Читать онлайн Звонок для учителя, или Лес рук бесплатно

Наринэ Абгарян, Александр Цыпкин и К°


Звонок для учителя, или Лес рук

© Авторы, текст, ил., 2020

© ООО «Издательство АСТ», 2020Вера Гамаюн


Необыкновенный бегемот

© Галина Тибилова, текст, 2020

© Юлия Межова, ил., 2020


В сентябре учительница водила Свету с одноклассниками в зоопарк. Так было и в первом классе, и во втором, и вот теперь – в третьем. А еще Света ходила в зоопарк вдвоем с мамой. И ни разу, ни разу она не замечала бегемота. Только теперь. Он стоял посреди затянутого ряской пруда недалеко от строения под названием «Бегемотник». Над водой торчали только круглые ноздри и грустные глаза. Надпись на табличке гласила: «Обыкновенный бегемот».

– А бывает Необыкновенный бегемот? – спросила Света.

Экскурсовод замялась.

– Нет, в современном мире есть только один вид бегемота – обыкновенный, – ответила она. – Нашего зовут Кабачок.

Все засмеялись, кроме Светы.

– Кабачок – молодой бегемот, – продолжила экскурсовод. – Он сильно вырос, и сейчас зоопарк собирает пожертвования, чтобы расширить его летний и зимний бассейны. Вообще, у нас можно помочь зоопарку, став опекуном любого животного. Это недешево, и обычно шефство берут разные фирмы. Бегемота пока никто не взял.

Услышав про пожертвования, Кабачок оживился и вышел из пруда на берег. Он будто хотел понравиться посетителям, чтоб те взяли его под опеку, но Светины глупые одноклассники только засмеялись еще громче. Света же подумала, что в обыкновенном бегемоте нет ничего обыкновенного. Он и правда был гладкий и упитанный, как кабачок. Все в нем, от толстых боков до маленьких круглых ушек, казалось невозможно добрым. Сверху он – темно-серый, а снизу и вокруг глаз – нежно-розовый. Сзади у бегемота болтался короткий, похожий на лопатку хвост со щеточкой на конце.

Света подошла к решетке. Она даже не заметила, что ее класс с экскурсией ушел дальше. Бегемот грустил, медленно обсыхая на осеннем солнце.

– Бегемот – не самый быстрый, но очень сильный зверь, у которого почти нет врагов в природе. Кроме львов. Даже крокодилы предпочитают с ним не связываться.

Света обернулась. За ее плечом стоял худой мужчина в форме сотрудника зоопарка и с вышивкой «Жарков А. В.» на нагрудном кармане.

– Ему, наверно, очень скучно, – сказала Света.

– Ну, он бегемот. – А. В. пожал плечами. – Кино не смотрит. Книжек не читает. Не знаю, бывает ли бегемотам скучно. Обычно они что-нибудь жуют. Кабачок съедает восемьдесят два килограмма травы и каши в день.

На медосмотре в начале учебного года Света весила сорок один килограмм, и грубая медсестра сказала, что она слишком толстая для девочки девяти лет. А Кабачок съедал целых две Светы в день. И не мороженым, а обычной кашей.

– Зато в зоопарке нет львов и заразных болезней, – добавил А. В.

– И других бегемотов, – заметила Света. – Он совсем один.

– В дикой природе самцы-бегемоты иногда живут одни. И у них бывают жестокие драки с другими бегемотами за территорию. На его месте я был бы доволен, что живу здесь один, а не в Африке со всеми.





– Я поеду в Африку, – уверенно произнесла Света. – С экспедицией ученых. В следующем году.

– Прямо в следующем? – А. В. усомнился. – Для этого нужно очень много учиться.

Света пропустила его замечание мимо ушей. Еще только сентябрь. Времени до следующего года с лихвой хватит на то, чтобы освоить стрельбу, каратэ, познакомиться с учеными и получить приглашение в экспедицию.

– Можно погладить бегемота? – спросила Света с надеждой.

А. В. отрицательно покачал головой.

– Для этого тоже нужно очень много учиться. На ветеринара, например.

Свете отчаянно хотелось сделать для Кабачка хоть что-нибудь.

– Сколько стоит увеличить его пруд?

– Около трех миллионов рублей, – честно ответил А. В.

Больше, чем Света могла вообразить.

– А опекуном я могу стать?

– Опекун должен его содержать. – А. В. грустно усмехнулся. – Восемьдесят два килограмма еды в день, помнишь? Это стоит сто тридцать тысяч рублей в месяц.

Эта сумма была уже понятней. Всего-то три маминых зарплаты.

Мама растила Свету одна и всегда очень волновалась из-за денег. Это волнение передалось и Свете. Света тоже волновалась из-за денег даже тогда, когда еще не умела считать. Часто говорила, что что-то слишком дорого или слишком дешево, чувствуя себя при этом гораздо взрослей. Деньги вызывали смутную тревогу. Чем их меньше – тем они злее и опаснее. А большие деньги – неуклюжие и добрые, как Кабачок.

После похода в зоопарк Света очень много думала об одиноком бегемоте, которого никто не брал под опеку. В интернете писали, что медведя взяла фирма «Газпром», жирафа – фирма «Роснефть», а бегемот оставался сиротой. Мальчишки в школе тоже не давали о нем забыть, дразня Свету бегемотиной. Помня, что бегемот – не самый быстрый, но очень сильный зверь, Света не спускала обид, если, конечно, обидчика удавалось догнать.





Свете очень хотелось взять бегемота под опеку. Ради бегемота и, что греха таить, ради себя самой. Раньше ей хотелось игровую приставку, как у многих одноклассников. Но у них были игровые приставки их отцов, а у Светы не было отца, только его имя в ее отчестве – Геннадий. А раз не было отца, то и приставки не было. Но бегемот – не приставка. Бегемота нет ни у кого, и отец для этого не нужен. Ее имя укажут на сайте зоопарка, ВКонтакте, а может, и на табличке вольера, где живет бегемот. Все будут знать, что Кабачок – Светин подопечный.

Бегемот, однако, был им с мамой не по карману. Мама каждый день ходила на работу, и за это ей платили зарплату. Света каждый день ходила в школу, и за это ее называли бегемотиной. А положение самого бегемота меж тем никак не улучшалось.

– Я хочу пойти на работу, – объявила Света за ужином. – И получать большую зарплату.

– Нет, это невозможно, – удивленно ответила мама.

– Почему?

Мама задумалась.

– Во-первых, чтобы устроиться на работу, нужен паспорт, – сказала она. – А его дают только в четырнадцать лет. Во-вторых, на работу берут тех, кто что-то умеет. А ты только в третьем классе и пока ничего толком не умеешь. В-третьих, чтобы получать большую зарплату – нужно сначала много учиться хорошо делать работу. А не будешь много учиться – станешь, как я.

Света молча наворачивала лапшу. Мама сказала то же, что А. В.: много учиться. Свету они не убедили.

Вскоре по природоведению задали поделку «Здравствуй, золотая осень». Это случилось уже в третий раз. В первом классе поделку за Свету всю ночь делала мама, и другие родители поступили так же. Во втором классе родители обленились, поэтому многие дети пришли без поделки и получили «два». Теперь настал третий класс, и у Светы появился план.

После уроков она завернула в парк недалеко от дома. Шел сильный дождь, хлестал ветер, но Света упорно собирала яркие кленовые листья, желуди и все, что могло пригодиться для поделок. Подобрала даже сигаретный окурок. Дома, вооружившись клеем, она трудилась до позднего вечера, но успела сделать всего четыре поделки. Все они представляли собой человечков с головами из желудей и одеждой из листьев. Последнему она приклеила к желудевой голове окурок, и он стал похож на школьного охранника дядю Женю. Затем Света написала в чат своего класса:





На следующий день она пришла в школу пораньше и встала у гардероба с обувной коробкой, где находились поделки. Никто не подходил, пока за пять минут до звонка отец хулиганов-тройняшек, братьев Градовых, не привел их в школу. Витя, Вова и Веня дразнили Свету больше всех. Отец их тоже был похож на хулигана – бородатый, в кожаной куртке и с кольцом в виде черепа на толстом волосатом пальце. Он с опаской косился на своих сыновей. Те били друг друга мешками со сменкой.

– П-с, – шепотом позвал он. – Ты Света Бегемотина? С поделками.

– Я Света Ермолаева, – буркнула Света.

Градов сердито сверкнул на сыновей глазами, но извиняться не стал.

– Три штуки есть у тебя?

Света открыла обувную коробку.

– Почем?

Вопрос поставил Свету в тупик. Она забыла подумать о цене.

– Сто рублей, – ответила она наобум.

Градов полез во внутренний карман куртки и достал кошелек.

– Этот прикольный, – усмехнулся он, указав на «дядю Женю». – Его тоже возьму.

Градов протянул Свете четыреста рублей. Брать их было почему-то страшно.

– Но, вообще, если хочешь продавать свои поделки, запишись сначала в кружок «Умелые ручки», – посоветовал Градов. – А то страшные они у тебя, как черти.





Света не успела обидеться, как он уже ушел. Поделки были похожие, но и братья были похожие, поэтому учительница ничего не заподозрила и похвалила их. Света же получила «два», ведь ей самой поделки не осталось. Четыреста рублей она положила дома в коробку, которую так и подписала: «На бегемота».

В третьем классе у них почему-то стало очень много рисования, целых четыре урока в неделю. Учитель рисования, как все настоящие художники, был очень добрый, но немного странный. Когда он злился, то кричал: «Позор джунглям!», и сильно не любил Марину, дочку классной руководительницы. Света тоже ее не любила. Марина была единственной девочкой, которая вместе с мальчишками звала Свету бегемотиной.

– Какая нехорошая девочка, – говорил Марине учитель, ехидно сощурив глаза. – Бедная твоя мама.

А Светины рисунки ему нравились. И еще у него в ящике под столом всегда стояла баночка соленых огурцов.

У Светы уже накопилось так много рисунков, что она решила продать их на остановке возле дома. Выбрала те, которые учитель хвалил больше всего, но за полтора часа никто так ничего и не купил. Наконец, к Свете подошел бледный старшеклассник, весь одетый в черное с головы до ног.





– Если хочешь продавать свои рисунки – запишись сначала в кружок рисования, – сказал он в точности, как папа-Градов. – А то страшные они у тебя, как черти.

– Ну и не покупай, – огрызнулась Света.

– Зачем тебе деньги? На «Макдак» не хватает?

– Я хочу стать опекуном бегемота в зоопарке, – ответила Света. – Для этого мне нужно сто тридцать тысяч рублей.

Мальчик засмеялся.

– Ну, удачи тебе. Раз на бегемота, то я даже куплю вот эту картину. За пятьдесят. Это портрет твоего бегемота?

– Это белка на дереве, – пояснила Света. Больше она ничего не продала. Потом пошел дождь, все рисунки намокли, краски расплылись, и Свете пришлось выбросить их в мусорный контейнер возле дома.

– Почему одно и то же люди хвалят, когда оно бесплатно, и ругают, когда за деньги? – спросила Света вечером у мамы.

– Ну… – Мама снова задумалась. – Когда за деньги, это значит, что человек много учился это делать. И другие так не умеют. А когда оно же бесплатно, то хвалят, наверно, из вежливости. А почему ты спрашиваешь?

Света притворилась глухой. Маме ее попытки заработать на бегемота точно не понравятся, хотя бы потому, что после школы она должна была сразу идти домой, никуда не сворачивая. А она шла то желуди с окурками собирать, то рисунки продавать. Накопилось меж тем всего четыреста пятьдесят рублей.

У учителя рисования была еще одна странность. Выдав ученикам задание нарисовать, например, вазу, он садился за стол и раскрывал большую бумажную газету. Газета называлась «Калейдоскоп ужасов» и содержала страшные истории, которые учитель зачитывал вслух до самого звонка.

– …и там, в овраге, сотрудники Следственного комитета обнаружили мертвые тела фиолетового и оранжевого цвета, – читал он страшным голосом, а потом вдруг отбрасывал газету в сторону. – Все правда! Со мной однажды вот что было.

И дальше он рассказывал страшную историю из своей жизни. Например, про то, как он с друзьями поехал ловить рыбу на озеро в чаще дремучего леса, провалился там в дыру во времени и оказался потом совсем в другом месте, не помня как.

Наслушавшись этих историй, Света задумалась о том, кто их пишет. Наверно, эти люди работают в газете. В интернете она узнала, что «Калейдоскоп ужасов» очень популярен и выходит не только в бумажном, но и в электронном виде, а автором может стать любой. Нужно было всего лишь отправить свой рассказ на их электронную почту, при этом за каждый обещали целых триста рублей.

Света написала:

«Здраствуйте, меня зовут Ермолаева Светлана Генадьевна. Я ученица 3 класса. Я хочу стать опекуном бегемота Кабачка в нашем зоопарке и увеличить его пруд но на это нужны деньги. Прошу пожалуйста купить мой рассказ за 300 рублей.

Рассказ необыкновенный бегемот

Жила была девочка Оля с кривыми руками. Ее руки были повернуты локтями внутрь и втыкнуты не тем концом. Что бы Оля не делала своими кривыми руками все получалось страшное, как черти. И все над ней смеялись. Бородатый дяденька с кольцом в виде черепа и мальчик одетый во все черное смеялись громче всех. У Оли совсем не было друзей и она решила сделать себе друга сама. Она взяла пластилин и слепила бегемота. Он получился не обыкновенный, а тоже очень страшный. Она поставила его возле кровати, а утром увидела что он весь в грязи и в крови. Потом она узнала что в их доме умерли три брата близнеца которые смеялись над ее кривыми руками. Близнецы были размазаны в лепешку по всей комнате как будто их таптал бегемот. Оля поняла что он оживает по ночам. На другое утро бегемот снова был весь грязный и в крови. На этот раз он растаптал дочку классной рукаводительницы которая тоже смеялась над олиными кривыми руками. Оля смотрела как сотрудники следствиного комитета эту девочку собирают с пола, а бородатый дяденька с кольцом в виде черепа и мальчик одетый во все черное стояли у нее за спиной и смеялись даже громче чем раньше. С тех пор они всегда ходили за Олей и смеялись.

Конец»


Ответ пришел на следующий день:

«Здравствуйте, Светлана Геннадьевна! Мы рассмотрели Ваш рассказ и готовы принять его к публикации с выплатой авторского гонорара, но после доработок. Для публикации необходимо устранить орфографические и пунктуационные ошибки. Ждем исправленную версию и просим отдельным файлом приложить работу над ошибками. У Вас хорошая фантазия, и Ваш рассказ действительно страшный, как черт. Но Вам нужно больше читать и лучше учиться на занятиях по русскому языку и литературе.

В дополнение сообщаем Вам, что наш медиахолдинг «БульварПрессГруп» заключил с зоопарком договор на опеку бегемота Кабачка и будет ежемесячно выплачивать средства на его содержание, а также внесет пожертвование на расширение жизненного пространства бегемота.

С уважением, редакция «Калейдоскопа ужасов».

Сначала Света заплакала. Она не все поняла, что было написано в письме. Но она поняла, что редакция «Калейдоскопа ужасов» украла у нее Кабачка, и она сама навела их на эту мысль. Ее имя не укажут ни на сайте зоопарка, ни ВКонтакте, ни, тем более, на табличке. Кабачок никогда не станет ее бегемотом. Все было зря.

Потом, поплакав вволю, Света вытерла слезы и сказала себе, что, по крайней мере, у Кабачка будет новый бассейн и восемьдесят два килограмма каши каждый день. Ведь бегемот не может ждать, пока ей исполнится четырнадцать лет, она получит паспорт и научится что-нибудь делать лучше всех. Ему нужно есть и жить прямо сейчас.

Затем Света перечитала письмо из редакции еще раз. Поделки папа-Градов купил у нее от безысходности, чтобы его сыновья не получили двойки. Мальчик в черном купил рисунок только из-за того, что это ради бегемота. Рассказ же, кажется, действительно понравился редакции. Они были готовы напечатать его и заплатить ей зарплату, если она исправит все ошибки.

Света высморкалась и пошла за учебником по русскому языку. Ведь, как сказал А. В., даже для того, чтобы погладить бегемота, нужно очень много учиться.




Мария Якунина


Про любовь, математику и Ириску

© Мария Якунина, текст, 2020

© Ганна Павлова, ил., 2020


Мишка понял, что влюбился в Алису, не сразу. Ему потребовалось 3 учебных года, летние каникулы, 2 недели первой четверти и новенькая Лера.

