Читать онлайн Навстречу вихрю бесплатно

Хельга Петерсон
Навстречу вихрю

ГЛАВА 1

Этот июль в Лондоне выдался особенно жарким.

Солнце, которое несколько часов светило в окна зала и нещадно пекло в затылок, наконец, скрылось за горизонтом. Тяжелый день подходил к концу. Какое счастье! Галстук-бабочка уже давно валялся на столе, верхние пуговицы черной рубашки были расстегнуты, рукава закатаны до локтя. Он ненавидел такие рубашки. Они стягивали, душили, сковывали движения.

Иден Уиндэм сидел за столом, откинувшись на спинку хлипкого, явно не рассчитанного на его габариты, стула и прокручивал в пальцах ножку бокала. Он без особого интереса наблюдал за уставшими гостями. Банкет плавно перешел в фуршет, кто-то вяло танцевал в центре зала, некоторые собрались группками и общались, потягивая шампанское. Две девушки в вечерних платьях проплыли мимо, призывно улыбаясь и кокетливо взмахивая ресницами. Иден в ответ скривил губы в усмешке, опуская взгляд в бокал. Такие взгляды порой его просто веселили, показывая всю глупость женщин, падких на высоких качков. Эти две красотки даже не знают уровень его интеллекта, но он и не важен. Главное — рост, разворот плеч и размер ноги.

Странный это был год. В январе старший брат Гаррет удивил всех внезапной женитьбой на своей экономке, а сейчас еще и эта свадьба. Его малышка вышла замуж. К этой мысли еще нужно привыкнуть. Младшая сестра, сорванец с косичками, которой Иден перевязывал разбитые ноги и руки, учил ломать нос обидчику и служил подушкой для слез, сегодня стала замужней дамой. Мистраль Тейлор. Больше не Уиндэм. Теперь будет не так забавно подтрунивать над ее именем (1). Со своим мужем Мира познакомилась меньше года назад. Кто вообще женится так скоро? Но они как-то сразу спелись и дополняли друг друга. Шейн неплохой парень, Иден с ним подружился, но сейчас у него было чувство, будто приятель вероломно влез в его дом и выкрал сейф. Очень неприятное чувство.

Иден оторвал взгляд серых глаз от пузырьков шампанского и снова осмотрел зал. Молодожены переходили от одной группы гостей к другой, стараясь всем уделить внимание. Маменька по случаю свадьбы дочери пересекла Ла-Манш и сейчас танцевала со своим французским мужем в центре зала. Брат Рэннальф сидел за барной стойкой и сходил с ума от назойливого внимания очередной девушки. Кажется, это сестра жениха. Так ему и надо. Хоть раз в жизни ему должно достаться от женщины, чтобы он перестал вести образ жизни отвязного плейбоя.

От группы гостей отделилась невеста и, немного пританцовывая, направилась в сторону стола, за которым сидел Иден. Удивительно, как она еще не устала. Сам Иден мечтал поскорее рухнуть в постель, а ведь он всего лишь гость. Белое платье мелькнуло рядом, Мистраль обошла брата и обняла сзади, повиснув на широких плечах. Ее подбородок уперся Идену в макушку.

— Не грусти, большой медведь, — протянула она.

Иден посмотрел вверх, пытаясь увидеть лицо Миры, но вместо этого в глаз ему упал темный локон.

— Я не грущу, — пробурчал он, отфыркиваясь от ее волос.

— Почему тогда такой хмурый?

— Так выглядит мое лицо.

Он почувствовал, как губы сестры растянулись в улыбке.

— Не грусти, все равно я скоро заявлюсь к тебе и, пока ты будешь ставить чайник, умыкну очередные джинсы.

Иден притворно тяжело вздохнул.

— А я надеялся, что кольцо на твоем пальце автоматически снимает с меня эту обязанность и переносит на Шейна.

Это был давний предмет споров. Мира уже много лет таскала из шкафа брата его огромные, широкие джинсы. Женские она почти не носила. И каждый раз, когда очередная пара приходила в негодность, Мистраль объявлялась на пороге брата под надуманным предлогом и тогда у него исчезали очередные джинсы.

Мира поднялась с плеч Идена, обошла его и села на край стола спиной к гостям.

— У Шейна я ворую майки, но твои джинсы навсегда в моем сердце.

Иден попытался спрятать улыбку, но губы все равно дрогнули.

— Теперь я верю, что там, у алтаря тебе вручили только новую фамилию, но не мозги.

— И кольцо, — демонстративно помахала рукой девушка. — Не забывай про красивое кольцо. Так что перестань отпугивать людей, твоя постная физиономия портит мне вечер.

— Какая жалость.

Мира протянула руку и стукнула брата в плечо. Не то чтобы ему это доставило дискомфорт. Ее пять футов роста и сто фунтов веса (2) были ничто по сравнению с его габаритами линкора.

— Лучше оглянись вокруг и найди себе девушку, — заключила сестра, отталкиваясь от стола и отходя в сторону, шурша белым платьем.

— О нет, — бросил Иден ей вслед. — В этом году и так переизбыток хэппи-эндов.

Мистраль не ответила. От этого разговора стало как-то веселее, складка между бровей разгладилась. Иден и сам не думал, что так воспримет замужество сестры. Они уже давно выросли, жили отдельно, виделись не часто, но он до сих пор воспринимал Миру как маленькую назойливую девчонку.

Он проводил ее взглядом и снова вернулся к созерцанию гостей, прокручивая в пальцах бокал. В стороне от всех, в таком же одиночестве, как и Иден, стояла Сэмэр, жена Гаррета. Рета нигде не было видно, возможно он в очередной раз за вечер ушел поговорить по телефону.

Когда семья узнала, что Гаррет женился, да еще и на собственной экономке, никто не поверил. Замкнутый, флегматичный, авторитарный Рет Уиндэм не мог так поступить. Однако это была не шутка. Шотландка Сэм с платиновой стрижкой «пикси», пирсингом и татуировками сотворила невозможное. Она разморозила ледяную глыбу, за что все ей были очень признательны.

Сейчас Сэм стояла, одетая в свободное синее платье, покачиваясь в такт медленной музыке со стаканом сока в руках. Сок. Не шампанское. Она, будто почувствовав на себе взгляд, чуть повернула голову, глянула на Идена и широко улыбнулась, салютуя стаканом. С соком.

Иден медленно поднялся с места и, огибая импровизированный танцпол, стал продвигаться в направлении Сэмэр.

— Привет, Пикси (3), — улыбнулся он. — Скучаешь?

Сэм сделала глоток и пожала плечами.

— Не так сильно, как ты. Мимо тебя не так давно целенаправленно продефилировали две красотки, а ты их сознательно проигнорировал.

Иден задумчиво почесал щеку.

— Поверь, Сэм, я для них кусок мяса.

— Добро пожаловать в наш мир, Ид. Нас, женщин, почти всегда оценивают как кусок мяса.

— Я давно в вашем мире, — заметил Иден. — Так что могу пожать тебе руку, сестра. Пойдем, что ли потанцуем, пока твой муж решает проблемы человечества?

Сэмэр хмыкнула, глядя в свой почти пустой стакан.

— А пойдем. Почему нет?

Иден поднял руку, отобрал стакан и принюхался. Точно, никаких примесей, натуральный апельсин. Отставив его на ближайший стол, он взял девушку под руку и увлек к танцующим.

Возле одной из стен зала была сколочена невысокая сцена, на которой выступала группа юных музыкантов, во главе с тощим парнем с длинными растрепанными волосами. Мальчишка как раз затягивал очередной медляк, кажется, что-то из «Скорпионс». Свет в зале был приглушен, создавая романтическую атмосферу. По пути к импровизированной тацплощадке Сэмэр споткнулась на стыке плит мраморного пола и чуть крепче ухватилась за шурина, прижавшись к его боку. Некогда плоская и костлявая Сэм сейчас по ощущениям напоминала мягкую подушку. Так-так, да у него в родне есть конспираторы! Иден отстранился, развернул к себе золовку и положил ладонь ей на спину, чинно сохраняя дистанцию.

— Ну-ка, маленькая Сэм, поведай дяде Идену, с каких пор ты перешла на сок, — проговорил он, заговорщицки улыбнувшись.

Спина у него под пальцами напряглась.

— О чем ты? — приняла равнодушный вид Сэмэр, укладывая одну руку Идену на плечо, а вторую в широкую ладонь.

— Ты поняла.

Девушка обреченно вздохнула и закусила губу.

— Что, так заметно? — невесело спросила она.

— Нет, вообще-то, — пожал плечами Иден. — Чтобы увидеть, нужно очень внимательно смотреть.

Сэмэр задрала голову и нахмурилась.

— Ты ведь никому не расскажешь? — подозрительно спросила она.

Иден иронично вздернул бровь, закручивая золовку в медленном танце.

— Ты считаешь, мне нужно отобрать у мальчишки микрофон и громко объявить, причину твоих новых пристрастий?

— Остряк, — ему под ребра прилетел тычок острого локтя. — Найди себе уже девушку. Сидишь весь вечер в своем углу, молчишь, хмуришься и делаешь выводы.

— Ты должна бы привыкнуть, раз вышла замуж за Гаррета. Разница между нами в том, что я все-таки умею улыбаться.

— Рет умеет улыбаться! — возмутилась Сэм. — Просто никто из вас не знает, как заставить его это делать.

— А ты, значит, знаешь…

В карих глазах мелькнули озорные искорки.

— Естественно, — дерзко ухмыльнулась девушка.

Иден закатил глаза.

— Какой кошмар, — протянул он. — Я не хочу этого слышать.

— А я тебе и не скажу.

— Аллилуйя. Лучше расскажи, когда вы сообщите всем радостную весть.

Сэмэр опустила взгляд на свой живот и скептически скривилась.

— Не знаю. Скоро. Не хотели отвлекать на себя внимание, пока шли приготовления к свадьбе.

Наступило молчание. Девушка так и не подняла голову и продолжала смотреть себе под ноги. Она не выглядела расстроенной, но Сэм в принципе редко унывала. Сейчас ее настроение неуловимо изменилось, чему не находилось объяснений.

— Эй, Пикси, — тихо позвал Иден.

Платиновая голова резко дернулась вверх.

— Поздравляю, — проговорил он.

Иден принадлежал к типу тех немногих людей, кто умел улыбаться глазами. Когда его брови переставали хмуриться, взгляд становился добрым и лучистым. Это было странное преображение для громилы в татуировках, с серьгой в брови, выбритыми висками и пучком на затылке.

— Спасибо… Ты никому не расскажешь? — неуверенно спросила Сэм, заглядывая в серые глаза.

— Ты сама расскажешь. Когда захочешь.

Мимо них проплыла странная пара, Ид и Сэм разом проводили их взглядом. Иден весь вечер наблюдал за гостями, эти двое появились здесь не так давно. Они опоздали, он видел, как пара извинялась перед Шейном и Мистраль, но тогда не сильно задержал на них свое внимание. Обычный мужчина средних лет, с высоким лбом, переходящим в залысины, дряблым брюшком и в мятой рубашке. На сопровождающую его даму обзор открывался только со спины, и всем, что можно было увидеть, оказалось черное платье, маленькая сумочка, висящая на запястье, и рыжие локоны, спускающиеся до талии. Дама была выше кавалера, возможно за счет своих туфель, которых не было видно из-за длины платья.

И вот сейчас пара оказалась настолько близко, что «мятая рубашка» чуть не врезался Идену в предплечье. Мужчина скомкано извинился, попытался потянуть спутницу к другому краю танцевальной площадки, однако девушка не собиралась терпеть такого бесцеремонного отношения. Она гордо выпрямилась и смерила своего ухажера холодным взглядом. И вот сейчас Иден ее рассмотрел. Если бы ему не пришлось прервать танец, чтобы защитить Сэмэр от столкновения, то он наверняка споткнулся бы.

Она была сногсшибательна. Точеное красивое личико, длинная белая шея, силуэт, напоминающий песочные часы. Черное платье из легкого, летящего материала придавало образу воздушность, а большие зеленые глаза вкупе с копной рыжих волос делали ее похожей на темного ангела. Или демонессу. Смотря, с какой стороны подойти к вопросу. Сама элегантность и утонченность, она приковывала к себе взгляды и не отпускала их.

Спутник рыжей красавицы неловко помялся на месте, снова попытался увести девушку, и в этот раз она поддалась. Но, уже сделав несколько шагов в сторону, обернулась и посмотрела Идену в глаза. Это длилось не дольше секунды, за которую он пришел к выводу, что пропал. По крайней мере, на этот вечер.

— Кто это? — спросил Иден, глядя вслед фигуре «песочные часы».

Сэм нахмурилась, пытаясь вспомнить какие-то детали из списка гостей.

— Кажется, это издатель Шейна. Да, точно. Я слышала, как Шейн был недоволен по случаю его опоздания.

— А что за девушка с ним?

— Что, попался? — заулыбалась Сэмэр. — Не знаю, но она ему точно не пара. Хотя, про нас с Гарретом думают так же.

— Не говори ерунду, Пикси, ты вроде разумная женщина. Вы с Ретом подходите друг другу как детали лего…

— Я тоже так считаю, — прозвучал рядом с ними невозмутимый голос Гаррета Уиндэма. — Ты вернешь мне мою жену, Иден?

Ид отпустил руку Сэм и сделал шаг назад.

— Конечно. Вы танцуйте, а я пожалуй пойду, воспользуюсь советом твоей жены.


Что там посоветовали его неугомонные родственницы? Найти себе девушку? Дельный совет. Они ведь не уточняли, на какой срок. Музыка сменила темп, Иден обошел всех танцующих, но рыжей демонессы среди них уже не было. После быстрого сканирования зала девушка и ее спутник обнаружились за одним из столиков. Иден остановился, взял с подноса пробегающего мимо официанта бокал с шипучкой и стал внимательно наблюдать.

По всему было видно, что отношения у них прохладные. Девушка сидела прямо, будто проглотила шест, и смотрела на мужчину, задрав свой аккуратный носик. Ее высокомерию и отстраненному виду могла позавидовать сама королева. Мужчина с залысинами что-то ей рассказывал, посмеиваясь и активно жестикулируя. Он то и дело бросал на красавицу горящие взгляды, но она их просто игнорировала.

Музыка снова сменилась, мальчик за микрофоном душевно запел песню Стинга про очертания сердца. Иден залпом осушил бокал, почти швырнул его на ближайший стол, и стремительно рванул к заветной цели. Что он делает? Искать приключений на свою задницу — прерогатива Альфи. Насколько Иден знал ювелирную настройку его радара, Ральф на все сто процентов уже давно заметил рыжую демонессу. Но даже ему хватает совести не сунуться к даме с сопровождающим. Что же тогда творится с Иденом? Об этом он подумает позже. А пока…

— Потанцуем? — прогудел он, останавливаясь рядом с девушкой и в упор глядя на нее.

Она медленно подняла голову, внимательно ощупала взглядом его крепкую фигуру, затем перевела глаза на спутника. «Мятая рубашка» недовольно нахмурился, но возразить не решился. Он сделал рукой неопределенный жест, что, вероятно, означало позволение. Демонесса поднялась со стула, проигнорировала предложенную ей руку и прошла на танцпол, постукивая каблуками. При каждом ее шаге подол платья взмывал вверх, оголяя щиколотки и демонстрируя высоту шпильки. У любой другой девушки от такого каблука вывернулись бы коленки, но только не у этой. Красавица не шла, а плыла, покачивая бедрами.

Иден несколько раз моргнул, понадеявшись, что его челюсть отвисла не слишком заметно, и догнал даму, привлекая к себе и начиная медленно кружить. Это не было похоже на дружеский танец с золовкой. С Сэмэр Иден держался так, будто у него в руках была дорогая фарфоровая ваза, которую важно оберегать. Ну а Рыжую он притянул к себе настолько близко, насколько позволяли правила приличия на свадьбе собственной сестры. Девушка не сопротивлялась. Она забросила обе руки ему на плечи, взгляд ее застрял где-то на уровне его ключиц. Голову она не поднимала, и Иден практически упирался подбородком в рыжую макушку. Длинные огненные локоны щекотали ему руки, лежащие на ее талии. Девушка, наконец, подняла голову и посмотрела ему в лицо, одна бровь взмыла вверх. Что за глаза! Большие, цвета зеленого янтаря, с черными стрельчатыми ресницами. Глядя в эти глаза, Иден отзеркалил ее выражение лица, тоже приподнимая бровью. Губы демонессы дрогнули, но она не позволила себе улыбнуться.

Он склонился к ее уху, что было совсем необязательно, и негромко сказал:

— Я Иден, брат невесты.

— Я знаю, — тихо ответила девушка, после чего Ид совершил совсем уж глупый поступок.

— Уйдем отсюда? — прошептал он, не особо надеясь на положительный ответ. Скорее всего, сейчас ему популярно объяснят, куда он может пойти. Один.

Он почувствовал, как стройное тело под его пальцами слегка вздрогнуло, увидел, как девушка облизнула губы. Взгляд ее метался от ключиц к глазам, чуть дольше задерживаясь на его губах.

— Быстрее, пока Майк не смотрит, — наконец раздался ответ.

Замешательство длилось мгновение. Потом уже Иден не думал. Он поднял голову, бросил быстрый взгляд в сторону «мятой рубашки», схватил девушку под руку и стремительно потащил к выходу из зала. Она не успевала за его широким шагом, ему пришлось обнять ее за талию и, чуть приподняв над полом, пронести последние несколько метров. Возле двери Иден схватил с вешалки свою кожаную куртку, вытолкнул девушку из зала, последний раз пробежал взглядом по гостям, убеждаясь, что никто не обратил на них внимания, и тихо прикрыл дверь. Мальчик на сцене как раз заканчивал стонать про очертания сердца.


В такси они молчали. Лору будто окатило холодным душем, она смотрела в окно на вечерний Лондон, и лихорадочно соображала, как ей выпутаться из сложившейся ситуации.

Все шло наперекосяк с самого начала вечера. Майкл опоздал. В такси в перерывах между объяснениями, кто есть кто на предстоящем мероприятии, он попытался залезть ей под платье. После того, как Лорелея сообщила, что специально для таких персонажей носит с собой электрошокер, он перестал распускать руки. Но от похотливых взглядов шокер не спасал. Все-таки из всего потока свалившейся на нее информации Лора сумела запомнить, что они едут на свадьбу писателя Шейна Тейлора. Также в мозгу отложились некоторые подробности его знакомства с молодой супругой и семейное древо обоих.

Как раз к семейному древу невесты и принадлежал высокий широкоплечий мужчина с татуировками на руках, доходящими до локтей и прячущимися в рукавах рубашки. Лора увидела его сразу. Только войдя в зал, она наткнулась взглядом на мрачного гиганта, с безразличным видом прокручивающего в пальцах ножку бокала. Бокал выглядел до смешного маленьким в этой большой ладони. Черная рубашка натянулась на груди и плечах, не оставляя простора воображению. Тогда Лоре пришлось отвернуться, ее представляли молодоженам, но впоследствии она исподтишка наблюдала за мужчиной.

Он был и в самом деле гигант. Но лицо его не было грубым, а даже наоборот. У такого человека оказался неожиданно красивый греческий нос, узкое лицо с высокими острыми скулами, прямые брови, тонкие губы. Мимо него прошли две девицы, и его губы скривились в немного циничной усталой ухмылке. Затем к нему подошла невеста, повисла на мощной шее. Лицо гиганта вдруг просветлело и тогда стало ясно, что это кто-то очень близкий и родной.

И вот сейчас Лорелея ехала с ним в такси. К себе домой. Ну что за дура! Как ее угораздило назвать свой адрес? Она просто ляпнула, не подумав, и стало поздно забирать свои слова назад. Зачем она вообще это делает? Ответ лежал на поверхности. Майкл изначально повел себя как животное, и Лоре захотелось сбежать, несмотря на возможную неоплату вечера и плохой отзыв. С такими мужчинами не хотелось иметь никаких дел. А Иден Уиндэм обладал просто-таки осязаемым магнетизмом. По сути, он повел себя не многим лучше Майкла, но Лора как привязанная пошла за ним. И повезла к себе домой. Дура!

Необходимо объясниться. Сказать, что вообще-то она обычно так не поступает, и в этот раз тоже ни поступит. Она извинится и пожелает ему приятного вечера. Всего-то. Это ведь так просто! Просто открыть рот и произнести несколько слов. Все сразу станет на свои места. Конечно, он расстроится, возможно, разозлится, но на маньяка Уиндэм не был похож, несмотря на весь свой суровый вид. Хотя, как вообще выглядят маньяки? Так, стоп! Не стоит сейчас думать о таких вещах. Но в принципе, если бы природа одарила Лору чуть меньшим количеством мозгов (а их и так не слишком много, как показала практика), она была бы не против оказаться наедине с таким маньяком. Но мозги у нее есть. А значит, надо поговорить.

Лора повернулась к Идену, собираясь заговорить, но наткнулась на задумчивый взгляд серых глаз и снова отвернулась к окну. Она так и не смогла заставить себя произнести хоть слово. Очень сложно признаться человеку в своей глупости, особенно если этот человек влечет к себе, как магнит.

В молчании они доехали до Камдэна (4), такси покрутилось по улочкам недалеко от Риджентс-парка и остановилось возле белого дома с кованным забором и цветами в кадках у входной двери. Лора раскрыла сумочку чтобы достать деньги, но массивная татуированная рука уже протянула водителю купюру, зажатую между пальцев. Ну вот, теперь она ему еще и должна. Лора вышла из машины и быстро прошла по тротуару, не оборачиваясь, с напрасной надеждой, что Иден Уиндэм не пойдет за нею. Конечно, он не отставал. Но держался на почтительном расстоянии одного шага. Лора дрожащими руками достала ключи, взбежала на крыльцо и прокрутила замок. Она спиной чувствовала, что мужчина неподвижно стоит на нижней ступеньке. Еще оставался шанс решить вопрос культурно, но девушка упустила и его. Она открыла дверь, шмыгнула внутрь и быстро захлопнула ее за собой, щелкнув замком изнутри. Мужчина остался стоять снаружи.


В первые секунды Иден не понял, что произошло. Он просто стоял, уставившись в закрытую дверь, и не двигался с места. Но секунды шли, и стало ясно, что снова дверь не откроется. Что это вообще значит? А точнее… Какого хрена? Все же было просто прекрасно! В какой момент у девицы случилось помешательство? Иден определенно пропустил этот момент, и сейчас в нем закипала холодная ярость. Перед его носом захлопнули дверь! И закрыли на замок! Захотелось подняться на крыльцо и хорошим ударом ноги высадить дверь с петель. Но нет, он, конечно, не станет это делать. Господи, что за нелепая ситуация! А со стороны, наверное, и вовсе смешная. Но ему сейчас было не до смеха. Несколько раз глубоко вдохнув и с шумом выпустив воздух, Иден тихо выругался и широким шагом пошел вниз по улице.

Так его не обламывали еще ни разу в жизни! Главное не допустить, чтобы об этом узнал Рэннальф. Если Альфи что-то пронюхает, заткнуть его сможет только гробовая доска.

ГЛАВА 2

Ему снился сон. Он, в обмундировании, но без шлема, стоял в обгоревшей комнате, по щиколотку в воде. С потолка на голову капали капли и попадали в глаза. Давно ему не снилось ничего подобного, но в этом сне, по крайней мере, никто не сгорел.

Вообще, в этом не было ничего удивительного. По статистике, Лондонской Пожарной Бригаде поступает четыре сложных вызова в сутки. Но ЛПБ — это понятие общее для пяти округов, состоящих из ста трех пожарных станций. Логично, что эти четыре среднестатистических случая размазаны равномерным слоем по всему городу и попадаются далеко не всем. В остальное время пожарные-спасатели вытаскивают застрявших в лифтах, выезжают на места аварий, проводят инспекции пожарной безопасности и, конечно же, снимают с деревьев мохнатых. Так что в целом работа Идена состояла из огня, мятых машин, глупых людей и котят. В этом мире никуда без котят.

Но вчера именно на его станцию и его смену выпал один из четырех среднестатистических случаев. Выгорела половина частного дома, но все домочадцы спаслись, включая Гектора, аквариумную рыбку. А сейчас во сне Ид снова стоял там, в одной из комнат, сожженных огнем, осматривался вокруг, а на лицо ему капала вода. Одна особо крупная капля упала на щеку и затекла в нос. И Иден проснулся.

Одеяло было мокрым, а с потолка на голову с завидным постоянством лились совсем тонкие струйки воды. Иден резко сел в кровати и огляделся. На часах пять утра, солнце уже пробивается в окно, и хорошо видно, как по всему потолку и обоям растекаются мокрые пятна, а несколько таких же струй, как над кроватью, стекают на пол и мебель.

Твою мать!

Иден резко сдернул одеяло и вскочил на ноги… прямо в огромную лужу. До щиколотки она не доходила, но и без того ситуацию радужной не назовешь. Лужа вытекала из приоткрытой двери в ванную, и от этого наблюдения Иду захотелось завыть. Прошлепав босыми ногами по воде в сторону санузла, он щелкнул выключателем. Прямо по центру помещения с потолка лило, как из крана, открытого на половину мощности. Вот здесь уже в воду погружалась вся стопа, бассейн поднимался до невысокого порога между помещениями, преодолевал преграду и веселым маленьким водопадом стекал в спальню. Иден устало закрыл глаза и прислонился к дверному косяку.

Твою. Мать.

Какая ирония. Устранять потопы тоже входит в обязанности пожарных-спасателей. Иден вернулся к кровати, пробежал глазами по комнате в поисках одежды и тяжело вздохнул. Джинсы он с вечера оставил валяться на полу. Может, этот случай научит его складывать вещи сразу в шкаф? Что вообще положено делать в таких ситуация? Он еще ни разу не был по эту сторону баррикад, обычно спасал людей он, а не наоборот.

Вытянув из шкафа сухую одежду, Иден быстро натянул ее на себя, босиком вышел из квартиры и поднялся по ступенькам. Соседи сверху не открывали. Не было реакции ни на дверной звонок, ни на внушительный стук, от которого менее прочная древесина уже дала бы трещину. Кого в таких случаях вызывать? Пожарников, полицию или медиков? Или всех сразу? Вернувшись к себе, Иден отыскал мобильный, долго пялился в светящийся экран, заставляя уставший мозг быстрее соображать. Точно. Единый номер. Три девятки. Кажется, именно так обычно вызывают на происшествия его самого.


Кое-как потоп удалось устранить. Все оказалось очень прозаично. В квартире сверху никто не умер, принимая ванну, просто хозяйка вечером так торопилась на свидание, что каким-то образом забыла закрутить кран. Как можно забыть закрутить кран? На это вопрос она не ответила. Дама заламывала руки, хлопала глазами и причитала «что же теперь делать?». А ее бойфренд, у которого она, кстати, осталась на всю ночь, метался рядом и матерился. Бойфренда она позвала для поддержки, ей было страшно одной разговаривать с подозрительным типом из квартиры снизу. Она и в лучшие дни при виде Идена старалась обойти его по широкому кругу. То, что он почти всегда ходил в форменной синей куртке с эмблемами Лондонской Пожарной Бригады, даму, видимо, не наводило на мысли о порядочности человека. Синяя куртка в ее сознании не могла затмить эффект шести-с-половиной-футового роста, татуировок и кольца в брови.

На куртки Иден почти не тратился. У него была одна, кожаная, на всякий случай, но и та надевалась редко. За это Альфи называл его жлобом, но сам Ид предпочитал слова «аскетичный» и «практичный». Зачем покупать вещи, которые будут без дела лежать в шкафу, когда верхней одеждой обеспечивала сама Корона? Темно-синие куртки сменяли друг друга по мере необходимости, попутно вселяя в прохожих чувство благоговения к герою общества. Но, видимо, не во всех.

У Идена не хватало сил разговаривать с соседкой и адекватно воспринимать ее словесный поток. Он просто стоял, прислонившись к стене, и тер ладонями лицо. Боже, что за бред! Нужно что-то решить, квартире необходим ремонт и очевидно не за его средства. Что-то покроет страховка, но как потребовать у этой беспомощной идиотки хоть несколько пенсов? Ей самой нужен ремонт, и покруче, чем Идену. Она это понимает, иначе не строила бы из себя непроходимую дуру.

Через несколько часов нужно выходить в ночную смену. Предполагается, что спасатель придет на работу отдохнувшим и готовым к подвигам. Но единственный подвиг, на который он сейчас был способен, это махнуть на все рукой, собрать вещи в мешок и уйти в закат. Именно это он и сделает, по крайней мере, метафорически.

— Замолчите, — устало прогудел Иден, отрывая руки от лица.

Женщина несколько раз моргнула, как рыба открыла и закрыла рот, и замолчала. Ее дружок, однако, не отреагировал, продолжая ходить по гостиной Идена и ругаться. Чья была идея обсуждать ситуацию на территории Ида? Точно не его. Скорее всего, в квартире наверху невозможно было даже находиться.

— Или заткнись, или проваливай, — уже громче рявкнул Иден, чем, наконец, привлек внимание «группы поддержки».

Мужчина замер, напрягся, хотел что-то возразить, но наткнулся на жесткий взгляд и промолчал. Иден продолжал подпирать стену. Хотелось бы присесть, но диван тоже был испорчен. Его любимый диван. Самый лучший в королевстве диванов.

— Как же вы достали, — протянул спасатель, с тоской глядя на мокрые подушки с деформировавшимся наполнителем.

Дружок соседки выпятил грудь, делая шаг вперед.

— Мы здесь не для того, чтобы слушать оскорбления, — высокопарно заявил он.

Иден удивленно вскинул бровь и закусил изнутри щеку.

— Мне нужно извиниться? За то, что пока вы тр… — он поднес к губам кулак и тяжело выдохнул в костяшки пальцев, — …пока вы развлекались, мне на голову лился душ?

Оппонент как-то сразу сник и будто уменьшился в размерах. Лицо соседки несколько раз сменило оттенок от розового до нежно-зеленого. Что с них взять? Ничего. Иден устало провел рукой по волосам, запрокинул голову, посмотрел в потолок.

— Уходите, — проговорил спасатель после паузы. — Занимайтесь своими делами, а я займусь своими. От вас мне ничего не нужно, только оставьте меня в покое.

Дама продолжала стоять на месте, но ее дружка дважды просить не пришлось. Он схватил подругу за руку и вытянул из квартиры, громко хлопнув дверью на прощание.

Оставшись наедине с собой, Иден в очередной раз обвел взглядом комнату, пытаясь оценить ущерб. Гостиная не очень пострадала. Несколько потеков на потолке и стенах, испорченная обивка дивана, вот, в общем, и все. Со спальней дела обстояли хуже. Там вздулось напольное покрытие, отклеились обои вместе с верхним слоем шпаклевки, а сверху пластами отлетели куски штукатурки. В ванной комнате местами откололась старая плитка, что означало ее замену по всей площади. Конечно, страховая кампания еще оценит масштаб катастрофы, но от имеющегося ущерба и предстоящей его ликвидации становилось нехорошо.

