Читать онлайн Перстень Борджиа бесплатно

Джеймс Хэдли Чейз
Перстень Борджиа

Перстень Борджиа

Глава 1

Врожденное чувство опасности разбудило Феннеля. Он поднял голову – кромешная тьма. Волны плескались о борт замершей на якоре баржи. Рядом ровно дышала Мими. Снаружи доносился мерный рокот дождя, барабанящего по палубе. Звуки успокаивали. Тогда почему же Феннель так внезапно проснулся?

Последний месяц Феннель жил под страхом смерти, инстинкты обострились. Он чувствовал – опасность приближалась.

Наклонившись, Феннель достал из-под кровати полицейскую дубинку. Закрепленный на конце кусок велосипедной цепи превращал ее в грозное оружие. Осторожно, чтобы не разбудить Мими, он выскользнул из постели и потянулся к аккуратно сложенной на стуле одежде. В его деле умение быстро одеться в темноте имело немаловажное значение. Он натянул брюки и обул ботинки на каучуковой подошве. Мими вздохнула и перевернулась на другой бок. Сжимая дубинку, Феннель двинулся к выходу.

Бесшумно отодвинув хорошо смазанный засов, он повернул рукоятку и, приоткрыв дверь на несколько дюймов, прислушался, вглядываясь в темноту. Шум дождя заглушал все звуки, но Феннель не успокоился: где-то поджидала опасность.

Осторожно он приоткрыл дверь пошире, чтобы видеть палубу, выделяющуюся на фоне черной воды в слабом свете далеких фонарей. Слева тускло мерцали огни лондонского Вест Энда. Снова Феннель прислушался и опять не услышал ничего подозрительного. Но опасность… он не сомневался в ее наличии. Согнувшись, Феннель вполз на мокрую, холодную палубу – дождь молотил по голым плечам, – подкрался к борту, губы разошлись в злобной улыбке, обнажив ряд белых зубов.

К барже медленно приближалась весельная лодка. В лодке четверо, один неторопливо греб, направляя лодку к цели.

Он прополз еще несколько метров и застыл, сжав в руке дубинку. Утверждение, что Феннель – храбрый человек, пожалуй, не соответствовало действительности. Тут его можно сравнить с леопардом. Пока есть возможность, тот всегда убегает, но, загнанный в угол, становится самым опасным и коварным хищником. И Феннель, пойманный в западню, шел на все, чтобы спасти собственную жизнь.

Он понимал, что рано или поздно его найдут. И вот они приближались к барже. Феннель не испугался, начисто забыл о страхе, как только узнал, что Морони приговорил его.

Лодка бесшумно подходила к барже. Все понимали, что Феннель – крепкий орешек, и не хотели рисковать, оставалось лишь забраться на палубу, проникнуть в каюту… и с ним покончено.

Феннель ждал, невидимый в темноте. Лодка коснулась баржи в четырех метрах от него. Мужчина на носу встал, уцепившись за борт, одним движением взлетел на палубу, наклонившись, подал руку одному из своих спутников. Когда тот ступил на палубу, Феннель бросился вперед, взмахнув дубинкой. Цепь ударила первого по лицу. Мужчина издал дикий вопль, покачнулся и рухнул в воду. Второй мужчина выхватил нож, но цепь обвилась вокруг шеи, отбросив его назад. Он замахал руками, но, не найдя опоры, исчез за бортом.

Феннель, ухмыляясь, скрылся в тени. Двое в лодке его не видели, так как фонари набережной находились за их спинами.

После короткого замешательства лодка отошла от баржи.

Феннель видел, как двое с трудом вылезли из воды. Когда лодка скрылась в темноте, он встал и, наклонившись, опустил цепь в воду, чтобы смыть кровь. Ледяной дождь по-прежнему барабанил по спине; они могут вернуться, и тогда их не застать врасплох.

Значит, надо уходить отсюда, и уходить быстро.

Феннель вернулся в каюту, зажег свет. Женщина сидела на постели.

– Что это, Лью?

Не обращая внимания, Феннель прошел в маленькую ванную и, включив горячую воду, забрался под душ. Господи, как он замерз!

Мими подошла к двери.

– Лью, что случилось?

Феннель, не отвечая, выключил воду и сдернул с вешалки полотенце.

– Лью!

– Дай рубашку… И не стой как статуя!

– Что случилось? Скажи, Лью, что происходит?

Мужчина прошел в каюту, вытащил из шкафа рубашку, брюки, свитер под горло, черный пиджак с кожаными нашлепками на локтях, быстро оделся.

Мими, не шевелясь, стояла на пороге.

– Почему ты молчишь? – взвизгнула она. – Что произошло?

Феннель коротко взглянул. Все-таки она помогла. Морони потребовалось четыре недели, чтобы выйти на его след.

– Маленькая неприятность. Пустяк. Не волнуйся, иди спать.

– Почему ты оделся? – Мими вошла в комнату. – Зачем?..

– Помолчи, а? Я ухожу.

– Уходишь? Почему? Куда?

Феннель схватил со стола пачку сигарет. После горячего душа он чувствовал себя уверенней.

– Ложись в постель. Простудишься. Мне надо позвонить.

– Ты не можешь бросить меня! – Мими схватила его за руку. – Я сделала для тебя все! Ты не уйдешь.

– Заткнись! – рявкнул Феннель и, вырвав руку, направился к телефону. Набрал номер, посмотрел на часы. Без десяти четыре. После нескольких гудков на другом конце провода сняли трубку.

– Кто это, черт побери? – послышался сонный голос.

– Джейси? Это Лью.

– О Боже, я сплю!

– Можешь заработать двадцать фунтов. Возьми машину, через двадцать минут жди меня у бара «Корона» на Кинг-роуд.

– Рехнулся? Посмотри на часы. Что случилось? В такую погоду может утонуть даже утка.

– Двадцать фунтов – двадцать минут, – спокойно повторил Феннель.

Длинная пауза… В трубке лишь тяжелое дыхание Джейси.

– «Корона»?

– Да.

– Чего не сделаешь для друга… еду!

Феннель положил трубку.

– Ты не уйдешь! – Лицо Мими покрылось красными пятнами. – Я не пущу тебя!

Феннель вытащил ящик туалетного столика и переложил в карманы пиджака безопасную бритву, тюбик крема для бритья, зубную щетку, расческу. Мими вновь вцепилась в его руку.

– Я сделала для тебя все! Паршивый каторжник! Без меня бы ты сдох с голоду!

Он оттолкнул Мими, подошел к каминной полке, подхватил большой фарфоровый чайник.

– Не тронь! – Она бросилась к Феннелю, пытаясь отнять чайник, хранивший ее сбережения.

– Спокойно, Мими, – процедил Феннель. – Мне нужны эти деньги. Я все верну… обещаю.

– Нет!

Левой рукой женщина схватила чайник, правой попыталась вцепиться ему в волосы. Феннель дернул головой, отпустил чайник, и в следующее мгновение его кулак врезался в челюсть Мими. Подруга отлетела на пару метров, растянулась на полу. Чайник разлетелся на куски, монеты покатились по всей комнате.

Феннель наклонился, ухватил несколько свернутых в трубочку десятифунтовых банкнот, не взглянув на лежащую без сознания женщину, сунул деньги в карман, прихватил со стола дубинку, выбрался на палубу.

Дождь лил не переставая. Феннель несколько секунд привыкал к темноте, оглядел набережную: ничего подозрительного! Сбежал по настилу, снова прислушался и, сжимая в руке дубинку, заскользил вдоль стены.

Если Джейси опоздает, все пропало. Сначала им понадобится остановить кровь. Затем кто-то позвонит Морони и доложит о неудаче. Морони тут же пошлет боевиков. Феннель решил, что в его распоряжении не больше получаса.

Волновался он напрасно: у «Короны» замер «Моррис» Джейси. Феннель перебежал дорогу, открыл дверцу, влез в кабину.

– Поехали к тебе, Джейси.

– Одну минуту, – ответил тот. Свет уличного фонаря освещал морщинистое лицо дружка. – Что случилось?

Феннель сжал его руку.

– Поехали, быстро! – рявкнул он.

Джейси поймал его взгляд, хмыкнул, включил мотор. Через десять минут оба сидели в комнатке с обшарпанной мебелью. С грязного потолка свисала тусклая лампочка.

Джейси достал бутылку виски, налил два стакана. Он работал клерком у букмекера и выполнял различные поручения местных громил, чтобы заработать пару-тройку фунтов. С Феннелем он познакомился в Порхесте, в тюрьме, куда попал за неудачную попытку сбыть фальшивые деньги. Феннель сидел за вооруженное ограбление. После освобождения они продолжали встречаться, и Джейси льстило, что такая знаменитость, как Феннель, проявляет к нему интерес. Теперь Джейси жалел об этом знакомстве. По городу пополз слух, что Феннель заговорил, и пятеро людей Морони угодили в полицейскую ловушку. Джейси знал, что Морони поклялся убить Феннеля, но жадность не позволила упустить двадцать фунтов.

Феннель положил на стол две десятифунтовые банкноты.

– Держи, Джейси. Я останусь у тебя на пару дней.

У Джейси округлились глаза. К деньгам он не прикоснулся.

– Нельзя, Лью. Опасно. Если они узнают, что ты здесь жил, меня зарежут.

– Я могу сделать то же самое, – мягко заметил Феннель. – И я уже здесь.

Джейси почесал небритый подбородок. Действительно, Морони далеко и, вероятно, спит, а Феннель на расстоянии вытянутой руки. И еще неизвестно, кто из них опаснее.

– Хорошо, – ответил он. – Два дня… но не больше.

– Через два дня я буду далеко, – успокоил его Феннель. – Я получил работу. Возможно, я больше не вернусь в Лондон. – Он допил виски, прошел во вторую комнату и, скинув ботинки, лег на единственную кушетку. – Поспи на полу и погаси эту поганую лампу.

– Устраивайся поудобнее, – недовольно пробурчал Джейси, встал и выключил свет.


Неделей раньше Гэрри Эдвардс прочитал в «Дейли телеграф» объявление:

«Требуется опытный пилот вертолета для выполнения необычного задания. Исключительно высокое вознаграждение. Просьба прислать биографические данные и фотографию. Почтовый ящик С. 1012».

Перечитал объявление и задумался. Гэрри понравились слова «необычного» и «исключительно». Он искал необычную работу и остро нуждался в деньгах. Поэтому, не посоветовавшись с Тони, направил письмо по указанному адресу, красочно описав в нем свои профессиональные достоинства и вложив в конверт паспортную фотографию.

По прошествии недели Гэрри потерял всякую надежду и на работу, и на вознаграждение. В то холодное, дождливое февральское утро он сидел в гостиной Тони, лениво перелистывая газету.

Гэрри Эдвардсу, высокому мужчине мощного телосложения, с веселыми карими глазами и обаятельной улыбкой, было двадцать девять лет.

С Тони Уайт он познакомился на пароме Кале – Дувр. К счастью, она была в баре, когда Гэрри поднялся на борт в сопровождении двух хмурых детективов. Они вернулись на причал лишь перед самым отплытием парома, и Гэрри, помахав им рукой, прошел в бар первого класса, чтобы отметить свое освобождение.

Тони, блондинка двадцати двух лет с большими голубыми глазами, обрамленными длинными густыми ресницами, в мини-юбке, сидела на стуле у стойки. Гэрри заказал двойной виски с содовой и, подняв бокал, улыбнулся Тони.

Девушка взглянула на Гэрри и улыбнулась в ответ.

Гэрри разбирался в женщинах, чтобы понять, что означает подобная улыбка.

– Я хотел бы познакомиться с вами поближе. – Он допил виски. – Мы прибудем в Дувр через час. Можно мне снять каюту?

Тони понравилась его решительность. Она засмеялась и кивнула.

В каюте они задернули шторы и закрыли дверь на ключ. Потом стюарду пришлось несколько раз напоминать, что паром уже в Дувре и они рискуют снова уплыть во Францию.

В поезде Дувр – Лондон Тони рассказала, что работает манекенщицей, у нее двухкомнатная квартира в Челси, и если ему нужна крыша над головой, то… «Ну, милый, почему бы тебе не пожить у меня?»

Гэрри предполагал остановиться в скромном отеле, пока не подвернется прибыльная работенка, и, естественно, с радостью согласился.

Он жил у Тони уже три недели, так и не найдя прибыльной работы. Хозяйка лишь смеялась над его хлопотами.

– Зачем тебе это нужно? – спрашивала она, усевшись к нему на колени. – Я зарабатываю на двоих…

Гэрри допил холодный кофе, скорчил гримасу и, подойдя к окну, посмотрел на медленно движущиеся автомобили и поток торопящихся пешеходов. Заметив почтальона, поспешил к входной двери.

На этот раз среди пятнадцати писем от поклонников Тони оказалось одно и для него. Гэрри разорвал конверт и вытащил лист плотной бумаги.

«Отель „Ройял Тауэрс“

Лондон W. I.

Не мог бы мистер Гэрри Эдвардс прийти по указанному выше адресу в 11.30 утра 11 февраля и спросить мистера Армо Шалика (касательно „Дейли телеграф“, почтовый ящик С. 1012)».

Ну конечно, подумал Гэрри, он обязательно посетит мистера Армо Шалика. Такое имя в сочетании с адресом просто пахло деньгами. Он присел на краешек кровати. Тони потянулась, открыла глаза.

– Я получил письмо.

Она вопросительно взглянула на Гэрри.

– Откуда?

Он рассказал об объявлении в «Дейли телеграф», протянул письмо.

– «Ройял Тауэрс»! Самый современный отель Лондона! А имя?! Армо Шалик! Так и вижу сундуки, набитые золотом и алмазами! – Тони бросила письмо на пол и обняла Гэрри.


Ровно в половине двенадцатого он появился в отеле «Ройял Тауэрс» и спросил мистера Шалика. Портье оглядел Гэрри с головы до ног, снял телефонную трубку, набрал номер, что-то спросил и положил ее на место.

– Десятый этаж, сэр. Номер двадцать семь…

Гэрри вошел в приемную. За столом с тремя телефонами, пишущей машинкой и портативным диктофоном – женщина лет тридцати пяти.

– Мистер Эдвардс? – вопросил металлический голос.

Гэрри секретарь не понравилась. Несмотря на хорошую фигуру, красивое платье и модную прическу, полное отсутствие женского обаяния – пустое, ничего не выражающее лицо робота.

Женщина нажала на кнопку:

– Мистер Эдвардс здесь, сэр.

Вспыхнула зеленая лампа. Мистер Шалик берег горло, предпочитая не говорить, а нажимать кнопки.

Секретарь распахнула дверь и отступила на шаг.

Улыбка Гэрри вновь отлетела от непроницаемого лица, как теннисный мячик от стенки.

Эдвардс прошел в большую светлую комнату, обставленную старинной мебелью. На стенах – картины кисти мастеров прошлого.

За широким столом, с сигарой во рту – толстый мужчина небольшого роста. Гэрри решил, лет сорока пяти – сорока шести. Темные, коротко подстриженные волосы, смуглая кожа, черные блестящие глаза указывали на восточное происхождение мистера Шалика.

– Присядьте, мистер Эдвардс. – Пухлая кисть указала на стул.

Гэрри сел.

Шалик выпустил кольцо ароматного дыма, взял со стола лист бумаги, в котором Гэрри узнал свое письмо, и после короткого раздумья порвал его на четыре части.

– Вы пилот вертолета, мистер Эдвардс? – Темные глаза разглядывали кончик сигары.

– Совершенно верно. Я прочитал ваше объявление и подумал… – Шалик нетерпеливо махнул рукой. – Этот вздор, который вы сообщили о себе… по меньшей мере доказывает, что у вас богатое воображение.

Гэрри оцепенел.

– Не понимаю, что вы имеете в виду?

– Ваши выдумки забавны, – Шалик пожал плечами, – но мне интересны факты. Вы – Гэрри Эдвардс, двадцати девяти лет, родились в Огайо. Ваш отец – владелец станции технического обслуживания автомобилей. После окончания колледжа вы начали работать у отца, но между вами возникли трения. Кто был прав, кто виноват – меня, естественно, не интересует. У вас появилась возможность научиться управлять летательными аппаратами, и вы ею воспользовались. Вы – прирожденный механик. Вы устроились воздушным шофером к одному техасскому нефтепромышленнику и неплохо зарабатывали. Деньги шли на банковский счет. Но тихая жизнь вам не по душе. Вы познакомились с контрабандистом, нелегально переправляющим мексиканцев в Штаты. Он убедил вас войти в долю. После успешного завершения операции вы решили самостоятельно заняться этим прибыльным делом. Отправились в Танжер, купили самолет и переправляли во Францию партии различных товаров. Какое-то время вы процветали. Но однажды вы пожадничали: ошибка, характерная для большинства контрабандистов, и вас арестовали. Вашему второму пилоту удалось поднять самолет в воздух, пока вы дрались с полицейскими. Он продал самолет и положил деньги в банк на ваше имя. Вы получили их, выйдя из тюрьмы, где провели три года. Вас выдворили из Франции, и вот вы здесь. – Шалик погасил сигару и взглянул на Гэрри. – Вы, вероятно, подтвердите правильность полученной мной информации?

Гэрри засмеялся.

– До последнего слова. – Пилот встал. – Попытка – не пытка. Не смею больше отнимать ваше время…

Шалик взмахом руки остановил Эдвардса.

– Сядьте. Скорее всего вы тот человек, который мне нужен. Удостоверение летчика и разрешение на управление вертолетом есть?

– Разумеется. – Гэрри положил на стол пластиковую папку и снова сел.

Шалик внимательно просмотрел бумаги, возвратил папку Гэрри.

– Благодарю. – Достал из ящика новую сигару. – Мистер Эдвардс, буду ли я прав, утверждая, что вы согласны на не совсем честную работу при условии хорошей оплаты?

Гэрри улыбнулся:

– Нельзя ли конкретнее? Что вы подразумеваете под «не совсем честной»?

– Я имею в виду этические проблемы. Хочу подчеркнуть, что вознаграждение достаточно велико и вам не придется иметь дело с полицией.

– А точнее?

– Я предлагаю вам три тысячи долларов в неделю. На выполнение задания уйдет недели три. Вы станете богаче на девять тысяч. Разумеется, есть риск, но, повторяю, полиция не станет совать нос в это дело.

Гэрри выпрямился. Девять тысяч долларов!

– В чем риск?

– В противодействии. – Шалик раскурил сигару. – Но… жизнь и есть преодоление противодействия, не так ли?

– Что я должен делать?

– Подробности вечером. В операции примут участие еще несколько человек. Итак, вы согласны на трехнедельную работу за девять тысяч долларов?

Гэрри не колебался:

– Согласен.

– Отлично, – Шалик кивнул. – Сегодня в двадцать один ноль-ноль я познакомлю вас с членами группы и объясню суть операции. – Гэрри поднялся, поняв, что аудиенция закончена. Шалик продолжал: – О подробностях нашей беседы – никому. В ваших интересах…

Гэрри заверил Шалика в молчании и вышел в приемную.

Секретарь встала, открыла дверь в коридор. На этот раз Гэрри не улыбнулся. Его занимало совсем другое. Девять тысяч долларов!

Секретарь убедилась, что Гэрри вошел в лифт, вернулась к столу, выдвинув ящик, выключила диктофон.


Ровно в 21.00 та же секретарь Натали Норман, как прочел Гэрри на табличке, прибитой к тумбе стола, ввела его в кабинет Шалика. Двое мужчин, пришедших раньше, с интересом посмотрели на него. Гэрри сел. Один из присутствующих, невысокий, грузный мужчина с седыми, чуть вьющимися волосами, серыми бегающими глазками, тонкими губами и квадратным подбородком, ему не понравился. Второй, лет на десять моложе, с выгоревшими на солнце волосами и загорелым до черноты лицом, наоборот, располагал к себе.

В кабинет вошел Шалик.

– Итак, все в сборе. – Заказчик сел, не торопясь раскурил сигару. – Позвольте мне представить вас друг другу. Мистер Гэрри Эдвардс. Пилот вертолета и отличный механик. Отсидел три года во Франции за контрабанду. Мистер Кеннеди Джонс, – сигара указала на более молодого мужчину. – Чтобы принять участие в нашей встрече, он специально прилетел из Йоханнесбурга. Мистер Джонс – профессиональный охотник, знает все о диких животных, особенно обитающих в Южной Африке. Должен добавить, что мистеру Джонсу некоторое время пришлось провести в тюрьме Претории. – Джонс уставился в потолок, на губах играла улыбка. – И наконец, – продолжил Шалик, – мистер Лью Феннель, взломщик сейфов. По мнению полиции и преступного мира, один из лучших специалистов в своем деле. Он тоже пробыл за решеткой не один год. – Шалик выдержал паузу. – Как видите, джентльмены, у вас есть кое-что общее.

Никто не произнес ни слова. Все ждали, что же будет дальше. Шалик положил на стол папку.

– Знакомство состоялось. Позвольте перейти к делу. – Он открыл папку, вынул большую глянцевую фотографию и протянул ее Феннелю.

Взломщик удивленно уставился на перстень, украшенный алмазами. Пожав плечами, передал фотографию Гэрри, тот в свою очередь – Джонсу.

– Перед вами перстень Чезаре Борджа. – Шалик оглядел присутствующих. – Полагаю, вам известно, кто такой Чезаре Борджа?

– Отравитель?.. – неуверенно начал Феннель.

– Справедливая оценка… среди прочего, Чезаре отравил или приказал отравить множество современников. Перстень сделан неизвестным мастером в 1501 году по эскизу самого Борджа. Глядя на него, трудно поверить, что это смертельное оружие, но тем не менее… Под одним из алмазов имеется крошечный резервуар, наполняемый ядом. Среди алмазов спрятана микроскопическая полая игла, сообщающаяся с резервуаром. Игла остро заточена. Когда Борджа хотел избавиться от врага, он поворачивал перстень так, что алмазы и игла оказывались внутри ладони, и пожимал несчастному руку. Острие иглы царапало кожу, яд проникал в кровь, через несколько часов человек умирал.

Четыре столетия перстень считали утерянным и вдруг… нашли у флорентийского банкира, погибшего с семьей в автомобильной катастрофе. К счастью, эксперт узнал перстень и купил его практически за бесценок. Потом перстень предложили мне. – Шалик стряхнул пепел. – Я покупаю произведения искусства и перепродаю их богатым коллекционерам. У меня есть клиент, собирающий сокровища Борджа. Я продал ему этот перстень. Через шесть месяцев его украли. Мне потребовалось приложить немало усилий, чтобы выяснить, кто это сделал. Следы привели к другому коллекционеру. Собранные им, вернее, украденные по его приказанию шедевры украсили бы любой музей. Джентльмены, я прошу вас принять участие в операции по возвращению перстня Борджа моему клиенту.

Последовала долгая пауза.

– Мы должны его выкрасть, – первым ожил Феннель.

Шалик неодобрительно посмотрел на бандита.

– Грубо говоря, да. Но, как я подчеркивал ранее, полиция не станет вмешиваться. Перстень украден у моего клиента. Вы просто вернете похищенное.

Пепел с сигары Феннеля упал на толстый персидский ковер.

– Какова цена перстня?

– Это вас не касается. Разумеется, немалая, но далеко не каждый заплатит за него большие деньги. – Шалик помолчал. – Поговорим о теперешнем владельце перстня. Он сказочно богат. И поглощен страстью к приобретению произведений искусства. В средствах не стеснен. На него работает организация воров: крадут шедевры из крупнейших музеев мира, даже из Ватикана, а потом переправляют их в его собственный музей.

– Где расположен этот музей? – Гэрри привстал.

– На границе Басутоленда и Наталя, где-то в Драконовых горах.

Кеннеди Джонс наклонился вперед.

– Вы говорите о Максе Каленберге?

Шалик коротко взглянул на охотника.

– Вы его знаете?

– В Южной Африке это имя знакомо всем.

– Тогда расскажите о нем этим двум джентльменам.

– Перстень у него?

Шалик кивнул.

Джонс потер подбородок, нахмурился и, достав сигарету, закурил.

– Мне известно то же, что и всем. О Каленберге болтают всякое. Его отец, беженец из Германии, нашел золотую жилу неподалеку от Йоханнесбурга. Старый Каленберг знал, как распоряжаться деньгами, и быстро стал миллионером. Когда ему стукнуло шестьдесят, он женился на местной девушке. Женился, потому что хотел наследника. Его желание исполнилось, у него родился сын – Макс Каленберг. Но рождение Макса скрыто завесой тайны. Никто, кроме доктора и акушерки, не видел ребенка. Ходили слухи, что он не совсем нормальный, урод, но… Короче, его никто не видел. Старик погиб на охоте, а миссис Каленберг уехала из Йоханнесбурга и построила дом в Драконовых горах. Она никому не показывала сына и сама перестала появляться в обществе. Лет двадцать назад она умерла. Макс Каленберг так и остался затворником. Говорят, что он так же умен, как и его отец. Он расширил дом, построенный матерью, ему принадлежат сто квадратных миль джунглей, охраняемых зулусами. Вход на территорию поместья Каленберга запрещен. Насколько мне известно, попасть в его дом не проще, чем открыть устрицу руками.

Феннель повернулся к Шалику:

– Он сказал правду?

Перекупщик пожал плечами:

– Я не утверждал, что вас ждет легкая прогулка. Добраться до дома Каленберга сложно, но возможно. Вам поможет имеющаяся в моем распоряжении информация.

– Отлично, – хмыкнул Феннель. – Допустим, мы добрались до дома. Но кто нас туда пустит?

– Мистер Джонс рассказал не все, – ответил Шалик. – Опустил факт, вероятно, ему неизвестный. Каленберг обожает женщин. – Он улыбнулся. – Каждая крепость имеет слабое место. Надо только знать, где его искать. У меня есть женщина, которая послужит вам троянским конем. Если она не сможет провести вас в дом Каленберга, значит, это невозможно. – Он нажал кнопку.

Открылась дверь и… Ни один из троих мужчин никогда не видел такой красавицы. Она неторопливо вошла в кабинет и остановилась у стола Шалика.

Глава 2

Десять лет назад Армо Шалику надоело прозябать в неизвестности, и он дал скромное объявление в египетскую газету, в котором сообщал, что готов за соответствующее вознаграждение выполнить любое конфиденциальное поручение. Объявление заинтересовало лишь одного человека, но и этого оказалось достаточно. Некий арабский принц пожелал узнать подробности готовящейся сделки между его конкурентом и американской нефтяной компанией. С помощью денег принца и своей головы Шалик добыл требуемые сведения. На этом деле он заработал десять тысяч долларов, сумму, более чем скромную, и благосклонность принца. В дальнейшем тот рекомендовал Шалика своим друзьям, попавшим в аналогичное положение.

Уже в следующем году полученные прибыли позволили Шалику перебраться в Лондон. У него появились постоянные клиенты: техасские нефтяные магнаты, арабские принцы, греческие судовладельцы, английские, французские и немецкие промышленники. Цены на услуги Шалика росли, но клиенты оставались довольны.

– С неограниченными средствами и головой невозможного нет, – говорил Шалик, глядя на клиента. – Деньги – ваши, голова – моя.

Армо Шалик процветал. Еще в первые дни пребывания в Лондоне он решил, что штат постоянных сотрудников невыгоден. Шалик умел считать деньги и пришел к выводу, что разумнее подбирать спецов после получения задания. Он подыскал не слишком щепетильное детективное агентство, согласившееся, не задавая лишних вопросов, не только отбирать подходящих клиентов, но и собирать информацию об их прошлом.

Так Шалик нашел Лью Феннеля, Кеннеди Джонса и Гэрри Эдвардса.

Постоянно у него работали лишь Натали Норман, его секретарь, и Джордж Шерборн, личный помощник и камердинер.

Шалик быстро сообразил, что многие поручения выполнялись бы намного быстрее и приносили большую прибыль, будь в его распоряжении умная и красивая женщина. Исключительно умная и ослепительно красивая. Такая женщина могла бы заменить дюжину специалистов-мужчин. Первые попытки найти ее закончились неудачей: кандидатки или теряли голову в самый решающий момент, или влюблялись в мужчин, из которых выуживали необходимые сведения. Последний недостаток особенно раздражал Шалика.

Но он не оставлял надежды на успех. Требования Шалика были предельно просты: красота и ум плюс готовность полностью посвятить себя выполнению его поручений. Он много путешествовал, бывал в разных странах, но всякий раз его избранницы или не хотели иметь с ним дело, или красота компенсировала им недостаток ума. Шалик уже начал подумывать, не слишком ли велики его запросы.

Однажды клиентка из Токио попросила Шалика купить у копенгагенского меховщика Ларсона манто из шкур леопарда и норковый палантин. Он не возражал, так, как кроме постоянной платы в двадцать одну тысячу долларов в год, получал пятнадцать процентов стоимости любой покупки.

Натали Норман позвонила в Копенгаген и сообщила о цели приезда Шалика. Ларсон пригласил его на ленч в отеле, сопровождаемый показом мехов.

На следующий по прибытии в отель день Шалика провели в специальный зал. Ларсон, лысеющий, крепко сложенный датчанин, пожал ему руку, усадил за столик и поспешил навстречу очередному гостю.

Шалик приступил к еде. Начался показ мехов.

Вилка Шалика застыла в воздухе, когда в зал вошла манекенщица в манто из шкур леопарда. Долгие месяцы бесплодных поисков увенчались успехом. Он не сомневался: на этот раз нашел!

Лет двадцати шести, чуть выше среднего роста, с рыжевато-коричневыми волосами, шелковистыми волнами ниспадающими на плечи, огромными зелеными глазами и полными, чувственными губами, она сразу приковывала внимание. Длинные, стройные ноги и аристократически тонкие кисти дополняли картину.

Когда манекенщица ушла, Шалик подозвал Ларсона.

– Я беру манто из леопарда. Для миссис Ван Райан. – Помолчав, он добавил: – Кто демонстрировал эту модель?

Ларсон улыбнулся:

– О! Впечатляет?.. Гея Десмонд, американка. Я всегда приглашаю ее для показа моделей из меха леопарда. Ей это удается лучше, чем кому-либо.

Шалик достал бумажник, вынул визитную карточку, протянул Ларсону.

– Передайте ей мою визитную карточку, – попросил он. – Я мог бы предложить ей интересную работу. – Шалик пристально посмотрел на Ларсона. – Поймите меня правильно, наша встреча будет иметь сугубо деловой характер. Мисс Десмонд не пожалеет.

Через несколько часов в номере Шалика зазвонил телефон.

– Гея Десмонд. – Ему понравилось высокое контральто. – Вы просили передать мне свою визитную карточку.

– Мисс Десмонд, рад, что вы позвонили. Не могли бы мы пообедать сегодня в девять вечера в Триволи?

Женщина согласилась.

Пунктуальность мисс Десмонд обрадовала Шалика не меньше, чем красота. Ровно в девять он подвел ее к заказанному столику.

– Жаль, мы не встретились в Париже. – Шалик взглянул в меню. – Там я смог бы предложить обед, достойный вашего очарования.

– Я привыкла есть то, что предлагают, – ответила мисс Десмонд. – Какой смысл вздыхать о Париже, находясь в Копенгагене?

Шалик согласно кивнул.

– Чего бы вам хотелось?

Мисс Десмонд выбрала датские креветки и грудку утки в винном соусе. Шалик млел: терпеть не мог женщин, не умеющих быстро заказывать.

Еще раз пробежав меню, Шалик решил, что ее выбор безупречен, и заказал то же самое.

– Мисс Десмонд, – начал он после ухода официанта. – Мне нужна помощница. Я занимаюсь выполнением деликатных поручений бизнесменов и богатых людей. Мой девиз – нет ничего невозможного. Разумеется, при наличии денег и головы. – Он многозначительно посмотрел на Гею. – Однако я пришел к выводу, что возникающие проблемы решались бы гораздо быстрее, будь в моем распоряжении умная и красивая женщина. Должен предупредить, что одним из условий моей деятельности является уважение законов страны, на территории которой работают мои специалисты. – Последнее заявление было ложью, так как перед поездкой в Копенгаген он провернул несколько сомнительных валютных операций и оказался бы в тюрьме, если бы их подробности всплыли на поверхность. Но Шалик придерживался принципа: не пойман – не вор. – Вы будете получать приличное вознаграждение. Я предоставлю в ваше распоряжение номер в «Ройял Тауэрс». Вам придется много путешествовать. И уверяю вас, мисс Десмонд, наши отношения будут строиться на чисто деловой основе.

Официант принес нежно-розовые креветки и гренки.

– Почему вы решили, что подойду именно я? – Гея намазала маслом гренок.

Шалик печально взглянул на гренок и положил в рот пару креветок. Он весил на четыре килограмма больше нормы и сидел на диете.

– Интуитивно. Вы – та женщина, которую я ищу.

– Вы упомянули приличное вознаграждение… Какое же?

Перед тем как ответить, Шалик съел еще несколько креветок.

– Расскажите сначала о себе… потом я назову цифру.

– Ну… – Гея улыбнулась. – Как вы уже заметили, я очаровательна. Умна. В этом вы еще убедитесь. Свободно владею французским, итальянским и испанским. Могу изъясняться на немецком. Прирожденная наездница. Отец разводит лошадей в Кентукки. Катаюсь на горных лыжах, умею управлять яхтой и моторной лодкой. Одно время увлекалась автогонками, знакома с любыми автомобилями. Разбираюсь в мужчинах и понимаю, чего они хотят. Секс меня не пугает. Я знаю, как ублажать мужчин, если… если это необходимо. Демонстрация моделей одежды хорошо оплачивается, но я люблю деньги и не откажусь от возможности их заработать.

Шалик, доев креветки, почесал толстый нос.

– Это все?

Она рассмеялась.

– Разве недостаточно?

– Вполне. Вы умеете обращаться с оружием?

Брови Геи удивленно поползли вверх.

– Неужели это необходимо?

– Так как в остальном у вас все в порядке, я считаю, что вы должны научиться стрелять и пройти курс самообороны. Я позабочусь об этом. Когда такой красавице приходится общаться с сомнительными личностями, она должна уметь постоять за себя.

Помолчали, официант положил на тарелку утку, разлили в бокалы красное вино.

– Теперь ваша очередь. – Гея начала резать мясо, скорчила гримасу. – Жесткое…

– А чего вы ждали? Это не Париж. – Шалик изучающе посмотрел на нее. – Что значит, моя очередь?

– Вы должны назвать цифру. Я рассказала о себе. Оцените меня.

Шалику импонировала ее прямота.

– Если вы готовы следовать моим указаниям, мисс Десмонд, – он разрезал грудку утки на мелкие кусочки, – если вы согласны одиннадцать месяцев в году находиться в полном моем распоряжении, тогда после прохождения курса самообороны я буду платить вам десять тысяч долларов в год и один процент с прибыли, полученной от операции с вашим участием. В сумме это составит приблизительно двадцать пять тысяч долларов в год.

Гея поднесла ко рту бокал.

– Хорошее вино, не правда ли?

– Каким же ему быть за такую цену? – Шалик не любил тратить деньги. – Что скажете?

Гея поиграла бокалом, будто обдумывая предложение, покачала головой:

– Не подходит. Я могу стать любовницей старика и получать в два раза больше. На одиннадцать месяцев в году стать рабыней… – Она засмеялась. – Извините, мистер Шалик, не устраивает.

Другой ответ разочаровал бы его.

– Быть может, вы назовете свои условия?

– Тридцать тысяч в год, начиная с сегодняшнего дня, – не колеблясь ответила Гея, – и пять процентов с прибыли.

Шалик грустно покачал головой.

– Жаль, мисс Десмонд, придется продолжить поиски.

Она ответила улыбкой.

– Мне тоже очень жаль, мистер Шалик. Значит, и мне придется продолжить свои поиски.

Шалик понял, что крепко сидит на крючке. Он искал именно такую помощницу. Шалик не любил проигрывать, но если Гея справилась с ним, то с другими сладит без труда.

К концу обеда они пришли к соглашению. Гея получила тридцать тысяч в год и четыре процента с прибыли. Деньги будут переводиться, минуя налоговое управление, в один из швейцарских банков.

Вскоре Гея поехала в Лондон и прошла курс самообороны. Инструкторы остались довольны ученицей. Шалик предоставил ей маленький номер в «Ройял Тауэрс». Не прошло и двух месяцев, как Гея доказала, что не зря получает свои деньги.

Первые два задания мисс Десмонд выполнила с блеском. Сначала Шалик поручил ей узнать химическую формулу, интересующую конкурирующую фирму. Затем – подробности готовящегося слияния двух судовладельческих компаний, принесшие его клиенту кругленькую сумму. Подробности получения нужной информации Шалика не интересовали. Главное, что в обоих случаях добытые сведения превратились в звонкую монету.

Когда на горизонте появился перстень Борджа, Гея каталась на лыжах в Швейцарии. Шалик телеграммой вызвал подчиненную в Лондон. Мисс Десмонд прилетела первым же самолетом.

Гея, с загорелым лицом, обрамленным пышными волосами, вошла в кабинет. Шалик нашел ее неотразимой, рассказал о новом задании, отметив очевидный интерес Геи.

– Вам понравится Наталь, – закончил Шалик. – Трое мужчин, с которыми вам придется работать, – специалисты своего дела и не доставят вам хлопот, – скосил глаза на кончик сигары. – Тем не менее должен предупредить, риск велик. Каленберг опасен.

Гея, пожав плечами, улыбнулась:

– Многие мужчины опасны. Как, впрочем, и многие женщины…

Трое мужчин поднялись со стульев, и Шалик представил их Гее. Кеннеди Джонс понравился ей сразу. Тут не возникнет проблем. Затем зеленые глаза женщины скользнули по Лью Феннелю. С таким держись настороже. Гэрри Эдвардс смотрел на нее с нескрываемым восторгом. И здесь все было ясно. Ну что же, решила Гея, компания разношерстная, но с двумя можно поладить. А с толстяком?.. Как-нибудь справится.

– Мисс Десмонд… наш троянский конь. – Шалик оживился.

Гея засмеялась:

– Я бы предпочла быть Еленой, а не лошадью.

– Сядьте, пожалуйста. – Шалик придвинул стул Гее. – Мисс Десмонд отправится с вами. Вылет в Йоханнесбург во вторник. Номера заказаны в «Ранд интернэшнл». Я также договорился о вертолете, на котором полетят мисс Десмонд и мистер Эдвардс. – Прикосновение к пепельнице кончиком сигары. – Удалось кое-что узнать о поместье Каленберга, но ручаться за достоверность не могу. Поэтому мисс Десмонд необходимо первой попасть в дом Каленберга и выяснить, где расположен музей и как организована его охрана. По документам мисс Десмонд – опытный фотограф, специализирующийся на диких животных. Приехала в Южную Африку по заданию известного американского журнала. Это версия на случай, если у Каленберга возникнут подозрения. Мистер Эдвардс – пилот вертолета. В поместье Каленберга есть небольшой аэродром. Вы двое… – Шалик взглянул на Гею и Гэрри, – приземлитесь и скажете, что, увидев такой красивый дом, решили сделать несколько снимков. Вам, естественно, откажут, но Каленберг наверняка захочет познакомиться с мисс Десмонд.

– А если нет? – Гэрри откинулся на спинку стула.

Шалик нахмурился.

– Я сказал наверняка, значит, так и будет. Я не привык бросаться словами. Итак, мне неизвестно, где расположен музей, но скорее всего в доме. В музее краденые бесценные сокровища, естественно, он должен хорошо охраняться. Лет восемь назад один из моих агентов в Дурбане, наблюдая за разгрузкой корабля, заметил, что на многих ящиках стояло имя Каленберга. Зная, что меня интересует этот человек, он не поленился выяснить, что это за ящики. Оказалось, что они поступили от фирмы «Балстрём», Швеция, изготавливающей лучшие в мире сейфы, – взгляд на Феннеля. – Вы согласны?

Лью усмехнулся.

– Некоторое время я работал на нее и знаком с продукцией этой фирмы.

– Поэтому я и пригласил вас участвовать в операции. – Шалик стряхнул пепел. – Мой агент – профессионал, добыл счет-фактуру этих ящиков и прислал его мне. Возможно, на основе ваших знаний о фирме «Балстрём» и содержимого ящиков вам удастся составить впечатление о системе безопасности музея. – На колени Феннелю лег пухлый пакет. – В понедельник утром вы выскажете свое мнение.

– О'кей, – буркнул Феннель, сунул конверт в карман.

– Мистер Эдвардс, – Шалик повернулся к Гэрри, – у меня есть авиационные карты Драконовых гор и поместья Каленберга. – На стол лег другой конверт. – Сможете ли вы посадить вертолет на аэродроме Каленберга в месте, указанном мистером Джонсом? Подумайте, подробности обсудим в понедельник.

Гэрри кивнул, взял конверт.

Шалик посмотрел на Кеннеди Джонса.

– Вы отвечаете за экипировку экспедиции и транспорт. В отличие от мисс Десмонд и мистера Эдвардса, вы с мистером Феннелем добираетесь по земле. Я не ограничиваю вас в средствах, ваша задача – подготовиться к любым неожиданностям. Дорога в поместье Каленберга нелегка, особенно сейчас, в начале периода дождей. Но вы – специалист в своем деле, и я воздержусь от лишних советов. Не забудьте про зулусов, охраняющих подходы к поместью.

– Я позабочусь об этом. – Джонс оставался непроницаем.

– Отлично. В понедельник уточним детали. Есть вопросы?

Феннель наклонился вперед.

– А как насчет аванса?

Гримаса Шалика с трудом сошла бы за улыбку.

Он достал из стола четыре конверта, один передал Гее, а остальные – сидящим перед ним мужчинам.

– В каждом конверте незаполненные туристские чеки на три тысячи долларов. Остальное получите после завершения операции. – Взглянул на часы. – Жду всех в понедельник, в девять тридцать.

Гея вышла через дверь за спиной Шалика, мужчины направились к приемной.

– Мистер Феннель…

Лью оглянулся.

– Я бы хотел обсудить с вами технические вопросы.

Феннель пожал плечами, вернулся к столу. Эдвардс и Джонс вышли из кабинета.

Шалик достал целую сигару, неторопливо раскурил.

– Поговорим начистоту, мистер Феннель. Два ваших спутника побывали в тюрьме, но едва ли их можно назвать преступниками. Вы – рецидивист. Улавливаете разницу? Я выбрал вас, ценя ваш опыт, но не думайте, что мне неизвестно ваше прошлое. Я знаю, что вы хотите как можно быстрее покинуть Англию. Чтобы избежать тюрьмы, вы предали пятерых гангстеров, и главарь банды Морони вынес вам смертный приговор. Прошлой ночью вам удалось ускользнуть, но в следующий раз фортуна может повернуться к вам спиной. – Шалик многозначительно помолчал. – Как вы уже поняли, мистер Феннель, меня интересуют подробности жизни людей, с которыми я работаю. Сегодня утром я получил дополнительную информацию. Вас разыскивают по подозрению в совершении трех убийств: в Гонконге, Каире и Стамбуле. Интерпол с удовольствием воспользуется сведениями, имеющимися в моем распоряжении. Надеюсь, мистер Феннель, вам небезразлично то, о чем я говорю?

Феннель облизал пересохшие губы.

– Угрожаете?.. Я-то думал, мы одна команда.

– Одна, но это не значит, что я не держу вас на крючке. Запомните следующее. Во-первых, оставьте в покое Гею. Я знаю, о чем вы подумали, как только она вошла в кабинет. Предупреждаю, если вы хоть пальцем тронете мисс Десмонд, ваше досье немедленно попадет в Интерпол. Ясно?

Феннель криво улыбнулся.

– У вас на руках все козыри. В отношении Геи вы, между прочим, ошиблись, но теперь… буду смотреть на нее, как на свою мать.

– И второе. Мне нужен этот перстень. Операция непростая, но вы должны преодолеть препятствия. В противном случае у меня не будет причин скрывать от Интерпола подробности вашей биографии. Усвойте твердо, мистер Феннель, я не терплю неудачников.

Зубы Феннеля обнажились в злобной ухмылке.

– Я привезу этот чертов перстень, но, если от меня так много зависит, как насчет дополнительной платы?

– Поговорим об этом, когда я получу перстень. Убирайтесь!

Феннель взглянул на Шалика, тот уже потянулся к телефонному аппарату. Пройдя через приемную, Лью вышел в коридор и направился к лифту.

Натали Норман, убедившись, что Шалик говорит по телефону, выдвинула ящик стола и, выключив диктофон, извлекла записанную кассету.


После совещания у Шалика Гэрри направился к телефонной будке, позвонил Тони.

– У нас праздник, цыпленок. – Палец Гэрри скользил по стеклу. – Я голоден. Встретимся через час в гриль-баре «Карлтон Тауэрс».

– Что ты об этом думаешь? – уточнил Кен Джонс, перед тем как уйти.

– Работа есть работа. – Гэрри уже думал об ужине. – Деньги хорошие… мы с тобой поладим, а вот Феннель…

Джонс усмехнулся:

– Ты-то получил красотку и вертолет. А Феннель достался мне.

– Будь осторожен.

– Постараюсь. До понедельника. – Джонс нырнул в холодную, дождливую ночь.

Гэрри уже начал терять терпение, когда Тони влетела в бар.

– Умираю от голода, – пожаловался Эдвардс, – а ты опаздываешь.

– Но, милый, я же не могла прийти голой. Я тебе нравлюсь?

После встречи с Геей Тони Уайт казалась серой птичкой.

– Ты – прелесть. – Четыре выпитых ранее мартини придали голосу необходимую убедительность.

– Ты получил работу? – Тони зашелестела страницами меню.

– Иначе мы бы не пришли сюда.

– Давай закажем, и ты мне все расскажешь. – Тони хихикнула. – Я тоже умираю от голода. Скорее зови официанта.

Гэрри заказал по дюжине устриц, бифштекс по-шотландски и бутылку белого вина, а на десерт – лимонный шербет.

– М-м-м! – промурлыкала Тони. – Ты, должно быть, получил чудную работу. Такой ужин стоит состояние.

Рука Гэрри под столом коснулась колена Тони, девушка сердито отдернула ногу.

– Мистер Эдвардс! Вы меня удивляете!

– Я сам себе удивляюсь, мисс Уайт.

Официант принес устрицы.

– Расскажи, что ты будешь делать? – Тони вытащила из раковины толстую устрицу. – Обожаю устрицы.

– Сущий пустяк. Отправлюсь в Наталь и покатаю на вертолете американскую журналистку, пока та будет фотографировать слонов и носорогов. Поездка займет три недели, и мне хорошо заплатят.

Тони замерла, не донеся вилку до рта, изучающе посмотрела на Гэрри. Тот отвел глаза.

– Журналистка? Ты собираешься три недели летать над джунглями с женщиной?

– Ну и что? – Беззаботность сейчас не шла Гэрри. – Не устраивай сцен. Уродина. Лет сорока пяти, с толстым, как у беременной, животом и из тех, кто при встрече хлопает тебя по плечу и сразу после еды начинает ковырять в зубах.

Тони по-прежнему изучала Эдвардса.

– Это ужасно!

– Конечно. Но за такие деньги можно возить и крокодила в юбке.

Тони кивнула, подцепила устрицу.

– Ты прав.

Наступило молчание. Официант убрал пустые раковины, поставил тарелки с бифштексами.

Гэрри искоса взглянул на Тони: догадалась, что я вру?

– Тони, дорогая, что тебя беспокоит?

Девушка сосредоточенно резала мясо.

– Здесь готовят лучшие в мире бифштексы.

– Отчего же… Вот в Гонконге…

– Не нужен мне твой Гонконг. Лучше скажи, сколько тебе отвалят за сопровождение крокодила?

– Три тысячи, – солгал Гэрри.

– Неплохо. Значит, тебя не будет три недели?

Гэрри кивнул.

Тони занялась бифштексом. Выражение ее глаз волновало Эдвардса.

– Я слышал, в Натале тьма туристов. Там интересно…

– Давай спокойно поедим. Я впервые здесь.

Гэрри обиженно замолчал, Тони не спеша доела бифштекс.

– Какая муха тебя укусила? – начал Гэрри, когда официант убрал тарелки. – У нас же сегодня праздник.

– Муха?.. Гэрри, дорогой, меня давно интригует один вопрос: как поступать с любимым, который врет?

Посмотрели друг на друга.

– Я привык, что женщины… неглупые… не замечают моей лжи.

Тони беспомощно развела руками:

– Поехали домой.

В такси она забилась в угол, подальше от Гэрри.

– Беременный крокодил… красивая, не так ли?

Эдвардс вздохнул:

– Красивая. Ну и что?

Губы Тони дрогнули.

– Ты вернешься, Гэрри?

– Послушай, Тони…

– Я спрашиваю, ты вернешься ко мне?

Гэрри ответил не сразу, думая о рыжеволосой красавице.

– Не знаю.

– Спасибо за правду. – Тони придвинулась ближе. – Обними меня.


Феннель велел таксисту провезти его вдоль Хорнси-роуд, где жил Джейси. Проезжая мимо дома дружка, он внимательно всматривался в залитое дождем стекло, но не заметил ничего подозрительного. Через пару кварталов остановил такси, заплатил и пошел назад, стараясь держаться в тени.

Войдя в подъезд, Феннель подозрительно взглянул на лестницу. Пролеты и верхние этажи освещала тусклая лампочка. Инстинкт предупреждал: наверху – опасность. Лью вошел в телефонную будку, набрал номер Джейси. Никто не ответил. Странно. Чтобы в такой дождь Джейси понесло на улицу? Феннель взглянул на часы. Десять минут двенадцатого. Джейси рано вставал и рано ложился. Феннель насторожился. Инструменты, необходимые для поездки в Наталь, лежали на чердаке над квартирой Джейси. Без них Лью совершенно беспомощен…

И тут Феннеля осенило. Снял трубку, набрал три девятки.

– Полиция, – ответил безликий голос издалека.

– Подозрительный шум в доме 332 по Хорнси-роуд… последний этаж… возможно, убийство.

Выскользнув из подъезда, Феннель перебежал на противоположную сторону улицы и скрылся в темном переулке.

Через несколько минут к дому подъехали две патрульные машины, четверо полицейских вбежали в подъезд.

Феннель наблюдал за окнами Джейси. Спустя пару минут там вспыхнул свет. Еще через четверть часа трое полицейских спустились, толкая перед собой двух верзил в наручниках. Машины отъехали. Наверху остался один полицейский.

«Что же случилось с Джейси?» – гадал Феннель. Времени на раздумья не оставалось: надо выручать инструменты. Лью вынул из кармана носовой платок, завязал рот и нос. Затем Феннель пересек улицу и вбежал в подъезд. Поднявшись на последний этаж, остановился перед открытой дверью квартиры Джейси и осторожно заглянул внутрь. Полицейский склонился над телом.

Феннель смекнул: беднягу зарезали. Бросился вперед и, сцепив руки молотом, нанес удар по бычьей шее. Полицейский рухнул на окровавленное тело Джейси.

Феннель влетел в спальню, взбежал по лесенке на чердак, через мгновение спустился, сжимая тяжелый мешок. Выбрался на лестничную площадку, прислушался и, скатившись по лестнице, замер у входной двери. Издалека летел вой сирены. Феннель едва успел скрыться в переулке, как к подъезду подкатили санитарная и патрульная машины.

Добравшись до шоссе, Феннель поймал такси и вернулся в «Ройял Тауэрс». На десятом этаже забарабанил в дверь номера Шалика. Щелкнул замок, на пороге появился недовольный Джордж Шерборн, личный помощник босса. Увидев Феннеля, отступил в сторону, приглашая войти.

– Мистер Шалик уехал на уик-энд, – проскрипел Шерборн. – В чем дело?

– Я должен убраться из этой чертовой страны. – Феннель вытер потное лицо. – Мне грозит смертельная опасность. Эти подонки выследили меня и зарезали моего дружка. Теперь там полиция. Им потребуется не так уж много времени, чтобы найти отпечатки моих пальцев, и тогда все пропало.

Шерборн никогда не суетился. В самой критической ситуации сохранял спокойствие, как священник во время чаепития. Понимая, что без Феннеля добыть перстень Борджа не удастся, помощник предложил бандиту обождать в приемной, а сам прошел в кабинет. Через полчаса Шерборн вернулся.

– Внизу машина, которая отвезет вас в Лидд. Оттуда воздушное такси доставит вас в Руан. Доберетесь до Парижа и остановитесь в отеле «Нормандия». Билет на самолет в Йоханнесбург получите в Орли. Непредвиденные расходы за ваш счет.

– Кто это сказал? – пробурчал Феннель.

– Не злитесь. Мистер Шалик взорвется, узнав о случившемся. – Шерборн протянул Феннелю лист бумаги. – Тут все записано. Надеюсь, у вас есть паспорт?

– Пшел к черту! – рявкнул Феннель и выскочил в коридор.

Вскоре «Ягуар» мчал взломщика в Лидд.

Глава 3

Через десять минут после ухода мужчин и Геи Шалик вышел в приемную в пальто, с саквояжем. Натали Норман, не переставая печатать, взглянула на шефа.

Натали лет тридцать восемь. С Шаликом работает три года, свободно владеет немецким и французским, закончила экономический факультет Лондонского университета. Шалик предпочитал общество красивых женщин и остановил свой выбор на Натали, потому что видел в ней лишь полезный и производительный механизм. Разговаривая с мисс Норман, Шалик обычно смотрел в сторону.

– Я уезжаю на уик-энд. – Шалик остановился у стола. – Зайдите завтра на час, разберите почту. Потом вы свободны до понедельника.

На следующее утро Натали пришла в обычное время, рассортировала почту и уже собралась уходить, когда в приемную вошел Джордж Шерборн.

В первый же день работы Натали у Шалика Шерборн погладил ее по бедру, когда секретарь, наклонившись над столом, запечатывала конверт с документами. Мисс Норман развернулась и конвертом отхлестала Шерборна по лицу, расцарапав ему нос. С тех пор помощник и секретарь ненавидели друг друга.

– Вы закончили? – процедил Шерборн. – Если да, можете идти.

– Я уйду через несколько минут. – Натали рассматривала клавиатуру машинки. Шерборн кивнул и прошел в кабинет Шалика. Натали посидела, услышала, что тот крутит диск телефона, и вынула из ящика стола пластиковый пакет. Из другого ящика достала миниатюрный диктофон и три кассеты и засунула в пакет.

– Номер в моем распоряжении, – донесся из кабинета голос Шерборна. – На весь уик-энд. Приезжай… Развлечемся.

Натали надела пальто, повязала голову черным шарфом и, взяв пакет, выскользнула в коридор. Из двери номера высунулась голова Шерборна.

– Вы уехали?

Кивок.

– Уносите с собой все секреты? – Помощник многозначительно посмотрел на пакет.

Еще кивок.

Открылись двери лифта, Натали вошла в кабину.

На улице поймала такси и поехала к себе, в двухкомнатную квартиру на Чёрч-стрит. Прошлой ночью Натали почти не спала, ворочаясь с боку на бок и размышляя, предать ей Шалика или нет: войдя в маленькую уютную гостиную, она так и не решила, что же делать.

Положив пакет на журнальный столик, Натали сняла шарф, пальто и упала в кресло. На часах десять минут двенадцатого. Бурнетт мог уже уйти из банка. Если его нет, то она не предаст, если на месте… Натали встала, подошла к телефону, набрала номер.

– Национальный банк Наталя, – ответил приятный женский голос.

– Попросите, пожалуйста, мистера Бурнетта.

– Кто говорит?

– Мисс Норман… Мистер Бурнетт знает меня…

После короткой паузы в трубке послышался сочный баритон:

– Мисс Норман? Весьма рад… как поживаете?

Она задрожала, но заставила себя говорить:

– Мы можем встретиться, мистер Бурнетт?.. У меня срочное дело.

– Разумеется. Если бы вы могли заехать сюда… Через час я уезжаю за город.

– Нет! – взвизгнула она. – Через полчаса! Здесь… в моей квартире! Чёрч-стрит, 35а, четвертый этаж. Я же сказала, срочное дело.

– Боюсь, это не совсем удобно, мисс Норман. – В баритоне слышались нотки обиды.

– Здесь! Через полчаса! – Натали бросила трубку и зарыдала.

Вскоре слезы высохли, мисс Норман прошла в ванную, умылась, привела в порядок лицо. В гостиной достала из бара бутылку виски, налила рюмку и тут же ее выпила, затем опустилась в кресло и стала ждать.

Через тридцать пять минут раздался звонок. Кровь бросилась Натали в лицо и отхлынула, оставив ее белее мела. После второго звонка хозяйка встала и открыла дверь.

Чарльз Бурнетт, директор Национального банка Наталя, высокий, полный мужчина с багровым лицом, маленькими проницательными глазками и розовой лысиной, окаймленной венчиком седых волос, в безупречно сшитом сером костюме-тройке с красной гвоздикой в петлице, вплыл в гостиную, как галион под парусами.

– Милая мисс Норман, – проворковал банкир, – к чему такая спешка?

Натали взяла себя в руки, виски придало уверенности.

– Присядьте, пожалуйста, мистер Бурнетт. Не буду отнимать у вас время. У меня есть сведения, касающиеся мистера Каленберга.

Бурнетт с трудом втиснулся в кресло. Усилия не пропали даром. Зернышко здесь, зернышко там, появится и росток.

Контрольный пакет акций Национального банка Наталя принадлежал Максу Каленбергу. И тот возложил на Бурнетта сбор циркулирующих по Лондону слухов, касающихся его поместья в Натале.

Двенадцать дней назад Бурнетт получил короткую телеграмму:

«Требуется информация о деятельности Армо Шалика. К.».

Бурнетт хорошо знал Шалика, но понятия не имел, чем тот занимается. Информация о его деятельности… причем представляющая интерес для Каленберга… проще заставить говорить сфинкса. Ослушаться Бурнетт не мог. Каленберг не признавал слова «нет».

Через два дня Шалик устроил прием, куда пригласили и Бурнетта. Там он впервые увидел Натали Норман.

Бурнетт вспомнил язвительные слова Бернарда Шоу: «Можно дать пинка старику, уже ясно, кто он такой, но не стоит бить юношу, еще неизвестно, кем он станет». Он всегда проявлял внимание к людям низшего ранга.

Никто из гостей не замечал Натали, дирижирующую действиями официантов, банкир освободился от жены и, подойдя к мисс Норман, быстро завязал разговор: выяснилось, что эта блеклая особа – секретарь Шалика. Бурнетту сразу бросилось в глаза, что доверенному лицу Шалика не хватает мужской ласки.

Говорили о ерунде, Бурнетт прикидывал, как заставить Натали работать на Каленберга.

– Мисс Норман, – любезно заключил он, – я счастлив помочь таким людям, как вы. Запомните мое имя – Чарльз Бурнетт, директор Национального банка Наталя. Если разочаруетесь в работе или захотите получать больше, обратитесь ко мне. – Улыбнувшись, банкир вернулся к супруге.

Дома Бурнетт прошел в кабинет и, усевшись в удобное кресло, задумался: мисс Норман могла стать его глазами и ушами; несомненно, ей необходим мужчина, иначе откуда тени под глазами, бледность, растерянное выражение… Бурнетт решил сразу же уладить личные дела мисс Норман, снял трубку, набрал номер инспектора Паркинса.

– Паркинс… Я ищу молодого человека для выполнения деликатного поручения. Лет двадцати пяти, симпатичного, не слишком щепетильного. Вы не смогли бы оказать мне такую услугу?

– Сущие пустяки, сэр, – пророкотал полицейский. – Ему хорошо заплатят?

– Не сомневайтесь.

– Отлично. Я позвоню после ленча.

Паркинс позвонил около трех.

– Я нашел нужного человека, сэр, – доложил инспектор. – Из Джексон, двадцать четыре года, красавчик, бренчит на гитаре в маленьком клубе в Сохо, нуждается в деньгах. Отсидел два года за мелкую кражу.

Бурнетт заколебался:

– Осложнений не возникнет, Паркинс? Не хочу, чтобы меня потом шантажировали…

– О нет, сэр, не беспокойтесь… Я все устрою. Малыш у меня в руках.

Банкир успокоился:

– Пришлите его ко мне в половине шестого. На ваш счет в нашем банке переведут десять фунтов.

– Благодарю, сэр. Джексон вам понравится.

Из Джексон прибыл без двадцати шесть. Секретарша провела его в кабинет. Проработав столько лет с Бурнеттом, она уже ничему не удивлялась… даже Изу Джексону.

Бурнетт взглянул на молодого человека в джинсах горчичного цвета и темно-синей рубашке с оборками; на груди на позолоченной цепочке болтался колокольчик, тренькающий при каждом движении. Ну и тип!

Не дожидаясь приглашения, Джексон подошел к креслу, сел, положив ногу на ногу, и вопросительно посмотрел на хозяина кабинета.

– У вас есть работа?.. Сколько мне отвалят?.. И учтите, мне не хотелось бы трудиться в этой дыре. Ясно?

Бурнетту приходилось общаться с разными людьми, тон оболтуса не понравился, и все же банкир потеплел – Джексон вполне подходящий кандидат.

– Вам не понадобится работать здесь, мистер Джексон. Я имел в виду особое поручение… Вам хорошо заплатят.

Джексон поднял руку.

– Давайте забудем про мистера и прочую шелуху. Зовите меня Из.

– Разумеется… но почему Из?

– Так меня прозвали девки. Я их изумляю.

Бурнетт промокнул лоб носовым платком:

– От вас требуется следующее…

Джексон внимательно слушал, не сводя глаз с Бурнетта.

– Надеюсь, вы сможете сделать это? – закончил банкир.

Из скорчил недовольную гримасу.

– Давайте говорить прямо, – вытянул ноги. – Эта девка хочет, чтобы ее отогрели, так? – Бурнетт кивнул. – После первого прогрева ей захочется еще… так? – Бурнетт снова кивнул. – За ласку придется платить… Вы хотите, чтобы я выжал ее досуха… правильно?

– Именно так.

– С вас сто фунтов… и мне достается все, что я из нее высосу, так?

Бурнетт кивнул в третий раз. Господи, казалось, он медленно покрывается грязью.

Джексон развалился в кресле, нагло изучая директора банка.

– Вы согласны? – ледяным тоном уточнил Бурнетт.

– Разумеется. Я ничего не теряю. Как выглядит крошка? Ведьма?

– Приятная женщина.

– О'кей. Где ее искать?

Бурнетт протянул полоску бумаги с домашним и рабочим адресами Натали.

– Действовать надо быстро.

Джексон ухмыльнулся:

– За мной дело не станет… Полиция, надеюсь, в стороне?

– Гарантирую.

– Если они сунут нос, я тут же расколюсь.

– Выжмите из нее как можно больше денег. Я хочу, чтобы она завязла в долгах.

– Как насчет аванса? Я на мели.

– Сначала дело, потом деньги. – Взмахом руки Бурнетт отпустил проходимца.

Холодным, промозглым вечером Натали Норман обнаружила, что в автомобиле спустило заднее правое колесо. Она задержалась на работе и, выходя из офиса, думала лишь о том, как бы побыстрее добраться домой и влезть в горячую ванну. Дрожа от пронизывающего ветра, Натали беспомощно смотрела на спущенное колесо, когда к ней подошел высокий, стройный молодой человек в овчинном полушубке и джинсах.

Из Джексон выпустил воздух из колеса пятьдесят минут назад. Дожидался жертву в подъезде соседнего дома, кляня холод и трудолюбие Натали.

– Случилась беда, мисс? – вежлив, не нагл. – Не нужна ли вам помощь?

От неожиданности Натали вздрогнула, посмотрела направо, налево…

– Спустило колесо, – нервно ответила она. – Ничего страшного. Я возьму такси… Благодарю вас.

Джексон сделал шаг вперед, чтобы Натали могла получше рассмотреть его в свете уличных фонарей. Сердце женщины учащенно забилось: хорош, молод, Боже… Но на ее бледном лице ничего не отразилось.

– Я помогу, – предложил Джексон. – Залезайте в кабину, мисс. Там теплее. А тут холодина.

– Пожалуйста, не беспокойтесь. Я поймаю такси и…

– Ерунда, минутное дело.

Натали открыла дверцу, забралась на теплое сиденье. Джексон не терял времени даром. Вскоре спаситель подошел к дверце, вытирая руки о джинсы.

– Готово, мисс. Можете ехать.

Натали не могла оторвать от юноши глаз.

– Вас подвезти? – женщина улыбнулась.

– Вам не в сторону Найтсбриджа? – Джексон прекрасно знал, где она живет.

– О да… Чёрч-стрит.

– Отлично, мне почти туда же.

Джексон обошел автомобиль, влез в кабину, устраиваясь поудобнее, как бы невзначай коснулся плеча Натали. Женщина вздрогнула, руки не слушались, ключ не попадал в гнездо зажигания.

– Вы замерзли, – заметил Джексон. – Позвольте мне сесть за руль.

Не говоря ни слова, Натали протянула ключи. Джексон снова обошел машину, мисс Норман пересела на место пассажира. Юбка немного задралась, зацепившись за ручку переключения скоростей, но Натали, после секундного колебания, не стала ее поправлять.

– Я закоченела, – призналась она, когда Джексон сел рядом.

– Я тоже… На улице холоднее, чем на Северном полюсе.

Машина тронулась.

– Вы живете в Найтсбридже? – попыталась завязать беседу Натали.

– Кто… я? – Джексон засмеялся. – Слишком жирно. Обретаюсь в крысиной дыре Парсонс Грин. Я безработный. Люблю бродить по Найтсбриджу, разглядывать витрины магазинов и думать о том, что бы я купил у Хэрродса, будь у меня деньги.

– Почему вы не работаете?

– Я болел. У меня слабые легкие. Иногда мне приходится оставаться дома, а потом меня выгоняют. Последний раз меня выгнали две недели назад. – Джексон печально улыбнулся. – Впрочем, через несколько дней я что-нибудь найду, я уже совсем поправился.

– Рада за вас. – Натали прикусила губу.

– Не беспокойтесь, мисс. Никто, включая меня, не беспокоится обо мне. – Джексон помолчал. – Вы задержались на работе, да?

– Я часто работаю допоздна.

– Вы сказали Чёрч-стрит? – Они проезжали мимо станции подземки «Найтсбридж».

Натали кивнула.

– Вы живете одна?

– О да, – съежилась Натали. – Одна… всегда одна.

Еще кивок.

Глаза Джексона скользнули к ее ногам. Глупая курица! Все будет так легко.

– Многие живут замкнуто. Приходят с работы, запираются в четырех стенах и не показываются до следующего утра. А я люблю гулять по ночам. В одиночестве в комнате у меня по коже ползут мурашки.

– Понимаю. – Повернули на Чёрч-стрит. Натали подсказала: – Вот сюда, направо.

Решающий момент! Джексон напрягся. Пригласит или нет?

– Этот большой дом?

– Да. Вниз по пандусу, в гараж. – Помолчав, Натали едва слышно добавила: – Мне кажется, вам нужно помыть руки. Может, выпить?..

Джексон едва скрыл улыбку. На столь стремительный успех и не надеялся.

– С удовольствием.

Из гаража на лифте поднялись на четвертый этаж. Натали открыла дверь, пригласила попутчика в уютную гостиную.

– Раздевайтесь, – неуверенно предложила хозяйка.

Джексон огляделся.

– Красиво, тепло…

– Ванная там.

Гость скрылся за дверью. Натали стащила пальто и шарф. Когда Джексон вернулся в гостиную, мисс Норман по-прежнему стояла посреди комнаты, не в силах справиться с охватившим ее возбуждением. Молодой человек сразу понял, что происходит.

– Давайте познакомимся. Я – Из Джексон.

– Натали Норман.

– Необычное имя… Натали. Мне нравится.

Посмотрели друг другу в глаза, Джексон приблизился, обнял женщину. Натали задрожала, почувствовав прикосновение его рук. Она смутно помнила, как Джексон отнес ее в спальню.


Из Джексон открыл глаза, глубоко вздохнул, толкнул Натали в бок.

– Просыпайся! Я голоден. Еда есть?

– Еда… конечно. – Она вскочила, набросила халат. – Лежи, сейчас приготовлю. Хочешь выпить? Виски, джин?

– Тащи все, что есть.

Натали убежала на кухню. Через пару минут Джексон встал, оделся, взглянул на часы. Двадцать пять минут третьего. Из кухни донесся запах жарящейся ветчины. Выглянул в гостиную, убедился, что Натали возится у плиты, быстро прошелся по полкам шкафа. На верхней нашел золотые портсигар и зажигалку, шкатулку с ниткой жемчуга и двумя недорогими колечками, запихнул добычу в карман. Затем вышел в гостиную, замер у кухонной двери.

– Вкусно пахнет.

Натали благодарно взглянула и улыбнулась.

– Четырех яиц хватит?

– Вполне.

Она протиснулась мимо него и накрыла стол.

– Ты не перекусишь? – Джексон видел, что она поставила лишь одну тарелку.

– Я не голодна… Все готово. Садись.

Джексон набросился на еду. Отменная яичница! Жаль, нет кетчупа, но… не все сразу.

Натали забралась на кушетку, наблюдая за тем, как он ест. Нежность в ее взгляде не оставляла сомнений – на крючке.

– Проголодался?

Джексон поднял голову.

– Есть малость… как и ты.

Натали покраснела, отвела взгляд в сторону.

– Чего стесняться? – Гость ослепительно улыбнулся. – Природа! Против нее не попрешь.

– Пожалуйста, не надо об этом.

– Почему? Что здесь особенного? – Из встал. – Мне пора. Благодарю за все. Мне у тебя понравилось.

Пальцы Натали сжались.

– Ты не хотел бы остаться? – прошелестела она. – Ужасная ночь, холод, мрак… Если хочешь, оставайся.

Джексон покачал головой.

– Берлога ждет меня. – Двинулся к выходу.

– Мы еще увидимся? – прошептала Натали.

Наконец-то! Джексон сделал вид, что задумался. В капкане!

– Трудно сказать. Всякое бывает, не так ли? Пока. – И, прежде чем Натали успела открыть рот, исчез за дверью.

Пропажу Натали обнаружила лишь следующим вечером. Бросилась к телефону – звонить в полицию, – но сумела овладеть собой и, присев на кушетку, задумалась. Беднягу выгнали с работы. Он голодал. А разве ей нужны эти портсигар и зажигалка? Она не курит. И вообще готова отдать все, лишь бы Из вернулся.

Пять долгих дней Натали ждала, не в силах противостоять все возрастающему отчаянию, отгоняя мысль о том, что он хотел лишь обокрасть ее. Вечером пятого дня зазвонил телефон. Сердце Натали едва не выскочило из груди, женщина метнулась через комнату, схватила трубку.

– Да?

– Это Из… помнишь?

Колени Натали подогнулись, пришлось сесть.

– Конечно.

– Послушай, я сожалею, что пришлось захватить твои драгоценности. Ты сердишься?

– Нет… Но… нет.

– Я поступил как свинья. Заложил чужое. Я остро нуждался в деньгах… Я верну тебе квитанции. Можно занести их сейчас?

– Да. – Натали не узнала собственного голоса.

– Отлично. – В трубке послышались короткие гудки.

Джексон появился через полтора часа. Натали показалось, что он похудел и напуган.

– Вот они. – Три квитанции легли на стол. – Не следовало этого делать… Но у меня неприятности… Я залез в долги.

– Я понимаю. Ты голоден?

– Нет… я не могу остаться. Я должен идти. – Джексон сделал шаг к двери.

– Пожалуйста, останься, – взмолилась Натали. – Я хочу, чтобы ты остался.

– Мне надо достать денег. – Джексон переступал с ноги на ногу. – Я не могу терять времени. Одна девушка обещала помочь. Договорились встретиться сегодня вечером.

– Девушка? – Натали обмерла. – Из, объясни, ради Бога, что происходит? Может быть, я смогу что-то сделать.

– Ты и так помогла мне. – Джексон покачал головой. – И потом, Лола обещала…

– Пожалуйста, сядь и расскажи, что случилось.

Он сел. Натали верила каждому слову. Ставка на эту лошадь была верным шансом. Из дал расписку, и теперь букмекер требует денег.

– Они не привыкли церемониться, – закончил Джексон. – Если завтра я не притащу в клюве пятьдесят фунтов, они сами найдут меня.

– Найдут? – Натали подумала о худшем. – Что это значит?

– Зарежут, – нетерпеливо пояснил он. – Полоснут бритвой по шее…

Натали охнула, промелькнуло окровавленное лицо Джексона. Женщина чуть не упала в обморок.