Алиса не сразу поняла, что Мишка в нее влюбился. Ей для этого понадобилось 3 учебных года, летние каникулы, 2 недели первой четверти и одна крыса.

Теперь обо всем по порядку.

Мишка всю жизнь, то есть с первого класса, сидит за второй партой, прямо у окна. Алиса – за второй партой в среднем ряду. Раньше с Мишкой сидел Сережа, но недавно его отсадили назад, к двоечникам. Миша несколько дней радовался долгожданной свободе – можно было удобно разложить учебники и тетради на всю парту, а еще теперь никто исподтишка не щипался и не тыкал карандашом, если он прикрывал рукой написанное в тетради (нет, не жалко дать списать товарищу, только вот строгая Вера Алексеевна за одинаковые работы выводит одинаковые злорадные двойки). И только он привык к спокойной жизни без соседа, как вдруг на перемене…

– Мне учительница сказала с тобой сесть, – пропищал кто-то. Мишка оторвался от таблички в учебнике (в сотый раз пытался запомнить, сколько сантиметров в дециметре, метров в сантиметре… ну, или что-то подобное…) и обомлел. Новенькая была такая высоченная, что ему пришлось задрать голову, чтобы ответить:

– Это сколько же в тебе метров?! – спросил он вместо «привет».

– Дурак! – обиделась она, уселась на стул, отодвинула его тетради и книжки и демонстративно отвернулась.

И с этого дня жизнь Мишки изменилась. Сережа был маленький, щупленький (наверное, поэтому нарывался все время на драки не только с более высокими одноклассниками, но даже с мальчиками из пятого, а ходят легенды – и из шестого классов). Через его голову Миша спокойно рассматривал класс, даже со своим другом Антоном с третьего ряда переглядывался.

Теперь обзор класса ограничивался Лериной головой, которая и так возвышалась над ним, как башня над домом, а высокая «пальма» с бантиком и вовсе отрезала Мишку от внешнего мира. Только и оставалось что смотреть вперед – на доску и Веру Алексеевну. Тоска.





Но тосковал Мишка не только поэтому. С первого же урока, на котором за парту посадили Леру, он понял, что чего-то ему в жизни не хватает. Пол-урока крутился на стуле, вытягивал шею, но как ни старался – ничего за новенькой было не видно. А чего – ничего, он и сам не знал, только все пытался хоть краем глаза увидеть соседний ряд.

– Крупинкин, если тебе нужно выйти, подними руку и иди, – не выдержала Вера Алексеевна.

Мишка покраснел и помотал головой. Никуда ему не надо! А тут еще и Алису вызвали к доске, и пока Мишка смотрел, как она своим ровным круглым почерком выводит: «1,5 метра = 150 см», ему внезапно расхотелось вертеться.

На чтении Мишка еще размышлял, а к физкультуре его окончательно осенило.

– Эй, Антон! – громко прошептал он, когда тот скакал мимо, не слишком усердно выполняя высокое поднимание бедра. – Надо поговорить.

– Ага, – успел сказать запыхавшийся Антон, и тут же ему на смену прискакала Лера, которая, как Мишке показалось, прыгала прямо до потолка.

Пока после грозного физруковского «на первый-второй рассчитайсь!» команда «первых» перебрасывала друг другу мяч, «вторые» Мишка и Антон уселись рядом на маты.

– Ну, чего у тебя? – спросил Антон.

– Тише! – Мишка подозрительно огляделся по сторонам и отодвинулся подальше от двух неразлучных сплетниц Танечек. – Видишь?

Он выразительно повел глазами в сторону поля, где Алиса пыталась закинуть мячик в кольцо.

– Чего? – не понял Антон. – Тебе в глаз что-то попало?

– Да какой глаз! – рассердился Мишка. – Вон там, под кольцом, видишь?

– Там Круглова. А ты что, кого-то еще видишь? – заинтересовался друг, помешанный на страшных историях. – Призрак, да? Везет тебе!

– Сам ты призрак! Я тебе про нее говорю. Видишь?

– Алиску? Вижу, – ответил сбитый с толку Антон.

– Ну вот, – вздохнул Мишка, – а мне теперь ее не видно.

– А, – наконец сообразил Антон, – глаза, что ли, болят? Мама говорит, это из-за планшета. Теперь, наверное, очки придется носить, да? Как нашей Лизке.

Он хотел еще посочувствовать другу, но свисток Виктора Петровича прервал их разговор.

Последним уроком было рисование, и Миш ка окончательно убедился в своей теории: стоило Лере наклониться, как его голова тут же сама по себе поворачивалась к соседнему ряду, где Алиса, периодически сдувая со лба непослушную пушистую челку, старательно водила кисточкой в альбоме.

Дома Мишка был непривычно тихим, задумчивым и съел за ужином всего одну котлету.

– Ты не заболел? – забеспокоилась мама, убирая со стола посуду.

– Нет. – Он громко вздохнул и все-таки спросил: – Мам, а бывает так, что один человек все время на кого-то другого смотрит?

– Бывает, конечно, – улыбнулась мама, – вот ты когда появился, я только и делала, что смотрела на тебя, такой ты был хорошенький. А что, тебе на кого-то все время хочется смотреть?

– Ну, не знаю… – Мишка яростно качал ногой под столом. – Я раньше не думал, что обязательно все время смотреть, а теперь, когда нельзя все время смотреть, хочется все время смотреть.

– На кого? – поинтересовалась мама. – На новенькую, про которую ты мне рассказывал?

– Нет, – испугался Мишка. – Она нормальная, эта Лера, только выше меня на сто метров.

– Ничего, – утешила мама, – подожди немножко и обгонишь всех девочек в классе, даже свою Леру.

– Никакая она не моя! – возмутился Мишка. – И вообще. Что все-таки люди делают, когда вот так – на кого-то смотрят?

Мама задумалась.

– Стараются сделать что-то хорошее, делятся самым ценным, стихи пишут…

У себя в комнате Мишка снова уставился в табличку: дециметры все никак не шли в голову, а завтра Вера Алексеевна точно его спросит. Зато он раз за разом повторял про себя мамины слова.

Значит, нужно поделиться с Алисой чем-то самым ценным. Мишка выдвинул нижний ящик стола и тщательно его обшарил. Розовая свинья-копилка (пустая после лета), шарф любимого футбольного клуба (но девочки, кажется, футбол не очень любят), набор фокусника (он, конечно, Алисе понравится, но подарить точно не получится: набор купила бабушка Света, и теперь она каждый раз проверяет, все ли на месте, когда приходит в гости).

И тут в клетке запищала его любимица Ириска.

«Только через мой труп», – сказала мама, когда Мишка с папой хотели завести собаку. И тогда папа привез Ириску. Она была крошечная, нежно-карамельного цвета. «О господи!» – сказала мама. Но оставить Ириску разрешила, потому что «с ней хотя бы хлопот меньше». Длиннохвостая крыса Ириска и правда вела себя примерно. Усердно выискивала зернышки в миске с кормом, с удовольствием обхватывала передними лапками черешню или кусочек яблока, а когда Мишка выпускал ее побегать по комнате, устраивала себе домик в одеяле на кровати.

Он грустно протянул Ириске палец через решетку, и та сразу же уцепилась за него лапками с острыми коготочками.

– Знаешь, Алиса добрая, она будет о тебе очень хорошо заботиться, – пообещал мальчик, а я постараюсь тебя навещать.

Ириска протестующе пискнула и юркнула в свой домик.

Утром Мишка так волновался, что надел штаны задом наперед. Он дождался, пока мама с папой обуются и шмыгнул в комнату, пробормотав: «Дневник забыл».

Открыл клетку и переправил протестующую крысу в рюкзак, где поверх учебников заранее положил свою шапку, чтобы Ириске было удобно. Мишка сунул крысе несколько орешков, застегнул рюкзак, оставив небольшое отверстие, и помчался в школу, стараясь не слишком трясти ранец.

Учительницы в классе еще не было, а потому стоял жуткий гвалт. Мишка увидел Алису, которая была сегодня дежурной и старательно протирала доску, и вдруг вспомнил: «Стихи!» Он совсем забыл, что нужно написать для Алисы какое-то стихотворение. Мишка достал из ранца ручку, маленький блокнот, погладил пальцем Ириску, убедившись, что Лера не подглядывает (она все еще дулась из-за вчерашнего и даже не смотрела в его сторону).

– Миха, Миха, – возбужденно звал Антон. – Иди сюда, тут пацаны уже три минуты на спор не дышат.

Миша мельком взглянул на красных, с надутыми щеками, Сережу и Лешу и выскочил в коридор. Он отошел к окну и постарался сосредоточиться. Про что обычно пишут все эти поэты, которых Вера Алексеевна заставляет учить наизусть? В прошлом году они проходили стихотворение «Учись у них – у дуба, у березы…», а Антон поднял руку и спросил, кто тогда Вера Алексеевна – дуб или береза, раз они учатся у нее. Она обиделась и влепила ему двойку за поведение.

Кстати, Вера Алексеевна вот-вот придет с совещания, а в голову ничего не лезет. Мишка еще раз представил, как на следующей перемене подойдет к Алисе и торжественно вручит ей крысу. «Алиса… крыса», – прошептал он, и тут на него снизошло настоящее вдохновение. «Здраствуй Круглова Алиса вот тебе мая крыса», – написал он на листочке торопливо, чтобы не забыть первое в жизни стихотворение.

И не успел Мишка восхититься тем, какой у него, оказывается, талант, как из класса раздался такой громкий вопль, что даже галдящий по соседству 4 «Б» притих.

Мишка помчался в кабинет и застыл на пороге.

Лера, зажмурившись и сжав кулаки, продолжала визжать, стоя между рядами, вокруг нее скакали Сережа и Леша с воплями: «Загоняй! Загоняй ее! Прикрой слева, вдруг сейчас прыгнет!» Одна из Танечек из-под стола пыталась подбодрить Леру, вторая, вскочив на стул, пищала, что нужно позвать учительницу… А над всем этим, прямо на Лериной голове, сбежавшая из рюкзака Ириска быстро-быстро перебирала лапками, пытаясь спрятаться в пышную «пальмочку».





– Тихо! – вдруг раздался непривычно звонкий голосок, и даже Сережа перестал орать и приплясывать.

Алиса подошла к девочке, строго сказала:

– Наклонись.

Лера, так и не открыв глаза, послушно наклонила голову, и Алиса преспокойно сняла внезапно переставшую упираться Ириску.

– Что здесь происходит? – Вера Алексеевна бесшумно зашла в застывший от изумления класс.

– Я не буду с ним сидеть! Он это все специально! – прошептала несчастная Лера и расплакалась.

Оба урока труда Мишка провел в кабинете директора. Сначала он долго сидел в приемной, в ожидании мамы, потом сбивчиво пытался объяснить и возмущенной маме, и директору, что никого не хотел пугать, а просто… хотел показать Ириску… одноклассникам. Потом мама с директором по очереди отчитывали его, он извинялся перед Лерой, мама извинялась перед красной от смущения Лерой… И, наконец, мама забрала Ириску, все это время мирно дремавшую в Мишкином свитере, домой, грозно взглянув на него напоследок.

Мишка поплелся на математику и, когда открыл дверь, первое, что увидел – Алису, сидящую за его партой, и растрепанную Лерину «пальмочку» на бывшем Алискином месте.

– А меня к тебе пересадили, – шепнула Алиса, когда Мишка сел. И ободряюще добавила: – Я знаю, что ты не специально. Ты, наверное, просто не хотел, чтобы ей скучно было дома, да?

– Я вообще… тебе ее хотел… показать, – сбивчиво прошептал в ответ Мишка, мучительно пытаясь вспомнить стихотворение и размышляя, подойдет ли оно, если Ириска в этот момент едет домой в маминой сумочке.

– Правда? – смутилась Алиса и тут же обрадованно продолжила: – Как здорово! Я очень люблю крыс, и хомяков, и морских свинок, только мне мама не разрешает…

– Крупинкин, к доске, – безжалостно прервала объяснение Вера Алексеевна.

И пока Мишка отчаянно пытался перевести миллиметры в дециметры или метры в сантиметры, пока Вера Алексеевна выводила в его дневнике сразу две двойки – по поведению и математике, пока он шел к своему месту под торжествующим Лериным взглядом, в голове Мишкиной крутились одни и те же строки.

Как только внимание класса переключилось на новую жертву, Мишка торопливо написал на обратной стороне листочка из блокнота исправленную версию стихотворения: «Здраствуй Круглова Алиса прихади к нам в гости сматреть маю крысу».

– Ой, это что – стихи? – удивилась Алиса, но, наткнувшись на строгий взгляд Веры Алексеевны, замолчала и через несколько минут написала в ответ три самых важных слова в Мишкиной жизни: «Приду в воскресенье!» Потом она, правда, приписала: «Если мама разрешит», но это уже было не важно.




Игорь Родионов


Разрушители легенд: Дневник Батарейкина[1]

© Игорь Родионов, текст, ил., 2020

Рисунки Татьяны Муравлевой


21 января 2020

Утром на мой телефон пришло сообщение от Яндекса: мол, уважаемый пользователь, вы часто бываете в Гимназии № 2, так что оставьте-ка теперь отзыв об этом заведении. Ну я и написал всё честно, от души: «Учусь здесь шестой год. Это АД!»

Я же не знал, что хитромудрый Яндекс решит, будто мой коммент очень важный, и начнёт показывать его при каждом поиске сайта нашей гимназии! Да к тому же ещё и на карте города его отобразит!

А рядом будет висеть моя кругленькая аватарка и честная подпись: «Боря Рейкин». И уж тем более, откуда я мог знать, что именно в этот день в кабинет директрисы пришла межрайонная комиссия проверять «уровень присутствия учебного заведения в Интернете».

Это все мне очень доходчиво объяснила наша завучиха, влетевшая в кабинет на уроке географии. Ох и наорали на меня… Хорошо еще, что коммент на Яндексе удалось быстренько отредактировать, убрав из него последнее предложение.

А вечером папе позвонила наша классная руководительница Галина Михайловна с требованием провести со мной профилактическую беседу.

Вот так и произошло взаимное усиление неприятностей. В качестве наказания меня лишили средств связи (хотя, между прочим, мое право на получение информации прописано в Конституции!).





23 января 2020

Главное – больше нигде не провиниться! Сегодня последний день моего наказания. Я уже порядком достал маму своими бесконечными просьбами дать позвонить Ромычу с ее телефона.

Ромыч – это мой закадычный друг. Наше с ним знакомство началось стандартно – с драки. Полтора года назад, когда я перешел в пятый класс, оказалось, что теперь мне предстоит учиться в непонятном коллективе малознакомых людей. После начальной школы нас всех перемешали, а потом разделили примерно поровну, до кучи подкинув еще новеньких из разных других школ.

Соседом по парте у меня оказался крепкого вида тип, нагло сдвинувший СВОЙ пенал на МОЮ половину парты на целых четыре сантиметра. Конечно же, пенал этот я задвинул обратно на территорию соседа, попутно замяв уголок лежавшей на пути тетради. Сосед угрожающе засопел, но тут в класс стремительно влетела математичка Варендра (она же Варвара Андреевна) и зычным голосом объявила, чтобы все взяли листочки и подготовились к контрольной.

Надо же было додуматься проводить контрольную по математике первого сентября! Как нам сказали, это типа для проверки знаний, оставшихся от начальной школы, но мы-то все знаем, что подобные контрольные проводятся исключительно для демотивации и психологического подавления школьников.





Едва начав подписывать свой листок, я ощутил резкий дискомфорт. Локоть соседа нагло сталкивался с моим, а его пенал снова пересек границу! Сосед оказался левшой! Поднажав, я всем корпусом спихнул его вправо, угрожающе буркнув, чтобы тот отодвинулся и больше не приближался. Сосед толкнул меня, да так, что мой карандаш слетел на пол. Само собой, я ему врезал в ухо, отчего он мне в ответ сразу зарядил кулаком по лбу.

– Рейкин! Волков! Быстро встали оба! – загрохотала над нашими головами сирена голосом Варендры, а по парте со звуком «хрясь!» шлепнула указка.

Мы встали и наперебой загундосили, что никогда не будем сидеть вместе на этой парте и что видеть друг друга не хотим до конца школы. Математичка на нас наорала и заявила, что теперь-то мы точно будем всегда сидеть именно на этом месте и именно вдвоем. Еще обозвала тупыми (а что, разве ей можно обзываться?!) и поменяла нас друг с другом местами.





С соседом мы помирились уже на следующей перемене. Вполне нормальный пацан оказался.

