Читать онлайн Расстрелять или жениться? бесплатно

Леси Филеберт
Расстрелять или жениться?

Глава 1. Подкроватная вечеринка

Он вытащил меня из-под собственной кровати. Натурально так вытащил - за ноги. 

Вот и хорошо. А то под кроватью было тесно. И темно. И пыльно. И компанию мне там составил только грустный одинокий носок. Так себе компания для подкроватной вечеринки одной замерзшей уставшей путницы, то есть меня. Но под кроватью было хотя бы тепло и сухо.

Как бы там ни было, а меня вытащили из спасительного укрытия. Я особо не сопротивлялась, но и восторга по этому поводу не испытывала. Так и показалась на свет в обнимку с найденным носком. Ну ладно, не совсем на свет - всё-таки в комнате царил полумрак. Но показалась - факт. Вставать, однако, не спешила. Только приняла позу поудобнее, чтобы дальше спать.

- Доброе утро, красавица, - раздался бархатный голос сверху.

- Утро доброе, а я - нет, - привычно огрызнулась, зажмуриваясь еще крепче.

 - Ты встать не хочешь?

- Не-а, - зевнула для пущей убедительности.

Перевернулась на другой бок и попросила:

- Одеяло можно?

- А еще что-то нужно?

- Да. С подушкой было бы лучше.

- Минутку...

Но минутку спустя в меня полетела не подушка, а пролился целый водопад. Ну ладно, не водопад, но стакан холодной воды так уж точно. Выплеснулся прямо в лицо, взбодрил окончательно и бесповоротно. Я даже села наконец-то, отплёвываясь и ругаясь.

- Вы чего творите? Совсем очешуели, да?!

Мужчина почему-то очень внимательно посмотрел на свои руки, удовлетворился зрелищем и покачал головой.

- Пока что нет. Но ты близка к тому, чтобы довести меня до очешуительного состояния.

И ухмыльнулся еще так нехорошо...

Тут я только заметила, что мужчина был голый. Ну почти. Полотенце считается? На бедрах, к счастью, а не на голове. Но это, честно говоря, мало что меняло. Потому что мужчина был чертовски красив. Весьма и весьма, увы. Высокий, широкоплечий, лицо волевое, темноволосый, глаза темно-карие как...

- Шоколад, - сказала я почему-то вслух.

- Что, простите? - растерялся мужчина.

- У вас глаза цвета шоколада. Темного. Вкусного. Горько-сладкого.

Ой... Кажется, мой недавний удар головой не прошёл даром. Надо бы мне побольше держать язык за зубами, а то он меня вечно до добра не доводит.

Несмотря на лёгкое смущение, тряхнула копной белоснежных волос, вздернула к верху носик и с вызовом посмотрела в глаза мужчины.

А глаза у него как будто еще больше потемнели. Он недоверчиво хмыкнул и медленно покачал головой.

- Уверяю вас, я намного вкуснее и слаще. Без горчинки. Желаете проверить?

- Как-нибудь в другой раз, - отмахнулась я, вытирая все ещё мокрое лицо рукавом. - Ну вот скажите, зачем вы меня облили? Я теперь мокрая! И полотенца у меня нет...

- Зато оно есть у меня, - с легкой хрипотцой в голосе произнес мужчина, потянувшись к полотенцу на бедрах. - Вам одолжить?

- Нет-нет, что вы, не стоит! - я даже руки вперед выставила для пущей убедительности. - Я уже того... Высохла. И уже ухожу.

- Так быстро? - театрально вздернул брови мужчина, приближаясь ко мне. - Но мы ведь еще даже не познакомились, дорогуша. Что вы делали в моей спальне, позвольте вас спросить?

Движения его были плавными, грациозными. Было в них что-то... звериное. Хищное. И такое опасное, что я невольно поползла по полу назад. Рука уперлась во что-то мягкое, и я схватила тряпицу, выставив ее перед собой в защитном жесте.

- Я... Я... Я просто нашла ваш носок! - для пущей убедительности помахала им в воздухе.

- Премного благодарен, - сухо кивнул мужчина и сделал еще один шаг вперед.

А потом порывисто нагнулся и резко дернул меня за руку. Даже пикнуть не успела, как уже стояла на ногах, прижатая к обнажённому мужскому телу, в опасной близости от его губ.

- Итак, - выдохнул мужчина мне прямо в губы. - Повторяю в последний раз. Кто вы такая, о прекрасная незнакомка, как пробрались в мои покои, и что вы делали под моей кроватью?

- О, а я прекрасная? - спросила заинтересовано.

- Безусловно, - ответили мне, опаляя губы горячим дыханием. - Если вы никуда не торопитесь, мы могли бы изучить друг друга глубже... Проникнуться, так сказать, прекрасностью друг друга...

Нет, ну это уж слишком! Попробовала отодвинуться, но не тут-то было. Мужчина крепко прижимал к себе сильными руками, и взгляд у него был такой... завораживающий. Темный. Как горький, чтоб его, шоколад.

Облизнула враз пересохшие губы, и этот жест не остался без внимания. Мужчина проследил за кончиком моего языка, и от этого пристального взгляда мне сделалось не по себе.

Гордо тряхнула головой и задрала подбородок выше.

- А вы сам вообще кто такой, а?

- Хммм, дайте-ка подумать... Может быть, мужчина вашей мечты?

- Скорее уж опасный маньяк со звериными повадками.

- Такое совпадение, бывает.

С трудом удержалась от того, чтобы возвести глаза к потолку.

- Нет, ну а если серьёзно, вы сами кто такой?

Незнакомец замер в растерянности, слабо улыбнулся... А потом неожиданно громко расхохотался.

- Вам в самом деле неизвестно, кто я?

Глаза его лучились чистым восторгом и очень, очень большим интересом к моей персоне.

- К сожалению, за свою короткую жизнь не успела вызубрить имена всех мужчин на свете.

"Тем более всех мужчин иного мира", - подумала уже про себя.

- Ладно, - наконец сказал он, отсмеявшись. - Меня зовут Салливан Реймон Террияк Вулькиосский Фа...

- Достаточно.

- Что, простите?

- Достаточно, говорю. Кроме первого имени все равно больше ничего не запомню.

Незнакомец, точнее уже знакомец Салливан Реймон-как-его-там, хмыкнул и спросил:

- А вас как зовут, миледи?

Подумав, всё-таки ответила честно:

- Агнесса. Без титулов. Просто Агнесса.

На самом деле титулы у меня были да еще какие. Но Реймону знать об этом было ни к чему.

- А ты нездешняя, - прищурился Салливан, как-то незаметно перейдя на " ты". - Больно вычурное у тебя имя.

Вычурное? Это мне сказал тот, у кого список имен в одну строчку на листе бумаги не разместить?!

- Что ж... Тем интереснее. Вернемся к моему вопросу, Агнесса. Как ты заползла под мою кровать?

- Ногами. И руками, - ответила бодро и, подумав, ответила: - И еще, конечно, животом. В общем, чем смогла, тем и приползла.

Зрачки у Салливана как-то подозрительно яростно сузились и стали вертикальными. Та-а-ак, приплыли... С кем же я имею дело? Представитель какой расы стоял передо мной? Такие вертикальные зрачки много у кого могли быть.

- Давай попробуем еще раз, драгоценная моя, - обманчиво ласковым тоном сказал Салливан. - Как ты оказалась под моей кроватью?

- Случайно.

- Ах, случайно.

От его пламенного взора сейчас можно было прикурить. Но за мной такой вредной привычки не водилось, так что я упустила момент. Только шумно выдохнула и уверено кивнула:

- Ну да. А что? Просто мимо пробегала. Замерзла, пришла погреться.

Между прочим, это была чистая правда! Ну... почти. Не совсем мимо и не пробегала, но замерзла действительно вусмерть. А случайно оказавшись под кроватью, меня так разморило от тепла, что тут же стало клонить в сон, которому я не смогла сопротивляться после всего пережитого стресса.

- Я так и понял, - серьезно кивнул Салливан. - У меня ведь тут не дворец с многотысячной охраной,  а проходной двор.

Дворец?..

Я нервно сглотнула. Мамочки, это куда ж именно меня порталом закинуло?

Глава 2. Фейерверк эмоций

Судорожно перебирала в голове историю Лакора и их местную аристократию. Вот зря я последние имена Салливана не дослушала, потому что по ним как раз можно было точно сказать, к какому сословию он относится. В Лакоре с этим строго, каждое имя у них что-то да обозначает. Да только на занятиях по истории параллельных измерений я не сильно вникала в эти нюансы, думая, что эта бесценная информация мне никогда не понадобится. А вот же, понадобилась как назло.

Реймон... Террияк... Что же там дальше было... Если одно из имен заканчивается на "-осский", то это явное указание на человека из высшего сословия.

Впрочем, вряд ли этот мужчина имеет отношение к самым высоким сословиям: больно простенько была обставлена комната. Без пафоса, без традиционных лакорских украшений из местного серебра, которое тут ценилось превыше золота. Нет, это точно не граф, а кто-то попроще.

- Вы барон? - наконец спросила я.

Салливан расплылся в такой ехидной улыбке, что сразу стало понятно: я сморозила страшную глупость. Хм, знать бы еще, насколько эпичную...

Но спорить он со мной не стал, как и пояснять, в чем именно состоит нелепость моих суждений. Только неопределённо пожал плечами:

- Можно сказать и так.

- Что ж, барон Реймон, приношу свои извинения за доставленные неудобства и не смею больше отвлекать вас. Можете быть уверены, мое вторжение в вашу обитель больше не повториться. А теперь не могли бы вы...

- Да? - выдохнул мне в губы этот невыносимый мужчина.

Голова подозрительно закружилась. Я попробовала отшатнуться, но сильные руки только теснее прижали меня к себе. А еще подозрительно заскользили по спине, ниже, туда, где задрался верх моей униформы. Теплые пальцы невесомо коснулись обнажившегося участка кожи, и у меня по всей спине побежали мурашки.

- Не могли бы вы... Отойти от меня? - с надеждой спросила я.

- Я мог бы войти.

Снова пришлось нервно облизывать враз пересохшие губы и наблюдать, как расширяются зрачки Салливана, напоминающие растопленный горький шоколад...

Резко тряхнула головой, прогоняя дурные мысли прочь. Да дался же мне этот шоколад!

- Можно я... Всё-таки пойду? Мне очень надо. Правда.

Сделала честные-пречестные глаза. И ресничками захлопала для пущей убедительности.

- Хм... Ну попробуй, - усмехнулся Салливан и неожиданно отступил от меня на шаг.

Скрестил руки на груди и кивнул на дверь за моей спиной.

Хм... Отпустил? Вот так просто?

- Я иду, да? - на всякий случай переспросила я, неуверенно делая шаг в сторону двери.

- Вы же вроде торопились, - галантно кивнул Салливан и демонстративно отвернулся от меня.

Подозрительно. Очень, очень подозрительно.

Впрочем, мне церемониться было некогда. Я и так Хааск знает сколько лишнего времени проторчала в Лакоре, мне давно нужно было возвращаться домой.

Осторожно выглянула из комнаты и оглянулась по сторонам. Ну точно, никакой это не дворец, наврал мне этот несносный тип безбожно. Ну в каком дворце будет столь аскетичная обстановка?

Уверенно юркнула направо по коридору. Чутье подсказывало, что где-то там должен быть выход.

Однако стоило мне сделать несколько шагов по коридору, как откуда ни возьмись возникла до зубов вооруженная охрана. В серебряных доспехах, с клинками наперевес, они готовы были растерзать меня в ту же минуту. Не удивлюсь, если Салливан отправил им ментальное послание, сообщив о необходимости задержать незванную гостью.

Да только никто не учел тот факт, что я отличный воин. И даже сейчас, с выжженным дочиста магическим резервом, я могла дать отпор врукопашную. Салливану на самом деле тоже могла начистить смазливое личико, и так бы и сделала, если б он не отпустил. Но я всегда старалась решить любой конфликт мирным путем. 

- Стой, где стоишь! - гаркнул ближайший ко мне охранник, тыча в лицо острым клинком.

Ага, щас!

Наверное, паренек так и не понял, как я отобрала у него клинок. И как оказалась у него за спиной, тоже вряд ли осознал. И как вырубила четырёх охранников точечным ударом по голове он уже не видел, так как сам пребывал в бессознательном состоянии после тычка рукояткой в одну особую точку на шее. А ведь прошло не более десяти секунд.

Я дунула на выбившуюся из причёски прядь волос, чтобы не падала на лоб, и поудобнее перехватила рукоятку клинка. Если мне сейчас удастся вырубить вон того паренька, я сумею проскочить на лестницу, и тогда...

Дальше я додумать не успела. В тот момент, когда мы с охранником одновременно напали друга на друга, лезвие его клинка слегка, боком полоснуло мне по руке... Крохотная царапина, я на такие даже внимания не обращаю в обычное время. В бою порой и руки-ноги ломают, и приходится в таком состоянии продолжать сражаться. Но в этот раз все было иначе.

Видели, как взрывается салют? Так вот, я на несколько секунд стала таким салютом. И по внутренним ощущениям, и по внешним спецэффектам. Засветилась синим пламенем, разбрызгивая вокруг  фиолетовые искорки. Излила из себя энергетическую волну такой мощи, что все оставшиеся в сознании охранники отлетели в разные стороны. А сама я... Сама  словно бы превратилась в жидкий огонь. Ледяной жидкий огонь, я бы сказала. Все тело пронзила такая невыносимая боль, что я рухнула на пол как подкошенная, не в силах издать ни звука.

Мир на некоторое время потерял привычные очертания. Перед глазами все поплыло, и стало абсолютно все равно, что за голоса доносятся ото всюду, что за топот ног слышен со всех сторон. Все что угодно, пожалуйста, заприте меня в темницу, свяжите по рукам и ногам, бросьте на съеденье дилмонам, но только остановите эту муку, кто-нибудь!

Больно, больно, больно, опять больно! Да что ж это такое! Я так невыносимо устала от этой боли за последнюю неделю! Пусть это закончится, пожалуйста!

- Что с ней? Что это было? - раздался уже знакомый мне голос рядом.

Видимо, мой новоявленный знакомец Салливан вышел на шум в коридоре.

- Не можем знать, архан Родингер! - раздался голос одного охранника. - Мы никаких заклинаний в ход не пускали, девица тоже только клинком размахивала.

Если бы можно было контролируемо упасть в обморок, я бы сейчас это незамедлительно сделала. Но я уже и так, сама по себе, была в предобморочном состоянии.

Архан Родингер? Так ведь обратились к Салливану? О мой Хааск... За что мне это? Может мне все же послышалось?

- Что прикажете делать, архан Родингер? Отнести ее в темницу?

Нет, не послышалось. И это сущий кошмар. Угораздило же меня попасть в покои одного из наследников престола. Да не просто принца - а ледяного дракона, ведь именно так переводится "архан" с древнелакорского. То-то мне показалось, что повадки и грация у него звериные... Вот же: не показалось. И это очень, очень плохо. Потому что если станет известно, кто я, меня не просто запрут в темницу, а казнят на месте. Ведь в Лакоре такие, как я, объявлены вне закона.

Тихонько застонала, но, увы, не от удовольствия. А от собственного бессилия и досады. Дракон! Да ещё ледяной! Что ж мне так везёт на драконов... Вечно у меня с ними какие-то проблемы...

- Не надо в темницу, - задумчиво произнес Салливан. - По-моему, ей нужна помощь. Позовите-ка лекаря, Гордон.

Почувствовала, что кто-то уселся рядом и стал водить теплыми пальцами по моим рукам, щекам, лбу, растрёпанным кудрявым волосам.

- Не бойся, я не причиню тебе вреда, - негромко произнес Салливан.

Это я и сама прекрасно знала. Дело в том, что я оказалась в этом дворце, когда скрывалась от погони в ледяной пустоши. Обессиленная и продрогшая до мозга костей, телепортировалась с мутной формулировкой "хочу оказаться там, где будет тепло, и где никто не причинит мне вреда".

Ну вот, оказалась. Правда почему-то под кроватью, но мне грех жаловаться, там действительно было тепло. Что просила, то и получила. А опасности я тут не чуяла, поэтому даже в голову не пришло, что меня занесло в обитель императорского отпрыска.

От прикосновений разливалось приятное тепло, и я судорожно вздохнула, почувствовав, что холодный ком в груди начинает таять. Дышать резко стало свободнее, и я вцепилась в лечащую руку, как в спасительный жилет.

- Хм, ты передумала и согласна познакомиться поближе? - довольно мурлыкнул Салливан.

А потом наклонился ниже и шепнул на ухо:

- И пониже...

Аж мурашки по шее побежали.

Я глазом моргнуть не успела, как он подхватил меня на руки, легко, словно пушинку. И утащил обратно в свое логово, хм, то есть в комнату.

Судя по стройному топоту и позвякиванию доспехов, несколько охранников проследовали за нами.

Впрочем, мне сейчас было все равно. Я прижималась к груди Салливана и с удовольствием вдыхала аромат... Нет, не тела - магии. Хотя, каюсь, сам Салливан источал божественный шоколадный аромат (ел он его недавно, что ли? Или умывался шоколадным мылом...), но мне сейчас было настолько плохо, что это меня волновало в последнюю очередь.

Важно было другое: от Салливана исходила удивительная мощная и мягкая магия, которая охотно тянулась ко мне навстречу. Мне даже делать ничего не нужно было - просто прикасаться и позволять чужой магии окутывать меня целебным коконом.

Для усиления контакта я бездумно положила ладонь на грудь Салливана, неосознанно оглаживая пальчиками, и отчётливо ощутила, как усилилось его сердцебиение.

- Ты нарываешься, - тихо произнёс он.

И снова этот тяжёлый взгляд, от которого хочется провалиться на месте. Ну или растечься шоколадной лужицей, тут уж как пойдёт. Хааск побери, да что ж у меня этот шоколад из головы не выходит...

Да не нарывалась я, просто в наглую черпала силу, которая охотно вливалась в меня, заряжая магическую искру. Удивительный эффект, как такое может быть? Я умела черпать силу из определенных мест в пространстве, где скапливалась рассеянная энергия. Но чтобы из чужого мне человека, вот так просто, без дополнительных заклинаний, одним лишь прикосновением... Удивительно. Такими темпами еще немного, и я восстановлю свой резерв за считанные минуты, и тогда...

Салливан осторожно опустил меня на кровать, и я разочарованно вздохнула. Не хватило мне немного контакта, чтобы получить достаточное количество энергии. Слишком мало для прыжка в пространстве, ничтожно мало.

Что ж, хотя бы зрение прояснилось. Туманная пелена перед глазами исчезла, да и боль отступила на второй план. Стала затихать, успокаиваться, словно бы убаюканная ласковой магией. Очень интересные ощущения, никогда их ранее не испытывала. И сейчас млела под волнами теплой магии, позволяя им захлестывать себя с головой.

Кажется, наконец подошел лекарь, потому что меня начали методично ощупывать. С трудом приоткрыла глаза, наблюдая за манипуляциями седовласого старца. Он что-то непрестанно нашептывал, водя по моим рукам, и в местах соприкосновения с пальцами моя кожа начинала замерзать и странно светиться изнутри. Как будто начинали просвечивать вены, по которым лилось что-то ярко-синее.

- Что это с ней, Томас? - озабоченно спросил Салливан, нахмурившись. - Никогда такого не видел и не слышал ни о чем подобном.

Он склонился надо мной, не отрывая сосредоточенного взгляда от синего светящегося "узора" под кожей.

- Это очень тёмная магия, архан Родингер, - задумчиво произнес лекарь, поправив квадратные очки на носу.

- Она демон?

- Нет, что вы! Человек. Хотя и весьма необычный...

Сказал это и посмотрел на меня так, что мне сразу стало понятно: он знает. Знает, кто я, знает, откуда пришла, знает, что меня в Лакоре не жалуют. Знает, но почему-то не торопится сообщить об этом императорскому отпрыску.

Молчи, Томас. Молчи. Пожалуйста, не надо тут во всеуслышание кричать, кто я такая. Просто дай мне спокойно уйти.


 


Глава 3. Источник силы


Не знаю, прочел ли Томас мои мысли, но сверлить взглядом перестал. Помолчал немного, потом продолжил:

- Не могу знать, откуда именно в леди взялась эта тьма, но она точно не ее врожденная, а насильно в нее вторгшаяся, причем совсем недавно. И недели не прошло, не так ли, леди?

- Шесть дней, - шепотом ответила я, посчитав, что этой информацией поделиться могу.

В конце концов, может, лекарь правда подскажет, что делать? А то лично я пока понятия не имела, как изгнать из себя эту дрянь.

- Что-то темное напало на вас в ледяной пустоши, не так ли? - прищурился лекарь. - Напало или прокляло... Не могу сказать точнее.

Я промолчала, не желая вдаваться в подробности. Но лекарь ответа не ждал, только головой покачал и обратился к Салливану:

- Засевшая в ней магия блокирует частично ее собственную магическую искру. Не дает колдовать в полную силу, которой много, очень много, я это чувствую. А значит, тьма может пить много и становится сильнее. Но что страшнее: эта тьма пожирает ее жизненные силы. Питается физической силой, поглощает любую энергию и преобразует ее в тьму.  И месяца не пройдет, как эта леди будет поглощена полностью тьмой. Если прошло шесть дней... Полагаю, ей осталось недели две.

- А потом? Что с ней тогда будет?

- Одному богу известно. Могу предположить, что, напитавшись силой, тьма прорвется наружу, и тогда нам всем не поздоровится. Слишком много энергии, сосредоточенной в одном теле, выхлоп тьмы чреват колоссальным магическим взрывом. Выпускать леди в таком нестабильном состоянии пока что опасно. Мне нужно время, чтобы разобраться с этим крайне необычным явлением. Где-то я о таком читал... В каких-то древних манускриптах, нужно поискать информацию, но до тех пор...

- А я и не собираюсь ее отпускать, - жестко ответил Салливан, и глаза его как-то алчно блеснули. - Вы знаете, как избавить ее от этой дряни?

- Чтобы ответить на ваш вопрос, мне нужно больше информации и больше времени. Но возможно... Если все так серьезно, как я предполагаю... Быть может, ей сможет помочь только Иарихон, - негромко произнес лекарь.

В комнате повисла звенящая тишина. Тишинишища, я бы сказала. Все взгляды устремились на меня, единственную ничего не понимающую леди в этой толпе.

- Что такое Иарихон? - спросила устало хрипловатым голосом. - Это человек? Какой-нибудь добрый волшебник? Хотя можно и злого, мне любой пойдет. Или это место такое в вашей дивной стране? Название города?

Мне в самом деле было все равно. Если эти люди знают, как изгнать засевшую во мне дрянь, просто пусть скажут, что я для этого должна сделать и к кому идти.

Но мне никто не ответил, а я зависла в состоянии коврика - топчите меня сколько хочется, я буду лежать и не шевелиться.

- Как-то вы очень масштабно мыслите, Томас, - усмехнулся Салливан. - Почему сразу Иарихон? Может, проблему этой леди можно решить и менее радикальным путем.

- Все может быть... Ее состояние нестабильно, архан Родингер. Я попробую разузнать нужную информацию, а пока что леди нужен покой.

Они еще о чем-то говорили, но я не вслушивалась, так как после прикосновений Томаса мне снова стало очень холодно. Будто бы мороз потек по венам, и меня начало ощутимо знобить.

- Ты вся дрожишь... Надо бы тебя согреть.

Салливан укрыл меня одеялом, и мне стало чуточку теплее. Холод никуда не делся, но я хотя бы перестала дрожать. Огляделась и осознала, что мы в комнате снова находимся одни, лекарь и прочие слуги покинули помещение. Меня это не то чтобы нервировало... Скорее просто бесило назойливое внимание Салливана к моей персоне. Ну чего он ко мне прицепился? Отпустил бы с миром, да и все, какое ему до меня дело.

Салливан тем временем задумчиво водил пальцами по моим рукам, наблюдая за распускающимся "морозным узором" на коже. И вот от его прикосновений мне стало намного теплее. Магия снова полилась в меня бурным потоком, быстро стало очень тепло. И магическая искра потянулась к этому живительному источнику тепла, света и силы. Жадно впитывала все, что разрешали взять.

Наплевав на все рамки приличия, я внаглую вцепилась в руку Салливана и подложила ее себе под щеку. Повернулась на бок и поплотнее закуталась в мягкое одеяло. О да, одеяло! Господи боже, как же мне идет одеяло!

- Ты что, опять собираешься спать? - опешил Салливан, наблюдая за моими странными манипуляциями. - Вот прямо сейчас? При таких обстоятельствах и в таком состоянии?

- Сейчас могу заснуть в любом состоянии: хоть жидком, хоть газообразном, - сладко зевнула я.

Я безбожно врала. Ну ладно, спать мне действительно хотелось зверски, но уже не так сильно, как под кроватью. Но пока я изображала сонную ветошь, то активно тянула из Салливана энергию, которой мне сейчас так не хватало. Магическая искра бодро наполнялась силой, нужно было выдержать ещё хотя бы несколько минут...

Салливан, вопреки моим ожиданиям, ладонь отдергивать не стал. Только склонился ещё ниже, заправил мне выбившуюся прядь волос за ухо. Сказал негромко:

- Кто же ты, Агнесса? Если бы я знал о тебе чуточку больше, то, возможно, мог бы помочь быстрее.

Хренушки я тебе скажу. Таких, как я, в Лакоре не любят, ох как не любят. И лучше бы мне здесь помалкивать о своем происхождении. Сама вляпалась по уши в эти проблемы, сама из них и выберусь, выползу. Ручками, ногами, животом и чувством собственного достоинства. Мне очень, очень надо обратно домой, в Форланд. У меня там осталась куча незаконченных дел и еще больше - законченных идиотов, которые без меня шагу не ступят и все наши задания провалят.

Салливан водил невесомо кончиками пальцев по моей щеке, плечам, рукам. Внимательно смотрел на проступающий "синий огонь" во мне. Взгляд такой серьезный, сосредоточенный. Он очень красивый, этот хаасков Салливан. Считаю, что такие симпатяги должны быть запрещены законом, чтобы они не кружили головы юным девицам вроде меня.

- Кажется, я знаю, кто ты, - неожиданно сказал он.

Я похолодела и глянула на Салливана из-под опущенных ресниц. Неужели догадался? Но как?

- Волосы белые, как снег... Глаза ярко-голубые, как морозное небо... Руки холодные, как лед... Ледышка ты, вот ты кто, - неожиданно закончил он и сам рассмеялся.

Не смогла сдержать вздох облегчения. Даже нашла силы широко улыбнуться, искренне и, кажется, впервые за неделю. Такую тяжёлую, бесконечно длинную неделю, которой конца края нет.

- Ты какой-то странный принц, - вздохнула я. - И спальня у тебя совсем не императорская, как и весь замок. Почему так? И извини, что обозвала бароном... Знаю, что у вас это считается оскорблением для императорской четы...

- У вас... Какое интересное уточнение, - усмехнулся Салливан. - Хотел бы я знать, откуда ты, если наши обычаи для тебя - это некое "у вас". Ты из какого захолустья Лакора явилась, а, ледышка?

Прикусила губу, мысленно надавав себе подзатыльников. Могла бы промолчать и не поднимать сейчас эту тему. Вот кто меня за язык тянул?

К счастью, Салливан не стал домогаться до меня с неудобными вопросами и ответил:

- Дело в том, что это не императорский дворец, а мое личное поместье, летняя резиденция. Здесь не соблюден императорский стандарт архитектуры, а все сделано так, как я люблю.

Ого! Я знала, что летняя резиденция находилась на самом юге Лакора. Далеко же меня закинуло... Я-то была на самом его севере.

- Почему ты не приказал швырнуть меня в темницу? - спросила прямо. - Зачем возишься, как с кем-то важным и ценным? Ты же меня совсем не знаешь. Я не причиню тебе вреда, и я действительно оказалась в твоей спальне случайно, но...

Салливан долго молча буравил меня пронзительным взглядом своих невыносимых шоколадных глаз. Перестал водить по мне кончиками пальцев и мягко сжал мою ладонь в своей руке.

- Не знаю, - честно ответил он. - Моя интуиция подсказывает, что я должен тебе помочь... Так что я буду защищать тебя, слышишь?

- Отныне и во веки веков? - невольно прыснула я, не к месту развеселившись.

- Отныне и во веки веков, - с улыбкой хохотнул Салливан.

Стоило ему это сказать, как сверкнула молния, а мою ладонь, которую Салливан все еще держал в своей руке, пронзило таким лютым обжигающим холодом, что я даже вскрикнула от боли. Подскочила на месте, отшатнулась, прижалась к стене, вытаращившись на не менее ошарашенного Салливана, который смотрел на свою ладонь глазами размером с блюдце.

Что за?..

А я с удивлением обнаружила, что моя магическая искра за секунду зарядились под завязку. Более того: сейчас магия переливалась через край, настолько много ее вдруг стало. С чего бы?

Понятия не имею, что произошло, но надо пользоваться моментом, пока он есть. Так что пока Салливан пытался прийти в себя, я пробормотала нужные заклинания, представляя, как вокруг меня начинают крутиться всполохи воронки.

- Прощай, Салли. И... Спасибо - успела сказать я за секунду до исчезновения.

А потом скрылась в воронке телепортации под оглушительный рев разгневанного дракона, упустившего добычу.


Глава 4. Случайная руна


Сказать, что я был в бешенстве, значит, не сказать ничего.

Я рвал и метал. Точнее не так: мой дракон, мой внутренний зверь рвал и метал. Он рвался наружу и готов был прямо сейчас обратиться в дракона и полететь на поиски своего сокровища, которое так некстати улизнуло Хааск знает куда.

- Тихо, Савьер, - обращался я к своему зверю. - Угомонись ты, и без тебя тошно!

Дракон доводы разума слушать не желал. Он жаждал действий, причем немедленных.

- Найти! - шипел разъяренный зверь. - Поймать! Схватить! Моя!

Мой дракон мыслил только короткими фразами и яркими эмоциональными вспышками. В таком состоянии мне очень сложно было продолжать сохранять человеческий облик. Но я же не подросток какой-то, не умеющий контролировать свою вторую ипостась, в самом деле! Я архан Родингер, наследник престола Лакора и умею договориться со своим зверем и сдержать его в узде всегда и везде.

- Твоя, твоя, - бурчал я себе под нос, массируя гудящие виски. - Угомонись, никуда она от нас не денется. Всю стражу на ноги подниму, весь Лакор разворошу, но найду.

- Медленно! - рычал мой дракон. - Хочу быстро! Лететь! Сейчас! Искать!

- Нельзя, - отрезал я. - И это не обсуждается.

Лакор лишь несколько лет назад перестал сотрясаться от бесконечных войн, и ста лет не прошло. Люди только-только привыкли к мирному небу над головой. Еще не хватало тут взять и просто так полететь в обличии дракона через всю страну, навевая страх и ужас на тех, кто еще помнил о кровавых бойнях с драконьими легионерами. Нет уж, надо мыслить здраво и взять себя в руки.

- Гордон! - позвал я.

В комнату бесшумно вошел невысокий коренастый мужчина средних лет. У него были темно-рыжие волосы и такого же цвета глаза. Всегда шустрый и собранный, Гордон был моим личным охранником и по совместительству - лучшим другом. Моя правая рука, человек, на которого всегда и во всем можно было положиться.

Он оглядел помещение и сразу же оценил обстановку.

- А где?..

- Сбежала, - оборвал я, рыча от ярости. - Прямо из-под моего носа сбежала.

Гордон озадаченно нахмурился.

- Но как, Салли? Через дверь она не выходила, башня слишком высоко, через окна не вылезти...

- Да так же, как и появилась тут. Телепортировалась.

- Но... Это же невозможно, - еще больше нахмурился Гордон. - Телепортация во всем дворце абсолютно невозможна.  Вот прямо сейчас пытаюсь поставить воронку, но ничего не получается, Салли.

- Выходит, что этот блок не для всех работает, - недовольно скривился я. - Значит, есть какая-то лазейка.

Я сам пытался телепортироваться, но у меня ожидаемо ничего не выходило. При попытке телепортации куда-либо я словно бы натыкался на невидимую стену. Так и было задумано стражами дворца. Ну а как иначе? Иначе кто угодно мог бы явиться ко мне в спальню и нарушить мой покой.

- Не переживай, Салли, если лазейка есть, мы её найдём и залатаем.

- Да не в лазейке дело, - раздраженно отмахнулся я, наматывая круги по комнате - Она от меня сбежала. От меня! Сбежала! Да как она посмела вообще?!

- Ну... Может так даже лучше? Баба с башни - дракону легче! - хохотнул Гордон, явно пытаясь развеселить меня.

Но сейчас его шутки были неуместны.

Вместо ответа я тыкнул ему в нос свою ладонь, на которой красовался уже поблекший серебристый узор, складывающийся в одну древнюю руну. Этой руны на моей руке ещё несколько минут назад не было. Она появилась, когда я держал Агнессу за руку и пообещал защищать ее. Во веки веков, чтоб ей всесильными ветрами подавиться.

- Видишь это? - рыкнул я на Гордона. - Видишь? Как ты думаешь, сильно мне легче будет?

Но Гордон не ответил, вытаращившись на серебристую руну в немом изумлении. Даже рот слегка приоткрыл.

Он не сразу обрёл дар речи, но, откашлявшись, спросил:

- Как это произошло?

- Сам толком не понял.

- А она точно настоящая?

- Да куда уж точнее! Такая молния шарахнула, что ни с чем не перепутать!

- Ты понимаешь, что это значит? - задумчиво протянул Гордон, потирая подбородок.

- Понимаю, что мне конец, - вздохнул я и устало упал в мягкое кресло.

Откинул голову и тупо уставился в потолок. Пресвятая Мелия! Ну за что мне это, а? Еще утром жизнь была вполне предсказуемой и понятной, зачем было так смешивать карты? И что в связи со всем этим мне следовало предпринять?

- Об этом надо сообщить твоей невесте, - негромко произнес Гордон.

Я скривился еще больше и горестно застонал. Хаасково отродье, еще и это!

- Уже бывшей невесте, - горько усмехнулся я.

- Ты намерен подтвердить связку? - удивился Гордон. - Ты ведь ее совсем не знаешь. Так ли она хороша?

- Она иаринэ. Этим все сказано. Такими самородками не разбрасываются.

А про себя подумал: да на фоне шарма Агнессы навязанная моим отцом пассия - всего лишь дымок от затухшей спички. Слишком правильная, слишком кроткая и послушная. Приторная, как сладкий мед, от которого зубы сводит. Впрочем, как и все принцессы нашего мира. Я сразу понял, что Анесса не местная. В Лакоре царит жесткий патриархат, и женщины тут своего мнения не имеют. Не высказываются против, не спорят.

А вот Агнесса... Лед и пламя в одном флаконе. Какой вызов в глазах, какой характер, какая сила! Девочка смело бросала вызов даже мне, архану Родингеру, хотя таких смельчаков мне еще видеть не доводилось.

"Моя девочка", - собственнически мурлыкнул Савьер, вынырнув из глубин подсознания.

"Наша!"

"Моя!"

"Наша, кому сказал! И лучше закрой пасть, если хочешь чтобы я нашел Агнессу".

"Гр-р-рубиян", - прорычал дракон и снова умолк.

Я вздохнул с облегчением и вновь принялся расхаживать по комнате.

- Для начала надо бы найти ее. Я попробую сам отследить ее магический след, но он как-то странно ускользает от меня... Как будто Агнесса использует незнакомый мне вид магии, по путям которой я просто не могу ходить.

- Такое вполне может быть, - отозвался Гордон.

- Знаю. Именно поэтому ты снарядишь отряд и отправишь своих людей на поиски Агнессы. Искать везде, перерывать все.... Куда-то она же делась. Ей точно нужна помощь. А она сама нужна мне.

- Будет сделано, Салли! Все перероем, но беглянку найдем, - отсалютовал Гордон и поспешно вышел из комнаты.

А я продолжил ходить из угла в угол, пытаясь сообразить, за что бы мне зацепиться в поисках. Куда могла телепортироваться серьезно раненная магией девушка? Надо бы проверить всех лекарей, в том числе тех, что работали с черной магией.

Я был из числа тех людей, кто хорошо думал только на ходу. Сидеть на месте и размышлять о делах насущных - это точно не про меня. Внутренний зверь нервничал и заставлял все время быть в движении, что позволяло хоть как-то успокоить гулко бьющееся сердце.

- Фрикл, фрикл! - раздалось пищание у меня под ногами.

Я опустил взгляд на элементаля, бесшумно подкравшегося ко мне.

Маленький пушистый зверек, белый, с длинными волнистыми усиками и пышным хвостом настойчиво дергал меня за край полотенца, словно что-то хотел сказать.

Я улыбнулся и присел на корточки перед элементалем, моим родовым охранным зверьком. Почесал его за ушком, и элементаль довольно сощурился, подставляя шею. Тут только я заметил, что он принес мне какую-то вещицу.

- Что это у тебя?

Фриклс держал в лапках что-то маленькое и блестящее и настойчиво вложил эту вещь в мою ладонь.

- Фрикл! - пискнул элементаль.

В его лексиконе было всего одно слово, но благодаря нашей связи с ним я всегда хорошо понимал, что имеет в виду мой элементаль.

- Нашел под кроватью?

- Фри-и-икл!

- Выпал из кармана моей гостьи? Агнессу имеешь в виду?

Зверек кивнул, и я внимательно осмотрел находку.

- Интересно... Очень интересно...

Это оказался медальон на длинной серебрянной цепочке в форме перевёрнутого треугольника. Сам по себе он ничего ценного не представлял, интересно другое - это была не просто красивая безделушка. Это был мой медальон с моей родовой печатью. Каждому архану из рода Родингеров такой медальон выдавался в детстве. Простой защитный амулет, позволяющий контролировать проявление драконьей магии, не более. В подростковом возрасте эти амулеты утрачивали силу и убирались подальше за ненадобностью. Но все они хранились в сокровищнице императорского замка и под моей кроватью оказаться ну никак не могли... Очень интересно. Откуда у Агнессы был мой родовой медальон? Именно мой, с моим именем, а не чей-то еще.

- Ты уверен, что этот медальон выпал именно из кармана Агнессы? Ты не мог перепутать?

Фриклс недовольно фыркнул и замахал хвостом из стороны в сторону, всячески выражая недовольство.

- Ладно-ладно, не кипятись ты так, - усмехнулся я и снова почесал зверька за ухом.

Надо было выяснить, откуда у Агнессы мой медальон. А вдруг это как-то связано с тем, что она смогла телепортироваться ко мне, пробив все щиты?

Как же мне её найти...

Задумчиво посмотрел на зверька, свернувшегося у моих ног калачиком. У элементалей своя магия и свои методы перемещения в пространстве. А что, если?..

- Ты сможешь отследить ее путь? - с надеждой спросил я элементаля.

Тот встрепенулся и уставился на меня глазками-бусинками.

- Фрикл?.. - вопросительно пискнул он.

- Мне очень надо. Найди ее и, если сможешь, приведи ко мне. Ей нужна моя помощь, она одна долго не протянет.

Фриклс снова возмущенно фыркнул и закрутился вокруг себя. Сначала медленно, потом все быстрее и быстрее, аж голова закружилась. На хвосте его при этом появились голубые узоры, и это свечение становилось все ярче и ярче. Вскоре оно полностью окутало элементаля, и тот исчез в голубой дымке, отправившись в путь по каким-то своим, неведомым мне тропам. И я снова остался наедине со своими мыслями. Не лучшая компания для раздраженного дракона.

Какое-то время я еще нарезал круги по комнате, потом подошел к окну и оперся о подоконник, хмуро глядя перед собой. На улице выла метель, и я тревожно сжал руки в кулаки. Где там Агнесса? Как она? С ее нестабильным магическим фоном творилось что-то неладное, я чувствовал, что она остро нуждается в помощи и лечении. Но каком именно лечении?

Успокаивало меня только одно - связавшая нас руна, отметка богини Аринэ, четко давала понять, что где бы Агнесса сейчас ни была, но в данный момент она находилась в относительной безопасности. Да и пределы Лакора она не покидала, хотя сама она была родом явно из каких-то очень далеких мест.

- Я найду тебя, - твердо пообещал я, провожая взглядом снежинки, летающие за окном. - Найду. Чего бы мне это ни стоило. И больше ты от меня не сбежишь.



Глава 5. Снадобья и яды


Портал вышвырнул меня прямо в толпу на ярмарочной площади, поэтому пришлось стиснуть зубы и быстро двинуться прочь, чтобы не привлекать к себе еще больше внимания.

Меня шатало от слабости, совершенно непривычной для меня. Это хаасково проклятье, засевшее во мне, сосало силу так, что обычная телепортация здорово выбивала из колеи. Плохо дело. Мне позарез нужен был Фил, без помощи которого я вряд ли выберусь из этой реальности.

Чувствовала себя отвратно. Меня мутило, голова кружилась, ноги подкашивались. Ненавистный снег летел в глаза, обжигал своим холодом, хотя вдали от Салливана мне и так стало резко холодно. Вдобавок ко всему, у меня все еще жгло левую руку, которую минуту назад Салливан держал в своих руках. Сейчас на ней виднелась странная серебряная руна, мерцающая в свете фонарей. Что это? И что мне с этим делать?

Я так и не поняла, что между нами произошло в покоях Салливана. Что это за молния такая сверкнула, и отчего у меня случился резкий прилив силы? Хааск его разберет.

Ладно, сначала - Фил, надо добраться до него во что бы то ни стало. Хорошо, что у меня тут в Лакоре есть такой знакомый. Он хоть и занимается часто запрещёнными вещами, зато ручки у него не то что золотые - платиновые! Я ему однажды здорово помогла, вытащила из совсем гнилой переделки, тем самым навсегда завоевав доверие и крепкую дружбу.

Мне повезло, что сегодня был какой-то местный праздник, и людям вокруг было абсолютно плевать на меня и мой странный облик. Лакорцы носят изысканные меха и разноцветные одежды, и тут я - вся такая в строгой черной униформе, тонкой, но теплой. Впрочем, сейчас недостаточно теплой, все же от меховой накидки я бы не отказалась.

Я знала, где искать Фила, поэтому сразу пошла в лавку лекаря на углу Белокаменной улицы. Мерзкий райончик, но я сюда пришла за помощью, а не за романтичной прогулкой. Покосившаяся табличка "Снадобья и яды" не вызывала особого доверия, но мне было все равно. Я точно знала, куда и зачем шла.

Пинком открыла хлипкую дверь, и она поддалась с мерзким скрипом. Внутри небольшого помещения было тепло и светло. Все пространство здесь занимали стеллажи до потолка с бесконечными склянками и коробками с ингредиентами, разрешенными и не очень. Но больше всё-таки "не очень". А посреди лекарской лавки стоял огромный операционный стол, на котором сейчас сидел разгневанный орк. Разгневанный, потому что в его правой лопатке застрял наконечник стрелы, и в данный момент Фил пытался его осторожно вытащить.

- Быстр-р-рее! - рычал орк, размахивая своими лапищами. - Быстр-р-рее, кому говор-р-рю!

- Секундочку, Кайнар, еще одно мгновеньеце... Опа! Готово, - Фил, долговязый белокурый паренек в желтой лекарской мантии, наконец, вытащил наконечник стрелы и зашептал заживляющие заклинания под недовольное шипение орка.

- Привет, Фил.

Тут только Фил обратил внимание, что в лавке есть посторонний.

Его глаза при виде меня округлились и стали размером с блюдце.

- Какие люди! - всплеснул он руками, сбив со стола бутылек с красной жидкостью, которая угрожающе зашипела на полу. - Агнесса, дорогая! Какими судьбами?

- Да так, мимо пробегала, - пробормотала я и сказала уже громче: - Мне нужна помощь. Срочно. На тебя одна надежда.

- Он ещё со мной не закончил! - подал голос орк и недовольно рыкнул на Фила: - Пер-р-ревязывай давай скор-р-рее, хаасково отр-р-родье!

- Он с тобой закончил, - твердо сказала я и швырнула орку моток бинтов. - Рана затянута, с перевязкой справишься сам. Сматывайся отсюда, пока я тебя не погнала.

- Ты смеешь мне угр-р-рожать?! - зарычал орк, спрыгивая со стола и надвигаясь меня.

- Кайнар, может, не стоит?.. - неуверенно подал голос Фил.

- Она мне угр-р-рожает! Какая-то девка мне угр-р-рожает!!

- Ну вот, началось, - устало вздохнул Фил и отступил в дальний угол, быстро прикрываясь защитными чарами.

Умничка, он всегда знает, что делать.

- Я смею тебя вышвыривать, - ласково улыбнулась я и указала на дверь. - Либо ты прямо сейчас уходишь сам, ножками.

Орк без предупреждений кинулся на меня с диким рёвом, но я была в слишком плохом настроении, чтобы пытаться его мягко отговорить от столь неосмотрительных поступков. Поэтому молча двинула ему в челюсть поставленным ударом и ребром ладони попала чётко в самую болезненную точку на шее орков. Пока тот корчился от боли, на секунду упустив меня из виду, я наподдала ему со спины, добавив парочку заклинаний вдогонку. Орк буквально вылетел на улицу, кубарем скатившись по ступеням прямо в сугроб. А я захлопнула за ним дверь, запечатала ее защитным заклинанием, чтобы нам никто не помешал, и обернулась к притихшему лекарю.

- Сегодня у тебя будет только один клиент - я.

- Вау, - восхищенно выдохнул Фил. - В этот раз ты даже ничего у меня не разбила!!

Я не удержалась от улыбки. Его восторг можно было понять. Да уж, прошлое мое появление у Фила обернулось ему капитальным ремонтом лекарской лавки.

- Ложись, - кивнул он на операционный стол. - Не знаю, что там у тебя случилось, и знать не хочу, но черной магией от тебя фонит, как от низшего демона.

Я послушно улеглась на стол и устало прикрыла глаза. Всё, на несколько часов можно было расслабиться, пока Фил будет изучать мою ауру и пытаться ее как-то очистить. Я ему доверяла всецело и позволила увести себя в такой специальной лечебный сон, в котором Фил обычно залечивал особо сложные случаи. Мне уже доводилось спать в таком, но сейчас тьма не давала мне полностью отключиться. Она чувствовала, что ее хотят выдернуть, и отчаянно сопротивлялась.

Поэтому вместо приятного полузабытьи меня лихорадило нещадно. Я то проваливалась в странный сон, в котором видела смешного белого пушистого зверька, то просыпалась и бормотала в бреду что-то про "они в опасности", "их всех хотят уничтожить", "надо спасти", "его хотят убить". При этом сама не понимала и не осознавала, что говорю, и о чем вообще речь. Только смутное беспокойство раздирало на части, а еще не давал покоя невыносимый холод, этот "жидкий огонь", который голубым узором проступал под кожей и морозил меня изнутри.



Глава 6. Однажды в трактире


Осмотр затянулся. Фил пытался разобраться со мной больше суток и на исходе второго дня, наконец, оставил попытки вынуть из меня проклятье. Он уселся рядом со мной и устало вытер пот со лба тыльной стороной ладони.

- Не могу, Агнесса, прости. Одному мне тут не справиться.

Честно говоря, я с самого начала опасалась, что одним Филом тут не обойдусь. Но я должна была попробовать.

- Удивительная дрянь в тебе засела. Я никогда не сталкивался с таким проклятьем. Оно использует твое тело как живой сосуд, оно пропитало черной магией вообще всю тебя, каждую клеточку тела. Как его вынуть осторожно, чтобы тебя не убить? Понятия не имею... Тут нужен чернокнижник.

- Где мне его найти?

Фил задумчиво почесал переносицу.

- Я знаю одного... одну весьма способную ведьму. Но она из Фленора.

- Да мне-то что, хоть их Хренора, - сказала я и зашипела от боли, когда Фил слишком сильно надавил мне в точку солнечного сплетения, прощупывая что-то. - Я не лакорец, и мне плевать на все эти ваши международные распри. Мне просто нужен специалист, который поднимет меня на ноги и выгонит эту дичь из меня. Мне домой иначе не вернуться, понимаешь? Магии не хватает, чтобы открыть такой дальний портал, такое чувство, что тьма нарочно удерживает в измерении Лакора. И со своими мне связаться никак не получается...

- А брат? - осторожно спросил Фил поправив квадратные очки на носу. - Как же твой брат? Неужели он тебя не ищет? Ни за что не поверю, Эрик тебя пропадать не оставит.

- Тут я частично сама виновата, - вздохнула, поморщившись от боли в боку. - Перед всей этой канителью я предупредила Эрика, что могу задержаться на неделю примерно, так что раньше завтрашнего дня он меня не хватится.

- Но ваша связь с братом...

- Не работает. Тьма блокирует связь. Но Эрика это не будет напрягать, так как мы в процессе выполнения заданий Наставника порой уходим в такие дебри, что связь регулярно дает сбои. Так что раньше завтрашнего дня Эрик меня искать не начнет.

- Так может просто дождаться его спокойно, а?

Но я только печально покачала головой.

- Тьму в любом случае надо изгонять. Мне не знакомо это проклятие, а значит, Эрик тоже о нем не знает. Оно местное и меня домой не пускает. Что же мне теперь делать?

- Для начала - пойти со мной в трактир.

- А там мы что будем делать?

- Будем жрать, грустить и думать, - хохотнул Фил и потянул меня за руку. - Встать-то сможешь?

С его помощью я кое-как приняла вертикальное положение и поплелась за лекарем в какой-то трактир.