Черт бы побрал его доброту! Можно еще подняться наверх и потребовать компенсировать хотя бы диван! Но Иден так не поступит. Не стоит мстить людям за то, что им было хорошо, пока ему было плохо. Даже если люди — полные кретины.

Нужно искать временное жилье. Здесь жить реально, но неприятно. Придя домой хочется расслабиться, а не переступать через строительный мусор и пачкать одежду побелкой. Причем желательно подобрать что-то как можно быстрее. Можно, конечно, заявиться на порог к Рэннальфу и напомнить ему о братской любви. Они всегда ладили, разница в возрасте составляла три года, однако Ральф никогда не пытался отделаться от младшего Идена. Но Идену не хотелось жить у Альфи. У них разное отношение к жизни и рабочие графики.

И тут он вспомнил о сестре. О теперь уже замужней сестре, которая, как порядочная женщина, переехала под крышу мужа, а свою квартиру собиралась сдавать внаем. И буквально завтра Мистраль отбывает в свадебное путешествие по Европе, поэтому действовать нужно быстро.

Все-таки хорошо иметь обширную родню! Иден вытянул из кармана мобильный и набрал номер, надеясь, что его «инвестиции в будущее» окупятся. Он долгие годы служил для Миры спасательной шлюпкой, она в любое время дня и ночи могла возникнуть у него за дверью в самом разобранном из своих состояний, а Иден неизменно собирал ее по кускам.


Сейчас Мира даже не дослушала до конца фразу, а уже командовала Шейну, чтобы тот быстро метнулся в Мертон, на станцию Идена, и отдал ключи. Потому что бедный большой медведь после ночной смены захочет выспаться, а ему будет негде. В этот же вечер Ид стал временным хозяином уютной мансарды в Шордиче. Плевать, что от Шордича до станции в Мертоне около часа езды, придется раньше вставать и выходить из дома. Зато там есть кровать, большие окна, выход на крышу и диван.

ГЛАВА 3

Иден вышел из метро на станции «Олд Стрит» и, не дожидаясь автобуса, пешком пошел по разукрашенному в стрит-арт вечернему Шордичу. На плече висела большая спортивная сумка с вещами, переезд занял больше времени, чем планировалось. Три выходных дня из четырех ушли на то, чтобы как-то начать разгребать вылившиеся на голову проблемы. В прямом смысле.

Приходил страховщик, долго осматривал квартиру, фотографировал, и ушел с обещанием подсчитать все как можно быстрее. Затем явился строитель. Так же, как и страховщик, побродил по комнатам, почесывая заросшее лицо, сделал пометки в блокноте и скрылся, сказав, что «все будет в лучшем виде». Этот субъект напомнил о себе в тот же вечер, прислав список необходимых материалов. А следующие два дня Иден провел в рейде по строительным магазинам. Наконец, сегодня вечером он забросил все необходимое в сумку и уехал из Мертона. У него оставался еще один выходной, очень хотелось провести его, спокойно деградируя перед телевизором.

По вечерам в Шордиче кипела жизнь. Район галерей и ночных клубов когда-то был настоящим дном Лондона. До тех пор, пока его не облюбовали сначала художники, потом хипстеры, и не сделали творческим местом. По улицам сновали люди, вывески зазывно светились, приглашая зайти в то или иное заведение. Иден решил пройтись пешком, чтобы лучше узнать этот район. Он бывал здесь раньше, в Шордиче располагался их семейный бизнес, клуб «Мистраль». Но Ид не слишком интересовался его делами. Он просто знал, что клуб цветет, и этого было достаточно. Кроме процентов, которые спасатель получал от дела, с музыкой он не имел больше ничего общего. Вообще.

Решив сократить путь до нового жилища, Иден свернул на менее оживленную улицу. Оттуда нужно было пройти особо сомнительный узкий переулок, по обе стороны которого тянулись глухие кирпичные стены в граффити. Именно вначале этого переулка он замер, как статуя.

Там уже были люди. Четверо. Три парня окружили и прижимали к стене кого-то маленького, за ними можно было рассмотреть только голые ноги ниже колена, обутые в хорошие спортивные кроссовки. Троица смеялась и глумилась, эхо от их голосов отбивалось от стен и звучало как раскаты грома.

Только этого не хватало… Но Иден с детства усвоил, что маленьких обижать нельзя, а характер (этот ужасный, ужасный характер) не давал пройти мимо. Если человек рожден для какого-то дела, то оно преследует его всю жизнь, не давая отступить. Даже в законный выходной!

Иден с глухим стуком сбросил сумку с плеча, снял куртку, отправил ее вслед за сумкой, и быстро оценил обстановку. Дольше раздумывать он не стал. Тихо подкравшись к увлеченной компании, Ид схватил за шкирку самого здорового, оттащил от неизвестной жертвы и, крутанувшись вокруг своей оси, с силой впечатал того в стену. Нападать всегда лучше внезапно. Здоровяк, не ожидавший такого удара судьбы о рыжий кирпич, глухо охнул и медленно сполз вниз.

Но дальше ситуация обострилась. Второй из троицы уже летел на спасателя, с рыком выбрасывая вперед кулак. Иден успел поднырнуть под руку, уклоняясь от нападения, и нанес один за другим два удара: по корпусу и в нижнюю челюсть. Челюсть вообще очень уязвимое место. От удара по ней сотрясается мозг, наступает дезориентация в пространстве, потеря сознания. Парень как подкошенный рухнул на землю, но этого Ид уже не заметил.

Ему на спину прыгнул третий, прижимая руки к телу и пытаясь повалить. Глупо, очень глупо. Поговорка про шкафы, которые громко падают, в данном случае не работала. Иден не растерялся и зацепился подъемом стопы за щиколотку парня, не давая бросить себя на землю. Потом отогнул мизинец в захвате нападавшего, и выгнул под неестественным углом. Парень взвыл, попытался отскочить, но Ид держал крепко. Он развернулся, выворачивая руку противника и укладывая того под ноги. Придавив его коленом, Иден несколько раз ударил по темени, пока парень не затих.

Резко поднявшись на ноги, он обернулся, оценивая ситуацию. Первый здоровяк уже немного оклемался от встречи с кирпичной кладкой и поднимался с земли, но, наткнувшись на стальной взгляд, стал пятиться назад так быстро, насколько позволяло здоровье. Через пару метров он развернулся и на полусогнутых бросился бежать. Только тогда Иден расправил плечи и выдохнул.

Поискав глазами объект своего альтруизма, он увидел девушку, прижавшуюся к стене и закрывшую рот ладошкой. В потемках переулка можно было рассмотреть широкую майку до середины бедра, шорты до колена и белые кроссовки. В руке она судорожно сжимала маленький рюкзак. Волосы собраны в какой-то неаккуратный клубок на макушке, на лице выделялись большие квадратные очки. По тому, как она неподвижно стояла и не пыталась убежать, можно было сделать вывод, что у нее шок. Какого черта эта эльфийка шатается по подворотням Шордича в такое время?!

Пришло ощущение боли в кистях, тело начинала бить дрожь от целого коктейля выброшенных в кровь гормонов, но Иден нашел в себе силы удержаться на ногах. Вместо того, чтобы рухнуть на землю, он подошел к застывшей девчонке, схватил за предплечье и поволок прочь из переулка, по пути прихватив свою сумку с курткой. Оказавшись под ближайшим фонарем, Иден развернул жертву к себе, пригнулся и уперся ладонями в колени, заглядывая ей в лицо.

— Ты в порядке? — успел спросить он, прежде чем его накрыло смутное узнавание.

Волосы в неаккуратном клубке оказались рыжие, оттенка жженого сахара. Короткие воздушные пряди, не попавшие в прическу, вились облаком вокруг маленького точеного личика. За стеклами больших квадратных очков ошеломлено смотрели зеленые глаза с черными стрельчатыми ресницами.

Нет. Нет и нет! Это шутка. Идену просто не могло так «повезти»!

— Ты? — только и смог выдохнуть он после паузы.

Рыжая демонесса, которая сейчас была похожа скорее на школьницу-отличницу, ошарашено кивнула, во все глаза глядя на Идена.

Иден выпрямился, схватился руками за голову и растерянно посмотрел по сторонам. Так не бывает. Так просто не бывает! А он надеялся, что больше ничто не напомнит про тот эпизод в его биографии! И вот, пожалуйста, Рыжая собственной персоной стояла перед ним. Правда, от той эффектной красотки остались, пожалуй, только волосы и глаза. Ну и, возможно, тонкая фигурка с округлостями в стратегически важных местах, скрытая под длинной полосатой майкой. Хотя, кто знает? Может и фигура была ненастоящей? Иден тяжело уронил руки и снова заглянул девице в лицо.

Что бы он сделал, если бы знал, кого отбросы из подворотни прижали к стене? Прошел бы мимо? Нет, не прошел бы. Если бы он так поступил, совесть сожрала бы его живьем. Чертов характер!

Но сейчас она жива, свободна, и может идти. Куда хочет. Хоть в ад. Иден развернулся и быстрой пружинящей походкой стал удаляться в сторону дома Мистраль.


Лора во все глаза смотрела, как ее спаситель уходит, и в ее тело внезапно стала возвращаться жизнь. А вместе с нею безотчетный страх, паника, и сильнейший озноб. Он не может уйти! Только не сейчас! В данный момент Иден Уиндэм был как луч маяка в этом чертовом Шордиче!

Она не сразу узнала его в той потасовке. Вообще, ей стоило броситься бежать, как только она почувствовала, что свободна, но предательское тело не слушалось. Это было сродни реакции утопающего. Утопленники не ведут себя так, как в кино. Кричать невозможно, размахивать руками невозможно, ноги сковывает параличом. Все, что может делать человек, это держать тело вертикально в воде и хватать ртом воздух, если удается оттолкнуться кончиками пальцев от дна водоема. Примерно так же чувствовала себя Лора, прижавшись к разрисованной в граффити стене и широко раскрытыми глазами глядя на происходящее вокруг.

Она уже много лет спокойно ходила по Лондону, знала много мест и ориентировалась без помощи карты, и никогда не задумывалась, что с нею может случиться нечто подобное. Ей просто не приходило такое в голову. О таких вещах читаешь в книгах, смотришь в новостях, но всегда кажется, что это происходит где-то в параллельной вселенной. И ничего подобного не ждешь. А оно приходит. И тогда мозг в панике бьется о стенки черепа, но не может найти выход.

Когда ее придавили к стене три пары сильных рук и стали шарить по телу, зажимая при этом рот, она с ужасом осознала, что это конец. И вдруг один из мерзких типов отлетел в сторону, стало легче дышать. Сразу после этого пространство вокруг освободилось, а в центре переулка кто-то большой хорошо поставленными движениями укладывал обидчиков одного за другим. Единственная черта, которая напомнила Лоре о «свадебном» знакомстве, были связанные в пучок волосы на затылке. Ну и еще в потемках можно было увидеть забитые татуировками руки. Она помнила Идена Уиндэма одетого в классическую черную рубашку, брюки и туфли. Этот же громила с почти лысыми висками был в обычной футболке, огромных джинсах и растоптанных кедах. И, тем не менее, это был Уиндэм.

Как он здесь оказался, Лора не думала. В голове на повторе крутилась мысль «Слава богу! Слава богу!». А сейчас он ушел. И вокруг снова стало мрачно и страшно. Лорелея затравленно посмотрела по сторонам. Ее обходили редкие прохожие, от которых девушка в испуге отшатывалась в сторону, все еще прижимая к себе рюкзак. Она не может оставаться здесь одна. Лучше бы он сразу ее добил, чем бросил вот так!

Эта мысль придала сил. Лора на ватных ногах сорвалась с места, бросившись догонять гиганта, пока тот не успел уйти слишком далеко. С разбега влетев в каменную спину, девушка судорожно вцепилась руками в сильное предплечье. Эту хватку сейчас не смог бы разомкнуть даже сам Уиндэм.

— Подожди, — запыхавшись, выдохнула Лора, приноравливаясь к широкому шагу. — Иден, постой!

Он остановился и круто развернулся, от чего девушка чуть не упала, но продолжала держаться за руку, как обезьянка, обнимающая ствол дерева. В нее нацелился колючий взгляд серых глаз. Этот взгляд сейчас был ничуть не лучше чем те, которые бросали ублюдки в переулке, но Иден уже успел зарекомендовать себя, как человек другого сорта.

— Не бросай меня! — выпалила девушка.

В голосе была паника. Если он стряхнет ее с руки и снова уйдет, ее захлестнет истерика. От этого состояния ее пока удерживала одна-единственная преграда. Которая сейчас стояла неподвижным изваянием и сверлила Лорелею злым взглядом.

— Чего ты хочешь? — наконец прогудел Иден Уиндэм недовольным баритоном, пытаясь выдернуть свое предплечье из захвата. Не вышло. Судорожно сжатые пальцы очень сложно расцепить, они становятся каменными.

— Я не знаю, — почти шепотом выдавила Лора, и снова затравленно посмотрела по сторонам. — Просто, не уходи…

Шли секунды, Иден смотрел на нее и, похоже, что-то обдумывал. Серьезно обдумывал. Лора практически видела, как он мысленно кладет на чаши весов доводы «за» и «против». Он снова попытался выдернуть руку, и снова безуспешно. Девушка подозревала, что при желании такой медведь смог бы высвободиться, но какой-то внутренний стержень не позволит ему сделать ей больно.

Лора уловила тот момент, когда он сдался. Выражение аскетического лица с острыми скулами неуловимо изменилось, как будто рябь прошла по воде. Девушка буквально почувствовала, что теперь уже можно разомкнуть пальцы, но продолжала цепляться за спасателя.

Иден воздел глаза к небу, набирая полную грудь воздуха, и медленно выдохнул сквозь стиснутые зубы.

— А-а-а чтоб тебя… — прорычал он, и снова двинулся по тротуару, уже не пытаясь вырваться из захвата.

Так они и шли: могучий буксир, тянущий за собой прогулочную яхту.


Отперев дверь, Иден втащил Рыжую в квартиру, попутно швыряя брелок с медведем в специально поставленную для этого вазу. «Мы ответственны за тех, кого приручили». Эта фраза из детской книжки относилась не только к котятам и щенкам. Лучше всего было бы вызвать девице такси, усадить ее в машины и помахать вслед. Но глядя в эти огромные глаза, полные паники и отчаяния, Иден понимал, что не сможет так поступить. Он не разожмет ее пальцы, не выдернет свою руку, на которой (как ни странно) скорее всего, останутся синяки, и не прогонит девчонку. А что с нею делать, он не знал.

Выход казался простым и глупым. Квартира Миры была совсем недалеко, оставалось буквально несколько минут ходьбы. Рыжей нужно успокоиться. Посидеть, подумать и успокоиться. Это значило, что придется и дальше терпеть ее общество, но куда еще Иден должен был ее деть?

Карма — штука упругая. Вот только Ид никак не мог понять, кому он, по сути, неплохой парень, мог так испортить жизнь. За какие заслуги его изо дня в день штормит из одной передряги в другую? Он добрый человек, даже к незаслуживающим этого людям. Терпеливый. Занимается благородным делом. Что не так? Или грехи тянутся еще из прошлой жизни?

Иден включил свет и запер дверь на замок. Не глядя на Рыжую, прошел в спальню, бросил на пол сумку и вернулся в гостиную, плавно переходящую в маленькую кухню. Девица все еще стояла возле двери, озираясь по сторонам. Она странным образом не сопротивлялась и не задала ни одного вопроса, когда он тянул ее по улице. Просто приспособилась к его шагу и позволяла себя вести. И даже сейчас в ее глазах не было страха, только любопытство. Ну что за дура! А если бы он собирался привязать ее к кровати и устроить оргию?

— Что это за место? — тихо спросила Рыжая, делая несмелый шаг от двери.

Неужели, здравая мысль!

— Я здесь временно живу, — пробурчал Иден, прошагав к кухонной зоне и заглянув в холодильник. Три яйца, стакан молока, хвост колбасы и упаковка пива. И яблоко. Нужно было заглянуть в супермаркет, но три придурка в переулке перетасовали ему планы.

— Есть хочешь? — мрачно спросил Иден, выглядывая из-за двери холодильника.

Рыжая отрицательно мотнула головой. Ид взял яблоко, с шумом захлопнул дверцу и уставился на девицу колючим взглядом, подперев плечом холодильник

— Что делать думаешь? — спросил он, откусывая сразу половину яблока.

Она сделала еще несколько несмелых шажков и медленно опустилась на край дивана.

— Не знаю, — почти шепотом проговорила девушка, опуская взгляд на колени и нервно закладывая за ухо короткую рыжую прядь.

— Класс, — прямые брови Ида сошлись на переносице в одну линию. — Посиди, подумай, а потому я вызову такси.

Рыжая голова резко вздернулась вверх, глаза за квадратными очками сделались размером с чайные тарелочки.

— Нет! — выпалила она, сжимая лежащие на коленях руки в кулаки.


Иден отбросил в раковину огрызок и стал медленно надвигаться на нее.

— Ты нормальная? — спросил он, вздергивая бровь. — На всякий случай, если ты не заметила, напомню, что я сильнее тебя и выше на полторы головы. А там, — он ткнул в сторону приоткрытой двери, — находится спальня. Помнится, ты не слишком хотела оказаться со мной в такой обстановке.

Девушка продолжала смотреть на него во все глаза. Сейчас до нее дойдет смысл, она подпрыгнет с дивана и улетит, сверкая задниками своих спортивных кроссовок.

— Прости, — сдавленно выдавила Рыжая после непродолжительного молчания. — Прости за тот раз. Можно, я останусь? Не прогоняй меня. Ты даже не заметишь, что я здесь.

Лицо Идена претерпело сразу несколько изменений. Сначала оно удивленно вытянулось, потом спасатель устало закатил глаза. Ну что за вечер! Карма — штука упругая. Вспоминай, Иден, вспоминай, кого ты так достал!

Он резко отшатнулся от девицы и размашисто прошагал в спальню, громко хлопнув дверью. Пусть делает, что хочет. Взрослая. Он ничего ей не должен. Иден сейчас просто ляжет спать и пожелает, чтобы все закончилось. Если ему повезет, то утром ее здесь уже не будет.

Прислонившись спиной к закрытой двери, Ид тяжело вздохнул и закрыл глаза. Рыжей нужно как-то спать. Наверное, у Миры здесь должен быть какой-то плед или что-то вроде того. Оторвавшись от двери, он подошел к комоду и стал поочередно открывать полки. Пусто, сестра вывезла все. Но вот взгляд упал на закрытые ниши в основании кровати. Нагнувшись и открыв дверцу, Иден вытянул мягкий шерстяной клетчатый плед, там же обнаружилась маленькая подушка. Круто.

Схватив все это добро в охапку, Иден с размахом открыл дверь, обнаружив гостью все в той же позе сидящую на диване. Девушка будто приросла к месту, даже руки на коленях лежали точно так же. Прошагав к ней, спасатель сбросил на диван постельные принадлежности и снова удалился, хлопнув дверью. Но и сейчас он не мог рухнуть в кровать и расслабиться. Рыжей нужно будет переодеться. Почему он должен об этом думать? Он ее не звал, ему не обязательно быть гостеприимным хозяином. Хотя, стоп. Это сам Иден притащил ее сюда. Раньше надо было думать!

Подняв с пола сумку, он расстегнул замки и вытряхнул на кровать все содержимое. Порывшись в куче одежды, Ид выудил самую старую свою футболку и спортивные штаны на завязках. В пару шагов оказавшись возле двери, он снова открыл ее, на этот раз застав девицу, медленно разворачивающую плед. Очень хорошо, значит, она в состоянии сама о себе позаботиться. Проследив, за ее движениями, Иден скомкал одежду и замахнулся.

— Лови, — бросил он, прежде чем кинуть Рыжей сначала штаны, а следом футболку.

С чувством выполненного долга он снова захлопнул дверь.


В Лору прилетели по очереди два кома каких-то тряпок и глухо упали на пол. Хлопнула дверь, снова стало тихо. Девушка кожей чувствовала исходящее от Уиндэма раздражение, но оно было предпочтительнее одиночества в пустой квартире надвигающейся ночью. Ее пугала уже одна только мысль о том, чтобы сегодня остаться одной. А так за дверью будет спать мужчина. Большой, сильный, надежный. Правда, очень раздраженный и саркастичный, но она это заслужила.

Лора, нагнувшись, подняла с пола тряпки, оказавшиеся серыми спортивными штанами и хорошо поношенной майкой какого-то грязно-болотного цвета. Надо же! Он подумал даже об одежде. Уставившись взглядом в закрытую дверь спальни, девушка замерла и прислушалась. Оттуда не доносилось ни единого звука. Выждав несколько минут, Лорелея потянула за край своей полосатой майки, и быстро сбросила ее на диван, тут же нырнув в мужскую футболку. Снова оглянулась на дверь, и, убедившись, что там так же тихо, девушка сняла джинсовые шорты, влезла в спортивные штаны… И озадачено уставилась на их край в своих руках. Даже если до предела затянуть завязки, штаны все равно упадут с бедер на пол серой лужицей.

Лора озадачено прикусила нижнюю губу, снова покосилась на дверь, вздохнула. В принципе, футболка доходила ей почти до колена и могла служить платьем. Может, ничего страшного, если она останется только в ней? Аккуратно сложив штаны и оставив их на журнальном столике возле дивана, девушка молниеносно нырнула под плед, накрывшись им до самого подбородка. Ах да, свет. Нужно еще пробежать и выключить свет. Но Иден, скорее всего, уже спит и не собирается внезапно распахнуть дверь и застать ее в компрометирующем виде.

Он вообще достаточно скромный, несмотря на свою эффектную внешность. С таким ростом, широкими плечами, греческим профилем и горящими глазами он вполне мог бы пачками укладывать девушек в постель. Они бы сами укладывались, ему не пришлось бы даже прилагать усилий. Лора могла только представить, какие мышцы прячутся под большой длинной футболкой. Но Уиндэм держался отстраненно. И не только сейчас. С той свадьбы он мог увести под руку любую женщину, но обратил внимание лишь на платиновую блондинку (скорее всего родственницу), и на саму Лорелею.

Лора подняла глаза к потолку, посмотрела на светящуюся люстру. Нет, так спать определенно нельзя. Отбросив плед, девушка проворно подбежала к выключателю, не глядя стукнула по нему и снова метнулась на диван. Вот, теперь можно успокоиться. Из больших арочных окон в мансарду проникал свет уличных фонарей и хорошо освещал помещение. Так было даже лучше, темнота пугала. Лорелея сняла очки, потянулась и оставила их на столике. Распустила волосы, короткие рыжие пряди упали на подушку. Девушка покрутилась, устраиваясь удобнее, подоткнула плед со всех сторон, чтобы ни один участок голых ног не выглядывал наружу и, наконец, закрыла глаза.

Первые минуты казалось, что заснуть она не сможет. Слишком много мыслей и воспоминаний роилось в голове. Но через какое-то время усталость взяла свое, и Лора забылась глубоким сном без сновидений.

ГЛАВА 4

Яркий свет утреннего солнца падал в окна мансарды и заливал собою комнату. Иден лежал, уткнувшись лицом в подушку, но один, самый наглый луч все-таки попадал точно в глаз, что делало дальнейший сон невозможным. Парень поморщился, перекатился на спину и уронил на лицо руку, локтем заслоняя глаза от света. Если он хочет здесь жить, придется завесить окно тряпками. Сейчас не больше шести утра, а спать уже невозможно, и это при том, что сегодня последний выходной перед работой. План по его проведению уже нарушается, учитывая, что выспаться не удалось.

Иден одним движением сорвал с себя одеяло, спустил ноги с кровати, потер глаза. Он не сразу обратил внимание на ноющую боль в костяшках пальцев. Они были содраны и саднили при каждом движении. Вот, значит, как. Вчера его не слишком волновала эта проблема, у него была другая. Немногим больше, называлась «заноза в заднице». И если память Идену не изменяла, сейчас она спала за стенкой. Оставался только один вариант это выяснить.

Встав с кровати, спасатель прошлепал к двери, тихо ее приоткрыл и на цыпочках прошел к дивану. Да, так и есть. Она не исчезла от одного только мысленного пожелания. Видимо, фея-крестная Идена взяла выходной. Рыжая лежала, обняв подушку, голова повернута к спинке дивана. Волосы цвета жженого сахара разметались по шее, подушке и подлокотнику. Короткие волосы. Настолько короткие, что едва доходили до плеч. Даже здесь обман!

Взгляд Идена скользнул ниже. Плед частично съехал с края дивана, большая футболка чуть задралась вверх и его взору открылась голая нога. Вся. От маленькой пятки до просто восхитительной округлости, прикрытой черным кружевом. Очень красивая нога! Такой ноге не нужна дополнительная тренировка, она уже совершенна. Так вот, значит, чего он лишился тогда, на пороге ее дома! Ну, по крайней мере, хоть в этом демонесса не ввела спасателя в заблуждение.

Иден резко втянул в себя воздух и прошелся пятерней по волосам. Душ. Ему нужен душ. Сейчас. Пробежав быстрым взглядом по комнате, он нашел свои серые спортивные штаны на кофейном столике, подхватил их и стремительно метнулся к двери ванной, не слишком аккуратно закрыв ее за собой. Он больше не боялся разбудить Рыжую. Пусть просыпается и бежит отсюда как можно дальше.


Девушка сквозь сон услышала звук закрывающейся двери. С трудом разлепив веки и уткнувшись взглядом в спинку дивана, Лора несколько раз моргнула и нехотя развернулась. Жутко болела спина, почему-то ломило шею. Пару мгновений девушка непонимающе смотрела по сторонам, прежде чем вернулась память. Компания американских туристов, Шордич, клуб, переулок… Иден Уиндэм! Это его квартира, и это от его дивана при каждом движении болит шея. И если уж выстраивать логическую цепочку до конца, то звук льющейся воды где-то неподалеку мог значить, что гостеприимный хозяин уже проснулся.

Эта мысль отрезвляла. Лора метеором соскочила с дивана, но посмотрев вниз и увидев свои голые ноги, снова упала на мягкую обивку, набрасывая на себя плед. Очень вовремя, потому что за стенкой перестала литься вода. Девушка откашлялась, постаралась пригладить растрепанные волосы и степенно сложила руки на коленях. Постаравшись придать лицу самое безразличное выражение, на которое была способна, Лорелея принялась ждать.

Через несколько бесконечных минут дверь открылась, и Лора внезапно забыла о такой важной функции организма, как дыхание. Глаза девушки больше не подчинялись командному центру, она не могла заставить себя отвернуться. Из ванной вышел греческий бог. Представление Лоры о том, что скрывала большая футболка, меркло по сравнению с реальностью. Весь он состоял из рельефа мышц и тестостерона. Сильные плечи, широкая грудь, восемь четко-очерченных кубов. Не шесть, как это бывает, а все восемь! Узкая талия переходила в узкие бедра, на которых очень низко сидели серые спортивные штаны. Лора сглотнула. Ей очень захотелось потянуть за завязки на этих штанах, от чего ее удерживала только девичья скромность. Весь торс Идена был разукрашен в узоры татуировок, заходя на жилистую шею и спускаясь все туда же, в кромку штанов. Татуированные рукава огибали мускулистые руки и плавно переходили куда-то на спину, пока недоступную взгляду Лорелеи. Вишенкой на торте выступали мокрые вьющиеся волосы по длине чуть ниже небритого подбородка, переброшенные на одну сторону и отрывающие почти лысый висок.

Иден замер на пороге ванной. Когда он поймал на себе ошеломленный взгляд зеленых глаз, его губы скривились в ироничной ухмылке.

— Мне покрутиться? — спросил он, вскидывая прямую бровь.

Лора что-то сдавленно пискнула, что можно было расценить как утвердительный ответ. Иден хмыкнул, и больше не глядя на нее, прошел к кухонной зоне, открывая девушке вид на божественную спину. Спину с каменными трапециями и «крыльями». О боги! Глядя на него, Лора ждала, что вот-вот услышит поблизости хор ангелов.

Ее спаситель же продолжал игнорировать гостью. Будто забыв о ее присутствии, он стал возиться с кофеваркой, засыпая кофе, наливая воду, подставляя чашки…

— Все рассмотрела? — внезапно услышала девушка спокойный голос.

Что на это ответить? Нет, продефилируй мимо меня еще раз?

— Да, спасибо, — обронила Лора, поднимаясь с дивана и заворачивая себя в плед.

Иден все с той же кривой ухмылкой обернулся к ней через плечо (мышцы спины при этом заходили под кожей) и бросил оценивающий взгляд.

— Не утруждайся, — хмыкнул он, глядя на клетчатый плед. — Я тоже уже все рассмотрел.

Девушка открыла рот, чтобы что-то ответить, но тут же ошеломленно его захлопнула, и бросилась в ванную, прихватив по пути свои шорты. Плед она, естественно, не сбросила.


Утро стало приобретать позитивную окраску. Холодный душ смыл часть раздражения, и сейчас стоя в кухне и занимаясь приготовлением кофе, Иден думал о двух разных женщинах в одном теле. Одна была неприступной и сногсшибательной, а вторая простой и забавной. То, с каким безыскусным выражением лица Рыжая рассматривала его тело, Идена и в самом деле повеселило. Никаких косых взглядов, зазывного хлопанья ресницами, соблазнительного мурлыканья… Только отвисшая челюсть и зеленые глаза, раскрытые на пол-лица.

Иден подошел к холодильнику, достал два яйца. Нашел в шкафу батон для тостов, включил плиту. Придется покормить девицу, не выставлять же из дома вот так просто. Тем более, что он снова пришел в хорошее расположение духа и вполне может быть любезным. Они еще могут расстаться мирно.

К тому времени, как Рыжая несмело вышла из ванной уже в своих шортах, но все еще в футболке Идена, завтрак из тостов, яичницы и кофе был на столе. Девушка надела очки и сейчас осторожно подходила к спасателю. Так обычно приближаются к незнакомой собаке с желанием ее погладить. Для завершенности метафоры ей оставалось только предостерегающе выставить вперед руку.

— Я взяла твою расческу, — опустила она глаза, и тут же добавила скороговоркой: — но я ее сразу помыла.

— Хорошо, что только расческу, — пробурчал Иден, усаживаясь за стол и запихивая в рот сразу всю яичницу.

Только сейчас девица увидела завтрак. Кажется, она удивилась двум порциям. Не спрашивая разрешения, Рыжая скользнула на край свободного стула и медленно придвинула к себе тарелку, ухватившись за нее двумя пальчиками. Точно, ведет себя как с незнакомой собакой. Иден похрустел тостом, взял свой кофе. Откинувшись на спинку стула, он стал внимательно ее рассматривать. Выглядела девушка сейчас ужасно милой. Волнистые волосы доходили до плеча и рыжим вихрем обрамляли маленькое личико с огромными квадратными очками. На носу пробивалась россыпь веснушек, которые в прошлую их встречу тщательно спрятали под макияжем. Ворот футболки Идена был ей настолько широк, что съезжал вниз, оголяя белое плечико и хорошо очерчивая женственные формы. На них взгляд спасателя задержался чуть дольше, а потом метнулся к глазам за квадратными очками. Рыжая не смотрела на него, аккуратно надламывая тост и запивая его кофе. Она явно чувствуя себя неловко. Хоть какая-то компенсация за все причиненные неудобства.

