новая ученица.

— Новая ученица?! — искренне удивилась женщина. «Как же всё сложно!» — мысленно улыбнулась я, после чего произнесла утвердительное «да».

— Бонни, я тебе перезвоню… — произнесла женщина, после чего стремительно положила трубку своего рабочего телефона. — Новая ученица, новая ученица, — задумчиво повторяла женщина, листая папку с надписью «прием учащихся». — К нам уже года два не поступало новых учеников. Странно, я вас не вижу в списках. Назовите свое имя и фамилию.

— Аврора Метс.

— Метс, Метс, Метс, — продолжала повторять мою фамилию женщина, чем изрядно меня напрягала. — Впервые слышу такую фамилию. Ваши родители явно не местные.

— Эм… Мой дядя — Джордан Милтон — он…

— А-а-а, — растянулась в широкой улыбке женщина. — Джордан Милтон, как же, как же. Его знает каждый в Грей Плэйс — замечательный человек. Он спас моего Карлоса от разрыва селезенки — чудо-хирург! У твоего дяди золотые руки, которыми он перерезал едва ли не весь город. Но, погоди… Он ничего не говорил о тебе. — «Что блин?!» — Джордан не предупреждал, что к нам поступит его племянница. Он даже не предупреждал о том, что такая существует.

— Как не предупреждал? — непонимающе сдвинула брови я. Хотя, если задуматься, это было в стиле Джордана — он наверняка даже не подозревал о том, что необходимо решить проблемы с переводом — он просто закинул подростка в школу и, с облегчением выдохнув, умчался вдаль на своем кадиллаке.

— Не переживай, — хлопнула ладонями по столу женщина, совершенно не обратив внимание на то, что я спокойнее удава. — К концу дня ты будешь официально зачислена. Мистер Уокер, посмотрите, — она вдруг перевела своё внимание с меня на мужчину в черном костюме, вышедшем из кабинета справа. — Это племянница Джордана Милтона, представляете? Она будет учиться у нас.

— Племянница Милтона? Но почему Джо не предупредил, что ты сегодня придешь?

— Вам ли не знать этого трудоголика, — скрестила руки на груди секретарша. — Наверняка замотался в своем белом халате.

Уже через пару минут я сидела в кабинете директора школы Освальда Уокера и заполняла бланк со своими метриками, и прочей чепухой.

— Нужно заполнить паспортные данные, — протягивая мне мой паспорт, заметил мистер Уокер.

— Спасибо, — приподняв исподлобья на него свой взгляд, ответила я, поправив папку на колене, служащую мне столиком, — я уже внесла эти данные.

Удивленно вздернув брови, мистер Уокер отстранился и начал изучать моё личное дело.

— Я не знал, что у Джордана настолько одаренная племянница, — спустя минуту сосредоточенного чтения, выдал мистер Уокер, продолжая читать моё дело. — Ты изучала математический анализ с седьмого класса…

— С шестого, — искренне не понимая, что в этом такого «сверхъестественного», снова приподняла на собеседника взгляд я, после чего в очередной раз уткнулась в заполнения бланков.

— М-м-мда… С шестого, — поправил себя мистер Уокер, снова заглянув в моё личное дело. — Сплошные высшие баллы и первые места, — пробубнил себе под нос мужчина, после чего задумчиво добавил. — Лицей для одаренных, надо же. После подобного заведения едва ли среднестатистическая школа сможет предоставить Вам должную… Обстановку. Многие предметы, которые Вы изучали, в нашей школе попросту не преподаются — они взяты из университетских программ.

Я хотела сказать, что я сама не в восторге от подобного расклада, однако я предпочла продолжать молча заполнять бланки, чтобы не показаться высокомерным нытиком. Доброжелательная секретарша всего за пять минут помогла мне набросать примерный план занятий, пообещав в будущем помочь мне составить «основательный». Кажется, она, в компании с мистером Уокером, слишком серьезно подошла к моему переведению, чего нельзя было сказать о моем дяде. Если бы он предупредил администрацию школы заранее, я бы сейчас не сидела в кабинете директора и не чувствовала себя виноватой в том, что побеспокоила своей скромной персоной столь чутких людей.

Мистер Уокер вызвался самолично сопроводить меня в новый класс, и уже спустя пятнадцать минут я снимала с себя куртку в вестибюле соседнего здания. С утра я одела любимые темно-синие джинсы и рубашку цвета хаки, посчитав, что они предадут мне уверенности в себе, вот только я внезапно выяснила, что не нуждаюсь в этом — уверенности во мне было хоть отбавляй.

— У вас белые брюки, — внезапно заметила я.

— Что? — переспросил мистер Уокер, после чего посмотрел на свои черные брюки, испачканные чем-то отдаленно напоминающим побелку. — Вот ведь… — Он сконфузился и определенно хотел выругаться, но вовремя остановился, взглянув на заинтересовавшуюся его беспокойством работницу вестибюля. Около минуты он пытался оттереть огромное белое пятно на своем колене, однако у него почти ничего не получилось.

— Мистер Уокер, я могу сама дойти до класса географии, — попыталась улыбнуться я.

— Правда? Это было бы замечательно. Поверни налево и иди всё время прямо. Кабинет будет по левую сторону коридора.


Занятие уже двадцать минут как началось, отчего прежде я была бы не в восторге, желая попасть в класс менее заметным путем, однако чем ближе я подходила к классу, тем спокойнее я становилась. Кажется, когда я дернула ручку двери, моё твердое спокойствие внезапно переросло в холодное безразличие.

— Добрый день, — посмотрел на меня сквозь приспущенные на нос очки кудрявый мужчина лет тридцати. — Вы что-то хотели?

— Добрый день, — поздоровалась я, зайдя в переполненный класс, в котором даже дышать было сложно от переизбытка людей. — Я новая ученица, — протянув бланк для подписи, произнесла я.

— Новая ученица? — откровенно удивился преподаватель, слегка приподняв свои увесистые очки. — Странно… Меня никто не предупредил… Что ж, присаживайтесь, — ткнув на единственную свободную парту во всем классе, стоящую прямо перед его столом, выдохнул мужчина, после чего, наконец, принял документы из моих рук. Парты здесь, в отличие от моего прошлого места обучения, были предусмотрены на одного человека, что, в данном случае, меня радовало. — Очень интересно… Мисс Аврора Метс… Меня зовут мистер Тернер, я буду Вашим преподавателем по географии и… Как у Вас с географией?

— Неплохо, — дернула плечами я, стараясь стряхнуть с себя всеобщее внимание.

— Неплохо — это выше среднего или ниже среднего?

— Это средне, — решила соврать я, будто случайно забыв своё золото на региональных олимпиадах по географии.

— Хм… Но тут указано, что у вас знания выше среднего… Не скрывайте от меня своих талантов, прошу Вас…

О, нет! Всякий раз, когда какой-нибудь преподаватель просил меня не скрывать от него моих талантов, следующей его просьбой было участие в олимпиаде, чего я сейчас вообще не хотела.

— Я хочу задать Вам несколько вопросов, только пообещайте отвечать мне честно, — видимо поняв ход моих мыслей, попросил мистер Тёрнер.

— Обещаю, — положив перед собой блокнот, тихо выдохнула я.

— Что такое гелоним?

— Собственное имя любого болота, либо заболоченного места. Вид гидронима.

— Майклсон, Томпсон, — обратился преподаватель к задним партам, — теперь вы продолжите утверждать, что молодые люди вашего возраста не обладают подобной информацией? Что ж, хорошо, Аврора. А что такое пойменная многорукавность?

— Обобщающее название разных типов разветвленных русел с разными типами русловых процессов в них.

— Скажите, Вы знакомы с понятиями теоретической и физической географии?

— Теоретическая география — это область высоко формализованных исследований пространственной организации географических явлений, делающая упор на выявление фундаментальных законов или закономерностей, общих как для физико-географических, так и для общественно-географических процессов. Объектом же изучения физической географии является географическая оболочка в целом, составляющие её природные комплексы и компоненты.

— Знакомы с отраслевыми науками?

— Только с биогеографией, гидрологией и поверхностно с климатологией.

— Даже я не изучал гидрологию, — позволил себе сдержанную улыбку мой собеседник. — Так и хочется узнать, зачем Вы пришли в мой класс, после чего выгнать вас вон. Ладно, продолжим урок…

Больше мистер Тёрнер меня не трогал, на протяжении оставшегося урока вдаваясь в подробности строения земной коры, что для меня было дикостью — с подобной информацией я была ознакомлена еще в классе третьем, если не во втором.

Именно здесь и сейчас у меня впервые создалось ощущение, будто я попала в ясельную группу, и это ощущение больше никогда не покидало меня под крышей этого страшного заведения.

6. Первый бой

Следующим был урок испанского. Миссис Льюис оказалась весьма настойчивой особой, но я была куда более твердой. Всё началось с достаточно невинной просьбы со стороны разукрашенной женщины:

— Preséntese, por favor[13].

— Mi nombre es Aurora Mets, tengo diecisiete años, me alegro de conocerte[14].

— Eso es todo?[15]

— No es suficiente?[16]

— Nos gustaría saber más sobre usted[17].

— Soy una persona bastante reservada, así que no quiero hablar mucho de mí mismo[18].

— Y sin embargo, insisto[19].

— No vale la pena, soy inflexible[20].

— No quieres arruinar la relación conmigo?[21]

— Por supuesto que no. Simplemente no quiero hablar de mí mismo. Estas son dos cosas diferentes. Espero que entiendas esto[22].

Класс был в шоке от нашего затяжного диалога, я же была в шоке от жуткого произношения миссис Льюис. Чуть позже я поняла, что ученики соответствуют своему учителю и, кроме общеизвестных фраз, связать слова в предложения не могут.

— Qué te hace pensar que puedes negarme?[23] — Не отступала от своих позиций явно начинающая злиться псевдо-блондинка.

— No vamos a complicar las cosas. Qué quieres que diga exactamente? Responderé a todas sus preguntas. Podemos comenzar con una historia sobre su clima favorito o su raza favorita de gatos[24], — слишком быстро протараторила я.

Внезапно женщина замолчала и я поняла, что она не поняла моего ответа! Учитель испанского не понял ответа на испанском! Я даже не знала, что об этом думать, когда в наш диалог внезапно вмешалась миссис Джексон, преподавательница французского, которая всё это время, вместе с тремя десятком учеников, наблюдала за моей словесной стычкой с миссис Льюис.

— Je viens d'étudier tes données. On dit ici que vous parlez couramment le français et l'espagnol. Vous parlez encore un peu allemand[25], — на французском начала диалог со мной миловидная женщина.

— Oui, je sais bien le français[26].

— Pour autant que je puisse le dire, vous ne vous entendiez pas avec Mme Lewis. Par conséquent, je vous invite à participer à mes cours. Puis-je espérer votre consentement?[27]

— Je serai heureux de coopérer avec vous[28], — с кривой улыбкой дала свой ответ я.

Так я вычеркнула свой любимый испанский из своих занятий раз и навсегда. Это было ужасно — я начинала терять бойцов в этой жестокой войне с некомпетентным преподавательским составом.


— Это было невероятно! — прозвучал голос маленькой девочки где-то у меня под правым ухом. Обернувшись, я увидела миниатюрную девушку в очках и кепке с маленьким козырьком, бегущую сбоку от меня — она явно не успевала за моим размашистым шагом.

— Что? — непонимающе спросила я, решив не останавливаться, всем своим существом чувствуя, что как только я остановлюсь — остановится и весь коридор любопытных зевак, пристально наблюдающих за мной изо всех углов.

— Я имею в виду твой баттл с испанкой. Кстати, меня зовут Лесли, и я ненавижу испанский.

— Тогда почему ты на него ходишь?

— Места на французский забиты до следующего семестра, — с разочарованием выдохнула девушка, и я сразу напряглась, задумавшись о том, получится ли у меня выбить место на французский или придется и от него отказаться. Деградация — я её чувствовала затылком. Хотя нет, это была вовсе не она. Обернувшись, я встретилась взглядом с высокой шатенкой, концы волос которой были выбелены в блонд. Её сопровождала свита из двух непримечательных особ, но я совершенно не обратила на них никакого внимания, так как они представляли собой, лишь тень своей подруги.

— Что-то интересует? — вопросительно приподняла бровь я.

— Интересует ли меня? Нет. Но должно интересовать тебя. Мой парень пялился на тебя весь испанский, так что держись от него подальше… — нездорово зашевелила шеей девушка.

— Шея, — сдвинула брови я. — У тебя с ней всё в порядке? Просто это, — взмахнула ладонью я, — выглядит действительно ужасно…

— Ты всё поняла по поводу моего парня?

— Лесли, — нарочно громким шепотом обратилась я к своей новой знакомой, — кто несчастная половина этой странной девочки?

— Эм… Крис, у тебя ведь нет парня, — захлопала ресницами Лесли, явно не пребывая в восторге от того, что я втянула её в разборку.

— Я говорю о Кае Грине.

— Но Кай Грин с тобой не встречается, — оттянула выскочку за руку одна из её подруг.

Театр маразма… Еще никогда не чувствовала себя окруженной толпой идиотов, отчего меня сейчас немного тошнило. Хотя, наверное, это просто голод. Не желая опускаться до уровня стоящей передо мной «королевы», я решила забыть о новооткрытом мной виде кретинизма. Ничего не ответив, я развернулась и отправилась в сторону столовой. Только спустя несколько секунд я поняла, что Лесли продолжает сопровождать меня.

— Не хочешь об этом поговорить? — наконец спросила моя новая знакомая.

— Я не хочу об этом даже думать.

— Отлично, я покажу тебе столовую, — довольно и одновременно робко улыбнулась Лесли, словно мне и вправду очень нужна была помощь в этом деле. Во всяком случае, эта странная, кучерявая девчонка была весьма неплохим человеком, насколько я могла судить о ней с первого взгляда, и потом, я была не против новых друзей. Я вообще никогда не была против друзей…

По крайней мере, кормили в этом страшном заведении весьма неплохо. Взяв стакан компота и плов, я, в компании с Лесли, заняла один из центральных круглых столиков.

— Я еще никогда не сидела в центре, — сконфузилась девушка, сев напротив меня.

— Почему? — непонимающе поинтересовалась я.

— Этот стол очень большой и к нам может кто-нибудь подсесть…

— Что в этом такого? — приподняла бровь я.

— Вообще-то я, как бы… Эм… Тихоня, у которой всего пара знакомых и ни одного друга… В общем, я решилась к тебе подойти лишь потому, что ты новенькая и не знаешь меня.

— Аврора Метс, — протянула вперед свою руку я.

— Эм?.. — непонимающе пожала мою руку Лесли. В отличие от моего решительно-сильного рукопожатия, она обладала весьма слабой силой в руках.

— Я еще не представлялась. Во всяком случае, лично тебе.

— Очень приятно, — заулыбалась достаточно милой улыбкой Лесли.

— Тут знакомятся? — послышался голос справа от меня.

— Гарри Гилберт, — протянул мне руку кареглазый блондин и, как только я пожала её, он сразу же опустил свой поднос слева от меня.

— Аврора Метс.

— Кевин Морган, — потянул ко мне руку более худощавый блондин с курносым носом. — Здесь свободно?

— Не совсем, — послышался голос подошедшей к нам девушки и уже спустя минуту за нашим столиком, рассчитанном на шесть персон, уместилось десять человек. Лесли явно не ожидала подобного расклада, что заставляло меня искренне веселиться в процессе наблюдения за тем, как она краснеет от того, что впритык к ней с двух сторон сидят весьма не уродливые парни.

Обо мне хотели узнать всё, начиная с того, откуда я свалилась, и заканчивая размером моей ступни. Я много говорила, шутила и смеялась, но всё же главной моей целью было слушать — я изучала своих новых знакомых. В итоге, больше всего мне запомнились скромный шутник Гарри Гилберт, весельчак с недовольным видом Кевин Морган, робкая Лесли и Джина Девис, отличающаяся бойким характером. Еще две девчонки, Барбара и Шерил, явно были не в восторге от моей популярности, но при этом хотели со мной сблизиться не меньше остальных, определенно для того, чтобы не лишить себя возможности искупаться в лучах моей славы. Такой тип девушек я называю двуличными подругами, которые даже между собой ладят лишь потому, что их больше некому выслушать. С подобными людьми я никогда не сходилась, однако, по велению судьбы, у меня был назначен урок литературы как раз именно с этими двумя «псевдо подругами». После моего пятиминутного цитирования Шекспира, преподаватель отказался обращать внимание на то, что я не записываю выдаваемую им информацию о великом классике, тем самым показывая, что наше недопонимание исчерпано.

Химия стала для меня одним из самых больших разочарований. Меня вызвали к доске, и я с надеждой ждала чего-то сверхсложного, когда преподаватель вдруг сказал:

— Определите массовую долю кристаллизационной воды в дигидрате хлорида бария BaCl2 2H2O.

— Молярная масса BaCl2 2H2O составляет: М(BaCl2 2H2O) = 137+ 2 35,5 + 2 • 18 =244 г/моль, — начала писать на доске и комментировать я. — Из формулы BaCl2 • 2H2O следует, что 1 моль дигидрата хлорида бария содержит 2 моль Н2О. Отсюда можно определить массу воды, содержащейся в BaCl2 • 2H2O: m(H2O) = 2 • 18 = 36 г. Находим массовую долю кристаллизационной воды в дигидрате хлорида бария BaCl2 • 2H2O. ω(H2O) = m(H2O)/ m(BaCl2 • 2H2O) = 36/244 = 0,1475 = 14,75 %.

Я думала, что это только разминка, как вдруг это оказалось концом. Меня вернули за парту, предварительно похвалив за «сообразительность», и больше не трогали. В том же духе прошла и история (после того, как я назвала имя Уильяма Мортона, как первооткрывателя наркоза, ко мне больше вопросов не возникало), и математика (я за несколько секунд высчитала корень из 834 752, после чего учитель начал угнетать подобными задачами других учеников). Создавалось впечатление, будто весь преподавательский состав попросту боялся выглядеть глупо на моем фоне, как это произошло с «испанкой», которая не смогла понять моего ответа, произнесенного на языке, который она преподавала. К концу дня я была настолько разочарованной, что ощущала себя, если не разбитой, тогда точно треснувшей. Еще никогда в жизни я не получала столько разочарования от похода в школу. За исключением того раза, когда конкурс по лучшей химической реакции сорвался из-за болезни организатора. Я не была зубрилой — мне всегда было достаточно трижды прочесть стихотворение, чтобы выучить его наизусть, или один раз посмотреть на формулу, чтобы запомнить её навсегда. Но мой мозг постоянно требовал новой информации, а здесь я могла получить лишь детский уровень понимания строения земли и недоформулу соединения кислорода с фтором. Разочарование — разочарование — разочарование… Мне так и хотелось разорвать учебник по химии, в котором автор общался со мной, как с пятилетним ребенком. Где формулы и их пояснения?! Где примеры сложных соединений?! Где хотя бы пособие по супрамолекулярной химии?! Остановившись напротив крыла администрации, я попыталась успокоиться, чему способствовал стук мелких капель дождя, врезающихся в мой капюшон. В конце концов, чего я ожидала? Я ведь знала, что всё будет примерно так… Только всё оказалось еще хуже. И всё же…

Составив с уже знакомой секретаршей идеальное для меня расписание занятий (выбить место на французском было не сложно — миссис Джексон уже успела замолвить обо мне словечко), я узнала, что без проблем могу его подкорректировать в ближайшем будущем, отчего мне стало немногим легче.

Уже выйдя из школы и не обнаружив кадиллака Джордана, я набрала его номер, но на звонок неожиданно ответила какая-то старушка. Она голосом дворецкого сообщила мне, что мой дядя сейчас находится в операционной — долатывает любителя экстремальной езды — и он просил меня немного подождать своего приезда.

В итоге я прождала полтора часа, прежде чем Джордан забрал меня из опустевшей школы.

7. Удовольствие в другом

— Как твой первый день в школе? Много задали домашнего задания? — накладывая пасту в свою тарелку, поинтересовался Джордан.

— Этот день меня прикончил, — тяжело выдохнула я.

— Я знаю, — прищурился хирург. — Я знал об этом еще вчера.

— Откуда?

— Я окончил эту школу, так что я примерно представляю, с чем придется столкнуться в этих дебрях одаренному подростку. Послушай, с твоим мозгом в этом месте невозможно будет получить кайф от процесса обучения, но ты должна найти удовольствие в другом, если не хочешь к окончанию года здесь зачахнуть. Ведь это только начало…

Найти удовольствие в другом. Что ж, в этом был смысл.

Поднявшись в свою комнату, я разобрала чемодан и нашла в шкафу старые черные спортивные штаны из хлопка, темно-серую футболку и черную толстовку. Вещи принадлежали Артуру, но Джордан разрешил мне их носить — по-видимому, он чувствовал необоснованную вину перед тем, что так и не заехал в почтовое отделение, чтобы уточнить судьбу моих посылок. Вещи Артура были для меня откровенно не по размеру и сидели на мне словно мешок, вот только другой домашней одежды у меня с собой не было. Как и выбора.

Замотав мокрые волосы в пучок, я взяла в руки свой ноутбук, боясь даже прикоснуться к раритетному компьютеру из прошлого, стоящему на письменном столе, после чего удобно уселась на кровати. Приняв дружбу в социальной сети от своих новых знакомых по школе, я проверила почту. Из-за большой разницы во времени у нас с мамой почти не было возможности пообщаться в видео-чате, так что мы договорились об электронных письмах.

Привет, дорогая.

У меня здесь всё просто замечательно! Кажется, что солнце светит даже ночью, хотя это полный абсурд, конечно. После холодной Британии Индия кажется чем-то сказочным.

Наша группа состоит из десяти человек и называется группой «Перспективных художников». Представляешь?! Мне сорок семь, а я всё еще всего лишь перспективная. Это даже смешно. В целом группа отличная — семь женщин и три мужчины — так что мы быстро нашли общий язык. В группе я вторая по старшинству — старше только пятидесятипятилетний мужчина, два года назад бросивший метеорологию ради исполнения детской мечты стать профессиональным художником — восхищаюсь подобными людьми!

Нас поселили в замечательном отеле (фото прикреплю ниже). Кормят хорошо, но слишком много острого и специй… Острых специй.

Самое главное — я уже посетила национальную галерею современного искусства и видела Кутб-Минар[29] (правда пока что только издалека).

Как у тебя дела? Как ты добралась, и как прошел твой первый день в школе?

Посмотрев фотографии, прикрепленные к письму, я написала весьма позитивный ответ, после чего трижды перепроверила, не переиграла ли я с жизнеутверждающими эмоциями и, наконец, отправила своё сообщение. Закрыв ноутбук, я легла на кровать и не заметила, как отключилась прямо в одежде.

Проснувшись от стука в дверь, я запаниковала, решив, будто проспала слишком долго, но часы показывали только шесть часов утра.

— Что-то случилось? — открыв дверь в свою спальню, обеспокоенно поинтересовалась у Джордана я.

— Меня срочно вызывают на операцию, поэтому в школу тебя отвезет Констанс — моя хорошая знакомая. Не возражаешь?

— Нет, конечно, — коротко зевнула я.

— Прости за неудобства.

— Всё нормально, — только и успела ответить я, наблюдая за тем, как Джордан бегом спускается вниз по лестнице, хватает свой плащ и захлопывает за собой входную дверь. Я не была уверена в том, что услышала щелчок замка, поэтому хотела перепроверить, закрыл ли он дом, когда к подножию лестницы подошел Гангстер, чем отбил у меня всяческое желание вообще выходить из своей комнаты. Да и кто мог зайти в дом на пустыре, в котором проживает такое существо?

Закрывшись в спальне и потянувшись, я подошла к окну и посмотрела вдаль. Увидев крышу огромного дома за лесом, находящегося примерно в пятистах метрах от нас, левее от небольшой дороги, разделяющей убранное и подсолнечное поля, я задумалась о том, какой отшельник мог догадаться установить своё жилище в глубине леса, после чего перевела свои мысли на погоду. Беспросветная серость, сырость и туманная дымка — никакого намека хотя бы на маленький, золотистый лучик счастья. Но я решила не жаловаться на погоду, так как прежде Британия меня тоже не сильно-то баловала солнцем. Я вообще решила сегодня ни на что не жаловаться и ни в чем не разочаровываться. Глупо тратить жизнь на разочарование.


Когда Констанс подъехала к нашему дому на своем стареньком шевроле, я уже успела позавтракать, покормить Гангстера и прийти в полную боевую готовность. Взяв с собой портфель, и еще раз перепроверив спортивную форму, я вышла из дома, захлопнув дверь прямо перед носом полусонного пса. Интересно, Джонатан вообще его прогуливает?

— Приветствую тебя, чувиха, — протянув мне кулак, ухмыльнулась знакомая Джордана. Констанс была латиноамериканкой, отдаленно напоминающей актрису из «Форсажа», и ей было примерно около тридцати пяти лет. Она была из того типа женщин, которые могли за себя постоять и у которых зачастую мужественности было куда больше, чем у многих мужчин. Её черные волосы, длинной чуть ниже плеч, были собраны в тугой низкий хвост, а смуглая кожа блестела даже при утренней серости. Констанс была достаточно подкаченной, и я почти была уверена в том, что она занималась каким-то видом боевых искусств.

— Привет, — улыбнувшись, стукнула её кулак своим я.

— Джо, не затыкаясь, говорил о тебе всю прошлую неделю, — заведя машину, начала разговор женщина. Я удивилась её словам, вспомнив о том, что Джордан забыл упомянуть о моем существовании школьному руководству. — Он всё трындел и трындел о том, что к нему едет племянница и что он типа сильно переживает о том, что она вся такая одаренная забредет в эту глушь и начнет депрессивничать, как всякий сопливый подросток в семнадцатилетнем возрасте… Ну, ты понимаешь, о чем я, — выводя в воздухе пальцами, не отрывалась от руля Констанс. — Так как, уже началось?

— Что?

— Критические дни — длиною в год.

— Стараюсь оттянуть этот момент.

— Детка, это Грей Плэйс — ты либо охрененно его полюбишь, как я, либо какие бы таблетки от менструации ты не принимала — рано или поздно твой организм начнет пускать кровь. Поверь мне, как коренной жительнице этого захолустья — я дело говорю.

— Значит, мне необходимо полюбить это место.

— Просто позарез. Без вариантов. Приходи с Джо в мой кафе-бар, который всё же больше бар, нежели кафе. Я накормлю тебя отменной олениной и напою лучшим пивом.

— Мне еще только семнадцать.

— Тогда приходи без Джо, и я налью тебе чего-нибудь покрепче, — игриво ударила меня кулаком в плечо горячая женщина.

— Ты нечто, — засмеялась я.

— Мы женщины, детка. Женщины все нечто. Некоторые — нечто необыкновенное, некоторые — нечто длинноногое, некоторые — нечто страшное, а некоторые — нечто страшно длинноногое. Я — нечто мужеподобное, а ты — нечто мозговитое. И это куда лучше, чем комплект из двух сисек на ходулях. Мы тётки, детка. Мы априори сильные.


— Было приятно познакомиться, — уже вылезая из машины, улыбалась я.

— Ты там это… Не дерзи преподам, не мути с ботанами и не шманай хулиганов.

— Можно было и без этого наставления, — засмеялась я.

— Я именно такими словами провожу инструктаж своему десятилетнему ковбою.

— Предположу, что ему повезло с матерью.

— Да я ваще золотце, — жуя жвачку, широко заулыбалась женщина.


Мне стало легче. Словно отпустило. На сей раз, я сидела исключительно на последних партах и рисовала в своем блокноте сов, которыми буквально кишел этот город — за утро я увидела сразу трех их представителей, по очереди прилетающих на клен возле моего окна. Рисование — единственное, что позволяло мне полностью отвлечься от жестокой реальности, и единственное, что получалось у меня лучше, чем игнорирование истории о том, как человечество последовательно пришло к логическому выводу о том, что Земля — твою ж мать! — круглая.

После математики мы с Лесли встретились в столовой. Девушка была в середине очереди, а я в её конце, так что на сей раз мне пришлось принять её желание сесть в самом темном уголке столовой. Я отправилась за стол к Лесли, держа перед собой поднос со стаканом молока и рисовой кашей, и вскоре вокруг нас снова образовалась толпа вчерашних знакомых, которые привели с собой еще пару новичков. В итоге нам всё же пришлось пересесть за более просторный стол, отчего Лесли вся сжалась в комок смущения. Мне даже стало жаль её.

В итоге наша компания стала одной из немногих, которая задержалась в столовой до самого звонка. Как только режущий душу звон раздался, все буквально сорвались со своих мест и побежали к выходу. Взяв свой поднос с недопитым молоком, я резко развернулась и сиюсекундно врезалась в проходящего мимо парня. Молоко удачно разлилось по подносу, ни каплей не попав ни меня, ни пострадавшего от моей невнимательности юношу. Мы одновременно произнесли «прости», только я сделала это сконфуженно, в то время как парень произнес это уверенно. Подняв глаза, я встретилась взглядом с темноволосым незнакомцем, обладающим весьма неплохими карими глазами. Он был всего на пару сантиметров выше меня, и его внушительная мышечная масса заставляла меня думать, что он двадцатилетний студент, но никак не ученик старшей школы. Зависнув на мгновение над мыслью о том, кто же он такой, я вернулась к реальности лишь после того, как парень попытался забрать у меня поднос с разлившимся молоком.

— Нет… — оттянула поднос обратно к себе я. — Я справлюсь. Мне пора, — посмотрев на часы, висящие над выходом из столовой, заторопилась я.

В течение двух последующих уроков я не раз возвращалась к странному столкновению, никак не в силах понять, почему оно показалось мне странным и почему этот парень кажется мне очень… Симпатичным?


— Мне бы твою задницу, — завистливо произнесла Барбара, наблюдая за тем, как я переодеваюсь в спортивную форму. — Она у тебя просто орех!

— У тебя идеальные формы, — начала поддакивать своей лучшей подруге Шерил. — Ты занималась в тренажерном зале?

— Да, — решила коротко соврать я, чтобы не давать ход обсуждению моего тела.

На физкультуре я снова встретилась с парнем из столовой и, прислушавшись к его общению с учителем, убедилась в том, что он ученик этой школы. Все девушки были одеты в спортивную форму тусклых тонов, что, из-за обтягивающих штанов и майки с декольте, сильно выделяло меня на общем фоне. На меня пялились все — девушки прожигали завистью, парни пускали слюни, а преподаватель старался смотреть исключительно мне в глаза. Старшая школа — гормоны здесь играли у каждого первого. Я это поняла одновременно с тем, что мне срочно необходимо купить себе новую спортивную форму.

По результатам голосования большинства, было принято решение играть в волейбол — мальчики против девочек.

— Снова смотреть за тем, как парни вас рвут, — закатил глаза физрук. — Только не убейте их, — обратился в толпу парней учитель, после чего встал на краю игрового поля.

Первые десять минут я была на замене. Девушки и вправду играли из рук вон плохо. Только за десять минут они умудрились заработать двенадцать голов. Столь провальной игры я еще никогда не видела. На нее было так больно смотреть, что я скрестила руки и опустила глаза, чтобы только не видеть насилия над мячом. Наконец, разочаровавшись в своем кощунственном пасе, Барбара решила сесть на скамью запасных. Она шла к девушке, стоящей справа от меня, когда я махнула рукой, тем самым подозвав её к себе. В итоге приняв от нее эстафету, я встала под сеткой.

Игра только продолжилась, как я уже успела отбить подачу, забив отличный гол соперникам, которые сначала даже не поняли, что именно треснулось рядом с их падаю́щим — мой мяч пролетел слишком быстро. Вскоре выяснилось, что не я одна в этом зале была сильна на руку. Уже знакомый мне парень из столовой давал мне отличный отпор и, в итоге, вся игра свелась к соревнованию между нами двумя. Подобного удовольствия от игры я, пожалуй, еще никогда не получала. Парень действительно был сильным противником, и у меня было бы больше шансов его обыграть, если бы не огромный разрыв в двенадцать мячей. В итоге мы сыграли со счетом 25:18, и, к концу игры, я едва не отбила себе руку. Физрук был в восторге от увиденного, безостановочно посвистывая в свой красный свисток, но я со своим соперником были довольны куда больше преподавателя и к концу игры уже вовсю улыбались друг другу.

После проигрыша женского коллектива и смены команд на поле, мой соперник подошел ко мне с ослепительной улыбкой до ушей, на которую я и старалась смотреть, не отвлекаясь на его бицепсы.

— Замечательно играешь, — протянул мне руку, парень. — Я уже видел тебя на географии и испанском. Меня зовут Кай Грин.

— Кай Грин? Наслышана о тебе, — криво улыбнулась я, обернувшись на девушку, с выбеленными концами волос. — Вчера твоя девушка подошла ко мне после испанского и потребовала от меня чего-то вроде хладнокровного отношения к её парню.

— У меня нет девушки, — неловко улыбнулся Грин.

— Как же? Вот это девушка, — кивнула головой в сторону девицы я, заставив её отстраниться к своей свите и сделать вид, будто она нас не слышит.

— Крис? Не знал, — еще сильнее заулыбался парень. — Что ты делаешь после уроков?

«Что?! Вот так вот быстро?!»

— Эм… Я… Я помогаю дяде. Нужно навести порядок и выгулять собаку… А ты?

— Думал пригласить тебя куда-нибудь, — невозмутимо раскрыл свои карты улыбчивый парень, и я сразу поняла, что имею дело с наивностью в сексуальной оболочке. — Значит в следующий раз?

— Да, — заулыбалась я, проводив нового знакомого взглядом. И почему я отказала такому красавцу?! Не знаю… Я сразу же вспомнила о Генри, но не из-за вымученного мной обещания постараться сохранить наши «отношения», а из-за схожести моих ощущений к новому знакомому. Один парень был красивее другого, но, кажется, к обоим я испытывала схожие по своему спектру эмоции — симпатию. Только к Генри эта симпатия была какой-то тусклой, на фоне той яркой, искрящейся, горящей симпатии, которую я только что испытала к Каю. Странное ощущение застряло комком в моем горле. Уже спустя пять минут после окончания физкультуры, я поняла, что хочу снова пообщаться с Каем Грином.

8. Средство передвижения

— Подвезти тебя до дома? — поинтересовался из ниоткуда возникший передо мной Кай, когда я закрывала свой локер-шкаф.

— Эмм… Меня дядя забирает, — поджала губы я, стараясь не обращать внимания на заинтересованные взгляды друзей парня, стоящих в паре шагов за его спиной.

— Окей, — лучезарно улыбнулся на мой отказ Кай, явно не воспринимая его отрицательно. — Если что, обращайся.

— Хорошо, — кивнула головой я, после чего Кай развернулся и отправился к выходу в компании трех парней.

Уже выйдя на парковку и в очередной раз не обнаружив кадиллак Джордана, я набрала его номер, параллельно натягивая на себя капюшон, чтобы морось не промочила мои распущенные волосы. На мой звонок ответил уже знакомый голос старушки, которая монотонно сообщила мне о том, что на сей раз Джордан работает с острым аппендицитом храброго мальчишки, спасшего на прошлой неделе волнистого попугая… Я услышала еще много лишней информации, провожая взглядом отъезжающий со школьной парковки KIA шоколадного цвета, принадлежащий Каю. Джордан едва ли мог подвозить меня до школы по утрам, уже на вторые сутки обратившись за помощью к Констанс, и теперь стало совершенно очевидно, что после уроков мой дядя вовсе не может меня забирать. Сначала я разозлилась, словно импульсивный, эмоционально неустойчивый подросток, но после попыталась понять и принять тот факт, что мой дядя — суперхирург с золотыми руками, спасающими человеческие жизни.

Обо всем этом я думала, идя по тусклым улицам, постепенно погружающимся в осенний мрак. Выйдя же за пределы частного сектора города, я вообще не могла думать ни о чем, кроме как о том, что мне срочно нужно что-то делать со своей жизнью, чтобы не утонуть в сгущающейся вокруг меня серости.

Молодые, но уже весьма внушительные секвойи, и старые, огромные пихты, раскидистыми ветвями нависали прямо над дорогой, словно пытались загородить своими величественными руками свинцовое небо. Тротуар был устлан опавшими иголками, отчего у меня создавалось впечатление, будто я иду по диковинному ковру.

На три километра я потратила примерно двадцать пять минут, и они совсем не показались бы мне мучительными, если бы не резко опустившаяся температура воздуха. Закрыв за собой входную дверь, я словила себя на дрожи и начинающемся стуке зубов. В доме было едва ли теплее чем на улице, поэтому я прямиком направилась в свою комнату, с целью переодеться во что-нибудь шерстяное. Уже напялив на себя широкие штаны и футболку Артура, я надела сверху теплую толстовку и вязаные носки, когда мой взгляд остановился на миниатюрном коробке. Открыв его, я вытащила небольшой серебряный кулон на цепочке, который мама подарила мне за сутки перед тем, как мы разлетелись в разные стороны света. И хотя под слоями одежды от него не было никакой декоративной пользы, я с облегчением застегнула цепочку на своей шее и сразу же решила проверить электронную почту.

Мама писала как по часам, отправляя мне письмо в одно и то же время. Прочитав о том, что у нее вообще всё замечательно — светит яркое солнце, она веселится с коллегами, нюхает экзотические цветы и каждый вечер гуляет под звездным небом, я сочинила историю на тему «Как чудесно я провожу время в Грей Плэйс», после чего задумалась о том, поверит ли она мне, или поймет, что я пытаюсь иронизировать. Моя мать прекрасно понимала, куда я попала, так как сама родилась и выросла в этом месте. Она любила этот город, но лишь в прошедшем времени — жить она в нем не хотела, желая только вспоминать о нем.

Спустившись вниз, я покормила Гангстера, в очередной раз удивившись размеру его аппетита. В итоге, я успела приготовить рисовую запеканку и наестся до отвала, но Джордан всё еще не возвращался. Чуть позже я узнала, что сегодня он задержится на работе допоздна, и это стало толчком моего решения занять себя чем-нибудь прежде, чем что-нибудь займёт меня. Просидев около часа в социальной сети в переписках с друзьями (с Генри в том числе — он поделился со мной радостью своей победы в номинации «Мистер Эрудированность Брюнеля»), я убедилась в том, что у всех всё замечательно, после чего удовлетворенно захлопнула ноутбук. Направившись к шкафу, я запуталась в пледе и споткнулась, но устояв на ногах, бодро дошла до точки своего назначения. Достав альбом на A1 и всё необходимое для работы с ним, я посмотрела на старый письменный стол, на котором красовалась груда раритетной компьютерной техники, и хлопнула себя набором кистей по ладони. Уже через десять минут, перенеся системный блок, монитор, принтер и колонки в соседнюю комнату, я столкнулась с еще большей проблемой — стол оказался невероятно тяжелым. Когда спустя пять минут я дотащила его только до середины комнаты, в открытых дверях показалась заинтересованная морда Гангстера, явно не понимающего моего упорства. Внезапно пес решил мне помочь и, зайдя в спальню, уперся лбом в край стола. Естественно это ничем мне не помогло, но с этого момента между нами завязалось своеобразное взаимопонимание.

Наконец, установив стол впритык к окну, я решила не прогонять Гангстера, легшего на круглый, вязаный коврик, и, почувствовав сквозняк, закрыла дверь в спальню. К этому времени уже успело достаточно сильно стемнеть, поэтому, прежде чем вернуться к столу, мне пришлось включить свет. Разложив свои краски в тюбиках, я посмотрела в окно и сфокусировалась на том, что хочу изобразить — роскошная крыша предположительно деревянного дома огромных размеров, расположенная посреди хвойного леса, в котором немногочисленные лиственные деревья уже покрылись золотым цветом. Надев квадратные очки, которые были моими неотъемлемыми спутниками в процессе «создания шедевра» посредством кисти, я начала свою работу. Не вырывая листа, я облокотила альбом об оконную раму и полубоком села на стол. Чтобы выровнять ракурс, чуть позже мне пришлось подставить под альбом старые книги Артура, которые я нашла в шкафу соседней комнаты, когда переносила туда компьютер.

Пейзаж был великолепен: скошенное и, соседствующее с ним, неубранное подсолнечное поля врезались в густой хвойный лес, внутри которого, по-видимому, на небольшой поляне, красовался «отшельник» (так я решила называть дом, который стал героем моей еще не написанной картины). Однако с быстрым наступлением сумерек мне вскоре пришлось сложить свои кисти и, одновременно с последним закрученным мной тюбиком красок, раздался стук во входную дверь. Гангстер сиюсекундно подскочил со своего места и стойко ожидал, пока я открою ему дверь, после чего медленно спустился вниз по лестнице, аккуратно перебирая своими длинными лапами.

— Пришла пора раскрыть карты, — доедая очередную порцию разогретой мной запеканки, начал Джордан. — Я и до развода с Грейс зачастую задерживался на работе, но после стал абсолютным трудоголиком. Так получилось, что моё присутствие в больнице может спасти человеческую жизнь, поэтому, после потрясения связанного с личной жизнью, я с головой ушел в работу. У меня даже появилась оборудованная для сна небольшая комната, пристроенная к моему кабинету, так что последние полгода я почти не появлялся дома. За Гангстером присматривали Констанс с Тони или Освальд, поэтому здесь у меня проблем не было. Если честно, до твоего приезда я ночевал дома от силы два-три раза в неделю. Тот факт, что я не рассказал об этом тебе с Лисой, меня не красит. Из-за этого я подставил тебя вчера и сегодня, но дальше лучше не станет. Я едва ли смогу подвозить тебя до школы, если в этот момент буду в операционной, и тем более забирать тебя после занятий…

— Хммм… — только и смогла выдохнуть я, нахмурив лоб, после чего засунула противень в посудомоечную машину. Мне не нравилась даже сама идея о том, что в школу и обратно мне придется добираться на своих двоих, и не потому, что я не любила пешие прогулки — я их обожала — просто здешняя погода еще не успела расположить меня к себе.

— Но, кажется, я кое-что придумал, — вдруг торжественно улыбнулся Джордан, чем привлек моё внимание. Уже спустя пару минут я стояла в прихожей и надевала на себя резиновые сапоги, длинной до середины икры, и старую кожаную куртку коричневого цвета, которая была минимум на три размера больше, чем мне было нужно.

Когда Джордан включил тусклый свет в старом сарае, который служил складом для всевозможных инструментов, я не сразу заметила коричневый мопед, накрытый прозрачной пленкой.

— Этому красавцу всего семь лет, — улыбнулся Джордан, — мы с Грейс подарили его Артуру на пятнадцатилетие, чтобы поддержать его в желании получить водительское удостоверение. У тебя ведь оно есть?

У меня были права и Британские, и Канадские. Я получила их год назад, скорее из принципа, нежели из надобности — транспортного средства у меня никогда не было, да и в ближайшем будущем не предвещалось, однако я зачастую садилась за руль транспортных средств своих друзей.

Артур не забрал мопед в Квебек из-за проблем с его мотором, да и вскоре после двадцатилетия он купил себе скромную машину, так что в подобной развалюхе точно не нуждался.

В компании с Гангстером, я принесла из кадиллака Джордана детали, которые он прикупил сегодня после работы, после чего мы вместе провозились с этой клячей до часа ночи. Однако это того стоило — мопед завелся. Первым опробовал его готовность Джордан, чтобы проверить тягу и работу тормозов. Только после этого он предложил мне сесть за руль. Не долго объясняя мне азы вождения, он отошел от меня и я, надев старый мотошлем, тронулась с места. Я без проблем доехала до черты города и, переполненная чувством восторга, развернулась обратно. Мопед не набирал скорости больше пятидесяти километров в час, но для меня этого стало достаточно, чтобы я неожиданно почувствовала легкий привкус свободы. Ехать по ночной дороге через вековой лес было откровенно жутковато, отчего мне становилось еще веселее. Желтый фонарь моего мопеда словно разрезал ночную тьму на кусочки, позволяя мне свободно продвигаться вперед. Врезающиеся в него ночные бабочки и редкие мошки, делали мою поездку еще более завораживающей и, когда я остановилась напротив Джордана, я уже вовсю улыбалась до ушей.

9. Приглашение

Я была не единственной, приехавшей в школу на мопеде, но единственной, у кого шлем был старше, чем его носитель.

— Круто выглядишь, — улыбнулся Кай, отстранившись от своей компании и дождавшись, пока я припаркуюсь.

— Не смеши, — выдавила я, поправляя пострадавшие от шлема волосы. Вчера вечером, когда я впервые «оседлала» своего «железного коня», было не так прохладно как сегодня, поэтому, пока я добралась до школы, я буквально продрогла до костей и сейчас едва ли сдерживалась, чтобы не заклацать зубами.

— Нет, я серьезно… У нас совместная география, предлагаю пойти вместе.

Естественно я согласилась и естественно меня испепелила взглядом вся женская часть класса. Особенно острой ненависть юных дев была в момент, когда мистер Тернер обратился к задним партам, которые занимали я с Каем, с просьбой прекратить болтать на уроке. В этот момент мы как раз смеялись со сказки преподавателя о классификации облаков.

Позже мы с Каем пересеклись в столовой и, на сей раз, к нам с Лесли не подсел никто кроме Грина — словно он был ярким баннером, запрещающим общение со мной. К тому моменту я уже успела наслушаться от Лесли об авторитете этого парня и о том, что дружба с ним считается в школьном социуме «высшим рангом» для парней и «страстной мечтой» для девушек. Странно — прежде я бы посмеялась с подобного возвышения одной персоны, но сейчас я почему-то понимала, о чем именно говорила мне Лесли.

— Впервые слышу об Истборне, — улыбнулся Кай, взяв в руки сэндвич.

— Это замечательный город, — заулыбалась в ответ я, с теплотой вспоминая о месте жительства своего счастья.

— Ты в нем родилась?

— Нет, я родилась в Брамптоне. А ты всегда здесь жил?

— Тоже нет. Я со своей семьей переехал год назад… Лесли, что по поводу тебя? — неожиданно перевел внимание от себя Кай, обратившись к до сих пор ошарашенной Лесли, которая никак не могла переварить факт своего обеда в компании Грина.

— Я… Я из Грей Плэйс. Мои родители переехали из Форест Хилл еще до моего рождения, — сконфуженно отозвалась Лесли, поправив свои милые очки.

— У тебя есть братья или сестры? — не прекращал невозмутимо вгонять в краску девушку Кай.

— Нет… Только двоюродные, но они живут в Оттаве, так что мы очень редко видимся.

— Отсюда до Оттавы добираться целую жизнь, — подтвердил Кай, словно стараясь раскрепостить блондинку.

— Да, но они приезжают к нам почти каждое Рождество, а я езжу к ним на летние каникулы.

— И много у тебя кузенов?

— Два брата и сестра по отцовской линии, и еще две сестры по линии мамы. Они классные…

— Не сомневаюсь, — улыбнулся Кай, после чего снова перевел взгляд на меня.

— А у тебя есть братья или сестры?

— У меня? — переспросила я, наблюдая за тем, как Лесли встает из-за стола. — Нет, я одна. Лесли, ты куда?

— Я забыла взять себе напиток.

— Возьми моё молоко, — пододвинула свой стакан я. — Я всё равно не хочу.

— У меня непереносимость лактозы, — резко покраснев, скомкано ответила девушка, после чего буквально пропищала. — Я скоро вернусь.

— А у тебя есть братья или сестры? — проводив Лесли взглядом и встретившись взглядами с группой девушек за соседним столиком, обратилась к Каю я.

— У меня весьма большая семья, — заулыбался Кай. — Я живу в одном доме с родителями, дядей, тремя старшими сестрами и двумя бойфрендами сестер.

— Ничего себе, — ухмыльнулась я. — Вы, наверное, как кильки в банке.

— Нет, у нас достаточно большой дом, так что с личным пространством проблем не возникает, — продолжал улыбаться Кай.

— У меня никогда не было большой семьи, так что даже представить себе не могу подобные семейные отношения… Мне пора на французский, — мгновенно отреагировав на звонок, произнесла я, после чего ловко вышла из-за стола.

В течение дня я только и думала, что о Кае Грине, а после уроков мы вообще застряли на стоянке, демонстративно общаясь друг с другом и совершенно не обращая внимания на недовольные лица ровесников, которые явно имели виды на нас обоих — местные парни уже трижды пытались в открытую подкатить ко мне с одним и тем же предложением сходить с ними в кино на «Страсть и ничего больше», Кай же явно страдал от переизбытка внимания со стороны женского пола.

— Не хочешь сходить на «Страсть и ничего больше»? — внезапно заулыбался Кай, сразу после рассказа о пристрастии его матери к теплицам. «Только не на этот кошмар!» — пронеслось у меня в голове, после чего я криво улыбнулась.

— Можно было бы, — подавляя свои громкие мысли, произнесла я, явно не желая отказывать этому парню третий раз к ряду. — Может быть, на следующей неделе? — Решила оттянуть этот ужас я.

— Отлично, — довольно заулыбался парень. — Билеты с меня.

— Только не покупай заранее — лучше согласовать время, — попыталась улыбнуться я.

Я никак не могла понять, что меня цепляет в этом персонаже. Меня тянуло к нему невидимой силой, очень, но почему? Я снова не чувствовала бабочек внизу живота, о которых рассказывала мне мама, говоря со мной о Генри. Может быть, у меня в животе вообще нет никаких бабочек? Только желудок, печень и селезенка… В итоге мы около получаса простояли под моросью, пока я не начала стучать зубами вслух.


Выгуляв Гангстера, я, наконец, оказалась в своей прохладной комнате и с облегчением напялила на себя теплую толстовку. Ездить на мопеде по такой погоде — прямой путь к воспалению легких, но лучше Джордану об этом не говорить, чтобы в итоге не пришлось ходить пешком сквозь лес, по шесть километров в день.

Получив от Джордана смс-сообщение о том, что сегодня он приедет лишь около одиннадцати, я села ужинать в одиночестве и уже почти расправилась со своей порцией гречневой каши с рыбой, когда в дверь раздался звонок. Это была почтовая доставка — мои вещи, наконец, нашли своего хозяина, вот только к двум огромным коробками прилагалась еще одна плоская, широкая посылка, неизвестного для меня происхождения. К моему счастью, курьер — разговорчивый мужчина лет тридцати — согласился помочь мне затащить коробки наверх. За следующие пять минут я узнала всё о его пятилетней дочери и рожденном на прошлой неделе сыне, отчего мне стало неожиданно тепло. Наверное, сама мысль о том, что в этом забытом всеми городке тоже можно жить полноценной, счастливой жизнью, меня в какой-то степени воодушевляла.

Проводив курьера, я поднялась наверх и, под пристальным наблюдением Гангстера, перетащила коробки с лестничной площадки в свою комнату. Следующий час я разбирала знакомые вещи, но так и не смогла заполнить огромный шкаф хотя бы наполовину. Добравшись до посылки неизвестного происхождения, я прочла мелкий почерк, в котором узнала свою мать: «Моему рассвету». Улыбнувшись внутрь себя, я распаковала коробку и замерла, увидев новый, идеальный мольберт.

Отодвинув стол чуть правее от окна, я собрала и установила мольберт впритык к подоконнику. Как же я наслаждалась тому, что теперь могла сидя на столе работать над картиной, совершенно не переживая за стойкость своего творения!

Проверив электронную почту, я прочла огромное письмо матери и ответила ей еще большим количеством символов, когда мне пришло оповещение из социальной сети — Кай Грин стучался ко мне в друзья. Я не успела принять предложение дружбы, когда получила от него сообщение:

— Привет, как твои дела?

— Привет. Вроде бы за пару часов ничего не изменилось.

— Чем занималась?

— Разбирала свои вещи и впервые получила от данного процесса столько удовольствия — словно распаковала счастливое прошлое и расфасовала его по полкам этого города.

— Ты несчастна на новом месте?

Я подумала, прежде чем ответить:

— Нет, не так. Я вполне довольна новым местом жительства. Просто здесь откровенно скучно. Кажется, мой дядя вернулся с работы — пойду его встречать. До встречи?

— До скорой встречи.

Не знаю почему, но я улыбалась во время нашей переписки. К моему неожиданному сожалению, на странице Кая не оказалось ни единой фотографии, кроме его карандашного портрета, который стоял у него на аватаре.


— Можно на тебя положиться?

— Если честно, даже облокачиваться не советую, — улыбнувшись в ответ Каю, с которым мы встретились у моего локер-шкафа перед началом занятий, ответила я.

— Приглашаю тебя на вечеринку, — протянув мне листовку, широко улыбнулся парень.

— Оу, сегодня? — разочарованно спросила я, вспомнив о своём обещании сходить сегодня вечером с Джорданом в кафе-бар Констанс.

— Нет, — явно уловив моё разочарование, заглянул мне в глаза Кай. — Вечеринка будет в пятницу вечером у меня дома. Ты придешь?

— Значит завтра? Тогда приду, — довольно ухмыльнулась я.

— Обещаешь?

— Обязательно буду, — закивала головой я, рассматривая листовку. — Начало в восемь?

— Да.

— В честь чего вечеринка?

— Просто для того, чтобы Грей Плэйс не был скучным.

«Только не говори, что вечеринка устроена из-за меня!» — кричало моё смутившееся подсознание, резко вспомнившее содержание нашей вчерашней переписки.

— Погоди, я не знаю, где ты живешь… — решила перевести тему я, опустив глаза в листовку, чтобы в очередной раз не встречаться взглядом с парнем.

— Я твой сосед, — сорвался на смешок Кай.

— Сосед? — удивленно вздернула брови я. — У меня по соседству только два поля и лес.

— Не доезжая ста метров до твоего дома, слева есть асфальтированная дорожка, разделяющая эти самые два поля напополам. Повернешь на нее, после чего через триста метров войдешь в лесную черту. Еще четыреста метров через небольшой отрезок леса и двести по окраине опушки, после чего ты благополучно окажешься у моего дома.

— Оу, круто, — неловко улыбнулась я. Так это его дом просматривался в окно моей спальни и именно его я начала вчера рисовать? Дурацкое совпадение.

— Давай я заеду за тобой.

— Не стоит, я сама доберусь, — взяв учебник из своего шкафчика, машинально отказалась я, желая показать, что я не маленькая и не заблужусь, как вдруг поняла, что в очередной раз отказала этому парню в столь деликатном вопросе! Я прикусила язык и решила, что если он еще раз спросит меня о моём сопровождении — я обязательно соглашусь на его предложение, но он больше не спрашивал.


— Вечеринка у Греев? — разрезая пиццу, приподнял брови Джордан. — Я рад слышать, что ты с такой скоростью заводишь себе друзей. Тем более рад тому, что они правильные.

«Что значит „правильные“?» — подумала я, но решила обойтись без сарказма. Мы сидели в баре Констанс за уединенным столиком, с трех сторон окруженном темными стенами, обитыми мягкими панелями из экокожи. Мягкие стены и приглушенный свет создавали выгодное впечатление домашней обстановки, вот только едкий запах дыма сигарет всё немного портил.

— Нет, не к Греям. Его фамилия Грин. Кай Грин. Он мой ровесник.

— Я знаю, кто это. Весь город знает. Очень интересная семья. Этот город когда-то принадлежал семейству Греев, отсюда и название — Грей Плэйс.

— А я думала, что название пошло от «серого места».

— На самом деле, название пошло от «места, принадлежащего серому». В итоге получилось «Грей Плэйс». Дядя твоего нового знакомого — прямой потомок основателя этого города. Его сестра, по совместительству мать Кая, замужем за человеком, намного превышающем её в возрасте. Семейная чета имеет троих дочерей и младшего сына, который и пригласил тебя на вечеринку. Насколько я знаю, вместе с ними еще живут молодые люди двух дочерей, если только я ничего не путаю.

— Семья из девяти человек — это нечто, — прожевав кусок пиццы, отозвалась я.

— Да уж, — нахмурив густые брови, о чем-то на мгновение задумался Джордан, после чего резко вышел из транса. — Если подумать, Греи постоянно жили в этом городе в разные промежутки времени. Последний Грей умер около шестидесяти лет назад, дожив едва ли не до столетнего возраста. Его же внук или даже правнук, Рудольф Грей, приехал сюда около года назад, привезя с собой и семью старшей сестры. Их дом был достроен за месяц до их приезда и вроде бы он принадлежит именно Рудольфу, так что можно считать, что ты идешь в гости к Грею, а не к Гринам.

— Кто идет в гости к Греям? — громко спросила незаметно подошедшая Констанс, поставив перед нами поднос с графином свежевыжатого сока. — В честь вашего прихода я заставила повара попотеть, — ухмыльнулась жилистая женщина, сев сбоку от меня. — Так что там с Греями?

— Меня пригласил на вечеринку Кай Грин.

— У Греев будет вечеринка? — удивленно вздернула брови Констанс. Взрослые словно совершенно не реагировали на фамилию Грин, моментально переводя все свои ассоциации на более звучную для этого города фамилию Грей.

— Вроде как соберется полшколы, — криво улыбнулась я.

— Ну да, там, должно быть, есть где разгуляться, — задумчиво произнесла Констанс. — Я не знаю твоего Кая…

— Он не мой, — почему-то почти смутилась я.

— Но я знаю Рудольфа, — не обратив никакого внимания на моё замечание, продолжила хозяйка заведения. — Идеальный мужчина. Я бы с ним переспала, честное слово.

— Как же твой муж? — округлила глаза я.

— Какой муж? — широко и как-то раскрепощенно заулыбалась собеседница. — Думаешь, я не в состоянии собственноручно сколотить бизнес в виде кафе-бара и родить сына? Кстати, насчет Тони. Негодяй сегодня пришел со школы с повесткой о вызове на ковер к классному руководителю. Причина — разбитый нос одноклассника. Чувствую, что мне снова придется слушать дурацкие речи этой стервы о том, что моему ковбою необходима мужская рука. Ей самой необходима мужская рука в области её ягодиц, каждый пятничный вечер торчащих из-под мини-юбки в баре у Мортимера.

— Тони уже десять лет, может быть ему и вправду стоит пообщаться с взрослым мужчиной? — поедая свою пиццу, заметил Джордан.

— Отличная идея. Возлагаю это бремя на тебя, о, рыцарь.

— На меня?!

— Ты ведь взрослый мужчина? И потом, я же присматривала за твоим псом.

— До тех пор, пока Тони не разрисовал его в зебру.

— Вот видишь — тебе есть о чем поговорить с мальчишкой. Тебе вообще стоит больше проводить время со своими друзьями, а то из-за этой отвратительной истории с Грейс… Знаешь, — вдруг обратилась ко мне Констанс, — Грейс работала маникюршей и, нужно отдать ей должное, делала превосходный маникюр, но всегда была последней стервой в этом милом городе. Феликс же — её любовник — был средним автослесарем и тому, что он оказался подонком, я не удивилась. Моя тачка после его работы ломалась ровно один раз в неделю, как по часам, пока я собственноручно не перебрала карбюратор. У чувака реально руки из задницы торчат, зато эти руки теперь будут с отличным маникюром. Ладно, не смотря на то, что я единоличный владелец этого задрипанного заведения, я сегодня еще и официантка по совместительству — пришлось отпустить Майли пораньше, на свиданку со страстным мучачо.

На особой волне я уловила, что Джордану не понравился монолог Констанс о его бывшей жене, но он ничего не сказал, будучи слишком терпеливо-добрым, а Констанс высказала всё, что думает, будучи чрезмерно прямолинейной.

10. Фейерверк бабочек

Кажется, я слишком сильно переживала перед походом на вечеринку в поместье Греев, о чем в предвкушении гудела вся школа. Я как раз садилась за столик в столовой в компании с Мелвином и Гарри, когда второй, запинаясь, вдруг спросил у меня:

— Ты уже решила, с кем пойдешь на вечеринку?

— Что? — непонимающе переспросила я.

— На вечеринку… К Греям… Просто я подумал, что ты могла бы согласиться пойти со мной или с Мелвином, например.

— Оу, нет… Я уже решила идти одной, так что…

— Всё. Понятно. Без вопросов, — поднял руки вверх парень.

— Я ведь говорила, что она не согласится, — улыбнулась севшая рядом с парнями Джина.

— Тогда, может, согласишься ты? — нагло, с присущей ему недовольством, усмехнулся Мелвин.

— Я не подбираю остатки, — резко оборвала парня Джина. — Тем более меня уже пригласили… Сейчас как раз работаю над статьей о десяти ошибках парней-неудачников…

Интересно, вчерашнее приглашение Кая подвезти меня — это было приглашение? Даже если так, я его успешно проморгала. На переменах между уроками мы с Каем пересекались как никогда часто, и всякий раз он напоминал мне, что непременно хочет увидеть меня на вечеринке, но больше так ни разу и не предложил за мной заехать. Наверное, я сильно ударила по его решительности несколькими отказами подряд — сначала отказалась сходить куда-нибудь после волейбола, затем отказалась довести себя до дома и шла пешком, потом отложенный поход в кино и очередной отказ заехать за мной перед вечеринкой. Я пришла к выводу, что сама не знаю, чего хочу от этого эталона мужчины в подростковом возрасте.


Уже стоя в ванной перед зеркалом, я красилась с мыслью о Генри. Последние несколько дней я никак не могла понять, почему всякий раз думая о Кае, я вспоминала о голубоглазом блондине, но сейчас мне казалось, что всему виной бестолковое чувство вины. Причем перед обоими парнями. Странное, необъяснимое чувство, которое я никак не могла в себе подавить.

Через окно своей спальни я наблюдала за проезжающими между полями машинами, направляющимися в сторону поместья Греев, и, судя по их количеству, уже в половину восьмого на вечеринку съехалась треть всей школы. Я же решила выехать из дома ровно в восемь, чтобы не нарушать границы заданного времени, поэтому еще десять минут после полной готовности сидела в гостиной и мерно поглаживала отстраненного Гангстера. Не смотря на то, что Джордан сегодня работал в ночную смену, он не пренебрег основными наставлениями опекуна и попросил меня вернуться домой до полуночи, на что я всего лишь пожала плечами. Кажется, он вообще перестал переживать на счет вечеринки, когда узнал, что она будет проходить в поместье Греев.

Закрыв дом, я, со шлемом в руках, подошла к своему мопеду. Сегодня был самый теплый день за всю историю моего пребывания в Грей Плэйс, однако я не смогла в полной мере насладиться нежными лучами солнца, из-за дурацких мыслей о Кае и Генри — кажется, из-за отсутствия нормального образования, мой мозг решил немного деградировать на гормональном фоне и переключиться на мысли о парнях.