Шли мы долго, кружными путями по подворотням Лакора. Мне было больно и холодно, но я так устала за последнюю неделю от бесконечной беготни, что уже не могла и не хотела ничему сопротивляться.

Фил всю дорогу развлекал меня разговорами, но мне было не особо интересно знать об изменениях в законодательстве Лакора. Это ему, Филу, теперь приходилось платить двойную пошлину за особо редкие ингредиенты, а мне-то что? Я тут всего лишь гость, и то - нежеланный. Благо каждый житель меня тут в лицо не знает, но на всякий случай я все равно натянула капюшон пониже на голову. Эх, жаль, что мой защитный шлем разбился в горах, с ним было бы удобнее и безопаснее передвигаться по лакорским улочкам.

- Тебе повезло, Мэл сегодня в городе, - говорил Фил, увлекая меня по мрачным задворкам. - Я устрою вам встречу, уверен, она не откажет в помощи.

- Кто она такая, эта Мэл?

- Да Хааск ее знает, - равнодушно пожал плечами Фил и тут же рассмеялся собственным словам. - Полагаю, что именно ему она и поклоняется, так что Хааск точно ее знает. Сильная чернокнижница, тьма - это по ее профилю.

- Ей можно доверять?

- Я пару раз имел с ней дело, и свою работу она выполняла четко. Правда берет за нее дорого.

- Сколько?

- Для каждого она назначает свою цену.

Хм, ну обычное дело, все опытные наемники так себя ведут. Интересно, какую цену обозначат мне?

- Может, расскажешь, что именно с тобой произошло?

- Нет, - отрезала я.

- Откуда в тебе эта дрянь вообще взялась?

- Откуда взялась, там ее больше нет.

Фил только фыркнул и покачал головой.

Мы зашли в шумный трактир, битком набитый людьми в этот вечер. Я поморщилась от смрадных запахов, но молча последовала за Филом в самый дальний угол. Мы уселись за единственным свободным столиком, и Фил похлопал меня по плечу.

- Подожди меня здесь, я скоро приду.

Оставшись в одиночестве, я принялась украдкой рассматривать посетителей трактира вокруг. Публика здесь собиралась разношёрстная и весьма своеобразная. Наверное, это было одно из редких мест, где за одним столом могли сидеть дракон, орк, гном и обычный человек. Многие скрывали лица за капюшонами, оно и немудрено: полагаю, что грабителей и наемников тут было зашкаливающее количество на один квадратный метр.

Даже смешно, что такое злачное место лакорцы до сих пор не сравняли с землей. Меня вот это всегда забавляло: то, как рьяно местный император пытался поймать меня и моих коллег, и как одновременно с этим он смотрел сквозь пальцы на вот такие забегаловки. То есть мы, элитные воины академии Армариллис, опаснее этого сброда, что ли?!

Впрочем... Да. Опаснее. Но и разумнее раз эдак в пятьсот. И играем на стороне лакорцев, чего император пока никак взять в толк не может.

Хотя, с другой стороны, наверное, это даже удобно - знать, что весь сброд собирается в одном месте. Удобнее за всеми разом наблюдать исподтишка и подслушивать планируемые заговоры.

Вернулся Фил действительно быстро и, довольный, плюхнулся напротив, потирая ладони.

- Мэл сейчас здесь нет, но мне сказали, где ее искать, - затараторил он. - Мои друзья организуют встречу. Завтра в полночь она будет ждать нас вот по этому адресу.

Он протянул мне смятую бумажку с наспех нацарапанным адресом, и я кивнула, дав понять, что прочла и запомнила. Бумажка тут же вспыхнула лиловым пламенем и сгорела за считанные секунды.

- Я уверен, что Мэл тебе поможет. Но завтра. А сейчас давай мы немного отдохнём и хоть пожрем как следует. Я из-за тебя сутки не ел, знаешь, как вымотался?

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍Я только хмыкнула, но возражать не стала. Я-то не ела намного дольше суток и вымоталась похлеще юного лекаря.

Фил свистнул официанту и попросил принести рагу с бараниной. У меня от одного только названия скрутило живот и началось обильное слюноотделение. Я довольно зажмурилась, предвкушая дивную трапезу и вполуха слушая болтовню Фила о всякой ерунде.

Но, к сожалению, отужинать мне так и не довелось, так как тихий спокойный вечер превратился Хааск знает во что.

Нам только принесли блюда, как я почувствовала внутренний толчок. Колющее чувство, которое ни с чем не могу перепутать - всё-таки годы тренировок давали о себе знать.

Почувствовав извне сильную темную магию, я отложила вилку, так и не притронувшись к долгожданному рагу. Села ровнее, с силой сжав руку в кулак, и оглядываясь по сторонам. Всматриваясь. Выискивая источник моего беспокойства. Источник, которого, по идее, тут быть не должно. Да нет, не может же быть... в самом деле?.. Может, просто показалось...

- Эй, - окликнул меня Фил с набитым ртом. - Ты чего зависла?

- Тени вибрируют.

- Чего?

- Тени вибрируют, - повторила я, лихорадочно оглядываясь по сторонам. - Здесь есть демоны.

Фил подавился грогом и закашлялся. Вытаращился на меня, как на умалишенную, и вытер рот рукавом. Неуверенно сказал:

- Ты наверное перепутала. В этой части Лакора демоны не водятся. Их же изгнали в предгорье, они к нам не суются.

- Ну значит, им наскучили ваши ледяные скалы, и они решили развлечься, - хмуро ответила я. - Или же...

- Или что? - сипло спросил Фил.

"Или они явились по мою душу", - подумала я, но вслух этого говорить не стала.

Мало ли, как Фил к этому отнесется. Он, конечно, отличный парень, надежный друг и товарищ, но кто угодно на его месте шарахнулся бы от меня подальше, если бы знал, что за мной следят высшие демоны. Да я бы сама от себя с удовольствием шарахнулась, но от себя, как известно, никуда не убежишь.

Осталось понять, кто именно демон в этом трактире. Вон тот мужчина в мантии с капюшоном? Вон та женщина с вуалью? Или?..

- А почему вон те ребята скрывают свои лица за тёмными очками? - спросила я. - Разве у вас принято носить такие?

Фил неопределенно пожал плечами.

- Нет, но... Мало ли кого у какие причуды. Как ты понимаешь, здесь не собирается элитная часть Лакора, скорее уж наоборот, - добавил он с усмешкой.

Но мне было не до усмешек. Я пыталась сканировать помещение магическим взором, но из-за засевшей во мне тьмы видела хуже обычного. Нужно было скорее найти, в каком обличии тут шляется демон.

У меня было нехорошее ощущение, что демон может почувствовать мое проклятье, мою тёмную силу и пойти на нее, как ночные мотыльки летят на свет. Но не для того, чтобы сгореть, а чтобы поужинать моей душой. Пропитанная тьмой, я сейчас была лакомым кусочком для демонов, своего рода изысканным десертом. Да только нельзя, чтобы в лапы демонов попала сила, сосудом для которой я случайно оказалась. И лучше бы мне не попадаться на глаза этим тварям, пока я не разберусь, как снять с себя проклятье, подцепленное в ледяной пустоши.

- Пойдём-ка отсюда, - негромко сказала я, со звоном бросая вилки на тарелку.

- Как, уже? Но ты ведь даже не притронулась к еде!

- Фил, чтоб тебя, если мы сейчас же не уйдем отсюда, то ужином станем мы сами! - прорычала я.

Но уже было поздно.


Глава 7. Портальная ошибка


- Ваш салат, мистер, - негромко произнес подошедший разносчик с груженным подносом в руках.

У меня волосы дыбом встали на затылке от ледяного голоса этого мужчины. В непроницаемо черных очках, между прочим.

Но Фил только радостно закивал.

- Премного благод...

Договорить ему не удалось, так как я выбила поднос из рук подошедшего "разносчика", еда с подноса полетела во все стороны.

И сорвала с мужчины очки.

- Ах ты ж дрянь, - процедил он, зло глянув на меня. - Надо было тебя еще в пустоши испить!..

Глаза у него были сплошь черными с ярким голубым зрачком. Как и у всех высших демонов.

Я так и думала!..

Но куда больше меня шокировали слова демона. В пустоши?... Хааск всеведущий... Он что, за мной с самой пустоши в горах гнался? А остальные? Остальные тоже здесь и тоже жаждут разорвать меня в клочья и забрать мою силу?

- Демоны! - дурным голосом заорал Фил.

И храбро спрятался под стол. Не забыв прихватить вилку с наколотой на нее котлетой. Словно бы это могло его хоть как-то защитить.

Впрочем, не могу его винить. У кого угодно нервы могут сдать при виде эдакой твари. Но только не у меня, элитного воина академии Армариллис, заточенного под сражения с демонами.

Поэтому я в одном прыжке вскочила на соседний стол и швырнула оттуда в демона парочку крепких заклинаний, предназначенных специально для таких тварей. Противник оказался не промах и легко парировал мои чары. Слишком легко. Мда, не повезло мне столкнуться с боевым высшим демоном, такого надо лупить заклинаниями покрепче. Но не тут. Надо было скорее увести его из трактира, пока он здесь всех не уничтожил. Если эта высшая дрянь откроет свою демоническую воронку и начнет вытягивать магические искры из всех окружающих, то рядом не останется ни одной живой души.

Поэтому под испуганные вопли матерых наемников, мгновенно попрятавшихся по углам (особенно позабавил орк, который пытался креститься и молиться одновременно за барной стойкой в обнимку с булавой), я поскакала по столам к выходу, подманивая к себе демона. Дразня и пока не сражаясь в полную силу.

Мне важно было обойтись если не без жертв, то хотя бы с их минимумом. Высшие демоны чрезвычайно опасны, и обычным волшебникам с ними не потягаться. Их из Лакора однажды прогнали в предгорье ледяные драконы, которые оказались единственными, кто мог сражаться с демонами. Собственно, именно поэтому ледяных драконов боготворили жители Лакора. И поэтому все арханы (те самые драконы) стояли у верхушки власти.

Ничего удивительного, с учётом обстоятельств. Демонам тяжело было добраться до магической искры драконов, чтобы выпить всю магию, иссушить досуха. Настолько сложно, что лучше и не пытаться, потому демоны когда-то и отступили под натиском ящероголовых.

Я драконом не была, но у меня имелись свои методы борьбы с демонами. И как только мы оказались на улице, я ударила во всю имеющуюся силу.

Демон мне попался какой-то удивительно злой. Он сражался так, будто жестоко мстил за что-то, нетипичное поведение для демона, даже высшего. Быстрый и ловкий, он ускользал от всех моих чар, не забывая нападать на меня. Мы закружились в смертельном танце под непрекращающийся снегопад, распугав всех местных жителей окончательно.

Створки окон во всех ближайших домах закрылись с грохотом. И, судя по звукам, двери активно запирались на засовы, в том числе двери трактира, в котором мы сидели с Филом.

Наивные люди! Они в самом деле думают, что от высшего демона можно укрыться за засовом?! Да господи, если эта тварь откроет демоническую воронку, то своими нитями дотянется до магических искр через что угодно, ей и стены будут не помеха.

- Верни то, что тебе не принадлежит! - зашипел демон, осклабившись.

- Тебе эта сила тоже не принадлежит! - парировала я, уворачиваясь от очередного заклинания.

- Ты ее украла! Украла то, что должно было послужить нам! Тьма должна была подпитать наши силы, но ты! Ты все нарушила, и ты теперь за это ответишь!

А вот это, кстати, очень интересный момент. Мне не приходило в голову, что тьма, сосудом для которой я случайно стала, изначально была "заготовлена" под раздачу демонам. Хм, интересно, а для чего именно им это было нужно?

Но пока что мне было не до размышлений, и я провела рукой наискосок, направляя в демона сноп фиолетовых искр. Они частично долетели до цели, и демон заорал от боли, вцепившись руками в бок, который под воздействием попавших искр начал дымиться.

- Где бы ты ни была, мы найдем тебя, - захрипел раненый демон. - Найдём, вынем украденное, выпьем тебя досуха и уведем в небытие, так и знай! Весь мой клан охотится на тебя и не оставит в покое, пока ты дышишь!..

Дослушивать не стала. Пальнула в демона ещё одним заклятием, и тот, наконец рассыпался чёрной пылью. Давно пора.

А мне пора были линять отсюда как можно дальше, пока сюда не прибежала императорская стража и не поймала меня "на месте преступления". Объясняться и сражаться потом еще и с ними у меня ни сил, ни желания не было. А судя по крикам и грохоту в конце улицы, сюда как раз бежало запоздалое подкрепление.

Мне некогда было предельно сосредоточиться на конечной точке. Я решила рискнуть и попробовать ещё раз телепортироваться домой, хотя и догадывалась, что тьма меня скорее всего снова не пустит так далеко. Поэтому бормоча заклинание телепортации думала скорее не о доме, а о "теплом безопасном месте, где меня никто не хочет убить".

Паршивая формулировка, сама знаю. Но на данный момент это единственное, что действительно имело для меня значение - тепло, безопасность и отсутствие врагов вокруг. А все остальное уже неважно - так мне тогда казалось.

Последнее, что я успела увидеть перед телепортацией, - это забавный пушистый зверек из моих снов, который выскочил непонятно откуда и уставился на меня немигающим взглядом.

- Фри-и-икл! - смешно запищал он и бросился в мою сторону, странно мерцая голубым сиянием.

И чего ему от меня было нужно?..

Но это мне не суждено было узнать, так как я уже летела в воронке телепортации.

Кажется, телепорт снова сработал "не туда". Совсем не туда. Во всяком случае, вместо теплого дома я внезапно оказалась в... горячей ванне. Точнее в своего рода небольшом бассейне для омовения.

Кажется, я упала в воду с портала, открывшегося прямо в потолке. Плюхнулась и в первую секунду так ошалела от происходящего, что немного нахлебалась воды и ароматной пены, которая тут пузырилась чуть ли не башенками. Глаза заслезились от попавшего в них мыла, поэтому я не сразу осознала, что я в ванной не одна.

Неожиданно резко меня схватили за руки и дёрнули вперед так, что я буквально уткнулась носом в чью-то шею. Хотела было вырваться и наподдать негодяю как следует, но замерла в ужасе, когда услышала до боли знакомый голос:

- Какие интересные рыбки водятся в моей ванной, оказывается...

Нет. Нет-нет-нет и еще раз нет! Только не он! Как так вышло? Какого дилмона меня вышвырнуло порталом к нему?!


Глава 8. О рыбаке и рыбке


- Ты, я гляжу, через дверь заходить не умеешь совсем, - продолжал мурлыкать мне на ухо бархатный голос. - То под кровать лезешь, то в ванну... Хотя, вынужден признаться, я совсем не против такого развития событий. Ты очень вовремя.

Пока Салливан - да-да, это был именно он! - говорил, он ловко заломил мне руки за спину, удерживая на одном месте. Я вынуждена была сидеть у него на коленях, потому что с заведенными за спину руками в скользкой ванне иначе не получалось.

- И снова ты холодная, как снег, - произнес Салливан с усмешкой. - Тебя согреть, ледышка ты моя ненаглядная?

Его губы внезапно прихватили мочку уха, и внизу живота резко потяжелело. Я ахнула от неожиданности, но, кажется, сделала этим только хуже. Ахнула-то я прямо в ухо Салливану, и так протяжно, что получилось больше похоже на полустон. Надо зарубить себе на носу: никогда, ни за что на свете не ахать в ухо дракону, принимающему вечернюю ванну. Иначе он в ответ стиснет в такие крепкие объятия, что придется почти лечь на него. А это чревато последствиями.

В попытке принять положение сидя поудобнее, я заерзала на коленях Салливана, но была остановлена его вкрадчивым голосом.

- Если ты будешь так ерзать, я возьму тебя прямо здесь и сейчас, - шепнул он мне на ухо. - Хочешь этого?

Я замерла на миг, а потом рыкнула от возмущения. Да какого дилмона?!

Ко мне наконец-то вернулся дар речи и способность двигаться. Поэтому я резко оттолкнулась ногами от бортика ванны и смогла вывернуться из захвата рук, благо скользкая пена мне тут была только в помощь. Я буквально отлетела к противоположному бортику ванной, перекувыркнулась и приземлилась на пол, гордо выпрямившись. Тряхнула мокрыми волосами, сверкая яростными глазами, и гаркнула:

- Не смей применять на меня свои половые чары!

Салливан прыснул от смеха и уставился на меня с нескрываемым интересом.

- Да я еще и не начинал, ледышка.

Он из ванны выходить не спешил. Большая и круглая, ванна занимала половину помещения и была почти до краев заполнена ароматной горячей водой и плотной душистой пеной. Последнее было особенно хорошо, так как почти полностью скрывало Салливана под водой. Мне от этого было как-то спокойнее. Слишком уж сильно на меня действовал этот мужчина.

Знаете, есть такие люди, рядом с которыми начинают таять даже вековые льды, - вот Салливан был как раз из их числа. Таким и делать ничего особо не надо, сам к их ножкам упадешь, сам умолять о внимании будешь. Но не на ту напал!

Я выпрямилась, расправила плечи и вознамерилась гордо удалиться из ванной комнаты. Но столкнулась с маленькой проблемкой... А дверь-то где?

Внимательно оглядела помещение и пришла к печальному выводу: дверь тут была зачарованная, невидимая. Проявлялась и открывалась она только при воздействии на нее хозяина комнаты, а это значит, что без Салливана мне отсюда не выйти. Во всяком случае прямо сейчас, когда мой магический резерв сильно опустошен, и тьма, засевшая во мне, мешает использовать свои силы на полную катушку.

Придя к этому неутешительному выводу, я крутанулась на пятках и вызывающе уставилась на Салливана. Потребовала:

- Выпусти меня отсюда.

Но этот нахал усмехнулся столь язвительно, что захотелось немедленно врезать ему по смазливому личику.

- Как грубо. А вежливости тебя совсем не учили? Сама заявилась ко мне и же сама что-то требует. Ай-яй, как некультурно.

- Я оказалась здесь случайно.

- Мимо пробегала? - понимающе улыбнулся Салливан.

- Почти, - процедила сквозь зубы.

- Боюсь, в этот раз я тебя не выпущу до тех пор, пока не получу ответы на все свои вопросы, - вздохнул Салливан, и в его голосе послышалась угроза. - И самый главный: как ты тут оказалась? Снова. Якобы случайно. Расскажи-ка мне, как можно случайно вломиться прямиком в ванную к принцу? Как ты умудрилась пройти через ту завесу защитных заклинаний, которая навешана на дворец и на каждое помещение в частности? Да не просто пройти - а влететь через открытый портал, который сюда напрямую даже я открыть не могу. Это как возможно? Ты вообще понимаешь, какие серьёзные волшебники работали над моей охраной? Ты либо шпион, либо...

- Да не знаю я, как тут оказалась, слышишь? - вспылила я и в порыве ярости пнула по ровной стене, в которой, по идее, была спрятана дверь. - Понятия не имею! Маршрут в пространстве я прокладывала вообще не сюда, но почему-то оказалась тут. Как и в прошлый раз. Но вынуждена признать, что оба раза это произошло весьма своевременно, потому что тогда моя жизнь висела на волоске, а сегодня тоже попала в переделку. Оба раза я отчаянно искала помощь, но выкидывало меня сюда, Хааск знает почему. Думаешь, мне самой это нравится? Да я не в меньшем бешенстве, чем ты! Но я никакой не шпион и зла тебе не желаю. Выпусти меня отсюда, а? - и, подумав, все же добавила: - Пожалуйста.

Салливан долго буравил меня испытующим взглядом, потом, наконец, сдался.

- Выпущу тебя, но только с одним условием.

- Это каким же?

- Ты поужинаешь со мной. И не будешь при этом пытаться сбежать. У меня к тебе есть серьезный разговор, и я хочу, чтобы ты меня выслушала.

При словах о еде желудок предательски заурчал. Не ела я так давно, что желудок свело при одной только мысли об ужине. Поэтому я недолго колебалась. Когда еще удастся поесть за казённый счет?

- Хорошо. Я согласна.

- На все? - хитро сощурился Салливан.

- Только на ужин! - рявкнула я, нервно сжимая руки в кулаки.

- Экие мы строптивые... Ладно, твоя взяла, ледышка. Подай мне полотенце.

- Может всё-таки тапочки в зубах тоже заодно принести? - возмутилась я.

Салливан безразлично пожал плечами.

- Как хочешь. Я могу обойтись и без полотенца, если тебя не смущает мой облик.

Он начал нарочито медленно подниматься из ванной, и тут только я сообразила, что он же там голый... Совсем. Полностью. А я ж к нему прижималась там под водой всем телом... Ой мамочки!

Пришлось сдернуть с крючков на стене белое полотенце и швырнуть его в руки Салливану, чтобы хоть тряпицу на бедра себе нацепил. И отвернулась пафосно, сцепив руки в замок за спиной.

Как любил приговаривать мой братишка: в любой непонятной ситуации - оставайся мужиком, Агнесса! 

Лицо построже, подбородок повыше и не шмыгать носом от предательски подкрадывающейся простуды.

А вот от подкравшегося Салливана я все же вздрогнула, когда его ладонь легла мне на талию и собственнически прижала к себе.

- Ну что же ты так дергаешься, ледышка? - сказал он с усмешкой. - Идем, я проведу тебя через зачарованные двери.

Я хотела было возмутиться, но увидела, что перед нами уже проявляются очертания арки, ведущей в другую комнату.

- Перестань называть меня ледышкой, - попросила я, перешагивая порог ванной и оказываясь в гостиной.

Хотела отскочить тут же в сторону от Салливана, но он удержал на месте уже обеими руками и настойчиво развернул меня к себе лицом.

- Ну а кто же ты еще? Вон как дрожишь.

Мне действительно было холодно. Мало того, что в самом Лакоре всегда царила зима, и на улице в принципе всегда был морозильник. Вдобавок к этому я задубела после очередной вспышки темной магии внутри себя, которая холодила изнутри покруче снежной вьюги. Ну и мало мне всех этих радостей, так я еще и плюхнулась в воду, и сейчас была насквозь промокшая. Своей магии мне сейчас не хватало, чтобы согреться, а запасной одежды с собой, разумеется, не было.

Кажется, Салливан тоже сообразил, что меня надо бы высушить. Он не отрывал от меня пронизывающего взгляда и медленно водил руками по плечам. Но на этот раз я от этих многозначительных поглаживаний не отказывалась, потому что сразу же ощутила на себе действие согревающих чар. По спине мурашки побежали от резкого тепла, разлившегося по всему телу. Униформа на мне стремительно высыхала прямо на глазах, даже пар от одежды пошел. Но руки все равно оставались холодными, и Салливан это заметил. Нахмурился, взял мои ладони в свои, задумчиво провел большими пальцами, задержавшись на том самом месте, где пару дней назад серебрилась странная руна.

- Это тьма тебя так морозит?

Кивнула и благодарно улыбнулась.

- Спасибо. Мне все равно стало намного теплее.

- Я знаю способ, как согреть тебя намного эффективнее. Намно-о-ого эффективнее, - сладко протянул Салливан, с интересом наблюдая за сменой эмоций на моем лице.

- Иди со своей эффективностью, знаешь, куда?

- Вообще-то я имел в виду древнюю магию и обряд распределения энергии, - ехидно сощурился Салливан. - А ты о чем подумала?

- О том, как сильно мне хочется врезать тебе в глаз, - мило улыбнулась я. - Вот думаю: в левый или в правый?

- Приличной леди не подобает драться, знаешь ли.

- Приличным джентльменам не подобает лапать приличных леди.

Салливан широко ухмыльнулся, оценивающе глядя на меня и все еще не отпуская.

- Ты колючая, как свежий иней ранним утром, - задумчиво сказал он и тут же сменил тему:

- На этой ладони у тебя проявилась руна, верно?

И не дожидаясь ответа, он провел пальцами по моей раскрытой ладони, на которой сразу же проявился серебристый рисунок.

- О, так ты знаешь, что это за руна?

- Еще бы я не знал, - тяжело вздохнул Салливан, и тон мне его совсем мне понравился.

- Расскажешь?

- Разумеется. Именно об этом я и хочу с тобой поговорить. Но сначала - ужин. Я не ел с самого утра и подозреваю, что ты тоже. А сейчас помолчи минутку, дай мне закончить.

Тут только я заметила, что у Салливана на правой ладони красуется точно такая же руна, как у меня - на левой. Очень интересно... Что это такое? Пока размышляла над этим, Салливан соединил наши руны, и по ним побежало такое удивительное тепло, что я замерла в восхищении. Словно живой огонь потек по моим жилам, благодатно заполняя каждую клеточку тела. Ласковая, приятная магия вливалась в меня с большой охотой и доставляла ни с чем не сравнимое удовольствие. Кажется, мне впервые с момента прибытия в Лакор стало настолько тепло. Хоть бери этого дракошу, пакуй его в дорожную сумочку и перемещайся с ним по всему Лакору, используя в качестве дорожной печки.

- Что ты сейчас чувствуешь? - спросил Салливан, очень серьёзно глядя мне в глаза.

- Тепло. Ласковое такое тепло... Приятное.

Салливан молчал некоторое время, не отрывая от меня глаз.

- Удивительная ты девушка, - негромко произнес он. - Те, с кем мне приходилось когда-либо делиться магией, называли ее жгучим холодом, жидким льдом.

- Скорее уж жидкий огонь.

- Это и удивительно. И многое объясняет...

- Что именно объясняет? - сразу напряглась я.

- Потом, все потом. Сначала - ужин.

Салливан махнул рукой в сторону круглого столика у окошка, который был заставлен блюдами с различными яствами. Запеченный окорок и картофель, свежий хлеб, овощи... У меня голову повело от одних только запахов.

Мы уселись напротив друг друга, и я с сомнением оглядела заваленный едой стол.

- Это что же, все для тебя одного принесли? Или... ты кого-то ждал, а я расстроила твои планы?

Ну конечно же, он кого-то ждал! Наверняка к нему должна была прийти хорошенькая гувернантка, чтобы скрасить одинокий вечер и заодно согреть постель своего господина.

Так, спокойно, Агнесса! Тебе должно быть абсолютно все равно.

Но перед глазами почему-то так и возникла премерзкая картина того, как руки этой девицы уверенно оглаживают плечи Салливана, скользят ниже и ниже, и...

- О, ледышка ревнует меня? - прервал мои неуместные мысли ядовитый голос.

- Кто, я?! Да я тебя даже не знаю толком!

- Но уже ревнуешь, - самодовольно протянул Салливан. - Какие сильные чувства ты ко мне испытываешь, однако. Любовь с первого взгляда и все такое...

Пока я рычала от ярости, он звонко рассмеялся, наколдовал для меня столовые приборы и весело подмигнул.

- Остынь, ледышка. Ты рискуешь прожечь во мне дырку своим взглядом.

- Может, ты перестанешь уже называть меня ледышкой? - ворчливо отозвалась я, все же приступая к трапезе.

- Могу называть еще деткой и крошкой. Как тебе больше нравится?

- Лучше ледышкой, - сдалась я и умолкла, полностью погрузившись в поедание пищи.


Глава 9. О видах и персонах


Какое-то время мы ели молча, только позвякивая вилками. Салливан очень внимательно следил за каждым моим жестом, но сейчас мне было абсолютно плевать на его назойливое внимание. Пусть себе смотрит сколько влезет, если он такой извращенец.

Как ни пыталась есть помедленнее, соблюдая рамки приличия, а все равно ела слишком быстро. Аппетит был зверский, и порой я глотала, почти не жуя. Вкус еды тоже особо не разбирала, сейчас мне все было одинаково божественно вкусно. Разумеется, это не могло остаться в стороне от внимания Салливана.

- Ты как с голодного острова приехала, - усмехнулся он, наблюдая за тем, как я запихиваю в себя сразу чуть ли не половину багета.

- Так и есть. Жуть какая голодная.

- Когда ж ты ела в последний раз?

- Где-то неделю назад, точно не помню.

Салливан закашлялся, подавившись хлебом, и вытаращился на меня, как ангел на демона.

- Это как так? Не может нормальный человек не есть неделю и так бодро прыгать в порталах, пробивая самую жесткую защиту!

Я лишь пожала плечами, не отрываясь от овощного рагу.

- Так-то нормальный. Речь явно не обо мне.

На самом деле я ведь не совсем человек, а потому могу терпеть чувство голода намного дольше обычных людей. Но Салливану это пока что знать было ни к чему.

Почему-то именно во время трапезы у меня удивительно ясно работает голова. Быть может, я мыслящий бутерброд? Так или иначе, а мысли в голове прояснились, магия внутри меня начала стабилизироваться. Скоро магический резерв снова будет полон, и можно будет сбегать подальше. А пока что следует выведать побольше информации и про руны не забыть расспросить.

Когда мы закончили с главными блюдами, они волшебным образом сменились десертом, и я с удовольствием накинулась на шоколадный пудинг. Обожаю шоколад и вообще все шоколадное!

Вдоволь насытившись, я наконец снизила темп поглощения пищи и уже осознанным взглядом посмотрела в окно. Впрочем, ничего особенного я там не увидела и увидеть не могла. Пейзаж за окнами любого дома в Лакоре был всегда одинаковый: сугробы, сугробы и еще раз сугробы.

Эта грешная реальность навсегда застряла в зиме, и морозы тут стояли лютые. Хотя... В принципе, было бы не так уж холодно, если гулять на машине. Но машин в Лакоре не было, одни лошади да кареты. Как и тепла не было. Ни осени, ни весны, ни лета эти земли никогда не видели. Все овощи и фрукты тут выращивали в гигантских теплицах на юге Лакора, а местные жители настолько устойчивы к холодам, что спокойно могут выходить на улицу в очень легкой одежде. В отличие от меня, кому суровый климат совсем не пришелся по духу. Я вообще терпеть не могу зиму, а сейчас, после всего того, что мне пришлось пережить в ледяной пустоши, я возненавидела снег всеми фибрами своей души. Ну холодно же! Как можно жить всегда без летнего тепла? Ума не приложу!

Впрочем, это мне, привыкшей к теплу, такое дико, а местным жителям наверняка очень комфортно, они ведь другой жизни и не знают. И наслаждаются бесконечными зимними забавами, резвятся вместе с детьми, играя в снежки, устраивая ледовые побоища большими компаниями и романтично согревая друг другу ладошки на холодном ветру. Наверно, есть в этом свое очарование, но мне разглядеть его было сложно, и с миром Лакора мне пока не удалось подружиться. Слишком уж тут все другое, чужое, странное.

- Ты хотел о чем-то со мной поговорить, - напомнила я. - О чем?

- Нет, давай начнем-ка с твоей великолепной персоны. Ты знаешь, что я принц Лакора, а вот я о тебе ничего, кроме имени, не знаю. В прошлую нашу встречу нам, хм, не удалось побеседовать как следует. Расскажи о себе больше. Откуда ты? И как обстоят дела на личном фронте? - с ехидцей добавил он.

- Моя личная жизнь оставляет желать красного полусладкого, если тебе так важна эта информация, - я отсалютовала бокалом с вином. - А вообще, какое тебе до этого дело?

- Хм, а может, я имею на тебя какие-то виды? - издевательски протянул Салливан.

Ишь ты, разошелся. Виды он имеет!

- Зубки об меня обломать не боишься?

Салливан только усмехнулся и покачал головой. Какое-то время молча буравил меня взглядом, словно пытаясь заглянуть в самую душу.

- Знаешь, иногда дракон не охраняет принцессу, а защищает от нее остальных людей. Вот я пытаюсь понять: ты принцесса или угроза?

- Одно другому не мешает. Если на меня нападают, то угроза. Но лично для тебя - безобидная принцесса, поверь.

- Тогда откуда у тебя вот это?

С этими словами Салливан выложил на стол треугольный медальон на цепочке. Я взяла его, покрутила в руках. Неказистая вещичка, явно какой-то родовой медальон или что-то вроде того. Но я эту штуку видела впервые, поэтому просто пожала плечами.

- Эта вещь не у меня, а у тебя. С меня какой спрос?

- Фриклс нашел это под моей кроватью, когда ты там появилась. Эта вещь выпала из твоего кармана.

- Кто нашел?..

- Мой элементаль.

- Ну так раз он нашел, ты его и спрашивай, я-то тут при чем? Из моего кармана это выпасть не могло.

Салливан нахмурился и некоторое время молча сверлил меня взглядом.

- То есть ты не знаешь, что это за вещь, и кому она принадлежит?

- Понятия не имею, - честно ответила я.

- Это мой родовой медальон. И у меня есть предположение, что именно благодаря ему тебе удалось телепортироваться ко мне. Но откуда он у тебя?

- Да не было его у меня! - раздражённо сказала я. - Впервые его вижу, слышишь? Закатился, небось, тебе под кровать, и твой элементаль решил над тобой подшутить.

Салливан недоверчиво смотрел на меня, как будто никак не мог решить, стоит ли верить моим словам, или нет. Но здесь мне нечего было скрывать: я в самом деле впервые в жизни видела этот медальон и могла только догадываться о его происхождении. Артефакты - это все же не мой профиль, я специализируюсь на иной магии.

- И все же...

- Да не бойся ты меня, нет у меня намерений тебе вредить. Можешь мне не верить, но я не знала, что ты наследник престола. Да я вообще о тебе ничего не знала и не планировала с тобой знакомиться ни в далеком, ни в обозримом будущем. Искрой клянусь!

С этими словами я машинально прищелкнула пальцами правой руки, которую на несколько секунд охватило языками голубого пламени.

Салливан крайне заинтересованно проследил за моим жестом.

- Ты из Форланда, - не спросил, а утвердительно произнес он.

Замерла с ложкой во рту и с трудом удержалась от того, чтобы нервно дернуть глазом и вылететь из комнаты, вопя от ужаса. Как он это понял?

"Так, спокойно Агнесса. Ну чего ты сразу паникуешь, а? В Форланде куча разномастных волшебников живет, и им в Лакоре появляться не запрещено. Салливан не знает, кто ты, и узнать не сможет, а значит, тебе ничего не грозит. Выдохни и ответь ему уже наконец!"

- С чего ты взял? - спросила как можно более небрежно.


Глава 10. Про чужие фантазии


- У нас в Лакоре не принято клясться искрой. Но я наслышан о том, что этот обычай широко распространен в Форланде, соседней реальности. Мне рассказывали, что там волшебники любят так приговаривать, показывая тем самым честность своих намерений. Клятва искрой все же непростая штука, и лгунов наказывает жестоко. Так что в твоих словах действительно можно быть уверенным.

Клятва искрой... Хааскова искра, надо же было так глупо проколоться! Совсем я ослабела в последнее время, начала терять контроль над собой из-за вселившейся в меня темной магии, непозволительная халатность. Стала слишком рассеянной, раньше бы такую оплошность не допустила. Плохи мои дела... И чем дальше, тем хуже они становятся.

Рассудив, что эту информацию можно не скрывать, кивнула.

- Ты прав. Я родом из Форланда.

- Это хорошо. А то в первую нашу встречу мне сначала показалось, что ты родом из мужских фантазий.

ЧТО?!

Я аж поперхнулась пудингом, а мои глаза грозились выкатиться из орбит.

- Во всяком случае, из моих, - как ни в чем ни бывало продолжил Салливан, насмешливо поглядывая на меня. - И если ты не перестанешь облизывать эту несчастную ложку, то я тебе прямо сейчас продемонстрирую, что именно имею в виду.

Я осторожно отложила в сторону десертную ложку, которую все это время действительно облизывала в глубокой задумчивости.

Выпрямилась на стуле, не зная, куда деть глаза и руки. Почему-то стало резко неуютно под немигающим взглядом Салливана. Под этими его невозможными глазами, темными, как горький шоколад. И обжигающими, как горячий...

Салливан задумчиво прикусил губу, и я поймала себя на мысли, что не могу отвезти взгляд в сторону от его губ. Внезапно возникший в голове дурацкий вопрос не давал покоя: интересно, а каков вкус его поцелуя?..

- Хочешь попробовать? - внезапно спросил Салливан.

- Ч-что, прости?

- Шоколад. Горячий, - кивнул он на две наколдованные кружки. - Хочешь попробовать? Он здорово согревает. А что тебя так смутило? У тебя щеки пылают. И глаза такие, будто я предложил что-то неприличное.

- Н-ничего, - промямлила я, уткнувшись в кружку. - Это просто от резкого прилива тепла щеки горят, не более.

Так, теперь надо постараться не провалиться под землю от стыда и продолжать держать лицо. Как-то я совсем не в ту сторону думала рядом с этим мужчиной...

Ну и масла в огонь добавляло то, что Салливан столь вальяжно расселся в кресле рядом, что его полотенце так и норовило соскользнуть с бедер, и мне все время хотелось его придержать. А еще лучше - завязать морским узлом, чтобы уж точно никуда не свалилось.

Вот он немного сменил позу, расставил ноги чуть шире, и полотенце угрожающе поползло ниже.

- Да оденься ты уже наконец-то! - не выдержала я. - Сколько можно шататься в таком виде перед леди! Я, конечно, понимаю, что счастливые белья не надевают, но тебе не хватало бы быть чуточку менее счастливым!

- Боишься не сдержаться и наброситься на меня в пылу страсти? - понимающе кивнул Салливан.

- Да ты... Да я!..

- Очень любопытно. И что же ты мне сделаешь?

Он склонился над столом и подпер щеку рукой, с любопытством ожидая продолжения.

- Ну так что?

- Извращенец ты, вот что, - устало вздохнула я, качая головой и показательно отворачиваясь к окну. - Зачем ты все время меня провоцируешь?

- Душная ты, - театрально опечалился Салливан. - Слишком правильная. В мужчине ведь что главное? Чувство юмора. А если он еще и извращенец, то он идеален.

- Какое-то у тебя странное представление об идеале.

- А разве я не хорош, и ты сегодня ни разу не думала об этом? - нагло ухмыльнулся этот невыносимый тип. - Ну признайся, ты ведь жаждешь оказаться в моих объятьях. Мечтаешь сравнить меня со своими прежними никчемными прихвостнями?

- Хм, а почему обязательно никчемными?

- Ну раз твое сердце еще не занято, значит, приличных мужчин среди них не было, - уверенно сказал Салливан.

- А ты у нас, значит, приличный.

- Поверь, я лучше их всех вместе взятых. Ну так что, признаваться в своих жарких фантазиях будешь?

Я тоже низко склонилась над столом и улыбнулась самой очаровательной из своих улыбок. Сейчас мы снова были так близко друг от друга, что я ощущала на себе горячее дыхание.

- Признаюсь... Нет. Видишь ли, чтобы что-то сравнивать, нужно иметь некий опыт. А его у меня нет. Так что придется тебе обойтись без моего ценного мнения.

- Как так? - опешил Салливан, и его брови стремительно поползли вверх. - Вообще нет? Ты что... Совсем невинная?

- Нет, не совсем, а лишь немножко, - оскалилась я. - Вообще-то такие вопросы приличные Джентльмены, коим ты пытаешься казаться, приличным леди не задают.

Салливан шумно выдохнул, и его ноздри затрепетали. У меня возникло странное ощущение, что он ко мне принюхивается. Хм, кстати, а я вот не знала, могли ли местные драконы, подобно оборотням, понять по запаху, есть ли у девушки партнер, и был ли он вообще когда-то? Интересно... 

Хотя, по большому счету, мне было все равно, что там этот дракоша унюхает. Скрывать тут мне было нечего. Всё-таки я еще довольная юна и вечно была так занята делами академии, что мне и думать-то о делах любовных было некогда, не то что сравнивать достоинства представителей мужского пола. И вообще... я воин, а не обычная девушка. И задачи передо мной Наставник всегда ставил серьезные, именно поэтому я сейчас тут, в Лакоре, а не бездельничаю дома.

Зрачки у Салливана тем временем стали вертикальными и такими тёмными, что казались почти чёрными.

- Значит, невинна - произнес он негромко. - Н-да... Лучше бы ты мне об этом не говорила...

Произнес он это таким тоном, что мне даже стало как-то обидно. Будто невинность - это страшный грех и порок.

Почувствовала себя уязвленной, неодобрительно сузила глаза и приготовилась яростно отстаивать свои честь достоинство и-и-и что там у меня ещё осталось?..

Спросила преувеличенно весело:

- Хм, интересно, почему? Предпочитаешь соблазнять исключительно опытных дам? Скучаешь с юными девицами? Больше не жаждешь меня охмурить? - и снова облизнула десертную ложку, доедая пудинг и наслаждаясь произведенным эффектом..

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍Наверное, это была плохая мысль - дразнить дракона. Но отчего-то мне вдруг стало так неприятно и обидно за всех юных девиц скопом, ух!

- Наоборот. Слишком велик соблазн сорвать с губ поцелуй, - подозрительно ровно ответил Салливан, не сводя с меня своих нечеловеческих глаз. - Это так будоражит, что мой дракон упорно рвется наружу...

Мне показалось, что у него даже черты лица изменились. Стали более острыми и какими-то хищными. И ногти... Это обман зрения, или ногти в самом деле стали длиннее?

- Кажетс-с-ся, мне в с-с-самом деле лучше пойти переодетьс-с-ся, - каким-то странным шипящим голосом сказал Салливан.

Он резко вскочил и, прежде чем я успела что-то сказать, удалился в соседнюю комнату, громко хлопнув дверью. А мне вдруг стало очень смешно, и я открыто расхохоталась, наверное впервые за последний месяц позволив себе расслабиться.

- Смейся, смейся, - проворчал быстро вернувшийся Салливан. - Недолго тебе смеяться осталось.

Прозвучало довольно зловеще, но остановиться я смогла с большим трудом.

"Переодеться" в устах Салливана выглядело впечатляюще. Лучше бы он оставался в полотенце, честное слово! Эти обтягивающие брюки бежевого цвета и белая шелковая рубашка, небрежно накинутая на плечи, вызывали у меня устойчивое желание внимательно разглядывать мужчину, а не сосредоточиться на разговоре. 

А сосредоточиться надо было, потому что Салливан как раз взял деловой тон:

- Я обсудил со своим лекарем твой странный недуг. Это твое проклятье из ледяной пустоши имеет очень темную природу... Томас считает, что тебе все же нужен Иарихон, и я склонен с этим согласиться, как бы не был против.

- Что или кто такое это Иарихон?

Слово-то какое чудное...

Но Салливан не ответил, то ли нарочно, то ли просто глубоко погрузившись в свои мысли. Однако следующие его слова заставили меня возмутиться до глубины души.

- Мы отправимся с тобой в путь на днях, - твердо сказал Салливан. - Времени у нас мало, надо спешить.

- Хэй, что значит "мы"? Прости, но я не собираюсь отправляться с тобой в какой-либо путь. Если ты знаешь, как мне помочь, просто скажи, что я должна сделать, а я... найду способ как-нибудь отблагодарить тебя.

- Конечно, найдешь, - ухмылка у Салливана стала еще шире. - И я даже знаю, как. В любом случае, я не спрашиваю у тебя разрешения, а диктую условия. Мы отправимся с тобой в путь через пару дней, нам необходимо будет пойти в горы. Нужно успеть провернуть все это дело перед церемонией.

- Перед какой еще церемонией?

- Венчания, - сказал Салливан, и лицо его при этом стало каким-то особенно вдохновенным.

- Оу. Ты скоро женишься? - постаралась спросить как можно более небрежно.

А у самой на душе кошки заскребли. И вот непонятно, от чего именно: от досады, что этот красавчик столь блаженно вспоминает даму своего сердца при мне, или от возмущения, что, будучи помолвленным, он усиленно флиртовал со мной. Даже не знаю, что противнее: моя слабость или вольное поведение почти женатого мужчины.

Салливан как-то совсем нехорошо улыбнулся в ответ на этот вопрос.

- О да, довольно скоро. Как только закончу с тобой разбираться, так сразу и...

- Не стоит, - холодно отозвалась я и села еще прямее, до побелевших костяшек пальцев сжимая горячую кружку в руках. - Премного благодарна за желание помочь, но я сама со всем разберусь... как-нибудь. Думаю, у тебя... у вас хватает других забот перед предстоящим венчанием. А я...

- Это не обсуждается, - оборвал меня Салливан. - Ты теперь под моим покровительством.

Посмотрела на него, сузив глаза. Вот даже не знаю, радоваться этому или огорчаться...

- О какого рода покровительстве идёт речь? - фыркнула я. - Кто ты мне такой, чтобы командовать?

- Жених, - просто ответил Салливан.

Я подавилась горячим шоколадом, который пила в этот момент. Он брызнул во все стороны, в том числе несколько капель попали на самого Салливана, и теперь стекали темными дорожками по его обнаженному торсу.

Какой еще жених? Что значит - жених?!


Глава 11. Отмеченная богиней

Не было похоже на то, что со мной шутят. Салливан был предельно серьёзным и даже перестал улыбаться.

- К-какой жених? - нервно заикаясь, спросила я. - Какая я тебе н-невеста? Я тебя впервые увидела пару дней назад вообще!

- Обыкновенная, - пожал плечами Салливан. - С красивым макияжем, прической и, полагаю, белым подвенечным платьем. Кружевным, - подумав, добавил он. - Хочу, чтобы твое платье было кружевное и с длинным шлейфом.

- Невеста обыкновенная, одна штука, - пробормотала я, все еще не понимая, шутят так со мной или нет. - Замечательно. Потрясающе. А теперь давай еще раз и с самого начала. Ты с какого айсберга рухнул, что вообразил меня своей невестой?

- Видишь ли, Агнесса, - тяжело вздохнул Салливан. - Пару дней назад случилось тотальное недоразумение. Случайность, отмеченная богами.

- Ты о чем? - похолодела я.

- О нашей с тобой нелепой помолвке.

- Что-то не припомню, чтобы ты валялся передо мной на коленях и просил у меня руки и сердца. Либо была в отключке в этот момент, и ты меня не разбудил.

- Просить - не просил, но когда тебя за руку держал, то у нас с тобой случился короткий диалог, очень похожий на ту клятву, которую дают друг другу новобрачные перед алтарем в наших храмах.

- Восхитительно, - сдержанно ответила я. - Очень рада за них. А при чем тут мы? Я никаких клятв точно не произносила, да и на храм твоя спальня не особа похожа, уж извини.

Салливан ответил не сразу, видно было, что ему самому непросто дается этот разговор. Он придвинул стул ближе ко мне, почти вплотную. Уселся на самый его краешек с ровной, как штык, спиной. Пояснил неохотно:

- Дело в том, что ты моя иаринэ.

Я испытала дикое желание перекреститься. Не знала, что обозначало это слово, но от него веяло чем-то жутким и потусторонним.

- А при таком раскладе никакой храм не нужен, - продолжал Салливан. - Достаточно искреннего желания защищать - а оно у меня в тот момент было очень острое - и истинное принятие моей магии, уже с твоей стороны. Ты ведь в наглую черпала от меня силу, чтобы совершить прыжок в пространстве, не так ли? Не думай, что я этого не заметил. И не думай, что так любой может делать. Будь ты хоть трижды великая волшебница, но черпать силу из меня, архана Родингера, просто так кому попало - невозможно. Так может поступать только иаринэ.

- Кто-кто?

- Моя истинная пара, - он подался вперед и испытующе глянул на меня. - Кем бы ты ни была, а ты мне, как говорится, свыше предназначена. Моя вторая половина, частичка моей души. Возлюбленная, посланная небесами и отмеченная богами.

- Оу... Сочувствую, - только и смогла вымолвить я в повисшей тишине.

Старалась держать лицо, а сама лихорадочно соображала...

Идрить твою в глотку дилмона! Это ж как я так умудрилась влипнуть в такую историю? Что мне теперь со всем этим делать, а?!

Так, спокойно, Агнесса, вдох-выдох. Нет необратимых ритуалов, и от этой напасти ты сможешь избавиться. Как и от тьмы, засевшей в тебе. А потом радостно свалишь из Лакора и никогда, ни за что на свете больше не сунешься в эту реальность, какие бы срочные проблемы тут не надо было решить. И даже Наставник не сможет приказать мне сюда снова заявиться.

Ладно, будем решать проблемы по мере их поступления. Сейчас для меня было главным - остаться в живых. Тьма медленно выжигала меня, пожирая и магическую и физическую силу. Думать в таком положении о делах сердечных и чужих дурных фантазиях о счастливом браке со мной было глупо и нелепо.

- Слушай, дракоша, - обманчиво ласково обратилась я к своему новоявленному "жениху". - Давай-ка начистоту. Я не собираюсь выходить за тебя замуж! И вообще, я, - запнулась, но все же выдохнула: - Я солдат! Я солдат, а не баба в кружевах!

- А я дракон, - пожал плечами Салливан. - Да еще ледяной, так что вместо огня плююсь льдом. Как видишь, у всех свои недостатки. Но объединяет нас одно - наследник.

- Какой к драным дилмонам наследник?!

- Мальчик. Или девочка. Сложно так сразу сказать точно. Меня устроят оба варианта. Если девочка, то продолжит императорский род, если мальчик, то займет однажды мое место.

- Прекрасно. Я рада за твоих гипотетических наследников, но я тут при чем?

- Ну как? Я же сам не рожу, а ты мне в этом как раз поможешь.

- Я?!

- Ты. Вот тебе кого больше хочется? Мальчика или девочку? Говорят, если во время беременности есть много красного мяса, то родится мальчик. Надо попросить шеф-повара составить тебе меню с учетом этих особенностей, - задумчиво протянул Салливан.

Я аж за голову схватилась.