— Что стало с волосами? — спросил Иден делая глоток и глядя на девушку поверх чашки.

Рыжая обманчиво безразлично пожала плечами.

— Мне вклеили в них жвачку.

Иден удивленно уставился на нее, ожидая какого-то продолжения, но его не последовало. Одно он мог сказать точно: ей было не все равно. Идену и самому было не все равно. Этот огненный «водопад» он не забыл бы, даже если бы очень захотел.

— Сочувствую, — прогудел он в свой кофе после паузы. — Ну и как зовут тебя, несчастье?

Рыжая, наконец, оторвала взгляд от тарелки и посмотрела на Идена из-под бровей. В глазах цвета зеленого янтаря отразилось сомнение, на несколько мгновений наступила тишина.

— Лора, — наконец буркнула она. — Лорелея Гамильтон.

Брови Идена удивленно поползли на лоб.

— Лорелея?

— Да, — обреченно кивнула девушка.

— Как у «Скорпионс»? — спросил спасатель, отставив кружку и скрестив руки на груди.

— Только не пой.

Парень коротко хохотнул, но вот взгляд его изменился, потеплел…

— «Лорелея»… — вполне попадая в ноты, затянул Иден, с чувством глядя Лоре в глаза.

— О нет.

— …«Каким же дураком я был!»…

— Заткнись.

— «Потому что верил каждому твоему слову»…

— Замолчи, Уиндэм, — нацелился на Идена маленький пальчик.

— …«И сейчас мне интересно, почему»…

— Ты достаточно развлекся?

— …«Лорелея» (5) — закончил петь Иден. — Да, теперь достаточно. Символично, правда?

Лора закатила глаза и потянулась к своей чашке. Ее неловкость прошла, как не бывало, по лицу было видно, что она готова отвесить Идену затрещину.

— Да-да, ситуация глупая. Но я извинилась!

— Это не восстановило мое самолюбие… Лорелея, — ухмыльнулся парень.

— До конца жизни будешь вспоминать?

Иден пожал плечами, вставая из-за стола.

— Нет. Раз уж ты позавтракала, то тебе пора. После твоего ухода я все забуду.

Девушка как-то вдруг изменилась в лице, плечи ее напряглись, чашка замерла на полпути ко рту.

— А сколько времени?

— Что-то около семи, — ответил Ид.

— Черт! — воскликнула Лора, подскакивая со стула. — Они меня убьют!

Иден проследил за тем, как она метнулась к дивану, рухнув на него и потянувшись к своим белым кроссовкам.

— Кто? — заинтересованно спросил парень.

— Не важно, — выпалила Рыжая, скручивая волосы в конский хвост.

Она подхватила свой рюкзак и уже кинулась к выходу, но на самом пороге остановилась, развернулась и скользнула по Идену прощальным оценивающим взглядом.

— Черт, Уиндэм, когда будешь делать визитки, дашь мне одну? — внезапно спросила она.

Брови спасателя сошлись на переносице.

— Визитки? — непонимающе спросил он.

— На которых будет написано «Иден Уиндэм, бог» — задорно улыбнулась девушка.

С этими словами она скрылась за дверью, так и не увидев, как лицо Идена просветлело, и он рассмеялся.

* * *

На журнальном столике лежал незнакомый мобильник и знакомая полосатая майка. Иден увидел их не сразу. Сначала он заварил себе еще литр кофе, прошел к дивану, рухнул на него и включил телевизор, надеясь на спокойный выходной. И вот когда Ид уже забрасывал огромные босые ступни на столик, взгляд его упал на два предмета. Знакомую полосатую майку и незнакомый телефон.

Не нужно быть ясновидящим, чтобы понять, чей это мобильник. И уже от одной этой мысли перспектива спокойного выходного начинала трескаться, как старая глина. Иден перевел взгляд на телевизор в попытке игнорировать посторонний предмет. Возможно, если туда не смотреть, то можно забыть о его существовании? Но нет. Реклама стирального порошка не смогла отвлечь внимание, и хмурый взгляд серых глаз снова оказался устремлен на телефон.

Нужно его вернуть. Без мобильника она будет, как без рук, это очевидно. Каждый современный человек без телефона чувствует себя голым. Но, возможно, она сама вернется? Конечно, вернется. А до того проведет весь день без связи. А вдруг связь ей нужна? Иден изо всех сил душил в себе рыцарский порыв, но порыв оказался сильнее его. Сдавшись примерно через десять минут борьбы, Ид потянулся за мобильником и нажал на кнопку разблокировки. Никаких паролей и отпечатков пальцев. Экран загорелся, приветствуя парня карикатурным изображением карты Лондона.

Как вернуть вещь человеку, не зная где его искать? Сегодня среда и теоретически обычные обыватели с нормальным рабочим графиком трудятся на своих рабочих местах. Нажав на журнал вызовов, Иден сделал глоток горячего кофе, не отрывая взгляд от экрана. Было что-то личное в том, что он копается в телефоне Рыжей, и не важно, что он всего лишь хочет найти хоть кого-то, кто скажет о ее месте нахождения. Глупый альтруизм.

В качестве компенсации можно влезть в фотографии. Вдруг там найдется что-то стоящее? Но все упиралось в принципы. Что же он такой весь правильный? Рэннальф часто говорит, что внешность спасает Идена от сомнительных личностей. Они его просто боятся и не представляют, что из большого медведя можно вить веревки. Альфи прав, но только какой в этом толк? Альфи всегда прав. У Альфи образование психолога и он очень любит ввернуть этот факт в каждый подходящий и неподходящий разговор. И не важно, что Ральф ни дня не проработал в профессии.

Пролистав телефонную книгу, Иден наткнулся на номера с названием «Работа» и пометками «1», «2», «3». Сделав несколько звонков и объяснив ситуацию, Иден примерно знал, что ему делать. Почему-то в ответ на реплику о том, что Лора забыла телефон, сказанную густым баритоном, следовало сдавленное хихиканье. Страшно представить реакцию, если бы он рассказывал про забытую майку.

Да, четвертый выходной из четырех сейчас просто рассыпался, как та самая старая глина. Как, ну как задушить в себе проклятый альтруизм? Тридцать лет мужчине, уже пора становиться агрессивным и озлобленным на весь мир! Сколько еще он будет спасать всех подряд в ущерб себе?

Покрутив мобильник в руках и отпив еще кофе, Иден снова нажал разблокировку и влез в журнал вызовов. Он долго смотрел в экран и обдумывал рациональность следующего шага. Нужно было набрать еще один номер.


Универмаг «Хэрродс» хоть раз видели все, хотя бы на картинках. Огромное семиэтажное здание с отделкой из плитки песочного цвета, большими окнами, барочным куполом и вертолетной площадкой. Ночью универмаг светился тысячами лампочек, прикрепленных к фасаду. Это здание смотрит на туристов с открыток и программок, привлекая, заманивая потратить все свои деньги. Обычная торговая площадка каким-то образом сравнялась по популярности с Биг-Беном.

Иден стоял, прислонившись к гранитной ограде спуска в подземку на Ханс-Кресент, и наблюдал за входом в универмаг. На небольшой круглой площадке перед входом, вымощенной каменной плиткой, играл уличный музыкант, мимо него бегали люди, спускаясь и поднимаясь из метро. Некоторые, так же как и Иден, подпирали гранитный парапет. Именно здесь, возле входа номер шесть должна быть Рыжая в три часа дня. Так сказали ему по телефону. С какой целью она сюда явится, его не информировали. Оставалось только поверить в обязательность ее появления, и периодически поглядывать на часы.

Было три-ноль-пять, когда к входу подтянулась группа людей, потеснив собой уличного музыканта. Пятнадцать человек с одинаковыми зелеными косынками, завязанными на шеях. У каждого в ухе был наушник, провод от которого уходил в маленькую коробочку, похожую на приемник или рацию. У кого-то эта коробочка болталась на шее, у кого-то крепилась к поясу или выглядывала из карманов. Группа стала полукругом, скрывая собой кого-то, кто держал над головой сэлфи-палку, с привязанной на ее конец зеленой косынкой. За ногами людей можно было различить только голые икры и белые кроссовки. Иден удивленно вскинул брови, глядя на эти кроссовки и делая несколько шагов по направлению к ним. Гид? Рыжая — гид? Та самая девчонка, маленькая, смешная, с растрепанным вихрем волос — туристический гид?

Иден достал из рюкзака полосатую майку, обошел группу, остановился немного в стороне. Перебросив майку на сгибе локтя, он скрестил руки на груди и стал наблюдать. С этого ракурса ему было видно всех. Это, и правда, были туристы, возглавляемые уже хорошо знакомой эльфийкой. Она стояла лицом к публике, одной рукой держась за лямку рюкзачка, в другой была сэлфи-палка с зеленой косынкой, как знак для распознавания в толпе. Волосы собраны в высокий хвост, большая футболка Идена заправлена в шорты. От образовавшегося натяжения широкий вырез еще больше оголил белое плечо, ткань неопределенного болотного цвета натянулась на груди.

Лора что-то говорила в микрофон, прикрепленный к ее уху и подключенный к такой же, как у всех, коробочке, но из-за шума улицы и игры музыканта до слуха Идена долетали только отдельные фразы, связанные с историей «Хэрродс». Туристы не очень ее слушали. Женщины озирались по сторонам и переминались на месте, с желанием поскорее попасть внутрь универмага. Мужчины же исподтишка косились на эльфийку. Прыщавый подросток и его папаша, стоявшие ближе всех, откровенно таращились на натянутую футболку. Периодически они переводили глаза на шорты до колена, и дальше, на голые сильные голени. От таких откровенно похотливых взглядов на Рыжую у Идена заныли сбитые костяшки пальцев.

В конце концов, именно эти двое заметили стоящего в стороне мрачного громилу в татуировках, который внимательно следил за группой. Подросток ткнул отца локтем, указывая на Ида взглядом. Ах да, в такую жару на нем не было синей куртки спасателя и люди нервничали, когда ловили на себе его взгляд. Лора, заметив жест прыщавого подростка, обернулась, глаза ее удивленно расширились, сэлфи-палка чуть не выпала из рук.

Иден на секунду искривил губы в пластиковой улыбке, вскидывая прямые брови, и демонстративно помахал рукой. О, эти вытянувшиеся лицы папаши и сыночка! Только ради них стоило потратить день на героический поступок! Рыжая чуть заметно кивнула в ответ и снова обратила внимание на туристов. Сказав еще несколько фраз, она сняла с уха микрофон, повесила его на шею. Группа тут же поделившись на маленькие компании, двинулась к дверям универмага, однако отец с сыном продолжали стоять на месте, глядя на Идена настороженными взглядами. Лора не теряя времени вынырнула из обступившей ее толпы и приблизилась к парню.

— Улыбнись, Уиндэм, ты пугаешь людей, — сквозь зубы прошипела она, отбирая у спасателя свою майку.

— На то и расчет, — буркнул Иден.

На девушку он не смотрел. Вместо этого парень продолжал сверлить взглядом родителя с отпрыском.

— Ты знаешь, что эти двое мысленно давно тебя раздели и уложили прямо на эту плитку?

Щеки Лоры немного порозовели, но голос остался твердым.

— Чушь. Они самые примерные в этой группе.

— Конечно, — язвительно хохотнул Иден и, наконец, оторвал мрачный взгляд от нервничающей парочки. — Спроси у них дату основания «Хэрродс» и они ответят, какой размер твоей груди.

— Я привыкла к этому, — пожала плечами Лора, запихивая майку в рюкзак. — Не пойму, как это касается тебя.

Ид вытянул из кармана ее мобильник и протянул Рыжей.

— Слава богу, никак, — прогудел он. — Надеюсь только, что мне опять не придется вытаскивать тебя из передряги.

— Ух ты! — воскликнула девушка, хватаясь за телефон и игнорируя последнюю реплику. — Как ты меня нашел?

Парень пожал плечами.

— Пришлось пройти небольшой квест, — сказал он и снова бросил нахмуренный взгляд в сторону отца с сыном.

— Перестань пялиться на Даррелов, — понизила голос Лорелея. — Они подумают, что ты со мной спишь.

— Не хочу тебя расстраивать, — в тон ей заговорил Ид, склоняясь к ее уху, — но они уже так думают.

— Что?

Парень резко отстранился, делая шаг назад и самодовольно ухмыляясь.

— Ты в моей футболке.

— На ней не написано, что она твоя! — возмутилась девушка.

— Ее размеры как бы намекают.

Рыжая схватила его за руку и попыталась потянуть куда-то за собой, что было очень самонадеянно с ее стороны. После нескольких неудачных попыток рвануть с места, Лора бросила в Идена взгляд, полный зеленых искр, от чего тот снова ухмыльнулся и уже по доброй воле все-таки последовал за нею.

— Куда ты меня тащишь?

— У меня два часа свободного времени, пока «детки» тратят свои доллары. Я ношусь с ними уже второй день, а все что получаю — это пренебрежение со стороны женщин и сальные шуточки от мужчин. А сейчас мне нужен кофе.


Кафе напротив «Хэрродс» было милым и почти безлюдным. Стены с деревянной отделкой, деревянная мебель, светильники в минималистическом стиле создавали уютную атмосферу. За столиком возле большого витринного окна воцарилась тишина. До этого Иден, не спрашивая, заплатил за заказ Лоры, заставив ту прибавить еще один пункт в «Список Долгов Идену Уиндэму». Она уже и так не знала, как избежать неловкости общения с ним. За последние двадцать четыре часа она узнала достаточно много нового о мрачном человеке, перед которым закрыла дверь в тот памятный вечер. И уже в миллионный раз пожалела, что так задела его тогда.

Сейчас Иден сидел напротив девушки, молча потягивая кофе и глядя в окно на оживленную улицу. Его красивый профиль с прямым носом выгодно подсвечивался дневным светом, брови были привычно нахмурены, массивное тело откинулось на спинку почти детского стульчика. Маленький кофейный стаканчик комично прятался в огромной ладони. Взгляд Лоры упал на его пальцы, только сейчас она заметила сбитые костяшки. Неожиданно накатили неприятные воспоминания, девушка с трудом сглотнула.

— Я тебя не поблагодарила, — тихо сказала она, не в силах отвести взгляд от ссадин на пальцах.

Профиль повернулся, серые глаза удивленно моргнули.

— За что? — спросил он, прежде чем проследить за ее взглядом. — А-а, это, — он поднял руку, сжимая и разжимая кулак, будто прислушиваясь к собственным болевым ощущениям. — Как ты там вчера оказалась?

Лора отвела глаза от мужской руки, уставившись в свой латте.

— Американцы попросили отвести их в какой-нибудь хороший ночной клуб. Я отвела и возвращалась домой.

— И как ты сейчас? — спросил парень, вглядываясь в ее лицо.

— Нормально… Кажется.

Иден молча кивнул. Снова воцарилась тишина, снова греческий профиль отвернулся к огромному окну. Почему он пошел пить с нею кофе? Ясно же, что с трудом переносит ее общество.

— Почему ты один? — внезапно спросила Лора, нарушая молчание.

И снова этот медленный поворот головы, и удивленный взгляд. Впрочем, через секунду глаза его сощурились и задумчиво уставились на девушку.

— У нас разговор по душам? — спросил Уиндэм, отставляя стаканчик и скрещивая руки на груди.

Лора пожала плечами, откусывая пирожное.

— Мы столько пережили вместе, — многозначительно протянула девушка.

— Мы знакомы сутки, — отрезал Иден.

Да уж. Своей глупостью Лорелея отвернула от себя чуть ли не единственного хорошего парня, выброшенного на берег ее одиночества за последние годы. Молодец!

— Не хочешь — не говори, — постаралась принять безразличный вид Лора.

Иден еще несколько мгновений внимательно ее рассматривал, после чего воздел глаза к потолку и тяжело вздохнул.

— Я — пожарник, Рыжая, — устало проговорил парень, потянувшись к стаканчику. — Этого ты не знала?

Не знала. Вообще не задумывалась.

— Ну, тогда я точно ничего не понимаю. Все девочки мечтают о спасателе.

— Ровно до того момента, пока действительно его не получат, — невесело хмыкнул Иден. — Я два раза чуть не сгорел, один раз вовремя увернулся от тяжелой балки, и еще несколько раз на меня набрасывались с ножом. Постоянно висящая над головой угроза не очень укрепляет отношения, знаешь ли.

Такого ответа Лора не ожидала. Кого-то этот большой уставший медведь ей напоминал. Очень смутно, отдаленно, но все же…

— Ну а как насчет тебя? — вдруг раздался вопрос.

Девушка непонимающе вздернула бровь.

— А что со мной?

— Что тебе было за то, что ты бросила ухажера в разгар вечеринки? — спросил парень, гоняя пальцами по столу пустой кофейный стаканчик.

— Да ничего, — отмахнулась девушка. — Он просто не заплатил.

И как только она это сказала, ей захотелось удариться головой о стену. Вот, дура! Какая прекрасная реакция сейчас будет!

И действительно, реакция не заставила долго ждать. Пальцы вдруг замерли, напоследок опрокинув стаканчик. По столу растеклась лужица из остатков кофе. Лора медленно перевела взгляд с лужицы на напрягшуюся руку и выше, на окаменевшее лицо с колючими серыми глазами. Они сейчас были готовы прожечь на девушке дыру.

— Он не…что? — тихо спросил Уиндэм, и от его интонации по телу Лоры побежали мурашки.

Большой медведь умеет быть страшным, это она уже видела вчера в переулке. Но сейчас прочувствовала на себе весь спектр эмоций, который должны были ощутить те отбросы.

— Уиндэм, выдохни, — как можно более спокойно сказала Лора, отпивая кофе и тщательно контролируя свои руки. Только очень большое усилие заставляло их не дрожать. — Иначе я вылью тебе на голову остатки своего латте.

Иден моргнул, сбрасывая оцепенение и, кажется, попытался умерить бушующую внутри ярость.

— Я надеюсь, что не так все понял, Рыжая, — все тем же тихим голосом проговорил он.

Уже лучше. Теперь он будет слушать. Точка кипения достигнута, и градус начал понижаться.

— Я - гид, Уиндэм, — чеканя каждое слово, сказал Лора. — Туристический гид. Только и всего. Я встречаю туристов, нянчу их определенный срок, катаю на автобусе, вкладываю в них силы. А в ответ получаю пренебрежение и, как ты правильно выразился, оценку размера груди. Поэтому в какой-то момент я нашла хобби. В свободное время я наряжаюсь в красивое платье и на несколько часов становлюсь другим человеком. Мне двадцать семь, у меня хорошее произношение, манеры, я умею красиво ходить и говорю на трех языках… Чем не принцесса для принца? Вот всякие богатые мужчины, типа Майкла, нанимают таких, как я, на вечер, чтобы показать своим друзьям. Это напоминает выставку породистых лошадей. Меня рассматривают, следят за моей осанкой, за тем, сколько я ем, сколько пью, как разговариваю и о чем. В такие вечера я превращаюсь из обычного гида в императрицу в красивом платье.

— А в полночь карета превращается в тыкву… — задумчиво проговорил Иден, потирая подбородок.

— Да, как-то так. На следующий день я опять становлюсь обычной, в кроссовках, майке и джинсах. Прошу туристов не убегать далеко, но они меня не слушают, потому что я выгляжу недостаточно представительно. И разрешить своему любимому ребеночку вклеить жвачку мне в волосы не считается чем-то ненормальным.

Она, наконец, замолчала, исчерпав свой запас красноречия. Наступившую тяжелую тишину можно было потрогать пальцами, пришла очередь Лорелеи отвернуться к окну и рассматривать улицу. Остатки нормального настроения рассеялись в воздухе, как пар от стаканчика с латте. Иден не первый и не последний, кто причисляет девушку не к тому типу услуг. Но почему-то именно от его реакции было особенно неприятно.

— Прости, — услышала она через какое-то время густой баритон. — Так… почему ты одна?

Девушка тяжело вздохнула и оторвалась от созерцания прохожих.

— А ты не понял, Иден? — тихо спросила она. — Абсолютно никого не интересует мой ай-кью.

С этими словами Лора поднялась из-за столика, не глядя на парня взяла рюкзак, и уже отойдя на несколько шагов обернулась.

— У меня еще есть дела. Приятно было познакомиться и еще раз спасибо за все.

ГЛАВА 5

Бабушка Софи не уставала повторять, что Лоре нужно отрастить острые зубы и толстую кожу, чтобы выжить в этом мире. Лора в ответ только посмеивалась. В те годы она не понимала, почему бабушка так качает головой при очередном проявлении наивности и мягкости внучки. Понимание пришло значительно позже, вот только похвастаться этим было уже не перед кем.

Лорелею с одиннадцати лет растила бабушка. Сухая, прямая, как шомпол, спокойная женщина с поджатыми губами. Старая леди редко улыбалась. Она излучала такое величие, будто принадлежала к монаршему семейству. Софи даже в моменты сильной усталости никогда не сгибала спину, она все время гордо несла себя. А уставала она часто. Маленькая рыжая девочка, свалившаяся ей на голову, требовала немало сил и внимания. Лоре категорически не хватало жестокости, присущей многим детям. Она готова была доверить все свои тайны человеку, стоящему рядом в очереди в кассу магазина; бросала свои скромные сбережения в шапку уличного музыканта, и это в лучшем случае. За девчонкой все время нужно было следить и поучать.

Поэтому Софи пыталась воспитать во внучке сдержанность, подавить импульсивность. Лора учила правила этикета, ходила с книгой на голове, а ее произношение подвергалось критике и исправлениям. Нельзя сказать, что это прошло совсем уж даром. В целом Лорелея оставалась собой, приобретенные навыки не сделали из нее холодную леди, но в подходящий момент она вполне могла включить в себе эту функцию.

Конечно, бабушка добивалась не этого. В глубине души она всегда боялась, что милая Лора не сможет справиться одна. Софи пыталась укрепить в девочке некий внутренний стержень, но не успела, ее не стало, когда внучке стукнуло двадцать. С годами Лора все-таки уяснила, что социум не такой уж дружелюбный и открытый. Это выражалось как в отношении туристов, которые неизменно саркастически ухмылялись при виде малышки в веснушках в качестве гида, так и в стремлении нанимателей первым делом узнать цвет белья под платьем Лоры. Такие попадались не слишком часто, большинство хорошо понимали, что сопровождение на мероприятие носит только деловой характер. На других же всегда можно было применить электрошок. Но сейчас все изменилось окончательно. Случай в переулке значительно пошатнул веру в людей.

После того, как Лора сбежала со свадьбы с Иденом, наниматель ей, естественно, не заплатил. А еще оставил нелестный отзыв, что было тоже естественно. Девушку на какое-то время перестали приглашать на мероприятия, и она уже думала, что пора бы покончить со всем этим. Но вот внезапно ей позвонили. Мужчине с невероятно приятным голосом нужно было сопровождение на ужин с клиентами и партнерами. Через пять дней. Лора раздумывала какое-то время, но в итоге согласилась. И только когда уже нажала на кнопку завершения вызова, мозг подбросил ей воспоминание. Она снова оказалась в темном переулке Шордича, грязные руки зажали ей рот, другие — залезли под майку. А еще этот смех. Мерзкий, громкий, ужасающий. Неужели этот эпизод будет преследовать ее до конца жизни? И как теперь жить эту самую жизнь? Лора не хотела становиться клиентом психотерапевта, но если не удастся вытравить воспоминания из головы, долго она не протянет.

На ужин с партнерами ехать расхотелось, незнакомый мужчина с приятным голосом вселял тревожные чувства. Но она уже пообещала. Последний раз. После ужина она снимет свою фотографию с сайта и навсегда погрязнет в майках, шортах и кроссовках. Лучше уж так. А до тех пор ей нужна помощь. Хоть какая-то помощь и поддержка. Вот только проблема состояла в том, что единственная помощь и поддержка умерла вместе с сухой, прямой, как шомпол, величественной бабушкой Софи. А больше у Лорелеи на этой планете никого не было.


Рабочий график лондонского пожарника выглядит, как две дневные смены, две ночные, четыре выходных. И заново. Первое время этот график раздражает и выбивает из колеи. Но когда из года в год живешь в таком ритме, привыкаешь ко всему и начинаешь видеть свои плюсы.

Сейчас все плюсы меркли по сравнению с одним жирным минусом. Потоп. Страховая кампания сработала действительно быстро и настойчиво приглашала Идена встретиться, чего Иден физически не успевал сделать. Еще быстрее отозвался строитель, позвонив и назвав примерную стоимость которую придется заплатить ему и двум его сыновьям. От суммы захотелось присвистнуть. Да что там, Иден действительно присвистнул в трубку, но от мысли нанять другого рабочего отказался. Тот был готов приступать к работе в любое время, никак не считаясь с графиком работы лондонского пожарника. Поэтому два вечера подряд вместо того чтобы ехать в Шордич и ложиться спать, Иден возвращался к себе домой и пытался как-то утрясти детали. А в промежуток между дневной и ночной сменой он все-таки встретился со страховщиком.

И сейчас его мучал жесткий недосып, а количество кофеина в организме в несколько раз превышало норму. Ночью пришлось вытаскивать из смятой машины рыдающую блондинку со сломанной ногой и ее собаку, переносу с которой зажало между пассажирским сиденьем и воздушной подушкой. Это никак не придавало энтузиазма и не зажигало счастливый огонь во взгляде спасателя. Возвращаясь рано утром в мансарду сестры, Иден мечтал упасть в одеяло и выпасть из реальности до вечера.

Но крестная фея снова взяла отгул.

Под дверью квартиры на бетонном полу, сидела маленькая фигурка в шортах, майке и кроссовках. Голова с растрепанными рыжими волосами уткнулась щекой в обнятые руками колени. На плечи наброшена легкая джинсовая куртка. Иден замер на верхней ступеньке и тихо выругался. Кровать и одеяло начали стремительно уплывать куда-то за горизонт.

Та встреча в кафе должна была стать последней, он не надеялся снова увидеть Рыжую. А точнее, надеялся не увидеть. Девушка странным образам умела нервировать его одним своим видом. При этом ей не нужно было прилагать какие-то усилия, девица просто была одним сплошным раздражающим фактором. Но сейчас вся она выглядела какой-то особенно трогательной и беззащитной. Иден поймал себя на мысли, что, несмотря на усталость, вполне мог бы внести ее в квартиру и укутать пледом на диване. Он поспешно отогнал от себя эту мысль.

Спасатель вынул из кармана связку ключей, специально несколько раз встряхнул ею в воздухе. Ключи звякнули, Рыжая не пошевелилась. Иден издал тяжелый стон. Неужели и правда придется втащить ее в мансарду на руках? Сделав несколько шагов вперед, он присел на корточки перед девушкой и, протянув руку, убрал со щеки короткий локон. Большие квадратные очки сбились набок и забавно повисли на кончике веснушчатого носа.

— Эй… — тихо позвал Ид.

Главное — не напугать. Меньше всего его совести нужна была дерганая девчонка.

Рыжая медленно разлепила глаза, но они тут же закрылись снова. Однако мозговая активность все-таки была запущена, потому что в следующий момент Лора резко вздернула голову, от чего ее кудряшки пощекотали Идену запястье. Она удивленно уставилась на спасателя, прежде чем в сонных зеленых глазах мелькнуло узнавание.

— Прости, что разбудил, — все тем же полушепотом проговорил Иден, — но мне нужно открыть дверь. Как только я попаду внутрь, ты можешь спать дальше.

Девушка вскочила на ноги, растерянно глядя по сторонам, будто она не сама сюда пришла, а прилетела с инопланетянами. Очки от резкого движения отлетели в сторону и упали бы на бетон, если бы Иден вовремя не вытянул руку.

— Давно ждешь? — спросил он, поднимаясь и отдавая очки. Вопрос «Зачем?» он посчитал банальным.

Спасатель подошел к двери и принялся ее открывать. Замок заел и почему-то не хотел проворачиваться. Лора достала из кармана телефон.

— Почти час, — сонно пробормотала она, разминая затекшую шею. — Я не знала, в какую смену ты работаешь, поэтому приехала пораньше.

После этих слов парень замер, обернулся.

— Ты знаешь, как я работаю? — сдвинул брови он. Эта информация не была секретной, но вряд ли обыватели задумываются о графике работы лондонских пожарников.

Лора неловко переступила с ноги на ногу, устремляя взгляд в пол.

— Я прочитала в Википедии, — пробормотала она, заложив руки за спину.

Иден наконец справился с дверью и шагнул в квартиру, швыряя брелок с медведем в специальную вазу.

— Ты меня преследуешь? — спросил он, не глядя на девушку. Он и так знал, что она пойдет за ним.

Он оказался прав. Лора просеменила вслед за пожарником, аккуратно закрыв дверь.

— А ты и дальше будешь вести себя как обиженные ребенок? — пробурчала девушка, заставляя Идена обернуться и недовольно сощуриться.

— Я слышу претензию, Рыжая? Я не планировал встречаться с тобой еще когда-нибудь. Все, чего я хочу на данный момент — это спать. Поэтому говори, зачем пришла и уходи. Если, конечно, не хочешь составить мне компанию.

От последней фразы по телу девушки прошла мелкая дрожь.

— Перестань, — тихо сказала она, присаживаясь на край знакомого дивана. — На самом деле ты так не думаешь.

— Ты понятия не имеешь, о чем я думаю, — огрызнулся Иден.

Он замер на месте, широко расставив ноги и скрестив руки на груди. Он был зол, это было видно по застывшему лицу и напрягшимся рукам, но тем не менее, Уиндэм хорошо сдерживал себя. Не хотела бы Лора оказаться на пути лавины, которая обрушится, если прорвать его самоконтроль. Девушка тяжело вздохнула и отвела взгляд.

— Иден, мне, правда, жаль. Я понимаю, что уязвила и обидела тебя, понимаю, что ты меня не переносишь. Ты даже не представляешь, сколько раз я успела пожалеть о своей глупости.

Он какое-то время сверлил ее колючим взглядом, но вдруг тяжело втянул в себя воздух и потер лицо ладонями.

— Лора, я реально устал, — выдохнул он. — Говори, что тебе нужно, и я пойду спать. Если хочешь, можешь оставаться, только не хлопай дверью, когда будешь уходить.

Только сейчас она обратила внимание на круги под глазами и небритые скулы. Вся его агрессия ушла вместе с протяжным выдохом, и перед Лорой остался стоять вымотанный физически и морально человек. Было эгоистично с ее стороны явиться сюда, стоило подумать об этом раньше.