– Я дам тебе пятьдесят фунтов, Из… Не волнуйся.

– Я не имею права брать их у тебя. Нет, лучше встретиться с Лолой.

– Не говори ерунды. Я сейчас… – Натали выписала чек.

Через час они лежали в постели. Впервые за последние пять дней Натали была счастлива. Прекрасно, думала она, лучше, чем в первый раз. Повернулась к Джексону, сердце сжалось при виде его напряженного лица.

– Что случилось, Из?

– Думаю… Может человек думать?

– Тебе что-то не нравится? Тебе скучно со мной?

– При чем здесь ты? Я думаю о будущем. Помолчи.

Натали затихла, глядя на чеканный профиль друга.

– Да, – воскликнул Джексон, будто размышляя вслух, – именно это я и сделаю! Уеду. В Дублин. Точно! Данни найдет мне работу.

Натали села, прижав простыню к груди.

– Дублин? О чем ты говоришь?

Джексон нахмурился, будто вспомнив о ее существовании.

– О чем?.. Я должен уехать. Пятьдесят фунтов – передышка на пару дней. А потом… они меня найдут.

Натали чуть не лишилась чувств.

– Ты же сказал, что этих денег хватит, – прошептала она. – Из, скажи мне! Что происходит?

Джексон пренебрежительно хмыкнул:

– Неужели ты думаешь, что букмекер станет мараться из-за пятидесяти монет? Я должен двенадцать сотен.

Оправившись от шока, Натали начала лихорадочно искать выход. Тысяча двести фунтов! Невообразимая сумма! На ее банковском счете чуть больше двухсот. Но представить, что Из уедет в Ирландию? Невозможно…

Выскользнула из постели, накинула халат. Джексон заметил перемену в выражении ее лица, спокойно лежал, ожидая. Его тоже несколько смущала названная сумма – не перебор ли? – но Бурнетт велел обчистить ее до последнего пенса. Вдруг у нее нет таких денег?

Натали прошлась по комнате, присела на краешек кровати, заглянула ему в глаза.

– Из… если я раздобуду эти деньги, ты останешься?

– Разумеется. Но где их взять? Нечего и говорить об этом.

– Я попытаюсь. Сколько времени в твоем распоряжении?

– Беспредметный разговор. – Джексон лег на спину, взглянул в потолок. – Я должен уехать… Завтра.

– Сколько времени в твоем распоряжении?

– Дней десять… не больше.

– Если я достану эти деньги, ты сможешь жить у меня?

Ну и гусыня. Джексон вздохнул.

– Хочешь, чтобы я перебрался к тебе?

– Очень…

– Благодарю. Я подыщу работу, и мы сможем жить вместе. Но… денег-то нет.

– Я постараюсь все устроить. – Натали сбросила халат, нырнула в постель. – Обними меня, Из.


Джексон спал, Натали думала о том, где достать деньги. Обращаться к Шалику? Глупо. Оставался только Чарльз Бурнетт, директор Национального банка Наталя.

Натали знала о шпионаже в большом бизнесе и сразу разобралась, куда клонит Бурнетт, предлагая помощь. Поначалу мисс Норман с презрением отнеслась к неуклюжим попыткам подкупа, но теперь боязнь потерять Иза делала ее менее щепетильной.

Она твердо решила встретиться с Бурнеттом.

Утром, поднявшись в номер Шалика, Натали быстро разложила почту и, сняв трубку, позвонила в Национальный банк Наталя: ее никто не мог услышать – в это время Шерборн брил Шалика и помогал тому одеться.

Джексон уже сообщил Бурнетту о ночном разговоре, поэтому Натали сразу соединили с директором банка.

– Разумеется, мисс Норман. – Банкир, не перебивая, выслушал Натали. – С радостью встречусь с вами. Какое время вас устроит?

– В вашем кабинете в четверть второго.

– Жду вас.

Когда Натали вошла в кабинет, Бурнетт встретил ее как добрый дядюшка. Секретарь Шалика вкратце изложила просьбу.

– Тысяча фунтов – большая сумма, – заметил Бурнетт, разглядывая ногти. – Но… не выходящая за пределы наших возможностей, – пристально посмотрел на Натали. – Вы – умная женщина, поэтому будем говорить начистоту. Вам нужны деньги, мне – сведения о деятельности Шалика, имеющие отношение к мистеру Каленбергу из Наталя.

Натали замерла. В последние дни по обрывкам разговоров между Шаликом и Шерборном, по записям на столе Шалика секретарь поняла, что готовится операция с неким Максом Каленбергом. Минуту назад это имя ровным счетом ничего для нее не значило.

Деловую переписку Шалика вел Шерборн. Натали лишь договаривалась о встречах с клиентами, устраивала ленчи и обеды, выступала в роли хозяйки на приемах босса.

– Боюсь, я не смогу помочь. – В ее голосе слышалось негодование. – Я не принимаю участия в деловой жизни мистера Шалика, мне известно лишь, что с недавних пор в разговорах неоднократно упоминалось имя Каленберга.

Бурнетт улыбнулся.

– Мисс Норман, от вас потребуются сущие пустяки. Позвольте мне объяснить…

Через двадцать минут Натали получила пластиковый мешочек с миниатюрным диктофоном, шестью кассетами и высокочувствительным микрофоном.

– Содержание записей, мисс Норман, – пояснил на прощание Бурнетт, – естественно, повлияет на полученную вами сумму. При условии, что вы сообщите мне важные сведения, я могу гарантировать тысячу фунтов…

Через восемь дней Бурнетт сидел в квартире Натали.

– Милая мисс Норман, к чему такая спешка?

Три дня микрофон Бурнетта подслушивал все разговоры в кабинете Шалика.

Уже неделю Джексон жил у Натали. Мисс Норман обещала альфонсу деньги, а он согласился любить Натали.

– Есть сведения, касающиеся мистера Каленберга. Вы хотели их услышать, – нервно ответила Натали.

Бурнетт положил ногу на ногу.

– Отлично, послушаем.

– Шалик готовит кражу перстня Чезаре Борджа. Перстнем владеет Каленберг. У меня на трех кассетах записаны детали операции.

– Перстень Борджа? – удивился Бурнетт. – Поздравляю, мисс Норман. Включите диктофон.

Натали покачала головой.

– Сначала тысяча фунтов, лучше десятифунтовыми банкнотами.

Улыбка застыла на лице банкира.

– Мисс Норман, так дело не пойдет. Вдруг кассеты пустые? Я должен их прослушать… Вы же умная женщина.

Натали вставила в диктофон первую кассету, нажала клавишу. Три минуты Бурнетт слушал разговор Шалика с Гэрри Эдвардсом. После слов «…подробности узнаете вечером» женский палец нажал «стоп».

– О мистере Каленберге не сказано ни слова, – протестовал Бурнетт.

– Остальное – когда принесете деньги.

Бурнетт понял, что спорить бесполезно, поднялся, напомнив себе, что тысяча фунтов для Макса Каленберга равнозначна пенни для премьер-министра.

Через два часа, забыв о поездке за город, Бурнетт вернулся в квартиру Натали. Прослушав пленки, он понял, что получил их практически даром.

– Чудесно, мисс Норман, – улыбнулся банкир. – Просто чудесно. Вы, несомненно, заработали эти деньги. И в дальнейшем переданная информация будет щедро оплачена.

– Дальнейшего не будет! – воскликнула Натали, швырнув диктофон Бурнетту. – Унесите его с собой.

– Но, мисс Норман…

– Заберите его! Заберите! – взвизгнула Натали. Бурнетт, схватив диктофон и три кассеты, ретировался.

Лишь в лифте он сообразил, что Натали не вернула микрофон, хотел вернуться, но, вспомнив дикий блеск глаз осведомительницы, передумал.

Через три часа вернулся Джексон. Бурнетт успел сообщить Изу, что деньги уже у Натали.

Для Джексона мисс Норман уже не существовала. С тысячью фунтами в кармане он собирался прекрасно устроиться в Дублине.

Войдя в гостиную, Джексон несколько удивился, увидев, что Натали плачет.

– Что случилось, черт побери?

Натали вытерла глаза.

– Я достала деньги, Из.

– Отлично. Так почему ты плачешь? Улыбайся!

– Иуда не улыбался. Он повесился.

Джексон смутно представлял, кто такой Иуда, но почему-то считал его плохим человеком.

– О чем ты говоришь? Кто повесился?

– Никто… ты не поймешь. Ты голоден?

Джексон покачал головой.

– Где деньги?

– Ты хочешь поесть? Я принесла бифштекс.

– К черту бифштекс. Где деньги?

Натали потрясла жадность в глазах избранника. Подошла к серванту, достала из ящика стопку десятифунтовых банкнот, передала Джексону. Сердце сжалось при виде благоговения, с которым он пересчитывал деньги.

– Ты доволен?

Джексон молча рассовывал банкноты по карманам.

– Что ты делаешь? – прошептала Натали.

– Ухожу отсюда к чертовой матери… Вот что я делаю.

– После того, как ты получил деньги, я тебе уже не нужна?

– Кому ты вообще нужна! – рявкнул Джексон. – Выслушай совет, крошка. Держи ноги крепко сжатыми, не то наживешь неприятности, – и выскочил за дверь.

Лифт пошел вниз. Джексон исчез из жизни мисс Норман.

Натали медленно подошла к креслу, села. Наступили сумерки, но она по-прежнему не шевелилась.

В конце концов, думала Натали, почему он должен любить ее? Могла бы и предугадать развязку. Надеяться? Ждать чуда?.. Времена чудес давно миновали.

Впереди одиночество. Предательство мучило. Зачем жить? У мисс Норман разыгралась мигрень. Ради чего?..

Натали проскользнула на кухню, схватила острый нож для чистки овощей, направилась в ванную. Повернув кран, подождала, пока ванна наполнится водой, и, скинув туфли, погрузилась в ласковое тепло.

Будет ли больно? Говорят, это самый легкий способ заснуть навсегда. Стиснув зубы, Натали полоснула острием по левому запястью, взглянула на розовеющую воду и закрыла глаза.

Думая о Джексоне, его резких и привлекательных чертах, мускулистом теле и вьющихся темных волосах, Натали тихо ушла из жизни.

Глава 4

Армо Шалик вернулся в номер в половине девятого утра. Шерборн доложил, что Феннель в Париже, и рассказал о причине внезапного отъезда взломщика.

– Надеюсь, я поступил правильно, сэр, – заключил помощник. – Если бы я знал, где вас искать, то непременно посоветовался бы перед тем, как что-то предпринимать.

– Уехал? Нечего об этом и говорить, – отрезал Шалик. – Феннель не говорил об охране музея?

– Нет, сэр. Вылетел отсюда пулей.

У Шалика возникло предчувствие – впереди черный понедельник. Если б он знал о трех кассетах с деталями операции в Натале, его настроение не улучшилось бы.

Шалик постарался скрыть раздражение, встретившись в девять тридцать с Геей, Гэрри и Кенном Джонсом.

– Мистер Феннель вылетел в Париж по не зависящим от него причинам, – начал Шалик. – Он торопился и не успел высказать свое мнение о мерах предосторожности, принятых Каленбергом для охраны музея. Я уверен, что он все расскажет вам при встрече в «Ранд интернэшнл». Полагаю, – взглянул на Эдвардса, – вы просмотрели авиационные карты?

– Никаких проблем, – ответил Гэрри. – Я доберусь до земель Каленберга.

– Хорошо. Итак, успех операции зависит только от присутствующих. Я сделал все, что мог. Вылетаете сегодня вечером, завтра будете в Йоханнесбурге. – Помолчав, Шалик продолжал: – Предупреждаю, Феннель – опасный преступник, но его участие необходимо, – посмотрел на Эдвардса. – Гэрри, вы можете постоять за себя, поэтому позаботьтесь о мисс Десмонд.

– С удовольствием, – улыбнулся Гэрри.

– О Армо! – воскликнула Гея. – Я сама могу позаботиться о себе, к чему эта суета?

– Мужчины всегда суетятся вокруг прекрасных женщин, и я не исключение. – Шалик многозначительно посмотрел на Эдвардса. Пилот кивнул. – Счастливого пути. Шерборн даст вам билеты.

Все ушли, Шалик потянулся за списком дел на текущий день: Натали каждое утро клала листок ему на стол. Списка не было. Понедельник выдался неудачным. Шалик встал, прошел в приемную. Впервые за три года Натали не сидела за своим столом. Шалик взглянул на часы. Без пяти десять. Вернувшись в кабинет, вызвал Шерборна.

– Где мисс Норман?

– Понятия не имею, сэр, – безразлично ответил помощник.

– Выясни, где она! – рассердился Шалик. – Возможно, она заболела.

Зазвонил телефон. Шалик махнул Шерборну, тот взял трубку.

– Резиденция мистера Шалика… Кто?.. Что вы сказали? – Шерборн побледнел. – Минуту.

– Что там еще? – обеспокоился Шалик.

– Сержант Гудард, сэр. Из Особого отдела полиции.

Шалик подумал о недавней валютной афере, когда он вывез из страны девятьсот тысяч фунтов. Неужели Скотленд-Ярд о чем-то пронюхал! Ладони похолодели.

– Попроси его подняться ко мне.

Через три минуты Шерборн открыл дверь высокому, широкоплечему мужчине с тяжелым взглядом и квадратной челюстью.

– Проходите, сэр. – Шерборн отступил на шаг. – Мистер Шалик примет вас немедленно.

Сержант Гудард вошел, еще раз взглянул на Шерборна, брови полицейского удивленно изогнулись.

– О, привет, Джордж… Я думал, ты умер.

– Нет, сэр. – На лице Шерборна выступил пот.

– Жаль. Теперь ты уважаешь законы?

– Да, сэр.

Гудард огляделся.

– Уютное гнездышко. Лучше, чем Пентовилль?

– Да, сэр.

Шалик указал на стул.

– Присядьте, сержант. В чем дело?

Гудард сел, взглянул на Шалика.

– Насколько мне известно, мисс Натали Норман работала у вас?

Шалик кивнул.

– Она умерла в ночь с субботы на воскресенье. Самоубийство.

Шалик облегченно вздохнул: валютные махинации не привлекли лишнего внимания.

– Боже! – Он достал сигару, неторопливо обрезал. – Как это произошло? Из-за чего?

– Я надеялся, что вы поможете мне найти причину.

Шалик раскурил сигару, глубоко затянулся, покачал головой.

– Мне ничего не известно о мисс Норман. Поверьте! Работала у меня три года, справлялась с обязанностями. – Армо откинулся в кресле, взглянул на детектива. – Я – деловой человек, сержант. У меня нет времени интересоваться личной жизнью сотрудников.

Гудард достал из внутреннего кармана пиджака какой-то предмет, положил его на стол.

– Вам известно, что это такое, сэр?

Шалик нахмурился. Перед ним лежала канцелярская скрепка.

– Канцелярская скрепка, – недоуменно ответил он. – Надеюсь, вы задали этот вопрос не ради любопытства, сержант. Вы отнимаете у меня дорогое время.

Гудард не терял спокойствия:

– Как я понимаю, мистер Шалик, ваши конкуренты с удовольствием ознакомились бы с некоторыми аспектами вашей деятельности?

Лицо Шалика застыло.

– Мне кажется, это не ваша забота.

– Я бы согласился с вами, сэр, если бы не эта штука. – Гудард указал на канцелярскую скрепку.

– Что вы хотите этим сказать?

– Это не скрепка, а высокочувствительный микрофон. Использование его без специального разрешения незаконно.

Шалик похолодел.

– Не понимаю, о чем идет речь.

– Эту канцелярскую скрепку нашли в квартире мисс Норман, – объяснил Гудард. – Детектив, расследовавший ее смерть, догадался, что это такое. Скрепку передали в Особый отдел. Поэтому я пришел к вам.

– Я ничего не знаю. – Шалик облизал пересохшие губы.

– Вы не видели ее раньше?

– Кажется, нет… откуда мне знать? – с трудом скрывая охватившую его панику, показал на лежащие на столе документы. – Я не обращал внимания. Не смотреть же на каждую скрепку. Возможно… не знаю…

– Для этого микрофона, – Гудард взял скрепку, положил в карман, – необходим специальный диктофон. Вы позволите осмотреть стол мисс Норман?

– Конечно. – Шалик поднялся, проводил детектива в приемную. – Вот… ее стол.

Гудард быстро проверил все ящики, заглянул в стенной шкаф. Повернулся к Шалику:

– У вас не возникало подозрений, что мисс Норман шпионит за вами?

– Нет… Определенно.

– Что вам известно о ее личной жизни?.. Она завела молодого человека. Соседи видели, как тот заходил в ее квартиру. Вы знаете, кто он?

– Не могу поверить! – Сообщение Гударда потрясло Шалика. – Однако если вы уверены… Нет, я ничего о нем не знаю.

– Расследование продолжат, сэр. Вероятно, мы еще встретимся.

– Вы всегда сможете найти меня здесь.

Гудард направился к двери, остановился на пороге:

– Вам, вероятно, известно, что Джордж Шерборн отсидел шесть лет за подлог?

Лицо Шалика оставалось непроницаемым.

– Я знаю об этом. Шерборн теперь совсем другой человек. Я им доволен.

После ухода детектива Шалик сел за стол, достал носовой платок, вытер потные ладони.

Неужели микрофон? На его столе? А если да? Что, если эта бледнолицая дрянь записывала его разговоры? На пленку могло попасть многое. Взять хотя бы перстень Борджа. Неужели она записала все подробности? И где диктофон? Может, она не успела его взять? Может, решила покончить жизнь самоубийством, но не предавать его? А если она записала разговоры с четверкой, отправившейся в Африку? Если пленки уже у Каленберга?

Шалик откинулся в кресле, глубоко задумался.

Следует ли предупредить их? Мужчин всегда можно заменить, но терять Гею не хотелось. С таким трудом нашел ее. Однако не сошелся же на ней свет клином. Если предупредить, то операция на этом закончится. За возвращение перстня клиенту он получал пятьсот тысяч плюс расходы. Шалик хмыкнул. Слишком большие деньги, чтобы отказываться от них из-за четырех людишек. Надо рисковать! Уговорить себя, что эта тварь ничего не успела записать.

Шалик потянулся к лежащей на столе корреспонденции; через несколько минут впечатления о визите Гударда потускнели вместе с мыслью о том, что Каленберг может узнать о его планах.


Чарльз Бурнетт величественно вплыл в приемную. Секретарь протянула зашифрованную телеграмму – получили минуту назад.

– Спасибо, мисс Моррис. – Бурнетт улыбнулся, прошел в кабинет.

Расшифровав телеграмму, прочел:

«Благодарю. Гостям будет оказан теплый прием. На ваш счет в швейцарском банке куплено двадцать тысяч акций „Хоунивелли“. К.».

Прекрасное настроение директора банка омрачил звонок инспектора Паркинса.

– Я хотел предостеречь вас, сэр. Натали Норман сегодня утром найдена мертвой в своей квартире. Самоубийство.

Несколько секунд Бурнетт не мог выговорить ни слова.

Паркинс поинтересовался:

– Вы меня слушаете, сэр?

Банкир смог взять себя в руки.

– Почему, Паркинс, вы решили сообщить об этом мне? – Голос дрожал от волнения.

– Видите ли, сэр, этот молодой балбес, Из Джексон, зачастил к бедняжке в последнее время. Я подумал, что лучше будет держать вас в курсе событий… если я ошибся, прошу извинить.

Бурнетт глубоко вздохнул.

– Значит, Джексон… странно. Не мог же он ее убить?

– И я сомневаюсь. Джексон укатил в Дублин в субботу вечером.

– Благодарю, Паркинс. На ваш счет переведу пятьдесят фунтов.

Положив трубку, Бурнетт задумался: микрофон остался у Натали, но вряд ли кто поймет истинное назначение этой канцелярской скрепки, ее выбросят на помойку вместе с прочим хламом.


В отель «Ранд интернэшнл» только что прибыла группа американских туристов, в холле стоял невообразимый шум. Феннель, сидя на балконе, с неодобрением наблюдал суету внизу. Лью прибыл в Йоханнесбург тридцать шесть часов назад и впервые за последний месяц чувствовал себя в безопасности: Морони и полиция далеко.

К отелю подкатил черный «Кадиллак». Феннель вскочил, увидев рыжеватую копну волос Геи Десмонд.

Через десять минут все четверо сидели в его номере на восьмом этаже.

– Полагаю, недурно бы отдохнуть, – начал Феннель, – но прежде о том, что нас ждет.

Гэрри взглянул на Гею. Четырнадцатичасовой перелет утомил его.

– Послушаем или сначала в душ?

– Послушаем. – Гея устроилась поудобнее.

– Шалик просветил меня насчет тех ящиков, – продолжал Феннель. – Теперь я уверен – музей под землей. В поместье Каленберга доставлен лифт, дом одноэтажный. Значит, лифт для спуска под землю. Выходит, музей под домом. Ясно?

– Конечно. – Гэрри мечтал о душе.

– Далее, Каленберг приобрел специальную телевизионную систему с шестью камерами и монитором. То есть в музее шесть комнат, а где-то в доме у монитора сидит дежурный, нажимает на кнопки и видит, что творится в любой из комнат – но… только в одной! – Феннель закурил. – Я знаком с этой системой, она уязвима – дежурный может заснуть, зачитаться, наконец, выйти в туалет. Необходимо выяснить, что страж действительно делает во время дежурства. Это ваша задача. – Короткий палец уперся в Гэрри.

– Вход в музей закрыт массивной стальной дверью, изготовленной фирмой «Балстрём». В дверь вмонтирован временной замок с двумя циферблатами. На одном устанавливают время закрытия, на другом – открытия. В промежутке никто, кроме специалистов фирмы, не сможет проникнуть в музей. – Лью ухмыльнулся. – За исключением меня. Я участвовал в создании этого замка и смогу его открыть. Но до двери надо добраться, и тут потребуется ваша помощь. – Бандит посмотрел на Гэрри.

– Загвоздка – лифт. Работать придется ночью, и я хочу знать, выключается ли в доме электричество. Если на ночь лифт издыхает, не представляю, как мы спустимся в музей.

– Допустим худшее, – заметил Эдвардс. – Лифт обесточен, тогда…

– Тогда вам придется отыскать рубильник. Иначе нет смысла начинать операцию.

– Возможно, кроме лифта, есть лестница.

– Возможно, – согласился Феннель. – Необходимо выяснить и это. Вообще, вы должны узнать как можно больше. И еще, я хочу знать заранее, как проберусь в дом. Полученные сведения немедленно сообщите нам по радио.

– Постараемся, – заверил Гэрри.

– В противном случае ничего не получится. Это ясно, как дважды два.

Гея встала.

– Я вас покину, немного отдохну. В самолете не сомкнула глаз. – И вышла из комнаты.

Гэрри зевнул, потянулся.

– И я тоже… я больше не нужен?

Феннель кивком отпустил пилота, посмотрел на Джонса.

– Как насчет снаряжения? В порядке?

– Надеюсь. Сразу после душа пойду проверю. Я телеграфировал приятелю, попросил его купить необходимое. Надо зайти к нему и посмотреть, что он достал. Пойдете со мной?

– Почему бы и нет. Плещитесь! Я подожду вас здесь.

Гэрри и Кен пошли по коридору.

– До скорого. – Гэрри остановился у двери своего номера. – Похоже, не все так просто.

Кен улыбнулся. Гэрри уже понял: охотник – неисправимый оптимист.

Через час Джонс вновь зашел к Феннелю. Лью провел время с бутылкой виски, побагровел, расслабился.

– Идем? – Джонс прислонился к дверному косяку.

Феннель поднялся, оба направились к лифту.

– У моего приятеля гараж на Плин-стрит, – объяснил Джонс. – Недалеко. Пойдем пешком.

В вестибюле их встретил оглушительный шум: прибыла очередная группа туристов.

– Почему американцы так шумят? – улыбаясь, спросил Джонс. – Думают, вокруг глухие?

Феннель хмыкнул:

– Не знаю. Мало пороли в детстве, не приучили помалкивать.

Вышли под навес перед отелем. Бри-стрит скрывала сплошная пелена дождя.

– Если в Драконовых горах льет так же, мы попадем в переделку. – Кен поднял воротник. – Пошли… начнем мокнуть сейчас… потренируемся.

Сэм Джефферсон, хозяин гаража, высокий тощий мужчина с добродушным веснушчатым лицом, радостно приветствовал их:

– Здорово, Кен. Как съездил?

Джонс ответил, что неплохо, представил Феннеля. Мужчины обменялись рукопожатиями.

– Я достал все, что ты просил, – продолжал Джефферсон. – Пойди посмотри. Если я о чем-то забыл, скажи мне. А теперь извини, я должен закончить с коробкой передач. – И убрался в дальний конец гаража, к поднятому на домкратах «Понтиаку».

Кен провел Феннеля в небольшую пристройку. Африканец, сидящий на корточках у «Лендровера», неторопливо поднялся, улыбнулся.

– Все о'кей, босс. – Черная рука протянулась к Джонсу, охотник крепко пожал ее.

– Это Джо. – Кен повернулся к Феннелю. – Он помогал Сэму купить все необходимое.

Феннель не любил негров, исподлобья взглянул на улыбающегося Джо, что-то пробурчал и отвернулся.

– Ну, Джо, – прервал молчание Кен, – посмотрим, что ты для нас приготовил.

Африканец подошел к «Лендроверу», сдернул с капота брезентовый тент.

– Я сделал все, как вы сказали, босс.

Перед радиатором на двух мощных кронштейнах был установлен толстый цилиндр с намотанным на нем стальным тросом. Кен осмотрел приспособление, довольно кивнул.

– Это еще зачем? – фыркнул Феннель.

– Лебедка, – объяснил Джонс. – В болотистых местах легко увязнуть, особенно после дождя. А лебедка вытащит из любой трясины. – Охотник наклонился, подхватил яхтенный якорь. – Если завязнем, то зацепимся за ближайшее дерево и вылезем.

– Неужто дорога так плоха?

– Плоха?! Вы не представляете, что нас ждет.

Феннель нахмурился.

– Тем двоим повезло. Добраться до места на вертолете проще, не так ли?

– Не знаю. Если одна из лопастей отвалится, придется садиться в джунглях, и тогда я им не завидую. В этой стране лучше ездить, чем летать.

– Босс, – Джо по-прежнему улыбался. Он подошел к длинному столу. – Посмотрите на остальное.

На столе лежали четыре канистры для воды, пять – для бензина, четыре спальных мешка, четыре электрических фонаря с запасными батарейками, две шестифутовые металлические лесенки, палатка, два деревянных и один картонный ящик.

– При благоприятном стечении обстоятельств нам потребуется пять дней, чтобы добраться до поместья Каленберга, и четыре на обратный путь, – Джонс гладил канистры. – Это – консервы, – он указал на деревянные ящики, – а это – спиртное, – рука коснулась картонной коробки. – Четыре бутылки виски, две джина и двадцать четыре кварты пива. Я беру с собой «спрингфильды» двенадцатого и двадцать второго калибров. В тех местах много дичи. Вам нравится цесарка? А импала? Не пробовали вырезку импалы в томатном соусе? – Кен улыбнулся, закатил глаза. – Божественно.

– Как насчет лекарств? – поразил предусмотрительностью Феннель.

– В «Лендровере» есть аптечка. Я прошел курс оказания первой медицинской помощи для охотников. Знаю, что делать при укусе змеи, а что – при переломе ноги.

– Похоже, вы позаботились обо всем. – Феннель закурил. – Значит, надо брать лишь туалетные принадлежности.

– Да… путешествуем налегке.

– У меня еще мешок с инструментами. – Феннель облокотился на «Лендровер». – Тяжеленный, но без него не обойтись.

Охотник смотрел под ноги:

– Тогда вам придется тащить его на себе.

Феннель удивленно посмотрел на Кена:

– Разве мы едем не на машине?

– Возможно, придется идти пешком. Даже с лебедкой дорога в поместье Каленберга может засосать «Лендровер».

– А почему не захватить этого ниггера?

Лицо Джонса окаменело.

– Послушай, приятель, покончим с этим раз и навсегда. Здесь нет ниггеров. Есть африканцы, туземцы, неевропейцы, но ниггеров нет.

– Какая, к черту, разница?

– Для меня есть разница, и прошу это учесть, чтобы мы поладили.

Феннель пожал плечами.

– О'кей, о'кей! Так почему бы не взять с собой этого африканского, туземного, неевропейского мерзавца, чтобы он тащил мой мешок?

Джонс с трудом сдержался.

– В Мейнвилле к нам присоединится мой друг. Сейчас он разведывает подступы к поместью. И, держу пари, хотя земли Каленберга охраняют триста зулусов, он найдет лазейку. Но… я уверен… мой друг будет нести только свои вещи. Прошу запомнить это хорошенько.

– Он… черный?

– Он – кикуйу… значит, африканец.

– Друг?

– Один из лучших. – Кен посмотрел Феннелю в глаза. – Поверь на слово, африканцы, если узнать их поближе, хорошие люди и верные друзья.

Феннель пожал плечами.

– Это ваша страна… Не пора ли нам вернуться в отель. От проклятого дождя у меня разыгралась жажда.

– Иди. Я должен погрузить все в машину. Может, вместе поужинаем? В отеле хороший ресторан. А завтра утром выедем в Мейнвилль.

– До вечера. – Феннель вышел из гаража.

Джонс, нахмурившись, проводил бандита долгим взглядом и, пожав плечами, пошел к Сэму Джефферсону.


В половине девятого люди Шалика встретились в ресторане. Гея заявилась последней, в легком платье лимонного цвета, приковав взгляды всех мужчин.

– Что будем есть? – Гэрри перелистывал меню.

За день они здорово проголодались и решили заказать рыбную закуску и жареную телятину на второе.

– Как дела? – Гэрри повернулся к Джонсу.

– Порядок. Я и Лью можем выехать завтра, если вас двоих это устраивает.

– Почему бы и нет? – Гэрри взглянул на Гею, та кивнула.

– Чем быстрее мы уедем отсюда, тем лучше, – продолжал Джонс. – Начинаются дожди. Еще есть шанс, что в Драконовых горах сухо, не то нас с Феннелем ждет веселенькая поездка. Отъезд завтра в восемь утра. Поедем в «Лендровере», поэтому не рассчитывайте на удобства. До лагеря в Мейнвилле около трехсот миль, придется потрястись. – Прибыла закуска. Джонс умолк, дожидаясь ухода официанта. – Мейнвилль расположен в четырехстах милях от поместья Каленберга. Вертолет в лагере. Полет к дому Каленберга не займет много времени, если, конечно, ничего не случится. Вы двое задержитесь в лагере еще на один день, а мы с Феннелем выедем раньше. Связь поддерживаем при помощи портативных раций. Я их проверил… Мы доберемся до Мейнвилля к полудню. В пять утра я и Феннель тронемся в путь. Вы вылетите в десять утра следующего дня. До поместья Каленберга примерно час лета. Я не хочу, чтобы вы прибыли слишком рано. Подходит?

– Все логично. – Гэрри уплетал закуску. – А как с вертолетом? Топливо, подготовка к полету?

– Я обо всем позаботился. Топлива с лихвой хватит для полета в оба конца. Проведена полная профилактика. Конечно, вам решать, можно ли на нем летать, но, насколько мне известно, все в порядке.

– Что за дыра Мейнвилль? – Гея промокнула рот салфеткой.

– Городишко, где еще не привыкли к автомобилям. Лагерь в пяти милях.

Официант принес телятину; мясо таяло во рту. За едой продолжили обсуждение деталей операции. Отвечал Кен, Гэрри и Гея задавали вопросы, Феннель молчал, не отрывая глаз от Геи.

– Поездка в Мейнвилль развлечет вас, – улыбнулся Кен. – Кого там только нет! Бородавочники, антилопы, буйволы, мартышки… Одно время я работал егерем в заповеднике. Возил посетителей на «Лендровере».

– Почему вы ушли оттуда? – поинтересовалась Гея. – Мне показалось, что вы любите дикую природу.

Кен засмеялся.

– Вы правы. Я бы прекрасно ужился с животными, но посетители заповедника портили мне нервы. Они вообразили, что животным больше нечего делать, кроме как ждать, пока кто-то приедет и сфотографирует их. Иногда, особенно в период дождей, можно несколько дней колесить по саванне и никого не найти. Посетители во всем винили проводника. Наконец один достал меня. Ему не повезло. Сезон выдался дождливым, а он хотел сфотографировать буйвола. Он поспорил с приятелем на тысячу долларов, что привезет в Штаты фотографию буйвола. Мы целыми днями мотались по саванне и джунглям, но безрезультатно. Он, конечно, спустил на меня всех собак, – Кен улыбнулся, – а я не выдержал и двинул ему в челюсть… Получил восемнадцать месяцев тюрьмы, а выйдя на свободу, решил, что в заповеднике мне больше делать нечего.

– Не знаю, какие у вас, парни, планы, – неожиданно вмешался Феннель, – а я приглашаю мисс Десмонд прогуляться по городу, – взгляд на Гею. – Что вы скажете?

– Благодарю, мистер Феннель, – после короткой паузы ответила Гея, – но… я должна выспаться перед дальней дорогой. Извините. – Красавица встала. – Спокойной ночи, джентльмены. Увидимся утром, – и, сопровождаемая восхищенными взглядами мужчин, покинула ресторан.

Феннель побагровел.

– Стерва, – буркнул Лью.

Кен поднялся со стула.

– Я заплачу, а потом спать.

– Не стоит горячиться, – попытался успокоить Феннеля Гэрри. – Девушка устала. Если хотите, я могу погулять с вами.

Феннель никого не слышал, встал, вышел из ресторана, направился к лифту, дрожа от ярости. И тут же вспомнил предостережение Шалика: «Оставь мисс Десмонд в покое!.. Иначе Интерпол немедленно получит твое досье».

У себя в номере Феннель разделся, лег в постель и забылся тяжелым сном.

Глава 5

Каждый день Макс Каленберг просыпался в пять утра, будто в голове звенел будильник.

Огромная кровать покоилась на круглой, приподнятой над полом платформе. Справа от изголовья отделанная деревом панель с десятью разноцветными клавишами. Каждая клавиша выполняла одно из желаний: красная закрывала и открывала шторы; желтая опускала платформу так, что богач мог перекатиться в инвалидное кресло на электрическом ходу; при нажатии на голубую откидывалась крышка люка, и перед Каленбергом появлялась чашка дымящегося ароматного кофе; черная наполняла ванную водой нужной температуры; зеленая управляла монитором, обеспечивающим прямой контакт с одной из секретарей.

В тот день, проснувшись, Каленберг нажал на красную кнопку – шторы раздвинулись, открыв низко плывущие грозовые облака, и Макс решил, что дождь не заставит себя долго ждать. Включив свет, он коснулся голубой клавиши и взял из люка поднос с серебряным кофейником, кувшинчиком молока, сахарницей и фарфоровой чашкой.

Человек, лежащий на огромной кровати, с наголо обритой головой, широко посаженными голубовато-серыми глазами, прямым носом и квадратным раздвоенным подбородком, напоминал героя кинобоевика. Каленберг спал голым, из-под простыни виднелся загорелый, мускулистый торс.

Макс выпил кофе, закурил, нажал зеленую клавишу. Экран монитора ожил: Миа – индианка – потянулась за карандашом и блокнотом. Каленберг с удовольствием следил за ее грациозными движениями. Макс любил красивых женщин и нанимал на работу только тех, кто ему нравился.

– Доброе утро, сэр. – Девушка взглянула прямо в камеру.

– Доброе утро, Миа. – Каленберг отпил кофе. – Почта прибыла?

– Ее разбирают, сэр.

– Диктовка через час. Можете позавтракать. – Выключив монитор, Макс нажал черную клавишу, наполнявшую ванну водой, и откинул простыню.

…Из прекрасно сложенного атлета Каленберг превратился в урода. Никто, кроме матери и доктора, не видел его ног, не выросших с рождения. В сравнении с развитым торсом ноги походили на два крошечных отростка, не способных поддерживать тело.

Никому не разрешалось входить в спальню, пока Каленберг одевался, а в инвалидном кресле ноги закрывал специальный полог.

Макс перебрался в кресло и покатил в ванную.

Часом позже, помывшись и сделав зарядку в спортивном зале, примыкавшем к ванной, он вернулся в спальню. Завернув нижнюю часть тела в легкую ткань, Каленберг надел белую рубашку, закрыл полог и поехал по длинному коридору в кабинет.

Не успел он проехать и пары ярдов, как навстречу выскочил гепард. Гинденбург! Лучший друг Макса, его постоянный спутник. Каленберг остановил кресло, подождал, пока большая кошка приблизится, затем почесал зверя за ухом, гепард заурчал. Двойные двери открылись автоматически, и Каленберг въехал в просторную светлую комнату, одну из стен которой полностью занимало окно.

Не выходя из-за стола, он мог видеть нежно-зеленые лужайки, цветочные клумбы, далекие джунгли…

Корреспонденция уже лежала на столе, с наклейками разного цвета, определяющими важность той или иной бумаги. Перед сном Каленберг обычно намечал распорядок следующего дня. Макс нажал зеленую клавишу и, как только на экране монитора появилось лицо Миа, начал диктовать.

– На сегодня все, Миа, – подытожил хозяин через час. – Где Хо-Лу?

– Ждет, сэр.

– Она понадобится мне через тридцать минут.

Каленберг быстро просмотрел письма, принял решения, способствующие увеличению его и без того огромного состояния, и снова включил монитор.

Его терпеливо ждала вьетнамка, похожая на экзотический цветок. Каленберг поздоровался, начал диктовать.

К десяти утра с делами было покончено. Несколько минут Макс сидел, поглаживая шелковистую голову Гинденбурга, затем нажал кнопку селектора:

– Зайдите!

Через секунду раздался стук в дверь, Джулио Так – личный помощник – вошел в кабинет.

Рожденный от итальянки и чеха, высокий, стройный, с копной черных волос над глубоко посаженными горящими глазами, Так еще в детстве выказал редкие математические способности. Поступив на работу в швейцарский банк, Джулио быстро доказал, что он – финансист от Бога. Когда Каленберг попросил одного из директоров банка подобрать ему помощника, тот, не колеблясь, рекомендовал Така.

Тогда Каленберг уже увлекался своей коллекцией. Переговоры и организация краж отнимали немало времени. Через полтора года Макс решил, что эти заботы можно переложить на Така, уже доказавшего беспредельную преданность хозяину. Так не только справлялся с деликатными поручениями, но часто сам вносил дельные предложения и указывал Каленбергу на открывающиеся возможности, которые хозяин упускал, будучи занятым другими делами.

– Доброе утро, сэр. – Так поклонился.

– Присядьте. Есть ли новости о наших гостях?

– Да, сэр. Трое из них несколько минут назад прибыли в «Ранд интернэшнл». Феннель приехал еще вчера. Из Парижа. Некий Сэм Джефферсон, владелец гаража, купил им необходимое снаряжение. У меня есть список. В аэропорту их сфотографировали. – На стол лег пухлый конверт. – Женщина весьма привлекательна.

Каленберг мельком взглянул на мужчин, довольно долго изучал фото Геи.

– Кто она? – Макс не поднял головы.

– Досье в конверте, сэр.

– Благодарю вас, Так. Увидимся позднее.

После ухода помощника Каленберг снова взял фото Геи, затем отложил снимок в сторону, внимательно изучил четыре досье, список купленного снаряжения, сведения о лагере и о вертолете, переброшенном туда днем ранее. Убрав документы в конверт, Макс задумался.

Приняв решение, Каленберг включил электродвигатель кресла и, щелкнув пальцами Гинденбургу, выкатился в сад на получасовую прогулку. Кошка кралась рядом.

После прогулки Макс просмотрел поступившие бумаги, перекусил, вызвал Така.

– Сколько я заплатил за перстень Борджа? – Каленберг прищурился.

– Шестьдесят тысяч долларов. Мершель купил его за двести пятьдесят тысяч. Мы получили его по дешевке. За возвращение перстня Мершель обещал Шалику полмиллиона. Перстень – украшение коллекции сокровищ Борджа.

– Пожалуй, перстень надо вернуть, – хмыкнул Каленберг, изучая Така. Помощник промолчал, не понимая, к чему клонит его хозяин. – Но четверым мерзавцам придется попотеть. – Так кивнул. – Почему бы не пустить их сюда? Женщина, несомненно, хороша. Интересно, действительно ли Феннель сможет проникнуть в музей? Надо их поощрить для начала. Детали проработаете вы.

– Хотите, чтобы они ушли с перстнем, сэр?

– Войти им будет легко, а вот выйти… Если они выберутся из поместья, перстень останется у них. Повторяю, если им удастся вырваться. – Каленберг взглянул на помощника. – Понимаете?

– Да, сэр.

– Итак, мы пустим гостей в поместье, но воспрепятствуем уходу. Думаю, крокодилы не станут возражать.

Глаза Така сузились.

– Вы хотите дополнить рацион тварей?

– Если гости увидят музей, а потом начнут болтать лишнее, могут возникнуть осложнения. Того и гляди, Интерпол взбесится. Ватикан до сих пор не смирился с пропажей бюста Юпитера. Как тому бродяге удалось его вынести? Право, Интерполу не обязательно знать, что выставлено в моем подземном музее.

– Мне показалось, вы намерены вернуть перстень Мершелю?

– Да… перстень, но не самих грабителей.

Так промолчал.

– Наши зулусы обожают охоту на людей, не так ли?

– На них можно положиться, сэр.

– Такая охота позабавит и меня. Если наглецов поймают и перстень вернется ко мне, я отправлю его Мершелю по почте. – Макс потер подбородок. – Нет смысла отпускать ни одного из них. Каковы их шансы против моих зулусов?

– Равны нулю, сэр.

– Я так и думал. – Каленберг достал из конверта фотографию Геи. – Женщину, конечно, жаль.

– Что-нибудь еще, сэр? – Так замер у стола.

– Пусть принесут перстень.

Когда Так вышел, Каленберг нажал зеленую клавишу:

– Пришлите Кемозу.

Не прошло и десяти минут, как в кабинет вошел пожилой африканец.

Старик служил еще отцу Каленберга и теперь руководил темнокожими слугами Макса.

– Колдун еще в поместье? – Макс осклабился.

– Да, господин.

– Я давно его не видел. Не умер?

Кемоза промолчал.

– Отец говорил мне, что колдун может приготовить любой яд. Это правда?

– Да, господин.

– Пойди к нему, скажи, что мне нужен яд, убивающий человека через двенадцать часов. Как ты думаешь, он сможет приготовить такой яд?

Кемоза кивнул.

– Хорошо. Яд нужен завтра. Проследи, чтобы он получил достойную награду.

– Да, господин. – Кемоза склонил голову и вышел из кабинета.

Когда Так принес перстень, Каленберг читал документ.

– Положите. – Макс не отрывался от бумаги.

Так поставил на стол коробочку: под стеклянным колпаком на голубом бархате сиял перстень Борджа. Помощник удалился.

Каленберг отложил документ, снял колпак, достал перстень. Из ящика вынул лупу часовщика, вставил в глаз. Максу потребовалось немного времени, чтобы найти скользящую заслонку, открывающую доступ к миниатюрному резервуару для яда.


В начале девятого четверо выехали из «Ранд интернэшнл»: Кен за рулем, Гея рядом, Феннель и Гэрри на заднем сиденье.

– До Гаррисмита двести миль, – пояснил Кен. – Там свернем на Национальное шоссе и поедем в сторону Бергвилля. В Мейнвилле перекусим и возьмем проводника. До лагеря придется добираться через джунгли. Эта часть дороги вам понравится. Наверняка встретим живность…

– Кто присматривает за вертолетом? – перебил Гэрри. – Вы же не оставили машину в джунглях?

Кен рассмеялся.

– Я нанял африканцев. Я их знаю… им можно доверять. И потом, вертолет доставили в лагерь только вчера вечером. Не волнуйтесь.

Гея с радостью покинула Йоханнесбург.

– Не вдохновляющий город, – процедила она.

– Мало кому нравится, – согласился Кен. – Вам надо побывать в Кейптауне, а еще лучше – в Дурбане.

«Лендровер» поедал милю за милей, Гея, Кен и Гэрри болтали, Феннель молча смотрел женщине в спину. Лью не прислушивался к разговору и думал лишь о том, как бы остаться с Геей наедине.

Около двух часов дня «Лендровер» въехал на центральную площадь Мейнвилля. Африканцы, сидевшие под деревьями, с интересом разглядывали путников, двое или трое приветственно помахали Кену.

– Похоже, вас здесь знают, – заметила Гея.

– Конечно. Мне нравятся эти люди, и они помнят меня.

Машина замерла в облачке пыли около обшарпанного гаража. К «Лендроверу» подошли двое, Кен пожал им руки, что-то сказал на африкаанс. Мужчины улыбнулись, кивнули.

– О'кей, друзья. – Кен повернулся к спутникам: – Мы можем оставить все здесь и пойти в отель перекусить. Я готов съесть буйвола.

– Охранники не растащат наши вещи? – криво улыбнулся Феннель.

Лицо Кена окаменело:

– Это мои друзья… они не тащат чужое.

Феннель вылез из «Лендровера».

– Надеюсь, вы не ошибаетесь.

В отеле их радушно встретил толстый индиец.

– Вы видели Темба? – Кен, похоже, забыл стычку с Лью.

– Да, мистер Джонс. Он где-то неподалеку. Сказал, придет не позже чем через полчаса.

Заказали тушеную курятину и пиво. Пока остальные ели, Феннель несколько раз подозрительно посматривал на «Лендровер» сквозь оконное стекло.

– Ничего не украдут, – рассердился Кен, перехватив встревоженные взгляды Лью. – Смотрите в тарелку.

– Мой мешок стоит слишком дорого, – буркнул Феннель. – Потребовался не один год, чтобы собрать эти инструменты. Кое-что я даже смастерил сам. И хочу убедиться, что ничего не пропадет.

Кен побагровел от ярости, Гея, пытаясь разрядить обстановку, начала восхищаться отелем. Напряжение спало, через пару минут Кен встал.

– Я расплачусь, а потом поищу Темба.

– Это наш проводник? – поинтересовалась Гея.

Охотник утвердительно склонил голову.

– Еще один черный друг, – хмыкнул Феннель.

Кен едва не взорвался, но передумал и отошел от стола.

– Почему бы вам для разнообразия не заткнуться, Лью? – вмешался Гэрри. – Можно подумать, что у вас на заду чирий.

– Веду себя так, как считаю нужным, – огрызнулся Феннель, – никто мне не указ.

– Сначала надо закончить дело, потом ссориться, – рассудительно заметила Гея. – Не кипятитесь, мистер Феннель.

Феннель исподлобья взглянул на женщину, встал, отшвырнув стул, и вышел из ресторана.

Гея и Гэрри поблагодарили толстого индийца за вкусную еду и последовали за Феннелем.

– Помните, что говорил Шалик? – шепнула Гея. – Громила опасен.

Гэрри нахмурился.

– Я его не боюсь. Жаль, Кену придется с ним ехать.

Их опасения исчезли при виде высокого, великолепно сложенного африканца, пожимающего руку Джонсу.

– Это, должно быть, Темба, – заметил Гэрри. – С таким другом Кен поставит Феннеля на место, можно не сомневаться.

Джонс представил своих спутников. Гэрри и Гея пожали африканцу руку, Феннель сумрачно глянул на Темба и полез в «Лендровер», чтобы удостовериться, на месте ли его мешок.

– Темба понимает только на африкаанс, – пояснил Джонс.

– Ну и фигура! – восхищенно воскликнула Гея.

– Темба – отличный парень. Мы работали вместе пять лет. В Натале нет лучшего следопыта.

Забрались в «Лендровер». Темба сел сзади, на маленькое вращающееся сиденье.

– Мы едем в джунгли. – Кен включил зажигание. – Если попадется какая-нибудь дичь, Темба ее заметит.

Через десять минут свернули на ухабистый проселок.

– Дальше будет хуже, – весело предупредил Кен, – привыкнете.

Джонсу пришлось сбавить скорость, всех кидало из стороны в сторону. Несколько минут спустя Темба что-то сказал, и Кен свернул прямо в буш. Гея обратила внимание, что вокруг много поломанных и засохших деревьев.

– Неужели молнии? – Гея поправила волосы.

– Нет, слоны. Тут протопало стадо.

Вскоре впереди замаячили жирафы, Кен остановил машину в пятидесяти ярдах.

– Жаль, не вытащили фотоаппарат, – вздохнула Гея. – Совсем ручные.

– Не ручные, а любопытные, – объяснил Кен.

Гигантские животные повернулись и поскакали к горизонту.

– Тут есть львы? – Гея привстала. – Увидеть хотя бы одного.

– Увидите. И услышите. – Кен приклеился к рулю.

Темба постоянно указывал Джонсу, куда ехать.

– Без этого парня, – признался охотник, – я бы не нашел дороги в лагерь. У него в голове компас.

Через полчаса, встретив по пути стадо зебр, выехали на поляну, посреди которой серел вертолет. На корточках сидели четыре африканца, при виде «Лендровера» вскочили, размахивая руками.

– Приехали. – Кен заглушил двигатель, вылез из машины. – Пойду расплачусь с ними. Потом мы с Темба поставим палатку.

Гэрри направился к вертолету. Гея потянулась.

– За деревьями озеро с водопадом. – Кен показал на рощицу. – Там нет крокодилов, можно выкупаться.

– Вам помочь? – предложила Гея.

– Спасибо, мы с Темба справимся.

– Водопад, а? – буркнул Феннель, подойдя к Гее. – Посмотрим!..

К удивлению Лью, Гея кивнула и пошла к озеру.

Феннеля бросило в жар. Неужели приглашение? Взглянув на вертолет, взломщик увидел, что Гэрри копается в моторе. Кен и Темба ставили палатку. Дрожа от нетерпения, Феннель последовал за мисс Десмонд.

Догнал ее возле водопада; услышав шаги Феннеля, Гея обернулась.

– Посмотрите, как красиво.

Переливающиеся на солнце струи воды низвергались с высоты в кристально чистое озеро. Вокруг росли деревья. Казалось, кроме них двоих, на земле никого не существовало.

– Давай искупаемся, – предложил Феннель, стягивая рубашку. – Раздевайся, крошка.

Гея взглянула на волосатую грудь Лью и покачала головой.

– Предпочитаю купаться одна, мистер Феннель.

– Перестань! Думаешь, я никогда не видел голой женщины? Держу пари, и ты знаешь, как выглядит голый мужчина. – Лицо бандита горело. – Раздевайся. Или тебе помочь?

Гея смерила его ледяным взглядом.

– Купайтесь, а я пойду назад.

– Нет, ты останешься. – Феннель схватил ее за руку. – И разденешься.

– Отпустите. – Гея не теряла хладнокровия.

– Перестань ломаться, крошка. Немного ласки никому не повредит.

Гея шагнула вперед, Феннель, подумав, что жертва согласна, улыбнулся и разжал лапу. В следующее мгновение Гея, ловко упав на спину, ногой ударила Лью в грудь. Феннель почувствовал, что поднимается в воздух.

Вынырнув на поверхность и протерев глаза, Лью увидел, что Гея стоит на берегу, сжимая в руке булыжник.

– Сиди в воде, не то прошибу тебе голову, – предупредила женщина.

Ледяной взгляд Геи лучше всяких слов убедил Феннеля – с ней не шутят.

– Стерва! – рявкнул Лью. – Я тебе это припомню.

– Пугай свою маму, толстяк, – презрительно бросила Гея. – Если попытаешься еще раз прикоснуться ко мне, я сломаю тебе руку. Запомни! А теперь поплавай, остуди свой пыл, обезьяна!


Каленберг подписывал письма, когда дверь кабинета осторожно открылась, на пороге возник Кемоза. Подождав, пока Каленберг поднимет голову, Кемоза неторопливо подошел, поставил на стол стеклянный флакончик.

– Пожалуйста, господин.

– Что это?

– Яд. Вы просили, господин.

– Что за яд?

– Мне неизвестно, господин.

Каленберг нетерпеливо махнул рукой.

– Ты передал колдуну, что мне нужно?

– Да, господин.

– Яд, убивающий человека через двенадцать часов?

– Да, господин.

– Ему можно верить?

– Да, господин.

– Сколько ты ему заплатил?

– Я дал ему двадцать коз.

– Ты предупредил, что, если яд не подействует, он потеряет коз, я прикажу сжечь его жилье, а самого выкинуть из поместья?

– Я сказал, что, если яд не подействует, ночью придут двое и бросят его крокодилам.

– Он в это верит?

– Да, господин.

Каленберг удовлетворенно кивнул.

– Кемоза, принеси из аптечки шприц и резиновые перчатки.

Слуга вышел из кабинета. Каленберг взглянул на стеклянную бутылочку. Мысли унеслись в прошлое: четыреста лет назад Чезаре Борджа, возможно, так же смотрел на флакон с ядом, готовя смерть врагу.

Кемоза положил на стол шприц и перчатки, Каленберг жестом отпустил слугу. Как только за африканцем закрылась дверь, Макс достал перстень, примерил на четвертый палец правой руки. Полюбовавшись сиянием алмазов, снял перстень, натянул резиновые перчатки. Вставив в глаз лупу, Каленберг отодвинул заслонку и, открыв флакон с ядом, наполнил шприц бесцветной жидкостью. Затем осторожно вставил кончик иглы в резервуар перстня и нажал на поршень. Как только яд полностью наполнил резервуар, Каленберг вытащил иглу и поставил заслонку на место. Отложив шприц, обтер перстень носовым платком и, не снимая перчаток, потряс им над промокательной бумагой. Убедившись, что заслонка не протекает, Каленберг положил перстень в ящик, носовой платок – в конверт и, послав за Кемозой, велел тому уничтожить шприц, пузырек с ядом, перчатки и носовой платок.

– Будь осторожен со шприцем. Не касайся острия иглы.

– Да, господин.

После ухода африканца Макс вновь достал перстень. Стал ли он смертоносным оружием? Колдуну должно быть более восьмидесяти лет. Не забыл ли старик, как готовить яд? Можно ли ему доверять? Вдруг канал в игле забился грязью? Тогда и смертельный яд не принесет вреда. Нет, решил Каленберг, он должен знать наверняка. Надев перстень на правую руку, он повернул его камнем внутрь и, сопровождаемый Гинденбургом, выехал в сад.

Ему понадобилось не больше десяти минут, чтобы найти Звайде, одного из слуг-африканцев. Кемоза часто жаловался на него, говоря, что тот не только ленив, но и плохо обращается с женой. В конце месяца Звайде должен покинуть поместье, и Каленберг решил, что его смерть никого не огорчит.

Звайде сидел на корточках и дремал. Заметив приближающегося Каленберга, торопливо поднялся, схватил шланг, начал усердно поливать цветочную клумбу.

– Говорят, ты уезжаешь в конце месяца, Звайде? – Каленберг поправил полог.

Африканец молча кивнул.

Каленберг протянул руку с перстнем.

– Желаю удачи. Пожми мне руку.

Звайде, чуть замешкавшись, выполнил приказ. Каленберг крепко сжал его руку, не сводя глаз с лица Звайде. Обреченный вздрогнул. Каленберг проехал несколько метров, оглянулся.

Звайде удивленно смотрел на руку, затем поднес ее ко рту.

Значит, игла, как и прежде, царапала кожу. Через двенадцать часов Каленберг узнает, несет ли перстень смерть.


На поляне Гея услышала, как взревел мотор вертолета, закрутились лопасти, стальная махина медленно поднялась над землей.

– Подождите! – закричала Гея. Гэрри не слышал, через мгновение вертолет скрылся за деревьями.

Кен и Темба поставили палатку и тоже наблюдали за отлетом.

– Почему он не подождал меня? – Гея надула губы.

Кен улыбнулся.

– Узнаете у Гэрри, когда он вернется. А где ваш приятель?

– Купается.

Кен посмотрел ей в глаза:

– Что-нибудь случилось?

– Пустяки. Я все уладила.

Кен восхищенно оглядел женщину.

– Будьте осторожны. Он опасен… Мы с Темба позаботимся о вас. – Кен вытащил из «Лендровера» спальные мешки. – Я положу ваш между моим и Гэрри. Темба ляжет рядом со мной. Потом Феннель.

Гея кивнула.

– Это только на одну ночь, не так ли?

– Да, для меня и Феннеля, а для вас с Гэрри на две. – Кен взглянул на мчащиеся по небу облака. – Чем скорее мы выедем, тем лучше. Если зарядят дожди, дорога превратится в болото. Положитесь на Гэрри. Он – отличный парень.

– Я знаю.

Темба разжег костер. Кен занес спальники в палатку и, подойдя к «Лендроверу», взял «спрингфильд» и патроны.

– Хочу подстрелить парочку цесарок на ужин. Пойдете со мной?

– Конечно.

На поляне Феннель застал лишь Темба у костра. Достав из рюкзака сухую одежду, Лью переоделся, сел на деревянный ящик с консервами, закурил: он отомстит этой девке.

Не успел Феннель выкурить сигарету, как вертолет опустился. Гэрри выпрыгнул из кабины, подошел к костру.

– Прелесть! Летает, как птичка. – Пилот потер руки.

Феннель взглянул на Гэрри, что-то пробурчал.

– Где остальные?

– Откуда я знаю? – Феннель пожал плечами.

– Как насчет пива?

– Не откажусь.

Пока Гэрри откупоривал бутылки, появились Гея и Кен. У охотника на поясе болтались четыре тушки.

– Почему вы не взяли меня? – Гея разыгрывала возмущение.

– В пробный полет пассажиров не берут.

Кен передал птиц Темба, африканец отнес дичь к костру.

– Неплохо поужинаем. – Охотник опустился на траву. – Поговорим о деле, Лью. Мы двое и Темба выедем завтра, как только рассветет… около четырех утра. Возьмем ружье и дробовик. – Кен взглянул на Гэрри: – Вы умеете обращаться со «спрингфильдом»?

– Не пробовал. – Пилот потянулся к костру.

– Я умею, – вмешалась Гея. – Я подстрелила для вас цесарку, Гэрри.

Феннель зло глянул на Гею, и Гэрри и отвел взгляд.

Кен продолжал:

– Вы останетесь еще на один день. Послезавтра вы должны вылететь в поместье Каленберга. – Охотник подхватил прут, начертил на песке круг. – Я говорил с Темба. Он провел в поместье два дня. – Кен замолчал, взглянул на прикуривающего Феннеля: – Вы слушаете, Лью?

– Я не глухой, – огрызнулся бандит.

– Этот круг – поместье Каленберга. Темба говорит, что зулусы тщательно охраняют подходы с юга, запада и востока. Северный участок считается непроходимым, но Темба побывал там и считает, что при удачном раскладе можно проехать. Там есть один действительно сложный отрезок, но в крайнем случае его мы преодолеем пешком. Северная дорога – единственный шанс.

– Сколько понадобится идти? – Феннель подумал о неподъемном мешке с инструментами.

– Не меньше двадцати миль.

– Но если повезет, мы поедем?

– Темба считает, что да! Только б не дожди.

– А белоручки отправятся по воздуху. – Феннель вперился в Гэрри.

Пилот не ответил, встал, подошел к костру. На углях Темба жарил цесарок, увидев Гэрри, африканец широко улыбнулся.

К костру подошла Гея.

– М-м-м, как вкусно пахнет. Я голодна, как волк.

Темба поднял палец, согнул пополам.

– Значит, ждать полчаса, – пояснил Гэрри. – Пойдемте к вертолету. Я расскажу, что к чему.

Феннель молча наблюдал, как двое шли к вертолету. Кен встал, присоединился к Темба.

– Похоже, скоро дождь, – произнес он на африкаанс.

– Может, сегодня ночью, – ответил Темба.

Кен пожал плечами.

– У нас лебедка… Если не вытащит, надеяться не на что.

Темба согласился.

Через полчаса ужин был готов. Сели у костра, стемнело.

– Я иду спать. – Кен закончил есть. – Завтра рано вставать.

– …и я, еле держусь на ногах, – поддержала Гея.

– Даю вам пять минут, чтобы залезть в спальник, – улыбнулся Кен. Гея скрылась в палатке.

– Пожалуй, и мне пора, – потянулся Гэрри. – По-моему, я съел слишком много. – Пилот повернулся к Феннелю. – Идете с нами?

– А где будет спать этот? – Лью поморщился.

– Если вы говорите о Темба, он ляжет в палатке, – отрезал Кен.

Феннель сплюнул в костер.

– Не хочу дышать одним воздухом с черным.

– Можете вытащить свой спальник.

Феннель вскочил и, сжав кулаки, двинулся на Кена. Гэрри встал между ссорящимися.

– Я сыт по горло, – рявкнул пилот. – Лью, если вам хочется подраться, начните с меня.

Феннель оценивающе посмотрел на мощную фигуру Гэрри и отступил на шаг.

– Пошел ты к черту, – буркнул бандит и опустился на землю.

Все давно заснули, а Феннель по-прежнему горбился у затухающего костра. Наконец он влез в палатку и забрался в свой мешок.

Около двух часов ночи по палатке забарабанили первые капли. И тут же шум дождя заглушил львиный рык.

Глава 6

Феннель проснулся от луча мощного фонаря и увидел, что Кен вылезает из мешка. Темба с фонарем в руке выбирался из палатки.

– Пора вставать? – Лью зевнул.

– Почти. Темба приготовит завтрак. Я хочу искупаться. Пойдете со мной?

Феннель хмыкнул, натянул шорты и, схватив полотенце, последовал за охотником. Дождь перестал, но по небу плыли тяжелые, набухшие водой облака. Поплавав в озере, вылезли на берег, растерлись полотенцами и вернулись в лагерь. Гея и Гэрри уже сидели у костра. Темба жарил яичницу с ветчиной.

– Пора трогаться, – сказал Кен после завтрака и, повернувшись к Гэрри, добавил: – Вы сможете сложить палатку?

– Конечно. Положу ее в вертолет… так?

– Если оставить ее здесь, к ней приделают ноги. – Кен взглянул на Темба: – Все в порядке?

Африканец кивнул.

– Сверим часы. – Кен глянул на запястье. – Ровно в одиннадцать мы свяжемся с вами по радио, потом будем выходить на связь каждые два часа.

Сверили часы, и Гэрри протянул руку.

– Удачи вам… остерегайтесь этого мерзавца.

Феннель забросил мешок с инструментами в «Лендровер» и уселся в машину.

– Милый субъект, не так ли? – Кен улыбнулся, пожал руку Гее, залез в «Лендровер», погладил руль. Темба расположился рядом.

Когда въехали в джунгли, Кен включил фары и сбавил скорость. Темба указывал, куда ехать. Феннеля удивляло, что они вообще движутся: может, этот черный не такая уж обезьяна? Сам Лью не проехал бы и двух метров, не врезавшись в дерево.

Становилось светлее, Кен выключил фары. Темба неожиданно махнул рукой, «Лендровер» резко остановился.

– Справа… носорог! – воскликнул Кен.

Не более чем в двадцати ярдах, низко пригнув голову, стоял носорог. Огромное животное медленно повернулось и посмотрело на них. Феннель схватил «спрингфильд», сердце стучало, как паровой молот.

– Зверюга опасен? – прошептал Лью.

– Это белый носорог. У него мирный характер, – успокоил Кен. – Вот от его черных собратьев держитесь подальше.

Поехали. В этот час джунгли кишели дичью: стада антилоп разбегались при появлении «Лендровера», два бородавочника едва успели выскочить из-под колес; черногрудые аисты величественно восседали на вершинах деревьев. Темба поднял руку, Кен воскликнул:

– Львы!

Прямо у тропы лежали два взрослых льва. Феннель прикинул, что понадобится проехать ярдах в четырех от зверей.

– Нельзя ли их объехать? – глотая слюну, спросил Лью.

– Не волнуйтесь, – улыбнулся Кен. – У нас говорят: не трогай льва, и он тебя не тронет.

Слабое утешение! Феннель крепко сжал «спрингфильд», положив палец на спусковой крючок.

При виде приближающегося «Лендровера» львы подняли головы, окинули машину сонными взглядами. На лице Феннеля выступил пот: проехали так близко, что Лью мог ткнуть льва стволом ружья.

– Видите? – продолжил Кен. – Львы – спокойные животные. Но если ранить льва и преследовать, тут держи ухо востро.

Феннель опустил ружье, вытер мокрый лоб.

– Чертовски близко! Пронесло!..

Выехав на грязный проселок, свернули направо.

– Эта дорога ведет к поместью Каленберга, – пояснил Кен, переговорив с Темба. – До цели шестьдесят миль, – взглянул на часы. – Восемь утра. Темба считает, что понадобится часа три, чтобы добраться туда. Потом свяжемся с Гэрри.

– Три часа на шестьдесят миль? Вы что, свихнулись?

– Плохая дорога. Возможно, не уложимся и в это время.

Дорога, медленно поднимаясь в гору, ухудшалась с каждой минутой. Ночной дождь превратил верхний слой почвы в грязь, колеса «Лендровера» начали пробуксовывать. Перед крутым подъемом Кен увеличил скорость, задние колеса занесло, охотник с трудом выровнял машину.

– Осторожнее! – рявкнул Феннель, бандита бросило на борт.

– Обойдемся без советчиков! – огрызнулся Кен. – Сиди и помалкивай.

«Лендровер» медленно полез вверх, в конце подъема Кен резко затормозил, увидев перед радиатором залитую водой впадину.

– Мы тут не проедем. – Охотник отпустил педаль тормоза, машина заскользила назад.

Кен свернул с дороги: не проехали и десяти метров, как задние колеса закрутились на месте, выбрасывая фонтаны грязи.

Темба выскочил из машины, обошел ее, сзади уперся руками в кузов. Взревел мотор, колеса увязли еще глубже. Кен повернулся, в упор посмотрел на Феннеля.

– Давай объяснимся, Лью. Ты с нами? Или просто пассажир?

После колебаний Феннель вылез из «Лендровера» и, подойдя к Темба, тоже уперся в кузов. Колеса выбросили очередную порцию грязи, машина тронулась с места. Еще дважды «Лендровер» увязал в болотистой почве, но наконец вновь выехал на дорогу.

– Теперь понятно, почему три часа на дорогу? – Кен отдышался. – На эти сто ярдов ушло двадцать минут.

Феннель зло бурчал, тяжело дыша, залез на заднее сиденье. Ветер разогнал облака, выглянуло солнце. Машина карабкалась по серпантину. Дорога петляла меж здоровенных валунов. На следующих двухстах метрах Темба трижды вылезал из машины и откатывал камни в сторону. Скорость упала до пешеходной. Ветви деревьев нависали над дорогой, вынуждая сидящих в машине низко опускать головы.

– Надеетесь преодолеть еще пятьдесят миль? – проворчал Феннель.

– Темба предупреждает, что дальше еще хуже, но пока мы продвигаемся.

Как назло, опровергая Кена, «Лендровер» пошел юзом, правые колеса сползли в кювет.

Кен и Темба спрыгнули на землю, опустились на корточки, горячо заспорили. Феннель закурил, чувствуя себя лишним: похоже, отъездились.

– Попытаемся поднять машину на руках, – решил Кен и начал передавать Темба канистры с водой и горючим. Феннель оттащил рюкзаки, спальники, мешок с инструментами.

– Сначала заднее колесо, – командовал Кен.

Мужчины ухватились за кузов и на счет «три» подняли «Лендровер», повернув его так, что заднее правое колесо встало на дорогу.

– Теперь я ее вытащу, – улыбнулся Кен. – Следите, чтобы колесо не соскользнуло обратно.

Вскоре трое снова укладывали в кузов свои пожитки.

– Я хочу пить, – буркнул Феннель.

Кен кивнул, Темба открыл две бутылки пива и одну тоника для себя.

– Говоришь, дорога станет еще хуже? – закряхтел Феннель, глядя на Темба.

Вмешался Кен:

– Обращаться к нему бесполезно. Английского он не понимает.

Феннель допил пиво, отшвырнул порожнюю бутылку.

– Похоже, нам троим досталась грязная работа.

– Кто-то же должен ее делать. – Кен пожал плечами, сел за руль.

По крайней мере, думал охотник, выжимая сцепление, неприятности с машиной показали, что в Феннеле осталось что-то человеческое: Лью заговорил с Темба, признал, что они в одной упряжке.

Дорога по-прежнему вилась вверх, изобилуя резкими поворотами. Скорость не превышала двадцати миль.

– Может, мне сесть за руль? – предложил Феннель, наклонившись вперед. – Я справлюсь с этой жестянкой.

Кен покачал головой.

– Спасибо… я сам. – Обратился к Темба на африкаанс и тут же получил ответ.

– О чем вы говорили? – насторожился Феннель.

– Самое трудное место на вершине. Темба беспокоится: мы можем там застрять.

– Ничего себе! Трудное место! А как он называет эту дорогу?

– Судя по всему, сейчас, по сравнению с вершиной, мы едем по первоклассной автостраде.

Облака внезапно закрыли солнце, сразу похолодало. Кен, крутанув руль в последний раз, вывел «Лендровер» на длинный узкий подъем, и тут хлынул дождь.

За считанные секунды промокли насквозь. Кен ничего не видел. Впереди – стена воды; нажал на тормоз. Трое пригнулись, закрывая лица руками, дождь хлестал по спинам. Потоки воды устремились вниз, вздымая фонтаны брызг у колес «Лендровера».

Так же внезапно дождь иссяк, облака рассеялись, выглянуло солнце. Через несколько минут от одежды валил пар.

– Ничего себе прогулочка, – ворчал Феннель. – Сигареты промокли.

Кен достал сухую пачку из перчаточного ящика, протянул Лью.

– Возьмите.

– Мне одну, пачку положите обратно. Небось не последний дождь.

Закурили, Кен не заглушил мотор. Темба вылез из машины и пошел вперед, взобравшись на вершину, остановился.

«Лендровер» двинулся вслед за африканцем. Подъехав к Темба, Кен нажал на тормоз. Впереди дорога резко сужалась, превращаясь в ленточку, ограниченную с одной стороны пологим, заросшим кустарником склоном, а с другой – отвесной стеной.

Феннель встал, огляделся. В горах Лью всегда чувствовал себя неуверенно, а тут, при виде долины далеко внизу и узенькой перемычки, по которой им предстояло проехать, бандита прошиб пот.

– Разве здесь можно проехать? – воскликнул Лью.

Кен повернулся, хотел резко ответить, но, заметив посеревшее лицо Феннеля, дрожащие руки, понял, что с ним происходит.

– Старина, вам лучше выйти из машины. – Охотник отер лоб. – Я смогу проехать, дорожка узковата, но я попробую.

– Не будь дураком! – рассвирепел Феннель. – Убьешься!

– Я проеду? – поинтересовался Кен у Темба.

Африканец дошел до середины перемычки, оглянулся, посмотрел на просвет колес.

– Да.

– Что он сказал?

– Сказал о'кей.

– О'кей? Черта с два! Ты перевернешься.

– Вылезай, вылезай живо…

Феннель пожал плечами, подхватил мешок, спрыгнул на землю.

– Минуту, – Лью ухватился за борт кузова. – Давай выгрузим снаряжение. Иначе, если колымага рухнет вниз, мы останемся без жратвы и воды.

– Пожалуй, – улыбнулся Кен и перебрался на заднее сиденье.

Втроем они быстро разгрузили машину.

Феннель взглянул на часы: десять пятьдесят пять.

– Через пять минут связь с Эдвардсом. Сколько нам еще ехать?

– Около двадцати миль, – определил Кен, переговорив с Темба. – А потом еще десять до большого дома.

– Дорога скверная?

– Темба утверждает, что дальше будет лучше.

Выпили пива, Кен включил рацию.

– Кен к Гэрри… Слышите меня?

– Гэрри к Кену… – громко и отчетливо. – Как ваши дела?

Кен коротко обрисовал положение.

– Мало приятного, – посочувствовал Гэрри. – Послушайте, Кен, а почему бы не воспользоваться лебедкой? Закрепите якорь за перемычкой. Если «Лендровер» соскользнет, трос удержит его на время, и вы успеете спрыгнуть.

– Это идея! Молодчина, Гэрри. Выйдем на связь через два часа.

Кен объяснил Темба, что надо делать, африканец кивнул, снял брезент с лебедки и, взяв конец троса, пошел на другую сторону перемычки. Кен передал Феннелю якорь.

– Сможете закрепить якорь на тросе?

