Читать онлайн Волк. Студент бесплатно

Александр Авраменко, Виктория Гетто
Волк. Студент

© Авраменко А., Гетто В., 2016

© Художественное оформление серии, ЗАО «Издательство Центрполиграф», 2016

© ЗАО «Издательство Центрполиграф», 2016

* * *

Пролог

– Итак, господа, могу сообщить следующее: демократия крайне недовольна последними событиями на Империи и открытием Фиори… – Седовласый крючконосый мужчина сделал глоток из гранёного бокала. На окружающих его собеседников резко пахнуло сивушной вонью кукурузного самогона. Выдержав паузу, он продолжил: – Я думаю, настало время решить нашу застарелую проблему с русскими. Прошло уже много лет с тех пор, как они самоизолировались и выбрали свой, не похожий на принятые всеми человеческими державами путь развития. Подумать только, они окончательно ударились в варварство! Отвергли такие завоевания демократии, как гомосексуализм, лесбийская любовь, зоофилия, некрофилия, копрофагия, святого Фила, покровителя геронтофилов!..

Один из собеседников, чьи черты выдавали уроженца Азиатской партократии, скривился и перебил оратора:

– Мистер Джонс, вы забыли, что находитесь не перед своими избирателями, а среди умных людей. Бросайте зачитывать программную речь и переходите к делу.

Демократ осёкся, потом бросил острый ненавидящий взгляд на азиата:

– Простите, привычка… Действительно, меня занесло. – И продолжил: – Итак, господа, скажу следующее: демократия недовольна тем, что у Империи появились новые источники огненных сапфиров.

– Скажите лучше – недовольны тем, что камешки ускользнули из вашего кармана, мистер Джонс! – бросил ему третий, одетый в традиционный бурнус жителя Исламского халифата, презрительно глядя на бокал с виски, который демократ задумчиво вертел в холёных руках.

– Даже если и так, господа, что из этого? Вам, шейх, легко говорить – в халифате имеется небольшое, но достаточное для обеспечения ваших нужд месторождение. У вас, господин Чжоу, неплохо налажена торговля с русскими, и они отпускают вам камни чуть ли не по себестоимости.

Азиат поёжился – в словах демократа была правда. Другое дело, что из-за перенаселения партократии даже столь мизерная цена, назначенная Империей, была неподъёмной. Поэтому он всполошился, всплеснув рукавами вышитого халата:

– И что?! Нас почти сорок миллиардов на шести планетах! Ресурсы на пределе, ископаемые практически исчерпаны! Ещё два, ну, три года, и среди населения вспыхнет настоящий голод! Мы не в состоянии обеспечить людей даже продовольствием, не говоря уж о других нуждах! Экспорт из других держав едва-едва покрывает самые насущные нужды партократии! А у вас, господин Джонс, насколько я знаю, производители просто выбрасывают контейнеры с пищей в корону светила, чтобы поддержать уровень цен! Лучше бы вы отдали их нам!

– Да? И разумеется, бесплатно? Ха-ха! Правительство демократии не может заставить производителей сделать это. У нас – свобода!

– Вас опять понесло, господин Джонс? – Теперь перекосило шейха. Он даже сделал движение подняться с кресла. – Я не могу понять, почему теряю здесь время? Мне гарантировали решение серьёзной проблемы, которой стали русские, а вместо этого я слышу истеричный плач, словно вы не мужчины!

Его оппоненты вдруг заулыбались.

– Простите, шейх. Вы среди нас новичок, надо же было посмотреть, кто вы и что собой представляете. Извините за маленький спектакль. Давайте действительно перейдём к делу… – Снова глоток вонючего самогона, и демократ вновь заговорил: – Не знаю, чему вас обучали в медресе, но наша проблема – в самом существовании русских как популяции. В двадцатом и двадцать первом веках христианской веры мы сделали несколько попыток уничтожить их как вид. Увы, все попытки провалились, хотя последняя чуть не достигла успеха: генно-модифицированные продукты, ограбление недр, создание наднациональной прослойки олигархов, полная деградация и десоциализация населения, уничтожение системы образования и медицины, полная криминализация общества… Словом, мы уже готовы были праздновать победу…

Шейх скривился – он не привык выслушивать лекции менторским тоном. Но следующие слова заинтересовали его.

– Мы уже праздновали победу, шейх, но, как выяснилось, поторопились…

Демократ замолчал, а его речь продолжил партократ:

– К нашему величайшему сожалению, в то время между прародителями наших держав существовали, скажем так, некие противоречия. Предки моего коллеги… – он кивнул на Джонса, – хотели власти над всем миром. Мы – тоже. А как поделить одну планету на двоих? К тому же русские уже тогда владели одной пятой суши и практически неисчерпаемыми, для того уровня развития, ресурсами. Именно это и позволило отразить им все попытки. Ну и роковая ошибка тогдашней демократии в недооценке славян.

Джонса просто перекосило, но он промолчал, а партократ продолжил:

– Были военные попытки уничтожения России, как она тогда называлась. И «ползучие» – внедрение и воспитание изменников внутри самой страны. Мы даже использовали ваших соплеменников, шейх.

Азиат криво усмехнулся. Его тут же сменил демократ, и халифатцу стало не по себе – оба словно являлись одним организмом, в котором не было ничего человеческого…

– Словом, последнее, что, мы думали, уничтожит их окончательно, неожиданно заставило их возродиться из пепла. Когда-то существовал некий народ, братский им по крови. История не сохранила его имя, к сожалению. Там началась финальная фаза операции, итогом которой должна была стать всепланетная война и полное уничтожение славян как вида. Конечно, ожидались потери и на нашей стороне. Но это было бы огромным благом для экономики того времени. Увы!

Теперь перекосило обоих собеседников шейха.

– Они выжили вопреки всем прогнозам! Более того, их наука совершила неожиданный рывок по всем, повторяю, всем направлениям. А потом… Словом, космос – это их прорыв и их разработки. Как и телепортационные ворота. Когда они столкнулись с саури, мы обрадовались. Но, как опять оказалось, рано. Империя выдержала войну с тварями, а за последние полгода ещё очень сильно и неожиданно для всех нас интегрировалась в их экономику. Сейчас каждый день мира между русскими и ушастыми играет против нас. Наши аналитики просчитали – ещё пять, максимум шесть лет, и Империя уйдёт настолько далеко вперёд, что нам никогда не догнать её! В конце концов, это было бы не страшно. Но тут важно другое – жители наших государств начнут задаваться вопросом: почему это русские живут лучше их?

Шейх похолодел – кому-кому, а ему было хорошо известно, к чему приводят такие вопросы и когда их начинают задавать…

– И что вы предлагаете, господа?

– Операция с организацией внедрения на Фиори и захватом рудников по добыче огненных сапфиров провалилась. Из-за нелепой технической случайности, в подробности которой я вдаваться не собираюсь. Экономических рычагов воздействия на Империю у нас нет. Раньше был элемент влияния, но с миром между русскими и кланами он сошёл на нет…

– Какой, интересно? Я ничего о нём не знаю…

Партократ скривился:

– Женский. На Руси последние пять веков из-за какой-то аномалии на десять мужчин рождалось три, а то и меньше женщин. Империя всегда испытывала жуткий дефицит женского пола. Поэтому данный недостаток вынуждал русских, гхм, некоторым образом экспортировать девушек и молодых женщин из наших государств.

– Это же готовая оппозиция! Стоп. А почему этот фактор вдруг исчез из политики?

– Как выяснилось, саури и люди всё же совместимы. И браки между ними не стерильны. Учитывая, что в кланах, наоборот, подавляющее большинство женского населения… Сейчас уже рождаются первые гибриды! А сотрудничество между ними приводит к теперь уже нашей изоляции, научному регрессу и постепенному прекращению существования человеческих держав.

– И вы предлагаете…

– Уничтожить врагов поодиночке. К сожалению, мы не можем вторгнуться на Фиори и завладеть рудниками огненных сапфиров. Арбитры… – На лице халифатца через природную смуглость проглянула бледность. – Зато мы можем уничтожить вначале Империю, затем – саури. А оставшись в одиночестве, Фиори долго не продержится и придёт к нам на поклон…

Воцарилась напряжённая тишина.

– Война?

– Нет. Не война. Тотальный геноцид. Что не удалось нашим предкам, предстоит воплотить в жизнь нам…


Император Руси Сергей Неистовый уже в который раз просматривал эту голозапись. Значит, они решились? Преступить все законы, все правила, уложения, конвенции и поставить окончательную точку в существовании его нации. Тотальный геноцид всех жителей Империи, а затем и кланов. Превратить всех оставшихся в жвачных животных, живущих лишь безудержным потреблением, надеть на людей ярмо тотального кредитного рабства, низвести их до статуса насекомых… Император поднялся с кресла, взглянул на молча ожидающего приказов главу контрразведки:

– Что скажешь, Миша? Это серьёзно?

Тот кивнул:

– Да, ваше величество.

– Хм… Как же ты умудрился достать эту запись? На сколько я понимаю, встреча происходила в глубокой тайне. Можно сказать, в глубочайшей. И лишних на ней я не наблюдаю.

Михаил Громов, сорокалетний генерал службы имперской контрразведки, позволил себе слегка улыбнуться:

– Ваше величество, эти трое – словно пауки в банке. Ни один не доверяет другому, поэтому каждый решил подстраховаться на будущее. Ну а в окружении каждого имеются люди, желающие поправить своё финансовое положение…

– Даже так? И кто же победил в этот раз?

– Партократы, ваше величество. Они запросили наименьшую цену за копию голозаписи встречи.

Сергей развеселился:

– Пока есть на свете жадные люди, от Империи не будет тайн.

Контрразведчик склонил голову:

– Именно так, ваше величество.

– Хорошо. Собирай наш генштаб… Нет. Ближний круг. И пригласи моего сына… – Неистовый прервался, увидев вопросительно поднятую бровь генерала, но тот тут же опомнился:

– Простите, ваше величество. Вашего приёмного сына…

– Да, Атти Неукротимого. – Внезапно император Руси стал очень серьёзным, даже каким-то пугающе серьёзным и торопливо заговорил: – Мне до сих пор непонятно – как?! Каким образом он, не имея достаточной армии, развитой экономики, умудрился шестью танками, четырьмя древними пушками и двадцатью дирижаблями разгромить миллионную армию, заставить безоговорочно капитулировать одну напавшую на него державу и привести к полной покорности вторую?! Я подробнейшим образом ознакомился со всеми документами по проведённой им кампании. Все мои генштабисты в один голос уверяют – Фиори должна, нет, просто была обязана пасть в течение двух, максимум трёх недель! Но это! Это!! Превратить армию вторжения в стадо перепуганных насмерть бандитов, которых к тому же он умудрился использовать в своих интересах! Победить противника руками собственных врагов! А ведь до этого был всего лишь незаметным майором, исправно тащившим службу! Храбрым, да, но звёзд с неба не хватал. Как, Миша, объясни!

Контрразведчик пожал плечами:

– Ваше величество, для меня это тоже загадка… Все действия имеющихся у него крошечных подразделений, насчитывающих в общей сложности всего две тысячи кадровых военных и шестьсот резервистов, используемых как обслуживающий персонал, были тщательно, даже скрупулёзно скоординированы. До малейших нюансов рассчитана психология его противников, учтено всё, что только можно себе представить, и даже больше! Ни один штабист, ни даже группа лучших наших аналитиков и близко не способна на подобное. Более того, смею утверждать, что весь план кампании был составлен, образно говоря, на коленке. Практически мгновенно. Будь у того, кто разрабатывал план кампании, больше времени и разведданных, разгром врага оказался бы куда более сокрушительным и страшным.

Генерал выдержал уткнувшийся в него взгляд императора. Тот, просверлив генерала глазами, первый отвернулся к пылающему камину.

– Ты прав. И мне – страшно. Поэтому я и хочу позвать Атти на встречу моего ближнего круга. Может, он что и посоветует дельное. Хотя… Не в обиду ему сказано, сомневаюсь в этом.

– Вы собираетесь открыть ему правду? Насчёт готовящегося нападения?

Император задумчиво потёр подбородок.

– Нет. Я даже не собираюсь сообщать о записи и другим, кроме нас. Просто хочу узнать, что мы можем предпринять в свете этого… – Мотнул головой на лежащий перед ним на столе кристалл с данными.

Генерал вздохнул:

– Боюсь, что немного, ваше величество.

– Русские не сдаются, Миша.

– Так точно, ваше величество. Русские не сдаются. Они – или побеждают, или умирают.

Глава 1

Дмитрий Рогов хмуро смотрел, как жена Атти о чём-то шепчется с его жёнами, зажав их в уголке. Причём разговор идёт явно о нём, потому что взгляды, которые все три саури бросают на него, слишком уж… нехорошо красноречивые. Внезапно две из них залились краской, потом смущённо кивнули на один из вопросов довольной донельзя императорской половины. Но тут его отвлекли.

– Сьере майор, вас срочно просят подойти к его величеству. – Перед ним вдруг появился паж в цветах Атти, майор даже не заметил откуда.

Показав рукой на мальчика, хм, жёнам, теперь уж точно никуда не деться, послушно двинулся за ним. После недолгого пути с удивлением понял, что его ведут к транспортным воротам. Так и оказалось – друг ждал его возле уже светящихся синим светом перекладин, формирующих переход.

– Успел? Замечательно.

– Что такое? – Рогов кивнул на набирающую мощность мембрану, но ответа услышать не успел – из голубого сияния появилась фигура, и, ещё толком не осознав, кто это, майор упал на колено, склонив голову:

– Ваше величество…

– Здравствуй, сын! И вы, майор. Впрочем, уже не майор, Дмитрий Петрович. Встаньте. Хватит плиты мундиром вытирать. – Тут же забыв о нём, обратился к приёмному сыну: – Моя жена мне все уши прожужжала, мол, как там сын без нас. Так что, Атти, давай собирайся. Идём обратно, на Империю. А то Аруанн меня съест сырым и без соли.

– Па… Что-то серьёзное?

Рогов, уже вставший с колена, с удивлением увидел, как веселье слетело с лица Неистового.

– Да, сын.

Атти замялся:

– Но у нас тут праздник, думаешь, я тебя просто так пригласил? Отмечаем победу…

– Как раз по этому поводу я и хотел с тобой пообщаться…

Фиориец мгновенно подобрался:

– Даже так? Тогда тем более поговорить надо у меня.

– Сын!

– Отец!

Дмитрий усмехнулся про себя – нашла коса на камень. Характеры у обоих под стать один другому. Некоторое время оба императора сверлили друг друга свирепыми взглядами, потом, неожиданно для Дмитрия, Сергей сдался.

– Ладно. Может, это и к лучшему…

Атти тут же взглянул на Рогова:

– Дима, извини, что использую как посыльного… Найди, пожалуйста, Яяри дель Стел, пусть она придёт в мой кабинет. Тот самый. Личный.

Майор кивнул и, отдав честь, устремился обратно во дворец, откуда звучала музыка. Все три саури по-прежнему шептались в уголке, но асийчи нигде не было. Где же она? А, Тьма! Устремился к девушкам, с ходу выпалил:

– А где асийчи?

Ооли мгновенно насторожилась:

– Зачем тебе? Спешишь уложить жён в постель?

– Прости, мне сейчас не до шуток. Атти просил срочно привести её к нему в кабинет.

– Зачем?! – Саури подозрительно уставилась на него гипнотизирующим взглядом: – Говори!

– Отец Атти прибыл. Желает о чём-то поговорить.

Тресь! Веер в руках супруги императора лопнул, рассыпавшись кучей деталей по полу.

– Тёмные боги! – Закрутила головой по сторонам, потом облегчённо улыбнулась: – Вон она! – Замахала рукой над головой.

Рогов стал оглядываться, но никого не увидел. Из-за его спины послышался знакомый ехидный голосок:

– Ну что, молодожён? Готов принести обет? Служитель Высочайшего тебя ждёт. И вас тоже, дамы. – Улыбнулась невольно отступившим назад двум саури, но Ооли торопливо выпалила:

– Атти просит тебя прийти в его кабинет.

– Зачем? Опять?!

– Не знаю. Его отец прибыл.

Аури пожала плечиками, едва заметно улыбнулась:

– Видно, время пришло. Айе… Девочки, поскучайте ещё немного. Гарантирую, сегодня ночью ваш муж покажет свои способности… Вам обеим. А сейчас, майор, идём. Ты там тоже понадобишься.

Ну, раз есть официальный повод оттянуть неизбежный конец… Дмитрий шагнул за ней, но вдруг асийчи обернулась:

– Ооли, свяжись с отцом и пригласи его к нам, на Фиори. Только поскорей. Скажи: дело жизни и смерти.

Императрица кивнула, вытаскивая откуда-то из складок пышной юбки обычный имперский коммуникатор:

– Уже звоню.

– Пока всё. Идём, майор.

Рогов в очередной раз поразился асийчи – та вроде бы не спешила, но он напрягал все силы, чтобы успевать за ней. Только вот в этом крыле он ни разу не бывал. Кабинет, в котором его принимал друг, был совсем в другом месте. Охранники возле дверей быстро расступились при их появлении, и молодая женщина толкнула створки рукой, входя в помещение.

– Ваши величества…

Стоящий к ней спиной Неистовый обернулся, удивлённо разглядывая Яяри. Потом, не скрывая мгновенно вспыхнувшего бешенства, обратился к сыну:

– Ты говорил, что я не пожалею! Только…

– Молчать! – неожиданно ледяным тоном выпалила аури. Причём сила её голоса была такова, что император Руси невольно вздрогнул от жуткого холода в голосе хрупкой женщины.

– Да как…

Не обращая на него внимания, асийчи спокойно проследовала к дивану и грациозным движением опустилась на него, закинула ногу на ногу. Обратилась к фиорийцу:

– Его величество ещё ничего не сказал?

– Мы ждали тебя, – напряжённым голосом ответил тот. Яяри буквально впилась в глаза Сергея:

– Что, ваше императорское величество? Вам уже объявили войну? Хотя нет. Вы только узнали о том, что она скоро начнётся.

– Откуда вы… – Неистовый был до глубины души поражён, и Рогов, по-прежнему стоящий в дверях, его понимал: какая-то местная аристократка, из дикого мира, с ходу выдаёт то, для чего он, владыка одного из самых сильных государств галактики, прибыл сюда.

Закончив гипнотизировать человека взглядом, Яяри взглянула на Атти:

– Пожалуйста, дай распоряжение на транспортные ворота – принять незнакомый вызов через тридцать минут и привести того, кто прибудет сюда. Это первое. Второе – сейчас Ооли приведёт своего отца.

– Тесть?! – потрясённо выдавил Атти.

Женщина кивнула:

– Да. Так что дай распоряжение слугам сварить кофе. И побольше. Майор, пристраивайтесь. Сюда. Мне под бочок. – Она хлопнула изящной ладошкой по подушке.

Дмитрий даже не подумал возражать, занимая место на диване. Сергей молча следил за происходящим, пока не вмешиваясь. Реакция сына, да и поведение аури его удивили. Но он не был бы императором, не попытавшись сложить заданный ему пазл, лихорадочно размышляя над тем, почему эта средневековая аристократка командует его приёмным сыном. Рогову показалось, что он слышит мысли, с бешеной скоростью крутящиеся сейчас в мозгу императора Руси.

Послышались шаги в коридоре. Двери распахнулись, и на пороге появился слуга, внося поднос с дымящимися чашками. Аккуратно составил их на стол, поклонился и исчез. Двери не успели за ним закрыться, как Яяри поднялась с дивана, лёгкой походкой направляясь к столу, и негромко произнесла:

– Дима, встань у двери и встречай вождя вождей.

– А? – Удивление русича было неподдельным, а Рогов улыбнулся про себя, вспоминая реакцию тех саури, которые видели асийчи.

И верно, женщина, стоя спиной к входу, успела сделать пару крохотных глотков, когда створки вновь распахнулись и на пороге возник пожилой клановец под ручку с Ооли.

– О, зять! Приветствую вас, Сергей, владыка русских.

Вождь вождей чуть склонил голову. Рогов заступил ему за спину, перекрывая выход. Впрочем, саури не обратил внимания на его действие и сразу устремился к столу, увидев там парящие чашки.

– Кофе! Ты делаешь успехи, зять! Знаешь, чем растопить моё сердце…

– Ююти, не приветствовать женщину с вашей стороны воистину невежливо…

Яяри медленно повернулась к вождю вождей. Чуть наклонила голову в коротком поклоне. Тот замер, серея на глазах, делая шаг назад и опуская руку на широкий пояс. Потом остановился, отталкивая дочь за свою спину, прохрипел:

– Аури!

– Аури?! – откликнулся эхом Сергей. – Что за аури? Объяснит мне кто-нибудь, что здесь происходит?!

Яяри взглянула на него своими огромными глазами, хлопнула наивно ресницами, длиной в палец, изображая наивную дурочку:

– Ваше величество, вы желаете узнать, как ваш сын выиграл войну на Фиори?

– Д-да, – растерялся поражённый до глубины души Неистовый, застыв на месте, а аури развернулась к вождю вождей, потянула рукав платья, обнажая запястье и что-то показывая тому.

Дмитрий заметил едва видимый свет тончайшей замысловатой татуировки на внутренней стороне сустава. Начавший было приходить в себя саури вновь захрипел:

– Высший ранг! Ты…

– У вас меня до сих пор зовут Кровавая Яяри. – Повернулась к императрице: – Ооли, помоги отцу дойти до дивана и дай ему успокоительное. Заодно… – улыбнулась, – и себе приготовь порцию.

– А мне-то зачем? – обиделась та, и графиня дель Стел ткнула пальцем в двери:

– А вот почему.

Створки распахнулись, и на пороге появилась совершенно незнакомая Рогову женщина, с закутанным покрывалом лицом, при виде которой владыка кланов окончательно отключился. А Ооли с визгом бросилась к Атти, забыв обо всём и всех, повиснув на муже, как на дереве. Оба русских рефлекторно шагнули вперёд, прикрывая женщину и лежащего без сознания вождя вождей. Незнакомка замерла на месте, затем медленно потянула прикрывающий нижнюю половину лица платок, обнажая нечеловечески прекрасные черты. Яяри склонилась в низком поклоне, касаясь рукой паркета, сияющего свежим воском. Незнакомка, не обращая внимания на напрягшихся людей, плавной скользящей походкой подошла к столу. Выбрала себе чашку, крылья тонкого носа затрепетали, когда она втянула в себя аромат. Затем сделала крошечный глоток, улыбнулась и произнесла, к огромному удивлению Рогова и императора Руси, на чистейшем русском языке:

– Моя дорогая, ты оказалась полностью права. Этот напиток действительно достоин, чтобы им наслаждаться… А сейчас представь меня людям. Потому что те, кто меня знает, не способны этого сделать.

Рогов только успел сообразить, что незнакомка принадлежит к той же расе, что и Яяри. Аури выпрямилась и торжественно произнесла, указывая на соплеменницу рукой:

– Позвольте мне представить вам, люди, великую мать домов светлых и могучих Юрайю ас Таррии уль Макийя, главу нашего народа.

Та вежливо улыбнулась, чуть наклонив голову.

– Думаю, можно снять маскировку. – Откинув окончательно платок, покрывавший её голову, Юрайя сбросила и тёмный плащ на руки подоспевшей Яяри. Взглянула на Рогова, который рефлекторным движением отодвинул от стола роскошный мягкий стул, предлагая женщине сесть, и повернулась к жене Атти, вцепившейся в мужа: – Успокойся, саури, я пришла с миром. Приведи отца в чувство. У нас сейчас будет долгий и трудный разговор.

– С… с миром?! – Ооли кое-как отцепилась от Атти.

– Да. Перед лицом возникшей угрозы нам, трём народам, нужно забыть все распри и стать единым целым. Не так ли, люди?

Сергей машинально кивнул. Тьма его побери, а сын оказался прав! Только ради явления ещё одного вида разумных стоило пойти в кабинет… Между тем аури продолжила:

– Вы, император людей, хотели знать, как Фиори смогла победить врага? Что же…

Она вскинула руку, делая какой-то знак, и в тишине прозвучал прерывающийся голос вождя вождей:

– Асийчи… асийчи высшего ранга, человек. Одна из двух в домах светлых и могучих.

Великая мать довольно кивнула:

– Ты прав, саури. Асийчи.

– Мне это ничего не говорит, – нахмурился Неистовый.

Рогов вздохнул про себя. Ему тоже это слово ничего не говорило, и он тоже ничему не верил. Поначалу… Зато потом… Очень многое, что ему вбивали в голову как непреложную истину, потерпело крах.

– Асийчи – военный гений. Ещё это слово означает на древнем языке «Непогрешимый». Для вас, люди, проще всего воспринимать Яяри дель Стел, в девичестве Яяри ас Марри из дома Алого дерева, как военного стратега. И… – Только что смотревшая одновременно и на Рогова, и на императора Руси великая мать сделала то, что никто не мог ожидать от неё, во всяком случае, саури: она улыбнулась и как-то мягко, истинно по-матерински обратилась к жене фиорийца: – Ооли, я знаю, тебе сейчас не по себе, но поверь, ты мне знакома намного лучше, чем можешь себе представить. Твоему отцу сейчас куда хуже, потому что Аафих считает, что попал в смертельную ловушку. Но он ошибается. Как ни странно это звучит от меня… Поэтому, пожалуйста, возьми у своего супруга аптечку людей и помоги своему отцу прийти в себя. У нас троих сейчас будет очень важный разговор. И твой батюшка мне нужен в нормальном, рабочем состоянии. Его мозг, отточенный сотнями лет интриг и выживания на троне вождя вождей, очень нам пригодится…

Молодая женщина вздрогнула, затем бросила беспомощный взгляд на мужа. Тот кивнул. Саури медленно, не отрывая глаз от владычицы аури, отступила к небольшой тумбочке, извлекла овал стандартной военной аптечки, затем словно пролетела к дивану и приложила аппарат к тыльной стороне руки вождя вождей. Прибор сердито загудел, замигал индикаторами. Зашипели встроенные инъекторы, и беспорядочная пляска огней начала упорядочиваться. А великая мать спокойно посмотрела на по-прежнему неподвижно замерших мужчин, удивлённо следящих за происходящим:

– Что же вы, господа? Здесь такой прекрасный, просто великолепный кофе, а, кроме меня, его никто не пьёт. Я вас не понимаю.

Неистовый от изумления икнул, тут же смущённо приложил ладонь ко рту. Послышался короткий смешок вождя вождей, кожа которого начала быстро принимать обычный цвет. На морщинистых щеках, что для саури было практически немыслимым и лишь подчёркивало невероятный возраст разумного, даже заиграл слабый румянец.

– Нормальная реакция, император. Правда, я чуть не получил инфаркт при подобном явлении… – Старик легко поднялся, отстранив дочь. – Если уж ты, великая мать моих заклятых врагов, пришла на нашу встречу, значит, угроза действительно велика.

Женщина кивнула, потом сделала непонятный жест, и Яяри, проскользив по сияющему воском полу, ухватила Дмитрия и Ооли за руки:

– Сядем.

Усадила их на диван, разместившись между ними и приложив на мгновение палец к губам. Вождь вождей оторвал свой взгляд от вельможной аури, вопросительно посмотрел на сына, который, пожав плечами, взглянул на своего человеческого родственника. Сергей опустил глаза и едва заметно кивнул:

– Что же, думаю, пора нам услышать о неприятностях. Похоже, всё, что было раньше, окажется мелкими неудобствами по сравнению с тем, что нас ждёт в ближайшем будущем…

Саури уже совершенно спокойно уселся за стол, его примеру последовали два других императора. Великая мать удовлетворённо улыбнулась, точнее, изобразила улыбку краешками губ и обратилась к Неистовому:

– Мы слушаем, император.

Сергей начал:

– Государства людей, граничащие с Русью, решили уничтожить Империю. Причём не просто покорить, а устроить тотальный геноцид населения. Затем в их планах уничтожить кланы. Сват и я думаем, что, узнав о существовании домов светлых и могучих, они не остановятся…

– Действительно… Мы немного изучили тех, других людей, попадавших к нам. Очень мало, правда, но даже то, что мы выяснили, привело нас в шок, – кивнул саури. – Если они замыслили подобное…

– Совершенно верно, – поддержала его аури. – Раз они решили таким беспощадным образом, вплоть до полного истребления родственной им расы, поступить с Русью, то что ждёт нас, старый враг? Ведь они вообще не принимают саури за себе подобных, считая вас хуже пресмыкающихся.

– Ты права, старый враг, как ни жаль мне это признавать.

– У меня есть доказательство моих слов, чтобы вы не подумали, будто я вашими руками желаю разделаться со своими врагами… – начал было Сергей, но вождь вождей вскинул руку, совершенно человеческим жестом останавливая его:

– Не нужно. Одно наличие великой матери здесь, среди нас, куда более веская причина верить сказанному, чем все имеющиеся у тебя доказательства. – Поймав удивлённый взгляд Сергея, демонстративно обратился к аури: – Светлая Юрайя, вас вызвала Кровавая Яяри?

– Да, высокий. Если уж асийчи высшего ранга, хоть и отошедшая от дел и освобождённая советом домов, решилась на подобное, значит, перед нами действительно возникла смертельная угроза.

Старик кивнул. Потом вдруг прищурился:

– Значит, дома готовы заключить мир, несмотря на тысячи лет войны?

– Когда на одной чаше весов стоит конфликт между роднёй, а на другой – выживание всего вида, чему стоит отдавать предпочтение?

Рогов поразился, как изящно аури обошла скользкий вопрос. К тому же внезапно узкая ладошка Яяри легла на его руку и слегка сжала, словно удерживая от малейших звуков при разговоре высших.

– Тем не менее я хочу, чтобы вы увидели это своими глазами. Среди вас я самый молодой, а вы, владетели, куда опытней меня в этих делах. Может, и ваш военный гений тоже что-нибудь сможет подсказать? – Атти бросил ироничный взгляд на сидящую на диване троицу, чуть нахмурился при виде держащей руку Рогова асийчи.

Вождь вождей дрогнул бровями, показывая, что он лично тут ни при чём.

– Прежде чем мы увидим, уважаемый коллега, позволь задать тебе пару вопросов?

– Разумеется. Я не стану ничего скрывать. Время недомолвок прошло, – чуть напрягшись, ответил Неистовый, и вождь вождей удовлетворённо улыбнулся:

– По нашим оценкам, ты можешь поставить в строй около пятисот миллионов человек в случае крайней опасности. Правильно?

– Двадцать два миллиарда.

– Двадцать два миллиарда?!

Оба разумных были поражены.

– Каждый мужчина Руси – воин. Население Империи насчитывает сорок миллиардов граждан. Мужчин из них – более тридцати. Но… – император вздохнул, – у нас это называется всеобщей мобилизацией. Но в подобном случае Империя развалится. За таким призывом последует быстрый экономический крах – некому будет обеспечивать и кормить такую армию.

– Понятно. Тогда сколько воинов сможет содержать Русь, не насилуя экономику?

Ответ последовал незамедлительно:

– От трёх до трёх с половиной миллиардов граждан, сват. Хотя техникой и вооружением обеспечит и сотню. Ресурсы Руси велики.

– Сто миллиардов? – уточнил саури.

Человек кивнул. Старик повернулся к аури:

– Что скажете?

– Учитывая, что, по мнению Яяри, против нас выдвинуто около сорока миллиардов солдат… И экономика объединившихся врагов такую армию выдержит довольно долгий срок… Дело крайне серьёзно. Тебя, коллега… – Юрайя твёрдо взглянула на него, – сдерживает недостаточность мощностей промышленности, неспособной поставить необходимое количество кораблей и оружия. Людей – нехватка рук, которые могли бы повести эти корабли и драться оружием. Но зато их промышленность воистину велика, раз способна построить гигантский флот. Остаёмся мы, аури… Что же… Думаю, мы тоже можем внести весомый вклад в общее дело – асийчи и наши технологии.

– Я ещё не согласился! – вклинился Атти.

– А я – за! – одновременно воскликнули саури и Неистовый.

Человек впился в свата пылающим взглядом, но аури сделала останавливающий жест и обернулась к Яяри:

– Говори.

Та встала:

– Моё слово таково: враги начнут активные действия примерно через год. Это максимальный срок. Минимальный – одиннадцать месяцев. До этого мы должны принять контрмеры. Организационный период по запуску противодействия займёт двадцать стандартных суток. Детали потом. Функции трёх народов будут распределены в целях наивысшей эффективности следующим образом: люди – производство оружия и кораблей. Саури – живая сила. Аури – научная поддержка, планирование и координация военных действий. Помимо всех перечисленных основных функций все стороны, кроме саури, которые и так это делают, естественно, выделяют и военные силы, но не в ущерб экономике. Кроме производства люди организовывают обучение войск кланов и аури пользованию своей техникой, а также помогают саури выстроить нормальные экономические отношения. Постэффект совместных мер – потери существующих ныне разумных в количестве ста процентов участвующих…

– Что?!

Вопль всех голосов, находящихся в кабинете Атти, был подобен грозе, но асийчи совершенно невозмутимо выдержала паузу, глядя на всех смеющимися карими глазами:

– Владыки, разве я сказала – безвозвратные потери?

Трое государей переглянулись, и саури решился:

– Тогда почему?

Женщина уже не скрывала ехидной улыбки:

– Вождь вождей, император уже сообщил тебе, что имеет тридцать один миллиард мужчин и девять миллиардов женщин. Ещё – десять миллиардов детей. Так?

Сергей напряжённо кивнул, и аури продолжила:

– Среди нас, аури, часть женщин не имеет мужчин, примерно пятнадцать процентов от общего количества. В кланах ситуация ещё хуже – на настоящий момент свыше двадцати миллиардов женщин детородного возраста не могут найти себе мужей. Учитывая же полную совместимость генетического кода трёх народов и возможность перекрёстных браков, точнее, их неизбежность, я могу смело утверждать, что в течение трёх, максимум четырёх поколений новый вид разумных станет доминирующим в галактике. Вид, появившийся в результате смешения крови всех трёх рас. Поэтому сейчас наиболее важным является вопрос не противостояния врагам, а вопрос существования видов. Согласны ли вы здесь и сейчас решиться на неслыханное?

Трое государей замерли. Воцарилась тяжёлая пауза. Атти вообще пока только молча слушал. Яяри вновь улыбнулась, на этот раз уже без всякого ехидства:

– Ваш сын и ваша дочь, государи, уже женаты. И у них общий ребёнок. Я вышла замуж за человека и родила ему двойню…

Теперь громко икнул и вытаращил глаза старый саури, попытался что-то сказать, но под взглядом аури проглотил слова…

– Вы, император, женаты на фиорийке. Результатом, я думаю, остались довольны все…

Неожиданно для всех сидящая на диване Ооли сладко мурлыкнула, словно огромная сытая кошка. Даже великая мать улыбнулась этому, сморщив нос, как маленькая девочка.

– Да и ваш Рогов, сидящий здесь, император, через пол часа возьмёт себе вторую жену. И опять – саури. Как бы он ни противился этому браку.

Сергей охнул, впился глазами в Дмитрия, не знающего, куда ему деться.

– Прошу учесть и эти случаи, владыки. Вы же не силой будете заставлять самцов и самок спариваться?

Великая мать неожиданно для всех залилась густым румянцем. Потом кивнула:

– Будет так, как будет.

– В конце концов, мужчина должен жениться по своему выбору.

Старый саури один молчал, размышляя о чём-то своём. Потом кивнул:

– Я отменю канон.

Яяри счастливо заулыбалась и села обратно, незаметно довольно больно ткнув Рогова кулачком в бок. Вождь вождей взглянул на асийчи, потом по очереди на своих сиятельных коллег, остановившись на Сергее:

– Цена велика. Но пусть будущие поколения сами выберут свою судьбу. Хотя… я бы хотел иметь гарантии…

Асийчи подалась вперёд и произнесла, невзирая на запрещающий жест великой матери:

– Саури желает получить заложников от других сторон.

– Заложников? – Неукротимый помрачнел, но вождь вождей спокойно объяснил слова аури:

– В кланах есть великий университет.

– Чемье? – усмехнулась Юрайя.

– Да, великая мать, речь о нём. Если бы кто-то из ваших родственников начал бы обучаться в нём, то…

Сергей чуть успокоился – почему бы и нет? Тем более что он обещал племяннику специальное задание. Усмехнулся – вот пусть и попрыгает!

– У меня нет детей, я имею в виду вообще. Хотя Аруанн вскоре обещает одарить меня сыном. Атти – у тебя будет брат через полгода…

Тот расплылся в улыбке, забыв обо всём.

– Но я могу послать в Чемье своего племянника, сына моего младшего брата.

Вождь вождей улыбнулся в ответ:

– Уверяю, сват, твой племянник не пожалеет о времени, проведённом там. Учёба только пойдёт ему на пользу, гарантирую.

Великая мать остро взглянула на Сергея:

– Сколько лет твоему родственнику?

– Восемнадцать стандартных, могучая. Он только что закончил наше военное учебное заведение и получил первый армейский чин.

– Хм… Тогда я пошлю в Чемье свою младшую дочь. Ей шестнадцать… ваших лет, император. Но, старый интриган! – Она свирепо уставилась на саури, невольно подавшегося назад. – При двух условиях! Или союзу не бывать!

– Каких? – Тот снова начал медленно сереть, и аури выпалила:

– Моя дочь будет жить вместе с человеком в одном доме! Раз он военный, то в случае чего сумеет защитить Айили!

– Это не условие, могучая, а милость, – довольно кивнул саури, но тут же замер, услышав второе условие:

– А ты, старик, поедешь на Империю и ляжешь в госпиталь императора на омоложение! Мне не нужен на троне кланов идиот, который спустит под хвост тарку всё великое, о чём мы только что договорились! Император?

Тот облегчённо вздохнул, но тут же подобрался:

– Могучая, в основном я согласен. Во всяком случае, на счёт своего племянника и вашей дочери. Что же касается лечения свата, то вряд ли владыка саури может оставить сейчас свою державу без присмотра… У меня есть предложение, устраивающее всех.

Поскольку все присутствующие молчали, он закончил:

– Есть два режима лечения: непрерывный, он короче, и разделённый, который, естественно, длиннее, но зато сват может днём спокойно заниматься делами кланов, а ночью находиться в лечебной камере. Всё необходимое оборудование и специалисты будут отправлены к нему, как только я вернусь.

– Это наилучший вариант. Скажу откровенно, я даже не ожидала, что есть такая возможность. Тогда встречаемся здесь через неделю. У всех нас много дел. – Великая мать встала.

Все остальные мужчины, включая саури, тоже торопливо вскочили, но тут вновь вмешалась асийчи:

– Великая мать, вождь вождей и император Руси, прошу вас о милости…

Трое разом обернулись к ней, и Юрайя ровно произнесла:

– Говори.

– Как я уже сказала ранее, присутствующий здесь человек, Дмитрий Рогов, сейчас будет брать вторую супругу – саури. Я прошу вас всех благословить его брак… – И склонила голову.

Рогов поплыл – что-то будет!.. К его удивлению, Ооли захлопала в ладоши, а трое государей вдруг расплылись в улыбке, переглянулись:

– У тебя десять минут, Яяри. Веди невесту к ритуалу.

– Служитель ждёт! – воскликнула Ооли и сорвалась с места. – Я с тобой! Их же двое!

Глава 2

– Ваше величество, ваш племянник прибыл.

– Пусть войдёт. – Сергей с облегчением отодвинул кипу бумаг перед собой и расслабленно откинулся на спинку мягкого кресла.

Двери распахнулись, и в кабинете появился широкоплечий молодой человек, выглядевший чуть старше своего возраста, в ладно пригнанном офицерском мундире. Лицо императора озарилось улыбкой:

– Здравствуй, Александр.

Тот вскинул руку к плечу:

– Во славу Империи!

– Во имя её! – поднялся на мгновение император, отдавая ответный салют. Снова сел, указал на возникший из ниоткуда стул позади юноши: – Присаживайся. Разговор у меня к тебе, племянник. Официально-личный.

– Даже так?

Молодой человек спокойно выдержал взгляд дяди. Тот одобрительно кивнул, затем показал на стол, заваленный документами:

– Видишь?

– Да, ваше…

– Давай так, сегодня разрешаю тебе обращаться ко мне «дядя Серёжа».

– А когда ты опять станешь императором?

Сергей усмехнулся:

– А вот и проверим – поймёшь или нет, без подсказки.

Его собеседник кивнул.

– Дело вот в чём: я обещал твоему отцу немного остудить твои, так сказать, души прекрасные порывы. Уж больно ты горяч. Вот он и жалуется мне.

– Да вроде… – И племянник осёкся, увидев поднятую ладонь.

Император усмехнулся:

– Ну-ну. Ладно, хватит ходить вокруг да около. Собирай свои вещи, а мундир засовывай в дальний угол.

– Как?! – Изумление и обида Александра грозились вот-вот выплеснуться.

– А так, – сказал, как отрезал, дядя. – Слушай внимательно, племянник, и запомни раз и навсегда. Мы – члены императорского рода Руси. И далеко не всегда можем позволить себе то, что вздумается. Настал и твой черёд послужить нашему Отечеству.

Молодой человек подобрался, хотел что-то сказать, но сдержался, к внутреннему удовлетворению Сергея…

– Ты едешь в кланы.

– Ч-что?! – На этот раз юноша не сдержался.

– То, Саша, то. Ты чувствуешь, чем пахнет вокруг? – Император обвёл вокруг себя рукой.

Молодой человек медленно кивнул:

– На уровне слухов, дядя…

– Так вот, слухи, к твоему сведению, не передают даже миллионной доли того, что ожидается в реальности. Ты в курсе, что я вчера вернулся с Фиори?

– О да! – улыбнулся племянник. – Тётя Аруанн гоняла его величество по всему дворцу, потому что тот не соизволил привезти сына домой.

Император улыбнулся в ответ:

– Верно. Но чуть позже, когда она остыла и узнала наконец причину этого, то попросила у меня прощения за не сдержанность. Словом, я там кое о чём и кое с кем договорился.

Бровь, вздёрнутая вверх точь-в-точь, как у него самого, не удивила Сергея. Родная кровь…

– Но ты послужишь неким заложником этого договора.

– Заложником? – Молодой человек едва заметно напрягся.

– А что ты хочешь? На кону – судьба миллиардов граждан Руси и остальных разумных…

Он на мгновение замолчал, но этого крошечного отрезка времени хватило Александру выдохнуть:

– Даже так? Прости, я не знал… – И тоже замолчал.

Но Сергей усмехнулся:

– Не нервничай, племяш. Это будет не клетка. А всего лишь университет.

– Универ?! – От неожиданности тот открыл рот, потом захлопнул его.

– Да. Только лучший из лучших, даже элитный, можно сказать, для кланов. И – да, можешь гордиться: ты – первый человек, переступающий его порог. Так что учись и не опозорь наш вид. По тебе станут судить обо всех людях.

Молодой человек опустил голову:

– Я… Я понимаю, дядя. Поэтому и мундир снять?

Император кивнул:

– Да. Никто не должен знать, что ты военный и прошёл специальную подготовку. Потому что кроме учёбы тебе придётся выполнять ещё одну миссию.

– Да, дядя?

– Присмотришь за одной девушкой. Чтобы её там не обидели.

– Она тоже из наших?

Император улыбнулся:

– Теперь – да. Из наших… – выделил последнее слово.

Племянник кивнул:

– Я понял. Учиться, охранять девушку, не опозорить людской род.

– Правильно. Поедешь под своим именем и фамилией. Документы, естественно, сделают соответствующие. О твоей принадлежности к семье знает только один, хм, разумный в кланах, сам вождь вождей.

– Ого! – Сашка едва не присвистнул, но сумел удержаться.

– А сват будет хранить молчание. Поверь. Вот… – Император вытащил из ящика стола необычного вида жетон, подал племяннику. – Это жетон особой власти кланов. Предъявив его, ты можешь приказать любому саури всё, что тебе вздумается.

– Ё! – не удержался парень.

– Аккуратней, Саша, аккуратней. Чем меньше из клановцев будет вообще знать о существовании этой штуки, тем лучше для всех нас. В идеале стоит о ней вообще забыть и решать все проблемы самому. Главное для тебя – та девочка.

Александр опять кивнул:

– А в чём подвох?

– Ей всего шестнадцать. Но мозги у неё твоим не уступают, какой бы наивной дурочкой она ни прикидывалась. Да и силой не обижена, хотя выглядит хрупким цветочком. Вместе с тем – редкой красоты. Очень редкой… – Император на миг вспомнил голографию дочери великой матери. Повторил задумчиво: – Айили очень красива. Но характер у неё… сложный. И это ещё мягко сказано.

Племяш скривился:

– Избалованная красотка, да ещё с мозгами? Странное сочетание.

– Я бы не сказал, что избалованная. Скорее, наоборот. Очень хорошо воспитанная, дружелюбная. Но это всё, что я о ней знаю, Саша. Остальное придётся выяснять тебе.

Молодой человек встал:

– Я понял, ваше величество. Разрешите идти?

– Последнее: деньги тебе выделит казна. Вот карточка. Безлимитная. Удержишься?

Александр кивнул, забирая небольшой прямоугольник.

– Более подробные инструкции получишь у Громова. Оденешься в обычную одежду. Оружие и снаряжение тебе привезут на место. Дом, в котором будешь жить в Чемье, специально подготовят.

– Я понял, ваше величество. Во славу Империи!

– Во имя её!..

Александр щёлкнул каблуками, вышел, чеканя шаг.

…Этот разговор был сутки назад, а сейчас Александр Кузнецов, абитуриент университета Чемье, престижнейшего учебного заведения кланов, ожидал отправки в личной кабине Его императорского величества Руси. Громов оказался молодцом. Молодой генерал в очередной раз доказал, что получил свои погоны в таком возрасте не зря. Он даже успел свозить юного лейтенанта к быстро набирающему влияние и известность промышленнику из семьи Роговых. Там Александр познакомился с молодой супругой финансиста, Ююми, беременной на последних сроках, что его поразило до глубины души. Впрочем, в личные дела он не лез. Эта саури оказалась выпускницей того самого Чемье и просветила молодого человека о порядках и обычаях университета.

Нравы там оказались, с одной стороны, простые, а с другой – жёсткие. Беспрекословное подчинение младших старшим, клановая иерархия, обычаи, правила. Пришлось запомнить очень много, да ещё молодая женщина приготовила целую тетрадь с собой, лежащую сейчас у Александра в рюкзаке. Так что придётся попыхтеть, чтобы всё запомнить. Хотя натренированный мозг схватывал всё с первого раза. Особенно саури предупреждала его о жестоких розыгрышах и злых шутках, так популярных среди её соплеменников. Иногда затравленные студенты даже бросали учёбу, предпочитая быть изгнанными из своих кланов, чем сносить издевательства соплеменников. Впрочем, этого как раз он не боялся.

Куда больше его тревожила неизвестная ему девушка. То, что она из кланов, было понятно. Имя говорило само за себя. Среди людей такого гарантированно не было. Сможет ли он, точнее, они ужиться друг с другом в одном домике? В Чемье все студенты жили в отдельных коттеджах, окружённых крошечными садиками. Александр вздохнул, задумчиво взглянул на объёмистый рюкзак и не менее объёмистый чемодан, стоящий рядом с ним. Двери комнатки, где он ожидал отправки, распахнулись, и на пороге вырос взволнованный чем-то Громов:

– Готов? Отлично. Поехали.

Подхватил чемодан, Сашка закинул рюкзак за спину, и они торопливо зашагали по коридору:

– Слушай внимательно: тебя отправляют прямо на Чемье. Университет дал подтверждение. В зале вокзала тебя будет ждать Айили.

– А как я её узнаю?

– Она будет, хм, в парандже.

– Парандже?! – От удивления молодой человек чуть не споткнулся.

– Да. А в руке табличка на русском: «Александр. Человек». Русский язык, кстати, она знает не хуже тебя. Вот, возьми. – Громов сунул Александру в руку толстую пачку саурийских банкнот. – Спрячь и не свети ими особо. Карточка далеко?

Парень похлопал себя по груди.

– Если что понадобится – закажешь в посольстве. Они всё организуют в лучшем виде. Связь у тебя есть. Прибудешь, возьмёшь девушку – и в университет.

– А как его искать?

– Выйдешь – и уже в нём. Дальше топаешь в коттедж.

– В какой?

– Тебе дадут его номер на выходе. Предъявишь свои бумаги. На девушку ничего не надо. Ректор в курсе. Устроишься – звякнешь послу. Всё.

За разговором Александр не заметил, как они оказались в зале отправки. Громов отдал ему чемодан, мягко подтолкнул к уже сияющей мембране:

– Удачи. – Махнул рукой, и молодой человек шагнул в голубое сияние мембраны переноса, чтобы в следующий миг выйти уже на Чемье…

Довольно большой зал был… каким-то приземистым. Александр не ощутил в нём той строгости и одновременной возвышенности, присущей имперским постройкам. Впрочем, он никогда не посещал поселения саури, а голографии, несмотря на объёмность, всего передать не могли. Да и сама атмосфера местного вокзала была другой. Ощущалось нечто самое обыденное, затрапезное. Даже странно, что это – самый престижный университет кланов. Самое интересное, что зал пуст. Совершенно. Только на выходе маячило нечто вроде ширмы. Хм… А где же обещанная Айили в парандже? Она что, такая страшная?

Вспышка на мгновение осветила, кстати, полутёмный зал, и Александр рефлекторно сместился в сторону, одновременно разворачиваясь лицом к источнику света. «Боги! Какое тут всё старое!» – пришло на ум: свет озарил царапины, трещины, даже дыры в грубой и неровно оштукатуренной стене. О! Вот и девушка в парандже! Действительно, на свет шагнула аккуратная ножка, потом появилось всё остальное. Плотная паранджа с узкой полоской совершенно непрозрачной вставки для глаз. Из чего – непонятно. В руке – небольшой, самого затрапезного вида узелок из обычной даже на глаз тряпки. Мать богов! Да что с дядей? С ним насчёт нищенки договаривался?! Ну, раз обещал – надо выполнять. Тем более чуть выше его плеча девушка в другой руке держала листок бумаги, на котором большими буквами было выведено «Александр». А ниже, помельче: «Человек». Русского аж перекосило. В мыслях, естественно. Первое подозрение закралось ему в голову… Подойдя к ней, он наклонил голову, пытаясь хоть что-нибудь рассмотреть через непрозрачную вставку:

– Айили?

Голова под покрывалом качнулась чуть вперёд, потом мягкий высокий голос ответил:

– Да. Вы – Александр?

– Да. Приятно познакомиться.

– Приятно познакомиться.

Александр кивнул на узелок:

– Это все твои вещи?

Фигура чуть колыхнулась:

– Нет. Их привезут завтра… Если они мне понадобятся…

– Ладно. Завтра так завтра. Пойдём в наш дом?

– Наш дом? Да, конечно.

Человек подхватил свой чемодан, чуть подкинул торсом рюкзак за спиной, чтобы улёгся поплотнее, замер на месте. Она тоже не двигалась.

– Ты чего? Иди вперёд.

– А?

Наклонила голову, что ли? Терпеливо пояснил:

– У нас принято пропускать женщин вперёд.

– Ой, нет. Идите вы первым, а я – позади.

Мысль в голове окончательно сформировалась – из халифата. Одежда – оттуда. Привычка ходить позади мужчины – оттуда. Даже практически незаметный акцент и тот сильно напоминает халифатское наречие… Значит, дядюшка договорился с ними. Александр шагнул вперёд, выискивая, где ему взять адрес коттеджа, направляясь к светящемуся естественным светом выходу. Айили бесшумно двинулась следом, он чувствовал её. Едва подошёл к занавеске, как та раскрылась, и в проёме появился сухопарый саури. Скорчил презрительную гримасу:

– Человек? – На сопровождение Александра даже не обратил внимания, словно её и не было. – Бери, – практически воткнул в руку русского свёрнутый лист писчего пластика и тут же скрылся в проёме.

Александр вышел наружу. Прошёл по посыпанной песком площадке, развернул лист. «Аллея цветущих кустов. Жилище номер тринадцать» – сложились в понятную фразу крючковатые письмена саури. Крутанул головой влево-вправо, выискивая схему. Ничего. Даже узнать, где эта аллея, и то не у кого.

– Почему ты остановился?

– А где мне искать эту Аллею цветущих кустов?

– А разве ты не видишь? – Голос из-под паранджи был полон удивления. – Вот же кусты, покрытые цветами.

«Идиот», – выругал себя Александр. Действительно, не увидеть длинный ряд покрытого яркими цветами кустарника не мог только слепой. Зашагал, коря себя за то, что сразу опростоволосился…

Тринадцатое жилище… Домики студентов выглядели… ну, немного странновато на его вкус. Но и не совсем чуждо. Правда, не имели углов, больше напоминая круглые веретёна исполинских размеров, разрезанные пополам и поставленные острым концом вверх. Да ещё опоясанные галереей по крыше. Зато низенькие заборчики, окружавшие участки, на которых стояли эти улья, были совсем человеческие: штакетник вразбивку с острыми верхушками.

Тринадцатый дом оказался примерно в середине улочки. Справа. Человек толкнул калитку, вошёл. Была мысль пропустить Айили, но девушка ни за что не станет входить впереди мужчины. Если, конечно, она из халифата. Пока же всё говорит за это.

К его удивлению, улей был не заперт. Вошёл внутрь, с любопытством осматривая его. М-да… Такие же неровные, грубо окрашенные стены, как и в приёмном зале вокзала. Первый этаж совершенно пустой. Только посередине небольшой водоём, огороженный обычным круглым булыжником. Вода с виду чистая. Вдоль стены вьётся лестница. Широкая. Уже хорошо. Как он понимает, жилой является верхняя часть, или второй этаж, балки которого нависают над первым. Именно там проходит и галерея. Крыша сплошная. Виден каркас, смыкающийся в вышине, примерно на пятнадцати метрах. Ах да, там же ещё шпиль непонятно для чего.

Александр скинул рюкзак, поставил чемодан на глинобитный пол. Примитивный, но чистый. Видно, прибрались перед их приездом. Взглянул на свою спутницу:

– Похоже, жилые комнаты наверху. Пойдём выбирать?

Она молча кивнула, сделав жест в сторону лестницы. Тьфу, совсем зашуганная. Хотя бы здесь, где никого нет, могла бы вести себя посвободнее, сдёрнуть с головы этот ужас…

Осмотр не занял много времени. Санузел, представляющий собой обычную дыру в полу. Нечто вроде душа в виде торчащей из стены груши толстым концом наружу и тремя замысловато изогнутыми ручками плюс, он едва не высказался нецензурно, закрытый на этот раз обожжённой глиной пол с небольшими отверстиями. Затем перешли к комнатам. Те были… полукруглые, разделённые перегородками, причём не до верха, а всего лишь по пояс ему. В двух из них имелись прямоугольные возвышения, а одно помещение, общее, вероятно для учёбы дома, было совершенно пустое. Правда, в середине имелся крошечный фонтанчик. Похоже, питьевой. Окна в комнатах – обыкновенные узкие стреловидные арки, прорезанные в толще внешней стены.

Так называемые комнаты занимали половину второго этажа. Остальная часть была просто плоским полом без всякого ограждения, нависающая над первым этажом. Отсюда можно было выйти на галерею. Хвала богам, хоть на ней был какой-то парапет, но, к тихому ужасу молодого русского, из обычной глины пополам с соломой. Самой настоящей соломой! Хвосты растений выглядывали из буровато-коричневого монолита. Александр осторожно подошёл, глянул вниз, потом посмотрел на соседний «коттедж» и, ничего не произнося, двинулся на другую сторону их улья.

Мать богов! И в таких условиях живёт, как ему поведала Ююми Рогова, элита кланов?! Её молодая поросль? Надежда надежд? Она что, издевалась над ним? Александр спустился, уселся на чемодан. Вот уж попал. Перед ним безмолвной статуей застыла Айили. Он уныло спросил:

– Как тебе жильё?

И едва не свалился с чемодана, услышав неподдельные восторг и воодушевление в её голосе:

– Действительно, Чемье не зря называют университетом для очень-очень богатых! Такая роскошь! Как они только могут себе такое позволить!

– Ик!

Он почувствовал, что хозяйка паранджи очень внимательно смотрит на него через непрозрачную плёнку.

– Это – роскошь? Это, по-твоему, роскошь?!

Девушка кивнула, затем горячо заговорила:

– А ты разве не видишь? Есть даже туалет и душ! К тому же уже готовое спальное место! Только застелить одеждой – и можно спать!

– Погоди… Ту дырку в полу ты считаешь роскошным туалетом?!

Айили усердно закивала.

Александру стало не по себе. Из какой же дыры она приехала?!

– А почему это жильё роскошное?

– Но как же?! – В её голосе прозвучала обида, причём настолько неподдельная, что он на миг испугался. – Нам выделили огромный роскошный дом с водой! Отдельный! Мы будем жить здесь совсем одни! Спать одни! Мы можем спокойно учиться, и никто не станет нам мешать. Места для уединения! Подумать только!

Нет, он явно что-то не понимает…

– Подожди секундочку, Айили… Ты считаешь этот дом роскошным из-за того, что он выделен на нас двоих? Так?

Последовал кивок.

– А ещё из-за чего? Из-за того, что в нём есть вода?

Снова кивок и счастливый возглас:

– Можно даже помыться!

– Понял. Из-за той дырки в полу, которую ты называешь туалетом?

– А разве место для отправления естественных надобностей может быть каким-то другим? – удивилась девушка, судя по всему наклонив голову к плечу.

Александр охнул, но тут его осенило:

– Слушай, может, этот дом дорого стоит? Судя по всему, кроме простой глины и соломы с деревом, для его постройки ничего другого не использовалось. Он так дорог из-за натуральных материалов?

Девушка отчаянно замотала головой, едва не плача оттого, что человек её не понимает:

– Ну как тебе объяснить?! Нет! Не из-за этого! Он большой, удобный, в нём есть все удобства…

– У-у-удобства?! – Теперь он действительно свалился. Глаза от изумления были готовы вылезти из орбит. Ююми рассказала ему много о нравах и правилах, принятых здесь, ни словом не заикнувшись о том, в каких условиях живут студенты. Человек молча поднялся, отряхнул штаны. Топнул кроссовкой по полу. С неудовлетворением отметил почти незаметное облачко глиняной пыли. Покачал головой – жить в таком хлеву он не собирался. – Э… Айили… Ты, случайно, не знаешь, где я могу найти кого-нибудь из тех, кто здесь всем командует?

– Не понимаю тебя.

– Ну, преподавателей, нам надо сдать документы о прибытии, отметиться, что мы прибыли, наконец…

– А, так это просто. Надо идти в здание, которое находится в конце этой дороги…

Внезапно хлипкая дверь, закрывающая вход, открылась, и в помещении появился саури. Восхищённо поцокал языком, осматриваясь, и направился к ним, извлекая из сумки, висящей на боку, обычный планшет производства кланов. Подошёл почти вплотную, несколько секунд молча разглядывал обоих студентов, потом произнёс:

– Человек Кузнецов Александр и… – запнулся, взглянул в планшет, облегчённо закончил: – Кузнецова Айили?

Что?! Сашка едва не заорал, но тут ему в бок ткнулся кулачок, мол, молчи.

– Брат с сестрой. Как у меня отмечено. Так?

Уф-ф! Какое облегчение… Кивнул.

– Вам, как переведённым студентам, выделили лучший дом студенческого городка. Поэтому отнеситесь к нему бережно и уважительно. Остальные студенты приедут через два дня. Сейчас вы находитесь в городке одни. Пока не начнутся занятия, питаться вам придётся за свой счёт. Готовить ради вас двоих никто не будет. И это не потому, что вы люди. Это общее правило. Купить еду можете на выходе в город. Там есть лавка. Недавно открыл клан ас Самих…

Стоп! Клан ас Самих – торговый партнёр Роговых! Тех самых! Александр удовлетворённо улыбнулся, и саури сразу отреагировал:

– Что смешного в моих словах, человек?

– Прошу прощения, высокий… Я улыбнулся потому, что знаком с этим кланом. Они партнёры моих знакомых по Империи.

– А… – недоверчиво протянул тот. Потом, видимо сделав какой-то вывод, сказал: – Значит, люди правильно выбрали своего кандидата. Нищему делать в Чемье нечего. Ты – богат, как я вижу?

Александр кивнул. По меркам Руси, он действительно относился к богатой семье. К императорской. Саури продолжил:

– Запрещается громко шуметь после третьей стражи. Запрещается приносить неудобство шумом другим ученикам. Разрешается защита жилища. Поединки чести проводить лишь на Арене справедливости и только холодным оружием.

Оп-па! Кажется, будет весело…

– Позвольте задать вопрос, высокий?

– Говори, человек.

– Понимаете, я не привык к подобному… – Александр обвёл рукой вокруг себя.

Саури нахмурился:

– Что тебя не устраивает, человек? Тебе не по душе роскошь кланов? Не нравится отдельное жилище? Или что-то внутри?

Александр кивнул:

– Да, высокий. На Империи живут… э-э-э… несколько по-иному.

– Я слышал, – коротко ответил саури, и ободрённый Сашка быстро спросил:

– Могу я произвести здесь кое-какие работы, высокий?

– Внутри?

Человек опять кивнул.

– Сколько угодно и какие угодно. Снаружи… м-м-м… можно, но нежелательно. Хотя возражать никто не будет. Но только за свой счёт, человек. И когда ты покинешь наши стены, никто не примет у тебя счёта за то, что ты здесь оставишь.

– Без проблем, – обрадовался Александр. – А что насчёт личного транспорта?

– Ты имеешь в виду то, что может перевозить вас с сестрой?

– Да, высокий…

Саури опять задумался. Потом неуверенно изрёк:

– В кланах не бывает личного транспорта. Точнее, он начал появляться совсем недавно… Думаю, что вам, как приезжим из другой культуры, разрешат. Сейчас спрошу. – Он почти мгновенно набрал запрос, тут же удовлетворённо кивнул: – Вам разрешили, как я и думал. Но пользоваться им разрешается только для поездок за пределы Чемье. Передвигаться на нём по студенческому городку можно только по этой аллее и только до ворот и назад. В другие места кампуса ездить категорически запрещено.

– Благодарю, высокий.

– Не за что, человек, – расплылся тот в улыбке. – Мы умеем быть великодушными. – И, развернувшись, вышел, оставив парочку одну.

Молодой человек довольно потёр руки, затем весело взглянул на «сестру»:

– Значит, сестра?

– Или жена. Как пожелаешь.

– Ч-чего?! – Он едва снова не сел на пол.

А та нахальным тоном произнесла:

– Я пока не решила. Братик. Лучше скажи, что ты собираешься делать с этим домом? Учти, ломать тут тебе никто ничего не позволит. А что-то сделать… будет стоить огромных денег…

– Знаешь, сестрёнка, я бы на твоём месте не переживал. Не знаю, как вы живёте в своём халифате, но я привык на Империи жить по-человечески. Нормально. Так что оставим наши вещи здесь, и прогуляемся до этой лавки. А то есть захотим, а нечего.

– У меня есть с собой еда.

Девчонка нагнулась и подняла свой узелок, быстро развязала, и Сашка едва не поперхнулся от удивления: на тряпице лежали две тощие лепёшки и пара каких-то плодов.

– Это твоя еда?

– Мне хватит на два дня, – ответила она. – Знаешь, какие тут цены?

– Не-а, – беззаботно мотнул головой Александр, нащупывая во внутреннем кармане жилетки пачку саурийских кархов, вручённую Громовым. – Но думаю, нам хватит, сестрёнка… – И, желая её поддеть, добавил: – Или жена. Я ещё не решил. – Заметив, как та вздрогнула, весело подмигнул: – Я пошутил.

Девушка промолчала.

– Ладно, заворачивай свою еду и пошли прогуляемся до лавки. Я голодать не собираюсь.

– Если хочешь, я поделюсь. Мне хватит и… – Она выдала что-то совершенно непроизносимое.

Александр отрицательно мотнул головой:

– Э нет. Мне твои лепёшки на один зуб.

– Один зуб?

– Да таких мне десятка четыре надо! Что мне эти твои два блина?

– Блина?

– А, Тьма… Пошли. Хватит болтать. А то я успею по-настоящему проголодаться. – Шагнул к двери, распахнул её. Айили засеменила позади на два шага. Александр не выдержал: – Слушай, у нас на Империи принято ходить рядом.

– Но я же женщина!

– И что? Считай это приказанием мужчины – иди сбоку от меня. Ещё бы свою паранджу сняла, совсем хорошо было бы. Саури, например, ничего такого не носят! К тому же тебе до женщины – как мне до родной планеты пешком.

Её покрывало явно обиделось. Но голос прозвучал ровно.

– Я пока не могу. И это не паранджа, как ты говоришь… Тут… Мне нужно адаптироваться к местному воздуху. А шаарре помогает мне в этом.

– Не знаю такого слова. Это что-то вроде защитной маски?

– Да.

– Ладно. Встань рядом со мной. – Александр дождался, пока девушка выполнит приказ. – А теперь пошли. – И двинулся вперёд…

Глава 3

Выбор товаров в лавке был приличным. Даже на взгляд Сашки. Во всяком случае, в их армейском магазине во время учёбы было поскромнее. К примеру, ни под каким видом курсантам не продавалось спиртное, как и косметика девушкам-курсанткам – очень редко, но попадались и такие. На оба товара существовали возрастные ограничения: первое разрешалось с двадцати одного года, второе – с двадцати пяти, не раньше. Правда, как теперь быть человеческим девушкам, когда в их ряды вольются саури? Впрочем, на Ююми Роговой, единственной саури, которую пока видел Александр, не было ни грамма краски. Но молодая женщина выглядела счастливой, как и её муж. И, честно говоря, теперь, после заселения в хвалёный Чемье, Сашка понимал её куда лучше. Если уж им, гостям, выделили такую халупу, то что говорить об аборигенах?

Приказчик в лавке был на удивление приветлив. А при виде человека, точнее, двух людей в своей лавке даже расплылся в улыбке:

– Дорогие покупатели, прошу вас! Лучшие человеческие товары на всей планете! Только для вас! Выбирайте!

Хм… Радушие торговца легко объяснимо: покупателей-то пока нет. Одни преподаватели да привратники плюс обслуга, если она, конечно, есть… А тут – сразу двое! Хоть пару кархов, но в кассе оставят.

Александр едва заметно коснулся своей спутницы локтем, та вздрогнула. Шепнул примерно туда, где должно находиться ухо:

– У тебя деньги-то есть?

Она кивнула, по повороту головы явно глядя на ценники. Потом тоже тихо и почему-то испуганно произнесла:

– Но тут всё так дорого…

Торговец, всё же уловив их разговор, поскучнел и не совсем уверенно сказал:

– Если здесь чего-то нет, то можете заказать, клан ас Самих выполнит вашу заявку в кратчайшие сроки…

– В какие именно?

Саури за прилавком начал оживать:

– Примерно за… стражу. Если есть в центральном хранилище клана, то и за треть стражи.

Треть стражи – примерно час… Неплохо! Александр одобрительно кивнул, отчего торговец вновь начал расплываться в улыбке.

– А есть у вас полный список товаров?

Тот быстро закивал:

– Разумеется! Какая область товаров вас интересует?

– Так… Сервис-киберы, мебель, бытовая техника… э… глайдеры под заказ? – Увидев ответный кивок, человек продолжил: – Сантехника, генераторы… Пока всё. Одежду и постельное бельё посмотрим позже.

Продавец произнёс что-то невнятное, нырнул под прилавок, откуда выудил толстенный том:

– Вот, пожалуйста, достопочтенные покупатели! Здесь есть всё, что вы просили!

– Тогда – лист писчего пластика, будьте любезны.

– Пожалуйста!

Саури откуда-то выудил лист, и Александр вынул из кармана купленный по дороге в Чемье в сувенирном вокзальном магазинчике стилос. Самый обычный, с твёрдыми чернилами, расплавляемыми при письме лазером, и с гравитационной подачей через ультратефлоновое сопло. При виде стилоса Айили вздрогнула, дёрнула его за рукав.

– Хочу такой же! – безапелляционным тоном произнесла девчонка.

– Придём домой, дам. В рюкзаке лежит.

– Честно?

– Да. – Александр принялся перелистывать неудобные бумажные страницы. – Ага! Вот оно! – И стал быстро выписывать на листок каталожные номера покупок.

Айили запрыгала на одной ножке:

– Айе! У меня будет такое чудо!

Айе? Это же вроде клановское? Да… получается, что она не из халифата. О, Тьма! Это что, в кланах так живут?!

Любопытная голова просунулась к каталогу, и девушка ахнула. Впрочем, какая она девушка?! Девчонка! Ткнула пальцем в большую кровать:

– А это что?

– Спальный помост, юили.

– Спальный помост?! А это?

– Шкаф для одежды. Чтобы она не пылилась и не выцветала от света. Ну и, разумеется, чистить, стирать, гладить…

– Шкаф всё это делает?! И – шкаф для хранения одежды?

На мгновение Александру показалось, что её сейчас хватит удар. Подозрительным тоном она осведомилась, мгновенно сличив номера на листке и в каталоге:

– Издеваешься? Ты видишь цену?!

Он кивнул.

– Целых двести кархов!

Александр почесал затылок, затем обратился к продавцу:

– А вы карточки принимаете?

– Имперские?

– Разумеется. Хотя… Вроде и ваша есть. – Вспомнил, что та лежит в потайном кармане.

В этот момент его не слабо огрели по боку, и Айили потащила его вон из лавки. Александр едва успел крикнуть продавцу:

– Одну секунду, сейчас я вернусь.

Тот кивнул, косясь на листок и на каталог. Оказавшись за дверями лавки, Айили приняла воинственную позу, уперев руки в бока и подавшись вперёд. Сходство с одним разносом было таким поразительным, что молодой человек рассмеялся.

– Ты чего?!

– Да так, вспомнил…

Ещё бы, такое разве забудешь? Разъярённая жена, отчитывающая загулявшего супруга. Если не учитывать, что супруг – император Руси, а жена – мать-императрица Фи-ори…

Девчонка зашипела разъярённой кошкой:

– Двести кархов за шкаф! Пятьсот за сервис-роботов… Кстати, что это такое?

– Машина для обслуживания дома. Универсальный робот.

– Робот?! За тупую железяку пятьсот кархов? За спальный помост, который нам дали бесплатно, ты готов выложить шестьдесят кархов! Целых шестьдесят полновесных кархов выкинуть просто так! Когда уже есть на чём спать! Такие большие и удобные спальные помосты! Восемьсот десять кархов за то, что можно сделать своими руками! Повесить одежду на перила, почистить её тряпкой или щёткой, самим постирать и бесплатно высушить в свете местной звезды!!! Ты пускаешь деньги на ветер! Мот! Бездельник! Ты хоть один карх заработал за свою жизнь собственными руками?!

– Разумеется.

Его спокойный ответ заставил её замолчать. Опасливо выглянувший на улицу продавец поспешил скрыться.

– Кстати, заработал я не один карх, а куда больше. Когда я учился… в школе… нас возили на лето работать на фермах. Мы окучивали посадки, собирали фрукты, пололи овощи от сорняков. Киберы, конечно, тоже помогают. Но на Руси считают, что работать должны все! Независимо от происхождения и богатства. Особенно в юности. И каждый год все имперские школьники и студенты летом трудятся. Это закон.

– Да?! Так почему же ты выбрасываешь деньги на воздух?