— Если вкратце, я хочу чтобы ты научил меня самозащите, — выпалила девушка и замерла. Сейчас он снова что-нибудь съязвит и выставит ее за дверь. И правильно сделает.

Но Иден молчал. Он внимательно смотрел на Лору, широко расставив ноги и скрестив руки на груди. И тогда она решилась продолжить:

— Меня снова наняли…на вечер. И я… — она запнулась, — Я не знаю, как это объяснить. Мне во всем видится подвох. Я хочу уметь дать отпор.

Пожарник продолжал наблюдать внимательным взглядом из-под нахмуренных бровей.

— Почему я? — наконец спросил он, и в его голосе не было ни намека на сарказм. — Я не учитель. В Лондоне полно школ, я могу найти тебе хорошего тренера.

Лора поерзала на месте, нервно заложила за ухо рыжую прядь.

— Просто так вышло, — пробормотала она и снова замолчала. — Так вышло… что ты единственный, кого я не боюсь.

Сказав это, она почувствовала, как что-то внутри нее освобождается. Произнесенные вслух слова расставили по местам мучившие ее мысли. Иден, наконец, сдвинулся с места. Он сделал два шага и медленно опустился на диван, откидываясь на спинку и закрывая глаза. Руки безвольно повисли на коленях.

— Когда твоя встреча? — тихо спросил он.

— Через четыре дня, — с надеждой посмотрела на него Лора.

Спасатель издал стон.

— Ты издеваешься? Я работаю ночью. И завтра отсыпаюсь. Что ты хочешь успеть за оставшееся время?

Лора вцепилась пальцами в его руку.

— Иден, пожалуй! Что угодно, хоть какой-то минимум. Я буду стараться! Я не хочу идти туда. Не смогу себя заставить, если ты меня не подготовишь.

Он открыл глаза, которые уже начинали гореть от усталости, и бросил взгляд на маленькую ручку на его запястье. Как Иден не пытался себя убедить, что душевной травмы не последует, в глубине души он знал, что это вопрос времени. Рыжая храбрилась, но все-таки сдалась. Он не мог ее винить. И выгнать тоже не мог. Он вдруг представил, что бы было, если бы на месте Лоры Гамильтон была его Мистраль. От этой мысли Иден плотнее сжал зубы.

Что ж. Спасатель — это навсегда. Даже в выходной.

Свободной, не взятой в плен, рукой, он потянулся и выдернул из кармана Рыжей торчащий наполовину телефон. Набрав свой номер, Иден дождался гудка и сбросил. Быстро вбив в ее телефонную книгу свое имя, он на секунду задумался. Пришедшая на ум идея была глупой и детской, и тем не менее он все стер и переписал.

— Держи, — протянул Иден мобильник. — Созвонимся завтра вечером. К тому времени я отосплюсь и, возможно, буду добрым.

С этими словами он встал с дивана и не оборачиваясь скрылся в спальне. Последнее что он услышал, прежде чем закрылась дверь, было тихое хихиканье Рыжей.

В ее исходящих вызовах теперь значился «бог».

* * *

8.57. «Бог»: Я выспался и готов причинять добро. Когда приедешь?


8.59. Рыжая: У меня сегодня нет групп. Могу хоть сейчас.


9.00. «Бог»: Жду.


Лора вышла из кэба возле хорошо знакомого трехэтажного дома из красного кирпича и поднялась на невысокое крыльцо. В последнее время она все чаще стала пользоваться услугами такси, особенно когда ехала в Шордич. Внешне окультуренный и процветающий район теперь не казался ей таким уж модным и замечательным. Хотя пробитая бровь и татуированное могучее тело Идена Уиндэма вполне позволяли ему здесь жить, девушка не могла понять, что заставило его выбрать именно Шордич.

Поднявшись на третий, мансардный, этаж, Лора без стука вошла в квартиру и не сразу узнала гостиную, в которой не так давно ночевала. В комнате стало как-то пусто. Диван и кресла были сдвинуты к стене, журнальный столик и вовсе исчез. По центру помещения пол устелен каким-то покрытием, напоминающим большой гимнастический коврик. На нем валялась непонятная экипировка, оценить предназначение которой на первый взгляд представлялось мало возможным.

На хлопок входной двери из открытой ванной вышел Иден с распущенными волосами чуть ниже подбородка и зубной щеткой во рту. Взглянув на девушку, он сделал неопределенный жест рукой, что, скорее всего, значило приветствие, и снова скрылся из виду. Послышался плеск воды. Милая сцена, семейная. Лора так и осталась стоять на пороге с бумажным пакетом в руках, оценивая обстановку. Иден снова появился меньше чем через минуту. Стягивая на ходу волосы в хвост, он глянул на нее, вскинув брови.

— Я купила пончики, — выпалила девушка, подняв вверх пакет.

— Я рад, — невозмутимо бросил Ид. — Снимай обувь.

— Что, так сразу?

Иден пожал плечами и сел на диван, упершись локтями в колени.

— Не у меня послезавтра свидание вслепую.

Девушка скривилась. Сняв кроссовки, она прошла к кухонной зоне.

— Это не свидание, — возразила она, бросая пакет с пончиками на стол.

— Это не мое дело. — Парень махнул головой в сторону сгруженных на пол вещей. — Надевай экипировку.

— Что, всю?

Пожарный закатил глаза и вздохнул. Его лицо очень красочно отражало все, что он думает о маленьких инфантильных рыжих девицах. Встав с дивана, он подошел к вороху и выудил из него несколько предметов.

— Защита голеностопа, — констатировал Иден, протягивая Лоре два жестких синих «носка» с открытой пяткой. — Перчатки, — и снова протянутая рука. — Самые маленькие из тех, что были. Если не подойдут — обойдешься и так.

Девушка взяла предметы, покрутила в руках. «Носки» зажала между колен, одну перчатку «без пальцев» надела на руку и сжала кулак.

— Подходят, — хмыкнула она. — Где ты все это взял?

— Не важно. Надевай.

Иден смотрел, как она подходит к креслу и, не слишком элегантно рухнув в него, начинает неумело натягивать на ноги защиту. Рыжие волосы упали на лицо, квадратные очки съехали. Это будет… интересный опыт. Учить эльфов драться ему еще не приходилось. Да, Иден учил сестру кое-каким приемам, но Мистраль росла среди троих братьев, и ни у кого не повернулся бы язык назвать ее эльфом. Если она и не дотягивалась до противника ввиду своего роста, то подпрыгивала и доставала того в прыжке.

Глядя на растрепанные рыжие кудряшки, Ид вынув из кармана резинку для волос, подошел к дивану и протянул ее девушке. Как бы это сейчас помягче к ней подступить?

— Мне нужно задать один неприятный вопрос, — прогудел парень, все его внутренности сжались в пружину.

Рыжая подняла голову, отрываясь от своего занятия, взяла резинку, и в ожидании посмотрела Идену в глаза.

— Как ты оказалась в переулке? — серьезно спросил спасатель.

Лора моргнула. Голова опустилась, девушка стала преувеличено внимательно проверять «носки» на ногах.

— Я тебе говорила. Американцы…

— Я не про то. Ты ведь не шла туда специально? Тебя затащили?

Она вздрогнула. Не мелкой дрожью, а очень заметно передернулась. Иден опустился перед нею на корточки и заглянул в лицо. Так обычно присаживаются перед ребенком, когда хотят установить с ним доверительный контакт.

— Лора, мне нужно знать. Больше я не стану спрашивать.

Девушка долго смотрела ему в глаза, медленно вдыхая и выдыхая. Иден не торопил. Спасатель должен уметь оказать первую помощь и успокоить пострадавшего. Должен заговаривать зубы самоубийце, пока остальная команда продумывают ходы к безопасному спуску того с крыши. Если задуматься, у спасателя намного больше функций, чем кажется на первый взгляд. Но сейчас Иден сидел здесь, в безопасности квартиры, смотрел на девушку, которой ничего не угрожает, и не знал, что ему делать. Поэтому он просто ждал, глядя в зеленые глаза, когда их обладательница сможет взять себя в руки и заговорить.

— Я шла мимо, — наконец тихо сказала она. — Один из них схватил меня сзади за шею и втащил в переулок.

Руки Идена непроизвольно сжались в кулаки, ему захотелось выругаться, но он не выдал своих эмоций. Голос остался спокойным и уверенным, когда он спросил:

— Тогда мы с этого и начнем. Хорошо?

— Иден…

— Я буду захватывать тебя сзади, а ты будешь швырять меня на пол.

Лора пробежала скептическим взглядом по широким плечам и могучей шее.

— Я даже с места тебя не сдвину.

— Поверь, — тепло улыбнулся парень. — Я буду падать очень громко. Только представь, как тебе понравится пнуть меня по почкам!


Как Иден и опасался, обучение началось не самым лучшим образом. Когда он «нападал» на Лору, она впадала в ступор и не шевелилась. Прижавшись грудью к ее спине, он мог слышать, как быстро стучит ее сердце, видел бьющуюся жилку на шее. В эти моменты Идену хотелось бросить все, усадить эльфийку в кресло и гладить по голове. Было в ней что-то такое, что будило все рыцарские качества. Все происходящее казалось неправильным, таких женщин нельзя учить самообороне. У них должна быть личная охрана на все случаи жизни.

Но минут через двадцать девушка все-таки сбросила с себя оцепенение и попыталась вырваться из очередного захвата, одной рукой хватая Идена за локоть, не давая себя душить, а другую закинув за голову и взяв парня за волосы. Повалить большого медведя на ковер не удалось, но Лора вполне сносно смогла освободиться, поднырнув под руку спасателя, и отскочив в сторону. Это стало настоящим событием. В качестве поощрения она получила улыбку. От серых глаз разбежались лучики мелких морщин, все время хмурый лоб разгладился, являя миру обаятельного мужчину. Он редко так улыбался. И ни разу для Лоры. У нее вдруг возникло желание повиснуть на его шее, но она вовремя одернула себя. Иден Уиндэм потерян для нее на веки вечные.

Дальше обучение пошло лучше. Еще через полчаса тренировок Иден с громким звуком рухнул на пол. Девушка быстро пнула его ногой по защите, надетой на корпус, и отбежала. Но через секунду услышала сдавленный вой. Обернувшись, она увидела, как спасатель прижимает к месту удара руки и корчится от боли. Забыв обо все, Лора упала возле него на колени.

— Прости! Так больно? — обеспокоено спросила она, пытаясь отнять его руки.

В одно мгновение Иден перестал стенать, схватил девушку и повалил на пол рядом с собой.

— Правило номер один, Рыжая, — проговорил он, как ни в чем не бывало усаживаясь и глядя в ошеломленное лицо. — Беги. Кричи и беги. Не оглядываясь. А сейчас я разрешаю нам выпить кофе.

Он встал и прошел к кофеварке, на ходу снимая защиту с торса. Девчонка и правда ударила сильно. Если бы он был в одной только футболке, то остался бы лежать, хватая ртом воздух. Недаром она прохаживает по многу километров в день, эти ноги действительно совершенны.

Услышав за спиной шуршание пакета, Иден нажал на кнопку запуска и повернулся. Лора вытащила два пончика и с интересом их рассматривала. Определив по внешнему виду, какая начинка в каждом, она положила один обратно, а второй аккуратно надкусила. Сахарная пудра закружилась облачком и прилипла к верхней губе.

— С чем он? — спросил Ид, не отрываясь глядя на белую сахарную пудру.

Лора задумчиво пожевала, глядя в потолок.

— С карамелью, — констатировала она.

Тут же вытянулась длинная рука, и огромная ладонь выдернула у нее надкусанный пончик. Иден отправил в рот сразу половину добычи и снова отвернулся к кофеварке.

— Это не гигиенично, — прилетел ему в спину брезгливый упрек.

Пожарник через плечо бросил на девушку смеющийся взгляд.

— Мы чуть не стали любовниками, Рыжая. А после того, как ты усвоишь правило «глаза, горло, пах», мы с тобой почти породнимся.

Зеленые глаза девушки округлились.

— Какое правило? — сдавленно пискнула Лорелея. Всего остального она, кажется, не услышала.

Кофеварка разлила кофе, Иден зажал в зубах остатки пончика и понес две чашки на стол.

— Замечательное правило, — сообщил он, пережевывая добычу. — Тебе понравится. Ты же придешь завтра?

Лора недовольно скривилась.

— У меня туристы.

— Плохо.

— Так что это за правило?

— Пей кофе. Потом расскажу.


После того, как Идена еще несколько раз швырнули на пол, он решил, что можно начинать двигаться дальше. Конечно, все придется закреплять не одну неделю, чтобы движения дошли до автоматизма, чтобы, несмотря на парализующий ужас, руки сами начинали действовать по привычному сценарию. Но на сегодня этого хватит. Следующий страх, который предстояло преодолеть — страх быть прижатой к стене. И здесь дела обстояли хуже. Как только над Лорой нависала массивная фигура, глаза девушки расширялись, и вся она начинала дрожать.

— Лора, это всего лишь я, — спокойно проговорил Иден, в очередной раз заставив ее прижаться к стене и сделав ловушку из своих рук. — Ткни в меня пальцем.

Девушка продолжала затравленно таращиться на пожарника, боясь пошевелиться.

— Выставь руку и просто ткни пальцем, — повторил парень.

Она послушалась. Медленно подняла руку и аккуратно дотронулась кончиком пальца до каменной груди. И вдруг очень протяжно выдохнула. Будто она на какое-то время задерживала дыхание.

— Вот, — одобрительно сказал Иден. — Это я. Ты же сама говорила, что не боишься меня, помнишь? Из этого положения ты можешь выдавить мне глаза, схватить за горло. Попробуешь?

Лора медленно кивнула, подняла вторую руку и обеими мягко взяла его за голову, положив большие пальцы на закрывшиеся веки. Иден стоял, не двигаясь, пытаясь абстрагироваться от приятного тепла, исходившего от ее мягких ладоней.

— Так? — тихо спросила девушка.

— Почти. Только не надавливай, если, конечно, не хочешь отомстить мне за все. Здесь мы, пожалуй, ограничимся теорией. Теперь схвати меня за шею. Даже самый легкий захват психологически создает эффект удушья и дезориентирует. А если ударить вот сюда, — он взял ее кисть и ткнул ее пальцем в ямку под своим кадыком, — то можно и убить.

Лора завороженно следила за своей рукой, прижатой к жилистой шее. А Иден наблюдал за Лорой. Вот она задумчиво потерла пальцем ту самую ямку, приложила обе руки, примеряя захват. Она сморщила нос, провела ладонями по коже. Страх исчез из зеленых глаз, осталось только любопытство. И если в известной поговорке любопытство сгубило кошку, то в данном случае кошкой был Иден.

— Ну, хватит, — откашлявшись, проворчал он, рассеивая секундное помешательство. — Я сейчас придвинусь ближе, — он сделал небольшое движение вперед, оставляя между телами совсем немного места, — и ты должна сделать так, как я говорил. Пробуй.

Рыжая согласно кивнула. Он успел рассказать теорию, как выбраться из такой ситуации. Теперь, когда девушка перестала дрожать и сосредоточилась, мозг ее начал вспоминать наставления. Она чуть согнула колени, съезжая по стене вниз, и ударила кулаком в защиту на корпусе. В то место, где предположительно пряталось солнечное сплетение. Иден правдоподобно охнул и согнулся, позволяя Лоре упереться ладонью ему в лицо и оттолкнуть. Сразу после этого она отбежала, но остановилась в нескольких шагах и обернулась.

— Молодец, — улыбнулся Иден, стягивая с волос резинку и заново завязывая волосы. — Видишь, я не страшный.

— Ты — нет, — пожала плечами девушка. — Ситуация — да. Я не знаю что сделать, чтобы меня перестало так дергать.

— Мы попробуем еще несколько раз. Будет легче.

И он снова поманил к себе Лору, приглашая прижаться к стене, чтобы начать все заново.


Еще через час Лора обессиленно упала на напольное покрытие, раскинув руки в стороны, как звезда. Почему-то день с туристами ей сейчас казался сущим пустяком по сравнению с последними несколькими часами.

— А это нормально, что я так устала? — спросила девушка, переворачиваясь на бок и подпирая рукой голову. — Ты не выглядишь уставшим.

Иден стоял возле раковины, плеская водой в лицо и обтирая мокрыми руками шею. Закончив и ударив по смесителю, он еще несколько раз провел ладонями по лицу, переходя на волосы.

— Это с непривычки, — наконец ответил он. — Мои рабочие будни иногда бывают просто убийственными по сравнению с той возней, которую ты тут устроила.

Лора недовольно хмыкнула. Нашарив рукой валявшуюся неподалеку боксерскую «лапу» для отработки ударов, она дождалась, когда Иден отвернется к пакету с пончиками, и запустила в него снаряжением. «Лапа» ударилась о спину, отлетела в сторону. Спасатель обернулся и зло сощурился.

— Растеряла остатки чувства самосохранения, Рыжая? — тихо прорычал он.

А дальше все произошло молниеносно. Лора не успела даже вскочить на ноги, как оказалась переброшенной через плечо на высоте шести с половиной футов. Она брыкалась, и колотила кулаками в сильную спину, но ее ничего не могло спасти. Иден уверенной походкой прошел в ванную комнату, сбросил извивающуюся девушку в душевую кабину и открыл кран. Лору окатило холодным душем, тут же промочив майку и джинсы. Она истерически взвизгнула. Волосы прилипли к голове. Иден же, удостоверившись, что все прошло, как надо, с самым спокойным видом вышел вон, не проронив ни слова.

Лора выключила воду, вылезла из кабины. Мокрая одежда противно липла к телу, но другой у нее не было. Выжав майку и кое-как промокнув волосы полотенцем, девушка протерла очки и вышла в гостиную. Иден стоял, прислонившись к холодильнику, и невозмутимо потягивал кофе. Это было унизительно! Как может человек, который последние несколько часов проявлял терпение и мягкость, в один миг обернуться таким сбивающим с ног смерчем? У Лоры было желание выбросить его в окно, зеленые глаза метали молнии, но она хорошо понимала, что в лучшем случае нарвется на еще один душ. Поэтому девушка с самым гордым видом стала стаскивать с голеней мокрую защиту и надевать кроссовки. Подхватив свой рюкзак, Лора расправила плечи и молча направилась к выходу, когда ее окликнул Иден:

— Эй, Рыжая!

Девушка не повернулась, но остановилась, ожидая продолжения.

— Послезавтра держи при себе телефон, — сказал Ид таким тоном, будто ничего не произошло. — Я буду тебе периодически писать. Если не отвечаешь в течение трех минут — я выезжаю.

Понадобилось несколько мгновений, чтобы до Лоры дошел смысл сказанного. Злость и обиду словно сдуло ветром. Девушка развернулась на пятках и ошеломленно уставилась на Идена.

— Ид… — выдохнула она. — Я… Ты и так много делаешь для меня…

— Рад, что ты это заметила, — проворчал он. — Запомни, три минуты. Я буду включать секундомер.

ГЛАВА 6

У Лоры болела голова, гудели ноги, саднило горло. После дня беготни, достопримечательностей и шумных итальянцев хотелось только спать. Итальянцы попались самые настоящие. Пятнадцать карикатурных персонажей, громких и активно жестикулирующих. Чтобы донести до них мысль не хватало просто говорить в микрофон и надеяться на свою плавную речь в их наушниках. Приходилось постоянно как-то обращать на себя внимание, оттаскивать за руку от сомнительных витрин, перебивать поток итальянской речи, и кричать, кричать, кричать.

«Винченцо, к этому запрещено притрагиваться!», «Лукреция, я пытаюсь вам объяснить, что здесь очень высокие цены!», «Лео, уйди с проезжей части, иначе тебя собьет автобус!». Леонардо был пятнадцатилетним подростком, плюющим на мир с высоты своего возраста. К концу дня Лора была готова лично толкнуть его под знаменитый красный двухъярусный автобус, на фоне которого парень постоянно пытался сделать селфи. Сегодня автобусы были особенно несговорчивы. Каждый раз, когда парень поднимал селфи-палку, они трогались с места и смазывали кадр.

Сейчас, дома, сидя напротив зеркала и подкрашивая правый глаз, Лора мечтала умыться, вынуть ненавистные линзы и завалиться на диван с каким-нибудь фильмом. Например, о Бриджит Джонс. Лора любила этот фильм, любила сравнивать себя с героиней, и неизменно находила плюсы в ее жизни и минусы в своей. Какой бы неудачницей ни преподносилась Бриджит, у нее были семья и друзья. То, что отсутствовало у самой Лорелеи.

На часах было ровно семь, когда раздался звук дверного звонка. Девушка до последнего надеялась, что он опоздает или не приедет вообще, но человек за дверью отличился пунктуальностью. Лора тяжело вздохнула, бросила последний взгляд в зеркало на закрытое черное платье-футляр, проверила наличие шокера в сумочке, вставила ноги в туфли на высоких шпильках. И пошла открывать.

За дверью стоял мужчина чуть старше тридцати. Рост выше среднего, плечи достаточно широкие, чтобы не считаться тощими, волосы цвета пшеницы, и еще волшебные медовые глаза. Он был одет в безупречный костюм с бабочкой на шее. В носы туфель можно было смотреться, как в зеркало. Быстрый наметанный взгляд Лоры оценил его, как очень симпатичного мужчину, а когда он улыбнулся, стал абсолютно обворожительным.

— Здравствуйте, Лорел, — протянул он голосом, который оказался еще приятнее, чем в телефонной трубке.

Ради этого голоса девушка была готова простить ему первую оплошность. Есть в мире еще один голос, от которого колени превращаются в желе, но о нем сейчас лучше не думать. О нем лучше не думать вообще.

— Лорелея, — улыбаясь, мягко исправила Лора. — Здравствуйте! Мистер Харрисон, как я полагаю?

— Да, Скотт Харрисон. Простите мою ошибку, у вас прекрасное имя! Вы уже готовы ехать?

Вместо ответа, она вышла, закрывая за собой дверь. Скотт Харрисон предложил ей свою руку, и Лора, поколебавшись долю секунды, приняла ее. Бабушка била ее прутиком по коленкам, когда учила ходить на каблуках, так что эту науку она усвоила хорошо, как и другие наставления Софи. Однако сейчас Лора была совсем не уверена в своих силах. Головная боль, резь в глазах и уставшие ноги, готовые подкоситься в любой момент, ставили под сомнение спуск с невысокого крыльца.

Как оказалось, мужчина приехал на своей машине. Это было и хорошо и плохо одновременно. С одной стороны, он не станет распускать руки на заднем сиденье. С другой, в его руках будет управление автомобилем, и при желании он может составить любой маршрут. Любой. Эта мысль заставила Лору замереть на месте.

— Что-то случилось? — участливо спросил мужчина.

Лора моргнула и улыбнулась. Все ерунда. Она много раз ездила вот так, с нанимателем в качестве водителя. Пора выключить внутреннего параноика и включить профессионала. Это последний вечер, больше она в такую ситуацию не попадет.

— Все хорошо, — улыбнулась девушка. — Я вдруг подумала, что не выключила свет в комнате, но это не страшно.

Мужчина понимающе кивнул и открыл для нее дверцу машины.


19.14. «Бог»: Как дела?


19.14. Рыжая: Все нормально. Мы едем в Сити.


19.15. «Бог»: Он хорош?


19.16. Рыжая: Он красавчик.


19.16. «Бог»: Ты предупредила его о своей дурной привычке?


19.17. Рыжая: Какой?


19.18. «Бог»: Что ты закрываешь дверь перед самым носом.


19.18. Рыжая: Отвали, Уиндэм! Я не собираюсь с ним спать!


19.19. «Бог»: Я ему сочувствую.


Всю дорогу до ресторана Скотт (он практически сразу попросил называть его просто по имени) рассказывал о своей работе и коллегах. Это была стандартная ситуация, все так делали. Но в тоне юриста (младшего партнера в юридической фирме) не было ни сухой деловитости, ни чувственных ноток. Он общался с Лорой, как с давней знакомой, шутил, передразнивал голоса боссов, когда рассказывал про особо забавный случай, и периодически поглядывал на девушку, будто хотел убедиться, что та чувствует себя уютно. Впервые за несколько лет Лорелея столкнулась с таким отношением, и сейчас не могла понять, как так вышло. Ведь в ее поведении ничего не изменилось. От чего тогда зависит поведение мужчин? Почему они считали своим долгом впадать в одну из крайностей, забывая при этом, что перед ними живая девушка, с чувствами и эмоциями?

В ресторане уже было полно людей. Элегантные дамы в коктейльных платьях разных расцветок, мужчины в черных костюмах, с гладко зачесанными волосами. Все такие идеальные! Другой мир, чуждый Лоре. Вроде все они такие же люди, но в то же время есть в них что-то такое, что подавляет. Надменность, лоск.

Этот вечер не обещал ничего нового. Все было как всегда. Толпа незнакомых людей, высокопарных разговоры о юриспруденции, политике, искусстве. Лора не понимала, зачем она здесь. Скотт Харрисон не был похож на стандартного нанимателя. Зачем ему понадобилось нанимать актрису (а иначе не скажешь), если он вполне мог пригласить кого-то настоящего? У него не было пивного брюха, от него пахло дорогим парфюмом. Речь Скотта была чистой, голос — невыносимо приятным. Когда он ввел девушку в зал, несколько голов с любопытством повернулись в их сторону, Лору пронзили колючие взгляды, Скотт плотнее прижал ее руку к своему боку.

— Я не дам вас в обиду, — прошептал мужчина, склоняясь к ее голове. — Не бойтесь.

— Я не боюсь. Вы ведь наняли меня не затем, чтобы отбивать чьи-то атаки.

— Я нанял вас, потому что вы мне понравились, — улыбнулся Скотт. — Однако тут найдутся несколько гарпий, желающих вцепиться вам в шею.

Лора вскинула брови и удивленно глянула на сопровождающего.

— Думаю, весь секрет в том, что они хотели бы оказаться на моем месте, — ответила девушка.

— Я не слишком важная птица, — скромно потупился Скотт.

— Смотря для кого, — хмыкнула Лора, получив в ответ восхищенный взгляд.


20.02. «Бог»: Ты уже наелась креветок?


20.03. Рыжая: Пока только в мечтах. А ты что делаешь?


20.04. «Бог»: **фото вытянутых ног и руки с банкой пива на фоне телевизора**

20.04. «Бог»: Как там ухажер?


20.05. Рыжая: Он обходительный. И милый. Отбивает все снаряды, летящие в меня. И делает это так аккуратно и незаметно, что невозможно придраться.


20.07. «Бог»: Круто.


— Хотите, расскажу, кто из этих женщин ненавидит меня больше? — спросила Лора, снимая зубами оливку со шпажки.

— Хочу, — улыбнулся Скотт, внимательно наблюдая за траекторией оливки.

Они стояли возле стола с закусками и потягивали мартини из конусообразных бокалов. К ним подходили разные люди, обменивались ничего не значащими фразами. Несколько женщин попытались поддеть Лору, начиная разговоры о вещах, понятных только в юридической среде, но девушка умело уходила от разговора, предельно вежливо извиняясь и отходя в сторону. Один раз она как бы между прочим отвернулась и начала разговор с супругой одного из старших партнеров, француженкой, владевшей английским на не слишком высоком уровне. В следующий раз тема беседы оказалась знакомой, и Лора с важным видом вставила несколько слов.

На данный момент, когда от их пары на время отстали, у них появилось время расслабиться.

— Смотрите, — сказала Лора, чуть заметно направляя шпажку в сторону одной из дам. — Вон та брюнетка в красном с конским хвостом. Она постоянно на нас поглядывает. Если бы взгляды умели убивать, меня бы уже давно вынесли отсюда.

— Вы считаете? — вздернул брови Скотт. — Ее зовут Джессика, и я ее немного побаиваюсь. Слишком напоминает акулу.

— Какое нелестное мнение, — важно заявила Лорелея, делая глоток мартини. — Интересно в таком случае, что вы думаете обо мне.

Скотт отставил в сторону свой пустой бокал, засунул руки в карманы брюк и окинул Лору взглядом медовых глаз. Обалденные глаза. Они будто обнимали, окутывали теплом. Хотя, корректна ли формулировка «обнимающий взгляд»? Может, и нет, но ничего другого на ум не приходило.

— Вы прелестны, — тихо произнес Скотт.

Щеки Лоры порозовели, и она поспешила уставиться в свой бокал.

— Ну а еще кто? — спросил мужчина, не сводя взгляд с лица девушки.

Ах да, она ведь рассказывала про ненавидящих ее женщин. И зачем только это затеяла?

— Кхм… — откашлялась девушка. — Шатенка в синем платье уже несколько раз прошла мимо. Естественно не нарочно. И еще она целую минуту сверлила мне взглядом висок, думая, что я не замечу.

— А вы профессионал! — удивленно воскликнул мужчина. — Как у вас это получается?

Лора пожала плечами и невесело хмыкнула.

— Годы, проведенные на таких мероприятиях.

— Что привело вас в эту сферу?

— Желание показать себя, — пожала плечами девушка. — Ну так, кто эта шатенка?

Скотт по-мальчишески ухмыльнулся, приглаживая и без того хорошо лежащие волосы.

— Это Ребекка. Мы не так давно расстались. Точнее… Наверное, это все-таки я ее бросил.

И его лицо стало немного виноватым. Лора ничего не ответила, отворачиваясь к столу, чтобы изучить тарталетки.

— Вы меня осуждаете? — прозвучал внезапный вопрос.

От неожиданности лицо девушки непрофессионально вытянулось, но она тут же взяла себя в руки.

— Нет, что вы! — поспешила ответить Лора. — Это не мое дело. Я ведь не знаю эту женщину.

— Меня вы тоже не знаете.

Девушка снова взглянула на тарталетки. Да, его она тоже не знает. И в людях разбирается не слишком хорошо, несмотря на старания бабушки Софи. Но этот мужчина почему-то внушал доверие.

— Я делаю выводы, — наконец ответила Лора, не глядя на Скотта.


21.15. «Бог»: Я посмотрел сериал. Ты там еще жива?


21.16. Рыжая: Спасибо, что спросил.


21.16. «Бог»: Обращайся.


Возвращались они не поздно. Как оказалось, Скотт не любитель таких вечеринок и, придумав благовидный предлог, поспешил увести Лору из ресторана. Это было очень кстати, потому что выпитое мартини усилило головную боль, а от линз завтра наверняка будут красные глаза. Лора могла их не носить, ее зрение позволяло обходиться и без диоптрий. Но на расстоянии в несколько метров лица людей начинали расплываться, что было некстати в обеих ее профессиях. Своих туристов нужно знать в лицо и уметь выловить в толпе. Друзей и коллег нанимателей также желательно различать.

Оказавшись в машине, Лора на секунду забылась и тяжело вздохнула, прикрыв глаза. И буквально кожей почувствовала на себе внимательный взгляд.

— Устали? — тихо спросил Скотт, поворачивая ключ в зажигании. Двигатель тихо зарычал.