– Попробую. – Феннель перекинул через плечо мешок с инструментами и, не глядя на отвесную стену, подошел к Темба.

Лью потребовалось чуть больше часа, чтобы срастить якорь с тросом. Кен сидел за рулем и курил. Он не сомневался в успехе. Наконец Феннель встал.

– Порядок, – несколькими ударами молотка Лью закрепил якорь на стволе большого дерева у дороги и вернулся к «Лендроверу».

– Якорь не вырвется, трос не порвется. Главное – прочно ли приварена лебедка?

– Не волнуйтесь. – Кен улыбнулся. – Начнем. Останьтесь сзади, Лью! Если задние колеса начнут скользить, предупредите меня. Темба проследит за передними.

– Я хочу вам кое-что сказать, – Феннель тяжело дышал. – Завидую вашей выдержке.

Мужчины посмотрели друг на друга. Кен сжал руль, опустил ручной тормоз, включил лебедку. Барабан начал вращаться. Кен уменьшил скорость вращения, и «Лендровер» пополз вперед.

Феннель шел сзади, держась за кузов. Темба, присев на корточки, не спускал глаз с передних колес.

«Лендровер» проехал десять ярдов, прежде чем Темба поднял руку. Кен тут же выключил лебедку.

– Что там еще? – пробурчал Феннель.

Темба подошел к якорю и внимательно осмотрел его.

– Неужели эта черная обезьяна мне не доверяет? – возмутился Феннель.

– Не стоит горячиться, – успокоил Кен и, достав из кармана носовой платок, вытер потное лицо.

Темба вернулся на перемычку.

– До самого узкого места четыре ярда! – крикнул африканец.

Барабан лебедки снова завертелся, и тут случилось непредвиденное. Дорога размокла от дождя и под тяжестью автомобиля поползла вниз, увлекая машину за собой. Феннель попытался удержать кузов, но, чувствуя, что его тянет в пропасть, отскочил на пологий склон. Взглянув на перемычку, он увидел, что «Лендровер» исчез. Темба, выкатив глаза, смотрел вниз. Феннель взял себя в руки, подошел к отвесной стене.

«Лендровер» качался на тросе четырьмя ярдами ниже. Кен стоял на спинке переднего сиденья, держась руками за ветровое стекло. Далеко внизу расстилалась долина.

В то же мгновение Феннель заметил, что барабан медленно отходит от бампера.

– Лезь на барабан! – заорал Лью. – Кен… бампер отрывается! Лезь на барабан!

Кен перелез через стекло и, улегшись на капот, схватился за одну из стальных опор барабана, затем подтянулся повыше. Едва он успел взяться за трос, как барабан отделился от «Лендровера», и машина рухнула.

Кен повис на тросе. Темба схватился за верхний конец, начал тянуть трос на себя. Дрожа с головы до ног, Феннель поспешил на помощь. Несколько мгновений спустя Кен вылез на перемычку и, тяжело дыша, сел.

– Теперь потопаем пешком наверняка… – Охотник заставил себя улыбнуться.


Гея внимательно следила за выражением лица Гэрри, стараясь понять по коротким репликам, что же произошло. Наконец пилот выключил рацию и посмотрел на мисс Десмонд.

– Дорога провалилась, они потеряли «Лендровер». Кен чуть не погиб.

– Он ранен?

– Нет, но… Дальше пойдут пешком, их ждет нелегкая прогулка.

– Они дойдут?

– Вероятно. Я свяжусь с ними через два часа.

– А снаряжение?

– Они разгрузили машину, прежде чем попытались проехать перемычку.

– Как они вернутся назад?

– Заберем их в вертолет… а как иначе? Думаю, долетим.

– Значит, не так все плохо… им лишь придется немного пройтись.

– В такую жару? Небольшое удовольствие.

– Может, эта жирная обезьяна похудеет. Вы сможете ощипать птицу, Гэрри?

– Нет… а вы?

– Я тоже. Значит, охота на цесарок отменяется. Пообедаем ветчиной и фасолью. – Гея встала. – Искупаюсь. Пойдете со мной?

Гэрри нахмурился.

– Я беспокоюсь за них.

– Сейчас мы им ничем не поможем. Пойдемте купаться.


Феннель горько жалел о том, что недавно пил много пива. Тяжелая каменистая дорога, жаркое солнце, предложенный Кеном темп подчеркивали неподготовленность Лью. Лямка от мешка с инструментами натерла плечо, пот струился по лицу, темными пятнами выступал на рубашке.

По расчетам Феннеля, прошли шесть миль. Кен говорил о тридцати. Значит, до дома Каленберга оставалось двадцать четыре! Бандит стиснул зубы. С каждым шагом мешок становился все тяжелее.

Спальники и дробовик оставили на вершине. Кен нес свой рюкзак и «спрингфильд», Темба – консервы и пятилитровую канистру с водой.

Солнце палило немилосердно. Феннеля мучила жажда. Жаль, не прихватили пива: Феннель заикнулся о пиве, Кен не возражал при условии, что бутылки потащит сам Лью. Пиво пришлось оставить.

Лью вытер пот, с завистью посмотрел на Кена и Темба, ушедших далеко вперед. Кен оглянулся и остановился. Темба последовал его примеру. Кен сразу понял: взрыва не миновать. Темба подумал о том же и что-то сказал.

– Темба говорит, что понесет ваш мешок, если вы возьмете канистру с водой, – перевел Кен.

Феннель сбросил мешок на землю.

– Скажи ему… спасибо. Лучше бы я не брал проклятый мешок с собой.

Темба легко вскинул мешок на плечо, Феннель поднял канистру, двинулись дальше. Кен и Темба шли медленно, чтобы не оставлять Феннеля одного.

В час дня сошли с тропы, присели в тени деревьев. Кен связался с Гэрри и сообщил об их продвижении.

– Мы подойдем к дому в восемнадцать ноль-ноль, – заключил охотник.

После краткого отдыха шли еще час, а потом Кен предложил перекусить. Темба вскрыл банки мясного паштета и фасоль.

– Сколько еще осталось? – Феннель едва ворочал языком.

Кен перевел вопрос Темба.

– Через шесть миль войдем в джунгли.

– Узнайте, не хочет ли он отдать мне мешок.

– Не хочет… не беспокойтесь.

– Спросите! Мешок чертовски тяжел!

Кен сказал на африкаанс. Темба улыбнулся, покачал головой.

– Темба не возражает. Черные люди привыкли носить вещи белых.

Феннель посмотрел Кену прямо в глаза:

– Я понял. Выходит, черный лучше меня… парень что надо…

– Достаточно, Лью, не то я разрыдаюсь.

Феннель улыбнулся.

– Придет и мое время. Вы двое, конечно, знаете, как ходить в джунглях, но подождите, пока я возьмусь за работу.

Кен достал из кармана пачку сигарет, закурил.

Через час Кен радировал Гэрри, что группа вошла в джунгли. По узенькой тропинке шли гуськом: Темба первым, за ним Кен и Феннель. Ни один не подозревал, что за группой следят. Высоко на дереве обосновался зулус с портативной рацией. Как только трое прошли мимо, зулус немедленно сообщил Миа – секретарю Каленберга, поддерживающей связь со всеми двадцатью охранниками северного участка.


Миа стенографировала донесения зулусов, Хо-Лу дешифровывала их, перепечатывала и относила Каленбергу.

Как только стало ясно, что незваные гости пересекли границу поместья, Макс повернулся к Таку:

– Распорядитесь: при первой возможности избавиться от африканца. Он – проводник, без него те двое не найдут дорогу обратно.

Так что-то негромко сказал по рации.


Кен решил, что пора передохнуть. Как раз вышли на поляну. После короткого разговора с Темба охотник повернулся к Феннелю:

– Отсюда тропа ведет прямо к дому Каленберга. Мы оставим Темба здесь, а сами пойдем дальше. Если нас поймают, я не хочу, чтобы у него были неприятности. Если выполним задание, он выведет нас отсюда.

– Мы сами найдем дорогу?

– Тропинка ведет к дому.

– Что ж, – Феннель взглянул на часы. – Сколько нам еще идти?

– Около двух часов. Постараемся успеть до темноты.

Феннель хмыкнул, поднялся с земли. Кен что-то сказал Темба, африканец, улыбнувшись, согласно кивнул.

– Мы возьмем с собой еду и бутылку с водой. – Кен взглянул на Феннеля. – Мешок потащите вы, Лью.

– О'кей, – пробурчал тот. – Я не калека.

Темба переложил несколько банок консервов в рюкзак Кена.

– Остальное оставим здесь. – Кен вскинул рюкзак на плечо. – В том числе и ружье. – Пожал руку Темба и продолжил на африкаанс: – Мы должны вернуться послезавтра. Если нас не будет четыре дня, возвращайся домой.

Феннель подошел к Темба, протянул руку. Темба, широко улыбнувшись, крепко ее пожал.

– Я был не прав, – признался Феннель, когда они вошли в джунгли. – Нормальный мужик.

– Все ошибаются, – усмехнулся Кен. – Похоже, я могу сказать то же самое в отношении вас.

Как только двое белых скрылись из виду, Темба начал собирать хворост для костра. Африканец любил одиночество в джунглях, все равно что в родном доме. Темба не понял, почему его спутники решили идти дальше одни, но решил, что это не его дело. Ему хорошо заплатили, и теперь он мог наконец купить недорогой автомобиль, о котором мечтал с давних пор.

Неожиданно Темба насторожился. Тень мелькнула в ближних кустах. Острый слух уловил шелест листьев. Бабуин?! Темба застыл, всматриваясь в густую зелень.

Сзади из травы поднялся высокий зулус в леопардовой шкуре на мускулистых плечах. Широкое лезвие ассагая блеснуло в лучах заходящего солнца. Сжав древко, он отклонился назад, со всей силой метнув ассагай в незащищенную спину Темба.

Глава 7

– Посмотрите направо! – воскликнул Гэрри.

Гея прижалась лицом к стеклу. Джунгли резко обрывались, уступая место зеленым лужайкам с серыми бетонными дорожками и цветочными клумбами. Чуть дальше виднелся длинный одноэтажный дом в форме подковы. За домом пестрели многочисленные бунгало с остроконечными крышами, в бунгало жили слуги.

– Громадина! – удивилась Гея. – Что за странная форма! Представьте себе, каково пройти из конца в конец по нескольку раз в день.

– Может, катаются на роликовых коньках? – усмехнулся Гэрри. – Дом действительно великоват. Не меньше семидесяти ярдов. Пожалуй, пора приземляться. Нервничаете?

Гея покачала головой, улыбнулась:

– Нет… просто возбуждена. Интересно, пустят ли нас внутрь?

– Это зависит только от вас, – засмеялся Гэрри.

Как только вертолет опустился на посадочную полосу, к нему подкатил джип. За рулем сидел африканец, рядом белый в строгом городском костюме.

– А вот и комитет встречающих, – хмыкнул Гэрри и спрыгнул на землю.

Гея передала ему фотоаппараты и, опираясь на мужское плечо, вылезла из вертолета.

Из джипа вышел Так и направился к приземлившимся. Гея выступила вперед.

– Добрый день, – мисс протянула руку. – Я – Гея Десмонд из журнала «Животный мир».

Так почтительно пожал изящную ручку и поклонился.

– Извините за вторжение, – продолжила Гея. Этот высокий человек ей сразу не понравился. – Я летела в заповедник Ваннокка и, увидев такой чудесный дом, не устояла перед искушением посмотреть его поближе. Если я допустила бестактность, мы немедленно улетим.

– Совсем наоборот, мисс Десмонд. – Так поразил шелковым голосом. – Гости у нас редкость. Прошу вас остаться на ленч.

– Как мило с вашей стороны! С удовольствием. Принимаем ваше приглашение, мистер… – Гея вопросительно посмотрела на помощника Каленберга.

– Джулио Так.

Мисс Десмонд повернулась к Гэрри:

– Мистер Так, мой пилот Гэрри Эдвардс.

Мужчины обменялись рукопожатием.

– Чудесный дом! – восхищалась Гея. – Увидев, я не поверила глазам. Вокруг на сотни километров джунгли и вдруг… Вы давно построили его, мистер Так?

– Дом не мой, мисс Десмонд. Он принадлежит Максу Каленбергу.

У Геи округлились глаза:

– Тому самому Каленбергу? Миллионеру?

– Совершенно верно.

– Мне говорили, он отшельник. – Наблюдая за Геей, Гэрри отметил, что та прекрасно справлялась со своей ролью. – Пожалуй, мы полетим дальше. Неловко нарушать его покой.

– Не беспокойтесь, мисс Десмонд. Мистер Каленберг рад познакомиться с вами.

– Я рискнула бы сфотографировать дом. Для журнала «Лайф».

– Вы должны просить об этом мистера Каленберга… На солнце довольно жарко. – Так указал на джип: – Позвольте отвезти вас к дому.

Гея и Гэрри забрались на заднее сиденье. Так сел рядом с шофером. Африканец включил мотор, развернулся и поехал к дому.

Через несколько минут Гею и Гэрри провели на просторную веранду.

– Прошу вас, подождите здесь. Я доложу мистеру Каленбергу о вашем прибытии.

Появился зулус в белоснежной одежде, молча встал за стойку бара.

– Если хотите выпить, прошу, – добавил Так и удалился.

Гости попросили джин с тоником и прошли на террасу.

– Мне не понравился этот тип, – прошептала Гея. – Скользкий.

– У него глаза мертвеца в гробу.

– Мы слишком легко попали в дом. – Гэрри терзали сомнения.

– Все дело в моем очаровании, – улыбнулась Гея. – Не сглазьте, нас могут вышвырнуть отсюда, как только мистер Каленберг узнает о нашем существовании. Вероятно, Так его дворецкий или секретарь.

Зулус принес два запотевших бокала и блюдо ломтиков поджаренного хлеба с икрой.

– И в джунглях можно неплохо жить, – заметила Гея. – Я в восторге от этого дома. Вы не хотели бы такой?

Гэрри пригубил вино, покачал головой:

– Я предпочел бы попроще. Слишком много роскоши.

– Вы не правы. Мне кажется, на свете нет лучшего жилья.

Допили джин, уничтожили почти всю закуску, когда Так появился на террасе.

– Мистер Каленберг счастлив, что вы нашли время посетить его скромное жилище, мисс Десмонд. К сожалению, сейчас он занят и освободится лишь к вечеру. Он надеется, вы задержитесь.

– Вы предлагаете нам остаться на ночь?

– Именно. Это и имел в виду мистер Каленберг.

– Но у меня нет вечернего туалета.

– Мелочи. У мистера Каленберга работают несколько секретарей. Одна из них одолжит вам подходящее одеяние.

– Прекрасно! Вы не узнали, могу ли я сфотографировать дом?

Так покачал головой:

– Подобная просьба должна исходить непосредственно от вас, мисс Десмонд.

– Хорошо. Мы останемся на ночь. Передайте нашу благодарность мистеру Каленбергу.

– Хозяин рад вашему визиту… – Так взглянул на часы. – Ленч подадут через пятьдесят минут. Не хотите переодеться?

На террасу вышла Миа.

– Мисс Дас, – представил секретаря-индианку Так. – Она позаботится о вас. А теперь прошу меня извинить. – И с легким поклоном помощник скрылся.

– Следуйте за мной, – Миа плавно повела рукой.

Пересекли веранду, попали в широкий коридор. У двери стояла электрическая тележка. Миа села за руль, Гея и Гэрри – на заднее сиденье.

– Коридор длинный, – с улыбкой объяснила Миа. – Для экономии времени и сохранности ног мы пользуемся таким транспортом.

Тележка бесшумно тронулась с места и быстро доставила их в конец коридора.

– Это крыло для гостей, – Миа открыла дверь. – Прошу вас, входите.

Вошли в просторную, помпезно обставленную гостиную.

– Здесь вы найдете все, что нужно, – продолжала Миа. – Ленч подадут на террасу в тринадцать ноль-ноль. Это ваша спальня, мисс Десмонд. – Миа распахнула еще одну дверь. – Я пришлю служанку, она поможет вам переодеться. Я хочу предложить вам одно из своих сари. Не возражаете?

– Конечно. – Гея заглянула в спальню. Посреди большой комнаты в светло-голубых тонах стояла двуспальная кровать, рядом – туалетный столик с кремами, лосьонами, духами. Одну стену полностью занимало зеркало, оптически увеличивая спальню вдвое.

Пока Гея осматривала спальню и примыкавшую к ней ванную, Гэрри внимательно разглядывал окна и двери, ведущие на террасу. Затем подошла Миа и показала Гэрри его апартаменты, удобные и не менее роскошные, чем у Геи.

Высокая африканка принесла сари. Гея отпустила служанку, сказав, что справится сама. Слуга-зулус передал Гэрри белые шорты, сабо и рубашку.

– Мистер Каленберг не любит условностей, – пояснила Миа. – Обед будет подан на главной веранде в двадцать один ноль-ноль. Чувствуйте себя как дома. Если вы захотите поплавать, купальные костюмы в раздевалке. Погуляйте по саду. Если вам что-то потребуется, воспользуйтесь телефоном. – Миа улыбнулась и оставила гостей одних.

Гея и Гэрри посмотрели друг на друга.

– Живут же люди! – воскликнул пилот.

Раздался стук в дверь, в гостиную вошел зулус с рюкзаками. Положив их на ковер, удалился.

Гэрри быстро осмотрел свой рюкзак, облегченно вздохнул, обнаружив, что рация на месте.

– Интересно, – взглянул он на Гею, – знают ли они об этом. – Взгляд на рюкзак.

– Какая разница? – рассеянно ответила Гея. Мисс Десмонд захватила окружающая их роскошь. – Чудо! Я хочу принять ванну. До скорого. – И, подхватив свой рюкзак, Гея прошла в спальню, захлопнув за собой дверь.


Расположившись на скале, поросшей деревьями и кустарниками, Феннель и Кен наблюдали за посадкой вертолета.

Лью поднес к глазам бинокль, увидел, как к вертолету подъехал джип, из него вышел белый, поздоровался с Геей и Гэрри, потом все сели в машину и направились к дому, а через несколько мгновений скрылись внутри.

– Отлично. – Феннель опустил бинокль. – Они у цели.

– Все слишком легко! Не правда ли? – недоумевал Кен. – Каленберг не жалует незнакомцев.

– Шалик уверял, что Каленберг шалеет от красоток. Похоже на правду.

– Я не надеялся на столь стремительный успех. – Кен взял рацию. – Пусть остается включенной. Гэрри может в любой момент выйти на связь.

Феннель закурил, улегся поудобнее.

– Что вы собираетесь делать с деньгами?

– Мой приятель в Йоханнесбурге хочет открыть туристическое агентство. Я собираюсь войти с ним в долю.

– Туристическое агентство? Это выгодно?

– Обслуживание по высшему разряду. Специальные маршруты по заповедникам. Персональные проводники. Американцам нравится, когда их хорошо обслуживают, и готовы платить. Я знаю, что им требуется.

Феннель хмыкнул:

– Небось придется попотеть. Не верю я в честную работу.

Охотник отшвырнул камень.

– А как вы распорядитесь деньгами?..

– Потрачу… до цента, для этого они и предназначены. А потом найду другой приработок. У меня обширные связи, всем известно, что я первоклассный специалист, прибыльную работу всегда найду.

Кен услышал треск в рации, поднес телефон к уху.

– Кен… привет, Гэрри… слышу тебя хорошо… удачи вам. – Связь прервалась.

– Ну?

– Они остаются на ночь. Каленберг рад их приезду. Я удивлен. В общем, они встретятся в девять вечера. Гэрри выйдет на связь в двадцать три ноль-ноль.

Феннель взглянул на часы. Начало первого.

– Значит, нам еще двадцать часов торчать на проклятой скале?

– Похоже. Наткнуться на охранников глупо, а здесь мы в безопасности. Перекусим? – Кен достал из рюкзака фасоль.

– Черт побери! – пробурчал Феннель. – Кроме фасоли, ничего нет?

– Мясной паштет. Хотите?

– Все-таки лучше, чем фасоль.


После великолепного ленча Гея и Гэрри вышли на террасу.

– Как Феннель проникнет в дом? – Гея смотрела на розовые облака.

– Через дверь, – Гэрри махнул в сторону веранды.

– Думаете, все так просто?

– Возможно, ночью дом охраняется, но пока я не заметил ни одного охранника.

– Каленберг уверен, что никто не сможет пробраться сквозь джунгли.

– Не хотите погулять по саду?

– В такую жару?

– Тогда отдыхайте, а я разомнусь.

– Завидую вашей энергии. Смотрите, не изжарьтесь заживо.

Гэрри сбежал с террасы, Гея вытянулась в шезлонге и закрыла глаза. После этого задания последуют другие. Ей двадцать шесть, еще лет пять, и Шалик начнет искать более молодую партнершу. А за пять лет она накопит достаточно, станет совершенно независимой. Гея задремала.

Через час вернулся Гэрри, разбудил спящую.

– Хотите выпить, лежебока? – Пилот направился к бару.

Гея кивнула, потянулась и села.

– Нашли что-нибудь интересное?

– И да и нет. В другое крыло вход воспрещен. – Гэрри принес два бокала. – На дорожке здоровенный зулус, будто с киноэкрана: на плечах – леопардовая шкура, на голове – страусовые перья, в руках – щит и ассагай. Наглец без всякой почтительности развернул меня обратно.

– Там живет сам Каленберг?

– Возможно. И еще. В дальнем конце сада пруд, полный крокодилов. Вокруг, на деревьях, сидят откормленные стервятники. Эта часть сада пугает.

Гея засмеялась:

– Почему?

– Идеальное место, если нужно избавиться от тела.

– Но зачем Каленбергу избавляться от чьих-нибудь тел?

Гэрри пожал плечами:

– Не знаю. Тревожит, что нас слишком радушно встретили. Настораживает поведение Така. Он будто смеется над нами. Похоже, ему доподлинно известно, как мы сюда попали.

– Полагаете, он нас подозревает?

– Боюсь, что да.

– Не мог же он догадаться, что нам нужен перстень?

– Не знаю, но… по-моему, ему известно, что мы не те, за кого себя выдаем.

– Что же делать?

Гэрри заметил идущего по дорожке Така.

– А вот и он сам. – Гэрри встал.

– Не беспокойтесь, – улыбнулся Так. – Поели?

– Спасибо. – Ресницы Геи затрепетали. – Мы восхищены… домом, гостеприимством.

– Здесь неплохо. – Так помолчал. – Мисс Десмонд, вы не хотели бы осмотреть музей мистера Каленберга?

На мгновение у Геи перехватило дахание.

– У мистера Каленберга есть музей? – Она старалась скрыть волнение.

– Коллекция мистера Каленберга – одна из лучших в мире.

– Я слышала, но целый музей… Здесь?

– Музей. И мистер Каленберг предлагает осмотреть его.

– С удовольствием воспользуюсь приглашением.

– А вы, мистер Эдвардс?

– Разумеется… охотно. – Предложение Така удивило пилота не менее, чем Гею.

– Где же музей? – заворковала мисс Десмонд, и снова Гэрри заметил искорку насмешки, мелькнувшую в темных глазах Така.

– Вы на его крыше.

– Музей под землей?

Так расплылся: понятливая гостья.

– Можно взять фотоаппарат, мистер Так?

Помощник покачал головой:

– К сожалению, нет. Пожалуйста, следуйте за мной.

В коридоре Так сел за руль электрической тележки. Гея и Гэрри разместились сзади. Минуя вестибюль и парадный вход, проехали в другое крыло.

– Комнаты мистера Каленберга. – Так указал на несколько дверей.

В конце коридора тележка остановилась. Так, спустившись на пол, подошел к окну и сунул руку под подоконник. Стена отошла в сторону, открыв двойные двери. Как только Так подошел ближе, створки распахнулись.

– Мистер Каленберг – калека, – объяснил Так, не сводя глаз с Геи. – Двери в этой части дома управляются электроникой и открываются автоматически. Это лифт, в котором мы спустимся в музей.

Вошли в просторную кабину. Так повернулся к панели управления с четырьмя разноцветными кнопками, нажал на зеленую. Лифт плавно пошел вниз. Во время спуска Так последовательно нажал красную и желтую кнопки.

– Столько кнопок, мистер Так? – невзначай изумилась Гея.

– Зеленая приводит лифт в движение. Желтая включает освещение в музее, красная блокирует сигнализацию.

– Спасибо.

Лифт остановился, вышли в небольшое прохладное помещение.

– Прошу вас, подождите. – Так подошел к окрашенной в серый цвет двери и, встав спиной к гостям, проделал манипуляции с замком.

Гэрри взглянул на Гею, многозначительно подняв брови.

– В музее собраны бесценные сокровища. – Так повернулся лицом. – Мы приняли необходимые меры предосторожности. Дверь в музей из высокопрочной стали. Стены толщиной в пять футов. Замок снабжен специальным реле времени, никто не сможет попасть в музей с десяти вечера до десяти утра. Пожалуйста, заходите.

Прошли в просторный зал с куполообразным потолком, освещенный мягким рассеянным светом. На стенах картины: Рембрандт, несколько Пикассо, шедевры эпохи Ренессанса. Гея, несомненно, видела их раньше в галерее Уффици, музее Ватикана, Лувре.

– Разумеется, копии, мистер Так? – мисс Десмонд дотронулась до рамы.

– Разумеется, оригиналы, – с едва различимым раздражением ответил Так. – Частная коллекция мистера Каленберга – лучшая в мире. Следующий зал удивит вас еще больше. – И, выйдя из картинной галереи, помощник подвел их к сверкающей четырехметровой скульптуре Будды.

– Занятный экспонат, – продолжал Так. – Поступил из Бангкока. Во время последней войны японцы, зная, что скульптура в городе, пытались ее найти, но монахи оказались хитрее. Перенесли Будду во второразрядный храм и покрыли серым цементом. Японцы неоднократно заходили в храм, но так и не догадались, что перед ними золотой Будда.

– Вы хотите сказать, это чистое золото? – благоговейно уточнил Гэрри.

– Чистое, мистер Эдвардс. – Так повел их дальше.

– Но это одна из панелей Врат Рая Гиберти. – Гея остановилась перед дивной работы панелью. – Потрясающая копия!

– Копия во Флоренции, мисс Десмонд. Это оригинал, – резко ответил Так. – И статуя Давида работы Бернини тоже оригинал. А копия в музее Бартелло во Флоренции.

В этот момент Гея увидела перстень Борджа. Перстень лежал на пьедестале под стеклянным колпаком.

– Что это? – с металлическим дребезгом осведомилась Гея.

– Перстень Чезаре Борджа, – любезно пояснил Так, – сделан неизвестным мастером по распоряжению Борджа. Этим перстнем герцог убивал врагов. Говорят, мастер пал первой жертвой. Чтобы проверить пригодность перстня и избежать лишних разговоров, Борджа наполнил перстень ядом и, надев на палец, пожал мастеру руку. Среди алмазов спрятана крошечная полая игла, сообщающаяся с резервуаром, наполненным ядом. При рукопожатии игла царапала кожу, яд проникал в кровь, и человек умирал. Тонкая работа, не правда ли?

– Жестокие были времена. – Лицо Геи исказила гримаса. – Перстень и теперь опасен?

– О нет, мисс Десмонд. Сначала его надо наполнить ядом, сомневаюсь, что через столько лет игла может повредить кожу.

Помощник повел их дальше, к изящному алебастровому кувшину для благовоний из гробницы Тутанхамона. Через полчаса Так предложил подняться, выпить перед обедом, доставив обоих в крыло для гостей. Так откланялся, напомнив – ровно в девять вечера на главной террасе.

– Хочу что-нибудь покрепче, – попросила Гея. – Водку с мартини.

– Пожалуй, я тоже. – Гэрри наполнил два бокала, подошел к Гее. – Вы заметили телекамеры в обоих залах?

– Нет… а вы?

– Заметил. Феннель уверял, что всего камер шесть, и, следовательно, в музее шесть залов. Нам показали только два. Не нравится мне все это. Похоже, нас заманивают в ловушку.

Гея удивилась:

– Не может быть! Если бы нас подозревали, мы бы никогда не попали в музей.

– Именно это мне и не нравится. Так признал, что большинство экспонатов украдено. Зачем? Да еще и показывать? Почему он рассказал об управлении лифтом и о временном замке? Он допускал, что мы все разболтаем, когда покинем поместье. Есть только один ответ… – Гэрри нахмурился, покачал головой.

– Какой же?

– Нас не выпустят отсюда.

Гея застыла.

– Он не может держать нас вечно, Гэрри, это ерунда.

Пилот отпил из бокала.

– Все равно, мне это не нравится. Поговорю с Кеном и Феннелем. – Гэрри прошел в свою спальню.

Гея осталась на террасе: настораживает, что Так показал им музей, но волноваться рано. Может, дело совсем в другом? Просто Каленберг считает принятые меры безопасности вполне достаточными и не возражает против того, чтобы показывать музей гостям.

Гэрри вернулся через двадцать минут.

– Феннель согласен, что все подозрительно. Темба остался охранять снаряжение. Феннель придет один, Кен будет следить за домом. Если что-то случится, он попытается нам помочь. Когда перстень окажется у нас, мы дадим сигнал Кену, встретимся у вертолета и улетим. По пути захватим Темба и вернемся в Мейнвилль.

– Думаете, нас ждут неприятности?

– После встречи с Каленбергом я отвечу. – Гэрри подошел к бару. – Вам налить?


Ровно в девять вечера вошел слуга, чтобы отвести гостей на главную террасу. Каленберг пребывал в своем кресле, поздоровался, предложил сесть.

– Так говорил, что вы приехали по заданию «Животного мира», мисс Десмонд? – начал Макс после того, как Гея вежливо поблагодарила за радушный прием. – Давно сотрудничаете с ним?

– Не очень… шесть месяцев.

– Я выписываю этот журнал. Меня интересует жизнь животных. Они дали вам рекомендательное письмо, мисс Десмонд?

Гея рассмеялась:

– Нет. Я – мелкая сошка, мистер Каленберг, выполняю черную работу. Надеюсь, вы позволите сфотографировать ваш чудный дом. После публикации таких фотографий я, несомненно, буду получать рекомендательные письма.

Каленберг пристально посмотрел на гостью.

– Боюсь, вам придется немного подождать. Фотографировать здесь запрещено.

Гея встретила взгляд серо-голубых глаз, принужденно улыбнулась:

– Даже мне? Обещаю быть предельно скромной, фотографировать только сад и дом.

Каленберг сменил тему разговора, спросив, понравился ли музей.

– Я потрясена. Коллекция не знает равных.

Трое зулусов вошли на террасу, встали около богато сервированного стола. К Каленбергу неслышно приблизился Гинденбург.

– Какая прелесть! – воскликнула Гея. – Можно его погладить?

– Не советовал бы. – Каленберг коснулся головы гепарда. – Мой приятель нервничает при встрече с незнакомками… даже с такими красавицами, как вы, мисс Десмонд. – Макс привел кресло в движение, подкатил к столу. – Прошу. Приступим к обеду.

Когда трапеза завершилась, Каленберг повернулся к Гэрри:

– А вы, мистер Эдвардс, профессиональный пилот? Давно?

Гэрри покачал головой.

– Мисс Десмонд – мой первый клиент. Раньше я много летал с Штатах, для разнообразия попробовал открыть дело в Дурбане.

– Понимаю.

Подали лимоны со льдом.

– Интересуетесь крупными животными, мисс Десмонд?

– Да. Мы летели в заповедник Ваннокка, когда я увидела этот дом и захотела взглянуть на него поближе. Надеюсь, это желание не слишком бесцеремонно?

– Разумеется, нет. Возражай я против вашего присутствия, Так предложил бы вам лететь дальше. Поверьте, мне приятно принимать таких гостей.

– Вдалеке от людей… Вы не чувствуете себя одиноким?

– Если человек занят, как я, у него нет времени на сантименты, мисс Десмонд. Удивительно, что вы – фотограф. – Каленберг взглянул ей прямо в глаза. – Судя по фигуре и походке, скорее – манекенщица.

– Одно время я подрабатывала манекенщицей, но фотография пересилила.

– Я тоже увлекаюсь фотографией. Естественно, как любитель. Вы снимаете на цветную пленку?

Гея, имеющая довольно смутное представление о тонкостях фотографии, поняла, что скользит по льду.

– Да.

– Скажите, мисс Десмонд… – начал Каленберг, но принесли голубую форель, и гостья перехватила инициативу.

– Моя любимая рыба! – воскликнула Гея.

– Рад, но я…

Гэрри почувствовал опасность и поспешил на помощь:

– Мистер Каленберг, гуляя по саду, я встретил зулуса в полном боевом наряде… по крайней мере, я думаю, что это боевой наряд… Великолепный воин.

– У меня их больше сотни, – ответил Каленберг. – Мне нравится их традиционная одежда. Зулусы лучшие охотники на животных и… людей. Они охраняют поместье, патрулируя джунгли днем и ночью, никто не сможет пробраться сюда незамеченным.

– И сад тоже? – как бы ненароком поинтересовался Гэрри и занялся рыбой.

Последовала столь долгая пауза, что Гэрри пришлось оторваться от рыбы и взглянуть на Каленберга.

– Нет, мистер Эдвардс, – с легкой улыбкой ответил Макс. – Сад по ночам не охраняется. Днем зулусы появляются здесь лишь в том случае, когда в поместье посторонние.

– Они производят впечатление. – Гэрри положил нож и вилку. – Отменная рыба.

– Рад. – Каленберг почесал гепарда за ухом. Гинденбург довольно заурчал.

– Приятное мурлыканье! – воскликнула Гея. – Давно он у вас?

– Больше трех лет. Мы неразлучны. – Каленберг взглянул на Гэрри. – Гинденбург – отличная сторожевая собака, вернее, сторожевой кот. Он доказал это несколько месяцев назад. Один из моих слуг сошел с ума и бросился на меня с ножом. Гинденбург разорвал его в клочья. Гепарды – самые быстрые животные в мире. Вам известно об этом, мистер Эдвардс?

Гэрри посмотрел на Гинденбурга, покачал головой.

Слуги принесли цыплят, фаршированных мелкорублеными омарами.

– Обратите внимание на это блюдо, – подчеркнул Каленберг. – Я получил рецепт одного из лучших поваров Парижа. Думаю, вам понравится.

Несмотря на вкусную еду, Гея облегченно вздохнула, когда обед наконец закончился. Ей стоило немалых трудов поддерживать интерес Каленберга. Несмотря на внешнюю вежливость, Гея догадывалась, что мысли Макса заняты совсем другим. Гея продолжала разговор, избегая опасных тем. Поговорили о жизни в Африке, о Париже, Нью-Йорке, Лондоне. Гэрри в основном молчал, восхищаясь ее выдержкой.

Когда пили кофе, на террасе появился Так.

– Извините, сэр. – Помощник приблизился к Каленбергу. – Звонит мистер Уэбстер.

Каленберг нахмурился.

– О! Как же я забыл. Передайте, что я перезвоню через несколько минут.

Так поклонился и вышел.

– Извините, мисс Десмонд, к сожалению, я должен покинуть вас. Вероятно, мы не увидимся до вашего отъезда. Не сердитесь из-за фотографий. Надеюсь, обед понравился.

Гости стоя поблагодарили Каленберга. Макс кивнул, включил кресло и, сопровождаемый Гинденбургом, выкатился с террасы…

В кабинете его ждал Так.

– Благодарю вас, Так, эта пара меня утомила. Красивая женщина, но не более чем игрушка. За ними следили?

– Да, сэр.

– Хорошо. Остальные трое?

– Проводника больше нет. Феннель и Джонс на скале, наблюдают за домом, поддерживают связь с Эдвардсом по рации. Переговоры перехвачены. Феннель попытается проникнуть в дом один. Джонс останется на границе джунглей. Эдвардс догадывается, что мы их подозреваем.

– Это делает ему честь. Не глуп. Можете идти, Так. Я немного поработаю, лягу в обычное время. Отпустите остальных слуг.

– Разумно ли, сэр? – возразил Так.

– Здесь будут охранники и Гинденбург. Опасаться нечего. – Каленберг задумчиво посмотрел на помощника. – Чем меньше вы будете знать об этом, тем лучше. Спокойной ночи.

– Спокойной ночи, сэр. – Так поклонился и вышел из кабинета.

Каленберг занялся бумагами, доставленными днем.

В половине одиннадцатого раздался осторожный стук в дверь.

– Войдите, – Макс нахмурился.

На пороге появился Кемоза.

– В чем дело?

– Господин, Звайде, один из садовников, умер.

Каленберг удивленно поднял брови:

– Умер? Как это произошло? Несчастный случай?

– Не знаю, господин. Он жаловался на головную боль, судороги в мышцах. Он всегда жаловался, никто и не обратил внимания. Потом Звайде сказал, что у него горит горло. А через несколько минут упал и умер.

– Странно. Что ж, похороним его, Кемоза. Его жена будет довольна. О нем никто не станет жалеть.

Кемоза взглянул на Каленберга и поклонился.

– Я распоряжусь, господин. – Слуга вышел тихо, тенью скользнув через порог.

Макс откинулся в кресле, улыбнулся.

Перстень Борджа – по-прежнему смертоносное оружие.

Глава 8

В гостиной Гея и Гэрри обнаружили, что окна и двери на террасу плотно закрыты. Циркуляцию воздуха обеспечивал кондиционер.

Попытки Гэрри открыть дверь или окно кончились безрезультатно.

– Закупорено намертво. – Пилот почесал затылок. – Как же Феннель проникнет в дом?

– Рано радовались. С чего вы взяли, что окна и двери не запирают на ночь? – Гея присела на ручку кресла. – Что будем делать?

– Для начала предупредим Феннеля. Он хвастал, что справится с любым замком. – Гэрри взглянул на часы: десять вечера. – Еще целый час. Что скажете о Каленберге?

Гея фыркнула:

– Опасный малый. Ему было скучно со мной, а такой человек не может стать моим любимцем, – засмеялась. – А ваше мнение?

– Злобен… умен. Меня по-прежнему преследует ощущение, что нас заманивают в ловушку. Но раз мы здесь, надо быть психом, чтобы не попытаться заполучить перстень. Предупрежу Феннеля, чтобы не терял бдительности.

– Все подозрения – плод вашего воображения, Гэрри. Если он опасается, зачем показывал нам музей?

– Возможно, я ошибаюсь. – Гэрри пожал плечами. – Но… все чересчур гладко.

– Вы собираетесь проверить лифт?

– Обязательно. Если лифт отключают, не представляю, как спустимся вниз. Подожду полчаса, потом двину на разведку. – Гэрри выглянул в пустынный коридор. – Никого. Если встретится Так или кто-то из слуг, я пропал. Там не спрячется и муха.

– Скажете, что ходите во сне – лунатик.

Гэрри нахмурился.

– Мне не до шуток. Поймите, если нас поймают, дело примет серьезный оборот.

– Тогда и будем волноваться.

– Вы правы. – Пилот улыбнулся. – Если нам удастся выбраться отсюда, что вы сделаете с деньгами?

– Положу в швейцарский банк. Как только накоплю достаточную сумму, Шалику придется искать другую рабыню.

– Не любите его?

– Разве он заслуживает любви? Шалик полезен мне, не более. А каковы ваши планы?

– Хочу стать специалистом по электронике, – не колеблясь, ответил Гэрри. – Я давно мечтал о высшем образовании и с деньгами Шалика смогу получить диплом, а потом – хорошо оплачиваемую работу.

– Вот уж не думала, что вы хотите учиться. А жениться не собираетесь?

– Лишь после того, как твердо стану на ноги.

– Уже подобрали кандидатуру?

Гэрри улыбнулся:

– Возможно.

– Кто же она?

– Вы не знаете… просто девушка. Мы с ней прекрасно ладим.

– А я возомнила, что вы предложите руку и сердце мне.

Гэрри засмеялся:

– Вы бы ответили отказом.

– Вы уверены?

– Разве я на прав?

– Правы. – Гея улыбнулась. – Я не выйду замуж за инженера по электронике. Мне нужен человек, который мыслит и живет на широкую ногу и к тому же богат.

– Поэтому я и выбрал Тони.

– Это ее имя?

Гэрри кивнул.

– Желаю удачи, Гэрри, надеюсь, вы будете счастливы.

– Благодарю. Я тоже желаю вам счастья, но не советую ставить деньги во главу угла.

Гея задумалась.

– Жизнь без денег довольно трудна.

Гэрри уставился в потолок.

– Деньги, конечно, нужны, но все это, – пилот обвел рукой роскошную гостиную, – по-моему, излишество.

– Не согласна.

– Значит, в этом вопросе мы не сошлись во мнениях. – Пилот взглянул на часы. – Пора взглянуть на лифт.

Гея встала.

– Пойду с вами. Если кого-нибудь встретим, скажем, что решили погулять по саду, но терраса оказалась закрытой и мы пошли к центральному входу.

– Слишком прозрачно… но другого не остается.

Они выскользнули в коридор, прислушались, быстро пошли к лифту. Гэрри сунул руку под подоконник и, нащупав кнопку, нажал. Стена отошла в сторону. Посмотрели друг на друга, Эдвардс знаком предложил Гее оставаться на месте, а сам приблизился к дверям лифта, которые тут же разошлись в стороны; войдя в кабину, Гэрри нажал красную кнопку, блокирующую сигнализацию, а затем зеленую. Двери закрылись, кабина пошла вниз. Когда лифт остановился, Эдвардс снова нажал зеленую кнопку, кабина поднялась. Подойдя к подоконнику, Гэрри нажатием кнопки вернул стену на место, взял Гею за руку, и они побежали к себе.

– Работает, – с облегчением вздохнул Гэрри, закрыв за собой дверь. – Теперь все зависит от того, сможет ли Феннель открыть замок.

Подождав еще пятнадцать минут, Гэрри включил рацию. Феннель ответил немедленно.

Гэрри коротко обрисовал положение и сообщил, что лифт работает. Феннель сказал, что в доме светятся лишь два окна, причем в разных его концах.

– Правое окно – наша гостиная, – пояснил Гэрри. – А второе – в комнатах Каленберга.

– Левое окно погасло, – доложил Феннель. – Свет остался только у вас.

– Каленберг говорил, что сад не патрулируется. Но я ему не доверяю, Лью. Будьте осторожны. Не напороться бы на зулусов.

– Постараюсь. Думаю, за полчаса я доберусь до дома. Кен останется на скале ждать нашего сигнала.

Гэрри выключил рацию, повернулся к Гее:

– Феннель идет сюда. В доме погашены все огни.

– Мы можем улететь через пару часов, – заметила Гея. – Пойду переоденусь.

Она пошла в спальню, сняла сари, надела блузку и шорты, вернувшись в гостиную, увидела, что Гэрри последовал ее примеру. Сели на кушетку: напряженно ждали Феннеля.

Минуты ползли как часы. Наконец Гэрри коснулся ее руки.

– Он здесь!

Феннель заглянул в окно, кивнул. Опустив на землю мешок с инструментами, Лью подошел к двери. С помощью потайного фонаря осмотрел замок, потянулся к мешку. Через пару минут дверь распахнулась, Феннель прошел в гостиную.

– Неплохо устроились… – Лью оглядел обстановку. – Черная работа досталась нам с Кеном.

Гэрри улыбнулся:

– В следующий раз поменяемся.

Феннель метнул злобный взгляд, отвернулся.

– Где лифт? – пробурчал Лью. – Работа займет три или четыре часа.

Гэрри посмотрел на женщину:

– Вам лучше остаться здесь.

– Хорошо, – кивнула Гея.

– Как насчет телевизионных камер? – ожил Феннель.

– Они в музее, но я не знаю, где находится монитор и дежурят ли около экрана по ночам.

Феннель побагровел от ярости.

– Вы должны были это выяснить! – рявкнул он.

Гэрри открыл дверь в коридор, подозвал Феннеля.

– Взгляните. Тут не меньше трех дюжин дверей. Монитор может быть за любой из них. Мы не могли заглядывать в каждую комнату, не вызвав подозрений. Вы не видели зулусов, когда шли по саду?

– Нет. При чем здесь зулусы?

– Если они не охраняют сад, возможно, никто не дежурит и у монитора.

– Если кто-то дежурит, мы сразу влипнем.

– Это точно. Но где искать монитор?

Феннель задумался, пожал плечами.

– Где угодно. Даже в одной из хижин около дома.

– Идем мы в музей или уходим без перстня?

– Вы готовы рискнуть? – Феннель посерел от напряжения.

– Готов.

Выскользнули в коридор, Гея осталась в гостиной. Несколько минут спустя, выйдя из лифта в подземном помещении перед дверью, Гэрри указал на линзы телекамеры.

– Вот она.

Феннель пристально посмотрел на линзы, выдохнул с облегчением.

– Выключена.

– Вы уверены?

Лью устало кивнул.

Гэрри вытер о шорты потные ладони.

– Вот дверь в музей. Вам помочь?

Феннель подошел к двери, осмотрел циферблат и замок.

– Нет… я сам. Потребуется время, но я ее открою. – Раскрыл мешок, разложил на полу инструменты. Гэрри сел в кресло, закурил.

Феннель работал неторопливо, скоро Гэрри надоело рассматривать его широкую спину. Пилот встал, принялся ходить из угла в угол.

– Как дела? – Гэрри устал ждать. Прошел час.

– Я отсоединил реле времени. – Феннель вытер пот. – Самое трудное позади. Осталось лишь открыть замок.

Гэрри сел. Прошел еще час, прежде чем Феннель довольно хмыкнул:

– Готово!

– Быстрее, Лью.

– Повезло. Однажды я возился с таким замком пять часов. – Феннель встал, приоткрыл дверь. – Вы знаете, где перстень?

– Я проведу вас.

Феннель торопливо собрал инструменты, мужчины через картинную галерею проникли во второй зал. Гэрри направился к пьедесталу, в изумлении застыл на месте.

– В чем дело? – обеспокоенно спросил Феннель.

– Его нет! – Гэрри облизал пересохшие губы. – Его нет… там, где он был! Я… – Пилот замолк на полуслове, взглянув на широкую арку, ведущую в картинную галерею.

Там стояли четыре высоких зулуса в леопардовых шкурах, наброшенных на плечи, с копьями в руках.

– Вы идете с нами! – сказал один из них.

Гэрри сжался и двинулся к арке.

Феннель, выругавшись, поднял мешок с инструментами и последовал за пилотом.

С каждой минутой волнение Геи нарастало. Она мерила шагами роскошную гостиную, гадая, как дела у мужчин. С момента их ухода минуло почти два часа. Гея постоянно напоминала себе, что Феннель говорил о четырех, и жалела, что не пошла с ними. Неопределенность пугала.

Раздался осторожный стук. Думая, что это Гэрри, мисс Десмонд бросилась к двери. На пороге стоял огромный зулус.

Прижав руку ко рту, Гея отступила назад.

– Вы идете со мной, – прорычал зулус.

– Что вам надо? – прошептала Гея.

– Господин хочет… пошли!

Гея закрыла глаза: Гэрри прав, их заманили в ловушку. Через минуту пришла в себя и, высоко подняв голову, последовала за африканцем.

Зулус подвел пленницу к двойным дверям, распахнувшимся при их приближении. Не оглядываясь на конвоира, Гея вошла в кабинет Каленберга. Сердце бешено колотилось.

– Мисс Десмонд. – Каленберг сидел за столом, гепард лежал около его кресла. – Подойдите. Посмотрим вместе. Присядьте. – Каленберг указал на стул.

Гея села, взглянула на экран включенного монитора и чуть не лишилась чувств, увидев Феннеля перед дверью музея.

– Судя по всему, он вот-вот расправится с моим прекрасным замком, – пояснил Каленберг. – А конструкторы уверяли, что это невозможно.

– Готово! – донесся из динамика приглушенный голос Феннеля.

На экране появился Гэрри.

– Ваш приятель – способный человек, – продолжал Каленберг. – Я не верил, что он откроет замок, но он справился.

Гея молчала.

– Обычно мы обесточиваем лифт. – Каленберг откинулся в кресле, не отрывая глаз от экрана. – Но я хотел выяснить, каковы возможности вашего специалиста. Предстоит серьезный разговор с конструкторами замка. Так дело не пойдет.

Оба наблюдали, как Гэрри и Феннель вошли в музей.

– Чтобы не вспугнуть ваших друзей, я включил телекамеру, лишь когда они убедились, что та не функционирует. А теперь их ждет сюрприз. – Каленберг переключил монитор на телекамеру второго зала.

На экране Феннель и Гэрри смотрели на пустой пьедестал, Гея услышала, как Феннель спросил: «В чем дело?»

И тут же Каленберг выключил монитор.

– Они будут здесь через несколько минут. – Макс протянул Гее золотой портсигар. – Сигарету?

– Благодарю. – Гея взяла сигарету, прикурила от любезно предложенной зажигалки.

– Между прочим, как поживает господин Шалик?

Вопреки ожиданиям Каленберга вопрос не удивил Гею.

– Когда я видела его в последний раз, прекрасно! – невозмутимо ответила она.

– По-прежнему прокручивает свои грязные делишки?

– Не знаю. Он постоянно занят, я не интересовалась подробностями.

– Пора его остановить. – Глаза Каленберга злобно сверкнули. – Он становится несносным.

– Вы так думаете? Шалик ничуть не хуже других, – заметила Гея. – В конце концов, мистер Каленберг, вы и он одного поля ягода.

– Отчего же, мисс Десмонд?

– Мистер Так говорил, что в музее только оригиналы. Не верю, чтобы власти Флоренции продали Давида Бернини. Вы украли перстень Борджа и многое другое. Вы так же несносны, как и Шалик.

Каленберг улыбнулся.

– Признаю, лучшие экспонаты моего музея украдены, но на то есть причины. Я боготворю прекрасное. И слишком занят, чтобы ездить в Европу, поэтому предпочитаю иметь под рукой то, что мне нравится. Шалику важны только деньги, красота ему безразлична. Он живет ради денег, я – ради прекрасного. Поэтому я решил остановить его.

– Возможно, ему нужны деньги, – заметила Гея. – У вас же их больше чем достаточно. Вы бы ничем не отличались от Шалика, если бы у вас их не было.

– Вы – смелая женщина, мисс Десмонд. Уверен, мистер Шалик обомлел бы, узнай он, как вы его защищаете.

– Я не защищаю. Я лишь говорю, что не вижу разницы между вами.

Прежде чем Каленберг успел ответить, открылись двойные двери, в кабинет вошли Гэрри и Феннель.

Зулусы замерли на пороге, вопросительно глядя на Каленберга. Макс отпустил их взмахом руки, африканцы вышли в коридор, двери закрылись.

– Проходите, джентльмены, садитесь. – Каленберг указал на стулья перед столом.

Гэрри сел, Феннель не шелохнулся.

– Присядьте, мистер Феннель, – повторил Каленберг. – Позвольте вас поздравить. Не верилось, что проникнуть в музей возможно, и тем не менее вы это проделали.

– Довольно болтовни! – рявкнул Феннель. – Мы пришли за перстнем и не смогли его взять. Теперь нам пора убираться, вы нас не остановите!

– Разумеется, вы покинете поместье, но сначала надо кое-что обсудить.

– Нечего обсуждать! – огрызнулся Феннель, дрожа от ярости и разочарования. Лью взглянул на Гею и Гэрри. – Пошли… он не посмеет остановить нас! – Феннель дернул за ручку, дверь не поддалась. – Откройте дверь, не то я сломаю вашу проклятую шею.

Каленберг удивленно поднял брови.

– Не советовал бы. – Макс щелкнул языком, в ту же секунду Гинденбург встал и медленно двинулся на Феннеля, не сводя с бандита янтарных глаз. – Уверяю вас, – продолжал Каленберг, – мой приятель разорвет вас в клочья, если я дам ему знак. Сядьте!

Не говоря ни слова, Феннель рухнул на стул рядом с Гэрри.

– Отлично. Я не хочу, чтобы затраченные вами усилия пропали даром. Мисс Десмонд права: перстень попал ко мне не совсем законным путем. Я решил отдать его вам на определенных условиях. – Каленберг выдвинул ящик, поставил на стол стеклянную коробочку с перстнем.

Феннель взглянул на перстень, потом на Гэрри.

– Это он? – После кивка Гэрри Лью повернулся к Каленбергу: – Какие еще условия?

– Мисс Десмонд, – Каленберг смотрел прямо в глаза Гее, – хотя я богат и занят, наступают моменты, когда меня одолевает скука. Как видите, я калека, прикован к креслу. В молодости мечтал стать охотником. Ничто не доставило бы мне большего удовольствия, чем участие в сафари. Но… для калеки это невозможно, что, естественно, раздражает меня. Любая форма раздражения непереносима для человека, обладающего такими властью и богатством, как я.

– Ну и что? – нетерпеливо воскликнул Феннель. – Объясните, что за условия?

Каленберг не счел нужным отвечать.

– Вот перстень Борджа. – Макс поднял стеклянную коробочку, протянул ее Гее. – Насколько мне известно, после успешного завершения операции каждый из вас должен получить от Шалика по девять тысяч долларов. – Каленберг слабо улыбнулся. – Разведка поставлена неплохо. Это большая сумма, и вы постараетесь сделать все, что в ваших силах, чтобы доставить перстень Шалику.

– Вы хотите сказать, что отдаете нам перстень? – недоверчиво уточнил Феннель.

– Он уже у мисс Десмонд, но… перед тем, как передать перстень Шалику, вам предстоит выбраться из поместья.

– Ага, – пробурчал Феннель. – Ваши дикари попытаются нас остановить… так?

– Если сумеют. Я хочу устроить охоту. Вы трое и мистер Джонс, ожидающий на скале, станете дичью, мои зулусы – охотниками. У вас будет шанс уйти от охотников – я дам вам три часа форы. Вас выпустят из дома в четыре утра, как только начнет светать. В семь зулусы пойдут по вашему следу. Избежать встречи с ними вам удастся лишь благодаря уму и хитрости.

– Вы шутите? – не утерпел Гэрри.

– Нисколько. Вы оцените серьезность моих намерений, если, к несчастью, попадете к ним в руки.

– Допустим, нас поймают. Что тогда?

– Разумный вопрос, мистер Эдвардс. Тогда?.. Жестокая смерть. Мои люди довольно примитивны. Во времена Шейка, великого вождя зулусов, захваченных в плен врагов сажали на кол и они умирали в мучениях.

Гэрри побледнел.

– И нас ждет та же участь?

Макс вежливо развел руками.

– Вы сами недалеко ушли от дикаря! – выкрикнул Гэрри после долгой паузы.

Лицо Каленберга исказилось.

– Я собираюсь проучить вас. Границы моего поместья неприступны. – Горящие глаза Макса, казалось, прожгут Гэрри. – Вы решились заявиться сюда с нелепой сказочкой и теперь должны за это заплатить, – с трудом взял себя в руки. – Кроме того, от вас необходимо избавиться, раз вы видели музей. Мертвые не говорят.

– Но зачем давать нам перстень? – удивился Гэрри. – Не легче ли убить нас сразу?

– Охота развлечет меня. Перстень послужит наградой, если вы вырветесь из поместья, но… уверяю, это маловероятно.

– Допустим, мы поклянемся никому не говорить о музее и оставим перстень у вас? – попытался найти выход Гэрри. – Тогда вы позволите нам улететь на вертолете?

– Нет. И учтите, вашу птичку охраняют десять зулусов. Рано утром один из моих пилотов отгонит вертолет компании, у которой вы его арендовали. – Макс нажал кнопку, на противоположной стене панель отошла в сторону, открыв карту поместья.

– Хочу дать вам шанс на спасение, буду разочарован, если охота закончится через пару часов. Хотелось бы продлить удовольствие на несколько дней. Поэтому внимательно изучите эту карту. Подход с востока перегораживает горный хребет. Вы не альпинисты, я бы не советовал двигаться в этом направлении. Должен предупредить, что зулусы – опытные скалолазы и быстро догонят вас. Не рекомендовал бы и юг. На карте показана река, подходы к ней сильно заболочены, там полно крокодилов и змей. Северная дорога относительно проста. Вы с ней хорошо знакомы. Однако двадцать моих зулусов постоянно патрулируют этот участок. Вы их не видели, мистер Феннель, но они заметили вас, как только вы ступили на территорию поместья, и постоянно докладывали о вашем продвижении. Тем не менее я бы не пошел этой дорогой. Они впустили вас, исполняя мое указание, но едва ли позволят вам уйти. Значит, остается лишь западная граница. Пройти там трудно, но возможно. Там нет воды и хорошая тропа ведет к шоссе на Мейнвилль. До него сто двадцать миль, придется спешить. Зулус, конечно, может догнать бегущую лошадь, но у вас в запасе три часа. – Каленберг взглянул на часы. – Пора спать. Возвращайтесь к себе и отдохните. В четыре утра вас освободят. Еще раз советую идти как можно быстрее. – Макс нажал кнопку, двойные двери распахнулись, в кабинет вошли четверо зулусов.

– Пожалуйста, идите с ними, – продолжал Каленберг. – Старая африканская поговорка гласит: стервятник – птица терпеливая. Лично я предпочел бы стервятника моим зулусам. Спокойной ночи.

– Псих! – воскликнул Гэрри, как только обреченные вошли в гостиную. – Насчет зулусов блефует?

– Нет. – Гея дрожала. – Он садист. Уйдем сейчас же. Они думают, что дверь на террасу заперта. Мы выиграем еще четыре часа, если уйдем немедленно.

Гэрри подошел к двери, ведущей на террасу, выглянул в сад.

– Они уже здесь… ждут.

Гея прижалась лицом к стеклу.

Перед домом, на корточках, полукругом сидели зулусы. Лунный свет играл на широких лезвиях ассагаев, легкий ветерок шевелил страусовые перья головных уборов.

– Что делать, Гэрри?

– Вы умеете лазить по горам? – спросил пилот.

– Не пробовала.

– Давайте обойдемся без гор, – вмешался Феннель. – На высоте у меня головокружение.

– Надо поговорить с Кеном. Мы должны пойти на север и захватить Темба. Без него мы не выберемся отсюда.

– Это точно, – согласился Феннель. – Кен говорил, что у этого парня в голове компас. Он выведет нас из джунглей.

– Давайте выпьем. – Гэрри направился к бару. – Что вам налить, Гея?

– Ничего.

– Лью?

– Шотландское.

– У Кена есть ружье? – уточнил Гэрри, наливая виски.

– Ружье оставили Темба.

– Оно могло бы пригодиться.

– У Темба не только ружье, но вода и пища. Пешком нам идти три или четыре дня.

Гэрри заметил, что Гея рассматривает перстень сквозь стеклянный колпак.

– Выньте его и наденьте на палец, – посоветовал Эдвардс. – Перстню лучше на руке, чем в коробке, которую легко разбить или потерять.

– Перстень возьму я, – вмешался Феннель.

– Перстень останется у Геи, – спокойно заметил Гэрри. – Я доверяю ей, а вам – нет.

Феннель сел, осушил бокал: сукин сын! Я тебе это припомню. И ей тоже.

Гея вынула перстень.

– Алмазы великолепные, но сам перстень не так уж красив. – Она примерила его на средний палец правой руки. – Великоват, перстень все-таки для мужчины. – Гея надела его на большой палец. – В самый раз. Неудобно, конечно, но не соскользнет.

Гэрри взглянул на часы. Без десяти два.

– Гея, идите к себе, отдохните. Я пойду в свою спальню. Надо немного поспать. Трудно сказать, когда еще раз представится такая возможность.

Не обращая внимания на Феннеля, они разошлись по своим комнатам. Лью устроился на кушетке в гостиной.

Гею разбудил барабанный бой, она села, взглянула на часы. Без двух минут четыре. Схватив рюкзак, Гея выбежала в гостиную. Гэрри и Феннель стояли у окна.

Зулус в леопардовой шкуре поднялся на террасу, махнул копьем в сторону джунглей.

Гэрри рывком распахнул входную дверь.

Перед ним, в такт барабанному бою, в варварском танце извивались тридцать зулусов, держа в одной руке щит из буйволиной кожи, в другой – ассагай. Появление белых танцоры встретили диким, леденящим кровь воплем. Сердце Геи учащенно забилось.

Они сошли с террасы, двинулись в джунгли, стараясь не глядеть на танцующих воинов. Гея с трудом подавляла желание побежать. Через несколько минут трое скрылись в густой растительности.

– Красивое зрелище, – хмыкнул Гэрри. – Эти мальчики пойдут вслед за нами. Где Кен?

– Видите ту скалу? – показал Феннель. – Там. – И, сложив руки рупором, заорал: – Кен! Сюда! Быстро! – Включив фонарь, Лью начал описывать им широкие круги.

Послышался голос Кена:

– Не выключайте фонарь.

Спустя пять минут охотник присоединился к остальным.

– Перстень у вас? Я думал, что мы встретимся на посадочной полосе около вертолета.

– Перстень у нас! – ответил Феннель. – Надо как можно быстрее добраться до Темба. Вертолет отпадает. Пошли, я все объясню по дороге.

– Осложнения?

– Еще какие!

Кен и Феннель шли первыми, Гея и Гэрри держались чуть сзади. Как только Кен узнал, что происходит, он ускорил шаг.

– Думаете, они начнут охоту?

– Уверен, – ответил Феннель. – И с ружьем чувствовал бы себя гораздо спокойнее.

Шли по узкой тропе, Гэрри решал, как перехитрить зулусов. Выбери они западный маршрут, исход охоты зависел бы от того, кто быстрее, они или зулусы, но преследователи могли обогнать лошадь. Идти на восток гибельно. Никто не умел лазить по горам. Северная дорога усиленно охранялась. Оставалась лишь южная граница… болота, крокодилы, змеи, но зулусы вряд ли подумают, что они выбрали этот путь.

Через сорок минут вышли на поляну: здесь оставался Темба. Чтобы добраться до скалы, Феннелю и Кену потребовалось на сорок минут больше. Все тяжело дышали.

– Вот это дерево, – указал Кен.

– Уверены? Там никого нет.

– Темба! – позвал Кен. – Темба.

Гробовое молчание.

Кен побежал, остальные за ним. Под деревом охотник остановился и огляделся. Здесь они сложили консервы, канистру с водой, «спрингфильд»…

– Мерзавец удрал с нашими вещами! – рявкнул Феннель.

– Никогда! С ним что-то случилось.

Могилу обнаружил Гэрри.

– Что это? – пилот указал на холмик свежевыкопанной земли.

Сбившись в кучу, четверо подошли поближе. На холмике лежал пробковый шлем Темба.

– Его убили… и унесли еду, воду и ружье, – прошептал Кен.

Гэрри первым пришел в себя:

– Теперь мы знаем, что нас ждет. Надо идти. Послушайте, Кен, Феннель рассказал вам, что нам предложено четыре маршрута? Я – за южную дорогу. Если повезет, мы пройдем сквозь болота, а они не смогут выйти на наш след. Каково ваше мнение?

– Все зависит от болот. Если непроходимые, то… и там полно крокодилов.

– Думаю, это наш единственный шанс. У вас есть компас?

Кен достал из кармана прибор.

– Я – дипломированный штурман, – продолжал Гэрри. – Хотите, чтобы я следил за направлением движения или сможете это делать сами?

Кен протянул пилоту компас:

– Лучше вы. Я во всем полагался на Темба.

– Идем на юг.

Теперь Гэрри и Гея шли первыми, а Кен и Феннель замыкали короткую колонну. Молчали, потрясенные смертью Темба. Все убедились, что Каленберг не шутил. Часы показывали четыре пятьдесят. Еще чуть более двух часов, и зулусы ринутся в погоню.

Шли минут двадцать, прежде чем Гэрри остановился, взглянув на компас.

– Тропа сворачивает на восток. Мы должны сойти с нее и идти через джунгли.

Вокруг высокая трава, колючие кустарники, деревья.

– Без тропы будем идти гораздо медленнее, – заметил Феннель.

– Это так, но мы должны двигаться к югу.

– Не хочу вас пугать, – добавил Кен, – но это змеиная страна. Смотрите в оба.

Гея схватила Гэрри за руку.

– Не волнуйтесь. – Эдвардс попытался улыбнуться. – Я рядом. Пошли.

Гэрри постоянно сверялся с компасом. Пока Каленберг говорил, он внимательно изучил настенную карту. Река могла их спасти, так как южнее поместья на берегу расположился маленький городок. Кроме того, река являлась источником воды, которой у беглецов не было. В то же время в джунглях зулусы имели неоспоримое преимущество в скорости.

Через три мили вышли на другую тропу, ведущую прямо на юг.

– Как дела? – Гэрри взял Гею под руку.

– Все в порядке, но я хотела бы знать, сколько нам идти?

– Чуть больше двадцати пяти миль, прежде чем мы выйдем за пределы поместья. Я хорошо помню карту. Южная граница ближе к дому, чем остальные.

Феннель тяжело пыхтел сзади, сгибаясь под тяжестью мешка с инструментами.

– Давайте я понесу, – предложил Кен.

Феннель остановился, зло посмотрел на мешок.

– Надоел мне до смерти. Мы не выберемся отсюда, если будем тащить железяки с собой. Он стоил мне больших денег, но всегда можно купить новые инструменты. Если же нас поймают, они мне не понадобятся. К черту! – Феннель зашвырнул мешок в джунгли.

– Я мог бы его нести, – вмешался Кен.

Феннель улыбнулся.

– Знаю.

Они догнали Гею и Гэрри; через сотню ярдов тропа уперлась в широкую, затянутую тиной лужу.

– Начинаются болота, – удрученно заметил Кен. – После дождя пройти через них сложно.

Свернули с тропы в джунгли. При каждом шаге под ногами выступала грязная вода. Поднималось солнце, становилось чуть жарче.

– Чувствую воду, – неожиданно воскликнул Кен. – Река рядом!

Через десять минут джунгли кончились, открыв пологий скользкий спуск к неширокой, не более двадцати ярдов, речке.

– Надо перебраться на тот берег, – решил Гэрри. – Здесь глубоко?

– Трудно сказать, – Кен оглядел коричневатый поток воды. – Узенькая речушка. Неохота купаться в этой грязи, но… – Охотник стащил рубашку, башмаки, зашлепал по хлюпающей грязи. Схватившись за нависающую ветвь, Кен осторожно погрузился в воду. – Глубоко. Придется плыть. – И, отпустив ветку, он поплыл к противоположному берегу.

Все произошло мгновенно. Зашелестела густая трава. Похожая на зеленовато-коричневый ствол дерева туша плюхнулась в воду около Кена. Раскрылась чудовищная пасть, Кен отчаянно вскрикнул, исчезнув в вонючей воде.

Глава 9

В полдень хлынул дождь. Последние два часа тяжелые, набухшие водой облака собирались над головой, скрывая солнце. Вдруг небо разверзлось, обрушив на землю потоки воды. В считанные секунды трое вымокли до нитки. Гэрри схватил Гею за руку и потащил под широкую крону баобаба. Феннель, что-то бормоча, устремился за ними. Прижавшись спинами к стволу дерева, они в три пары глаз смотрели на разбушевавшуюся стихию.

За последние четыре часа никто не вымолвил ни слова. Смерть Кена лишила их дара речи. Гэрри первым пришел в себя. Как только Кен скрылся под водой, пилот сообразил, что тому уже ничем не помочь, и решил не терять ни секунды. Жестокостью дикари Каленберга наверняка не уступали крокодилам. Гэрри схватил Гею за руку и, не обращая внимания на истерические рыдания, потащил женщину за собой. Постепенно рыдания стихли, Гея пошла сама.

– Нам повезло с дождем, – прервал молчание Гэрри. – Потоки смоют наши следы. После такого ливня зулусы нас не найдут.

Гея сжала его руку, она все еще не могла говорить.

Минут через десять дождь начал стихать.

– Мы должны идти. – Гэрри поднялся на ноги. – Надо перебраться на другой берег. – Он повернулся к Феннелю: – Мы сможем построить плот?

– Я же бросил мешок с инструментами, – пробурчал Лью. – Как строить?

Гэрри подошел к воде. Противоположный берег зарос травой и кустарниками. Не притаились ли там крокодилы? После гибели Кена Эдвардс решил, что риск слишком велик. Сначала надо найти открытый участок берега, где не прячутся дикие твари.

– Прежде чем идти дальше, нужно поесть, – предложил пилот и, развязав рюкзак Кена, достал банку тушенки. – Разделим.

– Я не голодна, – отказалась Гея.

– Вы должны есть, – настаивал Гэрри.

– Не хочу… отстаньте.

Гэрри пристально посмотрел на Гею.

– Вам плохо?

– Болит голова. Тошнит от одной мысли о еде.

Шок, подумал Гэрри. Или заболела? Только этого не хватало.

Наспех поели, мужчины встали. Гэрри наклонился, коснулся плеча Геи. Та с трудом открыла глаза и, держась за руку пилота, тяжело поднялась.

– Вам плохо?

– Нет, – едва прошептала она.

– Вперед! – рявкнул Феннель. – Или я уйду один.

Гэрри шел рядом с Геей. Женщина еле передвигала ноги. Эдвардс взял ее под руку.

– Не нужно! – Гея попыталась вырваться. – Со мной все в порядке. Просто болит голова.

Но даже с его поддержкой они не могли набрать прежний темп.

– Шевелитесь! – бушевал Феннель. – Какого черта! Ползете, как сонные мухи.

Гея убыстрила шаг, но вскоре снова начала отставать. Гэрри тащил ее на себе. Состояние Геи внушало серьезные опасения. Женщина шла как во сне, едва волоча ноги.

– Господи! – не выдержал Гэрри. – В чем дело?

– Голова разрывается… наверное, это солнце.

– Немного отдохнем…

Еще через три мили Гэрри нашел, что искал. Джунгли отошли от реки, и желтоватая вода текла неторопливо меж низких, лишенных растительности берегов.

– Будем переправляться. – Гэрри огляделся. – Вы сможете плыть, Гея?

– Если вы будете рядом.

Феннель подошел к самой воде, подозрительно посмотрел на противоположный берег.

– Вы плывете первым? – спросил Гэрри. – Не волнуйтесь, тут нет крокодилов. – Отвел Гею в тень. – Присядьте. Я найду большую ветку, чтобы переправить вещи сухими.

Гея опустилась на землю, Гэрри скрылся в джунглях.

– Что это с вами? – Феннель подошел ближе.

Гея обхватила голову руками.

– Отвяжитесь!

– Заболели?

– Раскалывается голова… отвяжитесь.

Алмазы Борджа сверкали в солнечных лучах. Феннель не мог оторвать глаз от перстня.

– Отдайте перстень мне. Не хочу, чтобы он потерялся. Отдайте мне. Быстро!

– Нет!

Появился Гэрри, волоча за собой длинную ветку. Ругнувшись, Феннель отошел от Геи.

Гэрри привязал к ветке рюкзаки и башмаки.

– Пошли, – кивнул он Гее. – Держитесь за ветку. Я помогу.

Феннель наблюдал, как они вошли в воду и спустя несколько минут выбрались на другом берегу. Гея сделала шаг, другой и плашмя упала лицом вниз. Феннель бросился в воду, торопливо переплыл реку. Гэрри перевернул Гею на спину, озабоченно вглядывался в посеревшее лицо. Похоже, она потеряла сознание.

– Что случилось? – буркнул Феннель.

– Обессилела. – Гэрри поднял девушку на руки, перенес в тень. – Захватите рюкзаки и обувь! – крикнул он Феннелю.

Лью надел башмаки, подхватил рюкзаки, подошел к Гэрри.

– Может, ее укусило насекомое? Пошли, Эдвардс. Черномазые мерзавцы близко.

– Поищите пару длинных палок. Сделаем носилки из наших рубашек.

Феннель удивленно посмотрел на пилота.

– С ума сошли?! Неужели надеетесь, что я потащу эту девку, когда за нами гонятся дикари? Несите сами, если хочется.

Гэрри встал.

– Идите. Я остаюсь. Идите… Убирайтесь!

Феннель облизал пересохшие губы:

– Мне нужны компас и перстень.

– Убирайтесь!

Для своего телосложения Феннель двигался удивительно быстро. Гэрри увернулся от удара, кулак пилота врезался в челюсть толстяка. Лью рухнул на спину, широко раскинув руки.

– Убирайтесь! – рявкнул Гэрри.

Правой рукой Феннель нащупал в траве камень, одним движением метнул его в Гэрри. Камень попал в висок, Гэрри обмяк и повалился на траву.

