Читать онлайн Жена опального демона бесплатно

Жена опального демона
Альбина Уральская

Глава 1

* * *

Не завидуй тому, кто силён и богат,

За рассветом всегда наступает закат.

С этой жизнью короткой, равною вздоху,

Обращайся как с данной тебе напрокат!

/Омар Хайям/


Меня нашли в поле… в огромном поле, где стояла по пояс сухая осенняя трава. Я была без сознания, вся в своей крови, умирающая от многочисленных внутренних травм и переохлаждения. На мне было платье, которое не соответствовало ни времени, ни месту, ни историческим фактам. Следователь решил, что это платье с гламурной вечеринки. Само платье мне ни о чём не напомнило. Я с подозрением рассматривала на фотографиях нежно-голубую сияющую ткань в пятнах запёкшей бурой крови и ещё в каких-то насыщенных чёрных засохших каплях, в районе груди. Платье состояло из двух частей: нижнего приталенного плотного материала более светлых тонов до самого пола и верхнего, более тёмного тона и объёмного от пояса, застёгивающего впереди. Оно напоминало больше платье принцессы из сказок, которые я успела прочитать в больнице.

— Ты что-нибудь помнишь? — задал в очередной раз снова один и тот же вопрос уже знакомый мне следователь. В пустой палате его вопрос прозвучал как-то слишком громко — соседку увезли на рентген, и мы были теперь только вдвоём с ним.

— Нет, Валерий Львович, — ответила я ему с акцентом и помотала отрицательно головой. Русский язык давался мне легко, сама же я разговаривала на иноземном никому неизвестном языке. Язык, который знала я в совершенстве не знал никто, и как показало расследование он никогда не использовался на Земле.

Следователь, примерно возраста 40 лет, небольшой, немного полненький, забавный, тяжело вздохнул, определяясь нужно ли делать ему следующий шаг в моём допросе. Я же, сидя на больничной койке и поджав ноги под себя, нервно поправила на себе халат исхудавшей рукой.

— На тебе было ещё вот это, — он достал новую фотографию с изображением короны. Её я видела впервые, внутри ничего не шевельнулось — красивое ювелирное изделие, инструктированное голубыми небольшими камнями, мне ни о чём не напомнило. Покачала отрицательно головой, внимательно разглядывая предмет.

— Корона сделана из настоящего золота и алмазы в ней тоже настоящие. Очень тонкая работа, — объяснил мне Валерий Львович.

— Что значит слово «алмазы»? — уточнила я, не припомнив его в программе своего обучения.

— Драгоценные камни, — охотно объяснил мне следователь. — Очень дорогие. Стоимость этой короны такова, что ты можешь спокойно прожить безбедно несколько лет.

— Хм, — задумалась я. Картина очень интересная вырисовывается: я оказалась в поле в глухом месте, в дорогом платье и короне, босиком, с травмами характерными для высокого падения — словно меня вышвырнули с праздника жизни.

— Чёрный пятна — это тоже кровь, только кровь скорее всего не человека, — подкинул он мне информации для размышления. Потерла татуировку на своём запястье левой руки, напоминающую витиеватую восьмёрку — лечащий доктор сказал, что это татуировка символ бесконечности. Зная об окружающем мире уже достаточно, я тихо сделала вывод:

— Похоже меня выбросили с королевского бала, пролетая мимо над полем на вертолёте.

Грудную клетку сжало до боли, и мне впервые захотелось заплакать. Меня явно хотели убить, и вообще очень странно, что я всё ещё жива. Когда меня нашли, у меня было переломано практически всё, тело сплошной синяк, внутренние органы отбиты. Доктор был шокирован тем, как быстро я выздоровела. С момента попадания в реанимацию и полного восстановления прошёл всего месяц. От травм не осталось и воспоминаний. Хотя от моих воспоминаний о моей жизни тоже ничего не осталось. Я не помнила ровным счётом ничего до того момента пока не очнулась в реанимации.

— Очень похоже на правду, — согласился со мной Валерий Львович. — О твоей пропаже до сих пор никто не заявил. Но я думаю мы найдём твоих родителей.

Меня не искали родственники. Были ли они у меня? Кто я? Как зовут меня?

Я не помнила своего имени. И вспомнить его было важно для меня — мне казалось, что с ним я верну себе свою жизнь. Но как на зло память ко мне не возвращалась.

В больнице же меня назвали Женькой, в честь того, кто меня нашёл в поле, в честь того, кто спас мне жизнь. И я уже легко откликалась на это имя и была благодарна незнакомому мне Женьке за своё спасение, но внутри я понимала, что имя мне чужое, душа противилась и отторгала его.

Что я сотворила такого, что заслужила такую странную смерть? Смерть в короне и босиком.

Ответов ни на один из вопросов не было.

Следователь давно ушёл, а я всё размышляла над своей короткой жизнью. За месяц я освоила язык, много узнала о мире. Информацию я впитывала в себя из всех возможных источников, волонтёры охотно помогали мне осваиваться и с местным бытом, и с русским языком. Девчонки из группы волонтёров подарили мне телефон и научили пользоваться интернетом. Иногда я ещё встречала незнакомые мне слова, но в целом кроме акцента меня больше ничего не выдавало. Я вполне могла сойти за местную.

Я понимала, что меня скоро выпишут из травматологии. Волонтёры поговаривали о том, что приютят меня и помогут социализироваться, доктор намекал на психиатрическое отделение для того, чтобы восстановить мою память. Я же сама хотела наконец-то покинуть стены медицинского учреждения раз и навсегда и никогда больше не возвращаться в эту обитель боли и болезней.

Перед ужином я снова осталась в палате одна. Устроившись поудобнее на кровати, я открыла браузер, чтобы поискать для себя интересную книгу. В этот момент в палату вошла женщина. Она вошла так тихо, словно тень, что я заметила её только в тот момент, когда она поравнялась с моей кроватью. Седоволосая стройная женщина замерла, вцепившись в меня светлыми голубыми глазами, её губы дрогнули, она хотела что-то сказать, но не смогла. Она нервно сглотнула и протянула мне фотографию, на её ресницах заблестели подступающие слёзы. Аккуратно взяла фото из её рук с подозрением поглядываю на странную незнакомку.

На старой цветной фотографии стояла знакомая мне девушка: серые глаза, тёмно-русые длинные волосы, моего возраста. Доктор сказал, что мне скорее всего 21 год. Я недоверчиво смотрела на симпатичную девушку и постепенно понимала, что на изображении я и не я. Девушку с фотографии я видела в зеркале каждый день, но что-то в ней было такое, что не давало мне полной уверенности в том, что я и есть девушка с фотографии.

— Кто вы?! — я резко села на кровати и уставилась на женщину. По её щекам текли слёзы.

— На фотографии моя дочь, она исчезла 20 лет назад, — прошептала она, сжимая руки на груди в мольбе. — Я видела твоё фото в интернете в группе, — пояснила она мне. — Ты так похожа на неё, — её голос дрогнул. — Так похожа на неё, Зоя.

Произнесённое имя эхом прокатилось внутри, стало внезапно жарко, и рядом с женщиной из воздуха появилось существо. Сотканный из тьмы плащ, чёрный капюшон, коса в руке и оскал на черепе заставил меня содрогнуться от ужаса.

— Зои, — поправил её Жнец глухим осипшим голосом. — Наконец-то я знаю, как тебя зовут моя неправильная жертва.

Глава 2

И потом чудовище с картинок красочно протянуло ко мне руку, состоящую только из костей, и соблазнительно поманило к себе пальцем. Озадаченная, я застыла в сидящей позе, бессовестно таращась на Жнеца Смерти.

— У меня галлюцинации, — едва слышно прошептала я на родном мне языке. Жнец, не сводя с меня своих жутких пустых глазниц, наклонил голову на бок и подпёр челюсть костяным кулаком. Пришедшая женщина с недоумением огляделась вокруг, и похоже ничего не заметила.

— Ты видишь меня? — поинтересовался Жнец приятным мужским голосом и внутри глазниц вспыхнули голубые огоньки вместо глаз. Кивнула головой в знак согласия, забыв русский язык.

— Что-то не так? — задала мне вопрос незнакомка. Мотнула головой, чтобы скинуть с себя наваждение. Жнец исчез. Всё-таки это была галлюцинация из-за стресса.

— Мне показалось, — вымученно улыбнулась я. — Давайте вы сядете на стул и расскажете мне о себе и вашей дочери, — предложила я.

Мою новую знакомую звали Рязанова Наталья Ивановна, она давно уже была на пенсии, в прошлом месяце ей исполнилось 62 года. Мою фотографию ей показала её средняя дочь, которая увидела объявление на стене волонтёрского движения по поиску пропавших людей. Искали моих родственников. Они всей семьёй долго сверяли фотографии из альбома с моей фотографией в интернете, приходя всё больше к тому, что если я — не Зоя, то я возможно её дочь. Они без особого труда узнали в какой больнице я нахожусь. Капельку наглости по телефону и номер палаты был записан на листке. Наталья Ивановна бросилась в больницу и, увидев меня, она ещё больше уверилась в том, что я возможно её внучка.

— А что случилось с Зоей? — спросила я, разглядывая лицо Натальи Ивановны. Мы были похожи, тот же разрез глаз, скулы, нос, губы… но мало ли похожих людей на белом свете.

— Через неделю исполнится 21 год, как она исчезла, — тяжело вздохнула она и взяла в руки фотографию дочери. Её губы дрогнули и на глаза снова накатили слёзы. Внутри меня всё сжалось, смотреть на её боль было невыносимо тяжело. Я встала с кровати и обняла её за плечи, прижав голову к своей груди. Она рыдала беззвучно, слушая стук моего сердца, а я гладила её по волосам. Хотелось забрать её боль, разрушить горе, стереть в памяти то, что сводит с ума и заставляет страдать. Как жаль, что это невозможно.

Зоя была старшей дочерью из трёх в семье Натальи Степановны. Она училась последний год на учителя по математике в институте. Она прекрасно разбиралась в цифрах и в детях. Это была её профессия и она лелеяла мечту что когда-нибудь она войдёт в свой кабинет, наполненный учениками, и они радостно будут её приветствовать. Она грезила о большой семье, и её будущий муж полностью поддерживал в этом стремлении. Жизнь 20-летней Зои была расписана на несколько лет вперёд и казалось ничего не могло ей помешать стать счастливой.

Осеннее утро было обычным — таким как и все остальные: Зоя, торопясь в институт, вышла из дома и больше её никто не видел. Она исчезла бесследно, не оставив никаких зацепок для поиска. Прошёл год, Зоя не возвращалась, новостей о ней не было ни плохих, ни хороших. Через год в доме Натальи Ивановны появилась четвёртая дочь. Они на семейном совете приняли решение усыновить ребёнка из детского дома. Шустрая Надежда ворвалась в их жизнь уже бойким полуторогодовалым ребёнком, она перевернула в доме всё с ног на голову и выжила из стен поселившуюся там печаль.

Только материнское сердце продолжало верить, что это не конец и что однажды она найдёт свою дочь живой.

В палату принесли ужин, вернули соседку, время посещения подходило к концу.

— Согласна ли ты жить с нами? — схватила она меня за руки, словно боясь, что она услышит от меня отказ. — Пока всё не выяснится, мы тебе поможем.

Я не успела ответить, как она снова с жаром произнесла:

— Тест ДНК мы обязательно сделаем, но я уверена, что ты моя внучка. Ты так похожа на неё, её голос, улыбка. Ты волосы поправляешь, как она!

— Я буду только рада, — я улыбнулась, глуша внутри себя слёзы. Мне хотелось верить в то, что часть моей семьи найдена. В сердце росла надежда, она крепла и с каждой минутой я всё больше верила в то, что я вспомню всё.

Я проводила Наталью Ивановну до выхода и вернулась в палату. Инна, соседка по палате, тут же спросила:

— Это кто?

— Возможно моя бабушка, — пожала я плечами ложась на кровать.

— Вот и хорошо, — тут же согласилась Инна. — Всё постепенно наладится и ты восстановишь память. От шрамов ни следа на коже. Кости целы. Значит и всё остальное обязательно наладится.

На душе было неспокойно, день был насыщенным. Я много читала про шрамы в интернете, я уникальна, на мне не осталось даже маленького шрамика. Хотя медсёстры сказали, что многие переломы были открытыми. Моё тело выглядело сильно покалеченным. Валерий Львович отказался показать фотографии, которые были сделаны на месте, где меня нашли.

— Обязательно наладится, — эхом ответила я Инне, задумчиво глядя в потолок.

— Звучит пессимистично, Зои, — из потолка выглянул знакомый мне Жнец. Он высунулся по пояс, держа в руках свой рабочий инструмент и зависнув надо мной.

Я повернула голову в сторону соседки, она спокойно листала что-то в телефоне, не обращая на висящего никакого внимания.

— Выйдем поговорим, — предложил Жнец и кажется подмигнул мне. — Ты моя самая серьёзная и единственная проблема за всю мою длительную работу.

Открыла рот, чтобы ответить Жрецу, но поняла, что Инна не поймёт, да ещё возможно и напугается. Закрыла рот и кивнула головой.

— Пойду прогуляюсь по коридору, — предупредила я соседку. А это означало, что я сейчас забьюсь в закуток в конце коридора за огромную кадку с гибискусом. Цветок, как только я там стала прятаться на подоконнике, стал цвести не переставая. Огромный куст был усыпан красными цветами, озадачивая медперсонал, да и самих пациентов.

Шлёпая в тапках, я направилась к своему секретному месту. Жнец бесшумно летел рядом. Он был очень высоким, больше двух метров.

— Я должен извиниться за моё первое появление, — сказал он. — Никак не ожидал, что ты меня увидишь. Разыгрывал трагическую сцену.

— Сцена была впечатляющей, мистер Смерть, — тихо шепнула я, чтобы никто не услышал кроме моего невидимого сопровождающего. — Я едва не впечатлилась до подгузников.

— А как я был впечатлён, когда ты свалилась из ниоткуда в поле в виде куска фарша в платье и короне, ты просто не представляешь, — хмыкнул саркастически Жнец. — Я чуть косу с перепуга не потерял, когда ты простонала: «Помогите».

— Я не специально, наверное, — огрызнулась я. Галлюцинация начинала меня раздражать.

— Да кто вас людей знает, специально — не специально, — проворчал недовольно Жнец. — У меня отпуск накрылся из-за тебя. Мне ещё надо было сто душ забрать и год отдыха. Нет же, ты вопреки всему выжила. Теперь имена из моего списка разлетаются другим Жнецам, а я вынужден сопровождать тебя везде в надежде, что ты скоро откинешь тапки.

— Я сейчас их в тебя откину, — шикнула я на Жнеца. — Что тебе от меня нужно?

Нет, ну я понимала, что видеть Смерть в капюшоне и с косой — это несколько не по-человечески. Но, с другой стороны, он ведь не отстанет! Очень странно, я вам скажу.

— Это был мой первый отпуск, — хмуро заявил Жнец. Я с лёгкостью села на подоконник.

— Каким образом? — уставилась я в сияющие синим глазницы Жнеца. Он меня совсем не пугает.

— Меня тянет в то место, где должна выйти душа из тела, и я обязан её пронести в нужное для неё место — туда, где её ждут. Дальше путь души мне не интересен, я её оберегаю только в самом начале, чтобы не заблудилась, — взялся за объяснения Жнец. — В свитке появилась пустая строка и меня вытянуло в поле, где к моим ногам рухнула ты. Вопреки всему ты оказалась жива, душа не поспешила покинуть тело. Ко всем прочим неприятностям вынуть душу я не смог. Я просидел возле твоего замерзающего тела два часа и с удивлением отметил, что ткани регенерируют. Пришлось пометаться в поиске того, кто слышит призыв Смерти. Благо такой экземпляр был недалеко, мне удалось его заманить на место твоего падения. Ты оказалась в больнице, выздоровела, а вот у меня так и не появилось никаких новых душ. А сегодня в списке, проявилось «Зои», как только тебя назвали по имени.

— Хочешь сказать, что я всё ещё умираю? — не поняла я и на всякий случай себя ущипнула. Вздрогнула от боли.

— Если бы, — хмыкнул Жнец. — Судя по состоянию твоего здоровья, я умру раньше, — он задумался и пробормотал: — Если умру надо обязательно Коляна попросить мне доставку организовать в лучшем виде.

— Так что там с моим именем в списке? — поторопила я Жнеца. Может у меня после травмы головы такая спокойная реакция на него? По справедливости — я должна визжать и бежать в ужасе, теряя тапки. Так написано в книгах.

— Ах, да. Пока ты не умрёшь, я буду рядом, — спокойно ответил он. — Давай развлечёмся тогда хотя бы. Скучно же!

— Потерявшая память и безумный Жнец — отличная пара, — иронично подметила я и сложила руки на груди, выражая сомнение в будущем предприятии.

— Предлагаю открыть бал в честь знакомства, — Жнец протянул мне свою костяную руку. — Позвольте представиться: Васисуалий, в переводе с греческого «царственный».

Вложила свою ладонь в его, мои пальцы коснулись холодных костей. Удивилась, но руку не отдёрнула. Васисуалий тоже удивился.

— Вот как?! Мы можем прикасаться к друг другу! — выразил он мою мысль вслух. — Интересный момент.

Я спрыгнула на пол, встала на ноги, и вторая костлявая рука с косой обвила меня за талию. Холод от его прикосновений тут же забрался под халат.

— Вальс или танго?! — бодро спросил Жнец.

— Я не умею, — спохватилась я, вспомнив что я никогда не танцевала в своей новой жизни.

— Неважно, — ответил Жнец и я взлетела в воздух. — Я буду вести.

— Нас могут увидеть, — я в панике вцепилась в плечи чокнутого Жнеца.

— Все спят, — улыбнулись мне одними зубами, и мы закружились или в вальсе, или танго, или не пойми ещё чего. Мы неслись по коридору больницы в свете лам, обещая своим полётом получить незабываемые впечатления увидевшему потустороннее безобразие.

— Ты волшебно танцуешь, — осторожно поставил он меня на ноги возле двери в палату.

— Я потеряла тапки, — едва вымолвила я, стоя босыми ногами холодной поверхности. Голова кружилась и, чтобы не упасть, я оперлась спиной о косяк.

— Замечательно, — соблазнительно прошептал он. — Зови меня Алий, меня зовут так друзья, — он снова подмигнул мне и растаял в воздухе, словно дым.

— Женя, — услышала я оклик врача. — Ты почему босиком?

Мои тапочки были раскиданы по коридору. Приготовилась к воспитательным процедурам от лечащего доктора. А кто-то сказал, что все спят. Лжец!

Глава 3

Олег Владимирович строгим отеческим взглядом отправил меня в палату.

— Я просто увидела тень и испугалась. Тапочки потеряла, пока бежала, — попыталась оправдаться я, заводя руки за спину и сцепляя их там в замок и глядя честными невинными глазами на своего лечащего врача.

Олегу Владимировичу было уже почти пятьдесят пять лет, высокий крепкий мужчина, седые волосы в тёмной шевелюре. Красивые черты лица, тёплая улыбка и добрый, но глубоко уставший взгляд карих глаз. Доктор мне нравился за его отличный юмор и за справедливое отношение к больным. Ко всем плюсам — он был прекрасным специалистом, врач с золотыми руками. Может поэтому меня ещё не разобрали на органы какие-нибудь чудаковатые учёные — Олег Владимирович меня никому не сдал.

— Застудишься, пол холодный. Тапочки сейчас принесу, иди спать, Женя, — устало произнёс доктор.

— Я сама, — опередила я доктора, поспешив в сторону раскиданных тапочек.

— Женя, — серьёзно окрикнул он меня. — Я тебе на ночь двойную дозу успокоительного выпишу, — пригрозили мне, намекая на то, что мои ночные посиделки в интернете могут внезапно закончиться.

— Это бесчеловечно, — отозвалась я, ловко подхватывая на ногу первый тапочек. — Я обижусь и больше к вам никогда не поступлю!

Олег Владимирович усмехнулся и пробубнил себе под нос:

— Если бы не видел своими глазами в каком состоянии поступила, ни за что бы не поверил в то, что сейчас вижу и слышу.

Ответить ему не успела, в это момент, когда я обувалась во второй тапочек его окликнула дежурная медсестра:

— Олег Владимирович, больной поступил!

Когда я повернулась, врач широким шагом быстро удалялся по коридору, забыв про меня. Я улыбнулась, глядя на то, как полы его халата развиваются на ходу.

— Пусть всё будет хорошо, — тихо прошептала я напутствие ему в спину и пошла спать.

Сон на удивление пришёл быстро. Снилась мне палата, коридор и кадка с гибискусом. Всё, к чему я привыкла за это недолгое время. А ещё красок в сон добавил мой новый странный знакомый Васисуалий… ах, да просто Алий. И почему я его не испугалась?

Вихрем по картинкам прошёлся чёрный туман и меня дёрнуло куда-то вниз. Падение в прохладную воду было настолько реалистичным, что я взвизгнула, когда мои ноги разрезали воду. Погружение было стремительным. Я каким-то чудом не нахлебалась воды и зависла в невесомости, задержав дыхание.

Первой реакцией было острое желание всплыть, но то, что я увидела во тьме остановило меня. Я замерла, разглядывая представшую перед моими глазами картину.

Не доживу я до выписки из больницы. Ох, не доживу.

В полутьме, под едва проникающими под толщу воды лунным светом, я увидела тело человека, прошитое насквозь мечом в районе солнечного сплетения. Его руки были раскинуты в разные стороны и тело покоилось горизонтально на спине поддерживаемое водой. Солёная вода навела меня на мысль, что я и мертвец находимся в океане.

В том, что мужчина в сапогах с высоким голенищем и чёрном плаще с капюшоном на голове мёртв я была уверена, даже не видя его лица. Меч говорил сам за себя. Что-то очень знакомое мне показалось в его крепкой фигуре и это чувство заставило меня поплыть к нему. Я захотела увидеть его лицо, не было страха, не было опасения утонуть. Желание увидеть его лицо было настолько нестерпимым, что я смело коснулась его руки в перчатке и потянула на себя.

Труп внезапно ожил и мгновенно его вторая рука в перчатке крепко схватила меня за подбородок, и я встретилась с полуистлевшим лицом незнакомца. Он завис напротив меня, внимательно рассматривая меня единственным целым глазом. За остатками мышц были видны кости.

— Зооии, — произнёс пугающим мёртвым голосом он, пошевелив челюстью. От шока я не сразу поняла, что разговаривать под водой невозможно, продолжая таращиться на мертвеца и даже не пытаясь вырваться. Он наклонился чтобы поцеловать меня в губы, но в миллиметре от моих губ передумал и медленно отстранился.

— Жива, — прошептал он тем же убийственным голосом. Потом поднял вторую руку и коснулся пальцами моей щеки, ткань перчатки легко скользнула по моей коже в странной нежной ласке. — Забыла, — усмехнулся горько он.

— Прячься, — мрачно предупредил мертвец меня, и не отпуская мой подбородок, положил свободную руку на рукоять меча и принялся вытаскивать его из себя.

Вот тут меня накрыл неконтролируемый страх, я дёрнулась из его захвата мыча и стараясь сдержать вдох. Но он отпустил меня сам и уже двумя руками на моих глазах вырвал из себя меч, разрывая то, что осталось от внутренностей.

— Я иду, Зои, — ядовито захохотал он, держа меч в руке. Паника захлестнула мой разум, и я закричала от ужаса, забыв обо всём. Вода рванула в лёгкие и я резко села в кровати, ловя ртом воздух.

От меня в разные стороны раскатились чёрные тени. Рядом остался только один жнец.

— Мы тут консилиум проводим, — пожал невинно плечами сидящий на моей кровати Васисуалий. — Даже не думали тебя будить.

— А она не кричит? — высунулся из угла другой жнец.

— Колян, она нормальная, не психованная, — произнёс комплимент Васисуалий. — Надо всё-таки выяснить почему она нас не боится? — добавил задумчиво.

— И почему мы к ней можем прикасаться? — поддержал приятным женским голосом ещё один жнец, выползая из противоположного угла. За пару минут палату заполонили жнецы в количестве 10 штук, которые нагло прикасались к моему плечу холодными костлявыми пальцами и в полном восторге выражали своё полное недоумение. Оглянулась на кровать соседки — она преспокойно спала.

— Васисуалий — это что за безобразие? — прошипела злобно я на жнеца, взглядом угрожая ему раздробить черепушку его же косой.

— Мы думаем, что ты не из нашего мира, — ответил мне жнец. — Но это пока не точно.

— Что это значит? — продолжала злиться я, раздувая от гнева ноздри. Злость помогала забыть тот липкий гадкий ужас, который я испытала, глядя на мертвеца с мечом в руке.

— Насколько я осведомлён, существуют другие миры, — раздумывая над чем-то ответил мне жнец, — и ты гостья оттуда. Ты слишком необычная для нашего мира.

— Сегодня приходила моя бабушка, — возразила я ему.

— Или не твоя, — не согласился спокойно он со мной. — К сожалению мы не можем пока этот факт подтвердить или опровергнуть.

— А можно закончить в моей палате этот балаган? — потянула я на себя одеяло, чтобы скинуть с него костлявую задницу Васисуалия.

— Ой, простите, — произнесла одна из женщин-жнецов, — мы честное слово не хотели. Это так необычно касаться живого человека.

Я тяжело вздохнула.

— Я хочу спать, — пожелала я отделаться от назойливых жнецов. Хотя спать не хотелось совсем, воспоминания о сне с мертвецом были свежи и пугающи.

— Не смеем больше беспокоить, — тут же отозвалась та же женщина и все девять жнецов растворились в воздухе, а вместо Васисуалия появился чёрный лысый кот. Он, переваливаясь на лапах, дошёл до моих ног и нагло шлёпнулся рядом.

— Мяу, — сказал нахал.

— Что? — ошарашенно уставилась я на животное.

— Я предвестник смерти, — пробормотал кот. — Я тут посплю. Можно?

Прикоснулась к коту — обычный лысый и живой сфинкс. У меня дёрнулся глаз.

Глава 4

Васисуалий проигнорировал мой предупреждающий взгляд, нагло развалился вдоль моего бедра, вытягивая лапы в сторону.

— Тёпленькая, — пробормотал он и уснул или сделал вид, что крепко спит.

Безуспешно потыкала его пальцем руки между ушей в надежде разбудить наглеца. Кот продолжал крепко спать, игнорируя мои манипуляции. Ничего не оставалось, как тоже улечься. Стоило закрыть глаза, тут же в моём сознании возник образ мертвеца. Зажмурилась, чтобы отогнать наваждение. Его слова продолжали звучать в голове, а я наконец-то постепенно осознавала то, что мертвец говорил на моём родном языке. Как только я это поняла, я распахнула глаза от ужаса и уставилась в потолок. Вот теперь я точно не усну.

— Васисуалий, — позвала я жнеца.

— Мррр, — услышала я в ответ. Посмотрела на кота, тот дёрнул нервно лапой во сне.

— Васисуалий, расскажи мне о других мирах, — попросила я кота, особо не надеясь на то, что на мою просьбу кто-то откликнется, кроме соседки по палате.

— А что тебе рассказать? — не заставил себя ждать Васисуалий, и он красиво сел на кошачью попку, обвив лапы лысым хвостом.

Вот как? Жнец ещё тот артист.

— А что ты знаешь? — села я на кровати. Кот наклонил голову на бок и резко превратился в жнеца с косой в руке. Удобно устроился, не уверена, но кажется, он закинул ногу на ногу, и подпёр костлявой рукой подбородок.

— Мы ограничены передвижением только в одном мире, — ответил он мне. — Живые же могут ходить по порталам между мирами. Я слышал, что на Землю залетают иногда попаданцы из других миров, но говорят такое происходит крайне редко и зачастую у таких людей имеется в наличии немного магии, как в твоём случае. У тебя повышенная регенерация — это скорее всего проявление магии. На большое обычно попаданцы не способны.

— А мертвецы могут ходить по порталам? — уточнила я жнеца, понимая, что возможно существо из сна способно на перемещение из одного мира в другой. И сон ли это?

— Как мертвецы? Они же мертвы. Без души, — не понял меня Васисуалий.

— А если мертвец жив, — озадачила я его. — Ну как бы совсем мёртв и одновременно жив, — ломала я психику жнеца своей логикой.

— Зомби? — ошарашенно уставился на меня Васисуалий и его глазницы сверкнули синими огоньками. Вспомнила о том, что я узнала о зомби.

— Почти, только разумный и с мечом? — размер меча попыталась показать руками.

— С чего ты взяла, что существует такой мертвец? — насторожился Васисуалий.

— Мне приснился сон, точнее это было мало похоже на сон, — решила я довериться жнецу. Всё-таки он если и не плод моего воображения, то хотя бы точно не совсем человек. И я вывалила всё что видела под водой и даже про несостоявшийся поцелуй не забыла рассказать. Васисуалий внимательно выслушал и, когда я закончила, сказал:

— Ты всё время была здесь. Мы как раз обсуждали с коллегами твою уникальность. Твоё тело было в палате, но вот за душу не отвечаю. Если ты из мира, где есть магия, твоему мертвецу ничего не стоило призвать твою душу к себе. Так что вполне вероятно, что у тебя есть мёртвый поклонник в другом мире, который очень даже способен перемещаться между мирами, — хладнокровно подтверждал он мне мои догадки, под лопаткой неприятно затянуло. — Думаю, если он явится на Землю, он сразу умрёт, так как уже мёртв — наш мир не позволит ему разгуливать в мёртвой оболочке. А если жив, то просто лишится магических сил, хотя второе не точно. Просто теория. С учетом того, что он тебе уже угрожал мечом, то скорее всего он придёт тебя убивать, — закончил оптимистично жнец.

— Ну, спасибо. Я теперь вообще спать перестану, — иронично пробормотала я, понимая, что Васисуалий в очередной раз прав и чудовище из сна явно не испытывало ко мне приятельских чувств — радости от встречи на его полуистлевшем лице я не заметила.

— Я в него косу воткну, когда он появится, если тебе так спокойнее будет, — заботливо поддержал меня жнец.

— И что? — скептически спросила я, не веря особо в его реальную помощь (он меня даже в поле добить не смог). Васисуалий пожал плечами и снова превратился в кота.

— Косой можно убить, — пояснил кот. — Спи, — и снова развалился возле меня, демонстрируя крепкий и здоровый кошачий сон.

И он меня не убил?

Он видел, что я умираю и не убил. Мало того! он привёл помощь! Жнец с человеческой душой внутри. Погладила кота, укрыла своим одеялом, и легла рядом.

Не заметила сама, как уснула. Страшных снов больше не было, снился мне мой маленький мир, ограниченный больницей.

Утро было обычным, медсестра разбудила нас, принеся градусники. Пока мы приводили себя в порядок, из-под одеяла выполз кот и расположился по-хозяйски на моей кровати. Инна упорно не замечала лысого кота, рассказывая мне о том, что её муж сегодня принесёт нам мандарины и торт. Она вчера выпросила их у него, хотя доктор строго настрого ей запретил сладкое. Инна была молодой — тридцать лет с хвостиком и, несмотря на травму позвоночника, она вела активный образ жизни даже в больнице. Успела перезнакомиться со всем медперсоналом и завести дружеские отношения. У неё было двое детишек, которые периодически заполоняли палату детским гамом. Семейство было веселым и сплочённым. Мне нравились их посещения, они мне обязательно приносили сладости. Дети учили меня премудростям цифровых технологий в моём телефоне.

Утро шло своим чередом, Васисуалия никто не замечал, кроме меня. А кот продолжал нагло созерцать происходящее вокруг, не делая никаких комментариев.

На утреннем обходе был Олег Владимирович.

— Какой шикарный кот, — удивился он, садясь рядом с моей кроватью на стул. — Откуда взялся? Котам тут нельзя быть.

— Мяу, — сфальшивил Васисуалий и перевёл вопросительный взгляд с доктора на меня. Я растерялась, не зная, что ответить.

— Я боюсь кота придётся вернуть владельцам, — протянул руку доктор, чтобы погладить кота. Пальцы Олега Владимировича прошли сквозь кота, и он исчез.

— Не понял, — изумился врач, рассматривая с изумлением свою руку. — А кот был? — уточнил он у меня.

— Нннет, — помотала я отрицательно головой. — Не видела.

— Не выспался, — почесал озадачено затылок Олег Владимирович. — Уже мерещится.

Он быстро осмотрел меня, потом соседку по палате и ушёл, погружённый в свои мысли.

— Видит нас, — появился рядом на кровати кот. — Я не учёл, что он людей с того света вытаскивает, рука об руку работаем. Мы их туда, а он их обратно.

Не стала переспрашивать жнеца о тонкостях его работы, боясь напугать Инну. Она и так была удивлена диалогом доктора про кота.

В обед пришёл следователь и сообщил, что возможно найдены мои родственники. Моя возможная бабушка Наталья Ивановна начала активно действовать, чтобы забрать меня домой.

Вся неделя пролетела на больничной койке, Олег Владимирович настойчиво продолжал меня держать у себя в отделении, хотя необходимости в этом не было. Наталья Ивановна при помощи Валерия Львовича проходила все необходимые бумажные процедуры. ДНК у меня были взяты ранее, теперь эту процедуру прошла Наталья Ивановна, но результатов ждать не стали, меня с благословения доктора отдали предполагаемой бабушке.

С больницей я прощалась с лёгкостью в сердце, зелёные стены моей палаты мне основательно поднадоели. Васисуалий, как только мы покинули больницу, тут же в виде кота последовал следом в автомобиль.

И началось моё путешествие по городу. С восхищением смотрела на покрытые первым снегом тротуары, деревья, на людей спешащих по своим делам, на автомобили, которые с лёгкостью двигались в потоке. И высокие дома. Я пыталась сосчитать этажи каждый раз, когда мы стояли на светофоре. Город поразил меня своими масштабами — это не картинки в интернете, это живой и бурлящий организм, ритм которого ты чувствуешь после затишья в больничной палате. Жизнь за пределами больницы мне безумно понравилась.

Семья встречала меня всем составом, они ещё не получив результаты теста ДНК уже всё для себя решили и я стала частью их семьи ещё до того, как переступила порог их квартиры. Знакомство происходило за столом, три тёти: Ольга, Лариса и Надежда, их пятеро деток. И во главе стола глава семьи и вероятно мой дедушка — Денис Андреевич.

Мы с Васисуалием влились в новую семью, как родные. Хотя жнеца никто не видел, кроме двухлетней Алёны. Она безуспешно пыталась поймать кота за лысый хвост и настырно называла его «кисой». Хорошо, что никто не обращал на это никого внимания.

— Какой ужасный ребёнок, — причитал Васисуалий, меняя в очередной раз местоположение своей кошачьей тушки. — И свой облик не принять, напугаю же.

Вечер закончился прекрасно. Возможно, из-за огромного количества полученных положительных эмоций, я так и не добралась до ванной комнаты и уснула мгновенно в отведённой мне отдельной комнате. Последнее, что я слышала, погружаясь в сон, как Васисуалий заполз ко мне под одеяло ворча:

— Мне бы так быстро засыпать, вся жизнь на нервах. Жуткий ребёнок — маленькое зло.

Его слова странно подействовали на меня: меня словно током ударило в груди, сердце пропустило удар, я выдохнула и нырнула в сновидение. Сон был точно таким же чётким, как и сон под водой. Я передвигалась быстро вдоль забора, где-то недалеко слышен голос моей матери:

— Зои! Зои, детка, выходи. Мама волнуется.

Но я спешу по своим детским делам, я помню, где видела того пушистого зверька в последний раз. Зверька надо поймать.

— Зои! — её голос всё дальше. — Зои!

— Не переживай, — слышу знакомый мужской голос. — Она не убежит далеко, вокруг дома защита, она не даст ей уйти с безопасной территории.

Это папа.

Я уже почти у цели, вот оно заветное местечко, где бегает кролик.

— Дьявол! — слышу удивлённое восклицание рядом. Останавливаюсь и поворачиваю голову к незнакомцу. Странный — один глаз, носа нет и лицо облезлое.

— Дяденька, а вы болеете? — точно болеет, страшный! Вдруг кроликов ест!

— Зои! — кричит снова мама. — Зои, да где же ты?!

Прижимаю палец к губам в просьбе не выдавать тайну моего местонахождения.

— Это твоя мать, проклятое дитя? — спрашивает у меня дяденька, продолжая изучать меня.

— Мне нельзя лазговаливать с чужими, — заявила я, вспомнив то, чему меня учила мама и махнув на него рукой, отправилась за кроликом.

— Жуткий ребёнок, ты куда? — поинтересовался он, и пошёл за мной следом. — Тебя родители потеряли.

— Я за клоликом, — сообщила я дяденьке.

— Хм, жаль клолика, может вернёшься домой, маленькое зло, — шёл он за мной следом. — Я бы тебя сам унёс матушке, но проклятье твоё выбьет из меня дух раньше, чем я к тебе прикоснусь.

— Дяденька, — остановилась я и пошла на него, — ты клолика пугаешь.

Он попятился назад, отступая от меня.

— Мы так не договаривались, — возмутился дяденька. — Не надо ко мне приближаться! Твою мать вроде зовут Лейла? — вспомнил он, пока я пыталась настигнуть шустрого незнакомца. — Лейла! — закричал он, уворачиваясь от меня. Под плащом у него болтался меч.

— Лейла! Я убью твою дочь! — снова крикнул он и в этот момент к нам фурией подлетела моя мать. Но схватить она меня не успела, я извернулась и умудрилась прикоснуться к его руке.

Да, я была маленькой, но я уже очень хорошо знала проблему своего проклятья — никаких прикосновений между мною и чужими, только мама и папа. Мне объясняли, что моё прикосновение убийственно-опасно: магия проклятья оплетала меня и должна была ударять по любому, кто бы решил прикоснуться до меня, или любого, кого я бы захотела потрогать. Трогать чужих нельзя! Но! я была ещё тогда двухлетним ребёнком и не совсем понимала, что же от меня на самом деле хотели, тем более с посторонними я не пересекалась. Родители жили в глубине леса, отрезав себя от мира из-за меня.

Я знала, что у мамы с папой бывают гости, но никогда с ними не встречалась и вот странный дядя случайно наткнулся на меня. Дяде явно «повезло».

Мужчину молниеносно окутала чёрная дымка и со всей силы кинула в сторону, приложив о ствол толстого дерева спиной. Его тело странно хрустнуло, и он упал в траву. Мать не побежала на помощь к нему, она схватила меня и прижала к себе. Следом прибежал отец, в его руках был меч.

— Демон, — произнесла коротко мама.

— Князь Даррэх? — уточнил отец и взвесил меч, готовясь напасть на нежданного гостя. Пострадавший зашевелился и со стоном сел к нам спиной.

— Тела не чувствую, отбил всё к чёрту, — прохрипел жалуясь нам демон. — Этого ребёнка надо изолировать. Мелкое чудовище, — обозвал он меня. — Не зря я детей не люблю. Злые они.

И он повернулся к нам. Мама и папа молча прожигали демона взглядами.

— Хм, мне не рады, — отметил справедливо демон и моргнул единственным глазом. — Мне нужно предсказание ведьма. Я заплачу. Хорошо заплачу.

Я почувствовала, как моя мать напряглась, я поймала её тревожный взгляд, предназначенный моему отцу.

— Никто не пострадает, слово даю, — он встал на ноги и отряхнулся, повертел головой, хрустя позвонками и накинул капюшон на голову, спрятав под ним остатки всклоченных волос.

— А может вам всё-таки уйти, князь Даррэх, моя жена не сможет вам ничего предсказать, — угрожающе-вежливо намекнул отец гостю на выход с нашей территории, и принялся двигаться маленькими шагами к нам в сторону, продолжая находиться в боевой позиции.

— Сколько твоей дочери лет? — неожиданно заинтересовался мною демон. — И почему она так выглядит? Как из могилы восстала.

— Два года, — ответил мрачно отец. — Она не избранная, она младше.

— Понятно, — усмехнулся демон. — Вы её воскресили? — не успокоился он по поводу того, что я случайно сама себя заколдовала артефактом. Сойти случайное колдовство с меня должно было только через неделю.

— Я алтефакт нашла, — сообщила я радостно демону, опередив и отца, и мать. — Он взолвался.

— Избавьтесь от неё, — посоветовал «добрый» демон. — Рекомендую. Иначе клолики в этом лесу не выживут, — позаботился он о местной фауне.

— Может вы всё-таки уйдёте? — спросила мать, когда отец практически закрыл нас собой.

— Мне нужно, чтобы ты попробовала предсказать мне, где искать эту чёртову избранную, — нахмурился демон. — Не трону я никого. Хотел бы, давно бы уже убил, — честно признался он.

— Хорошо, — неожиданно согласилась моя мать. — Пойдёмте в дом.

— Отлично, — обрадовался искренне князь и, показав на меня рукой, строго сказал: — Но вот это чудовище держите от меня подальше. Я её боюсь.

Я нахмурилась и затаила глубокую детскую обиду.

Сон резко прервался. Медленно открыла глаза — утро, кот спит рядом под одеялом. Получается, если это воспоминание, а это точно воспоминание, то утопленник с мечом — это демон Даррэх. Что же я ему такое сделала, что он теперь хочет меня убить?

Попыталась восстановить в памяти лица родителей и не смогла. Избирательное воспоминание.

Глава 5

Неделя в новой семье пролетела быстро, Васисуалий сопровождал меня везде в образе кота. Обязанность по моему обустройству взяла на себя моя тётя, которая была не намного старше меня — Надежде исполнился не так давно 21 год. Меня провели по магазинам, одели в современную одежду для девушки, сводили в салон красоты. Жизнь была насыщенной, я изучала окружающий мир вне больницы. Мне всё больше и больше нравился мир, в котором я родилась заново. Сны о моём прошлом пока не повторялись.

Постепенно я начала понимать, что мне нужно искать место в новом мире, и тщательно начала изучать профессии. Оставшись дома одна, я убирала посуду на кухне в мойку со стола, разговаривая с Васисуалием по поводу моей будущей учёбы и работы. В очередном повороте я не удачно прихватила кружку со стола, и она полетела вниз. На уровне интуиции я дёрнула рукой, выставляя ладонь в сторону падающей кружки. Кружка зависла в воздухе, а вместе с ней и замерли капли чая, разлетающиеся в разные стороны.

— Ничего себе, — изумился жнец, сидя на стуле. Остальное сделало моё подсознание, кружка стала медленно возвращаться назад, собирая в себя разлитый в воздухе чай. Я смотрела на происходящее, как на замедленный фильм, проматывающийся обратно, чувствуя, как невидимые потоки неизвестной мне силы выходят через мою ладонь и влияют на происходящее. Кружка целёхонькая опустилась на стол, в точности повторив траекторию падения.

— Что это было? — спросил кот и уставился на меня своими огромными глазищами.

— Не знаю, — прошептала я, осматривая свои руки. На них ничего необычного не появилось, они не светились, не покрылись пятнами, не стали сиять, никаких изменений не произошло. Глубоко задумавшись, я вымыла посуду. Слишком очевидно, что с кружкой был не фокус — это магия. Только что это за магия? Может она опасна?

Всё в тех же крепких думах я отправилась в душ, оставив озадаченного жнеца в моей комнате. В душе попыталась помагичить, заставляя воду замереть. Но ничего сверхъестественного не произошло, вызвав у меня досаду. Всё ещё серьёзно размышляя над странным происшествием на кухне, я вытерлась полотенцем и вспомнила, что забыла халат. Пришлось завернуться в полотенце.

Уже собиралась выходить, как услышала за спиной знакомый голос.

— Зои, — тихо и ласково позвал меня мертвец.

Резко повернулась к огромному зеркалу на стене высотой от пола и почти до потолка. Стекло у зеркала было запотевшим, но за туманной плёнкой на поверхности стекла можно было разглядеть силуэт человека.

— Зои, — снова произнёс шёпотом он и его ладонь опустилась на стекло. Я как завороженная сделала несколько шагов и прикоснулась пальцами до его ладони, стирая пар с поверхности.

— Князь Даррэх, — назвала я его по имени, вспомнив последний сон. Страшно не было, он там — я здесь. Что он мне сделает?

— Моя, — усмехнулся он и шагнул мне на встречу. Прежде чем я успела что-либо понять, князь слился с зеркалом и ко мне вышагнул мужчина, полностью выплавленный из стекла. Его лица невозможно было разглядеть за отражающей поверхностью, но можно было с уверенностью сказать, что глаза и губы у него присутствовали.

Меня резко дёрнули на себя, и я мгновенно оказалась прижата к торсу князя. Его стеклянная рука, скользнув по моему горлу, вцепилась больно в мой подбородок, заставляя запрокинуть голову назад.

— Зои, — прошептал он интимно мне на ухо и его губы накрыли мой рот. Поцелуй со стеклянным демоном был ошеломляющим, ядовитым, сводящим с ума, словно демон знал меня куда лучше, чем я сама. Я стала теряться в его крепких и болезненных объятиях. Стеклянные прохладные губы скользнули по скуле, и он прошептал мне интимно на ухо:

— Прячься Зои. Я иду за тобой.

— Что тебе нужно? — всхлипнула я, понимая, что ещё немного и я потеряю сознание в его захвате.

— Ты, — ядовито усмехнулся он и обжёг поцелуем шею. — Чем чаще ты пользуешься магией, тем быстрее я тебя найду. Прячься от меня, моя Зои.

Он резко отпустил меня, едва устояла на ногах, пошатнувшись. Князь сделал шаг от меня назад в зеркало и протянул мне руку. На зеркальной ладони лежало кольцо — настоящее кольцо из серебра с небольшим чёрным камнем.

— Оно поможет тебе восстановить память. Возьми его себе, — с хрипотцой произнёс он. — Не пользуйся магией, Зои. Я прошу тебя — не пользуйся ею, иначе ты погибнешь.

Я осторожно взяла кольцо с его ладони, он убрал руку и сделал ещё один шаг назад, уйдя внутрь зеркала полностью. Стеклянная поверхность колыхнулась и зеркало снова стало обычным. Вода испарилась с поверхности и теперь в нём отражалась только я, испуганная, с мокрыми волосами, в полотенце и с кольцом в руке.

Кольцо я не спешила примерять, хотя на первый взгляд оно подходило мне по размеру. На ватных ногах я отправилась в комнату рассказывать Васисуалию об очередном приключении.

— А почему бы и нет, — смело заявил кот. — Примерь демонское колечко.

— А если со мной что-нибудь произойдёт? — с сомнением посмотрела я на жреца, кутаясь посильнее в халат.

— Ты в поле упала и выжила, — оптимистично продолжал уговаривать меня кот. — Вряд ли что-то более серьёзное сейчас случится. А вот память восстановить нужно. Не томи, одень!

Ещё чуточку посомневавшись, я нацепила себе на безымянный палец левой руки кольцо. Простое, но красивое украшение словно было сделано для моего пальчика. Оно идеально сидело и ни капельки не мешалось.

— И? — заинтересовался кот. Пожала неопределённо плечами, ничего не произошло, чувствовала себя как обычно.

— Как думаешь, почему он не прошёл ко мне полностью сквозь зеркало? — спросила я у кота, вспомнив страстный поцелуй со стеклянным демоном. Щёки вспыхнули от стыда.

— Может не смог, — предположил жнец, не обратив внимание на моё смущение. — Ты применила магию, и он смог связаться с тобой через зеркало, но прорваться сюда у него просто не получилось.

Я была согласна с Васисуалием, но мне всё равно было не понятен его поступок. Он мог убить меня, просто придушив стеклянной рукой. Что с этим демоном не так? И почему он называет меня своей? Я ему задолжала душу?

— Может мне всё-таки научиться пользоваться магией, — произнесла я вслух свою очень далекую от разумной мысль.

— На тебя так поцелуй повлиял с зеркалом, что ты решила себя сдать с потрохами демону? — съязвил кот.

— А если он найдёт меня раньше, и я не смогу оказать ему сопротивление, — возразила я, вспомнив как крепко он прижимал меня к себе, сколько силы было в его руках. Есть подозрение, что я даже пикнуть не успею, когда попадусь ему на пути. Ему даже меч не понадобится, чтобы расправиться со мной.

Стало грустно от вырисовывающихся перспектив.

— Начнём бить кружки? — спросил оптимистично жнец. — Или сразу перейдём на более крупные предметы. Можно расколотить плазму.

Васисуалий неисправим!

Глава 6


К тому времени, как домой вернулись домочадцы, мы с Васисуалием безуспешно пытались спасти от уничтожения на осколки пять кружек с помощью магии. Скажу честно, мы сначала кидали на пол небьющиеся предметы, но ничего не происходило. И тогда мы, здраво рассудив, что организм реагирует только на опасность перешли к хрупкой посуде. Но всё было зря!

Дедушка с бабушкой спокойно восприняли тот факт, что количество кружек резко сократилось, и заинтересовались моими способностями. Под их чутким контролем я разбила последние кружки, только в этот раз мы специально кидали их в ведро, чтобы осколки не разлетались по кухне. Про Васисуалия постеснялась рассказать, да и про поцелуй с зеркальным демоном у меня язык не повернулся поведать, словно это было что-то слишком за гранью нового мира, и я решила не пугать земных родственников сверхъестественными событиями в моей жизни.

Спать ложилась удовлетворённая теми разрушениями, которые произвела за день. Котяра дрых слегка посапывая — удивительный жнец, так сразу и не скажешь. Потёрла камень на колечке демона, он приятно отозвался теплом, и я стала проваливаться внутрь матраса — медленно и мягко, словно в болото. Попыталась дёрнуться в панике, чтобы выскочить из кровати, но меня уже потащило вниз. Я скользила в простыне и под одеялом всё глубже и глубже в неизвестность.

Резко открыла глаза.

— Зои, — услышала я голос матери. — Зои, немедленно отправляйся в комнату. Скоро придёт князь Даррэх. Ты же знаешь — ты его раздражаешь.

Мама вошла в библиотеку, где я благополучно пряталась. От прорицательницы бесполезно скрываться. На её губах тёплая улыбка, она выглядит молодо для своего возраста — маме уже 148 лет. Вьющие чёрные волосы убраны в причёску, чёрное платье, она невероятно хороша. Как жаль, что им с папой приходится отсиживаться в лесу из-за моего проклятья.

— Мама, — дую капризно губки. — Он уже про моё существование забыл. Мне же было тогда два года. Я практически не помню, что и произошло, — тут я коварно улыбнулась, вспомнив, как демона приложило о дерево проклятьем. Этот случай я на удивление запомнила хорошо из своего детства, возможно, потому что он нарушил мою монотонную жизнь.

Князя Даррэха я больше не встречала с того времени. Меня неспешно учили магии, школу я посещать не могла и обучение проходило на дому. Успехи в магии у меня были посредственные, тёмное проклятье не давало развивать мне свои способности. Экзамены, на которые я была приглашена два месяца назад, я с треском провалила — не смогла создать даже самый захудалый портал, я уже не говорю о бытовой магии, моя больная тема. Без травм для окружающих мои попытки магичить не обходились.

Наверное то, что я не могла прикасаться к людям меня даже спасало в некотором смысле от разочарования, которые должны были посещать меня при каждой неудаче. Я философски относилось к тому, как впадали педагоги от моих попыток магичить в панику.

— Расколдует меня влюблённый в меня принц и я сразу стану лучшей ведьмой в округе, — произносила я, глядя на то, как директор школы раскачивается на стуле держась за остатки седых волос. Не получилось у меня сделать ему причёску. Зря они маму со мной на экзамены не впустили, может быть никто бы тогда и не пострадал. Экзаменационная комиссия плакала, меня не аттестовали, но дали справку, что я могу поступить в самую худшую магическую академию, где учились те, у кого с магией были не лады. Точнее те, у кого она либо сбоила, либо отсутствовала вовсе.

Завтра планировался первый учебный день. Не представляю, как я там буду находиться, не убив ненароком кого-нибудь. Защиту окружающим от моего проклятья мама продумала — она собиралась каждый день надевать на меня защитный кокон, чтобы он не подпускал «везунчиков» ко мне близко. Хм, а что делать с моей корявой магией не знал никто.

— Зои, — строго ответила мне мать и, поправив мне выбившийся локон из причёски, сказала: — Я не хочу, чтобы ты с ним пересекалась. Твоё проклятье спасает тебя от нападения окружающих, но это далеко не значит, что князь не причинит тебе вред.

— Зачем ты ему помогаешь искать избранную? — поинтересовалась я, рассматривая в окно небольшой внутренний двор нашего поместья.

— Друзей надо держать близко, а врагов ещё ближе, — усмехнулась печально она мне в ответ. — Так я могу узнать, что он готовит. Избранная не найдена, неизвестно что будет впереди. Твой отец принц…, - она споткнулась и замолкла. — Не будем думать о плохом, — не решилась она объяснить мне то, что было известно всем.

Избранная рождалась каждые 100 лет и король забирал её во младенчестве к себе во дворец. Девочку воспитывали в уважении к королю и внушали с младенчества, что она должна была отдать свою магию своему мужу в первую брачную ночь. Иногда от таких ночей рождались дети и мой отец был одним из таких детей. Король жил уже пару тысячелетий за счёт магии своих жён, а появившиеся дети не претендовали на трон. Такой миропорядок был установлен после войны, и никто не смел его нарушать. Всё просто и понятно.

Но избранная не появилась, много девочек было изучено и просмотрено, и ни одна из них не была той, которую с нетерпением ждали и искали. Власть короля трещала по швам. Маги носились по миру в поисках избранной. К моей матери регулярно прибегали истеричные и измотанные слуги короля за предсказанием об избранной для монарха. И так уж получалось, что мама не могла дать такого предсказания, хотя о её магических способностях в королевстве ходили легенды.

Я же не подходила по возрасту для того, чтобы стать избранной (родилась позже на два месяца определённого срока). Но из-за того, что во мне текла королевская кровь, я очень подходила для династического брака. Мне уже исполнилось 19 лет и за меня должны были уже биться насмерть принцы, но вот тут незадача — я проклята. И только поцелуй любви снимет страшное проклятье… позлорадствовала, представив как того, кто решится на убийственный поцелуй размажет о стену храма. Желающих не было совсем.

— Я посижу в комнате, — согласилась я с мамой и прихватив из библиотеки книгу, отправилась к себе.