Слышите оглушительный треск и грохот? Это порвалась нить логики и рухнули стены адекватной реальности.

- Больше всего на свете я сейчас хочу тебя расстрелять.

- Вот так сразу? - смешно надул губки мой "жених". - Смотри, не влюбись, пока патроны будешь подбирать.

- Слушай, - предприняла я последнюю попытку воззвать к разуму. - Мне домой нужно, в Форланд. Я и так тут застряла в Лакоре с этим идиотским проклятьем в теле, мне необходимо как можно быстрее решить эту проблему и отправится домой. Мне нужно! Позарез!

- Да ты пойми, мне тоже нужно. Позарез, - понимающе покивал Салливан с откровенной насмешкой в глазах. - Видишь ли, с этой грешной руной ты подложила мне большую свинью. Я должен был через месяц жениться на принцессе из соседнего государства. Красотой Мелиссе, конечно, до тебя далеко, но она тоже вполне ничего, я бы как-нибудь пережил наш союз. Этот брак должен был укрепить отношения между Лакором и Фленором. Государства и так находятся в натянутых отношениях, можешь себе представить, как "обрадовался" мой отец, узнав, что я ему сейчас все карты порчу?

Голос его из ласкового превратился в слегка угрожающий, и я невольно подобралась, как хищник перед прыжком.

Он склонился ближе и уперся рукой о спинку стула, на котором я сидела. Буквально навис надо мной, не оставив путей к отступлению.

- Отказаться от женитьбы на принцессе Мелиссе сейчас равносильно объявлению войны с Фленором. Но руна Пресвятой Аринэ - это серьезное основание для расторжения помолвки. И тут уж ничего не попишешь: проявилась руна - придется следовать ее зову, нельзя оскорблять богов, это всем известно, и фленорцы поймут. Однако руна эта хитрая... И требует подтверждения. Пока она серебряного цвета, то является всего лишь указанием на иаринэ, направлением, в какую сторону необходимо двигаться. И фленорцы могут попробовать давить на это, заявить, что мы нарочно все так спланировали, чтобы сорвать союз двух государств. Руна должна закрепиться и стать золотого цвета... А для этого надо для начала совершить обряд венчания. Но из-за вселившейся в тебя тьмы ты прямо сейчас этот обряд пройти не можешь. А жаль, я бы повел тебя под алтарь немедленно. Чтобы ты уж наверняка никуда делась. А то у тебя на лице большими буквами написана попытка придумать план побега от меня. Но вынужден огорчить: больше этот трюк со мной не пройдет. Не стоит меня недооценивать.

Кажется, у меня волосы на голове натурально встали дыбом. Какой ужас! Он что, серьезно обо всем этом так легко рассуждает? Не шутит?

Как всегда в непонятной ситуации, которая мне категорично не нравилась, я начала злиться. Волна гнева еще не накрыла меня с головой, но уже уверенно закипала, грозясь перелиться наружу. Да что себе возомнил этот наглый индюк?!

- Боги не одобрят союз, если в тебе будет сидеть это проклятье, - продолжал Салливан. - Хааск его знает, как ты в таком состоянии отреагируешь на заклинания, звучащие во время венчания. А что, если это сильно навредит тебе? Или, упаси Аринэ, вообще убьет? Я себе этого никогда не прощу... Так что тебя сначала необходимо полностью вылечить. Но венчание - лишь один этап подтверждения руны. Гораздо более весомым аргументом будет являться появление или хотя бы зачатие наследника. Богиня Аринэ - дама строгая, считающая, что только дети являются подтверждением истинной любви. Впрочем, фленорцы не менее строгие, их только наличие наследника от иаринэ угомонит и примирит с нашим отказом. В общем, нам бы с тобой и с венчанием и с наследником всё провернуть, и желательно успеть это сделать до конца месяца.

Рассуждал он об этом с таким убийственно серьёзным выражением лица, что заподозрить его в дурной шутке ну никак нельзя было.

- Догадываюсь, что ты не в восторге от всего этого...

"Это еще мягко сказано!" - подумала я.

-...но в любом случае не советую тебе играть со мной в догонялки. Я ведь все равно поймаю. И сделаю своей.

Ну все, этот наглец меня достал. Совсем. Доконал окончательно!

- Ты сейчас откровенно нарываешься на то, чтобы я врезала тебе как следует, - процедила сквозь зубы. - Я сейчас не лезу в драку с тобой только лишь потому, что ты поделился со мной энергией, согрел и привёл в порядок. После такого двинуть тебе в челюсть будет верхом неблагодарности с моей стороны. Или  может, мне все же плюнуть на рамки приличия и продемонстрировать свои боевые навыки? Меня, знаешь ли, тоже не стоит недооценивать.

Я без предупреждения сделала выпад, намереваясь эффектно уложить Салливана на пол. Жаждала утереть ему нос, этому самодовольному типу, возомнившему себя властным принцем.

Но неожиданно для самой себя на полу оказалась я сама.

Салливан ловко блокировал мой выпад и с нечеловеческой силой развернул меня так, что прижал к полу. Я неприятно стукнулась затылком и с ненавистью уставилась на Салливана, нависшего надо мной и вцепившегося в запястья. В его глазах плясали огненные демоны, настолько ехидным и насмешливым он сейчас выглядел.

- А вот этого делать точно не стоит, ледышка.

- А то что? - сощурилась я, прикидывая, как лучше побольнее врезать Салливану.

- А то я тебя поцелую, - жарко прошептал он мне в самые губы. - И тебе так понравится, что ты сама не захочешь брыкаться. Хочешь, проверим?

Проверять мне совсем не хотелось. Нисколечко. Ни капельки. И так у меня рядом с этим мужчиной мозг начинал подозрительно плавиться... Нужно было бежать отсюда. Скорее. Немедленно! Но для начала нужно было, чтобы меня перестали стискивать в цепких объятьях, иначе телепортироваться не получится.

- Пусти меня.

- И что мне за это будет?

- За это я оставлю тебя в живых.

- Обожаю опасных женщин, - почти мурлыкнул Салливан.

Но к полу прижимать все же перестал. Правда отпустил с явной неохотой и далеко отходить не захотел. Уселся рядом, с интересом наблюдая за тем, как я тоже сажусь и с недовольным видом растираю запястья.

- Где ты так драться научилась? Прием, который ты собиралась использовать, весьма хорош. Но не против меня.

- Это я уже заметила, - буркнула я. - У тебя скорость реакции очень высокая. Мне доводилось сражаться с драконами, но все равно они были гораздо медленнее тебя. Тебя обучал какой-то великий мастер, не иначе.

- Это так, - кивнул Салливан. - Но ты не уходи от ответа. Ты сказала, что ты солдат... Любопытно, где же и для чего именно таких солдатов взращивают?

- Не твое дело, - огрызнулась я.

- Очень даже мое. Нравится тебе это или нет, но ты со мной помолвлена, и это накладывает на меня определенные обязанности. В том числе для твоего спасения от тьмы мне нужно знать о тебе как можно больше, а ты все молчишь.

- Я не виновата в этой дурацкой помолвке! Это чушь какая-то! Согласие я на нее не давала и вообще ничего для ее свершения не делала!

- Это тебе так только кажется, - холодно отозвался Салливан. - Ты зачерпнула от меня немало силы в тот день, тем самым позволила мне дать тебе защиту. Ты приняла мою магию, сама, по своей воле. Я как раз для этого ничего не делал. Ты знаешь, что это является частью ритуала на церемонии венчания? Нет? Ну вот теперь знаешь. Молодожены перед алтарем обмениваются магией, тем самым подтверждая готовность довериться, раствориться друг в друге. На церемонии это возможно только по обоюдному согласию и под строгим присмотром жреца. Но ты умудрилась взять у меня силу без моего на то согласия... А так может делать только иаринэ, истинная. Сама того не зная, ты запустила механизм венчального обряда. Так что сама виновата, и нечего на меня так сердито смотреть.

Я уже не знала, смеяться мне или плакать. Истерика еще не накрыла меня с головой, но была уже где-то совсем рядом, на подходе. Мне нужно было телепортироваться... срочно! Свалить как можно дальше от этого дракона, вернуться к Филу и попробовать разобраться вместе, что теперь со мной делать. Мы должно были найти выход из сложившейся ситуации, должны! Не могло быть иначе.

Но для успешной телепортации мне все еще не хватало энергии. Совсем немножко, чуть-чуть, но ползла она вверх как назло ужасно медленно. Если бы я могла как-то ускорить этот процесс... Что же делать? Думай, Агнесса, думай!

Но думалка мне сегодня отказала. Ушла в отпуск, улетела в астрал. Неудивительно: слишком много шокирующих новостей разом. Я бы тоже с удовольствием отправилась в астральное или хотя бы просто бессознательное путешествие, но кто ж мне даст это сделать?

Я тряхнула головой, убирая растрепавшиеся волосы со лба. А что если сделать вид, что я в самом деле согласна? Но не до конца... А по факту принять помощь, избавиться от проклятья и красиво уйти в закат. Да, точно! Так и сделаю! По-моему, идеальный план. Решено.

- Хорошо, дракоша, давай договоримся так: ты поможешь снять с меня проклятье этой, как ее там...

- Ледяной пустоши.

- Да-да, ее самой. А я тебе, так уж и быть, обещаю, эмн, "сделать" наследника. Жизнь в обмен на жизнь, а? Ты, э-э-э, продемонстрируешь фленорцам наследника, они поплачут, но в конце концов угомонятся. Я тоже поплачу, но разок им покажусь. А потом я свалю из твоей жизни, и ты не будешь принуждать меня к венчанию, которое нам обоим не нужно, а поможешь избавиться от этой брачной руны. Только на таких условиях я согласна играть в твою игру и обещаю помочь тебе избежать развязывания войны с Фленором. Лады?

Салливан склонил голову на бок, прищурившись.

- Клянёшься?

- Клянусь! - кивнула я, невинно хлопая глазками.

Хотя в тот момент действительно была готова сделать все что угодно, лишь бы скорее избавиться от тьмы, и от брачной руны.

- Что ж, по рукам! - воскликнул он и протянул мне ладонь, которую я тут же бездумно пожала.

Никогда, слышите? Никогда не берите за руку драконов! То случайно помолвкой сами себя свяжете, то...

Мне вдруг стало горячо и больно, и я отдёрнула руку, недоуменно глядя на еще одну странную руну, появившуюся на запястье.

- А это еще что такое?

- Печать магически закрепленной клятвы. Ты ведь не думаешь, что я тебе просто на слово поверю? - ухмыльнулся до ушей этот невыносимый тип.

Слышите звон и зловещий гул? Это с фанфарами треснул по швам мой "идеальный план".

Ох... Ну я и вляпалась...

Глава 12. Почему бы и да?

Кажется, это было одно из самых эпичных фиаско в моей жизни. Если не самое эпичное вообще, в принципе.

Невидящим взором смотрела на свою руку, а сердце билось раненой птицей о ребра. Мысленно я крыла себя распоследними словами.

Да как же так, Агнесса? Как же так легко и просто ты позволила себя обдурить? Где твоя хвалёная внимательность и осторожность? Какой ты к Хааску элитный воин, если за неделю умудрилась сделать столько ошибок сразу? Ну и что ты теперь со всем этим будешь делать, связанная магической клятвой? Причем, двумя сразу, одна другой хуже. Ну и вот что, что теперь делать, дорогуша?

"Для начала - бежать, - думала я, до боли сжав руку в кулак. - Спокойствие. Решать проблемы надо по мере их поступления".

Но чтобы сбежать, нужно под завязку зарядить магическую искру, которая все никак не могла засверкать поярче. Сделать это можно, снова зачерпнув магию у Салливана. Коснуться его под каким-то предлогом и тихонько взять столько силы, сколько нужно для телепортационного прыжка. 

Но как бы при этом его отвлечь, чтобы он не пресек мой маневр на корню?

Тяжело дыша, смотрела на "жениха", который так и сидел рядом в расстегнутой рубашке, облитый благодаря мне горячим шоколадом, который так и не удосужился вытереть. Честно говоря, это зрелище меня порядком нервировало. И сбивало с нужных мыслей, заставляя думать не о побеге, а о горячей ванне, и горячих руках, и горячем дыхании, и...

- Что, не можешь придумать, как от меня теперь отвертеться? А никак. С тебя наследник, ледышка, хочешь ты того или нет.

С силой зажмурилась и шумно выдохнула через нос.

- Ты не хочешь вытереться? - не выдержала я, пытаясь перевести разговор на другую тему. - Ты все еще испачкан в шоколаде, между прочим.

- А ты не хочешь помочь мне избавиться от этого досадного недоразумения? - бархатным голосом ответил Салливан.

И глянул на меня так выразительно, что я аж заикаться начала.

- К-как?

- Как хочешь. Языком, например.

Сказал это и расплылся в откровенно похабной улыбке, ожидая моей реакции. Разве что не облизывался в предвкушении моего смущения или истерики.

А я что? Уставилась на него вытаращенными глазами, мелко дрожа от едва сдерживаемой ярости.

Ну вот же нахал, а! Я же ему уже сколько раз дала понять, что не заинтересована в нем! Вообще! Совсем! Никак! Ни капельки! А сердце гулко бьется просто от возмущения, да! Хотя...

Я прищурилась, исподлобья глядя на Салливана. Хм... А чем это не повод лишний раз коснуться его и ускорить процесс регенерации магической искры?

- Помочь, говоришь... Что ж... Почему бы и да?

- Что?..

Теперь Салливан уставился на меня вытаращенными глазами, даже улыбаться перестал. Кажется, он не ожидал такого развития событий, желая просто всласть поиздеваться надо мной.

- Почему бы и да, - нежным голосом повторила я, грациозно придвигаясь ближе к застывшему на месте "жениху". - Действительно... Что мне стоит немного помочь тебе, верно? Избавиться от... досадного недоразумения...

Провела ладонью по щеке Салливана и невесомыми движениями стала спускаться ниже. Легко, дразняще. Очертила линию скул, вырисовывала невидимые узоры на шее и ключице. Глаз не сводила с Салливана, который даже дыхание задержал.

Нарочито медленно очертила кончиком языка контур своих губ, приковав к себе голодный взгляд. Скользнула нежными пальцами дальше, ласково оглаживая торс и спускаясь еще ниже, как бы случайно заходя пальцами за ткань брюк.

Судя по вмиг ставшим вертикальными зрачкам Салливана, я определенно двигалась в правильном направлении.

- Что ты делаеш-ш-шь? - прошептал он подозрительно шипящим голосом.

"Ворую твою энергию", - мысленно усмехнулась я, но вслух сказала только:

- Помогаю тебе избавиться от шоколадных пятен. Разве не заметно?

Как раз в этот момент мои пальцы очертили шоколадную дорожку на торсе напряженного Салливана. Пальцы слегка испачкались, и я театральной вздохнула:

- Какая неприятность...

И медленно, очень медленно слизнула остатки шоколада с большого пальца, не мигая смотря в глаза Салливану.

Судя по выражению его лица, он сейчас не заметил бы не только то, что я осторожно тяну из него магию. Он бы сейчас и на вторжение в гостиную до зубов вооружённых врагов не обратил внимания. Отменил бы их как-нибудь одной силой мысли, лишь бы продолжать наблюдать за движением моих губ и языка, нечего отвлекаться от созерцания такого зрелища.

- Вкусный. Одновременно сладкий и горький. Интересно, ты весь такой? - мурлыкнула я, расплываясь в коварной улыбке.

- Ты нарываеш-ш-ш-с-с-ся...

- На что? - невинно улыбаясь, спросила я.

И вдруг почувствовала резкий всплеск магии, который потоком полился в меня с такой интенсивностью, что за считанные секунды зарядил магическую искру под завязку. Это эмоции Салливана фонтаном брызнули в пространство, а меня накрыло отголосками его магии, как горячей волной, аж мурашки по спине побежали. Я даже охнула от неожиданности, но от этого звука Салливана, кажется, совсем замкнуло. Покидать его в таком состоянии, конечно, было свинством с моей стороны, но...

Как бы там ни было, а магическая искра была заряжена. Отлично. Теперь я могла наконец сделать ноги. И немедленно, пока меня снова не прижали к полу или, чего хуже, к кровати.

Удивительно было ощущать букет эмоций, который сейчас испытывал Салливан. Каким-то непонятным мне образом я ощущала его страсть, его искреннее желание раствориться во мне без остатка. Это связывающая нас руна так работала, что ли? Очень странное ощущение, скажу я вам. Даже показалось, что я слышу зов внутреннего зверя Салливана, его дракона, который сейчас отчаянно тянулся ко мне, приглашал окунуться в его объятья. И противиться его зову было невероятно сложно. Но нужно.

Не удержалась - еще раз провела рукой по щеке Салливана, понимая, что вряд ли еще хоть раз его увижу.

Красивый, зараза. И очень, очень притягательный.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍На секунду даже стало жаль расставаться. Захотелось остаться, позволить сковать себя жаркими объятьями и хоть на время отключить голову. Но этого мне было делать нельзя... Совсем нельзя. Я солдат и всегда должна четко следовать уставу и намеченному плану. На мне висит слишком большая ответственность, и я не имею права обмануть надежд Наставника, пропасть без вести, забыть про свой долг.

Салливан подался вперед, стремительно сокращая расстояние между нами. Сейчас его манящие губы были так близко, так...

Отодвинулась в сторону, словно бы желая окинуть взором всего Салливана, а на самом деле - быстро отступая на шаг, чтобы случайно не утянуть за собой.

- Прощай, дракоша. Вынуждена огорчить: ты меня всё-таки недооценил, -  печально подмигнула я ему, а миг спустя уже летела в воронке телепортации.

Скорее, быстрее, прочь отсюда, пока взбудораженный, брошенный и растерянный дракон не напал на мой след!

Завершив телепортацию и оказавшись в пустом переулке неподалеку от лекарской лавки Фила, я прижалась спиной к шершавой стене покосившегося дома и уставилась в ночное небо. Колючие снежинки падали на лицо, но сейчас они не могли остудить мой пыл.

Всё... Теперь точно всё. Салливан остался в своем дворце, и теперь я с ним точно больше не увижусь. Не допущу таких ошибок и в ближайшее время сниму с себя все связывающие нас руны, обрублю все мосты... как-нибудь.

И вроде бы я все делала правильно, но... Отчего же так тошно и грустно на душе?

Глава 13. О меткости и метках

По идее мне следовало быть разгневанным неожиданным уходом Агнессы. Рычать на слуг, ломать ценные вещи, обернуться драконом, расправить крылья и заморозить все, до чего только дотянется мой лед.

Но вместо всего этого я дико расхохотался. Сидел на полу и ржал, как конь, - над собой, над хитрой девчонкой, над ситуацией в целом. Даже мой внутренний зверь так ошалел, что забыл о разгневанных воплях.

- Где?! - только и смог рыкнуть огорошенный Савьер.

Мне очень хотелось ответить в рифму.

Но я молодец, сдержался.

Послал Гордону ментальное сообщение с приказом немедленно явиться ко мне. А сам встал и направился к бару, чтобы залить свое позорное поражение.

- Спокойно, Савьер, в этот раз она от меня далеко не убежит.

- От нас! - тут же вскинулся Савьер.

- От нас, - вздохнул я, беря с полки граненый бокал. - От нас не убежит. Ты же знаешь.

- Знаю, - покладисто согласился Савьер с такой особенной хищной ноткой, какая бывает у него только перед большой охотой.

Хотел было налить себе что-нибудь покрепче в ожидании Гордона, но неожиданно был сбит с ног. Фриклс, мой родовой элементаль, появился из ниоткуда и кинулся мне под ноги с такой прытью, что мне пришлось распластаться по ковру. Вместе с бокалом и открытой бутылкой красного игристого, которым я благополучно залил рубашку.

- Хэй, чудище ты мое, осторожнее! - проворчал я, скидывая с себя активного зверька.

Фриклс осторожнее быть не желал. Он вообще был какой-то перевозбужденный. Носился по всей комнате, запрыгнул на хрустальную люстру и радостно раскачивался на ней, размахивая пушистым хвостом. Надо понимать, что это он так высказывал радость. Интересно, по какому поводу?

- Ты чего такой счастливый? - спросил я, поднимаясь с ковра и потирая ушибленный локоть.

- Фрикл!

- Ну была у меня Агнесса, и что?

- Фри-икл! - раздался разгневанный писк.

- Так это ты ее портал ко мне перенастроил? - осенило меня.

- Фри-и-икл! - самодовольно протянул элементаль.

- Молодец, хорошая работа, - усмехнулся я. - Только в следующий раз постарайся не выкидывать ее прямо на меня в ванной, договорились? Метко, конечно, и мне даже понравилось, но я от неожиданности чуть концы не отдал.

Фриклс только фыркнул возмущенно и стал раскачиваться на люстре еще сильнее. Интересно, как долго она продержится под натиском таких издевательств?

В благодарность я кинул элементалю сразу половину плитки отличного молочного шоколада, который так обожал Фриклс.

Он жадно поймал угощение на лету, сделав сальто в воздухе и радостно заверещав. Вгрызся в лакомство и довольно сощурился, при этом издавая странные звуки - нечто среднее между мурлыканьем котов и курлыканьем птиц. Весьма умиротворяющее зрелище.

Вторую половину шоколадки я надкусил сам, так как обожал шоколад не меньше элементаля. Всё-таки это был отличный источник быстрого пополнения магического резерва. И вкусный.

Задумался, вспомнив, как офанарел, когда на меня с потолка ванной рухнула Агнесса, о которой я два дня думал, наверное, ежесекундно. Как ее губы случайно ткнулись мне в шею. Как приятна оказалась наощупь ее кожа. Как сладко она ахнула и затрепетала от моих прикосновений. Как ее пальцы дразняще скользили по моему торсу. Интересно, а как бы она выгибалась, если бы я?..

Тряхнул головой, прогоняя прочь соблазнительные картинки. Эта девица с первого же появления в моей жизни слишком сильно влияла на мои эмоции. Не положено архану Родингеру так реагировать на обычных, в сущности, девушек.

В эту минуту в спальню как раз постучался и вошел Гордон. Я уже кратко обрисовал ему ситуацию, так что он был в курсе появления Агнессы в моих покоях.

- Опять сбежала? - хмуро поинтересовался Гордон.

- Как видишь.

- Ума не приложу, как она сюда попала? - сокрушался Гордон. - Салли, я прочесал все барьеры, все чисто! Ни единой лазейки! Честное легионерское! Эта девица никак не могла оказаться тут!

- В этот раз ей Фриклс помог, - усмехнулся я. - Перенастроил ее портал на мои координаты. Впрочем, это не отменяет того факта, что магия при этом исходила от самой Агнессы, и ее не размазало по барьеру. Она не застряла в нем, не потеряла сознание. А спокойно прошла через весь наш выставленный туман и, целехонькая, упала прямо в мои объятья.

- В объятья, говоришь, - похабно ухмыльнулся Гордон. - Но судя по твоему раздраженному виду, дальше обнимашек дело снова не зашло?

- Не спрашивай, - огрызнулся я. - В любом случае, мне надо ее найти.

- Я прикажу удвоить поисковые отряды и...

- В этом нет нужды.

- Но как же?..

- Я поставил на нее метку.

Гордон понимающе ухмыльнулся.

- О да! От метки дракона никуда не уйдешь.

- Особенно от голодного злого дракона, - довольным голосом пропел я и добавил:

- В этот раз я ждать не буду. Сам поеду на поиски, сам ее найду. Так что собирай отряд, выезжаем немедленно.

- Ты уверен? - с сомнением протянул Гордон. - Твой отец не будет в восторге.

- Он будет еще в меньшем восторге, если узнает, что я так глупо упустил ту, из-за которой начались все наши проблемы венчания с принцессой Мелиссой.

- Император будет в бешенстве...

- То-то же. Ступай. Мы должны найти мою иаринэ как можно быстрее.

- Чтобы скорее разорвать с ней связь? - хитро сощурившись, спросил Гордон.

Я не выдержал его прямого взгляда и отвернулся.

- Да, - тихо сказал я. - А теперь ступай.

И когда за Гордоном закрылась дверь, обратился к внутреннему зверю:

- Ну что, Савьер, ты доволен?

Но дракон был крайне недоволен. Он рычал от едва сдерживаемой злости.

- Нельзя разрывать!

- Знаю.

- Не сметь! - для пущей убедительности гаркнул он так, что у меня в голове зазвенело.

- Я и не собираюсь.

- Почему соврал? - резко успокоился дракон.

А я тяжело вздохнул.

- Не все сразу, Савьер... Не все сразу. Будь спокоен, мы с тобой - одно целое, и я целиком на твоей стороне. Агнесса будет нашей. Охота началась.

Сказал это и вздрогнул от грохота за своей спиной: это Фриклс всё-таки раскачал люстру, и та сорвалась с потолка, разбившись вдребезги и эффектно разлетевшись по полу.

- Уйди с глаз долой, чудо, - вздохнул я. - Лучше ищи Агнессу. Не надо ее больше ко мне приводить, просто наблюдай и слушай, доложишь мне потом обо всем, что видел и слышал. Уяснил?

- Фрикл?.. - виновато пискнул элементаль и исчез в голубой вспышке.

Глава 14. О следах и незнакомцах

Моя так называемая "охота" не задалась с самого начала.

Я потерял след.

Я. Потерял. След!

Это настолько немыслимо, насколько вообще возможно. Все равно что сказать "эта рыба разучилась плавать" или "этот дождь больше не умеет литься из туч". Понимаете, да? Совершенно невозможное событие.

Дракон не может потерять след. Кто угодно, но только не дракон! Но факт остается фактом: я быстро потерял след Агнессы. Напрочь. Мы только и успели что выйти в сторону старых кварталов Лакора, куда, по моим ощущениям, телепортировалась Агнесса, как я почувствовал, что больше не чувствую свою метку. Точнее внезапно я стал чувствовать ее настолько слабо, что не мог правильно определить направление поисков или хотя бы сильно сузить район для поиска.

Как это вообще возможно? Я не понимал, да и Гордон - тоже. Вместе с ним и еще с десятком воинов мы прошерстили все Старолакорье, но не нашли ни намека на Агнессу и ее след.

Чушь какая-то! Что произошло?

Верхом на лошадях мы прочесывали мрачные улочки всю ночь и весь день. Распугали своим грозным видом всех немногочисленных прохожих. Я загонял своих воинов так, что около полуночи взвыл даже стойкий Гордон.

- Салли, ну в самом деле, угомонись! Давай хотя бы отужинаем как следует да найдем ночлег. Утром продолжим поиски с новыми силами.

- Нельзя утром, - рявкнул я. - Поздно будет.

Что поздно? Почему поздно? Этого я и сам не знал. Но меня терзало смутное беспокойство. Откуда-то было дурное предчувствие, что если я сегодня не найду Агнессу, то потеряю ее навсегда. Да еще и руна на ладони проявилась, засеребрилась и запульсировала больно. Не к добру это.

И это Хааск знает что!

- Салли, я понимаю, что тебе искра под чешую попала, - вздохнул Гордон. - Но если ребята сейчас же не поужинают, то тебе придется иметь дело с их жалкими подобиями, а не с умелыми поисковиками.

Он, конечно, был прав. Мои поисковики уже изрядно выдохлись, пора было пополнять их магический резерв. Без хорошего плотного ужина тут никак не обойтись.

- Ладно, - тяжко вздохнул я. - Делаем остановку в этой таверне. Флор, разберись с ночлегом.

- Будет сделано, архан Родингер!

Я спешился вместе с остальными воинами, но заходить в таверну не спешил. Задержался у лошади, скармливая ей яблоко и поглаживая красавицу по белоснежной гриве. А мыслями был где-то очень далеко... Где-то, где сейчас находилась Агнесса...

- Не там ищешь, - раздался звонкий голос рядом.

Я обернулся и увидел невысокую фигуру в переулке между домами. Сощурился, пытаясь разглядеть, кто там стоит, но снегопад мешал увидеть лицо человека.

- Ты ко мне обращаешься, малец?

Незнакомец тихонько рассмеялся, и смех его был похож на звонкий ручеек, настолько он ласкал слух.

- Тик-так, тик-так... Время бежит и никого не щадит, - нараспев произнес человек и сделал шаг вперед, выйдя из тени.

Это был высокий юноша с короткими светлыми, почти белыми волосами. Глаза у него были серые и настолько бледные, что выглядело это немного жутковато.

Но дыхание у меня перехватило не от нетипичной для Лакора внешности незнакомца, а от его униформы - такой же, какую я видел на Агнессе.

Что это значит? Они знакомы? Может, учатся, работают в одном месте? Я не знал, что это за черная униформа, только был уверен, что никогда раньше такую не видел до встречи с Агнессой.

- Ты кто такой? - нахмурился я.

- Тот, кто знает, что ты ищешь. Точнее - кого.

Незнакомец порывисто шагнул вперед и оказался в каком-то шаге от меня. Осанка гордая, взгляд жесткий немигающий. Он заговорил тихо, чтобы случайные прохожие нас не слышали:

- Агнессы тут нет. Она телепортировалась сюда вчера, но сама находится сейчас в совсем другом районе.

Мое сердце глухо ударилось о ребра. Я постарался не подавать виду, как сильно меня взволновали слова этого странного человека, от которого за версту веяло какой-то потусторонней, непонятной мне магией.

- Ты сможешь найти ее в трактире на второй Берингемской - продолжал незнакомец. - Агнесса там, поторопись. Ее окружили демоны, и долго она одна не продержится. Она нуждается в твоей защите. Ты еще можешь успеть.

- Что за чушь, какие демоны? Демоны давно уже не водятся в Лакоре, они изгнаны в предгорье.

- Такие, как я, тоже у вас тут "не водятся", - едко усмехнулся юноша. - Однако я тут, и я вполне реален.

Я сильно нахмурился. У меня возникла смутная догадка, кто именно стоял передо мной. Это бы объясняло очень многое, хм...

- Допустим. Но я делаю все для того, чтобы найти Агнессу, и пока все без толку.

- Ты пока не сделал ничего, чтобы ее найти.

И тон такой насмешливый и холодный.

Да он издевается, что ли?! Кто он вообще такой, чтобы так со мной разговаривать?!

- Я поставил на нее метку, - сухо сказал я. - Но Агнесса все равно как сквозь землю провалилась и ускользает от моих чар.

- Глупый - очаровательно покачал головой незнакомец. - Тебе не приходило в голову, что проклятье ледяной пустоши заглушило твою метку сразу же, как Агнесса телепортировалась прочь от тебя?

Я замер, огорошенный услышанным. Честно говоря, такое развитие событий я не предполагал. Как вообще можно стереть драконью метку? Это же не рисунок какой-то и даже не определенное заклинание. А своего рода запах, на который мы хорошо ориентируемся. И откуда вообще незнакомец знает про проклятье ледяной пустоши?..

- Хм, ну допустим. Какие у меня гарантии, что ты не мой враг и говоришь сейчас правду? Ты кто вообще такой? И откуда знаешь, что ищу Агнессу?

- Никаких гарантий, - жестко сказал сероглазый. - И никаких лишних разговоров. Либо летишь прямо сейчас за Агнессой, либо она умирает. Что выберешь ты, Савьер?

Мой внутренний зверь мигом взъерепенился так, что я едва удержался от мгновенной трансформации в дракона.

Тысячи вопросов взорвалась в моей голове, и самый главный: откуда этот тип знает имя моего дракона?! Это тайна, которую мы раскрываем только самым близким людям!

- Меня зовут не Савьер, а...

- Мне плевать, как зовут тебя, - перебил сероглазый. - Ты знаешь, что я говорю не с тобой, а с твоей магической искрой. Она у тебя смешная, в форме дракона, но сейчас так даже лучше. Он-то нам и нужен.

Медленный вдох и выдох. Спокойствие, только спокойствие.

- Я отправлюсь прямо сейчас по указанному адресу. Домчусь за полчаса.

- Медленно, слишком медленно. Согласен, Савьер?

Я скрипнул зубами, с трудом подавляя очередную вспышку гнева внутреннего зверя.

Пресвятая Мелия! Зачем он дразнит моего дракона?

Двигался незнакомец как-то особенно плавно и неуловимо для глаза, так что я даже не заметил, как он уже стоял почти вплотную.

- Пора просыпаться, Савьер, - певучим голосом произнес он мне в самое ухо. - Пора вставать на защиту. Или ты такой слабый и бесполезный, что не можешь защитить свою иаринэ? А может быть ты даже согласен... отдать ее мне?

Вот это он зря сказал. Очень зря. Точнее, понятно, что сказал он это специально - чтобы разбудить моего дракона. Он и проснулся - моментально. Встал на дыбы и смел остатки голоса разума одним протяжным грозным рыком. Я и моргнуть не успел, как обратился в серебряного дракона, который был готов растерзать противника на части. Но противник в лице белокурого незнакомца как сквозь землю провалился. Только что был - и вот его нет, и даже запаха не осталось, будто его и не было вовсе, а так, примерещился мимоходом.

Но Савьер на этом не остановился. Он громогласно взревел, расправил гигантские крылья, и миг спустя уже летел... куда-то.

Туда, куда видел дорогу только дракон.

Туда, куда звало его сердце.

Туда, где отчаянно звала на помощь иаринэ.

Глава 15. Жизнь в обмен на жизнь

Фил так обрадовался встрече со мной, что даже кинулся на меня с горячими обнимашками, хотя такие нежности за ним никогда не водились.

- Жива! - приговаривал он, улыбаясь до ушей. - Я так и знал, что ты жива! Ты всегда выходишь сухой из воды! Ну ты крута! Как ты того демона уделала, а? Он тебе так, а ты его ух! Огонище! Огненная ты девушка, Агнесса!

Он напоил меня ароматным травяным чаем, и мы до поздней ночи просто разговаривали ни о чем. Точнее, это Фил тараторил без умолку, а я больше слушала. Но кое-какими подробностями своих злоключений мне все же пришлось поделиться, так как я пока не знала, как снять с себя клятву, нечаянно данную Салливану. Не приходилось мне раньше таким заниматься.

Фил внимательно выслушал меня и задумчиво потер подбородок.

- М-да, деточка, ну ты и влипла, - наконец изрек он. - Честно говоря, проще правда родить наследника этому оборзую, но ты, я так понимаю, не горишь желанием?

- Ни в коем случае! - взвилась я.

Фил одобрительно хмыкнул.

- Ладно, есть парочка вариантов, как снять с тебя эту клятву, но тут надо крепко подумать. И сначала всё-таки необходимо с твоим проклятием разобраться, так что в любом случае идем к Мэл. Может, кстати, она и с клятвой быстро расправится, такое тоже вполне вероятно.

- Этот Салливан, - протянула я, помешивая ложкой в граненом стакане с чаем. - Он упоминал некий Иарихон. Сказал, что в моем случае без этого не обойтись. Но ничего не объяснил по этому по... С тобой все в порядке?

Фил подавился и закашлялся так сильно, что не сразу смог заговорить снова.

- Никакого Иарихона. Не вздумай! - твердо сказал он, сильно нахмурившись.

- Да я и не настаиваю, так как вообще не понимаю, о чем речь. Что это вообще такое? Или кто?

- Не хочу об этом говорить, - отрезал Фил. - Никакого Иарихона, это опасно. Забудь!

Я только пожала плечами. Что ж, легко забыть то, чего все равно не понимаешь.

А к полуночи следующего дня мы направились в трактир, где нас должна была ждать Мэл.

- Я до последнего надеялся, что ты все же вернешься, поэтому не стал отменять встречу, - говорил Фил. - Верил в тебя, да! Ну ты огонь! Ну ты сила, ух! Ну чего ты топчешья? Давай-давай, проходи скорее, Мэл не любит, когда опаздывают на встречи.

Я тяжело вздохнула и шагнула за порог мрачного трактира, еще не зная, чем для меня обернется сегодняшняя ночь.

В трактире было довольно шумно. Место было популярное, так что здесь собралось много развеселых компаний, которые своим хохотом то и дело заглушали игру на потрепанном фортепьяно. Музыкант наигрывал бодрый мотивчик под стать обстановке, клавиши так и летали под его пальцами.

Фил кивнул на Мэл, которая уже ждала нас за столиком у окна. На чернокнижнице была темная накидка с капюшоном, из которого выбивались пряди чёрных волос. Лица девушки не было полностью видно, так как оно было прикрыто вуалью. Одни только красноватые глаза и виднелись.

Красноватые - это я так выразилась не ради изысканной фигуры речи. Глаза у фленорцев действительно с красноватым отливом, такая уж специфика нации, ничего не поделаешь. И кожа у всех бледная, будто бы никогда не видела солнца. Смотрится так себе, но меня это не волновало. Если эта красноглазая знает, как мне помочь, то ее происхождение и внешний вид не имеют значения.

Однако здесь, в Лакоре, это имело значение для остальных.

- Слушай, а как же она так спокойно тут сидит? - шёпотом спросила я, пока мы пробирались к Мэл между столиков. - Вы же враждуете с Фленором.

- Она однажды спасла шкуру хозяина этой забегаловки от одной сумасшедшей ведьмы, - также шепотом ответил Фил. - Так что у нее тут есть некоторые привилегии. Привет, Мэл!

Чернокнижница сухо кивнула и вперилась в меня своими невозможными красными глазами. Под ее взглядом мне стало сильно не по себе.

- Досталось тебе, девочка, - протянула Мэл. - Можешь не говорить, я и так вижу проблему. Тьма медленно пожирает тебя, но с каждым днем делает это все охотнее...

- Да, - вздохнула я. - Мне неизвестно, что это за дрянь.

- Зато мне известно, - блеснула глазами Мэл. - Это африон. Сгусток демонической силы, яростный и разрушительный. Не слышала о таком? Вечно голодная дрянь, которую надо питать чужой силой и магией. Эта дрянь хорошо в тебя вцепилась, пьет много. Такими темпами максимум через пару недель от тебя ничего не останется. Надо вынимать.

- Вы знаете, как? - взволнованно спросила я, подавшись вперед. - Эта зараза сидит крепко, Фил вытащить не смог.

- Знаю, - коротко кивнула Мэл, скрестив перед собой пальцы и склонив голову на бок. - Я помогу тебе с этим. Знаю нужный ритуал.

Я чуть не расплакалась от облегчения, если честно. Фил тоже приободрился и хлопнул меня по плечу.

- Ну вот видишь! А я говорил! Говорил, что Мэл крута, и она тебе поможет! Слушай, - обратился он уже к самой чернокнижнице. - А может ты тогда и клятву Агнессе снять поможешь?

- Что за клятва?

Пришлось показывать поблекшую руну на левой руке и рассказать кратко, как именно умудрилась в такое вляпаться. Мэл слушала меня очень внимательно, сосредоточенно рассматривая руну и водя над ней раскрытой ладонью.

- Я знаю, кому именно ты дала клятву, - медленно протянула Мэл, как-то зло сузив глаза.

- Знаете? Но откуда?

- Печать ауры еще не ослабла, а у арханов из рода Родингеров она особенно сильна, - туманно пояснила Мэл и добавила: - Что ж, эту клятву снять можно легко и просто.

- Как? - в один голос спросили мы с Филом.

- Да просто убей его, вот и все, - пожала плечами Мэл. - Клятва в ту же минуту разрушится, и ты будешь свободна. И это будет твоей платой за мою помощь тебе. Ты уничтожишь того, кто связал тебя клятвой, а я извлеку из тебя смертельную тьму. Жизнь в обмен на жизнь. Согласна?

Я сидела как громом пораженная. Кажется, офонарел даже Фил.

- Мне не послышалось? - спросила я. - Вы предлагаете мне убить принца Лакора, единственного наследника престола, в обмен на спасение моей жизни?

- Ты все правильно поняла, девочка.

Я даже дар речи потеряла.

Нащупала в кармане медальон в виде перевернутого треугольника, который мне показывал Салливан, и который я машинально прихватила, так с ним и телепортировалась случайно. Повертела перед собой медальон, всматриваясь в витиеватую букву "Р" на нем.

Убить Салливана? Да ни за что! Даже если клятву действительно никак иначе не снять, я никогда не запачкаю свои руки в его крови. Я воин, а не убийца! Я защищаю, стою на страже, отбиваюсь от нападающих врагов, но я никогда не причиню никому вреда по своей прихоти. Это мерзко. Это гадко. И даже моя жизнь не стоит того, чтобы я поступала так отвратительно ради спасения себя любимой. Что угодно, но только не это!

- Боюсь, ваша цена мне не по зубам, - натянуто улыбнулась я. - Найду другой способ снять с себя клятву и извлечь тьму. Благодарю.

Я не намерена была больше сидеть тут и общаться с этой чокнутой девицей. Ишь какая хитрая фленорка! Захотела чужими руками избавиться от наследника престола враждующего государства? Пусть ищет другую дуру.

Я привстала из-за стола, и в моей руке сверкнул медальон Салливана. Мэл увидела это и остановила меня за запястье.

- Постой! Что это у тебя?

Ее глаза алчно впились в медальон, а голос аж задрожал от волнения. И куда только подевалась ее невозмутимость?

- Неважно,- буркнула я, выдёргивая руку.

Но Мэл вцепилась крепко, не давая сделать ни шагу.

- Отдай мне этот медальон, - горячо заговорила она. - Дай медальон, и я вытащу из тебя тьму. Сегодня же.

Я замерла в замешательстве. Задумчиво повертела в руках серебряный треугольник. Зачем он нужен Мэл? Я не видела ничего особенного в этой безделушке, но мало ли что я не вижу и не знаю. Для меня этот медальон ничего не значил, но я не хотела отдавать его девице, которая так небрежно предложила мне убить Салливана ради спасения собственной шкуры. Нет уж, я по таким правилам не играю.

- Нет.

Мэл моргнула и склонила голову на бок.

- Мне наверное послышалось...

- Нет, не послышалось. Я не отдам вам этот медальон. Эта цена тоже мне не подходит, - сухо сказала я, отцепляя от себя Мэл. - Боюсь, ваши методы слишком сильно противоречат моим жизненным принципам. Всего хорошего.

Я уверенно направилась к выходу, и даже Фил молча последовал за мной. Честно говоря, я ожидала, что он попробует меня уговорить пойти на условия Мэл, всё-таки он не гнушался порой переходить черту закона. Но даже для него все это оказалось несколько слишком.

- Она совсем чокнутая, - буркнул Фил, поспевая за мной. - Прости, я не знал, что так все обернется. Думал, она просто попросит пару сотен золотых.

- Да уж, - вздохнула я.

И вдруг отчетливо услышала за спиной:

- Зря ты не согласилась, милочка. Я могла бы помочь тебе, действительно. Но теперь просто отберу своё силой.

Ровно после этих слов раздался оглушительный звон разбивающихся окон. И я с ужасом увидела, что в трактир со всех сторон ринулись высшие демоны. Прямиком ко мне, застывшей посреди обеденного зала.



Глава 16. Ледяные поцелуи

Реакция у меня была моментальная. Выставить защитные блоки, швырнуть пару замораживающих заклинаний, пнуть Фила под стол, чтобы не мешал и не подох раньше времени.

- Клинок достань! - крикнула я ему, отбиваясь одновременно от пяти демонов.

Фил, поскуливая от ужаса, пополз на четвереньках в сторону охотничьих клинков, висящих на противоположной стене. Полз он под столами, стараясь не попадаться под ноги обезумевшей от страха толпе. Кто-то кричал, кто-то ломанулся к выходу, кто-то попробовал вступить в неравный бой и тут же пал от леденящих заклятий демонов.

Мне некогда было защищать людей вокруг. Кто бы меня защитил! Поэтому приходилось только с горечью замечать краем глаза, как на пол падает очередная жертва, и самой при этом успевать уворачиваться от демонов.

- Да откуда ж вас тут столько взялось! - в сердцах воскликнула я.

Краем глаза заметила, что один демон ринулся к Филу, который держал в трясущихся руках два заржавевших клинка. Я успела швырнуть в демона смертельный шар, но не успела увернуться от заклинания, пущенного в меня.

Так называемый "ледяной поцелуй" демонов попал точно в левую руку, и ее обожгло лютым холодом. Тьма во мне заворошилась, забеспокоилась, но пока не спешила прорываться наружу.

А я зашипела от боли, скрываясь за перевернутым столом. Попробовала пошевелить пальцами, но те уже начали покрываться коркой льда. Хааск их все раздери! Как же не вовремя! В сражении мне нужны обе руки, иначе я смогу только защищаться или только нападать, одновременно не получится.

- Агнесса, лови! - крикнул Фил, кидая мне клинок.

Я ловко поймала его на лету. И вовремя: на меня как раз двинулся демон, шипя злобно:

- Отдай медальон! Он наш!

- Пошел ты к дилмону! - зло выплюнула я, рассекая демона одним взмахом.

Тот сразу рассыпался черной пылью, но на его место мгновенно подскочили ещё двое. Да откуда их тут столько?!

Фил в храбром порыве защитить меня заорал что-то героическое и кинулся вперед, тыча клинком в демона. Правда потом Фил не менее героически орал, скрываясь обратно под столом, но я сделаю вид, что не заметила его сверкающих пяток.

Впрочем, если я в ближайшую минуту не придумаю, как вырваться из демонического кольца, замечать что-то мне будет некогда, и беспокоиться мне будет не о чем. Да и некому будет беспокоиться, по правде говоря. Потому что если демоны иссушат меня полностью, то от меня останется одна пустая оболочка.

Проклятье! Что же мне делать?

В отчаянии я попробовала телепортироваться, но поняла, что не утяну за собой Фила. Одна еще может смогу умчаться на другой конец Лакора, а вот вдвоем - никак. Не было у меня сейчас столько сил. А бросить Фила одного на верную смерть?.. Ну нет. Я так не могла. Никогда бы себе не простила такого предательства. Либо спасаться вдвоем, либо погибать плечом к плечу. Ну ладно, спиной к трясущейся пятке, но это уже детали.

Как жаль, что братишки нет рядом! Он бы обязательно помог, он бы меня защитил. Вдвоем мы бы с легкостью одолели эту ораву демонов. Но Эрик был далеко... И я никак не могла до него мысленно докричаться - для этого мне тоже не хватало сил. Но все равно отчаянно взывала о помощи. Вот бы он меня услышал... Он или хоть кто-нибудь...

Краем глаза заметила стоящую в стороне Мэл. Она демонстративно скрестила руки на груди и привалилась к стене, насмешливо поглядывая за моими попытками отбиться от демонов. Она, конечно, понимала, что шансов у меня настолько мало, что почти что нет. И просто терпеливо ждала, пока демоны вымотают меня окончательно. Чтобы потом спокойно добить меня и, очевидно, отнять медальон. Мразь!

Демоны уверенно обступали со всех сторон. Нападать на них я больше не могла, только окружила себя и Фила плотной защитой, до последнего цепляясь за жизнь. Я уже мысленно прощалась с этой самой жизнью, когда обратила внимание на резкую смену настроения Мэл. Она вдруг подобралась, как хищница перед прыжком, глаза яростно сузились. Мгновение - и она скрылась в воронке телепортации, и в то же время с улицы послышались дикие вопли:

- Дракон! Дракон!

Чего? Какой еще дракон?..

Стоило мне об этом подумать, как крышу трактира снесло напрочь. По-настоящему снесло - зубами, когтями и чем еще там?.. В общем, ее смел огромный серебряный дракон, который теперь сидел на стене и рычал от гнева, расправив гигантские крылья.

Дракон был в бешенстве. Он издал оглушительный рев и дунул на демонов морозной стужей. Те не успели скрыться и мгновенно заледенели, а потом рассыпались, разлетелись миллионами снежинок. Красивое колдовство заворожило меня чрезвычайно. Впервые наблюдала ледяного дракона в сражении против демонов. Хотя сражением это назвать было сложно, ведь демоны даже ничего не смогли противопоставить ящероголовому.

Я с открытым ртом смотрела на прекрасного дракона. Столько в нем было силы, грации и давящей ауры, что как-то невольно хотелось склониться в поклоне. Воздух вокруг аж вибрировал от магии, и это удивительное ощущение отзывалось во мне искрящимся теплом.

На ватных ногах двинулась вперёд, желая подойти ближе к дракону, рассмотреть его получше. Интересно, кто он, этот мой спаситель? Я совсем не боялась зверя, чувствовала, что вреда он мне не причинит.

Дракон тем временем повернулся в мою сторону, утробно зарычал и спрыгнул со стены. Во время прыжка он стремительно уменьшался в размере и на усыпанный каменной крошкой пол грациозно приземлился уже не дракон, а...

- Салли? - ахнула я, не веря своим глазам.

Это действительно был он.

Взъерошенный и очень, очень злой, он приблизился ко мне размашистым шагом и как следует встряхнул за плечи.

- Тебе жить надоело, а? Совсем инстинкт самосохранения потеряла, да?

Глаза его метали молнии, но его гнев меня не пугал. Я завороженно смотрела в вертикальные зрачки, слабо осознавая происходящее.

Что же это получается? Он прилетел сюда ради меня? Специально примчался на помощь, каким-то  образом почуял неладное? Не думаю, что он просто мимо пролетал, за местными драконами не водится таких привычек. И это... Это было настолько странно, что никак не укладывалось у меня в голове.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍- Ты меня спас, - произнесла я негромко. - Ты меня натурально спас от этих грешных демонов! Если бы не ты, я... Я бы сейчас была мертва!

- Выходит, что так, - вздохнул Салливан, все еще хмуро глядя на меня и крепко сжимая плечи. - Хотя я сейчас испытываю непреодолимое желание прибить тебя самостоятельно за такой безрассудный поступок как нахождение в этой гнилой клоаке.