А еще выяснилось, что сидеть за одной партой с соседом-левшой очень удобно, если поменяться местами. Так мы и сдружились.




17 февраля 2020

Петька-Ужас ходит, раздувшись от гордости.

Его видео набрало больше тысячи лайков и несколько тысяч просмотров. Всего за пару дней! И счетчик продолжает расти!

Все, кто раньше не обращал на Петьку никакого внимания (или в лучшем случае давал подзатыльник, проходя мимо), теперь похлопывают его по плечу и даже жмут руку. Я сам видел, что на перемене две какие-то старшеклассницы разыскали Ужаса и сделали с ним селфи.

И не просто так, а ОБНЯВШИСЬ!





В комментах кто-то посоветовал Петьке открыть свой канал и стать видеоблогером. Черная зависть заползает ко мне в душу.




20 февраля 2020

Петька реально это сделал! Он создал канал «Школьные ужасы» и уже разместил в нем первый стрим! Я лично сейчас видел, что у него уже больше сотни подписчиков.

Только представьте: на темной маленькой кухоньке за столом сидит Петька в старой растянутой майке, тощий и пучеглазый, как Кощей в детстве. За его спиной на газовой плите греется древний-предревний чайник.





И вот этот тип, отодвинув в сторону блюдце с луковицей, вещает рокочущим басом, депрессивно глядя в камеру:

– А теперь предупреждаю всех: никогда не соглашайтесь залезать по канату на физре! В соседней школе был случай – как-то раз один пацан после урока залез по канату, а в это время уборщица пришла, ведро и швабру внизу поставила. И вот он висел-висел, боялся, что если слезет, то его обругают. А потом руки от усталости разжались, он упал и воткнулся глазом прямо на ручку швабры. И мозги его прямо в ведро вытекли! А уборщица потом это все в унитаз вылила. Так что никогда не лазайте по канату, точно вам говорю.

Я долго колебался, но все-таки поставил лайк. Чтобы такую чернуху нести – это надо талант иметь.





22 февраля 2020

Мы с Ромычем решили, что надо тоже создать свой канал, только гораздо круче, чем у Петьки. Наберем миллионы просмотров, разбогатеем.

Только что снимать-то? Ничего в голову не приходит. Может, подборку самых нелепых ответов у доски? Или стримить училок во время припадка ярости? Нет, все не то…





Родители несколько раз заглядывали в мою комнату, но, увидев, что мы вовсе не на планшете играем, а что-то серьезно обсуждаем, записывая на листке бумаги, тихонько уходили, аккуратно прикрывая дверь за собой. Мама потом даже блинчиков испекла, угостила нас. Позаботилась…

Но только мы так ничего и не придумали. Всякий мутный бред только в голову приходит.

А тем временем количество подписчиков у Петьки уже приблизилось к тысяче.




23 февраля 2020

Воскресенье. Праздничный день. И завтра тоже выходной. Мне подарили отличные беспроводные наушники. Мама приготовила вкусный обед. Казалось бы – живи и радуйся! Но я не могу.

У Петьки уже полторы тысячи подписчиков! Свой канал он переименовал, и полное название теперь выглядит так: «ШОК! Вся правда о школе, которую запрещено рассказывать!»

Прямо кусок в горло не лезет.

Написал Ромычу, чтобы он активизировал мозги и придумал уже наконец какую-нибудь суперидею для нашего канала. А он в ответ прислал стикер «Я в шоке». Потом пояснил: оказывается, родители ему сегодня сказали, что в их семье снова ожидается пополнение. Еще не скоро, ближе к осени.





Но ведь его мелкая сестра Ирка и так берегов не видит. Едва научившись говорить, она сразу хозяйственно заняла половину Ромычевой комнаты и принялась за жесткое воспитание старшего брата, не признавая никаких компромиссов.

А если у них в семье еще одна такая же вредина появится, куда Ромычу деваться-то придется? Разве что ко мне переезжать.




24 февраля 2020

Домашка! Конечно же, с точки зрения учителей, нам на выходных делать больше нечего, кроме как решать задачи по математике, писать сочинение по литературе, учить новые английские слова и составлять конспект к параграфу по истории.

В общем, настроение ни к черту. Обидевшись на весь мир, я сижу и сражаюсь с этими бесконечными уроками, лишь изредка делая вылазку на кухню. Там в шкафчике обнаружилась всеми позабытая коробка с конфетами, оставшимися с Нового года. Это меня немного примиряет с действительностью. Надо будет только фантики аккуратно выбросить, чтобы не спалиться, как в прошлый раз.

О! Сейчас прилетело сообщение от Ромыча: «Го гулять! Есть идея!»





Все! Собираюсь, убегаю! Вечером напишу, что он там придумал.





(вечером) Руки до сих пор дрожат… Не могу. Все завтра…




25 февраля 2020

Идея у Ромыча оказалась простая: если ничего не придумывается, то нужно отвлечься. Но дальнейший вывод он сделал довольно дурацкий – предложил мне дойти до садоводства и насобирать черноплодной рябины. Он где-то слышал, что перезимовавшие ягоды становятся очень сладкими и вкусными. А я зачем-то с ним согласился.





Садоводство находится неподалеку. Буквально пару километров пройти по тропинке среди сугробов. Затем по мостику через широкий ручей, бурая торфяная вода в котором почти никогда не замерзает.

Ромыч шагал с довольным видом, энергично размахивая руками, и вдруг резко замер:

– Стоп! Смотри! Собаки!

В целом я ничего не имею против собак. Когда-то я даже хотел иметь щенка, и изредка вяло просил родителей подарить его мне. Но встреча со стаей злых, голодных, одичавших собак посреди пустующего зимнего садоводства в мои жизненные планы точно не входит.

– Бежим скорее! – Ромыч подтолкнул меня и сам бросился по одной из тропинок в сторону.

Мы куда-то мчались. И мне очень не нравилось ощущение незащищенной спины, в которую смотрят злые глаза.

В голове мыслей мало: «Только бы не упасть! Только бы не упасть!.. А куда мы бежим-то?..»





Мы выскочили на участок, где хозяева только-только начали обустраиваться, установив пока только небольшой деревянный вагончик-бытовку. Забора со стороны улицы вообще не было.

Взобравшись на крышу бытовки, мы рухнули, жадно хватая ртом воздух. Я толком ничего не соображал. Сердце стучало, словно молоток у соседа по воскресеньям. Собаки крутились снизу и угрожающе рычали.





– Надо родителям позвонить! – отдышавшись, достал свой телефон Ромыч. – Черт, связи нет!

У меня тоже телефон не ловил.

Мы кидались в собак снегом, орали на них. Но, конечно, только еще сильнее разозлили. Самый крупный пес, с рыжей грязной шерстью и рваным ухом (наверняка вожак), смотрел на меня очень нехорошо, а из пасти у него свесилась нитка слюны. Это ВЕСЬМА неприятное зрелище.

Состояние из «очень жарко» быстро перешло в «очень холодно». Мы попытались звать на помощь. Бесполезно.





Когда стемнело, Ромыч начал фотографировать собак на свой телефон, пытаясь испугать светом вспышки, но это не помогло. Тогда он включил запись видео и стал прощаться с родными.

Внезапно мой друг начал бегать по периметру крыши, что-то прикидывать с крайне деловым видом. И выдал очередную идею:

– Так, смотри. Вон там забор, до него метров пять. Дальше склон и ручей. Забор качественный, высокий, из железных листов. Собаки такой не перепрыгнут, а на подкоп много времени потеряют. Короче, нам туда надо.

Мы долго спорили, орали друг на друга, даже чуть не подрались. Но в итоге придумали. И сделали.

Сначала мы собрали все крепкие и длинные доски, до которых смогли дотянуться, уложили их от края крыши до туалета типа «сортир» и дальше, до края забора. Затем я свесился вниз (Ромыч меня в это время за ноги держал) и дотянулся до детской пластмассовой ванночки, которая висела на стене вагончика.






Схватив ванночку, мы промчались по доскам и с разгона прыгнули в сугроб по другую сторону забора.

Лодка из ванночки оказалась так себе – с трещиной. Но ручей мы все-таки преодолели.

– Бежим!

И мы побежали. Возможно, мы даже установили какой-то рекорд.





Лишь когда за мной захлопнулась железная дверь подъезда, я понял, что теперь нахожусь в безопасности.

Про то, как ругались родители, говорить бессмысленно. Это не описать словами, это надо прочувствовать. Я прочувствовал.

Мама плакала, набирая мне горячую ванну, прижимала меня к себе, целовала. Я, кажется, тоже всплакнул, чего уж там. Папа был очень мрачен. Взяв телефон, он куда-то звонил, с кем-то ругался. Дальше меня напоили чаем, затем сразу еще молоком с медом, закутали и отправили спать.

Сегодня утром из меня рекой потекли сопли, а внутри горла будто приклеилась наждачная бумага. Естественно, меня оставили дома.





С Ромычем ситуация аналогичная. Так что мы не меньше получаса обсуждали по телефону сиплыми голосами наше вчерашнее приключение, смакуя подробности.




26 февраля 2020

Болеть плохо, если действительно болеешь.

Одно дело, когда у тебя какая-нибудь пустяковая болячка. Тогда можно наслаждаться тишиной, пить чаек с бутербродами, смотреть телевизор, играть на планшете. В общем, умный современный человек всегда найдет, как интересно и приятно провести свой больничный.

Совсем другое дело болеть, если высокая температура, озноб и сопли пузырями. Тогда уже ничего не хочется и сил ни на что не хватает.

В этот раз получилось, что я заболел по первому варианту (курортному), а Ромыч – по второму (страдательному). Он даже говорить уже не может. Прислал только короткое сообщение, что совсем разболелся. А еще спустя полчаса я получил от него какой-то видеофайл без комментариев. Наверное, сил у моего друга вообще не осталось.





Открыв видео, я обалдел. Оказывается, умница Ромыч не выключил камеру на своем телефоне, после того как попрощался с родными, а так и продолжал снимать весь наш побег. Пусть картинка темновата и постоянно дрожит, но это только добавляет драйва. Получилось просто убойное видео, при просмотре которого у меня даже пятки вспотели.




27 февраля 2020

Я уже почти поправился. Насморк еще не прошел, но это дело привычное для зимнего времени. Ромыч на сообщения не отвечает. В общем, я решил, что он точно не будет против, если я закачаю его видео на Youtube.

Наш канал я решил назвать «Разрушители легенд». Была такая передача по телевизору, где два дядьки делали разные интересные глупости. Думаю, это как раз про нас.





Пока файл закачивался и обрабатывался, решил заглянуть на канал Петьки-Ужаса. Тот уже выпустил третье видео, в котором рассказывал очередную страшилку про автобус, который попал в аварию, все люди потеряли сознание, а маленькая собачонка от страха сошла с ума и перегрызла всем пассажирам артерии на шее.

И тут я подумал: а ведь мы, сами того не ожидая, сняли нечто по-настоящему крутое. Теперь, по сравнению с нашими реальными приключениями, Петькины байки просто померкнут.




28 февраля 2020

Сегодня пятница, и сегодня последний день законного больничного. Мой организм уже полностью выздоровел. А вот от Ромыча вестей нет, хотя я ему уже сотню сообщений отправил.

Меньше чем за сутки наше видео набрало больше трех тысяч лайков! И вот только что его разместили в группе местных новостей в VK. Так что про нас теперь весь город говорит! Конечно, мнения разделились. Кто-то пишет, что ремня нам надо дать, чтобы не лазали где не следует. Но большинство возмущается стаями бродячих собак и хвалит нас за находчивость.

Но, конечно, нашлось несколько добрых активистов, которые во всех топиках большими буквами начали орать, что:

– СОБАЧКИ САМИ НИКОГДА НЕ НАПАДАЮТ!!

– ОНИ ИХ ПРОСТО РАЗДРАЗНИЛИ!

– СОБАКИ НЕ ВИНОВАТЫ, ЧТО ПРОГОЛОДАЛИСЬ!!!

Ну, и так далее… Один самый рьяный обещал нас найти и жестоко убить. Правда, его коммент быстро удалили.

Папа вечером пришел хмурый, усталый. И попросил, чтобы я больше в подобные истории не впутывался. Сказал, что хвалит и поддерживает меня, но при этом требует, чтобы я был аккуратнее. Я ответил, что все понял, и мне самому не очень-то весело было.

Никак не пойму: куда же Ромыч-то пропал?!




Светлана Щелкунова


Бородино

© Светлана Щелкунова, текст, 2020

© Innushka Ray, ил., 2020


Я пришел к Сереге заниматься. Мы хотели подготовиться к контрольной по математике, и еще нам задали учить «Бородино». В дверях я столкнулся с Серегиной мамой. Она вытаращила глаза:

– Ты куда?

– Заниматься.

Серегина мама испуганно посмотрела на меня, потом на Серегу.

– Не бойся, мам! Вместе позанимаемся, да и с Лизкой вдвоем сидеть веселее.

– Не волнуйтесь! Со мной все дети сидят ну просто как шелковые, – заверил ее я.

Но Серегина мама почему-то сомневалась. Она, наверное, вспомнила тот случай, когда Лизка была совсем крохотная, в ползунках. Мы ее с Серегой потеряли под диваном. Но тогда мы были глупые, а сейчас – ответственные.

Серегина мама все-таки ушла, вздыхая и охая. А мы остались с Лизкой. Пока задачки решали, она в куклы играла и тихо сама с собой разговаривала. Ангел, а не ребенок. Если вообще бывают рыжие ангелы, у которых во рту двух зубов не хватает.

– Это меня и тревожит, – забеспокоился Серега, – раз она такая тихая, обязательно скоро орать начнет!

Как в воду смотрел. То ли она его услышала, то ли просто время пришло, но Лизка начала ныть:

– Мама! Мама! Сочу к маме. Де моя мама?!

Серега стал ей рассказывать, где мама, а она уши руками закрыла и как завоет: «У-у-у-у-у!» Как ее успокоить?! Пришлось сказку пообещать! Серега начал про Колобка. Лизке не понравилось. На «Репку» она плеваться начала. А про теремок вообще слушать не захотела и снова завыла.

– Вот вредина! – возмутился Серега. – Про теремок ей не хочется! Она всегда так.

С мамой тихая, Лиза-подлиза. А как со мной, прям злодей какой-то. Я больше сказок, кажется, не знаю.

– Постой, – говорю я, – есть еще про Красную Шапочку.

Серега бросился меня обнимать, я чуть не свалился. Потом он принялся рассказывать сказку про Красную Шапочку, а я – учить «Бородино». Сначала я пытался учить про себя. Но к середине сказки Серега так увлекся, что перешел на крик, и мне тоже пришлось громче. Серега кричал:

– И вот прибежал Серый Волк к домику бабушки и постучал «тук-тук». Бабушка спрашивает: «Кто там?» А Волк отвечает ей тоненьким голоском…





– Скажи-ка, дядя, ведь недаром


Москва, спаленная пожаром,


                      Французу отдана?! —



заорал я.

Тут Лизка ныть перестала, как засмеется и давай в ладоши хлопать. Мы переглянулись, и Серега продолжил:

– Бабушка была совсем старой, глухой. Она решила, что это наконец-то пришла ее любимая внучка, и крикнула…


– Да! Были люди в наше время,


Не то, что нынешнее племя:


                   Богатыри, не вы! —



завопил я вместо бабушки.

Лизка опять засмеялась. А дальше пошло как по маслу. Правда, сказка оказалась коротковата. Скоро появилась Красная Шапочка, «готовая постоять головой за родину свою». Она устроила Волку допрос, выпытывая, зачем ему нужны глаза, уши и зубы. Волк обреченно произнес:


– Ребята. Не Москва ль за нами?


                Умремте ж под Москвой!



Бедняга Волк, наверное, почувствовал, что его ожидает, потому что кроме положенных дровосеков-лесорубов в дом ворвались «уланы с пестрыми значками, драгуны с конскими хвостами» и, вместо того чтобы просто прикончить несчастного Волка, зачем-то устроили страшное побоище.


– Звучал булат, картечь визжала.


Рука бойцов колоть устала,


И ядрам пролетать мешала


                    Гора кровавых тел!



Лизка слушала раскрыв рот. Больше всего ее потрясла «гора кровавых тел». Чуть мимо горшка не села! Лизка заставила нас прочитать стих пятнадцать раз. А потом еще вперемешку с ненавистным теремком и Колобком. Что же нам было делать?! Стоило только замолчать, как вредная девчонка принималась рыдать.