– Слушай, я не знаю, где ты жила раньше! Но, Тьма меня побери! Слушайся мужчину, женщина! Я предпочитаю учиться в нормальных условиях! А не ломать себе кости, спотыкаясь о неровный пол, или любоваться на твоё нижнее бельё, развешанное повсюду! И нет ни малейшего желания смотреть стриптиз по вечерам и утрам, когда ты переодеваешься за перегородкой, которая мне по пояс!

Айили помолчала, но похоже, тоже рассвирепела. Обманчиво ласковым голосом произнесла:

– Тебе что, не нравятся женщины, раз ты не хочешь смотреть на моё тело? Предпочитаешь мужчин?

Александр даже побелел от бешенства и процедил:

– Не будь ты… женщиной… я тебя сейчас убил бы за такие слова…

Её реакция заставила его мгновенно забыть об оскорблении – Айили рухнула прямо в пыль, согнувшись и вытянув вперёд сложенные вместе руки, уткнувшись лицом под покрывалом прямо в камень мостовой перед лавкой:

– Прости! Прости! Я ошиблась! Я забыла! Прости меня, умоляю!

Молодой человек невольно отшатнулся, подобного он не ожидал: валяться у него в ногах, вымаливая прощение? Нет чтобы просто извиниться. А то так унижаться! Впрочем, осадок на душе всё же остался, хотя злость прошла при такой сцене. Нагнулся, поднял. Заставил стоять.

– Отряхнись и, пожалуйста, больше не вмешивайся в мои дела. Я покупаю то, что считаю нужным. Поняла? Если ты привыкла жить в нищете, то я привык жить нормально!

– Извини… – еле слышно прошептала она.

Александр нырнул обратно в лавку, снова потянул к себе лист. А, Тьма! Всё настроение сбила… Накидал то, что хотел купить ещё. Торговец подбил баланс и грустным голосом произнёс:

– Восемь тысяч шестьсот сорок два карха, уважаемый покупатель.

Молодой человек кивнул, доставая из кармана подаренную пачку денег, при виде которой у продавца отвисла челюсть. Отсчитал девять бумажек, протянул:

– Вот. Доставите в университет, Аллея цветущих кустов, тринадцатый дом.

– Сейчас всё упакуем и доставим, о, покупатель! – Саури произнёс слово «покупатель» словно императорский титул.

Александр уже хотел выйти, когда вспомнил:

– О, вот ещё, уважаемый… Где я могу поблизости поесть?

– Не пойму вашего вопроса, господин… Вы хотите где-нибудь купить еды? Для своего пропитания?

– Разумеется.

Продавец задумался.

– А, понял. Продукты для приготовления пищи вы можете тоже заказать у меня. Даже ваши, человеческие! – с явной гордостью произнёс саури.

– Я так и сделаю. Но после ремонта. Мне надо привести дом в порядок. Не могу же я спать… – Осёкся. А если остальные узнают, как он выразился об их гордости? Ну его на… Криков не оберёшься…

– Вы имеете в виду уже готовую пищу? Которую приготовит кто-то другой?! – чуть не с ужасом произнёс саури.

Хм, у них что, на это запрет? Не знал.

– Вообще-то я не хотел никого оскорбить, высокий… Я не знал, что у вас не разрешается есть пищу, приготовленную вне своего дома…

– Разрешается, уважаемый покупатель. Почему вы подумали, что это запрещено? Просто мало кто отважится на подобную смелость – есть что-то, приготовленное не членом клана…

Мать богов! Да как они вообще тут живут?!

– Хм… Понятно. Спасибо, что объяснили. – Человек слегка поклонился, получив в ответ куда более низкий поклон. – Жаль, если честно. Я рассчитывал перекусить со своей сестрой где-нибудь в живописном месте…

– Айе, я не хотел вас огорчить, но у нас так не принято. Ничего похожего на человеческие рестораны в наших мирах нет. Ни один саури не станет есть пищу, приготовленную вне его клана.

– Жаль, – ещё раз повторил Александр и вышел на улицу. Едва собрался подойти к ожидающей чуть поодаль Айили, как коммуникатор ожил, вызывая его на связь. Включил приём, окутавшись искристой сферой аудиополя. – Слушаю. Кузнецов.

– Это из посольства. Второй секретарь Головлёв. Вы уже на месте?

– О да… – протянул вызываемый.

В сфере послышался смешок. Потом голос произнёс:

– Полагаю, первые впечатления получили?

– Ещё бы! Такую халупу я первый раз в жизни вижу! Да у нас свиньи лучше живут, чем студенты в этом знаменитом Чемье!

– Разумеется, Александр Алексеевич. Когда мы прибыли в здание, выделенное нам под посольство, тоже были в шоке. Вначале даже подумали, что саури над нами издеваются. Увы! Основная масса разумных в кланах живёт куда хуже.

– Да вы что?! – Сказать, что Александр поражён, было мало. Он покосился на покорно ожидающую его девушку в парандже и произнёс в сферу: – И как вы вышли из положения?

– Пришлось делать ремонт. Правда, нас предупредили, что снаружи лучше не трогать, чтобы не возбуждать народ…

– Аналогично.

– Поэтому ремонтировали внутри. Вам выделили улей?

– Да, на двоих.

– Я в курсе. Ваш отец, когда узнал об этом и о ваших условиях, рвал и метал.

– Да… батя может! – Александр улыбнулся.

– В общем, вам был послан транспорт со всем необходимым. Сейчас он уже должен быть возле вашего дома.

– Что там?

Снова смешок.

– Обычный комплект для приведения ульев саури в удобоваримый для нас вид. Потому что жить в них гражданину Империи невозможно. Сделаем нормальный ремонт, как положено. Киберы уже работают, так что лучше вам погулять часа три-четыре.

– Понял. А как у вас с едой?

Голос Головлёва оживился:

– Вы, я думаю, уже прояснили ситуацию?

– Увы… – уныло протянул молодой человек.

– Не переживайте. Там же, в транспорте, и пищевой синтезатор с комплектом картриджей, достаточным для вашего питания в течение всего учебного времени.

– Но нас же двое.

– Всё учтено, Александр Алексеевич. Не волнуйтесь. Так что погуляйте. Посмотрите на университет. Осмотрите окрестности. Побеседуйте с вашей спутницей. Она, кстати, в парандже?

– Да. Даже не знаю, как выглядит…

– Ничего. Через трое суток начнутся занятия. До этого, обещаю, она снимет свою чадру. Верьте на слово – Айили на редкость красива. Ну а пока – гуляйте. И ещё: останетесь один, просмотрите файл, который я вам сейчас перешлю. Там планы… произведённого ремонта в вашем доме. То, насчёт чего вас предупреждал дядя…

– Понял. Обязательно посмотрю. Сегодня же вечером. Можно доставить на Чемье мой глайдер? Тот, что стоит у меня дома?

– Сделаем. Завтра утром будет стоять у ваших дверей. Захватить что-нибудь ещё, раз будет посылка с Империи?

– Не знаю. Если только мои инструменты…

– Музыкальные или…

– И те и другие.

– Сделаем. Удачи вам и успеха в учёбе. Да, чуть не забыл: ключом на вход является ваша ладонь.

– Благодарю вас.

Предупредительно пискнув, коммуникатор отключился. Александр повёл плечами – теперь станет лучше! Жизнь определённо налаживается. Он взглянул на по-прежнему неподвижно стоящую на солнцепёке девушку под паранджой, охнул – у неё же под накидкой, наверное, баня! Поспешил к ней, ухватил за руку, затащил в тень под раскидистым деревом.

– Могла бы от солнышка спрятаться! Чего жаришься?

– Мне не жарко. Шаарре защищает меня от жары.

Забыл, что она говорила о своей чадре. Это защитная маска… Ладно. Озабоченно взглянул на часы:

– Пойдём гулять.

– Гулять?

– А что? Поесть тут негде, я выяснил. А в доме сейчас ремонт.

– Ремонт?! – Замерла. – Ты снова выкидываешь деньги на ветер?

– Это не я. Звонили из нашего посольства… – Александр показал на браслет коммуникатора, надетый на запястье левой руки. – Там уже знали, что нас ждёт в университете. Поэтому заранее отправили специальный груз.

– Айе… Поняла. А кто же делает работу? Сколько кархов нужно заплатить тем, кто всё там сейчас… – Замялась, подбирая нужное слово.

Он махнул рукой:

– Нисколько. Всё делают роботы. Киберы.

Айили опять замерла.

– Роботы работают сами? Без участия… человека?

– Да, а что? У вас не так?

– Нет… Нашими роботами надо всё время управлять…

– Хм… Странно. Тогда это не роботы, а просто механизмы. Нет, наши думают сами.

– А если взбунтуются? Враг подсадит вирус или перепрограммирует их?

– Это невозможно. Три закона робототехники невозможно преодолеть. Они прошиты на аппаратном уровне.

– Три закона?

– Да. Первый: робот не способен причинить вред гражданину Империи. Ни действием, ни бездействием, ни косвенно. Второй: при вмешательстве в области программ робот самоуничтожается, не нанося вреда гражданину Империи. Третий: враг гражданина Империи – враг робота.

– Как интересно… Значит, ваши роботы умеют различать граждан Империи от неграждан?

– Да. И, предвидя твой следующий вопрос, отвечу: никогда в этом не ошибаются.

– Айе… А у нас говорят, что это невозможно…

– Заблуждаются…

Так, болтая, они почти четыре часа бродили по городку. Чемье оказался довольно большим комплексом. Множество жилых аллей, учебные корпуса, к сожалению Александра, внешне не отличающиеся от жилых зданий, только размерами. Выяснилось, что в университете читают только теоретические дисциплины. А практику студенты проходят уже в своих кланах. Посмотрев на вытянувшееся при этой новости лицо спутника, девушка прыснула от смеха.

Так вот и гуляли, узнавая Чемье. Даже нашли знаменитую Арену справедливости, где проводятся дуэли между студентами. Прочитали и правила поединков, высеченные на каменных плитах. Их было на удивление мало: холодное оружие, причём у каждого своё. Ничего дистанционного, включая метательные ножи. Поединки делились на три вида: до смерти, до первой крови, до удовлетворения без крови. То есть до извинения одного из противников. Вот и всё. Прочитав их, молодой человек хмыкнул – весело тут у них. Самое интересное, что выбрать вид поединка можно было любой. Но вызываемый мог не согласиться и предложить свой вариант. Дуэль начинали, когда оба дуэлянта приходили к общему решению. И никак иначе. Нарушившему оговорённые правила грозила смерть. Без амнистий.

Гуляющие посетили спортзал, где Александр с любопытством осмотрел спортивные арены и снаряды необычного вида. К его удивлению, здесь Айили оказалась на высоте, рассказывая, как и для чего применяется тот или иной тренажёр или как пользоваться хитрыми снарядами. Но всему приходит конец, и, в очередной раз взглянув на часы, Александр повёл свою спутницу домой.

Внешне, как ему и обещали в посольстве, дом ничуть не изменился. За исключением двери – теперь стояла искусно отделанная под дерево металлопанель. Сашка даже удивился: смысл в бронированной двери, если стены из обычной глины? Только его удивление продержалось лишь до того момента, когда он приложил ладонь к выдвинувшейся из стены панели сканера и бронепласт бесшумно исчез в стене. Вспыхнул привычный ему свет, освещая небольшой коридор, прикрытый на выходе второй дверью. Тоже с виду простой. Но опытный взгляд мгновенно заметил чуть матовый окрас, характерный для тех же спецдверей особой прочности. Эта дверь выдвинула тонкий голубоватый лучик, пробежавший по лицам обоих. Только тогда створка, расколовшись на две половины, ушла вверх и вниз, прикрыв пазы панелями.

Айили робко застыла на пороге, не решаясь войти, и человек втянул её в дом, оглядевшись по сторонам и весело произнеся:

– Вот! Совсем другое дело. Почти как дома.

– Айе… – Девушка опустилась прямо на пол, но тут же подпрыгнула: – Он тёплый!

– Разумеется. Комфортная температура.

Первый этаж разительно изменился. Стены, отделанные светлыми панелями, пол, залитый специальным пластиком, идеально ровный, мягкий, чуть пружинящий под стопой и одновременно твёрдый, чтобы не создавать неудобств при ходьбе по нему. На месте бассейна для омовения ничего нового не появилось, если не знать, что под водой скрывается довольно мощный портативный генератор, полностью обеспечивающий все системы дома энергией. Лестница тоже стала другой. Более широкой и ровной, с перилами в стиле техно из полированного металла светлого цвета, со ступеньками, на вид неотличимыми от чёрного мрамора, в которых отражались идущие по ней.

Цокая шагоходами, из-под лестницы вынырнули два сервис-кибера. Айили шарахнулась от них, прячась за спину парня. Ага, значит, торговец тоже доставил покупки. Замечательно. Тогда почему не расставлена мебель? А, киберы ждут указаний! Ясно. Сейчас дадим. Обернулся к притихшей девчонке:

– Не бойся. Они добрые. Ничего плохого не сделают.

Та робко выглянула из-за него. Киберы приветственно шевельнули передними манипуляторами. Айили взвизгнула, снова спряталась. Пришлось пояснить:

– Это они так приветствуют хозяев.

– Да? – едва слышно пропищала та. Потом негромко спросила: – А они тут одни или есть ещё такие киберы?

– Нет. Ты же сама видела – я двух покупал.

– Айе… Верно. Совсем забыла.

– Тогда пошли на второй этаж. Будем смотреть комнаты.

Теперь они напоминали человеческие дома. Нормальные стены, целиком, до появившегося потолка из осветительных панелей. В прорезанных в глине окнах – рамы со стеклопакетами, незаметные снаружи. По толщине стёкол стало ясно, что те тоже бронированные. Появился третий этаж с новыми механизмами, обеспечивающими жильцов удобствами, что сразу было продемонстрировано. Туалет с роскошной имперской сантехникой поразил девушку так, что Александру пришлось выводить её оттуда едва не силой. Но на предложение воспользоваться удобствами наотрез отказалась, объяснив, что пока не требуется. На всякий случай показал, как пользоваться тем, что установлено взамен дырки.

Нечего говорить, что весь дом был полностью замкнутой системой… Но окончательно добила Айили ванная. С гидромассажем, отдельной парилкой и прочими чудесами, включая отдельные душевые кабинки и голосовое управление. Отделанная чёрным камнем с золотыми прожилками, с сияющей полировкой, с роскошным зеркалом во весь рост и вторым, поменьше, над раковиной умывальника из контрастного белого мрамора с такими же блёстками золота…

Неожиданно для Александра девушка опустилась на пол и расплакалась, а он стоял, не зная, как её утешить. Наконец она, всхлипнув ещё пару раз, затихла.

– Извини. Я не понимала, что говорю. Извини. – Опять всхлипнула.

Парень мягко поднял её с пола. Айили уткнулась ему в грудь.

– Ну что ты, в самом деле… Я не злюсь. Ты же, получается, об Империи вообще ничего не знаешь?

– Ничего, кроме вашей речи. – Хлюпнула в очередной раз.

– Всё, всё. – Александр отпустил её. Она шагнула назад, спохватившись, а молодой человек показал на двери: – Пошли выбирать комнаты.

– Айе… Я уже забыла…

Впрочем, здесь мокрых последствий удалось избежать. Потому что кроме панелей отделки и отсутствия помоста для спанья изменений не было. Разве что стены полного размера, от пола до потолка, да окна с рамами. Показал, как их открывать. Взглянул на пока пустой учебный кабинет. А ещё появилась дополнительная дверь. Заглянул и едва не заорал от радости – кухня-студия! С пищевым синтезатором для приготовления горячей пищи, который может использовать как специальные картриджи, так и натуральные продукты. Азотное хранилище для пищи, уже забитое до отказа имперскими вкусностями. Стазис-шкаф для более длительного хранения их же. Из посольства передали. Выход на галерею, идущую вокруг дома, изменился мало. За исключением пола, ставшего ровным и прочным из-за плитки. Увеличившаяся толщина парапета ограждения скрывала теперь в толще эмиттеры силового поля, которым можно было закутать дом в прочнейший защитный экран класса «линкор» в случае опасности или угрозы нападения. Или спрятаться от дождя, если понадобится.

Наконец осмотр преображённого дома закончился.

– Выбрала комнату? – обратился Александр к Айили.

Та кивнула:

– Да. Та, что слева…

Строительные роботы разнесли комнаты по краям этажа, сделав учебный класс и кухню-столовую в центре.

– Без проблем. Мне без разницы. – Молодой человек взглянул на часы и едва не свистнул: – Ого! Пора ужинать. Пошли. Сервис-роботы пока мебель расставят. Зря, что ли, покупал?

Глава 4

И осёкся. Как она есть-то будет? В своей защитной маске. Но Айили как-то странно вздохнула, потом почему-то посмотрела по сторонам, словно оглядывалась, потом негромко произнесла:

– Всё равно, от тебя-то точно нет смысла скрываться…

Подняла руки и рывком сдёрнула с себя шаарре… Александр вздрогнул: он ожидал кого угодно, даже девушку из халифатов, но подобную разумную видел впервые в жизни. Обычная, как у людей, светлая кожа, огромные, чуть раскосые глаза никогда не виданного среди русских бордового цвета с искорками, то и дело вспыхивающими в зрачках, чуть вздёрнутый тонкий носик. Идеальный овал лица придавал некий задор и шарм, а губы столь же идеальной формы звали и манили. Лишь длинные, острые на концах ушки, как у саури, замысловатая клановая татуировка между густых бровей и необычный отлив слегка зеленоватых волос, рассыпавшихся по спине, говорили, что она – иная, не человек.

Сашка замер – действительно, очень красивая… Верно дядя сказал! А неизвестная, сняв свою накидку, продолжила раздеваться, одним взмахом руки освободив длинную застёжку верхнего платья. Когда оно упало к ногам, переступила через него, легко подхватила рукой, аккуратно складывая. Оставшись в лёгкой безрукавке такого же точно цвета, как и её глаза, и в свободных брючках по щиколотку, только чёрных. Широкий плетёный пояс подчёркивал тонкую талию, которую человек мог обхватить двумя ладонями, и довольно высокую грудь для её возраста. Впрочем, несмотря на одежду, было видно, что ноги у разумной тоже длинные и стройные.

Она чуть склонила головку набок и едва заметно улыбнулась:

– Айили ас Таррии уль Макийя, младшая. Аури.

– Аури? Не саури?

Тут же улыбка на личике девушки растаяла, сменившись презрением.

– Теперь ты оскорбил меня, человек, приняв за этих от родий Тьмы. Я – дочь правительницы могучих и сильных, великих домов аури, пусть и самая младшая. – Презрение вдруг исчезло, и теперь перед Сашкой стояла обычная девчонка, которая вдруг ехидно высунула язык и чуть нагнулась вперёд. – Бе-е! Ну что стоишь? Кто-то собирался ужинать? И где моя еда?!

Ха, девочка, – ты не на того напала!

– Твой узелок лежит в хранилище. Только вот, глядя на тебя, у меня возникли кое-какие вопросы, Айили…

Она поморщилась, но выглядело это так забавно, что молодой человек едва не рассмеялся – личико у аури оказалось настолько живым…

– Спрашивай, – неохотно ответила она.

– Ты, конечно, извини, но никак не могу понять – ты серьёзно собиралась спать на том глиняном ящике в этом? – Его палец упёрся в квадрат ткани в её руках.

Аури кивнула:

– Да. А что такого? Я привыкла так спать дома.

– Э… – Александр на миг выпал из реальности, потом осторожно задал второй вопрос, обведя вокруг себя рукой: – И всё то, что мы увидели, когда впервые вошли в этот улей, до ремонта, на самом деле, а не антураж для туристов?

Она мотнула головкой так, что волосы взвихрились ореолом:

– Уверяю тебя – всё так, как ты увидел. Мы, истинные народы, привыкли жить в скромности. И излишняя роскошь… – теперь она обвела вокруг себя рукой, – нам не привычна.

Александр опешил:

– Ты считаешь это роскошью?!

На его взгляд, обстановка была достаточно скромной.

– А разве нет?

Молодой человек предпочёл промолчать, проходя мимо неё к кухне, спокойно уселся за стол, глядя, как аури, что-то бормоча под нос, ищет в азотном ящике свой узелок. Наконец, довольная до длинных ушей, торжественно водрузила его на стол, развязала. С явным сожалением разделила содержимое на две горсточки – по лепёшке и плоду, одну подвинула ему:

– Вот.

Молодой человек одним движением возвратил предложенное аури:

– Не надо.

– Но ты же останешься голодным! А долг женщины накормить мужчину.

– Слушай, сказал – не надо, значит, не надо. И голодным я не лягу.

Она пожала плечами, молча принялась за еду, откусывая по кусочку от лепёшки. Потом точно так же от вяленого плода, до жути похожего на обычные халифатские финики. Почему-то в памяти Александра всплыла фраза из древнего исторического романа о жизни предков русичей: «Став солдатом, житель знойных пустынь прежде всего учился есть. Привыкнув довольствоваться горстью фиников и чашкой воды на день, он удивлённо смотрел на обильную еду, выдаваемую легионерам ежедневно…» От этой мысли его отвлёк негромкий голос аури:

– Может, всё же поешь?

– Нет-нет. Спасибо, тебе тут самой мало. Ещё меня кормить…

Девушка со вздохом завязала остатки еды в свой узелок. Подойдя к шкафу с продуктами, положила его обратно. Обернувшись, пояснила:

– На завтра. Мои вещи привезут к обеду. И еду тоже.

– Ой, да не переживай ты так.

Александр повернулся к неслышно появившемуся в кухне киберу и начал давать указания, куда расставить мебель: кровать, столы, кресла, стулья и прочее. Тот, выслушав и получив разрешение начать работу, умчался. Проводив испуганным взглядом робота, Айили вздохнула:

– Хорошо, но мало, – погладила свой животик. – Если бы я была дома, то пробралась бы на кухню и что-нибудь выпросила у поварих. Они меня всегда баловали. Хотя мама за это на них ругалась…

– Прозрачный намёк, – усмехнулся Сашка и приподнял голову: – Мне – блины с вареньем, мясо по-имперски, двойную порцию, с жареной картошкой, хлеб чёрный и белый, сок виноградный светлый.

Аури удивлённо смотрела на человека, не понимая смысла этой фразы.

– Какое варенье? – раздался механический голос.

Айили в ужасе взвизгнула:

– Здесь кто-то ещё?! – и торопливо прикрыла лицо руками.

Тот же голос снова заговорил:

– Прошу повторить, команда не понята.

– Черничное, – ответил Александр и удивлённо взглянул на девушку, прикрывающую лицо. – Ты чего? Это управляющий центр дома. Он искусственный. Логгер.

– Машина?! – Аури осторожно раздвинула пальцы, из-за которых выглядывал испуганный бордовый глаз.

– Да. Он будет заниматься домом. Поддерживать порядок, мыть полы, убирать пыль, готовить еду, следить за температурой в доме. Словом, всё, что требуется.

– Ничего себе… И не нужно кучи слуг? Управляющего?

– Не-а, – улыбнулся человек. – Два сервис-кибера да управляющий логгер. Вот и всё. За глаза хватит для содержания такого вот улья.

– Как интересно!

Щёлк. Столешница разъехалась, и появился его заказ. Аури икнула от удивления, а молодой человек весело подмигнул ей:

– Ну что? Останусь я голодным?

Девушка заворожёнными глазами смотрела на тарелки, полные еды. Потянула носом, даже закрыла глаза. От Александра не ускользнуло, что по её горлу прокатился шарик. «Слюнки потекли». Спокойно потянулся к картошке с мясом. О! Говядинка! Отлично! Хрустящая поджаристая корочка легко подавалась ножу и словно таяла во рту. А картошка вообще была бесподобна. Всё бы ничего, да только глаза аури, провожавшие каждый кусочек, который он подносил ко рту… портили аппетит.

– Я так понимаю, что ты не наелась.

Утвердительный кивок.

– Тебе заказать чего-нибудь?

То, что последовало потом, его удивило. Аури опасливо оглянулась по сторонам и только потом снова утвердительно кивнула:

– Да. Если можно…

– Можно.

Александр повторил заказ. Когда тот появился, поразился: девушка буквально глотала здоровыми кусками всё, что ей выдал синтезатор, урча от удовольствия. Наконец с едой было закончено. Он сдвинул посуду в центр, стол убрал её внутрь.

– А?.. – Девушка показала пальчиком на чистую поверхность. – Мыть не надо?

– Нет. Всё сделает управляющий логгер.

– Как здорово… – восхитилась та. Потом взяла шаарре. – Я умываться на ночь. – Встала со стула.

– А это зачем? – Парень кивнул на паранджу.

– Но мне же надо вытереться, – удивлённо ответила она.

– М-да… – неопределённо протянул Сашка. Встал из-за стола, поманил её за собой: – Идём.

Девушка нехотя поплелась за ним. Войдя в свою комнату, Александр с удовольствием огляделся: шкаф для одежды, полка для книг, голоцентр в углу, стол для мелочей. Подошёл к шкафу, открыл. Выдернул с полки для полотенец одно. Протянул ей:

– Держи. Мыло и прочее для мытья – на полке в ванной.

– Мыло? Прочее? – Изумление было столь неподдельным…

Боги, она вообще ничего не знает? Что за нищета у этих истинных? Или её специально держали в чёрном теле? Как у нас молодёжь? Кто знает.

– Пошли.

Привёл в ванную, показал, где лежит мыло, где шампунь, где зубная щётка и паста. Объяснил, что для чего. Даже набрал ванну, хотя она хотела просто под душ. Потом вышел, буркнув:

– Мойся.

Прикрыл за собой дверь. Подошёл к выходу на галерею, помялся, всё же вышел. Под вечер стало заметно прохладнее. Неистовая жара, бывшая днём, сменилась свежестью. Одуряюще приторно пахли кусты. Поморщился. Может, саури этот запах и нравится, но, на его вкус, слишком сладкий. Ладно. Постоял, посмотрел на тёмный кампус. Ни огонька, ни искорки, ни одной тёмной фигуры внизу. А, Тьма. Вряд ли в этом Чемье его смогут научить чему-то полезному. Впрочем, завтра придёт глайдер и его инструменты. «О! Пока девочка споласкивается на ночь, взгляну, что тут у нас намудрили…» Вернулся в свою комнату, открыл схему и восхищённо протянул:

– Вот это отремонтировали… И когда только успели?

Силовые эмиттеры он видел. Поле типа «линкор», могущее выдержать прямое попадание ядерного фугаса в пятьсот мегатонн. И не одно. Панели облицовки представляли собой композитный керамопласт, не боящийся сверхвысоких температур плазменного разряда крупного калибра, перемежающийся сеткой из макрония – сверхпрочного сплава, из которого делают обшивку космических крепостей. Внизу, под полом, заглублённый на сотню метров бункер индивидуального убежища, рассчитанный на четырёх человек с пребыванием в нём без выхода на поверхность до полугода с автономным генератором, санузлом и синтезатором пищи. Круто. Поверх бункера грунт залит композитом, образуя дополнительные слои защиты. Фактически, залезь он в убежище, саури могут ковыряться снаружи год, пока доберутся до стен убежища. Даже термоядерные фугасы им не помогут. Охо-хо-хонюшки…

Погасил схему. Подошёл к выходу – прислушался. Тихо. Ещё моется? Прошёл к комнате, выбранной девчонкой. Постучался. Ответа нет. Толкнул дверь, та послушно подалась. Голые стены. И больше ничего. Она что, на полу собирается ночевать? Как-то не по-мужски получается… Ладно, решим, как выйдет…

Но решать ничего не пришлось. Аури вышла из ванной и сразу направилась к его комнате. Всё бы ничего, кроме того, что одежду она умудрилась зачем-то выстирать и сейчас щеголяла, обернувшись в его полотенце. Замерла на пороге, завистливо, без всякого сомнения, осматривая комнату. Протянула:

– Здо-о-рово…

– Зачем одежду-то постирала? Попросила бы, я её в шкаф к себе положил, утром забрала бы чистенькую.

– Забыла… – Чисто человеческим жестом приложила руку к щеке.

– Ты ещё повесь всё на перила, чтобы просушилось, – проворчал Александр, подходя к ней и забирая из руки мокрую ткань.

Подошёл к шкафу, открыл отделение. Положил её тряпки на полку. Закрыл. Шкаф тотчас прогудел, давая понять, что приступил к операции. Затих. Работал он совершенно бесшумно, разумеется.

– Всё? Я могу мыться?

Она переступила с ноги на ногу, потом смущённо, залившись краской по длинные уши, произнесла, глядя на свои босые ступни, небольшие и аккуратные, с подрезанными ноготками:

– Можно я сегодня переночую с тобой?

– В смысле?

Залилась краской ещё больше, хотя, казалось, дальше некуда.

– В твоей кровати.

– А приставать ко мне не будешь? – шутливо задал ей вопрос.

– Пока нет. Я ещё тебя не знаю, поэтому не решила. Но сегодня точно не буду. Обещаю. – При этом лицо у аури было донельзя серьёзным.

– Тогда – ладно. Можешь укладываться, – кивнул парень на широченную кровать, на которую таких девчонок можно уложить штук десять, и ещё место останется. – Твоя – левая половина. Договорились?

Кивнула.

– Скажешь логгеру, чтобы приглушил свет. И спи.

– А как сказать? – округлила глаза.

– Да так и скажи: уменьшить свет. Вот и всё.

Кивнула, начала поднимать руки. Это зачем? Когда сообразил, вылетел из комнаты быстрее ракеты. Мать богов! Ему что, в одной постели с голой соплячкой спать?! Он-то думал, на ней есть хоть что-нибудь! Впрочем, против ожидания, последствий не было. Помывшись и вернувшись в комнату, он застал сладко спящую девушку на своём краю. Александр забрался под одеяло и уснул крепким сном, несмотря на то что прежде всегда спал на новом месте тревожно. Что было этому причиной, непонятно, но тем не менее утром он проснулся отлично выспавшимся. Аури в комнате не было. Он нашёл её сидящей на кухне и грустно смотрящей на свой пустой уже узелок. Облегчённо вздохнув, поскольку та никуда не исчезла, добродушно поинтересовался:

– Что, позавтракала?

Девчонка вздохнула с таким тоскливым видом, что он сразу отдал распоряжение логгеру готовить трапезу на двоих. После еды поднялся к себе, размышляя, на что убить время, но тут заметил быстро приближающийся к их улью грузовик. Небольшой. Как раз такой, чтобы доставить его глайдер, подаренный отцом в честь окончания Академии специальных сил Империи. Торопливо спустился, вышел на улицу. Транспорт остановился у его калитки, и из кабины выскочил крепкий молодой человек в обычной одежде. Увидев Александра, сразу спросил:

– Куда выгружать, Александр Алексеевич?

– Хм… – Сашка скорчил задумчивую физиономию, и водитель рассмеялся:

– Да вы это, вы. Я и голографию видел, и вас лично, ещё на Империи, на выпуске вашем. Да и должность обязывает. Головлёв я, Виктор. Мы вчера с вами общались.

На вопросительно поднятую бровь показал небольшой жетон. Студент кивнул:

– Тогда сюда. Инструменты тоже привезли?

– И те и другие. И новую шкурку – дядюшка ваш лично приказал, и батюшка ваш ещё гостинцев добавил. Короче – вот.

Жестом фокусника Головлёв убрал тент, покрывающий кузов, и Александр едва не выругался – сам глайдер, представляющий изящную спортивную модель, был крепко-накрепко привязан к небольшому контейнеру на добрый десяток тонн…

– Он туда что, всю мою комнату загрузил? – поинтересовался молодой человек.

Сопровождающий, почти ровесник Александра, вздохнул:

– Почти. Учебные принадлежности, одежда на все случаи жизни, включая парадно-выходную и специальную… – На мгновение многозначительно поднял брови. – Запчасти к вашим инструментам…

– Хм.

– Ну и всякие житейские мелочи. Кстати, он вчера долго высказывал своё мнение по поводу вашего аскетизма.

– В смысле?

– В прямом. Поэтому тут… – Виктор заговорщически подмигнул, – предметы домашнего обихода. Начиная от посуды и заканчивая коврами на стены и пол.

Александр обречённо вздохнул:

– Мама?

Секретарь посольства кивнул.

– О-хо-хо… Ладно. Будем выгружать?

– Да.

К удивлению молодого человека, долго возиться не пришлось. Сервис-роботы спокойно сняли груз с въехавшего во двор транспорта, отцепили и сняли с контейнера глайдер. Затем начали привезённое таскать внутрь улья. Видя то, что запихнули внутрь контейнера родители, их сын тихонько шизел. Ладно, логгеры, учебные пособия, канцелярка в виде всяких пишущих и чертёжных принадлежностей для учёбы – первое дело. Но зачем ему мощнейшая медиасистема? Или добрый десяток длинных ковровых дорожек? Пыль собирать? А сияющий драгоценным дымчатым стеклом сервиз? Или полный набор для шашлыка, включающий в себя мангал с дополнительным комплектом шампуров и полтонны специального угля? И откуда вдруг взялись эти сундуки с одеждой, которую он прежде и в глаза не видел? Но всё наконец было внесено в дом, глайдер накрыт самым обычным тентом и мирно застыл под галереей, а пустой контейнер вновь водружён на транспорт и прикрыт тентом.

– Кофейку на дорогу, Виктор?

– Не откажусь, знаете ли, Александр Алексеевич. – Секретарь посольства одобрительно кивнул.

Сашка сделал приглашающий жест:

– Тогда идёмте.

Вошли в дом, при этом Александр сразу уловил любопытное личико Айили, выглядывающей из двери своей комнаты. Но при виде второго человека аури исчезла. И хорошо. Хоть переговорить можно спокойно. Впрочем, оглянувшись, он понял, что и Виктор её заметил, просто не подал виду… Поднялись в кухню-студию, хозяин поинтересовался:

– Чай, кофе?

– Давайте чай.

Заказав еду, Александр сел за стол, сделав почти незаметный жест. Его спутник кивнул, и когда стол раскрылся, выдавая заказ, быстро подошёл к двери студии и прилепил на вход небольшую коробочку. Вспыхнул небольшой зелёный глазок, и Виктор вернулся за стол, удовлетворённо кивнув, сделал глоток чая…

– Внутри всё сделали по классу «Б». Если бы по «ашке», то пришлось бы вообще весь улей сносить. Хозяевам это не понравилось бы.

– Кстати, я тут посмотрел… И в недоумении: они то ли прикидываются такими, то ли я чего-то не пойму?

Головлёв махнул рукой:

– Да не прикидывается никто. Война кланам далась нелегко. Экономика в упадке, по сути, саури на грани краха как государство. Транспорт только общественный. Службы быта, как таковые, отсутствуют. Отчаянная экономия на всём, что можно. Избавляются от лишних, выбрасывая их на улицу. Урезают расходы. Мы в столице всего ничего, можно сказать, месяц прошёл. Но уже присутствовали при трёх церемониях роспуска кланов. Для послов это мероприятие обязательно. Короче, довоевались. Ну а поскольку Чемье, по совести говоря, ничего, кроме статуса, не имеет, то тут так и живут, по старинке. Подожди, лекции пойдут – вообще офигеешь…

– Да, я вчера с Айили побродил по кампусу и всерьёз озаботился – смогу ли здесь чему-то вообще научиться.

Секретарь рассмеялся:

– Поверь, сможешь. Интригам, хитросплетениям политики, короче, жизни. Тебя направили на экономический факультет. Вот там основной гадюшник и собирается.

– Ясно…

Виктор снова сделал глоток чая, потянулся за конфетой, кивнул на стену:

– Как твоя подзащитная?

Александр помрачнел:

– Даже не знаю, что и сказать. Во-первых, чего она прятала своё лицо?

– Аури и саури – смертельные враги. Это у них в крови. Пока девочка тебя не знает, поэтому старается, чтобы как можно меньше ушастых узнали о её появлении здесь раньше времени.

– Ясно… А мы каким боком с ними?

– Высокая политика. Они наши будущие союзники. И поверь, их помощь стоит дорого.

– Значит, она тоже заложник?

Секретарь кивнул.

– Хм… Тогда вообще ничего не понятно. Получается, она из высших родов аури?

– Самых высоких. Айили представлялась?

– Разумеется. У неё ещё фамилия… меня удивила – назвала два клана.

– Ничего не понял?

– Нет… Я вообще по партократам специализировался. Даже два их диалекта выучил. А высокую речь – по обязаловке. Стандарт ведь.

– Правильно. А теперь просто подумай…

– Не может быть!

– Угу. Оно самое. Правда, младшая дочь, но факт остаётся фактом.

– Млин! Явилась с узелочком, в котором два засохших блина и четыре финика на сутки! И больше ничего! Я стал мебель покупать, так она мне истерику закатила – зачем я деньги на ветер выкидываю.

– Так и должно быть, Александр Алексеевич. Её матушка – женщина жёсткая. Даже очень. Правит своим народом стальной рукой. А своих детишек держит в чёрном теле. Как простой народ. Можешь быть уверен, девчонка далеко не каждый день сытая ходила…

– Это вроде наших детских лагерей?

– Да. Только у нас пожёстче. А у них – чуть мягче. Дети дома живут, а не как у нас, в чистом поле да подальше от родителей. А вообще у них, у аури, голимый матриархат, с одной стороны, и полный беспредел – с другой.

– Не понял. Это как?

– А так, Александр Алексеевич. Считай, тебе повезло, что её мать велела дочери считать тебя старшим по статусу. Иначе ты уже на стенку лез бы. Дамочки в этом великие мастера. И, дядя очень просил, поаккуратнее с ней. Как он выразился, конечно, сердцу не прикажешь, и если что, никто возражать или противиться не будет. Но это в крайнем случае.

– Понял, – кивнул студент.

Секретарь поднялся:

– Спасибо за чай, Александр Алексеевич. При необходимости выходите на связь без задержки.

– Разумеется…

Попрощавшись у входа в дом, Александр посмотрел, как грузовик исчезает из вида. Правда, едва тот исчез, как на дороге показался новый. Молодой человек почесал затылок. Похоже, это к Айили. Раз кроме них никого нет, то к кому ещё? Если только какой дикий студент раньше времени нагрянул… Сашка поспешил вернуться в дом и поднялся на галерею. Что у саури хорошо, так это именно галерея, опоясывающая весь дом. Можно спокойно обойти и посмотреть в любую сторону. Пережиток древних времён. С такой галереи удобно расстреливать наступающих из луков и поливать врагов кипятком и кипящей смолой. Или чем там саури в древних войнах пользовались?

Приближался явно грузовик. Только колёсный. Не спеша пыхтит по гравию. Бесшумно. Потому что треск стоит от колёс. Начал сбавлять скорость. Замер возле их улья. Из кабины выскочили трое, типичные саури, уставились на Кузнецова. Первый задрал голову, что-то прокричал. Александр ничего не понял, развёл руками. Правда, тут же нарисовалась Айили, опять в своей парандже, гортанно выкрикнула длинную фразу на родном языке. И сразу обратилась к нему:

– Это привезли мои вещи. Открой им дверь.

– Пожалуйста.

– А?

– В таких случаях принято говорить «пожалуйста».

– Айе… Поняла. Пожалуйста.

Спустился вниз, дал команду логгеру-управителю отпереть дверь и дать допуск на вход троим разумным. Киберы отступили в стороны, освобождая проход. Случись что непредвиденное, будут шинковать врага, пока их на запчасти не разберут. А это сложно. Так что охранники из них очень даже хорошие.

Саури вошли, сразу склонились почти до пола перед надменно выпрямившейся девчонкой. Затарахтели. Сашка вздохнул – лучше пойти распихать то, что матушка прислала. Ох, что его ждёт… Проходя мимо Айили, бросил коротко:

– Я у себя буду. Ты тут сама командуй.

Та кивнула.

Александр прошёл к себе, прикрыл дверь, стал раскрывать ящики и контейнеры. Раскладывая всё по полкам, комодам и шкафам, проклинал судьбу. За стенкой между тем усиленно таскали что-то тяжёлое, явно мебель, пару раз даже слышался звон разбитого стекла и, судя по всему, отчаянная ругань. Наконец на улице заработал двигатель, и грузовик, как парень увидел в камере наблюдения, двинулся прочь…

Управился со всем только к ужину. Еле добрался до кухни, где встретил всклокоченную, перемазанную в чём-то девушку.

– Ух ты! – восхищённо выдохнул Сашка. – Здорово смотришься!

– Издеваешься?! – насупилась та. И так потешно! Потом пожаловалась: – Мама сошла с ума! Столько одежды, столько ковров, да ещё этот помост и сундуки!

– Сама таскаешь, что ли?!

Кивнула.

– Ты сумасшедшая! А мне сказать?! Могла бы киберов припахать! Они-то стоят без дела!

– Я не умею…

– Ой, бестолковка… – только и покачал головой человек…

Глава 5

После того как аури привела себя в порядок, они всё же поужинали. Затем Айили потащила его к себе, хвастаться. Правда, Александру не понравилось – сплошные ковры и гобелены вычурной работы, сундуки из пластика. Девушка попыталась было продемонстрировать присланные наряды, но молодой человек категорически отказался смотреть, так как сообразил, что сейчас ему покажут самый настоящий стриптиз. Ведь ширма в комнате отсутствовала, а сидеть лицом к стене и созерцать узоры на, кстати, довольно потрёпанных гобеленах, рисунок на которых представлял собой хаотичное перемещение разноцветных квадратиков и линий, желания не было. Айили надула пухлые губки, что придало ей довольно комичный вид, и, судя по всему, обиделась, что и продемонстрировала утром, заявившись к завтраку в лёгком эчче, так любимом полуплатье саури, представлявшем собой довольно откровенное трико. Почти полную копию одежды человеческих гимнасток, плотно обтягивающей тело и оставляющей в варианте кланов полностью обнажёнными ноги и верхнюю часть груди. Сверху на него надевалось что-то вроде украшенного вышивкой плаща или полупальто из лёгкой ткани, до середины голеней. Вроде бы всё ничего, но этот наряд смотрелся очень откровенно, на взгляд любого человека, хотя бы потому, что нижнее бельё под него надевать не полагалось. Александр только хмыкнул, что вызвало весёлые искры в глазах девушки. Фигурка аури радовала глаз любого нормального мужчины. А себя он считал нормальным, без всякого сомнения.

На стол Айили выставила что-то непонятное: какую-то переплетённую кучу длинных зелёных соломинок, до жути напоминающих обычных дождевых червей. Хвала богам, они не шевелились, что уже радовало. Впрочем, на отказ попробовать девушка не обиделась, а спокойно похрустывала ими, пока Сашка наслаждался ароматной ветчиной, тающей во рту, и ломтиками сыра с тончайшей слезой. Но на кофе она отреагировала мгновенно, протянув руку за чашкой без всяких уговоров. Как и саури, могучим он явно пришёлся по душе. Наевшись, девушка сладко потянулась, выпятив, хм, довольно красивую грудь, хотя и небольшую пока, к тому же подчёркнутую эчче, и, заметив, куда направлен взгляд человека, довольно ухмыльнулась. Опустив закинутые вверх руки, спросила:

– Чем займёмся?

– Не знаю, как ты, а мне нужно разобраться с тем, что прислали.

– Кто?

– Мама… Но как я понимаю, и батюшка с дядей свои руки приложили.

– Тогда я тоже этим займусь. Вчера просто распихала всё на скорую руку по углам, а теперь надо рассмотреть, что мне доставили.

Чуть помялась, на что Александр сразу отреагировал:

– Помощь нужна?

Кивнула, заливаясь краской.

– Возьми одного кибера. Второй мне понадобится.

– Айе, спасибо!

Вихрем слетела со стула, подскочила к парню и чмокнула его в щёку. Умчалась. Александр потрогал место, куда коснулись мягкие губы. Что это было? Пожал плечами, отправился к себе.

Список присланного впечатлял. Боевой пехотный комплекс с мышечными усилителями и нейтритным напылением высшей категории. Оружия и зарядов к нему хватило бы, чтобы завоевать всю планету два раза, и осталось бы столько же. Не считая прочих смертоносных игрушек, о некоторых из них Александр слышал во время учёбы, но никогда не видел. Скажем, генетически настроенные наноботы, которые, когда их выпустили, стали пожирать всё, что не принадлежало к человеческой расе, бурно дублируя при этом друг друга и размножаясь в геометрической прогрессии. Насчёт этой игрушки Кузнецов сразу решил, что при оказии сразу вернёт её обратно, на Империю. Но и других жутких штучек, подобных этой, тоже оказалось немало.

Так пролетело время до обеда. Выделенный для Айили кибер, судя по всему, шуршал электровеником, потому что постоянно проносился то туда, то сюда, меняя в центре обслуживания, расположенном под лестницей, различные насадки на манипуляторы. Ну а после обеда, на который аури явилась со счастливо-довольной до невозможности улыбкой до ушей, Александр начал любоваться доселе невиданным зрелищем – заселением студентов Чемье. Как говорится, картина маслом. На холсте… К ульям-тибам направлялись целые процессии в клановых цветах в сопровождении грузовиков, доверху набитых тюками, узлами, ящиками и коробками. Они останавливались возле выделенных студентам зданий, и начиналась суета – саури бросались внутрь и первым делом на вершину тиба, на флагшток вывешивали клановый стяг. Затем разгружалось привезённое. Всё то, что находилось на грузовиках, непрерывной чередой уплывало внутрь глиняных полуверетён на их руках. Что делалось внутри, Александра тоже интересовало, но не настолько, чтобы стать вуайеристом. Хотя таких пышных церемоний было мало. Куда больше было скромно идущих небольших колонн, сопровождающих одинокую фигурку, с несколькими сундуками или ящиками, которые несли на длинных шестах. Одна такая заселилась справа от него. Второй улей, слева, как и напротив, в противоположность правому соседу, посетили пышные процессии с множеством грузовиков и транспортов.

– Хейа, клан аз Заркар, клан аль Уири, клан аль Сабира. Самое большое переплетение змей среди саури, – послышался злой голос позади Сашки.

Он оглянулся – в дверном проёме, не выходя на галерею, стояла Айили, прижав сжатые в кулачки руки к груди.

– А там? – Парень ткнул пальцем вправо, где на тонкий шпиль вползал скромный, по сравнению с прочими, длинный узкий вымпел.

Аури взглянула, пренебрежительно скривила губы, но ответила:

– Ас Кеури. Клан четвёртой руки. Их представитель впервые за всю историю саури смог поступить в Чемье.

– Ясно. Скромненько, кстати. По сравнению с прочими.

Глаза аури округлились.

– Не пойму тебя. Ты вообще хоть что-нибудь знаешь о саури?

– Не очень много. Стандартный адаптационный курс. Моя специализация была по человеческим мирам.

– Тогда почему тебя вообще направили сюда?!

– Дядя подсуетился. Он у меня… хм, имеет ну очень большие связи…

«Ага. Всего лишь император», – усмехнулся про себя человек. Айили недоверчиво взглянула на него, потом сузила огромные глаза, глядя на суетящихся возле ульев саури. Снова заговорила:

– Мы упустили одну вещь, – и ткнула пальцем вначале в один, потом, по очереди, в остальные вымпелы, развевающиеся на флагштоках ульев.

– Верно, – улыбнулся Александр – Но, думаю, это лучше сделать к вечеру. Когда сопровождающие студентов члены кланов вернутся обратно и будет достаточно темно, чтобы саури сразу сообразили, что именно будет на вершине нашего улья.

Ответная ухмылка была ему ответом.

– Ты прав. – Аури развернулась, но он добавил:

– Кстати, как я узнал, на заселение студентам даётся шесть часов. А поскольку этот спектакль… – мотнул головой в сторону суетящихся у левого тиба возле огромного транспортника саури, – продолжается уже час, ждать осталось недолго.

– Айе, ты опять прав! А что вывесишь ты?

– Флаг Империи, естественно. А ты?

Её улыбка стала… жуткой. Даже озноб пробежал по его спине. Он и представить не мог, что хрупкая аури может сделать такое лицо.

– Родовое знамя. Айе… А я-то думала, зачем мама мне его положила?

Маячить дальше на галерее Александр посчитал излишним – мало ли кто из саури обратит внимание на его фигуру? Зачем нарываться раньше времени? Да и чужое внимание может не понравиться новым хозяевам тибов. Так что лучше спокойно побыть в доме. Он вернулся в улей, с удовольствием окунувшись в прохладную атмосферу, так резко контрастирующую с наступившей жарой на улице.

– Вам извещение, хозяин, – подал голос логгер-управитель.

– Да? Какое именно? – откликнулся тот.

– Сообщение от администрации университета. Просят явиться завтра в восемь утра на общее собрание учащихся университета. Форма одежды… – мажордом слегка заикнулся, – подобающая моменту.

– Парадно-выходная, что ли? – улыбнулся Сашка. – Будет им подобающая. – И задумался: действительно, что ему надеть? Поднял голову. – Можешь подключиться к их информационной сети?

– Это сделано при монтаже, хозяин.

– Тогда поищи, что значит понятие «одежда, подобающая моменту».

– Выполнено, хозяин. – Логгер откликнулся мгновенно, словно этого и ждал. – «Одежда, подобающая моменту, означает парадную, принятую в данном клане».

– Вот же… – Александр почесал подбородок. – И что мне надеть? Не мундир же…

– Осмелюсь предложить костюм-тройку классического покроя, чёрного цвета, с белой рубашкой и жёлтым галстуком. Цвета Империи, как видите, хозяин. Никакого нарушения не будет.

Кузнецов задумался: среди саури в их попугайских одеждах он будет выглядеть вороном… Ну и что? В конце концов, мудрая птица – один из символов Руси… Кивнул:

– Готовь костюм. Годится. Айили предупредил?

– Да, хозяин. Она уже собирается. Ещё одно, хозяин. К костюму полагается в обязательном порядке традиционное оружие. Я взял на себя смелость приготовить для вас меч.

– Меч?

– Да, хозяин. Естественно, ваш офицерский вы взять не можете. Но эта копия в чём-то даже превосходит его.

В комнату вкатился кибер, неся на вытянутых манипуляторах клинок в богато украшенных чёрных ножнах и с жёлтым, из чистейшего золота, хвостовиком. Александр принял оружие, обнажил лезвие… В отличие от привычной саури прозрачности монокристалла узкое, слегка изогнутое лезвие этого клинка было чёрным. Чернее самого космоса. Впрочем, человек сам был удивлён до глубины души.

– Это что?!

– Гарнит, хозяин. Монокристалл саури такое лезвие рубит словно бумагу. К сожалению, очень дорог и редок. На всю Русь насчитывается два меча, хозяин. И один из них у вас. Так что местным дуэлянтам приготовлен очень неприятный сюрприз. А учитывая ваш уровень подготовки, хозяин, забияк ожидают тяжёлые последствия.

«Интересный у меня логгер… Ну, дядя ведь предупреждал. Да и Громов сразу сказал: свяжись с посольством…» Александр кивнул, убирая клинок обратно в ножны.

– Значит, решили вопрос. Тогда пока всё…

Как и предсказывал Александр, примерно к шести вечера все слуги и сопровождающие рассосались, оставив студентов одних. Примерно час стояла тишина, но буквально через час фигуры саури потянулись к тибу, находящемуся напротив его с аури улья. На участке, окружающем дом, вспыхнули светильники, озарившие накрытые столы, и загремела музыка. Причём довольно противная. Потом сквозь кошачий концерт, который представлял собой местную попсу, стали доноситься взрывы смеха, восторженный девичий визг, ну и прочие звуки, которые обычно сопровождают студенческие вечеринки.

– Стемнело. – Аури, как обычно, без малейшего звука появилась на пороге кабинета, где находился Александр.

– Согласен. Где твой флаг?

Она протянула ему аккуратно сложенный квадрат ткани. Тёмно-багровый, цвета крови, на котором виднелись какие-то золотистые линии. Но, поскольку вымпел был собран, рисунок он увидеть не мог.

– А вот мой. – Показал ей так же аккуратно сложенный русский флаг. Затем свистнул кибера и приказал: – Повесить на флагшток.

Тот захватил манипуляторами знамёна и убежал. Айили злорадно улыбнулась, потом её личико болезненно сморщилось при особо заунывном вопле со стороны тиба.

– Аль Сабира совершенно не уважает остальных студентов.

– Её клан так силён?

– Из первой десятки кланов. Занимаются поставками кораблей во флот. Довольно дерьмовых, правда. Наши воины щёлкают их, словно орехи, десятками. О, кстати… Я вижу, у тебя здесь музыкальные инструменты? – Девушка ткнула пальчиком в висящую на стене электронную гитару производства Апрелевской мануфактуры музыки с Алгола-четыре.

Человек кивнул.

– Умеешь играть?

– Немного увлекаюсь…

Кузнецов что-то буркнул, отвернувшись. Не говорить же, что он закончил консерваторию по классу этого инструмента. Хотя на самом деле ему нравилось играть.

– А ты можешь сыграть что-нибудь… Ваше? Человеческое? – Айили на мгновение задумалась, потом просияла. – Мама говорила, что у правителя Фиори есть большая коллекция старинной музыки. И ей очень понравился… м-м-м… рок. Так, кажется? – Она наклонила голову, вопросительно глядя на него.

– Есть такой стиль.

Сашка усмехнулся: что-нибудь в стиле древних «Людей войны» или «Грохочущих булыжников» сейчас будет кстати! Тем более что у первых как раз к месту вещичка есть.

– И песня подходящая имеется. Но мне понадобится твоя помощь…

– Всем, чем смогу, – ответила той зловещей ухмылкой, которая была на её лице при перечислении соседей.

– Тогда вот. – Парень подвёл её к скромно стоящей в углу ударной установке, взял палочки, пояснил: – Мои барабаны.

– Айе, а что делать мне?

– Бей по ним вот так и, главное, держи ритм.

Кивнула:

– Покажи.

Сашка уселся на табурет, привычно кинул ногу на педали тарелок и большого барабана. Поднял кисти в воздух, и… Бум! Бах! Бум! Бах! – зазвенели серебряным звуком тарелки, рассыпая ритм по углам. Александр встал, протянул аури палочки. Та снова кивнула. Уселась на его место, точно так же замерла, потом взмахнула руками. Бум! Бах! Бум! Бах! Ш-с-с-с…

– Отлично. Если выдержишь ритм, получится вообще потрясно.

– У нас почти такая же штука есть. Так что отстучать своё на этой я смогу. Легко.

– Тем лучше.

– Но услышат ли нас снаружи?

Парень ощерился во все тридцать два зуба:

– Гарантирую. Но давай сначала попробуем. Хотя бы один куплет…

Он снял со стены инструмент, включил. Тронул струны. Мягкий звук ласкал уши. Удовлетворённо кивнул и отдал команду, одновременно переключая тембр звука и эффект звучания. Она закусила губу и… Бум! Бах! Бум! Бах! На вторую серию он ударил по струнам, и скрежещущий ниспадающий звук разнёсся по залу, ритмично повторяясь несколько раз подряд. Айили удивлённо вскинула голову, но продолжала задавать темп. Ритмичный перебор повторялся, но вмешалась новая линия мелодии – пронзительный и протяжный сольный проигрыш. А затем Сашка вскинул голову к потолку и…

Здесь наши солдаты со всего света
Стоят, ожидая на линии, чтобы услышать боевой клич.
Все собрались здесь, победа близка.
Звук заполнит зал, принеся власть нам всем.
Мы одни боремся за металл, это правда.
Нам принадлежит право жить борьбой, мы здесь для всех вас.
Теперь поклянитесь, что кровь на ваших мечах никогда не засохнет,
Стойте и боритесь вместе под металлическим небом…

Аури, словно заворожённая, не могла оторвать от него глаза, исступленно отбивая ритм, а он продолжал:

Братья, повсюду
Вскиньте руки к небу.
Мы – воины,
Воины мира,
Как гром неба
Клянемся бороться и умереть!
Мы – воины,
Воины мира!..[1]

Парень резко оборвал песню. Улыбнулся замершей аури, спросил:

– Как тебе?

– П-п-потрясает!!! Саури нагадят в свои подвязки! Главное, чтобы услышали!

– Это я могу гарантировать, – зловеще ухмыльнулся Сашка, подзывая сервис-киберов: – Акустические системы на галерею… Что, Айили, устроим клановцам встряску?

– Давно пора! – потрясая зажатыми в руке палочками, откликнулась та.

…Аами аль Сабира, сидя на роскошном сабейчхе, небольшом диванчике, ревниво поглядывала в сторону своих прихлебателей, угощающихся сейчас её щедростью и веселящихся её, шурхи клана, милостью. Дорогущая человеческая медиа-система, обошедшаяся едва ли не в тысячу кархов, опять же человеческие угощения, потому что еду, приготовленную даже самыми искусными поварами чужого клана, ни один истинный саури не положит в рот даже под угрозой голодной смерти. Эта вечеринка обошлась ей дорого. Но репутация негласной правительницы Чемье стоила этих расходов. Её караван опять оказался самым большим среди всех. И все эти мелкие кланы снова узнают о богатстве и могуществе аль Сабира. Она удовлетворённо улыбнулась, протянула руку в сторону, и одна из студенток торопливо подала ей высокий бокал с прохладительным. Сделала глоток, довольно цокнула языком – напиток людей ласкал нёбо и радовал язык. Всё-таки даже в мире с людьми есть свои преимущества. Теперь их товары можно приобрести куда легче и дешевле, чем раньше.

– Веселитесь! Радуйтесь щедрости клана… – Закончить она не успела.

Земля ощутимо дрогнула от грома. Стоящий на той стороне аллеи Александр озабоченно закрутил головой, оглядываясь на зазвеневшую «посуду», – не перестарался ли он с акустикой? Но Айили упрямо мотнула головой и опустила вторую палочку на барабан. Бум!!! Земля снова дрогнула. С тёмной галереи было видно, как саури озабоченно завертели головой, замахали руками… Бум-бах!!! Бум-бах!!! И он ударил по струнам… Кто-то из веселящихся упал на колени, кто-то даже перепрыгнул через низкий заборчик. До этого погружённый в полумрак кампус вдруг осветился суматошно мечущимися огнями, замелькали светильники в тёмных проёмах. «Точно, перестарался», – рвя струны и выводя фейзер на полную мощность, подумал Сашка. И запел… Когда песня закончилась, показал Айили, расплывшейся в широченной улыбке, большой палец в знак одобрения:

– Кажется, сейчас им будет не до веселья!

Та ухмыльнулась:

– Погоди… Сейчас они увидят наши знамёна…

А ведь верно… Парень бросился на галерею. Напротив царила суматоха. Саури явно кучковались в команду для разборки. Он посмел нарушить их веселье! Ну-ну… Александр отметил тоненькую фигуру у дверей дома слева, молча смотрящую на них. Между тем студенты у тиба аль Сабиры наконец выдвинулись. Плотной кучкой из примерно трёх десятков разумных. Как ни странно, почти все – женского пола. Лишь пара мужских фигур маячила где-то на заднем плане. Впереди шествовала довольно высокая для саури девушка в роскошном эчче. Айили ревниво засопела под его боком – предводительница компании выглядела куда роскошнее её. И старше. Против физиологии не попрёшь. Группа начала пересекать аллею. Подошла к их калитке, и главная протянула руку, собираясь открыть проход, но тут аури щёлкнула пальцами, и послушный приказу логгер включил прожекторы, освещая стяги, медленно колышущиеся на флагштоке… Александр опешил – такого вопля ужаса он никогда не слышал и даже не мог себе представить, что саури могут так визжать. Кучка жаждущих разборки студентов растаяла в мгновение ока. Они разбегались с такой скоростью, что будь на улице светло, то могли бы обогнать собственные тени. Айили улыбнулась:

– Я же говорила. – Вздохнула. – Жаль, что всё так закончилось.

– Как?

– Быстро. Зато можно спокойно лечь спать. А то эта презренная буянила бы до утра. – Зевнула. Потом восхищённо выдохнула: – А песня просто потрясающая! Потом споёшь мне что-нибудь ещё?

– Без проблем, – улыбнулся человек. – Только не так громко, – кивнул он в сторону аль Сабиры, получив в ответ ослепительную улыбку.

…Утром первого дня занятий он стоял на первом этаже тиба, одетый в безукоризненно сшитый костюм, ладно сидящий на нём. Драгоценный меч висел на поясе, сверкая ножнами, начищенные киберами туфли отражали покрытие. Где же она? Стук каблучков заставил его поднять голову, и человек замер от удивления: куда делась компанейская девчонка незнакомой ранее расы? Перед ним была истинная королева, правительница, в невиданного покроя длинном платье, украшенном богатой вышивкой, в сложном головном уборе. Волосы стянуты внизу синим бантом, на узкой талии, затянутой широким металлическим поясом, волнистый клинок, напоминающий короткий фламберг под женскую руку.

Айили замерла на миг, давая оценить себя, потом улыбнулась, превращаясь в ту девушку, которой была с момента их знакомства:

– Идём?

– Пора.

Александр взглянул на часы – времени до начала собрания оставалось немного. Аури приблизилась вплотную, отчего-то залилась румянцем, изумительно ей идущим, чуть слышно произнесла:

– Ты говорил, что у людей мужчине и женщине можно идти рядом?

– Да. Но думаю, нам лучше пойти вот так. – Александр чуть отставил слегка согнутую руку в локте, водрузил ладошку Айили на положенное место.

– Айе! – восхищённо выдохнула та.

– Тогда пошли.

– Пора встряхнуть это болото! – весело воскликнула аури, и они синхронно сделали первый шаг.

Глава 6

– А сейчас я хочу представить всем учащимся двух новых переведённых в наш великий университет Чемье студентов! – с пафосом произнёс средних лет саури, ректор универа, и сделал приглашающий жест.

Александр набрал побольше воздуха в лёгкие и решительно сделал первый шаг. Айили так же, гордо выпрямив спину и надменно держа голову, последовала бок о бок с ним, не убирая руку с его локтя. Ректор вздрогнул, неимоверным усилием воли загоняя подальше рефлекторное движение бежать, и замер на месте. Парочка спокойно остановилась возле него. Сглотнув, что эхом отдалось в динамиках, развешанных по залу, саури кое-как выдавил:

– Алейксаандар Кузенецов, высокородный человек из империи Русь. И…

Названный слегка склонил голову в приветственном поклоне, не обращая внимания на ропот, ветром прокатившийся по залу. Саури снова сглотнул:

– Айили оль Кузенецова ас Таррии уль Макийя, младшая. Из Синего дома светлых и могучих по происхождению…

Теперь шум был куда громче. Сашка смог различить:

– Аури… Аури… Аури… Младшая… Синий дом…

Хотя его больше занимал другой вопрос: что значит приставка «оль» перед вписанной фамилией его семьи в имени Айили? Но морду держал кирпичом, положив свободную руку на рукоятку меча. Ректор, похоже, смог справиться с волнением, поэтому продолжил:

– Мы надеемся, новые студенты воспримут правила и негласные традиции Чемье и покажут себя достойными чести учиться в его великих стенах.

Александр кивнул, потом, повинуясь знаку руки ректора, повёл свою спутницу со сцены в зал по лестнице в середине сцены. Едва они спустились с неё и приблизились к плотно стоящим студентам разных лет обучения, как те шарахнулись, образуя проход, по которому они свободно прошли к группе второкурсников. И как только пара делала очередной шаг, саури раздвигались в разные стороны, лишь бы не препятствовать им.

– Господин ас Архим, они будут учиться в вашей группе.

Всеобщий стон, наложившийся на куда более облегчённый вздох подавляющего большинства тех, кому повезло. Ещё один взрослый саури, обречённо опустив голову, возник перед ними и выдохнул:

– За мной.

«А вот и куратор…» – ухмыльнулся про себя Сашка, увлекая спутницу за ним. Айили словно плыла рядом, презрительно оттопырив нижнюю губу и смотря на окружающих саури словно… на фекалии. Брезгливо и снисходительно. А те, мимо кого они проходили, замирали, будто кролики перед удавом, и начинали дышать лишь тогда, когда двое чужих проходили мимо.

Куратор остановился перед пёстрой линейкой студентов, серых от ужаса, и показал рукой:

– Вот ваша группа. Становитесь.

Оба спокойно повернулись, подходить ближе было чревато тем, что учащиеся просто упадут в обморок.

Между тем ректор закруглился, вовремя сообразив, что продолжение собрания чревато тем, что добрая половина его студентов сейчас лишится сознания. Саури скомкал своё выступление, приказав группам разойтись по своим аудиториям.

– Все за мной.

Услыхав эти слова куратора, Александр развернулся, Айили последовала его примеру, и они не спеша двинулись по практически мгновенно освобождаемому им коридору.

Аудитория их группы оказалась довольно большой. Впрочем, как и сама группа. Почти тридцать разумных. Освещена обычными древними люминесцентными лампами, с низенькими сабейчхе вместо стульев и со столь же низкими столиками аршха.

Войдя, куратор отдал команду:

– Всем занять свои прежние места. Новички, вы пока подождите…

Пока студенты торопливо рассаживались по своим диванчикам, куратор приблизился к ним и заговорил:

– Запрещается использовать на лекциях логгеры и иные приборы. Стило и бумага – ваши помощники. Необходимые учебные пособия можете взять в библиотеке, в подвале этого здания.

Человек и аури кивнули, и саури вздохнул – ректор подложил ему колоссальных размеров неприятность…

Учащиеся расселись, не отрывая глаз от жуткой парочки.

– Так… Айе… Аль Сабира, пересядь к ас Кеури.

– Ни за что!!! Мне, шурхе первых кланов, сидеть с какой-то низкорождённой?! – прорезал тишину истошный вопль и оборвался под ледяным взором бордовых глаз.

Словно загипнотизированная, девушка медленно поднялась и, торопливо подхватив сумку, мгновенно уселась туда, куда велено, не издавая больше ни звука.

– Новенькие, вы – на её место.

– Как скажете, господин.

Проход был довольно узок, и Александр пропустил Айили вперёд. По аудитории прокатился непонятный гул. Та, видимо вспомнив, что он говорил ей перед лавкой торговца, спокойно и надменно прошла к их столу, заняла место на сабейчхе, рядом с ней сел Александр. Снял с плеча сумку, вытащил из неё две толстые тетради в линейку, пару простых стилосов, положил перед собой и Айили. Та кивком поблагодарила его. Раскрыла тетрадь, взяв в руки ручку и приготовившись слушать и записывать. Сашка сделал то же самое.

Снова раздался завистливый гул. А Кузнецов в это время привычно прокачивал окружение. Первое – аудитория всё же невелика. Небольшая комната без всякого оборудования или приборов. Нет даже голосфер для демонстрации учебных фильмов. Стоп. А есть ли они у саури вообще? Второе – в их группе он, кажется, единственный мужчина… Ан нет. Вон там, в первом ряду, какой-то сидит совершенно незаметный, маленький и щуплый. Задохлик.

Куратор с обречённым видом оглядел группу в новом составе и стал читать лекцию. Студенты дружно наклонили голову и застрочили в тетрадях. Александр сидел и слушал, всеми силами стараясь не открыть рот от изумления – ему читали лекцию по экономике за… второй год обучения в средней школе Руси. Для девятилетних школьников. Он не знал, что ему делать – то ли смеяться, то ли плакать. Может, это вступление? Но саури вещал с пафосом, приводя примеры, рассказывая о различных случаях, произошедших как в незапамятные времена, так и буквально вчера.

Человек скосил глаза в сторону Айили, та прилежно строчила конспект, покрывая страницы тетради столбцами совершенно неизвестных ему значков. Почувствовав его взгляд, аури скосила на него глаза и, прикрыв ротик ладошкой, показала ему язык. Потом снова уткнулась в тетрадку. Хм, она это серьёзно? И для аури это является откровением? Мать богов, да как они вообще тут живут?! Получив локтем в бок, парень вздрогнул, взглянул на соседку – та оттопырила пальчик вперёд. Преподаватель зло смотрел на него и пыхтел. Потом всё же решился:

– И чем же человеку… – естественно, название расы он произнёс со всевозможным презрением, – неинтересна моя лекция?!

Смолчать? Ну уж нет. Кузнецов встал под удивлёнными взглядами всех. Похоже, тут это не принято, но уж ладно.

– Прошу прощения, высокий. Но я уже изучал то, что вы говорите. Если хотите, то можете дать мне задачу по теме, и я предоставлю вам решение.

Гул пронёсся по группе. Айили дёрнула его за полу пиджака, но он спокойно стоял. Саури отреагировал правильно. Точно так, как и рассчитывал Сашка. Куратор стал чертить условия на большой грифельной доске, висевшей на стене. Закончил. Правда, его знаки вызывали некоторое затруднение в чтении, но человек всё понимал. И когда тот закончил, а затем под испуганный гул группы повернулся к нему, Сашка спокойно выдал ответ. Куратор икнул. Взглянул на доску. Потом на него. Опять на доску.

– Айе… У тебя есть логгер?!

– Нет, высокий. Я решил задачу в уме. Если желаете, могу выйти к доске, и вы напишете новую задачу, – и зловеще усмехнулся.

Саури скис и махнул рукой:

– Нет. Достаточно. Можешь сесть.

Едва человек опустился, как Айили прошипела, не разжимая губ:

– С ума сошёл?! Зачем нарываешься? Он тебе задачу задал из выпускного курса. Такие не каждый профессор решит!

– И что? У нас в школе это проходят во втором классе общей школы.

– Пхе! – поперхнулась аури и закашлялась под злым взглядом куратора, но всё же задавила кашель внутри себя.

Саури потихоньку начал успокаиваться. Как раз вовремя раздался удар колокола, отозвавшийся гулом в здании.

– Всё! Сегодняшняя лекция окончена. Дальше вас ждёт профессор аль Зархак. Занятие пройдёт здесь!..

Едва куратор вышел, аудитория очистилась, оставив «сладкую парочку» одних. Айили потянулась, встала.

– Вот же… – Улыбнулась. – А ты молодец! Опустил этих заносчивых ничтожеств!

Сашка почесал затылок:

– Я тут подумал… не устроить ли мне саури небольшое развлечение? Похоже, их болоту требуется встряска.

– Ты о чём? – тут же заинтересовалась аури.

Парень встал и, наклонившись, прошептал ей на ухо:

– Хочу попробовать поиграть на бирже.

– С ума сошёл?! – Она игриво оттолкнула опасно приблизившегося к ней парня и рассмеялась. – Айе!..

От входа гневно послышалось:

– Аль Сабира!

Саури осеклась, проглотив те слова, что хотели сорваться с её губ.

– С точки зрения кланов мы ведём себя непозволительно.

– Кстати, а что такое «оль Кузнецова»? Ни разу не слышал.

Аури махнула рукой:

– Это просто. Так зовётся разумный, находящийся в клане, но не являющийся его членом, проживание которому разрешено обоими вождями. Но лучше поговорить об этом дома.

– Согласен.

Прозвенел очередной удар колокола, и в помещение вошла женщина-саури. Как и все, кого видел Александр ранее, выглядевшая молодой и красивой. И получил тычок в бок, потому что вместо написания конспекта, он нагло таращился на симпатичную преподавательницу, которая обворожительно пунцовела, перехватывая его взгляд.

Третья, и последняя лекция оказалась свободной. То есть посвящена организационным вопросам. Выбирали, точнее, назначали старосту, его заместителя, представителя в студенческий совет. Новичков-переведённых, хвала богам, чаша сия минула. Да никто бы и не осмелился выдвинуть их кандидатуру. Быстро назначили несчастных, которые оказались из самых малых и бедных кланов, и все поспешили по домам. Александр поднялся, забрал у Айили самописку и тетрадь, потому что у той ничего не было, положил в свою сумку. Пристегнул её к поле, подал девушке руку, опёршись на которую та поднялась гибким, плавным движением. Те, кто увидел это, восхищённо загудели. Но едва пара сделала шаг по проходу, естественно, Айили была впереди, как всех словно выдуло могучим ураганом.