Роман оказался скучным, хотя его называли бестселлером года. Главный герой как был идиотом в самом начале так, и продолжал им оставаться до сотой страницы. А впереди ещё 600 страниц. Я приободрилась, тем более второстепенные герои были очень интересными личностями. Но ещё через пару глав поняла, что герой меня начал раздражать. Смело перешла в середину книги. Ничего не поменялось, маг продолжал деградировать в моих глазах. Героиня сбежала с другим магом и вышла замуж. Я за неё порадовалась. Смела открыла эпилог — очень обнадёживающе: главного героя избили в камере. Какое счастье, что второй том я не прихватила.

Встала, потянулась приподнявшись на цыпочки, стряхивая с себя полусонный дурман. Посмотрела на часы. Судя по времени, князь уже должен убраться из нашего дома.

— Портальчик, — потёрла я ладошки с предвкушением. Последнее время я пыталась освоить перемещение в портале, чтобы не умереть от тоски. У меня пока получалось только в районе своей комнаты. Сосредоточилась, резанула магией пространство и передо мной словно рваная рана появился портал. Смело шагнула в него здраво предполагая, что сейчас окажусь в двух шагах от места, где зашла. Точка была задана именно такая.

Вышагивая из портала, я внезапно натолкнулась на что-то. Всё произошло молниеносно: моё проклятье тьмой вырвалось из меня и, обвив тело несчастного, потащило волоком по двору, а потом приподняв ударило его туловищем о стену дома.

— Божечки, — у меня глаза полезли на лоб от ужаса, и я закрыла рот руками, чтобы не завизжать. Труп в плаще зашевелился — я выдохнула — живой.

— Так дерьмово я себя ещё никогда не чувствовал, — раздался голос убиенного. Он сел, капюшон спал с его полулысого черепа и меня обожгли говорящим взглядом единственного целого глаза. Я продолжала закрывать себе рот ладошками таращась на князя Даррэха.

— Родители так тебя и не закопали, мерзкое проклятое дитя? — злобно поинтересовался он у меня, вставая на ноги.

— Зачем? — подала голос я, убрав ладони с губ. Князь накинул капюшон на голову, пряча обезображенное тленом лицо и принялся отряхивать с себя пыль.

— Могли бы и пойти мне навстречу, я прошлый раз валялся у них в ногах и умолял об этом, — мрачно пошутил он. — Я оказывается был прав предполагая, что меня опять приложат проклятьем.

— Я случайно, простите, — пробормотала я, представляя, что будет если князь разозлится по-настоящему. С демоном шутить не стоило — князь Даррэх был самым опасным существом сразу в нескольких мирах. Он проживал на небольшой территории, на которую был сослан после продолжительной длительной войны с ним белых магов. У него был свой замок и полчища нечисти. Удерживать границы могла только магия избранной. А магии избранной хватало только на сто лет, последняя вышла замуж за короля ровно сто лет назад. Впереди назревал апокалипсис во главе с князем Даррэхом.

— Никогда так больше не делай, — усмехнулся он и внезапно бросил в мою сторону неизвестно откуда взявшееся у него красное яблоко. Оно зависло передо мной и я, протянув смело руку, взяла его.

— Зои, — из дома выбежала бледная мать. Я видела, как её руки мелко подрагивали. И я понимала её — моя жизнь висела на волоске. Меня могло спасти только моё проклятье, которое по теории вероятности не должно было дать ударить по мне магией.

— Спасибо, — поблагодарила я вежливо князя. Он хмыкнул и с подколкой сказал:

— Когда будешь пользоваться в следующий раз порталом будь добра сообщи мне. У меня в первый раз кости неделю болели, а когда у меня что-то болит я очень зол.

— Вы же дохлый, у вас не могут болеть кости, — возразила смело я и откусила яблоко. Оно оказалось мягким и необычайно сладким на вкус. Изумилась, никогда такого не пробовала.

— Мда, — покачал он, теряя всякую надежду на то, что мой характер может исправить даже хорошая порка.

— Князь Даррэх, — голос матери дрожал. — Она неразумное дитя, простите её, пожалуйста.

— Если я точно посчитал, ей уже 19 лет, — не согласился князь. Мать стала белее простыни, заламывая руки в отчаянии и не зная, как ей поступить.

— Князь Даррэх, — поклонилась в реверансе я (лучше поздно, чем никогда). — Простите меня великодушно, я не хотела вас оскорбить. Слишком редко бываю в обществе.

— Очень надеюсь, что мы видимся в последний раз, — выразил чётко своё пожелание демон и отправился в сторону к моей матери. Они быстро исчезли в доме, оставив меня наедине с яблоком. Я снова укусила божественный фрукт, смакуя необычайно нежный сладкий вкус.

Меня резко дёрнуло, я выронила яблоко. Снова распахнула глаза. В моих руках тяжёлый меч.

— Зои, нет! — Даррэх широкими шагами приближался ко мне через огромный зал. На полу раненные и убитые. Всё в крови. Я бросилась бежать, не выпуская меч из своих рук. Передвигаться босиком по осколкам разбитого стекла было очень больно, но ужас гнал меня вперёд.

— Зои! — послышался его яростный крик рядом за спиной. В панике начала поворачиваться к нему лицом, размахнувшись мечом с силой, на которую способна. Меч вырвался из рук и полетел в князя, лезвие прошило его в районе солнечного сплетения и замерло. Даррэх от неожиданности остановился и с недоумением посмотрел на меч. Я в полуистеричном состоянии на уровне инстинкта добавила магии, и меч зашёл в него по самую рукоять. Сердце рванулось на части от боли, когда он стал медленно оседать на пол зала.

— Зои, — прошептал он едва слышно. Сдерживая рыдания, я бросила на него прощальный взгляд и побежала прочь вверх по лестнице, марая ступеньки своей кровью.

Снова открыла глаза. Я в своей комнате, по щекам ручьём текли слёзы. Сердце рвалось в непонятной тоске по убитому мной князю Даррэху.

— Ты чего? — тут же спросил кот.

— Меч в демона воткнула я, — всхлипнула, вытирая слёзы тыльной стороной ладони.

— Понятно. А ревёшь то почему? — продолжил недоумевать Васисуалий.

— Жалко, — снова всхлипнула понимая, что моей матерью в другом мире была точно не Зоя.

Глава 7

Утро было насыщенным, мы торопились к следователю, сегодня нам должны были рассказать о том, что же показал тест ДНК. Впятером мы быстро завтракали, все кроме жнеца. Он молча лежал на подоконнике и смотрел на суету на кухне.

Бабушка нервничала, боясь опоздать и волнуясь из-за результатов теста. Я тоже очень сильно волновалась, тем более воспоминание отчётливо дало понять, что в другом мире у меня была другая мать. Она резко встала со стула, зацепившись за его ножку, стала падать.

— Мама! — воскликнула Надя, подскакивая и пытаясь перехватить мать. Она не успела, бабушка упала, глухо ударившись головой о край кухонного гарнитура. И в этот момент произошло следующее — я снова на уровне инстинктов вскинула обе руки. Почувствовала, как магия полилась через мои ладони, и поняла, как ею управлять. Всё замерло, кот превратился в жнеца и с интересом уставился на происходящее, в глазницах загорелись огоньки. Все остальные сидели не двигаясь, словно были заморожены. Я добавила ещё магии и падение бабушки стало поворачиваться в обратную сторону. Всё как в замедленной съемке повторилось задом наперёд, и она целая села на свой стул. Я опустила руки и всё ожило, она снова начала подниматься.

— Ой, я сейчас сама, — отозвалась я и вскочила, опередив её. — Что тебе подать?

— Хлеб, — улыбнулась она мне тепло. И дальше скорость моих движений увеличилась, да и остальные тоже ускорились в движении, но кроме меня никто этого не замечал. Я продолжала двигаться быстро ровно до того момента пока не подала хлеб бабушке.

Села на своё место, поражённая тем, что произошло. Я кажется начала догадываться, что же это было.

— Интересно, — подал голос до этого момента молчаливый Васисуалий. — Когда ты возвращала всё обратно — стрелки часов на кухне двигались назад, потом они сначала двинулись вперёд, как обычно, а затем разогнались пока не догнали настоящее время.

Нахмурилась, стараясь не смотреть на жнеца слишком откровенно, чтобы не вызвать подозрение у окружающих.

— Ты можешь управлять временем, — произнёс вслух мою мысль жнец и подпёр задумчиво подбородок костяным кулаком, опираясь второй рукой на косу. — Осталось научиться пользоваться этой магией тогда, когда она необходима.

Кивнула осторожно головой, намекнув жнецу, что я с ним согласна. Оставшееся время мы завтракали без происшествий. В полицию я поехала только с бабушкой и дедушкой, Надя же отправилась на учёбу.

Валерий Львович встретил нас со странной кривой улыбкой, он явно не знал, как сообщить нам результаты ДНК.

— Я предлагаю пересдать тест, — начал издалека следователь. Я расстроилась, всё-таки я не их внучка — на душе заскребли кошки. Бабушка с дедушкой нахмурились, и дедушка невесело спросил:

— Тест не подтвердил родство?

— Тут такое дело, — мялся Валерий Львович. — По результату теста Женя ваша дочь.

В этот момент я не постеснялась переглянуться с удивлённым не меньше моего жнецом. В кабинете повисла мёртвая тишина.

— Женя наша дочь Зоя? — ошарашенно вымолвила свой вопрос бабушка. Или теперь уже мама? Я недоумевала, как так, я помню своё детство в другом мире до момента, когда князь Даррэх угостил меня яблоком. Меч, благополучно воткнутый в него, пока не считается воспоминанием — я не знаю к чему приурочено убийство демона. Может это моя буйная фантазия? Или яблоко было отравлено и вызвало галлюцинации!

— По тесту 99,99 процентов и у отца, и у матери, — выдохнул облегчённо следователь, словно наконец-то раскрыл мучавшую его тайну. В кабинете снова наступила абсолютная тишина — все уставились уже на меня, как на некую диковинку. Я никак не могла быть их дочерью, пусть даже если мои воспоминания фальшивые, мне сейчас явно не 40 лет, да и магией я точно владею.

— Ну, вы хотя бы родственники, — порадовался внезапно жнец. — Может ты генетический близнец Зои, мало ли как перекликаются другие миры между собой.

— Зоя, — Наталья Ивановна снова отмерла первой. — Зоя, — повторила она моё имя с трепетом и я, не успев ничего ответить, оказалась в её крепких объятиях. Меня сжимали сильно и одновременно нежно, я слышала, как слёзы начали душить её.

— Жива, моя дочь жива, — покрывала она поцелуями мои волосы, тихо шепча. — Зоя, дочка.

Мужчины молчали, молчала и я. Сердце сжалось до боли, дрогнуло и принялось бешено перегонять кровь по венам, обжигая внутренности. И в душе у меня появилась твёрдая уверенность, что обнимающая меня женщина — моя мать. Через минуту меня обнимал и мой отец. Кровную связь не обмануть, не обхитрить, я чувствовала её… чувствовала, что я связана с ними родительскими узами. И это было ещё более необъяснимым для меня. Похоже пора наведаться к психиатру, возможно и Васисуалий плод моего воображения.

Валерий Львович уговорил передать тест ДНК, приводя аргументированные доводы, и основным был мой возраст.

День мы провели в разговорах, мама с отцом на перебой рассказывали мне обо мне, о моём детстве даже самые незначительные детали. Но из этой жизни я не помнила абсолютно ничего. Меня свозили туда, где я росла. Двор мне понравился, но кроме приятных тёплых ощущений я ничего более не испытала. Память молчала, не выдавая никаких связующих картинок с увиденным.

Вечером я забралась в ванную, наполненную водой до верха, чтобы сбросить с себя переживания дня.

— Зои, — услышала я знакомый мужской голос из зеркала.

— Князь Даррэх, я не одета! — возмутилась я, уже жалея, что не добавила пену в воду. Странно, не боялась его совсем.

— Ты моя жена, имею право, — усмехнулся язвительно он и вышагнул из зеркала. Стеклянный мужчина сделал несколько шагов, за ним следом тянулось и само зеркало. Он осторожно сел на краешек ванной, заставив меня прикрыться руками. Правда это особо не спасло. Его стеклянные пальцы опустились в воду, скользнули поверху и коснулись моего обнажённого колена.

— Я скучаю, любовь моя, — ядовито произнёс он. Опустила колено глубже в воду и осторожно поинтересовалась:

— А зачем я в тебя меч воткнула?

— Не вспомнила? — ответил он вопросом на вопрос и пальцы опустились на моё плечо, обводя изгибы.

— Вспомнила не всё, — не стала врать я. Тем более я уже точно знала, что он несмотря на то, что ограничен в магии, раньше был могущественным магом, сильнейшим демоном и безжалостным злом. Лишний раз нарываться на неприятности не хотелось.

— Ты пользуешься магией, Зои, — он взял меня за подбородок и приподнял голову вверх. — Ты должна понимать, что я тебя очень быстро найду.

— Если судить по моим воспоминаниям, то свой мир ты покинуть не сможешь. Тебя лишили возможности перемещаться между мирами, — припомнила я одну важную деталь.

— Ты ошибаешься, Зои, — его большой палец смял мои губы. — Король на сегодняшний день остался без магии избранной и я достаточно быстро сотру его в порошок и всех его прихвостней, а потом завоюю весь этот унылый мирок за пару дней.

— Почему я стала твоей женой? — не удержалась я и задала очередной вопрос. Ответом было молчание, он медленно наклонился и нежно поцеловал в губы. Поцелуй лёгкий, ласковый, поцелуй любви стеклянных губ.

Он медленно оторвался от меня, задержал ненадолго на моём лице взгляд и выпрямился, отпустив подбородок.

— Ты всё вспомнишь сама, так будет лучше для меня, — в его голосе прозвучала насмешка. — Продолжишь пользоваться магией, и я достану тебя. Пока я не понимаю в каком мире ты находишься, а зеркала не дают мне пройти к тебе, то хоть раз в жизни стань благоразумной и послушайся того, кто старше и сильнее тебя.

— Что ты сделаешь со мной, если найдёшь? — решила я выяснить для себе степень угрозы, исходящую от моего недобитого мною супруга.

— Я — демон, ты — моя жена, всадившая в меня меч. Догадайся, — издевался князь. — Вспомни материал из фолиантов по демонам.

— Тогда бы ты на мне не женился, — припомнила я из своего волшебного образования кровавые картинки в учебниках и не менее жуткие тексты к ним.

— Добровольно возможно и нет, — внёс он интригу в моё воспалённое воображение и, увидев выражение моего удивлённого лица, хохотнул.

— Я вижу твою обнажённую грудь, — коварно прошептал он. Быстро прикрыла всё обратно. Гад.

— Прошлый раз ты ушёл быстрее, — задумалась я над тем, что мы уже долго болтаем.

— Прошлый раз ты слишком мало пользовалась магией, а в этот раз её было больше, — не стал скрывать он. — Так ты прекратишь использовать магию? — настойчиво продолжал давить на меня князь.

— Не знаю, — отвела глаза в сторону, и с приятной истомой внутри вспомнила ту силу, которая перетекала по моим жилам, когда я поворачивала время вспять.

— Зои, на тебя охочусь не только я, — с укоризной произнёс Даррэх. — Ты жена опального демона, представь сколько магов одновременно хочет убить тебя.

И я представила. Меня скорее всего хочет убить всё магическое сообщество пяти миров и возможно даже немножко больше.

— Ты шутишь?! — не поверила я сама в очевидное.

— Нет, дорогая супруга, — его губ коснулась стеклянная усмешка. — Добавь к ним ещё меня и моих слуг, которые рыщут по всем мирам в поисках тебя. Спрячься золотко, и спрячься поглубже, — он откровенно издевался надо мной.

— Ты же всё равно меня найдёшь?! — возмутилась я и села, выпрямив спину. — Даже если я не буду пользоваться магией, ты найдёшь меня — это вопрос только времени.

— Найду, — согласился он. — Только у тебя пока есть фора, а при использовании магии у тебя её не будет. Или ты расскажешь мне сейчас сама, где ты находишься, чтобы я не тратил силы?

Помотала отрицательно головой, разглядывая зеркальное лицо.

— Я так и думал, — он снова наклонился, быстро коснулся моей щеки в лёгком поцелуе и встал. Он практически мгновенно исчез в зеркале, оставив меня один на один с самой собой.

Может он врёт про брак? Корона на мне никак не могла принадлежать ему, его лишили любой власти пару тысяч лет назад. Да и как я могла согласиться стать его женой? Я с тоской посмотрела на своё отражение в зеркале и почему-то захотела, чтобы Даррэх вернулся.

Глава 8

Васисуалий сильно удивился тому, что я сказала по поводу моего официального брака с демоном, проигнорировав момент о том, что за мной охотятся маги, испытывая острые приступы меня убить.

— Так и заявил, что ты его жена? — уточнил он, тараща свои кошачьи огромные глаза на меня.

— Он пообещал меня достать, — напомнила я жнецу-коту о том, что брак с опальным демоном принесёт массу проблем в мою личную жизнь. Тот нервно дёрнул хвостом, решая видимо какой-то ребус.

— Понимаешь Зои, — начал издалека Васисуалий. — Есть один момент. С учетом того, что я провёл очень много времени рядом с тобой, пока ты была в больнице, я могу с уверенностью тебе сказать, что ты девственница. Я слышал заключение врача, осматривавшего тебя, чтобы исключить изнасилование.

Об этом факте я не знала, открыла рот в немом изумлении. Олег Владимирович мне не сообщал о такой интимной детали, или же просто позабыл сказать.

— Может я от него удирала, чтобы не выполнять супружеские обязанности? — предположила я, вспоминая как меч прошил бедолагу. Передёрнулась от ужаса и потрясла головой, чтобы смазать картинку оседающего на пол Даррэха.

— Угу, — согласился кот. — А меч воткнула, чтобы у него ещё долго не возникало желания разделить с тобой супружеское ложе.

Вспомнила испорченное тленом лицо, клочки волос, пустую глазницу. Есть подозрение, что мечом я бы точно воспользовалась повторно без всяких зазрений совести.

— Всё спать, — передёрнулась я всем телом от отвращения и рухнула в постель. Кот тут же забрался под одеяло и довольно замурчал.

Прошлый сон я всё-время находилось в кровати, значит всё что я вижу происходит в моей голове.

Только стоило мне закрыть глаза, как кольцо обдало палец теплом, и я снова начала проваливаться в глубину матраса.

Открыла глаза.

— Зои, какая же ты копуша! — ругалась мама. — Ты опоздаешь на своё первое занятие.

— Ага, меня там ждут не дождутся, — съязвила я. — Мне кажется они дружно помолятся богам в благодарственных молитвах, что ещё на одну недоведьму в их учебном заведении стало меньше. Может не надо?! — с надеждой спросила я, рассчитывая на то, что меня оставят за забором нашего дома в глухом лесу, где я продолжу осваивать магию сама по учебникам.

— Это даст тебе возможность работать официально! — возмутилась мать. — Лентяйка! — обозвали меня и сунули в руки сумку с учебниками.

— Хорошо, — вздохнула наигранно печально я, почти плача, чтобы родительницу наконец-то пробрало, и моё обучение благополучно закончилось, так и не начавшись.

Мать, волнуясь начала открывать портал, в этот момент в комнату размашистым шагом вошёл чем-то расстроенный отец и без слов протянул нам бумагу с гербом. Лицо его было необычно хмурым.

— Зою определили в Королевскую Магическую Академию, — мрачно порадовал нас отец. Мать побледнела и схватила меня крепко за запястье, а второй рукой взяла протянутый лист. Она быстро пробежалась глазами по тексту и её лицо стало ещё белее.

— Началось, — тихо произнесла она, моё запястье сдавили так что я сжала зубы, чтобы не вскрикнуть от боли. Похоже на меня началась охота — кто-то шустрый решил сблизить меня со своим отпрыском, чтобы устроить брак с проклятой принцессой и стать на шаг ближе к престолу. Безжалостные родители хотят угробить своего сыночка в погоне за короной. Он же на первом поцелуе ласты склеит, бракосочетание организуют посмертно.

— А можно я там буду колдовать направо и налево? — беспечно поинтересовалась я, вытягивая шею, чтобы прочесть что же написано в письме.

— Можно, — согласилась неожиданно мать, вечно мне всё запрещавшая.

— Тогда можем не волноваться, меня замуж не возьмут, — успокоила я всех, выхватив глазами фразы: «немедленно явиться», «Ваша дочь обязана», «основной предмет — Тёмные искусства», «защитный кокон, при посещения академии, обязателен».

— Учебники тебе не понадобятся, — прошептала мать, возвращая документ отцу.

— Может оставить её дома, — не согласился отец, комкая бумагу в кулаке. — Скажем, что она больна. Никто не сможет заставить её посещать занятия, проклятие не позволит причинить ей вред.

Мама повернулась ко мне, поправила мне локон, выбившийся из косы, и забрала сумку, отправила её к отцу.

— Мы идём с тобой в Королевскую Академию, Зои, — печально улыбнулась она. — Будь другом — веди себя отвратительно-безобразно.

— Академию оставить на месте или сжечь? — уточнила я объём ущерба, который я должна причинить. Мне официально разрешили устраивать безобразия и одобрили — подарок судьбы, не иначе.

— Главное, чтобы тебя быстро исключили, — дала мне карт-бланш мать. То есть я могу веселиться на всю катушку — я даже растерялась от неожиданности. Не каждый день родитель тебя отправляет на учёбу с целью хорошо поразвлечься.

— Хорошо, — кивнула я головой в знак согласия.

И мы наконец-то пошли в портал. Королевской Академией я никогда не интересовалась, поэтому здание меня поразило своими масштабами. Огромное тринадцатиэтажное строение, состоящее из нескольких зданий, соединённых между собой. Стены были сделаны словно из цельного белого камня, отполированного до блеска, большие панорамные окна. Здание академии блистало и заставляло восхищаться им. М-да, просто так его не сжечь, если только в несколько приёмов. Незадача. Да и магии скорее всего в ней понатыкано, мне с моими посредственными данными вряд ли справиться с этой непосильной задачей.

На крыльце главного входа нас уже ждал ректор. Челегел Соф — высокий подтянутый мужчина, возраста моего отца, сложив руки за спиной, наблюдал за тем, как мы поднимаемся по лестнице, прищурив глаза. Мы ему точно не понравились.

Мать не выпускала моё запястье, продолжая его иногда сжимать крепче чем надо. А нам оказывают великую честь, встречая лично. Однозначно неспроста этот приказ на моё обучение в Королевской Академии.

— Рад видеть Вас, Лейла Шэй, — официально поприветствовал ректор. — И вас Зои, — мне улыбнулись кривой фальшивой улыбкой, убеждая меня ещё больше в том, что мне не рады.

— Мы тоже вас рады видеть, Челегел Соф, — не осталась в долгу моя мать.

— Я так рада, что буду у вас учиться, — пропищала по-идиотски радостно я. Противника надо ломать сразу, в первые минуты знакомства. Меня обдали таким взглядом, словно я только что не прошла тест на вменяемость.

— Занятия уже начались, я ждал вас, — произнёс холодно ректор и махнув рукой по направлению к открытой двери, добавил. — Пойдёмте, я провожу вас до аудитории.

Мать смело поволокла меня за собой. В огромном холле стояла тишина. Внутри всё было так же светло, бело и поражающе своими масштабами.

— Я рад, что вы, Лейла установили защиту на вашу дочь. Надеюсь, никто не пострадает от её проклятья.

— А вы видели мои успехи в магии? — подала смело голос я, мать предупредительно сжала мою руку, но меня это не остановило. — Они невероятные, согласитесь же! — вышибла я ректору пол из-под ног. Челегел побагровел и поправил нервно воротник вокруг шеи, который его явно начал душить.

— Она очень сообразительная, — похвалила меня мать и потрепала по щеке, как неразумного ребёнка. Миссия выполнена — можно пить кровь преподавателей. Помахала невинно ресницами.

— Нужно будет приобрести форму нашей академии, — справился с собой ректор. — На занятиях она должна быть без сопровождения. Если она не способна открыть портал, то можете забирать её сами. Доступ к главному входу через портал вам будет открыт.

Мы быстро двигались по коридору за ним, а он нам рассказывал о правилах академии. Ничего нового я пока не услышала, в той академии, где я должна была учиться примерно было тоже самое.

Мы вошли в небольшую кабинку, в одну из десяти расположенных в стене коридора.

— Аудитория Тёмных искусств, — произнёс он. Портал мгновенно перенёс нас в нужное место.

— Так как ты не можешь пользоваться порталами сама — это единственный способ передвижения в академии для тебя, иначе ты заблудишься, — строго сказал мне Челегел.

— Хорошо, — согласилась я, с интересом разглядывая массивную белую дверь, перед которой мы оказались.

— Постойте здесь, я провожу Зои в аудиторию, — попросил он мою мать. Он, не стучась, открыл дверь, и придерживая её, пригласил меня жестом войти.

И я зашла внутрь, несколько побаиваясь того, что могу увидеть. К тёмной магии меня никогда не подпускали, ни родители, ни умные педагоги.

Помещение меня не разочаровало — мрачные краски, стены чёрного цвета, на потолке ночное небо, тёмно-красный пол, полумрак. Сама же аудитория была обычной, каждый ряд был немного выше следующего. Всё было плотно заполнено адептами, кроме последнего ряда. По центру был небольшой полукруглый островок, на котором к стене была прибита доска и стоял абсолютно пустой стол, посередине которого сидел мужчина в плаще с накинутым на голову капюшоном. Я застыла в немом удивлении, глядя на знакомую фигуру.

— Князь Даррэх, — произнёс ректор. — Принимайте в свои ряды нового адепта.

— Вы издеваетесь? — мрачно поинтересовался у ректора Даррэх, продолжая сидеть на столе.

— Зои Шэй, — представил меня Челегел Соф. — Ваш предмет у неё основной. Это не обсуждается.

— Зои Шэй, — с иронией повторил за ректором князь. — Я надеюсь вы меня удивите? — саркастически пошутил он.

— Надеюсь, — прошептала я, понимая, что кровь князю пить не получится. Не тот преподаватель, которому можно устраивать взрыв мозга своей бесконечной глупостью.

— Я оставляю её на ваше попечение, князь Даррэх, — проворковал довольный ректор и смылся за двери. Сволочь! На съедение оставил!

Я продолжила стоять на месте, прожигаемая чужими любопытными взглядами, не зная куда деть себя.

— Спускайтесь ко мне, Зои, — приказал князь.

Я на ватных ногах пошла к своему преподавателю. Поравнявшись с последним нижним рядом парт, я остановилась, не зная куда мне сесть. Всё было занято, да и идти через адептов было опасно для них же.

— Идите ко мне, Зои, — потребовал Даррэх и встал на ноги. Медленно подошла к демону. Не понимаю, кто его допустил до преподавания!

— Повернитесь к залу, Зои, — попросил он уже мягче.

Медленно, как во сне, я повернулась. Меня изучали — на лицах юношей и девушек были различные эмоции от презрительных до заинтересованных.

— Она проклята, если кто-то не знает, — громко сказал князь. — Вокруг неё защитный кокон, который оберегает вас от её проклятья и не даёт возможность соприкоснуться с ней. Одно прикосновение к ней убьёт вас на месте, — в зале прошёл рокот возмущения, и адепты начали переглядываться недоумённо между собой.

— Не факт, что защитный кокон не спадёт, — добавил он масла в огонь. — А если он спадёт, у вас есть шанс погибнуть от её руки. Так что можете немедленно сообщить вашим родителям, что в вашей группе появилась угроза для вашей жизни, — я кожей чувствовала, как гаденько улыбался князь, стоя за моей спиной.

Адепты, которые почувствовали, что преподаватель одобрил их возмущение, тут же начали вслух высказывать своё негодование с угрозами в адрес ректора. На меня и князя уже никто не обращал внимания, все были заняты тем, что громко обсуждали ужасающую несправедливость в виде меня.

— Я избавлюсь от тебя, маленькое чудовище, — тихо сказал Даррэх. — Не сомневайся. Родители сожрут Челегела с потрохами, если он не исключит тебя.

Я оглянулась и столкнулась со взглядом единственного глаза демона. В зрачке полыхнул огонь и потух.

— Вряд ли вы от меня так просто избавитесь, — не менее тихо сказала я ему. — Ему приказали.

— Спорить с взбешёнными родительницами опасно, — возразил князь. — Так что ты быстро покинешь стены этого здания. Думаю, ты будешь рада.

— И к чему такая забота обо мне? — смело спросила я, понимая, что нас вообще никто не слышит. Скорее всего Даррэх применил магию. Он наклонил голову на бок, пытаясь понять, что же я всё-таки такое. Он не меньше моего был заинтересован в том, чтобы мой брак не состоялся, и явно понимал, что я здесь для одного — для брака по любви с нужным кандидатом на трон. Только находясь в постоянном общении со мной, можно подвести моё сердце к правильному выбору. Очень умно кстати, организаторы явно знают толк в сводничестве.

— Или тебя оставить? — задал он вопрос с подвохом, в нотках его голоса появилась любопытство. — Это может быть забавно.

— Фу, — фыркнула я. — Можно подумать вам слабо выжить меня из академии.

Демон тихо хохотнул.

— К концу занятия тебя здесь не будет, — уверенно заявил Даррэх и тут же громко с пафосом объявил: — Разрешаю отправиться по домам и сообщить о вопиющем безобразии, творящемся в стенах академии. В сердце самой магии!

Адепты тут же принялись вставать и быстро покидать аудиторию, яростно обсуждая моё присутствие и какую опасность я несу для них. Когда дверь за последним адептом закрылась, князь Даррэх сел обратно на своё место на стол и спокойно сказал:

— Зои, будь добра займи место в аудитории, продолжим занятие.

Открыла рот, чтобы возразить.

— Яблоко? — предложил он, опередив меня. И мне в руки полетело красивое красное яблоко. Ловко поймала знакомый фрукт.

— О, спасибо, — обрадовалась я, вспомнив каким приятным на вкус было прошлое яблоко.

— Располагайтесь Зои поудобнее, я расскажу вам про страшное проклятье, — наигранно-мрачным голосом пошутил князь.

— Какое? — двинулась я в сторону столов.

— Оно называется «Неприкасаемая», — ответил он мне загадочным голосом в тот момент, когда я надкусила яблоко.

— Я фкулсе нефо, — села на стул в первый ряд и откинулась на спинку, жуя яблоко. — Мошите не ласказыфать.

— Клолики то выжили? — спросил он у меня. — Меня этот вопрос до сих пор мучает. Ночами не сплю.

Прожевала, проглотила, уставилась на князя и бесстрашно заявила:

— Не знаю, думаю выжили. Вы же выжили. Хотя точнее не до умерли.

— Мы с тобой точно не подружимся. Глупость и бесстрашие — это несовместимые вещи для меня, — пояснил он, продолжая изучать меня внимательным цепким взглядом.

Я же ему улыбнулась и снова надкусила яблоко. Кажется, я только что нашла слабое место у демона, главное теперь не пострадать самой же от своих чрезмерных стараний, если вдруг останусь в академии. Совместить бесстрашие с глупостью я уж точно смогу.

— Очень вкусное яблоко, — беспечно произнесла я. — Спасибо. Не подскажите, где их купить?

— Они не продаются, — в его голосе появились металлические нотки. — Эти плоды могут есть только тёмные, они ядовиты для светлых. Ты должна была умереть, когда съела первый плод.

Возмущение захлестнуло меня волной, я хладнокровно молча обглодала яблоко до сердцевины, положила его на поверхность стола, встала и пошла к выходу.

— Так ты не желаешь послушать о своём проклятье лекцию? — спросил он, когда я дошла до двери.

Я медленно повернулась и холодно ответила:

— Нет. Я достаточно о нём осведомлена, — в памяти пронеслись все книги, что я прочитала за свою жизнь, изучая своё проклятье и его особенности.

— Напрасно, — усмехнулся он. — Ты была бы удивлена. Этого нет в книгах.

В его руках появилось новое яблоко. Он поднял руку и протянул её в мою сторону, держа его на ладони. Борясь с желанием узнать о своём проклятье больше и с желанием уйти с гордо поднятой головой, я замялась у двери.

— Хорошо, — согласилась я и стала спускаться к нему.

— Я так и думал, — в голосе звучала усмешка. Яблоко мне не кинули, поэтому мне пришлось идти к наглому демону самой. Осторожно протянула руку и двумя пальцами взяла яблоко за веточку, боясь, что защитный кокон не сработает и я ненароком прикоснусь к князю.

Как только яблоко попало ко мне в руку, Даррэх произнёс:

— Только проклятые демоном могут есть такие яблоки. На тебе моё проклятье, девочка. Я не понимаю одного, как оно могло на тебе оказаться, потому что проклясть ребёнка им нельзя. Я использовал это проклятье за несколько месяцев до твоего рождения, оно предназначалось взрослому человеку. Очевидно, где-то напортачил в заклинании и проклял тебя в утробе, что само по себе невозможно.

— А снять сможете? — я напрочь забыла о том, что он чуть не отравил меня. А вдруг он сможет меня от него избавить.

— Поцелуй истинной любви, Зои, его снимет только поцелуй истинной любви, — напомнил он мне условия снятия проклятия.

— Гадство, — расстроилась я и надкусила яблоко. Приятный сладкий сок слова заполнил мне рот.

— Ты чудовищно прожорлива, — рассмеялся он. — У меня в саду яблоки закончатся быстрее, чем ты выйдешь замуж.

— Остафнусь стафлой дефой, — заявила смело я, наконец-то понимая почему князя не убило моё проклятье — он его создатель.

— Я должен расстроиться? — продолжил он веселиться. Я проглотила приятную мякоть яблока.

— Вам придётся жениться на мне, чтобы искупить вину передо мной, — обнаглела окончательно я. Князь не выдержал и откровенно громко расхохотался.

— Не женюсь, — едва проговорил он сквозь смех. — Мне тебя не прокормить.

— Я так и думала, — съязвила я и отправилась на своё место. — Рассказывайте всё что знаете о моём проклятье, — бесстрашно попросила его. — Особенно ту его часть, как вы проводили обряд.

Я села и уставилась на хихикающего князя, спокойно кушая яблоко.


Глава 9

Из воспоминаний меня выкинуло резко, я не успела узнать новую версию своего проклятия у Даррэха. Васисуалий дрых мирно посапывая, на часах было раннее утро. Я попыталась снова заснуть, но меня больше не затягивало в матрас. Расстроилась, узнать своё прошлое я хотела немедленно.

Успокоиться я не смогла, любопытство разъедало меня изнутри. Не будя жнеца, я осторожно встала с постели и пошла на кухню. Все домочадцы спали, лишь мирно тикали часы. Я налила воды в стакан и немного посомневавшись, толкнула стакан со стола. Стакан не успел долететь до пола — теперь то я уже понимала, как пользоваться свой силой. Вода медленно вернулась внутрь стакана, и он аккуратно встал на место. Потёрла ладошки от удовольствия, испытывая глубокое моральное удовлетворение от проделанной работы.

В ванную комнату я влетела, забыв, что на мне лишь лёгкая ночная рубашка. Как только я закрылась на замок, тут же услышала знакомый голос.

— Я спал, — усмехнулся князь и вышагнул из зеркала. — Что случилось, мой беспокойный крольчонок?

Я замерла напротив него и, сжав руки на груди в мольбе, смотрела умоляюще на него снизу вверх.

— Расскажи мне про моё проклятье? — выпалила я, продолжая забираться в самую глубину сердца демона своим трагически-печальным взглядом.

— Ты не вспомнила и решила рискнуть ещё раз своей жизнью? — зеркальный демон покачал расстроенно головой. — Зои, просто скажи мне, где ты?

— Я намекну, если ты расскажешь, — пообещала я и закусила нижнюю губу в предвкушении.

— Твоя беда, Зои, — он шагнул ко мне ближе. Попыталась отступить назад, но тут же была поймана и прижата к торсу.

— Твоя беда, Зои, в том, — его стеклянные губы коснулись моих сминая и заглушая стон возмущения. Он остановил поцелуй и тихо сказал: — Что ты всё-время забываешь об отсутствии у тебя проклятья.

— А как я от него избавилась? — тут же спросила я, чувствуя, как меня нежно обнимают и прохладные пальцы стеклянного демона сминают мою рубашку.

— Зачем ты позвала меня? — поцелуй, словно крылья бабочки, коснулся моего виска. — Ты скучала?

— Я… — растерялась понимая, что возможно он прав. — Я не могу быть твоей женой! — пробормотала я то, что первое пришло в голову.

— Вот как?! — тихо удивился Даррэх и запустил свои пальцы в мои волосы на затылке, принуждая запрокинуть голову назад. — Кто навёл мою любительницу ядовитых яблок на такую нелепую мысль?

— Между нами ничего не было, — прошипела я и попыталась высвободиться из его захвата. — Брачной ночи не было. Я девственница.

Он замер, продолжая удерживать меня в своих стальных объятиях, и мне показалось, что он выдохнул с облегчением. Удивилась и перестала вырываться.

— Ты об этом, — иронично усмехнулся он. — У нас было больше, чем брачная ночь, — его губы коснулись шеи, — гораздо больше, Зои, — прошептал он, опаляя мою кожу дыханием.

— С каким бы удовольствием я бы тебе свернул сейчас шею, любовь моя, — со страстью произнёс он и, удерживая голову за волосы, многообещающе поцеловал в губы. Я окончательно потерялась в его объятиях и, отвечая на его поцелуй с неменьшей страстью, обвила его шею руками.

— Спрячься, Зои, — он лёгким движением подхватил меня и прижал к стене спиной. Холодный кафель заставил податься вперёд в его объятия. Даррэх воспринял это по-своему и обрушил на меня всю ту страсть, на которую был способен. Между откровенными, дразнящими поцелуями он почти умолял меня:

— Спрячься, прошу… Послушайся меня хотя бы раз… Хотя бы один раз сделай, как я прошу… моя Зои…

Поцелуи резко прервались, он внезапно отпустил меня и отступил назад к зеркалу. Его зеркальная грудь поднималась и опускалась, он тяжело дышал. А я медленно сползала по стене, находясь в шоке от полученных эмоций.

— Я способен причинить тебе вред, — говорить ему было сложно. — Сейчас я очень опасен. Не смей пользоваться магией! — он сделал ещё один шаг назад, явно сопротивляясь той силе, что тянула его назад в зеркало.

— Зеркальный демон! — раздался рядом голос Васисуалия. Я перевела взгляд на кота, пытаясь удержаться за стенку. Ко мне медленно приходило понимание, что Даррэх что-то сделал со мной, что внезапно накатившая слабость — это не результат поцелуев.

— Жнец?! — голос демона прозвучал глухо. Он рванулся ко мне, схватил за руки по выше локтя и грубо поставил на ноги.

— Где ты находишься? — тряхнул он грубо меня. — Отвечай сейчас же, как называется мир! Зои! Ответь мне немедленно!

— Не скажу, — отказалась упрямо я сообщать своё местоположение понимая, что ноги меня не держат совсем и отпусти он меня сейчас, я рухну. — Что ты сделал со мной? — из последних сил спросила я.

— Заблокировал твою магию, — злился Даррэх. Зеркало тащило его обратно, это было видно по той ряби, которая гуляла по зеркальной глади.

— Отпусти её, — вежливо попросил Васисуалий, приставив к горлу демона лезвие косы. Я посмотрела на жнеца в своём истинном виде и начала терять сознание, проваливаясь медленно во тьму.

— Убьешь её, — с нескрываемой угрозой ответил Даррэх жнецу, продолжая удерживать меня. — Я найду тебя жнец и сотру тебя в прах собственными руками.

— Тронешь её и я перережу тебе твоё стеклянное горло, — нисколько не смутившись произнёс Васисуалий, продолжая держать косу в боевой готовности. Губы князя дрогнули, он осторожно разжал пальцы, выпуская меня из захвата. Упасть я не успела, жнец подхватил меня и удержал свободной рукой.

— Береги её, не давай ей заниматься магией, — тепло сказал демон, словно только нашёл в жнеце мощную поддержку и близкого друга.

Зеркальная гладь окончательно взбунтовалась, на поверхности началась буря из волн, Даррэх дёрнулся и его закинуло обратно в его мир. Зеркало встало на место, став полностью чёрным.


— Сломали зеркало, — иронично констатировал факт Васисуалий и, подхватывая меня на руки, сказал: — Ты слышала, что сказал твой супружник?

— Нет, — соврала я. Бросать уроки магии я не собиралась.

— Ты удивишься, я тоже не разобрал его слова, — поддержал меня жнец. — Может имеет смысл испортить остальные зеркала.

— Я подумаю над этим, — увильнула я от прямого ответа с тоской глядя на испорченное зеркало. А ведь я так и не узнала, кого проклинал Даррэх и почему я попала под проклятье. И надо спросить его в следующий раз о другой моей матери и другом отце, которые остались в его мире.

— Нам нужно узнать, что стало с Зоей? — задумчиво произнесла я, опуская голову на плечо жнеца, в этот момент в дверь постучали и мама громко спросила:

— Зоя, с тобой всё хорошо?

— Отлично, мам, — отозвалась я. — Я сломала зеркало, — показала жестом Васисуалию, чтобы поставил меня на ноги.

Через пару минут всё семейство созерцало с недоумением полностью почерневшее зеркало, а я сбивчиво объясняла, что магия вырвалась из меня случайно.

Глава 10

Наконец-то насмотревшись на абсолютно чёрную сияющую гладь зеркала, мама серьёзно произнесла:

— Зоя, думаю тебе нужно прекратить пользоваться магией хотя бы до того момента, пока воспоминания не начнут возвращаться к тебе.

— Я попробую, — опираясь на стену, я сделала вид, что согласилась.

Отказаться от магии?! Я не смогу даже под пытками! Как можно не пользоваться той силой, которая может менять прошлое — это же уникально! Я не припомню таких случаев даже в учебниках моего мира. Насколько я могу себе представить — я единственная обладательница такой силы. Нет! Такой возможности я не упущу! Тем более, что Даррэх не смог перекрыть силу до конца, и способности магичить у меня точно остались. Я чувствовала это.

— Замечательно, — она погладила меня по плечу. — Мы поменяем зеркало. Думаю, тебе стоит пока просто отдыхать до первых воспоминаний. Так будет безопасней для всех.

Родители и сестра, наскоро позавтракав, снова оставили меня одну.

— Ты знаешь мой родной язык? — принялась я за пытки жнеца, припомнив как он ловко разговаривал с Даррэхом в ванной комнате. Васисуалий, опираясь на косу, почесал черепушку и ответил:

— Я же жнец, я должен. Так заложено моей природой.

— Мы пойдём сегодня погуляем, — объявила я Васисуалию о своих планах, подумывая куда бы мне отправиться в первую очередь. Просто сидеть и ждать я не собиралась, неизвестно через сколько времени набегут маги, демоны и другие разношёрстные ловцы жены опального демона. Надо подготовиться и хотя бы изучить территорию, так как портал не отрылся даже после 125 попытки. А для удачно побега из ловушки надо хорошо знать местность, и пора бы немного потренироваться для того, чтобы иметь физическое преимущество перед теми, кто будет за мной охотиться.

Оделась по-спортивному и пошла исследовать мир самостоятельно. Если что у меня есть телефон и гугл-карты. Город жил своей жизнью, большой и огромный… в нём можно потеряться на всю жизнь. Прохладный ветер не напугал меня, и я отправилась на встречу приключениям, слушая как хрустит свежий снег под ногами. В моём мире его не было, хотя поговаривали, что территория князя Даррэха покрыта льдом и снегом, и там всегда очень холодно.

Через час я благополучно освоила метро, а ещё через три часа я знала всё об общественном транспорте. Задумалась над тем, что стоит научиться водить автомобиль и передвигаться на нём. Центр города был тщательно мною изучен, в последнюю очередь я принялась исследовать местность возле дома, где жили родители, особенно меня заинтересовал парк. Я шла и запоминала, где есть неприметные уголки, а где можно хорошо спрятаться. Очень понравилось заброшенное здание со странными коридорами, больше напоминающими лабиринт — идеальное место, чтобы уходить от погони.

Жнец просвещал меня о местных достопримечательностях, я смело разговаривала с ним вслух, не боясь сойти за сумасшедшую. Пользовались гаджетами многие в этом мире. Так что странно это не выглядело.

— Надо домой идти, — я посмотрела на время, — скоро с работы придут родители и Надя.

— Ты хотела дойти до пекарни, — напомнил мне Васисуалий о том, что я собиралась купить выпечку домой.

— Работу всё-таки стоит найти, — пробурчала я, вспомнив что деньги я тратить буду не свои. Меня снабдили банковской картой, и я могла ею пользоваться в своё удовольствие, но сама карта принадлежала моей матери, и денюжка на ней тоже была мамина.

— У тебя даже документов нет, — возразил жнец, зная об устройстве этого мира больше, чем я.

— Одолжу у Нади, — придумала я. — Устроюсь пока на несложную работу, а там посмотрим. Можно объявления расклеивать, ума много не надо и как раз изучу местность.

Мы остановились со жнецом на перекрёстке в ожидании зелёного света на светофоре. Мимо проносились автомобили, людей возле меня собиралось всё больше и больше, я глазела по сторонам. Новый мир мне нравился, его хаос, его энергия. Моё заточение в лесу меркло по сравнению с движением в новой жизни.

Всё произошло мгновенно — на дорогу прыгнул странный огромный лохматый серый зверь, напоминающий внешне оборотня-волка, его глаза горели красным. На светофоре замигал жёлтый, поток машин начал останавливаться.

Манёвр заканчивали последние автомобили, пересекая перекрёсток, когда с пересекающей дороги на огромной скорости вылетел автомобиль. Удар был сильным, скрежет металла, искорёженные машины потащило, они попутно зацепили ещё две. Было ощущение, что на минуту всё замерло, а потом снова двинулось в более быстром темпе. Зверь рыкнул с нескрываемым удовольствием и направился к тому автомобилю, который устроил аварию.

Возле машины, которая первой попала под удар, появились три жнеца. Рядом с ними — мужчина, женщина и маленький мальчик.

— Троих убил, — мрачно произнёс Васисуалий, глядя на автомобиль виновника аварии.

— А это что за зверь? — я не сводила взгляда со страшного животного, который засунул голову в автомобиль виновника аварии и кажется принялся облизывать водителя.

— Наш местный демон, — пояснил жнец. — Водитель пьян. Его душа теперь принадлежит ему, он станет её медленно поедать, пока не убьёт несчастного.

— Он появился раньше, чем всё произошло, — недоумевала я, глядя на то, как к месту трагедии стекаются люди и пытаются помочь пострадавшим.

— Он может предвидеть события, — разъяснил мне жнец. — Пойдём, может там нужна наша помощь. И пока жнецы не ушли с душами, я успею хотя бы переговорить. Давно никого из своих не видел.

Мы двинулись к автомобилям и пока я шла, во мне росла уверенность, что я могу исправить произошедшее. Не знаю, обладала ли я магией управляющей временем раньше, но сейчас я точно могла.

— Я попробую прокрутить всё назад и изменить ход событий, — сказала я и принялась снимать перчатки.

— Это невозможно, — возразил жнец. — Даже если ты всё повернёшь назад, это большой промежуток времени. Неизвестно, когда он выехал, это может оказаться огромным расстоянием. А свидетели?

— Не попробуем — не узнаем, — я уже не слышала голоса разума, разглядывая маленького мальчика, держащегося за руку жнеца. Выбрала безопасное место для себя, чтобы не пострадать самой. Прицелилась и очертила мысленно границы, которые должны были коснуться изменения во времени.

Потоки магии в этот раз были сильнее, блока от Даррэха я не почувствовала. Я планировала повернуть огромный кусок настоящего в прошлое, не совсем представляя, что буду делать потом, когда время двинется вперед. На моих глазах картинка стала прокручиваться задом наперёд, немало озадачив жнецов, оставшихся без своих подопечных, и сильно удивив демона в волчьей шкуре.

— Ты же весь город перезапускаешь, — возмутился Васисуалий.

— Нет, только этот перекрёсток, — возразила я, понимая, что возможно я создам ещё больше катаклизмов. А вдруг настоящее и прошлое будет происходить одновременно, я об этом как-то не подумала.

Всё двигалось назад, автомобили, люди, только меня не было в прошлом.

— Нет, не правильно, — поняла я свою ошибку. — Всё повторится, — и я отпустила время.

— Что?! — удивился Васисуалий, глядя на то, как всё зависло и понеслась перезагрузка. Скорость у происходящего была невероятной, авария произошла в точности до миллиметра, как и в первый раз.

— Она что творит?! — проорал один из жнецов.

— Понятия не имею, — развёл руками Васисуалий, крепко сжимая рукоять косы.

Наконец время вернулось в обычное русло, со мной весь этот период ничего не происходило. Смело двинулась к автомобилю того, кто вылетел на перекрёсток. Недолго думая, забралась в разбитое окно на пассажирское сидение, вызвав возгласы удивления у очевидцев, и глухое недовольное рычание у демона.

— Спятила? — глухо поинтересовался зверь у меня. Пьяный водитель, зажатый при ударе, поднял на меня мутный взгляд, обдав меня таким амбре, что меня затошнило.

— Ну, что «друг» поехали! — хмыкнула зло я. — Надеюсь память мне удастся тебе сохранить.

Новый поток магии поддался легче, время повернулось вспять и потекло в этот раз гораздо быстрее. Сначала мы покинули перекрёсток, а потом время стало касаться только автомобиля.

— Не вздумай останавливать! Мотай назад! — вцепился мне в плечо жнец, сидя позади меня. — Иначе ты погибнешь при ударе!

— Знаю, — я выжимала из себя последние остатки магии, хладнокровно глядя на то, как за автомобилем бежит на четырёх лапах демон.

— Штто прроиходит? — подал голос водитель.

— Душу твою спасаем, идиот, — ответил Васисуалий. Водитель повернул голову в сторону жнеца и взвизгнул, звонко, по девчачьи.

— Бобик, скачущий за автомобилем, хочет тебя сожрать, — добавил паники водителю Васисуалий. А я же была на пределе своих возможностей. Автомобиль встал во дворе и заглох, и в этот момент я отпустила время. Заводить автомобиль водитель не стал, уставившись испуганным взглядом на огромные лапы на капоте его автомобиля и открытую красную пасть.

Вокруг быстро-быстро замелькали картинки, они были больше похожи на размытые кадры. За пару минут всё вернулось в обычный режим.

— Интересно, — задумалась я. — Не понимаю, как оно не смешивается с реальностью, я ведь не весь мир перезапускаю, а только отдельно взятый кусок.

— Чтто былло? — заикаясь спросил практически протрезвевший водитель.

— Ты устроил аварию, убил трёх человек, — ответила я. — Я всё изменила.

— Но та собачка теперь будет рядом с тобой всю оставшуюся жизнь, — показал костяным пальцем на демона Васисуалий. А потом превратившись в кота, быстро перебрался ко мне на колени.

— Мама, — пробормотал мужчина. На капоте рыкнул грозно демон. Хлопнула водительская дверь, ключи остались в зажигании.

Даже князь Даррэх бежал от меня медленней, когда я была ребёнком-зомби. Мы переглянулись с котом.

— Он что меня испугался? — удивился Васисуалий.

— Ты такой симпатяшка, — возразила я. — Это скорее всего из-за демона.

— А почему он нас видел? — уточнил жнец.

— Я применила магию к нему, не была уверена, что она сработает. Хотела, чтобы запомнил всё.

— М-да, — задумался Васисуалий.

А я же выдохнула и с радостью покинула салон автомобиля. На улице меня кроме местного обозлённого демона, который планировал предъявить неустойку за испорченную работу, ожидали пара магов и ещё незнакомое мне зверьё, не уступающее по внешним впечатляющим данным демону. То, что это точно маги я была уверена из-за одежды — только в нашем мире носили такую униформу, находящиеся на службе у короля.

— Засада, — пробормотала я, отчётливо понимая, что своими манипуляциями со временем я сдала своё местоположение.

— Княгиня Зои Даррэх, вы арестованы! — заявил мне один из мужчин, уверенно двинувшись в мою сторону. Второй двинулся за ним, псы последовали их примеру.

— За что? — уточнила я, отступая с котиком на руках назад, высматривая возможность для удачного побега. Я была в тупике, единственный вариант удачно сбежать — это побег либо через демона, либо через магов.

— За измену королю! — не заставил себя ждать с ответом маг.

— За что?! — не удержалась я от удивления.

— Значит, тебя сгноят в темнице? — порадовался хриплым голосом за меня демон, махнул хвостом и устроился подобнее на капоте, чтобы созерцать арест.

— Вы должны вернуться в наш мир, где будете немедленно казнены! — маги были почти рядом.

— Обалдеть, — не сдержался уже жнец. — Ненене, немыслимое безобразие, — возмутился он, — Зои умрёт только в этом мире!

— Пора… косу ни в кого не втыкай, — шепнула я жнецу, припомнив смертоубийственные особенности его рабочего инструмента, и бросив лысого на снег, ловко заскочила на капот, прошлась ногами по туше демона и бросилась на утёк. Двор я пересекла мгновенно, вылетев между домами. Маги со своими гончими неслись за мной следом. Я побежала по тротуару на всех парах, за мной скакал Васисуалий в виде кота, подгоняя меня словами. Маги же не стеснялись и преследовали меня открыто, пугая невольных свидетелей.

Слыша за спиной приближающийся шум погони, я понимала, что мне не уйти, и уже мысленно подготовилась к тому, чтобы снова вернуть время назад, прежде чем меня схватят.

Мужчина, идущий среди прохожих, сделал выпад и перехватил меня в движении, крепко схватив за талию. В портал мы провалились мгновенно и из него же выпали прямо на снег где-то на окраине какого-то города. Я не пострадала при падении, потому что упала на незнакомца. Не ожидая от него ничего хорошего для себя, рванулась из захвата. Но мужчина оказался сильнее, он мгновенно подмял меня под себя, не обращая внимание на моё сопротивление и перехватив руки за запястья, вжал их над головой в снег.

Сдавшись после недолгой борьбы, я подняла взгляд на его лицо. Он был без шапки, чёрные волосы, красивые карие глаза, хищные черты лица. Я замерла в восторге, возникло острое желание прикоснуться к его губам подушечками пальцев и ощутить его дыхание. Мужчина ничего не говорил, продолжая с мрачным восхищением изучать моё лицо.

— Вот вы где?! — воскликнул потерявший меня Васисуалий. — В этого косу воткнуть? — тут же поинтересовался он, не зная, как реагировать на моё интересное положение.