Уже не помню, кто из нас первый уснул. Помню только сквозь сон, как Серегины родители перетаскивали нас на диван из Лизкиной кроватки.

Утром пришла мама и принесла мой портфель. Мы вместе позавтракали. Лизка молчала. Вот лиса хитрая! А может, она просто еще не проснулась. За «Бородино» мы с Серегой получили пятерки. И неудивительно! Я это «Бородино» теперь до старости помнить буду. Представляю, как сижу это я на скамеечке, вокруг меня внуки там всякие, правнуки. А я им: «Да! Были люди в наше время…»

Удивились только Людмила Владимировна, учительница литературы, да наши родители. Но больше всех удивилась Лизкина воспитательница, потому что на следующий день целый тихий час Лизка, захлебываясь, рассказывала ей и нянечке «Бородино».




Анна Зимова


Сочинение на заданную тему

© Анна Зимова, текст, 2020

© Innushka Ray, ил., 2020


Было что-то такое в новенькой… Семыкин сразу понял – с этой можно будет покуражиться. (Как оказалось впоследствии, на этот раз он сильно ошибся, но, как говорится, обо всем по порядку.)

А пока новенькая стоит у доски и смотрит на них приветливо. Не знает еще, что ждет ее впереди. Глаза наивно блестят за стеклами очков. Руки теребят журнал, значит, волнуется. Сразу видно – нестрогая. Такая даже на первоклашек ужаса не наведет. Трудно ей будет с Семыкиным, ох трудно.

– Так. Это Калерия Николаевна, – сказала завуч, которая привела новенькую к ним, когда прозвонили ко второму уроку. – С сегодняшнего дня она будет преподавать у вас русский язык и литературу.





Класс выжидательно молчал.

– Сразу вас предупреждаю, – сказала завуч, – то, что Калерия Николаевна не имеет продолжительного преподавательского стажа, не значит, что вас ждут поблажки. И что вы сможете пинать балду и стоять на голове. Вопросы?

– Что-то я не расслышал. Как? Как вы говорите, вас зовут? – запустил пробный шар Семыкин, – Карелия?

Класс одобрительно захихикал.

– А с Семыкиным вы построже, – нахмурилась завуч, – он у нас паясничать любит. Амплуа у него такое – Петрушка.

Семыкин встал и поклонился низко, мол, вот он я, к вашим услугам, новенькая.

– Сядь, Семыкин, – рявкнула завуч, – и будь добр, сделай так, чтобы Калерия Николаевна мне на тебя не жаловалась.

– Что вы. Я совершенно уверена, что жаловаться не придется, – вспыхнула новенькая. – Мы с Семыкиным обязательно найдем общий язык. Не правда ли, Семыкин?

Итак, он принимает вызов. Он не будет плясать под дудку самонадеянной новенькой. Да он Льва Яковлевича пару раз сумел довести, а тот работает учителем двадцать пять лет. А уж эту…

Взгляд завуча ясно дал понять – она тоже сильно сомневается, что новенькая так вот запросто найдет общий язык с Семыкиным. Завучиха обвела класс взглядом подозрительного василиска и напутствовала новенькую перед уходом:

– Будет кривляться, дайте знать. Удачи.

– Все будет хорошо, – заверила та завучиху и села на свое место. Даже не проверив, не измазан ли чем-нибудь стул. Допустим, не измазан, но такая беспечность…

Новенькой бы уже понять, с каким противником она столкнулась, но сама ведь поперла на рожон.

– Раз уж мы с тобой познакомились, Семыкин, – приветливо сказала она, – введи меня в курс дела. Что задал вам на дом Лев Яковлевич?

Семыкин изобразил глубокую задумчивость. Тогда пампушка Липкина, учительская подпевала, сообщила:

– Нам задали прочитать рассказ «Толстый и тонкий» и рассказать, как мы его поняли.

– Спасибо. Я уверена, Семыкин и сам это прекрасно помнит. Так что же, Семыкин, как ты понял этот рассказ? Понравился ли он тебе вообще?

– Да как сказать… – Семыкин поморщился.

– Ты выходи к доске и расскажи нам.

Новенькая определенно нарывается. Семыкин не спеша проследовал в авангард. Если она думает, что он потеет из-за того, что не читал рассказ, то сильно ошибается. Сейчас ее не знаниями нужно потрясти. Сейчас важно поставить себя как личность. Дать понять, что его в бараний рог не скрутить и не запугать.

– Итак! – начал Семыкин. – «Толстый и тонкий». Это рассказ.

– Да-да. Рассказ. Про что же он?

– Ну, он про проблемы ожирения. Один герой ел много – и стал толстым. А второй сидел на диете, занимался спортом – и потому не поправился.

Класс немедленно отреагировал веселым гулом.

– И какой же был финал?

– Толстый отстоял свои права. Он сказал: говорить человеку, что он жирный, это дискриминация. Надо уважать свободу выбора. Ты можешь быть жирным, но, если ты любишь себя таким, тебя все равно должны уважать.

Даже Липкина засмеялась в полный голос, а не прикрывая рот ладошкой, как обычно.

– А кто написал этот рассказ, не подскажешь? – спокойно спросила учительница, когда всеобщая радость, наконец, утихла. Наверное, мы с тобой говорим про разные рассказы. Я про чеховский, а ты про какой-то, который я, к сожалению, не читала. Что ж. Я тоже уважаю свободу выбора. В данном случае твоего – не подготовить домашнее задание. Но и ты мой выбор уважай: я ставлю тебе двойку.

Эка невидаль.

– Не расстраивайтесь вы так. Я вообще-то, – сказал он, протягивая ей дневник, – уже давно решил, что проживу и без литературы.

– Интересное решение. На чем основано?

– Да потому что все, про кого вы рассказываете, все эти герои – это выдуманные люди. Или те, которые уже давно умерли. Почему они должны меня учить? С какой радости я должен брать с них пример? Они ж ничего не знают про сегодняшнюю жизнь. Сам опыта наберусь. Такого, какого мне надо.

Первый раунд он выиграл. Новенькая, если и поняла это, то никак не показала. И стала сюсюкать с Липкиной, которой, конечно, было что сказать про «Толстого и тонкого», особенно про толстого.




На следующий день завуч опять заявилась на урок литературы.

– Слушаем меня внимательно, – сказала она, предварительно постучав по учительскому столу. – Все помнят, что завтра все пятые классы пишут сочинение? Комитет по образованию спустил директиву – написать эссе на тему «Кем я хочу быть, когда вырасту». Не подведите, а? Четверть заканчивается. И то, какие оценки вы получите по литературе, во многом зависит от этого конкурса.

Завуч требовательно посмотрела на новенькую:

– Отнеситесь серьезно к этому заданию. Нам нельзя ронять показатели. Они у нас и так не ах. Пусть напишут что-нибудь вменяемое, насколько это, конечно, в их силах. Вы объясните им, как нужно писать, и как… не нужно. Ну, вы понимаете.

– А я вот не понимаю. – Семыкин патетически нахмурился. Воздел руки. – Разве мы не можем писать то, что захотим? Это же выбор нашей профессии! Наше бу-ду-ще-е.

– Знаете, сочинения я, перед тем, как отправлять их в комитет, сама почитаю, – спохватилась завуч. Она, кажется, хотела сказать что-то еще лично Семыкину, но передумала.

– Господи, – застонал кто-то, – ну что за темы они придумывают? Скучища.

– Разговорчики! – сказала завуч.

Новенькая вышла к доске:

– Вот вам небольшая мотивация, чтобы было веселее писать. После сочинения мы проведем открытый урок. Я приглашу на него специального гостя. Кого именно – я и сама пока не знаю. Но это будет представитель той профессии, про которую вы интереснее всего напишете.

– И что, если я напишу про Анджелину Джоли, вы ее пригласите, что ли? – самым невинным голоском, на какой был способен, спросил Семыкин.

– Анджелина Джоли, Семыкин, чтоб ты знал, это не профессия, – процедила завуч, – но Калерия Николаевна дело говорит. Мы можем пригласить на встречу певца или врача. Или даже космонавта. В общем, постарайтесь. Это в ваших же интересах.

И он использует и этот шанс. Он напишет сочинение. От его опуса Калерия содрогнется. (Но, как выяснилось позже, она не содрогнулась.)




После уроков завуч пришла в учительскую и помахала перед Калерией Николаевной сочинением Семыкина, которое, как и обещала, она прочла.

– Что будем с этим делать? – поинтересовалась она и стала читать вслух:

«Лично у меня с выбором профессии проблем не будет. Я все решил. Я стану артистом. Таланта у меня – предостаточно. На самом деле я не кривляюсь, я – играю. Я считаю, что меня ждет слава. Меня везде будут узнавать. Будут просить автограф и всюду пропускать без очереди. И напрягаться особо не придется. Артисту ведь, кроме таланта, ничего не нужно. Алгебра, геометрия, география, физика, химия – мне не пригодятся. Артисту просто надо играть. Да, забыл написать. Я заведу себе агента и буду соглашаться только на высокие гонорары».

– Значит так, Калерия Николаевна. Это безобразие следует исправить.

– Я с ним поговорю…

Но завуч решила:

– Нет уж, позвольте мне. Вы критикуете слишком мягко. Вы скажете что-нибудь вроде: «Очень жаль, Семыкин, что ты так относишься к литературе. Тебе многое предстоит понять, и надеюсь, наша беседа поможет тебе в этом». Хватит с ним тетешкаться.

И завуч написала под сочинением красивым почерком:

«Безобразие! С таким отношением к учебе и работе ты, Семыкин, сможешь стать только бомжом!

ПЕРЕПИСАТЬ

Утром, как только начался урок литературы, завуч вошла в класс и многозначительно положила этот листок перед Семыкиным. Постояв над ним пару минут молча (другой бы сварился под этим взглядом), она вышла, ровно печатая шаг.

Семыкин ехидно глянул на новенькую. «Что, уже сломалась и побежала жаловаться?» – говорил его взгляд. Но она и ухом не повела:

– Нас ждет встреча с произведением Николая Васильевича Гоголя «Вечера на хуторе близ Диканьки». Всех, кроме Семыкина, которому нужно доработать свое сочинение.

Семыкин нарочито вздохнул.

– Ну, раз вы говорите переписать, надо переписать, – сказал он покорно, потер кончик носа и принялся строчить на листке. Резво так.




В три часа дня завуч трясла перед Калерией новым сочинением Семыкина.

«Я думал, что буду артистом, но мои учителя считают, что я стану бомжом. А кто я такой, чтобы с ними спорить? Им видней. Они желают мне добра. И вообще, если разобраться, это неплохая идея. Да, я решил стать бомжом. Это круто. Я буду все время проводить на свежем воздухе. Каждый день я смогу засыпать и просыпаться на новом месте. Я буду много гулять и встречу приключения. Я не стану офисным планктоном. Буду сам себе начальник. А если кто до меня докопается – ка-ак дыхну! Я знаю, те, кто читает это, скажут: «он сошел с ума!». Но сразу же хочу предупредить: я в здравом уме. Я все уже решил. Это моя жизнь. С завтрашнего дня я готовлю себя к жизни бомжа! Свобода, вот что ждет меня. Свобода и независимость. Требую, чтобы это сочинение оставили как есть, потому что я написал то, что думаю!»

– Ну куда это годится? – спросила завуч. – Мы не можем послать это в комитет.

– Вообще-то, мы можем… – начала Калерия, – но ее слова потонули в визге звонка, который возвещал о конце шестого урока.

Свой следующий урок новенькая начала как ни в чем не бывало:

– Результаты сочинений будут известны в пятницу.

– А вы не обманете насчет открытого урока? – спросил кто-то.

– Я выполню свое обещание.

– Честно?

– Честно.

Потом она обратилась персонально к Семыкину:

– Я рада, что, несмотря на то что у тебя много дел на свежем воздухе, ты к нам присоединился. Ты прав: твое будущее – твой выбор.

– И что же? Даже переписывать не заставите? – Семыкин подозрительно прищурился.

– Нет. Ты же написал то, что думаешь. Мы с завучем посовещались и отправили твое эссе в комитет по образованию как есть.

Больше она ни слова не сказала Семыкину про его сочинение.




В ожидании результатов Семыкин активно готовил себя к жизни бомжа. На следующий день на его свитере красовались пятна травы.

«Ох, извините, – сказал он новенькой, когда она спросила его, почему он в таком виде, – ночевал в парке».

Потом он принялся нарочито кашлять и чихать.

«Ночи еще довольно прохладные, – признался он: – Апчи!»

Калерия Николаевна поинтересовалась: может, Семыкин прочитает хотя бы какую-нибудь книгу, которая в его новом положении будет ему полезна? «Приключения Гекльберри Финна», например. Там много информации для тех, кто решил попробовать себя в бродяжничестве. Но Семыкин ответил: «Благодарю покорно, жизнь сама меня всему научит». А когда Калерия спросила, где его тетрадь, Семыкин признался, что был вынужден сжечь ее, так как ему требовалось развести костер.

Во время большой перемены он обежал столовую с криками: «Люди добрые! Прошу вас – не выбрасывайте то, что не съедите! Я все заберу. Мне еще ужинать чем-то надо. Спасибо всем неравнодушным. Дай бог здоровья вам!»





– Я, если честно, предполагала, что ему это быстро надоест, – сказала завуч Калерии. – Но вы посмотрите. Они до сих пор над этим смеются! Им это кажется забавным.

– Семыкин! – грозно обратилась она к виновнику всеобщего веселья, когда тот в очередной раз пробегал мимо. – Если не угомонишься, оставлю тебя сегодня после уроков.

– Пожалуйста, не надо, мне же еще бутылки нужно собирать, чтобы жить на что-то. Как я в темноте их искать-то буду?

Ответом был взрыв хохота. Ученики соседних классов тоже подтянулись – и гоготали, видя, как Семыкин обходит всех с шапкой по кругу, в которую ему нет-нет да и кинут конфету.

Калерия Николаевна допила свой кофе с непроницаемым лицом, и пошла на урок.




Пока Калерия объясняла, что имел в виду Гоголь, когда написал «Уж когда молчит человек, то, верно, зашиб много умом», Семыкин яростно чесался, пугая соседку по парте, и громко шептал ей: «Надо же, я уже подцепил вшей». Но все одноклассники, кроме соседки, и это сочли забавным. На уроке пения он хрипел и жаловался, что спанье на земле его когда-нибудь доконает. На уроке физкультуры на вопрос учителя, почему он не делает упражнение, он сослался на слабость из-за плохого питания. «Так он ведь упражняется. В остроумии!» – крикнул кто-то. И снова наступило веселье.

Так продолжалось до самой пятницы. Семыкин обзавелся последователями и поклонниками. Он говорил, что скоро у него на голове сами собой образуются дреды, потому что он уже три дня как не причесывался. Нашлись те, кто просил его познакомить их с настоящими бомжами и показать подвал, в котором он ночевал вчера, и Семыкин обещал подумать.

А в пятницу случилось невероятное. Как только начался урок литературы, в класс вошла завуч и отозвала Калерию в сторонку. Никогда еще суровая завучиха не выглядела такой растерянной. Глаза у нее были как плошки, и в них застыл страх или что-то очень на него похожее. Калерия, услышав, что сказала ей завуч, прикрыла рот ладонью.

– Не знаю, как вам сообщить… – обратилась завуч к классу.

Все притихли.

Завуч покрутила в пальцах листик традесканции. Поправила волосы. Потом, набрав побольше воздуху, сказала каким-то бесцветным голосом:

– Подведены итоги конкурса сочинений.

– И?.. – приосанилась Липкина.

– Давайте я скажу, – встряла Калерия, – все-таки я учитель литературы.

– Нет, нет, все в порядке. В общем, ребята. Сообщаю вам, что лучшим признано сочинение Семыкина. Вот так вот.

– Да кто вообще отнесется к такому всерьез? – спросила Липкина. (Она написала обстоятельное эссе о том, как изобретет лекарство от всех вирусов, от которых, как известно, пока нет спасения.)

– Видишь ли, – печально ответила завуч, – они оценили не столько выбор профессии, сколько… посыл. Добавили баллов за искренность и парадоксальность. Умение излагать мысли и не бояться быть непонятым. Главное, сказали они, следовать своим убеждениям и принципам. К тому же они не могли не признать, что сочинение очень забавное, написано с юмором. Отметили и стиль. Артистизм.

На завуча было жалко смотреть, так тяжело далась ей эта речь.

– Вот. Как-то так, – растерянно подытожила она. Даже сутулиться, кажется, стала. Но нашла в себе силы сказать на прощание:

– Мои поздравления, Семыкин.