— Нет, — непринужденно ответила Лора, надеясь, что это прозвучало правдоподобно.

Нанимателям не нужно показывать себя с такой стороны. Несмотря на то, что это ее последняя работа и ее не должны волновать чьи-то мысли.

— Простите, — проговорил мужчина, выезжая с парковки. Все его внимание теперь было обращено на дорогу. — Я вас утомил.

Ох, только не это. Когда такое самоуничижение слышишь от малоприятных типов, очень хочется им поддакнуть. Но от мужчины вроде Скотта Харрисона эту фразу ожидаешь меньше всего. Они успешны, они привлекательны и они это знают.

— Скотт, все в порядке, — мягко сказала Лора. — Просто это очень длинный день, вы ни при чем. Я даже рада, что наняли меня именно вы.

— Почему?

Девушка задумалась. Как объяснить человеку, что его уважительное отношение выгодно отличалось от виденного ею ранее? Одной фразой не отделаешься, придется рассказать слишком много. А людям, как правило, это неинтересно.

— Это долгая история, — проговорила девушка. — Просто знайте, что вы очень приятный человек.

Дальнейший путь прошел в молчании. Скотт выглядел задумчивым, на Лору он больше не смотрел. Кажется, ее откровения испортили конец вечера. А ведь все было хорошо, будто судьба специально подбросила Лоре хорошего мужчину для последнего выхода. Когда машина подъехала к белому дому с цветочными кадками возле крыльца, девушка завозилась с ремнем безопасности и не сразу заметила, как Скотт Харрисон вышел из машины и, обойдя ее, открыл для Лоры дверцу. Ох, ну что за манеры! Это, и правда, подарок напоследок!

Опершись на предложенную руку, Лорелея ступила на тротуар и медленно прошла к своей двери. Мужчина не уезжал. Он стоял возле машины и смотрел ей вслед. Когда в руках Лоры оказались ключи, и она уже потянулась к замку, ее окликнул приятный голос.

— Лорелея, у вас будет свободный вечер на следующей неделе?

Лора резко обернулась. Он стоял на том же месте, но вот шевельнулся и медленно направился к ней.

— Простите, но это мой последний «рабочий» вечер, — неловко переступила с ноги на ногу девушка. — Я уже убрала свое резюме с сайта.

Серьезное лицо вдруг просветлело, на губах заиграла улыбка.

— Это хорошо, — протянул Скотт. — Тогда у вас будет время со мной поужинать.

Лора несколько раз моргнула, пытаясь переварить информацию. Ужин? Настоящий ужин? Вдвоем?

— Это… — выдавила она и запнулась.

— Свидание, — подсказал мужчина. — Согласны?

Точно. Свидание. Настоящее свидание. За сколько лет? Четыре? Пять? Лора забыла, когда ее последний раз звали поужинать, не сопровождая при этом приглашение гадкой шуточкой. И вот сейчас ее пригласил на свидание настоящий принц!

Лора постаралась стереть со своего лица удивление.

— Звучит неплохо, — пожала плечами она, несмело улыбаясь.

Улыбка Скотта стала шире.

— Тогда созвонимся?

— Да, созвонимся, — кивнула девушка.

Она постояла еще несколько мгновений и, наконец, зашла в дом. Практически сразу послышался звук заведенного двигателя и отъезжающей машины.


22.04. Рыжая: Я дома.


22.05. «Бог»: Ура. Я могу идти спать.


22.06 Рыжая: Сколько тебе лет?


22.07. «Бог»: 30.

22.07. «Бог»: Это социологический опрос?


22.08. Рыжая: Просто интересно, сколько лет должно быть человеку с повадками старого деда. Ты только и делаешь, что спишь и ворчишь.


22.09. «Бог»: Хааа…хаааа… Не нервируй меня, Рыжая.


22.11. Рыжая: Споки.

22.11. Рыжая: И спасибо, что дождался.

ГЛАВА 7

Иден подозревал, что Лора путем нехитрых логических заключений смогла выстроить его рабочий график и теперь точно знала, когда напоминать о себе. Возможно, даже прикрепила магнитиком на холодильник календарь и методично вычеркивала дни. Иначе как объяснить то, что она два рабочих дня не беспокоила Идена, только иногда присылая ничего не значащие сообщения, а дождавшись промежутка между дневной и ночной сменами, осмелилась позвонить?


Звонок раздался в восемь утра. Телефон на прикроватной тумбе запел «Лорелея, каким же дураком я был, что верил каждому твоему слову». Иден дернулся во сне, открыл глаза и тут же уткнулся лицом в подушку. Издав протяжный стон, он от всей души попросил от него отвалить, но Скорпионс, не сдаваясь, продолжали петь про девицу, заманивающую в свои сети наивных мужчин. Звонок прекратился, и Иден вздохнул почти счастливо, но через несколько секунд все повторилось.

Выбросив в сторону руку, Ид схватил телефон и не глядя нажал на ответ.

— Ты ненормальная, — прохрипел он, чуть отворачиваясь от подушки, чтобы не заглушать звук голоса.

В трубке повисло молчание, были слышны только звуки оживленной улицы. Иден не торопил. Веки сомкнулись, мозг снова начал погружаться в дрему.

— А можешь повторить еще раз? — вдруг раздался вопрос.

Один серый глаз открылся.

— Что ты ненормальная? — уточнил Иден все тем же хриплым ото сна голосом.

И снова молчание. Могло ли случиться так, что Рыжая ошиблась номером? Это было бы чудом. Не стоит на него рассчитывать.

— Это просто круто, — восхищенно выдохнула девушка через мгновение.

Иден перевернулся на спину и, окончательно смирившись со своим поражением, сел в кровати.

— Дай уточнить, — сказал он, прочистив горло. — Ты радуешься своей ненормальности?

— Тебе когда-нибудь говорили, что от твоего сонного голоса подгибаются колени? — ответила девушка вопросом на вопрос.

Пожарник свободной рукой потер глаза, уголок тонких губ приподнялся.

— У тебя подогнулись колени?

— Нет, я устойчива к твоему обаянию, — хмыкнула Лора. — Но мне жаль всех тех бедняжек, которые сдались. Ты же абсолютно невыносимый тип! В общем, я звоню сказать, что скоро буду у тебя.

И как бы в подтверждение ее слов послышался резкий звук автомобильного клаксона, ударивший по барабанным перепонкам. Иден поморщился.

— Я еще в кровати. Хочешь ко мне?

— Шутка, повторенная дважды, теряет свою остроту. Чтобы ты меньше язвил, я везу три пончика с карамелью.

— Тремя пончиками не отделаешься, — пробурчал Иден. — С тебя пять.

— Как скажешь, — тут же согласилась Лора. — Пять.


У Идена были на сегодня планы, он собирался поехать в Мертон, проверить работу строителей у себя дома. Но Рыжая этого, конечно, не знала. Завершив вызов, парень снова откинулся на подушку, глаза закрылись сами собой, сознание начало угасать. Нужно встать и принять человеческий вид. Сколько можно вести себя как неотесанный мужлан? Но это можно сделать через минуту, а пока еще немного полежать.

Из состояния полудремы Идена выдернул дверной звонок. Черт! Он отбросил одеяло, вскочил на ноги. Натягивая джинсы, Ид запутался в штанинах и чуть не упал на пол, но вовремя удержал равновесие. Звонок звонил одной сплошной трелью, что ужасно раздражало и не давало сосредоточиться. Справившись, наконец, с предметом одежды, спасатель пошел открывать. Расстегнутый ремень звенел пряжкой при каждом шаге.

Щелкнув дверным замком, Иден приоткрыл дверь, давая понять, что можно заходить, а затем развернулся и побрел назад в спальню. Сел на кровать, упал навзничь и закрыл глаза.

— Ты до сих пор спал? — долетело до него удивленное восклицание.

— Я предупреждал, — не слишком громко ответил Ид, не сомневаясь, однако, что его услышат.

Ответа не последовало. Какое-то время стояла неправдоподобная тишина, но вот босые ноги прошлепали по ламинату, открылся кран, скрипнули дверцы кухонных шкафчиков. Заработала кофеварка. Очень самоуверенно с ее стороны. И это не про кофеварку.

Иден лежал с закрытыми глазами и через открытую дверь слушал, как на почти-его-кухне хозяйничает кто-то другой. Кто-то маленький, рыжий, раздражающий. Чувство при этом было странное. С ним давно такого не случалось. После последних отношений Иден зарекся пускать кого-то на свою кухню или куда-то еще. Свою нервную систему нужно беречь, холить и лелеять. Однако отношения с Рыжей были нестандартные, им не находилось нормального описания, и от того слушать, как босые ступни шлепают по ламинату было даже забавно.

Кофеварка сообщила о том, что кофе можно забирать. Зашелестел пакет. Уверенные шаги раздавались уже совсем близко.

— Ты живешь в свинарнике, — брезгливо сказала Лора.

Иден открыл глаза и приподнял голову. Она стояла в дверном проеме с чашкой и пончиком в руках, и обводила взглядом спальню. Лицо ее недовольно скривилось при виде разбросанной одежды.

— Да, мама, — нарочито виновато проговорил Иден, снова принимая сидячее положение.

Лора протянула ему чашку и пончик. А он-то думал, что она принесла их для себя!

— Спасибо, — пробормотал Ид, аккуратно забирая горячий кофе.

Освободив руки, девушка присела на край кровати и внезапно упала навзничь так же, как недавно это сделал сам Иден.

— Скотт пригласил меня на свидание! — выпалила она, глядя в потолок широко открытыми глазами.

Пожарник замер, не донеся чашку ко рту. Не нужно было уточнять, кто такой Скотт.

— Ты согласилась? — спросил он, оборачиваясь и вскидывая прямые брови.

Лора заулыбалась, не отводя глаз от потолка.

— Иден, он такой милый! И привлекательный! И галантный! И… — она схватила подушку и издала в нее какой-то неясный рык. — Конечно, я согласилась! — добавила, убирая подушку.

Иден впервые видел ее такой. Этот блеск в зеленых глазах и совершенно бессмысленный взгляд делали Рыжую какой-то особенно красивой. Еще красивее, чем обычно. И самое смешное то, что в данный момент она лежала в его кровати, в каком-то смысле воплощая все его плоские шуточки. Но счастливый вид у нее был по другому поводу.

Пожарник сдвинул брови и внимательно посмотрел на пончик в своих руках. Все правильно. Так и должно быть. Красивые женщины находят себе подходящих парней. Все законы жизни соблюдены.

— Ну, удачи ему, — безразлично бросил Иден, вставая с кровати и выходя из спальни.


«Практика приводит к совершенству».

Сомнительно, что на втором занятии Лора смогла достичь совершенства, но то, что она раз за разом уверенно опрокидывала Идена на пол, было очевидно. Сам Иден списывал это еще и на свою невнимательность. Он абсолютно не мог сосредоточиться и как-то усложнить Рыжей задачу. Его самого будто прибивало гвоздями к месту каждый раз, когда он, подкравшись сзади, прижимал к себе девушку. Когда же Иден оказывался опрокинутым, Лора ликующе поднимала вверх кулаки, а он оставался лежать, не понимая, что произошло. Хоть в чем-то был плюс от всей этой ситуации, Рыжая перестала дергаться и дрожать. Иден мог собой гордиться. «Вылечил» девушку, чтобы вручить ее в руки идеальному парню. Однако для себя он положительных сторон не находил. Ужасный характер, в котором преобладала адская смесь альтруизма и скептицизма, загнал спасателя в отношения, из которых он теперь уже не видел выхода. Но Ид все еще пытался отрицать то, что попал.

— Какой он, твой Скотти? — спросил Иден, в очередной раз лежа на мягком покрытии и не желая подниматься на ноги.

Лора, подошедшая к раковине попить воды, обернулась и грустно улыбнулась.

— Он еще не мой.

Иден устало закатил глаза.

— Если он позвал тебя на свидание, он уже частично твой, — сказал парень с видом умудренного опытом человека.

Улыбка на хорошеньком личике стала шире.

— Я не знаю, — неуверенно проговорила Лора. — Он такой… Он очень приятный, уверенный в себе, заботливый. Меня давно никто никуда не приглашал, только лапали. А он даже ни разу не попытался. Просто смотрел так… — она запнулась. — Ну, ты знаешь…

Иден знал. Иден очень хорошо знал. И от этого знания ему становилось нехорошо.

— Прости, — тихо проговорил он, поднимаясь с пола и почесывая затылок.

Девушка недоуменно нахмурилась.

— За что?

Иден пожал плечами и спрятал руки в карманы джинсов.

— За свадьбу сестры. То есть… Я ведь повел себя тогда не лучше других…

— Забудь, — нетерпеливо отмахнулась Лора. — Мы давно в расчете. Давай лучше переходить к маневру у стены. Мне жалко смотреть, как ты падаешь.

О нет. «Маневр у стены». Какое красивое название она придумала к условиям, когда мужчина зажмет ее стройное тело в ловушку. Ситуация становилась все замечательнее. Когда Иден нападал со спины, Лора не видела и не чувствовала его оцепенения. Она просто действовала по выученной схеме. Но сейчас они стояли лицом к лицу, и самоконтроль Ида подвергался суровому испытанию. Если бы только маленькая эльфийка подозревала, какой производит эффект, то уже схватила бы свой рюкзак и вылетела вон из квартиры. И это, наверное, было бы лучше всего. Но пока еще мысли можно спрятать за безразличием, а значит Рыжая раз за разом будет терпеливо ждать, когда руки Идена лягут на стену по обе стороны от нее, а сам он придвинется ближе. И тогда она ударит в солнечное сплетение. Во всех смыслах.

Она стояла у стены такая беззащитная! Огромные глаза цвета зеленого янтаря смотрели доверчиво через стекла квадратных очков. Эти глаза творили что-то невероятное. В них нельзя заглядывать, они отвлекают и выбивают почву из-под ног. В какой-то момент Ид забыл сделать вид, что ему больно от удара по защите на корпусе. Лора в ожидании вскинула брови, Иден втянул в себя воздух и резко отступил назад, прерывая «маневр».

— Прости, — откашлялся он. — Я задумался. Давай оставим это на другой раз, сейчас покажу тебе еще один прием. Хорошо?

Рыжая продолжала недоуменно смотреть на Идена, но спорить не стала. Пожав плечами и отлепившись от стены, она вышла на середину комнаты.

— Что делать? — спросила Лора, раскинув руки в стороны.

Иден не знал. Он не продумал план и сейчас не был готов импровизировать. Мозг нервно искал ответ, но в голову ничего не шло. Пауза затянулась.

— Ид? — обеспокоено позвала девушка. — Все нормально?

Спасатель сорвался с места, быстрым шагом подошел к раковине и набрал полные ладони воды. Задержав дыхание, он опустил в них лицо и провел по волосам. Нужно вернуть себе спокойствие. Только оно и важно.

— Да, — ответил парень, вытерев капли краем футболки. — Все нормально. Сейчас я буду нападать на тебя сбоку. Твоя задача ударить меня локтем в висок и в живот.

Легче стало не на много. Интересно, подсознание специально подбрасывает ему те приемы, где нужно как можно ближе прижать к себе жертву? Но взяв себя в руки, Иден все-таки смог абстрагироваться. Громоздкий шлем и защита на теле лишали ситуации интимного подтекста.

Как и в первый день, Лора спотыкалась на новых движениях, но теперь уже просто от незнания, а не от страха. Вскоре у нее стало получаться. Когда Иден хватал ее за талию, она разворачивалась и со всей силы била в голову, попадая то в висок, то в нос, то в челюсть. Если бы не шлем, Ид уже лишился бы остатка мозга, которому и так неплохо досталось в жизни. Пусть бьет. Пусть выбивает своим острым локтем все идиотские мысли. После удара в голову, он, покачнувшись, отступал назад, и здесь ему не нужно было даже имитировать. А дальше следовал такой же сильный удар в живот. Рыжая разошлась по-настоящему, она уже сейчас была готова к встрече с ублюдками в переулке.

Через сорок минут избивания у Идена не осталось сил. Ему приходилось выносить куда большие нагрузки, но на сегодня с него было достаточно.

— Давай пить кофе, — сказал он, поднимая вверх руки в признание капитуляции.

— Ты сдаешься? — весело спросила Лора.

Иден расстегнул шлем и сбросил его, перебрасывая распущенные волосы на одну сторону головы.

— Считай, что да. У меня еще есть дела.

Девушка подошла к кофеварке и по-хозяйски стала возиться с контейнерами для воды и кофейной гущи.

— Расскажешь?

— Нужно поехать домой, — пожал плечами Иден, запуская руку в пакет с пончиками. Подойдя к Лоре он, не спрашивая, запихнул один ей в рот. Увидев на ее лице немой вопрос, решил уточнить:

— Там ремонт. Меня затопили.

Секунду Лорелея продолжала смотреть на парня, а потом внезапно прыснула и заразительно засмеялась. Пончик выскочил из зубов и упал на рабочую поверхность кухни.

— Ты серьезно? — спросила она, справившись с кофеваркой и все еще посмеиваясь.

Спасатель, нахмурившись, скрестил руки на груди.

— Рад, что тебе весело, — недовольно пробурчал он.

Лора окинула Идена долгим многозначительным взглядом от распущенных переброшенных на одну сторону волос, по прямому носу, мощной шее, широкому развороту плеч и футболке, плотно облегающей каждый куб пресса на животе.

— Иден, тебя не затопили, — снова прыснула девушка, но тут же попыталась задавить улыбку. — Тебя потушили.

Парень смотрел на нее как на надоедливого ребенка. Он задумчиво почесал щеку, скептически скривив губы.

— Смешно… — протянул он. — Лорелея. Ты с моей сестрой можешь открыть «Клуб замечательных имен». Смотри-ка! И название уже есть! — он подхватил со столешницы надкусанный пончик и целиком отправил в рот.

Ну вот, Иден Уиндэм снова стал Иденом Уиндэмом. Для Лоры он был намного привычнее, чем тот потерянный человек со странным взглядом, каким пожарник был все утро. Лора не была настолько самоуверенной, чтобы поверить в свои гениальные способности к самообороне. Однако сегодня ей все давалось легко, и причина была отчасти в ее тренере. Он не пытался ей поддаваться, это выходило само собой. Идена что-то мучало, хотя он старательно это скрывал.

Сейчас он сидел за столом с очередным пончиком в руке. Постукивая пальцами по столу, Ид внимательно следил за тем, как кофеварка наливает в чашки напиток.

— Кто тебя вообще так назвал? — спросил он, не переставая наблюдать за кофеваркой.

Ну вот. Это случилось. Лора уставилась взглядом в пол, сразу захотелось провалиться куда-нибудь, например, к соседям снизу. Она ждала этого вопроса, а точнее темы, которая за ним последует. Шутки насчет ее имени были редкими, не многие знали легенду из немецкого фольклора про речную деву, заманивающую на скалы моряков. А к тому времени, как Скорпионс решили увековечить ее в песне, Лоре было уже девятнадцать, поэтому волна всеобщего веселья не слишком ее беспокоила. Но вот на вопрос «кто тебя так назвал?», был один ответ. И он непременно вел в черный тоннель.

Иден этого не знал и молча ждал. Кофе был разлит по чашкам, девушка отвернулась к кофеварке и воспользовалась этим моментом, чтобы равнодушно бросить:

— Папа.

— Ты не спрашивала у него, как он к такому пришел?

Лора взяла чашки и медленно понесла их к столу. Иден протянул татуированную руку, аккуратно забрал одну, его пальцы коснулись пальцев Лорелеи и он замер буквально на долю секунды. Но она это заметила. Сев за стол, она стала внимательно всматриваться в свою чашку. Нет, так нельзя. Нужно прояснить вопрос раз и навсегда.

Вздернув голову, Лора с решимостью встретила любопытный взгляд.

— Я сирота, Иден, — твердо произнесла она. — И пока ты не потерял дар речи, добавлю, что родителей нет уже шестнадцать лет. Так что рана не свежая, не нужно прятать глаза и ходить вокруг меня на цыпочках.

После этих слов сразу стало легче дышать. Лора ненавидела смотреть, как меняются лица людей после ее признания. Она понимала, что они теряются и не знают, как себя вести, но и сама Лора этого не знала. Делать вид, что все нормально? Но ведь не нормально. Не может быть нормально. Или наоборот начать с печальными глазами принимать соболезнования? Это тоже глупо. Оптимальный вариант не рассказывать вообще. Никому и ничего. Но Иден Уиндэм был для нее больше, чем случайный знакомый. Лора не могла так легко определить его статус в своей жизни, но он занимал очень важное место.


Иден молчал, но и глаза не отводил. Только привычно сдвинул брови. Постучал пальцами по столу, потер шершавый подбородок.

— Почему не говорила раньше? — наконец, задумчиво спросил он.

— Об этом не кричат на каждом углу, — пожала плечами Лора, снова устремляя взгляд в свой кофе.

— Ну да…

На минуту воцарилась вязкая, тягучая тишина. Иден сделал глоток из чашки, покрутил в пальцах пончик. Весь его вид выражал абсолютное безразличие, как будто этого разговора не было. И, тем не менее, тишину между ними можно было проткнуть пальцем.

— Рыжая, — вдруг невозмутимо позвал Иден. Подняв голову, Лора наткнулась на серьезный взгляд. — Я рад, что ты сказала. Если захочешь, можешь рассказать еще что-нибудь. Я послушаю.

Девушка молча кивнула. Кофе они допили в тишине, но теперь она была не напряженной. Как так вышло, что с Иденом можно вместе молчать? Раньше такого не было, он постоянно излучал волны раздражения и усталости от жизни. Но наблюдения показали, что мрачный, колючий ворчун может отключать в себе эту опцию. Его иголки на время прятались и явившегося миру милого, мягкого человека можно было даже погладить, не боясь уколоть пальцы.

Забрав со стола чашки, спасатель поставил их в раковину, включил воду. Лора тихо выскользнула из-за стола и направилась к выходу.

— А, точно, — раздалось со стороны кухни. — Забыл совсем. Последнее на сегодня.

Ему удалось привлечь внимание Лорелеи, уже обувавшей кроссовки. Оставив в покое грязные чашки, Иден подхватил с пола боксерскую «лапу» для отработки ударов и медленно приблизился к девушке.

— Смоделируем ситуацию. Твой Скотти перестал быть джентльменом и приблизился слишком близко…

— …такое бывает на свиданиях, — скептически перебила его Лора.

— …и захотел тебя поцеловать, — невозмутимо продолжил Ид.

— Я слышала, это тоже вариант нормы.

— Но ты этого не хочешь…

— …хочу.

Светло-серые глаза превратились в две щелочки.

— Мы моделируем ситуацию, не перебивай, — продолжил Ид, стоя совсем близко. — Запомни на всю жизнь. Что бы ни случилось, в любой ситуации бей в пах. Сильно, больно, не жалей. Если хорошо рассчитаешь силу, это будет успех. А сейчас, — он сделал еще маленький шажок, — бей.

Лора удивленно подняла брови, медленным взглядом прошла по Идену сверху внизу, задержавшись на том месте, куда он предлагал ударить.

— Но я не могу! — все так же удивленно воскликнула девушка.

— Почему? — снова сощурился Иден, глядя на нее сверху вниз.

— Что значит «почему»? Потому что это ты, — она сделала неопределенный жест, указывая на парня. — Я не ударю тебя.

— Ты меня жалеешь так, будто планируешь мною воспользоваться.

— Не неси чушь, — отмахнулась Лора.

Иден продолжал щуриться, что-то тщательно обдумывая. Внезапно взгляд его изменился, стал любопытным.

— Насколько плохое у тебя зрение? — спросил спасатель, рассматривая квадратные очки на веснушчатом носу.

— Не очень, — пожала плечами девушка. — Мне нужно видеть номера автобусов и различать лица своих туристов.

— Ты похожа на девочку-отличницу.

— Я и есть отличница.

— Люблю отличниц, — проговорил Иден густым баритоном, наклоняясь к самому уху девушки, от чего по телу Лоры пробежали мурашки. Много мурашек. — Отличниц можно безнаказанно хватать за все интересные места.

Одно мгновение ей показалось, что она ослышалась. Но повернув голову, и увидев хищный блеск в знакомых серых глазах, Лору охватила ярость. Не понимая что творит, она схватила спасателя за футболку, резко подняла вверх колено и с силой ударила… И врезалась во что-то плоское и жесткое. Опустив взгляд, она увидела вовремя подставленную Иденом боксерскую «лапу», сам Иден отошел от нее, самодовольно ухмыляясь.

— Выходит, не так уж тебе меня и жалко, — весело сообщил он, отбрасывая в сторону «лапу». — Поздравляю с боевым крещением!

— Ты специально! — воскликнула Лора, набрасываясь на него с кулаками.

Он перехватил ее руки за запястья и аккуратно завел за спину.

— Если бы я хотел хватать тебя за интересные места, я бы избрал другую тактику, — посмеиваясь, сообщил Иден, ослабляя хватку, но не отстраняясь.

Лора вырвалась, зло посмотрела на пожарника и принялась энергично завязывать кроссовки. Весь день этот самоуверенный тип был как в тумане, и вот под конец выпустил наружу весь свой сдерживаемый ядовитый сарказм! Но ведь Лора знала, к кому она решила обратиться за помощью. Этот человек, несмотря на свои недостатки, был одним из лучших людей, которых ей приходилось знать.

Заставив себя умерить свой гнев, Лора посмотрела на Идена. Он с кривой улыбкой наблюдал за нею, скрестив руки на груди.

— Спасибо, что уделил мне время, — пробормотала девушка.

— Не обижайся, Рыжая. Зато теперь ты сможешь дать Скотти отпор.

— Этого не понадобится.

И, помахав на прощанье, она вышла из квартиры.

Иден постоял еще несколько секунд, прислушиваясь к удаляющимся шагам, а потом упал на диван и закрыл глаза. Во что он себя втянул? Во что он, черт возьми, позволил себя втянуть?

ГЛАВА 8

На город стали опускаться летние сумерки. Лора снова сидела возле старинного бабушкиного зеркала, подкрашивала глаза и мечтала избавиться от линз. У нее снова болели ноги, хотя к этой боли стоило привыкнуть за годы беготни по городу. Сегодня на ее долю достались французы. Почему, выбирая языки в университете, Лора руководствовалась красотой речи, а не уровнем культуры носителей? Кучка националистов в возрастной группе «сорок плюс…», с кривыми лицами смотрящих на Здание Парламента и Букингемский дворец. Они постоянно интересовались, где здесь приличный ресторан и жаловались на дороговизну маечек с британским флагом. Зачем ехать в страну, которую недолюбливаешь? Путешествовать нужно с желанием узнать новые места, а не плюнуть на другую нацию.

Скоро восемь. Если ориентироваться на прошлый раз, Скотт не должен опоздать, а значит и Лора не может себе позволить прилечь и вытянуть ноги. Скотт ей нравился. Очень нравился. Нравились его манеры, волосы цвета пшеницы и «обнимающие» медовые глаза. Она была рада, когда он позвонил и напомнил об ужине, поэтому не нашла в себе смелости отказать и перенести все на другой день. Соглашаясь, она знала, что вечером с трудом заставит себя обуть туфли, но в программе был заявлен ресторан, а значит, кроссовки не стоит рассматривать. И очки в большой квадратной оправе тоже не подойдут.

Очень некстати в голове всплыл образ жующего пончик Идена. Чего бы Лора сейчас хотела, так это оказаться под крышей мансарды и тихо пить кофе в компании большого хмурого медведя. У нее не хватало сил, чтобы быть сегодня леди, а в той мансарде этого совсем не требовалось. Медведь видел ее всякой. Только сам он постоянно недвусмысленно давал понять, что его утомляет присутствие «Рыжей». Она и так ему навязалась. И привязалась. Прекрасно понимая, что у этой привязанности нет шанса, Лора не собиралась вешаться Идену на шею, но стала считать своим… кем? Другом? Вряд ли Ид согласился бы с таким определением. Он скривил бы губы в саркастической улыбке и выдал что-то типа «нет уж, Рыжая, я тебя почти не знаю». Он всегда умеет сбросить ее с небес на землю одной только фразой.

В дверь позвонили. Лора поднялась со стула, окинула взглядом изумрудное платье, привычно тряхнула головой. Рыжие локоны выше плеча легко подпрыгнули. Ее волосы. Ее длинные волосы ниже талии. Все что от них осталось — это непослушное каре. Как ей сейчас недостает того золотого водопада! С ним она выглядела и чувствовала себя красавицей, а сейчас ни одно платье не могло скрыть неуверенную в себе девчонку.

Обув туфли и невольно поморщившись, Лора взяла сумочку и пошла открывать. Наличие шокера проверять не стала. Со Скоттом он был ни к чему. Открыв дверь, первое, во что вперился взгляд девушки, был букет красных роз.

— Ого, — выдохнула она вместо приветствия.

— Привет, — заулыбался Скотт, наклоняясь и целуя Лору в щеку. — Это тебе, — протянул он букет.

Она взяла цветы и на секунду задумалась, как ей поступить. Очевидно же, что с розами ехать нельзя. Нужно пойти и поставить их в воду. И на эти пару минут впустить мужчину в дом…

— Спасибо, — улыбнулась Лора, делая шаг в сторону и широко раскрывая дверь. — Я сейчас найду им вазу, и мы пойдем.

Взяв букет, девушка прошла на кухню, пытаясь вспомнить, есть ли у нее вообще какая-то ваза. Скотт тем временем сделал уверенный шаг вперед и остановился в холле, с любопытством оглядываясь по сторонам. Он был первый мужчина за последние годы, кто смог проникнуть дальше порога дома, и эта мысль приносила странные ощущения. Все внутри словно опалило огнем. Но в то же время было в этой ситуации что-то не то, будто чужак проник в ее личное пространство. Красивый, обаятельный, но пока еще чужак.

Дольше тянуть она не стала. Не было времени бегать по дому и искать какую-нибудь бабушкину вазу, она буквально кожей чувствовала присутствие мужчины. Аккуратно положив цветы в кухонную раковину, Лора закрыла слив, налила воду и быстро вернулась в холл. Скотт терпеливо ждал, рассматривая картины на стенах. Прошло уже столько времени после смерти бабушки, а Лора не могла себя заставить сменить интерьер. В доме все оставалось так же, как и семь лет назад. Та же старая мебель, потертые кресла, выцветшие шторы на окнах и картины. Повсюду. В доме царила атмосфера интеллигенции прошлого века, и девушка до сих пор стеснялась что-то здесь менять. Будто бабушка вот-вот вернется и отчитает маленькую рыжую непоседу за криво лежащий ковер и след от пальцев на старинном зеркале.

— Хорошие работы, — проговорил Скотт, глядя на одну из картин. — Откуда они?

— Семейные реликвии, — расплывчато ответила Лора, подходя к мужчине и положив руку ему на локоть. — Пойдем?