Губы незнакомца дрогнули и на них появилась едва заметная тёплая улыбка. А дальше произошло совсем непонятное — он рассыпался в чёрный густой дым и его утащило в портал.

— Это кто? — Васисуалий помог мне сесть, а потом встать.

— Не знаю, но он только-что спас мне жизнь, — ответила я, отряхивая с себя снег и доставая из кармана телефон. Пришло время гугл-картам. Очень обрадовалась, когда поняла, что мы всё в том же городе, что были и раньше. Я с радостью вызывала такси, чтобы побыстрее добраться до дома.

Похоже прогулки по городу мне теперь противопоказаны. Обидно.

Глава 11

В такси мне первой позвонила Надя и поинтересовалась, как скоро я вернусь домой.

— Представляешь, зеркало лопнуло и слегка вывалилось, словно его разбили изнутри, — удивлялась Надежда. — Мне страшной одной оставаться дома, такое чувство что в квартире побывал кто-то посторонний.

Грохот, который раздался недалеко от Надежды, слышала даже я.

— Что там?! — заволновалась я.

— Это в ванной, — прошептала Надя испуганно. — Я не пойду смотреть, — почти в панике заявила она.

— Закройся в комнате, я сейчас приеду! — мы с Васисуалием переглянулись, и жнец исчез. Какое счастье, что он умеет перемещаться в пространстве без всяких автомобилей и порталов.

— Закрылась, но у меня такое чувство, что если из зеркала что-то вылезло, то дверь меня не спасёт, — продолжала паниковать Надя. — Кажется пришёл папа, — воскликнула она. — Я перезвоню.

— Вы же с котом сели? — неожиданно спросил у меня водитель. — Я ещё хотел спросить, как он не мёрзнет у вас.

— Я его спрятала под дублёнку, — нашлась я, — чтобы отогрелся.

— Аа-а, — понимающе протянул водитель.

На коленях появился Васисуалий в виде кота.

— Зеркало рассыпалось на миллион мелких кусочков, или на два миллиона, — доложил бодро кот. — Даррэх в квартире не обнаружен!

Я приподняла бровь вопросительно, глядя на жнеца. Странно он себя ведёт в последнее время.

— Размяукался… наверное, не любит холод, — посочувствовал коту водитель.

Васисуалий посмотрел на таксиста, вытаращив кошачьи глазища.

— Ещё немного и меня будут видеть все. Кошмар, — возмутился кот. — Твоя магия меня меняет! — высказал он мне обоснованную претензию.

— Он просто не хочет быть котом, — ответила я водителю, пожав недоумённо плечами.

— Я бы с ним местами поменялся, — пошутил тот. — Только я бы я предпочёл быть шерстяным котом, лысым не удобно.

Кот, дослушав его, громко возмутился:

— Я сам вызову твоего князя, чтобы он тебя уволок отсюда. Ни отпуска, ни нормальной загробной жизни!

Ответить я ему не могла, чтобы не пугать водителя, который принялся рассуждать на тему, что котиком быть очень хорошо — никаких забот. Васисуалий отчаянно ему возражал, обвиняя меня во всех его проблемах.

В квартиру я внесла всё ещё возмущающегося кота на руках. Все уже были дома и убирали в ванной комнате осколки зеркала. Осколки больше напоминали стеклянную крошку чёрного цвета.

— Ой, какой котик! — обрадовалась Надя и прикоснулась к нему. Её пальцы прошлись у него между ушек, она явно смогла потрогать Васисуалия.

— Я пропал, — промяукал он. — Теперь я кот.

— Как он громко мяукает, — удивилась мама. — Он скорее всего голодный. Где ты его взяла?

— Мне его отдали в хорошие руки, навсегда, — как можно убедительнее соврала я.

— А лоток и корм ты не купила? — спросил папа, с интересом изучая Васисуалия. Жнец гневно отозвался:

— Меня в лоток?!

— Вот он уже и просится, — расшифровал его мяуканье папа.

Через час в квартире не было ни одного зеркального осколка, а у Васисуалия стоял кошачий корм и лоток, отчего у самого жнеца случилась кошачья истерика.

Как только мы ушли с ним в мою комнату, он тут же принял свой обычный облик.

— Как странно, — потряс он черепом, словно кот. — Я не мог никак вернуть себе себя во время общения с людьми. Поездка на автомобиле плохо сказалась на мне.

— Сочувствую, — пожалела я Васисуалия. — А кошачий корм вкусный? — вспомнила как он уплетал корм из своей тарелки. — Может тебе человеческую еду готовить?

— Не нужно, вдруг у меня несварение случится, — отказался Васисуалий. — Я вполне адаптировался под кота.

На моём столе внезапно заговорило небольшое зеркало голосом Даррэха.

— Я вот слушаю ваш разговор и понимаю, что мне просто повезло — я отделался только мечом в солнечное сплетение.

— Подслушивать не прилично, — ответила я князю, делая себе пометку, что князь разговаривает с нами на русском. Потом встала и подошла к столу, села на стул и повернула к себе зеркало. Князь сидел, откинувшись на спинку кресла в полумраке, в своём обычном виде, не скинув капюшон со своей головы. На его полуистлевшем лице были видны отблески огня, скорее всего из камина.

— О, новый способ общения, визуализация, — констатировала факт я.

— Может зеркало разбить? — тут же спросил Васисуалий, заглядывая через плечо. Припомнила, что не так давно он в образе кота хотел меня сдать князю. Кошачья ипостась на него плохо влияет.

— Ты пользовалась магией, — проигнорировал вопрос жнеца Даррэх. — Ты упёртая, вредная и безответственная девчонка!

— Ты поэтому пытался выломать зеркало в ванной комнате? — поинтересовалась я у князя с интересом разглядывая своего супруга.

— Тебя нашли, — хмуро сообщил он. — Если ты попадёшь инквизиторам, тебя казнят. Я пытался прорваться к тебе, — пояснил он почему разбил зеркало. — Расскажи, что за магию ты применила. Я чувствую, что мой блок стоит на тебе, но не понимаю почему он не сработал.

Мы с Васисуалием переглянулись, я задумалась.

— Я могу теперь общаться с тобой круглосуточно, — предупредил меня Даррэх, поторапливая с ответом.

— Я умею поворачивать время вспять и менять прошлое, — не стала лгать я.

— Хм, — князь похоже не особо удивился, но и не расстроился. — А здесь твоя магия проявлялась иначе. Я так и знал, что яблоками тебя нельзя кормить.

— Яблоками?! — прищурилась я, начиная подозревать демона в очередной подставе.

— Ты вспомнишь, — вздохнул тяжело Даррэх, словно я вынуждала его приносить яблоки под пытками.

— Можно подумать — это я тебя отравить пыталась, — возмутилась. Вот же наглец.

— У меня после последней нашей встречи всё ещё болит то место, куда ты меч всадила, — напомнил мне он печальное происшествие из прошлого. — Рассказывай, что произошло сегодня от начала и до конца. Я должен понимать, как помочь тебе и при этом не убить, — спокойно произнёс он.

— Ты знаешь где я нахожусь? — уточнила я у него, начиная кое-что понимать.

— Да, — хмуро ответил он. — Но я не могу к тебе явиться, если ты помнишь — я привязан магией избранной к своему замку и другие миры мне закрыты, кроме нашего.

— Это радует, — выдохнула я, вспомнив всё, что мне было известно об опальном демоне, — а то я уже волноваться начала, — высказалась я вслух, но подозрения у меня всё равно остались. Он горько усмехнулся. И я начала свой рассказ, описывая в подробностях. Когда мы на перебой с Васисуалием красочно описывали момент о том, как мы все втроём летели в автомобиле в прошлое, демон натянул на лицо капюшон и простонал в отчаянии.

— Да как же меня угораздило?! — всхлипнул он под капюшоном. — Я же зло.

— Она ещё по демону бегала! — сдал меня Васисуалий.

— Это она может, — Даррэх вернул свой капюшон обратно, — я морально готов слушать дальше.

Мы подробно в эмоциях рассказали побег, а потом плавно перешли к спасителю.

— Я думала, что там очередной маг, — расхваливала я незнакомца. — Но он просто улыбнулся и превратился в дым и улетел в портал. Очень красивый мужчина. Я не помню, чтобы я его встречала в нашем мире.

— Буквально минутку, сделаем паузу. Очень надо, — слишком спокойным голосом остановил моё повествование Даррэх, встал и ушёл из обзора зеркала.

Мы с Васисуалием вздрогнули, когда из зеркала понеслась ругань на незнакомом мне языке, а потом звуки, словно стену ломают чем-то тяжёлым, стало сразу светло и в воздухе поплыла пыль. Через пару минут князь спокойно пришёл, сел в кресло и невозмутимо стряхнул со своих плеч песок. Он поднял на меня единственно целый глаз и его полуистлевшие мышцы на лице нервно дёрнулись с одной стороны лица.

— Я сделал перепланировку, — пояснил он. — Как-то темно было в комнате.

— А можно посмотреть? — прилипла я к зеркалу, пытаясь высмотреть что же он там такое натворил. Он махнул рукой и зеркало с его стороны повернулось к учинённому внезапно ремонту. Наружной стены просто не было, вдали виднелись горы, покрытые снегом. Я видела, как в воздухе подхватываемые сквозняком кружились снежинки. Зеркало вернулось обратно.

— Застеклить бы надо, — посоветовал Васисуалий демону. — Дует.

— Обязательно, — съязвил демон и тут же перешёл к делу. — Зои, поясни мне ещё один момент, кроме жнецов, демона, двух магов, водителя и придурка, спасшего тебя, больше никто не заметил произошедшего?

— Не знаю, — задумалась я, беря телефон в руки. Пора посмотреть новости. Первое на что я наткнулась — это активное обсуждение видеозаписи с камеры, находившейся рядом с перекрёстком, где я применила магию.

— Ужас, — поддержал меня Васисуалий, — радует, что тебя не узнать.

— Я так понимаю, что о твоём появление в этом мире знает половина его населения? — усмехнувшись уточнил он.

— Угу, — в голос ответили мы с жнецом, читая новости.

— Другого, собственно, я и не ожидал от тебя, Зои, — тяжело вздохнул князь, словно я воткнула в него второй меч. — Я сделаю так, чтобы ты проспала дольше, чтобы вспомнить больше. Предупреди тех, у кого ты живёшь, что возможно ты проспишь двое суток.

— А как мои родители? — встрепенулась я, вспомнив что хотела о них узнать у Даррэха.

— Они у меня в плену, — ответил невесело он мне. Я замерла и с ужасом посмотрела на князя.

— Но почему?! — возмутилась я, готовая пролезть к нему через зеркало.

— Так надо, — холодно отозвался он.

— Если ты что-нибудь сделаешь с ними, я… я… — растерялась не зная, чем же пригрозить ему посерьёзнее.

— Натравишь на меня своего придурка-красавчика, спасшего тебя, или мечом воспользуешься? — подсказал он мне угрозу.

— А я вас обоих мечом проткну, — ехидно произнесла я, не сдержавшись. — Как раз на двоих одного меча хватит.

Демон хохотнул, слегка наклонившись вперёд и закрыв лицо капюшоном. Когда он распрямился, он скинул капюшон с головы и нахально улыбнулся.


Глава 12

На меня из зеркала смотрел мой спаситель. Хотя я подозревала то, что Даррэх и есть тот странный незнакомец — уж слишком откровенно было выбито зеркало в ванной комнате.

— Мне едва хватило времени, чтобы спасти тебя, — усмехнулся он, опуская руки на подлокотники и вальяжно разваливаясь в кресле. — Магия избранной пока ещё работает, поэтому меня утащило обратно. Тебе повезло, Зои. Но скоро от удерживающей магии ничего не останется, и я приду за тобой.

Я нервно сглотнула — в виде недоразложившегося мертвеца он меня пугал меньше.

— А может не стоит? Развод по обоюдному согласию, — отшутилась я и мило улыбнулась чувствуя, как похолодели пальцы на моих руках. Его взгляд стал суровым, предупреждающим о том, что последствия моих слов будут самыми серьёзными в моём ближайшем будущем.

— Я просто предложила, — пожала невинно плечами и потупила взгляд, как школьница.

— Я с ремонтом ещё не закончил, — мрачно ответил мне князь. Он резко встал и исчез. До нас с Васисуалием донёсся грохот, князь в этот раз производил перепланировку молча. Звуки прекратились так же внезапно, как и начались. Он вернулся и сел в кресло, подарив мне многозначительный убийственный взгляд.

— Я стесняюсь спросить, — не побоялся заговорить Васисуалий. — Ты вынес ещё одну стену?

— Объединил её спальню со своей, — пугающе-мрачно пояснил нам Даррэх.

— У меня была спальня в твоём замке?! — не удержалась я от вопроса. — Зачем?!

— Зои, может ты пойдёшь спать, — не ответил он мне. — Я начинаю терять терпение.

— Только предупрежу родителей, что спать буду двое суток, — очень спокойно ответила я, ощущая на себе его мрачный взгляд.

— Родителей? — не понял меня Даррэх. А я тут же пожалела о том, что сказала. Теперь придётся всё ему объяснять.

— Её удочерили, — опередил меня жнец, солгав князю. Действительно, Даррэху не стоит знать всю правду о моих земных родителях, о нашей кровной связи.

— Удочерили? Кто?! — с нескрываемым недоверием спросил он, наклонив голову на бок.

— Люди, обычные люди, семейная пара, — спокойно врал Васисуалий, — у нас такое широко распространено.

— Кхм, — продолжал сомневаться князь нахмурившись. Я молчала, стоит мне что-то сказать, и он скорее всего поймёт, что ему не договаривают правду.

— А ты сама ничего не хочешь мне объяснить? — спросил он у меня, подтверждая мои догадки о том, что он не поверил и теперь хочет знать лжёт ли ему жнец.

— Мм, нет, — мотнула я отрицательно головой и сжала губы. Даррэх усмехнулся и поменял позу.

— Золотко моё, — иронично произнёс он, — ты плохая лгунья. И все твои фокусы я уже давно изучил. Ответь тогда мне на один вопрос: сейчас в твоём окружении на Земле есть мужчина, с которым у тебя могли бы сложится близкие отношения?

Рот сам открылся от удивления, он что меня ревнует?! Между нами повисла мёртвая тишина.

— Зои, не томи меня, — не выдержал князь, — у меня сердце слабое и нервы ни к чёрту.

— Жнец считается? — уточнила я, подставив вопросом Васисуалия под удар. Князь нервно сглотнул, но удержался от моментальной расправы с жнецом, а Васисуалий громко и вполне обоснованно возмутился:

— Спятила? Он же меня убьёт!

— Ты в котика превращаешься, — шикнула я на Васисуалия. — Вдруг это считается. Он же почувствует обман и тебе самому жнец понадобится, да и мне тоже.

— Нет, — ледяным тоном произнёс князь и его глаза сузились от гнева.

— Тогда нет, — обрадовалась искренне я. Мне показалось Даррэх перестал дышать, пытаясь понять солгала я или нет.

— Ну, что ж, княгиня Зои Даррэх, — в его голосе я почувствовала тёплые нотки, — может вас дорогая моя жена угостить яблоком?

— Может не надо, — пробормотала я неуверенно, вспоминая вкус ядовитого плода, сразу захотелось снова попробовать его яблок. — У нас же яблочно-букетный период закончился?

— Не думаю, — не огласился он, — но очень надеюсь, что меч-втыкающие ухаживания остались позади.

Он поёжился от неприятных воспоминаний и передёрнул плечами. В моей голове снова всплыла картинка, как я замахиваюсь мечом. Тоже передёрнулась, стараясь забыть побыстрее пренеприятное воспоминание. Как хорошо, что князь бессмертен — не смогла бы я себе простить убийство, пусть и демона.

— Вижу тебе не доставило удовольствие протыкать меня мечом, — саркастически пошутил он и уже потеплевшим голосом добавил. — Иди уже, говори, что ты будешь спать двое суток. Твоё время утекает быстрее, чем бурная река. Я не хочу, чтобы ты погибла.

— Может ты мне просто всё расскажешь о моём прошлом? — с надеждой спросила я.

— Нет, — отрезал он. — Тогда я потеряю тебя. Я хочу, чтобы ты вспомнила куда больше, чем я тебе расскажу.

Я посмотрела на часы, уже был час ночи. Родители наверняка спали, Надежда ушла на свидание. Будить никого я не хотела. Оторвавшись от зеркала, я принялась искать бумагу и ручку, благо они у меня были. Написав содержательную записку, я унесла её на кухню и оставила на столе на видном месте. Потом вернулась к зеркалу.

— Ты готова? — его губы тронула коварная улыбка.

— Даже не знаю, — меня терзали сомнения, я не доверяла Даррэху. С другой стороны, у меня пока не было причин его сильно бояться, кроме одной: он — демон, которого фактически заперли в замке.

Он встал со стула и приблизился к зеркалу, поднял руку — на его ладони лежало налитое красное яблоко.

— Протяни руку сквозь зеркало, я боюсь, что моя рука не пройдёт, — предложил заманчиво он. Мне стало жутко интересно, о таком виде магии я знала из книжек, но сама зеркалами никогда не пользовалась.

— Не бойся, — подбодрил меня демон. — Жаль, но я не смогу тебя утащить к себе.

— Точно? — мялась я. Жнец задумчиво смотрел на зеркало. Я переглянулась с ним, ища ответа.

— Зеркало маленькое, — прокомментировал мой мысленный вопрос Васисуалий, — ты вся не пройдёшь, — успокоил он меня.

Я осторожно подушечками пальцами коснулась зеркальной поверхности. Теоретически сквозь небольшое настольное зеркало моя рука с яблоком должна была точно пройти обратно. Поверхность колыхнулась, словно потревоженная гладь водоёма, и мои пальцы стали погружаться в стекло. Ощущение были приятными, словно погружаешь руку в прохладную воду. Когда кисть полностью исчезла в зеркале, я остановилась, подставляя ладонь для яблока.

С тыльной стороны ладони заботливо прикоснулась тёплая ладонь Даррэха, ощутила её словно через тонкую ткань перчатки. Подушечек моих пальцев коснулись его губы — лёгкий поцелуй. А потом мне в ладонь положили яблоко и отпустили руку. Сжав пальцы, я осторожно без проблем протащила фрукт сквозь зеркало.

Яблоко было идеальным, как и все остальные, которыми он меня угощал. И оно слегка светилось в полутьме комнаты.

— А я не отравлюсь? — поинтересовалась я, как зачарованная, рассматривая ядовитый плод.

— Нет, — ответил князь, усевшись обратно в кресло. — Ты моя жена, оно просто усилит моё воздействие на тебя, и я смогу повлиять на продолжительность твоего сна.

— Усилит воздействие на меня?! — возмутилась я. — Ты пытался меня контролировать?! — ахнула я, делая умозаключение, что яблоками Даррэх мог кормить меня для того, чтобы жениться на мне.

— Я хотел повлиять на твой отвратительный характер, — чистосердечно признался князь, — безуспешно. Мне кажется, если бы ты их ела сотнями, меня бы и это не спасло от твоего неуёмного любопытства.

— В смысле? — не удовлетворилась я ответом. — Что я тебе сделала?! Ты на меня всю академию натравил в первый же день!

— Ты в меня меч воткнула, — отбил князь. Дался ему этот меч, может я пыталась избежать первой брачной ночи с ним!

— Почему? — тут же спросила я, теша себя надеждой, что он в запале мне поведает причину вонзания в него меча.

— Яблоко ешь, — не поддался князь на мои манипуляции. Тяжело вздохнула и откусила кусочек с опаской. Рот заполнился соком, вызывая у меня восторг. Нет, таких яблок я никогда не ела, да и что говорить, ничего восхитительней я никогда не пробовала. Яблоко было уничтожено мною мгновенно.

— Съешь сердцевину, — настоятельно порекомендовал демон, — для обычных людей оно смертельно, даже капля сока.

С удовольствием доела всё. Хвостика у яблока не было, князь видимо предварительно его удалил.

— Зои, поставь зеркало так, чтобы я видел, как ты спишь, — попросил меня Даррэх. — Я бы предпочёл гораздо большее зеркало, чтобы утащить тебя через портал в случае опасности. Через это мне не пройти.

Васисуалий неожиданно решил принять активное участие в подготовке ко сну и радостно сообщил:

— В спальне Надежды стоит большое зекало. Достаточно лёгкое, чтобы его перенести.

Злобненько посмотрела на жнеца и повертела пальцем у виска.

— У тебя в черепушке что?! — шикнула я на него.

— Он заботится о твоей безопасности гораздо больше, чем ты, — ответил за жнеца князь. — Зои, пожалуйста, послушайся двух мужчин и принеси зеркало в свою комнату. Я не смогу причинить тебе вред через зеркало.

Немного подумав, я решила, что пока я буду совершенно беспомощна во сне всё-таки стоит доверить жизнь и жнецу, и князю. В данном случае князю даже в большей степени. Зеркало я без проблем забрала из Надиной комнаты, оставив и ей записку с просьбой не трогать его пару дней.

Оно было практически в мой рост и чуть шире меня, Даррэху бы хватило пространства, чтобы пройти. Установила зеркало так, чтобы было видно кровать. Поверхность зеркала внезапно стала матовой, а потом посветлела и через стекло стала видна комната князя. Пространство было охвачено больше, чем через маленькое зеркало, стало сразу понятно, что это спальня князя. По наметённому на полу снегу, я сделала вывод, что дыру в стене он не застеклил.

— Тебе не холодно? — поинтересовалась я, переодеваясь за пределами обзора зеркала. Васисуалий предусмотрительно вышел через дверь.

— Свежо, — согласился князь. — Я надеялся мне посчастливится увидеть тебя обнажённой.

— Обойдёшься, — отшила я его. И вышла к нему в ночной рубашке до колена. Князь не шелохнулся, вцепившись в меня взглядом.

— Выползать из зеркала не надо, — предупредила я его и зевнула, едва успев прикрыть рот ладошкой. — Я что-то очень спать хочу, не до прелюбодеяний с зеркалом.

Он тихо по-доброму рассмеялся, опустив голову.

— Ты маленькая язва, — он снова поднял взгляд на меня. — Ложись спать, Зои.

Я послушно отправилась в постель. Как только голова коснулась подушки под одеяло забрался кот.

— Жнец! — сквозь дрёму я услышала возмущения Даррэх. — Она моя жена!

Что ответил ему Васисуалий я уже не слышала, проваливаясь снова в глубину матраса.

Открыла глаза.

Князь продолжал сидеть на столе.

— Может запишешь, вдруг забудешь, — предложил он. Передо мной появилась магическая пишущая ручка и тетрадь. Неуверенно взяла ручку в руку. Она была очень дорогая, последней модели. У нас дома таких не водилось, с интересом принялась рассматривать её.

— Если тебя отчислят из академии, я подумаю над тем, чтобы вести лекции для тебя на дому, — вкрадчиво с лёгким намёком на угрозу сказал Даррэх. — Твоя мать будет бесконечно рада.

Я открыла тетрадь и с вопросом посмотрела на демона.

— Итак, начнём, — с азартом взялся за дело князь. — Для проклятья «Неприкасаемая» нужна взрослая женщина, которую ты ненавидишь всей душой и желаешь её убить.

Удивилась.

Глава 13

Не припомнив ничего подобного в книгах, я смело спросила у своего преподавателя:

— Это новый ингредиент в проклятии?

Даррэх посмотрел на меня изучающе единственным глазом, потом ловко спрыгнул на ноги со стола и пошёл к доске.

— Чем больше вложено в проклятье эмоций, тех выше его эффективность. В моём же случае моя ненависть подогревалась долгие годы. И как только я понял, что пришло время свершить возмездие, я начал готовиться.

Любопытство съедало меня изнутри, кого же князь так сильно ненавидел, что решил совершить такой обряд. По тому, что писалось о нём в книгах, учебниках и новостных источниках, он должен был испытывать лютую ненависть ко всему живому. Но вместо того, чтобы рассказать мне о ней, о женщине, которую он хотел убить, он начал нудное повествование о том, какие ингредиенты он использовал для заклятия, тщательно записывая их на доске мелом.

— Зои, вы не пишите, — с укоризной произнёс он, выводя меня из задумчивости. — Я тут распинаюсь, а вы догрызаете мою любимую ручку.

Убрала ручку от губ.

— Я её не грызла, — обиженно возразила я. — Просто к губам прижимала.

Ответом мне был смешок.

— Перескажите мне то, о чём я говорил, — попросил добродушно он. Вздохнула и принялась перечислять состав. Список, написанный на доске князем, испарился, но я и так помнила наизусть весь обряд от начала и до конца. На составе я решила не останавливаться и перешла к рассказу о том, как нужно наводить проклятье. Князь положил мелок на место, внимательно меня слушая, вытер перчатки от мела и вернулся на своё любимое место на столе.

— Я поставлю тебе зачёт, — произнёс он довольным голосом, когда я закончила пересказ из книг по чёрной магии.

— Спасибо, — поблагодарила я его и тепло улыбнулась. У меня давно назрел вопрос, и надо обязательно получить на него ответ, поэтому с князем будем вести себя тихой серенькой мышкой.

— А почему я попала под ваше проклятье? — спокойно спросила я. — Я в полном недоумении. Там же произносится имя человека, которого проклинаешь. Я, конечно, понимаю, что выполнить вам его было под силу с вашими то возможностями, но как я могла попасть вам под горячую руку даже ещё не родившись.

— Что ты знаешь о том, как меня свергли и сослали в замок? — он наклонил голову на бок. Всё время нашего разговора я чувствовала его холодный цепкий взгляд на себе, меня явно тщательно изучали. Но фокус моего проклятья в том, что получить какую-либо информацию обо мне невозможно никаким образом, кроме простого обычного наблюдения за мной. Актёрское мастерство я ещё познала в детстве, манипулируя своими родителями.

— Не убьёте? — поинтересовалась я для перестраховки. Хотя проклятье ему не даст это сделать, можно резать правду матку.

— Нет, — его голос с лёгкой иронией. — Я так понимаю, ты знаешь несколько больше, чем из официальных источников.

— Да, — кивнула я головой и опять приложила ручку к губам.

— Я слушаю, — появились стальные нотки, похоже князю не понравилась моя любознательность. Я убрала ручку от губ и начала свой рассказ.

— Когда вы поработили пятый мир, против вас объединились маги всех миров, но первый бой был провальным, — закинула я удочку, так как была не уверена в тех данных, что вычитала в старой книге о древней чёрной магии. Эта книга была моей матери, и она тщательно её прятала от посторонних глаз — такая литература была запрещена и за её наличие дома могли казнить.

— Хм, этого уже нигде нет, — задумчиво прокомментировал он. — Я слушаю тебя дальше, — перешёл он с официального обращения на более личный.

— Тогда они решили использовать хитрость, — продолжила я. — Вам решили подкинуть наживку в виде красивой женщины.

— Не останавливайся, — кивнул он головой, требуя продолжить повествование, когда я замерла на минутку. В его словах сквозил лёд, похоже я залезла глубже, чем хотела.

— Ведьма очаровала вас, — я изо всех сил старалась говорит спокойно прекрасно понимая, что переступила недопустимую черту в общении с князем. — И однажды ночью она убила вас, проведя ритуал. Её магия во время убийства смешалась с вашей, и она стала первой избранной. Убить вас совсем было невозможно, поэтому пока вы были без сознания маги заперли вас в стенах замка убитого вами князя Даррэха. Она же вышла замуж за нынешнего короля, которому передала свою магию. А вы стали князем Даррэхом, привязанным к своему замку и запертым в нашем мире с внешностью недогнившего трупа.

— Что стало с той женщиной? — уточнил он у меня, складывая руки на груди в замок. Дорогие перчатки красиво смотрелись на фоне чёрного плаща.

— Она умерла много лет назад, — пожала я недоумённо плечами. — После того, как вас свергли, она прожила не больше двухсот лет.

— Какое у неё было имя? — не успокоился Даррэх.

— Я не помню, — её имя упоминалась в статье, но я забыла. Оно было длинным, в возрасте 14 лет мне было не интересно имя любовницы демона.

— А моё имя тебе известно? — не отставал от меня князь. А я уже всё поняла — он бы очень хотел отомстить даме, предавшей его и лишившей его престола. Но она давно мертва!

— Нет, — имени демона в тексте не было. — Вы ей мстили?! Она же умерла! От неё и праха уже не осталось! — не удержала я язык за зубами, искренне возмутившись.

— Да, я планировал устроить ей ад без прикосновений, — не стал отрицать он, в его голосе проскользнуло садистское удовольствие. — Жаль, но проклятье её убило и похоже срикошетило на тебя.

— Она же была мертва! — негодуя громко воскликнула я. — Да вы спятили там в своём замке! Псих! — меня злило то, что я пострадала ни за что, была лишена возможности нормально жить и развивать свою магию, потому что одному демону в голову пришла идиотская идея проклясть свою мёртвую бывшую.

— Зои, — с укором произнёс он. — Есть такая штука, как переселение душ. Стыдно не знать об этом, прочитав книгу по чёрной магии. Я очень долго ждал перерождения её души, чтобы качественно отомстить. Она родилась в другом мире. И на тот момент, когда ты была в утробе своей матери, в другом мире ходила живая взрослая девушка с душой той женщины, что предала меня. Я не мог знать её имени, поэтому формировал проклятье только по связи, что была создана между нами во время моего убийства. Я хотел притащить её потом сюда и сделать своей рабыней, но не учёл одного момента — в её мире не было магии, и она погибла. В тебе же не может быть её души, у тебя уже была душа на момент её смерти и теперь мне придётся ждать ещё несколько сотен лет её рождения. Жаль, что я не могу пробиться сквозь твоё проклятье, чтобы узнать почему ты попала под удар. На тебе оно работает иначе, чем работало бы на ней.

— Да чтоб вы не дождались её перерождения! Никогда! — искренне пожелала я и сжала в руках его ручку до такой степени, что та затрещала и лопнула по всей длине.

— Зои, — усмехнулся угрожающе он. — Не забывай, у меня есть право раз в сто лет забирать себе в наложницы девушку. Любую девушку, — напомнил он мне закон, по которому король забирает избранную в жёны, а демон — любую понравившуюся девушку для любовных утех.

— Я проклята вашими стараниями, — гаденько улыбнулась я. — Из меня любовница так себе знаете ли. Не прижать, не поцеловать, одни сплошные травмы и переломы.

— Буду верить в то, что до официального бала в королевском замке тебя расцелует влюблённый принц и снимет проклятье, а я потом под шумок воспользуюсь своим правом, — решил напугать меня Даррэх. — Давно не пользовался этим законом, самое время.

Прищурила глаз и на его глазах демонстративно сломала на пополам его ручку.

— Тебя оставят в академии, я сделаю всё для этого, — спокойно отреагировал он на мою выходку. — Буду активно заниматься сводничеством.

Предполагаю, что в этот момент моё лицо перекосило от гнева. Потому-что он с предвкушением потёр ладони между собой, словно уже выбрал кандидата для поцелуя любви.

— Я тоже должна влюбиться в своего принца, — напомнила я ему условие и с превосходством вскинула подбородок. Уж я то уверена, что ни в кого не влюблюсь.

— Влюбишься, — самоуверенно заявил князь.

— Угу, — согласилась я с ним. Вот уж теперь точно ни в кого не влюблюсь, назло ему. Похоже мои эмоции были откровенно написаны на моём лице, потому что князь не сдержался и рассмеялся. Его приятный тёплый смех, понёсся над пустой аудиторией, заставляя меня расслабиться и улыбнуться.

— Ты самая вредная адептка, что я встречал в своей практике, — произнёс он, когда закончил смеяться. — Не понимаю, как ты умудрилась вступить в перепалку со мной. Да ещё заставила меня сыпаться угрозами. Теряю хватку, старею. Не беспокойся, наложницей я тебя делать не буду, у меня сердце слабое, чтобы находиться с тобой под одной крышей. Боюсь — не выдержу, — иронизировал он.

Я накрыла сломанную ручку тетрадкой, старательно делая вид что его имущество пострадало случайно.

— Я надеюсь всё-таки тебя отчислят, — закончил он на оптимистичной ноте. Я спокойно выдохнула, оказывается я его просто довела до припадка, но он отлично справляется со стрессом, даже остатки волос не выпали.

— А та девушка, в другом мире, она точно погибла? — вырвалось из меня. Мне не хотелось верить, что он мог кого-то погубить, вот так просто взять и погубить.

— Да, — отрезал он грубо мне. — На этом вопросе эта тема закрыта.

Неужели ему больно? В его словах я уловила горечь и боль. Ответ для себя на этот вопрос я не успела получить, в аудиторию влетел ректор. Он был в бешенстве.

— Князь Даррэх! — разорался Челегел Соф, как только дверь за ним закрылась. — Что вы себе позволяете?! Это указ короля, чтобы она училась здесь!

На меня нагло показали пальцем, лицо ректора было искажено от гнева. Возникло стойкое желание сползти под стол.

— Мне чихать на указ короля, — усмехнулся Даррэх и скрестил руки на груди в замок. — Девчонку притащили сюда для того, чтобы удачно выдать замуж. У неё практически нет магии, чему я должен её обучать?! Чему её вообще тут научат?! Как целоваться?! Так я хочу напомнить, что её поцелуи смертельны.

— Даррэх! — прошипел в неконтролируемой ярости ректор. — Вы будете её учить! Именно с вас я буду спрашивать за её знания больше, чем с всех остальных! И если она провалит ваш предмет, я вас наконец-то вышвырну из академии!

Я, разинув рот, слушала перепалку. Судя по всему, выкрутиться мне не удастся, придётся учиться в академии. Не представляю, как это будет выглядеть, они мне оценки за улыбку ставить будут? А вот князь похоже влип, за мои успехи с него будут кожу сдирать. Хотя, её у него нет, можно не переживать.

— В таком случае, я требую с ней дополнительных занятий, — не отставал в угрозах князь. — Я займу её учёбой так, что она женихов в упор видеть не будет! Ночами спать перестанет, зубря мой предмет.

Я переводила взгляд то на одного, то на другого. Я то при чём?! Кошмар!

— Надорвётесь! — не контролировал себя Челегел. — Она быстрее замуж выйдет, чем экзамен по вашему предмету сдаст!

— Сдаст, я уж постараюсь, — отбивал князь с холодным спокойствием нападки ректора. А я чувствовала, как ко мне подбирается огромный и неприятный зверь с кличкой Попала.

Они еще минут пять угрожали друг другу, а потом ректор объявил мне, что моё обучение продолжается. Из аудитории он вылетел, как ошпаренный. Озадаченно смотрела на закрытую дверь.

— Ну, теперь мы с тобой будем неразлучны, — произнёс вкрадчиво демон. — Дарю тебе свою ручку, она тебе пригодится. Поверь мне, Зои.

Я повернулась к Даррэху. Передо мной на столе лежала целая ручка и красивое яблоко.

Он что, специально разозлил ректора?! Чтобы получить кураторство надо мной?!

Глава 14

Внутри у меня всё похолодело от ужаса, и мы оба замолчали, задумавшись над ситуацией, которая сложилась. Пока я размышляла над поступком Даррэха, услышала словно через туман сознания где-то очень далеко знакомый голос князя и ещё один мужской голос тоже знакомый мне до боли, но как я не силилась вспомнить не смогла.

— Пошёл вон из её кровати, — злился князь, — брысь жнец. Не нервируй меня, кот!

— Убирайся в своё зеркало, она спит, — возразил знакомый чужой голос. — В твоей помощи не нуждаемся, демон.

— Убью тебя лысый! Уйди, она просыпается, — перешёл на угрозы Даррэх. А потом я почувствовала на своих губах лёгкий поцелуй. Голоса тут же исчезли, с недоумением посмотрела на князя. Но тот продолжал сидеть на столе и над чем-то серьёзно размышлять, не обращая на меня внимание.

Какой странный диалог в моей голове?! Похоже я схожу с ума от перенасыщения в моей скромной жизни огромного количества событий.

— Иди, Зои. Ты свободна. Урок окончен, — в его голосе проскользнула нежность и забота, которые напугали меня до обморока и я, в очередной раз не удержавшись, спросила:

— Вот теперь я вас боюсь, князь Даррэх. К чему такая доброта?!

Осторожно взяла в руки, подаренные им ручку, яблоко и тетрадь, на тот случай если вдруг придётся бежать сломя голову.

— Я теперь твой куратор. Продумываю индивидуальную программу для тебя, Зои, — интимно произнёс демон с намёком на расправу во время дополнительных занятий, если я продолжу быть самой непутёвой адепткой во всём мире.

— Мне повезло? — уточнила я у него и кисло улыбнулась.

— Уверен, что повезло. Ты отхватила самого толкового педагога по чёрной магии, — принялся нахваливать себя князь. — О таком многие просто мечтают, — а самолюбия ему не занимать.

— Не встречала таких психов, — не согласилась я с ним, активно думая, как мне бы поскорее удрать из академии, в первую очередь от демона подальше.

— Я провожу тебя до выхода, — неожиданно предложил князь, лишая меня последней возможности покинуть академию незаметно. Он же специально хочет со мной пройтись по коридорам, чтобы продемонстрировать всем свою заинтересованность моей персоной! Вероятность того, что со мной в академии стали бы дружить и так была мала, а тут теперь ещё и гиперопека от демона — подарок судьбы.

Смиренно приняла его предложение. Вывернуться у меня в любом случае не получится.

Мы проделали тот же самый путь, что и с ректором, только в обратном порядке. Адепты, коих было великое множество в коридоре, нас с любопытством рассматривали, как некую диковинку. Я иногда слышала, как за спиной шептались: «Эта та, проклятая, говорят ректор назначил ей в кураторы Даррэха», «Может она прикончит его своим проклятьем, никак зачёт сдать не могу», «А девчонка ничего», «Родительский комитет в истерике из-за неё», «Королевский указ». Преподаватели же проходили мимо, молча кивком головы приветствуя Даррэха, с достоинством удерживая взгляд от того, чтобы повнимательней разглядеть меня.

Как хорошо, что увеселительная прогулка по коридорам академии быстро закончилась. Мама ждала меня уже возле входа.

— Князь Даррэх, — побледнела она, когда увидела моего сопровождающего.

— Добрый день, Лейла, — приятным-вежливым тоном произнёс князь. — Ваша дочь восхитительна и умна, — похвалил зачем-то он меня. Между лопаток неприятно кольнуло.

— Спасибо, — едва вымолвила моя мать и схватила меня за руку, чтобы увести в портал.

— У нас будут с Зои индивидуальные занятия, я выдам расписание, — бархатистым мягким голосом сказал он, отчего даже у меня похолодели пальцы на руках. Чем добрее был его голос, тем страшнее становилось от открывающихся перспектив.

— Как скажете, — согласилась тихо моя мать, сжав моё запястье до боли.

— Для удобства обучения, часть занятий я перенесу в ваш дом, — с заботой обо мне предупредил он нас.

— Я рада это слышать, — солгала моя мать и, не дав ему времени отбить её фразу, резко сказала: — До свидания.

Как мягко-соблазнительно он произнёс: «До встречи», я уже услышала, входя в портал. Я же сама так и не попрощалась с демоном.

Моя мать бегала по дому в истерике. Отец с мрачным выражением лица сидел в кресле и лишь изредка комментировал крики мамы. Я же скромно стояла у окна, потупив взгляд. Чувствовала себя виноватой перед родителями, словно это я уговорила демона стать моим куратором, а не он всё подстроил так, чтобы иметь ко мне доступ в любое время удобное для него время.

— Он будет вести у неё индивидуальные занятия у нас дома! — прокричала истерично в очередной раз мама, забежав в комнату. — Ты понимаешь, что это значит?! Он развалит любые отношения у неё ещё в самом начале!

— Мама, — тихо возмутилась я. — Ничего он не развалит, нечего ещё разваливать.

— Лейла, он не сможет ей ничего сделать, — успокаивающим тоном произнёс отец. — Проклятье не даст ему навредить ей.

— Он — демон! Демон!!! — продолжала драматизировать мать. — Он соблазнит её!

— Что?! — ошалело уставилась я на мать. — Он же страшный! — возмутилась я до глубины души. — И он придурок! — бессовестно солгала, чтобы успокоить родителей.

— Вот видишь, — показал на меня рукой папа. — Она ещё толком его не знает, а уже поняла кто он.

Мама вскинула руки к потолку в мольбе и призыванием богов в наш дом, чтобы защитить её неразумную дочь от негодяя Даррэха. Паника продолжалась до позднего вечера, пока мама не выпила успокоительного зелья. На удивление я спала как убитая, нисколько не расстроившись тому, что день прошёл кувырком.

На второй день мама закатила очередную истерику и приказала мне активно болеть чем-нибудь опасным для окружающих, а сама отправилась в академию разбираться с ректором. Через два часа она билась дома ещё в большей панике. Потом мне купили одежду, которую носили девушки-адептки и снабдили сумкой с эмблемой самой академии.

Третий день снова начался с лекции князя Даррэха, он предусмотрительно встретил меня возле входа в академию, вызвав у мамы внеочередной молчаливый припадок — было видно по её побелевшему лицу.

На нас опять бессовестно глазели, пока мы добирались до кабинета. В этот раз Даррэх рассказывал об устройстве академии, и я даже пыталась его слушать.

— Освободите первый ряд для нашей проклятой адептки, — потребовал князь, когда мы вошли в аудиторию. Первый ряд моментально рассосался, словно по мановению волшебной палочки. Перечить князю никто не стал.

— На моих лекциях ты сидишь в первом ряду одна, если нарушишь правило найду тебе место за своим столом, — строго произнёс он, когда я тихонечко присела на свободный стул. Я кивнула головой в знак согласия, потеряв дар речи.

— Так как я несу ответственность за вас, с ней рядом никто не сидит! — громко предупредил он адептов. — Того кто нарушит моё требование я не допущу до экзамена! Всем ясно?!

Аудитория ответила мёртвой тишиной. Мне в академии грозит тоска и одиночество.

Глава 15

Даррэх снова сел на свою любимое место на столе, обвёл аудиторию единственным глазом и громко произнёс:

— Сегодня мы с вами будем проходить простое, но эффективное заклинание против тьмы, которое возможно когда-нибудь спасёт вам жизнь. Советую конспектировать.

Дальше он начал объяснять, как формировать само заклинание. Тяжело вздохнула, кроме как запомнить схему заклинания, я больше ни на что не способна. Коротко записывала для себя лекцию ручкой, подаренной Даррэхом. Она оказалась самой удобной из всех что у меня были.

— А теперь, пробуем воспроизвести заклинание, — предложил князь. — Посмотрим у кого получится.

— А вы сами сможете? — тут же задали ему вопрос с самой дальней части аудитории. Молодой человек явно рассчитывал на то, что Даррэх — демон и не способен создать заклинание Света, ибо сам состоит из тьмы.

— Смогу, адепт Фалан, — усмехнулся Даррэх. — Чтобы не погибнуть от рук врага, нужно хорошо его знать, — добавил он добродушно и поднял руку в перчатке, его кисть тут же обвил огненный клубок. Он воспроизвёл заклинание точно и быстро и это странно — демон не может владеть белой магией. Прижала ручку к губам, чтобы не открыть случайно рот в изумлении. Огонь погас, словно его и не было.

По аудитории тут же понеслись вспышки огня, адепты с лёгкостью справлялись с задачей, явно радуя сообразительностью своего учителя.

— Адептка Зои, присоединяйтесь к нашему развлечению, — неожиданно попросил он меня. — Ты осталась единственной кто ещё не пробовал.

Кисло улыбнулась князю, можно подумать гад не знает, что с магией я не дружу от слова совсем.

— У меня не получится, — пробормотала едва внятно я. — Вы же знаете.

— Не попробуешь — не узнаешь, — подстегнул он меня. Аудитория замерла, народ требовал зрелищ. Ну, что ж, будут им зрелища. Подняла руку ладонью вверх робко формируя заклинание, как и ожидалось — ничего не произошло.

— Зои, не стесняйся, ты здесь для того, чтобы научиться, — надавил на меня князь. Зло посмотрела на него, не понимая, чего он пытается добиться, кроме насмешек надо мной. Попыталась снова сформировать заклинание и опять ничего.

— Ещё раз, — издевался преподаватель по Тёмным искусствам. Сердце начало стучать в висках, когда моя злость на Даррэха начала набирать обороты. Третья попытка ничего не дала.

— Зои, подойди ко мне, — не успокоился демон. Резко встала и отправилась к нему. Остановилась недалеко от князя, пытаясь убить его взглядом.

— Формируй заклинание! — потребовал он, у меня сложилось впечатление что в этот момент он хитро прищурился. Психанула, вскинула руку, формируя в ярости заклинание. Я не знаю, что я нахимичила с заклинанием, но Даррэха снесло огненной волной, перевернув дубовый тяжёлый стол, и приложило о доску так, что был слышен хруст позвонков, а потом вспыхнула доска и он с грохотом рухнул вместе с ней на пол.

— Божечки, — прикрыла я руками лицо, оставив между пальцами расстояние, чтобы подсматривать. Адепты повскакивали с мест, чтобы не пропустить чудесные мгновения страданий преподавателя.

Даррэх, дымящийся и местами прогоревший до гнилой плоти, встал, потушил огонь, доедающий доску, и спокойно отряхнулся.

— Простите, пожалуйста, я не хотела, — пробормотала я на всякий случай, всё ещё закрывая лицо руками. Князь шумно вздохнул, из носа у него вырвался дымок.

— Кто готов помочь Зои после занятий с этим заклинанием? — спросил он у адептов. Осторожно посмотрела на аудиторию — все тихо усаживались на места и кажется уменьшались в размерах. Желающих не нашлось.

— Хорошо, можешь сесть на место, Зои, — расстроился князь. С радостью вернулась на своё место. Даррэх с помощью магии вернул стол в нормальное положение и спокойно сел на него, у него отпал кусок от обгоревшего плаща.

Ещё полчаса активно обсуждалась структура заклинания, адепт Фалан даже использовал его по назначению, когда князь отправил в его сторону немного тьмы. Я же сидела молча, размышляя над тем, как это у меня получилось создать такое мощное агрессивное заклинание. Тем более я ничего не почувствовала в момент его использования, что само по себе очень странно.

Раздался звонок, и вся группа принялась собираться, чтобы идти на следующее занятие в другую аудиторию. Следующей была бытовая магия, в которой мне тоже не особо везло. Я встала, чтобы отправиться за всеми остальными и в этот момент князь произнёс:

— Зои, останься, я подготовил для тебя расписание на дополнительные занятия.

Ещё не ушедшие адепты заинтригованно посмотрели на меня, были две сочувствующие пары глаз. Сжав губы, двинулась к столу демона.

— Есть ещё желающие на дополнительные занятия? — поинтересовался у оставшихся Даррэх. — Я мигом обеспечу.

Аудитория опустела мгновенно, даже любопытство не смогло остановить адептов. Мне выдали лист, от которого волосы на голове тихо зашевелились.

— Но это же… — возмутилась я. — Это всё моё свободное время!

— Вот и чудесно, — порадовался Даррэх. — Ты станешь самой толковой ученицей по тёмным искусствам за всю историю академии. Сегодня твоё заклинание имело успех.

— Оно не моё, — возразила хмуро я. — Я его не смогла сформировать, это сделали за меня вы, — выдала я ему свои умозаключения и тут же спросила. — Зачем?

— А вот с сообразительными барышнями я дружу, — порадовал меня Даррэх двусмысленной фразой. Очевидно, на лице у меня было написаны все эмоции сразу: от удивления до гнева.

— Я искал смелого кандидата в мужья, — тут же поправил себя князь. — Ему же целовать тебя, должен понимать, что его ждёт.

— Вы… вы…, - я захлебнулась праведным гневом, махая руками. — Вы — придурок! — выдала смело я.

— Да?! Странно, — задумался серьёзно князь. — Не замечал за собой такого раньше.

Да, он издевается! Психанула, все нервы мне покалечил за пару дней. Не найдя нужных ругательных безопасных слов, рванула из аудитории прихватив свои вещи. В дверях едва не столкнулась с адептами из другой группы, которые шли на занятие к князю. Защита мамы вовремя сработала и затормозила и меня и молодого человека, входящего в кабинет, и не дала соприкоснуться, оставив расстояние между нами больше, чем на вытянутую руку.

Наслышанные обо мне адепты, отступили и пропустили меня вперёд. «Говорят она чуть не убила князя», — услышала я смешок в толпе. Второй голос тихо ответил: «Лучше бы убила, достал». Ну, вот я и прославилась в академии.

Адепт Фалан ждал меня в коридоре.

— А мне понравилось, как ты его о доску, — улыбнулся Фалан приятной приветливой улыбкой, равняясь со мной и продолжая путь уже рядом. Молодой мужчина был весьма симпатичным и если бы я была не проклята, то возможно бы тут же влюбилась в голубоглазого блондина, по которому вздыхала почти вся женская половина нашей группы. Но я была проклята, потом меня ещё допёк князь со своими заявлениями о сводничестве, поэтому красивые глаза и губы Фалана меня не зацепили.

— Ты же вроде можешь пройти к аудитории через портал? — спросила я у него, не церемонясь. В закулисные игры я играть не собираюсь — о том, что Фалан один из кандидатов в мужья я уже знаю. Дома я тщательно изучила состав группы, в которую меня определили. Благодаря королевскому указу, я сразу попала на третий курс, где было три кандидата на трон.

— Решил помочь тебе добраться, в коридорах академии можно заблудиться, — проигнорировал он мою недружелюбность.

Вздохнула, попросила у вселенной терпения, ко всем неприятностям мне не хватает только принца, которого заставляют в меня влюбиться.

— Спасибо за помощь, — решила быть вежливой с ним.

— Если ты не против, я буду помогать тебе освоиться в академии, — Фалан решил не останавливаться на достигнутом. А помощь мне действительно не повредит, особенно если учесть что я, как слепой котёнок в магической академии.

На следующем занятии я сидела уже не одна — Фалан смело сел рядом со мной на самом дальнем ряду. Больше пока никто не решился составить нам компанию, очевидно впечатлившись полётом князя к доске.

Но вот на следующем занятии к моему великому удивлению ко мне подсели оставшиеся два принца: Паттер и Летран. Похоже борьба за корону будет жаркой. С удивлением изучала всю троицу, а соперники между тем спокойно переговаривались. Если меня не изведёт князь, то меня похоже найдут способ изничтожить адептки. Час от часу не легче.

На последнем занятии Фалан протянул мне карандаш, которого у меня не оказалось. Я попыталась его взять, но у меня не вышло, защита мамы не позволила взять предмет из чужой руки. Удивилась, яблоко у князя я смогла взять, а карандаш у Фалана нет. Принц оказался сообразительным, он положил карандаш на стол и уже потом я его подобрала. Получается на князя не действует защита моей матери.

Я с завистью смотрела на то, как мои сокурсники легко подчиняли себе магию. Мне же оставалось только конспектировать лекции. Преподаватели не просили меня повторять заклинания, подозреваю что выпендрёж князя с ударом о доску навёл всех на мысль, что со мной лучше не экспериментировать. Мне даже ставили отличные оценки за незначительные ответы.

— Пойдём Зои, я провожу тебя до выхода, — окликнул меня Фалан, когда последняя лекция закончилась и я ждала, когда все покинут аудиторию, чтобы выйти без эксцессов.

— С удовольствием, — согласилась я, с ним было действительно легче перемещаться, да и в целом было нескучно. Паттер и Летран не стремились пока к открытому общению, они больше отмалчивались, явно не зная, что у меня спрашивать. А с Фаланом было даже весело, принц знал толк в шутках.

Мы вдвоём самые последние выплыли из аудитории, обсуждая возможность того, чтобы он встречал меня утром перед занятиями. Фалан уверено сопровождал меня к выходу, в коридорах уже почти никого не было. Наш разговор плавно перешёл в русло, как он проходил испытание в прошлом году.

— Я прыгаю в лужу и меня мгновенно затягивает в портал, — очень эмоционально пересказывает он мне часть из испытания, показывая руками. — Лечу и я думаю, какой же я осёл, так попасться на уловки князя. Меня выкинуло в помойку, представляешь — в помойку! Прямо лицом в недоеденный салат, он всё предусмотрел. Голову поднимаю из салата, а надо мной уже голова драгтара зависла. Пасть с огромными зубищами, а я в его любимом салате лицом! Я так бежал, что забыл про все заклинания!

— И тебя покусали? — хохотала я, как ненормальная. — Клац, клац, — показала я пальцами, как его по моему мнению должен был искусать драгтар.

— Нет, — наигранно расстроился принц. — Меня догнали и облизали, — я едва не свалилась от смеха, представив как огромный злой зверь, размером с быка, похожий отдалённо на кошку, вылизывает тщательно принца.

— Я сопротивлялся, — голос звучал трагически, но на его губах играла улыбка. Он едва сдерживался, чтобы не рассмеяться вместе со мной.

— Он красиво бежал, зигзагами, — произнёс Даррэх за моей спиной. — Хохотал весь преподавательский состав.

— Князь Даррэх, — перестал улыбаться Фалан, его лицо стало напряжённым. — Я хотел проводить Зою до выхода, — смело заявил он. А я почувствовала, как мне прожгли затылок взглядом, я совсем забыла про расписание, которое мне выдал князь.

— Зои, очевидно забыла, что у неё дополнительные занятия после лекций, — мягко отрезал Даррэх. — Я ждал, не дождался, решил пойти и найти свою ученицу сам.

Повернулась к князю, он во всём новеньком, чёрный плащ просто идеально на нём сидит. «Чтоб тебя Даррэх, я тут в принца влюбляюсь, а вы мне мешаете», — намекнула я ему взглядом, а сама неуверенно пролепетала:

— Я совсем забыла. Простите. А можно отложить это занятие на другой день? — притворилась милой дурой… милой бессмертной дурой, судя по взгляду Даррэха. Мои старания не оценили и Даррэх почти рявкнул:

— Быстро в аудиторию! Я трачу своё бесценное время на тебя, адептка Зои! Не потерплю к себе пренебрежительного отношения!

— Но она… — начал было защищать меня принц.

— Адепт Фалан, — оборвал его грубо князь. — Ты ещё успеешь жениться на ней, а мне потом спасибо скажешь за вложенные в неё знания!

Я кажется стала бордовой от стыда. Даррэх произнёс в слух то, о чём я размышляла весь день. Не то, чтобы я хотела сильно замуж, но эта мысль начинала мне казаться всё более заманчивой.