Калерия стояла возле доски, потупившись. Мел, которым она выводила на доске «Вечера на хуторе…» – раскрошился у нее в руке, и она стала оглядываться в поисках чего-нибудь, обо что можно вытереть руки. А может, она просто тянула время, чтобы не встречаться взглядом с Семыкиным. А тот и не смотрел на нее. Он уже принимал поздравления.

Он раскланялся и прочел импровизированную речь:

– Спасибо! Спасибо! Я хочу поблагодарить всех, кто поддержал меня, кто верил в меня! Без вас бы я не справился. И приятно было узнать, что в комитете по образованию работают люди, которые относятся к своему делу с огоньком!

– Вы начните читать следующую главу самостоятельно, – сказала учительница, – а мне нужно ненадолго отлучиться. Потом мы вместе ее обсудим. – И быстро вышла из класса.

Что уж, Семыкину ее было даже немного жаль.




В понедельник Семыкин спросил Калерию:

– Раз у нас не получилось с открытым уроком, может, отпустите нас сегодня по домам? Мне еще нужно готовиться в турне с бомжами по ближайшим пригородам.

– Я никого не отпускаю, – сказала Калерия. – Кто сказал, что открытого урока не будет?

– Так ведь победил Семыкин! – загалдели со всех сторон. – Какой открытый урок? Отпустите нас!

– Нет! – хлопнула по столу Калерия Николаевна. – Сядьте все, пожалуйста, на свои места и успокойтесь. Я обещала вам встречу, значит, она будет.

В класс заглянул охранник.

– Эээ… Калерия… Николаевна… К вам тут пришли.

– Пришли – пусть заходят, – ответила она.

– Но это как бы…

– Просите!

В класс вошел человек высокого роста, невообразимо одетый. На голове у него, несмотря на май, красовалась облезлая ушанка, из-под которой торчали колтуны волос. Ватник был порван в стольких местах, что не сосчитать. При себе он имел рюкзак и кучу каких-то свертков и пакетов.





– Я правильно пришел? – спросил он дерзко и хрипло.

– Да-да, проходите, прошу вас, – засуетилась Калерия.

Человек вошел и плюхнулся на свободное место рядом с Семыкиным.

– Звали – задавайте ваши вопросы. Чё кота за хвост-то тянуть, – неприязненно сказал он, – мое время дорого. Давайте, шпингалеты, чего вы там хотели спросить. Вот только пакеты уберу.

Он стал запихивать свертки под парту, но те рассыпались.

– Зачем вы их с собой принесли? – спросила Калерия. – Там какие-то наглядные пособия?

– Это скарб мой. Я что, должен оставлять его без присмотру? Все свое нажитое имущество должен на улице бросить?

– Сдали бы в гардероб.

– «Сдали бы в гардероб», – передразнил мужчина Калерию. – Не взяли у меня это в гардероб. Грязные, говорят.

Потом мужчина смежил веки и притих.

Класс пришел в себя.

– Господи, Калерия Николаевна! Вы что, реально пригласили – бомжа?!

– Таков был уговор. Я свое слово держу. Победитель у нас Семыкин, поэтому приз – встреча с его кумиром. Не позорьте меня. У нас открытый урок, мы должны задать вопросы. Узнать как можно больше о его жизни. Давай, Семыкин, начинай. Нам нужно предоставить в комитет по образованию фотоотчет с этой встречи. Или тебя не отправят на городскую олимпиаду, как обещали.

– Да на фиг такую олимпиаду. Беру самоотвод.

– Прекрати. Разве так себя ведут в присутствии своих кумиров? Неужели тебе не о чем спросить нашего гостя? Ну же.

– Да у меня к вам вопросы! Что скажет завуч, когда узнает, что вы устроили?

– Я скажу, – заявила завуч, входя в класс, – что это очень полезный для тебя опыт. И спасибо нашему уважаемому, как его там…

– Вениамину Ивановичу, – подсказала Калерия.

– Вениамину Ивановичу, что он нашел время зайти к нам. Я тоже поприсутствую.

Семыкин вскочил:

– Да у него руки грязные! И лицо! Можно, я пересяду?

– Ты разве не к этому стремился?

А Вениамин Иванович между тем уснул. Расставив ноги в ботинках, у одного из которых отслоилась подошва, он сопел и в ус не дул. И в спутанную бороду, к которой приклеился кусок яичной скорлупы.





– Эй, уважаемый, – толкнула его завуч, – спать у нас уговора не было. У нас тут открытый урок. Мы вам триста рублей обещали не за то, что вы спать будете.

– Извини, красавица, – встрепенулся Вениамин Иванович, – тепло тут у вас, я и закемарил. Давайте, чего вы там хотели.

– Вот наш ученик Семыкин хочет, гм, стать лицом без определенного места жительства. Что бы вы ему посоветовали на этом пути?

– Да чё говорить-то…

– Ну, каково это? Как жизнь вообще?

– Ну, жить можно. Нормальная жизнь. Ничего плохого не скажу. Свобода, там. Романтика. С пропитанием, конечно, не очень, но если к столовой притереться или к кафе, то вообще рай. Гуляй где хочешь. В офис, опять же, не надо. Зимой тяжковато, да, но летом вполне. Я всем доволен.

– Ребята, что вы такие заторможенные? – расстроилась завуч. – Мы так поняли, что эта тема вам очень интересна. А вы как воды в рот набрали. Семыкин, что же ты?

Едва слышно, сиплым каким-то голосом, он решился спросить:

– Так вы, э… всегда хотели быть?.. ээээ….

– Да не. Сначала не хотел. Теперь втянулся. Ни о чем не жалею.

– А кем хотели?

– В театральный сунулся, но не взяли.

И бомж начал кашлять, как раненый кашалот, хрипя и стуча руками по парте. Потом попросил:

– Следующий вопрос. Время тикает.

– Калерия Николаевна! – взмолился Семыкин. – Я все понял. Я раскаиваюсь. Считайте, что я наказан. Если вы хотите, чтобы я переписал сочинение, – я перепишу!

– Зачем? В комитете по образованию его же одобрили.

– Да я и не собирался быть бомжом. Вы же понимаете. Буду актером. Как и хотел.

– Актером? – Вениамин Иванович посмотрел на него как-то странно. – Актером??

– Да-да. Актером!

– Кто – ты?

– Да, я.

– С чего ты взял, что сможешь стать актером?

– У меня талант!..

Страшный гость захохотал. У Семыкина волосы встали дыбом и кожа пошла пупырками.

Липкина закрыла лицо руками.

– И кого ты сыграешь?

– Не знаю. Кого режиссер попросит, того и сыграю.

– Так тебя, учителка твоя говорила, кого ни попроси сыграть – ты ж никого не знаешь. Фильмы, они ведь по книгам сняты. Ты что думаешь, тебе текст на бумажке напишут – и ты его просто заучишь? Будь ты хоть Джеймс Бонд, хоть супермен, хоть Шерлок Холмс – тебе их понять сперва надо. Изучить. Выяснить, в какое время они жили – как разговаривали, что носили, что ели, на чем перемещались. Чтоб они настоящие получились. А для этого и историю придется поучить, и географию, и физику. И еще много чего. А у режиссера, знаешь ли, времени нет ждать, пока ты школьную программу выучишь. Он роль отдаст тому, кто образованный.

Вениамин Иванович встал:

– А если тебе, не дай бог, потребуется по канату карабкаться или петь? Тогда всем ждать, пока научишься? Между прочим, даже чтобы бомжа сыграть, нужно много чего знать. Да хотя бы как гримироваться – этому годами учат.





Вениамин Иванович снял шапку. А потом и волосы. Под колтунами у него оказалась короткая стрижка. Потом он достал пачку влажных салфеток и отер лицо и руки. Они оказались вовсе не черными. И вообще, он молодой совсем. А когда скинул ватник, под ним обнаружился чистенький модный свитер в шотландскую клетку.

– Позвольте представиться. Я актер молодежного театра. И если наша встреча оказалась для кого-то полезной, я очень рад, – сказал он с поклоном.

Класс пришел в себя и зааплодировал.

Разыграли, значит! Артисты!

– Но как вы хорошо держались, Калерия Николаевна, – шепнул ей Семыкин, – я вам, блин, поверил! Я по-настоящему испугался!

– Я, знаешь ли, в театральном кружке несколько лет занималась, – хмыкнула она.

Вениамин Иванович пригласил весь класс на свой спектакль в следующую пятницу, раздав контрамарки.

– Но главный приз по праву должен получить Семыкин, – сказала Калерия Николаевна, когда актер ушел, – за смелость и за то, что все-таки определился с будущей профессией.

Она вручила Семыкину конверт:

– Откроешь после уроков.

– Что это?

– Твоя награда. Это тебе понравится, гарантирую.




Дома в конверте он обнаружил листок, на котором было написано: «Список литературы для внеклассного чтения…» Опять провела.




Николай Щекотилов


Робинзон из 5 «Б»

© Николай Щекотилов, текст, ил., 2020

Рисунки Андрея Минякова


Пятиклассник Сашка решил переселиться на необитаемый остров: пожить там несколько лет, как Робинзон Крузо. Эту книжку задали для внеклассного чтения. Если бы только эту! А то ведь целый список. Сашка даже список с трудом одолел, где уж нормальному человеку осилить все, что в нем перечислено. Хорошо, что есть старший брат Миша: он книжки читать успевает и вдобавок любит их пересказывать. Правда, слишком подробно, дослушать до конца никакого терпения не хватит, поэтому Сашка знает все книжные истории только до середины, в том числе и про Робинзона. Но Сашке и до середины вполне хватило, чтобы понять: это его шанс избавиться от школьных уроков, которые в три раза длиннее перемен, и, главное, ежедневных домашних заданий, отнимающих кучу времени, которое можно потратить на куда более важные дела.

В школе Сашка поделился задуманным с Женькой, своей подружкой, надеясь, что она одобрит эту замечательную идею. Но Женька, вместо того чтобы восхититься его смелостью, заявила:

– Ничего глупее не мог придумать?! Ты же там заболеешь!

– С чего ты взяла?

– Ну, например, когда сильный дождь и гроза, все бегут по домам или еще куда-нибудь, где есть крыша, а ты? Под дерево в грозу нельзя… Промокнешь и схватишь простуду, а кто тебя будет лечить?

– Так я же там себе дом построю, как Робинзон Крузо.

– И много ты домов настроил? Большой у тебя опыт в строительстве? А строить из чего будешь, из лего?

Дома Сашка сделал запрос в поисковике: «Как построить дом» и, прочитав несколько статей, понял, что дело это сложное, а при его знаниях вообще безнадежное. Посидев в задумчивости, Сашка вздохнул и уже хотел переключиться на стрелялки, но вдруг его осенило, и он изменил запрос на «Как построить шалаш». Это же совсем другое дело! Шалаш Сашка быстро освоил, потренировавшись на специальной онлайн-игре в строительство.

Утром он, довольный своей изобретательностью, отправился в школу в прекрасном настроении.

Но Женька его находчивость не оценила:

– Ну, хорошо. Предположим, от дождя ты спасешься. А от холода?

– Так я же в жаркие страны…

– Да кто тебя туда пустит, через границу? Ты же с мамой и в Египет и в Эмираты ездил. Не видел, что ли, как проверяют? А несовершеннолетнему, без взрослых, вообще не светит. Забей ты на эту бредовую идею. Даже если доберешься до необитаемого острова, ты там или от голода умрешь, или тебя самого звери съедят.

После этого разговора Сашка стал прислушиваться, о чем рассказывают учителя на уроках географии, биологии, да, заодно, и на других предметах. Женькина критика, обидная, но справедливая, заставила его погрузиться в детали осуществления своего замысла. Нужно было решить кучу проблем: как найти подходящий остров и до него добраться и что иметь при себе, ведь на этом острове придется прожить целых шесть лет до окончания школы.





Женька права, от теплых стран, где на пальмах полно бананов, как ни жалко, придется отказаться: очень далеко, на велосипеде не доехать. Тем более, не везде есть тротуары, а на автомобильную дорогу выезжать слишком опасно. В квартирах тепло бывает от батарей, но почему они зимой горячие, а летом холодные, Сашка не знал, да это и неважно. Батареи тяжелые, он видел по телевизору, как накачанный дядька использовал батарею вместо штанги. А вот тепловая пушка, как у деда в садовом домике, совсем не тяжелая. К тому же хорошо, когда есть электричество, можно включить свет, в темноте одному будет жутковато.

О том, что электричество можно вырабатывать с помощью велосипеда, недавно рассказывал Миша – они проходили по физике. Правда, это уже седьмой класс, а посвящать брата в свои планы Сашка не собирался, тот точно будет издеваться. Сашка решил разобраться сам: интернет-то на что?..

Это была катастрофа, как ни старался вникнуть, переходя по бесконечным ссылкам, так ничего не понял. Электричество оказалось ему не по зубам. Без электричества только Робинзон Крузо мог обойтись, он ведь ничего не знал про интернет. А современному человеку без интернета какая жизнь…

В общем, Сашка решил отложить переселение на пару лет: во-первых, за это время можно даже в школе многому полезному научиться, в том числе и электричеству. А во-вторых, два года назад у деда в саду интернет был недоступен, а теперь – пожалуйста. И вполне может быть, через два года он станет передаваться хоть куда, со спутников, например. Вот тогда и стоит переселяться, ведь на любом, даже самом необитаемом острове можно будет играть в стрелялки, смотреть мультики и рассказывать о своих приключениях по ватсапу.

Женька, выслушав эти рассуждения, подумала: «И зачем тогда переселяться на необитаемый остров, если взялся за учебу?» Но Сашке ничего не сказала – не лишать же друга цели в жизни.




Оксана Иванова


Такие дела

© Оксана Иванова, текст, 2020

© Ганна Павлова, ил., 2020


В школу мне не особо хотелось. Из-за Петровой. Позавчера мы с ней не сошлись характерами, и знаете, что самое невыносимое? Эти споры, когда каждый уверен на сто. Я знаю, что говорю. И Петрова тоже знает свое. И как разрешить такой конфликт?!

Если залезть в ее, петровский разум, то будет ясно, что она не обманывает, а совершенно уверена в своих словах. Но и я за свои отвечаю! Тогда вопрос: кто прав?!

По-хорошему, я бы хотел обдумать это дома, не отвлекаясь на уроки. Но… школа есть школа. Каждый должен пройти через это.

И я пошел проходить. Сначала на английский. Начался он как-то не ободряюще. Нина Васильевна сказала:

– Сейчас мы переведем и обсудим очень интересный и полезный текст.

– Про девочку? – спросил я.

– Почему? – удивилась Нина Васильевна, а Петрова не удивилась.

– А про что еще может быть полезный текст? – поддержал меня Петька. – Их нарочно пишут про девочек. Нам в назидание.

Петрова фыркнула, а Нина Васильевна не нашлась что ответить. Текст и в самом деле был про девочку. Мы с Петькой положили учебник на середину парты и начали читать.

– Угу… кхм… гм… ууу… – бубнил Петька. – Легко заводит друзей… Она что, идеал?!

– Ну, завести друга – не значит сохранить дружбу, – глубокомысленно заметил я и посмотрел на Петрову. А она на меня – нет.

– Просто эта Бетти и так уже сверх меры красивая, – возмутился Петька. – А сейчас, я уверен, выяснится, что еще и надежный товарищ…

Нина Васильевна прислушалась. Ей не нравилось, что мы шумим.

– Бойз, – сказала она, – что вы там не поделили?

Петька сделал неумное лицо и стал пихать меня локтем. Я тоже хотел изобразить непонимание, но Нина Васильевна крепко настаивала:

– Ответьте мне, бойз, о чем такое бурное обсуждение?

Петька закатил глаза, и я понял, что отвечать он не будет. Нина Васильевна решит, что мы не уважаем предмет. А, значит, и ее. Об этом, конечно, расскажут в учительской, а потом на родительском собрании. А после собрания мама спросит, чем мне так не угодила Нина Васильевна. А она-то вовсе ни при чем. Она совсем другая, не как остальные. И я заволновался. Поэтому сказал прямо:

– Нина Васильевна, вы здесь совершенно ни при чем!

У нее глаза округлились похлеще Петькиных.

– Дело в девочке, – поскорее объяснил я. – Впрочем, бедняжка Бетти тоже ни при чем. Это все они!

Я потряс учебником. Нина Васильевна наклонила голову, и лицо у нее стало как у мамы, когда она трогает мне лоб.