Ночь уже почти наступила, и на улице было на удивление тепло, отчего я решила не застегивать до конца свою кожаную куртку черного цвета. Сев на дряхлый мопед, я вставила ключ в зажигание и… Каково же было моё разочарование, когда я поняла, что старая кляча отказывается со мной сотрудничать в самый ответственный момент! В отличие от Констанс, я абсолютно ничего не понимала в карбюраторах, так что мне ничего не оставалось, как только на протяжении десяти минут тщетно пытаться привести в действие этот кусок металлолома, после чего, в полном разочаровании, закрыть его в сарае.

Мой мобильный показывал двадцать минут девятого, когда мне оставалось около ста метров к куску леса, за которым прятался особняк Греев-Гринов. Как раз в момент, когда я вкладывала телефон во внутренний карман куртки, за моей спиной разлился свет фар. Я не делала знака автостопа — машина сама остановилась справа от меня.

— Привет, — заулыбалась Джина из-за приоткрытого окна водительского места. — Я позаимствовала тачку у брата — тебя подкинуть?

— Круто, — улыбнулась в ответ я.

— Керк, придурок, сваливай отсюда, — толкнула в бок рядом сидящего парня Джина, заставив его, не вылезая из машины, перебраться на заднее сиденье, где уже сидело два парня и девушка. — Тебе не сильно повезло, — ухмыльнулась Джина, когда я села справа от нее. — Я получила права только месяц назад, так что я тот еще гонщик. Парковаться задом — это вообще не мой конек.

— Мы ведь не собираемся парковаться задом, — ухмыльнулась я.

— Зная Джину — нам этого не избежать, — раздался гулкий смех сзади, но я даже не предполагала, что парень не шутит. Джина реально решила парковаться задом между двумя серебристыми ауди. В этот момент я захотела выйти из машины, но вдруг подумала, что так буду выглядеть предательницей, и, в итоге, до последнего консультировала девушку, глядя в своё боковое зеркало заднего вида.

— Йоху! Мы сделали это! — закричал один из парней на заднем сиденье, давая мне понять, что я попала в компанию особых оторв.

Музыка на вечеринке была настолько громкой, что её было слышно даже из закрытой машины, стоящей на газоне напротив поместья. Само поместье оказалось трехэтажным, деревянным построением из бруса огромного диаметра и перед ним, как я и предполагала, рисуя свою картину, раскинулось достаточно большое поле, высаженное газонной травой. У выезда из леса, на границе с въездом на окраину этого поля, стоял поднятый шлагбаум, но больше всего меня поразило, что асфальтированная тропинка, ведущая от главной дороги, пролегала почти до самого поместья, где переходила в красивый пятачок, выложенный каменной брусчаткой.

Газон перед поместьем был переполнен машинами, из-за чего нашей компании пришлось пробираться сквозь лабиринт из автомобилей.

— Наверное, мы последние, — громко засмеялась Джина, задев рукавом боковое зеркало зеленого рено.

Поднявшись к поместью по не слишком длинной лестнице, мои спутники уже у входа начали подпрыгивать в такт вырывающейся из поместья музыке, и уже через огромные панорамные окна, соединенные с просторной террасой, было видно, что веселье находилось в самом разгаре — сотни разноцветных прожекторов мерцали по забитому до отказа танцполу, и дом едва ли не дрожал от топота танцующих.

Когда мы вошли внутрь, музыка буквально вре́залась оглушительной волной в мои уши, отчего мне вдруг стало весело — я словно вернулась обратно в Истборн, и из толпы веселящихся незнакомцев на меня вот-вот должны были ринутся мои старые друзья. Мне казалось, будто я век не была на вечеринке, хотя последний раз я посещала одну из них всего лишь две недели назад.

Я уже хотела влиться в веселящуюся толпу, последовав за компанией, с которой приехала, когда увидела Кая, стоящего у стола, переполненного разнообразием напитков и коробками с пиццей. Повесив свою куртку на заполненную вешалку у входа, я подошла к Грину, широко улыбаясь в ответ на его улыбку.

— Привет, — громко произнесла я, пытаясь перекричать музыку, после чего бросила взгляд на диджея. — Крутая вечеринка.

— Организатор не я, — явно довольно заулыбавшись от моего комплимента, Кай чуть-чуть отстранился, показав на стоящую за его спиной девушку. Она была настоящей красоткой, примерно моего роста, с темными волосами еле уловимого бордового оттенка, красивеньким носиком, милыми ямочками на щеках, проступающими во время белоснежной улыбки, и карамельными глазами. Девушка была одета в клетчатую юбку до пола и майку с красивым декольте, но изюминкой её наряда была темно-бордовая кепка с миниатюрным козырьком, а её идеальную, осиную талию отлично подчеркивал широкий черный пояс, надетый поверх обтягивающей майки.

— Ариэлла, — протянула мне руку светящаяся улыбкой девушка, словно уже ожидала знакомства со мной.

— Моя сестра, — пояснил Кай. — Самая младшая из сестер.

— Зато я старше Кая на четыре года, — заулыбалась Ариэлла, и я вдруг поняла, что у нее такая же улыбка, как и у её брата. У каждого из них оба верхних третьих зуба были немногим острее и длиннее остальных зубов, чем выделялись из общего строя белоснежных красавцев.

— Вы похожи зубами, — постучала себя указательным пальцем по сжатым зубам я.

— Я раньше не обращала на это внимания — широко улыбнулась Ариэлла, явно желая пообщаться со мной подольше. — У тебя разве эти зубы не такие же?

— Нет, — усмехнулась я, подумав о странности нашего диалога, который по глупости начала именно я. — У меня самые обыкновенные зубы.

— И вправду, — продолжала улыбаться Ариэлла. — Я так рада с тобой познакомиться. Кай очень много рассказывал о тебе.

— Правда? — неподдельно удивилась я. — Я всего несколько дней как приехала в Грей Плэйс и пару дней, как познакомилась с Каем…

— Оу, Рудольф, смотри, это моя будущая девушка, — усмехнулся Кай куда-то в толпу, и я посмотрела влево, следуя за взглядом Грина. Я уже слышала от Джордана и Констанс о дяде Кая по имени Рудольф, поэтому ожидала увидеть перед собой солидного мужчину в солидном возрасте, но рядом со мной остановился огромный, молодой парень. Говоря «огромный» я имею в виду не только рост, но и общую комплекцию. Он был примерно под два метра ростом, с идеально пропорциональным телом едва ли не бодибилдера, с густыми, светло-каштановыми волосами длинной до лопаток (на фоне таких локонов у девушек может развиться настоящий комплекс неполноценности), аккуратно подстриженной, короткой, густой бородой и невероятно яркими, четко очерченными, изумрудными глазами. Встретившись с этими глазами, у меня в мозгу мгновенно что-то щелкнуло.

— Ого, какой большой, — не удержавшись, вслух произнесла я первое, что воспроизвел мой мозг, после чего взяла незнакомца за протянутую им в мою сторону руку, чтобы ответить на его приветствие. Как только мы соприкоснулись пальцами, взрыв внизу моего живота едва не подкосил мне ноги. Это не были бабочки, о которых рассказывала мне мама — это были разрывы фейверков невероятной мощности, разных форм и цветов!!!

— Не меньше метра девяноста, — улыбнулся в ответ Рудольф, после чего мы словно зависли в пространстве. Музыка стала глуше, цвета ярче, запахи острее… Мы не выпускали рук друг друга, и я смотрела снизу вверх своими широко распахнутыми глазами в завораживающие изумруды, и чувствовала себя глупой бабочкой, угодившей в сеть коварного паука. Более красивого мужчины я прежде не встречала, что отметила почти сразу и сразу же оборвала себя, приказав не думать о подобном: «Нет-нет-нет… Я не жалкое насекомое — меня так просто не съешь», — пронеслось у меня в голове, после чего я неохотно буквально вытащила свою руку из его руки, случайно обратив внимание на красивое кольцо-печать на его указательном пальце.

— Я не… Эм… Слова Кая о том, что… Я не собиралась с ним… — начала выводить руками в воздухе запутанный клубок я, через силу оторвав взгляд от взгляда Рудольфа Грея, после чего взглянула на Кая и, наконец, смогла вернуть себе дар речи. — Встречаться, — уверенно подытожила свою маразматическую речь я. — Просто Вы его дядя, и я не хочу, чтобы моё присутствие на этой вечеринке неправильно воспринимали… — я снова посмотрела на Рудольфа и снова встретилась с его пронзительным взглядом, который всё это время был прикован ко мне. Посмотреть на него снова — фатальная ошибка. Связь моего мозга с и без того заплетающимся языком снова была нарушена, и мои слова в очередной раз предательски спутались. Подобного со мной прежде еще не случалось.

— Ясно, — скрестив руки на груди, коротко ответил Рудольф, продолжая впиваться в меня взглядом, отчего по моему телу уже начинали бегать мурашки. Мы в очередной раз застыли, и я была уверена в том, что еще несколько секунд — и между нами ударил бы электрический разряд, если бы я снова не пересилила себя и не отвела взгляд, на сей раз посмотрев в сторону Ариэллы, но встретилась взглядом с рядом стоящей девушкой, волосы которой были окрашены в шикарный пепельный блонд. Она была чуть выше Ариэллы и немногим крупнее её. У девушки были красивые серо-голубые глаза, пухлые губы и каштаново-серые брови. Она была такой же красавицей, как и Ариэлла, только другого типа.

— Меня зовут Пепел, — заулыбалась незнакомка, протянув мне руку.

— Пепел? — тяжело выдохнула я, продолжая чувствовать на себе жгучий взгляд Рудольфа, всё еще смотрящего на меня сверху вниз.

— В честь волос, — потеребила себя по макушке девушка, и я поняла, что это скорее кличка, нежели имя, данное при рождении, потому как подобного оттенка натуральных волос в природе попросту не существует. — Я сестра Кая.

— Старше меня на два года, — улыбнулась Ариэлла после того, как Пепел положила свою руку на её плечо.

— Мне двадцать три, — довольно ухмыльнулась Пепел. — Я младше своего дяди на два года, — кивнула головой в сторону Рудольфа девушка, и я уже хотела поднять на него взгляд, когда вовремя одернула себя, чтобы не зависнуть на этом персонаже снова.

— Вы не похожи, — провела пальцем в воздухе между Ариэллой и Пепел я.

— Так бывает, — пожала плечами Пепел. — Родные братья и сестры могут быть совершенно несхожими между собой.

— Ладно, мы пойдем танцевать, — неожиданно взяв меня за правое запястье, отправился в танцующую толпу Кай, чем спас меня от разбушевавшегося внутри меня пожара, с каждой секундой разгорающегося всё с большей мощью. Еще одна минута, проведенная рядом с Рудольфом, могла бы стоить мне крыши — она бы просто съехала.

Я еще долго приходила в себя от внутреннего потрясения, пока, наконец, не слилась с толпой. Давно я не танцевала со столь сильной отдачей — казалось, будто еще чуть-чуть и я выпрыгну из себя. Кай танцевал напротив меня, широко улыбаясь и выкрикивая вместе со мной слова популярных песен, но я словно не видела его, полностью растворившись в пространстве с людьми, танцующими рядом со мной. Оказалось, что без остановки мы протанцевали целый час, но я узнала об этом лишь когда вырвалась из толпы, к противоположной от выхода на улицу части танцпола.

— Круто танцуешь! — прокричал прямо мне в ухо Кай.

— Да я просто прыгаю! — засмеялась я. — Хочу пить!

— Пошли на кухню! — снова прокричал Кай, и я отправилась за ним вглубь дома. После того, как массивная дверь за нашими спинами захлопнулась, музыка стала играть чуть тише, и мы оказались на просторной кухне, размеры которой составляли размеры гостиной Джордана. Здесь уже были знакомые мне Рудольф, Ариэлла и Пепел, и еще шестеро незнакомых мне людей. Они стояли вокруг высокого, квадратного стола для готовки, установленного в центре комнаты, под которым располагались шкафчики и посудомоечные машины. Первым представился мужчина лет шестидесяти восьми, который в своем возрасте выглядел заправским спортсменом. По факту, его возраст выдавали лишь седые волосы и глубокие морщины вокруг глаз.

— Раймонд, — неожиданно подойдя ко мне, пожал мою руку мужчина. — Отец Кая.

— Олуэн, — сразу же подошла ко мне красивая женщина с идеально завитыми и уложенными темно-каштановыми волосами, и невообразимо милой улыбкой, скрывающей её белые зубы. У женщины были невероятно добрые голубые глаза и обворожительные ямочки на щеках. — Я мама Кая, — добавила женщина, чем подтвердила слова Джордана о разнице в возрасте между супругами — она была минимум на двадцать лет младше своего мужа.

— Залина, — приподняла вверх стакан, по-видимому, с алкоголем, длинноногая блондинка, стоящая в противоположном конце кухни. В отличие от остальных, её аура показалась для меня холодной, если вообще логично говорить о таких вещах, как аура. Девушка была очень красивой, со струящимися бело-пшеничными волосами до лопаток, но некрасиво сильно отросшими, черными корнями волос. Помимо длинноногости она обладала заманчивым глубоким декольте и холодными черными глазами. «Отталкивающая красотка», — подумала я, когда Олуэн сказала, что это её старшая дочь, после чего Пепел добавила, что Залина старше нее всего на год. Удивительно, как непохожи между собой были дети мистера Раймонда и миссис Олуэн! Словно все они были от разных браков.

На кухне не оказалось только парней Пепел и Ариэллы, о которых прежде рассказывал мне Кай. Раскрасневшаяся, с колотящимся сердцем, я ощущала себя неловко, словно меня «случайно» привели на знакомство сразу со всей семьей.

— Мы пришли попить, — взмахнула рукой у шеи я, после чего Залина налила полный стакан неизвестной мне жидкости и протянула её Рудольфу, чтобы тот передал его мне. Только не это! Мне совсем не хотелось брать стакан из его рук… Однако у меня не было выбора, поэтому я постаралась принять напиток, не смотря ему в глаза.

— Спасибо, — как можно более невозмутимо произнесла я, после чего сделала решительный глоток и… Огонь! Еще никогда в жизни я не пила ничего подобного! Половину я проглотила прежде, чем брызнула вторую часть через плечо прямо на пол, совершенно не задумываясь о приличиях.

— Что это?! — едва не сорвалась на крик я, отставив стакан на стол. Пожар во рту заставлял мой язык пульсировать…

— Триконит, — изогнул бровь Рудольф, словно чего-то ожидая от меня.

— Что?! Это ужасно… Как вы это пьете?! Мне срочно нужно в уборную…

Кай отвел меня в расположенную рядом ванную комнату, после чего, заперевшись, я склонилась над раковиной. Неожиданно для себя самой, я начала извергать из себя выпитое. Когда же спазмы, сжимающие моё горло на протяжении всех пяти минут, прошли, я вымыла лицо холодной водой и посмотрела в зеркало. Мои прежде темно-синие глаза приобрели янтарные крапинки, отчего бы мне стало не по себе, если бы я подробно рассмотрела их, но я не смогла — в глазах появилось незначительное помутнение.

В принципе, после того, как меня стошнило, я стала чувствовать себя лучше — по крайней мере, я так считала. Выйдя из ванной, я увидела Кая, стоящего спиной ко мне, у входа на кухню справа по коридору, и направилась к нему. Переступив порог кухни, я встретилась взглядом с Пепел, рядом с которой Олуэн шваброй протирала выплюнутую мной жидкость.

— Я приношу свои извинения, — вытащив руки из задних карманов джинс, произнесла я. Все члены семьи всё еще находились на своих местах. — Я прежде не пила крепкого алкоголя… Мне очень жаль…

— Ничего страшного, — добродушно заулыбалась Олуэн. — Как ты себя чувствуешь?

— Нормально, — попыталась, как можно более бодро произнести я, после чего дотронулась до верхней губы, почувствовав на ней неожиданную горечь. Посмотрев на свои окровавленные пальцы, я вдруг поняла, что у меня идет кровь носом — это последнее, что я видела перед тем, как накренилась назад.

11. Глаза

Нарастающая мелодия, мужчина, стоящий спиной ко мне, танцующая девушка со звериными ушами, горящее поле и снова мужчина… Сон не хотел рассеиваться даже после того, как я приподняла свои отяжелевшие веки.

— Она очнулась, — произнесла склонившаяся надо мной Ариэлла. Лишь спустя минуту я, наконец, поняла, что именно происходит — я лежу на холодном кухонном кафеле, моя голова расположена на коленях у Ариэллы, а мой пульс прощупывает неизвестный мне парень.

— Это Дариуш, — попыталась выйти со мной на диалог девушка, — парень Пепел.

— Он младше меня на год, — явно довольствуясь своим старшинством, заявила нависшая надо мной Пепел. Дариуш был брюнетом со средней длиной волос, глазами странного, сине-коричневого цвета, и он обладал весьма стройным телом — он был немногим крупнее Кая, однако намного мельче Рудольфа. Когда Пепел определила его возраст, я поняла, что девушка помешана на цифровых обозначениях, после чего попыталась встать, но, в итоге, смогла лишь сесть, и то только благодаря помощи Дариуша. Проморгавшись с минуту, я, наконец, выгнала из глаз последние звездочки, после чего с облегчением выдохнула.

— Я долго провалялась? — поинтересовалась слегка надломленным голосом я.

— Уже почти десять минут, — ответила Ариэлла, посмотрев на наручные часы.

— Пффф… Ладно, — уже вставая на ноги, произнесла я. — Хотя мне и лучше, мне всё же стоит вернуться домой.

Выйдя из кухни и очутившись в гостиной, я увидела всю семью Кая в сборе — они провожали последнюю компанию гостей. Удивившись быстрому окончанию вечеринки и надеясь на то, что причиной тому стала не я, я направилась к выходу. Приняв свою куртку из рук Залины, я еще раз отметила её сильно отросшие черные корни волос, переходящие в нежный блонд, и уже хотела выйти с остальными гостями, когда Кай задержал меня за локоть.

— Давай я тебя подвезу? — с обеспокоенным лицом спросил парень.

— Не стоит… Я извиняюсь за произошедшее, — обратилась я к собравшемуся у выхода семейству. — Глупый инцидент. Со мной прежде такого не было… Я самостоятельно доберусь до дома.

Все, кроме Рудольфа, очень мило попрощались со мной, после чего я вышла на деревянную террасу и вдохнула свежий воздух полной грудью. Ночь была невероятно звездной, но, из-за сжатия желудка и, кажется, даже почек, я не могла ей насладиться.

— Что ты там замерла? — прокричал один из парней, с которым я приехала на вечеринку на машине Джины. — Ты едешь?

— Да… — только начала отвечать я, когда звучный мужской баритон, от которого мои внутренности сжались еще сильнее, прозвучал где-то над моей головой.

— Я её подвезу, — спокойно и одновременно громко оборвал меня некто, и я обернулась, чтобы посмотреть на говорившего. Рудольф Грей надевал на себя кожаную куртку, стоя в шаге за моей спиной.

— Не стоит…

— Пошли, — снова оборвал меня Грей, и я сразу поняла, что он не из тех, кто привык обращать внимание на дурацкие просьбы.

Уже спустя минуту после того, как мы спустились с террасы, мы подошли к черному рендж роверу. Машина словно была отражением своего хозяина — такая же габаритная и солидная. Рудольф уже потянулся открывать для меня дверь рядом с водителем, когда я сделала рокировку и открыла заднюю дверцу — я просто не могла себе позволить допустить столь сильную осечку и сесть рядом с этим… Дядей! Я не хотела чувствовать себя уязвимой девчонкой рядом с королем львом, которого он так сильно напоминал своей шелковой гривой. К окончанию этого, во всех смыслах головокружительного, вечера, я хотела сохранить свои последние частички здравомыслия и остатки самообладания.

Сев на заднее сиденье, я с облегчением выдохнула, но мимо меня не прошло незамеченным то, как Рудольф поджал губы и прищурил свои изумрудные глаза, поняв, что я его обманула. Как только он сел за руль, мы снова встретились взглядами в отражении зеркала заднего вида и снова замерли. Не моргая, мы смотрели друг другу в глаза, и я словно забыла, как дышать, пока не поняла, что мы стоим без движения уже больше минуты.

— Эм… — едва пересилила себя я, опустив взгляд на свои колени, чтобы вернуть губам утраченный дар речи. — Уже можно ехать…

Рудольф молча включил мотор машины, после чего мы плавно двинулись с места.

Как же медленно мы ехали! К концу поездки я едва не рассыпалась в пепел, от накаленного взгляда Рудольфа, который всю дорогу прожигал меня через зеркало заднего вида. От этого у меня невольно создавалось впечатление, словно Рудольф пытался понять во мне что-то и тщательно изучить это, вместо того, чтобы смотреть на дорогу. Я же, в свою очередь, старалась смотреть в окно, но что-то постоянно заставляло меня заглядывать в предательское зеркало, в котором я каждый раз встречалась с изумрудными глазами Грея, после чего я глубоко вздыхала и снова переводила взгляд в тонированное окно, через которое ничего, кроме беспросветной ночи, не было видно. Кажется, я горела изнутри, но предпочитала списывать это на остатки жгучего алкоголя в своем организме, от которого мой желудок всё еще сжимался в спазмах.

Подъехав к дому, Рудольф медленно развернул машину и еще медленнее остановился. По-видимому, Кай рассказал своей семье о месте моего жительства.

— Тебе уже лучше? — всё еще смотря на меня через зеркало, поинтересовался Рудольф, от бархатного голоса которого в моих ушах разлился мёд.

— Да… — коротко отозвалась я, незаметно приобняв правой рукой беспокоящий меня живот. — Мне гораздо лучше.

— У тебя дома кто-нибудь есть?

— М-м-мда… — посмотрев на темные окна своего дома, почему-то солгала я, после чего еще сильнее обняла себя за живот. Кажется, виной разгулявшегося в нем урагана, был не только алкоголь. — Да, есть, — поджав губы, более уверенно добавила я.

— Может быть стоит…

— Спасибо за то, что подвезли меня, — резко открыла свою дверцу я, желая сбежать от этого притягательного человека прежде, чем обращусь в мелкую булавку, прилипшую к огромному магниту. — Вы сильно мне помогли…

— Можно на «ты».

— Ты сильно… Помог. Спасибо, — пересилила себя я, после чего, наконец, выпрыгнула из бронированного танка. Хлопнув дверцей, я направилась в сторону дома, но Грей всё не уезжал, и я всем своим существом чувствовала, как он сверлит мою спину своим прожигающим взглядом. Мне невероятно хотелось вернуться к нему, отчего я одновременно желала бежать в противоположную от него сторону со всех ног… Меня это сильно пугало.

Наконец, я перешагнула порог своего дома и, уже закрывая за собой дверь, посмотрела в сторону машины. Боковое окно от водителя было открыто, и Рудольф пристально смотрел на меня. Пересилив желание помахать ему рукой, я сглотнула комок нервов и, наконец, закрыла за собой дверь. Но он не уезжал. Его машина продолжала стоять на месте, а я оставалась стоять у двери, словно прикованная к ней цепью.

Я пришла в себя только спустя минуту, когда услышала глухие шаги подходящего ко мне сзади Гангстера, который неожиданно сорвался с места и побежал в противоположную от меня сторону, словно испугавшись меня в темноте. Прислушиваясь к тихому звучанию мотора рендж ровера, я включила свет, после чего сняла с себя куртку и разулась. Лишь когда я выключила свет и направилась к лестнице, машина тронулась с места. Первое, что я сделала — быстро поднялась в свою комнату и подошла к окну, чтобы проводить взглядом автомобиль, медленно удаляющийся в сторону поместья. Машина ехала очень медленно, словно её водитель знал, что за ним наблюдают из темного окна, а я, в свою очередь, смотрела так настойчиво, словно пыталась прожечь крышу автомобиля взглядом и, наконец, увидеть предмет своего интереса.

Как только машина скрылась из поля моего зрения, я отпрянула от окна и, из последних сил заставив себя переодеться в пижаму, свалилась в постель без задних ног.


Утро было невероятно тяжелым. Кажется, я просыпалась ночью пару раз и ходила по комнате, но это казалось мне всего лишь миражом, словно дымкой сна. Встав с постели с тяжелой головой, я медленно направилась в ванную и сразу же умыла лицо. Встретившись со своим отражением взглядом, я замерла. Мои темно-синие глаза и вправду приобрели вытянутую крапинку янтарного цвета, что было весьма красиво, но немного не естественно. Около пяти минут я вглядывалась в свое отражение — цвет глаз безусловно изменился… Засунув зубную щетку в рот, я отправилась в комнату и включила ноутбук, чтобы погуглить причину изменения радужной оболочки глаза. В итоге я наткнулась на статью из википедии:

«Гетерохромия — различный цвет радужной оболочки правого и левого глаза или неодинаковая окраска различных участков радужной оболочки одного глаза. Она является результатом относительного избытка или недостатка меланина (пигмента). Приобретается, как правило, из-за травмы, воспаления, опухолей или использования определенных глазных капель».

Прочитав это, я машинально почесала себе затылок, пытаясь вспомнить, ударялась ли накануне головой во время потери сознания, но никаких ссадин или шишек на голове я так и не обнаружила, после чего начала вспоминать, что вроде как заметила изменение радужной оболочки еще до обморока, однако я никак не могла до конца вспомнить, точно ли это было до, или всё же после…

Мысли в моей голове словно спутались, и я уже хотела пробить в интернете подробности изменения цвета глаз, когда почувствовала привкус крови во рту. Вытащив щетку и увидев на ней алую пену, я отправилась в ванную комнату и сплюнула в раковину окровавленую пасту. Сначала я испугалась того, что харкаюсь кровью, но вскоре поняла, что это всего лишь кровотечение верхних десен. Прежде я подобным не страдала, однако не обратила на это никакого внимания, вполне удовлетворившись тем, что причина крови — всего лишь десна. Наверное, мне просто плохо заходила паста с содержанием ментола.

И всё же зубы меня достаточно сильно беспокоили. Верхние десна сильно чесались, особенно над тройками, отчего я чистила зубы в течение целых десяти минут, регулярно сплевывая розовую пену. Кровь перестала течь лишь спустя несколько минут после чистки зубов, но зуд в верхних тройках всё равно остался.

Тепло одевшись, я спустилась вниз, чтобы выгулять Гангстера, так как Джордан еще не вернулся после ночного дежурства, хотя уже было восемь утра. Пес подозрительно забился под лестницу, отчего мне пришлось изрядно потрудиться, чтобы найти его. Гангстер совершенно не реагировал на мой зов, а когда я, наконец, заметила его и подошла к псу впритык, чтобы надеть на него поводок, он вдруг вжался в угол и жалостно заскулил, словно боясь, что я его придушу. Странное поведение собаки мне не понравилось, и я решила обсудить это с Джорданом позже, но сейчас мне приходилось изощряться, чтобы вывести четвероногого на прогулку. Около пяти минут он почему-то боялся покидать свой угол, отчего мне пришлось его гладить, жалеть и едва ли не целовать, пока он, наконец, не согласился отправиться со мной на улицу.

От вчерашней солнечной погоды не осталось и следа, и над полями снова повисло тонкое полотно осенней мороси. Гангстер шагал впереди с поджатым хвостом и опущенной головой, и словно старался отойти от меня подальше. Смысла удерживать его на поводке не было, так как мы жили в нелюдимой местности, поэтому, как и обычно, я отпустила пса, чтобы он смог вдоволь набегаться. Как только я дала ему вольную, Гангстер буквально рванул на скошенное поле, а я села на лавочку у асфальтированной дорожки, ведущей в поместье Греев, на которой сидела всякий раз во время выгула четвероногого. Чувствовала я себя ровным счетом так же, как и окружающая меня, осенняя погода — я словно погружалась в стадию летаргического сна. Запрокинув голову, я оголила свою белую шею и её сразу же начал пощупывать колкий холодок, который усиливался с оседанием на мою кожу микроскопических капель влаги. Я старалась не думать о скручивающемся желудке, зуде в зубах, боли в висках и тяжести в голове. «Это же надо было так травануться!» — думала я с закрытыми глазами. — «Всего один неверный глоток спиртного не стоит таких мук».

Гангстер залаял где-то вдалеке, заставив меня раскрыть глаза. Медленно переведя взгляд со свинцового неба в сторону пса, я увидела, как он гонится за диким зайцем, и сразу же поняла, что у моего друга нет шансов достичь своей цели. В этот момент из леса, со стороны поместья, выехала шоколадная KIA, принадлежавшая Каю, и я с безысходностью приняла тот факт, что наша встреча неизбежна.

— Привет, — остановившись справа от меня на обочине и выйдя из своей машины, поздоровался Кай. — Я как раз ехал к тебе, чтобы узнать, как ты себя чувствуешь после вчерашнего, — сев на лавочку рядом, улыбнулся парень.

— Я обычно не жалуюсь на свои проблемы, но… О-о-о-о-о! — едва ли не прорычала я. — Как же мне сейчас плохо! Кажется, что каждая секунда может стать для меня последней.

— Так и знал, — почему-то еще шире заулыбался Кай, после чего вытащил из кармана своей куртки треугольный коробок, — поэтому взял с собой вот это.

— Что это? — нахмурила брови я, наблюдая за тем, как Кай распаковывает крупную белую таблетку.

— Эта штука помогает от последствий воздействия на организм триконита

— Триконит, — поморщилась я, закинув в рот таблетку, — нужно будет запомнить название этой гадости, чтобы больше с ней не соприкасаться. В Британии столь «сильных» алкогольных напитков нет. Как твои вообще его употребляют? Кстати, хорошая вещь, — рассасывая мятно-сладкую таблетку, хмыкнула я. — Я уже извинилась за вчерашнее, но мне всё еще неловко…

— Забей, — продолжал улыбаться Кай, — это нам неловко, что довели тебя до такого состояния. Поэтому мы бы хотели извиниться перед тобой и моя мать, в тандеме с Рудольфом, придумали пригласить тебя на совместный просмотр, только пока еще не решили чего именно. Было выдвинуто два варианта: «Унесенные призраками» и «В джазе только девушки». Так как мы не сошлись на одном варианте, мы остановились на том, что выбор останется за тобой.

— Сложный выбор, — нахмурила брови я. — Хммм… Аниме или классика. Пожалуй, пусть будет па-дидили-дидили-дидили-дам, пу-пу-пиду, пу![30]

— Хахах, — задорно засмеялся Кай, — очень похоже. Выходит, Пепел победила Ариэллу.

— У тебя очень интересные сестры, — усмехнулась я. — Все такие… Во-первых — непохожие между собой, во-вторых — красивые, и в-третьих — у каждой ярко выражена индивидуальность. Твои родители тоже весьма занимательные люди… Я не видела парня Ариэллы, но парень Пепел…

— Дариуш.

— Да, Дариуш. Он весьма интересный персонаж.

— А Рудольф? — спустя полминуты молчания, вдруг поинтересовался Кай.

— Рудольф? — замерла я, почувствовав комок в горле.

— Ты рассказала свои первые впечатления обо всех, кроме Рудольфа.

— Ну, он такой… Высокий, — кашлянула в кулак я. — И прокаченный… Еще волосы у него крутые. Даже круче, чем у меня, — неловко улыбнулась я, что заставило Кая хихикнуть.

— Значит, о фильме мы договорились?

— Я не против… Я еще не была в местном кинотеатре, но…

— Оу, я разве не сказал? Просмотр состоится у нас в поместье. Сегодня ты как?

— Нет, только не сегодня, — прислонила ладонь к правой части своего лица я. — Пожалейте мою голову.

— Тогда завтра?

— На завтра мы с Джорданом договорились сходить на пикник — вроде бы передавали терпимую погоду. Давай послезавтра, после уроков?

— Договорились, — улыбнулся Кай, явно разочарованный моим отложенным согласием. И почему я вспоминаю о голубоглазом Генри, глядя в шоколадные глаза этого парня?

12. Брошенка

С утра мы с Джорданом достаточно долго провозились с моим мопедом, но всё-таки умудрились починить этот кусок ржавого металлолома. Запуганное поведение Гангстера Джордан объяснил тем, что пес большинство своего времени проводит в одиночестве, поэтому было решено взять четвероногого с собой на пикник. Констанс же была рада спровадить своего десятилетнего сорванца, чтобы тот не мешался ей в баре, и уже в половину десятого мы выехали за пределы Грей Плэйс веселой компанией, в состав которой входили я, Джордан, Тони и Гангстер. От моего вчерашнего недомогания осталось лишь легкое покалывание в висках, так что можно было предположить, что я чувствовала себя почти замечательно.

Серебристый водопад, на который Джордан предложил как-нибудь посмотреть в мой первый день в Грей Плэйс, расположился всего в пяти километрах к югу от города. Припарковавшись на лесной стоянке рядом с темно-зеленым микроавтобусом, уже выходя из машины, я услышала глухой шум падающей воды.

До самого водопада нам пришлось идти вглубь леса еще километров пять. Это был живописный маршрут, состоящий из гигантских пихт и секвой, глубоких рвов, соединенных между собой подвесными мостиками, и лесных ручейков с прозрачной водой. Темные оттенки зеленого рябели перед глазами, отчего создавалось впечатление, будто я ныряю в них с головой без шанса вынырнуть обратно.

Водопад оказался сказочно красивым, хотя я и представляла его немногим больше. Четверть срывающейся вниз воды не доставала земли, испаряясь в воздухе. Мы стояли на подвесном мосту прямо перед падающей водой и наблюдали за дикой красотой с открытыми ртами. Из-за водяной дымки моё лицо и волосы начали быстро намокать, и я решила накинуть на голову капюшон.

Постояв напротив водопада минут с пятнадцать, мы направились дальше по подвесному мосту и вышли на поляну среди густого хвойного леса, на которой было установлено около двух десятков небольших деревянных беседок. Удивительно, но в такой глуши было достаточно много людей. Целью этого похода для меня было посмотреть на водопад, но так как Джордан и Тони прежде не раз уже бывали в этом месте, их целью было наесться тем, что Констанс передала нам в корзинке — наверняка она снова напрягла своего повара.

Бо́льшая часть беседок была занята, но Тони, в компании с Гангстером, побежал вглубь лабиринта из деревянных строений и нашел для нас замечательную миниатюрную беседку, рассчитанную как раз на четверых с половинкой, активно виляющей хвостом. Я с самого утра заметила, что Гангстер ведет себя достаточно приветливо с Джорданом, но когда увидела его радостную бодрость в компании с Тони, начала удивляться тому, что со мной пес ведет себя так, будто я на нем ежедневно приемы тайского бокса отрабатываю.

Тони оказался довольно подвижным мальчишкой, с живым умом и достаточно острым языком. Он был среднего роста, с темными волосами, но кожа у него была гораздо светлее, чем у его матери-латиноамериканки. Мне он нравился, особенно когда пытался хмурить свои густые брови.

— Твоя мама попросила поговорить с тобой по поводу разбитого носа твоего одноклассника, — взяв в руки сэндвич с курицей, напустил на себя строгий вид Джордан, после чего передал мне бутыль с соком.

— Джо, Вы можете не переживать об этом — я всё разрулил.

— Вот как?

— Моя мама думает, будто я еще малявка, но, не смотря на это, я могу врезать недоумку и весьма успешно — костяшки моих пальцев даже не пострадали.

— Весьма сомнительное достижение.

— Это потому, что Вы не дослушали историю до конца. Этот козел…

— Тони, — нахмурился Джордан.

— Извиняюсь. Этот нехороший человек сфотографировал нашу тихоню Пенелопу Купер на свой телефон, когда она переодевалась после физкультуры. Он сделал это при мне и сказал, что покажет фотографию всему классу. Я врезал ему, после чего отобрал у него телефон и удалил фотографию. Этот трус отрицал свою вину перед классным руководителем и его матерью, и первая ему поверила, назвав меня хулиганом, но мама этого нехорошего человека поверила мне, так что инцидент был исчерпан, а телефон у… Этого нехорошего человека… Конфискуют на целых три месяца.

— Так держать, — похвалила мальца я, после чего хлопнула по его поднятой ладошке.

— Аврора! — сдержанно-строго возмутился Джордан.

— Что?! — оправдательно откликнулась я. — Он всё правильно сделал…

— Ты поощряешь его распускать руки.

— Поощряет меня распускать руки только моя мать. Вы видели боксерскую грушу у нас в гостиной? Она из нее всю дурь выбила мной… Да у меня удар крепче, чем у Тайсона в моем возрасте.

— Тебе бы на секцию какую-нибудь записаться… — начал Джордан.

— Так вот кто надоумил мою мать отдать меня на самбо? Ну, спасибо, дядя Джо — из-за вас я теперь четыре раза в неделю буду после школы напяливать на себя кимоно.

— Тебе не хочется? — улыбнулась я.

— Не то чтобы я был сильно разочарован, но я хотел пройти новый уровень в одной крутой видеоигре — в прошлом месяце её подарили моему другу на день рождения. Хотя, если хорошенько подумать, на самбо вместе со мной будут ходить Томас и Вилли, так что скучно там точно не будет. Да и новых друзей заведу. В общем — я оптимист. А у тебя чего интересного в жизни? Мама случайно обмолвилась, что ты ходила на вечеринку в поместье Греев. И как там у них?

— Круто. Большой дом… — только и смогла выдавить я, поняв, что ничего толком в нем и не рассмотрела. — Внутри всё из дерева… На первом этаже большие панорамные окна, перед которыми расположена огромная деревянная терраса с деревянными лежаками… Еще у них большая кухня…

— Как-то скучно ты провела там время, — криво ухмыльнулся Тони. На самом же деле мой рассказ был таким скучным из-за того, что как только речь зашла о поместье, я сразу же вспомнила о Рудольфе и неосознанно замкнулась в себе.

— Греи — весьма хорошая семья, — вдруг вставил Джордан. — Спустя три месяца после их приезда в город, они за свой счет полностью отреставрировали местный костел. Эти люди посещают его почти каждую службу — очень религиозные.

— Я бы тоже отреставрировал костел, тем более, если бы его построил мой дед, и у меня было бы много денег. Вот только у меня нет ни одного доллара, ни одного деда, — пояснил мне мальчик, так как Джордан был в курсе его жизни, а я являлась новичком в его дебрях. — Родители моей матери умерли еще до моего рождения, а с родителями моего отца я не общаюсь. Я никогда не видел ни их, ни моего отца, но судя по тому, что он бросил мою мать сразу после того, как узнал, что она беременна мной — он тот еще козёл…

— Тони! — возмутился Джордан.

— Нехороший человек, — нахмурившись, прикусил нижнюю губу мальчик. Я удивилась тому, что Констанс рассказала десятилетнему сыну правду-матку такой, какой она есть, не став выдумывать историю о папе-космонавте или об отце, с честью погибшем при выполнении боевого задания. Сильная женщина растила сильного мужчину. Данный факт располагал меня к этой маленькой семье еще больше. — А у тебя, что с родителями? — неожиданно поинтересовался у меня мальчик.

— Моя мама талантливая художница, которая сейчас вынуждена работать в Нью-Дели.

— А с отцом что?

— Я его не знаю.

— Так ты брошенка по всем статьям.

— Тони! — снова возмутился Джордан, но я не обиделась на мальчика — просто он смотрел на ситуацию под своим, детским углом. На самом деле я не была брошенкой и я прекрасно это осознавала, ежедневно читая мамины письма.

На протяжении первой половины дня я наблюдала за шарахающимся от меня Гангстером, слушала коронное «Тони!» Джордана и улыбалась хулиганской улыбке шустрого мальчонки. После же возвращения домой, я всё оставшееся время провела у мольберта, аккуратно вырисовывая пейзаж за окном и думая о жителях поместья, крышу которого я уже почти дописала.

13. Легче

Не знаю почему, но я весь день переживала из-за предстоящего похода в поместье Греев. Наверное, это было связано с Рудольфом. Нет, не наверное. Это наверняка было связано с Рудольфом, о котором я думала едва ли не каждые сорок пять минут в час.

Когда Кай подошел ко мне на перерыве перед последним уроком, я вздрогнула от неожиданности, потому что как раз в этот момент, игнорируя болтовню Лесли, думала о его дяде.

— Ты ведь не забыла о нашей договоренности?

— Что? — вздрогнула я, посмотрев в улыбающиеся глаза возникшего из ниоткуда парня. — Нет.

— Хорошо, — еще шире заулыбался Кай. — А то моя мама вовсю старается сегодня на кухне.

— Оу, не стоило… Я думала, что это будет всего лишь просмотр фильма…

— Я так и знал, что тебя смутит ужин в кругу нашей семьи, поэтому будут всего лишь пицца и лимонад домашнего приготовления. Будем есть при просмотре фильма. Как тебе?

— Отличный вариант. Замечательно, — хлопнула себя по бедру канцелярской папкой я.

— Хорошо, — ухмыльнулся Кай и уже хотел уходить, когда я окликнула его.

— Кай, а… Сегодня соберется вся твоя семья? Я имею в виду… Сколько нас будет?

— Будут все, — громко ответил парень, после чего зашел в класс биологии.

— Греи пригласили тебя в гости?! — ахнула порозовевшая Лесли.


Уже надевая куртку, я думала о причине, по которой меня могли пригласить. Неужели из-за инцидента с алкоголем и, как и сказал Кай, они таким образом хотят сгладить впечатление о своей семье? Или это из-за того, что они воспринимают меня, если не как «девушку Кая», тогда как «потенциальную девушку Кая»? Только не это! Хотя я и лепила себе мысленные пощечины, заставляя своё сознание отрезвиться и не смотреть на запретный плод, мне всё равно не хотелось, чтобы Рудольф Грей думал, будто между мной и его племянником что-то есть… Или может быть.

— На правах ночующего сегодня дома опекуна, я могу требовать от тебя вернуться до десяти часов? — скрестив руки на груди и облокотившись о дверной косяк, поинтересовался у меня Джордан.

— Только если просить, — улыбнулась я, застегивая свои ботинки, — и не до десяти, а к одиннадцати.

— По рукам, — согласился мой «опекун», после чего мы пожали друг другу руки.

— Не переживай, — ухмыльнулась сама своей просьбе я, так как Джордан явно не был похож на переживающего родственника. — Там будет вся семья Кая: родители, сестры и их бойфренды, дядя… — Я запнулась.

— Отдохни. Тебе просто необходимо общение.

Я была согласна с Джорданом и уже спустя пять минут тащилась по асфальтированной дорожке в сторону поместья Греев на своем, трещащем по швам, мопеде. Было прохладно, но отсутствие мороси снижало процент влаги, поэтому, доехав до пункта назначения, я не сильно замерзла (да и теплый шарф в черно-красную клетку отлично спасал мои шею и щеки).

Я не успела остановиться у конца дорожки, когда из дома вышла Ариэлла и, к моменту, когда я снимала шлем, она уже стояла напротив меня. На ней были огромные штаны, напоминающие сплошной мешок, просторная футболка (как только ей не было холодно! — я мерзла даже в куртке) и необычно завязанная, широкая и очень красивая повязка на голове.

— Как я рада снова тебя видеть, — миловидно заулыбалась девушка и неожиданно сжала меня в достаточно крепких объятьях. Я не любила, когда моё личное пространство нарушали столь бесцеремонным образом, но на сей раз я не то что была не против, я даже была рада подобному приему. Ариэлла была замечательной девушкой, и я словно чувствовала её теплую ауру, направленную в мою сторону.

Уже вешая шлем на мопед, я заметила достаточно большое озеро, расположенное сразу за поместьем, которого в прошлый раз не заметила из-за ночной темноты. Ариэлла буквально сопроводила меня до входа в поместье и, как только я переступила его порог, ко мне сразу же подошла миссис Олуэн и взяла меня за руки.

— Дорогая, как ты себя чувствуешь? Мне безумно жаль, что в прошлый раз так неосторожно получилось с напитком.

— Ничего страшного, — сконфузилась я. — Просто этот триконтит (перепутала название, но решила не исправляться, чтобы не выглядеть круглой идиоткой) не для меня. Возможно, в следующий раз мой организм окажется более устойчив, и ваша настойка не покажется мне столь ужасной.

— Следующего раза не будет, — отозвалась вышедшая со стороны кухни Пепел и я удивилась тому, что она расслышала мои слова, так как между нами было достаточно большое расстояние. — Значит, пу-пу-пиду? Ха! Я ведь говорила, что она выберет мой вариант, — обратилась к Ариэлле Пепел.

— В следующий раз будем смотреть мой вариант, — наигранно и очень мило надула губы Ариэлла.

— Хорошо, — только и смогла улыбнуться в ответ я, стараясь как можно менее заметно бегать взглядом по комнате в поисках человека, которого не было среди присутствующих. Сначала я расстроилась из-за того, что Рудольфа не оказалось дома, но уже спустя несколько минут безумно обрадовалась этому факту — не придется чувствовать себя дурой с запинающимся лексиконом. Да, мне вдруг определенно стало легче.

— Кстати, в прошлый раз мы не познакомили тебя только с этим парнем, — облокотившись локтем о высокого, жилистого, лысого мужчину со шрамом на правой части лица и несколькими шрамами на правой руке, произнесла Пепел. — Это Северин — парень Ариэллы. Он старше нее на девять лет — ему тридцать.

— Ты помешана на цифрах, — заметила я, подойдя к угрюмому Северину и пожав его крепкую руку, после чего он снова скрестил руки на груди. Нельзя было назвать его абсолютно угрюмым, но… Нет, его можно было назвать именно таковым. На его фоне Ариэлла смотрелась миловидной девчонкой, отчего с первого взгляда было непонятно, что именно, кроме жесткой брутальности, она нашла в этом персонаже.

— Пицца уже почти готова, — не прекращала улыбаться миссис Олуэн, пока я снимала куртку и одевала тапочки. — Можем пройти на кухню и дождаться окончания её приготовления.

— Да, конечно, — с облегчением ответила я, наконец, ощутив, что вечер будет простым. Я всегда быстро вливалась в незнакомый мне коллектив и сегодня никак не могла понять, почему я так переживаю всего лишь из-за семьи одноклассника, как вдруг поняла, что переживаю я вовсе не из-за семьи, а из-за одного её представителя. Сейчас же, не увидев его, я поняла, что больше не о чем не беспокоюсь.

— Ты любишь пиццу? — поинтересовалась миссис Олуэн, идущая впереди меня в сторону кухни.

— Обожаю, — улыбнулась я. Только сейчас я обратила внимание на её пышную юбку из атласа, спускающуюся чуть ниже колена. Еще на женщине была белая блузка с искусно завязанным бантом на шее, а её уши украшали серьги с синими сапфирами, прелестно подчеркивающими её сине-голубые глаза. Эта женщина была эталоном стиля, и мне слегка было не по себе от мысли о том, что она могла так одеться лишь ради меня… Хотя нет — это абсурд. Наверняка она только вернулась с работы — от Джордана я узнала, что Олуэн около года назад открыла и сейчас содержит небольшой приют для бездомных животных, в котором, благодаря кропотливой работе этой женщины, зверюшек разбирают, словно горячие пирожки.

Зайдя на кухню, мы встретились с Залиной, сидящей на столе-подоконнике и пьющей пиво из горла пол-литровой бутылки. Здесь же был и Кай — он стоял напротив духовки, расположенной на уровне его груди. Я с облегчением выдохнула, осознав, что и на сей раз опасная для здоровья моего сердца встреча миновала меня.

— Оу, привет Аврора, — раскрепощенно взмахнула бутылкой Залина, проведя второй рукой по черным корням своих волос. — Рада узнать, что ты выжила.

Я прищурилась, явно показывая присутствующим, что уловила её интонацию и не восприняла её слова за сарказм.

— Она так шутит, — мягко улыбнулась Олуэн.

— Да, Залина у нас такая, — произнесла Пепел и, по своей привычке, облокотилась на моё плечо локтем. — Залина у нас вообще шутница по жизни.

— Кстати, на счет шуток, — продолжила внезапно улыбнувшаяся Залина. — Мы все здесь ставки делаем, когда же Кай решится на свой первый поцелуй…

— Залина, — неодобрительно прошептала Олуэн, недовольно посмотрев на свою старшую дочь. Значит, меня всё-таки пригласили в качестве «потенциальной девушки Кая». Плохо. Очень плохо. Наверное, я даже не смогла скрыть своего разочарования.

— Ладно, веселитесь, — спрыгнув со стола, прошла мимо меня Залина, прокручивая бутылку пива в своих красивых руках.

— Не обращай на нее внимания, — обратился ко мне заметно расстроенный (даже больше чем я) Кай.

— Забей, — попыталась улыбнуться я, засунув руки в карманы джинс.

— Пицца, наверное, уже готова, — попыталась разрядить обстановку Ариэлла, и Олуэн мгновенно подыграла ей, схватив прихватку для горячего и направившись к духовке. Пока все бегали вокруг огромной пиццы с тарелками, ножами и салфетками, образовалась некоторая видимость движения, и общение снова вошло в колею непринужденности. Когда же все отправились смотреть фильм, Кай задержал меня на мгновение на кухне, чтобы оправдаться перед громкими словами своей старшей сестры.

— Я пригласил тебя потому, что моя семья действительно очень хотела исправить недоразумение, произошедшее на вечеринке — ничего большего. Честно.

— Правда? От этих слов стало легче, — выдохнув с неприкрытым облегчением, призналась я, но от моего признания Каю заметно стало хуже. Наверное, это прозвучало как: «Мне легче от того, что между нами нет намеков на любовные отношения», — но конкретно в этот момент я не задумывалась о подобном.

Весь день я представляла, что мы будем сидеть в гостиной и смотреть обыкновенный телевизор, но никак не думала, что у Греев окажется отдельная комната-кинотеатр, с экраном на всю стену и креслами-мешками вместо обычных кресел. Комната была маленькой, без единого окна, с темно-синими обоями в белую крапинку и темно-серым, махровым ковром. Компания уселась полукругом, и я не заметила, как оказалась в самом её центре. Слева от меня сидела Ариэлла, справа — Кай. Еще к просмотру присоединились Северин и Дариуш с Пепел. Настроив нам экран, Олуэн и Раймонд вышли из комнаты, выключив за собой свет и произнеся что-то вроде наставления для молодежи, которая должна «хорошенько» отдохнуть.

14. Дети и песочница

Пицца была просто превосходной, лимонад невообразимым, а фильм, как и всегда, лучшим. К концу просмотра смеялись все, кроме серьезного Северина и, кажется, я с Ариэллой слишком сильно смешили друг друга. Наша шумная компания буквально выкатилась из кинокомнаты, смеясь с заключительных шуток киношедевра и с того, что Пепел после титров случайно облила Дариуша своим недопитым лимонадом. Пожалуй, мы смеялись слишком громко в момент, когда ввалились на кухню.

— Олуэн, Ваша дочь облила меня лимонадом, который Вы с такой заботой готовили для нас, — громко смеялся идущий впереди всех Дариуш.

— А где Аврора? — не заметила меня, идущую в конце смеющейся толпы, Олуэн. — Ей понравилась пицца?

— Ариэлла, ты просто не под тем углом смотрела… — в этот момент разговаривала с идущей впереди меня девушкой я. — Миссис Олуэн, пицца была просто… — громко начала я, как вдруг увидела сидящего за центральным столом Рудольфа, уже врезавшегося в меня своим изумрудным взглядом. — Замечательной, — резко притихла я, постепенно упуская улыбку со своего лица.

— Правда? Я очень рада, — заулыбалась Олуэн, и я сразу же перевела взгляд на нее, твердо решив не смотреть на этого… Дядю Кая. — Присаживайся, пожалуйста, — указав на барный стул, стоящий рядом с Рудольфом, попросила Олуэн, чем заставила меня заметно напрячься.

— Я вообще-то уже хотела идти домой… — замахнулась руками в сторону выхода я. — Просто я обещала Джордану, что вернусь до десяти, а сейчас уже как раз без пятнадцати…

— Вот как… Просто я готовлю твоему дяде подарок от нас, — миловидно улыбнулась Олуэн.

— Подарок? Нет-нет, не стоит, — уверенно запротестовала я.

— Это всего лишь мои фирменные пирожки с грибами, — добродушно взглянула на меня исподлобья женщина.

— Она готовила их всё то время, что мы смотрели фильм, так что не вздумай отказаться, — надкусив яблоко, произнесла Пепел, после чего удалилась из кухни в компании облитого лимонадом Дариуша.

— Прошу тебя, присаживайся, — повторно попросила меня Олуэн, снова указав на опасное место рядом с Рудольфом. — Им осталось совсем немного запечься…

Тяжело вздохнув, я обошла стол и, взяв указанный Олуэн барный стул, оттянула его немного подальше от Рудольфа. Мне хотелось вообще перенести его на противоположную сторону стола, но я не хотела привлекать к себе внимание, хотя, судя по тому, как покосился на меня Рудольф, пьющий что-то из большой глиняной кружки, он определенно обратил внимание на этот мой жест. Кай сидел напротив меня слева, Олуэн стояла прямо напротив меня у духовки, а Ариэлла расположилась напротив Рудольфа. Только я подумала о том, что сейчас начнется допрос, как Олуэн сразу же к нему приступила.

— Мы совершенно ничего о тебе не знаем, — улыбнулась синеокая женщина своей милой улыбкой с ямочками на щеках. — Ты живешь только с дядей?

— Да, с Джорданом Милтоном, — попыталась расслабиться я и не смотреть на Рудольфа, плавно переводящего взгляд со своей кружки на меня и обратно.

— Значит, тебя зовут Аврора Милтон.

— Нет, — попыталась улыбнуться я. — Меня зовут Аврора Метс.

— Правда? — удивился Кай. — Я не знал. Ты подписана в социальной сети как Милтон.

— Ты не знал об этом потому, что мы знакомы с тобой всего несколько дней, — улыбнулась я, почесав левую бровь. — Милтон — фамилия моей матери и Джордана. При рождении моя мама решила дать мне фамилию своего биологического отца — так я стала Авророй Метс.

— Значит, твои родители местные? — продолжала ненавязчиво задавать вопросы Олуэн, которыми обычно интересуются все среднестатистические матери.

— Да. Моя мать родилась и выросла в этом городе. Но она уехала отсюда в Брамптон сразу после окончания школы, где я и родилась. Когда мне исполнилось семь, мы переехали в Британию, в Истборн, графство Восточный Суссекс. Она у меня художница и так получилось, что сейчас один из её проектов завел её в Нью-Дели, поэтому я пока вынуждена жить с дядей.

— А твой отец? Ты похожа больше на него или на маму? — продолжала ненавязчиво атаковать вопросами Олуэн.

— Я не знаю, кто мой отец, — отвечая на столь привычный для себя вопрос, я впервые почувствовала неловкость. — Но так как мы с мамой совершенно не похожи, могу предположить, что я могу иметь некоторую схожесть с отцом.

— У тебя есть братья или сёстры? — на сей раз спросила Ариэлла.

— Нет, я единственный ребенок. Я уже говорила об этом раньше Каю.

— Скучно, наверное, быть единственным ребенком в семье, — сразу же включился в разговор Кай.

— Я как-то не задумывалась, — тяжело выдохнула я. — У матери были достаточно тяжелые роды, из-за чего она больше не хотела детей, да и воспитывать больше одного ребенка в одиночку — наверняка не лучшее представление о счастье.

Духовка вдруг спасительно пропищала, и я с облегчением поняла, что скоро смогу пойти домой.

— Ты раньше училась в лицее для одаренных? — доставая из духовки противень, продолжала расспросы Олуэн.

— М-м-мда… У меня были некоторые успехи в учебе и спорте. Ничего особенного.

— Директор школы, мистер Уокер, является хорошим знакомым нашей семьи и недавно он показал нам твоё дело, — улыбнулась Ариэлла. — У тебя не просто «ничего особенного», у тебя что-то «невероятно головокружительное» во всех сферах образования.

— Вот как, — отозвалась я, пытаясь понять, имел ли право мистер Уокер показывать моё личное дело посторонним людям, но больше всего меня интересовал вопрос о том, какое дело им до моего личного дела? — Гхм… Почему это место называется поместьем Греев, когда вы носите фамилию Грин? — обратилась я к Олуэн, решив перевести с себя стрелки всеобщего внимания.

— Потому что оно принадлежит Рудольфу, а он носит фамилию Грей.

— Не у одной тебя путаница с фамилией, — улыбнулся Кай.

— Долго ты будешь жить с дядей? — непринужденно легко вдруг спросил Рудольф, посмотрев на меня в упор. Прежде он молчал и терпеливо слушал, отчего сейчас к моему горлу подступил комок. Так нечестно! Он не должен был меня добивать! Не имел право!

— Год, — приняла вызов я, бесстрашно посмотрев ему прямо в глаза.

— А что потом? Какие планы на будущее?

— Потом я планирую уехать за тридевять земель отсюда, обратно в Британию, выиграть тендер и получить место в UAL[31], — не отводя взгляда и не теряя его твердости, стойко смотрела в глаза собеседника я.

— Далеко идущие планы, — продолжал бой Рудольф.

— Иногда, на досуге, люблю планировать, — продолжала хладнокровно держать удар я.

— Хочешь уехать за тридевять земель от Грей Плэйс. Тебе здесь не нравится?

— Не могу сказать, что Британия отличается наличием солнца, но здесь оно вообще отсутствует.

— Почему именно университет искусств? — наконец прервала наш упрямый поединок Олуэн, за что сейчас я была ей невероятно благодарна — кажется, еще чуть-чуть и я бы снова сдала свои позиции, начав путаться в собственных мыслях и ответах.

— Я неплохо рисую, — сглотнула комок напряжения я и вдруг почувствовала, как сильно моё горло пересохло. Рудольф продолжал заинтересованно сверлить меня взглядом, словно оценивая и изучая меня одновременно, а я пыталась сделать спокойный глоток воды, хотя биение своего сердца я чувствовала даже кончиками пальцев.

— Правда? — еще шире заулыбалась Олуэн. — Талант тебе достался от матери?

— Угу… — начала розоветь я, осознавая, что этот изверг в упор смотрит прямо на меня, в то время как между нами всего лишь шаг расстояния.

— Было бы здорово посмотреть на твои картины, — не останавливалась Олуэн.

— Все они остались в Истборне…

— Очень жаль, — искренне разочаровалась женщина. — Может быть, ты еще что-нибудь нарисуешь?

— Возможно, — поджала губы я, поставив руки на колени. К этому моменту Олуэн уже переложила пирожки в большую железную тарелку и поставила её в бумажный пакет. — Ладно, мне действительно пора, — с нетерпением выдохнула я.

— Я провожу тебя до дома, — вдруг произнес Рудольф.

— Только не ты, — неожиданно для самой себя выдала я и сразу же врезала себе воображаемый подзатыльник. — Я имела в виду, что Вы… То есть ты… Можешь об этом не переживать — сегодня я доберусь на своем мопеде.

Сказав это, я тяжело выдохнула, после чего спрыгнула со своего стула и приняла из рук Олуэн заветный пакет. «Только не ты?! Я сказала подобное вслух? Реально?» — кричало моё подсознание.

— Думаешь, ты доедешь? — совершенно внезапно спросил Рудольф, когда я уже отходила от стола, тем самым заставив меня остановиться прямо напротив него.

— Я постараюсь, — прищурилась я, явно не желая ему проигрывать и явно проиграв еще в первую секунду нашей первой встречи. Присутствующие были откровенно заинтересованы столь интересным диалогом, состоявшимся между мной и Рудольфом, но всячески делали вид, словно ничего не замечали.

Олуэн, Рудольф, Кай и Ариэлла отправились к выходу, чтобы проводить меня. По пути мы не встретились больше ни с кем из членов их большой семьи, отчего мне стало немногим легче. Спустившись с террасы, я оседлала свой мопед, поставила перед собой бумажный пакет с горячими пирожками, надела шлем и… Не завелась! Снова в самый ответственный момент! Я мучила двигатель целую минуту, искренне надеясь на то, что он перестанет кряхтеть и, наконец, взревет, словно огнедышащий дракон, но чудо не происходило. Странно, но ко мне вышел только Рудольф. Зная Кая — он бы не упустил возможности лишний раз покрутиться вокруг моей персоны, поэтому я не понимала, почему вышел только этот… Я пыталась не смотреть на него, когда он остановился слева от меня.

— Садись в мою машину, — скорее утвердительно, нежели вопросительно произнес Рудольф, и уже спустя три минуты я сидела в его «танке». Только на сей раз всё было точно выверено по его сценарию — он открыл мне переднюю дверцу прежде, чем я успела дотронуться до ручки задней, из-за чего на сей раз мне пришлось сдаться и сесть рядом с ним. Пристегнувшись, я глубоко выдохнула, мысленно приказав себе: «Ты справишься!».

— Значит, ты не имеешь пристрастия к горячительным напиткам, — выезжая из гаража, начал непринужденную беседу Рудольф, — и имеешь привычку пристегиваться ремнем даже для того, чтобы проехать девятьсот метров по одностороннему движению.

— Мне всего семнадцать, отчего всех ужасов алкоголя я еще не имела возможности испытать, а пристегивание меня успокаивает. Не хочешь пристегнуться? — попыталась сыронизировать я.

— Не нуждаюсь, — улыбнулся в ответ Рудольф, заглянув мне прямо в глаза, снова отведя свой взгляд от дороги.

— Достаточно… — начала я и… Запнулась! Я впервые видела, как он улыбался, и эта улыбка была предназначена мне! Это стопроцентное комбо! Меня едва не разорвало от эмоций, еще ни разу не испытываемых мной прежде.

— Достаточно? — многозначительно переспросил Рудольф, заставив меня почувствовать себя дурой. И где только было моё завышенное IQ в моменты общения с этим человеком?

— Достаточно самоуверенно, — выдохнула я, мысленно едва не казнив себя, после чего прислонилась головой к подголовнику. — Смотри, пожалуйста, на дорогу, — едва не плача, попросила я. Уловив моё настроение, Рудольф перевел взгляд на дорогу и очень интересно, словно причмокнув, щелкнул языком, что прозвучало как «понятно».

— Должен отдать должное Каю — у моего племянника отличный вкус, — вдруг произнес он, после чего снова посмотрел на меня, но я решила не реагировать и продолжать смотреть на свои руки, лежащие на моих коленях и сплетенные между собой пальцами. — Приходи завтра на посиделки с костром у озера.