- Спасибо тебе! - горячо сказала я, не обращая внимания на его слова. - Нет, правда... Спасибо! Пресвятая Мелия, я сейчас живу только благодаря тебе! Как же ты вовремя пришёл на помощь, Салли! Спасибо!

Меня, видимо, сильно контузило. Так как простого человеческого спасибо мне показалось мало. Невероятно мало!

Неожиданно для самой себя я кинулась на шею Салливану и коснулась его губ коротким поцелуем. Правда тут же отшатнулась в шоке от собственной дерзости и, ойкнув, прикрыла рот ладошкой. Вытаращилась на Салливана, застывшего истуканом в немом изумлении.

- П... прости, - смутилась я. - Я просто...

Что скрывалось за "я просто" мне не дали не только договорить, но и додумать.

Салливан порывисто шагнул ко мне вплотную, привлек к себе за плечи и настойчиво коснулся моих губ.

Мне казалось, что земля ушла из-под ног, - настолько сильными были накрывшие эмоции. Наверное, если бы Салливан не придерживал меня, я бы в самом деле не удержалась на ногах.

Он целовал меня так пылко... Сначала мягко и нежно, а потом все увереннее и глубже. Прихватил нижнюю губу, осторожно коснулся языком, словно проверяя, дозволены ли ему такие ласки. Не встретив сопротивления, углубил поцелуй и сладко обнял за талию. А другой рукой зарылся в волосы, приятно перебирая волнистые пряди. От его прикосновений и чувственных ласк мурашки побежали по коже. Я полностью растворилась в новых для себя эмоциях, не думая, не пытаясь ничего контролировать. Просто наслаждаясь моментом и позволяя ласковым пальцам оглаживать плечи, скользить по спине.

Это было... волшебно. Вынуждена признать, что целовался Салливан примерно так же восхитительно, как выглядел. Его уверенные поцелуи кружили голову так, что я мигом почувствовала себя пьяной и на время забыла о том, где мы вообще находимся, и что вокруг творится.

Впрочем, пьяной чувствовала себя не только я. Салливан как-то особенно пламенно провёл ладонями по моей спине и с явной неохотой прервал поцелуй.

- Надо... остановиться, - тяжело дыша, сказал он.

- А то что? - зачем-то спросила я, тоже пытаясь восстановить сбитое напрочь дыхание.

Бесполезно, сердце колотилось, как бешеное.

- А то мне понадобится ледяной душ.

Сказал и посмотрел на меня так, что из головы вылетели последние остатки разумных мыслей.

А можно я просто забью на все свои проблемы и кинусь в объятия этому горячему мужчине, а?..

Проклятье! Надо было мне не только зубрежкой и тренировками в академии заниматься, но и с парнями хоть иногда на свидания бегать. Ради профилактики слабоумия и слабоволия. Чтобы не было как сейчас, что мозг напрочь поплыл от чувственных прикосновений, и я не способна была противиться этим ощущениям.

Это вообще нормально - несколько дней назад встретиться с мужчиной, убегать от него, а потом самой же кидаться на шею?..

Правильно, это совершенно ненормально, дико и неправильно. И с этим надо было срочно что-то делать.

Глава 17. Расстрелять или жениться?

Титаническим усилием воли я заставила себя отшатнуться от Салливана, но продолжать смотреть ему в глаза при этом. Расправила плечи, высокомерно задрала подбородок, сцепила руки в замок за спиной. Сухо произнесла:

- Это... ничего не значит. Я поддалась эмоциям, но такого больше не повторится. А ты... ты не смей лезть ко мне со своими поцелуями!

- Я имею право целовать свою невесту столько, сколько считаю нужным. И вообще-то, первая полезла ты, - ухмыльнулся Салливан, скрестив руки на груди.

- Я не твоя невеста, - произнесла как можно строже и спокойнее.

- Отметка богини Аринэ на твоей ладони говорит об обратном.

Я на миг прикрыла глаза, стараясь дышать ровно.

- Мне плевать на эту руну. Любое заклинание можно стереть, извлечь. Я намерена избавиться от этой отметки богини во что бы то ни стало. Спасибо, конечно, что сегодня ты меня натурально спас, но дальше я намерена идти одна и разбираться со своими проблемами самостоятельно.

- Никуда ты одна без меня больше не пойдёшь! - неожиданно гневно рявкнул Салливан. - Если ты еще хоть раз попробуешь от меня сбежать, клянусь, я тебя найду и прикую кандалами.

- К ржавым трубам в подземелье?

- К кровати, - нехорошо улыбнулся Салливан.

И эта его сладенькая ухмылочка и двусмысленные намеки взбесили меня чрезвычайно.

- Слушай, я понимаю, что тебе нечем, но все же попробуй понять: я не твоя невеста! И я никуда с тобой не пойду! Я... Я вообще не из этого мира! Я оказалась тут по воле случая, но намерена в ближайшее время покинуть Лакор! Я не могу быть твоей невестой. Слышишь? Не могу! И не хочу! Не уподобляйся безмозглым одноклеточным существам, а то я подумаю, что арханы тоже к ним относятся!

- Ты всегда такая злобная? - деловито поинтересовался Салливан, пропустив мимо ушей все мои слова.

- С утра хотела быть доброй, но к ночи, как видишь, отпустило, - огрызнулась я.

Думала спровоцировать Салливана на ответный выпад, больно скандальное у меня сейчас было настроение. Но он неожиданно звонко рассмеялся.

- Необычная же мне досталась истинная! С огоньком. Что ж, так даже интереснее. Думаю, наше венчание Лакор запомнит надолго.

- Какое к дилмонам венчание?! - рассвирепела я окончательно. - Сколько раз тебя нужно послать, чтобы ты понял, куда идти?!

- Меня нужно не слать, а звать, - сладко улыбнулся Салливан. - Горячим шепотом. В ночи. Как и подобает супруге.

- Фил! - в отчаянии взвыла я, обращаясь к лекарю, который в этот момент как раз пытался проползти мимо нас с Салли к выходу. - Ну скажи ему!

Фил понял, что незамеченным ему разгромленный трактир покинуть не удастся, и замер на месте, таращась на нас.

- Не-не, я в ваши ролевые игры не играю! - протестующе замахал руками Фил.

- Ну скажи, какая из меня невеста, а?!

- Полагаю, что красивая, - пожал плечами Фил и шмыгнул носом. - Наряженная, накрашенная, в белом платье. Кружевном. Думаю, кружевное подойдет тебе больше.

И он туда же!..

- А у твоего друга хороший вкус, - ухмыльнулся Салливан.

Я зарычала, так как меня начало потряхивать от злости. Нет, ну так нечестно! Обычно это я всех вывожу из себя, а не наоборот!

Фил тем временем осторожно отполз подальше от Салливана, снова спрятавшись за мной. Родингер с любопытством проследил за его поползновениями и недовольно поцокал языком.

- Негоже прятаться за спиной девушки.

- Это смотря какая девушка, - горячо парировал Фил. - За спиной этой воительницы грех не спрятаться!

- Ну и смотря какой мужчина. И мужчина ли?..

- Так, хватит, оба! - рявкнула я, схватившись за голову, которая готова была расколоться на части.

Впрочем, как и рука, в которую попал "ледяной поцелуй".

Тут только Салливан заметил, что одна моя рука уже покрыта коркой льда. Улыбка тут же сползла с его лица.

- Что у тебя с рукой?

- Демоны ранили. Поэтому сейчас я иду с Филом в лекарскую лавку, чтобы как можно быстрее привести себя в порядок.

- Лавка далеко находится? - нахмурился Салливан.

- В получасе ходьбы отсюда, - подал голос Фил.

- Я вас довезу, - заявил Салливан, направляясь выходу. - Демонические раны надо лечить быстро. Телепортироваться тебе сейчас нельзя, а мы на лошадях. Ну, что вы стоите? Идем!

Я неохотно поплелась за Салливаном, признавая его правоту. Как бы мне сейчас ни хотелось быть против из врожденного чувства противоречия, но сейчас каждая минута была на счету. Нельзя, чтобы леденящий демонический холод добрался до сердца. Рану надо вылечить в ближайшее время. Лечить ее несложно, но требовались определенные снадобья, которые я и собиралась взять у Фила.

Поэтому все же проследовала за Салливаном на улицу. Он порывался помочь мне усесться на лошадь, но я не дала ему это сделать и сама ловко запрыгнула в седло. Я хоть и ранена, но не беспомощна!

Мы с Филом поехали на лошадях впереди. Салливан и один его охранник по имени Гордон, который как раз и подогнал лошадей, ехали за нами следом на небольшом расстоянии. Ускакать прочь от этих двоих на прыткой лошади я даже не пыталась. Чувствовала спиной, что Салливан глаз с меня не сводит, и даже не представляла, как от него скрыться.

- Как же меня бесит эта наша нелепая "помолвка", - пробормотала я, но Фил услышал.

- Слушай, - негромко произнес он, подъехав ко мне поближе. - А может это... В самом деле пристрелить его по-тихому?

- Кого?

- Салливана, - смущённо сказал Фил. - Нет архана - нет и помолвки! А у меня в лавке два отличных ствола спрятаны.

- Фил! - укоризненно воскликнула я.

- Ну что ты так сразу орешь, я же просто предложил, - надул губки Фил. - Нет так нет, подумаешь. Но если не хочешь кончать своего случайного женишка, тогда тебе светит только одно.

- Мм? Ты о чем?

- Влюбиться в него. И сохнуть по нему до скончания веков, - хохотнул Фил и поскакал от меня вперед, чтобы я не могла дотянуться до него и наподдать как следует.

Пока мы с Филом шутливо переругивались и догоняли друг друга, то не слышали, как за нашими спинами обмениваются возмущенными репликами Салливан и его охранник.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍- А может их прямо сейчас расстрелять? - деловито предложил Гордон, поравнявшись с Салливаном. - Сразу двоих, чтобы уж наверняка. У меня отличный ствол припасен, и я меткий.

- Гордон! - укоризненно покачал Салливан головой.

- Ну что ты так сразу, я же просто предложил, - театрально вздохнул Гордон. - Нет так нет. Но если ты как можно быстрее не избавишься от этой леди, то тебе светит только одно.

- Мм? Ты о чем?

- Жениться на ней. И сохнуть по ней до скончания веков.

- Расстрелять или жениться, - ухмыльнулся Салливан. - Отличная альтернатива. Даже не знаю, что и выбрать.

Глава 18. Об играх в наказание

- Ауч! Больно!

- Терпи.

- Ну жжется же!

- А что ты хочешь? Настойка из белмиры - вещь не особо приятная. Зато действенная.

- Ты, наверное, неправильные пропорции взял!

- Терпи, - повторил Салливан, обрабатывая настойкой мою пострадавшую руку. - Как ты там говорила? Ты ж солдат, а не баба в кружевах. Вот и терпи, как положено солдату.

Как положено солдату, я грязно выругалась. Потому что руку жгло невыносимо. Она медленно оттаивала, возвращалась чувствительность, но вместе с ней вернулась и боль.

У Фила не хватило одного нужного ингредиента для обезболивающего, поэтому он под конвоем Гордона отправился на сумеречный рынок за горной хвоей. А пока что мы сидели с Салливаном одни в доме Фила над его лекарской лавкой. Комната была весьма аскетичной, свободного места здесь было много. Мы сидели за круглым дубовым столом посреди гостиной при свете мерцающих свечей. Так себе романтика, если честно.

Салливан в ожидании Фила обрабатывал мою рану заживляющей настойкой, но без обезболивающего у меня глаза медленно ползли на лоб.

- Давай всё-таки Фила подождем, а?

- Нельзя. Он сам сказал, что лечение нужно начать немедленно, иначе процесс регенерации ткани будет необратим.

- Но больно же!

- Терпи. А будешь громко возмущаться, сделаю раствор более концентрированным, чтобы ускорить процесс восстановления. Будет намного быстрее и намно-о-ого больнее.

- С-с-садист, - с чувством сказала я.

- Да ну что ты, я всего лишь дракон.

- С-с-собака ты с-с-сутулая, а не дракон, - шипела я, кусая губы.

Впрочем, настойка делала свое дело, возвращая руку к жизни. Скоро я уже могла шевелить пальцами, но руку разминать не торопилась. Лучше дождусь Фила, с обезболивающим будет проще.

- Ты в неженку поиграть хочешь, что ли? - деловито поинтересовался Салливан. - Я же знаю, что ты не такая.

- Какая бы я ни была, обращайся со мной по-королевски. В ножки кланяйся, руки целуй и все такое.

- С завышенным самомнением у тебя все в порядке, я гляжу. Впрочем... Не сказать, что я имею что-то против.

Салливан расплылся в загадочной улыбке и поднес мою ладонь к губам. Коснулся ее легким поцелуем, не отрывая от меня глаз, и я ахнула от неожиданности. Но не сколько от самого жеста, сколько от внезапного тепла, разлившегося по руке.

- Еще целуй! - потребовала я.

Брови Салливана стремительно поползли вверх. Пришлось пояснить:

- У меня почему-то боль отступила от твоего прикосновения. Хочу понять, это совпадение или?..

- Видимо, так работает наша связка истинной пары, - задумчиво произнес Салливан.

Я поморщилась от словосочетания "истинная пара", категорично не желая признавать эту чушь. Хотела разразиться длинной гневной тирадой на эту тему, но Салливан мне не дал. Он начал покрывать невесомыми поцелуями мою ладонь, и от каждого его прикосновения боль в руке удивительным образом затихала. Невероятно! Что это за странная магия такая?

Но вскоре мне стало не до вопросов о видах магии, потому что поцелуи стали не только лечебными, но и подозрительно приятными. А от поглаживаний пальчиками по запястью меня бросило в жар, и сердце заколотилось часто-часто.

Отдёрнула руку, пусть и не совсем выздоровевшую, но лишь бы подальше от губ Салливана.

- Уже не жжется, - внезапно осипшим голосом сказала я. - Благодарю. До прихода Фила теперь дотерплю.

Салливан хмыкнул и облокотился на стол, подперев кулаком подбородок. Уставился на меня хитрющими глазами и протянул лениво:

- Признайся, ты просто нашла красивый повод еще раз ощутить мою ласку и ненавязчиво оказаться в объятьях властного мужчины.

- Ты не властный мужчина, - вздохнула я. - Ты властный кактус!

И, желая скорее перевести диалог в другое русло, добавила:

- Слушай... А как ты меня вообще нашел?

- Мне немного помогли с указанием твоего точного местоположения, - сощурился Салливан. - Но в твоем направлении я отправился благодаря метке, которую поставил на тебя в прошлую нашу встречу.

- Метке? - нахмурилась я. - Какой еще метке?

- Обыкновенной драконьей.

- Не понимаю... Когда и как ты успел поставить на меня метку? И как она выглядит вообще?

Я даже руки свои оглядела на всякий случай еще раз. Но кроме дурацких рун, ничего странного на них не было.

Пока я всматривалась в ладони, Салливан обошёл стол и встал за моей спиной. Я почувствовала его руки на своих плечах и горячее дыхание, опаляющее шею. Ох, до мурашек...

- Когда одна маленькая рыбка приплыла ко мне в ванну, - прошептал Салливан, - я сделал вот так.

С этими словами он прихватил губами мочку уха, и я застыла на месте, озадаченная интенсивностью собственных эмоций. Кажется, даже дышать перестала на некоторое время, а в голове подозрительно зазвенело.

- Этого достаточно для того, чтобы оставить на тебе невидимую метку силы, по которой тебя можно найти, - интимным шепотом в ухо.

Это самое ухо горело. Оно пылало огнем и жаждало дальнейших ласк. Нежных. Чувственных. Сладких.

Но мозг вовремя пришел на помощь, и я вскочила на ноги, гневно глядя на Салливана. Ткнула ему пальцем в грудь и сказала, выделяя каждое слово:

- Больше. Так. Не. Делай.

- А то что?

- А то в глаз.

- Любопытно...

Салливан резко дёрнул меня за локоть, привлекая за талию ближе к себе. Мне пришлось упереться руками в его грудь, чтобы не оказаться в непозволительной близости от этого настойчивого архана.

- Хочешь поиграть в наказания?..

Я бессильно зарычала от злобы и приготовилась скандалить, но как раз в этот момент послышалось неуверенное покашливание со стороны двери:

- Кхм... Мы не вовремя?

Я с силой оттолкнула от себя Салливана и под его заливистый смех бросилась к Филу как к спасительному кругу.

Пока обезболивала себе руку, Фил и Гордон накрыли на стол, который прямо-таки прогибался под всем принесенным провиантом.

Еды тут было столько, будто она заготовлена на целый отряд воинов, а не на четверых. И куда нам всё это добро?..

Однако мне сразу стало понятно, куда: Салливан ел как не в себя. На мой вопросительный взгляд пожал плечами и пояснил:

- После трансформации во вторую ипостась голод зверский. В прямом смысле того слова.

А вот мне есть не хотелось. Но надо было. Так что я вяло жевала копченую рыбу, пока Гордон допрашивал Фила на тему Мэл. Допрашивал дотошно, так что пришлось рассказать все как есть. Гордон был удивительно обаятельным человеком, которому отчего-то так и подмывало выложить все как на духу. Колдует от для этого, что ли? Впрочем, не удивлюсь, если это действительно так.

Фил сообщил о том, как, где и с кем договаривался о встрече с Мэл, признался, что понятия не имел о ее связях с демонами. Рассказал и о нашей несостоявшейся сделке.

- Кстати, она отказалась тебя убивать, красавчик, - хохотнул Фил, подмигивая Салливану и кивая на меня. - Мэл предложила просто крякнуть тебя и жить припеваючи без клятвенной руны, но Агнессочка уперлась, что жизнь каждого человека - драгоценность, и пресекать ее без крайней необходимости не следует.

Салливан изогнул брови и уставился на меня с большим интересом.

- Это правда?

Я нахмурилась еще сильнее и продолжила молча жевать рыбу. Настроение у меня было отвратное и влезать в разговор желания не было.

Когда я потянулась долить себе клюквенного морса, прямо посреди стола неожиданно материализовался белый пушистый зверёк, которого я однажды уже видела.

- Привет, Фриклс, - улыбнулся Салливан и поманил зверька к себе.

Пушистое нечто радостно побежало к нему и сходу вгрызлось в плитку шоколада у Салливана в руках.

- Так эта твоя зверушка, что ли? - осенило меня. - Что это за чухня с глазками?

Кажется, зверек понимал человеческую речь, потому что после моих слов он ощетинился и запищал громко-громко:

- Фри-и-икл!!

- Хэй! - щёлкнул его по носу Салливан. - Я запрещаю тебе так грязно выражаться при леди!

- Фрикл! - зашипел зверек уже на него.

- И голос повышать на меня тоже не смей! А то останешься без сладкого!

Зверек снова недовольно запищал, и я не удержалась от нервного смеха.

- Ты что, понимаешь, что он говорит?

- Ну да, - кивнул Салливан, поглаживая зверька по спинке. - Это мой родовой элементаль. Маленький, но очень умный и способный.

- Ага. Элементаль, значит , - протянула я угрожающе. - Родовой, значит. Это он, что ли, мой портал перенастроил так, чтобы меня к тебе швырнуло?

- Фрикл! - пискнул элементаль.

И так хитро прищурился, не отрываясь от поедания шоколада, что мне сразу стало понятно: да, он. Нарушил мои координаты каким-то неведомым мне образом. Мягко, осторожно, так, что я даже не заметила вешнего воздействия.

- Ах ты ж мышь продажная! - воскликнула я, страшно желая сейчас дотянуться до элементаля и хотя бы встряхнуть его как следует. - Сдал меня своему хозяину за какую-то несчастную шоколадку!

- Фрикл! - пафосно фыркнул элементаль.

- Что он сказал?

- Что за одну шоколадку никогда не продался бы, - ответил Салливан, ехидно улыбаясь и тоже отправляя в рот квадратик шоколада. - Мне ему, между прочим, пришлось в награду недельный запас скормить.

Мне почему-то стало дико смешно. Я расхохоталась, закрыв лицо руками и откинувшись на спинку стула. Воображение нарисовало дикую картину торгов Салливана со своим элементалем, который героически выторговывал себе побольше лакомства.

- Ладно, с обожравшимся элементалем все понятно, - вмешался Фил, тревожно глядя на Салливана. - А что ты теперь намерен делать? С нами и... и вообще?

- Мы должны как можно скорее решить проблему с проклятьем в Агнессе, - сказал Салливан, закидывая в рот очередную виноградину. - Так что я отправлюсь с Агнессой в путь завтра же. Гордон пойдет с нами. Ты - как хочешь. Принуждать не буду, но и восторгаться твоему обществу особо не стану. К тебе я отношусь с подозрением, всё-таки ты Агнессу к этой Мэл привёл. Но до этого ты много раз Агнессе помогал, так что Хааск с тобой, ступай с миром, а я сделаю вид, что никогда тебя не видел.

- Я пойду с вами! - категорично заявил Фил. - Я свою девочку не брошу! Что я, трус какой-то, что ли?!

Мне было что сказать на эту тему, но я не стала ее развивать. Была очень занята нервным хохотом, который никак не могла унять.

Салливан тем временем продолжил:

- Выдвигаться придется верхом на лошадях. Нам надо в горы в храм Пресвятой Мелии, туда порталом не добраться. Да и Агнессу сейчас надо беречь, любые межпространственные прыжки ей точно не пойдут на пользу. Лучше их избегать по возможности. Потом мы отправимся к нам во дворец, чтобы разобраться с брачной руной и с наследником и... Хэй, ты в порядке? Это у тебя истерика?

- Нет, это просто ржачный ржач над твоим планом, - проговорила я, захлебываясь хохотом.

Никак не могла успокоиться.

Только истерика начала затихать, как мою нервную систему добили слова о "наследнике", которого я якобы клятвенно пообещала Салливану. Честно говоря, пока понятия не имела, как буду из всего этого выпутываться. Решила для себя: да Хааск с ним! Выжить бы сначала, а там перейдём к следующим пунктам плана по спасению своей шкуры из загребущих драконьих лапок.

Пока я покатывалась со смеху, Гордон подал голос:

- Салли, а в храм Пресвятой Мелии нам зачем нужно?

- Ну как, - вздохнул Салливан. - Только там для Агнессы можно совершить Иарихон.

- Чего?.. Какой к Хааску Иарихон?! - взвился Фил.

Он даже на ноги вскочил и оперся о стол, грозно размахивая вилкой с наколотой картофелиной и тыча ей в нос Салливану.

- Ты!! Ты вообще понимаешь, что хочешь подвергнуть ее смертельной опасности?!

- А ты понимаешь, что Агнесса, по сути, уже и так при смерти? - негромко спросил Салливан.

Фил замер, перестав размахивать вилкой, как шашкой, но продолжая буравить гневным взглядом Салливана. Тот спокойно продолжал:

- Если ты думаешь, что меня это забавляет, то ты ошибаешься. Я здесь вообще самое незаинтересованное лицо. Однако мой лекарь проштудировал все имеющиеся сведения насчет этого. И он подтвердил, что иного пути спасения тут нет. Эта дрянь, засевшая в Агнессе, судя по всему - африон. Древнейший и очень темный сгусток силы, который кто-то зачем-то выпустил наружу.

- Да, Мэл тоже называла это африоном.

- Ну вот. Африон образовался после массового уничтожения демонов в последней их войне с драконами. По сути, африон - это остатки многих тысяч уничтоженных демонов. Какая-то сумасшедшая ведьма сумела собрать их отголоски сил воедино. Не знаю, что она собиралась с этим сделать, но ей не дали, ее поймали и казнили. Африон пытались уничтожить, но не смогли. Поэтому старейшины просто спрятали его где-то в горах так, чтобы никто не мог найти. Но, видимо, кто-то нашел...

- И ты думаешь, что это самая дрянь теперь в Агнессе сидит? - хмуро спросил Фил.

Салливан кивнул.

- Сам понимаешь, что африон не рассосется, не развеется сам по себе. Его надо изъять. И желательно сразу же вернуть на место. Поэтому и нужен Иарихон.

- Вы мне можете человеческим языком объяснить, что или кто такой этот ваш Иарихон? - спросила я.

- Это название одного обряда, - неохотно пояснил Салливан. - Не буду пока вдаваться в подробности и заранее тебя пугать...

- Пугать?!

- Да. Обряд очень сложный, болезненный и не до конца предсказуемый... Тебе не понравится.

- Спасибо, успокоил, - фыркнула я.

- Я всего лишь стараюсь быть честным, - пожал плечами Салливан. - Обряд действительно мерзкий и опасный. Но я не вижу никаких других путей спасения тебя.

- Но Мэл сказала... - начал было Фил.

- Уверен, что она соврала и на самом деле даже не собиралась никак спасать Агнессу, - жестко оборвал Салливан. - Просто желала скорее получить свою "плату за услугу", - горько усмехнулся он.

Что ж, в этом был смысл. Но мне все равно дико не нравилось все происходящее. Мне бы просто встретиться с братом, наверняка с ним вместе мы быстро решим все проблемы... Но почему-то Эрик не торопился со мной связываться. И я никак не могла взять в толк, почему? Он всегда и везде приходил мне на помощь... А что изменилось сейчас? Мне не хватало сил связаться с ним самой, и меня все это чрезвычайно бесило. И необходимость плестись Хааск знает куда в непонятный храм не вызывала у меня восторга.

Впрочем, моего мнения никто и не спрашивал. Гордон, Салливан и Фил уже активно обсуждали пути, по которым нужно идти в горы. Фил предлагал сократить маршрут через фагарские топи, Гордон же настаивал пойти в обход. Так получалось безопаснее, но дольше на несколько дней, что в ситуации с ослабевающей мной было плохо.

Определиться с путем никак не могли, и спор затянулся.

- Мне неясно, чего сейчас нужно опасаться больше: нечисти в фагарских топях или демонов у предгорья? - вздохнул Гордон. - Для начала надо понять, кто вообще против нас играет.

- Ну во-первых время, - сказал Фил. - Его у нас осталось аж две недели от силы, если верить вашим прогнозам.

- Все это лишь общие фразы, - отмахнулся Салливан. - А меня интересует суть. Что именно произошло с тобой в ледяной пустоши, Агнесса? При каких обстоятельствах ты оказалась плотно связана с проклятьем?

Все взоры присутствующих обратились ко мне.

Если они продолжат так смотреть на меня хотя бы минут пять, на мне точно загорится одежда.

- Неважно. Не хочу и не могу об этом говорить.

- Это связано с твоим заданием в Армариллисе, не так ли? - неожиданно спросил Салливан.

Я поперхнулась морсом и вытаращилась на Родингера так, что глаза грозились выкатиться из орбит.

- Да ладно тебе, я и так знаю, что ты фортемин, - мягко улыбнулся Салливан. - Вас еще называют солдатами равновесия. Такие особенные воины между светом и тьмой, натасканные на борьбу с демонами и прочей нечистью, которые следят за равновесием мира и скачут по разным мирам, залатывая дыры. Грубо вмешиваетесь в дела любых государств по своему усмотрению, поэтому вас много где не любят, особенно тут, в Лакоре, где на вас объявлена охота. Ты поэтому не хочешь рассказывать? Встряла в переделку, выполняя какое-то задание?

- Но откуда ты?..

- Фриклс нашептал, - подмигнул Салливан. - Он подслушал некоторые ваши с Филом разговоры и донёс до меня этот удивительный факт, пока мы сюда ехали. Не могу сказать, что я был в восторге, услышав это, но и тащить тебя на плаху не собираюсь, как видишь.

Я воззрилась на элементаля с таким выражением лица, что зверек испуганно пискнул и на всякий случай юркнул на колени Салливану.

- Предатель, - возмущенно пробормотала я. - Никакого шоколада ты от меня не получишь.

Фриклс нахохлился и демонстративно отвернулся, возмущенно взмахнув хвостом.

- Я знаю, что мой отец объявил всех фортеминов вне закона, грозит каждому смертной казнью и жестко настраивает общество против всех вас, - продолжал Салливан. - Он мудрый правитель, но местами его заносит. Я не разделяю эту его точку зрения и намерен вынести этот вопрос на обсуждение, но я поговорю с ним позже. Потому что в первую очередь надо спасать тебя. И тебе следует мне доверять. Я ведь не казнил тебя на месте, узнав, что ты солдат равновесия, верно? Ну так доверься мне, я не причиню тебе вреда и очень хочу тебе помочь. Но мне нужна информация, Агнесса. Как можно больше информации. Я должен понимать, кто за всем этим стоит, что послужило истоком беды.

- Да, Агнессочка, он прав, - поддакнул Фил. - Давай, колись, где и как ты эту пакость подцепила? Потому что если уж и отправлять тебя на Иарихон, то только если точно знать, что иначе тебя не вылечить.

Я оглядела присутствующих тяжёлым взглядом и покачала головой.

- Ладно, Хааск с вами! В общем, дело было так...

Я вздохнула и принялась рассказывать.

Глава 19. Холодное сердце

Это произошло неделю назад. Я выполняла очередное задание своего Наставника, еще не подозревая, какая беда случится со мной совсем скоро.

Я наблюдала за четой Ставинских в одной отдаленной северной области Лакора, неподалеку от ледяной пустоши. Там, за снежной горной грядой скрывается павильон Ланкор, отстроенный одним верховным магом Эдгаром Ставинским*. В павильоне проживает своего рода колония огненных магов из другой мира, отказавшихся от своего огненного дара. И хоть Ланкор был отстроен законно и имел все разрешения от местного императора, мы в Армариллисе считали павильон и всех его жителей опасными. Пара сотен огненных магов с заснувшим даром прямо в снежном мире - шутка ли? Даже один сильный огневик способен пошатнуть равновесие этого вечно холодного мира, а уж толпа сильных волшебников... И пусть они все жили мирно, обособленно и пределы своей обители далеко не покидали - какая разница? А вдруг однажды захотят прорваться в центр Лакора и устроить огненный бунт? Да эта реальность сложится, как карточный домик, в считанные часы от такого вброса огненной энергии!

В общем, моим Наставником было принято решение поставить наблюдение в виде меня за этой колонией.

Разрешение на эту разведку мы у местного императора не получали, как и всегда. Мы действительно никогда никого не спрашиваем разрешение, можно ли ввязаться в жизнь какого-либо государства. Мы фортемины, солдаты равновесия, стоящие между тьмой и светом и жестко отслеживающие передвижение нечисти. Нам все равно, что другие думают на наш счет. Если мы считаем нужным вмешаться в чьи-то дела и внести коррективы ради равновесия мира, мы это сделаем. Люди, обычные люди слишком слабы и наивны и часто совершают тотальные ошибки, отчего потом страдает вся реальность и Вселенная. А фортемины могут просчитать некоторые ходы наперед и даже влезть в прошлое или будущее. У нас развитая шпионская сеть, а особых магических навыков хватает для свершения серьезных поправок в мироздание самостоятельно.

И Императору Лакора это очень, очень не нравится. Да что там - его откровенно бесит, что в соседнем Форланде существует некая кучка самоуверенных волшебников, которым закон не писан и море по колено.

Нам не раз приходилось врываться в реальность Лакора, защищая её от нападения демонов. И вот нет чтобы спасибо сказать - а нас взяли и объявили вне закона, пообещали баснословную награду за наши головы. И расплодили о нас такие жуткие слухи, что впору лечь в сугроб, накрыться медной бочкой и пролежать под ней до скончания веков, чтобы жуткие фортемины не дай боже не коснулись.

А мы, конечно, совсем не жуткие. Просто жесткие и принципиальные. Мы четко следуем своему кодексу и стоим на страже равновесия мира. Должен же на этой хрупкой грани кто-то стоять, верно?

Но я отвлеклась. Послали в Лакор именно меня - потому что я владела некоторыми специальными навыками, позволяющими мне за относительно небольшой срок оценить обстановку и решить, что делать с этой кучкой огневиков. Не наблюдать за ними годами, а побыть в непосредственной близости около месяца и составить полную картину. Работа у меня такая - скакать по разным мирам и восстанавливать равновесие мира или молча следить, чтобы его не нарушили там, где ожидается пришествие демонов или другой лютой нечисти.

Поэтому месяц я жила под стенами этого стеклянного купола, невидимая и не слышимая для остальных его обитателей. Присматривалась, прислушивалась, анализировала. И увиденное мне скорее нравилось, чем напрягало. Опасности от этой колонии огневиков я не чувствовала, ни в настоящем, ни в будущем. Просканировав все от и до, решила, что с этим пора кончать и бесшумно покинула стены павильона.

Шла вперед, утопая в сугробах. Мне нужно было отойти подальше от Ланкора, чтобы связаться с братом. А то в непосредственной близи от стеклянного купола сильно фонило магией, и эти помехи здорово мешали.

Я щелкнула по дисплею на браслете на левой руке, нажала пару кнопок и замерла в ожидании налаживания связи. Такие информационные браслеты - отличный способ связи между нами, фортеминами, когда мы находимся в разных мирах. Ну а я его использую в первую очередь, чтобы всегда и везде быть на связи с братом.

- Привет, Несси, - раздался его голос через некоторое время. - Как твои успехи?

Эрик всегда меня так называет - Несси. Коротко и емко. Говорит, что это имя идет мне намного больше, чем полное. Лучше подчеркивает мой стремительный, вспыльчивый характер и одновременно - мягкость и доброту.

Я с ним, в общем-то, была согласна. Но предпочитала, чтобы так меня называли только самые близкие люди.

- С огневиками все чисто. Они абсолютно безопасны, - уверенно сказала я. - Заиньки безобидные, разве что не белые и не пушистые. Жена Ставинского поначалу вызывала у меня вопросы, поэтому мои наблюдения затянулись. Но она больше не несет в себе разрушительного огня, это точно. Ее проявления в магии безопасны, и это касается всех обитателей павильона. Никто из них не нарушит равновесия мира, миссию можно считать законченной.

- Отличные новости, я по тебе уже соскучился.

Тепло улыбнулась, слушая голос брата. Очень его люблю и тоже по нему соскучилась. У нас с ним очень прочная связь, иногда мне как глоток свежего воздуха необходимо быть с ним рядом. Оно и не удивительно - всё-таки мы с ним боевая пара, Боец и Страж, дополняющие друг друга в сражениях.

- Когда ты вернешься в Форланд?

- Да прямо сейчас. Или... Подожди-ка.

Тут я увидела в горах далеко впереди кое-что странное. Некую синюю вспышку, которой тут быть не должно.

Нет, не так. Сначала я почувствовала нечто странное. Сущность фортемина заточена под острое восприятие тёмной магии, и сейчас я всеми фибрами души ощущала: там, в одной из горных пещер творится что-то очень тёмное. Что-то запретное и черное, то, чего быть тут не должно. Вряд ли к этому причастны огневики, так как они от своего смешного стеклянного павильона далеко не отходят, потому что не привыкли к суровому местному климату.

Хм, ну кто же тогда? И что именно там творится? Надо разузнать.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍- А знаешь, Эрик... Я наверное, задержусь ненадолго, - добавила я задумчиво. - Хочу еще кое-что проверить в ледяной пустоши.

- Когда с тобой связаться в следующий раз?

- Я сама свяжусь. Если вдруг не выйду на связь через неделю, ты знаешь, что делать.

- Помощь нужна?

- Пока нет. Как обычно, будь на связи.

- Буду. Отбой, Несси.

Дисплей на браслете погас и я, улыбаясь собственным мыслям, побрела по заснеженной равнине к горам, еще не представляя, с чем мне там придется столкнуться.


[*про Ставинского есть отдельная книга "Наслаждение"]


Поднималась вьюга, телепортироваться в такую погоду в горах было опасно. Поэтому я прикрылась защитным куполом от ветра и упрямо продиралась пешком через сугробы.

Шла я к высокой горе, одиноко возвышающейся посреди ледяной пустоши. Именно здесь я чувствовала странные теневые вибрации, которые мне совсем не нравились. Что бы это могло быть?

Источник силовых вибраций находился где-то внутри, и я очень долго пыталась пробраться в сердце горы. В конце концов нашла узкий тоннель и бесшумно зашагала по нему вглубь.

Чем дальше продвигалась, тем больше чувствовала приближение темных сил. Было похоже на то, что где-то здесь было огромное скопление демонов. И было что-то еще, что я никак не могла вычленить. Какой-то сгусток тьмы непонятной мне природы.

Я стала идти еще осторожнее, так как услышала голоса впереди. А потом - чей-то пронзительный крик, полный ужаса и боли. Я побежала вперед, прикрываясь маскировочными чарами и оскальзываясь на поворотах на заледеневшей земле. Довольно быстро выбежала на уступ в огромной пещере и осторожно выглянула из-за него, оценивая ситуацию.

Там, внизу, стоял своего рода алтарь из ледяной глыбы, на котором лежала красивая черноволосая женщина в длинном синем платье. Фленорка, судя по красноватым глазам и чрезвычайно бледной коже. Женщина была связана по рукам и ногам и корчилась от дикой боли. Над ней стояло несколько человек в капюшонах, накинутых на голову. Эти люди бормотали какие-то заклинания, стоя вокруг алтаря и вытянув перед собой руки. Кажется, они пытались управлять синим шариком света, неким сгустком энергии, который старались погрузить в несчастную женщину.

Я не знала, что это был за силовой шарик такой, никогда с ним не сталкивалась. Но понимала, что это - абсолютная, невероятная дрянь, и девушке от нее очень больно. Нельзя допустить погружения этой гадости в юную леди. Надо спасти ее!

Не раздумывая долго, я спрыгнула с уступа и ударила боевыми заклинаниями по людям около алтаря. Все они были сильными чернокнижками, но так себе боевыми магами, поэтому раскидать их в разные стороны мне не составило труда. Странный синий шарик света от порывов воздуха взметнулся под потолок пещеры. Вот и хорошо. Лучше этой гадости находиться подальше, пока я не уведу юную леди прочь.

Я кинулась к алтарю, срезая сковывающие девушку веревки.

- Вставай, - приговаривала, хлопая ее по бледным щекам. - Нужно уходить.

С неожиданной силой изящная рука впилась в мое запястье, и красивое лицо озарила гримаса боли и ужаса.

- Ты! Ты что натворила, гадина!

Мне стало жаль юную леди. Не знаю, какой именно обряд с ней тут проводили, но у леди судя по обезумевшему взгляду, было явное помутнение рассудка. Наверняка бедняжка не отдавала себе отчёта в происходящем, и я показалась ей врагом.

- Вставай, - повторила я, дергая ее за руку и заставляя слезть с алтаря. - Тебе надо бежать. Я помогу.

Леди на ногах стоять не смогла и сползла на пол, закатывая глаза и дрожа то ли от холода, то ли от магического отката, то ли от всего вместе взятого.

- Вз-з-зять ее, вз-з-зять! - послышалось леденящее душу шипение со всех сторон.

Оглядевшись, поняла, что это в пещеру заявились демоны, приближение которых я почему-то не почувствовала, так как вокруг слишком сильно фонило темной магией.

Ого! А они тут что вообще делают?

К счастью, демоны были низшими. В отличие от высших, они не имели чёткой антропоморфный формы и выглядели летающими сгустками черного дыма. Но несмотря на это, они способны были принести много проблем, так что недооценивать их не стоило. Впрочем, я и не собиралась.

Я - один из элитных воинов академии Армариллис, нас еще называют Арма, лучшие воины равновесия. Нас с юных лет натаскивают на борьбу с нечистью и в сражениях с демонами мы кому угодно можем утереть нос. Поэтому я уже отработанным жестом отправила в демонов сноп красных искр, и те на глазах стали развоплощаться, осыпаться на землю черной пылью.

Однако демонов было довольно много, словно бы они меня специально тут поджидали. Проблем в их количестве для меня не было, ещё и не с такой оравой сражаться приходилось. Но повертеться от их жалящих заклинаний мне пришлось изрядно. Было не очень просто одновременно отбиваться от демонов и защищать ослабевшую фленорку, потому я так и скакала вокруг алтаря, опасаясь отойти дальше.

В какой-то момент я запрыгнула прямо на алтарь и метала сноп красных искр уже оттуда. Пещера то и дело озарялась красными всполохами и скрипучими криками демонов. Я кружилась на месте и все думала, когда ж поток демонов хоть немного иссякнет? Откуда их столько и что им нужно? И что вообще за обряд проводили тут чернокнижники, все еще валяющиеся сейчас без сознания?

В какой-то момент я резко развернулась, шагая вперёд и... застыла от ужаса и дикой боли, пронзившей все тело. Потому что шагнула прямиком к синему шарику света, который временно упустила из виду, а он как раз спустился с потолка и завис над алтарем на уровне моей точки солнечного сплетения.

Искрящийся сгусток неизвестной мне, но очень темной, силы влился в меня и мгновенно растворился в теле. А я... Мне стало так плохо, что словами не передать. Изнутри словно сковал лютый холод, мешающий думать, действовать. На какое-то время я потеряла связь с реальностью. Схватилась рукой за сердце и упала на колени, крича от лютой боли и чуждой силы, разрывающей сознание и плоть.

То ли крик эхом отдавался в пещере, то ли рядом кричал кто-то еще. Может быть, демоны добрались до юной фленорки? Не знаю, так как в тот момент потеряла связь с реальностью окончательно.

Последнее, что помню ясно: кто-то вцепился в мою руку и полоснул по ней чем-то острым... точнее, попытался - ударить меня ножом или чем там?.. Неважно. Важно то, что едва острое лезвие коснулось моей руки, и капля крови пролилась на алтарь, как из меня фонтаном хлынула тьма. Я будто взорвалась фейерверком, источая вокруг себя темную магию такой силы, что она мгновенно смела всех демонов.

Что стало с чернокнижками и девицей, я не знаю. Мне на тот момент было уже не до них.

Помню, как вдруг испытала не присущую мне злость, гнев, раздражение, ярость такой мощи, что весь остальной мир для меня померк. В голове звенели короткие яростные мысли: "Уничтожить!", "Стереть их всех из Лакора!", "Они должны получить по заслугам!", "Он падет первым!".

Кто эти загадочные "они"? Кто этот непонятный "он"? Не знаю. В голове звенело от ослепляющей разум ярости, которая вела меня куда-то в Лакор. Не помню дороги, но я долго шла через горы, дней пять или около того. Эти пять дней провела в абсолютно неадекватном состоянии, ведомая чужой силой непонятно куда и зачем.

Однако в горах по пути к Лакору меня немного отпустило. Тьма сбавила обороты ярости, и у меня проявились проблески сознания. Или может я настолько ослабла, что тьма отступила?

Сил не было. Ни физических, ни моральных. Я была голодна, не знала, где именно нахожусь. Не понимала, что мне делать, и что это за гадость такая помутила мой рассудок. С магией тоже творилась какая-то беда: мне не удавалось не то что связаться с братом, но даже костер разжечь. А ведь пыталась! Браслет не работал, защитный шлем треснул, и пришлось его выкинуть... Мне было холодно, жутко холодно. Трясло так, что зуб на зуб не попадал. И я ничего, ничегошеньки не могла с этим сделать! Отвратительное чувство, я не привыкла быть беспомощной. И это здорово выводило из себя.

Настроение было хуже некуда. Полагаю, что этот сгусток тьмы сильно отравлял мои мысли и чувства, потому что я хоть и сама по себе не подарок по жизни, но всё-таки обычно более спокойная и рассудительная. А тут даже сосредоточиться не могла на поиске спасительных решений, тьма постоянно подпитывала мой негатив. Полагаю, что она и сейчас продолжает его подпитывать и усиливать, потому что некоторые свои вспышки гнева я сама не могу объяснить.

А потом меня атаковали демоны. Эти низшие твари долго летели за мной по пятам, но дали о себе знать не сразу. Наверное, ждали, пока я ослабну полностью. Я их чувствовала и торопилась быстрее выбраться из пещер, но порядком заплутала в этих подземных лабиринтах. И в какой-то момент устало прислонилась к скале. Тогда на меня и напали.

Дальнейшие события я помню плохо, так как тьма вновь завладела моим разумом. Частично, не так, как первый раз, но вспышки ярости хватило на то, чтобы дать отпор демонам и вновь помчаться прочь, куда глаза глядят.

В какой-то момент я бежала по самому краю обрыва, метая себе за спину смертельные шары в демонов и матерясь как портовый грузчик. Давненько я не попадала в такие серьезные переделки. Всегда из них меня вытаскивал брат, но сейчас он не торопился примчаться на помощь и скорее всего даже не был в курсе, что эта самая помощь мне нужна.

Однако помощь все же пришла. Не знаю, откуда, не знаю, кому говорить за это спасибо, но кто-то сдержал демонов. Я слышала звуки сражения далеко у себя за спиной, ощущала вспышки светлой магии. Это дало мне фору, и я бежала, бежала вперёд, не жалея сил.

Постоянно пыталась телепортироваться, хоть куда-нибудь,  но ничего не получалось.

Собственное бессилие меня не сколько пугало, сколько бесило невероятно. Да что за мракобесие? Почему я превратилась в бесполезный кусок отходов жизнедеятельности? Что вообще происходит, Хааск всех раздери?!

На исходе шестого дня я просто упала без сил. Завалилась в угол какой-то пещеры, в холоде, в голоде. Непрестанно бормотала про себя заклинания телепортации, уже даже не в надежде на спасение, а просто по инерции. Ну не могла я просто вот так взять и сдаться! Арма я, или кто?!

Однако силы стремительно покидали меня, и в какой-то момент я начала терять сознание. Скорее всего от лютого холода начала замерзать окончательно. Вот так и превращусь тут в кусок ледышки, и никто меня не найдет...

Но меня нашли. В пещере раздались глухие шаги, послышались голоса: мужской и женский. Они негромко переговаривались о чем-то, но слов я не смогла разобрать. Они как будто доносились издалека, но одновременно были очень близко.

Голоса показались мне знакомыми... Но может только показались? Теперь остается только гадать. Всё-таки я была не очень адекватна.

Как бы то ни было, а с приходом неизвестных я смогла, наконец, телепортироваться. Полагаю, что мне могли как-то помочь... Но не знаю, как.

Что-то звякнуло, сверкнуло - и вот я уже летела в воронке телепортации, мечтая о теплом безопасном месте, где меня никто не будет пытаться убить.

- Так я и оказалась у тебя, Салли, - невесело усмехнулась я, отпивая из кружки давно остывший чай. - Очнулась под твоей кроватью, где действительно было тепло. Но клянусь всеми богами разом, я ничего не сделала для того, чтобы оказаться именно у тебя.

В комнате повисла тишина. Но не гнетущая, а какая-то добрая, уютная, что ли. Я каким-то образом ощущала сопереживание Фила, Гордона, Салливана, и от этого на душе было тепло.

- Н-да, дела, - задумчиво протянул Фил. - Хотел бы я знать, кто тебе помог...

- А я хотел бы знать, для чего именно африон пытались погрузить в ту девчонку, - нахмурился Гордон. - Чует мое сердце, дело - дрянь.

- Мы все узнаем, - уверенно сказал Салливан и улыбнулся мне. - Мы справимся с этим, слышишь? Все будет хорошо.

Пока рассказывала, не заметила, как он придвинулся ближе и взял меня за руку. Не стала отдёргивать ладонь и позволила приобнять себя в утешительно-защитном жесте. Я была благодарна за моральную поддержку и готовность разбираться с этой тьмой вместе со мной. Каким бы самостоятельным воином я ни была, а иногда все равно хотелось просто побыть уставшей девушкой, нуждающейся в мужском плече.

Глава 20. О раздвоении и миражах

Мы тронулись в путь с раннего утра и уже к обеду выехали за границы города. Ехали через заснеженные поля и леса с гигантскими елями, пару раз перескакивали незамерзающие речки.

Я удрученно смотрела на бесконечные сугробы и заснеженные елки, Гордон косился на ворчащего Фила. Кажется, бесконечно счастливым выглядел только Салливан. Он восхищенно оглядывался по сторонам (как будто вокруг были интересные разнообразные пейзажи!) и с детским восторгом гнал вперед лошадь, разметая снег в стороны. Кажется, будь у нас свободного времени побольше, Салливан бы сейчас просто плюхнулся бы в снег или с удовольствием поиграл бы в снежки.

- М-м-м, этот сладкий вкус свободы, - услышала я его довольный голос. - Давненько мой Савьер не выбирался за пределы города...

- Какой Савьер? - не поняла я.

- Это имя его дракона, - с важным видом пояснил Гордон, ехавший слева от меня.

- Но Салливан ведь сам и есть дракон. Зачем обращаться к себе в третьем лице? "Мой Савьер"... Звучит нелепо.

- Не совсем так. Есть Салливан, наследник престола. А есть Савьер, ледяной дракон. Вместе они составляют одного человека, но все же являются разными личностями.

- А-а-а, так у него раздвоение личности! - радостно осклабилась я. - Шизофреник, да?

- Сама ты шизофреничка! - возмутился Салливан.

- Ну, я в отличие от некоторых саму себя другим именем не называю.

- Я называю не себя, а своего внутреннего зверя!

- Ну и в чем разница?

- Да во всем! В нас, арханах, живет дух зверя, которого у обычного человека попросту нет. Он нам магическую искру заменяет. Именно поэтому демоны нам не страшны, так как им такую искру просто невозможно поглотить. Мы с детства учимся взаимодействовать с нашим драконом, в плохих отношениях с ним плотную связку не создать. Если не подружиться со своим зверем, он просто поглотит тебя однажды, и ты навсегда останешься в зверином облике и зверином разуме. От человека не останется ничего. Так что...