– Домой?

– А ты есть не хочешь?

Он отрицательно помотал головой:

– Не рискну. И знаешь почему?

– Айе, почему же? – Ей действительно стало интересно.

– Да потому, что саури никогда не станут есть пищу, приготовленную не членами их кланов. Не догадываешься? Их столовая – просто место, где едят то, что сделали дома.

– Пойдём проверим! – не поверила аури.

Но, увы, Александр оказался прав. Столовая действительно оказалась местом приёма пищи, принесённой с собой студентами, сидящими рядами прямо на полу. Правда, при их появлении шум, стоящий там, мгновенно оборвался, и сотни глаз уставились на возникший в дверях воплощённый кошмар.

– Ты проиграла.

– Угу, – буркнула Айили и потянула «брата» обратно: – Тогда пошли домой. Нечего тут делать…

Их аллея была почти пуста. Только где-то впереди ковыляла одинокая фигура. Было видно, что саури идёт с трудом, приволакивая правую ногу. Поэтому парочка быстро её догнала. И Айили вдруг выдохнула:

– Это же ас Кеури! Наша соседка! К ней ещё эту пересадили, аль Сабиру!

– Да?

Услышав голоса, саури вскинула голову, и Александр с удивлением увидел на её лице множество синяков и ссадин.

– Айе! – воскликнула Айили – Её били! И повредили ногу! Жестоко…

Саури испуганно шарахнулась и из-за травмы начала заваливаться на спину, тут же вскрикнув в ужасе, потому что падала на острые концы ограды… В следующее мгновение с безграничным удивлением ощутила себя поднятой в воздух двумя сильными руками. Что?! Увидев лицо человека, поняла, что это он держит её, и в страхе лишилась сознания…

– И зачем ты это сделал? – Айили указала подбородком на безвольно обвисшую саури на руках Александра.

– А ты не догадываешься, что её избили из-за нас?

– Она же саури!

– И что? – нахмурился Кузнецов. – Девчонка пострадала из-за нас. Потому что та, которую пересадили, посчитала себя оскорблённой, что ей приходится быть рядом с более низкой, по местной иерархии.

– Да, её клан ничтожен по сравнению с аль Сабира. Так что шурхе всё сойдёт с рук, как говорите вы, люди. – Аури привычно наклонила голову набок. – И что ты собираешься с ней делать?

– Для начала – донести её до дома. А там посмотрим.

Тело бесчувственной саури было практически невесомым, так что Александр нёс её без всяких усилий. Они дошли до своего тиба. Парень шагнул к калитке, аури же застыла.

– Я думала, ты хотел донести саури до её дома…

– Так и есть. Просто надо взять аптечку, на всякий случай, и вызвать к ней лекаря.

Айили щёлкнула пальцами:

– Не понимаю я тебя. Лекарь в Чемье стоит огромных денег, которых у неё просто нет. Это первое. Аптечка, как я понимаю, та, которая лечит сама?

Александр кивнул.

– Такую можно продать в кланах за десятикратный вес золота, если она в рабочем состоянии.

– Я не сволочь, ясно?! – Александр начал терять терпение. – Если у ваших домов с кланами тёрки, то мы, Империя, заключили мир! И я воспринимаю эту несчастную не как врага, а как несправедливо обиженную из-за нас с тобой девушку! И мой долг помочь ей и наказать сделавшего это!

Неожиданно Айили улыбнулась, её взгляд стал задумчивым на один неуловимый миг.

– Айе… Ты… – Девушка развернулась к дому, направившись к входу решительной походкой, кинув на ходу: – Тогда лучше сделать всё у нас. Иначе девчонка и до утра не доживёт.

Поняла? Странная она, аури… Или очередная проверка на вшивость с её стороны?

Сканер пробежал по его лицу, логгер принял задачу сразу, как только сенсоры зафиксировали повреждения саури, и у входа Александра встретили оба сервис-кибера. Один принялся раскладывать портативную кровать, второй держал аптечку. Парень сгрузил свою ношу на постель, принял аппарат и приложил к девушке. Аптечка сразу загудела, зажужжали инъекторы, впрыскивая лекарства. Один из киберов приблизился, взялся за ступню, резко дёрнул, вправляя сустав. Лежащая без сознания саури дёрнулась, начав приходить в себя. Глаза раскрылись, и, когда прояснились, она поняла, что над ней с обеспокоенным лицом нависает человек. Человек! Девушка сжалась, желая чуть ли не выпрыгнуть из кровати, спрятаться, но его рука легко удержала её.

– Не волнуйся. Скоро будет легче. Никто тебя не обидит.

Он отступил на шаг, не желая нервировать её ещё больше.

Аптечка пискнула, кибер, протянув манипулятор из-за спины человека, снял её своей клешнёй, убежал. Второй тоже исчез в нише обслуживания под лестницей. Александр поднял голову, поинтересовался у логгера:

– Состояние раненой?

– Курс восстановительных инъекций проведён. Необходим покой в течение четырёх часов и усиленное питание после. Затем пострадавшая может вернуться к себе. Все травмы будут излечены.

Айили, стоящая рядом с кроватью, на которой сжалась саури, облегчённо вздохнула:

– Светлые боги милостивы к несчастной. Её… – кивнула на саури, – кровать надо поднять ко мне. Лучше всего будет, если девушка останется у нас до утра.

– И ты не будешь возражать против её присутствия?

– Я же не такое чудовище, каким хочу казаться, – ответила Айили. – Сможешь накормить её ужином?

– Даже завтраком. Мне не жалко.

Сашка легонько свистнул, и оба кибера вновь выскочили из-под лестницы. Он указал на кровать:

– Поднять наверх. Доставить в комнату Айили.

Роботы подхватили койку и помчались по ступенькам. Саури едва слышно пискнула, снова проваливаясь в обморок. Айили рассмеялась:

– Бедняга точно решила, что её потащили на разделку. Чтобы приготовить из неё еду для двух чудовищ.

– Ага, – кивнул Александр. Он отстегнул сумку, ослабил узел галстука, покрутил головой. Затем бросил мажордому: – Когда девушка очнётся, отправь её ко мне.

– Принято, хозяин.

Взглянул на Айили:

– Всё. Я переодеваться. Приходи потом в кабинет, хочу тебя немного поспрашивать.

– О домах?

Парень отрицательно мотнул подбородком.

– Нет. О саури. Чего-то я не понимаю. Получается, что то, что нам преподают, является последним словом в науке об экономике кланов?

Аури кивнула:

– Ну да. Некоторые вещи, о которых нам сегодня рассказали, для меня новость.

Александр рассмеялся. Подобного он не ожидал, но резко оборвал смех, когда на пороге кабинета возникла испуганная саури, дрожащая как осиновый лист.

– Не бойся и иди сюда.

Она медленно приблизилась, теребя кончик пепельной косы.

– Присядь. – Александр указал ей на стул.

Девушка, дрожа, опустилась, куда ей было сказано.

– Отвечай честно и говори только правду.

Но тут вмешалась Айили:

– Ты же знаешь, что мы умеем читать мысли, – и незаметно кивнула Сашке, а тот продолжил:

– Тебя избила аль Сабира?

– Нет… Она сама никогда не пачкается… ююти… Ей есть кому приказывать… – еле слышно прошептала саури.

Понятно. Использовала шестёрок.

– Это сделали за то, что она вынуждена теперь сидеть с тобой?

– Да, ююти. Положение наших кланов в обществе очень разное. Её, входящего в первую десятку Книги родов, и наше, в конце последней тысячи. Мы новый клан, недавно созданный… Поэтому защиты мне не найти…

– Считай, ты её уже нашла, девушка. – Айили шагнула к ней и положила руку на хрупкое плечико саури. – И не смотри такими большими глазами. Ты пострадала несправедливо. Ни за что. Поэтому твоя обидчица будет наказана.

– Юили… Светлая… Но зачем это вам?!

– Скажем так: мы, могучие, как и люди, не любим, когда кого-то обижают ни за что. И желаем восстановить справедливость…

Саури вздрогнула:

– Но, светлая юили, их клан велик и могуч! Он богат и силён!

– Богат? Это дело поправимо, – усмехнулся Сашка.

Айили тут же подхватила:

– Насчёт того, что силён… – Тон, каким она произнесла последнее слово, просто сочился презрением.

Саури всхлипнула:

– Тогда они меня просто убьют, светлая юили… Её… Она же шурха, старшая невестка! Поэтому её слов слушается даже первый клинок университета Тарх аль Уири. Он кидается на всех, на кого укажет аль Сабира…

– Хм… Поединок? На Арене справедливости?

– Да, ююти…

– Не проблема, я думаю. Для меня, – зловеще ухмыльнулся Сашка. Среди студентов для него соперников гарантированно не было. Он это знал. Даже их скорость не помогла бы им.

Парень встал, кивнул Айили:

– Пошли ужинать. А то обед пропустили из-за болтовни…

Та ухватила саури и потянула за собой, несмотря на её сопротивление. Когда девчонку удалось усадить за стол, Сашка отдал команду логгеру, и столешница через мгновение раскрылась, выдвигая из своих недр гору блюд. Гостья растерялась при виде подобного изобилия, и трапеза проходила под постоянное понукание, так как саури приходилось буквально заставлять съедать каждый кусочек. Только кофе привёл ас Кеури немного в чувство. Она даже пару раз попыталась улыбнуться трещавшей без умолку светлой. Сашка между тем сосредоточенно пил горячий напиток, что-то его беспокоило. Не выдержав, он поднялся из-за стола. На встревоженные взгляды девушек ответил:

– Нет-нет. Я просто кое-что забыл. Сейчас вернусь.

Оставив их, парень устремился на галерею… Всё верно. Возле тиба соседки, сейчас находившейся у них, маячило в темноте несколько фигур. Сашка вернулся, неся коробку конфет, поставил на стол:

– Угощайтесь, девочки…

Айили радостно взвизгнула, набрасываясь на сладости. Проглотив первую конфету, закрыла от наслаждения глаза. Саури же молча откусывала от одной по крошечному кусочку, растягивая небывалое удовольствие…

– Возле твоего тиба кто-то бродит, юили. Пятеро или шестеро. Закутаны наглухо. Цветов кланов нет.

– Айе…

Саури стала мертвенно-серой.

– Они хотят тебя убить?

– Нет, светлая юили… Меня выкинут из университета… – всхлипнула она и закрыла лицо узкими ладонями. Только плечи заходили ходуном. Весь вид саури выражал глубочайшее отчаяние…

– Я схожу. Разберусь. Присмотри за ней, – поднялась Айили, кивнув на девушку.

Александр опешил:

– С ума сошла?! Это моё дело!

– Твоё дело наступит, когда на нас нападут по-настоящему, – парировала аури. – А когда кучка уродов из-за каприза одной твари, недостойной жить, ломает жизнь другому разумному… Я даже не буду ничего делать с ними.

Слова словами… А на деле?! Александр метнулся к себе, сорвав гарнитовый клинок со стены и застыв на галерее над входом, готовый в любой момент махнуть вниз и вмешаться в бой. Но… Когда Айили молча застыла в калитке ограды их улья, молодой человек буквально физически ощутил некую волну, прокатившуюся от аури к тем, кто пришёл выгонять несчастную ас Кеури. Мельтешащие в темноте фигуры замерли. А затем… Начали исполнять уже привычное для саури занятие – обгонять собственную тень. Александр облегчённо вздохнул, только когда дверь их дома закрылась за фигуркой аури…

– Мощно ты их! Мне понравилось! – встретил он вернувшуюся девушку.

– Ерунда. Даже не пришлось напрягаться. Всего лишь слабенький ночной кошмар, и они обоср… испачкали нижние подвязки, – улыбнулась Айили. Затем озабоченно произнесла, глядя на застывшую статуей саури: – Айе… Но ты прав. Такое оставлять нельзя. Похоже, завтра тебе придётся посетить арену и кого-нибудь убить. Справишься? – Получив в ответ спокойную ухмылку, кивнула. Потом перевела взгляд на саури: – Как тебя зовут, саури из клана ас Кеури?

– Юала, светлая юили, – еле прошептала та. – Всё верно. Имя из простых, Алекс-Андр. Так что не удивляйся.

– А я что? Я молчу, – пожал он плечами. – У нас, на Руси, и не такое бывает. Даже афры белых рожают. А вот у демократов, как те ни бьются, не получается, – махнул рукой, увидев четыре круглых глаза, устремившиеся на него. – Ой, да не берите в голову! Это шутка такая у нас.

– Шутка? Понятно. Ладно. Кровать всё равно у меня стоит, так что на всякий случай Юала переночует в моей комнате. Договорились? – нахмурилась аури, ожидающе глядя на молодого человека.

– Сам хотел это предложить, да побоялся, что не так поймёте, – проворчал он.

И Айили обратилась к саури:

– Ну а утром мы с Алекс-Андром побеседуем с аль Сабирой. Думаю, после этого тебя никто не осмелится трогать.

Девушки ушли в комнату. А молодой человек, повесив клинок на стену, долго глядел на благородный изгиб его лезвия. Завтра он может обагриться кровью… Пожал плечами, потом взял сменное бельё и двинулся к ванной. Увы. Опоздал. Из-за двери слышался приглушённый смех и визг плещущихся в воде девушек. Опять пожал плечами, оставил бельё возле комнаты и вышел на галерею. Некоторое время смотрел на мечущиеся в узких прорезях окон дома аль Сабиры огни. Вернулся в дом, вошёл в кабинет и, подняв голову, спросил:

– Мажордом, ты сказал, что подключён к информационной сети кланов. Есть ли там домены планетарных торговых площадок саури?

– Да, хозяин. Есть даже выход на центральную биржу столичной планеты.

– Замечательно. Сделай мне аккаунт на ней. С уплатой взноса. Пора продемонстрировать ушастым, что такое интернет-трейдинг.

– Сделано.

– Замечательно… Пока сними сводку по клану аль Сабира и сделай мне выборку всех их операций за последние полгода.

– Исполняю, хозяин. Результат будет к утру.

– Вот и славно… – Улыбка молодого человека была, скажем так, очень нехорошей…

Глава 7

Как и обещал логгер-мажордом, сводка была готова к утру. Александр, проснувшись и приведя себя в порядок, слегка размялся, принял душ и, заказав завтрак, поджидал девушек, приводивших себя в надлежащий вид, одновременно просматривая предоставленные ему данные и улыбаясь во весь рот. Когда на пороге кухни появились дамы, жестом показал на стол:

– Прошу, девочки, угощайтесь.

Айили уже привычно, а саури робко устроились за столом и молча принялись за еду, хотя, как видел молодой человек, обе сгорали от любопытства. Наконец аури не выдержала:

– Меня пугает твоя улыбка, А… Алекс-Андр.

– Давай просто – Алекс. И тебе легче произносить, и не так коверкает моё имя. Будет одно из принятых на Империи сокращений.

Аури надула губы:

– Не уходи от ответа.

– Ответа? Давайте, пока едите, я расскажу вам, девочки, кое-что из истории моего народа… Давным-давно, когда все люди жили ещё на одной планете, на ней непрерывно гремели войны. А как известно, в войне побеждает тот, у кого большая армия, лучшее оружие и солдаты имеют ясную им цель. На Руси с этим обстояло дело не очень хорошо. По многим причинам. И если две составляющие победы у моего народа были, то вот с третьей, лучшим оружием, возникла большая проблема. Враги моей страны изготовили к тому времени новый состав взрывчатого вещества, которое использовалось в старинном оружии. Сколько разведчики ни пытались выяснить состав этого вещества, ничего не получалось. И тогда к делу привлекли одного учёного. Он был великим химиком, открывшим многие фундаментальные законы науки. Но дело не в этом. Поселившись неподалёку от дороги, по которой привозили сырьё для работы фабрики, изготавливающей эту взрывчатку, учёный тщательно подмечал, какие грузы и в каком количестве везут на производство. Через месяц у него уже была пропорция, в которой стоило смешивать используемые для приготовления взрывчатой смеси вещества. А ещё через неделю на стол императора лёг тот тщательно скрываемый врагами России рецепт…

Александр вновь улыбнулся, но уже совсем другой улыбкой. Аури отреагировала первой:

– Хочешь сказать…

– Да. Либо клан аль Сабира до невероятности самонадеян, либо просто никто из саури никогда не задумывался над этим.

– Вы хотите сказать, ююти, что выяснили рецепт изготовления броневой стали корпусов кораблей?! – потрясённо выдохнула саури, и Сашка утвердительно кивнул:

– Надо проверить, разумеется. Но проведённый математический анализ показал, что модель сплава из закупаемых аль Сабира компонентов полностью соответствует тем характеристикам метасплавов, которые мне известны. Более того, состав брони можно значительно улучшить, уменьшив вредность производства для окружающей среды процентов на восемьдесят. Если не больше. А как я выяснил, именно ценность метасплавов аль Сабира является единственной причиной, что они до сих пор работают.

Глаза Юалы стали круглыми, как плошки, а аури рассмеялась:

– И ты хочешь скупить ключевые компоненты на бирже, а потом перепродать их аль Сабира по грабительской цене?

– Не только, – ухмыльнулся молодой человек. – Я предложу любому их конкуренту новый рецепт. И посмотрю, что они станут делать. – Он сделал большой глоток сока и, прищурившись, посмотрел на старающуюся быть незаметной саури, жадно пьющую кофе. – Кстати, Юала… Чем вообще занимается твой клан?

– Мы? Мы маленький клан, нам всего четыре года. Нас образовали по повелению вождя вождей для производства гражданских кораблей малого класса. Никто из первых кланов не захотел связываться с ними из-за ничтожной, по их меркам, прибыли. Поэтому нас и создали…

– Замечательно, – улыбнулась Айили. – Кажется, Алекс, нам надо пригласить их главу к нам в гости…

Молодой человек кивнул:

– Да. И чем скорее, тем лучше. И ещё одно… Тебе, может, это не понравится, Юала, но придётся пока сесть со мной.

– С вами?!

Он вновь кивнул. Аури улыбнулась:

– А теперь представь себе реакцию шурхи аль Сабиры, когда я стану её соседкой…

– Но я… – робко затянула саури, заливаясь краской.

Человек улыбнулся:

– Думаю, это заткнёт все рты. – Он пододвинул к ней до этого скрытый краем тарелки прямоугольник. Саури удивлённо взяла в руку небольшой значок, раскрашенный в имперские цвета. – Когда тебя спросят, что это такое, ответь: знак того, что я нахожусь под имперской защитой. И кто тебя тронет, будет иметь дело со мной.

– Замечательная вещь! – радостно выпалила Айили, извлекая откуда-то синюю ленту, покрытую необычными значками, и вручая её потрясённой саури: – А это – символ покровительства моего дома. Повяжи её на лоб. И – да, пока ты посидишь с Алексом. Ну а я немного потреплю нервы шурхе…

От улыбки аури Юалу передёрнуло…

В аудиторию они вошли втроём. Александр привычно пропустил вперёд девушек. Первой вошла Айили, и группа уже привычно мгновенно затихла, а в следующее мгновение по помещению прокатился ропот. Презрительный и злой, оборвавшийся сразу, как только появился человек. Между тем ас Кеури медленно сбросила с головы покрывало, прикрывавшее лицо и часть груди, и группа потрясённо ахнула – саури была целёхонька! Ни царапины, ни следов побоев и… На её чистом лбу выделялась повязка ярко-синего цвета, а чёрно-жёлто-белый прямоугольник небольшого имперского флага находился над левой грудью.

Кузнецов слегка подтолкнул девушку в проход, где находилось его учебное место, а Айили спокойно подошла к преподавательской кафедре и слегка хлопнула в ладоши. Все саури, кроме Юалы, вздрогнули, а аури произнесла зловещим тоном:

– Юили ас Кеури обратилась к нам, светлым и могучим, а также к людям с просьбой о покровительстве. Мы приняли решение предоставить юили ас Кеури просимое и взять её под нашу защиту. Отныне любой, посягнувший на её честь, жизнь и здоровье, противопоставляет себя нам, светлым и могучим, и людям. Да будут наши слова услышаны и нужные выводы сделаны. Слово сказано.

– Слово сказано, – эхом подтвердил Александр с того места, на котором находился, заставив вновь вздрогнуть присутствующих.

И Айили закончила свою речь:

– В знак истинности наших слов и принятого нами решения дарованы Юале ас Кеури знаки наших домов и Империи, дабы каждый издалека видел, что эта саури находится под нашей рукой и пользуется нашим покровительством.

Этого некоронованная королева Чемье не выдержала. Она вскочила со своего места словно ужаленная и дико завизжала:

– Шлюха! Да как ты…

– Гер-р-р!

Что сделала Айили, Александр даже не понял, но кричащая саури вдруг улетела со своего места и с сочным шлепком врезалась в глиняную стену. Бесчувственное тело, обмякнув, буквально стекло на пол, пачкая в пыли драгоценное платье. Что за… Аури медленно плыла над рядом сабейчхе, и саури стремительно вжимались в него. Подлетев к лежащей без сознания шурхе, девушка словно распласталась над телом аль Сабиры и голосом, от которого мороз продирал по коже, заставляя шевелиться волосы на голове, проскрежетала:

– Ты, ничтожная пыль под моими ногами, посмела назвать меня шлюхой?!

Волосы Айили начали медленно подниматься в воздух, застывая тысячами антенн, по которым заструились голубые всполохи неведомой энергии, руки сами собой разошлись в стороны, словно гигантские когти. Поражаясь себе, Александр выкрикнул:

– Айили, не убивай её!

Та резко обернулась к человеку, и он похолодел – глаза девушки пылали, превратившись в сплошное пламя. Невозможно было различить ни белков, ни зрачков.

– Ты смеешь меня останавливать?!

– Я старший моего дома здесь!

Пламя начало медленно угасать. Было понятно, что аури с трудом сдерживает себя. Но постепенно огонь угас, девушка медленно опустилась на пол, её волосы опали и потухли.

– Повинуюсь приказу старшего рода… – с трудом произнесла Айили и склонила голову.

Саури тихонько подвывали, распластавшись ниц на полу и боясь поднять голову. Впрочем, Александра тоже потряхивало. Теперь он понимал, почему ушастые так боятся светлых родственников… Внезапно аури резко развернулась и выбросила руку в сторону всё ещё валяющейся без сознания шурхи:

– Р-р-роу!

Драгоценное платье аль Сабиры словно взорвалось, полностью обнажив тело, и аури рявкнула:

– Кто посмеет дать ей хоть ниточку, знает, что его будет ждать!

Тоскливый вой прокатился по залу. Сашка ухмыльнулся – весть о неслыханном позоре шурхи сильно понизит её рейтинг в Чемье. Похоже, на трон университета взойдёт новая королева…

– Что здесь происходит?! – Потрясённый увиденным в аудитории, на пороге помещения столбом застыл куратор группы.

Айили спокойно уселась на место аль Сабиры:

– Ничего такого, высокий. Просто меня попросили подтвердить, правда ли то, что говорят о моём народе. Вот и…

От её улыбки сухопарого саури перекосило, но он справился с собой и стукнул указкой по кафедре:

– Всем занять свои места! – Дождавшись, пока невменяемые студентки и студент усядутся на свои места, обвёл аудиторию злым взглядом, который задержался на… – Ас Кеури!

Та торопливо вскочила, хотя во время демонстрации силы держалась молодцом.

– Почему ты рядом с человеком?!

Александр поднялся:

– Юили ас Кеури попросила нашего с могучей покровительства. Посовещавшись, мы решили дать его. В знак этого юили будет сидеть со мной… – Человек сделал короткую паузу. – Какое-то время.

Саури сглотнул.

– А…

Айили поднялась:

– Я сяду здесь.

Саури заморгал:

– Так-так… А где же шурха аль Сабира? Она отсутствует?

– Нет, высокий. Она – там. – Александр показал пальцем назад, за ряды сабейчхе.

– Там?.. – удивлённо протянул куратор, сходя с возвышения и направляясь к концу аудитории. – Боги!!! Какой позор!!! Юили! Ваше бесстыдство перешло все границы дозволенного! Какой стыд! Обнажить своё тело перед чужими! Да ещё перед мужчинами, не являющимися ни вашими родственниками, ни мужьями! Больше того – обнажиться перед светлыми и людьми! Пусть вы богаты и влиятельны, юили, пусть ваш клан могуч и силён, но эта выходка переходит все границы! Я немедля ставлю в известность ректора, а теперь – вон отсюда! Вон!!! Немедля!!! – Куратор со всего маху опустил свою указку на согнутую спину пытающейся прикрыться саури.

Тресь! Вспухающая кровью полоса пересекла нежную кожу. Тресь! Ещё удар! Ещё! Александр не выдержал, представляя, что сейчас испытывает шурха. Куда делась её спесь и надменность, когда, очнувшись, саури поняла, в какой ситуации очутилась. Неслыханный позор, несмываемым пятном лёгший на её клан! Если её теперь просто изгонят и провозгласят проклятой и забытой, то она сможет считать себя счастливицей! Но вернее всего её ждёт жестокая смерть. Страшная и мучительная, потому что лишь ужас возмездия провинившейся может хоть чуть-чуть обелить честь клана…

Тресь! Очередная кровавая полоса рассекла её кожу. Но это был последний удар. Следующего не последовало. Александр прыгнул со своего места, перемахнув через пару испуганно пригнувшихся девушек, и перехватил уже замахивающуюся руку куратора, готовую нанести очередной удар.

«Закрой глаза!» – вдруг прозвучал в голове голос Айили. Человек машинально зажмурился, и вовремя – даже через сомкнутые веки ударила вспышка.

«Можешь открывать».

Вся аудитория, кроме него, аури и всхлипывающей аль Сабиры, замерла, словно парализованная. Шурха, залитая кровью, рухнула на колени, тщетно прикрывая обнажённое тело. Айили приблизилась к ней:

– Я сжалюсь над тобой, если признаешь себя его рабой.

Саури разрыдалась, бросаясь вперёд и обхватывая ноги Сашки:

– Клянусь всеми богами, тёмными и светлыми! Вы мой владыка и господин и вправе делать со мной всё, что вам вздумается!

Айили оттолкнула её носком изящной туфельки.

– Ничтожество… Благодари великодушие Алекса. Но оно его когда-нибудь погубит. А теперь убирайся. Отсидись в тибе, а когда стемнеет – я жду тебя. Можешь не волноваться, никто не вспомнит того, что произошло здесь. – Она взглянула на парня: – Дай ей свою куртку.

Кузнецов, не раздумывая, потянул названный предмет с плеч. Наклонился, поднимая саури с пола. Она рефлекторно прикрыла руками грудь и низ живота. Айили глумливо усмехнулась:

– Ему можно. Потому что рабыня обязана ублажать своего хозяина ночами именно в таком виде…

Саури бессильно опустила руки вдоль тела, показывая себя всю, но человек уже набрасывал на неё свою одежду. Большая для девушки куртка скрыла наготу. Айили вздохнула, расстёгивая одну из нескольких юбок, одетых сегодня на себя. Быстрым движением обернула ноги саури, щёлкнула застёжкой, отступила на шаг:

– Сойдёт. Беги и помни, что тебе велено, рабыня. – Отвернулась, взглянула на человека: – Осуждаешь?

– Что ты вообще вытворяешь?!

– Воспитываю страх. Без него нас, дома, раздавят очень быстро, – с горечью произнесла девушка. – Так что лучше не вмешивайся и молчи. Скоро все очнутся, но никто не вспомнит ничего, абсолютно ничего. Я гарантирую. В памяти лишь останется безмерный, всё поглощающий ужас от нашего появления. – Вздохнула. – А теперь поторопись на своё место. Осталось немного времени.

И верно, кое-кто из тех, что покрепче, уже начинал оживать… Александр поспешил к Юале, так и застывшей статуей, уселся на сабейчхе. Ещё пара мгновений…

– Э… а… Человек, объясни, почему юили ас Кеури сидит с тобой? – Моргая, куратор с недоумением разглядывал окровавленный конец своей указки.

Александр встал:

– Высокий, юили обратила вчера внимание, как я решил заданную мне задачу, и попросила разъяснить некоторые неясные ей моменты. Поэтому светлая Айили согласилась на сегодняшний день занять её место. Тем более что шурха аль Сабира сегодня не присутствует.

– Да? – подозрительно оглянулся куратор, увидел восседавшую в гордом одиночестве аури и вздохнул. – Опять юили аль Сабира взялась за своё… Ладно. – И снова повернулся к Александру: – Раз это желание самой юили ас Кеури, к тому же направленное на улучшение её показателей, я разрешаю ей сегодня сидеть рядом с тобой, человек…

Дальше занятия прошли без всяких эксцессов. Самое интересное, что отчаянно краснеющая, точнее, сереющая периодически Юала действительно попросила его разъяснить, как он умудрился решить ту задачу, что задал куратор, и Александр все перемены честно старался объяснить саури прописные, на его взгляд, истины, заметив при этом сгрудившихся позади него других студенток, ловивших каждое слово и отчаянно пытавшихся заглянуть через плечи подруг в его тетрадь, в которой он рисовал беглые схемы и писал формулы, объясняя решение. Потом, опять же втроём, они пошли домой, и никто не осмелился стать на их дороге. Попрощавшись с саури и договорившись, что та в ближайший выходной вытребует для встречи с человеком и аури своего главу клана, парочка отправилась к себе. Едва за ними закрылась дверь, Сашка рявкнул:

– И какого такого… ты сунула мне эту аль Сабиру, да ещё рабыней!

Айили скинула с ног туфельки, которые тут же подхватил кибер-сервис, и облегчённо вздохнула. Лишь потом мурлыкающим голоском пропела:

– Ты – взрослый мужчина, и долгое воздержание вредно для твоего организма. Я, по известным причинам, удовлетворить твои потребности не могу. Пока. Потому что не определилась. А тебе находиться без женщины долгое время нельзя. Так почему бы не она? Эта саури довольно красива, здорова, ухожена и сделает всё, что ты потребуешь, любыми способами, какие тебе только придут в голову. Не пойму, чем ты недоволен?

– Чем?! Ты ещё спрашиваешь?! Сначала нужно было спросить меня! Нуждаюсь ли я в этом!

– И получить отрицательный ответ? Зачем? Тебе нужна женщина. И можешь не обманывать меня, утверждая, что это не так. Меня… – девушка постучала пальцем по виску, – не обманешь. – Затем вздохнула и вдруг резко рванула с плеч свой наряд, блеснув обнажённым… почти… телом, потому что узкие полоски ткани всё же прикрывали известные места. Впрочем, довольно-таки скромно.

– Т-ты чего?! – Парень даже отшатнулся.

Аури спокойно скомкала своё платье, озабоченно глядя на одежду:

– Почти полностью разрядила. Придётся снова ставить аккумуляторы на заправку.

– Аккумуляторы?

Девушка кивнула, абсолютно не обращая внимания на то, что почти раздета. Впрочем, в доме было тепло.

– Айе, разумеется. Уж не думал ли ты, что всё, что увидел, я делала сама? Частично голограмма. Частично усилители психоэнергии и портативные гравитроны. Но они едят очень много энергии. Зато внешние эффекты впечатляют, да?

– О да… – потрясённо протянул Александр.

Аури улыбнулась и двинулась к лестнице, покачивая точёными бёдрами, прекрасно понимая, какой эффект оказывает её практически обнажённое тело на молодого человека. Внезапно резко крутанулась на месте, подалась к нему так, что полные грудки едва не вывалились из повязки, и высунула язык:

– Бе-е!

Опять крутнулась и помчалась наверх, стремительно заливаясь краской смущения.

«Не выдержала до конца», – усмехнулся парень и озабоченно дотронулся до подбородка – только рабыни ему не хватало для полного счастья. Да ещё – постельной игрушки…

Обед прошёл в молчании. Потом Александр занимался новыми данными об аль Сабира, полученными сегодня, заодно писал программу для логгер-мажордома. Естественно, что когда Сашка в тибе, то управлять игрой на бирже может самостоятельно, но когда он находится на занятиях, где нет доступа к Сети… Без постоянного контроля ситуации нет смысла затевать большую игру. Лекции занимают достаточно времени, чтобы клан успел нейтрализовать усилия своего врага, воспользовавшись его отсутствием на игровом поле. Так что придётся поработать…

Кузнецов не заметил, как пролетело время до ужина. Но вчерне работу он закончил. Тестовый прогон, подчистка огрехов – и можно начинать партию. Но это только после разговора с главой ас Кеури. Пискнул зуммер, отвечающий за дверь. Кто-то пришёл? А, Тьма! Наверняка аль Сабира! О, боги! Что же ему делать?! Как назло, Айили заперлась в ванной… Снова писк вызова. А ведь шурха ни за что не уйдёт – аури запугала её до колик! Скатываясь по лестнице, Сашка отчаянно пытался сделать злое лицо, но никак не получалось. Ткнул рукой в сенсор, открывая вход, едва успевая затормозить, чтобы не вынести гостя обратно на улицу. Замер на месте, открывая рот, и осёкся – на пороге стояла совершенно незнакомая ему, довольно симпатичная саури, с любопытством и довольно бесцеремонно рассматривая его. Человек невольно отступил назад на шаг:

– Да, слушаю вас?

Та вдруг залилась краской смущения, затем оглянулась на улицу, торопливо заговорила:

– Я приношу свои извинения за столь поздний и бесцеремонный визит, ююти человек, но меня привело к вам элементарное любопытство.

– Любопытство?! – потрясённо протянул Сашка, делая ещё шаг назад, в то время как незнакомка, наоборот, вперёд и одновременно кивая. Её рука скользнула в небольшую сумочку, висящую на поясе студенческого лаэре, и извлекла оттуда несколько исписанных листков.

– Дело в том, что я, рассматривая ваше решение, так и не смогла понять, каким образом вы дали правильный ответ. Ведь здесь ошибка! – Она ткнула пальцем в текст.

– Никакой ошибки нет. Всё верно.

– А я утверждаю, что тут ошибка! Смотрите! – Её пальчик изящно вновь воткнулся в строчку цифр.

Александр решительно протянул руку к листкам:

– Дайте сюда. – Он выхватил из её рук бумаги, пробежал глазами: – Действительно, ошибка. Но не моя.

– Не ваша?! – поражённо воскликнула саури.

Он кивнул:

– Да. Ошибся тот, кто копировал. На самом деле… – Сашка оглянулся по сторонам, самописки у него не было.

Девушка снова полезла в сумку, но он отрицательно мотнул головой:

– Не надо. Всё равно я не умею пользоваться вашими ручками, сколько ни пытался…

Свистнул. Из-под лестницы выскочил сервис-кибер, при виде которого у саури округлились глаза.

– Самописку.

Человек проводил быстро цокающего кибера глазами, вздохнул:

– Эх, всё равно на коленке не напишешь… Идёмте. Если не побоитесь.

– Я? – улыбнулась незнакомка. – Меня зовут Ирнай ар Харра, студентка выпускного курса. Мой клан занимается производством горнодобывающей техники, если вам интересно это знать, человек. И я ничего не боюсь.

– Ну да. Я – человек. Русский, если вы рассмотрели родовое знамя. Но бояться меня всё же стоит, – унылым тоном произнёс он, делая приглашающий жест: – Идёмте.

Саури, тряхнув головой с роскошной гривой длинных пышных волос, решительно шагнула из коридора в холл и вдруг замерла, потрясённо разглядывая преображённую внутренность тиба.

– Это… это… что?!

– Где? – не понял её Сашка.

Ирнай обвела вокруг себя рукой:

– Здесь. Откуда это богатство? Эта роскошь?!

– Роскошь? Богатство? Простите… – вовремя вспомнил нужное слово, – юили, но о какой роскоши вы говорите? Обычная обстановка. Довольно скромно. Я не стал тащить сюда ничего такого. Всё равно скоро бросать, так зачем выкидывать лишние деньги на ветер?

– Айе… Ююти человек, ты хочешь сказать, что, когда вернёшься домой, на Империю, оставишь это всё здесь?

– Кроме глайдера и личных вещей, разумеется.

Девушка икнула и начала оседать на пол. Александр едва успел подхватить её.

– Да что за Тьма?!

Дзинь.

– Ё! А это кого принесло?!

Оставив неподвижное тело на полу, он снова рванул к двери. Логгер, повинуясь команде, открыл внешнюю, впустив посетительницу, но пока Александр подбегал к коридору, мажордом отпер и вторые, внутренние. На пороге появилась шурха аль Сабира, повернула голову под покрывалом, скрывающим лицо, влево-вправо, осматривая тиб, и… Повторилось то же самое, что и с предыдущей посетительницей. Саури всхлипнула и отключилась, также растёкшись по полу бесчувственной кляксой. Александр не выдержал и взревел, потрясая кулаками, воздетыми к потолку:

– Да какой Тьмы они все вырубаются, когда входят в дом?!

Глава 8

Увы, ни один из родовых богов не соизволил ответить на его отчаянную жалобу, поэтому, забросив вначале одну, а потом вторую саури на плечи, он пошёл наверх, отодвинув в сторону попискивающего кибера, принёсшего ему требуемый предмет. Как назло, из ванной выбралась Айили, громко рассмеявшаяся при виде двух безжизненных тушек саури, обвисших на его широких плечах.

– Силён!

Но тут же, вытирая свою роскошную светлую гриву волос полотенцем, стала озабоченной:

– Одну я узнаю, твоя личная рабыня. А вторая откуда?

Сашка, пыхтя, поскольку обе дамочки в сумме тянули на центнер, выдохнул:

– Ты её не знаешь. Сам только что познакомился. С выпускного курса. Заинтересовалась задачкой ас Архима.

– Айе, понятно. Ты, конечно, убил куратора наповал, решив в уме его профессорскую задачу. – И самым ядовитым тоном, на какой только была способна, осведомилась: – Помочь?

– Сам управлюсь, – пропыхтел парень, толкая ногой дверь в свою комнату. Кое-как дошагал до кровати, облегчённо свалил на неё обеих девушек. – Аптечку, – протянул руку, в которую крутившийся под ногами кибер тут же впихнул аппарат.

Первую, удивляясь сам себе, решил лечить шурху. Приложил овал к её руке, тот пискнул, вгоняя иглы инъекторов в тело, и спустя мгновение девчонка задышала ровнее, её ресницы дрогнули. В следующий миг она застонала, резко поднесла руки к плечам… О, Тьма! У неё же вся спина располосована! Совершенно вылетело из головы! Заметив, что саури уже открыла глаза и с ужасом смотрит на него, нависшего над ней, выпрямился, одновременно снимая аптечку. Успеет ещё подлечить.

Теперь Ирнай… Переставил аппарат на руку второй саури. Опять те же манипуляции аппарата, уже знакомая реакция. Длинные ресницы задрожали, саури коротко простонала, потом открыла глаза, хлопнула ресницами раз, другой. Шевельнулась, Сашка отступил, давая девушке возможность подняться и одновременно натягивая край покрывала на вторую девчонку, пока ар Харра не узнала аль Сабиру. Студентка плавным текучим движением встала, глубоко вздохнула:

– Подобное… Подобная… Это просто неслыханно!

Что она хотела этим сказать, Александр не понял, лихорадочно соображая, как ему вытащить девчонку из комнаты, пока та чего-нибудь снова не отчудила и тем более не разнесла по кампусу вести о его второй посетительнице.

– Э… давайте вернёмся к задаче, – обрадованно выпалил он, делая жест к выходу.

Ирнай величественно кивнула пышным снопом волос и направилась к двери. Правда, когда оказалась на галерее, снова покачнулась, и человеку пришлось её вновь поддержать. Он открыл двери кабинета, где мгновенно вспыхнул свет, сделал приглашающий жест, направившись к столу:

– Прошу, высокая.

– Можете звать меня просто Ирнай, ююти человек.

– Меня зовут Александр.

– Аалейсани?

Вздохнул – повезло…

– Алекс.

Кивнула, неуверенно попытавшись повторить, но у неё получилось:

– Аалейк.

– А, сойдёт и так, – буркнул по-русски себе под нос. Выдвинул стул. – Устраивайтесь, юили. Разберёмся с нашими неграми…

– Неграми? – вновь удивлённо хлопнула ресницами саури, выдавая импульс выстрела глазами не меньше четырёхсотмиллиметрового бластера главного калибра имперского дредноута.

– Простите, задачей. Это просто привычка. Имперская шутка.

– Айе, как интересно… – протянула Ирнай, устраиваясь на непривычной мебели. Чуть поёрзала по вкусно поскрипывающей коже, всё же замерла, вопросительно глядя на него. – И?..

– Так вот, – начал Сашка, входя в роль лектора, – ваш профессор решил данную задачу излишне сложным методом, когда все необходимые данные можно получить, используя нашу формулу Морозова-Строганова, дающую значительное сокращение ненужных переменных и использующую коэффициент Дейла…

Когда через тридцать минут уже одевшаяся и высохшая после вечерней ванны Айили заглянула на звуки голосов в кабинет, она застала ожесточённо споривших саури и человека, склонившихся над столом, заваленным помятыми листками.

– Верно! Ас Архим просто тупо использовал кусок программного кода нашей человеческой биржи, попавший неведомыми путями ему в руки! Вот и всё! Но даже по этому обрывку я могу определить место рождения первоисточника – это Нью-Вашингтонская биржа Американской демократии! Только там при торгах учитывают переменную Доу-Джонса, от которой мы на Империи отказались давным-давно! И как раз она и даёт эту самую неопределённость второго порядка, на которую ты так усиленно киваешь! – Сашка ожесточённо стал чирикать самопиской по бумаге, безжалостно вымарывая целые листы в довольно увесистой стопке.

Ирнай схватилась за голову при виде подобного ужаса и застонала сквозь зубы. Айили же изумлённо воскликнула:

– Алекс! Что у вас происходит?

Тот отмахнулся, не глядя на неё и продолжая вивисекцию над бумагой:

– Всё нормально! Учебный процесс! Кстати, принеси мне и Ирнай кофе да займись спиной той, что лежит в моей койке! – Он сунул уже переписанный текст под нос саури. – Вот, смотри, что получается…

Та застыла, словно услышала откровение господне, зрачки бешено заметались по тексту и цифрам.

– Это что за знак? – ткнула пальцем куда-то в середину.

– Геометрическая прогрессия. Матрица второго порядка.

– А, у нас её называют… – Ирнай произнесла какой-то термин на высокой речи.

Александр кивнул, запоминая.

Закончив чтение, саури ахнула:

– Ты либо гений, либо посланец светлых богов, Аалейк! Я видела, как эту задачу решал сам академик ар Зуаррас, но он бился над ней почти сутки, не отходя от доски, и его решение занимало чуть ли не целый бумажный том! А ты всё выразил на одном крошечном… – она подняла в воздух листок и потрясла им в воздухе, – куске писчего пластика! Уложив весь процесс расчёта в десяток формул! Правда, пока не известных никому в кланах! Расскажи я об этом своим сокурсникам, мне же никто не поверит!

Сашка хитро прищурился:

– Всё с вами ясно, уважаемая Ирнай!

– Что? – наклонила та голову к правому плечу и прищурилась, улыбаясь во весь рот.

– Алекс! Ваш кофе. – За вошедшей Айили семенил сервис-кибер с подносом, на котором стояли три парящие чашки. – Угощайтесь, юили.

Саури, кивком поблагодарив девушку, взяла чашку, вдохнула аромат, затем её глаза вновь округлились, и, сделав первый глоток, студентка застонала от наслаждения:

– Светлые боги! Я даже не могла представить и в мечтах подобный вкус!

– Просто это натуральный. Из зёрен.

– Из настоящих зёрен?! – почему-то шёпотом разом произнесли и саури, и её антипод.

– Ну да. А что?

Руки Ирнай задрожали, и она торопливо поставила чашку на стол, не отрывая от неё глаз:

– Светлые боги… Да это половина дохода трёх кланов первой десятки за месяц…

– Чего?! – не поверил Александр услышанному. Что уж говорить об аури, просто впавшей в ступор. Он шагнул к Айили. Помахал ладонью перед её глазами, тихонько позвал: – Э-эй, подруга!

– Айе! – вздрогнула девушка. Потом вдруг выругалась на своём языке: – Ты всё-таки идиот! – Выдержала короткую паузу. – Я включила аптечку – она накладывает швы и непрерывно гудит.

– Ругается, – облегчённо выдохнул Александр. – Кто-то приложил кривые ручки к лечению. Вот она и высказывает своё мнение о горе-лекаре.

– А…

Айили, с любопытством разглядывая саури, замершую над чашкой, уселась на банкетку за ударной установкой, медленно делая крошечные глотки и прислушиваясь к внутренним ощущениям.

– Ирнай, проблемы? Не понравилось? – озабоченно спросил её молодой человек.

– Айе? Нет, что ты!!! – с неким благоговением глядя на густой цвет напитка, кое-как отозвалась та. – Просто я только слышала о том, что кофе готовят из семян какого-то растения. Но даже представить не могла, что мне лично удастся попробовать это чудо! Когда его предлагали в последний раз, стоимость чашки благородного напитка на аукционе достигла немыслимой цены в пятьдесят тысяч кархов за чашку!

– Пятьдесят тысяч? Всего лишь?! – страшным шёпотом спросила Айили из-за ударника. – Моя мать отдала полмиллиона реаров!

Саури икнула, остановившимся взглядом уставившись на аури. Похоже, до её занятого задачей мозга только сейчас дошло, кого человек гонял за кофе… Пора было разруливать сложившуюся ситуацию, и Кузнецов задал вопрос:

– Так высоких задело, что какой-то ничтожный человек в мгновение ока решил задачу, над которой профессора кланов ломали свои учёные головы? И поэтому решил натравить на меня лучший ум выпускного курса Чемье? И как вам результат, высокая? – Он усмехнулся, вертя в руках свою чашку.

Против ожидания, саури не смутилась:

– Ничего другого от столь блестящего разума я и не ожидала. Тем более после демонстрации этого! – Девушка вновь вскинула листок, потрясая им, словно знаменем. Затем зло прошипела: – Завтра кое-кто… – Взглянула на Александра и словно на что-то решилась: – Мы поспорили. Большая часть моих сокурсников утверждала, что ты, Аалейк, смошенничал, использовав свой логгер. Но сейчас я убедилась, что правы оказались те, кто говорил обратное.

– И ты была в их числе.

Саури смущённо опустила глаза:

– Айе, я была в числе первых… И я проспорила…

– Что? Если не секрет, конечно.

Парню стало любопытно, что ставят на кон высокородные? Саури отчаянно зажмурила глаза и выдохнула:

– Себя…

– Что?!

– Если я проиграю, то должна исполнить любое желание победительницы. Право хаар.

– И кто же победил? – решилась подать реплику Айили.

Ирнай грустно хлопнула ресницами, потом нехотя призналась:

– Суара иль Орри.

– Как я понимаю, она тоже с выпускного курса?

– Да. И входит в пятёрку лучших студентов Чемье. Хотя и на пятом месте.

– Подожди-ка. Что значит – пять лучших студентов?

Ирнай сделала крошечный глоток драгоценного для саури напитка и вздохнула:

– Как принято в учебных заведениях, по результатам учёбы педагоги выбирают пять лучших студентов университета. Им полагаются льготы – лучший тиб, сниженная плата за учёбу, дополнительные дни отдыха, освобождение от обязательных работ по поддержке зданий в надлежащем порядке… Словом, некие…

– Бонусы, – усмехнулся человек. – У нас так это называют. Но, Ирнай, честно тебе скажу, что обижен на тебя: ты использовала меня за моей спиной. Кто был инициатором спора?

Имя, которое услышал Александр, оказалось неожиданным, но знакомым.

– Тарх аль Уири.

– Первый клинок Чемье?

Брови саури взмыли вверх.

– И ты слышал о нём?

Человек кивнул. Затем задумчиво произнёс, глядя в окно, за которым раскинулся студенческий городок:

– Могу я использовать этот спор в качестве предлога для вызова этого Тарха на поединок? Как оскорбившего мои честь и достоинство?

– Разумеется! – Саури очень удивилась вопросу. – Более того, тебя никто не поймёт, если ты этого не сделаешь.

Александр рассмеялся, поворачиваясь к Айили:

– Ну вот! В дело вступила, как у нас говорят, тяжёлая кавалерия. Высокие не стерпели того, что человек продемонстрировал ум. Поэтому решили на всякий случай подстраховаться и показать свою силу.

– Будешь драться?

Сашка потянулся, расправляя мышцы:

– Разумеется. – Дёрнул щекой по дядиной привычке. – Меня не поймёт родня, если я не брошу вызов этому первому мечу. И это произойдёт завтра же. Ирнай!

Саури подобралась.

– В благодарность за мою помощь я желаю, чтобы завтра на первой перемене между занятиями ты показала мне обоих – и Тарха аль Уири, и Суару иль Орри.

Девушка покорно кивнула:

– Как пожелаешь. Это самое меньшее, что я могу для тебя сделать… – С сожалением допила кофе, вздохнув, поставила чашку на стол. – Благодарю за доставленное ничтожной изысканнейшее наслаждение, достойное светлых богов, Аалейк. Позволь покинуть ваше жилище. Завтра, в час первого перерыва, я покажу тебе обоих, бросивших пятно на честь твоего кла… рода.

– Заранее благодарю, высокая. – Александр выпрямился и склонил на миг голову, вскинув руку к плечу.

Проводив девушку до дверей и облегчённо вздохнув, бросил взгляд на часы – время близилось к десяти. Не заметил, как оно пролетело, увлёкшись задачей. Ладно. Вроде бы… Уй, Тьма! Ещё эта шурха! Ничего. Сейчас мы с ней быстренько… Заодно кое-что и проясним. А то узнавать у Ирнай было бы чревато. Девушка всё же саури, и если посчитает, что ей это будет выгодно, быстро сообщит заинтересованным лицам, о чём расспрашивал имперец.

Поднявшись по лестнице, бросил короткий взгляд на Айили, с любопытством разглядывающую оставшиеся после них конспекты, и прошёл к себе. К его удивлению, шурха неподвижно лежала на его кровати, прикрытая одеялом. Правда, на животе. При его появлении в блестящих глазах появился ужас. Именно так, не страх.

– Можешь вылезать. Вторая гостья ушла.

Саури зашевелилась, выбираясь из-под одеяла, и Сашка поражённо замер – на ней была только полупрозрачная длинная рубашка, не скрывающая все прелести девушки. Шурха опустилась на колени, наклонила голову:

– Как пожелает мой господин.

Парень подошёл к ней, дал команду логгеру усилить освещение. Осмотрел спину. Аптечка сработала идеально. Впрочем, как всегда. Остались лишь тонкие белёсые полоски шрамов от ран, нанесённых указкой. Хотя и они исчезнут через пару-тройку дней. Александр вздохнул:

– Можешь встать и одеться.

– Господин желает этого? – прошелестело у его ног.

– Желает. – Он отвернулся, отходя к двери.

Послышалось шуршание ткани.

– Я выполнила приказ, господин.

Кузнецов обернулся. Саури действительно была одета. Но как! Больше всего её наряд напоминал платья танцовщиц халифата, исполняющих танец живота. Отдельный лиф, обнажающий большую часть груди, расшитый драгоценными камнями, длинная ниспадающая юбка до середины щиколоток, состоящая из чередующихся между собой разноцветных, опять же прозрачных газовых полос ткани. Сашка поморщился, на что саури испуганно втянула голову в плечи.

– Не пойдёт.

Внезапно ему в голову пришла мысль, впрочем тут же отброшенная. Это будет слишком явно. Нет. Да и зачем ему эта саури? Достаточно того, что он спас её от смерти и пустит по миру её клан. Лучше избавиться от неё. Раз и навсегда.

– Иди за мной.

Шурха послушно поплелась следом. К выходу из тиба.

– Можешь возвращаться к себе.

– Но… – Девушка бросила полный ужаса взгляд на жилую галерею, где молча застыла Айили.

– Я старший рода, если ты помнишь.

– Тогда… Что мне делать, господин?

– Я освобождаю тебя от рабства, но не смей трогать ас Кеури. Если она ещё раз пожалуется нам или я просто узнаю об этом, поверь, то, что с тобой случилось сегодня, покажется тебе райским наслаждением, аль Сабира, по сравнению с тем, что будет твоим наказанием.

– Как пожелаете, господин…

Саури торопливо набросила на голову плотную накидку, скрывающую всё тело, и, как только двери открылись, исчезла в темноте аллеи. Уличного освещения в кампусе Чемье, как и ожидалось, не было… Вообще Александр никак не мог понять, почему этот университет считался среди саури самым престижным? Почему? Пока всё, что он слышал и видел здесь, напоминало ему один затянувшийся фарс. Причём крайне дурного пошиба. Учащимся преподавали в самых настоящих сараях. Жили они буквально в хлевах, где кроме холодной воды не было ни энергии для использования бытовых приборов, ни нормальных санузлов, ни ванн. Он представил, каково будет в тибах и аудиториях через три месяца, когда наступит зима, которая здесь, кстати, была довольно суровой по меркам саури. Морозы могли достигать минус десяти – двенадцати градусов по Цельсию, если верить имеющимся данным.

– Зачем ты её освободил? – выросла перед ним злющая, словно голодный партократ, лишённый порции риса, аури.

Сашка махнул рукой:

– Ну не нравится она мне! Вот и всё! Не мой типаж! Та же Ирнай куда красивее! Если уж ты так озабочена моим сексуальным состоянием, то не волнуйся. В отличие от тебя я отношусь к этому куда спокойней и могу себя полностью контролировать.

– Ты мужчина! – Аури опустила глаза. – И пока я не определилась насчёт тебя, то если в твоей постели будет другая женщина, мне будет гораздо спокойнее. Потому что я буду знать, что у тебя не возникнет желания ко мне раньше времени.

– Так! Слушай, – не выдержал Кузнецов, взорвавшись. – Если ты считаешь, что в один прекрасный день от приступа спермотоксикоза я полезу к тебе, мелкая, то сильно ошибаешься! Даже не можешь себе представить, насколько сильно!!!

– Вероятно, ты считаешь, что сможешь удержать себя, когда у меня наступят особые дни, но лучше тебе до их наступления всё-таки завести партнёршу в постели! – вспылила аури не меньше Александра, свирепо глядя на него.

– Стоп. Что за «особые дни»?

Айили покраснела так густо, что парень заволновался за её состояние. Отвернувшись, девушка неохотно пояснила:

– В дни, когда женщины моего вида могут зачать дитя, наши тела выделяют особые ферромоны, почувствовав которые все самцы теряют голову, желая оплодотворить нас. Впрочем, мы тоже безотказны в это время… В том самом смысле… И результаты таких беспорядочных сношений зачастую трагичны. Поэтому в период созревания нас, юных девушек, стараются подальше спрятать от самцов, чтобы не произошло несчастного случая. А учитывая, к какому дому я принадлежу…

– Понятно. Извини, сорвался. Я просто не знал этой особенности аури…

– О ней вообще мало кто знает из чужих народов… – Краска на лице аури стала совсем багровой.

– Хорошо. Скажешь, когда у тебя начнутся эти самые особые дни. Что-нибудь придумаю. В конце концов, наша медицина на высоте. Приму успокоительное, а там меня хоть пили – ничего не почувствую.

– Айе, какое чудесное средство! – Девушка радостно всплеснула руками. Но тут же вновь стала озабоченной. – Завтра хочешь драться с первым мечом Чемье?

– Да не особо мне хочется его убивать. Но другого выхода не вижу. Иначе скоро каждая жаба в этом болоте будет считать себя обязанной бросить мне вызов.

– Может, просто искалечить? – задумчиво протянула аури.

– А поможет? Сомневаюсь…

– Аль Уири не такой высокий клан, как те, что удостоили нас, ничтожных, своим вниманием. Но пользуется определённым авторитетом среди них.

– Специализацию клана знаешь?

– Естественно, – удивилась аури. – Медицинские препараты военного и гражданского назначения.

Александр скривился:

– Так вот кто гробил раненых во время войны! Нет. Всё-таки я его убью.

Айили пожала плечами:

– Как знаешь, Алекс.

…Аудитория, где занимались студенты выпускного курса Чемье, замерла от неожиданности: с первым ударом колокола, означающим окончание первой лекции, на пороге выросли две фигуры, одним своим видом внушившие страх. Человек и аури. Нет, студенты, конечно, знали, что впервые за всю историю существования университета в его стенах появились другие разумные, кроме саури. Но столкнуться лицом к лицу… Что им надо? И вообще, как осмелились учащиеся низшего курса явиться к старшим?! Проявление подобного неуважения…

– Тарх аль Уири, – прозвучал в тишине негромкий голос человека. – Ты оскорбил меня. Я желаю смыть обиду твоей кровью и жду тебя после последнего часа лекций на Арене справедливости.

К чести саури, тот ответил:

– Надеюсь, ты знаешь правила?

– Выбор поединка я оставляю тебе и заранее согласен на любой способ. Моё оружие – меч.

– Да будет так. После пятого часа мы встретимся на арене. Моё оружие – меч.

Человек слегка склонил голову, выражая удовлетворение ответом. Затем перевёл взгляд на замершую неподвижно саури, прижавшую руки к груди в сильном волнении. На миг его лицо дрогнуло, словно он увидел что-то невероятное, но тут же снова прежним, суровым тоном произнёс:

– Суара иль Орри. Ты вступилась за меня против моей воли, тем самым унизив моё достоинство. Обычаи моего народа запрещают вызывать женщин на поединок, но твой поступок не останется безнаказанным. – Его губы дрогнули, и человек извлёк сложенный лист, положил его на кафедру. – Здесь условие задачи. Если ты решишь её в течение суток, то можешь воспользоваться правом хаар в отношении меня. Если нет – я требую хаар от тебя. Согласна ли ты?

Саури гордо выпрямилась:

– Слово услышано. Но если я буду решать это задание, то ты станешь пребывать в предвкушении победы. Вдруг задача не имеет ответа? Поэтому… – Словно заранее зная, что произойдёт сегодня, саури также извлекла на свет листок, густо покрытый крючковатыми письменами. – Вот моя задача.

Александр слегка поклонился:

– Достойный ответ. Позволь…

Саури быстро передали лист с задачей по цепочке, и через несколько мгновений условие оказалось в руках человека. Все напряглись, а тот спокойно развернул лист, пробежал его глазами и усмехнулся:

– Твоя вина в отношении меня значительно выросла, саури. Поскольку эта задача рассчитана на слаборазвитых детей. Ответ на неё – ноль целых два десятых карха каждый час.

– Что?! Откуда ты… Как?!

– Я поставил условие, Суара иль Орри. Ты выдвинула своё. Оно исполнено. У тебя сутки. Да будут свидетелями все, кто слышал нас.

Снова короткий поклон человека, и пара из аури и имперца исчезла из аудитории.

Высокородная иль Орри стояла словно поражённая молнией, жадно глотая воздух и серея на глазах, – кажется, до неё дошло, с кем она вздумала связаться. Тарх аль Уири же, напротив, был весел – этот юноша считал, что победа уже его. Убить проклятого урода! Самым жестоким способом! Чтобы впредь ничтожные людишки не смели осквернять стены благородного Чемье!

Глава 9

За всю историю существования университета Арена справедливости не собирала столько зрителей. Учащиеся в Чемье студенты плотной стеной окружили место схватки, едва со скоростью молнии среди них разнеслась весть о поединке первого клинка заведения с человеком. Многие делали ставки на его исход, ещё больше просто гадали, сколько времени понадобится аль Уири разделаться с презренным терра хомо. Саури сгрудились на стороне соотечественника. На половине Александра застыли всего три одинокие фигуры – Айили, ас Кеури и… к всеобщему удивлению, в том числе и самого участника поединка, шурха клана аль Сабира, что вызвало всеобщий ропот. Позиции этой саури в негласном рейтинге положения социальной лестницы университета стремительно опускались к нулю.

Александр усмехнулся, когда гибкая фигура его противника перемахнула через выставленное ограждение и не спеша, поигрывая узким прямым мечом, двинулась к центру. Саури остановился на положенном месте, потом коротким движением стряхнул ножны, обнажая тускло блестевшее лезвие клинка из монокристалла.

– Я скоро, девочки, – улыбнулся Сашка всем троим, чуть задержав взгляд на прижавшей кулачки к высокой груди шурхе, и подмигнул ей.

Саури посерела, что означало сильные эмоции.

Человек спокойно двинулся к центру. Тарх был одет в облегающие брюки и свободную короткую безрукавку, открывающую сильные руки, меч он отставил чуть в сторону. Александр приблизился и остановился – обнажать оружие он пока не спешил. Успеется. Между ними встал сам ректор. Взглянул на одного, потом на другого участника поединка. Сделал специальный жест глашатая, призывая всех к вниманию. Стоявший вокруг тихий гул перешёптывающихся зрителей стих в мгновение ока.

– Человек Александр Кузнецов посчитал себя оскорблённым, поскольку Тарх аль Уири использовал его имя без разрешения, поэтому вызвал обидчика на поединок чести. Благородный ююти принял вызов, и как вызываемая сторона вправе выбрать вид поединка.

– До смерти! – торопливо выдохнул тот.

Александр кивнул:

– До смерти.

Ректор чуть посерел, но продолжил ритуал:

– Поскольку оба участника пришли к общему мнению насчёт условий, то моя часть, как судьи, пока завершена. – Пожилой саури отступил к ограде и оттуда, давая команду к началу поединка, выдохнул: – Анд!

Саури напрягся, но человек вдруг резким движением встряхнул своё оружие, освобождая его от ножен, и все собравшиеся изумлённо загомонили, тыкая пальцами в угольно-чёрный клинок. Александр слегка выдвинул вперёд левую ногу, приседая на неё и поднимая чуть изогнутый меч перед собой, держа его обеими руками. Саури немного насторожился – человеческие приёмы работы с холодным оружием были ему незнакомы. Так что необдуманно рисковать не стоило. Да и материал, из которого было изготовлено оружие презренного, совершенно неизвестен. Кто знает, на что оно способно?

Тарх начал описывать небольшой круг, время от времени вращая в руке меч. Впрочем, довольно спокойно. Толпа вновь загудела, такая осторожность была неожиданной для первого меча, обычно стремившегося сразу нанести удар противнику. Человек вдруг сделал шаг назад, отводя оружие за спину, опять же обеими руками. Тарх резко присел, выбрасывая меч вперёд, но тут же получил удар по острию. Но… тупой стороной человеческого клинка. Оружие саури отбросило вверх, а человек дёрнул щекой в непонятной зрителям эмоции. Тарх снова начал перемещаться, плавно, текучими движениями, но человек вдруг стремительно присел и подобрал ножны. Затем, не отрывая глаз от противника, воткнул их в специальные кольца на поясе. То, что последовало потом, вызвало шок среди всех саури. Он просто вставил меч назад и замер в спокойной позе, правда чуть подав правое плечо вперёд и немного наклонившись в сторону своего противника, держа левую руку на поясе, а правую не снимая с рукояти убранного оружия.

– Это тебя не спасёт, ничтожество! – выдохнул Тарх, обрадованный неожиданной глупостью своего врага. Любой мечник знает, что меч в ножнах – лишние мгновения удачи для противника.

Он мгновенно прыгнул вперёд, выбрасывая меч, и… Почему-то земля вдруг прыгнула саури навстречу, а глаза увидели багровое небо в быстро сгущающейся красноте… Александр коротким резким движением стряхнул с клинка кровь убитого, снова вогнал его на место. Коротко поклонился мёртвому противнику и в гробовой тишине, спустя миг сменившейся возмущённым рёвом толпы, пошёл назад.

– Ты это… Как?! – Айили с открытым ртом застыла у ограды.

Молодой человек перемахнул через низкие перильца, забрал у неё свою куртку, снятую перед боем.

Парень с пренебрежением взглянул на практически располовиненное тело разумного в луже крови.

– Придурок, никогда не дравшийся всерьёз и возомнивший себя богом. А это – искусство быстрого обнажения меча. Меня не учили драться красиво. Меня учили убивать одним ударом. Извлёк меч и сразу ударил. Без пауз, без раздумий. Коротко и ясно. – Александр сделал короткую паузу, потом продолжил: – У аль Уири не было шансов. Вообще. Да и, пожалуй, у любого из здесь присутствующих, потому что меня учили воины, выжившие на поле боя, а не учителя…

Александр не кривил душой. Всё было так, как он говорил… Между тем ректор-судья словно очнулся от шока и торопливо подошёл к убитому. Нагнулся, зачем-то потрогал жилку на виске Тарха. Хотя любому было ясно при первом же взгляде на него – это мертвец. Саури вскинул руку:

– Поединок окончен. Честь восстановлена. Нарушений не было. Клан аль Уири не может иметь никаких претензий к клану Кузнецова и к нему самому.

Александр взглянул на троицу девушек:

– Вроде всё на сегодня. Идём домой? – И первым зашагал прочь с арены.

Перед своей калиткой распрощался с двумя саури, пропуская вперёд Айили. Оказавшись дома, аури прорвало:

– Как ты это сделал?!

Кузнецов скривился:

– Сделал, сама видела. Теперь можешь быть спокойна – если что, то я смогу тебя защитить.

– Разумеется! Если раньше на меня нет-нет да нападали сомнения, но после сегодняшнего… – Восхищённо цокнула языком и устремилась наверх…

После обеда время пролетело опять незаметно – Александр отлаживал программу для логгера. Скорее бы выходной! Юала успела шепнуть, что их глава будет послезавтра и заинтересован, почему его вдруг вызвали для приватного разговора с человеком. Сама саури не стала ни на что намекать, но постаралась, чтобы глава появился как можно скорее. Так что очень скоро…

Писк вызова оторвал Александра от голосферы, в которой он правил последние штрихи кода. Опять гости? Да сколько можно?! Погасил монитор, зашагал вниз. Ирнай? Шурха? Ас Кеури? С каждым днём всё больше знакомых.

– Иногда бесцеремонность начинает утомлять, – пробормотал он, застывая перед дверью, прежде чем открыть её. Впрочем, сканер показывал, что гость без оружия. Саури, естественно.

Александр открыл створки, хмурым взглядом окидывая идеальную фигурку. Тут же ему в грудь упёрся тонкий пальчик, и мягкий голос обвиняющим тоном произнёс:

– Ты – лжец, человек! Твоя задача не имеет решения!

Суара иль Орри?! Собственной персоной. Сашка вздохнул – как они достали… Отступил на шаг:

– Заходи. Разберёмся. Но я не лжец.

Саури подалась назад, немного испуганно произнесла:

– Но я не одна…

– Привет, Аалейк! – помахала из-за её спины Ирнай, улыбаясь во весь рот.

– О, добрый вечер! Тебя опять используют?

– Сегодня – как посредника. – Заулыбалась ещё шире. – Знаешь, эта роль, оказывается, очень выгодна!

– Да?

Внезапно иль Орри взорвалась:

– Может, будете кокетничать наедине? Ты – лжец, человек, и используешь нечестные методы!

– Хватит стоять на пороге. Заходите. Сказал же – разберёмся. – И улыбнулся Ирнай: – Ты уже в курсе. Поэтому, если что, – поможешь?

Саури довольно кивнула. Вторая подозрительно спросила:

– Вы о чём? – тем не менее храбро входя в коридор. Едва оказавшись внутри, поражённо воскликнула: – Айе, что это?! – Но, получив от подруги ощутимый тычок в бок, взяла себя в руки.

Ирнай, приведя Суару в себя, подхватила её под руку и потащила за уже идущим к лестнице Александром, непрерывно щебеча:

– Да, Аалейк, быть посредником, когда дело касается тебя, очень выгодно! Во-первых, знаешь, что ты всегда прав. Во-вторых, хоть краем глаза можно увидеть, как живут на Империи. В-третьих, узнать что-то новое и невероятное! Ну и в-четвёртых, будет шанс попробовать кофе.

– Обязательно будет. Только другой сорт. Вчерашний мне не очень понравился, – откликнулся Сашка, открывая двери в кабинет.

Ирнай втолкнула в него упёршуюся было подругу и торопливо стала стаскивать с себя уличное эере.

– Ты что делаешь?! – охнула вторая саури.

Парень тоже на мгновение растерялся – на снявшей верхнюю одежду девушке было… Да ничего особенного. Обычное имперское платье. Человеческое платье. До середины красивых ног, с вырезом, достаточным, чтобы оценить совершенную форму груди…

– А что такого? – состроила невинную рожицу Ирнай. – В конце концов, мы в гостях у человека. Почему бы не проявить уважение, явившись к нему в одежде его родины?

– Ну знаешь!!! – Суара готова была зашипеть от злости.

Но Александр уже выдвинул из-за стола два стула и взмахом руки вызвал голографическую учебную доску. Быстро набрал условие заданной им задачи на сенсорной клавиатуре и только тут понял, что обе саури застыли столбом. Потом Ирнай осторожненько показала на вспыхнувшее в воздухе изображение:

– Это что?

– Это? – Человек не на шутку был удивлён. – Доска. Нечто вроде вашей грифельной в аудиториях. А что? Дёшево и удобно. Ни мыть, ни стирать. Выключил – и всё.

– Упс. – Обе девушки синхронно сглотнули.

Суара опасливо огляделась, рассматривая невиданную прежде обстановку:

– А где аури?

Сашка махнул рукой:

– Моется на ночь. Нравится ей ванна.

– В… Ик! В… Ик! Ванна?! В смысле – купальня?!

– Ну да. А что? Там гидромассаж, подогрев, пузырьковое омывание, ну, как обычно…

– Ик.

Саури, кажется, собирались грохнуться в обморок…

– Я не верю. Это невозможно, – опустив голову, произнесла иль Орри и снова получила тычок в бок от Ирнай.

– Тебе мало?!

– Айе…

– Ладно, девочки. – Александр хитро прищурился. – Итак, меня, бедного и несчастного человека, снова обижают, утверждая, что я дал задачу, не имеющую решения. Хотя… – Его взгляд упёрся в нервно мнущую на коленях ткань фаири девушку. – Я, кажется, не дал ни малейшего повода думать о себе так плохо и подтвердил свой уровень знаний, дав ответ на лемму Петрова.

– Лемма Петрова? – Русская фамилия далась саури на удивление легко.

Молодой человек согласно кивнул:

– Да. Эта задача у нас зовётся именно так и относится к уровню общеобразовательной… – Осёкся. Ни в коем случае!!! Если саури узнают, что курс их универа соответствует шестому классу русской средней школы… Подобного унижения не простит никто! Резко переменил тему: – Задача же, которую я задал уважаемой высокой, называется у нас парадоксом чёрной пятницы. Одним из величайших кризисов в истории человечества. – Он посмотрел на Суару. – Вы пытались начать решать?

Та кивнула:

– Разумеется. Вначале сама. Потом позвала подруг, дальше к нам присоединилась сама профессор… – Осеклась, но Александр улыбался, и она решилась: – Но у нас ничего не вышло… И профессор аль Зархак сказала, что данная задача нерешаема в принципе… Вот я и посчитала, что ты, человек, жульничаешь.

– Давай свои бумаги. – Александр требовательно протянул к ней руку.

Саури послушно вложила в неё увесистую стопку листов.

– Рассортировано?

Последовал уверенный кивок. И тут в кабинет вошла одетая в пушистый короткий халат Айили, вытирающая полотенцем свои длинные волосы. На миг замерла, но тут же съехидничала:

– Как обычно, Алекс. Смотрю, ты начинаешь пользоваться успехом среди противоположного пола, – кивнула в сторону одетой в имперское платье Ирнай, не переставая вытирать влажные волосы. – Вам опять кофе?