— Нет.

— Почему?

— Я могу быть подругой вашей семьи, но не её частью. Не хочу вводить вас в заблуждение.

— Я тебя приглашаю не из-за Кая.

Он нагло не договорил, и меня так и подмывало спросить его, из-за чего же он решил меня пригласить, но я решила не растрачивать остатки своего незначительного самолюбия и через силу подавила в себе любопытство.

— Ровно в семь.

— Я подумаю.

— Чтобы пришла, — прищурился Рудольф, еле заметно улыбнувшись глазами.

— Звучит так, словно ты зовешь меня играть в свою песочницу.

— Я еще и своими лучшими игрушками поделюсь, — подыграл мне парень, чем немного разрядил обстановку.

— Откуда такая щедрость?

— Я похож на жадного человека?

— Хммм… — Сдвинула брови я, словно всерьез задумавшись над его вопросом. — А почему нет?

— Мне нравится твой бунтарский дух, — вдруг усмехнулся собеседник. — Как тебе осень в Грей Плэйс?

— К сырости осенней вовсе не готов — не сварил глинтвейна, не купил котов, — тяжело выдохнула я, процитировав слова одной своей подруги, чем снова заставила Рудольфа улыбаться. — На самом деле я люблю осень.

— А мне больше нравится лето, зато Кай у нас фанат осени, — ответил Рудольф, отчего моё настроение, едва начинающее выравниваться, вдруг снова упало, и я больше не собиралась его поднимать. Я промолчала. — Не хочешь разговаривать?

— Есть интересная и короткая тема, которую мы успеем окончить до парковки у моего дома?

— Тебе нравится Кай?

— Это весьма деликатная тема…

— Я его дядя.

— Только не говори, что ты вправе знать всё о своем племяннике, потому что я отвечу тебе, что это нарушение личного пространства.

— Значит, нравится.

— Нет… Как друг, — запуталась я и выдала свой ответ, отчего сразу же на себя разозлилась.

— Вы еще дети, чтобы играть в серьезные отношения, — весело усмехнулся Рудольф.

— Все мои подруги уже давно встречаются с парнями, — начиная сердиться, прищурилась я, как раз в момент, когда Рудольф остановился напротив моего дома.

— Ты меня не слушаешь — я говорил о серьезных отношениях, а не о детских драмах.

— Ты назвал меня ребенком? — сдержанно спросила я, всё же не скрывая злости.

— Ты и есть ребенок.

Помешкав, я вдруг неожиданно даже для самой себя врезала кулаком прямо ему в грудь, но он совершенно не отреагировал, словно был вырезан из камня.

— Сам ребенок! — не выдержав, психанула я и, выпрыгнув из танка, громко захлопнула за собой дверцу, злясь на его улыбку и на то, что повелась на его провокацию, чем фактически утвердила за собой статус сопливого дитя.

15. На вкус — бред

Всю ночь я думала только о том, как я зла на Рудольфа и как сильно хочу врезать по его наглой физиономии. От злости я даже подушку во сне стукнула, проснувшись посреди своего «коронного» сна с горящим ржаным полем. Я даже солнечным днем не смогла толком насладиться, из-за навязчивых мыслей о Рудольфе и ощущении, будто он меня вчера уделал.

В школе ко мне дважды подходил Кай — сначала чтобы узнать, действительно ли Рудольф пригласил меня на посиделки у костра, затем чтобы уточнить, приду ли я. На второй вопрос я ответила: «Не знаю», — потому что, как мне казалось, я действительно не знала. Однако, вернувшись со школы домой, я уже была уверена в том, что приму приглашение, так как мне слишком сильно хотелось треснуть пару словесных оплеух по идеальной бороде Рудольфа. Тем более был отличный предлог — забрать сломанный мопед (утром до школы меня подвез Джордан, а после уроков до дома подкинула Констанс). В моем решении принять приглашение отлично помог мне Кай, подъехавший к моему дому без пятнадцати семь на моем мопеде.

— Он у тебя тот еще кусок железа, — стукнув шлемом по рулю, усмехнулся парень. — Я с ним почти четыре часа провозился.

— Спасибо, — улыбнулась в ответ я, после чего вопросительно посмотрела на протянутый мне шлем.

— Я приехал, чтобы забрать тебя, — продолжал улыбаться Кай.

— Вообще-то, я не планировала, — решив солгать, чтобы набить себе цену, ответила я. Пусть все думают (пусть ОН думает!), что я не хотела приезжать — меня уговорили. В итоге, наши непродолжительные дебаты с Каем закончились тем, что я натянуто согласилась принять заветное приглашение, после чего надела шлем и села сзади на мопед, обняв парня за торс (возможно поэтому он был так счастлив уже слезая с жестяной клячи).

Нас встретила Ариэлла, подошедшая к нам сразу после того, как мы припарковались на пяточке, выложенном брусчаткой. Рудольф же, со скрещенными руками на груди и с завязанными в высокий пучок волосами, что выглядело нереально красиво, стоял у лестницы, ведущей на террасу. Весь день светило теплое солнце и вечер был достаточно теплым, поэтому Рудольф позволил себе стоять на улице в одних спортивных штанах и майке черного цвета, подчеркивающей его прокаченное тело. Он наблюдал за тем, как мы с Каем смеемся, и я старалась улыбаться даже сильнее, чем мне хотелось на самом деле — какой бы «невзрослой» я не была, пусть никто (ОН!) даже подумать не смеет о том, что я не способна на серьезные отношения!

— Приве-е-ет, — заулыбалась Ариэлла, обнявшая меня сразу после того, как я слезла с мопеда. — Как тебе работа Кая? Он почти четыре часа потратил на починку этого агрегата.

— Теперь этот зверь работает без своей заядлой хрипотцы, — заулыбалась я и, не смотря на Рудольфа, но наверняка зная, что он наблюдает за мной, потрясла Кая за плечо. — Спасибо тебе, друг.

Как бы я не старалась уделять внимание Каю, я не хотела переходить грань с флиртом, чтобы не обманывать хорошего человека, поэтому добавила слово «друг», что совершенно не повлияло на приподнятое настроение Кая и даже подбодрило его. Отправившись в сторону дома, мы на мгновение приостановились напротив Рудольфа.

— Добрый вечер, наш взрослый человек, — со скрещенными руками на груди, саркастически улыбнулся Рудольф, посмотрев на меня сверху вниз. Его глаза заставляли меня плавиться, но злость помогала мне справляться со своей слабостью.

— Во-первых, не ваш, — приподняла брови я, сделав нарочито «взрослый» тон, чтобы добавить нашему диалогу еще большей иронии.

— А во-вторых? — слегка оголил белоснежные зубы парень.

— А во-вторых, и тебе добрый вечер, — всё тем же голосом «мадам» произнесла я, после чего Рудольф широко заулыбался, заставив меня весело улыбнуться ему в ответ. Ариэлла и Кай явно не понимали суть нашего диалога, но нам это совершенно не мешало наслаждаться моментом. Еще минуту назад я хотела избить этого мужчину, но уже сейчас мне хотелось бесконечно упиваться его улыбкой. Кажется, он поглощал меня. Поглощал целиком — со всеми моими тараканами. Я стояла перед ним, засунув руки в карманы широких спортивных штанов серого цвета, и моя джинсовка вздрагивала от тщетных попыток сдержать смех в груди.

— Ладно, я понял свой косяк, — неожиданно перекинув левую руку мне за шею и притянув своим локтем к себе, тем самым «по-дружески» обняв меня, произнес Рудольф, и таким образом повел меня к входу в дом, оставив удивленных Ариэллу и Кая позади нас. Я не ответила ему взаимным объятием, но и не мешала ему себя обнимать, пытаясь мысленно контролировать ритм своего взбесившегося сердца. Он отпустил меня только на середине лестницы, а когда мы дошли до входа в дом — открыл мне дверь и пропустил вперед.

— Винишко лучше не предлагать? — выходя из кухни, первой встретила нас Залина.

— Нет, я выпью бокал.

— Тебе нельзя, — встрял Рудольф, и я снова почувствовала искру противостояния между нами.

— Нет, я выпью бокал, — повторила я, после чего уверенным шагом направилась в сторону кухни, откуда до моего слуха доносились звуки посуды — наверняка там могла понадобиться моя помощь.

К всеобщему удивлению и собственному стыду, я никогда еще не ела пищу, приготовленную на гриле. Я призналась в этом, когда наблюдала за тем, как Раймонд раскладывал сочные куски мяса над огнем. Как только все узнали о данном факте из моей биографии, на меня мгновенно надвинулось огромное цунами из желающих накормить меня различными видами мяса или одним и тем же видом, только прожаренным до определенной кондиции. В итоге я сидела у полыхающего костра, укутанная пледом, и ела различные блюда, приносимые мне Ариэллой, Пепел или Каем. Весь вечер состоял из треска костра, вкусной еды, анекдотов в исполнении Дариуша и занимательных историй из жизни Олуэн — особенно интересно было слушать про поездку в Бордо[32], в которую она отправилась с Раймондом в честь их оловянной свадьбы.

Создавалось впечатление, словно всеобщее внимание было сосредоточено на мне одной, и каждый пытался уделить мне максимум своего внимания, только Рудольф, сидящий напротив меня, не обратился ко мне за вечер ни разу, тем не менее, неотрывно наблюдая за мной, к чему я со временем привыкла и на что, уже ближе к концу вечера, почти не обращала внимания. В половину девятого, когда ночь окончательно сгустилась над нашими головами, и её темноту разрывал только наш костёр, потому как на небе не было ни единой звездочки, Олуэн принесла из дома гитару и вручила её Раймонду. Все начали петь старые песни и, в итоге, я смогла подпеть только две из десяти, так как уж слишком древний репертуар был у этой семейки. После десятой песни Раймонд передал гитару Рудольфу, чем обрек меня на мучения длинной в пять минут. Приняв гитару, Рудольф исполнил популярную рок-композицию, и оказалось, что он обладает невероятным, умопомрачительным, сногсшибательным, медовым, идеальным голосом… Я едва сдерживалась, чтобы не закрыть уши, стараясь не сойти с ума и не броситься к гипнотизеру прямо через пылающий костер. Затем Раймонд исполнил еще две песни дуэтом с дочерьми, но я почти не слушала их, пытаясь понять, как вернуть сердце обратно из пятки в грудную клетку и, под пристальным взглядом Рудольфа, сделать это как можно более незаметно.

Когда Рудольф снова взял в руки гитару, и Олуэн начала петь, а вместе с ней начали подпевать неизвестную мне песню на неизвестном мне языке и остальные, ничто не предвещало беды, как вдруг я словно начала впадать в транс. Я прекрасно понимала, что сижу без единого движения и, не моргая, смотрю прямо в огонь, но я словно оцепенела, не в состоянии пошевелить хотя бы мизинцем. Горящий передо мной костер словно разверзся, и я замерла, увидев в нем движение. Это было ржаное поле из моего сна, охваченное бушующим огнем. Рядом с ним стоял кто-то величественный, кем вдруг стала я. На нем, то есть на мне, была волчья шкура, а в нашей руке полыхал зажженный факел, чадящий черным дымом.

— Назови своё имя и род, — тихим шепотом попросила меня рядом сидящая Олуэн, и я поняла, что гитара уже давно перестала звучать, а песня оборвалась. В этот момент за моей спиной послышались людские крики, и в моем рту разлился резкий привкус крови.

— Моё имя Годфрид… Что?! — я вдруг резко встрепенулась, не договорив крутящуюся на языке фамилию. — Аврора. Меня зовут Аврора Метс, — непонимающе и даже с каким-то испугом заморгала я, вглядываясь в сосредоточенные лица присутствующих. — Что произошло?

— Кажется, ты задремала и начала бормотать себе под нос, — весело заулыбалась Олуэн, поправив край моего пледа.

— Сколько время? — тяжело выдохнув, поинтересовалась я, после чего посмотрела на свои часы. — Одиннадцать?! Я обещала Джордану вернуться до одиннадцати — мне лучше поторопиться.

— Я провожу тебя, — стукнул себя по коленям кулаками Кай.

— Не стоит — я на мопеде, — постаралась дружелюбно улыбнуться я и, попрощавшись со всеми, оставила их сидеть у костра.

Завернув за угол дома, я вдруг услышала хруст ветки в шаге за своей спиной и, испугавшись, резко обернулась.

— Ты напугал меня! — облегченно выдохнула я, встретившись взглядом с Рудольфом, после чего быстрым шагом продолжила путь к своему мопеду.

После произошедшего со мной «транса», внутри моей души, словно что-то всколыхнулось, и мне вдруг захотелось срочно спрятаться от всего мира под своим одеялом, и, возможно, даже немного поплакать. Вообще не могу вспомнить, когда я плакала в последний раз. Наверное, когда год назад, в компании с мамой, посмотрела «Хатико» — в нашей квартире потом в течение часа не прекращался потоп из слез и соплей двух инфантильных идиоток.

— Ты нормально себя чувствуешь? — спросил продолжающий меня провожать Рудольф. — Кажешься бледнее приведения.

— Мне просто хочется выспаться, — взяв шлем в руки, тяжело выдохнула я, посмотрев в темное небо, как вдруг Рудольф сел за руль моей клячи. — Что ты делаешь?

— Ты ведь не хочешь в полном одиночестве ехать через ночной лес?

— Здесь леса-то всего пятьсот метров, — сглотнула я, уже садясь сзади на мопед, как бы выражая своё недовольство, но явно не отказываясь от сопровождения. Прижавшись к широкой спине Рудольфа, я замерла от фейерверка внизу живота, который грозил меня разорвать на части, если этот парень не успеет доставить меня до дома в течение следующих пяти минут.

К счастью — он успел. Мы мчались на максимальной скорости, которую мог выжать мой стальной зверь — пятьдесят километров в час — и этого оказалось достаточно, чтобы приправить мою эйфорию. Еще никогда в жизни я не испытывала ничего подобного.

— Спасибо, — неохотно убрав руки с торса водителя и уже слезая с мопеда, произнесла я, снимая с себя шлем. От этого мужчины так приятно пахло, что я начала часто моргать лишь для того, чтобы не раствориться в этом дурманящем запахе.

Как только я сняла со своей головы шлем, Джордан выбежал из дома, заставив меня всерьез подумать, что он бежит, чтобы накостылять мне за опоздание и ночные прогулки с взрослым мужчиной, но всё оказалось куда более серьезно — его срочно вызывали на сложную операцию. Это единственное, что он сказал мне после слов: «Закройся и не забудь покормить завтра Гангстера — я не вернусь до вечера». Мы только и видели, как фонари старого кадиллака удаляются в ночь. Неожиданно осознав, что Рудольф только что узнал, что я осталась одна в старом доме, расположенном на пустыре, мне почему-то стало не по себе перед его громадной фигурой.

— Ладно, до встречи, — стукнув ладонью по шлему в моих руках, произнесла я и, развернувшись, отправилась к дому, неосознанно для самой себя, перейдя на легкий бег. Только закрыв за собой дверь и включив свет, я почувствовала себя в полной безопасности. Меня манило к этому мужчине с невероятной силой, и с той же силой я боялась его — странное ощущение, на вкус напоминающее бред. И снова Рудольф не уехал от моего дома, пока я не выключила свет в прихожей, и снова я наблюдала за его отъездом из окна своей комнаты. Кажется, это становилось уже привычкой, если не зависимостью.

16. Дело благородных

Только на утро я смогла осознать весь масштаб трагедии — Рудольф забрал у меня мопед, что означало, что мне придется идти в школу пешком, а так как я вспомнила об этом слишком поздно, мне по-любому не светило попасть на первый урок. Тяжело выдохнув, я решила не вытаскивать забившегося от меня под лестницу Гангстера и просто насыпала ему в миску хорошую порцию еды, после чего вышла из дома. Еще выглядывая в окно своей спальни, я поняла, что сегодня погода в край пасмурная, так что обдуманно надела на себя теплые вещи и запаслась дождевиком.

Только закрыв за собой входную дверь и обернувшись на дорогу, я увидела стоящий напротив дома «танк». Прикусив край нижней губы, я слегка замешкалась, но, перевалившись с ноги на ногу, наконец, сошла с крыльца.

Открыв пассажирскую дверцу, я улыбнулась:

— Привез мне мой мопед?

— Лучше.

— Что может быть лучше моего мопеда?

— Всё, — улыбнулся Рудольф, и я вся вздрогнула под его изумрудным взглядом. — Садись, я подвезу тебя до школы.

— Вообще-то, я уже настроилась идти пешком.

— У тебя два варианта — либо сесть в машину и спокойно доехать до своего детского сада, либо отказаться и пойти пешком, но при таком раскладе я непременно на тебя наеду.

— Это шантаж? — слегка приподняв бровь, серьезным тоном поинтересовалась я, решив не придираться к «детскому саду».

— Только не выноси мне мозг своими перепадами настроения, — еще шире заулыбался парень.

— Ненавижу перепады настроения! — театрально воскликнула я. — Они просто прекрасны!

— Присаживайся, — усмехнувшись, похлопал рукой по боковому сиденью Рудольф, после чего перевел взгляд на дорогу. Ловко запрыгнув в «танк» и захлопнув дверцу, я пристегнулась.

— Как провела ночь? — решил начать непринужденную беседу водитель.

На самом деле мой ответ был «ужасно» — я пылала в огне полночи, а вторые полночи танцевала с волком и пыталась разглядеть лицо незнакомца… Уже под утро я вдруг проснулась с обжигающей болью на ключице. Сначала я не понимала, что происходит, пока не начала интуитивно убирать с шеи причину беспокойства, которой оказалась серебряная цепочка с кулоном — подарок мамы. Едва ли удержавшись, чтобы не сорвать украшение с шеи, я расстегнула его, буквально обжигая свои дрожащие пальцы. Перекидывая с руки на руку, я донесла «огонь» до стола и, положив его, отправилась в ванную, чтобы посмотреть в зеркало. Гетерохромия глаз продолжала развиваться, но я не обратила на это внимание, всецело сфокусировав его на покраснении на шее, отдаленно напоминающем ожог. Нервно чистя зубы, я снова страдала от чешущихся и кровоточащих верхних десен, а когда принялась умываться, поняла, что моя шея чиста — от призрачных ожогов не осталось и следа. Сначала я даже решила, будто это был всего лишь сонный бред, но попытавшись снова взять цепочку в руки, я в очередной раз ощутила огонь на своей коже. Сев на край кровати, я раскрыла ноутбук и начала гуглить проблему — в итоге наткнулась на статью об аллергии на серебро:

«Если вы один из немногих, у кого началась развиваться аллергия на серебро, то это, скорее всего, результат никеля, который находится в большинстве ювелирных изделий, в отличие от самого серебра. Поскольку чистое серебро слишком мягкое для ювелирных изделий, никель добавляется в серебро, чтобы улучшить блеск и прочность. Аллергические реакции на серебряные ювелирные изделия могут занять годы, чтобы начать развиваться. Вы можете несколько лет носить цепочки или кольцо из серебра и ничего не будет происходить. Данная форма аллергии является формой контактного дерматита, который проявляется, когда небольшое количество никеля, используется в ювелирных изделиях из серебра, который со временем вымывается и вступает в контакт с кожей. Случаются некие сбои в иммунитете, когда он ошибочно начинает реагировать на какое-либо вещество и атаковать его. Вещество, в этом случае никель, наносит ущерб и реагирует соответствующим образом. Если хоть раз произошел такой случай, ваша иммунная система будет постоянно воспринимать никель опасным для вашего тела. Итак, как может проявляться аллергия на серебро: красная сыпь возле области прикосновения серебра; кожа вокруг и под ювелирным изделием становится воспаленной; начинается сильный зуд и жжение; могут образоваться волдыри и рубцы…»

Развитие гетерохромии, проблемы с кровотечением десен, а теперь еще и аллергия на серебро. Кажется, мой организм, в отличие от меня самой, слишком категорично отреагировал на свой переезд. Однако сейчас я решила умолчать об этом, чтобы не грузить собеседника своими проблемами.

— Самая обычная ночь, за которой последовало самое обычное утро.

— Как тебе новая школа?

— Не очень, — поморщила нос я. — Я бы завтра вообще туда не пошла — отстойные предметы — только причину побега придумать не могу.

— Тебе всегда нужна причина?

— Нет, только для того, чтобы прогулять школу. Мне просто жизненно необходимо заниматься «чем-то», а так как я не могу придумать себе занятие в этом сером городе вне школы, я иду в столь страшное место, чтобы испытать стресс, который способствует развитию моего внутреннего «бойца». А ты чем днями занимаешься? Протираешь пыль в своем поместье?

— Я учредитель проекта по расширению Грей Плэйс. Мой предок основал этот город, и я решил оставить в нем что-нибудь от себя.

— Вот как. Очень интересно. И что подразумевает собой твой проект?

— Уже почти готово к открытию здание нового детского сада. На месте старого, в следующем году, планируется расположить workout-площадку. Еще в процессе ремонт здания библиотеки и музея, к окончанию осени будут достроены пять трехэтажек с комфортными трех и четырехкомнатными квартирами с готовой отделкой, которые можно будет приобрести по доступно-низким ценам с нулевой рассрочкой до пяти лет. На данный момент из ста двадцати квартир свободных осталось всего четыре трехкомнатные и одна четырехкомнатная. При этом восемьдесят пять процентов покупателей за прошедшие полгода уже внесли полную сумму от стоимости.

— Выходит, спрос на недвижимость в этом городе всё же есть, — не скрыла своего удивления я.

— В основном это многодетные или молодые семьи. Их здесь мало, но я и не строил комплекс на тысячу покупателей. Сто двадцать — это не слишком большая цифра, для количества потенциальных клиентов. Плюс ко всему мы снесли заброшенные дома, чтобы продать по дешевке свободные земельные участки под строительство частной недвижимости. С начала года из пятидесяти одного участка не осталось ни одного свободного, и уже на половине из них стоят эксплуатируемые дома. Северин и Дариуш открыли достаточно крупный строительный магазин, в котором есть всё от цемента до унитазов, и снова же всё можно приобрести по доступным ценам. Благодаря этому у людей не возникло проблем с поездками в Форест Хилл за дорогими стройматериалами, и, в итоге, из того же Форест Хилла начали приезжать в Грей Плэйс, чтобы отовариться в нашем магазине. Компания расширения города, посредством построения новой жилплощади и предоставления населению возможности построить свою жилплощадь самостоятельно, официально сработала. Она изначально была направлена на приток людей из соседних деревень и, если повезет, из Форест Хилла. Всё получилось — только из процветающего города-соседа мы приобрели дюжину молодых семей, восемь из которых являются многодетными, и тридцать три семьи из округи, из которых каждая вторая семья имеет по три и более детей.

— Вау, — только и смогла выдать я, наконец, начиная понимать, что я со своими школьными проблемами и вправду кажусь ребенком на фоне трудов Рудольфа. — Это круто. Ты хочешь увеличить этот город?

— На данный момент в городе проживает немногим более четырех тысяч пятисот человек, но еще полторы сотни лет назад город состоял из двенадцати тысяч человек. Если мы отнимем девяносто пять процентов школьников, которые навсегда променяют жизнь в провинции на мегаполисы, спустя пятьдесят-семьдесят лет здесь не останется никого. Я не пытаюсь расширить город — я пытаюсь его сохранить, чтобы сюда можно было вернуться, скажем, через восемьдесят лет.

— Через восемьдесят лет ты вообще никуда вернуться не сможешь, — усмехнулась я. — Только если твои дети, хотя и у них маловато шансов, так что скорее внуки.

— Может быть, я долгожитель? — усмехнулся в ответ молодой мужчина.

— Тебе сейчас двадцать пять, плюс восемьдесят… Хочешь дожить до ста пяти лет?

— Почему бы и нет?

— Это ужасно. Я бы не хотела столько жить. Лучше умереть до того, как будешь зависеть от милостивого отношения со стороны неблагодарных детей.

— Мои дети будут благодарными.

— Не всем так везет, — усмехнулась я как раз в момент, когда мы припарковались у школы. — Что ж, спасибо за то, что подвез. Мне было действительно интересно узнать о твоем проекте, и я считаю его благородным, так как не спрашиваю, откуда у тебя деньги на его реализацию.

— И что бы изменилось, если бы ты спросила — откуда у меня деньги на его реализацию? — усмехнулся Рудольф.

— Я бы узнала, что ты отмываешь купюры через оффшорные счета и образ рыцаря рассыпался бы прямо у меня на глазах.

— Я не отмываю деньги через оффшорные счета, — продолжал улыбаться Рудольф.

— Мне всё равно, — пожала плечами я, после чего отстегнула ремень и выпрыгнула из машины. — Еще раз спасибо, — снова улыбнулась я и, наконец, хлопнула дверцей, закрыв улыбающегося красавца в его танке.

17. Форест Хилл

— Что ты думаешь о фестивале стим-панка[33]? — спросил подошедший ко мне на перемене Кай.

— Пока еще не знаю, пойду ли, — пожала плечами я. — Он уже на носу, а у меня даже приблизительного костюма нет.

— Не вздумай его пропустить, — многозначительно улыбнулся Кай. По-видимому, он хотел меня пригласить, но решил дождаться момента, когда я окончательно решу пойти, благоразумно опасаясь моего преждевременного отказа (на чем на чем, а на моих отказах он уже напрыгался).

— Выходит, ты идешь, — решила поддержать тему я.

— Почти вся моя семья идет.

— Почти вся? А кто не идет? — напряглась я, желая узнать конкретно об одном человеке.

— Раймонд и Олуэн не фанаты столь молодежных мероприятий, но они еще в раздумье.

— Забавно, — сдерживая порыв почесать зудящие десна, ухмыльнулась я. — Ты называешь своих родителей по именам? Я тоже иногда обращаюсь к маме по имени, когда, например, она становится невыносимой. А Рудольф идет?

— Нет, он тоже не пойдет.

— Почему?

— Он не сильно любит праздники маскарадного типа.

— С чем это связано?

— Даже не знаю. Хотя, может я и ошибаюсь. Я всего-то участвовал в двух маскарадных праздниках, в которых Рудольф всякий раз решал отклонить свою кандидатуру. Может быть, поэтому мне и показалось, что он не любит подобные мероприятия.

— Может быть, на самом деле он оба раза был занят?

— Возможно, — пожал плечами Кай.

— Интересно, почему он решил не идти на этот раз?

— Оу, он еще не сказал, что не пойдет — я просто сделал вывод исходя из предыдущих его решений.

— Тогда, может быть, он пойдет?

— Тебе это так важно?

— Что? — непонимающе переспросила я, остановившись напротив класса биологии.

— Ты только и делаешь, что говоришь со мной о моём дяде. Тебе интересна эта тема, да?

— Ничего подобного, — сдвинула брови я, — просто ты спросил про фестиваль, и всё завертелось вокруг твоей семьи, а тема о Рудольфе потекла сама собой. Ладно, мне пора на биологию. До встречи.

Идиотка! Нашла с кем говорить о Рудольфе — с его же племянником, увивающимся за мной хвостом! Вообще нельзя ни с кем о нем разговаривать, максимум — думать, и-то сократить мысли о нем с сотни в час до одной в пять минут.

На биологии у меня завибрировал телефон. Это было сообщение от Ариэллы — мы обменялись с ней номерами во время посиделок у костра.

— Привет. Ты идешь на фестиваль стимпанка?

— Привет. Еще не знаю. У меня ничего не готово, а так как фестиваль уже через несколько дней я, наверное, не пойду.

— Просто я хотела пригласить тебя поехать со мной в Форест Хилл, чтобы ты помогла мне определиться с костюмом, заодно и тебе бы что-нибудь подобрали. Я знаю отличный тематический магазинчик, в котором всегда огромный выбор. Поехали!

— Ладно… Я как раз хотела купить себе новую спортивную форму.

— Отлично! Как насчет того, чтобы сделать это сегодня?

— Вечер у меня свободен, так что я не против.

— Тогда я встречу тебя у школы?

— Только мне нужно будет заехать домой за деньгами.

— Без проблем. Магазин работает до восьми — так что мы по любому успеем.

— Хорошо. Тогда до встречи через пару часов.

— Пока-пока.

Из всей семьи Кая, Ариэлла была единственной, кто буквально приходил в восторг от общения со мной. Она открыто была рада моей компании, но одновременно старалась не навязываться, наверняка боясь мне надоесть, что ей точно не грозило — эта девушка была из тех, кто знает смысл и вес слова «дружба», так что мы даже могли бы со временем стать настоящими подругами. Пепел была не менее дружелюбно настроенной по отношению ко мне, но она умела себя сдерживать и не проявляла столь открыто свою и без того очевидную симпатию. Что касается Залины, что-то в ней выдавало её антипатию ко мне, но я подозревала, что эта девушка в принципе склонна к антипатии, так что не видела в этом ничего сверхъестественного. Мать же этих абсолютно разных девушек была совершенством в темпераменте и эталоном во вкусе — два в одном флаконе. Невероятная женщина. Такому типу людей обычно подражают и завидуют одновременно.


Когда я вышла из здания школы, Ариэлла уже ожидала меня на парковке. Она приехала на компактной Toyota Auris серебристого цвета, которая очень подходила её характеру — такая же аккуратная, шустренькая и миловидная. Оставив дома портфель, я отвесила Гангстеру его обеденную порцию сухого корма и, взяв деньги, быстрым шагом вышла из дома.

Дорога до Форест Хилла была нами преодолена куда быстрее, чем я предполагала. Наверное, всему виной был веселый щебет моей соседки.

— …Представляешь? — смеялась она, поправляя свою кепку с красивыми ушками. Сегодня она была одета в клетчатое синее платье длинной до пола и в кожаную куртку, но её кепка была настоящей изюминкой. Только сейчас я поняла, что еще ни разу не видела Ариэллу без головного убора — по-видимому, это был её личный фетиш.

— Да-а-а… Очень хорошо представляю, как маленький Кай стоит посреди кухни с ног до головы облитый тестом, — смеялась я.

— Детство Кая — это вообще яркая полоса в наших жизнях, — громко смеялась Ариэлла, чем сильно меня подзадоривала.

— А как же твоё детство?

— Я его почти не помню, — прикусила нижнюю губу девушка, паркуясь напротив магазина с мигающей вывеской «Тематические костюмы и аксессуары». Снаружи здание из коричневого кирпича выглядело не многообещающе, но внутри оно оказалось намного веселее — просторный зал с огромным количеством напольных и подвесных вешалок, пестрящих диковенными нарядами. Взяв у входа каталог, мы сели на мягкий диван вдали от консультанта, после чего я начала листать матовые страницы издания.

— Это что, цены?! — ахнула я, глядя на подробный разбор женского пиратского костюма, у которого только шпага стоила пятьсот долларов, замысловатый медальон семьсот двадцать, а сапоги всю тысячу триста.

— Не переживай, — прошептала Ариэлла. — Владелец этого магазина друг нашей семьи, так что отдаст любой понравившейся нам костюм напрокат совершенно бесплатно.

— Но здесь не выдают костюмы напрокат, — показала я на печать на обложке каталога, которая красным цветом кричала: «Костюмы прокату не подлежат».

— Я ведь говорю, — продолжала шептать Ариэлла, — владелец магазина — наш знакомый. Давай, открывай уже каталог, — перевернула страницу в моих руках девушка. — Выберем тебе наряд.

— А тебе?

— Я уже выбрала, — довольно произнесла Ариэлла, указав пальцем на красивейшее, короткое зеленое платье феи с огромными крыльями.

— Красиво, конечно, но это совсем не стимпанк, — заметила я.

— Я удлиню юбку, добавлю к нему темно-зеленую шляпу-футляр, тематические очки, ошейник и кольца, и буду единственной стимпанк-феей в городе, — довольно улыбнулась Ариэлла. — Предлагаю тебе начать примерку — так ты быстрее поймешь, что тебе больше всего нравится.

Когда я вышла из примерочной в костюме пиратки, Ариэлла широко заулыбалась и сразу же попросила меня сфотографироваться. Я всегда была достаточно раскрепощенной, поэтому уже спустя минуту вовсю позировала в новом образе. Качество фотографий на телефоне Ариэллы было лучше, чем на заправском фотоаппарате, поэтому я решила сделать веселую подборку фотографий для мамы. В итоге я была пираткой, Робин Гудом, злой феей, Джеком Воробьем, принцессой, Харли Квинн, Минни Маус, эльфийкой, сексуальной горничной и еще более сексуальной Ларой Крофт. Хорошо, что с утра я поработала над укладкой волос и макияжем, отчего во время примерки чувствовала себя настоящей красоткой.

В итоге я остановилась на последнем костюме и решила стать стимпанк Красной Шапочкой (корсет к костюму уже прилагался, так что оставалось добавить пару аксессуаров и вуаля — я королева серых волков, можете съедать меня целиком!). С отличным настроением я ожидала Ариэллу в машине, пока девушка оформляла костюмы на кассе. Еще через полчаса мы без проблем приобрели мне спортивный костюм, который отлично прятал мою фигуру от любителей пустить слюни на физкультуре, после чего Ариэлла предложила посетить кафешку «Оранжевый закат», сказав, что Пепел к нам тоже присоединиться. Естественно я не могла отказаться, да и, из-за экономии средств на костюме Красной Шапочки, денег у меня оставалось более чем достаточно.

Кафе оказалось весьма неплохим, с приглушенным светом и уютными столиками с достаточно большим расстоянием друг между другом. Заняв один из удаленных столов, мы с Ариэллой как раз почти сделали заказ, когда перед нами нарисовалась Пепел, которая, не глядя в меню, заказала равиоли с сыром и мультифруктовый сок.

— Как вы сходили? — довольно улыбалась запыхавшаяся Пепел.

— Замечательно, — хлопнула в ладоши Ариэлла и уже спустя пару секунд достала телефон из своего клатча. — Я её фотографировала.

— Э-эй, это была секретная фотосессия, — наигранно возмутилась я.

— Я одним глазком, — умоляюще попросила Пепел.

— Ладно, — прикусила губу я. — Только больше никому! И вообще, сбрось мне эти фотографии и удали их навечно.

Следующие десять минут мы рассматривали мои наряды, в основном акцентируя внимание на мою «прелестную», как выразилась Пепел, задницу и «роскошные» сиськи, как хихикнула Ариэлла при просмотре костюма злой феи. Таких комплиментов мне еще никто не делал, отчего хотелось слишком громко смеяться, из-за чего мне пришлось изо всех сил сдерживаться, чтобы не брызнуть смехом в столь тихом месте.

В целом мы прекрасно провели вечер за вкусной едой и разговорами о предстоящем фестивале. Теперь оставалось только ждать, когда Кай решится пригласить меня на фестиваль, и подумать над тем, что именно я должна ему ответить.

18. Плюс один момент

Моя картина была уже наполовину дописана, отчего я впервые ощутила в этом городе сладкое чувство самоутверждения. С утра пораньше я стояла у окна и разводила краски, наслаждаясь солнечными лучами, которые так редко заглядывали в наш город. Грядущие выходные были многообещающими не только из-за погоды — сегодня должны были прийти в гости мистер Уокер (директор школы и по совместительству лучший друг Джордана, о чем я узнала лишь накануне — оказывается, это он на пару с Констанс присматривал за Гангстером после развода Джо, который забыл его предупредить о моем поступлении к нему в школу!) и Констанс с Тони, вызвавшиеся вытащить Джордана из его рабочей рутины (Констанс зуб мне дала, что в тандеме с мистером Уокером затащит моего дядю на рыбалку, во что мне очень слабо верилось). Но приближалось еще кое-что очень важное для меня — уже завтра у меня должен был состояться день рождения. Так незаметно и быстро прошел сентябрь, и первое октября уже скоро должно было стукнуть кувалдой по моей возрастной линейке, заставив меня постареть на год. Еще месяц назад я даже не подозревала о том, что моё восемнадцатилетние мне придется праздновать без своих друзей, которые уже начали слать свои приветы из далекой Британской земли.

Вчера и в четверг я снова была в гостях у Греев, но с Рудольфом не виделась, из-за его срочного отъезда, связанного с окончанием работ над новым детским садом, отчего мне было немного грустно, хотя я это весьма старательно отрицала. Мне искренне не хотелось даже предполагать, что я скучаю по компании этого мужчины. А ведь мы не говорили с ним с того момента, когда он подвез меня до школы…

В четыре часа я, Гангстер, Джордан, Освальд Уокер и Констанс с Тони расположились на деревянных белых лежаках напротив нашего дома, за разложенным, белоснежным пластмассовым столом, и наслаждались яркими лучами заходящего солнышка. Уже через час Тони играл с Гангстером на дороге, а я успела объесться шашлыком, но сидящая рядом со мной «старая гвардия» желала продолжения, поэтому Джордан активно махал куском картона над мангалом, параллельно ворочая шампуры.

— Когда ты пришла в школу, — говорил мистер Уокер, — я был ошарашен тому, что Джо умолчал о твоём существовании. Нет, я знал, что у Лисы есть дочь, но я даже не догадывался, что она приедет учиться в нашу школу. Первое, что я подумал — это что же могло произойти, чтобы Лиса вернулась в этот город. А оказалось, что вместо себя она послала свою дочь. Тяжело тебе в нашей школе, да?

— Терпимо, — поджала губы я. — Хотя, если основной преподавательский состав еще более-менее пытается шагать, не смотря на хромоту правых ног, то миссис Льюис хромает на обе ноги.

— Хахах, — гулко засмеялся Освальд. — Я в курсе. Преподавая в нашей школе в течение последних пяти лет, бедняга совсем растеряла все свои знания в испанском,

— Если у нее вообще были эти знания, — криво усмехнулась Констанс. — Рассказать интересную историю о Тони и испанском? Миссис Льюис раньше преподавала испанский в младшей школе. Именно так Тони решил изучать французский. Конец истории. Джо, хватит стоять над мангалом, я и сырое мясо съем — тащи его сюда.

— Ты тот еще зверь, — ухмыльнулся Джордан.

— Именно поэтому я выгляжу на тридцать пять.

— Но тебе ведь и так тридцать пять.

— А я о чем. Не подкопаешься. Горжусь собой. Джо, неси же сюда это мясо! Не выводи меня из себя!

— Кстати, о выходе из себя, — сдвинул брови Освальд. — Ты когда в последний раз отдыхал?

— Ты о чем? — непонимающе посмотрел на своего лучшего друга Джордан.

— Я о том, что в последний раз мы нормально оттягивались с тобой, когда пригласили на наш выпускной близняшек Андерсон.

— Ого, — присвистнула Констанс. — Вы оба всего на десяток старше меня, но даже у вас была бурная молодость?

— Ничего того, о чем бы ты могла подумать, — оправдываясь, замахал руками Освальд. — Мы перепутали Карли с Кэрол, из-за чего получили одновременные пощечины от обеих длинноногих блондинок и весь оставшийся вечер провели без девчонок.

— Но зато с отличной бутылкой бурбона твоего отца, — засмеялся Джордан.

— Вы посмотрите на себя, — закатила глаза Констанс. — Директор школы и суперхирург вспоминают о счастливом прошлом, не в силах ничего вспомнить о ярком настоящем, потому что его у них попросту нет.

— Ты к чему клонишь? — поставив шашлык на стол, улыбнулся Джордан, после чего сел сбоку от Констанс.

— Мальчики, — положила руки на плечи мужчин ковбойка. — Я везу вас на рыбалку.

— Куда?! — усмехнулся Джордан.

— Туда, где ты не был целую жизнь и куда бы хотел успеть попасть прежде, чем станешь дряхлым старикашкой.

— Констанс, ты ведь знаешь, что я не могу.

— Вот только не нужно мне здесь развозить демагогию! Мы едем и всё. Мы трое одиноких людей…

— Почему трое? — округлил глаза Освальд. — У меня с Деборой всё отлично.

— Хоть у кого-то всё отлично, — поджала губы Констанс. — Но Дебора ведь уехала на две недели к своей матери, а все трое твоих сыновей сейчас учатся в университетах? Так что на короткий отрезок времени ты вполне можешь называть себя одиноким…

— Кстати об одиночестве, — прервал подругу Освальд. — Что с твоим бразильцем?

— Он был мексиканцем, — со своей коронной кривой ухмылкой ответила Констанс.

— Почему был? — пережевывая шашлык, поинтересовался Джордан. — Сказалось твоё пристрастие к сырому мясу, и ты им отужинала?

— Он отужинал с моей официанткой, которая уже две недели как тщетно пытается найти работу в Грей Плэйс.

— Удачи ей, — усмехнулся Освальд.

— И терпения, — в ответ заулыбался Джордан.

— А у тебя, что на личном фронте? — обратилась к Джордану Констанс и тут же крикнула. — Том — негодник! Прекрати пытаться оседлать Гангстера иначе я тебя ушатаю!

Том тут же отпрыгнул от Гангстера, и я поняла, что не до конца осознаю всю глубину смысла, которую Констанс вкладывает в слово «ушатаю».

— У меня всё как обычно, — выдохнул Джордан. — Дом — работа — дом — работа — дом…

— Скорее дом — работа — работа — работа — дом, — усмехнулась я.

— Оу, кстати, а у тебя-то что на личном фронте? — перевела на меня свое внимание Констанс. — Ты, вроде как, ходила к Греям на вечеринку? Тебя их младший пригласил, да? Как же его там… Кай? Мутите с ним?

— Что? Нет, — засмеялась я. — Нет-нет-нет…

— Чего так категорично?

— У нее, вроде бы, остался парень в Британии, — встрял Джордан.

— Что?! Да нет у меня никакого парня.

— Странно, — наигранно нахмурил брови Джордан. — Лиса говорила, что ты встречаешься с каким-то голубоглазым блондином.

— О-о-оу… Блондинчик, значит, — довольно усмехнулась Констанс.

— Прекратите, — заулыбалась я. — Я в курсе этой вашей взрослой «фишки» вводить подростков в смущение подобными разговорами, настаивая на ложной истине, которую ваш мозг выдает за преломляющую реальность. Между тем вы даже не задумываетесь, что человеческие отношения фундаментальны для индивидуального интеллектуального развития.

— Сдай её обратно в её концлагерь для гениев, — обратилась Констанс к Джордану.

— Она обычно так не разговаривает, — округлил глаза Джордан. — Но разве что только с выскочками.

— Ты назвал меня выскочкой, ботан? — врезала рукой по плечу Джордана Констанс, заставив его подавиться куском мяса. — Да я дважды возвращалась с рыбалки с форелью, в три раза превышающую в размерах твою самую крупную.


Уже уходя с первыми появившимися звездами на небе, Констанс вытащила из своего портфеля небольшой желтый сверток.

— Это тебе, именинница, — довольно ухмыльнулась она. — Суперблокнот тире ежедневник для суперхудожницы тире зазнайки.

— Держи, — протянул мне шикарную ручку-перо Освальд. — После выпуска будешь вспоминать старину Освальда, директора твоей самой лучшей школы.

— Спасибо, но вы должны знать, — сделала я театрально-затяжную паузу, после чего улыбнулась. — Вы лучше своих подарков.

— Нахалка, — широко улыбнулась Констанс. — Надеюсь, что ты не забудешь меня, когда свалишь из Грей Плэйс.

— А вдруг она останется? — улыбнулся Освальд.

— Она не такая оторва как я, — пережевывая жвачку, засмеялась в голос Констанс. — Едва ли она сможет полюбить этот город больше, чем могу любить его я.

Вечер закончился на положительной ноте. Тепло было не только на улице, но и где-то глубоко на душе. Плюс один момент в копилку тех, которые я не смогла бы приобрести нигде, кроме Грей Плэйс, и который я никогда не забуду. Первым моментом и до сих пор единственным была моя встреча с Рудольфом Греем.

19. #ОтУченогоДоПиратаОдинШаг

Первый день октября, в честь моего дня рождения, решил отличиться солнечной погодой. Встретить восемнадцатилетие в Грей Плэйс — что может быть лучше? Только встретить восемнадцатилетие в Истборне, с многочисленными друзьями, которые с утра пораньше прислали мне сотню поздравлений, успешно захламив мою почту открытками, и с мамой, написавшей мне страстное признание в пожизненной любви к моей скромной персоне. В двух предшествующих письмах она мельком упомянула некого Чандраката, и я была уверена, что это не случайность, поэтому сегодня с утра мимолетом попросила её рассказать о своем новом «друге».

Так как за сутки до своего праздника я скрыла свою дату рождения в своем аккаунте, никто из местных так и не узнал о том, что ровно восемнадцать лет назад я появилась на свет. Восемнадцать! Кажется, я начинала чувствовать за спиной дыхание неминуемой старости…

Джордан решил сделать ход конем и взять меня в этот день на свою работу. Почему бы и нет? Делать всё равно было нечего. Но, как назло, хотя между Грей Плэйс и Форест Хиллом было всего около двадцати миль, погода между городами резко отличалась. Именно в свой день рождения я неосознанно приняла решение вынырнуть из солнца да прямо под дождь! Однако я твердо решила, что сегодня вообще ничто не сможет испортить моего праздничного настроения, не смотря на отсутствие самого праздника. Тем более после того, как Джордан подарил мне высокий пенал для кистей, скетчбук с переплетом из экокожи и, изюминка — набор сладостей в виде тюбиков красок. Замечательный подарок, который снова заставил меня почувствовать себя маленькой девочкой и забыть о том, что я уже совершеннолетняя старушка.

Кабинет Джордана оказался немногим меньше, чем я его себе представляла, а палата для его ночевки, соединенная с его кабинетом, выглядела не так уж и плохо, как я это рисовала в своем воображении. Здесь даже был небольшой шкафчик со сменной одеждой…

Выдав мне один из двух своих халатов, Джордан, в честь праздника, сделал меня своим «ассистентом», и полдня мы проходили по палатам, проверяя состояние прооперированных и готовящихся к операции пациентов. Смотря в болезненные, благодарные, уставшие и веселые лица больных, я впервые осознала, как сильно эти люди нуждаются в моем дяде и как сильно Джордан нуждается в оказании помощи им. Я определенно прежде недооценивала значение своего дяди в жизнях других людей, отчего мне вдруг стало стыдно.

Пообедав в больничной столовой (то еще счастье), мы уже почти дошли до кабинета Джордана, как вдруг пожилая медсестра буквально налетела на нас, едва не срываясь на крик о том, что хирурга срочно вызывают в операционную на огнестрельное ранение в брюшную полость. Джордан бросил мне ключи от кабинета и мгновенно сорвался на бег в противоположную сторону коридора, а я постаралась не думать о бедняге, словившем пулю.

Сев за компьютер Джордана, я ввела названный им мне ранее пароль: «ДвериУВрачаНикогдаНеДолжныБытьЗакрыты». Кажется, это была арабская поговорка. Весьма интересный подход к блокировке личного компьютера.

Открыв свою почту, я обнаружила письмо от матери, чему сильно удивилась — обычно она отвечала примерно спустя двенадцать часов после моего запроса.

Только что еще раз пересмотрела твои фотографии в костюмах — безумно рада, что ты нашла себе друзей (кстати, кто тебя фотографировал?) и еще больше рада тому, что ты там не скучаешь. В отличие от меня, ты всегда умела занять своё личное время и придумать себе занятие. Конечно я не в восторге о того, что в свои восемнадцать ты до сих пор ходишь без парня, но я помню о Гери и всё еще надеюсь, что вы будете вместе спустя этот год.

Ты спрашивала о мужчине, о котором я тебе писала прежде. Его полное имя Чандракат Пури. В детстве он со своей семьей переехал в Ирландию, где они поселились в небольшой деревне, но спустя несколько лет их семейство снова сорвалось с места и перебралось в Дублин. Сейчас он владелец крупной сети фотоателье в Нью-Дели и пяти салонов в Дублине. Он является соавтором проекта по обмену художниками, в котором я сейчас участвую.

P. S. Чандракат младше меня на пять лет и, к счастью, христианин, так что у нас нет различий в вероисповедании.

О нет. Если до этого у меня и были сомнения в том, что у меня может быть отчим-индус, то после «P. S.» у меня не осталось ни единого сомнения. Раз уж Лиса Милтон заговорила о мужчине — значит это серьезно. За всю жизнь она рассказала мне только о двух своих Бенах, с которыми решилась вступить в серьезные отношения, но о её «легких» романах я не знала ни единого процента, хотя и была уверена на все сто в том, что они у нее были. Единственное, что я могла сделать в сложившейся ситуации — это порадоваться счастью матери, попросить фото предполагаемого отчима и понадеяться на её вкус (в конце концов, я в него верила! отчего сейчас и находилась там, где я есть). И всё же меня немного настораживала её импульсивность — прежде она никогда не позволяла себе заговаривать о мужчине, не провстречавшись с ним минимум три месяца. Данный порыв могло объяснить только южное солнце, которое, по-видимому, окончательно разморило и без того творческую натуру моей матери. Либо она впервые по-настоящему влюбилась… Нет, скорее первый вариант.

Я как раз отправляла свой ответ на письмо матери, когда в кабинет вошла худенькая шатенка под сорок лет и, закрывая за собой дверь, по-видимому, приняв меня за Джордана, произнесла:

— Джо, ты сегодня, как обычно, будешь трудиться до упора?

— Эм… Ну… Я постараюсь, — встретившись взглядом с голубоглазой женщиной в медицинском халате, попыталась улыбнуться я.

— Что Вы… Что Вы здесь делаете? — слегка приподняла левое запястье незнакомка.

— Я племянница Джордана Милтона, — спокойно пожала плечами я, — по совместительству хакер.

— Ой, точно, племянница… Я, пожалуй, зайду позже…

— Подождите, — разъединив сложенные на затылке руки, я положила предплечья на стол. — Вы мне так просто поверили? А вдруг я пытаюсь выкрасть информацию из компьютера главного врача хирургического отделения?

— Я видела тебя на фотографии, — заулыбалась незнакомка, уже закрывая за собой дверь. — И у него там нет ничего важного.

«Да вы шутите! У Джордана есть подружка?!». Моя челюсть едва ли не ударилась о стол и следующие полчаса я пыталась переварить свалившуюся на меня новость. Сначала мама, затем Джо… Этой осенью у этой семьи явно плясали гормоны.

В итоге, от нечего делать, я решила выложить на свою страницу в социальной сети коллаж из трех фотографий: одна была сделана Джорданом пару часов назад, на ней я была сфотографирована в профиль по пояс — не видя фотографирующего, я держу хирургическими ножницами огромный кусок белоснежной ваты и прислоняю его к носу, изображая усы, но со стороны кажется, будто я его нюхаю; вторую и третью сделала Ариэлла — на одной я в полный рост изображаю сексопильную пиратку, другая же портретная и на ней я в образе Харли Квинн (здесь просто идеально сел парик!). Я никогда не была фото-маньяком, вкладывающим всю свою жизнь на показ, но сегодня был особенный день, плюс я не по́стилась с начала сентября. Не долго думая, я написала под фото-коллажем всё, что думала: «Вот и подкрался незаметно тот чуткий возраст, когда уже необходимо определиться с будущей профессией #ПоходуЯХирург #ЖизньВГрейПлэйсБьетКлючомПоIQ #МойПримерЭволюцииНаОдномФото #ОтУченогоДоПиратаОдинШаг #ОтПиратаДоСносаКрышиДваШага #СпаситеЕщеТолькоНачинающегоНоУжеДостаточноПерспективногоУченого».

Спустя час я получила сто семьдесят один лайк и тридцать два комментария, отчего самодовольно пришла к выводу о том, что в Истборне обо мне еще не забыли. По крайней мере, пока.

Я уже отложила телефон, когда мне пришло сообщение от Кая. Проведя языком по чешущимся деснам, я открыла чат:

— Привет. Как твой выходной? Ты сейчас где?

— Привет, нормально, как твой? Я в Форест Хилл, а что?

— Мы всей семьей отправились на пикник в честь солнечной погоды. Ты не могла бы сегодня вернуть тарелку, которую в самый первый день тебе отдала вместе со своими фирменными пирожками Олуэн? Просто это не её тарелка и ей необходимо вернуть её хозяйке.

— Прости-прости-прости! Я каждый вечер проводила у вас в гостях и ни разу не вспомнила о возврате тарелки… Не представляешь, как мне сейчас неловко! Передай миссис Олуэн, что мне очень жаль, и я обязательно верну тарелку сегодня. Заодно заберу свой мопед. Только Джордан работает сегодня до семи, так что у вас я буду около восьми или в начале девятого. Нормально?

— Не переживай так! Это всего лишь тарелка. Окей, я передам, что ты зайдешь сегодня.

— Ладно, тогда до встречи.

— Пока.

20. Фильм о моей жизни

Когда мы подъезжали к дому, телефон Джордана задребезжал, и его попросили срочно вернуться в больницу — на двух дежурных хирургов приходилось трое серьезно пострадавших в аварии. Быстро забежав в дом, я схватила тарелку Олуэн и буквально влетела обратно в машину, забыв перепроверить — закрыла ли я за собой дверь.

— Мне показалось, что пока ты была в доме, какая-то тень вышмыгнула из дверей — уже выехав на тропинку в сторону поместья Греев, округлил глаза Джордан. — Может быть, это был Гангстер?

— Что?!

— Наверное, показалось, — задержал дыхание он. — Да, точно… Точно показалось.

— Не пугай меня так, — с облегчением выдохнула я.

Не доезжая до поместья, Джордан выкинул меня в пятидесяти метрах от него, после чего развернулся и, на большой скорости удалился в сторону Форест Хилла. И как только он живет с подобным чувством ответственности за чужие жизни на своих плечах? Из поместья через панорамные окна лился теплый свет, манящий меня к себе, словно сумеречную бабочку. Взбежав по лестнице, я посмотрела на часы — пятнадцать минут девятого — после чего резко открыла дверь. Обычно меня встречали целым отрядом, который всегда единолично возглавляла Ариэлла, но на сей раз здесь никого не было.

— Кхм-кхм, — грубо прокашлялся мужской баритон, и только после этого я заметила Рудольфа, стоящего в пяти шагах справа от меня. Мы не виделись несколько дней и сейчас, встретившись с его зелеными глазами, я пыталась не выдать свои чувства широкой улыбкой.

— Привет, — не разуваясь, остановилась у входа я. — Я тут принесла тарелку.

— Проходи, — парень повел рукой, в которой держал планшет, тем самым приглашая меня пройти в гостиную.

— Нет, я пришла только чтобы вернуть это. Я не буду оставаться, вот, возьми, — протягивая тарелку в руки, подошедшему ближе Рудольфу, затараторила я, как вдруг увидела в его планшете фотографию, на которой я, вся такая красивая, с идеальным макияжем, прической и приподнятой грудью, позирую для селфи с расцарапанной правой щекой и разбитой нижней губой — мой образ на прошлогодний хэллоуин, который получился слишком красивым, чтобы быть ужасающим. — Что это? — ошарашенно улыбнулась я, машинально потянувшись к планшету.

— Смотрю фотографии, не вошедшие в подборку, — свободно отдал мне свой гаджет Рудольф, после чего провел по экрану пальцем, и передо мной сразу же всплыла фотография, на которой голубоглазый Генри обнимает меня сзади — фотография была сделана в квартире его кузины. — Кто это? — невозмутимо спросил Грей. Это фото было выложено всего в одном экземпляре — на странице Генри в социальной сети… Как он?..

— Оу, это всего лишь Генри. Он… — почему-то начала оправдываться я, как вдруг случайно перелистнула фото, и передо мной всплыла слишком откровенная фотография в образе Лары Крофт, которую я просила у Ариэллы удалить сразу же после её создания (слишком крупным планом была очерчена задница). — Откуда у тебя эти фотографии? — спросила я, хотя прекрасно понимала, откуда дул ветер. Сексапильная горничная, Минни Маус в мини юбке, злая фея с глубоким декольте… Я машинально начала удалять фотографии одну за другой, пока Рудольф подталкивал меня в сторону кухни. На автомате разувшись по дороге, я полностью погрузилась в планшет, пока не удалила всё до последней фотографии. Нет, они были красивы и, если бы их вдруг увидел весь интернет, я бы почувствовала даже гордость за свою фигуру, но мне не хотелось, чтобы на них без разрешения пялился именно Рудольф Грей. Наверняка у него были сделаны копии, раз он не мешал мне заниматься их удалением… Вот ведь!..

— Мне, кстати, больше всего понравилась горничная, — слегка пригнувшись, тихо произнес мне прямо на ухо Рудольф, отчего я едва не взвизгнула от возмущения, как вдруг он резко открыл кухонную дверь, и прямо над моей головой прогремела хлопушка из цветных конфетти. Передо мной так и застыло безразличное лицо Залины, жующей разворачивающуюся свистульку.

— С днем рождения! — прокричали все почти даже в один голос, и я перевела взгляд на весело смеющуюся Олуэн, облокотившуюся о свои колени — по-видимому, женщина была в полном восторге от моего тупого выражения лица.

— Вау, — только и смогла выдать я, наблюдая за тем, как цветные конфетти ливнем падают прямо передо мной. Рудольф слегка подтолкнул меня ладонью в спину, и я сделала шаг вперед, после чего на меня обрушились одновременные объятья со стороны Олуэн, Ариэллы и Пепел, в то время как остальные бурно хлопали в ладоши и кричали затяжное «йу-у-уху!». Кажется, я смеялась, совершенно растерявшись и не понимая, что именно происходит.

— Смотри, какой торт, дорогая, — подвела меня к огромному, пятиярусному торту Олуэн, на котором розовыми буквами было выведено «С восемнадцатилетием, наша Аврора». На меня надели ободок с красивыми, мохнатыми ушками, после чего каждый из присутствующих по очереди произнес: «Добро пожаловать в стаю!» — хорошенько встряхнув меня за плечо. Я вообще не могла понять, что происходит!!! Внезапно выключился свет, и на торте по цепной реакции зажглось восемнадцать свечей. Я задула их не успев загадать желание, и в этот момент внутри меня что-то щелкнуло, словно рубильник моих ощущений переключил стрелку моего основного внимания на эту семью.

— Спасибо, — улыбалась я, при уже включенном свете, принимая белые лилии из рук Кая (мама бы, с её аллергией, по достоинству смогла бы оценить подобный жест!). — Это невероятно… У меня нет слов, — только и смогла выдавить я, так как слов у меня действительно не было.

— Мы не успели купить подарки, но не смогли не упустить возможности организовать для тебя ужин с тортом и хлопушками, — светилась от счастья Ариэлла.

— Но один подарок у нас всё же есть, — заметила Пепел, после чего указала на одну из стен кухни, на которой висел огромный коллаж из моих фотографий. Только две из них были взяты с моего аккаунта в социальной сети — остальные наверняка были найдены на страницах моих друзей (некоторые я даже впервые видела): вот я с друзьями гуляю по Гранд Парейд; вот со своей волейбольной командой зависла в грациозном прыжке; в парке развлечений с одноклассницами ем мороженое; селфи с мамой и бокалом вина на кухне нашей миниатюрной квартирки; на вечернем пляже запускаю в небо воздушные фонарики; в крутой позе с оскалом вгрызаюсь в свою очередную золотую медаль; в школьной форме стою на открытом балконе с подругой-соседкой; держу в руках пятьдесят розовых шаров, которые мы с одноклассниками купили нашему классному руководителю на юбилей; тискаю енота в контактном зоопарке; сижу в шпагате и откусываю яблоко; рисую в своей старой комнате на своем старом, тогда еще целом мольберте… Фотографий было не меньше сотни, и я вовремя оторвала от них взгляд, чтобы подавить приступ внезапно подступивших к глазам слёз. Как же сильно я скучала по той жизни! Как же сильно хотела вернуться!

— Мы подумали о том, — начала Олуэн, — что ты скучаешь по жизни в Истборне, и решили устроить тебе минутку теплой ностальгии. Теперь твой дом здесь.

— Всего на год, — опустив букет белых лилий, которые сжимала обеими руками, выдохнула я. — Уже даже меньше… — словно пыталась себя подбодрить я.

Около получаса мы потратили на праздничный ужин, за которым все члены семьи в голос рассказывали, как сломя голову готовились к моему приему. Это было что-то невероятное — я словно была частью их семьи, что было далеко от реальности.

— Итак, прошу пройти в кино-комнату, — вдруг хлопнула в ладоши Ариэлла, когда я призналась, что суши были прекрасными, но больше я в себя впихнуть не могу. Все дружно встали из-за стола, и я поплыла в потоке веселящихся людей в уже знакомую мне кино-комнату, явно предчувствуя подвох. И мои чувства меня не подвели.

Когда все уселись в кресла-мешки, Пепел торжественно произнесла: «Прошу коротко ознакомиться с жизнью Авроры, обзор которой я готовила целых пять часов!». С этими словами девушка выключила свет и включила экран.

— О-о-о нет! — простонала я, увидев своё лицо на экране. — О нет-нет-нет… Выключите это!

— Я связалась с твоей мамой, и она любезно согласилась предоставить мне видеоматериалы из вашего семейного архива, — слишком мило улыбнулась Олуэн, заставив меня принять неизбежность происходящего.

— Итак, начнем, — произнесла Пепел, нажав на кнопку пуска, и я закрыла глаза пальцами.

«Моя дорогая Аврора», — неожиданно раздался мамин голос, заставивший меня резко посмотреть на экран. — «Я так сильно тебя люблю! Прости меня за то, что не смогла присутствовать на одном из самых главных праздников в твоей жизни. Мне очень стыдно, ведь восемнадцать лет бывает всего раз и ты мой единственный ребенок… Не забывай о том, что ты мой рассвет…». И вдруг «бам»! Переход на видео, где трехлетняя Аврора безжалостно рвет лепестки ромашки: «Лаз ламашка, два ламашка, тли ламашка… Маматька, я тебя так сильно люблю! Отень-отень! Ну потему зе я никак не могу выговолить букву „Л-л-лэ!“. Она мне снится… Снится буква Лэ. Когда ты меня узе наутис? Титать умею, а говолить не умею…».