Поглаживая распухшую челюсть, Феннель поднялся, осторожно приблизился к Гэрри. Убедившись, что пилот без сознания, Лью наклонился и, сунув руку в нагрудный карман, достал компас. Затем Феннель подошел к Гее и, схватив ее за руку, грубо сдернул с пальца перстень Борджа. Гея открыла глаза, попыталась ударить… Феннель не почувствовал удара, злобно ухмыльнулся.

– Прощай, детка, – прошипел Лью. – Надеюсь, ты умрешь легкой смертью. Я беру перстень и компас. Вы оба не вернетесь. – Феннель встал. – Если зулусы не найдут вас, то прикончат стервятники. Счастливо, детка.

Гея даже не открыла глаза. Феннель подхватил рюкзак с остатками еды и нырнул в жаркую духоту джунглей.


Гэрри пошевелился, открыл глаза. Тень проплыла над его лицом, затем – другая. Посмотрел на дерево. На верхней ветке, сгибающейся под их тяжестью, сидели два стервятника.

Коснувшись рукой виска, Гэрри скривился от боли. На волосах запеклась кровь. Еще не совсем придя в себя, пилот встал и, пошатываясь, подошел к Гее. Ее лицо горело, на лбу выступили бисеринки пота. Гэрри не удивился, что перстень исчез, коснувшись рукой нагрудного кармана, обнаружил пропажу компаса.

Гэрри присел на корточки, задумался. До границы поместья не меньше пятнадцати миль болотистых джунглей. Взглянул на рюкзаки – мерзавец унес и еду. Часы показывали четыре дня. Зулусы искали их уже девять часов. Смыл ли дождь их следы? Если нет, то чернокожие бестии появятся с минуты на минуту.

Один Гэрри бросился бы в погоню за Феннелем, но оставить Гею?

Эдвардс еще раз посмотрел на девушку. Может, Феннель прав: ее укусило какое-то насекомое? Жуткий вид – полутруп. Гея приоткрыла глаза.

– Больно? – прошептала хрипло.

– Пустяки. – Гэрри взял ее руку. – Не беспокойтесь.

– Он взял перстень и компас…

– Знаю. Не волнуйтесь. Все образуется.

Оба вздрогнули от резкого треска над головой. Под стервятниками сломалась ветка, птицы перелетели пониже.

Гэрри схватил окровавленный камень, швырнул его вверх. Камень пролетел рядом со стервятниками, те тяжело поднялись и улетели, громко хлопая крыльями.

– Они знают, что я умираю, – пролепетала Гея. – Гэрри! Я боюсь.

– Вы не умираете! Укус насекомого. Через день-другой поправитесь.

– Мне уже не помочь, – продолжала она. – Оставьте меня. Подумайте о себе. Не знаю, что со мной, но долго не протяну. Ноги окоченели, тело горит.

Гэрри дотронулся до ног женщины: холодны как лед.

Стервятники снова с шумом опустились на дерево.

– Вы действительно хотите остаться со мной?

– Хочу и останусь.

– Гэрри, вам не придется долго ждать. – Из глаз Геи покатились слезы. – Обещайте мне одну вещь.

– Все, что угодно.

– Похоронить меня нельзя. Разве вырыть могилу голыми руками? Пожалуйста, бросьте мое тело в реку. Лучше крокодилы, чем эти…

– Не говорите об этом. Вам надо отдохнуть. К завтрашнему дню вы выздоровеете.

– Обещайте, Гэрри.

– Хорошо, обещаю, но…

– Вы были правы, говоря, что нельзя все мерить деньгами, – прервала Гея. – Если бы деньги не значили для меня так много, я бы не попала сюда. Гэрри, у вас есть бумага и ручка? Я хочу написать завещание.

– Гея, не стоит…

Слезы хлынули, размазывая грязь.

– Гэрри… пожалуйста… если б вы знали, как мне трудно говорить. Все болит. Позвольте… помогите мне написать завещание.

Гэрри достал из рюкзака блокнот, шариковую ручку.

– Я должна писать сама, – прошептала Гея. – Управляющий банка знает мой почерк. Помогите мне сесть.

Двадцать минут ушло, чтобы написать несколько строчек.

– Все, что у меня есть, я оставляю вам, Гэрри. На моем счете в Берне больше ста тысяч долларов. Поезжайте туда, найдите доктора Кирста. Он – управляющий банка. Расскажите ему, что случилось… Расскажите ему обо всем, в особенности о музее Каленберга. Передайте ему завещание, Кирст все устроит.

Спустя три часа багровый диск солнца коснулся горизонта; Гея умерла тихо, так и не поняв, что причиной ее смерти была маленькая царапинка на пальце, совсем незаметная.


Феннель быстро шел вперед. Время от времени трясина заставляла его делать широкий круг, отнимая последние силы. Однажды Лью провалился по колено в жидкую вонючую грязь и с трудом выбрался на сухое место. Феннель постоянно думал о том счастливом моменте, когда войдет в кабинет Шалика и выложит, что перстень у него. Если Шалик надеялся получить перстень за девять тысяч долларов, его ждало жестокое разочарование. Феннель твердо решил, что отдаст перстень лишь за тридцать шесть тысяч, то есть за сумму, обещанную Шаликом всем четверым. Через четыре-пять дней он доберется до Лондона и, получив деньги, укатит в Ниццу. Он заслужил отпуск. Когда надоест Ницца, Лью наймет яхту, захватит с собой пташку и отправится в круиз по Средиземному морю.

Феннель уже вычеркнул из своей жизни Гею и Гэрри, не сомневаясь, что никогда их не увидит. Кена, конечно, жаль. С Кеном он чувствовал бы себя гораздо уверенней.

Солнце медленно падало к гряде гор, в джунглях темнело. Феннель решил, что пора устраиваться на ночь, сбавив темп, вскоре увидел слева от тропы пятачок жесткой травы, над которым возвышалось дерево с густой кроной.

Положив рюкзак на землю, Лью быстро собрал хворост, разжег костер, сев спиной к дереву, раскрыл рюкзак Кена: три банки тушенки, две фасоли, одна мясного рулета. Довольно хмыкнув, Феннель вскрыл банку рулета. Наевшись, закурил, бросил в костер несколько веток и расслабился.

Джунгли жили своей жизнью. Шелестели листья, стрекотали насекомые, издалека донесся рев зверя, ночные птицы хлопали крыльями над головой. Феннель докурил сигарету, закрыл глаза. Далекий шум джунглей усилился, приобрел зловещий оттенок.

Что, если зулусы заметили костер и подкрадываются к нему?

Негодяи сажают пленников на кол, уверял Каленберг.

На лбу Феннеля выступил пот. Угораздило его разжечь костер! Острые глаза дикарей издалека обнаружат огонь. Схватив толстую ветку, Феннель раскидал головешки. Темнота тут же окутала Лью душным черным покрывалом. Прижавшись спиной к стволу дерева, Феннель всматривался в джунгли, но видел лишь пугающую пустоту. Феннель просидел больше часа, вздрагивая при каждом звуке, наконец голова упала на грудь, и навалился сон. Лью слишком устал, чтобы бояться призраков.

Феннель проснулся с отчаянно бьющимся сердцем. Рядом был кто-то еще. Врожденное чувство опасности било тревогу. Сжав толстую ветку, Лью вслушался в темноту.

Совсем рядом, ярдах в пяти, что-то двигалось по траве. Феннель достал фонарь, направил его на звуки, нажал кнопку.

Луч осветил животное: по лисьей морде, грязно-желтой с черными пятнами, по смраду Феннель понял, что перед ним гиена.

Через мгновение хищник исчез в кустах, но и этого хватило, чтобы Феннель в панике вскочил на ноги: вспомнил смерть Кена.

Гиена! Мерзкая тварь. Мало кто знает, что у этого трупоеда невероятно мощные челюсти. Гиена без усилия перегрызает бедренную кость коровы, всего боится и выходит из логова только ночью. Гиена за несколько миль чует запах добычи и готова ждать вечность, лишь бы застать жертву врасплох.

Дрожащей рукой Феннель направил луч на кусты. И снова гиена, сверкнув глазами, отпрыгнула в сторону.

Готова ждать целую вечность, лишь бы застать жертву врасплох. Зря Кен рассказал ему это.

Феннель понял: больше не спать, взглянул на часы. Три утра. Еще час – и можно в путь. Чтобы не посадить батарейку, выключил фонарь. Тут же из темноты донесся злобный смех маньяка, кровь в жилах застыла, волосы встали дыбом. Ужасный звук повторился… вой голодной гиены.

Целый час Феннель простоял, прижавшись к дереву, сжимая в руке толстую ветку. В темноте хохотала гиена…

Наконец рассвело, Лью еле держался на ногах. Подняв рюкзак, Феннель двинулся по узкой тропе, ведущей на юг. Шел гораздо медленнее, чем вчера. Через два часа решил перекусить, немного отдохнуть. Сев на упавшее дерево, Феннель вскрыл банку фасоли, жадно съел, запил глотком воды из бутылки Кена. Выкурив сигарету, с трудом заставил себя подняться. Пройдя еще пять миль, Феннель взглянул на компас и увидел, что вместо юга шел на юго-запад, не заметив, что тропа, загибаясь, увела с нужного направления.

Выругавшись, Феннель вошел в джунгли. Становилось жарче. Жесткая трава царапала ноги. Лью медленно продвигался вперед, опасаясь змей. Пройдя с милю, Феннель увидел поляну и облегченно вздохнул, надеясь, что джунгли кончились. Но с первым же шагом по щиколотки провалился в чавкающую грязь. Поляна оказалась гиблым болотом. Пришлось дать большой крюк, чтобы обойти топь.

Феннеля покидали последние силы: удастся ли выбраться из этого душного ада? Лью понял, что должен отдохнуть. Бессонная ночь подкосила. Три часа сна восстановят силы, и он сможет идти дальше.

Спать – риск, думал Феннель, но надо подготовиться к последнему броску через джунгли. К тому же, по словам Кена, гиены охотились только по ночам. Впрочем, эта тварь наверняка осталась далеко позади. Надо отыскать безопасное убежище и немного поспать. Феннель заставлял себя идти вперед, пока не увидел сваленное дерево, окруженное кустарником. С одной стороны ствола почва оказалась достаточно сухой. Сделав из рюкзака подушку, Феннель лег и провалился в глубокий сон.

Спустя несколько минут из джунглей появилась гиена, принюхалась, сделав широкий круг, подошла к дереву, под которым лежал Феннель.

Гиена не ела много дней и обезумела от голода, но, даже видя перед собой беззащитную жертву, броситься не решалась. Легла на землю, глядя на спящего человека.

Феннель спал мертвым сном, не шевелясь, не издавая ни звука. Через полчаса гиена убедилась – ей ничего не грозит, – прыгнула вперед, челюсти сомкнулись на ноге Феннеля.

Лью издал дикий крик и завертелся волчком, попытался встать, но от пронзившей боли упал на колени. Взглянув на ногу, Феннель увидел, что бедро превратилось в кровавое месиво. В десяти шагах гиена жевала плоть Феннеля.

Перед тем как потерять сознание, Феннель успел заметить стаю стервятников, неторопливо опустившихся на соседнее дерево.

Нгомейн, великолепно сложенный зулус, недавно служил у Каленберга, но африканцу приглянулась чужая жена, и его уволили. Нгомейн был одним из сорока охранников, патрулирующих подходы к поместью Каленберга, и знал джунгли как свои пять пальцев. И, покинув Каленберга, он недолго раздумывал над тем, как заработать на жизнь. На территории поместья водилось много крокодилов; охранники не считали, что уволенный виноват, и симпатизировали ему; Нгомейн получил возможность время от времени убивать пару-тройку пресмыкающихся. Шкуры продавал белому торговцу в Мейнвилле, тот платил хорошие деньги и не задавал вопросов.

Нгомейн направлялся к реке, когда услышал предсмертный крик Феннеля. Остановился, сжав старинное ружье и всматриваясь в густую зелень. Наконец любопытство взяло верх над осторожностью, и Нгомейн углубился в джунгли, чтобы через несколько минут обнаружить то, что осталось от Феннеля.


Гэрри медленно шел вдоль берега реки. Пилот решил, что без компаса идти напрямую через джунгли равносильно самоубийству; выбранный им путь был в два раза длиннее, и все же Гэрри не сомневался – тут он не заблудится.

Опустив в воду тело Геи, Эдвардс вернулся под дерево и лег лицом вниз. Во сне мучили кошмары, в пять утра Гэрри был на ногах. Изредка смачивал губы речной водой. В рюкзаке лежали четыре пачки сигарет, непрерывным курением удавалось заглушать голод и отгонять москитов.

В полдень он отдохнул около двух часов и двинулся дальше. К наступлению темноты, несмотря на голод и жажду, Гэрри прошел двадцать пять миль. По его подсчетам, до маленького городка, расположенного на берегу реки, оставалось не более двадцати.

Как только начало темнеть, Гэрри нашел место посуше, лег и тут же заснул, чтобы проснуться с восходом солнца. Встав, он умылся, с трудом подавив желание утолить жажду. Через час подошел к месту, где река делала крутой поворот, и замер, не веря своим глазам.

Ярдах в шестидесяти от него вода прибила к берегу каноэ. Не разбирая дороги, забыв о змеях и крокодилах, Гэрри бросился вперед.

На дне каноэ лежал мертвый зулус, рядом с ним – рюкзаки Кена и Феннеля. На правой руке зулуса сиял перстень Борджа.


Пройдя таможенный досмотр Хитроу, Гэрри поспешил к телефонной будке, набрал номер Тони. Двадцать минут одиннадцатого; Эдвардс знал, что девушка еще спит.

– Мисс Уайт нет, – ответил сонный голос.

– Тони! – закричал Гэрри, опасаясь, как бы она не бросила трубку. – Это я!

– Гэрри! Милый! Неужели это ты?

– Только что прилетел из Йоханнесбурга.

– И сразу звонишь мне? О, милый! Значит, она не так красива?

Гэрри тяжело вздохнул.

– Послушай, Тони, ты занята? Завтра утром я лечу в Берн и хочу взять тебя.

– Берн? Где это?

– В Швейцарии. Чему тебя учили в школе?

– Только не географии. Хочешь, чтобы я полетела с тобой? Я готова. Хоть на край света.

– Отлично. Потом на пару недель на Капри. Ты знаешь, где находится Капри?

– Конечно. Но, Гэрри, я не могу уехать на пару недель. Я должна работать. Меня отпустят на три дня, но не на две недели.

– Жены не работают, Тони.

Долгое молчание.

– Жены не работают? – от волнения Тони внезапно охрипла.

– Так считают настоящие мужчины.

– Но я не замужем, Гэрри.

– Увидимся через два часа и исправим это недоразумение. – Эдвардс торопливо повесил трубку.

Поймав такси, Гэрри велел отвезти его в «Ройял Тауэрс». В вестибюле попросил портье позвонить в номер Шалика, сообщить о его прибытии.

После короткого разговора портье предложил подняться наверх.

Выйдя из лифта, Гэрри постучал и вошел в приемную. Блондинка в черном строгом платье оторвалась от пишущей машинки.

– Мистер Эдвардс?

– Совершенно верно.

– Мистер Шалик вас ждет. – Блондинка открыла дверь, Гэрри вошел в кабинет.

Шалик сидел за столом с сигарой во рту. При виде Гэрри выпустил облако ароматного дыма, положил сигару в пепельницу.

– Доброе утро, мистер Эдвардс. Вы принесли перстень?

– Да. – Гэрри сел в кресло, положив ногу на ногу, и выжидающе посмотрел на Шалика.

– Поздравляю. Полагаю, ваши спутники присоединятся к нам с минуты на минуту?

– Нет. – Гэрри покачал головой.

Шалик нахмурился.

– Разве они не хотят получить причитающееся вознаграждение?

– Им больше не нужны деньги.

Шалик задумчиво разглядывал кончик сигары.

– Но почему, мистер Эдвардс?

– Они мертвы.

Шалик вздрогнул.

– Мисс Десмонд?

– Да. И те двое…

– Как это произошло?

– В джунглях полно насекомых. Ядовитый укус.

Шалик поднялся из-за стола, подошел к окну, застыл спиной к Гэрри.

– Где доказательства того, что вы говорите правду? Как погибли остальные?

– Джонса разорвал крокодил. Не знаю, что случилось с Феннелем. Возможно, его убил один из зулусов Каленберга. Я нашел мертвого зулуса, рядом с телом лежал рюкзак Феннеля. Феннель украл у нас компас и перстень и бросил меня и Гею в джунглях. Мне удалось выбраться. Гее – нет.

– Вы уверены, что она умерла?

– Да.

Шалик снова сел. Гею по возвращении ждало новое задание – миллионное дело. Что теперь делать? Шалика охватила ярость: столько сил потратил на поиски нужной женщины, теперь все начинать сначала. А миллион уплывет в другие руки.

– Где перстень?

Гэрри вынул из кармана спичечный коробок, положил на стол. Шалик достал перстень, осмотрел, облегченно вздохнул. Хоть эта операция завершилась успешно. Улыбнулся. Не так уж плохо заработать полмиллиона всего за несколько дней.

– Я понимаю, что операция прошла не так гладко, как хотелось бы, мистер Эдвардс. Я доволен. Будет справедливо, если я удвою ваше вознаграждение. Вместо девяти тысяч вы получите восемнадцать. Не возражаете?

Гэрри покачал головой.

– Девяти вполне достаточно, – резко ответил пилот. – Мне не нужны деньги, заработанные мертвецами.

Шалик пристально посмотрел, потом пожал плечами, достав из ящика конверт, протянул Гэрри. Тот сунул конверт во внутренний карман пиджака, встал и направился к выходу.

– Мистер Эдвардс…

Гэрри остановился.

– В чем дело?

– Я прошу вас дать полный отчет об операции. Возьмите диктофон у секретарши и…

– Зачем это? – прервал его Гэрри. – Для полиции? Я отдал вам перстень… это все. – И он вышел из кабинета.

Шалик задумчиво смотрел на закрывающуюся дверь. Может, ему действительно лучше ничего не знать? Жаль, конечно, что Гея погибла. Мисс Десмонд вошла в его жизнь, сделала свое дело и ушла. В конце концов, любую женщину можно заменить другой.

Шалик поднял перстень. Необыкновенные алмазы! Провел по камням указательным пальцем и тут же вскрикнул от боли, почувствовав резкий укол, выронил перстень, сунул кровоточащий палец в рот.

Перстень Борджа по-прежнему ранит. Яд, разумеется, давно высох. Минуло четыреста лет. Шалик посмотрел на палец – царапина саднила.

Сняв трубку, набрал номер клиента: сейчас тот обрадуется, узнав о возвращении перстня.

Гроб из Гонконга

Глава 1

Я уже собирался запирать на ночь свою контору, когда на столе зазвонил телефон. Было десять минут седьмого. Кончался длинный скучный день, не принесший мне ни цента заработка. За целый день у меня не было ни одного клиента. Всю почту я выбросил в корзину, даже не распечатав. И вот, наконец, первый телефонный звонок. Я энергично и напористо сказал:

– Нельсон Райан слушает.

Наступила пауза. В трубке послышался звук поднимающегося самолета. Этот шум на мгновение оглушил меня, потом затих вдали.

– Мистер Райан? – сказал низкий и отрывистый мужской голос.

– Совершенно верно.

– Вы – частный сыщик?

– Тоже верно.

Опять наступила пауза. Я прислушался к тяжелому дыханию говорящего, а он, наверное, к моему. Наконец незнакомец сказал:

– В моем распоряжении всего несколько минут. Я звоню из аэропорта. Мне нужно, чтобы вы выполнили мое поручение.

Я достал блокнот.

– Ваша фамилия и адрес?

– Джон Хардвик. Кеннот-бульвар, 33.

Записав адрес, я спросил:

– Что вы хотите мне поручить?

– Я хочу, чтобы вы проследили за моей женой.

Наступила еще одна пауза, так как взлетал еще один самолет. Свист реактивных двигателей заглушил следующую фразу клиента.

– Я не разобрал, что вы сказали, мистер Хардвик.

Он нетерпеливо ответил:

– Я работаю в корпорации Герона по производству пластмасс.

Корпорация Герона была одной из крупнейших на всем Тихоокеанском побережье. Благосостояние Пасадена-сити на четверть зависело от нее.

– Это обойдется вам в пятьдесят долларов в день, не считая расходов, – сказал я, нагло завышая свой обычный гонорар.

– Идет! Я сейчас пришлю вам триста долларов. Я хочу, чтобы вы следили за моей женой, куда бы она ни пошла. Если она останется дома, то выясните, не приходил ли к ней кто-нибудь. Вы сделаете это?

За триста долларов я готов был и не то еще сделать – поэтому с готовностью ответил:

– Я сделаю это, мистер Хардвик. Но не приедете ли вы повидаться со мной? Я предпочитаю знать в лицо своих клиентов.

– Понимаю вас, но дело в том, что я только сейчас решился на этот шаг. Мне необходимо выехать в Нью-Йорк, но в пятницу мы с вами увидимся. А пока я хочу быть уверенным, что за время моего отсутствия жена будет под наблюдением.

– В этом можете не сомневаться, – сказал я и помолчал, пропуская еще один взлетевший самолет. – Мистер Хардвик, опишите, пожалуйста, внешность вашей жены.

– Вы можете найти ее по адресу Кеннот-бульвар, 33, – сказал он. – Простите, но меня зовут. Увидимся в пятницу.

Короткие гудки известили, что разговор закончен.

Я закурил сигарету и выпустил дым в воздух. Частным сыщиком я работал уже пять лет и за это время встречал много эксцентричных людей. Джон Хардвик, должно быть, из таких сумасбродов, но чутье подсказывало мне, что это не так. Он говорил, как человек, действительно попавший в затруднительное положение. Может быть, он давно подозревал жену в неверности и перед отъездом решил проверить ее. В такой ситуации мужчина способен повиноваться мгновенному импульсу. И все-таки очень не понравилось мне это дело, так как я не люблю анонимных клиентов. Я предпочитаю знать человека в лицо.

Обдумывая полученную от клиента информацию, я услышал в коридоре шаги. В дверь постучали, и вошел курьер. Он положил мне на стол толстый пакет и предложил расписаться в книге. Это был веснушчатый парень, еще получавший от жизни удовольствие. Пока я расписывался, он оглядел мою обшарпанную комнату: скептически осмотрел пятна на потолке, пыльную книжную полку, жалкий письменный стол и настенный календарь с голыми девочками. После его ухода я вскрыл конверт. Из него выпало тридцать десятидолларовых купюр и визитная карточка, на которой было написано: «От Джона Хардвика, Пасадена-сити, Кеннот-бульвар, 33».

Я не мог понять, каким образом удалось так быстро переправить мне деньги. Но потом решил, что Хардвик, видимо, воспользовался агентством срочной доставки, а их контора находилась в соседнем доме. Я придвинул к себе телефонную книгу и стал искать фамилию Хардвика, но ее там не было. Тогда я позвонил в адресный стол, и мне сразу сообщили, что по адресу Кеннот-бульвар, 33 проживает Джек С. Майерс-младший, а не Джон Хардвик.

Сложившаяся ситуация требовала разрешения. Кеннот-бульвар находился примерно в трех милях от центра города и представлял собой шоссе, ведущее в горы Пальма Маунтен. Здесь обычно снимают дома люди, приезжающие к нам отдыхать. Это вполне может относиться и к Джону Хардвику с женой. А может, он снял этот дом у Джека Майерса в ожидании, пока выстроят его собственный? Я всего один раз был на Кеннот-бульваре и то уже давно. Этот район застраивался сразу же после войны. Большая часть домов представляла собой бунгало, наполовину кирпичные, наполовину деревянные. Кеннот-бульвар имел свои преимущества: прекрасный вид на горы и море и, если вы в этом нуждались, – полнейшее уединение. Чем больше я раздумывал над этим заданием, тем меньше оно мне нравилось. У меня даже не было описания женщины, которую предстояло выслеживать. Но получив деньги, я чувствовал себя обязанным их отработать. Я запер контору и пошел к лифту. Мой сосед Джек Уэйд все еще трудился в поте лица своего. Слышно было, как за дверью он что-то диктовал своей секретарше.

Выйдя из вестибюля, я пересек улицу, вошел в бар, где обычно обедал, и попросил бармена Сперроу сделать мне сэндвичи с ветчиной и курицей.

Этот высокий, тощий малый с копной седых волос принимал близко к сердцу все мои дела. Он был неплохим парнем, и я время от времени развлекал его неправдоподобными россказнями.

– Вы сегодня на работе, мистер Райан? – спросил он с любопытством.

– А что, заметно? – ответил я вопросом на вопрос. – Сегодняшний вечер я проведу с женой клиента и присмотрю, чтобы она не попала в беду.

Сперроу вытаращил глаза и открыл рот.

– Правда? А какая она, мистер Райан?

– Ты знаешь Лиз Тейлор?

Он кивнул, затаив дыхание.

– А Мэрилин Монро?

Его кадык судорожно заходил.

– Конечно, знаю.

Я печально улыбнулся.

– Так вот, она на них похожа.

Он недоуменно мигнул, потом понял, что я его разыгрываю, и смущенно улыбнулся.

– Вечно лезу не в свое дело? – спросил он.

– Поторапливайся, Сперроу, – в ответ сказал я. – Мне пора работать.

Он положил сэндвичи в бумажный пакет.

– Делайте только то, мистер Райан, за что вам заплатили, – посоветовал он, передавая мне пакет.

Было без двадцати минут семь, когда я сел в машину и не спеша поехал на Кеннот-бульвар. Дорога поднималась в горы, за которые садилось сентябрьское солнце. Бунгало на Кеннот-бульваре были закрыты от нескромных взоров изгородями и цветущими кустарниками. Я медленно проехал мимо дома 33. К нему вела довольно широкая аллея, оканчивающаяся двойными воротами. Недалеко от дома была стоянка автомобилей, откуда открывался чудесный вид на море. Я поставил машину туда и перебрался на заднее сиденье. С этого места хорошо просматривались ворота дома 33. Мне оставалось только ждать. Это я умел делать в совершенстве, иначе нечего было выбирать профессию частного сыщика.

В течение часа проехало несколько машин. За рулем в основном сидели мужчины, возвращавшиеся с работы, и, проезжая мимо, они равнодушно оглядывали меня и мою машину. Я надеялся, что похож на влюбленного, ожидающего девушку, а не на частного сыщика, стерегущего жену клиента. Мимо прошла девушка в узеньких брючках и свитере. Перед ней трусил пудель, с энтузиазмом отмечаясь возле каждого дерева. Девушка бросила на меня взгляд, полный любопытства, я же со знанием дела оценил ее ладную фигурку, сожалея, что она так быстро исчезает во мраке.

В девять часов стало совсем темно. Я достал пакет и съел сэндвичи, которые запил хорошим глотком из бутылки. Наступило долгое и томительное ожидание. Никто не въезжал и не выезжал из интересующих меня ворот, но было уже достаточно темно, и я мог начать действовать. Я вылез из машины и перешел дорогу. Открыв ворота, заглянул в аккуратный дворик. Мне был виден забор, цветник и дорожка, ведущая к дому. Окна не были освещены, и я пришел к выводу, что внутри никого нет. На всякий случай я обошел дом сзади. Окна не светились и там.

Я вернулся к машине несколько растерянным. Оказывается, как только муж уехал на аэродром, жена сбежала из дома. Мне оставалось только сидеть и ждать ее. И я решил ждать, поскольку триста долларов взывали к моей совести.

Около трех часов я неожиданно уснул. Разбудили меня первые лучи солнца, пробившиеся сквозь ветровое стекло машины. Шея затекла, спину ломило и, кроме того, я понимал, что провинился, проспав три часа. Вверх по дороге поднимался грузовик, развозящий молоко. Молочник останавливался перед каждым бунгало и относил к крыльцу бутылки. Он пропустил дом 33 и остановился возле дома 35. Когда он отошел от крыльца, я направился к нему. Он вопросительно посмотрел на меня, сжимая в руке корзину с бутылками.

– Вы пропустили 33-й, – сказал я.

Он удивительно поднял брови.

– Хозяева в отъезде, – сказал он. – А какое вам до этого дело?

Я понял, что с подобным типом нужно быть откровенным – он вполне мог вызвать полицию. Поэтому я без лишних слов протянул удостоверение. Он внимательно прочел его, присвистнул и вернул мне.

– Вы не обслуживаете 33-й? – повторил я.

– Обслуживаю, но они на месяц уехали.

– Кто они?

Некоторое время он раздумывал.

– Семья Майерс.

– Мне показалось, что теперь здесь живут Хардвики.

Молочник поставил корзину на землю и сдвинул шляпу на затылок.

– В настоящее время здесь никто не живет, – ответил он, почесывая лоб. – Иначе я бы знал об этом. Людям ведь нужно молоко, а доставляю его сюда только я.

– Понятно, – сказал я, хотя, откровенно говоря, ничего не понимал. – Вы не думаете, что они могли сдать дом кому-нибудь в аренду?

– Я обслуживаю мистера Майерса уже в течение восьми лет, и за это время он никогда и никому не сдавал дом. Он всегда уезжает в это время в отпуск.

Молочник поднял корзину, и я понял, что разговор со мной ему порядком надоел.

– Вы не знаете здесь Джона Хардвика? – спросил я без особой надежды.

– Такого здесь нет. Иначе я бы знал. – Кивнув мне, он сел в грузовик и поехал к дому 37.

Моей первой мыслью было проверить адрес: может, я что-то перепутал. Но я хорошо знал, что это невозможно. Хардвик ясно назвал адрес и даже написал на карточке. Выходит, мне заплатили триста долларов за ночное дежурство у пустого бунгало? Может быть, молочник ошибается, и в доме все же кто-то есть? Я вернулся к дому 33 и снова открыл ворота. Мне не понадобилось заходить внутрь, чтобы убедиться, что дом пуст… У бунгало был нежилой вид. У меня появилось неприятное чувство. Не собирался ли этот таинственный Хардвик убрать меня с дороги на эту ночь? Трудно поверить, чтобы человек, находящийся в здравом уме, мог выбросить триста долларов только за то, чтобы убрать меня на двенадцать часов. Я ведь не какая-то там важная персона. Эта мысль не давала мне покоя.

Внезапно мне захотелось побыстрее попасть в свою контору. Это в данный момент было важнее, чем душ и бритье.

Я сел в машину и поехал в город. Уличное движение еще не было интенсивным, и я добрался до конторы за несколько минут.

Швейцар подметал пол, что-то ворча себе под нос. Он бросил на меня тупой взгляд и отвернулся. Этот человек ненавидел всех, включая и себя самого. Я поднялся на четвертый этаж и быстро прошел по коридору к знакомой двери, на которой черными облупившимися буквами было написано: «Нельсон Райан, частный детектив». Я достал ключ, но почему-то не вставил в замок, а взялся за ручку и повернул ее.

Дверь была не заперта, хотя накануне вечером я запирал ее. Я осторожно отворил дверь и заглянул в небольшую прихожую, где стояли стол с растрепанными журналами и четыре расшатанных стула.

Внутренняя дверь, ведущая в мой кабинет, была приоткрыта!

Перед уходом я ее запер…

Неприятное чувство снова охватило меня. Подойдя к двери, я распахнул ее настежь. Лицом ко мне в кресле для клиентов сидела хорошенькая китаянка в зеленом с серебром «чунгазане» с разрезами по бокам, обнажавшими красивые ноги. У девушки был спокойный, безмятежный вид. Судя по небольшому пятнышку на левой груди, ее застрелили быстро и профессионально. Так быстро, что она даже не успела испугаться. Кто бы это ни сделал – чистая работа. Я осторожно коснулся ее лица. По-видимому, она умерла несколько часов назад.

Глубоко вздохнув, я взялся за телефонную трубку и набрал номер полиции.

В ожидании полиции я постарался лучше рассмотреть свою посетительницу. Молодая, года 23–24, в дорогом платье, тонких нейлоновых чулках и модных туфлях. Как я уже заметил, ноги у нее были безупречные. Я не мог узнать ее имя, так как у нее не было сумочки. Вероятно, ее забрал убийца. Такая женщина, как она, вряд ли вышла бы на улицу без сумочки.

Минут через десять после моего звонка полицейские слетелись ко мне в контору, как пчелы на мед. Последним прибыл детектив-лейтенант Том Ретник. Мне пришлось как следует познакомиться с ним за последние четыре года. Это был низкорослый, щегольски одетый тип с мелкими лисьими чертами лица. На своем посту он держался только потому, что ему посчастливилось жениться на сестре мэра. Как полицейский офицер он приносил пользы не больше, чем дырка в ведре. К счастью, со времени его назначения на пост в Пасадена-сити не произошло ни единого мало-мальски серьезного преступления. Это было первое убийство с тех пор, как он из сержанта-писаря сделался лейтенантом. Ретник влетел в мою комнату в сопровождении своего оруженосца, сержанта Палски, с очень уверенным видом, хотя все знали, что ему не хватает мозгов и для решения детского кроссворда.

Сержант Палски был огромным детиной с красным мясистым лицом и здоровенными кулаками, так и норовившими войти в соприкосновение с чьей-нибудь физиономией. Мозгов у него было еще меньше, чем у Ретника, но их нехватку он компенсировал вышеупомянутыми кулаками.

Ни тот ни другой даже не взглянули на меня. Они прошли в кабинет и долго глазели на убитую. Потом Палски стал осматривать место происшествия, а Ретник подошел ко мне. Вид у него стал еще более уверенным.

– Ну, сыщик, рассказывай, как было дело, – сказал он, усаживаясь на стол и покачивая начищенными до блеска ботинками. – Это твоя клиентка?

– Я понятия не имею, кто она такая и что здесь делала, – ответил я. – Я нашел ее в своем кабинете сегодня утром.

Ретник жевал сигару, пристально уставившись на меня. Он считал, что полицейские именно так должны пялиться на подозреваемых.

– Ты всегда открываешь контору так рано?

Я рассказал ему все без утайки.

Закончив дела в кабинете, Палски вышел к нам и, подперев дверь могучим плечом, тоже стал слушать мой рассказ.

– …Поняв, что бунгало пустует, я приехал сюда, – закончил я. – Я предполагал, что тут какой-то подвох, но такого, признаться, не ожидал.

– Где ее сумка? – спросил Ретник.

– Не знаю. Должно быть, убийца прихватил с собой.

Ретник почесал щеку, вынул сигару изо рта, посмотрел на нее и снова засунул в рот.

– Что было в сумке? Признайся, ведь это ты убил ее? – спросил он.

Ничего другого я от Ретника не ожидал. Вызывая полицию, я был уверен, что стану подозреваемым номер один.

– Даже если бы у китаянки в сумочке был бриллиант «Кохинор», я не стал бы убивать ее здесь, – терпеливо сказал я. – Я выследил бы, где она живет, и убил бы ее там.

– Что она здесь делала и как сюда попала?

– Думаю, у этой женщины было ко мне дело. Парень, назвавшийся Джоном Хардвиком, не хотел, чтобы наше свидание состоялось. Почему он этого не хотел, я могу только предполагать. По-моему, Хардвик отправил меня сторожить пустой дом, чтобы под благовидным предлогом убрать отсюда. Скорее всего он ожидал ее здесь. Замки на дверях конторы простые, и ему не составило труда открыть их. Вероятно, когда она вошла, он сидел за моим столом. Судя по ее спокойному виду, она не знала, кто этот парень, и приняла его за меня. После того, как она рассказала ему все, он застрелил ее. Она даже не успела испугаться.

Ретник посмотрел на Палски.

– Этот сыщик отобьет у нас работу, если за ним не присматривать. – Палски смолчал и сплюнул на ковер. Разговоры – не по его части. Он был профессиональным слушателем. Ретник секунду раздумывал, и этот процесс явно причинял ему страдания. Наконец он изрек:

– Я скажу, умник, что в твоей версии не сходится. Этот парень говорил по телефону из аэропорта, который находится в паре километров отсюда. Если ты не врешь, что ушел вскоре после шести часов, то раньше пол-седьмого ему сюда попасть было нельзя. Слишком интенсивное движение на главной магистрали. Любой человек, даже эта желтокожая, знает, что это уже нерабочее время, и вместо того, чтобы ехать сюда наудачу, она сначала позвонила бы по телефону.

– Откуда вы знаете, что она не звонила? Может, ей ответил Хардвик и от моего имени велел приезжать сюда.

По выражению лица Ретника, я понял, что он обдумывает мою версию. В дверях показались врач и санитары с носилками. Палски поневоле отлип от косяка и проводил их в кабинет. Ретник нервно поправил жемчужную заколку в галстуке.

– Проследить ее будет нетрудно, – сказал он, как бы разговаривая сам с собой. – Такие куколки всегда на виду. А когда этот Хардвик пообещал встретиться с тобой?

– Послезавтра, в пятницу.

– Думаешь, он появится?

– Совершенно исключено.

Зевнув, он посмотрел на часы.

– Ты отвратительно выглядишь. Может, выпьешь чашечку кофе? Только поблизости. И не болтай. Я поговорю с тобой через полчаса.

Такая трогательная забота объяснялась просто: он хотел освободиться на какое-то время от моего присутствия.

– Кофе я выпью, – согласился я. – Но, может, мне стоит съездить домой и переодеться?

– И так сойдет, – сказал он. – Просто выпей кофе где-нибудь поблизости.

Я спустился на лифте. Хотя было еще без двадцати семь, у подъезда собралась небольшая толпа зевак, которых привлекли четыре полицейские машины и «Скорая помощь». Всю дорогу я слышал за собой тяжелые шаги. Я даже не оглядывался, так как и без того знал, что кофе пить мне придется в компании полицейского. Я вошел в бар и уселся на табурет. Сперроу с трудом оторвался от окна, откуда глазел на машины, и выжидательно посмотрел на меня.

– Что вам приготовить, мистер Райан?

– Кофе покрепче и погорячее и яичницу с ветчиной.

Следовавший за мной полицейский не вошел в бар, а остался у наружной двери. Пританцовывая от возбуждения и нетерпения, Сперроу налил мне кофе и начал готовить яичницу.

– Кто-нибудь умер, мистер Райан? – спросил он, разбивая яйца на сковородку.

– Когда ты закрыл бар вчера вечером? – вопросом ответил я, посматривая на копа у двери.

– Ровно в десять вечера, – ответил он. – А что там происходит?

– Убита китаянка, – я отпил немного кофе. – Полчаса назад я нашел в своей конторе ее труп.

Кадык Сперроу так и заплясал от нетерпения.

– Это правда?

– Чистая правда, – кивнул я, допивая кофе. – Налей еще чашку.

– Китаянка?..

– Да, и не задавай мне вопросы. Я знаю столько же, сколько и ты. Ты не видел здесь китаянку после моего ухода?

Он покачал головой и налил еще кофе.

– Нет. Думаю, я заметил бы ее, если бы она пришла до десяти. Вчера у меня работы было немного.

Меня прошиб холодный пот. У меня было алиби на время до восьми часов, когда мимо прошла девушка с пуделем. Я подсчитал, что китаянка могла прийти в мою контору приблизительно в это время. Что касается ночи, то тут полиции придется верить мне на слово, что я проторчал в своей машине на Кеннот-бульваре.

– Ты не заметил никого постороннего после моего ухода?

– Кажется, нет. Швейцар запер дверь в десять вечера, как обычно. – Он поставил передо мной яичницу. – А кто ее убил?

– Не знаю.

Аппетит у меня пропал. Дело пахло керосином. Я знал Ретника, этот парень хватается за соломинку. Если у меня не будет железного алиби, способного убедить даже грудного младенца, в покое меня не оставят.

– Ты не мог проглядеть ее?

– Я не смотрел все время в окно.

Вошли двое мужчин и заказали завтрак. Они поинтересовались у Сперроу, что происходит. Тот покосился на меня, но сказал, что ничего не знает. Один из мужчин, толстый малый в куртке а-ля Марлон Брандо, сказал:

– Кого-то пристукнули. Здесь «скорая».

Я отставил тарелку. Еда просто не лезла мне в горло. Допив кофе, я слез с табурета. Сперроу с несчастным видом посмотрел на меня.

– Не нравится, мистер Райан?

– Нет, просто я не рассчитал свои силы. Запиши за мной, – сказал я и вышел на улицу. Ко мне тут же подошел здоровенный коп.

– Куда вы собираетесь идти? – осведомился он.

– Естественно, в контору. А в чем дело?

– Когда вы понадобитесь, вас вызовут, а пока посидите в моей машине.

Я молча уселся на сиденье. Толпящиеся вокруг зеваки тут же с лицезрения «скорой помощи» переключились на меня. Я закурил сигарету и старался не обращать на них внимания. Чем больше я думал над своим положением, тем меньше оно мне нравилось. Ясно было одно – я попал в ловушку.

Через час вышли два санитара с носилками. Под простыней китаянка казалась совсем маленькой. Толпа зашумела. Санитары вдвинули носилки внутрь, и машина уехала. Вслед за ними отправился врач на своей машине. И опять наступило долгое ожидание. Наконец вышли парни из отдела, занимающегося расследованием убийств. Один из них подал знак моему копу, и они тоже укатили. Коп открыл дверцу машины и ткнул в меня пальцем:

– Пошевеливайся, – сказал он. – Лейтенант хочет тебя видеть.

У двери я столкнулся со своим соседом – химиком Джеком Уэйдом, чья контора рядом с моей. Уэйд был на три года моложе меня. Атлетически сложенный, загорелый, с короткой стрижкой и живым взглядом – типичный мальчик из колледжа. Мы не раз встречались в лифте по дороге на работу. Он производил впечатление отличного парня и, так же, как и Сперроу, интересовался моей жизнью. Он часто расспрашивал меня о моих делах, и за то короткое время, что мы поднимались в лифте, я пичкал его теми же рассказами, что и Сперроу.

– Что случилось? – спросил он, когда мы вошли в лифт.

– Сегодня утром я нашел у себя в конторе мертвую китаянку, – ответил я. – Отсюда и суматоха.

Он ошарашенно уставился на меня.

– Мертвую?!

– Кто-то застрелил ее.

Он был потрясен.

– Вы хотите сказать, ее убили?!

– Да, можно сказать и так.

– Великий Боже! Ну и ну!

– То же самое сказал и я, увидев ее.

– Кто же убил ее?

– В том-то и дело, что это неизвестно. Когда вы ушли вчера из конторы?

– Около девяти, когда швейцар запирал дверь.

– Вы не слышали выстрела?

– Господи… Нет.

– Уходя, вы не обратили внимания, горел ли свет в моей конторе?

– Не знаю. Я слышал, вы ушли после шести.

– Совершенно верно. – Я почему-то успокоился. Значит, китаянку убили после девяти. Мое алиби имело бледный вид.

Лифт остановился на четвертом этаже, и мы вышли. В этот момент в дверях моей конторы показались сержант Палски со швейцаром. Швейцар посмотрел на меня так, словно я по крайней мере был двуглавым чудовищем. Ни слова не говоря, они вошли в лифт.

– Ну, я полагаю, что теперь вы долго будете заняты, – сказал Уэйд, глядя на копа, стоящего возле моей двери. – Могу ли я чем-нибудь вам помочь?

– Спасибо, – сказал я. – Если понадобится – я дам вам знать.

Я прошел мимо копа в приемную. Комната была совершенно пуста, если не считать обгорелых спичек, валявшихся где угодно, но только не в пепельнице. В моем кабинете лейтенант Ретник сидел развалясь в кресле. Когда я вошел, он уставился на меня особым «полицейским» взглядом и молча указал на кресло для посетителей, на спинке которого осталось пятно крови. Мне не хотелось касаться его, и я сел на подлокотник.

– У тебя есть разрешение на ношение оружия? – спросил он.

– Да.

– Какой марки револьвер?

– Специальный полицейский, тридцать восьмого калибра.

Он протянул руку ладонью вверх.

– Давай.

– Он в правом верхнем ящике.

Ретник долго молча смотрел на меня, потом убрал руку.

– Его там нет.

Я вздрогнул от неожиданности.

– Он должен лежать там.

Ретник достал сигару и закурил, не спуская с меня взгляда.

– Ее застрелили из револьвера тридцать восьмого калибра. Врач установил, что смерть наступила в районе трех часов ночи. Слушай, Райан, почему бы тебе не рассказать откровенно, что было в сумочке этой желтокожей?

Стараясь держать себя в руках, я сказал:

– Может быть, я кажусь вам всего лишь глупым сыщиком, но ведь я не настолько глуп, чтобы застрелить клиентку в своей конторе, к тому же из собственного револьвера, даже если в этой проклятой сумочке было все золото мира.

Ретник прикурил новую сигару и выпустил в мою сторону струю вонючего дыма.

– Не знаю, может, так оно и было. А может быть, ты решил обмануть всех и придумал себе железное алиби, – сказал он не очень убежденно.

– Если бы я убил ее, то мне было бы известно время, на которое я должен обеспечить себе алиби. Тогда я не давал бы вам алиби на восемь тридцать, а сразу представил на три ночи.

Он повернулся в моем кресле.

– Что она делала в твоей конторе в три часа ночи?

– Хотите, чтобы я высказал свои предположения?

– Послушай, Райан, у нас в городе за последние пять лет не было ни одного крупного преступления. Мне нужно будет что-то сказать прессе. Я выслушаю те идеи, которые придут тебе в голову. Ты поможешь нам – я помогу тебе. Тебя хоть сейчас можно арестовать и посадить за решетку на основании имеющихся у меня улик, но я даю тебе возможность доказать, что ошибаюсь. Так что выкладывай свои соображения.

– Предположим, что она живет не в нашем городе, но ей срочно понадобилось поговорить со мной. Не спрашивайте меня, зачем ей это было надо и почему она не могла поговорить с любым другим частным сыщиком во Фриско. Просто предположим, что так случилось. Допустим, что она решила лететь самолетом, и это решение пришло ей в голову в семь часов вечера. Она знает, что пока долетит до места, меня в конторе не будет. Поэтому и позвонила сюда. Хардвик избавился от меня и сел в конторе ждать ее звонка. Она говорит ему, что прилетит и будет здесь в три часа утра. Он обещает ждать. Из аэропорта она едет на такси сюда. Он выслушивает ее информацию и потом убивает.

– Воспользовавшись для этого твоим револьвером?

– Видимо, да.

– Вход в здание был закрыт с девяти часов вечера. Замки не были взломаны. Как же они сюда проникли?

– Хардвик должен был приехать сюда вскоре после моего ухода, и это произошло до того, как швейцар закрыл дверь. Он знал, что меня не будет в конторе и спокойно ждал звонка. Когда она приехала, он спустился и провел ее сюда. Там на двери английский замок, и его легко открыть изнутри.

– Тебе нужно писать сценарии для кино, – раздраженно сказал Ретник. – И эту сказку ты собираешься рассказать журналистам?

– Эту версию нетрудно проверить. Девушку должны были видеть в аэропорту. И шофер такси может ее вспомнить.

– Допустим, что все было так, как ты рассказываешь, но если вместо этого неизвестного Хардвика с ней разговаривал ты и впустил ее в контору тоже ты?

– Этот Хардвик совсем не неизвестный. Если вы справитесь в агентстве срочной доставки, то вам скажут, что он прислал мне триста долларов. Вы можете узнать, что с 19.30 до 22.00 я был на Кеннот-бульваре и после этого я все еще был там, но мимо меня в два часа ночи проехала только одна машина, и я не знаю, заметил меня шофер или нет. Молочник подтвердит, что в шесть часов утра я все еще был там.

– Меня интересует только то, где ты был между двенадцатью и пятью часами утра.

– Я был на Кеннот-бульваре, 33.

Ретник пожал плечами.

– Для порядка покажи, что у тебя в карманах.

Я вывернул карманы и положил все на стол. Он посмотрел на весь этот хлам без особого интереса.

– Будь я даже тупоголовым идиотом, то и тогда не стал бы таскать улики в карманах! – разозлился я.

Он встал.

– Не выезжай никуда из города. Один твой неверный шаг – и ты сядешь за решетку. – С этими словами он вышел из конторы, оставив дверь распахнутой.

Я собрал свои вещи и рассовал их обратно по карманам. Потом закрыл дверь, присел на стол и закурил. Пока у полиции не было против меня решающих улик, но все же кое-что она имела. Многое зависело от того, что удастся разузнать в ближайшие часы. Убийца решил повесить это преступление на меня – следовательно, он не замедлит подкинуть дополнительные улики Ретнику. Исчезновение пистолета доказывало, что именно из него преступник убил девушку, и он подбросит пистолет туда, где полиция его легко отыщет. Я слез со стола. Нужно действовать, а не размышлять. Я запер контору и пошел к лифту. Через матовое стекло двери конторы Джека Уэйда четко был виден силуэт Ретника. Он собирал улики против меня.

Спустившись в вестибюль, я прошел мимо двух копов к своей машине, сел в нее и захлопнул дверцу. Нервы у меня были так напряжены, что я чувствовал настоятельную необходимость глотнуть виски. Обычно я не позволял себе этого раньше шести вечера, но сегодня был исключительный случай.

Я открыл отделение для перчаток, где у меня всегда хранилась бутылка виски. Потянувшись за ней, я вдруг застыл. Во рту пересохло.

В отделении для перчаток лежал мой револьвер и сумочка из крокодиловой кожи! Сумочка несомненно принадлежала мертвой китаянке.


Позади полицейского участка находился большой двор, обнесенный высокой изгородью. Здесь располагался парк патрульных машин. На стене висело объявление, гласящее, что здесь могут останавливаться только полицейские машины. Я свернул в открытые ворота и поставил автомобиль рядом со служебной машиной. Не успел я заглушить мотор, как передо мной возник коп. На его ирландском лице была написана ярость.

– Эй! В чем дело? – заорал он так, что было слышно за два квартала. – Вы что, читать не умеете?

– Ни в чем, – невозмутимо ответил я, вынимая ключ из зажигания. – Читать я умею, и даже длинные слова.

Я подумал, что малый лопнет от ярости. Некоторое время он только открывал и закрывал рот, стараясь подобрать подходящее для данного случая выражение. Не дождавшись этого, я улыбнулся ему.

– Мне разрешил остановиться здесь Ретник, родственник мэра. Обратитесь с претензиями к нему, но не обижайтесь, если получите хороший пинок.

У копа был такой вид, словно он проглотил пчелу. Молча смерив меня уничтожающим взглядом, он зашагал прочь. Мне пришлось прождать минут двадцать, прежде чем машина Ретника въехала во двор. Лейтенант вылез из нее и не глядя на меня направился к дверям полиции.

– Лейтенант… – Я позвал его негромко, но тем не менее он услышал и оглянулся через плечо.

– Что ты здесь делаешь? – удивленно спросил он.

– Жду вас.

– Ну, вот он я. В чем дело?

Я вышел из машины.

– Вы обыскали меня, но забыли обыскать мою машину, лейтенант.

Он стоял, тяжело дыша через узкие ноздри.

– Чего ради я должен ее обыскивать?

– Вам хотелось узнать, где сумочка желтокожей и пистолет, из которого я застрелил ее. Вот я и подумал, что следовало бы обыскать и мою машину. Поэтому и привел ее сюда…

Лицо Ретника потемнело от ярости.

– Послушай, ты, сукин сын! – выдавил он из себя. – Мне некогда с тобой разговаривать. Я поручу это Палски. Он прочистит тебе мозги, а то ты стал что-то слишком умным.

– Лучше загляните в отделение для перчаток, лейтенант.

Я отошел от машины, оставив отделение открытым. Ретник наклонился и заглянул туда. Я наблюдал за его реакцией. Его ярость сменилась недоумением. Он не дотронулся ни до сумочки, ни до револьвера. Просто некоторое время молча взирал на все это, потом повернулся ко мне.

– Это твой револьвер?

– Да.

– А сумочка принадлежала китаянке?

– Не мне же!

– Итак, это ты убил ее?

– Я открыл свои карты так, как они мне выпали, – сказал я. – Большего сделать не могу. Это уже ваше дело – принимать решения.

Ретник подозвал стоявшего у двери копа и приказал найти Палски. Затем снова перенес свое внимание на револьвер и сумочку, не притрагиваясь к ним.

– Теперь у тебя нет ни единого шанса выкрутиться, – сказал он.

– Его не было бы, если бы я не показал вам эту находку. Но теперь я выиграл один шанс, не более.

– Ты всегда запираешь машину? – спросил он, в то время как его мозг буквально кипел от умственной работы.

– Да, но в ящике стола, где лежал револьвер, находился запасной ключ. Я специально не искал, но держу пари, его там нет.

Ретник почесал щеку.

– Верно, когда я искал револьвер, в ящике никакого ключа не видел.

К нам подошел Палски.

– Займись этой машиной, – приказал ему Ретник. – Проверь все, что можно. Осторожнее с револьвером. Не помешает показать его Лейси.

Ретник кивнул мне, и мы пошли к зданию полицейского участка. В длинном коридоре стоял обычный для подобных заведений запах. Кабинет Ретника был размером с куриный насест. В нем стояли стол, два стула и шкаф с картотекой. Комната была уютна, как приемный покой сиротского дома. Ретник указал мне на стул, а сам уселся на свое место.

– Это ваш кабинет? – спросил я с интересом. – Мне кажется, что родственнику мэра можно было бы подобрать что-нибудь более комфортабельное.

– Думай не о моем кабинете, а о своем невезении, – отрезал Ретник. – Если девушку убили из этого револьвера, и это ее сумочка, считай, твоя песенка спета.

– Вы так думаете? – спросил я, усаживаясь поудобнее на жестком стуле. – Знаете, минут десять я боролся с искушением выбросить револьвер и сумочку в море. Если бы я это сделал, то ни вы, ни ваши умники ничего не смогли бы узнать. Но я решил дать вам шанс на случайный успех.

– Что вы хотите этим сказать?

– Я не выбросил эти вещи в море лишь потому, что они мне явно подброшены. Это завершает всю интригу. Если бы я выбросил их, то вам не удалось бы распутать дело.

Ретник склонил голову набок.

– Итак, я получаю сумочку и револьвер, но почему ты думаешь, что я распутаю это дело?

– Потому что вы теперь не будете сосредоточивать все свое внимание на мне, а станете искать настоящего убийцу, а этого он как раз и боится.

После некоторого раздумья Ретник вынул портсигар и милостиво предложил мне закурить. За все время нашего знакомства это был первый дружеский шаг с его стороны. Я взял сигару, чтобы показать, что ценю этот жест, хотя терпеть не мог сигар. Мы закурили.

– Хорошо, Райан, – сказал он. – Я верю тебе. Мне было гораздо легче доказать, что девушку убил ты. Но мне этого не хочется. Ты дешевый сыщик, но далеко не дурак. О'кей, можешь считать, что купил меня. Я снимаю с тебя подозрение в убийстве.

«Так-то лучше» – подумал я.

– Но ты не очень-то радуйся, – продолжал он. – Тебе еще придется убедить в этом прокурора, а он весьма неприятный тип. Зная, что ты на подозрении, он может затеять против тебя дело. Зачем ему ждать, пока все выяснится?

Господи, на это нечего было возразить.

Ретник посмотрел в окно, выходящее на двор многоквартирного дома. Там висело белье и стояли детские коляски.

– Я должен покопаться в этом деле, прежде чем приму окончательное решение, – наконец изрек он. – Как тебя зарегистрировать, как свидетеля или как добровольно помогающего?

– Как добровольно помогающего.

Он поднял трубку телефона и вызвал полицейского. Это оказался молодой человек в штатском, по-видимому, паренек из породы добросовестных людей. Полицейская служба еще не успела ему надоесть. Он посмотрел на Ретника преданным собачьим взглядом. Тот ткнул в меня пальцем, как в бедного родственника.

– Это сыщик Нельсон Райан. Развлеки его, пока он мне не понадобится. – Он посмотрел на меня. – Это Паттерс. Он только начал служить в полиции. Постарайся не развращать его больше, чем надо.

В сопровождении Паттерса я прошел в комнату, пропахшую потом, дезинфекцией и страхом. Я уселся на подоконник, а Паттерс – на краешек стула.

– Чувствуй себя свободнее, – разрешил я. – Нам скорее всего придется довольствоваться обществом друг друга. Твой босс попытается доказать, что это именно я убил китаянку, но ему вряд ли это удастся.

Он выкатил на меня глаза, и я решил расшевелить его, предложив огрызок сигары, которой угостил меня Ретник.

– У тебя есть коллекция? Не хочешь ли приобщить музейный экспонат? Эту сигару мне подарил твой лейтенант.

Лицо Паттерса застыло, он удивительно стал похож на обычного копа.

– Послушайте, мы не любим…

– Знаю, знаю, – перебил я его. – Мне не раз приходилось слышать это от Ретника. Я мешаю вам и становлюсь у вас на дороге. Ну и что из этого? Мне ведь надо как-то зарабатывать себе на хлеб? Так неужели я не имею права немного подурачить вас? Почему копы так обидчивы? – Я усмехнулся, и он после некоторого раздумья улыбнулся в ответ. Так мы поладили друг с другом.

Когда подошло время ленча, какой-то коп принес нам бобы с мясом. Паттерс с удовольствием уплетал их, я же немного поковырял в тарелке и отставил. Потом Паттерс достал из кармана карты, и мы начали играть в джин на спички. Выиграв целую коробку, я показал ему, как обжуливать, и предложил научить этому несложному фокусу. Он оказался прилежным учеником. Около восьми все тот же коп снова принес нам бобы с мясом. Мы съели их только для того, чтобы отвлечься. Потом снова засели в джин. Паттерс научился так хорошо мошенничать, что отыграл коробку спичек обратно. Около двенадцати зазвонил телефон. Мой партнер снял трубку. Выслушав, что ему сказали, он произнес: «Слушаюсь, сэр» и повесил трубку на место.

– Лейтенант Ретник хочет вас видеть, – сказал он, вставая. Мы оба почувствовали себя, как пассажиры поезда, когда паровоз дает последний гудок и можно больше не слушать разговоров провожающих. Через минуту я был в кабинете Ретника. Выглядел он неважно. Указав мне на стул, он сделал знак Паттерсу выйти. Когда тот послушно ретировался, я сел. Наступила долгая пауза.

– Тебе повезло, – наконец сказал он. – Хотя я не инкриминировал тебе убийство девушки, но дело это раскручивала прокуратура… Доказано, что ты не мог сделать этого. Считай себя счастливчиком.

Я провел в полицейском участке долгих пятнадцать часов, терзаясь сомнениями, правильно ли разыграл свои карты. Иногда меня охватывала тревога. Теперь, услышав эти слова, я облегченно вздохнул.

– Да, мне повезло, – хмыкнул я.

Ретник потянулся за сигарой, но тут обнаружил, что у него во рту торчит уже потухший окурок. Он усмехнулся и выбросил его в корзину.

– Последние двенадцать часов твоим делом занималась вся полиция города. Мы нашли свидетеля, который видел тебя на Кеннот-бульваре в 2.30. Он адвокат и очень любит прокурора, так что будет рад тому насолить. В общем, все в порядке.

– Вы не предполагаете, кто убийца?

Ретник опять предложил мне сигару, но на это раз я отказался. Спрятав портсигар в карман, он ответил:

– Еще рано строить гипотезы, слишком чисто все сработано, никаких следов.

– Вы установили личность китаянки?

– Конечно. Это было нетрудно. Документов в сумочке не оказалось, но в аэропорту ее запомнили. Она прилетела из Гонконга. Ее зовут Джоян Джефферсон. Поверишь или нет, но оказалась невесткой Джона Уилбура Джефферсона, старика миллионера. Год назад она вышла замуж за его сына, Германа Джефферсона. Недавно он погиб во время автомобильной катастрофы, и она привезла сюда его тело.

– Почему?

– Старику Джефферсону хочется, чтобы его сын был похоронен в фамильном склепе. Он оплатил дорогу сюда.

– Как обстоят дела с трупом?

– В семь утра его получил распорядитель похоронного бюро. Там труп и будет находиться до похорон.

– Вы это проверили?

Ретник зевнул, показав искусственные зубы.

– Послушай сыщик, не учи меня жить! Я видел гроб и проверил бумаги, так что здесь все в порядке. Девушка прилетела из Гонконга в час тридцать ночи. В аэропорту она взяла такси и поехала к тебе в контору. Одно только не могу понять, зачем ей это было нужно, и как убийца мог об этом узнать?

– Вот именно! Откуда она могла знать о моем существовании?

– Во всяком случае, звонить в семь вечера она не могла. В это время она была в воздухе. Возможно, она написала тебе, но тогда ты должен был об этом знать.

Некоторое время я размышлял.

– Предположим, Хардвик встретил ее в аэропорту.

– Но он звонил тебе оттуда в шесть часов.

– Допустим, он дождался ее и назвался мной. Пока она сдавала гроб, он приехал сюда и открыл дверь конторы. И стал дожидаться ее приезда.

Ретника не слишком устраивала такая версия, меня тоже.

– Но какого черта ей нужно было от тебя?

– Если бы я знал, мы бы здесь не сидели… Как насчет багажа? Его нашли?

– Да. Уезжая из аэропорта, она оставила его в камере хранения. Это всего лишь маленький чемоданчик. В нем нет ничего, кроме одежды, маленького будды и курительных палочек.

– Понятно, путешествовала налегке. Вы уже говорили с Джефферсоном?

Ретник скривился, словно у него заболели зубы.

– Да, говорил, и он вел себя ужасно. Все-таки плохо быть женатым на женщине из влиятельной семьи. Мой шурин не ладит с Джефферсоном.

– Но такой брак имеет и свои преимущества, – заметил я.

Он потрогал жемчужную булавку в галстуке.

– Да, но каков старый козел? Он заявил, что я должен поймать убийцу его невестки как можно быстрее, иначе у меня будут крупные неприятности. – Ретник погладил переносицу. – И он вполне выполнит свои угрозы, так как у него определенное влияние на городские власти.

– Он не изъявил желания помочь вам?

– Конечно, нет.

– Как насчет курьера из агентства срочной доставки? Тот ведь мог видеть убийцу.

– Я разговаривал с ним. Он ничего не знает. Но что интересно, конверт был передан в контору в четыре часа утра. Их контора расположена в доме напротив твоей конторы. Никто из клерков не запомнил клиента, но тот распорядился, чтобы конверт был доставлен тебе в 18.15.

– Вы навели справки в корпорации Герона?

– Да. Такого человека у них нет. – Ретник опять зевнул, потянулся и встал. – Я собираюсь лечь спать. Может, завтра мне в голову и придет что-то новенькое. А на сегодня хватит.

Я тоже встал.

– Девушка была убита из моего револьвера?

– Да. Но на нем нет никаких отпечатков, и на машине тоже. Этот тип очень осторожен. Но он все же сделает когда-нибудь ошибку… Преступники всегда ее делают.

– Будем надеяться…

Он сонно посмотрел на меня.

– Я помог тебе, Райан, теперь ты помоги мне. Сообщи, если в голову тебе придет стоящая мысль.

Я сказал, что не забуду его. Усевшись в машину, я отправился домой спать.

На следующий день около двери меня поджидали репортеры. Они поинтересовались, где я провел вчерашний вечер. Я пригласил их к себе в кабинет и постарался объяснить им, что весь вчерашний вечер провел в полиции. Потом сказал, что знаю об убийстве столько же, сколько и они, а может быть, еще меньше. Я понятия не имею, зачем китаянка приехала в мою контору в такое позднее время. Полчаса они обстреливали меня вопросами, но так и не добившись от меня чего-либо интересного, ушли недовольные.

Потом я просмотрел почту и выбросил половину в корзину. Там было письмо женщины, живущей в Палма Маунтен. Она хотела, чтобы я выяснил, кто отравил ее собаку. Я напечатал ей вежливый ответ, смысл которого сводился к тому, что я не люблю животных и не в состоянии заниматься делами такого рода.

В дверь постучали.

– Входите! – крикнул я.

Это был мой сосед Джек Уэйд. Он выглядел смущенным.

– Я не оторвал вас от дела? – спросил он. – Это, правда, не мое дело, но все же интересно, нашли убийцу девушки или нет?

Его любопытство меня не удивило. Он принадлежал к тому сорту башковитых парней, которые любят совать нос в чужие дела.

– Нет, не нашли, – разочаровал его я.

– Не думаю, что вам это поможет, но я вспомнил, что у вас около семи вечера звонил телефон. Это было уже после вашего ухода.

– Мой телефон постоянно звонит, – сказал я. – Но тем не менее спасибо. Обязательно сообщу об этом лейтенанту Ретнику.

Уэйд провел рукой по стриженой голове.

– Я просто подумал, что при расследовании убийства важна каждая деталь. Странно, как девушка могла попасть в вашу контору. Полагаю, что это создало для вас определенные трудности.

– Она попала в контору, потому что ее сюда привел убийца, – сказал я. – И это не создало для меня никаких трудностей и осложнений.

– Ну что ж, поздравляю. Полиция узнала, как ее зовут?

– Ее зовут Джоян Джефферсон. Она из Гонконга.

– Джефферсон? – он насторожился. – У меня был друг, Герман Джефферсон. Он уехал в Гонконг.

Я откинулся на стуле, чтобы положить ноги на стол.

– Сядьте и расскажите мне о своем друге, – сказал я. – Убитая китаянка была его женой.

Новость, по всему было видно, поразила его. Он сел и уставился на меня.

– Женой… Германа? Он женился на китаянке?!

– Кажется, да.

– Черт возьми, вот это номер!

Я ждал. Он раздумывал с секунду, потом сказал:

– Не думайте, что это шокировало меня. Я слышал, что китаянки бывают весьма привлекательны. Но я уверен, что его отец был этим весьма недоволен. – Нахмурившись, он покачал головой. – Что она здесь делала?

– Она привезла хоронить тело мужа.

Он оцепенел.

– Вы хотите сказать, что Герман умер? – казалось, Уэйд совершенно сбит с толку. Он бессмысленно вытаращил на меня глаза и никак не мог поверить в случившееся.

– Неужели Герман умер? Боже мой, какой это удар для старика!

– Полагаю, что да… Вы его хорошо знали?

– Мы просто вместе учились в школе. Он был весьма беззаботный парень и постоянно попадал во всякие переделки с девушками, носился на машине как угорелый. Но я восхищался им. Знаете, как всегда бывает у подростков. Он казался мне героем. Позже, после колледжа, я изменил свое отношение к нему. Такое впечатление, что он не взрослел. Пил, дебоширил и вообще любил поднимать вокруг своей особы страшный шум. Я перестал с ним встречаться. В конце концов даже отец устал от его выходок и отослал на Восток. Это было лет пять назад. У его отца были там дела. – Он закинул ногу за ногу. – Так, значит, он женился на китаянке? Это довольно неожиданно.

– Такие вещи случаются.

– Вы говорите, погиб в автомобильной катастрофе? Его машины часто разбивались вдребезги. Забавно, что он так кончил… – Он посмотрел на меня. – Вы знаете, меня это чертовски заинтересовало… А почему она была убита?

– Именно это и пытается узнать сейчас полиция.

– Да-а, проблема… Я имею в виду причину, по которой она приехала именно к вам. Это действительно загадка, не так ли?

Его энтузиазм начал мне надоедать.

– Да, – ответил я. – Загадка.

За стеной послышался настойчивый звонок в его конторе. Уэйд поднялся.

– Извините, я забыл свои обязанности и украл ваше время, – сказал он. – Если мне удастся вспомнить что-то интересное о Германе, я вам сообщу.

Я сказал, что буду рад. Наконец он вышел, затворив за собой дверь. Погрузившись в кресло, я принялся обдумывать информацию, которую только что получил. Я просидел так минут двадцать, пока телефонный звонок не отвлек меня от моих мыслей.

– Говорит секретарь мистера Уилбура Джефферсона, – прощебетал приятный женский голосок. – Это мистер Райан?

Я ответил, что она не ошибается.

– Мистер Джефферсон хотел бы встретиться с вами. Вы сможете приехать к нему сегодня в три часа?

Я взглянул на свою настольную книгу записей. На три часа я никому свиданий не назначал. По правде говоря, и на все другие часы этого и последующих дней недели – тоже.

– Хорошо, я приеду.

– Это последний дом на Бич-драйв, фасадом к морю, – внесла она необходимые разъяснения.

– Буду у вас в три часа.

Держа трубку в руке, я попытался восстановить в памяти ее голос. Интересно, как она выглядит? Голос молодой, но голоса часто бывают обманчивы. С сожалением я повесил трубку.

Утро обошлось без неожиданностей. Я от души позавидовал Джеку Уэйду – у того часто звонил телефон. Очевидно, дела его шли намного лучше, чем у меня. Но теперь, благодаря тремстам долларам таинственного Хардвика, я недели две мог не испытывать финансовых затруднений.

Никто не нанес мне визита, и в два часа я спустился в бар пообедать. Сперроу был занят и не надоедал мне вопросами, но я видел, как он места себе не находил от любопытства. Я вышел из бара, чувствуя на себе его укоризненный взгляд. Но мне надо было спешить на Бич-драйв – самый фешенебельный район Пасадена-сити. Здесь, вдалеке от толпы, наводняющей город в летние месяцы, проводили свое время богачи, ушедшие на покой. Я был у особняка Джефферсона в три без нескольких минут. Ворота были распахнуты, как бы ожидая моего приезда. Я проехал к дому по подъездной аллее, окаймленной ухоженными газонами. Дом большой и старый. К входной двери из мраморного дуба вела широкая лестница. Я потянул за цепочку звонка – дверь открылась. На меня, вопросительно подняв брови, смотрел дворецкий.

– Нельсон Райан, – представился я. – Меня ожидают.

Ни слова не говоря, он проводил меня в высокий холл, заставленный тяжелой, темной мебелью. Оттуда мы попали в небольшую комнату со столом, заваленным журналами. Она чем-то напоминала приемную врача. Дворецкий указал мне на одно из кресел и вышел. Минут через десять в комнату вошла молодая женщина лет двадцати восьми – тридцати. У нее были серо-голубые глаза, темные волосы. Ее нельзя было назвать красавицей, но выглядела она привлекательно. Темно-синее платье со строгим вырезом элегантно облегало ее фигуру.

– Простите, что заставила вас ждать, мистер Райан, – сказала она. – Мистер Джефферсон готов вас принять.

– Вы его секретарь? – спросил я, узнав этот чистый голос.

– Да. Меня зовут Джейн Уэст. Я провожу вас.

Мы прошли еще одну комнату, побольше, с множеством книг на полках. Двойные двери вели в сад, где цвели розы. Там в тени деревьев сидел мистер Дж. Уилбур Джефферсон в большом кресле на колесиках. Это был высокий худой старик с аристократической внешностью. У него была кожа цвета слоновой кости, серебристые волосы и худые руки с набухшими венами. Услышав шаги, он повернул голову в нашу сторону.

– Мистер Райан, – представила меня секретарша. И, сделав мне знак пройти, ушла.

– Садитесь, – пригласил меня Джефферсон, указывая на плетеное кресло рядом с собой. – Прошу вас говорить громче, я стал плохо слышать. Если хотите, можете курить. Сам я вот уже шесть лет не курю.

Я сел, но курить не стал. Возможно, старик не переносит запаха дыма. Хотя в свое время он наверняка курил сигары.

– Я навел о вас справки, мистер Райан, – сказал он, внимательно рассматривая меня своими светло-карими глазами. У меня сложилось такое впечатление, что он заглянул в мои карманы, исследовал родимое пятно на моем плече и сосчитал купюры в моем бумажнике. – Мне сказали, что вы честны, надежны и к тому же не лишены сообразительности…

Интересно, кто мог сказать ему все это. На всякий случай я придал лицу подобающее выражение, но ничего не ответил.

– Я попросил вас прийти сюда, – продолжал он, – потому что мне захотелось из первых рук услышать историю о звонившем вам человеке и о том, как вы нашли в своей конторе мертвую китаянку.

Я заметил, что он не назвал ее женой своего сына. При слове «китаянка» рот его брезгливо скривился. Я понимал, что для человека его возраста и положения значила женитьба сына на такой женщине.

Стараясь говорить спокойно, я рассказал ему всю историю. Когда я закончил, старик сказал:

– Благодарю, мистер Райан. Вы не догадываетесь, зачем ей нужно было видеть именно вас?

– Понятия не имею.

– Кто же убил ее?

– Не знаю, – сказал я. – Может, человек, назвавшийся Джоном Хардвиком. Во всяком случае, он как-то причастен к этому.