– Это они! – Я решил идти до конца. – Составители! Могли бы они хоть раз составить текст про некрасивого тупого мальчика? Который был бы жадный и эгоистичный? Никогда не мыл посуду и всегда предавал друзей? Просто мы уже читаем-читаем, а еще и половины всех ее достоинств не прошли…





Нина Васильевна задумалась. И я тоже. В целом она мне нравилась. Я заметил, что некоторые взрослые в неприглядных ситуациях часто сомневаются в наших умственных способностях. И спрашивают, на каком языке они сейчас сказали то, что сказали.

Вот, например, физрук всегда удостоверяется, на каком языке он говорит. Сначала он уточняет про язык, а потом переходит на другие методы воздействия. По-простому, начинает орать. А Нина Васильевна никогда про язык не спрашивает, хотя она-то как раз имеет полное право. Но ей такое не интересно, она сразу ставит «два».

Так что я уже приготовился достойно принять поражение, но Нина Васильевна не рассердилась. Вместо этого она спросила:

– А о какой девочке ты бы хотел поговорить, Витя?

Я сглотнул. Я хотел бы поговорить о Петровой, но к такому повороту я не был готов. Поэтому я сказал, что поговорил бы о Маше из «Трех медведей». Ну, хотя бы.

В английской версии Машу звали Голдилокс, и про нее мы даже ставили спектакль. Петрова играла Голдилокс, а мне дали роль большого медведя. В основном, моя роль была стоячая. В первом эпизоде я говорил: «Oh dear, dear». Ничего себе, то есть. Мне выдали уши и красные шорты, а Петровой – завитой парик. Я вышел на сцену и сказал свое веское слово, а Петрова покивала мне париком.

– Хорошо, – сказала Нина Васильевна. – И чему тебя научила эта история?

А меня она научила тому, что Петрова зверски запоминает слова. Она свою роль за один день выучила. Но тут я очнулся и понял, что Нина Васильевна совсем не о спектакле спрашивает, а про Машеньку-Голдилокс.

Ее несомненно гениальная история должна была меня чему-нибудь научить. Очень-очень полезному, очевидно. Я вдохнул поглубже и выдал мораль сей басни:

– Слушай родителей и не забредай в лес. Никогда не заходи в чужие дома! И, само собой, ничего там не трогай! Ни в коем случае не спи у чужих. И не ешь у них ничего. Ну, стульев не ломай, это и так понятно. И не вздумай скакать возле реки, если не умеешь плавать.

– Что?! – Нина Васильевна не сдержалась и все-таки потрогала мне лоб. – Откуда здесь река?





– Из книги! В начале где-то картинка была, как Машенька у реки прыгает. Это всё они!

– Кто, Витя? – Мне показалось, Нина Васильевна начала паниковать.

– Составители, – сказал я. – Зачем они рисуют такие картинки?! Я ведь должен учитывать не только текст. Да, вот еще. Когда ешь, надо сидеть за столом, а не лопать стоя. Это дурной тон, и пища плохо переваривается. Я не виноват, это они нарисовали!

– Составители? – уточнила Нина Васильевна.

Кажется, до нее начало доходить. И я решил поразить ее окончательно:

– А вообще, главный вывод такой: никогда в жизни не расстраивай маленьких медвежат! Очень плохо объедать медведей, это приводит к голоду и разрушению медвежьей нации. Если каждая девчонка будет ломать мебель и обижать зверей, то все они из леса уйдут. И еще она их там в гости пригласила, когда уже ущерб нанесла. Приходите, говорит, кейков поедим. Тут я не вполне согласен. Медведей в дом все-таки лучше не таскать.

У Нины Васильевны глаза уже немного остекленели, а у меня болела нога, потому что Петька щипал меня под партой. Но мы пришли в себя. Я сказал:

– Уфф.

А Нина Васильевна сказала:

– Подумать только.

А Петька сказал:

– Плиз!

А Петрова ничего не сказала. Ей было все равно, пощадят меня или нет. Нина Васильевна погладила Петьку по голове и засмеялась:

– Какая маленькая сказка, а сколько выводов можно при желании извлечь…

Тут, к счастью, зазвенел звонок, и мы побежали. Мы заранее договорились побежать, чтобы успеть. У старшеклассников проходила неделя финансовой грамотности, поэтому мы с Петькой пробрались в актовый зал – послушать.

Выступал начальник какого-то финансового отдела. Он учил экономить на велосипед, но все хотели знать, как он сэкономил на айфон последней модели. Девушка, руководитель отделения банка, тоже интересно рассказывала. И у нее тоже был новый смартфон. А другая девушка сидела тихо. Смартфон у нее был так себе, и мы с Петькой поняли, что она сама еще не научилась экономить.

Из-за этой финансовой грамотности мы опоздали на ОБЖ. А Петрова сидела, как так и надо.

Учителя у нас, в основном, сердобольные, но который по ОБЖ – натурально тиран. Нас с Петькой он не порвал только потому, что уже решил затиранить Куропаткина. И спросил у него, что такое нитриты.

Куропаткин почесал бровь и сказал, что нитриты – это в телевизоре. В телевизоре были ионы, но Куропаткин в них не верил. Тогда его спросили про мебель, а точнее, каким должен быть правильный стул.

– Стул… – растерялся Куропаткин, – должен быть… метр!

– Метр в длину? В ширину? Откуда метр?

– Ну… от пола!

– Так. А если человек низкого роста, как он сядет на этот стул? У него ножки будут болтаться…

Я заулыбался и посмотрел на Петрову. А она на меня – нет. Куропаткин ответил, что ножки, наверное, болтаться не должны.

– Понятно… – задумчиво сказал учитель. – Ножки должны доставать. А чьи, кстати, ножки?

Такого подвоха Куропаткин не ожидал. Он не знал, чьи. Но его спасла эвакуация. Нас так часто тренируют по пожарной безопасности, что даже удивительно, как мы до сих пор не разбежались.

Мы ломанулись в раздевалку, посрывали куртки и высыпали во двор. Должен признать, что во время эвакуации я вел себя плохо. Я бы, может, и не ввязался, если бы случай не подвернулся. Пока мы толкались на крыльце, Ванек из параллельного класса дал мне под зад, и отсюда я почерпнул отличную возможность поиграть в снежки и подраться с продленочными личностями, которых я совершенно не вижу на улице, – и я не мог упустить великолепный случай.

Как итог все хулиганы получили замечание в дневник, а я еще и грязную куртку: ей пришлось с трудом пролезать под забором туда и обратно. Я повесил свою куртку возле пуховика Петровой, но потом раздумал и занял самый дальний крючок.

Петрову я не видел целую перемену. Мы с Петькой уже учебники достали, а она все не шла и не шла в класс. Лучше бы меня, как Петьку, за все лишали телефона. Тогда бы я не мог проверять, когда Петрова онлайн. Наконец я взял себя в руки и вместо Петровой проверил электронный дневник.

– Это ты пищишь? – спросил Петька.

– Нет, – сказал я, – это вурдалак, не нашедший покоя.

– О! А мне показалось, это такой странный потусторонний звук…

– Да, и мне тоже. Только… я сам его издал. Ты оценки по рисованию видел?

– У меня пятерка, – похвастался Петька.

– А что ты рисовал? – спросил я.

Мне стало интересно. Потому что Петька нормально умеет рисовать только утку. И на свободную тему всегда выбирает ее. Меняет фон, да и все: утка на траве, утка на воде, утка на песке, утка на пеньке…

Я прекрасно представлял Петькину утку, но вообще не представлял, как можно обойтись ей на свободную тему «Зима».

– Я подписал, – объяснил Петька.

– В смысле? – не поверил я. – Ты подписал «Я так вижу»?!

Петька загоготал, полез в портфель и потерялся там. Наконец он вытащил из-под горы хлама скомканный листок, расправил его и показал мне утку. Под уткой, сидящей на чем-то сером на фоне чего-то желто-голубого, было написано: «Серая Шейка замерзает зимой». Под «зимой» стояла жирная пятерка.

– Видал?! – Петька скомкал утку и запульнул ею в Куропаткина. – Училка, как глянула, аж растрогалась. Сразу хлоп мне «пять!» Сказала, за литературно-творческий подход.

Я вздохнул и в очередной раз обновил дневник. Ничего не изменилось. Петька заглянул ко мне в экран и присвистнул:

– Тройбан? По рисованию?! Ты что, краски забыл?

Свободная тема, будь она неладна. Я как раз дочитал книгу, где собака озверела. Она не шла у меня из головы, поэтому я нарисовал страшнючую собаку, ее жертву и кровь на снегу.

– Слушай! – догадался я. – Может, мне «три» поставили, потому что я дорисовать не успел?

– Тсс! – сказал Петька.

Я и не заметил, что литература началась. Чудовищная путаница у меня в голове. Все из-за Петровой, конечно. Я решил, что тоже не стану больше на нее смотреть. Вот захочет обсудить котов-воителей, а я – раз! – и не смотрю. И пусть ищет себе собеседника, пусть-пусть. Все пять циклов я один в классе читал, и Петровой некуда было податься.

Но она сидела как статуя, не поворачиваясь. И я никак не мог доказать ей, что больше не смотрю.

Елена Анатольевна хотела, чтобы мы поделились с классом прочитанным на каникулах. Я стал вспоминать что-нибудь подходящее для школы, но первым спросили Куропаткина – ему сегодня тоже особенно везло. Куропаткин читал приключения Гекльберри Финна. Видимо, в кратком изложении. Потому что он чуть-чуть порассказывал, но большую часть забыл.

– А его папаша… – мямлил Куропаткин, – папаша его… вроде помер.

– Да не помер, – сказал я. – Он просто утек куда-то с подозрительными субъектами и пропал на тридцать глав.

Елена Анатольевна посмотрела на меня так, как Петрова смотрит, когда мы не сходимся характерами, и вызвала тихоню Верочку с первой парты. Верочка неинтересно затянула про «Гарри Поттера». Я вздохнул.

– Витя? Ты хочешь добавить? – спросила Елена Анатольевна.

Я сказал, что добавить особо нечего. И что семь томов я прочел бы куда быстрее, если бы мне так сильно не мешала учеба. Елена Анатольевна сказала, что она заметила насчет учебы, и спросила Петьку. А Петька все каникулы читал ужастики Стайна, поэтому сообщил, что ездил с родителями в театр на «Вишневый сад».

– Это прекрасно, Петя! – растрогалась Елена Анатольевна. – Что тебе больше всего запомнилось?

Петька поднапрягся и вспомнил про шишку.

– Что-что? – Елена Анатольевна удивилась, хотя ее сложно удивить, у нее уже не один выпуск за спиной.

– Там Варя, – сказал Петька, – ушибла одного. И спрашивает такая: «Я вас не ушибла?» А он в ответ: «Нет, ничего. Шишка, однако, вскочит громадная».

– Я не вполне тебя понимаю, Петя, – сказала Елена Анатольевна.

Петька развел руками:

– Зачем было отнекиваться, если потом про шишку?

Тут откашлялся Марик – наш отличник. И Петрова на него оглянулась.





– Как же можно, – заумничал Марик, – вот так прямо сказать девушке?

– Как-как?! – Меня взорвало. – Обыкновенно! Взять и сказать: «Да. Жестко ты мне втащила!»

И я посмотрел на Петрову. А Петрова вдруг – на меня. Елена Анатольевна сказала, что это уже перебор и надо фильтровать повествование. То есть выбирать слова. Но у меня уже никаких слов не хватало. Я отпросился в туалет и просидел там до конца урока. А потом наблюдал из окна, как Петька потоптался на лестнице и решил, что я ушел без него. Я еще немного пострадал, почитал надписи на плитке и потащился в свою грустную одинокую жизнь. А когда я выволок себя с рюкзаком из школы, то увидел.

На крыльце стояла Петрова. Я не выдержал и сказал:

– Знаешь, Петрова?

А она сказала:

– Знаю, Смирнов. Ты сегодня выступил бомбезно. Хочешь, я тебя домой провожу?

Это неправильно, когда так. Даже если мы живем в одном доме. Но я сказал:

– Да. Хочу. Проводи меня, Петрова, пожалуйста.

А она сказала:

– Ладно, Смирнов. Пойдем уже.

И достала мармеладки. Тугие, разноцветные. Мне стало хорошо, но не вполне.

– А позавчера? – спросил я Петрову.

– Глупости, – сказала она. – Глупый день, и все глупое. По-глупому получилось. А ты уже прочитал, как Львинолап едва не убил Грача? Это ужасно, правда?

– Правда, – соврал я.

Потому что, по-моему, все было прекрасно.




Юлия Евграфова


Лица старше двенадцати лет

© Юлия Евграфова, текст, 2020

© Аня Жук, ил., 2020


Соседка тетя Валя принесла два билета в концертный зал.

– Вот, пусть Верочка с Дашей сходят, – предложила она маме. – Очень хорошее новогоднее представление для старших школьников. Билетов не достать. Просто дерутся за них!

Я сразу представила, как щуплая тетя Валя дерется за билеты и лупит конкурентов конторскими счетами. Она в этом концертном зале бухгалтером работает. Представила, и чуть в голос не расхохоталась. Но при тете Вале лучше вести себя тихо, потому что она сразу начинает про отметки расспрашивать, как будто больше поговорить не о чем.

Мама тетю Валю поблагодарила, билеты взяла, а потом стала сомневаться. Дело в том, что на билетах было написано «Для лиц старше двенадцати лет».

– Твоей-то есть двенадцать, а нашей нет еще, – сказала мама тете Кате, Дашкиной маме.

– Ну и что? – Тетя Катя пожала плечами. – Дашке двенадцать только неделю назад исполнилось. Зато Вера рослая, на полголовы выше Дашки.

– Мамочка, мне двенадцать совсем скоро, в следующем году, – напомнила я. Уж очень хотелось туда, куда билетов не достать.

– Они девочки разумные. Да и что им там такое особенное показать могут? Обыкновенная новогодняя елка. – Тетя Катя снова подняла плечи и нацелилась на печенюшку в вазочке. Они с мамой на кухне чай пили.

– Ага, разумные! – встряла бабушка. Она вообще считает тетю Катю легкомысленной, говорит, что тетя Катя «склонна к авантюрам». – В каком таком месте они разумные? И кто этих разумных на елку поведет? У вас всех рабочий день, а я не могу, у меня хор.

Наша бабушка поет хором. Громко поет. Даже дома. Блины на кухне печет и выво дит: «Сла-а-вься, сла-авься, сла-авься, русский царь!»

– Где она это исполнять собирается? – удивляется папа.

– Это она, должно быть, к твоему юбилею готовится, – хохочет мама.

Тетя Катя запила печенюшку чаем и причмокнула.

– Зачем их вести? Сами дойдут. В школу они ведь сами ходят, а концертный зал еще ближе. Даже дорогу переходить не надо.

С нас с Дашкой взяли слово, что будем умницами, и вручили заветные билеты.

– Верка, там ведь старшие девчонки будут и старшие мальчики, – задумалась Дашка, когда мы в моей комнате вдвоем остались. – Нужно как-то подготовиться, чтобы никто не догадался, что мы меньше их.

– Как подготовиться? – Я ее не совсем поняла.

– Ты видела, как старшие девочки ходят? Они всегда красятся и гламурно одеваются. Вот и нам так надо.

Дашка практичная девочка, вся в тетю Катю. И тоже склонная к авантюрам, как бабушка считает. Дашка плохого не посоветует.

– А чем мы краситься будем? – озадачилась я. – У меня только «Маленькая фея» и аквагрим. Может, аквагримом?

– Нет, аквагрим не считается. Мы возьмем у Наташки, у нее всякой косметики много. Целый ящик в комоде. Она утром в институт уйдет и даже не заметит, что мы немножечко попользовались.

В день представления мы залезли в комод к Наташе, Дашкиной сестре, и провели там тщательный осмотр. Выбрали мы скромно – только тушь для ресниц, румяна, тени, помаду и духи. А потом еще взяли специальный карандашик, которым брови рисуют.

Дашка села у зеркала, взяла в руки карандаш и, высунув от усердия язык, начала краситься.

– Ну как? – спросила она, закончив работу, и повернулась ко мне лицом.

Если честно, то мне не очень понравилось. Брови у Дашки превратились в двух жирных гусениц и вылезли на середину лба, а рот стал таким красным, как будто она людоед и только что пообедала. Да еще эти тени цвета морской волны до самых бровей. Я только фыркнула и глаза закатила.





– Сама вижу, что не очень, – вздохнула Дашка. – Это, наверно, потому, что у Наташки косметика плохая.