— О-о-о ужас! — едва не проревела я, снова закрыв глаза руками. И здесь понеслось: я душу кота — кот душит меня; я катаюсь на аттракционе с маминой подругой — мамина подруга пытается отодрать меня от очередной карусели; кручу хулахуп — хулахуп врезается в люстру; заплетаю себе косички и заявляю, что не буду обрезать свои волосы, как это делает мама; показываю маме нарисованного мной пони по кличке Дудук… Следующим видео было моё видеообращение к маме, в честь её дня рождения:

«Привет мама! Чтобы напрямую не говорить, сколько тебе сегодня исполняется, я лишь напомню, что между нами разница в тридцать лет и на данный период жизни я застряла в теле пятнадцатилетней школьницы. Желаю тебе выиграть этот гребаный тендер и, наконец, выспаться за все прошедшие полгода. Кстати, поездка в Серенгети — то еще приключение. Я с тобой точно не доживу до совершеннолетия!».

И вот уже следующее видео, на котором мама тайком снимает, как я складываю алмазную мозаику, стоя у своего окна в спальне, и, выложив последние детали в картине, вздымаю руки к небу, после чего смеюсь голосом монстра.

«Кевин, что ты снимаешь?» — камера отрывается от моего декольте и встречается с моим прищурившимся взглядом, как вдруг снова заглядывается на мою грудь. — «Кевин, смотри сюда», — произношу я, и камера упирается в огромный нож в моей правой руке. Видео было сделано в парке аттракционов. Я подкидываю нож, ловко ловлю его и метаю прямиком в десяточку. «Еще раз будешь на меня пялиться — целью станешь ты», — насмешливо произношу я, после чего отбираю камеру у одноклассника.

«Мама, мне шестнадцать, позволь мне упиваться меланхолией и дай уже, наконец, насладиться депрессией!» — сидя на кухне, запрокидываю голову я, держа в руках ведро мороженого. — «Нет, ты съешь мои оладьи», — смеется Лиса Милтон.

Следующее видео было посвящено подкату моего одноклассника к моей персоне:

«— У тебя есть парень?

— Не нарывайся на грубость.

— Вот поэтому у тебя и нет парня. Давай встречаться?

— В свои семнадцать я иногда думаю: „Вот бы было классно завести отношения“. Потом смотрю на свой график и думаю: „Вот тут в октябре, наверное, на пару часов“.

— Но сейчас ведь март.

— До октября Стивен! До октября…».

— Как ты нагло обставила парня, переехав накануне октября в Грей Плэйс, — усмехнулся Дариуш.

Следующее видео с участием в драматическом кружке. Я стою посреди сцены и изображаю страдания:

«— Око за око, зуб за зуб… И мир ослеп, и мир беззуб!

— Аврора, что ты несешь? Хватит фантазировать…

— Это жестокая реальность, миссис Милош.

— Так и скажи, что забыла слова.

— Так страстно вы на девушку глядели, что углядеть суть дела не смогли!» — процитировала Шекспира я, после чего показала язык снимающему меня на камеру.

И вдруг экран потемнел. В сумерках я веду за руку Генри куда-то вперед, но его нет в кадре — он снимает:

— Ты не туда идешь, огни в другой стороне, — говорит о гремящих на фоне фейерверках парень.

— Мне всё равно, я зажгу свои.

На такой драматичной, трогательной и попсовой ноте закончился полуторачасовой просмотр едва ли не всех существующих видеозаписей с моим участием в главной роли.

21. Песнь волчьей крови

Все вышли из кино-комнаты с приподнятым настроением, обсуждая самые смешные моменты фильма обо мне. Мы переместились в гостиную, и я не заметила, когда Раймонд, Дариуш и Северин успели принести музыкальные инструменты. Это были известные мне скрипка, арфа, флейта, барабан и незнакомый мне ударный инструмент, состоящий из двух соединенных металлических полусфер, который взял в свои руки Рудольф. Инструмент носил весьма интересное название «ханг» и звучал просто невероятно. Как оказалось, все члены этой семьи умеют играть на музыкальных инструментах и каждый из них орудует минимум тремя. Узнав об этом, я впервые в жизни почувствовала себя отстающей в развитии.

Дальше происходило нечто невероятное — начались оживленные танцы под живую музыку. Они казались мне странными, но одновременно родными, словно их ритм с рождения тек по моим венам. Все они сосредотачивали в себе прыжки и веселое запрокидывание головы во время кульминации, хлопки в ладошки и постукивание каблуками (в нашем случае пятками). Мы словно танцевали средневековые танцы, и я всячески старалась подражать движениям Олуэн, Ариэллы, Пепел или грациозной Залины, что у меня весьма неплохо получалось. Всякий раз после окончания мелодии кто-нибудь интересовался, знаком ли мне этот мотив и всякий раз я отрицательно разочарованно махала головой, уверяя всех в том, что я не знаю ни единой ноты из их репертуара, отчего мне, почему-то, становилось грустно, но одновременно легко.

Вначале одиннадцатого мои ноги уже начинали болеть от пляски, а уголки губ неметь от искренней улыбки, но я готова была выплясывать еще целую ночь, когда Олуэн вызвалась сыграть на арфе, установив Ариэллу за скрипку, Дариуша за барабан, Пепел за флейту и оставив Рудольфа за хангом. Перед этим я уже станцевала бодрый танец в полном одиночестве, так как остальные, сославшись на «возраст», весело свалились на диван. С уверенностью заявив, что я смогу выдержать еще десять танцев, я стояла посреди комнаты — запыхавшаяся, с раскрасневшимся лицом и широкой улыбкой до ушей, взаимно улыбаясь всем и каждому — ничто не предвещало беды. Как только Олуэн коснулась струн, и её начали поддерживать остальные инструменты, я, слегка пригнувшись и отведя руки назад, сделала шаг вперед, установив ногу на пятку, словно сделав небольшой поклон, как вдруг моё сердце оборвалось, и улыбка сменилась шоком. Музыка нарастала, все с напряжением смотрели на меня, но я замерла, не в силах пошевелить ни единым своим мускулом. Эта мелодия… Я её знала с самого своего рождения. Каждую ноту. Наизусть. Я знала её и всякий раз, когда пыталась перенести её из сновидений в реальность — начинала путаться в нотах, словно страдала музыкальной дислексией[34]. Музыка нарастала, я постепенно выпрямлялась, а в моей груди начинала гореть смесь из горечи, страсти, страха…

— Хватит! — вдруг резко оборвала я, слегка приподняв правую руку вверх на самом подъеме музыки, и все резко прекратили игру. — Эта мелодия… Кто композитор?

— У этой мелодии нет композитора, — почему-то улыбаясь, произнесла Олуэн. — Она носит название «Песнь волчьей крови», её еще иногда называют «Песнью завороженных волков».

— Ты знаешь этот мотив? — взглянул мне в глаза Рудольф, буквально приникнув своим изумрудным взглядом к подкорке моего мозга, отчего у меня даже кольнуло в висках.

— Я устала, — сняв с себя ободок с ушками из каштановой шерсти, произнесла я и, несколько секунд оценивающе повертев украшение в руках, добавила. — Мне пора домой. Не нужно меня провожать. Мой мопед стоит у террасы.

Положив ободок на диван, я развернулась и уверенным шагом вышла из дома с нарастающей головной болью. Одевая свою кожаную куртку на ходу, я уже спускалась по лестнице с террасы, когда четко услышала голос Олуэн, разливающийся прямо возле меня: «Она скоро поймет… Нам нужно рассказать прежде, чем…».

— Что?! — испуганно обернулась я, но никого рядом не было — Олуэн вместе со всей своей семьей сидела в гостиной за панорамным окном и что-то говорила — я не могла её слышать. Решив, будто у меня начинает ехать крыша, я быстро сбежала с лестницы, села на свой мопед и на всей скорости, на которую только было способно ржавое ведро, погнала в сторону дома.

Вбежав в свою спальню, я быстро переоделась в пижаму и со всей силы откинулась на кровать. Укрывшись с головой, я не заметила, как провалилась в невероятно глубокий, тяжелый сон. Достаточно долгое время мне вообще ничего не снилось, как вдруг начал разыгрываться до боли знакомый сюжет. Музыка. Высокий мужчина с широкой спиной и длинными, густыми волосами стоит спиной ко мне. Я невероятно хочу увидеть его лицо, но в момент, когда он почти поворачивается ко мне, мимо меня пробегает по пшеничному полю девушка, в струящемся кремовом платье со странной вышивкой. У девушки пушистые, звериные ушки, красиво выглядывающие из-под её красновато-рыжих волос, длинной едва ли не до колен. Еще у нее есть хвост — длинный, пушистый, огненного оттенка… Девушка очень красивая и у нее невероятно добрая улыбка… В какой-то момент музыка начинает изменять ритм и вот ночное поле, с готовым к сбору урожаем, горит. Не знаю почему, но мне так больно, что сердце разрывается в груди, однако я, почему-то, не могу плакать, словно слёзы навсегда застыли в моих глазах. Уже не девушка, но её призрак выходит ко мне из центра пламени и, улыбаясь всё той же милой улыбкой, протягивает мне свою призрачную руку. Музыка начинает переливаться другими оттенками, я уже стою на закате нового дня в центре того же поля, уже покрытого пеплом, на мне платье, похожее на платье незнакомки, и ко мне подходит огромный волк. Он настолько большой, что даже во сне мне становится страшно. Я начинаю с ним танцевать сначала под спокойную мелодию, но потом появляются ударные, и музыка становится более яркой, на подобии той, что была во время пожара. Я боюсь этого волка, но еще больше боюсь его потерять. Он словно часть меня, без которой я не могу существовать… С которой я пришла на этот свет. Волк поднимается на задние лапы, из-за чего становится выше меня, и мы начинаем танцевать странный танец в обнимку. Когда я раскрываю глаза на его груди, я осознаю, что передо мной уже не мохнатая грудь волка, а широкая спина человека, облаченного в черную футболку. Я обнимаю этого человека, но на мгновение отстраняюсь, чтобы взять его за плечо и повернуть к себе. В этот момент музыка разливается наиболее живописными красками и в моем подсознание звучит буква «Р». Именно буква — не звук. Словно из короткого рычания начинается слово, за которым прячется этот мужчина. Но на сей раз музыка не прерывается до того, как я смогу рассмотреть лицо человека. Буква «Р» начинает звучать мощнее, мужчина постепенно оборачивается… Р-р-р-р-р…. Р-р-р-р-р… Р-р-р-р-рудольф! Изумрудные глаза с яростью впиваются в меня — укол в области сердца и я резко просыпаюсь, просто распахнув глаза. Ночь, темно — в моих венах течет адреналин, моё сердце, словно заново перезапустилось, и в горле пересохло. Безумно хочется пить! Опустив ноги с кровати, я удивилась тому, что пол не ожег меня холодом, и направилась на кухню. Не включая свет, я взяла стакан и, с колотящимся сердцем, налила в него воду из-под крана. Закрыв глаза, я тяжело выдохнула и обернулась, как вдруг… Шок! Я врезалась прямо в грудь постороннего человека! Внезапно встретившись с горящими в темноте, зелеными глазами Рудольфа, я замерла! Он смотрел на меня сверху вниз, властно, распалённо, опасно… Он резко потянулся ко мне и, испугавшись, я дернулась в сторону, пролив на свою руку воду из стакана, после чего вдруг снова проснулась.

Вскрикнув, я потрогала себя за запястье, на которое только что во сне пролилась вода, чтобы убедиться в том, что на сей раз я точно не сплю. В комнате уже было светло, но из-за вечной осенней серости, поселившейся в Грей Плэйс задолго до существования самого Грей Плэйс, я не смогла определить который сейчас час. Пересохшее горло требовало воды, но после ночного бреда я боялась спускаться на кухню. Медленно встав с постели, я направилась в ванную и, сплюнув кровь, каждое утро выступающую из моих десен (я уже даже привыкла просыпаться с привкусом крови во рту! — смена пасты не помогала) я посмотрела в зеркало. Над верхней губой у меня красовались два кровяных потека, что могло означать кровотечение носом. Подобного со мной прежде не случалось, как и утренней тошноты. Нахмурившись, я вымыла лицо и уже вытиралась, когда во входную дверь раздался звонок. Уже спускаясь вниз по лестнице, я посмотрела на часы — девять утра, не самое лучшее время для похода в гости…

«Я проспала!» — вдруг запаниковало моё подсознание. — «Я проспала школу! Ай да пофиг… Не сегодня», — неожиданно для самой себя расслабилась я.

— Олуэн?! — открыв дверь, откровенно удивилась я, увидев перед собой женщину, с извиняющейся улыбкой на лице.

— Я ехала на работу, в приют для беспризорных животных, и решила заехать к тебе, чтобы извиниться за то, что вчера…

— Прекратите, это я вчера бестактно прервала праздник, который вы с таким трепетом организовали для меня.

— В честь примирения, я принесла тебе небольшую индейку, — протянула мне красиво оформленный противень женщина.

— Индейку? — удивилась я.

— Сегодня первый понедельник октября. День благодарения, — заглянула мне в глаза женщина, словно пыталась объяснить сумасшедшей суть происходящего. — Это угощение для мистера Милтона. Мы официально приглашаем вас на праздничный ужин, который состоится ровно в семь ноль-ноль.

— Я и так из вашего дома днями не вылезаю… Может быть, вы хотите провести этот праздник в кругу своей семьи?

— Обещай мне, что вы придете, — сложила руки перед собой Олуэн. — Ариэлла уже начала приготовления.

— На счет Джордана обещать не могу, но я обязательно приду, — улыбнулась я, почувствовав какое-то облегчение, которое я никак не хотела связывать с тем, что уже через десять часов снова увижу Рудольфа, и которое было напрямую связано именно с этим мужчиной.

22. Невеста Рудольфа

Ночью со мной словно что-то произошло. Рудольф-Рудольф-Рудольф… Я не могла думать ни о чем и ни о ком больше, кроме как о Рудольфе Грее. Даже обнаружив, что Гангстер действительно сбежал — накануне ночью Джордану не померещился его побег — я не запаниковала, а всего лишь налегке поехала к Констанс, чтобы распечатать с ней листовки с фотографией пса и позже развесить их по всему городу в компании с Тони.

За час до выхода в поместье Греев, я сидела в своей комнате и, глядя в окно, грызла ногти, чего прежде никогда не делала. Я могла бы попробовать поработать над своей почти оконченной картиной, но мои нервы не позволяли моим рукам сосредоточиться на процессе, поэтому я сидела напротив недописанной картины и сверлила взглядом манящее меня поместье, скрытое за молодыми пихтами.

Решив не дожидаться семи часов, я вышла из своей комнаты без десяти и уже без одной минуты семь взбегала по лестнице на веранду поместья. Меня тянуло… Огромным магнитом…. Невероятной невидимой силой… Тянуло к нему…

Я увидела Рудольфа еще до того, как переступила порог поместья. Он тоже заметил меня, и наши взгляды на огромной скорости врезались друг в друга, разбившись на тысячи искр. Перешагнув порог, я едва удержалась, чтобы не сорваться с места и не подбежать к сжимающему кулаки Рудольфу. В комнате находилась почти вся семья, но, разуваясь и смотря на свои ботинки, я чувствовала присутствие только одного человека. Если это эйфория — она безумна. Хотелось кричать, прыгать, плакать, смеяться — делать всё одновременно! Но я лишь спокойно обернулась и, на выдохе подошла к Ариэлле, изо всех сил стараясь держать себя в руках.

— У тебя щеки розовые, — улыбнулась девушка.

— Правда? — не обратила внимания на её слова я.

— Ужин как раз подан к столу, — довольно потерла свои ладони Олуэн. — Прошу на кухню.

— Хорошо, но прежде… — я осеклась. — Можно мне в уборную?

Заперевшись в туалете, я уперлась руками в дверь и начала глубоко дышать, чтобы привести себя в порядок, но, в итоге, мне полегчало лишь после умывания холодной водой. Пока моё лицо не побледнело от холода, а руки не начали дрожать, я не переставала поливать свою кожу ледяной водой. Наконец приведя свой мозг в порядок, я приступила к прощупыванию серого вещества в своей черепной коробчонке. «Вот так. Хорошо. Сейчас ты спокойно зайдешь на кухню и увидишь его. Он будет сидеть там, совсем близко, но ты возьмешь себя в руки и преодолеешь этот трамплин. Соберись».

На кухню я зашла совершенно спокойной и даже взбодрившейся. Сев на единственное свободное место — справа от Рудольфа — я оказалась напротив Кая, сбоку от которого сидела Олуэн. Дариуш сидел напротив Рудольфа, за противоположным концом стола, а Пепел и Ариэлла оказались справа от меня. Стол был небольшим, отчего мне вдруг словно стало тесно. Пока Рудольф произносил благодарственную молитву, я предательски, снова постепенно начинала входить в состояние, с которым переступила порог этого дома.

— Тебе наложить картошку или рис? — вдруг вывела моё подсознание из транса сидящая справа от меня Пепел.

— Да, конечно, — быстро заморгала я.

— Картошку или рис? — усмехнулась девушка.

— Рис, — неловко улыбнулась в ответ я, твердо решив не смотреть лишний раз на Рудольфа.

— Сегодня состоялось открытие нового здания детского сада, — начала непринудительную беседу Олуэн. — Мы все так сильно этого ждали! В новом здании смогут получить места восемьсот семьдесят пять малышей.

— Здорово, — решила поддержать беседу я, чтобы вернуться в строй. — Но разве в Грей Плэйс есть столько детей детсадовского возраста?

— Расчет был произведен следующим образом, — начал Дариуш. — На тысячу жителей мы взяли сто семьдесят пять мест. Так как в Грей Плэйс живет почти пять тысяч человек, мы умножили эту сумму на пять, и вышло восемьсот семьдесят пять человек.

— В последние полгода в Грей Плэйс наблюдается активный приток молодого населения, что происходит за счет застройки города и продажи земельных участков, — начала Олуэн, когда я приняла из рук Пепел переполненную всякими вкусностями тарелку, которую я наверняка не осилю. — С начала года население выросло ровно на двести семьдесят два человека, что означает, что на данный момент в городе проживает четыре тысячи семьсот восемьдесят восемь человек.

— Олуэн обожает статистику, — улыбнулся Рудольф, отчего моё сердце звонко ёкнуло. — Это тебя не напрягает?

— Ничуть, — сдержанно ответила я, после чего сделала глоток апельсинового сока, чтобы охладить свою грудь. — Напротив, это очень интересно. Вы ведете активную социальную жизнь, — обратилась я к Олуэн, чтобы не пришлось развивать тему с Рудольфом, что могло вынудить меня посмотреть в глубину его невообразимых глаз. — Это достойно похвалы, — не переставала надеяться я на спасительную ниточку со стороны Олуэн.

— Я всегда старалась не выпадать из жизни.

— Поэтому нашей матери было мало помочь Рудольфу с преобразованием этого города и открыть приют для брошенных животных, — ухмыльнулась Пепел. — Два месяца назад она стала послом доброй воли в нашем городе.

— Что это значит? — изо всех сил постаралась сыграть заинтересованность я и еще больше постаралась действительно заинтересоваться.

— В мою задачу входит пропаганда среди местного населения, об опеке над детьми из приюта «Малютка», открывшегося полгода назад в Форест Хилл. На данный момент в нем проживает пятьдесят детей возрастом до шести лет. Это просто ужасно! У всех детей должны быть родители.

— За прошедшие два месяца Олуэн добилась огромного успеха, — заметила Ариэлла, и мой слух сильно резанул тот факт, что она, как и её сёстры, в очередной раз назвала свою мать по имени. — Она уже пристроила семерых детишек в нашем городе и на данный момент она помогает собрать документы на оформление опеки еще двум парам средних лет, не имеющих своих детей — а это еще плюс пять детей!

— Без учета того, что еще три пары находятся в серьезном раздумье, — заметил Дариуш.

— Это просто чудесно, — улыбнулась я, всковырнув вилкой брокколи и, вдруг испугавшись, что за столом нависнет тишина, решила спросить (как же тяжело мне было находиться в одной комнате с Рудольфом! каких же невероятных душевных сил мне это стоило!) — А где остальные члены вашей семьи?

— Раймонд, Северин и Залина в этот праздничный вечер присутствуют на открытии реабилитационного центра при костеле для бездомных в Форест Хилле.

— Похвально, — неоднозначно усмехнулась Пепел, после чего все снова замолчали.

— Фестиваль стимпанка уже на носу, — вдруг улыбнулась Ариэлла, решившая разбавить тишину. — Я дополнила твой костюм несколькими деталями, так что теперь ты будешь неотразима.

— Ты выбрала костюм Красной Шапочки? — обратился ко мне Рудольф, и я машинально перевела на него взгляд, отчего мое дыхание предательски перехватило. — Как символично. Предлагаю пойти вместе на этот фестиваль.

Что?! ЧТО???!!! Он пригласил меня на фестиваль?! Наплевать на всё! На то, почему мой костюм кажется ему символическим, на то, почему я задыхаюсь, на то, почему хочу стремглав бежать от этого зеленоглазого! Да! Да! Да! Тройное да! Конечно, я пойду с ним!

— Д… — я уже хотела сказать своё заветное «да» и даже слегка подалась вперед, когда сидящий передо мной Кай опередил меня.

— Ты разве идешь? — приподняв брови, удивленно спросил парень, обратившись к Рудольфу, и только сейчас я заметила, что до сих пор гиперобщительный Кай не проронил ни единого слова.

— Почему нет? — спокойно поинтересовался Рудольф, разрезая стейк на своей тарелке.

— Раньше ты не посещал подобные мероприятия.

— Посещал, просто ты тогда еще был очень мал и не помнишь этого, — попыталась разрядить явно накаляющуюся обстановку Олуэн.

— Просто я думал, что Рудольф захочет пойти на фестиваль со своей невестой, а я приглашу Аврору.

ЧТО???!!! Моё сердце оборвалось, и я за мгновение застыла изнутри. Широко распахнув глаза, я смотрела на Кая и пыталась понять, не шутит ли он. Но он говорил серьезно и говорил это специально для меня — я была в этом уверена. Невеста?! Какая невеста?! Почему я её прежде не видела?!

— Она мне не невеста, — без единой мимической реакции, одним только голосом, всё еще спокойным и сдержанным тоном произнес Рудольф, чем заставил всех присутствующих слегка склонить головы.

— Вы обручены с ней уже целую вечность, — не отступал Кай. — Все только и ждут, что вашей свадьбы.

Да что за?!. В горле вдруг запершило… Я сильная! Я справлюсь!

— Её едва ли можно считать невестой… — попыталась заглушить слова Кая Олуэн.

— Они с Залиной обручены постфактум, — не останавливался Кай. Все снова напряженно замолчали.

— С Залиной? — слегка прокашлявшись, наконец, начала отходить от шока я. — Но… Гхм… Она же племянница Рудольфа.

Над столом снова повисла гнетущая тишина.

— Пожалуй, я попытаюсь объяснить, — отложив столовые приборы, полушепотом заговорила Олуэн, словно пытаясь не ранить меня острым словом. — Залина мне не родная дочь, как Пепел и Ариэлла. Она дочь Раймонда от первого брака.

Я снова замерла. Кровных уз между Рудольфом и Залиной нет… Не нужно быть гением, чтобы это понять. Залина… Секс-символ с ногами от ушей и упругой грудью навыкат. Я форменная идиотка!

— Понятно, — безразличным тоном произнесла я. Потрясение невероятной мощи буквально вставило мой мозг обратно в мою черепную коробчонку, перед этим сильно усовершенствовав его ударом о землю. С меня словно пыль сдули! Мне вдруг стало наплевать на всё… Рудольф неожиданно стал для меня абсолютно безразличен, каким еще не был ни секунды с момента нашего знакомства.

— Кай прав, — спокойно пожала плечами я и, посмотрев в разъяренные глаза Рудольфа, неожиданно ничего не почувствовала — мой бушующий огонь страсти потушили одним литром правды. — Залина будет рада пойти с тобой на этот фестиваль. Но и тебе, Кай, я не могу дать согласия. У меня уже есть парень… Его зовут Генри, вы могли заметить его на многих фотографиях из социальных сетей. Через год я вернусь к нему, так что… Я уже занята, а занятые девушки не ходят на фестивали с другими парнями.

23. Осенняя депрессия

И хотя вопрос казался закрытым, вечер был непоправимо испорчен и что-то мне подсказывало, что живущие в этом доме чувствовали себя куда более угнетенно, нежели я, хотя я и испытывала боль, в сто крат превышающую знамую мной прежде.

Ужин закончился быстро, и я поторопилась вернуться домой. Всё оставшееся время после раскрытия их семейной тайны, я с полным безразличием смотрела на сдержанного, но пышущего изнутри жаром Рудольфа, однако уже перед уходом, принимая из рук Ариэллы свой дурацкий костюм Красной Шапочки, я не могла на него взглянуть даже краем глаза. В моей душе не было ненависти… В моей душе было то, что следовало сразу после выжигания в ней ненавистью всего самого хорошего — пустота. Зияющая дыра с пульсирующими краями. Мне следовало убраться из этого дома прежде, чем края этой дыры начали бы трепетаться внутри меня на сквозняке отчаяния — а я была уверена в том, что они непременно начнут и не остановятся, пока не прикончат или не перекроят мою душу.

Держа в руках дурацкий костюм в бумажном свертке, я позволила обнять себя на прощание Олуэн, Пепел и Ариэлле, лишь слегка приобняв их, чтобы не показаться грубой. Дариуш хотел подойти, чтобы пожать мне руку, но тогда бы мне пришлось жать её и Рудольфу, а я бы этого просто не перенесла.

— Пока, — поджав губы в подобии улыбки, взмахнула свертком я, посмотрев на Дариуша, тем самым попрощавшись с мужской частью присутствующих. — Спасибо за незабываемый вечер.

— До встречи, дорогая, — мягко произнесла Олуэн.

— Да, конечно, — отозвалась я, уже закрывая за собой дверь и мечтая лишь о том, чтобы никакой встречи между нами больше не состоялось.


Я не помню, как добралась до дома, не помню, как загнала мопед в гараж… Когда я зашла в дом, Джордан уже вернулся с работы.

— Я только что приехал, — заявил он, выйдя ко мне навстречу из гостиной. — Как прошел вечер у Греев?

— Миссис Олуэн передала тебе индейку, — вяло отозвалась я.

— Оу, это она? — посмотрев на бумажный сверток в моих руках, поинтересовался Джордан.

— Нет. Индейка на кухне. Она передала её еще утром. Тебе разогреть?

— С тобой всё в порядке?

— Да. Я просто… Просто устала, — спокойно произнесла я. Кажется, мне хотелось плакать, из-за чего я нагнулась, чтобы расшнуровать ботинки, которые вовсе не нуждались в этом.

— А что в свертке?

— Это… Это так… Ничего особенного.

«Я не пойду ни на какой фестиваль! Не хочу видеть ничьих невест!» — прокричали немой ответ мои эмоции.

— Да? Ну ладно… Раз ты устала — иди спать. Я сам разогрею себе индейку. Уверен, что она у миссис Олуэн замечательная.

— Да, замечательная, — ответила я, подумав вовсе не об индейке, а о невесте, после чего, с наигранным спокойствием, прошла мимо Джордана. — Я, пожалуй, не пойду завтра в школу. Хочу выспаться. Хорошо?

— Без проблем, — нахмурился Джордан, и мы разошлись: я — наверх, он — на кухню.

Только оказавшись в спальне, я поняла, что полностью истощена. Мне хотелось лишь плакать, плакать и плакать. Раздевшись до гола, я залезла под одеяло и позволила слезам медленно скатываться по моим замерзшим щекам. Так, на второй день после моего восемнадцатилетия, начиналась моя первая в жизни депрессия…


Весь вторник я провалялась в постели, мокрыми глазами глядя в потолок и вылезая из-под одеяла лишь для того, чтобы сполоснуть кровоточащие десна, и заодно сходить в туалет. Погода весь день была настроена решительно уныло, что подтверждала сильным завыванием ветра под крышей. Когда Джордан уходил на работу ни свет, ни заря, я притворилась спящей, а когда он вернулся в начале восьмого, я сделала вид, будто рано переоделась в пижаму. Ужин пришлось готовить Джордану, и уже наблюдая за тем, как я без аппетита ем пережаренную яичницу, он, наконец, решился спросить:

— У тебя что-то случилось?

Я решила процитировать научную статью, прочитанную мной в прошлом году, чтобы Джордан не сильно налегал на меня с расспросами:

— Просто осенняя депрессия. Это самое распространенное проявление сезонной депрессии, когда с приходом осени появляются сниженное настроение, нарушение аппетита и другие симптомы. Основной причиной является нехватка в головном мозге серотонина. Данное состояние может возникать не только при его недостаточной выработке, но и при чрезмерной активности белка-переносчика серотонина, которая достигает своего максимума в те дни, когда количество солнечных часов минимально.

— Погоди-погоди… Я хирург, а не психолог. Эта твоя осенняя депрессия — она опасна?

— Не опасна, — шмыгнула красным носом я, который всё утро страдал от насморка, вызванного слезами.

— И что с ней делать?

— Это быстро пройдет, — попыталась соврать самой себе я. — Мне просто стоит отлежаться несколько дней, чтобы прийти в себя.

— Хм… То есть, всё в порядке? Вернее… Всё будет в порядке?

— Именно.

— Тогда, думаю, не стоит говорить об этом твоей матери?

— Только не вздумай напрягать её подростковыми соплями, — подняла на Джордана заплаканный, но серьезный взгляд я.

— Понял.

Он и вправду понял, однако впоследствии стал чаще заглядывать в мою комнату, чтобы убедиться, что со мной всё нормально — это немного напрягало.

После ужина я поднялась к себе и снова легла в кровать, избегая взглядов в окно, в котором вдали красовалась крыша поместья, под которой жила причина моей «осенней депрессии». Взяв ноутбук, я ответила на письмо матери, предварительно оценив фотографию Чандраката — он обладал весьма красивой внешностью, достойной лучшего индийского актера (мама не разочаровала меня — у нее действительно глаз-алмаз). В течение дня мой телефон буквально разрывался от звонков и сообщений, но я слишком ленилась сползать с постели, чтобы выйти на связь. Сейчас же, взяв мобильный в руки, я начала разгребать завалы пропущенных звонков и сообщений. Двенадцать пропущенных принадлежали одному неизвестному номеру, еще пять были сделаны с разных неизвестных мне номеров, затем следовало девять звонков от Кая, одиннадцать от Ариэллы, один от Лесли и один от Джины. С полным безразличием просмотрев журнал пропущенных, я перешла к сообщениям.

Кай:

08:45 Привет, как дела? Пообедаем сегодня вместе?

09:50 Тебя не было на географии. Ты где? Поехала в Форест Хилл с дядей?

10:14 Что-то произошло?

12:35 Почему не отвечаешь на звонки?

15:00 Родители приглашают тебя с Джорданом на ужин. Вы придете?

15:15 Ну так что?

18:00 Ответь, пожалуйста, на мой звонок.

19:12 Мы всё еще ждем вас на ужин.

Лесли:

11:09 Привет. Почему ты сегодня не пришла? Может быть, ты заболела? Мелвин и Гарри как раз слегли с кишечным гриппом… Джина и Барбара с Шерил передают тебе привет.

(неизвестный номер):

17:00 Привет, это Пепел. Кай сказал, что тебя сегодня в школе не было… Всё в порядке?

17:05 Я вообще писала, чтобы пригласить тебя на ужин.

18:22 Ты как?

Ариэлла:

08:25 Привет! Может быть, ты еще спишь, и я слишком рано тебе пишу… Позвони мне, как проснешься. Пожалуйста, не забудь.

08:55 Это снова я. Я тебе звоню, но ты не берешь трубку. Ты уже в школе?

10:02 Только не говори, что ты на меня обижена.

13:00 Аврора-а-а…

18:37 Мы ждем вас на ужин — вы придете?

20:18 Олуэн сказала, что мы будем ждать вас, пока ты не ответишь.

Я решила ответить только на сообщение Ариэллы, так как оно было последним в списке.

Ответ

20:21 Привет. Потеряла телефон — только сейчас нашла. Всё в порядке. Была сегодня в Форест Хилле с Джорданом. Уже очень поздно, так что вопрос с ужином закрывается сам собой. Спокойной ночи.

Ариэлла:

20:23 Тогда, может быть, завтра после школы?

Ответ:

20:24 Завтра мы с Джорданом ужинаем у Констанс, так что не получится.

20:25 Значит, послезавтра?

20:27 Возможно. Не могу ничего обещать. Пока.

20:28 Спокойной ночи.

Ни с кем из них и никогда я не собиралась встречаться и, тем более, ужинать.


Я спала без снов, словно провалившись в глубокую яму. Проснувшись утром со слезами на глазах, я сходила в ванную и, сплюнув кровь, вернулась обратно в постель. Не прошло и минуты после моих хождений, когда Джордан вошел в мою комнату, перед этим еле слышно постучав в дверь.

— Не спишь?

— Нет, — ответила я, посмотрев на мобильный. — Но еще только половина седьмого, так что еще буду.

— Я ухожу на работу.

— Хорошо.

— Постарайся справиться со своей депрессией.

— Постараюсь.

— До вечера.

— До вечера, — через силу ответила я, потому как понимала, что если последую своим желаниям и промолчу — Джордан на подсознательном уровне забьет тревогу.

Я проспала до десяти часов, снова без своего коронного сна, что для меня было чем-то необычным. Казалось, будто я оборвала внутри себя невидимую нить, связывающую меня с неизвестной мне, «настоящей» жизнью, и теперь эта нить болталась в моей душе оголенным проводом, бьющим меня по краям опустошенного подсознания.

Спустившись на кухню, я съела пару сэндвичей, оставленных мне Джорданом, и сделала себе чай в широкой чашке, больше напоминающей супницу. Я уже была в шаге от подножия лестницы, ведущей наверх, когда в дверь раздался звонок. Замерев, я тяжело выдохнула, не желая открывать дверь, но звонок раздался повторно, выводя меня из оцепенения. Решив, что это может быть человек, нашедший Гангстера, я сделала шаг вперед, как вдруг за дверью раздался знакомый женский голос:

— Аврора, ты дома?

Олуэн! Сердце подпрыгнуло к горлу. «Нет-нет-нет… Меня нет».

Снова звонок.

— Аврора, это Олуэн. Мне хотелось бы с тобой поговорить… Это срочно.

Я наблюдала за тенью женской шляпы, боясь пошевелиться с места. На подсознательном уровне я осознавала, что Олуэн желает мне только добра и именно из-за этого желания сейчас стоит на пороге моего дома, однако я ничего не могла поделать с тем, что на данный момент я воспринимала её как соль, которая даже своим присутствием жжет мои раны.

Звонки прекратились, но Олуэн простояла под дверью еще около минуты, прежде чем тень её шляпы, наконец, исчезла. Немного помедлив, я на цыпочках поднялась к себе в комнату и, сев на кровать, осторожно отхлебнула из своей чашки.

Спустя час лежания ничком на кровати, я всё-таки решила взяться за картину. Поработав над ней почти два часа, я приняла душ и, высушив волосы, снова залезла под одеяло, после чего в очередной раз замерла, без единой мысли уставившись в серый потолок. Когда во входную дверь раздался очередной звонок, я вдруг поняла, что из глаз у меня текут потоки слез. На телефон, лежащий рядом, начали приходить сообщения от Ариэллы.

16:58 Привет! Я стою на пороге твоего дома, можешь открыть?

17:00 Пожалуйста.

17:02 Я подобрала аксессуар под твой костюм и хочу отдать его тебе.

17:05 Оставить его на пороге?

17:10 Ладно, принесу в следующий раз…

Звонки в дверь и пиликанье телефона прекратились, и я снова осталась в тишине, наблюдая за сгущающимся вокруг меня мраком. Джордан должен был уже скоро вернуться, так что нужно было что-то думать с ужином, который мне совершенно не хотелось готовить. Набрав номер Констанс, я заказала пиццу — её кафе-бар был единственным в городе заведением, которое доставляло пиццу на дом. Еще через полчаса в дверь раздался звонок, заставивший меня спуститься вниз. Включив свет, я взяла с комода мелочевку, после чего подошла к двери и, наконец, распахнула её.

— Констанс? — удивилась я, столь необычному курьеру.

— О-о-оу… Что это с тобой?

— Мне придется доплатить за то, что пиццу мне доставил сам хозяин кафе-бара? — Пропуская женщину внутрь дома, съежилась я, посмотрев на застывшую серость за дверью.

— Нет и, более того, вместо одной пиццы я привезла три — две за счет заведения, — пройдя на кухню, громко произнесла Констанс. Я почти сутки ни с кем не общалась, за исключением утреннего мини-диалога с Джорданом, поэтому сейчас голос этой женщины казался мне едва ли не раскатами грома. — Ты в Грей Плэйс, в этом старом доме, в этой стрёмной пижаме… Дай угадаю — жизнь удалась, да?

— Всё в порядке.

— Я поняла это еще по телефону, — поджала губы женщина. — Поэтому я здесь и в руках у меня, повторюсь, три пиццы. Я еще думала взять с тебя деньги за первую пиццу, но смотрю на тебя и понимаю, что брать мятые доллары из рук гнома — последнее дело.

— Прекрати издеваться.

— Так что случилось-то?

— Осенняя депрессия, — пожала плечами я.

— Замашки южан, — ухмыльнулась Констанс. — Если бы я страдала подобной хренью, вся моя жизнь в Грей Плэйс была бы одной сплошной осенней депрессией.

— У меня только второй день…

— Второй день?!.. Пффф… Ты это… Давай завязывай с этой шнягой, а-то затянет. Открывай пиццу.

— Не дождемся Джордана?

— Я могу поесть и с тобой, и с ним — и пиццы, и аппетита у меня достаточно.

В течение следующего получаса мы ели пиццу, запивая её фирменным клюквенным компотом Констанс. Она рассказывала мне о проходимце, который во время школьной экскурсии, состоявшейся накануне в Форест Хилле, едва не ограбил Тони, и об истерике её новенькой официантки, потерявшей абонемент в спа-салон, а я слушала её рассказы лишь вполуха, стараясь не переводить свои мысли на Рудольфа. Через полчаса, когда Джордан вернулся домой, я отправилась к себе наверх, оставив эту странную парочку друзей наедине с их странными историями.

24. Весомая причина отказаться

— Доброе утро, соня! — постучавшись и зайдя в мою спальню, бодро провозгласил Джордан.

— Уже почти обед, — заметила я, взглянув на мобильный — было без десяти двенадцать. Я не спала с восьми часов, но выползать из-под одеяла совершенно не хотелось. — Погоди… Сегодня ведь четверг. Ты разве не должен быть на работе?

— А ты не должна быть в школе?

— Деградировать я и дома могу.

— Не будь столь категорична. День сегодня почти солнечный…

— Почти…

— Я, Констанс и Освальд отправляемся на рыбалку, и берем тебя с собой.

— Прогулять школу в компании с директором школы? Отличная идея…

— Хватит смотреть на всё через темные очки. Констанс уже нашла для тебя свой старый спиннинг и рыбацкие сапоги…

— Никогда не любила рыбалку…

— Это потому, что ты никогда ей не занималась.

— Я не пойду.

— Я дам тебе время подумать. Спускайся вниз, через десять минут будем завтракать…

— Может быть, обедать?

— Что-то между завтраком и обедом.

— Что-то между правдой и бредом.

— Хватит бурчать, — уже выходя из моей спальни, проговорил на удивление бодрый Джордан, явно решивший взять выходной только из-за моего растоптанного состояния. — Если ты так сильно не хочешь на рыбалку, значит, не поедешь, но я найду тебе занятие.

— И какое же? — прокричала я вслед уже скрывшемуся из вида Джордану.

— Будешь искать Гангстера.

Это всё Констанс! Что вчера вечером она успела наплести Джордану о моём поникше-сопливом состоянии?

На фоне моей депрессии Джордан старался не показывать, как сильно он расстроен из-за пропажи своего пса, но это было настолько очевидно, что даже в состоянии апатии я могла это рассмотреть сквозь полузакрытые глаза.

Еще минуту полежав в кровати, я поднялась, сходила в ванную, сплюнула кровавую слюну и, умывшись, посмотрела в зеркало. Из-за того, что я решила принять перед сном душ и легла спать с мокрой головой, мои волосы сбились в плотные волны и приподнялись в корнях, так что я вполне могла бы выглядеть мило, если бы не мои порозовевшие белки глаз и не менее порозовевший нос. Взяв в руки телефон, я зашла в социальную сеть и начала просматривать фотографии со свадьбы отца моей подруги по волейбольной команде, на которых девушка позировала рядом с немолодой невестой. Увлекшись процессом, я забыла вылезти из пижамы и уже медленно спускалась по лестнице, параллельно ставя лайки.

— Только не говори, что ты снова приготовил яичницу, — говорила себе под нос я. — Нам вообще стоит пересмотреть наше питание… — увидев, что Джордан стоит в прихожей с открытой дверью и разговаривает с кем-то, я поняла, что компания рыбаков уже начинает подтягиваться. — Констанс, скажи ему, чтобы он прекратил меня травить… — произнесла я, сойдя с лестницы, после чего, наконец, оторвала взгляд от телефона. Это была не Констанс… Рудольф и Олуэн стояли на нашем крыльце и смотрели на меня через прихожую, в компании с обернувшимся на меня Джорданом.

— Аврора, — улыбнулся Джордан. — Твои мольбы были услышаны. Мистер Грей и миссис Грин приглашают нас на обед, который состоится через час. Я уже не смогу отменить рыбалку, так что будет лучше, если приглашение примешь ты.

«Издеваетесь?! Ну уж нет!».

— Добрый день, — улыбнулась Олуэн, когда я подошла к двери и облокотилась левым плечом о её косяк, чтобы не смотреть на Рудольфа.

— Добрый, — поджала губы я. — Но я ведь тоже еду на рыбалку.

— Ты ведь не хотела…

— Но ведь Констанс нашла для меня спиннинг и сапоги — как я могу отказаться?

— Тогда нам придется извиниться и отклонить ваше приглашение, — перевел недоумевающий взгляд с меня на гостей Джордан, явно не понимая, почему я решила изменить своё, прежде категорическое, решение.

— Ничего страшного, — разлился в пространстве голос Рудольфа, вызвавший во мне мгновенную волну боли. — Мы перенесем наше предложение на ужин — сегодня в семь часов.

Чего он добивается? Зачем это делает? Я не заинтересована в его племяннике и не собираюсь сближаться с его семьей лишь потому, что Кай неправильно представил меня своим близким. Будущая девушка племянника Рудольфа — серьезно? Забудьте… Не хочу иметь ничего общего с этой семьей.

— Оу, мы будем, — довольно согласился Джордан, ответив за нас двоих. — От такого предложения сложно отказаться.

«Мне не сложно!» — начал кричать мой внутренний голос, как вдруг заткнулся, встретившись с зеленоглазым взглядом парня, стоящего всего в паре шагов от меня.

— До вечера, — с еле уловимыми нотками победы в голосе произнес хозяин положения.

— До вечера, — холодно отозвалась я и, не дожидаясь пока гости уйдут с нашего крыльца, развернулась, отправившись на кухню, с которой выплывал элегантный аромат яичницы. До вечера у меня еще было время для изобретения весомой отмазки, чтобы не пойти на этот ужин.

— Интересно, — довольно хмыкнул Джордан, войдя на кухню. — Я никогда не считал их соседями, хотя их дом всегда являлся самым ближним к моему. Спустя год соседства кто-то из нас впервые решил пригласить другую сторону на совместный обед или ужин. Наверняка это потому, что ты дружишь с их парнем… Кстати, как у тебя с ним?

— У меня в Британии остался Генри, — глухо отозвалась я, разрезая затвердевшую корочку яичницы. Мой ответ заставил Джордана нахмурить брови, так как он наверняка помнил о нашем недавнем разговоре в компании его друзей, в котором я отрицала наличие в своей жизни парня. Ну и ладно. Пусть теперь все знают, что он у меня… Есть.


— Крутая машина, — уже сев в Land Rover Defender[35], заметила я.

— Сыновья на день рождения подарили в прошлом году, — довольно ухмыльнулся Освальд.

— Освальд ведь у нас крутой охотник, — жуя жвачку, произнесла севшая рядом со мной Констанс. — И крутой отец. Я иногда своего Тони оставляю у них с Деборой на выходные. Так, для профилактики. Чтобы имел представление о том, как должна выглядеть нормальная семейная жизнь: отец, мать и охламон, из которого необходимо вырастить человека. У Освальда получилось осилить троих.

— Они пока еще только студенты. Итоги будут подводиться в конце жизней каждого, и не мной.

— Тебе срочно необходимо найти отца для Тони, — заметил Джордан, обратившись к Констанс.

— Ага, уже как раз в процессе, — ухмыльнулась женщина, но только я заметила многозначительность её улыбки, так как сидела рядом.

Я думала, что мы уедем далеко за город, но мы отъехали всего на десять километров на восток, после чего еще пять километров въезжали вглубь леса, пока буквально не уткнулись в огромное озеро.

Надев сапоги длиной до бедер, и закрепив каждый из них лямками, я, наконец, вошла в воду с остальными. В этот момент я поняла, что совет Джордана надеть шерстяные подштанники был не пустым звуком, и мне повезло, что я его услышала. К моменту, когда я вошла в воду, Констанс с Джорданом уже успели «подкормить» место, чему Освальд был очень благодарен, так как именно он первым поймал небольшую форель.

В течение следующего часа я выловила всего лишь одного миниатюрного чукучана. Разочаровавшись и продрогнув до костей, я вышла на берег, и следующий час согревались чаем из термоса, и даже умудрилась действительно согреться, пока мне не захотелось отлить, после чего я снова дрожала как осиновый лист.

— Аврора! — в пять часов, окликнул меня Джордан, стоя по пояс в воде, в своем резиновом комбинезоне. — Ты так всю рыбалку прозеваешь! Каждый из нас уже успел по одному разу передохнуть и наловить по пять рыб, а ты всё еще в машине. Уже через час мы уезжаем — ты так и хочешь остаться с одним чукучаном?

Нужно воздать должное пламенной речи Джордана — она произвела положительное воздействие на мой сонный дух. Широко зевнув и взяв старый спиннинг в руки, я подтянула сапоги и снова вошла в ледяную воду.

Простояв без единого движения около пятнадцати минут, с сосредоточенным орлиным взглядом, брошенным мной куда-то в высокую даль, я начала дремать. Кажется, я пыталась понять суть бытия форели, и как меня вообще занесло в это место, как вдруг мой поплавок резко дернулся. Это произошло так неожиданно, что я едва не упустила спиннинг из рук, в последний момент, вцепившись в него всеми своими силами. Мощь, которой обладал мой противник, едва ли могла проявить форель, только если она не была мутантом. Мне повезло, что я стояла почти у самого берега, зайдя в воду лишь по колено, так что я смогла подвести нечто большое и извивающееся к берегу прежде, чем моя леска предательски треснула и оборвалась. Не ожидая подобного поворота событий, я не устояла на ногах и уже спустя секунду опрокинулась на спину, окунувшись в ледяную воду по самую шею. В этот момент — о, чудо! — мои взрослые товарищи бросились не в мою сторону, а в сторону уходящего обратно в озеро монстра. Пока я вставала из обжигающе ледяной воды, я умудрилась дважды поскользнуться и повторно шлепнуться на пятую точку, в то время как Джордан, тоже упавший в воду, вытащил огромную рыбину прямо на сушу.

— А-а-ар-р-р! — рычала я, выходя из воды и колотясь всем своим телом — у меня только голова осталась сухой! — Что это за чудовище?!

— Ха-ха!!! — восторженно схватила рыбу за огромный хвост Констанс. — Это сом! Хах! Это гигантский сом!!!

— И как ты умудрилась зацепить его на дряхлый спиннинг и на такую-то приманку?! — довольно удивлялся Освальд. — Нужно реже с тобой школу прогуливать — ты слишком опасный соперник в рыболовстве!

— В нем не меньше двадцати кило! — восторгалась Констанс, пока я бежала к машине.

— Это всё, конечно, прекрасно, но я сейчас сдохну! — стучала зубами я, трусцой направляясь к спасательному термосу.

Взрослые люди радовались успеху, который я считала весьма сомнительным, словно малые дети. Я же сидела на заднем сиденье, укутанная синим шотландским пледом, и тщетно пыталась сдержать клацанье зубов, пока мой дядя хвастался тем, что промок до самого! пояса (и снова эти сомнительные успехи!).

В итоге мы оказались дома без двадцати шесть и Джордан, на радостях, разделил свой улов между друзьями, оставив нам только сома. Забежав в ванную, я быстро разделась догола и вскочила под горячий душ. Я простояла под ним полчаса и продолжала бы стоять, если бы стучащий в дверь Джордан не сообщил о том, что нам уже пора собираться на ужин к Греям. Он серьезно?!

Отказаться от похода было не сложно — достаточно было сказать, что я опасаюсь подхватить воспаление легких после «ледяной ванны».

25. В какую сторону я смотрю

Лежа в своей постели, я с головой погрузилась в ожидание возвращения Джордана со званого ужина в поместье Греев. Впервые за всё время проживания в этом доме я так сильно ждала возвращения своего дяди, причем делала это с неподдельной искренностью. Мне было любопытно, как пройдет этот ужин, как жители поместья отреагируют на моё отсутствие, спросят ли они обо мне… Но когда я признала тот факт, что на самом деле мне интересно мнение всего одного человека, я с головой накрылась одеялом и, внушив себе безразличие, отстранилась от реальности.

Я так сильно убедила себя в своем безразличии, что когда спустя два часа Джордан вошел в мою комнату, мне уже было не интересно, как именно прошел его вечер.

— Как ты себя чувствуешь? — остановившись на пороге спальни, поинтересовался Джордан.

— Думаю, что опасность простуды миновала, — перевела взгляд с потолка на собеседника я.

— Это хорошая новость… — ответил он, после чего немного помялся у двери, словно размышляя над тем, будет ли мне интересно услышать о его вечере, и, в итоге, он всё же склонился к решению продолжить. — Ужин прошел замечательно. Все интересовались твоим отсутствием — особенно оно расстроило миссис Грин и мистера Грея. Кстати, мне кажется, что Ариэлла стала тебе едва ли не лучшей подругой?

— Она неплохая… — вяло ответила я, зациклившись на том, что Рудольфа «расстроило», как выразился Джордан, моё отсутствие.

— Всем было интересно, почему прежде ты регулярно каждый вечер проводила в их компании, а со вторника не появилась ни разу.

— Мне стало там скучно… — всё тем же безразличным тоном ответила я.

— Понятно… Гхм… — выдохнул Джордан, явно поверив в то, что «городской» особе стало скучно в провинции. — Еще все хвалили твоего сома.

— Ты отдал им нашего сома?

— У меня всё равно нет времени на его разделку и приготовление, и ты в своей депрессии едва ли захотела бы с ним возиться, поэтому отдать сома Греям — отличный старт для начала дружеских отношений между нами, как между соседями.

— Как знаешь, — безразлично выдохнула я.

— Ладно, я, пожалуй, пойду… Спокойной ночи.

— Спокойной.

Эта ночь не была для меня спокойной. Из-за душащего чувства паники я трижды подрывалась с постели, бегая из комнаты в ванную и обратно. Так продолжалось до четырех утра, пока огонь внутри меня вдруг так же внезапно не погас, как и появился.


Раскрыв глаза в половину восьмого, я твердо решила, что сегодня пойду в школу, хотя ничего подобного на сегодня у меня не было запланировано. Наверное, мне просто надоело находиться в четырех стенах, игнорировать сообщения и пугаться звонков в дверь. Умывшись и сплюнув розовую пену после чистки зубов, я надела первую попавшуюся в шкафу одежду и спустилась на кухню. Явно не ожидавший лицезреть меня столь ранним утром, Джордан с подозрением посмотрел на меня, доедая сэндвич с ветчиной и сыром.

— Откуда у нас сэндвичи? — решила начать непринужденную беседу я.

— Осталась дюжина с рыбалки.

— И Констанс решила, что в её сэндвичах больше всего нуждаемся именно мы? Нужно отдать ей должное — она чуткий человек.

— Не ожидал тебя увидеть с утра пораньше.

— Хандра прошла.

— Смирилась с тем, что здесь застряла?

— Целиком и полностью. Так что дай мне три сэндвича.

— Держи. Тебя подвезти до школы?

— Нет уж, избавьте — не хочу потом пешком до дома добираться. Я лучше как-нибудь на своей кляче доберусь.

— Ладно, — посмотрел на наручные часы Джордан. — Мне уже пора, так что до вечера?

— Это еще если ты не задержишься до завтра.

— Наконец ты начала понимать тонкую душу хирурга.

— Не всякого хирурга. Только Джордана Милтона.

До школы я добралась без происшествий, но уже на парковке столкнулась с Каем. Отделившись от шумной компании парней, он подошел ко мне, когда я была уже на полпути к входу в школу.

— Привет, — попытался улыбнуться парень. — Как твои дела? Слышал, ты вчера промокла на рыбалке.

«Джордан! Зачем было всем рассказывать?!»

— Да… Ничего страшного.

— Какой у тебя первый урок?

— Биология, — слишком безразличным тоном ответила я.

— А второй?

— География.

— У меня тоже. Что ж, тогда до встречи на географии?

— Давай, — не посмотрев в сторону собеседника, отозвалась я, направившись в сторону вестибюля.


Зайдя в кабинет географии, я специально сделала вид, словно не заметила Кая, и села за парту, стоящую впритык к стене, со всех сторон окруженную командой черлидерш. После звонка я одной из первых вылетела из класса, чтобы не пересекаться с Грином, а уже в столовой, сидя с Лесли за уединенным столиком и заметив стоящего в очереди, наблюдающего за мной Кая, я весело заулыбалась идущим мимо Гарри с Мелвином, немо приглашая их занять два последних свободных места за нашим столом. В итоге мне снова удалось избежать пересечения с Каем Грином, но ненадолго. После уроков, когда я стояла у своего шкафчика и надевала куртку, он подошел ко мне сзади.

— Погнали сегодня после уроков ко мне? — вдруг предложил парень.

— Зачем? — непонимающе отозвалась я.

— Раньше ты каждый день проводила с нами.

— Больше не хочу.

— Почему?

— Мне есть чем заняться вечерами. Я картину рисую, — решила заранее ответить на повисший в воздухе вопрос я.

— Ты обещала сходить со мной на «Страсть и ничего больше».

— Я ведь уже сказала, что у меня вечера заняты.

— Может быть, потому они у тебя заняты, что ты узнала о помолвке Рудольфа с Залиной? — с какой-то обидой и даже злостью в голосе произнес Кай.

— Что? — после секундной заминки, с не меньшей злостью и явным удивлением выдала я.

— Думаешь, я слепой? В то время как я пытаюсь ухаживать за тобой, ты смотришь в сторону моего дяди…

— Никогда даже подумать не смей, что ты знаешь, в какую сторону я смотрю, — ткнула учебником по астрономии в грудь парня я, явно переходя из состояния злости в состояние сдержанной агрессии. — Я тебе с самого начала ничего не обещала и твой выбор плестись за мной хвостом — это сугубо твой выбор, который я никогда не поощряла. Хватит нести всякую чушь и вообще… Тебе пора бы уже вырасти — ведешь себя как десятилетний ребенок. Не лезь в то, что тебя не касается, — резко захлопнув дверцу своего локер-шкафа, добавила я, после чего быстрым шагом вышла из школы.


Вечером, работая над картиной, я прокручивала свой диалог с Каем, совершенно не жалея о сказанных мной, громких словах. Раз уж Кай с его детским мировоззрением сложил дважды два, значит все в этом поместье пришли (а что еще хуже — догадались!) к подобному выводу. И тот факт, что все думают (знают!), что я отрицательно отреагировала на новость о помолвке Рудольфа и Залины, меня угнетал едва ли ни с той же силой, как сам факт этой помолвки. Бросив кисть на стол, я отправилась в душ и застряла в нем, пока пальцы на моих руках не начали морщиться от воды.


Что делать в Грей Плэйс в субботу? Оказалось, что занять себя всё же можно. С утра до обеда я провела время с Лесли, в рыбацком магазине её родителей, который, к моему удивлению, оказался весьма популярным. На обед я отправилась в кафе-бар Констанс, где меня накормили двумя порциями горячего супа-пюре из грибов, после чего у меня не составило труда отжать из бара знакомой бутылку белого вина среднего качества (в магазине мне бы точно не продали без удостоверения личности, а здесь мне отдали её всего за двадцать баксов — почти даром).

Оказавшись дома около восьми часов, я выбрала самый крупный винный бокал из сервиза Джордана, после чего спрятала его вместе с бутылем под кровать и отправилась в душ. Выйдя из ванной, я открыла одну из двух пицц, купленных у Констанс — одну оставила на кухне для Джордана — легла на кровать и, открыв ноутбук, загрузила «1+1». Досмотрев фильм до конца, я осилила большую половину пиццы, параллельно выпив полбокала вина. С мамой мы выпивали по бокалу каждую пятницу, но так как я хотела выпить еще немного завтра, я решила разделить порцию на два раза.


А вот уже в воскресенье в Грей Плэйс оказалось действительно нечего делать. В течение дня я посмотрела «Валл-И» и «Принцессу Мононоке», прибралась в своей комнате, запостила селфи в социальную сеть и за час набрала под сотню лайков с тремя десятками комментариев, после чего трижды проверила неутешительный прогноз погоды, пару часов поддержала переписку со старыми друзьями, поработала над картиной, постирала одежду и приготовила ужин из тушеного мяса с овощами. Джордан на удивление достаточно рано вернулся с работы и после ужина мы начали смотреть чемпионат по лакроссу[36].

Уже ложась спать, я думала о том, что мне стало немного легче, словно меня начала отпускать вся эта история с Рудольфом… Возможно это потому, что я с ним давно не виделась, если не считать минутной встречи в четверг, когда он, в компании с Олуэн, явился на порог нашего дома, чтобы пригласить меня с Джорданом на ужин.

Все выходные Олуэн, Пепел и Ариэлла посредством sms приглашали меня в гости и, в итоге, мне настолько надоело отказываться, что я просто решила не подыгрывать настойчивым знакомым, какими бы милыми и действительно доброжелательными они не были. Вместо этого я решила прислушаться к своему безразличию и равномерному биению сердца. В итоге, моё полное игнорирование внешнего мира к вечеру воскресенья принесло свои первые плоды — мой телефон перестал разрываться от входящих звонков и назойливых сообщений.

Засыпала я со странным чувством, застрявшем где-то глубоко в моей душе.

26. Хвост — это красивое продолжение яркой личности

Не смотря на распространенное убеждение о том, что понедельник день тяжелый, фестиваль стимпанка был назначен именно на понедельник, так как именно в этот день, ровно в 22:00, над Грей Плэйс должна была пролететь комета. Данное событие (наблюдение за кометой) городские власти решили совместить с запланированным фестивалем, тем самым создав неплохое комбо.

Уже накрасившись и поправив свою юбку, я еще раз задумалась над тем, стоит ли мне идти на этот фестиваль. Стимпанк Красная Шапочка с пышной юбкой выше колена в моем исполнении выглядела замечательно, вот только я не была уверена, что смогу наблюдать за тем, как длинноногая Залина будет обвиваться вокруг Рудольфа. Не факт, конечно, что они придут, но даже сама вероятность меня напрягала.

Поправив плащ, я, наконец, собралась с мыслями и твердо решила, что пойду на фестиваль, так как моё отсутствие Греи-Грины могут воспринять на свой счет. Достаточно того, что они и так уже в открытую догадываются (в частности Кай) о моих взглядах на Рудольфа. Я не хотела, чтобы они еще начали думать, будто способны повлиять на моё решение посещать праздники. В конце концов, мне предстоит жить с этими людьми по соседству на протяжении целого года, так что мне по любому придется с ними сталкиваться. Убедившись в ровности стрелок на веках и матовости нанесенной на губы бордово-красной помады, я спустилась вниз. Так как Джордан работал сегодня в ночную смену, а уже было восемь часов, и его из Грей Плэйс давно смело, я приняла предложение Гарри подвезти меня на праздник, заранее предупредив парня, что это ничего не будет означать. В конце концов, мне не хотелось ехать в юбке на мопеде или переодеваться за каким-нибудь углом.

Гарри подъехал к моему дому как раз, когда я надевала черные ботинки на широком каблуке. С горем пополам выслушав по дороге до клуба спутанные слова парня о своей красоте, что больше походило на свалку существительных, нежели на комплименты, мы — наконец! — остановились у пункта назначения, еле как, найдя парковочное место для старого рено, которое Гарри отдолжил у старшей сестры.

Было всего пятнадцать минут девятого, однако праздник уже был в самом разгаре. Заходя в здание клуба, я обратила внимание на то, что, не смотря на преобладание среди присутствующих молодежи, тех, кому было далеко и глубоко за тридцать тоже хватало — больше всего удивила пятидесятилетняя парочка в образах стимпанк-жениха и невесты.

Прежде я не участвовала в подобных фестивалях, отчего моё настроение резко поднялось. Мгновенно схватив дух празднества, я прямиком вошла в толпу танцующих людей и уже хотела раствориться на танцполе, когда Гарри прокричал мне прямо в ухо:

— Тебя на входе Рудольф Грей едва не съел взглядом!

— Что?!

— Вроде бы он стоял в компании с какой-то девушкой!

«Залина!» — мысленно ругнулась именем блондинки я.

— Пошли танцевать! — громко произнесла я, после чего потащила Гарри в предполагаемо противоположную сторону от Греев, заходя поглубже в толпу и стараясь не смотреть по сторонам, чтобы случайно не встретиться взглядом с огнём.

Мои попытки, убежать от неприятных встреч, достаточно долгое время оставались успешными, так как в толпе едва ли мог найтись парень, который не хотел бы потанцевать с моим ярким образом. В итоге, утанцевавшись до головокружения, я вышла к столам с напитками и, подойдя к чану с пуншем, налила себе один половник. Уже делая глоток, я повернулась направо и замерла, встретившись взглядом с Греем.

— Обворожительно выглядишь, Красная Шапочка, — произнес он, наливая себе пунш.

— М-м-м… — прогудела в пластмассовый стакан я. — А ты кто?

— Серый волк.

— Что-то непохоже… — кажется, не смотря на все свои старания оставаться хладнокровной к этому типу, моё сердце снова начинало выпрыгивать из декольте.

— Сегодня не та фаза луны, — криво улыбнулся собеседник, и от его улыбки я вдруг резко почувствовала себя пьяной. — Почему ты больше не приходишь к нам в гости?