— Можешь отправляться домой, Зои в надёжных руках, — смягчился неожиданно Даррэх. — Мешать вашему общению я не намерен, но я как педагог обязан обучить каждого адепта.

— До свидания, — сдался Фалан, — до завтра, Зои, — попрощался он со мной и я с тоской проводила его взглядом в портал.

— Яблоко, — тут предложил мне Даррэх.

— Не отказалась бы, — отозвалась я и в мою руку перекочевало наливное красное яблочко, с трудом удержалась от того, чтобы не вцепиться в него зубами. Днём мне не удалось перекусить.

— Ты не пообедала? — заботливо поинтересовался князь. Он заметил мой голодный взгляд?!

— Нет, — помотала я головой. — Не успела. Без порталов очень сложно перемещаться по академии. Так чему вы меня будете сегодня обучать? И маму надо предупредить, что я задержусь.

— Лейлу я предупредил, — сказал князь, рукой предлагая мне пройти за ним. — Прежде чем мы начнём сегодняшнее занятия, сначала ты пообедаешь в моём кабинете.

— У вас там персональная столовая? — поинтересовалась я, двигаясь наравне с князем.

— Я так понимаю ставку мне надо делать на Фалана? — не ответил он мне на вопрос. — В группе есть Паттер и Летран. Они сошли с дистанции?

— Вы бредите, глупости какие, — покраснела снова я от стыда и злости одновременно.

— Хочешь сказать, что ты не хочешь избавиться от проклятия, — усмехнулся Даррэх. — Ты так заразительно смеялась слушая его, что я уже подумал, что ещё пара дней и вы оба приступите к поцелуям.

Нервно сглотнула, перспективы освобождения от проклятия меня и пугали, и одновременно привлекали.

— Я не знаю, хочу ли я сбросить с себя проклятье, — откровенно призналась я. — А вдруг это не проклятье глушит мою магию, вдруг я действительно плохая ведьма.

— Я уверен, что дело в проклятье, — из голоса исчезла насмешка, появилось что-то сродни состраданию. — Я помогу тебе реализовать свою магию, даже находясь под проклятьем. Тебе это пригодится, когда ты влюбишься в принца.

— Зачем вам это надо? — не поняла я его. — Если избранную не найдут, для вас же лучше будет, если в меня никто не влюбится, и я не выйду замуж. У вас будут все шансы занять трон.

— Зои, я бы попросил тебя поменьше говорить о политике, особенно то, о чём знают все, даже если это лично касается тебя, — возразил он. — Я могу в следующий раз забыть скрыть нашу беседу от окружающих, а на тебе может не оказаться твоего проклятья, уберегающего тебя от королевских псов.

В тот день я очень вкусно пообедала блюдами от шеф-повара с кухни самого князя. Заклинание, которое требовал от меня выполнить Даррэх я так и не смогла освоить, три часа изнурительных стараний ничего не дали. Когда меня забирала чернее тучи мать, я даже говорить не могла.

— Завтра выходной, поэтому занятие с Зоей я проведу у вас дома, — предупредил он мою мать. А я уже мысленно планировала побег из дома, собрав минимум вещей с собой. Я ползком уползу в лес и спрячусь там с кроликами.

— Как пожелаете, — не стала перечить моя мать. В её голосе ничего не выдавало истерики.

— Я приду к 8 часам утра, — поставил он нас в известность. Как раз то время, когда я готова убивать, расчленять и прятать трупы в подвале. Хмуро посмотрела на своего мучителя, предсказывая ему взглядом страшную гибель на рассвете от рук одной не очень одарённой адептки.

— Будем ждать, — без эмоционально отозвалась мама ему.

— Рад слышать, — в голосе князя прозвучала насмешка. Он ни разу не поверил в то, что его будут с нетерпением ожидать в нашей усадьбе. Надо попросить отца, поучить меня махать мечом, а если откажется — украсть из сарая лопату.

В кровать я упала не раздеваясь, безуспешные попытки овладеть защитной магией истощили меня. Мама разбудила меня в 6 утра, вызвав острый неконтролируемый приступ ненависти к князю — единственный выходной насмарку.

Только я встала, как глаза открылись.

— Проснулась, — обрадовался Васисуалий, сидя в виде кота скромно на одеяле.

— Проснулась, — зло прошипела я, ещё находясь под негативной эмоцией по отношению к князю.

— Судя по голосу, ты из сна выскочила, когда я тебя учил уму разуму, — спокойно констатировал факт князь из зеркала.

— Ты самый настырный преподаватель, — немного оттаяла я, когда эмоции из сна стали отступать. — А почему я во сне не помню, что происходит сейчас? — спросила у него.

— Это не совсем сон, Зои, — пояснил он, стоя у зеркала, сложив руки на груди. Судя по его одежде и отсутствия на полу снега, дыру в стене он починил. — Это твои воспоминания, которые я медленно прогружаю в твоей голове. Я бы мог сделать так, чтобы ты вспомнила всё сразу, но тогда я потеряю то, что приобрёл.

— А что ты приобрёл? — тут же спросила я.

— Тебя, моя Зои, — ответил он и коснулся пальцами зеркала. Оно всколыхнулось и затуманилось, скрывая Даррэха. Когда туман растворился, а зеркальная гладь стала идеальной, в зеркале отразилась только я.

Глава 16

Дома никого не было, я проспала меньше двух суток, проснулась на 10 часов раньше. Родители были на работе, Надежда на учёбе. Мне оставили содержательную записку с просьбой позвонить и отчитаться по моему впадению в спячку. Придётся что-нибудь придумывать для них правдоподобное, меньше всего хочется врать близким людям, но рассказывать сейчас правду, наверное, не стоит. Сначала надо узнать, какова вероятность того, что в Зое на Земле была душа умершей возлюбленной Даррэха.

Моё сходство с Зоей просто невероятно и слишком подозрительно, возможно поэтому проклятье отрикошетило в меня. Князь мог проклинать Зою с Земли, и тогда она погибла, а из-за нашей схожести с ней, как у близнецов, проклятье прилетело в меня.

И как я избавилась от проклятья? Неужели принц меня всё-таки поцеловал, и эта корона на моей голове, так странно. Как я тогда стала женой Даррэха? Тогда как я должна быть женой принца.

Сколько вопросов. Васисуалий молча слушал мои размышления, следя за мной взглядом, как кот за мышью, пока я бегала по кухне туда-сюда.

— Поешь, — вмешался жнец в мой монолог. — Так не долго и сума сойти. Надо посмотреть в интернете насколько всё плачевно с твоими экспериментами со временем. Я следил за новостями, но пока о тебе знают только народ потустороннего мира.

С недоумением посмотрела на Васисуалия и взяла в руки телефон. К моей великой радости моей фотографии нигде не было. Но скрин с видеозаписи с моим нечётким силуэтом облетел уже все новостные порталы. Участники аварии ничего не помнили. Помнил лишь один человек — тот, кто устроил аварию. Ему доставалось больше всех, интернет был беспощаден.

— И что теперь делать? — спросила я у жнеца, а у самой уже чесались руки снова попробовать изменить прошлое.

— Князь сказал, сидеть дома и смотреть мультики, — неожиданно встал на сторону демона жнец.

— А про мультики он как узнал? — удивилась я, припоминая что в моём мире не было даже телевизора.

— Я ему показал на телефоне. Он не спал, пока спала ты, нам было скучно, — признался кот. — Он быстро закончил ремонт у себя в спальне и нам пришлось общаться.

— Сочувствую, — пожалела я кота, бедолага был вынужден беседовать с демоном почти двое суток.

— Мы пересмотрели много мультфильмов, — пожаловался Васисуалий, слова его звучали лукаво, что навело меня на мысль, что они провели отлично время, пока я вела себя мирно.

— Мне всё сложнее становиться самим собой, — продолжил рассказывать о своих проблемах он. — Ещё немного и я буду чаще котом, чем жнецом, так что больше на автомобилях в прошлое не катаемся.

Ничего не стала говорить жнецу, чтобы не расстраивать его, выискивая в новостях какую-нибудь свежую трагедию.

— Как думаешь, если убийство произошло неделю назад, я смогу развернуть этот промежуток времени так далеко? — спокойно я спросила у Васисуалия, стараясь не вызвать подозрений.

— Я пошёл жаловаться, — тут же сообщил мне нагло кот и, спрыгнув со стула, гордо отправился из кухни. Через пару минут я услышала дикие крики кота, очевидно у зеркала:

— Князь! Князь! — орал он, как полоумный кот. — Она собралась опять магичить!

Крики резко прекратились, но я как не напрягала слух, так и не смогла понять ответил ему князь или нет. Кот бодро забежал обратно и на бегу сообщил:

— Тебя тут же схватят маги короля, — по его радостному заявлению его слова должны были отбить у меня всякое желание отправляться на встречу приключениям.

— Ну как бы нет, — возразила я. — Понимаешь я в прошлом, они в настоящем, я могу проигрывать всё несколько раз, пока не найду нужный вариант будущего.

— Князь! — с криками бросился обратно Васисуалий. Кото-жнец с отвратительным характером — это надо исправлять.

Я позвонила матери, объяснила, что пытаюсь восстановить память и использую различные психологические приёмы, тоже самое я сказала отцу и взволнованным сёстрам, всем трём по очереди. Всем сообщила, что собралась немного прогуляться, тоже для восстановления памяти.

Хорошо поела, тщательно собралась — учла, что возможно нужно будет очень быстро бегать и даже драться.

— Зои, — возмущался князь в зеркале. — Я буду тебя шантажировать. Я буду пытать кроликов в конце концов. А если у меня не получится снова проскочить через зеркало?! И вообще, ты мне срываешь планы по захвату мира, — он внезапно замолчал и вышагнул из зеркала, преградив мне путь

— Ты же демон, — похлопала я его по зеркальному плечу. — Тебе нельзя волноваться. Тебе ещё надо захватить мир.

Меня тут же сграбастали в крепкие стеклянные объятия.

— Не отпущу, — с хрипотцой в голосе произнёс он. — Я люблю тебя, Зои. А если у меня в панике получится прорваться к тебе, я убью тебя.

— У тебя раздвоение личности? — не удержалась я от вопроса, глядя прямо в его зеркальные глаза. Мой образ размыто отражался в зеркальной глади и можно было разглядеть его красивые черты лица за отражением.

— С тобой у меня скоро будет помешательство, — усмехнулся он и с горечью в голосе произнёс. — Никогда не боялся потерять кого-либо. Зои, прошу останься дома ради меня. Если ты хоть что-нибудь чувствуешь ко мне, останься дома.

— Не надо со мной так, — нахмурилась я, мною пытаются манипулировать. — У меня серьёзное дело там, — скромно показала пальцем на выход.

— Хорошо, любовь моя, — сник демон, выбив у меня пол из-под ног. — Возьми зеркало, — попросил расстроенно он. Он вроде уже начал отпускать меня из объятий, как неожиданно рванул обратно и накрыл губы умопомрачительным невероятным поцелуем, заразив меня ответной страстью. Я прижималась к нему сама, не желая разрывать объятия, желая дарить ему снова и снова ту нежность, на которую была способна.

— Зои, — прошептал он. — Я безумно скучаю, — его губы скользнули по шее. — Возьми зеркало и не попадись магам, — он осторожно отпустил меня. — Я пролезу даже через маленькое зеркальце, если тебе нужна будет помощь. Я снял все свои блоки на твою магию. Твори историю, моя любовь, а я постою в сторонке, любуясь тобою и аплодируя вместе с другими.

Я от радости снова бросилась ему на шею, чмокнула в щёчку так что князя шатнуло от неожиданности и, схватив со стола зеркало, засунула его в сумку. Из комнаты я ретировалась быстро, пока князь не передумал.

— А попрощаться? — раздалось мне недовольное в след.

— Пока-пока, — не заставила я его ждать себя. — Я скоро вернусь. Буду скучать, — искренне добавила.

— Обманщица, — рассмеялся князь, а я принялась натягивать обувь. Я спешила, из новостей было совсем мало подробностей, но это было единственное преступление с точным указанием места.

До пустыря, где нашли убитой девушку, я добралась быстро.

— Ты представляешь, что ты собираешься сделать?! — возмутился жнец, махая косой. — Ты же её душу обратно вырвешь, она оживёт, близкие уже попрощались с ней, она попрощалась с ними! Ты можешь пострадать! Человек, убивший её, ещё не пойман!

— У нас есть князь и твоя коса, — не согласилась я, игнорируя все разумные доводы Васисуалия.

— Зои, так нельзя — это против правил! — жнец был на грани истерики.

— А зачем тогда волшебство, если его нельзя совершить?! — не согласилась я. — Если оно есть, значит оно кому-то сильно нужно. Я пришла в этот мир, мир дал мне этот дар, значит оно нужно этому миру. Даррэх же сказал, что моя магия в моём мире выражалась иначе, значит этот мир изменил меня так, как ему надо.

Найдя место, обозначенное на карте, я подняла руки и время подчинилось моей воле. Я готова подарить этому миру чудо, потому что он подарил мне жизнь. В сумке громко выругалось зеркало голосом Даррэха, похоже на него тоже влияла моя магия.


Глава 17

Вокруг меня замелькал мир в обратном порядке, картинки быстро меняли одна другую. Часы на руке, которые я предварительно купила, торопливо отматывали время назад. Менялась и дата на часах. Я же чувствовала, как моя магия рвётся наружу и закручивает временной вихрь. Чем ближе я подходила к нужной точке отчёта, тем сильнее я уставала. Жнец задумчиво стоял с косой и смотрел на безобразие, творимое мною. Сумка неожиданно дёрнулась, как от мини взрыва внутри, из неё вырвался чёрный дым и рядом появился Даррэх в своём нормальном человеческом виде. Одет он был не по погоде, в тонком чёрном камзоле и брюках, на ногах сапоги и на поясе до боли знакомый меч.

— Не останавливайся, я не причиню вреда, — прошептал он на родном мне языке, хотя я была почему-то уверена, что он мне ничего не сделает, возможно моя магия влияла на него так же странно, как на жнеца. И я спокойно продолжила управлять временем, находясь на пределе своих возможностей.

Быстро замелькали картинки с полицией, всё происходило позади меня, но мне не хватило силы развернуться лицом к происходящему, чтобы не нарушить сам процесс. Но потом возвращающий спиной мимо меня мужчина с собакой, лихорадочно разговаривающий по телефону на языке абракадабры, окончательно меня заинтриговал. Я приостановила отчёт времени и попыталась повернуться, чтобы увидеть всё своими глазами, но не успела. Жнец закрыл мне глаза рукой и сказал:

— Просто не смотри.

Следом тёплые руки демона легли мне на уши и звуки перестали существовать. И как я теперь должна остановиться?! Я же ничего не слышу и не вижу. Оба молодцы! Как мне теперь менять прошлое, если я практически ничего не знаю о произошедшем, только домыслы из интернета.

Князь и жнец одновременно убрали руки от меня. Даррэх похоже даже не замёрз.

— Теперь останавливай, — произнёс князь. Я в изнеможении остановила временной поток, на улице было темно.

— Что ты будешь делать? — серьёзно спросил Васисуалий у Даррэха.

— Немножка убифать, — ответил князь на русском, специально коверкая слова, и размял руки, намекая, что «убифать» он будет голыми руками.

— «Убифать» нельзя, — возразил жнец. — Это против правил. Надо наказать.

— А мне можно поучаствовать в дискуссии? — уточнила я у мужчин, старательно удерживая время в нормальном режиме. Судя по границе между настоящим и прошлым, в настоящем сохранился день, а на стрёме уже стояли королевские маги в ожидании, когда временной кошмар закончится. Попасть внутрь вихря они не могли.

— Любимая, — ласково обратился ко мне демоно-супруг. — Ты же глазки закроешь, ушки закроешь и постоишь смирно? Я только чуть-чуть поубиваю и всё. Правда, правда, — убеждал он меня, как расшалившийся ребёнок.

— Нельзя, — хмуро возразил Васисуалий. — Чем мы тогда лучше?

— Я даже не знаю, я ничего не видела, — возразила и пожала плечами в недоумении. — Вы оба сломали мне план.

— Сейчас мимо пойдёт девушка, — сказал князь, — твоя задача остановить её. А я остановлю тех, кто идёт к ней навстречу, — он как-то кровожадно улыбнулся и с нескрываемым удовольствием добавил: — Давно никого не убивал, — и достал меч, красочно взмахнул. Залюбовалась князем, красиво держит меч, молодец!

В шагах десяти взвизгнула женщина. Мы дружно с интересом повернулись на визг, девушка остолбенело стояла на месте и с нескрываемым ужасом взирала на нас.

— Зря ты меч достал, — сказал печально Васисуалий, — теперь у неё испуг останется.

— Смерть?! — едва слышно произнесла полуживая свидетельница демонского беспредела.

— Она меня видит? — тут же озадачился жнец и повертел в руках косу для того, чтобы точно убедиться в этом. Девушка сделала пару шагов назад и, резко развернувшись, ломанулась обратно.

— Ну вот теперь и останавливать её не надо, — сделал меланхолично вывод Даррэх. — Надеюсь заикой не останется, — и неожиданно для меня перекинулся в полуистлевшего князя. Вздрогнула от испуга — без капюшона он выглядел устрашающе

— Ужас же, — показал костяным пальцем на него Васисуалий, — у меня чуть челюсть не отпала.

— На себя бы посмотрел, — огрызнулся князь и развернувшись, широким шагом направился в ту сторону куда мне не разрешали смотреть, как раз в этот момент на пятачок вышли трое мужчин и с ними высокие под три метра чёрные тени, напоминающие тело очень худого человека.

— Зои, может ты послушаешься князя и отвернёшься, — посоветовал настоятельно мне Васисуалий и прикрыл себе один глаз лезвием косы.

Мужчины замерли, с недоумением глядя на князя, тени остановились рядом с ними. А я задумалась над тем, что похоже они не видят границу между прошлым и настоящим.

— Полиция времени, сдавайтесь, мордами в снег! — громко заявил князь, и резанул для убеждения мечом воздух.

— Какие мультики вы смотрели? — тихо уточнила я у жнеца, с восхищением глядя на князя. Он мой герой.

— Не спрашивай, — отозвался тот. — Но начали мы с «Ходячего замка».

— Ммм, — промычала я, вспоминая сюжет мультфильма, который смотрела в больнице. — Странно. А что за тени с ними?

Один из мужчин достал пистолет.

— Хм, настоящее огнестрельное, а тени — это порождение тьмы, съедают души убийц сразу после смерти, — проконсультировал меня Васисуалий. Раздался выстрел, князь приостановился, потрогал грудную клетку свободной рукой и выругался:

— Проклятые извращенцы, хороший камзол был, — в этот момент я почувствовала, как меня окутывает защитная магия Даррэха — он понял, что пули могут причинить мне вред.

— Мы сейчас пристрелим тебя, а потом и твою девку, но сначала позабавимся с ней, как и планировали сегодня, — показал на меня пистолетом стрелявший. Судя по всему, они уже отошли от первого испуга и были уверены, что пистолет их спасёт, скорее всего решив, что он актёр в гриме и они в него не попали.


— Жалко меч, он мне дорог, как память о большой и чистой любви, — пошутил мрачно Даррэх. — Но я тебе первому его в задницу воткну.

— Ну иди сюда урод, мы этот меч тебе воткнём сами, — заржал второй, доставая нож.

— Это тот меч, что ты в него всадила? — поинтересовался Васисуалий, продолжая подглядывать только одним глазом.

— Похож, — вздохнула тяжело я, вспоминая неприятный момент из своего бурного прошлого. — А они тебя не видят получаются? — уточнила я него.

— Я думаю она видела из-за того, что была мертва, — шёпотом ответил он. — Ты же тут намешала непонятно что.

— Ммм, — протянула снова я, складывая кусочки мозаики, очень надеясь на то, что в будущем она, не находясь под воздействием моей магии не будет видеть жнецов в повседневной жизни.

Тем временем трагическая сцена медленно развивалась, князя подстрелили ещё пару раз, но он вместо того, чтобы остановиться, молча поднял меч и побежал на противника. Даже мне стало жутко, где-то внутри ёкнуло в страхе за моего бесшабашного мстительного демона.

Первым с места сорвался в панике, тот кто молчал. Но князь всё предусмотрел и нанес сначала удар мечом по тому, кто был с пистолетом. Нет, бил он не лезвием, бил он по голове рукоятью, пока в него стреляли, а за убегающим по земле заструился чёрный плотный туман. Он мгновенно настиг беглеца и со всей силы уронил лицом в снег, дёрнув грубо за ноги. Третий, пока медленно оседал поражённый в голову ударом стрелявший, воткнул нож в спину князя. Абсолютно зря я считаю.

Даррэх повернулся к нему и кулаком в челюсть уложил мерзавца. Тьма подтащила к нему находящегося без сознания беглеца с разбитой физиономией. Любуясь на свою работу, он громко похвастался:

— Отличный подарок ты мне подарила, смотри — я их красиво уложил твоим мечом!

— Ты мне всегда это будешь припоминать? — уточнила я, рассматривая как над поверженными наклонились безмолвные тени, явно разочарованные, что перекусить им не удалось.

— Развод не дам, — отозвался счастливый Даррэх, а я внезапно поняла, что только что обозначила, что мы точно будем общаться в будущем.

— А теперь надо вызвать полицию, я буду трупом, — заявил радостно он.

— В смысле, трупом?! — мы с недоумением переглянулись с Васисуалием.

— Я же их не убил, теперь их нужно посадить в тюрьму за моё убийство, — логика у князя железная.

Мы с жнецом двинулись к месту сражения.

— Ты хочешь притвориться трупом, чтобы их посадили за твоё убийство? — уточнила я у него. — Как ты себе это представляешь? — остановилась я рядом с князем. Он вернул себе прежний облик и спокойно сказал:

— Во мне этих маленьких железок, штук шесть, плюс нож в спине, притвориться совсем мёртвым я смогу. Надо только как-то позвать полицию на место преступления, — начал объяснять мне князь. — После вскрытия я сбегу из морга, а их посадят за убийство, совершенное группой лиц по предварительному сговору, — у меня дёрнулось веко в нервном тике, просмотр мультфильмов у них явно был долгим. — Ты же просто запусти всё в ускоренном режиме, чтобы для тебя это прошло минут за десять. А потом, когда ты сравняешь время, я утащу тебя через портал подальше от магов.

— А ты в курсе, что кровь у тебя чёрная? — спросила я у князя, глядя как по его лицу течёт чёрная жидкость из отверстия на лбу и ярко представляя себе удивлённое лицо патологоанатома.

— Должна быть красная? — уточнил он.

— Да! — ответили мы в один голос с жнецом.

— Как скажете, — согласился он, его кровь тут же поменяла цвет на нужный и он красочно рухнул на землю, припорошённую снегом. Под ним стала растекаться лужа крови. Покачав расстроенно головой и пытаясь осознать происходящее, я достала телефон из кармана. Надеюсь, для меня сейчас прошлое, как настоящее.

Мне повезло и через минут пятнадцать меня уже рыдающую навзрыд допрашивали полицейские, забирая преступников. Князь умудрился избить их так, что они практически не пострадали. Сам же он лежал хладеющим трупом, крепко сжимая меч в руке, пока я рассказывала, как на меня напала троица преступников и меня хотели убить, обещав сначала позабавиться. И как затем появился мужчина в актёрском костюме с мечом и разобрался со всеми, спасая меня, а потом он замертво упал.

Его так и увезли с мечом, а меня забрали в отделение, где я ещё раз подтвердила свои показания, попивая чай, заботливо данный мне следователем. Только потом меня отпустили.

В морг к князю я спешила, слегка подгоняя время. Добравшись до тела убиенного, я наконец-то запустила время в ускоренном режиме, до конца так и не понимая, каким способом расширились границы моего влияния на время.

Чтобы не смотреть на его развлечение на приёме у патологоанатома, я крепко зажмурила глаза, а Васисуалий должен был отслеживать время и происходящее.

— Любовь моя, — прошептал князь, меня тихонечко обняли и поцеловали в губы. Лёгкий, как прикосновение бабочки, поцелуй заставил моё сердце пропустить удар.

— Не открывай глаза. Зеркало, через которое я пришёл, разбито, — прошептал он. — Мне нужно другое зеркало, но не у тебя в комнате. Мне нужно большое зеркало, желательно в большом помещении, но так чтобы ты смогла быстро скрыться с места, запутывая следы.

Я вспомнила один интересный торговый центр.

— Ты представила? — спросил он.

— Да, — ответила я.

— Готова?

— Да.

Меня бережно, но крепко прижали к себе, и я почувствовала, как время сравнялось.

— Князь! — услышала удивлённое восклицания мага, который пытался арестовать меня в первый раз. Мы тут же провалились в портал, мгновение и мы выпали. Я опять оказалась на князе сверху (это входит у меня в привычку). Раздались вскрикивания людей, я открыла глаза. Очевидцев нашего падения было немного, а возле огромного на всю стену зеркала вообще никого не было. Жнец пока отсутствовал.

— Ты живой? — подняла я голову, отрывая её от груди князя. Его глаза заволокла тьма, а на губах играла знакомая хищная улыбка, не предвещающая ничего хорошего.

— Наконец-то я сверну тебе шею, дорогая супруга, — выдал злобно демон. Рванулась из его захвата, а Даррэх то в одной простыне. Меня уложили обратно на себя и по венам князя потекла тьма.

В этот момент в воздухе появился жнец.

— Ненавижу, — князь грубо схватил меня за волосы на затылке. — Ненавижу, — осипшим от ярости голосом повторил он и мгновенно подмял меня под себя. С ужасом смотрела в черноту его глаз, забыв про сопротивление.

Лезвие косы опустилось на горло князя.

— Руки убрал от неё, — уверенно посоветовал жнец демону.

— Меня не убить, — оскалил зубы демон и тьма смела жнеца в сторону.

— Зои, — злобно усмехнулся Даррэх и впился ядовитым беспощадным поцелуем в мои губы. Жестокий поцелуй длился недолго, его тело вздрогнуло и превратилось в чёрный дым. Васисуалий завис над нами, лезвие косы явно прошило чуть ранее тело князя.

Дым с гулом рванул к зеркалу, таща за собой меч, и здание дрогнуло от удара. Резко вскочила на ноги, зеркальная гладь почернела и по стеклу поползли трещины от того места, через которое прошёл князь. Стекло, мгновенно покрылось мелкой паутинкой из трещин, и потом со звоном осыпалось вниз.

— Бежим, — дёрнул меня жнец, выводя из стопора, и я сорвалась на бег.

Глава 18

Домой я влетела вместе со жнецом на всех парах и захлопнула сразу за собой дверь, закрылась на все замки, можно подумать это бы меня спасло от магов. Похоже я опередила всех и дома меня никто не ждал, спокойно начала раздеваться. Взмокла вся, пока бегала, как горная лань по улицам.

— Кошмар, — произнесла я, вспоминая как я петляла по городу, чтобы в случае погони сбить охотников со следа.

— Мы ещё новости не смотрели, — намекнул мне на приближающийся апокалипсис Васисуалий.

— Может и не стоит? — я с опаской взяла телефон в руки и направилась к себе в комнату.

По ту сторону зеркала стоял князь, опираясь руками на раму. Он поднял на меня мрачный взгляд и тихо произнёс:

— Прости меня. Я чудовище.

— Не драматизируй, — беззаботно ответила ему, словно уже давно привыкла к тому, что меня хотят убить. — Ты псих, но не чудовище, — решила, что именно такой вариант будет самый успокоительный для него. Судя по его расстроенному взгляду, я не угадала.

— Ну, что там в новостях? — поторопил меня Васисуалий, разрушая интимную обстановку. Я содрогнулась на первой же картинке, которую увидела в новостях. Кто-то успел сфотографировать несчастного, притворяющегося убитым, князя. Не очень чётко, но впечатляюще.

— Ооо, князь ты попал в новостную ленту, — шокированная заголовками произнесла я. — Ты у нас восходящая мёртвая звезда новостей в криминальной колонке.

— А посмотреть можно? — с нетерпением спросил князь и вышагнул ко мне из зеркала, превратившись в зеркального демона. Он наклонился через моё плечо и я, демонстрируя экран телефона двум любопытным мужчинам, стала показывать новости.

— Мужчина в актёрском костюме спас девушке жизнь, — читал Васисуалий вслух. — Украли труп актёра, убитого на пустыре. Пьяный актёр избил трёх мужчин, выстрелил в себя 6 раз и упал на нож. На пустыре гулял с мечом психический больной. Псих спас девушке жизнь мечом. Девушка избила троих и убила четвёртого мечом. Псих с пустыря — инопланетянин.

— Похоже никто не заметил, что я экспериментировала с прошлым, — задумчиво произнесла я, не найдя своих фотографий в новостях, что не могло не радовать. Быстро нашла страничку в социальных сетях девушки, которая погибла в первом варианте прошлого на пустыре. Девушка здравствовала и выкладывала красивые стихи о смерти, похоже она пока была не в курсе убийства князя.

— А ты ей понравился, — кивнула я головой Васисуалию, показывая на экран взглядом.

— Я старался, — пошутил жнец и подпёр подбородок костяным кулаком. — Навещу её в образе кота в свободное от работы время.

— Может лучше в образе жнеца? — с сомнением спросил Даррэх и слегка передёрнулся, похоже лысый кот пугал демона больше, чем жнец с косой. Противоречивое зло мне досталось в мужья.

— Девушки любят котиков, — возразил жнец. — Сегодня же и слетаю к ней, раз мне не разрешают спать под одеялом с Зои.

— Пусть тебе конуру купят, — пробурчал недовольный князь и я почувствовала, как его руки нежно по-собственнически обнимают меня за талию. Меч из себя едва успел вынуть, как на второй напрашивается.

— Васисуалию холодно в виде кота, — принялась я защищать жнеца. — Ему можно спать под моим одеялом, он лапок своих не распускает.

— Пусть только попробует распустить, я ему лапки вмиг укорочу, — прошипел злобненько Даррэх и ту же перевёл разговор в более безопасное русло: — Я хочу, чтобы ты снова проспала около двух суток.

— Это чтобы я быстрее вспоминала или чтобы тебе не пришлось снова изображать труп? — пошутила я, позволяя ему прижаться ко мне со спины. В его объятиях было невероятно спокойно и легко, от него веяло заботой и чем-то ещё мне незнакомым, но эту эмоцию хотелось немедленно распробовать, чтобы ощутить всю её прелесть.

— Всё вместе, — усмехнулся он и поцеловал меня в макушку. — Я боюсь патологоанатом меня запомнил.

- Беда, — согласилась я с ним, — может он всё-таки решит, что вы близнецы?

— Сколько раз? — тихо засмеялся князь.

— Как получится, — тяжело вздохнула, продолжая таять от восторга в его объятиях. Так, Зои, собралась, у него серьёзное расстройство личности — нам нужно держаться от него подальше! Но сначала чуть-чуть насладимся этим необычайным теплом, исходящим от его сердца.

Мне дали время на то, чтобы встретить родителей и сестру, поужинать в семейном кругу, а потом меня угостили очередным яблоком.

Уснула я под тихий спор Васисуалия и Даррэха, которые решали, что они будут в очередной раз смотреть из мультфильмов.

— И я тебе телефон не оставлю, — тихо шипел кот. — Ты прошлый раз смотрел всякую непотребщину.

— Я просто ткнул в рекламу, — возмутился Даррэх. — Оно само.

В голове мелькнула мысль: «Надо посмотреть историю браузера». Моё тело плавно стало проваливаться в матрас, я с предвкушением замерла.

Князя принесло раньше времени, к маме на консультации за предсказаниями он иногда бессовестно опаздывал. Я, очень-очень-очень злая, шла к нему в кабинет, который нам отдали для занятий. Мне, кажется, я готова его трогать и трогать пока проклятье само не устанет бить князя о стену.

— Доброе утро, — проворковал князь и спрыгнул с подоконника. Можно подумать он не знает о существовании стульев.

— Доброе утро, князь Даррэх, — прошипела я, сложилось впечатление, что вместе со словами с губ слетел смертельный яд в его сторону.

— Я вижу, Зои, ты жаждешь учиться, — тут же поддел меня он. «Чтоб ты сдох трижды», — мысленно пожелала я, а сама елейно ответила:

— В шесть утра встала, боялась опоздать к занятию, — и помахала невинно ресницами, кровожадно улыбаясь.

— Похвальное старание. Я очень рад это слышать, в следующий раз занятие начнём на рассвете, — вторил мне мой преподаватель, вызывая желание выкинуть его в окно. Выдохнула, собрала все свои внутренние резервы и заставила себя успокоиться.

— И что мы сегодня будем проходить? — непринуждённым голосом спросила я, подходя к стулу.

— Мы пойдём в лес и там я научу тебя одному приёму, — князь и вида не показал, что удивлён моей резкой сменой настроения. — Если что-то пойдёт не так, пострадают только кролики. Говорят, в этой части леса их невероятно много.

— Как скажете, — покорно согласилась я, погасив желание язвить, может он действительно покажет мне что-то полезное.

Со двора нас провожал тревожный взгляд матери и молчаливое неодобрение отца, но они не посмели возразить князю.

— Почему вы преподаёте? — осмелела я, когда в мои руки попало очередное демонское яблоко.

— Мне скучно, Зои, — с горькой усмешкой ответил он мне. — После триумфальных побед в разных мирах сижу в захолустье на небольшом клочке мира, управляю только мелкими демонами, без возможности восстановить своё былое величие, благодаря существованию магии избранных. Жизнь в замке Даррэха чудовищна скучна для меня. Одна радость — устраивать адептам и их родителям качественную нервотрёпку.

Посмотрела на него с недоумением и уточнила:

— А вы точно демон?

— Демон, очень даже настоящий демон, — добродушно ответил он мне. — Поэтому меня ни капли не заботят переживания твоих родителей. А я как любой демон чувствую эмоции, особенно страх.

— А почему вам разрешили перемещаться по миру и даже ходить на балы? — спросила снова я.

— Уговор с королём, — он странно хмыкнул, словно он мысленно несколько раз искромсал короля на мелкие кусочки.

— А почему вы мне отвечаете на эти вопросы? — недоумевала я. Он — вселенское зло, я — проклятая принцесса, которая является единственной внучкой короля и билетом на трон для предприимчивого жениха. Ему не нужен брак со мной, чтобы занять трон, если вдруг избранная так и не появится.

— Ты забавная, — искренне ответил мне князь. Ну, спасибо, я у него вместо кролика.

Мы вышли на берег озера и остановились в метре от берега, который резко обрывался и сразу начиналась метровая глубина. Ребёнком я купалась здесь, прозрачная тёплая вода, можно было разглядеть песчаное дно и разноцветных рыбок. Да и будучи взрослой, я нарушала запрет родителей и с удовольствием плавала практически голой, наслаждаясь тишиной и снимая напряжение.

— Очень красиво, — восхищённо произнёс Даррэх. — Буду иногда тут бывать, — отбил он у меня желание купаться в озере.

— И что мы будем делать? — поинтересовалась я, разочарованно поглядывая на лёгкие волны от летнего ветерка.

— Будем искать в тебе магию, — воодушевлённо произнёс князь и мне протянули какой-то чёрный камень на верёвочке аналогичного цвета. Нехотя взяла кулон и, не задавая вопросов, надела его через голову на шею.

— А теперь попробуй подёргать свою основную магию внутри себя, — посоветовал мне Даррэх.

— Легко сказать, — пробурчала недовольно я, но демона послушалась и попыталась разбудить то, что спало мёртвым сном. Волна магии прошлась по телу, меня обвило пламя из тьмы, сжигая одежду и я взлетела в небо. С невероятным удовольствием взмахнула крыльями и пролетела над головой князя.

— Ястреб, — воскликнул явно изумлённый князь. — Ты у нас не просто ведьма! Ты анимаг!

Я подтвердила ему крикнув по птичьи и ещё раз сделал круг над князем. Взлетела выше, пробуя силу своих крыльев, ощущения невероятные. Весь лес сверху как на ладони, от восторга крикнула ещё раз, пугая местных зверьков. Полетав немного, я опустилась на ветку, нависающую над водой, и принялась разглядывать демона, который в свою очередь разглядывал внимательно меня.

— Зои, — позвал он меня. И тут случилось невообразимое, я превратилась в человека и, в панике взвизгнув, рухнула с ветки прямо в воду. Всплывая с глубины, я вспомнила, что одежды на мне нет.

Глава 19

Остаться под водой я не могла, да и толку — озеро прозрачное. Вынырнула и уставилась на князя, он стоял ко мне спиной.

— Я не подглядываю, — зачем-то сказал он, можно подумать у него на затылке есть глаза.

— Как я буду возвращаться домой?! — ужаснулась, задав вопрос прежде всего самой себе, чем князю.

— Создай иллюзию, а проще всего долететь в виде ястреба, — подсказал Даррэх. Осторожно подплыла к берегу и стала выбираться, косо поглядывая на демона. Если кто-нибудь увидит, мать меня убьёт, но сначала добьёт Даррэха.

Иллюзии тоже были всегда для меня большой проблемой. Осталась одна надежда на артефакт, подаренный князем и, который даже после возвращения из ястреба, продолжал висеть на моей шее. Встав на траву босыми ногами, я попробовала высушить себя — не получилось, заклинание не сработало. Тяжело вздохнула и рискнула создать иллюзию платья, платье показалось лоскутами и рассыпалось — порадовало, что я не пострадала. Решилась на третий вариант, но снова стать птицей я не смогла. Обидно до слёз.

— Я так понимаю — всё безуспешно? — уточнил князь, стоя ко мне спиной.

— Ничего не получается… совсем, — расстроенно ответила я. — Может водорослями обмотаться? — в отчаянии произнесла, чувствуя, как слёзы наворачиваются на глаза.

Даррэх неожиданно принялся снимать с себя плащ одновременно поясняя:

— Я не смогу сформировать на тебе иллюзию из-за проклятья, оставить тебя одну обнажённой я не имею права, как твой куратор, — и он протянул мне плащ, продолжая смотреть в другую сторону от меня. Мгновенно вцепилась в вещь и тут же укуталась. Ткань внутри была теплой и мягкой на ощупь, сложилось ощущение что плащ укутал меня сам, может он заколдован. Он оказался мне до пят, окинула себя придирчивым взглядом, поплотнее закрываясь. Плащ пах Даррэхом, так пахнут солнечные лучи, скользящие на рассвете по зелёной траве и пробуждающие бутоны цветов после ночного сна. Его запах мне понравился, захотелось вдохнуть поглубже, едва удержалась.

— Ты готова? — поинтересовался Даррэх.

— Да, — пробормотала я, снова оглядываясь нет ли нигде незаметных дырочек в абсолютно идеально чистом плаще демона. Князь повернулся, добивая своим внешним видом мою нервную систему.

— Вам бы капюшончик на голову, — оценила я по достоинству его причёску из клоков волос, положив ладонь на грудную клетку, чтобы убедиться, что сердце не остановилось от испуга.

— Не подумал, — согласился со мной Даррэх и он приоделся в иллюзорный плащ, один в один как у меня.

— Мы сёстры и братья, — пошутила я, — нас теперь не отличить.

— Протестую, — рассмеялся тихо князь. — Никаких родственных связей — это противоестественно для наших отношений.

— В смысле? — не поняла я его.

— Ты моя адептка, я твой — преподаватель, — пояснил он мне. Пожала недоумённо плечами и двинулась в сторону дома, стараясь ступать поосторожнее, бегать босиком я уже отвыкла. Не по статусу девице на выданье бегать без обуви по лесу. Благо вначале трава была мягкой, а потом тропинка, на которую я вышла, песчаной.

— Я бы хотел, Зои, — он догнал меня и пошёл со мной в шаг. — Чтобы ты не рассказывала своим родителям о наших уроках, особенно об артефакте, который у тебя на шее.

— Это нелепо, его сложно не заметить на моей шее, — возразила я. Камень насыщенного чёрного цвета, он как красная тряпка для быка. Наверняка в артефакте тёмной магии столько, что на всю мою жизнь хватит.

— Его видишь только ты и я, — пояснил мне князь, кинула на него подозрительный взгляд, но мне тут же ответили: — Он принадлежит мне, на тебе моё проклятье, поэтому только мы вдвоём можем его видеть.

— Вы предлагаете мне лгать? — остановилась я от неожиданности, наконец-то поняв, что требует от меня князь. Мы встретились взглядами, в его глазе блестели искорки озорства, и моё любопытство опять опередило мой разум:

— Зачем вам это нужно?!

— Усложняю жизнь принцам, — с нескрываемым удовольствием произнёс князь, явно гордясь своей задумкой. — Моя адептка — мои правила отбора женихов.

— Я в академии на отборе женихов?! И последнее слово за демоном! — я красочно врезала себе ладонью по лбу, не боясь, что полы плаща могут разъехаться и показать князю лишнего. — Я даже в любовных романах такого не читала!

— Всё когда-то бывает в первый раз, — философски подметил Даррэх. — Мне нравится твоя реакция, но я надеюсь к концу отбора у тебя не будет шишки на лбу.

— Князь, — я бесстрашно красочно посмотрела на него. — Вы придурок, — в очередной раз рискнула своей жизнью. Мне опять повезло.

— Где-то я уже это слышал, — наигранно-серьёзно задумался он. А я, плюнув на всё, повернулась и снова пошла в сторону дома.

— Так что ты скажешь по поводу платья Лейле? — крикнул мне вслед демон.

— Сами всё расскажете, вы же демон. Вы что-нибудь придумаете правдоподобное, — съязвила я, продолжая упорно двигаться к цели.

— Если я скажу, что ты меня соблазняла, — он догнал меня, — а я отбивался плащом? Я же зло.

— А волосы у меня почему промокли? И не похожи вы на зло, — не согласилась я с ним. — На придурка — да, на зло — нет.

— Я буду пытать кроликов, — сказал воодушевлённо Даррэх, но тут же странно хмыкнул и потом серьёзно произнёс:

— Не понимаю, как у тебя получается меня цеплять? Я не замечаю за собой, что как мальчишка вступаю с тобой в перебранку, — он задумался, явно принявшись искать ответ на свой вопрос. — Это всё проклятье! — сделал он неожиданный вывод, бросила на него взгляд украдкой (едва не окосела). — Очевидно перспектива перед жуткой смертельной агонией от твоего прикосновения меня сильно пугает.

— Угу, — согласилась я с ним, пытаясь в свою очередь понять почему-же я веду себя рядом с ним как ребёнок, ведь я провоцирую его специально. И кстати его так приятно изводить, что останавливаться совсем не хочется, тем более что причинить вреда он мне не может — это подогревало мою внутреннюю жажду донимать князя своими детскими выходками. В какой-то момент стало стыдно за саму себя.

— Над чем задумалась, Зои? — спросил князь, не дождавшись от меня реакции на его слова.

— Почему ястреб? — спросила первое, что пришло в голову и тут же вспомнила восхитительное чувство полёта над лесом, чувство абсолютной свободы.

— Пока не знаю, — ответил честно Даррэх. — Но это странно для тебя, в твоём роду анимагов никогда не было, насколько я знаю.

— Вы изучили мой род? — я тут же задала новый вопрос.

— Я слишком долго живу и много знаю, — пафосно заявил князь и тут с задором добавил:

— Любопытной девице по ночам будет демон снится…

Он не успел закончить, как я разбавила его стишок:

— В реалистичных жутких снах, как рассыпается он в прах!

— Кхм, — едва сдержался Даррэх, чтобы не рассмеяться. — Вообще-то я хотел сказать другое, но твой вариант тоже ничего.

Перед нами показалась усадьба, мама словно почувствовала наше приближение и вышла навстречу. Я прибавила ходу, не обращая на мелкие камешки под ногами, которые стали появляться всё чаще и чаще на дорожке.

— Что случилось? — её глаза расширились от ужаса, когда она поняла, что я в одном плаще Даррэха. Я же, пролетая мимо неё, ответила за князя:

— Мы пробовали бытовую магию, платье загорелось, пришлось нырять в озеро.

— Князь! — услышала я, как злобно прошипела моя мать.

— Бытовую магию мы больше не практикуем, — тут же принялся оправдываться князь.

— На ней есть ожоги?! — продолжила злиться она, а я по её голосу понимала, что сейчас с ней находится в радиусе километра очень и очень опасно.

— Нет, — бесхитростно ответил Даррэх. Я повернулась на крыльце лишь для того, чтобы посмотреть, как мать ударила его боевой магией, которой она владела в совершенстве. Картина была незабываема, князь с трудом успел сформировать щит и едва удерживал волну магии моей матери. Порадовало лишь одно, она не требовала от демона немедленного обряда бракосочетания и не обвиняла его в обесчещивании.

Даррэх повернул в мою сторону голову и мне показалось, что он подмигнул мне. Зажмурила крепко глаза и открыла, сбрасывая наваждение. Внутри сразу отпустило — мою мать никто не собирается убивать, можно пойти принять душ и переодеться.

Когда я открыла дверь, Даррэх крикнул мне:

— Зои, я дарю тебе плащ, — и уже более тихое не для меня: — Лейла, успокойтесь, я ничего не видел. Я отвернулся.

— Никаких больше дополнительных занятий! Хватит лекций в академии! — требовательно заявила мать ему в ответ, и я почувствовала, как схлынул поток её магии.

— Зои будут на пользу занятия со мной, — дверь за собой закрывать расхотелось, но это выглядело бы странно и я, с трудом подавив в себе любопытство, захлопнула её с грохотом. Плащ по-хозяйски обвил мое тело, и я только сейчас понял, что он тщательно укрывал меня, пока мы шли. Значит это тоже артефакт, и я благополучно заполучила его себе… даром! Интересно какая магия вложена в него. Но пока я шла до комнаты, я так и не смогла узнать его предназначение. Хотя польза от него точно есть — он очень уютный и приятно пахнет.

Завтра опять академия с её демонским отбором женихов. Фалан очень даже ничего, можно попробовать влюбиться.

Глава 20

Новый учебный день начинался с лекции Даррэха, в аудиторию я пришла одной из первых, самого преподавателя пока ещё не было. Выполнила все условия, поставленные передо мной князем — села в первый ряд, распугав вокруг себя всех адептов. Меня явно сторонились, а девушки прожигали взглядами полными ненависти. Радует, что пока никто не решился разобраться со мной каким-нибудь внеочередным страшным проклятьем.

Пока я старательно рисовала яблоко в своей новой тетрадке на первой странице ручкой князя ко мне неожиданно подсел Фалан, удивив меня.

— Красивое яблоко, — произнёс принц, заглянув в мою тетрадь. Посмотрела на свой далёкий от идеала рисунок — ёжика бы хватил инфаркт при виде такого яблока.

— Спасибо, — ответила я Фалану. — Оно просто под страшным проклятьем, поэтому ему немного нехорошо.

— А я думаю, что с ним такое? — пошутил он. — Его надо в лазарет унести, может там его спасут.

— Этому яблоку уже ничего не поможет, адепт Фалан, — раздался рядом ироничный голос князя. Мы синхронно повернулись к Даррэху. Капюшон сегодня у демона полностью скрывал его лицо — и это было странно, обычно всё-таки нижняя часть лица и глаза были видны.

— Почему? — не удержала я язык за зубами, пытаясь безуспешно разглядеть во тьме капюшона его обезображенное тленом лицо.

— Оно отравлено смертельным ядом, оно умерло в процессе рисования, — усмехнулся князь в ответ и тут же потребовал у Фалана. — Будьте добры, адепт Фалан, сядьте на своё место и на моих занятиях держитесь от адептки Зои, как можно дальше. Избавьте меня от ваших любовных переживаний на моих лекциях — это отвратительно.

— Я буду тихо сидеть, — не сдался принц, рискуя похоже своей жизнью.

— Адепт Фалан, — голос князя стал жёстче, — я жду от вас завтра 10 рефератов на тему проклятий. В конце лекций я выдам список. Так будет каждый раз, — предупредил он. — Магией проверю кто писал.

Фалан тяжело вздохнул и отправился вдоль ряда, потом делая вид, что он несёт на себе всю скорбь мира, он шумно поднялся в верх по лестнице до своего места, и тревожа адептов, сел между двух красавиц.

— Так лучше, — голос князя стал мягче.

— Может два реферата? — тут же спросил Фалан, почувствовав, что педагог сменил гнев на милость.

— Двенадцать, — не задумываясь сказал Даррэх и отправился к своему столу, он легко сел на него и принялся за лекцию.

Речь шла о том, как вести правильно бой с демоном. Я вначале даже конспектировала, но постепенно мне стало совсем скучно, во первых — ни одно из заклинаний мне не освоить, пока на мне проклятье от демона, во-вторых, матушка мне все эти заклинания зачитывала на ночь вместо сказок, так что я знала их не хуже князя. От скуки я принялась в клеточках рисовать кружочки вперемешку с крестиками. Голос князя ушёл на задний фон, пока я старательно выводила очередной крестик.

— Адептка Зои, — на мою тетрадь легла рука Даррэха в перчатке, заставив меня вздрогнуть от испуга.

— Дд-да, — я робко взглянула на него и снова встретилась с тьмой под капюшоном. Виновато опустила глаза.

— Будешь моим партнёром в тренировочном бою, — с усмешкой сказал князь, и все мои кружочки, крестики поплыли по поверхности бумаги, превращаясь в маленькие кляксы. Я, поджав губы, молча наблюдала за чернилами, постепенно выступили слова: «Не будешь слушать — увеличу количество занятий!»

Попыталась вспомнить его последние слова перед тем как его ладонь оказалась на тетради, но так и не смогла.

Аудитория не подходила для активных занятий, и князь предложил нам пройти в тренировочный зал. Все дружно двинулись на разминку, радостно обсуждая возможность использовать заклинания на демоне. Я вместе с Даррэхом вышла последней. Задержавшийся немного Фалан, увидев моего сопровождающего с печалью на лице ушёл в портал.

— Я провожу тебя, Зои, — сказал князь с твёрдой уверенностью, что я не посмею ему отказать.

— С удовольствием, — согласилась я. — А яблок у вас случайно нет с собой? — похоже он подсадил меня на плоды из демонских садов.

Мне без разговоров протянули яблоко.

— Спасибо, — ловко подхватила его. — Может вы мне в качестве исключение дадите штук двадцать про запас. Вдруг заболеете и перестанете вести лекции.

Князь поперхнулся и закашлял, я же надкусила божественно-вкусный фрукт и от удовольствия прикрыла глаза.

— Близко не подпущу тебя к своему саду, — выдал мне Даррэх, когда прокашлялся.

— Не осопо и хотефось, — отбила я продолжая жевать, ярко представив, что меня ждёт в демонском саду. Наверняка там водятся жуткие твари, которые питаются невинными проклятыми девушками. Ну уж нет, обойдусь.

— Постарайся использовать сегодня заклинания, которые я давал на лекции, если ты хоть что-то услышала, — в его голосе проскользнуло разочарование. Он расстроен из-за того, что я не слушала его?

— Я всё это знаю наизусть с детства, — объяснила я князю. — Мама заставляла зубрить. У меня не получается заставить их работать, буду выглядеть нелепо на тренировке.

— Теперь хотя бы понятно почему ты дремала пока я старательно всё объяснял, — с нескрываемым облегчением произнёс он. Интересно почему для него важно, чтобы я слушала его лекции? Может я оскорбляю его своим поведением как педагога?

— Постараюсь больше не спать на лекциях, если вам это мешает, — смело пообещала я и вгрызлась в остатки яблока.

— Было бы обидно, если бы я ошибся в тебе, — запутал он меня совсем.

В зал мы вошли, когда я разделалась с яблоком, болтая на отвлечённые темы. Адепты прилежно тренировались, пока поодиночке. Везде были всполохи света. Сам зал был очень огромным с высоким потолком, всё в тех же белоснежных тонах с огромными панорамными окнами. Он находился на первом этаже, поэтому можно было рассмотреть красоту сада академии вблизи.

— Посиди пока в сторонке, — попросил меня Даррэх. Повторять дважды не пришлось, я с радостью забилась в дальний угол, выбрав удобную позицию для наблюдения за происходящим.

Князь устраивал с каждым мини бой, пока никто не смог даже слегка навредить ему, хотя он в шутку оставлял тьмой след сажи на руке каждого проигравшего.

С Фаланом сначала всё выглядело так же невинно, но постепенно стало ясно, что бой приобретает более серьёзный оборот. Адепты, предчувствуя накал страстей, отошли в самые дальние углы от греха подальше, чтобы не зацепило ненароком.

Демон и принц уже дрались с помощью магии явно нарушая правила академии. Даррэх не только отбивал боевые заклинания Фалана, он как бы невзначай, кидал в принца немного тьмы. Круг, по которому они ходили стал ломаться, Даррэх потихоньку гнал Фалана в угол, заставляя сдаться, давя его демонской магией. Но принц упёрто продолжал отбиваться и одновременно нападать, тьма и свет только успевали вспыхивать снова и снова. Встала и смело пошла к мужчинам, отбор женихов грозился закончиться быстрым и смертельным исходом главного претендента.

— Зои, отойди! — крикнул Фалан, увидев меня первым. Князь обернулся и тут же получил магический удар от принца. С трудом устоял, но удар выдержал.

— Отлично, адепт Фалан, — похвалил он принца. — Твоя очередь, Зои, — тут же приступил он к издевательству надо мной, починяя магией свою одежду в районе плеча, которая пострадала от действий принца. Он не назвал меня адепткой, это резануло по моему слуху, и явно заинтриговало остальных.

— Как скажете, — я вернулась к центру зала. Адепты тут же оживились. Сейчас будем смеяться все хором.

— Ну же, — князь встал напротив меня. — Я жду.

Взмахнула рукой, формируя заклинание. Всё было ожидаемо, магия во мне даже не пошевелилась, продолжая спать, не реагируя на мои внутренние вопли. Можно махать бесконечно и даже взлететь от усердия, но вряд у меня получится хоть что-то.

— Пробуй ещё раз, — потребовал Даррэх. Подарила ему полный ненависти взгляд. Сосредоточилась и снова повторила заклинание, моя магия, словно дракон взмахнула крыльями и полетела.

В демона с моей руки понеслась тьма, концентрированная, густая. Мощное смертельное заклинание устремилось прямо на Даррэха и остановить я его уже не могла.