– Давай у моей мамы посмотрим, – предложила я, – у мамы косметика прекрасная. Французская, очень дорогая.

Мы пошли ко мне и попробовали накраситься снова. В этот раз получилось намного лучше. Просто замечательно получилось. Мы сразу постарели лет на пять.

Новый образ требовал нового гардероба. Этот новый гардероб мы нашли в мамином гардеробе, то есть в шкафу. Всю мамину одежду перемерили, пока Дашка не выбрала себе бархатную жакетку и кофту с жабо, а я новый мамин жилет из лисы, шляпку с вуалью и розовые перчатки до локтя.

– Сапоги давай Наташкины возьмем, на каблуках. Те, на платформе, которые мне всегда нравились, а? – попросила я.

– Ага. А я надену ее ботинки на шнуровке, – согласилась подруга.

А еще она натянула папины кожаные перчатки без пальцев, в которых автомобиль водить хорошо, и взяла темные очки. Мало ли, вдруг солнце выйдет.

Оделись мы и вышли на улицу. Идем, а люди на нас смотрят, улыбаются и оборачиваются. Так мы всем нравимся. Красавицы, как кинозвезды. Только на каблуках без привычки тяжело и Наташкины сапоги нам велики. Поэтому идем медленно и друг за дружку держимся.

Идем, а недалеко от концертного зала на улице новогоднее представление для малышей дают. Ребятня толпится в первом ряду, недалеко от елки, а их мамы с бабушками в сторонке жмутся. Вдруг дяденька, который представление ведет, как закричит:

– А вот идут Баба-яга с Кикиморой!

И в нашу сторону показывает.

Нам с Дашкой тоже стало интересно поглядеть, мы обернулись, но никого особенного не увидели. Только одну старушку сгорбленную, у которой нос крючком, как у Бабы-яги и волосы из-под платка торчат. А Кикиморы и нет никакой. Мы головами вертим, а мамы с бабушками как давай почему-то смеяться. Одна женщина так хохотала, что даже заплакала. Наверно, мы с Дашкой самое интересное пропустили.

В концертном зале мы пальто сняли и предстали во всей своей красе. Старшеклассницы даже глаза округлили, а взрослые мальчишки принялись друг дружку толкать.

Представление было интересное, и антракт хороший. В фойе на полу лежал длинный ковер, так мы с Дашкой под ручку прогуливались и не переставали улыбаться. Представляли, что мы звезды и по красной ковровой дорожке идем. Правда, старшеклассницы нам один раз пальцем у виска покрутили, но это они от зависти. Потому что их никто на телефон не снимал, а нас много раз, как самых настоящих артисток.

А после представления на сцену вышла женщина в очках и сказала в микрофон:

– Мы вообще-то не просили приходить в карнавальных костюмах, но не можем не отметить такую замечательную инициативу. Давайте все вместе похлопаем девочкам, пришедшим в костюмах лисы Алисы и кота Базилио, и наградим их небольшими призами. И достала две коробки с конфетами.

В зале поднялся шум, аплодисменты. Кое-кто даже засвистел. Вот только девочки в карнавальных костюмах на сцену не вышли. То ли уже ушли домой, то ли просто очень стеснительные оказались. Тогда женщина – не пропадать же конфетам! – не поленилась сама в зрительный зал спуститься и подарить их нам с Дашкой. Конечно, тоже заметила, какие мы красавицы. А мы в разные стороны поворачивались и широко улыбались, как в телевизоре на вручении кинопремий делают.

Пришли мы домой довольные, с конфетами под мышкой. Видим, у подъезда полицейская машина стоит. А в нашей квартире дверь открыта и голоса слышны.

– Я возвращаюсь с хора, а в квартире все вверх дном перевернуто! – Это бабушка то ли плачет, то ли поет. Как в опере. – Вещи из шкафа на кровать вывалены, ковер весь в крови.

– Это, гражданка, не кровь, это всего лишь губная помада, – успокаивает бабушку полицейский в форме.

– У меня новая лисья жилетка пропала и бархатный жакет от костюма, – утирает слезы мама. – И вор зачем-то всю косметику испортил.





– Жилетка, говорите? Какая? Такая, как эта? – строго спрашивает полицейский и на меня показывает.

– Так это она и есть! Гражданочка, вы зачем мою жилетку украли?..

Мама подбегает ко мне вплотную и вдруг замолкает на полуслове. Только воздух ртом ловит, как рыбка делала, которую папа прошлым летом на удочку поймал. Похоже, мама очень сильно была расстроена, раз нас с Дашкой не сразу узнала.

А бабушка как возьмет самую высокую ноту. Все-таки не зря она на хор ходит:

– А-а-оооо-ой!!!

– Что ж, я очень доволен, что все пропажи нашлись. – Полицейский даже громко рассмеялся от радости. И добавил, обращаясь к маме: – Дальше, я думаю, вы и сами справитесь.

Ну, дальше было неинтересно. Нечего рассказывать.

А больше нас с Дашкой в том году на елки почему-то не пустили.

Почему, спрашивается?




Анастасия Безлюдная


Привидение из лифта

© Анастасия Безлюдная, текст, 2020

© Аня Жук, ил., 2020


В Сережином подъезде привидение в лифте завелось.

Точнее, сначала в подъезде завелся сам Сережа – переехал с родителями в новый дом. Хотя дом-то был вовсе не новый, а старый – с облезлыми стенами, отбитыми ступенями и скрипучим лифтом. В прежнем доме лифт был светлый и просторный, а этот – тесный, со стертыми кнопками и тусклой лампочкой на потолке… Но все это ерунда! Теперь у Сережи была своя комната – можно было приглашать друзей рубиться в приставку. Мальчик был счастлив! Вот только все его планы разрушило привидение…

Первый раз Сережа с ним встретился в пятницу, тринадцатого. День с самого утра не задался – в школу проспал, позавтракать не успел, да что там позавтракать, даже умыться не успел! Быстро оделся, рюкзак схватил и бегом. В лифт заскочил, а там ОНО! Привидение! Белое, бесформенное, на кусок тумана похожее! В углу повисло, кашляет и бубнит что-то себе под нос. Сережа от страха даже задыхаться начал. Пока с десятого до первого этажа доехал, чуть не умер! Пулей вылетел из лифта и побежал не оглядываясь! Так мчался, что даже на урок не опоздал. Плюхнулся за парту, кое-как отдышался и говорит:

– Прикиньте, я сейчас привидение видел! В лифте!

– Ха-ха, так мы тебе и поверили! – хихикнула соседка по парте, Дианка. – Сегодня же пятница, тринадцатое, вот и выдумываешь всякие страшилки.

В общем, никто Сереже не поверил. Вот только пойти поиграть к нему домой в приставку желающих не нашлось – у всех сразу какие-то дела важные появились: домашка, тренировки…

Домой Сережа по лестнице поднимался, да все оглядывался – не преследует ли его привидение. А на седьмом этаже увидел черную-черную дверь, а на двери гигантские царапины.

«Похоже, в этом доме не только привидения, но и зомбаки обитают», – подумал Сережа, а перед глазами возникла картинка из компьютерной игры с уродливыми зомби.

Вдруг за дверью кто-то жутко завыл. Сережа от ужаса на свой десятый этаж за секунду взлетел.

В воскресенье Сережа в бассейн пошел, на плаванье. Плаванье он любил, вот только вставать рано приходилось. А на выходных так поспать хочется! И опять Сережа проспал! Схватил спортивную сумку с полотенцем и тапочками, вылетел из квартиры и в лифт. Про привидение забыл – до начала тренировки десять минут оставалось! А в лифте опять ОНО! Сережа сбежать было хотел, но дверцы со скрипом закрылись и лифт меееедленно пополз вниз. А привидение вдруг раз и спросило у Сережи грубым голосом:

– Спортсмен, что ли?

– Ага, – еле слышно прошептал Сережа. И на всякий случай приврал: – Боксом занимаюсь!

Это чтобы привидение сто раз подумало, прежде чем на Сережу нападать!

И опять Сереже никто не поверил.

В понедельник Сережа снова проспал и опять привидение в лифте встретил. Но в этот раз Сережа уже не так боялся. Все-таки привидение его не трогает. Висит себе в углу, кряхтит, спортом интересуется. Сережа его получше рассмотрел. Привидение было одето в мужские брюки и грязные ботинки.

«В подвале, видать, живет, – подумал мальчик. – Где уж тут ботинкам чистыми быть…»

– А вы давно тут живете? – осмелел Сережа.

Привидение закашлялось и пробубнило:

– С пятьдесят девятого года.

«Это ж ему тыща с лишним лет получается!»

В классе Сереже опять никто не поверил. Самое обидное, что больше всех над ним смеялся Никита – Сережин лучший друг.

– Ну раз ты такой смелый, – рассердился Сережа, – пойдем после школы ко мне, сам увидишь!

Кое-как он дождался, пока уроки закончатся. Никита всю дорогу Сережу подкалывал, а как в подъезд вошел, сразу замолчал. Лифт ждать не пришлось – он на первом этаже стоял. Сережа кнопку вызова нажал, двери со скрипом разъехались, а внутри никого! К Никите сразу голос вернулся – опять начал над Сережей смеяться. Тут он про черную дверь вспомнил.

– Давай я тебе зомбаков покажу, может, там и привидение встретим!

Поднялись на лифте на седьмой этаж. Страшно стало Никите, когда он черную дверь увидел. И тут за дверью жуткий вой раздался, дверь распахнулась, а оттуда тетка вышла с огромным догом на поводке.

– А вы тут что ошиваетесь, – гаркнула на них тетка. – А ну быстро по домам!

Вот тебе и зомби!

– Пошли лучше в приставку рубиться, – рассмеялся Никита. – Там этих зомбаков завались, только успевай мочить.

После этого случая Сереже в классе кличку придумали – Охотник за привидениями. Тогда Сережа решил с приведением селфи сделать. С селфи все ему поверят, а если на ютуб выложить, то вообще миллион лайков наберет, суперпопулярным станет! Только привидение задобрить нужно. Он положил в карман яблоко, шоколадку с орехами и пряник.

Но привидение все не появлялось. Сережа не встречал его неделю. Он успел съесть и шоколадку, и яблоко, и даже зачерствевший пряник.

«Все равно у привидения зубов нет, – успокаивал себя мальчик. – Я его лучше потом газировкой угощу. А может, оно заболело? Или вообще УМЕРЛО!»

И Сережа решил прокрасться в подвал.





«Больное привидение ничего мне сделать не сможет, вот я его и сфотаю! А если умерло, в музей сдам, где мумий показывают. Там как раз привидений не хватает!»

Но только он в лифт вошел, а там… ПРИВИДЕНИЕ! Живое!

Не успел Сережа в себя прийти, как лифт на седьмом этаже остановился. Влетела тетка с догом и как гаркнет:

– Василий Петрович! Опять куришь! Задохнуться можно! Ребенка вон напугал! Надымил как паровоз, лица не видно! Кашляешь как старый дед! Бледный как привидение! Помрешь скоро от своих сигарет!




Наринэ Абгарян


Первая любовь[2]

© Наринэ Абгарян, текст, 2020

© Светлана Соловьева, ил., 2020


За долгие одиннадцать лет своей жизни моя подруга Манюня влюблялась пять раз.

Первой Маниной любовью стал мальчик, который перевелся в их группу из другого садика. Мальчика звали Гариком, у него были круглые желтые глаза и рыжие кудри. Ритуальный полуденный сон Гарик упорно игнорировал. Он тихонечко лежал в своей кроватке, выдергивал из пододеяльника нитки и долго, вдумчиво их жевал.

«Какой глупенький», – решила Манька и тотчас в него влюбилась. В знак своей любви она выдернула нитку из пододеяльника, скатала ее в комочек и принялась жевать.

Нитка на вкус оказалась совсем пресной. «Фу», – поморщилась Манька.

– Она же совсем невкусная! – шепнула она Гарику.

– А мне вкусно, – ответил Гарик и выдернул новую нитку.

«Я его отучу от этой плохой привычки», – решила Манька.

К сожалению, Гарик через неделю вернулся в свой прежний садик, потому что новый ему категорически не понравился. А может, в старом нитки были вкуснее. Маня погоревала-погоревала, но потом ей это надоело, и она решила найти себе другой предмет для воздыханий. Она перебрала в уме все возможные кандидатуры и остановила свой выбор на воспитательнице Эльвире Сергеевне. Почему-то.





У Эльвиры Сергеевны была длинная пушистая коса и родинка на сгибе локтя.

– Хочу себе такую же, – потребовала Манька.

– Через десять лет у тебя на руке появится точно такая родинка, – пообещала Эльвира Сергеевна.

«Теперь я буду любить ее вечно», – решила Манюня и принялась выказывать Эльвире Сергеевне знаки внимания, как-то: ходила за ней хвостиком и периодически, как заправский рыцарь, преподносила своей даме сердца золотые украшения, которые тайком таскала из шкатулки Ба. Эльвира Сергеевна честно возвращала все украшения и просила не наказывать Маньку.





В первый раз Ба великодушно простила внучку. Во второй раз она пригрозила оставить ее навсегда и на веки вечные без конфет. В третий раз терпение Ба лопнуло, и она таки наказала Маню – оглушила подзатыльником и поставила в угол. Пока Манюня, уткнувшись лицом в стену, восстанавливала рефлексы, Ба немилосердно шинковала капусту и рассказывала истории про детей, которые родились честными, но потом стали воришками.

– И за это государство посадило детей в темную и холодную тюрьму, – заключила она.

– Их хотя бы кормили там? – обернулась к ней Манюня.

– Манной кашей, с утра и до вечера каждый день! – рявкнула Ба.

– Буэ, – поежилась моя подруга.





Потом Манька пошла в первый класс и влюбилась в мальчика из параллельного «Г». Звали мальчика Араратом, и отчаянно грассирующая Манька из кожи вон лезла, чтобы правильно произнести его имя. Впрочем, тщетно. Два «р» подряд были непосильной для Манюни задачей – она начинала булькать и тормозить уже на первом слоге. Правда, сдаваться не собиралась.

– Агхагхат, – приперла как-то к стенке своего возлюбленного Манюня, – а как тебя по отчеству зовут?

– Размикович, – побледнел Арарат.





– Издеваешься надо мной, что ли? – рассердилась Манька и ударила его по голове портфелем.

Так как за последние два дня это был третий удар портфелем по Араратовой голове, то учительнице ничего не оставалось, как вызвать в школу Ба.

Ба молча выслушала все претензии, вернулась домой, выкрутила Маньке ухо до победного хруста и повела к Арарату – извиняться. Не выпуская Манькиного уха из руки. Такого унижения Манюня Арарату не простила и мигом его разлюбила.

«Никогда больше не стану влюбляться в мальчиков!» – твердо решила она. Мужская половина начальных классов Бердской средней школы № 3 вздохнула с облегчением.

Когда Маня училась в третьем классе, по телевизору показали фильм «Приключения Электроника». И моя подруга не придумала ничего лучше, чем влюбиться в Николая Караченцова, который играл гангстера Урри.

– У него такая красивая щель между передними зубами, – закатывала глаза Манюня.

Караченцов был практически недосягаем для Маниного портфеля, так что Ба особенно не возражала против ее нового увлечения. Манька вырезала из журнала «Советский экран» портреты Караченцова и обвешивала ими стены своей комнаты. Ба ворчала, но терпела, потому что лучше портрет Караченцова в спальне, чем покалеченный одноклассник в школе.





Любовь сошла на нет внезапно – Караченцов, без всяких на то причин, приснился Мане в ночном кошмаре. Он преследовал ее по пятам, скалился и трясся в таком леденящем душу хохоте, что Маня от испуга описалась в постели. В свои десять, практически предпенсионных, лет!

Естественно, она не смогла простить Караченцову такого предательства.

А потом Манюня поехала с нами на дачу и влюбилась в Олега. И чуть не довела его своими ухаживаниями до нервного тика. Когда и эта любовь закончилась разочарованием, моя подруга поставила жирный крест на мужчинах.

– Никогда, – поклялась она, – никогда я больше не полюблю мужчин. Нарка, ты свидетель!

– Ну и правильно, – одобрила решение подруги я, – зачем они вообще тебе дались?

Я знала, что говорила. К тому моменту у меня за плечами была своя личная драма, и я, как никто другой, понимала Маню. Моей первой и пока единственной любовью стал старший брат одноклассницы Дианы. Брата звали Аликом, и он отлично играл в футбол.