– Я не очень полагаюсь на Ретника, – сказал Джефферсон. – Этот безмозглый тип не имеет права занимать официальный пост. Я хочу, чтобы убийца жены моего сына был пойман. – Нахмурившись, он посмотрел на свои руки со вздувшимися венами. – К сожалению, я не особенно ладил с Германом в последнее время. Как это бывает, обе стороны ошибались. Но теперь, когда он мертв, я понимаю, что следовало быть к нему более терпимым. Я думаю, что, не встречая понимания с моей стороны, он вел себя все хуже… Его жена тоже убита. Зная характер моего сына, я уверен, что он не успокоился бы до тех пор, пока не нашел убийцу. Но его нет. Самое меньшее, что я могу для него сделать, это найти убийцу. Только тогда я не буду чувствовать себя виноватым перед Германом. – Джефферсон смотрел вдаль. Легкий бриз шевелил его седые волосы. – Как видите, мистер Райан, я старик, и мне не под силу выслеживать убийцу. Вот почему я послал за вами. Вы – заинтересованная сторона, женщину нашли в вашей конторе. По какой-то причине убийца задумал взвалить ответственность за это преступление на вас. Вы беретесь отыскать его?

Было соблазнительно сказать «да», взять деньги и спокойно дожидаться, пока Ретник поймает убийцу. Но я так не играю. Я прекрасно понимал, что мне в одиночку убийцу не поймать.

– Нити следствия находятся в руках полиции, – осторожно сказал я. – Только ей под силу найти преступника… А частный детектив, как вы знаете, не имеет права ни вести дело об убийстве, ни допрашивать свидетелей. В противном случае это сразу же дойдет до лейтенанта, и у меня будет куча неприятностей. Как бы ни хотелось заработать ваши деньги, мистер Джефферсон, у меня ничего не выйдет…

Но Джефферсона было не так легко переубедить.

– Все это понятно, – отмахнулся он от моих объяснений. – Но ведь Ретник – дурак. Он не представляет, как взяться за это дело, и, чтобы установить личность убитой женщины, наверняка телеграфировал британским властям в Гонконг. Мне и без этого известно, что она беженка из красного Китая и вышла замуж за моего сына. Год назад он написал о своей женитьбе. Мне не нравился его брак, вот и все…

– Вы думаете, что британским властям может быть что-то известно об этой женщине?

Он покачал головой.

– Вряд ли. Ежегодно в Гонконг прибывает более ста тысяч беженцев. У меня там есть кое-какие контакты… Насколько я понимаю, дела обстоят так: беженцев из Китая на джонках переправляют в Макао, а это, как вы знаете, в настоящее время – португальская территория. Власти в Макао не в состоянии справиться с таким нашествием. На других джонках китайцев переправляют в Гонконг. Британская полиция охраняет подступы к городу, но китайцы терпеливы. Дело в том, что в акватории порта сотни джонок занимаются рыбацким промыслом. Обычно джонка с беженцами прячется среди рыбачьих лодок, и полиции трудно ее отыскать, поскольку все они похожи друг на друга. Вдобавок ко всему британская полиция, насколько я понимаю, сочувствует беженцам. Преследование прекращается, едва только джонка с беженцами достигает гонконгских территориальных вод. Полиция считает, что раз уж этим несчастным удалось забраться так далеко, то было бы бесчестным возвращать их обратно. Все эти лица анонимны, у них нет никаких документов. Британская полиция выдает им новые документы, но нет никакой возможности узнать, подлинные это их имена или придуманные. Они как будто рождаются заново.

К таким людям принадлежала жена моего сына. Если нам не удастся узнать подробности ее прежней жизни, вряд ли мы узнаем, кто ее убил и почему. Поэтому я хочу, чтобы вы отправились в Гонконг и постарались разузнать все о ней. Дело непростое, Ретнику с ним не справиться, да и британская полиция вряд ли согласится помогать ему. А вам, я уверен, такая задача по плечу, поэтому я готов финансировать вашу поездку. Что вы на это скажете?

Эта идея заинтересовала меня, но не очень сильно. Я понимал, что все может кончиться неудачей.

– Я поеду, – сказал я. – Но я не могу гарантировать успех этого предприятия.

– Поговорите с моей секретаршей, она покажет вам письма моего сына. Их немного, но, думаю, они будут вам полезны. Сделайте все, что возможно, мистер Райан.

Жестом старик разрешил мне уйти.

– Вы найдете мисс Уэст в третьей комнате справа по коридору.

– Хорошо. Но вы понимаете, что я не могу вылететь в Гонконг немедленно, – сказал я, вставая. – Мне придется присутствовать на следствии.

– Я позабочусь, чтобы Ретник вам не мешал. Поезжайте как можно скорее.

Джефферсон сидел неподвижно, глядя прямо перед собой.

Человек, оставшийся наедине с угрызениями собственной совести.


Я нашел мисс Уэст в большой комнате, обставленной как деловой кабинет. Она сидела за письменным столом, перед ней лежала чековая книжка и пачка счетов. Она бережно отложила книжку в сторону и безразлично улыбнулась мне, указав на стул.

– Собираетесь в Гонконг, мистер Райан?

– Да, но не сегодня. В лучшем случае в конце недели.

– Вам необходимо сделать прививку от оспы, да и от холеры не помешает, но это не обязательно.

– С прививками у меня все в порядке. – Я достал пачку сигарет и предложил ей. Она отказалась, а я закурил и спрятал пачку в карман.

– Мистер Джефферсон сказал, что вы можете показать мне письма его сына. Меня интересует любая информация.

– Я приготовила их для вас. – Она открыла ящик и достала письма. – Герман писал раз в год. Боюсь, что, кроме адреса, ничего полезного они вам не дадут.

Я бегло просмотрел письма. Они были довольно короткими, и в каждом содержалась просьба о деньгах. Герман Джефферсон сообщал, что он здоров, но ему не везет в делах. Первое письмо было написано примерно шесть лет назад, а каждое последующее – с полугодовым интервалом. Однако последнее заинтересовало меня. Оно было отправлено примерно год назад.

«Гостиница „Небесная империя“, Ванхой.

Дорогой папа.

Я познакомился с девушкой-китаянкой и собираюсь на ней жениться. Ее зовут Джоян. Она бежала из Китая, так что у нее трудная жизнь. Но она умна, красива и вообще в моем вкусе. Я понимаю, что эта новость вряд ли доставит тебе удовольствие, но ты всегда говорил, что каждый должен жить своей жизнью. Поэтому я все-таки женюсь и уверен, что Джоян будет хорошей женой. Я присматриваю квартиру, но найти ее нелегко, так как цены постоянно растут. Возможно, мы останемся жить в этом отеле. По целому ряду причин это неудобно, хотя я предпочел бы собственный дом. Надеюсь, что ты пришлешь свое благословение. Было бы очень кстати, если бы ты добавил чек на квартиру.

Всегда твой, Герман».

Я положил письмо на стол.

– Это было последнее письмо, – спокойно сказала Джейн. – Мистер Джефферсон страшно рассердился и послал телеграмму, в которой запрещал брак. Больше он ничего не слышал о сыне, пока десять дней назад не пришло вот это письмо…

«Гостиница „Небесная империя“, Ванхой.

Мистер Джефферсон.

Вчера умер Герман. Он погиб в автомобильной катастрофе. Он часто говорил мне, что хотел бы быть похоронен дома. У меня нет денег. Если вы пришлете мне немного, то я привезу тело, чтобы похоронить его согласно желанию Германа.

Джоян Джефферсон».

Это письмо тронуло меня. Я живо представил себе китаянку, которая внезапно осталась одна, без мужа, без средств и надежд на будущее.

– Что произошло потом?

– Мистер Джефферсон не поверил этому письму. Он подумал, что эта женщина просто пытается выманить у него деньги, в то время как его сын жив и здоров. По его поручению я позвонила в американское консульство в Гонконге и узнала, что Герман Джефферсон действительно погиб в автомобильной катастрофе. Тогда мистер Джефферсон попросил меня отправить этой женщине письмо с просьбой транспортировать сюда тело Германа. Он хотел, чтобы она осталась в Гонконге, и собирался назначить ей небольшую ренту. Как вам известно, она сама приехала с гробом мужа, хотя и не добралась до его дома.

– А тело?

Внезапно до меня дошло, что Джейн Уэст с трудом сдерживает самообладание. Я чувствовал, как напряжены ее нервы, хотя она старалась не показывать этого.

– Похороны состоятся завтра.

– А как же все-таки Герман Джефферсон зарабатывал себе на жизнь в Гонконге?

– Мы точно не знаем. Когда он впервые уехал туда, отец устроил его в небольшую экспортную фирму. Но через полгода он ушел оттуда. С тех пор Герман никогда не информировал нас, чем занимается. В письмах содержались только просьбы о деньгах.

– Мистер Джефферсон посылал деньги?

– О да. В ответ на каждую просьбу.

– Судя по письмам, Герман просил раз в полгода. И что, суммы были большими?

– Не больше пятисот долларов.

– На полгода жизни этого не хватит. Значит, он где-то работал.

– Вероятно.

Я потер подбородок. Голова у меня напряженно работала. Наконец я решился задать главный вопрос, который вертелся у меня на языке с тех пор, как я уловил ее скрытое напряжение:

– Вы лично знали Германа Джефферсона?

Она застыла, взгляд у нее стал менее отчужденным, но чуть погодя снова вернулось прежнее выражение.

– Да, конечно. Я работаю у мистера Джефферсона восемь лет. До отъезда на Восток Герман жил здесь. Да, я знала его. Что он был за человек? Отец называл его распущенным, но теперь ему кажется, что если бы он проявил больше понимания, его сын мог стать другим. Мистера Джефферсона потрясла смерть сына. Поэтому он и винит себя. На самом деле Герман был порочным, аморальным и бессердечным. Он крал деньги даже у меня. Трудно поверить, что он – сын мистера Джефферсона. Его отец – прекрасный человек, который за всю жизнь не совершил ни единой подлости.

Ее страстность меня озадачила.

– Ну что ж, спасибо, – поблагодарил я. – Постараюсь сделать для мистера Джефферсона все, что в моих силах.

Она просмотрела пачку счетов, вытащила один и подала мне.

– Мистер Джефферсон распорядился уплатить вам гонорар. Сообщите, когда вы будете готовы лететь, и я закажу билет на самолет. Если понадобятся деньги, пожалуйста, обращайтесь ко мне.

Я посмотрел на чек. Он был подписан на тысячу долларов.

– Я не стою так дорого, – запротестовал я. – Вполне хватило бы и трехсот.

– Так распорядился мистер Джефферсон, – сказала она, словно речь шла о пятерке.

– Ну что ж, от денег нельзя отказываться. Вы управляете делами мистера Джефферсона?

– Я его секретарь, – ответила она, будто этим все было сказано.

Я стал прощаться.

– Как только освобожусь, я вам сообщу.

Когда я дошел до двери, в спину мне последовал неожиданный вопрос:

– Она была хорошенькой?

Вначале я не сразу сообразил, о ком идет речь. Джейн неподвижно сидела в кресле, в глазах ее застыло странное выражение.

– Его жена? Пожалуй, да. Китаянки бывают очень привлекательны. Она осталась такой и после смерти.

– Понимаю. – Джейн взяла авторучку и подвинула к себе чековую книжку, давая этим понять, что разговор окончен.

Дворецкий проводил меня к выходу и слегка поклонился. В болтливости его никто не смог бы обвинить. Я медленно пошел к машине. Кое-что стало проясняться. У меня появилась уверенность, что когда-то Джейн и Герман были любовниками. Очевидно, известие о его браке и смерти потрясло ее не меньше, чем старика. Это было любопытное стечение обстоятельств, и я решил побольше разузнать о Джейн.

Усевшись в машину, я отправился в полицию. После получасового ожидания меня допустили к Ретнику. Он сидел за столом и мрачно жевал потухшую сигару.

– Не знаю, сыщик, стоит ли тратить на тебя время, – выпалил он, едва я вошел. – Скажи, что тебе нужно?

– Я решил предупредить вас, что теперь работаю на Джефферсона, – сказал я.

Он прямо задохнулся от такого нахальства.

– Если ты будешь вмешиваться в расследование, Райан, то я позабочусь, чтобы тебя лишили лицензии, – ощетинился он. – Сколько тебе заплатили?

Я уселся на жесткий стул.

– Достаточно. Я не собираюсь вам мешать, так как улетаю в Гонконг.

– У тебя губа не дура, – скривился он. – Гонконг, а? Я тоже не прочь прокатиться туда. А что ты там будешь делать?

– Старик хочет побольше узнать об этой девушке. Он думает, что мы не продвинемся в следствии, пока не узнаем о ее прошлом. Возможно, он прав.

– Все это пустая трата времени, – отрезал Ретник. – Но вряд ли это тебя беспокоит, раз тебе заплатили.

– Верно, – бодро сказал я. – Он в состоянии удовлетворить свои капризы, а у меня есть время помочь ему. Возможно, мне повезет.

– Достаточно было послать телеграмму в полицию Гонконга. Совсем необязательно туда ездить.

– Ну и что они вам сообщили?

– Ее звали Джоян Чунг. Чертово имя, не правда ли? Три года назад ее привезли на джонке из Макао в Гонконг. Полгода она провела в тюрьме, потом ей выдали документы. Она работала танцовщицей в «Пагода-клубе», то есть, вероятнее всего, была проституткой. Двадцать первого сентября прошлого года американский консул в Гонконге зарегистрировал ее брак с гражданином США Германом Джефферсоном. Они жили в гостинице «Небесная империя», где обычно останавливаются только китайцы. Вероятно, у Германа не было денег и он жил на содержании у жены и на то, что ему присылал отец. Шестого сентября он погиб в автомобильной катастрофе, и его жена обратилась к американскому консулу за разрешением перевезти тело на родину. Вот и вся история. Так зачем ехать в Гонконг?

– Мне платят за то, чтобы я поехал. Там я не буду стоять у вас на дороге.

Ретник злобно усмехнулся.

– Об этом не беспокойся. В любое время я могу убрать тебя с дороги.

Я не стал возражать. Иногда и ему надо почувствовать свою значимость.

– Ну, как идут дела? Что-нибудь отыскали?

– Нет, – сказал он хмуро и посмотрел на заляпанный чернилами блокнот. – Больше всего меня интересует, почему она поехала к тебе в три часа ночи.

– Может быть, я сумею получить на это ответ в Гонконге. – Я закурил сигарету. – У старика Джефферсона куча денег. Насколько я понимаю, их должен был унаследовать сын. Если старик не изменил своего завещания, то в случае его смерти наследницей становилась Джоян. Кому-то было выгодно убрать ее. Если узнать, кому достанутся деньги Джефферсона, мы получим мотив убийства.

Ретник подумал и сказал.

– Это идея.

– Вы знаете секретаршу старика Джейн Уэст? Она наверняка получит кое-какие деньги после его смерти. По-моему, она когда-то была любовницей Германа. Можно проверить, где она была в три часа ночи, когда убили Джоян.

– Как я это сделаю? – окрысился Ретник. – Для этого мне как минимум надо поговорить с ней. А старик за нее очень держится. Если я начну копаться в ее личной жизни, мне грозят большие неприятности. Джефферсон здесь царь и бог. – Ретник с надеждой посмотрел на меня. – А почему ты решил, что она была любовницей Германа?

– Я говорил с ней. Она прекрасно держалась, но иногда что-то такое прорывалось. Не думаю, что она убила девушку, но ей известно гораздо больше, чем кажется. Может быть, у нее есть честолюбивый дружок.

– Я не собираюсь копаться в ее делах. Мне только нужно узнать, что делала желтокожая в твоей конторе в такое время, – и это распутает все дело!

Я встал.

– Может, вы и правы. Когда назначено следствие? Мне бы хотелось уехать как можно скорее.

– Разбирательство завтра в десять. Тебе лучше присутствовать, хотя это и не так важно. Если что-нибудь узнаешь, не забудь сообщить мне. – Он потыкал в блокнот шариковой ручкой.

– А почему бы и вам не предпринять кое-какие шаги?

Ретник состроил кислую гримасу.

– Я должен следить за каждым своим шагом. Джефферсон имеет такой вес…

– Знаю. Уже наслышан.

Я оставил его ковырять дыры в блокноте. Это зрелище доставило бы громадное удовольствие убийце Джоян. Оно вселило бы в его душу спокойствие и уверенность в безнаказанности.

Я вернулся в контору. И тут мне пришла в голову одна идея. Я подошел к соседней двери, постучал и вошел. Контора Джека Уэйда представляла собой большую, хорошо обставленную комнату. На письменном столе стоял магнитофон, телефон и портативная пишущая машинка. Уэйд сидел за столом и покуривал трубку. Перед ним лежали бумаги. Его контора имела гораздо более процветающий вид, чем моя. Итак, труд химика оплачивается гораздо приличнее, чем труд сыщика.

– Хэлло! – сказал я, заметив, что Уэйд явно обрадовался моему приходу. Он привстал и радушно указал на кресло напротив себя.

– Проходите и садитесь.

Я прошел и сел.

– Ваш визит для меня приятная неожиданность, – сказал он, посмотрев на золотую «Омегу». – Выпьете виски? Скоро уже шесть. – Он так старался быть гостеприимным, что я согласился.

Он вытащил из шкафчика бутылку и разлил напиток в стаканы, извинившись за отсутствие льда. Я сказал, что переживу. Мы еще раз улыбнулись друг другу и выпили.

– Меня заинтересовал ваш рассказ о Германе Джефферсоне, – начал я. – Мне нужна добавочная информация. Не знаю, сможете ли вы мне ее предоставить.

– Почему же нет? Конечно, смогу. – Он устремил на меня взгляд, который, наверное, появляется у сенбернара, когда тот слышит крик о помощи. – Что именно вас интересует?

Я придал лицу серьезное выражение, которым пользуюсь при разговорах с людьми типа Джека Уэйда.

– Не знаю, – ответил я. – Моя задача собрать как можно больше фактов в надежде, что они со временем обретут смысл. Например, вы знали Германа и рассказали кое-что о его характере. А как у него складывались отношения с женщинами?

На благородном лице Джека появилось выражение негодования. Мне стало понятно, как обстоят дела на этом фронте у него самого. Гольф-клуб совершенно подавил в его теле сексуальные эмоции.

– Он был беспечен в отношениях с женщинами. В молодости мы ухаживали за девушками, я тоже не был исключением, но Герман поступал с ними неэтично. Если бы не его влиятельный отец, то он не вылезал бы из конфликтов.

– Какие конкретно девушки были у него? – поинтересовался я.

После некоторого колебания он сказал:

– Мне не хотелось бы упоминать имена, но была одна девушка, Джейн Уэст. Она теперь работает у мистера Джефферсона. Она… – Он замолчал и отвел глаза. – Простите, но мне не хотелось бы говорить на эту тему. В конце концов это произошло девять лет назад. Я знаю эту историю от Германа, но это не дает мне права рассказывать ее.

Я видел, что он сгорает от желания поделиться этой историей и включиться со мной в охоту за убийцей. Он гордился сознанием важности своих сведений. Поэтому я серьезно сказал:

– Любая информация может привести меня к убийце. Так что вы имеете полное право рассказать мне все.

Такая постановка вопроса подействовала на него. Его глаза загорелись, он подался вперед.

– Раз вы так ставите вопрос, тогда конечно. – Он провел рукой по коротко остриженным волосам и принял неприступный вид. – Девять лет назад у Германа и Джейн была преступная любовная связь и родился ребенок. Герман начал увиливать от брака, и тогда Джейн пошла к его отцу. Узнав все, старик пришел в ужас и настаивал, чтобы Герман женился на девушке. Потом ребенок умер… По-моему, старик привязался к Джейн, поэтому поселил ее в своем доме и сделал секретарем. Все это я узнал от Германа. Он пришел в ярость, когда отец ввел девушку в дом. Я полагаю, старик считал, что Герман изменит решение и женится на ней. В конце концов он понял, что сын не собирается делать этого, и отправил Германа на Восток. А Джейн с тех пор так и осталась у старика.

– Красивая женщина, – заметил я. – Странно, что она до сих пор не вышла замуж.

– А меня это не удивляет. Старик был бы против. Да и к тому же после смерти Германа ему просто некому оставить свои миллионы.

– Неужели? – я попытался скрыть свой интерес. – Но у него скорее всего имеются какие-нибудь родственники.

– Нет. Я хорошо знаю эту семью. Герман хвастался, что унаследует все, поскольку других родственников нет. Так что после смерти старика Джейн достанется лакомый кусочек.

– Ей повезло, что жена Германа не предъявит своих претензий.

Уэйд удивился.

– Я не думал об этом, но уверен, что старик не оставил бы китаянке ни цента.

– В качестве жены наследника она могла бы предъявить иск, и тогда все зависело бы от судьи. Возможно, получила бы какую-нибудь сумму…

Дверь справа открылась, и вошла девушка с кипой бумаг для подписи. Именно такой я и представлял себе секретаршу Уэйда: робкой, испуганной и в очках. Она положила бумаги на стол, и я встал.

– Появилось ли что-либо новое в следствии? – спросил он, когда девушка вышла. – Полиция не напала на след?

– Нет. Завтра судебное разбирательство, так что судье придется вынести вердикт об убийстве неизвестным лицом. Это неизвестное лицо очень аккуратно сработало.

– Пожалуй… – Уэйд придвинул бумаги поближе. – Если вам понадобится моя помощь…

Вернувшись в контору, я позвонил Ретнику и сообщил все, что узнал относительно Джейн.

– Это шар в ваш угол, – сказал я. – На вашем месте я все же постарался бы узнать, где была Джейн Уэст в три часа ночи.

Я отчетливо слышал в трубке сопение.

– Но тогда я рискую остаться без работы, – сказал он наконец. – Увидимся на следствии. Не забудь надеть чистую рубашку. Коронер – щепетильный сукин сын. – С этими словами он повесил трубку.


Как я и предполагал, следствие прошло без острых дебатов и особого шума. Адвокат Джефферсона, добродушный толстяк с проницательным взглядом, сидел сзади, не вмешиваясь в судебное разбирательство. Джейн, одетая в строгий деловой костюм, рассказала коронеру примерно то же самое, что и мне. Дело отложили для дальнейшего расследования. У меня было чувство, что судьба несчастной китаянки никого особенно не тревожит. Когда коронер вышел из здания суда, я подошел к Ретнику, мрачно ковырявшему спичкой в зубах.

– Теперь мне можно уехать? – спросил я.

– Да, конечно, – равнодушно проговорил он. – Никто тебя здесь не держит.

Ретник хитро посмотрел на Джейн, разговаривавшую в этот момент с адвокатом Джефферсона.

– Ты узнал, была ли она дома, когда убили китаянку?

– Я оставил этот вопрос для вас, – ответил я. – Сейчас с ней как раз адвокат, подойдите и спросите сами.

Он покачал головой и усмехнулся.

– Я еще не сошел с ума, – сказал он. – Ну, желаю приятно провести время. Остерегайся китаянок, насколько я знаю, они совершенно бесподобны в постели.

Я ушел, стараясь подальше обойти адвоката и Джейн Уэст. Дождавшись, когда она останется одна, я присоединился к ней у выхода.

– Я могу вылететь завтра, – сказал я, когда она окинула меня безразличным взглядом. – Можно забронировать билет?

– Хорошо, мистер Райан. Билет будет у вас вечером. Еще что-нибудь?

– Неплохо было бы иметь фотографию Германа Джефферсона. Сможете ли вы ее достать?

– Фотографию? – удивленно переспросила она.

– Она может мне понадобиться. Я захвачу также и снимок его жены.

– Я достану вам фотографию.

– Вы не согласились бы встретиться со мной где-нибудь сегодня вечером? Тогда мне не нужно будет ехать к вам. У меня еще куча дел до отъезда. Допустим, в восемь в баре «Астор»?

После некоторого колебания она утвердительно кивнула головой.

– Благодарю вас.

Она снова кивнула, холодно улыбнулась и, сев в двухместный «Ягуар», уехала.

Какого бы я ни был лестного мнения о своей особе, я понимал, что на меня она и не взглянет, поскольку ей светит столько денег.

Я отправился в контору и оставшуюся часть дня приводил в порядок свои дела. К счастью, не было ничего срочного, что не могло бы подождать две недели. Я надеялся, что столько торчать в Гонконге не придется. Я уже подумывал, не пойти ли за сэндвичами, когда в дверь постучали и на пороге возник Джек Уэйд.

– Я не задержу вас? – спросил он. – Мне только хотелось бы узнать время похорон Германа. Вы не знаете, когда они состоятся? По-моему, мне следует на них присутствовать.

– Они состоятся завтра, но точное время мне неизвестно.

Он смутился.

– Может быть, мне стоит позвонить мисс Уэст? Не знаю, будет ли уместен мой приход.

– Сегодня вечером я увижусь с ней, так что могу спросить о времени похорон.

– Пожалуйста, сделайте одолжение, – он оживился. – Простите, что я отнимаю ваше время, мне просто пришло в голову… – Он не закончил фразу.

– Ничего.

– Как прошло следствие?

– Как и следовало ожидать, оно отложено. – Я закурил сигарету. – Завтра вылетаю в Гонконг.

– Вы? – он слегка удивился. – Вот это поездка! Связана с этим делом?

– Конечно. Старик Джефферсон поручил мне выяснить прошлое китаянки.

– Знаете, Гонконг – это одно из мест, где мне хотелось бы побывать.

– Я сам себе завидую.

– Ну что же, интересно, что вам удастся узнать. – Он переступил с ноги на ногу. – Надеетесь найти там какие-нибудь следы?

– Понятия не имею. Но во всяком случае, попытаюсь.

– Вы виделись с мистером Джефферсоном. Как он выглядит?

– Выглядит неважно и, по-моему, долго не протянет.

– Жаль, очень хороший старик. Должно быть, смерть Германа здорово подкосила его. – Уэйд направился к выходу. – Я просто на минуточку заглянул к вам. Желаю удачной поездки. Что-нибудь нужно сделать за время вашего отсутствия?

– Спасибо. Я просто запру контору.

– Что ж, тогда до свидания. Любопытно, каким вам покажется Гонконг. И не забудьте спросить о похоронах. И, кстати, узнайте, можно ли прислать цветы.

– Я сообщу вам все завтра.

Я заехал в полицию и взял обещанную Ретником фотографию Джоян. Это был хороший снимок. Фотографу удалось придать ее лицу живое выражение. Девушка, без сомнения, была привлекательной. Я спросил служителя морга, как распорядились относительно похорон. Он сообщил, что ее похоронят завтра за счет Джефферсона на Вудсайд-самитри. Это было кладбище для привилегированных жителей Пасадена-сити.

Ровно в шесть я запер контору и отправился домой упаковывать чемодан. Потом побрился, принял душ и, надев чистую рубашку, поехал в бар «Астор».

Я был на месте без пяти восемь.

Джейн Уэст появилась в баре, когда минутная стрелка на моих часах стояла ровно на пяти минутах девятого. Она вошла с уверенным видом хорошо одетой красивой девушки, сознающей свою привлекательность. Пока она шла к моему столику, мужчины провожали ее взглядами. Мы сказали друг другу несколько вежливых банальных фраз, и я заказал ей мартини. Сам я пил виски. Она передала мне билет на самолет и кожаный бумажник.

– Вот вам гонконгские доллары, – сказала она. – Это избавит вас от лишних хлопот. Кстати, я могу заказать вам номер в отеле по телефону. «Мирамар» или «Пенисулар» – самые лучшие отели в Гонконге.

– Спасибо, но я решил остановиться в гостинице «Небесная империя».

Она кинула на меня быстрый взгляд и сказала:

– Да, конечно.

– Вы не забыли фотографию?

Пока официант снимал с подноса блюда, она открыла сумочку и передала мне конверт.

Большой глянцевый чудесный снимок скорее всего был сделан профессионалом. Мужчина, изображенный на фотографии, пристально смотрел в объектив. Неприятное лицо: смуглое, с густыми черными бровями, с сильной, безжалостной челюстью и узким ртом. Такие лица часто встречаются в полицейских досье. Это было для меня полной неожиданностью. Герман Джефферсон почему-то представлялся мне более добродушным и беспечным человеком. Этот же мужчина был склонен к насилию и жестокости. Я вспомнил слова, сказанные Джейн Уэст: «Он страшный человек, и у него нет хороших качеств». Теперь я мог ее понять. Я посмотрела на Джейн. Она бесстрастно наблюдала за мной.

– Я понимаю, что вы имели в виду, – сказал я. – Он совершенно не похож на своего отца, не так ли?

Она ничего не ответила. Я спрятал снимок в бумажник, и тут мне захотелось показать ей фото Джоян.

– Вы спрашивали меня, хорошенькая ли она. Вот, посмотрите.

Какое-то время она раздумывала. Мне показалось, что она побледнела. Потом взяла снимок, и рука ее была достаточно твердой. Теперь наступила моя очередь наблюдать, как она рассматривает снимок. Ее лицо ничего не выражало, некоторое время она рассматривала фото, потом вернула его мне.

– Да, она красивая, – холодно констатировала она.

Я поднял бокал, и мы выпили.

– Вы говорили, что похороны завтра? – спросил я.

– Да.

– Друг Германа просил меня узнать, можно ли и ему прийти. Наши конторы рядом. Его зовут Джек Уэйд. Он учился в школе вместе с Германом.

Джейн насторожилась.

– На церемонии будем только я и мистер Джефферсон. Никого из друзей не приглашали.

– Я передам ему это. Можно ли ему прислать цветы?

– Цветов не нужно. – Она посмотрела на часы и встала. – Мне пора идти. Меня ждет мистер Джефферсон. Могу я еще что-нибудь сделать для вас?

Мы едва притронулись к напиткам. Меня охватило смутное разочарование. Я надеялся познакомиться с ней поближе, но ничего из этого не вышло.

– Нет, благодарю вас. Когда вылетает самолет?

– В одиннадцать часов. Вам нужно быть в аэропорту за полчаса до вылета.

– Спасибо за хлопоты.

Она поднялась и неторопливо пошла к выходу. Я сунул официанту два доллара и поспешил за ней. Ее «Ягуар» стоял прямо напротив бара. Мне же, прежде чем найти стоянку для своей машины, пришлось три раза объехать вокруг. Это лишний раз доказывало, каким влиянием в городе пользуется старый Джефферсон. Джейн остановились возле машины.

– Надеюсь, ваша поездка будет успешной, – сказала она с прежним отчуждением. – Если понадобится какая-нибудь помощь, вы можете мне позвонить.

– Неужели вы никогда не улыбаетесь? – спросил я. – И всегда остаетесь только строгим секретарем?

На секунду в ее взгляде промелькнуло удивление и исчезло. Она открыла дверь машины и скользнула на сиденье. Это было проделано очень аккуратно. Колени так и остались прикрытыми. Прежде чем я успел положить руку на дверцу, она ее захлопнула.

– Спокойной ночи, мистер Райан, – сказала она и, нажав на стартер, уехала.

Я проводил взглядом ее машину и посмотрел на часы. Было только 20.25. Мои надежды на многообещающее свидание не оправдались – впереди меня ждал длинный и скучный вечер. Я постоял на тротуаре, перебирая в памяти трех или четырех девушек, которые могли бы составить компанию и пообедать со мной. Ни одна из них не шла ни в какое сравнение с Джейн Уэст. Я решил съесть свои проклятые сэндвичи и отправиться домой к телевизору. Интересно, что подумал бы о такой программе вечерних развлечений Уэйд. Вероятно, он был бы разочарован. Он наверняка представлял себе, что в данный момент я сижу в каком-нибудь притоне с блондинкой или дерусь сразу с тремя гангстерами. Я зашел в закусочную. Музыкальный автомат громко наяривал твист. Две девушки в джинсах и плотно облегающих свитерах сидели на табуретах возле стойки. Их маленькие круглые груди вызывающе торчали, волосы начесаны под Бриджит Бардо, ногти грязных пальцев ярко накрашены. Когда я вошел, они окинули меня оценивающими взглядами и отвернулись. Вероятно, я был слишком стар для них и слишком скучен. Я мрачно съел сэндвичи с мясом и ветчиной. Потом достал снимки Германа и Джоян и принялся их изучать.

Трудно представить, как девушка типа Джейн Уэст могла не только влюбиться, но и завести ребенка от Германа. Я послал все к черту и спрятал фотографии. Расплатившись, вышел на улицу, сознавая, что девушки смотрят мне в спину. Одна из них визгливо расхохоталась. Не может быть, ей показалось, что я забавно выгляжу? Я не винил ее в этом. Иногда во время бритья мне и самому приходила в голову подобная мысль.

Я добрался до своей квартиры. Она находилась на верхнем этаже большого дома и состояла из просторной гостиной, кухни и маленькой спальни. Я жил в ней со дня своего приезда в Пасадена-сити. Квартира была дешевой, очень удобной и имела то преимущество, что располагалась совсем недалеко от центра города. Отсутствие лифта меня не беспокоило. Каждодневное восхождение на пятый этаж сохраняло фигуру и избавляло от лишних посетителей. Поднявшись наверх, я немного запыхался. Каждый раз после этого я давал себе слово, что брошу курить, но прекрасно знал, что обманываю себя. Открыв дверь, я вошел в гостиную. В ней царил полумрак, и я сразу заметил непрошеного гостя. На потолок гостиной ложились отсветы яркой рекламы с крыши дома напротив, и если бы не они, я так и не увидел бы его. Он сидел в моем любимом кресле, придвинув его к окну. Свободная и непринужденная поза, нога закинута за ногу, руки на коленях, поверх сложенной газеты. От неожиданности сердце у меня екнуло. Рядом с дверью был выключатель, и я включил свет.

Непрошеный гость оказался молодым парнем лет восемнадцати. Крепко сложенный, с мощными широкими плечами. Одет в черную засаленную куртку и черные вельветовые брюки, на голове – черная фуражка с красным околышем. Вокруг шеи завязан черный бумажный платок. Таких молодых людей можно встретить вечерами возле баров в обществе себе подобных. Это типичный продукт уличного воспитания. Они злобны и опасны, как крысы.

Равнодушные глаза наркомана и убийцы дополняли облик. Одного уха у него не было, по шее спускался широкий белый шрам.

Я почувствовал страх, когда он холодно усмехнулся.

– Эй, приятель, я думал, ты уже никогда не придешь, – хрипло сказал он.

Я вспомнил о своем револьвере, оставшемся где-то в полиции. Первый испуг удалось преодолеть, но если бы револьвер был со мной, все было бы значительно проще.

– Какого черта ты здесь делаешь? – спросил я.

– Успокойся, приятель, и сядь. У меня к тебе дело. – Он указал на стул. Я увидел у него в руках черные бумажные перчатки, и меня бросило в пот. Кажется, дело принимало серьезный оборот. Да и гость мой был слишком самоуверен. Я присмотрелся повнимательнее и понял, что он напичкан наркотиками по самый околыш фуражки.

– Даю две секунды на то, чтобы ты убрался отсюда. Потом я выброшу тебя сам, – сказал я как можно более уверенно.

Он засмеялся и потер пальцами кончик носа. При этом движении газета, лежавшая у него на коленях, слетела на пол. Я увидел пистолет сорок пятого калибра с двенадцатидюймовой насадкой на стволе.

– Сядь, приятель, – приказал он. – Я знаю, у тебя нет револьвера. – Он постучал по насадке. – Это глушитель. Я сделал его сам. Его хватит на три выстрела, но этого вполне достаточно.

Мы смотрели друг на друга, потом я медленно опустился на стул, стоящий у двери. Нас разделяло шесть футов, но и на таком расстоянии мой нос улавливал, что от крысенка разит потом, грязью и табаком.

– Что тебе нужно? – спросил я.

– Тебе не надоело жить, приятель? – спросил он, располагаясь в кресле поудобнее. – Лучше, если надоело, потому что скоро тебе придется распроститься с жизнью.

Глядя в пустые, безразличные глаза наркомана, я почувствовал, как по моей спине пробежала дрожь.

– Я люблю жизнь, – сказал я, чтобы хоть что-то сказать.

– Это плохо. – Он слегка передвинул пистолет, и круглое черное отверстие уставилось прямо мне в лицо. – У тебя есть девочка?

– И не одна, а в чем дело?

– Просто интересно. Они пожалеют, когда узнают, что тебя кокнули?

– Может, одна или две пожалеют. Послушай, что это за дурацкая комедия? Что ты имеешь против меня? Что я тебе сделал?

– Ничего, приятель, – его толстые губы изогнулись в ухмылке. – Кажется, ты неплохой парень, и квартира у тебя хорошая. Я видел, как ты подъехал. Машина твоя мне тоже нравится.

Я глубоко вздохнул.

– А что, если ты отложишь револьвер и мы поговорим по-приятельски? – спросил я, без особой надежды на успех. – Может быть, выпьем?

– Я не пью.

– Рад за тебя. Иногда мне хочется, чтобы я тоже не пил. Можно приготовить напиток прямо здесь. Это тебя устроит?

Он покачал головой.

– У нас здесь не вечеринка с выпивкой.

Во время этого сумасшедшего разговора мозг мой лихорадочно работал. Парень, конечно, крепкий и сильный, но я мог бы потягаться с ним, если бы не пистолет. У меня еще хватило бы силы, и, кроме того, я знал парочку-другую кое-каких хитрых приемов. Нас разделяло шесть футов. Если бы не пистолет – один прыжок поставил бы нас в равные условия.

– Что же у нас за вечеринка? – спросил я, осторожно заводя ногу за ножку стула. Из такого положения я мог легко катапультироваться.

– Вечеринка со стрельбой, – сказал он и захихикал.

– Кого же застрелят?

– Тебя, приятель.

У меня бешено колотилось сердце. Хотя и до этого частенько приходилось бывать в переделках, но в такую я угодил впервые.

– Но почему и за что?

Он поднял пистолет и потер глушителем щеку со шрамом.

– Не знаю. Да это меня и не интересует. Я просто зарабатываю деньги.

Я облизнул пересохшие губы.

– Тебе заплатили за убийство?

– Конечно, приятель. Иначе, зачем же мне убивать тебя?

– Расскажи мне об этом, – сдавленно сказал я. – У нас еще много времени. Кто заплатил?

– Не знаю, приятель. Я играл на бильярде, когда подошел один тип и спросил, не хочу ли я заработать пятьсот монет. Мы отошли за угол. Он дал мне сотню и велел прийти сюда и угостить тебя пулей. После этого он отдаст остальные деньги.

– Кто был этот тип?

– Тебе какое дело? Просто какой-то незнакомый тип. Куда ты желаешь получить пулю, приятель? Я умею хорошо управляться с этой штукой. В голову – самое верное, но ты можешь выбрать и другое место.

– Как выглядел этот тип? – безнадежно спросил я.

– Можешь не беспокоиться о нем, – в его голосе послышалась жесткая нотка. – Самое время побеспокоиться о себе.

– Пять сотен, это не слишком много. Я могу дать больше. Как насчет тысячи?

Он усмехнулся.

– Я всегда выполняю заключенные сделки, – сказал он непреклонно. И тут, на мое счастье, зазвонил телефон. Звонок насторожил парня, и он инстинктивно обернулся в сторону аппарата. Этим подарком судьбы я мгновенно воспользовался, обрушив на него всю массу своего тела, целясь в голову и стараясь выбить пистолет. Я ударил его, как торпеда, головой разбив нос и губы. Пистолет вырвать не удалось, и парень сумел нажать на курок. Звук выстрела напомнил хлопок бумажного пакета. Убийца, я и кресло с грохотом разлетелись в разные стороны. Мой противник, как я и предполагал, был достаточно крепким орешком, во всяком случае, руки у него были как тиски. Я его частично оглушил, и только поэтому он не смог пристрелить меня.

Теперь следовало закрепить успех: я прыгнул и ударил его ребром ладони по горлу. Этот удар свалил его, и он выпустил пистолет. Но тут же придя в себя, он выдал мне сильнейший удар между глаз. Ощущение было такое, будто меня хватили молотком по голове. Какое-то время я видел только вспыхивающие огоньки перед глазами. Я стал медленно оседать на пол, в то время как он поднимался. По его лицу текла кровь из разбитого рта и носа. Он пнул меня в подбородок, но в этом пинке уже не было силы. Я ошеломил его первым ударом, а такие типы не скоро приходят в себя после поражения. Его пинок я сблокировал и откатился в сторону, исхитрившись каким-то образом подняться на ноги. Мы стояли лицом к лицу, а пистолет лежал между нами на полу. Он зарычал, но не нагнулся за оружием, так как понимал, что я ударю прежде, чем он дотянется до пушки. Вместо этого он бросился на меня, как разъяренный бык. Я встретил его сильнейшим прямым в лоб, но он обрушился на меня, и мы врезались в стену, сбросив при этом на пол две акварели с видами Рима. Я опять использовал излюбленный прием головой, одновременно проведя шесть быстрых ударов кулаком в живот. Но от двух встречных свингов голова моя пошла кругом. И все же удары в живот заставили противника отступить.

Я немного отдышался.

И вдруг увидел в его руке нож. Лицо парня превратилось в сплошную кровавую маску, но упорство в нем еще оставалось. Я отступил назад, а он начал медленно надвигаться на меня. Уткнувшись спиной в стену, я стащил пиджак и обернул левую руку. Он бросился на меня, но я принял лезвие на защищенную руку, правый кулак у меня остался свободным, и я закатил ему прямо в челюсть свой коронный боковой. Это был фирменный удар, нанесенный всей массой тела. Я вложил в него всю свою злость – терпеть не могу, когда разные сопляки размахивают перед носом нержавеющей сталью. Парнишка зашатался, глаза его закатились. Нож выпал, и я ногой отшвырнул его подальше. В это время парень стал падать вперед, и я еще раз врезал ему по сопатке, содрав кожу с костяшек пальцев. Он с грохотом рухнул на пол и уткнулся носом в ковер.

Я прислонился к стене, чтобы перевести дух. Самочувствие у меня было отвратительное. Давно мне не приходилось активно заниматься физическими упражнениями.

Дверь с треском распахнулась, и в комнату ворвались двое полицейских с револьверами в руках. Очевидно, своей дракой мы встревожили весь дом. В этот момент мой противник пришел в себя, повернулся на бок и, дотянувшись до пистолета, схватил его. Он все еще старался честно отработать свои деньги. Я услышал выстрел и почувствовал, как пуля, пролетев мимо моего уха, врезалась в штукатурку. Один из полицейских вскинул револьвер. Я попытался остановить его, но не успел… Мой незадачливый противник отправился на тот свет, так и не успев нажать курок в третий раз. Надо признать, что задаток он добросовестно отработал.

Глава 2

Когда в салоне самолета зажглась надпись «Не курить!», лысый толстяк нагнулся и заглянул в иллюминатор.

– Вот мы и прилетели в Гонконг, – сказал он через плечо. – Вид красивый. Говорят, что другого такого места на земле нет. Вполне возможно.

Поскольку голова моего соседа закрывала обзор, я занялся своим ремнем. И все же до посадки мне удалось бросить взгляд на изумрудные гряды гор и сверкающее море с бесчисленными джонками.

Полная женщина, сидевшая впереди меня, поспешно отстегнула ремень и схватилась за фотоаппарат, свисавший с полки. Мой сосед оторвался от иллюминатора и посмотрел на меня.

– Вы остановитесь на полуострове? – спросил он.

– Нет, на другой стороне пролива.

На его потном лице отразилось неодобрение.

– На полуострове лучше, здесь самые богатые магазины и отели. Хотя, может быть, вы приехали по делам?

– Совершенно верно.

Объяснение удовлетворило его. Пассажиры самолета начали собирать багаж и неторопливо потянулись к выходу. Обычные толчки, извинения и наконец я вышел на воздух. Это была неплохая посадка. Через десять минут я прошел таможню и оказался в шумной разноязычной толпе. Я видел, как мой сосед по креслу влез в маленький автобус отеля. Мы помахали друг другу рукой. Ко мне подъехало человек шесть рикш, зазывно крича и жестикулируя. На их старых желтых лицах было умоляющее выражение. Пока я стоял в нерешительности, подошел коренастый широкоплечий китаец в европейской одежде. Поклонившись, он сказал:

– Прошу простить меня. Могу ли я чем-то помочь вам? Вам нужно такси?

– Мне нужно добраться до гостиницы «Небесная империя», в Ванхое.

– Тогда вам придется ехать на остров, сэр, – на лице китайца появилось выражение вежливого удивления. – Лучше всего взять такси до парома и на нем переправиться через пролив. Гостиница находится на той стороне.

– Благодарю вас, – сказал я. – Шоферы говорят по-английски?

– Большинство понимает. – Он сделал знак водителю такси. – Разрешите мне…

Он прошел вперед. Подняв чемодан, я двинулся следом. Мой проводник заговорил с шофером такси по-китайски. Тот проворчал что-то в ответ и отвернулся.

– Он отвезет вас к парому, сэр, – сказал коренастый китаец. – Поездка будет стоить один доллар. Не американский, как вы понимаете, а гонконгский. Наш доллар стоит примерно пятнадцать центов. – Он улыбнулся, показав зубы в золотых коронках. – Вы легко найдете гостиницу. Она – прямо напротив парома. – После некоторого колебания он добавил: – Должен вас предупредить, эта гостиница мало подходит для американских джентльменов. Простите за назойливость, но они предпочитают останавливаться в более престижных гостиницах, нежели «Небесная империя». В этой гостинице живут преимущественно азиаты.

– Я знаю, но все же мне хочется остановиться именно там. Большое спасибо.

– Не стоит благодарности, – сказал он, доставая тощий бумажник и подавая мне визитную карточку. – Это на тот случай, если вам понадобится гид. В мои обязанности входит забота о приезжающих в Гонконг американцах. Вам стоит только позвонить.

– Спасибо я запомню.

Я засунул визитную карточку за ремешок часов. Китаец отступил назад и снова поклонился. Я сел в такси. Во время полета я узнал, что аэропорт Кай Так расположен на полуострове Коолум, отделенном проливом от острова Гонконг. Добираться туда надо на пароме. Это занимает минут пять.

Ванхой, где жил Джефферсон, представлял собой прибрежный район острова Гонконг. На сотню километров здесь, казалось, приходилось не более одного европейца. Все это напоминало растревоженный муравейник. Во всех направлениях рысью бежали кули, держа на бамбуковых палках тяжелые грузы. Улицы были запружены неповоротливыми грузовиками, двухколесными тележками и легковыми автомобилями, в которых сидели бизнесмены-китайцы с лоснящимися лицами. Фасады лавок и магазинов были украшены яркими надписями на английском языке. В канавах играли грязные дети. Около лавок сидели на корточках целые выводки китайцев и ели рис с помощью палочек.

У пристани я расплатился с шофером, купил билет и поднялся на паром, перевозивший пассажиров через пролив. Он уже был заполнен бизнесменами-китайцами, американскими туристами и множеством хорошеньких китаянок, одетых в чунгазаны с разрезами по бокам, приоткрывавшими их красивые стройные ноги. Я сел около перил и, пока паром медленно двигался через пролив, попытался сориентироваться в новой обстановке. Мне казалось, что я уже давным-давно оставил Пасадена-сити.

Мой «гость» задержал меня на два дня. Я не стал рассказывать подробности Ретнику, а просто сообщил, что, придя домой, обнаружил этого подонка и вступил с ним в драку. Пришлось выдумать, что в квартиру тот забрался явно с воровскими целями. Естественно, Ретнику не очень понравилась такая версия. Особенно его смущал глушитель на пистолете. Но я твердо держался легенды, и дело на этом кончилось. (Сам я не сомневался, что парня нанял Хардвик.) Мне пришлось купить еще один револьвер: специальный полицейский тридцать восьмого калибра. Я дал себе клятву не делать ни шагу без оружия, но, к сожалению, такие клятвы быстро забываются…

Паром причалил к пристани, все сошли на берег. Ванхой был заполнен исключительно китайцами. Не считая двух американских моряков, жующих резинку и смотрящих пустыми взглядами в пространство, вся прибрежная полоса находилась во власти китайцев. Здесь бежали рысью такие же кули, как в Коолуме. Как и там, у обочин тротуара сидели торговцы зеленью, стояли рикши со своими колясками. В канавах играли такие же грязные дети. Молоденькие девушки смотрели на меня приглашающими взглядами своих черных глаз.

Гостиница «Небесная империя» была втиснута между часовым и игрушечным магазинами. С чемоданом в руке я поднялся по крутым узким ступенькам в вестибюль. Около стойки сидел пожилой китаец в черной одежде и маленькой черной шапочке. На подбородке у него росли редкие седые волосы, взгляд миндалевидных глаз ничего не выражал.

– Мне нужна комната, – сказал я, ставя чемодан на пол. Он оглядел меня с головы до ног. На мне был видавший виды костюм и несвежая рубашка. Я не походил на бродягу, но выглядел ненамного лучше.

Ни слова не говоря, китаец достал потрепанную книгу с загнутыми страницами и подал ее мне вместе с шариковой ручкой. Книгу заполняли в основном китайские иероглифы. Я записал в соответствующей графе свое имя и национальность, но из вредности сделал это на английском.

– Десять долларов, – сказал он. – Комната 27.

Я отдал ему десять гонконгских долларов, взял ключ и пошел по коридору, таща за собой чемодан. Одна из дверей неожиданно открылась, и оттуда вышел американский моряк в лихо сдвинутой на ухо шапочке. Позади моряка семенила китаянка в розовом чунгазане и усталым выражением на лице. Она напоминала мне откормленную пекинскую собачку. Подмигнув, моряк бодро продефилировал мимо.

Открыв дверь ключом, я вошел в маленькую комнатушку с двухспальной кроватью, шкафчиком и стулом. На белом столе стоял таз для умывания. Окно комнаты выходило во двор, очевидно, прачечной, судя по развешанным для просушки полотенцам, простыням и белью. Я поставил чемодан и сел на стул. Конечно, я предпочитал бы остановиться в более комфортабельной гостинице, где меня ждали бы душ и ледяное пиво, но дело есть дело. Я приехал сюда не для развлечений. Здесь жили Герман Джефферсон и его жена, и если для них эта гостиница была хороша, то она будет хороша и для меня.

Через несколько минут я налил воды в треснутый таз и умылся. Потом распаковал вещи и выложил их в шкаф. В отеле было очень тихо, слышался только отдаленный шум уличного движения. Часы показывали без двадцати шесть. Я увидел за ремешком часов визитную карточку, развернул ее и прочел: «Ванг Хопхо – гид, говорящий по-английски». Там же был указан номер телефона. Я спрятал карточку в бумажник и вышел в коридор.

У двери напротив, прижавшись к косяку, стояла молоденькая китаянка, небольшого роста, но крепкая и отлично сложенная. Ее блестящие черные волосы были уложены в тугой валик на затылке. На ней были короткая юбка и блуза бутылочно-зеленого цвета. Ничего сногсшибательного, но выглядела она очень мило. Девушка посмотрела прямо мне в глаза, словно только и ждала моего появления.

– Хэлло, мистер, – сказала она с широкой улыбкой. – Меня зовут Лейла, а вас как?

Мне понравилась ее улыбка и крепкие белые зубы.

– Нельсон Райан, – ответил я, запирая дверь. – Можно называть просто Нельсон. Ты живешь здесь?

– Да, – она окинула меня дружелюбным взглядом. – Ты здесь остановился?

– Совершенно верно. А ты давно здесь живешь?

– Полтора года. – Я с трудом понимал ее из-за сильного акцента. Она многозначительно посмотрела на меня. – Когда тебе захочется побаловаться, позови меня.

Я был огорошен, но постарался улыбнуться.

– Запомню, но особенно на меня не рассчитывай.

Открылась еще одна дверь, и из номера вышел толстый, небольшого роста человек. Он поспешно прошел мимо меня, не глядя по сторонам. За ним шла юная китаянка, лет пятнадцати. Проходя мимо, она скользнула по мне твердым, оценивающим взглядом. Теперь я не заблуждался насчет характера этой гостиницы.

– Может, тебе хочется пойти со мной прямо сейчас? – спросила Лейла вежливо.

– Нет, сейчас я занят, но как-нибудь потом…

– Американские джентльмены всегда заняты, – вздохнула она. – Так, может, сегодня вечером?

– Я же сказал тебе – потом!

Она состроила недовольную гримасу.

Я прошел в вестибюль, где сидел бесстрастный, как Будда, старый китаец. Спустившись по лестнице, я вышел на шумную улицу. Ко мне сразу же устремился рикша.

– В полицейское управление, – сказал я, садясь в коляску. Он побежал рысью. Проехав таким образом двести-триста ярдов, я понял, что выбрал не очень удачный способ передвижения. Большие сияющие автомобили и грузовики не питали никакого уважения к рикшам. Казалось, что в любое мгновение они могут нас раздавить. Я почувствовал огромное облегчение, когда невредимыми мы все же добрались до гонконгского Управления полиции.

Я изложил сущность дела дежурному сержанту. После этого меня провели в небольшую, но очень уютную комнату. Седоватый шеф-инспектор с короткими усиками посмотрел на меня ничего не выражающим взглядом и предложил сесть. Я представился, он тоже назвал свою фамилию. Его звали Маккарти, и говорил он с сильным шотландским акцентом.

– Джефферсон? – повторил он и, откинувшись в кресле, взял сильно прокуренную трубку «Данхилл». Набивая ее табаком, он продолжал: – С чем связано ваше беспокойство? Я уже ответил на запрос по этому делу в связи с расследованием в Пасадена-сити. Какое отношение имеет умерший к вам?

Я как мог объяснил ему, что действую в интересах Дж. Уилбура Джефферсона.

– Мне нужно получить как можно больше информации о его сыне и невестке-китаянке. Все, что вы сочтете нужным сообщить, может оказаться очень важным.

– Вам больше поможет американский консул, – сказал он, разжигая трубку и выпуская клубы дыма. – Мне мало что известно об этом человеке. Он погиб в автомобильной катастрофе. Вы, конечно, информированы об этом?

– Как это случилось?

Полицейский пожал плечами.

– Слишком быстро ехал по мокрой дороге. Когда мы его нашли, от него мало что осталось. Грудь прижало рулем и раздавило, как яйцо.

– С ним никого не было?

– Никого.

– Куда он направлялся?

Маккарти насмешливо посмотрел на меня.

– Не знаю. Несчастный случай произошел поблизости от Коолума, в пяти милях. Может, он ехал туда.

– Кто опознал его?

Шеф-инспектор постарался сдержать раздражение.

– Его жена.

– Можете ли вы рассказать о его жизни? Где он работал?

– Вряд ли я могу тут чем-то помочь. – Маккарти вынул изо рта трубку и задумчиво уставился в потолок. – К счастью, это не моя забота. У нас не было к нему претензий, а в личные дела мы не вмешиваемся без особых на то оснований. Джефферсон старался не нарушать закон. Иногда, правда, мы получали неблагоприятные сведения о нем. Он был нежелательным гражданином. Я не сомневаюсь в том, что парень жил на безнравственные доходы жены. Но, еще раз повторяю, мы стараемся не вмешиваться в дела американских граждан без веских на то оснований.

– И никаких сведений о его жене?

Маккарти со скучающим видом выдохнул дым.

– Она, без сомнения, была проституткой. С этой проблемой мы стараемся бороться, но, как вы знаете, это очень нелегко. Беженкам очень трудно устроиться на работу. Проституция – самый легкий способ заработка. Частично нам удалось очистить город, но работы еще непочатый край.

– Я пытаюсь узнать, почему ее убили.

Он пожал плечами.

– Ничем не могу вам помочь. – Шеф-инспектор с тоской посмотрел на кипу бумаг на столе. – Все, что я знал об этой парочке, я сообщил лейтенанту Ретнику. Больше мне нечего добавить.

Я понял намек и встал.

– Ну что же, спасибо. Я поработаю здесь немного. Может быть, мне что-то и подвернется.

– Сомневаюсь. – Маккарти подвинул к себе бумаги. – Желаю успеха!

Мы пожали друг другу руки, и я вышел на оживленную Куинго-роуд. Была уже половина седьмого. Американское консульство наверняка закрыто. Правда, я не особенно надеялся получить там нужные сведения. Мне следовало больше полагаться на себя и свою смекалку. Прежде всего надо было решить, с чего начинать поиски.

Около часа я бесцельно болтался по городу, разглядывая магазины, и город мне все больше нравился. Наконец я решил выпить и направился к прибрежному району Ванхой. Еще с парома я заметил множество маленьких уютных баров, возле каждого из которых сидел на корточках зазывала и подмигивал прохожим. Я вошел в первое попавшееся заведение и уселся подальше от музыкального автомата. В баре сидели и пили пиво человек шесть американских моряков да пара бизнесменов-китайцев. Они о чем-то серьезно разговаривали. Несколько девушек сидели на скамье в дальней части помещения. Их оживленный разговор напоминал щебетание птиц. Ко мне подошел официант. Я заказал виски и кока-колу. Пока он выполнял заказ, возле меня, как чертик из коробочки, возникла пожилая китаянка и уселась на стул напротив.

– Добрый вечер, – она окинула меня деловым взглядом проницательных глаз. – Вы впервые в Гонконге?

– Да.

– Не будете возражать, если я составлю вам компанию?

– Конечно, нет. Заказать вам что-нибудь?

Она улыбнулась, сверкнув золотыми коронками.

– Если только стакан молока.

Официант прекрасно знал вкус моей собеседницы и вместе с моим заказом принес молоко.

– Здесь неплохо готовят, – продолжала китаянка. – Во всяком случае, если вам захочется поесть…

– Еще рано. А вам не хочется что-нибудь покрепче молока?

– Нет. Я на работе. Вы остановились в «Глостерчере»? Это лучший отель города.

– Я слышал об этом.

– Вам не хочется провести время с красивой девушкой? Я знаю много молодых и красивых девушек. Стоит только позвонить – и они придут сюда. Скажите только, какие вам нравятся больше, и я все устрою.

– Спасибо, не теперь. А вам не трудно находить девушек?

Она пожала плечами.

– Трудно их не найти. Гонконг переполнен красивыми девушками, жаждущими немного заработать.

Гостиница «Небесная империя» находилась совсем недалеко отсюда. Если эта женщина управляла местными проститутками, она вполне могла знать Джоян.

– Скажу вам по секрету: когда мой приятель был здесь в прошлом году, он встречался с девушкой, которая ему очень понравилась, – сказал я. – Ее зовут Джоян. Мне хотелось бы ее увидеть. Вы ее случайно не знаете?

На какую-то долю секунды в глазах женщины отразилось изумление. Если бы я не следил за ее реакцией, то мог бы и пропустить это мимолетное выражение. Затем она заулыбалась и начала барабанить тонкими пальцами по столу.

– Конечно, я знаю ее, – ответила она. – Это красивая девушка, и вам она очень понравится. Я могу прямо сейчас позвонить ей, если хотите.

Теперь настал мой черед удивляться. Но я себя не выдал.

– Почему бы и нет!

– У вас хороший вкус, – продолжала сводница. – Вы не будете возражать, если она придет к вам в отель? Она живет вместе с родителями и не может водить джентльменов домой. Итак – тридцать долларов ей и десять за комнату.

Она снова показала золотые коронки.

– И три доллара мне.

Интересно, что сказал бы Джефферсон, если бы я вставил эти расходы в отчет.

– Ну что ж, хорошо, – согласился я. – Но откуда мне знать, что эта девушка именно Джоян? Она же может быть кем угодно.

– Вы шутите? – китаянка пристально посмотрела на меня. – Кем же она еще может быть?

– Верно. Я просто пошутил.

Она поднялась.

– Пойду позвоню. – Сводня пересекла зал и подошла к столику, на котором стоял телефон. Пока она звонила, один из моряков подошел к ней и обнял за плечи. Она, видимо, попросила его не мешать. Он посмотрел на меня и подмигнул. Я подмигнул в ответ. Атмосфера в баре была дружеской и непринужденной. Я понял, что в нашей сделке не было ничего тайного. Когда женщина повесила трубку, все, включая и официанта, поняли, что я заказал девушку и она скоро будет здесь. И все, казалось, радовались этому обстоятельству. Женщина коротко переговорила с моряком и снова сняла трубку. Дела ее, наверное, шли бойко.

Я допил виски, выкурил сигарету и сделал знак официанту, что хочу расплатиться. В бар вошли два американца в пестрых рубашках и сели за дальний столик. Закончив разговор, женщина подошла ко мне.

– Джоян будет здесь через десять минут. Я предупрежу вас, когда она придет. – Ободряюще кивнув, она подошла к американцам и села рядом с ними. После пятиминутного разговора она встала и снова направилась к телефону.

Примерно через четверть часа в бар вошла молодая китаянка, высокая и стройная. Одета она была в облегающее черно-белое платье с сумочкой той же расцветки. Чувственность не портила ее красоты. Она вопросительно посмотрела на пожилую женщину, та кивнула в мою сторону и улыбнулась. С томной грацией девушка прошла через бар. Моряки присвистнули, глядя на нее, и дружелюбно заулыбались мне. Девушка тоже улыбнулась и села рядом.

– Хэлло, – сказала она. – Как тебя зовут?

– Нельсон. А тебя?

– Джоян.

– Джоян, а дальше?

Она взяла сигарету из пачки, лежащей передо мной на столе.

– Просто Джоян.

– Джоян Чунг?

Она бросила на меня быстрый взгляд, потом улыбнулась. У нее были чудесные белые зубы.

– Да, меня зовут именно так. А откуда ты знаешь?

– Мой приятель был здесь в прошлом году, – соврал я, сознавая, что она тоже лжет мне. – Он до сих пор тебя вспоминает.

– Очень рада, – она зажгла сигарету и посмотрела на меня. – Я тебе нравлюсь?

– Конечно.

– Тогда пойдем.

– Разумеется.

– Ты дашь мне три доллара для мадам?

Я дал ей три доллара. Пожилая китаянка оказалась тут как тут.

– Вам понравилась девушка? – Она взяла деньги. – Если я вам понадоблюсь, приходите. Я всегда здесь.

Девушка, назвавшаяся Джоян, встала и пошла к выходу. Я пошел за ней, кивком простившись с моряками.

– Я знаю один дешевый отель, – сказала она.

– Я тоже, – ответил я. – Я остановился в гостинице «Небесная империя». Мы пойдем туда.

– Лучше пойти в мой отель, – она искоса взглянула на меня.

– Мы отправимся ко мне. – Взяв девушку под локоть, я повел ее сквозь толпу.

Она шла бок о бок со мной с задумчивым, отсутствующим выражением лица. Мы дошли до гостиницы, не сказав друг другу ни слова. Поднимаясь по крутой лестнице, девушка профессионально покачивала бедрами. Я поймал себя на том, что смотрю на нее с большим интересом, чем можно было ожидать.

Старик-портье дремал за своей конторкой. Приоткрыв один глаз, он посмотрел на меня, потом на девушку, снова на меня и закрыл глаза. Я повел ее к себе. Напротив, в дверях своего номера, стояла Лейла и полировала коготки. Она осмотрела мою гостью с головы до ног и насмешливо улыбнулась. Я улыбнулся ей в ответ, впустил девушку в пыльную комнату и запер дверь на хлипкий замок.

Девица оказалась решительной.

– Вы могли бы дать мне больше тридцати долларов? Я хотела бы получить пятьдесят. – Она одним движением расстегнула молнию и выскользнула из платья, прежде чем я успел ее остановить.

– Секундочку, – сказал я, открывая бумажник. – С этим можно не торопиться.

Она недоуменно посмотрела на меня. Я достал сделанную в морге фотографию Джоян и подал ей. Она взглянула на снимок, потом перевела взгляд на меня.

– Кто это?

– Джоян Чунг, – сказал я, садясь на кровать.

Девушка медленно застегнула молнию и устало опустилась рядом.

– Откуда я могла знать, что у вас есть ее фотография, – сказала она. – Мадам не сказала мне об этом.

– Ты с ней знакома?

Она прислонилась к спинке кровати.

– Разве это так важно? Я красивее ее? Вам не хочется заняться любовью?

– Я спросил, знаешь ли ты ее?

– Нет, не знаю, – она нетерпеливо отвернулась. – Могу я получить свой подарок?

Я достал пять десятидолларовых бумажек и положил их на видное место.

– Джоян вышла замуж за американца по имени Джефферсон. А его-то ты знала?

Она сделала недовольную гримасу.

– Я встречалась с ним. – Она снова посмотрела на фотографию. – Почему у нее такой вид? Как будто она… мертвая?

– Так оно и есть.

Девица отбросила снимок, словно он обжег ей руки.

– Плохая примета – смотреть на мертвых, – сказала она. – Дайте мне подарок, мне пора идти.

Я достал фотографию Германа Джефферсона и показал ей.

– Ее муж.

Она мельком взглянула на снимок.

– Я ошиблась. Я не встречалась с ее мужем. Пожалуйста, отдайте мой подарок!

– Ты только что сказала, что встречалась с ним.

– Я ошиблась.

Мы смотрели друг на друга. По выражению ее лица я понял, что напрасно трачу время. Больше она мне ничего не скажет. Я отдал ей деньги.

– Ты получишь больше, если расскажешь о Германе Джефферсоне, – сказал я без особой, впрочем, надежды. Моя гостья направилась к двери.

– Мне ничего о нем неизвестно. Спасибо за подарок.

Она открыла дверь и исчезла за ней, дразняще покачивая бедрами. Я понимал, что остался в дураках, но меня это не очень беспокоило, так как за все расплачивался Джефферсон-старший.

Устав валяться на кровати, я решил пойти куда-нибудь пообедать. В коридоре мне снова на глаза попалась Лейла. Она переоделась в нарядный пурпурный с золотом чунгазан, а в волосы воткнула белый цикламен.

– Та девушка недолго у вас задержалась. Зачем вы ее привели?

– У нас была просто деловая встреча, – оправдывался я, запирая дверь. – Мне нужно было поговорить с ней.

– О чем? – подозрительно спросила Лейла.

– О том о сем, – неопределенно ответил я, оглядывая Лейлу. Она была очень мила.

– Может, пообедаем вместе?

Ее лицо оживилось.

– Это чудесная идея! – Она метнулась в свою комнату, схватила сумочку и присоединилась ко мне. – Я проголодалась и поведу вас в отличный ресторан. Там очень вкусно кормят, и это обойдется совсем недорого.

Мы прошли мимо портье, занятого подсчетами на нообаке – старинных счетах с бусинками. Его старые желтые пальцы бегали по бусинкам с изумительной быстротой. Он даже не повернул головы в нашу сторону. Выйдя на улицу, мы повернули к стоянке такси.

– Нам до парома, – объяснила Лейла. – Ресторан находится на той стороне.

Пока мы добирались, Лейла рассказала мне о фильме, который она видела двенадцать дней назад. Я понял из ее рассказа, что китаянки обожают кино. В это нетрудно было поверить, глядя на очереди возле каждого кинотеатра. Лейла объяснила мне, что очереди стоят с самого утра, чтобы получить лучшие места. Когда мы переправились через пролив, она предложила пройти пешком по Натан-роуд, нагулять аппетит. Идти по улице рядом и разговаривать было почти невозможно. В это время Коолум запружен народом и прогулка требует особой сноровки. Наш путь освещали яркие неоновые рекламы. Я пришел к выводу, что китайские иероглифы на рекламах выглядят особенно изысканно. Они лишены банальности надписей, которые можно прочесть, и потому для нас, белых, становятся таким образом в один ряд с произведениями искусства. Наконец мы добрались до ресторана, расположенного на боковой улочке, кишевшей детьми.

– Здесь мы сможем хорошо поесть, – сказала Лейла.

Ресторан сразу оглушил меня, хотя посетителей практически не было видно. Каждый столик скрывался за ширмой. Слышался стук палочек, звон посуды и высокие китайские голоса. Хозяин проводил нас за ширму, улыбнулся Лейле и удалился. Лейла положила сумочку на стол, прочно утвердилась на стуле и одарила меня сияющей улыбкой.

– Заказывать буду я, – заявила она. – Сначала жареные креветки. Потом суп из акульих плавников, потом запеченные цыплята – это здешнее фирменное блюдо. Потом я подумаю, что еще заказать, но сначала обязательно жареные креветки.

Она быстро заговорила с официантом на кантонском диалекте. Когда тот, приняв заказ, ушел, Лейла перегнулась через стол и похлопала меня по руке.

– Я люблю американских джентльменов. Они так энергичны и к тому же очень интересны в постели… и у них много денег.

– Не очень-то полагайся на это, – сказал я. – Иначе тебя ждет разочарование. Ты давно в Гонконге?

– Три года. Мне удалось бежать из Китая только потому, что у моего двоюродного брата была джонка. Он переправил меня в Макао, а оттуда я уже попала сюда.

Официант принес китайское вино и разлил его в маленькие чашечки. Оно оказалось подогретым и довольно крепким. Когда официант вышел, я спросил:

– Может, ты знаешь Джоян Чунг? Она тоже беженка.

Лейла удивилась:

– Конечно, я ее хорошо знаю. А откуда ты слышал о ней?

– Мы не знакомы, – ответил я. Пришлось сделать паузу, так как официант принес чашки с большими креветками, запеченными в золотистом тесте.

– Но откуда вам известно ее имя? – спросила Лейла, подхватывая креветку палочками и ловко обмакивая в соевый соус.

– Она вышла замуж за моего знакомого, когда-то мы жили в одном городе, – сказал я и уронил креветку на стол. Но тут же подхватил ее и на этот раз умудрился отправить в рот. Креветка оказалась не только съедобной, но и вкусной. – Может, ты встречалась с ним? Его звали Герман Джефферсон.

– О, конечно, – Лейла ела с изумительной скоростью. Половина ее креветок уже исчезла. Я же едва одолел треть. – Мы вместе с Джоян из Кантона. Ей повезло, она вышла замуж за американца.

Официант принес блюдо риса, зажаренного вместе с мелко нарезанной ветчиной, креветками и яйцами. Лейла наполнила свою чашку, и палочки снова замелькали с невероятной быстротой. Я безнадежно отстал – не хватало опыта и сноровки в обращении с таким экзотическим инструментом.

– Они жили в гостинице? – спросил я, роняя рис на скатерть и тщетно пытаясь угнаться за Лейлой.

Она утвердительно кивнула, продолжая виртуозно орудовать палочками.

– В течение трех месяцев мы были соседями. Но потом он исчез.

Нам подали большую чашку с супом из акульих плавников. Лейла тут же отлила часть себе в пиалу.

– Как это – исчез?

Она пожала плечами.

Поскольку суп можно было есть ложкой, мне удалось практически не отстать от китаянки.

– Не нуждался в ней больше?

– Почему не нуждался?

Лейла бросила на меня циничный взгляд, продолжая поглощать суп.

– Он женился на ней только для того, чтобы она его содержала. Когда он стал делать деньги сам, она ему стала не нужна.

– Как же это она ухитрялась содержать его? – спросил я, заранее зная ответ.

– Она развлекала джентльменов, как и я, – ответила Лейла и безмятежно посмотрела на меня. – У нас нет другого способа зарабатывать деньги.

Вновь появился официант. Он принес небольшую циновку и церемонно расстелил на полу. Лейла возбужденно заерзала на стуле.

– Это для печеного цыпленка.

Затем китайчонок принес в корзине нечто напоминающее большое страусиное яйцо и перекатил его на циновку.

– Сначала цыпленка натирают разными пряностями, а потом заворачивают в листья лотоса, – пояснила Лейла. – Затем обмазывают глиной и кладут в жаровню на пять часов. Видите, глина затвердела.

Мальчик достал молоток и сильно ударил по образовавшейся «скорлупе». Яйцо треснуло. В воздухе разлился восхитительный аромат. Официант и мальчик сели на корточки друг против друга. Мальчик начал разворачивать листья, а официант выкладывать цыпленка на блюдо. Птица была так великолепно приготовлена, что мясо полностью отставало от костей.

Искусным движением официант разложил цыпленка по тарелкам, и палочки Лейлы снова пришли в движение. Я попытался не отставать, но потом бросил это занятие и взялся за птицу основательно. Руками. Всю прелесть этого восхитительного блюда нельзя передать словами.

– Ну как, нравится?

Я усмехнулся:

– Еще бы!..

Я счел, что сейчас неподходящее время задавать девушке вопросы, и мы доели цыпленка в молчании. Затем Лейла заказала грибы, побеги бамбука и соленый имбирь. А в заключение – миндальный пирог. На этот раз я сдался. Я сидел, покуривая сигарету, и поражался: как может такая миниатюрная девочка проглотить столько продуктов.

Через двадцать минут она отложила палочки и удовлетворенно вздохнула.

– Вы получили удовольствие?