Князь попытался отбить заклинание, но не успел. Его снесло волной и вышибло его телом стену. Свет с улицы ворвался через пробоину, я с ужасом замерла. Адепты толпой ломанулись к проёму, но добежать до него никто не успел. Даррэх весь оборванный, но всё ещё в капюшоне вошёл шатаясь обратно. Он направился ко мне, а я закрыла рот ладонями тараща на него испуганные глаза.

— Зои, — он поднял руку в порванной перчатке вверх, тыкая указательным пальцем в потолок. — Урок окончен! — нетрезвым голосом объявил он, и опустив резким движением руку, отправился к выходу нетвёрдой походкой.

Среди адептов я выхватила взгляд Фалана. Принц смотрел демону вслед, он явно был обескуражен и напуган. Наверное, наконец-то понял, что его ожидает в случае поцелуя со мной.

Остальная часть занятий прошла относительно спокойной. Фалан продолжал заигрывания со мной, но я стала относиться к нему более настороженно, уж слишком откровенным был его испуг в зале. Да и другие адепты заметно увеличили дистанцию со мной. И я их понимаю, я бы тоже пряталась сейчас от самой себя — из меня вырвалась тьма, а не свет. Я пыталась себе объяснить, что тьма во мне из-за камня на моей шее, из-за моего проклятья, но только не потому, что я тёмная, как и сам Даррэх. Хотя вероятность того, что я демоница подошла к планке 99,9 процентов.

За пять минут до окончания последней лекции, буквы в моей тетради начали плясать и формировать сообщение для меня: «Ты не тёмная, это камень. Но так мерзко я себя давно не чувствовал. Лучше бы ты меня поцеловала. Всё равно бы не умер».

Мне тут же захотелось задать ему кучу вопросов, особенно один: «А снимет ли с меня поцелуй с ним моё проклятье, если он будет без любви?»

Глава 21

Мама молча забрала меня из академии, судя по выражению её лица кто-то доложил ей о моих скрытых талантах демоницы.

— Как это у тебя получилось? — сразу же, как только мы переступили порог дома, спросила она меня, холодные нотки в голосе мне не понравились.

— Я не знаю, — пожала плечам и опустила глаза. Врать матушке было неприятно. Как Даррэх смог уговорить меня на это безумие? А ещё у меня в голове вертелась назойливо мысль, что князя можно поцеловать не убив его. Я уже придумала тысячу способов, как это можно сделать, осталось только поймать удобный момент. Меня даже не пугал его полумёртвый оскал.

— Ты что-нибудь почувствовала? — продолжила пытать меня мать.

— Угу, — кивнула головой, давая утвердительный ответ. — Что сейчас убью князя — насмерть, возможно, навсегда. Мне было страшно, капельку.

— Зои, — возмутилась она, — ты неисправима! А если бы он убил в отместку?!

Тяжело вздохнула, виновато опустила голову и принялась носком ботинка поправлять невидимые складки на ковре.

— Хорошо, иди в свою комнату, — устало произнесла мать, — я подумаю, что можно сделать, чтобы оградить тебя от Даррэха.

Продолжая стоять в коридоре, подняла на неё свой удивлённо-вопросительный взгляд.

— Почему? — спросила не задумываясь, меня больше всего волновал запланированный поцелуй с демоном.

— Он тебе нравится? — лицо матери вытянулось от изумления. Её странные выводы по поводу моего отношения к Даррэху возмутили меня до глубины души:

— Нет! Вот ещё! Какой бред!

— Зои? — она прищурилась, и этот прищур не обещал мне ничего хорошего. — Тебе нравится Даррэх? — требовательно спросили у меня. — Не лги мне!

— Да, — сказала я, потом поняла, что сказала что-то не то и исправилась: — Нет. И да, и нет, — понесло меня. — Он учит меня и у него получается, — нашлась я что ответить. — Раньше ни у кого не получалось, — почти умоляюще произнесла я. Если мать вобьёт себе в голову, что меня нужно лишить общения с князем, я потеряю возможность проверить на нём убийственные поцелуи — надо обязательно выкрутиться!

Очевидно, мой полный мольбы голос и трагически-страдающий взгляд сделали своё дело, мама сдала позиции.

— Так ты это из-за магии, — выдохнула облегчённо мать. — Я не о том думаю, — она положила ладонь себе на лоб и поморщилась словно от головной боли. — Пусть будет по-твоему, Зои, я не буду просить короля избавить тебя от опеки Даррэха.

— Чудненько, — обрадовалась я и бросившись на шею матери, поцеловала её в щёчку, а потом почти бегом побежала в комнату, пока родительница не пересмотрела своё решение.

Даррэх вечером не появился, хотя обещал мне устроить очередной урок на дому. Отцу прилетело от него письмо с сухим извинением и ссылкой на то, что демону нездоровится. Огорчилась, я уже запланировала внезапное нападение на князя со страстными поцелуями.

Следом за письмом демона прилетело письмо из Министерства по надзору за магией. Требовали меня к 10 утра в кабинет по учёту Тёмных.

— Они решили, что она демон, — прошептала едва слышно мать, перечитывая в очередной раз письмо. — Что будем делать? — она подняла глаза на отца.

— Мы оба знаем, что она обычная ведьма, будем отстаивать свои права, — хмуро произнёс он ей в ответ, но в его голосе проскользнули нотки неуверенности.

— Сходи к отцу, прошу, — заломила руки мать, сминая письмо из министерства. — Поговори с ним. Пусть нас оставят в покое. Претендентов на трон хватает и без неё.

— Лейла, я постараюсь, — твёрдо ответил он ей. На меня же никто не обращал внимания, пока они вели диалог и обсуждали, что отец должен сказать Риграну — своему отцу и правящему королю.

Спать после ужина я ушла в расстроенных чувствах, отец скорее всего не успеет попасть к королю на приём и меня ждёт пренеприятный допрос в стенах министерства. Сон не приходил даже после прилежного счёта белых барашков, и я решила слегка поэкспериментировать с превращением в ястреба. Разделась донага, припомнив, как испарилась моя одежда, когда я перекинулась в птицу. С первого раза как обычно ничего не вышло, но меня это только приободрило. И со второй попытки я почувствовала, как магия внутри меня откликнулась и тело рвануло вверх, на пол я ступила уже птичьими лапками. Немного помахав крыльями и походив важно по полу, я запрыгнула легко на кровать с помощью взмаха крыльями.

А вот дальше ждал меня сюрприз — я превратилась в получеловека, в полуптицу. Я смотрела на себя в зеркало, готовясь проверить голосовые связки на выносливость. Лицо у меня было моё — человеческое, да и тело по силуэту тоже было моё, только вот всё было покрыто перьями и вместо волос тоже перья. А ещё у меня был птичий хвост и птичьи огромные лапы ниже колена. Пока я решала кого звать на помощь, одна из рук превратилась в крыло. Я всхлипнула и, вытерев накатившие слёзы оперившейся рукой, попыталась снова превратиться в человека, но демонский камешек дал серьёзный сбой, и я продолжала быть ястребодевушкой. Промаявшись битых два часа, я в изнеможении упала на кровать и уснула. Утро было безрадостным — я продолжала оставаться наполовину птицей.

Когда в мою комнату постучала мать, я подпёрла дверь изнутри и категорически отказалась выходить:

— Я никуда не пойду! — заявила смело, надеясь, что с меня за день спадёт дурацкое колдовство.

— Тогда за тобой придут, — возразила мать. — Дочка я понимаю, что тебе страшно, но туда нужно появиться обязательно. Отец ещё рано утром отправился во дворец.

— Мне нужно немного времени, — я лихорадочно искала выход, мне не хотелось объяснять ей про свои способности. Я не знаю почему, но о своём ястребе мне говорить ей совсем не хотелось.

— У тебя полчаса, — согласилась она. Мой мозг лихорадочно заработал и я, найдя внезапно решение, кинулась к шкафу, достала книгу по вызову демонов. Не знаю, чем там занимается Даррэх, но надеюсь мой призыв сработает на него.

Очень быстро нарисовала круг прямо на полу мелом, которым каким-то чудом завалялся у меня в столе. Расставила свечи, нарисовала возле каждой по одному древнему знаку, и принялась читать заклинание, стоя рядом с кругом. Заклинание читала тихо, с полной уверенностью что, если у меня не получится, князь пострадает первым от моих поцелуев.

Свечи полыхнули, огонь рванул над кругом вверх и когда потух мои глаза столкнулись с глазом демона — он нервно сглотнул. Очень порадовалась тому, что он был полностью одет.

— Ты кто, чудо-юдо в перьях? — не признал меня Даррэх. — И как у тебя получилось вызвать именно меня?

— Это я, — буркнула обижено я. — Мне нужна помощь, — поправила пару перьев, пригладив их ладошкой.

— Мм… а?… м-да…, - растерялся князь. — Сказать, что я в шоке — это вообще ничего не сказать. А я, между прочим, демон с двухтысячелетней историей.

— Как мне перекинуться обратно в человека? — перешла я к делу, вспомнив что время, которое дала мне мама, подходит к концу.

— Не знаю, — и он нервно хихикнул. — Какой ужас, — добавил вслух он.

— Сама знаю, — расстроилась я совсем. — Придётся сознаваться во всём родителям.

— Мы в твоей комнате? — заинтересовался князь и вышагнул из круга. — Кстати почему ты не пришла на занятия? Хотя я кажется догадываюсь.

— Меня вызвали в Министерство по надзору за магией в кабинет для Тёмных, — хмуро сообщила я князю. — Через час я должна быть там.

— Они сильно удивятся, — спокойно ответил он, с нескрываемым интересом осматривая мою спальню. — Так же как адепты, которые остались в аудитории без меня, или даже возможно больше.

— Так вы мне поможете? — ещё больше расстроилась я, уже не надеясь на его помощь.

— Вряд ли, — он взял с письменного стола книгу, по которой я только что его вызывала и открыл её на середине, пропустив веером часть страниц.

— Вы вчера написали, что если мы поцелуемся, то вы не умрёте, — решила я, что терять мне собственно нечего, так хоть попробовать снять проклятье. Он поднял на меня глазницы и обжёг меня ядовитым пугающим взглядом, моё сердце дрогнуло от ужаса, руки заледенели и к горлу подступила паника.

— Поцелуй не поможет, он переломает мне кости и отправит в нокаут, но чтобы снять твоё проклятье мы должны любить друг друга, — отрезал холодно он, — а это невозможно.

Мне стало внезапно стыдно за свою несдержанность, и я отступила от демона на пару шагов назад, окончательно растерявшись и готовясь разреветься, как ребёнок. Опустила взгляд вниз, чтобы скрыть накатившие слезинки на ресницы, а он продолжал жечь меня взглядом, от которого хотелось провалиться под пол прямо в подвал дома.

— Ты была одета, когда превращалась в ястреба? — спросил он, неожиданно для меня обласкав меня теплотой и заботой, проскользнувшими в его голосе, хотя я продолжала чувствовать его тяжёлый изучающий взгляд.

Покачала отрицательно головой, не поднимая на него глаз.

— Накройся чем-нибудь, — вежливо попросил он меня. Я мгновенно выполнила просьбу, укутавшись в одеяло и замерла в ожидании, настроившись на благополучный исход моего оперения.

— Зои, — назвал он меня тихо по имени, с нескрываемой нежностью.

Лапы мгновенно стали ногами, крыло — рукой, а перья обсыпались на пол.

— Ооо, какое счастье, — продолжила я кутаться в одеяло, стряхивая с себя одновременно прилипшие местами пёрышки. — Спасибо большущее пребольшущее.

— Всегда пожалуйста, — добродушно отозвался, посмеиваясь князь. — Кстати, впервые вижу, как девушка скидывает оперение, — принялся за философию демон. — В следующий раз захвачу сердечные капли и упокоительное зелье для себя.

— А упокоительное зачем? — тут же спросила я. Но ответить князь мне не успел, в двери настойчиво постучала мама.

— Зои, выходи, твоё время истекло! — потребовала грозно она. Князь пожал плечами и попытался создать портал, но тут его ждал сюрприз — портал не открылся. Он нахмурился, посмотрел на круг, в который я его вызвала и сложил руки на груди, явно собираясь поприветствовать мою мать в это раннее утро и пожелать ей хорошего дня. Похоже мой вызов лишил его возможности ходить по порталам, очень надеюсь, что ненадолго.

— Под кровать… прячьтесь под кровать, пожалуйста, — я умоляюще сложила ладони, старательно удерживая одеяло и состроив свою фирменную рожицу. Князь наклонил голову на бок, потом покачал расстроенно головой и послушно лёг на пол, и исчез под моей кроватью.

Оценила его маскировку на отлично и открыла дверь.

Мать была уже готова, она озадаченно уставилась на меня, потом посмотрела на ворох перьев посередине комнаты и, взяв с моих волос перо, ошарашенно произнесла:

— У тебя полчаса, чтобы собраться. Перья с собой не брать.

— Я мигом, — согласилась с ней тут же я и захлопнула дверь. Забыв про князя, я понеслась в ванную комнату, подняв перья в воздух.

Когда я в халате с мокрыми волосами вылетела в комнату, Даррэх преспокойненько лежал на моей кровати и читал книгу.

— Ой, — воскликнула я, не знаю выбросится ли мне в окно или бежать прочь из комнаты через дверь, не открывая её.

— Я не восстановил магию, а где-то в доме твоя мать, мне страшно, — спокойно пояснил мне князь, не отрываясь от книги.

— Тогда я сейчас быстро оденусь, мы с мамой уйдём, а вы потом сбежите, — тут же придумала план я.

— Я?! Сбегу?! — уточнил он у меня, переведя озадаченный взгляд на меня.

— Да, — кивнула утвердительно головой.

— Это просто кошмарный сон… обычный кошмарный сон, — он захлопнул книгу. — Я сейчас проснусь и никаких поцелуев с пернатыми девушками.

— Мы не целовались, — возразила я.

— И это радует, — поддержал меня демон. — Иди одевайся, я придержусь твоего плана. Но больше никаких вызовов демонов, ты поняла меня?!

— Как скажете, — увильнула я от прямого ответа.

В этот момент я почувствовала, как мои губы поцеловали и как чужие губы скользнули в лёгком прикосновении по моей щеке. Я смотрела на Даррэха, он смотрел на меня.

Резко открыла глаза, губы зеркального демона касались моего виска. Даррэх крепко спал рядом со мной, осторожно прижимая к себе.

— Эй? — позвала я демона, осторожно отодвигаясь.

— Зои, — пробормотал он едва внятно и подтащил обратно к себе в объятия, вцепившись крепче.

— Он не спал четверо суток, — раздался голос Васисуалия. — Побоялся засыпать у себя в комнате, решил, что так безопасней.

— Я проспала двое суток? — спросила я у жнеца, безуспешно пытаясь вырваться из захвата князя. А у меня, между прочим, зов природы.

— Да. Вот его сморило, первый раз двое суток не спал и теперь снова двое, — пояснил жнец. — Даже мультики не помогли.

— Даррэх! — возмутилась я, когда у меня в очередной раз не получилось выбраться из демонских объятий.

— Ты проснулась? — сонно поинтересовался князь, ослабляя хватку, но продолжая удерживать меня рядом с собой.

— Да! И мне кое-куда очень нужно, срочно! — закопошилась я снова.

— На каком месте ты остановилась? — спросил он меня, проигнорировав мою возню. Выдохнула, гневно взглянула на своего мучителя и ответила:

— Утро, я — ястребодевушка, ты под моей кроватью, потом на моей кровати, кругом перья.

Васисуалий крякнул и что-то недоуменно пробормотал.

— Это хорошо, — он убрал руку, отпуская меня. Я шустро вскочила и почти бегом кинулась к двери, но в последний момент остановилась и спросила у князя:

— Мои родители у тебя. Я хочу увидеть и убедиться, что с ними всё хорошо.

— Ты чувствуешь к ним эмоции? — тут же спросил меня князь. — Ты любишь их?

И неожиданно поняла, что я действительно о них беспокоюсь, я очень сильно о них беспокоюсь. Раньше этого не было.

— Что с ними? — я была на столько взволнована, что даже забыла про то, что мне нужно спешить по сильной нужде.

— Они в безопасности, я покажу, позже, — ответил он мне, свободно разваливаясь на кровати на спине. — Беги, мой чудаковатый кролик, беги, куда спешила.

И я поверила ему, потому что впервые испытала тревогу за своих родителей в другом мире, настоящую и глубокую эмоцию, которой не было раньше.

Глава 22

Даррэх стоял, подперев плечом дверь.

— Ты никуда не пойдёшь, — повторил он уже в десятый раз. — Они знают, что ты в этом городе. Тебя найдут, если ты будешь свободно разгуливать по улицам.

— Я лицо шарфиком замотаю, меня никто не узнает, — возражала я зеркальному демону. — Я только чуть-чуть прогуляюсь.

— Я видел, что ты выбрала в новостях, — не купился князь на мою уловку. — Трагедии два месяца, она задела большое количество людей, твоей магии может не хватить исправить эту ветку времени, — строго пояснил он мне.

— Пожалуйста, — я расстроено печально уставилась на демона. Он приподнял свой зеркальный подбородок и сложил крепко на груди руки в замок.

— Нет, — твёрдо ответил он. — Ты не выйдешь из дома, даже если мне придётся лишиться сна на ближайший месяц.

— Васисуалий! — позвала я громко жнеца, с надеждой что он встанет на мою сторону.

Жнец тут же явился в комнату, пройдя через стену.

— Правильно, не отпускай её, — не оправдал моих надежд жнец и тоже сложил руки на груди в замок. — Жнецы и демоны требуют выдворить её за пределы мира.

— Злые вы все, — расстроилась я окончательно и, отправившись к столу, села за него на стул и пустила слезу.

— Зои? — тихо произнёс князь и его руки опустились на мои плечи, он поцеловал меня в макушку. — Что за монстрик живёт внутри тебя, готовый спасти всех и вся?

— В нашем мире я никого не спасала, — возразила я ему и всхлипнула, нагоняя слёзы на глаза. Кажется, кого-то пробирают до глубины демонской души женские слёзы.

— Ты просто ещё не вспомнила, — усмехнулся тихо он, продолжая дышать мне в макушку. — Но на Гамеране кое-кто тебе уже благодарен.

— В нашем мире я тоже спасала? — мои слёзы мгновенно высохли. — Кого? — тут же спросила я.

— Как говорят на Земле? Любопытной Варваре? — поинтересовался у жнеца Даррэх.

— На базаре нос оторвали, — ответил ему Васисуалий, удобно устроившись в виде кота на кресле.

— Видишь, как опасно быть любопытной, — пошутил зеркальный демон и снова поцеловал меня в макушку. — Можно остаться без носа.

— Но я…, - хотела возразить я Даррэху, не нашлась что сказать и перешла в наступление. — Ты же можешь меня утащить с места событий через портал, маги не могут попасть внутрь временной воронки.

— А ещё я могу убить тебя, — не согласился он. Меня потянули за волосы и мне пришлось откинуть голову назад, сильно прогнувшись. Взгляд демона был неприлично загадочным, он тепло улыбнулся и наклонившись поцеловал в губы лёгким ни к чему не принуждающим поцелуем. Потом он отстранился и отпустил волосы. Я смогла нормально сесть и повернуться к князю, его пальцы в нежной ласке скользнули по моей щеке и он взяв моё лицо за подбородок, заставил меня посмотреть в его глаза.

— Хорошо, — внезапно согласился он. — Я вытащу тебя, но Васисуалий сразу воткнёт в меня свою косу, не дожидаясь, когда я учиню расправу.

— А почему ты сейчас не можешь меня убить? — я никак не могла понять почему зеркальный демон не бросается на меня со словами ненависти.

— Через зеркало я не весь здесь, — пояснил он мне, запутав меня ещё больше. — Васисуалий выйди.

— Ушёл, — тут же отозвался жнец.

Краем глаза заметила, что Васисуалий просто растворился в воздухе. Даррэх присел у мои ног и взял меня за руки, его губы прошлись по моим пальцам, обдав тёплым дыханием.

— Я не собирался оживать, — в его словах было столько боли, что на мои глаза невольно набежали слёзы. — Я плавал в океане с твоим мечом внутри, и мною брезговали даже рыбы. Я вынес всё, даже твоё предательство, но я не мог принять твою смерть. И я готов был болтаться в бескрайних морских просторах вечность, так было проще — быть мёртвым. Но жнец произнёс твоё имя, разбудив меня от вечного сна, и поэтому я рядом, — он сложил мои ладони в виде чащи опустил голову, уперевшись лбом в мои ладони. — Я не могу уйти. Не могу дать тебе погибнуть. Не могу снова потерять тебя. Я люблю тебя.

Сердце внутри замерло, захотелось пройти пальцами по его волосам и испытать снова его поцелуй на своих губах. Он поднял голову и посмотрел мне в глаза, его губы тронула печальная улыбка, он осторожно вытер слёзы с моих щёк.

— Я счастлив уже от того, что ты не прогоняешь меня.

— Зачем я проткнула тебя мечом? — задала я вопрос, сбрасывая с себя чары демона. Меня похоже пытаются обморочить, чтобы я осталась дома. У демона не получилось договорится со мной силой, он решил полюбовно. Негодяй!

Мне подарили хитрую улыбку.

— Найди большое зеркало вне дома, но лицо своё спрячь, — его голос стал мгновенно деловым, словно только-что не было никаких признаний. — И позови меня по имени, я тебя перенесу на место и потом ты устроишь очередной бардак. Магам я тебя не отдам, но потом ты сбежишь от меня быстрее чем от магов.

— Замётано, — обрадовалась я. Оказалось демона можно уговорить на безумные поступки.

— С тебя поцелуй, как только я выйду из зеркала, — перешёл на шантаж Даррэх.

— Хоть два, — расщедрилась я. Меня поддерживают во временных экспериментах, можно щедро раздавать подарки.

— За язык тебя никто не тянул, — усмехнулся Даррэх и поднявшись, отправился к зеркалу. — Поторопись, Зои. Я хочу потом хорошо выспаться в твоих объятиях.

— Что?! — изумилась я, глядя как он исчезает в зеркале.

— Пока ты вспоминаешь, я высплюсь рядом, — пояснил он и зеркало перестало его показывать, отразив мою комнату.

Через пять минут я вместе с Васисуалием неслась по улице.

— Я навещал спасённую, она меня видит, — сообщил жнец. — Так визжала, что я едва не оглох. Больше не пойду.

— Мог бы и в кота превратиться, — намекнула я ему.

— Так я и так был котом, — с недоумением ответил Васисуалий.

Зеркало было на улице на остановке, не знаю зачем оно там было, но оно как нельзя лучше подходило для демона. А ещё оно было достаточно далеко от моего дома. Единственный минус — было очень многолюдно.

Встала напротив зеркала и тихо произнесла:

— Даррэх.

Стекло помутнело, затянувшись туманом, потом по нему прошлась от середины чёрная волна, а следом за чернотой поползли трещины. Случайные свидетели начали вскрикивать и показывать на зеркало пальцами. Более опытные тут же достали телефоны. На удивление никто не побежал прочь с воплями ужаса, когда Даррэх вышагнул из зеркала и стекло за ним со звоном осыпалось мелкой крошкой. Красив паразит, мне перехватило дыхание от восторга. Оделся во всё чёрное по погоде и меч прихватил.

Он под возгласы удивления подошёл ко мне и нахально произнёс:

— Ты обещала мне поцелуй.

— Угу, — растерялась я. Даррэх прикоснулся к шарфику и тот рассыпался в воздухе, не оставляя и следа от себя. Он рывком меня вжал в себя и впился в губы. Мои губы бессовестно изучали, вышибая из меня все мысли и остатки разума.

— Моя маленькая, Зои, — произнёс тихо он, оторвавшись от моих губ. — Мы договаривались о двух поцелуях, — не дали мне вставить и слово. Очередной поцелуй заставил меня вцепиться в Даррэха, чтобы не упасть в обморок.

— Эй, звёзды ютуба, к нам маги приближаются, — сообщил нам жнец. И тут же в подтверждение его слов, раздался знакомый голос мага:

— Княгиня Зои Даррэх! Вы арестованы!

Князь нехотя оторвался от моих губ, повернул голову в сторону говорящего, и угрожающе-мрачно произнёс:

— Передайте королю, что моя жена принадлежит только мне. И если с её головы упадёт хотя бы один волос я сотру Гамеран в порошок, а самого Риграна засуну в такое адово место, из которого он никогда не выберется и подохнет там от приближающейся старости.

Осторожно огляделась, стараясь не показывать полностью своё лицо. Среди собравшейся толпы было много магов с их собачками. За мной идёт серьёзная охота, я зря не слушаюсь демона.

— Князь Даррэх, вы не имеете на неё законных прав, — отрезал ему маг, не скрывая своего превосходства. — У вас не было брачной ночи.

— Мне плевать, правил больше нет, — Даррэх прижал меня к себе сильнее и уже обращаясь ко мне, нежно произнёс: — Давай, любовь моя, представь место куда бы ты хотела попасть.

Маги тут же кинулись в нашу сторону, но тьма, сорвавшаяся с руки Даррэха, раскидала в разные стороны неосторожных магов, не дав им использовать против демона боевую магию. Я зажмурила глаза, и мы провалились в портал. Я помнила фотографии и видео-репортажи с места событий.

Мы оказались возле сгоревшего дома. Обугленный остов огромного двухэтажного дома выделялся необычной чернотой на фоне укутанных снегом деревьев и светлых домов, стоящих вдоль улицы.

— Внутрь войти не дам, пока не прокрутишь время до нужной точки, — твёрдо сказал князь, прижимая меня к себе. — Ты погибнешь в огне, пока находишься внутри.

Как только мы встали недалеко от входа, тут же появились маги.

— Давай! — потребовал Даррэх, откидывая незваных гостей тьмой в сторону, и я выпустила свою магию на волю. Часы на моих руках быстро принялись отсчитывать время назад. Князь обнял меня, встав позади.

— Если не получится, представь место с зеркалом и мы перенесёмся.

Время отмоталось только до середины, а я уже устала, со случаем на пустыре было во много раз легче.

— Если я остановлюсь, время понесётся назад очень быстро, — прошептала я, — мне сложно контролировать процесс.

Жнец тут же спросил:

— Всё так плохо?

— Я не уверена, что дойду до отправной точки, — ответила я сквозь зубы, выдавливая из себя остатки магии.

— В тебе больше магии, чем ты думаешь, — прошептал соблазнительно демон и поцеловал томно в шею. — Ты просто не инициирована, — пояснил он мне свой неуместный поцелуй.

— Не смей, — прошипела злобно я, понимая к чему ведёт деманюка. Но Даррэх сделал вид, что не услышал меня, продолжая целовать. Кожа горела под его поцелуями, я начала млеть от его прикосновений, теряя контроль над магией. Я почувствовала, как он перехватил поток внутри меня и принялся управлять им, продолжая сводить меня с ума просто целуя меня в шею.

— Пожалуйста, — взмолилась я, прилипая к нему сама. Над домом поднялось зарево.

— Глаза закрой, — потребовал жнец, когда мимо меня полетели жнецы с людьми задом наперёд возвращаясь в дом. Я зажмурила глаза, полностью доверившись Даррэху.

— Умница, — произнёс князь слегка осипшим голосом, когда оторвал свои губы от моей кожи. Я же продолжала млеть, чувствуя, как он контролирует мою магию. Он ещё раз поцеловал меня, но уже едва коснувшись кожи.

— Ты готова перехватить управление потоком? — спросил он у меня.

— Да, — прошептала я, открывая глаза. Была глубокая ночь, жители ещё несгоревшего дома мирно спали.

— Отлично, — я почувствовала, как бразды правления перешли ко мне. Странно, но усталости не было совсем, дикие поцелуи демона меня полностью восстановили. Время текло в своём обычном режиме, граница прошлого и настоящего была чётко видна. В настоящем светило солнце и был снег, в прошлом осеннее тёмное небо и шумящая не опавшая листва на деревьях. С другой стороны полупрозрачной стены в прошлое пытались попасть маги короля.

— Что будем делать? — спросил нас Васисуалий.

— Если я окна везде выбью — это поможет? — спросил меня Даррэх, не отпуская меня из объятий.

— В одной из квартир три маленьких ребёнка, они одни, ты их напугаешь, — покачала я отрицательно головой. — С них и начинается пожар. Кто-то из детей зажёг свечу.

— Какая квартира? — тут же спросил князь.

— Третья, — вспомнила я новости. — Мать оставила детей одних и ушла с сожителем гулять к друзьям.

— Сейчас всё исправим, — он слегка отстранился, а потом аккуратно взял меня на руки. — Так тебе удобно удерживать время? — поинтересовался заботливо он.

— Да, — согласилась я, удивившись тому, насколько сообразителен демон. Даррэх уверенно пошёл к дверям подъезда, которые тут же растворила перед нами тьма, выпущенная князем.

— Можно было просто открыть замок, — посоветовала я.

— Прости, не подумал, я же демон, — извинился Даррэх.

Квартира была на первом этаже, лестница была полностью деревянной. И, судя по всему, перекрытия дома тоже были деревянными, поэтому дом сгорел за несколько минут, не дав его жителям шансов выбраться.

В этот раз Даррэх воспользовался моей подсказкой и открыл дверь с помощью магии. Дети сидели на кухне, все трое, на столе стояла свеча. Старшей было лет семь.

— Здравствуйте дети, — произнёс князь. Рядом выскочил лысый кот. Жнец, видимо припомнив, что его видят те, кто побывал по ту сторону жизни, решил не пугать детей своим видом.

— Котик, — обрадовалась средняя девочка, лет четырёх, и кинулась к несчастному Васисуалию. К ней тут же присоединился двухлетний мальчик.

— А почему без света сидим? — бодро поинтересовался князь, осторожно ставя меня на пол.

— Отключили за неуплату, — ответила старшая, нисколько не напугавшись при нашем появлении, словно у них тут каждый день посторонние ходят. Хотя возможно так оно и есть, пол был покрыт коркой грязи, кухня была запущена, прикасаться к поверхности стен и столов было опасно.

— Сейчас исправим, — и он затушил свечу, а под потолок взвился магический огонёк, ярко осветив небольшое помещение.

— Круто, — с восхищением произнесла девочка. — А вы маг?

— Да, — похвастался Даррэх, исследуя кухню, и не найдя искомое спросил. — А где еда?

— Мама должна принести, — вздохнула по-взрослому печально девочка. — Ждём. Она опять пьёт.

— Я как раз по части излечения от алкоголя навсегда, — потёр ладони князь. Замученный Васисуалий умоляюще замяукал.

— Зои ускорь время, мы матушку детей дождёмся, — попросил меня Даррэх. Я тут же воспользовалась его советом, тем более время удерживать было тяжело в обычном режиме. Князь и жнец ускорился с детьми, включившись в процесс. Ребятишек мгновенно уложили спать. Пожара не случилось, зато в полдень явилась полутрезвая мать детей и её спутник жизни, всё это произошло минут за пять для меня. Даррэх попросил движением руки притормозить время и перекинулся в свою любимую полудохлую ипостась. Я вздрогнула, но справилась с накатившим ужасом.

Дети оценили с радостью вид князя, старшая девочка подняла большой палец вверх. Демон шагнул в коридор и по дому понёсся истошный визг сначала женщины, а потом вопли мужчины. Звуки резко стихли, очевидно, Даррэх использовал магию, чтобы не пугать жителей своими воспитательными процедурами.

— Я всё, — меня обняли за талию из-за спины.

— Они живы? — уточнила я на всякий случай.

— Да. Они готовы бороться за трезвость всегда и везде до конца своих дней, иначе к ним снова приду я, — меня нежно прижали к себе.

Мы попрощались с детьми и вышли из квартиры. Где-то в районе туалета рыдали взрослые. Мне было очень интересно же такое с ними сотворил Даррэх, но я заглушила своё любопытство на корню.

Жнец на улице тут же превратился в самого себя.

— Ужас, меня всего исцеловали, — передёрнул Васисуалий плечами.

— Отпускай время, думай о месте с зеркалом, будь готова отбиваться от меня, — попросил меня князь. — А ты втыкай в меня свою косу сразу, не раздумывай, — посоветовал он жнецу.

Закрыла глаза, прогружая в голове картинку с зеркалом, чувствуя, как время понеслось вперёд. Князь накрыл мои губы мягким поцелуем.

Я почувствовала, как он рванул меня в портал, в этот раз мы удачно встали на ноги. Открыла глаза и встретилась со взглядом Даррэха. Тьма медленно закрывала его белки, губы тронула мерзкая наглая ухмылка.

— Вот ты и попалась, — произнёс он и наклонил голову слегка на бок, по его венам потекла тьма.

— Княгиня! — раздался рядом знакомый голос. Маги всё-таки смогли проследить за нами. Так некстати! Жнец завис, размахнувшись косой.

— Как печально, мой крольчонок в ловушке, — гаденько подколол меня демон, его рука легла мне на горло, и он меня слегка придушил, не перекрывая кислород.

Глава 23

Я лихорадочно искала выход, глядя в почерневшие глаза князя. Меня держали крепко и уверенно, было глупо вырываться из его объятий, чтобы потом сразу попасть в тюремное заключение с последующей смертной казнью. Оставался только один выход, перезапустить настоящее. Я нащупала внутри себя магию, губы князя расползлись в более гадкой улыбке.

Он что догадывается о том, что я планирую сделать?

— Покажи мне на что ты способна, — произнёс с издёвкой он, когда я принялась разворачивать время вспять. Я почувствовала, как время дёрнулось, зависло и потекло в обычном режиме вперёд, а мою магию беспощадно заглушили на корню. Может действительно лучше тюрьма на Гамеране? Даррэх наклонился и тихо прошептал мне прямо в ухо:

— Тебе не сбежать от меня, птичка. Не в этот раз, — и он потащил меня в сторону зеркала. Особо не сопротивлялась, мне нечем ему противостоять. Успокаивало одно, убить он меня не спешил.

— Вам не уйти! — выкрикнул взбешённо маг, продолжая держаться на расстоянии от князя. Связываться с демоном никто не спешил. Жнец же, не решив, как правильно поступить, мрачно наблюдал за происходящим.

По стеклу пополз чёрный туман, зеркало начало угрожающе трещать. С ужасом поняла, что Даррэх собирается меня утащить в свой замок под свой демонский контроль. Одним богам известно, какие у него планы в отношении меня. Да и неизвестно, как скажется на мне такой переход — он — демон, ему можно, а я обычная среднестатистическая ведьмочка, зеркало может изрезать меня.

— Даррэх, пожалуйста, — взмолилась я. — Может попробовать другой способ перемещения, — принялась я заговаривать ему зубы.

— Мою птичку пугает портал через зеркало, — усмехнулся он мне в ответ. — Не волнуйся, сегодня магия избранной перестала действовать. На Гамеране грядёт апокалипсис в виде меня.

— Ты лжёшь! — взбешённо выкрикнул один из магов, выхватив из ножен меч. — До слияния магии ещё неделя!

— Передайте королю, что он немного опоздал, — голос Даррэх продолжал быть таким же отвратительно милым с издевательскими нотками. — Я свободен! — и потом он соблазнительно произнёс над моим ухом. — Я свободен, моя любовь, свободен поступить с тобой так как пожелаю.

Где-то внутри меня зашевелился страх, если магия избранной спала, то Даррэх быстро восстановит свою силу и отправится снова на покорение миров.

— Даррэх, — произнесла я, нащупывая рукоять меча. — Прости.

Он замер, принявшись с недоумением изучать меня.

— Я не хотела, — я крепко сжала меч в своей руке, собираясь дёрнуть его со всей силы.

— Что ты не хотела? — уточнил он у меня, ослабляя свою хватку.

Со всей силы оттолкнулась от него рукой, выдёргивая меч. Его тьма рванула за мной, но я успела швырнуть меч в сторону зеркала. Под звон стекла я снова оказалась крепко прижатой к демону.

— А я думал ты опять его воткнёшь в меня, — его насмешливый голос стал мягче. — Я даже позволил тебе вытащить его, мой крольчонок. Ты такая наивная.

— Я решила, что тебе нужно немного пожить здесь, — пошутила я, подставляя губы для поцелуя, закрывая глаза.

— Вот как? — удивился князь, но предложением воспользовался. Поцелуй был грубым, меня наказывали за всё сразу, не давая взять поцелуй под контроль. Я почувствовала, как мы ухнули в портал. Под ногами захрустел снег, от моих губ оторвались:

— Никогда не лги мне, — холодно произнёс князь. — Теперь я твою ложь чувствую даже на расстоянии.

Открыла глаза и встретилась с его чёрными глазами. Всё та же насмешливая улыбка на красивых губах. Осмотрелась вокруг, снег… бесконечная снежная пустыня. Дунул пронизывающий ветер, холод стал проникать под одежду, здесь явно намного холоднее, чем в городе.

— Где мы? — спросила я у князя.

— Там, где вечный снег, — услышала я в ответ. Он лёгким движением руки вогнал меч на место в ножны. Вот зачем он таскает его везде с собой с его то магией?

— На Земле? — уточнила я, прижимаясь к Даррэху, пытаясь сохранить тепло.

— Мой крольчонок замерзает? — не ответили мне.

— Как бы да, — зарылась лицом в его камзол. — У меня скоро хвост отвалится.

Демон тихо рассмеялся.

— Мы на Земле, я не могу открыть портал на Гамеран без зеркала, — объяснили мне. — Твоя магия плотно переплелась с моей, и ты меня не выпускаешь с Земли. Я в такой же ловушке, что и ты.

— Холодно, — я готова была забраться под камзол демона.

— Мы вернёмся в город, но в этот раз в место без зеркал, — сказал Даррэх. — А потом мы с тобой побегаем немного по городу.

— Х-х-хорошо, — не стала я спорить с ним. Меня начала пробивать мелко дрожь от холода. Кошмар, какая же температура на улице?

Князь заставил меня оторвать своё лицо от его груди, взяв за подбородок. Счастливый, ни капли не замёрз. Его явно веселило, что у меня от холода клацают зубы.

— Я собираюсь тебя целовать, не укуси меня, — пошутил князь.

— Н-н-на с-с-следующее с-с-свидание я-я-я од-д-денусь п-п-потеплее, — отшутилась я. Его губы были тёплыми, наглыми и беспощадными.

Мы выпали прямо посередине торгового зала, князю снова удалось удержаться на ногах самому и удержать меня. Раздались удивлённые возгласы невольных зрителей. А я поздно вспомнила о камерах, когда он оторвался от моих губ.

— На следующем свидании одежда тебе не понадобится, — чётко обрисовал мне перспективы князь. — Быстро идём в квартиру, где ты живёшь.

Меня всё ещё знобило, двигаться не хотелось и я продолжила стоять, прилипнув к князю и положив ему голову на грудь вцепившись в него мёртвой хваткой.

— Зои, я бесконечно рад тому, что ты впервые не готова от меня оторваться, но нам нужно бежать, — в его голосе появились нотки нежности. — Скоро появятся маги и мне придётся набить кому-то наглую волшебную морду.

— Ты злой или добрый теперь? — уточнила я у него, нехотя отстранившись от него и встретившись с насмешливым взглядом карих глаз.

— Всё вместе, — обнадёжили меня и потащили к выходу. В воздухе появился Васисуалий.

— Я вас потерял, — сообщил жнец и тут же спросил: — Косу вонзать в демона?

— Не нужно, — в голос ответили мы с князем.

— У меня переоценка ценностей, — добавил Даррэх от себя, придавая мне ускорение, таща за руку за собой.

— У него переоценка ценностей, — повторила я за ним, переходя на бег. — Будем знакомить его с родителями.

Судя по крикам в зале у нас за спиной, маги появились на том месте, откуда только что сбежали мы. Даррэх перешёл на бег, заставляя меня двигаться за ним на пределе своих физических возможностей.

— А через портал нельзя? — спросила я у князя, когда мы уже бежали по улице.

— Они отслеживают любой вид магии, а мы слегка застряли на Земле, — ответил Даррэх, крепко держа меня за руку. Он остановился, я врезалась в него и крепко уцепившись, беспомощно повисла. А он даже не устал.

— У кролика плохая физическая подготовка, — он поцеловал меня в губы легким касанием.

— Твой кролик сейчас откинет лапки, — пробормотала я, восстанавливая дыхание.

— Наконец-то, а то я утомился ждать твоей смерти, — проворчал жнец.

— Я не разрешал умирать, — рассмеялся демон и снова схватив меня потащил совершенно в другую сторону от дома.

— Мы не туда, — возразила я, попытавшись остановить князя.

— Там негде прятаться, — не согласился со мной Даррэх и потянул на себя. Жнец только беспомощно развёл руками, а мне пришлось подчиниться и перейти на бег.

— Может ты просто раскидаешь их магией? — спросила я, когда мы завернули в нишу между двумя домами.

— С удовольствием, — он резко прижал меня к стене и со страстью впился в мои губы, перекрывая поступления кислорода в лёгкие. Поцелуй длился меньше минуты, он снова дёрнул меня за руку, и мы побежали дальше.

— Понимаешь Зои, когда я управлял твоей магией, то не заметил, как она вплелась в мою, как при инициации во время первой брачной ночи, — объяснял на ходу мне князь. — И теперь весь фокус в том, что ты невольно блокируешь часть моих возможностей, поэтому я могу драться сколько угодно, но не более. Вся моя мощь под твоим контролем, и я пока не понял, как избавиться от неожиданных оков.

— Зои, может ты его совсем магии лишишь? — тут же вмешался в разговор Васисуалий.

— Я тебе челюсть сломаю… кулаком, — тут же пообещал жнецу демон. — Не учи моего кролика плохому!

— Я просто посоветовал, — пробурчал жнец. Мы влетели в очередной закуток, и демон остановился, поймав меня и прижав к себе.

— Так, кролик, сейчас спрячемся и немного отсидимся, — сказал мне гений побегов.

— Его нельзя к родителям — он странный, — задумчиво произнёс жнец, подперев подбородок лезвием косы.

— Мы скажем, что я её законный муж, — выкрутился князь. — Я буду зайкой.

Я промолчала, глядя в абсолютно чёрные глаза мужа. Если он будет зайкой, все остальные будут заиками.

Мы ещё час отсиживались в чужом подъезде на одном из этажей. Князь, прогнав жнеца, экспериментировал с поцелуями, он словно вышел из пустыни, после недельного блуждания, и наконец-то нашёл источник прохладной воды. Через минут двадцать я уже смиренно отвечала на его поцелуи, потеряв всякую надежду облагоразумить князя.

— Спать ты будешь отдельно, — выдала я ему между поцелуями. — У меня уже губы болят.

— Положим между нами меч, — отозвался князь. — Ты сводишь меня с ума, — длинный нежный поцелуй. — Не могу себя контролировать, — ещё один поцелуй. — Ты должна всё вспомнить, пока я не спятил от любовной лихорадки.

— Один плюс — убить меня не пытаешься, — пробормотала я в передышках.

— Не могу, хоть и очень хочу, твоя магия внутри меня такой замес устраивает из эмоций, — и он снова впился в мои губы.

На улице целовальный марафон продолжался. Даррэх не мог держать себя в руках. Спасало только то, что на улице уже стемнело, поэтому мы привлекали к себе мало внимания. Жнец озадаченно поправлял свой капюшон.

— Что с ним? — не выдержал Васисуалий при очередном поцелуе.

— Он сошёл с ума, — ответила я, предполагая, что так оно и есть.

— Её магия при вспышках агрессии, вызывает внутри острый приступ любви к ней, — пояснил ему демон. — Я готов сам в себя меч воткнуть, чтобы остановиться.

— Могу косу дать, — посочувствовал Даррэху жнец.

Князь отрицательно покачал головой и истерично хохотнул, похоже ему было совсем плохо.

Знакомство с родителями и Надеждой прошло относительно спокойно. Без паники во всяком случае.

— Это мой муж, Даррэх, — представила я его. — Он тоже ничего не помнит. Но мы помним, что мы муж и жена.

Надя протянула мне молча телефон с включенным роликом. Даррэх как раз красочно выходил из зеркала на остановке, а потом поцелуй со мной и летящие в разные стороны маги. Мы переглянулись с князем.

— Это не всё, — сказала нам мама. — Там есть ещё много роликов, связанных с горящим домом, и непонятные разборки возле другого зеркала до вашего исчезновения. Мы ждём объяснений.

— Я демон, я из другого мира, — ответил за меня Даррэх. — А она ваша дочь. И её хотят убить.

Глава 24

В наступившей тишине я слышала на ментальном уровне траурный похоронный марш по Даррэху. Жнец тихо ненавязчиво мяукнул, пытаясь разрядить обстановку.

— Лысый кот — это Жнец Смерти, — сделал ещё одну попытку наладить контакт с моими родителями князь. Судя по тому, как переглянулись папа и мама, попытка не засчиталась.

— Хорошо, — сдался Даррэх. — У меня никогда не получалось наладить отношения с твоими родственниками. Я сделал всё что мог.

— Молодец, — съязвил кот, но понять его смогли только мы с князем.

— Зоя, его стоит опасаться? — осторожно спросила мать.

— Может вызвать полицию? — поинтересовался отец.

— И МЧС, — предложила Надежда.

— Кто такой МЧС? — тут же тихо спросил у меня князь, потом натянуто улыбнулся и аккуратно, но настойчиво привлёк меня в свои объятия. У меня возникли подозрения, что сейчас продолжится целовальный марафон.

— Он мой муж из другого мира, не нужно МЧС, — вздохнула тяжело я, планируя отбиваться, если мои губы опять будут терзать очередным страстным поцелуем. — Ему нужно выспаться, а мне нужно вспомнить своё прошлое.

Родители приняли его с опаской, ужин проходил молча. Его не сразу впустили в мою спальню, на несколько раз переспросив, уверена ли я что он не опасен для меня. Но я понимала, что Даррэху отказывать бессмысленно и, наверное, в некотором смысле даже опасно — уж слишком нехорошие огоньки загорались в его глазах, когда у меня уточняли, можно ли его близко подпускать ко мне.

Стоило только двери за нами закрыться, меня тут же дёрнули на себя и впились в губы нахальным безумным поцелуем. Не успела ему сказать «нет», а с меня уже летели на пол мои вещи. Он, не отрываясь от меня, очень ловко раздевался сам и раздевал меня, к своему стыду и удивлению я не успевала оказывать должное сопротивление. И жнец, как назло, не торопился в мою комнату.

— Зои, — прошептал он, осторожно укладывая меня на кровать.

— Пусти сейчас же! — возмутилась я, пытаясь справится с ним без магии. — Не смей!

— Я не трону, — он одним движением укрыл нас одеялом, прижимая меня к себе. — Ты спишь и вспоминаешь. Я сплю и иногда целуюсь, — обрисовал он план действий на ближайшую ночь.

— А я без яблок смогу вспомнить? — спросила я, пытаясь отвоевать хотя бы миллиметр свободы. Даррэх был неумолим, продолжая крепко удерживать в объятиях.

— Я рядом, — ответил он и неожиданно заснул. Просто взял и уснул. Осторожно потрогала подушечками пальцев его губы, князь не отреагировал, продолжая мирно посапывать.

— Утомился, — сверху заглянул Васисуалий. — Это всё стресс, — сочувствующе произнёс он.

— Либо его вымотала моя магия, — предположила я. — Он демон — он тёмный, а моя магия светлая. Она должна его истощать. Странно, что он не пытался своей магией учинить беспорядок внутри меня.

— Бедолага, — покачал головой жнец. — Но если что — косу я воткну без вопросов.

— Спасибо за заботу, — пробормотал в ответ Даррэх. — Кролик должен уже спать, — возмутился он и я тут же стала проваливаться в матрас, выскальзывая из объятий князя.

Открыла глаза. Кабинет по учёту Тёмных больше напоминал помещение для суда. Передо мной за столом на трибуне сидело 10 магов, одетых в белоснежные мантии, символизирующие свет. Возглавлял их самый старший из всех — кажется его зовут Кэл Венеч. Про него писали, как о самом яром противником тёмной магии. Окон не было, но комната была переполнена дневным светом.

Мы же с мамой стояли посередине небольшого зала, глядя на моих судей снизу вверх слегка щурясь от света.

— Зои Шэй, потрудитесь объяснить выплеск тёмной магии в академии, — скрипучим противным голосом произнёс Кэл Венеч. Мне стало интересно не развалится ли он в процессе разбирательств надо мной от старости.

Пожала плечами, не зная, что ответить. Не правду же им рассказывать, что князь Тьмы подарил мне чудесный подарочек, помогающий магичить направо и налево. Подарочек не отдам, князя — не сдам!

— Возможно это всё проклятье, — поторопилась ответить за меня мать.

— Лейла Шэй, вопрос задан не вам, — отрезал он ледяным тоном моей матери. — Зои, мы все ждём ответа. Не заставляйте применить к вам не самые приятные методы.

— Какие методы? — тут же спросила я, но опомнившись ответила всё же на первый вопрос: — Я думаю — это проклятье.

— И как вы нам докажете, что выброс тьмы связан с проклятьем, а не с вашей магией? — продолжил он допрос.

— Не знаю, — вздохнула тяжело я, показывая всем видом, что я расстроена до глубины души из-за произошедшего. По косому взгляду матери я поняла, что она чувствует, как я нагло и бессовестно вру. Если меня не доконает комиссия, то матушка мне жилы выкрутит дома. Врать надо убедительней.

— Зои, вы же понимаете, что мы обязаны вас изолировать до выяснения причин, — его губы дёрнулись в презрительной улыбке и мне подарили мерзкий липкий взгляд выцветших голубых глаз. Выдержала взгляд глаза в глаза. Если меня собираются закрыть навечно в местной тюрьме, можно смело откусываться, а ещё вероятнее бежать и прятаться.

За спиной скрипнув открылась дверь и послышались уверенные знакомые шаги. Сердце радостно встрепенулось, сейчас князь пообкусает их за меня.

Давай демон, давай! Мысленно махала транспарантом.

— Я кажется не разрешал забирать мою адептку на допрос, — услышала я знакомый голос и, не скрыв счастливой улыбки, повернула голову в сторону Даррэха. Капюшон демон с себя снял, едва сдержалась чтобы не вскрикнуть. При ярком освещении он наводил своим видом только панику и ужас.

— Она использовала Тьму в академии, — возразил Кэл Венеч, а в ряду магов послышались возмущённые голоса. Вся комиссия была против самовольного присутствия демона на разбирательстве.

— Она ведьма, светлая, — хмыкнул с презрением князь. — Вы, как самый старейший маг, должны знать это лучше меня. Стыдно господа издеваться над юной девушкой, которая и так лишена практически всего, и возможно потеряет ещё больше в результате ваших политических игр.

По кислым лицам магов было ясно, что они только что проиграли по всем статьям сразу. Вот как! Всё оказывается проще простого — пришёл Даррэх и сказал слово. А я думала с ним не считаются. Прижалась покрепче к матушке, ища поддержки ещё и от неё.

— Хорошо, — недовольным голосом проскрипел глава по учёту Тёмных. — Зои Шэй вы свободы до тех пор пока проклятье не спадёт с вас и мы не сможем убедиться, что вы одна из нас. Если окажется, что вы нам солгали, мы будем вынуждены посадить вас в изолятор.

— Спасибо, — прошептала моя мать вместо меня. Её холодные пальцы крепко сжали моё запястье. Даррэх, бросив на меня короткий взгляд и ничего не сказав, направился к выходу. Хотела кинуться следом и сказать ему спасибо, но мать меня удержала. Пришлось следовать этикету и вежливо попрощаться с магами.

На занятия в тот день я не пошла. Мама перенесла нас домой, где меня ждал ещё один сюрприз. Очень неожиданный сюрприз. И это был далеко не князь Даррэх под кроватью в моей спальне. Похоже тучи над моей головой медленно сгущаются.

Глава 25

Наследный принц небольшого королевства, входящего в состав государства всего мира, которым и управлял мой дед Ригран Шэй, завидный жених — Фалан Самис ждал меня в гостиной. Он резко встал с дивана, когда я вошла. Отец предупредил нас с матерью, что у нас гость и у него серьёзное дело ко мне. По слишком суровому выражению лица отца, я поняла, что меня ждёт что-то из рук вон выходящее — признание в любви!

— Зои, — прошептал он побелевшими губами. — Я очень рад тебя видеть, — он хотел ко мне шагнуть, но вспомнил о проклятье и нерешительно замер.

Дверь за моей спиной захлопнулась, я повернулась и не обнаружила маменьку. Меня только-что жестоко подставили собственные родители. И что мне делать с принцем?

— Неожиданно, никак не думала увидеть тебя у себя в гостях, — я, соблюдая дистанцию, прошла и села на противоположный небольшой диванчик. — Может быть чаю? — беспечно предложила я, ожидая что он сядет на своё место.

— Зои, я… — он покраснел, потом снова побелел. Точно! будет признаваться в любви. Cтало внезапно душно от накатившей паники.

— Зои, выходи за меня замуж? — он поднял свои красивые глаза и прожёг меня взглядом до глубины души. — Первый поцелуй во время брачной церемонии снимет с тебя проклятье, — сказали мне вместо признания в любви. — Мой отец нашёл это в древнем фолианте.

— А-а?! — открыла рот я от удивления. А Фалан достал небольшую красивую розовую коробочку и, открыв её, поставил передо мной на столик. Голубой драгоценный камень приветливо подмигнул мне, намекая на скорый брак и счастливую семейную жизнь где-нибудь в захолустьях нашего мира подальше от своего мужа.

— Я не уйду без ответа, — закапризничал принц. Я на всякий случай поморгала, чтобы убедиться, что мне это не снится.

— Понимаешь, — начала я подбирать слова, чтобы отказать Фалану, — я ещё не готова принять решение…, - договорить я не успела.

Наше уединение прервала, ворвавшись самым наглым образом моя мать.

— Она согласна, — ответила она за меня и ловко подхватив кольцо надела мне его на безымянный палец левой руки и села рядом со мной. Магия на кольце тут же сработала, подтвердив, что я приняла предложение Фалана добровольно.

— Но! — возмутилась я. — Я не соглашалась! Оно не должно было подтвердить помолвку.

Мама нервно улыбнулась мне и сжала мою руку в своих руках, намекая мне на то, что это верное решение. Кольцо непривычно мешалось на пальце. Уголки губ Фалана дёрнулись в спазме, но улыбнуться он так и не смог, продолжая стоять.

Я с трудом высвободила руку и уставилась на красивое изящное колечко.

— Красивое, — сказала мои мысли вслух моя мать. — У вас двоих будет время полюбить друг друга до свадьбы.