- Бла-бла-бла, - зевнула я. - Все равно ты шизофреник. И точка.

Пока Салливан возмущенно ворчал и с серьезным видом пытался доказать мне обратное, я все же не удержалась и левитировала комок снега ему в лоб, чтобы замолк, наконец. А потом хохотала, глядя на его вытянувшееся лицо. Всё-таки ужасно забавно было его злить, такой он смешной, когда перестает быть пафосным.

Впрочем, минуту спустя такой же комок снега полетел уже в меня, и мне пришлось спешно уворачиваться. Так что в снежки мы в итоге все вчетвером поиграли - прямо так, не сходя с лошадей, левитируя друг в друга снежные комья, хохоча и отплевываясь от снега.

Честно говоря, давненько я так сильно не расслаблялась, даже получила удовольствие от простых, в сущности, забав.

А потом мы сделали привал и развели костер, чтобы перекусить да немного погреться. Точнее, согреть меня: выяснилось, что я на морозе долго без дополнительного тепла обходиться не могла. Тьма внутри меня начинала копошиться, расползаться, и я стремительно теряла силы, сильно замерзая. Но от внешнего тепла я быстро согревалась и снова была бодра.

Это, конечно, оказалось весьма досадным обстоятельством, замедляющим наше передвижение. Но что поделать? Деваться было некуда, поэтому я в очередной раз сидела у костра, выставив руки поближе к огню. Руки почему-то страдали больше всего, ужасно холодные были.

- Давай согрею, - предложил Салливан, присаживаясь рядом со мной и беря мои руки в свои.

- Не стоит, я и так...

- Ой, да брось. Сделай милость, выключи в себе гордость хоть на время, а? Она тебе, конечно, к лицу и по статусу положена, но иногда нужно просто позволить себе принимать помощь.

Он говорил и растирал мои ладони, одновременно делясь магией, которая вливалась теплой энергией  и согревала лучше любого костра.

- Спасибо, - пробормотала я, потупившись.

Уж очень меня смущало, как пристально Салливан на меня смотрел.

После нашего поцелуя меня постоянно разрывало от желания повторить это действие и одновременно - никогда и ни за что не повторять. Так как судя по моей реакции, это явно чревато разжижением мозга.

Кажется, Салливан мыслями сейчас пребывал примерной на той же волне, что и я, потому что он негромко произнес:

- Так быстро замерзаешь... Ну ничего, растопим мы твою тьму. Как и сердце твое растоплю. Чтобы из раза в раз повторять наш вчерашний поцелуй. Больше всего на свете этого хочу.

Говорил это и смотрел на меня таким особенным пронизывающим взглядом, от которого у меня сердце ёкало.

У Салливана была какое-то удивительная особенность смотреть словно бы в самую душу и выглядеть при этом одновременно насмешливо и серьезно.

Да он что, издевается надо мной, что ли?!

Я резко выдернула ладонь из рук Салливана, и, не глядя на него, вскочила на ноги.

- Поехали дальше. Мы должны следовать намеченному графику.

И направилась к лошади, ощущая на себе пристальное внимание Салливана. Передёрнула плечами и гордо вздернула подбородок, всячески демонстрируя свою холодность и недоступность. Немного перестаралась и споткнулась о торчащую из-под снега корягу так, что чуть не полетела на землю. Была поймана Салливаном, который как-то мгновенно оказался рядом и подхватил меня под руки.

- Когда в следующий раз захочешь пообниматься, просто попроси меня об этом, а не придумывай падения, - шепнул мне на ухо этот невыносимый архан. - Иногда можно не искать повод для близости, а самому создать его.

Я тихо зарычала в бессильной злобе, запрыгнула в седло и с каким-то особым остервенением погнала лошадь галопом. Как будто бы это могло угомонить гулко бьющееся сердце и прояснить путанные мысли.

Несколько следующих дней прошли относительно спокойно. Ну как - спокойно... Мы постоянно переругивались с Салливаном, Гордон все время о чем-то спорил с Филом, но пока обходилось без скандалов. Ночевали мы в тавернах, пока еще встречающихся на пути, там же и потчевали.

И было все как-то даже слишком мирно и тихо, до тех пор, пока на исходе очередного дня мы не вышли к фагарскому мосту.

Точнее - немного не дошли до него, столкнувшись с неожиданной преградой. Остановились у края пропасти над бурной рекой, хмуро глядя на противоположный берег.

Фил, который шел позади всех, не видел, что творилось впереди, и был вынужден резко остановиться.

- Ну чего встали? - недоуменно спросил он. - Мы что, уже приехали?

- Ага. Приплыли, - мрачно сказал Гордон, глядя на разрушенный мост.

Он спешился, и вместе с Салливаном подошел к основанию деревянного моста, тросы которого были то ли развязаны, то ли разорваны. В любом случае, из-за ослабевшего троса не хватало первых десяти досок, без которых ступить на мост было невозможно.

- Ну и что будем делать? - удручённо спросил Фил. - В обход идти, что ли? Это ж сколько дней потеряем...

- Дык это... Мы же можем мост починить! - радостно предложил Салливан, закатывая рукава. - Мосты я строить не умею, но подтянуть тросы левитацией и закрепить их как следует вместе с досками вполне смогу. Я вообще способен сделать очень многое вот этими золотыми руками!..

- Растущими из задницы, - пробормотала я себе под нос, наблюдая за тем, как криво Салливан завязывает другой конец троса.

- Что ты сказала? - не расслышал Салливан.

- Задница у тебя классная, говорю, - вздохнула я. - И руки из нее растут прекрасные, но они нам сейчас, увы, не помогут.

Я спешилась и тоже подошла к основанию моста. Присела на корточки и вгляделась в пространство перед собой. Оно слегка мерцало, едва заметно, но все же достаточно для того, чтобы разглядеть вибрирующие тени.

- Что ты там сказала про мою?..

- Забудь. Тебе послышалось. Посмотри лучше сюда.

- А ты на что именно предлагаешь смотреть? - подозрительно сощурился Салливан. - Там просто сломанный мост.

- Он не сломанный.

- Но как же...

- Да морок просто, - сказала я. - Неужели не видишь?

Впрочем, и правда, не видел. Он же не фортемин и у него не было врожденной способности чуять любые наваждения и следы демонической магии. Вечно забываю об этом.


Я постучала костяшками пальцев по каменному основанию моста, пробормотала несколько заклинаний, и морок стал медленно рассеиваться, являя перед нами совершенно целёхонький мост.

- Его спрятали за наваждением? - нахмурился Гордон.

Он подошел ближе и сел на корточки рядом со мной. Ощупал руками доски, которые вот только что были невидимыми, и покачал головой.

- Но кто и зачем это сделал?

- За нами следят, - коротко сказала я. - Полагаю, что нас хотели сбить с пути и заставить идти в обход через ущелье, где устроили засаду.

- Думаешь? - с сомнением протянул Гордон.

- Во всяком случае мост тут, и он чист.

- Но если нам устроили засаду в ущелье, то нас могут увидеть оттуда и все равно напасть, разве нет?

- Значит, в наших же интересах идти как можно быстрее и тише, чтобы не привлекать к себе внимание, - хмыкнула я и сделала шаг вперед.

Мост висел очень высоко над бурной рекой. Там, далеко внизу бушевала вода, разбиваясь о валуны, поток был такой энергичный, что выжить в нем человеку было бы весьма сложно.

Но я высоты не боялась. Мост был надежный, магически закрепленный, и я уверенно шла вперед, ведя лошадь под уздцы. Следом за мной двинулись Фил, Гордон, и Салливан замыкал нашу вереницу.

- Хватит трястись, Фил, это всего лишь мост, - усмехнулась я, поглядывая на побледневшего друга.

- Агась. Всего лишь висячий над пропастью мост, ничего особенного. Каждый день по таким хожу... Слушай, а что, если... Что если демоны или кто бы там этом был... Что если они не хотели сбить нас с пути и направить в ущелье? Что если они особо старательно и не прятали мост? Специально, чтобы мы подумали о западне на другой дороге и все же пошли тут?

Я хотела рассмеяться и сказать что-нибудь в стиле "да брось, демоны не настолько умные и хитрые".

Но, к сожалению, в словах Фила мне пришлось убедиться в ту же минуту, потому что я увидела подлетающие черные вихри.

Глава 21. Цирк на выживание

Сражаться с демонами, стоя ровно посередине длинного моста, нависшего над пропастью, была так себе перспектива. Поэтому я крикнула "Бежим!" и рванула со всех ног вперед, чтобы успеть добраться до земли. Я бежала невероятно быстро, но демоны пресекли и этот манёвр.

Проклятье! Кажется, это действительно была засада. Совсем нетипичная для демонов.

Они не стали сразу нападать на нас, как поступают всегда. О, нет, они действовали наперед и ломанулись обрушать мост - теперь уже по-настоящему, без иллюзий. И успешно справились со своей задачей, увы.

Пока я формировала смертельный шар в руках, один трос моста лопнул под градом демонических проклятий, как перетянутая струна, и мост сильно наклонился. Я не успела ни пустить магию в ход, ни зацепиться за доски, а уже летела вверх тормашками в пропасть вместе с лошадью и орущим от страха Филом. Краем глаза заметила, что Гордона тоже сбили с ног. Но солдат не кричал, только матерился очень вычурно.

Ну просто блеск! Хуже не придумаешь!

Я метнула себе за спину сноп фиолетовых искр, замораживая подлетающих демонов, и попробовала развернуться в воздухе, чтобы оценить масштаб катастрофы и попытаться смягчить или хотя бы замедлить падение. Морозный воздух дул в лицо, глаза сильно слезились, сосредоточиться на нужных заклинаниях получалось с трудом.

Соберись, Агнесса! Сейчас от твоих действий зависит твоя жизнь и жизнь как минимум Фила с Гордоном.

За спиной раздался оглушительный нечеловеческий рев. Мелькнула гигантская тень, и я с размаху плюхнулась на нечто большое кожистое. Это было очень внезапно и довольно больно, аж в голове зазвенело. Когда мушки перед глазами исчезли, до меня дошло, что я лежу на спине огромного серебряного дракона. Я уже видела его несколько дней назад, когда мне на помощь прилетел Салливан. Ох, ну он и вовремя!

Дух захватывало от головокружительной скорости. А уши закладывало - от оглушительных воплей Гордона и Фила. Я не сразу поняла, где они, но, приподнявшись на локте и держась за огромный шип на спине дракона, сообразила, что Гордон обеими руками и ногами вцепился в шипастый хвост. Вцепился и орал как резаный, тараща глаза от ужаса. И оглядываясь на разрушенный мост, откуда в нашу сторону летела уже целая вереница низших демонов.

"Чего орут? Слабаки", - услышала я в голове голос, явно не свой.

Не поняла, кто это сказал, огляделась по сторонам, но больше никого не увидела. Села, глядя на демонов, летящих за нами. Надо было срочно от них избавляться, но одна я сейчас не справлюсь с такой оравой.

- Заморозь демонов! - крикнула я, надеясь, что Салливан меня услышит. - Моей магии сейчас не хватит на всех, их слишком много! Заморозь!

"Как?! - раздался возмущенный голос у меня в голове. - Пасть занята!"

Тут только до меня дошло, что это со мной ментально разговаривает дракон. Только голос был другой, звериный, рычащий, поэтому я не сразу поняла, что имею дело с Салливаном. Видимо, в звериной сущности у арханов и голос менялся, даже ментально, интересный факт.

Я перегнулась так, чтобы увидеть пасть дракона, и поняла, в чем дело: дракон держал в зубах заплечный мешок Фила, за который отчаянно цеплялся, собственно, сам Фил.

"Могу его скинуть как балласт", - ехидно предложил дракон.

- Я тебе скину! Я тебе потом все чешуйки повыдёргиваю!.. Приземлиться здесь где-то можешь?

"Опасно. Скалы, берега крутые. Мало места, могу вас травмировать при приземлении. Нужна поляна. Нужно лететь дальше или назад"

- Надо тогда Фила на спину тебе перекинуть! - крикнула я. - Нужно освободить тебе руки, чтобы дать отпор демонам. Ой, то есть не руки - пасть!

"Как?"

- Я сделаю, жди моей команды, - сказала я и обернулась к Гордону. - Хэй! У тебя веревка осталась?

- Да-а-а! - проорал Гордон.

- Отлично! Держись крепче, я к тебе иду, - и обратилась уже к Салливану: - Лети только прямо, не вздумай поворачивать!

"Ишь, раскомандовалась", - рыкнул дракон и недовольно вильнул хвостом.

Гордон, из последних сил держащийся за этот самый хвост, заорал еще громче и пронзительнее.

А я направилась к нему. Выпрямившись на чешуйчатой спине и балансируя на ветру между острых шипов, быстро добралась до основания хвоста и далее поползла уже осторожнее. Парочка демонов попыталась пустить в нас "ледяной поцелуй", но я отбилась защитными щитами.

- Где веревка? - спросила я у Гордона, пытаясь перекричать вой ветра.

- В левом кармане-е-е!..

Левых карманов у него было штук десять, не меньше. Но мне повезло, и искомая веревка нашлась уже в третьем. Я хотела помочь Гордону перевязать его веревкой для страховки и осторожно ползти ко мне и выше, на спину дракона. Но успела закрепить только себя и обвязала другой конец веревки вокруг шипастого хвоста. А потом с боку подлетели демоны.

Штук пять или сколько их там было? Не знаю, не успела посчитать, так как дракон резко вильнул от демонов вправо, и мы с Гордоном дружно заскользили вниз. И если я худо-бедно удержалась, то Гордон лишь царапнул ногтями по гладким чешуйкам и с визгом полетел навстречу бурной реке и острым камням.

- Твою ж дивизию, - ругнулась я и, не раздумывая, спрыгнула вслед за Гордоном.

Левитировать самостоятельно я сейчас не решалась. Хааск его знает, как моя магия сейчас себя поведет. Будет очень некстати впустую израсходовать магический резерв, и без того далеко не полный. Силы надо было сохранить на отражение атак демонов, поэтому приходилось рассчитывать только на свою ловкость.

Я повисла на привязанной веревке вверх тормашками и успела в прыжке поймать Гордона за руки. Он отчаянно вцепился в меня обеими руками, барахтая ногами.

- Не дергайся, иначе соскользнешь!

- Я и так соскозльну-у-у!.. - выл насмерть перепуганный Гордон.

Я снова ругнулась и перехватила его поудобнее.

Сейчас мы напоминали двух безумных воздушных акробатов в каком-то жутком цирке на выживание, болтающихся над пропастью на хвосте грозного дракона, увиливающего от демонов.

- Взмахни хвостом наверх! - крикнула я Салливану в надежде, что чуткий слух зверя позволит ему меня услышать.

Он и впрямь услышал и взмахнул хвостом с такой силой, что мы со свистом подлетели наверх и перекувыркнулись в воздухе. Над спиной дракона я отпустила орущего Гордона, чтобы тот приземлился точнехонько между крыльев. А сама по инерции полетела дальше и крикнула Салливану:

- Подкинь Фила как можно выше!

Дважды просить не пришлось. Дракон мотнул головой, швыряя  Фила над собой. Тот заорал благим матом, на секунду завис в воздухе, а потом отправился в свободное падение.

- За что-о-о?!.. - надрывался он, смешно размахивая руками и ногами.

Но как раз в этот момент я его и поймала, обхватив поперек туловища одной рукой, а второй отбиваясь от демонов снопом фиолетовых искр.

Под силой тяжести мы полетели вниз и сделали какой-то совершенно дикий кульбит, повиснув на раскачивающейся веревке. Фил орал и молился одновременно, а я просто молилась, чтобы он наконец заткнулся. Дракон взмахнул хвостом еще раз, и я швырнула вцепившегося в меня Фила к Гордону, а сама смогла остановиться, только врезавшись в шею дракона и обняв ее обеими руками.

- Давай! Сейчас! - крикнула я ему.

Но тот и сам уже разинул пасть и развернулся. Полетел пулей прямиком на демонов и протяжно дунул словно белым пламенем. Демоны на ходу леденели и рассыпались в воздухе миллионами снежинок. Их было так много, что пришлось зажмуриться и спрятать лицо за длинными шипами на шее дракона, так как снег летел в лицо и слепил глаза.

Но как бы много демонов не было, а они всё-таки закончились, так как против ледяного дыхания дракона им нечего было противопоставить.

В полете мы вернулись обратно к мосту и приземлились на другой стороне обрыва, куда изначально шли. Ну как - приземлились... Фил и Гордон попросту свалились с дракона, пока тот пытался умостить свою тушу на маленькой полянке, осторожно, чтобы никого не задавить. А я спрыгнула чуть ранее прямо в глубокий сугроб, провалившись в него по пояс, и теперь пыталась из него выбраться.

Фил ползал на четвереньках, трясущимися руками ощупывая землю, словно бы пытался убедиться, что она точно твердая.

- Больше никогда в жизни не буду кататься на каруселях, - пробормотал он, целуя землю, отплёвываясь от снега и снова целуя.

А Гордон лежал на снегу, тяжело дыша, распластав руки и тупо глядя в голубое небо.

- Что. Всё. Это. Было? - коротко выдохнул он, высказав всеобщее мнение.

Я не видела, как дракон снова обернулся Салливаном. Когда я наконец выбралась из сугроба и повернулась к спутникам, тот уже стоял на ногах, немного пошатываясь и держась за голову.

- Слишком резкие трансформации без подготовки, - пояснил Салливан, отвечая на мой немой вопрос. - Голова раскалывается, но это пройдет само. Ты как? Хааскова акробатка, не ожидал от тебя такой прыти. У тебя чувство страха вообще отсутствует напрочь, что ли?

Я неопределенно пожала плечами. От головокружительных кувырков я не особо устала, физическая подготовка у меня была отличная, и с наличием чувства страха действительно были проблемы. А вот от несложных, в сущности, заклинаний я выдохлась подчистую. Магический резерв снова был на нуле, и мне опять было чертовски холодно. На руках даже вновь проступил голубой узор африона, который появлялся теперь всегда, когда я очень сильно мерзла.

Салливан то ли почувствовал это, то ли просто сам догадался, что мне плохо. Шагнул и привлёк к себе, обнимая крепко-крепко. Я не стала брыкаться, так как сразу почувствовала целительную тёплую силу, которой он со мной делился. И благодарно выдохнула:

- Спасибо...

- И тебе спасибо, - подал голос бледный Гордон. - Если бы не ты, я бы уже разбился о скалы. Ты нереально крута!

Фил тоже попробовал сказать что-то в благодарность, но скорчился с позеленевшим лицом от тошнотных позывов.

- Агнессочка, милая, я потом тебя поблагодарю, лады? Что-то мне не понравились эти качели...

Я вяло улыбнулась и грустно произнесла:

- Лошадей жалко... Как нам теперь дальше идти? Не лететь же на тебе все время.

- Лететь на мне точно не будем, а то лакорцы подумают, что у нас снова война с драконами развязалась, - хмыкнул Салливан. - Да и не в форме я сейчас... Хааск с ними, с лошадьми, возьмем новых в ближайшей деревне, она тут не очень далеко, пешком дойдем. Ты мне объясни лучше, как ты разговаривала с Савьером?

- С кем? - не поняла я, но тут же сообразила, о чем речь. - А, в смысле с драконом?

- Да. Ты его слышала, ты с ним разговаривала, он тебе отвечал и даже слушал тебя. Это как вообще?

- Да обыкновенно, - пожала я плечами. - Ты, то есть он... Короче, дракоша говорил, а я слышала. Ушами. Представляешь? Можно подумать, это какое-то невероятное событие - услышать твоего внутреннего зверя и пойти с ним на диалог!

- Вообще-то, именно так и есть, - вмешался Гордон, предпринимающий попытки встать на ноги. - Я ни разу Савьера не слышал, ну в смысле, его очеловеченную речь. Да и никто не слышал. Его только Салливан слышит, а для посторонних он ревет зверем, и все тут. И слышать ты его не могла. Салли, ты, может, что-то путаешь?

Но Салливан отрицательно качнул головой.

- Она говорила с Савьером, просила его сделать ту или иную вещь, и он делал, как послушный домашний зверек. Представляешь? Вообще-то Савьер никого не слушает и в контакт не вступает, а тут такое...

- Видимо, я тоже стала шизофреничкой, - прыснула я.

- Видимо, ты просто не посторонняя, - вздохнул Салливан. - Наверное, так проявляется наша связь как истинной пары. Удивительное ощущение... И ты сама - удивительная.

Я криво улыбнулась. Как бы меня сейчас не коробило от очередного упоминания нас как истинной пары, а на душе стало тепло и приятно от слов Салливана и его восхищенного взгляда.

С трудом заставила себя отвернуться, чтобы не утонуть в этих шоколадных глазах. Отступила на шаг и сказала:

- Что ж... Нам надо идти. Демонов рядом я больше не чувствую, но лучше нам тут не засиживаться. Эй, Фил, идти можешь? Отлично. Тогда в путь!

Глава 22. О рубашках и недолекарях

Пришибленные и потерявшие лошадей, мы шли вперед, куда-то в сторону ближайшей деревни, где надеялись разжиться новым транспортом.

Шли молча, так как после пережитого стресса разговаривать не хотелось, каждый сам пытался переварить происходящее. И в таком состоянии мы даже усталости не замечали, так как на ходу было легче устаканивать мысли.

Я вообще не смотрела на своих спутников, а вот на себе то и дело ловила взгляды. Восхищенные - от Гордона, который явно сменил обо мне мнение. Потрясенные - от Фила, которому хоть и приходилось видеть меня в деле, но в такую переделку он со мной ни разу не попадал. Уважительные - от Салливана, который стал коситься на меня с неким опасением, не зная, чего от меня теперь можно ожидать.

Кажется, все трое думали, что я в любой момент сейчас возьму и запоздало грохнусь в обморок или начну биться в истерике. Но вместо этого я расправила плечи и упрямо шагала вперед.

- На фоне ее теперь чувствую себя не храбрым воином, а дохляком каким-то, - услышала я шепот Гордона, обращавшегося к Филу, с которым они теперь, кажется, спелись.

Улыбнулась криво. Эх, знали бы они, как Наставник натаскивает нас на тренировках, выжимая все соки, и в каких жутких локациях нам приходится сдавать экзамены... Однажды, например, дело было аж в жерле действующего вулкана. У фортеминов нет права быть слабыми. Либо ты сильный воин - либо ты мертвый воин. Малейшая осечка может поставить жизнь под угрозу, что сейчас и происходило со мной. Не полезла бы одна в лакорские горы, ничего бы этого и не было.

Мы шли уже очень долго, когда неподалёку из кустов послышался слабый стон.

Салливан с Гордоном тут же встали передо мной с клинками наперевес, а Фил спрятался за мной, героически размахивая кинжалом и делая вид, что защищает меня с тыла.

Ой, нашлись тут защитники!

Я громко фыркнула, растолкала всех мужчин в стороны и осторожно подкралась к  кустам.

Стон повторился. Я сделала еще пару шагов вперед и, наконец, увидела источник странных звуков. Это была орчанка, скорчившаяся  на земле в странной позе. Она лежала на меховой накидке прямо на снегу и держалась за живот.

- Вы ранены? - нахмурилась я.

Впрочем, подойдя ближе, я и сама поняла в чем проблема. Орчанка была не ранена а, как говорится, глубоко беременна. Настолько глубоко, что уже корчилась в муках от схваток.

- Что вы тут делаете в таком э-э-э... состоянии? - спросил подошедший Гордон.

Вид у него при этом был совершенно обескураженный. Впрочем, как и у всех нас.

Орчанка подняла на нас заплаканные глаза, всхлипнула и принялась рассказывать. Оказалось, что вместе со своим старшим сыном она отправилась на ярмарку в столицу, но на полпути почувствовала себя плохо и спешилась. Сына отправила обратно в деревню к родне, чтобы те вернулись с повозкой. До деревни примерно час ехать, мальчишка не так давно умчался.

- На кой ляд было ехать верхом с таким животом? - возмутилась я. - Ты чем думала, красотка, а?

Красоткой орчанку, конечно, назвать было сложно, по человеческим меркам. Кожа сероватая, как и у всех орков, глаза желтоватые. Зато вьющиеся черные волосы - не волосы, а настоящий шедевр природы. И почему у орчанок всегда такая шикарная шевелюра?

- Тебя как зовут вообще? - вздохнула я.

- Кайло, - шмыгнула носом орчанка и вновь схватилась за живот.

Я быстренько просканировала магическим взором ее состояние и поняла, что дело плохо.

- Не дождемся мы повозки... Придется помочь ей принять роды.

Все мужчины как по команде сделали шаг назад с вытаращенными от ужаса глазами.

- А может, мы просто пойдем дальше? - с надеждой предложил Фил. - Родня за ней приедет часа через два... или три...

- Ты предлагаешь бросить тут роженицу? Среди бескрайнего заснеженного поля, в мороз? Одну, наедине со своим страхом и ползущим на свет младенцем? Нет, я так не могу. Ей надо помочь.

- Ну вот раз ты не можешь, то тебе и роды принимать, - рассудил Гордон, на всякий случай сделав еще шаг назад.

- Почему именно мне?! Пусть Фил принимает роды! Он лекарь!

Я воинственно воззрилась на Фила, но призвать его к совести силой взгляда не вышло. Правильно, если призывать не к чему, то никакой взгляд не поможет.

- Не-не-не! - отчаянно замотал он головой. - Я лекарь, но не повитуха! Раны залечить, снадобье выдать - это ко мне. Но не это, уволь! Давай-ка ты лучше. Ты единственная женщина среди нас, тебе это ближе к телу, как говорится.

- Можно подумать, я каждый день роды принимаю!! Меня этому, знаешь ли, не учили!

- Вот и научишься, - радостно добавил Салливан. - Заодно и потренируешься перед тем, как выносить мне обещанного наследника, хм?

Я тихо зарычала от едва сдерживаемого гнева. Достал он с этим наследником, честное слово!

- Снимай рубашку, - рявкнула я ему.

- О, уже? - оживился Салливан. - Ты готова приступить к исполнению клятвы прямо сейчас? Но не прямо же тут, драгоценная моя! Может хотя бы найдем другие кусты? Погуще, потише и побезлюднее, хм?

Не удержалась и швырнула ему в лицо горсть снега.

- Тряпки для младенца нужны, - гаркнула я. - Так что снимай свою рубашку.

- Ты предлагаешь использовать мою шелковую рубашку, пошитую на заказ, для родов какой-то... простолюдинки? - ужаснулся Салливан и вцепился в одежду так, будто у него последнее отнимают.

- Именно это я и предлагаю. Точнее требую.

- Но это мерзко и низко!..

- Будешь ближе к народу и все такое. О тебе сложат легенды!..

- Но...

- Возражения не принимаются. Раздевайся. А ты чего ржешь? - рявкнула я на Фила. - Ты тоже раздевайся. И ты, Гордон. Мне понадобится вся ваша одежда.

- Надеюсь, нижнее белье жертвовать не придется? - проворчал Салливан, неохотно расстегивая камзол.

- Будешь много возмущаться - заставлю и его отдать в пользу новорожденного! Еще возражения есть? Снимайте свои рубашки и растопите снег в котле, мне понадобится теплая вода.

Больше со мной никто не пререкался.

Пока я возилась с орчанкой, устраивая ее поудобнее, мужчины разобрались с водой, и Салливан подал мне котел. Принимая его из рук, невольно залюбовалась стройным телом Родингера. Коренные лакорцы привычны к морозам, поэтому им не особо холодно было раздеваться прямо так, на улице. Салливан еще не успел накинуть обратно на себя камзол и щеголял обнаженным торсом, который так дико и одновременно маняще смотрелся на фоне бесконечных снегов на равнине.

От него, конечно, не ускользнул мой пристальный взгляд.

- Хорош, правда? - невинно осведомился он. - Может мне пролить на себя еще чашку горячего шоколада? Мне понравилось, как ты мне помогала от него избавиться. Жаль только, что не закончила.

- Иди ты, - беззлобно буркнула я.

Пафосно взмахнула волосами, собранными в высокий хвост, и вернулась к орчанке. Ощущала при этом на себе насмешливый взгляд Салливана, и от этого было неуютно.

Следующий час был чем-то вроде филиала ада. Орчанка то выла белухой, то плакала взахлёб, то хватала меня за руку и начинала бесконечно благодарить за то, что мы не прошли мимо и решили помочь ей в такой непростой и важный момент.

Мне приходилось то успокаивать, то выслушивать горестные причитания, то пытаться выдернуть свою руку из цепкой хватки, чтобы сохранить пальцы.

Салливан демонстративно находился в стороне, делая вид, что любуется бескрайними снежными просторами. Стоял, одетый в камзол на голое тело, скрестив руки за спиной. Можно подумать, впервые видел такой пейзаж. Впрочем, представляю, как ему, принцу, была поперек горла вся эта возня с чьими-то родами.

Гордон неуверенно топтался неподалеку, а Фил мужественно предложил помощь и сидел рядом в обнимку с котелком воды и пожертвованными рубашками.

Толку от него правда не было. Он молча таращился на орчанку с благоговейным ужасом. А когда через час у нее начались особо сильные схватки, и она начала вскрикивать от боли, покрикивать начал и сам Фил.

-А-а-а! - заверещала Кайло, хватаясь за живот и до хруста сжимая мою ладонь.

- А-а-а!.. - взвыл рядом Фил, до боли вцепившись в мое плечо.

- Ты-то чего орешь? - обернулась я к нему.

- Я того... переживаю очень, - шмыгнул он носом, стараясь не смотреть в сторонку орчанки.

- С тобой все понятно, свободен, - фыркнула я и крикнула: - Эй, Гордон! Заменишь эту кисейную барышню?

Фила в предобморочном состоянии увели подальше от орчанки, далее мою тяжкую долю разделял стойкий Гордон. Вот сразу видно солдата: губы поджал, зубы стиснул, брови нахмурил, но все же храбро пошел "на абордаж".

Спустя бесконечные полчаса криков, воплей и страданий я передала на руки Кайло орущего младенца. А сама устало отошла в сторону и улыбнулась до ушей, глядя на малыша, слепо тычущегося носом в орчанку. Та, кажется, даже лицом посветлела. Похорошела вмиг и больше не казалась такой уж отталкивающей. Она с любовью прижала к груди младенца, глядя на него с непередаваемой нежностью.

- Спасибо, - шепнула мне Кайло. - Никогда не забуду вашу доброту!

Я вымученно улыбнулась и отошла к дороге, вглядываясь вдаль. Судя по приближающейся точке на горизонте, к нам подъезжали родственники орчанки. Вот и отлично, как раз вовремя.

- Кто там родился? - спросил Салливан преувеличенно безразличным тоном.

- Мальчик.

- О, это большая радость в семье орков! У них сегодня будет масштабная гулянка.

- Надеюсь, и нам с нее что-нибудь перепадёт, - проворчал подошедший Гордон.

- Ты как вообще? - спросила я у него.

Тот неопределённо повел плечами.

- Мне надо напиться, - коротко ответил он.

- Организуем, - хохотнул Салливан и хлопнул его по плечу.

Приближающаяся точка на горизонте действительно оказалась повозкой, на которой примчались родственники Кайло. Они заохали, запричитали, запрыгали вокруг новоиспечённой матери и горячо благодарили нас за оказанную помощь.

- Спасибо-спасибо-спасибо! - тряс меня за руку немолодой орк, похоже, отец Кайло. - Вы просто обязаны отправиться с нами и присоединиться к нашему празднику! Не обижайте старика отказом!

Мы, в общем-то, и не собирались отказываться. Нам как раз нужен был кров, ночлег, а еще нужно было раздобыть новых лошадей и заскочить в лавку за новыми рубашками взамен тех, что ушли на пеленки новорожденному орчонку. Я не удержалась и хихикнула, увидев, каким страдальческим взглядом Салливан провожал Кайло, которая несла в руках младенца, закутанного в его шелковую рубашку.

В общем, мы не прочь были отдохнуть и повеселиться, поэтому с радостью и облегчением запрыгнули в повозку.

Ехали быстро, лошади резво скакали вперед, а братья Кайло распевали весёлые песни в честь дня рождения нового члена большой дружной семьи. Голоса у них были так себе, но все равно получалось душевно. Так что поездка прошла быстро, легко и незаметно. А когда мы приехали в деревню, на нас буквально налетел высокий молодой орк. Он размахивал своими огромными лапищами и восклицал:

- Кайлочка, дор-р-рогая моя! Я тут чуть с ума не сошел! Мы тут все чуть сума не сошли!..

Новоявленный отец семейства споткнулся и заткнулся на полуслове, завидев меня.

- Привет, Кайнар, - осклабилась я, узнав того орка, из которого Фил недавно вытаскивал наконечник стрелы, и которого я буквально выпихнула из лавки лекаря пинком под зад. - Давненько не виделись.

Он тоже меня узнал. И нервно сглотнул.

Глава 23. О повозках и досках

По моим ощущениям мы тряслись в этой дрянной повозке целую вечность. Она ходила ходуном на ухабах, в какой-то момент меня даже начало мутить. Еще эти орки распевали идиотские песни в честь рождения нового члена семьи. Пели они отвратно, лишь изредка попадая в ноты, и от этого пения хотелось провалиться под землю или хотя бы просто временно стать глухим. Моим спутникам, кажется, было весело, а вот мне - не очень.

По правде говоря, я впервые в жизни ехал так в обычной деревенской повозке как обычный деревенский житель. Всегда передвигался порталами, в крайнем случае - верхом на лошади или в императорской карете. Поэтому мне был в новинку подобный способ передвижения, и не могу сказать, что он мне понравился.

Рядом с орками я тоже чувствовал себя неуютно. Никто из них ведь не знал, что я принц, и общались со мной, как с неким графом или бароном, на что намекала моя одежда и мои манеры. Но не более. Никакого тебе привычного почтения и трепетного страха в глазах. Вот это мне даже нравилось. Но все равно было дико непривычно. Чувствовал себя сильно не в своей тарелке, не знал, как себя вести, поэтому всё больше помалкивал.

Я заметил, какими напряженными взглядами обменялись Агнесса и орк по имени Кайнар. Последний почему-то выглядел крайне испуганным и смущенным, но быстро взял в себя в руки и переключился на свою жену с ребенком.

- Они знакомы? - тихонько спросил я у Фила.

- В каком-то смысле, - вздохнул он и поведал мне душераздирающую историю с вышвыриванием орка на улицу.

Я с трудом сдержался от смеха и постарался сохранить серьезное выражение лица. С восхищением глянул на Агнессу. Ай да девчонка!

"Моя девчонка!" - тут же подал голос Савьер, который после последней вспышки гнева не давал о себе знать.

"Наша"

"Моя!!"

"Наша!! И никуда она от нас не денется, угомонись".

Агнесса поймала мой взгляд и смущенно улыбнулась. Такая красивая у нее была улыбка и ямочки на щеках. Постоянно ловил себя на желании прикасаться к ней, быть ближе, чувствовать ее тепло. Мне приходилось все время себя одергивать, чтобы не лезть к Агнессе с объятиями.

Как-то очень остро я на нее реагировал, необыкновенно остро. Жажда прикосновений была какой-то невероятной, и вообще - жажда близости. Понимал, что это мне масла в огонь подливает наша истинная связка, требующая подтверждения. И медленно сходил с ума от невозможности кинуться к Агнессе прямо сейчас, остаться с ней наедине, прижать к себе крепко-крепко. Ловить сладкие поцелуи, учить любви.

Любви...

"Так, это просто влияние неподтверждённой связки, не более, - говорил я себе, стараясь дышать ровно. - Просто влияние магии на твою голову, дружок"

"Иаринэ! Истинная!" - подал возмущённый голос Савьер.

"Истинная, но нужна мне лишь для дела. Удобная пассия, всяко лучше принцессы Мелиссы. Агнесса ведь не хочет быть со мной и никогда не захочет... Ведь таким вольным птицам не живётся в клетке. А я хочу лишь почувствовать над ней власть, не более... Ведь так?"

"Дурак", - буркнул Савьер и обиженно умолк.

Я тоже умолк. С гадким, липким ощущением того, что Савьер абсолютно прав, и я не то что дурак, а тотальный кретин. Который совершенно запутался в своих целях и желаниях...

В доме орков я тоже был впервые в жизни. Просторная изба с высокими потолками, светлая, уютная, мне скорее понравилась. Обстановка в доме была простой, но душевной, мебель в комнатах была сделана по большей части из древесины красных елей, которые в основном росли в этих краях.

Дом был полон родственников новоиспеченных родителей. Семьи у орков большие, так что тут собрались двоюродные и троюродные братья и сестры, дяди и тети, и в какой-то момент я перестал запоминать кто кому приходится и как кого зовут. Все равно завтра мы отчалим отсюда и забудем хозяев.

Нас усадили за длиннющий стол, который, видимо, начали накрывать сразу же, как узнали о том, что Кайло родила. Чего тут только не было! Аромат стоял такой, что аж голову кружил. Я уселся рядом с Гордоном где-то в середине стола. На нас не обращали особого внимания, и меня это вполне устраивало. Заботливые родственники Кайло постоянно подкладывали нам новую порцию еды, но со мной в диалог вступать не стремились. Полагаю, у меня на лице было написано, что я больше хочу слушать, нежели болтать. Да и вид у меня всё-таки был весьма представительный. Вопросов о моем происхождении тут никто не задавал, но орки явно чувствовали, что перед ними не какой-нибудь купец сидит. Вот и хорошо. Для меня и так было слишком много новых эмоций, едва успевал их переваривать, на разговоры не оставалось сил.

Родственники новоявленной молодой матери оказались шумными и весёлыми. Тараторили без умолку, распевали песни, произносили тосты, чокались и желали здоровья новорожденному. Правда все это веселье не очень-то было нужно самой Кайло, но кто ее спрашивал, бедняжку? Ее усадили за стол и кормили как на убой, а с младенцем ходили туда-сюда бабушки и дедушки, число которых явно стремилось к бесконечности.

Фил устроился напротив и, судя по его довольной физиономии, уже завел полезные знакомства и о чем-то тихо договаривался с одним орком. Вот уж кто умел воспользоваться любой ситуацией с пользой для себя.

А вот Агнессу с почестями разместили во главе стола, и она сейчас хохотала над байками брата Кайло, уплетая ужин за обе щеки и запивая все это дело элем.

Смотреть на то, как она хохочет над шутками какого-то орка, было жутко неприятно. Меня аж подкидывало внутренне всякий раз, как со стороны Агнессы раздавался очередной взрыв хохота. Она явно упивалась оказанными почестями, бесконечными благодарностями, комплиментами и знаками внимания от юных орков. Понятно было, что ей эти юнцы до одного места, и она просто забавлялась ситуацией и наслаждалась пиром, но все равно... Все равно...

"Все равно - что?" - спросил я сам себя и стиснул зубы, не желая себе же отвечать.

"Ревнуешь", - гаденько хихикнул Савьер на границе сознания.

"К кому? К этим серокожим дылдам?!"

"Р-р-ревнуешь. Сильно", - еще гаже хихикнул Савьер, и я скрипнул зубами.

Опустил пустой бокал на стол несколько громче, чем следовало. Гордон заметил мое напряжение и сказал негромко:

- Тебе бы отвлечься, развлечься...

- Не то настроение, - буркнул я. - Знаешь, я, наверное, отправлюсь спать. Устал зверски, Савьер лютует.

"Врешь! - возмутился мой внутренний зверь. - Ревнуешь и врешь!"

Я снова скрипнул зубами и тряхнул головой, прогоняя дракона прочь из сознания.

- Пойду я, в общем. Мне нужно отдохнуть в одиночестве. Не могу тут больше находиться. Все эти пирушки... не мое это, в общем. А ты сам отдыхай как следует и поглядывай одним глазом за Агнессой, хорошо?

Хозяйка любезно проводила меня в покои на третьем этаже избы, в чердачном помещении. Не бог весть что, конечно, после императорских покоев, но мне к такому было не привыкать. Мы с Гордоном и небольшим отрядом иногда устраивали вылазки в дальние концы Лакора, много раз ночевали в подобных условиях, и не в таких лачугах приходилось спать.

Я пытался заснуть, но ничего не получалось. Нет, мне не мешал шум гулянки с первого этажа, но внутреннее беспокойство не давало отключить мозг.

- Развлечься и отвлечься, - бормотал я, переворачиваясь с бока на бок. - Это мне сегодня, видимо, не грозит...

После часа бесполезных попыток заснуть я плюнул на это дело. Нашел на книжкой полке какую-то книжку и устроился с ней на диване, коротая вечер.

Я собирался просидеть так до поздней ночи, но в мои планы вмешалось неожиданное "развлечение".

Где-то через час после полуночи в мою дверь громко постучали, а потом, не спрашивая, открыли ее пинком. Она с грохотом распахнулась и ударилась об стену, но вошедшего человека это явно не смутило. Я с любопытством уставился на нежданного гостя. Точнее, гостью.

Мое "развлечение" стояло на пороге, обеими руками держась за стену, но все равно потихоньку уверенно сползая на пол.

- Можно я уйду... пойду... пройду? Хочу немного принять... понять... обнять... Поболтать?

Это ко мне заявилась Агнесса. Пьяная. Как говорят в таких случаях - в доску.

- Ох ты ж, - задумчиво протянул я, наблюдая за попытками Агнессы принять вертикальное положение и сотворить осмысленное выражение лица. - Ну и несет же от тебя... хм... ароматами...

- Это не перегар, а дух авантюризма, - важно сказала Агнесса и с размаху плюхнулась в кресло.

Точнее - попыталась плюхнуться в кресло, но промазала и упала на пушистый ковер. Но не расстроилась и не стала предпринимать попыток водрузить себя в предмет мебели, а сделала вид, будто так и планировала изначально аккуратно улечься на ковер и задрать ноги на чайный столик.

Я с интересом и не без доли восхищения наблюдал за открывшейся мне картиной. Отложил в сторону книжку с мемуарами Генрика Завоевателя, они на порядок проигрывали тому, что сейчас творилось наяву.

- Если ты хотела произвести на меня незабываемое впечатление, то тебе удалось.

- Да! Хотела, - громко сказала Агнесса, зыркнув на меня исподлобья. - Или нет?.. Нет! Не хотела. Хотела спать! Но почему-то пришла сюда... К тебе. Почему? - грозно спросила она, уставившись на меня своими огромными голубыми глазами.

- Ты меня спрашиваешь, драгоценная моя?

- Тебя! Это ты виноват!

- И в чем же я виноват, позволь уточнить?

- Ты красивый, - буркнула Агнесса и, подумав, добавила: - И тебя хочется целовать. Но нельзя.

Я не удержался и прыснул от смеха.

- А почему нельзя-то? Я, если что, не против.

- Если тебя целовать, то можно влюбиться, - заявила Агнесса, скрестив руки на груди и гневно уставившись в потолок, будто он был в чем-то виноват. - А это мне делать нельзя!

- Почему? И что же в этом плохого? - деловито спросил я.

Уж в очень интересном настроении сейчас была Агнесса. Любопытно, что она в таком состоянии выболтает.

Она надолго задумалась. Судя по нахмуренным бровям, в ее голове сейчас происходил крайне сложный мыслительный процесс.

- Не знаю, - наконец, ответила она. - Ты ловелас. Я для тебя лишь разменная монета в политической партии и очередное развлечение.  Таких, как ты, любить нельзя. В таких легко влюбиться, а потом больно. Я может большой чистой любви хочу, а? А ты? А ты мне такое не дашь. Ни черта ты мне не дашь. И никому не дашь. Так что надо бы послать тебя к дилмонам в задницу, а не хочется. Совсем не хочется. И это совсем беда. Ты такого внимания не заслуживаешь! Ладно бы ты чувствовать умел...

Я был порядком огорошен такими словами. Честно говоря, они болезненно кольнули в самое сердце.

- Ты так говоришь, будто я не способен любить в принципе.

- Конечно, не способен! - громко фыркнула Агнесса. - Ты можешь только выбрать наиболее выгодную партию и хитростью связать клятвой. На большее ты не способен. А это чухня, а не любовь, знаешь ли.

- Любым чувствам требуется время, чтобы раскрыться, - осторожно сказал я. - Может быть, и мне нужно время, хммм?

- Чухня, - уверенно сказала Агнесса. - Ты вообще - одна сплошная чешуйчатая чухня. А у меня времени нет. Ни на чувства. Ни на что. Нету времени. Совсем.

Она шмыгнула носом, а ее глаза неожиданно заблестели от подступающих слез.

- Ты вообще с какой целью ко мне пришла? Не к Филу, не к Гордону, а ко мне. Считаешь, что я лучше смогу настроение тебе поднять?

- Пусть валяется, - царственно махнула рукой Агнесса и еще раз предательски шмыгнула носом.

Я вздохнул, дернул с дивана подушки и уселся на них рядом с Агнессой, не зная, как себя сейчас лучше вести. Очень хотелось обнять ее и пожалеть, что ли... Как она к этому отнесется?

- Эта дрянь убивает меня, - произнесла Агнесса, всхлипывая чаще. - Этот хаасков африон, он меня убивает, и ты это знаешь. Мне больно уже почти все время, даже когда просто в тепле сижу спокойно, а не только на морозе скачу по сугробам. А мне страшно. А я жить хочу... Очень сильно хочу. У меня дома брат остался. Родители... Знаешь, как я их всех люблю? У-у-у как! А если еще и тебя полюблю? Совсем плохо бу-у-удет, - завыла Агнесса.

И всё-таки разревелась. Громко так, по-детски открыто. Это она молодец. По моим наблюдениям, когда человек вот так вот начинает реветь, ему скоро становится намного легче. Так что пусть себе плачет. Ей сейчас можно и даже нужно.

Я привлек к себе Агнессу, обнял ее крепко-крепко. Позволил уткнуться себе в плечо и рыдать там взахлёб, заливая горькими слезами камзол. Гладил по шелковистым волосам, целовал в макушку, шептал какие-то успокаивающие приятности.

Такая она сейчас беззащитная была, эта Агнесса. Уставшая от гнёта обязательств, замученная постоянной немощью и болью. Отчаянно желающая жить.

Мы долго сидели так в обнимку, пока Агнесса не уснула прямо в моих объятьях, уткнувшись носом в шею. Она так сладко засопела и крепче обняла меня во сне, что я невольно расплылся в широкой улыбке. Не смог заставить себя отойти от нее, поэтому просто сдернул одеяло с кровати и укрыл им нас обоих.

Агнесса устроилась поудобнее на моем плече, щекотала горячим дыханием, которое постепенно выравнивалось, успокаивалось. Спала она крепким беспробудным сном.

А я все смотрел на нее, гладил по волосам и пытался понять... А я-то сам что к Агнессе чувствую? Только желание поиграться? Добиться желаемого и забыть? Или... нечто большее?

"Думай, - вновь всплыл в сознании Савьер. - Быстро думай. Мало времени".

"Знаю, что мало, - мысленно вздыхал я. - Но оно у нас пока есть..."

Глава 24. О притяжении и напряжении

Проснувшись поутру, обнаружил, что Агнессы рядом больше не было. Усмехнулся, представив себе ее выражение лица, когда она обнаружила себя спящей в моих объятьях. Наверняка была в ужасе и вылетела из спальни, как ужаленная.

Я широко зевнул и неспешно привел себя в порядок. Время было не раннее, но в доме было тихо после вчерашней масштабной гулянки. На первом этаже я обнаружил остатки угощений на столе и остатки одинокого Фила, сидящего в обнимку с целым тазиком салата.

- Доброе утро, - кивнул я ему и уселся напротив, придвинув к себе тарелку с какими-то булочками. - Агнессу не видел?

- Видел, - буркнул Фил, почему-то очень недовольно глядя на меня. - Она ушла в ближайшую лавку за одеждой для нас.

Он помолчал какое-то время, наблюдая за мной. Потом спросил отрывисто и как-то зло:

- Что, поигрался и бросил?

- Чего? - не понял я.

- Добился, говорю, своего? - скривился Фил. - Поигрался с Агнессой, и всё? Я вчера ушел спать раньше ее, с ней Гордон остался. А я утром хотел зайти проверить, как она там, но в отведенной ей комнате Агнессы не было. Тогда я направился к тебе и увидел, как Агнесса фурией вылетела из твоей спальни, злая и взъерошенная. Подозрительно растрёпанная. И с такими красными глазами, как будто всю ночь плакала. Ну чего ты ухмыляешься? У тебя совесть вообще есть, а?

- Фил, - устало вздохнул я. - Между нами ничего не было. Ну что я, похож на маньяка, который будет домогаться до пьяной девушки?

- Пьяной? - Фил ушам своим не поверил. - Агнесса - и пьяная? Ты о ней ли говоришь? Агнесса вообще не пьет! Ну так, бокальчик может пропустить, не более... Но пьяной?..

- Все когда-нибудь случается впервые, - пожал я плечами, намазывая булочку джемом. - Видимо, ей вчера нужна была разрядка. Нет, не та, о которой ты подумал, - усмехнулся я, глядя на исказившееся лицо Фила. - Прорыдаться ей нужно было как следует. Так что я вчера подрабатывал жилеткой. В качестве платы за хорошо выполненную работу получил обнимашки и заснувшее чудо прямо на полу.

Фил заметно успокоился и спросил уже другим тоном:

- Слушай, а чего она плакала-то?

Я в двух словах рассказал ему о вчерашнем вторжении Агнессы на мою территорию.