Я смотрел на нее с восторгом. Человек, который может столько съесть и при этом сохранить стройную фигуру, заслуживает уважения.

– Да, огромное, – ответил я.

Она улыбнулась.

– Можно взять у вас сигарету?

Я подал ей сигарету и щелкнул зажигалкой.

– Может быть, вернемся в отель? Самое время заняться любовью. После такого обеда это было бы совсем неплохо.

– Еще рано… – сказал я. – У нас впереди целая ночь. Расскажи мне о Германе Джефферсоне. Ты сказала, что у него появились деньги через три месяца после женитьбы. Откуда?

Она нахмурилась. Я видел, что предмет беседы – Джефферсон – ей наскучил.

– Не знаю. Джоян не говорила мне. Она только сообщила, что Герман ее бросил. Перестал в ней нуждаться, так как сам начал делать деньги.

– Она не сказала тебе, каким образом?

– Нет, это не мое дело.

– Он не вернулся назад?

– О, время от времени он возвращался к ней. – Лейла состроила гримасу. – Мужчинам нужно разнообразие. Но приходил только переночевать.

– Что сделала Джоян, когда он оставил ее?

– Что сделала? – Лейла удивленно посмотрела на меня. – Что же ей оставалось делать? Она продолжала работать, как и раньше.

– Развлекала джентльменов?

– А как же иначе она могла жить?

– Но если у Джефферсона появились деньги, а Джоян была его жена, то он должен был давать ей что-то.

– Он не давал ничего.

– Ты знаешь, где он поселился, уйдя от нее?

– Джоян сказала мне, что Герман снял у китайца-игрока большую виллу на Рипали-бей. Я видела ее. – Лейли завистливо вздохнула. – Там очень красиво… Мраморная лестница спускается к самому морю. А в маленькой гавани – лодка с мотором.

– Джоян бывала там?

Лейла покачала головой.

– Ее не приглашали.

Подошел официант, кланяясь и непрерывно улыбаясь, подал счет, который оказался до смешного маленьким. Я расплатился, а Лейла в это время наблюдала за моей реакцией.

– Это был прекрасный обед.

– Тогда, может быть, пойдем в отель и займемся любовью?

Я находился в Гонконге, где царила странная атмосфера подчинения людей своим чувствам и потребностям. Мой отказ огорчил бы ее. Кроме того, я еще ни разу не спал с китаянкой. Мне подумалось, что ее приглашением не стоит пренебрегать.

– Хорошо, – я поднялся со своего места. – Вернемся в отель.

Покинув ресторан под несмолкаемый аккомпанемент палочек, мы вышли в темную шумную ночь и медленно пошли по Натан-роуд.

– Может, вы купите мне небольшой подарок? – беря меня под руку, попросила Лейла.

– А что бы ты хотела?

– Сейчас покажу.

Мы прошли немного вперед, и она подтащила меня к витрине небольшого магазина.

– Мне бы хотелось иметь на память о вас колечко. Пусть недорогое. – Мы вошли в лавку, и она выбрала кольцо с поддельным нефритом. Невесть какое, но девушка была от него в восторге. Ювелир запросил сорок гонконгских долларов. Лейла отчаянно торговалась и наконец получила украшение за двадцать пять.

– Я всегда буду носить его, – сказала она, с улыбкой глядя на мой подарок. – И всегда буду вспоминать о вас. А теперь скорее в отель!

Она потерялась, когда мы сходили с парома.

Даже сейчас я толком не могу понять, как это произошло. К нам двинулось такси, и в это время трое здоровенных китайцев толкнули меня. Один из них извинился на чистом английском языке, в то время как двое других неподвижно стояли рядом со мной. Затем вся троица села в поджидавший их автомобиль и они уехали.

Когда я опомнился, Лейлы не было. Казалось, тротуар разверзся и поглотил девушку.


Пятнадцать бесполезных минут я провел у широкого причала в поисках Лейлы. Тревога не покидала меня. Убедившись, что ее здесь нет, я отправился в гостиницу.

Старик портье все еще дремал за своей конторкой.

– Лейла не возвращалась? – с надеждой спросил я.

Он поднял на меня тяжелые веки, безучастно взглянул и ответил:

– Я не говорю по-английски.

Быстро взбежав по лестнице, я бросился к комнате Лейлы. Дверь была приоткрыта. Я толкнул ее, нашарил выключатель и зажег свет. Затем зашел к себе, оставив дверь ее комнаты открытой, чтобы не пропустить ее возвращения. Усевшись на кровать, я закурил сигарету и стал ждать. Прошел час. Я устал и прилег. Убаюканный жарой и плотным ужином, незаметно уснул. Когда солнечные лучи просочились сквозь штору, я поднял голову и с удивлением обнаружил, что часы показывают 7.40. Заглянул в комнату Лейлы. Она по-прежнему была пуста. У меня по спине пробежал холодок предчувствия. Я понял, что с девушкой случилось что-то нехорошее. Может быть, ее похитили, так как она много знала и это кого-то не устраивало.

Необходимо было что-то предпринять. Я быстро побрился, вымылся в треснутом тазу, насколько это было возможно, и надел чистую рубашку. Потом запер дверь и спустился по лестнице. За стойкой дежурил мальчик, скорее всего внук старика.

– Лейла так и не возвращалась? – спросил я. Мальчик смущенно улыбнулся и поклонился. Видно, он не понял ни слова.

Взяв такси, я поехал в полицейское управление. Мне повезло. Около дверей я встретил шеф-инспектора Маккарти. Мы отправились в бар на первом этаже, где выпили крепкого чаю. Я все рассказал Маккарти. Его отношение к этой истории меня взбесило: флегматичность британских полицейских могла даже телеграфный столб вывести из себя.

– Говорю вам, что с ней что-то случилось! – закричал я. – Я в этом уверен! Она была рядом со мной, потом внезапно испарилась. А в отель до сих пор не вернулась!..

Маккарти вытащил трубку и стал неторопливо набивать ее.

– Не стоит так волноваться. У меня пятнадцатилетний опыт обращения с подобными девицами. Сегодня она здесь, завтра там. Вероятно, что-то заинтересовало ее больше, чем вы. Это их обычная уловка. Она вытягивает из вас все, что можно, и… исчезает.

Стараясь сдержаться, я сказал:

– Тут совершенно другое дело. Мы собирались вернуться в гостиницу… О, черт возьми!.. Кто-то решил, что она слишком много болтает, и ее похитили.

– О чем болтает?

– Я расследую дело об убийстве, а она знала Джефферсона и его жену.

Маккарти выпустил дым изо рта и по-отечески мило улыбнулся. Я видел, что он принимает меня за еще одного сумасшедшего американца.

– Какую же информацию она могла вам дать об убийстве, совершенном в Америке?

– Она рассказала мне, что Герман Джефферсон снимал дом на Рипали-бей. Откуда-то у него появилось много денег, и он ушел от жены.

Он все так же безмятежно улыбался:

– Дорогой мой, не стоит серьезно полагаться на рассказы проститутки… Это же несерьезно.

– Итак, вы думаете, что я простак и она обвела меня вокруг пальца и не вернулась в гостиницу только для того, чтобы я провел беспокойную ночь?

Маккарти усмехнулся.

– Остаться с кем-нибудь на ночь – ее ремесло.

– Вы не знаете, живут ли какие-нибудь американцы на Рипали-бей?

– Кажется, живут.

– Вам было бы известно, если бы Джефферсон там жил?

– Разумеется. Но он там не жил.

– Следовательно, девушка обманывала меня?

Он пожал плечами.

– Вполне возможно.

Я понял, что напрасно трачу время, и встал.

– Благодарю за чай. Надеюсь, что еще встречусь с вами.

– Всегда буду рад вам помочь.

Я вернулся в отель. Старик портье уже занял свое место за стойкой. Он поклонился мне. Было бы неплохо расспросить его, но языковой барьер оказался непреодолимым препятствием. Если и можно добиться от него чего-то, вначале следует найти переводчика. Тут я вспомнил про «Гида – говорящего по-английски», который вручил мне в аэропорту визитную карточку. Возможно, он поможет… Направляясь в свою комнату, я обратил внимание, что дверь номера Лейлы закрыта. Я постучал. Ответа не последовало. Я повернул ручку, но дверь не поддалась. Я постучал еще раз, прислушался – ни звука.

Было еще слишком рано, чтобы что-то предпринять. Я снял куртку, галстук и ботинки и растянулся на кровати. Немного подумал о предстоящих делах, потом задремал.

Часов в десять меня разбудил осторожный стук. Я слез с кровати и открыл дверь. На пороге стоял китайчонок и, непрерывно кланяясь, указывал на лестницу. Наскоро одевшись, я пошел за ним. Старик портье передал мне телефонную трубку. Звонил шеф-инспектор Маккарти.

– Я по поводу той девушки, о которой вы недавно беспокоились. Вы говорили, что купили ей кольцо с нефритом?

Я оцепенел.

– Да… С поддельным нефритом.

– Не могли бы вы приехать в полицейский участок на Читам-роуд? Это в Коолуме. У них там девушка, возможно, та о которой вы говорили. У нее на руке кольцо с нефритом.

– Она мертва?.. – прохрипел я.

– О, вполне, – я почти почувствовал запах дорогого табака, исходивший из его трубки. – Если вы опознаете ее, это нам здорово поможет. Спросите сержанта Хэмиша.

– Еще один шотландец?

– Совершенно верно, в полиции много шотландцев.

– Рад за Шотландию, – сказал я со злостью и повесил трубку.

Через сорок минут я поднимался по ступенькам лестницы, ведущей в полицейский участок на Читам-роуд. На стене огромного вестибюля висел стенд, за стеклом которого размещались ужасные фотографии, сделанные в морге. Здесь были изображены мужчины и женщины, найденные в проливе или на улицах города. Подписи на английском и китайском языках призывали опознать их. Дежурный провел меня в комнату к молодому человеку с суровым лицом и волнистыми светлыми волосами. Когда я представился, он кивнул и сообщил, что он и есть тот самый сержант Хэмиш.

– У вас труп, который я должен опознать, – мрачно сказал я.

Он достал из кармана прокуренную трубку из корня шиповника. Похоже, вся полиция Гонконга курит трубки. Набивая табак, он без всякого интереса разглядывал меня.

– Совершенно верно. Шеф-инспектор надеется, что вы сможете нам помочь. Должен предупредить, картина не из приятных. Должно быть, она попала под паром.

Холодный пот выступил у меня на лбу.

– Эти чертовы китаезы постоянно кончают с собой, – сказал он. – Ежедневно у нас бывает до шести трупов. Они просто воспринимают жизнь не всерьез.

Он поднялся, и мы пошли по коридору в морг. Трупы, их было много, лежали под грубыми простынями. Видимо, прошедшая ночь была для полицейских слишком беспокойной. Сержант подвел меня к столу, покрытому клеенкой, поднял ее за край и показал женскую руку. На пальце тускло поблескивал искусственный нефрит.

– Я ел за завтраком яичницу с беконом, – сказал он. – Так что, опознав ее по кольцу, вы избавите меня от риска выдать завтрак обратно.

Я смотрел на кольцо и на маленькие тонкие пальцы. Это было то самое кольцо, которое я купил Лейле.

– Да, это то кольцо, которое я ей подарил, – с трудом произнес я.

– Хорошо, я так и скажу шеф-инспектору.

Я сделал над собой усилие и бросил взгляд на то, что осталось от Лейлы. Я обязан был попрощаться с ней.

Я вспомнил, как она радовалась креветкам и жареному цыпленку, как сверкали ее глаза в ювелирной лавке…

Я знал Лейлу совсем недолго, но она оставила след в моей душе…

Когда я сошел с парома, меня уже поджидал детектив. Это был крупный краснолицый мужчина, которого звали Макферсон. Казалось, не будет конца этим шотландским именам.

Он отвез меня в отель на полицейской машине. Детектив переговорил с портье на кантонском наречии и взял ключ от комнаты Лейлы. Когда мы шли по коридору, он сказал:

– Старый хрыч виляет. Нам следовало давно прикрыть этот притон. Он не признается, что девушка была шлюхой.

Эти слова возмутили меня. По-моему, Лейла заслуживала лучшей эпитафии, чем получить звание «шлюха» от копа-шотландца.

Макферсон открыл дверь и вошел в комнату. Я остался в коридоре. Полицейский с профессиональной последовательностью начал обыск. В шкафу было всего три платья и смена белья. Вещи Лейлы были трогательно маленькими. Взглянув на дно шкафа, Макферсон довольно заурчал.

– Я так и думал… – пробормотал он, наклонившись, и поднял кусочек серебристой фольги-станиоля.

– Знаете, что это такое? – спросил он, рассматривая находку. В центре фольги чернело пятно копоти.

– Понятия не имею.

Он еще раз взглянул в ящик и достал маленькую, наполовину сгоревшую стеариновую свечку, из тех, что втыкают в праздничные пироги. Макферсон уселся на кровать, держа перед собой станиоль и свечку.

– Ваша девушка была наркоманка и употребляла героин, – сказал он. – Каждую неделю в Гонконге кончает самоубийством дюжина наркоманов.

– Почему вы думаете, что она была наркоманка? – поинтересовался я.

– Каждый, у кого имеется такое приспособление, – наркоман. Знаете, как этим пользуются? Кладут героин в сгиб станиоля, держат под ним зажженную свечку и вдыхают пары. На это достаточно нескольких секунд. Знаете, что я вам скажу? Правительство сделало глупость, объявив преследование курильщиков опиума. Мы думали искоренить это зло. Для нас не составляло особого труда найти притон и уничтожить трубки для курения. Все это довольно громоздко и стоит уйму денег. В один прекрасный момент курильщикам надоело бегать от нас по крышам и покупать новое оборудование. – Детектив сдвинул шляпу на затылок. – Наркоманы научились получать из морфия героин, и для кайфа им теперь требуется только свеча и немного станиоля. Они могут вдыхать этот яд где угодно: в кино, в общественных местах, на улице и даже в такси. Понаблюдайте, и вы заметите потеки стеарина в самых неожиданных местах. Курение опиума – это, разумеется, пагубная привычка, но все же она не ведет к такой быстрой смерти. А героин убивает гораздо быстрее, чем опиум. Если бы мы не боролись с опиекурением, то у нас теперь не было бы героина.

Я потер подбородок.

– Спасибо за лекцию. Но не думаю, что Лейла была наркоманкой. И тем более не верю, что она покончила жизнь самоубийством. По-моему, ее убили, а эти вещички подбросили.

– Вы так думаете? – с насмешкой произнес Макферсон. – Шеф сказал, что вы частный сыщик. Я люблю читать Чандлера и Чейза, но они описывают выдуманные истории. А мы имеем дело с реальной жизнью.

– Совершенно верно, – разозлился я. – Вы имеете дело с реальностью, но при этом у вас на глазах шоры.

– Почему вы считаете, что ее убили? – спросил коп без особого интереса.

– Мне трудно убедить вас в очевидном. Пока у меня нет фактов. Что вы сделаете с ее вещами?

– Заберу их в полицию. Может, появятся наследники. Портье не знает, есть ли у нее родственники. Он никогда ничего не знает. – Макферсон встал и собрал ее вещи в дешевый фибровый чемоданчик, найденный в шкафу. – Если бы вам пришлось столько раз иметь с этим дело, вы уже не воспринимали бы все это всерьез.

– Совершенно верно.

Он внимательно посмотрел на меня.

– Что верно?

– Тот, кто убил Лейлу, сделал все для того, чтобы вы поверили в самоубийство.

Он неожиданно улыбнулся.

– Да бросьте вы, в самом деле! У нас были сотни подобных случаев. На вашем месте я бы не думал больше об этой девушке.

Меня просто тошнило от его самоуверенности.

– На случай, если я вам понадоблюсь, учтите, я буду здесь всего несколько дней.

Он уставился на меня, утратив часть своей самоуверенности.

– А зачем вы можете мне понадобиться?

– Ну, мы могли бы вместе почитать какой-нибудь детектив, – сказал я и захлопнул дверь своей комнаты перед его носом.


Я пришел к выводу, что настала пора потратить часть денег старика Джефферсона. Нет сомнения, что портье скажет мне намного больше, чем Макферсону, если стимулом для этого будут наличные. Убедившись, что Макферсон ушел, я отправился к старику на первый этаж. Он с подозрением уставился на меня, но когда я сделал движение к телефону, с неохотой разрешил мне позвонить. Я набрал номер Вонг Хопхо, и, тотчас же ответил, словно сидел у аппарата в ожидании моего звонка.

– Мистер Вонг Хопхо? – сказал я в трубку. – Вы дали мне в аэропорту свою визитную карточку. Мне нужен переводчик.

– Буду рад служить вам, сэр.

– Вы согласны встретиться со мной через полчаса у банка?

– Да, конечно. Я непременно буду.

– Мне нужна машина.

Гид заверил, что с удовольствием все сделает и будет полностью в моем распоряжении. Похоже, что дела у мистера Вонг Хопхо шли не блестяще. Я поблагодарил его и повесил трубку. Потом, поклонившись портье, вышел из гостиницы и поехал на такси к банку. Там обменял полученные мной чеки на наличные, и карман моего пиджака сразу раздулся от гонконгских долларов. Стоя на тротуаре, я дожидался переводчика. Он подъехал в сияющем «Паккарде». Мы пожали друг другу руки, и я представился. Он просил называть его просто Вонг, так обращаются к нему американские туристы. Я сел к нему в машину.

– Сейчас мы поедем в отель, – сказал я. – Мне нужно получить кое-какие сведения от портье, который не говорит по-английски.

Вонг слегка удивился, поэтому я вынужден был пояснить.

– Я частный детектив, расследую одно дело.

Он посмотрел на меня с неподдельным восхищением.

– Я прочел много детективов, сэр. Рад познакомиться с настоящим сыщиком!

Я достал деньги и дал ему пятьдесят долларов.

– Это плата за день. Время от времени вы будете мне нужны.

Он предупредил, что за машину следует заплатить сверх его гонорара. Можно было поторговаться, но мне хотелось завоевать его расположение, поэтому я согласился. Мы подъехали к отелю, оставили машину на набережной и, перейдя через дорогу, поднялись по ступенькам.

– Это плохой отель, – заметил Вонг. – Я не советую вам оставаться в нем, сэр. Как только вы захотите, я устрою вас в прекрасном отеле.

– Поговорим об этом в другой раз, – прервал я его. – А пока займемся делом.

Мы подошли к портье. Старик, как всегда, поклонился мне и безучастно посмотрел на Вонга.

– Скажите, что я хочу задать ему несколько вопросов. Если он поможет мне, я хорошо заплачу. Изложите это так, чтобы он не обиделся.

Вонг начал длинную речь на каком-то диалекте, с большим количеством поклонов. В это время я достал пачку денег, вынул десять долларовых бумажек, свернул их, а остальные деньги спрятал. Старик проявил больше интереса к деньгам, чем к речи Вонга. Наконец переводчик сказал, что портье с удовольствием ответит на все мои вопросы. Я достал фотографию Джоян.

– Спросите его, не знает ли он эту девушку?

Посмотрев на снимок, старик сказал, что эта девушка жила у него продолжительное время и уехала, не заплатив по счету. Не хочет ли господин заплатить за нее?

Я отказался.

После дальнейших расспросов портье сказал, что она вышла замуж за джентльмена, снимавшего здесь комнату. Как ему известно, его звали Герман Джефферсон. Он погиб в автомобильной катастрофе. После его смерти девушка выехала, не заплатив по счету.

Я показал фотографию Германа, полученную мной от Джейн Уэст.

– Спросите, не знает ли он этого человека?

Портье взглянул на фото и вернул его мне.

– Это человек, который жил здесь.

– Как долго?

– До своей смерти.

И хотя мы общались через переводчика, я сразу почувствовал фальшь. Лейла сказала, что Герман уехал за десять месяцев до своей смерти. А старик заявляет, что Джефферсон жил здесь еще три недели назад.

– Вы говорите неправду, Джефферсон жил здесь только три месяца, – сказал я. – Потом он оставил жену и выехал отсюда. Это произошло десять месяцев назад.

Вонг строго заговорил со стариком, потом в замешательстве сообщил:

– Он уверяет, что этот американец жил здесь до самой смерти.

– Передайте ему, что о Джефферсоне мне все рассказала Лейла. Предупредите, чтобы он говорил правду.

Вонг пустился в длинные переговоры со стариком, потом улыбнулся и повернулся ко мне.

– Он не лжет, сэр. Та девушка ошибалась. Джефферсон уходил рано утром, а приходил поздно вечером. Поэтому девушка не встречалась с ним и решила, что он уехал.

– Тогда почему Джоян сказала мне об отъезде мужа?

На это портье ничего не мог ответить. Он втянул голову в плечи, как черепаха, и замолчал. Он считал, что полностью отработал обещанные деньги, и теперь желал только получить их.

– Он не знает, как ответить на ваш последний вопрос сэр, – сказал Вонг.

– На что жил Джефферсон? – спросил я, меняя тему разговора.

Портье об этом ничего не знал.

– К ним приходили европейцы?

– Нет.

– Джоян навещали какие-нибудь подруги?

Снова отрицательный ответ.

Я понял, что ничего нового не узнал. А может, Лейла сказала неправду? Я оказался в тупике.

– После ее отъезда остались какие-нибудь вещи? – небрежно спросил я. Это был провокационный вопрос, и старик угодил в ловушку.

– Нет, – передал он через Вонга. – Ничего не осталось.

Я тут же набросился на него.

– Как же это ей удалось выйти со всеми вещами и не заплатить по счету?

Вонг что-то сердито сказал старику, и тот вынужден был признаться, что оставил чемодан себе, в счет уплаты долга. После длительных переговоров портье согласился показать его и повел нас в номер рядом с комнатой Лейлы. Он открыл дверь и достал из-под кровати дешевенький чемодан.

Я внимательно осмотрел чемодан. Он был заперт.

– Выйдите все отсюда.

Когда они вышли, я запер дверь на задвижку. Открыть замки на чемодане не составило труда. Вещи Джоян были дороже, чем у Лейлы, но ненамного. Я переворошил все и на дне чемодана нашел конверт. В нем лежала глянцевая фотография, копия той, что дала мне Джейн Уэст. Внизу была надпись: «Моей жене Джоян».

Усевшись на кровать, я закурил сигарету. Интересно, каким образом у Джейн и Джоян оказались одинаковые фотографии? Скорее всего обе получили их от самого Джефферсона. Я мысленно вернулся к разговору с Лейлой. Ее слова совершенно не стыковались с тем, что я услышал от портье. Следовательно, кто-то из них лгал. Почему это должна быть Лейла? После некоторого раздумья я пришел к выводу, что нет необходимости оставаться в этом убогом отеле. Надо попытаться найти разгадку всей этой истории, но уже не здесь.

Я вышел в коридор. Вонг стоял, прислонившись к стене, и курил сигарету. При моем появлении он выпрямился и поклонился. Портье не было. Вероятно, он вернулся на свое место.

– Надеюсь, все в порядке, сэр?

– Посмотрим – сказал я. – Есть ли какой-нибудь приличный отель на Рипали-бей?

Он слегка удивился.

– Конечно, сэр. Там прекрасный отель. Я устрою вас.

– Мне хотелось бы сразу переехать отсюда.

– Видите ли, сэр, отель расположен на некотором удалении от города. Это может вызвать неудобства…

– Неважно. Возьмите у старика счет и предупредите, что я уезжаю.

– Вы больше ни о чем не хотите спросить меня? – на лице Вонга было написано явное разочарование.

– Нет. Поедем отсюда.

Через полчаса мы уже сидели в «Паккарде» и неспешно катили по улицам.

Рипали-бей оказался прекрасным местом, и отель был ему под стать. Мне этот уголок земли с его тенистыми садами, укромными бухтами и изумрудно-зеленым морем показался просто райским. В свое время мне пришлось повидать немало мест, но более прекрасного, чем это, я не видел.

Вонг сумел достать комнату с видом на залив. Оставив мне «Паккард», он с поклоном удалился, заверив меня, что находится в полном моем распоряжении.

Как только он ушел, я сразу же принялся за дело. Стремясь разузнать что-либо о Джефферсоне, я сначала просмотрел телефонную книгу, потом переговорил с портье. Но в телефонной книге его фамилии не было, и портье о нем ничего не знал. Я спросил, кому принадлежит вилла с лестницей, спускающейся к морю, и маленькой гаванью. Он подумал немного и сказал:

– Наверное, вы имеете в виду виллу мистера Лин Фана. Сейчас там живет мистер Энрайт с сестрой.

Я надел плавки и отправился к морю. Взяв напрокат водный велосипед, покатался на нем по заливу. Основательно поработав ногами, я все же нашел такое место, откуда открывалась панорама всего залива. И сразу же обнаружил виллу Лин Фана. Она возвышалась на уединенном, покрытом зеленью мысу. Ступеньки лестницы сбегали к маленькой гавани, где стояла быстроходная на вид моторная лодка. Если Герман Джефферсон жил здесь, то это стоило ему немало. Но снимал ли он виллу? Может быть, Джоян говорила о ней Лейле для поддержания престижа? Женщинам это свойственно…

Вдруг в окне второго этажа я заметил блики – кто-то рассматривал меня в бинокль. Понимая, что наблюдение продолжается, я все же еще раз проехал вдоль берега. Поравнявшись с виллой, снова украдкой глянул на окна. Так и есть – линзы бинокля сфокусированы точно на моей скромной персоне. Что ж, примем вид беззаботного туриста! Однако чем вызван такой интерес?

После захода солнца я вернулся в отель, раздумывая над планом дальнейших действий. Утром следующего дня я еще ничего не решил. Часов в десять пошел на пляж и безмятежно растянулся на горячем песке, на время выбросив из головы мысли о Джефферсоне, Джейн Уэст и даже о бедняжке Лейле. Впервые за последние дни мной овладело то чувство свободы, которое дает Гонконг и которому так трудно не подчиниться. Около часа я с наслаждением впитывал солнечные лучи всем телом. Сквозь полудрему я услышал легкие шаги и лениво открыл глаза.

Высокая стройная женщина медленно шла по горячему песку к морю, и волосы цвета спелой пшеницы свободно падали на ее точеные плечи. Она была интригующе прекрасной, как мелодия Брамса. Бикини пурпурного цвета почти не скрывало ее тела, покрытого нежным золотистым загаром.

Небрежно кинув шляпу на песок, она с ленивой грацией вошла в воду и вскоре доплыла до отдаленного плотика. Усевшись на него, она опустила ноги в воду. Выглядела она там очень одиноко, и мне пришла в голову мысль составить ей компанию. Недолго думая, я бросился в море и поплыл стремительным брассом, который производит впечатление, если его не надо долго демонстрировать. Доплыв до плотика, я уселся на нем в некотором отдалении от женщины. Она лежала на спине и, повернув голову, наблюдала за мной.

– Простите, что я нарушил ваше уединение. Одно ваше слово – и я исчезну, – сказал я, демонстрируя приличное воспитание.

Она молча изучала меня. У нее был вид очень искушенной женщины.

– Не откажусь от компании, – наконец произнесла она. – Недавно приехали?

– Меня зовут Нельсон Райан, – представился я. – Мне дали имя в честь знаменитого английского адмирала. Мой отец увлекался историей Англии и был буквально помешан на Нельсоне.

– А меня зовут Стелла Энрайт, – в свою очередь, представилась женщина. – Я живу здесь уже давно. Приятно встретить новое лицо. Вы надолго прибыли?

Ну, может ли так везти человеку? Это же сестра Энрайта, снимающего виллу Лин Фана. А может, тут дело отнюдь не в везении и знакомство тщательно спланировано?

– Думаю немного отдохнуть. – Я достал из непромокаемого кармана плавок пачку сигарет и зажигалку. – А вам повезло, что вы живете здесь. Это очень красивое место.

Я предложил ей сигарету, и мы закурили.

– Да, здесь хорошо. Правда, лето слишком жаркое. – Она выпустила в неподвижный воздух колечко дыма. – Мой брат пишет книгу о Гонконге, а я веду хозяйство. – Она посмотрела на меня. – Вы остановились в отеле?

– Да. А у вас здесь дом? Вы, кажется, снимаете виллу у китайца-игрока?

Стелла удивилась.

– Верно. А откуда вы знаете?

– Слышал. – После некоторого колебания я решил идти напролом. – По-моему, раньше эту виллу снимал Герман Джефферсон?

Она удивленно подняла брови.

– Герман Джефферсон? Вы его знали?

– Мы из одного города.

– Он умер… погиб в автомобильной катастрофе.

– Слышал об этом. А вы тоже были знакомы?

– Гарри, мой брат, общался с ним. Я же видела Германа всего один или два раза. Значит, вы знали его? Гарри будет интересно узнать об этом. Ужасно, что он погиб… А каково его жене!..

– Как? Вы и ее знаете?

– Видела как-то раз… Прелестная женщина. Я вполне понимаю Германа, в нее невозможно не влюбиться.

От меня не ускользнуло, что она сказала о Джоян с тем кисло-сладким выражением, с которым женщина обычно говорит о других женщинах, не уступающих ей в привлекательности.

– Она увезла его тело в Америку и скорее всего там останется. В конце концов, отец Германа миллионер, и я думаю, он позаботится о ней.

Я поборол искушение сообщить ей о смерти Джоян.

– Кто-то рассказывал мне, что Герман разбогател и оставил Джоян незадолго до гибели… Говорят, он еще снял виллу Фана.

Женщина села и нахмурилась.

– Что за нелепость? Кто вам мог это сказать?

– О, я уже не помню, – небрежно сказал я. – А что, это не так?

– Конечно, нет, – она вдруг успокоилась и улыбнулась. – Герман был… – она замолчала, потом пожала обнаженными плечами. – Ну, по правде говоря, Герман был никчемным человеком. Я не любила его, но он забавлял Гарри. Ходили слухи, что он живет на заработки жены. Он никогда не смог бы снять виллу Фана. Это просто смешно.

Мы оба оглянулись, услышав тарахтение мотора. К нам направлялась быстроходная лодка, разрезая волны и разбрызгивая белую пену.

– А вот и Гарри, – сказала Стелла.

Она встала, балансируя на качающемся плоту, и помахала брату. Лодка замедлила ход, потом мотор заглох, и течение прибило судно к плотику. Высокий загорелый мужчина в полосатой рубашке и шортах приветливо улыбнулся нам. Его красивое лицо было слишком мясистым для человека, ведущего здоровый образ жизни. Сетка красных прожилок на щеках и носу подсказывала мне, что передо мной любитель крепких напитков.

– Скоро ленч, и я решил приехать за тобой, – обратился он к сестре и вопросительно посмотрел на меня. – Твой новый знакомый?

– Это Нельсон Райан. Он знал Германа Джефферсона, – сказала Стелла и оглянулась на меня. – Мой брат Гарри.

Мы кивнули друг другу.

– Вы знали Германа? – спросил Гарри. – Ну а что вы успели узнать здесь? Сколько вы еще здесь пробудете?

– К сожалению, не больше недели, – ответил я.

– Я приглашаю вас поужинать с нами, если вы не имеете более интересного предложения на сегодняшний вечер. Я заеду за вами на лодке… Другим путем на виллу не попадешь. Согласны?

– Благодарю. Но мне как-то неудобно вас стеснять.

– Об этом не беспокойтесь. Приходите на пляж часиков в восемь, и я заеду за вами. После ужина, если вы не против, выйдем в море. – Он посмотрел на Стеллу. – Ну, поехали домой?

– Сначала отвези меня на пляж. Я там оставила шляпу.

Стелла шагнула в лодку, а я, как зачарованный, не мог оторвать взгляд от ее изящной загорелой спины. Вдруг она оглянулась через плечо и, поймав мой взгляд, улыбнулась, словно прочитала мои мысли.

– Увидимся вечером, – сказала она и, помахав мне рукой, уселась рядом с братом. Лодка затарахтела к пляжу. Я закурил сигарету и провел на плоту еще с полчаса – было о чем подумать. Почувствовав голод, я нырнул в воду и поплыл к берегу.

В восемь часов я снова был на пляже. Вскоре из темноты показалась лодка. За рулем был широкоплечий китаец. Он помог мне сесть на скамью, и я ощутил, какая у него стальная хватка. Китаец объяснил, что мистер Энрайт не смог сам приехать и приносит извинения. Лодка шла очень быстро, и через несколько минут мы причалили у виллы Лин Фана. Я поднялся по ступенькам на террасу.

Стелла, в белом вечернем платье с большим декольте полулежала в кресле, держа в руке бокал с коктейлем. Поодаль, ожидая распоряжений, сидел юный слуга-китаец. Гарри Энрайта не было видно.

– Наконец-то, – томно произнесла Стелла. – Что будете пить?

– Виски с содовой.

– Гарри скоро будет. Сядьте так, чтобы я вас могла видеть.

Я опустился в большое кресло напротив.

Через распахнутые стеклянные двери была видна большая гостиная в китайском стиле, с лакированными ларцами, красными шелковыми обоями и черным столом, инкрустированным перламутром.

– Неплохо здесь у вас, – заметил я.

– Да, нам повезло, что мы сняли эту виллу. Мы живем здесь уже несколько недель… а до этого жили в Коолуме, но здесь значительно лучше.

– А кто жил здесь до вас?

– Думаю, никто. Хозяин только сейчас решил сдавать виллу. Он живет в Макао.

В этот момент вошел Гарри Энрайт. Мы пожали друг другу руки и опустились в кресла. Слуга-китаец принес нам хайбол. После первых общих фраз Энрайт спросил:

– Вы приехали по делам?

– Я в отпуске, – сказал я. – Не устоял перед искушением приехать сюда.

– Вполне понимаю вас, – Энрайт дружески изучал меня. – Я сам без ума от Гонконга. Стелла сказала мне, что вы приехали из Пасадена-сити и были знакомы с Германом Джефферсоном.

– Да, но лучше знаю отца. Старик беспокоился о нем и, узнав, что я еду сюда, попросил навести справки.

Энрайт заинтересовался.

– Какого рода справки?

– Ну, Герман жил здесь в течение пяти лет. Домой он писал редко. Отец не имел представления о том, чем здесь занимался Герман. Его просто потрясло известие о женитьбе сына на азиатке.

Энрайт кивнул и посмотрел на Стеллу.

– Еще бы!

– По-моему, отец раскаивается, что не помогал ему при жизни. Вам известно, каким способом Герман зарабатывал себе на жизнь?

– Вряд ли он чем-нибудь путным занимался, – медленно сказал Герман. – Он вел себя как-то таинственно. Лично мне он нравился, а… – тут он взглянул на Стеллу и улыбнулся, – она терпеть его не могла.

Стелла недовольно нахмурилась.

– Не преувеличивай. Мне он был просто безразличен. Я терпеть не могу мужчин, считающих, что каждая женщина обязательно должна в него влюбиться.

Энрайт расхохотался.

– Ладно, будем считать, что ты была равнодушна к нему, – язвительно заметил он. – Как в истории с незрелым виноградом. А мне он нравился.

– Значит, ты аморален, – заявила сестра. – Тебе нравятся люди, которые тебя забавляют.

Слуга-китаец объявил, что ужин подан.

Мы прошли в столовую. Восторгаясь изысканной китайской кухней, я не забывал наблюдать за хозяевами. Энрайт веселился вовсю, а Стелла казалась задумчивой и только время от времени принимала участие в разговоре. Когда ужин кончился, она неожиданно спросила:

– Мистер Райан, кто вам сказал, что Герман снимал эту виллу?

– Герман снимал эту великолепную виллу? – переспросил Гарри. – Какая чушь! – Он насмешливо посмотрел на меня.

– Одна знакомая китаянка. Мы жили по соседству в гостинице «Небесная империя».

– Интересно, зачем ей понадобилось так врать? – нахмурилась Стелла.

– А кто ее знает?.. Вдруг я почувствовал, что за мной следят, и осторожно поднял глаза к зеркалу. Оно стояло как раз напротив меня. В нем смутно отражались очертания приземистой фигуры. Китаец в европейском костюме стоял в холле. Он внимательно разглядывал меня. Наши взгляды встретились, и он моментально исчез. У меня сжалось сердце. Что-то зловещее было в его взгляде. Я сделал вид, что ничего не заметил.

– Китайцы всегда говорят то, что вы, по их мнению, хотите услышать, – сказал Энрайт, наблюдая за моим поведением. – А уж китаянки – самые отъявленные лгуньи на свете.

– Неужели? – удивился я. Потом снова посмотрел в зеркало и с трудом перевел взгляд на Гарри. – Ну, что ж… все может быть.

– Пойдемте на террасу, – предложила Стелла, вставая. – Хотите бренди?

От бренди я отказался, и мы вышли на террасу. Взошла луна, и море отражало блестящую дорожку на воде.

– Мне нужно позвонить, – сказал Энрайт. – Я надеюсь, вы извините меня. А потом, как я обещал, мы поедем кататься на лодке. Вы не против?

Я вопросительно посмотрел на Стеллу.

– О, я не против, – покорно сказала она. – Гарри не думает ни о чем, кроме своей лодки.

Стелла взяла меня под руку и подвела к балюстраде.

Мы стояли, молча любуясь морем.

– Во всяком случае, китаянке повезло, – сказала Стелла с ноткой зависти в голосе. – Думаю, отец Германа обеспечит ее. Я слышала, он очень богат.

– Она потеряла мужа, – сказал я, не зная, сообщать ли Стелле о смерти Джоян.

Стелла протестующе махнула рукой.

– Хорошо, что она от него избавилась. Теперь свободна, богата и в Америке. – Она вздохнула. – Как мне хочется вернуться в Нью-Йорк!..

– Вы приехали оттуда?

– Вот уже год, как я не была там, и меня замучила ностальгия.

– Почему вы не возвращаетесь? Что вас держит здесь?

После долгой паузы она сказала:

– Мы с братом привыкли жить вместе. – Она указала на далекие горы. – Разве это не прекрасно?

Я понял, что она намеренно перевела разговор, и подыграл ей. Мы все еще восторгались прекрасным ландшафтом, когда вернулся Гарри.

– Поехали, – весело сказал он. – Мы покажем вам любопытную рыбацкую деревушку Абдерин.

– С удовольствием, – согласился я, и мы спустились к лодке. Энрайт сел к рулю, а мы со Стеллой расположились на корме. Шум сильного мотора мешал нам разговаривать. Стелла печально смотрела на освещенное луной море. Я обдумывал новые сведения, полученные от Энрайтов. Что за всем этим кроется? Или они имели неверную информацию, или, как и портье, обманывали меня. Но зачем?

Абдерин действительно оказался сказочным местечком. Гавань буквально кишела лодками и джонками. Подойти к берегу не было никакой возможности, поэтому мы бросили якорь и переправились на сампане, которым управляла девочка лет тринадцати. Около часа мы бродили по деревне, потом Стелла заявила, что устала, и мы тем же путем вернулись на катер.

По дороге обратно Стелла спросила:

– А на островах вы были? На это стоит посмотреть.

– Нет, еще не был.

– Туда ходит пароход. Я собираюсь завтра в Силвер-майбей. Мне нужно навестить там кое-кого, и если вы желаете, то я могу захватить вас с собой. Пока я буду отсутствовать, вы посмотрите на водопад. А потом мы вместе вернемся.

– Чудесная идея, – согласился я.

– У моей сестры доброе сердце, – заметил Энрайт. – Когда мы приехали сюда, у нас была служанка, потом мне пришлось уволить ее по старости. Теперь она живет в Силвер-майбей, и Стелла иногда ее навещает. – Энрайт завел мотор, и нам снова пришлось замолчать. До виллы мы добрались за десять минут.

– Спокойной ночи, – попрощалась Стелла. – Спасибо за то, что приняли наше предложение. Пароход отчаливает в два. Я думаю, что мы можем встретиться у пирса.

Шагая по песку в отель, я думал о зловещем китайце, отразившемся в зеркале. Предчувствие, что он очень опасен, не покидало меня.


Следующее утро застало меня в кабинете третьего секретаря посольства США в Гонконге. Попасть туда было нелегко, но фамилия Джефферсона открыла и эти двери. Секретарь оказался упитанным молодым человеком. Атмосфера дипломатической неприкосновенности окутывала его. Мою визитную карточку он держал в руке с такой брезгливостью, словно мог подцепить от нее какую-нибудь заразную болезнь.

– Нельсон Райан, – прочел он и, откинувшись на спинку кресла, высокомерно поднял брови. – Что я могу сделать для вас?

– Я работаю на Уилбура Джефферсона. Навожу справки о его сыне Германе, погибшем семнадцать дней назад.

– Ну и что? – Он сунул в рот сигарету.

– Последние шесть лет он жил в Гонконге, следовательно, должен был зарегистрироваться у вас.

– Вероятно.

– Можете ли вы дать мне его последний адрес?

Он лизнул толстый палец и пригладил левую бровь.

– Предположим, я могу это сделать, но разве это так уж и важно? Да и к тому же его дело закрыто.

– Вы хотите, чтобы я передал этот разговор Уилбуру Джефферсону? Представляю его ярость, когда он узнает, что третий секретарь посольства палец о палец не ударил, чтобы помочь ему.

Поразмыслив о возможных неприятностях, секретарь поднял телефонную трубку и сказал:

– Миссис Давенпорт, принесите, пожалуйста, дело Германа Джефферсона… Да, благодарю вас. – И на его пухлом благообразном лице появилось подобие улыбки. – Как же, как же, Дж. Уилбур Джефферсон! Как он поживает?

– Все еще в силах дать пинок под зад кому потребуется, – нахально сказал я. – У него чертовски длинная нога и очень тяжелый ботинок.

Третий секретарь поморщился, но все же попытался засмеяться, как новоиспеченный муж при встрече с тещей.

– Удивительно, как живучи эти магнаты. Вероятно, он и нас с вами переживет.

Мы молча смотрели друг на друга, потом вошла миссис Давенпорт и положила на стол тонкую папку. Она оглядела меня с ног до головы и пошла к двери, покачивая бедрами, как обычно делают секретарши, у которых эти бедра есть. Мы оба любовались дивным зрелищем, пока за ней не закрылась дверь. Потом секретарь открыл папку и, как бы извиняясь, сказал:

– Нам пришлось отправить почти все документы с телом, но кое-что осталось. – Он посмотрел на одинокий листок, сиротливо лежащий в папке, и озабоченно покачал головой.

– Боюсь, что здесь немного информации. Его последний адрес – гостиница «Небесная империя». Он приехал в Гонконг 3 сентября 1954 года и с того времени жил в этой гостинице. В прошлом году женился на китаянке.

– Как он зарабатывал на жизнь?

Он снова заглянул в листок.

– Герман Джефферсон записан здесь как экспортер, но, насколько я помню, он нигде не работал. Я думаю, у него были нерегулярные доходы, поэтому он жил довольно стесненно.

– Вы удивились бы, если бы узнали, что он снимал виллу на Рипали-бей?

Озадаченно посмотрев на меня, он промямлил:

– Тогда он должен был заявить о перемене места жительства. А вы уверены в этом? Что это за вилла?

– Вилла Лин Фана.

– О нет, мистер Райан. Такого не может быть. Эта вилла стоит по крайней мере четыреста фунтов в месяц.

– Сейчас виллу снимает Гарри Энрайт с сестрой, – сказал я.

Он кивнул, и лицо его оживилось.

– Верно. Он снял ее у какого-то англичанина. Забыл его фамилию. Неплохой парень, я имею в виду Энрайта… А сестра… – Он прищелкнул языком. – Пожалуй, самая красивая девушка в Гонконге.

– Насколько я понимаю, вилла пустовала, когда Энрайт снял ее.

– Нет, я точно помню, что там жил агличанин, но я с ним не встречался.

– Джефферсон и китаянка действительно были женаты?

– Конечно. Они оформляли документы у нас… Я могу показать вам их свидетельство о браке. Копию, конечно.

– Да, мне хотелось бы взглянуть.

Он снова позвонил и, пока мы ждали, сказал:

– Я хорошо помню его жену. Милая девушка. Я приводил в порядок ее паспорт и помог отправлять гроб. Печальная история. – Он напустил на себя расстроенный вид. – Так жаль ее.

Снова вошла миссис Давенпорт, положила на стол свидетельство и молча ушла. Я изучил документ, удостоверяющий законность брака Германа Джефферсона и Джоян Чунг. Свидетелями церемонии были Фрэнк Беллинг и Шухай Тон.

– Кто такой этот Фрэнк Беллинг? – спросил я, показывая свидетельство.

Он пожал плечами.

– Понятия не имею. Видимо, какой-то друг Джефферсона. Скорее всего англичанин. У нас нет его документов.

– А девушка?

– Понятия не имею. Подруга невесты, должно быть.

Он постучал кончиком шариковой ручки по фарфоровым зубам и искоса посмотрел на часы. Я понял, что больше не вытяну из него ничего нового, и поднялся.

– Ну что ж, – сказал я. – Не буду больше отнимать у вас время.

Секретарь уверил меня, что мой визит доставил ему массу удовольствия, но я-то видел, что гораздо больше удовольствия доставит ему мой уход.

– Вы никогда не встречались с Германом Джефферсоном? – спросил я, подходя к двери.

– Как ни странно, нет. Он не входил в число моих друзей.

Выйдя из консульства, я подошел к машине, уселся в нее и стал обдумывать полученные сведения.

Их было немного, но у меня, наконец, появилась маленькая зацепка для работы. Необходимо как можно скорей встретиться со свидетелями – Шухай Тон и Фрэнком Беллингом. Для начала я поехал в полицейское управление к шеф-инспектору Маккарти. После недолгого ожидания меня провели в кабинет. Шеф-инспектор сосредоточенно чистил свою трубку. Он молча указал на стул, продул мундштук и стал основательно набивать чубук табаком.

– Чем могу помочь? – спросил он.

– Я ищу человека по имени Фрэнк Беллинг. Не можете ли вы сообщить его адрес?

Маккарти зажег трубку и выпустил дым в мою сторону. Наверное, он был неважным игроком в покер. Лицо его сохраняло равнодушное выражение, но глаза выдавали настороженность.

– Фрэнк Белллинг? – Он вынул трубку изо рта. – Почему вы им заинтересовались?

– Пока я о нем ничего не знаю. Он оказался свидетелем бракосочетания Джефферсона. Он вам известен?

Маккарти нехотя кивнул.

– Да, известен. Значит, он был свидетелем у Джефферсона? Хм… Интересно. Вы не знаете, где он теперь?

– Я пришел сюда, чтобы спросить об этом у вас, инспектор.

– Нам тоже очень хотелось бы встретиться с ним, – сказал Маккарти. – Он является членом местной, очень деятельной, организации по транспортировке наркотиков. Мы уже готовы были арестовать его, но он исчез. С тех пор мы безуспешно его разыскиваем. Уверен, он перебрался в Макао или Кантон.

– А там его искали?

– Мы наводили справки в Макао. Но в Кантоне у нас нет осведомителей.

Я поудобнее уселся на жестком стуле.

– Он англичанин?

– Да, англичанин. Мы точно знаем, что он входит в местную мафию, доставляющую нам много хлопот. Они ввозят сюда из Кантона героин. До недавнего времени Беллинг активно участвовал в этом бизнесе. Мы следили за ним все это время, ожидая прибытия большой партии наркотиков, чтобы накрыть всю шайку с поличным. – Маккарти опять разжег трубку и продолжал: – От одного из наших осведомителей мы узнали, что товар поступит первого числа этого месяца. Но Беллинг вдруг исчез. По-моему, его кто-то предупредил, и он посчитал за лучшее смыться.

– Первого числа? Это за два дня до смерти Джефферсона.

– Да. А какое это имеет значение?

– Просто стараюсь уточнить факты. Со стороны невесты свидетельницей была китаянка Шухай Тон. Вам это имя ничего не говорит?

– Нет.

– Вы думаете, что Джефферсона могли втянуть в эту шайку?

– Вполне возможно, – ответил Маккарти. – Но у нас нет таких сведений. Правда, если он близко знал Беллинга, тогда это вполне вероятно.

– Вы поможете мне в розыске Шухай Тон?

– Посмотрю в архивах. Если узнаю что-то, дам вам знать. – Он посмотрел на меня. – Вы переехали в отель Рипали-бей?

– Совершенно верно.

– У вас, детективов, приятная жизнь. Я полагаю, ваши счета оплачиваются?

Я усмехнулся:

– Вы правы. – Я встал. – Ну что ж, спасибо. Еще увидимся.

Я вышел на запруженную народом Кингс-роуд. Была уже половина двенадцатого. Я сел в машину и поехал в бар на набережную Ванхоя, где пару дней назад познакомился со сводней. Бар пустовал. За стойкой о чем-то лениво судачили два официанта-китайца. Они узнали меня, и один из них подошел ко мне с приветливой улыбкой.

– Доброе утро, сэр. Рады снова видеть вас здесь. Выпьете что-нибудь? Или принести ленч?

– Ром и кока-колу, – сказал я. – Мадам здесь?

– Она скоро придет.

Это «скоро» продлилось полчаса, но, как я понял, для китайцев время ничего не значит. Когда мадам появилась, я приглашающе махнул ей рукой, и она тут же подошла.

– Рада снова видеть вас. Надеюсь, вы остались довольны девушкой?

Я усмехнулся.

– Вы обманули меня – это не Джоян, и вы прекрасно об этом знали.

– Но моя девушка лучше Джоян. Я решила, что вы не будете возражать.

– Теперь мне нужна другая девушка. Ее зовут Шухай Тон. Вы ее знаете?

Она кивнула, но лицо ее осталось равнодушным. Как и в прошлый раз, она сказала:

– Это одна из моих лучших девушек, и думаю, она вам понравится.

– И теперь я должен быть уверен, что это именно та девушка, которую я заказал. Мы должны поговорить об одном деле.

Мадам на секунду задумалась.

– С ней будет доказательство ее имени. А что вы хотите обсудить с ней?

– Это вас не касается. Когда я смогу встретиться с ней?

– Она нужна вам сейчас?

– Нет, лучше вечером. Я буду здесь в восемь часов. Устройте так, чтобы она пришла сюда к этому времени.

Мадам кивнула и расплылась в златозубой улыбке.

– Если это будет та самая девушка, которая мне нужна, вы получите пятьдесят долларов.

– Обещаю вам, – в глазах мадам появился стальной блеск. Это так контрастировало с желтым металлом ее коронок!

Я допил свой стакан.

– Итак, вечером, в восемь часов, – сказал я и встал. – Надеюсь, на этот раз обмана не будет. Я сразу узнаю правду.

Она снова улыбнулась мне желтозубо.

– Вы останетесь довольны.

Я вернулся в отель, чувствуя, что день не пропал даром.

Глава 3

Стоя на палубе парохода, я искал Стеллу. Ее все еще не было, но я знал, что она появится в последний момент. Такие женщины всегда точно рассчитывают момент своего появления. Они никогда не придут слишком рано или слишком поздно.

И тут на палубу первого класса поднялся коренастый китаец с громоздким портфелем под мышкой, одетый в черный деловой костюм. Взглянув на него, я вспомнил зловещее отражение в зеркале на вилле Энрайтов. Это был тот самый человек. Ему было лет под сорок, все его тело буквально дышало силой, но двигался он с легкостью гимнаста. Он прошел мимо меня, даже не взглянув в мою сторону, и уселся на скамью, закрывшись газетой. При свете дня таинственности в нем было все же поменьше, чем тогда во время ужина.

За минуту до отправления на пристани появилась Стелла. Она была в зеленом платье, с корзинкой в руках. Я помог ей подняться на палубу. Затем, усевшись рядом на скамью, принялся травить небылицы, которыми привык дома потчевать бармена Сперроу и Джека Уэйда. Имя Джефферсона при этом не упоминалось. Через некоторое время Стелла небрежно спросила, чем я занимался все утро. Я ответил, что изучал задворки Гонконга.

– Вот мы и приехали, – сказала она, когда пароход причалил к пристани на Силвер-майбей. – Мне нужно занести покупки, потом немножко поболтаю со старушкой. Освобожусь через полтора часа, а вы пока погуляйте немного у водопада.

– Так я и сделаю. Встретимся здесь?

– Да. Следующий пароход отходит в шесть часов.

Стелла разрешила мне отнести корзинку до стоянки такси и показала дорогу.

– Идите по тропинке мимо Баттерфляй-хилл, – проинструктировала она меня. – Перейдете через мост. Дальше будет еще один мостик, а прямо за ним откроется панорама водопадов.

– Найду, – пообещал я.

Когда Стелла, на прощание помахав мне рукой, ушла, я поискал глазами китайца, но его нигде не было. Я видел, как он сходил с парохода, но понятия не имел, куда он делся. До шести часов делать было совершенно нечего, и я решил прогуляться. Я прошел по тропинке, указанной Стеллой, и через некоторое время оказался в совершенно пустынной местности. Справа высился большой холм. Никого не встретив по пути, я дошел до водопада, полюбовался на падающую воду и решил возвращаться.

В этот момент все и началось. Мимо моего лица пролетело что-то похожее на большого шмеля. Вслед за этим послышался звук отдаленного выстрела. Повинуясь правилу, вбитому в меня еще со времен службы в пехоте, я скатился с дороги в траву и распластался на земле. В этот момент раздался второй винтовочный выстрел, поднявший пыль в двух ярдах от меня. Весь мокрый, с сильно бьющимся сердцем, я пополз по густой траве и ящерицей скользнул за камень. Было тихо, стрекотали цикады, и я потихоньку стал приходить в себя. Стреляли в меня, судя по всему, из винтовки с оптическим прицелом, а снайпер находился в доброй миле отсюда.

Я проклинал себя за то, что не взял револьвер. Но на мне были рубашка с короткими рукавами и брюки, так что оружие просто некуда было спрятать. Снайперу это, конечно, было прекрасно известно. Ему нужно было только дождаться, пока я высунусь из-за камня. С величайшей осторожностью я приподнял голову, чтобы осмотреться и составить план дальнейших действий. Раздался новый выстрел. На этот раз пуля пролетела совсем рядом с моей головой. Я вжался в землю. Снайперов было двое! Один стрелок находился далеко, а другой – близко, чертовски близко от меня! Ничто не может помешать им приблизиться ко мне и расстрелять в упор! Оставалось уповать на везение. Я посмотрел на часы – 17.25. Пойдет ли Стелла мне навстречу? Допустим, она наткнется на эту парочку. Убьют ли они ее? Я отполз, стараясь освежить в памяти занятия по строевой подготовке. Через пять минут я оказался в ста футах от прежнего места и рискнул приподняться. Рядом с моей головой пролетела пуля, и тут же раздался треск винтовочного выстрела. Я снова уткнулся носом в землю. Или я никудышный пехотинец, или эти двое умнее, чем я думал. Я немедленно изменил позицию и сделал это очень вовремя. Еще один выстрел разорвал тишину, и пуля ударила прямиком туда, где я только что лежал.

Пока мне везло.

Но с правой стороны трава кончалась, и дальше ползти было некуда. Я лежал прислушиваясь и ждал. Ничего не было слышно. Чтобы сориентироваться, необходимо было поднять голову, а в моем положении это – самоубийство. Я вспомнил старую армейскую уловку и приложил ухо к земле. Мой преследователь полз ко мне, прячась в высокой траве. Скоро он окажется рядом. Следовало точно определить, где он находится. Я стремительно метнулся сначала вправо, а потом влево, чтобы сбить стрелка с цели. Выстрелили с дальней позиции. Пуля взрыхлила землю у моих ног. Но риск не пропал даром: в шести ярдах от меня зашевелилась трава. Несомненно, ближайший противник находился именно там.

Из травы поднялся китаец в синей куртке, сатиновых штанах и поношенной кепке. Солнце блеснуло на лезвии ножа, который он сжимал в руке. Хоть он и догадывался, где я прячусь, я не дал ему возможности напасть первым. Прыгнув, я ударил его плечом в грудь. Мы покатились по траве, но я успел одной рукой перехватить его руку с ножом, а второй сжать горло. Он попытался нажать мне пальцами на глаза, но я со всего размаха ударил его головой в лицо. Он хрюкнул. В драке со мной китаец не имел ни единого шанса. Он был наполовину легче и слабее меня. Я вырвал из его руки нож и изо всех сил сжал горло. Он еще подергался некоторое время, потом обмяк. Тяжело дыша, я слез с него и растянулся на траве, опасаясь второго стрелка. Через несколько минут мой противник начал приходить в себя и застонал. Тогда я подполз к нему сзади и немного приподнял, прикрываясь им, как щитом. Во время драки кепка свалилась у него с головы, и на большом расстоянии он вполне мог сойти за меня. Вероятно, снайперу так и показалось, а может быть, ему было все равно. Раздался выстрел, и лицо китайца превратилось в кровавую кашу. На сей раз дальний снайпер не промахнулся. Я позволил трупу упасть в траву и отполз в сторону. Я ждал, время от времени прижимая ухо к земле. Ожидание было долгим. На моих часах была уже половина седьмого, когда снайпер, наконец, потерял терпение и решил проверить результаты своей работы.

Он шел ко мне уверенно, зная, что я либо мертв, либо не представляю опасности. Сквозь траву мне были хорошо видны склон холма и приближающаяся приземистая фигура. Убийца нес винтовку под мышкой. Это был тот самый китаец в черном деловом костюме… Человек, которого я видел у Энрайтов и на пароходе. Внезапно меня озарило – идея заманить меня на остров принадлежала Стелле. На виллу меня пригласили, чтобы дать возможность китайцу рассмотреть меня. Нет сомнения, я попал в расставленные сети…

По моим подсчетам, противник должен был появиться здесь минут через семь. На всякий случай я подобрал с земли нож с длинным лезвием, хотя от него было мало проку. Нож против ружья стоит немного. Неподалеку валялся увесистый плоский голыш. На всякий случай я взял и его в руку. Китаец уже шел по дороге. Он стал двигаться осторожнее. Я отполз еще ярдов на двадцать. Убийца должен был вначале наткнуться на тело своего сообщника, а уж потом на меня. Теперь он был слишком близко, чтобы можно было наблюдать за ним. Я лег ничком на землю, зажав в одной руке камень, в другой – нож. Я слышал, как он удивленно хрюкнул, увидев тело своего дружка. И тут наши глаза встретились. Он схватился за винтовку, но я бросил камень быстрее, чем он нажал на спуск. Камень попал ему в плечо, однако убийца все же успел выстрелить. Пуля задела мне плечо, но и он выронил ружье.

Когда он наклонился за винтовкой, я бросился на него. Это было все равно что атаковать стену дома. Он с легкостью оторвал меня, потом схватил за руку и перебросил через плечо. Я лишился дыхания и от боли уронил нож. Упав за склон, я сгруппировался и покатился вниз. Преследователь бросился за мной. Откатившись ярдов на пятьдесят, я остановился и, тяжело дыша, смотрел, как он приближается со зловещей улыбкой на толстом желтом лице. Винтовки у него не было. Я вскочил на ноги. Китаец с разбегу не сумел затормозить и пролетел мимо, безуспешно пытаясь схватить меня. Увернувшись, я ударил ногой в толстый зад. Он потерял равновесие и, упав, начал съезжать по склону холма. Нащупав тяжелый камень, я швырнул его вслед убийце. Камень попал в затылок, и тело китайца безвольно поползло вниз. Кажется, я размозжил ему голову, но это меня ничуть не беспокоило. Важно было только одно – на какое-то время меня оставили в покое…

Я выбрался на дорогу и зашагал в сторону пристани.

Ровно в восемь я вошел в бар Ванхоя. К этому времени я принял душ, переоделся и залепил ссадину от пули. И хотя она противно ныла, я был рад, что все так легко обошлось. Бар был переполнен. Американские моряки танцевали с китаянками. В отдельных кабинах сидели бизнесмены и, потягивая виски, обговаривали свои темные делишки. Надрывался музыкальный автомат. Я встал в дверях, стараясь отыскать в этом бедламе мадам. Златозубо улыбаясь, она выплыла из-за ширмы с драконами и провела меня в свободную кабинку.

– Что будете пить? – спросила она, не глядя мне в глаза.

– Шотландское виски.

– Я сейчас принесу.

Она скрылась за спинами танцующих. Минут через десять к моему столику подошел официант и поставил виски с содовой. Прошло еще минут пять, прежде чем я увидел старую китаянку. На этот раз она присела за мой столик. Вид у нее был слегка встревоженный.

– Шухай Тон согласна встретиться с вами, – сказала она. – Но не здесь, она будет ждать в своей квартире.

Еще одна ловушка? Мне и без того хватило сегодня. Правда, я предусмотрительно надел пиджак. Под ним в кобуре – мой тридцать восьмой особый полицейский.

– Где она живет?

– Недалеко. Я могу вызвать для вас такси.

После некоторого колебания я кивнул головой.

– Хорошо… Но как я узнаю, что это та самая девушка?

– Она покажет вам свои документы.

Я допил виски и поднялся.

– Если все будет удачно, я уплачу вам пятьдесят долларов.

Мадам натянуто улыбнулась.

– Хорошо. Я найду вам такси.

Она вернулась через несколько минут.

– Шофер знает, куда вас везти. Ее квартира на верхнем этаже.

Пообещав, что встречусь с мадам позднее, я вышел в душную ночь. Мы ехали узкими улицами недолго. Машина остановилась у лавки ювелира, и шофер указал на боковую дверь. Я расплатился, не забыв дать щедрые чаевые, и немного задержался, ожидая, пока он не отъедет. Только после этого я толкнул дверь и поднялся по лестнице. В вестибюле был лифт, и я добрался на нем до верхнего этажа. Расстегнул кобуру и проверил, хорошо ли выходит револьвер, и только после этого позвонил в дверь, окрашенную в красный цвет. Через несколько секунд дверь открылась. На меня смотрела молодая китаянка, одетая в кремовый чунгазан с богатой вышивкой и пурпурные сандалии. Ее волосы красиво оттенял цветок лотоса.

– Меня зовут Райан, – представился я. – Вы меня, вероятно, ждали.

Она улыбнулась, обнажив белоснежные зубки.

– Да, входите.

Я вошел в большую комнату, уставленную цветами и современной мебелью из светлого дуба. Большие окна смотрели на море.

– Вы Шухай Тон? – спросил я.

– Да, так меня зовут.

Она села в кресло, сложив руки на коленях. Ее брови были слегка подняты, на губах играла улыбка.

– Чем вы можете доказать это?

Этот вопрос, казалось, позабавил ее. Она указала на стол.

– Вот мои документы.

Я взял удостоверение личности. Двадцать три года, танцовщица. Приехала в Гонконг пять лет назад.

Немного успокоившись, я присел в кресло напротив.

– Вы знали Германа Джефферсона?

– Да, я знала его. Он умер две недели назад.

– А его жену?

– Конечно. Я была свидетельницей на их бракосочетании.

– Вы можете мне сказать, чем Герман зарабатывал себе на жизнь?

– Может быть, прежде чем я отвечу на ваш последний вопрос, вы скажете, кто вы такой и зачем пришли сюда? – спросила она, по-прежнему улыбаясь.

– Я навожу кое-какие справки для отца Германа Джефферсона, – сказал я. – Ему хочется как можно больше знать о жизни Германа.

– Зачем?

– Не знаю. Он платит мне за эти сведения. Поэтому я стараюсь их добыть. Если вы сообщите мне что-то интересное, я вам тоже заплачу.

Девушка склонила голову набок.

– А сколько заплатите?

– Это зависит от того, что вы мне сообщите.

– Вас интересует, как он зарабатывал себе на жизнь? Никак. Он жил на деньги жены.

– Лейла сказала мне, что в последнее время он снимал роскошную виллу на Рипали-бей.

Она рассмеялась, запрокинув голову.

– Он не способен был заплатить даже за номер в гостинице, жалкий лентяй!

– Мне говорили, что он связался с торговцами наркотиками, – небрежно сказал я.

Это возымело свое действие. Девушка замолчала и сразу посерьезнела.

– Торговля наркотиками?.. Ничего не знаю.

– А я и не говорю о торговле. Меня интересует транспортировка героина в Гонконг. Этим занимался Фрэнк Беллинг.

– Мне ничего об этом не известно.

Теперь девушка пристально наблюдала за мной, слегка наморщив лоб.

– Но вы ведь знали Беллинга, не так ли?

– Я встречалась с ним только один раз… на бракосочетании.

– Он был другом Джефферсона?

– Наверное. Мне об этом тоже ничего не известно.

– Я слышал, что вскоре после брака Герман оставил жену и поселился на Рипали-бей…

Ее беспокойство возросло.

– До самой своей смерти он жил с женой в гостинице «Небесная империя». Он никогда не снимал виллу!

Я предложил ей сигарету, но она отказалась. Закурив, я мысленно спросил себя, почему последнее место проживания Германа так важно для меня? Все, кроме Лейлы, говорили мне одно и то же. Однако я интуитивно чувствовал, что словам Лейлы можно верить, а всем остальным – нет.

– Давайте поговорим о Джоян, – сменил я тему разговора. – Вы дружили?

Девушка кивнула.

– Да, Джоян – моя лучшая подруга. Мне было очень грустно, когда она уехала в Америку. Но я надеюсь, что вскоре увижусь с ней. Она обещала, если все пойдет хорошо, забрать меня к себе.

Какое-то время я колебался, но потом решил выложить все.

– Значит, вам ничего не известно? – спросил я.

– Что неизвестно?

– Она умерла.

Девушка отшатнулась, словно я ее ударил. Широко раскрыв глаза, прижала руки к груди. Я внимательно наблюдал за ней.

– Умерла? Не может быть! – хрипло произнесла она.

– Ее убили через несколько часов после приезда в Пасадена-сити.

Лицо девушки менялось прямо на глазах. Оно сморщилось, и красота ее сразу увяла.

– Вы лжете! Я вам не верю! – крикнула она каким-то придушенным голосом.

– К сожалению, это правда. Полиция пытается найти ее убийцу.

Она заплакала, закрыв лицо руками.

– Уходите, – всхлипнула она. – Прошу вас, уходите!

– Мне очень жаль, что я причинил вам боль. Я пытаюсь найти убийцу, и вы можете мне помочь. Послушайте…

Она вскочила и бросилась в другую комнату, захлопнув за собой дверь. Ничего не оставалось делать, как уйти. Я спустился на этаж ниже и стал ждать. Через некоторое время девушка распахнула дверь своей квартиры, выглянула, посмотрела по сторонам и снова закрыла ее. Я тихо поднялся и, подойдя к красной двери, прислушался. Через несколько минут я услышал, как она набирает номер телефона и что-то тихо говорит, но слов невозможно было разобрать. Когда она положила трубку, я спустился вниз и вышел на улицу.

Напротив дома находился магазин. Я зашел внутрь и остановился у витрины, наблюдая за выходом из дома. Она выскользнула из подъезда через две минуты. Ее костюм резко изменился. Теперь на ней были поношенная кофта и брюки из дешевой материи – в таких обычно ходят крестьянки-поденщицы. Озираясь по сторонам, она пошла по набережной. Я следовал за ней в некотором отдалении. Через некоторое время она подошла к стоянке такси, переговорила с шофером и села в машину. Такси в густом потоке двинулось по улице. Я тоже вскочил в подвернувшуюся машину. Мне повезло: шофер немного разговаривал по-английски. Помахав у него перед носом 20-долларовой бумажкой, я велел ему следовать за первой машиной. Он обрадовался, кивнул мне, и мы начали преследование. Шухай Тон вышла у парома. Я расплатился с шофером и последовал за ней. Она поехала третьим классом, я же отправился на палубу первого. Паром отвез нас на пристань в Коолуме, и там она взяла рикшу. Я понадеялся на собственные ноги и едва не потерял ее из виду. Оказалось, мы попали в район Гонконга, который фактически принадлежал Китаю. Какое-то время британские власти вообще не имели сюда доступа, и он превратился в рассадник наркомании и бандитизма. Полиция вынуждена была установить там постоянное патрулирование, и китайские власти не препятствовали этому. Так или иначе, это место не слишком подходило для европейцев. В узких переулках негде было укрыться. Если бы девушка оглянулась, то сразу же заметила бы меня. Какое-то время мы блуждали по лабиринту извилистых улочек. Я неотступно держался за ее спиной. Потом девушка подошла к одной из дверей, открыла ее и вошла. Я постоял немного, чувствуя себя не совсем уютно под взглядами китайцев, сидящих или лежащих возле соседнего дома. У них были бледные лица, а глаза – с булавочную головку. Не знаю, видели ли они меня, но от их неподвижных взглядов у меня по спине пробегала дрожь. Я открыл дверь и вошел в дом. Откуда-то сверху доносился женский голос. Я расстегнул кобуру и поднялся по крутой лестнице. На верхней площадке было две двери. Я остановился и вдруг услышал грубый мужской голос:

– Послушай, желтая сука, если ты соврала мне, я убью тебя!

Без сомнения, говорил американец: его выдавал сильный акцент.

– Он сказал именно так! – крикнула Шухай Тон. – Ее убили через несколько часов после приезда в Пасадена-сити!

Это меня заинтриговало, и только я хотел прислонить ухо к ближайшей двери, как вдруг позади меня раздался спокойный голос:

– Не двигайтесь, мистер Райан. Руки вверх!

Знакомый голос с китайским акцентом. Я стоял, не двигаясь, пытаясь вспомнить: откуда я могу его знать?

– Прошу вас, откройте дверь и войдите. Предупреждаю, у меня в руках револьвер.

Я сделал шаг вперед и переступил порог убогой голой комнаты. Узкая кровать с деревянной подпоркой вместо изголовья. На перевернутом упаковочном ящике стояли закопченный чайник и две грязные чашки. На вбитом в стену гвозде висело грязное полотенце, под ним стояли старый таз и кувшин с водой. Сидевшие на корточках Шухай Тон и узкоплечий мужчина, одетый в китайский костюм и мешковатую кепку, повернулись ко мне лицом. Вначале я принял мужчину за китайца, но потом понял, что передо мной европеец.

Девушка испуганно вскрикнула, мужчина ударил ее, и она упала на пол.

– Проклятая баба! – заорал он. – Ты привела его прямо сюда! Убирайся вон!

– Прошу вас, пройдите, – раздался голос за спиной, и я получил чувствительный толчок в спину.

Девушка, всхлипывая, вскочила на ноги и пробежала мимо меня, только ее и видели.

Воспользовавшись ситуацией, я рискнул оглянуться через плечо. Мне с достоинством улыбался Вонг Хопхо – гид, говорящий по-английски. Пистолет сорок пятого калибра упирался мне под левую лопатку. Вонг закрыл дверь и прислонился к ней спиной. Я изучал сидящего передо мной мужчину. У него был изнуренный больной вид, к тому же он был небрит и давно не мылся.

– Проверь, нет ли у него оружия, – скомандовал незнакомец.

Вонг левой рукой похлопал меня по бокам, нашел револьвер и забрал его. Я решил, что передо мной не кто иной, как Фрэнк Беллинг собственной персоной. В противном случае какой смысл во всем этом?

– Вы Беллинг? – спросил я. – Я давно ищу вас.

– О'кей, вот вы и нашли меня. Но добром для вас это не кончится.

Я посмотрел на Вонга – он улыбался. У меня появилось подозрение, что в Гонконге улыбаются все шлюхи, сводни, убийцы, торговцы наркотиками…

– Значит, это была ловушка, – догадался я. – Вы специально ждали меня в аэропорту… И кто же информировал вас о моем приезде?

Вонг захихикал.

– У нас свои источники информации. Не нужно быть таким любопытным, мистер Райан. Вы напрасно пришли сюда.

– Тем не менее я здесь. Что же делать, раз я такой любопытный. Ведь, как ни говори, это мое ремесло.

– Что вам нужно? – спросил Беллинг.

– Я пытаюсь найти убийцу Джоян Джефферсон и начал розыск отсюда.

Его глаза злобно заблестели.

– Правда, что она умерла?

– Да.

Он снял кепку и отбросил ее в сторону. Его нечесаные волосы грязно-желтого цвета давно нуждались в стрижке. Беллинг запустил грязные пальцы в шевелюру и закусил губу.

– Что с ней случилось? Сообщите факты.

Я рассказал ему о таинственном звонке Джона Хардвика, о том, как меня выманили из конторы и как по возвращении я нашел труп. Я признался, что старик Джефферсон поручил мне найти убийцу.

– А что делает полиция? Она что, сама не в состоянии найти его? – спросил Беллинг.

– Им ничего не удалось узнать, да и мне тоже. Вот почему я искал вас.

– Да чем я могу помочь, черт возьми?