– Да. И чего-нибудь сладкого.

– Угу, – буркнула под нос и вышла.

– Это правда… – прошептала поражённая до глубины души увиденным ар Харра. Но тут же нетерпеливо заёрзала, в ожидании обещанного напитка, а Суара следила за тем, как человек спокойно раскладывает её драгоценные записи по поверхности стола.

– Что ты делаешь?! – возмущённая, спросила она.

Вместо ответа, Александр показал на светящуюся в воздухе доску, на которой появились увеличенные символы, написанные на листках:

– Просто проецирую их сюда. Так будет удобнее. И можешь не волноваться. Верну всё в целости и сохранности… Итак, по поводу решения задачи…

– Кофе, Алекс.

– Угу, – кивнул он Айили, за которой цокал сервис-кибер с подносом в манипуляторах.

– Айе! – Суара даже подскочила, высоко подобрав ноги на стуле. – Это что?!

– Кибер, – с чувством лёгкого превосходства объяснила ей подруга. – На Империи обычная вещь. Заменяет всех слуг. Я права, Аалейк?

– Права, права, – проворчал тот – постоянные гости начинали, честно говоря, утомлять. Ничего, скоро всё закончится… – Итак, задача чёрной пятницы, вопреки утверждению профессора аль Зархак…

Дзинь!

– Мать! – сорвалось с его губ, потому что это был сигнал о прибытии очередного гостя. Точнее, гостьи.

Вспыхнуло изображение визитёра, и обе находившиеся у него в гостях саури вдруг вытянули шею и одновременно выдохнули:

– Профессор аль Зархак! Не может быть!

– Вот вам и подтверждение моей правоты, девочки.

Кузнецов направился к входу встречать гостью. И на этот раз тщательно скрывая удовольствие от визита. Потому что названным профессором была та самая красавица саури, которая вела у них занятия второго часа в первый день учёбы в Чемье…

– Проходите, профессор. Вы как раз вовремя.

– Вовремя? – удивилась та.

– Вы же по поводу моей задачи?

На красивое личико легла почти тут же исчезнувшая тень.

– Я очень сомневаюсь, что ваше задание моей студентке имеет логический ответ. Поэтому и пришла к вам, чтобы договориться о снятии ваших претензий к Суаре иль Орри. Вам мало того, что вы сегодня убили Тарха…

– Он сам нарвался, – парировал Александр. – Но прошу войти в мой дом. В данный момент я как раз рассказываю вашим студенткам решение этой задачи…

Он ухватил молодую женщину за руку и потащил за собой. Та попыталась упереться, но… Увы, справиться с человеком у неё явно недоставало сил. А зародившийся в её горле крик о помощи оборвался, как только на галерее появилась аури. Втолкнув педагога в кабинет, человек подошёл к призрачной доске, парящей в воздухе:

– Надеюсь, я могу продолжить, высокие?

Профессорша испуганно огляделась, но немного успокоилась, увидев двух студенток, впрочем, поражённо хлопнула ресницами, оценив наряд Ирнай. Даже слегка вздохнула, завистливо, как показалось Александру. Повела прямым точёным носиком, сразу уловив аромат кофе, и человек со вздохом протянул даме свою чашку:

– Угощайтесь, профессор. Мне всё равно будет не до него. – Он подошёл к доске, взял в руки специальную указку. – Итак, перед нами классическая задача чёрной пятницы, где рассматриваются процессы, приведшие к экономической катастрофе в одной из самых мощных стран Земли…

…Саури зачарованно слушали импровизированную лекцию. Наконец Александр поставил последнюю точку в решении и выдал окончательный результат.

– Это просто невероятно! – первой отреагировала аль Зархак, буквально спрыгнув со стула, и, подбежав к доске, ткнула в одну из формул: – Девочки! Вы посмотрите, какая завершённость! Какое изящество! Как легко и понятно! У вас талант, человек! Объяснить так доходчиво столь невероятно сложное условие! Вы поняли, девочки, почему, на наш взгляд, задача была нерешаемой? – триумфально задала вопрос женщина, торжествующе окинув взглядом студенток.

Те синхронно отрицательно качнули головой.

– В кланах нет конкуренции! Каждый из них занимается конкретной областью экономики, добиваясь наивысших результатов в своей, узкой области! А экономика людей куда более сложна и, несмотря на кажущееся бесцельное разбазаривание ресурсов, тем не менее демонстрирует невероятную прочность и эффективность!

Сашка ударил в ладоши, что заставило аль Зархак очнуться от эйфории.

– Браво, высокая! Вижу, что звание профессора экономики вы получили заслуженно! С ходу назвав основное отличие наших моделей хозяйственных отношений внутри сообществ.

Та очаровательно засерела, что означало покраснеть. Александр продолжил:

– Надеюсь, профессор, вы подтвердите перед всеми, что задача имела решение, но высокая Суара иль Орри не смогла решить?

– Разумеется. Без всяких сомнений. Ведь мы все трое видели это своими глазами…

– Четверо, – подала голос забытая всеми Айили, привычно спрятавшаяся за ударной установкой у стены.

– Айе, верно. Простите, могучая… Именно – четверо. А в чём, собственно, проблема? – насторожилась профессор.

– Хаар, – вместо Александра ответила Ирнай. И разъяснила: – Высокая иль Орри проиграла Аалейку право хаар. Теперь он имеет потребовать от Суары всё, что ему заблагорассудится…

– О, тёмные боги… Какое безрассудство, девушка!

Та, о ком шла речь, опустила голову:

– Я признаю проигрыш, человек… Право хаар твоё. Чего ты желаешь от меня?

Человек усмехнулся, а профессор вздрогнула, так как отчего-то победитель спора смотрел на неё.

– Да ничего страшного. Просто откажись от хаара в отношении Ирнай аль Харра.

Саури стиснула кулачки.

– Я не могу…

– Почему? – удивилась профессор.

– Я его уже использовала…

– Что?! – не меньше всех присутствующих удивился Александр.

Саури кивнули.

– Она потребовала мою человеческую самописку, – уныло ответила Ирнай.

Звонкий смех Айили был неожиданным. Аури буквально скорчилась за барабанами, схватившись за живот:

– Боги! Какие же вы дети! Хи-хи-хи!

Александр тоже улыбнулся, затем выдвинул ящик стола и высыпал горсть самописок на стол:

– Такую?

– Д-да… – буквально прорыдала аль Харра.

– Ну попросила бы у меня. Жалко, что ли?

– Человек! – Профессор буквально налетела на него коршуном, уперев руки в бока. – Попросить о чём-либо! Человека! Вы думаете, что говорите?! Одно дело – знание! Оно нематериально, хотя куда более ценно, чем любая вещь! Но взять что-либо в подарок! Ведь надо будет отдать что-нибудь взамен! А что, по-вашему, потребует человек?

– Данный человек не потребует ничего подобного. – Сашка отступил от разъярённой саури. Потом негромко закончил фразу: – Хотя вы бы, профессор, будь у меня право хаар в отношении вас, так легко бы не отделались. – И, многозначительно поиграв бровями, пробежал глазами по аппетитным формам красавицы.

Та резко подалась назад, но всё же взяла себя в руки, удержавшись от выпада в его сторону. Хотя и аури, покатывающаяся со смеху, сдерживала её своим присутствием.

– Но право хаар остаётся… Чего же ты хочешь, человек? – напомнила о себе Суара, по-прежнему теребя своё фаири.

– Ах да… Отказаться от него, как понимаю, я не могу? Чего бы мне захотеть от высокой иль Орри? Айили, может, ты что мне подскажешь? – Он, нагнетая обстановку, обернулся к аури, начинающей помаленьку успокаиваться, но вдруг триумфально усмехнулся, отчего по спине гостий пробежал холодок. – Скажу честно, уважаемые дамы, больше всего повезло Ирнай. Она уже выполнила свою часть того, что я намеревался потребовать от уважаемой Суары…

Саури сжалась, а Сашка триумфально закончил:

– Высокая, по праву хаар моё желание будет таким: вам вновь быть гостями в этом тибе через восемь дней, во второй выходной месяца захри. Но в человеческой одежде. Хаар оглашён. Слово сказано. – Он чуть наклонил голову в сторону замершей с открытым ртом профессорши. – Я думаю, в платье для коктейлей вы будете выглядеть потрясающе, высокая… Суара иль Орри, ваше слово.

– Хаар принят. Через восемь дней. Во второй выходной месяца захри. В человеческой одежде…

– И профессор аль Зархак должна быть в платье для коктейля. Это главное условие. А какими путями вы добьётесь этого, меня не волнует. – Сашка подмигнул стремительно заливающейся краской старшей из саури…

Когда за ними закрылась дверь, он устало зевнул. Ещё завтра. Потом выходной и встреча с главой ас Кеури. Может, следующая неделя будет свободнее? Помечтаем… Поднялся наверх, прошёл на кухню. Наконец-то смог сделать глоток кофе.

– Ну и зачем тебе аль Зархак? Она старше тебя на десять лет! Не мог выбрать ровесницу? – Айили прислонилась к косяку, глядя на него своими невозможными глазами.

Кузнецов устало прищурился:

– Что бы ты понимала: одно дело – опытная женщина в постели, другое – пугливая, неумелая ровесница.

Аури расплылась в ехидной улыбке:

– Ты думаешь, будет разница? Глубоко ошибаешься! У профессора опыта ровно столько, сколько у её студенток, поверь! Саури, как и мы, вступаем в такие отношения лишь после замужества. Аль Зархак невинна, как новорождённый ребёнок, в этом смысле, Алекс! Так что ты просчитался, великий гений экономических наук. Лучше скажи, откуда ты так хорошо знаешь всё, относящееся к экономике вообще? Специализированное заведение? Мне вообще-то говорили, что ты военный.

– Так и есть, – кивнул человек и ухмыльнулся. – Просто то, что преподают в Чемье, на Империи изучают в начальной школе.

– Ты это серьёзно?! – Потрясение аури было невероятным.

– Да. Предпоследний класс начальной школы. Слово офицера. Меня вообще убивает всё, что я вижу в великом хвалёном Чемье. Его репутация слишком раздута.

– Айе… Мама была права, утверждая, что мне здесь не чего делать… Хотя теперь из-за твоих слов не уверена, что смогу потянуть программу земного учебного заведения…

Александр кивнул. Но не из чувства превосходства, а просто констатируя реальный факт. Он успел убедиться, что по преподаванию знаний имперская школа не имела себе равных.

Глава 10

Довольно молодой для главы клана саури трясущимися руками принял протянутый ему кристалл с данными и, не веря услышанному, переспросил:

– Это точно?

Александр кивнул. Он был совершенно уверен, потому что по его просьбе сделанные им выводы успели на Империи проверить – иногда быть родственником владыки выгодно – и полностью подтвердили.

– Да, высокий. Здесь рецептура метасплавов аль Сабира. Причём улучшенная по сравнению с оригиналом. Никаких вредных для окружающей среды выбросов, никаких последствий для работающих. Ваши верфи могут спокойно использовать эти данные для своих нужд.

– Но у нас могут возникнуть трения с этим кланом! Позволят ли они применять свои технологии посторонним?!

– Общим является только состав. И то не полностью. Кроме того, сама технология различается, и довольно значительно. Так что доказать вашу причастность к незаконному использованию метасплавов аль Сабира практически невозможно. Новые сплавы обладают гораздо лучшими свойствами, чем изначальные, легче поддаются обработке, они прочнее, ну и многие другие полезные свойства. Убедитесь сами.

Саури кивал на каждое слово, произнесённое человеком. Когда тот закончил, задал волнующий его вопрос:

– Но вам какая выгода от этого, человек?

«Ого, уже на «вы»? Неплохо…» – подумал Сашка.

– Скажем так, член этого клана нанёс мне оскорбление. И довольно серьёзное. А у нас на Империи принято, что ни одна обида не остаётся безнаказанной. Поэтому я решил вам помочь. Ваша часть моей мести будет в освоении нового вида брони для обшивки кораблей. Моя доля – биржа.

– Вы хотите разорить аль Сабира?! – с неким благоговейным ужасом произнёс глава ас Кеури.

Александр кивнул:

– Да, именно так.

– Но у вас могут быть проблемы…

– Не думаю. Вычислить меня довольно сложно. Единственное слабое место – вы. Но у меня есть рычаг воздействия на ваш клан.

– Юала?

Человек снова кивнул.

– В моих силах пустить затраты на её обучение по ветру. А они, как я понимаю, весьма существенны для вашего клана. Так что в наших общих интересах молчать, глава. Тем более что сотрудничество со мной, как вы убедились, весьма выгодно для вас.

– Это верно… – протянул саури, вертя в руках кристалл. – Но столь роскошный подарок… Фактически вы даёте моему клану подняться в Багряной книге кланов на высшие ступени! И просто так…

– Если вы, высокий, настаиваете на оплате…

– Даже требую. Мне будет гораздо спокойнее знать, что всё не за красивые глазки. Как у вас говорят, бесплатная пища только в смертельной ловушке?

– Нечто вроде. Бесплатный сыр – только в мышеловке, – улыбнулся Александр.

Саури тоже ответил улыбкой, но тут же вновь стал серьёзным. Словно решаясь на что-то невероятное, выдохнул:

– Если пожелаете, то Юала станет вашей…

– О нет! Не в обиду вам, высокий, но об этом не может быть и речи!

– Моя племянница некрасива?! – явно обиделся саури.

Пришлось срочно гасить возникшее напряжение.

– Что вы, высокий, девушка просто чудо! Я мало видел столь прекрасных саури, как она. Но дело в другом: я хочу мести! Мести аль Сабира за нанесённую мне обиду. И именно для этого наш разговор с вами. Воспользоваться для мести конкретной саури слабостью других недостойно для меня и моего рода. Поэтому не стоит ломать девушке жизнь. Поверьте, к окончанию срока моей учёбы вы сможете выдать Юалу за самых высокородных истинных. И каждый из них будет считать за счастье породниться с вами.

– Что стоит несчастье одной из клана ради его благополучия, человек? – Глава ас Кеури даже подался вперёд, сверля человека глазами.

Александр твёрдо выдержал суровый взгляд.

– В моём народе говорят так: ничто не стоит слезинки ребёнка, высокий. Сколько бы клан ни богател с моей помощью, не стоит ради этого приносить в жертву прекрасную девушку. Если уж вы не хотите принимать бесплатно мою помощь, пусть будет так: пять процентов от прибыли. Устроит?

– Нет.

Александр удивился – условие-то плёвое. Пожадничал? А ещё племяшку в постель предлагал…

– Десять процентов будет справедливой платой.

Ломаться человек не стал.

– Договорились. Десять процентов от прибыли. От чистой прибыли. С вычетом всех затрат и налогов.

– Да будет так, – удовлетворённо ответил саури, приложив руку к сердцу и поклонившись человеку.

Александр повторил его жест.

– Договор заключён.

– Договор заключён.

По очереди произнесли оба.

– Отныне ты, человек, желанный гость в клане ас Кеури в любое время.

– Благодарю за неслыханную щедрость, высокий. Ровно через неделю, в пятнадцатый день месяца захри, на бирже столичной планеты появится новый игрок по имени… – Он на мгновение задумался, потом произнёс: – Тень. Тогда и можете начинать действовать, глава. За эти дни вы успеете убедиться в верности моих слов и проверить данные, находящиеся на кристалле.

Саури кивнул, поднимаясь с сабейчхе:

– Да будет так.

– Да будет так.

Оба церемонно поклонились.

Человек вышел из неприметного тиба на окраинной улочке близлежащего городка. Через пару переулков сел в поджидающий его у обочины глайдер и поднял машину в воздух. Он был доволен – большая игра начинается…

– Ну как, удачно? – встретила его в тибе подпрыгивающая от нетерпения Айили.

Александр кивнул:

– Всё в порядке. Мы договорились. Сейчас ас Кеури проверит информацию и даст отмашку. Тогда я начну работать на бирже, а он запустит процесс производства новой корабельной обшивки.

Аури даже взвизгнула от удовольствия.

– Здорово! – На миг стала серьёзной. – Я тут пообщалась с мамой… Ты прости, рассказала ей кое-что… Только не волнуйся! От неё точно ничего не выплывет! – торопливо выпалила, увидев, как помрачнело лицо человека. – Мама тоже желает поучаствовать в этих играх! Она сказала, что понаблюдает, как у нас пойдут дела среди саури, и, если что, поможет деньгами. А ещё она готова подарить ас Кеури несколько проектов кораблей наших домов. Не слишком мощных, разумеется, и не слишком больших. У нас их уже сняли с производства. Но для серых даже они станут откровением светлых богов!

– Пусть не спешит. Игра займёт много времени, сама знаешь. Так что лучше твоей маме пока попридержать проекты. Когда ас Кеури начнут выдавливать аль Сабира с рынка, тогда и понадобится дать им что-то ещё, чтобы окончательно закрепить победу.

– Хорошо! Я передам. – Аури хлопнула в ладоши, затем заглянула в лицо Александру, озабоченно приложила ладошку к его лбу. – Айе, температуры нет, но выглядишь ты неважно. Иди лучше поешь да отдохни. Эти серокожие отродья ни одной ночи не дали тебе выспаться. Не стану тебя тревожить сама и не позволю никому другому.

– Спасибо, Айили. Ты читаешь мои мысли…

Сашка зевнул, прикрыв рот ладонью, и отправился наверх. Отдых был просто необходим: научные споры плюс переговоры с ас Кеури отняли слишком много сил. Так что Айили полностью права – ему нужно немного расслабиться…

К его радости, аури действительно дала возможность выспаться за выходной день, а дальше вновь началась учебная неделя. Примчавшаяся расследовать обстоятельства смерти Тарха на поединке комиссия не выдвинула ему ни малейших претензий. Все правила были соблюдены, и виновен оказался сам саури. Профессора молча смотрели, как человек щёлкает, словно орехи, самые трудные задачки, задаваемые ему, и чесали затылок, не зная, как поставить того на место и внушить почтение к их знаниям и сединам. Аль Зархак демонстративно игнорировала человека, когда ей приходилось читать лекции их группе, а встречаемая иногда на переменах Суара иль Орри выглядела подавленной и испуганной. О причине этого можно было лишь догадываться, но Александр подозревал, что условие насчёт профессора в платье для коктейля оказалось для саури невыполнимым. Впрочем, откровенно говоря, он уже жалел об этом и собирался обрадовать несчастную тем, что согласен отказаться от хаара. Но самое главное, что с начала следующей недели Сашка готовился начать воплощать свой план по разорению аль Сабира в жизнь.

Наконец настал последний день учебной недели, и, как он знал, сокращённый. Единственная лекция, затем домой. А вечером надо было ждать гостей. Хотя, судя по тому, как выглядела Суара, попавшаяся ему на выходе из учебного корпуса, визит если и будет, то либо в сокращённом составе, либо совсем не состоится. Но он, естественно, не станет жалеть ни в том, ни в другом случае… Айили всю дорогу до дома поддразнивала Сашку, но, перешагнув через порог тиба, сразу развила бурную деятельность к встрече гостей, выгнав молодого человека к себе. Пришлось послушаться. Ну и на всякий случай приготовить костюм. Вдруг саури всё же решатся прийти? Неожиданно для себя, Александр начал нервничать, уже жалея, что сморозил подобную глупость тогда. Что ему стоило пожелать что-нибудь другое? Не столь невыполнимое для иль Орри?

Писк вызова заставил его подняться и двинутся к лестнице. Внешняя дверь послушно открылась, пропуская две фигуры, закутанные в плащи. Значит, у Суары не получилось… Ну и Тьма с этой профессоршей! Девушки переступили порог, сбросили с головы капюшоны, затем расстегнули плащи, представ перед ним действительно в земных нарядах. Иль Орри, посерев, кое-как выдавила:

– Я не смогла…

– Ничего страшного, Суара. Здравствуй, Ирнай.

Та обрадованно кивнула. Саури была в довольно строгом брючном костюме, идеально сидевшем на ней. Иль Орри же… А вот она как раз оказалась в самом пресловутом блестящем платье для коктейля до середины бедра. Такой фривольный, по всем канонам саури, наряд, заставлял девушку заливаться краской стыда, и сделай Александр хоть малейший намёк на нескромность, саури с визгом выскочила бы на улицу.

При его появлении Суара вздрогнула – выглядел человек… потрясающе. Даже в непривычной человеческой одежде. Чёрный смокинг, белоснежная сорочка, узкий чёрный галстук и блестящие лаком узкие туфли. Всё изумительно шло ему, к тому же одежда обрисовывала сильный торс и могучие мышцы. Казалось бы, просто типичный качок, но эти мышцы явно не были дурным мясом, как имел возможность убедиться весь университет. Так что фигура человека пропорциональна и… красива. Хотя по канонам красоты саури излишне массивна. Но в то же время имперец может двигаться с грацией, невозможной для их знакомых, он стремителен и ловок, даже превзошёл ныне покойного аль Уири… А его желание… Почему он захотел увидеть их именно в человеческой одежде? Саури не понимала. Пусть на вид платья людей непристойны, но глубоко в душе девушке они нравились. И она была даже рада попытаться надеть и какое-то время поносить подобный наряд. Тем более что имелся законный повод…

– Прошу вас, дамы. Айили уже приготовила стол.

– Стол?! – удивлённо воскликнули обе саури.

Человек кивнул:

– Разумеется. Вы у меня в гостях, а по традициям Империи из дома хозяина ни один гость не должен уходить голодным.

– Но… Мы не можем принимать пищу вне своего клана…

Он с мягкой улыбкой, совершенно преобразившей его, чуть наклонил голову набок:

– Насколько я знаю, вы не можете принимать пищу, приготовленную руками члена другого клана, так?

– Д-да… – чуть заикнувшись от волнения, произнесла Ирнай.

– А если я скажу, что моего угощения не касались ничьи руки?

– Разве это возможно? – ахнула Суара, и румянец залил её щёки.

– Возможно, – послышался с галереи голос аури. – Ещё как возможно! Я могу поклясться честью Синего дома, что к тому, что сейчас находится на столе, не прикоснулись руки ни одного разумного.

Девчонки даже приоткрыли рот от изумления, а Александр мягко пояснил:

– Сервис-киберы. Синтезатор. Ни я, ни Айили не притронулись к готовке. Тем более что мы не принадлежим к кланам.

– Айе… – Ирнай схватилась за щёку. Потом улыбнулась, толкнув легонько подругу в бок. – А ведь Аалейк прав…

Суара потемнела. Александр же сделал приглашающий жест в сторону жилой галереи:

– Прошу, девушки. Всё давно готово.

…Вечер неожиданно удался. Скованные вначале саури, обомлевшие при виде неслыханно роскошного для них угощения, к концу вечера растаяли. Особенно когда Александр шепнул в длинное ушко Суары, что снимает условие по поводу профессора аль Зархак. И та окончательно расслабилась, счастливая, что всё обошлось. Они болтали, слушали человеческую музыку, которая невероятно понравилась обеим саури и одной аури. Хвала богам, что Айили хватило ума промолчать об умениях Александра. Наконец, уже поздно ночью, он проводил девушек до их тибов и вернулся к себе, встреченный весёлой от проведённого времени аури.

– Нагулялся?

Он кивнул. «Сестра» ухмыльнулась:

– А тебе тут письмо принесли.

– Мне? – Сашка был очень удивлён. – Ас Кеури?

– Не-а, – мотнула гривой пышных волос аури.

– Аль Сабира? Этой-то что надо?

Айили сжалилась, протягивая ему лист бумаги:

– Аль Зархак. Пришла, едва вы ушли из тиба. Мне логгер сказал, что она пряталась у улья ас Кеури. Сунула мне бумагу в руки и убежала. Не в прямом, естественно, смысле. Просто ушла с гордо поднятой головой.

– Да?

Кузнецов развернул послание. Пробежал глазами и, усмехнувшись, провозгласил вслух текст из одной фразы. После чего кратко высказался:

– Не дождёшься!

– Да? – усмехнулась аури. – Может, тебе помочь убедить её в обратном?

– Не стоит. – Его улыбка вдруг стала непонятной гримасой. Он вытащил из внутреннего кармана самописку, быстро написал короткую фразу, перечитал и высказался: – И не надо. – Аккуратно сложил записку.

– Ты…

– Ага. Не больно-то и хотелось, если честно.

Айили развела руками, перенятым у него жестом:

– Значит, ты просто хотел наказать Суару?

Молодой человек кивнул:

– Разумеется. Я вообще не люблю, когда на меня глядят свысока.

– Айе… Представляю разочарование и обиду аль Зархак, когда она получит ответ на своё послание. Знаешь, как сообщил логгер, она торчала возле тиба несколько часов, прячась от всех. Серьёзно! Дожидалась, когда уйдут девчонки, чтобы всучить мне эту записку. И вдруг выясняется, что всё затеяно совсем не из-за неё, а всего лишь для наказания одной излишне горделивой соплячки. Ха-ха-ха! – Но тут же Айили стала озабоченной. – Только как передать ответ?

– На лекции. С решением. Вот и всё.

– Действительно… – Айили поднесла руку к щеке и восхищённо выдохнула: – Умеешь же ты заводить себе врагов!

– Пхе, врагов… Разве это враги?! Настоящие враги совсем другие. А это… – Парень махнул рукой.

Но аури не отставала:

– И что? Тебе совсем никто из серых не нравится?

– Нет.

– А я?

– А ты ещё ребёнок. Подрастёшь – посмотрим. – И он легонько щёлкнул Айили по кончику носа…

…Утро для Александра началось со звонка в дверь тиба. Лениво пошевелившись, он спросил у логгера-управителя:

– Кто там?

– Юала ас Кеури.

– Впусти и проводи наверх, на кухню. Я сейчас буду.

Остатки сна слетели, словно унесённые торнадо. Александр почти мгновенно оделся, поспешил в ванную, буркнув попавшейся по пути девушке: «Я сейчас». Приведя себя в порядок, вошёл в кухню-студию. При его появлении саури торопливо вскочила со стула и низко поклонилась.

– Что-то срочное, юили?

Та снова поклонилась:

– Глава просто вне себя от радости благодаря полученным от вас, ююти человек, данным и просит передать, что вы можете приступать к своей части договора.

– Понял, спасибо. – Сашка, с трудом подавив зевок, взглянул на замершую девушку. – Составь мне компанию, Юала?

– Простите, ююти человек… Я вас не понимаю.

– Одному завтракать скучно.

Та залилась краской.

– А ваша…

– Айили? Спит, как обычно. Прижимать спальный помост к полу – её любимое занятие.

– И ничего я не сплю, – пробурчал сонный голос, и на пороге студии появилась аури в коротеньких шортах и маечке со спущенной с одного плечика бретелькой. Пышные волосы торчали во все стороны.

Александр улыбнулся:

– Умойся для начала.

– Угу, – буркнула та и попыталась развернуться, едва не упав на пол. Потом кое-как собралась и пошлёпала босыми ногами продолжать утренний туалет.

Юала удивлёнными глазами смотрела на опустевший проём, время от времени подрагивая длинными ушами, торчащими в разные стороны, что придавало ей забавный вид.

– Что? – не смог сдержать улыбку парень.

Девушка поёжилась:

– Наш самый великий кошмар со времён существования расы и такой… домашний…

– Да, действительно… Логгер, дай картинку.

Мажордом послушно зажёг голограмму в центре кухни, изображавшую только что заглянувшую к ним Айили. Оба присутствующих дружно улыбнулись. Затем человек взмахом руки погасил картинку.

– Ну так что, будешь завтракать?

Девушка отрицательно качнула головой, но Александр усмехнулся:

– Ты уже принимала у нас пищу. Вне клана. А мы – не члены клана. Так что запрет не нарушен.

Саури зачем-то оглянулась по сторонам и только тогда кивнула, застенчиво произнеся:

– У вас очень вкусно готовят, ююти человек…

После завтрака девушка ушла, а Сашка уселся за монитор – пора приступать к игре на бирже. Первым делом вышел на Империю, проверив состояние своего личного счёта. Использовать подарок дяди он не собирался. В конце концов, это его идея, поэтому и рисковать станет своими деньгами. Сумма оказалась с запасом. Даже с большим запасом. Набрав в грудь побольше воздуха, Александр решительно бросил пальцы на клавиатуру, безжалостно перебивая стандартную ставку аль Сабира…

– Вождь!

Глава клана аль Сабира удивлённо взглянул на до невозможности бледного саури, возникшего в его покоях. Чуть напрягся, вспомнил – этот отвечал за склады.

– Почему ты осмелился потревожить меня?!

Саури упал на колени, сгибаясь в позе покорности:

– Прости недостойного, вождь, и мою наглость, но произошедшее столь непонятно, что я решился потревожить твой покой!

– В чём дело?! – Глава начал медленно свирепеть.

Но выслушав торопливое бормотание старшего хранилищ, тоже медленно стал менять окраску – кто-то, скрывающий своё имя под псевдонимом, только что скупил все запасы терпия, ключевой добавки при производстве брони боевых кораблей. Причём буквально за полчаса до того, как брокеры аль Сабира должны были разместить заявки на его покупку. Сейчас для литейщиков клана невозможно добыть ни грамма присадки, потому что следующая партия груза сможет прибыть только через неделю, в то время как склады аль Сабира имеют запас всего лишь на три дня работы печей. Потом их придётся либо останавливать, что приведёт к гибели заложенных в них материалов и многомиллионным убыткам, либо искать в срочном порядке этого инкогнито и выкупать у того терпий по любой цене…

– Это не блеф? – задал главнейший для себя вопрос вождь клана, и все собравшиеся в круглом зале тиба саури дружно отрицательно мотнули головой.

Тут в помещение вбежал дежурный, размахивая листком бумаги:

– Великий! Мы получили сообщение!

– От кого?! – рявкнул саури.

Посланец склонился в поклоне:

– Это тот, кто скупил терпий, великий! Нам предлагают перекупить металл по цене… – И он дрожащим голосом назвал цифру.

В ошеломлённой тишине удар ладонью по помосту, на котором сидел вождь, прозвучал выстрелом.

– Никогда! Ни за что! Пусть он подавится, но аль Сабира не склонят голову перед наглецом! Кроме нас никто не купит этот терпий, и он может засунуть себе его в уши! Негодяй!

– Глава… – осторожно обратился к нему один из старейших клана, торопливо отводя взгляд от разъярённого саури.

– Что?! – дёрнулся вождь, будто укушенный змеёй.

– Но если мы остановим наши печи, то потеряем сырья на пятьсот миллионов кархов. Кроме того…

– Клановая казна легко перенесёт этот убыток. После выполнения последнего заказа вождя вождей…

– Вождь! Оплата за корабли поступит после их сдачи и приёмки заказчиком! А мы не сможем их изготовить, потому что у нас нет необходимого количества брони! Более того, неустойка за срыв заказа столь велика, что клан аль Сабира перестанет существовать вообще!

Вождь даже подскочил на своём помосте:

– Как?!

– Так! – неожиданно зло выпалил старейший, потеряв все признаки почтительности к своему главе. – Потому что, вождь, не стоило напиваться до потери сознания перед тем, как подписывать финансовые документы! Особенно с ар Хардатом! Всем известно, что этот смарш не гнушается ничем, чтобы добиться своей цели! – Старик резко поднялся, и вождь замер – у старейшего есть право потребовать общего сбора клана и инициировать его смещение! Неужели тот осмелится?! Но старейший спросил у посланца: – Есть что-то ещё от покупателя?

Тот кивнул.

– И что же?

– Цена будет расти каждый следующий день, старейший…

– На сколько?! – резко выкрикнул вождь.

И роковой ответ не заставил себя ждать:

– Он станет приписывать к сегодняшней цене один нолик каждые сутки…

– Увеличивать цену каждый день в десять раз?! Неслыханно! Невозможно!

Старейший хлопнул в ладоши, призывая членов собрания к вниманию. Шум резко оборвался, и старик заговорил:

– Я считаю, что нам надо принять условия неизвестного. Но только сейчас. Потому что у нас нет выхода. Нас ловко провели, высокие. Причём со всех сторон! Либо пятьсот миллионов кархов убытков от испорченного сырья плюс неустойка по заказу вождя вождей в сто пятнадцать миллиардов кархов…

Все загудели, переглядываясь. А старик продолжил:

– Либо мы переводим на счёт игрока миллиард кархов в течение двух часов. Из которых час уже потерян. Тогда терпий будет у нас в домнах.

– Платить! Платить! Немедленно оплатить!

Сломленный напором, вождь аль Сабира всё же кивнул. Старейший облегчённо вздохнул и снова заговорил, заставив остальных замолчать:

– Высокие, раз вопрос с терпием решён, то прошу послушать меня ещё немного, потому что ситуация в клане намного серьёзнее, чем нам кажется.

Снова воцарилась тишина, и старик продолжил, а вождь вновь напрягся.

– Итак, братья по клану, нас, как я уже сказал, провели, скупив так нужную нам сейчас присадку к броне, необходимой для исполнения заказа вождя вождей. Но! – Саури вскинул руку к куполу тиба. – Кто сообщил незнакомцу, сыгравшему против нас, что терпий необходим для производства метасплавов?

Тишина стала гробовой. Только сверкали взгляды подозрительно смотрящих друг на друга саури.

– Какой ничтожный посмел раскрыть тайну аль Сабира, которая сотни лет обеспечивала положение и благосостояние клана среди прочих?! Рецепт производства? Никто никогда, кроме нас, не покупал терпий у горняков! Потому что только нам известен секрет его использования при изготовлении корабельной брони! И где гарантии, что такая ситуация не повторится снова?

– Ты всё сказал, старейший?! – не выдержал вождь, догадавшись, к чему ведёт дело хитрый старик. Он поднялся со своего помоста главы клана. – Я не стану платить вымогателю ни единого карха.

– Что?!

Саури усмехнулся с видом полного превосходства:

– Вождь вождей не станет… Точнее, не посмеет тронуть наш клан. Ему не позволит это древность нашего клана! Но самое главное – кто станет поставлять корабли для флота? Ни один другой клан не может дать вождю вождей то, что даём мы! Его гордость и силу! Поэтому великий на словах, может, и поругает. Допустим, даже выразит мне лично, как главе, неудовольствие… – Он махнул рукой. – Переживу. Не страшно. Но наш клан будет продолжать существовать и набирать силу и гордо смотреть на прочих! – И уже не слушая робких попыток что-то ему сказать, вышел из круглой залы тиба, где проходило собрание.

…Двое саури встретились поздно ночью в верхней комнатке дома. Старейший и ещё один, чьё лицо было скрыто в тени накидки.

– Наш вождь окончательно потерял чувство реальности, привыкнув почивать на славе предков…

Собеседник старейшего кивнул и негромко добавил:

– Это верно. Вождь как-то забыл, что за последнее время великий образовал несколько других кланов, которые также строят космические корабли. Пусть и гражданские, но кто мешает вождю вождей дать им заказ на военные? Тем более что новички уже отладили производство и, пожалуй, смогут выполнить такой заказ, как тот, что дали нам и который мы срываем…

– Высокие! – В комнатку ворвался ещё один саури. Его руки тряслись, выдавая нешуточное волнение, глаза были вытаращены до предела: – Вождь вождей приказал металлургам не добавлять терпий в сплав, а продолжать процесс, игнорируя присадку из него!

– Что?! Он полный идиот! Разве можно быть таким тупым?! Металл… – Старейший не договорил – тиб взорвался топотом множества ног и гулом голосов. В отчаянии пожилой саури махнул рукой: – Не думал, что доживу до того, что увижу конец великого клана аль Сабира!

– Почему? – не выдержал скрывающий лицо собеседник и замер, осмысливая услышанное и серея на глазах.

– Да потому что, не получив добавки терпия в течение определённого времени, известного только мастерам, вся плавка почти мгновенно превращается в монолит, который невозможно извлечь из печей! И теперь мы лишаемся всех наших мощностей, создаваемых веками, поколениями, из-за полного отсутствия мозгов у одного из бездарных никчёмных потомков…

– А если мы скроем…

– Как?! Такую тайну не сохранить! И тем более заказ остаётся висеть над нами! Этот идиот похоронил наш клан навсегда!

– Тёмные боги… – прошептал его собеседник, бывший казначеем клана. – Пятьсот миллионов – сырьё. Сто пятнадцать миллиардов – неустойка. Пятьдесят миллионов – ежемесячное содержание клана и зарплаты специалистам. Сорок три миллиарда кархов – уже вложенные средства в заказ вождя вождей. И напоследок четыреста миллиардов кархов – уничтоженные средства производства… Ты прав, старейший, нам не подняться… Никогда. Теперь имя аль Сабира покрыто несмываемым позором, и в нас, членов этого клана, будут тыкать пальцами все встречные…

Глава 11

– Ты не рассчитывал на такое?! – Айили с удивлением смотрела на новостную ленту в сфере голоэкрана, где крючковатым шрифтом саури проплывало извещение о ликвидации клана аль Сабира, вычёркивании его из Багряной книги государства и ритуальной казни бывшего главы.

Александр был поражён последствиями своего поступка.

– Кажется, я очень серьёзно влип… Тут пишут… – он ткнул в монитор, – что сорван важнейший заказ вождя вождей на корабли для флота, чем вызвана столь жёсткая реакция…

Динь! Логгер доложил о визитёре, и Александр выругался:

– Вот теперь точно – всё!

Аури напряглась, но человек махнул рукой:

– Ничем ты не поможешь. Только усугубишь… – И пошёл вниз.

На пороге молча стояла Юала ас Кеури. При виде Александра на её лице появилась облегчённая улыбка.

– Хвала светлым богам, что я застала вас дома, ююти-человек.

– Да? Что-то срочное? А то я…

Девушка посмотрела по сторонам и торопливо прошмыгнула в тиб, показав знаком, что надо закрыть двери. Удивлённый, хозяин дома выполнил просьбу, и как только створки бронезаслонки стали на место, Юала склонилась перед ним в поклоне:

– Наш вождь желает встретиться с вами, ююти-человек. И очень срочно. Не откладывая. Я должна сопроводить вас.

– Всё так серьёзно?

Саури кивнула.

– Хорошо. Подожди меня пару минут. – И он поспешил переодеться.

– Ты куда? – вскинулась аури.

Александр кивнул в сторону тихо стоящей у входа и терпеливо ожидающей его саури:

– Не догадываешься?

– Ас Кеури?

Он молча кивнул, входя в свою комнату. Быстро сменил домашний наряд на тот, что носил на занятия, вышел, чтобы спуститься вниз, но его на мгновение в дверях остановила Айили, буквально впихнув в руки памятный кристалл:

– Тут то, о чём говорила я. На всякий случай.

– Спасибо. – И парень бегом спустился.

Вместе с саури вышел на улицу, обошёл тиб, помог девушке сесть в глайдер, устроился сам. Запустил двигатель, поднялся в воздух. Еле слышно урча мотором, аппарат начал плавно подниматься над кампусом.

– Куда лететь?

– За городок. К лавке торговца.

Сашка на миг удивлённо поднял брови, но спокойно тронулся с места.

За небольшим ульем, где размещалось торговое учреждение, его ожидали двое: глава ас Кеури и незнакомый, довольно суровый на вид саури. При виде опускающегося аппарата оба торопливо поспешили к нему.

– Юала, девочка, погуляй немного. Посмотри пока товары в лавке… – обратился к девушке глава.

Та молча привычно поклонилась, исчезая за стеной тиба.

Неизвестный саури вытащил из кармана скромной одежды небольшой предмет, при виде которого у человека удивлённо расширились глаза.

– Если вы действительно Александр Кузнецов, то у вас должен иметься некий жетон… небольшой, зеленоватого цвета, с голограммой…

– Этот? – Сашка вытащил из кармана куртки то, о чём говорил неизвестный.

Увидев знак вождя вождей, тот тут же активировал имперскую глушилку, которую держал в руке, окутав всех троих аудиополем. Удовлетворённо вздохнул, чуть наклонив голову:

– Я министр внутренних дел вождя вождей Уэр ар Хардат.

– Всё так плохо?

Тот удивлённо воскликнул:

– Кто сказал вам подобную глупость? Наоборот, очень хорошо! Даже великолепно! Вы, Александр, оказали вождю вождей просто неоценимую услугу, выразившуюся в великолепном поводе избавиться от клана аль Сабира. Они слишком обнаглели, но мы не имели достаточного повода, чтобы поставить их на место. А вы просто спасли нас, словно светлые боги послали вас нам. Поэтому… – Саури снова полез в карман, извлекая скрученную в трубку пачку листов, бережно расправил их и подал Александру. – Благодарность вождя вождей велика, и он просит принять эту скромную награду… Здесь документы на право владения частью земель бывшего клана аль Сабира. Чек, подтверждающий вам перевод в один миллиард кархов за терпий, и разрешение на образование собственного клана с государственной гарантией его регистрации и правом выбора специализации.

– Ч-чего?! Собственного клана?

Саури кивнул:

– Совершенно верно, глава клана. Не имею пока чести знать его имени, но уверен, что это будет могучий клан. – Снова улыбнулся. – Но надеюсь, вы не станете творить подобное с кланом ас Кеури. – Взгляд министра стал серьёзным.

– Разумеется. Более того, я хотел бы преподнести главе ещё один кристалл.

Ас Кеури дёрнулся, но замер на месте, пригвождённый к земле жёстким взглядом второго саури.

– И что там?

– Айили договорилась с матерью о передаче главе клана ас Кеури чертежей двух видов боевых кораблей домов светлых и могучих. Не очень больших, но, насколько я понимаю, достаточно мощных…

– Благодарность вождя вождей не будет иметь границ за столь щедрый подарок! – воскликнул ар Хардат и обратился к ас Кеури: – Арой, прими. На твой клан воистину снизошло благословение светлых богов.

Тот потрясённо принял кристалл:

– Если всё так, как говорит человек, то… пятнадцать процентов!

– Пятнадцать процентов?! Человек запросил столь мало?!

– Вообще, он просил пять, – заметил ас Кеури.

Несколько мгновений министр ошеломлённо разглядывал Алекса, потом задал единственный вопрос:

– Почему?!

– Всё просто, высокий. Меньше издержки – меньше цена. Меньше цена – больше покупателей. Больше покупателей – выше оборот. Выше оборот – больше выплата, больше средств, которые можно пустить в развитие производства и на благо членов клана. Так мы работаем на Империи.

Саури покачал головой в знак восхищения. Затем заторопился:

– Благодарю, что откликнулись на нашу просьбу о встрече, Александр. Только помните о нашем договоре по поводу других.

– Разумеется. Бумаги вождя вождей я пока придержу в секрете. Никто не будет против?

Министр рассмеялся:

– Только за, Александр. Идеально было бы, чтобы вы воспользовались этим правом, уже вернувшись на Империю.

– Обещать не могу. В жизни всякое случается, – улыбнулся впервые за всё время встречи человек, почувствовав, как груз спадает с его плеч. Повезло, как говорится! Просто невероятно угадал планы самого вождя вождей…

– Ах да, вот ещё… Совсем забыл, простите. – Министр с едва заметной усмешкой подал ему небольшой пластиковый квадратик. – Если вдруг у вас появится желание пригласить кого-нибудь к себе, погулять по Империи, я имею в виду из кланов, то это разрешение. Оно открытое. Но не более четырёх персон.

– Не волнуйтесь, высокий. Вряд ли оно у меня возникнет…

Острый взгляд и отчаянная ругань про себя и в свой адрес со стороны Сашки – кто его тянул за язык! Впрочем, пора закругляться.

– Прошу прощения, высокие, не стану вас больше утомлять своим присутствием. Позвольте вас покинуть. – Он коротко поклонился.

То же самое сделали оба саури и разошлись. Александр направился в лавку забирать Юалу. А саури медленно двинулись к стоящему невдалеке глухому, закрытому глайдеру без гербов на бортах…

– Однако жёсткий и умный молодой человек… – задумчиво протянул ар Хардат, о чём-то напряжённо размышляя.

– Главное, как вовремя он подвернулся со своей биржевой игрой, – усмехнулся второй саури. Затем, словно не он только что играл роль подчинённого, констатировал: – К сожалению, как я вижу, Уэр, пока все попытки наших красавиц подчинить себе молодого человека терпят крах.

– Но он вроде бы отдал предпочтение аль Зархак?

Вождь вождей усмехнулся:

– Зачем ему старуха, она ведь на десять лет старше его. Да в Чемье полно куда более красивых. Скорее он хотел просто досадить иль Орри. Та действительно слишком уж поспешила с выводами… Эх, Уэр! Если бы начали всё раньше! Лет на пятьдесят!

– Великий, хорошо, что мы вообще смогли сдвинуть эту махину с места…

– Это так. Но какая кровь, Уэр! Какой ум! Эталон даже среди людей!

– Всё же член семьи самого императора Руси, великий. Неудивительно.

– Не хотелось бы, чтобы она прошла мимо наших саури… Не хотелось бы.

Министр почтительно склонил голову:

– Прошу заметить, великий, что человек находится у нас ещё очень мало времени. Всего лишь половину стандартного месяца. Постепенно он начнёт видеть очарование наших девушек. Так что надежда есть…

– Надежда есть… всегда, – эхом откликнулся мнимый ас Кеури. Вождь вождей после лечения человеческими методами стал выглядеть почти ровесником своего земного коллеги Сергея Неистового и, страшно сказать, иногда просто завидовал, что тот увёл Аруанн дель Парду под венец.

…Проводив Юалу, Александр вернулся в свой тиб и под встревоженным взглядом Айили торжественно выложил на стол полученные от министра бумаги.

– Всё обошлось! Хвала богам!

– Ты…

– Встретился с ас Кеури и ещё одним чело… – поправился: – разумным. Ты не представляешь, как мне повезло! Каким-то чудом я сыграл на стороне самого вождя вождей! И тот на радостях от неслыханной удачи преподнёс мне вот это…

Айили уже закопалась в документы, затем воскликнула:

– Светлая матерь! Воистину чудо! Серокожий щедр! Неслыханный дар! Похоже… – Вдруг помрачнела. – Получается, что слухи, доходящие до наших домов, истинны. Он действительно затеял чистку…

– Это чем-то грозит?

Аури задумчиво покачала головой:

– Не знаю. В свете подписания последних договоров между нашими народами… Если их будут соблюдать хотя бы десять лет, то вся галактика перевернётся с ног на голову… – Но тут же вновь мило улыбнулась. – Не бери в голову. Что думаешь делать дальше?

– Ничего.

– То есть?!

– Хватит с меня веселья. Ещё с аль Зархак разбираться… Надоело. Стану просто отсиживаться на своей сабейчхе и мирно пытаться ужиться с саури.

…Так и получилось. Профессор сделала вид, что всё так, как и должно было быть. Александр спокойно посещал лекции, где отчаянно скучал, аури прилежно училась. Единственным изменением стало то, что шурха аль Сабира исчезла из Чемье. Тихо, без прощания и объяснений, визитов и прочего. Имущество её вывезли мрачные молчаливые саури без гербов, и девушку больше никто никогда не видел и не вспоминал. К удивлению Айили, даже иль Орри и ар Харра перестали докучать человеку визитами, да ас Кеури аккуратно приносила ему чеки в конце каждого месяца на всё возрастающие суммы. Осень подходила к концу. На улице с каждым днём холодало, и однажды парочка переведённых студентов проснулась утром и обнаружила, что снаружи пушистым ковром лежит снег.

Александр тут же выскочил из тиба, сгрёб ладонями снег, слепил его в комок и весело запустил вдоль аллеи.

– Снег! Настоящий снег! Честное слово – снег! – выкрикнул он, подняв руки к небу.

На галерее тиба показалась Айили. Поёжилась, несмотря на то что набросила на себя довольно толстую накидку. Александр скатал новый снежок.

– Чего радоваться? Хо-олодно!!!

Хлоп! Ударившись в ограждение, снежный комок разлетелся брызгами, некоторые из них попали на аури. Девушка взвизгнула и мгновенно убежала внутрь. Хлопнула дверь.

– Лыжи! Санки! Ледяная горка! Каток! Ничего вы не понимаете, саури и аури! Зима – это радость! – Он выкрикнул эту фразу в совершенно пустую аллею. Ни одной души. Словно кампус вымер. – А, Тьма! Всего-то они боятся…

Развернулся и пошёл в тиб. Поднявшись к себе, собрал свою сумку с единственной тетрадью и самопиской, затем, подумав и вспомнив реакцию Айили на снег, бросил внутрь обычный имперский инфракрасный обогреватель. Заряда аккумулятора тому хватало на двенадцать часов работы. Вроде бы всё. Накинул куртку. Можно идти на занятия. Обернулся на шаги Айили и ахнул от удивления – та вышла из своей комнаты укутанная в толстые одежды, делавшие её стройную фигуру совершенно бесформенной.

– Это что?! – ткнул он в неё пальцем.

– Что, что! – передразнила его аури. – Если на улице так х-холодно… – буквально провыла она и несказанно удивилась его обычной одежде и лёгкой куртке. – Ты же замёрзнешь, простудишься!

– Что?! – рассмеялся Александр. – М-да… И ты собираешься в этом заниматься?

– Иначе я вообще помру. Впрочем, это я хорошо выгляжу. Ты вот посмотришь на саури… А, вон, кстати, ас Кеури идёт. Погляди, погляди! – Она ткнула пальцем в окно, и Сашка изумлённо раскрыл рот.

Несчастная Юала действительно выглядела настоящим зомби. Закутанная во множество тряпок, подбородок подрагивал от выбиваемой зубами чечётки. На ногах невообразимые, хм… Александр даже не знал, как это назвать, то ли чоботы, то ли просто портянки в три слоя, если не в пять. Самым интересным был цвет её кожи. Раньше просто тёмный, теперь он стал серо-синим.

– Это что? Они все такие стали?

Аури попыталась пожать плечами, но через толстенную одежду не получилось. Выругалась и произнесла:

– Это у нас в тибе тепло и уютно. А ты представь, каково приходится этим бедняжкам! У них нет автономного реактора, и свои жилища бедолаги отапливают обычными жаровнями. Чад, угар, тепло быстро улетучивается через глину. Кроме того, топливо дорого. Да ещё одна особенность их организма… В общем, увидишь сам. Кстати, ты всё же не замёрзнешь в такой лёгкой одежде? Нам же сидеть минимум шесть часов.

Александр снова рассмеялся:

– Ещё и жарко будет. Ладно, выходи, я сейчас.

Быстро забежал к себе, сунул в сумку ещё пару обогревателей, подобных уже лежащему.

– Логгер, в твоей памяти остались параметры саури, посещавших наш тиб?

– Да, хозяин, разумеется!

– Тогда закажи на Империи зимнюю одежду для них.

– Для всех?

– Да, для всех.

– Саури аль Сабира отсутствует уже длительное время…

– На неё не надо.

– Будет исполнено, хозяин.

Сашка торопливо выскочил на улицу – аури уже вышла на аллею и сердито смотрела на него. Он схватил её за руку, потащил в учебный корпус… Потрясение от того, что увидел там человек, было подобно очередному открытию, наподобие того, что он испытал, узнав побольше о программе обучения Чемье. Стройные, красивые девушки выглядели так, словно пресловутые демократы во время старинного энергетического кризиса Эры восстановления Руси. Когда, уничтожив подчистую ставленников демократии, захвативших власть в стране, первым делом вече Руси отключило все трубопроводы, по которым из страны хищнически, обманом, выкачивались сокровища недр, наплевав на все ранее подписанные договора и условия. Ответ был один: вы подписывали с этими? Вот с них и требуйте. Мы вас знать не знаем и знать не хотим. А сунетесь… И многозначительно поднимали в воздух тогда ещё атмосферные корабли, снаряжённые ужасающим оружием…

Закутанные во всё, что могло согревать их и сохранять драгоценные крохи тепла, посеревшие от холода, которого Александр почти не чувствовал, студенты превратились в настоящих матрёшек. Нет, он знал, что саури из-за особенностей своего организма, в том числе и той, что придавала их коже серовато-тёмный цвет, гораздо хуже переносят низкие температуры, чем люди. Теперь ещё выяснилось, что и аури имеют ту же особенность. Но вот представшей ему картины человек ожидать никак не мог. Впрочем, куда больше оказались потрясены саури, увидевшие, как человек спокойно идёт по улице без головного убора, счастливый! Да ещё в лёгонькой даже на вид, к тому же распахнутой куртке. При одном только появлении Александра в учебном корпусе все аборигены начали зябко поёживаться и торопливо прятать кисти рук в рукава. Впрочем, он тоже поражался реакции на такую температуру. Минус два градуса. А что будет, когда морозы охладят воздух до минус пятнадцати?

Гул прокатился по аудитории, когда в неё вошла знаменитая парочка. К аури уже немного привыкли, хотя она по-прежнему вызывала страх у одногруппниц, внешний же вид человека заставил всех завистливо охнуть, а обладавшие излишне развитым воображением представили, каково будет им, если они так же разденутся в этот ужасающий холод.

Человек спокойно прошёл к своей сабейчхе, уселся и ожидающе уставился на кафедру, с которой должна была читаться очередная лекция. Сегодня по расписанию последний час занятий должна вести профессор аль Зархак. Все студентки жались друг к другу, так как промёрзшая аудитория не способствовала согреванию, даже несмотря на несколько слоёв одежды. К удивлению Александра, дыхание трёх десятков разумных не могло даже чуть-чуть согреть воздух. Всё тепло тут же улетучивалось в раскрытый проём через тонкую занавеску, прикрывающую вход. Появился куратор, начавший втолковывать слушателям очередной материал, но выглядел он ничуть не лучше умирающих от холода девушек. К тому же при виде расслабленно сидящего человека в куртке нараспашку его каждый раз передёргивало. Кое-как прочитав непослушными губами часть лекции, профессор, наплевав на всё, объявил самоподготовку и, с трудом передвигаясь из-за массы намотанной на себя ткани, вышел. Девушки застонали. Кое-кто заплакал, похоже, те, кто рассчитывал на сокращённое время занятий из-за холода. Но, увы. До официального конца первой лекции ещё был целый человеческий час. Сашка едва не падал от смеха, давя его внутри, – выглядели саури уморительно. Впрочем, когда он сообразил, что сидящая рядом Айили как-то странно прижимается к нему, да ещё сильнее с каждой минутой, то сообразил, что дело заходит слишком далеко. Плюя на все правила приличия, прижал к себе аури и набросил на неё часть куртки. Девушка странно всхлипнула и буквально стиснула его в объятиях. Неужели у неё начались те самые дни, о которых аури его предупреждала? Но она начала зарываться в куртку всё глубже, зато её лицо начало постепенно принимать нормальный оттенок, избавляясь от синевы замерзания.

– Ты горячее чем печка, Алекс… – Во внезапно воцарившейся тишине её шёпот прозвучал выстрелом дезинтегратора.

– Мать… – Сашка с некоторым страхом сообразил, что сейчас на него уставились все находящиеся в аудитории девушки. Потому что тот парнишка, который был вторым мужчиной в группе, исчез вслед за аль Сабирой, и теперь человек был единственным представителем противоположного пола. И смотрели на него эти саури очень нехорошо прищурившись, явно прикидывая что-то не сильно полезное для него.

– Юала! Быстро ко мне!

Та кое-как, со стоном попыталась подняться с сабейчхе, но тщетно.

– Н-не п-п-получается… – произнесла она трясущимися, совершенно синими губами.

– Вот же ж! Это не учёба, а какое-то изощрённое издевательство над студентами! Айили, подожди секундочку!

Александр резко встал, оставляя аури одну. Она что-то возмущённо попыталась произнести, но он уже перешагивал через двух застывших статуями студенток и подхватывал изрядно потяжелевшее из-за дополнительной одежды тело ас Кеури. Тут же вернулся обратно с девушкой на руках, толкнул аури в бок:

– Уплотняйся.

Та неуклюже подвинулась к краю скамьи. Влезем? Влезем. Снова развёл полы куртки и прижал к себе уже два замёрзших тела. Айили тут же снова попыталась вжаться в него. Юала не сразу сообразила, что произошло, но тут её тело ощутило благословенное тепло человека, рефлексы сработали, и она тоже вцепилась в Сашку.

– М-м-м… – блаженно счастливые голоса обеих слились в один.

Александр с интересом наблюдал, как саури в его объятиях меняет сизо-серый на нормальный цвет кожи, обычный для тёплого времени года.

– Айе… Светлые боги… – Одна за другой студентки охали, ахали, возносили проклятия и остро завидовали обеим счастливицам, особенно ас Кеури.

Но та сама была поражена невероятными ощущениями, которые сейчас испытывала. Ей было тепло! Во время снега! Чего не могло быть! Никак не могло! Но тем не менее…

Скрипнуло чьё-то сабейчхе. Ещё один подобный звук послышался позади Сашки, и он ощутил промёрзшие до льдистого состояния пальцы, обхватившие его под курткой сзади. Попытался повернуть голову, но не получилось, потому что куртка уже вздымалась горбом от того, что едва не сошедшая с ума от холода студентка буквально ввинчивалась под его одежду.

– Вы же меня разорвёте!

– Как тепло… Человек, я приду спать с тобой! – раздался мурлыкающий голос над ухом.

Девушки поднимались со своих мест, сбиваясь возле него всё ближе и ближе… Звон колокола, отбивающий окончание учебного часа, спас Сашку от погребения под их телами. За спиной завозились. Он понял, что пролезшая под куртку саури разворачивается. Ещё миг, и она буквально распласталась на его спине. Восхищённо и блаженно застонала от удовольствия:

– Айе… Как же тепло!

Непередаваемый звук, который издали все прочие, кроме троих, резко шагнувшие к человеку, заставил его очнуться. Айили, которая могла бы их распугать, уже дремала, пригревшись под бочком. Юалу соплеменницы слушать, естественно, не станут. Ну а кто прятался у него сзади, молодой человек даже не догадывался. Хвала богам, что он взял это…

Вскинул руку, отпуская недовольно заворчавшую аури.

– Тихо! Девочки, замёрзли?

Тут же кто-то запустил в него тетрадью, забыв о страхе:

– Издеваешься, человек?!

– Спокойно, девушки! Спокойно! Всё равно меня на вас всех не хватит! Хотя не уверен… Может, и потяну…

– Мы будем обнимать тебя по очереди! – выкрикнула самая отчаянная откуда-то из-за спин сгрудившихся рядом с ним саури.

– У меня есть лучший вариант.

– Что ты предлагаешь? – Вперёд выступила староста, до этого дня просто молча косящаяся на него, как на досадный позор, павший на её группу.

– Возьми мою сумку.

Саури поглядела на парня мутными глазами.

– Понимаешь, мне до неё не дотянуться, – торопливо пояснил Александр, увидев, как лица девушек начали принимать совершенно безумный вид.

Староста выполнила указание.

– Открой! Видишь внутри три коробки? Достань их и дай мне. Немедля! О, Тьма! – выругался он, обнаружив свою ошибку – вместо трёх инфракрасных обогревателей он взял два. Третьим оказалась стандартная спасательная арктическая военная палатка.

– Ты хочешь нас обмануть! – взвизгнул кто-то, и саури качнулись к нему.

«Да они совсем обезумели!» – понял Александр.

– Ты! Быстро отнеси это к дальней стене и наступи на коробку!

В принципе надо было просто хлопнуть по крышке ладонью, но уж ладно. Сил у замёрзших саури на это не было. Староста нехотя двинулась к стене, а человек рывком выпрямился, поднимая не только Айили и Юалу, но и ту, которую не видел, уж больно хитро пристроилась саури за его спиной. А цвет пепельного локона ни о чём не говорил. Такие волосы были практически у всех, отличаясь лишь слабыми оттенками.

– У-у-у… – прокатился по аудитории стон.

Но в этот миг послышался громкий хлопок, и в следующее мгновение в человека врезалась закутанная во всевозможные тряпки староста, потому что коробка, взорвавшись, превратилась в ярко-оранжевую палатку на пятьдесят человек. Нормальных человек, а не тоненьких хрупких саури. А раскрываясь, стенка палатки отшвырнула девушку.

– Все сюда! За мной!

Оторвав саури и аури от пола, Кузнецов первым нырнул в палатку, ставшую прямо в аудитории. Раздался разочарованный вой оставшихся снаружи девушек, которых расшвыряло по углам аудитории. Сашка высунулся. Обе коробки обогревателей оказались каким-то чудом перед ним. Подхватил одной рукой их, другой – лежащую на полу старосту, втащил её внутрь, рявкнув:

– Все сюда! Живо! Сколько мне повторять!!!

Но двинулись студентки только после приказа Айили, осмелившейся показаться наружу:

– Вам приказывает мужчина, бестолочи! Живо внутрь!

И только тогда саури гурьбой полезли в палатку. Когда внутри оказались все, Александр специально убедился, что никто не остался снаружи, он парой бросков прилепил обогреватели к штатным местам. Спустя несколько мгновений, как только небольшие коробочки заработали, послышался всеобщий блаженный вздох:

– Айе…

Айили протолкалась к нему.

– Что ты творишь?!

Молодой человек подмигнул:

– А ты помнишь, чья сейчас будет лекция?

– Айе… – На личике аури появилась злорадная улыбка.

Он снова подмигнул, скосив глаза на студенток, уже потянувших с головы платки и накидки и начавших раскручивать опоясывающие их ткани.

– Хех, а что будет через пару минут…

Она понимающе прикрыла на миг глаза.

Глава 12

Александр бросил беспокойный взгляд на коммуникатор – до начала лекции профессора оставалось десять минут, а ещё… Впрочем, процесс уже пошёл. Первая саури стянула толстый тканевый платок с головы, рассыпав длинные волосы по плечам. Затем вторая, тяжело дыша, дёрнула с себя длинное эере, раскрываясь перед всеми и показывая обычное домашнее эчче. Третья, которой оказалась сама староста, молча стащила через голову накрученные на себя тряпки, тут же расстелила их на дне палатки, затем, не обращая внимания на Сашку, скинула с себя и верхнее полуплатье, оставшись вообще в одних нательных подвязках. Ещё чуть-чуть…

Импровизированный стриптиз стал массовым. Саури одна за другой скидывали с себя одежду, оставаясь буквально в одном белье, тут же укладываясь на свои тряпки ничком, подставив обнажённые изящные спины живительным потокам обогревателей. Более того, Александр начал снова беспокоиться, поняв, что то одна, то другая находят его взглядом, который быстро становится немного шальным и имеет явный сексуальный призыв. Когда даже скромница Юала зазывно облизнула принявшие нормальный для саури цвет губы, человек начал неприкрыто нервничать. Девчонок явно охватило желание. То самое, желание мужчины. На подобное молодой человек рассчитывать никак не мог. А девушки всё плотнее прижимались друг к дружке…

Донн… Звук колокола, отмечающий начало очередного часа занятий, проплыл по аудиториям и коридорам. Человек торопливо выскочил в крошечный тамбур палатки и выбрался наружу, поправляя куртку. Буквально через минуту простучали шаги, и в помещение вошла закутанная до бровей профессор аль Зархак. Не поднимая глаз, подошла к кафедре, тут же заговорила, сдерживая дрожь:

– Т-темой сегодняшнего заня… Айе! Человек! Где мои студентки?! Почему в аудитории беспорядок?! Что ты ещё придумал?! И что это такое?!! – ткнула одетой в обычную вязанную из простых ниток варежку рукой в оранжевую стенку палатки, занявшей почти всё помещение.

Сашка хмыкнул:

– Все здесь, профессор. На месте. Внимательно вас слушают.

Он не обманывал – через термоткань палатки действительно было великолепно слышно каждое слово.

– Ты!.. – Профессор начала наливаться злобой. Её руки сами собой скрючились. Женщина жаждала вцепиться в ненавистное лицо, разодрать розовую мерзкую кожу до крови… Тем более что…

– Юили, человек не лжёт.

Аль Зархак вздрогнула, узнав донёсшийся непонятно откуда голос старосты группы.

– Мы все действительно внутри этого волшебного шатра и внимательно слушаем вас.

– Девушки! Вы там?! Но почему?! – Изумление саури было неподдельным.

– Тут тепло, юили аль Зархак. Тепло!

Тон, которым было произнесено волшебное для любого саури слово в это время года, заставил женщину отложить наказание бледнокожего урода, и она решительно шагнула к шатру яркого цвета, на мгновение даже забыв о холоде…

– Сюда, высокая. – Сашка предупредительно откинул внешнюю занавеску тамбура, пропуская профессора внутрь. Затем, заставляя ту нетерпеливо постукивать по полу толстой обмоткой, нарочито медленно застегнул полог, только тогда открывая вход внутрь.

– Айе… – Аль Зархак застыла на месте, увидев блаженно щурящихся на неё практически обнажённых девушек, подставивших свои спины небольшим, явно человеческим приборам. Лишь нательные повязки прикрывали счастливых до бесконечности дочерей самых влиятельных кланов страны.

– Что это… – Профессор осеклась, ощутив, как тепло, неведомо откуда взявшееся, проникает через все поры её тела, которое она прежде вынуждена была подставлять холоду, наполняет его невероятным блаженством.

Руки сами собой потянулись к покрывалу на голове, и едва ткань соскользнула с волос, невероятные ощущения просто пронзили саури, вызвав блаженный стон. Лекция? Какая лекция!!! Саури уже торопливо рвала с себя всё, что пришлось надеть утром, дабы сохранить остатки тепла, ведь оно с наступлением холодов стремительно улетучивается из организма, вызывая ту самую боль и ужас морозной лихорадки. В старину саури, если зима затягивалась слишком долго, вымирали целыми кланами. Не от голода. От неполноценного солнечного света. Именно отсутствие в свете звезды в зимний период некоторого вида излучения и вызывало это пронзающее чувство промерзания и изменение внешнего вида саури…

Быстрее, быстрее сорвать с себя эту жалкую защиту от холода, насладиться теплом и накопить хоть немного энергии внутри тела! Тогда будет теплее, перестанут трястись руки, исчезнет апатия и боль… Айе, как чудесно… Профессор буквально рухнула на сброшенную с себя одежду, без стеснения вытягивая обнажённое тело под инфракрасными лучами человеческих обогревателей. Свет! Тепло! Наслаждение! Да пусть хоть весь мир валится в пропасть! Она счастлива и довольна и даже… Внизу живота мгновенно стало влажно. Аль Зархак застонала от желания. Зачем она тогда не пошла в гости к человеку? Он хоть и юн, но куда сильнее многих знакомых мужчин её вида! В его объятиях она могла бы познать истинное блаженство женщины… Теперь Лондра застонала от разочарования.

Александр немного пришёл в себя, потому что когда впустил аль Зархак в палатку, то от увиденного в ней ему вновь стало не по себе. Приди сейчас кто из других педагогов, страшный скандал неминуем… Взглянул на часы – конец лекции и занятий через тридцать минут. Тьма… Остаётся одно. Он решительно сорвал обогреватели, незаметно выключая их. Общий разочарованный стон пронёсся по палатке. Молодой человек поспешил выбраться наружу, пока саури не сообразили, что рядом с ними, почти обнажёнными, находился мужчина… Тем более не просто мужчина, а чужой мужчина, и к тому же человек…

– Уважаемые высокие, скоро прозвучит колокол окончания занятий, так что прошу привести себя в порядок и покинуть мой шатёр!

Послышалось шуршание одежды. Наконец цепочкой вновь замотанные в ткани до предела фигуры начали появляться наружу. Когда выбралась последняя, Кузнецов, проверив, не остался ли кто внутри, дёрнул за специальный клапан. Негромкий, едва слышный хлопок – и удерживаемая силовыми линиями ткань опала. Затем стала стремительно уменьшаться. Если бы он не отключил батарею, то палатка могла простоять месяц и с ней ничего не случилось бы. Но как только питание отключали, в дело вступал механизм самоуничтожения… Вновь разочарованный стон пронёсся по аудитории, но в то же время все, кто раньше был там, в том числе и Айили, начали удивлённо переглядываться, не понимая своего состояния. Саури чувствовали себя нормально. Даже страшный холод и снег уже не так донимали и мучили их, как до пребывания в волшебном шатре людей. Аль Зархак хлопнула в ладоши, привлекая всеобщее внимание. Затем, негромко кашлянув, проговорила, заливаясь совершенно нормальной краской смущения, а не теми мрачными следами солнечной недостаточности, как раньше, что вызвало тихий шок у её студенток:

– Я думаю, что выражу всеобщую благодарность нашему… студенту из Империи за то… за… предоставленную нам возможность согреться и даже немного помочь в лечении морозной лихорадки…

Все торопливо поклонились Александру, и тут прозвенел колокол. Ударил трижды, знаменуя окончание учебного дня, и все саури поспешили в свои дома, пробегая мимо замершего у дверей аудитории Алекса. Когда кроме него и Айили с профессором никого не осталось, теперь уже человек отдал поклон педагогу и направился к выходу с вцепившейся в него аури…

– Постой, Аалейк… Я бы хотела… зайти к тебе сегодня вечером в тиб. Мне подсунули интереснейшую задачу по человеческим…

– Мне это неинтересно, профессор. И я сегодня занят. Простите.

Вытаскивая аури вслед за собой, парень буквально выпрыгнул из аудитории. Закусив нижнюю губу, аль Зархак злобно ударила себя по щеке. Потом прошипела:

– Вот так слишком разборчивые умницы и становятся старыми девами, не нужными никому…

Всхлипнула, потом смахнула слёзы с длинных ресниц. Испуганно оглянулась на вход – никто не видел? Облегчённо вздохнула, опять всхлипнула. Постояв так несколько минут, вдруг решительно вышла из аудитории. У неё появилась идея.

…Александр спокойно возвращался домой в тиб под руку с Айили. Сегодня впервые за три с лишним месяца совместного проживания аури вновь позволила себе это. И не сказать, что человеку было это неприятно. Вначале шли молча, под недоумевающие взгляды редких студентов и студенток, попадающихся им на пути – уж слишком необычно выглядел среди закутанных с ног до головы фигур раздетый, по их меркам, человек в распахнутой куртке. Впрочем, даже его спутница позволила себе скинуть покрывало с головы.

– О чём задумался, Алекс? – неожиданно спросила его аури.

Он вздохнул:

– Как обычно, нашёл себе проблемы на ровном месте. Теперь вот думаю, как их решить…

– Так… – улыбнулась Айили. – Первая, как я понимаю, профессор аль Зархак?

– Угу. Она.

– Не думаю, что эта саури будет проблемой. Сейчас эйфория от восполнения внутреннего запаса тепла иссякнет, и она быстро придёт в себя.

– Или, наоборот, начнёт добиваться меня многократно больше, желая повторить или делать это каждый день…

– Хи-хи, пусть станет в очередь! Знаешь, сколько таких желающих сегодня появилось в нашей группе? А сколько их будет уже нынешним вечером в самом университете? Заметил, что те, кто побывал в шатре, даже восстановили свою внешность?

– Разумеется. Кстати, хотел тебя спросить вот о чём: почему произошло такое резкое изменение?

Айили вздохнула:

– Тут нам самим многое непонятно, Алекс. Но точно известно одно: снег вызывает ускоренный распад внутренней силы. У серых – сильнее. У нас – слабее, но тем не менее… Ладно, что за вторая проблема?

– Ты. – Он улыбнулся. – Почему молчала, что у тебя плохо со здоровьем? Я мог бы изменить спектр внутреннего освещения в твоей комнате, добавив в него недостающие элементы. Тогда не возникло бы никаких проблем вообще. Наоборот, все саури были бы в шоке от того, что ты, вопреки всему, чувствуешь себя идеально.

– Я… не знала, что это возможно!