- Нервы у нее сдают, - закончил я. - Африон с каждым днем тянет из нее все больше силы, она это чувствует, понимает. Боится. Понятно, что боится, любой бы на ее месте в панику впал, а она еще при этом ясно действовать умудряется и демонов с орками по углам раскидывать.

Фил понимающе усмехнулся и покачал головой.

- Что ты к ней чувствуешь, Салли? - спросил он меня в лоб.

Я неопределенно пожал плечами. Не хотел распространяться о буре эмоций в душе.

- Что бы я ни чувствовал, а у меня пока нет даже возможности нормально пообщаться с Агнессой один на один. Ночные слезные обнимашки не в счет. А после них, полагаю, со мной и вовсе откажутся общаться.

Вот как в воду глядел.

Я заканчивал завтрак, когда в дом вошла Агнесса. На лице не осталось ни следа от ночных слез, волосы снова собраны в высокий хвост.

- Вот вам новые рубашки, - сказала она и кинула на стол сверток с одеждой. - На всякий случай я взяла запасные, мало ли что еще в дороге случится.

Она демонстративно разговаривала с Филом и на меня  даже не посмотрела. Голос ее был холоден, как сталь, губы плотно сжаты. Ну прям мисс серьезность, куда деваться.

- Хозяйка сказала, что даст нам лошадей, любых, на выбор. Они конюшню содержат на окраине деревни, надо сходить туда. Идем со мной, поможешь пригнать лошадей.

- А я... Я не могу! - невинно захлопал глазками Фил. - У меня... голова болит. Да! Сильно. Пойду сейчас как раз настойку себе намешаю...

- Ты же вроде нормальный утром был, - нахмурилась Агнесса.

- Ну так то когда было!

- Всего час назад.

- Именно! Целый час! - вздохнул Фил и мученически схватился за голову. - Вы идите вместе с Салли, он тебе поможет. А я как раз очухаюсь к моменту вашего прихода и Гордона растолкаю.

Я изумленно вскинул брови. Вообще-то Фил меньше всего походил на человека, у которого болит голова. Я хотел было злостно пошутить на эту тему, уже и рот открыл, но тут же закрыл, сообразив, что к чему. Он же специально так делает. Но зачем? Чтобы дать мне возможность поговорить с Агнессой, что ли?

Агнесса тем временем поджала губы еще сильнее, выпрямилась, как струнка, задрала подбородок выше.

- Я сама справлюсь. Будьте готовы выдвигаться через час.

- Я иду с тобой, - сказал твердо, вставая из-за стола.

Агнесса не стала ни отвечать, ни дожидаться меня, ни даже смотреть на меня. Молча развернулась на пятках и стремительным шагом вышла на улицу. Так что пришлось спешно догонять ее.

Какое-то время мы шли молча. Меня по-прежнему игнорировали, делая вид, что меня тут вообще нет и быть не может. Честно говоря, это откровенно смешило. Решил не ходить вокруг да около, а поговорить об этом прямо.

- Ну и чего ты от меня нос воротишь? На что злишься? Можно подумать, это я к тебе ночью в спальню ввалился с задушевными разговорами.

- Я злюсь не на тебя, - процедила Агнесса. - А на себя.

- Ага-а-а, - задумчиво протянул я. - Злишься на себя, но не разговариваешь со мной. Я понял. Все логично. Это и есть женская логика, да?

Агнесса явственно скрипнула зубами.

- Я не должна была приходить к тебе, это недопустимая оплошность. Прошу прощения за свое идиотское поведение и за ту чушь, что я несла.

- Побольше бы ты такой чуши несла. Настоящей и искренней тебя в этом "идиотском поведении" было больше, чем во всех твоих разумных речах.

- Что ж, значит, у тебя весьма плохой вкус, - сухо сказала Агнесса.

Она прибавила шагу, завидев конюшню, но я не собирался молчать.

- Слушай, я понимаю, как тебе сейчас непросто...

- Это вряд ли.

- Да ладно тебе. Могу себе представить, как тебя бесит собственное бессилие. Ты же привыкла ощущать вседозволенность, не так ли? Если верить слухам о фортеминах, вы там все помешаны на своей силе.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍- Не верь слухам, я хуже.

- Тем более, - фыркнул я. - Но у каждого мага бывают моменты падения силы. Мы справимся с твоей проблемой, обещаю. А пока что рассматривай всю эту ситуацию как уникальный опыт.

- Это жопыт, - отрезала Агнесса. - А у меня  в последнее время не жизнь, а сплошное получение "полезного опыта". И об этом всём говорить с тобой я не хочу.

- А меня хочешь? - ехидно спросил я.

- Чего?!

Агнесса даже остановилась и посмотрела на меня вытаращенными глазами. Ну наконец-то! Я все ждал, когда же она снова на меня посмотрит, и гадал, что может заставить ее сэмоционировать?

- Воу, какой пламенный взгляд у нашей строгой леди! - довольно протянул я. - Осторожно, ты так жарко на меня смотришь, что рискуешь прожечь дырку.

Я нарочно подзуживал. Хотел вытряхнуть Агнессу из ее собственноручно сплетенного кокона.

Но она держалась молодцом. Презрительно спросила:

- Я похожа на зоофила?

- Чего?! - теперь настала моя очередь таращить глаза.

- Ты дракон. Ящерица гигантская, - насмешливо произнесла Агнесса. - Я с животными не вожусь, извини. Меня родители иначе воспитали.

- Ну вот, - я театрально шмыгнул носом. - У тебя, значит, воспитание никудышное, а мне - страдать? А кто со мной теперь возиться будет?

Губы Агнессы дрогнули в улыбке. Как она ни пыталась это скрыть, а взгляд ее значительно потеплел.

Я почувствовал смену настроения и тепло улыбнулся Агнессе в ответ. И в этот момент как-то отчетливо понял для себя... Нет, она интересует меня куда больше, чем просто очередная пассия развлечения ради. Меня никогда не волновало, что чувствуют девушки рядом со мной. Мне всегда было плевать на чужие эмоции, а сейчас я готов был продать целый мир ради улыбки Агнессы. Ради очаровательных ямочек на щеках, ради этого тепла в глазах. Хочу, чтобы она смотрела на меня с любовью и раскрывала душу. Только рядом со мной.

Агнесса, наверное, тоже думала о своем отношении ко мне. Потому что на входе в конюшню смерила меня таким особенным оценивающим взглядом, что я не удержался от вопроса:

- Чего ты так смотришь? Прикидываешь, как исправить твоё постыдное воспитание? Правильно, никогда не поздно взяться за ум.

Агнесса усмехнулась и медленно покачала головой.

- Да вот думаю... Расстрелять тебя или позволить себе в тебя влюбиться? Мне оба варианта одинаково по душе, никак не могу определиться.

Сердце ёкнуло, на миг сбилось с ритма. Внутри меня взорвался целый фейерверк эмоций, но внешне я остался спокоен и нарочито безразличным тоном сказал:

- Мое красивое лицо будет плохо сочетаться с дырами от пуль. Так что я настоятельно рекомендую выбрать второй вариант. К тому же, нашему будущему наследнику лучше появляться на свет в атмосфере, э-э-э, любви и счастья. Не так ли?

Тут Агнесса не выдержала и расхохоталась. Нервно, но от души.  Вот и славненько, смех, как говорится, лечит.

Зато и дурацкая неловкость между нами вмиг куда-то улетучилась.

- Тебе не надоело постоянно грызть шоколад? - спросила Агнесса, наблюдая за тем, как я по дороге съел половину плитки горького шоколада. - Постоянно вижу тебя жующим его. У тебя там кровь еще не стала шоколадной, а? А я еще себя считала сладкоежкой...

Я пожал плечами.

- Шоколад полезен многим арханам. Он бодрит, мгновенно восстанавливает магический резерв, да и просто внутренний зверь становится более покладистым. Не знаю насчет крови, но поцелуй у меня сейчас точно будет шоколадный. Хочешь проверить?

- Ой, отвали!..

- Никак не могу взять толк, что с тобой не так? - картинно вздохнул я, шагая вместе с Агнессой по длинной конюшне. - Я тебе тут нежности предлагаю, а ты еще недовольная, пф-ф-ф. Как вообще можно желать расстрелять прекрасного меня? Вроде ледяной рыцарь-дракон у нас я, но леди с холодным сердцем - это точно ты. И ты порой невыносима!

- Если я тебя напрягаю или раздражаю, то ты всегда можешь забиться в углу и поплакать, - огрызнулась она, остановившись напротив черного коня и окидывая его оценивающим взглядом.

- О да. Ты чрезвычайно меня напрягаешь, - двусмысленно усмехнулся я и горячей ладонью медленно провел ладонью от талии верх по спине Агнессы.

Она вздрогнула всем телом и застыла на месте, глядя на меня широко распахнутыми глазами.

- Что ты делаешь?

- А что я делаю? - негромко спросил я, ведя рукой выше, касаясь шеи под волосами Агнессы.

- Трогаешь. Касаешься так, как касаться не должен. Перестань это делать. Немедленно.

- Не перестану. Тебе это нравится.

- Нет! - мотнула головой Агнесса, отчаянно зажмурившись. - Совсем не нравится!

"Врет!" - возмущенно фыркнул Савьер, всплыв из глубин сознания.

- Это я-то вру?! - возмутилась Агнесса, очевидно, услышав голос Савьера. - Да я... Да мне вообще противны твои прикосновения!

"Бесстыдно врет", - снова фыркнул Савьер.

"Знаю", - подумал я, а вслух сказал:

- Настолько не нравится, что ты вся дрожишь?

- Это от возмущения и гнева!

- Нет. Это от трепета и желания, - уверенно сказал я, поглаживая нежную кожу шеи и не сводя глаз с Агнессы. - Ты жаждешь моих прикосновений, но боишься в этом признаться даже самой себе. Только вчера тебя немного прорвало, когда перестала сдерживаться.

- Я была... не совсем в себе!

- Оу, нет. Ты как раз-таки раскрыла себя.

- Да что же ты со мной делаешь?! - взвилась Агнесса, отступая на шаг, но упираясь в стену. - Не трогай меня! Ты путаешь мне мысли и отвлекаешь от собственных проблем! Это неправильно, не должно так быть! Я солдат! А солдаты не сдаются!

- Кому не сдаются? - жарко шепнул я, подступая вплотную.

- Никому!! Ни... ко... М-м-м...

Вопль Агнессы потонул в сладком поцелуе. Я прижал ее к себе одним сильным движением и впился в губы, настойчиво, яростно. Решительно сминая все сопротивление Агнессы. Стремясь показать всю ту гамму чувств, что сейчас испытывал. Все то желание, которое разъедало меня изнутри и заставляло вновь и вновь касаться, стискивать в объятьях, углублять поцелуй и срывать с губ тихие стоны.

По телу словно жидкий огонь разлился, когда Агнесса неуверенно обняла меня за шею и зарылась пальцами в волосы. Сначала невесомо, словно бы сама не до конца понимала, хочет ли этого. А потом ощутимо проводя кончиками пальцев по шее и ниже, к спине, вызывая у меня тем самым легкий озноб.

Она наконец-то отпустила себя и позволила себе быть в моменте "здесь и сейчас". Раствориться в эмоциях, довериться, раскрыться. Чувствовать, принимать и отдавать. Надо было взять себе на заметку почаще затыкать ее поцелуем - действенный способ, оказывается.

Я и сам тонул, захлёбывался эмоциями. Все крепче и крепче прижимал Агнессу к себе, напряженный, взвинченный до предела.

Слишком близко. Слишком жарко. Слишком головокружительно.

Прервал поцелуй, лишь когда понял, что еще немного - и я переступлю допустимую грань. Нельзя. Не сейчас. И не здесь.

Провел носом по щеке Агнессы, как хищник, обнюхивающий жертву. Шепнул на ухо:

- Имей в виду, я сейчас останавливаюсь только лишь потому, что не хочу продолжать тут, в столь не романтичном месте. Но если бы мы с тобой были наедине в более подобающей обстановке, то я бы...

Я долго и со вкусом нашептывал Агнессе, что именно сделал бы с ней при других обстоятельствах, и чувствовал, что она даже дыхание задержала, внимая моим откровенным словам. Прикрыла глаза и дышала прерывисто, как после длительного бега. Но оттолкнуть, убежать от меня более не порывалась. Поэтому я продолжал гладить, обнимать, прижимать к себе, и отсутствие сопротивления здорово дурманило разум.

"Попалась. И ты попался, - раздался ехидный голосок Савьера в моей голове. - С потрохами!"

"Попался, - не стал упираться я. - Полностью. С головой".

Глава 25. О шоколадном послевкусии

- Ты моя. Только моя, слышишь? Ты самый сладкий плод, который я когда-либо вкушал. И я хочу испить тебя всю, без остатка.

Я крепко зажмурилась и, кажется, даже перестала дышать на какое-то время. Ой всё! Прощай, мозг!

От поцелуев Салливана горели губы, от его слов звенело в ушах. Картинки, нарисованные его речами, так и стояли перед глазами, и я удивлялась, как я вся, с головы до ног еще не покраснела. К тому явно шло.

Его глубокий голос заставлял вибрировать от желания, его объятья начисто лишали воли.

Я тряхнула головой, прогоняя непристойные мысли прочь. Облизнула губы, все еще ощущая во рту горько-сладкий привкус шоколада. Проклятье, кажется, я больше никогда не смогу есть шоколад, не вспоминая о Салливане...

Руки не слушались. Пыталась отвязать лошадей, но возилась так долго, будто никогда в жизни не выводила лошадей из стойла. Наверное, ужасно глупо выглядела со стороны, но никак не могла совладать с руками.

- Давай я сам, - сказал Салливан.

Он мягко отстранил меня в сторону, слегка сжав мою ладонь. Мазнул поцелуем по кончикам пальцев, и я снова словно одеревенела. На миг прикрыла глаза, пытаясь отключиться от внешнего мира и привести мысли в порядок. Тупо стояла и наблюдала за тем, как Салливан отвязывает лошадей и выводит их на заснеженную улицу. Как-то у него очень быстро и ловко все это получалось, лошади охотно следовали за ним сами, даже подгонять не приходилось.

- Ты все делаешь так стремительно? - не удержалась я от вопроса.

- Нет, что ты. Любовью я предпочитаю заниматься медленно и со вкусом, - небрежно сказал Салливан и подмигнул мне с коварной улыбкой на устах.

Я снова внутренне вспыхнула и затаила дыхание, когда Салливан прошел мимо и, словно не удержавшись, ощутимо провел ногтями по моей спине. Быстро, секундным касанием, но меня как током ударило.

Судорожно вздохнула, пытаясь выровнять дыхание и хмуро глядя на Салливана, запрыгивающего в седло пегого коня.

Да что со мной такое? Даже на такую простую ласку реагировала чересчур остро, потому что рядом с Родингером не могла иначе. Это какое-то беспощадное помутнение рассудка, с которым я не знала, как бороться.

Никогда раньше не влюблялась в мужчин и теперь понятия не имела, что делать с такой собой, и как вообще себя вести. Нет, у меня, конечно, были мимолетные влюблённости, но еще ни разу меня так не трясло от одних только лёгких прикосновений. Не говоря уже обо всем остальном.

Как взаимодействовать дальше с Салливаном я не понимала и предпочитала об этом пока не думать.

Спокойствие, Агнесса! Вдох-выдох. Нет, не судорожный, обычный такой выдох! Ну же! Вот, так-то лучше. Сначала - разбираемся с изгнанием африона. Потом - думаем, что делать с Салливаном. Расставляй приоритеты, солдат!

Вот только непонятно, как о нем можно было не думать, когда он был всегда, везде, всюду.

Я запрыгнула в седло и специально поскакала впереди, чтобы создать для себя видимость того, что я еду одна, вся такая гордая и независимая. Но ощущала на себе такое пристальное внимание Салливана, что обернулась. И нервно сглотнула.

Есть вещи, которые должны оставаться невидимыми. Например, этот его взгляд. Салливан смотрел на меня с таким откровенным вожделением, что под этим взглядом я почувствовала себя без одежды. Не думай о таком, ну да, как же...

- Перестань раздевать меня глазами, - сказала я ему, когда мы поравнялись.

- Чем могу, тем и раздеваю, - широко улыбнулся Салливан. - Раз руками пока не получается...

Он рассмеялся, глядя на мое вытянувшееся лицо, показал язык и пришпорил лошадь. Ни дать ни взять озорной мальчишка, а не взрослый наследник престола. С ума я сойду с такими его сменами настроения!

Вернувшись к нашим спутникам, уже готовым отчаливать, мы не стали задерживаться, решили сразу же отправиться в путь. Нас долго уговаривали остаться, огорчались, что мы так быстро уходим. Надо же какие гостеприимные орки оказались! Никогда бы не подумала, с виду-то они все довольно грозные.

Мы, конечно, не против были бы погостить, но нам надо было спешить. У меня каждый день, каждый час был на счету, и я не собиралась нигде сильно задерживаться. И так непозволительно много времени ушло на возню с Кайло. А я ощущала, как с каждым днем все слабее горит моя магическая искра, и от этого было тошно. И страшно...

Ой, нет, лучше даже не начинать размышлять об этом, а то меня начинала захлестывать паника. А паника - так себе друг для решения каких бы то ни было проблем.

Я тепло попрощалась со всеми родственниками Кайло, кто смог встать после вчерашней пирушки, чтобы проводить нас. Пообещала как-нибудь навестить подросшего орчонка, правда понятия не имела, смогу ли сдержать обещание. А что, если тьму из меня изгнать не получится, и я всё-таки буду поглощена полностью?..

Тряхнула головой, запрещая себе думать о плохом. Так, Агнесса, еще раз: решаем проблемы по мере их поступления! Сейчас перед нами стояла задача добраться до храма Пресвятой Мелии - вот на этом и стоило сосредоточиться. Остальное - потом.

Я уже собиралась запрыгнуть в седло, чтобы догнать остальных, когда одна старуха орчанка ни с того ни с сего вцепилась мне в руку и горячо заговорила:

- Надо не пытаться сломить то, что сломить невозможно. Надо стать тем, кто может стать сильнее невозможного. Только так можно искоренить тьму навсегда. Силой эту войну не выиграешь, но все, что тебе нужно для победы, у тебя уже есть.

Сказав это, старуха тут же отпустила меня, взгляд ее разом потускнел. А я застыла в немом изумлении, оглушенная услышанным, не зная, как реагировать. О чем эта старуха? Что она имела в виду? Мы никому тут не рассказывали про мое проклятье, она не могла знать о поселившейся во мне тьме. Что за странные загадки?

- Прошу прощения, она у нас с причудами, - виновато произнес Кайнар, подскочивший к старухе и взявший ее под руку. - Не обращайте на нее внимания.

Посматривал он на меня при этом все еще испуганно, как будто ожидал от меня вспышки гнева. Ой можно подумать, что я так и жажду снова выпнуть его куда-нибудь! Я же не дерусь развлечения ради, тогда в лекарской лавке орк просто невовремя под руку подвернулся. Я же не животное агрессивное, в самом деле. И вообще, на самом деле я белая и пушистая. Бываю иногда. Ну ладно - очень редко, но бываю же!

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍- Вы вообще куда путь держите? - поинтересовался Кайнар.

- В сторону храма в горах движемся.

Кайнар нахмурился и сказал:

- Не ходите через фагарский  лес.

- Не ходить? Но почему? - вскинула я брови.

Вообще-то именно через этот лес мы и собирались идти, так как это была самая короткая дорога.

- Там в последнее время нежить лютует, - туманно объяснил Кайнар. - Я сам не видел, но говорят, что дела там дрянные творятся.

- Меня нежитью не испугаешь, - хмыкнула я.

- Верю, - вздохнул Кайнар. - Но знаешь... Лучше всё-таки не ходите. Целее будете. Хорошей вам дороги!

Я отсалютовала орку и наконец оседлала лошадь, принялась догонять остальных своих спутников. Сразу же сообщила всем о предупреждении Кайнара про лес.

- А я изначально предлагал другой маршрут, - сказал Гордон. - Дольше, но безопаснее. Про разбушевавшуюся нежить в лесу не знаю, не слышал, но лучше бы в таком случае его в самом деле обойти стороной.

- Ты что! - взвился Фил. - Мы дня три потеряем, не меньше! А нам же надо Агнессу как можно быстрее до храма доставить!

- Странно, - протянул Салливан. - Я не слышал о нежити в этих окрестностях фагарского леса, она вроде как дальше осела, в топях. Откуда бы ей в лесу взяться? В любом случае, у нас в самом деле нет времени на объездные дороги.

Гордон еще поворчал немного, но упираться не стал, и мы единодушно решили следовать намеченному плану. Так что не стали мы слушать Кайнара и свернули к лесу.

А зря.

Глава 26. О бессилии и помощи

Несколько дней прошли в относительном спокойствии. Наш путь к храму потихоньку подходил к концу, и с каждым днем я нервничал все больше. Переживал за Агнессу, видел, как ее магическая искра медленно тает, как у нее с каждым днем становится все меньше физических сил. Как она пытается быть все такой же активной, но у нее уже не получается. Она старалась держаться бодрячком, но я все видел и чувствовал. Связь между нами усилилась и позволяла мне ощущать и понимать намного больше обычного.

Мне так хотелось ее защитить... Закрыть от всего, обнять и не выпускать никуда и никогда. Она так очаровательно смущалась на все мои прикосновения, что касаться ее хотелось бесконечно. Были бы одни, я бы с удовольствием показал ей всю гамму своих эмоций, но, увы, о единении пока можно было только мечтать. Последние пару ночей ночевать приходилось в палатках, Фил и Гордон постоянно были рядом и не оставляли шансов для какой-либо близости с Агнессой.

К слову об этих двоих. Когда мы сделали привал в фагарском лесу, они вновь заспорили о том, кто какие бытовые дела выполнять будет. Фил наотрез отказывался идти к колодцу за водой, прикидываясь дохлой ветошью, а Гордон заартачился и принципиально требовал от Фила проявлений "социальной активности".

Пока я разнимал этих двоих и читал обоим нотации, за водой молча сходила сама Агнесса, чем пристыдила всех нас троих. Зато Фил с Гордоном сразу же закончили препираться и быстро развели костер. Они вообще очень быстро действовали, когда работали слаженно, да только не желали идти на уступки друг другу.

Пока ребята кормили лошадей, я уселся рядом с Агнессой у костра. Уже привычно взял ее за руку с меткой богини Аринэ, чтобы поделиться своей энергией и теплом. Улыбнулся, почувствовав, как Агнесса сжала мою руку и неосознанным жестом провела большим пальцем по тыльной стороне моей ладони. Раньше она так не делала, а теперь позволяла и себе и мне несколько больше.

- Как ты? - спросил ее, приобнимая за плечи и накрывая своим меховым плащом.

- Хорошо, - слабо улыбнулась она, но тут же мотнула головой, и улыбка разом погасла. - Да кого я обманываю? Плохо. Мне очень плохо, Салли. И страшно. Такой жуткий холод изнутри пробирает... Я ощущаю, что вместе с ним замерзает вся моя сущность, и это так дико и ненормально... А я не знаю, что с этим делать. Я... не привыкла чувствовать себя такой беззащитной. И сейчас совершенно растеряна.

- Скоро все закончится. Еще пара дней пути, и мы пребудем в храм Пресвятой Мелии, там тебе помогут, обещаю.

Агнесса рассеянно кивнула.

- Брат почему-то не выходит со мной на связь... Не понимаю, почему. Может, с ним самим что-то случилось? Это меня тоже очень беспокоит.

- Возможно, просто тьма не дает ему найти тебя?

- Может... Но все равно странно, что со мной никто из наших не пытается связаться. Даже как-то обидно, что ли...

- Не думай сейчас об этом, - сказал я. - Тебе нужно сохранить силы перед последним рывком. Скоро все закончится, слышишь?

- Вообще всё? - криво улыбнулась Агнесса.

- Всё. Кроме моих чувств к тебе.

Она вскинула голову, удивленно глядя на меня, и я не удержался - поцеловал ее в уголок губ. Нежно, трепетно. Не требуя ничего, но обещая защиту.

Я бы с удовольствием продолжил поцелуй, но вернулись Фил с Гордоном, и Агнесса резко отпрянула от меня, выпрямилась, задрав подбородок. Я только усмехнулся этому. Всё-таки она очень забавная, когда изображает из себя строгую гордую леди.

Мы пили травяной чай, и за непринуждённой болтовней меня совсем разморило и стало клонить в сон, поэтому я решил вздремнуть, пока Агнесса греется у костра и набирается сил.

- Притомился с непривычки, видимо, давно так подолгу не ездил верхом, - сказал спутникам и улегся рядом прямо на снег, глядя в белесое небо.

Крупные снежинки падали на лицо, а глаза неумолимо слипались, будто бы я не спал целую вечность. Не стал сопротивляться дрёме. В конце концов, здоровый сон еще никому не вредил.

Неожиданно для самого себя заснул очень крепко, а проснулся от звонкой пощечины и стального мужского голоса:

- Ты разочаровываешь меня, Савьер.

Чего?..

Внутренний зверь недовольно заворчал, заставляя выныривать из глубокого сна. Кто это там нами недоволен, а?

Я разлепил свинцовые веки и тупо уставился на звездное небо перед собой. Стоп... Звёздное?! Это что, уже ночь? Сколько я проспал? Почему меня никто не разбудил? И почему так невыносимо раскалывается голова? И кто трясет меня за плечи?

- Давай, просыпайся, - холодно произнес человек. - Ты и так проспал слишком долго. Тебе нужно выпить противоядие. Ну же, скорее!

Противоядие? Какое? Зачем?..

Я попытался встать, но не смог даже руку поднять. Она была ватной и совершенно меня не слушалась. Да что происходит вообще?

Некто приподнял мою голову и с силой влил в рот какую-то дрянь. Снадобье жутко воняло и на вкус было соответствующее, зато голове стало полегче, и я обрел какое-то подобие власти над телом. Привстал на локтях, огляделся.

Костер давно потух. Тьма стояла кромешная, но острое зрение дракона позволило разглядеть валяющихся рядом Фила и Гордона. Они были без сознания или крепко спали - непонятно. Над ними склонился человек, который только что вливал в меня вонючее снадобье. Теперь он хлестал по щекам и моих спутников и пытался влить в них ту же гадость.

- Что... Что тут произошло? - вяло ворочая языком, спросил я.

- Вода в колодце была отравленная. Специально к вашему приходу. Вы на кой в фагарский лес двинули? Стоило мне отлучиться на день, как вы тут же попали в западню.

Я не ответил и пропустил половину слов мимо ушей, так как до меня дошло, что нас сейчас на поляне только четверо. А где?..

- Агнесса... Где?.. - хрипло спросил я, лихорадочно оглядываясь по сторонам.

- Похитили, - коротко ответил человек. - А ты недоглядел, Савьер. Обещал защищать ее и недоглядел. Не стыдно, а?

Дракон снова взбрыкнул, но пока еще вяло, сонно. Он тоже медленно просыпался, вместе со мной.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍Ничего не понимаю...

Превозмогая дикую головную боль, я с трудом сел, осматривая место нашей стоянки. Рядом со мной валялась меховая накидка, которую я давал Агнессе. А еще вокруг потухшего костра было очень много человеческих следов, уводящих в сторону леса. Даже заметать не стали. Думали, что мы не проснемся, и бежать за ними будет уже некому, а потом вьюга следы заметет?..

Меня передёрнуло при мысли о том, что этот наш привал мог оказаться последним в моей жизни. Я, конечно, долго могу находиться на морозе, но всему есть свой предел. И если бы яд не подействовал как надо, то холод точно добил бы. Если бы меня не разбудил этот неприятный тип... Кстати, кто он?

Глава 27. О ревности и уважении

Я вгляделся в неизвестного человека и с удивлением понял, что это был тот самый сероглазый незнакомец, который указал мне на местонахождение Агнессы во время ее стычки с Мэл.

- Я тебя помню. Ты тот...

- Я тот, кто второй раз заставляет тебя поднимать задницу и идти в нужном направлении, - хохотнул незнакомец. - Еще бы ты меня не помнил. Как можно было так глупо упустить Агнессу, объясни мне? Давай, приходи в себя, надо выдвигаться к предгорью. Глотни еще противоядие.

Он кинул мне металлическую флягу, которую я поймал на лету. Сделал хороший глоток, сморщился от горечи. Гадость страшная! Но голову хорошо прочищало.

- Чем вода была отравлена? Я ничего не почувствовал, когда мы отвар пили...

- Не почувствовал, потому что ты бестолочь, - зло сказал сероглазый, вливая в Гордона порцию противоядия. - Если бы давал своему зверю больше свободы, он бы учуял запах травы урупины, которую подсыпали в колодец. Безвкусная совершенно, но аромат узнаваемый. И Савьер бы унюхал. Но ты плохо работаешь над связью со своим зверем, и вот тебе результат. Расслабился в конец, принц избалованный.

- Откуда ты вообще знаешь имя моего дракона? - не удержался я от вопроса. - Я тебе его не сообщал.

- Откуда надо, оттуда и знаю.

- А как ты нас нашел?

- Как надо, так и нашел.

- Ты всегда такой любезный?

- Всегда, когда разговариваю с неприятными мне личностями, - грубо отозвался сероглазый и тепло улыбнулся пришедшему в себя Филу.

- Привет, Фил. Рад видеть тебя в добром здравии.

Я возмущенно посмотрел на этих двоих. То есть какого-то скользкого лекаря, ходящего на грани закона, он видеть рад, а на меня, архана Родингера, смотрит как на замшелую плесень?!

- Вы знакомы? - холодно спросил я.

- Да, - отозвался сероглазый, даже не глядя в мою сторону. - И в отличие от тебя, Фил заслуживает у меня большего доверия.

- Фил?! - возмущенно фыркнул я. - Этот... этот... Да он прячется за спиной Агнессы и является лишь подобием мужчины!

- Он много раз помогал нам с Несси латать раны и никому не сболтнул о нашем присутствии в Лакоре, - отрезал незнакомец. - Хотя у него было много возможностей сдать нас с потрохами и круто на этом заработать. А значит, он друг и союзник. Что о тебе пока сказать не могу. Слишком мало знаю. И то, что знаю, мне не нравится. Я думал, тебе можно доверять, упустил вас из поля зрения всего лишь на день. На день! Ну как можно было умудриться за такой короткий срок так опростоволоситься?

Я нахмурился, наблюдая за незнакомцем, который кратко рассказывал Филу про отравленный колодец.

Упустил из поля зрения...

Следил значит. Зачем следил и не давал о себе знать? И почему этот человек снова пришел на помощь?

А еще мне очень не понравилось, с какой мягкостью он произнес имя Агнессы. "Несси", ишь ты. Не думаю, что она всем позволяет себя так называть.

- Ты кто вообще такой? И кто ты для Агнессы?

- О-о-о, - ехидно улыбнулся незнакомец. - Я один очень, очень дорогой ее сердцу человек. Дороже нет никого на свете, будь уверен.

И смерил меня таким двусмысленным взглядом, что мне захотелось немедленно полезть в драку. Просто так, чтобы выпустить пар, и чтобы этот тип больше не улыбался так мерзко и не смотрел так презрительно.

По-моему, он откровенно издевался надо мной. Провоцировал на острую вспышку эмоций и ждал буйной ответной реакции.

Поэтому я медленно вдохнул и выдохнул, стараясь держать себя в руках.

- Вы коллеги? Или родственники?

- Мы намного больше, чем родственники. Намно-о-ого...

Я почувствовал, как у меня от гнева начало стучать в висках. От гнева и... пожалуй, да - ревности. Насколько этот незнакомец близок с Агнессой? Я понятия не имел, какой жизнью она жила до встречи со мной. Этот парень... Мог он быть ее возлюбленным? Воздыхателем? Кем-то, равным ей по силе и боевому духу?..

- Он имеет в виду, что они боевая пара, - вмешался Фил. - Ты наверняка слышал, что элитные фортемины образуют боевую связку Боец-Страж, очень прочную связку воинов, которые легко подпитывают друг друга силой. Связь между такими воинами очень крепкая.

- И чаще всего образуется между горя-я-ячими возлюбленными, - издевательски протянул сероглазый таким специальным мерзким тоном, от которого меня всего перекосило.

- Да брат он ее, - не выдержал Фил и укоризненно покачал головой. - Эрик, ну чего ты выкобениваешься? Хватит издеваться над Салли, он и так уже на грани желания придушить тебя!

- Ничего, ему полезно понервничать, - хмыкнул Эрик, скрестив руки на груди.

И задрал вверх подбородок, в точности как это делала Агнесса.

А я не смог сдержать вздох облегчения. Брат! Боги, просто брат! Ну хвала Пресвятой Мелии...

- Что, боишься потерять ее? - произнес Эрик, с каким-то садистским удовольствием наблюдая за сменой эмоций на моем лице. - Правильно, что боишься. С такой-то невнимательностью и бездарным управлением внутренним зверем потерять очень легко, не так ли?

Он откровенно провоцировал, но теперь мне было легче выслушивать его нападки, зная, что он просто родственник. Поэтому я только недовольно покачал головой.

- Брат, значит... Интересная у вас семейка вырисовывается... Угораздило же меня связаться с вами на свою голову. Хотел бы я знать, какие должны быть родители, чтобы на свет появились такие невыносимые дети...

- О да, родители что надо! Падший ангел и исправившийся демон*, - хохотнул Эрик.

- Шуточки у тебя...

- Кто сказал, что я шучу? - пожал плечами Эрик и взял деловой тон:

- У тебя пять минут, чтобы окончательно прийти в себя. Агнессу взяли в плен чернокнижники, они в заброшенном храме в предгорье.

- Что им от нее надо?

- Угадай с одного раза.

- Африон?

- Разумеется. Но, как ты понимаешь, вынимать его аккуратно они не будут.

Я похолодел, представив себе, что могут сделать с Агнессой, пока я тут медлю. Как-то разом поплохело.

Попробовал встать, но ноги пока не слушались. Глотнул еще настойки из фляги, побольше, ощущая постепенное возвращение сил.

- Допей все противоядие, чтобы быстрее прийти в себя. Ты отправишься за Агнессой в предгорье. Полетишь туда в своей второй ипостаси, - командовал Эрик. - Возьмешь Агнессу и больше не будешь выпендриваться с верховой ездой, а прямиком домчишь ее до храма Пресвятой Мелии.

- Но...

- Я не хочу ничего слушать о том, что тебе нельзя просто так летать в драконьем обличии, - оборвал Эрик. - Мне плевать на ваши идиотские законы и правила. В сложившихся  обстоятельствах - можно и нужно, и ты это сделаешь. Уяснил? Фила и Гордона я телепортирую, как только они оклемаются. Они не драконы, по их здоровью яд сильнее ударил. Фила телепортирую сразу в храм, его там приведут в порядок, он будет вас ждать там и попросит начать приготовления к обряду. Гордона же отправлю за подкреплением, а потом укажу их отряду дорогу к заброшенному храму, где ваши бойцы повяжут всех, кто еще останется в живых после твоего налета.

- Тебе не кажется, что ты чрезмерно раскомандовался?

- Не кажется. В самый раз.

- Какого Хааска ты пудришь мне мозги и не выходишь на связь с Агнессой, если ты ее брат? - раздраженно спросил я. - Она переживает, нервничает еще и из-за этого. Что за дурацкая игра в прятки? Почему ты сразу не пришел ей на помощь, если между вами такая крепкая связь? Ты ведь сразу узнал, что с ней случилась беда, я уверен.

- Видишь ли... Если я возьму исцеление Агнессы полностью на себя, я заберу ее с собой навсегда, и ты ее больше никогда не увидишь, - жёстко сказал Эрик. - Хочешь этого, Савьер?

"НЕТ!" - оглушительно взревел мой дракон, и я титаническим усилием воли заставил его успокоиться.

Да что ж он вечно к моему дракону обращается!..

Это бесило изрядно, как и каждое слово, бьющее в сердце.

- Нет, - выдохнул я.

- То-то же, - хмыкнул Эрик, немного помолчал и продолжил: - Я являюсь Стражем Агнессы, но это не значит, что я должен находиться рядом с ней все время. Статус Стража подразумевает в первую очередь то, что я обладаю большим запасом магической энергии, которого при необходимости хватит на нас двоих. Силой я легко и просто могу делиться с Несси, но сейчас это не имеет смысла, так как ее поглотил африон, а он жаден до силы, сколько ни влей - всё проглотит. Также я имею над сестрой некоторую власть. И если прикажу ей уйти от тебя и больше никогда к тебе не подходить, то она будет вынуждена сделать это, так как приказам Стража почти невозможно сопротивляться. Разве что ценой своей жизни. Так что будь заинькой и не перечь мне лишний раз, договорились?

На миг прикрыл глаза, борясь с желанием выпустить Савьера на свободу. Господи, как же мне сейчас хотелось ударить этого сероглазого, кто бы знал...

- Я также Хранитель времени в академии Армариллис и очень хорошо умею не только скакать между мирами, но и изменять некоторые события в прошлом или будущем, - говорил Эрик, игнорируя мой пламенный взгляд. - И Агнесса тоже умеет. Но она сейчас скажем так, вышла из строя, как поломанный часовой механизм. Надо чинить. Без ее усилий ничего не получится, поэтому не могу сейчас грубо вмешаться и сам вылечить ее - просто не умею. Это относится к той сфере магии, в которой я лишь теоретик, но не практик, у нас другие задачи. Мы солдаты равновесия, ты знаешь... И появляемся только там, где намечаются серьезные проблемы. А равновесие Лакора сейчас висит на волоске...

- Из-за африона? - нахмурился я.

- Да, - коротко ответил Эрик. - Плохо, что вы когда-то не смогли уничтожить его полностью. И плохо, что это позабытая всеми дрянь толком не охранялась и была поднята на поверхность из недр земли. Я не собираюсь объяснять тебе нюансы переменчивости материи, это не твое дело. Но есть ряд событий, который должен произойти. Но они не произойдут, если я всем об этом расскажу, понимаешь? Так что я в этой цепочке лишний. Мы, фортемины, всегда очень остро чувствуем, когда мы лишние. Вот я сейчас лишний. Это не моя игра.

- А чья?

- В первую очередь - всего этого вашего мира, к которому я не имею никакого отношения.

- Агнесса вроде как тоже не имеет.

- Но будет иметь, если она станет местной принцессой, не так ли?

Сердце гулко забилось о ребра при этих словах. Я не сводил глаз с Эрика, пытаясь понять серьезность его слов, но у него было совершенно непроницаемое выражение лица.

[*о родителях Эрика и Агнессы есть отдельный цикл "Грани". Для понимания контекста достаточно знать, что Эрик не шутит]


Спросил отчего-то враз осипшим голосом:

- Такой исход событий возможен?

- А я на кой ляд сюда приперся аж из Форланда и вожусь с тобой, по-твоему? Думаешь, просто по твою душу? - фыркнул Эрик. - Да больно ты мне нужен. Я бы тебя тут оставил замерзать навсегда, и глазом бы не моргнул. Но ради сестры я пойду на всё. А она, к моему сожалению, действительно твоя истинная пара, и ничего тут с этим не поделаешь. Другой такой пары ни у нее, ни у тебя больше не будет. И это стоит того, чтобы попробовать с этим что-то сделать.

Он подошел ко мне ближе. Такой высокий, худощавый, но от него исходила такая сила, что даже мне не хотелось ему особо перечить.

- Время твоей передышки истекло. Лети давай.

- Нечего командовать мной, - сказал я, встав напротив Эрика и скрестив руки на груди. - Ты хоть и брат Агнессы, но это не значит, что тебе все дозволено. Имей совесть и помни, что ты незваный гость в Лакоре. Иначе я...

- Иначе что? Любопытно. Да что ты мне сделаешь, Родингер? - презрительно усмехнулся Эрик. - Я не Агнесса, сдерживающего магию африона во мне нет, и никаких теплых чувств я к тебе не испытываю. Скорее уж наоборот. Мне ничего не стоит пройти на изнанку мира и стереть тебя с лица земли.

- Ты мог бы обращаться ко мне более уважительно. В конце концов, я не потащил ее на плаху, когда узнал, кто она такая. Хотя мог бы. Мой отец точно одобрил бы это, не сомневайся.

Эрик зло сузил глаза и проговорил тихо, но отчётливо:

- Если бы чисто по твоей милости с Агнессы хоть волос упал бы, я бы от тебя мокрого места не оставил. Не сомневайся.

- Допей все противоядие, чтобы быстрее прийти в себя. Ты отправишься за Агнессой в предгорье. Полетишь туда в своей второй ипостаси, - командовал Эрик. - Возьмешь Агнессу и больше не будешь выпендриваться с верховой ездой, а прямиком домчишь ее до храма Пресвятой Мелии.

- Но...

- Я не хочу ничего слушать о том, что тебе нельзя просто так летать в драконьем обличии, - оборвал Эрик. - Мне плевать на ваши идиотские законы и правила. В сложившихся  обстоятельствах - можно и нужно, и ты это сделаешь. Уяснил? Фила и Гордона я телепортирую, как только они оклемаются. Они не драконы, по их здоровью яд сильнее ударил. Фила телепортирую сразу в храм, его там приведут в порядок, он будет вас ждать там и попросит начать приготовления к обряду. Гордона же отправлю за подкреплением, а потом укажу их отряду дорогу к заброшенному храму, где ваши бойцы повяжут всех, кто еще останется в живых после твоего налета.

- Тебе не кажется, что ты чрезмерно раскомандовался?

- Не кажется. В самый раз.

- Какого Хааска ты пудришь мне мозги и не выходишь на связь с Агнессой, если ты ее брат? - раздраженно спросил я. - Она переживает, нервничает еще и из-за этого. Что за дурацкая игра в прятки? Почему ты сразу не пришел ей на помощь, если между вами такая крепкая связь? Ты ведь сразу узнал, что с ней случилась беда, я уверен.

- Видишь ли... Если я возьму исцеление Агнессы полностью на себя, я заберу ее с собой навсегда, и ты ее больше никогда не увидишь, - жёстко сказал Эрик. - Хочешь этого, Савьер?

"НЕТ!" - оглушительно взревел мой дракон, и я титаническим усилием воли заставил его успокоиться.

Да что ж он вечно к моему дракону обращается!..

Это бесило изрядно, как и каждое слово, бьющее в сердце.

- Нет, - выдохнул я.

- То-то же, - хмыкнул Эрик, немного помолчал и продолжил: - Я являюсь Стражем Агнессы, но это не значит, что я должен находиться рядом с ней все время. Статус Стража подразумевает в первую очередь то, что я обладаю большим запасом магической энергии, которого при необходимости хватит на нас двоих. Силой я легко и просто могу делиться с Несси, но сейчас это не имеет смысла, так как ее поглотил африон, а он жаден до силы, сколько ни влей - всё проглотит. Также я имею над сестрой некоторую власть. И если прикажу ей уйти от тебя и больше никогда к тебе не подходить, то она будет вынуждена сделать это, так как приказам Стража почти невозможно сопротивляться. Разве что ценой своей жизни. Так что будь заинькой и не перечь мне лишний раз, договорились?

На миг прикрыл глаза, борясь с желанием выпустить Савьера на свободу. Господи, как же мне сейчас хотелось ударить этого сероглазого, кто бы знал...

- Я также Хранитель времени в академии Армариллис и очень хорошо умею не только скакать между мирами, но и изменять некоторые события в прошлом или будущем, - говорил Эрик, игнорируя мой пламенный взгляд. - И Агнесса тоже умеет. Но она сейчас скажем так, вышла из строя, как поломанный часовой механизм. Надо чинить. Без ее усилий ничего не получится, поэтому не могу сейчас грубо вмешаться и сам вылечить ее - просто не умею. Это относится к той сфере магии, в которой я лишь теоретик, но не практик, у нас другие задачи. Мы солдаты равновесия, ты знаешь... И появляемся только там, где намечаются серьезные проблемы. А равновесие Лакора сейчас висит на волоске...

- Из-за африона? - нахмурился я.

- Да, - коротко ответил Эрик. - Плохо, что вы когда-то не смогли уничтожить его полностью. И плохо, что это позабытая всеми дрянь толком не охранялась и была поднята на поверхность из недр земли. Я не собираюсь объяснять тебе нюансы переменчивости материи, это не твое дело. Но есть ряд событий, который должен произойти. Но они не произойдут, если я всем об этом расскажу, понимаешь? Так что я в этой цепочке лишний. Мы, фортемины, всегда очень остро чувствуем, когда мы лишние. Вот я сейчас лишний. Это не моя игра.

- А чья?

- В первую очередь - всего этого вашего мира, к которому я не имею никакого отношения.

- Агнесса вроде как тоже не имеет.

- Но будет иметь, если она станет местной принцессой, не так ли?

Сердце гулко забилось о ребра при этих словах. Я не сводил глаз с Эрика, пытаясь понять серьезность его слов, но у него было совершенно непроницаемое выражение лица.

[*о родителях Эрика и Агнессы есть отдельный цикл "Грани". Для понимания контекста достаточно знать, что Эрик не шутит]


Спросил отчего-то враз осипшим голосом:

- Такой исход событий возможен?

- А я на кой ляд сюда приперся аж из Форланда и вожусь с тобой, по-твоему? Думаешь, просто по твою душу? - фыркнул Эрик. - Да больно ты мне нужен. Я бы тебя тут оставил замерзать навсегда, и глазом бы не моргнул. Но ради сестры я пойду на всё. А она, к моему сожалению, действительно твоя истинная пара, и ничего тут с этим не поделаешь. Другой такой пары ни у нее, ни у тебя больше не будет. И это стоит того, чтобы попробовать с этим что-то сделать.

Он подошел ко мне ближе. Такой высокий, худощавый, но от него исходила такая сила, что даже мне не хотелось ему особо перечить.

- Время твоей передышки истекло. Лети давай.

- Нечего командовать мной, - сказал я, встав напротив Эрика и скрестив руки на груди. - Ты хоть и брат Агнессы, но это не значит, что тебе все дозволено. Имей совесть и помни, что ты незваный гость в Лакоре. Иначе я...

- Иначе что? Любопытно. Да что ты мне сделаешь, Родингер? - презрительно усмехнулся Эрик. - Я не Агнесса, сдерживающего магию африона во мне нет, и никаких теплых чувств я к тебе не испытываю. Скорее уж наоборот. Мне ничего не стоит пройти на изнанку мира и стереть тебя с лица земли.

- Ты мог бы обращаться ко мне более уважительно. В конце концов, я не потащил ее на плаху, когда узнал, кто она такая. Хотя мог бы. Мой отец точно одобрил бы это, не сомневайся.

Эрик зло сузил глаза и проговорил тихо, но отчётливо:

- Если бы чисто по твоей милости с Агнессы хоть волос упал бы, я бы от тебя мокрого места не оставил. Не сомневайся.

Какое-то время мы сверлили друг друга взглядами в молчаливой борьбе. Наверное, так бы и стояли еще очень долго, если бы не вмешался Фил:

- Может, вы попозже друг друга физиономии начистите, когда Агнессу вызволите из плена, а? Развлечетесь как следует в более подобающей обстановке, расслабитесь и ка-а-ак вмажете друг другу!.. Сразу легче станет, гарантирую. Всяко лучше, чем сейчас играть в гляделки. Этим Агнессе точно не поможешь. Или ей самой себя спасать, а?

Эрик хмыкнул и улыбнулся Филу.

- Ты прав. Сейчас не до пустых разговоров. Время не ждет.

Я развернулся и прикрыл глаза, чтобы сосредоточиться на трансформации в дракона, но был остановлен внезапным вопросом Эрика:

- Зачем тебе это, Родингер?

- Зачем мне что?

- Всё. Зачем тебе Агнесса, если ты сам ведешь ее на Иарихон?

- Это единственный способ очистить ее от тьмы, и...

- Сам знаю, - перебил Эрик. - Но тебе-то все это к чему? Ответь мне честно. В этом я заинтересован, чтобы сестру скорее в порядок привести и домой забрать. А ты? Ты готов к тому, что она забудет тебя? Она ведь обнулится полностью после обряда очищения магической искры. Вмешательство будет слишком глубокое, оно вычистит вообще всё. В ее сознании не будет даже воспоминаний о вашей встрече, откат памяти произойдет почти на месяц назад. Ты ведь понимаешь это? Не можешь не знать. Агнесса не в курсе, но тебе это должно быть известно.

Я скрипнул зубами, упрямо поджал губы и кивнул.

Всё это я и так прекрасно знал. Да только другого выхода найти не смог. Перерыл всю императорскую библиотеку, вытряс душу из лучших лекарей, а толку?

- Если... Если это единственный способ излечить ее... То выбора нет. И мое мнение по этому поводу можно запихнуть подальше. Агнессе нужно очистить искру, иначе никак. Обряд сложный, болезненный... Ей нужен будет период восстановления после обряда, и я... Я буду рядом с Агнессой. В любом случае. Будет тяжело, но я справлюсь. Честно скажу, что сначала преследовал иную цель...

- Да уж знаю, - фыркнул Эрик. - Тебе бы как раз на руку была ее стертая память. А что? Внушил бы ей, что вы давно знакомы и давно вместе, а она просто память потеряла после серьезной болезни или что-то вроде того. Выгодно жениться, чтобы послать ненавистных тебе фленорцев лесом. Да и просто сделать хоть что-нибудь наперекор отцу, который навязывает тебе во всем свое мнение. Таков был твой план?

Я лишь пожал плечами, не соглашаясь, но и не отрицая.

- Вот ненавижу тебя за эти мысли.