Пот выступил на его бледном лице. Он смотрел на меня злобно и испуганно.

– Вы можете мне кое-что рассказать о Джефферсоне. Был ли он членом организации по перевозке наркотиков?

– Я ничего не знаю о Джефферсоне! Не суйте нос не в свое дело! А теперь убирайтесь! Джефферсон мертв, и оставьте его в покое. Убирайтесь вон! Немедленно!

Мне следовало быть настороже, но я слишком увлекся всем увиденным и поплатился за это. Заметив, что Беллинг смотрит мимо меня на Вонга, я повернулся, но в этот момент Вонг резко ткнул меня револьвером в живот, а когда я согнулся от боли, добавил рукояткой по макушке.


Как сквозь вату, я услышал чей-то голос над моей головой:

– Фрэнк Беллинг – англичанин, верно?

И другой голос ответил:

– Совершенно верно, англичанин.

«Наверное, у меня галлюцинации на почве черепной травмы… Но что-то в моих галлюцинациях не стыкуется: грязный тип, назвавший себя Беллингом, говорит с очень сильным американским акцентом. Может ли у англичанина быть такой акцент? Вряд ли…» Внезапно острая боль в голове оборвала мои мысли, и я услышал собственный стон. Он донесся откуда-то издалека.

«Ладно, ладно, – сказал я сам себе. – Ничего плохого тебе не сделали. При твоей работе этого всегда следует ожидать. Еще повезло, что жив остался…» Я открыл глаза, но ничего не увидел. Было темно. Но по знакомому запаху я определил, что нахожусь в той квартире, где Вонг стукнул меня револьвером по макушке. Я поднялся, морщась от боли, и ощупал шишку на голове. Несколько минут я просидел на полу, собираясь с мыслями и силами, потом встал. Дверь нашлась совсем рядом. Я нащупал ее и открыл. Слабый свет, освещавший площадку, показался мне после темноты ослепительным, и я закрыл глаза. Пришлось немного поторчать в дверном проеме, привыкая к освещению и прислушиваясь. Снизу доносилось смутное бормотание мужских голосов. Я взглянул на часы – пять минут первого. Значит, я провалялся без сознания чуть больше получаса… время вполне достаточное, чтобы Вонг и Беллинг скрылись из этой зловонной дыры. Спускаясь по лестнице, я услышал чьи-то шаги. Моя рука автоматически скользнула под пиджак, но револьвера там не было. Яркий луч света ослепил меня.

– Что это вы здесь делаете? – услышал я знакомый голос с шотландским акцентом. По лестнице поднимался сержант Хэмиш, а за ним полицейский-китаец.

– Изучаю трущобы, – ответил я спокойно. – А вы?

– Вас видели, когда вы входили в эту дверь, – сказал Хэмиш. – Я решил поинтересоваться, что вы здесь делаете.

– Вы немного опоздали. Мне пришлось повздорить малость с Фрэнком Беллингом.

– С кем?! – он изумленно воззрился на меня. – Где он?

– Удрал, я думаю. – Я потрогал шишку. – Его дружок-китаец стукнул меня, прежде чем я успел обменяться с Фрэнком верительными грамотами.

Сержант осветил фонариком мой затылок и присвистнул.

– Ну что ж, сами напросились на неприятности…

– Уберите этот свет, а то у меня раскалывается голова.

Он прошел мимо меня в комнату и обшарил ее лучом фонарика. Естественно, в ней никого не было.

– Поехали. Шеф-инспектору будет интересно поговорить с вами.

– Ему захочется поговорить и с девушкой по имени Шухай Тон, – усмехнулся я. – Лучше сразу послать за ней. Похоже, что она тоже собирается дать деру.

– Какое отношение она имеет к Беллингу?

– Она привела меня сюда. Поспеши, приятель, иначе ты можешь просто опоздать.

Хэмиш сказал что-то полицейскому, и тот побежал вниз.

Через полчаса я вернулся на остров и пообщался с шеф-инспектором. Должно быть, его вытащили из постели, так как вид у Маккарти был не очень довольный.

Голова у меня еще болела, но выпив чашку чая, я почувствовал себя значительно лучше. Сержант Хэмиш прислонился к стене, вооружился зубочисткой и уставился в пространство ничего не выражающим взглядом. Маккарти посасывал неизменную трубку.

Я рассказал ему о моем разговоре с Шухай Тон и о том, как потрясло ее известие о смерти Джоян.

– Мне показалось, что она захочет поделиться этой новостью со своими приятелями, – продолжал я. – Подождав ее на улице, я последовал за ней.

Затем я подробно описал им дальнейшие события этого злополучного вечера.

После долгой паузы Маккарти сказал:

– Вам следовало сразу прийти к нам.

Я оставил это замечание без ответа, а он некоторое время обдумывал полученные от меня сведения. Потом зазвонил телефон. Он поднял трубку, выслушал сообщение и сказал:

– Продолжайте наблюдение. Она мне нужна.

– Девушка не возвращалась домой, – сказал он. – Но наш человек наблюдает за домом, и мы обязательно разыщем ее.

– Я и не надеялся, что она будет дожидаться прихода полиции у себя дома. Меня не удивит, если ее найдут в заливе, как Лейлу. У вас есть фотография Беллинга? – спросил я. – Мне сдается, что я разговаривал не с ним. Тот парень говорил, как американец.

Маккарти открыл ящик стола и достал оттуда пухлую папку, внушительная толщина которой подсказала мне, что Маккарти интересуется личностью Беллинга более детально, нежели поведал об этом мне. Шеф-инспектор вынул снимок и бросил его так, что тот лег прямо против меня. Я взглянул на него и почувствовал, как мурашки поползли по спине. Это был тот же самый снимок, который передала мне Джейн Уэст и тот же самый снимок, который я нашел на дне чемодана Джоян. Все то же безжалостное лицо гангстера, которое, по словам Джейн, принадлежало Герману Джефферсону.

– Вы уверены, что это Беллинг? – спросил я.

Маккарти непонимающе посмотрел на меня.

– Это полицейская фотография. Мы разослали такие снимки в газеты, когда начали разыскивать его. Так что сомнений быть не может – это Фрэнк Беллинг.

– Я разговаривал не с этим человеком… хотя он назвался Беллингом.

Маккарти отпил чай и начал выбивать трубку. По энергии, которую он вкладывал в это занятие, я понял, что он злится на меня.

– Тогда с кем же вы разговаривали?

– Вы когда-нибудь встречались с Джефферсоном?

– Да… А что?

– У вас есть его фотография?

– Нет… Он ведь американский подданный.

– Можете его описать?

– Худой, с резкими чертами лица, волосы редкие, соломенного цвета.

– Точь-в-точь тот тип, с которым я разговаривал час назад. Черт возьми! Так я видел Германа!

Наступила долгая пауза, потом Маккарти сказал:

– Джефферсон умер, а его тело отправлено самолетом в Америку.

– Джефферсон жив! Во всяком случае, он был жив еще час назад.

– Труп в машине так обгорел, что идентификация была практически невозможна, но жена опознала его по кольцу на пальце и портсигару. У нас не было причин считать, что этот человек не Джефферсон, – сказал Маккарти, как бы пытаясь убедить самого себя.

– Если это не Джефферсон, а я чертовски уверен в обратном, то кто же это тогда? – спросил я.

– Почему вы спрашиваете меня? – удивился Маккарти. – У нас все еще нет причин считать, что Джефферсон жив.

– Высокий худой мужчина с зелеными глазами и редкими волосами, тонкими губами, – сказал я и, немного подумав, добавил: – На правой руке у него искривлен мизинец. Похоже, что он когда-то был сломан и неправильно сросся.

– Это Джефферсон, – изрек Хэмиш, молчавший до сих пор. – Я помню его кривой палец.

– Так кого же мы отправили в Америку?

– Я думаю, труп Фрэнка Беллинга, – ответил я. – Но для чего Джефферсон пытался меня убедить, что он Беллинг? Зачем ему это понадобилось? – Я потрогал шишку на черепе и поморщился. – Если вы не против, я отправлюсь домой, а то чувствую себя так, словно меня переехала машина.

– Вы и выглядите так, – посочувствовал Маккарти. – Опишите нам Вонга.

– Приземистый, толстый, с золотыми зубами. На мой взгляд, он ничем не отличается от остальных китайцев.

– Это верно, – согласился Маккарти, подавляя зевоту. – Они все для нас на одно лицо, как и мы для них. – Он повернулся к Хэмишу. – Возьмите людей и прочешите район. Посмотрим, не удастся ли найти Джефферсона. Я не слишком верю в успех, но попытка не пытка. – Потом повернулся ко мне: – О'кей, Райан. Можете отправляться домой. Остальным мы займемся сами.

Я вышел из комнаты вместе с Хэмишем.

– Искать там Джефферсона – все равно что иголку в стоге сена, – рассердился Хэмиш. – Никто ничего не знает, все покрывают друг друга.

– Не унывайте, – жестко сказал я. – По крайней мере у вас будет хоть какое-то занятие.

Сев в машину, я отправился в отель, чувствуя себя старым и разбитым. Дежурный подал мне ключ. Большинство номеров состояло из двух комнат, гостиной и спальни, разделенных занавесками. Открыв дверь, я вошел в гостиную, зажег свет и снял куртку. Благодаря кондиционеру в комнате было прохладно. Единственным моим желанием было принять скорее душ и лечь в постель. Но не тут-то было. Раздвинув занавески, я вошел в спальню и увидел, что на моей кровати лежит женщина. Это была Стелла Энрайт, одетая в черное с золотом платье для коктейлей. Туфли валялись около кровати. С секунду мне казалось, что она мертва, но потом я понял, что она просто спит. Я стоял и смотрел на нее. Голова раскалывалась от боли, и я никак не мог понять, как она проникла в мой номер. Как будто почувствовав мой взгляд, Стелла открыла глаза и села на кровати, поджав длинные ноги.

– Простите, – улыбнулась она. – Я вас так долго ждала, что успела уснуть.

– Неужели долго? – спросил я, только чтобы что-то сказать.

Плюхнувшись в кресло, я терпеливо ждал, когда она наденет туфли. Она поправила волосы и перешла в гостиную. Я поплелся следом.

– Я здесь с десяти часов, – объяснила она. – Я так беспокоилась о вас, что решила узнать, почему вы не пришли на пристань. Что с вами случилось? Из-за вас я едва не упустила пароход.

– Меня задержали, – ответил я, думая о китайце с ножом и о другом, с винтовкой. – Теперь я у вас кое-что спрошу. Это вам пришла в голову идея пригласить меня на остров с водопадами?

Стелла уселась на подлокотник кресла лицом ко мне.

– Что вы имеете в виду?

– Ничего особенного… Просто я сгораю от любопытства: это ваша мысль или вам кто-то посоветовал?

Она нахмурилась и посмотрела на меня.

– Не помню… а разве это важно? Вообще-то это брат сказал, что вы одиноки и обрадуетесь моему обществу.

– Он действительно ваш брат?

Она смешалась и отвела глаза.

– Вы задаете странные вопросы.

– Вы не похожи друг на друга, – пояснил я. – Кроме того, мне странно, что такая девушка, как вы, живет с братом.

Я увидел, что она колеблется, потом Стелла кивнула.

– Да, он мне не брат. Мы знакомы с ним всего два месяца.

Я отказался от мысли лечь спать, достал пачку сигарет, и мы закурили. Стелла устала сидеть на узком подлокотнике и грациозно переместилась в кресло. Она откинулась на спинку, глубоко затянулась и закрыла глаза.

– Мы встретились в Сингапуре. Я выступала там в ночном клубе со стриптизом. Меня пригласили в Нью-Йорк, и я была такая дура, что согласилась поехать туда. Вскоре ночной клуб закрыли, и я так и не получила своих денег. Тут подвернулся Гарри. Он несколько раз видел мои выступления и предложил переехать к нему. Богатый, обаятельный, и… я согласилась. Это было неплохое время. Потом поползли сплетни… – Она открыла глаза и посмотрела на тлеющий кончик сигареты. – Мне захотелось домой, но не было денег. Гарри не хотел отпускать меня, и мы переехали сюда. Он достал мне фальшивый паспорт, мы поселились на вилле Фана, как брат и сестра. – Она посмотрела на меня. – Вы не могли бы одолжить мне денег? Я верну через несколько месяцев.

– Как он достал фальшивый паспорт?

Она покачала головой.

– Не знаю… Я не интересовалась. Одолжите мне денег, или, если хотите, мы можем путешествовать вдвоем. – Она натянуто улыбнулась, и я понял, что она боится. – Вы понимаете, что я имею в виду? В возмещение денег…

Стелла вдруг насторожилась.

– Не впускайте сюда никого, – сказала она. Голос ее задрожал. – Я не хочу, чтобы меня застали у вас.

– Коридорный все равно знает – ведь это он впустил вас сюда.

– Нет. Я знала номер и сама взяла ключ с доски. Там висело два ключа.

Голова у меня все еще болела.

– Чего вы боитесь?

Она немного расслабилась, но почему-то избегала моего взгляда.

– Я не боюсь. Мне просто хочется уехать. Я хочу домой.

– Почему вдруг такая срочность?

– Неужели надо задавать так много вопросов? Вы дадите мне денег? Если вы пообещаете дать мне денег, я буду спать с вами. Можно начать прямо сейчас.

– Я дам вам денег, если вы расскажете все, что знаете о Гарри Энрайте.

Она заколебалась.

– По правде говоря, я знаю о нем очень мало. Это просто плебей, который устал от жизни.

Я разозлился.

– Неужели? Ну что ж, если это все, то я оставлю свои деньги при себе, – поднявшись, я подошел к телефону. – Хочу заказать виски, а потом лягу спать… Один. Вам лучше уйти до прихода официанта.

– Нет… подождите!

Я вызвал комнату обслуживания и заказал виски. Когда я повесил трубку, Стелла сказала:

– Вы действительно дадите денег, если я расскажу все, что знаю?

– Я всегда держу слово.

– По-моему, он занимается контрабандой наркотиков, – сказала Стелла, нервно сцепив руки.

– Почему вы так думаете?

– По ночам к нему приходят какие-то люди. В Сингапуре он встречался в доках с моряками. Как-то раз полиция устроила обыск в нашем бунгало, но ничего не нашла. Думаю, он не хранит товар дома, а тут же переправляет на моторке.

– До вашего приезда на вилле жил Джефферсон?

– Да. Но Гарри не велел вам этого рассказывать. Когда Джефферсон умер, Гарри приехал из Сингапура заменить его. Эта вилла очень удобна для контрабандистов.

В дверь тихо постучали.

– Это официант, – сказал я. – Идите в спальню и сидите там тихо.

Стелла вышла в спальню и закрыла за собой дверь. Я пошел впустить официанта, но вместо него увидел Гарри Энрайта. В его руке зловеще поблескивал револьвер тридцать восьмого калибра.

– Не надо шуметь, приятель, – предупредил он. – Отойди назад и не делай глупостей.

Мне пришлось отступить.

– Не смотри на дверь с надеждой, – сказал Энрайт. – Я сказал официанту, что тебе расхотелось пить, и он ушел.

– Могу я сесть? – спросил я.

– Конечно.

Устроившись в кресле, я оглядел его. На губах, словно приклеенная, застыла улыбка, но холодные, стальные глаза настораживали. Он твердо держал револьвер, направив ствол мне в голову.

– Ты хитер. Ты даже не представляешь, как ты дьявольски хитер. Ты сделал то, на что я безуспешно потратил три недели.

– Что именно?

– Ты нашел Джефферсона. Я до потери сознания его искал… Только подумать, тебя едва не ухлопали по моему приказу! А ты взял и нашел его для нас, прямо как по заказу.

– Я не собирался выслеживать вас, – сказал я. – И не цельтесь мне в лоб вашей пушкой! У меня и без того был трудный день.

Продолжая держать меня на мушке, Энрайт отошел и сел в кресло, в котором только что сидела Стелла.

– Пока ты ведешь себя хорошо, у меня нет причин воспользоваться ею. Так что ты сказал копам? С того момента, как ты заинтересовался виллой, тебе на хвост сел наш человек. Я заметил тебя еще на водном велосипеде. С этого момента мы не спускали с тебя глаз.

– Мы? Ты имеешь в виду организацию по контрабанде наркотиков?

– Вот именно. Это – большое дело. Слишком большое для тебя. Я обливаюсь потом, когда думаю, что те двое могли убить тебя. Это была моя ошибка. Надо было оставить тебя в покое, но я не мог предположить, что ты ищешь только Джефферсона.

– Я не искал его… я думал, что он умер.

– Мы тоже так думали. Он всех сумел надуть. Мы охотились за Беллингом, но потом появился ты и привел нас к Джефферсону.

– Значит, вы нашли его? – спросил я, думая, чем занимается в этот момент Стелла.

– Да, мы нашли его. – Энрайт злобно усмехнулся. – Вонга мы тоже нашли. Раньше он входил в нашу группу, но потом связался с Джефферсоном. Оба получают то, что заслужили. А то, что от них останется, унесет море.

– Чем они заслужили такую ужасную смерть?

– Так всегда поступают с предателями. Что ты сказал полиции?

– Ничего такого, чего они не знали раньше.

Он долго молча смотрел на меня, потом встал.

– Сейчас мы с тобой немного прокатимся и там продолжим нашу беседу. Только без глупостей – снаружи четверо моих людей. Они вооружены ножами и на расстоянии сорока футов попадают в туза.

– Что же будет после нашего разговора?

Он усмехнулся.

– Узнаешь. Не надейся на коридорного. Это тоже наш парень. И в вестибюле мой человек. Иди спокойно, если хочешь остаться в живых.

Энрайт сунул револьвер в карман, но не выпустил рукоятки.

– Иди вниз, – приказал он. – Я иду следом.

Я спустился в вестибюль. Он был удивительно безлюдным. Только двое сидели в креслах. Один из них – сержант Хэмиш, а другой – коп, которого я видел в Управлении полиции. Едва я их заметил, как бросился ничком на пол, за долю секунды до того, как грянул выстрел. Я продолжал лежать, а надо мной вовсю продолжалась стрельба. Через пару минут меня коснулись носком ботинка.

– Можете встать, – сказал Хэмиш.

Я повернулся на бок, посмотрел на него, потом встал. Энрайт лежал на спине, и по его лицу стекала кровь. Карман куртки курился дымом.

Он был мертв.

– Нужно было взять его живым, – сказал я.

– Если бы я его не прикончил, он прикончил бы вас, – сказал Хэмиш равнодушно. – А может быть, и меня. Он ведь здесь не один.

– Да. Их здесь четверо. Коридорный тоже их человек.

Хэмиш успокаивающе махнул рукой:

– Мы взяли всех. Кто та женщина, что позвонила нам?

Я недоуменно уставился на него.

– Разве была женщина?

– А как бы мы оказались здесь, если бы не звонок? – раздраженно спросил он. – Нам звонила женщина. Кто она?

– Понятия не имею, – ответил я. – Наверное, моя поклонница.

Шестеро полицейских-китайцев ворвались в вестибюль. Хэмиш коротко переговорил с ними, потом повернулся ко мне.

– Поехали, – сказал он. – Вам нужно поговорить с шефом.

Пока полицейские выносили тело Энрайта, мы с Хэмишем вышли из гостиницы и сели в поджидавший нас джип.

Я прождал Маккарти более трех часов и даже немного вздремнул. Около четырех меня разбудил уставший Хэмиш.

– Пойдемте, – сказал он.

Я сел.

– Что еще приготовили для меня на этот раз?

– Шеф-инспектор хочет поговорить с вами. Думаете, вы один хотите спать? – ответил сержант.

Маккарти дымил трубкой, перед ним стояла чашка с нетронутым чаем. Дежурный офицер принес и мне чашку чая. Хэмиш подавил зевоту и прислонился к стене.

– Морская полиция задержала человека, пытавшегося удрать на лодке Энрайта, – сказал Маккарти. – Пришлось с ним повозиться, но потом он раскололся.

– Он американец?

– Китаец… приехал из Кантона. Я решил, что это может вас заинтересовать, поскольку вы занимались делом Джефферсона.

– Спасибо. Нашли Джефферсона?

– Полтора часа назад его вытащили из бухты, – сказал Маккарти и поморщился. – Держу пари, что он предпочел бы умереть сразу. Прежде чем убить, с ним круто поговорили. Теперь это дело немного прояснилось. Вот как оно мне представляется: после приезда в Гонконг Джефферсон жил на заработки Джоян. Познакомившись с Фрэнком Беллингом, он включился в контрабанду. Беллинг жил на вилле Рипали-бей. Эта вилла очень удобна для контрабандистов – она достаточно изолирована, имеет гавань и быстроходную моторную лодку. Но обстоятельства переменились… Мы сели на хвост Беллингу и даже получили ордер на арест. Его предупредили, он решил исчезнуть и пожить немного в Кантоне, пока здесь все успокоится. Джефферсон заменил его и переселился на виллу. Вскоре после этого понадобилось доставить в Гонконг большую партию наркотика. Беллинг тайно приехал сюда, чтобы проинструктировать Джефферсона. Такое количество героина – целое состояние, Джефферсон очень хотел разбогатеть и задумал украсть его. Правда, он не знал рынков сбыта, да и опасался мести Беллинга. Однако судьба, если можно так выразиться, улыбнулась ему. Героин прибыл, его спрятали на вилле. Джефферсон с Беллингом поехали в Лекипас – отправной пункт для переезда в Кантон. Машина на большой скорости перевернулась, и Беллинг погиб. Джефферсон решил воспользоваться этим, надел на палец Беллинга свое кольцо и положил в карман свой портсигар. Затем поджег машину. Катастрофа произошла в четыре часа утра на пустынном участке шоссе, так что Джефферсона никто не видел. На украденном велосипеде он приехал на виллу и перевез героин в гостиницу «Небесная империя». Потом уговорил жену опознать тело, а сам спрятался в китайском квартале Коолума.

– Зачем это ему понадобилось?

– В спешке он схватился за первую возможность исчезнуть. Но вскоре понял, что влип. Организация безжалостна и скора на расправу. Едва только слухи о несчастном случае дошли до нее, обнаружилось, что героин исчез. Естественно, решили, что это дело рук Беллинга, и начали усиленно его разыскивать. Джефферсон немного успокоился. Пока организация занималась поисками Беллинга, он был вне подозрений. Но ему нужно было бежать из Гонконга, а такой возможности он не находил. Его считали мертвым, а фальшивый паспорт он достать не смог.

– А героин? – спросил я.

Маккарти нахмурился.

– Вряд ли мы его найдем. Скорее всего пытками его хотели вынудить указать тайник.

– Мне кажется странным, что Джоян повезла тело мнимого Германа в Америку.

– А как иначе ей удалось бы бежать из Гонконга? – пояснил Маккарти. – У нее не было денег, а так она их получила от старика.

– При чем же здесь Вонг?

– Дело в том, что он был членом шайки Беллинга, но потом переметнулся к Джефферсону.

– Он встречал меня в аэропорту. Откуда он мог знать, что я приеду? Кто мог сообщить ему об этом? Когда я использовал его в качестве переводчика, он вел себя довольно уверенно. Очевидно, его задачей было удержать меня подальше от Джефферсона, и это ему почти удалось. Если бы не ошибка Энрайта, я никогда не добрался бы до него.

– Что нам делать с телом настоящего Джефферсона?

– Думаю, что необходимо отправить в Америку. Я зайду в консульство и оформлю все необходимые доверенности и документы. Тело Вонга тоже найдено?

– Ищем. Кстати, вам ничего не известно о китайце, застреленном на Силвер-мейбей? Он убит из винтовки системы Ли Энфилда.

– Неужели? Я не имел дело с винтовкой Ли Энфилда со времен войны.

– Я и не утверждаю, что это вы его застрелили. Но вы ведь были там?

– Я осматривал тамошний водопад.

– Как раз возле него мы и нашли труп.

– Как странно.

– Вы не слышали стрельбу? – Маккарти пристально смотрел на меня, потом пожал плечами. – Впрочем, я уверен, если бы вы что-то слышали, вы тотчас бы информировали нас.

– Ну, разумеется…

Наступила пауза.

– У Энрайта есть сестра. Шикарная женщина, – сказал Маккарти. – Вы не знаете, где она может быть?

– Вероятно, на вилле. Лежит в постели, в которой и я не прочь поваляться.

– Мы проверяли, женщины там нет. Когда вы ее видели в последний раз?

– На пароходе, по пути в Силвер-майбей. Она везла какие-то продукты своей старой служанке.

– С тех пор вы ее не видели?

– Ну… как бы вам сказать…

– По-моему, именно она сообщила, что Энрайт находится у вас.

– Вполне возможно. У нее отзывчивое сердце.

Маккарти вдруг улыбнулся.

– Бросьте, Райан, мы знаем о ней все. Ее зовут Стелла Мей Тэйсон. Она выступала со стриптизом в ночном клубе Сингапура. Сблизившись с Энрайтом, переехала сюда. Паспорт у нее фальшивый.

– Ну и что? – я вопросительно посмотрел на него.

– Когда она позвонила, мы проверили – она звонила из вашего номера. Есть у нас и свидетели, которые видели, как она поднималась в ваш номер около десяти часов. Как мне кажется, она и сейчас там.

– Вероятно… Во всяком случае, я надеюсь на это, – сказал я. – Она спасла мне жизнь, а вы хотите, чтобы я поступил с ней неблагородно.

– Никогда не следует врать полиции, – назидательно заметил Маккарти. – Поскольку эта женщина спасла вам жизнь, а нам помогла накрыть шайку контрабандистов, ее можно пока оставить в покое. Передайте – мы даем ей двадцать четыре часа на сборы. Но стоит ей задержаться, и нам придется предпринять кое-какие меры.

– Спасибо, я передам ей ваши слова. Я и сам собираюсь в дорогу. Мне еще нужно найти убийцу жены Джефферсона. Он, как я думаю, находится в Пасадена-сити. Благодаря тем фактам, которые мне удалось раздобыть здесь, наверное, это будет мне вполне по силам. Надеюсь, теперь я могу уйти?

– Да, можете, – согласился Маккарти.

– Я хочу вернуться в отель и немного поспать.

– Если она все еще в вашем номере, я не уверен, что вы осуществите свое намерение. – Маккарти обернулся к Хэмишу. – Отвези его в отель. Он спешит.

Я вернулся в отель, когда солнце уже позолотило вершины гор. В номере горел свет. Стелла дремала в кресле. Когда я вошел, она испуганно вскочила.

– Успокойтесь, – я запер дверь. – Теперь вам нечего бояться.

– Я слышала стрельбу и подумала, что вас убили.

Я шлепнулся в кресло.

– Вы оказали мне большую услугу. Спасибо.

– Хотела вам помочь, но было так страшно, что он услышит.

– Вам необходимо в двадцать четыре часа покинуть Гонконг. Я оплачу проезд. Полиция не станет чинить препятствий. И лучше всего воспользоваться своим настоящим паспортом. Он у вас имеется?

Она вздохнула с облегчением.

– Да. А где Гарри?

– Ему не повезло. Полицейские стреляют лучше. Для него это наилучший выход: он не выдержал бы тюремной жизни.

Она вздрогнула.

– Он убит?

– Да, наповал… Спать хочу – умираю. Сейчас приму душ и – на боковую. Вы можете лечь на кровать, а я займу диван.

Я принял душ, смывая накопившуюся усталость, потом, надев пижаму, вышел из ванной. Стелла, уже раздетая, лежала на кровати.

Мы посмотрели друг на друга, она протянула ко мне руки…

Когда я засыпал, она все еще сжимала меня в объятиях.

Глава 4

Все вокруг казалось таким знакомым… Коридор, крашенный в приятный серый колер, топот кованых башмаков, каменные лица копов, в упор не видящих мою скромную персону, запах пота, дезинфекции и страха – все, чего мне так не хватало в Гонконге!

Я остановился возле двери лейтенанта Ретника и постучал. В ответ что-то рявкнули.

Я повернул ручку и вошел. Ретник сидел за столом, а сержант Палски, прислонившись к стене, жевал спичку. Оба уставились на меня, как на выходца с того света. Потом Ретник сдвинул шляпу на затылок и стукнул кулаком по столу.

– Вы только посмотрите, кто к нам пришел! – воскликнул он, обращаясь неизвестно к кому. – Вот это сюрприз! Если бы я знал о твоем приезде заранее, выстроил бы почетный караул. Как тебе понравились китайские шлюхи?

– Никак, – ответил я, садясь. – Был слишком занят. Вам удалось распутать дело об убийстве?

Ретник вытащил портсигар, достал сигару и, откусив кончик, закурил. Мне он сигару не предложил.

– Нет еще. А ты что-нибудь узнал?

– Может быть. А вам удалось что-нибудь выяснить?

Он нахмурился.

– Мы все еще ищем Хардвика. А какие у тебя новости?

– Джоян привезла сюда не Германа Джефферсона.

Известие поразило Ретника. Он поперхнулся дымом, выругался, отложил сигару и высморкался в грязный платок. Потом откинулся в кресле и уставился на меня водянистыми глазами.

– Послушай, если ты врешь…

– Германа Джефферсона убили два дня назад, – сказал я. – Его труп найден полицией Гонконга в заливе. Тело прибудет сюда в конце недели.

– Боже правый! Тогда кто же был в гробу?

– Некто по имени Фрэнк Беллинг. Британский подданный, связанный с контрабандой наркотиков.

– Ты уже сообщил об этом Джефферсону?

– Нет… Я решил вначале сюда, а уж потом нанесу визит старику.

Ретник глянул на Палски, который всей пятерней чесал загривок, потом снова перенес внимание на меня.

– Выкладывай все, – сказал он. – Эй, подожди минутку, надо запротоколировать. – Он поднял трубку и вызвал стенографистку. Вошел молодой коп и, открыв блокнот, сел в стороне, выжидающе поглядывая на меня.

– Начинай, – скомандовал Ретник. – Дай полный отчет. Я проверю каждое слово, и если окажется, что ты солгал, я заставлю тебя пожалеть, что твой отец занимался сексом за девять месяцев до твоего рождения.

– Не советую так разговаривать со мной, – сказал я, разозлясь. – Джефферсон давно ждет удобного случая разделаться с вами, и достаточно одного моего звонка, чтобы он претворил свои угрозы в жизнь.

Палски оторвался от стены, которую подпирал, молодой коп просто обалдел. Прежде чем Палски размахнулся, Ретник вскочил и оттащил его в сторону.

– Прекрати! – заорал он на Палски. А мне сказал: – Успокойся… Ладно, я беру свои слова обратно. Не надо быть таким чувствительным.

Удивительное дело – никогда прежде никто не мог уличить лейтенанта в вежливости.

Закурив сигарету, я рассказал обо всем, что случилось. Разумеется, я не стал сообщать копам, что мы вернулись в Нью-Йорк вместе со Стеллой. Там мы и расстались. Поскольку она попала в привычную для себя обстановку, не было смысла продолжать наши отношения. Хорошего понемножку! Она оказала мне услугу, я отплатил ей тем же. От меня она получила пятьсот долларов, чтобы начать новую жизнь. И это были мои деньги, а не Джефферсона. Она с печальной улыбкой поблагодарила меня, и мы трогательно распрощались.

Во время моего рассказа Ретник выкурил две сигары. Когда я кончил, он отправил копа перепечатывать мой отчет на машинке и попросил Палски выйти.

– Придется вскрывать гроб, – сказал Ретник, закуривая третью сигару. – Старику это вряд ли понравится.

– Почему же? Ведь в гробу не его сын.

– Верно, – сразу сообразил Ретник, – но желательно сделать это побыстрее и потише. Лучше всего, если ты попросишь разрешения у старика. Придется ведь открывать фамильный склеп.

– Я получу его согласие.

– Газетчики прямо вцепятся в эту историю, – уныло проговорил Ретник. – Они могут раздуть это в жуткий скандал.

– Не исключено.

Он раздумывал над этой проблемой еще несколько секунд, потом достал портсигар и предложил мне закурить.

– Нет, – отказался я и добавил: – Курение сигар ведет к раку легких.

– Да… Я и забыл. – Ретник спрятал портсигар. – Мне бы не хотелось лишнего шума. Я во всем буду полагаться на тебя.

Наступила длительная пауза. Я встал.

– Пойду переговорю с мистером Джефферсоном.

– Буду ждать твоего звонка. Как только ты получишь разрешение, я вскрою гроб.

– Я получу разрешение.

– Запомни, Райан, только от тебя зависит, будут ли у тебя друзья в полиции или нет.

– Если вы будете помнить обо мне, я вас тоже не забуду.

Я спустился к своей машине, сел за руль и некоторое время размышлял. Прежде всего необходимо было поехать в свою контору и убедиться, что она стоит на месте. Оттуда позвоню Джейн Уэст и справлюсь, когда меня примут.

Я подъехал к зданию конторы, поднялся на свой этаж. Открывая дверь, я слышал, как Джек Уэйд диктует что-то своей секретарше. На полу возле двери лежала куча писем. Я поднял их и бросил на письменный стол. В комнате было душно, и я распахнул окно. Из соседней комнаты доносился баритон Уэйда. Вернувшись к столу, я быстро просмотрел почту. Только три письма представляли интерес, остальные я выбросил в корзину. Затем позвонил в резиденцию Джефферсона. Трубку поднял дворецкий и поинтересовался, кто говорит. Я представился. И почти сразу раздался голос Джейн Уэст:

– Говорит секретарь мистера Джефферсона. Это вы, мистер Райан?

Я ответил утвердительно и поинтересовался, могу ли я приехать и доложить мистеру Джефферсону о своей поездке.

– Конечно. Вас устраивает три часа?

– Вполне.

– Вам удалось что-нибудь узнать?

По голосу невозможно было определить, обеспокоена она или нет.

– Я приеду, – повторил я и повесил трубку.

После этого я направился к себе домой, побрился и принял душ.

По-прежнему мрачный, неразговорчивый дворецкий провел меня в кабинет, где работала Джейн Уэст. Она была бледна, а под глазами чернели круги, словно она плохо спала в течение всей моей командировки. Когда я вошел в комнату, она встала и улыбнулась мне, но глаза в этой улыбке участия не принимали.

– Добрый день, мистер Райан. Прошу вас садиться.

Я вошел и сел. Джейн тоже села и, сложив тонкие руки на коленях, испытующе смотрела на меня.

– Мистер Джефферсон примет вас через десять минут. Ваша поездка была успешной?

– Да, моя поездка была успешной.

Достав из бумажника фотографию Беллинга, я перебросил ее через стол.

– Помните? Вы дали мне эту фотографию, уверив, что на ней Герман Джефферсон.

Она посмотрела на свои руки и тихо спросила:

– Он мертв?

– Герман? Да, теперь мертв.

Она вздрогнула и некоторое время провела в оцепенении. Потом подняла голову.

– Как это случилось?

– Вы знали, что он был связан с контрабандой наркотиков?

– Да… знала.

– Так вот, эта организация добралась до него. Он пытался вести двойную игру. У него не получилось… А откуда вы это знали?

Она некоторое время молчала.

– Он написал мне об этом, – наконец устало сказала она. – Видите ли, я была настолько глупа, что влюбилась в него, и он пользовался этим. Иногда женщины влюбляются в никчемных мужчин и позволяют им использовать себя.

– Почему же вы дали мне эту фотографию, уверяя, что это и есть Герман?

– Мне хотелось оградить от неприятностей мистера Джефферсона. Это самый порядочный и великодушный человек из всех, кого я знаю. Он не должен знать, чем занимался его сын…

– Где вы взяли эту фотографию?

– Ее прислал мне Герман. Отцу он писал раз в полгода, а мне – значительно чаще, – после некоторого колебания сказала она. – Попытаюсь объяснить. Несколько лет назад у нас был роман с Германом, и от этой связи родился ребенок. Я знала, что Герман никчемный человек, но все равно любила его. А он играл на моих чувствах. Будучи в Гонконге, он часто присылал фотографии людей, с которыми встречался. В том числе и фотографии китаянок. Специально, чтобы расстроить меня. Потом я получила фотографию Беллинга, о котором Герман сообщал, что они занимаются общим делом. Наверное, этим снимком он решил доказать, что пишет правду. Он попросил прислать тысячу долларов, чтобы начать новую жизнь, но я отказала. Тогда он прислал отчаянное письмо с известием, что попал в беду. Из этого письма я узнала о его связи с организацией по контрабанде наркотиков. Он писал, что Фрэнк Беллинг разбился при катастрофе, но организация думает, что погиб Герман. Для маскировки Джоян привезет тело Беллинга в Штаты. Это единственная возможность убедить организацию, что погиб именно Герман. – Джейн в отчаянии воздела руки. – Я пришла в ужас, узнав, как низко он пал. Мне не хотелось, чтобы мистер Джефферсон узнал об этом. Знаю, что мне не следовало так поступать, но я так поступила.

Поскольку я молчал, Джейн снова заговорила:

– Герман дал мне адрес одного китайца – его зовут Вонг Хопхо – и просил написать Вонгу, если что-то будет не так. Когда мистер Джефферсон решил послать вас в Гонконг, я предупредила их. Мне очень не хотелось, чтобы мистер Джефферсон узнал правду.

– Теперь он все равно ее узнает, – мрачно сказал я. – Я не имею права это скрывать.

– Но почему? – горестно возразила она. – Почему он не может умереть спокойно, веря, что его сын – честный человек?

– Потому, что все запуталось. Гроб необходимо вскрыть, полиции все известно. Так что эту историю невозможно сохранить в тайне. – Я посмотрел на нее. – Я постараюсь не впутывать вас в эту историю, но это единственное, что я могу сделать.

Раздался стук, вошел дворецкий.

– Мистер Джефферсон может вас принять, – сказал он. – Пройдемте со мной.

Дж. Уилбур Джефферсон полулежал все в том же большом кресле, словно и не вставал с него со времени моего отъезда в Гонконг. Он указал на стул рядом с собой.

– Итак, молодой человек, вы вернулись. Следовательно, у вас есть информация для меня?

– Да, есть. Но совсем не то, за чем вы меня посылали… Вы хотели, чтобы я выяснил обстановку, в которой жил ваш сын, и я это сделал.

Он посмотрел на меня и пожал плечами.

– Расскажите мне все, что вы узнали.

Я изложил ему отредактированную версию того, что произошло в Гонконге и что мне удалось узнать о его сыне. Я только не сообщил ему, как умер Герман. Сказал только, что его тело было найдено в заливе. Джефферсон-старший слушал меня с непроницаемым лицом, глядя в пространство. До самого конца рассказа он ни разу не перебил меня.

– И что же дальше? – он внимательно посмотрел на меня.

– Полиция просит разрешения вскрыть гроб.

– Я согласен. Ключ можете взять у мисс Уэст.

– Тело вашего сына через некоторое время будет здесь, – продолжал я. – Где-то в конце недели…

– Благодарю вас, – ответил он равнодушно. – Никогда не думал, что Герман может так низко пасть. Торговец наркотиками – самая презренная тварь на свете.

Я ничего не ответил.

– Полагаю, даже к лучшему, что он умер, – продолжал он. – Теперь о его жене. Вы нашли убийцу?

– Нет еще. Вы хотите, чтобы я продолжал поиски?

– Почему бы и нет? – Я видел, что он все еще думает о сыне. – Если вам что-то понадобится, деньги например, обращайтесь к мисс Уэст. Нужно завершить эту грязную историю. Найдите убийцу.

– Еще один нескромный вопрос, мистер Джефферсон. Кто же станет вашим наследником?

Этот вопрос удивил его, и он непонимающе уставился на меня.

– Разве это имеет теперь значение?

– Если это тайна, извините.

Он нахмурился.

– Нет, это не тайна. Но почему вы об этом спрашиваете?

– Если бы жена Германа была жива, она была бы упомянута в вашем завещании?

– Разумеется. Она получила бы долю, выделенную моему сыну.

– Это большая сумма?

– Половина моего состояния.

– Значит, большая. Кто же получит вторую половину?

– Мисс Уэст.

– Значит, теперь она получит все?

Он внимательно посмотрел на меня.

– Совершенно верно. Но почему вы проявляете к этому такой интерес?

– Быть любопытным – мое ремесло, – ответил я, попрощался и вышел.

Я нашел мисс Уэст на прежнем месте.

– Входите, мистер Райан, – холодно и спокойно сказала она.

– Мне нужен ключ от склепа. Полиция собирается вскрыть гроб. Я обещал лейтенанту Ретнику принести ключ. Мистер Джефферсон не возражает.

Она заглянула в ящик и передала ключ.

– Я все рассказал мистеру Джефферсону. Он воспринял это довольно спокойно.

Она пожала плечами, как бы смирившись с неизбежным.

– Но он все же настаивает, чтобы я нашел убийцу Джоян.

– Думаете, вам это удастся?

– Большинство убийств начинаются с мотива. Мне кажется, я даже догадываюсь, что это за мотив. Ну, не буду вас задерживать. Я верну ключ, когда все закончится.

Дворецкий проводил меня к выходу. Подходя к машине, я заметил, что Джейн, отодвинув шторку, наблюдает за мной.


Лейтенант Ретник и сержант Палски вышли из полицейской машины и присоединились ко мне у ворот кладбища.

– Терпеть не могу посещать такие места, – заметил Ретник, держа во рту сигару.

– Рано или поздно все там будем, – философски заметил я.

– Знаю, можешь мне об этом не напоминать, – огрызнулся Ретник. – Просто я не люблю бывать на кладбищах.

Мы прошли широкие ворота и двинулись по аллее, вдоль которой возвышались дорогие надгробия.

– Склеп там, – сказал Палски. – Четвертый слева.

– Вот он, – Ретник забрал у меня ключ.

Мы стояли перед массивным каменным склепом с чугунной оградой.

Ретник передал ключ Палски и повернулся ко мне.

– Как реагировал старик Джефферсон? – спросил он у меня. – Держу пари, он нашел, что сказать!..

– О-о! – изумленно воскликнул Палски. – Здесь уже кто-то успел побывать.

Мы подошли ближе. Палски распахнул дверь склепа, ключ даже не понадобился, так как замок был сломан.

– Ничего не трогай, – предупредил Ретник. Мы спустились по ступенькам. Он осветил фонарем внутренность склепа. Перед нами стояли четыре гроба, один из них, нижний, был без крышки. На дне лежал длинный свинцовый брусок.

– Черт возьми, похоже, труп утащили! – удивился Ретник.

– Может, в гробу и не было трупа? – предположил я.

Лейтенант резко повернулся ко мне, ощерившись от злобы.

– Что это значит? Ты что-то скрыл от меня?

– Я рассказал вам все, что знал, – спокойно ответил я. – Но ничто не мешает мне иногда шевелить мозгами.

Ретник в ярости повернулся к Палски.

– Забери гроб в Управление. Пусть специалисты осмотрят, возможно, найдут отпечатки пальцев. А мы пока пройдемся.

Он схватил меня за руку и потащил прочь от склепа. В это время Палски подошел к машине и начал вести переговоры по телефону. Отойдя на достаточное расстояние, Ретник уселся на надгробие и воткнул сигару в рот.

– Ну, сыщик, выкладывай, что там еще у тебя в голове?

– Пока – ничего. Послушайте, вас не беспокоит, что в данную минуту вы сидите на могиле чьей-то жены или матери?

– Мне наплевать, на чьей могиле я сижу, – рявкнул Ретник. – Сегодня утром мне звонил мэр, мой влиятельный родственник, и спрашивал, когда же я, наконец, распутаю это дело. – Лейтенант ожесточенно жевал сигару. – Как тебе это нравится? Даже мой родственник оказывает на меня давление!

– Тяжело, – заметил я.

– Почему ты считаешь, что в гробу не было трупа?

– Просто в голову пришла мысль: зачем кому-то взламывать склеп и похищать останки Беллинга только потому, что их должны заменить останками Джефферсона. Теперь я уверен, что в гробу вообще не было трупа. Из Гонконга гроб переправили сюда с бруском свинца.

Ретник задумался.

– Зачем же тогда кому-то понадобилось заглядывать в гроб?

– Вот именно, зачем? – И вдруг я понял зачем. – Какой я идиот! – Я стукнул себя кулаком по лбу. – Это же так просто! Как я раньше не сообразил!

– Ты о чем? – не выдержал Ретник.

– В гробу был героин! – завопил я. – Две тысячи унций героина! Это же превосходный тайник! Остроумный способ переправить его сюда из Гонконга.

Ретник посмотрел на меня, как на сумасшедшего, потом вскочил.

– Да… в этом есть какой-то смысл. Похоже, мы набрели на истину.

– После того, как Джефферсон похитил героин, он понял, что влип. Такое количество героина стоит кучу денег. И Джефферсон придумал способ, который убивал сразу двух зайцев. Он поручил Джоян написать письмо отцу и отвезти труп на родину. Вспомните, ведь у него не было денег. Как провезти наркотик? И было решено транспортировать его вместо покойника. И все это было оплачено деньгами мистера Джефферсона. Тело Беллинга было положено в гроб и предъявлено в американском посольстве. Перед отправкой труп заменили на свинцовый брусок и героин. Хотя Джефферсон был заперт в Гонконге, он верил, что Джоян с героином находятся в надежном месте.

– Кто же забрал героин? – с надеждой посмотрел на меня Ретник.

– Маккарти сообщил мне, что перед тем как бросить Джефферсона в море, его подвергли ужасным пыткам. Организация хотела знать, где героин. Может быть, они узнали правду, а потом прислали своего человека за ним. Не знаю.

Лицо Ретника оживилось.

– Скорее всего так оно и было. Во всяком случае, это не мое дело. Пусть отдел по борьбе с наркотиками ломает себе голову. – Он покровительственно похлопал меня по плечу. – А у тебя котелок варит!

– Но не все еще понятно. Почему китаянка приехала ко мне?

С его лица исчезла улыбка, он снова нахмурился.

– Действительно, почему?

– У меня есть подозрение, что ее убийство не имеет ничего общего с героином, – сказал я. – Джоян должна была получить половину денег старика Джефферсона. Он сказал мне об этом сегодня утром. А теперь все деньги перейдут к его секретарше.

Ретник посмотрел на меня.

– Ты предполагаешь, что это она убила китаянку?

– Нет, но у нее есть причина убрать Джоян. Я еще раньше говорил вам, что у Джейн вполне может быть честолюбивый дружок. Но это не объясняет, почему ее убили именно в моей конторе.

Ретник почесал затылок.

– Конечно, можно узнать, есть ли у Джейн дружок, – неохотно сказал Ретник, но тут его позвал Палски.

– Держи с нами связь, а я попытаюсь что-либо выяснить. – И он поспешил к Палски, держащему телефонную трубку.

Я посмотрел на часы – половина шестого. Не знаю почему, но мне захотелось вдруг вернуться в контору. Войдя в кабинет, я подошел к окну и закурил сигарету. Мне мешал сосредоточиться голос Джека Уэйда:

– Я уезжаю. Встретимся завтра.

Хлопнула дверь. Мне хотелось, чтобы Джек забежал ко мне, но он прошел мимо. Через минуту донесся шум спускающегося лифта. Я вернулся к своим мыслям. Мне нужна была свежая идея, над которой я мог бы работать в ближайшее время, но пока что ничего путного в голову не приходило.

Кто же убил Джоян Джефферсон?

Внезапно я услышал отдаленный шум самолета. Потом он затих. Вскоре звук турбин взлетающего самолета повторился. Я вспомнил, что слышал подобные звуки во время злополучного разговора с Хардвиком, когда тот просил присмотреть за пустующим бунгало на Кеннот-бульваре. Я прислушался – звуки доносились из соседней конторы. Выйдя в коридор, я открыл дверь в приемную Джека. Робкая секретарша Уэйда стояла, склонившись над магнитофоном, из динамиков слышался шум взлетающих самолетов.

– Я было подумал, что у нас под боком открыли новый аэропорт, – пошутил я. Девушка вздрогнула. Поспешно выключив магнитофон, она повернулась в мою сторону. Ее бледно-голубые глаза были расширены от страха. С обезоруживающей улыбкой я подошел к ней.

– Очень жаль, что напугал вас. Просто услышал этот странный шум и решил выяснить, в чем дело.

Она немного успокоилась.

– Мне не следовало этого делать. Интересно было, что записано на этой пленке… Мистер Уэйд ушел домой…

– Поставьте пленку сначала… Это, кажется, неплохой магнитофон.

Девушка была в нерешительности.

– Может, не стоит? Мистеру Уэйду это не понравится.

– Он не будет возражать. – Я подошел к столу. Девушка отодвинулась, уступая мне место. – Неплохая вещь.

Я перемотал пленку чуть назад и нажал клавишу. Комната наполнилась шумами аэропорта. Я прослушал пару минут, выключил магнитофон и улыбнулся девушке. Наконец-то я нашел Джона Хардвика. Мне помогло счастливое стечение обстоятельств и любопытство робкой секретарши.

– Мистера Уэйда не будет больше сегодня?

– Нет.

– Ну что ж, тогда я увижу его завтра. До свидания.

Вернувшись в контору, я сел за стол и дрожащими пальцами зажег сигарету. Вскоре после шести секретарша Уэйда заперла контору и ушла. Потом по коридору прошли служащие других контор. Я подождал, пока все затихло, открыл дверь и выглянул в коридор. Стеклянные двери были темными. На всем этаже не было ни одной живой души, кроме меня. Вернувшись в контору, я вытащил связку отмычек. Дверь конторы Уэйда мне удалось открыть через минуту. Я вошел и огляделся. Около стены стоял большой стальной сейф. К сожалению, ни один из моих ключей к нему не подходил. Можно было взорвать его, но идти на такую крайность не хотелось. Я заглянул в другую комнату. Там стоял стол с пишущей машинкой и магнитофоном, рядом – шкаф с картотекой, куда я не преминул заглянуть. Итак, то, что я искал, могло быть спрятано только в сейфе. Я снял с магнитофона пленку с записью шумов аэропорта и поставил другую, найденную в ящике. Погасив свет в конторе и оставив дверь незапертой, я начал искать в адресной книге телефон Уэйда. Он жил на Лоуренс-авеню, в десяти минутах езды. Я набрал номер, но никто не отвечал. С получасовыми перерывами я терпеливо набирал номер Уэйда, и где-то около десяти он, наконец, снял трубку.

– Говорит Нельсон Райан, – сказал я.

– О, здравствуйте, – голос Уэйда звучал удивленно. – Ваша поездка была успешной? Я чем-то могу вам помочь?

– Да, поездка была довольно удачной. Я говорю из конторы. Я проходил мимо ваших дверей и увидел, что они распахнуты. Видимо, ваша секретарша забыла их запереть. Если хотите, я могу попросить швейцара запереть дверь запасным ключом.

Уэйд затаил дыхание.

– Это чертовски странно, – сказал он после продолжительной паузы. – Я лучше сам приеду.

– На воров не похоже.

– Там нечего красть, кроме магнитофона и пишущей машинки, но все равно, я лучше приеду сам.

– Вам виднее. Мне ведь не трудно попросить швейцара запереть дверь.

– Нет-нет, не беспокойтесь. Я сам приеду. Не могу понять, как это секретарша оплошала. С ней этого никогда не случалось.

– Может быть, она влюбилась, – я рассмеялся. – Ну что же, тогда я ухожу.

Я повесил трубку и выключил свет. Потом перешел в контору Уэйда и устроился в кресле секретарши. Рядом на стол положил револьвер со спущенным предохранителем.

Мне пришлось ждать минут двадцать, пока я не услышал скрип поднимающегося лифта. С револьвером в руке я спрятался за дверью. Послышались торопливые шаги, зажегся свет. В дверную щель я увидел, как Уэйд стоял, оглядываясь по сторонам. Затем открыл дверь в комнату секретарши, прижав меня к стене, осмотрел помещение и вернулся в контору. Послышался звон ключей и щелчок открываемого замка.

Я вышел из-за двери и увидел, что он стоит на коленях перед открытым сейфом, полки которого заставлены банками, бутылками и стеклянными колбами…

– Героин все еще здесь? – негромко спросил я.

Уэйд вздрогнул, как от удара, и неловко повернулся. Я недвусмысленно поднял револьвер. Он побледнел, как полотно, и медленно поднялся на ноги.

– Что вы здесь делаете? – хрипло спросил он.

– Пытался открыть сейф, но безуспешно. Тогда мне в голову пришла идея пригласить вас приехать сюда и открыть его для меня. Отойдите в сторону и не делайте глупостей.

– Как вам угодно, – сказал Джек. Нервы у него сдали, и он рухнул в кресло, закрыв лицо руками.

Я заглянул на дно ящика. Там лежало с полсотни полиэтиленовых пакетиков.

– Это героин, который похитил Джефферсон?

Уэйд откинулся назад и потер бледное потное лицо.

– Да. Как вы узнали, что он у меня?

– Вы забыли снять с магнитофона пленку. Ваша секретарша любопытна, как жена Лота. Я услышал знакомый звук, когда она прослушивала запись. Так последнее звено этой истории стало на место.

– Я всегда был забывчив… Если есть хоть малейшая вероятность ошибки, я ее сделаю. Еще когда вы сообщили мне, что летите в Гонконг, я понял, что тону. – Он безнадежно посмотрел на меня. – Я знал, что при расследовании этого дела вы обязательно набредете на конец нити, которая неминуемо приведет вас ко мне. Я был в такой панике, что нанял уголовника, согласившегося вас убить. Вот до какого состояния я дошел! Когда это не удалось, я понял, что вопрос моего разоблачения – это вопрос времени. К сожалению, я так глубоко увяз в этой истории, что мне оставалось только ждать и надеяться.

– Если это послужит вам утешением, то должен сказать, что вам почти удалось замести следы. Мои подозрения пали на секретаршу Джефферсона.

– Я рассчитывал, что вы заподозрите ее. Именно потому я и рассказал вам о ее романе с Германом. Но я знал, что вы отыщете его в Гонконге и он расскажет обо мне.

– Откуда вы узнали о приезде Джоян?

– Я разработал план заранее. Я рассказал вам правду. Но не всю. Я соврал, что не любил Германа. На самом деле мы были друзьями и постоянно поддерживали связь. Последние два года мои дела пришли в упадок, так как я не обладаю необходимой деловой сноровкой. Наверное, поэтому я и переписывался с Джефферсоном. Он тоже ничего не умел делать. Дела шли все хуже и хуже, я отчаянно нуждался в деньгах. В это время Герман в письме сообщил, что в его руки попала большая партия наркотиков. И спрашивал, не смогу ли я их реализовать. Мне не представляло труда продать наркотик, но не было наличных. Герман снова прислал письмо: он не может выбраться из Гонконга и приедет в Штаты только в том случае, если Джоян раздобудет денег. Обманутые сообщники неустанно охотятся за ним, и если он попадет в их руки, то это верная смерть. Я увидел, наконец, возможность разбогатеть. Я мог продать героин с большой выгодой и тотчас сообщил, что покупаю всю партию.

Мы договорились, что Джоян из аэропорта приедет сюда, вручит товар и получит деньги. Герман не сообщил, каким рейсом прилетает китаянка, а я, чтобы не оставлять следов, опасался наводить справки в аэропорту. Я знал, что должен убить ее. – Он посмотрел на свои трясущиеся руки. – Вначале я не испытывал особых угрызений совести и только не знал, как мне избавиться от трупа. Потом я решил оставить его в вашей конторе. Вы – частный детектив, и она вполне могла сойти за клиентку. Я думал, что при расследовании все так запутается, что никто не вспомнит обо мне…

Нужно было на то время, когда приедет китаянка, под каким-либо благовидным предлогом выманить вас из конторы. У меня была кассета с записью взлетающих самолетов, которую я записал по случаю, когда купил магнитофон. В аэропорту я не хотел показываться и решил использовать старую запись. Это давало мне возможность сослаться на отъезд, из-за чего я – мистер Хардвик – не мог встретиться с вами…

Мне казалось, что жена Германа никогда не приедет. Наконец, она появилась. Полностью доверяя мне, она сообщила, что героин находится в гробу. Я чуть было не раздумал ее убивать. – Он закрыл глаза. – Она была такая милая!.. Когда она заговорила о деньгах, все сомнения отпали. Я застрелил ее из вашего револьвера. – Он вздрогнул и вытер потное лицо. – Труп я перенес в вашу контору. Ну вот и все. Теперь мне уже все равно. Эта история меня измучила. Я не мог дождаться вашего возвращения. А узнав, что вы вернулись, не нашел в себе сил встретиться с вами. – Он умоляюще посмотрел на меня. – Что вы намерены со мной сделать?

Во мне не было жалости. Он пытался свалить убийство на меня. Нанял уголовника, который едва меня не шлепнул. Безжалостно убил жену Германа. И еще я не мог простить ему гибели Лейлы, в которой он тоже был виноват, сам того не зная.

– А вы как думаете? – спросил я. – Сейчас позвоню в полицию, – и поднял телефонную трубку. Когда я начал набирать номер, он вскочил и бросился к двери. Можно было остановить его выстрелом в ногу, но я знал: далеко ему не уйти. Мое дело было оставаться здесь, охраняя героин и ожидая Ретника.

Полицейские нашли Уэйда через полчаса в машине, стоявшей в конце улицы. Он раскусил ампулу с цианистым калием.

Легкий способ убраться из жизни…

– Как видите, я был довольно далек от истины, – сказал я Ретнику. – И был готов держать пари, что в этом деле замешана секретарша Джефферсона. Чистая случайность, что я наткнулся на Уэйда. Если бы не любопытство его секретарши, вряд ли удалось выйти на Джека… Да, иногда все решает счастливый случай.

Ретник предложил мне сигару.

– Послушай, Райан, – сказал он. – Я должен закрыть дело. Мне нужно заботиться о своей репутации гораздо больше, чем тебе. Если ты хочешь рассчитывать на мою помощь и в будущем, держись в тени.

– Помните обо мне, и я не забуду вас, – усмехнулся я. – Но хочу предупредить: будьте осторожны, лейтенант. Старику Джефферсону может не понравиться громкая реклама. Вряд ли он захочет, чтобы все узнали о том, что его сын был замешан в торговле наркотиками. Ваше счастье, что Уэйд мертв.

Я ушел, оставив его в замешательстве. Единственным человеком, которого я по-настоящему жалел в этой истории, была китаянка Лейла… И с грустью думая о ней, я перешел улицу и направился к бару Сперроу, чтобы съесть там в одиночестве свой очередной ужин.

Вопрос времени

Глава 1

Вошел Бэйли, и Паттерсон оторвался от котировочного перечня акций.

– Что теперь, Джо? – недовольно спросил он. – Неужели еще одна претендентка?

– Именно так, мистер Паттерсон… еще одна. – Толстая физиономия Бэйли исказилась похотливой ухмылкой, тяжелое веко прикрыло один глаз. – Вы не пожалеете, если примете ее. – И он чуть присвистнул, как бы предвкушая удовольствие, ожидающее его босса.

Паттерсон откинулся на спинку кожаного кресла. Высокий, атлетически сложенный, лет тридцати с небольшим, с привлекательной внешностью. Многочисленные подружки Паттерсона говорили, что он похож на Дэвида Найвена, голливудскую кинозвезду, естественно, молодого Дэвида Найвена. Он с ними соглашался, и его так и подмывало отрастить себе тоненькую полоску усов, хотя они давно вышли из моды.

– И чего ты подмигнул мне, Джо? – В голосе Паттерсона слышалась враждебность.

– Подмигнул, сэр? Ну что вы… наверное, что-то попало мне в глаз, – залебезил Бэйли, тут же вспомнив, что свое обаяние Паттерсон рассыпал лишь на клиентов банка, подчиненным же оставались только нагоняи. – Мисс Шейла Олдхилл ждет, сэр.

Паттерсон задумался. Он обещал Берни Коуэну просмотреть пакет его акций и посоветовать, какие следует прикупить, а какие – продать, но стремление побыстрее найти миссис Морели-Джонсон компаньонку взяло вверх. В конце концов, подумал он, таких, как Берни Коуэн, у него дюжина, а миссис Морели-Джонсон – одна.

– Я приму ее. – Он отодвинул бумаги в сторону. И добавил, прежде чем Бэйли закрыл за собой дверь: – И выньте соринку из глаза, чтобы клиенты не подумали, что вы ведете себя слишком фривольно.

– Обязательно, сэр, – почтительно ответил Бэйли, подумав про себя: каков мерзавец.

Паттерсон положил перед собой другую папку, раскрыл ее, просмотрел записи на листке. Утром он переговорил с пятью пожилыми женщинами. Четыре из них ему не понравились, пятая, миссис Мадж Флеминг, произвела наилучшее впечатление. Пятидесяти трех лет, полненькая, веселая, с приятным голосом. Она представила безупречные рекомендательные письма: последние пятнадцать лет прослужила компаньонкой у богатой вдовы, которая недавно умерла. И теперь миссис Флеминг искала аналогичную работу. Паттерсон, которому уже наскучили эти беседы, собрался было нанять ее при условии, разумеется, что миссис Морели-Джонсон одобрит его выбор, но решил все-таки повременить с окончательным решением в надежде, что появятся новые претендентки. И пообещал миссис Флеминг, что свяжется с ней в самое ближайшее время.

Когда женщина вошла в кабинет, Паттерсон посмотрел на нее, чуть склонив голову набок, приподняв левую бровь и уткнув указательный палец правой руки в ямочку на подбородке. Эту позу он не раз репетировал перед зеркалом в ванной и полагал, что именно так должен выглядеть в глазах посетителя преуспевающий, уверенный в себе, имеющий прекрасные перспективы банковский служащий.

Бэйли закрыл за женщиной дверь, она двинулась к столу Паттерсона, а у того по коже побежали мурашки. И он встал, мгновенно осознав, что означали похотливая ухмылка и подмигивание Бэйли.

– Мисс Олдхилл? – Паттерсон указал на стул. – Пожалуйста, садитесь.

Он наблюдал, как она подошла к стулу, села. Движения неторопливые, грациозные, спокойные. Высокий рост, прямые плечи, иссиня-черные волосы. Не красавица, но лицо запоминающееся, греческий нос, большие, с поволокой, голубые глаза, твердый рот. Но не лицо или фигура участили бег его сердца. Женщина лучилась чувственностью, как стоваттная лампа, прикрытая кашемировой шалью. Он видел это не хуже Бэйли. Мисс Олдхилл, однако, спокойно смотрела на него, словно и не знала, какое впечатление производит на мужчин. И этим еще более заинтриговала Паттерсона.

Усаживаясь за стол, он уже понял, что ей не больше тридцати – тридцати двух лет. Одежда недорогая, но сшита по моде, юбка на дюйм выше колен. С того места, где сидел Паттерсон, ног женщины он не видел, но мог предположить, что оторвать от них взгляд будет сложно.

Тут до него дошло, что пауза слишком затянулась, и он поспешил перейти к делу:

– Вы пришли по нашему объявлению? – Паттерсон взял в руку золотой карандаш, подарок миссис Морели-Джонсон к прошлому Рождеству, и пододвинул к себе блокнот.

– Да.

Паттерсон чуть наклонился вперед, и в поле его зрения попали колени женщины, прижатые друг к другу, и ее руки, покоящиеся на черной кожаной сумочке. Взгляд его задержался на руках с длинными пальцами, тонкими запястьями. Сексуальные руки, подумал он и представил, как они ласкают его. От этой мысли он едва не потерял нить разговора.

– Наверное, вы прочли его не очень внимательно, – улыбнулся Паттерсон. Улыбкой своей он гордился, зная, что она неизменно располагала к нему клиентов. – Мы ищем пожилую женщину, мисс Олдхилл… и едва ли вас можно назвать таковой.

Она посмотрела на него, глаза ее не выражали никаких чувств.

– Мне представлялось, что в наши дни возраст не должен являться характеристикой работника, – ответила она ровным голосом. – Но раз уж вы действительно ищете пожилую женщину, не буду отнимать вашего времени.

Их взгляды встретились, и Паттерсон отметил, что она и не думала подниматься. Потрясающая женщина. А какой она будет в постели! И тут же уставился в блокнот, опасаясь, что она может прочитать по глазам его мысли.

– Возможно, вы и правы. – Паттерсон начал рисовать на чистом листе кружочки и соединять их стрелочками. – В этой области я не специалист. – Он уже овладел собой, вновь посмотрел на женщину и улыбнулся: – Моя клиентка привыкла к пожилой компаньонке. Последняя прожила у нее пятнадцать лет и внезапно заболела, поэтому и потребовалась срочная замена. – Он помолчал, еще раз пробежавшись глазами по фигуре мисс Олдхилл. – Я даже не знаю, что она скажет о более молодой женщине, такой, как вы.

Шейла Олдхилл продолжала сидеть неподвижно, не сводя с него голубых глаз, и ему снова пришлось отвести взгляд. Так как она молчала, Паттерсону пришлось продолжить:

– Но, возможно, это неплохая идея. Она, может, и порадуется, если рядом будет находиться молодая женщина… А что, действительно неплохая идея.

Новая пауза. И тот же неподвижный взгляд.

Исчеркав весь лист, Паттерсон отложил карандаш.

– Вы прочитали наше объявление. – Он откинулся на спинку кресла, заставил себя расслабиться. – Нам нужна компетентная женщина, способная выполнять обязанности компаньонки при одной из наших клиенток. Вам может показаться странным, что банк занимается столь необычным для себя делом? Но это наша особо уважаемая клиентка, и я выполняю все ее желания.

Шейла кивнула.

– Почему вы решили, что подходите для такой работы? – спросил Паттерсон, пытаясь заставить ее заговорить.

– Если вы обрисуете круг моих будущих обязанностей, я смогу дать вам внятный ответ.

Голос ее ласкал, словно нежное прикосновение руки, и Паттерсон, чтобы скрыть смущение, вновь схватился за карандаш.

– Моей клиентке семьдесят восемь лет, и она горда тем, что дожила до такого возраста в полном здравии. Она очень богата и живет в пентхаусе лучшего здешнего отеля. Из-за катаракты на обоих глазах она наполовину слепа. Операций она боится панически и отказывается исправить зрение. Ей нужна женщина, которая будет жить с ней и исполнять все ее прихоти. Отвечать на письма, читать газеты, помогать одеваться, ходить с ней в магазин и так далее. С ней легко ладить, она добрая, отзывчивая, не выносит склок и скандалов. Прибираются в квартире горничные отеля. У нее есть шофер. Она полностью дееспособна, если не считать слепоты.

– Тогда я, думаю, окажусь полезной, – без промедления ответила Шейла. – Я – профессиональная медицинская сестра. Четыре года проработала в больнице Фонда Пендика в Нью-Йорке. А до того ассистировала доктору Гордону Фосдику, одному из ведущих хирургов Вашингтона, и была его секретарем. Я умею стенографировать и печатать. Вожу машину. Говорю по-французски и играю на музыкальных инструментах.

Паттерсон все записал.

– Звучит неплохо. Не то чтобы миссис Морели-Джонсон нужна медицинская сестра, но в таком возрасте всякое случается. – Он вгляделся в Шейлу. – Но, мисс Олдхилл, будучи профессиональной медсестрой, вы можете найти что-нибудь более интересное, чем место компаньонки старой дамы?

На мгновение она опустила глаза на кожаную сумочку, затем вновь посмотрела на Паттерсона:

– Наверное, могла, но я очень устала. Особенно за четыре последних года. Мне нравится этот город. Возможно, вы даже не представляете себе, мистер Паттерсон, сколь утомительна работа в больнице. – Значит, она знает его фамилию, с удовлетворением отметил Паттерсон. – Я хочу найти что-нибудь полегче. Видите ли, я играла на скрипке. И потянула мышцу на смычковой руке. Врачи сказали, что все придет в норму, если ограничить нагрузку на руку. Тогда я снова буду играть.

Паттерсон изогнул бровь:

– Вы – скрипачка?

– Была. Играла я не так хорошо, чтобы стать профессиональным музыкантом, и подалась в медицину. Но скрипка – моя первая любовь. Мой отец был первой скрипкой Нью-Йоркского филармонического оркестра. В нашей семье музыка занимала самое почетное место.

Паттерсон шумно выдохнул.

– Музыка для вас большой плюс, мисс Олдхилл. До того, как выйти замуж, миссис Морели-Джонсон была Алис Лессон, известной пианисткой, гастролировавшей по всей стране. Вы, должно быть, слышали о ней.

Шейла Олдхилл кивнула:

– Разумеется. Она играла не хуже Майры Хесс. Однажды она выступала с моим отцом.

– Какое совпадение. Вы понимаете, из-за почти полной слепоты круг ее занятий ограничен, и она много играет на пианино. Это ее способ коротать время. Возможно, ей понравится, что ее компаньонка – тоже музыкант. – Он посмотрел на спокойное лицо Шейлы. – Вы сказали, она играла с вашим отцом?

– Двадцать пять лет назад. «Императора» Бетховена. То был первый концерт, когда я увидела отца на сцене.

– Как звали вашего отца?

– Генри Олдхилл.

– Он жив? Миссис Морели-Джонсон обязательно спросит об этом.

– Он умер три года назад.

– Вы здесь давно, мисс Олдхилл?

– Приехала два дня назад. Собиралась в Лос-Анджелес, но городок мне понравился, и я решила провести здесь несколько дней. Остановилась в отеле «Франклин», увидела ваше объявление. И подумала… – Продолжать она не стала.

Паттерсон знал отель. Тихий, относительно дешевый. Он, конечно, в таком не остановился бы, поскольку привык к более высокому уровню.

– Все это очень интересно. Я хотел бы взглянуть на ваши рекомендации. Вы, разумеется, понимаете, это большая ответственность – найти для миссис Морели-Джонсон подходящую кандидатуру. Я не знаю вас, вы – меня. – Паттерсон одарил Шейлу теплой улыбкой. – У вас есть рекомендательное письмо… – он сверился со своими записями, – от доктора Фосдика?

Она не мигая смотрела на него. Голубые глаза раскрылись чуть шире, Паттерсона словно обдало жаром.

– Нет, но у меня есть рекомендация больницы Фонда Пендика. – Она раскрыла сумочку, достала конверт и положила на стол.

Паттерсон прочитал рекомендательное письмо. Под ним стояла подпись одного из директоров больницы. Как следовало из текста, мисс Шейла Олдхилл, профессиональная медицинская сестра, проработала в больнице четыре года, отличаясь трудолюбием, честностью и добрым отношением к пациентам. Стандартная рекомендация.

– Могу я позвонить доктору Фосдику, раз у вас нет его рекомендательного письма? – спросил Паттерсон.

– Доктор Фосдик не даст мне рекомендации, – прямо ответила Шейла.

Паттерсон приподнял левую бровь:

– Не даст? Почему?

– Я не могу ждать от него беспристрастности. – Она помялась. – Он хотел, чтобы наши отношения не ограничивались только работой. Последовала неприятная сцена, и мне пришлось уйти от него.

Паттерсон перевернул лист блокнота и вновь начал рисовать кружочки и черточки. Он мог представить себе, что произошло. Доктор, вкалывающий без роздыха, а рядом час за часом, день за днем такая сексуальная женщина. Да он сам, пожалуй, предложил бы ей немного поразвлечься. Какой мужчина в здравом уме поступил бы иначе. А она вот взяла и поменяла работу. Хотя он не видел доктора Фосдика. Вполне возможно, что это толстый, уродливый старик.

– Я понимаю. – В голосе его звучало сомнение. Действительно, на нем лежала большая ответственность. Он не имел права на ошибку. И все же хотел, чтобы именно эта женщина стала компаньонкой миссис Морели-Джонсон. Хотел снова видеть ее. По меньшей мере три раза в неделю он навещал старушку, то есть трижды в неделю он мог бы встречаться с Шейлой. Чувственность этой женщины, спокойно сидевшей перед ним, сводила его с ума. Она отличалась от других, кого он знал, любил и забыл, как выдержанное вино от кока-колы.

Женщины играли важную роль в жизни Паттерсона. Заместитель управляющего банком, он жил в маленьком, обожающем сплетни городке, и ему приходилось проявлять предельную осмотрительность. Женщин он предпочитал находить в соседних городках, милях в пятнадцати от своего, и останавливал свой выбор только на замужних. То есть тех, кто не афиширует свои связи. Размышляя, он совершенно забыл о Шейле Олдхилл и очнулся, лишь когда она что-то сказала. Посмотрел на нее:

– Извините… Задумался… Так что вы сказали?

– Может, вы считаете, что я не подхожу для этой работы? – повторила Шейла.

Они переглянулись.