– Возможно, поверь. Придём домой, сделаю тебе диагностику. По её показаниям и решим.

– Спасибо! – обрадованно хлопнула в ладоши аури, подпрыгнув от радости. Но тут же успокоилась, прижавшись к молодому человеку крутым бедром, ощущаемым даже через несколько платьев, надетых на ней. – А третья? Ты говорил, что проблем три!

– Даже не знаю… Ты видела, кто залез ко мне под куртку сзади?

– Кажется… Да нет, не может быть! – Айили тряхнула головой. Раз, другой, третий. Повторила: – Не может быть!

– Так кто?

– Арна. Арна аль Даркса.

– Арна аль Даркса? Что же такого невероятного может быть в том, что девушка не смогла вытерпеть холод?

– Арна аль Даркса считается первой красавицей Чемье и второй среди всех кланов.

– Да? И она вдруг заявляет во всеуслышание, что собирается ночевать в моей постели?

– Она это сказала?!

– А ты что, не слышала? Открытым текстом: я приду спать с тобой! Мне что, селить теперь у себя весь университет? Ладно, для одной-двух я найду место, если что. Но остальные-то?.. Чего? – Сашка заметил, что Айили застыла изваянием в дверях тиба. Чуть подтолкнул её внутрь. Закрыл дверь, потянул с неё неуклюжие одёжки. Аури стояла не двигаясь, словно статуя, не отрывая от него глаз. – Да что с тобой?! Вот же Тьма!

Он подхватил аури на руки и понёс на второй этаж в кабинет, усадил на стул. Приложил аптечку к руке. Та пискнула, сигнализируя начало работы, затем уколола девушку. Тут же откликнулся логгер:

– Хозяин, госпожа Айили нуждается в ударной дозе ультрафиолетового облучения немедленно и в постоянном воздействии ежедневно не менее получаса.

– У нас есть такая возможность?

– Разумеется!

Александру показалось, что электронный аппарат даже обиделся.

– Вот и отлично. Займись освещением. Необходимо, чтобы во всех помещениях панели излучали ультрафиолет.

– Разумеется, хозяин. Но я бы рекомендовал вам во время каникул вывезти госпожу Айили на одну из курортных планет Империи. Ту же Красавицу. Тем более что через три недели у студентов Чемье каникулы. И, хозяин, я уже выполнил ваш приказ. Кроме того, могу заказать портативный солярий, который можно установить в студии.

– Давай заказывай…

– Выполнено, хозяин. И, кажется, к вам посетители. Много.

– Что значит – много?

– По моим подсчётам – тридцать.

– Ч-чего?! – опешил Александр. Потом негромко произнёс: – Дай картинку.

Вспыхнуло объёмное изображение, и он замер от удивления: перед тибом толпилась вся его группа. Снимающая головка камеры выхватила и укрупнила лицо Юалы, затем старосту…

– Айили!!! – закричал он, не зная, что делать.

Аури выскочила из своей комнаты лишь в одних нательных повязках.

– Айе!

От резкой остановки нагрудная полоса ткани свалилась к её ногам, но аури лишь блаженно улыбнулась и подняла руки вверх, наслаждаясь изменённым светом панелей:

– Как чудесно! Чувствую себя заново рождённой!

– Ты что творишь?! И посмотри сюда! – Кузнецов ткнул пальцем в собравшихся у тиба саури, уже бурно что-то обсуждающих и отчаянно жестикулирующих.

Айили чуть наморщила лоб, потом рассмеялась:

– Кажется, ты влип, Алекс. Причём так, что шутка с аль Сабира теперь покажется тебе детским лепетом… Логгер, открой тиб и впусти гостей.

– Ты… – Александр не успел произнести то, что хотел.

Наружная дверь начала открываться, и в следующее мгновение собравшиеся у калитки девушки буквально ринулись в тиб и сразу застывали на месте, поражённые необычной обстановкой и превосходящей их воображение роскошью внутреннего убранства улья, в котором жили новички. Но когда все оказались внутри и двери за ними плотно закрылись, отсекая от холода и снега, саури словно ожили и, почувствовав живительный ультрафиолет в освещении дома, спеша начали срывать с себя одежду, чтобы насладиться теплом и, самое главное, восполнить запасы внутренней энергии. Александр стоял на галерее, глядя на толпу внизу, и, к своему удивлению, увидел, что среди девушек не только его одногруппницы, но и другие саури. Двух он знал, Суара и Ирнай, поразившие его наличием купальников. Самых настоящих, имперского производства, своим дизайном резко выделявшихся среди типичных тканевых полос у саури. Ещё две чужие саури были ему совершенно незнакомы. Одна – помладше, вторая – постарше. Побыв совсем немного под мягким светом имперских потолочных панелей, девушки буквально на глазах возрождались. На хмурых, погасших лицах появлялись улыбки, менялся цвет губ, окраска кожи становилась светлее, принимая обычный оттенок. Во всяком случае, его одногруппницы были уже практически обычными саури. Только пара чужих выделялась из них, но и они быстро светлели, избавляясь от синевы солнечной недостаточности…

– Девчонки! – Айили наконец соизволила вернуть на место свою нагрудную повязку и замахала рукой.

Все дружно задрали голову, уставившись на галерею. Человек едва не сплюнул от злости, резко развернулся и отправился к себе в комнату. Твою ж… Пусть сама с ними разбирается, раз пустила! Ладно две, ну, три. Даже пять. Как-то перетерпеть можно… Но три десятка! Молодых, красивых, Тьма его побери, девчонок!.. К тому же практически обнажённых!.. Из-за своей особенности организма наплевавших на все ограничения и запреты с обычаями и законами, вместе взятые, лишь бы хоть ненадолго избавиться от непрестанных мучений…

Кажется, сейчас он понял, что являлось истинной причиной войны Империи с кланами. Именно эта самая морозная лихорадка. На населённых людьми планетах такой особенности, как пропажа определённой части спектра излучения светила, не было, и саури, изучив миры Империи и определив, что их зимняя боль на этих планетах исчезнет, устремились в бой не раздумывая… Нечто подобное он видит сейчас. Этим девушкам плевать на то, что он бывший враг. Что он – мужчина, не принадлежащий ни к одному из их кланов, более того – человек! Саури устремились к теплу, к так недостающему им в холодное время года ультрафиолету.

– Чего вы там столпились? Идите сюда! – донёсся до него голос аури, и молодой человек мгновенно вскипел – она что, тоже одурела от морозной лихорадки?! Да что она творит, эта аури?!

– Айе… – прокатился по тибу многоголосый стон восхищения.

– Аххай…

Что-то новое. Александр замер, прислушиваясь к тому, что происходит в тибе… Снова восторженно-изумлённый визг, потом сочный шлепок упавшего или прыгнувшего тела в воду, а спустя миг – заливистый крик:

– Горячая! Она – горячая!!!

Всё. Они добрались до ванной… Александр обречённо схватился за голову. Зажал уши, лишь бы не слышать раздающихся звуков. Тщетно.

Тук-тук. В двери комнаты осторожно постучали, потом раздался голос Ирнай:

– Аалейк, к тебе можно? Это я и Суара…

Он безнадёжно махнул рукой. Спохватился, но логгер воспринял его жест как разрешение и открыл замок комнаты. В следующий момент две гибкие фигурки в одних купальниках уже оказались внутри.

– Айе, Аалейк, и почему ты не пригласил нас к себе раньше?

Сейчас куда более скромно ведущих себя прежде саури было не узнать. Сашка с трудом смог сдержать острое желание поёжиться.

– У тебя так интересно… А это что? – Ирнай застыла у стены, где висела его гитара.

Хотела было коснуться, но отдёрнула руку, словно услышав мысли Александра. А Суара вдруг скользнула ему на колени, обняла рукой за шею. Второй рукой ухватила его руку и… водрузила себе на грудь, едва прикрытую крохотным треугольником купальника. Жарко заговорила:

– Не понимаю, почему ваша одежда так нелюбима нашими старшими?! Мягкая, тончайшая, а как приятна на ощупь! Чувствуешь? Не могу удержаться, чтобы не похвастаться… Спасибо тебе за хаар! Благодаря ему я смогла ощутить удовольствие от ваших одеяний…

Сашка сглотнул – кажется, слова Айили окажутся пророческими… Мать богов… Да как ему теперь выпутаться?!

– Подвинься, подруга. Мой купальник ничуть не хуже! И я тоже хочу похвастаться!

Суара зашевелилась, перебираясь на левое бедро, но руку парня так и удерживала в нескромном месте. Александр же почувствовал на другой ноге тяжесть второй саури. Она качнулась, и он отреагировал рефлекторно, ухватив её за талию, и только потом сообразил, как его провели. Улыбка Ирнай была слишком откровенной и – жадной…

– Мур-р-р… – Она потёрлась о него бархатной щекой, зажмурившись от наслаждения.

Суара повернула голову с распущенными волосами:

– О! Какой роскошный спальный помост! Тоже из Империи? Хочу посмотреть!

И, не дожидаясь разрешения, соскользнула с ноги парня и дразнящей походкой устремилась к кровати. Осторожно потрогала. Её глаза округлились от изумления не меньше, чем когда она впервые увидела убранство тиба.

– Айе, Ирнай! Она мягкая! Честное слово, мягкая! – С размаху, зажмурив глаза, плашмя рухнула на постель, восторженно качнулась. – Светлые боги, Ирнай, ты не представляешь!

Вторая саури, едва слышно вздохнув, оторвалась от человека, при этом мазнув его по лицу правой грудью… Сашка стиснул зубы, чтобы не охнуть. А Ирнай, не менее зазывающей походкой подойдя к кровати, сразу упала на неё и тут же восторженно завизжала:

– Айе! Волшебство!

– Технологии, – буркнул окончательно растерявшийся Александр, не отрывающий от их точёных фигур глаз, одновременно прислушиваясь к шуму и галдежу за стенкой комнаты.

Что-то бухнуло. Он дёрнулся, на мгновение оторвав глаза от саури, – похоже, кто-то добрался до ударной установки в студии… Ну кто ещё мог её включить, кроме Айили? Аури точно от него получит на орехи за самоуправство! Когда же его глаза вновь вернулись к кровати, обе девушки уже забрались под одеяло и открыто манили его к себе. Он протёр глаза, думая, не мерещится ли ему. Нет, что одна, что другая звали его жестами рук. И выражение их лиц было… Аптечка! Его спасёт только аптечка! Сашка буквально прыгнул к тумбочке огромной птицей, выхватывая овал аппарата:

– Успокоительное!

Щелчок. На мгновение место укола онемело, а потом по телу начала разливаться апатия… Саури поняли, что с ним что-то произошло, и выскользнули из кровати. Как Александр и ожидал, ни единой ниточки на обеих уже не было… Но выражение их лиц ему не понравилось. Из обеих буквально струилась похоть. Самая настоящая, даже пугающая. Что делать?! Он отшатнулся, но затем воткнул аптечку в нежный животик Ирнай, второй рукой захватывая Суару. Быстрый росчерк индикаторов по крышке, щелчок, и саури начала падать на так неожиданно пригодившийся ковёр матушки. Девушка в его руках рванулась с неожиданной силой, но аптечка уже щёлкнула, вводя лекарство. Поднял одну, отнёс в постель. Затем уложил вторую, прикрыл одеялом. Потом всё же сдёрнул, включая освещение на полную. Пусть пока полежат, подзарядятся… Облегчённо упал обратно в кресло, вытирая внезапно выступивший пот. Да что за… Тот не унимался, покрывая тело липким слоем…

– Логгер, что это было?! – Сашка ткнул пальцем в сторону лежащих за батистом тел.

Мажордом откликнулся почти сразу:

– После окончания зимы и первых порций восстановленного спектра светила у женщин саури наступает так называемый гормональный взрыв. Мужчины и женщины ощущают неимоверную жажду соития. Именно в это время женщина саури гарантированно беременеет. И именно промежутком между холодными периодами вызван малый по сравнению с людьми срок беременности в кланах. Потому что иначе ни женщина саури, ни тем более ребёнок не выжили бы. Сейчас же организмы девушек испытали то самое насыщение ультрафиолетом, в результате чего у обеих произошёл тот самый гормональный взрыв, последствия которого вы испытали…

– А почему я такой липкий? – Парень дотронулся до уже высохшей кожи, ощутив неприятную клейкость.

– Во время гормонального взрыва кожа саури выделяет ферменты, которые стимулируют желание мужчин и созревание их сперматозоидов. Аптечка ввела вам противоядие от их гормонов и транквилизатор.

– Ох… А если бы я… удовлетворил их?

– К середине лета вы бы гарантированно стали отцом, хозяин. В таком состоянии саури практически не могут управлять беременностью. И, кроме того, насколько я могу судить, желание быть конкретно вашими у этих двух искреннее.

– Тьма… – Кузнецов схватился за голову и спросил: – А как долго будет у них этот период… подобной… жажды?

– Обычно сутки. Но в данном конкретном случае с вашими одногруппницами вам ничего не грозит. Разрыв во времени насыщения ультрафиолетом у них, как я понимаю, разбил процесс гормонального взрыва на части, растянувшиеся во времени. Кроме того, их ещё нельзя считать полностью созревшими, поэтому у них почти не выделяются ферменты, которые были у этих двух, более старших девушек. Правда, есть ещё одна саури, но я нейтрализую её.

– Точно? – подозрительно спросил парень.

– Да, хозяин.

– Хвала богам! – облегчённо выдохнул Сашка.

Глава 13

Теперь понятно, о каких особых днях говорила Айили… Но хорошо, что воздействие ферментов можно успешно нейтрализовать. Теперь как-то пережить бы это нашествие…

– Как там, успокоились девочки?

– Кажется, да, хозяин. Но выходить из комнаты в течение ближайшего часа я вам не рекомендую.

Кривая усмешка появилась на лице молодого человека.

– Ладно. Потерплю.

Он поднялся с кресла, направился в спальню. А, Тьма с ними. Один край не занят, тем более что девчонки наглухо вырублены… Завалился на свободное место, повернулся к ним спиной и попытался заснуть. Как ни странно, это удалось почти сразу. Может, лекарства подействовали, а может, и что-то другое. Только снилось ему нечто кошмарное… Проснулся за полночь. Часы показывали половину первого ночи. Прислушался – тишина. Успокоились?

– Свет.

Комната тут же осветилась. Правда, освещение было приглушённым из-за ночного времени, но тем не менее всё было видно. Удивился, что обеих саури уже нет. Ушли?

– Логгер, Ирнай и Суара в доме?

– Нет, хозяин. Отбыли за пределы моих сенсоров два часа назад.

И то верно, проспал как убитый больше шести часов. Уф… На сердце сразу отлегло. Может, и остальные тоже опомнились? Осторожно выглянул из своих апартаментов, действительно, в доме стоит тишина. Только из комнаты Айили сочится обычный для неё дежурный свет. Взмахом руки включил освещение зала первого этажа – пусто. Ни тряпок, в которые заматывались саури, ни обуви, ни разбросанной одежды. Странно, но чистота и порядок.

– Ох… – выдохнул облегчённо.

Только есть хочется. Даже засосало в желудке. А чего теперь бояться-то? Саури заправились, ломка у них прошла, так что проблем больше нет. Если только утром на занятиях что непредвиденное будет. А так… Махнул рукой, вновь уменьшая мощность нижних светильников, и отправился на кухню. Сунулся первым делом в шкаф азотного хранилища – хорошо, что у Айили хватило ума не угощать незваных гостей! Это, конечно, не смертельно – картриджей и прочей еды хватит и на куда большее количество народу. Но приучать саури к халяве не хочется. Одно дело, когда ты сам приглашаешь в гости. Другое – когда гости незваные. И не очень-то желанные. Не зря на Руси с незапамятных времён существует поговорка «Незваный гость хуже американца»… Кухня привычно порадовала вкусным блюдом. Плотно наедаться ночью не хотелось, так, слегка заморить червячка – и достаточно. Поэтому обошёлся стандартным куском говядины и чашкой чая. Перекусив, двинулся в ванную. Там всё сияло чистотой. Значит, логгер убрался после нашествия. Ой, чует Сашкино сердце, что такие налёты теперь войдут у группы в привычку… Помыться в горячей воде, которую не надо греть отдельно, да спокойно высохнуть в тепле – за такое любая женщина душу продаст! Парень поёжился, представив картинку, и выругался. Про себя. Тишина отчего-то была какой-то необычно вкусной, и нарушать её не хотелось. Он принял душ, вытерся, отправился обратно к себе. Сбросив одежду, забрался в кровать, благо логгер уже сменил постельное бельё. Накрылся одеялом и закрыл глаза, пытаясь вновь уснуть. Поспал днём, пусть и вынужденно, сбил режим, теперь придётся помучиться, пока удастся заснуть вновь.

Проворочавшись минут тридцать, Сашка снова открыл глаза:

– Мажордом, сколько времени сейчас дома?

– Один час сорок две минуты…

– Я имел в виду – на Империи.

– Простите, хозяин. Девять часов ноль шесть, простите, ноль семь минут.

Ага, значит, отец ушёл на службу, а матушка уже командует в доме.

– Можешь меня соединить с мамой?

– Разумеется, хозяин. Прямая связь с Империей была сразу создана при ремонте тиба и приспособлении его для проживания имперского гражданина.

Ого! Не ожидал! Приятнейший сюрприз. Булькнули сигналы вызова.

– Алло? Сашенька?! Ты почему не звонишь?! Как уехал в кланы, так и пропал! Хоть бы раз минутку выкроил! Или так занят?

– Мама, прости, как-то не до того было… Тут… Ну, приеду – расскажу всё подробно. Не по ком-ру.

Матушка Александра чуть утихла.

– Ладно. Хорошо, хоть совсем нас не забыл. У тебя всё есть? Не мёрзнешь? Тебя там не обижают эти?..

– Саури? – перебил он раньше, чем мама привычно выпалила бы «ушастые», – вдруг линию прослушивают?

Та сообразила. Впрочем, будучи старым диверсантом-боевиком Европейской демократии, правила игры понимала и старалась не нарушать. Вообще, семья Александра была не совсем обычная. И не только из-за происхождения. О женитьбе младшего брата Сергея Неистового по дворцу ходили легенды. Когда майор Алексей Кузнецов находился с официальным визитом у демократов, поскольку отношения между ними и Империей то налаживались, то рвались, на него было совершено покушение спецслужб принимающей стороны. Перебив всех нападавших, он прорвался на свой корабль, и тот стартовал, прервав переговоры. Поскольку разрыв отношений – Русь никогда не прощала обид – грозил многомиллиардными убытками Европейскому сектору Американской демократии, а старший брат Кузнецова уже гнал к границам Европы свой флот, благо саури взяли от чего-то тайм-аут и на фронте наступило затишье, на оплошавшую разведку надавили разъярённые убытками промышленники и министры, да ещё соединёнными усилиями. Словом, срочно прибывшая чрезвычайная мирная делегация ЕСАД едва ли не языком вылизывала ботинки потерпевшего, умоляя о возобновлении разорванных переговоров и контрактов, обещая всё что угодно. Алексей Кузнецов потребовал лишь одного – голову руководителя операции против него. Демократы резво сказали «да», даже согласившись на публичную демонстрацию суда над виновным. Когда же в зал, в котором проходила церемония, ввели преступника, точнее, преступницу, Кузнецов, взглянув на будущую смертницу, тут же написал председателю записку, после прочтения которой тот едва не потерял церемониальный парик. После же оглашения обвинения и предъявления доказательств, когда обвиняемая уже внутренне смирилась с неизбежным концом, зачитали приговор… Так вот Сашка и появился на свет. Потому что преступницу приговорили… отдать в жёны жертве покушения… Впрочем, учитывая извечный голод Руси по слабому полу, когда даже рабские рынки халифата вычищались подчистую, а партократы частенько расплачивались за поставки продовольствия и энергоносителей живым товаром, такой приговор не был чем-то необычным для Империи. Самое интересное, что, откуда бы родом ни была будущая половина гражданина Руси, будь она раскосой азиаткой или смуглой семиткой, у неё всегда рождался типичный русский, светловолосый и светлоглазый, ребёнок, чего никогда не случалось с прочими народами, населяющими человеческие миры.

– Нет, мам. Всё в порядке. Они оказались довольно дружелюбными, не переживай.

Гертруда Кузнецова с подозрением покосилась на сына.

– Спишь?

– Пытаюсь.

– Заболел?! – в ужасе всплеснула она руками.

– Да нет, просто днём подремал…

– Сколько раз я тебе говорила, Саша! Не ломай режим! Будешь завтра разбитый ходить!

– Мам!

– Что, сынок? – Она даже подалась вперёд в конусе снимающей головки.

– Мне нужен наш коттедж на Красавице, на недельку.

– Да без проблем! Приезжай с друзьями, отдыхай сколько хочешь.

– У меня каникулы скоро…

Женщина тонко улыбнулась:

– Только не забудь хоть на день домой заехать…

– Обязательно. – Сашка зевнул, вдруг опять начало клонить в сон. Поспешил попрощаться: – Всё, ма. Я ещё позвоню перед приездом.

– Ой, подожди! Твоя… хм… соседка по дому… Она как? Ты с ней не… – Гертруда подозрительно уставилась на сына.

Но Александр сразу замахал руками:

– Да ну, скажешь тоже, ма! Ей всего шестнадцать! Малолетка.

– А то смотри у меня! Не погляжу, что ты уже взрослый да ещё и офи… – Она осеклась, увидев злой взгляд сына. – Молчу, молчу. Спокойной ночи, сынок.

– А тебе – доброго дня, мама…

Сашка отключился, опять зевнул. Да что же такое? То ворочался, словно винт геликоптера, а сейчас даже веки не поднять… Но главное – семейный дом на каникулах будет в его распоряжении, и надо обязательно взять с собой Айили. Пусть понежится под настоящим солнышком. Глядишь, полегчает…

На этот раз сон был удивительно ярким, даже все ощущения передавались. Вот и рука чувствует нежную кожу, а тело – мягкое тепло гибкого тела… Ощущает… Вздрогнул, открывая глаза, рывком приподнялся – ох… никого… Но всё было настолько явственно… Даже не по себе стало. И со всеми деталями, до мельчайших подробностей… Как-то уж слишком… С совершенно незнакомой ему, на редкость светлокожей саури… Точно с саури. Кожа всё же сероватая. Но похоже, что девушка была метиской… Не человека. Аури…

Взгляд на часы. Пора вставать и собираться в универ. Сашка выбрался из-под одеяла. Хм… Неплохо. И чего маман говорила, что буду разбитый? Наоборот, чувствую себя просто великолепно. Словно какая-то ноша упала с плеч… Быстро умылся, пока Айили спит, сделал у себя зарядку. Снова сполоснулся в душе, вернулся в комнату. Переоделся пока в домашнее – обычные свободные брюки и безрукавка.

– Мажордом, сколько на улице?

– Минус три, хозяин.

– Приготовь мне четыре портативных обогревателя.

– Будет исполнено, хозяин. Завтрак?

– Разумеется, – весело откликнулся парень, садясь на стул.

Шлёп. Шлёп. Шлёп… Это Айили. В привычном уже утреннем виде: всклокоченные волосы, маечка на одном плече, смешные коротенькие штанишки на резинке, зубная щётка во рту.

– Ты встал, монстр?

– Монстр?!

– Потом поговорим, – буркнула под нос, шлёпая в ванную.

– Что это было? – задал сам себе вопрос Александр, прожёвывая очередной ломоть мяса.

Потом плюнул на всё, уж больно сегодня завтрак был вкусным. Доел, неспешно выпил кофе, поглядывая на галерею. Хорошая тут на Чемье зима. Мягкая, безветренная. Красота!

Появился кибер, принёс сумку и посылку, привезённую только что. Айили, появившаяся через пятнадцать минут, быстро сделала себе заказ и с удовольствием приступила к трапезе, с любопытством посматривая на тщательно упакованный контейнер почтового отправления.

– Так, выкладывай, подруга, почему я монстр?

– Айе! Ушатать двух саури до такой степени, что бедняжки выползли из твоей комнаты на четвереньках без единой ниточки с осоловевшими от счастья физиономиями, а потом ещё спокойно спать…

– Ты что, думаешь, что я с ними?..

Последовал энергичный кивок.

– Ерунда. Напридумывала себе невесть что. Можешь попросить у логгера прокрутить запись – ничего не было.

– Не было? Тогда кто там издавал дикие вопли и стонал от наслаждения?

– Чего?! – Сашка похолодел – неужели это был не сон?!

– Мажордом, кто был в моей комнате во время сна?!

– Ирнай ар Харра и Суара иль Орри.

– Кто ещё? – успокаиваясь, задал другой вопрос молодой человек.

– Никого.

– Вступал ли я в связь с саури?

– Имеете в виду как мужчина и женщина? Разумеется, нет, хозяин. Те лекарства, которые вам ввела аптечка, делают невозможным близкий контакт.

Человек с победоносным видом взглянул на притихшую Айили:

– Поняла? И теперь я знаю о твоих «особых днях».

Аури густо покраснела, а он поставил пустую чашку на стол. Кивнул в сторону посылочного контейнера:

– Вот. Посмотри. Там тебе подарок есть.

– Мне? От тебя?!

– Да. А что, нельзя?

В мгновение ока девушка оказалась возле ящика. Вскрыла крышку, вытряхнула пять свёртков. Найдя свой, благо это было несложно, на каждом стояла чёткая подпись, безжалостно разодрала упаковку. Вывалив всё на уже убранный стол, ахнула. Ярко-голубая шубка, отороченная пушистым белым мехом. Элегантная шапочка-таблетка, опять же меховая, такого же голубоватого цвета, мягкие перчатки, пушистый пуловер из настоящей шерсти ангорских коз плюс длинный шарф из того же материала, толстая твидовая юбка до середины голеней. Сапожки, также меховые внутри, на довольно приличном каблучке, с дополнительным подогревом от специальной стельки, вырабатывающей тепло при ходьбе. И – аккуратно запакованный пакет. Когда аури потянулась к нему, Сашка произнёс:

– Лучше смотри его у себя. Заодно и переоденешься.

– А там…

Парень усмехнулся:

– Всяко лучше, чем твои подвязки.

Аури покраснела, сгребла всё в кучу, убежала – время поджимало…

– Айе!!! – услышал Александр восторженный вопль и улыбнулся.

Цок. Цок. Цок…

– Матерь светлых богов, какое чудо!!! – Парень на миг замер, увидев преображённую аури. Подарки изумительно шли ей. – Всё-таки наши модельеры молодцы…

– А что это такое? Никогда не видела. – Аури с блаженной улыбкой провела по замше приталенной шубки.

– Что именно?

– Вот это.

– Мех. Как я понимаю, настоящий.

– Ик, – икнула девушка. Потом с каким-то неверящим видом потрогала пушистую оторочку, провела ладонью по внутренней подкладке из короткого, но очень густого меха. Складывалось ощущение, что её только что стукнули по голове чем-то увесистым. – М…м…м…

– Мех. Самый обыкновенный. А твой свитер из козьей шерсти.

В следующее мгновение ему стало не по себе – аури медленно опустилась на колени, принимая ту самую позу безусловного подчинения.

– Признаю тебя… отныне и навсегда…

– Э-э-э! Ты что?! – Сашка слетел со стула, заставляя принять аури вертикальное положение.

Та вдруг всхлипнула, приникла к нему и уже разрыдалась у него на груди.

– Ты чего, малышка?! – Александр был растерян: почему обычная одежда, пусть даже и довольно дорогая, благо он мог себе позволить такие траты без ущерба для кошелька, вызвала столь бурную реакцию?

Айили наконец перестала хлюпать носом. Вытерла глаза, поправила шапочку, полностью скрывшую длинные ушки. Теперь её было не отличить от обычных человеческих девушек, разве что чуть больше, чем у них, глаза невиданного оттенка могли выдать аури среди граждан Империи.

– Спа… спас… спасибо… – Она подняла заплаканные глаза, щенячьим взглядом заглянула в его лицо и тихо произнесла: – Пойдём на занятия?

– Разумеется… – Александр мягко высвободился от неё, подхватил сумку и засунул внутрь обогреватели. Пояснил: – Палатку таскать каждый день стрёмно. А вот просто подвесить эти печки по углам аудитории – никто ничего и не поймёт.

– А как же тёплый воздух?!

– У этих инфракрасных обогревателей есть одна особенность – тепло только под ними. В их зоне работы. Шаг в сторону – и никто даже не поймёт, что там тепло. Установим их так, чтобы было незаметно, и всё. Студентам хорошо, а на остальных мне как-то… Ладно. Успокоилась?

Аури кивнула, уже действительно придя в себя.

– Чего так разревелась?

– Не скажу. – Отвернулась, но тут же ещё сильнее прижалась к нему, уже совершенно ничего не смущаясь, и счастливо, хотя и смущённо, улыбнулась…

– Ах-хай… – Потрясённый выдох всех саури, застывших в проходе учебного корпуса ледяными статуями при появлении парочки, даже, казалось, заставил клановцев забыть о морозной лихорадке.

Айили словно подменили – её походка изменилась, став от бедра, словно у человеческих моделей, демонстрирующих моды. Светлые волосы зажили отдельной от хозяйки жизнью, струясь волнами по мягкой замше. Носы немногих среди студентов саури мужского пола бледнели, точнее, серели, а кадыки ходили ходуном, когда буквально источающая животную страсть аури проплывала мимо них.

– Матерь светлых богов! Алекс, мне даже жарко! – чуть приподнявшись на цыпочки, страшным шёпотом шепнула ему, дыша в ухо, Айили.

– Я рад, что тебе понравилось, малыш.

Счастливая девушка прямо зарделась от счастья…

Аудитория встретила их единым потрясённым вздохом студенток. Александр быстро обежал глазами соучениц. Те выглядели… обычно для тёплой поры. Значит, освещение его тиба действительно им помогло? Впрочем, пока все молчали, разве что выражение их лиц… Ой-ё… А ведь один из сервис-киберов уже доставил предназначенный ас Кеури пакет адресату. Чего они так смотрят?

– Аалейк… – Староста.

Стоит и дёргает его за куртку, потупив глаза; кстати, сегодня она одета более-менее. Без кучи беспорядочно намотанных покрывал и тряпок. Просто в плотную зимнюю одежду. Нет той сизости, ощущения промёрзших внутренностей. Обычная саури.

– Да?

– Мы просим прощения у тебя за вчерашний визит… Всё получилось спонтанно… Мы сами не ожидали… Простите нас, пожалуйста… Совсем потеряли голову… Из-за…

– Я знаю, – мягко ответил он. – Вы не виноваты, так что не стоит извиняться. Против природы не попрёшь…

Та вскинула голову, счастливо улыбнулась.

Александр открыл сумку, достал кубики обогревателей, дал ей два.

– Прилепи их на стену сзади.

– Айе! Как ты добр! – Даже слезинка блеснула.

Саури гордо вскинула руку, демонстрируя студенткам полученное. Да что с ними?! Стоят с застывшими, потерянными лицами, у большей части глаза на мокром месте. Ан нет! Робкие, счастливые улыбки зажигаются маленькими фонариками… Оставшиеся два кубика человек прикрепил сам, тщательно следя, чтобы кафедра, с которой ведут занятия профессора, не попала в зону их действия. Проверил, включил, с хитрым видом поманил удивлённую его манипуляциями старосту, поставил перед собой:

– Смотри. Тут тепло?

– Да! – счастливо выдохнула та.

– А теперь сделай два шага к месту преподавателя. – Подмигнул.

Та зарделась, но послушно шагнула в сторону.

– Айе! – Торопливо шмыгнула назад, хлопнула изумлённо длинными ресницами. Опять в сторону, только медленнее, даже сдёрнула матерчатую варежку, поёжившись, когда оказалась на кафедре. Тут же вернулась назад. – Это как? – Личико стало хитрым-хитрым: – Ас Архим в жизни не догадается!

Парень кивнул.

– А аль Зархак? Ей скажем?

Сашка помедлил с ответом, потом вздохнул:

– Посмотрим. – Добавил: – На её поведение…

Саури хотела ещё что-то спросить, но удар колокола, проплывший по корпусу и возвестивший начало занятий, заставил всех броситься по своим местам… Едва парень уселся на своё место, как в аудиторию вошла профессор аль Зархак. Выглядела молодая женщина не очень. По сравнению с находящимися в помещении остальными соплеменницами, но куда лучше тех, кого видел Александр в университете. Преподаватель, бросив мгновенный взгляд на него, прошагала к кафедре и сообщила:

– Профессор ас Архим взял сегодня выходной, поэтому пока его буду замещать я… Девочки, что с вами произошло? Староста! Аль Айири!

Та поднялась, упрямо выпятила нижнюю губу. Мотнула головой:

– Не скажу! Это тайна группы.

– Знаю я вашу тайну! – Профессор поёжилась, ткнула рукой в Александра. – Вот она сидит. Человек!

– И что?! – неожиданно взорвалась всегда тихая и вежливая саури. – И что плохого, что он – человек?! Он куда добрее наших мужчин! И лучше! Если бы не он, то… – Она осеклась, спохватившись.

Аль Зархак, оглядевшись, застыла взглядом на Айили, блаженно щурящейся от ощущений и тепла.

– Оль Кузнецова, после занятий подойдёшь ко мне. Надо поговорить.

Аури медленно поднялась, демонстрируя обновку:

– Как пожелаете, профессор.

– Садись.

Та опустилась на своё место.

– Темой сегодняшнего нашего занятия будет…

Читала сегодня материал аль Зархак медленно, неуверенно, спотыкаясь на каждом предложении. Иногда её лицо искажалось гримасой боли, к тому же саури серела, точнее, её кожа принимала тот самый привычный оттенок сизости, типичный, как стало ясно, для морозной лихорадки.

Шлёп! Едва слышно перед Александром упал свёрнутый в комок листок бумаги.

Он развернул. Угловатыми письменами саури было написано одно слово: «Пожалей!»

Парень вздохнул, поискал глазами того, кто кинул, наткнулся на просящие взгляды доброго десятка студенток. Медленно поднялся. Аль Зархак прервалась на полуслове, зло взглянув на вставшего человека:

– Что ты себе позволяешь?!

И тут на него накатило…

– Иди сюда, женщина! Быстро, когда тебе приказывает мужчина!

Профессор рефлекторно шагнула к нему, но тут же застыла на месте, её лицо исказилось гневом.

– Да как ты смеешь, сопляк, бледнокожий урод! Приказывать мне! Твоему педагогу!

– Иди сюда, или ты проклянёшь день, в который родилась!

Аль Зархак издала странный звук, словно всхлипнула, качнулась вперёд, назад, а потом рухнула на ледяной пол.

– Айе… – поражённо выдохнула группа.

– Мать богов! – Ноги уже сами несли Александра к кафедре. Он подхватил саури с пола, тут же рванулся в тёплую зону. – Девочки! Быстро сдвинули столы! – Заметив, что те не поняли, поправился: – Аршха!

Девчонки тут же зашевелились, подтаскивая низенькие ученические столики один к другому, образуя импровизированное ложе.

– Вот же идиотка! Закрутилась так, что и не распутать! – Александр торопливо рвал с женщины тряпки, толстую ткань одежды, обнажая тело.

Самое интересное, что никто не возмущался такой вольностью, наоборот, все дружно выстроились стенкой, прикрывая его действия от могущих случайно заглянуть в аудиторию посторонних. Наконец Лондра была почти полностью раздета. Под руку сунулась староста:

– Как она? Очнётся?

– Не пойму, что с ней.

Девушка ткнула рукой в опухшие веки молодой женщины:

– Профессор точно не спала этой ночью. А может, и больше. Два-три дня. Недосыпание вызывает резкое обострение недостаточности и усиленный распад внутри.

– Ясно… – Человек оглянулся по сторонам, выхватил знакомое личико ас Кеури. – Юала!

Та протолкнулась к нему:

– Старший?

Что за… Ах да. Он же её покровитель…

– Тебе придётся пробежаться. В мой… наш тиб. Возьмёшь аптечку в моей комнате, на столе. Принесёшь сюда. И… На кухне три пластиковых пакета. Ну, мешка. На них написаны имена. Тебе, кстати, принесли?

– Да, старший, но я не успела в него заглянуть. Хотела после занятий…

– Всё, всё. Возьмёшь пакет с именем профессора и принесёшь сюда.

– А тиб меня пустит?

– Пустит. Не волнуйся. – Молодой человек достал из куртки коммуникатор, протянул ей. – Нажмёшь сюда, скажешь мажордому, что тебе нужно. Только быстро.

Саури кивнула, уже убегая к выходу.

– Есть надежда? – опять сунулась аль Айири.

– Есть, конечно… – Александр помедлил. – Ты знаешь, где она живёт?

Кивнула:

– Разумеется.

– Вы сегодня опять ко мне собирались?

Она посерела, но кивнула. Потом жалобно пролепетала:

– Ты же уже знаешь, каково нам сейчас… А у тебя всё проходит, и потом нам становится так хорошо… Мы даже дома не чувствуем холода…

– Понятно. В общем, тебе зада… поручение: позаботься, чтобы профессор тоже пришла с вами. Хорошо?

Та кивнула. Потом счастливо прошептала:

– Значит, ты не возражаешь?

– После твоего сегодняшнего выступления – нет. Так и скажи девчонкам.

– Айе, обрадую…

Ну, неделю до начала каникул он как-нибудь их визиты переживёт…

Глава 14

– Пошли. – Сашка подхватил под локотки Айили и Лондру аль Зархак и шагнул вперёд, выходя уже на Империи.

Следом из мембраны перехода вышли ещё три саури: Юала, Ирнай и Суара. Ужасно смущённые, очаровательно краснеющие, точнее, сереющие под многочисленными взглядами туристов, посещающих метрополию империи Русь. Все дамы были в подаренных им человеком нарядах и выглядели так, что сразу становилось понятно: это либо один клан, либо одна компания. Александр взглянул на коммуникатор. Ага, времени хватает.

– Девочки, за мной, – негромко скомандовал он, устремляясь в следующий зал.

Восторженное гудение провожало их. Айили покраснела, чуть ускорила шаг.

– Не спеши. Мы успеваем.

– А чего они…

– Восхищаются.

Услышавшая его слова Лондра едва не споткнулась. Испуганно повернула голову влево-вправо, тоже очаровательно потемнела. И во втором зале народу хватало. Александр устремился к кабине, над которой светился его номер. Похоже, дядя приложил свою руку… Снова слепящее сияние пространственного перехода, и в лицо пахнуло горячим, после зимы саури и Империи, воздухом.

– Как жарко…

Девушки стали торопливо расстёгивать шубки.

– Александр Алексеевич, прошу сюда.

Молодой человек повернулся на голос и едва сдержал возглас изумления: перед ним почтительно вытянулся одетый в ливрею слуги Михаил Громов, генерал службы безопасности Его величества!

– Глайдер ждёт вас. – Он сделал жест в сторону большого лимузина белого цвета, застывшего рядом с выходом.

Ничего не оставалось, как подчиниться, поэтому Александр, молча кивнув, мол, так положено, потащил всех туда. Водитель предупредительно открыл дверцы, пахнуло прохладой. Ну да. Дурак сейчас он. Приволок одетых по-зимнему саури в пекло лета с тридцатиградусной жарой. Хорошо, есть на Руси догадливые люди… Девушки с испуганными лицами расселись на мягких диванчиках. Генерал-слуга – впереди, рядом с водителем. Бесшумно опустилось стекло, и Михаил обернулся к ним:

– Дом приготовлен, ждут вас.

– Спасибо, – буркнул Александр, стягивая с плеч тёплую куртку.

Машина беззвучно пошла вверх.

– Долго нам лететь?

– Десять минут, высокая, – на безупречном языке кланов ответил Громов, вновь обернувшись. – Александр, если ваши гости чего-нибудь желают, то бар полон…

Саури испуганно замотали головой, отказываясь. Их до полусмерти напугал даже лимузин и его роскошный салон. А ещё, оказывается, внутри есть и бар… Девушки прилипли к окнам, разглядывая поверхность планеты, проплывающей под ними.

– Сколько зелени! Как хорошо! – так и сыпались восторженные восклицания.

Для них, только что покинувших заснеженную планету, чудо вечного лета было чем-то волшебным. Впрочем, планета Красавица славилась по всей Руси как лучший курорт.

Лимузин плавно начал снижение, заходя на посадку. И тут Сашка чуть не икнул, потому что прекрасно знал личную дачу Его величества. Так вот куда его запихивают?! Что-то дядя разошёлся…

Дверцы открылись, и все высыпали наружу. Саури уже начали потеть, капельки влаги выступили на их лицах.

– Прошу за мной, дамы. – Михаил сделал приглашающий жест в сторону дома.

Александр распорядился:

– Давайте, давайте. Вам покажут ваши комнаты, помогут с остальным.

Саури и Айили нехотя поплелись за Громовым.

Хлопок по плечу заставил Александра обернуться:

– Дядя Серёжа? Прошу прощения, ваше…

Тело уже само опускалось на колено, но его успели схватить за плечи.

– Ты это брось! – повысил голос император. – Я тут всего на один день, чтобы посмотреть на тебя и Айили, ну и оценить тот малинник, что ты сюда притащил… – Он ухмыльнулся. – Ты, оказывается, времени там не терял…

– Как-то само получилось, дядя Серёжа…

– Само-то само. Но клювом ты кое-кого прощёлкал. Хотя того волка люди, не чета тебе, не смогли раскусить, – туманно намекнул на что-то важное государь, затем обхватил парня за плечо и повлёк за собой: – Пошли. Сейчас твоих дамочек переоденут, отмоют с дороги, обработают парикмахеры, тогда и встретитесь.

– А что за зубр, дядя Серёжа?

– Пошли. Он как раз тут тоже в гостях, почему, в частности, я здесь и ошиваюсь. Заодно ещё кое-кого увидишь…

Они дошли до одной из дверей, и император лёгким толчком втолкнул парня внутрь, взглянул на часы:

– Тридцать минут. Не больше.

– Мне и пятнадцати хватит… – буркнул Сашка.

– Мундир надень! – крикнул ему вслед дядя Серёжа.

Мундир? Раз сам приказывает, тогда ладно. Да и соскучился он по форме, если быть честным…

Ровно через тридцать минут Александр вышел из комнаты. Да уж, действительно… императорская вилла… Если в Чемье считали его тиб вызывающе роскошным, то что они скажут после того, как поживут здесь?.. У выхода его встретила худенькая девушка в голубом мундире курсанта Академии военно-космических сил Империи. Бросила руку к плечу:

– Прошу за мной, ваше высочество…

С чего это он вдруг высочеством стал? Сашка пожал плечами и двинулся следом… Как приятно вновь ощутить на себе погоны!.. Они прошли огромное здание виллы насквозь и оказались в парке.

– Сюда, ваше высочество. – Девушка сделала приглашающий жест в сторону открытого бассейна, в котором уже кто-то весело плескался.

Дядя стоял возле невысокого столика под зонтиком. Ещё один… разумный… сидел в шезлонге, прикрыв серое лицо широкополой шляпой.

– Лейтенант Кузнецов прибыл по вашему приказанию, ваше величество. – Александр привычно кинул кулак к плечу, отдавая честь.

– Ладно, ладно. Садись к нам, нечего тебе на солнышке голову печь. Она нам нужна нормальной.

Нам? Он присел на свободный шезлонг в тени. Снял пилотку, засунул под погон. Саури под шляпой не шевелился, только женщина в бассейне стремительно плыла к ним от дальней стенки. Интересно, кто? Тётя Аруанн? Нет. У неё волосы темнее. Эта же натуральная блондинка, удивительно, как она плавает с такими волосами? Они же длиннее, чем её рост! Между тем женщина подплыла к ним и, не вылезая из воды, встала на дно бассейна, положила руки на его край и опустила на них подбородок, с любопытством рассматривая офицера. Затем обратилась к императору:

– Так это он?

– Да, Юрайя. Племянник.

– Хм… Хороший мальчик, – одобрительно оглядев его с ног до головы, кивнула… Аури… Мать богов!!!

Тут пошевелился и саури, снимая с головы шляпу, закрывающую его лицо, весело улыбнулся:

– Приветствую, Александр! – протянул он руку для рукопожатия.

– Э… – От изумления Сашка растерялся – перед ним сидел глава клана ас Кеури. – Вы, Арой?

Тут его снова хлопнули по плечу.

– Вообще-то не Арой и не глава. А мой сват.

– Сват? Сам вождь вождей?!

– А что, не похож?

Саури усмехнулся, потом легонько стукнул в бок Сергея:

– Спасибо родственнику. Помог прийти в себя.

– Э… А…

– Хватит междометиями изъясняться, лейтенант. Возьми себя в руки.

Жёсткий тон мгновенно привёл Александра в чувство, а император продолжил:

– Итак, теперь ты знаешь нас всех, кто есть кто. Задача твоя остаётся прежней – любыми способами защищать Айили. Поскольку сват раскрылся, можешь использовать Юалу так, как считаешь нужным. Она будет у тебя в официальном подчинении.

Лейтенант кивнул. Императора сменил саури:

– Ещё один вопрос, Александр. О самом Чемье. Стоит ли мне дальше содержать этих идиотов или их пора разогнать?

– Честно?

– Естественно.

Молодой человек задумался, потом решительно ответил:

– Думаю, пора, высокий. И чем раньше, тем лучше. По сути, университет просто стал клубом для элиты. Причём далеко не самой лучшей. Конечно, есть и нормальные студенты и студентки, но методика преподавания поставлена так, что эти таланты методично уничтожаются, вместо того чтобы развивать их. Да и сама программа обучения… – Александр вздохнул – вождю вождей то, что он скажет сейчас, точно не понравится. – Мне лично скучно проходить по второму разу то, что я изучал в нашей средней школе… Это первое. Второе: я только что сказал – никуда не годится методика преподавания. Третье: условия проживания и обучения калечат саури. Причём, как я понимаю, навсегда. Реальные знания студенты получают во время практики в своих кланах. Так зачем брать с их семей огромные деньги за то, что ребёнок потеряет здоровье в насквозь промёрзшем тибе и аудитории?

– Жёстко, – неожиданно отреагировал вождь вождей, – но справедливо. До меня доходили жалобы на Чемье. Но почему-то, когда туда посылались комиссии для разбирательства, все дела глохли, недовольство сразу пропадало, и всё оставалось по-прежнему. Относительно же условий проживания и преподавания… Ты ничего не понял, Саша?

– Кое-что. Но мало исходных данных, – признался он.

– Вот именно. Кланы бедны. Основная часть населения живёт в крайней нищете, а мы ничего не можем им дать. Потому что постоянные войны, длящиеся тысячелетиями, разорили нас. Но сейчас у моего народа…

– У нашего народа… – поправила его аури, всё ещё рассматривающая молодого офицера с нескрываемым интересом.

Мнимый ас Кеури кивнул:

– У нашего народа появилась надежда. Ты теперь знаешь, почему мы сцепились с людьми…

– Вы о морозной лихорадке?

– Да, – кивнул тот.

– Жутко, высокий. Просто жутко. Например, Лондру аль Зархак я фактически вытащил с того света. Если бы не аптечка…

– Мы теряем каждую зиму десять – пятнадцать тысяч саури. Они не выдерживают холодный период. На ваших планетах такой аномалии, как в наших мирах, нет. И…

– Туризм.

– Дело не в туризме, Александр, – вмешался дядя. – Помнишь Яяри Рогову?

– Ту саури, что просвещала меня по поводу Чемье?

– Она самая, – подала голос аури, блаженно щурясь на солнце и привычным жестом отводя свою фантастическую гриву в сторону, пустив волосы по воде. – Яяри уже родила. Девочку. Но самое интересное, что молодая мать не испытывает никакого дискомфорта от вашей зимы. Совершенно. Мы обследовали её, естественно, под благовидным предлогом, и выяснили потрясающую вещь – саури, родившая от человека, больше никогда не будет испытывать приступов морозной лихорадки. Ваши гормоны перестраивают организм матери, устраняя аномалии нашей генетики.

– Ничего себе! Получается, что для того, чтобы пережить зиму с гарантией, саури надо просто стать матерью ребёнка от нас?

– Или аури.

– Хм… А как же с мужчинами? Не боитесь, что мужской пол высоких и истинных исчезнет?

– Пока подобных данных мы не имеем, – ответил саури.

Внезапно аури выпрыгнула из бассейна, мягко приземлилась на ноги. Прогнулась на миг, расставляя красивые руки в стороны, чтобы дать солнышку покрыть их загаром. Сашка невольно сглотнул слюну. Потому что выглядела аури… мечтой любого нормального мужчины. Талия, которую можно обхватить двумя ладонями, высокая грудь примерно четвёртого размера, крутые бёдра идеальных ног. Учитывая, что купальник аури состоял их двух микроскопических треугольничков, голубого и белого, соединённых блестящими металлическими кольцами, а верх этого бикини прикрывал лишь соски и ореол вокруг них, то… Женщина, выглядящая не старше тридцати, улыбнулась ему понимающей улыбкой и подошла к ас Кеури, устраиваясь у него на коленях. Тот обнял её за талию, что заставило Александра удивлённо распахнуть глаза.

– Всё, Саш. Двигай.

– Да, Александр. И ещё раз спасибо за аль Сабира.

– Мне нетрудно…

– Вот и хорошо. Юала тебе скажет, чья очередь будет следующей. И очень скоро.

– Сделаем, вождь вождей, – улыбнулся Александр, отдавая честь и разворачиваясь.

– Переодеться не забудь, – услышал он в спину вместе с коротким смешком…

Успел едва-едва. Только скинул форму, влез в шорты и футболку, как уже надо было спешить. Что саури, что Айили уже выдвинулись к стратегической точке сбора – гостиной… Александр вбежал в помещение первым, прыгнул на диван, напустил на себя обычный вид, торопливо осматриваясь, – вдруг что изменилось с его последнего визита. Девчонки спросят, а он ни в зуб ногой…

Двери распахнулись, и Александр торопливо поднялся, приветствуя гостей. Единственное, что ему захотелось на этот момент, – обложить кланы с их традициями самыми грязными ругательствами. Вот уж действительно, как можно самым красивым женщинам, простите, девушкам галактики придумывать самые уродливые наряды?! Четверо саури и одна аури выглядели… Впрочем, слов он не находил. Ему оставалось только улыбаться. Причём довольно глупо. Сменив одежду и побывав в руках парикмахеров-визажистов, все стали выглядеть совсем по-другому. Куда подевались зашуганные, придавленные грузом традиций, приниженные обычаями, наглухо закутанные существа? В гостиную вошли изумительно красивые, скорее даже прекрасные создания, которые не могли принадлежать к тем, кто ходит по земле среди нас. Небожительницы, богини во плоти. Следом за ними появился Громов, опять играющий роль слуги. Понятно почему. Если здесь собрались трое правителей… Упс. Двери раскрылись, на пороге появилась ещё одна саури, совершенно незнакомая Александру, сопровождаемая робоколяской, в которой игралась крошечная, не старше полутора лет, девочка. И – тоже изумительно красивая. Следом появился высокий, просто огромный молодой мужчина, ведя за руку девочку лет восьми – десяти. Не просто девочку, а тоже… саури… Все удивлённо смотрели на необычных гостей. А мужчина легко вскинул в приветственном жесте руку, улыбнулся открытой улыбкой и обратился к нему:

– Привет, Саш! Отца не видел?

– Отца? – протянул тот, торопливо перебирая комбинации. – Дядю Серёжу?

– Да-да. Решил вот с семьёй навестить родителей, давно не общались.

Саури, бывшая с ним, въехала ему локтем в бок:

– Слишком давно, дорогой! Целый месяц!

А та девочка, что постарше, запрыгала на одной ножке:

– Ой, это дядя Саша? Мой дядя? Самый настоящий? Ура! А то бабушек – две. Дедушек – два. Даже сестра есть. А дяди нету.

Дядя? Это… Сашка сглотнул, приводя растрёпанные мысли в порядок. Есть! Атти дель Парда и его жена Ооли!

Между тем та с любопытством взглянула на выстроившихся кучкой гостий.

– Так… С… Младшая сестрёнка, чего ты там застыла? Ты, ты, младшая Синего дома. К тебе обращаюсь! Купальник на тебе?

Аури ошеломлённо кивнула, не понимая, как это саури мало того что её не боится, так ещё и обращается к ней, аури, словно она младшая!

– А раз купальник на тебе, нечего тут чахнуть! Пошли в бассейн!

Одним прыжком саури подхватила Айили под руку и потащила из гостиной. На пороге, правда, обернулась, сверкнула глазами:

– А вы, холодные рыбины, чего застыли?! Живо за мной, купаться! Аами, за мной!

Через пару секунд Александр и Атти остались одни. Старший по возрасту новый родственник подмигнул:

– Что, ошеломили? Самое главное тут другое. Ты слышал, как моя половина обратилась к Айили? Младшая сестра. Понял, что это такое?

Зубы Александра щёлкнули. Со стуком. Это… Это… Привычный ему мир трещал и лопался под напором того, что он видел.

Снова послышались быстрые шаги, он невольно напрягся, но тут же расслабился, эту женщину он знал – тётя Аруанн. Жена дяди Серёжи. Она подлетела к нему, радостно обняла, чмокнула в щёчку, обдав тонким фиалковым ароматом:

– Ой, прости, что я мимоходом, Саша. Только вот сына уложила после кормления. Буквально на две минуты заскочила. Родственники ждут, да сын приехал с дочкой и внучками. Атти! – Оторвалась от Александра, уставившись строгим взглядом на фиорийца. – Где все?

Тот беспомощно развёл руками:

– Ты же знаешь Ооли, мама. Она ни минуты не может спокойно посидеть. Вот, утащила всех в бассейн.

– В бассейн? А вдруг Аами или Ари головки напечёт?

– Она им панамки надела, тётя Аруанн, – выдавил Сашка.

Женщина, точнее, с виду юная девушка с подозрением посмотрела на него, потом опять упёрлась глазами в сына:

– Точно?

– Точно, ма.

– Я ведь проверю… – протянула та с подозрением. – Вы тут не рассиживайтесь. Идёмте быстрее купаться.

Атти махнул рукой:

– Пару минут, мам. Сейчас ещё Серёга Стрельцов с Яяри должны прибыть и ещё две гостьи из домов. Дождёмся и пойдём все вместе.

– Яяри дель Стел? – всплеснула руками Аруанн. – За что мне такое наказание, Высочайший! Опять у меня будет всю ночь болеть живот от смеха… – И стремительно выбежала из гостиной.

Едва она покинула комнату, как двери снова открылись, и Атти поднялся с кресла, следом за ним и Александр, потому что на этот раз пришли три аури, причём одна вела за руки двух девочек не старше трёх лет, явно близнецов, потому что похожи они были как две капли воды. Две другие женщины, тоже ослепительно красивые, с чуть бледноватой кожей, стыдливо озирались по сторонам, придерживая руками парео, надетые на них. Следом появился ещё один человек, такой же огромный, как и фиориец.

– Серёга! Яяри! Всем семейством?

– Раз начальство возжелало, то почему и нет? Давайте, девочки, нечего стесняться… – Стрельцов подтолкнул стремительно алеющих аури к мужчинам. – Знакомьтесь, красавицы, – Александр Кузнецов, племянник нашего Сергея Неистового. А это мой, точнее, наш с Яяри непосредственный властелин, Атти дель Парда. Он вообще-то сын того же Сергея. – Кивнул мужчинам, крепко пожал руки.

Яяри присела, продемонстрировав точёную ногу бесконечной длины в разрезе парео, малыши дружно склонили голову в поклоне, а Стрельцов расплылся в улыбке, осматриваясь с любопытством по сторонам:

– А где все?

– В бассейне. Только вас ждём. Пошли?

Аури кивнули, а людей и упрашивать не надо было… Яркое солнце Красавицы жарило от души. Саури улеглись на огромный мягкий матрас, жадно впитывая обнажёнными телами лучи светила. Ну как обнажёнными? Естественно, в купальных костюмах. Правда, довольно смелых. Ещё они опасливо косились в сторону оживлённо дискутирующих аури, которые яростно жестикулировали, что-то горячо обсуждая. Император, вождь вождей и великая мать с усмешкой посматривали в их сторону, Ооли возилась с малышами, которые никак не хотели вылезать из бассейна. Причём папы поддерживали детей, время от времени подхватывая их, усаживая на плечи и делая заплывы на небольшие дистанции, пока бабушка Аруанн носилась, словно вспугнутая наседка, по краю искусственного водоёма. Словом, типичная семейная поездка на отдых.

Бесшумные слуги накрыли стол чуть в стороне, под лёгким навесом. Император встал с шезлонга, что-то произнёс, Александр не расслышал, и трое владык неспешно двинулись к угощению. Кстати, фруктовому, на что молодой человек обратил внимание. Арбузы, виноград, абрикосы, яблоки, груши, многое другое, в том числе и экзотические киви, папайя и прочее. Бросилась в глаза рука саури на талии аури. Контраст. Но… смотрелись оба ушастых, что серый, что светлая, потрясающе. Помолодевший на века саури выглядел просто великолепно, не старше тридцати – тридцати пяти. Великая мать – не старше двадцати пяти – двадцати семи лет. Так что, не зная, их можно было принять за молодожёнов, что, как понял Александр, так и было. Во всяком случае, Айили только хлопала ресницами, когда Юрайя, ничуть не смущаясь присутствующих, вдруг приникла в жарком поцелуе к Аафиху, который ответил ей с не меньшей страстью.

– Айе… – ошеломлённо протянула Юала при виде этой сцены.

Александр её понимал – вот тебе и глава клана последней тысячи… Она до этого дня даже не подозревала, кто в действительности является их вождём. Александр поднялся с матраса, потому что троица аури, до этого что-то яростно обсуждавшие, устремилась к нему.

– Ты учишься в Чемье?

Он кивнул. Рыжая, которая была замужем за фиорийцем, бесцеремонно ткнула ему пальцем в грудь:

– Давай рассказывай.

– Что?

– Всё.

– В смысле – всё? – опешил он от её напора.

Но тут две другие аури почти синхронно пропели:

– Алекс ещё не понимает…

– Да? – откликнулась рыжая и поспешила разъяснить вопрос: – Чемье – это блеф? Просто дутая величина?

Александр покосился на саури, стриганувших ушами при этом вопросе.

– Не знаю, могу ли я…

– Можешь, можешь. Назад в кланы они не вернутся. Вождь уже распорядился, – кивнула Яяри в сторону парочки аури-саури, с аппетитом расправляющихся с огромным сахарным арбузом. Потом взглянула на замерших девушек: – Профессора забирает генерал Рогов. Этих двух… – ткнула в старшекурсниц рукой, – отправляют к вам, будут учиться нормальным знаниям. Новый факультет при Имперской академии. Менеджеры кризисного периода.

Ирнай и Суара икнули. Лондра вообще пошла пятнами.

– Остаётся Юала. – Саури усмехнулась так, что та, о ком шла речь, поёжилась, приняв бледный вид. – Её, прости, замуж выдают. Так что её учёба закончилась.

– Айе…

Замуж? Да, жёстко в кланах… Вождь решил – и всё. А там – как получится.

– А за кого?

– За тебя, естественно. Ты что, не знал?

– За меня?!

Выражение лица Александра стало таким ошарашенным, что Яяри прыснула в кулачок, потом согнулась от смеха, уперевшись руками в колени, выпрямилась, смахивая выступившие слёзы с пышных ресниц.

– Ой, а ты поверил!

Она обернулась к столу, где трое владык наслаждались фруктовой трапезой, крикнула:

– Матушка, он купился! Как ты и говорила! – Тут же развернулась к нему: – Извини. Твой дядя попросил это сделать. Насчёт неё: вождь вождей хочет отправить её на Фиори. Нашим людям там нужна помощь.

– Так что, со мной остаётся одна Айили?

– Нет. Айили переводят к вам, в школу. На Империи. Там, увы, ты её прикрывать не сможешь… – Саури смерила человека глазами, улыбнулась. – Так что, Саша, вернёшься в Чемье один. Но это ненадолго. Максимум до весны… – Она смахнула неожиданно грустную улыбку с лица, снова повеселела. Ткнула шутливо в плечо. – Вот. Не раскисай, лови момент. – Показала глазами на загорающих девчонок. Подмигнула и, ухватив своих подруг, потащила их к бассейну.

Мгновение – и восторженный визг разорвал воздух. Ооли, отвлёкшаяся на минутку от детей, коварно столкнула аури в воду…

Глава 15

Александр перешагнул порог тиба, огляделся, вздохнул. Теперь он будет жить в этом улье один. Логгер обрадованно подал голос:

– С возвращением, хозяин! Приветствую вас после отдыха.

– Спасибо…

Шаги гулко отдавались в пустоте дома. Странно, Айили нет, и на душе стало как-то холодно, тоскливо. А как было весело в эти дни с девчонками! Даже чопорная внешне Лондра оказалась весёлой и игривой, как котёнок. Целыми днями вся компания бултыхалась в бассейне, загорала, гуляла по близлежащему городу. К концу каникул пройтись по парку аттракционов, в который все влюбились с первого посещения, в шортах и коротком топике прежде наглухо закутанным саури было нипочём. А парео стало любимым одеянием…

Александр снял верхнюю одежду. Отдал команду паковать вещи Айили. Её матушка попросила отправить их обратно. Киберы засуетились. Сашка прошёл в кабинет, уселся за стол, включил внешнюю линию. Надо проверить почту. Ого сколько! Первое письмо – извещение от администрации Чемье. Она выражала недовольство нескромным поведением профессора аль Зархак, которая всю неделю до отъезда жила у него – отпускать женщину помирать Александр не собирался. Правда, спала она у Айили. Ладно. С этим ясно. Пусть академики ищут замену ююти. Вождь вождей вообще прикрывает их лавочку. Последний год. Потом – расформирование…

Следующее письмо от отца. Ругается, что сын молчит, а мама волнуется. Ну, пап, я же заезжал домой напоследок… А, точно. Письму-то уже месяц… Далее отчёт с биржи. Понятно. Куча угроз от почившего в бозе бывшего клана кораблестроителей. А это что? Упс! От… аль Айири? Уф… Это же староста! Открыл послание, пробежал глазами. Девушка интересуется, когда им можно будет зайти к нему погреться. Им – значит, группе. Погреться – посидеть в бассейне, пожариться под лучами искусственного солнца. Пригласить, что ли? А то даже кусок в горло одному не лезет…

– Хозяин. Вещи упакованы. Позволите заказать доставку?

– Разумеется.

Логгер отвлёк от дурных мыслей. Кузнецов поднялся, прошёл в опустевшую комнату аури. Всё так, как и думал. Голые стены, никакой мебели. Имущество Айили уложено в контейнер, ранее служивший глайдеру гаражом. Взглянул на часы – лавка ещё открыта. Нужно прогуляться… Снег вкусно поскрипывал под рубчатыми подошвами берцев. Сашка расстегнул куртку, наслаждаясь чудесной погодой: ни ветерка, ни тучки. Ясное небо с тусклым светилом. Продавец встретил его с поклонами, радостно приветствуя щедрого покупателя:

– Хвала светлым богам, услышавшим мои молитвы, ююти-человек! Видно, щедрая рука светлых богов простёрлась над моей лавкой. С вашей лёгкой руки каждый день меня осаждают студенты, желая что-либо купить!

Александр даже улыбнулся столь искренней радости.

– И я рад видеть вас, уважаемый ююти! Моя соседка по тибу уехала на Империю. Её родители решили переменить учебное заведение.

– Дорого?

– Для Айили? Нет, что вы. Просто программа Чемье… как бы сказать… откровенно слаба. И против имперского образования не тянет. А её родители, будучи людьми амбициозными и влиятельными, решили, что их дочь достойна самого лучшего, поэтому и перевели её в человеческую академию.

– Жаль, жаль, достойнейший покупатель, очень жаль… – вздохнул саури. Но тут же ожил – человек ведь остался! – Тогда что привело вас сюда?

Александр вздохнул:

– У нас был тиб на двоих. Теперь её комната пуста. Всё отправлено обратно в её дом.

– Дом?! – вздрогнул саури.

– Ну да, дом. Синий дом светлых и могучих.

– Айе… Это была сама дочь великой матери?! Тёмные боги! Поэтому она прятала лицо…

– Эй, уважаемый! – Сашка помахал рукой перед его лицом.

Продавец очнулся, посмотрел на человека:

– Простите, уважаемый покупатель, просто весть о том, что в моей скромной лавке была дочь великой матери домов светлых и могучих, сама по себе убийственна… Для саури…

– Ха, а кто вам мешает увеличить свои доходы, поместив, скажем, скромную ленточку синего цвета вон там… – Сашка указал на стену за спиной продавца. – И написать под ней «В этом месте обслуживалась сама Айили ас Таррии уль Макийя». Думаю, в свете последних событий это привлечёт дополнительных покупателей.

– Светлые боги! Мне подобное даже в голову не могло прийти! Гениальная идея! Многие из нас пожелают приобрести товары там, где покупала сама дочь великой матери! Я благодарю вас за эту столь ценную подсказку, мой лучший покупатель! Айе, простите за болтовню, ююти-человек. Вам, как в прошлый раз, каталог?

Александр кивнул, тут же получив увесистый том и без напоминания лист белоснежной бумаги и самописку. Отойдя чуть в сторону, принялся за дело. Обычный набор: кровать, шкаф, стулья, кресло, столик, зачем-то решил приобрести ещё настоящий женский будуар. Вроде хватит. Огляделся по сторонам. Ого! А продавец не врал. Лавка действительно популярна. Пара студенток уже торчала у прилавка, завистливо рассматривая выставленные на стеллажах образцы бижутерии. Потом отошли в сторонку, перешёптываясь. По виду – первокурсницы. О! Ещё идут. Парень с девушкой, естественно саури. Ахнули, увидев его, торопливо отошли в сторону. Он злорадно отметил, как сереет юноша, рефлекторно выступая перед своей спутницей. Спокойно обогнул их, подошёл к прилавку, протягивая листок с записями:

– Уважаемый, прошу принять заказ!

Продавец взял лист, быстро защёлкал сенсорами логгера. Спустя пару минут выдал:

– Шесть тысяч восемьсот один карх.

– Пожалуйста. – Александр протянул карточку. Наличные решил не тратить.

Продавец с поклоном принял, сунул в считыватель, набрал код.

– Транзакция проведена успешно. Баланс – два миллиарда восемьсот сорок миллионов девятьсот семь тысяч триста два карха. Желаете совершить ещё покупку?

Тьма! Он что, не мог выключить динамик?! Резко обернулся – немая сцена… Застывшие столбом посетители, отвисшая челюсть лавочника.

– Уважаемый!..

Тщетно. Тот не реагировал, впав в ступор. Александр вздохнул, дописал адрес, хотя продавец наверняка его помнил, но на всякий случай, и покинул лавку. Снег вкусно заскрипел под ногами…

Продавец, похоже, очнулся, когда уже стемнело. Во всяком случае, Сашкину покупку доставили поздним вечером. А может, лавочник просто ждал товар из центрального офиса. Киберы быстро разгрузили покупки, сняли новый контейнер, загнали в него глайдер. Потом расставили мебель. Посмотрев на результат, молодой человек вздохнул – в тибе всё равно пусто. Сейчас Сашка даже был бы рад, если бы вся группа толпой ввалилась к нему в дом…

– Логгер, можно ли силами сервис-киберов устроить бассейн в тибе? Небольшой. Пятнадцать на пятнадцать?

– Разумеется. Желаете приступить?

– Да. Впрочем… Не надо. Я передумал…

Без всякого аппетита поел, принял душ и улёгся спать… Утром положил в сумку слегка модернизированные, по его просьбе, излучатели, двинулся на занятия. Группа приветствовала его появление радостным гулом. Быстрый взгляд показал, что девчонки выглядят здоровыми. Та неделя в его тибе практически излечила их от морозной лихорадки. Староста, когда гул приветствий стих, удивлённо взглянула на него:

– А где светлая?

Он вздохнул:

– Айили осталась на Империи. Её перевели в человеческую академию. Профессора аль Зархак тоже больше не будет. Она теперь работает переводчиком в большой человеческой фирме. – Не соврал ведь ни капельки. Армия – это очень большая организация. – Ар Харра и иль Орри перевелись в новый имперский университет. Будут теперь учиться там. Главы их кланов известят ректора сегодня об этом… Ас Кеури выдали замуж.

– Айе… За кого?

Вот же любопытная… Пожал плечами:

– Не знаю точно. Он не из кланов и не из домов. Откуда-то с Фиори…

– Фиори?! – вдруг воскликнула одна саури с заднего сабейсчхе.

– Да, Фиори. Мне сказали так.

– Это значит – за человека…

– А что?

Саури вдруг начали переглядываться, кое-кто посерел в смущении.

– Что такого выйти замуж за человека, высокие? Я знаю точно, что некая вдова стала женой моего знакомого. Более того, она счастлива в браке, даже родила мужу мальчика.

– Вдова нашла себе человека и родила?! – снова тот же изумлённый голос.

Сашка кивнул:

– Да.

– Но ведь она – вдова!

– А что, вдова уже не саури? – ехидно задал он вопрос девчонкам.

Но тут раздался звук учебного колокола. Один, второй, третий. Аль Айири хлопнула в ладоши:

– Девочки! Общее собрание! Быстренько встали и пошли.

Саури одна за другой стали покидать аудиторию, бросая жаркие взгляды в его сторону. Невольно Александр поёжился. Вот теперь точно полярный лис… Раньше их сдерживала Айили. А сейчас никаких ограничений нет… Пристроился в хвост чинно двигающимся в актовый зал согруппницам… Вот не нравится ему, что все встречные с удивлением смотрят на их колонну. И действительно, в противоположность остальным саури, хмурым, поникшим, еле передвигающимся, девушки идут бодро, улыбаются, а выглядят так, будто на улице лето, а не разгар зимы… Да ещё он позади колонны. Без шапки, в куртке нараспашку… Человек…

На трибуну, шаркая ногами, кое-как взобрался ректор. Старик выглядел – краше в гроб кладут, как говорится. Прозвучал сигнал включённой трансляции.

– Уважаемые студенты нашего достославного и почтенного университета! Я собрал вас для того, чтобы сделать объявление: профессор аль Зархак покинула наши стены…

Хм, это он из-за этого?..

– И в связи с болезнью большей части преподавательского состава некоторые занятия в группах будут проводить назначенные ректоратом учащиеся… Сейчас будет оглашён список… – Заунывным голосом ректор стал произносить имена, а Александр напрягался всё больше и больше, предчувствуя неприятности пятой точкой… – И наконец, группа второго курса, куратор ас Архим. В связи с болезнью уважаемого профессора вести занятия в группе будет… – Саури удивлённо взглянул на листок, лежащий перед ним, затем пробежал глазами текст ещё раз. Открыл было рот, чтобы огласить имя несчастного, но просто беззвучно хлопнул несколько раз ртом, так и не произнеся ни слова.

Его шатнуло. Потом старик начал опускаться на глину сцены. Что за… Выскочило несколько педагогов, торопливо подхватили старика, понесли. Женская фигура отделилась от них, подобрала листок, скользнула глазами по листку, потом наклонилась к микрофону. Сашка стиснул кулаки.

– Вести учебную программу у учащихся группы профессора ас Архима некому. Поэтому все учащиеся станут заниматься самоподготовкой. Желающие могут сдать экзамены за курс экстерном.

– Ф-фу!

На облегчённый вздох Кузнецова оглянулись стоящие рядом. Сзади послышался чей-то шёпот:

– Ты серьёзно рассчитывал, что вести лекции поручат тебе, человек?!