— Должна?

— Ни с кем не хочется повидаться? — спросил он, заглянув мне в глаза, и, не получив ответ, добавил. — Ариэлла по тебе соскучилась.

— Приятно слышать, что хоть кто-то по мне скучает, — криво улыбнувшись, ответила я, после чего сделала очередной глоток.

— Аврора! — буквально ворвались в наше личное пространство слегка пьяноватые Барбара с Шерил. — Познакомишь нас с этим красавчиком?

— Не советую. Его сердце занято.

— Правда? — надула губы шоколадного цвета Шерил, которая для своих восемнадцати выглядела на все двадцать пять — отчасти благодаря своему броскому макияжу.

— Может он и не прочь замутить на стороне, — встретилась едкой улыбкой с испытывающим взглядом Рудольфа я. — Хотя, знаете, он наверняка не откажется. Так что дерзайте.

С этими словами я направилась к прыгающей на танцполе Джине, но на полпути меня перехватили Олуэн и Пепел.

— Привет, дорогая, — едва дотронулась до моего локтя Олуэн, явно боясь показаться навязчивой.

— Миссис Грин, — удивленно произнесла я, разглядывая симпатичную стимпанк-пиратку в широких брюках. — Замечательно выглядите!

— Да она выглядит не старше тридцати, в свои-то сорок восемь, — пыталась перекричать громкую музыку Пепел. — Всё благодаря моему авторскому макияжу!

— Она и без макияжа выглядит отлично, — заметила я.

— Девочки, вы меня засмущали, — заулыбалась Олуэн, и на её щеках проступили милые ямочки. Как же хорошо я себя чувствовала в их компании! Я словно ощущала себя найденышем — моя семья нашла меня спустя восемнадцать лет моего существования, и я, наконец, воссоединилась с родными моему сердцу, и разуму душами. И всё бы было идеально, если бы моё спокойствие не дергало присутствие в этой семье непереносимой мной пары в лице Рудольфа и Залины.

— Кстати, Пепел, у тебя крутые очки, — улыбнулась я.

— Дариуш их целый час приделывал к моей голове, стараясь не сбить сооруженный Ариэллой начес, — усмехнулась Пепел. — И еще… Смотри, какой у меня мундштук. Выкрала у Олуэн — она курила в молодости.

— Да, я была настолько глупа, — приподняла брови женщина.

— Интересная вещь, — заметила я, взяв в руки мундштук с незакуренной сигаретой. — А где Ариэлла?

— Оу… Она стояла у выхода… — сбивчиво начала Олуэн.

— Что-то случилось? — спросила я, и Пепел с Олуэн тут же переглянулись, словно в попытке произвести немой диалог.

— Ладно, — выдохнула Пепел. — Может быть, и есть смысл тебе рассказать… В общем Ариэлла слишком близко к сердцу восприняла твоё резкое решение порвать с нами. Настолько, что решила, будто это она виновата в том, что ты обиделась на бестактное поведение Кая, так как всё началось с её диалога о твоем костюме, и она ничего не сделала, чтобы это предотвратить…

— Бред. Я не обиделась… — я хотела сказать «я не обиделась на Кая», но окончание моей лжи застряло в моём горле. — По-видимому, мне нужно поговорить с Ариэллой. Пойду, поищу её, — отдавая мундштук Пепел, добавила я.

Искать долго не пришлось — достаточно было найти в толпе высокого лысого мужчину с вечно суровым выражением лица.

— Северин, Ариэлла, как дела? — попыталась натурально улыбнуться я.

— Прекрасно, — засияла Ариэлла, в то время как Северин решил не изменять своим традициям и лишь слегка пригнуть голову в знак приветствия.

— Замечательно выглядишь, — продолжала улыбаться я. — Твоя стимпанк-фея просто нечто, — оценивающе смотрела я на длинную юбку девушки.

— Правда? Спасибо, — еще больше засветилась Ариэлла.

— Ты обожаешь платья в пол, да? И еще головные уборы. Никогда не видела твоих ног или макушки, — засмеялась я.

— Да, — отчего-то вдруг сконфузилась девушка, заставив меня подумать, будто я сказала что-то не то.

— Как вам фестиваль? — решила сгладить неловкость я, продолжая обращаться, как бы сразу к двоим, хотя разговаривала только с Ариэллой — по-другому общаться с Северином я еще не научилась.

— Он просто чудесен. Я мало бываю на людях и еще реже посещаю подобные торжества, так что у меня и не может быть другого мнения.

В течение следующих пятнадцати минут я познакомила Северина и Ариэллу с Джиной, Гарри и Мелвином, и, убедившись в том, что компания успешно ладит и без меня, снова ретировалась в толпу танцующих. Я бы не ушла, если бы не заметила появившуюся на горизонте Залину. Её наряд был очень броским, если не откровенным — глубокое декольте до пупка и обтягивающее мини-платье идеально подчеркивали её красивую фигуру, приковывая к себе взгляды всех мужчин возрастной категории от пятнадцати до шестидесяти. Наверняка все присутствующие особы женского пола считали её стервой, и я не была исключением. Встав посреди толпы, подпрыгивающей в такт музыке, я замерла от вспышек видений перед глазами, в которых сейчас за моей спиной Рудольф обнимал кружащуюся вокруг него Залину. Воображение творческой личности порой настолько мощная сила, что даже её обладатель не всегда способен приструнить её.

— Аврора… Аврора, ты слышишь меня? — Лесли дернула меня за руку, и я увидела Рудольфа, стоящего за стеной из танцующих подростков и спокойно попивающего глинтвейн. Залины рядом с ним не было, но… Что-то разрывало мне грудь, вкладывая в нее тлеющие угольки ненависти к этому мужчине, к его невесте, к себе…

— Лесли? Ты…

— Стимпанк-принцесса, — закатив глаза, подсказала блондинка. — Знаю — не очень стимпанк, не очень принцесса, но это всё, на что хватило моего воображения и маминых старых платьев.

— Нет, что ты. Выглядишь вполне… По теме, — постаралась улыбнуться я.

— Я приехала десять минут назад и до сих пор тусуюсь одна. Кажется, всему виной мой наряд.

— Кажется, всему виной твой пессимизм.

— Все уже выходят смотреть на комету… Пойдем? Я как раз купила две свечи, — произнесла Лесли, протянув мне одну.

— Подсвечники из горлышек пластмассовых бутылок? Оригинально… А свечи не слишком большие? Они ведь не успеют прогореть… — старалась поддержать ненавязчивый разговор я, в надежде на то, что он отвлечет меня от дурацких мыслей, разжигающих в моей груди пожар.

Выйдя на улицу, в пункте раздачи мы взяли по пластмассовому стулу и шотландскому пледу, после чего отправились подальше от толпы — Лесли всегда старалась оставаться в стороне от шумных компаний, я же в этот вечер не хотела привлекать к себе внимание. Некоторое время я переживала, что мы слишком далеко ушли от людей, от которых нас ограждали густые ветви ивы, но вскоре участники фестиваля разбрелись по всему газону и, в итоге, мы оказались далеко не самой отдаленной от социума парочкой.

— Ой, — внезапно произнесла блондинка, открыв свой телефон. — Это Мелвин…

— Мелвин? — приподняла брови я, и перед глазами по инерции всплыл образ худощавого блондина с голубыми глазами, и зачастую недовольным выражением лица.

— Мелвин Вуд…

— Я понимаю, о каком именно Мелвине идет речь, — слегка ухмыльнулась я, совершенно не в силах понять, что именно она нашла в этом парне. Он не был плохим, но… Допустим тот же Гарри, был лучше него не только своими взглядами на мир, но даже в его восприятии — он не делил всё только на черное и белое, как зачастую делал это Мелвин.

— Ладно… Я, гхм… Схожу к нему и заодно возьму огонь, а-то сидим с незажженными свечами как идиотки.

— Понятно-понятно… Если ты не вернешься в течение десяти минут, значит мне можно тебя не ждать, — ухмыльнулась я вслед убегающей в сторону клуба Лесли.

На улице хотя и было безветренно, всё же было достаточно прохладно, так что я плотнее укуталась в плед и начала ожидать появления кометы.

— Ты выгодно расположилась, — раздался знакомый голос откуда-то справа, заставивший меня вздрогнуть. Это был Раймонд — он протянул свою горящую свечу к моей, после чего сел на стул Лесли. — Кай сказал, что ты пропустила на прошлой недели несколько дней в школе.

— У меня есть закрытые часы занятий, так что я могу со спокойной душой прогулять едва ли не целое полугодие и всё равно окончить школу с золотой медалью.

— Знаешь, через год ты уедешь, а мы все останемся здесь.

— Это ваш выбор, — поджала губы я.

— И поверь мне — я не разочарован в своем выборе. Я счастлив быть здесь — сейчас и через год. Ты же считаешь, что будешь счастливой где-то, но не здесь.

— Я этого не говорила.

— Но разве ты не думаешь об этом каждый день? — спросил мужчина, но моим ответом было лишь молчание. — То, о чем ты думаешь каждый день, со временем становится частью тебя.

«Будто в воду смотрит и рассказывает мне об отражающемся в ней Рудольфе», — отчего-то вдруг подумалось мне.

— Когда я встретил Олуэн, я даже не смел мечтать о том, что эта прекрасная женщина посмотрит в мою сторону — в конце концов, между нами разница в возрасте в целых двадцать лет. Но в итоге, ежедневные мысли о ней толкали меня в её сторону и теперь — посмотри… У меня замечательная семья.

И всё-таки, для своих шестидесяти восьми Раймонд выглядел слишком… Молодым стариком. Со стороны казалось, будто он спортсмен, не вышедший на пенсию, который своей живой, молодежно-быстрой походкой ежедневно доказывает, что в забеге на пятьсот метров еще даст фору олимпийскому чемпиону.

— Вы ведь были и прежде женаты, верно? — захотела я узнать о матери Залины, задав свой вопрос издали.

— Это было так давно, что сейчас, кажется, будто уже прошла половина тысячелетия…

— Смотрите, — ахнула я, подавшись слегка вперед. — Комета! Какой замечательный у нее пылевой хвост!

— Хвост — это красивое продолжение яркой личности, — задумчиво посмотрел на звездное небо Раймонд.

27. Мир, который не готова признать

Домой я попросила подвезти меня Джину — на вечер она явилась без парня, а мне не хотелось подавать лишних надежд Гарри, которого я считала неплохим человеком. Может быть, слегка скованным и недалеким, что является обычными качествами подростка, который в будущем должен перерасти в достойного мужчину, но я точно не считала его плохим.

Стащив с себя красивый и одновременно дурацкий костюм Красной Шапочки, я приняла душ с какой-то грустью внутри себя, которая зародилась в моем сердце этим вечером. Я стояла под струями воды и пыталась понять, когда именно я перешла на ноты глубинной тоски — во время созидания стремительно пролетающей мимо земли кометы или во время разговора с Раймондом, который казался мне мудрецом, с большим и горьким опытом за спиной.

Сев на край кровати, я запрокинула голову и уставилась в потолок. Что-то витало в воздухе… Что-то печальное и старое, словно сформировавшееся за тысячелетие до моего рождения. Накрывшись одеялом, я выключила прикроватный торшер и закрыла глаза. На вековой белый клен, растущий под моим окном, приземлилась сова. Странно, ведь я её даже не видела, но я явно расслышала её гулкое приземление на широкую ветку дерева. Кажется, это было частью моего сна, в котором я снова и снова наблюдала за девушкой с пушистыми ушами и хвостом, горящим полем, моим танцем с волком на пепелище… Каждый раз я просыпалась от резкого, изумрудного взгляда Рудольфа, впивающегося в мою душу. В последнее время я слишком много думала об этом мужчине, отчего он стал непрошенным гостем даже в моих снах, преследующих меня с детства.

Раскрыв глаза этим утром после очередного повтора сна, я твердо решила, что мне пора начинать забывать Рудольфа Грея.


После уроков, как раз когда я шла на парковку, чтобы оседлать своего железного коня, я получила сообщение от Олуэн, с прикрепленной к нему фотографией Гангстера:

«Это не ваш красавец? Нашелся пару часов назад за гаражом шерифа, сейчас размещен в моем приюте».

Надев шлем, я отправилась в противоположную от дома сторону, чтобы забрать потерянную душу.

Все в этом городе знали, где находится приют для бездомных животных — он был настолько популярным, что в нем животные едва ли задерживались больше, чем на месяц. Я пару раз видела издали это двухэтажное здание из коричневого кирпича, выделяющееся красивой вывеской с кошачьей лапой, на которой курсивом было выведено: «Мы дарим тепло». Да и заблудиться в городе из десяти улиц было нереально.

Зайдя внутрь приюта, я оказалась в светлом, уютном коридоре, украшенном высокими живыми растениями в декоративных глиняных горшках, и зелеными коврами. На ресепшне никого не оказалось, так что я надеялась на то, что моё присутствие не останется незамеченным благодаря музыке ветра, прожурчащей над моей головой. И я оказалась права — не прошло и минуты, как из двери справа в конце коридора вышла Олуэн. Она была одета в атласную синюю юбку, длинной чуть выше щиколоток, и молочную блузку с элегантной баской, а на ее запястье, шее и в ушах красовались сапфиры в серебристой оправе. Эта женщина как всегда разливала за собой легкий шлейф сладких духов и теплую энергию доброты. Она просто была эталоном женской красоты, сошедшим с глянцевых обложек лучших модных журналов Северной Америки.

— Аврора, добрый день, — заулыбалась белоснежной улыбкой Олуэн. — Как твои дела?

— Замечательно, — улыбнулась я, вытащив руки из карманов. — Вы нашли Гангстера?

— Оу, кажется да, — довольным шепотом произнесла женщина. — Один в один с фотографии на листовках, которыми ты обклеила полгорода. Оставляй свою куртку на вешалке, бери бахилы и пойдем, посмотрим на этого красавца.

Последовав инструкции, уже спустя минуту я шла по коридору вслед за Олуэн. Вскоре мы повернули направо, после чего оказались в помещении с просторными вольерами, рассчитанными на взрослых особей — в одном из них сидела милая кучка щенков разных пород. Я насчитала всего семь разношерстных дворняг и с удивлением заметила в одном из вольеров годовалого долматинца.

— Даже у таких породистых собак есть проблемы с жильем? — спросила я, остановившись напротив пятнистого.

— Это Доминго, — улыбнулась Олуэн. — Его нашла группа студентов на дороге между Форест Хиллом и Грей Плэйс. Мы разместили объявление о находке на всевозможных сайтах и газетах Форест Хилла, но никто так и не откликнулся. Завтра будет ровно месяц с момента его пребывания в нашем приюте и, если его прежние хозяева не найдутся, мы отдадим его мистеру Честертону, который влюбился в этого пса с первого взгляда.

— У вас тут не так уж и много собак, — подойдя к вольеру со щенками и присев на корточки, вслух заметила я.

— Их быстро разбирают. Только на этой недели забрали трех щенков, а ведь сегодня только вторник.

— Это что, пудель? — усмехнулась я, погладив смешного щенка.

— Скорее всего, помесь и его уже сегодня вечером заберут, чтобы подарить на двенадцатилетие девочке-футболистке.

— Кажется, что Вы знаете всё о своих клиентах, — улыбнулась я и снова заострила своё внимание на идеально чистом наряде Олуэн. — Вы здесь работаете одна?

— Оу, нет. В основном здесь работают Кэндис и Элиза, я же приезжаю сюда раз в день, чтобы проверить обстановку. А вот и наш Гангстер, — подойдя к дальнему, самому просторному вольеру, произнесла Олуэн. — Он заметно исхудал за неделю бродяжничества, и Элизе пришлось извлечь из него с десяток собачьих клещей.

— Эй, привет малыш, — протянула руку в открытый вольер я, на что Гангстер испуганно и как-то пьяно отреагировал, забившись в угол. — Он почему-то стал бояться меня… Хотя я определенно ничего плохого ему не делала.

— Это нормально.

— Правда?

— Я имела в виду… — Олуэн почему-то запнулась. — Собаки иногда боятся определенных людей.

— Но раньше Гангстер меня не боялся.

— Это приходит со временем…

— Он словно пьяный, — сдвинула брови я.

— Нам пришлось подсыпать в его корм немного антибиотиков, чтобы прочистить ему желудок от возможных паразитов, которых он мог подхватить на улице, так что лучше будет забрать его завтра.

— Л-ладно… — неохотно согласилась я, глядя на испуганного Гангстера и искренне не веря в то, что пса так сильно могу пугать всего лишь я.

В итоге я согласилась посмотреть комнату с котами — здесь из обдертых бродяг делали стерилизованных, кастрированных и невероятно пушистых прелестников — и комнату с грызунами, совмещенную с птицами — десяток хомячков, пара декоративных кроликов, хорек, тройка морских свинок, попугай ара и канарейка. Экскурсию мне провела Элиза, которая только что закончила убираться в вольерах котов. Я сразу обратила внимание на то, что, не смотря на скопление животных, здесь весьма чисто и почти нет запаха, а позже Элиза рассказала мне о том, что каждый день коты и собаки по очереди выгуливаются в огромном, крытом вольере — из-за вечно плохой погоды в Грей Плэйс Олуэн решила, что лучше будет сделать крытый вольер, нежели мучать животных под дождем, снегом и слякотью. Элиза была одета в весьма красивую униформу фиолетового цвета, что еще раз подчеркивало серьезность подхода Олуэн к делу, которым она решила заняться. Когда Олуэн уехала, работница позволила себе сказать несколько положительных фраз о своем работодателе, делая акцент на то, что благодаря семье Греев-Гринов в этом городе, хотя бы работа появилась (о детском саде, костеле и приюте для животных я знала, но о сформулированном в прошлом месяце сообществе социальной помощи старикам и инвалидам впервые слышала).

Из слов Элизы, питомцы и вправду долго не задерживались в своих клетках, так как сотрудники приюта проводили активную рекламу при помощи социальных сетей, местной прессы и раздачи ознакомительных листовок в местных культурных заведениях или кафе, которые можно было сосчитать на пальцах одной руки. Еще я узнала о необычных животных, попадавших в их приют. Например, пару месяцев назад, пожилая пара отдала сюда одомашненного ёжика, так как их старый кот вдруг стал агрессивно относиться к подобному соседству. Или, неделю назад один мальчишка принес выводок из пяти миниатюрных черепашек, трех из которых забрали на следующий же день, а еще двое из них остались стоять в аквариуме на подоконнике ресепшена. Оказалось, что всё необходимое для содержания приюта миссис Грин приобретает за свой счет — от лучших марок кормов, которые за неделю делают из обычных животных моделей класса люкс, до медикаментов и антисептиков. Я была удивлена подобной щедрости, но еще больше тому, откуда у этого семейства столько денег. Элиза сказала, что они являются владельцами каких-то супер акций, и я больше не поднимала эту тему, благоразумно решив, что их акции — не моё дело.

В итоге, я не заметила, как задержалась в приюте до восьми часов, пока Элиза не начала подготавливать приют к закрытию. Уже возвращаясь домой, я старалась понять, почему мне так интересно всё, что связано с этой семьей, и почему мне так нравится всё, чем они занимаются. Они словно были для меня моим миром, о существовании которого я прежде не подозревала и который всё еще не готова была признать.

28. Импринтинг

Среда. Ровно середина недели, а я уже чувствовала себя разбитой. Не успела я смириться с гетерохромией и кровотечением десен, как у меня началась утренняя тошнота. И всё бы ничего, если бы Джордан снова не накормил меня своей коронной поджаренной яичницей. В итоге меня мутило до тех пор, пока на обеде я не залила в себя горячий бульон.

На последнем уроке мне пришло сообщение от Олуэн:

«Сегодня приют закроется пораньше — пришлось отпустить Элизу и Кэндис из-за собрания в младшей школе — поэтому я взяла на себя смелость забрать Гангстера к себе. Приедешь сегодня за ним?».

«Да, конечно… Сразу после уроков. Спасибо за всё».

А что я еще могла написать? Естественно меня грызли сомнения по поводу существования собрания в младшей школе, но я не хотела думать о том, что Олуэн может мне врать. С утра, из-за очередной поломки дряхлого мопеда, мне пришлось пропустить первый урок, так что, в итоге, я пришла в школу пешком ко второму уроку, лишь бы не застрять в четырех стенах своего мрачного дома. Я могла бы попросить Кая подвезти меня, но с тех пор, как я в открытую высказала ему всё, что думаю о нем, себе и нас, мы больше не общались. Он искоса посматривал на меня, я же делала вид, что не замечаю его скрытых взглядов — на этом наше общение обрывалось.

Уже покидая пределы парковки с полной готовностью преодолеть пеший рубеж в три километра через лес, я отшатнулась от машины, остановившейся в нескольких сантиметрах слева от меня.

— Олуэн уже сказала тебе о Гангстере? — через открытое окно поинтересовался Кай.

— Сказала.

— Тогда давай я тебя подвезу, и подобным жестом мы забудем о нашем раздоре.

— Раздоре? — попыталась через силу улыбнуться я, открывая переднюю дверь машины. — Так уже никто не говорит.

— Так говорит Раймонд, — ухмыльнулся Кай.

— Вы все называете своих родителей по именам…

— Такая вот у нас семья.

— Странная у вас семья.

— Кто бы говорил, — усмехнулся Кай и, словив мой взгляд, пояснил. — Твоя мама в Нью-Дели, отца ты не знаешь и, в итоге, живешь с дядей, который дни и ночи проводит на работе.

— Один — один, — сдалась я, слегка приподняв руки, и мы замолчали. Это молчание со стороны Кая подтверждало, что он всё еще надеется на что-то в отношении меня, а с моей стороны фиксировало тот факт, что ничего не будет. К концу поездки мы словно похолодели и в дальнейшем общались друг с другом, как общаются обычные школьные знакомые, не являющиеся даже друзьями.

Выйдя из машины, я удивилась тому, что по обыкновению встречающие меня хозяева дома на сей раз не вышли навстречу, однако позже это достаточно просто прояснилось — они не знали о том, что я приеду с Каем.

— Подожди, я сейчас спущусь, — произнес Кай, после чего бегом поднялся по лестнице на второй этаж, оставив меня в гостиной. Не зная, что делать, я села на барный стул, одиноко стоящий рядом с диваном, и, внезапно услышав голоса, замерла. Что-то явно бурно и не совсем на дружеских тонах обсуждалось на кухне, но из-за закрытых дверей было совершенно невозможно расслышать хоть что-нибудь. Попытавшись себя убедить в том, что мне совсем не интересно, я запрокинула голову и посмотрела на потолок как раз в тот момент, когда кто-то захотел выйти из кухни, но в последний момент передумал. Дернув за ручку двери, некто отстранился от нее и направился обратно на кухню, после чего дверь самостоятельно открылась нараспашку.

— Ты обещал моему отцу! — послышался возмущенный голос Залины, едва ли не срывающийся на истерику.

— Залина, ты ведь прекрасно понимаешь, что это состоявшийся импринтинг, — раздался приглушенный голос Пепел.

— Почему ты не женился на мне раньше?

— Я «увидел» её еще до её рождения, однако это произошло после данного мной обещания, но прежде, чем я успел на тебе жениться. Я не скрывал — ты знала об этом. Как и все знают о том, что импринтинг отменяет данного рода обещания.

— Всё из-за этой девчонки!..

— Аврора здесь ни при чем, — раздался голос Ариэллы.

— Ариэлла права, — встрял Дариуш. — Аврора даже не в курсе того, что это произошло.

— Это моё последнее слово, — послышался достаточно властный, словно отдающий приказ голос Рудольфа. — И кто пойдет против него, пойдет против стаи.

В этот момент Кай спустился сверху, и из кухни одновременно вышли остальные члены его семейства. Я смотрела на всех округленными глазами, пытаясь понять, услышала ли я что-то запретное или всего лишь… Всего лишь… Нет, это определенно было что-то запретное.

— Эм… — запнулась, после чего прокашлялась в кулак я. — Я пришла за Гангстером. Мне сказали, что он здесь… Где, он?

— Давно ты здесь? — напряженно спросил Рудольф, и мне вдруг показалось, что от моего ответа зависит, останусь ли я в живых, либо меня будут пытать, пока не выбьют из моего мозга воспоминания последних пяти минут.

— Меня Кай привез, — неопределенно ответила я, осознанно желая увильнуть от ответа, и в этот момент к дому подъехал спасительный автомобиль Олуэн. — Оу, это Олуэн? Пёс, должно быть, у нее…

Встав со своего места, я направилась к двери, и остальные последовали за мной, однако Залина и Раймонд предпочли остаться в доме.

— Аврора, ты уже здесь! — широко заулыбалась своей доброй улыбкой Олуэн. — Прости за опоздание — пришлось повозиться с ново-поступившим сфинксом[37] — кажется, бедняга не ел целый месяц. Вот, держи своего друга, — наконец вывела с заднего сиденья своего автомобиля громадного пса Олуэн.

— Приве-е-ет, — попыталась, как можно более дружелюбно обратиться к Гангстеру я, как вдруг этот гигант заскулил и попятился за юбку Олуэн. — Ничего не понимаю, — нахмурилась я. — Что с ним? Иди ко мне, дружок.

Все наблюдали за тем, как я пытаюсь втереться в доверие собственной собаки, которая смотрела на меня словно на худшую опасность на планете. Наверняка со стороны казалось, словно пес сбежал из дома только потому, что я над ним измывалась.

— Гхм… Странно — прежде я всегда ладила с собаками, — нахмурилась я, подсознательно вспомнив историю с ротвейлером друга и моим испорченным мольбертом. — Ладно, я распущу поводок пошире, чтобы он мог идти вдали от меня. — С этими словами я приняла механический поводок из рук Олуэн, но не успела я сделать и шага, как Гангстер рванул в сторону нашего дома. Не ожидая подобной реакции пса и столь великой силы сопротивления, я сначала едва не упала, после чего создалось впечатление, будто не я веду Гангстера, а он ведет меня, причем с явным желанием избавиться от моей персоны где-нибудь по пути. Еще чуть-чуть и я бы проиграла в этой схватке, поэтому, заранее предугадав свое поражение, я обратилась к оказавшемуся под рукой Каю, так как к стоящему рядом с ним Рудольфу обращаться мне крайне не хотелось, дабы не насолить самой себе на рану.

— Кай-Кай-Кай… — быстро затараторила я. — Держи…

Перехватив из моих рук поводок, Кай довольно улыбнулся, после чего Гангстер сразу же успокоился.

— Прискорбно это признавать, но я нуждаюсь в твоей помощи, — пытаясь отдышаться, произнесла я, взглянув на парня. — Джордану дорог этот пёс, но со мной он явно не дойдет до дома. Проводишь?

Счастью Кая не было предела, а на эмоции остальных я не обратила внимания.

По дороге домой мы почти не говорили, не смотря на то, что парень светился изнутри, и уже прощаясь с ним, я позволила себе взаимно улыбнуться ему безо всяких задних мыслей.

Как только я переступила порог дома с псом, он сразу же забился под лестницу, с опаской поглядывая в мою сторону. Из угла его вывела только полная миска корма — я-то знала слабости нашего Гангстера, и его зверский аппетит был одной из этих слабостей, не считая резиновые мячи и старые тапки Джордана, больше напоминающие сито. Проверив замкнутость всех дверей и окон, на случай если пес вздумает снова сбежать, я поднялась к себе в комнату и, приняв душ, открыла электронную почту. Мама снова писала о солнце, жаре и вечном лете, больше не упоминая о Чандраканте, однако моё внутреннее чутье мне подсказывало, что я еще услышу об этом мужчине.

Ночью сон не шел мне в руки и, встав с постели, я подошла к окну, чтобы посмотреть на ветви белого клена, врезающиеся в моё окно. На самом деле это была всего одна ветка, и она царапала лишь малую часть левой стороны окна, но этого было вполне достаточно для того, чтобы мешать мне спать. Не смотря на непогоду, месяц светил достаточно ярко, позволяя мне разглядывать покрасневший вьюн, подступающий к моему окну. Я так сильно увлеклась рассматриванием острых листочков, что когда первые, тяжелые капли дождя врезались в моё окно, я слегка отстранилась, всерьез приняв стук дождя за треск стекла. Забравшись назад под одеяло, я подумала о том, как должно быть Джордан сейчас крепко спит, с учетом того, что завтра ему нужно было вставать в шесть утра, и что мне тоже следует постараться заснуть.

Как только я забралась под одеяло, дождь сразу же закончился, так и не успев войти в полную силу. Меня ожидала долгая осень в этом городе. Очень долгая.

29. ЗАЧЕМ ОН ПРИХОДИЛ?!

Мне пришлось простоять у раковины не меньше пяти минут, чтобы окончательно избавиться от ночного скопления крови из десен. Зубы с каждым днем чесались всё сильнее, и казалось, будто верхние тройки у меня вот-вот выпадут из своих орбит. Не помогал даже кальций, который, по настоянию Джордана, я принимала трижды в сутки ежедневно.

После школы я поужинала в компании своего дяди, который сразу же ретировался на ночную смену в Форест Хилл, предупредив меня о том, что завтра ему также придется работать в ночь, так как его напарник заболел. Я была не против — раз это устраивало Джордана, почему это должно было не устраивать меня? Тем более у меня голова была забита совершенно другими вещами — я никак не могла разобраться в том, что услышала вчера в поместье Греев. Неужели речь шла о разрыве помолвки между Рудольфом и Залиной? Я не была в этом уверена, но я была уверена в том, что в их семейном споре прозвучало моё имя. Говорили о том, что произошел какой-то импринтинг, из-за которого Рудольф не сможет жениться на Залине, а Залина говорила о девчонке, которая в этом виновата, после чего прозвучало моё имя… Слишком запутанно. Я ничего не могла понять. В школе я попыталась окольными путями узнать у Кая «всё ли в порядке у него в семье» и «ничего ли не изменилось», но Кай явно старался обходить обсуждение очевидных изменений в жизни своего семейства.

Придя со школы, я заварила себе чай в широкую супницу-кружку цвета сгущенного молока, после чего поднялась наверх и, переодевшись в старую одежду своего двоюродного брата — широкие спортивные штаны и обвисшую футболку черного цвета — взялась за свою кисть. За окном была уже привычная для меня, сухая осенняя серость, от которой создавалось впечатление, будто я попала на мотающуюся по кругу черно-белую пленку, у которой нет ни конца, ни края.

Моя картина была почти завершенной — еще пара вечеров, и дело можно было считать закрытым. Допив чай, спустя полчаса я налила себе немного вина, но так сильно увлеклась процессом написания картины, что в итоге сделала всего один глоток. Оторвать меня от работы сумел лишь звонок в дверь. Проморгавшись, я поправила на переносице свои квадратные очки и вдруг поняла, что сумерки уже вовсю начали сгущаться, и неплохо было бы включить в комнате свет. Но я не успела этого сделать. Звонок повторился снова, заставляя меня быстро спуститься вниз — так и знала, что Джордан вернется за своими халатами, которые перед этим привез домой на стирку, и ключи от дома — о, чудо! — он тоже забыл на комоде в прихожей.

— Иду-иду… — громко произнесла я, уже быстро спускаясь по лестнице. — Не переживай, твои халаты целы и невредимы, висят у входа. Ты еще и ключи забыл? — резко открыв дверь, поинтересовалась я и сразу же замерла. Это был не Джордан. На пороге стоял Рудольф. Один. Без Олуэн. Прежде он никогда не приходил один…

— Привет, — спокойно произнес он.

— Привет, — постаралась скрыть удивление я, вытирая кисть, измазанную в грязно-оранжевую краску, об уже испачканную тряпку, висящую из моего правого кармана.

— Красивые очки.

— Очки? Эммм… Вообще-то у меня хорошее зрение… С некоторых пор. Ношу по привычке, когда берусь за работу над картиной.

— Покажешь?

— Да, конечно… Проходи, — неосознанно впустила внутрь незваного гостя я, после чего захлопнула за ним дверь. На несколько секунд я зависла, наблюдая за тем, как Рудольф снимает с себя куртку и разувается, но вовремя провела рукой по своей шее, тем самым выведя себя из состояния гипноза.

— Картина наверху.

— Я готов попотеть, чтобы её увидеть.

— Ладно, — поджала губы я, уже поднимаясь по лестнице и изо всех сил стараясь не улыбаться его замечанию, и не оборачиваться, чтобы не встретиться с изумрудным взглядом гостя. Войдя в комнату, я механически прошла к картине, снова забыв включить свет. Сев на письменный стол, я вытащила из кармана грязную тряпку и, вместе с очками, положила её рядом с тюбиками красок. Переведя взгляд на Рудольфа, остановившегося посреди комнаты, я поняла, что он оценивает обстановку вокруг себя и вдруг меня осенило — я привела его в свою спальню!!! Это… Это больше, чем конфуз… Это провал с треском! Теперь я надеялась лишь на то, что в комнате было достаточно темно, чтобы было возможным рассмотреть неровно лежащие вещи и внезапно разлившуюся краску на моем лице. Хотя я сильно в этом сомневалась, так как сумерки только начинали входить в свою силу.

— Весьма неплохая комната, — оценивающе хмыкнул Рудольф и вдруг остановил свой взгляд на моей школьной форме, которую я прежде носила в Истборне (бордовый пиджак с гербом у сердца, белая блузка, галстук и черные брюки) — она была аккуратно подвешена на дверце шкафа. — У тебя была красивая форма — я видел тебя в ней на фотографиях.

— Эм… Да, она мне тоже нравится… Нравилась… — исправилась я, дотронувшись сгибом пальца кончика носа. Дура! Я начала сбиваться в простейших ответах!

Рудольф подошел почти впритык ко мне и бросил взгляд на мольберт, отчего моё сердце заколотилось. Он слишком маняще, слишком отчетливо пах! Неосознанно я начала чесать нос, чтобы перебить феромоны притягательного мужчины…

— Я не знал, что ты рисуешь наш пейзаж, — улыбнулся Рудольф, продолжая смотреть на картину, пока я смотрела ему в плечо, находящееся на уровне моих глаз, и старалась не терять рассудок от его близости. — Красиво. У тебя талант, — вдруг повернулся ко мне великий критик, и я тут же подняла на него глаза. Мы встретились взглядами! Это убийственно! — Перешел от матери?

— Да, она у меня талантливая художница… — начала говорить я и вдруг замолчала, поняв, что мы вцепились друг в друга взглядами.

— Вино? — приподнял бровь Рудольф, медленно переведя свой взгляд на бокал, стоящий справа от меня.

— Мне уже восемнадцать… Но я не часто…

Резкий рывок и я замерла в поцелуе с Рудольфом! Первые пять секунд я не могла понять, кто из нас не выдержал первым, и всерьез решила, что не сдержалась именно я, пока не почувствовала его мощную руку на своей пояснице. Нет, это был он! Не дав мне договорить, Рудольф дождался момента, когда я отвела от него взгляд, после чего резко притянул меня к себе!.. Моё сердце выпрыгивало из груди, в ушах звенели набаты, губы горели в огне, а внизу живота разразился пульсирующий пожар. Я даже не заметила, как сиюсекундно ответила ему взаимностью!

Когда он сдернул меня со стола, я подумала, что мир вокруг меня закружился, но на самом деле это Рудольф, обнимая меня за талию, плотно прижимая к себе и не переставая целовать, направлялся со мной в объятьях в сторону кровати. Подойдя к ней впритык, Рудольф ловко стащил с меня футболку и, пока я возилась с его пуговицами на рубашке, он продолжал меня целовать. Не выдержав напряжения, я отдалась поцелую, дернув оставшиеся на парне несколько пуговиц, тем самым заставив их разлететься по всей комнате. Под рубашкой оказалась футболка, но я не успела за нее взяться, как Рудольф опрокинул меня на кровать и оказался сверху. Его страстные поцелуи перешли с губ на шею, что позволило мне на секунду отвлечься и порадоваться тому, что я надела неплохой лифчик. Снова последовал поцелуй в губы, и снова его идеальная борода едва заметно защекотала уголки моих губ. И без того страстный поцелуй быстро перерос в нечто невероятное. Мне казалось, будто еще немного — и мы начнем поедать друг друга, и, с учетом неравномерности сил, Рудольф съест меня прежде, чем я его укушу…

Когда Рудольф снова начал целовать меня в шею и неожиданно сжал моё правое бедро, я с удовольствием подумала, что сейчас начнется порно-сцена, как вдруг в моей шее разлился огонь, заставивший меня шипеть через зубы. Вместо поцелуя я получила сильнейший засос с укусом, от которого перед глазами появились мушки. Уже спустя секунду после того, как Рудольф отпрянул и заглянул мне в глаза, моё желание усилилось вдвое и, притянув парня к себе за его мощную шею, я буквально впилась в его губы. В глазах начинало темнеть от бури, развернувшейся внутри меня, и я обессиленно опустила руки, позволяя Рудольфу руководить процессом.

— Тебе точно есть восемнадцать? — продолжая причмокивать меня в губы, вдруг проурчал он, отчего по моему телу пробежались мурашки.

— Мне двадцать, — улыбнулась я.

— Вдруг твой дядя вернется с работы?

— Он не… — начала необдуманный ответ я, но мой мозг всё же сумел вывести правильный ответ. — Да, он может…

— Не хочу с тебя слазить, — продолжая целовать, говорил Рудольф.

— Неловкий момент… — ухмыльнулась я, после чего страстно поцеловала его и слегка врезалась в его твердый пресс своим правым кулаком, тем самым требуя его слезть с меня. Сев рядом с парнем на край кровати, я, в запыхавшемся состоянии, начала надевать на себя одежду.

— Это не честно по отношению к Залине, — вывернув футболку, произнесла я.

— Не переживай по этому поводу.

— Не переживать?! — удивилась я, уже одевшись и заглянув в глаза притягательного мужчины. — Она ведь твоя…

— Она не моя, — ухмыльнулся в ответ Рудольф, и я словила себя на мысли о том, что смотрю не ему в глаза, а на его губы, и делаю это с пугающей жадностью. — Наше обручение фиктивное. Мы никогда не испытывали друг к другу никаких интимных эмоций, по крайней мере я точно, и любовных отношений между нами никогда не было.

Мой мозг кричал о том, что все мужчины врут одинаково, но эмоции в этот момент заставляли меня думать только о жажде пригубить этого негодяя. Еще секунда и я бы наверняка сорвалась, как вдруг раздался звонок в дверь.

— Это Джордан, — резко соскочив со своего места и бросив рубашку в довольно улыбающегося Рудольфа, произнесла я. — Он забыл свои медицинские халаты и ключи…

Странно, что Джордан вернулся спустя столь долгое время, но факт оставался фактом — он вовсю трезвонил в дверь. Быстро спускаясь по лестнице, я злилась на то, что Рудольф совершенно никуда не спешил. Бросив в него куртку, я дождалась, пока он её оденет и, наконец, открыла дверь.

— Всё-таки решил вернуться за халатами? — включив свет и открыв дверь, попыталась улыбнуться я, надеясь на то, что мои щеки не сильно раскраснелись.

— Перепутал график, — трагично выдохнул Джордан, посмотрев на Рудольфа. — Я работаю в ночную смену завтра и послезавтра, а не сегодня… Еще и всё дома забыл — точно не мой вечер. У нас гости? — протянув руку Рудольфу, выдохнул очевидный факт Джордан.

— Эм… Да… Рудольф приходил, чтобы… Он приходил для того… — я почесала бровь и посмотрела на Рудольфа. А ЗАЧЕМ ОН ВООБЩЕ ПРИХОДИЛ???!!!

— Я приходил, чтобы проверить состояние Гангстера. Олуэн переживает за него.

— Оу, большое спасибо миссис Грин за её заботу и Вам за внимание. Ваша семья буквально спасла моего четвероногого друга.

— Видимых отклонений у Гангстера нет, так что всё в порядке и мне уже пора уходить, если я не хочу пропустить ужин.

— Еще раз большое спасибо, — заулыбался Джордан, явно поверивший на все сто процентов в историю Рудольфа.

— Да, кстати… Еще я приходил, чтобы передать Авроре приглашение Пепел на девичник. Будет мелкая вечеринка с ночевкой, ничего криминального, — ответственно взглянул на Джордана Рудольф.

— Девичник? — приподнял брови Джордан.

— Пепел с Дариушем решили официально оформить свои отношения.

— Мои поздравления! — снова пожал руку Рудольфа Джо. — Аврора, ты ведь пойдешь?

— Я не… — начала отвечать я, почесывая затылок, желая сказать «я не знаю», так как в моей голове всё еще была каша, но Джордан, по-видимому, решивший, что я сейчас откажусь, прервал меня.

— Она пойдет. Тебе ведь всё равно скучно в Грей Плэйс и по вечерам ты либо читаешь скучную научную литературу, либо хандришь. Тем более, завтра я работаю в ночную смену, так что вечеринка с ночевкой — отличная идея.

И чего он так завелся?

— Л-ладно… Да. Я пойду.

— Завтра в девять вечера кто-нибудь из девушек за тобой заедет, — уголками губ, еще минуту назад исцеловавших меня, улыбнулся Рудольф, и я почувствовала, как снова начала краснеть.

Попрощавшись с Рудольфом, мы с Джорданом еще пару часов смотрели хоккей, поедая последние запасы печенья с чаем, но я не втягивалась в игру, как это делал Джордан — я словно смотрела сквозь экран — и вообще, я согласилась составить Джордану компанию лишь для того, чтобы не дать ему поводов размышлять на тему о том, чем именно мы с Рудольфом могли заниматься, оказавшись наедине в пустом доме.

Уже ложась в постель, я подобрала с пола внезапно замеченную мной пуговицу от рубашки Рудольфа и зажала её в ладони. Мне казалось, будто его запах всё еще пребывает в волокнах моего одеяла, но я знала, что преувеличиваю. Мысли о произошедшем и о том, что произойдет, если я не справлюсь с этой бурей — а я с ней не справлюсь! — не давали мне уснуть до самого утра.

30. Ломка

Заснув только под утро, я мучилась во сне от жара в шее и жгучей жажды чего-то мне неведомого. Проснувшись, я с разочарованием приняла тот факт, что сегодня пятница и нужно собираться в школу. Встав с постели, я отправилась в уборную и в очередной раз зависла над раковиной, сплевывая кровь, струящуюся из верхних десен. Еле как справившись с кровотечением, я посмотрела в зеркало и на сей раз моё внимание приковала не прогрессирующая гетерохромия, из-за которой мои синие глаза приобретали равномерные янтарные крапинки, а вчерашний засос Рудольфа, оставленный им на моей белой шее. Я впервые взглянула на него, поэтому сейчас пребывала в легком шоке. Огромный синяк фиолетово-бордового цвета в виде полумесяца, с двумя проколами от зубов, вокруг которых запеклась кровь. Засос пульсировал и сильно горел, поэтому первым делом я подставила его под воду, после чего обработала его перекисью водорода и залепила огромным, квадратным пластырем, который едва смог скрыть это «чудо». Перекинув волосы на правое плечо, чтобы замаскировать столь броское изменение в моем внешнем виде, я спустилась к завтраку.


Еще никогда прежде у меня не было столь рассеянного внимания — я даже звонки пропускала мимо ушей! И самое интересное было в том, что виной этому были не мои привычные мысли о Рудольфе — у меня просто не варил котелок. Я едва ли наркоманкой себя не чувствовала — глаза резало от яркости цветов, ноздри вздымались от резкости запахов, а звуки почему-то казались слишком острыми и в конце дня я неожиданно поняла, что находясь за первой партой слышу разговор парней, сидящих за последними партами — они обсуждали мою грудь! Не выдержав хамства, я подошла к ним и, бросив перед нахалами методичку по анатомии, многозначительно произнесла:

— Еще одно слово о моих внешних данных и вы лишитесь самого дорогого, что у вас есть… Интеллекта.

От неожиданности парни растерялись и заметно побледнели. В классе было мало людей, так что я не сильно привлекла к себе внимание. Быстрым шагом вернувшись к своей парте, я взяла свою сумку и вышла из класса, громко хлопнув за собой дверью. Агрессия с неумолимой силой поднималась во мне, и я уже не знала, что с ней делать, куда выплеснуть…

К моменту, когда я подошла к своему локер-шкафу, звонок уже прозвенел, поэтому учеников на коридоре не было. Забросив учебники в шкаф, я захлопнула дверь и слегка пристукнула по ней кулаком, как вдруг она прогнулась. От неожиданности я застыла, а уже спустя минуту, без проблем выгнула дверцу в нормальное состояние — я даже не подозревала, что шкафы в этой школе такие хрупкие. Произошедшее немного отвлекло меня от агрессии, поэтому я уже на более спокойной ноте вышла из здания школы на парковку.

Оказавшись дома, я зашла в уборную на первом этаже и посмотрела в зеркало. Обычная девушка увидела бы в нем густые волосы и красивый нос, но я видела лишь кровоточащие десна и янтарные крапинки на синей радужке глаз. Пройдя мимо скулящего Гангстера, снова забившегося под лестницу при одном только моем виде, я забежала в свою комнату и нырнула под подушку. Со мной что-то происходило… Будто во мне просыпалась неведомая мне прежде сила, всё это время мирно дремлющая в недрах моей души, словно Лохнесское чудовище. Зарывшись в подушках, я изо всех сил зажмурилась и попыталась заснуть, чтобы переспать этот ужас, и это сработало. Я отключилась так мгновенно, что даже не успела этого осознать.


Проснувшись от оглушительного звона в дверь, я села на край кровати и сразу же дотронулась до головы. Она больше не болела, но была тяжелой, словно чугун. Не понимая, кто может так настойчиво звонить, я медленно спустилась вниз и приоткрыла дверь на цепочке.

— Ариэлла? — сонным голосом удивилась я, после чего открыла дверь нараспашку. — Что ты…

— Забыла? Сегодня ведь девичник у Пепел.

— Да… Гхм… Точно… Передай ей привет и извинись за меня. Я не смогу пойти. По-моему я заболела.

— Никаких отговорок — ты должна присутствовать на столь важном событии.

— Это не отговорки — я действительно заболела, — пройдя в гостиную, ответила я, после чего упала на диван, внезапно почувствовав себя свинцовой куклой. — Так и знала, что моё купание в ледяном озере не пройдет мне даром.

— Аврора, прошу, ты должна поехать…

— Честно не могу, прости, — категорически скрестила руки на гуди я, после чего запрокинула голову на спинку дивана и начала наблюдать за тем, как Ариэлла что-то набирает в своем телефоне. — Что ты делаешь? — нахмурилась я.

— Я слишком хорошо к тебе отношусь, чтобы силой заставлять тебя пойти со мной, — с извиняющейся улыбкой ответила девушка.

— Что ж… Спасибо, — продолжала хмуриться я, наблюдая за тем, как Ариэлла, загадочно смотря в свой гаджет, неподвижно стоит посреди комнаты и кусает свои губы. Я уже хотела узнать, чего она ждет, как вдруг в гостиную вошли Олуэн и Рудольф. — Что? — отрывисто выдала я, изогнув левую бровь. Пффф… Я забыла закрыть дверь.

— Ариэлла написала, что ты не хочешь идти, — внимательно посмотрел на меня Рудольф, но мне сейчас было не до гормонов.

— Я заболела и не могу присутствовать на празднике.

— Да там-то и праздника не будет, — абсолютно не слушая меня, произнес Рудольф, после чего совершенно спокойно поднял меня с дивана за локоть. — Пошли, мы уже обещали Пепел, что ты непременно будешь, даже если сляжешь с ветрянкой.

Проведя меня мимо Ариэллы, смотрящей на меня извиняющимся взглядом, и Олуэн, улыбающейся мне добродушной улыбкой, Рудольф отпустил мой локоть только у выхода, позволяя мне самостоятельно одеться. Мне определенно хотелось злиться на происходящее, но я, почему-то, не могла этого сделать.


Меня посадили на переднее сиденье и только после того, как Рудольф сел за руль, я увидела в зеркале заднего вида Раймонда.

— За моей душой приехала целая делегация, — улыбнулась я, ощущая, как состояние разбитости уходит от меня, и я начинаю чувствовать себя лучше. Возможно, это и вправду хорошая идея — выбраться из дома.

— Мы просто ехали из Форест Хилла, поэтому нас так много, — улыбнулась Олуэн.

— Понятно, — уже не слушала женщину я, постепенно возвращаясь к реальности и снова приходя в безвольное состояние от непосредственной близости Рудольфа.

— С тобой всё в порядке? — каким-то приглушенным, бархатным голосом поинтересовался Рудольф, словно не желая причинить вреда моим перепонкам.

— Да, — улыбнулась я и, глядя в омут изумрудных глаз, вдруг поняла, что со мной действительно всё в порядке.

Когда мы остановились напротив лестницы, встречающий нас Кай любезно открыл мне дверь, и мы все вместе вошли в поместье. Центр гостиной был украшен в голубых тонах: шары, ленточки, бантики и растяжка из букв, сложенных в поздравление: «Добро пожаловать в семью».

— Добро пожаловать в семью? — улыбнулась я.

— Это была наша с девочками идея, — улыбнулась Олуэн, — которую мужская часть семьи отказалась поддержать, так что украшениями занимались только мы…

— Интересный способ приветствия, — заулыбалась я, посмотрев на Дариуша. — Ты, должно быть, рад стать частью такой замечательной семьи.

— Я?.. — почему-то замешкался Дариуш. — Конечно рад!..

— О, нет! — шлепнула себя по лбу я.

— Что такое?! — испуганно спросила Ариэлла и, почему-то, все резко напряглись.

— Я забыла пижаму, — с округленными глазами произнесла я.

— Не переживай, — с облегчением выдохнула Пепел. — Я одолжу тебе свою — новую.

Вечер протекал достаточно тихо. Я даже не думала, что подобные девичники существуют — какао с молоком, умилительные беседы о детстве и никаких стриптизеров или дурацких конкурсов (причем на девичник была собрана вся семья, а не только её женская часть). Мы сидели на диване в гостиной, среди воздушных шаров, и ели вкусные шоколадные конфеты, но я никак не могла сосредоточиться ни на конфетах, ни на какао, ни на милых воспоминаниях из детства… Сначала меня отвлекали мысли о Рудольфе, сверлящем меня взглядом, и о Залине, сидящей с недовольным лицом между Дариушем и Раймондом, но после одиннадцати часов у меня буквально на пустом месте возникла ломка.

По непонятной причине у меня вдруг начало крутить кости, отчего я не могла сидеть на месте, постоянно перекидывая ногу на ногу и меняя свою позу. Словно ниоткуда появилась назойливая боль в глазах, заставляющая чесать их каждые пять минут, и зудящие десна, по которым регулярно скользил мой язык. Плюс ко всему у меня начала чесаться голова, из-за чего моя правая рука буквально не отсоединялась от моего затылка — я совершенно не обращала внимания на то, что за мной внимательно наблюдает девять пар глаз. Всё это в куче делало меня нервной и все вскоре начали замечать, что со мной что-то не так. Спустя час моего нарастающего нервоза Олуэн не выдержала и, пригубив чашку чая, спросила:

— Дорогая, с тобой всё в порядке?

— Вообще-то… Гхм… Нет… Кажется, со мной что-то происходит… Я… — я поставила локти на колени и, глубоко выдохнув, нервно заулыбалась. — Я, пожалуй, пойду спать… Уже поздно… Который сейчас час?

— Без пяти полночь, — посмотрев на часы, произнес Дариуш.

— Удели нам еще пять минут, — вдруг попросила Пепел. — Хочу дослушать историю Дариуша об охоте на кабана, а потом я покажу тебе спальню.

— Ладно, — нервно сглотнув комок необоснованного страха, согласилась я.

Эти пять минут длились словно век! Я чувствовала себя наркоманом, у которого началась ломка по дозе, вот только я не знала своего наркотика. С каждой секундой мне становилось всё хуже и хуже — боль в костях, сведение челюсти, зуд в волосах и деснах — всё слилось в какофонию. Поставив локти на колени, я свела два кулака и уперлась взглядом в пол. С каждой секундой Дариуш рассказывал всё громче о яростном кабане-подранке, с каждой секундой все поддакивали ему всё звонче, и с каждой секундой мне становилось всё хуже. Но, не смотря на то, что все были увлечены рассказом Дариуша, у меня отчего-то создавалось впечатление, будто всё внимание этих людей сейчас сфокусировано только на мне, из-за чего мне становилось откровенно не по себе.

В какой-то момент мне вдруг показалось, будто меня сейчас просто переломит пополам от огня, разлившегося в моих костях и внутренностях. Я едва дождалась момента, когда напольные часы начали громко бить полночь. Обняв подушку, я облокотилась о спинку дивана и, прислушавшись к биению часов, вдруг с облегчением заметила, что с каждым ударом мне становится легче. Я где-то читала, что если в стрессовой ситуации сосредоточиться на чем-то — становится легче. Я сосредоточилась на биении часов и это сработало. Хотя… Возможно, это сработало еще и потому, что все внезапно замолчали и лишние раздражители извне исчезли. Словив на себе всеобщие взгляды, я выдохнула как раз после двенадцатого удара.

— Кажется, мне стало лучше, — широко заулыбавшись, довольно заявила я.

— Правда? — с округленными глазами спросила Олуэн, поставив свою чашку на блюдце.

— Да, правда, — еще более довольным голосом ответила я, почувствовав легкость во всем теле, после чего встала на ноги и все подскочили вместе со мной, продолжая сверлить меня напряженными взглядами. — Можете показать мне мою комнату? Что… — Я вдруг почувствовала привкус крови во рту и уловила в глазах присутствующих беспокойство. Дотронувшись до губ, я поняла, что из моего рта течет кровь, но она точно текла не из горла. — Что… — Повторила я. — Это кровь… — Я замерла и вдруг почувствовала, как горячая жидкость потекла по моему подбородку. Снова встретившись с обеспокоенными взглядами, я инстинктивно бросилась в уборную и все машинально побежали за мной.

— Аврора… Аврора, успокойся, — произнесла Олуэн, влетевшая в уборную вслед за мной, и за ней вошли остальные.

— Что это?! — обезумев от страха, смотрела я в зеркало на свои десна — над верхними тройками потоком хлестала бордовая кровь. Внезапно я встретилась взглядом со своим отражением — радужки моих глаз, они были красными!!! Нет, скорее бордовыми с едва уловимыми янтарными крапинками… Я не успела испугаться цвету своих глаз, как вдруг мои верхние тройки начали медленно выдвигаться! От резкой боли я начала издавать жесткое рычащее в виде «а-а-а», а уже спустя десять секунд у меня отросли едва ли ни настоящие клыки! Как только они прекратили свой рост, кровь перестала хлестать из десен, и я уже решила, что всё прекратилось, как вдруг волосы на моей голове буквально зашевелились. Они начали подниматься от корней и окрашиваться в оранжево-бордовый цвет! Буквально за полминуты они стали вдвое гуще и отросли чуть ниже поясницы, но я, из-за сильной боли в костях, не успела этого заметить, так как скрипя зубами уткнулась лбом о край раковины. Глядя в пол, я задыхалась от боли, наблюдая за тем, как оранжево-бордовые волосы спадают с моих плеч. Меня буквально ломало — самой сильной болью была головная. Мне казалось, будто моё тело просто решило поменять структуру своих костей. Боль была настолько невыносимой, что я начала кричать, как вдруг с ужасом осознала, что мой крик больше походит на рычание дикого зверя. Последнее, что я почувствовала прежде, чем всё прекратилось — это как мои ногти на руках и ногах повырастали минимум на полсантиметра.

Всё прекратилось так же внезапно, как и началось. Перестав бить правым кулаком по мраморному столику раковины, я, задыхаясь, посмотрела в зеркало. Бордовые глаза с равномерно расположенными янтарными полосами, оранжево-бордовые волосы, отросшие ногти и клыки — это было не самым страшным. У меня было не моё лицо! Скулы словно стали шире, а кожа приобрела молочный цвет, и теперь на меня в отражении смотрел совершенно незнакомый мне человек! Вернее, я была внутри очень красивой, огненной девушки, но… Но почему я была внутри другого человека?! Где моё тело?!

— Что?! — шокировано произнесла я, отстранившись от раковины и дотронувшись до незнакомого мне лица. Я с облегчением узнала в своем рычащем вопросе оттенок собственного голоса.

— Не может быть! — вдруг не менее шокированным, отчетливым шепотом произнесла Пепел — Её сила второго ранга!

Внезапная, неконтролируемая злость заполнила меня изнутри. Отстранив руку от лица, я, неожиданно для самой себя, начала издавать гортанное рычание. Как только я начала рычать, все одновременно, словно механические роботы, склонили свои головы… Все, кроме Рудольфа. Почему-то это разозлило меня еще сильнее. Не контролируя свои эмоции, и не отдавая отчета своим действиям, я бросилась в его сторону и, уже спустя секунду преодолев достаточно большое расстояние между нами, занесла над его челюстью кулак, как вдруг он абсолютно спокойно остановил мой мощный выпад, с элегантной легкостью схватив мою руку. Я была уверена в том, что мощь моего удара была невероятной силы, но сила Рудольфа оказалась еще более высокой, что доказывал жуткий треск, раздавшийся сразу после соприкосновения наших рук.

— Останови её, пока она не разнесла весь дом! — послышался голос Ариэллы, отчего мне сразу же захотелось крушить всех и всё на своем пути. Я снова замахнулась на Рудольфа, но он дотронулся до меня первым. Последнее, что мне запомнилось — это огненные волосы, падающие на моё лицо.

31. В нашем случае — около тысячи лет

Я впервые в жизни просыпалась со звоном в ушах. Медленно приподняв веки, я увидела, что лежу на деревянной кровати, в комнате, отделанной деревом, и обставленной исключительно деревянной мебелью. Посмотрев в окно, я поняла, что сейчас время невыносимо серого рассвета, но у меня во рту, почему-то, нет привычного привкуса крови. Голова… Моя голова сильно болела. Я хотела дотронуться до нее правой рукой, как вдруг поняла, что не могу ей пошевелить. Подняв многострадальную голову вверх, я обнаружила свою руку пристегнутой наручниками к изголовью кровати. Первая реакция — испуг. Я машинально посмотрела на вторую руку и с облегчением поняла, что она свободна. Резко сев на краю кровати, я начала шарить по прикроватной тумбочке и в первой же полке нашла необходимый мне ключ. Отстегнув затекшее запястье, я встала на ноги и, осматриваясь по сторонам, начала растирать затекшее запястье. Я была в неизвестном мне месте и совершенно ничего не могла вспомнить о том, что со мной могло произойти, что еще больше вгоняло меня в панику. Обратив внимание на приоткрытую дверь, я с облегчением поняла, что она не заперта. Внезапно уловив нотки знакомых мне голосов, я вдруг вспомнила всё и сразу. Воспоминания яркими вспышками проносились перед глазами, отчего моя голова едва не кружилась. «Что это?.. Что это было?! Сон? Это был сон… Это был сон?!».

Аккуратно выйдя за дверь, я остановилась у выхода в гостиную и замерла, прислушавшись к бурному разговору хозяев поместья. Скорее это был даже не разговор, а весьма странный спор между Рудольфом и Каем.

— Это я первым встретил её! — возмущался Кай. — Именно я первым почувствовал её биополе! Я привел её к нам в дом, потому что ты хотел познакомиться с той, кого я выбрал себе в пару! Ты говорил, что если моя избранница действительно окажется одной из нас, для тебя будет радостью обручить нас по законам стаи! Но как только я показал девушку тебе, ты отобрал её у меня!

— Её никто не отбирал, — твёрдо отвечал Рудольф.

— Ты поставил на её шею свою стигму[38]. Теперь ни один волк не коснется меченой другим!

— Моя стигма — это всего лишь моё закрепление за собой права на то, что и так является моим. Между мной и Авророй импринтинг — непреложный закон, который не обсуждается стаей. Ты всего лишь щенок и ты будешь повиноваться своему вожаку.

— Ты в моем возрасте возглавил стаю!

— Ты — не я! — неожиданно грозно, со странным горловым рычанием выдал Рудольф, после чего спор сиюсекундно закончился.

Попятившись назад к спальне, я аккуратно закрыла за собой дверь, после чего мгновенно бросилась к окну. Я совершенно не понимала, что происходит, но я понимала, что мне необходимо бежать из этого дома. Что Кай имел в виду, говоря о том, что впервые привел меня в этот дом в качестве невесты, и о том, что Рудольф должен был нас обручить?! Что это за бред?! Первая и самая пугающая мысль — рабство!

Я судорожно дергала оконные ручки, но все они были прочно заблокированы — ни одна не поддавалась моим попытками их прокрутить! От паники у меня начали дрожать и подкашиваться ноги. Уже в сотый раз дергая оконную ручку, я с ужасом услышала, как дверь за моей спиной еле уловимо скрипнула, а когда я резко обернулась, увидела вошедших в комнату Раймонда, Олуэн, Ариэллу и Северина. Машинально схватив стоящую на подоконнике, массивную, деревянную статуэтку в виде полуобнаженной женщины, я вытянула её вперед, словно шпагу. В этот момент Раймонд сделал шаг в мою сторону, что заставило меня инстинктивно дернуться к кровати.

— Не подходите… — как можно более сдержанно произнесла я.

— Аврора, мы не хотим причинить тебе вреда, — произнесла Олуэн, после чего все присутствующие двинулись вслед за Раймондом. Всё еще держа статуэтку перед собой, я вскочила на кровать — это был мой шанс! Резко спрыгнув с другой стороны кровати, я рванула в сторону свободного выхода, но как только завернула в дверной проем, сразу же врезалась в широкую грудь Рудольфа. Буквально отпружинившись от нее, я не успела опомниться, как он уже держал меня за левое запястье. Так выглядел мой финиш… Последняя надежда оставалась лишь на то, что Джордан начнет меня искать прежде, чем меня вывезут за пределы Канады.


Я сидела в кресле в гостиной и напряженно смотрела в сторону выхода, который, со своим обыкновенным, суровым выражением лица, охранял Северин, скрестив свои мощные руки на своей мощной груди. Попытка промелькнуть мимо подобного охранника могла бы обернуться для меня серьезной черепно-мозговой травмой. У меня не было путей для отступления, и в данную секунду я пыталась смириться с подобным положением вещей.

— Аврора, — обратилась сидящая передо мной на диване Олуэн, слегка пригнувшись ко мне, явно пытаясь сосредоточить на себе мой бегающий взгляд. — Как ты думаешь, что происходит?