* * *

Скотт привез ее в «Оранжерею». Если бы Софи в свое время не заставляла Лорелею оттачивать навык культурного общения, то челюсть девушки сейчас неэлегантно тянулась бы по полу. Но бабушка вышколила ее хорошо, поэтому Лора ничем не выдала своего удивления. Но внутри у нее все трепетало.

Ресторан «Оранжерея» в Мэйфэре примечателен тем, что чтобы попасть в него, нужно пройти через настоящую зеленую террасу. Вход располагался на стыке двух зданий, стоящих углом, и образующих две глухие стены. С улицы к дверям вел деревянный настил, по бокам от него насыпан гравий, из которого растут высокие тонкие растения (возможно бамбук), закрывающие собой кирпичные стены. Здесь же стоят кадки с цветами, искусно подстриженные кусты и маленькие пальмы. Стены не пропускают ветер и создают уют. Пройдя в ворота, забываешь, что находишься среди огромного города. Ах да, еще у ресторана имеются две звезды Мишлена и именитые повара.

Цокая каблуками по деревянному настилу, Лора надеялась, что не споткнется, каблук не застрянет между досок, а хостес не заставит ее развернуться и выйти вон. Она чувствовала себя самозванкой в этом месте. Интересно, как бы посмотрел на нее Скотт, если бы впервые встретил в майке, шортах и кроссовках, в толпе туристов, жующих хот-доги? Да никак. Он прошел бы мимо, мысленно ругая за то, что группа растянулась на весь тротуар, и преграждает лондонцам дорогу.

Хостес проводила их к столику у окна с видом на зелень террасы и, улыбнувшись, отошла. Лора раскрыла меню и стала внимательно его изучать, но не прошло и пары минут, как к столу подскочил вышколенный официант. Лорелея подняла глаза на парня, собираясь попросить еще немного времени, но Скотт опередил ее.

— Два фуа-гра с фенхелем, сливой и шоколадной стружкой, — уверенно проговорил мужчина, наблюдая, как официант делает себе пометки. Затем, переведя взгляд на девушку, спросил: — Какой напиток тебе заказать?

От удивления Лора не сразу обрела дар речи. Несколько секунд она просто смотрела в медовые глаза, прежде чем откашляться и выдать два слова:

— Зеленый чай.

Скотт удивленно поднял брови.

— Ты не хочешь какого-нибудь вина?

— Нет, спасибо.

Мужчина кивнул, прибавил к заказу эспрессо и жестом отпустил официанта. Тот улыбнулся и скрылся, Лора продолжала смотреть ему вслед. Она ненавидела печень. Никакую. Ни в каком виде. Даже если она называется «фуа-гра с фенхелем» и где-то там будет фигурировать шоколадная стружка. Но Скотт был так уверен в себе, что девушка не решилась возразить. Это было не очень кстати, но первое свидание не подходит для выказывания своего недовольства. Возможно, для этого еще будет время. А пока придется есть фуа-гра. Как бы по-снобистски это ни звучало.

Мягкий голос Скотта вывел Лору из задумчивости.

— Расскажи о себе.

Он сидел, сцепив руки в замок и опершись на них подбородком. Медовые глаза смотрели на девушку с каким-то особенным теплом. Он снова будто обнимал ее своим взглядом. Что ему рассказать? Что вообще принято рассказывать в таких случаях? Все-таки Лора слишком давно не была на настоящем свидании, но даже в те времена, когда ее приглашали, дело ограничивалось походом в кино или бар. В таких местах, как «Оранжерея» доводилось бывать только по работе. По той, «другой» работе. И это не располагало к рассказам о себе. В последние годы Лора либо рассказывала историю Лондона, либо слушала истории незнакомых людей.

— Что ты хочешь знать? — улыбнулась девушка, опираясь на сложенные в замок руки, копирую позу мужчины.

— Все, — протянул Скотт, с комичным выражением лица. — Я же юрист. Расскажи мне, кто такая Лорелея Гамильтон.

Лора пожала плечами.

— Я - это я. Мне давно не приходилось говорить о себе. Давай, ты первый.

Мужчина прищурился, склонив голову на бок. Прядь светлых волос упала на лоб. Лора подавила в себе рефлекс потянуться и убрать ее пальцами.

— Пытаешься перевести разговор на другую тему? — нарочито серьезно спросил Скотт, после чего сам привычным жестом смахнул волосы и снова улыбнулся.

— Должна же я знать, с кем сажусь в одну машину уже второй вечер, и стоит ли избавиться от электрошокера.

— Ты носишь электрошокер? — удивился Скотт.

А вот Иден бы не удивился. Он бы, не спрашивая, влез в ее сумку, чтобы проверить работоспособность агрегата. Но при чем здесь Иден Уиндэм и почему она опять о нем вспомнила?

— Конечно, — тряхнула головой Лора, избавляясь от видения. — Ты же не думаешь, что все люди, с которыми мне приходилось проводить вечера, такие же замечательные, как ты.

Мужчина расплылся в довольной улыбке.

— Ладно, начну с себя.

И он стал рассказывать. Много, весело, непринужденно. Про детство в Йоркшире, мечту уехать в столицу и ужасный северный акцент, от которого Скотт долго избавлялся после поступления в Оксфорд. Мужчина рассказывал про свою работу и случаи, с которыми пришлось сталкиваться. Находил забавные истории, например про любовницу, которая шантажировала женатого бизнесмена интересными фотографиями.

Со Скоттом было легко, очень легко. Он не строил из себя властелина мира, и это при том, что когда появлялся официант, тон его становился официальный и строгий. Было ясно, что этот человек привык к власти, знал, как управлять людьми, но с Лорой он становился мягким и покладистым. Это очень льстило и вызывало мурашки на теле. Скотт то и дело бросал долгие взгляды на ее губы и шею, медовые глаза в эти моменты будто плавились, и мурашки по коже начинали бегать в усиленном режиме.

Принесли и унесли фуа-гра, следом последовал вишневый штрудель со сливками (Скотт также заказал его сам), и за это время Лора умудрилась отделаться несколькими банальными фразами о себе.

О лингвистическом образовании и любви к истории… Оказалось, что он тоже увлекается историей и десерт прошел за обсуждением этой темы. О родне и работе гида Лора не сказала ни слова. Она хотела еще немного побыть кем-то загадочным и прекрасным. История ее детства, взросления и профессии может подождать.

Вечер плавно шел к завершению. На часах было десять, когда Скотт, расплатившись, повел Лору к машине. Открыв для нее дверцу, он подал девушке руку и склонился к ее уху.

— Я еще не говорил, что ты прекрасно выглядишь? — тихо спросил он.

Шею согрело теплое дыхание.

— Нет. Но еще не поздно исправиться, — так же тихо ответила Лора, проскальзывая на сидение.

Дверца хлопнула, Скотт обошел автомобиль и сел за руль. Они влились в поток вечернего движения в полном молчании. Потянувшись к передней панели, мужчина включил радио, заиграл какой-то успокаивающий блюз. Лора поставила локоть на дверцу и запустила руку в волосы, расчесывая их пальцами, массируя голову. Неосознанный жест. Но вот на светофоре она почувствовала на себе взгляд и повернулась. Медовые глаза скользили по ней, прожигая насквозь. Так продолжалось до тех пор, пока машины сзади не начали сигналить, Скотт резко отвернулся и вдавил педаль газа. В салоне стало жарко. Лора тихо выдохнула, понимая, что на какое-то время задерживала дыхание, и открыла форточку, впуская вечерний воздух. Скотт больше не смотрел на нее, но девушка сейчас очень хотела бы узнать его мысли. Хотела и не хотела одновременно.

Когда машина стала кружить по улочкам Камдена в районе Риджентс-парка, Лора невольно задумалась, что будет дальше. Стоит ли ей, как любой самостоятельной женщине, выскочить из машины, или дождаться, пока ей откроют дверцу? И что будет после этого? Однако судьба сама решила этот вопрос.

Когда автомобиль остановился возле ее дома, Лора взглянула в окно на свое крыльцо и не сразу поверила своим глазам. На ступеньках, уперев локти в колени, сидел Иден и смотрел себе под ноги. Джинсы, широкая футболка, скрывающая все самое интересное, поношенные кеды. Полная противоположность тому, кто сидел на соседнем кресле. Он нервно прокручивал в пальцах мобильный телефон, но услышав, что подъехала машина, вздернул голову. Серые глаза превратились в две щелочки. Очень злой Иден. Он медленно поднялся на ноги, продолжая сверлить взглядом окно пассажирского сиденья, скрестил руки на груди и принялся ждать.

Вопрос о выходе из машины отпал сам собой. Дернув за ручку, Лора выскочила наружу. Иден в два шага пересек дорожку, ведущую от крыльца, протягивая руку к девушке.

— Дай сюда сумку, — мрачно проговорил он, практически выдирая из ее рук вечерний клатч и начиная в нем копаться.

— Что ты делаешь? — нервно спросила Лора.

Пожарник молчал, продолжая яростно тормошить клатч. Хлопнула дверца, рядом с Лорой оказался Скотт.

— Иден, — тихо повторила девушка, — что не так?…

— Что не так? — рявкнул Иден. — Ты мне объясни, что не так! Где твой телефон, Лора?

У Лоры сердце сбилось с ритма. Правило трех минут. Она забыла про правило трех минут.

— Лорелея, кто это и почему он позволяет себе такое? — напряженно спросил стоящий рядом Скотт, приобнимая девушку за плечи и с вызовом глядя на Уиндэма.

— Мой брат, — пискнула Лора, с тревогой глядя на мужчин.

— По матери, — зло выплюнул Иден. — Ну, так какого черта, Лорелея?

Скотт промолчал, однако Лора чувствовала, как напряжена его рука на ее плече. Девушка тяжело сглотнула.

— Я, наверное, забыла телефон, — тихо выдавила она.

— Да что ты? — ехидно переспросил Иден. — Какая незадача… Да ты, мать твою, знаешь, что я с трубкой сроднился за этот вечер?!

Вот он, настоящий гнев Идена Уиндэма. Та энергия, которая все это время была скованна в большом теле, сейчас вырвалась наружу и была готова смести все на своем пути.

— Ид, прости, — выдохнула девушка, положив руки ему на плечи.

Спасатель отшатнулся и сделал шаг назад.

— Объясни мне, Рыжая! Разве не тебя я нашел под своей дверью с просьбой о помощи?! «Иден, ты единственный, кого я не боюсь». Так, кажется? Ты врываешься в мою спокойную жизнь, когда тебе вздумается, и тратишь мое личное время. МОЁ. ЛИЧНОЕ! ВРЕМЯ!!! А когда я и в самом деле тебе помогаю, оказывается что это на хрен не нужно?!

Лора снова попыталась дотронуться до разъяренного спасателя, но он снова отошел в сторону, отбросив ее руку.

— Ид, я не специально, — лепетала она. — Иден, прости! Просто Скотт приехал, и я даже не проверила сумочку перед выходом…

Кажется, она сказала что-то лишнее…

— Ах, Скотти, — пожарник снова сощурился, но теперь обратил свое внимание на спутника девушки. — Это Скотти тебя отвлек? — он снова перевел злой взгляд на Лору. — Ты даже не подумала о том, что поступаешь безответственно! Прилетел прекрасный принц на черном… что у нас там? — вытянул шею и глянул на машину. — БМВ! Принц на черном БМВ! И ты забыла обо всем на свете! Ты маленькая инфантильная идиотка!!!

Последние слова отбились эхом на пустынной улице, и стало неестественно тихо. Лора во все глаза смотрела на Идена, пытаясь как-то переварить все сказанное, но эти самые последние слова стояли в ушах, крутились на повторе. Скотт подошел к ней сзади и ободряюще взял за локоть. Оцепенение спало, глаза стала заволакивать пелена ярости.

— Уходи, — прошипела она, глядя на Идена снизу вверх. — Проваливай, Уиндэм. Береги свое драгоценное время. Маленькая идиотка тебя больше не побеспокоит.

Иден еще несколько секунду смотрел ей в глаза. Долгие несколько секунд, за которые девушка разрывалась между желанием придушить его и попросить прощения. А потом он швырнул в ее руки клатч и быстрым размашистым шагом пошел прочь. Когда Иден завернул за угол, на всю округу разнесся грохот перевернутого мусорного бака. В душе у девушки что-то оборвалась. Или разбилось на тысячу осколков. Ее начало знобить, она сделала шаг назад, и не глядя на Скотта, стала ковыряться в сумочке в поисках ключей.

— Прости за это, — нервно сказала она. — Я… я пойду домой.

Из Лоры будто выпустили весь воздух. Вечер, который казался почти идеальным, обернулся катастрофой. Вместе с ушедшим только что-то из жизни девушки Иденом ушло что-то очень важное. Скотт подошел к ней, притянул к себе и обнял за плечи. Тело его было напряжено, но он очень старался держать себя в руках.

— Помиритесь, — шепнул он ей в волосы, мягко поглаживая по спине.

ГЛАВА 9

Жизнь вернулась в свою колею, по которой катилась семь лет до появления в ней Идена Уиндэма. Но с поправкой на наличие Скотта Харрисона.


В тот злосчастный вечер, получив целомудренный поцелуй в щеку и попрощавшись со Скоттом, Лора зашла в дом и первым делом отыскала телефон. Не переодеваясь, только сбросив туфли, села за кухонный стол, подперла лоб рукой, нажала на кнопку разблокировки. Тридцать шесть сообщений. Начиналось все мило, в обычной язвительной манере. Несколько минут подряд Иден присылал шуточки, фотографии пиццы, пива, своих вытянутых ног и сериала в телевизоре. Дальше тон неуловимо менялся. И так до тех пор, пока в сообщениях ни пошли восклицательные знаки. Потом начались пропущенные вызовы. Сорок два звонка.

Лора тяжело вздохнула, уронив голову в ладони. Она совершила всего одну, на первый взгляд незначительную, ошибку, и так дорого за нее заплатила. Хотя Иден и был виноват в том, что позволил себе так ее унизить, но и его можно было понять. Лора понимала. В горле стоял ком, не желающий проходить. Девушка поднялась со стула, щелкнула выключателем и в темноте побрела в свою еще детскую спальню. Сменить комнату она тоже не решалась, но на тот момент так было даже лучше. В своей старой кровати она лежала, уставившись в экран мобильника с открытыми сообщениями, пока не уснула. Прямо в платье и с ненавистными линзами в глазах.


С того злосчастного вечера прошла неделя. Скотт появлялся на ее пороге каждый вечер, и каждый вечер они ужинали в дорогих местах. Каждый раз в новом. Он был само внимание и забота. Обаятельный, веселый… восхищенный. В «обнимающих» медовых глазах было столько восхищения, что ни одна женщина не смогла бы остаться равнодушной. Лора не стала исключением, с каждым днем он нравился ей все больше и больше. Он был мягким, но решительным. Появляясь в общественном месте, моментально давал понять всем окружающим, что Лора принадлежит ему, положив руку на талию или приобняв за плечи. Доставив девушку к дому, Скотт неизменно провожал ее до двери, долго целовал и ждал, когда она зайдет внутрь и закроет дверь. А потом уезжал. Не пытаясь предпринять попытки к проникновению в дом.

Если бы Лоре кто-то рассказал, что настоящего принца она встретит, сопровождая мужчин на общественные мероприятия (вообще-то, это называется «эскорт», но многие любят придать слову пошлый подтекст), она бы рассмеялась и сокрушенно покачала головой. Но, видимо, у кого-то сверху были свои планы на этот счет.

Девушку мучал только один момент во всем происходящем: она до сих пор умело уходила от темы, когда разговор касался детства и рода деятельности. Не получив внятного ответа, Скотт как-то сам сделал вывод, что Лора переводчик, что было в некотором смысле правдой. Вот только «переводчик в крупной компании» звучало красиво и весомо, рисовало в воображении стеклянный офис, переговоры с иностранцами и саму Лору в дорогом деловом костюме и на шпильках. А волосы в этой красивой картинке были ее прежние, длинные, спускающиеся ниже талии.

Реальность же могла припечатать Скотта к земле белыми спортивными кроссовками, которые девушка выбирала в магазине долго и тщательно, заставляя продавцов себя ненавидеть. Лора ничем не подтверждала догадки мужчины, ограничившись расплывчатым определением «лингвист», но и с раскрытием реальности не спешила. Сколько раз она, измученная, в растянутой майке, обрезанных, превращенных в шорты, джинсах падала в кровать, забывая снять очки и те самые кроссовки? Несчетное количество раз. Лора не обольщалась на свой счет. В такие моменты в ней нет ничего от той женщины, которая вечером выходит на крыльцо в линзах, платье и на каблуках. Поэтому каждый раз, когда разговор хоть как-то касался работы, девушка плавно поворачивала в другое русло. Она не готова. Не сейчас.

В остальном же все было неплохо. Жизнь продолжалась. Про Идена Лора почти не думала. Кроме тех моментов, когда вечерами перечитывала тридцать шесть сообщений и тихо ненавидела себя.

* * *

В том, что случилось, были виноваты американки. Иначе Лора ни за что не оказалась бы в той ситуации, в которой оказалась. Компания из пяти шумных, взбалмошных американок прилетела, чтобы отметить девичник. Почему Британия? Потому что здесь больше всего британских мужчин с британским акцентом. Мужчины и акцент — два главных критерия в выборе страны для девичника. Почему не испанцы с их томным мурлыканьем «mi amor» на ночном пляже Майорки? Этот вопрос Лора задать постеснялась.

Пять высоких красивых амазонок с длинными пышными волосами разных оттенков, долго уговаривали Лорелею на эту авантюру. Сначала они просто попросили гида, милую рыженькую девушку, порекомендовать им хороший бар. Лора практически ничего не знала о барах, хороших и плохих. Если туристы задавали ей вопрос, она ориентировалась на мнения коллег и гугл. Времена, когда она бывала в барах, давно канули в лету. По долгу службы она заглядывала в некоторые из них, для оценки обстановки, но все равно не могла порекомендовать иностранцам что-то, основываясь на своем опыте.

Примерно это Лора и ответила американкам, но они настаивали, поэтому девушка с чистой совестью повела их в единственный немного знакомый ей бар, в Ковент-Гарден. Выбор был не случаен, до дома не слишком далеко и, доставив американок в нужное место, Лора собиралась тут же исчезнуть. Можно было отвести их куда-нибудь в Камден-Тауне, с его барами, клубами, и сувенирными лавками, которыми пестрели улицы. Он больше подходил для ночной жизни, его специфика примерна та же, что и у Шордича. Но именно воспоминание о вечернем Шордиче заставило Лору поехать в противоположную сторону. Это непрофессионально, неправильно, нельзя бояться популярных туристических маршрутов только потому, что на одном из них с нею чуть не случился кошмар. Однако прошло еще слишком мало времени, чтобы девушка могла спокойно ходить по таким местам и не бояться своей тени.

А Ковент-Гарден немного другой. Здесь рыночная площадь с уличными артистами, опера, театры и музеи. Уже от одного этого описания становилось не так страшно оказаться одной на улице после наступления сумерек. Однако прекрасные амазонки, одна из которых через неделю собиралась выйти замуж за богатого (но судя по всему не слишком привлекательного) бизнесмена, не собирались допускать, чтобы Лора осталась одна. Оказавшись в шумном баре, они вцепились в девушку и стали уговаривать остаться с ними. Им почему-то приглянулась маленькая рыжая англичанка. Они, как старшие сестры, опекали Лору весь экскурсионный день, осаживая самых наглых мужчин и давая подзатыльники непослушным детям. И сейчас американки очень хотели втянуть ее в свой праздник. Лорелея улыбалась и отказывалась, ссылаясь на важные дела и ревнивого бойфренда. Но именно в тот момент пришло сообщение от Скотта, в котором он сообщал, что ему нужно до ночи задержаться в офисе и поработать над одним важным процессом. И как назло одна из амазонок с высоты своего модельного роста заглянула Лоре через плечо в экран мобильника, и радостно выпалила на весь бар «Она остается!».

Лора осталась. Тихо порадовавшись тому, что на ней сегодня не типичные рабочие шорты и футболка, которые оказались в стирке, а черные брюки с завышенной талией на подтяжках и белая майка без рукавов. Если быстро привести себя в порядок в туалете бара, то можно не слишком заметно выбиваться из компании красоток.

А дальше все закрутилось. Девушки пили и веселились, заставили бармена включить громкую музыку и танцевали на стойке. Первое время Лора стояла в стороне и просто наблюдала за ними, но в какой-то момент что-то пошло не так. Девушка так и не поняла, когда начала рассказывать боевым амазонкам о себе, когда они всунули ей в руки первый стакан, когда она стала пересматривать тридцать шесть сообщений и сокрушаться о своей глупости. Вся долго сдерживаемая тоска, одиночество, а теперь еще и тяжесть от обиды одного важного человека выплеснулись на дружелюбных малознакомых женщин, которые уже завтра сядут в самолет и вернутся домой.

Лора и не подозревала, насколько сильно ей не хватает вечно недовольного глубокого баритона, серых глаз и нахмуренных бровей. А еще тех моментов, когда брови перестают хмуриться, а взгляд становится задумчивым, изучающим. Она уже давно так не по кому не скучала. У нее не было людей, по которым можно скучать.

Примерно через полтора часа американкам надоел этот конкретный бар, и они стали тянуть Лору к выходу, на поиски нового заведения. Им захотелось обойти максимальное количество баров, пабов и клубов за одну эту ночь. Но в этот раз Лора проявила твердость и осталась сидеть на месте. Прекрасные амазонки по карте составили себе маршрут, обняли своего гида на прощание и со смехом и песнями покинули заведение. Вместе с их уходом стало как-то очень тихо, другим посетителям без ярких девиц стало скучно, и бар быстро стал пустеть.

Бармен вздохнул с облегчением и приглушил музыку. А Лора все сидела за стойкой и пялилась в экран телефона, просматривая тридцать шесть сообщений.


Иден запретил себе вспоминать о Рыжей. После пары дней и ночей непрерывных мыслей, он решил, что все случилось к лучшему. Ему достаточно того адреналина, который он получает четыре дня из восьми. В остальное время нужно просто спокойно жить, беречь себя и свои нервы, а женщины этому не способствуют. Куда спокойнее, когда жизнь идет по намеченному кругу. И когда Иден окончательно поверил своим убеждениям, это случилось снова.

«Лорелея, каким же дураком я был, что верил каждому твоему слову…». Сначала показалось, что это сон. Иден отключился на диване в гостиной, но тут резко подскочил и несколько раз моргнул, пытаясь прогнать галлюцинацию. Она не прогналась. Песня играла не только в воображении, но и где-то неподалеку, со стороны кухни. Он поставил эту песню на один единственный контакт, просто чтобы злорадствовать каждый раз, когда она будет звонить. И так и не удалил.

Подойдя к столу и взяв мобильник, Иден долго смотрел в экран, пытаясь сообразить, что это все значит. Клаус из Скорпионс допел припев и переходил на второй куплет, когда Ид все-таки нажал на кнопку ответа, приложил телефон к уху и стал ждать. Там было тихо… Почти. На заднем плане гудели голоса, звякала посуда, однако Рыжая молчала. Но потом раздался тихий всхлип.

— И-ид, — жалобно протянула Лора. — Ты мне нужен.

Иден оперся о край стола и уставился в пол.

— Я польщен, — буркнул он после паузы.

— Забери… меня. Я хочу домой, — невнятно продолжила Рыжая, заставляя пожарника тяжело вздохнуть и закатить глаза.

— Где ты?


Было около полуночи, когда Иден тяжелой походкой вошел в бар в Ковент-Гарден и осмотрелся. Неплохое место, но не сказать, чтобы тут бурлила жизнь. Несколько человек пили пиво за столиками и пялились в экран телевизора, подвешенного в углу. Компания подвыпивших студенток громко смеялась, похоже, они что-то отмечали. Возле барной стойки на высоком стуле сидела девушка. Хотя «сидела» — это громко сказано. Голова ее лежала на самой стойке, рыжие волосы разметались по столешнице. Одну руку она подложила под щеку, другая безвольно упала на колено. Иден потер рукой глаза и с шумом выдохнул.

Мать твою…

Подойдя к Рыжей, он сел на соседний стул, боком к стойке. Обреченно всмотрелся в лицо эльфийки. Она безмятежно спала. Ее абсолютно не волновало, что сознание покинуло тонкое тело посреди бара. Ее не волновало, но нервная система Идена подверглась очередному испытанию на прочность. Большие квадратные очки знакомо перекосились и повисли на кончике веснушчатого носа. Рядом с нею на столешнице валялся мобильник и почти пустой стакан с неизвестным содержимым. Иден снова тяжело вздохнул.

— Это ее? — мрачно спросил спасатель у подошедшего бармена, тыкая пальцем в стакан.

Бармен кивнул. Иден резким движением опрокинул в себя остатки напитка и тут же поморщился, зажав рот сгибом локтя.

— Не слабо, — прокашлялся он. — Она расплатилась? — продолжил, вперив взгляд в безмятежное лицо.

— Не успела, — хмыкнул бармен с ухоженной бородой и закрученными усами. — Сдалась. Ты Иден?

О, ну замечательно. Ничего нового. Его как обычно «узнал» посторонний человек. Иден повернул голову и бросил на парня хмурый взгляд.

— Ты точно Иден, — ухмыльнулся бармен, протирая стакан. — Не смотри на меня так. Мне успели сообщить, что ты лучший из людей, несмотря на хмурые брови. И что ты проломишь череп тому, кто посмеет приблизиться к ней ближе, чем на метр.

Пожарник моментально напрягся, большие ладони сжались в кулаки.

— А к ней кто-то приближался? — подозрительно спросил он.

Парень пожал плечами.

— Поглядывали тут…некоторые. Но твоя огромная популярность не дала им подойти. Да и я бы не позволил, не в мою смену.

Иден благодарно кивнул бармену, достал из кармана несколько купюр и бросил их на стойку. Сняв с веснушчатого носа очки, он надел их себе на голову. Рыжая шевельнулась, глаза немного приоткрылись, превращаясь в узкие щелочки. Губы растянулись в пьяной улыбке.

— Ты прие-е-ехал, — счастливо протянула Лора.

— Удивляюсь сам себе, — ядовито бросил Ид.

Улыбка тут же погасла, глаза открылись чуть шире, а взгляд сделался печальным.

— Прости-и меня, — почти проплакала девушка. — Я та-а-ак скучала!

Иден снова потер рукой уставшие глаза. Он буквально чувствовал на себе смешливый заинтересованный взгляд бармена. Прекрасно представлял, как забавно они сейчас выглядят со стороны. Эта девица его доконает. Она за каким-то чертом свалилась ему на голову на той свадьбе и продолжала преследовать, методично добивая остатки спокойствия и самообладания Идена. И когда он уже решил, что пора перестать рефлексировать на тему этих убийственных отношений, Рыжая снова вляпалась. Хоть какое-то постоянство!

— Ну, все, поехали, — скорее сам себе, чем кому-то проговорил Ид, отнимая ладонь от лица.

Он надел на руку лямку маленького рюкзака, поднял Лору и перебросил ее через плечо.

— Я не могу идти вниз головой, — послышался приглушенный голос за его спиной. — Меня стошнит тебе на спину.

— Тебя не стошнит еще несколько часов. Наслаждайся поездкой, — едко ответил Иден, провожаемый из бара взглядами и тихими смешками.


А дальше была не слишком долгая поездка до уже родной мансарды. Дом Лоры, Ковент-Гарден и Шордич располагались почти как углы равностороннего треугольника. От бара было одинаковое расстояние до двух кроватей, но Иден выбрал свою, как более знакомую и привычную. Сначала Иден нес Лору по вечерней улице, пытаясь найти такси, затем они какое-то время ехали, и последний отрезок пути девушка снова висела вниз головой, пока пожарник поднимал ее на третий этаж дома. И все это время не иссякал бессвязный поток речи.

«Прости за тот раз, я так виновата! Я такая ду-у-ура! Бабушка всегда говорила, что я глупая…»

«Я не понимаю, почему ты один. От тебя даже пахнет тестостероном!»

«Ты когда-нибудь слышал, как мурчит гепард? Это кру-у-уто! Поищи в гугле, как мурчит гепард… Ты тоже можешь так мурчать. От твоего голоса девушки должны растекаться в лужу… Ты не пробовал мурчать, как гепард?… Я бы хотела, чтобы ты хоть раз мне помурчал…»

«Ты не устал? Давай сядем, посидим…»

«А тебе говорили, что у тебя красивый нос? Он такой…ровный! Это удивительно! Почему тебе его не ломали?»

«А потом родители разби-и-ились, — всхлип, — и у меня осталась только ба-а-абушка… — всхлип, — а сейчас я одна-а-а…»

«Пфф… кажется моя слюна потекла тебе на куртку. Я мерзкое чудо-о-овище…»

«Когда я увидела тебя в первый раз, подумала «Черт!»

«Ой, я не заплатила за виски… ай-ай-ай»

«Я та-а-ак одинока! А ты такой замечательный! И так обо мне заботишься! Почему у тебя нет девушки?»

«Почему я вишу вниз головой?»

«Иден, ты не мог бы не шатать землю, я хочу сфокуссс…сфокусссироваться. А где мои очки? Че-е-ерт, я потеряла очки!»

«Я подумала тогда, что будет неправильно спать с незнакомым человеком, даже с таким магничич…магнитич…еским. Но ты так на меня смотрел… и я не смогла тебе все сказать… и потом закрыла дверь… Не сердииись…»

«Гепарды, они как коты. Большие сильные красивые коты. Как ты. И они мурчат как коты… Мрррр… Послушай, как мурчит гепард. Если бы только ты мне так помурчал тогда в такси, я бы не закрыла дверь…»

После этой фразы, во время которой Иден уложил Лору в свою кровать, ее сознание потухло. Спасатель положил очки на прикроватную тумбу, снял с ног девушки кроссовки. И остался стоять рядом. Он смотрел на короткие локоны цвета жженого сахара, разбросанные по его подушке, на курносый нос, и фигурку с тонкой талией, затянутую в узкие брюки на подтяжках. Сколько глупостей она наговорила! А завтра даже не вспомнит о них. И ведь за все это время она ни разу не упомянула юриста. Только бабушка, очки и гепарды. Подумав немного, он расстегнул подтяжки на ее брюках и сами брюки, аккуратно стянул их, придерживая край кружева белья. От этого движения девушка пошевелилась и свернулась калачиком, поджав под себя ноги. Иден абсолютно без стеснения засмотрелся на эти красивые ноги, прежде чем укрыть Лору одеялом. Он мягко провел пальцами по скуле, губам и тихо вышел из комнаты. Зайдя в ванную, и опершись руками на раковину, он долго всматривался в свое отражение в зеркале. Все это время Иден улыбался.

ГЛАВА 10

Свет пробивался сквозь будто склеенные веки, причиняя адские страдания и заставляя измученный мозг проснуться. Первое, что отметила Лора, разлепив глаза, это не ее постельное белье. А еще дикую головную боль, словно череп сдавило стальными обручами. Но в следующее мгновение все это померкло перед одним единственным желанием. Девушка подскочила с кровати и бросилась к выходу. Ноги сами несли ее в нужном направлении, потому что сознание не могло с такой скоростью определить ее местонахождение. Молниеносно пронесшись по смутно знакомому помещению, Лора ворвалась в ванную и, бросившись на колени рядом с унитазом, повисла на нем.