Александр лениво повернул голову, с удивлением отметив, что стоящие рядом девушки торопливо расступаются.

– Ты кто?

Перед ним стояла незнакомая саури. Тоже закутанная в тряпки и с уже знакомыми пятнами синевы от зимней лихорадки на щеках, с чуть впалыми щеками. Но… То ли он уже привык жить среди ушастых, то ли что-то другое… Саури чуть приподняла голову, принимая горделивую позу:

– Сайя ар Джарра, бледнокожий урод.

– Даже так? – Давно он не ощущал такой угрозы в голосе. Пренебрежительно усмехнулся. Даже нагло. – Высокая ар Джарра, да будет вам известно, что я готов хоть сейчас сдать экзамен за весь курс Чемье по следующим направлениям: экономике, социологии, торговле, рекламе и даже по психологии. Просто моё пребывание в стенах университета – приказ моего, хм, вождя. Второе, высокая, для меня имя вашего клана ар Джарра не значит ничего. И оскорблять меня значит только одно – подписать смертный приговор своему клану.

– Громкие слова, урод. – Она скривилась, сделав какой-то непонятный жест.

– Она тебя оскорбила, Аалейк, – зашептал кто-то сзади из своих.

Ого! Уже своих!

– Сильно? Оскорбила?

– Ты даже не знаешь наших законов, ничтожество! – Саури закипала всё сильнее.

Краем глаза Александр заметил, что вокруг них собирается толпа. Послышались смешки. Кое-кто начал тыкать в него пальцами…

– Я не хочу устраивать спектакль, высокая ар Джарра. Но как мне подсказали, поскольку я действительно не знаю ваших обычаев, вы нанесли оскорбление моей чести. И судя по реакции собравшихся… – обвёл вокруг рукой, – такое оскорбление не смыть извинениями.

– Я – ар Джарра. Поединок, человек.

– Принимаю. Где и когда?

Она усмехнулась:

– Выбор за тобой, человек.

– Правильное решение. Меня не устраивает Арена справедливости. Потому что я не желаю следовать правилам, означенным там. Потому что я ставлю ни смерть, ни первую кровь, ни извинения.

Саури озадаченно взглянула на него, осмотрелась вокруг. Опять скривилась:

– Тогда чего, бледнокожий урод?

– Первое: мы будем драться в моём тибе. На первом этаже достаточно места для поединка. Далее… – Он вскинул руку, останавливая готовые сорваться с её губ оскорбления. – Вы можете привести с собой свидетелей поединка и зрителей. Тиб может принять двадцать четыре саури с вашей стороны. С моей будет столько же свидетелей.

Взгляд ар Джарры стал задумчивым, но всё же она кивнула:

– Принимается.

– И последнее, высокая. – Он усмехнулся, поднял руку и коснулся её щеки, отчего саури отшатнулась, словно её коснулся прокажённый. – Ты должна будешь перед поединком провести сутки в моём тибе. Одни выходные сутки. Светлая Айили покинула Чемье, и её покои свободны. Вещи светлой вывезены, но я не настолько нищ, чтобы держать комнату пустой. Поэтому ты возьмёшь с собой трёх подруг, чтобы они были свидетельницами того, что я, человек, живущий в тибе, не коснулся тебя ни одним пальцем, не оказывал никакого давления, не унижал и не оскорблял тебя всё то время, что ты будешь находиться в моём тибе. Ну а победителю достанется право хаар, саури. Ты сможешь потребовать от меня всё, что пожелаешь. Если ты не согласна, моли тёмных богов о пощаде. Я уничтожу не только тебя, но и весь твой клан до последнего саури. И его вычеркнут из Багровой книги кланов, как аль Сабира.

– Ты сошёл с ума, урод?! Требуешь, чтобы та, которая жаждет вырвать из твоей груди сердце, пробыла в твоём доме сутки перед поединком? Думаешь, это поможет тебе?! Пощады ты не дождёшься, а смерть твоя будет ужасной!

– Высокая, аль Уири считался первым клинком Чемье.

– Он щенок по сравнению со мной! Его счастье, что его убили раньше, чем я скрестила с ним мечи.

Странные у неё глаза. То серые, то почти стальные. Но пятна морозной лихорадки… Сашка не мог отвести взгляд от саури.

– Ты принимаешь мои условия, высокая?

– Я буду биться насмерть, белое ничтожество.

– Оскорблять противника – значит выказывать ему неуважение. Не уважать противника – значит проиграть поединок ещё не начав. Я жду тебя, высокая, и свидетелей твоей непорочности. Сутки в моём тибе тебе и трём твоим подругам, потом поединок. День – на твой выбор.

– Я буду сегодня же! – Сайя резко развернулась, её чуть пошатнуло под тяжестью одежды, но она сумела удержаться на ногах.

Сашка покачал головой вслед исчезающей в толпе студентов фигуре. Его дёрнули за рукав. Повернув голову, он упёрся в огромные глаза кого-то из одногруппниц.

– Чего?

– Мы уходим.

И верно, последние девушки исчезали в галерее, ведущей из общего зала. Под ропот смотрящих на него студентов человек покинул зал. Позвавшая его саури заспешила рядом. Вдруг остановилась, развернулась, со всего маха заехала ему по голени. Больно не было. Слишком много тряпок намотано на ногах той. Но Сашка опешил:

– Ты чего?!

– Зачем ты это сделал?! Теперь она тебя точно убьёт! Ар Джарра не просто клан! Это клан профессиональных убийц и шпионов! Их с рождения обучают искусству убивать! Тем более что ты сам отказался соблюдать правила! У тебя был шанс, потому что она больна, и очень больна! Её истощение уже почти критическое! А вместо этого ты спасаешь своего убийцу!

Человек усмехнулся и вдруг стремительным движением коснулся кончика аккуратного носика.

– Вот потому, что она больна, я и делаю это. И – я не умру. – Его глаза зло сузились. – Но она проклянёт день, когда решилась пойти против меня. Тем более оскорбить.

Саури рядом с ним чуть отпустило. По крайней мере, волнение на её личике немного уменьшилось.

– Когда всё закончится, у меня есть к тебе разговор, Аалейк.

– Без проблем. После поединка – пожалуйста…

Они дошли до аудитории, Александр привычно пропустил девушку вперёд, а войдя внутрь, упёрся в сорок восемь глаз, впившихся в него. Замахал руками:

– Знаю, знаю, девочки! Клан профессиональных убийц, клан шпионов, мастера смерти, призраки ночи и так далее. Проходили уже. – Сашка пренебрежительно усмехнулся, потом принял серьёзный вид, но тут же вновь улыбнулся. Отстегнул сумку, достал кубики обогревателей. – Староста.

Та тут же выросла перед ним, расплываясь в улыбке.

– Поехали.

Два ей. Два себе. Только прилепил их уже так, чтобы и кафедра попадала под облучение. Девчонки заулыбались, начали стягивать с себя лишние тряпки, а он подошёл к кафедре.

– Девочки, прошу внимания. – Вроде и негромко произнёс, но все замерли, ожидая объявления чего-то важного. – Завтра у нас будут настоящие занятия. Но учиться мы будем не здесь. А у меня. Совместим полезное с приятным. К тому же мой дом сейчас гораздо лучшее место для учёбы, чем промёрзшая аудитория. Согласны?

– А нам разрешат? – подал робкий голос кто-то из середины.

– Разумеется. Можете не сомневаться. Так что жду вас завтра с утра у себя. Сегодня… Тоже можете прийти. Вечером. Пусть ар Джарра немного понервничает.

– Айе…

Парень едва устоял под напором девичьих тел, повисших на нём… Кое-как высидел до конца второго часа занятий. Пора по домам. Девчонки не возражали. Он собрал обогреватели, их надо поставить на зарядку, уложил в сумку, и все дружно двинулись на выход. Распрощались, саури двинулись в одну сторону, он в свой тиб…

– Мажордом, сегодня у нас будут ночевать девушки. Четыре. В комнате Айили.

– Принято.

– И вечером придут мои сокурсницы. Так что…

– Принято. Когда ожидать тех, кто будет ночевать, хозяин?

– Думаю, скоро. У них ещё одна лекция плюс зайти домой, собрать еды – вряд ли они сядут со мной за стол, так что будем ждать часа через три. Но может, и раньше. А пока мне обед.

– Исполняю, хозяин…

Александр переоделся, принял душ, только уселся на табурет-банкетку, решив немного поиграть на гитаре, как логгер доложил:

– Перед тибом наблюдается четыре саури. Стоят перед дверью.

– Покажи.

Вспыхнула картинка. Да. Пришли. В руках – небольшие узелки. И закутаны ушастики больше обычного. Всё верно. Тиб огромный по сравнению с остальными, так что внутри должно быть вообще промозгло…

– Пустить. Киберов – в режим ожидания.

– Исполняю.

Сашка повесил гитару обратно на стену, спустился. Как раз прошумел привод закрывающейся задней двери, одновременно вторая, ведущая внутрь, начала раскрываться. Когда изумлённые саури появились в нижнем зале перед ним, представился:

– Александр Кузнецов. Человек, как видите. Прошу следовать за мной, высокие…

Они всё время старались держаться ближе друг к другу, едва ли не толкаясь. Потом ощутили, что происходит что-то странное. Пустота внутри и сосущее чувство начали медленно, но определённо убывать. По крайней мере, когда гостьи подошли к лестнице, до которой было метров пятнадцать, то первые симптомы выздоровления ощутили уже все. Кто-то из них уже стал сдёргивать с рук тканевые варежки, кто-то потянул с головы покрывало. Пахнуло тяжёлым запахом пота. Сашка поморщился, но поскольку был к ним спиной, то саури не заметили его гримасы. Остановился на лестнице, развернулся к сразу насторожившимся лицам, показал жестом нижнюю площадку:

– Поединок будет там. Вас устраивает место, высокая?

Ар Джарра кивнула, окинув взглядом нижнюю площадку тиба с высоты лестницы. И Сашка повёл саури на жилую галерею, в комнату Айили. Открыл двери, вошёл внутрь, саури замерли на пороге.

– Проходите, девушки. Вот здесь вам жить оговоренные сутки. Можете пользоваться всем, что имеется в комнате. В том числе и спать на кровати. Спальня в вашем распоряжении, но прошу костры из мебели не жечь. Тут достаточно тепло.

– Действительно… Даже жарко…

Одна из троих сопровождающих как-то странно вздохнула и стала сматывать с себя покрывало. Вновь пахнуло застарелым запахом немытого тела, и Александр опять непроизвольно поморщился, что вызвало злой взгляд ар Джарры.

– Всё, располагайтесь. – Он двинулся к выходу, но спохватился: – Совсем забыл, девушки… Отхожее место – там. Можете подойти посмотреть, отсюда видно.

Саури дружно столпились у дверей, устремив взгляды туда, куда он указывал. Потом кивнули в знак того, что поняли.

– Человеческой сантехникой, надеюсь, воспользоваться сумеете… Скоро придут мои девушки. Прошу их не обижать. Они вам докучать не станут. И – завтра будут свидетелями с моей стороны. Ваши, высокая?

– Они придут в назначенный для поединка час. Нам надо будет уйти утром на занятия, человек…

– Никаких проблем. Мажордом?

Голос с потолка заставил саури на мгновение присесть и начать озираться.

– Да, хозяин?

– Выпустить моих гостей по первому их требованию.

– Принято, хозяин.

Александр взглянул на чуть потемневших саури:

– Это управляющий логгер дома. Просто скажете вслух, что вам надо идти, и он вас выпустит.

– Д-да… – Кто-то смог выдохнуть из себя единственное слово.

– Если что непонятно, спрашивайте его. Ответит или поможет. Вместо слуг в тибе используются сервис-киберы, но вас они слушать не будут, поскольку вас нет в списке допущенных. Я живу там… – показал дальнюю дверь, ведущую в его комнату. – Чтобы вы не говорили, что я дал вам худшие покои, могу заверить, что она точно такая же. За исключением некоторой мебели. Нет у меня дамского столика, например… Если же меня не будет в своей комнате, то можете найти меня либо здесь… – указал на учебный класс, – либо на кухне. Там вы, кстати, можете разогреть то, что принесли с собой, в микроволновой печи. Только не пользуйтесь металлической посудой, лучше возьмите в буфете фарфоровую либо пластиковую. Воду для питья брать там же. Как и кипяток для заваривания кофе или чая.

– К-кофе? Издеваешься?!

– Ничуть.

Самое для саури обидное, что от них с каждой минутой, по мере их оттайки, всё сильнее несло специфическим запахом.

– Всё, высокие. Инструктаж окончен, можете располагаться. Меня без особой нужды прошу не тревожить. – Кивнул им, двинулся в студию.

Набрал заказ по Сети на двадцать четыре стандартные имперские парты для занятий, выписал и учебные ленты по экономике для средней школы. Пообещали доставить к вечеру. А фильмы сбросили по логгер-сети. Взглянул на часы – до прихода девчонок примерно час. Можно немного расслабиться. Снял гитару со стены, уселся поудобнее на банкетку, тронул струны. Подумав, пробежался пальцами по аккордам, затем сделал пару резких переходов.

…Так забери меня домой,
Забери меня далеко,
Забери меня туда, где мы можем потеряться.
Забери меня обратно,
Забери меня туда,
Просто забери меня куда-нибудь.
Ты прикасаешься ко мне в последний раз,
И это заполняет меня.
Где что-то пустое,
Там есть что-то, что влюблено.
У тебя золотой голос,
И это всё ещё утешает меня.
Но ты становишься старше,
И я знаю, это только со мной…[2]

– Хозяин, прибыли саури.

– В базе данных они есть?

– Да. Незнакомых сигнатур не обнаружено.

– Запускай. – Сашка махнул рукой, кладя гитару на стул и выходя из класса на галерею.

Внизу, весело переговариваясь и смеясь, уже шумели девчонки.

– Аалейк! Мы тебя любим! Айе!

На пол полетели толстые накидки, верхние платья, всё лишнее, что было накручено и наверчено. Парень улыбнулся – и почему ему вдруг стало так легко и спокойно? Может, из-за того, что, будучи дома, подсознательно переживал за них? Хватило ли им недели специального света? Не впал ли кто вновь в то жуткое состояние, из которого пришлось с таким трудом вытаскивать Лондру аль Зархак?

– Так, девчонки, ванная свободна! Можете плескаться сколько влезет! – Спохватился: – Только вот комната Айили занята. Так что пока воспользуйтесь этой, – указал на класс.

Но все дружно замахали руками, а к нему подлетела староста:

– Ещё тебя из дома выживать! Скажешь тоже! Лучше мы там расположимся, – ткнула пальцем на свободное место на галерее сразу за стенами комнат. – Там и свободно, и мы никому не помешаем.

– Хотите, я занавеску повешу?

– Не надо! Они нам дома надоели! Так хочется чего-нибудь нового!

– Нового? Будет вам новое. – Сашка заговорщически улыбнулся, чуть подмигнул мгновенно посеревшей от смущения саури. Заторопился: – Всё. Я убежал. А вы плескайтесь. Не стану вас смущать.

– А когда новое? – требовательно, но шутливо топнув ножкой, спросила та самая, светлая, которая треснула ему по ноге.

Парень снова щёлкнул её по кончику носа:

– Самая шустрая? Как закончите полоскаться, приходите туда, – показал на класс. Снова подмигнул…

– Какого тёмного бога эти малявки расшумелись? – недовольно сморщилась ар Джарра при особенно восторженном визге, донёсшемся из-за дверей.

Одна из её подруг поднялась, лениво натягивая вторую часть эчче на почти обнажённое тело. Четвёрка саури поняла, что с тибом человека явно что-то не просто. Уже войдя внутрь, они почувствовали резкий прилив сил. Потом стало жарко до такой степени, что все постепенно разделись, позволив себе снять практически всё, кроме нижней части традиционной одежды. Благо вырез почти во всю спину позволял испытывать неземное блаженство. Они ждали чего угодно, любой ловушки, любого воздействия, но вопреки ожиданиям, пока ощущали лишь то, что им с каждым мгновением становится всё лучше и лучше, с каждой секундой пребывания в этом немыслимо роскошном тибе.

Саури вышла, но спустя минуту ворвалась обратно, взъерошенная, с ошеломлённым видом, словно её то ли что-то напугало почти до потери сознания, то ли оттого, что увидела нечто немыслимое. Молча взглянула на подруг, бросилась к своему мешку, рванула завязки, быстро выбрасывая оттуда всё, что попадалось на глаза. Наконец облегчённо вздохнула, выдёргивая аккуратно сложенное новенькое, ни разу не одевавшееся эчче. Затем стремительно бросилась назад. Но, словно что-то вспомнив, замерла на миг в дверях. Обернувшись, бросила:

– У него там купальня! С горячей! Водой! Совершенно чистой! И второгодки визжат от восторга! Они там моются! Сейчас! В сезон плача! – И вылетела, словно её подхватил ураган.

Оставшиеся переглянулись: ей что, привиделось? Или… Впрочем, про бледнокожих рассказывали разные небылицы, и уж кто-кто, а члены клана ар Джарра достоверно знали, что далеко не всё из этих рассказов сказки и небылицы. Сайя отреагировала первой: она поднялась, неторопливо подошла к двери и выглянула. Затем с презрительным видом вышла из комнаты, а потом… Потом повторилось то, что только что было с первой из их компании… Все четверо теперь наслаждались немыслимым чудом, даже слегка постанывая от удовольствия. Тёплая, парящая ароматами вода, ласкавшая тело тугими струями. Пузырьки воздуха, щекочущие отмытую до скрипа кожу… Эти второкурсницы неплохо устроились! Человек оказался немыслимо щедр, позволив им пользоваться своей купальней, наслаждаться теплом, и сделал что-то такое в доме, отчего солнечная недостаточность, извечный бич всех саури, исчезла бесследно.

– Айе… Скажи мне кто о подобном ещё утром, я рассмеялась бы ему в лицо и ославила лжецом…

– Сайя… как ты себя чувствуешь? – спросила сидящая напротив неё девушка.

– А что? Что не так?! – напряглась сразу саури, приготовившись даже покинуть горячую воду, если вдруг та окажется отравленной.

Подруга, широко раскрыв изумлённые глаза, произнесла:

– Следы лихорадки… на твоём лице… Они… исчезают…

– Что?! – Ар Джарра ошеломлённо коснулась лица, провела пальцами по нему, ахнула: – Не может быть!.. Я не верю! Зеркало! Мне нужно зеркало, эй, там!

Голос с потолка ответил почти сразу:

– Вы хотите зеркало, гостья?

– Да! – немного испуганно ответила саури.

– Одну секунду.

Панель напротив ванны вдруг изменила свой цвет, превратившись в одно огромное отражающее стекло. Сайя буквально выпрыгнула из воды, застыла, потрясённо вглядываясь в изображение. Потом беспомощно обернулась, застывшим взглядом обвела подруг:

– Это правда… Правда… И я… Я больше не чувствую холода, пожирающего мои кости…

Новый восторженный вопль второкурсниц заставил всех вздрогнуть. Четвёрка переглянулась, потом та, что первой обнаружила купальню, выдохнула:

– Чует моё сердце…

– Зря оно чует. А вот мой нос говорит, что там явно что-то… такое… Даже жаль надевать на чистое такую грязь… А придётся… Хотя после подобного даже одна мысль о том, что будем ложиться на наши чаде…[3]

– Девчонки… – с заговорщическим видом протянула до этого момента не проронившая ни слова девушка, – а ведь человек разрешил воспользоваться тем спальным помостом… Я, кстати, глянула краешком глаза – он застелен и абсолютно чист! Эй, наверху!

– Слушаю вас, гостья, – уже не так пугающе откликнулся голос.

– Мы можем лечь спать на тот помост, что находится в комнате, где мы расположились?

– Разумеется. Более того, если вы сложите свою одежду в шкаф, стоящий у стены, то сможете утром забрать свою одежду чистой и сухой. Что касается вашего купания, то…

Зеркальная стена разъехалась, и девушки потрясённо ахнули: за ней оказалась целая комната, забитая аккуратно сложенными полотенцами, даже на вид немыслимо чистыми и мягкими. Громоздились флаконы и бутылочки с притираниями, кремами, настоями…

– Вам разрешено пользоваться всем этим. После купания вы можете надеть халаты, чтобы не использовать свою одежду…

Из ниши выехали четыре упакованных пластиковых мешка.

– Распоряжение хозяина. И – он хочет видеть вас после того, как вы покинете ванну, у себя, на кухне.

– Зачем? – нахмурилась Сайя. – Пусть даже не думает – поединок состоится. В любом случае.

– Хозяин приглашает вас для угощения кофе.

– К… к…

– Он знает, что по вашим канонам есть пищу, приготовленную не членом клана, вы не станете. Но в то же время кофе употребляют все саури. А чтобы вы не обвинили его в попытке отравления, он согласен пить его вместе с вами, чтобы вы убедились в отсутствии злого умысла с его стороны. Он ожидает вас через тридцать минут. Пока у него находятся члены его учебной группы…

Логгер замолк, зато откуда-то вновь раздались звуки человеческого инструмента, играющего щемящую сердце мелодию. Зачарованные саури застыли.

– Тёмные боги… – прошептал кто-то из них.

Остальные только тихо вздохнули.

Глава 16

– Пришли? Хвала богам! – Человек отложил необычного вида инструмент и щёлкнул пальцами. – Кто здесь?

Девушки напряглись, ожидая худшего… В комнату вбежал кибер с подносом, на котором парило пять чашек. Невольно саури вновь сбились в кучу, но Александр сделал успокаивающий жест:

– Всё в порядке, девочки. Не бойтесь. Это просто мой слуга.

Восьминогий паучок пробежал к столу, поставил поднос и выбежал.

– Прошу. – Парень сделал приглашающий жест и взял одну чашку. – Угощайтесь. Сахар кладите по вкусу. Если желаете, можете взять что-нибудь, конфеты, шоколад…

Он отошёл, уселся на стул, чуть откинулся, излучая всем видом неприкрытую иронию. Саури переглянулись, потом одна всё-таки решилась. Подошла к столу, взяла себе напиток. Очень осторожно сделала крошечный глоток. Покатала капельку во рту, потом сделала второй, побольше. Уже нормально, без пробы. Прикрыла глаза, анализируя свои чувства. Затем кивнула остальным. Те тотчас расхватали свои порции, рассевшись по свободным местам, но всё так же плотно.

– Сколько раз вам повторять: я не причиню вам никакого вреда! Я дал слово.

– Тогда зачем ты делаешь всё это? Лечение от морозной лихорадки. Купальня. Кофе… Какой необычный вкус! Но аромат превосходит всё известное. Что это за сорт?

– Халифат прима. Урожай этого года. Обжарен по закрытым рецептам, смолот на ручной мельнице, сварен на открытом огне через песочную ванну, как полагается по канонам, высокая ар Джарра. – Умолк, делая глоток.

Но тут вмешалась другая саури:

– Ты сказал – сварен… Но разве кофе не просто разводят горячей водой?

Человек улыбнулся.

– Растворимый – да. Его приготавливают именно так. А натуральный только варят. Существует сотни, если не тысячи рецептов приготовления кофе. Но я предпочитаю этот.

– Натуральный? То есть…

Он кивнул:

– Да. Именно так. Этот сварен из настоящих зёрен. Спокойной ночи, девочки. Посуду оставьте здесь. Киберы уберут. И утром я вас выпущу перед занятиями.

– В этом нет нужды, человек. Поединок состоится завтра. Днём. Поэтому на занятия мы не идём.

– Да? Тем лучше. Но всё равно, девушки, вам придётся ждать. Потому что с утра у меня самоподготовка с моей группой. Всё уже приготовлено. Так что откладывать уроки из-за какой-то ерунды я не собираюсь. Тем более обманывать ожидания тех, кто учится со мной. – Он чуть наклонил голову, прощаясь, и вышел прочь.

В гробовой тишине прошуршали его шаги. Щёлкнул замок двери комнаты. Девушки остались одни. Несколько мгновений сидели молча.

– Сайя, ты что?!

Та, не поняв сути вопроса, удивлённо взглянула на подругу:

– Что – что?

Вместо длинных разъяснений первая подняла голову и проговорила в потолок:

– Эй, кофе, который мы сейчас пьём, сварен из настоящих зёрен растения? Он не растворимый, не сублимированный?

Логгер дома откликнулся тут же:

– Разумеется, гостья. Как же может быть иначе? Натуральный кофе, прислан из Империи специально для моего хозяина. Но готовил я его при помощи сервис-киберов. Можете не волноваться – манипуляторы роботов не считаются руками человека или другого разумного.

Ар Джарра икнула, вся её хвалёная невозмутимость и злость испарились. Она беспомощно взглянула на подруг, сидевших точно с таким же ошарашенным видом.

– На… натуральный… Живой… Из зёрен?!

Первая девушка очнулась:

– Я… я так не могу! И не хочу! – Бросилась к выходу.

Но её успели ухватить за полу халата.

– Ты что? С ума сошла?! Нет! Пусть будет, что будет! Поединок состоится в любом случае!

Саури опустила голову. Все молча вышли из кухни, оставив, как их и просили, посуду на подносе.

…Утром они долго нежились под одеялом, радуясь волшебным ощущениям чисто вымытого тела и стерильной свежести шелковистого белья, ласкающего кожу. Места на невероятно удобной лежанке было с избытком, чтобы они поместились все четверо, да ещё оставалось на шестерых.

– Айе… – сладко потянулась одна. – Как же давно я себя не чувствовала такой счастливой!..

Вторая перевернулась на живот, уткнулась носиком в подушку.

– Просто чудо!.. Она даже пахнет цветами!.. Совсем по-настоящему…

– Да. Я сама тоже это заметила… – произнесла третья.

Одна ар Джарра угрюмо молчала, не произнося ни слова. Выбралась из-под одеяла. Осторожно коснулась голыми ногами пола и тут не сдержалась:

– Тёмные боги! Я думала, что мне кажется! Но пол действительно тёплый! – Крутанулась на носочке, снова остановилась, потянулась, выгибая спину. – Айе, как здорово… Если раньше я сомневалась в победе, то сейчас – ничуть! – Прошлёпала к двери, совсем не стесняясь почти ничего не скрывающей ночной рубашки. – Я – умываться, девочки. А вы – как знаете…

Вернувшись через пятнадцать минут, заметила на полу три торчащие попки, вздёрнутые вверх. Носами саури упёрлись в свою одежду, которую на ночь, по совету логгера, положили в шкаф для одежды.

– Вы чего, девчонки?

Не оборачиваясь, кто-то из троих швырнул чем-то в неё. Рефлекторно перехватив в воздухе ткань, Сайя ахнула: нижнее эчче было просто стерильно и источало непередаваемый запах свежести.

– Тёмные боги… Что он творит?! – Вдруг повернулась к выходу и погрозила кулаком. Чуть успокоившись, начала зло одеваться, выбирая из кучи своё. Надела эчче, потянулась за эере, но вдруг топнула ногой: – Не хочу! Мне и так тепло! Я ещё успею закутаться, как снежный кот во время спячки! Желаю ходить так!

– Айе! Ты права! Лучше оставшиеся часы насладиться этим волшебным светом! – дружно поддержали её остальные.

Внезапно одна из них стриганула ушами, затем подняла большой палец правой руки:

– Слышите? Человек не соврал! – объявила с торжествующим видом.

Подтверждая её слова, снизу донёсся голос:

– Так, девочки, рассаживаемся, как в аудитории. Всем меня видно?

– Да!

– Слышно?

Дружный голос девичьих голосов буквально излучал удовольствие.

– Сейчас по чашечке, чтобы взбодриться, и приступим к подготовке.

– Да, Аалейк!

Тишина, в которую саури напряжённо вслушивались, оказалась не слишком долгой. Минут, может, десять или чуть больше. Затем снова послышался голос человека:

– Начинаем первый час занятий. Сегодня мы рассмотрим товарно-денежные отношения людей и их коренные отличия от таких же в кланах. Как вы знаете, человеческие миры состоят из четырёх государств: первое – монархическая империя Русь, управляемая династией Кузнецовых уже почти тысячу лет. Русь является самым большим и богатым из всех человеческих миров. Далее по степени богатства и влияния стоит демократическая Америка, иногда её называют просто Американской демократией, которая, в свою очередь, состоит из трёх частей: сектор Объединённая Европа, сектор Великая Америка и сектор Латинская Америка. Это вы можете увидеть на карте перед собой…

– «Карте перед собой»? Что он несёт? – Сайя вновь сорвалась с места, выскочила на галерею и ахнула, застыв в изумлении.

Весь первый этаж представлял собой нечто невероятное. Вместо ровного пола высилось что-то вроде амфитеатра, на ступенях которого стояли необычного вида столы и удобные даже на вид стулья, за которыми сидели саури из группы человека. Перед каждой светилась слабым, но ясно различимым даже сверху светом клавиатура логгера. Человек сидел в большом кресле, явно высокотехнологическом, потому что подлокотники сиденья представляли пляшущие индикаторы сенсоров. Перед тихими, словно мышки, студентками в воздухе парила огромная объёмная карта известной галактики, где отражалось то, что произносил человек. В данный момент какой-то сектор карты вдруг укрупнился и окрасился разными цветами. Ар Джарра ткнула рукой в висящую в воздухе голограмму, не в силах произнести ни слова. Саури неподвижно застыли на балконе, внимая каждому слову, потому что рассказывал человек, во-первых, неожиданно интересно, а во-вторых, то, о чём он говорил, в Чемье никогда не упоминалось… Саури даже забыли, что должно было состояться через четыре часа…

Динь-дон-н… Высокий чистый звук прозвучал в воздухе, и карта погасла. Александр поднялся, девушки за партами и стоящие наверху старшекурсницы закрутили в недоумении головой.

– Прошу прощения, высокие. Я забыл вас предупредить: наша подготовка будет проходить по имперской системе: час лекции, затем пять минут перерыв. – Улыбнулся, показав рукой наверх. – Мало ли кому чего захочется… – Тут же продолжил: – Через пять минут – второй час занятий, по окончании которого будет перерыв двадцать минут, чтобы вы могли размяться, немножко отдохнуть, поболтать с подругами, просто посидеть молча. Затем вторая лекция, точно так же. Потом будет большой перерыв – не двадцать минут, а час. Чтобы вы успели поесть. Далее – третья лекция опять с пятиминутным перерывом, после которой вы можете идти домой. – Улыбнулся, весело добавил: – А потом, естественно, вернуться. – Правда, тут же улыбка сменилась прежним деловитым видом. – К сожалению, сегодня мы сможем провести только две лекции, потому что мне надо будет, хм, вправить кое-кому мозги и научить уважать других разумных на всю оставшуюся жизнь. Но с завтрашнего дня мы станем заниматься по новому графику. Только пять… – Он выделил это слово и повторил: – Именно пять дней в неделю. Два оставшихся дня станут свободными, и вы сможете посвятить их отдыху. И, девочки, ещё одно…

Ар Джарра наклонилась к подруге, шепнула:

– Он что – полный идиот? Сегодня его встретит смерть, а он несёт что-то о будущих занятиях…

– Тихо ты! – шикнула та. – Ты что, не слышишь?!

Сайя навострила уши и с изумлением услышала:

– По окончании первого месяца самоподготовки состоится экскурсия в одно из учебных заведений империи Русь. Думаю, им будет новый Университет подготовки менеджеров Кризисного периода. Кстати, там вы сможете увидеть ваших знакомых, переведённых туда, – Суару иль Орри и Ирнай ар Харра.

– И-и-и-и! – Восторженный визг саури пронёсся по залу тиба. Девчонки бросились обниматься.

Ар Джарра закусила губу, зло мотнула головой, затем стремглав бросилась в комнату гостий:

– За что этим суч… – Осеклась, поправилась: – За что этим малявкам такая удача?! Посетить Империю, побывать в местах учёбы людей и – это! Это!!! – Повела рукой. – Тепло! Глаза не болят от избытка или недостатка света! Чистота, ни пыли, ни сквозняков или насекомых! Им даже показывают голограммы! А вы обратили внимание на столы?! – Задрала голову. – Эй, там действительно клавиатура логгеров?

– Нет, гостья. Там находятся сами логгеры, выход в логгер-сеть, именуемую у вас просто Сетью, голомониторы, системы внешней связи. Словом, всё, что полагается по имперским стандартам образования. Сама мебель автоматически подстраивается под фигуру сидящего разумного с целью его наибольшего комфорта.

– Видите?! – Сайя стиснула кулаки, воздев их к потолку. – Да ещё купальня каждый вечер, настоящий кофе немыслимой стоимости просто так и свет, изгоняющий морозную лихорадку и возвращающий нам, высоким, здоровье! А мы вынуждены застуживать себе женские придатки, терпеть укусы насекомых да зазубривать каноны тысячелетней давности, в которых веками не меняется ни единой буквы! А потом удивляемся, почему светлые гоняют нас по всей галактике как несмышлёных младенцев, а люди, поначалу терпевшие одно поражение за другим, вдруг наносят нам такие удары, что вождю вождей пришлось заключать с этими уродами мир!

– Успокойся, подруга. Может, тебе станет легче оттого, что сегодня один из людей умрёт? И ничего, что он наобещал, не исполнится? Тогда он останется в памяти саури лжецом! Потому что…

– Гостьи, должен вас предупредить: всё, происходящее в тибе, фиксируется и протоколируется мной во избежание ложных обвинений либо попыток причинить вред моему хозяину. Прохождение поединка разрешено, получена команда невмешательства. Но если вы попытаетесь применить что-то из запрещённого или ваши подруги захотят вмешаться в ход поединка каким-либо образом, я применю все средства для предотвращения этого. Вплоть до физического уничтожения, поскольку вы не являетесь гражданами Империи. – Голос логгера прозвучал гласом с небес.

Саури замерли, ошеломлённо переглядываясь, – получается, что за ними установлена слежка? Да ещё какая! И…

– Ты сказал, фиксация и протоколирование… Что это значит?

– Голозапись с нескольких точек плюс текущее время до тысячных долей секунды, гостьи. Предупреждение сделано во избежание несчастных случаев, а также в целях недопущения нечестных приёмов или вмешательства третьих лиц. – Логгер замолк.

Ар Джарра растерянно огляделась по сторонам в поисках камер наблюдения, но ничего не могла обнаружить, как ни пыталась. Остальные тоже озирались, но тщетно.

– Может, он блефует?

– Посмотрим, – зло процедила Сайя.

Между тем снова послышался звук колокола, отмечающего время, и опять раздался голос человека.

…Чуть колеблющееся силовое поле оградило круг, в котором находились двое – человек и саури. Александр был обут в простые военные ботинки, свободные брюки, схваченные широким поясом, простая полотняная безрукавка белого цвета, резко контрастирующая с чёрными штанами, в руке – чуть изогнутый меч в чёрных ножнах с золотым наконечником. При виде оружия девушки из его группы зашептались. Эти саури резко отличались от остальных своим видом: совершенно здоровые, чистенькие, в обычных лёгких одеждах тёплого сезона, словно из иного мира в противоположность молчаливой кучке закутанных в тряпки сгорбленных фигур со следами морозной лихорадки на лице. Единственное, что было общим, – нарастающее с каждым мгновением напряжение ожидания.

Стоящая перед человеком саури выглядела совершенно чужеродно. На голове – чашка металлического шлема, закрывающего волосы, лоб и нижнюю часть лица почти целиком. На стройном теле сетчатая рубашка, сплетённая из металлических нитей. Длинные красивые ноги покрывали лосины из такого же материала. В правой руке девушки находилось нечто вроде короткого копья с крюком у широкого лезвия. В левой – небольшой вытянутый щит, пристёгнутый к нижней части руки и скрывающий кисть. На ногах – заострённая обувь с окованными металлом носками.

Бом-м… По залу прокатился величественный звук настоящего имперского колокола. Человек поднял свободную руку, привлекая внимание, и заговорил:

– Высокая ар Джарра пожелала доказать всем, что я лжец, обманщик и недостоин называться разумным. Кроме всего прочего, она оскорбила в моём лице весь мой народ и мою Родину. Подобное среди людей смывается только кровью и смертью обидчика… – Он сделал небольшую паузу, чтобы возбуждённо загомонившие саури чуть успокоились, и продолжил: – Предварительные условия, выдвинутые мной, высокая ар Джарра выполнила полностью. С моей стороны претензий к их выполнению нет. Имеется ли у высокой ар Джарры какое-то недовольство по отношению ко мне? Были ли нарушены мной какие-либо законы и обычаи кланов? Оскорбил ли я её лично и её свидетельниц чем-либо? Словом или действием?

– Нет. – Голос Сайи прозвучал на удивление громко, усиленный логгером. От неожиданности она даже сама невольно вздрогнула, но тут же успокоилась, собираясь с силами…

– В случае победы высокая ар Джарра получает мою голову. В случае проигрыша – я требую с неё право хаар. Высокая, верно ли я назвал то, что произойдёт по окончании поединка?

– Да.

– Я не исказил твои слова?

– Нет.

– Ты согласна признать, что если проиграешь, то я имею право потребовать от тебя всё что угодно?

– Айе! Сколько можно оттягивать свой неизбежный конец, человек?! – вспылила разозлённая длинной прелюдией саури. – Ты сам сказал, что оскорбление, нанесённое тебе, карается смертью! Какой хаар можно потребовать с мертвеца?

– Я не сказал, что русы не убивают женщин. Тем более таких красивых, как ты. Поэтому тебе в любом случае придётся расплачиваться за нанесённую обиду… – Не закончил фразу, смолчал. Махнул рукой.

– Анд! – лязгнул металлический голос логгера, объявляющий поединок.

С плавным шипением антрацитно-чёрный клинок появился из ножен и замер, чуть отведённый назад, за спину. Но, как на прошлом поединке, человек не стал опять вкладывать оружие в ножны, а плавным змеиным движением поднял его перед собой на уровень груди. В тот же миг несколько металлических стрелок вонзились в настоящую кожу обивки – саури метнула иглы. Александр сместился влево, заставляя ар Джарру тоже сдвинуться, бросил молниеносный взгляд на вонзившиеся иглы и нахмурился – крошечные точечки жидкости появились на лаковой коже. Дёрнул щекой и тут же резко прогнулся назад, уходя от описавшего дугу копья саури, едва не став на мостик. Извернулся, оттолкнувшись на кулаках от пола, снова поднялся на ноги, подаваясь вперёд. Саури сделала длинный выпад, он снова присел, пропуская оружие над плечом, и, тут же чуть подавшись вперёд при помощи выпрямленных ног, ударил её плечом в грудь, успев выдохнуть:

– Грязно играешь, саури. – Парень проигнорировал удар окованного металлом локтя в бок. – У нас различия в строении, саури. И в отличие от тебя я их знаю.

Та, словно ужаленная, отпрыгнула от него и, прошипев что-то злое, вдруг вскинула свой необычный щит. Ж-ж-ж… Над головой человека пропела короткая, но толстая стальная стрела, выпущенная из пружинного арбалета, скрытого под щитком, и со звоном отлетела в сторону, ударившись в ярко вспыхнувшее на миг в точке попадания поле. Александр умудрился уклониться от выстрела.

Саури снова возбуждённо загудели, размахивая руками и что-то выкрикивая, но защита гасила все внешние звуки. До зрителей же, напротив, доносилось даже дыхание сражающихся.

– Ах-хай! – Сайя в резком ударе, чуть ли не на полную руку, выбросила копьё, одновременно выталкивая щит.

Человек легко отбил ногой наконечник, подкинув его вверх. Саури замерла, чуть наклонилась вперёд, прикрывая щитком солнечное сплетение:

– Не играй со мной, человек!

– Ты этого хочешь? Хорошо.

Чуть пригнувшись, Сашка двинулся вокруг саури, настороженно ожидающей удара и чуть отведшей руку с копьём за корпус в классической стойке греческого гоплита. Он качнулся вперёд, и девушка молниеносно выбросила оружие, угодив в пустоту. Парень каким-то образом умудрился втянуть живот и стать боком. Металл просто вспорол рубашку, что вызвало восторженные вопли одних наблюдавших за поединком и горестный стон других. Но когда все разглядели, что человек невредим, стороны поменялись эмоциями. Ещё выпад саури и ещё – тщетно. Человек откровенно издевался над ней.

Внезапно он остановился, щёлкнул пальцами, на мгновение прижав ножны локтем к торсу. Бум! Громыхнуло. Металлический звук, скрежетнув, отразился от стен, заставив всех находящихся в тибе вздрогнуть. После нескольких жутких аккордов и грохота редких ударов, заставляющих всех продолжать вздрагивать, жёсткий, хриплый, несомненно человеческий голос, к изумлению всех, на чистейшей высокой речи запел:

Если суждено вернуться мне
Лежащим на щите,
Скажите сыну моему, что предпочёл я умереть, чем сдаться.
И пусть, возможно скоро, жизнь меня покинет,
Надеюсь я, что ты перенесёшь это стойко.
Прошу, запомни ты меня так никогда не вставшим на колени.

Одновременно песня звучала и внутри купола, и снаружи. Сашка выпрямился, глядя исподлобья на начавшую при звуках песни сереть ар Джарру, сделал к ней шаг, поднимая страшный клинок на уровень глаз.

Бейся в кровь!
Бейся сталью!

Клинок, с неразличимой глазом скоростью, срезал наконечник копья.

Умри с честью,
Не сдавайся никогда!

Следующий удар, на этот раз ноги в живот, отшвырнул саури в стену силового поля, вызвав сверкание энергии.

Бесстрашные сердца,
Наполненные гордостью,
Мы пойдем Дорогой Славы!
Мы пойдем Дорогой Славы![4]

– Видят боги, я хотел драться, уважая твою честь. Но ты недостойна этого, тварь! – выдохнул он, и усиленный логгером голос человека перекрыл песню и заставил тиб вздрогнуть, как и всех присутствующих.

– А-а-а-а! – раздался истошный крик Сайи, схваченной в железный захват.

– Достаточно?

– Ах-хай! – Немыслимым движением она извернулась, пытаясь выпутаться из стальных объятий, но тщетно.

С мерзким рвущимся звуком лопнул металл защиты. Со звоном раскатились колечки по полу, подпрыгивая и звеня.

– Ещё, животное, не имеющее чести?

– Н…н…н…

– Нет? – Презрительная усмешка на лице человека, мгновенный проход мимо древка копья…

Никто не понял, как человек умудрился сесть на шпагат и ударить саури в уже незащищённый живот раскрытой ладонью, одновременно второй рукой разорвав её пояс. Сайя дёрнулась, пытаясь отскочить, но задохнулась, удар угодил в солнечное сплетение. Кольчужные штаны свалились под собственной тяжестью, и она, запутавшись в них, рухнула на спину. Мгновенно, превозмогая боль, перевернулась на живот – поздно. Тяжесть его тела придавила её к полу тиба, потом… Она даже не поняла, что сделал человек. Попыталась пошевелиться, но тело не подчинялось. Попыталась повернуться – бесполезно.

– Право хаар за мной, саури?

– М-м-м… – замычала Сайя, не в силах разжать челюсти от невыносимой боли. Ей казалось, что суставы выворачиваются, а её мышцы рвутся вместе с сухожилиями. – Да! Да! Да!

И тут же всё пропало. И боль. И тяжесть. Девушка почувствовала себя свободной, моментально вскочила… Точнее, попыталась, но мышцы не повиновались, и она лишь тратила силы, словно парализованная, неуклюже ворочаясь у его ног. Унизительно, мерзко, противно… Сладковатый привкус во рту, какой бывает после шока… Словно сквозь ватную пробку она слышала какие-то звуки, не понимая их смысла…

Силовой купол исчез. Человек вскинул руку, затем медленно указал на распластанное тело, лежащее в луже крови:

– Все слышали, что высокая ар Джарра признала за мной право хаар?

– Да! – выдохнули саури в едином порыве.

– Несмотря на то что эта саури вела себя недостойно, попытавшись воспользоваться ядом, чему есть доказательство, которое я готов предоставить любому суду…

Недоумевающий гул прокатился по залу. Саури начали переглядываться, а троица подруг опустила голову.

– …я сохраню ей жизнь.

– Милосердие – признак слабости, человек! – выкрикнул кто-то из группы свидетелей ар Джарры.

– Признак слабости? – Улыбка, появившаяся на лице Кузнецова, заставила наиболее впечатлительных отшатнуться. Это был оскал хищника, зверя. – В этом и есть наше главное отличие от вас, саури. Для русича простить врага – высшая доблесть и сила. Для вас же русское милосердие – признак слабости. Просто знайте это.

– Красивые слова! – опять крикнул кто-то.

Но горлопанку одёрнули, торопливо объясняя, что именно этот человек не так давно отправил к прародителям лучший меч Чемье, и указали в так и не могущую подняться саури у его ног. Пристыженная кликуша замолчала. Девушки из группы Александра молча следили за происходящим, и внезапно тот понял, что они гордятся им. Гордятся, что учатся с человеком…

Одна из подружек Сайи в отчаянии выкрикнула:

– Так что ты потребуешь от неё?! Хаар твой! Зачем мучить её столько времени?

Длинный клокочущий всхлип, разнёсшийся по залу, заставил вздрогнуть почти всех. Бьющееся тело замерло. Протяжный стон вырвался из чернеющих на глазах губ.

– Больно… Как больно…

Пауза. Все саури потрясённо следили за ар Джаррой. Никто не ожидал подобных слов от прежде несгибаемой Сайи. Между тем саури вновь коротко простонала:

– Я признаю хаар, человек… Чего ты желаешь?

– Айе… – ошеломлённо выдохнул зал, когда человек вдруг шагнул к девушке, опускаясь на одно колено, правой рукой бережно приподнял голову парализованной от собственных бесплодных усилий, второй осторожно отвёл в сторону прядь волос. Затем вдруг приложил ладонь к её щеке. Немного подержал в не понятном никому из присутствующих жесте и произнёс:

– Я ещё не решил, саури. – И повторил: – Честно, не решил. Но думаю, это не запятнает твоей чести. Право хаар. Хотя… Тебе придётся жить в моём тибе. – Неожиданным движением он поднял саури на руки, шагнул к лестнице. На первой ступеньке обернулся: – Право хаар было принято и озвучено. Высокая ар Джарра должна жить отныне в моём тибе до окончания учёбы. Слово сказано.

Все ошеломлённо молчали.

– Прошу всех оставить тиб, кроме троих, пришедших с Сайей. Девушки, мне понадобится ваша помощь в ближайшие полчаса. Потом вы будете свободны. Староста аль Айири!

Саури из группы Александра вскинула голову, восхищённо вздохнула, уставившись на человека, как на божество.

– Да, Аалейк?

– Пожалуйста, сейчас мне надо побыть одному. Но вечером, после второй стражи, всё как обычно. И завтра тоже.

– Да, Аалейк! – Девушка едва ли не вытянулась по стойке «смирно», пожирая Сашку восторженными глазами, потом заторопилась: – Девочки, девочки! Разбегаемся, до вечера!

Саури зашевелились, логгер открыл двери, и те потихоньку потянулись к ней, но, когда появились сервис-киберы и начали убирать пол после поединка, ломанулись из тиба, словно от чумы.

– Чего тебе нужно, человек? – зло спросила первая из подруг.

– За мной! – Александр двинулся по ступенькам.

Сайя подавленно молчала, хотя говорить кое-как могла. И как ей быть? Фактически она сейчас в полной его власти, и её жизнь зависит только от его великодушия и желания. Своему клану после проигрыша и исполнения хаара она не нужна. Больше она не будет носить гордое имя ар Джарра, сменив его на аль Альчия, одинокая без клана… И даже крошка пищи ей достанется унизительной милостью человека… Нет возможности сопротивляться. Нет возможности заработать себе на еду и крышу над головой. Нет ничего. Ничего… Закрыла глаза, слушая, как редко бьётся сердце человека возле её уха…

– Зачем мы тебе, человек? – Айара, лучшая подруга…

– Соберите её вещи и заберите их обратно, в ваш тиб. Расскажите о произошедшем и хааре.

– Нет нужды, человек. Всё уже сделано. А имущество Сайи мы сейчас заберём, раз таково твоё желание… Ты… Я не знаю, как тебя назвать… Неужели из-за похоти ты так опозорил её при всех? Она не успела сделать ничего такого, за что должна наступить столь жестокая расплата…

Сайя слушала, что происходит вокруг, не открывая глаз. Её неудержимо клонило в сон.

– Ты тоже хочешь дать мне право хаар? – Ледяной тон его голоса заставил девушку опомниться.

Она торопливо забормотала извинения, быстро упаковывая вещи в сумки. Наконец всё было готово.

– До свидания, красавицы. Относительно же моего желания и его исполнения Сайей… – Он то ли усмехнулся, то ли состроил непонятное лицо.

Сайя услышала, как кто-то шёпотом выругался, потом – удаляющиеся шаги. Тёмные боги! Почему ей так хочется спать? Она зевнула раз. Снова зевнула, проваливаясь в темноту, но сейчас почему-то сладкую и спокойную…

Александр бережно опустил отключившуюся саури на кровать. Достал коммуникатор, набрал номер посольства. Там откликнулись сразу. Знакомый голос пророкотал:

– Головлёв на связи. Что случилось, Александр Алексеевич?

– Был поединок.

– Вы ранены?! – В голосе прозвучала неподдельная тревога.

– Нет. Со мной всё в порядке. Но… Словом, я… У меня появилась девушка.

На том конце провода на мгновение задумались.

– Так радоваться надо, Александр Алексеевич!

– Виктор… Я вообще о саури почти ничего не знаю. У меня двенадцать лет учёбы партократы были! Хоть что-нибудь у вас есть по ним?

Голос в коммуникаторе стал деловым.

– Имеется кое-что. Но только совсем немного. Попробуйте вначале приучить саури к нашей одежде. Если получится, дальше пойдёт куда легче.

– Понятно. Только где взять? Наш лавочник таким не торгует. Только под заказ. А она у меня скоро проснётся…

– Размеры хоть скиньте. Через логгер.

– Момент… Мажордом, сканировать саури, снять мерки для заказа одежды по человеческим образцам.

– Исполнено.

– Отправить файл в посольство.

Короткая пауза. Затем голос секретаря весело произнёс:

– Всё в порядке, Александр Алексеевич. Подберём на первое время. Как будем доставлять?

– Я смогу подлететь на глайдере к нашей лавке в Чемье. Но мне необходимо вернуться обратно до девятнадцати часов.

– Хорошо. Встречу вас через тридцать минут возле лавки аль Саадиха.

– Отлично. До встречи.

…Второй секретарь прибыл, как и обещал, через тридцать минут, на большом глайдере, в кузове которого находилась целая гора пластиковых мешков с логотипами известных фирм. Перекидывание их заняло буквально несколько минут, и лёгкая машина еле-еле вместила упаковки. Закончив работу, мужчины замерли возле глайдеров. Уже стемнело, и никого рядом не было. Зимой саури становились домоседами.

– Особые пожелания есть, Александр Алексеевич?

Сашка подумал:

– Пока нет. Посмотрю на её реакцию и поведение.

– Это верно. Лучше заставить её помучиться от неопределённости положения и ситуации, в которой она оказалась. Мне уже доложили, как было дело… Запали, Александр Алексеевич?

– Похоже… Хотя змея она ещё та…

– Понимаю.

– Надеюсь, что-нибудь всё же получится. Для саури не сдержать слово… – Дёрнул подбородком.

– Кстати, Александр Алексеевич, вам большое «фи» от вождя вождей.

– Почему?! – изумился парень.

Секретарь пояснил:

– Да по поводу ваших занятий с группой… Вождь считает, что вы поступаете неправильно.

– То есть?

– Лучше бы вы начинали с первокурсников.

– А кто мне даст? Я и так веду уроки нелегально.

– Думаю, высокий не станет препятствовать.

– Да и… Жалко мне их, Витя. Ты же видел, как саури переносят зиму? Не зря она у них называется сезон плача… Я недавно подобрал одну на улице. Уже загибалась. Её клан разогнали. И всех выкинули на улицу. Ну, рабочих, инженеров, всех, кто занимался делом, пристроили быстро. Ас Кеури спецы нужны позарез… – Слегка улыбнулся, потом вздохнул: – А вот такие, как она…

– Аль Сабира? Сейчас ожила, сидит и плачет целыми днями. И всего боится.

– Ничего. Скоро отойдёт, Виктор. Девчонка-то, в сущности, неплохая… Если, конечно, это та, кого я знаю. Пристройте уж куда-нибудь.

Мужчина кивнул:

– Попробуем. Ну ладно. Удачи вам, Александр Алексеевич. И… Время истекает. Так что всё может начаться в любой момент…

Сашка вспылил:

– Я же офицер! Так чего меня тут держат?! Айили больше нет, охранять никого не надо, так что за дела?!

Секретарь грустно улыбнулся:

– Вы, главное, до начала продержитесь. А там… Ладно. Поспешим. Удачи вам.

После крепкого рукопожатия мужчины уселись в свои глайдеры, и те взмыли в воздух.

Глава 17

Как не хочется просыпаться… Сайя шевельнулась, не открывая глаз, лениво почесала лоб рукой… Потом села, откинув мягкое невесомое одеяло, спустила на пол ноги… Встала… Она проиграла?! Нет, этого не может быть! Голова закружилась, девушка рухнула обратно на кровать. Не веря своим глазам, ущипнула кожу на круглых коленках, пискнула от боли:

– Айе!

Стукнула кулачком – удар чувствуется. Пошевелила пальцами. Гнутся. Нормально работают… Это был кошмарный сон?! Всё то, что произошло с ней, – морок, насланный тёмными богами?! Поединок с человеком за право хаар, её позорный проигрыш, а потом непонятный паралич… Резко повернула голову в одну сторону, в другую, похолодела от ужаса. Тиб человека! Она помнит эту обстановку! Громадное спальное место, приподнятое на ножках, волшебный шкаф, сделавший из старой одежды новую, тёплый, она и сейчас хорошо чувствует это, чуть пружинящий под ногой пол и непривычно высокие сиденья людей… Неужели… Но – как?! Это же невозможно! Невозможно! Не может быть!

Рывком поднялась – ноги и руки действовали безупречно, тело слушалось. Вновь осмотрелась по сторонам – да, она узнаёт эту комнату, где провела ночь перед тем, как…

– Добрый день, Сайя.

– Д-д… – Не в силах произнести ни слова, просто кивнула, снова замерла, рассматривая чистые волосы, ставшие после вчерашнего купания значительно мягче. Теперь они были свободно распущены, ниспадая по плечам, прикрытым приятной на ощупь тончайшей тканью… Что произошло?.. Подняла голову: – Я в тибе человека?

– Разумеется, Сайя.

– Где он сам?

– Отсутствует, но вернётся.

– Как долго его не будет?

– Хозяин прибудет через тридцать минут. Я рекомендовал бы вам одеться, потому что в тиб придёт много разумных, и представать в таком виде перед остальными не советую. Да и хозяин будет категорически против этого. В шкафу находится приготовленная для вас одежда. Но для начала воспользуйтесь ванной.

Саури послушно пошлёпала босыми ногами, куда сказано. Открыла дверь, скользнула глазами по первому этажу – внизу знакомый ряд столов и стульев на амфитеатре и кресло преподавателя. Одного взгляда хватило, чтобы убедиться – имперец держит своё слово… Умылась, даже рискнула почистить зубы новенькой щёткой и удивительно освежающей рот пастой. Вернулась в комнату, как раз вовремя, потому что уже увидела в окно, как к тибу движется толпа саури и он… Силуэт человека в окружении гибких девичьих фигурок… Едва успела войти в комнату и прикрыть дверь, как внизу загомонили, зашумели.

– Айе! – донёсся радостный визг до ушей девушки. Что, он их маслом, что ли, мажет?

Подошла к шкафу, открыла и бессильно опустилась на пол – что это?!

– А где одежда, которую ты обещал?!

Бездушная железка радостно произнесла:

– Человек желает, чтобы вы носили дома только одежду людей.

В воздухе вспыхнула фигурка саури. Совершенно обнажённая. Потом начала медленно, с тщательным показом каждого движения, одеваться.

– Так носится… Это надевается… Аккуратным движением…

Стиснув зубы, смотрела – иного выхода не было. Теперь она его собственность. Так что исполнять его странную прихоть ей всё равно придётся. Одно хорошо – теперь её не сожгут за подобное святотатство и нарушение канона…

Показанными машиной движениями надела то, что заменяет подвязки. К огромному удивлению, ничего не тёрло, не жало, сидело точно по фигуре, подчёркивая все выпуклости тела. Проглотила судорожным движением внезапно возникший в горле ком. Принялась надевать верхнее. Длинное лёгкое платье на узеньких, почти незаметных бретельках, обтягивающее верхнюю часть тела и обнажающее верхнюю часть груди вплоть до ложбинки, свободно ниспадающее, словно фаири, до самого пола. Щёлкнул ящик внизу, выезжая из шкафа. Что это? Обувь? Тёмные боги! Какая прелесть! Торопливо застегнула, вытянула ногу, любуясь красотой человеческого искусства.

Айе! Шаги?! Вскочила, заметалась, не зная, куда спрятаться… Потом почему-то кинулась к спальному месту, присев, притаилась за массивной спинкой. Напряглась, ожидая самого страшного… Звуки шагов в спокойном ритме проследовали мимо. Тишина. И внизу тихо. Рискнула вылезти из ненадёжного укрытия. И почему он вдруг выказал именно такое желание? Опять шаги. Дёрнулась было обратно, но тут же остановилась – зачем оттягивать то, чего теперь не избежать? Лучше уж быстрее всё сделать, и… Щёлкнул замок. Тишина. Что? Подкралась к двери, чуть приоткрыла её, заглянула в щель. Тихо? Тихо. А где все? Внизу – никого. Только пустые столы и стулья. Остальные уже ушли? Тогда… они здесь одни?! Колени начали подгибаться сами собой. Торопливо откинулась назад, чтобы если упасть, то в комнате… Всё же удержалась. Снова щелчок замка. Он был в умывальне! Идёт не спеша, босиком, в лёгкой рубашке без рукавов, вытирая на ходу полотенцем голову… Отскочила от двери, та закрылась сама. Беззвучно. На лбу выступил пот. Едва дыша, прислонилась спиной к стене… Айе… Он опять прошёл мимо… Тишина в тибе… Цок. Цок. Цок… Это его железные слуги. Она помнит эти звуки…

– Юили, вас ждут на кухне.

Проклятая человеческая железка!!! Она чуть не намочила новенькие нижние штанишки от неожиданности!

– Предупреждать надо, болван металлический!!! – выкрикнула зло, вытирая ладонью выступившие слёзы обиды.

– Прошу прощения, юили. Удивлён вашей реакцией. Но вас ждёт хозяин.

– Уже иду!

– Вторая дверь от вашей комнаты.

– Я знаю!

Едва не расплакалась опять, но всё же нашла в себе силы выйти и пойти, куда велено. Только вот каждый шаг давался с трудом, словно она шла на помост смерти. А впрочем, так и есть. Дорога осуждённого к палачу…

– Добрый вечер, дорогая.

Поражённая до глубины души услышанными словами, саури вскинула голову. Увидела его спокойное лицо и тут же опустила глаза опять…

– Чего ты? Присаживайся. Будем ужинать, а то скоро девчонки придут лечиться.

– Я не…

– Теперь твой клан – я. Так что ты будешь есть и делать всё, что вздумается мне. Прикажу – будешь прыгать с галереи. Захочу, станешь петь ночами песни. Пока ты не рассчитаешься со мной, у тебя нет ни воли, ни желаний, никаких прав. Только обязанность выполнять мои прихоти и желания.

– Ты…

– Да, я. А ты признала проигрыш и моё право хаар, – последовал совершенно спокойный, без эмоций, ответ. – И кроме того… – небрежным кивком указал на несколько свитков, лежащих на столе, – посмотри. Эти бумаги касаются тебя.

Дрожащей рукой Сайя взяла первый лист, развернула, и сердце ухнуло вниз. Глава ар Джарры изгоняет её из клана, как опорочившую честь клана нечестным приёмом… Да. Она использовала иглы с ядом. Если бы одна такая попала в человека, то он начал бы вначале быстро выдыхаться, потом его движения сделались бы медленными и неточными, и ей оставалось бы только докончить дело. Никто ничего не стал бы расследовать, потому что свидетелей смерти оказалось бы предостаточно… Следующий лист – заключение лекарей о составе яда на ножнах страшного меча. Вывод – неизбежная смерть человека при попадании состава в кровь. Подписано авторитетнейшими специалистами клана аль Уири, поставлявшими медицинские препараты всем саури. Напоследок – показания свидетелей поединка, подтверждающих чистую победу человека.

– Ещё вопросы?

Девушка опустила голову, качнула гривой волос, соглашаясь со всем прочитанным.

– Тогда садись есть. Это приказ.

Она послушно уселась и вдруг испуганно вскочила, когда середина стола провалилась и откуда-то изнутри выехала уже сервированная едой поверхность.

– Ты чего? Испугалась? Великий воин чуть не наделала в трусики?

– Ты имеешь право издеваться надо мной, – ровным голосом ответила Сайя, усаживаясь на прежнее место.

– Бери, и давай есть. – Сашка бросил взгляд в сторону, где на стене мерно мерцали человеческие знаки. – Времени не так много…

Трапеза, на удивление, была обильной и вкусной, но сам процесс приёма пищи проходил в молчании. Вновь цоканье ног роботов. Паучок вошёл, поставил ароматно пахнущий поднос с чашками. Человек кивнул на него:

– Твой любимый кофе. Прости – ваш любимый.

Не может быть!!! Он даёт ей возможность насладиться благородным напитком! После всего произошедшего! Хочет умаслить, чтобы она была покорной и податливой?! Но… Сопротивляться после всего, что случилось, просто глупо. И… чем скорее всё произойдёт, чем быстрее она ему надоест… тем быстрее она от него избавится… Впервые за время трапезы саури посмотрела в его сторону. Сидит со спокойным видом, делая небольшие глотки из чашки. Из… драгоценнейшей чашки настоящей полупрозрачной белой глины людей с тёмно-синими лазуритовыми вставками стоимостью не в одну тысячу кархов! А у неё?! Точно такая же! Тёмные боги… А ведь буквально перед поединком по университету пронёсся невероятный слух, что его богатство едва не равно казне некоторых кланов первой десятки Багровой книги! Да и если судить по убранству и содержанию его тиба, сюда вложены миллионы… Светлые боги! Кажется, она поступает глупо… Очень глупо…

– Посуду мыть не надо. Просто оставь её на столе, мебель сделает всё сама, – донёсся его голос со стороны.

Девушка вздрогнула, очнувшись от мыслей, сообразив, что он уже стоит в дверях. Усмехнулся:

– Не вздумай одеваться в свои тряпки. Привыкай носить человеческую одежду. Думаю, ты скоро к ней привыкнешь.

Парень вышел из кухни, оставив её одну. С сожалением допила благородный напиток, повертев в руках и полюбовавшись на искусство мастера, поставила чашку на стол. Тот словно ждал этого. Щелчок, плоская поверхность раскололась, и всё грязное плавно ушло вниз. Опять щелчок – вновь ровная поверхность. Металлический паук молча неподвижно застыл. Сайя вздохнула, поднимаясь, пошла прочь. Что ей делать? Ш-шух. Дёрнулась на звук, ахнула от изумления – амфитеатр, на котором стояли учебные столы, раскололся на две части, двинувшиеся в стороны, а под ними появилась… Вода! Да ну, ей кажется! Этого не может быть!!! Забыв обо всём, бегом бросилась вниз, подбежала к краю большого квадратного водоёма, тронула рукой… Тёмные боги! Но как такое возможно?! Действительно вода! Тёплая, манящая, приятная. Подсвеченная снизу и по краям ровным голубовато-зелёным светом! Он что, совсем сошёл с ума? Ни в одном тибе истинных нет подобной роскоши! И не может быть! Выкидывать такие средства всего лишь для устройства внутреннего водоёма не по силам ни одному клану! Зачарованно застыла на коленях, не в силах оторвать глаз от ровной глади.

– Чего встала? Сейчас девчонки придут купаться.

– Д… К… Ты хочешь сказать, что это – всего лишь место для омовения?!

– Нет. Для омовения служит ванная. А это – для купания. Наслаждаться плаванием, светом, для отдыха.

Сайя задрожала, не в силах определиться со своим состоянием… А он весело произнёс:

– Так что быстренько дуй в душ и надевай купальник. Можешь плескаться сколько душе угодно.

– Айе… Ты хочешь показать мне свою силу? Или своё богатство?

Теперь его лицо стало непонятным. Он как-то странно нахмурился:

– Если ты стесняешься, то можешь искупаться потом, когда все уйдут. И кстати, если у тебя нет желания видеть кого-нибудь сейчас, после дня твоего по… – Оборвал слово. – Можешь посидеть у меня в комнате. В неё никогда не заходят. А вот в твою обязательно заглянут. Спрячься там, подумай, что ты наденешь завтра на занятия. Логгер тебе покажет, что привезено. – Александр вышел.

Девушка пошла в его комнату и, едва переступив порог, замерла, не в силах сделать ни шагу дальше. Спальный помост в центре. Огромный, почти такой же, как и в той комнате, где она очнулась. На непослушных ногах кое-как доковыляла до стоящего у стены высокого сиденья, опустилась, не в силах отвести глаз от места, где она потеряет свою честь и невинность, чтобы потом, когда придёт срок, быть выброшенной, словно грязная тряпка… Торопливые шаги, шум голосов, радостные крики, восторженный визг – всё это фоном проходило мимо неё. Как же повезло этим соплячкам! Да что там – всем прочим саури в Чемье тоже повезло! Только она оказалась проклятой богами… Воистину говорят, что даже самый сильный воин когда-нибудь встречает ещё более сильного. Что толку, если она выиграла в этот сезон радости высшее место в клане? Глава, не задумываясь, избавился от неё, едва Сайя проиграла. Яд? Айе, всего лишь удобный повод, чтобы сохранить честь клана… Минуты текли, словно песок пустыни сквозь пальцы, с каждым мгновением приближая роковой миг. Девушка вздрогнула, когда логгер подал голос:

– Вас просят пройти на кухню.

– А… кто ещё в тибе?

– Кроме хозяина посторонних нет.

Вздохнула с облегчением и тут же сжалась – осталось совсем немного до рокового мгновения, после которого назад пути не будет…

– Присаживайся. – Парень кивнул на стул. – Хочешь чего-нибудь? Чай, кофе? Что-то из вашего ассортимента?

– Нет.

– Как знаешь.

Сам спокойно делал небольшие глотки из чашки, поглядывая на неё.

– Что? – Она исподлобья взглянула на него. Человек, немного помолчав, вздохнул:

– Красивая ты… Вот что.

– Красивая?! Только это принесло мне не счастье, а позор! Стать подстилкой человека! Тёмные боги! – схватилась за голову.

Вновь тишина, потом странно напряжённый голос:

– Так это выглядит, значит? Подстилка человека? Всего лишь?

– А что я ещё?! Что? В угоду своей прихоти ты возжелал сделать из меня игрушку! Домашнего зверя, живущего твоей милостью, развлекающего тебя вечерами и ночами. И кто я после этого?! Кто?!

– Дура. – На его лице появилась странная полуулыбка, ничего ей не говорящая. – Непроходимая дура. – Он поставил чашку на стол, встал. Затем посмотрел на неё непонятным взглядом. – Я отказываюсь от права хаар в отношении тебя. Ты свободна. Уходи.

– Что?!

– Если ты плохо слышишь, то покажись медикам или лекарям. Я отказываюсь от права хаар в отношении тебя и не выдвигаю никаких претензий. Отныне ты свободна от каких-либо обязательств по отношению ко мне. Покинь мой дом. Отныне и навсегда. Мажордом? – позвал он логгера.

Тот тут же откликнулся:

– Слушаю, хозяин?

– Принеси верхнюю одежду и обувь для этой саури. После того как она покинет дом, внеси её в список лиц, которым запрещён вход в тиб. Отныне и навсегда. Исполнять.

– Айе… Что… – Она говорила уже в пустоту. Кухня опустела. Человек успел покинул её.

Цок-цок-цок. На пороге появился паучок с большим пакетом:

– Саури, немедленно оденьтесь и покиньте здание. Иначе к вам будут применены чрезвычайные меры по протоколу безопасности.

– Отстань, тупая железяка! Человек что, действительно отпускает меня?!

– Хозяин выгоняет вас, а не отпускает. Вы нанесли ему очень большую обиду. Такое он вряд ли сможет когда-нибудь простить. Немедленно одевайтесь, иначе вас просто выкинут отсюда.

Трясущимися руками саури потянулась к пакету, который металлический паук держал в своих щупальцах. Открыла, вытащила оттуда человеческую, естественно, одежду для улицы.

Железка снова подала голос:

– Увеличьте скорость одевания. Всё, что находится внутри, точно соответствует вашим размерам.

Брюки. Что-то вроде красиво сплетённого, короткого, свободного эчче из тёплых пушистых нитей. Высокие, с… мехом внутри, сапоги, севшие на ногу словно влитые! А это? Нечто вроде свободного фаири с оторочкой понизу мехом и, опять же, мехом внутри. Человеческий головной убор. Какой богатый! И… Ах да. Этой штукой люди скрывают свою шею.

Дверь раскрылась. На пороге появился второй паук:

– Вы одеты. Покиньте помещение.

– Это не обман? Не ловушка? – Привычная осторожность дала о себе знать. А ну как она подойдёт к двери, и её просто убьют? А потом скажут, что саури отказалась от исполнения обещания?..

Дальше девушка просто не успела отреагировать – оба паука вдруг оказались возле неё и, ухватив своими манипуляторами, потащили вниз. Всё? Конец? Но первая дверь распахнулась, и она оказалась в знакомом коридоре. Тотчас раскрылась вторая, рывок – и саури оказывается снаружи. Лицо сразу обожгло ледяным, после тёплого тиба, воздухом сезона плача. И – уже уличная темнота третьей стражи… Её действительно отпустили? Боги! Она свободна, и ей не надо выполнять в высшей мере унизительное желание человека! Сайя даже пару раз подпрыгнула от счастья и побежала в свой тиб. Надо поделиться с подругами радостью! Она – свободна! Свободна!..

А вот и родной тиб! Торопливо рванула на себя плотную занавеску, прикрывающую вход и сразу заметила три сгорбившиеся фигуры возле жаровни.

– Ты?!

– Девочки! Он меня отпустил! Отказался от хаара!

– Что ты несёшь?!

– Человек отказался от исполнения права хаар! Клянусь всем, что есть! Можете спросить у него!

– И поэтому хомо одел тебя в одежды стоимостью полмиллиона кархов? – вмешалась в разговор Айара.

Сайя замерла:

– Вы что, мне не верите?!

– Нам нет причин доверять тебе. – Все отвернулись к огню, протягивая к пламени вечно зябнущие руки.

– Позвольте хотя бы побыть до утра… А там вы сами сможете спросить у человека! Он не станет отказываться! Его железные пауки сами вывели меня из его тиба!

– Вывели? Получается, он тебя просто выгнал?

Девчонки переглянулись между собой. Потом Мейар махнула рукой:

– Спи. Твоя лежанка ещё не выброшена. – Отвернулась к огню.