— А если мы не сможем? — задала я терзающий меня вопрос. — А если первый поцелуй в браке убьёт моего мужа, так и не сняв с меня проклятье?

В наступившей тишине я слышала, как мысленно паникует принц. Похоже он не задавался таким вопросом. Фалан рухнул как подкошенный на диван и, крепко вцепившись в подлокотник двумя руками, старательно удерживал себя от падения в обморок. Удивительно, что не поседел.

— Зои, — прошипела гневно мать. — Это древнее пророчество, всё получится!

Не понимаю — она хочет, чтобы я вышла замуж или чтобы избавилась от проклятия. В гостиную наконец-то вошёл отец. Ему хватило одного взгляда, чтобы всё понять.

— Я рад, что помолвка состоялась, — безрадостно произнёс он. Получается моё мнение никого не интересует. Я резко встала, хотела сначала сказать что-нибудь гневное, но в голову ничего не пришло, поэтому я, махнув рукой, быстрым шагом отправилась в свою комнату. Когда я проходила мимо отца, наши взгляды пересеклись — он медленно закрыл и открыл глаза, и незаметно кивнул головой. Сердце пропустило удар от ужаса, получает брак с Фаланом идеальный вариант для меня, чтобы выжить в политических играх.

— Побудь в своей комнате, — крикнула мне в след мать. — Уже поздно гулять по лесу.

— Хорошо, — буркнула я в ответ, не оборачиваясь. Не хотелось показывать слёзы, которые потоком хлынули из глаз. Всегда верила в то, что замуж я выйду по большой и чистой любви. Я верила в то, что проклятье даст мне такую возможность. И теперь моя выстроенная мечта рухнула, словно мост, снесённый паводком, и осколки её погрузились в пучину мои слёз.

Ворвалась в комнату словно вихрь и захлопнув на щеколду рухнула на кровать лицом в подушку, предаваясь отчаянным рыданиям, пока никто не видит.

— Кролик? — раздался удивлённый голос Даррэха из-под кровати. Мой поток слёз тут же иссяк, и я осторожно сползла с кровати и уставилась под неё. Князь помахал мне ручкой в перчатке.

— Князь?! — удивилась я. — Вы что там делаете?!

— У нас дополнительные занятия… сегодня, — порадовал он меня. — Твой отец настоятельно рекомендовал не приходить. Да и матушка твоя тоже мне пообещала много чего волшебно-опасного. Поэтому я решил, что им не стоит знать о моём присутствии в вашем доме.

— Даже если сложить вместе все угрозы моих родителей, — продолжала недоумевать я, — вы под кроватью — это несколько странно для демона. Не находите?

— Возможно, — не стал спорить со мной. — А ты чего плакала? — почти шёпотом спросил он.

Показала ему кольцо на пальце и тяжело вздохнула.

— Ты дала согласие? — его голос стал внезапно жестким.

— Нет, — прошептала я. — Моя мать одела кольцо на мой палец, и оно сработало.

— Фалан? — уточнил у меня князь, он даже не скрывал, что он в ярости. Я положила голову на пол, чтобы было удобно смотреть на Даррэха.

— Да, — он был таким забавным, лёжа под моей кроватью, даже в гневе, впервые захотелось протянуть руку и коснуться другого человека. — Его предложение было неожиданным, — зачем-то сказала я.

— Ты выйдешь за него замуж? — спросил он, но тут же ответил сам: — Конечно выйдешь. У тебя нет выбора. А до свадьбы ты успеешь влюбиться!

— И сразу овдовею во время поцелуя, — оптимистично добавила я.

— Не овдовеешь, — почти рявкнул Даррэх. — При первом поцелуе в браке достаточно любви одного из вас двоих.

— Злой вы, — внутри меня наступил необычный покой, скорее всего это после перенесённого стресса. — И вообще мне нравится другой, — пояснила я Даррэху.

— Вот как, — раздражённо произнёс он и моя кровать медленно поплыла вверх по воздуху. Князь молча стал подниматься. Села на полу, наблюдая за его манипуляциями.

— И кто же тот счастливчик, который завоевал сердце кролика? — бурчал он, осторожно возвращая кровать на место.

— Он давно умер, — ответила я ему, вспоминая старую картинку, которую я приглядела в одной из старинных книг и украдкой вырвала листок. Его я бережно хранила в одном из любовных романов в своей комнате.

— Кхм… оживить вряд ли его смогу, — голос Даррэха был уже почти нормальным, две ножки кровати аккуратно встали на пол.

— Думаю вам невыгодно его оживление, вы убили его, — произнесла я, с замиранием глядя на то, как оставшиеся ножки кровати опускаются на своё место. Внезапно магия князя дала сбой и кровать рухнула, громко стукнув ножками о пол. Мы с князем переглянулись.

— Под кровать, — посоветовала я ему. Он отрицательно покачал головой и показал пальцем на ванную комнату. Кивнула в знак согласия.

Только он скрылся за дверью, ко мне попыталась ворваться мать. Щеколда выдержал напор.

— Зои! Что происходит?! — паниковала она, пытаясь сломать препятствие.

— Мама, всё хорошо, — я открыла дверь. — Я переставляла мебель магией, не рассчитала силы.

Мама осмотрела кровать, заглянула под неё, задумчиво поморщилась.

— Пахнет мужским парфюмом, — сделала вывод она. — В твоей комнате был князь Даррэх? — её глаза расширились от ужаса от страшной догадки. А я и не заметила, что в комнате чужой запах.

— В моей комнате его плащ, — тут же отмазалась я. — Фалан уже ушёл? — перевела я разговор в другое русло.

— Ещё нет, мы договариваемся о свадьбе с его родителями, — ответила она мне. — Можешь присоединиться.

Вздохнула и отрицательно покачала головой.

— Я воздержусь пока.

— Не расстраивайся, так будет лучше только для тебя, — её губы дрогнули и на глаза навернулись слёзы, но она сдержалась. Её пальцы поправили мне выбившиеся из косы локоны.

— Я проиграла все варианты твоего будущего, но Фалан самый безобидный из всех, иначе князь тебя погубит, — сказала она и поцеловала меня в лоб. — Я не дам тебя в обиду, никому и никогда. Ты моя дочь, я буду биться за тебя до последнего вздоха, — она вжала меня в себя до хруста костей.

— Со мной всё будет в порядке, — успокоила я её и обняла за талию. Она погладила меня по волосам и поцеловала в макушку.

— Мне нужно идти, — отпустила она меня и смахнула пальцами одинокие слёзы со своих глаз. — В пятницу будет бал в честь помолвки, а на следующий день бракосочетание. Надо всё подготовить.

— Иди, — согласилась я, содрогаясь от того, что до официальной регистрации брака осталось меньше недели.

Дверь за матерью закрылась, я тихо вернула щеколду на место, запирая дверь.

— Торопятся. Лейла что-то знает такое, чего не знает никто, — раздался голос Даррэха за моей спиной. Повернулась к нему лицом и прижалась спиной к двери. Несмотря на то, что большая часть тронутого тленом лица было закрыта капюшоном, я понимала, что он был серьёзен как никогда. Он сделал точно такие же выводы, что и я.

Она сказала, что он погубит меня. Моя мать провидица — она видела будущее. Её слова означают только одно — она видела, как Даррэх меня погубит. И теперь мы знаем это оба.

— Наши занятия продолжатся до твоего замужества, — поставил меня в известность Даррэх. — Думаю за несколько дней я не успею тебя убить, да и проклятье мне не даст этого сделать.

— Зачем? — я действительно не понимала его упорства.

— Отбор женихов пошёл не по плану, — горько усмехнулся он. — Мне будет скучно без моего кролика.

— Печально, — посочувствовала я демону. Оказывается, я у него любимая игрушка.

— Кстати кто тот несчастный твой возлюбленный, убитый мною, — поменял он тему разговора.

— Князь Даррэх, настоящий князь, — ответила я. — Вы занимаете его замок.

Раздался смешок, он наклонил голову, потом резко поднял и спросил:

— Где ты его видела?

Спокойно подошла к полке с книгами и выудила нужную, привычным движением открыла в знакомом месте и достала потрёпанный листок. Полюбовавшись на красивого мужчину, я протянула листок демону. Тот спокойно взял его, молча посмотрел и спросил:

— И как давно он нравится тебе?

— Как только увидела, — честно ответила я.

— Странно, его изображений несколько столетий нигде нет, в замке осталось две картины и те убраны, — задумался Даррэх и вернул мне листок. — Ригран в своё время приказал уничтожить все его изображения.

— Он красивый, — я задержала на картинке взгляд, едва удержала себя от восторженного вздоха и поцелуя любимой картинки. Князь похоже догадался о моих чувствах и утешил меня по-своему:

— Жил как придурок и умер так же. Ты ничего не потеряла.

Сжав крепко губы, чтобы не послать князя в лес, я положила рисунок на место и вернула книгу на полку.

— Предлагаю тебе, — воодушевлённо произнёс князь, — раздеться. Накинуть мой плащ и пойти к озеру, где ты будешь перекидываться в ястреба.

На слове «раздеться» у меня дёрнулся глаз, но вторая часть его показалась мне ещё более бредовой.

Через двадцать минут я шла рядом с Даррэхом по вечернему лесу в одном плаще и лёгких туфельках.

Глава 26

Мы снова пришли на берег озера.

— Плащ не снимай, пробуй прямо в нём, — посоветовал мне заботливо князь. — И с учётом того, что птицы плохо видят в темноте, советую далеко не улетать, — вверх взвился магический шаг и осветил полностью поляну.

— А если плащ испортится? — с недоверием я спросила у учителя, припомнив, как сгорело моё платье при первом превращении.

— Свой отдам, — успокоил меня педагог года. Задумалась над его предложением, состроив серьёзную рожицу.

— Хм! Хотя, если хочешь, можешь раздеться, — внезапно согласился он.

Задумалась ещё сильнее, подозревая подставу от демона. Я кожей почувствовала, как на его губах заиграла коварная демонская улыбка.

— Нужно обязательно снять кольцо с твоего пальца, — предупредил он меня. Я тут же попыталась стянуть ненавистное кольцо — оно не поддалось. Оно свободно сидело на пальце, но категорически отказывалось покидать его.

— Не снимается, — пыхтя пробурчала я.

— Заколдовано, что вполне ожидаемо, — усмехнулся иронично князь. — Зои, его нужно снять, оно может повредить тебя во время превращения. Попробуй с помощью магии.

— Не снимается, — кряхтела я, старательно крутя колечко. Я даже высунула язык от усердия.

— Дай, я сам попробую, — не выдержал князь и я, ни на минуту не задумываясь, протянула ему руку. Даррэх аккуратно двумя пальцами взялся за голубой камень. Очень осторожно, не касаясь меня, он потянул кольцо. Я не сразу поняла, почему его подняло в воздухе. Тьма, полетевшая от меня, обвила демона за талию и размахнувшись им, как метательным снарядом, закинула в воду.

Полюбовалась на палец без кольца, и погладила по голове материализовавшуюся рядом Тьму в виде красивого чёрного огромного пса. В воде послышались всплески, вот и проверили — Даррэх и о стены не убивается, и в воде не тонет!

— Ррррр…, - зарычал пёс, оскалив белые зубы, когда князь вылез на берег.

— Хорошая собачка, — похвалил пса князь, выжимая низ плаща прямо на себе. — Надеюсь мы подружимся, — с надеждой в голосе произнёс он.

Грозное:

— Ррррр…, - было ему ответом. Пёс внезапно растворился в воздухе — он рассыпался сначала в сияющий чёрный туман, а потом инеем осел на траву, где окончательно исчез.

— Хороший у тебя телохранитель, — усмехнулся князь, вокруг него пронёсся тёмный вихрь из магии. Одежда на Даррэхе мгновенно высохла, везёт же ему — я так не умею магичить. Он подошёл и протянул мне руку, раскрывая ладонь. Покрывшееся ржавчиной помолвочное кольцо с треснувшим камнем покоилось на его перчатке.

— На кольце была древняя магия, мнение невесты не учитывается при такой помолвке, — пояснил он мне.

— Понятно, — я протянула руку, чтобы взять кольцо, но князь одёрнул её, сжав кольцо в кулаке.

— Я подарю тебе пустышку, копию этого кольца, — пояснил он мне. — Никто не поймёт из-за проклятья. А потом ты сама решишь, как тебе поступить. Пора начинать урок!

Превращение получилось с первого раза, закружила над поляной, радостно крикнув по птичьи. Судя по тому, как князь подёргал головой и плечами, мой крик его впечатлил.

— Сядь мне на руку, — крикнул он, вытягивая руку в сторону. — Хочу узнать действует ли проклятье в ипостаси ястреба.

Осторожно спланировала и села на его руку. Наши глаза встретились. Судя по тому, что князь не корчился в судорогах, в виде птицы я была не опасна. Я не сдержалась и снова крикнула. Даррэх выругался на древнем языке, но я знала перевод. Бедняга волновался за свой слух и чистоту штанишек. Взмахнула крыльями и села в траву.

— Обернись обратно сама, — попросил он меня. Попробовала. Зря. Знакомая ястребодевушка в плаще возникла перед уже без того психологически травмированным демоном. По тому, как он вздрогнул я поняла, что у демонов оказывается очень нежная психика.

— Зои, — произнёс он. С меня тут же посыпались перья.

— Едва выжил, — пожаловался он и протянул мне знакомое яблоко. Ловко подхватила ядовитый плод и тут же надкусила. Божественный нектар наполнил мой рот, и я простонала от удовольствия.

— Хм, — задумчиво хмыкнул князь и в его руке появилось ещё одно яблоко. Не раздумывая, он надкусил его. Тщательно прожевал. Когда дегустация закончилась, он сказал:

— Яблоко, как яблоко, — и пожал с недоумением плечами. — Ещё один эксперимент и тебя надо вернуть домой.

Доела яблоко и с удовольствием рванула вверх. Демон был прав, я видела хуже, если удалялась от источника света. Ловко села на его вытянутую руку, потопталась, удерживаясь когтями. Князь вместо насеста.

— Можно на охоту с тобой ходить, — порадовался он, найдя моей второй ипостаси самое разумное применение по его меркам. В знак протеста слетела с руки и приземлившись в траву тут же перекинулась в саму себя. В этот раз перьев не было.

— У меня получилось! — взвизгнула от радости я и бросилась к демону, чтобы повиснуть у него на шее. Даррэх ловко увернулся.

— Только без рук! — возмутился он. Сделала вид, что обиделась и принялась обуваться.

— Снимешь проклятье, так и быть дам себя потрогать, — попытался утешить меня князь.

— Думаю, что это случится нескоро, — оптимистично заявила я. Меня шатнуло и я почувствовала, как мои губы целуют. Князь стал расплываться перед глазами.

— Спи, моя сладкая ведьмочка, — услышала я голос князя словно издалека. И тут же всё исчезло. Ночной лес, гладь озера, Даррэх напротив меня. Всё стало ярким и насыщенным, ночь дыхнула на меня прохладой, бодря и напоминая, что под плащом я нага.

Мы очень быстро вернулись, князь помог мне добраться до комнаты и ушёл из неё через портал. Я, переодевшись, отправилась на кухню. Яблоками я не наелась и желудок требовал чего-нибудь посерьёзней после ночной прогулки. Перекус прошёл без приключений. И уже через полчаса я дрыхла в своей постели, смотря сны с полётами в виде ястреба.

Разбудил меня чей-то настойчивый взгляд. Открыла глаза и огляделась. Робкие первые лучи солнца пробивались через штору, в комнате никого не было. Приподнялась на локте, чтобы осмотреть всё внимательней. На подушке рядом лежала коробочка чёрного цвета. Уже догадываясь о том, что я там увижу, я взяла её в руки и открыла. Знакомый голубой камень снова радостно встретил меня и загадочно подмигнул. Подхватила кольцо, Даррэх сказал, что это подделка. С удовольствием надела его кольцо себе на палец, по коже от кольца поплыла Тьма, проникая внутрь, на запястье проступила татуировка в виде витиеватой восьмёрки. Попыталась в панике скинуть с себя кольцо, но оно не поддалось. Тьма, оплетающая мою кисть, исчезла, а я с ужасом понимала, что я только что приняла помолвочное кольцо от демона. Что будет на свадьбе? Его магия не даст заключить брак!

Какой позор! Я убью Даррэха!

Никогда раньше я не собиралась с таким остервенением на занятия в академию. Хорошо, что рукав платья скрывал татуировку. Мать была удивлена моему раннему подъёму и ещё больше удивилась, когда я потребовала перенести меня в академию.

— Тебе не обязательно туда ходить, — объяснила она мне. — Фалан сделал тебе предложение, он вправе разрешить тебе не посещать занятия.

— А как я в Фалана влюблюсь? — возразила я, гордо вздёрнув подбородок. — Помрёт ваш Фалан при первом же поцелуе!

— Хорошо, — сдалась мать. — Возможно так действительно лучше, но от князя держись, как можно дальше.

— Если, что я его забью проклятьем, — поддержала я мать. И я готова была его прибить к стеночке с помощью своего телохранителя.

В аудиторию я входила с уверенностью, что князь серьёзно пострадает от моей руки. В какой-то момент я поняла, что в аудитории стоит мёртвая тишина. Даррэха ещё не было, как и Фалана. Меня сопровождали тяжёлые взгляды однокурсников, пока я спокойно шла к своему месту.

— Выскочка, — произнёс женский голос в полной тишине. Я остановилась и повернулась к девушке. Эльзе, первой красавице в академии, пророчили брак с Фаланом. По сути, я разрушила её будущее, она дочь обнищавшего лорда, а принц был неприлично богат. Ходили слухи, что у них была любовная связь. Меня прожгли полным ненависти взглядом синих глаз. Игра в гляделки могла продолжаться долго, если бы в аудиторию не вошёл Фалан. Адепты сразу ожили и про меня мгновенно забыли.

— Доброе утро, — на его губах расплылась красивая улыбка. — Я сегодня сижу с тобой, — проворковал он, только вот бледность на щеках выдавала его с потрохами. Как полюбить ту, которая тебя может убить? Я не допущу этого брака, если я не влюблюсь. Внезапно вспомнила про кольцо от демона. Есть у меня подозрение, что брак заключить не удастся.

Только мы уселись в первый ряд, вошёл педагог всё в том же амплуа — полудохлый трупик в капюшончике. Я достала полюбившуюся мне ручку, возможно для того, чтобы метнуть ею в Даррэха.

— Адепт Фалан, будьте добры пересядьте на своё место, — потребовал князь, остановившись возле моего ряда.

— Она моя невеста, я посижу рядом с ней, — отозвался смело принц. Интересно сколько у него жизней? Князь хотя бы бессмертный.

— Ваши розовые сопли меня ни капли не волнуют, адепт Фалан, — в его голосе звучала сталь. — Я вышвырну вас с лекции, если вы будете меня раздражать вашей псевдолюбовью.

Фалан шумно встал, пнул с яростью один из стульев, чтобы освободить себе путь и молча двинулся к выходу. Через пару минут за ним захлопнулась с грохотом дверь.

— Есть ещё желающие вступить в брак? — задал он громко вопрос аудитории.

Адепты ответили молчанием.

— Отлично, приступим к занятию, — произнёс он и двинулся к столу. Прижала ручку к губам, чтобы не сказать ему чего-нибудь язвительного. Даррэх сел на своё место и сказал:

— Вопрос! Как избавиться от помолвочного кольца, если на нём древняя магия, принуждающая невесту вступить в брак с мужчиной против её воли?

Меня подкинуло на стуле. Ещё никогда в жизни я не хотела услышать ответ на вопрос, как сейчас.

— Такая магия запрещена! — ответил кто-то из адептов.

— А если предположить, что ею кто-то всё-таки воспользовался, — не отступил Даррэх. — Что делать несчастной, попавшей в западню?

— Выходить замуж, — ответила девушка, сидящая слева чуть выше от меня. — Избавиться от заклятья невозможно.

— А вот тут я поспорю, — не согласился князь. — Выход всегда есть, просто надо мыслить шире. Сейчас у каждого на столе появится фолиант, где описан способ наложения заклятья на кольцо. Ваша задача через полчаса дать мне верный ответ, как от него избавиться.

Передо мной тут же появилась небольшая книга, на которой вполне понятно было написано: «Привороты и принуждение. Всегда твоя».

Я очень быстро нашла рецепт заклятья. Как избавится от него я уже знала — это снять заколдованное кольцо. Но я не знала, что использовал князь, когда стаскивал с моего пальца кольцо Фалана. Как я не ломала голову, я ничего не смогла придумать. Когда прошло полчаса, князь принялся пытать адептов, но в аудитории никто не смог ответить на его вопрос.

— Надо избавиться от кольца, — подала голос я и натянуто улыбнулась, припомнив, как я смело разгуливала со своим преподавателем в одном плаще по лесу. Именно сейчас мне стало ужасно стыдно за своё поведение.

— А как избавиться от кольца, Зои? Просто так его не снять, — он опять забыл добавить слово «адептка».

— Не знаю, — пробормотала я и кажется покраснела. А могла ведь спросить у него ночью, как он это сделал!

— Плохо, очень плохо, Зои, — пожурил он меня и приступил к пыткам остальных адептов. Но правильного ответа так никто и не дал. Было даже предложение отрезать палец.

— Кольцо может снять другой мужчина, который готов вступить в брак с невестой поневоле, — объявил князь в конце лекции. — Ответ был простым. Все свободны.

Я с места не двинулась, когда адепты начали покидать аудиторию.

— Насколько я помню расписание, в твоей группе есть ещё лекции, — произнёс Даррэх и встал на ноги.

— Ваше кольцо…, - прошипела злобно я. — Оно меня пометило, как вашу невесту.

— Не понял, — удивился он и широким шагом подошёл ко мне. — Оно должно было создавать иллюзии помолвки, магии было минимум.

Я повернула руку ладонью вверх и обнажила запястье, демонстрируя ему татуировку. Он замер явно шокированный каким-то новым для себя открытием, потом внезапно протянул руку и ткань перчатки скользнула по моему запястью в нежной ласке.

Тьма тут же обвила его за ноги. Я закрыла глаза ладонями, чтобы не видеть, как демон вылетает из аудитории вместе с дверью. Рядом со мной опять села чёрная собака и замахала приветливо хвостом, открыв пасть в счастливой улыбке. Осторожно погладила собаку-улыбаку и пёс растворился полностью удовлетворённый.

В аудиторию вернулся полуживой демон. Он нетвёрдой походкой прошёл мимо меня. Попыталась спросить у него, чем ему помочь, меня жестом попросили молчать.

— Может быть…, - снова заикнулась я о своей помощи, когда он сел на стол.

— Нет, — прервал он меня. — У меня резко разболелась голова. Дополнительных занятий сегодня не будет. И завтра тоже. И послезавтра. И в пятницу. Иди готовься к свадьбе, моё кольцо снимет Фалан.

Я встала и отправилась к выходу, на душе почему-то стало тошно.

— Я не хочу тебя больше видеть, — произнесли мне вслед. Пол поплыл под ногами, слёзы сами навернулись на глаза.

— Не очень-то и хотелось, — спокойно ответила я ему, подходя к двери. В коридоре я едва не столкнулась с адептами. Магия моей матери хорошо оберегала от меня окружающих. Остаток занятий я провела в саду академии, укрывшись в кустах в самом дальнем углу.

Домой я вернулась в твёрдой уверенности, что в академию я больше не вернусь.

Глава 27

Как бы я себе не обещала, но утром следующего дня я снова входила в аудиторию князя. Дверь была на месте, словно вчера не случалось никаких странных происшествий. Даррэх проигнорировал моё появление, я спокойно села в первый ряд.

Тема лекции была та, что заявлена в графике. Мной не интересовались, не задавали мне вопросов и на мои высказывания реагировали односложными ответами, исключая возможность вести с ним диалог. Ко всему прочему он покинул аудиторию вместе с адептами. Ничего другого не оставалось, как отправиться на следующую лекцию. Где-то внутри меня копились беззвучные рыдания, готовые вырваться наружу. Зачем он так со мной? Что я ему сделала?

Спас меня от снедающий печали Фалан. Я постепенно втянулась в общение с ним, слушая его забавные истории на любую тему. К концу занятий я уже хихикала до слёз над очередным его рассказом. Ко мне постепенно стали подтягиваться его друзья. Как бы там не было, но с учётом происходящих событий в мире, Фалан, вступая со мной в брак, становился главным претендентом на трон. А дружба с нами сейчас в академии могла принести в будущем много преимуществ. Я понимала их, понимала эти вежливые улыбки и подыгрывание Фалану, раньше бы я отправила всю эту братию в лес, но сейчас чужие слова: «Я не хочу тебя больше видеть», произнесённые мне в спину жгли мне душу, вызывали в сердце дикую боль, и мне хотелось сделать больно ему. Показать ему, что мне хорошо и без него, что я могу справиться без его помощи.

Но похоже мои попытки отомстить демону не давали результата, меня игнорировали. Я вечерами бегала на озеро, я ждала его там, теша себя надеждой. Мне так хотелось, чтобы он пришёл, но он не приходил. Мне едва хватило благоразумия не использовать в очередной раз вызов демона. Я практически не спала, экспериментируя с ястребом. Я научилась полностью перекидываться из птицы в человека.

Но он не приходил. Я даже заглядывала под чёртову кровать, ища его там. Я злилась на саму себя, отчаянно пытаясь вычеркнуть чудовище из своей памяти. Его кольцо я ни разу не пыталась снять.

День бала подошёл быстро, в тот день меня не отпустили в академию. Мама готовила меня к выходу в свет тщательно, красивое нежно-зелёное платье с открытым верхом. Оно невероятно шло мне. Она уложила мне волосы просто, собрав локоны на голове и обнажив шею. Я смотрела на себя другую и мне хотелось рыдать. После свадьбы я не пойду в академию. По поведению Фалана можно было сказать, что он влюблён в меня. Я спрошу у него сегодня, обязательно спрошу.

Бал был во дворце семьи Самис. Нашу семью встретили так же торжественно, как и все остальные. Меня не стали проводить через чёрный вход, чтобы я ненароком кого-нибудь не убила. Отец был убийственно-спокоен, мать заметно нервничала, она даже ненароком бросила фразу: «Лучше бы сразу обряд бракосочетания, можно было бы бал пропустить и организовать позже».

Где-то минут через тридцать нас вывели с Фаланом на небольшой помост, где торжественно объявили о помолвке. Демонстрировать кольцо мне никому не пришлось (с подругами не задалось), да и в плясках я участвовать не смогла, хотя очень захотелось, когда я в толпе увидела князя — он лениво хлопал в ладоши, когда объявили о моей помолвке. На приёме на балу был и мой дед Ригран Шэй, видела я его впервые. Официально представить меня ему не успели, хотя отец предупредил, что знакомство с королём у меня обязательно сегодня состоится.

Я с жадностью маньяка отслеживала глазами передвижения князя по залу, хорошо, что его чёрный капюшон был виден издалека. Меня оставили одну на невысоком балкончике, когда был объявлен вальс. Я видела, как князь пригласил на танец красивую девушку, которая едва не упала в обморок от ужаса. Потёрла камень его кольца на своём пальце и отступила внутрь балкона. А потом, чтобы не видеть зал вышла в коридор. Было пусто и я решила немного прогуляться по замку. Гостям всё равно не до меня, да и туфли на высоком каблуке оказались жутко неудобными.

Через минут пять я наткнулась на приоткрытую дверь, за которой оказалась библиотека. Как только я переступила порог, тут же зажглось освещение. Выбрав себе книжку по занимательной магии, я скинула обувь и улеглась на небольшой диванчик, который стоял в укромном месте спинкой ко входу. К моей великой радости книга оказалась увлекательной, и я даже забыла про вредного демона. На 35 странице я поняла, что ноги у меня затекли и я вытянула их. Так как диванчик в длину был меньше моего роста, ноги я высунула наружу и помахала ими.

— Зои? — услышала я голос Даррэха. Медленно спрятала свои голые пятки обратно и, сев, высунулась из-за дивана.

— Зои, — усмехнулся он, — тебя ищут, — сообщил он мне. — Невестам не положено прятаться на своей собственно помолвке.

— Как вы меня нашли? — тут же спросила я, с трудом вспоминая сколько поворотов я сделала пока добралась до библиотеки.

— Интуиция, — иронично ответили мне. — Тебе нужно вернуться в зал, тебя ждёт король. Татуировку на твоей руке надо спрятать, её не видят другие, но король точно увидит. Его магия практически безгранична.

Так вот почему мне никто не задавал вопросов про неё — её попросту никто не видит.

— Что это за метка? — спросила я и снова взглянула на странный узор на своём запястье.

— Я расскажу тебе после бракосочетания, если захочу, — вывернулся Даррэх. Возникло стойкое желание швырнуть в негодяя книгу. Едва сдержалась.

— А сейчас нельзя рассказать? — злилась я.

— Нет, — отказал он мне второй раз.

— Ненавижу вас, — вырвались с моих губ ядовитые слова, наполненные болью и обидой.

— Это хорошо, — похвалил он меня. Вскочила на ноги и швырнула в него книгу. Пока он ловил книгу, я схватила туфли и принялась кидать в мерзавца.

— Ненавижу! — прошипела злобно я, хватаясь за подушку на диване, в тот момент, когда он ловко перехватил вторую туфлю. Размахнулась и от всей души кинула ею в князя, подлец не стал её ловить, он от неё ловко увернулся. В этот момент в коридоре раздались голоса. Мы с князем замерли и вопросительно переглянулись.

— Туда, — показал он мне рукой на стеллажи с книгами, и мы одновременно сорвались с места, чтобы бросится в укрытие. До меня только позже дошло, что прятаться с князем в самом дальнем тёмном углу библиотеки было идиотским решением, как моим, так и князя.

— Тссс, — произнёс князь, прижимая палец к губам и протягивая мне мою обувь. В библиотеку вошли, я узнала голос Фалана.

— Отец, я не полюбил её! Я не буду целовать её во время бракосочетания, она же убьёт меня! — злился принц. Вот так сюрприз, не одна я в ярости из-за предстоящего брака.

— Ты обязан с ней поцеловаться, — возразил ему отец. — Проклятье снять можно только во время бракосочетания, в любой другой момент — это невозможно. Даже если бы вы оба любили друг друга, снять проклятье можно только во время обряда поцелуем первой любви.

— А если она убьёт меня?! — психовал принц. — Вдруг обряд не сработает!

— Кольцо, которое ты ей подарил, должно было вызвать у неё к тебе влюблённость за этот период времени. Не волнуйся, она спит и видит завтра вашу свадьбу, — всё тем же успокаивающим тоном продолжал говорить отец Фалана.

— Не похоже, чтобы она жаждала этого брака, — не согласился Фалан. — Я из кожи вон лез, чтобы развлечь её. Она сама не проявляла интереса, а иногда вообще сторонилась меня.

— Она с рождения под проклятьем, думаю она должна бояться навредить тебе, — пояснил ему отец. — Я уверен — она влюблена по уши, ты видел, как она трогает твоё кольцо, с какой надеждой смотрит на него.

— Только на кольцо и смотрит, — не согласился с ним принц. — Может она любит побрякушки.

Даррэх прожёг меня строгим взглядом, от которого захотелось забиться ещё глубже в угол. Прижала к груди туфли и сжала губы, чтобы не ляпнуть чего-нибудь вслух.

— Она жила в лесу, воспитывалась в строгости, — произнёс король Самис. — Женишься и отправишь её обратно к родителям. Если забеременеет после первой брачной ночи, считай, что легко отделался. Сделаешь Эльзу фавориткой.

Внутри стало гадко, но я продолжала слушать их разговор о том, как меня уберут с пути, чтобы Фалан мог свободно управлять миром, как только он доберётся до трона. Я стойко вынесла до конца этот бред, удерживая себя от острого желания выйти и высказать им всё в лицо.

Когда они ушли, Даррэх сказал:

— Этот брак снимет с тебя проклятье. Они правы, Фалан — принц, его поцелуй избавит тебя от проклятья во время обряда.

— А любовь? — не скрывая презрения спросила я.

— У тебя есть выбор? — спросил меня серьёзно князь.

— Выбор всегда есть, — отрезала я ему и не обуваясь отправилась босиком к выходу из библиотеки, крепко сжимая туфли в руках. Князь не стал меня догонять, забыв про татуировку на моей руке, но я чувствовала его тяжёлый взгляд на своей спине.

С королём меня не познакомили — он оказывается уехал по чрезвычайно важным государственным делам пока я отсиживалась в библиотеке. Домой я вернулась в боевом настроении — я твёрдо решила разорвать помолвку.

— Папа! Мама! Он не любит меня! — заявила я родителям, как только мы переступили порог дома. — Я всё слышала! Я не выйду за него замуж!

— Зои, — побелела мать, — так нельзя.

— Зои, будет скандал, — неожиданно для меня побелел отец.

— Ну и пусть, — с твёрдой решимостью пробормотала я. — Пусть думают, что хотят. Мне плевать.

— Зои, — тихо возразил отец, — пойми тебя никто не возьмёт замуж после скандала. Ты останешься навечно с проклятьем. О браке уже официально заявили, твоё имя будет предано позору.

— Я не нужна ему! — выкрикнула я, отступая от родителей. В груди ухнуло: «Я не нужна Даррэху! Не нужна!»

— Зои, ты не имеешь права калечить свою жизнь, — подключалась к отцу мать. — Ты обязательно будешь счастливой, у тебя с Фаланом впереди много лет жизни, вы успеете полюбить друг друга.

— Меня планируют сослать обратно и завести себе фаворитку, — выплеснула я из себя ядовитые слова. — Я для него просто предмет для достижения цели. Они даже кольцо заколдовали, чтобы я влюбилась в него фальшивой любовью!

— Зои от брака нельзя отказываться, так лучше для тебя, — мои слова не слышали. Я в отчаянии махнула рукой, закончив разговор, и, не пожелав никому спокойной ночи, пошла к себе в комнату. Я слышала, как мать хотела пойти за мной, но отец остановил её фразой: «Не надо, ей нужно побыть одной».

Ночью я не смогла уснуть, несколько брала в руки книгу по вызову демонов и снова убирала её обратно. Под утро я накинула на голое тело плащ и босиком побежала к озеру. Над водной гладью поднимался густой туман, солнечные лучи пробивались сквозь него, отчего клубы тумана приобретали более волшебные оттенки.

Я потянулась вверх и взмахнула крыльями. Где находился замок князя, я уже знала.

Глава 28

На удивление на полёт до замка князя я потратила меньше времени, чем планировала. Уже в обед я летела над снежной равниной, приближаясь к горам, где и находился его замок. Даррэха я увидела сразу, он тренировался во дворе, сражаясь на мечах с пятью мужчинами одновременно. Мой крик заставил его остановить сражение.

Он посмотрел вверх, недолго понаблюдал, как я кружу над двором, а потом лениво вытянул руку в сторону, предлагая мне сесть. С радостью ухнула вниз и спикировав красочно села на его руку, крепко вцепившись в камзол. Плаща на нём не было. Даррэх даже не поморщился, когда мои когти вонзились через ткань в его плоть.

— И как ты пробралась на мою территорию? — заинтригованно поинтересовался он. — Светлым вход воспрещён. Магия на границах не должна была тебя пропустить.

Спрыгнула с руки, планируя в воздухе и опустившись аккуратно на каменный пол, я превратилась в девушку. Босые ноги обожгло холодом, плащ заботливо укутал, но его тепла явно было недостаточно, чтобы согревать меня.

— Я не знаю, — ответила я ему на вопрос. Моя решимость заметно поубавилась, меня стало подколачивать одновременно и от холода, и от страха.

— Надеюсь причина в твоём проклятье. Не хватало, чтобы светлые шастали по моим территориям туда-сюда, — усмехнулся он, пряча в меч ножны. — Зачем пожаловала? — неприветливо спросил он у меня, уставившись на меня единственным взглядом.

— Поцелуйте меня, — выпалила я, внутри всё похолодело и сердце взорвалось в бешенном ритме. Мужчины, участвовавшие в тренировке, озадаченно между собой переглянулись и видимо поняв, что назревает что-то очень опасное для их жизни, начали тактично пятиться к двери.

— Вот как?! — удивился Даррэх. — Тебе настолько жалко своего принца, что ты решила снять проклятье с помощью меня, — произнёс он с презрением. — Никаких поцелуев, Зои. Улетай обратно, — отрезали холодно мне.

— Я не поэтому, — растерялась я и шагнула к нему, пятки снова обожгло холодом. Мне и в голову не приходило, что он может как-то иначе видеть ситуацию с Фаланом.

— Улетай, Зои, Фалан снимет проклятье, — спокойно ответил он и отправился к дверям, в которых исчезли до этого бойцы с мечами. Я смотрела ему вслед и от отчаяния готова была бежать за ним. Неужели он не видит, как сильно я привязалась к нему? Слепец!

— Я люблю вас, князь, — тихо произнесла я. — Люблю, — повторила ещё тише и взмахнула крыльями. Я видела, как он резко развернулся.

— Зои, — мои губы нежно поцеловали, — пока просыпаться.

Даррэх снова поцеловал настойчиво, его губы скользнули по щеке, обдав кожу тёплым дыханием. Так хорошо было в его объятиях, потянулась за очередным поцелуем. Князь не заставил себя ждать, подарив мне волшебный поцелуй.

— Не увлекайтесь, — раздался голос Васисуалия. — Даррэх, я с удовольствием выполню твою просьбу и повоспитываю тебя косой, если у тебя опять будет демонический целовальный срыв.

Князь замер, подумал и, сделав серьёзное усилие над собой, оторвался от моих губ.

— Где ты остановилась? — спросил он полушёпотом, старательно игнорируя жнеца.

— Я призналась тебе в любви, нарушая все правила, традиции и этикет во дворе твоего замка, — ответила я ему, с трудом представляя, чем обернётся мне моё признание. Но мне не стыдно, я сделала то, что должна была сделать.

— Самый лучший момент в моей жизни, — проворчал довольный демон и целомудренно чмокнул в лоб.

— Я второй раз предупреждать не буду, — тут же отозвался жнец. — Косу наточил.

— Я помню, помню, — буркнул в ответ князь. — Никаких безумных поцелуев.

— Почему? — удивилась я. Хотя ответ я уже знала, Даррэх едва сдерживался от острого желания зацеловать меня до сумасшествия.

— Ты ещё не все восстановила в памяти, — ответил Даррэх. — Ты сейчас поешь, немножко отдохнёшь от сна и снова баеньки. Нужно чтобы все детали твоей памяти были на месте, — ворковал он, пока его рука нагло ползла под одеялом по моей талии.

— Руки! — навис над нами жнец. Такое строгое выражение на его черепе я видела впервые.

— Хорошо, — покладисто согласился Даррэх и нехотя убрал руку. Меня так же нехотя оставили одну, Даррэх ушёл в душ первым.

Через пару часов я, наевшись от пуза и откинувшись на спинку стула, ползала в телефоне на новостных сайтах и ждала пока высохнут волосы в то время, когда князь учился вести домашнее хозяйство. Хочу сказать вначале он хотел уничтожить грязную посуду с помощью магии, но после ролика в интернете он смело взял губку в руки и принялся тщательно выполнять моечный процесс. Васисуалий подбадривал князя ценными рекомендациями.

— Дорогая, я всё, — на мои плечи легли мужские руки, смело перемывшие всю посуду.

— Может мы прогуляемся, — я тут же принялась прощупывать супруга на предмет слабости к моим просьбам.

— Я видел какие новости ты читала, — мой фокус не удался. — Мне кажется это нереально.

— Давай попробуем, — положила я свою ладонь поверх его. Он тут же перехватил мою руку и, крепко сжав пальцы, позволил опустить ниже, чтобы мне было удобно.

— Нет, — в голос мне ответили оба мужчины.

— Можно же попробовать изменить ход событий в отправной точке, — не сдалась я, продолжая свои нехитрые манипуляции по управлению демоном. Я откинула голову назад и встретилась с насмешливым взглядом Даррэха.

— Нет, — сказали мне одними губами. — Это опасно для тебя, — не сдавался князь.

— Я только попробую, а ты меня потом сразу перенесёшь, — принялась канючить я, строя супругу невинные рожицы со вселенской печалью в глазах.

— Вот как тебе отказать? — усмехнулся он, его пальцы скользнули по моим волосам. — Совершенно невозможно.

— Я возражаю, — категорически заявил Васисуалий. — На меня её чары не действуют.

Даррэх отстранился, позволяя мне нормально сесть.

— Ну-ну, — скептически произнёс он.

— Васисуалий, — я помахала ресницами и вздохнула, глядя в глазницы жнеца тоскливым взглядом. — Не попробуем — не узнаем, — заинтересовывала я его осторожно, соблазняя возможностью узнать результат.

— Хорошо, — не выдержал жнец. — Если Даррэх не успеет, я его точно убью.

Через 10 минут я была готова, как никогда. Князя принарядили в одежду моего отца (она была ему немного мала).

— Пока ты спала я поговорил с твоими родителями и многое объяснил, — сказал мне князь, когда мы вышли из метро, подальше от моего дома для того, чтобы успешно пройти через портал.

— И что ты им сказал? — мне стало обидно. Даррэх знал больше меня и категорически не делился со мной своими знаниями.

— Правду, — ответил он мне. — После сегодняшнего эксперимента я расскажу её и тебе, а потом ты будешь восстанавливать дальше свою память. Готова? — он подхватил меня, и мы ухнули в портал.

Мы оказались посередине зала в аэропорту, Васисуалий появился рядом.

— Давай! — вцепился в меня Даррэх. Не знаю появились ли королевские маги рядом, когда я накрыла магией весь аэропорт и все взлётные полосы. Время стремительно полетело, возвращая нашу троицу на полгода назад.

Глава 29

Демон прижимал меня к себе со спины так нежно и заботливо, что моя магия словно ребёнок резвилась и совершала невозможное. Мантия Васисуалия развивалась от временного вихря. А моя душа летела вместе со временем — он любит меня! Любит! От осознания этого мои чувства накрывали меня с головой и это явно передавалось и Даррэху — он свободно делился своей магией со мной.

Судя по часам, мы стремительно приближались к отправной точке. И вот время замерло, всё вокруг подвисло, дёрнулось, словно заевшаяся пластинка, и поплыло вперёд. Я крепко держала бразды правления. Люди спокойно бродили по огромному залу, не обращая на нас никакого внимания.

— Что будем делать, любовь моя, — с хрипотцой в голосе спросил меня князь. — Устроим погром или сожжём здание?

— Дорогой супруг, — с пафосом произнесла я. — А не перекинуться ли вам в демона, только капюшончик не накидывайте.

— Ммм, — протянул Даррэх, — какой интересный план.

— И заметь скорее всего эффективный, — согласился с ним Васисуалий. — Только надо сделать так, чтобы паники не было, передавят же друг друга.

— А что сделаем с адской летающей машинкой, которая разобьётся в будущем? — спросил князь.

— Сожжём, — подсказала я демону.

— Согласись, Васисуалий, у меня чудесная жена, — похвастался мною Даррэх.

— Я иногда её боюсь, — согласился с ним жнец, а князь отпустил меня из объятия. Внизу под ногами поплыла Тьма. По первым визгам, я поняла, что мой деманюка перекинулся в свою ипостась. Никогда не видела, чтобы так быстро пустело помещение. За пять минут состоялась быстрая и эффективная эвакуация.

— Ууууу, — завыл Даррэх, когда к нам выбежала охрана. Повернулась к актёру: князь стоял на чёрном тумане на высоте двух метров и в руках держал знакомый меч. Вот где он его взял? Хотя может быть это иллюзия. Охранники замерли.

— У-у-у, — произнёс князь и помахал мечом. Печально, но похоже местная охрана была не готова к таким превратностям судьбы. Через пару минут внутри не было больше ни одного живого человека кроме меня. По истеричным сообщениям по динамику о немедленной эвакуации из аэропорта было ясно, что скорее всего здание уже опустело.

— Ну, что, пойдём искать злосчастный самолёт? — спросил у меня Васисуалий.

— Не могу, — шёпотом ответила я, — мне сложно передвигаться и одновременно управлять магией.

— Легко, — тут же отозвался князь и Тьма подхватила меня в мягкое облачко. Даррэх блокировал все входы магией — он разошёлся не на шутку, расчищая себе путь к самолёту. Раньше я не видела всех его возможностей, но теперь понимала, что князь способен на всё.

Самолёт стоял уже у терминала, внутри он оказался пустой.

— И так девочки и мальчики, — объявил нам Даррэх, пока в аэропорт врывался ОМОН и военные. — Мы отчаливаем. Пристигните ремни.

— Куда? — не поняла я его, усаживаясь в кресло. В соседнем поудобнее устраивался Васисуалий.

— В небо, — ответил князь, самолёт дрогнул и покатился.

— Ты забыл завести мотор и дверь закрыть, продует, — проворчал жнец, пытаясь взять ремень. Его костлявые руки проходили сквозь материал и попытки его были безуспешны. Он психанул и превратился в кота.

— Хочу всё прочувствовать, — пояснил он нам.

Князь закрыл дверь магией, а потом сходил в кабинку пилота. Самолёт уверенно набирал скорость, хотя двигатели так и не заработали.

— Пойдёмте туда, там интересней, — позвал он нас, вернувшись обратно. Кот тут же рванул в сторону кабинки пилота, меня же нежно подхватили Тьмой и бережно транспортировали на место развития событий. Мы быстро устроились по местам, кот залез ко мне на колени, под неодобрительным взглядом Даррэха. Но демон промолчал, хотя ревность я почувствовала за версту.

За самолётом гнались автомобили аэропорта. Взлётная полоса впереди заканчивалась, самолёт тяжело оторвался от асфальта, скрипя и угрожая развалится до эпичного падения.

— Куда летим? — поинтересовалась я у Даррэха.

— На поле, тут недалеко, — благодушно ответил князь. — Падать будем с самолётом или эвакуируемся раньше?

— Я, пожалуй, пас. Эвакуируемся, — не согласилась я стать камикадзе.

— Мрау, я останусь в самолёте, — одобрил свободное падение Васисуалий. — Давно мечтал угнать самолёт и разбить его.

— Меня интересует только один момент, — я неожиданно вспомнила кое-что важное. — А как мы уйдём в портал, если я контролирую время? Оно же скорее всего полетит стремительно, пока мы в портале.

Васисуалий переглянулись вопросительно с Даррэхом. Похоже демон про такой маленький нюанс забыл.

— Я могу попробовать посадить его, — пожал недоумённо плечами он и перекинулся в человека. Тем временем впереди показалось поле, заросшее травой. Мы резко пошли на снижение, набирая ещё больше скорость.

— Даррэх, — прошипела я, вцепляясь ему в руку в панике. — Мы же разобьёмся!

Снаружи раздался страшный скрежет металла.

— Отпустил закрылки, — с умным видом произнёс демон.

— Так и говори: «Крылья отломил», — возразил кот. — Закрылки он отпустил, — съязвил Васисуалий.

Закрыла глаза руками, чтобы не видеть происходящее.

— Иди сюда крольчонок, — Даррэх перетащил меня к себе на колени. Раздался ещё более страшный скрежет в салоне, самолёт тряхануло, и князь сказал:

— Скинул багаж! — в кабинке внезапно стало свежо.

— Меня пугает только одно, что теперь летит только одна кабина пилота, — вторил ему жнец. Вцепилась в одежду Даррэха и зарылась лицом в неё на его груди.

— Трусишка, — удивился князь. — Я сильно удивлён. В виде ястреба ты не прятала голову под крыло.

— Я почему-то в этом мире стала бояться высоты, — прошептала я, вдыхая его знакомый запах. Боюсь ли я? Мои губы тронула улыбка. Нет, наверное, не боюсь. Рядом с ним я ничего не боюсь. Осторожно повернула голову и посмотрела в окно — мы медленно снижались.

Я видела, как мы бороздили по полю по траве, как лодка по воде, лавируя между отпавших в полёте деталей самолёта.

— Это было эпично, — произнёс Васисуалий. — Ты лучший пилот, которого я встречал. Даже топливо не взорвалось!

Подозреваю, что Васисуалий раньше с пилотами не был знаком.

— Надеюсь мы упали по плану, — не стал возражать Даррэх.

— Секунда в секунду, — сообщил кот и превратился в жнеца. Меня на руках вынесли из самолёта. Точнее Даррэх шёл по Тьме и нёс меня на руках. Только мы оказались внизу и отошли на безопасное расстояние от аварии, князь попросил:

— Запускай время.

Стрелки на моих часах рванули вперёд. Я с трудом различала происходящее на поле, картинки мелькали и тут же стирались. Нас даже не видели люди, которые разбирали останки самолёта.

— Ты готова уйти в портал? — спросил меня князь, когда дата на часах стала приближаться к настоящему.

— Да, — тихо ответила я и меня повернули к себе.

— С тебя поцелуй, — он осторожно убрал выбившийся из-под шапки локон с моего лица. Смущённо улыбнулась и кивнула головой в знак согласия.

— Представь любое место, — посоветовал он мне. Я закрыла глаза и потянулась за поцелуем. Моих губ легко коснулись, скользнули в нежной ласке и тут же впились, обжигая и сминая. Время остановилось, я почувствовала, как оно вернулось в своё обычное русло. В портал мы не провалились, как я рассчитывала.

— Даррэх, — услышала я незнакомый мужской голос. — Ты не сможешь открыть портал. Отдай мне девочку.

Князь спокойно закончил поцелуй и, прижимая меня крепко к себе, поднял голову, посмотрел на говорящего и ответил:

— Смотрю, Ригран, ты с перепуга решил сам поучаствовать в поимке беглянки. Я не отдам её, она моя жена.

Я повернула голову в сторону говорящего, продолжая укрываться в объятиях Даррэха от неприветливого настоящего. Лёгкие снежинки кружились в воздухе, от аварии в поле не осталось и следа. Картина была безрадостной — нас окружило не меньше сотни магов, во главе был сам король Гамерана.

— Я не собираюсь спрашивать твоего разрешения, Даррэх. Я заберу ту, которая принадлежит мне по праву, — с холодной яростью в голосе ответил Ригран. — Ты забываешь про договор демон, который мы заключили пару тысячелетий назад. Я могу напомнить через магическую печать на твоём теле.

— Ты думаешь я боюсь боли? — усмехнулся ему в ответ Даррэх и мрачно добавил: — Ты уничтожил женщину, жизнь которой я доверил тебе. Я больше не повторю своей ошибки. Я не отдам тебе свою жену.

— Тьма вырвется на волю, ты знаешь. Миры начнут гибнуть, — в интонации Риграна появилось нетерпение. — Ты обязан отдать её мне или убить сам. Я заставлю тебя убить её.

— Печать не сработала, но я думаю ты это уже понял. Я не убью её, — твёрдо возразил князь. — Ты не притронешься к Зои. Никто не коснётся её без моего разрешения. Никто и никогда.

— Даже твоя любовница Евангелина, стала моей женой, когда поняла как это важно для всех и Зои поймёт, — неожиданно разозлился Ригран. — Я отдам тебе её после первой ночи, если она тебе так нужна.

В памяти тут же всплыло имя любовницы демона, которая стала первой Избранной. Её имя я практически забыла за годы с момента прочтения книги по чёрной магии.

— Ты сломал Евангелину, уничтожил и растоптал, — я чувствовала, как Даррэх начал злиться. — Я сделал глупость — позволил ей спасти мир! Позволил ей дать тебе власть, чтобы держать Тьму в узде. Что ты сделал с моей женой? Убил?!

— Она сбежала и по сей день прячется от тебя, — презрительно ответил король. — Отдай мне Избранную, я не буду её убивать — только проведу с ней ночь, и потом ты заберёшь её себе.

— Евангелина мертва. Убить её мог только ты! — меня вжали в себя ещё сильнее, причиняя боль. — Я не отдам тебе Зои. Прощайся со своей властью, Ригран. Пришло время платить по счетам.

У меня в голове начался полный бардак. Я — Избранная? Какой бред!!! Мой дед хочет вступить со мной в противоестественную связь?! Лучше тогда в тюрьму и на казнь. Наверное, я чего-то недопонимаю!

— Как ты смеешь утверждать, что я убил Евангелину! Эта полоумная ведьма сама сбежала, — потерял над собой самообладание Ригран. — У тебя нет доказательств!

— У меня есть доказательства, — я почувствовала, как Тьма Даррэха стала набирать обороты. Внутри меня пришло осознание, что сейчас он будет мстить… мстить жестоко и беспощадно. Он будет убивать безжалостно, с наслаждением.

Даррэх точно знал, что Евангелина мертва, потому что он искал её душу — он нашёл её и наслал на неё проклятье. Мой двойник — Зоя, в прошлой жизни была его женой и любовницей. Я окончательно запуталась. Мой возраст никак не может предполагать того, что я и Зоя один и тот же человек. Я свихнусь от этих загадок!

— Даррэх, пожалуйста, — прошептала я, не надеясь на то, что он меня услышит. — Прошу не надо.

— Мой крольчонок, — ласково ответили мне, — закрой глаза, пожалуйста, — попросил он меня вежливо.

— Даррэх, у тебя глаза чёрные, — услышала я голос Васисуалия, закрывая глаза.

Я должна что-нибудь придумать, должна. Я обязана…

Глава 30

Магия внутри меня тихонечко шевельнулась, и я осторожно попыталась остановить время, так чтобы князь не обратил на мои манипуляции внимание раньше, чем нужно.

— Зои?! — удивился Даррэх, продолжая укрывать меня в своих объятиях. Он нежно взял меня за подбородок и заставил поднять голову. Открыла глаза и посмотрела во Тьму. Его губы тронула лёгкая ободряющая улыбка, но чёрная пелена так и не сползла с его глаз. Вокруг же стояла невероятная тишина, казалось, даже в воздух замер. Снежинки надо мной зависли и не двигались. Было жутко любопытно, что же творится вокруг, но я не могла отвернуться от Даррэха, продолжая как завороженная смотреть в его чёрные без белков глаза.

— Не бойся, — произнёс он мягко. — Я просто немножко их поубиваю, — обнадёжил он меня. — Очень хочется.

— Ммм… не-а, — не согласилась я и мотнула головой. В процессе мотания головой увидела, что все маги стояли в боевых позициях и не двигались, словно замороженные. Васисуалий, подперев подбородок костлявой рукой и оперевшись на косу, с интересом взирал на картину. Он поймал мой взгляд и пожал плечами.