Так плохо ей не было очень и очень давно. Наверное, с самого выпускного. Что она вчера творила? Она помнила американок, их танцы на стойке бара, и свои собственные жалобы на жизнь. А дальше — пустота. И сейчас она сидит на полу, слабость в теле не дает подняться на ноги, голова вот-вот лопнет, и еще страшно хочется пить. Ах да, вопрос о неизвестной локации остается открытым.

У нее за спиной послышалось покашливание. Лора повернула голову, от чего в мозг врезались тысячи иголок, и попыталась сфокусироваться. От увиденного ей стало еще хуже, хотя казалось, что хуже уже некуда.

Иден Уиндэм стоял, привалившись к дверному косяку и жуя яблоко, половина от которого скрылась в его кулаке. Во второй руке он держал стакан с чем-то мутным и шипучим. Обычно хмурый взгляд сейчас был до противного жизнерадостным. Лора в корне не разделяла его веселья.

— Го-о-осподи… — убитым голосом прохрипела девушка, снова отворачиваясь к унитазу и упираясь лбом в его край.

— Нет, всего лишь я, — ухмыльнулся Иден, делая шаг вперед и протягивая Лоре «шипучий» стакан. — Выспалась?

Девушка оторвала голову от холодного фаянса, дрожащей рукой взяла стакан и с жадностью опрокинула в себя. Она понятия не имела, что это, но во рту царила пустынная засуха, которую срочно нужно было чем-то прогнать. Опустошив стакан в несколько жадных глотков, Лора, наконец, осмотрелась по сторонам, продолжая сидеть на прохладном кафельном полу. Ванная Идена. В Шордиче. Как ее занесло в Шордич?

— Как я здесь оказалась? — тихо спросила она. Громкая речь сейчас напоминала бой Биг-Бена.

— Тебя интересует техническая сторона вопроса? — спросил Иден, с хрустом откусывая яблоко. — Я тебя принес.

В памяти начали всплывать какие-то отрывки. Да, кажется, он, и правда ее нес. На плече. Вниз головой. Лора обреченно закрыла лицо руками.

— Го-о-осподи, — снова глухо протянула она.

Поставив на пол стакан и опершись рукой на край унитаза, девушка попыталась встать. От этого движения голова закружилась, и Лора, покачнувшись, уцепилась за татуированное предплечье. Посмотрев вниз, она только сейчас обратила внимание на свои голые ноги. Полностью. От пальцев до черного кружева на бедрах. Отскочив в сторону, девушка попыталась натянуть пониже майку без рукавов. Глядя на ее манипуляции, Иден хмыкнул. Ничего не говоря, он наклонился, поднял стакан и уже направился к выходу, когда Лора нерешительно его окликнула:

— Ид… Можно я приму душ?

Прямая бровь с пирсингом взлетела вверх.

— А ты собиралась уйти в таком виде? — скептически спросил он.

— Не хотела тебя беспокоить, — неуверенно закусила губу девушка, глядя в пол.

— Ты меня побеспокоила фактом своего рождения. Остальное — мелочи.

Он скрылся из виду, но скоро вернулся, неся полотенце, свою чистую футболку и ее брюки с подтяжками. Оставив все на полке, Иден снова вышел и уже прикрывал за собой дверь, но Лора решилась задать один вопрос. Один волнующий вопрос из того вороха волнующих вопросов, который был у нее в голове.

— Ид, — хрипло позвала она.

Его голова просунулась в проем между дверью и стеной.

— М?

— А…Кхм, — девушка на секунду запнулась. — А кто меня раздел?

Он не ответил. На лице снова расцвела ухмылка. Иден бросил долгий многозначительный взгляд на голые ноги Лоры, после чего его голова исчезла, и дверь в ванную закрылась. Оставшись наедине со своими мыслями, Лора медленно опустилась на унитаз, ошарашено глядя на закрытую дверь. Ясно было одно. Этот большой и мрачный человек забрал ее из бара, принес к себе и уложил спать. И раздел, конечно же. Сама Лора явно была не в состоянии. Как же это унизительно! И это после той ужасной сцены возле ее дома! Девушка уронила голову в ладони, поморщившись от резкой боли. Список ее долгов Идену Уиндэму стремительно рос, а она до сих пор не сделала ему ничего хорошего. Только злила и раздражала своим присутствием.

Поднявшись на ноги и включив в душе воду, Лора посмотрелась в зеркало.

— Че-е-ерт, — выдохнула она, прикладывая ладони к лицу и оттягивая щеки, как кожу шарпея.

Рыжие волосы всклокочены, глаза красные, под ними темные круги. Лицо опухло, а на щеке все еще виден след от подушки. Если Иден не шарахнулся при виде этого монстра сегодня утром, то ему впору ставить памятник


Рыжая вышла из ванной спустя полчаса. За это время Иден успел выпить чашку кофе и включить кофеварку ради следующей. От неудобного, слишком короткого для него дивана ныла каждая мышца. Особенно досталось шее, которая лежала на подлокотнике. А учитывая, что прямо за стенкой была кровать, слишком большая для одной маленькой эльфийки, Иден чувствовал себя обманутым. Или идиотом. Возможно, стоило остаться ночевать там, хотя бы ради того, чтобы сегодня увидеть шок на хорошеньком личике с веснушчатым носом. Иден вспомнил реакцию Лоры, когда она обнаружила отсутствие своих брюк. Этот момент частично компенсировал неприятную ночь на диване. Наверное, не стоило ее смущать, учитывая, что ей и так хорошо досталось, но соблазн был велик. По крайней мере, теперь он чувствовал себя отмщенным за тот роковой вечер после свадьбы сестры.

Шум воды в ванной прекратился. Иден встал со стула, включил чайник, насыпал в кружку заварку. Диван снова дал о себе знать, заднюю поверхность шеи будто сжало в пружину. Ид забросил руки за голову, сцепив кисти в замок, и хорошенько потянулся. Почему нельзя было лечь спать на полу? Здесь же до сих пор лежит гимнастический настил, на нем было бы в разы лучше, чем на слишком коротком, узком диване. Но об этом поздно рассуждать. В этот момент тихо щелкнул замок, и дверь ванной открылась. Иден резко обернулся, поморщившись от очередного тянущего чувства, на этот раз в спине.

Лора стояла на пороге ванной, глядя в пол. Исчезла белая майка без рукавов с обезоруживающе низким вырезом, на ее месте была очередная футболка Идена, спадающая с плеча, заправленная в брюки на подтяжках. Как ей удается носить его старые тряпки так, что они выглядят чем-то замечательным на ее фигуре?

— Надеюсь, тебе сегодня никуда не нужно, — пробурчал Иден, стараясь не смотреть на белое плечо, выглядывающее из выреза его футболки. — Я разослал на твои рабочие номера сообщения, что ты заболела, — он кивнул в сторону журнального столика, на котором лежал ее мобильник и рюкзак.

— Спасибо, — прошептала Лора, нервно почесав голое предплечье.

Закипел чайник, отключилась кофеварка. Иден залил кипятком заварку, положил туда дольку лимона. Взяв две кружки, он подошел к столу и снова посмотрел на девушку. Она будто приросла к порогу ванной.

— Так и будешь там стоять?

Лора бросила на него взгляд из-под бровей. Сделав несколько несмелых шагов, она покачнулась и приложила руку к виску. Постояв секунду, снова двинулась в сторону стола и медленно опустилась на стул. Иден сел напротив и подвинул к ней чай. Рыжая обхватила чашку двумя руками, на Идена она не смотрела. Весь ее вид был очень несчастным, хотя после душа она уже не напоминала то разбитое существо, каким была полчаса назад.

Внезапно в голову пришло воспоминание о ее вчерашних откровениях. Парень тихо хмыкнул, спрятав улыбку в кружке с кофе.

— Что такое? — глухо спросила девушка. Ресницы взлетели, глаза цвета зеленого янтаря настороженно уставились на него.

— Ничего, — мотнул головой Иден. — Есть хочешь?

Лора еле заметно пожала плечами, заложив за ухо прядь коротких мокрых волос. Идену нравился этот жест. У него покалывало кончики пальцев от желания проделать то же самое. Он резко встал, достал из холодильника ветку бананов и, почти швырнув их на стол, вернулся на свое место. От его громких манипуляций Рыжая, поморщившись, зажмурила глаза.

— Ты как? — спросил Иден, отпивая кофе.

— Паршиво, — выдавила девушка, потянувшись к ветке и оторвав от нее один банан. — Как ты меня нашел вчера?

А он до последнего надеялся, что она помнит хоть что-то. Знал, что это не так, но надеялся.

— Ты мне позвонила, — обманчиво равнодушно ответил Иден. — Сказала, что я тебе нужен.

Рука, снимающая банановую кожуру, замерла на месте.

— А что еще я говорила?

— Да ничего особенного, — ухмыльнулся парень. — Успела сообщить бармену, что я лучший из людей и проломлю череп твоему обидчику.

Лора ошарашено посмотрела ему в глаза.

— Я так сказала? — пискнула девушка.

— Не думаю, что тот парень врал. Он узнал меня по одному твоему описанию.

Банан с разодранной шкуркой упал на стол. Рыжая уперлась локтями в столешницу и спрятала лицо в ладонях. Очевидно, про все остальное ей пока лучше не рассказывать.

— Го-о-осподи… — протянула она с уже знакомой интонацией. — Иден, прости! Я… я, наверное, пойду. Верну на днях твою одежду, и больше не стану тебя беспокоить…

Иден потянулся через стол и отнял ее руки от лица.

— Перестань, Лора, — успокаивающе проговорил он, глядя в зеленые глаза. — Если тебя это утешит, я бы и правда при необходимости проломил кому-нибудь череп. Забудь об этом, хорошо?

Ее маленькие ладони практически полностью помещались в его огромных лапищах. Такое обыденное прикосновение, а насколько сильно бьет по самообладанию! Он продолжал держать ее теплые руки в своих, не желая выпускать. Взгляд Лоры спустился на сплетенные пальцы и там и остался. И тогда Иден сбросил оцепенение.

— Оставайся, если хочешь, — безразлично проговорил он, вставая со стула. — Я пойду, пройдусь.

С этими словами он стремительно вышел из квартиры.


Лорелея еще какое-то время смотрела на закрывшуюся дверь, пытаясь понять, что сейчас произошло. В Идене Уиндэме как будто уживались две разные личности. Один Иден, мрачный уставший мизантроп, изредка сменялся милым, мягким и каким-то растерянным парнем, который, казалось, не привык к такому себе и не знал, как себя вести. Например, как сейчас. Он даже не пытался уязвить ее за слабость, не стал подкалывать за тот бред (а точнее спрятанную глубоко внутри правду), который она наговорила бармену. Он просто взял ее за руки, очень осторожно, будто боялся своей силы, и попытался успокоить. А потом сбежал. Никак иначе его исчезновение не назовешь.

Девушка перевела взгляд на ветку бананов. Ей, и правда, нужно было поесть. Волшебный «шипучий» стакан подействовал, и сейчас она чувствовала себя значительно лучше. А бананы восполняют запас калия, их очень полезно есть после попойки. Это Лора прочитала когда-то в каком-то журнале, в разделе интересных фактов. Там же было написано, что полезно есть лимоны. Может, поэтому сейчас она пьет чай с лимоном, а перед ее носом лежит целая ветка бананов? Неужели мрачный мизантроп предусмотрел даже это? И это вместо того, чтобы схватить ее за шиворот как котенка и выставить за дверь!

Уставшая голова не могла сейчас анализировать столько странной и необъяснимой информации. Лора допила остывший чай, поморщившись, проглотила кислый лимон. Взяв банановую ветку, протащила свое слабое тельце к дивану. Очень осторожно, чтобы лишний раз не потревожить мозг, она легла на диван, включила телевизор и завернулась в валявшийся тут же плед. Он пах Иденом. Вообще-то здесь все пахло Иденом. Даже сама Лора после душа пахла его шампунем. Но плед вобрал в себя какой-то особенный, его личный запах. В этот запах хотелось упасть лицом, да там и остаться. Что Лора и сделала. Укрывшись так, что из-под пледа были видны только глаза, она безучастно уставилась в какое-то утреннее ток-шоу. Без очков лица на экране немного расплывались, но ей было все равно, она не следила за ходом событий. Вскоре Лора уснула, окутанная особым, почти родным запахом.

Когда она проснулась через пару часов, Идена еще не было. Прогулка затянулась, за это время можно было пройти небольшой экскурсионный маршрут. Лора свесила ноги с дивана и внимательно прислушалась к себе. Движения больше не отдавались болезненным эхом в голове, но в теле еще сохранилась некоторая слабость и апатия. Она еще легко отделалась. Судя по всему, пила Лора вчера далеко не пиво.

Она встала, прошла на кухню, включила кофеварку. Надо бы найти свои очки, а то так и забудутся здесь. А линзы это зло. Ужасное-ужасное зло. После них жутко болят глаза, а если случайно в них уснуть, то глазные яблоки покрываются сеткой красных капилляров. Лоре просто не повезло, все нормальные люди давно не могут жить без линз. А она не может без очков. Жить может, но работать — никак.

Взяв горячую чашку, Лора пустилась в медленный обход по квартире. За все время, которое она здесь провела, сейчас ей впервые представилась возможность все осмотреть. Мансарда была обезличена. Иден ведь говорил, что это квартира сестры, а она вышла замуж и, видимо, увезла все, что было ей дорого. А Иден не стал обживать жилье слишком сильно. Конечно, на глаза попадались его вещи, но они не говорили ничего об их владельце.

Вступив в спальню и сделав глоток кофе, Лора с интересом обвела взглядом комнату, в которой сегодня ночевала. Очки обнаружились на прикроватной тумбе, белые кроссовки валялись возле кровати. Девушка села на матрас, водрузила на переносицу очки, несколько раз моргнула от резкого контраста между изображениями. Но через какое-то время это ощущение пропало, и хороший фокус стал восприниматься как должное.

Лорелея снова осмотрелась. Такая же обезличенная комната, как и гостиная. Хотя то же самое можно было сказать и о ее доме, вот только он принадлежал ей не несколько недель, а семь лет. Пора взять себя руки и перестать жить в музее. Эта мансарда успела стать для Лоры роднее бабушкиного дома, даже несмотря на расположение в ненавистном районе. По пути сюда у нее каждый раз возникало какое-то теплое чувство. Будто ее здесь действительно ждут, хотят напоить кофе и завернуть в плед. Глупые фантазии. Встав с кровати, Лора подошла к большому арочному окну и выглянула на улицу. Пожалуй, она даже смогла бы здесь жить. Что-то в этой квартире было такое… уютное? Наверное, уютное. Она небольшая, и даже с одним жильцом не кажется пустынной. В отличие от большого дома.

Взгляд девушки переместился с улицы на подоконник. И остановился. Там лежал предмет, который она не замечала прежде. Предмет, который Лора никогда не видела вживую, да еще и с такого близкого расстояния. Скрипка. В открытом футляре на подоконнике лежала скрипка. Настоящая, лакированная, с бликами от солнца. Рука сама собой потянулась к низкому подоконнику и вынула инструмент из футляра. Отставив в сторону чашку, Лорелея аккуратно покрутила скрипку в руках, провела пальцем по ее изгибу. Снова взглянув на футляр, девушка увидела на дне старую наклейку с выведенной аббревиатурой «И.Л.У». Иден Л. Уиндэм? Он играет на скрипке?!

Боковое зрение уловило движение в дверном проеме. Лора вздрогнула, чуть не выронив хрупкий инструмент.

— Интересно? — спокойно спросил глубокий баритон.

— Я не слышала, как ты вошел, — выдавила Лора.

— Ты была занята.

Он стоял, привалившись к дверному косяку и скрестив руки на груди. Серые глаза внимательно следили за девушкой.

— Она твоя? — спросила Лора, справившись с испугом.

— Нет.

— А чья?

— Мистраль забыла.

— Врешь, — сощурилась девушка. — Тут твои инициалы, — она ткнула пальцем в дно футляра. — Что значит буква «Л»?

Иден закатил глаза и вышел из спальни. Но любопытство Лоры не исчезло само собой.

— Ид! — позвала она, положив скрипку и пустившись вслед. — Ты скрипач? Расскажи мне!

— Нечего рассказывать, — буркнул Иден, принявшись преувеличенно аккуратно вычищать кофеварку.

Лора остановилась рядом с ним и стала сверлить глазами его греческий профиль. Пожарник ее игнорировал.

— Не смотри на меня, — через какое-то время прогудел он.

Лора хмыкнула.

— Мне нравится на тебя смотреть. У тебя красивый нос. Тебе говорили?

Руки Идена замерли на секунду. От глаз разбежались морщинки-лучики, он улыбнулся одними уголками губ какой-то особенной, тихой улыбкой.

— Однажды, — глухо ответил он после паузы.

— Ну, так что, расскажешь? — не унималась Лора.

Иден издал стон, бросил в раковину контейнер для кофе и повернулся к девушке. Прислонившись бедром к рабочей поверхности, он сощурился и упер руку в бок.

— Я учился играть. Как многие дети. После окончания обучения больше не играл. Это все, инспектор?

— А почему привез скрипку сюда?

— Я смотрю, тебе уже лучше, — вздернул бровь парень. — Не хочешь повторить правила самообороны?

— Не уходи от темы.

Он тяжело вздохнул.

— У меня дома три неизвестных мне типа делают ремонт. Скрипка вообще-то дорогой инструмент, — он взял Лору за предплечье и потянул в сторону напольного покрытия. — Приготовься, сейчас я буду на тебя нападать.

— Я не в том состоянии, чтобы от тебя отбиваться, — жалобно протянула Лора, стоя уже на настиле. — Что значит буква «Л»?

— Мое второе имя, — лаконично сообщил Иден, разворачивая девушку спиной и забрасывая одну руку ей на шею, имитируя нападение. — Меньше болтай и высвобождайся из захвата.

Она, казалось, ничего не замечала.

— Какое твое второе имя?

Лора почувствовала, как он пригнулся к ее уху. Девушку снова окутал тот особый запах Идена Уиндэма, в котором хотелось утонуть.

— Высвобождайся, Рыжая, — тихо сказал он. — Иначе нападающий тебя задушит.

Теплое дыхание обожгло шею. Только сейчас она поняла, что стоит прижатая спиной к каменной груди. По телу пробежали мурашки.

— Ты меня не задушишь, — в тон Идену ответила Лора.

— Мне иногда очень хочется, — сообщил парень, опуская интонацию почти до шепота. — Вспоминай. Как ты можешь вырваться?

Лора нервно сглотнула, но, кажется, совсем не от страха. Далеко не первый раз Иден вот так заставлял ее включить холодный мозг и начать спасать себя. Но только сейчас она по-настоящему ощутила всю двусмысленность ситуации. А еще то, как на самом деле аккуратно он держал ее, сдерживая всю свою внутреннюю силу. Нужно срочно сбросить его, как раньше. Освободиться от нахлынувшего осознания. Оно ни к чему не приведет.

Подняв одну руку, Лора знакомым движением оттянула локоть Идена, спасаясь от предполагаемого удушья. Вторую руку она забросила за голову, хватая пожарника за волосы, и поднырнула под нее, намереваясь толкнуть «обидчика» на пол. Но что-то пошло не так. Толкая Идена на мягкий настил, девушка умудрилась не удержать равновесие и полетела вслед за падающим парнем. Лора сильно зажмурила глаза, предвкушая всю прелесть ощущений. Раздался грохот. Но боли она не почувствовала. Приоткрыв один глаз, она обнаружила, что лежит на широкой груди, а сильные руки сомкнулись вокруг нее плотным кольцом.

— Поймал, — выдохнул Иден, глядя на растрепанные рыжие волосы.

Ситуация стала еще более двусмысленной, чем была. Теперь уже можно было ее отпустить. Абсолютно точно. Но Иден не отпускал. Он поднял руку и стянул с кончика носа сбившиеся очки. Отложив их в сторону, провел по ее волосам, заложил за ухо волнистую прядь. Лора ошеломленно следила за его движениями, не пытаясь вырваться. Его пальцы мягко провели по ее скуле, и девушка неосознанно задержала дыхание. Она не верила, что это происходит на самом деле. Так просто не могло быть. Иден никогда не был таким… Или был?

Иден тем временем перекатился на бок, выпуская девушку и давая ей возможность сбежать. Она давно должна была сбежать. Оттолкнуться, сбросить с себя его руки и уйти. Но даже сейчас она не уходила. Иден оперся на локоть и навис над Лорой, глядя в зеленые глаза. Он продолжал ждать бегства, но она по-прежнему была рядом, такая милая и притягательная. Свободная рука Идена аккуратно легла на тонкую талию, он опустил голову, касаясь кончиком своего носа о ее, но дольше тянуть не смог. У нее было миллионы шансов оттолкнуть его. Она этого не сделала.

Чуть склонив голову в сторону, Иден поцеловал девушку. Секунду она не реагировала, а затем стала отвечать на поцелуй. Ее теплая ладонь легла ему на шею и притянула ближе. Она подалась вперед, стараясь сократить дистанцию, это послужило молчаливым разрешением. Иден прижался к Лоре всем телом, рука съехала с талии на бедро… И вдруг все прекратилось. Внезапно она отстранилась, упираясь ему в плечи.

— Иден, отпусти меня, — прошептала Лора срывающимся голосом.

Только не это! Нет, нет, нет! Он зажмурился, упираясь в ее лоб своим.

— Нет, — прохрипел Иден, — не делай этого снова. Пожалуйста…

Нажим на его плечи увеличился, заставляя парня поддаться и откатиться в сторону.

— Прости меня… Я не могу, — жалобно выдавила Лора, вскакивая на ноги, и отступая назад. — У меня есть Скотт, я не могу так с ним поступить. Он этого не заслужил.

Эта фраза прозвенела в ушах Идена и оглушила его. Он лежал на спине, согнув колено, уставившись в потолок пустым взглядом. Из него будто выпустили весь воздух. Сдавили грудную клетку и не давали дышать.

— Точно… — тихо проговорил он. — Скотт.

Он уронил на лицо руку, локтем закрывая глаза, и просто слушал, как Рыжая мечется по квартире в поисках своих немногочисленных вещей. Лора обула кроссовки, подхватила рюкзак и мобильник, подошла к Идену и наклонилась за очками. Он не видел ее, просто почувствовал, как она замерла рядом с ним.

— Прости, — сдавленно проговорила девушка, и через несколько секунд открылась и закрылась входная дверь.

Иден не двигался. Все так же лежал, на полу, согнув одно колено и закрыв лицо рукой. Мыслей в голове не осталось, как и сил на то, чтобы подняться. Она сделала это снова. Она снова захлопнула дверь перед его носом. Только сейчас Иден не чувствовал раздражения или уязвленного самолюбия. Он вообще ничего не чувствовал. Его перевернули вниз головой и вытрясли всю душу.

ГЛАВА 11

Как же сложно разобраться в себе, когда ты маленькая инфантильная идиотка! Злые слова Идена, брошенные однажды в запале, вспоминались с завидным постоянством.

Каждую ночь. Днем времени не было. Днем были туристы, достопримечательности и история города, рассказываемая до хрипоты. Вечером был Скотт, милый и обходительный, ведущий под руку в очередной ресторан, на выставку или в театр. А ночью наступало время, когда ничто не мешало рою мыслей крутить в голове и не давать уснуть.

Лора будто со стороны наблюдала за своей жизнью, и какая-то частичка ее истерично хваталась за голову. Что вообще происходит? И куда она дела себя во всей этой круговерти? Себя она потеряла. Где-то между переодеванием из майки в платье потерялась настоящая Лора. Скотт никогда не называл ее Лорой. Только Лорелеей, и всегда с какой-то особенной интонацией. Ему нравилось это имя, правда, нравилось. Он не спрашивал разрешения его как-то сократить и сам этого делать не пытался. Его не развлек тот факт, что имя взято из немецкого фольклора и про его первоначальную носительницу написано несколько песен. Он даже не улыбнулся, когда девушка невзначай рассказала это. Тогда Лора невольно вспомнила реакцию Идена.

Она вообще часто ловила себя на том, что вспоминала его реакции, и каждый раз одергивала себя. Как Лора ни пыталась, она не могла заставить себя расслабиться рядом со Скоттом. Она все время следила за своей речью, внимательно слушала его рассказы о работе, чтобы потом задавать правильные вопросы. Улыбалась, обсуждала картины и театральные постановки, однако ни разу не упомянула бабушку или родителей. Лора не знала, захочет ли Скотт это слушать. А еще она как обычно боялась его реакции, ей не хотелось так перед ним раскрываться. Как не хотелось приглашать его как-нибудь вечером на чай. Вот с Иденом все было предельно просто. Но ей нельзя вспоминать об Идене.

Она бросила его. Без чьего-то принуждения, оставила лежать на полу мансарды в Шордиче, а сама сбежала. Чем она руководствовалась в тот момент, сложно сказать. Все случилось слишком быстро, слишком неожиданно, и Лора запаниковала. Хотя, что, в общем-то, случилось? Взрослый мужчина и взрослая женщина случайным образом оказались вместе в горизонтальном положении, и мужчина повел себя так, как повел бы себя на его месте всякий. А она, поддавшись порыву, не стала возражать. Невозможно возражать, когда на тебя падает мечта. Тем более, если Лора запретила себе думать об этой мечте. Иден ни разу не дал понять, что испытывает к ней какой-то интерес. Что испытывает вообще хоть что-то кроме раздражения. Но он просил ее остаться. Вполне очевидно, зачем. А еще очевидно, что это не было бы серьезно. Но Лора почти согласилась. Еще немного и согласилась бы. И потеряла бы те дорогие ей отношения, которые у них были. В итоге она и так их потеряла. Это было концом, самым настоящим. Она думала, что конец наступил после той громкой ссоры перед ее домом, но нет, конец выглядел как тихое бегство. Но она не могла ему уступить. Если бы она уступила, Иден очень сожалел бы о случившемся и не знал, как себя вести, а Лора не хотела стать объектом его благотворительности. Не в этот раз.

Нужно оставить Идена в прошлом, перестать вспоминать о нем в самые неподходящие моменты, и пытаться строить свою жизнь дальше. С идеальным мужчиной, который называет ее Лорелеей. Нужно начать ему доверять, показать себя настоящую, перестать прятаться за кукольным фасадом. В конце концов, он имеет право знать. Нужно позволить ему занять уголок в ее душе и вытеснить оттуда того, кто так прочно занял собой все пространство.


Иден собирал свои вещи, чтобы после сегодняшней ночной смены вернуться к себе домой. Ремонт был закончен, как ни странно, быстро, и можно уезжать из квартиры сестры. Очень вовремя, потому что Ид уже начинал сходить с ума. С этим местом было связано слишком много ненужных ассоциаций. Рыжая оставила свой невидимый след везде, до чего смогла дотянуться. Даже спать в кровати было невозможно, потому что она побывала и там.

Коллеги стали замечать, что с Иденом что-то не то. Это было странно, потому что никаких видимых изменений не произошло. Просто исчезло колкое чувство юмора и умение поддержать и утешить пострадавших людей. Иден делал свою работу как по инструкции, ничего не вкладывая от себя. Ему было нечего вложить, из него смерчем вытянуло всю энергию. На сочувствие чужим людям не осталось сил, так же, как и на любое другое сочувствие в принципе. Нужно было время, чтобы снова вернуться к своему нормальному существованию.

В дверь позвонили, от чего Иден резко выпрямился. Он никого не ждал. Слабая надежда шевельнулась где-то в сознании, но тут же погасла. Лора не могла явиться сюда снова. Их непонятные, глупые отношения закончились с ее уходом. Звонок раздался еще раз, Ид бросил очередную футболку в сумку и пошел открывать. Дернув за ручку, он замер на пороге, уставившись в синие глаза нежданного гостя. Достаточно высокий мужчина чуть за тридцать, с темными, отросшими, но, тем не менее, хорошо подстриженными волосами и атлетическим телосложением. У него была аккуратная, даже идеальная щетина с этими тонкими усиками, которые идут только избранным лицам. Лицо узкое, аскетичное, с острыми скулами и греческим профилем. Фамильный профиль. Три отпрыска из четырех унаследовали его.

На плече мужчины висела большая спортивная сумка, похожая на ту, которую Иден собирал минуту назад. Гость расставил в стороны руки, жизнерадостно улыбнулся и выпалил:

— Обнимемся?

Иден закатил глаза и скрестил руки на груди.

— В этой семье никто принципиально не пользуется телефоном? — мрачно спросил он, не пытаясь отойти в сторону.

Но мужчину этот вопрос не смутил. Он уронил руки, хлопнув себя по ногам, и не спрашивая разрешения, протиснулся мимо Ида внутрь квартиры.

— Ты тоже принадлежишь к «этой семье», — сказал он, сбросив сумку на пол. Он упер кулаки в бока и с глубоким удовлетворенным вздохом осмотрел гостиную.

— Какого черта, Альфи? — повернулся к нему Иден, закрывая за собой дверь.

Рэннальф Уиндэм посмотрел на брата через плечо и ухмыльнулся.

— Будем жить вместе, как в старые добрые времена.

— Очередная подружка заставила тебя бежать из дома? — спросил Иден, отходя от двери и направляясь в спальню.

— Хуже.

— Что может быть хуже взбесившейся женщины?

— Только женщина, которая нас родила, — услышал Ид ответ брата. Это заставило его выглянуть в дверной проем.

— Мама приехала? — удивленно вскинул брови он. — Она же только недавно приезжала на свадьбу Миры.

Ральф прошел на кухню и по-хозяйски влез в холодильник. Достав оттуда коробку с недоеденной китайской лапшой, он принюхался, поморщился, но все-таки запустил в нее пальцы и отправил в рот несколько длинных полосок.

— Луи так понравился Лондон, что он захотел его лучше узнать… — тщательно пережевывая, сообщил Альфи. — Фу, как ты это ешь? — он выплюнул лапшу в раковину, а коробку выбросил в урну.

— Это был мой ужин, — нахмурился Иден, наблюдая за полетом коробки. — Не вижу связи между пристрастиями Луи и твоим появлением здесь.

Ральф, который в этот момент включал кофеварку, обернулся и щелкнул пальцами.

— Я тоже не видел связи! Пока мать с отчимом не заявились ко мне с чемоданами и счастливыми улыбками.

— Почему к тебе?

— Она меня любит.

Иден хохотнул и вернулся к складыванию вещей в сумку.

— Она любит всех нас, — крикнул он. — На почтительном расстоянии.

— Меня она любит больше всех! А еще мою двухкомнатную квартиру. Видишь ли, Гаррет женат, Мистраль замужем, а у тебя потоп, — голос брата был уже совсем близко. — Ты куда-то собрался?