- Догадываюсь, - усмехнулся я. - Но многое изменилось... Да и я сам, кажется, изменился. Не знаю, что нас с Агнессой ждет впереди, но я готов завоевывать ее сердце снова и снова. Чего бы мне это ни стоило.

Эрик долго смотрел на меня испытующим взглядом. Потом хмыкнул и неожиданно одобрительно хлопнул меня по плечу.

- Уважаю. А теперь лети. Время правда поджимает.


Глава 28. О куколках и лопатах

Привет, я Несси, и скоро будет неделя как я не принимаю эту реальность. Аплодисменты, Доктор! Совсем не принимаю, ни-ни! Можно сказать, я категорически завязала с этой реальностью и отказываюсь в нее возвращаться. Это заслуживает уважения, правда же?

Мне кажется, примерно так я буду сидеть на приеме у психотерапевта, к которому мне явно придется ходить по возвращению домой. Потому что мистическая трагикомедия, которая называется моей жизнью, зашла в тупик. И впечатлений от реальности Лакора мне уже хватит на пожизненные визиты к психологу.

Я с трудом открыла глаза, но это не сильно помогло, так как в затхлом помещении, где меня разместили с удобствами, было темно. Под удобствами я подразумеваю очень удобные кандалы с цепями, которыми меня подвесили за руки и за ноги. Ну а что? Запястья не натирали, щиколотки не сильно сжимали. Очень удобные кандалы, скажу я вам! Я бы только в таких и висела, если уж все равно не избежать такой напасти.

Тряхнула головой, пытаясь собрать в кучу разлетающиеся адекватные мысли и разогнать туман скучковавшихся неадекватных. Зря мотнула: голова чуть не разорвалась от боли, а к горлу подкатила тошнота. Так, судя по моему состоянию, у меня был отходняк после отравления. Приплыли.

- Проснулась наша куколка, - раздался гаденький голосочек рядом.

Это кто куколка? Я, что ли? Сейчас куколка очухается и повыбивает у кого-то зубы.

Хмуро посмотрела на двух мужчин в темных мантиях с капюшонами. Лиц я их не видела, но зато сразу узнала ауры: это были те самые чернокнижники, ритуал которых я прервала в горах, когда и подцепила проклятье африона.

- Надо было вас сразу прибить ещё там, в пещере, - тяжко вздохнула я. - Говорил же мне Наставник учиться быть более жёсткой, чтобы таких ситуаций не было...

- Смотри-ка, узнала - усмехнулся один мужчина.

Эти двое копошились в дальнем углу комнаты около длинного стола. Что они там делали, мне разглядеть не удавалось, так как единственным источником света была луна, которая святила из маленького зарешеченного окошка под потолком. Где я вообще? В каком-то подвале? А где все? Фил, Гордон, Салли? Что вообще произошло?

- Меня чем-то одурманили и похитили, что ли? - медленно произнесла я.

- Дошло наконец-то, - хохотнул чернокнижник, тот, что был повыше ростом. - Медленно же ты соображаешь.

- Надеюсь, за это в Лакоре не штрафуют? - огрызнулась я.

- Еще как штрафуют. Посмертно, - хохотнул мужчина. - Эй, ну чего ты так на нас вытаращилась, куколка? Шуток не понимаешь, что ли?

- У меня есть некоторые трудности с чувством юмора. Оно как бы есть, но оно как бы хромает, - буркнула я, наблюдая за действиями чернокнижников и пытаясь быстро анализировать обстановку.

Так, я где-то далеко от Салливана, потому что не чувствую его рядом, а в последние дни благодаря связывающей нас руне ощущала его присутствие очень хорошо. Чернокнижники явно хотят изъять у меня африон, иначе бы зачем им меня отлавливать. Но зачем он им вообще нужен? Ладно, шут с ними, все равно не расскажут, бесполезно спрашивать. Их бы лучше пытать сразу, да я сильно не в форме для таких "развлечений".

Я пощелкала пальцами, но тут же поняла, что меня не просто так оставили спокойно висящей со свободными руками: магии во мне сейчас было ноль целых фиг десятых. Ну то есть почти не было. Так, искорки попускать могла бы, а толку от них сейчас?

- Не рыпайся, куколка, яд из корней урупины тебя ослабил надолго, ты нам вреда причинить не сможешь.

Ах, так вот что это было, корень урупины. Не удивительно что я такая слабая, и тошнота никак не проходит.

На секунду поддалась эмоциям, и меня накрыло легкой паникой, так как выхода из сложившейся ситуации не видела. Я находилась Хааск знает где, не могла колдовать и драться пока тоже не могла. Что же делать?

Так, солдат, отставить панику! Еще и не из такой дилмоновой задницы вылезала. Включай давай свой мозг или что там у тебя от него осталось, и действуй.

Я шумно выдохнула через нос и вгляделась в цепи, к которым была привязана. Если получится дернуть их как следует и попасть в основание цепей искрой...

Стоп, а это что такое?

Я прищурилась, разглядывая странную тень под потолком и с удивлением опознала в нем родового элементаля Салливана.

- Фриклс? - одними губами спросила я.

Пушистый зверек, спрятавшийся на люстре, глянул на меня и прижал лапку ко рту, мол, тихо. Мне даже показалось, что он мне подмигнул. Потом он отвернулся и продолжил методично и тихо развинчивать люстру.

- Что ты там так радостно лыбишься? - подозрительно спросил чернокнижник, подойдя ко мне ближе.

Он протянул ко мне ладонь, собираясь коснуться щеки, и я с силой дёрнулась в сторону, не желая никаких прикосновений этих мразей.

- Что такое, Клэр? - проворчал второй чернокнижник, обернувшись на звон цепей. - Наша куколка брыкается? Ты там это, глаз с нее не своди! Пусть только попробует сбежать. Если начнет сильно брыкаться, дай знак, чтобы я применил силу. Ты только моргни, и я сразу ка-а-ак!..

- Не моргай, - дернулась я, позвякивая цепями. - Слышь, милок? Не моргай! Держи глаза широко раскрытыми, они тебе очень идут. Я их правда не вижу сейчас, но они тебе все равно идут, уверена!

- А может, сначала развлечемся с ней? - задумчиво протянул тот, кого звали Клэр. - Африон вынуть успеем, никуда он уже от нас не денется.

- Госпожа будет против...

- Госпожа не узнает, - усмехнулся Клэр. - Она сказала нам делать с девчонкой что угодно, лишь бы мы изъяли африон. Ну чего ты бухтишь, Нейтон? Посмотри, какая красивая куколка, такой у нас с тобой еще не было. Она как прекрасный цветок, который ещё никто не сорвал, и мы будем первыми.

- И последними, - хохотнул чернокнижник Нейтон, приближаясь нам.

Я похолодела. Пусть только попробуют меня тронуть! Сгину сама, но порву их на лоскутки!

Руна богини Аринэ на руке блеснула серебром в темноте. И...  Мне показалось, или я услышала отдаленный рев дракона?


В этот момент Фриклс наконец-то раскрутил люстру и с радостным визгом грохнулся вместе с ней на головы чернокнижникам. Те совершенно не ожидали такой подставы и, кажется, попросту растерялись, ползая по полу и потирая ушибленные головы.

Пока они пытались сообразить, что произошло, где находится враг, и кто он вообще, Фриклс перегрыз цепи, сковывающие мои лодыжки.

Я повисла на руках, как следует оттолкнулась от стены и ударила обеими ногами по головам чернокнижников. Те не устояли на ногах и снова грохнулись на пол, громогласно матерясь.

Действовать надо было быстро, несмотря на вялость и тошноту. Сейчас эти двое сообразят, что я на грани побега, и пустят в ход магию, тогда мне будет несдобровать. Фриклс ловко перегрыз мне цепи, сковывающие руки, и я спрыгнула на пол, сразу же кинувшись в бой. Успела вырубить Нейтона ударом в нужную точку на шее, а вот на Клэра напасть не получилось.

Я занесла кулак для удара, но он застыл в воздухе, и я сама вся застыла от направленного на меня магического пресса.

- Далеко собралась, куколка? - прорычал Клэр.

Он наверное еще много чего пафосного сказал бы и сделал, но в этот момент Фриклс грохнул его по голове лопатой. Понятия не имею, откуда он ее взял, но лопата была крепкая, железная и подействовала на ура. Клэр тихонько охнул и рухнул мешком на пол, а его чары тут же рассеялись, и я снова смогла двигаться. По инерции пролетела вперед, затормозив перед элементалем и восхищенно глядя на зверька, пытающегося удержать тяжелую лопату в лапках.

- Фриклс, ты - чудо! - искренне воскликнула я.

Он радостно запищал, уронил лопату точнёхонько на головы чернокнижникам и запрыгнул мне на руки, едва не сбив с ног. Я с удовольствием обняла Фриклса, улыбаясь от щекотки его длинных усиков.

Никогда бы не подумала, что так обрадуюсь этому пушистому чудику, но сейчас у меня возникло дикое желание скормить элементалю шоколад всего мира.

- С меня шоколад. Много, - пообещала я, почесывая зверька за ухом. - Какой ты там любишь? Молочный, с орехами, да?

- Фри-икл! - самодовольно протянул он, зажмурив глазки.

А потом спрыгнул на пол и поманил за собой.

- Ты выведешь меня отсюда?

Фриклс быстро закивал и снова поманил за собой.

- А ты не знаешь, много там еще чернокнижников или еще кого? У меня магический резерв на нуле, я смогу с ними сражаться? Может лопату прихватить, - задумчиво протянула я, всерьёз поглядывая на нее.

Фриклс издал странный звук, похожий на смех, замотал головой и побежал вперед по темным коридорам. Сам он ярко светился голубыми узорами на хвосте, так что мне хорошо было видно дорогу. Я тяжело вздохнула и отправилась вслед за элементалем. Но лопату всё-таки прихватила. Так, на всякий случай. Оружие свободы, как-никак.

Мы долго петляли по тоннелям, уж очень далеко меня запрятали. Наконец вышли из подвальных помещений и оказались в пустом зале храма, заброшенного и порядком разрушенного безжалостным временем, судя по его состоянию. Рисунки местных божеств на стенах изрядно поблекли, и краска местами сильно потрескалась, от позолоты мало что осталось, все витражи выбиты. Холодное и мрачное помещение, из которого хотелось сбежать поскорее. Что я собственно, и делала.

На выходе из храма все вокруг было заковано льдом. Земля, высоченные елки, сам храм - все было покрыто толстым слоем странного льда. Неестественного, явно не природного происхождения. И многочисленные ледяные статуи на подходе к храму были не красивыми творениями, а явно заиндевевшими людьми. Жуткая "выставка ледяных скульптур", если честно.

Откуда взялся этот лед, стало понятно, когда я нос к носу столкнулась с Салливаном. Правда сначала не признала его и хотела двинуть по нему лопатой, которую все еще держала в руках. Но была остановлена его хохотом.

- Ох ты ж, грозная воительница, ну и видок у тебя, - сквозь смех произнес Салливан, глядя на мое перекошенное лицо и "смертоносное" орудие в руках.

- Тебе смешно, - буркнула я, отбрасывая лопату в сторону. - А мне вот не очень понравилось быть прикованной цепями к стене.

- Это потому что меня рядом не было. Вот если бы я тебя приковал, тебе бы очень понравилось. Гарантирую.

Я беззлобно стукнула Салливана по плечу и тут же сама порывисто шагнула ближе и уткнулась носом в это самое плечо.

- Спасибо, что прилетел за мной, - сказала тихо.

Почувствовала, как сильные руки обнимают меня и гладят по волосам, а теплые губы целуют в висок и шепчут:

- Ну а как иначе?..

Сердце защемило от странного чувства, которому я пока не могла дать название. Так бы и простояла вечность в теплых объятьях, но усилием воли заставила себя отстраниться, отступить.

Заметила, как нахмурился Салливан, но я напомнила себе, что нужна ему только в качестве разменной монеты в политической игре. Всего лишь человек, который должен помочь ему предотвратить вражду между Лакором и Фленором. Нам сейчас просто усиливает эмоции брачная руна, а на самом деле Салливан ко мне искренних нежных чувств не испытывает, он лишь играет, флиртует. Это я немного... ну ладно - сильно голову потеряла. Повелась на красивые глазки и соблазнительные речи, но рассчитывать мне точно ни на что не стоит. И надо все время себе напоминать об этом и не подпускать слишком близко, чтобы потом не было больно, когда придется прощаться.

Я отвернулась и кивнула на "ледяные скульптуры" вокруг.

- Твоя работа?

- Ну да. Они живы, но временно заморожены. Их всех надо арестовать и допросить как следует.

- И чернокнижники в подземелье... Наверно, их лучше отвести куда-нибудь, желательно сразу в тюрьму...

- Именно этим и займется Гордон, не переживай. Он скоро будет тут с отрядом бойцов, он и займётся этим. А мы с тобой прямо сейчас отправимся в храм Пресвятой Мелии, нас там будет ждать Фил.

Я рассеянно кивнула. Старалась не смотреть Салливану в глаза, почему-то очень неловко, неуютно было под его пристальным взглядом.

- Хорошо. Я готова отправляться. Как мы туда будем добираться?

- Несси...

Я вздрогнула, потому что так меня называют только самые близкие люди, и из чужих уст такое обращение слышать не привыкла. Но одёргивать почему-то не стала.

Салливан положил руки мне на плечи и мягко но настойчиво развернул к себе.

- Что-то не так? О чем ты думаешь?

Сейчас бы сказать ему честно "Я в тебя, кажется, влюбилась и не знаю, что мне с этим делать" и послушать, что он скажет. Позволить бы себе ненадолго поиграть в обычного человека, который может творить глупости.

Но так нельзя. Неправильно это. И вообще, он принц, а во мне засел сгусток демонической силы, который мог бомбануть в любой момент. Нельзя было об этом забывать. Холод, поселившийся в груди, уже никуда не девался, и сейчас я особенно остро ощущала себя чужой в этом вечно морозном мире.

- Идиотский вопрос, - криво улыбнулась я. - И неуместный. Давай уже просто отправимся к храму и сделаем то, что должны сделать. Извлечь из меня этот дурацкий африон, угомонить ваших бешеных фленорцев и разорвать связь между нами. Время не терпит.

Салливан нахмурился еще сильнее, напрягся, поджал губы.

- А ты этого хочешь как можно скорее? Разорвать связь?

- Очевидно, что этого хотим мы оба, - сухо сказала я. - Мне ни к чему связи с наследником Лакорской империи, а я тебе и подавно не нужна. Я сразу обозначила свою позицию по этому поводу, за эти дни ничего не изменилось.

Врала, конечно, - и себе, и Салливану. Изменилось, и еще как. Да только это на самом деле ничего не поменялось в глобальном смысле.

Салливан шумно выдохнул, отступил на шаг. Взгляд его потускнел и как будто замерз.

- Что ж... Оба так оба. Летим в храм. Время, и впрямь, не ждет.

Я смотрела, как он трансформируется в дракона, осторожно забиралась по крылу ему на спину и вцепилась что есть силы в шипы по бокам.

Летели мы молча, за всю дорогу не обмолвившись ни словом. Я постоянно повторяла себе, что я все правильно делаю, все так и должно быть, и я молодец, достойно держусь. Не поддаюсь эмоциям, действую разумно и расчетливо.

Но на душе почему-то скребли кошки.

Глава 29. Самый сладкий плод

Пока летел, старался ни о чем не думать, но получалось плохо. В храме Пресвятой Мелии нас действительно уже ждали. Мы прибыли на место глубокой ночью, но сна не было ни в одном глазу, после всех событий за последние несколько часов уровень адреналина в крови зашкаливал.

Жрица стояла на пороге красивого белоснежного храма и встречала нас с распростёртыми объятиями.

Агнессу сразу отвели на, так сказать, первичный осмотр, чтобы определиться с тем, что и когда именно нужно делать, и необходимы ли дополнительные приготовления к обряду. А меня проводили в отведенные для гостей покои, где меня уже поджидал Фил.

- А где Эрик? - спросил я, усаживаясь напротив.

Фил пожал плечами.

- Хааск его знает, сказал, что сейчас самое время ему удалиться. Вечно он так уходит, в его стиле. Попросил пока не рассказывать Агнессе про его появление, мол, незачем ее лишний раз перед обрядом тревожить. Ты ведь не рассказывал?

Я отрицательно покачал головой и с тоской оглядел стол, заставленный сладостями, кружками и чайничками. Мне сейчас хотелось выпить чего-нибудь покрепче.

- Что-то не так? - спросил Фил. - Вроде ж мы дошли наконец до храма, радоваться надо.

- Да все не так, - с досадой выдохнул я.

Глотнул чай, отправил в рот шоколадную конфету, но даже не почувствовал ее вкуса.

- Тоже нервничаешь? - понимающе улыбнулся Фил. - Я тоже волнуюсь немного. Но ты, конечно, намного больше меня. Агнесса стал ведь для тебя дорога, да?

Я коротко кивнул, так как не мог выдавить из себя ни слова.

- Может, ты поговоришь с ней прямо? У тебя еще есть время. Обряд не будут проводить прямо сейчас, и ты еще успеешь сказать Агнессе, что...

- А смысл? - горько усмехнулся я. - Она забудет меня после обряда.

- Мозг может забыть. А вот сердце - оно всегда помнит, - серьезно сказал Фил. - И каждый, кто его тепло касается, навсегда там остается. Точно тебе говорю. Истинных не забывают.

- Да ты у нас в диванные философы записался, я смотрю?

- Ну а что еще остается, - хохотнул Фил.

Мы поболтали с ним еще какое-то время, а потом он ушел спать, сказав, что на нем еще сказывается отравление, и слабость дает о себе знать. Он ушел, оставив меня в гостиной наедине со своими мыслями и бесконечной тоской, накрывшей меня с головой.

Тошно было невыносимо. Сидел и думал о том, как же мне общаться с Агнессой, когда будет завершен обряд очищения магической искры? И захочет ли она вообще со мной общаться?

Что ты будешь делать, Салливан, когда Агнесса очнется обновленная, очищенная? Как ты будешь изнывать от желания обнимать ее и одновременно сгорать от необходимости держаться на расстоянии, пока она сама не допустит ближе? Если еще допустит... Будет ли у тебя второй шанс?

Не знаю, сколько я так просидел, медленно сходя с ума в одиночестве и неизвестности, терзаемый тяжкими думами. Нервы были на пределе, казалось вот-вот порвутся, как перетянутые струны. Ждал новостей от Агнессы и так глубоко погрузился в свои мысли, что не сразу заметил, что я в гостиной не один.

- А где Фил?

Я повернулся к Агнессе, замершей в дверях. Вид у нее был нервный, взволнованный.

- Он ушел спать, ему еще нехорошо после отравления.

Агнесса рассеянно покивала, закусила губу.

- Жаль... Мне нужна его помощь. Ну, раз его нет...

- То могу помочь я.

- Да нет, не стоит...

- Что такое особенное может сделать Фил, что я не могу сделать? - неожиданно раздраженно спросил я.

Агнесса замялась. Она все еще избегала смотреть мне прямо в глаза, и это меня бесило невероятно.

- Мне платье самой не надеть - неохотно призналась она. - Оно совершенно идиотское. Ужасно пышные юбки, в которых можно блуждать неделями, и ужасно странный корсет, с которым непонятно как вообще можно справиться. Мне одной его не затянуть.

- Что за платье?

- Тут в храме жесткие порядки... Женщинам можно проходить в зал для обрядов только в платьях, а я как видишь...

Агнесса развела руками, показывая, что она в униформе, далёкой от женских нарядов. А я нервно сглотнул, стараясь внешне оставаться спокойным. Значит, сегодня решили обряд проводить?..

- В общем, мне выдали кучу красивых тряпок, с которыми не могу одна совладать.

- Я, конечно, привык снимать одежду, а не надевать, но разнообразия ради можно попробовать и наоборот. Показывай, где там твое платье? Помогу.

Вслед за Агнессой прошел в отведённые ей покои. Пока она возилась с одеждой за ширмой, я оглядывал комнату и продолжал терзаться сомнениями. Так и не определился, стоит ли мне сейчас затевать какой-то серьезный разговор, или ну его к Хааску.

- Ну вот... Дальше мне никак.

Я заглянул за ширму и усмехнулся, увидев руки Агнессы, торчащие из пышного платья. Кажется, пропихнуть его самостоятельно дальше никак не получалось.

У меня, конечно, было дикое желание сорвать эту красивую тряпку немедленно, но я себя пересилил и помог платью сесть как следует. Начал неторопливо завязывать корсет на какой-то бесконечной шнуровке. Нарочито медлил и как можно чаще касался спины Агнессы, как бы случайно, а на самом деле нарочно.

- Ну... Как-то так.

Я в последний раз дернул шнуровку, но отходить не спешил, и рук с платья не убрал. Агнесса стояла сейчас прямо напротив зеркала, и я невольно залюбовался отражением.

Впервые видел ее... такой. Больше всего она сейчас была похожа на невесту перед церемонией венчания. Изящная, звонкая, щеки румяные, волосы распущены. Да и платье вот это белое...

Не удержался и коснулся губами шеи. Уж слишком соблазнительно она сейчас была оголена, совершенно невозможно было устоять. Медленно, очень медленно спустился невесомыми поцелуями к плечу. Агнесса не шевелилась. Замерла, прикрыв глаза и словно бы боясь дышать.

Ну же, Салли, скажи, как она важна для тебя! Неужели это так сложно?

Но оказалось, что да - сложно. Во рту пересохло, язык словно отнялся.

Проклятье! Я никогда в жизни не признавался в своих чувствах, поэтому сейчас мозг конкретно так заклинило. Я всегда флиртовал напропалую, шутил, заигрывал и провоцировал, но этим все мои общение с девушками и заканчивалось, о сильных эмоциях ни разу даже речи не было. А сейчас...

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍Титаническим усилием воли заставил себя отстраниться и как можно более спокойным голосом сказать:

- Давай я провожу тебя в большой зал.

Агнесса мотнула головой, резко и, кажется, раздосадованно.

- Не нужно...

- Но обряд...

- Проведут завтра - призналась она, пряча глаза. - Жрица сказала, что обряд надо проводить на рассвете. И сейчас нет никакой необходимости нацеплять платье. Я нарочно к тебе пришла. Не придумал другого повода. Глупо, да? Сама знаю, что глупо, но почему-то рядом с тобой хочется вести себя по-идиотски. Я просто хотела, чтобы... Ай, неважно. Забудь.

Агнесса резко отстранилась, шагнула к выходу, явно намереваясь уйти. Еле успел поймать ее за руку.

- Это очень даже важно, - произнес я спокойно, а у самого сердце колотилось как сумасшедшее.

- Почему?

- Потому что я люблю тебя. И очень боюсь потерять.

Всё-таки признался. Смог.

Не знаю, чего именно ждал от Агнессы, но точно не кривой усмешки. Поэтому ее дальнейшие слова в первую секунду откровенно взбесили.

- Глупости. Ты не можешь быть в меня влюблен. Ты вообще любить не умеешь, я уверена!..

А глаза при этом такие растерянные, недоверчивые. И полные надежды.

Кажется, мы с ней были двумя нерешительными идиотами, ходящими вокруг да около. И с этим надо было что-то делать.

- Ах, не умею, - обманчиво ласково произнес я, подходя вплотную к Агнессе. - Тебе не мешает быть менее уверенным экспертом по всем вопросам, знаешь ли.

Захотелось немедленно сбить с нее спесь, продемонстрировать все те эмоции, что я испытывал. Показать, насколько изнываю от желания быть максимально близко - только с ней.

Что я и сделал.

Прежде чем Агнесса успела что-то ответить, накрыл ее губы своими. Ой, да к Хааску все эти разговоры! Хочу, чтобы она была моей, и точка. И язык тела объяснит это лучше всяких слов.

Поцеловал сразу глубоко, уверенно. Крышесносно. Лаская языком, губами, оглаживая талию и пальцами впиваясь в плечи, с которых так и хотелось стянуть лямки платья.

Зарылся пальцами в белоснежные локоны и осторожно потянул назад Агнессу за волосы, заставляя ее откинуть голову. Открывая себе лучший доступ к шее, к которой тут же припал губами. Долго вырисовывал восьмерки языком на нежной коже, а затем ощутимо прикусил зубами, чем вырвал из уст Агнессы какой-то совершенно головокружительный вздох. Этот звук окончательно меня одурманил, и мои поцелуи стали в разы интимнее.

Внутренний стопор уверенно трещал по швам. Я пытался сдерживать себя и не действовать слишком резко, но обычных поцелуев мне было невероятно мало. Спустился цепочкой поцелуев к ключице столь проникновенно, что уже не я, а Агнесса вцепилась в мои плечи. Она выгнулась навстречу моим ласкам, и до чего же приятно было видеть, как она млеет под моими руками и дышит прерывисто.

Она ахнула и задержала дыхание, когда я поцелуями скользнул ниже. Глубокий вырез платья позволял мне очень многое, и я исследовал каждый доступный сантиметр тела, воспламеняя не только Агнессу, но и себя.

Особенно - себя.

- Останови меня, - прошептал я, сдерживая свои порывы уже из последних сил.

- Зачем?

- Если я сейчас не прекращу тебя целовать, то одними поцелуями ты от меня не отделаешься.

- Не останавливайся...

- Что?

Я прервался, чтобы посмотреть в лицо Агнессы и убедиться, что мне не послышалось. Она смотрела на меня затуманенными глазами, в которых отчетливо читалось желание.

- Не останавливайся. Я... Хочу, чтобы ты продолжал. Потому что, кажется, тоже влюблена в тебя по уши...

Окончание фразы потонуло в поцелуе. Таком жарком, что отчаянно не хватало дыхания, - обоим.

А внутренний стоп-кран сорвало окончательно и бесповоротно.

Я дернул шнуровку платья, быстро расплетая то, что с таким старанием заплетал пару минут назад. С непередаваемым удовольствием провел рукой по спине, наслаждаясь прикосновением к нежной коже. Таком желанном и нужном прикосновении - снизу вверх, от тонкой талии вдоль по позвоночнику и к плечам, и сдернуть, наконец, эти лямки. И окончательно потерять голову от близости. От этого дурманящего горячего дыхания, от этого соблазнительного изгиба шеи и нежных рук, неуверенно пробирающихся под мою рубашку. От контраста холодных простыней и разгоряченных тел. От этих судорожных вздохов и жаркого шепота в ночи.

Агнесса... Она была такой непривычно нежной и робкой. Так удивительно было вкушать эти ее эмоции. Наслаждаться ими, как изысканным десертом. Видеть, как она пытается быть тихой, но беспощадно сметать своей пылкостью скромность Агнессы, потому что, кажется, сегодня я задался целью проверить, насколько она может быть громкой в моих объятиях.

"Ты только моя", - шептал я, покрывая ее всю поцелуями.

"Никому не отдам", - повторял, переплетая пальцы.

"Люблю", - выдыхал в губы на пике наслаждения.

Был абсолютно счастлив и с упоением дарил ласку и нежность, которой был переполнен до краев. Понятия не имел, что ждет нас завтра... Ой, да плевать! Мы разберемся, со всем разберемся - вместе. Завтра. А сегодня я просто был самым счастливым человеком на свете. Мы оба - были счастливыми. Одна бесконечно долгая и бесконечно прекрасная ночь на двоих. И два влюбленных сердца, бьющихся в унисон.

Глава 30. Отменить!

Предрассветное утро выдалось довольно нервным. Мы с Агнессой проспали, наверное, час от силы, хотя полноценным сном это назвать было сложно. Рано утром, еще до рассвета, нас разбудила жрица, и я снова помогал Агнессе с платьем, на этот раз не изнывая от жажды прикосновений. Мозг был занят переживаниями, и пальцы на автопилоте шнуровали корсет.

Мы собирались быстро и молча, и также быстро и молча шли по пустынным коридорам храма к ритуальному залу. Перед самым залом я остановился и привлёк к себе Агнессу. Приподнял ее подбородок, посмотрел в яркие голубые глаза. И коснулся губ мягким, нежным поцелуем, отчаянно не желая отпускать от себя.

Прервался, только когда двери зала распахнулись, и жрица пригласила войти. Да и Фил подошел. Одобрительно хмыкнул, глядя на нас, но ничего говорить не стал.

- Ты целуешь меня так, словно делаешь это в последний раз, - усмехнулась Агнесса.

Я лишь печально улыбнулся и коснулся губами виска. Если бы она только знала, насколько в ее шутке мало шутки.

Мы не стали рассказывать Агнессе про подробности ритуала и его последствия. Это могло отпугнуть и заставить передумать в решающий момент, а так было делать нельзя. Жрецы придерживались того же мнения, мол, меньше знаешь - крепче спишь. Да и Эрик, по словам Фила, категорично не рекомендовал посвящать Агнессу в детали.

"Знаю я свою сестру, она вам после таких откровений головы пооткручивает и сбежит куда подальше от храма в поисках другого способа исцеления, - говорил Эрик Филу, когда доставил его в храм Пресвятой Мелии. - Да вот только проблема в том, что другого способа в ее случае нет. Только хардкор, только Иарихон, чтоб ему пусто было".

Я с ним был солидарен и был рад тому, что такого мнения придерживались все вокруг, поэтому никто не сеял зерна сомнения. Но отпуская Агнессу в ритуальный зал, куда мне ходу не было, все равно ужасно боялся. Был на грани того, чтобы завопить "Я передумал, вернись, давай найдем другой способ!", но я так, конечно, делать не стал.

- Не стоит так переживать, - улыбнулась жрица, положив руку мне на плечо. - С вашей женой все будет хорошо.

- Она мне не жена, - осторожно сказал я. - Во всяком случае, сейчас не жена.

Жрица лишь пожала плечами и кивнула на мою ладонь, где красовалась метка богини Аринэ.

- Только это имеет значение. А все эти ваши смешные людские ритуалы богов совершенно не волнуют.

Честно говоря, я не нашелся что ответить. К счастью, ответа от меня и не требовали.

Мы с Филом отошли в сторону к стене с витражными окошками, через которые можно было разглядеть, что творится в глубине ритуального зала. Агнесса лежала на алтаре в окружении троих жрецов, и ее кожа вся светилась голубым узором африона, который отравлял ее магию.

Я был готов ко всему. Поэтому не удивился, когда услышал вскрик Агнессы. Только сильнее сцепил руки, скрещенные за спиной, и до боли закусил губу.

Невозможно было видеть, как Агнессе больно, и осознавать, что вмешиваться в ритуал сейчас ни в коем случае нельзя, и я ничем помочь не могу. Разве что - не мешать.

- Может, тебе лучше уйти? - негромко предложил Фил. - Не стоит тебе смотреть на это, Салли.

Я отрицательно качнул головой.

- Будет хуже, если я не буду видеть, поверь. Мой Савьер и так слишком взволнован.

Я был готов ко всему. К истошным крикам боли, к мольбам о помощи, к приступам гнева Агнессы, к капитальной истерике. В конце концов, ритуал очищения магической искры - мерзкая штука и чрезвычайно болезненная, когда жрецы вынимают из тебя этот сгусток магии и очищают каким-то неведомым мне способом сложными заклинаниями.

Но я оказался совершенно, абсолютно не готов к тому, что последовало сразу после того, как африон был извлечен.

О том, что что-то пошло не так, я догадался сразу. Когда сияющий сгусток голубого света завис над Агнессой, мою руку с меткой богини Аринэ пронзило невероятной болью. Острой. Всепоглощающей. В глазах на миг потемнело, и я даже пошатнулся, устояв лишь благодаря Филу.

- Салли, тебе все же лучше уйти...

- Что-то не так, - прохрипел я, глядя на метку на ладони.

Руна болезненно пульсировала и переливалась то золотым, то серебряным светом. В висках тоже пульсировало, и дыхание участилось.

- Мне нужно к Агнессе, - сказал я, ринувшись к дверям зала.

- Постой! Салли, тебе просто нужно...

- Мне нужно к Агнессе! - рявкнул я, скидывая руку Фила со своего плеча.

Я ворвался в зал ровно в тот момент, когда Агнесса испарилась у меня на глазах. Это не просто красивые слова - она натурально исчезла в золотистом свечении с воплем "Отменить!" на устах.

Я замер в шоке, вытаращившись на пустой алтарь. Так не должно было быть. Не должна она никуда исчезать. Это неправильно, это не по плану! Что вообще происходит?!

- Где она? - зарычал я, сам не узнав свой голос.

Жрецы уставились на меня с откровенной паникой на лицах. Судя по их вытаращенным глазам, они сами хотели бы знать ответ на мой вопрос.

- Мы не знаем, - честно сказал один из них. - Леди не должна была никуда исчезать. Мы очистили магическую искру, когда леди начала кричать "Отменить!", и мы потеряли контроль над процессом.

- Что значит - вы потеряли контроль?! - кажется, я уже сам истошно кричал в дикой панике. - Что с африоном? Вы извлекли его?

- Извлекли и отправили туда, откуда он прибыл, как и собирались изначально, - торопливо кивнула одна жрица. - Сделали магический откат. Это все, что мы можем сделать с африоном, нам, увы, его не стереть с лица земли. Слишком тяжёлая сила. А в леди вспыхнула ее собственная магия, которая сбила все наши заклинания. Магический резонанс, понимаете...

Я не понимал. Я вообще ничего не понимал и пытался унять захлестывающую панику. Руки мелко дрожали от гнева, а ногти подозрительно удлинились, как будто кое-кто очень злой внутри меня уже прорывал все выставленные преграды.

Я смотрел на пустой алтарь, пытался нащупать след Агнессы, чтобы пройти по нему, но след обрывался тут же, не было дальше ходу. Если бы не пульсирующая руна на моей ладони, я бы подумал, что Агнесса просто погибла. Но связь между нами четко давала мне понять, что Агнесса жива, но находится сейчас где-то очень далеко, куда мне до нее не добраться... Но где?

- Куда она подевалась? - рявкнул я, обращаясь к ближайшей жрице.

- Не имеем понятия, архан Родингер. Тропа, по которой ушла леди, нам недоступна.

После этих слов у меня словно бы сломался внутренний предохранитель. Я больше не слышал ни жрецов, ни Фила, никого. В глазах потемнело, а моим сознанием полностью завладела сущность дракона. А в голове осталась лишь одна мысль: "Где. Моя. Агнесса?!"

В тот день храм Пресвятой Мелии был на грани разрушения до основания. Я просто не мог больше сдерживать Савьера. Смог только уговорить его не разрушать храм подчистую, а обойтись лишь проломленной стеклянной крышей, через которую дракон и вылетел.

В тот день я облетел все закоулки Лакора, перепугав насмерть местных жителей городов и деревень. Даже как следует поискал в предгорье, заморозив там сотни демонов, которых увидел на своем пути. И плевать, что я не имел права вот так просто врываться на эту территорию, граничащую с Фленором, а все равно ворвался. Плевать! Мне на все было плевать.

Где. Моя. Агнесса?!

Я прошерстил абсолютно весь Лакор, но Агнессы нигде, нигде не было. Вообще нигде! Что за ерунда?

Руна продолжала болезненно пульсировать, ни на миг не давай расслабиться. Я не спал несколько дней, а из еды закидывал в себя только шоколад, как быстрое и необходимое топливо для жизнедеятельности дракона. Вернулся в свою резиденцию, где пытался успокоиться и найти выход из сложившейся ситуации, но пока не находил его.

Когда я пребывал в дурном или гневном настроении, от меня всегда исходила такая темная магия, что это ощущалось физически всеми, кто находился рядом. Так вот, сейчас рядом со мной не находился никто: все слуги старались держаться подальше, чтобы не попасть под действие сочащейся звериной тьмы.

Даже Фриклс присмирел от моей давящей ауры и молча следовал моим приказам. Но и от него не было никаких новостей. Я просил его пробраться во Фленор, думая, а вдруг Агнесса каким-то образом там очутилась? Думал даже слетать туда самостоятельно в обличии дракона, Гордон с силой удержал, уж не знаю, как ему удалось меня облагоразумить. Впрочем, новостей от элементаля все равно не было. Точнее, новость была все та же: Агнессы нигде нет.

Я был помешан на поисках и не занимался больше ничем. Все как-то разом потеряло смысл... А я еще сомневался, нужна ли мне Агнесса? Вот же дурак! Нужна, как воздух. Необходима и желанна.

Пресвятая Мелия, где ты прячешь Агнессу? Плевать, помнит она меня или нет. Я найду и напомню, покорю заново, покажу, как она мне дорога. Только верните мне мою иаринэ!

Фил тоже разводил руками. Я наведался к нему в лекарскую лавку несколько дней спустя, но он только печально качал головой.

- Я не знаю, как с ней связаться, Салли, - покачал он головой, помешивая бурлящее зеленое варево в маленьком котелке. - Агнесса и Эрик всегда приходили сами, не давая никаких своих координат. Да и толку мне от их координат-то, если я по мирам скакать не умею?

Скакать по мирам... А что, если ее просто закинуло домой? Я сам в этот их Форланд пройти не мог, не умел... Или не закинуло, а она сама ушла... сбежала? Едва почувствовав силу к телепортации... Могла она просто сбежать?

Прислонился к дверному косяку и тупо уставился в одну точку перед собой. В побег Агнессы мне верилось с трудом. Она была такой чуткой и чувственной со мной ночью накануне исчезновения... Такие эмоции подделать нельзя. Не стала бы она просто молча сбегать после всего этого.

- Пожалуйста, дай мне знать, если... когда кто-то из них у тебя появится, хорошо? Через этот артефакт, - попросил я Фила и кинул ему в руки связной медальон. - Сразу же, моментально. Как только кто угодно из фортеминов появится в твоей лавке. Они ведь тебе доверяют и заглядывают сюда за помощью периодически? Ну вот. Я заплачу. Сколько угодно заплачу тебе за информацию. Только дай мне знать, помоги связаться с кем-нибудь и выйти на связь с Агнессой.

- Да брось. Не всё же в мире деньгами меряется, - подмигнул Фил. - Агнессочка столько раз мне жизнь спасала, да и ты меня на мосту не бросил, хотя мог бы. Так что с меня должок! Я друзей не бросаю. Ты хоть и принц придурочный, но вполне себе ничего так друг.

Я слабо улыбнулся, впервые за несколько дней. И подумал, что если Фил поможет найти Агнессу или хоть как-нибудь повлиять на поиски ее контакта, надо бы его переманить на императорскую службу, чтобы не занимался всякой ерундой в этой своей мрачной лачуге.

Не стал говорить Филу, что артефакт также является прослушивающим устройством, и если по какой-то причине Фил все же утаит от меня правду и не сообщит о прибытии брата Агнессы или других ее коллег, я все равно об этом узнаю. Должен узнать.

А вечером Гордон сообщил, что меня срочно вызывает отец. Фленорцы прибыли на давно оговоренный прием, и принцесса Мелисса в том числе. Сегодня я должен был либо подтвердить нашу помолвку, либо предъявить доказательства того, что связан меткой богини Аринэ с истинной парой. Но какие у меня могли быть подтверждения? Только поблекшая пульсирующая руна на руке, не более. Золотом она не светилась, а значит - так себе аргумент.

Но о какой помолвке может идти речь, если я во сне и наяву грезил об Агнессе?..

Я, конечно, заявлюсь на прием, но... Прости, отец, кажется, войны с Фленором будет не избежать.

Глава 31. На изнанке мира

Я была готова... а ни к чему я оказалась не готова.

Ни к лютой боли, которая пронзала все тело при отделении африона от моей магической искры. Ни к состоянию абсолютной беспомощности. Ни к чему!

Жрецы бормотали заклинания очищения, а меня раздирало на части. Невозможно, немыслимо больно! Каждая клеточка тела словно плавилась от жара, и это было совершенно невыносимо. Салливан не просто так отказывался вдаваться в подробности обряда. Если бы я узнала, что меня ждёт именно это, я бы скорее предпочла умереть.

Я была на грани потери рассудка и по привычке бормотала или кричала "Отменить, отменить, отменить!", как делала всегда в рабочем временно́м пространстве, в которое нынче никак не могла попасть из-за африона.

Но стоило лишь сгустку темной силы отделиться от меня, как моя магия мгновенно заработала. Меня буквально вышвырнуло на спасительную изнанку мира, где не было ни боли, ни страха - ничего. Только темнота и золотистый туман, ласково заплывающий за шиворот и щекочущий ухо.

Я со стоном попыталась встать, но смогла только сесть. Дышать все еще было тяжело, голова очень сильно кружилась, и к горлу подкатывала тошнота.

Ну ничего, главное, что я снова была здесь, где мне всегда становилось лучше.

Больше всего изнанка мира походила на сон наяву. Как и во сне, здесь могли мелькать различные картинки и меняться локации, только это были не вымышленные воспаленным сознанием сюжеты, а реальные события, которые когда-либо происходили, происходят и будут происходить в жизни.

Рабочее временно́е пространство представляло собой особое измерение, при погружении в которое можно было управлять некоторыми аспектами времени. Например, можно было выбрать любую точку в прошлом и перенестись туда, чтобы исправить какую-то фатальную ошибку в мире. Только делать это надо было осторожно, чтобы не наломать еще больше дров, а тщательно продумать каждый шаг.

Таким же образом можно было вмешаться и в будущее. Только с материей будущего приходилось действовать еще осторожнее - слишком велик риск обнаружить себя, сломать ход времени и сгинуть вовек. Я всего пару раз прыгала в будущее, да и то недалекое, больше как-то не приходилось. С будущим у меня брат лучше ладил, а вот я по заданию академии совершала вылазки в основном в прошлое. Можно сказать, мы с Эриком разделили обязанности таким образом.

А еще в этом рабочем пространстве можно было управлять напрямую некоторыми событиями. Осторожно, крайне вдумчиво. И осознавая, что время - не игрушка, и здесь за все надо платить. Дорого - силой, здоровьем. А если неправильно рассчитать вектор - то и жизнью. И умение договориться с материей времени о том, чтобы она не забирала слишком много, - целое искусство, доступное только Хранителям времени. А таких Хранителей за последнее столетие было всего двое - я да Эрик, и мы с ним отлично справлялись со своими обязанностями на границе миров.

В бодром состоянии я умела скакать в прошлое и будущее при большой надобности, выбирать конкретную точку и направляться туда для решения той или иной задачи. Дико много сил это отнимало, если действовать в одиночку, потому я старалась заниматься сложным изменением материи только с братом. Вместе мы равномерно распределяли силы и справлялись со всеми задачами.

Но сейчас я была одна, и от болевого шока пока не контролировала течение времени и не могла выбрать правильную точку пространства, куда мне нужно было вернуться - туда, обратно, в храм, чтобы дать понять, что все со мной теперь в порядке, я жива, и я больше не скована африоном. И, кстати, могла бы хоть сейчас вернуться домой, но домой не хотелось. Хотелось вернуться к Салливану, уткнуться ему в плечо и прорыдать там пару часов от облегчения. А потом потребовать поцелуев. Долгих. Жарких. Вкусных.

Но пока я пыталась собрать мысли в кучу, золотой туман вокруг меня пришел в движение и начал быстро прокручиваться назад. Передо мной в золотистой дымке мелькали в обратном порядке картинки - события минувших дней. Вот мы улетаем из заброшенного храма, вот мы пересекаем фагарский мост, вот Салливан вытаскивает меня за ногу из-под собственной кровати...

Я хотела было взмахнуть рукой и приказать времени "Обратно!", но тут движение картинок замедлилось, и я увидела саму себя. Тот самый момент, когда в меня проник африон и поглотил сущность. Даже смотреть на это со стороны было жутко. Я и не хотела смотреть. Сморщилась и собралась остановить этот калейдоскоп, но тут меня кое-что заинтересовало.

- А ну-ка еще раз и помедленнее, - сказала я вслух.

В этом рабочем пространстве время подчинялось командам Хранителей времени. Поэтому картинки замелькали снова, на этот раз в обычном темпе, и я наблюдала за ними, как за сюжетом в кино. Вот африон попадает мне в солнечное сплетение, вот я падаю на колени, вот юная фленорка хватает ритуальный нож и пытается меня им ударить, вот тьма хлещет из меня во все стороны, вот я убегаю куда-то прочь, ведомая африоном, сверкая безумными глазами...

Я хмуро смотрела на фленорку, которая кричала во все горло:

- Твари! Ах вы твари! Столько лет приготовлений, и все Хааску под хвост! Поймайте мне ее немедленно, или я вас всех развоплощу!

Я нахмурилась еще сильнее. Что-то фленорка не была похожа на жертву, как я предполагала. Демоны послушно полетели по ее указке, а сама фленорка осталась в пещере, где ругалась на чем свет стоит и приводила в чувство чернокнижников.

- Вставайте, отребье! Все покатилось в бездну, африон упущен! Вставайте же, ну!

Чернокнижники заворочались, закряхтели, придерживаясь за головы. А я смотрела на все это со стороны, слушала их разговоры и с ужасом осознавала, что фленорка была тут главной. Из обрывков фраз я поняла, что эта юная дева несколько лет готовила свое тело как идеальный сосуд для африона и желала завладеть им, чтобы пойти войной против арханов и стереть всех ледяных драконов с лица земли. Кажется, африон как концентрация демонической силы, легко мог их убить при направленной вспышке тьмы.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍Тут мне стало жутко от осознания того, что все это время я была бомбой замедленного действия рядом с Салливаном. А если бы я могла ему навредить?..

Но думать об этом было некогда, потому что именно в этот момент я наблюдала, как фленорка гордо выпрямилась, накинула на плечи черную мантию и прикрыла лицо вуалью, в точности как...

- Мэл?..

Я сощурилась, всматриваясь в девушку, и даже рот приоткрыла в немом изумлении. В самом деле - Мэл. Не сразу узнала, потому что до этого видела Мэл только в мантии и капюшоне, а сейчас, в той же одежде распознала те же движения, те же манеры. Да и шрам над бровью был тот же - маленькая, но запоминающаяся черта. И голос... В пещере он отдавался эхом, поэтому я не признала его сразу. Но теперь, вслушавшись, смогла опознать.

Кажется, от возмущения и изумления я чуть не забыла, как надо дышать. О боги... Какая же она сумасшедшая гадина! Африон она хотела помочь извлечь из меня, ну да, как же! Теперь-то понятно, для чего именно!.. А что было бы, если бы я не помешала планам чернокнижницы? Если бы она вселила в себя африон и пошла с ним войной на Лакор, или что она там хотела?..

Меня трясло. Руки в самом деле подрагивали, когда я прищелкивала пальцами, как бы проматывая, пролистывая события тех дней вперед. Я вспомнила, что в какой-то день скитаний по горам кто-то сражался за моей спиной, защищая меня от демонов, какой-то светлый маг, и "отмотала" события на эту точку времени, догадываясь, кого именно могу увидеть.

И точно - Эрик. Выскочил из ниоткуда и кинулся на демонов, прикрывая меня, хоть я тогда об этом и не знала.

Я невольно улыбнулась. Всё-таки братишка почувствовал неладное и пришел на помощь. И он знал, видел, в какую переделку я встряла. Но почему он никак не проявлял себя передо мной? Почему затаился и ушел в тень?

Вспомнила, что спустя почти неделю скитаний по горным лабиринтам я упала без сил в одной пещере и слышала чьи-то голоса. Разговоры каких-то людей, которые явно помогли мне телепортироваться в спальню Салливана. Я прищёлкнула пальцами, золотой туман передо мной завертелся, и я уставилась на изображение самой себя лежащей на ледяном полу и бормочущей заклинания телепортации. Так, вроде бы точка выбрана правильно... Ну и... где же мои неизвестные спасители?

Время шло, а никто не появлялся, и я стала беспокоиться, все ли я верно вычислила. Нигде рядом никаких признаков жизни не было, а жизненная энергия в моем теле стремительно утекала, и сил для самостоятельной телепортации точно не было. Но как же тогда?..

- Медальон, - вдруг раздался звонкий голос рядом. - Кинь в воронку медальон, и она... то есть ты улетишь туда, куда должна улететь.

Я резко развернулась и уставилась на брата, который стоял рядом как ни в чем не бывало и улыбался своей фирменной снисходительной улыбочкой.

- Эрик!!

Кинулась к нему на шею и какое-то время просто висела плетью, стискивая так сильно, что грозилась ненароком придушить от счастья.

- Эй-эй, я еще жить хочу, пусти! Ну полно тебе!

Неохотно отпустила, но только для того, чтобы стукнуть кулаком по его плечу.

- Ты! Какого дилмона ты меня избегал все это время, чудовище?

Но тут же сама прильнула к его груди. Эрик был на голову выше меня, я только и могла, что уткнуться ему в плечо и наслаждаться теплыми объятиями.

- Давай-ка ты сначала отправишь себя в свободное плавание, а потом мы с тобой поговорим, - кивнул Эрик на мое едва живое тело в пещере. - Нужно кинуть медальон в воронку телепортации, он сработает как магнит к истинной паре.

- Какой ещё медальон?

- Родовой медальон архана Родингера-младшего. Держи, - добавил Эрик, вкладывая мне в ладонь перевернутый треугольник. - Ты выронила его в фагарском лесу, когда вы летели в храм Пресвятой Мелии.

- И ты нашел его? Ты был там? Но почему... Почему ты не появлялся, Эрик? Всё это время?

- Ой, как будто ты сама не знаешь, что нельзя показываться на глаза тому, чей жизненный вектор ты сейчас корректируешь! - закатил он глаза. - Первое правило в нашем Кодексе, ты должна меня понимать.

- Ты корректируешь мою судьбу? - нахмурилась я. - Но... Зачем?