– Он в кого-то влюблен? – как бы между прочим поинтересовалась я у Дианы.

– Да вроде нет.

«Будет моим», – решила я. И стала терпеливо ждать, когда Алик в меня влюбится. Ждала аж целых три дня, но ситуация не менялась – Алик с утра до ночи гонял в мяч и не обращал на меня никакого внимания.

Тогда я решила взять инициативу в свои руки и сочинила поэму о своей любви к нему. Потом выдрала из маминого блокнота голубенький листок и старательно переписала туда свое творение:





Запечатала поэму в конверт и вручила его Диане с просьбой передать Алику.

Ответ не заставил себя долго ждать. На следующий день, пряча от меня глаза, Дианка со словами: «Нашла в кого влюбляться!» – вернула мне конверт. Я вытащила помятый голубенький листок.

Это оказалась моя записка. На обратной стороне Алик написал очень лаконичную ответную поэму:

ДУРА

Я повертела в руках записку и убрала ее в кармашек школьного фартука. Кое-как досидела до конца уроков, вернулась домой и, не переодеваясь, прямо в школьной форме, со значком октябренка на груди, легла умирать.

Умирала я долго, целых двадцать минут, и практически уже была одной ногой на том свете, когда с работы вернулась мама. Она заглянула в спальню и увидела мой хладный полутруп.

– А что это ты в одежде легла в постель? – спросила она и пощупала мой лоб.

– Умирать легла, – буркнула я и, вытащив из кармана записку, отдала ей.





Мама прочла поэму. Закрыла лицо ладонями. И затряслась всем телом.

«Плачет», – удовлетворенно подумала я.

Потом мама отняла от лица ладони, и я увидела, что глаза у нее хоть и мокрые, но веселые.

– Мам, ты чего, смеялась? – обиделась я.

– Ну что ты, – ответила мама, – давай я тебе кое-что расскажу, ладно?

Она села на краешек кровати, взяла меня за руку и стала терпеливо объяснять, что мне пока рано влюбляться, что все у меня впереди, и таких Аликов у меня в жизни будет еще много.

– Сколько много? – живо поинтересовалась я.

– Ого-го сколько, – ответила мама и поцеловала меня в лоб, – вставай.

– Нет! – Я твердо решила умереть.

– Ладно, как хочешь, – дернула мама плечом, – только я купила бисквит, твой любимый, с арахисом, и козинаки взяла.

– Сколько взяла? – приоткрыла я один глаз.

– Чего?

– Того и другого.

– Три килограмма бисквита и два килограмма козинаков.

– Ладно, – вздохнула я, – пойду поем, а потом вернусь обратно умирать.

Умереть мне в тот день так и не удалось, потому что сначала я ела бисквит, потом мы с сестрой смотрели «Ну, погоди!», потом подрались, и мама выставила нас на балкон, чтобы мы подумали над своим поведением. Потом мы подрались на балконе, и мама затащила нас в квартиру и развела по разным комнатам, чтобы мы еще раз подумали над своим поведением.

Мы сразу же соскучились друг по другу и до «Спокойной ночи, малыши» перестукивались через стенку и орали друг другу песни в розетку. А потом легли спать, и тут мне уже точно было не до умирания, потому что надо было успеть заснуть до того, как сестра начнет храпеть.

На том и закончилась моя первая любовь.




Лариса Васкан


Как в кино

© Лариса Васкан, текст 2020

© Аня Жук, ил., 2020


Вообще-то, я самый обычный мальчик и учусь в обычной школе в четвертом классе. Зовут меня Степка Корольков. У меня светлые волосы и серые глаза. Я не очень худой и не очень толстый. И когда на физкультуре нас строят по росту, я стою примерно в середине строя.

А вся эта невероятная история началась с того, что родителям моего друга Мишки Чугрейкина надо было срочно уехать в другой город, и мама разрешила, чтобы Мишка переночевал у нас. Он мог бы, конечно, и к бабушке пойти, но мы с ним так упрашивали родителей, что они согласились.

А ночью мы с Мишкой втихаря включили компьютер и стали смотреть «Узника Азкабана». Это третий фильм про Гарри Поттера. Больше всего нам понравилось, как Гарри с Роном и Гермионой во времени перемещались. С помощью маховика времени. Меняли прошлое в лучшую сторону и друзей из беды выручали. Маховик этот маленький такой, на цепочке, немного на старинные часы похож. Такие, как раньше важные люди в карманах носили.

– Вот бы нам так! – размечтался я.

– Был бы у нас с тобой такой маховик, как у них, или машина времени, как в фильме «Назад в будущее», мы бы знаешь каких подвигов насовершали! – заявил Мишка.

– Это точно, – согласился я.

Познакомились мы с Мишкой из-за машинок. Давным-давно первого сентября я пришел в первый класс и прихватил из дома свой любимый джип. Мишка тоже машинки принес… полный портфель! Вот мы с тех пор с ним и дружим. Мы очень похожи, только у него темные волосы и карие глаза, а еще он весит, наверное, в два раза больше меня! И когда я не хочу есть, мама всегда ставит Мишку мне в пример.

А после того как Мишка у нас ночевал, я двойку получил по математике. Мама ругалась так! Она сказала, это все потому, что я ночью почти не спал. Она и ночью ругалась, когда проснулась и увидела, что мы с Мишкой кино смотрим. Пришлось выключить компьютер. Чуть-чуть до конца не досмотрели. Ну, ничего, я ведь книжку читал и все равно знаю, чем все закончилось.





В общем, мама решила всерьез моим перевоспитанием заняться. Она запретила мне гулять, пока я двойку не исправлю.

Я раскрыл учебник, а сам стал фильм вспоминать, который мы с Мишкой не досмотрели. Так размечтался! Про маховик времени и про школу волшебства…

И тут звонок в дверь раздался.

– А, это ты! – проворчала мама, впуская Мишку. – Степка наказан за двойку. Можешь зайти к нему, но только на минутку. Гулять я его сегодня не отпущу!

Мишка прокрался ко мне в комнату.

– Привет! Что делаешь? – шепотом спросил он.

– Математику учить собираюсь, – прокряхтел я. – А еще думаю, как здорово было бы в школе волшебства учиться. Подглядели бы мы с помощью маховика времени в будущее и узнали, по какому предмету меня завтра спрашивать будут. Выучил бы я только то, о чем спросят, и отдыхал бы себе спокойно!

– Да, без маховика плохо, – почесал затылок Мишка. – Но ведь можно прорицаниями заняться! – придумал он.

– Как? – засмеялся я. – Мы же не волшебники!

– Откуда ты знаешь? – стал спорить Мишка. – Может, я и есть самый настоящий волшебник, просто раньше не догадывался. А прорицать не так уж и сложно. Помнишь, как профессор Трелони в фильме говорила? «Чтобы увидеть будущее, надо покинуть пределы разума!»

Мишка принял важный вид, распрямился и закатил глаза:

– Прорицаю! – торжественно сказал он примерно через минуту. – По математике тебя завтра не спросят. А вот стихи читать вызовут.

– Точно? – засомневался я.

– Кажется, да, – серьезно ответил мой друг. – Я еще Марье Ивановне, на всякий случай, телепатический сигнал послал. Так, чтобы наверняка…

Тут мама вошла.

– Ну, мне пора! – сказал Мишка и отправился домой.

А я его прорицаниям поверил, отложил математику и стихи стал учить.

На следующий день весь урок математики я ерзал на стуле и очень боялся, что меня вызовут к доске. Я очень жалел, что послушался Мишку!

Но каким-то чудом меня так и не спросили.

Следующим уроком было чтение.

– Ну что, выучили стихи? – хитро прищурившись, спросила Марья Ивановна. – Кто пойдет к доске?

Большинство мальчишек скромно опустили глаза, а девчонки усиленно принялись поедать глазами учебники, повторяя выученное. Учительница взяла классный журнал и стала водить по нему ручкой:

– К доске пойдет…

В классе застыла полная тишина.

– К доске пойдет… Корольков! – сделала Марья Ивановна свой выбор.

Я встал со своего места и бодро вышел к доске.

Марья Ивановна попросила меня рассказать целых три стихотворения. К ее глубокому удивлению, я рассказал все без запинки, да еще и с выражением! И получил пятерку!

– Спасибо, Мишка! – радостно воскликнул я, подбегая на переменке к другу. – Кажется, и правда ты волшебник!

– Д-а-а! – расплылся в улыбке Мишка. Но мне показалось, что он и сам немного удивлен.

– А давай еще раз попробуем? – предложил я. – Тебе ведь тоже двойки исправлять надо!

– Давай! – согласился он. – Когда я приду домой, попробую снова в будущее заглянуть. О чем меня там спрашивать будут, то я и выучу.

На следующий день Мишку вызвали к доске объяснять решение задачи. Мишка вышел, повернулся лицом к классу, расправил плечи, выпятил грудь и начал рассказывать:


Если жизнь тебя обманет,


Не печалься, не сердись!


В день уныния смирись:


День веселья, верь, настанет.




– Миша, с тобой все в порядке? – заботливо спросила учительница. – У нас сейчас урок математики.

– Да? – сделал Мишка удивленный вид. Но это же Пушкин! Вы только послушайте:


Сердце в будущем живет,


Настоящее уныло:


Все мгновенно, все пройдет;


Что пройдет, то будет мило.



Мишка получил пятерку по чтению за любовь к поэзии и двойку по математике за невыполненную домашку.

– Неточная это наука какая-то – прорицания! – со вздохом заметил он, когда мы шли домой.

– Да, – признал я. – Давай лучше математику учить. Может быть, машину времени изобретем когда-нибудь. А для этого расчеты надо делать разные.

– Точно, – согласился Мишка, – а когда все готово будет, первым делом к Пушкину слетаем, что-то понравился он мне!




Александр Цыпкин


Свинья-копилка

© Александр Цыпкин, текст, 2020

© Светлана Соловьева, ил., 2020


На двенадцатый день рождения мне подарили свинью-копилку.

Опустив в нее первую монету, я сразу же лишился рассудка. Тратить деньги я перестал в принципе, а звон выпавшего из кармана чужого пятака слышал за несколько километров.

Мне до дрожи хотелось поскорее наполнить свою хавронью и посчитать сокровища. Я даже начал взвешивать копилку на безмене, чем немало озадачил родителей. Вскоре фарфоровая свинка переехала ко мне в кровать. Я засыпал и просыпался с ней в обнимку, так как боялся, что чудовища, вроде бы переставшие жить под кроватью еще пару лет назад, вернутся и украдут накопленное.

Наконец настал день Ч. Я торжественно расколотил ларец, растекся между монетами, пересчитал несколько раз, разложил по номиналу и достиг нирваны. Ненадолго вернувшись в реальный мир, я задумался, как же это все поменять на бумажные деньги.

Пришлось обратиться к бабушке, которая умилилась малолетнему скряге и согласилась помочь, но попросила эти деньги на пару дней в долг.

Я был горд. Профинансировать практически главу семьи. Это ли не верх могущества. Проценты брать не стал.





А на следующий день бабушка попала в больницу.

Я, как мне кажется, не самый плохой человек и точно хороший ребенок. Меня близкие любят, и я их люблю, рисую открытки, читаю с табуретки стихи, пишу про семью в стенгазете. Но в тот момент, когда я услышал о болезни бабушки, какая-то темная сила сдула все ростки добродетели с поверхности моей души. «А что будет с моими деньгами, если…» Я возненавидел эту мысль, как только она появилась, и загнал ее в самый дальний угол головы. Но и оттуда она сверкала зловещим пурпурно-фиолетовым цветом. Нет, я, конечно, переживал за бабушку, даже плакал, но мысль-то проскочила. Мне было очень стыдно, мерзко и противно. Ох уж эти метания порядочного человека, которые так отравляют спокойное совершение непорядочных поступков!

На мое и общее счастье скоро выяснилось, что жизни бабушки ничего не угрожает, и я вновь начал ощущать себя достойным сыном и внуком. До тех пор пока не услышал разговор родителей о том, что после случившегося у бабушки могут быть проблемы с памятью. Если в вопросах жизни и смерти свет победил и я не думал о деньгах, кроме первой молнии сомнений, то сейчас дьявол занялся мною всерьез, и он был в мелочах, точнее, в мелочи.

Я живо представил себе, как здоровая и невредимая бабушка возвращается домой. Все счастливы. Она все помнит – кроме своего долга. Мое воспаленное воображение нарисовало именно такую картину частичной потери памяти. «Лучше бы она что-то другое забыла, например про тройки в четверти или про разбитую вазу, но ведь не вспомнит именно о деньгах, уж я-то чувствую».





Пару дней я провел, изучая амнезию[3] по имевшимся в доме энциклопедиям и справочникам. Полученные знания меня не порадовали. Настроение ухудшилось до предела. Жизнь в неизвестности была невыносима, и я напросился навестить бабушку. Разумеется, признаваться в не отпускавших меня страхах я не планировал, но как-то прояснить ситуацию с бабушкиной памятью хотелось.

По дороге в больницу я провел разведку:

– Папа, а что, бабушка может про меня совсем забыть? – трагическим голосом поинтересовался я.

– А что ты натворил? – мгновенно отреагировал отец, знавший, с кем имеет дело.

– Ничего, просто так спросил.

– Ты не волнуйся. Я, если что, про тебя напомню. – После этой фразы я замолчал до самой палаты.

– Ну вот зачем вы ребенка в больницу притащили? – Бабушка была достаточно бодра.

– Сам вызвался, – порадовал папа.

– Спасибо, Сашуль, мне очень приятно. Как дела?

А вот мне не было очень приятно. Мне было очень стыдно.

«Спроси, спроси ее про дни перед больницей», – шептал в ухо внутренний демон, державший в руках коньки, на которые я и собирал деньги.

– Хорошо, – выдавил я.

– Очень твоей памятью интересовался, – засмеялся отец.

– Моей памятью? – удивилась бабушка.

Я ненавидел себя, весь мир, деньги, коньки, копилки и даже папу.

– Ага, вероятно, рассчитывает, что ты о чем-нибудь забудешь. Уж слишком тревожный голос у него был, когда спрашивал.





Отец упивался моментом, не догадываясь, что его подозрения противоположны реальности.

– Слушай, а может, у меня и правда с памятью проблемы? Саня, напомни, что я должна забыть? Я не буду ругать, просто я грехов за тобой не помню последнее время, – попыталась поддержать меня бабушка.

– Ты ничего не должна забыть! Я просто так спросил!

Я уже почти рыдал, но это была правда. Я практически жил внутри Большой Советской Энциклопедии, если интересовался чем-то новым.

– Да ладно, успокойся ты, ну забыла, значит забыла. Считай, что тебе повезло, – с улыбкой «успокоила» меня бабушка.

Я был готов взорваться на месте.

«Повезло?! Деньги – зло. Я тону во вранье. Я больше никогда, никогда…» – и далее целый список обещаний, заканчивающийся клятвой не давать в долг больше, чем готов потерять.

Вот такие мысли крутились в моей голове всю дорогу из больницы домой.

Вечером папа сдал мне мелочь, как это происходило последний месяц, и спросил:

– Когда копилку-то разбиваешь?

Мне стало совсем нехорошо. Похолодевшими губами я пролепетал:

– Я ее уже разбил, так что мелочь больше не нужна. Спасибо.

– О как, и сколько насобирал? – поинтересовался отец.

– Двенадцать рублей, – обреченно ответил я.

– Куда дел?

– В долг дал, – выполз из меня ответ.

«Господи, если он не спросит „кому“, я обещаю…»

– Кому?

Папа посмотрел на меня с неподдельным любопытством.

Бога нет. О'кей. Я опустил глаза, обмяк, усох и начал сознаваться:

– Ба…

Вдруг зазвонил телефон. Я рванул к нему, как раб с плантации.

«Але! Саня, это бабушка. Папа дома? И, кстати, не забудь у меня свои двенадцать рублей забрать в следующий раз».

– Да мне не горит. – Мои щеки пылали. – Пап, это тебя.

За время папиного разговора я успел почистить зубы, раздеться, лечь в кровать и, поняв, что не засну, изобразить спящего. Папа так и не заглянул ко мне. Я вошел в роль и вырубился.




Через два дня я заехал к бабушке, забрал деньги, положил их в варежку, которую немедленно забыл в трамвае. Я не удивился и не расстроился. В графе «Уроки» стояло «Выучено».




Примечания

1

Фрагмент из повести «Дневник Батарейкина».

Вернуться

2

Из книги «Манюня».

Вернуться

3

Амнезия – потеря памяти.

Вернуться

Teleserial Book