— Любимая, — вкрадчиво попросил Даррэх. — Отпусти время.

— Нет, — твёрдо ответила я и увернулась от поцелуя. Где же волшебная кнопочка у демона, после нажатия которой он становится пушистым зайкой?

— Зои, прошу, отпусти время, — продолжил он нежно давить на меня своей демонской харизмой, от которой если честно хотелось сбежать подальше в лес. Его пальцы скользнули по моей скуле, не успела среагировать, как мои губы уже нагло пленили. Поцелуй был настойчивый, нахальный, требовательный и одновременно нежный, мягкий, сладкий.

— Давай убежим, — сделала я попытку, когда от моих губ оторвались на несколько секунд, чтобы скользнуть губами по скуле и поцеловать в шею.

— Нет, — отказал он тихо мне и снова вернулся к губам. Поцелуй обжёг, заставив прижаться к Даррэху ещё сильнее, но я продолжала отчаянно цепляться за реальность, продолжая контролировать время. Вплетение его магии в мою я почувствовала не сразу. Он рванул нити, удерживающие время, и моя магия легко рассыпалась, время тут же потекло вперёд. Он оторвался от моих губ и тихо произнёс:

— Запомни — я полюбил тебя и только тебя, Зои, и никак иначе.

— Убейте её! — услышала я крик Риграна.

— Неужели дождусь, — пошутил меланхолично Васисуалий, продолжая висеть на косе. — А то только обещают.

— Ты бы в кота превратился, попугал бы магов, — посоветовал язвительно Даррэх. — Внёс бы хаос в ряды врагов.

— Угу, — согласился жрец. — Только об этом и мечтал с утра, как лысым по снегу бегать.

Я попыталась повернуться к магам, но Даррэх силой удержал в своих объятиях. Внезапно стало темнеть. Осмотрелась вокруг насколько это было возможно, находясь крепко прижатой к князю. Тьма захватывала всё вокруг, маги не успевали даже вскрикнуть, исчезая в чёрном густом тумане.

— Закрой глаза, — попросил меня он. — Я не хочу, чтобы ты это видела.

— Прошу, не надо, — с мольбой в голосе попросила снова я. Сердце глухо ухнуло, неужели он всех убьёт? Мне ничего не ответили, а мои глаза обвила повязка из Тьмы.

— Ты думаешь меня это остановит! — мерзко усмехнулся король. — Так или иначе я получу твою девку!

Я услышала звук, похожий на отдалённый гул самолёта в небе — так сталкивается свет и тьма, так начинается между ними борьба, яростная, без права на жизнь. Захват Даррэха ослаб, он переключился с моей защиты на бой с Риграном. Я же из-за повязки на глазах не могла видеть то, что происходило вокруг. Единственное точно могла сказать, что князь и король сражались тет-а-тет, хотя и бились они молча.

Неожиданно Даррэх, с криком: «Убегай!», откинул меня от себя. Упасть я не успела, попав в объятия жнеца. Тьма слетела с глаз, но это не особо помогло. Всё вокруг было затянуто чёрным туманом, в котором сверкали молнии.

— Бежим, — крикнул мне в ухо Васисуалий и потянул за руку в сторону.

— Там князь, — я рванула туда, откуда предположительно меня отбросил Даррэх.

— Они бьются насмерть, — не пустил меня жнец, больнее ухватив за руку. — Бежим.

Одна из светлых молний вонзилась в снег возле моих ног, оставив обгорелую проплешину. Васисуалий дёрнул меня сильнее, и я побежала, увлекаемая жнецом утопая по щиколотку в снегу. Из Тьмы мы вылетели неожиданно. Солнечный свет ослепил меня на мгновение, и меня тут же сбили с ног, вырвав из рук жнеца. Окунув меня в снег лицом, грубо поставили на ноги, завернув руки за спину. На руках защёлкнулись браслеты, магия внутри меня мгновенно погасла. Наручники были антимагическими.

Хмуро обвела взглядом королевских магов — это видимо те, кого Даррэх не достал Тьмой, или они прибыли позже начала боя. Васисуалий висел рядом и его явно никто не видел.

— Какая удача, — произнёс над самым ухом мужчина, крепко удерживающий меня за руки выше локтя, — жена опального демона собственной персоной. Опоздали к драке, но получили главный приз.

— Отпустите, — я попыталась скинуть его руки, меня больно дёрнули, намекнув на то, что я могу получить травмы несовместимые с жизнью, если продолжу сопротивляться.

— Я могу убить их, — тут же предложил Васисуалий, и перехватил косу в боевую позицию.

— Не надо, — прошептала я почти беззвучно, разглядывая толпу мужчин. По их одежде я начала понимать, что это не королевские охотники.

— Очень даже надо, — усмехнулся всё-то же маг и передо мной открылся портал. Прежде чем закрылся за нами портал, с тоской посмотрела на клубы Тьмы, в котором продолжался безжалостный бой. Васисуалий остался на Земле — портал его не впустил внутрь.

Вышли мы в огромной комнате, стены, потолок и пол были полностью из камня, окон не было, освещалась она магическими огнями. В одном углу стоял деревянный большой стол и две скамейки. Похоже это было подвальное помещение под дворцом. Всё тот же мужчина подвёл меня к одной из двух дверей, открыл и втолкнул внутрь. Маленькая уютная камера встретила меня неприветливо.

— Твой ненаглядный муженёк тебя здесь не найдёт, — с сарказмом произнёс похититель и захлопнул дверь. Я слышала, как щёлкнул засов.

— Я схожу за принцем, двое на караул, остальные свободны, — приказал он своим соратникам. Очевидно захлопнулась вторая дверь и наступила тишина. Камера, несмотря на свои небольшие размеры, всё-таки была подготовлена для меня: новая односпальная кровать и за ширмой все удобства. Издеваться надо мной похоже не планировали, хотя наручники с меня снять забыли.

Тяжело вздохнула и села на краешек кровати. С меня ещё никто не потрудился снять зимнюю верхнюю одежду, постепенно становилось жарко. Стянула с себя обувь, легла на кровать и сделала попытку протащить руки через ноги. С первого раза не получилось, дублёнка мешала, хотя был один плюс — с головы свалилась шапка. Вторая попытка была успешной — руки оказались спереди. Села и расстегнула дублёнку, стало легче дышать. В этот момент я услышала шум открываемой двери.

— Ваше Величество, Ваше Высочество, — по шуму было понятно, что охранники быстро повскакивали со своих мест. Замок на моей двери щёлкнул и у меня невольно сорвалось с губ:

— Фалан?!

Семейство Самис — отец и сын с интересом уставились на меня.

— А ты говорил, что не получиться обхитрить этих двух идиотов, — расплылся в обворожительной улыбке отец Фалана.

— Беру свои слова обратно, — ответил Фалан своему отцу. — План оказался эффективным. Мы избавились от всех проблем сразу.

Лицо принца изменилось с того момента, как его помнила. Исчезла лёгкая напускная придурковатость, которая была, когда он ухаживал за мной. Черты лица стали более хищными, улыбка более ядовитой. Фалан напугал меня своими внезапными переменами.

— Не зря её мать — провидица. Она предугадала почти точно весь ход событий, — король похлопал сына по плечу. — Осталось теперь только согласовать все разногласия сторон.

— Вы о чём? — нахмурилась я, начиная понимать, что моя мать Лейла скорее всего давно всё спланировала, увидев моё будущее заранее. Сердце рванулось в бешенном ритме — где-то там Даррэх в опасности, сражается с Риграном и он не спасёт меня, потому что перемещаться между мирами он не может.

Фалан шагнул ко мне, встал на одно колено, положил руку на грудь, смиренно опустил голову и произнёс:

— Княгиня Зои Даррэх, станьте моей женой, — сделал он мне предложение, как истинный принц.

— Но я замужем, — ошарашенно ответила я, поджимая ноги и невольно отодвигаясь от Фалана.

— Твой брак не консумирован, — произнёс король за сына. — Его расторгнет любой жрец.

— Я не хочу замуж, — вырвалось у меня, и я тут же пожалела. Фалан подарил мне полный ярости взгляд, но он тут же справился с собой.

— Вот же дерьмо. Она всё-таки влюбилась в него по уши, — мрачно выругался он, встал с колена и, не раздумывая сел рядом на кровать, взял меня за руки. — Зои, ты Избранная, — его голос стал мягким и проникновенным. — Ты обязана отдать свою магию мужчине, который будет справедливо править нашим миром, и не позволит демону разрушать и убивать. Я же в свою очередь запру демона в его замке, как только он вернётся обратно, и мы наконец-то избавим мир от мерзавца Риграна. И тебе, и мне нужен наш брак. Я смогу тебя защитить.

— Я не хочу замуж за тебя, — помотала я отрицательно головой. — Я не готова.

— Отец, оставь нас пожалуйста, — попросил Фалан короля. Через минуту мы были уже одни. Фалан, соединил мои ладони между собой, поднёс мои пальцы к своим губам и поцеловал. Попыталась вырвать руки.

— Сцена в библиотеке была специально сыграна для тебя и Даррэха, чтобы подтолкнуть тебя на действия. Мы знали что вы там, — произнёс он, крепко удерживая мои руки. — Ты так красива, — он прижал мои руки к своей груди и его пальцы скользнули по моей щеке. — Я ревновал… безумно… если бы я мог его убить, я бы убил его. Он прикасался до тебя, целовал, — он смял большим пальцем мои губы. — Для снятия проклятья нужно было, чтобы ты была влюблена в меня, а ты влюбилась в Даррэха и у меня не было шансов.

Я попыталась отстраниться, но Фалан не позволил, взяв меня за подбородок и заставив смотреть прямо ему в глаза.

— Я не могу тебя выпустить из камеры пока ты не станешь моей женой. Это единственное место, где он не сможет тебя найти. Я обещаю, что буду заботиться о тебе, что буду любить тебя, что никогда не причиню тебе зла.

— Я могу подумать? — тихо спросила я, не представляя себе будущего с Фаланом.

— Я могу дать тебе только сутки, потом я буду вынужден сделать это без твоего согласия, — не отказал мне в моей просьбе он. — Прости, но эти сутки ты проведёшь здесь. У тебя будет всё что ты попросишь. Руки тебе освободят.

Он встал, отпуская меня. Я облегчённо выдохнула, надо проспать сутки, чтобы вспомнить то, что осталось. Чувствую осталось совсем немного. Фалан уже был возле двери, когда внезапно передумал. Он развернулся, за пару секунд приблизился ко мне. Не успела я спросить у него, что он хочет, как меня рывком подняли на ноги и грубо втащили в объятия. Поцелуй был беспощадный, жадный, хамский. От неожиданности я даже забыла про сопротивление. Он разорвал поцелуй, так и не дождавшись от меня взаимности.

— Давно хотел это сделать, — усмехнулся злобно он. — Ты будешь принадлежать только мне, он не приблизится к тебе.

Он выпустил меня из объятий и быстро покинул камеру. Вытерла губы рукавом и передёрнулась в отвращении, вспомнив его поцелуй. Нет, нам с Фаланом точно не по пути.

Через минуту ко мне вошла женщина в простом сером платье в пол. Надзирательница принесла еду и вместо наручников снабдила меня антимагическими браслетами. Как предусмотрительно и без магии, и руки свободны. Хорошо, что кольцо подаренное Даррэхом никто не попытался снять.

Забравшись под одеяло, я принялась мысленно считать, вгоняя себя в сон. Организм спать отказывался. Наконец-то через полчаса меня сморило и тело стало медленно проваливаться в матрас.

— Я люблю вас, князь, — тихо произнесла я. — Люблю, — повторила ещё тише и взмахнула крыльями. Я видела, как он резко развернулся.

— Вернись! — услышала я крик князя, а следом меня осторожно оплела Тьма. Магия Даррэха мягко вернула меня обратно, поставив лапами на его руку.

— Сама перекинешься или мне назвать тебя по имени? — спросил строго Даррэх. Важно слетела с его руки и перекинувшись в полёте в себя, встала босыми ногами на ледяную поверхность двора. Поморщилась от холода.

— Повтори то, что ты сказала, — потребовал князь.

— Вам послышалось, — фыркнула я, складывая руки на груди.

— Вот как значит… послышалось, — в голосе послышалась угроза и нетерпение. Он щёлкнул пальцами правой руки. Рядом с ним оказался жрец, который должен был провести мой брачный обряд с Фаланом. Жрец открыл рот в немом изумлении и вопросительно уставился на демона.

— Начинайте обряд бракосочетания, — приказал Даррэх. — И быстро, пока я не оторвал вам голову.

Глава 31

От шока я забыла даже о том, что стою босыми ногами на ледяной каменной плитке. Ко всему прочему подход Даррэха к поцелуям мне точно понравилась, хотя замуж я не планировала.

— Но…, - пробормотал жрец. Тьма тут же рванула от князя к нему и обвила ему шею, угрожающе придушив. Лицо жреца стало бордовым, и он испуганно шёпотом произнёс:

— Дорогие друзья, сегодня…

— Покороче, — рявкнул недовольный князь. — Сразу с того места: «Объявляю вас мужем и женой. Жених может поцеловать невесту».

Я отступила на шаг от Даррэха онемевшими ступнями, поморщилась от боли.

— Стоять на месте, — гаркнули на меня. Замерла, холод пробирался всё выше, меня начала бить мелкая дрожь.

— Объявляю вас мужем и женой, — просипел полуживой жрец. — Жених может поцеловать невесту, — и с руки жреца полетела золотая пыльца, окружая нас с Даррэхом. Тьма рассыпалась, князь рванул ко мне. Не успела вскрикнуть, как в мои губы впились первым в моей жизни поцелуем. Зажмурила глаза в панике, не с чудовищем я мечтала целоваться в своих снах. Руки князя обняли меня и вжали в себя, так крепко, что мне показалось что у меня затрещали рёбра. Он жёг мои губы своими, живыми и настоящими губами, принуждая меня ответить на его поцелуй. А я боялась открыть глаза, чтобы убедиться в том, что целуюсь не с полуистлевшим трупом. В моей голове всплыло, что брак не состоится, если я так и не отвечу. Робко ответила, сердце пропустило очередной удар от страха. Воспитание родителей рухнуло в бездну, покончив с собой от стыда за меня. Моей репутации конец, меня не примут ни в одном приличном обществе. Я нарушила правила… грубо нарушила — сбежала от жениха в день свадьбы и вышла замуж за другого.

О том, что это был щелчок пальцами я смогла только догадаться. Князь отправил жреца обратно. Сейчас всему миру поведают о том, что произошло. Меня подхватили на руки, вцепилась в плечи Даррэха, прижимаясь к нему. Какой он тёплый, очередная волна озноба прошлась по телу.

— Ты босая, — оторвавшись от моих губ, возмутился князь. — Ты же простудишься.

Приоткрыла глаз и посмотрела украдкой на князя. От удивления распахнула оба глаза и бессовестно уставилась на лицо князя. Он подмигнул меня и уверенно понёс в замок.

— Я не понимаю, — едва вымолвила я, разглядывая красивого мужчину, очень знакомого мне мужчину. Он нёс меня по широкому тёмному коридору, магическое освещение зажигалось само. Шагал он бесшумно, возможно, ворс ковра гасил звук.

— Ты же видела портрет князя, неужели ещё не догадалась, — спокойно ответил он мне, открывая с помощью магии дверь в комнату.

— Его замок, его тело, — предположила я, в голове тут же появилось несколько версий как могло так произойти.

— Всё верно — его замок и его тело, — согласился со мной демон, опуская меня в кресло и одновременно разжигая магией огонь в камине.

— Как так получилось? — подалась я вперёд. Даррэх опустился возле моих ног и взял правую ступню в руки.

— Ледяная, — он начал растирать мне ладонями кожу, не ответив на вопрос. — Ты могла получить обморожение, в замке очень холодно, — ворчал возмущаясь он. — Хорошо, что мой плащ на тебе.

— Я хочу знать, как тело князя стало принадлежать тебе? — не успокоилась я. — Я твоя жена, — привела я неоспоримый довод.

— Хороший вопрос, — его горячие ладони скользнули выше по голени и добрались под плащ до колена. По телу побежали мурашки, и я одернула ногу. Он отпустил, и принялся растирать вторую ногу, так и не ответив. Его прикосновениями были необычайно приятными и я, неуверенно протянув руку, коснулась его чёрных волос. Мои пальцы прошлись по его шевелюре, слегка взлохматив. Князь замер и, продолжая держать меня за ногу, поднял на меня свои карие глаза, которые тут же медленно заволокло Тьмой. Вены под его кожей набухли и потемнели. Подушечки моих пальцев изучающе опустились на его губы. Я медленно обводила их изгибы, это было так необычно касаться другого человека. На губах я не остановилась, скулы, шея. Я любовалась князем.

— Ты рискуешь, — в его голосе появилась хрипотца и он поймал меня за запястье левой рукой.

— Прикасаться так приятно, — смущённо улыбнулась я ему, не поняв намёка. Он слегка сжал мою ногу правой рукой, опустил голову, закрыл глаза и глубоко вдохнул. Его вены медленно становились нормальными. Через минуту он выдохнул и поднял чистые без Тьмы глаза на меня.

— Я не знаю пока, как тебе объяснить всё. Мне нужно время, и ты должна не просто ко мне привыкнуть, ты должна начать мне доверять, — произнёс он уже нормальным голосом. — Я не отпущу тебя из замка, но и не трону пока ты сама мне не позволишь. У тебя будет отдельная комната.

До меня медленно дошло, что брачная ночь мне в ближайшее время не грозит. А я о ней и не думала совсем. Щёки вспыхнули от смущения. Даррэх поднёс мою ладонь к своим губам и нежно поцеловал.

— Однажды я увидел тебя у озера, когда в очередной раз собирался к Лейле за предсказанием. Портал засбоило, и я вышагнул в кусты у берега. Ты сидела и читала книгу, само совершенство. Я потом долго искал встреч с тобой, — признался он, прижав мою ладонь к своей щеке. — Я зачастил в дом твоих родителей, — я вспомнила слова матери о том, что князь её утомил своими частыми посещениями, — твой образ преследовал меня во сне. Как же я хотел заполучить тебя сразу и всю, пока не увидел на твоём запястье этот чёртов знак Избранной. Твоя мать лгала по поводу даты твоего рождения, а проклятье прятало от всех твою магию.

— Я — Избранная?! — я совсем растерялась, представляя масштаб катастрофы в рамках не только одного мира.

— Ты попала в мои руки раньше, чем к Риграну, без промытых мозгов и со своим мнением. Свободная, — он снова поцеловал мою ладонь. — Я хочу, чтобы ты оставалась такой и дальше. Главное не буди во мне зверя, которого я гасил долгие годы.

— Зверя? — я понимала, что он говорил о Тьме. Избранную всегда прятали от Даррэха, потому что он стремился убить ту, чья магия держала его силу в узде. И вот оказывается я Избранная, и ко всем своим неприятностям, я в его власти, что плохо, как для всего мира, так и для меня самой.

— Люби меня, и зверь будет спать вечно, — он с удовольствием потёрся щекой о мою ладонь. — Любимая, — прошептал нежно он.

Во мне бушевала гамма эмоций, с одной стороны хотелось кинуться в его объятия, отбросить все свои страхи и позволить себе наслаждаться счастьем, но с другой стороны во мне вдруг проснулось то, что вбивали мне в голову с детства — патриотизм — спасти мир ценой своей жизни. Спасти всех. Мать всегда мне твердила, что я обязана поступать по справедливости, забывая про свои желания.

Он осторожно перетащил меня на пол и опрокинул на пушистый ковёр возле камина. Я видела, как Тьма закрывает все двери, ведущие в комнату. Он опустился рядом, оперевшись на локоть, и принялся изучать моё лицо. Языки пламени освящали его, делая его ещё более красивым и опасным.

— Ты согрелась? — он заботливо убрал с моего лицо выбившийся локон.

— Да, — почему-то шёпотом ответила я.

— Я думаю к нам скоро прибудут твои родители, — напомнил он мне о том, что впереди предстоит серьёзное разбирательство. — Я не отдам тебя на растерзание Лейле, — успокоил он меня. — Меня больше всего беспокоит другое — как только твоё проклятье спало, Ригран и его маги тут же обнаружили тебя.

— Что мне делать? — спросила я. Его ладонь опустила на мою талию.

— Я всё сделаю сам, — он наклонился и осторожно поцеловал в губы. Я неуверенно ответила, первый поцелуй я не распробовала из-за паники. Он не торопил, поцелуй был мягким, нежным. Я не заметила, как повернулась к нему и обвив шею руками, жадно стала ловить его губы, требуя от него страсти. И я добилась своего, на меня обрушилась лавина из страсти, мои губы смяли, сдирая с меня плащ.

— Князь! — в дверь настойчиво постучали. — Господин! — мужчина был серьёзно настроен попасть внутрь.

Даррэх замер, разорвал поцелуй и осторожно укутал меня обратно в плащ.

— Господин! — продолжил рваться внутрь комнаты слуга. — На границе стоит король Ригран со своей свитой, они требуют вас явиться к ним немедленно.

Глава 32

Даррэх провёл по моей скуле пальцами и ответил громко слуге:

— Отправь ему сообщение, что я скоро прибуду. Если попытаются пересечь границу — убивать, — приказал грозно он. Удивилась, таким серьёзным и жестоким я князя не видела, хотя о его бесчинствах была начитана. Моё удивление от него не ускользнуло.

— Не бойся, — он мягко поцеловал меня в губы. — Я сделаю всё, чтобы уберечь тебя от королевских прихвостней и самого короля.

— Ты же не будешь никого убивать? — уточнила я, заглядывая в его глаза.

— Не буду, — успокоил он меня. Но моё сердце ёкнуло от дурных предчувствий. Он снова поймал моё настроение и, тепло улыбнувшись, сказал:

— Король всё ещё обладает магией предыдущей Избранной, я никому не смогу причинить вреда, — объяснил он мне. — И ты должна понимать, что во время консуммации нашего брака твоя и моя магия сольётся в единое целое и я буду свободен от оков, ограничивающих меня. Тьма во мне тоже будет свободна.

Сердце трепыхнулось в ужасе, я об этом совсем забыла. Я практически выпустила на волю чудовище, ещё немного и самый страшный монстр всех времён и миров получит вольную. Руки в панике похолодели. Даррэх так некстати взял меня за пальцы правой руки.

— Твои пальцы холодные, — он коснулся губами подушечки мои пальцев в лёгком поцелуе и тихонечко подул на них, согревая. — Мой кролик замёрз, — добавил он внутри меня паники.

Сейчас у кролика случится первый в жизни сердечный приступ. Кисло улыбнулась в ответ.

— Ты не должна бояться меня, — он продолжал согревать мои пальцы. — Пока ты рядом, и ты и мир в безопасности.

Нервно сглотнула, стоит мне только отлучится по делам, Даррэх уничтожит всех и вся. Он наклонился и снова скользнул по моим губам своими.

— Люблю тебя, — шепнул он мне на ухо. — Ты моя жизнь.

Сердце забилось быстрее и по телу прошлась сладкая истома. Ощущения были новыми и приятными, ранее мною неиспытанными, оттого хотелось ощутить их снова. Закрывая свою стеснительности в чулане сознания, я сама робко потянулась к нему и поцеловала его. Мне ответили… ответили осторожно, чтобы не напугать. Но моей смелости не хватило пойти дальше, я отстранилась.

— Мой пугливый кролик, — рассмеялся тихо Даррэх, внезапно сграбастал меня в крепкие объятия и пока я пищала то ли от страха, то ли от восторга меня осыпали жаркими поцелуями. Целовальный марафон закончился медленно, его губы скользили по моей коже, пока я обмякшая, получив мощную дозу адреналина, продолжала лежать в его объятиях.

— Мне нужно сходить к Риграну на встречу, — произнёс тихо он. — Я позову служанку, тебе принесут одежду. Любой твой каприз будет мгновенно выполнен. Очень прошу не покидай моих покоев, мой замок живой — он полон Тьмы. Ты для него, как пирожное со сладким кремом внутри.

— Он меня съест? — ужаснулась я.

— Тебя здесь готово съесть всё, включая меня, — пошутил Даррэх. Пошутил ли? Серьёзно задумалась, пока мне помогали подняться на ноги. Пока я стояла возле камина, рассматривая языки пламени, пришла служанка и князь, дав ей указания по поводу меня, ушёл. Оставшись наедине со мной, женщина произнесла:

— Хотите принять ванну, моя госпожа? — её слова «моя госпожа» резанули мне слух, но я не стала сопротивляться, потом попрошу Даррэха изменить порядки.

— Да, было бы неплохо, — согласилась я, рассматривая её. Обычная симпатичная женщина, лет тридцати пяти, невысокая, немного полноватая. Хотя, наверное, я ошибаюсь — длинное серое платье, сотканное из шерсти, могло придавать визуальный объём.

— Я сейчас всё приготовлю, — она слегка склонила голову и в её тёмных волосах я увидела сединки. С возрастом я тоже явно ошиблась. При повороте головы её глаза заволокло тьмой. Даррэх оставил меня наедине с демоницей! Сердце дрогнуло в страхе, а из угла комнаты выскочила знакомая собака-улыбака.

— Какой милый пёсик, — не удивилась служанка и потрепала подошедшего к ней пса по голове. — И как зовут нашего защитника? — сюсюкалась она с псом.

— Проклятье, — гавкнул пёс женским голосом в ответ демонице. Я от неожиданности вздрогнула.

— Какая интересная кличка, — служанку нисколько не изумила говорящая чёрная собачка, в то время как я потеряла дар речи. Она повернулась ко мне приветливо улыбаясь, её глаза были абсолютно нормальными.

— Может быть вы дадите ей другую кличку, — предложила она. — Проклятье спало с вас, госпожа, теперь она свободна, как и вы.

Собака радостно замахала хвостом и кажется стала ещё больше улыбаться.

— Гроза, — предложила я хулиганскую кличку.

— Отлично, гав, — одобрила собака мой выбор и двинулась ко мне. С удовольствием опустила на её голову свою ладонь и прошлась пальцами по гладкой шерсти. Служанка ушла в одну из дверей в комнате.

— За ушком почеши, — Гроза зажмурила от удовольствия глаза, подставляя под мои пальцы правое ухо.

— А почему ты появилась не сразу? — поинтересовалась я, почёсывая за ухом у Грозы.

— Я появилась, просто не хотела беспокоить тебя с князем, — ответила она мне, балдея от моих прикосновений. — Я могу быть невидимой, — пояснила она, вызвав у меня очередной приступ смущения. Уточнять не стала, что видела Гроза, когда мы с князем лежали на ковре возле камина.

Через минут пятнадцать я грелась в огромной ванне, которая принадлежала самому князю. Служанку я попросила меня не трогать и не беспокоить, боясь, что моё проклятье продолжает работать. Поэтому, когда открылась дверь, я не отреагировала, но удивилась.

— Я пока не готова, — отозвалась я, не открывая глаз. Стесняться мне нечего, я по самые уши в пене.

— Кролики любят водные процедуры, — услышала я мягкий голос Даррэха. Открыла глаза, с одной стороны мне страшно, с другой жутко любопытно оказаться обнажённой рядом с мужчиной в интимной обстановке. Даррэх опёрся на край ванны, наклонился и поцеловал меня в губы лёгким поцелуем.

— Готов целовать тебя бесконечно, — он задержал на моём лице загадочный взгляд, потом присел рядом с ванной на корточки и принялся тыкать пальцем в пену, которая от его прикосновений тут же таяла.

— Как прошла встреча? — спросила я, наблюдая за тем, как он играет с пеной.

— Просто превосходно, — сообщил мне Даррэх. — Скоро в гости к нам прибудут твои родители. Мои демоны, как раз готовят для них проход, чтобы их никто случайно не убил, — его пальцы скользнули по моей скуле, измазав в пене. Смутилась и кажется покраснела.

— Я так понимаю, присоединиться я к тебе не могу, — он изучал моё лицо внимательно над чем-то задумавшись. Отрицательно помотала головой и кажется стала пунцовой. Он тепло улыбнулся и сказал:

— Прости, не хотел тебя смущать, — извинился он. — Но с учётом того, как ты реагируешь на мои слова, я обязан тебя спросить, что ты знаешь об интимных отношениях мужчины и женщины в браке?

Кажется, в этот момент я стала зелёной, я была осведомлена о происходящем по учебнику анатомии. Во рту стало сухо и язык прилип к нёбу.

— Таких испуганных глаз я у тебя ещё не видел, даже когда вышиб стену собой в академии, — он едва сдержал улыбку. — Значит, что-то ты всё-таки знаешь, — предположил он. — Но явно не совсем то, что надо. Где ты это вычитала? — спросил он.

— В учебнике по анатомии, — тихо ответила.

— Понятно, случай тяжёлый. Насколько я помню, там картинки в разрезе и в большинстве своём случаев без кожи, — предположил князь. Кивнула в знак согласия.

— Я хочу тебе предложить почитать пару интересных романов, — начал он издалека. — Думаю в родительской библиотеке такого не было. Но тебе они помогут кое-что понять.

Снова кивнула в знак согласия. Вся моя решительность рядом с ним теперь сходила на нет, неожиданный брак вдруг сломал мой устоявшийся мирок. Я не понимала, как вести себя рядом с Даррэхом, что мне нужно делать. Жизнь с Фаланом была мне более понятна: свадьба — ссылка. А тут настоящий брак, влюблённый демон. Мама меня к этому не готовила.

Глава 33

Через час я сидела за столом с Даррэхом. Была одета в красивое платье, достойное княгини — чувствовала себя уверенно. Уплетала всё, что ставили передо мной на стол. За последние несколько дней я много переживала и практически ничего не ела.

— Твои родители сегодня не смогут тебя навестить, а я не могу пока выпустить тебя за пределы замка, — сказал князь, когда я вталкивала в себя десерт. До этого момента он благоразумно молчал, не мешая мне наслаждаться едой.

— Мама наферное расстроилась, — пробормотала я. Губы Даррэха тронула едва заметная улыбка. Аппетит у меня зверский, поведение далеко не как у княгини. У Даррэха по всем показателям должен случиться культурный шок, а он улыбается. Не понимаю его. В мыслях порадовалась, что воспитательные процедуры от родителей отложены на сутки — я до обморока боялась встречи с разъярённой матерью.

— Лейла, расстроилась, — подтвердил Даррэх. — Сегодня уже слишком поздно, на дворе скоро ночь, а мне нужно тебе объяснить правила замка.

— Правила? — подняла на него удивлённые глаза, забыв временно про недоеденный десерт.

— У нас разные спальни, на тебе больше нет проклятья — я не хочу, чтобы бы ты пострадала, — пояснил он, заставляя меня задуматься над тем, какие же монстры могут обитать в его замке, что даже спальня может оказаться небезопасной. Очевидно, мой взгляд был настолько откровенным, что Даррэх ответил мне на непроизнесённый вслух вопрос:

— В моём замке живут чудовища и самое опасное из них я сам.

— Кошмар, и как меня угораздило, — пробормотала я, взяла бокал с вином в руки и пригубила. Вино пила впервые в своей жизни, приятный рубинового цвета напиток мне очень понравился. Подражая князю, я пила его медленно, припоминая как матушка, как-то раз пела дурацкие песни, перебрав вина в день своего рождения. Петь песни для князя я была не готова.

— Брак всё ещё можно расторгнуть, — князь последовал моему примеру и пригубил вино из своего бокала.

— Нет, — помотала я головой. В голове промелькнули красочные картинки, как я выхожу замуж за Фалана. Стало не по себе. Попробуем ужиться с Даррэхом, украдкой посмотрела на своё персональное чудовище. Сердце ёкнуло от восторга. Он поймал мой взгляд и его губ снова коснулась мягкая лёгкая улыбка. Когда он не был мои мужем, рядом с ним было проще. Сейчас же я не знала, как себя вести.

— Ты готова осмотреть замок? — спросил он, когда я откинулась на спинку стула. Корсет у платья неожиданно оказался лишним. Подняла на него печальные глаза, наполненные тоской вселенского масштаба.

— Я ослаблю корсет, — обожаю его улыбку. От радости хотела броситься на шею князя, но не смогла даже пошевелиться. Мне помогли встать. Он развернул меня к себе спиной, его пальцы скользнули по ткани платья, вдоль позвоночника — сразу стало легче дышать. Удивилась, он ослабил корсет с помощью магии — быстро и эффективно.

— Вначале я покажу тебе сад, — прошептал он мне на ухо и его губы скользнули в лёгком поцелуе по моей шее. От неожиданного проявления нежности по коже побежали предательские мурашки. Отстранилась от него, повернулась и натянуто улыбнулась, где-то внутри меня всё ещё живёт маленький страх. Мне протянули ладонь. Прикоснуться к нему мне хотелось, поэтому я с удовольствием вложила свою ладонь в его. Мои пальцы скользнули по его коже в изучающем движение, князь легонечко сжал их.

Через пару минут мы вышли из столовой, князь вёл меня под руку, спокойно рассказывая, кто меня сожрёт, стоит мне только высунуть свой любопытный нос из его покоев без его сопровождения.

— Моя спальня в твоих покоях? — уточнила.

— Наши спальни разделяет только стена и небольшая дверь. Ты можешь в любое время прийти ко мне, — пояснил он. — Без твоего разрешения беспокоить тебя я не буду, — добавил князь, заметив моё волнение.

Как долго продлятся между нами дружеские отношения? Мы муж и жена, не могу сказать, чтобы я пожалела об этом. Снова всплыли слова матери о том, что демон всегда остаётся демоном и сеет смерть и разруху. Сердце глухо забилось внутри в лёгкой панике.

Князь с помощью магии открыл дверь, и мы вошли в зимний сад. Огромное помещение, где потолок и стены были из стекла, а внутри огромный сад с яблонями. Солнце уже садилось, но солнечные лучи ещё скользили по зелени, заставляя её сиять необычной красотой. Знакомые красные яблоки заставили меня забыть о своём долге, обязанностях, да и вообще обо всём на свете. Я замерла в восторге, с восхищением сложив руки на груди.

— Я так и думал, что тебе понравится, — князь обнял меня за плечи. Он сделал это осторожно, словно боялся, что я оттолкну его. Отклонилась назад и прижалась к нему, позволяя ему скользнуть его ладоням по моим рукам и прижать к себе.

— Столько стекла, как такое возможно? — спросила я у него, нежась в объятиях как котёнок.

— Стены изо льда. Князь Даррэх, истинный князь Даррэх был снежным магом. Его возможности достались мне с его телом, — в его голосе проскользнули нотки горечи. Он сожалеет о том, что лишил князя жизни? Странно.

— А где твоё тело? — опять не удержала я язык за зубами.

— Рассыпалось в прах. Евангелина уничтожила его, — абсолютно спокойно ответил он. Получается ему жаль князя, но не жаль себя. Что же скрывает от меня мой муж? Тут же назрел следующий вопрос:

— А как твоё настоящее имя?

— Князя Даррэха звали Доор. Демона — Тэасмэс. Можешь звать меня Доор. Его жизнь, его имя, — он иронично усмехнулся. Нахмурилась. Похоже пришло время поковыряться в тайнах князя-демона.

— Ты обещал мне интересные книги, — напомнила я ему, справедливо надеясь, что меня сопроводят в библиотеку.

— Ты не попробуешь яблок? — удивился князь. — Зои, моему повару удалось тебя накормить?

— Мы можем парочку прихватить с собой, — я отстранилась и решительно пошла в глубь сада за полюбившимся фруктом.

— Подожди, — князь схватил меня за запястье, останавливая. — Тебя там съедят без меня, — он не шутил. Послушно остановилась. Даррэх привлёк меня обратно к себе, ловко подхватил на руки и прижал к себе.

— Это чтобы тебе ноги не отгрызли, — на его губах играла коварная улыбка. Даже не знаю, что и думать. Предполагаю, что он мне лжёт, но проверять свои догадки совсем не хотелось. Он понёс меня в центр сада, уверено двигаясь по тропинке.

Меня так и не отпустили на ноги, когда яблоня склонила к нам ветку и в мои руки упали три яблока.

— Она живая? — прошептала я сама не понимая то ли от ужаса, то ли от восторга, прижимая яблоки к себе.

— Я предупреждал о том, что в моём замке полно чудовищ, готовых перекусить тобой с большим удовольствием, — ответил мне спокойно Даррэх, разворачиваясь и направляясь к выходу. В саду быстро темнело, солнце уходило за горизонт. Достигнув дверей, он открыл портал, и мы мгновенно оказались в библиотеке. Магические огни тут же вспыхнули, осветив огромную библиотеку замка.

Меня поставили на ноги, в камине вспыхнул огонь. Как только Даррэх отошёл от меня, я поняла, что в библиотеке очень холодно. Не рискнула идти за ним, оставшись возле единственного источника тепла. Огонь поедал дрова тихо потрескивая, но я всё равно слышала уверенные шаги князя. Постепенно стала замерзать. Пришлось крутится возле камина, поворачиваясь то спиной, то лицом к огню. Не заметила, как съела яблоко.

Князь вернулся минут через десять, когда я была готова уже сама кинуться следом за ним, окончательно замёрзнув.

— Едва нашёл, — сказал он. В его руках были две книги в красочных обложках. Судя по их состоянию, книги были абсолютно новые.

— Ты замёрзла? — он взял меня за руку и пожал замёрзшие пальцы. — Почему молчала и не позвала?

— Ничего страшного не случилось, — пожала я невинно плечами. Тело невольно пробил озноб, скрыть от князя это не смогла. Даррэх сдержанно вздохнул, подхватил меня за талию и уволок в портал. Мой план узнать путь от спальни до библиотеки накрылся медным тазом.

— Ты просишь помощи всегда, когда она тебе нужна, — меня усадили в знакомое кресло напротив камина и укрыли пледом. — Даже если считаешь, что твоя проблема незначительна, — отчитывал меня князь, как ребёнка. — Ты не решаешь проблемы сама, ты просишь помочь тебе. Зои, ты поняла меня? — мне протянули тёплый напиток.

— Да. Но это же глупо, я давно стала взрослой, я могу справиться со многими вещами сама, — возразила я.

— Ты не жила в моём замке, и ты забываешь, что на тебе нет больше проклятья, — не проняли князя мои слова. — Здесь ты будешь в безопасности только после консуммации брака.

Не стала спорить с князем, молча отпила из кружки травяной чай. Теплая жидкость упала в желудок и по телу пошёл жар. Похоже в напиток примешана магия.

— Ты добавил в чай магии? — поинтересовалась я у него, рассматривая обложку на одной из книжек, которые лежали рядом на столике.

— Да, чтобы ты быстрее согрелась.

— Понятно, — пробормотала я, пытаясь не окосеть. На обложке были нарисованы обнажённые мужчина и женщина, красочно переплетённые между собой. Художник не стеснялся и придал картинке натуралистичность. Страшно подумать, что мне скажет матушка про эти книги. Отвела смущённо взгляд на огонь в камине.

Даррэх провёл в нежной ласке тыльной стороной ладони по моей щеке, потом взял за подбородок и заставил поднять голову. Мои глаза встретились с его абсолютно чёрными глазами, по его венам текла Тьма.

— Ничего не бойся, — произнёс тихо он. — Зои, моя Зои.

Создавалось впечатление, что он борется с самим собой. Он наклонился и поцеловал меня в губы. Прикосновение его губ лёгкие и одновременно требовательные, я едва удержала кружку. Поцелуй был оглушающий, полный любви, заботы, нежности, в нём было столько ноток различных эмоций, сбивающих с толка и сводящих с ума. Один короткий, но многогранный поцелуй, так может целовать только любящий человек. Когда он отпустил меня, мои руки мелко дрожали от внезапно наступившей слабости во всём теле.

В спальню меня сопроводила служанка. Следом вернулась нагулявшаяся вдоволь Гроза. Мне показали, что и где находится, помогли переодеться и оставили наедине с собакой. Гроза быстро уснула возле камина, пробормотав, что все свои удивительные приключения поведает мне завтра. Я с опаской открыла книгу. Не дочитав первую страницу, я захлопнула эротический роман.

— Это как-то через чур для меня, — сказала я вслух, содрогаясь при мысли, что мне снова придётся открыть книгу. К такому повороту событий я была не готова, всё-таки картинки в разрезе были мне более понятны.

— Что там? — поинтересовалась Гроза.

— Учебное пособие по первой брачной ночи, — ответила я. Гроза сдержано кашлянула, похоже даже собака знает больше меня.

Лежать в полутьме комнаты было невыносимо — сон не шёл. Тихонечко вылезла из-под одеяла и отправилась прогуляться. В конце концов покои князя большие, есть что осмотреть. А ещё я мечтала попасть в библиотеку. Жаль, что плащ Даррэха мне так и не вернули, и тапочки не выдали. Я вначале не обратила на эту деталь внимание, но на подозрения о том, что это сделано специально меня навело отсутствие обуви и верхней одежды. В моей комнате был только прозрачный халат и ночная рубашка, в которую я была одета. Даррэх явно пытался меня уберечь от приключений, отобрав одежду. Только он не учёл, что можно завернуться в одеяло. Гроза не заметила моего ухода.

Передвигаться в темноте было вначале немного страшно, но привыкнув, я настырно продолжила обследовать территории. То, что я нахожусь за пределами покоев Даррэха, я поняла не сразу. Сначала я увидела огромный портрет князя, висящий на стене, потом ступни мне обожгло холодом, а за спиной с грохотом захлопнулась дверь. Замок выманил меня из безопасного места. Мужчина на портрете повернул голову и посмотрел на меня жутким пугающим взглядом. Кровь от ужаса застыла в жилах. В панике я забыла, как надо кричать.

Глава 34

— Пришла сама, — ядовито усмехнулся портрет не голосом Даррэха. — Я ждал тебя, — рисунок князя отделился от холста и медленно поплыл ко мне по воздуху. Его прозрачный образ был в полный рост. В моих волосах добавилось пара седых прядей. Сделала несколько шагов назад по ледяному полу и наткнулась спиной на закрытую дверь. Осторожно нащупала ручку и попробовала её повернуть — она не поддалась. Тем временем призрак с портрета приблизился ко мне, его зловещая усмешка была многообещающей.

— Здрасте, — пробормотала я и присела в реверансе. Зачем сделала сама не знаю, но на портрет князя это произвело неизгладимое впечатление.

— Сумасшедшая, — произнёс он с хрипотцой и его прозрачная рука опустилась на мою голову. Я почувствовала, как его пальцы скользят по моим волосам. Стало нестерпимо холодно от его прикосновения и с моих губ сорвался пар. Подёргала снова ручку двери. Она не поддалась, морозя мне руки.

— Тебе не уйти от меня, Евангелина, — пальцы скользнули по скуле, заставляя тело вздрогнуть от ледяного прикосновения. Он грубо взял за подбородок и смял мои губы большим пальцем. В мозгу вспыхнула мысль, что любовницу демона звали Евангелина — он назвал меня её именем.

— Я так ждал этой встречи, любовь моя, — он наклонился и поцеловал в губы. С куском льда я ещё не целовалась. На поцелуй не ответила, но и вырываться не стала, пребывая в глубоком шоке. А можно ли считать этот поцелуй изменой, если я замужем за хозяином портрета? Не о том думаю, надо звать на помощь мужа.

Он прервал поцелуй и отстранился.

— Убей демона, пока он не убил тебя, — его вторая рука опустилась на моё бедро прямо через одеяло. Тело скрутило судорогой от ужаса и холода одновременно.

— К-к-кт-т-то т-т-ты? — выбила я вопрос зубами, вжимаясь в дверь. Его ладонь скользила по моей коже, словно на мне не было одежды. Тело быстро замерзало от ледяных прикосновений, меня начало мелко колотить от озноба.

— Я Доор, твой муж, Евангелина, — он прижался ко мне всем телом, его губы бессовестно изучали мою шею и спускались ниже. Одеяло и моя рубашка не были ему помехой, чтобы обжигать мою кожу холодом. Кажется, у меня даже на ресничках появилась изморозь. На автомате нащупала на его поясе прикреплённый кинжал.

— Тэасмэс запер меня в портрете, — шептал он между убивающими меня поцелуями. — Убей его, милая… Убей его, и я стану свободен… Если он проведёт с тобой брачную ночь, у него будет достаточно силы, чтобы уничтожить меня окончательно… Убей его и отдайся мне…

Я молча терпела чудовищные объятия, осторожно вынимая кинжал из ножен. Портрет князя мне категорически не нравился, моя душа противилась его прикосновениям, где-то внутри проснулась несвойственное мне чувство — жгучая ненависть. И я неожиданно для самой себя абсолютно хладнокровно всадила в призрак его призрачный кинжал под рёбра целясь точно в сердце.

— Ненавижу, — прошипела я и оттолкнула со всей силы от себя призрак. Он отлетел на пару метров, схватившись рукой за рукоять кинжала. Я даже забыла о том, что я до полусмерти замёрзла — ненависть придала силы и подогрела изнутри.

— Ненавижу, — прошипела я снова, готовая бросится на него, чтобы разодрать его руками. Он с садистской ухмылкой спокойно вытащил кинжал из себя.

— А когда-то ты принадлежала мне, Евангелина, — с издёвкой произнёс он. — Ты исполняла любую мою прихоть, ты была такой испорченной для меня. Неужели твоя душа ничего не помнит?

Его слова только добавили ярости внутри меня.

— Я — Зои, — поправила я его, продумывая, как поудачнее напасть на мерзавца. Если трогать его могу, значит и задницу могу надрать мерзкому портрету.

— В этом теле скорее Зоя, — он дразнил меня. — Ты была потрясающе распущенной любовницей. Как дорого бы я заплатил, чтобы снова заполучить тебя, Евангелина, — он вернул кинжал в ножны. Я только этого и ждала.

— Сдохни гад, — рванула я к нему, на ходу превращаясь в ястреба. Одеяло и рубашка вспыхнули пламенем. Призрак-портрет отшатнулась от огня. Ловко села ему на голову, вцепившись когтями в волосы, и долбанула клювом промеж глаз. Прийти в себя я ему не дала, нанеся очередной удар. Он попытался схватить меня за лапы, но я взлетела. В этот момент дверь открылась и я, не раздумывая ни секунды, поспешила на волю. В проём я вбегала уже в виде человека, сильно сожалея о том, что перьев на мне нет.

— Стой! — проорал в бешенстве портрет. Что-то внутри грудной клетки дёрнулось, я остановилась и развернулась с чётким пониманием, что с портретом я разберусь до конца. По лицу призрака струилась призрачная чёрная кровь из ран, нанесённых ястребом. От огня остались жуткие ожоги. Я уверено шагнула в комнату. Дверь снова захлопнулась с грохотом.

— Вспомнила меня, милая, — скабрёзно произнёс он. — Хороша без одежды. Когда верну себе жизнь, в моём замке будешь ходить только так.

— Слишком много хочешь, — ответила убийственно-спокойно. Я медленно обходила его по кругу, стараясь держать осанку и не дрожать от холода. Самое главное не выдать ему своих истинных намерений. Он, продолжая висеть в воздухе, поворачивался следом за мной с интересом наблюдая.

— Я могу взять тебя силой и без его убийства, Зоя. Я так скучал по тебе, Евангелина, — он подлетел ко мне в тот момент, когда я дошла до портрета. Резко развернулась к нему лицом, его руки обвили меня за талию. Наверное, у меня на коже останутся следы обморожения. Одну руку положила ему на плечо, вторую на раму портрета.

— Ты решила отдаться мне сама? — не понял он моих действий. Его образ колыхнулся, и я увидела совершенно другого мужчину. Худой, с острыми чертами лица, с красными глазами брюнет хищно улыбнулся и рванул меня на себя. Пламя окутало его и сам портрет, когда я взлетела к потолку. Сделав круг, я села на пол. В человека превращаться не спешила, молча наблюдая за тем, как тает в пламени портрет и Тэасмэс — демон, душа которого была привязана каким-то образом к холсту, на котором был изображён князь.

— Догадалась, — произнёс тихо он. — Зря надеешься, что Даррэх станет прежним. Он теперь такой же, как и я, — рассмеялся злобно он. Напоследок подарил ядовитую усмешку и исчез. Рама портрета с грохотом рухнула вниз на пол, огонь продолжал поедать старинное дерево.

— Зои! Зои! — услышала я дикий крик Даррэха. Едва успела перекинуться из ястреба в саму себя, как дверь слетела с петель. Князь был в одних трусах, глаза полностью чёрные, вены набухли от Тьмы.

— Зои, — прорычал он и в доли секунды преодолел расстояние до меня. Он рывком поднял меня на руки и крепко прижал к себе. При соприкосновении с его горячей кожей меня пробил озноб. Только сейчас я поняла, как сильно замёрзла. Сама вцепилась в князя, забыв про наготу и стыд.

— Я-я з-замёрз-зла, — едва выговорила я, пытаясь согреться об него.

— Где он?! — Даррэх не спешил уходить из комнаты. — Где эта тварь?! Зои, где он?!

— М-мёр-ртв, — стуча зубами, цеплялась я за его плечи.

— Мёртв?! — недоверчиво переспросил Даррэх. — Ты убила его? Но как? Это невозможно, — он был шокирован услышанным.

— П-ппожалуйста, Д-доор, я-я з-замёр-рзла, — всхлипнула я у него на плече. Я не чувствовала ни рук, ни ног. Тело било мелкая дрожь, сознание постепенно ускользало от меня.

— Доор, — повторил он за мной, словно не веря в услышанное, и резко развернувшись понёс меня к выходу. Я не видела, но он кому-то приказал:

— Принесите немедленно всё, что есть от обморожения в мою спальню.

— Укройте её, — услышала я знакомый голос служанки и меня тут же укутали в шерстяную шаль. Тело продолжала бить мелкая дрожь.

— Несносная девчонка, — прошептал князь, — я чуть не умер, когда понял, что ты у портрета. Так и думал, что тебе нельзя было оставаться в замке. Как ты прошла все мои магические ловушки?

Ответить ничего не смогла, зубы продолжали отбивать дробь. До спальни он донёс меня мгновенно, тут же рядом появилась служанка. Стала медленно проваливаться в сон.

— У неё обморожения, — ахнула она где-то вдалеке, когда Даррэх положил меня на кровать и убрал шаль.

— Манари, подайте зелье и намочите простыню в отваре, — голос Даррэха был ближе. Меня подхватили за плечи и ко рту поднесли кружку.

— Пей, — потребовал князь. — Оно горькое.

Едва разжала зубы и сделала глоток. Тёплая жидкость с отвратительным вкусом заполнила рот, от неё тут же покатилось по телу тепло. С трудом проглотила.

— Молодец! Ещё, — не отстал он от меня. — Надо выпить всё.

Каждый следующий глоток давался мне сложнее, отвратительное на вкус зелье хотелось выплюнуть обратно, но я послушно пила. Как только был сделан последний глоток, меня положили обратно. Следом последовала не менее отвратительная процедура. Меня принялись заворачивать в мокрую простынь, как младенца. Князь не успокоился пока у меня из открытых участков остался открытым только рот, глаза и возможность дышать.

— Через пару часов от обморожения на коже не останется даже следов, — сказал он, когда процесс был закончен и меня ещё сверху укрыли одеялом. — Но тебе придётся потерпеть, сейчас начнётся самое неприятное.

А я уже понимала о чём идёт речь — кожу начало нестерпимо жечь, особенно в тех местах, где прикасался Тэасмэс.

— Мне больно, — простонала, сделав попытку высвободиться.

— Манари, принеси зелье Ахиноцегла, — князь навис надо мной. Тьма всё ещё не ушла из его глаз, не сдержалась и снова простонала.

— Но хозяин она не демон, — возразила служанка. — Оно может убить её.

— Неси! — рявкнул громко он, исчезнув из моего поля обозрения. — Она ела яблоки из моего сада и жива по сей день!

— Как скажите, хозяин, — голос Манари был недовольным. — Но я предупредила.

— Быстрее! Выгоню из замка! — разозлился Даррэх.

Через пару минут мне в рот закапали пару капель приятного сладкого лекарства и боль мгновенно отступила.

— Теперь можешь спать, мой бедовый кролик, — сквозь дрёму я услышала ласковые слова Даррэха.

— Зои! — голос Фалана прозвучал рядом. Открыла глаза, здравствуй тюремная камера и принц, претендующий занять место Даррэха.

Глава 35

Фалан навис надо мной, похоже он проверял дышала ли я. У меня там во сне такое, немудрено перестать дышать.

— Я хочу спать, — капризно заявила и попыталась укрыться одеялом с головой. Принц удержал одеяло, не дав мне снова уйти в мир сновидений.

— Зои, ты спишь уже почти десять часов, — возмутился он. — С тобой всё в порядке?

— Долго не спала, — продолжила капризничать я. — Готовлюсь к брачной ночи. Можно мне ещё поспать?

— Хотя бы поешь? — настаивал заботливо Фалан. Поймала взглядом маячащую за его спиной мою надзирательницу. Вот кто искренне волновался за меня так это точно была она. Возможно, ей угрожали смертной казнью.

— Хорошо, — покорно согласилась я. По глазам вижу — не отстанет. Губы Фалана расплылись в счастливой улыбке, он наклонился и поцеловал меня в губы. Едва сдержалась, чтобы не передёрнуться от отвращения. На поцелуй не ответила, живо припомнился портрет со своим леденящим душу поцелуем. И этот туда же! Не верю я ему и его словам, ни единому слову.

После того, как принц ушёл меня вкусно покормили и когда наконец-то оставили наедине с самой собой, я тут же упала на кровать с желанием проспать ещё столько же и узнать все тайны. Одну я уже знала — мой муж князь Доор Даррэх никогда не был демоном-убийцей. Мне не давал покоя меч. Была же причина, по которой я воткнула его в Даррэха? Зачем? Если учесть, что я знала кто он на самом деле.

Только я закрыла глаза, как услышала знакомый голос Васисуалия:

— Что тут происходит?

Открыла глаза и села. Лысый кот был тут же мной крепко прижат к груди и расцелован в макушку.

— Фырр, бррр… хватит, — шипел котяра, но вырваться не пытался.

— Фалан активно готовится к свадьбе, — произнесла Гроза, которую я не заметила. Отпустила затисканного и зацелованного жнеца (надеюсь Даррэх никого не прибьёт из ревности), и повернулась к собаке-улыбаке, стоящей рядом с кроватью и приветливо махающей хвостом.

— Как вы сюда попали? — шёпотом спросила я.