— Эмм… — потерев переносицу, чтобы наконец, собраться с мыслями, я скрестила руки на груди, после чего подняла на собеседницу серьезный и до жути (даже для самой себя) невозмутимый взгляд. — Вы накачали меня галлюциногенами — наверное, подсыпали порошок мне в напиток — после чего мне по жесткому снесло крышу. Наверное, вы хотите продать меня в рабство или на органы, — совершенно трезвым голосом подытожила я.

После моего ответа Олуэн около десяти секунд смотрела на меня широко распахнутыми глазами, словно на безнадежного пациента, после чего сложила губы бантиком и, хлопнув себя по коленям, поменялась местами с рядом сидящим Рудольфом, тем самым признав своё поражение. Встретившись взглядом с Рудольфом, я почувствовала защемление в области сердца, и мне вдруг захотелось плакать от чувства, отдаленно напоминающего предательство, но я сдерживалась из последних сил.

— Ты не под кайфом, — спокойно произнес Рудольф, и я вдруг словила себя на мысли о том, что боюсь ему верить. — Всё гораздо сложнее. Ты знаешь, кто твой отец?

— Что? — потерла глаза я, чтобы заставить их прекратить слезиться, и это немного помогло. — При чем здесь мой отец? — слегка прокашлявшись, добавила я.

— Дело в том, что твой отец не совсем обычный человек. Если говорить более точно — он вовсе не человек. Он оборотень. Ты назвала нам его имя…

— Что? — нахмурилась я. — Не держи меня за слабоумную, — перешла в наступление я, пытаясь запутать Рудольфа своим наигранно-холодным отношением к его персоне. — Как я могла назвать имя того, кого не знаю?

— Помнишь вечер у костра? — тяжело выдохнул Рудольф. — Мы ввели тебя в транс посредством музыки и специй в мясе, после чего Олуэн попросила назвать тебя своё имя и род. Точнее говоря — она обращалась не к тебе, а к твоему родителю. Ты назвала имя, но твоё биополе оказалось слишком сильным и буквально вытолкнуло нас из твоего подсознания, так что род ты не произнесла, что, к тому моменту, уже было без надобности — нам было достаточно имени. Ты его помнишь?

— Гарольд? Гловер? Гордон? — облокотив подбородок о ладонь и прислонив указательный палец к виску, начала гадать я.

— Годфрид.

— Ты сказал «оборотень»? — наконец придя в себя, нервно хихикнула я и сразу же сдвинула брови, призывая свой здравый смысл вернуться на место и не покидать своих позиций.

— Оборотень. То есть монстр из фильмов ужасов.

— Угу. Классно. Поняла. Это всё, что мне нужно знать? Теперь я могу уйти?

— Мы тебя не держим… — начал Рудольф и, услышав это, я сразу же попыталась встать, но он дотронулся до моего колена своей рукой, тем самым заставляя меня сесть на место. — Это значит, что ты уйдешь отсюда сразу после того, как я договорю. Потому что, для твоего же блага, я должен объяснить тебе, что именно происходит.

— Ладно, — тяжело выдохнула я, сжав кулаки. — Продолжаем… Оборотни — они существуют и они — это вы и немного я, так как мой отец «оно».

— Мы не оборотни…

— Облегчение, — гулко выдохнула я. — Я уже думала, что этот бред не закончится…

— Оборотни — запрещенная каста, существование которой почти свелось к нулю. По факту, во всем мире осталось не более дюжины оборотней. Мы — полуоборотни, потомки оборотней, и наша численность намного превосходит их. Обычно полуоборотни создают семейные союзы с полуоборотнями, рождая себе подобных. С учетом того, что в мире почти не осталось оборотней, чадо от чистого оборотня — редкость. Ты — редкость.

— Понятно, — заморгала я, не в силах дождаться, когда же мне можно будет покинуть этот театр абсурда.

— То, что произошло с тобой вчера — это только начало. Можно назвать это репетицией перед обращением. Вчера было первое новолуние после твоего восемнадцатилетия — момент, когда дитя, рожденное от женщины и оборотня, познает отцовскую силу, текущую в его венах. В следующий раз и в дальнейшем ты будешь обращаться каждое полнолуние. Но с момента своего первого полнолуния у тебя будут…

— Что? — округлила глаза я.

— Отрастать уши и хвост.

— Я-то думала, что я полностью буду превращаться в зверя, — с иронией, которую никто не заметил, произнесла я.

— Полностью обращаются только оборотни. Ты полуоборотень — будешь оставаться в человеческом облике, с ушами и хвостом волка. Это будет повторяться снова и снова, один раз в месяц, как по часам. В полнолуние с полночи до рассвета.

— Хорошо. Как-нибудь переживу, — продолжала подыгрывать я, лишь бы меня поскорее отпустили из логова наркодилеров.

— Ты совершенно не слышишь, что я тебе говорю, — тяжело выдохнул Рудольф. — И еще… Между мной и тобой импринтинг.

— Хорошо, — закивала головой я, совершенно не понимая, о чем идет речь. — Я имею в виду, что мы как-нибудь переживем это. Время лечит…

— Импринтинг — это пожизненно.

— Это не смертельно? — округлила глаза я. — С этим долго живут?

— В нашем случае — около тысячи лет.

— М-м-м… — снова потерла переносицу я.

— По-видимому, стоит объяснить тебе, что такое импринтинг.

— Да, было бы неплохо. Давай сейчас же решим эту проблему, пока она не переросла в… Во что она может перерасти?

— В брак.

— В брак. Что?!

— Я тебе снился?

— Что? — переспросила я, всё еще пребывая в шоке от того, что с рабством я угадала, вот только не подозревала, что оно будет брачным.

— Снился ли я тебе.

— Нет, — интуитивно солгала я.

— Значит снился. Как давно?

— Твоё лицо начало сниться относительно недавно, но…

— Но?

— Твой силуэт или… Что-то вроде твоего…

— Биополя?

— Назовем это биополем. Твой силуэт с биополем были и прежде… С детства. Да, ты мне снился всё то время, которое я себя помню.

— Ты мне впервые приснилась за несколько десятилетий до твоего рождения.

— Что?

— Скорее всего, ты начала мне сниться после рождения твоей матери. Я знал, что ты должна родиться для меня.

— Что?! — всё больше заходила в омут шока я. — Это можно как-нибудь отменить?!

— Импринтинг — это помолвка душ, которую ничем и никем невозможно разорвать.

— Нет-нет-нет… Никакого брака! Мне только восемнадцать…

— Мне тоже всего лишь семьдесят…

— Я не о возрасте. Сколько?! Пффф… Прекрати. Прекратите вы все. У меня сейчас голова расколется. Можно мне уйти домой? — я из последних сил боролась со слезами, подступившими к глазам.

— Мы отпустим тебя домой, но ты не должна глупить.

— Хорошо, — решила согласиться я со всем, что мне скажут, чтобы только поскорее выпутаться из этой истории. В этот момент мне было откровенно наплевать на то, что Рудольф имел в виду под словом «глупить».

— Ты не узнала и одного процента из того, с чем столкнулась. Я дам тебе Летопись Бирюка, которую ты должна будешь вернуть мне в целости и невредимости. Понятно?

— Хорошо, — уже встав со своего места, согласилась я, после чего взяла из рук Рудольфа черную тряпичную сумку с чем-то тяжелым внутри.

— Ариэлла подвезет тебя.

— Нет, спасибо. Я доберусь до дома сама.

— Ариэлла подвезет тебя, — настаивал Рудольф, и я поняла, что в данный момент противоречить ему — не лучшее моё решение.

— Хорошо, — тяжело выдохнула я, повесив сумку с длинной лямкой на плечо.

Под всеобщими пристальными взглядами быстро прошагав к выходу, я буквально впрыгнула в свои ботинки, решив не зашнуровывать их, и уже впопыхах одевала свою куртку, когда Рудольф, всё еще стоящий с остальными у дивана, обратился ко мне:

— Аврора, — произнес он, заставив меня посмотреть на него и замереть. — На счет глупостей, которых ты не должна делать. Я поставил на тебя свою стигму, — разорвав скрещенные руки, произнес мужчина, указывая на место на своей шее, где в зеркальном отражении у меня красовался мощный засос в виде полумесяца. — Это своеобразная метка, которая обозначает твою принадлежность.

— Принадлежность к чему?

— Ко мне, — совершенно спокойно ответил Рудольф, и я едва не сорвалась на истерический смех от того, как легко он говорит о том, что «пометил» меня и теперь «я его», и здесь вообще без вариантов. — Куда бы ты теперь не направилась и в каком бы конце света не оказалась, я всегда буду знать твоё местонахождение.

Ничего себе GPS! Наплевать — я всё равно не собиралась во всё это верить! Тем более участвовать в этом безумии!

— Я домой, — сквозь зубы произнесла я и, под скромным конвоем в лице Ариэллы, с опаской прошла мимо Северина.

32. Побег

— Рудольф наверняка выбрал меня в качестве твоего проводника потому, что я меньше всех вызываю в тебе чувство страха, — садясь в машину, тяжело выдохнула Ариэлла.

— С чего ты взяла?

— У каждого полуоборотня есть личное биополе, которое не сложно распознать. Ты источаешь и интуитивно чувствуешь энергетику себе подобного.

Я промолчала, так как всё еще ощущала себя в опасности. Странный рассвет оказался сумерками, из чего следовал вывод, что я провалялась без сознания почти сутки. Закинув телефон обратно во внутренний карман своей куртки, я покосилась на Ариэллу, и она сразу же мне улыбнулась. Это было жутко, хотя, если говорить о биополе и его ощущении, я была уверена в том, что Ариэлла источала исключительно доброжелательную энергетику.

— Надеюсь, ты скоро всё поймёшь, — уже остановив машину напротив моего дома, извиняющейся улыбкой одарила меня девушка.

— Я тоже на это надеюсь, — сжато ответила я, быстро выпрыгнув из машины.

Уже подходя к дому, я едва ли сдерживалась, чтобы не сорваться на бег.

Как только я закрыла за собой входную дверь, я молнией взбежала вверх по лестнице. Я знала о том, что сегодня Джордан работает в ночную смену, так что сразу же направилась в свою комнату, даже не надеясь на то, что дядя будет дома. Быстро вытащив из-под кровати чемодан на колесах, я начала беспорядочно забрасывать в него самые необходимые вещи, на ходу придумывая, что скажу Джордану, когда он обнаружит моё исчезновение. Но так как это должно было произойти минимум к утру, я решила отложить этот вопрос и сфокусироваться на более важных пунктах. Сейчас я знала только одно — мне необходимо срочно уехать из этого города. Я возвращалась в Истборн.

Найдя ключ от Британской квартиры, и собрав все свои деньги, я захлопнула чемодан, прищемив край блузки от школьной формы, и спустилась вниз, после чего поняла, что я, блин, застряла между лесом и полем! Даже не в городе, а за его чертой! Быстро найдя в мобильном номер телефона Джины, я смогла достаточно спокойным тоном договориться с девушкой, чтобы она подкинула меня до железнодорожной остановки.

— Семь часов… Уже почти ночь. Куда ты в такое время? — интересовалась Джина, помогая мне погружать увесистый чемодан в багажник своего автомобиля. — И почему именно до железнодорожной остановки?

— Разве с автостанции в такое время уедешь?

— Нет. Но и последняя электричка промелькнет уже через десять минут, так что едва ли мы на нее успеем.


— Гони! — кричала я в ухо Джине, выжимающей педаль газа до предела.

— Это максимум! Куда ты так торопишься?!

«Для начала подальше от Грей Плэйс!» — прокричало ответ моё подсознание, но я всего лишь сказала, что мне срочно необходимо отвезти Джордану некоторые медицинские принадлежности, которые лежат в моем чемодане. Слабая история, но, благодаря моей убедительности, Джина поверила мне с полуслова.

— Успели! — радостно провозгласила я, уже вытаскивая из багажника чемодан и смотря на подъезжающую к перрону электричку.

— Она стоит всего минуту, так что советую поторопиться, — улыбнулась довольная гонщица.

— Успели, — с облегчением повторила себе под нос я.

Я уже начала чувствовать привкус победы, когда интуитивно обернулась назад и вдруг увидела фары знакомого рендж ровера. В эту секунду я поняла, что вешу на волоске. Или сейчас, или никогда!

— Пока! — прокричала я Джине, рванув со всех ног с чемоданом в руках в сторону остановившейся электрички. — Встретимся в школе послезавтра!

— Давай! — послышался ответ из уже отъезжающей машины, и я на бегу обернулась, чтобы убедиться в том, что автомобиль, мчащийся в мою сторону на всех парах, действительно принадлежит Рудольфу.

Когда я подбежала к электричке и подала проводнице свой чемодан, я снова обернулась и увидела, как Рудольф резко затормозил прямо у остановки, находящейся в десяти шагах от меня.

— Девушка, быстрее! — прокричала проводница и в этот момент электричка тронулась с места. На ходу запрыгнув в поезд, я зажмурилась от звука закрывшейся прямо за моей спиной двери и, взяв чемодан, покатила его внутрь салона, параллельно вглядываясь в окно. Электричка приходила в движение со скоростью черепахи, если не улитки! Увидев, как Рудольф выбежал из своей машины и уже подбежал к захлопнувшейся двери поезда, я испугалась того, что он сможет запрыгнуть в мой вагон, но движение состава уже было не остановить.

Рудольф бежал за поездом, а я машинально быстрым шагом продвигалась вглубь пустого вагона, чтобы видеть своего преследователя через окно. «Отстань! Остановись! Отпусти!» — умоляло моё подсознание, как вдруг мы с Рудольфом встретились взглядами, и электричка резко дернулась вперед, оставив образ этого мужчины навсегда позади меня.


«Что я делаю?!» — сев на ближайшее сиденье, зажмурилась я, подавляя подступившие к глазам слёзы. «Я больше его не увижу! Никогда!.. И хорошо… Это больные отношения… Я бы растворилась в нём, а раствориться в мужчине — значит перестать существовать, стать со своим мужчиной одним существом. Я не готова себя терять. Хочу остаться собой… Хочу остаться собой…». Прокручивая эту мысль, я машинально засунула правую руку в карман куртки и сразу же поморщилась от жгучей боли. Резко выдернув руку, я зацепила мизинцем причину огня — серебряная цепочка, подаренная мне мамой накануне нашей разлуки. «Почему она?.. Меня что, действительно жжет серебро?.. А вдруг, всё сказанное Рудольфом — правда? Вдруг он… Нет, это бессмыслица. Секта. Я сбегаю из секты и всё делаю правильно. У меня получилось вырваться из Грей Плэйс — это самое важное. Остается только понять, что делать дальше».

В течение пяти минут я пробила в интернете билеты из Форест Хилла до ближайшего города с аэропортом, из которого шли рейсы до Лондона. Пока электричка десять минут торчала посреди мелкой деревушки между Грей Плэйс и Форест Хиллом, я успела забронировать билеты и на поезд, и на рейс до Лондона с пересадкой в Оттаве. Когда дело было сделано, я с облегчением выдохнула, после чего принялась писать имейл маме, обращаясь к ней по имени, как и всякий раз, когда дело было серьезным:

«Дорогая Лиса! Давно хотела тебе сказать, но всё не знала как… Грей Плэйс — это не моё. Прости. Я возвращаюсь в Истборн. Мне уже восемнадцать и ты не несешь за меня ответственность, так что ты ни в коем случае не должна срываться из Индии и мчаться обратно в Британию! Я без проблем восстановлюсь в лицее, и пока буду жить в нашей квартире. Только не думай, что что-то произошло. Просто я стала совершеннолетней, так что решила взять ответственность за себя и свои поступки. У меня всё замечательно и я абсолютно счастлива, так что не переживай по этому поводу. Люблю тебя».

И всё же я не решалась отправить своё сообщение, снова и снова перечитывая написанные мной строки, словно пытаясь себя убедить в том, что подобными словами я верно и четко донесу свою здравую мысль — как на данный момент мне казалось — до своей слишком импульсивной — кто бы говорил! — матери. Единственное, о чем я переживала перед отправкой письма — это главное, чтобы мама не сорвалась из-за меня с места и тем самым не оборвала свои мечты. Именно поэтому я томно смотрела на кнопку «Отправить» и всё никак не могла на нее нажать. Я тянула и тянула с отправкой, пока не решила оставить письмо в черновиках.

Включив фронтальную камеру, я начала рассматривать янтарные крапинки на своих синих глазах, как вдруг заметила едва уловимые изменения в области верхних губ. Слегка улыбнувшись, я с ужасом поняла, что мои верхние тройки, словно отрасли на еле заметные, пару миллиметров. Со стороны могло показаться, что это всего лишь милый прикус, но… Это были клыки! Такие же, как и у всех Греев-Гринов! Такие же, как у… Рудольфа. Закрыв глаза, я тяжело выдохнула, и перед моими глазами сразу же возник мираж Грея. Его глаза, волосы, скулы, борода, губы… Кажется, я даже его запах почти смогла ощутить. Снова перемотав воспоминания, на которых он бежит за моим поездом, моё сердце сжалось и едва не раскололось на кусочки. «Что я делаю?! Куда еду?! От кого?! Он мне нужен… Нет… Я себя накручиваю. Рудольф-Рудольф-Рудольф… Почему я думаю о нем? Только о нем… Мне срочно нужно его обнять! Всего один раз. И всё. Обнять и больше ничего. Мне нужно вернуться…» — не успела закончить внутренний диалог я, как электричка остановилась, и кондуктор громогласно объявил: «Форест Хилл. Конечная. В обратную сторону состав отправится через десять минут».

Встав одновременно с пятью пассажирами, я начала продвигаться к выходу, как вдруг поняла, что попросту не могу… Не могу уехать из Грей Плэйс. И дело совсем не в городе, дело в человеке, который в нем остался! Резко остановившись, я села на одиночное кресло слева и посмотрела в окно, выходящее на соседний состав пассажирского поезда.

Все вышли из вагона, а я осталась… Осталась ждать отправления обратно. Прислонившись головой к окну, я пыталась понять, когда успела превратиться в мягкую куклу, которая не может определиться со своими желаниями. Взяв в руки телефон, я еще раз перечитала сообщение, написанное мной для матери. «Не отправлю — значит, возвращаюсь в Грей Плэйс, отправлю — значит уезжаю сейчас же и точка», — с этой мыслью мой палец уже навис над кнопкой «Отправить», с окончательно принятым мной решением нажать на нее, как вдруг прямо передо мной остановился кондуктор. Я подняла свой взгляд вверх и застыла.

— Я это возьму, — дотронувшись до ручки моего чемодана, произнес Рудольф. — Пошли, нам нужно успеть исправить твои ошибки прежде, чем Джордан успеет их обнаружить.

— Мы возвращаемся в Грей Плэйс? — серьезным, но одновременно мягким тоном спросила я.

— Сейчас же.

33. Псевдо-отец

Спустившись на перрон, я пошла вслед за Рудольфом, смотря в его широкую спину. Спустя несколько секунд включив телефон, я удалила написанное мной прежде сообщение, адресованное матери. Мне не казалось — я определенно не понимала, что происходит.

Подойдя к машине, Рудольф открыл мне переднюю дверь, после чего забросил мой чемодан на заднее сиденье. Я снова достала телефон, на сей раз, чтобы отменить бронь билетов. Как раз в момент отмены авиабилета Рудольф открыл водительскую дверь.

— Что на сей раз делаешь? — посмотрев на мой телефон, спросил он, после чего завел машину.

— Отменяю бронь билета на самолет до Лондона.

Мы ехали в полном молчании до самого дома. Именно из-за гнетущей тишины дорога казалась мне невыносимо долгой. Спустя полчаса остановившись у дома, Рудольф заглушил мотор и в упор посмотрел на меня.

— Ты серьезно собиралась уехать?

— Наверное, — начала грызть нижнюю губу я.

— Смогла бы? — положив руку на моё сиденье, еле заметно пригнулся вперед он.

— Этого мы никогда не узнаем, — перевела взгляд на рядом сидящего я, после чего добавила. — Потому что я уже никогда не смогу повторить попытку.

Я произнесла эти слова с разочарованием, от которого хотелось плакать и радоваться одновременно. Кажется, я была на грани истерики. Открыв дверь, я вышла из машины и дождалась, пока Рудольф подкатит ко мне чемодан. Секунду я ожидала, чтобы он одернул свою руку от ручки чемодана, чтобы случайно не соприкоснуться с ним пальцами. Взяв чемодан, я без единого слова или лишнего жеста отправилась в сторону дома.


Не помню, как поднялась в свою спальню и, как включив свет, замерла напротив своей кровати. Я просто смотрела на свою постель и ни о чем не думала. Ни единой мысли за целых полчаса. Моя душа растворилась в пространстве. Еще никогда прежде я не чувствовала себя такой разбитой.

Из транса меня вывели внезапно раздавшиеся шаги на лестнице. Сердце сразу же екнуло от страха — Джордан должен был быть на работе! Кто мог ночью находиться в этом доме кроме меня?! Интуитивно я успела стукнуть ногой по открытому чемодану, тем самым задвинув его под кровать, после чего дверь в мою комнату открылась, и в комнату вошел… Джордан!

— Джордан! — с облегчением воскликнула я. — Как ты меня напугал!

— Прости, я без стука… — растерялся мужчина.

— Разве ты не должен был работать сегодня в ночную смену?

— Меня подменил Билли. Я подумал, что тебе должно быть скучно воскресным вечером одной, поэтому решил составить тебе компанию. Как насчет кёрлинга и огромного суши-сета? Я привез его из Форест Хилла.

— Отличная идея, — искренне обрадовалась я, вспомнив о том, что сейчас бы я находилась на вокзале, если бы не Рудольф, вовремя вытащивший меня из водоворота безумия.

Сет оказался действительно большим. И очень вкусным. Сидя в гостиной на диване, мы оба с большим аппетитом уплетали суши и смотрели кёрлинг, пока Гангстер с шумом трескал свой ужин на кухне (кажется, его никто не кормил целые сутки! о чем мы с Джорданом, стыдясь, молчали).

— Сделала себе накладки? — вдруг спросил Джордан.

— Что? — непонимающе посмотрела на собеседника я.

— Накладки на зубы, — постучал палочками по своим зубам Джордан. — Как у всех Греев. Я слышал о такой моде в Японии. Там тренд на керамические пластины, крепящиеся к зубам.

— Да… Решила сделать на девичнике Пепел…

— Не думал, что скажу это, но тебе идет.

— Правда? — почему-то довольно заулыбалась я.

— Правда. Тем более это ведь не на всю жизнь, так что если надоест — вернешь себе свой прежний оскал. Он у тебя еще тот, — громко засмеялся Джордан. Я тоже наигранно засмеялась, только мне не было так же весело, как ему: «А вдруг это на всю жизнь?» — подумала я, машинально пройдясь языком по зубам.

— Когда моя мама в последний раз была в Грей Плэйс? — как бы мимолетом спросила я, внимательно наблюдая за матчем по кёрлингу, чтобы не привлечь к своему вопросу слишком много внимания, так как хотела извлечь из него максимум пользы.

— Очень давно, — нахмурил лоб Джордан, как хмурил его всякий раз, пытаясь вспомнить что-то важное. — Почти девятнадцать лет назад. Она приезжала на похороны отца. Провела здесь три месяца и уехала, в сердцах сказав, что на пушечный выстрел больше к этому городу не подойдет.

— Почему? — удивленно приподняла брови я.

— В конце второго месяца своего пребывания в Грей Плэйс, она начала встречаться с мужчиной, который был намного старше нее…

— Намного? — еще больше удивилась я.

— На тот момент ей было всего двадцать девять, а ему уже было не меньше семидесяти, — в изумлении вздернул брови Джордан. — Как же его звали… Крутится на языке… Нет, не могу вспомнить. В общем, их бурный роман продлился чуть больше одного месяца. Как-то поздним вечером, когда Грейс уже уложила четырехлетнего Артура спать, Лиса вернулась домой, точнее сказать — ворвалась, и сообщила нам, что уезжает из города. Я посадил её на последнюю электричку до Форест Хилла, но она так и не рассказала мне, что именно произошло, хотя и без того было ясно, что она поссорилась с Годфридом… Точно! Его звали Годфрид. Годфрид Рэд. Хотя ему было глубоко за семьдесят, старик был в отличной физической форме. Выглядел даже лучше, чем многие двадцатилетние парни.

Годфрид! Он произнес имя того, кого Рудольф назвал моим отцом… Именно это я и хотела узнать у Джордана.

— Он мой отец? — вот так вот в лоб спросила я.

— Что?! — сильно удивился Джордан. — Не-е-ет! Нет… Лиса никогда не говорила тебе, кто твой отец?

— Нет, — нахмурилась я.

— Тогда откуда мне знать?

— Неужели моего отца звали Годфрид Рэд? — сдвинула брови я, решив не отступать.

— Хотя я и не знаю имени твоего отца, всё же то, что Годфрид Рэд является твоим отцом — исключено.

— Почему же? — удивилась я, уже почти успев смириться с тем, что слова Рудольфа хотя бы наполовину могли быть верны.

— Ты родилась спустя пять месяцев после того, как Лиса покинула Грей Плэйс. То есть она уже была беременной, когда приехала в этот город. Хотя об этом никому и не говорила, да и сама, по-видимому, не знала о своей беременности. По ней даже заметно не было — ни растущего живота, ни токсикоза, а ведь она прожила с нами целых три месяца. Лиса обнаружила беременность почти сразу после отъезда, как раз из-за внезапно нахлынувшего, жуткого токсикоза. Она в то время часто созванивалась с нами и жаловалась на безумно тяжелую беременность. В течение пяти месяцев она страдала от гиперемезиса беременных[39], мигрени, спазмов, перепадов настроения… Еще она часто упоминала, что плод слишком быстро растет, но о преждевременных родах не говорила, да и она сказала бы тебе, если бы ты была недоношенной… Невероятно сложная беременность и еще более сложные роды. Врачи даже боялись мертворождения. Ты с большим трудом далась Лисе, поэтому она никогда больше не хотела рожать. Но, не смотря на сложное вынашивание и воспроизведения тебя на свет, впоследствии ты стала очень «легким» ребенком — ты почти никогда не болела, не страдала психозами, и у тебя достаточно скоро проявилось раннее умственное развитие…

Вот оно! Годфрид Рэд не был моим отцом — сроки не совпадали! С моих плеч словно скала свалилась.

34. Ролевые игры

Чем больше я думала о произошедшем, тем больше оно не казалось мне безумством. Во всяком случае, не полным.

Из-за гриппа миссис Джексон, французский, поставленный предпоследним уроком, был отменен, поэтому на последний урок — физкультуру — я решила не идти. Сразу после школы я заехала к Лесли, заболевшей тем же гриппом и свалившейся в постель с высокой температурой, чтобы передать ей грамоту от мистера Тёрнера (она заняла второе место в школьной олимпиаде по географии — первое отошло Каю). Не пробыв в гостях у одноклассницы и десяти минут, я села на свой мопед и сразу же рванула в сторону поместья Греев. Безусловно, я боялась этого места, но одновременно меня с невероятной силой тянуло к людям, живущим там, что я всячески пыталась отрицать.

Подъехав к поместью, я припарковала мопед у лестницы, после чего быстро поднялась на террасу и вошла в дом. В гостиной были только Рудольф, Олуэн и Пепел, но пока я дошла до дивана, стоящего в центре, в комнату подтянулись и остальные члены этой странной семейки.

— У меня хорошие новости, — едва заметно ухмыльнулась я, предчувствуя победу, после чего уперлась обеими руками о спинку дивана. — Моего отца не звали Годфридом.

— С чего ты взяла? — первым поинтересовался Рудольф.

— Всё просто. Моя мать и вправду встречалась с неким Годфридом Рэдом, но их роман начался, когда Лиса уже была беременной мной.

— Это тебе сказала твоя мама? — поставив чашку с чаем на журнальный столик, спросила Олуэн, сидевшая на кресле напротив.

— Нет. Я узнала от Джордана. Я родилась ровно спустя пять месяцев после того, как моя мать уехала из Грей Плэйс, и при этом я была абсолютно доношенным ребенком с весом в три килограмма триста граммов.

— Присаживайся, — указал на диван Рудольф, после чего сел на кресло, стоящее напротив. Заняв указанное место, я уже не скрывала своего победоносного выражения лица.

— По-видимому, ты еще не начинала читать Летопись Бирюка? — приподнял брови Рудольф.

— Еще нет, — ответила я, вдруг почувствовав неладное, отчего моё сердце застучало сильнее.

— Поэтому ты не могла знать, что плод, зачатый человеческой женщиной от оборотня, вынашивается ровно пять месяцев.

«Да вы издеваетесь!» — застонало моё подсознание.

— То есть, — попыталась, как можно более спокойно говорить я, однако меня наверняка выдавала нервная улыбка, — ты хочешь сказать, что я родилась пятимесячной, но моя мать ничего не сказала мне об этом?

— Не нужно винить Лису в её желании скрыть правду, — прикоснулась к моему правому колену Олуэн.

— Возможно, она сама не подозревала о том, что ты родилась спустя пять месяцев после зачатия, — произнес Рудольф, скрестив руки на груди. — Может быть, она считала, что ты была зачата раньше, и она попросту пропустила сроки.

— Может быть, она говорила о быстром развитии плода во время беременности? — попыталась улыбнуться Олуэн, переводя моё внимание на себя.

— В любом случае, в том, что в твоих венах течет кровь Годфрида Рэда — нет сомнений, — подытожил Рудольф.

— Почему? — непонимающе заморгала я.

— После обращения твои волосы и глаза окрашиваются в оранжево-красный цвет.

— И что это значит?

— Во время обращения представители рода Греев обретают серый цвет волос и глаз, Уайты — белый, Блэки — черный, Брауны — коричневый, Блу — синий, Грины — зеленый, Елоу — желтый, а Рэды — красный.

— Выходит, ты серый, а остальные зеленые? — прищурилась я.

— Нет, — едва уловимо улыбнулась Олуэн. — Зеленая только я и Кай.

— Пффф… Подождите… Разве все остальные не носят фамилию Грин?

— Для того чтобы вписаться в образ стандартной человеческой семьи, нам пришлось немного поиграть со строением нашей стаи, — довольно улыбнулась Пепел.

— Стаи? — удивилась я.

— Мы — волки, наша семья — это стая, — пояснила девушка. — Наш вожак Рудольф Грей — последний и единственный сын прародителя Рогира Грея. Его имя с древнегерманского переводится как «сильный вожак», «красный волк», «славный волк». Ему семьдесят волчьих лет, что приравнивается двадцати пяти человеческим годам. Раймонд — Блу и ему ровно пятьсот лет, что равняется шестидесяти восьми годам человеческой жизни. Раймонд переводится с древнегерманского как «мудрый защитник» и считается в нашей стае матерым волком. Олуэн — Грин, ей ровно триста лет, приравненных сорока восьми человеческим годам, и она не является нам матерью. Она мать Рудольфа и в стае имеет статус матери-волчицы. Олуэн с уэльского переводится как «магическая», «белая»…

— Подожди-подожди… Выходит, что Вы — отец Рудольфа? — обратилась к Раймонду я.

— Нет, — немного сконфуженно улыбнулся Раймонд.

— Мой отец Рогир Грей, — произнес Рудольф. — Он дожил до тысячи лет, после чего умер от старости. Раймонд и моя мать нашли друг друга уже после смерти моего отца.

— Пффф… — только и смогла выдавить я, продолжая хмурить лоб и начиная ощущать, как вчерашний бред снова начинает подступать ко мне со всех сторон, искусно окутывая мой здравый смысл своим сумеречным плащом.

— Продолжим, — улыбалась вошедшая во вкус Пепел. — Северину сто двадцать волчьих лет, приравненных к тридцати людским годам, он имеет статус воина и является парой Ариэллы, которой на данный момент тридцать лет, что приравнивается двадцать одному году человеческой жизни. Мне пятьдесят тире двадцать три года, моей парой является Дариуш, которому сорок лет — двадцать два года. Дариуш с польского переводится как «богатый». Он из рода Браун и в стае занимает статус сигнальщика. Затем идет Залина — она Елоу и ей шестьдесят лет приравненных двадцати четырем, она занимает в стае статус пестуна. Залина переводится как «рожденная золотом». Кай у нас Грин, он переярок и ему всего десять человеческих лет от роду, что приравнивается двадцати годам.

— Каю десять лет? — округлила глаза я, посмотрев на двадцатилетнего парня, который среди наших одноклассников отличался развитой мышечной массой. Я не могла поверить в то, что он — десятилетний ребенок. — Подожди, Пепел, почему ты не назвала свою фамилию и фамилию Ариэллы. Какой статус занимаете в стае вы?

— Они безродные, — криво улыбнулась Залина. — Находятся в статусе инвалидов.

— Это не так, — быстро оборвала Залину Олуэн, явно защищая права Пепел и Ариэллы. — Просто родители девочек нам неизвестны, а их цвет волос не позволяет нам определить их род. У Пепел цвет волос пепельный, что могло бы послужить поводом, считать её застрявшей между Греями и Уайтами, но Пепел всего пятьдесят лет от роду, что означает, что она не может быть потомком рода Греев, так как Рогир Грей умер к моменту её рождения, а Рудольф, как последний из Греев, определенно не является её отцом. Ариэлла же имеет бордово-каштановый оттенок волос в человеческом облике, что могло бы позволить отдаленно отнести её к роду Рэд, но к определенному роду относят по цвету волос и глаз после обращения, а не в человеческом обличье. После же обращения Ариэлла окрашивается в иссиня-баклажановый цвет, что позволяет нам предполагать её связь с родом Блу…

— Помесь и только, — высокомерно фыркнула Залина, скрестив руки на груди. — Поэтому их имена не несут особой смысловой нагрузки — одна «пепел», вторая «Божий лев» от еврейского.

— Что значит статус в стае? — обратилась я к Пепел, нарочито игнорируя колкости Залины, чтобы поддержать пышущую жаром, пепельную девушку.

— Я и Ариэлла инвалиды — не увечная, а просто особь не имеющая рода и племени, имеющая право на питание и защиту, — скрестила руки на груди Пепел. — Северин — воин — напарник вожака, обеспечивающий безопасность и пропитание стаи. В случае нападения, на защиту встают только воины, у остальных членов стаи другие задачи. Дариуш — сигнальщик — занимается оповещением стаи об опасностях. Решение же принимают более ответственные члены стаи. Кай — переярок или, другими словами, щенок — не несет никакой ответственности, кроме послушания старших, но имеет преимущественное право на питание и защиту. Залина — пестун — молодая волчица, не претендующая на ранг воина. Она находится в подчинении волчицы-матери и выполняет её распоряжения, получая навыки воспитания и обучения подрастающих волчат. Олуэн — мать — взрослая волчица, которая имеет опыт воспитания волчат. Обязанности матери она может выполнять как по отношению к своим детенышам, так и по отношению к детям менее опытных матерей. Рождение детей автоматически не переводит волчицу в ранг матери. Как и для любого другого ранга, здесь требуется определенное психофизическое развитие, способность принимать решения, необходимые для жизни. В задачи матери входит выращивание и воспитание потомства. В случае нападения на стаю, именно мать уводит всех слабых в безопасное место, в то время как воины держат оборону. Рудольф — вожак — это наивысший социальный ранг. Он несет ответственность за всю стаю. Вожак решает вопросы местообитания, охоты, защиты, всех организовывает, устанавливает ранги в стае. Вожак лишен права на защиту, так как в моменты опасности только он принимает ответственные решения — остальные члены стаи выполняют его распоряжения. С течением времени ранги немного стерли свои четко очерченные границы, но суть осталась прежней.

— И ты скоро станешь частью нашей стаи, — добродушно улыбнулась Олуэн.

— Нет, спасибо, — заулыбалась в ответ я. — У меня, знаете ли, собственные планы на свою жизнь.

— Но между тобой и Рудольфом произошел импринтинг, — замялась Ариэлла.

— И он уже поставил на тебя свою стигму, — закивала головой Пепел, глядя мне в глаза.

— Это ничего не значит, — тяжело выдохнула я, и сразу же словила на себе всеобщее отрицание моей реальности. — И даже если бы я вдруг согласилась на ваши ролевые игры, мне бы ничего не досталось — у вас уже все роли в виде социальных рангов распределены. Кем бы стала я?

— Полуоборотни, как и волки, моногамны, то есть на одного самца приходится одна самка, — сдержанно начал Рудольф, всё еще держа руки в скрещенном состоянии у себя на груди. — Предводителями стаи является пара из альфа самца и альфа самки.

— Значит самка? — фыркнула я. — Меня еще никто так не унижал… — подытожила я, после чего набрала в щеки воздух и гулко выдохнула.

— Дура, — едва уловимо выдавила сквозь зубы Залина, после чего громко добавила. — Тебя еще никто так не возвышал.

— Я не хочу, чтобы кто-то думал, что может за меня решать, с кем я буду встречаться, где я буду жить и чем я буду заниматься в течение всей своей жизни.

— Хах, встречаться, — засмеялся Дариуш, но Пепел мгновенно приструнила его ударом в бок.

— За тебя никто не будет решать, — спокойно произнес Рудольф. — За тебя уже решено.

— А если я не хочу с тобой встречаться? — нарочно повторила я слово, которое так развеселило Дариуша.

— Нам не обязательно встречаться. Мы уже с тобой обручены.

— Ну, уж нет. Я не давала на это согласие, — возмущенно произнесла я, резко встав со своего места. Как бы меня не тянуло к этому мужчине, я не могла пожертвовать своей личностью в его пользу. По крайней мере, не сейчас… — И я ни с кем не обручалась.

— Тебе придется смириться с тем, что не всё в этом мире зависит от тебя, — встав напротив меня, жестко произнес Рудольф, чем буквально раздул во мне огонь противостояния.

— А тебе придется смириться с тем, что я не из тех, кто подчиняется, — смотря снизу вверх прямо в изумрудные глаза, жестко отчеканила я.

— Хочешь остаться жить среди людей? Достигнув отметки в двадцать лет, твои года будут исчисляться десятилетиями — один десяток лет будет приравниваться одному человеческому году жизни. Как со временем ты будешь объяснять людям отсутствие своего старения? Волк должен жить в стае.

— Волк, но не человек. Не собираюсь быть самкой! Ни альфа, ни бета, ни альфа-бета-омегой! Заруби это себе на носу! — ткнула указательным пальцем в центр солнечного сплетения своего оппонента я.

Выплюнув эти слова в лицо Рудольфу, я резко развернулась и вышла вон из поместья, громко хлопнув за собой стеклянной дверью. Это я на словах была такой крутой, на самом же деле мне хотелось сию же секунду вернуться обратно, чтобы врезать Рудольфу по его идеальной бороде и одновременно впиться в него губами. Я безумно злилась на него, но моя злость приравнивалась необузданной страсти. Это невозможно описать — подобное можно только прочувствовать.

35. Легенды

Я не успела войти в дом, когда домашний телефон начал трезвонить. Быстро разувшись, я подбежала к аппарату, но всё равно не успела вовремя поднять трубку — только напугала Гангстера, который и без того боялся меня как огня. Может быть, всё дело в моём «биополе»?.. Что за бред!

Всё еще злясь на Рудольфа, я гулким шагом прошла на кухню, после чего набросала корм в тарелку пса, и уже заливала себе мюсли молоком, когда на кухне появился заспанный Джордан.

— Что ты здесь делаешь? — удивилась я. — Разве ты не должен быть на работе?

— Я взял небольшой отпуск.

— Отпуск? Почему я не знала?

— Я сам не подозревал, что приму такое решение. Из-за карантина, наложенного на школу с завтрашнего дня, у Освальда появилась форточка минимум на неделю, так что мы решили отправиться с ним на охоту.

— Карантин?!

— Ты не знала?

— Я была в школе, но никто не объявлял. Хотя… — я запнулась, вспомнив о том, что пропустила последние два урока — наверняка эту новость объявили после окончания занятий.

— Освальд сказал, что это связано с отсутствием на занятиях семидесяти процентов учеников. Не припомню на своем веку такого масштабного обострения ОРЗ.

— Не все подхватили ОРЗ. У Мелвина, например, ларингит, а у Шерил сезонный гипотиреоз.

— Хочешь махнуть с нами?

— Что? Нет, — ухмыльнулась я, — с меня достаточно рыбалки.

— Просто мы думали съездить в горы минимум на неделю, — поджал губы Джордан, — пока у Освальда на работе не закончится карантин.

— Замечательно…

— Вот только я не хочу оставлять тебя одну на целую неделю…

— Не переживай, — ухмыльнулась я.

— Я уже и не переживаю.

— Уже? — настереглась я.

— Минуту назад я разговаривал с миссис Грин, и она заверила меня в том, что присмотрит за тобой. Ты ведь дружишь с Каем, верно?

— Что?! — выпалила я. — Зачем ты это сделал? Я не маленькая — мне уже восемнадцать! И нет, я не дружу с Каем, если ты рассматриваешь его в качестве моего бойфренда.

«Он вообще десятилетний ребенок!» — мысленно добавила я.

— Я что-то сделал не так? — поморщился Джордан.

— Ладно, забей… — тяжело вздохнула я. — Что сделано, то сделано. Мюсли с молоком будешь?

— Не откажусь. Сегодня я работаю в ночную смену, так что придумай, чем себя занять.

— У меня еще не возникало проблем с этим вопросом, — закатила глаза к потолку я.


Вечером, проводив Джордана, я приняла душ и, взяв в руки сумку, которую прежде вручил мне Рудольф, включила в спальне свет, после чего села за письменный стол. С минуту смотря в окно, я любовалась осенней мглой, медленно спускающейся на стылую землю, после чего перевела взгляд на лежащую перед собой, тряпичную черную сумку. Я медленно вытащила из нее увесистую, древнюю книгу в резном коричневом переплете из неизвестной мне кожи. Расстегнув защелку и попав на первую страницу книги, я обратила внимание на то, что, не смотря на всю свою старость, плотные листы книги, хотя и пожелтели, всё равно остались в весьма хорошем состоянии. На первой странице фигурным почерком было выведено:

«Летопись Бирюка 980–1970»

Перевернув страницу, я увидела черно-белый рисунок и справа от него текст, выведенный курсивом. Не обращая внимания на текст, я начала всматриваться в рисунок — полнолуние, на опушке перед лесом стоят восемь человеческих фигур (семь мужских и одна женская) и, ближе к лесу, стоит еще один человек, фигура которого скрыта под плащом. Этот человек простирает правую руку к луне, левую направляя на группу людей, чьи лица невозможно разглядеть. Переведя взгляд на соседнюю страницу, я начала читать:

«Предание о создании первых оборотней»
…И где начало — там конец,
И где преданье — там венец.
Не будет в сем сказанье лжи,
Да не погаснут миражи…

Колыбелью волчьего рода в людском обличье явился последний век первого тысячелетия. В далекой земле Пламя прогневалось на людей и наслало на них сильный пал, уничтожавший их посевы, городища и души. Пламя отказывалось принимать приношения от человеческого рода, свирепствуя на него за его вероломство. Прошел час от новой луны до полной, но Пламя не оставляло свой гнев, и тогда люди решили обратить свой глас к Влаге — жрице воды и зеркальной сестре Пламени. Выбрав в обществе семерых достойнейших мужей, они усадили их в корабль без парусов и весел, дабы жертвенные души не смогли направить судно на путь, который мог бы уберечь их жизни, отдалив приношение от жрицы. В полночь первого полнолуния корабль вместе с приношением был спущен на волны. Дабы усмирить предсмертное отчаяние достойных мужей, корабль наполнили лучшей пищей, ложе каждой души украсили лучшими шелками и преподнесли им блудницу. То был корабль с семью достойными мужами и одной недостойной девой. То были славяне.

В течение трех лун корабль попал в два шторма, но не потоп. К концу сего срока яства и питье на корабле начали истощаться, и огонь надежды в жертвенных душах постепенно угасал, когда судно пристало к неведомой прежде славянам земле. То была земля гор, укрытых дланью леса. Славяне сошли с корабля и направились к свету, исходящему из окна одинокой хижины, расположившейся в двух милях от берега, на окраине леса. Хозяин хижины не захотел впустить незнакомцев в свой дом и тогда, от отчаяния, голода и жажды, непрошенные гости выломали двери и окна хижины, напали на отшельника и умертвили его. То произошло последней ночью растущей луны, но лишь к рассвету отшельника предали земле.

Отогревшись и насытившись, путники вспомнили о том, что прежде они были достойными, и осознали, что стали нечестивыми. И впали они в глубокую скорбь, но было для того поздно. На следующую ночь, в полную луну, незадолго до полуночи, в дверь хижины постучался своим посохом неизвестный путник. Посоветовавшись, жертвенные души решили впустить старца в хижину, но старец оказался братом отшельника, которого прошлой ночью погубили непрошенные гости. Старец явился к брату, как только почувствовал ногами тепло его крови, коей обагрилась здешняя земля. И явился он перед душегубцами, и сотряс своим посохом пространство, и установил их под полной луной, ровно в полночь наведя на них заклятие. За то, что незваные гости пролили невинную кровь, старец закрыл их души в их телах на десять сотен лет, обрекая их с момента кровопролития (с полуночи) до момента предания их жертвы земле (до рассвета) каждое полнолуние обращаться в безумных зверей, жаждущих крови. Десять сотен жизней должны были прожить обращенные, прежде чем обрести вечный покой. Десять сотен жизней они должны были быть скитальцами, не находящими приют среди людей, чью плоть пожирали каждую полную луну и кровью коих наполняли свои чрева, если находили к их жилищам путь. И каждому при обращении был выдан перстень с печатью, обозначающий их принадлежность, дабы установить за каждым из обращенных своё бремя.

Первым обращенным стал Рогир и приобрел он серую масть, и имя ему было дано Грей.

Вторым обращенным стал Бенегер и приобрел он пунцовую масть, и имя ему было дано Рэд.

Третьим обращенным стал Паэн и приобрел он белую масть, и имя ему было дано Уайт.

Четвертой обращенной стала Эстрильда и приобрела она черную масть, и имя ей было дано Блэк.

Пятым обращенным стал Летард и приобрел он коричневую масть, и имя ему было дано Браун.

Шестым обращенным стал Годелот и приобрел он синюю масть, и имя ему было дано Блу.

Седьмым обращенным стал Осберт и приобрел он зеленую масть, и имя ему было дано Грин.

Восьмым обращенным стал Хамон и приобрел он желтую масть, и имя ему было дано Елоу.

Так было положено начало истории обращенных. Семь мужей и одна дева — прародители семи заклятых родов.

Протерев глаза, я посмотрела в окно и попыталась проанализировать прочитанное. История о создании оборотней значит… Бенегер Рэд — мой кто? Пра-пра-пра-пра-прадед? Я снова уткнулась взглядом в книгу.

«Легенда о рождении Монстра»
…И не было страшнее зверя,
Весь лес дрожал от чада зла.
Не ведал доброты и веры,
Он был рожденным без отца…

Эстрильда была заклята не ведая, что в её утробе теплилась новая жизнь. Эта жизнь после обращения женщины в зверя была искажена и спустя месяц разрешилась Эстрильда жутким существом, и имя ему было Незнамый, из-за неизвестности его отца. Известно лишь, что Рогир Грей не являлся носителем семени, произведшим на свет чудовище, так как он был единственным мужем из семи достойных, который не возлег с Эстрильдой на одно ложе ни среди волн, ни на тверди.

Увидев же, что у нее родилось, Эстрильда замотала звероподобное существо в лохмотья и сбросила его со скалы. И прибило Незнамого к берегу за сотни миль от его матери, и питался он падалью, и выжил. То был гигант в волчьей шкуре.

Достигнув зрелости, Незнамый стал искать человеческой плоти, человеческой крови. И нашел он пути из лесной чащи к людским поселениям, и поедал по одной человеческой плоти всякий первый день месяца, и стал ночным кошмаром человека.

И обитал на земле Незнамый век за веком, и не было ни единой живой души, способной противостоять дикой твари, и поработил Незнамый человеческий род, и внушил ему страх, и ужас перед собой, и пожирал всякого безвинного на своем пути, и не ведал себе противника равного.


«Сказание об ослаблении волчьей крови. О создании лютой мощи»
…Полной луны страшились все,
Ей все были подвластны.
Родители терзали чад,
И братья грызли братьев…

И стали Первородители подобны волкам, переняв у них многое, и стали моногамны. Шесть из семи Первородителей познали Эстрильду, и подчинила блудница сердца и помыслы шести волков, и только Рогир Грей избежал той участи, не разделив с волчицей одно ложе. И стала Эстрильда вынашивать семена, и стала производить на свет многочисленное потомство, принося один раз в два месяца до одиннадцати душ. Рожденное Эстрильдой от разных волков племя скоро возрастало и к пятому году жизни начинало случаться, отчего началось массовое умножение оборотней. И много бед племя оборотней чинило как среди людей, так и среди своих, и не могли контролировать они себя, будучи рабами луны. Но найдено было решение — то было смешение крови. По примеру Рогира Грея, оборотни, дабы получить сильное потомство, коее не было бы слабее оборотня в человеческом обличье и коее не было бы подвластно заклятию безумия луны, оборотни начали ложиться с чистыми человеческими девами. Человеческая кровь в венах потомства оборотня запирала заклятие полного обращения и запирало безумство. В полнолуние полуоборотни обращались лишь наполовину, приобретая хвост и уши цвета рода, коему они принадлежали, и не впадали они в безумие. Так появились первые полуоборотни — потомки заклятых, потомство от оборотней и человеческих дев.

Выдохнув, я посмотрела на часы и нахмурилась. Кажется, я пыталась себя убедить в том, что я читаю не сказки, а самую настоящую летопись, повествующую о реальной жизни моих… Предков. Прежде я никогда не задумывалась о тех, кто был до меня, но сейчас мне было прискорбно от того, что я ничего не знала о своей семье. Вот только… Едва ли это была реальная история моей семьи… Я снова опустила взгляд в книгу.

36. Застряла посередине

«Легенда о праматери Августе, прародительнице иссохшей ветви клана Грей»
…Она была прекрасней всех,
Сильней луны сиянья.
Прекрасней нет поныне дев,
То приговор к страданью…

Рогир Грей был сильнейшим оборотнем, с силой которого считанные разы мог сравниться лишь Бенегер Рэд. Силой Рогира была свобода, коей лишились прочие мужи, взойдя на ложе с Эстрильдой. И прожил праотец рода Грей вольным два века, когда к концу одной из полных лун наткнулся на человеческое поселение с намерением утолить голод человеческой плотью. Но только он приблизился к отдаленному вигваму, как первый луч солнца коснулся земли, рассекая остатки ночного сумрака. И обратился Рогир Грей из безумного монстра в человека, когда вышла к нему из своего жилища прекрасная дева, и пал у её ног сильный муж в беспамятстве. Очнувшись к наступлению сумерек, Рогир предстал перед дряхлой старухой-шаманкой, оберегающей то многочисленное племя. То была мать отца прекрасной девы, коею Рогир узрел при принятии людского обличья. Древняя шаманка любила дочь своего дитя, потому как прежде потеряла всё своё семейство. Причиной её горя был Незнамый, от коего племя смогло оградиться лишь после того, как шаманка перенесла поселение за сотни миль от тирана всего в течение времени от полной луны до полной луны.

И полюбил Рогир Грей прекрасную деву, и возлег с ней на одно ложе в следующее полнолуние, как и велела ему шаманка, и отдал деве свою волю. Столь сильной стала связь прародителя с девой, что каждое полнолуние Рогир замирал перед девой и повиновался её воле, отчего не мог причинить ни одной живой душе вреда. Стал Рогир Грей хранителем племени и его главой, и процветало племя.

Августа же стала первой чистой человеческой девой, родившей первого полуоборотня. И рождала она трижды, приводя в этот мир по восемь душ за раз, и всё потомство, принесенное этой женщиной, выжило и было наделено великой силой. И узнали об этом другие прародители, и решили свои чада возложить с мужами, и девами человеческими. Но не приносили девы-оборотни потомства от человека, и становились зависимы от человеческих мужей, чья жизнь была скоротечна, и наложили прародители табу на подобные союзы, дабы не обрекать своих дочерей на муки. И приносили человеческие девы сильное потомство от оборотней, и наложили прародители табу на союзы меж оборотнями, дабы не умножалось племя заклятых, и дабы перетекло оно со временем в племя свободных. И начали случаться полуоборотни с полуоборотнями, и приносить сильное потомство, не впадающее в безумство при полной луне и наделенное долголетием, и были довольны прародители. Но стали полуоборотни ложиться с человеческими девами и начали рожать слабое, человеческое потомство, которое было лишь расположено к магии предков, но не обращалось в зверя и проживало немногим более одного века, умирая в дряхлом теле. И сделались такие союзы нежелательны, дабы сыновья оборотней не видели старения и окончания жизни своих жены и детей.

И был род Греев самым древним, потому как Августа была первой чистой девой, родившей первого полуоборотня, и был этот род сильнейшим, так как в роду Греев не было кровосмешения с людьми — лишь полуоборотень становился парой полуоборотня, выбирая себе пару из соседствующих родов полуоборотней. И была Августа единым человеком в роду Греев — девой, положившей начало рода Греев. Любил Рогир свою жену всем сердцем, навечно скрестив свою долговечную волчью душу с хрупкой душой человеческой девы. Праматерь же рода Греев была человеком и умерла как человек. Век её был недолог — всего восемьдесят восемь зим. И было суждено горевать по ней Рогиру на протяжении оставшихся ему веков, и был он безутешен всю оставшуюся ему жизнь.

Дочитав эту легенду до конца, я попыталась приглушить щемящее ощущение боли где-то глубоко в своей душе, которое вспыхивало во мне всякий раз, когда я пыталась представить себя на месте Рогира Грея. Чтобы отойти от тяжести последней истории, я отправилась в душ, после чего легла в постель и начала сопоставлять факты. Рогир Грей — отец Рудольфа. В легенде говорится, что у него было весьма большое потомство, но почему Пепел сказала, что Рудольф последний и единственный сын Рогира Грея?

Мне не спалось. Я даже хотела встать, чтобы продолжить чтение Летописи, но в последний момент я всё же смогла уговорить себя закрыть глаза и заснуть.


Джордан вернулся со смены в девять утра и проспал до обеда. За это время я прибралась на кухне, постирала, высушила, разгладила и разложила одежду, пропылесосила и вымыла полы — в общем, сделала всё, в чем уже лет пять нуждался этот дряхлый дом. Когда Джордан явился на кухню, моя авторская запеканка уже была готова, и мы начали обедать тем, что я с гордостью считала шедевром своих кулинарных способностей. Но не успела я отломить вторую часть от своего куска, как в дверь раздался звонок.

— Констанс? — удивилась я, открыв женщине дверь.

— Это правда, что эти придурки решили свалить из города без меня? — переступив порог, начала разуваться женщина.

— Эм… — только и смогла выдать я.

— Слышь, ты, хирург, — властным тоном, обратилась внутрь дома Констанс, уже заходя в гостиную, — тебе жить надоело? Хочешь сам себя латать на операционном столе?

— Не понимаю, — округлил глаза Джордан.

— А тем временем трындец обретал феерический размах, — уперлась руками в бока женщина. — Вы почему меня не позвали с собой на охоту?

— Ты ведь… Женщина.

— Я у папы идеальный сын! Только дочь… Вы придурки! Я позвала вас на рыбалку, а вы решили отфутболить меня с охотой?

— Но это затянется минимум на неделю — с кем ты оставишь Тони? Подожди… А откуда ты узнала?

— Дебора проболталась — Освальду откровенно повезло с женой, иначе ходить бы ему в гипсе на правую ногу.

— Понятно.

— Понятно? Звездец! Это всё, что ты хочешь мне сказать?

— Извини меня…

— Пригласи её на охоту, — шепотом обратилась я к Джордану, сделав вид, будто Констанс меня не слышит.

— Хочешь поехать с нами на охоту? — как-то по-детски туповато, наконец, спросил Джордан.

— Я и без вашего разрешения поеду с вами, идиоты! Тони оставлю с Деборой. Жаль, что младшая школа не закрылась на карантин, — воинственно скрестила руки на груди Констанс.

— Ты это серьезно? — удивленно ухмыльнулся Джордан. — Хочешь, чтобы дети в Грей Плэйс слегли с простудой?

— Хочу, чтобы они оттянулись на больничном. Если карантина не будет, я своего в прорубь окуну, чтобы повалялся в постели с недельку, попил молока и посмотрел мультики. Задолбал меня своим плотным графиком: школа-самбо-школа-футбол-школа-самбо… Мелкая, отрежь мне кусок этого отстоя, — обратившись ко мне, кивнула головой на мою запеканку Констанс.


В пять часов проводив Джордана на охоту с друзьями, я закрылась и, поднявшись к себе, снова уселась напротив окна, чтобы продолжить чтение Летописи Бирюка.

«Сказание о Полувековой войне волчьего племя со звериным народом»
…Река кровавая текла,
То кровь была сильнейших.
За болью наступала мгла,
Но спас волков белейший…

Задолго до создания заклятого волчьего рода существовало предание о зверином народе. Столь долго оно существовало, что невозможно было вспомнить его початия. Истории о звериных народах, населявшим горные леса, были столь ветхи, что принимались за бредни старух, доколе род Рэд не забрел на неведомую прежде местность и не столкнулся с людьми, которые на своих плечах носили медвежьи, рысьи, оленьи и лисьи головы. То были полулюди, полузвери, жившие мирным и весьма большим сообществом. Незваным гостям странный народ был рад и быстро нашли пути к сердцам друг друга многие из них. В полнолуние полуоборотни обретали уши и хвост, отчего звериный народ принимал их за своих, пока к пятому полнолунию не явился в поселение оборотень из рода Рэд, один из сыновей Бенегера Рэда. И вырвался в полнолуние монстр, и пролил много крови, и рассвет обагрился алым, и скорбь великая одолела звериный народ. Опасаясь силы рода Рэд, звериный народ не дерзнул в очи невинных полуоборотней, пострадавших той ночью не менее, высказать обвинения и дождались они новой ночи. И последующий рассвет обагрился кровью, потому как не оставил звериный народ ни единого живого полуоборотня, задержавшегося в их поселении.

И почувствовал Бенегер Рэд пролитую кровь своих чад, и пришел в ярость. И призвал, и собрал все семь родов Бенегер, дабы искать у них помощи в мести. Но была вражда между шестью родами из-за Эстрильды — жены шести мужей, праматери всех оборотней, и полуоборотней, и не было согласия между родами. Лишь Рогир Грей поддержал своего друга, положив свою руку на его плечо, угнетенное горестной ношей. Увидев, что мужи не находят понимания между собой, Эстрильда подняла свои очи и заговорила. И высказала она скорбь о великой потере чад тех, кого она выносила под своим сердцем. И рыдала, и взывала она о многочисленных душах, которым она дала начало. Враждующие волки склонили свои головы пред скорбью той, которой были покорены, и скрестили руки с теми, с кем были противниками, но не врагами — их дети и внуки случались друг с другом, дабы укрепить свои роды. Так было положено начало полувековой войны.

Чрезвычайно мощным противником оказался звериный народ. И были пролиты реки крови, и гибли миллионы. Не было более в истории заклятых луной столь кровавой и столь ужасающей войны. К концу пятого десятилетия с початия войны Рогир Грей лишился всех своих потомков, праматерью, которой являлась Августа. Самый сильный род — род Греев, был истреблен и только его корень — Рогир Грей оставался жив, потому как обладал не только силой, но и мудростью.

Бенегер Рэд потерял всех своих внуков и их детей, и троих из четырех своих сыновей. И остались в роду Рэд только двое живых — Бенегер праотец и его сын, рожденный Эстрильдой, Годфрид — третий по счету в выводке из четверых щенков-оборотней. Ни один другой род кроме Грей и Рэд не познал большей боли, и не оказался на краю иссушения, однако и поражение остальных родов было предрешено — звериный народ не был сильнее, но был мудрее противника. Но спас волчий род великий воин, человеком он был до лопаток, выше пребывая белым волком. Рост его составлял восемь фунтов и был он громаден, и сила его была невероятна. Имя ему было Меловый Лют.

Не знал Меловый ни своего отца, ни свою мать, но был он из рода заклятых луной. Был он недругом среди своих и ужасом среди чужих. Долгое время не вступал в войну Меловый, потому как был брошен волчьим племенем, но явился к нему Паэн Уайт и заключил с Меловым Лютом соглашение — прародитель обещал признать Мелового своим потомком, если тот встанет на сторону волчьего племени. То был мрачный час для волков и искали они помощи инда[40] среди отверженных. И пожали руки великие мужи, и пришли к согласию. То был четвертый век от обращения прародителей.

На сто восемьдесят первую ночь союза волчьего рода с Меловым Лютом, подобрался незамеченным Меловый к великому граду звериного народа, миновал величественную стену, проник внутрь города и отравил три из трех источников питья внутри укрепления. Яд был столь силен, что пригубивший отравленную воду умирал в ближайший час. И не мог найти причины мора звериный народ, потому как целители их были умерщвлены одними из первых.

К третьему рассвету в граде не осталось ни единой живой души и вошло волчье племя в град и одержало победу. То была великая победа, поскольку оставалось до того среди волчьего племя всего сто пятьдесят семь душ, против пятисот семидесяти душ звериного народа. И стал Меловый Лют легендарным воином, и не было воина величественнее него инда среди прародителей.

Прародители не стали поселяться на месте поражения достойного противника и предали останки великих воинов, и их семей, очищающему огню. Три же колодца, являющимися отравленными источниками, были зарыты и названы колодцами молчания, ибо многие души умолкли навеки, утолив жажду водами их.

Значит, Рогир Грей потерял всю свою многочисленную семью, которая насчитывала не менее сотни особей, во время Полувековой войны. Но и Бенегер Рэд остался только с одним сыном, которого звали Годфридом, как и моего отца… Неужели?..

Постаравшись не думать о силе их боли, я спустилась на кухню, чтобы разогреть себе молоко с медом, и снова поднялась в свою спальню. За окном начинали сгущаться первые сумерки, но я не хотела заранее включать свет. Сев за стол, я снова уткнулась в летопись.