Сайя быстро пробежала к стоящим неподалёку внутренним шатрам, где располагались спальные помосты. Хвала богам, её имущество на месте. Ничего не тронуто. Быстро улеглась, потому что утром надо будет бежать на занятия. Из университета её выгнать не могут! Оплата кланом внесена за весь курс, и этот год у неё последний. Так что не пропадёт. Как-нибудь дотянет до окончания… Запахнула полог, поджала под себя ноги. Человеческая одежда такая тёплая… Греет, словно внутри костёр! Счастливо улыбнулась сама себе…

Проснувшись, торопливо нашла в вещах свою одежду, стала стаскивать с себя человеческое, хотя и жалко. Как же холодно! Насквозь промёрзший изнутри тиб покрылся толстым слоем инея. Стуча зубами, натянула на тело заиндевевшие тряпки. Х-холодно… Как холодно… Девчонки снаружи стучали котелками. Принюхалась – их обычная трапеза из зёрен тука. В желудке засосало, когда вспомнила те чудесные яства на столе человека, уютное тепло, ощущение чистоты и свежести тела. А тут сразу после переодевания оно покрылось тем самым противным липким потом. И этот холод… Понятно, почему соплячки так рвутся к этому… человеку… Ощутить себя здоровыми, набраться сил, совершить омовение горячей водой.

Как же хочется есть! Даже в желудке урчит. Но она пока потерпит. Там, в университете, всё прояснится, и подруги вновь повернутся к ней… Так и просидела неподвижно на лежанке, ожидая, пока те закончат трапезу. Собрала свои принадлежности для учёбы. Наконец подруги двинулись. Вышла следом, не приближаясь к ним и соблюдая приличествующую дистанцию. Раз не хотят с ней общаться – пусть. Человек подтвердит свои слова об отказе от хаара. Она от него не отстанет, пока он не сделает этого!

…Группа встретила её настороженно. Лёгким гудением. Подошла староста, с издевательским выражением на лице ехидно спросила:

– Каково это, лежать под бледнокожим?

Сайя гордо выпрямилась:

– Я честна перед кланами! И между нами ничего не было, кроме поединка. Он отказался от своего права хаар по отношению ко мне. Можете получить подтверждение моих слов у него самого.

Она опустилась на сабейчхе. Прикрыла глаза, приняв гордую позу, не замечая, как изумлённо все смотрят на неё. Колокол. Лекция. Только сейчас сообразила, что сидит одна. Мейар, раньше делившая с ней учебное место, ушла на другое. Монотонное бубнение педагога навевало сон. Как оно отличалось от того, что она видела в тибе человека! Только сейчас обратила внимание, как нищ и запущен университет по сравнению с его жилищем. И как только можно так отбивать охоту к учёбе?!

Бом-м-м… Снова удар колокола, возвещающий о перерыве в учёбе. Староста сразу, едва вышел профессор, устремилась к дверному проёму. Пошла проверять правдивость её слов? Ей нечего бояться!.. Аль Маррах вернулась до начала следующего часа занятий, взбодрившаяся, даже чуть посвежевшая, с немного удивлённым видом. Тут же отозвала её бывших подруг, и они, сбившись позади ряда сидящих саури, зашептались.

Наконец Айара отделилась от них, приблизилась к Сайе, взглянула как на сумасшедшую:

– Значит, он действительно выгнал тебя ещё до того, как…

– Я сказала правду, что он мне противен! Но всё равно право хаар священно для любого высокого, и, стиснув зубы, я была готова ко всему…

– И после этого тебя выкинули из его дома?

Сайя кивнула.

– А одежду, что была на тебе вчера после возвращения, её он дал тебе до того, как ты это произнесла, или после?

– После, – нехотя призналась девушка. Только потом увидела, что почти вся группа стоит возле её сабейчхе и на неё смотрят как на умалишённую. Даже испугалась, невольно подаваясь назад. – Вы… Чего?!

Айара тяжело вздохнула:

– Да вот, не можем понять, ты нормальная или больная? Морозная лихорадка съела остатки твоих мозгов?

– Что ты несёшь?! – вспылила Сайя.

Но тут вылезла опять староста:

– Человек пожелал, чтобы ты жила в его тибе. Потому что ему скучно одному. Так?

– Да, но он отказался!

– И правильно сделал. Зачем ему глупая саури, забившая себе голову грязными мыслями?

– Что ты несёшь?!

– А то и несу! Попрекала его незнанием обычаев кланов, а сама?! Человек предложил тебе жить в роскоши и богатстве, одевать тебя словно куколку, заботиться, и, по слухам, в его тибе тепло, и даже можно излечиться от солнечной недостаточности, не мучиться от холода, замораживающего наше тело до мозга костей! Он хотел всего лишь твоего общества! Общения долгими вечерами, обычных бесед. И ни о какой общей постели речи даже не шло! Взамен ты умудрилась отказаться от всего! Да предложи он такое мне, я бы не раздумывала ни мгновения!

Все стоящие рядом одобрительно загудели.

– А что сделала ты? Оскорбила и унизила его ещё больше, отказавшись от его доброты! А потом ещё удивляешься, что он тебя выгнал! Ха-ха-ха! Саури, от которой отказался даже человек!

Смех с каждой минутой становился всё громче. Одна за одной студентки присоединялись к тем, кто уже смеялся. Сайя похолодела – действительно! Какой позор! Она сама себя так… Саури, от которой отказался даже человек! Тёмные боги!..

Глава 18

– Доброе утро, девочки!

– Доброе утро, Аалейк! – привычно поздоровалась группа с Александром.

Занятия самоподготовки шли уже две недели, и каждый день саури действительно занимались и получали реальные знания. Молодой человек улыбнулся, привычно садясь в своё кресло, и объявил:

– Сегодня у нас необычный урок, девочки.

Все насторожились, обычно человек сразу объявлял тему и приступал к разъяснению материала. Да и улыбался он как-то не так, как всегда. Выдержав паузу, Александр объявил:

– Сегодня у нас на занятии будут гости.

– Гости? А кто? – не выдержала эмоциональная староста аль Айири, вскинув уже привычно руку вверх.

– Мои хорошие знакомые, девочки. Из очень необычного места. Мы с вами изучали человеческие государства. Помните?

– Да! – дружно прокричала группа.

Сашка снова улыбнулся:

– Эти гости не оттуда. Но их мир относится к государствам, населённым людьми. Только очень своеобразный. Честно говоря, я сам мало знаю об этом месте, поэтому и попросил своего родственника прислать мне кого-нибудь из его граждан на помощь… – Кузнецов выдержал многозначительную паузу и, опять с улыбкой, продолжил: – И мой двоюродный брат с удовольствием откликнулся на просьбу. Прошу простить, если внешний вид гостей вас шокирует… Но уверяю, ничего необычного в этом нет, и прошу вас не волноваться… Итак, встречайте – подполковник государства Фиори Дмитрий Рогов и его жёны, Ююми Рогова и Иари Рогова…

По галерее простучали лёгкие шаги, и из комнаты, где, как знали студентки, у Александра находился личный кабинет, показались трое. Высокий, очень крупный человек в необычном мундире, усеянном многочисленными наградами, с двумя саури под руку. Одна – слева, вторая – справа. Молодые женщины, красивые и… в человеческих платьях, изумительно шедших им. Группа загудела, ошеломлённые увиденным девушки даже не поверили поначалу своим глазам, но когда троица ступила на лестницу, выйдя из-за прикрывающего их до половины ограждения жилой галереи, гул стал очень громким. И причина этого была до жути простой – обе саури были беременны! Причём на довольно большом сроке.

Сервис-киберы быстро установили большой мягкий диван перед креслом Александра, трое невероятных гостей приблизились, и мужчина с Фиори помог (!) своим жёнам поудобнее устроиться на месте для сидения. Потом уселся сам, и обе саури уже привычно прильнули к человеку с каждой стороны, при этом всем сразу стало понятно, что такое сидение для них привычно. И даже более чем. Все трое улыбнулись, причём на лицах молодых женщин улыбки получились счастливые, а у человека – слегка смущённая. Сразу стало ясно, что он не привык к такому вниманию.

Александр поспешил прийти всем на помощь:

– Девушки, это свободный урок. Можете задавать вопросы нашим гостям.

– Любые? – пискнул кто-то севшим от волнения голосом.

И одна из гостий-саури весело ответила:

– Ну, слишком нескромных прошу не задавать.

Студентки ошеломлённо переглядывались между собой, одновременно пожирая глазами обеих молодых женщин. Впрочем, и человеку их внимание тоже доставалось. Наконец нашлась самая смелая:

– Скажите… А вы сами вышли за человека замуж или вас заставили?

Женщины переглянулись между собой, потом та, что была помоложе, начала первой:

– Мой муж защитил меня на Поединке чести, а потом, согласно обычаю, исполнил ритуал бракосочетания. Поэтому у меня не было выбора, кроме как согласиться.

По этажу тонким вихрем пронёсся ропот. Женщина же вновь улыбнулась открытой, счастливой улыбкой:

– Правда, это был уже второй раз, когда он спасал мне жизнь…

Опять лёгкий гул. Теперь продолжила та, что постарше:

– А я познакомилась с нашим мужем ещё шесть лет назад…

Ропот превратился в гул, аль Айири выкрикнула:

– Но мы же тогда воевали! Как вы смогли встретиться?

Женщина взглянула на своего супруга, и тот, ласково ей улыбнувшись, ответил на эмоциональный вопрос:

– Вообще-то мы и встретились на поле боя. И Иари мне проиграла.

– Светлые боги! Это неудивительно! Мы видели, как дерётся Александр…

– Я? – не выдержал Сашка. – Девочки, что Ююми, что Иари разделают меня на поле боя в два счёта! Даже в таком вот виде, будучи на седьмом месяце беременности. А уж сам Дмитрий сделает из меня шашлык на палочке между чисткой зубов и полосканием рта не отвлекаясь! Уж поверьте, я им даже ботинки недостоин чистить со своими умениями.

– Ха, Саша, прибедняешься, как обычно? Ты тоже не лыком шит! Кое-чему научился, – парировал его эскападу гость.

– Всё, всё. У меня урок всё-таки…

Оба рассмеялись. А саури ошеломлённо смотрели на улыбающихся женщин. Ведь видно, что обе счастливые и довольные. И… беременные…

Внезапно поднялась Арна аль Даркса, общепризнанная королева красоты Чемье:

– Простите за нескромный вопрос… юили… А как вы переносите беременность? И почему Аалейк сказал, что вы уже на седьмом месяце?

– Хороший вопрос, девочка, – одобрительно хлопнула в ладоши Ююми. – С удовольствием отвечу. Итак, самое главное: мы, естественно, беременны от нашего мужа. А он, как видите, настоящий человек. Опытным путём установлено…

При словах «опытным путём» все девчонки восторженно загудели, но молодая женщина не обратила на это ни малейшего внимания.

– Беременность при браке саури и человека продолжается семь месяцев вместо шести. При этом в обычном поливидовом браке сроки беременности, естественно, сохраняются. Кстати, при браке аури и людей беременность также длится семь месяцев.

– А как вы её переносите? Саму беременность? – не унималась Арна.

– Да легко. Вначале, конечно, токсикоз был. Но он снимается практически мгновенно. А потом ходим да вынашиваем. Кстати… – её лицо стало таинственным, – могу вас обрадовать: морозная болезнь в браке с людьми уходит навсегда! Во всяком случае, наша владычица Ооли дель Парда ни разу за пять лет своего пребывания на Фиори не испытывала ни малейших признаков болезни сезона плача… Так что тут только плюсы.

– А как вы вышли замуж за ююти-человека? – застенчиво спросила одна из самых тихих девушек группы.

– Я?

– Или я?

– Вы, юили. Вы говорили о поле боя, ююти-человек…

– А, это… Он меня тогда победил. Я проиграла, впервые за всё время. Знаете, как обидно было?! – Женщина надула губки, взглянула на мужа.

Тот ласково прижал жену к себе, взъерошил ей волосы. Потом привлёк к себе вторую. Студентки снова восторженно загудели, и человек ответил на заданный вопрос:

– Стоит на коленях, глаза на мокром месте… – Увидел, что саури не поняли идиомы, пояснил: – Плачет об обиды, короче. Так жалко стало её… Взял и поцеловал.

– А потом?! – Дружный вопрос сорвался сразу с четырёх губ.

– Потом – отпустил. Пильщица у нас дел натворила, так что её бы точно не пощадили. Война, девочки, вещь грязная и кровавая… – Вздохнул, умолк.

– Пильщица?! – взвизгнула аль Айири. Потом ещё раз. И уже тише спросила: – Вы – та самая легендарная Пильщица?!

Саури улыбнулась:

– Меня так когда-то звали… Да что вы обо мне-то? Ююми так вообще Юзонская землеройка.

– Айе!!! – Казалось, тиб сейчас рухнет от восхищённого вопля.

Александр вскинул руку, призывая восхищённых саури к порядку. Гости улыбались, правда смущённо. Они никак не ожидали подобной реакции. Наконец кое-как студентки угомонились, потом опять вскинула руку Арна:

– Простите, юили, за назойливость… Но я никак не могу поверить, что великая Пильщица смогла проиграть…

– Жнецу, – спокойно ответила молодая женщина.

– Жнецу? Тому самому Жнецу?! Вы хотите сказать, что ваш муж, Дмитири Роггоф, и есть тот кошмар и проклятие всех, кто был там? Жнец?! Сам Жнец?!!

– Да, девушки. Так что для Пильщицы проиграть Жнецу не зазорно. Согласны?

– Айе!!! Да это честь!

Пришлось опять ждать, пока студентки угомонятся. Едва гул восторженных голосов начал стихать, аль Айири снова высунулась вперёд:

– И после войны вы поженились? Это любовь? Настоящая любовь? Да? Вы столько лет ждали без всякой надежды и хранили верность друг другу?

Сашка похолодел – все, без исключения, саури его группы сидели с умилённо восхищёнными лицами и глазами, полными сентиментальных слёз. Вот же, мать богов, какой-то дамский роман получился, а не урок… Кажется, день насмарку пошёл… Лёд недоверия лопнул с треском, девушки, с разрешения Александра, повскакивали со своих мест и обступили гостей плотным кольцом, наперебой задавая вопросы. Правда, спрашивали не о Фиори, точнее, не столько о Фиори, сколько о том, каково саури приходится в браке с человеком. Троица едва успевала отвечать. Интересовала девчонок только одна тема – взаимоотношения жены и мужа, как происходит процесс создания и притирки семьи, обижает ли супруг свою половину и так далее. Молодые женщины отвечали без утайки, ничего не скрывая. Разве только самое интимное.

Наконец протяжный голос колокола возвестил об окончании занятия. Саури, восхищённо гудя, попрощались с гостями, за которыми прибыл глайдер с логотипами вождя вождей, высыпав гурьбой на улицу. Прочие студенты, заинтересовавшись столь необычным транспортным средством, тоже собрались на соседних аллеях, смотря на происходящее. Когда машина ушла в воздух, посыпались вопросы к девушкам из группы человека. И, пожалуй, только сейчас многие обратили внимание на удивительно здоровый вид молодых саури, уж слишком те выделялись своим цветущим видом среди сотен изнурённых солнечной недостаточностью лиц… А потом весть о посещении человека легендарной троицей героев войны в мгновение ока облетела весь Чемье… Реакция университета последовала незамедлительно. Поскольку выгнать Кузнецова за такое ректорат не мог, то просто решили наказать за дезорганизацию учебного процесса и срыв занятий. Увы… Окрик со стороны вождя вождей последовал незамедлительно. И ректорат в полном составе почесал свои высокоучёные седые головы, кряхтя от страха и закаиваясь вообще замечать самоуправство человека. Так что, когда тот провёл обещанную экскурсию на Империю, где его группа в полном составе посетила тот самый университет по подготовке кризисных менеджеров, где девушки его группы встретились с двумя студентками-саури, Ирнай и Суарой, наслушались их рассказов, даже пожили три дня в обычном имперском общежитии и питались в человеческой столовой, среди педагогов стояла тишина. Сравнение учебных процессов Руси и Чемье было далеко не в пользу старейшего университета. А рассказы студенток звучали какими-то сказками или легендами. И всё бы ничего, если бы не надвигающаяся неумолимой поступью грядущая война. О ней пока не говорили вслух, но многие догадывались, что всё не просто так.

Ну а пока разумные наслаждались миром… Тем более что уже наступала весна, заканчивался сезон плача, или зима, и наступала весна…

– Девушки, завтра занятий у нас не будет.

– Почему?! – Возмущённые студентки дружным криком выдали своё недовольство.

Александр смущённо улыбнулся:

– Не знаю, как у вас в кланах, а мы, люди, отмечаем свои дни рождения… Приглашаем гостей, принимаем подарки, которыми нас одаривают. Выставляем на стол угощение…

– Ты хочешь сказать, что у тебя завтра такой праздник?

Он кивнул:

– Да, девочки. Завтра у меня день рождения.

– И поэтому ты хочешь побыть один?

– Вовсе нет! Наоборот, я приглашаю вас ко мне в гости. Будем отмечать. Так что завтра, по окончании первой стражи, после полудня жду вас всех у себя. А теперь – до вечера! – Сашка поднялся с кресла, заканчивая сегодняшний день.

Когда саури покинули тиб, снова опустился на сиденье. Итак, он здесь уже семь месяцев. Заканчивается учебный год, многое достигнуто, ещё больше он узнал о кланах, помог вождю вождей… Словом, время пролетело не зря. Авторитет среди студентов тоже значит немало. Кое-кому удалось вправить мозги. Причём малой кровью. И это хорошо. Через неделю начнётся сессия. Учащиеся будут сдавать экзамены. Кто-то выпустится, навсегда покинув стены Чемье, кто-то придёт на смену ушедшим. Точнее, уже не придёт. Аафих твёрдо решил ликвидировать университет. Не насовсем, естественно. Старые строения снесут, на их месте построят новый учебный городок по типу имперского. Всё же система обучения Руси лучшая в галактике. Современные здания, нормальные общежития, напичканные новейшим оборудованием учебные корпуса… И – полная замена преподавательского состава. Однозначно. Часть педагогов будет с Руси, часть – из домов аури, но не только. Сюда придут молодые, талантливые саури, которых гнобили высоколобые академики, привыкшие почивать на лаврах и требующие неукоснительного соблюдения замшелых в тысячелетиях канонов. Не дающие науке развиваться, ослабляющие научный потенциал кланов, способствующие нищете и развалу государства саури.

Когда-то кланы были впереди всех окружающих их рас, но слишком привыкли почивать на лаврах, и результат был неизбежен. Вначале развитие затормозилось, затем вообще застыло. И в конце концов начало откатываться назад. К тому же непрерывные войны вначале с аури, а потом с людьми окончательно подточили экономику и так дышащую словно в летаргическом сне. Начался обвал, миллионы безработных, существующих на социальный минимум, включающий в себя лишь крышу в переполненном общежитии да порцию скудной еды на день. Общество, базирующееся на полном отсутствии конкуренции и монопроизводстве, оказалось не готово к неизбежным потрясениям, без которых не бывает существования любого государства, особенно воюющего. Плюс острый недостаток энергии, тормозящий даже имеющееся в наличии производство. Фактически это и превратило кланы в нищее, изуродованное психически и морально общество, которое теперь придётся вытаскивать из ямы. Впрочем… Это лишь его мысли. Обычного человека из империи Русь.

Дон-н!.. Александр вздрогнул, озираясь по сторонам. Что за… Потом сообразил – кто-то пришёл в гости. Рановато для вечернего купания вообще-то…

– Кто там, мажордом?

– Саури.

Усмехнулся:

– Понятно, что саури. Кто именно? Из моих?

– Нет. Данный индивидуум внесён в чёрный список, и ему запрещён доступ в ваш дом, хозяин.

– Да? И кто же его внёс?

– Вы, хозяин.

– О, Тьма… Сайя? Ар Джарра?

– Да, хозяин.

– Включи громкую связь и дай картинку сюда.

– Исполнено.

Вспыхнуло в воздухе изображение. Оборудование тиба было на высоте имперских стандартов. Александр внимательно смотрел на застывшую в ожидании саури перед дверью. Изменилась. Похудела. Глаза блестят. Одежда… Странно. Довольно потёрта, опять на девушке намотана куча тряпок. Но следов морозной лихорадки нет. Просто грязная и похудевшая. Зачем только притащилась? Нервы помотать? Внутри что-то дрогнуло, но он просто произнёс вслух, зная, что его слова прозвучат из интеркома, установленного на улице:

– Что тебе нужно, саури?

Вот так. Просто – саури. Не высокая, не юили. Равнозначно их употреблению «человек». Обозначение вида…

Сайя вскинула голову:

– Мне нужно с тобой поговорить. Это очень важно.

– Для кого?

– Для… тебя. И для меня, наверное… – Девушка проглотила возникший в горле комок. С надеждой взглянула на галерею. Пусто…

– Я не хочу ни видеть тебя, ни иметь с тобой каких-либо дел, саури. Убирайся. Забудь сюда дорогу.

– Пусти меня! Я всё равно не уйду, пока не поговорю с тобой!

Щелчок сухо прозвучал в воздухе. Отключился селектор. Хватит с него. Один раз он уже сделал глупость. Больше подобное не повторится.

– Мажордом.

– Слушаю, хозяин.

– Пусть киберы выкинут саури за пределы ограды.

– Слушаюсь, хозяин.

Паучки скользнули за дверь, спустя мгновение донёсся крик боли. Внутри что-то дрогнуло, но… Всего лишь на миг. Потом вновь пустота.

– Хозяин, она не уходит.

– Плевать. Игнорировать саури. При попытке проникновения на территорию – выбросить прочь.

– Принято.

Сашка заказал логгеру обед, но кусок в горло не лез. Сайя оказалась не такой и глупой. Поняв, что умолять бесполезно, просто застыла перед калиткой неподвижной статуей… Кое-как доел. Потом пришли девчонки. Она даже не попыталась затесаться среди них, так и осталась в одиночестве на улице. Купание в бассейне, загорание под устроенным для саури солярием, просто трепотня… Девушки, кстати, уже привыкли лежать в одних нательных повязках под панелями, ничуть не смущаясь, когда он проходил по верхней галерее по своим делам. Кроме того, с каждым днём всё больше и больше саури меняли неуклюжие тряпки на человеческие купальники, причём наиболее откровенные… Наконец одногруппницы разошлись, пообещав прийти завтра на день рождения. Весёлые, довольные, радостно предвкушающие будущий праздник…

– Мажордом, саури всё ещё находится перед домом?

– Да, хозяин. Уже больше шести часов.

– Что обещает погода?

– По моим данным, похолодание и сильный ветер.

– Да? Очень хорошо. Посмотрим. Насколько это важно… Извести меня, даже если придётся разбудить, при её уходе или при чём-нибудь непредвиденном.

– Принято, хозяин.

Логгер не подвёл. К полуночи действительно разыгралась метель. Ветер гнал мелкую крупу, наметал заструги и сугробы, выл среди торчащих гнилыми зубами тибов… Сашку вдруг передёрнуло. Выглянул в окно. Погода испортилась окончательно, и, похоже, надолго. Логгер молчал, значит, саури всё ещё торчит за оградой. Подошёл к галерее, открыл дверь. Тут же сработали эмиттеры, прикрывая силовой стеной по кругу импровизированный балкон. Накинул куртку, сунул ноги в сапоги, двинулся по занесённому снегом полу на другую сторону. Встал, наблюдая за саури. Та стояла неподвижно, на одном месте, не обращая внимания на ветер, секущий прикрытое наполовину покрывалом лицо. Вся одежда побелела от нанесённого снега. Волосы вылезли из-под накидки и струились по ветру волнами, словно у ведьм из русских сказок. Впрочем, она и есть ведьма. Заметив вспыхнувший на галерее свет, саури медленно, явно с трудом, подняла голову. Увидела его, что-то крикнула или произнесла – за воем ветра не разобрать слов. Да ему, собственно говоря, плевать. Развернулся, ушёл обратно. Свечение поля тут же погасло, едва закрылась дверь. Сразу же ветер бросил в стекла окон очередную порцию снега. Принял душ, улёгся. Два часа ночи. Неужели стоит?

– Мажордом, она ещё там?

– Да, хозяин. Стоит. Но её почти не видно.

– Что значит – не видно?

– Снег засыпал. Почти до пояса. И она не шевелится уже около часа. Мои датчики показывают, что у неё падает сердцебиение.

– Так чего же ты молчишь?! – Он вихрем слетел с кровати, торопливо одеваясь.

Набросил куртку прямо на голый торс, спрыгнул с жилой галереи вниз и, едва дождавшись, когда откроются двери, вылетел на улицу. Ветер, ледяной и жёсткий, заставил его вздрогнуть, и это человека! А как же сейчас приходится теплолюбивой саури?! Пропахивая целину, словно трактор, замер перед стоящей неподвижно девушкой, всматриваясь в лицо, превратившееся в ледяную маску. Одежда на ней тоже задубела, а снег вокруг ног забил абсолютно всё. Дотронулся до щеки и ахнул про себя, ощутив настоящий лёд. Тьма! Тело даже не согнуть! Словно в панцире! С треском лопнула ледяная корочка, покрывшая одежду, когда он внёс её в дом, прижимая к себе. Выдохнул:

– Отменяю протокол о запрете входа этой саури до особого распоряжения!

Как назло, по закону подлости, дверь в дом открывалась сегодня ночью невыносимо медленно!.. Наконец пахнуло теплом, и он буквально вломился в холл. Взлетая по ступеням на жилой этаж, прокричал на бегу:

– Мажордом, горячую ванну! Немедленно! Аптечку туда же!

Едва не высадил плечом двери в ванную, бережно уложил ледяную мумию на тёплые плиты пола, не раздумывая, начал срывать одежду. В клочья, безжалостно, не думая о последствиях и разбирательствах… Тело Сайи оказалось почти белым. От холода. Саури практически замёрзла насмерть, уже находясь в последнем сне.

– Врёшь! Не отпущу!

Воткнул между дерзко торчащих, несмотря даже на то, что хозяйка уже практически не дышит, грудей овал аптечки. Та буквально взвыла, защёлкала, потом логгер быстро проговорил:

– Она требует положить саури в ванну.

– Сейчас…

Парень подхватил обнажённое тело и аккуратно опустил его в воду. Шух. Из стенки выехал специальный держатель, обхватил шею девушки, поддерживая её над водой и не давая захлебнуться.

– Кризис миновал, хозяин, но саури очень замёрзла. Примерно через пять-шесть минут придёт в чувство. Необходимо…

– Знаю! – оборвал его Александр. – Горячее молоко с мёдом, шерстяные носки на ноги, и в тёплую постель с грелкой!

– Да, хозяин, – отозвался логгер, не оценив сарказма владельца.

– Принеси мне рубашку для неё. Должны быть в шкафу.

– Сюда, хозяин? – осведомился тот.

Сашка вспылил:

– В спальню! Мою! Тьма! Вот же дура ушастая! Могла бы и записку передать через моих девчонок! Логгер, состояние больной!

– Приходит в себя, хозяин.

И верно, девушка вдруг вздохнула. Длинно, протяжно. Внутри саури что-то булькнуло, заклокотало.

– Ах-хай…

Он выдернул Сайю из воды, торопливо начал вытирать стройное тело, тщательно, не оставляя ни капли. Закончив, перевернул на бок, прошёл спину. Потом попытался поставить на ноги – тщетно, те не слушались, подгибаясь, словно были из ваты. Аптечка опять сердито запищала, логгер озвучил:

– Хозяин, несите её на руках. Ставить ближайшие три часа бесполезно.

– Тем лучше! Не убежит с дури! – обрадовался Александр, подхватывая стройное тело на руки.

Кое-как обернул его сухим полотенцем, затем вышел из ванной, направляясь в свою комнату. Уложил девушку в постель, укутал одеялом. Сервис-кибер уже держал наготове универсальное лекарство от всех болезней – горячее молоко с разведённым в нём натуральным мёдом. Ресницы Сайи затрепетали, потом глаза медленно раскрылись, затянутые пеленой. Александр приподнял её одной рукой за плечи, поднёс к губам кружку. Её губы, покрытые непонятным налётом, дрогнули. Парень аккуратно влил буквально каплю в её рот. Девушка сделала глотательное движение. Приоткрыла губы. Снова чуть-чуть внутрь… Десяток капель – и Сайя начала оживать. Муть медленно уходила из глаз. Саури простонала, потом начала жадно глотать молоко без его попыток ловить промежутки. Наконец окончательно пришла в себя:

– К-к-как холодно… – Зашевелилась под одеялом, сворачиваясь в комочек. – Оч-ч-чень холодно…

– Сейчас согреешься.

Александр нащупал под одеялом аккуратную ступню, натянул носок грубой шерсти, зато настоящей. Потом на вторую. Она чуть притихла, всё ещё не осознавая, что с ней происходит и где она находится. Опять простонала:

– Х-х-холодно… К-к-как же м-м-мне х-х-холодно…

– А, Тьма! – выругался парень, сбрасывая с себя одежду и ныряя к ней под одеяло.

Саури тут же обхватила его, прижимая к себе с такой силой, что на миг человек испугался, что рёбра не выдержат. Наконец она стала немного согреваться. Объятия стали слабее. Сашка смог прижать её к себе, подоткнуть одеяло под бок. Сайя всхлипнула, явно в своём странном полусне-полузабытьи. Аптечка наконец отвалилась от груди девушки, самостоятельно выбралась из-под одеяла, и сервис-кибер, подхватив аппарат, утащил его с собой на перезарядку.

– Свет погаси, – распорядился Кузнецов.

Логгер послушно потушил освещение, и Александр вздохнул – что ни говори, не смог он выбросить Сайю из головы. Вот не смог, и всё. Ладно. Будем спать. А утром действительно надо поговорить и решить вопрос раз и навсегда… Чуть повернул голову, принюхался, запоминая её запах, присущий только этой саури. Чуть горьковатый и сладкий одновременно. Ветер за окном начал утихать…

Глава 19

Сайя тихо и счастливо вздохнула. С того момента, как её действительно выкинули из дома человека, она не знала ни дня нормальной жизни. Вначале её начали травить. Не в прямом смысле, разумеется. Выставляли полной дурой, из тех, что ложку с едой не в рот, а в ухо тянут. Потом вообще начали игнорировать, не считать за живое существо. Девчонки, бывшие когда-то лучшими подругами, демонстративно её презирали. В группе пришлось сидеть одной. Даже куратор пересадил её на самое последнее сабейчхе, оставив между ней и остальными студентами свободные места. Она словно оказалась заражённой, даже общение с ней роняет статус высокой. Стало тяжело с деньгами, потому что после исключения из клана ей никто не высылал помощь. Но она выкрутилась, продав одну из вещей человека, подаренных ей. Всего лишь шарф, но сумма оказалась заоблачной, и денег теперь хватало и на еду, и на топливо для обогрева её шатра, из которого девушка теперь почти не выходила. Лишь на занятия, ставшие изуверской пыткой, да иногда в лавку за топливом и едой. Часто на ум приходило, что она зря радовалась своей свободе и отказу человека от права хаар. Мнимая свобода обернулась настоящей каторгой. А надежды на лучшее будущее – пустым миражом.

Выпускники Чемье – своеобразная корпорация среди кланов. Не в промышленном, а в общественном смысле. Каждый из них знает об однокашниках практически всё. А если попадается незнакомый саури, то навести о нём справки – секундное дело. Плотная круговая порука и служила залогом их успешности и репутации лучших менеджеров и управленцев среди высоких. Некий закрытый клуб, вход в который посторонним был практически невозможен без окончания университета. Сайя прекрасно понимала, что ей, пожалуй впервые за всю историю кланов, придётся не гордиться, а скрывать свою учёбу в Чемье. А это фактически нереально, поскольку выпускники были почти везде. В любом клане, в любой структуре. Среди высоких ей не найти ни нормальной работы, ни сколько-нибудь достойного места для существования. Остаётся единственный выход, сейчас уже возможный, – эмиграция, благо выбор появился: либо к людям, либо к светлым. Но последние вызывали подсознательный ужас за века кровавой резни, так что оставались люди.

Пользуясь своим статусом выпускницы, несколько раз отлавливала после занятий соплячек из его группы, которые занимались в тибе человека. Интересовалась, как сейчас живёт Аалейк, не поселился ли у него кто-нибудь из девушек, и дико ненавидела этих девчонок. Правда, не сразу поняла, что ненависть к этим студенткам – обыкновенная ревность и опасение, что рано или поздно человека уведёт кто-то из саури. Но не она, хотя у неё был невероятный шанс… Сайя сотворила глупость, ценой с судьбу. Иногда, спрятавшись за оградой, наблюдала, как из его тиба выходят счастливые, улыбающиеся второкурсницы, пышущие здоровьем. Раз даже подслушала, как парочка из них обсуждала человека в превосходных степенях. Стало обидно, и она чуть не выскочила из укрытия, чтобы наброситься на них с кулаками. Сдержалась, но впервые прорыдала всю ночь, проклиная свою глупость.

Утром вместо занятий пошла на станцию отправки и слетала в свой бывший клан. Глава выслушал покаянную речь, поднялся и, влепив ей пощёчину, велел убираться прочь, пока её не убили за то, что она так опозорила и подставила ар Джарру. Сайя молча проглотила обиду, поклонилась и покинула тиб, осыпаемая градом насмешек и оскорблений от выстроившихся в две колонны обитателей. Снова плакала, вытирая слёзы рукавом эчче. А потом увидела, как человек увозит девушек из своей группы на обещанную экскурсию… А ещё вернулся холод. Тот самый, страшный, всепоглощающий. Поразительно, всего лишь сутки, проведённые в тибе человека, почти полностью излечили её тогда, да ещё на такой долгий период! Вспомнила здоровые, чистые лица его одногруппниц, совсем не испытывающих мучений, в отличие от остальных. Вновь остро им позавидовала. Кто знает, стоило ли оскорблять человека так жестоко? Впрочем, его ответ оказался под стать её словам. Тоже изощрённо мучительный.

А дальше становилось только хуже и хуже. Трое гостей, посетивших его тиб, да ещё под покровительством самого вождя вождей, рассказы об этом, в мгновение ока разлетевшиеся по университету, и всеобщая зависть к счастливицам, видевшим легендарных героев и пользующимся немыслимыми для остальных благами… На неё смотрел с издевательским сочувствием уже весь университет, делая жест, означающий сумасшедшую. Идиотка, которая могла иметь недоступное другим и, возможно, даже стать женой человека, отказавшаяся от такого счастья! Ради чего? Дурацкой гордости? Приверженности к древним обычаям? Она стала никем. Но и это Сайя смогла бы перенести – ей оставалось учиться совсем немного. Стиснув зубы и молча снося унижения и оскорбления, она как-нибудь дотянула бы до окончания. Но…

Покидание Чемье означало, что она больше никогда не увидит человека. В какой из дней девушка поняла, что влюбилась в своего победителя, она так и не поняла. Ненависть перешла в любовь. А он… Аалейк никогда и не скрывал, что она пришлась ему по душе. Только вот глупая гордость и обида разрушили её и его счастье. И Сайя не выдержала, решившись на встречу с ним. Две попытки оказались безуспешными. В первый раз он даже не заметил её: она заступила человеку дорогу, когда он, раздражённый скандалом, буквально вылетел из кабинета ректора. Университетские педагоги посчитали имперца выскочкой, ведь сопляк осмелился преподавать! Да ещё без позволения! А сразу вслед за ним туда вошли четверо саури в цветах самого вождя вождей. Она долго слушала униженный дрожащий голос ректора, потом ушла, поняв, что человеку ничто не грозит. Второй раз он просто прошёл мимо, глядя на неё как на пустое место. Только когда девушка попыталась шагнуть к нему и протянула руку, чтобы остановить, как-то незаметно изменил свой путь, и саури ухватила лишь воздух… А потом был третий, и последний раз. Когда Сайя дала себе клятву – либо разговор с ним состоится, либо она замёрзнет до смерти. И когда холод окончательно проник в неё, с облегчением вздохнула – наконец-то всем мучениям конец…

Но сейчас ей тепло. Очень тепло. Даже жарко. И тело не покрыто потом и грязью, хотя не знало омовения с того чёрного дня, когда её выкинули из тиба, оно явно чистое и ощущает то самое, уже забытое чувство ласки кожи человеческим постельным бельём. А рядом что-то большое и тёплое, греющее её так, словно пришёл долгожданный сезон радости… И это непонятное ощущение душевной теплоты. Она всё-таки умерла? Или… Человек всё же сжалился над ней? Открыла глаза – призрачный зеленоватый свет, так знакомый ей… Тёмные боги! Приподнялась на спальном помосте, со страхом глядя на своё обнажённое, без единой ниточки тело. Потом взглянула на это тёплое рядом с ней и увидела светлеющее в сумраке плечо человека. Тот ещё спал. Мощная грудь мерно вздымалась. Да он же… Гигант… По сравнению с саури… Совершенное, словно вылепленное лучшими ваятелями тело, чеканные черты лица. Почему ей казалось, что оно грубое? Поднесла ладошку ко рту, счастливо вздохнула, как же хорошо рядом с ним… Такой большой… Сильный… Воин… Защитник. Какой же дурой она была, отказавшись от человека! Нанеся ему обиду… Нет, Сайя сделает всё, чтобы вернуть его себе. Любым путём, любым способом… Снова опустилась на постель, не дыша подползла поближе. Приникла всем телом, обняла, пристроила голову на плечо. Как же чудесно! Какие непередаваемые ощущения радости, счастья, надёжности просто переполняют её… Прикрыла счастливо глаза, несмело погладила сильные выпуклые мышцы. Он чуть пошевелился, а потом вдруг прижал к себе с такой силой, что саури даже ахнула. Едва слышно, но этого хватило, чтобы человек открыл глаза, в которых не было ни капли сна. Серые, как у высоких, но чуть темнее, по-человечески.

– Как себя чувствуешь? Всё хорошо, ничего не болит?

– Нет… – прошептала. Не в силах отвести взгляд от его глаз, которые просто заворожили.

На губах человека дрогнула едва заметная улыбка.

– Хорошо, что всё обошлось. Ещё немного, и ты встретилась бы со своими предками.

– Ну и что? – упрямо тряхнула головой. – Зато ты выслушаешь меня.

– Угу. Ты своего добилась.

«А он не называет меня ни по имени, ни по клану, ни даже так, как тогда, – саури…»

– Тогда не тяни и не молчи. Что ты хотела мне сказать? Настолько важное?

Кровь прилила к щекам, делая их темнее. Ресницы опустились. Ей ужасно стыдно признаться в чувствах к нему. И вообще, среди обитателей кланов не приняты высокие чувства. Но надо… Надо сказать, что она не может жить без него. И не хочет.

– Я… – Голос почему-то звучит хрипло, тяжело…

Его ладонь легла на её спину. Пробежала, перебирая пальцами, по позвоночнику.

– Похудела. Глаза опухли. Много ревела?

Кивнула. Говорить не хотелось. Желание – просто лежать рядом, чувствуя его и ощущая странные волны, омывающие её, исходящие изнутри сильного тела человека. Его ладонь спустилась, дотронулась на миг до ягодиц, она лишь расслабилась… Рука поднялась, ласково и осторожно коснулась шеи, вызвав такой взрыв ощущений, что Сайя невольно простонала от наслаждения.

– Айе… – Раскрыла глаза, снова уткнувшись в его невозможный взгляд. Шлёпнула ладошкой по груди. – Прекрати. А то я…

– Что? – Улыбается, а рука снова щекочет шею под волосами. Жар мгновенно пробил от кончиков пальцев ног до макушки.

– М-м-м… Ты это специально? – надула губы.

Рука убралась, опустилась ниже, на талию. Вторая тоже. Пальцы сомкнулись.

Саури приподняла голову, снова замерла, глядя в его глаза.

– Ты… Я…

– Что?

Щекам стало так горячо, что кажется, будто они сейчас вспыхнут… Он чуть приподнял голову, коснулся губами её губ. Неожиданный жест… Она слышала, что у людей это называется поцелуем… Но позволен только очень близким людям… Её рука сама двинулась, коснулась его щеки.

– Я… Я пришла сама. И требую от тебя… – Замолкла.

– Требуешь? – Выражение глаз изменилось. Из них вдруг исчезло тепло, начали струиться ледяные струи, исчезли те волны, омывающие тело, заставляющие вспыхивать множество искр.

– Да, требую! – Дёрнулась, высвобождаясь, но тщетно. Он действительно очень силён.

– И что же ты требуешь, саури? – Глаза уже стали ледяными. Страшными. Смотрят на неё. Нет, сквозь неё! Боги! Что она несёт?!

– Я требую, чтобы ты вернул себе право хаар, от которого отказался!

– Ты хочешь сказать… – Холод в его глазах начал исчезать. Но тепло ещё не вернулось. – Ты хочешь остаться в тибе? Со мной? Сама? Добровольно?

– Да. – Тёмные боги! Не дайте мне сгореть прямо на его груди от стыда! Ещё ни одна саури не говорила мужчине такие слова!

Она спрятала лицо. И как же ей хорошо… Но это молчание… Хоть бы он согласился! Боги, светлые, тёмные, какие вы только есть, пусть он согласится!

Его руки разжались, затем взяли её за плечи. Чуть приподняли, давая человеку возможность заглянуть в её лицо. Отпустили. Он убрал с её спины одну руку, подсунул себе под голову, замолчал. Ей стало страшно. Не выдержала:

– Почему ты молчишь? – Напряглась, ожидая ответа, любого, оскорбительного или, наоборот, могущего перевернуть всю её жизнь к лучшему.

– Я не знаю, что тебе ответить, Сайя. – Задумчивая полуулыбка тронула его губы.

– Скажи что-нибудь! – стукнула его кулачком в грудь, словно в барабан.

Человек вздохнул:

– Мы, люди, такой же гордый народ, как и вы, высокие и истинные. Ты не догадалась, Сайя, почему я высказал такое странное желание? Просто чтобы ты жила со мной в одном доме?

– Я плохо знаю людей.

– Как и я вас, саури. Но учусь, изучаю вас, стараюсь понять то, что делается вокруг меня.

– А… Но зачем тебе именно я?

Опять эта непонятная тоскливая усмешка на его губах. И хотя ей стыдно лежать с ним в одной постели, не будучи его женой, уходить с помоста нет ни малейшего желания, потому что…

– Ты мне понравилась, Сайя. С первого же взгляда, как только увидел тебя. Захотелось вдруг, чтобы ты была рядом со мной всю оставшуюся жизнь. Чтобы встречала меня с работы, чтобы нянчилась с нашими детьми, которых у нас было бы много-много… Чтобы ты смогла полюбить меня. Не сразу, но хотя бы постепенно, узнавая меня с каждым днём всё лучше и лучше… Но…

Ей стало страшно. Предчувствие дурного наполнило её мысли, тело непроизвольно сжалось. А он продолжал:

– Ты сделала всё, чтобы мне стало лишь больнее. Скажу сразу, что выиграть у тебя поединок мне не составило труда. Фактически ничем не рискуя, я надеялся, что, поселившись в тибе и привыкнув ко мне, ты сможешь взглянуть на меня другими глазами. А со временем, я надеялся, мне удастся завоевать и твоё сердце…

Саури с удивлением ощутила боль в сердце. Его слова ранили её. Не такие слова она надеялась услышать от человека. Не горечь, звучащая в голосе, а радость от её присутствия должна была быть в его словах.

– Но… Не получилось. Наши дороги разошлись, Сайя. И, как бы ни было мне плохо, я никогда не повторю своего предложения. Потому что больше моё сердце не хочет биться быстрее при виде тебя. Теперь внутри меня пусто.

– Но что мне теперь делать?! Я нарушила все законы! Решилась на то, чего никогда не осмелится сделать ни одна саури! А ты… Отказываешься?!

Она порывисто приподнялась на локте, пытаясь заглянуть ему в лицо. Он просто обманывает её! Хочет наказать за те глупые слова! На самом деле он… И рухнула обратно на спальный помост, потому что его глаза были пусты. В них ничего не было. Сайя хотела что-то сказать, но нужные слова не находились. Да и что они могли изменить, эти слова? Никчёмные пустые звуки.

– Мне… Уйти?

– Это будет лучше всего, Сайя. Не сейчас, разумеется. Если ты выйдешь на улицу, то умрёшь.

– И что? – с горечью ответила она.

– Мне будет больно знать, что ты погибла из-за меня. И не нужны слухи и сплетни, которые возникнут в университете. Да и тебе лишний позор ни к чему.

– О да… Я и так пала ниже некуда… Гордая саури сама пришла к человеку и предложила ему себя, а тот отказался. Из-за своей людской гордости, о которой глупая высокая даже не подозревала.

– Да. Мы, люди, тоже, как видишь, имеем гордость и достоинство.

Разговор с Сайей уже начинал его тяготить. Александр молча выбрался из-под одеяла, при свете дежурного ночника собрал свою одежду, которую совсем недавно срывал с тела, торопясь согреть девушку.

– Спи. Уйдёшь утром.

– Я хочу покинуть тиб сейчас, – ровным голосом ответила она.

– Нет, – точно так же прозвучало короткое слово в ответ.

Сашка вышел из комнаты, оставив её одну давиться в мягкую подушку беззвучными слезами…

– Ты как?

Сайя промолчала, сидя на высоком стуле кухни, без аппетита ковыряясь в тарелке. Он разбудил её, как только рассвело. Девушка даже не поняла, что, обессилев от слёз, умудрилась заснуть. И его проклятая вежливость… Сейчас они завтракали. Девушку больше не волновало, что она в доме человека и сейчас сидит рядом с ним в одной полурасстёгнутой рубашке, лишь чуть прикрывающей её тело. Пусть говорят всё что угодно. Пусть обсуждают за спиной и плетут небылицы. Она – с ним. Хотя бы на жалкие несколько минут. Только вот человек молчит и смотрит отсутствующим взглядом в окно, за которым расстилается белый снег. Вздохнула:

– Значит, всё зря.

– Время прошло, Сайя. Разбитое не склеить. Всегда останутся следы.

Философия. Умные слова. И его проклятая гордость, не уступающая её. Но она смогла переступить через неё, придя к нему. А вот он… Впрочем, человек – мужчина. А они всегда твёрже и сильнее женщин…

Появился сервис-кибер, принёс пакет, водрузил на свободный стул рядом с ней, ушёл.

– Прости, твою одежду пришлось выбросить. Она никуда не годилась после того, как я снял её с тебя. Поскольку другой у меня нет, то… – Сделал жест в сторону пластиковой упаковки.

– Не страшно. Главное, я уйду одетой. – Помолчала. – Говорят, у тебя сегодня день рождения? И люди отмечают этот день?

Кузнецов кивнул.

– И тому, кто родился в этот день, дарят подарки?

– Верно. Только не всегда их принимают. Именинник имеет право отказаться, если ему неприятен даритель.

Саури сверкнула глазами:

– Намекаешь, что от меня ты ничего не примешь?

Эта его проклятая усмешка!

– Не намекаю. Говорю открытым текстом.

Она стиснула челюсти, чтобы удержаться от… Чего? Ругани? Слёз? Всё бесполезно. Или он настолько хорошо контролирует свои эмоции, или у него действительно не осталось никаких чувств к ней…

– Я готова и хочу уйти.

– Я не задерживаю тебя. Одевайся и иди. Логгер тебя выпустит.

Спустя пять минут загудел привод двери…

…Гости начали собираться задолго до того, как было назначено. Первыми, естественно, появились саури из группы Александра. Войдя в нижний зал, зачарованно застыли – тиб человека полностью преобразился. Вместо учебных парт – полные самого разного угощения длинные столы, накрытые скатертями. Негромкая приятная музыка. Непонятно откуда взявшиеся растения. Самые настоящие, и даже цветы! Девушки сбились в кучку, зачарованно рассматривая изменившуюся обстановку. Где же именинник? Сегодня блистают и они! Ради праздника все надели лучшие наряды, желая произвести впечатление на человека. А вдруг случится чудо и он сделает кому-нибудь из них предложение? Побывав на Империи, все убедились, что там жить куда лучше и богаче, чем даже в самых зажиточных кланах, не говоря уж о том, что русские мужчины относились к ним очень вежливо и предупредительно. Иногда саури даже терялись от неожиданности, когда им предупредительно открывали двери, пропускали вперёд, помогали донести покупки. Подобное отношение в кланах было просто немыслимо. И если где и встречалось, так только в женских романах.

С мягким шуршанием открылась дверь, и в тибе появились совершенно незнакомые девушкам люди. Мужчина и женщина. Под перешёптывания удивлённых бесцеремонностью гостей, прошли к лестнице, совершенно по-хозяйски поднялись на жилую галерею. Саури спрашивали друг друга о них, но никто ничего не знал. Снова шум открывающихся дверей, новые гости. На этот раз пара из человеческого мужчины и молодой, очень красивой саури в людской одежде. Тоже неизвестные. Опять открывается вход… И все саури замерли, когда на пороге появилась удивительно прекрасная молодая человеческая женщина. Даже затаили дыхание – они и представить себе не могли, что среди людей встречаются такие красавицы. К облегчению многих, у волшебной красавицы оказался животик, выдающий беременность. Поэтому вздох прошелестел хотя и громко, но прошёл незаметно. Новые гости… Но на этот раз их знали – Суара иль Орри и Ирнай ар Харра. Правда, девушки очень изменились за месяцы, проведённые на Империи. Человеческая одежда, подчёркивающая гибкость фигур, причёски, аромат духов, обувь… Кое-кто из саури даже побледнел, остро завидуя счастливицам… Опять гости. Опять совершенно незнакомые, в цветах… вождя вождей? Не может быть!.. Всеобщий вздох изумления пронёсся по тибу.

Вдруг музыка, до этого звучащая фоном, прервалась, сменившись звуком фанфар, а свет в зале притух. Вспыхнул луч прожектора, осветив лестницу галереи, выхватил фигуру хозяина тиба. Только… Всеобщий возглас изумления прозвучал в зале – выглядел Александр просто великолепно.

– Добрый вечер, дорогие гости! Спасибо вам, что сегодня вы пришли меня поздравить с днём рождения. Я рад, что вы здесь. Но прежде, чем начать наш праздник, я хотел бы представить вам членов моей семьи…

Он сделал жест назад, вспыхнул новый прожектор, осветив тех бесцеремонных людей, первыми вломившихся в тиб.

– Это мои мама и папа. Мои родители, Алексей Кузнецов и Гертруда Кузнецова. Приехали с планеты Империя, навестить пропавшего среди высоких сына.

– Это его родители? Тогда понятно, почему они сразу побежали наверх, – шепнула староста группы Арне.

Та во все глаза смотрела на широкоплечего мужчину и красивую женщину, отыскивая в их лицах черты Аалейка. Между тем именинник продолжил представление гостей:

– Кроме моих родителей приехала меня поздравить и моя тётя, Аруанн Кузнецова…

Та самая беременная молодая женщина невероятной красоты легко, словно и не была беременной, едва ли не бегом поднялась к Александру, чмокнула его в щёчку, стала рядом с ним и слегка поклонилась гостям.

– А ещё я рад представить вам выпускницу Чемье года Огненного неба Яяри Рогову, мою хорошую знакомую, и её супруга, Николая Рогова, брата того самого Дмитрия Жнеца, с которым вы не так давно общались.

Свет перескочил на парочку из саури и человека, а зал взорвался аплодисментами. Александр вскинул руку, привлекая внимание:

– Ну а теперь давайте веселиться!

Грянула музыка, к нему сразу устремились гибкие фигурки. Но первой перед человеком появилась светлокожая девушка в обычном человеческом платье. Присела в книксене:

– Позволь пригласить тебя на хайар, Аалейк.

Молодой человек кивнул, подавая ей руку, и они шагнули в зал. Рука Александра легла на гибкую талию, он слегка кивнул, и пара закружилась в хайаре, или вальсе.

– Что скажешь? – Алексей Кузнецов накрыл кисть жены, лежащую у него на локте, своей ладонью.

– Скажу, что невестка будет саури.

– Да я в принципе и не возражаю. – Супруг улыбнулся, следя за тем, как по начищенному полу тиба кружится пара – его сын и саури. Затем вдруг потянул жену за собой: – Эх, пойдём покажем молодым, как надо танцевать вальс!

Гертруда задорно улыбнулась:

– А почему бы и нет?

И ещё одна пара закружилась в бессмертном танце…

Глава 20

Колпак медицинской системы плавно поднялся, послышался лёгкий шум вентиляторов, обдувающих распростёртое внутри обнажённое мужское тело, которое через мгновение зашевелилось и попыталось присесть. Удивительно, но он сделал это движение не задумываясь, без всяких усилий. Пётр Рогов, ста сорока двух лет от роду, глава рода Роговых, закончил проходить курс омоложения. Полтора года в специализированной клинике… Мужчина быстро оглядел себя – воистину, наука делает чудеса! Молодое, покрытое упругой кожей тело, восставшие из небытия мышцы, внутри играет сила! Рывком, одним движением выпрыгнул наружу, снял с вешалки одноразовый халат, оставляя за собой следы спецраствора, двинулся к душевой кабине. Перед тем как уложить его на восстановление, мужчину тщательно проинструктировали, что ему предстоит сделать сразу после окончания курса. Вначале – смыть с себя все следы лечения. Затем – переодеться в специальную одежду, после чего пройти в карантинную палату, где ему предстоит провести неделю для тщательного обследования результатов и адаптации к внешней среде. В течение всего этого срока все контакты с персоналом и любыми людьми категорически запрещены. И пройдя адаптационный курс – мало ли какие кардинальные изменения могли произойти за это время на Империи, – он получит новые документы и сможет покинуть стены клиники, чтобы наконец оказаться дома и с новыми силами вгрызться в жизнь.

Первое удивление генерал в отставке испытал, когда ему озвучили срок пребывания в клинике. Вместо обещанного ему полуторагодовалого всего лишь полгода. Оказывается, процесс омоложения удалось значительно ускорить. Нет, он слышал, что подобное ускорение уже давно разработано и испытано. Но всё сдерживалось увеличенным на несколько порядков энергопотреблением, которое ему было не по карману. Да и существующий дефицит ресурсов, львиную долю которых поглощали военные заводы и армия, тоже сказывался на сроках пребывания в регенерационных ваннах. Разобрать организм по винтику, очистить от шлаков каждую клетку, заново переписать ДНК, удаляя возрастные изменения, да мало ли чего приходится делать при такой процедуре! А тут… Он мысленно прикинул, сколько энергии пришлось пустить для столь радикального изменения сроков процедуры, и невольно вздрогнул – сумма была колоссальной. Он бы точно её не потянул. Впрочем, раз медики пошли на такие расходы, то в дело явно вмешался кто-то очень высокостоящий.

Второй раз Пётр Рогов поразился, узнав о том, что наступил мир. Долгожданный для очень и очень многих, хотя и не для него, как ни кощунственно это звучало. Было кое-что, что генерал в отставке хотел вернуть клановцам. И, собственно говоря, лишь из-за этого и решился на омоложение, желая с новыми силами мстить за потерю близкого ему человека. Двадцать шесть лет назад погибла его любимая жена. Поздняя любовь, успевшая родить ему двух сыновей. Светлана ждала уже третьего, когда их полевой госпиталь был расстрелян случайным рейдером саури, умудрившимся прорваться через линию фронта Империи. Убийцу, разумеется, отловили и уничтожили. Но жену ему это не вернуло. И теперь вот мир… Хотя, по здравом размышлении… Нет. Он как-нибудь перетерпит, задавит в себе эту неослабевающую боль, будет хранить её глубоко внутри, но пусть цветут улыбки на лицах людей, дети не лишаются отцов и матерей, а влюблённые никогда не разлучаются.

Информационный голод и его утоление помогли преодолеть инкубационный период, в течение которого его адаптировали к обычной среде, незаметно. Целыми днями бывший генерал Специальных сил Империи пропадал за логгером, установленным в его палате, жадно впитывая всё, что происходило на Руси. Радостное чувство охватило его, когда узнал о невероятных поставках энергоносителей с Фиори. Теперь понятно, почему так сократился срок его нахождения в клинике. А значит, дело не в закулисных играх, а в банальном падении цен на процедуру. Хвала богам!

Затем шок, когда узнал о младшем сыне. Колька уверенно прорывался вверх по иерархической торговой лестнице, уже твёрдо входя в первую десятку корпораций Руси. Ряд новых проектов, которые тот запустил, плюс практически полная монополизация поставок человеческих товаров в кланы… Правда, тут он заскрипел зубами от ненависти и пообещал себе разобраться… Словом, Николай уверенно держал бразды правления семейного предприятия, основанного ещё дедом бывшего генерала.

С огромным удивлением Пётр Рогов узнал о женитьбе русского императора на совершенно никому не известной женщине. Долго всматривался в голографию фиорийки, пытаясь понять, что в ней нашёл Неистовый. И лишь потом сообразил – тыл. Опору. Поддержку. Не было в лице фиорийки, кстати, снова та самая Фиори, жеманности, расчётливости, злости. Огромные глаза, доверчиво смотрящие на мужа и окружающих. Невольно позавидовал Сергею, нашедшему своё счастье.

Словом, дни адаптации пролетели незаметно, и утром очередного дня он уже стоял на пороге клиники, в последний раз смотря на её вывеску. Вдохнул полной грудью пьянящий свежий воздух, сбежал, весело прыгая, по ступенькам. Как же приятно ощущать себя снова здоровым и молодым! Что внешний вид, что внутреннее чувство – двадцатилетний! Так, где тут такси?

– Пётр Михайлович? – прозвучал негромкий голос офицера, затянутого в чёрный мундир личной службы безопасности Его императорского величества.

Рука сама потянулась к виску, но опомнился – он теперь гражданский и отдавать честь не обязан.

– Да, это я. С кем имею честь?

– Прошу простить за назойливость, но с вами хотят поговорить. – Офицер показал на застывший поодаль большой глайдер, матово-чёрный, с наглухо затонированными стёклами. Ох, Тьма…

– А я могу отказаться? – Рогов чуть наклонил голову набок, ожидая приказа идти и не выёживаться.

К его удивлению, офицер кивнул:

– Можете, разумеется. Хотя мы на вас очень рассчитывали, товарищ генерал…

– Мы?

– Пока вы не согласитесь, вам знать, кто именно, не положено.

– Тьма! Я почти сто лет в строю! Сколько раз меня латали – не сосчитать! Только вышел из клиники, и вы хотите меня опять припахать?

– Время такое, Пётр Михайлович. – Лицо безопасника стало суровым.

Но бывший старик махнул рукой:

– Нет уж! Я хочу детей увидеть, узнать, что дома делается… Так что обойдитесь пока без меня! В конце концов, мир подписан, все радуются. Имею я право побыть вольным человеком?! – Он уже начал привычно-начальственно закипать, но офицер, стоящий перед ним, отступил в сторону:

– Раз таково ваше желание, Пётр Михайлович, не буду настаивать. Но если надумаете – милости просим. Ваш опыт бесценен для нас.

Как нельзя вовремя подкатило такси, и омоложенный старик, махнув рукой, полез в машину:

– Нет уж. Если действительно понадобится – сам приду. И без ваших подковёрных игр. Вот они уже где у меня… – провёл ребром по горлу, потом воткнул карточку в приёмник: – Транспортные ворота. Ближайшие. – Это последнее, что услышал офицер в чёрном мундире перед тем, как захлопнулась дверца и машина сорвалась с места…

– Простите, вы кто?

Пётр Рогов с удивлением смотрел на юную испуганную саури за кухонным столом своего дома, что-то нарезающую на большой разделочной доске. Какого…

– Это вы кто?! – Мужчина начал свирепеть – эти твари убили его любимую Светлану! А теперь пробрались в его дом?! Никогда! Ни за что! Он не потерпит этого! И отомстит за гибель жены! Рогов-старший сунул руку в карман камзола, где у него лежал личный бластер, привычный каждому гражданину Империи, стиснул ребристую рукоять. Прикосновение холодного пластика чуть успокоило его. Сдерживая ненависть, он процедил сквозь зубы: – Я – Пётр Рогов. Владелец этого дома. Кто ты, саури? И как посмела войти под мою крышу?!

– Папа!

Отец повернулся на окрик – по лестнице холла спешил Николай. Хм… Раз сын здесь, значит, он может дать объяснения присутствию этой…

Сын раскрыл объятия, крепко стиснул отца, затем отпустил его, оглядывая с ног до головы, восхищённо произнёс:

– Ну, батя! Вообще… Просто фантастика!

Пётр дёрнул подбородком в сторону так и застывшей неподвижно ушастой с испуганным личиком.

– Что это?

Сын скосил глаза, куда показывал отец, и вдруг расплылся в улыбке:

– Ой, батя, тут столько всего произошло! Ты же в курсе, что у нас с кланами мир? Больше того, мы теперь на одной стороне.

– И что? – Тон отца был суров и непреклонен. – Я не потерплю присутствия всяких… в своём доме, сын!

Николай вдруг остервенел. Внешне это было незаметно, но родитель слишком хорошо знал своего сына, чтобы не понять, что тот сейчас чувствует.

– Это, как ты выражаешься, – моя жена, Яяри Рогова! И мать твоего внука. Твой старший сын, Дмитрий, также ждёт детей от своих двух жён, и тоже из кланов! И если ты не готов смириться с тем, что твои сыновья женились на саури… Прости, отец, но мы уйдём из дома. Вместе с нашими семьями.

Николай развернулся, а Петра шатнуло – новость была слишком оглушающей. Как они только могли?! Предать память матери?! Взять в жёны тех, чьи соотечественники убили её?! Он опустился на подвернувшийся стул, предупредительно подставленный сервис-роботом, руки бессильно опали на колени. Саури испуганно закусила ладошку, глядя на отца мужа огромными глазами. Рогов-отец перевёл взгляд на неё, потом на сына, подошедшего к жене и обнявшего её за плечи, что-то шепчущего ей успокаивающее в длинное острое ушко. Саури опустила голову, отводя взор от грозного человека. Секунды раздумья, затем последовал вопрос:

– Ты сказал, что Димка тоже взял жён из кланов? И почему – жён?

О ком шла речь, пояснять не требовалось. Николай ответил:

– Да. А жён – потому что у него их две. И обе уже беременны.

– А где он сейчас?

– На Фиори. Вне Империи. Вместе с семьёй.

Снова воцарилось молчание. Саури прижималась к мужу, боясь его свирепого родителя. Пётр снова смерил сына и его жену тяжёлым взглядом, отвёл глаза, поднялся:

– Фирма как?

– Стоит прочно. Можешь проверить.

Отец махнул рукой:

– Верю. Обманывать не станешь. Но и оставаться под одной крышей с ней… – ткнул пальцем в сторону саури, испуганно прянувшей ушками, – не желаю. По крайней мере – пока. Поэтому уйду я. А там – время покажет.

– Батя! Не делай глупостей!

– Я всё сказал. – Мужчина поправил плащ и вышел из дома.

Куда двинуться? Он действительно не может оставаться под одной крышей с этой… Но Колька явно её любит. И она его, похоже, тоже. Тем более что уже родила… Внука… Не стоит им мешать. Действительно, время покажет… Взглянул на крышу семейного гнезда. В конце концов, ему есть чем заняться. Нажал на кнопку вызова такси и в ожидании его задумчиво пристроился на лавочку возле ворот ограды. Глайдер прибыл спустя десять минут. Из дома никто не выходил. Впрочем, Колька прекрасно знает, что уговаривать отца передумать – бесполезно. Правильно! Наша порода! – с теплотой подумал Пётр. С лёгким гулом машина, украшенная шашечками, замерла перед ним, предупредительно распахнула двери. Мужчина встал и шагнул в салон. Дождался, когда закроются дверцы, назвал пункт поездки:

– В ближайший военкомат.

– Принято, – прозвенел приятный голосок.

Пётр Михайлович Рогов задумчиво смотрел в окно на расстилающийся перед ним город. Сыновей он родил. Дом построил. Деревья посадил. Что ещё нужно человеку? Долг он свой перед семьёй выполнил до конца. Сыновья выросли, у них свои семьи. А что делать ему? Впрочем… Теперь настала пора заплатить Империи. Она дала ему всё. И, раз у него появилась возможность новой жизни, он не изменит своему долгу. Потому что не может поступить иначе. А там пройдёт время, и сможет решить для себя – смириться с произошедшим либо так и остаться одиночкой. Время – лучший доктор…

Глайдер высадил его возле хорошо знакомого здания городского военного комиссариата Империи. Мужчина расплатился, подождал, пока машина скроется с глаз, и шагнул в подъезд через автоматически распахнувшиеся створки. Часовой у дверей проводил его внимательным взглядом, но ничего не сказал. Пётр подошёл к дежурному:

– Где записываться?

Молодой прапорщик устало кивнул на лестницу, ведущую вверх:

– Кабинет сорок семь.

– Спасибо.

Ноги сами внесли его наверх. У названного ему кабинета толпились люди. Рогов терпеливо дождался своей очереди, вошёл внутрь и активировал свой идентификационный браслет, передавая данные. Военком привычным взглядом уставился на данные, затем икнул, снова пробежал глазами строчки, медленно поднялся:

– Товарищ генерал…

– Я в отставке, – сухо произнёс Рогов. – Прошёл курс восстановления. Хотел бы вернуться на службу.

Капитан с уважением кивнул, ввёл данные в логгер, который спустя мгновение звякнул и выплюнул предписание, которое офицер передал добровольцу:

– Вот. Вас, кстати, давно уже ждут.

– Спасибо.

– Транспорт внизу.

Пётр вышел. Внутри всё пело – он снова при деле! «Есть такая профессия – Родину защищать!» Взглянул на текст направления, выхватывая адрес: Красная-одиннадцать. Понятно. Он слышал о ней – новейшая база флота. Значит, в десантуру. Зачем ещё нужен генерал, провоевавший почти сто лет своей жизни?

ТПС набрали энергию, осветив ровным сиянием проход, и Рогов шагнул внутрь, чтобы выйти уже на другой планете и в другом мире. К нему поспешила молодая женщина в строгом мундире, отдала честь:

– Вы генерал Рогов?

– Так точно.

– Я ваш адъютант, младший сержант Лиэй дель Тумиан, господин генерал. Позвольте сопроводить вас?

Пётр кивнул, задумчиво рассматривая заставленное множеством никогда не виданных им раньше кораблей незнакомых очертаний взлётное поле. Перед выходом из приёмного покоя транспортной системы застыл небольшой глайдер. Женщина заняла место водителя, дождалась, пока мужчина усядется, спросила:

– Домой или в штаб части?

– Сначала на склад. Не могу же я предстать перед своими будущими сослуживцами в таком виде? – Он тронул свой плащ.

Женщина кивнула, включая передачу, а Пётр откинулся на спинку сиденья стандартного армейского вездехода. И радость оттого, что он снова на службе, вытесняла его злобу к саури…

– Простите, господин генерал, разрешите обратиться?

– Спрашивайте, сержант.

– А Дмитрий Рогов, который воевал на Фиори, ваш однофамилец?

Дмитрий? Воевал на Фиори? А что такое это вообще, кроме месторождений кристаллов огненных сапфиров?

– Не могу ничего сказать, девушка. Я всего сутки назад вышел из клиники и ничего не знаю, что случилось за последние полгода на Империи. А вот командующего флотом я знавал раньше. Когда-то он воевал вместе со мной.

Женщина промолчала. Похоже, ответ её удовлетворил. Спустя пару минут глайдер замер возле длинного ангара, и Рогов, попросив её подождать, направился внутрь. Лиэй стало скучно, но приходилось терпеливо ждать. Час назад асийчи бесцеремонно вышла на связь с ней и приказала немедленно явиться с машиной к ТПС, где встретить генерала Рогова, прибывающего с Империи. Почему-то аури была встревожена этим известием, но Лиэй не обратила особого внимания на вид военного стратега. По совести говоря, это назначение было непонятным для неё. Но это армия, где приказы не обсуждаются, а выполняются. Явившись к указанному месту, она успела получить ключи от генеральского коттеджа, и когда из системы телепортации вышел высокий крепкий молодой человек, даже обрадовалась – она уже давно отвыкла ничего не делать. В частях специального назначения практически не было свободного времени. И сейчас женщина уже пятнадцать минут страдала от безделья. Поэтому встретила преобразившегося гражданского с радостной улыбкой. Генерал удивлённо взглянул на неё, но промолчал. Уселся снова на заднее сиденье, коротко скомандовал:

– В штаб.

– Есть! – Она рванула глайдер с места.

Пассажир молчал, похоже, ему нравилась быстрая езда. Наконец машина послушно затормозила возле крыльца штабного барака. Пружинистым, лёгким движением генерал перемахнул через борт глайдера, отдал честь вытянувшимся в нитку часовым, вошёл внутрь. Тишина. Потом рявканье дежурного сержанта, офицеров в части практически не было. Ответ привезённого ею человека. Затем хлопнула дверь. Лиэй расслабилась, но тут же замерла в страхе – асийчи… Яяри появилась, как всегда, бесшумно и внезапно.

– Генерал прибыл?

– Так точно.

– Всё в порядке?

– Д-думаю, да. – И едва не упала с водительского кресла – аури улыбнулась и тихо произнесла себе под нос:

– Что ж, господину командующему пора узнать кое-что… – Спохватилась, вперила злой взгляд в Лиэй, процедила: – Забудь, что слышала, ясно?!

– Д-да… – Фиорийка была испугана не на шутку.

Асийчи вновь смерила Лиэй взглядом, потом буркнула:

– То-то же.

…Пётр скучал, ожидая неведомого ему стратега, который должен ввести его в курс дела и обозначить его дальнейшие действия. В принципе человек предполагал что угодно, но только не такое – дверь комнаты распахнулась, и на пороге появилась совсем юная женщина в необычном полосатом платье ало-белого цвета. Что за…

– Господин Рогов? Пётр Михайлович? Генерал в отставке?

– Да. А вы? Что на базе делает гражданский?!

Женщина спокойно подошла к длинному столу и уселась в кресло в его торце, едва заметно улыбнулась, и внезапно бывший генерал понял, что она не человек… Саури? Опять саури?! Но… Нет. Совершенно обычный, как у людей, цвет кожи, карие, правда, очень большие глаза. Ярко-рыжие пышные волосы, завивающиеся в локоны. Только уши длинные, торчат в стороны, заострённые, как у саури. Мутант? Метис? Но откуда? Дети между людьми и саури невозможны! Хотя… И у Кольки есть ребёнок, да и Дима оприходовал сразу двух…

– Прежде всего, Пётр Михайлович, я не мутант и не метис.

– Откуда вы… Читаете мои мысли?! – Человек похолодел, но молодая женщина вновь улыбнулась:

– Нет, мысли я не читаю. Не способна. Но определить по косвенным признакам, что сейчас крутится в вашей голове, для меня нетрудно. Я – аури. Третья раса, вам неизвестная. Контакт Империи с нами произошёл во время вашего лечения. Кроме того, на данный момент само наше существование пока является государственной тайной Империи.

– Третья раса?!

– Да, Пётр Михайлович. Именно так, третья раса, входящая в новый оборонительный союз.

Рогов замотал головой:

– Подождите, милочка, что-то я не пойму. Оборонительный союз… Мы же вроде ни с кем не воюем!

– Пока. Не воюем. – Аури разбила предложение на две части, выделив голосом обе.

Человек посерьёзнел. Поискал глазами, нашёл графин с водой, налил себе стакан, залпом выпил.

– И кто этот наш враг?

– Люди. Русь объявлена «предавшей вид», и на общем совещании ваших человеческих государств принято решение уничтожить граждан империи Русь как расу, ну и заодно нас, дома аури и кланы саури. Естественно, все три означенных народа покорно умирать не захотели. На встрече императора, вождя вождей и великой матери было решено заключить союз. Военный, экономический, политический и… – женщина лукаво улыбнулась, – генетический, Пётр Михайлович.

– Эт-то ещё как?!