Иден обернулся.

— Танцуй. Тебе не придется спать на диване, я возвращаюсь домой.

— А я надеялся на пижамную вечеринку… — протянул Ральф, приваливаясь к дверному откосу. — Ты какой-то мрачный.

— Это мое нормальное состояние, — буркнул Иден.

— Обычно ты просто угрюмый и страшный. Кстати, все хотел спросить, как тебе та рыжая фея, которую ты умыкнул со свадьбы?

Иден не собирался реагировать. Не собирался отвечать. Но руки его сами по себе замерли над сумкой, а мышцы спины окаменели. Только на секунду, но для синих внимательных глаз Рэннальфа этого было достаточно.

— Это я удачно спросил, — задумчиво проговорил он. — Ну, так как?

Альфи. Самый невыносимый из всех. Его ровный, как сказала бы Лора, нос каким-то образом всегда оказывается зарытым в чужие дела. Если он вцепился в кого-то с допросом, от него невозможно отделаться. Иден не стал даже пытаться. Мысль об этом промелькнула и исчезла. Проще пережить этот идиотский разговор, чем пробовать от него уйти. Конечно, еще проще дать Рэннальфу в челюсть и сбежать, но брат придет в себя и все равно найдет свою жертву.

— Кофеварка пищит, — хмуро констатировал Иден не глядя на брата.

— Я слышу. Что стало с той рыжей волшебницей? Она и правда оказалась волшебницей, Ид?

Глаза Идена заволокло туманом. Он отшвырнул одежду, развернулся, и, вцепившись в ворот белой футболки брата, прижал его к дверному откосу.

— Очень вдумчиво выбирай слова, Рэннальф, — прошипел он ему в лицо.

Ральф не испугался. Вскинув темную бровь, он опустил взгляд на свою зажатую в кулаке футболку и снова поднял глаза на лицо Идена.

— Прежде, чем ты сделаешь еще что-то необдуманное, напомню, что когда-то я подтирал твою задницу.

Туман прошел так же внезапно, как и появился. Иден разжал кулак и метнулся в ванную, чтобы забрать оттуда свои вещи. Ральф оправил футболку и неспешно двинулся в сторону кухни на зов кофеварки.

— Как ее зовут? — спросил он, забирая две чашки и возвращаясь к брату, который снова навис над своей сумкой.

— Лора, — пробормотал Иден.

К его носу протянулась рука с зажатой в ней кружкой, и застыла. Иден взял кофе, уселся на кровать. Альфи снова исчез. Поняв, что что-то не так, он не стал давить и проявлять любопытство. Со стороны кухни раздался грохот посуды, открылась и закрылась дверца холодильника. Включилась вода, поток забарабанил по дну какой-то емкости. Ид поднялся и выглянул из комнаты. Альфи, который только что поставил на плиту кастрюлю, нарезал найденные в холодильнике овощи, и, казалось, больше его в этом мире ничего не интересовало. Иден прошел к столу, сел, мрачно уставился в свою чашку. Рэннальф Уиндэм обладал даром слушателя, перед ним люди начинали говорить. Конечно, еще у него был неотъемлемый дар бесить окружающих своей активной жизненной позицией, но сейчас это не имело значения.

— У нее есть бойфрэнд, — будто сам себе пробурчал Иден после долгой паузы, разглядывая кофе.

— Он у нее и на свадьбе был, — констатировал Альфи, увлеченный нарезкой.

Иден нервно отмахнулся.

— Другой. Успешный красавец.

Только сейчас брат оторвал взгляд от ножа. Он скептически осмотрел Ида от греческого носа до хорошо развитой грудной клетки. Глаза его сузились в особом, только ему присущем прищуре.

— Серьезно? — спросил он. — Красавец?

— Ты бы его видел. Такой выглаженный, вежливый…

— Кажется, я понял, — перебил Альфи, забрасывая спагетти в закипевшую воду. — Ты хоть раз сказал ей что-то приятное?

— Что?

— Например, что ее глаза похожи на омуты…

Иден скривился.

— Это бред, — отрезал он, делая глоток из чашки.

Рэннальф развернулся и направил в брата ложку.

— Ты кретин, Иден, — безапелляционно заявил Альфи. — Господи, и это мой брат! Конечно, она ушла к выглаженному и вежливому красавчику вместо того, чтобы терпеть твое брюзжание!

Ральф был прав. Как обычно, ничего нового. В глубине души Иден знал, что не попытался как-то остановить Рыжую. Он просто дал ей уйти к «идеальному», и от этой мысли становилось только хуже. Проще было винить во всем ее одну и при этом жалеть себя. Но Рэннальф явился сюда и как обычно несколькими фразами расставил все по местам. И был прав. Иден это знал, сам Ральф это знал. Поэтому подпитывать его эго было абсолютно лишним.

— Поговорим о мерзких характерах? — сощурился Ид. — Как ты избавился от сестрицы Шейна на свадьбе?

Брат не ответил. Он молча помешал спагетти, принялся преувеличенно сосредоточенно готовить томатный соус. Молчание затянулось. Это было интересно… Иден не рассчитывал так легко заткнуть старшего брата, но тот вдруг странно притих.

— Ральф… — настороженно позвал Иден.

И снова молчание. Он заправил нарезанный салат, добавил соус в спагетти… Иден во все глаза наблюдал за его действиями и пытался отогнать странное предчувствие.

— Ты не мо-ог… — протянул он, отталкивая от себя чашку.

Рэннальф положил в тарелку готовую пасту, подвинул ее Идену и сверху бросил вилку.

— Ешь, — наконец, сказал он. — Питаешься подножным кормом.

Иден не замечал подвинутую к нему тарелку с настоящей домашней едой. Он скрестил руки на груди, продолжая сверлить брата внимательным взглядом

— Ральф, ты же не спал с Мэри Тейлор?

Альфи равнодушно пожал плечами, накладывая пасту в еще одну тарелку.

— То, что я проснулся с нею в одной кровати, считается?

Иден вскинул брови и ошарашено уставился в стену. О таком повороте событий он не думал. Такое не мог выкинуть даже его братец. Он, конечно, спал со всеми подряд, но Мэри теперь была как будто членом семьи, от которого так просто не отделаешься.

— Ты переспал с Мэри Тейлор, — медленно выдохнул Иден. — Ну ты и осел… У Мистраль скоро день рождения, она конечно позовет обе семьи. Как ты будешь находиться с сестрой Шейна в одной комнате?

Ральф уселся напротив брата и, снова пожимая плечами, принялся наматывать на вилку длинные завитушки.

— Выйду в другую? — беззаботно спросил он, отправляя в рот клубок.

— Рэннальф Родерик Уиндэм, — торжественно объявил Иден, — Ты идиот.

— Фу, — поморщился Альфи, — Я считаю, Иден Лоренс, что нашу матушку нельзя было допускать до справочника имен. Она бы меня еще сэром Ланселотом назвала.

ГЛАВА 12

«К черту все!»

Именно такая мысль посетила Лору послу получаса поисков. Случилось нечто непредвиденное, контейнер с линзами исчез с туалетного столика. В ванной его тоже не было, так же, как не было и в других комнатах. Только вчера она достала линзы из глаз, сложила в контейнер, залила раствором и оставила где-то. Неизвестно где. Через двадцать минут уже приедет Скотт, а Лора до сих пор не одета. Все из-за линз. Или за-за собственной глупости.

Усталость была ее постоянным спутником. А еще рассеянность и какая-то непонятная безысходность. Работа, которую раньше Лора любила, несмотря на необходимость общаться с неприятными людьми, сейчас особенно выматывала. Требовалось много терпения и оптимизма, чтобы выносить капризы туристов, но именно терпение и оптимизм уже давно испарились. И не последнюю роль в этом играла невозможность отдохнуть даже тогда, когда рабочий день заканчивался, а туристы становились предоставленными сами себе.

Сегодня терпение лопнуло вслед за исчезновением линз. Это исчезновение будто подталкивало Лору на то, что она долго оттягивала. Двадцать минут на сборы. Пунктуальность — второе имя Скотта. А значит, двадцать минут — это действительно двадцать минут, спустя которые красивый, аккуратный мужчина будет стоять за ее дверью. Она ни разу не видела его в джинсах и кедах, в какой-нибудь клетчатой рубахе с футболкой. Всегда только костюмы, только начищенные туфли. Что ж, тем хуже для него.

Достав из шкафа узкие брюки c завышенной талией на подтяжках и рубашку мужского кроя, Лора быстро надела их на себя, оставив ворот расстегнутым.

Затянула волосы в узел на макушке, обула кроссовки. Никаких туфель, ногам нужен отдых. Финальным аккордом стали большие квадратные очки. Скотту пора увидеть, что из себя представляет Лора Гамильтон. Именно Лора, а не Лорелея.

Звонок прозвучал точно вовремя. Подхватив маленький рюкзак, Лора набросила на плечо одну лямку и открыла дверь, приклеив к лицу милую улыбку. Сейчас придется пережить минуту разочарования.

— Привет! — пропела Лора, выходя из дома и поворачивая ключ в замке.

Только после этого, она повернулась к Скотту и заглянула ему в лицо. Он был удивлен. Удивление читалось в приподнятых бровях и замершей на месте фигуре. Девушка стала на носочки и чмокнула его в щеку. Без каблуков она стала значительно ниже, раньше чтобы дотянуться до него, ей нужно было всего лишь запрокинуть голову.

— Привет, — неуверенно проговорил Скотт, делая шаг назад. — Ты выглядишь необычно.

Лора поправила очки на носу и заправила прядь выбившихся из прически волос за ухо.

— Да, я потеряла линзы и потратила все время на их поиски. Пришлось собираться очень быстро.

Скотт внимательно осмотрел девушку с головы до ног, уголок его губ неуверенно поднялся.

— Не знал, что ты носишь очки.

— Ношу… — тихо сказала Лора.

— Если хочешь переодеться, я могу подождать, — предложил мужчина. — Я заказал столик в «Скетч», но думаю, не страшно, если мы немного опоздаем.

О, это было очень соблазнительное предложение. Лорелея была готова на него согласиться. «Скетч» — это дорогое и модное место, одним из требований является изящество в одежде. Но Лора приняла решение, линзы стали отправной точкой, нельзя идти на попятную.

— Знаешь, — осторожно проговорила девушка. — Давай… — она запнулась. — Давай сегодня я тебя отведу куда-нибудь? А в «Скетч» сходим в другой раз. Думаю, я не смогу обуть туфли, за сегодня у меня очень устали ноги.

Скотт снова окинул Лору взглядом, остановившись на кроссовках. Казалось, он только сейчас понял, почему его девушка вдруг стала ниже на пол головы.

— Ладно, — наконец, улыбнулся он. — Раз ты так хочешь, веди меня.

Надо отдать ему должное. Если он и расстроился, то никак не дал это понять, оставаясь все тем же приятным, внимательным Скоттом Харрисоном. Но был еще один нерешенный вопрос. Предложение сходить в другое место было спонтанным, обдумать варианты Лора не успела. Поэтому оказавшись в машине, назвала единственное известное ей нормальное заведение. Вроде бы нормальное. Насколько она это запомнила.


В баре в Ковент-Гарден сегодня было полно народа. Лора не без недовольства отметила про себя этот факт. Об этом она как-то не подумала, когда указывала Скотту, куда ехать. Сейчас, стоя в дверях и глядя на почти все занятые столики и людей возле барной стойки, Лорелея проклинала себя за недальновидность. Однако уходить отсюда она не собиралась. Нужно перетерпеть один этот вечер и дальше все должно стать лучше. Наверное.

Замерев на несколько мгновений на входе, Скотт быстро пришел в себя, привычным жестом взял Лору за руку и повел к единственному незанятому столику недалеко от барной стойки. В своем костюме он смотрелся как аудитор или налоговый инспектор, нагрянувший с проверкой, и какое-то время посетители оглядывались на их пару, а бармен с закрученными усами неотрывно следил за их приближением. Но потом его взгляд переключился на Лору, парень удивленно вздернул брови, а затем подмигнул ей. Лора непонимающе нахмурилась, но не стала задерживать на бармене свое внимание. У нее и без него хватало нерешенных вопросов.

— Не думал, что ты бываешь в барах, — сказал Скотт, усаживая Лору за столик.

— Я и не бываю, обычно, — ответила она и сама удивилась звучащему в голосе оправданию. — Моя работа иногда приводит во всякие места.

Скотт хотел что-то сказать, но появление официантки с подносом и блокнотом заставило его промолчать. Девица в обтягивающей майке и коротких шортах заискивающе улыбнулась мужчине.

— Привет, — призывно протянула она. — Что будете пить?

— Виски, белое вино, сырную тарелку… — уверенно начал Скотт. Как всегда, мнения Лоры он не спрашивал.

Внезапно в Лоре проснулся хорошо и долго спавший дух бунтарства.

— Я буду пиво и чипсы, — перебила она, вводя мужчину в состояние оцепенения. Но долго это не продлилось.

— Пока все, — улыбнулся он официантке.

Девушка сделала пометки в блокноте и поплыла к барной стойке, покачивая бедрами.

— Ты ей понравился, — сказала Лора, глядя вслед официантке.

— Да? — без особого интереса спросил Скотт. — Возможно.

Между ними повисло молчание. Лорелея кожей чувствовала всю неловкость ситуации. Она променяла роскошный ресторан, места в котором нужно бронировать заранее, на обычный шумный бар. И пусть Скотт никак это не комментировал, он наверняка был недоволен ею. А это еще только начало вечера.

— Если честно, — заговорил мужчина, откидываясь на спинку стула, — я сто лет не был в барах. Давно перестал понимать, в чем смысл времяпрепровождения в них. Попить пиво и посмотреть телевизор можно и дома. Причем, никто не наорет на меня, если я захочу переключить канал.

Лора не знала, что на это ответить. В голове у нее будто загудела сирена, возвещающая о полном провале. От ответа ее избавило приближение официантки с подносом в руках. Она поставила на стол напитки и закуски, прижала поднос к груди и с ожиданием уставилась на Скотта.

— Спасибо, — равнодушно сказал он, не глядя на девушку. — Мы позовем, если что.

Официантка ретировалась. Скотт потянулся к своему стакану, поболтал его в пальцах и сделал глоток. Он определенно не соответствовал окружению, или окружение не соответствовало ему. В такой расслабленной позе он должен сидеть в большом кожаном кресле, у его ног должен лежать огромный волкодав, а на подлокотнике кресла восседать какая-нибудь элегантная женщина. Такая, какой Лорелея Гамильтон умела казаться, но не была ею.

— Я вдруг понял, что до сих пор не так уж много знаю о тебе, — спокойно сказал Скотт. — Расскажи что-нибудь.

Лора придвинула к себе свой пивной бокал и опустила в него взгляд.

— Да нечего рассказывать, — пожала она плечами. — Мы встречаемся уже несколько недель, ты не знал только то, что я туристический гид и ношу очки. — Она подняла глаза от пива и посмотрела на Скотта. — А еще то, что я сирота.

Его брови взметнулись вверх

— Гид? Сирота? — удивленно спросил он. — И ты только сейчас об этом говоришь?

— Да, — пожала плечами Лора, пытаясь казаться уверенной в себе. — Как-то так вышло, что я говорю об этом только сейчас. Тебя что-то беспокоит?

Скотт снова сделал глоток и потянулся к сырной тарелке.

— В общем нет, — ответил он после паузы. — Просто ты обычно не похожа на гида.

— Как раз наоборот. Обычно я похожа именно на гида…

Она могла бы продолжить этот разговор, но какое-то непонятное внутренне чувство заставило ее замолчать. Она ощущала на себе чей-то взгляд. Не прямой взгляд Скотта, сидящего напротив. Кто-то наблюдал за нею, это было точно. Ее не покидало это ощущение. Лора нервно осмотрелась по сторонам, быстро сканируя лица посетителей, но казалось, никто не обращает на нее внимание. И тут она остановилась на бармене, протирающем стакан полотенцем. На стакан он не смотрел, руки его действовали на автопилоте, все внимание парень сосредоточил на Лоре. Он не отвел взгляд даже когда их глаза встретились. Вместо этого, парень хитро улыбнулся.

Это было странно. Очень странно.

— Я отойду на минуту, — пробормотала Лора, вставая из-за стола и направляясь в сторону стойки. На удивление, Скотт не пытался ее остановить, а только обернулся и стал смотреть ей вслед.

Вечер Лоры и так складывался не лучшим образом, лишние загадки ей не нужны. Бармен не выглядел устрашающим или неприятным. В целом с виду это был симпатичный молодой человек со смешливым взглядом и ухоженными закрученными усами.

— Привет, — бросила она бармену, усаживаясь на высокий стул. — Мы знакомы?

Парень, который все это время следил за ее приближением, отставил в сторону стакан и уперся ладонями в столешницу.

— Не слишком, — ухмыльнулся он. — Ты — Рыжая.

Одна бровь Лоры скептически взметнулась вверх.

— Ну, да, — протянула девушка. — Это очевидно, — она ткнула пальцем в свою голову цвета жженого сахара.

— Ты не поняла, — отмахнулся полотенцем бармен. — Как дела у Идена?

И вот тогда до нее дошло. Скептическое выражение слетело с лица, Лора сняла очки и прикрыла глаза рукой. Она должна была очень хорошо подумать прежде чем появиться в этом баре. Как же она тогда напилась, раз ее запомнили!

— Иден мне нравился больше, — между тем продолжал бармен. — Этот блондин смотрит на тебя, как на собственность.

— А Иден, значит, смотрел как-то иначе? — спросила Лора, возвращая квадратные очки на свое место на носу. Она и так знала ответ на этот вопрос. Иден всегда смотрел на нее иначе. Взгляд Идена всегда был колючим, но это не мешало ему вытаскивать Лору из болота, вытирать с нее грязь, оправлять одежду и отпускать в мир, до следующего болота.

Бармен продолжал стоять, упершись ладонями в стойку, и внимательно смотрел Лоре в лицо.

— Он допил твой «скотч», расплатился, перебросил тебя через плечо и вынес вон. Спроси у блондина на досуге, как бы поступил он.

— Как бы поступил кто? — раздался у Лоры за спиной голос Скотта. От неожиданности девушка содрогнулась. — Все в порядке? — продолжил он, усаживаясь на соседний высокий стул и отдавая Лорелее ее пивной бокал и рюкзак.

Она вымученно улыбнулась, убирая за ухо выбившуюся рыжую прядь.

— Да, — неуверенно проворила Лора. — Оказалось, у нас с… — она запнулась.

— Томми, — услужливо подсказал бармен, снова принявшись вытирать стакан.

— У нас с Томми есть общие знакомые, — подхватила девушка.

— Вот как? — без энтузиазма спросил Скотт. — Хочешь остаться поболтать? Или вернемся за стол?

От его тона по спине Лоры прошел холодок. Она не обнадеживала себя тем, что вечер пройдет непринужденно, но сейчас мужчина точно злился. Он очень хорошо это скрывал, очень хорошо себя контролировал, но тем не менее Лора скорее на уровне инстинкта понимала, что Скотт был зол.

— Вернемся за стол, конечно, — пробормотала она, вставая со стула и бросая на бармена прощально-предупреждающий взгляд.

Но дальше с места не сдвинулась. Совершенно неожиданно ее вниманием завладел телевизор за спиной Томми. Лора почти не смотрела телевизор, а тем более новости. Весь ее интерес сводился к утренним шоу пока готовился завтрак. Она даже не могла бы сказать, сколько каналов у нее подключено и какой из них новостной. Но сейчас Лора замерла, уставившись в экран и на секунду забыв обо всем.

На экране был пожар. Многоэтажное здание полыхало на верхних этажах, вокруг собралось несколько больших красных машин, а в сумерках было видно, как суетятся люди в форменной одежде и касках. Не осознавая, что делает, Лора перегнулась через стойку и вцепилась в руку бармена.

— Сделай громче, — прохрипела она, не отрывая взгляд от экрана.

Томми удивленно посмотрел на ухватившиеся за предплечье пальцы, но потянулся к пульту и нажал на кнопку усиления звука.

Крупный пожар в жилом доме в Мертоне… Здание горит уже час… Спасатели эвакуируют людей… Двое пожарных доставлены в больницу в тяжелом состоянии после обрушения конструкции…

Обрывки фраз впечатывались в мозг, заставляя холодеть от ужаса.

— Лорелея, все нормально? — как через плотный слой ваты долетел до Лоры голос Скотта.

Но она не обратила на него внимания. Вместо ответа, она вытянула из кармана телефон и стала лихорадочно прокручивать телефонную книгу. Это была глупая реакция, очень глупая. Лора ничего не знала о работе Идена, кроме того факта, что он пожарный. Она не знала где он живет, в каком округе находится его часть, и давно перестала просчитывать наперед его рабочие смены. Вероятность совпадения была даже меньше, чем один к сотне. Однако все это были рациональные мысли, которые никак не могли подчинить себе дрожащие руки и пальцы, не попадающие по кнопкам. Найдя в списке контакт «Бог», она приложила мобильник к уху и принялась ждать.

— Рыжая, что с тобой? — участливо спросил бармен.

Он хотел снова уменьшить звук телевизора, но Лора протянула вперед руку в запрещающем жесте. Она слушала гудки в трубке и продолжала смотреть в экран, на котором уже без комментариев диктора горел дом. Гудки прекратились, включилась голосовая почта. Лора нервно сбросила вызов и набрала заново. Скотт продолжал стоять рядом и теперь уже не без беспокойства смотреть на свою девушку.

Второй звонок закончился так же, как и первый. Лора отняла трубку от уха и бездумно уставилась в экран. Это не могло быть правдой. Таких совпадений не бывает. Лондон огромен, в нем сто три пожарные части, более пяти тысяч пожарников. Так какого черта один единственный из этих пяти тысяч сейчас не снимает трубку? Внезапно теплая рука накрыла ее запястье, девушка сбросила с себя оцепенение и снова принялась звонить. Гудки уже начали раздражать и вселять панику, когда в динамике раздался голос.

— Эй, это не Иден, но я тоже красавчик, — беззаботно сказал незнакомый мужчина.

— Кто это? — выпалила Лора, не оценив шутку.

— Рэннальф, его брат. Ид забыл телефон, когда уходил на смену, — ответил собеседник. — А ты та рыжая фея, которая забрала у моего братца остатки жизнерадостности?

Руки перестали дрожать, на смену панике пришло недоумение.

— Что я сделала? — переспросила девушка.

— Он и раньше был не слишком привлекательным типом, а сейчас ходит с таким видом, будто хочет кого-то убить. Сделай одолжение, подкинь адресок своего бойфренда.

Лора покосилась на Скотта и откашлялась.

— Кхм… — она запнулась. — Так… ты говоришь, он на работе? И забыл телефон дома?

В трубке послышался звук льющейся воды и хлопанье шкафчиков.

— Угу, — ответил Рэннальф. — Передать что-то, когда он сообразит вернуться за телефоном? Он здесь больше не живет, после смены собирался домой.

Эта фраза вернула Лору к причине ее звонка, хотя беззаботный голос Рэннальфа на минуту заставил забыть о том, что она только что видела на экране.

— Рэннальф, послушай, — неуверенно сказала Лора. — А где Иден работает? То есть, в каком районе?

— Господи, — сокрушенно вздохнул мужчина. — Вы как два идиота, которых нужно ткнуть носом в счастье. Вы успели влюбиться, разбежаться, но так и не обменялись каким-то минимумом информации? Квартира Идена в Мертоне. Работает он там же.

Все. Этого было достаточно. Лора, не глядя, нажала на завершение вызова, рука ее безвольно повисла. Она уставилась в экран телевизора, смутно осознавая, что Скотт взял ее за руку и продолжает неотрывно смотреть на ее лицо, а Томми обеспокоенно замер за стойкой.

— Иден там, — почти беззвучно проговорила девушка.

Но даже этот полушепот для нее самой прозвучал как выстрел. И все вдруг стало неважным. В один момент пришло осознание того, сколько времени потрачено впустую, на абсолютно ненужные, притворные отношения. Сколько моментов упущено. Таких совпадений не должно быть, однако вот оно, случилось. Совпало все: и смена, и район, и место пожара. Люди прыгают из окон, двое пожарных доставлены в больницу. Их имена не называются, но что если совпадения не закончатся так просто? А Лора сидит в баре с ненужным ей человеком, в то время как нужного скоро может не стать.

— Мне нужно ехать, — выпалила девушка, выходя из состояния оцепенения.

— Куда? — удивленно воскликнул Скотт.

Только сейчас она взглянула на него. Он хороший человек и не заслужил такого отношения, но он справится.

— Прости, — сказала Лора, забрасывая на плечо лямку рюкзака и попятившись назад. — Прости, я не та девушка, которая тебе нужна. Я должна быть в другом месте.

С этими словами она развернулась и бросилась к двери. Если бы она обернулась, то увидела бы растерянное лицо Скотта и то, как Томми подливает виски в его стакан. Но Лора не обернулась. Сейчас ничего не имело значения, кроме одного человека. Ей нужно быть там.


Потушить пожар удалось только к рассвету. Работа Идена не была легкой и радостной, он успел увидеть столько ужасных вещей, что мог начинать писать книгу. Но эта ночь была одна из немногих, запоминающихся навсегда. Много этажей, квартир и комнат, которые нужно обойти и вытащить пострадавших. И все они напоминают ад. Огонь горел и не хотел сдаваться без боя, а когда все-таки получилось его потушить, и команда стала обходить здание, нашлись неспасенные. Много людей, которых так и не вытащили.

Когда начало светать, Иден нетвердой походкой вышел из сгоревшего дома. Вокруг все еще суетились парамедики, оказывая помощь пострадавшим, а на расстоянии от всего места происшествия стояли компании зевак. Некоторые из зрителей снимали происходящее на камеры телефонов, хотя снимать было уже нечего. Что заставляет людей всю ночь толпиться возле пожара вместо того, чтобы спокойно спать в своих домах? Иден никогда не мог этого понять, однако зрители были неотъемлемой частью его работы. Зрители были повсюду. Они слетались, как бабочки на свет, и не уходили даже тогда, когда пожарные машины уезжали с места происшествия.

Кто-то из коллег хлопнул Идена по плечу и протянул бутылку воды. Иден расстегнул массивную куртку, снял перчатки и шлем. Сделав несколько глотков из бутылки, он запрокинул голову и вылил остатки себе на волосы и лицо. И тут его кто-то окликнул. В смешении звуков, царившем вокруг, он решил, что ему показалось. Отфыркиваясь от воды, Иден швырнул бутылку в кучу обломков, подобрал шлем и уже двинулся к пожарной машине, но оклик повторился. На этот раз громче и отчетливее. Крутанувшись несколько раз вокруг своей оси, спасатель пробежал цепким взглядом по собравшейся публике, и остановился на маленькой фигурке в черных брюках на подтяжках и белой рубашке. Она прижимала ладошку к губам, глаза за квадратными очками напоминали блюдца, рюкзачок повис во второй руке. Увидев, что смогла привлечь его внимание, девушка сделала несколько несмелых шагов вперед, а потом перешла на бег.

Иден не сразу поверил своим глазам. А когда все-таки поверил, безотчетный страх в секунду затопил сознание. Он в несколько широких шагов сократил дистанцию, выронил шлем и вцепился ей в предплечья.

— Что-то случилось? — выпалил Иден. — Ты в порядке? Ты была в доме, когда начался пожар?

Эти вопросы сыпались, но оставались без ответа. Лора во все глаза смотрела на Идена, с силой сжав губы чтобы не расплакаться. Она не могла отвечать. Она вообще забыла, как говорить. За последние несколько часов, которые она провела, стоя здесь и глядя на полыхающее здание, миллион мыслей успело прокрутиться у нее в голове. У Лоры устали ноги, хотелось есть и пить, но она не могла заставить себя уйти и дожидаться дома телефонного звонка. Она сошла бы с ума, если бы так поступила.

И сейчас, когда Иден наконец появился, живой и, наверное, невредимый, все мысли испарились. Осталось только всеобъемлющее чувство облегчения. Лора смотрела в любимые серые глаза, видела отразившееся в них беспокойство, но ничего не могла сказать. Вместо этого она выпустила из пальцев рюкзак, и, подавшись вперед, ткнулась лбом в широкую грудь. Руки она просунула под тяжелую форменную куртку и обвила ими мужскую талию. Иден не двигался. Он застыл на месте и почти не дышал.

— Я ужасно грязный, — наконец произнес он каким-то не своим голосом. — Ты испачкаешь рубашку.

— Плевать, — шепнула Лора ему в грудь, теснее прижимаясь к Идену.

Только тогда он осторожно и несмело обнял девушку, практически полностью скрывая ее в своих объятиях, и уткнулся носом в ее волосы. Она здесь, с ней все нормально, она просто пришла к нему. Она выбрала его.

— Прости меня, — тихо проговорил он. — Я полный придурок. Я ни разу не сказал тебе, как ты мне нужна и…

Лора не дослушала. Подняв голову, она стала на носочки и поцеловала Идена, обхватив одной рукой его шею.

— Не смей меня еще когда-нибудь так пугать, — прошептала она, отстраняясь ровно настолько, чтобы можно было говорить. — Иначе я пойду за тобой только ради того, чтобы убить.

— Верю, — ухмыльнулся Иден, чмокнув девушку в лоб. — Я же знаю, как ты умеешь влипать в неприятности.

Лора хотела возмутиться, но рот ей заткнули очередным поцелуем. Несколько коллег проходя мимо с силой хлопнули Идена по спине, у них еще хватало сил шутить и посмеиваться после сегодняшней ночи. Наконец, отстранившись от Идена, Лора снова уткнулась ему в грудь. Все было хорошо. Кошмар остался позади, а с этим рассветом для нее будто начиналась новая жизнь.

— Кстати, — протянул Иден. В его голосе слышалась улыбка. — Я нашел в интернете, как мурчит гепард.

Лора резко вскинула голову и ошарашено уставилась в смеющиеся серые глаза. Как он узнал эту глупость про гепардов? В голове стали крутиться обрывки воспоминаний, впервые с той ночи в баре. Какой кошмар! Захотелось снова спрятать лицо на широкой груди, будто это могло как-то помочь.

— И что? — заставила себя спросить Лора, приготовившись к очередной едкой шутке.

Но Иден молчал. Очень-очень медленно он стал приближаться к ее лицу, двумя пальцами взял Лору за подбородок и легко повернул чуть в сторону. Его губы почти невесомо скользнули по виску и скуле, мягко прикоснулись к ее уху, посылая по телу легкую дрожь.

— Мррр, — выдохнул Иден.

Конец


Оглавление

  • ГЛАВА 1
  • ГЛАВА 2
  • ГЛАВА 3
  • ГЛАВА 4
  • ГЛАВА 5
  • ГЛАВА 6
  • ГЛАВА 7
  • ГЛАВА 8
  • ГЛАВА 9
  • ГЛАВА 10
  • ГЛАВА 11
  • ГЛАВА 12
  • Teleserial Book