«Сказание о жизни Мелового Люта»
…Сильнее воина не знал,
Весь дикий, волчий род.
Он был сильнее всех живых…
Любви вкусил он плод…

Полюбил одиннадцатый внук Паэна Уайта Теобальд дочь Летарда Брауна Маргерию, но то была любовь не обоюдная, так как был Теобальд известен как насильник, а Маргения, хотя и являлась девой порочной, не смотрела на воздыхателя, потому как случение между волком полуоборотнем и волчицей оборотнем были запрещены — от подобных союзов рождалось потомство до восьми душ, из которых едва ли выживал один щенок. Дитя от данного союза производилось на свет с волчьими ушами и хвостом, и под час полнолуния теряло над своим разумом контроль. Дабы избежать детской смертности, на подобные союзы было наложено табу. Если дитя от подобного союза рождалось, его умерщвляли, дабы «не порождать более зависимых от луны».

И хотя Маргения не отвечала взаимностью Теобальду, спустя два месяца после того, как Теобальд ушел на север, Маргения разродилась. О беременности женщины знала лишь её служанка и на смертном одре, пред страхом смерти, рассказала она Паэну Уайту о том, что не видела рядом с Маргенией другого мужа, кроме Теобальда, и о том, что одной из темных ночей некто взял Маргению силой, но не видела Маргения его лица, хотя и знала, что опричь Теобальда никого более не было в её чертогах.

И наступило время разродиться Маргении, и то время было полной луны, и мучилась волчица от того, что не могла окончательно обратиться в волколака, пока не извергла из себя трех щенков. И ощенилась Маргения в полуволчьем обличии и принесла полуволчонка с головой до лопаток волчьей, а ниже телом человечьим. И родила волчица на окраине леса, потому как выбежала из своих чертог в муках сильных, завывая от невозможности обратиться, окончательно потеряв разум от луны. И родила она всего одного живого волчонка, но инда не поняла этого, потому как к тому времени вовсе потеряла рассудок от луны. И произвела она на свет дитя мужеского пола прямиком в меловую яму, в которой добывался белый мел, и не заметив новорожденное дитя, бросилась в лес. Спустя десятилетие Паэн Уайт отрекся от того, что его внук мог сделать бастарда, тем паче в запрещенном родами союзе между полуоборотнем мужчиной и оборотнем женщиной. Он объяснил белесый цвет шерсти щенка тем, что тот родился в меловой яме и впитал в себя белый цвет мела, и назвал его цвет шерсти вовсе не цветом рода, которому волчонок не принадлежал. Так прозвана была новая душа Меловым волком. И не было и нет прямых доказательств того, что Теобальд Уайт подлинно возлег с Маргенией Браун и что хотя бы один из них является родителем Мелового.

Меловый был обречен на погибель сразу после рождения, если бы не стая лесных волков, нашедшая его на рассвете. И стала его матерью дикая волчица, и выкормила его волчьим молоком, и поедал он сырое мясо, и возмужал за одно десятилетие. Найдя дороги к множеству человеческих поселений, Меловый во главе своей стаи разорял людей, обгладывая кости их скота. И не было людям спасения от Мелового ни до начала Полувековой войны, ни после. Знал Меловый не только волчий глас, но и людской, но не хотел налаживать терпимые отношения с теми, кто убил волчицу, вскормившую его своим молоком. И не было людям надежды на спасение два века к ряду, и едва не вымерли от голода люди, когда однажды, во втором месяце весны, Меловый забрел на ветхую мельницу, стоящую вдали от поселения, хозяином которой был старый вдовец. И было у мельника четыре дочери — молодые, чистые девы. Витали они в конском загоне с венками из леташних ржаных колосьев на головах, купаясь в лучах лунного света, и пели песни. Затаился Меловый, наслаждаясь песнопениями, но скоро увидели девы схоронившегося за мельницей незваного гостя и подняли вопль, и бросились к мельнице, и спрятались в ней. Лишь одна из дев столь сильно была поражена страхом, что не в силах стала бежать и свалилась замертво на землю. Озлобился Меловый тому, что люди не как волки — они предают даже самых близких, и бросился к лежащей без чувств деве, дабы растерзать её тело и преподать урок предателям. Навис Меловый над телом чистой девы и хотел вонзить клыки в её шею, как вдруг открыла она глаза и встретилась взглядом со зверем. Воскликнула дева в ужасе и закрыла свои уста ладонями, и поработила своей чистотой Мелового. И запылало сердце Люта ярой любовью к дочери мельника, и преклонил он пред ней свою голову, и забыл своё обличье. Раньше, чем мельник выбежал Люту навстречу, Меловый взвалил деву на плечо и утащил её в своё логово, скрытое посреди дремучей тайги. И стала чистая дева пленницей Мелового, и был покорен он её красотой, и кротостью. И имя оной девы было Лада — дочь мельника.

Страшилась Лада Мелового Люта и дрожала от одного только взгляда на чудовище, и не знал Меловый, как найти путь к сердцу девы, и не знал он покоя. Некогда, когда Меловый ушел на охоту, решилась Лада бежать и пробежала по чаще многие мили, сбив ноги в кровь, но упала в глубокий ров и повредила она ногу. Не имея сил выбраться из ямы, Лада начала проливать слёзы и услышал их Меловый, и явился к яме прежде, чем учуявшие кровь волки смогли причинить деве зло. Забрал Меловый Ладу обратно в своё логово и стала Лада зависима от Люта, потому как была изранена. И начал заботиться Меловый о ранах девы, дабы излечить её, и стал вести с ней беседы, и обратила свой слух к его речам дева. Меловый покинул лихие дела, дабы быть рядом со своей пленницей, и начал приручаться.

К окончанию сезона сбора урожая Меловый нашел подход к своей пленнице в разговорах и обратилась дева к нему с просьбой увидеть своих родных, дабы не дрожали сердца их при мыслях о ней. И согласился Меловый, с условием, что к полуночи дева войдет обратно в лес, по-иному он лишит её жизни. И согласилась Лада, и провела с родными день, и вернулась к полуночи к лесу, и забрал её Меловый обратно в лес. С наступлением холодов теплее становилось понимание между Меловым и Ладой, и с первым снегом возлег Меловый на одно ложе с человеческой девой, и навеки отдал своё сердце дочери мельника. И любил он избранную судьбой более, нежели она была способна любить, потому как был он потомком волков, чьи сердца навеки замирают в любви к первой.

И прошла зима, и прошли лучи весны, и наступило лето, и вновь возжелала Лада узреть своих близких, и вновь отпустил её Меловый, с тем же условием о возвращении девы обратно. Но не явилась Лада к лесу ни к назначенному времени, ни после, и взревел Меловый о предательстве, и бросился к мельнице, и сорвал с петель двери, и замер от представшего его взору. Мельник и три его дочери были растерзаны диким зверем, но Лады среди них не было. Обыскав мельницу, Меловый выбежал вон и нашел тело любимой подле конского загона. И взвыл волк на нарастающий месяц. Была Лада умерщвлена чудовищем, оставившим глубокие шрамы на её выи, и давно охладело тело её, но оставалась она всё столь же прекрасной. Почувствовав запах чудовища, сотворившего столь великое зло, Меловый устремился в лесную чащу и в предрассветный час нагнал врага, нанесшего ему столь сильное горе. И был его врагом Незнамый.

Нагнав Незнамого, Меловый вступил в беспощадный бой с чудовищем, доселе пять веков прожившим на земле, не зная страха перед поражением. Меловый был на три века младше Незнамого, но он не уступал врагу в бою. Впервые встретил Незнамый достойного противника, но его жажда крови помогала ему до рассвета. В кровавых рубцах встретили гиганты рассвет, когда Меловый одержал победу над Незнамым. И расчленил Лют Незнамого, и разбросал его останки в четырех концах леса, дабы не имел тот могилы, и душа его не имела пристанища на этом свете. Но укусила отрубленная голова Незнамого Мелового Люта, и доселе существует сказание о том, что даже отрубленная голова волка способна укусить.

Израненный, сквозь серость дня вернулся Меловый к телу Лады и взял свою возлюбленную на руки, и унес в свое логово. День и ночь провел Меловый с Ладой, прижимая её к своей груди. От горестного воя его сотрясались горы и трещали ветви вековых деревьев. И услышала вопль Мелового великая Лесная ведьма, и явилась она к Люту в предрассветный час. Сжалившись над ним, вырвала ведьма из его груди сердце его и обменяла его с сердцем Лады, заключив еще бьющееся сердце Люта в грудь девы, остывшее же сердце девы перенеся в еще горячую грудь Мелового. Спрятала великая Лесная ведьма тела влюблённых в глубокий подземный склеп созданный для двух. И было предсказано ведьмой о том, что Меловый оживет со своей возлюбленной в эру Кровавого Рассвета Красного Волка серой масти.

Два века прожил Меловый — великий воин с пылающим сердцем.

Слишком сильная, слишком напряженная история, от которой в моих глазах застыли слёзы… Мне не хотелось плакать, но я трижды протерла глаза, почувствовав в них горечь. Набрав воздух в щеки, я тяжело выдохнула и перевернула страницу, решив продолжить чтение. Прочтя название следующей легенды, я замерла.

«Легенда о волчице ржаного поля из клана Рэд. Сказ о Безымянной волчице. Предание о единственной дочери Годфрида Рэда».

Единственная дочь Годфрида Рэда — это… Речь пойдет о моей сестре, жившей за много веков до моего рождения? Может быть, она всё еще жива? Если так, тогда она уже не единственная дочь, и мы могли бы познакомиться… Бред. Это всё сказки…

…Она была любовью дивной,
Подарена чудом судьбы.
Но даже тайной самой сильной,
Не избежать было борьбы…

По окончанию полувековой войны остался Годфрид Рэд единственным продолжателем рода своего отца и хотел Бенегер женить его на внучке Паэна Уайта, потому как Меловый был признанным родам Уайт, и не было более чести, чем соединиться с родом великого воина, принесшего победу в войне. Но сердце Годфрида противилось оному союзу, и ушел он далеко на восток с некой девой. И разродилась дева щенком женского пола с ушами и хвостом волка, по чем стало известно, что избранницей Годфрида Рэда была полуоборотень, потому как только дева-полуоборотень рожает от мужа-оборотня дитя с ушами и хвостом волка. Разродившись щенком, дева умерла на окраине ржаного поля, оставив слабое дитя на руках Годфрида. Подобное дитя было запретным, потому как рождалось от запрещенных союзов, в которых зачастую женщины умирали при родах и приносили мертворожденное потомство. Но не только потому подобная форма жизни была запрещена. Созрев, дитя от такого союза не могло контролировать свою силу под час полнолуния и, хотя не обращалось полностью в оборотня, теряло над собой контроль столь же стремительно, как и оборотень, и длилось это до самого рассвета. Годфрид решил скрыть рождение дочери, дабы сохранить ей жизнь, и ушел с ней в лес. И прожила Безымянная волчица пять десятков лет в общении с дикими животными и отцом, который обучал её грамоте и наукам, но не знала она утешения, жаждая общения с собратьями. Безымянная была весела и прелестна, имела страсть петь и носить льняные платья, умела танцевать и вить гнезда. Радостнее не было в мире волчонка, и была она поцелованной солнцем — красно-рыжего цвета были её уши и хвост, потому как была она потомком клана Рэд.

И пришли на окраину леса люди, и разбили поселение, и начали рубить лес для своих полей. Услышав треск веток, Безымянная подкралась к шуму и увидела двуногих, подобных ей, и приняла их за собратьев своих, не ведая о существовании людей. Увидев пожилую женщину, волчица потолковала с ней и поняла, что женщина не её сородич, но принимает волчицу за одну из Звериного народа. И вернулась волчица к отцу, и спросила о людях, и о Зверином народе, о коих прежде не знала ничего. Рассказала волчица о людях своему отцу, и обеспокоился Годфрид, и впал в думы тяжкие. Но не запретил Годфрид редкие общения дочери с людьми, потому как не видел от них угрозы, как видел от волчьего племя. Он разрешил ей вступать в диалог с человеком один раз в месяц, на третий день после полнолуния. И слушалась волчица отца, и не нарушала его наставления, и общалась с людским племенем один раз в месяц, не выходя из леса дальше ржаного поля, дабы не навлечь на себя и отца беду. Волчица вела беседы лишь с человеком, коий пребывал в одиночестве, сторонясь большого собрания людей. Потому одинокие грибники и пахари зачастую зазывали Волчицу, считая встречу с ней покровительством духов. Вскоре Волчицу стали принимать за хранительницу ржаного поля, потому как часто видели её в нём — волчица общалась с людьми всего двенадцать раз в год, но часто наблюдала за ними из поля.

И удалялся Годфрид перед каждым полнолунием в глубины леса, дабы не навредить в своем безумии своей дочери, и запирал волчицу на цепи, чтобы она не навредила в полнолуние самой себе. И очнулся однажды после полной луны Годфрид слишком далеко от своего логова, а когда вернулся, не нашел своей дочери. Устремился Годфрид к ржаному полю на угасающий запах волчицы и ужасался тому, что чуял его нос.

На закате дня он нашел тело своего дитя на окраине ржаного поля у леса, и лишилось дитя хвоста — остался лишь обрубок. Рыдая, собрал Годфрид великий костер в центре золотистой ржи и, попрощавшись с чадом из чресл своих, поджег сухие ветви вместе с телом умерщвленной. Пока костер в поле разгорался, поглощая вокруг себя заполненные колосья, разъяренный и обезумевший от горя Годфрид вошел ночью в спящее поселение, нашел дом обидчика и умертвил всю его семью от стариков до детей. И сделал волк это на глазах своего обидчика, после чего заживо спалил его с телами его родных, заперев его в его доме. Годфрид Рэд испепелил то ржаное поле и то поселение дотла, но не преследовал цели уничтожить безвинных людей живущих в поселении том. Годфрид Рэд сполна отомстил за смерть своей последней части души.

Прожила Безымянная волчица ржаного поля лишь один век, так и оставшись чистым волчонком, коий, не смотря на своё заклятие, не погубил за свой век ни единой души человеческой.


Я застыла. Образы из моих снов ярким ковром развернулись передо мной снова. Мой сон о девушке с огненными волчьими ушами и хвостом, и дикое ощущение боли — это воспоминания?.. Воспоминания моего отца? Встав со своего места, я пересекла комнату и включила свет. Ощущение боли буквально душило меня. Проведя руками по волосам, я села на корточки и прижалась грудью к коленям. Мою единственную сестру, жившую за пять веков до моего рождения, убили. Она могла быть сейчас живой… Если верить происходящему, ей сейчас было бы на вид всего около шестидесяти. За что её убили? Зачем? Потому что она не была человеком? Это сделали люди… Я не чувствовала себя полуоборотнем, но я впервые не почувствовала себя и одной из «человеческого рода». Я вдруг словно застряла посередине.

37. Покушение?

Протерев глаза, к которым всё еще безжалостно подступали слезы, я вернулась к летописи. Сделав глубокий вдох и выдох, я взяла увесистую книгу в руки и прочла вслух:

«Сказание о возникновении поселения Грей Плэйс»
…На сером месте воздвиг серый волк
Невидимый памятник старых дорог.
Колодцы молчания стали живы,
Те, кто их воздвиг, давно умерли…

Прошло шесть веков с ночи создания оборотней и четыре века с предания Августы земле, и два века с окончания Полувековой войны. Безутешно терзался Рогир Грей потерей своей любимой, отнятой у него временем, и потерей всего своего многочисленного потомства, отнятого у него войной. И решил Рогир забыться, и стал отшельником, отделившись от волчьего племя, и решил воздвигнуть город, дабы найти утешение в нем. И вернулся он к обветшавшим руинам города Звериного народа — последнему их пристанищу. И раскупорил три колодца Молчания, и очистил их воды, и стали они вновь пригодны к питью. То был 1590-ый год, в коем было положено начало города волков — Грей Плэйс.

И воздвиг Рогир костел, и начали обустраиваться вокруг него люди — первые переселенцы Канады. Потому как было в этом городе безопасно, и не бывало в нем противостояний с местными племенами, так как местные племена давно ушли на юг, страшась встречи с волколаками. И назвал прародитель город Молчаливым местом, однако позже его переименовали в честь его главы — Рогира Грея. Но пришлось покинуть свой город Рогиру, потому как люди стали замечать его непреклонную молодость. И стал появляться он в городе один раз в столетие, и не забывал о нем, как о тонком мосте, соединяющем его с человечностью…


…На склоне лет встретил Рогир Грей молодую деву из рода Грин, и имя ей было Олуэн. И полюбила Олуэн Рогира, но не мог ответить он деве взаимностью, потому как сердце его было навеки отдано Августе, и был он в преклонных годах, и годы его бытия уже были сочтены. Но не отступила дева и возлегла с ним на ложе, и стала тихим счастьем его угасающих лет. И печалило Рогира то, что прервался его род, ибо был он в том возрасте, когда зачать потомство не было возможным. Печалилась же о детях Олуэн сильнее Рогира, но не могла понести от него. И тогда решилась волчица обратиться к Лесному ведьмаку, дабы возыметь плод от старого волка. И помог волчице ведьмак, и зачала в своем чреве Олуэн жизнь от Рогира Грея, и родила волчонка. И наименовал Рогир свое последнее и единственное дитя Рудольфом, что означало красный волк, дабы был он славным и сильным вожаком. И радовался сыном на склоне своих лет Рогир, и завещал он город, и блага, и богатства свои сыну своему, и отошла душа его в Ирий, просуществовав на земле десять сотен лет. По желанию же отошедшего, после его ухода развеяли прах его над могилой его возлюбленной Августы.

Стал Рудольф Грей последним и единственным сыном последнего жившего на земле Первородителя, самого сильного из Первородителей. Отошел Рогир Грей в Ирий, с наступлением десятого года от рождения Рудольфа, что приравнивалось к двадцати человеческим годам. И стал Рудольф Грей сильнейшим из ныне живущих полуоборотней, так как был рожденным от Прародителя и полуоборотня. И собрал он стаю, и стал её вожаком — самым юным вожаком в волчьей истории…

Внезапно раздавшийся странный звук, исходящий снизу, заставил меня оторваться от чтения. От неожиданности, я резко обернулась на дверь и вздрогнула всем телом. Из-за боязни Гангстера моей персоны, было решено оставить пса на время отсутствия Джордана с Деборой (этой женщине явно повезло с друзьями мужа — одна спихивает ей своего ребенка, второй — собаку). Кроме меня в доме больше никого не было, однако я была убеждена в том, что услышала отчетливый щелчок. После прочтения жутких легенд и сказаний, было откровенно не по себе даже от собственного гулкого дыхания, не то, что от посторонних звуков откуда-то снизу. Встав из-за стола, я медленно вышла на лестничную площадку и замерла — в прихожей стояла человеческая фигура.

— Ты одна? — послышался знакомый голос, заставивший меня с облегчением выдохнуть.

— Залина, — щелкнув пальцами, гулко выдохнула я, после чего начала быстро спускаться вниз по лестнице. — Включи свет справа от себя.

Когда тускло-желтый свет был включен, я остановилась напротив нежданной гостьи. Черные корни волос крашеной блондинки резали мне глаза, но так как между мной и этой особой были достаточно напряженные отношения, я решила об этом умолчать.

— Не ожидала тебя увидеть, — засунув руки в карманы широких, серых спортивных штанов, поджала губы я. — Прежде ты никогда не заходила ко мне… Чай, кофе? — уже развернувшись, поинтересовалась я, идя на кухню.

— Кофе… Крепкий, — как-то неуверенно, что было весьма не свойственно этой девушке, ответила блондинка.

Включив тусклую, голубоватую подсветку на кухонном гарнитуре, я начала возиться с кофемашиной. Наконец разобравшись с ней, я обернулась и только сейчас поняла, что в течение пяти минут Залина в абсолютном молчании стояла у входа на кухню, и сверлила меня взглядом. Она сняла с себя свой серый плащ из флиса, но не разулась, оставшись в своих ботинках на низком каблуке, что немного стукнуло по моей чистоплотности. Я уже хотела сказать ей об этом, как вдруг, переведя взгляд с её ног на её бледное лицо, поняла, что в данную секунду девушка переживает что-то важное внутри себя. Она словно боролась сама с собой. Я решила промолчать. Снова.

— У тебя всё в порядке? — только и смогла выдавить я, облокотившись руками о гарнитурный столик, находившийся позади меня, на котором глухо жужжала кофемашина.

— Мы с Рудольфом были помолвлены на протяжении сорока девяти лет, — слегка приподняв подбородок, холодно начала девушка. — Перед смертью моего отца, Рудольф дал ему слово, что возьмет меня в жены, чтобы спасти Северина от казни. Мой род приговорил Северина к смерти за то, что он убил неприкасаемого волка нашего рода, спасая Олуэн во время стычки между моей стаей и стаей Рудольфа. Мы не поделили ареал обитания… Клан моего отца увядал — в ней осталась только моя старшая сестра, сбежавшая с полуоборотнем из рода Блу в Сибирь, и я. Узнав, чьим потомком является Рудольф, и почувствовав его силу, на смертном одре мой отец решил заключить сделку с последним из сильнейшего рода. Без моего спроса меня отдали в стаю Рудольфа, в качестве его суженой. Я не была строптивой невестой, — странно-криво ухмыльнулась Залина. — Наоборот — я была счастлива выйти замуж за столь сильного волка, тем более стать альфа самкой его стаи. Идеальное будущее, — вдруг мечтательно улыбнулась Залина, после чего замолчала. Она погрузилась в воспоминания, и её улыбка постепенно начала спадать. — Рудольф должен был заключить со мной брак в течение одного года после сделки с моим отцом. Я думала, что он захочет жениться на мне сразу, но он тянул-тянул-тянул… Словно ждал чего-то. Скоро я поняла, что он меня не любит, но… Я уже знала, чего хочу от него и была уверена, что получу это, как вдруг… За два месяца до дня нашей свадьбы — дня, который закрывал год моего пребывания в новой стае — Рудольф проснулся со стигмой на правом запястье. Стигмой, обозначающей импринтинг с еще нерожденной волчицей. Ему снились сны… Сны, подтверждающие импринтинг. Это был разрыв нашей помолвки. Импринтинг отменил сделку, заключенную между моим отцом и Рудольфом. Волк, состоящий в импринтинге, имеет право на отмену помолвки с той, с которой не связан подобными узами. Я была раздавлена. Но… Обычно подобная стигма появляется, лишь когда предполагаемая пара находится в утробе своей матери, однако… Метка Рудольфа продержалась на его запястье девять месяцев. Полуоборотни не вынашиваются девять месяцев — они рождаются на пятом. Это могло означать только одно — импринтинг Рудольфа состоялся с человеком, что не приветствуется среди полуоборотней. Или… Произошло то, что случается раз в тысячу лет, и Рудольф приобрел импринтинг с той, которая должна была родиться от еще нерожденного человеческого младенца… Это было нереально, — закатив глаза, снова криво улыбнулась Залина. — Все думали, что Рудольф приобрел импринтинг с человеком, поэтому настаивали на его союзе со мной — чистокровном полуоборотне. У меня появился шанс… Но Рудольф снова тянул… Казалось, что он был готов жениться на обыкновенной девице из людского племя и обречь себя на вечные муки, как прежде это сделал его отец, женившись на Августе, нежели жениться на мне — той, кто может сопровождать его на протяжении всей его тысячелетней, волчьей жизни. Все боялись, что Рудольф полюбит обычную деву, и когда она умрет от старости, он будет обречен на вечные стенания по ней. Но произошло то, чего никто не ожидал. Он приобрел импринтинг с той, которая должна была родиться от еще нерожденного младенца, которой оказалась твоя мать. Иными словами, он отреагировал на существование твоей матери, ощущая твоё рождение от нее. Как тебе это? Уже никто не верил в то, что Рудольф встретит ту, с которой был связан, отчего наша свадьба стала более реалистичной, как вдруг появилась ты. Я помню, как ты вошла в наш дом, — подойдя к гарнитуру и положив на него свои руки, опустила глаза Залина. — Рудольф замер, увидев тебя. Он смотрел на тебя так, как никогда прежде не смотрел ни на меня, ни на любую другую волчицу. Меня это напрягло и… Задело. После все поняли, что ты волчонок без стаи, который даже не подозревает о своем происхождении. Ты выглядела словно Маугли-перевертыш — считала себя человеком, являясь волком. Мы многое о тебе узнали: развитие у тебя выше человеческого, у тебя нет братьев или сестер, твоя мать родом из города, принадлежащего волкам, и отца ты не знаешь… С первого дня мы поняли кто ты, но у нас возникал вопрос о том, чья ты… Как выяснилось, ты из рода Рэд, — снова криво улыбнулась Залина. — Из рода, обреченного на вымирание, ведь кроме твоего отца в этом роду больше никого не осталось… Последний из рода Грей обручается с последней из рода Рэд — соединяются два самых сильных волчьих рода. Красивая история, правда? Вот только в ней нет меня.

Кривая улыбка Залины начинала меня напрягать, как вдруг она провела наманикюренным указательным пальцем по широкому лезвию разделочного ножа, лежащего перед ней.

— Эм… Я не знала… — отчего-то напряглась я, по-видимому, постепенно начиная понимать, что именно сейчас происходит. Это была исповедь. — Подожди… Как… Как ты попала в дом? Я ведь… Заперла дверь изнутри.

— Помнишь свое детское видео, полученное Олуэн от твоей матери, на котором ты говоришь, что тебе снится буква «Р»? Когда стало понятно, что Рудольф снился тебе с детства, я поняла, что у меня не осталось ни единого шанса на победу…

Переведя взгляд с рук блондинки на её профиль, я судорожно сглотнула.

— Остальные знают, что ты здесь? — полушепотом задала страшный вопрос я.

— Нет, — спокойно ответила девушка и, скорее своим спокойствием, нежели ответом, оборвала моё сердце. Хотя нет, это не звук оборвавшегося сердца — это писк кофемашины.

— Твой кофе, — не до конца оборачиваясь к машинке, потянулась за чашкой я, боковым зрением контролируя блондинку, что, в итоге, и спасло мою жизнь.

Как только мои пальцы коснулись горячей чашки, Залина схватила разделочный нож за рукоятку и метнула в меня. В этот момент я совершенно не осознавала, как именно смогла всего за долю секунды уклониться от летящего в меня ножа. Увидев, как он по рукоятку вошел в дверцу кухонного шкафа всего в паре сантиметров от моей головы, я замерла. Тяжело сглотнув, я подумала о том, с какой же силой эта девушка должна была метнуть нож, чтобы тот, не приобретя разгон, вошел в дерево по самую рукоять. Медленно переведя взгляд на Залину, я поняла, что её жребий брошен, и теперь меня могут спасти только быстрые ноги и большая — очень большая! — удача.

Я рванула со своего места прежде, чем Залина успела дотянуться до подставки с острыми предметами, но уже в гостиной меня нагнал очередной нож, от которого я снова лишь чудом смогла вывернуться. Кажется, я слышала, как в полете он разрезает воздух — именно это и помогло мне выбрать нужную сторону уклона. Врезавшись в дверной косяк прихожей, я боковым зрением заметила приближение блондинки, отчего еще быстрее рванула вон из дома. Выбежав на улицу в одних носках, я почувствовала замерзшую землю кончиками пальцев, но не сбавила своей скорости, даже когда в большой палец впилось что-то острое.

Обернувшись, я вдруг увидела вместо Залины неизвестного мне мужчину, от которого меня разделяло всего пару метров. Он выбежал из-за крыльца моего дома! Кто это?! Глядя на него обезумевшими глазами, я ускоряла свой бег, пытаясь осознать, что за мной действительно несется настоящий маньяк. Неожиданно я всем своим существом осознала, что если меня догонят — Джордану придется собирать моё тело по кусочкам. Еще никогда в жизни я не бегала с подобной скоростью. Я неслась прямиком в сторону поместья Греев — скорее потому, что искать помощи больше было негде, нежели по собственному желанию.


Непроизвольно, из-за дикого страха, отдающего пульсацией в моих висках, я вдруг издала пронзительный крик, но быстро взяла себя в руки, приняв тот факт, что визг мне не поможет.

Не прошло и минуты после моего крика, когда я почувствовала вибрацию в кармане своих штанов. Противник постепенно нагонял меня, и уже было совершенно очевидно, что я не успею добежать до пункта назначения, поэтому я интуитивно потянулась за мобильным, совершенно не переживая о том, что это собьет меня с ритма — я уже знала, что поймана. Входящий звонок был от Рудольфа. Нажав на кнопку принятия вызова, я прислонила телефон к уху.

— Ты кричала?! — раздался слишком громкий голос Рудольфа, буквально вре́завшийся в перепонку моего правого уха. — Аврора?!

— Я бегу в сторону поместья… — задыхаясь, начала говорить я. — Но я не успею! Я не успею…

С этими словами я выбросила мобильный в поле, так как он действительно сильно отвлекал меня. Обернувшись еще раз, я поняла, что между мной и преследователем не больше пяти шагов расстояния… Осталось совсем немного, прежде чем он… У меня был единственный шанс, и я воспользовалась им — как только мы подбежали к лесу, я нырнула в него, начав петлять между деревьями. Здесь у меня было больше шансов оторваться от хвоста, но меньше шансов на то, что кто-нибудь из поместья меня сможет найти.

В лесу оказалось темнее, чем на поле, отчего создавалось впечатление, будто я из сумерек нырнула прямиком в ночь. Начав петлять между деревьями, я прислушивалась к гулким шагам мужчины, бегущего едва ли не впритык ко мне. Трещащие под его ногами ветки словно скандировали победе моего противника, но я до последнего отказывалась сдаваться.

Мы пробежали около ста метров вглубь леса, когда мой преследователь резко врезался своим кулаком между моими лопатками. Вскрикнув от боли, я прогнулась, и мои ноги подкосились. Упав на бок, я вдруг начала быстро скатываться, по-видимому, угодив в ров, который не заметила из-за темноты. Я катилась не дольше пяти секунд, а когда врезалась спиной в дно рва, надо мной сразу же навис мой преследователь. Я лишь успела поморщиться от боли, когда мужчина схватил меня за кофту и, слегка приподняв, резко впечатал меня в землю. Из-за ковра из опавшей листвы, растелившегося подо мной, мне было не так больно, как могло было быть на асфальте, но глухой стон из моей груди всё же вырвался. С ужасом глядя на человека, держащего меня за кофту, я попыталась ударить его кулаком, но он увернулся, после чего занес над моей головой огромный булыжник. Округлив глаза от страха, я попыталась оттолкнуть от себя противника, но у меня не вышло — он только сильнее надавил мне на грудную клетку, чем перекрыл мне свободное дыхание. Занесенный над моей головой камень уже начал свое движение по отношению к моему правому виску. Всё было как в замедленной пленке фильма ужасов — у меня не было ни единого шанса увернуться.

Зажмурившись, я издала приглушенный писк, как вдруг мужчина отпрянул от меня — я поняла это потому, что мою грудную клетку перестали вдавливать в землю. Резко раскрыв глаза, я увидела противника, стоящего у моих ног на коленях и пытающегося разжать железную хватку человека, нависшего над ним и сжимающего его шею. Инстинктивно подавшись назад, я села на пятую точку и только в этот момент поняла, что человек, душащий моего противника — Рудольф. Но он был не один. В какой-то момент он передал мужчину Северину, лысина которого блестела в лунном свете, после чего я увидела Ариэллу, несущуюся в нашу сторону на бешенной скорости. Отвлекшись на приближение Ариэллы, я не заметила, как Рудольф подошел ко мне, поэтому, когда он дотронулся до моего правого локтя, желая помочь мне подняться, я шарахнулась от него, снова едва не завалившись на спину. Потянув меня с меньшей силой, Рудольф всё же заставил меня встать на ноги.

— У тебя кровь, — ахнула резко остановившаяся напротив меня Ариэлла, которая, не смотря на нечеловеческую скорость своего бега, сохранила абсолютно ровное дыхание. — Мы успели?

— Кажется… — попыталась прийти в себя я. — Кажется, успели…

38. Спальня Раймонда и Олуэн

Мы стояли у подножия лестницы, ведущей на террасу, соединяющуюся с входом в поместье. Стоя сбоку от меня, Олуэн обнимала меня за плечи, пока я отстраненно смотрела на мужчину, который еще десять минут назад — взаправду! — пытался меня убить. Все жители поместья вышли на улицу, безумно распаленные этим событием. Все, кроме Залины.

Из леса меня вывела Ариэлла — мы шли вслед за Рудольфом и Северином, ведущими врага под руки. Во время падения в ров я ударилась головой и приобрела шрам чуть выше виска — я это знала из-за крови, налипшей к правой части лица, но не могла оценить всего масштаба трагедии, из-за отсутствия рядом зеркала. Сейчас же я и вовсе перестала ощущать прежде пульсирующую рану.

— Северин и Раймонд пойдут со мной, чтобы сопроводить гостя в гараж, — произнес Рудольф, передав незнакомца Северину, который сразу же заломал своему заложнику руки. — Он был один? — обратился ко мне Рудольф, когда Раймонд и Северин уже завели нападавшего за лестницу.

— Да, один… То есть он один бежал за мной. Прежде была Залина.

От холода из моего рта шел пар, и я старалась не стучать зубами, но голос предательски срывался на дрожь. Услышав имя девушки, Олуэн воскликнула, явно не ожидая от меня подобного ответа, Кай же с Ариэллой округлили глаза, и казалось, что только Рудольф с Пепел были не сильно удивлены.

— Залина? — приподняв левую бровь, переспросил Рудольф.

— Она пыталась меня убить кухонными ножами, — произнесла я, переведя взгляд на шокированную Олуэн, намеренно избегая контакта с Рудольфом, которому еще в прошлый раз дала понять, что я не нуждаюсь в хозяине.

— Где она сейчас?! — еще шире округлила глаза Олуэн, явно испытав сильное потрясение от моих слов.

— Её спортивная машина была припаркована у моего дома… Кажется, когда я подбегала к лесу, я слышала, как она уезжала…

— Олуэн, отведи её, — обратился Рудольф к женщине, кивнув в мою сторону. — Я, Раймонд, Пепел и Ариэлла отправимся в дом Авроры, чтобы всё обследовать. Кай, ты останешься с Северином, но не ближе чем в десяти метрах от нашего заложника.

Олуэн увела меня в поместье, остальные же разошлись в разные стороны, согласно плану Рудольфа. Всё еще пребывая глубоко в своих обеспокоенных мыслях, Олуэн в полном молчании провела меня на третий этаж и, кажется, вспомнила обо мне только после того, как остановилась напротив массивной, дубовой двери.

— Дорогая, что с твоими ногами?! — положив правую руку на грудь, удивленно спросила она. — Подожди здесь, я сейчас принесу тебе воду.

Сев напротив резной двери на мягкую лавку, я запрокинула правую ногу на левое колено и сняла окровавленный носок. Я бежала по камням, веткам и еловым иголкам, отчего мои ступни начали кровоточить. Не успела я осмотреть свои царапины, как из-за двери вышла Олуэн с белым тазом в руках и полотенцем за плечом. Поставив обе ноги в таз с горячей водой, я с облегчением выдохнула.

Уже смывая пятна крови с ног, я с удивлением уставилась на свои ступни, не понимая, что произошло.

— Но у меня были… Были раны — я их видела, — растерянно осматривая затянувшиеся царапины, произнесла я.

— Раны полуоборотня, полученные в волчьей шкуре, могут не зажить, если они серьезны, но повреждения, полученные в обличии человека, всегда заживают, — спокойно пояснила Олуэн.

— Но прежде я тоже получала ссадины, и они не заживали на мне, как на собаке, — не видя явного сарказма в своих словах, произнесла я, вспоминая, как в двенадцатилетнем возрасте в кровь разодрала себе колени во время катания на роликах без наколенников, после чего мои раны затягивались едва ли не три месяца, и как в восьмом классе вывихнула себе руку… Не самые приятные воспоминания из счастливого прошлого, которое в эту секунду словно ускользало сквозь мои пальцы.

— Но ты только три дня назад пережила посвящение новолунием, поэтому только три дня, как владеешь ускоренной регенерацией.

В ответ я лишь нахмурилась, стараясь объяснить своему мозгу, почему я начала всерьез воспринимать бред о полуоборотнях. Наверное, потому, что больше я не считала это бредом.

— Прими душ в этой комнате — я зайду за тобой после, — кивнула головой в сторону дубовой двери Олуэн, после чего забрала полотенце с тазом и снова скрылась в кладовой, из которой прежде принесла мне воду.

Открыв тяжелую дверь, я застыла на пороге, пытаясь понять, не ошиблась ли Олуэн с дверью — это была роскошная спальня, а не ванная. Задумчиво хмыкнув себе под нос, я закрыла дверь и подошла к кладовой, в которой скрылась женщина. Заглянув внутрь, Олуэн я не обнаружила — она вышла в другую дверь, расположенную в противоположном конце небольшой комнатки со швабрами и моющими средства. Тяжело выдохнув, я захлопнула дверь кладовой и, нахмурив лоб, задумалась. Олуэн не могла ничего перепутать, так как в этой части коридора больше не было похожих дверей. Придя к этому выводу, я вернулась к спальне и открыла массивную дверь, которую смело можно было установить на бункер — едва ли сквозь нее можно было услышать звуки, доносящиеся извне.

Зайдя в комнату, я аккуратно закрыла за собой дверь, после чего открыла её, чтобы убедиться в том, что это не ловушка, и снова закрыла, удовлетворившись тем, что я всё еще свободна. Ощущая себя непрошеным чужаком, случайно попавшим в чей-то маленький мир, я старалась не осматриваться, чтобы еще больше не вторгаться в личное пространство живущих в этой комнате. Я была уверена в том, что комната обитаема — на кровати стоял прикрытый ноутбук, свидетельствующий о наличии хозяина этой комнаты.

Быстро пройдя к двери, расположенной справа от входа, я поняла, почему Олуэн решила вымыть мои ноги перед тем, как отправить в душ — мягкий, пушистый белоснежный ковер под моими ногами был тому неплохой причиной.

Открыв дверь, я убедилась в том, что не ошиблась — ванная располагалась за ней. На полке рядом с душевой лежала пара полотенец, которыми я решила воспользоваться, приняв их за чистые. С минуту разглядывая джакузи, я закрылась в душевой кабинке, после чего вымылась с ног до головы странным мужским шампунем, решив не брать женский, который был еще не вскрыт.

Насухо вытеревшись и высушив волосы, я посмотрела в зеркало и, прикусив нижнюю губу, специально оголила свои верхние зубы. Верхние тройки всё еще были длиннее обычного. Мне вспомнился момент, когда я впервые встретилась с Ариэллой — это произошло на вечеринке, которая была устроена Каем для того, чтобы… Тогда я спросила у девушки о интересности зубов, которыми обладала вся её семья. Я до сих пор помнила, как Ариэлла удивилась тому, что у меня зубы были не такие же. Как позже выяснилось, если ты являешься ребенком обычной женщины и мужчины-оборотня — клыки отрастают во время первого новолуния после совершеннолетия.

Отстранившись от зеркала, я уже хотела запрыгивать в свою грязную одежду, когда обратила внимание на записку, прикрепленную к зеркалу:

Одежда для Авроры в шкафчике слева.

Заглянув в «левый» шкафчик, я обнаружила в нем нижнее белье, джинсы и темно-синюю рубашку с коротким рукавом. Надев на себя находку, я удивилась тому, что всё пришлось мне точно по размеру. Еще раз поправив волосы, я вышла из ванной, с целью найти какой-нибудь пакет для своей старой одежды, чтобы не оставлять её на унитазе. Именно поиск пакета позволил мне без угрызения совести оценить спальню одного из членов этой семьи. Точнее не одного, а двух — я была уверена в том, что спальня принадлежит паре, потому как она была рассчитана на двоих: двуспальная кровать, мужские духи на женском белоснежном трюмо с зеркалом в резной рамке, два платяных шкафа-близнеца, оба из которых были забиты обувью и одеждой — один мужской, второй женской.

В итоге, так и не найдя желаемого, я начала ожидать прихода Олуэн, которая обещала зайти за мной после того, как я приму душ. По-видимому, эта комната принадлежала именно ей и Раймонду, но я словила себя на мысли, что, не смотря на наличие женских вещей, спальня была буквально пропитана исключительно мужской энергетикой.

39. Ты хочешь меня всегда

Олуэн не торопилась и я, ожидая своего проводника, присела на край кровати, мягкость пористого матраса которой просто зашкаливала. Я начала думать о том, каким же образом мои раны на ногах и виске могли стянуться в крошечные, белые рубцы, которые с каждой минутой становились всё менее заметными. Неподвижно просидев около пяти минут, астрально зависнув в своих мыслях, я, наконец, выдохнула, бросив свой взгляд на рядом стоящий ноутбук. Взяв его в руки, я зашла с гостевого аккаунта и ввела в поисковой строке браузера всего одно слово — оборотень. Википедия откликнулась незамедлительно:

«Оборотень — мифологическое существо, способное временно менять свой облик магическим путём, превращаясь (оборачиваясь, перекидываясь) из человека в другое существо, растение или предмет, или наоборот. В европейском фольклоре наиболее характерным образом оборотня является человек-волк, вервольф (ликантроп), в славянской мифологии известный как волколак…

…Вервольф — в мифологии и художественных произведениях человек, на определенный срок превращенный или способный превращаться в волка. Для обозначения этой способности используется термин ликантропия.

Считалось, что оборотничество в человеческом виде проявляется заостренными ушами, странными зубами, волосатостью рук и тела, кривыми ногами, сросшимися бровями. Французы считали, что в человеческом облике оборотня можно узнать по широким ладоням и коротким пальцам, между которыми растут волосы. Немцы и русские представляли, что суставы на задних лапах у ликантропа повернуты вперед как у человека, а не назад, как у волка. В некоторых странах считалось, что оборотень в человеческом облике носит с собой или где-то прячет волчий хвост. В волчьем же облике вервольфы описывались в целом как обычные волки, но зачастую больше и сильнее среднего…».

Посмотрев на свои руки, я обрадовалась тому, что никаких признаков шерсти или кривизны на них не было, и что я отделалась легким испугом, приобретя всего лишь вполне милые клычки. Громко вслух выдохнув, я начала рассматривать изображения в википедии:

1) «Оборотень, пожирающий женщину», гравюра XIX века;

2) Ян Коссирис «Зевс и Ликаон», картина XVII века;

3) «Ирландский священник совершает последний обряд над умирающей оборотнем-волчицей из Оссори», иллюстрация из трактата Гиральда Камбрийского «Topographia Hibernica» 1188 года;

4) «Нападение вервольфа», гравюра Иогана Гейлера фон Кайзерсберга, 1517 год;

5) «Оборотень», гравюра Мориса Санда, 1857 год.


На гравюрах изображались жуткие существа, и всё это выглядело достаточно страшно, но не так страшно, как вспоминалось мне из моего первого обращения. Из-за нахлынувших воспоминаний по моему телу пробежались мурашки, и я уже хотела закрыть ноутбук, но решила поискать еще картинки на эту тему. Когда мне на глаза попался образ Красной Шапочки, я ухмыльнулась, наконец, поняв сарказм Грея о моем костюме на стимпанк-фестивале.

Перейдя на страницу о способах борьбы с оборотнями, я начала читать о действии серебра на ликантропов, когда дверь в спальню открылась. Подняв глаза, я встретилась взглядом с Рудольфом, чему немало удивилась. Он молча подошел к комоду и положил на него знакомую мне Летопись Бирюка, которая прежде лежала на столе в моей спальне. Меня так и подмывало спросить его о том, как прошла его поездка в мой дом, но я не хотела начинать диалог первой, чем демонстрировала свою непоколебимую позицию. Впрочем, вряд ли Рудольф это заметил, так как он заговорил первым прежде, чем я успела отставить ноутбук в сторону.

— Залина уехала, — заговорил Грей, протягивая мне мой мобильный, который я выбросила на поле у дороги.

— Ты позвонил мне, зная, что со мной что-то не так, — сдвинула брови я, пытаясь понять, как он узнал об этом. — Как вы нашли меня в лесу?

— Когда ты в первый раз неосознанно выкрикнула, ты выпустила своеобразный поток энергии — вибрацию, которую способен распознать только тот, кто состоит с тобой в импринтинге, — наблюдая за тем, как я встаю с кровати, объяснял Рудольф, скрестив свои руки на груди. — Иными словами, если кому-то из нас будет плохо, второй почувствует это даже на другом конце света. Нашел же я тебя по своей стигме, которую прежде поставил тебе на шею. Что касается Залины — пока нам неизвестны её мотивы и куда она направляется.

— Мотив простой — ты обещал на ней жениться и не женился.

— Импринтинг отменяет подобного рода обещания.

— Еще ты говорил, что с радостью женишь Кая на мне по законам стаи. Не слишком ли много отмененных обещаний?

— Ты всё еще не понимаешь значение импринтинга.

«Ты хотел выдать меня за другого!» — мысленно кричала я, забывая о том, что на тот момент Рудольф еще не был знаком со мной.

— По-моему, ты слишком переоцениваешь значение этого термина, — в итоге выдавила из себя я.

— Импринтинг — это венчание душ, подсознания и ауры пары волков. Можешь называть это венцом судьбы или предназначением, но если однажды это произошло между двумя волками — это на всю жизнь, до самой смерти и даже после, — стоя передо мной с всё еще скрещенными на груди руками, спокойно говорил Рудольф, смотря на меня сверху вниз.

— Думаешь, я поверю во весь этот бред? — начинала злиться я, наблюдая за самоуверенностью собеседника. — Может быть, у меня и нет выбора, кроме как всерьез воспринимать всю эту историю с полуоборотнями, но я точно в состоянии сама выбирать, с кем связать свою судьбу.

— И с кем же? — одновременно со мной начинал входить в омут противостояния Рудольф. — Может быть, с каким-нибудь прыщавым одноклассником? Или, может быть, с Генри?

— Вообще-то Генри весьма неплох! Он никогда не называл меня самкой, не пытался решать за меня и не ставил на мне никаких пометок вроде стигм!

— Хочешь вернуться в Истборн?! Тебя на поезд посадить?

— Сама справлюсь! Я вернусь в Истборн, встречусь с Генри, через несколько лет мы поженимся, и я рожу от него трех, нет, пятерых детей, от которых после дождусь внуков и умру в глубокой старости!

— В глубокой старости ты умрешь через тысячу лет и будешь глубоко несчастна! — опустил руки мой оппонент, чем дал понять, что я начинаю выводить его из себя.

— Ты слишком самоуверен! — ткнув указательным пальцем в его широкую грудь, заявила я.

— А ты слишком наивна, — начинал срываться на рычание Рудольф.

— Я наивна?! И в какой же момент проявилась моя наивность?

— В момент, когда ты отказалась признать своё поражение.

— Перед кем?! Перед тобой? Для того чтобы проиграть, нужно для начала вступить в игру! Я же с тобой ни в какую игру не вступала!

— Ты вступила со мной в импринтинг, а это куда серьезнее, чем игра.

— Снова ты за своё, — хлопнула себя ладонями по бедрам я. — Между нами нет никакого импринтинга, — в очередной раз начала тыкать указательным пальцем в твердую грудь оппонента я. — Между нами вообще ничего не было, нет и не будет!

— По-видимому, ты забыла, что именно произошло между нами несколько дней назад в твоей спальне. Я не взял тебя тогда лишь потому, что ты всё еще была в неведении, и я не хотел, чтобы ты отдалась мне неосознанно!

— Это была всего лишь минутная слабость, которой ты виртуозно воспользовался! Я никогда не хотела тебя!

— Ты хочешь меня всегда! Причем с той же силой, с которой хочу тебя я!

— Самоуверенный дурак! — неожиданно для самой себя врезала пощечину Рудольфу я и не смогла остановиться. Меня словно прорвало — я била его по груди и лепила ему пощечины, пока он стоял прямо передо мной, и изо всех сил пытался не взорваться изнутри. — Идиот! Думаешь, что я люблю тебя?! Я тебя ненавижу! Ты портишь мне жизнь! Догоняй свою Залину! Никогда не приближайся ко мне! Истукан! Держись от меня подальше! — с этими словами я врезала последнюю пощечину и, с вздымающейся грудью, быстрым шагом направилась к выходу. Я уже была у двери, когда Рудольф схватил меня за правый локоть и, резко повернув к себе, потащил меня в противоположную сторону. Поняв, куда именно он меня тащит, я начала упираться.

— Что ты делаешь?! Отпусти меня! Слышишь?! — я врезала кулаком в его плечо, но казалось, будто он меня не замечает.

Резким движением Рудольф бросил меня на кровать. Чтобы не дать ему возможности нависнуть надо мной, я изо всех сил врезалась в его грудь правой ногой, но он совершенно не отреагировал на мой выпад, с легкостью отстранив мою ногу в бок. Молниеносно стянув с себя футболку, он расстегнул свой ремень и я, наконец, окончательно осознала, что именно происходит. Отталкиваясь, я решительными движениями начала ползти вверх, чтобы соскользнуть с противоположной стороны кровати, но Рудольф схватил меня за левую ногу и резко подтянул обратно к себе, сократив расстояние между нами до минимума. Ударив по выключателю, он погасил свет и, в этот момент, я вдруг вспомнила, что умею говорить.

— Олуэн! — воскликнула я, зовя на помощь мать этого человека, и уже хотела повторно прокричать, но в этот момент Рудольф навис надо мной, слегка придавив своим телом.

— Этот этаж мой и здесь нет никого кроме нас, поэтому тебя никто не услышит, — начал говорить он, заглядывая мне в глаза. — Нам нужно сделать это, чтобы раз и навсегда решить главенство в паре. И я не хочу делать это без твоего согласия, хорошо?

— Я не согласна, — сжато выдавила я. Холодный свет уличного фонаря проникал в спальню, благодаря чему я отчетливо видела лицо своего соперника.

— Я ничего не сделаю с тобой, пока ты не согласна, — вдруг спокойно произнес Рудольф, после чего нагнулся к моей шее. — Прекрати судорожно дышать. Расслабь дыхание и почувствуй… Расслабь дыхание… Аврора, если ты не расслабишься и не начнешь дышать спокойно, я тебя не отпущу.

Он ничего не делал со мной, он просто спокойно говорил мне на ухо, но я всё равно была напряжена, из-за обостренного чувства опасности. Когда он сказал, что не отпустит меня, пока я не начну дышать спокойно, я решила подыграть ему — если моё спокойное дыхание равняется моей свободе, тогда я согласна с этими условиям. Закрыв глаза, я разжала кулаки, отпустила напряжение в теле и выдохнула… А затем последовал вдох, заставивший меня замереть. Я почувствовала… Почувствовала всем телом. Это был не просто аромат — это было нечто, порабощающее мою волю… Запах Рудольфа. Он разлился по моим легким от кончиков волос до кончиков пальцев. Рудольф ничего не делал, он просто дышал мне в шею, словно аккуратно вдыхая меня по частичкам. По моему телу пробегали мурашки, аромат Рудольфа манил к себе всё сильнее, и я закрыла глаза, чтобы не сорваться, и не окунуться в его волосы для того, чтобы сделать глубокий вдох. Держаться становилось всё сложнее, и я сжала пальцами одеяло под собой, чтобы хоть как-то совладать с импульсами своего тела. Неожиданно Рудольф аккуратно прикоснулся губами к стигме на моей шее, заставив первый снаряд фейерверка разорваться внизу моего живота. Я замерла, наслаждаясь плавными поцелуями, мягко сползающими с моей вытянутой шеи на мою вздымающуюся грудь. Я всё еще лежала с закрытыми глазами, поэтому слегка дернулась от неожиданности, когда Рудольф поцеловал меня в губы. Но его это не отпугнуло и, в итоге, я начала отвечать ему взаимностью.

Вкус Рудольфа разлился у меня во рту. Уже спустя минуту я начала задыхаться от его аромата, вкуса и силы возрастающего желания. Рудольф отстранился от меня лишь после беспрерывного, пятиминутного поцелуя, сев на колени так, что я оказалась между его ног. Прерывисто дыша, я смотрела на него снизу вверх, стараясь смотреть ему прямо в глаза, чтобы он случайно не словил мой взгляд на кубиках своего роскошного торса.

— Ты согласна? — спросил он, слегка встряхнув меня за бедра, отчего внизу моего живота разорвалась сотня фейерверков.

— Согласна, — сквозь прерывистое дыхание, еле слышно даже для себя, произнесла я, но Рудольфу было достаточно даже положительного кивка. Мягкость и плавность движений, происходящие между нами до этого, неожиданно сменились резкостью и напором со стороны Рудольфа. Вжав пуговицу на моих джинсах, он с треском её расстегнул, после чего с невероятной скоростью стянул с меня штаны. Рубашку на мне он и вовсе не расстегивал, решив просто одним рывком сорвать все пуговицы одновременно. Сняв с себя штаны, он снова навис надо мной, после чего страстно вцепился в мои губы. Не переставая меня целовать, он расстегнул мой лифчик и отбросил его в сторону, после чего начал постепенно спускаться вниз, осыпая меня поцелуями. Его борода приятно щекотала и слегка покалывала моё обнаженное тело, отчего моё дыхание становилось еще более сбивчивым. Когда он на секунду отвлекся, чтобы снять с меня трусы, я на мгновение пришла в себя.

— Подожди, — полушепотом произнесла я, наблюдая за тем, как мои трусы отлетают в сторону и вслед за ними летят его. — Подожди… — снова повторила я.

— Ты сама согласилась, — ни на секунду не останавливаясь, произнес Рудольф, очевидно решив, что в последний момент я решила пойти на попятную. Он определенно не дал бы мне шанса отказаться от моего согласия, но я и не собиралась. Когда он оказался между моих ног, я успела задать свой вопрос прежде, чем всё началось.

— Вдруг кто-нибудь зайдет?

— Это моя спальня, — погладив меня по голове, горячо произнес Рудольф, и уже хотел продолжить, вернее начать, но я всё еще боялась того, что нас может кто-нибудь увидеть.

— Олуэн говорила, что зайдет за мной, — сквозь одышку произнесла я, слегка отстранив от себя Рудольфа, упершись рукой в его грудь.

— Нас никто не побеспокоит, я заперся, — начинал терять терпение парень. Он снова начал страстно целовать меня, но я отстранилась от него.

— Нас могут заподозрить…

Молча сжав моё правое бедро, Рудольф издал еле уловимый звук, похожий на рычание, после чего я почувствовала резкий толчок снизу и выгнулась всем своим телом, в очередной раз сжав пальцами одеяло под собой.

40. Точки над I

Лежа на спине, я заходилась тяжелым дыханием. Я еще никогда в жизни не ощущала ничего подобного. Проведя рукой по волосам, я натянула на себя скомканное одеяло и повернула голову в сторону Рудольфа. Встретившись с зеленоглазым, смотрящим на меня в упор, я смутилась от неожиданности. Еще несколько секунд назад мы были одним целым, а уже сейчас я смущалась того, что он лежит ко мне слишком близко. Я чувствовала себя глупо. Однако… Я вдруг нашла ответ на свой давний вопрос о том, почему глядя в шоколадные глаза Кая, я вспоминала голубоглазого Генри. Между шатеном и блондином было кое-что общее — я их обоих не любила. С Рудольфом, я не думала ни о ком, кроме как о самом Рудольфе. Даже когда его не было рядом, я всё равно постоянно думала только о нем. Я словно была соткана из мыслей об этом мужчине.

Неожиданно признавшись самой себе в любви к этому королю, я тяжело выдохнула и, переведя взгляд на потолок, закрыла глаза. Перевернувшись на бок лицом ко мне, Рудольф облокотился головой о руку, задев кончиками своих волос моё лицо, после чего начал пристально разглядывать меня. И хотя я лежала с закрытыми глазами, я каждым сантиметром своей кожи чувствовала движения его взгляда по моему телу. Когда он остановился на моем лице, я не выдержала и смущенно заулыбалась.

— Не смотри так на меня, — не открывая глаз, произнесла я.

— Как? — довольно ухмыльнулся Рудольф, и по моему телу пробежали мурашки от ароматного, жаркого дыхания, внезапно коснувшегося моего лица.

— Так, — продолжала улыбаться я. — Я почти голая…

— Я тебя удивлю, но за этот час я видел вообще всё. Между нами официально состоялся секс.

Я была в курсе произошедшего, но услышав об этом вот так вот в лоб от того, с кем только что занималась «этим», я смутилась и, от смущения, резко распахнула глаза — лицо Рудольфа было всего в паре сантиметрах от моего. Я замерла, глядя в бездонные, зеленые глаза нависшего надо мной мужчины. Какой же аромат издавало его тело! Меня буквально опьянял этот запах.

Рудольф аккуратно погладил стигму на моей шее, и я с вожделением выдохнула, не скрывая того факта, что мне нравятся его прикосновения.

— В ночь после того, как ты поставил на моей шее метку, я почти не спала, мучаясь от жара в шее и жажды чего-то мне неизвестного.

— «Этим» мы сегодня занялись, — довольно улыбнулся Рудольф. — Не одна ты мучилась — я до утра простоял под твоим окном, останавливая себя перед незаконным проникновением в твою спальню.

— Правда? — широко распахнула глаза я.

— Правда, — улыбнулся Рудольф, после чего поцеловал меня в уголок губ. Откинувшись на подушки, он подтянул меня к себе, и я легла на его широкую, горячую грудь.

— Не знала, что это твоя спальня… Слишком много женских вещей, — произнесла я и вдруг заметила, что в моей груди жмет от одного только предположения о том, что в этой постели могла лежать другая девушка.

— Это твои вещи.

— Что? — удивленно изогнула брови я.

— Олуэн с Ариэллой загорелись предвкушением ожидания нового члена нашей стаи и начали покупать вещи, примерно ссылаясь на твой вкус. Я был не против, так как считаю, что чем бы женщины не тешились — главное, чтобы они не плакали.

— Вот как ты считаешь? — едва не сорвалась на смешок я.

— Да, именно так, — сладко промурлыкал Рудольф, посмотрев на меня сверху вниз.

— Как они узнали размер моей одежды?

— Мы полуоборотни — у нас отличный не только глазной мер, — многозначительно улыбнулся Рудольф.

— Да уж, — с ностальгией отозвалась я и вдруг пришла в ужас. — О, нет! О, нет-нет-нет-нет-нет… — резко сев на колени, широко распахнула глаза я, глядя на Рудольфа, который мгновенно напрягся.

— Что такое?

— Мы не предохранялись! Ты в меня… О, нет!!! — я резко схватила себя между ног сквозь простынь.

— Хах! — откровенно засмеялся Рудольф. — Не переживай, ты не забеременеешь.

— Почему ты в этом так уверен?! — не переставала паниковать я.

— Способность зачатия у полуоборотней немного отличается от человеческой. У мужских особей она наступает в возрасте от шестидесяти до четырехсот человеческих лет, что в годах полуоборотней равняется от двадцати пяти до шестидесяти лет. У женщин же этот возраст наступает в тридцать и заканчивается в триста лет — в возрасте полуоборотня это равняется от двадцати одного до сорока восьми лет. И потом, для того, чтобы зачать потомство, мы должны заняться сексом в полнолуние — иначе никак.

— Честно? — всё еще с опаской спросила я.

— Честно, — довольно улыбнулся Рудольф.

— Пффф… — выдохнула я, наконец, расслабившись. — Как вы исчисляете возраст полуоборотней?

— Также, как и оборотней. До десяти лет организм волчонка растет быстро — один год приравнивается к двум человеческим годам. К десятилетнему возрасту переярок уже является взрослой, сформировавшейся личностью. К этому времени он выглядит на двадцать человеческих лет и развит, как двадцатилетний человек. Можешь судить на примере Кая. С десятилетнего возраста волк перестает стареть. Вернее, он стареет, но медленнее, чем обычный человек. Одно десятилетие приравнивается одному году. Например, мне двадцать пять человеческих лет.

— Выходит, что тебе десять лет приравненных к двадцати и пятьдесят, приравненных к пяти.

— Именно.

— Но… — я нахмурилась. — Почему я развиваюсь как обычный человек? Может быть, я не склонна прожить тысячу лет?

— Вовсе нет, — усмехнулся Рудольф. — Просто ты рождена от человеческой женщины. Это значит, что до двадцати лет ты будешь развиваться как человек, но как только тебе исполнится двадцать — ты начнешь отсчитывать своё старение десятилетиями, приравненными к годам.

Помолчав с минуту, переваривая новую информацию, я снова спросила:

— Импринтинг — это обручение подсознаний, венчание душ… Чего еще я не знаю об этом?

— Для того чтобы импринтинг между нами состоялся, мы должны были переспать друг с другом. Если до этого мы бы легли с кем-нибудь другим, мы бы разорвали эту связь…

— Почему ты не сказал мне об этом раньше? — улыбнувшись, ударила Рудольфа в ногу я.

— Чтобы ты даже не думала, что у тебя есть отходные пути, — заулыбался в ответ он. — Импринтинг — это прекрасно. Это самое лучшее, что может случиться с волком, и это далеко не каждому дано. По сути, мы стали идеальной парой, для которой благополучие друг друга важнее, чем собственное. Переспав друг с другом, мы негласно согласились на уничтожение слова «я» в наших отношениях, заменив его словом «мы». Теперь мы одно целое, понимаешь?

— То есть, ты не спал с Залиной? — довольно ухмыльнулась я.

— Как и ты с Генри.

— Хах! Мы лишили друг друга девственности?! Ты был семидесятилетним девственником! А моя мама переживала по поводу того, что я в свои семнадцать ходила «нетронутой».

— Многие волки впервые лишаются девственности после ста лет. С учетом продолжительности наших жизней — это нормально, ведь мы моногамны и для нас, в отличие от людей, этот вопрос жизненно важен, в прямом смысле этого слова. И потом, мне было ради чего терпеть, — довольно улыбнулся Рудольф. — Я знал о тебе еще до твоего рождения, с момента зачатия твоей матери. Я ждал тебя сорок восемь лет.

— Пффф… Даже не могу представить, каково это — ждать человека полвека — напряженно произнесла я. — Как же хорошо, что ты меня дождался, — облегченно выдохнула я, вернувшись к Рудольфу на грудь. — Было сложно?

— Ждать того, кого любишь, не сложно. Ждать любимого больно, тоскливо, в процессе ожидания даже на стену лезть хочется, но точно не сложно. Ведь ты ждешь того, кто важнее всего, что у тебя есть — он важнее твоей жизни. Гораздо сложнее ждать того, кого ты не любишь — можно и не дождаться.