– Перекрёстные браки. Между всеми тремя видами разумных. Так что теперь межвидовые семьи для наших народов не редкость. К примеру, у меня уже двое детей. Думали завести третьего, но с этой войной… – Она вздохнула, и Рогов не замедлил воспользоваться паузой:

– А ваш муж – саури?

– С чего вы взяли?! – Яяри даже обиделась. – Бывший пилот, Сергей Стрельцов, ныне – подданный Фиори, граф, по происхождению – русский.

– И… – Генерал чуть наклонил вперёд голову, аури вновь улыбнулась:

– Что? Нормально живём. Во всяком случае, я не считаю себя ущемлённой или обиженной. Да сами посудите: если женщина родила и хочет ещё детей, она несчастна или счастлива в браке?

– Ух… – непонятно почему выдохнул человек.

– Ваши сыновья, кстати, тоже создали семьи с саури. Правда, к старшему, Дмитрию, пришлось приложить некоторые усилия. – Она едва не рассмеялась, впрочем, Пётр это понял без особых размышлений. Уж очень живое личико было у этой… аури. – Да подобных случаев уже полно, господин генерал. Но мы отошли в сторону… – Асийчи поднялась, став пугающе серьёзной. – Генерал Рогов, Пётр Михайлович, ознакомьтесь с приказом Его величества императора Руси Сергея Неистового.

Рефлексы сработали мгновенно. Кулак сам собой влип в плечо, щёлкнули каблуки.

– Во имя Империи!

– Во славу её! – тем же жестом отсалютовала в ответ Яяри и продолжила: – «Назначить генерал-лейтенанта Рогова Петра Михайловича командиром особого соединения, предназначенного для выполнения операций особой важности».

Голова офицера склонилась на миг. Но он тут же выпрямился:

– Но я – генерал-майор…

– Были. Теперь – генерал-лейтенант. Базой части назначена эта планета. В состав входит особый флот, планетарно-десантные силы, части специального назначения, службы обеспечения. Численность личного состава – сто пятьдесят тысяч разумных…

– Разумных?!

Аури кивнула, глядя на нахмурившееся лицо человека. Пояснила:

– Аури, люди, саури и даже фиорийцы. С одной из них, кстати, вы уже встречались. Ваш адъютант, Лиэй дель Тумиан… Мы, три народа, больше не делаем никаких различий между нами. Потому что стоим на одной стороне. И у нас общий враг, безжалостный и беспощадный. Противником принята директива общего геноцида. Поэтому, как вы понимаете, война будет страшной. Нас мало. Даже объединившись, три народа не могут выставить армию, сравнимую с нашим противником: Союзом халифата, партократии и демократов. Но никто не собирается сдаваться и покорно подставлять горло под топор палача. Так что, Пётр Михайлович, сделайте всё, чтобы к началу войны ваша часть была в полной боевой готовности и смогла преподать безжалостный урок всем захватчикам и убийцам.

Рогов молча глядел на неё. Затем кивнул:

– Император не пожалеет о своём выборе.

– Разумеется, – в ответ кивнула и аури. – А чтобы вам было легче входить в курс дела, решено выделить вам своего асийчи. Правда, не первого, а пятого ранга, но гарантирую, вам будет достаточно и его. К тому же девочка подаёт большие надежды, и я лично считаю, что к концу войны Суили получит даже третий ранг. – Приложила руку к виску, едва заметно напряглась, и тут же в дверь комнаты постучали, и генерал-лейтенант Рогов Пётр Михайлович, ста сорока двух лет от роду, но омоложённый, понял, что слово «девочка» этой аури по отношению к вошедшей имеет не фигуральный, а вполне конкретный смысл.

С порога на него таращилась соплячка, которой едва минуло шестнадцать. В таком же невозможном полосатом платье, как и первая асийчи. Только вот полос у неё на юбке было куда больше.

Глава 21

– Хм… – Пётр Михайлович невольно кашлянул, пытаясь справиться с непонятно откуда возникшим чувством, что его разыгрывают. – Вы это серьёзно, госпожа асийчи? Про эту девочку? Ей хоть шестнадцать есть?

– Есть, – вздохнула женщина, потом улыбнулась. – Впрочем, вы сами убедитесь в её способностях, когда придёт время.

– Да? Хотите сказать, что она…

– …заменит вам отдел планирования операций, большую часть штаба и многое другое. Мы – асийчи, военные стратеги. Созданы для войны, вскормлены войной и не мыслим другой жизни, кроме войны… – Женщина выполнила сложный жест, сложив по-особому перед собой руки. Девочка повторила её движение. – И ещё одно, генерал… – Аури сделала почти незаметную паузу, но Рогов её уловил. – Не живите прошлым. Попробуйте его забыть. Помните, что мы теперь – одно целое. Одна армия, а в будущем – и один народ. Относитесь ко всем одинаково. Не выделяйте тех или других, не таите обиды.

– Вам легко говорить, асийчи. А как мне забыть ту, которая… – Замолк, не в силах произнести ни слова.

– Да? Возьмите батальон разведки вашей части с Фиори. Практически все – военные сироты. Потерявшие своих родителей, убитых на их глазах жуткими способами. Проданных в рабство. Есть те, кто потерял собственных детей. А вы-то сами, генерал? Сколько саури умерли от вашей руки? Сколько их осиротело по вашей вине? Не задумывались? Или, как говорят, у вас, людей, – месть превыше всего? Не хватит ли убивать друг друга, когда есть общий враг? Конечно, забыть кровь, пролитую друг другом, не так легко. Не все способны подняться над прошлым и простить своего врага. Но иногда бывший враг становится лучшим другом и верным соратником. Вас выбрали из сотен кандидатов, тщательно просеивая каждую вашу операцию, каждый день вашей прошлой жизни. Да, вам придётся нелегко, надо будет ломать себя, стараться забыть прошлое… Но всё, что ни делается, к лучшему. У вас новая жизнь, новая часть и, к сожалению, новая война. Надеюсь, последняя в нашей галактике. Так давайте сделаем всё, чтобы продлилась она как можно меньше, а погибшие на ней были только со стороны наших врагов.

– Слова, аури. Только слова.

– Вы сможете переступить через горе, генерал. Просто не считайте, что предаёте память о жене. Мёртвым – память и покой. Живым – жизнь и счастье. – Женщина поднялась, кивнула ему на прощание и вышла из кабинета, оставив его наедине с девочкой.

Та сразу подобралась, выпячивая ещё недозрелую грудь, но Рогов махнул рукой:

– Успокойся, девочка, и сядь. Давай знакомится. Меня зовут…

– Пётр Михайлович Рогов, сто сорок два года, омоложённый до двадцатилетнего биологического возраста. Вдов, имеет двух детей, что нетипично для Империи. Причина проста – женился очень поздно, едва ли не в столетнем возрасте. В армию пошёл добровольно, также довольно поздно, в тридцать один год. Заочно закончил военное училище с отличием, проявил большие способности к специальным операциям, прошёл путь от рядового до генерал-майора. После отзыва из запаса присвоено очередное звание, генерал-лейтенант.

– Довольно подробно, – прервал он девочку. – Я, конечно, выгляжу сопляком, но ты же знаешь, что мои мозги остались прежними? Так что прошу воспринимать меня не как молодого человека…

Суили едва заметно улыбнулась.

– …а как командира.

Девочка кивнула:

– Разумеется, Пётр Михайлович, я это не забуду. Мы, асийчи, вообще не способны на подобное. С чего желаете начать командование?

– Хм… Вопрос, конечно, интересный… Но думаю, для начала мне нужно устроиться хотя бы… Что у нас с жильём?

– Стандартный коттедж в офицерском посёлке, господин генерал.

– Не слишком ли шикарно?

Асийчи мотнула головой:

– Не-а. Нормально. У нас все так живут.

– И ты?

– Угу.

Как ни старалась она показаться ужасно взрослой и серьёзной, но нет-нет, а наружу всё же прорывалось, что ей всего лишь шестнадцать лет… Пётр невольно улыбнулся и тут же снова стал серьёзным:

– Тогда делаем так, Суили. Сейчас я иду смотреть свой дом и ужинать. Время уже позднее вообще-то. Тебе тоже пора спать, кстати. И не возражай! – погрозил он ей пальцем, увидев, что та пытается что-то сказать. – Наутро тебе нужно собрать командиров подразделений. В восемь ноль-ноль.

Аури кивнула:

– Сделаем. Отдам распоряжения дежурному по штабу. Кого конкретно вызвать? По родам войск, входящих в состав нашей части, или просто командиров подразделений? Тогда от какого уровня?

– Ого! – Рогов был приятно удивлён: кажется, она действительно разбирается в военном деле… – Тогда так: командир флота, начальник по боевой подготовке…

– Такого у нас нет.

– Почему?!

– Для этого есть я, – тихо произнесла асийчи.

Пётр задавил раздражение внутри себя.

– Тогда кто у нас есть?

– Командир флота, командующий лёгкими силами ВКС, командир планетарного десанта, батальон специального назначения, он же – разведки, глава службы обеспечения. И… Пожалуй, всё. Остальные – непосредственные командиры подразделений.

– Ясно. Тогда тех, кого перечислила.

Она вновь кивнула. Потом, с сомнением глядя на него, добавила:

– Командир флота – человек. Командир истребителей и штурмовиков – саури. Командир спецов – фиориец. И глава службы обеспечения – тоже человек…

– Нормально. Побеседуем, познакомимся. Там будет видно. – Рогов поднялся со стула.

Аури тоже вскочила, и генерал поморщился:

– Слушай, Суили… Можешь ты сменить платье на нормальный мундир? Раз уж служишь?

От неожиданности аури растерялась, пощупала зачем-то широкую юбку, смущённо ответила:

– Но это и есть мундир, господин генерал… Любой видит, что я – асийчи пятого ранга…

– Угу. А ещё – готовая мишень для снайпера. Слушай мой приказ, асийчи: утром явиться на совещание в нормальном мундире. Ясно?

– Так точно, товарищ генерал! – Она вытянулась по стойке «смирно», отвечая на имперский манер.

– То-то же… А… Стоп. Кто покажет мне моё жильё?

– Естественно, ваш адъютант, товарищ генерал.

– Да? Понял. Тогда разбегаемся.

– Как прикажете, товарищ генерал. – Стукнула кулаком в плечо: – Во имя Империи!

– Во славу её! – отсалютовал в ответ Рогов.

Из кабинета они вышли вместе. Суили проводила его до машины, в которой генерала послушно ожидала Лиэй, и отдала приказ:

– Отвези генерала в его коттедж и проконтролируй, чтобы всё было в порядке.

– Есть, доса! – вскинула та руку к плечу. Затем обернулась к Петру: – Устраивайтесь, сьере генерал.

Как только тот залез на сиденье, рванула глайдер с места. Мужчина едва успел ухватиться за поручень:

– Полегче, девушка.

Фиорийка снизила скорость. Некоторое время прошло в молчании. Рогов с интересом смотрел по сторонам, потом, словно невзначай, спросил:

– Ты её боишься?

Пауза. Тихий голос в ответ:

– Я не могу привыкнуть, сьере генерал.

– Не волнуйся. Всё будет в порядке. Она не кусается.

– Не знаю, сьере генерал… Иногда она так смотрит на меня, что мне становится не по себе.

Странно. Почему вдруг спросил именно это?

Глайдер выехал с базы, затем свернул в сторону довольно большого коттеджного городка. Завилял по улицам, наконец замер у обычного, ничем не отличающегося от других, стоящих рядом, дома.

– Прибыли, сьере генерал. Прошу за мной. – Она довольно неуклюже выбралась из-за руля.

Рогов сразу понял, что езда на глайдере для фиорийки непривычна.

– Недавно в армии, госпожа дель Тумиан?

– Простите? – Она подняла на него свои огромные глаза, и Пётр вдруг поразился, сколько в них печали и тоски.

– Вы недавно в армии, госпожа дель Тумиан? – повторил он вопрос.

– А, да, четыре месяца, сьере генерал. Месяц пролежала в госпитале, на Империи, потом меня сразу определили сюда.

– И не тянет домой? – Спохватился, добавил: – Госпожа?

– У меня нет другого дома, сьере генерал. А возвращаться на Фиори… – Замолчала, потом быстро шагнула вперёд, открывая ему калитку. – Прошу следовать за мной, сьере генерал… – Отперла двери, достав из кармана ключ-карту, протянула пластиковый квадрат ему: – Он больше не понадобится. Но на всякий случай…

– Я знаю, Лиэй, – как можно мягче ответил он и вошёл в дом. Осмотрелся – типичный стандартный армейский коттедж. Нормально. Не в его положении привередничать. – Мне нравится. Спасибо, госпожа дель Тумиан.

Девушка, стоя в дверях, негромко произнесла:

– Я подъеду за вами в половине восьмого.

Да, она ещё не привыкла к службе. Иначе сказала бы «в семь тридцать». Интересно, много таких в части?

– Я могу быть свободна?

– Да, Лиэй. И не опаздывайте. Утром, я имею в виду.

– Разумеется, сьере генерал. – Девушка вышла.

Замок на двери щёлкнул. Рогов остался один. Подошёл к стоящему в углу дивану, сел на него. И вдруг сжал кулаки. На щеках на мгновение вспухли желваки. Глухо промычал что-то неразборчивое, уставившись неподвижным взглядом в угол комнаты…

– Прошу садиться, дамы и господа. – Он сделал приглашающий жест вошедшим в его кабинет трём, нет, двум людям, одному фиорийцу и женщине-саури.

Суили, переодетая в стандартный армейский комбинезон без знаков различия, устроилась в уголке, изображая саму невинность и послушание. Звук выдвигаемых из-за стола стульев продолжался буквально пару секунд.

– Итак, давайте знакомиться. Я – Рогов Пётр Михайлович, генерал-лейтенант армии империи Русь, Силы специального назначения…

Саури скривилась, словно от зубной боли, презрительно окинув его взглядом, но Рогов удержался от высказываний по этому поводу и спокойно продолжил:

– Омоложённый…

Юили замерла, её и без того огромные глаза расширились до предела, презрение сменилось недоверием, затем изумлением.

– …назначен императором командовать этой частью. Прошу вас всех представиться. Начнём, пожалуй, слева на право. – Генерал взглянул на сидящего напротив человека, плотного, широкоплечего, на вид не старше тридцати – тридцати двух, но совершенно седого.

Тот кивнул:

– Полковник Говоров. Алексей Иванович. Бывший преподаватель тактики Имперской академии военно-космических сил. Назначен командовать флотом вверенного вам подразделения.

О Говорове Пётр слышал ещё до омоложения. И только хорошее.

– Очень приятно.

– Мне тоже, господин генерал.

Пётр перевёл взгляд на второго человека, довольно высокого брюнета с правильными чертами лица и ямочкой на квадратном подбородке, выдающем недюжинную силу воли:

– Вы?

– Начальник службы обеспечения части, полковник интендантской службы Старов Сергей Леонидович, до перевода в вашу часть являлся главой службы снабжения сорок шестого Ударного флота Империи.

– Приятно познакомиться.

– Я слышал о вас, господин генерал. Надеюсь, и вы во мне не разочаруетесь.

Два коротких кивка.

Рогов требовательно взглянул на всё ещё выглядящую ошеломлённой саури, заставляя вести себя с ней вежливо:

– Вы, юили?

– Аари аль Махди, ююти-человек. Позывной – Смерть, командир лёгких космических сил этой части. Прислана к вам вождём вождей.

Чуть раскосые огромные глаза. Внешне – лет тридцать. Так же, как и Говорову. Если бы не взгляд чело… разумного, не раз смотревшего в глаза самой Тьме. Совершенно седые, не привычно светло-пепельные, а именно седые волосы, собранные в пучок на затылке. Точёный прямой носик, довольно большой рот, пухлые губы. Красивая… С нашей, человеческой точки зрения, и дурнушка для кланов.

– Раньше приходилось служить с людьми, юили?

К его удивлению, та кивнула, бросив взгляд на молодого парня с нашивками спецов на погонах.

– Да. Мы вместе с ююти Ролло дель Ватом провели кампанию на Фиори.

Ах да, это же фиориец! А по виду – самый обычный человек. Впрочем, если бы не фиалкового цвета глаза дель Тумиан, никогда бы не сказал, что и та с Фиори…

– Ясно. Надеюсь, мы сработаемся, юили.

– Всё зависит от вас и юили асийчи, – кивнула женщина. Без всякого пренебрежения, так привычного Рогову по войне.

Он ответил таким же кивком. Затем перевёл взгляд на фиорийца:

– Вы…

– Майор Ролло дель Ват, сьере генерал. Командир батальона специального назначения. К сожалению, имею опыт боевых операций только планетарного масштаба. – Фиориец говорил по-русски очень чисто, практически без акцента. Интересно, где он так научился? – Прислан сюда моим императором, Атти дель Парда, для исполнения долга перед нашей Родиной, сьере генерал.

Сьере… И – доса… Чисто фиорийское, похоже…

– Суили, асийчи пятого ранга, вы, конечно, знаете? Представлять не требуется?

Все дружно закивали.

– Отлично. Тогда продолжим знакомство. Начнём с флота. Господин полковник, что у нас по кораблям?

Тот хотел встать, но Рогов остановил его жестом:

– Давайте с места.

– Флот полностью укомплектован всеми положенными по штату кораблями.

– Личный состав?

– Сейчас – семьдесят процентов, но пополнения прибывают постоянно. В течение недели доведём до полного. Лю… разумные с боевым опытом, так что проблемы лишь в освоении техники, но тут всё даже лучше, чем планировалось. Учатся жадно и охотно.

– А по расовому составу?

– Это лучше сделать мне, – послышался голос Суили. Не обращая внимания на явное недовольство Рогова, спокойно начала давать затребованную информацию: – По личному составу флота ситуация следующая: кланы – семьдесят процентов, люди – двадцать пять процентов, аури – пять процентов.

– Спасибо, Суили. Но впредь прошу говорить лишь после моего разрешения.

– Простите, господин генерал. – Она опять опустила глаза, играя пай-девочку.

Рогов перевёл взгляд на снабженца:

– Вы, Сергей Леонидович, что скажете?

Тот спокойно выдержал взгляд:

– Продовольствие, финансовое и вещевое довольствие поступают по графику. Замечаний нет. По технике: укомплектованность наземной – девяносто два процента. По флоту – сто процентов, по лёгким силам – сто процентов, по флоту обеспечения – семьдесят процентов. В течение двух месяцев ожидаем поставку нам госпитального флота, тогда закроем штатное расписание полностью. Причина задержки поставки – недоукомплектованность специалистами и оборудованием. – Внезапно он сделал предостерегающий жест, так как сзади послышался скрип стула – аури опять собиралась встрять.

Рогов едва заметно улыбнулся. Потом взглянул на саури:

– Что у вас, юили?

– У меня? – Короткая пауза, потом саури словно взорвалась. – У меня – стадо безмозглых идиотов, которые почему-то считают себя пилотами! Сашье! – выругалась на высокой речи, потом вдруг резко успокоилась: – Простите, ююти-человек, сорвалась, но, честное слово, мои нервы уже не выдерживают их тупости! Я уже высказывала собственное мнение – легче научить летать заново, чем переучивать тех, кто воевал раньше. Лучше всего как можно быстрее заменить восемьдесят процентов состава! А уволенных отправить в обычные части. Там они кое-как смогут воевать. Но не у нас! У нас особая часть, и специфика ведения боя своя. Кроме того, полученные машины на несколько поколений превосходят то, на чём пилоты воевали раньше. И если из человеков и аури ещё есть толк, то мои соплеменники, как ни жаль это признавать, никуда не годятся!

Брови Рогова поползли было вверх, и лишь неимоверным усилием воли он сохранил бесстрастное лицо. Генерал ожидал чего угодно, но не того, что саури честно признается, что её соплеменники никуда не годятся.

– Простите, юили, не годятся все? Или кто-то на что-то всё же годен?

Женщина махнула рукой:

– Из тех, что есть, ну… может, сотни полторы. Максимум. Но и этих ссурохов надо дрессировать и дрессировать! Остальных – в линейные части!

– Понятно… – задумчиво протянул Рогов. Затем поднялся со своего места, присутствующие тут же вскочили следом, но он торопливо произнёс: – Сидите, пожалуйста. Просто у меня дурная привычка – ходить во время разговора. Так что не обращайте внимания. Итак, я вижу, ситуация у нас на данный момент терпимая, но не более, к сожалению. Времени прохлаждаться нет. Поэтому… Сегодня я хотел бы посетить флот, господин полковник.

– Посетить? Простите…

– Посмотреть пару-тройку кораблей, по возможности провести некоторые манёвры, побеседовать с членами экипажей.

– Понятно, господин генерал. Сделаем.

– Тогда вылетаем через тридцать минут. Теперь дальше… По личному составу постараюсь решить проблему в кратчайшие сроки. Насчёт планетарно-десантных сил вопрос уже стоит, нам обещали передать одну из дивизий ПДС Империи, но вроде как разбавленную тяжёлой пехотой кланов и подавителями домов. Это соответствует штату нашего подразделения. Задачи особой группы войск и будут особыми. Мы должны будем отловить отряды противника с планетарным оружием и уничтожить их. Хотя арбитры и обещали следить за таким вооружением, но, как говорится, на богов надейся, а сам не плошай, тем более что вмешательство будет только в случае применения планеторазрушающих бомб. Именно поэтому в состав нашей части включён и госпитальный флот. – Рогов остановился, задумчиво взглянул в окно, выходящее к космопорту, забитому до отказа техникой. – Что касается остальных… Юили, если у вас есть кандидатуры пилотов, то можете подать их список асийчи. Обещаю сделать всё возможное и невозможное, чтобы эти… разумные… оказались здесь. Вы, майор… Насколько я знаю, Фиори относится к мирам категории «В-4»…

– Прошу прощения, что перебиваю, господин генерал… – твёрдым голосом произнёс фиориец, хотя в нём и звучала обида. – Мы проходили подготовку по программе имперского спецназа. Есть сложности с освоением техники, это понятно, но мои люди учатся очень охотно, и думаю… нет, я уверен, что они ни в чём не уступят и даже превзойдут имперских спецов.

– Даже так? – Бровь Рогова на мгновение взметнулась вверх. – Ну-ну… Посмотрим завтра. – Он шагнул к столу. – На сегодня всё. Алексей Иванович, останьтесь, остальные свободны.

Стулья задвигались. Все, кроме Говорова, отдав честь, вышли. Естественно, Суили тоже не соизволила покинуть помещение; подойдя к Рогову, она замерла за его спиной.

– Ну что, господин полковник. Показывайте своё хозяйство…

– Одну минуту, господин генерал, – пропел за его спиной голосок аури.

Не оборачиваясь, Рогов дёрнул плечом, выказывая своё недовольство:

– Что ещё, Суили?

Двери раскрылись, и в комнату вошла молодая, очень красивая саури, слегка поклонилась:

– Лондра аль Зархак, ваш переводчик и консультант.

– Переводчик?! – изумился генерал.

Суили снова пропела:

– Единый язык лишь вырабатывается, господин генерал, точно так же, как и общие обычаи, поэтому вам необходим гид-переводчик, чтобы ненароком не очутиться в неприятной ситуации. Профессор аль Зархак в высшей степени компетентна в обеих ветвях истинного народа, так что не станет вам обузой.

– Профессор?

Женщина кивнула:

– Да, ююти-человек. Я профессор социологии и права университета Чемье. Правда, бывший, переведена к вам по личному указанию вождя вождей.

Высокие связи? Ну-ну. Посмотрим. Если что – даже и покровительство владыки саури ей не поможет.

– Раньше служили, юили?

– Нет, господин генерал. Только начальная военная подготовка, но в армии никогда не была.

Рогов дёрнул щекой, выражая недовольство, обернулся к аури:

– И зачем нам, в военной части, гражданский? Это уже не армия, а какой-то балаган.

– Простите, господин генерал, но можете быть уверены, юили-профессор не раз вам пригодится. По очень многим вопросам.

Генерал снова в раздражении дёрнул щекой, но взял себя в руки. Кивнул Говорову:

– Идёмте, Алексей Иванович, покажете своё хозяйство.

Полковник повернулся к двери, вышел из кабинета начальства. Остальные двинулись за ним. Сидящая возле двери рядом с дежурным по штабу Лиэй вскочила, вытянулась по стойке «смирно».

– За мной, – негромко скомандовал Рогов, и девушка пристроилась за саури и аури, привычно занявшим места позади мужчин.

Спустились по лестнице, вышли на улицу. Дель Тумиан торопливо устроилась за рулём глайдера, подождала, пока все остальные усядутся на сиденья. Тронулась с места. Суили коротко бросила:

– На посадочную площадку четыре.

Девушка кивнула, разгоняя машину. Короткая дорога прошла в молчании. Ветер развевал волосы сидящих рядом с Роговым девушек, блаженно щурящихся на солнце. Генерал знал, почему обе такие довольные. Сезон плача… Машина начала сбавлять ход, затем замерла возле большого челнока. Говоров вылез первым, сделал приглашающий жест в сторону обтекаемого корпуса:

– Прошу, командир, дамы…

Люк в борту бесшумно ушёл в сторону, толстая диафрагма входа расползлась лепестками, выпуская наружу довольно длинную лестницу. Рогов легко взбежал по узким ступенькам, замер в проходе, ожидая слабую половину, хм, разумных… Подал руку первой, которой оказалась, естественно, Суили. Затем второй, профессору аль Зархак. Её ладонь была тёплой и мягкой. Наконец протянул руку Лиэй, та машинально приняла его помощь, но вдруг резко выдернула свою кисть:

– Не надо, сьере генерал. Я сама.

«Что это с ней? Впрочем, завтра попробую узнать у дель Вата. Он же ими командует…»

– Рассаживайтесь, дамы и господа, – пригласил Говоров всех занять кресла. Подавая пример, уселся в ближайшее из стоящих вдоль прохода.

Пассажиры расселись. Чуть слышный гул, затем ускорение вжало всех, находящихся в салоне, в спинки кресел. Челнок практически сразу пошёл вверх. Рогов приник к иллюминатору, любуясь на проваливающуюся вниз землю, и вдруг услышал слабый стон. Бросил взгляд в сторону источника звука – Лиэй побледнела, тяжело дыша.

– Тебе плохо? – озабоченно спросил он.

Девушка замотала головой:

– Нет… Просто я ещё не привыкла…

– Потерпи, сейчас будет легче, – мягко произнёс Пётр, удивляясь себе и кладя ладонь на её кисть, лежащую на подлокотнике.

Фиорийка благодарно вздохнула, прикрыла свои огромные глаза… «А она красива. Даже очень. Но почему так печальна?» – подумал он.

– Дамы и господа, это наш флот! – гордо произнёс Говоров, и все приникли к иллюминаторам.

За толстым бронепластом в вакууме плыли десятки кораблей. Могучих, огромных, всех видов и типов. Находящиеся в салоне невольно затаили дыхание – да, это был флот…

Глава 22

Роскошный человеческий глайдер остановился в очень удачном месте. Алия вздохнула – неужели сегодня ей повезёт? Водитель, молодой человек, вышел из машины и устремился к возвышающемуся неподалёку недавно построенному торговому центру. Метиска осторожно направилась к машине. Намётанный глаз заметил, что крышка багажника чуть приоткрыта. Может, удастся чем-нибудь поживиться? Уже два дня у неё не было ни крошки во рту, и пустой желудок всё больше давал о себе знать. Впрочем, Алии не привыкать голодать. Но сейчас, во время сезона плача, голод ощущался как никогда остро. Хвала светлым богам, что из-за проклятой крови людей, текущей в ней, она никогда не болеет морозной лихорадкой и ощущение ледяной ломоты в костях ей незнакомо.

Осторожно, оглядываясь по сторонам, девушка приблизилась к глайдеру, с восхищением обошла его, одновременно внимательно посматривая по сторонам из-под чуть прикрытых век, затем снова вернулась к задней части, присела. Узкая полоска металла скользнула в щель, заёрзала, щелчок, есть! Удача! И – тут же её охватило разочарование. Довольно большой для спортивной машины багажник был практически пуст. Кроме небольшой коробочки из пластика, внутри ничего не было. Тёмные боги! За что ей так не везёт с самого рождения?!

Только собралась выпрямиться, как услышала знакомые голоса, ахнула про себя. Это враги! Банда соседнего квартала! Что делать?! Если они увидят её здесь, убьют на месте. И это если повезёт. В худшем случае утащат к себе и будут насиловать всей толпой, пока не надоест… Взгляд влево, вправо, назад… Решение пришло само. Нырнула в багажник, притянула крышку, удерживая её, чтобы она не закрылась полностью. Как назло, саури замерли возле глайдера, восхищаясь человеческой техникой. Но вдруг их голоса смолкли, бандиты поспешили удалиться. Облегчённо вздохнула, собираясь вылезти, спохватилась – надо чуть обождать, а то выберется прямо в их лапы… Тёмные боги! Машина едва заметно качнулась. Неужели… Рывок заставил выпустить крышку багажника, щелчок замка прозвучал ритуальным похоронным колоколом. Полная темнота, лишь лёгкий гул двигателя и ощущение чего-то нереального. Теперь всё. Конец. Слёзы брызнули из глаз. Наружу ей не вылезти – замок находится в толще пластика, из которого сделан корпус, а когда её найдут…

Движение машины продолжалось довольно долго. Она даже умудрилась задремать, всё равно больше ничего другого не оставалось. Но вскоре стало неожиданно жарко. Настолько жарко, что метиска даже расстегнула толстое фаири. Это через пластик обшивки невыносимо стало печь. Только сейчас Алия сообразила, что это означает – глайдер прошёл через транспортные ворота и теперь она неизвестно где… Тёмные боги! Как вернуться обратно?! Между тем ей становилось всё хуже и хуже, от духоты жутко разболелась голова, и девушка начала задыхаться. А глайдер, судя по ощущениям, снизил скорость и вскоре замер. Если она не выберется из ловушки, ей конец – мелькнуло в затуманенном мозгу, и она со всей силы, что оставалась, грохнула по пластику. Ещё раз и ещё. На следующий удар сил не осталось. Она просто отключилась, тщетно пытаясь вдохнуть воздух. Кислорода практически не было. А потом пришла Тьма, липкая и противная…

Александр с удивлением смотрел на вспыхнувшую перед глазами надпись: «Несанкционированное проникновение». С чего бы вдруг? Пожав плечами, подошёл к багажнику, открыл крышку и застыл, глядя на худое тело, замотанное в тряпки. Поднял голову:

– Ты прав, логгер. У нас действительно гость.

Сильная рука потянула кусок грязной ткани, закутывавший голову лежащей без сознания девушки. Александр вздрогнул – перед ним была метиска. Её ушки были острыми, но не торчащими в стороны, как у обычных саури, а прижатыми к голове.

Тихий стон послышался из багажника. Александр чуть напрягся и застыл на месте – на него смотрели глаза привычного среди людей зелёного цвета. Не серого. Именно зелёного. Человеческого. Метиска слабо пошевелилась, ещё не полностью контролируя тело, но с каждым мгновением в её глазах появлялось всё больше разума. Вот зрачки метнулись влево-вправо, сосредоточились на нём. На красивом, хотя и жутко грязном лице появился ужас.

– Вылезай.

Алия медленно, с натугой, двинулась, кое-как села. Опустила ноги наружу. Потом буркнула:

– Отойди. Мешаешь.

По виду – ровесница. Может, чуть старше – он привычно оценивал метиску.

– Что ты собираешься со мной делать?

– Не знаю. Но выкидывать тебя просто так нельзя. Мы же всё-таки на Империи.

– Империи?! – Алия резко вскинула голову, отчего тряпка, прикрывающая её голову, свалилась окончательно. Густые, хотя и свалявшиеся волосы рассыпались по старому, заплатанному эчче, расстёгнутому спереди. – Это – Империя?! Люди?!

Человек усмехнулся:

– Естественно. Чего ты ещё ожидала? Это – империя Русь. А… кто ты?

Она на мгновение опустила голову, потом буркнула:

– Я – отродье канона.

Её ладошка скользнула внутрь фаири. Вытащила небольшой знак:

– Вот. Мой статус.

Александр нажал кнопку вызова экстренной службы, и когда ему ответили, спокойно произнёс:

– Нелегальный эмигрант из кланов.

– Сейчас будем. Пока задержите его.

– Принято.

Почти тут же донёсся далёкий звук полицейской сирены. Метиска задрожала, озираясь по сторонам. Почему-то ему захотелось утешить донельзя испуганную девушку:

– Не волнуйся. Ничего плохого тебе не сделают.

А с неба уже пикировал глайдер службы охраны правопорядка. Нелегалку усадили в машину служителей, на заднее сиденье. Впрочем, та и не думала сопротивляться, покорно выполняя всё, что ей говорили. Пожилой старший наряда заканчивал брать показания:

– Значит, обнаружили её уже здесь?

– Да, лейтенант. Я закончил курс университета кланов, студент по обмену, стал возвращаться домой, да решил прикупить родным подарков в местном универмаге. Похоже, тогда она ко мне и забралась. А вылезти не успела. – Он кивнул в сторону застывшей за стеклом машины метиски.

Лейтенант кивнул, убирая планшет в чехол, затем спросил:

– А почему сразу, на месте, зайца не высадили?

– Так я спешил и кинул покупки просто на заднее сиденье. У меня же кабриолет.

– Понятно. Извините за… – Не стал договаривать, просто отдал честь на гражданский манер, вскинув руку к виску: – Спасибо за помощь, господин лейтенант.

– Моя честь – моя совесть. – Александр приложил руку к груди.

Служитель закона кивнул, потом уселся в глайдер. Александр стал осматривать свою машину, выжидая, пока полиция уедет. Наконец зашумели мощные турбины. Александр облегчённо вздохнул:

– Уф, всё, – уселся к себе, запустил двигатель и рывком поднял глайдер в небо.

Ему не терпелось попасть домой, пусть он и видел не так давно родителей, но всё равно побыть с ними ему сейчас хотелось больше всего.

…Алия с испугом смотрела на людей. Ничего хорошего она не ожидала. Служители вождя вождей, как правило, не церемонились, а уж люди… Сколько страшных, жутких историй наслышалась девушка за свою жизнь! Да что далеко ходить: её мать, когда ещё была жива, рассказывала, как над ней издевался насильник, заставлял себе прислуживать, надевать развратную человеческую одежду, единственным хорошим было, что он больше никому не позволял воспользоваться телом молоденькой саури, кроме себя. А уж эти звери…

– Приехали, – обернулся к ней старший из служителей, затем вышел, открыл дверцу: – Выходи.

Девушка послушно выбралась наружу. Чудовища даже не позволяют ей спрятать волосы! Какое унижение… Впрочем, у них сейчас, кажется, сезон радости… Её взяли под локоть. Какая глупость! Бежать некуда. Это же не родные миры!.. Двери распахнулись, её деликатно ввели внутрь. К удивлению Алии, в месте закона было пусто. Нет, конечно, трое людей в форме находились внутри помещения, занимая места за своими высокими столами. Удивлённо взглянули на неё. Затем один из них, самый большой, что-то спросил, сопровождающий её старый служитель коротко что-то ответил на грубой людской речи, затем повёл дальше. Открыл дверь, завёл внутрь. В небольшой комнатке, к её удивлению, было даже уютно. Лежак, пусть и привинченный к стене. Плотный пластиковый матрас, ещё – вмурованный в пол табурет. Человек выпустил её руку:

– Побудь пока здесь. В отхожее место не хочешь?

Как грубо! Но… кивнула. Он сделал жест, не понятый ею. Догадался, произнёс на высокой речи:

– Давай за мной. Выходи обратно.

Сияющая чистота, никогда не виданная ею в кланах, – единственное, что запомнилось Алии от посещения уборной людей. Служитель вежливо дождался за дверью, пока метиска сделает свои дела, потом показал, как вымыть руки. Чистейшей водой! Величайшей ценностью для трущоб саури! Для людей же это, похоже, было обыденным… Затем снова отвёл её в комнату. Посадил на лежак. Алия сжалась, ожидая, что сейчас её повалят.

– Побудь пока здесь, а я выясню, что с тобой делать. – Мужчина задумчиво взглянул на девушку. – Помыть бы тебя для начала, вот только на смену дать нечего. Ладно, что-нибудь придумаем… – Он вышел.

Алия облегчённо вздохнула – похоже, пока её оставили в покое… Внезапно лязгнула дверь. Девушка дёрнулась, вскакивая, но, к её удивлению, в комнатку вошёл человек в военном мундире чёрного цвета. Взглянул на метиску и спокойно уселся на вмурованный в пол табурет. Молча уставился на неё.

– Имя?

Дознающий… Она похолодела. Единственным спасением от пыток будет говорить правду.

– Алия Суха ар Каири.

– Отродье канона? – Его бровь дрогнула. Качнул головой в непонятном жесте. – Твой отец был из людей?

Щёки девушки потемнели – ей всегда было стыдно говорить о своём происхождении.

– Да… Простите, не знаю, как к вам обращаться…

– Пока никак. Значит, вот оно что… Мать твоя жива?

– Умерла полгода назад.

– Другие родственники или близкие имеются? В кланах, я имею в виду?

– Никого…

Человек сочувственно вздохнул:

– Значит, сирота. Где жила?

– Под землёй. В туннелях…

Снова непонятное движение головой.

– Работа есть?

– У таких, как я, не бывает честной работы… Никто никогда не возьмёт отродье канона к себе в клан.

Человек в мундире кивнул. Затем вытащил из кармана небольшой плоский предмет:

– Дай свою руку.

Повиновалась, ожидая начала пыток. Закусила губу, чтобы сразу не закричать, не показать, что ужасно боится, не подозревая, что сейчас бледна, словно сама смерть. Почувствовала лёгкий, почти незаметный укол, удивлённо посмотрела на заигравшие по поверхности овального аппарата огоньки. Тот еле слышно прогудел. Человек неожиданно довольно улыбнулся ей:

– Вот и всё. А ты боялась. Сейчас пробьём тебя по базе данных и разыщем твоего отца.

– Отца?!

– Ну да, разумеется. Ты же сирота, выходит? Так что если твой человеческий отец жив, то будет тебя воспитывать.

– Отец?! – Она схватилась за грудь, без сил опускаясь на лежак.

– Именно. Но ничего обещать не могу. Только если он жив. Ну а если нет – не переживай. Наверняка родственники найдутся. У нас семьи большие.

Человек вышел из помещения, что-то громко сказал, Алия не знала людской речи… Спустя минут пять дверь открылась, вошёл тот, прежний служитель:

– Пойдём, девочка.

Всё? Куда её теперь? К счастью, вывели в общую комнату, подвели к свободному столу, на который приковылявший небольшой металлический паук водрузил громадный поднос, полный пищи. Служитель, мягко нажав на плечи, усадил её на ужасно неудобный высокий стул:

– Поешь, девочка. Вон какая худенькая…

Алия осмотрелась. Все занимаются своими делами, никто не обращает на неё внимания. Она несмело взялась за ложку, зачерпнула незнакомую, но, несомненно, вкусную еду, потому что запах от неё исходил просто фантастический, и её желудок болезненно сжался при одном виде пищи. Осторожно положила первую порцию в рот, едва сдержала возглас изумления. Как же вкусно! А это что? Мясо?! Не может быть! Но вот же оно! Рот чувствует все нюансы, все оттенки! Ей дали даже хлеб! Ещё тёплый, почти белый, чуть с желтизной, тающий во рту. А это что? Неужели то самое, о чём она даже не мечтала? От напитка тёмного цвета исходит волнующий аромат. Неужели кофе? Им не жаль такой дорогой еды для отродья канона?! Опустила голову. Давясь непрошеными слезами, торопливо ела. Эти… Люди…

Лёгкое движение воздуха заставило поднять голову – на пороге стоял человек. Тоже в мундире. Только не в чёрном, как у того, что был в камере, а в сером. Чуть прищурившись, человек внимательно посмотрел, как Алия ест. Неприятно, но она выдержит. Человек же, взглянув на неё, двинулся к тому служителю, что мог говорить на высокой речи. Оба возбуждённо загомонили, начали что-то объяснять друг другу, потом тот, что в сером, резко повысил голос, и служитель вытянулся перед ним. Недовольно бормоча, двинулся в угол служебной комнаты, вытащил кучу листов писчего пластика, отдал серому. Тот устроился на свободном месте, самописка замелькала по бумаге. Пока Алия ела, человек закончил писать, вернул уже заполненные листы служителю. Тот недовольно вздохнул, потом кивнул на неё. Человек в сером подошёл поближе, сел на стоящий напротив стул:

– Ты – Алия? Впрочем, чего там, никого, кроме тебя, тут нет… Поела?

– Да… – Она не знала, как обращаться к людям.

– Пошли.

– Куда?! – Испуганно сжалась. Неужели её продали кому-то из людей? То-то служитель так недоволен…

Человек окинул её непонятным взглядом:

– Надо тебя для начала в порядок привести. Не тащить же в таком виде по городу…

А потом началась сказка. Самая настоящая… Едва они вышли из здания служителей закона, как человек мягко, но сильно взял её за предплечье:

– Не глупи только. Договорились?

– Д-да… – кое-как выдохнула она из себя.

Подкатил роскошный, никогда ею не виданный огромный глайдер с непонятными знаками на боках. Наверное, гербы клана. Её усадили на поразительно мягкие подушки, человек устроился напротив неё, внимательно рассматривая девушку. Затем отдал распоряжение, и машина пришла в движение. Серый немного расслабился, затем спросил:

– Алия, сколько тебе лет?

– Двадцать один.

Кивнул:

– Всё сходится. Не волнуйся. И не делай глупостей.

– Да…

Толчок, когда глайдер опустился непонятно где. Двери распахнулись, в проёме появились человеческие девушки.

– Иди с ними. Не бойся.

Серый произнёс эти слова, не сводя с неё своих зелёных глаз. А её уже влекли куда-то внутрь роскошного здания…

…Алексей Сергеевич Кузнецов, брат императора Руси Сергея, задумчиво смотрел на дверь, из которой должна была выйти его дочь. Он был на службе, когда ему позвонил прокуратор Империи Толстиков, его старый знакомый, и ошеломил невероятной новостью. Геноанализатор показал, что нелегальный эмигрант из кланов, случайно привезённый на Русь, оказался его родной дочерью. Сашка уже дома, ждёт его, недоумевая, куда пропал отец. Супруга оборвала всю линию, разыскивая исчезнувшего мужа, а он сидит в роскошном косметическом салоне и ждёт, когда девушку-полукровку приведут в порядок… Двадцать два года назад он даже не думал, что подобное возможно. Что та странная саури, пойманная им в горах, осмелится родить от него. Но вот… Горько улыбнулся, вспоминая всё, что случилось тогда.

Он сдёрнул стандартный мешок с головы захваченной в поиске клановки и едва сдержался от возгласа восторга – мало того что та была гражданской, так ещё и очень красивой. Тонкие черты идеального лица, припухлые губки, и испуг на личике. Понятно почему – ничего хорошего клановка не ждала. Да и не могла ожидать по большому счёту. Огромные глаза привычного для саури светло-серого цвета, коротко подстриженные, но густые волосы пепельного оттенка, великолепная фигура, которую не скрывал и мешковатый комбинезон-хак армейского образца. Только вот выглядела девушка как-то странно. Немного мутные глаза, следы от непонятных пятен на щеках. От неё исходил чуть пряный запах, будивший в нём нечто тёмное, звериное… Алексей ожидал чего угодно, но только не тех чувств, которые мгновенно вспыхнули в его груди. Какая же она… Неожиданно бережно поднял её с колен, затем усадил за стол. Уселся сам, даже чуть приглушил лампу, заметив, как та болезненно щурится от сильного света. Затем внимательно стал рассматривать девушку. Молодая. Лет восемнадцать – двадцать, может, даже меньше. Видно, что только закончила школу. Каким ветром её занесло за линию фронта? Спросил на клановом наречии:

– Имя?

Она равнодушно отвернулась в сторону, монотонно, без малейших эмоций ответив:

– Зачем оно тебе, человек?

По-русски она вряд ли говорит, отметил Кузнецов про себя.

– Для интереса.

– Лучше я останусь безымянной.

– Как пожелаешь. – Он помолчал. Затем спросил: – Ты знаешь, что тебя ждёт, саури?

Она равнодушно пожала плечами:

– Одно из двух, но в любом случае смерть.

И не лгала. Кузнецов видел, что она до смерти напугана, хотя и готова умереть. Единственное, чего она боялась, что её пустят по кругу или сделают секс-игрушкой для солдат… Это мерзко, и Алексей такое у себя в подразделении запрещал категорически… Впрочем… Он усмехнулся, заставив саури побледнеть:

– Тебе, конечно, этого не хочется?

Она вновь пожала плечами и так же монотонно ответила:

– Каждому хочется пожить подольше. Но, похоже, моя дорога закончится здесь. Давай, делай своё дело, человек. Не стоит затягивать. – Облизнула острым язычком вдруг пересохшие губы.

Кузнецов поднялся из-за стола, подошёл к стене, где на небольшой полочке стоял кофейник, обернулся:

– По нашим законам приговорённому к смерти полагается специальный ужин, саури. Ресторана, как ты понимаешь, поблизости нет. Но я могу напоследок угостить тебя кофе. – Смущённо пожал плечами. – Это, конечно, не халифатский «Солнечный» урожая девяносто девятого года, но тоже неплох. Будешь?

Расширившиеся глаза девчонки были ему настоящей наградой. Она, не веря услышанному, слабо кивнула. Человек быстро приготовил напиток, поставил чашку на стол перед пленницей, снова уселся на своё место. Пошарив в ящике стола, нашёл пайковые конфеты, положенные ему по званию, водрузил коробку на стол, затем поднялся, перешёл на другую сторону своей комнаты, уселся на кровать, жалобно скрипнувшую под его массивным телом. Саури вздрогнула, проследив за ним взглядом, а мужчина спокойно улёгся, вытянув ноги:

– Пей. Остынет, будет не таким вкусным.

Она послушно сделала первый глоток, зажмурив глаза от наслаждения и заставив одним движением ресниц снова сбиться с ровного ритма его сердце. Вообще Алексея всегда поражала непосредственность саури. Они словно забывали обо всём, если им что-то нравилось… Девушка пила мелкими глотками, а он, оставаясь в тени, любовался её плавно-текучими движениями. Время шло незаметно. Но почему-то казалось, что секунды свистели мимо его головы, словно лучи бластера. Наконец она с сожалением отставила пустую чашку, нашла его взглядом.

– Жаль, что она всего одна… – едва слышно вздохнула, затем отвернулась к стене. Голосом, из которого вновь исчезли эмоции, произнесла: – Делай то, что положено, человек. Убей меня. Я всё равно ничего не скажу.

Он приподнялся на локте:

– А мне, собственно говоря, ничего от тебя и не надо, саури. Всё, что ты знаешь, мне известно. – Он рывком спрыгнул с кровати, приблизился к ней вплотную, затем заставил подняться, запрокинул ей лицо, чтобы видеть её глаза.

Девушка выдержала, не стала отводить взгляд, полный ненависти и отвращения, сменившийся чем-то таким… И это его отчего-то взбесило. Наружу вырвалось необузданное желание самки… К его удивлению, саури не стала сопротивляться, а сама потащила его к кровати. И то, что было между ними потом, поразило человека до глубины души… Три дня. Три волшебных дня. А на четвёртый девушка словно очнулась от какого-то дурмана, став совсем другой. Забилась в угол, сидела там, еле слышно поскуливая, раскачиваясь из стороны в сторону. Все его попытки вывести саури из этого состояния не увенчались успехом. А ведь уже в голове появились дурные мысли воспользоваться своим положением и увезти её на Империю, поселить где-нибудь под присмотром и жить вместе… Хвала богам, что этого не пришлось делать… Это сейчас он знает, что та глупая девчонка была в период пробуждения после сезона плача и отдалась бы первому встречному, будь он человек, саури или аури… А тогда…

Дверь открылась, персонал салона вывел преображённую девушку. Кузнецов поднялся с кресла, в котором ожидал дочь. Невольно затаил дыхание от её вида. Алия. Его дочь. Несмотря на то что она была старше сына, выглядела куда моложе его. Хрупкая фигурка, точёные черты матери и его глаза. Тонкие руки и ноги. Её волосы уложили в простую, но эффектную причёску, чуть тронули личико макияжем. От саури пахло чистотой и свежестью.

– Идём домой, – машинально произнёс он на русском. Метиска, недоумевая, подняла голову, в его зелёных глазах светилось непонимание. – Поехали, нас ждут, – повторил он на высокой речи.

К его удивлению, девушка словно съёжилась, но послушно шагнула к нему. До дома недалеко. Минут десять лёта. Нормально. Открыл дверцу машины, усадил на диван. Было видно, что девушку бьёт сильная дрожь. Она опустила взгляд, вцепившись в свои колени. Понятно, что жизнь у полукровки в кланах не очень. Но узнать, что родная дочь жила в канализации почти всю жизнь, оказалось шоком.

– Ты умеешь писать или читать?

Кивнула:

– Да… Наш сосед был грамотным, он научил меня всему…

Уже легче. Что только скажет семья?..

Глайдер пошёл на посадку, описывая плавный вираж. Девушка вздрогнула, её опять буквально затрясло, но он протянул руку, мягко оторвал одну её ладонь от колена, накрыл своими руками:

– Не бойся, всё хорошо. Никто тебя не обидит…

Она с надеждой вскинула на него свои, так хорошо ему знакомые глаза, тихо вздохнула, успокаиваясь. Глайдер уже замер на месте, щёлкнула замком, открываясь, дверца.

– Идём. Пора знакомиться с семьёй, дочка…

Девушка ахнула, отшатнулась, но он уже увлекал её из машины, не отпуская руку. Жена и сын замерли на крыльце, напряжённо глядя на мужчину, прижимающего к себе совсем юную саури. Алексей вздохнул, набирая побольше воздуха, затем, специально на наречии кланов, чтобы новообретённая дочь поняла всё, что он скажет, обратился к родным:

– Познакомьтесь, это моя дочь, Алия. Её только сегодня разыскали… Она совсем одна, так что теперь девочка будет жить с нами.

Глаза жены расширились от удивления. Впрочем, Гертруда, на мгновение чуть прикусив губу, расслабилась – явно всё произошло до их знакомства. Так что ревновать глупо. Кивнула, больше не дочери, а самой себе. Она и так переживала, что у них только один ребёнок, но теперь появилась и дочь… Александр, чуть прищурившись, рассматривал Алию.

– А ведь это я её привез на Империю, папа, – произнёс он и стал спускаться с крыльца.

Тут же следом двинулась Гертруда. Алия сжалась, попыталась выдернуть из его руки свою ладонь, но тщетно. Отец… Её обожгло – этот человек её отец! И он хочет, чтобы она жила с ним? Нет! Это невозможно! Ведь она – отродье канонов! У неё нет прав, нет ничего! Любой может её обругать, ударить, просто убить, и ему ничего не будет! А эти, несомненно, богатые люди… Человеки… Просто купили себе игрушку? Замерла на месте, когда жена её… отца… подошла совсем близко, внимательно рассматривая её.

– Посмотри на меня, девочка. – Негромкий мягкий голос, в котором лишь сочувствие, и больше ничего.

Алия нерешительно подняла голову, замерла, встретившись с добрыми серыми глазами.

– Боги… Алёша, у неё твои глаза!

Мужчина, нет, отец издал неопределённый звук, потом заговорил:

– Мне из участка сообщили. Федя Толстиков. Уж больно случай необычный. Взрослая метиска. И – вот… Дочь… Ты, Алия, познакомься. Это моя жена, Гертруда. Твоего младшего брата зовут Александром. Он учится у вас, в Чемье.

Все названные по очереди кивали. А ей было ужасно неловко. Наконец отец отпустил её ладонь. Алия даже обрадовалась, но… Внезапно человечка всплеснула руками:

– Ой, да чего же мы тут стоим? Идёмте скорее за стол! Такое нужно обязательно отпраздновать…

Алия подалась было назад, но тут вперёд выступил… брат… Взял её за руку, буквально потащил за собой в дом. Неуловимым движением сменил положение рук, взяв её за локоть. Девушка попыталась выдернуть руку из его хватки – тщетно. Сила у того была просто невероятной. Двери распахнулись, и спустя миг она оказалась в настолько роскошном, богатом доме, что метиска не могла себе представить даже в мечтах. Высокие потолки, невероятной красоты отделка стен, ковры, гобелены, портреты… Всё мелькало перед глазами, пока её тащили по коридорам и переходам. Наконец они оказались в большой зале, где стоял длинный стол, накрытый белоснежной скатертью. Её бесцеремонно ухватили за плечи, буквально запихнули на место. Затем человек посадил свою матушку, только потом сел сам, с любопытством глядя на неё. Неожиданно открыто улыбнулся:

– Привет, сестрёнка.

И почему-то ей вдруг показалось, что всё будет теперь хорошо.

Глава 23

Пётр внимательно обвёл взглядом строй спецов, и увиденное ему не слишком понравилось. Прежде всего, своей вопиющей молодостью. Самому старшему из них, тому самому Ролло дель Вату, было всего, как он выяснил, двадцать два. Остальным – восемнадцать – девятнадцать, а то и того меньше. Генерал нахмурился – ну как эти сопляки и соплячки могут быть умелыми бойцами? Хотя Суили утверждает, что за спиной у каждого из них не одна операция, но что-то не верится. Прошёл вдоль шеренги, отмечая незаметные другим мелочи, успокаивающие внезапно возникшее предубеждение. Затем встал перед коробкой строя, покосился на находящуюся рядом асийчи. Когда та бросила на него вопросительный взгляд, шепнул:

– Есть у нас кто из свободных офицеров?

Молча кивнула.

– Батальон! Вольно! Через тридцать минут встречаемся в спортзале. – Рогов повернулся к Ролло: – Господин дель Ват, хотелось бы посмотреть на ваших спецов в деле. Скажем, в рукопашной. Пять ваших, пять со стороны.

Майор едва заметно улыбнулся:

– Выбирайте любых бойцов, – сделал жест в сторону строя.

Генерал вновь нахмурился – фиориец настолько самоуверен? Придётся преподать ему урок.

– Вы, вы, вы, и вы двое, – ткнул в сторону похожих друг на друга как две капли воды девчонок. – Выйти из строя.

Те, как положено по уставу, выстроились в короткую шеренгу.

– Представиться.

– Младший сержант Раг Долл, сьере генерал. Разведчик.

– Капитан Льян Рёко, заместитель командира батальона по контрразведке, сьере генерал.

Эта резко отличалась от остальных внешностью типичной партократки. Впрочем, нет. В чертах лица угадывалась европейская кровь, а ещё Суили почему-то насторожилась, дёрнув своими длинными ушами.

– Младший сержант Умия дель Тумиан, специалист по проникновению, сьере генерал.

– Младший сержант Иолика дель Тумиан, диверсант-подрывник, сьере генерал.

Его брови поползли вверх.

– Младший сержант Арен Ротс, специалист по проникновению, сьере генерал.

Все отобранные вытянулись по стойке «смирно», а Пётр почему-то застыл, глядя в невозможные глаза Льян. Несмотря на хмурое лицо, они смеялись. Ну-ну.

– Через тридцать минут встречаемся в спортзале, дамы и господа. Пока можете стать в строй…

Чёткие движения, а его почему-то обуяла злость на эту конкретную фиорийку. А, кстати, дель Тумиан! Родственницы Лиэй? Похоже.

– Майор, можете пока распустить строй.

Тот кивнул, а Рогов двинулся к глайдеру. Лиэй торопливо шмыгнула вперёд, занимая место за рулём. Он плюхнулся на сиденье, отметил, как запрыгнула внутрь Суили, и, когда машина тронулась, скомандовал:

– Спортзал. – Затем перевёл взгляд на асийчи: – Суили, мне нужно двух рукопашников от кланов и двух от домов.

Глаза той расширились от удивления.

– Вы тоже хотите выйти на ринг, господин генерал?

Он шевельнул плечами:

– А почему и нет? Надо же опробовать новое молодое тело. Да и… Не люблю, когда меня недооценивают.

Аури понятливо кивнула:

– Льян? Она самый серьёзный боец из всех вами отобранных. Её учил лично дель Парда. Как и близняшек. Но характер у неё ещё тот…

– Ничего. Посмотрим, кто такой этот великий и ужасный дель Парда. На деле. – Ухмыльнулся.

А Суили уже привычно для него приложила пальцы руки к правому виску.

…К его удивлению, все бойцы с его стороны оказались противоположного пола. Четыре девушки. Или молодые женщины. Поздоровавшись с ними и вкратце объяснив, для чего их вызвали, отозвал асийчи в сторону.

– Ты специально вызвала одних… – с шипением выпустил воздух через зубы.

К его удивлению, аури ничуть не смутилась:

– Просто вы не представляете, с кем имеете дело, господин генерал.

– Да? Тогда смотри и учись! Я пойду первым!

– Зря вы так, господин генерал, – ухмыльнулась она нагло и неприкрыто. И это взбесило его ещё больше.

Одним движением сбросил с ног ботинки, затем сдёрнул китель, майку, оставшись лишь в брюках. Скользнул на ринг, представляющий собой выложенный матами квадрат со стороной десять метров. Пару раз присел, крутанул торсом влево-вправо. Молодое тело слушалось его, как когда-то. Напряг пальцы. Затем слегка их согнул, превращая в стальные крючья. Это не было преувеличением. В отличие от стандартного эрбо Пётр Рогов был мастером очень редкого даже среди людей стиля рукопашного боя. Жестокого и беспощадного, с варварскими и жуткими по своей сути приёмами. Вырвать ребро или ключицу, разодрать горло, проломить сжатыми в щепоть пальцами висок или затылок, сломать резким ударом голень или любую другую кость на выбор. Ну и кое-что ещё, не слишком заметное, но не менее страшное, чем сами удары. Достаточно сказать, что во всей империи Русь адептов этого стиля насчитывалось меньше десятка…

Что ж, пожалуй, пора. Он качнулся на полусогнутой ноге раз, другой. Перенёс вес тела на вторую, поджимая под себя левую ногу и тут же переходя на неё и одновременно подтягивая под себя другую. Левая рука в это время описывала круг перед грудью, совершенно расслабленная, с безвольно болтающейся кистью, правая поднялась к левому плечу, затем ушла в сторону, также описывая круги. Нормально. Он начал накапливать энергию для боя, сосредотачиваясь на будущей битве, застыв на одном месте и опустив веки. Гул голосов случайных зрителей заставил его прийти в себя и чуть приоткрыть глаза. На ринг выходила Льян. В обычной военной униформе. Девушка сняла ремень, отстегнула портупею и тоже скинула китель и щегольские сапожки, оставшись босиком. Тонкая талия, довольно высокая для её роста грудь, выпирающая из-под футболки защитного цвета без рукавов, свободные форменные брюки не стесняли движений довольно длинных ног. Фиорийка коротко поклонилась, он ответил, делая шаг назад и поднимая обе руки перед собой с сомкнутыми в кулаки кистями. Льян ответила тем же, только руки расположила на разных уровнях. Правая прикрывала солнечное сплетение, левая была полусогнута перед грудью. Чем-то похоже на классическую боксёрскую стойку, подумал он. Но нет. Впрочем, что-то очень знакомое. Или у всех гуманоидных рас вырабатываются схожие школы боя?

Наступила тишина, кто-то позади него шумно сопел, в воздухе начало сгущаться напряжение.

– Командуйте начало боя, Ролло, – обратился он к застывшему у края ринга майору.

Тот сразу выкрикнул:

– Бой!

Льян кошачьим стремительным движением бросилась к нему. Дурочка, успел подумать он, напрягая мышцы и уходя в сторону. Развернулся. Она тоже. Внезапно её раскосые глаза заискрились смехом, и она рывком упала на правую руку. Ш-ш-шух! Это было рискованно. Пятка аккуратной ножки заставила ощутить движение воздуха. Он спокойно прогнулся назад, затем вернул тело на место. Пока ничего интересного. И тут фиорийка словно размазалась в воздухе, устремляясь к нему. Ой-ой-ой. Это всего лишь женский вариант эрбо. Он усмехнулся, пропуская её под поднятой рукой и уходя влево. А потом… Пётр сам не понял, зачем он сделал это. Выбросив руку, он ухватил Льян за пройму и рванул футболку на себя. Треск. Девушка резко развернулась, словно ужаленная, а генерал с удивлением смотрел на кусок трикотажной ткани, зажатый в пальцах.

– Йо! Га! У-у-у!

Зал словно взорвался, потому что лифчика на девушке, естественно, не было. Груди великолепной формы появились на всеобщее обозрение. Фиорийка растерянно замерла, затем её руки взметнулись вверх, закрывая грудь, а невозможные глаза наполнились слезами. А, Тьма! Рогов в мгновение ока оказался рядом с девушкой и просто-напросто сгрёб её в охапку, ощутив нежную кожу и то, как почти мгновенно напряглись и затвердели её соски. Льян не растерялась, обхватив его торс и прижав к нему грудь так плотно, как могла. Зрители восхищённо засвистели, саури и аури завопили, хлопая ладошами по бёдрам в знак высшего восторга. Хвала богам, Ролло не растерялся, уже спеша к ним с кителем Льян. Набросил его девушке на плечи, Пётр же попридержал полы обмундирования, пока та просовывала руки в рукава, затем отпустил, и фиорийка торопливо застегнула пуговицы.

– Э… Прошу прощения, госпожа…

В следующее мгновение рёсска вдруг резко поднялась на пальчиках босых ног, затем вцепилась в его плечи, чуть подпрыгнула и, повиснув в воздухе, смачно впечатала ему в губы жаркий поцелуй. Зрители, казалось, взорвались от восторга. Рёв заставил стены спортзала задрожать. А фиорийка отпрыгнула от Рогова, поклонилась и пошла прочь рядом с Ролло. Проводив её до края матов, майор вернулся и поднял руку, призывая всех к тишине. Когда народ утих, объявил:

– Выиграно вчистую. Первый бой за генералом Роговым.

Пётр спохватился. Тьма! Что же он натворил-то? Но тело действовало само! Без всякой команды! Гормоны играют?! Вот же… несчастье…

Следующие бои прошли с ничейным счётом – проиграли одна саури и одна аури. Зато Рогов убедился, что спецназовцы владеют эрбо, наиболее эффективной системой боя в человеческих мирах. Он понял, что с этим Атти дель Пардой далеко не всё так просто, как он думал.

…Льян сидела на крыльце спортзала, прижимая ладони к горящим щекам и борясь с неожиданной бурей, вспыхнувшей в ней после поцелуя. На глазах генерала ей удалось сдержать эмоции, но, скрывшись с глаз зрителей, девушка дала волю чувствам, со злости ударив по пластику крыльца с такой силой, что появилась вмятина. Что происходит?! Она была словно воск в его руках, задумчиво дотронулась до плеч, на которых лежали руки этого странного мальчишки с генеральскими погонами на форме. Он ведь даже моложе её, внешне по крайней мере…

– Зачем ты это сделала, младшая?

Асийчи? Рёсска подняла голову, с удивлением глядя на разъярённую Суили. Младшая? Что несёт эта соплячка? Замерла в изумлении – у аури багрово светились глаза.

– О чём ты?

– Зачем ты устроила этот балаган, младшая?

– Какой балаган?! Я проиграла!

– Да?! А кто подрезал швы на своей одежде? Я?

Льян нахмурилась:

– Клянусь Высочайшим, ничего подобного я не делала и сама не пойму, как всё вышло!

Аури нахмурилась:

– Он не для тебя, младшая.

Теперь и девушка разозлилась:

– Я старше тебя, асийчи! Прекрати мне тыкать младшей!

Внезапно Суили рассмеялась:

– Бедная, ты не знаешь, что в тебе течёт кровь подобных нам? Понятно… Ты – младшая среди нас, Льян Рёко. Твоя прабабка была асийчи, как и мы. И, поскольку легенды не лгут, в тебе есть часть её способностей. Так что ты – младшая среди нас по рангу. И оставь в покое генерала. Не забивай себе голову пустыми мечтами. Он не для тебя.

– А почему нет?!

Злость заставила появиться багровой пелене перед глазами рёсски, но аури не смутилась:

– Попробуй – узнаешь, младшая. Это не твой мужчина. Он слишком хорош для тебя.

Льян начала успокаиваться:

– Если он слишком хорош, как ты говоришь, то я тоже стану лучше. Или ты решила приберечь его для себя?

Асийчи махнула рукой:

– О нет. Мой супруг появится позже. Пока его здесь нет. Во всяком случае, я его ещё не встречала. – Затем усмехнулась. – Впрочем, можешь попытаться, младшая, но я тебя предупредила.

…Майор смотрел на Петра, пытаясь прочесть на его лице вердикт по поводу своей части. Рогов медленно произнёс:

– Лучше, чем я ожидал, но хуже, чем может быть.

– Вы из-за Льян?

Генерал усмехнулся:

– У девочки вообще не было никаких шансов. Она могла умереть несколько раз за время поединка.

– Даже так?

Асийчи, выросшая как нельзя вовремя за спиной командира соединения, негромко произнесла:

– Именно так, майор. Потом сами увидите.

– Тогда что конкретно вы скажете, сьере генерал?

– Тренироваться, тренироваться и ещё раз тренироваться. Пока могу сказать вам только это. – Он отдал фиорийцу честь и направился из спортзала.

У крыльца застыла Лиэй. Почему-то её печальное лицо разозлило Рогова, но он сдержался, просто усевшись в глайдер. Девушка, как всегда, заняла место на водительском сиденье, вопросительно взглянула на него.

– В штаб, – распорядился он, и машина сорвалась с места.

Как и когда на заднем сиденье оказалась асийчи, Пётр так и не понял. Спустя десять минут бешеной гонки глайдер затормозил возле здания штаба.

– Можете пока быть свободны, госпожа дель Тумиан. Подайте машину к восемнадцати ноль-ноль.

– Слушаюсь, сьере генерал. – Она козырнула, тронула глайдер с места, отгоняя его на стоянку, а Рогов хмуро взглянул на аури:

– За мной.

Та послушно двинулась за ним следом. Пройдя мимо дежурного и оказавшись наконец в кабинете, Пётр тяжело опустился на стул. Затем задумчиво посмотрел на скромно примостившуюся на стуле девушку:

– Что скажешь, Суили?

– А что вы хотите услышать, господин генерал?

– Что-нибудь хорошее, потому что у нас нет сейчас части специального назначения. Есть пока куча разного народа, который относится друг к другу с предубеждением и не доверяет своим соседям по строю. Флот не верит лёгким силам. Лёгкие силы – флоту. Пехоты и десанта у нас нет вообще. Батальон специального назначения – одно название. Штаба нет…

– Он есть, господин генерал. Я же при вас, что вам ещё нужно?

Ему показалось или в голосе девушки звучит обида? Нет. Вон как насупилась. Как можно мягче произнёс:

– Прости, никак не могу поверить, что ты способна заменить сотню опытных офицеров.

Суили вскинула голову:

– Это ваше право, господин генерал! Но вы просто не знаете, на что я способна.

– Тогда проверим. Знаешь, что такое тактический логгер?

Аури кивнула. А он усмехнулся:

– Тогда предлагаю сыграть. Ты и я. Выберем место, технику и личный состав. Введём данные в логгер и сразимся.

– Не боитесь, господин генерал?

А личико стало таким ехидным…

– Нет. Когда?

– Да хоть сейчас. Класс свободен, можем спокойно подраться. – Аури кивнула, поднимаясь со своего стула. – Идёмте, господин генерал.

Не боится? Ну-ну… Они заняли места в капсулах управления. Пётр на мгновение задумался, потом слегка улыбнулся – его предпоследняя операция. Хорошее место, сектор шестнадцать сорок четыре восемьдесят. Силы асийчи – шестая армада кланов. У него – четырнадцатый ударный флот. Задал данные, запустил отсчёт, и… Начали! Стены капсулы исчезли, перенося его в прошлое…

…Тяжёлый штурмовик «Макошь», его флагманский корабль, плыл в середине строя, как и полагалось командующему флотом.

– Разведка передаёт данные о противнике, – обратился к нему старший офицер штаба. Рогов кивнул, и тот начал доклад: – Сто пятьдесят кораблей всех классов заходят по вектору сигма двадцать.

– Тактический логгер, – отдал генерал команду.

Вспыхнула объёмная карта сектора. Тонкая алая линия чуть сверху и справа, россыпь условных значков, обозначающих корабли. Ого! Два десятка линейных, два носителя, это примерно пятьсот штурмовиков, десять «банок» с десантом, около сотни фрегатов, два десятка крейсеров, остальное – платформы артиллерийской поддержки. Всё как тогда. А у него примерно половина тех сил, что были в том памятном бою… Ничего. Управится.

– Линейные корабли вперёд, ордер «ромб», в центр – торпедоносцы. Крейсерам и фрегатам прикрыть фланги, штурмовикам защищать линкоры.

Корабли империи начали перестроение. Опытные экипажи делали своё дело без суеты, привычно, словно работу, которой они занимались постоянно. Да так, впрочем, и было. Война и есть работа. Тяжёлая, жестокая, безжалостная… К его удивлению, клановцы тоже начали перестраиваться загодя, только вперёд они выдвинули не линкоры, а, наоборот, малые корабли, начавшие непрерывно сновать, словно раскачивались на качелях. Вверх-вниз. Вверх-вниз. Какой в этом смысл? Встревоженный голос артиллерийского офицера заставил забыть охватившее его раздражение неумелыми действиями асийчи:

– Товарищ генерал, логгеры перегружены! Они не справляются с постоянным изменением данных!

– Что?!

Врагов не так много, что за ерунда?! И, лишь взглянув на картинку тактлогга, понял, что саури выбросили миллионы дипольных отражателей, засеяв всё пространство вокруг себя ложными мишенями.

– Визуальное наведение! Огонь по готовности!

«Макошь» содрогнулась, когда её орудия выплюнули смерть. Пространство вспыхнуло, испаряя отражатели. Рогов зло оскалился, но тут корпус штурмовика сотряс удар, вспыхнул алый свет, и в следующее мгновение перед ним опять возникли стенки капсулы. Что случилось? Генерал замер, глядя на мерцающую алым надпись: «Ваш корабль уничтожен, флот разбит. Противник потерь не имеет». Да как это?.. А вот так. Саури засеяли всё перед собой таким слоем дипольных отражателей и ложных целей, что перегрузили логгеры кораблей, и, пользуясь этим моментом, увели тяжёлые корабли и артиллерийские платформы в сторону. Лёгкие и средние корабли продолжали свои качели, из-за чего тактлоггеры не увидели отколовшийся отряд, потому что еле различали выхлопы двигателей кораблей за многочисленными помехами. Естественно, управляющий логгер флагмана всё же смог разобраться с ложными мишенями, тем более что Рогов своим залпом едва не уполовинил их количество. Только было поздно – большие корабли асийчи дали залп, а штурмовики засыпали флот людей градом торпед. Полный разгром. К его величайшему стыду…

…Первое, что он увидел, выбравшись из тактического модуля, – это встревоженные и виноватые глаза аури. Девчонка искренне переживала за его самолюбие. Не выдержав, генерал рассмеялся, на мгновение привлёк её к себе, отеческим жестом ласково взъерошил густые волосы. Чисто машинально.

– Не плачь. Молодец.

Она вскинула на него глаза, и в очередной раз Рогов удивился выразительности её личика.

– Вы не обиделись?

– Ничуть, малышка. Наоборот, спасибо тебе, что устроила мне небольшую встряску.