– Я думаю, подходите, но не знаю, как отреагирует миссис Морели-Джонсон, когда я скажу ей, что вы так молоды. Сколько вам лет, позвольте спросить.

– Тридцать два.

– Вы не будете возражать, если я скажу ей, что вам тридцать восемь? – Он улыбнулся. – Такие мелочи иногда имеют решающее значение. Тем более что со зрением у нее не очень.

– Я не возражаю.

Ему хотелось бы увидеть ее улыбку. Но Шейла оставалась серьезной.

– Вот что я сделаю. Сегодня мне все равно нужно к ней поехать. Я расскажу, кто вы такая и так далее. Если она заинтересуется, мы договоримся, что завтра вы заглянете к ней. Что вы на это скажете?

Крохотная искорка сверкнула в голубых глазах, и губы Шейлы чуть изогнулись, как решил Паттерсон, в некоем подобии улыбки.

– Благодарю вас, мистер Паттерсон. – Она встала.

Он смотрел на ее высокую, ладную фигуру, и его вновь обдало как огнем.

– Надеюсь, мне удастся это устроить. Во всяком случае, попробую, – поднялся и он. – Вы не спросили о жалованье.

Шейла уже направилась к двери.

– Я уверена, что оно будет приличным. И не хочу знать точную цифру, пока не буду уверена, что работа – моя. – Она взялась за ручку двери. – Чтобы потом не разочаровываться.

Паттерсон обошел стол и двинулся следом.

– Я незамедлительно сообщу вам о решении миссис Морели-Джонсон. Вы будете в отеле, скажем, часиков в семь?

– Это не проблема.

– Я проезжаю мимо вашего отеля по дороге домой… Если я загляну к вам?

– Я не хотела бы видеть вас без хороших новостей.

– Я заеду… с любыми новостями. Думаю, с добрыми.

Шейла ответила долгим взглядом, кивнула, повернулась, открыла дверь и вышла из кабинета.

Паттерсон закрыл дверь. Постоял, глядя на зеленую ковровую дорожку, прижав указательный палец к ямочке на подбородке, затем вернулся к столу, сел и пододвинул к себе бумаги Берни Коуэна.

Он смотрел на длинный перечень акций различных компаний и их сегодняшних котировок, а видел голубые, с поволокой, глаза и решительный рот миссис Олдхилл. Посидел полчаса, ничего не делая, думая только о ней, потом заметил, сколько уже времени, убрал лист с перечнем акций в ящик стола, встал и покинул банк. Путь его лежал в отель «Плаза-Бич».

Начало Приморского бульвара поражало роскошью, но с увеличением номера дома становились поменьше, победнее, пока не превращались в лачуги. Вдоль берега бульвар протянулся на две мили. Открывал его отель «Плаза-Бич», с собственным пляжем, серебристый песок которого расцвечивали яркие зонты, баром, рестораном, антикварными и ювелирным магазинчиками. Далее возвышался отель «Эмбассадор», уже без отдельного пляжа и с облупившимся фасадом, потом шли магазины для туристов. В миле от «Плаза– Бич» находился «Франклин», недорогой отель для семейного отдыха, знавший лучшие времена, но еще достаточно комфортабельный. За ним начинался порт, домики рыбаков, бары, рыбные рестораны и, наконец, многоквартирные дома, в которых селился рабочий люд.

Джеральд Хэмметт сидел на балконе, бегущем вдоль всего фасада отеля «Франклин», и безо всякого интереса наблюдал за рыбачьими лодками и другими суденышками, снующими по акватории порта. Время от времени он нетерпеливо поглядывал на дешевые ручные часы.

Двадцати шести лет от роду, худощавый, со светлыми волосами, падающими на воротник его рубашки в красную и белую полоску, выделялся он разве что бакенбардами, этакими прямоугольными треугольничками на щеках, с острыми углами у висков и уголков рта, где они переходили в густые усы. Маленькие глазки, стального цвета, беспокойные. Тонкогубый рот, короткий нос. С первого взгляда чувствовалось, что жизнью он недоволен, чего-то ищет, правда, не знает чего, в себе не уверен, но в то же время не выносит ни критики, ни возражений.

С потрепанным чемоданом в руке он прибыл в отель прошлым вечером. Шейла Олдхилл сидела в холле, но даже не взглянула на него. Когда он проходил мимо, Шейла пальцем нарисовала на открытой странице книги, которую вроде бы читала, цифру 3, показывая, что поселилась на третьем этаже. Половина номеров отелей пустовала, поэтому и он без труда получил комнату неподалеку от нее. Заплатил за неделю вперед, предупредив, что может остаться и на более долгий срок. Портье заверил его, что они рады такому постояльцу, и лично отвел Хэмметта в номер.

Шейла и Хэмметт заранее договорились, что вместе им не стоит показываться на людях. И после полуночи, когда все, за исключением позевывающего ночного портье в холле отеля, заснули, Хэмметт выскользнул из своего номера и, перебежав коридор, юркнул в дверь Шейлы. Они уселись на кровать, говорили шепотом. Хэмметт хотел бы остаться подольше, но Шейла не разрешила и отправила его спать одного, в прескверном настроении. Остаток ночи он провел, ворочаясь в постели, обдумывая ее план, кляня себя за то, что согласился участвовать в нем. Но он не хотел, не мог расстаться с ней и понимал, что другого выхода у него просто не было.

Из отеля Шейла ушла до того, как Хэмметт спустился позавтракать, и первую половину дня он посвятил осмотру достопримечательностей. Городок ему понравился, но быстро наскучил. Денег у него было негусто, да когда ему их хватало, и он злился, что не может пойти в коктейль-холл «Плаза-Бич» и должен пить коку в занюханном баре среди полных крикливых рыбаков.

На ленч Хэмметт вернулся во «Франклин», а потом битых два часа сидел на балконе. Шейла обещала прийти к четырем. Уже двадцать минут пятого, а от нее ни слуху ни духу.

Он достал из кармана тоненькую пачку банкнотов и пересчитал все свое достояние. Пятьдесят пять долларов, и у Шейлы не больше. Если дело не выгорит, думал он, им придется сматываться, да поживее. Со здешними ценами сотни долларов хватит ненадолго.

Наконец он увидел идущую по широкой дорожке Шейлу, и сердце его учащенно забилось. По выражению ее лица он не мог судить, удался ли поход в банк. Выглядела Шейла, как обычно, спокойной, даже отстраненной от мира сего, чем и раньше частенько приводила его в ярость. Даже сердясь, внешне она ничем не выдавала своих чувств, лишь менялся тон, да в голубых глазах поблескивали молнии.

Не торопясь она поднялась по ступенькам, ведущим к вестибюлю, и, не взглянув на Хэмметта, вошла в отель. Хэмметт едва не сорвался с места и не бросился за ней, но все-таки совладал с нетерпением и остался на балконе. Не женщина, а айсберг, подумал он. Ничего-то ее не трогает. Должна ведь понимать, как дались ему часы ожидания. Неужели не могла хоть чем-то намекнуть, что сходила не зря.

Он оглянулся и через запыленное стекло увидел Шейлу, стоящую у конторки. Старик негр, портье, дал ей ключ от номера. Вновь Хэмметт не позволил себе подняться. Выудил из пачки сигарету, дрожащими руками зажег спичку, закурил.

Просидел в кресле еще пять долгих, мучительных минут и лишь потом встал, прошел в вестибюль.

Четверо или пятеро старичков расположились в бамбуковых креслах, о чем-то переговариваясь. С его появлением они замолчали.

Старые сплетники, думал он, пересекая вестибюль. Всем вам давно пора в гроб.

– Комната тридцать два, – сказал он портье.

– Да, сэр. Комната тридцать два, сэр.

Морщинистая черная рука сняла с гвоздика нужный ключ.

– Не собираетесь пообедать у нас сегодня, сэр? – Старик негр лучезарно улыбнулся. – Хороший обед. Я видел. Суп, отличная жареная рыба, мороженое. – Чувствовалось, что он сам не отказался бы от такого обеда.

Хэмметта аж передернуло. Как будто он мог выбирать. В стоимость номера входили завтрак, обед и ужин, а на обед в другом, более приличном заведении, денег у него не было.

– Пообедаю, – пробурчал он, взял ключ и направился к лифту.

Поднялся на третий этаж, прошел по коридору, остановился у своего номера, посмотрел направо, налево, а затем шагнул к комнате Шейлы. Повернул ручку, дверь подалась, и он проскользнул в номер, мягко затворив за собой дверь.

Шейла стояла у открытого окна. В просвечивающем платье из хлопчатобумажной ткани. В падающем из окна свете он видел ее длинные стройные ноги, плавный изгиб бедер. Точеная фигура Шейлы всегда возбуждала его, но сейчас в голове Хэмметта роились другие мысли.

Шейла оглянулась, заметила его взгляд, отошла к креслу и села.

– Я просила тебя не заходить ко мне раньше полуночи. – Своим спокойствием голос сводил с ума. – Почему ты никогда не делаешь того, о чем тебя просят?

Хэмметт плюхнулся на кровать, второго кресла в комнате не было.

– Все нормально. На этаже ни души. Как дела?

– Надо подождать. По меньшей мере, я знаю, что он на моей стороне.

Хэмметт нахмурился:

– То есть Джек оказался прав? Он его раскусил?

– Думаю, да.

Тон ее не понравился Хэмметту. Он пристально взглянул на Шейлу.

– Что тебя гложет? Почему ты такая подавленная?

– Неужели?

– Как будто ты сама не знаешь? Что случилось?

Она глянула на Хэмметта:

– Пока ничего. Но все может провалиться. Им нужна пожилая женщина. Он сказал, что попытается убедить старуху, но это не значит, что попытка его удастся.

Хэмметт пробежался пальцами по грязным волосам.

– Убедит, будь уверена. Джек говорит, что старуха имеет виды на этого подонка. Как он скажет, так и будет.

– Ей же семьдесят восемь лет!

Хэмметт ухмыльнулся:

– И что? Я помню тетушку. Как она поглядывала на таких, как этот подонок… обходительных, сексуальных, симпатичных. И ни в чем не могла им отказать. Если Джек говорит, что она имеет виды на Паттерсона, значит, так оно и есть. Она сделает все, что скажет ей Паттерсон.

Шейла откинулась на спинку кресла.

– Ну почему ты так глуп? – Она положила ногу на ногу, поправила подол платья. – Он часто видится с ней. Такая женщина привыкла быть в центре внимания. Возможно, ей не захочется, чтобы молодая компаньонка отвлекала Паттерсона. Надеюсь, теперь ты понимаешь, почему я сомневаюсь в успехе?

Хэмметт начал грызть ноготь большого пальца.

– Я же говорил тебе… Мне это не нравится. Давай уедем из этого вонючего городишка. Мотнем в Лос-Анджелес.

– Паттерсон решил сказать ей, что мне тридцать восемь, – продолжила Шейла, словно и не услышав предложения Хэмметта. – Он чувствует опасность, хочет подстраховаться, но может статься, что тридцать восемь – тоже мало. И она поставит на всем крест.

– И что? Пусть поставит. Я…

– Успокойся, Джерри.

– К черту! Уедем отсюда!

Шейла посмотрела на часы.

– Паттерсон приедет сюда после того, как переговорит с ней. Я хочу принять душ. Думаю, он пригласит меня на обед. Обещал заехать, с хорошими новостями или с плохими. Иди, Джерри. Мне надо переодеться.

Он сердито посмотрел на Шейлу, встал, направился к двери. На пороге остановился, повернулся.

– Иной раз мне кажется, что надо быть круглым идиотом, чтобы связаться с тобой, – прорычал он. – Но почему ты такая льдышка? Словно чертова Мона Лиза?

– Пожалуйста, уходи, Джерри. У меня нет времени. – И, коротко глянув на него, Шейла скрылась в ванной.


Остановив красный двухместный «Уилд Кэт»[1] у отеля «Франклин», Паттерсон увидел сидящую на веранде Шейлу Олдхилл и помахал ей рукой. Она встала и направилась к ступеням, а Паттерсон вылез из машины, обошел ее и открыл вторую дверцу. До восьми вечера оставалось лишь несколько минут, и все постояльцы, включая Хэмметта, находились в столовой.

Шейла ступила на тротуар, и Паттерсон пробежался по ней взглядом. Простенькое белое платье с блестящим пояском на тонкой талии. Белая пластиковая сумочка. Великолепное зрелище.

– Привет. – Он тепло улыбнулся. – Нам есть о чем поговорить. Как насчет того, чтобы пообедать со мной? Я умираю от голода и… повторюсь, нам есть о чем поговорить.

Голубые глаза раскрылись чуть шире. Шейла вроде бы заколебалась, затем кивнула:

– Благодарю. Давайте пообедаем.

– Тогда прыгайте в машину. Вам нравятся моллюски, крабы?

– Мне нравится все. – Она села, следя за тем, чтобы юбка не задралась слишком высоко. Так что Паттерсон увидел только ее колени.

Паттерсон захлопнул дверцу, вновь обошел машину, скользнул за руль. Шейла отметила, что он, похоже, побывал дома, ибо побрился, надел темный костюм и чистую рубашку. Пахло от него лосьоном после бритья.

– Думаю, все будет нормально. – Паттерсон вывел машину в транспортный поток. – Кое-что еще надо обговорить, но пока я смотрю в будущее оптимистично. Далее многое будет зависеть только от вас.

– Понятно. – Шейла уселась поудобнее. – Я доставила вам столько хлопот, мистер Паттерсон.

– О, пустяки. Я сторона заинтересованная. – Он рассмеялся. – Мне приходится часто бывать у миссис Морели-Джонсон. Некоторые вопросы я обсуждал с ее прежней компаньонкой. Особой радости мне это не доставляло, потому что она невзлюбила меня. – Снова смех. – А мы, я думаю, поладим.

– Да.

Паттерсон искоса глянул на нее. Шейла смотрела прямо перед собой, на красные огни машин, идущих впереди. Какая шея! Он представил себе, как обнимает Шейлу, прижимается губами к бархатистой коже. По собственному опыту он знал, что поцелуи в шею особенно возбуждают женщин.

Он сбросил скорость и свернул с бульвара.

– Мы уже приехали. Мой любимый ресторан. Тут не только хорошо кормят, но и швейцар присматривает за машинами.

Он остановился у подъезда под сине-желтым навесом. Швейцар, также в сине-желтой униформе, открыл Шейле дверцу, приподнял фуражку.

– Добрый вечер, мистер Паттерсон. Добрый вечер, мисс.

– Привет, Фред. Тебя не затруднит отогнать ее? – Паттерсон обошел машину, подал руку Шейле и увлек ее в ресторан. Впереди, за коротким коридором, она увидела переполненный зал, но Паттерсон направился к узкой лестнице. – Нам сюда. На второй этаж.

На площадке их поджидал улыбающийся метрдотель со стопкой меню в кожаных корочках.

– Добрый вечер, мистер Паттерсон… мадам. – Шейла всем телом почувствовала его острый взгляд, улыбка стала шире, похоже, он одобрил выбор Паттерсона. – Сюда, пожалуйста.

Он открыл дверь и ввел их в маленький кабинет со столом, сервированным на двоих. Золоченые, обитые красным плюшем кресла, стены, затянутые тем же материалом, канапе под зашторенным окном.

– Два крюшона, Генри, – заказал Паттерсон. – Прямо сейчас.

– Разумеется, мистер Паттерсон, – кивнул метрдотель и вышел из кабинета.

Шейла огляделась, взгляд ее задержался на широком канапе, обратила она внимание и на латунную задвижку на двери.

– Я не знала, что такие места еще существуют.

Паттерсон отодвинул от стола одно из кресел.

– Если они и остались, то не везде. Я часто бываю здесь… провожу деловые встречи. – Он улыбнулся. – Производит впечатление на клиента, и банк платит.

Шейла села, посмотрела ему в глаза:

– Банк платит и сегодня?

Паттерсон рассмеялся, садясь напротив нее.

– Нет… Сегодня я не работаю, а отдыхаю. Вы любите устрицы?

– Да… очень.

Метрдотель вернулся, следом вошел официант с двумя бокалами на подносе.

Паттерсон быстро просмотрел меню и, не советуясь с Шейлой, заказал по девять устриц и рыбный пирог.

– Вино, как обычно, белое, мистер Паттерсон? – спросил метрдотель.

Паттерсон кивнул.

– Рыбный пирог, возможно, звучит неаппетитно, но тут он очень вкусный, – объяснил он, когда они вновь остались одни. – Это их фирменное блюдо. Мясо омаров, мидии, креветки в винном соусе, запеченные в тесте. Подают его с артишоками. Думаю, вам понравится.

– У меня уже текут слюнки.

Паттерсон поднял бокал:

– За ваш успех.

Чокаться Шейла не стала, но пристально глянула на него.

– Мистер Паттерсон, вы всегда так отбираете компаньонок?

Паттерсон изогнул левую бровь, улыбнулся.

– Меня впервые попросили найти компаньонку, – ответил он. – Так что в этом деле я новичок. Но ответ, я думаю, таков: все зависит от компаньонки.

Шейла отпила из бокала, поставила его на стол.

– Вы думаете, у меня есть шанс?

– Да… неплохой шанс. – Он глотнул крюшона, затем продолжил: – Но, имея дело со стариками, ни в чем нельзя быть уверенным. Настроение у них переменчивое. Сегодня я попал в удачный момент, а что будет завтра, известно лишь Господу Богу…

Принесли устрицы. Пока официант суетился с лимоном, соусом, хлебом, они молчали.

– Беда в том, мисс Олдхилл, – вновь заговорил Паттерсон после ухода официанта, – что миссис Морели-Джонсон все-таки смущает ваш возраст… Я предупреждал вас об этом.

– Я помню.

Паттерсон раскрыл устрицу, высосал ее содержимое.

– Но эту преграду мы преодолеем, если вы будете во всем содействовать мне.

Шейла съела устрицу, прежде чем ответить:

– В чем именно?

Паттерсон наклонился вперед, широко улыбнулся:

– Кто-нибудь говорил вам, как вы красивы?

Какое-то время она смотрела на пустую раковину устрицы, затем подняла глаза.

– Да… в том числе и доктор Фосдик.

Паттерсон взялся за другую устрицу.

– Действительно… я забыл про доктора Фосдика… Так вот, миссис Морели-Джонсон наполовину слепа, но что-то она да видит. И завтра, при встрече с ней, вы должны выглядеть как можно проще.

– Я увижусь с ней завтра?

– В одиннадцать часов, и, пожалуйста, не опаздывайте. Точность – ее пунктик.

Ели они молча. Паттерсон изредка поглядывал на нее. Но бесстрастное лицо Шейлы ничем не выдавало ее мысли. Они покончили с устрицами, пришедший официант забрал грязные тарелки. Паттерсон занервничал. А вдруг она фригидна? Но как-то не верилось. Наоборот, по всему выходило, что огня в ней хватало. Но она никак не реагировала на его обаяние. Он это чувствовал. Ее не трогала его улыбка. А ведь эта улыбка в прошлом позволила ему одержать немало побед. Официант тем временем принес рыбный пирог.

Вновь они молча принялись за еду.

– Действительно, объеденье, – на этот раз первой заговорила Шейла.

– Я знал, что вам понравится, – Паттерсон подхватил вилкой кусочек пирога. – Я рассказал ей о вас. Как я и ожидал, она очень оживилась, узнав, что вы – дочь Генри Олдхилла. Но потом добавила: «Она, должно быть, еще ребенок». Я возразил, что вам тридцать восемь, и упомянул о вашей травмированной руке. «Но почему столь юная особа хочет присматривать за такой старухой, как я?» – спросила она. Тут меня осенило. – Паттерсон улыбнулся, довольный собой. – Я сказал, что вы всегда восхищались ее игрой, ставили ее выше Майры Хесс и почитаете за честь помогать ей.

– Вы сказали правду, – заметила Шейла. – Действительно, я считаю за честь хоть чем-то помочь ей и вновь услышать, как она играет.

Паттерсон сосредоточенно резал хвост омара. Эта женщина озадачила его. То ли она говорит серьезно, то ли подтрунивает над ним. Неужели она не понимает, что за все труды должна отблагодарить его в постели? Или действительно воображает, что по горло занятый заместитель управляющего банком взвалит на себя новую ношу и угостит ее дорогим обедом, ничего не ожидая взамен, за исключением слов благодарности?

– Да, ей это понравилось. – Омар так и таял во рту. – Итак, она хочет вас видеть. Кстати, она спросила, не нашел ли я кого-то еще, и я ответил, что такая женщина у меня есть, на случай, если она сочтет вас слишком молодой. – Он посмотрел на Шейлу, ожидая ее реакции, но та продолжала есть рыбный пирог, словно и не поняла, что ее строптивость может быть наказана. – Видите ли, мисс Олдхилл, дело это довольно тонкое. Мне нельзя терять доверия миссис Морели-Джонсон. Сами понимаете, банк не может разбрасываться такими клиентами. И я обязан подстраховаться запасным вариантом. Надо отметить, ваша соперница в большей степени соответствует требованиям миссис Морели-Джонсон. У нее обширный опыт, и ей пятьдесят пять лет. Миссис Морели-Джонсон встретится с ней в десять утра. С вами – в одиннадцать. Потом она примет решение.

Шейла кивнула:

– Конечно. – Этот холодный, сдержанный тон всегда так раздражал Хэмметта. – Я понимаю.

Они доели пирог, и Паттерсон дернул шнур колокольчика, вызывая официанта.

– Сладости тут превосходные. Клубничный шербет…

– Мне только кофе, пожалуйста.

– Два кофе, – сказал Паттерсон официанту, пока тот убирал грязную посуду, потом вытащил из кармана тяжелый золотой портсигар, еще один подарок миссис Морели-Джонсон, и предложил Шейле сигарету. Они закурили, официант накрыл стол для кофе и снова оставил их вдвоем.

– Мистер Паттерсон, что, по-вашему, мне следует сделать, чтобы выглядеть менее привлекательной?

Паттерсон вгляделся в нее.

– Изменить прическу. Никакой косметики. Наденьте что-нибудь темное. Юбка должна быть ниже колен. Никаких высоких каблуков.

– Вы, однако, специалист, – удивилась Шейла. – Я последую вашим указаниям.

Паттерсон достал из нагрудного кармана очки, строгие, с овальными стеклами, и положил их на стол.

– Я хочу, чтобы вы надели эти очки. Купил их после разговора с миссис Морели-Джонсон. В них обычные стекла. Разумеется, совсем не обязательно носить их постоянно, только в ее присутствии. Они полностью изменят ваш облик.

Официант принес кофе. Когда он ушел, Шейла надела очки, встала, подошла к стенному зеркалу. Вернулась к столу.

– Вы совершенно правы, мистер Паттерсон… очень дельное предложение, благодарю вас. Едва ли вы могли оказать мне большую услугу.

Паттерсон уперся указательным пальцем в ямочку на подбородке.

– Я просто хочу, чтобы вы получили это место. Я даже готов поспорить, что вы его получите, и в будущем мы будем часто видеться. Так что не пора ли нам отвыкать от мистера Паттерсона и мисс Олдхилл? Меня зовут Крис, Шейла.

– Конечно. – Неожиданно она улыбнулась, впервые за время их знакомства. И даже в очках показалась ему ослепительной.

– Ради Бога, снимите эти очки… в них вы похожи на школьную мымру.

Шейла рассмеялась и сняла очки.

– Так лучше? – Она пододвинула к нему сахарницу. – Я пью без сахара.

– Я тоже. Значит, мы обо всем договорились. Вы придете в отель «Плаза-Бич» к одиннадцати утра. Скажете портье, что миссис Морели-Джонсон ждет вас, и назовете свою фамилию. Я его предупредил. Так что вас пропустят без всякого.

– Вы не упускаете ни одной мелочи, Крис.

– Стараюсь. – Паттерсон самодовольно улыбнулся. – О, ваше жалованье. Вашим казначеем буду я, поскольку веду все ее счета. Прежняя компаньонка получала сто долларов в неделю… разумеется, не считая жилья и питания. Вы будет жить в ее квартире в пентхаусе отеля. У вас будет своя комната, с телевизором… со всем необходимым. Я предложил платить вам сто сорок долларов. Она согласилась. Вас это устроит?

– Благодарю. Такой щедрости я не ожидала.

Лицо Паттерсона вытянулось. Он-то рассчитывал на большее. В конце концов сто сорок долларов в неделю, на всем готовом, чертовски хорошее жалованье, а она восприняла его слова как должное. Ему-то пришлось потрудиться, чтобы старуха согласилась с такими условиями.

Они допили кофе. Возникла неловкая пауза, затем Шейла повернулась и подчеркнуто посмотрела на плюшевое канапе. Паттерсон проследил за ее взглядом.

– Вас что-то заинтересовало? – как бы между прочим спросил он.

– Я просто подумала, что канапе иногда может оказаться весьма кстати. – Взгляд Шейлы остановился на нем. – Да еще задвижка на двери.

У Паттерсона гулко забилось сердце.

– Задвижка не нужна. – Голос его дрогнул. – После кофе сюда никто не зайдет.

Шейла не мигая смотрела на него. Ему стало не по себе.

– Вам это известно по собственному опыту?

Улыбка вышла натянутой.

– Можно сказать, да.

– Крис… – Шейла вдавила окурок в пепельницу, ее губы разошлись в легкой улыбке. – Я привыкла платить долги, но не так.

– Ну что вы! Как можно, Шейла… – Паттерсон изобразил возмущение. – Это ничего не значит… Никак не связано… Я не хочу, чтобы вы…

– Пожалуйста! – Шейла подняла руку. – К сексу я отношусь серьезно. Я думаю, это одна из тех немногих радостей, что Бог дал человеку. Но я не могу снять трусики, задрать платье на шею и лечь на плюшевое канапе в кабинете дорогого ресторана, куда не заходят официанты после того, как подан кофе. Повторю, я всегда плачу долги. Давайте вернемся к этому после того, как я получу работу.

Пожалуй, впервые за свою сознательную жизнь Паттерсон не нашелся с ответом. Он также почувствовал, что краснеет, а на лбу его выступили капельки пота. Он, в общем-то, и не верил в легкую победу, но и не ожидал такой откровенности.

– О чем вы говорите, – забормотал он. – Откуда у вас такие мысли…

Шейла отодвинула кресло.

– Я позвоню вам, как только узнаю ответ.

Она встала, и Паттерсон теперь смотрел на нее снизу вверх.

– Вы уже хотите уйти?

– Мне пора. Перед сном я должна написать несколько писем, а время позднее.

Теперь у Паттерсона отпали последние сомнения в том, что встретил он женщину неординарную, перед которой бессильно его обаяние. Но желание обладать ею нисколько от этого не уменьшилось. Правда, он понял, что решение будет принимать она. «Я всегда плачу долги».

Терпение, сказал он себе.

– Как вам будет угодно. – И последовал за Шейлой к двери. Пока он подписывал чек, она вышла на улицу. Пару минут спустя Паттерсон присоединился к ней.

– Не знаю, как мне благодарить вас, Крис. Вы подарили мне такой приятный вечер и взяли на себя столько хлопот с…

– Будем надеяться, что наши усилия не пропадут даром. – В голове вертелись ее слова: «К сексу я отношусь серьезно. Я думаю, это одна из тех немногих радостей…» Похоже, она не отказывалась лечь с ним в постель.

Швейцар подогнал «Уилд Кэт» к тротуару. До отеля «Франклин» они доехали молча. Перед тем как вылезти из машины, Шейла наклонилась к Паттерсону, коснулась губами его щеки. И умчалась, прежде чем тот успел обнять ее.

– Покойной ночи, Крис… еще раз благодарю.

Каблучки застучали по ступеням, и она скрылась в вестибюле, где ее дожидался Хэмметт.

Глава 2

Следующим утром Паттерсон, войдя в кабинет, тяжело вздохнул, увидев на столе две аккуратные стопки корреспонденции.

Он провел беспокойную ночь, думая о Шейле. Она высказалась ясно: «Я не могу снять трусики, задрать платье на шею и лечь на плюшевое канапе». Ни одна из знакомых ему женщин никогда бы не сказала такое. Но, с другой стороны, ее прямота вселяла надежду. Говорить так могла только женщина опытная, много повидавшая на своем веку. Ему не нравилось, что Шейла сразу раскусила его. От нее не укрылось, что ему более всего хочется уложить ее в свою постель. Неужели мысли его читались как открытая книга? И еще, весь вечер она полностью контролировала ситуацию, и это ему не нравилось. Более того, раздражало. Откуда у нее такое непоколебимое спокойствие? Она нисколько не поддалась его обаянию. Раньше такого не бывало. Но «я всегда плачу долги». То есть в удобное для нее время она ляжет с ним в постель… Другого это означать не должно.

Паттерсон сел за стол, закурил.

И ночью, и утром, стоя под душем и бреясь, он спрашивал себя, почему эта женщина так взбудоражила его. Не красавица, даже не милашка. Он не мог этого понять. И все же она неотступно преследовала его. Даже от мысли о том, что она, голая, лежит рядом с ним в постели, Паттерсона обдавало жаром. Такого неистового желания испытывать ему не приходилось. Конечно, и раньше ему хотелось переспать с той или иной женщиной, но при этом он оставался самим собой, мог думать о чем-то еще. Была, значит, в Шейле какая-то изюминка, разбудившая в нем такую страсть. Происходящее с ним и пугало, и радовало Паттерсона. Что же это за изюминка, черт побери, думал он.

В кабинет вошла Вера Кросс, его секретарь, миловидная, изящно одетая женщина лет двадцати семи. Ее высокая грудь и стройные ноги скрашивали Паттерсону серость трудовых будней. Не раз и не два задумывался он, какова она будет в постели. Впрочем, такой вопрос возникал у него всякий раз, когда он видел симпатичную женщину. По всему чувствовалось, что с Верой в постели не соскучишься, но Паттерсон не шел дальше раздумий. Ни единым намеком ни разу не выдал он, что видит в Вере женщину, хотя не сомневался, что та не станет возражать, если он при случае ущипнет ее за попку. Но Паттерсон всегда помнил, чем кончились для двух-трех его коллег романы с секретаршами. Он же не страдал отсутствием честолюбия. И надеялся стать вице-президентом, а то и президентом банка. А один неверный ход мог перечеркнуть все его устремления, поэтому они с Верой оставались только друзьями. Рук же он не распускал.

– Доброе утро, Крис. Сегодня много почты. – Вера закрыла за собой дверь. – Я ее рассортировала. В правой стопке срочные письма. – Она села, положила ногу на ногу, открыла блокнот.

Подавив еще один тяжелый вздох, Паттерсон взялся за первое письмо. В 9.50 с почтой было покончено. Иногда на странице возникали голубые, с поволокой, глаза, но усилием воли Паттерсон отгонял их прочь. В десять часов начиналось утреннее совещание, обычно продолжавшееся сорок пять минут.

– У меня назначены какие-нибудь встречи, Вера? – спросил он, догадываясь об ответе.

– Каждые двадцать минут до перерыва на ленч, – весело ответила та. – Мистер Коуэн придет в одиннадцать. Я отвела ему полчаса.

Паттерсон хлопнул себя по лбу.

– Но я же не просмотрел его акции. – Из-за Шейлы он забыл обо всем.

– Я догадалась об этом, – улыбнулась Вера. – И отнесла список в отдел инвестиций. Они предложили несколько вариантов. Я объяснила, что вы очень заняты другими делами. – И протянула Паттерсону два листа бумаги.

– Не знаю, что бы я без вас делал. – Паттерсону действительно достался компетентный секретарь. – Премного благодарен.

Вера радостно улыбнулась:

– Я знала, что вы заняты поисками компаньонки для миссис Морели-Джонсон. Нашли что-нибудь подходящее?

– Думаю, да… Сегодня все выяснится. Спасибо, Вера. – И Паттерсон углубился в предложения отдела инвестиций.

На совещании, чисто формальном, не представляющем никакого интереса, Паттерсон то и дело поглядывал на часы. Миссис Морели-Джонсон в это время беседовала с миссис Флеминг. Беспокойство не покидало его. А вдруг старушка остановит свой выбор на более пожилой женщине, уже пятнадцать лет проработавшей компаньонкой? Он, со своей стороны, выпячивал ее недостатки, а не достоинства. Указал на невысокую образованность, полное незнание и непонимание музыки. Намекнул, что с такой компаньонкой будет скучновато. И теперь надеялся, что его слова отложились в памяти миссис Морели-Джонсон.

И, вернувшись в кабинет, обсуждая с Берни Коуэном плюсы и минусы вкладывания денег в краткосрочные, с высоким процентом государственные облигации, Паттерсон постоянно держал в поле зрения настольные часы. Десять минут двенадцатого. Шейла уже сидит в просторной, роскошно обставленной гостиной квартиры в пентхаусе отеля и беседует с миссис Морели-Джонсон. Его руки покрылись липким потом. А если дело не выгорит? Что тогда сделает Шейла? Она говорила, что уедет в Лос-Анджелес. Значит, исчезнет из его жизни? Такая перспектива его не радовала.

Наконец Паттерсон избавился от Берни Коуэна, но тут же в его кабинет вплыла миссис Ван Дэвис. У нее появились лишние деньги, которые она желала вложить в акции. В 11.40 они решили все вопросы, и Паттерсон проводил миссис Ван Дэвис в приемную. Тепло распрощался с ней, и тут же Вера подозвала его к телефону:

– Миссис Морели-Джонсон.

– Я поговорю с ней из кабинета, – ответил Паттерсон и метнулся к своему столу. По пути плотно закрыл дверь, сел, закурил и лишь затем снял телефонную трубку.

– Это вы, Крис? – По телефону миссис Морели-Джонсон всегда говорила очень громко, очевидно полагая, что все ее собеседники глуховаты. Паттерсон чуть отстранил трубку от уха.

– Доброе утро, миссис Морели-Джонсон. Как вы себя чувствуете?

– Нормально. Может, немного устала. – Она любила подчеркнуть, что уже немолода. – Я насчет этой девушки… Шейлы Олдхилл. Я поговорила с ней. Она показалась мне очень серьезной, Крис.

Паттерсон заерзал на кресле. Попытался изгнать из голоса все чувства.

– Я думаю, вы правы. У нее прекрасные рекомендации. Я их проверил. (Ложь.) Вам она понравилась?

– Очень. – Последовала долгая пауза. – Но она так молода!

Паттерсон сжал трубку с такой силой, что побелели ногти.

– Да… это точно. Поэтому я и колебался, посылать ли ее к вам… ее подготовка…

– Мне понравилась другая женщина. У этой девушки нет ее опыта.

«Провал!» – подумал Паттерсон.

– Я вас понял, миссис Морели-Джонсон. Значит, я могу предложить мисс Олдхилл поискать другую работу?

– Я этого не говорила! – выкрикнула миссис Морели-Джонсон, и Паттерсон торопливо отодвинул трубку еще дальше от уха. – Наоборот. Девушка заинтересовала меня. Я помню ее отца… прекрасный был музыкант. И она так мало о нем знает. Сказала мне, что он очень хотел сына. И почти не уделял внимания дочери… мужчины иногда ведут себя так глупо. Я бы хотела рассказать ей об ее отце. Вы слишком молоды, чтобы помнить его. А я часто играла с оркестром, в котором он был одним из ведущих исполнителей.

Паттерсон начал успокаиваться.

– Я уверен, она будет вам очень благодарна, миссис Морели-Джонсон.

– При чем тут благодарность. Детям необходимо знать как можно больше о родителях. Я решила взять ее с испытательным сроком.

– А как насчет миссис Флеминг? Предложить ей подождать?

– Нет, разумеется. Скажите ей, что место уже занято. Девушку я беру на три месяца. Мы уже договорились. Если я захочу сменить компаньонку, то вновь обращусь к вам за советом.

Паттерсон облегченно вздохнул.

– Очень мудрое решение. Трехмесячный испытательный срок покажет, подходит ли она вам.

– Да… я так и подумала. Я вам очень благодарна, Крис. Наверное, поиски компаньонки заняли у вас массу времени.

– Пустяки, – весело ответил Паттерсон. – Главное, чтобы вы были довольны. У меня лежат несколько документов, которые вам нужно подписать. Могу я заехать завтра в одиннадцать?

– Безусловно. – И миссис Морели-Джонсон захихикала как девушка, назначившая свидание. Паттерсон скорчил гримасу. Он вел счета старушки четыре года, и эти смешки уже порядком поднадоели ему.

– Прекрасно, миссис Морели-Джонсон. Когда мисс Олдхилл приступает к работе?

– Она уже поехала за вещами.

Паттерсон нахмурился. Эта новость его не обрадовала. Как только Шейла устроится у старушки, остаться с ней наедине будет довольно затруднительно.

– Как я должен ей платить? Еженедельно или раз в месяц?

– У бедняжки нет ни гроша. Отец ничего не оставил ей. Все его деньги отошли дому для престарелых музыкантов. Меня это удивило… но артисты склонны к эксцентричным поступкам… Должна признать, и я точно такая же. – Вновь она захихикала. – Я решила платить ей сама. Дала ей денег, чтобы она приоделась. Платье у нее совсем старое. Вы знаете, как относятся в этом отеле к внешнему виду. По пути ко мне она заглянет в магазины. Я не буду обременять вас, Крис, ее хлопотами. У вас и без того дел хватает.

Глаза Паттерсона сузились. Шейла, похоже, не теряла времени даром. И полностью вышла из-под его контроля. Он не сомневался, что она уговорила старушку изменить устоявшийся порядок. Прошедшие четыре года с компаньонкой всегда расплачивался он.

– Для меня это не проблема, – ответил он. – Так я с нетерпением жду нашей завтрашней встречи, миссис Морели-Джонсон. Вам ничего не нужно привезти?

– Хорошо, что вы мне напомнили. – Она помолчала. – Захватите с собой, пожалуйста, пять тысяч долларов наличными.

Паттерсон не верил своим ушам. Наклонился вперед, уперевшись локтями в стол, крепче сжал трубку.

– Вы сказали, пять тысяч, миссис Морели-Джонсон?

– Да, пожалуйста. Я хочу иметь под рукой больше денег. Не люблю расплачиваться чеком.

– Обязательно привезу.

Еще несколько минут пришлось ему слушать щебетание старушки, пока наконец она не положила трубку. А Паттерсон задумчиво уставился в полированную поверхность стола.

Такое развитие событий ему не нравилось. Зона его влияния резко сократилась. Как это Шейле удалось убедить старушку, что ей лучше получать деньги непосредственно от нее, а не через банк? А может, он преувеличивает, и старушка до всего додумалась сама? Дала ей денег, чтобы она приоделась. Неужели старушка и до этого дошла самостоятельно, или ей помогла Шейла? Он уперся указательным пальцем в ямочку на подбородке. А теперь старушка просит привезти ей пять тысяч наличными! Вновь ему стало не по себе. Раньше она никогда не просила денег. Последние четыре года он полностью контролировал ее дела. Платил налоги, вкладывал деньги в акции и ценные бумаги, вел все расчеты: с отелем, шофером, магазинами, компаньонкой…

«Я решила платить ей сама. Не буду обременять вас ее хлопотами».

Определенно, ему не нравилось столь внезапное изменение в поведении старушки. И похоже, Шейла приложила к этому руку.

Размышляя об этом, он закурил очередную сигарету. Увидел перед собой бесстрастное, спокойное лицо, голубые глаза, словно затянутые туманом, решительный рот. Услышал ровный голос: «Я всегда плачу долги». Пожалуй, решил он, тревожиться не о чем. Все это ни на чем не основанные фантазии. Старушка действительно немного эксцентрична. Подумаешь, она заплатила Шейле сама. Что в этом особенного? Главное в другом – Шейла заплатит долг.

В кабинет всунулась Вера:

– Мистер Лессинг ждет.

Паттерсон вдавил окурок в пепельницу.

– Пусть заходит. – С усилием заставил себя забыть о Шейле и переключился на текущие дела.


Джек Бромхед последние пять лет служил шофером у миссис Морели-Джонсон. Старушка немного побаивалась его, но и гордилась тем, что у нее такой шофер. Пятидесяти пяти лет от роду, высокий, стройный, благородной наружности, с густыми, отливающими серебром волосами. Когда-то миссис Морели-Джонсон побывала в Кантербюри, в Англии, и увидела епископа, идущего по главной улице. Кротость его лица, достоинство, с которым он держался, белоснежные волосы произвели на нее неизгладимое впечатление. Те же чувства возникли у нее, когда агентство по найму прислало ей Бромхеда. Ее прежний шофер внешне ничем не выделялся, изрядно ей надоел и искренне полагал, что «Кадиллак» – единственный достойный уважения автомобиль.

Бромхед представил безупречные рекомендации. Недавно прибыл в Америку, англичанин. Сказал ей, что был шофером герцога Сассекского. Его уверенность в себе, рекомендательное письмо от герцога, импозантная внешность составили неотразимую комбинацию.

Но Бромхед спокойным, хорошо поставленным голосом пояснил миссис Морели-Джонсон, что привык водить «Роллс-Ройс». И если она предпочитает «Кадиллак», – тут последовала долгая пауза, – то он, к сожалению, отправится искать работу в другом месте.

Глядя на этого высокого, представительного мужчину, миссис Морели-Джонсон думала о том, как будут завидовать ей подруги, если у нее появится такой шофер. Ранее покупать «Роллс-Ройс» она не собиралась. В ее кругу обходились «Кадиллаками» и «Мерседесами». Но теперь идея ей понравилась. И она велела Бромхеду купить для нее «Роллс». Тот важно кивнул, чем несколько разочаровал миссис Морели-Джонсон, которая рассчитывала на более бурное выражение благодарности. А Бромхед добавил, что униформу он хотел бы заказать у лондонской фирмы «Хэйуэс и Сэтис», портных герцога Эдинбургского. Он полагал, что американские портные еще не достигли того уровня, к которому он привык. И тут миссис Морели-Джонсон не стала возражать. И даже когда пришел счет более чем на тысячу долларов, она заплатила не моргнув глазом. Еще бы, такому шоферу требовалась и соответствующая одежда.

Все ее затраты окупились в первый же день, когда к отелю «Плаза-Бич» подкатил темно-фиолетовый «Роллс», за рулем которого в серой, с черным кантом, униформе и фуражке с кокардой восседал Бромхед. Даже у швейцара, а уж он-то навидался всякого, от изумления отвисла челюсть.

А первого декабря каждого следующего года Бромхед вежливо, но твердо предлагал поменять «Роллс» на новую модель. И миссис Морели-Джонсон тут же соглашалась.

Бромхед появился у миссис Морели-Джонсон за год до того, как Крис Паттерсон начал вести все ее дела. В этом Бромхеду крепко повезло. Паттерсон, если бы он нанимал для старушки шофера, наверняка проверил бы рекомендательное письмо и без труда выяснил, что герцога Сассекского в природе не существует, а письмо – всего лишь подделка.

Из своих пятидесяти пяти лет десять Джек Бромхед провел в тюрьме за подделку документов. Английская полиция признавала в нем одного из лучших специалистов. Подделывать он мог не только документы, но и деньги, поскольку был первоклассным гравером.

Но после десяти лет за решеткой Бромхед пришел к выводу, что надо менять профессию. Захотелось спокойной жизни, но не в бедности, а с комфортом. И он решил отправиться в Америку. Машину он водил мастерски и справедливо полагал, что его импозантная внешность, английский акцент и умение подать себя произведут впечатление на богатых американцев.

Прибыв на Тихоокеанское побережье (деньги на дорогу он выручил, продав свои инструменты одному из коллег по ставшей для него рискованной профессии), Бромхед обратился в одно из процветающих агентств по найму.

Задачу он сформулировал четко: стать шофером у богатой пожилой женщины. И аккурат в тот же день миссис Морели-Джонсон обратилась в агентство с просьбой подобрать ей шофера.

В расцвете своей карьеры Бромхед зарабатывал на подделках до тридцати тысяч футов стерлингов в год. Но райская жизнь продолжалась менее трех лет, после чего потекли серые будни в местах не столь отдаленных. За три года Бромхед привык к роскоши, и десять лет тюрьмы дались ему очень нелегко. Поэтому, выйдя на свободу, он дал зарок обеспечить себе старость, не вступая в конфликт с законом. Еще одного тюремного заключения он бы не выдержал.

Рассуждал он весьма логично: дайте мне богатую старушку, дайте мне время, а уж там-то я сам позабочусь о том, чтобы ни в чем не нуждаться до конца дней.

Бромхед постоянно помнил о том, что любой неверный шаг может привлечь к нему внимание полиции, и тогда жди неприятностей. А в пятьдесят пять лет он мог позволить себе не спешить. Да и в шоферах у миссис Морели-Джонсон жилось ему очень неплохо. У него была хорошая комната с душем и телевизором на этаже, отведенном для шоферов богатых постояльцев отеля «Плаза-Бич». Причем среди них только он сидел за рулем «Роллса», вызывая зависть остальных. Он получал сто долларов в неделю плюс полное обеспечение. Миссис Морели-Джонсон не перегружала его работой. Практически ежедневно, в одиннадцать утра, она ездила за покупками. Бромхед относил свертки и коробки в машину, а затем, по возвращении в отель, в квартиру миссис Морели-Джонсон. Днем она выезжала редко, вечером – никогда, предпочитая играть на рояле да принимать гостей. Любила она и посидеть на солнышке, слушая пластинки с записями классической музыки.

Так что свободного времени Бромхеду хватало. Часть он тратил на письма, которые рассылал кинозвездам, писателям и другим знаменитостям с просьбой об автографе. Обычно он получал требуемое и тренировал руку, подделывая их подписи. В итоге ему не составило бы труда расписаться на банковском чеке за любого из них, возникни такая необходимость. Он, однако, не решался пойти на такой риск. И подделывал подписи лишь для того, чтобы не терять форму.

Впервые приехав в «Плаза-Бич», он ничего не знал о миссис Морели-Джонсон, за исключением того, что она богата. И решил выяснить, сколько же у нее денег. Купил дорогое подслушивающее устройство с миниатюрными микрофонами, которые установил в гостиной миссис Морели-Джонсон, в спальне и на террасе. Микрофоны эти, размером с виноградную косточку, оказались достаточно мощными, чтобы передавать все, что говорилось в квартире, на магнитофон в комнате Бромхеда.

Для себя он решил, что операция рассчитана на долгий срок и торопиться ни к чему. Прошел год, а он не узнал ничего интересного, если не считать того, что миссис Морели-Джонсон предпочитает общество молодых мужчин, гораздо моложе, чем он. Только с появлением Криса Паттерсона на магнитофонной пленке начала появляться нужная Бронхеду информация.

Удобно устроившись в кресле, он вслушивался в голос Криса Паттерсона, в подробностях излагающего финансовое положение миссис Морели-Джонсон. На колене Бромхеда лежал открытый блокнот, в котором он записывал наиболее важные детали. Помимо драгоценностей, «Роллс-Ройса», мехов, земельных участков, у миссис Морели-Джонсон было примерно пять миллионов долларов. И потом, просматривая записи, Бромхед понял, что в руках у него Эльдорадо, разумеется, при условии, что он четко разыграет свою партию.

Прошел еще год. Такой же, как и предыдущий, что вполне устраивало Бромхеда. Его влияние на старушку, пожалуй, даже возросло. Она практически не докучала ему. Но все ее причуды неукоснительно выполнялись. Бромхед работал ради будущего. Однако с течением времени он начал замечать, что Паттерсон все более и более завладевает вниманием старушки. Его это не удивило. Он знал, что она неравнодушна к молодым и красивым. Видел, как она реагировала на молодых продавцов, обслуживающих ее в магазинах, как она частенько сидела на террасе, до того, как катаракта практически полностью лишила ее зрения, и в бинокль разглядывала молодых мужчин, разгуливающих по набережной. Так что успех Паттерсона представлялся ему вполне естественным.

А в одно утро она попросила Бромхеда съездить за ее адвокатом.

– Я хочу, чтобы вы привезли сюда мистера Уэйдмана, Бромхед, а после того, как мы закончим наш деловой разговор, доставили его обратно в контору. Поездка на «Роллсе» ему понравится.

– Разумеется, мадам, – кивнул Бромхед.

Деловой разговор…

Перед тем как отправиться за Уэйдманом, Бромхед установил на магнитофон большую бобину с пленкой и поставил таймер на одиннадцать часов, ожидаемое время прибытия адвоката. И спокойно сидел за рулем «Роллса», зная, что каждое слово, сказанное в гостиной, окажется на пленке. Когда Уэйдман спустился вниз, Бромхед отвез его в контору. Потом вернулся, поднялся к себе, сделал сандвич с ветчиной, открыл банку пива, прокрутил пленку назад и приготовился слушать.

Миссис Морели-Джонсон оставляла два миллиона долларов Фонду по борьбе с раком. Еще два миллиона плюс участок под застройку в тысячу акров – Оксфэма. Миллион – Обществу слепых. Картины она наказывала продать, и выручка, наверное не меньше двух миллионов, отходила ЮНИСЕФ.

Далее следовали мелочи.

Сто тысяч долларов ежегодно Кристоферу Паттерсону до конца его жизни за постоянные теплоту и внимание. Пятнадцать тысяч долларов ежегодно и «Роллс-Ройс» Джеку Бромхеду. Двадцать тысяч долларов ежегодно мисс Мей Лоусон, ее компаньонке.

В тишине комнаты лишь шуршала магнитофонная лента, затем послышался голос адвоката:

– А как насчет вашего племянника, Джеральда Хэмметта? Вы что-нибудь оставляете ему?

– Джеральду? – воскликнула миссис Морели-Джонсон. – Разумеется, нет. Паршивый мальчишка. От меня он ничего не получит.

Дальнейший разговор не содержал ничего интересного. Бромхед откинулся на спинку стула и еще раз просмотрел записи в блокноте.

Пятнадцать тысяч долларов в год плюс «Роллс-Ройс». Он-то рассчитывал на большее. Это надо изменить… Как, он пока не знал.

Ее племянник, Джеральд Хэмметт. Кто он такой? Оказывается, у миссис Морели-Джонсон есть родственник.

Размышления не привели к какому-то выводу, он стер пленку и убрал блокнот. Еще есть время, напомнил он себе. Племянник его заинтересовал. Следовало навести справки. Родственник мог опротестовать завещание… с подобными документами всякое возможно, тут необходима осмотрительность. Неверный шаг, и полиция тут как тут. От этой мысли Бромхеда даже передернуло.

И тут он вспомнил о Солли Марксе. Его сосед по камере говорил: если тебе что-то понадобится на Тихоокеанском побережье, обращайся к Солли Марксу, не прогадаешь. Тот жил в Лос-Анджелесе, в нескольких сотнях миль от городка, где обосновался Бромхед. Солли, юрист по профессии, вел сомнительные судебные процессы, торговал земельными участками, ссужал деньги под немалые проценты и знал многое из того, что не попадало в газеты.

После некоторого колебания Бромхед решил позвонить Марксу. Нашел его телефон в справочнике, набрал нужный номер. Солли сначала держался настороженно, но растаял, едва Бромхед упомянул фамилию сокамерника.

– Я к вам подъеду. Не стоит обсуждать наши дела по телефону. Назовите место, и я там буду.

– Снимите номер в отеле «Франклин», – ответил Бромхед. – Встретимся там в шесть вечера.

Когда Бромхед пришел во «Франклин», Солли Маркс поджидал его в вестибюле. Внешность его поразила Бромхеда: более всего Солли напоминал раздутую жабу: низкорослый, кажущийся квадратным из-за непомерно широких плеч, с круглой, похожей на шарик для пинг-понга головой, с венчиком рыжеватых волос. В жирных щеках бисеринками блестели маленькие черные глазки, хитрые, ничего не упускающие из виду.

А несколько минут спустя Бромхед понял, что именно такой человек ему и нужен.

– Я не буду говорить вам, в чем причина, но мне нужно следующее: полная информация о миссис Морели-Джонсон, проживающей в отеле «Плаза-Бич». То же самое касательно Кристофера Паттерсона, заместителя управляющего «Пасифик трэйдерс бэнк». Тут меня интересует не только прошлое и настоящее. Особенно его отношения с женщинами. И еще, нужно выяснить как можно больше о Джеральде Хэмметте, племяннике миссис Морели-Джонсон. Вы сможете это сделать?

Маркс положил маленькую, с толстыми, как сардельки, пальцами, руку на колено сидящего рядом Бромхеда.

– Я могу все, что угодно, за соответствующую цену. Как я понимаю, сейчас вы недостаточно кредитоспособны, но у вас, скажем так, хорошие перспективы?

Бромхед всмотрелся в черные глазки.

– У меня хорошие перспективы.

Маркс допил содержимое бокала.

– Тогда никаких проблем. Требуемую информацию вы получите. Могу я узнать, что же у вас за перспективы?

Бромхед позволил себе улыбнуться.

– Я коллекционирую автографы. Детская, разумеется, забава, но что-то в этом есть. – Он достал из кармана блокнот и протянул Марксу: – Распишитесь, пожалуйста.

Маркс воззрился на него, маленький ротик двинулся средь жировых складок, возможно, это следовало воспринимать как улыбку. Взяв блокнот, вытащил ручку, нацарапал подпись: невообразимую вязь зигзагов.

Бромхед изучал подпись несколько минут.

– Не просто, – пробормотал он, перевернул страницу, попросил у Маркса ручку, воспроизвел его подпись. Вырвал из блокнота обе страницы, потасовал их, передал Марксу. – Какая из подписей ваша?

Маркс долго смотрел на две идентичные подписи, затем порвал оба листка на мелкие клочки и кивнул Бромхеду:

– Убедительно. Очень хорошо, друг мой. Вы получаете неограниченный кредит.

– Меня это устраивает, – кивнул Бромхед. – Во сколько обойдется нужная мне информация?

– Десять тысяч долларов.

Бромхед покачал головой:

– Нет… пять тысяч. Она стоит ровно пять тысяч.

Маркс наклонился к нему.

– У миссис Морели-Джонсон пять миллионов. Не экономьте по мелочам друг мой… десять тысяч, или мы расходимся.

– Восемь, – предпринял последнюю попытку Бромхед, уже не надеясь на успех.

Маркс хохотнул:

– Я сказал, десять… Я свяжусь с вами сам. – Слез с высокого стула у стойки бара и, переваливаясь, заковылял к лифту.

Бромхед проводил его взглядом. Похоже, он не ошибся в выборе.

Досье, которые неделю спустя передал Бромхеду Маркс, содержали именно те сведения, которые интересовали заказчика.

Перед тем как расстаться с досье, Маркс попросил расписку на десять тысяч долларов. Бромхед не сомневался в успехе своего плана и твердо знал, что рано или поздно сможет выплатить Марксу причитающуюся тому сумму. Не смутили его и двадцать пять процентов годовых, которые брал Маркс.

– Если вам понадобится что-либо еще, вы знаете, как меня найти. – Маркс убрал расписку в бумажник. – Я всегда к вашим услугам.

Еще бы, подумал Бромхед, при таком-то проценте. Но не мог не признать, что получил требуемое, а хорошая работа, и это тоже не составляло для него тайны, требовала и соответствующей оплаты.

Изучение досье он начал с информации по Джеральду Хэмметту, поскольку тот, на правах единственного родственника, при случае мог оспорить завещание миссис Морели-Джонсон.

Джеральд, как он выяснил, был единственным сыном Лоусона Хэмметта, брата миссис Морели-Джонсон, который весьма успешно занимался проектированием и строительством шахт, пока не погиб в одной из них восемь лет назад. Жена Лоусона сбежала с его лучшим другом, и при разводе суд оставил мальчика на попечении отца. С сыном у Лоусона не заладилось. Он не смог найти подход к этому ленивому бездельнику, к тому же со скверным характером. Окончив частную школу, Джеральд не вернулся домой, а исчез в неизвестном направлении. Его отец облегченно вздохнул и не шевельнул даже пальцем, чтобы найти юношу.

Когда Джеральду стукнуло двадцать два, к тому времени он уже знал, что не попросишь – не получишь, он навестил свою тетушку, миссис Морели-Джонсон, в отеле «Плаза-Бич», напомнил, что он – ее единственный племянник, и поинтересовался, что она может для него сделать.

Обратись Джеральд к ней тактично, вежливо, она скорее всего помогла бы ему, но тот не желал терять времени на богатую старуху, и его наглая просьба о деньгах шокировала тетушку.

Детектив Маркса нашел свидетеля этой встречи. Швейцар «Плаза-Бич» помнил, как это произошло, хотя минуло уже пять лет, и за десять долларов согласился поделиться подробностями. Джеральд явился в отель грязный, оборванный, бородатый, как раз в тот момент, когда миссис Морели-Джонсон собралась за покупками. Для смелости он выкурил сигаретку с «травкой» и пребывал в воинственном настроении. Заступил тетушке дорогу в вестибюле отеля и громким голосом высказал свои требования. Старушка чуть сквозь землю не провалилась. Она же понимала, что все ее так называемые друзья наблюдают за этой безобразной сценой. Не зная, что предпринять, беспомощно взглянула на швейцара, мимо которого каким-то образом сумел прошмыгнуть Джеральд.

Швейцар, помня о многочисленных подачках, получаемых от миссис Морели-Джонсон, схватил Джеральда за шиворот и грубо вышвырнул из отеля. Но тот успел прокричать: «Ладно, старая глупая корова… Раз не хочешь меня таким, пеняй на себя!»

Инцидент этот попортил миссис Морели-Джонсон немало крови. И если бы не ее пять миллионов долларов, управляющий самого роскошного отеля города попросил бы ее переехать куда-нибудь еще.

Как следовало из досье, Джеральд Хэмметт отправился в Лос-Анджелес. Присоединился к каким-то хиппи, прокантовался с ними три года, затем занялся торговлей наркотиками. Три месяца спустя его накрыла полиция. Отец умер, так что за помощью он мог обратиться только к миссис Морели-Джонсон. К ней поехал детектив, чтобы спросить, готова ли та принять участие в судьбе Джеральда. Как на грех, детективом оказался симпатичный негр. Миссис Морели-Джонсон родилась и выросла в Джорджии и на дух не переносила черную кожу. И появление детектива-негра в ее квартире в пентхаусе отеля вкупе с воспоминаниями о последней встрече с этим несносным мальчишкой переполнили чашу ее терпения. И она отослала детектива взмахом руки, не сказав ему ни слова.

Джеральд провел в тюрьме два года. Достаточное время, чтобы поразмышлять и прийти к выводу, что с детства его обрекли на тяжелую жизнь, весь мир у него в долгу, а платить по счетам должна миссис Морели-Джонсон. Заключение это, разумеется, вывел детектив Маркса, но и Бромхед не стал бы его оспаривать. На месте Джеральда он бы чувствовал то же самое. Освободившись, Джеральд переехал в Нью-Йорк и вновь спутался с хиппи. Наркотики, правда, он теперь обходил стороной. Знал, что на крючке у полиции, и следующий арест обернется куда более долгим сроком.

В этот период, живя словно в вакууме, Джеральд встретил Веду Рэйсон. Молодую, симпатичную, готовую выполнить любое желание Хэмметта и, что самое главное, имеющую приличное ежемесячное содержание, которое назначил ей отец за то, что она будет жить отдельно. Джеральда она поселила у себя в двухкомнатной квартире, оплачивала все его счета и вообще всячески ублажала. За четыре месяца такой жизни Джеральд помягчел.

Ему нравилось подниматься с постели не раньше одиннадцати. Веда или готовила сама, или вела его в ресторан. Она же покупала ему одежду. И в кровати не знала себе равных. Можно ли желать лучшего, спрашивал он себя.

Но однажды утром, проснувшись, Джеральд перевернул Веду на спину, и та вскрикнула от боли. Последовала суматоха телефонных звонков, прибытия машины «скорой помощи», перекладывания Веды с кровати на носилки, поездка в больницу с включенной сиреной.

В больнице медицинская сестра сказала ему, что надежды нет. Детектив Маркс не успел выяснить все подробности, но по всему выходило, что у Веды был неоперабельный рак. Он узнал об этом от регистраторши. А Джеральда ввела в курс дела Шейла Олдхилл, по мнению регистраторши, недостойная места медицинской сестры.

– Шлюхой бы ей работать, – ворчала регистраторша. – Я о ней все знаю. Стоит мужчине посмотреть на нее, как она готова задрать юбку и плюхнуться на спину.

Детектив вздохнул, подумав, что всегда мечтал о такой женщине, но регистраторше ничего не сказал.

Веда умерла через тридцать восемь часов после поступления в больницу. Это печальное известие Джеральд услышал от той же Шейлы Олдхилл. Тому, конечно, взгрустнулось. Кто будет теперь платить за квартиру, кормить, одевать его?

– Я наблюдала за ними, – доложила детективу регистраторша. – Ужасное зрелище. Как же она смотрела на него… Описать это можно только одним словом. Вы понимаете, произнести его я не могу. И что она нашла в этом грязном, волосатом парне?

Детектив, толстяк средних лет, немало повидал и еще больше услышал. Так что он мог понять и Шейлу, и регистраторшу.

Далее он узнал, что Шейла Олдхилл и Джеральд поселились вместе, тоже в двухкомнатной квартире. Шейла продолжала работать в больнице, на ее деньги они и жили. Джеральд целыми днями слушал музыку, ходил в кино, дожидаясь возвращения Шейлы. В последних строчках отчета указывалось, что они по-прежнему в Нью-Йорке: Шейла работает, Джеральд – у нее на содержании.

Все это заинтересовало Бромхеда. Но прежде чем принять решение, он позвонил Марксу и попросил подобрать материалы по Шейле Олдхилл. Две недели спустя он получил еще одно досье в обмен на расписку в две тысячи долларов. Прочтя его, Бромхед убедился, что и эти деньги потрачены не зря.

Он узнал, что отец Шейлы был первой скрипкой в Нью-Йоркском филармоническом оркестре, а из досье миссис Морели-Джонсон следовало, что она, под псевдонимом Алис Лессон, не раз выступала с этим оркестром.

Досье Криса Паттерсона показало, что тот весьма неравнодушен к женщинам и романам его несть числа. Отмечалась осторожность Паттерсона, – женщины эти жили в других городах, и встречался он с ними на чужой территории, – его умение избегать сплетен.

И постепенно в голове Бромхеда начал формироваться план, осуществление которого сулило ему безбедное будущее.

Прежде всего он решил повидаться с Джеральдом и Шейлой Олдхилл. Встреча эта стала особенно насущной в связи с тем, что миссис Морели-Джонсон осталась без компаньонки. Старушка ждала вердикта врачей. Ее прежнюю компаньонку, которая прожила с ней пятнадцать лет, забрали в больницу. Миссис Морели-Джонсон терпеть не могла что-то менять в устоявшемся образе жизни и предпочла ждать выздоровления старой компаньонки и не искать новую. Бромхед же не сомневался, что дни компаньонки сочтены, и перешел к активным действиям.

Написал Джеральду на бланке отеля «Плаза-Бич», сообщив, что собирается в Нью-Йорк по срочному делу и просит встретить его в аэропорту. Затем попросил миссис Морели-Джонсон отпустить его на уик-энд, чтобы он мог провести пару дней с приезжающим в Нью-Йорк братом (несуществующим). Старушка не только отпустила его, но и оплатила авиабилеты туда и обратно.

Прежде чем вылететь в Нью-Йорк, Бромхед позвонил Солли Марксу, чтобы занять у того тысячу долларов. Деньги он получил без задержки, поскольку Маркс уже не сомневался, что Бромхед задумал крупное дело. Маркс, как и Бромхед, постоянно помнил о пяти миллионах миссис Морели-Джонсон. Но не хотел знать никаких деталей, чтобы не подставляться. Серьезный настрой Бромхеда служил гарантией его интересов. Урожай он намеревался снимать после завершения операции. Пока он лишь ссужал деньгами Бромхеда, полиция не могла поставить ему в вину соучастие, и это вполне его устраивало.

Джеральд Хэмметт разочаровал Бромхеда, но он достаточно пожил на этом свете, чтобы знать, что хороший мастер должен уметь работать теми орудиями, что оказались под рукой. Джеральд сразу оживился, узнав, что перед ним шофер миссис Морели-Джонсон. Бромхед в общих чертах обрисовал свой план, спросил, можно ли рассчитывать на помощь Шейлы Олдхилл.

Джеральд заверил его, что Шейла не откажется.

Бромхед предложил обсудить все втроем, они сели в «Фольксваген», купленный Джеральду Шейлой, и поехали в двухкомнатную квартиру, где обитала парочка. Если Шейла гиперсексуальна, думал Бромхед, она как нельзя лучше подходит для его плана. Похоже, регистраторша права, отметил он, поглядывая на Джеральда. Такой молодой парень не стал бы жить с льдышкой. Шейла много старше и могла удержать его, лишь творя чудеса в постели.

Шейла оправдала все его надежды. Сам он уже женщинами не интересовался, не позволял возраст, но не мог не почувствовать ее сексуальности, бьющей из-под маски нарочитого спокойствия. С такой женщиной, решил Бромхед, можно не опасаться неудачи.

Изложив свой план, Бромхед, предупредил, что его реализация может начаться лишь со смертью нынешней компаньонки миссис Морели-Джонсон, равно как и в том случае, если она не сможет выполнять свои обязанности. Его немного тревожил Джеральд, усевшийся в стороне от них, явно чем-то недовольный. Когда он порывался что-то сказать, Шейла останавливала его взмахом руки, и он умолкал, бормоча под нос ругательства.

Закончив, Бромхед уперся взглядом в Шейлу:

– Так что вы скажете?

– Стоит попробовать, – ответила та.

– Это игра. Можно выиграть, можно проиграть. Я хочу, чтобы вы оба поняли: операция рассчитана на длительный срок, но куш стоит того.

Джеральд встрепенулся:

– Что значит длительный?

Бромхед повернулся к нему:

– Нам придется подождать смерти старушки, – и, помолчав, добавил: – Но никто не живет вечно.

Глава 3

Джеральд Хэмметт сидел в своем обшарпанном номере в отеле «Франклин». Дверь он оставил приоткрытой, чтобы не пропустить появление Шейлы. Она ушла без четверти одиннадцать и, по его прикидкам, должна была вернуться в половине первого. В час дня он спустился в бар, купил сандвич с ветчиной и кружку пива. Со стула у стойки он мог видеть входную дверь отеля. В половине второго Джеральд поднялся в номер. На душе у него становилось все тревожнее. Что случилось с Шейлой? Она – ключевая фигура всей затеи, не заладится у нее – не будет и денег. А если ее сбила машина? Тут-то до него наконец дошло, что его роль, пусть и немаловажная для реализации задуманного Бромхедом, на начальной стадии равна нулю.

Шейла и Бромхед понимают друг друга с полуслова, раздраженно думал он. А к нему относятся, как две кинозвезды – к участнику массовки.

К четырем часам он разве что не лез на стену, и тут в коридоре показалась Шейла, нагруженная коробками и пакетами. Джеральд чуть не озверел. Он не находит себе места, а она шляется по магазинам!

Подождав, пока она откроет дверь, он вышел в коридор, посмотрел направо-налево, убедился, что никто их не видит, и вслед за Шейлой вошел в номер.

– Что случилось? – спросил он, закрыв за собой дверь.

– Не следует тебе заходить ко мне, Джерри. – Она положила коробки на кровать. – Слишком рискованно.

Джеральд выругался.

– Что случилось?

– Все нормально. Меня взяли на три месяца. Испытательный срок. – Шейла подошла к зеркалу и занялась волосами: прежняя прическа старила ее.

– А это что? – Джеральд указал на коробки и свертки.

– А, одежда. Твоя тетя считает, что мне нужны новые туалеты.

– И она дала тебе деньги?

– Естественно.

Джеральд не сводил глаз с коробок.

– Сколько она будет тебе платить?

– Сто сорок долларов в неделю.

– Правда? – Джеральд присвистнул. – Вот это да! Старая корова битком набита «зелененькими».

– Нам это известно.

Он перевел взгляд на Шейлу.

– А Паттерсон?

– Я смогла привлечь его на свою сторону.

– Как же?

– Неважно. Мне надо собраться. Она хочет, чтобы я пришла к шести. Времени осталось совсем немного.

– То есть теперь ты будешь жить у нее?

– Да… иначе она не может.

Джеральд переступил с ноги на ногу.

– А как же я?

Шейла достала из шкафа чемодан, перенесла его на кровать, раскрыла.

Джеральд схватил ее за руку, развернул к себе лицом.

– Ты меня слышала? А как же я?

Голубые глаза остались холодными как лед, голос – спокойным и бесстрастным.

– Мы же обо всем договорились. – Она вырвала руку. – Осторожнее… Останутся синяки.

– Переживешь! – рявкнул Джеральд, подсек ей ноги и завалил на кровать, прямо на коробки.

Упал на Шейлу, успел засунуть руку под юбку и тут же получил кулаком по лицу. Слезы брызнули из глаз, он почувствовал, что из носа потекла кровь. Пока он приходил в себя, Шейла выскользнула из-под него, взяла со столика салфетку, сунула ему в руку. Джеральд сел, приложив салфетку к разбитому носу.

– Сука!

– Держи себя в руках, – отрезала Шейла. – Прочь с кровати… все перепачкаешь.

Он встал, дрожа от бессильной ярости.

– Я все понял, сука ты этакая, – бормотал он, прижимая к носу окровавленную салфетку. – Небось только и думаешь, как лечь под этого чертова банкира. А я для тебя уже пустое место.

– Замолчи. – Джеральд плюхнулся в кресло, а Шейла ушла в ванную, вернулась с влажной губкой. Точными, профессиональными движениями вытерла кровь с носа и рта. Унесла губку обратно, промыла под струей воды. Джеральд скрючился в кресле, как побитый ребенок.

– Джерри… – Она стояла в дверном проеме. – У меня очень мало времени, но мы должны поговорить. Мы взялись за большое дело. Ты, надеюсь, это понимаешь. Все расписано до мелочей. Бромхед не подведет. Я – тоже. И тебе пора перестать изображать недоумка. Ты вот спрашиваешь: а как же я? Без тебя тоже не обойтись, но пока надо просто ждать. Если ты не знаешь, чем себя занять, могу тебе кое-что предложить.

Джеральд шмыгнул носом.

– И что ты предложишь?

– Я буду давать тебе семьдесят долларов в неделю, половину того, что зарабатываю сама. Из отеля придется съехать… номер стоит слишком дорого. Найдешь себе комнатку подешевле. Семидесяти долларов в неделю тебе хватит. При необходимости устроишься на работу.

Джеральд бросил салфетку на пол. Потрогал нос рукой, убедился, что кровь больше не идет.

– Работу? О чем ты говоришь? Что, по-твоему, я умею делать?

Шейла глянула на него:

– Действительно… какой из тебя работник. Значит, будешь жить на семьдесят долларов в неделю. Многие обходятся и меньшим.

– А пока этот мерзавец банкир будет трахать тебя?

– Джерри… уйди, пожалуйста. Мне надо собрать вещи. Завтра ты съедешь отсюда. Начинается операция, которая в корне изменит нашу жизнь. Мы станем богатыми, а ради этого я готова на все. И тебе пора повзрослеть.

Он ответил сердитым взглядом.

– А если мне не нужны эти деньги? От них только неприятности. Воспользуемся напоследок этой кроваткой, крошка. Я тебя хочу.

Лицо Шейлы осталось спокойным, но синие глаза сверкнули.

– Пошел вон! – отрезала Шейла. – Мне надо паковаться.

С неохотой Джеральд встал.

– А как я найду комнату? – Он уже чуть не плакал. – Тебе-то хорошо, будешь жить в роскоши со старой коровой да трахаться с этим подонком из банка… Как я найду комнату?

– Джеральд! Убирайся! – Она огляделась, схватила сумочку, раскрыла ее, достала деньги, швырнула их на кровать. – Вот… семьдесят долларов! Это тебе на неделю.

Он посмотрел на деньги, после короткого колебания наклонился, взял их, сунул в карман.

– Твоя беда в том, что ты думаешь только о деньгах, – пробурчал он.

– И что из этого? Деньги нужны, чтобы жить. И очень плохо, что ты о них не думаешь. Тебе достаточно того, что я содержу тебя.

– Нам было так хорошо вдвоем. – Он направился к двери. – И зачем ты только впуталась в это дело.

– Пошли мне свой новый адрес в «Плаза-Бич». – Она уже не смотрела на Джеральда. – Я к тебе загляну.

Он остановился на пороге.

– Послушай, крошка, прежде чем я уйду… Стяни трусики.

Шейла смотрела на него как на незнакомца.

– Пожалуйста, уйди,