— И вот ты меня дождался, а я вся на понтах, с заскоками, сходу выношу тебе мозг, рву нервы… Неблагодарная. Что ты подумал, когда впервые увидел меня?

— Мне всегда было интересно, как ты будешь выглядеть, поэтому, увидев тебя впервые, я не мог оторвать от тебя глаз — настолько ты оказалась красива. Я подумал: «Наконец-то! Как же долго ты шла ко мне». Я едва сдержался, чтобы сразу не обнять тебя, честно. Но мне еще следовало объяснить Каю, что он посмотрел не на ту волчицу, и в его долгой жизни еще найдется девушка, которая станет его судьбой, поэтому он не должен трогать то, что принадлежит мне.

— Мне нравится слушать твои высказывания о том, что я принадлежу тебе, — довольно ухмыльнулась я.

— Вот как? Еще час назад ты была против подобных заявлений с моей стороны. Ты еще не слышала речей о том, как сильно я тебя люблю.

— Ой, — хитро улыбнулась я.

— Что?

— Ты впервые признался мне в том, что любишь меня, — шире заулыбалась я.

— Я тебя люблю, — довольно улыбнулся в ответ Рудольф, заглянув мне в глаза.

— Рудольф, — спустя несколько секунд прошептала я. Кажется, я впервые обратилась к нему просто по имени, отчего сейчас по моему сердцу, словно мёд разлился.

— М?

— Когда я тебя впервые увидела, внутри меня взорвался миллион фейерверков, от которых мои ноги едва ли не подкосились… Я люблю тебя, — на одном выдохе, вслух призналась в любви я к мужчине, у которого лежала на груди.

— Да?! — с иронией заулыбался Рудольф.

— Да, — засмеялась в голос я.

— Немногим более часа назад кто-то мне говорил, что я дурак, идиот и истукан, и требовал, чтобы я оставил его в покое и не приближался к нему, — смешливым тоном, которого прежде я от него еще ни разу не слышала, и от которого внизу моего живота всё сжималось, говорил Рудольф.

— Приношу свои извинения, — засмеялась я. — Это была техническая ошибка моего мозга. Пожалуйста, приближайся ко мне максимально впритык.

— Правда? — уже целуя меня в губы, промурчал Рудольф. — Если я приближусь к тебе впритык, у тебя будет тяжелое утро.

— Это того стоит.

41. Выстрел в сердце

Я спала очень крепко, поэтому отреагировала на стук только после того, как Рудольф встал с кровати, чтобы подойти к двери. Он лишь слегка приоткрыл дверь, но я всё равно испугалась того, что меня увидят в его постели, поэтому мгновенно накрылась одеялом с головой и стала подсматривать сквозь тонкую щелку. Свет лился из коридора, освещая Рудольфа, стоящего на пороге в белом халате, но он благоразумно заслонил собой вход, скрывая меня от посторонних глаз.

— Он решил заговорить, — произнес голос Раймонда. — Тебе лучше спуститься.

Рудольф что-то коротко ответил, после чего аккуратно закрыл перед собой дверь, словно боясь меня разбудить. Он не успел подойти к своей одежде, как я подскочила и села на кровати.

— Кто решил заговорить? — обеспокоенно спросила я, всем своим существом ощутив напряжение Рудольфа.

— Напавший на тебя полуоборотень, — одевая джинсы, ответил Рудольф. — Ты куда? — вдруг остановил меня за плечо он, когда я попыталась слезть с кровати.

— Я пойду с тобой.

— Нет, ты останешься здесь.

— Пожалуйста, Рудольф, я хочу знать… — неожиданно начала проситься я, что для меня было нехарактерно — обычно я без чьего-либо разрешения делала то, что хотела.

— Я всё тебе расскажу, — словно отрезал он.

— Как скажешь. Нет, что? Что это? Почему я иду против своей воли? Я отчетливо знаю, чего хочу, но слушаюсь тебя, — недоумевала вслух я.

— Теперь так будет всегда, потому что ты стала моей.

— Я так понимаю, это должно работать и в обратную сторону, так как ты тоже стал моим.

— Правильно. В спорных ситуациях мы будем искать компромисс, так как каждый из нас будет знать, чего он хочет, но не будет желать обидеть или напрячь свою половину. Но давай начнем искать компромиссы чуть позже. Я не хочу, чтобы ты шла со мной. Пожалуйста.

— Как скажешь, — снова сдалась я, сев на край кровати. — Я просто спущусь в гостиную и буду тебя ждать там.

— Спасибо, — с искренней благодарностью произнес Рудольф, после чего поцеловал меня в лоб. Как только я осознала, что он с облегчением принял моё соглашение, у меня вдруг появилось ощущение, будто я сделала действительно великое дело, не заставив своего любимого переживать из-за себя. Так я впервые начала осознавать важность уступков и понимания в паре. Если ты действительно любишь, тогда не так важно, чего хочешь ты. Гораздо важнее понимать, чего хочет любимый тобой человек.


Когда мы спустились вниз, в гостиной на диване сидела Олуэн, чему я немного удивилась, так как часы показывали три часа ночи, что могло означать, что все в этом доме уже могли догадываться об исходе нашего с Рудольфом «диалога». От одной только мысли о том, что все могут быть в курсе того, что мы переспали, мне становилось не по себе и хотелось обзавестись шапкой-невидимкой. Однако Олуэн не подала никаких признаков того, что она догадывается о произошедшем — она лишь встала с дивана, с обеспокоенным лицом повернувшись к нам, и как ни в чем не бывало произнесла:

— Раймонд, Северин и Дариуш в гараже с этим мужчиной, Кай лег недавно спать, а девочки на кухне.

— Хорошо, — сдержанно ответил Рудольф, после чего отправился к выходу, оставив меня наедине со своей матерью.

— Присаживайся, — указывая на диван, произнесла Олуэн, — Пепел и Ариэлла сейчас принесут малиновый чай.

Сев напротив женщины, я встретилась с ней взглядом и поняла, что она настолько сильно обеспокоена, что со стороны кажется, будто она сидит на иголках.

— Вы переживаете? — с ноткой непонимания спросила я, по-видимому, не до конца отойдя ото сна и от того, что недавно произошло между мной и Рудольфом.

— Дело в Залине. Она напала на тебя и теперь Рудольф наверняка объявит о её исключении из стаи, но если этот мужчина признает, что хотел убить тебя по наставлению Залины — это уже будет считаться второй попыткой покушения на тебя. Это будет значить, что Рудольф может занести Залину в черный список. Полуоборотни из черного списка не имеют право на проживание в стае и создание своей стаи на протяжении одного столетия. В мире всего несколько полуоборотней, выживших вне стаи к окончанию своего срока отстранения. Фактически, занесение в черный список — это приговор для волка.

По-моему, тот факт, что нападавший на меня был соучастником Залины, был очевиден, но, естественно, я решила умолчать об этом, чтобы не расстраивать Олуэн еще сильнее. На протяжении полувека она считала Залину своей дочерью, хотя и не была той, кто родила её, поэтому я не могла осуждать её за то, что она жалела ту, которая пыталась меня убить. Она жалела дочь, а не преступницу. Без сомнений Залина была для Олуэн дороже, нежели я, хотя Олуэн наверняка бы отрицала этот факт, если бы я вдруг спросила её об этом. И в этом не было ничего неправильного, но мне, почему-то, хотелось, чтобы Олуэн встала на мою сторону, в случае если ей придется выбирать между мной и Залиной.

Запрокинув ногу на ногу, я начала кусать губы изнутри, задумавшись о том, что же может сказать соучастник Залины, поэтому не сразу заметила появление Пепел и Ариэллы, вышедших из кухни с подносом в руках. Когда я подняла на них взгляд, они были всего в паре шагов от нас, и я замерла от увиденного. Я впервые видела Ариэллу без головного убора, но даже не ожидала увидеть на её голове волчьи уши. Красивые, достаточно крупные и пушистые, они торчком выглядывали из-под густых волос девушки. Словив на себе мой ошарашенный взгляд, Ариэлла сконфуженно улыбнулась.

— Ты почти как девушка из моего сна, — наконец выдала я, после чего встала со своего места и, подойдя к Ариэлле впритык, слегка дотронулась до её левого уха. Ариэлла держала впереди себя круглый поднос с чайными чашками и явно не знала, как реагировать на моё поведение.

— Какой девушки? — ухмыльнулась Пепел, по-видимому, будучи довольной моей реакцией на уши Ариэллы.

— Мне с детства снился Рудольф, а еще девушка с такими вот ушами, — начала совершенно спокойно и абсолютно бесцеремонно трогать пушистые ушки Ариэллы я. Когда она внезапно дернула ими, по-видимому, не выдержав щекотки, я отстранилась, и мы встретились взглядами. Мы встретились серьезными взглядами, после чего весело заулыбались друг другу, и я пропустила её к столу, позволяя ей поставить поднос на журнальный столик.

— У тебя еще и хвост такой же, — удивленно уставилась на развивающийся за Ариэллой хвост я. — Только цвет другой. У тебя волосы темные, с еле уловимым бордовым отливом, а у девушки, которая мне снилась, они были ярко-рыжими, с красноватым оттенком.

— Давно она тебе снилась? — поинтересовалась Пепел.

— Она снилась мне всю мою жизнь, как и Рудольф. Из прочитанного мной в Летописи Бирюка, я пришла к выводу, что мне могла сниться Безымянная волчица ржаного поля. Она была единственной дочерью Годфрида Рэда, который, по-видимому, действительно приходится моим отцом. Вот только я не могу понять, как может мне отчетливо сниться человек, который жил за пять веков до моего рождения, и лица которого я точно не могла нигде видеть…

— Всё просто, — пожала плечами Пепел. — Это генетическая память.

— Что? — не переставая пялиться на роскошный хвост Ариэллы, переспросила я. Так вот что Раймонд имел в виду, когда наблюдая за кометой, говорил, что хвост — это красивое продолжение яркой личности.

— Генетическая память, — повторила слова Пепел Олуэн. — Рудольф тебе снился из-за импринтинга с твоей душой, а твоя сестра снилась тебе в качестве воспоминания твоего отца. Некоторые воспоминания наших предков могут сниться нам. Обычно это самые сильные воспоминания — те, которые впечатываются в память носителя настолько сильно, что на подсознательном уровне приходят к его потомкам во снах. Они передаются нам вместе с кровью отцов.

— Как это… — я не успела завершить свой вопрос — его прервал хлопок. Очень громкий и очень страшный, в одну секунду заставляющий нутро человека застывать. Звук, похожий на выстрел. Он раздался из гаража. Мы все одновременно замерли, но спустя несколько секунд переглянулись испуганными взглядами.

— Это был выстрел? — наконец прервала молчание охрипшим голосом я.

— Северин, — вскочила с дивана Ариэлла. В гараже был не только Северин, там был и Дариуш, и Раймонд… Там был Рудольф! Моё сердце едва не разорвалось на части от дикого страха.

Мы все почти одновременно вскочили и бросились к выходу на улицу. Уже спускаясь по лестнице с террасы, я едва не теряла сознание, представляя Рудольфа…

Как только мы забежали за угол, я, в отличие от остальных женщин, бросившихся на место происшествия, замерла в десяти шагах от открытого гаража, на полу которого лежало тело мужчины, несколько часов назад едва не убившего меня в лесу. Его грудь, в области сердца, была прострелена. Однако, не смотря на столь ужасное происшествие, все были лишь слегка обеспокоены — не больше. Со стороны могло показаться, будто в шоке пребываю только я одна.

— Мы накачали его триконитом, — вполне спокойно говорил Дариуш, стоящий у тела погибшего, разъясняя ситуацию Олуэн. — Он сдался на втором литре. Прежде, чем он дотянулся до пистолета и выстрелил себе в сердце, он успел рассказать нам несколько важных моментов.

— Что значит «дотянулся до пистолета»?! — возмутилась Пепел. — А если бы он выстрелил в тебя или кого-нибудь из присутствующих? Как вы могли допустить его к оружию?

— В любом случае, это упрощает задачу, — холодно произнес Рудольф, стоящий сбоку от трупа. — Северин, Раймонд и Дариуш, закопайте его в лесу — по возвращению кремируем тело.

— По возвращению откуда? — округлила глаза Олуэн.

— Мы летим в Норвегию.

42. За что?

— Что?! В Норвегию?! — почему-то испуганно переспросила Олуэн. — В город Всех Знамен?

— Залина отправилась к старейшинам, чтобы обвинить нас в сокрытии Авроры. Если мы не явимся в течение семидесяти часов после выдвижения обвинения в нашу сторону, у нас не останется шансов на победу.

— Как Залина могла так поступить?! — воскликнула Олуэн, выражая вслух всеобщий вопрос.

Пока все обсуждали непонятные для меня вещи, я пыталась отойти от шока, стоя в десяти шагах от гаража, из которого лился теплый свет, и на полу которого лежало человеческое тело. По-видимому, почувствовав моё состояние, Рудольф вышел из гаража, оставив остальных обсуждать труп, Залину и скорый отъезд.

— Через полчаса выезжаем, — повторился он, обернувшись к остальным, после чего обнял меня за плечи и повел домой.

— Там человек… Он… Он… Что теперь будет? — округленными глазами смотрела на Рудольфа я.

— Никто об этом не узнает.

— Но вы его…

— Во-первых — мы его не убивали, а во-вторых — это был полуоборотень. Жизнь и мир полуоборотней отличаются от человеческих. Ты еще не привыкла к тому, что это значит… Я бы хотел, чтобы тебе и не пришлось привыкать к подобному, но я знаю, что впереди еще будут опасные ситуации, которые мне, Северину или кому-нибудь из стаи придется решать мгновенно, чтобы защитить свою семью. Этот полуоборотень убил бы тебя, если бы остался в живых. Через год или десять лет он бы добрался до тебя.

— Но, почему?

— Потому что он был волком из бывшей стаи Залины, принадлежавшей её отцу. Перед смертью своего вожака, он дал ему слово, что в случае моего импринтинга он убъет ту, которая встанет между мной и Залиной, чтобы, в итоге, я сделал Залину альфа самкой своей стаи. Сколько знаю Залину, ей всегда нужна была корона… — зайдя в дом, Рудольф остановился и вдруг с облегчением выдохнул. — Как же хорошо, что ты уступила мне и не пошла со мной в гараж. Если бы он выстрелил в тебя… Ты хоть представляешь, каково потерять того, кого ждал всю свою жизнь, а когда дождался, провел с ним всего несколько часов?

— Да, это ужасно, — сдвинула брови я, представив, как теряю Рудольфа. — С ума сойти можно…

— Обещай, что во время поездки будешь слушаться меня. Я знаю, что ты предпочитаешь принимать решения, отталкиваясь от своего мнения, но не сейчас. Сейчас я должен быть уверен в том, что ты не станешь предпринимать импульсивных действий.

— Поездки? — не скрыла своего удивления я. — Какой поездки?

— Ты едешь с нами.

— Да, но… Пффф… — по-видимому, я всё еще не могла отойти от потрясения, отчего слова на моём языке ворочались, словно осколки мозаики.

— Просто пообещай, что будешь делать то, что я тебе скажу, — попытался помочь мне собраться с мыслями Рудольф.

— Хорошо, — поджала губы я. — Я постараюсь.

Поднявшись наверх в спальню Рудольфа, мы начали собирать вещи. Вернее их собирал Рудольф, пока я наблюдала за ним, сидя в позе лотоса на краю кровати. Рудольф взял достаточно большой поликарбонатный чемодан и начал складывать в него сначала свои вещи, а после те, которые предположительно принадлежали мне.

— Мне стоит сходить за своими настоящими вещами, — сдвинула брови я.

— Это и есть твои настоящие вещи. У нас нет времени на то, чтобы заезжать к тебе. Вчера вечером, обследовав твой дом, мы забрали твои документы, так что с паспортом вопросов нет. С утра Олуэн позвонит Джордану и предупредит его о том, что мы взяли тебя с собой на пикник за город, и что это займет несколько дней.

— Если честно, я не до конца понимаю, что происходит… — призналась я, машинально почесав левую бровь.

— В горах Норвегии есть город Всех Знамен. Точнее сказать, это даже не город, а всего лишь резиденция старейшин. У каждого рода есть свой старейшина — обычно это тот, кто является самым старшим представителем своего рода. У каждого старейшины есть вот такая вот печать, — сжав кулак, показал кольцо на своем среднем пальце Рудольф, которое бросилось мне в глаза еще на вечеринке, во время нашей первой встречи.

— Ты старейшина?! — не скрыла своего удивления я.

— Я единственный полуоборотень из рода Грей. Других вариантов попросту нет. Ты — единственная дочь единственного сына Первородителя рода Рэд, Бенегера Рэда, — многозначительно изогнул брови Рудольф. — Ты не просто полуоборотень — ты единственный полуоборотень из своего рода, как и я. Все старейшины обязаны заседать на горе, в городе Всех Знамен, так как ни одно действительно важное решение для сообщества полуоборотней не может быть принято без согласия одного из старейшин. Именно поэтому все они собраны в одном месте.

— Но ты здесь, — заметила я.

— Я здесь лишь потому, что у меня состоялся импринтинг. Любой полуоборотень, даже старейшина, освобождается от обещаний и обязанностей, пока не закрепит свой союз с тем, с кем приобрел импринтинг. Я закрепил его с тобой и сейчас нас обоих, как единственных представителей двух родов, попытаются усадить на наши троны. Это означает, что кроме города Всех Знамен и горы, на которой он стоит, мы ничего больше в своей жизни не увидим.

— Но это… Рабство. Зачем мы туда едем? Я не хочу туда ехать!

— У нас нет выбора. Если мы не поедим — и твой, и мой род будут исключены из круга старейшин. Это будет означать, что мы не имеем право на существование, так как находимся вне стаи полуоборотней. Мы будем вне закона, а это даже не черный список. На нас объявят охоту и каждый, кто будет заподозрен в помощи тем, кто пошел против законов стаи, будет устранен. Я не могу так подставлять свою стаю. И, к тому же, если мы выберем этот путь, у наших детей не будет будущего. Они будут, как и их родители — вне закона.

— Ты хочешь сказать, что ты едешь на ту гору, чтобы добровольно запереть себя на ней на тысячелетие и, заодно, вместе с собой, закроешь и меня? — скрестив руки на груди, едва сдерживала слезы я, однако мысль о том, что он произнес словосочетание «наши дети», немного отвлекла меня от происходящего, явно заставив мои щеки порозоветь.

— Нет, я лишь рассматриваю худший вариант… — сев напротив меня и положив мою ладонь в свои руки, мягко произнес Рудольф, явно пытаясь меня успокоить. — У меня есть план. Если он сработает — мы сможем жить, где захотим. Но мне еще стоит его немного обдумать. Пока что я ставлю лишь сорок процентов на то, что он может сработать.

— И шестьдесят процентов на то, что нас запрут на горе?

— Именно.

— Не очень хорошие перспективы.

— Тем не менее, я не хотел бы, чтобы у тебя не было выбора, поэтому… — поджал губы Рудольф. — Ты поедешь со мной или останешься здесь?

— У меня нет выбора. Естественно я поеду с тобой. Даже если у меня нет будущего — главное, чтобы ты был рядом, пока есть я.


Когда мы спустились вниз, Олуэн уже ожидала нас в гостиной. Сообщив о том, что все в сборе и находятся у машин, она протянула мне длинную темно-синюю куртку, которая идеально подошла мне по размеру.

Закрыв дом на пять замков, мы спустились с лестницы, ведущей с террасы.

— Ты и я поедем с Раймондом и Олуэн на моей машине, остальные поедут на минивэне Раймонда.

— Почему так? — недовольно фыркнул под нос Кай, явно всё еще не отпуская ситуацию со мной.

— Потому что автомобиль Раймонда рассчитан на семь мест, — улыбнулась Пепел. — Так что нам впятером точно не будет ни скучно, ни тесно. Хватит ворчать, Кай — загружай свои вещи.

Пытаясь не смотреть на Кая, чтобы не встретиться с ним взглядом, я обошла рендж ровер и села на заднее сиденье. Наблюдая через тонированное окно за тем, как остальные укладывают свои вещи в багажник минивэна и расходятся по машинам, мне вдруг стало невыносимо грустно. Словно я вот-вот должна была потерять то, чего была лишена всю свою жизнь. И этим «чем-то» была не семья. Семья у меня всегда была, причем самая лучшая, в лице лучшей мамы на земле. Беспокоящим меня «чем-то» была стая. Я всем своим существом ощущала, что рискую потерять её раз и навсегда, отчего всё внутри меня сжималось. Однако при этом я была уверена в том, что я готова пожертвовать стаей и даже жизнью, лишь бы Рудольф был со мной рядом и любил меня с той же силой, с которой я сейчас люблю его.

Сев рядом со мной, Рудольф обнял меня и притянул к своей груди. От его объятий мне было бы легче, если бы я не чувствовала переживание, исходящее от него изнутри. Я чувствовала себя едва ли не приговоренной к тому, чего еще не до конца осознавала… Я просто не осознавала, сколько это для человеческой жизни — тысяча лет. Тем более, тысяча лет взаперти на какой-то горе и всё ради того, чтобы стая Рудольфа… Нет, ради того, чтобы наша стая уцелела, и наши дети могли быть свободными. Странно в восемнадцать лет задумываться о детях, но мне почему-то казалось, что они у нас с Рудольфом обязательно будут.

На выезде из Грей Плэйс фары нашего автомобиля осветили красивую деревянную табличку, напротив огромной секвойи. Она изображала волка с запрокинутой головой, под которым массивными, резными буквами было вырезано: «Мы ждем Вас обратно в Грей Плэйс». Похожую табличку я видела, когда въезжала в город, только на ней было выгравировано: «Добро пожаловать в Грей Плэйс». Это было меньше месяца назад. Тогда мне казалось, будто этот город — моё наказание, только я не знала за что. Сейчас же я знала, что этот город — моя награда, но я до сих пор не могла ответить себе на тот же вопрос — за что?.. За что?

43. Мой ранг — второй

Спустя пару часов положив голову на колени Рудольфа, я не могла сомкнуть глаз. Он гладил меня по лицу своими горячими пальцами и не отрывал от меня свой зеленоглазый взгляд, в котором скрывались глубины всего мира.

Я понимала, что нам жизненно необходимо пересечь океан, но переживала о наличии рейса, который мог бы нас доставить на другой конец света, и, как оказалось, делала это абсолютно зря — на рассвете мы вылетели частным самолетом.

Естественно меня мучали вопросы, но я решила начать задавать их лишь после взлета. Мы с Рудольфом сидели вдали ото всех, и в этот момент я не испытывала неловкости, которую обычно испытывают люди, желающие задать «неправильные» вопросы.

— Откуда у вас столько денег? — отстегнув ремень и слегка пригнувшись вперед, обратилась я к Рудольфу.

— Я акционер одного из ведущих банков Канады — один раз в полгода получаю бешеные проценты. У Дариуша, Северина и Раймонда свои финансовые источники. У Дариуша они даже покрупнее моих. Так что не удивляйся, когда узнаешь, что Ариэлла купила тебе костюм Красной Шапочки, а не взяла его напрокат. Она до сих пор не знает, как открыть тебе эту жестокую правду, — ухмыльнулся Рудольф.

— Хах, — широко заулыбалась я. — Расскажи мне, что такое «ранг»? Во время моего обращения, Пепел открыто удивилась тому, что моя сила якобы второго ранга. Что это значит?

— Попробую тебе объяснить всё и сразу, — взяв в руки лист и многоцветную ручку, вздохнул Рудольф, после чего начал чертить таблицу. — Всего существует пять рангов от ноля до пяти. Ноль — самый сильный ранг, пятый, соответственно, самый слабый. Я сейчас говорю о силе биополя. Представители волчьего племени могут подавлять друг друга одним только биополем. Так, обладатель нулевого биополя, является абсолютным лидером среди своих сородичей. Зачастую именно по биополю выбирается вожак стаи. То есть ты априори проиграешь носителю нулевого и первого рангов, имея второй ранг, только если кто-то из них не слабовольная личность. Например, ты, обладая вторым рангом, в обычные будни победишь Ариэллу, так как проявляешь более сильную волю, однако в полнолуние у тебя будет гораздо меньше шансов на победу. Это что-то вроде психологической атаки. Иными словами — если я на тебя зарычу, ты опустишь голову и подойдешь ко мне, — ухмыльнулся Рудольф.

— Потому что ты подавишь меня своим биополем?

— В твоем случае это еще и потому, что ты принадлежишь мне. Волчица всегда слушается своего волка, — продолжал довольно улыбаться Рудольф, явно смакуя полученную надо мной власть. Наконец, он протянул мне лист, с начерченной им таблицей, поясняющей союзы между мужчиной и женщиной из разных категорий.



— Хмм… — внимательно изучая таблицу, хмурилась я. — Я имею всего лишь второй ранг.

— Ты имеешь не всего лишь второй ранг, — ухмыльнулся Рудольф. — Твой ранг редкость.

— Да, но ты вообще нулевого ранга, — заметила я. — А Ариэлла первого, так как она является «Перевертышем» — рожденной от мужчины полуоборотня и женщины-оборотня.

— Скажем так — у меня необычная стая. Подобные Ариэлле и Пепел считаются изгоями в волчьем мире, хотя и не состоят в черном списке. Пепел — из-за отсутствия рода — даже после обращения цвет её волос остается неопределенного цвета, а Ариэлла — из-за ранга, который еще несколько десятилетий назад был официально запрещен и подвержен уничтожению. Первый ранг, принадлежащий Ариэлле, подразумевает сложность контроля над собой во время обращения, а иногда и вовсе его отсутствие. Подобные особи считаются и являются опасными для окружающих, тем более они могут выдать существование нам подобных. Всего в мире осталось несколько особей первого ранга, которые до сих пор живы лишь благодаря своим поручителям. Кто-то когда-то поручился за них перед старейшинами, и каждое полнолуние контролирует обращение Перевертыша.

— Это как?

— Например, сажают Перевертыша на цепь, — сделал глоток виски Рудольф.

— Вы сажаете Ариэллу на цепь?!

— Иначе бы она попросту всех нас перегрызла без разбора. Даже Северину бы досталось, — пожал плечами Рудольф. — Дело в том, что у особей первого ранга ДНК максимально приближено к ДНК оборотня, отчего их звериные инстинкты во время полной луны всегда берут над ними верх. Фактически — они такие же рабы луны, как и их матери.

На мгновение я замолчала, пытаясь переварить полученную информацию.

— У нас ведь есть шансы вернуться в Грей Плэйс? — в итоге решила перевести тему я, взглянув в глубокие глаза Рудольфа. — Что я скажу маме, если не смогу вернуться?

— Я что-нибудь придумаю, — повертев бокал с алкоголем в руках, странно причмокнул Рудольф. Я так и не поняла, на какой из вопросов он ответил.

44. Вещий сон

Раньше мне никогда не снилось ничего, кроме ржаного поля, Безымянной волчицы и Рудольфа в человеческом и волчьем обличии. Один и тот же сон, год за годом с самого рождения и ничего больше. Неудивительно, что я, мягко говоря, пришла в изумление, когда картинка вдруг сменилась. Под ту же мелодию мне снился один только Рудольф. Сон начинался с того, что я обнимаю этого мужчину, после чего отстраняюсь от его груди и смотрю ему в глаза снизу вверх. Это Рудольф… Рудольф, только какой-то другой. Из-за полумрака мне сложно хорошо рассмотреть его, но глаза у него немного темнее обычного и на левой брови у него красуется мелкий шрам, отчего создается впечатление, будто он выбрил полосу на своей идеальной брови. Он всё так же красив, но от него исходит совершенно другая энергетика, нежели от того Рудольфа, которого я знаю. Она словно немного холоднее, немного темнее, немного резче… Меня тянет к этому Рудольфу… Но он не мой. Это не мой Рудольф. Я отступаю от него, хотя мне и дается это с большим трудом, ведь я люблю его, но он не собирается от меня отступать. Он протягивает ко мне руку, но я мешкаю. Его рука принадлежит мне, но моя рука… Она принадлежит не ему. В момент, когда Рудольф дотронулся до моей руки против моей воли, я проснулась.

— Всё нормально? — полушепотом поинтересовался сидящий справа от меня Рудольф, посмотрев на меня сверху вниз своими светлыми глазами. Я спала у него под рукой, и мне вдруг стало так хорошо, что это был всего лишь сон.

— Я тебе снилась, да?

— Последние сорок восемь лет мне ничего кроме «вещего» сна не снилось. Главной его героиней была ты, — улыбнулся Рудольф. — Но после того как мы переспали, твой образ перестал меня терзать во снах, — прошептал мне прямо на ухо он, словно боясь, что кто-то сможет услышать его слова с другого конца салона. Отстранившись, он вдруг улыбнулся. — Непривычно спать без снов? После того, как импринтинг состоялся, волки перестают видеть свой вещий сон и больше не слышат в своих снах «Песнь волчьей крови» или, как её еще по-другому называют, «Песнь завороженных волков».

— Но она только что снилась мне, — произнесла я и сразу же словила на себе напряженный взгляд Рудольфа. — Мелодия снова лилась в моём подсознании, и мне снился ты. Только это был уже другой сон… И другой ты. У тебя были глаза темнее и на левой брови был красивый шрам, — погладив Рудольфа по левой брови, тихо улыбнулась я. Рудольф взял мою ладонь в свою руку и, прислонив к губам, поцеловал её.

— Я снюсь тебе потому, что сильно тебя люблю, — шепотом произнес зеленоглазый.

— И я тебя сильно люблю, — еще тише произнесла я. Еще сутки назад я ничего не знала о счастье взаимной любви, а уже сейчас упивалась ей до изнеможения.


Норвегия встретила нас суровой осенью: беспросветная серость, моросящий дождь и всего +2 градуса по Цельсию. Рудольф еще в самолете закутал меня в пуховик, обмотал клетчатым шарфом и всё это дело прикрыл вязаной шапкой. Сначала я сопротивлялась, но уже когда спускалась по трапу, была рада тому, что он уговорил меня одеться. Вообще я неожиданно заметила, что Рудольф словно окутывает меня своей энергетикой. Я чувствовала себя заливом, с четырех сторон окруженной сушей, которую представлял собой Рудольф. Также ощущает себя человек, которого обнимают сзади. Оставаясь в объятиях, он может общаться с остальными, но делает это сквозь призму объятий — с кем бы ты не общался, ты всегда чувствуешь тепло того, кто в этот момент тебя молча укутывает в свои объятья.

Следующим пунктом назначения стала гостиница. Я не понимала, зачем медлить, если можно сразу с аэропорта выехать в город Всех Знамен, но так как я не жаждала там оказаться, я решила не задавать лишних вопросов.

Когда мы заселились в четырехзвездочный отель, часы показывали ровно девять часов утра по местному времени. Мы с Каем не разговаривали с момента моего обращения, если даже не больше, но я уловила, как его передернуло, когда Рудольф взял для нас один номер на двоих. И хотя никого кроме Кая это не удивило, словно это был само собой разумеющийся момент, я вся сжалась от неловкости. Забившись в небольшой лифт, мы поднялись на пятый этаж, после чего разошлись по своим номерам.

— Нам стоило взять отдельные номера, — заметила я, снимая с себя ботинки.

— Почему? — непонимающе спросил Рудольф, закинув руками назад свои густые волосы.

— Все теперь будут думать, что мы спим вместе.

— Но мы действительно спим вместе.

— Это было всего лишь два раза за одну ночь.

— Ты так говоришь, словно тебе было мало, — запрокинув голову, засмеялся Рудольф.

— Я так говорю, потому что никто не в курсе наших отношений…

— Все в курсе.

— Ты всем рассказал?!

— Я ничего не рассказывал. Но после того, как между нами произошло «это», ты стала пахнуть по-другому — твой запах смешался с моим — и твоё биополе немного подкорректировалось моим, а подобные вещи волки улавливают моментально.

— То есть, все в курсе того, что мы переспали?!

— М-м-мда, — невозмутимо выдал Рудольф. — Расслабься, — притянув меня к себе, смешливо фыркнул он. — Все еще до твоего появления знали, что ты переспишь со мной, — вдруг звучно рассмеялся он.

— И всё же… Я переживаю за Кая… Да, он выглядит и ведет себя как двадцатилетний парень, но он всё еще обладает наивностью десятилетнего ребенка. Я это заметила еще до того, как узнала о том, что ему десять лет от роду. По-моему, он слишком остро переживает наш союз.

— Ты права, нам стоит с ним поговорить. А пока… Подкорректировать тебе биополе или предпочтешь массаж? — коварно улыбнулся парень.

— Если честно, я безумно хочу подкорректировать себе биополе, но перед выездом ты два часа меня мучал, после чего я почти не спала и этот перелет… — поджала губы я. — Я хотела бы принять душ, после чего просто отключиться.

— Как скажете, моя королева.

— Прекрати так коварно улыбаться и обволакивать меня своими медовыми речами, иначе уже мне придется корректировать твоё биополе.

Приняв горячий душ и высушив волосы, я еще с полчаса наслаждалась массажем, после чего отключилась в абсолютном упоении.


— Ты не спал, когда я засыпала, и не спишь, когда я просыпаюсь, — заулыбалась я, еще не до конца раскрыв глаза.

— Полуоборотни спят максимум по четыре часа в сутки.

— Правда? — сонным голосом удивилась я. — Может быть, я всё еще человек?

— Твой организм окончательно перестроиться под полуоборотня к двадцати годам.

— С двадцати я смогу не спать и не мерзнуть, а до тех пор у меня будет лишь одна, но очень весомая суперспособность…

— Какая?

— Не беременеть. Нам не придется тратиться на презервативы, пока мне не исполнится тридцать, — в голос засмеялась я.

— Можем воспользоваться твоей суперспособностью прямо сейчас, — заговорчески произнес Рудольф.

— А сколько сейчас время? — протерев глаза, спросила я.

— Пять часов.

— Сколько?! Мы должны выехать через полтора часа… Нам срочно нужно поесть — я безумно голодна.

Спустя пятнадцать минут после того, как я впрыгнула в свои джинсы, мы оказались в номере Раймонда и Олуэн, в котором развернулся настоящий фуршет. Мы были последними из пришедших, но это никак нас не выделяло, так как все были слишком голодными, чтобы интересоваться причинами опоздания остальных.

Положив глаз на бутерброд с форелью, я уже потянулась за ним, но отвлеклась, словив на себе взгляд Кая. Все были заняты разговором о городе Всех Знамен и о том, в каком составе нам стоит туда отправиться, поэтому у меня не составило особого труда побеседовать с Каем в стороне от остальных. Впрочем, что-то мне подсказывало, что и на сей раз Рудольф не выпустил меня из поля своего зрения.

— Кай, так получилось, — коротким шепотом констатировала я, прежде убедившись в том, что все действительно увлечены беседой о предстоящей поездке. Кай ничего не ответил, вяло прокрутив в руке канапе из креветок, и я решила воспользоваться старой доброй иронией. — В конце концов, я старше тебя на восемь лет.

— По физическому и интеллектуальному развитию мы ровесники…

— Ты бы променял меня на ту, с которой твоя душа вошла бы в импринтинг?

— Но моя душа ни с кем не повязана импринтингом. Такое происходит далеко не с каждым волком. Со мной вообще ничего подобного может не произойти.

— Ты только представь, что ты можешь потерять из-за одного только сомнения. «Может» или «не может» — это не тебе решать. Тебе всего десять лет от роду, твоя девушка, скорее всего, еще даже не родилась. Думаешь, что лучше сойтись с первой попавшейся девицей? Это стоит любви всей твоей жизни? Да, ты еще ничего не знаешь о ней, но она точно будет. Итак, если ты готов пожертвовать самым лучшим, что только может быть в твоей жизни, тогда продолжай обижаться на нас с Рудольфом, но если не готов, тогда давай оставим это позади и просто вместе дождемся твоей настоящей любви.

Мы напряженно переглянулись и, спустя несколько секунд, Кай глубоко выдохнул, положив своё канапе обратно на разрисованную тарелку. Поджав губы, он сжал левый кулак и протянул его мне. Заулыбавшись, я дотронулась его своим кулаком, после чего парень ответил мне взаимной улыбкой. Она всё еще была грустной, но уже точно не из-за меня. Скорее всего, это была улыбка подростка, который с нетерпением и слезами на глазах ждет своей настоящей любви. И так ему грустно, что она к нему долго идет, что он даже готов впасть в меланхолию. Всё-таки Кай, не смотря на свой интеллектуальный и физический возраст, в душе всё еще оставался десятилетним мальчиком.

45. Город Всех Знамен

Только что я поняла, что в стае нет понятия принятия решений посредством голосования большинства. Всё решалось немного по-другому — Рудольф выслушивал мнение каждого, после чего объявлял своё решение, которому безоговорочно следовали все. Именно так было решено, что Северин, Ариэлла, Пепел и Кай останутся в отеле. Если остальные не вернутся за двое суток до полнолуния, Северин, Пепел и Кай позаботятся о безопасности Ариэллы, которая во время полной луны теряет над собой контроль при обращении. Её заранее вывезут загород и закуют в цепи (до сих пор не могла привыкнуть к её ушам и хвосту, как и не могла свыкнуться с мыслью о том, что эта милая девушка может превратиться в настоящего зверя, закованного в цепи). Но были и другие причины не брать эту четверку в город Всех Знамен. Оказалось, что прежде Северин едва не был занесен в черный список рода Елоу и, так как это произошло относительно недавно, Рудольф не хотел, чтобы старейшина этого рода лишний раз вспоминал о старых обидах в самый неподходящий для нас момент. Пепел же и Ариэлла были «инвалидами», как когда-то выразилась сама Пепел. У них не было рода, отчего к ним весьма хладнокровно относилось волчье племя, хотя эти девушки и были его частью, пусть даже неизвестной. У Кая же была какая-то своя странная история, из-за которой Рудольф не захотел его брать с собой. Мне показалось это странным, так как я не могла понять, что такого мог натворить десятилетний ребенок за свою относительно короткую жизнь, что впал в немилость у старейшин. Однако я решила не вдаваться в подробности, чтобы не задевать чужие раны.

Рудольф, я, Олуэн и Раймонд выехали из отеля на арендованном внедорожнике ровно в половину седьмого. В это время уже было слишком темно, отчего я вдруг почувствовала себя потерянной во времени — смена часового пояса давала о себе знать.

До города Всех Знамен мы должны были добраться всего за два часа, но из-за разгулявшегося шторма, который сильно влиял на и без того неважную ночную видимость, мы отклонились от плана на целых полтора часа. Съехав с основной дороги, мы около трех часов ехали по пустоши, затем по лесу и снова по пустоши, пока не добрались до каменистого склона небольшой горы. Правда, в ночном мраке я мало чего могла разглядеть, но я верила на слово своим спутникам, отчего была убеждена в том, что мы остановились именно у склона необходимой нам горы.

По пути Олуэн сообщила мне, что поговорила с Джорданом и предупредила его о том, что она забирает меня с собой на неделю загород, и что мой мобильный будет вне зоны действия в течение всего этого времени. По словам женщины, Джордан был только рад тому, что надо мной установлен контроль со стороны взрослых, так что о нем и маме, которой я прежде отправила поясняющий емейл, я могла не переживать.

— Здесь нам придется выйти, — протягивая мне дождевик, произнес Рудольф. — Одень это и резиновые сапоги.

— Ты всё еще имеешь иммунитет обычного человека, — обернувшись ко мне с водительского сиденья, заговорил Раймонд, — так что постарайся не дышать через рот, чтобы не подхватить ангину или чем вы там обычно болеете. В этом месте с человеческими болезнями мало знакомы, так что будет лучше избежать лишних проблем.

— Как долго мы здесь пробудем? — начиная подозревать неладное, поинтересовалась я.

— Если бы я знал, — на секунду встретился с взглядом Рудольфа Раймонд. — Это зависит не от нас. Сейчас сосредоточься на походе. Придется идти в гору сквозь непогоду пять километров к ряду.

Что сказать — ничто из услышанного меня не обнадеживало. Выйдя из машины, сквозь дождь и мрак я посмотрела предположительно куда-то вперед вверх. Когда я увидела вдали раскачивающийся огонек, напоминающий свет далекого фонаря, я не поверила, что так скромно может мигать город Всех Знамен. Я думала, что он будет сиять сотнями лампочек, а здесь всего лишь тусклый свет свечи, порхающей в непогоде.

Из-за моей нерасторопности моим спутникам пришлось идти размеренным шагом, отчего чувство вины не покидало меня до последнего момента. Хотя они и не показывали того, что им приходится медлить из-за меня, я это прекрасно понимала по тому, как легко они шли, в то время как я, спотыкаясь в темноте о скользкие камни, запыхавшись, шагала след в след за Олуэн.

Раймонд замыкал нашу шеренгу, в то время как Рудольф шел справа от меня — он поддерживал меня за локоть и, казалось, что ему было бы куда проще нести меня на руках, о чем он выругался себе под нос в самом начале, но я не хотела терять остатки своей гордости, поэтому сейчас неуверенными шагами прорывалась сквозь ночь, мысленно ругая дождь и свою неуклюжесть.

Остановившись напротив высоких ворот, над которыми на арке висел старинный фонарь, всё это время служащий для нас маяком, Раймонд постучал в дверной молоток, изображающий собой потертую голову волка. Спустя пару секунд, в воротах приоткрылась небольшая щель, и я не успела понять, что сквозь нее на нас смотрит пара человеческих глаз, как она тут же закрылась, после чего раздался скрип многочисленных засовов.

Внутрь нас впустил человек, накрытый плащом, своим кроем напоминающим монашеский. Спустя несколько секунд мы оказались во дворе, освещенном мутным светом уличных фонарей, утопающих в ночном ливне. Под ногами внезапно вместо горных камней и грязи оказалась скользкая брусчатка из крупного травертина, отчего мои шаги стали намного увереннее. Примерно в пятистах метрах впереди нас расположилось трехэтажное поместье из потемневшего камня, с северной стороны обтянутое алым плющом. Это построение вполне можно было назвать мини-замком, так как выглядело оно достаточно величественно для своих размеров. До входа в поместье, охраняемого двумя людьми, чьи лица, как и лица привратников, были скрыты под длинными капюшонами, нас сопроводил один из двух стражей. У самого же входа в замок нас встретил высокий, статный мужчина, и только сейчас я обратила внимание на то, что все здесь носят одинаковое одеяние — серо-бежевые плащи до пола, напоминающие рясы монахов.

— Рудольф Грей, — встречающий нас мужчина изогнул брови, которых недавно коснулась первая седина. — Мы ожидали Вашего появления.

— Весьма странно, с учетом того, что меня не оповестили о том, что я должен явиться, — холодно отозвался Рудольф, отдав свой плащ подбежавшей девушке, с нежными, пшенично-желтыми волосами и глубокими голубыми глазами. Она поочередно забрала у нас верхнюю одежду, после чего исчезла настолько стремительно, что я даже не успела заметить, когда и куда она делась.

Ничего не ответив на замечание Рудольфа, которое, по-видимому, попало в самое яблочко, мужчина слегка вытянул подбородок, после чего вытащил левую руку из мешковатых рукавов и указал нам на каменную лестницу, ведущую наверх. Когда же Рудольф проходил мимо этого мужчины, незнакомец слегка склонил перед Рудольфом голову, что меня немного удивило.

Поднявшись вверх по лестнице на третий этаж, мы снова встретились с девушкой, которая прежде забрала у нас верхнюю одежду. Она указала каждому на его покои, после чего удалилась в темный коридор. Из-за высоких потолков и голых стен здесь присутствовало достаточно сильное эхо, но, не смотря на это, мягкие шаги незнакомки почти не отражались в тишине, что меня даже немного пугало.

— До завтра, — произнесла Олуэн, без присущей ей улыбки, после чего отправилась к своей двери.

— До завтра, — повторил слова своей жены Раймонд, после чего отправился вслед за Олуэн. Только сейчас я поняла, что у меня с Рудольфом разные комнаты. Осознав это, я замерла и заглянула в изумрудные глаза своего спутника, которые при тусклом освещении казались мне едва ли не единственным источником света.

— Пошли, — словно прочитав мои мысли, произнес Рудольф, после чего открыл дверь моей комнаты. От того, что он без слов понял моё желание остаться с ним, мне вдруг стало тепло. Наверное, он просто желал того же.

Зайдя в комнату, Рудольф одним щелчком включил несколько ламп в виде винтажных фонариков, которые освещали покои теплым, но всё равно слишком тусклым светом. Я заметила это вслух, и Рудольф пояснил мне, что личные покои в этом замке всегда освещены тусклым светом, так как глаз полуоборотня не нуждается в свете даже темной ночью. Я снова вспомнила о том, что до сих пор еще не являюсь полуоборотнем, так как настоящее обращение, во время которого я приобрету уши и хвост — жуть! — у меня всё еще не состоялось.

Комната оказалась достаточно просторной, обставленной деревянной мебелью, и очень прохладной. От холода у меня едва ли изо рта не шел пар, но желание помыться было куда сильнее моей дрожи — вода в отеле оказалась сильно хлорированной, отчего сейчас у меня зудела кожа, и после проливного ливня мне просто необходимо было принять горячий душ. В итоге, уже спустя пять минут, я стояла в комнате без дверей, скрывающейся сразу за каменной стеной, расположенной в изголовье кровати. Эта странная комната с ямой, выложенной камнем, должна была исполнять роль ванной комнаты, однако ни душа, ни даже ванной в ней не было — только унитаз и странная, прямоугольная яма в полу. Когда Рудольф сказал, что яма и является ванной, я не поверила его словам и не верила вплоть до тех пор, пока он не включил краны, из которых, дымящейся струйкой, в яму начала стекать горячая вода. Сначала я решила отказаться от подобного счастья, но вдруг наплевала на всё, решив, что со мной происходили и куда более странные вещи. Обращение в полуоборотня, например.

Уже сидя в горячей ванне, я боялась высунуть хотя бы сантиметр тела из-под толщи воды, так как всякий раз, когда это происходило, холод щипал меня колючими пальцами за мою тонкую кожу. В сумме я просидела в воде не больше десяти минут, после чего Рудольф невозмутимо вошел в комнату и потребовал, чтобы я вылезала. Кажется, он опасался за моё здоровье куда больше меня самой.

Уже лежа в кровати, я вплотную прислонялась к горячему телу Рудольфа, чтобы хоть как-то согреться.

— Почему здесь так холодно? — после длинного зевка, едва ли не дрожащим голосом спросила я.

— Полуоборотни нормально переносят температуру от плюс тридцати пяти до минус тридцати пяти. Только за пределами этих температурных границ наше тело начинает ощущать незначительные изменения. Поэтому большинство комнат резиденции не отапливается.

— Большинство? — приподняла брови я.

— Комнаты, в которых проживают особи, не достигшие возраста обращения, интенсивно отапливаются даже в летнюю пору. Здесь редко бывает тепло.

— Здесь живут дети? — округлила глаза я.

— Сироты или дети служащих… Их немного — едва ли наберется с десяток.

— Не самое лучезарное детство, — нахмурилась я, представив детей в каменных комнатах. Немного помедлив, я, наконец, задала вопрос, вертящейся у меня во рту на протяжении последних суток. — Что будет завтра?

— Будет решаться твоя судьба. По факту — ты должна заседать в тронном зале, потому как основные для сообщества полуоборотней решения, должны приниматься в полном составе представителей семи родов, но ты еще ни разу не обращалась, так что… — поджал губы Рудольф, после чего замолчал.

— Но мы ведь найдем способ уйти отсюда, верно?

— Это будет сложно сделать, — сжато выдохнул Рудольф.

— Почему это место называется городом Всех Знамен? Ведь это всего лишь небольшой замок, но никак не город.

— Потому что на протяжении пяти веков, под крышей этого поместья, главы семи родов хранят обычаи и законы волчьего племени. Это единственное место на земле, где собраны сразу все представители всех родов…

— А как же наша стая? В ней есть по представителю из каждого рода.

— Ты сказала «наша стая», — самодовольно улыбнулся Рудольф. — Начинаешь чувствовать себя хозяйкой?

— Начинаю чувствовать себя частью этого мира, — хитро улыбнулась я.

— Наша стая особенная, — довольно посмотрел на меня сверху вниз Рудольф. — Обычно стаи формируются из членов семьи. Например, я — вожак, значит, остальные являются членами рода Грей: мои дети, мой кузен, двоюродный брат и прочие родственники мужского пола. Они приводят в стаю женщин из других родов, которые рождают здоровое потомство. Впоследствии девушки, выходя замуж, меняют принадлежность к роду и уходят в другую стаю, а мужчины приводят новых самок и так по кругу.

— Слово «самка» режет уши, — поморщилась я.

— Никогда не забуду, как ты возмутилась, когда я предписал тебе роль альфа самки, — весело ухмыльнулся Рудольф. — Что касается нашей стаи — она особенная, так как я сформировал её не по родовому принципу, а по принципу собственного желания. В ней состоят не самые признанные в волчьем мире полуоборотни, зато самые яркие, поэтому мы зачастую режем глаза остальных…

Рудольф еще долго рассказывал мне о том, почему обычно подобных стай не существует — в основном склоки внутри стаи за звание вожака — и, в итоге, мы заснули слишком поздно, прислушиваясь к звукам ветра, гуляющему у окон, и каплям дождя, врезающимся в каменные, потемневшие от времени стены.

46. Два сильнейших волчьих рода в истории

Я проснулась от ощущения тепла, исходящего от плавно скользящих по моему лицу пальцев Рудольфа. В комнате всё еще было темно, но предрассветная серость уже начала прорываться сквозь газовую тюль, колышущуюся от свободно гуляющего по комнате сквозняка.

— Который сейчас час? — сонным голосом поинтересовалась я.

— Семь часов, — поцеловав меня в верхнюю губу, ответил Рудольф. — Нам пора вставать. Через час у нас встреча в тронном зале с представителями пяти родов.

Сначала я хотела спросить, почему только пяти родов, но потом вспомнила о том, что Рудольф и я являемся представителями двух оставшихся.

Как только я оделась, с удовольствием закутавшись в теплую кофту шоколадного цвета, в дверь нашей комнаты раздался стук. На пороге стояла светловолосая девушка, которая вчера сопровождала нас. Не впустив её внутрь, Рудольф принял из её рук поднос и, после короткого «спасибо», закрыл дверь.

— Такая молодая, — нахмурила лоб я. — Как она сюда попала?

— Не знаю, — пожал плечами Рудольф. — Когда я уходил отсюда в последний раз, её здесь не было. Судя по цвету её волос, она принадлежит роду Елоу.

— Я думала, что к роду относят цвет волос, который проявляет себя при обращении.

— Есть случаи, когда цвет волос и до обращения выдает своего носителя. У этой девушки он почти желтый.

Съев несколько круассанов с самым вкусным малиновым чаем, который я когда-либо вливала в себя, я удивилась аппетиту Рудольфа: три чашки чая, десяток бутербродов с ветчиной, две куриные грудки с салатом из помидоров, несколько ломтиков хлеба с маслом… Именно так я узнала, что аппетит одного взрослого полуоборотня равняется аппетитам трех взрослых мужчин.


Только когда мы вышли за пределы наших апартаментов, я впервые здраво оценила силу своего переживания — по шкале от одного до десяти она достигала двенадцати. Рудольф заранее предупредил меня о том, что в восемь часов в тронном зале начнется слушание моего дела, суть которого я явно не до конца понимала. При этом я лишь сейчас осознала на все сто процентов, что не готова… Правда, не знала к чему именно.

Спустившись на второй этаж, мы прошли по длинному, широкому коридору с высокими сводами, который украшали цветные витражи. Подойдя к массивной двери с резными ручками, Рудольф с шумом, мгновенно взмывшимся к высоким сводам, толкнул дверь вперед, и мы оказались в просторном зале с огромными, арочными окнами. Зал был настолько впечатляющим, что у меня почти не возникало сомнений в том, что в нем когда-то устраивались пышные балы.

В самом конце зала расположилось семь тронов, на четырех из которых уже восседало четверо мужчин. Я бы не остановилась напротив шеренги из тронов, так и продолжая идти вслед за Рудольфом, если бы Раймонд не дернул меня за руку. Обернувшись на него, я машинально остановилась, а когда снова посмотрела вперед, поняла, что Рудольф взошел на трон.

Рудольф сел на одном из трех пустующих тронов, и за его спиной висело знамя с изображением головы серого волка. Над каждым троном висели такие же знамена — их различал только цвет волка. Пустовали лишь трон справа от Рудольфа, над которым возвышалось знамя красного волка, и трон слева от Рудольфа, над которым возвышалось знамя с изображением зеленого волка. Тяжело выдохнув, я опустила руки вдоль туловища и, уловив движение в десяти шагах слева от себя, повернула голову в его сторону. Хотя я и знала, что все эти неприятности начались именно из-за Залины, я, почему-то, не была готова увидеть эту блондинку здесь. Однако не одна я была изумлена нашей встречей. Судя по внутреннему сжатию Залины, блондинка куда больше была удивлена нашему появлению. Она почти не показывала этого внешне, но, кажется, я улавливала волны её биополя.

На нее смотрели все: я, Олуэн, Раймонд, Рудольф, присутствующие старейшины родов и люди, стоящие за каждым из тронов — позже я узнала от Олуэн, что за каждым из тронов во время заседания стоит приемник старейшины и находится он там для того, чтобы помогать своему главе, и учиться на примере происходящего. Но каждый из нас смотрел на эту девушку с разными эмоциями: я с не присущей мне злостью, Олуэн с жалостью (биополе Олуэн издавало столь мощную тоску, что меня всю передергивало), Раймонд смотрел на девушку с той тоской, с которой смотрят на печально пройденный этап, старейшины смотрели на блондинку с любопытством, Рудольф же с явным безразличием.

Напряжение росло, и кто-нибудь из присутствующих явно бы не выдержал накала страстей, и наверняка сорвалась бы первой именно Олуэн, как вдруг слева от Залины прошла женщина, величественность которой не смогла скрыть даже тусклая монашеская ряса. На вид ей было около семидесяти, что означало, что ей точно не меньше пятисот с лишним лет. Единственная женщина среди мужчин, представляющих свои роды. В пяти шагах за её спиной шагал молодой мужчина, которому на вид было не больше тридцати лет. Он был гораздо моложе остальных приемников, чем и привлек к себе мое внимание.

Как только эта женщина взошла на трон, отмеченный эмблемой зеленого волка, в зале, и без того погруженном в тишину, всё словно застыло.

Первым нарушил гнетущее молчание мужчина лет шестидесяти, заседающий под знаменем желтого волка. Он не вставал со своего места и не делал никаких движений — лишь едва шевелил губами. При этом его голос звучал настолько громко, что врезался эхом в высокие своды зала.

— Волчица из моего рода, Залина, дочь Якоба Елоу, многие годы прожила в стае, не принадлежащей её роду, так как была подвержена обману со стороны вожака этой стаи, — властно начал мужчина. — Рудольф Грей обещал отцу волчицы, Якобу Елоу, предводителю некогда великой стаи, взять в жены его младшую дочь, тем самым сделать её альфа самкой своей стаи. Взамен Якоб Елоу не внес в черный список Северина Брауна, который обвинялся в убийстве одного из рода Елоу. Соглашение было подвержено сомнению незадолго до назначенной даты свадьбы между Рудольфом Греем и Залиной Елоу, так как Рудольф Грей подтвердил свой импринтинг с другой. Соглашение всё же не считалось расторгнутым, так как импринтинг не являлся состоявшимся. Сейчас же, когда мы чувствуем биополе той, кто стала парой Рудольфа Грея, мы можем с уверенностью полагать, что Рудольф Грей и стоящая перед нами волчица замкнули свой импринтинг, потому как их биополя излучают синхронные волны. Также нам стало известно, что стая Рудольфа Грея скрывала тот факт, что волчицей Рудольфа стала единственная представительница рода Рэд, который до сих пор считался усохшим. В связи с данными событиями, я требую, чтобы стая, которая всё это время скрывала от представителя рода Рэд его значение и скрывала от представителей других родов существование представителя, была распущена без права восстановления, — громко произнес глава рода Елоу, заставив многих издать тяжелые вздохи. — Моя же подопечная и часть моего рода — Залина, дочь Якоба Елоу, требует справедливости. Если Рудольф Грей не женится на ней в течение грядущего месяца, Залина просит двусторонней отмены соглашения — Северин Браун должен быть казнен.

Не успел представитель рода Елоу договорить свои требования, когда Олуэн ахнула, своевременно прикрыв рот ладонью. Она не верила в то, что Залина — девушка, которую она на протяжении полувека растила как дочь, способна требовать голову своего названного брата. В подобное не могла поверить даже я — кажется, моя челюсть упала на пол.

Сердце замерло. Вот и всё. Вот и всё… Еще пять минут назад я зашла в этот зал с Рудольфом, а уже сейчас я уйду без него. Он не позволит Северину пойти на казнь. Рудольф спасет его. Он останется… Останется с Залиной. Я даже не подозревала, что так скоро потеряю его. Самопожертвование — это всегда сложно. Я узнала это, когда переезжала на другой конец света ради мамы, но я до сих пор не знала, что это может быть настолько больно. В области сердца что-то мгновенно щелкнуло и защемило. Лицо Рудольфа не отображало эмоций и, отчего-то мне показалось, что данный факт подтверждает мои догадки. Я лишаюсь его… Здесь и сейчас Рудольф согласится на брак с Залиной, чтобы спасти жизнь Северину, и я не скажу ни слова, чтобы предотвратить этот союз. Не смогу…

— Импринтинг — это непреложный закон стаи, что означает, что договор между сторонами был разорван согласно волчьим законам, — начал Рудольф, и я сглотнула комок боли, пытаясь не заплакать от слов, которые он произнесет дальше. — Именно поэтому я имею право требовать, чтобы согласие между мной и Якобом Елоу было расторгнуто мирным путем. Более того, я требую извинений за клевету. Моя стая не скрывала существования единственной из рода Рэд, так как с момента её обнаружения еще не прошло одного месяца. Если моё требование не будет удовлетворено, я буду намерен требовать внесение Залины Елоу в черный список, за нарушение предписанных родами законов.

Неожиданно карты легли в нашу сторону, но я понимала, что расслабляться всё еще слишком рано.

— До моего ведома не было донесено, что между обнаружением единственной из рода Рэд и её представлением главам родов не прошло одного месяца, — изогнул брови представитель рода Елоу, но не я одна не поверила его лжи — это было слишком очевидно. — Так ли это, обвиняющая сторона? — обратился к Залине глава рода Елоу.

— Это так. И я приношу свои извинения, чтобы исчерпать этот конфликт, и избежать внесения своего имени в черный список, — слишком легко сдалась блондинка, явно заботясь о спасении своей жизни.

— Извинения приняты, — произнес Рудольф. Он слишком благодушно отнесся к Залине, дав ей шанс отступить и быть спасенной. Однако эта девушка была не из тех, кто легко сдается — она уже была готова нанести следующий удар.

— Вопрос с клеветой исчерпан, — произнесла женщина, сидящая под знаменем зеленого волка.

— Но вопрос с расторжением договоренности всё еще лежит на поверхности, — холодно произнесла Залина, уже готовая собственноручно затянуть петлю на наших шеях. — Не смотря на то, что Рудольф Грей только что продемонстрировал добросердечие по отношению ко мне, я не намерена прощать ему те годы, которые я вынуждена была провести вне стаи, которой принадлежит моя кровь — стаи Елоу. Я согласна стать супругой Рудольфа Грея, не смотря на замкнутый импринтинг между ним и этой стоящей перед вами девушкой. Если же он здесь и сейчас откажется от выдвинутого мной ультиматума, я потребую голову Северина Брауна, которая была положена моему отцу.

— Что ж, — выдохнул Рудольф, положив предплечья на подлокотники трона, и моё сердце оборвалось — я не хотела слышать его согласия. — Прошу заметить, что между сторонами была возможность договориться мирным путем, которую я любезно предоставил обвиняющей стороне. Итак, я имею право сохранить за собой право опеки над Северином Брауном, так как его голова не может быть отдана той, кто является преступницей законов родов. Я официально заявляю, что Залина Елоу, зная о том, что я состою в импринтинге с этой девушкой, пыталась убить мою пару, что по законам стаи карается занесением в черный список на один век. Более того, зная о том, что Аврора является первой и единственной представительницей рода Рэд, что делает её наследницей трона своего рода, а значит и дает ей официальную неприкасаемость, Залина Елоу пыталась не только собственноручно убить Аврору Рэд, дочь Годфрида Рэда, но и заручилась поддержкой в своем злом умысле, найдя помощь в лице одного из представителей своего рода. Преднамеренное убийство одним полуоборотнем второго карается занесением первого в черный список на полтора века, в случае же неудачи, срок сокращается до одного века. Любой же, кто попытается лишить жизни одного из представителей какого-либо рода, приговаривается к смертной казни даже в случае неудачи. Ситуацию отягощает тот факт, что Залина Елоу, в союзе с Энтони Елоу, пыталась убить не просто волчицу, состоящую в импринтинге, и не просто представителя рода Рэд, который до сих пор считался усохшим — они пытались убить Единственного представителя рода Рэд. Мои слова, как слова представителя рода Грей, правдивы, что представители родов могут понять, считав моё биополе. Энтони Елоу лишил себя жизни, успев прежде признать союз с Залиной Елоу, тем самым подписав ей смертный приговор и вольную Северину Брауну. По законам родов и стаи, смертный приговор должен быть исполнен в кратчайшие сроки — максимум до восхода грядущего полнолуния.

Никто не предвидел такого поворота событий. Залина наверняка не рассматривала вариант, в котором её напарник мог бы предать её…

Я не ожидала, что Рудольф сможет выиграть столь тяжелый бой, но никто точно не предвидел того, что он сможет приговорить бывшую подопечную своей стаи к казни. От столь резкого поворота событий у меня кольнуло где-то глубоко в душе… Скорее всего, это даже не у меня кольнуло — я просто одновременно почувствовала настроение Раймонда и Олуэн, ужас Залины, и невозмутимость Рудольфа, что отозвалось в моей душе одним пугающим «ой».

— Если кому-то есть что возразить моим словам, подтвержденным моей честью, он может высказ