— Нас двоих не слышат, а вот тебя могут услышать, — предупредил Васисуалий. — Так что говори тише.

— Мы пришли вместе с Фаланом, незаметно, — Гроза помахала радостно хвостом. — Тебе отсюда самостоятельно без помощи князя не выбраться. Вход к тебе охраняется и магией, и магами.

Тяжело вздохнула и показала антимагические браслеты на руках, которые не давали не единого шанса выбраться из ловушки.

— А как ты попал в наш мир, портал же тебя не впустил? — едва слышно спросила я у Васисуалия. Кот превратился в жнеца Смерти и поигрывая косой поведал мне о своих приключениях:

— Даррэх скрутил Риграна и всех магов тьмой и засунул мордами в снег, зачитал короткую лекцию о вреде магии вне своего мира и потребовал открыть ему портал домой. Возражать ему никто не посмел. Пройти он сам не смог, твоя магия не выпустила его, а вот я смог войти в портал в виде кота и добраться до замка князя.

— Сначала я попыталась порвать его на части, — продолжила за него Гроза. — Но лысый кот, орущий твоё имя, был удостоен чести остаться в живых. А потом я тебя нашла по обрывкам связи между нами. Не сразу, но у меня получилось.

Совсем поникла, князь застрял на Земле, а я попала в ловушку с навязанным браком.

— Фалан лжёт тебе, — предупредил меня Васисуалий. — Мы слышали разговор, что ему сложно играть влюблённого в тебя мужчину. Так что не верь в его любовь — она липовая. Ты нужна ему, чтобы занять трон, пока ты королева Гамерана.

— Я королева Гамерана?! — у меня от удивления открылся рот. — Как?! — о том, что меня могут услышать охранники я забыла от шока. Так вот почему на мне была корона! Но как?!

— Слышишь, Ваше Величество, — раздался гневный голос одного из магов. — Не тупи, к свадьбе готовься. Жаль сжечь тебя на костре нельзя, демонская подстилка, — и он мерзко захохотал.

— Первым моим указом тебе отрубят голову, идиот, — смело заявила я. Ярость всколыхнулась внутри, появилось острое желание попинать негодяя.

— После первой брачной ночи в тюрьму пойдешь, — продолжил ржать маг, — на воспитание к надзирателям.

— Заткнись, — рявкнул второй маг и раздался глухой удар. Маг тут же замолчал. Наступила тишина, похоже он понял, что сказал лишнего. Но было уже поздно, я узнала больше, чем следовало.

— Как я стала королевой? — спросила шёпотом у Грозы.

— Ригран отказался от трона в твою пользу, была коронация, а он стал твоей правой рукой, — пояснила она. — Больше я ничего не знаю. Я не смогла присутствовать при всём, что с тобой происходило, как только ты исчезла из замка.

Получается, что я сейчас королева, Ригран с Даррэхом на Земле. Фалану ничего не препятствует стать королём, кроме одного — мой отказ от брака.

— Мне пора поспать, — объявила я своим друзьям. — Мне очень надо, — и тут же упала головой на подушку. Поудобнее устроилась.

— Сладких снов, — пожелал жнец. Потёрла кольцо и о чудо, стала проваливаться в матрас.

Пошевелилась. Движения не скованы, на мне только одеяло. Даррэх распеленал меня пока я спала. Открыла глаза, я всё ещё в спальне князя. Повернула осторожно голову, вроде ничего не болит. Рядом на кровати спал сам князь, он был только в одних домашних брюках. Он спал на спине, раскидав руки в разные стороны. Голова была слегка повёрнута в мою сторону. Высунула руку из-под одеяла и осторожно коснулась пальцами его раскрытой ладони. Он не отреагировал, продолжал равномерно сопеть. Смело заскользила пальцами по его коже, как же это необычно касаться другого человека. Наверное, я забыла, как дышать, пытаясь понять свои эмоции. Пальцы смело доскользили до его плеча, мне нравилось прикасаться к его коже. Поборов своё стеснение и убедившись, что князь продолжает спать словно младенец, я продолжила изучать его дальше. Чтобы изучить изгибы его ключицы мне пришлось приподняться и подвинуться к Даррэху.

Когда мои пальцы перешли на изучение рельефов его торса, князь произнёс сонным с хрипотцой голосом:

— Я так понимаю книги ты не читала, — и он взял меня за запястье и прижал мою ладонь к груди.

— Только одну страницу, — прошептала я и перевела испуганный взгляд на князя. Его сердце глухо стучало в грудной клетке под моей ладонью. Похоже та самая развратная страница, спасла мне жизнь. Именно на ней я прочла, как соблазнять мужчину, именно поэтому я шла обнажённой перед демоном из картины. Наверное, я никогда не расскажу ему о своём обнажённом дефилировании перед другим мужчиной. Меньше знает — крепче спит.

— Зои, поцелуй меня, пожалуйста, — тихо попросил он и глаза стала затягивать Тьма. Немного посомневавшись, я наклонилась и коснулась его губ своими. Поцелуи с князем меня не пугали, я даже больше скажу — я хотела, чтобы его губы ласкали мои, любили меня. Он ответил осторожно, стараясь не спугнуть. Поцелуй ставился всё более увлекательным, и я решила пойти дальше, поцеловав его в шею. Не успела вскрикнуть, как подмятой под Даррэхом. Нас разделяло только одеяло.

— Может к чёрту книги, — прошептал он, его глаза были полностью чёрными, а вены набухли и по ним текла концентрированная Тьма. — Ты доверишься мне, Зои?

— Если я попрошу остановиться, ты же остановишься? — спросила я. Паника потихоньку подступала изнутри — наша магия переплетётся между собой, я дам ему мощь и силу, освобожу от оков, удерживающих Тьму. Кем бы он сейчас не был — он остаётся демоном и всегда им будет.

— Остановлюсь, — уверенно ответил он и впился в мои губы. Я не помню в какой момент исчезло одеяло, выкинул его Даррэх или избавился с помощью магии, мне сложно сказать. Его руки и губы изучали моё тело, заставляя забывать обо всём. Отрезвил меня его поцелуй в районе моего колена, разбудив мою совесть и страхи. Губы стали подниматься выше от колена по ноге, а моя смелость с каждым поцелуем растворяться, как снежинки на ладони.

— Не надо, я сначала почитаю книги, — испуганно заявила я. Даррэх остановился. Я видела, как он боролся с собой, решение ему явно далось с трудом.

— Я подожду, Зои, — осипшим голосом ответил он мне, нависая надо мной. Поцелуй в губы был нежным, завершающим прелюдию.

Заложенные матерью догмы с детства сработали — я впервые испугалась. Выпустить демона на свободу, я боялась, как никогда. И этот страх не смогла побороть даже любовь к Даррэху.

Мать с отцом прибыли через два часа после пробуждения. К этому времени я успела искупаться, убедиться, что на мне нет ни царапины. Даже шрамы, полученные мною в детстве, испарились с моей кожи. Я вкусно поела, меня одели, как принцессу. А потом пришёл Даррэх и угостил яблоком.

Даррэх решил устроить встречу в своём кабинете, предложив гостям лишь чай. Меня же он не подпустил к родителям.

— Я хочу обнять свою дочь! — гневно высказалась мать, когда Даррэх встал между нами и перекрыл ей путь. Противиться его воле я не смогла, впервые почувствовала, как он использовал магию против меня. Я была словно безвольная кукла в его руках, марионетка.

— Сначала я пойму, можно ли доверять вам и не причините ли вы ей вреда, Лейла, — холодно отрезал князь.

— Она наша дочь! — возмутилась она. — Да как ты можешь?! Ты силой забрал её!

— Я люблю её и не дам использовать в ваших грязных политических играх, — не согласился князь, не сдав меня родителям. А меня так и подмывало сознаться в том, что я сама припёрлась в его замок и фактически сама сделала предложение. Но его магия залепила мне рот и не давала произнести ни слова.

— Лейла, — тихо произнёс отец. — Мы так ни о чём не договоримся. Брак уже заключён, ты должна смириться, — я видела, как он обнял белую как полотно мать за плечи и прижал к себе. Хотелось крикнуть, сорвать путы подчинения, кинуться к ним, но я продолжала стоять замороженная и под полным контролем. Сердце князя может быть ледяным, когда он решает важные вопросы.

— Вы будете видеть её и общаться с ней при условии, что вы не будете вмешиваться в нашу с ней жизнь, — он хлестал словами моих родителей. — Она не будет покидать замок до тех пор, пока не появится ребёнок.

— Ребёнок?! — едва слышно переспросила мать. — Она уже беременна? — такого ужаса в её глазах я никогда не видела. — Ей нельзя… Она же погибнет… Она другая…

— Я не…, - начал отвечать князь, но неожиданно смутился, сбился и замолчал. Я почувствовала, как контролирующая магия с меня спала.

— Брачной ночи не было, — произнёс Даррэх. — Она не беременна. Что значит — она другая? — а он быстро пришёл в себя. — Почему ты считаешь, что она должна погибнуть? — я шагнула к родителям, Даррэх перехватил меня за руку и поставил рядом с собой, уверено, чётко, без лишних движений.

— Ты — демон, — пояснила глухо мать. — Её магия отличается от любой магии на Гамеране, она у неё другая. Она не сможет выносить ребёнка демона, у неё не хватит сил — слабая магия и хрупкое тело.

Кажется, я начинала понимать о чём говорит мать. Тьма разрушит моё тело, а моей силы не хватит сопротивляться.

— Я уже это исправил, — в его голосе прозвучала усмешка.

— Как? — спросила я и мать одновременно. Я искренне не понимала, когда он успел? Для серьёзных перемен нужно время и…

— Яблоки, — догадалась я. Он угощал меня демонскими яблоками, нашпигованными Тьмой под завязку, а я смело их съедала и впитывала Тьму в себя. Похоже Даррэх обставил и мою матушку, и меня саму. Он был единственным мужчиной, с которым я откровенно и много общалась, не влюбиться при таких условиях практически невозможно. Хотя странно, что он не показал мне себя настоящего, когда увидел мою слабость перед его портретом.

— Яблоки, — он тепло улыбнулся и, над чем-то задумавшись, заботливо убрал выбившийся локон с моего лица. В его движении было столько нежности, что гневные слова, готовые сорваться с моих губ мгновенно забылись. Захотелось прижаться к нему и рассказать о том, как я сильно люблю его.

— Хорошо, пусть будет по-твоему, Даррэх, — смиренно произнесла моя мать, поняв, что вырвать из рук князя меня не получиться. — Я хочу поговорить с дочерью наедине, а после мы будем выстраивать взаимоотношения зять и тёща.

— Звучит пугающе, — пошутил князь. — Я дам пять минут на разговор, а потом мы можем спокойно пообедать и начать нормальные родственные отношения, — он повернулся ко мне, удерживая меня за руки. — Зои, я надеюсь на твоё благоразумие. Здесь ты в безопасности, за пределами моего замка твоя жизнь будет висеть на волоске. Не слушай никого и не вздумай бежать.

Кивнула в знак согласия. Даррэх наклонился, легким поцелуем коснулся щеки и, отпустив меня, быстро вышел из кабинета.

— Зои, — вскрикнула мать, как раненная птица, и я мгновенно оказалась в её крепких объятиях.

— Бежим скорее, бежим, — бормотала она, как сумасшедшая. — Он убьёт тебя. Тьма внутри него рано или поздно возьмёт над ним верх, и он убьёт тебя. Бежим…

— Мама, но я его жена. Я сама сделала этот выбор. И он не тот демон, которого все боялись, — возразила я матери. — Мне нет смысла бежать.

Она отстранилась и держа меня за плечи с жаром заговорила:

— Он сделал всё, чтобы ты так думала. Он даже сделал так, что забеременеть и родить ты сможешь только от него. Он создал все условия для того, чтобы ты влюбилась в него. И он — демон! Как только ты выпустишь Тьму из темницы, его нельзя будет остановить. Он — зло! Он утопит мир в крови. Неужели ты позволишь случится этому?! Я учила тебя другому!

Я слушала её и понимала, что она права. Слёзы хлынули из глаз, когда я тихо произнесла:

— Бежим.

Глава 36

Отец достал из кармана артефакт. Сердце захлебнулось кровью от боли, когда я вошла в портал следом за матерью. Перемещение отличалось от тех, которые использовались раньше. Портал был скоростной — на счёт раз, два и мы оказались в огромном светлом помещении, убранство которого дышало роскошью.

— Мы в королевском дворце?! — в истерике вцепилась моя мать в отца. — Как ты посмел?! Ригран уничтожит её!

— Молчи, Лейла, я устал слушать тебя, — прошипел зло отец. — Сколько можно. Мы погубим её, следуя слепо за твоими видениями. Ригран единственный, кто способен остановить это безумие.

— Отен, — со стоном опустилась мать перед ним на колени. — Бежим, прошу, бежим. Фалан…

— Молчи, Лейла, прошу молчи, — почти рявкнул отец, не дав ей договорить. Я ошарашенно смотрела на спор отца с матерью. Он всегда шёл за ней, всегда делал так, как хотела она. Он был частью её, продолжением. И вот теперь он идёт поперёк её решениям. Во мне что-то перевернулось и к боли по Даррэху присоединилась потерянность.

— Какая милая семейная сцена, — раздался мужской бархатистый голос. — Арестовать, — приказ прозвучал, как удар хлыстом. Мать вскочила на колени, отец рывком поднял артефакт, который перенёс нас во дворец. Но он не успел, в комнату ворвались маги и за пару секунд скрутили моих родителей, одев на них антимагические браслеты. Меня же оставили на свободе, видимо были уверены, что я не способна оказать сопротивление и причинить вред. Мой отец был ошеломлён, он явно не ожидал такого поворота событий.

— В темницу, — хладнокровно приказал мужчина и я наконец-то увидела того, кто был моим дедом. Холёный молодой мужчина в короне, примерно возраста Даррэха, вальяжно двинулся к нам от входной двери. Скорее всего он появился в комнате сразу с того момента, как мы вышли из портала, просто был скрыт магией.

— Отпустите их! — подала я уверенно голос, заставив остановиться магов. Руки похолодели от страха и одну из ладоней обвил необычайно белый огонь, смешанный с чёрными всполохами. Удивилась такому ядовитому проявлению магии внутри меня — Свет и Тьма вместе. Мать ахнула в ужасе, заставив моё сердце болезненно сжаться. Сжала кулак, подняла слегка руку и приготовилась наброситься на магов, возможно даже задать трёпку самому королю.

Страх сосал под лопаткой. Моего деда называли жестоким и беспринципным чудовищем. Думаю, в его случае сам Даррэх был просто пушистой зайкой. Ригран справится со мной в три счёта, моё выступление против него чистое безумие. Но я решила быть до конца бесстрашной идиоткой. Он быстро преодолел расстоянии до меня и грубо взял за подбородок.

— Отпустить? — усмехнулся он мне в лицо, разглядывая меня знакомыми мне с детства глазами. Как же они похожи с отцом, в чертах лица можно было легко угадать что они родственники. Впервые осознала, что я не похожа ни на мать, ни на отца.

— Отпустите немедленно! — трепыхнулась я. По моему телу потекла чужая магия, подчиняющая мою волю, и на руке погас огонь.

— Моя внучка умеет кусаться, — продолжал удерживать он меня. — Будешь слушаться меня во всём, и я отпущу своего никчёмного сына и его полоумную жену.

— Не трогайте её, — взмолилась моя мать. — Прошу Вас, Ваше Величество.

Король отпустил меня и, прожигая её презрительным взглядом, ледяным тоном произнёс:

— Если она выполнит всё о чём я попрошу, никто не пострадает кроме неё. Все останутся живы, — и потом уже повернувшись ко мне сказал не менее жестко. — Натворила дел, будь добра ответить за них перед всеми, — и уже обращаясь к магам, приказал. — Уведите их.

Сжав ещё крепче кулаки, я молча наблюдала, как уводят моих родителей из комнаты. Как только дверь закрылась, Ригран произнёс:

— Итак, дорогая внучка, ты слушаешься меня беспрекословно иначе я не пожалею своего сына и убью его. Ты меня поняла, Зои, — на его губах играла плотоядная улыбка, словно ему доставляло удовольствие делать больно словами.

— Поняла, — буркнула я в ответ и попробовала внутри себя пробудить магию. Ответом мне была абсолютная тишина. Похоже Ригран запечатал мои способности, надеюсь временно.

— Я через час откажусь от короны в твою пользу, а ты пройдёшь коронацию и станешь королевой Гамерана, — заявил он мне. — И объявишь о королевском отборе жениха.

Вопросительно посмотрела на Риграна, я совершенно не понимала зачем он хочет, чтобы я стала королевой.

— Зачем? — не удержала я язык за зубами. Он сел в кресло и закинул ногу на ногу.

— А ты сама подумай своей прелестной головкой, — он явно издевался надо мной. — Ума хватило лечь под него. Очень странно что он не тронул тебя, хотя Доор всегда был сентиментальным, видимо потому и не использовал силу Избранной для того, чтобы вырваться на свободу.

— Наверное, потому что он Доор, а не Тэасмэс, — встала я на защиту князя. — Тэасмэс мёртв.

— Понимаешь девочка, Доор впитал в себя всю магию Тэасмэса, когда его жена Евангелина проводила смертельный обряд над демоном. Даррэх — демон, опасный и непредсказуемый. Он контролирует себя только по причине того, что я блокирую его Тьму внутри, — серьёзно ответил он мне. — Я не могу вступить со своей внучкой в противоестественные отношения. Убить тебя тоже не могу по той же причине, что ты моя кровная родственница. Уступить корону другому тоже не входит в мои планы.

— Поэтому вы решили подставить меня, — начала догадываться я. — Вы хотите, чтобы он убил меня. А если он этого не сделает?

— Сделает. Его Тьма прорвётся и желание убить Избранную будет нестерпимым, — не согласился со мной король. — Или ты сделаешь это сама. Ты убьёшь сама себя или я убью твоих родителей.

Нервно сглотнула, но продолжила диалог:

— Если вы не хотите марать руки об меня, то почему так уверено заявляете о том, что убьёте родителей?

— Если ты не выполнишь мои условия, всё теряет смысл, жизнь твоих родителей тоже, — убедительно сказал он.

— И в какой момент я должна умереть? — свой голос я слышала словно издалека.

— Если он не убьёт тебя, ты должна сделать это сама, — он резко встал и направился ко мне. Не успела ничего сказать, как он меня подхватил под локоток и потащил в портал. Вышли мы на небольшом горном плато, перед взором расстилался океан. До самого горизонта была только синяя вода. На нас дыхнуло прохладным ветром и морским воздухом.

— Идём сюда, — он потащил меня к краю плато. — Смотри вниз, — потребовал с садистским удовольствием. Бесстрашно опустила взгляд. Побывав в ипостаси ястреба я не боялась высоты. Океан был где-то очень далеко внизу, настолько далеко, что бьющихся о скалу волн не было слышно.

— Не боишься? — усмехнулся он у меня над ухом. — Евангелина тоже никогда не боялась. Она легко отдала себя океану.

— Почему? — из меня готовы были посыпаться вопросы, как из рога изобилия. Я уже отчётливо понимала, что мне предлагают сброситься со скалы. Он развернулся и потащил меня за собой. Удивилась, когда увидела, что за спиной был огромный вход в скалу.

— Это храм, в котором будет проходить твоя коронация, — его голос эхом звучал, когда мы спускались по мраморной лестнице вниз. Магические огни зажигались перед нами, освящая нам путь, как днём.

— Он придёт сюда, тебе останется лишь добежать до скалы и спрыгнуть, — говорил он мне вслух то, что я уже знала и без него. — Евангелина не хотела, чтобы он вернул её, — вспыхнул ярко свет, осветив огромный зал для коронации, в который мы пришли. Роскошь и стекло, в зале не было места, где бы не присутствовало стеклянных фрагментов. Как завороженная осматривала зал.

— Когда-то с Даррэхом мы были близкими друзьями. Его жена Евангелина была невероятной красивой женщиной, — перевела взгляд на Риграна, его глаза лихорадочно блестели. — Однажды на крепостной стене её увидел Тэасмэс — она была лекарем в окружённом городе и в перерыве между боями пришла навестить Даррэха, а возможно и попрощаться. Мы проигрывали, мы должны были погибнуть в руинах города, поглощённые Тьмой. Тэасмэс предложил сделку, он попросил отдать ему Евангелину, а взамен пощадить город. И Даррэх отдал её ему. Он отдал её… отдал, — в его голосе проскользнуло отчаяние. — Демон оставил город не тронутым, — тихо произнёс он. А у меня возник вопрос, зачем же мне рассказывают тайны прошлого, что кроется за этим откровением, но перебивать короля я не спешила.

— Не знаю, как Даррэху удалось уговорить Евангелину, но она, рискуя своей жизнью, опоила сонным зельем демона и провела над ним обряд по передаче Тьмы Доору. Вместе с Тьмой в Даррэха подселился и сам Тэасмэс, из-за этого тело князя стало умирать, тлен стал поедать мышцы, превращая его в живой труп. Демон же захватил разум князя и принялся преследовать Евангелину. Ей пришлось бежать. Она умоляла меня о помощи и просила забрать силу Света у неё, чтобы демон оставил её в покое. Она вступила со мной в брак. Её силы хватило на сто лет, а потом в мире родилась новая Избранная со Светом внутри. Евангелина так сильно боялась встречи с демоном, что сошла с ума и сбросилась со скалы. Тьма внутри Даррэха жестока и беспощадна, Евангелина содрогалась от ужаса, когда слышала имя Тэасмэса.

— А почему все думают, что князь это Тэасмэс? — не уловила я немного связи в словах Риграна.

— А он и был все эти годы Тэасмэсом, сознание Доора взяло верх над демоном не так давно, — пояснил мне король. Я тяжело вздохнула. Почему портрет называл меня Евангелиной? Может быть действительно душа Евангелины внутри меня. На этот вопрос сможет ответить только сам князь. Возможно то, что родители обманули всех с датой моего рождения, сыграло роль во всём этом. Я обязательно всё узнаю и спасу всех.

Думаю, Риграну не стоит знать, что я могу превращаться в ястреба и прыжок вниз со скалы будет для меня несмертельным, но эффектным и убедительным.

Король вернул меня в дворец, где началась быстрая подготовка к коронации. Время летело стремительно. Я отстранилась от происходящего — убежать нельзя, возражать тоже, осталось только принять ситуацию. Свой прыжок со скалы проигрывала снова и снова. Ждать Даррэха не буду, добегу и спрыгну, пусть все думают, что я погибла. Никто не увидит моего превращения, если сделать это у самой воды.

Глава 37

Перед тем как увести меня в зал, Ригран прогнал всех из комнаты, где меня готовили к церемонии.

— Итак, дорогая внученька, — с издёвкой произнёс он. — На твоих отца и мать прикреплены артефакты, — он показал мне ладонь своей правой руки. Подушечки указательного и большого пальца засветились приятным белым светом.

— Стоит мне сжать пальцы и артефакты на них сработают одновременно — они умрут, — пояснил он и свет на пальцах погас, руку он убрал. — Даррэх прорывается из осады в своём замке, скорее всего он успеет к окончанию коронации. У меня нет уверенности в том, что он точно тебя убьёт, хотя это бы был самый лучший ход событий. Твоя задача спрыгнуть со скалы и разбиться на смерть.

— Выигрываете время для того, чтобы родилась новая Избранная после моей смерти, — усмехнулась я бесстрашно ему в лицо. — А если Даррэх убьёт вас?

— Не получится, — губы дрогнули в презрительной усмешке. — Сила Избранной всё ещё при мне. Ему не победить, — жестко закончил он. Потом он сделал совершенно странную вещь, он коснулся подушечками пальцев моей щеки и провёл по коже в нежной лёгкой ласке. Одёрнул резко руку, словно очнулся от сна, и тихо, с налётом боли, сказал:

— Не понимаю. Ты совсем не похожа на неё, но одновременно в тебе я вижу её, — и тут же снова: — Поклянись, что ты умрёшь сегодня? — жёстко потребовал он, глаза загорелись нехорошим маниакальным огнём. — Ты не должна жить, только не в моей внучке, — похоже он тоже решил, что душа Евангелины внутри меня.

— Клянусь, что я спрыгну со скалы, — согласилась я с королевским психом. На моей шее тут же проявился светлый обруч и мгновенно растворился, и я почувствовала, как ко мне вернулась моя магия.

— Корона не признает тебя, если ты будешь находиться под магией подчинения, — пояснил он мне и подал руку с раскрытой ладонью. — Пора идти, время пришло.

В этот раз мы вышли в зале, прямо на небольшом подиуме. Тут же раздались овации, весь свет Гамерана присутствовал при моей коронации. Осторожно огляделась, рядом стоял жрец в светлом праздничном балахоне с торжественным выражением лица. На стеклянном подиуме рядом с ним лежала на алой подушке корона, предназначенная для женщины.

Отречение от престола Риграном прошло быстро и без запинки. Когда приступили к моей коронации, в конце зала появился стражник, он сделал рукой странный знак уже бывшему королю. Я видела, как дед едва заметно кивнул ему. Коронация шла своим чередом, заунывная речь жреца и мой неуверенный голос, который повторял слова клятвы престолу.

Ненадолго закрыла глаза, когда корона опустилась на мою голову. Магия заструилась по моим жилам — корона признала меня. Теперь я королева Гамерана. Открыла глаза.

— Ригран Шэй, как старший в семье и являющийся дедом Зои Шеи, а ныне королевой Гамерана, назначается опекуном и помощником молодой королевы до вступления её в брак, — пафосно произнёс жрец и махнул рукой. Магия, в виде ленты цвета крови, попыталась оплести наши руки и связать магией крови. Когда ленточка вспыхнула огнём и осыпалась пеплом, Ригран дико закричал:

— Ты не дочь моего сына!

В толпе послышались изумлённые шепотки. Он схватил меня грубо за запястье и подтащил к себе.

— Ты не моя внучка, — прошипел он зло мне прямо в лицо. — Лейла нагуляла тебя! Я должен был это понять — была же причина, по которой она скрыла дату твоего рождения! — он не стеснялся зрителей в зале. — Быстро сочетай нас браком! — он вцепился второй рукой в замершего от изумления жреца.

Служитель культа ничего не успел сделать, пол под ногами содрогнулся, а в дверь вбежал королевский маг и прокричал:

— Демон идёт!

Гости, не сговариваясь между собой, стали убегать в порталы. Ригран безумным взглядом обвёл зал и ещё раз грубо дёрнул за плечо жреца.

— Быстро, объединяй нас узами брака! — рявкнул он.

— Она замужем, сначала нужно отменить брак, — пропищал испуганно жрец и попытался вырваться из захвата. Ригран грязно выругался и отпустил меня. Через минуту жрец летел с подиума, для ускорения ему был отвешен пинок под зад.

— Иди сюда! — прорычал он, возвращаясь ко мне.

— Нет, — мотнула я головой и отступила. Схватить он меня не успел, я ловко спрыгнула с подиума. Сбросив туфли с ног и подобрав подол объёмного платья, я бросилась бежать к выходу из зала. Хорошо, что зал был практически пуст и мне никто не пытался мешать.

— Стой! — проорал в бешенстве Ригран. — Евангелина! — назвал он меня именем первой жены Даррэха. — Стой!

Я слышала, как он шумно спрыгнул и принялся преследовать меня. Когда я уже думала, что близко к выходу из ловушки, пол под ногами дрогнул ещё сильнее. Не удержалась и упала, обдирая руки. Стекло со звоном посыпалось вниз, а в зал стали забегать испуганные маги. Вскочила на ноги, в кожу ступней тут же впились мелкие осколки. Вскрикнула от боли и, не успев снова побежать, попала в объятия Риграна.

— Моя сладкая, вот ты и снова моя, — возбуждённо прошептал он, бессовестно лапая меня. Такого мерзкого поцелуя у меня не было даже с дохлым Тэасмэсом из портрета.

— Отвали урод, — отчаянно вырывалась я из его отвратительно-липких жадных ручонок.

— Евангелина, — шептал мерзавец, между поцелуями.

Удар магией был неожиданным, нас вдвоём снесло. В полёте он не удержал меня и выпустил из своих объятий. Меня крепко приложило о пол, похоже я себе отбила всё тело. Кожа была изрезана мелкими осколками. Осторожно села. В зале шёл бой, Даррэх в своём обычном виде мертвеца без усилий раскидывал противников в разные стороны.

— Я убью их — Отена и Лейлу, — произнёс злобно Ригран, сбоку от меня. Повернула голову в его сторону, он поднимался с пола на ноги. Осколки стекла сыпались с него, из мелких ран сочилась кровь.

— Повтори свой прыжок Евангелина, доставь мне это удовольствие снова. Пусть лучше ты будешь дохлой, чем будешь принадлежать кому-то кроме меня, — его слова были наполнены ядом и ненавистью.

— Как скажите, — усмехнулась я, глядя нахально в его глаза.

— Тело другое, а душа та же, — скабрёзно произнёс он. — Надеюсь ты вспомнишь, что было между нами, пока летишь в объятия смерти, — и он рванул в бой. Очень порадовало, что буквально через секунду его тело летело в противоположную сторону, словно снаряд, выпущенный из пушки. Ригран ударился о стену и со стоном сполз.

— Ты спала с ним?! — проорал взбешённый Даррэх, откидывая очередного мага от себя. А он уверенно приближается ко мне.

— Ты спала с ним?! — повторил он свой вопрос. Отрицательно покачала головой, следующий маг полетел в сторону.

— Я убью тебя! — не поверил он мне и сделал ещё несколько шагов в мою сторону. — Слышишь, Зои, убью! — Тьма, стелясь по полу, полилась ко мне. Вскочила в панике на ноги, в этот ко мне по полу подкатился меч из толпы сражающихся. Пришедший в себя Ригран, не вставая, поднял руку и его пальцы засветились. Он прожигал меня злым взглядом, заставляя действовать.

Пол снова дрогнул, последние маги разлетелись в стороны. Схватила меч (какой же он тяжёлый!) и бросилась бежать к мраморной лестнице, к выходу на плато.

— Зои, нет! — Даррэх широким шагом приближался ко мне через огромный зал, больше никто ему не мешал. Разбитые осколки впивались в кожу, но страх за родителей гнал меня вперёд.

— Зои! — послышался его яростный крик рядом за спиной. В панике начала поворачиваться к нему лицом, размахивая мечом с силой, на которую способна. Меч вырвался из рук и полетел в князя, лезвие прошило его в районе солнечного сплетения и замерло. Даррэх от неожиданности остановился и с недоумением посмотрел на меч. Я в полуистеричном состоянии на уровне инстинкта добавила магии, и меч зашёл в него по самую рукоять. Сердце рванулось на части от боли, когда он стал медленно оседать на пол зала.

— Зои, — прошептал он едва слышно. Сдерживая рыдания, я бросила на него прощальный взгляд и побежала прочь вверх по лестнице, марая ступеньки своей кровью.

— Он бессмертен, бессмертен, — повторяла я снова и снова, пытаясь убедить себя в том, что с ним всё будет хорошо. Выбежала на плато, ветер рванул платье. Не раздумывая, придав себе ускорение, я смело прыгнула вниз.

— Зои! — успела я услышать крик Даррэха полный боли и отчаяния. Собралась и попробовала превратиться в птицу. Ничего не вышло. Попробовала снова, страшная догадка осенила меня. Возле скалы не работает магия и Ригран это точно знал. Слёзы потекли сами, осталось совсем немного до того момента, как моё тело ударится о воду — я уже была на середине.

Чья-то рука схватила меня за локоть и тело дёрнулось, прекращая стремительный полёт.

— Зои, — прорычал Даррэх, разворачивая меня к себе лицом. — Здесь нет магии!

Мой меч всё ещё прошивал его тело, Тьма отчаянно пыталась сдержать наше падение.

— Тьмы надолго не хватит, — он явно прикладывал не мало усилий, для разговора со мной.

— Я люблю тебя, — пусть он знает пока мы ещё живы. — Прости меня. Он хотел убить моих родителей.

— Я попробую создать портал и вышвырнуть тебя из нашего мира, — не слушал он меня. — Надеюсь Тьмы хватит.

Даррэх полностью почернел, Тьма стала закручиваться в воронку за его спиной, образуя чёрный круг. Наше падение тут же ускорилось, воронка падала следом за нами. Даррэх дёрнул меня на себя и перевернулся в полёте, оказавшись снизу. Едва не завизжала, увидев, как быстро мы приближаемся к воде.

— Прощай! — прокричал князь и оттолкнул меня от себя. Тьма тут же вцепилась в моё тело и принялась затягивать внутрь воронки. Последнее, что я увидела, прежде нырнуть в кромешный мрак, как Даррэх ушёл в воду. От удара брызги разлетелись в разные стороны, солёная вода попала мне на лицо и меня стремительно потащило по узкой твёрдой трубе, не щадя от ударов. Портал грубо выплюнул меня, свет ослепил, а потом удар о поверхность.

Кто я?

Где-то на грани между жизнью и смертью я увидела того, кто должен забрать мою душу.

— Помогите, — попросила я саму смерть о спасении и потеряла сознание.

Глаза открылись сами, я села на кровати. Никого рядом не было.

Он спас меня, даже тогда, когда хотел убить. Он любит меня потому, что я Зои и никак по-другому, он сам сказал. Кольцо на пальце рассыпалось серебряной пылью. Я вспомнила всё то, что отобрал портал. Но на вопрос кто я, ответа я до конца так и не получила.

Дверь открылась и в камеру вошла моя тюремщица. В её руках было великолепное свадебное платье. Следом вошёл уже хорошо знакомый жрец. Не везёт же бедолаге.

— Я должен расторгнуть ваш брак с князем Даррэхом, Ваше Величество, — торжественно сообщил он.

— Может мне сначала приодеться? — съязвила я, натягивая на себя одеяло до ушей.

— О, в этом нет никакой необходимости, процедура займёт всего минуту, — спокойно ответил он. Не успела возразить, как жрец положил на мою голову ладонь и быстро выпалил:

— Расторгаю брак Зои с этого дня и часа.

Вот чего я не ожидала так это то, что наши узы с Даррэхом могут рассыпаться за секунду. Обрыв я почувствовала тут же. В шоке выронила одеяло и вопросительно уставилась на жреца.

— Супружеские обязанности — это важная часть брака, — поучающе пояснил он и ретировался из камеры, пока я не пришла в себя.

Глава 38

К свадьбе меня готовили тщательно.

— Вы так красивы, Ваше Величество, — с восхищением произнесла тюремщица. — Как хорошо, что свадьбу всё-таки решили сыграть в храме.

— Почему? — тут же спросила я, разглядывая себя в принесённое зеркало. Женщина сначала смутилась, но потом решила ответить. Скорее всего этот бонус мне достался из-за того, что вела я себя примерно и не мешала ей готовить меня к брачной церемонии.

— Ни Ригран, ни князь не вернулись из другого мира, — сказала шёпотом она. — Все жаждут смены власти и верят в то, что эти двое никогда не появятся в нашем мире. За Фалана почти весь Гамеран.

Тяжело вздохнула, оказывается политическая популярность моего принца просто зашкаливает. Одно радует, вне стен своей темницы у меня есть шанс сбежать. Шанс ничтожно мал, а в антимагических браслетах он превратился в ноль целых ноль сотых, но он у меня оставался. Подняла руки и посмотрела задумчиво на металл на своих запястьях. Показалось, что зеркало потемнело и в нём метнулась тень. Или не показалось? Уставилась на своё отражение, но ничего не изменилось — всё-такая же красивая в свадебном белом платье с пышной юбкой.

И куда же делись мои невидимые помощники? Без них грустно и даже несколько страшно, впервые я не знаю, как мне быть.

Отец Фалана вошёл с дежурной улыбкой на губах. Тюремщица бесшумно выскользнула за двери.

— Буду счастлив, проводить королеву Гамерана на бракосочетание с моим сыном, — вежливо произнёс он.

— А когда будет коронация Фалана? — уточнила я у главы семейства Самис. Церемониться не стала, как не поверни моих интересов явно никто не соблюдает.

— Сразу после свадебной церемонии, — он был само очарование. Усмехнулась, а быстро они сообразили. Брак, передача короны Фалану и я не при делах, можно в ссылку. Радует одно, Фалан решил пойти простым для себя и неопасным для меня способом взойти на трон. А меня ведь могли казнить, как лишнее препятствие к короне. Пощадили в отличии от решения Риграна убрать меня с дороги, маги на Земли вменяли мне измену короне и говорили о смертном приговоре.

— Хорошо, я помогу ему взойти на трон, но вы меня отпустите без брачной ночи, — предложила хладнокровно я, — мы разведёмся завтра же.

Он изучающе посмотрел на меня и его губы тронула лёгкая улыбка.

— Очень рад, что мы оба поняли друг друга правильно. Фалан не намерен удерживать тебя после того, как взойдёт на престол.

— Он меня целовал и признавался в любви, — не поверила я до конца в его откровение. Но внутри стало сразу легче — если меня действительно отпустят, уж как-нибудь прорваться к Даррэху я смогу.

— Это была часть игры, мы хотели убедить тебя в том, что не собираемся причинять тебе вред, — вкрадчиво пояснил он. Начинаю понимать, кто действительно будет управлять Гамераном.

— Нельзя допустить раздора в мире, — продолжил объяснять он, убеждая меня всё больше в том, что из него выйдет хороший правитель, пусть и за спиной Фалана. — Междоусобные войны могут откинуть нас на несколько столетий назад и привести к хаосу. У нас впервые появилась возможность жить спокойно, не боясь расправы Риграна и жестокости Даррэха, — речь он закончил внезапно: — Нам нужно идти, моя королева, — протянул мне руку. Меня торжественно вывели из темницы и ловко сопроводили в портал.

Мы вышагнули в знакомом храме на входе в зал. Из этого храма я бежала от Даррэха. Его уже полностью восстановили с момента моего прыжка со скалы. Сердце облилось кровью от воспоминаний. Даррэх думал, что я умерла, и тогда он умер вместе со мной.

Глава семейства Самис торжественно вёл меня к алтарю по выстланному красному ковру к приветливо улыбающемуся Фалану. Огромное количество гостей сидело на скамейках, куча любопытных взглядов сопровождали моё величественное шествие.

Мы дошли до Фалана и его отец передал меня своему сыну.

— Ты великолепна, — прошептал принц. Хороший актёр умер внутри будущего короля Гамерана, надеюсь отец исправит огрехи в воспитании.

— Спасибо, — решила быть вежливой, меня обещали отпустить. Вырваться точно не получится, хотя можно учинить истерику. С другой стороны смысла в этом нет, я сейчас избавлюсь от ответственности за целый мир и передам права управление страной фактически отцу Фалана, да и судя по настроениям жителей Гамерана все жаждут видеть в качестве короля именно Фалана.

Мы встали перед алтарём, знакомый жрец воодушевлён раскрыл книгу таинств. Похоже мой второй брак будет по старинным традиция, радует, что и его можно расторгнуть, если брачной ночи не будет.

— Сегодня, — начал с азартом жрец, — мы присут…, - оборвалась его речь на полуслове, глаза несчастного округлились и на лице проступила паника. По залу прокатился гул из многочисленных голосов. Мы с Фаланом одновременно повернулись в ту сторону, в которую таращился жрец.

На моей стороне, на расстоянии вытянутой руки от меня, стоял князь. Даррэх был при параде, в красивом чёрном камзоле, со знакомым мечом в ножнах и с не прикрытым полуистлевшим черепом. Он мне подмигнул заигрывающе единственным целым глазом.

— О-о, — только и смогла произнести я. Больше никто не шевельнулся, все гости оцепенели от страха перед демоном.

— Ты просто невероятна красива, любовь моя, — произнёс тепло Даррэх и уже обращаясь к жрецу добавил: — Будьте добры продолжайте пожалуйста церемонию. Я хочу проследить, чтобы моя бывшая жена удачно вышла замуж.

— Что?! — не удержалась я от возмущённого восклицания. — Да я тебя…, - захлебнулась праведным гневом. — Я в тебя меч воткну!

— Было, дорогая, — не испугался он. — Не томите, брачуйте их уже. Мне интересно выживет ли её новый муж в браке с ней.

— Гад! — обиделась я и повернулась к жрецу. — Продолжайте! — рявкнула я и дёрнула озадаченного Фалана за руку.

Из-за присутствия князя жрец постоянно путался, заикался и похоже находился в полуобморочном состоянии. Мы с трудом дошли до места, где нас наконец-то объявили мужем и женой.

— Поцелуй пропускаем, — опередил жреца Даррэх. С интересом посмотрела на князя и язвительно спросила:

— Это ещё почему?

— У Фалана это будет последний поцелуй в его жизни, — не стал скромничать Даррэх. — Приступаем быстро к коронации, то я утомился, — и он откровенно зевнул, прикрыв рот рукой. Мы с Фаланом вопросительно переглянулись. Он недоумённо пожал плечами. Его отец, стоя за его спиной, осторожно кивнул в знак согласия. Я кажется начинаю понимать, что происходит.

Моя коронация была и то более длительной. Фалан, как мой супруг, перенял от меня корону и стал королём Гамерана. Надеюсь, теперь от ужаса никто не вспомнит, что я Избранная и Фалан не потребует передачу ему силы по праву.

— Развод, — буднично произнёс Даррэх.

— Но…, - попытался возразить Фалан. Похоже он вспомнил о том, что во мне есть магия, которая даёт мужчине, который проведёт со мной ночь любви, абсолютную власть.

— Быстро, — нетерпеливо потребовал князь. Жрец проявил невероятную расторопность и быстро развёл меня с новым королём Гамерана.

— А теперь будьте добры брачуйте нас, — подхватывая меня под локоток, заявил нагло Даррэх. — Как в прошлый раз, быстро и без лишних соплей. Я тороплюсь.

— Объявляю вас мужем и женой. Жених может поцеловать невесту, — выпалил жрец. Не успела опомниться, как мой третий по счёту муж впился в мои губы и смял их в страстном поцелуе. Зал ахнул, а я с облегчением поняла, что меня целует не полутруп. Князь явно переходил все границы дозволенного, вжимая меня в себя, он обжигал мои губы требовательным интимным поцелуем не для зрителей. Попыталась вырваться из железных объятий, получила совершенно обратный результат, в меня вцепились ещё сильнее.

— Князь, кхм, — покашлял рядом отец Фалана. — Рад вас поздравить с вступлением в брак, но не могли бы вы немного объясниться.

Даррэх с трудом разорвал поцелуй, изучающе пробежался по моему лицу взглядом и не выпуская из объятий, уверенно сказал:

— Я настоящий князь Доор Даррэх, в силу непреодолимых обстоятельств я — демон. Тэасмэса больше не существует. Ригран лишён магии и застрял в одном из миров, сюда ему не вернуться. К сожалению, пришлось вернуть всех королевских магов назад потому, что у них здесь семьи, но они все приняли присягу верно служить новому королю. Мне не нужна власть, но я требую вернуть мне место преподавателя в академии.

— Как пожелаете, — голос у главы семейства Самис был мягким, обезоруживающим. — Возражать против вашей должности преподавателя никто не будет. Нас беспокоит то, что ваша жена на данный момент обладает силой, которая сделает вас сильным магом и освободит Тьму внутри вас.

— Не беспокойтесь, пока меня никто не трогает, я тоже никого не буду трогать, — не менее убедительно ответил Даррэх. — Завтра же приступаю к занятиям в академии.

— Да как так-то?! — выкрикнул кто-то возмущённо в зале.

— Адепт Паттер, я всё слышал, — губы Даррэха расплылись в коварной улыбке и прежде, чем мы ушли в портал он сказал Фалану. — И вы адепт Фалан задолжали мне пару работ.

— Я — король! Я делаю, что хочу! — возмутился громко Фалан.

— Меня это не волнует, жду на занятия, — не сдался Даррэх.

Вышли из портала в замке князя в знакомой комнате. В кресле сидел Васисуалий, возле его ног лежала Гроза и они мирно беседовали.

— Мы заждались! — воскликнули они, повернув в нашу сторону головы.

— Простите, нам нужно побыть наедине, — опередил меня Даррэх и подхватив меня на руки, быстро пошёл в спальню, открывая по пути двери магией.

— Но… я…, - ко мне вернулся дар речи. — Объясни и мне тоже.

— У тебя завтра занятия в академии, — начал совсем не с того Даррэх. — Поблажек тебе не будет.

— У меня много вопросов, ты можешь не успеть мне на все ответить, — прищурилась я, собираясь пытать князя. Возможно пустить в ход меч.

Мы вошли в его спальню, дверь с грохотом захлопнулась, отрезая нас от внешнего мира. А его спальня действительно стала больше, да и панорамное окно, как нельзя вписывалось в интерьер. Он дошёл до кресла, поставил меня на ноги, сел и увлёк меня к себе на колени. Устроилась поудобнее, положив ему голову на плечо.

— Кем бы ты не была раньше, сейчас ты Зои и так будет всегда.

— Почему? — тихо спросила я, нежась в его объятиях. Он ловко вытащил из моих волос шпильки и локоны рассыпались по моим плечам, голове сразу стало легче.

— Война с Тэсмэсом и моё знакомство с Евангелиной по воле судьбы случились в один день. Вскоре Евангелина стала моей женой. Умная, но жутко любопытная девушка. Вторая её ипостась — ястреб, — в его голосе появилась нежность. — Я не знаю, как Тэасмэс смог рассмотреть её на стенах осаждённого города, когда она приходила меня навестить, но он выдвинул ультиматум и потребовал отдать ему её взамен на свободу города. Как позже я понял, демону была интересна душа Евангелины, а не внешность. Он отступил от города и оставил жителей в живых после того, как её отдали ему. Он мог стереть город в порошок, но её душа настолько заворожила его, что он не смог устоять. У меня не получилось отговорить её от этого безумного поступка, она была одержима идей убить Тэасмэса через ритуал, а для этого к нему нужно было подобраться поближе. Она взяла с меня слово, что я приду и приму Тьму. Я знал, что это меня убьёт, но другого выхода я не видел, это был способ убить демона и освободить её, спасти то, что тогда ещё не было уничтожено Тьмой. Тогда мы не знали к чему приведёт ритуал, если Тэасмэс будет влюблён в неё по-настоящему.

Я слушала его затаив дыхание, тем более кое-что я уже знала.

— За месяц она смогла полностью подчинить Тэасмэса. Мы с Риграном отправились по первой её весточке в логово демона. Тогда Ригран был хорошим другом и не менее моего мечтал уничтожить демона, он предложил принять Тьму в себя. Я не знал, что он был влюблён в Евангелину. Одна женщина и трое мужчин, — он горько усмехнулся. — Она к нашему приходу уже усыпила Тэасмэса. Обряд проводила она сама, Тьма выбрала меня, а вместе с ней и душа демона проникла в меня и захватила сознание, вырубив меня. Евангелина же в процессе получила столько светлой силы, что вполне была способна меня контролировать. Только вот контролировать она меня не могла из-за любви ко мне. И тогда Ригран предложил ей объявить меня мёртвым и выйти замуж за него. Евангелина не любила Риграна, хотя и вышла замуж. Дальше я могу только предполагать, тщеславие Риграна при получении мощной магической силы и бессмертия, выросло до небес. Евангелина не полюбила его и он скорее всего убил её. Тэасмэс почувствовал обрыв связи с ней. Тогда я впервые очнулся ото сна, смутно помню, как он в ярости метался по замку.

— Он заставил её сброситься со скалы у храма, — подтвердила я Даррэху. — Мне сказал это сам Ригран. Значит внутри меня душа Евангелины?

— Я понял это не сразу. Сначала я влюбился в тебя, — он поцеловал меня в висок. — Тэасмэс отчаянно искал способ найти душу Евангелины и он нашёл. Мы постепенно начинали вступать в противостояние между собой за сознание и тело. Я помню, как он создал проклятье для девушки из другого мира и потащил её через портал в наш мир.

— Зою? — уточнила я.

— Да, Зою, — князь вздохнул и продолжил. — Но провидение сыграло с ним злую шутку. Когда он проклял Зою в её мире, она внезапно вместе с проклятьем получила магию времени, которой нет на Земле. В это же время на Гамеране Лейла с Отеном проводили обряд, выпрашивая у небес долгожданного ребёнка. Лейла была бесплодна, но страстно желала стала матерью. Демонский портал, магия времени и чужое желание переплелись в одно целое, и Зоя вылетела из портала в руки к Лейле новорождённым младенцем, так родилась Зои, так родилась ты. Отен и Лейла не могли сразу заявить о твоём рождении, ей пришлось изображать беременную, так дата твоего рождения стало позже твоего появления здесь — это отвело от тебя королевских магов. Ты не подходила по дате рождения под Избранную. А проклятье сделало своё дело и спрятало тебя полностью ото всех, в том числе и от Тэасмэса.

— Неожиданно, — удивилась я и приподняла голову. — Они всегда любили меня, как дочь.

— И сейчас любят, — ответил мягко Даррэх, его взгляд был переполнен нежностью. — Они в замке. Чуть позже вы сможете увидеть друг друга. Лейла и Отен вместе рассказывали мне о твоём уникальном появлении в их жизни после того, как я их вытащил из темницы.

Положила голову ему на плечо, его пальцы поправили мои локоны.

— Моя борьба с Тэасмэсом закончилась моей победой после того, как ты, будучи маленьким ребёнком, отправила меня в нокаут, — продолжил рассказывать он. — Отрубив на время Тэасмэса, ты дала мне возможность упечь его в свой портрет и возможность вернуть себе человеческий вид, перестав быть покойником. А дальше ты уже знаешь, однажды я увидел красивую девушку на берегу и влюбился. Чем чаще я видел тебя, тем больше понимал, что жить без тебя мне невыносимо. Когда ты превратилась в ястреба, я всё понял. Но до конца не верил в то, что такое вообще возможно.

Он замолчал, снова подняла голову и посмотрела ему в глаза.

— Как думаешь, я могу вспомнить жизнь Зои с Земли и жизнь Евангелины? — спросила я.

— Нет, и это не нужно. Ты та, кто ты сейчас, мой маленький клолик, — его губы коснулась лёгкая улыбка. Не удержалась и прикоснулась пальцами к его губам. Он взял меня за запястье.

— Антимагический браслет? — удивился он. Через минуту я была свободна, и не только от украшений.

— Может попробуем без книг, пользуясь только моим опытом? — предложил шёпотом Даррэх, изучая губами мою шею.

— Я была в интернете на Земле, — ответила полушёпотом я, неуверенно скользя пальцами по его коже.

— Я начинаю бояться, — пошутил он, опуская меня на кровать. — Я там такое видел.

— Значит были не только мультфильмы? — хихикнула я.

— О, эта тайна навсегда останется только между мной и Васисуалием, — не раскололся Даррэх. Поцеловала его в губы, рассчитывая на то, что он станет более разговорчивым. В ответ меня обожгли страстным поцелуем, заставляя забыть обо всём на свете. Магия Тьмы и Света потекла между нами смешиваясь и объединяясь уже навсегда.

Эпилог

Эпилог

— Адептка Зои, — громко назвал моё имя Даррэх. Прищурилась, подумывая что бы придумать такое, чтобы мне опять не добавили кучу домашнего задания за невыученное заклинание.

— Расскажите нам пожалуйста о том, как вы будете побеждать демона? — язвительно спросил князь, сидя на столе.

— Воткну меч, — не менее ехидно ответила я.

— Неправильно, поэтому дома подготовить доклад по демонам, — принял он мой ответ за чистую монету.

— Я пошутила, — возмутилась. — Это несправедливо!

— Да когда у него справедливость на занятиях была? — высказался на свою голову Фалан, сидя выше на пару рядов. Меня же приговорили к пожизненному сидению в первом ряду.

— Вам двоим ещё по одному дополнительному занятию по умертвиям, — спокойно отбил Даррэх. — Есть ещё желающие? — поинтересовался он, обводя тяжёлым взглядом учащихся. В аудитории стояла мёртвая тишина.

— Я так и подумал, — хмыкнул удовлетворённо он. — Запомните, я — демон, а у демонов ни совести, ни справедливости.

Ну-ну, посмотрим, как ты дома запоёшь, садист.

После занятий перемыв косточки невероятно жестокому бессердечному преподавателю по Тёмным искусствам, я смело через портал вернулась в замок. Даррэх должен был вернуться раньше.

Нашла мужа в саду, он спокойно лежал себе на полянке и смотрел в небо.

— Я соскучилась, — села рядом с ним. Он перевёл на меня мечтательный взгляд.

— Я пришла изучать демонов, в данном конкретном случае одного опасного сильного демона, — расстегнула на его рубашке верхнюю пуговку. — Наш злобный преподаватель по Тёмным искусствам опять издевался надо мной, — пожаловалась я. Попыталась выдавить слезу — не получилось.

Даррэх улыбнулся, но ничего не ответил. Расстегнула вторую пуговку.

— Скорее бы каникулы я бы на Землю смоталась, там столько дел недоделанных. И пора всех моих родителей перезнакомить, — третья пуговка не поддалась. Применила магию, перестаралась — пуговка испарилась. Действительно пора всех познакомить, мы уже полгода женаты. Ответа снова не получила.

— Вот думаю может перейти к более серьёзному изучению демонов, сдать экзамен по демонологии, — зашла я с другой стороны и добиралась до четвёртой пуговки. Дурацкая счастливая улыбка не сходила с лица Даррэха. С подозрение уставилась на моего князя.

- Ты в себе? — поинтересовалась я.

— Не очень, — честно ответил он мне. — Но мне нравится, как ты выполняешь домашнее задание.

Серьезно задумалась, сжала губы, но в голову умного ничего не пришло. Досадно.

— Ну же, Зои, — он поднял руку и легко коснулся пальцами подбородка. Большой палец скользнул по нижней губе. — Не догадалась? — спросил он, в глазах загорелись лукавые огоньки.

— Нет, — ответ на загадочное поведение супруга я так и не нашла.

— Демонологию тебе точно придётся изучать поподробнее, ты скоро станешь мамой одного симпатичного демонёнка, — сдался князь.

— Но как? — непонятно чему удивилась я.

— Могу напомнить и наглядно показать, — он сел и привлёк меня в свои объятия. — Но только не здесь, яблони могут бессовестно подглядывать.

Положила руку себе на низ живота. Даррэх опустил ладонь поверх моей, и я услышала сердцебиение сына.

— Ты моё счастье, — его губы коснулись моего виска.

Конец

Teleserial Book