- Чтобы сохранить равновесие целого мира, для чего же еще. Да, я о Лакоре. Ты знаешь, что ключевые фигуры, от которых зависит судьба целой реальности, нельзя детально посвящать в планы по спасению мира, - усмехнулся Эрик. - Потому что можно сбить вектор эмоций, настроения, действий, и получится полная ерунда. Просто ты никогда ранее не была ключевой фигурой, поэтому мне не приходилось от тебя что-то скрывать. Что ж, привыкай. Не всегда я могу быть с тобой откровенен. И имей в виду, я к тебе заскочил ненадолго, у меня минут пять от силы. Потом я снова исчезну на некоторое время. А сейчас я должен был появиться тут, чтобы передать тебе медальон.

Я задумчиво крутила серебряный треугольник в руках. Это что же получается, я сама себя к Салливану телепортировала? И голоса наши с Эриком слышала, даже через завесу золотого тумана рабочего пространства? Как удивительно порой складывается жизнь! Саму себя мне еще спасать не приходилось таким странным образом...

Кинула медальон, не выходя из рабочего пространства изнанки мира, добавила к нему парочку усиливающих заклинаний. И с какой-то необъяснимой тоской смотрела на то, как открывается телепортационная воронка, и та "я" из прошлого исчезает в ней.

- А почему ты никого из наших не позвал мне на помощь? Ладно - ты сам не появлялся, но я ни за что не поверю, что родителям было все равно, что я на связь не выхожу. На них это не похоже.

- Наставник запретил, - пожал плечами Эрик. - Они сейчас как раз дружно все ломают головы, как бы африон полностью и безопасно уничтожить. К сожалению, с ним все не так просто, как хотелось бы. Это не пустая темная магия демонов, а мощный живой сгусток. Если действовать бездумно, можно только больше дров наломать, так как африон умеет разрастаться и плодиться. Мы с таким еще не сталкивались.

- Хм, допустим... Но неужели никто из наших не мог сам извлечь из меня этот хаасков африон и очистить магическую искру?

- А ты бы тогда успела сблизиться с Салливаном? - с неожиданной усмешкой спросил Эрик.

Я открыла рот, чтобы ответить, но так и замерла, не найдя нужных слов.

- То-то же. Не сблизилась бы ты с ним тогда, Несси. И не прониклась бы его чувствами и заботой. Отшвырнула бы от себя сразу же, а истинными парами так раскидываться не стоит, точно тебе говорю. Я дал тебе время узнать Салливана получше, благо это время у тебя было. Если бы совсем все плохо было бы, может мы и вмешались раньше, но в этом не было нужды. К тому же, местные жрецы лучше знакомы с магией африона и смогли извлечь его из тебя наименее болезненно.

- Наименее болезненно? - меня аж передернуло при этих словах. - Ты хоть знаешь, насколько мне больно было!?

- Ну а что ты хотела? Отделить живую тьму от живого человека безболезненно невозможно. Поверь, жрецы работали максимально осторожно и нежно. И не факт, что кто-нибудь другой справился бы лучше них. Даже у Наставника были серьезные сомнения по этому поводу. Мы не стали рисковать и позволили событиям идти своим ходом.

Я вздохнула и обхватила себя руками, осмысливая всё услышанное.

- Я запуталась, Эрик. Чего я вообще хочу? Куда я должна вернуться? Разум говорит - давно пора домой, а сердце тянет обратно в Лакор. Дурацкое сердце...

- Оно у тебя очень даже мудрое, не наговаривай, - хмыкнул Эрик, приобняв меня за плечи. - Домой ты всегда успеешь, а вот с Салливаном ты вроде как не закончила, хм?

- Я не знаю, что с ним делать, - вздохнула я, устало потирая гудящие виски. - Совсем запуталась...

Эрик ласково погладил меня по голове, помолчал какое-то время. Потом негромко произнес:

- Во время обряда очищения магической искры люди почти всегда теряют память о том, что с ними произошло. Идёт магический и ментальный откат ровно до той точки времени, когда начались проблемы с искрой. Салливан был уверен, что тебя постигнет та же участь, и что ты забудешь все события прошедшего месяца, включая встречу с ним. Откуда ж ему было знать, что нам с тобой, Хранителям времени, в принципе невозможно стереть память? А даже если кто-то и наведет морок, то мы всегда можем вернуться сюда, на изнанку мира, которая вылечет нашу память и быстро приведет мысли в порядок.

- И ты ему об этом не стал рассказывать?

- Зачем? Пусть понервничает. Ему полезно, больше ценить будет, - ехидно произнес Эрик и улыбнулся недоумевающей мне. - Он был готов завоевывать тебя заново, когда ты очнешься без памяти о нем. Добиваться твоего сердца любой ценой. Мне кажется, это дорогого стоит.

Сердце билось часто-часто. Я взволнованно посмотрела на свою ладонь, где пульсировала и переливалась золотом и серебром руна богини Аринэ. Слова Эрика меняли для меня очень многое.

- Я бы, наверное, так не смогла, - тихо произнесла я.

- Что именно?

- Спасать небезразличного мне человека и знать, что после этого самого спасения он меня даже не вспомнит. Это как-то... слишком жестоко.

- Порой жизнь складывается так, что иного выбора просто не остается, - улыбнулся Эрик. - Когда на одной чаще весов лежит жизнь, а на другой - смерть, и ты сам являешься этими весами, то действовать приходится быстро. С холодной головой и горячим сердцем.

- Мне... надо вернуться, - прошептала я.

- Ну так возвращайся, чего ты ждешь? Увидимся позже, Несси. Мне пора.

С этими словами Эрик легонько чмокнул меня в щеку и исчез в золотистом всполохе.

Я тоже собралась исчезнуть, вернуться в нужное время, но передо мной все еще висела "картинка" пустующей пещеры где-то далеко в горах. И сейчас она не пустовала.

Я смотрела, как в пещере появилась Мэл с чернокнижниками. Разгневанная фленорка зло пнула булыжник под ногами.

- Сбежала! Как она сбежала, Хааск ее раздери?

- Возможно, ей кто-то помог?

- Да кто, кто ей мог тут помочь?!

Мэл грязно выругалась и заходила кругами по пещере. Один чернокнижник неуверенно спросил:

- Что будем делать, Мелисса?

- Сколько раз говорила не называть меня так вне дворца! - гаркнула Мэл на чернокнижника.

Тот согнулся в испуганном поклоне и забормотал невнятное:

- Прошу прощения, принцесса...

Меня как обухом по голове ударили. Принцесса? Мелисса? А это не та ли, которая?..

- Переходим к плану "Б", - сказала фленорка. - Вы знаете, что делать.

Троица телепортировалась немедленно, а я лихорадочно стала отматывать время вперед. Мне нужно было возвращаться в настоящее, к Салливану, срочно, нельзя было больше задерживаться ни на минуту. Время на изнанке мира текло своим чередом, и я не знала, сколько именно прошло дней с момента моего исчезновения в храме Пресвятой Мелии. Так как я тут чрезмерно задержалась, то наверняка прошло около недели. И мне стоило поторопиться. Нужно успеть предупредить Салливана о возможной опасности... если еще не было поздно.

Глава 32. Об ошибках и надеждах

Когда я телепортировалась обратно в настоящее время с формулировкой "оказаться рядом с Салливаном", то сначала подумала, что опять что-то напутала.

Было похоже на то, что я находилась в императорском дворце... Настоящем дворце, а не личной резиденции Салливана. Высоченные башни, все кругом отделано дорогим местным серебром, так и сверкает на солнце.

Было похоже. Но...

- Что тут происходит? - недоумевала я, оглядываясь по сторонам.

Стены внутреннего дворика, где я оказалась, были сплошь покрыты толстым слоем льда. Тем самым, которым ледяные драконы обычно замораживают всё своим морозным дыханием. Отовсюду доносились крики и звуки сражений. Над головой промелькнула гигантская тень... дракона?

Я осторожно выглянула из-за угла ровно в тот момент, чтобы увидеть, как какой-то охранник пронзает мечом другого воина. Судя по бледной коже и красноватым глазам - фленорца. Ну здрасьте приехали!.. Что тут произошло, пока меня не было?

- Несси!

Я вздрогнула, а в следующий миг оказалась в крепких объятьях, осыпаемая градом поцелуев. Это Салливан спрыгнул откуда-то с крыши и жадно вцепился в меня с таким отчаянием, что аж дыхание перехватило. Какое же счастье вот так вот чувствовать его, ощущать его тепло...

- Ты тут, - шептал он, улыбаясь и вглядываясь в мое лицо. - Ты жива! Я верил, что ты жива! Как хорошо, что с тобой все в порядке...

Потом его улыбка разом померкла, и глаза потухли.

- Я безумно рад тебя видеть. Но сейчас... Пожалуйста, уходи.

- Что?

Мне показалось, что я ослышалась. Я только что пришла, а он меня гонит?

- Уходи, - повторил Салли, твёрдо глядя мне в глаза. - Беги как можно дальше. Телепортируйся к себе в Форланд, беги прочь из Лакора. Куда угодно, лишь бы подальше отсюда.

- Салли, что происходит?

- Хааск знает что, - раздосадованно произнес Салливан. - Прости меня. Это я виноват.

- В чем? Ничего не понимаю...

- Я ошибался с обрядом Иарихон. Он действительно обнулил тебя, но вернул при этом африон на место. Туда, в горы, где его и запрятали однажды. Об этом мне надо было думать в первую очередь, а не откладывать на потом...

- До него добрались снова? - нахмурилась я. - Так быстро?

Салливан коротко кивнул.

- Принцесса Мелисса из Фленора...

Я на миг прикрыла глаза, стараясь дышать ровно. Кажется, с новостью про Меллису я все же опоздала...

- ...африон нужен был ей, чтобы поработить волю всех арханов.

- Но как?

- Через родовые амулеты, - вздохнул Салливан. - Те, что мы используем в детстве для сдерживания внутренних зверей, эти медальоны помогают нам быстрее обрести контроль над своими драконами. Но, к сожалению у любой ситуации есть две стороны. И обратная заключается в том, что на наших родовых медальонах остаются яркие отпечатки ауры каждого архана, а через такие вещи до нас всех намного проще добраться. Поэтому когда мы вырастаем, за ненадобностью и безопасности ради медальоны тщательно прячутся с глаз долой. Но Мелисса все равно до них добралась. Выкрала и швырнула их все в жерло африона. Она, оказывается, сильная чернокнижница и подчинила себе как-то всех арханов... Кроме меня. Мой родовой медальон так и остался у тебя, верно? Кажется, этим ты спасла меня от безумия. Видишь все это? - Салливан кивнул на заиндевевшие стены. - Это все арханы сделали, просто сражаясь друг с другом. С помощью африона Мелисса подчинила все родовые медальоны и нарушила связь человека с сущностью зверя. Нет больше адекватного сознания в арханах. Только беспощадная звериная злость, которую они вымещают друг на друге. Бездумно. Бессмысленно. Потому что сущность дракона сама по себе агрессивна и кровожадна. Фленорцы не пожелали идти открытой войной против нас. Они просто натравили арханов друг на друга, чтобы те сами себя уничтожили.

От всего услышанного стало тошно. Н-да, кажется, я очень сильно припозднилась...

- Сколько дней меня не было?

- Около недели. Я с ног сбился, пока искал тебя. Куда же ты подевалась, ледышка?

Он усмехнулся и заправил мне выбившуюся прядь волос за ухо. Сказал печальным голосом:

- Беги, Несси. Беги как можно дальше. Здесь сейчас опасно. Взбунтовавшиеся драконы - это не предмет для шуток и игр.

- Нашел чем напугать солдата!

- Ты не понимаешь, о какой силе идет речь, - покачал головой Салливан. - Императорский дворец пал, драконы двинулись и на Фленор, и на мирных жителей Лакора. Плохо дело, Несси. Такой войны наш мир еще не видывал. Равновесие этого мира ты не спасешь, так спаси хоть себя.

- А как же ты? - вцепилась я в его плечи. - Предлагаешь мне бросить тебя во всей этой кровавой бойне и радостно свинтить в закат? Ты-то сам тут что можешь сделать?

Салливан хотел что-то ответить, но в этот момент на крышу ближайшего строения спикировал огромный красный дракон. Он грозно взревел, расправил крылья и уставился на нас жуткими зелеными глазами. От него так и веяло безумием. Знаете, такой особой давящей магией, от которой хочется бежать куда подальше, потому что нутром чуешь - ничего хорошего от нее не исходит.

- Беги, Несси! - крикнул Салливан, толкая меня вглубь здания. - Беги отсюда!

Мне в самом деле пришлось бежать, бежать быстрее по коридору с витражными окнами, чтобы не попасться под ледяное дыхание дракона. Я не видела, как Салливан оборачивался в зверя, увидела уже только серебряного дракона, взметнувшегося ввысь. Прекрывающего мой побег.

Салливан что, в самом деле рассчитывал, что я сейчас послушно телепортируюсь домой?

- Нет уж, я без тебя не уйду, - бормотала я, пробегая по винтовым лестницам, пробираясь к смотровой башне, около которой сейчас сражался в воздухе Савьер с красным драконом.

Решила для себя, что сначала утащу Салливана куда-нибудь подальше отсюда, а потом уже решу, что делать. Что вообще со всем этим делать, и как остановить губительно влияние африона на родовые медальоны арханов. Есть идеи вообще?

- Есть идеи, как остановить африон? - спросила я Эрика, на бегу связавшись с ним по информационному браслету.

К счастью, теперь я была полна сил и для связи между мирами ее тоже было в избытке.

Эрик отозвался сразу, но с явной неохотой в голосе:

- Идей много, но какая из них наименее пагубная? Вот в чем вопрос, на который ответа пока нет.

- Эрик, твою ж за ногу!.. Мне сейчас не до твоих расплывчатых загадок!

Я в двух словах объяснила, что тут в Лакоре происходит, но Эрика мои новости не сильно взволновали.

- Что поделать? Не все позитивные изменения в жизни кажутся таковыми в самом начале.

- Позитивные изменения? Эрик, ты в своем уме ли? Тут арханы с ума посходили! Они дерутся друг с другом не на жизнь, а на смерть, нападают на мирное население!

- Некоторые события иногда кажутся худшим, что могло с нами произойти. Но спустя время приходит понимание того, что это на самом деле был подарок судьбы, который привел нас к тому, о чем мы когда-то мечтали и втайне надеялись.

Я многословно и жестко выругалась. Потому что терпеть не могла, когда Эрик включал "философа" и начинал разговаривать исключительно такими вот бесючими фразочками а-ля "я все на свете знаю, но ни о чем тебе не расскажу".

Впрочем: он же действительно знал, и это самое обидное. Я была уверена, что он заглядывал в будущее и знал, как избавиться от африона, как мне выбраться из всей этой ситуации. Знал, но не говорил, потому что... А Хааск знает почему! Потому что не время, потому что "так надо", и чтоб ему вечностью подавиться с этой его правильностью! Одна я уничтожить и тем более отменить африон точно не могла, но ведь вместе мы могли бы что-то придумать, правда?

- Ты поможешь?

- Нет. У тебя есть все для того, чтобы выйти победителем.

Я даже споткнулась на лестнице и чуть не полетела вниз.

Нормальные такие заявления! Что значит - у меня есть всё? Что у меня есть-то, дилмон тебя раздери?! Чтобы мой брат и отказывался помогать мне в сражениях - нонсенс! Немыслимое, невозможное событие!

- Что мне делать, Эрик?

- Думай, Несси, думай. Время летит, и никого не щадит... Но безвыходных ситуаций не бывает. Доверяй интуиции, и твой путь проявится. Не всё проявляется сразу. Иногда невозможному нужно время. Для всего есть своё время. Поверь.

Я прервала связь, не став ни дослушивать, ни прощаться. Честно говоря, этот бестолковый разговор меня только выбесил.

Как раз к этому моменту я выбежала на смотровую площадку башни. Прильнула к периллам и замерла, в ужасе глядя на открывшуюся передо мной картину.

Драконы. Сотни драконов, казалось, заполонили все воздушное пространство. Красные, серебряные, белые, серые, черные - драконы всех цветов и масти витали в воздухе, и от них веяло очень дурной магией.

Некоторые арханы боролись друг с другом: кажется, просто так, в порыве бессмысленной ярости, без повода. Некоторые арханы летали над городом кругами, периодически снижаясь и поливая морозной стужей все, до чего доставало их ледяное дыхание. Воздух звенел от запаха безумной агрессии, и выглядело все это жутко.

Как угомонить арханов, пока они не перебили друг друга и мирных жителей заодно? Как направить их взор на войска фленорцев, которые сейчас спокойно перешли городскую черту, не встретив никакого сопротивления, так как стражники были заняты попыткой спрятаться от арханов? Что тут вообще происходит?! Меня не было всего несколько дней, а равновесие этого мира не то что не устаканилось, а окончательно полетело в тартарары! Не представляю, что тут хотел попытаться сделать Салливан, но одному ему тут точно не справиться. Да тут целой армии волшебников будет непросто! И я была намерена вернуться прямо сейчас в Форланд и потребовать от Наставника выделить лучших наших воинов и отправить их в Лакор немедленно.

Но потом... Потом я увидела то, что заставило мое сердце болезненно сжаться.

Глава 33. О страхе и бесстрашии

Иногда события в жизни происходят так внезапно, что не успеваешь даже очешуеть. Вот и сейчас я только и успела заметить, как алый дракон впился зубами в бок серебряного дракона, а драконы - уже оба, вцепившись друг в друга, - камнем полетели вниз и проломили крышу соседнего здания.

Не помню, как слетела с башни с помощью левитационных чар. Не помню, как неслась стремглав по коридорам, усыпанным стеклами от разбитых окон. Не помню, как и чем проламывала двери в большой зал, который оказался завален обломками крыши изнутри.

Зато на всю жизнь запомню тот лютый ужас, который охватил меня при взгляде на двоих мужчин, лежащих посреди зала на груде камней. Один из них валялся в стороне и не подавал признаков жизни. А второй был чрезвычайно бледен, тяжело дышал и держался за левый бок. К нему-то я и устремилась.

- Салли!

В доли секунды подлетела к нему, опустилась перед ним на колени, трясущимися руками попыталась содрать рубашку, пропитавшуюся кровью.

Крови было много, очень много. Слишком много. Я старалась не смотреть на жуткую рваную рану и не думать о том, что шансы быстро залечить такую у меня весьма невелики. Быстро просканировала рану и поняла, что дела совсем плохи. Были задеты жизненно важные внутренние органы, часть плоти вообще отсутствовала, и счет шёл на минуты. Проклятье! Я, конечно, владею некоторыми лекарскими навыками, но я не профессиональный лекарь. Да и нужных снадобий не было под рукой.

- Салливан, чтоб тебя! - в сердцах рыкнула я в перерывах между бормотаниями заклинаний для остановки крови. - Если удумаешь сдохнуть, я тебя сама прибью!

Салливан с трудом приоткрыл глаза и слабо улыбнулся мне.

- Несси, - выдохнул он, и у меня сердце екнуло от его безжиненного голоса.

- Не трать силы на разговоры. Погоди, сейчас я тебя подлатаю...

Но Салливан качнул головой и перехватил мою руку. Коснулся её губами, произнес совсем тихо:

- Знай, ты лучшее, что случалось со мной в этой долбанной жизни.

Он издал ещё один судорожный вздох и затих.

- Эй! - окликнула я, похлопывая Салливана по щекам. - Ты чего это удумал? Отделаться от меня решил, да?

Салливан не отвечал. Грудь его больше не вздымалась в судорожных вздохах, а немигающий взгляд стал тусклым и безжизненным. Я боялась проверить пульс и тупо застыла от ужаса. Меня сковало таким невыразимым страхом, какой еще никогда в жизни не испытывала. Честно говоря, я не думала, что вообще способна настолько сильно чего-то бояться.

- Ты... Ты чего? Я же ещё не закончила с заклинаниями! Я же... Я сейчас тебя подлатаю, Салли, держись!

Я говорила что-то еще, колдовала над раной, умоляла Салливана держаться, но он все также смотрел вперед безжизненными глазами. Задорный огонек в которых, кажется, потух навсегда.

Навсегда...

До боли прикусила губу, чтобы не заорать от отчаяния. Опустила дрожащие руки, прекратив бесполезные попытки что-то вылечить. Без толку. Я больше не чувствовала исходящей от архана магии. Нечего и некого было лечить.

Перед глазами мелькнул белый пушистый хвост. Это родовой элементаль Салливана вскочил ему на грудь и принюхался как следует.

- Фри-и-икл, - жалобно пискнул он и свернулся калачиком на груди Салливана.

Я хотела коснуться элементаля, сказать что-нибудь утешительное, но не успела. На моих глазах Фриклс начал развоплощаться. Медленно таять в воздухе, уходить в небытие. Несколько секунд - и он исчез, будто его и не было вовсе. Все правильно, нет хозяина - нет и его элементаля.

Нет. Просто... нет.

Я смотрела в одну точку, не видя и не слыша ничего вокруг. В голове звенело.

Как так? И что... И это всё? Вот так просто? Взял и ушёл? Был - и больше нет? А как же... А как же я? А как же мы?

Мне не хватало воздуха. Горло словно сдавило стальным обручем - ни вдохнуть, ни выдохнуть. И вроде бы мне следовало собраться, взять себя в руки, смириться с потерей и идти дальше, как подобает солдату, но для меня жизнь как будто остановилась. Кажется, я совершенно не понимала ранее, насколько мне стал дорог Салливан. Что ж... теперь поняла. Сполна. Ну и что мне делать с этим знанием?

Со стороны входа в зал послышался шум, и я невидящим взором уставилась на Мэл в окружении десятка до зубов вооруженных бойцов. Красивая, стройная, в длинном алом платье с меховой накидкой, она шла вперед с гордо поднятой головой. Ее окружал плотный защитный купол, явно призванный для того, чтобы принцессу случайно не зашибли обломки рушащихся стен и не заморозило ненароком ледяное дыхание драконов.

- Ха! Опять ты, - скорчилась фленорка, неприязненно глядя на меня. - Что ж ты мне все время под руку попадаешься, мерзавка...

Ее лицо посветлело, засияло, когда она увидела рядом со мной Салливана. Такое торжество читалось в ее глазах, что у меня все внутренности скрутило от негодования и ненависти.

- Вот видишь, я всегда добиваюсь своего, - пропела Мэл, вальяжно приближаясь. - Ты, конечно, здорово мне карты попутала, но тебе меня не сломить! А вот я тебя сломлю с удовольствием.

Я криво улыбнулась. Вот же глупая. Я и так была сломлена уже дальше некуда.

Да только именно в таком состоянии удивительно ясно заработала голова. Я наконец-то поняла, на что мне намекал Эрик. Его слова и слова той странной старухи-орчанки в деревушке неожиданно четко сложились для меня в единый пазл, и пришло осознание того, что именно нужно сделать.

- Я и не буду пытаться сломить то, что победить невозможно, - тихо произнесла я. - Но я сильнее невозможного. И все, что нужно для победы, у меня уже есть.

Не знаю, догадалась ли Мэл о моих планах, или просто почуяла неладное, но она напряглась и наконец-то перестала мерзко улыбаться.

- Взять ее! - визгливо сказала Мэл, тыча в меня усыпанной перстнями рукой.

Но за мгновение до того, как кто-нибудь смог бы до меня дотянуться, я успела шагнуть в воронку рабочего временно́го пространства.

Я медленно выдохнула и открыла глаза. Вокруг меня клубился воронками золотистый туман, складываясь в причудливый бесконечный узор. Выбрать бы любую из воронок - да нырнуть в нее, забыв обо всех своих бедах, но я так не могла. Зато могла выбрать точку времени и повернуть ее вспять. Отменить.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍Сейчас явственно ощущала, что у меня действительно было все, что нужно. А самое главное - во мне было очень много отчаяния, необходимого для совершения магии столь высоких ступеней. Я была переполнена отчаянием, оно лилось из меня потоком. Это ужасно с человеческой точки зрения, но прекрасно - с магической, потому что некоторые уровни магии можно открыть только на очень высоких эмоциональных вибрациях. Искренних, а не поддельных.

Теперь я понимала, почему Эрик увиливал от моих вопросов. Если бы он мне прямым текстом сказал, что, когда и почему мне надо будет сделать, я бы, конечно, взбесилась, но в целом была бы готова к такому развитию событий. И не была бы даже в половину эмоциональна так, как сейчас.

Мною руководило отчаяние. Такое дикое, лютое отчаяние, затмевающее все страхи, потому что страха потери больше не было, а сама потеря - была. И жить с ней дальше было немыслимо. Невозможно.

Я еще раз медленно вдохнула и выдохнула, сжав руки в кулаки до побелевших костяшек пальцев. Нужно было быстро решать, с какой именно точки начать изменения. Важно было рассчитать все максимально четко, ошибок допускать нельзя. У меня была лишь одна попытка.

Глянула на россыпь сияющих точек справа. Каждой из них соответствовала жизнь того или иного человека, и как Хранитель времени я хорошо знала, что кому принадлежит. Задержала взгляд на зияющей черноте в одном углу. Сейчас здесь было пусто, но я точно знала, что тут недавно горела точка, соответствующая Салливану. Отменить его смерть? Но если я просто верну его к жизни, это не изменит ситуацию глобально. Его снова нужно будет спасать, вытаскивать из Лакора, и на это у меня уже может не хватить сил. Нет, действовать нужно было масштабнее.

Отменить наличие африона в этом мире? Слишком много лет прошло, и слишком много всего на этом завязано. Менять целые столетия невозможно, я погибну раньше, чем завершу отмену, и так ничего и не изменю.

Перевела взгляд на скопление других ярких сияющих точек. Сказала негромко:

- Мне нужна временна́я нить Мелиссы, принцессы из Фленора. Хотя нет, стоп...

Мне внезапно пришла в голову идея получше, и я тут же решила ее проверить. Сказала вслух:

- Мне нужна нить родителей принцессы Мелиссы.

Передо мной, как в калейдоскопе, заплясали разноцветные пятна с такой сумасшедшей скоростью, что у неподготовленного человека могла закружиться голова. Она и кружилась у меня раньше, когда я только начинала работать со временем. Сейчас-то уже привыкла, столько раз здесь была...

Столько раз, а все равно терпеть всё это не могла. Не сам процесс - а магическую отдачу, которая неизменно наступала после столь грубого вмешательства в ход времени. Время жадно отнимало силу, не щадя никого. После некоторых манипуляций я пару раз неделю пластом лежала без сознания. Чувствую, в этот раз будет примерно также, если не хуже. Всё-таки я собиралась кардинально изменить очень длинную цепочку событий. А это ох как чревато.

Со временем ведь как обстоят дела? Изменишь вроде бы маленькую вещь - а она повлияет на целый ряд событий и в итоге может глобально изменить ход будущего. Так называемый эффект бабочки, да-да. И чем глубже проникаешь и грубее действуешь, тем более непредсказуемый результат ожидал, и тем тяжелее отдача. И я сейчас была к ней морально готова.

Тщательно изучила временну́ю нить родителей Мелиссы, сделала выводы и приняла окончательное решение. Громко и четко произнесла вслух, в какой день в каком году и в каком месте хочу сейчас оказаться.

Для свершения задуманного плана мне понадобилось совершить лишь один прыжок в прошлое и разрушить дорогу, по которой будущая мать Мелиссы, графиня Уорлок, ехала в карете в императорский дворец на рождественский бал. На этом балу двадцать лет назад она и познакомилась с фленорским принцем Герольдом, за которого впоследствии вышла замуж.

Но сегодня графиня Уорлок до императорского дворца не доедет. Развернется, увидев заваленный камнями тоннель, попробует проехать в обход, но будет слишком поздно, и принц Герольд уже будет очарован другой фленоркой. Он женится на графине Шиморе, и у них родится замечательная двойня - но не Мелисса. И никто из их детей не будет вести охоту на африон. Не было никакой Мелиссы. Нет её и не будет больше. А вместе с Мелиссой не было никакого оплота чернокнижников, которых она однажды объединила и расплодила, как крыс. Которые отравляли отношения между Фленором и Лакором и действовали как единый слаженый механизм по разрушению равновесия этого мира на протяжении нескольких лет.

Если бы не вся эта ситуация с Салливаном... я бы не рискнула отменять такой огромный пласт времени, людей, событий. Не рискнула, да и не смогла бы. Но сейчас мною руководило отчаяние, а на столь высоких эмоциональных вибрациях я хотела, могла, готова была рубить всё на корню. Ведь для того, чтобы избавиться от тьмы, надо уничтожать не ее последствия, а саму тьму в зачатке. И таким темным пятном была эта хааскова Мелисса-Мэл и всё, что она успела создать.

Но теперь ее нет. Не было никогда и не будет больше.

Эрик такую масштабную отмену в прошлом провернуть не смог бы... Ни он один не смог бы, ни со мной, так как стопорил бы меня низким эмоциональным фоном, не испытывая даже десятой доли тех чувств, которые сейчас накрывали меня с головой. Уверена, что он это прекрасно понимал и весь мой эмоциональный фон заранее просчитал. Сухо, отреченно, как в сложном уравнении. Как в игре в шахматы.

"Чтоб ему в Аду гореть..."

Я вернулась в рабочее временно́е пространство, явственно ощущая сопротивление материи.

Время бунтовало. Вроде бы я одну встречу отменила - а вычеркнула таким образом из жизни массивный пласт событий и людей. И сейчас наблюдала за тем, как передо мной стремительно меняются картинки, и лопаются, как струны, временны́е нити, связывающие людей и события.

Встреча графини Уорлок и принца Герольда - отменить!

Рождение их дочери Мелиссы - отменить!

Поднятие африора из глубин лакорских гор - отменить!

Кража родовых амулетов ледяных драконов и подчинение арханов тьме - отменить!

Падение лакорской империи - отменить!

Отменить, отменить, отменить!..

Стояла и смотрела, как рвутся золотые нити. Как вместо них появляются новые события. Как вновь загорается яркая золотая точка Салливана.

Я тепло улыбнулась и судорожно выдохнула. Только сейчас поняла, что долгое время стояла, затаив дыхание, до последнего опасаясь, что не совсем правильно рассчитала.

Получилось. Живой!

Крепко зажмурилась и заставила себя отвернуться, уйти. Вернуться в настоящее время. Пусть события сами выстраиваются в нужный ряд. Без меня.

Не хотела смотреть, как рушатся нити, связывающие меня с Салливаном. Не могла видеть, как отменяются все наши встречи, перепалки и поцелуи.

Конечно, мне следовало остаться в эпицентре золотистой воронки, тщательно просмотреть все погасшие и потухшие точки, чтобы знать, какие события произошли вместо отмененных. Было верхом непрофессионализма с моей стороны уйти и не досмотреть все изменения. Грубое нарушение Кодекса, за что наверняка огребу потом по полной программе. Я должна была остаться. Обязана.

Но я не смогла. Потом, все потом. Потом как-нибудь схожу и все просмотрю. Позже. Не сейчас.

- Хочу вернуться в настоящее время, - произнесла вслух и вышла из воронки в каком-то переулке Лакора, устало осела прямо на холодную землю.

Драконы над головой не летали. Вокруг было тихо и мирно, а издалека доносились радостные возгласы с рыночной площади. В "здесь и сейчас" не было никакой войны и опасных бурь, и со всеми арханами все было в порядке. Равновесие этого мира было восстановлено.

Зато буря была внутри меня.

Мне было плевать на физическую боль, которая начала скручивать в тугой узел. Боль душевная раздирала куда сильнее и грозила поглотить меня с головой.

В этой обновлённой реальности я скорее всего с Салливаном не встречалась. Не дерзила ему, не отталкивала, не таяла в объятьях, не давала согреть себя от лютого холода. Не сходила с ума от волнения и желания, не слышала слова любви. Точнее, эта версия событий теперь должна была остаться верной только для меня и Эрика. А в сознании остальных все должно было переписаться. И от понимания этого факта хотелось выть в голос.

Я солдат, а солдаты не плачут. Но сейчас я плакала. Горько. Навзрыд.


Глава 34. О депрессии и настойчивости

Такую вот рыдающую и обессилевшую меня нашла одна милая женщина, проходившая мимо. Пухленькая, с добродушным лицом и звонким голосочком. Она заохала, заахала, кое-как заставила меня подняться на ноги и повела в ближайшую таверну, хозяином которой был ее муж, что я поняла по щебетанию женщины.

Я не сопротивлялась, потому что сил - ни физических, ни моральных - у меня не было. Я была полностью  разбита, поэтому позволила усадить себя за стол и влить в меня бокал чего-то сладкого и крепкого. Такие хорошие эти хозяева были, что я решила не искать другое место, а остановиться прямо у них на время восстановления магического резерва. После этого обряда очищения магической искры и особенно после манипуляций с событиями прошлого мне было так плохо, что все равно нужно было где-то осесть на несколько дней, прийти в себя.

Хозяину таверны сказала, что меня бросил жених, и что мне хочется уединиться и погоревать вволю. Ну а что? Отчасти это правда, а хозяева таверны так расчувствовались, что пообещали мне носить еду прямо в комнату, если я не пожелаю выходить в обеденный зал. А я не пожелаю, конечно. Потому что сил моих не было смотреть на то, как другие радуются чему-то, когда я оплакиваю свою судьбу.

Наверное, с неделю я только и делала, что плакала, ела и спала. Больше всего на свете мне сейчас хотелось заявиться к Салливану и прижаться к его груди, но какой в этом смысл? Он меня не помнил, и не факт, что при следующей нашей встрече я его очарую. А я не готова была видеть его холодный безразличный взгляд. После той его пылкости, горячности, нежности - нет, не готова. Лучше уж вообще никогда больше не видеть, не знать. Восстановить магический фон, свалить домой и больше никогда не появляться в Лакоре. Забыть его как самый сладкий страшный сон.

Я даже в лавке Фила боялась появиться. Как напоминание о том, что он видел нас с Салливаном и был свидетелем всех случившихся событий, о которых сам больше не помнит. Посмотреть ему в глаза и услышать "Агнессочка, дорогая! Какими судьбами? Давно не виделись!.."? Ну нет, увольте... Не сейчас. И вообще - никогда. Прости, Фил, ты был хорошим другом, но я не могу...

Мне казалось, что я скоро умру от душевной боли, - настолько было тошно. Еще меня постоянно мутило, видимо, от магического истощения, и это добавляло особый "шарм" к моему и без того плачевному состоянию. Магический откат был жуткий, у меня ломило от боли все тело, не спадала высокая температура, и эта агония казалась бесконечной пыткой. Никогда еще мне так плохо не было, если честно.

Через неделю стало полегче. Температура спала, мышцы меньше крутило от боли. И слезы наконец-то кончились. Наверное, я выплакала все что только можно, и теперь началась вторая фаза депрессии - отупение. Я просто сидела или лежала и смотрела в одну точку. И все также ела и спала в промежутках между увлекательным созерцанием пошарпанного потолка.

Не знаю, сколько бы я так провалялась, но на исходе второй недели ко мне заявился Эрик. Возник на пороге, цокая языком и скрестив руки на груди.

- Шикарно выглядишь, сестричка, - насмешливо сказал он, привалившись к косяку. - Не подскажешь адресок своего стилиста?

- Имя ему - жизнь, - буркнула я и закинула в угол комнаты еще один бумажный платок, коих там скопилась уже целая горка.

К брату не повернулась, лишь покосилась на него и заметила, что сегодня он разоделся в парадную белую форму, а не в привичную черную. И физиономия у него такая самодовольная и отдохнувшая, что аж зубы сводит. Вот уж кто, в отличие от меня, действительно выглядел шикарно.

- Так дело не пойдет, дорогая моя. Где твой несгибаемый оптимизм?

- Там же, где мой смысл жизни, - в заднице. А ты - пошел вон. Я тебя ненавижу.

- Ну, допустим, у тебя есть на то причины, и я как раз пришел загладить свою вину, - разулыбался Эрик. - Валяться у тебя в ногах и просить прощения не буду, у меня есть идея получше, но для этого нам надо выбраться из этого смрадного места. Поднимайся, даю тебе полчаса, чтобы привести себя в порядок.

- И что потом? Ради чего?

- Ради меня и... В общем, давай, отрывай свой зад от дивана и марш в душевую! Пойдем с тобой гулять. Сегодня шикарная погода, а тебе стоит развеяться.

- Не хочу. Изыди, демон.

- К сожалению, я не демон, а твой брат. Это намного хуже, от меня так просто не избавиться. Некоторые родственники вообще - те еще живучие твари, ничем их не изведешь. Вот я один из таких. Да еще и твой Страж, тут тебе вдвойне не повезло. Так что вставай! Давай, быстро! Ты приводишь себя в порядок и идешь со мной гулять. Это приказ. Выполнять немедленно.

Сказал он это, воздействуя на меня магической силой Стража, так что пришлось повиноваться: приказам своего Стража сопротивляться было практически невозможно. С трудом села на кровати и с ненавистью уставилась на Эрика, но мой пламенный взор его не волновал.

Под активные пинки брата я всё-таки дошла до ванной и в итоге с удовольствием приняла душ.

Кажется, вместе с водой с меня слилась тонна негатива, и даже дышать стало полегче. Надолго ли...

Глянула на себя в зеркало. Лицо осунувшееся, под глазами круги, волосы растрёпаны. Красотка, что сказать. Приняла душ, кое-как привела себя в божеский вид и последовала за братом, который поволок меня прочь из таверны.

На улице было хорошо. Солнце ярко светило и пригревало, ветра не было, мороз был совсем слабый. Такую погоду я даже любила, так что с удовольствием шла под руку с Эриком, хотя все еще злилась на него. Злилась, но никогда не умела долго таить обиду на брата, поэтому медленно начинала оттаивать.

Жить-то дальше как-то надо? Вроде надо. И от Эрика мне все равно никуда не деться, мы с ним связаны узами намного более прочными, чем обычные брат с сестрой. Ну вот я и шла и слушала рассказы о доме и последних завершенных заданиях.

- А что с африоном? - спросила я, когда мы свернули к ярмарочной площади.

- Пока что он вновь скрыт в недрах лакорских гор и никому не вредит. Но мы возьмём это дело под свой надзор, негоже такой опасной силе лежать вот так без жёсткой охраны. Мы подумаем, как уничтожить африон... Отменой во времени не получится, слишком много лет прошло, слишком много событий на этом завязано. Магический откат будет такой, что даже если мы с тобой вдвоем будем действовать, от нас лишь горстка пепла останется. Вон, ты всего несколько лет отменила, а видок у тебя уже такой, будто ты только из могилы выползла. Про состояние магической искры вообще молчу.

- Это да, - вздохнула я. - И у меня пока нет сил на дальнюю телепортацию. Так что я на какое-то время опять застряла в этом проклятом Лакоре, будь он неладен. Но надеюсь через недельку вернуться домой. А у тебя какие планы на ближайшее время?

- О, боюсь, через недельку ты вряд ли окажешься дома, - как-то странно усмехнулся Эрик. - А что касается моих планов... В Гхоране неспокойно. Там намечается серьезная заварушка, и кому-то придется ее контролировать*.

- Сам туда отправишься?

- Не совсем. Отвел туда Тео, пусть разбирается с местными проблемами.

- Тео? Левинтона, что ли?

Эрик кивнул, а я нахмурилась.

- Но он же совсем неопытный. Нехорошо его одного на амбразуру кидать.

- Кто сказал, что он будет один? - загадочно улыбнулся Эрик. - В Гхоране хватает помощников.

- Но он не то чтобы сильный волшебник... Ему бы кого из наших в пару дать.

- Иногда для решения задач нужна не сила, а другие качества. Ловкость, хитрость, удача. Наглость, в конце концов.

- Да уж, этого у Тео в избытке, - рассмеялась я.

- Вот именно - мягко улыбнулся Эрик и уверенно добавил:

- Он справится. Я в него верю. И Наставник тоже в него верит. Так что это будет его, так сказать, боевым крещением - первым персональным заданием. Должен же он когда-то начинать действовать в одиночку. Мы его внедрили в штат местной инквизиции, вот пусть там тренируется и развлекается с назревающей проблемой.

Я только пожала плечами, но спорить не стала. Были у меня серьезные сомнения насчет такой спорной персоны, но Наставнику действительно виднее. Пока что он ни разу не ошибался в своём выборе, каким бы странным порой тот ни казался. Вроде бы не ошибался...

[примечание автора: об этих событиях пойдет речь в отдельной книге "Казнить нельзя влюбиться" - уже выкладывается на моей странице. Тео - главный персонаж новой истории]

- Постой тут, я сбегаю за мороженым, - внезапно сказал Эрик, когда мы проходили через ярмарочную площадь. - А потом зайдем в одно красивое место.

- За мороженым? - прыснула я.

Как-то это было очень странно - есть мороженое в вечно холодной стране.

- О, ты просто не знаешь, какое оно вкусное. Но скоро узнаешь. Погоди, я быстро!

Эрик нырнул в разноцветную толпу, а я осталась ждать его около трактира под названием "Большой куш". Его пошарпанная дверь в какой-то момент со скрипом отворилась, и на порог шагнул высокий блондин в оранжевой мантии, какие тут носили императорские лекари.

Я мельком глянула на лекаря и обомлела. Он тоже на меня глянул и, к сожалению, узнал.

- Агнессочка, дорогая! - шагнул ко мне Фил с распростертыми объятьями. - Какими судьбами? Давно не виделись!..

Наверное, меня здорово перекосило от этих его слов, потому что Фил озабоченно спросил:

- Эй, ты как, у тебя все в порядке?

"У меня все настолько плохо, что даже жить не хочется", - подумала я, но вслух сказала только:

- Вполне. А ты... Здорово изменился. Когда это ты успел заделаться в императорские лекари?

- Да совсем недавно! - махнул рукой Фил, беззаботно улыбаясь и так и лучась радостью. - Неделю назад буквально. Получил приглашение от самого архана Родингера-младшего, представляешь? Ему меня кто-то настоятельно посоветовал, по его словам. Ну, я прошел собеседование и успешно сдал проверочные задания, ну и вот!.. Сам себе не верю.

Он развел руками, мол, сама видишь.

От упоминания принца Родингера меня перекосило еще больше. О боги, Фил, да провались ты сквозь землю! На кой ляд было появляться в моей жизни именно сейчас, когда я едва пришла в себя?!

- Слушай, Агнессочка, я бы с тобой вечность болтал, ты забегай ко мне на досуге, хорошо? А мне бежать надо, у нас сегодня такой праздник, такой праздник!.. Нужно подготовиться как следует, меня тоже припахали. Служба, сама понимаешь...

- Что за праздник? - спросила я без интереса, просто для поддержания диалога.

Лучше бы не спрашивала. Потому что ответ Фила поразил меня в самое сердце.

- Так ведь архан Родингер-младший сегодня женится. Будут городские гуляния в честь этого события, и мне надобно...

Чего?..

Дальнейшие его слова я не слышала. У меня сердце гулко стукнуло о ребра и ухнуло в пятки. Разбилось на части, как хрустальная ваза.

Глава 35. Оно того стоит

Фил ушёл, а я все стояла и смотрела в одну точку, пытаясь осознать смысл услышанного.

Родингер женится...

Салливан женится...

Интересно, на ком? Небось, но новой принцессе из Фленора. Красивой и знойной, под стать ему. Выгодная партия, которая поможет наладить контакты с другой страной.

Представила рядом с Салливаном красивую леди в белом кружевном платье и чуть не задохнулась на месте от невыносимой тоски. Интересно, от душевной боли можно умереть? Я, кажется, скоро узнаю ответ.

- Что с тобой? - спросил возникший рядом Эрик.

Скрывать от него я ничего не умела, поэтому честно рассказала о встрече с Филом.

- Ты знал об этом?

Эрик никак особо на это не отреагировал, лишь улыбнулся загадочно и сказал:

- Знаешь, Несси, иногда надо отпустить свои ожидания, страхи, опасения, чтобы удивиться тому, что приготовила для тебя жизнь.

- Вечность депрессии она для меня приготовила, - буркнула я, принимая из рук Эрика рожок мороженого.

Мороженое оказалось шоколадным. С таким изумительным горько-сладким привкусом и невероятно долгим послевкусием, что мне захотелось плакать. Потому что все, что связано с шоколадом, теперь прочно ассоциировалось у меня с Салливаном, чтоб его, Родингером. Никогда в жизни больше не буду есть шоколад!

Мы прошли через площадь и десяток извилистых улочек, а потом завернули к неприметному кирпичному зданию.

- Вот оно, величайшее творение лакорцев! - гордо заявил Эрик.

Я с сомнением посмотрела и на Эрика и на здание. Ядовито кивнула:

- Величайшие развалины, я бы сказала.

Эрик рассмеялся и помотал головой.

- Внешне выглядит убого, согласен. Зато внутри!.. Да иди, иди со мной, сама все увидишь.

Мы шагнули за порог, и я действительно увидела. И ахнула.

Здание оказалось храмом, потрясающе красивым внутри. Он был отделан местным сверкающим серебром и хрусталем, а потому помещение казалось полупрозрачным, зыбким. Учитывая игру солнечного света, миллионы бликов на стенах, все это вместе создавало невероятное впечатление. Я даже временно забыла о своем горе.

- Как тут красиво! - невольно ахнула я.

- Знал, что тебе понравится, - довольно улыбнулся Эрик. - Восхищает, правда?

Я молча кивнула, завороженная зрелищем. Ну очень красиво!

Храм был абсолютно пустой, и мы просто шли вдоль лавок в сторону алтаря, любуясь переливами света в хрустальном оформлении храма.

Около алтаря я снова скисла, вспомнив, как Салливан рвался потащить меня под венец немедленно. Глянула на свою ладонь, на которой больше не красовалась брачная руна. Она исчезла через несколько часов после моего возвращения с изнанки мира. Все правильно, ведь в изменившемся времени жизнь не связала нас меткой богини Аринэ, пусть мы и оставались теоретически истинной парой.

А вот, кстати, руна второй клятвы не совсем исчезла, я только сейчас обратила на это внимание. Она сильно поблекла и стала едва различимой, но при желании можно было разглядеть ее контур. Хм, с чего бы? По идее, этой руны на мне тоже не должно было быть.

Прямо спросила об этом Эрика, на что он заливисто рассмеялся и покачал головой. Взгляд его при этом скользнул куда-то мне за спину.

- Это проблема как раз связана с тем фактом, что домой в Форланд ты через недельку вернуться никак не сможешь. Да и через месяц не сможешь, если честно. И еще долго...

- Ты о чем вообще? - напряглась я.

- Несси, Несси... Иногда ты поражаешь меня своей тугодумностью.

- Чего? - я аж задохнулась от возмущения.

- Отец столько времени потратил на то, чтобы вбить в тебя Кодекс перемещений во времени и пространстве, а ты так невероятно тупишь.

- Да меня ночью разбуди, я этот Кодекс наизусть расскажу!!

- Ну тогда вспомни главу тридцатую, пункт шестой. О чем там речь?

- О случаях, когда телепортация между реальностями запрещена или крайне нежелательна. Если расстояние между мирами слишком большое, то есть определенные риски для здоровья и рассудка.

- Верно. Если между ближайшими мирами переход относительно безопасен, например, из Шаренхола в Лакор, то Форланд расположен намного дальше, и по некоторым причинам туда телепортироваться невозможно. Ну-ка вспомни, какие там причины?

- Да много же, но все очень серьезные. Лишение рассудка, лишение половины конечностей, полное магическое истощение...

- Подпункт пятнадцатый шестого пункта, - перебил Эрик. - О чем там речь?

Я открыла было рот, чтобы ответить, но так и замерла, не сказав ни слова. Потому что до меня дошло, что имел в виду Эрик. И как обухом по голове ударило.

- О нет, - одними губами прошептала я.

Я была в ужасе, если честно. Все это было как-то слишком для одной меня...

- Вот это я попала... Даже пока не знаю, как мне решить эту проблему...

Эрик мягко улыбнулся мне. Сказал:

- Ты конечно сильная, умная и все такое, но всех проблем решить не можешь. А иногда их решать и вовсе не нужно.

Его спокойный тон добил мою нервную систему. Меня бомбануло эмоциями, накрыло нещадно.

- Достал ты со своими загадочными высказываниями! Что значит - не надо решать? Тебе не надо, конечно, проблема-то не твоя! Она моя! Твоей идиотки-сестры, моя проблема, моя! И она есть! И она трындец какая серьезная, а ты всё ухмыляешься! Ну чего ты ржешь? Чего ты ржешь, я тебя спрашиваю?! А знаешь что? Не отвечай. И катись-ка ты в бездну, чтобы глаза мои тебя не видели. Меня от тебя тошнит!

Я развернулась на каблуках, собираясь умчаться  обратно в таверну, где прорыдаю до скончания веков. И... нос к носу столкнулась с Салливаном.

Точнее, я в него врезалась с размаху, уткнувшись в шею, от которой сильно пахло шоколадом.

Я замерла, шокированная появлением этого человека в моей жизни. Снова. Опять. Ну за что, о боги?! Откуда он тут взялся?!

Боялась взгляд на него поднять, так и стояла истуканом, вытаращив глаза и пытаясь заставить себя сдвинуться с места. Уйти, сбежать. Куда угодно, лишь бы подальше от этого архана. Только бы не вдыхать аромат его кожи. Только бы не чувствовать эту сильную давящую ауру. Только бы не видеть его шоколадных глаз.

Надо было наверное что-то сказать, извиниться за то, что врезалась. А лучше ничего не говорить и просто пулей умчаться вдаль. Но я стояла, как дура, и не могла ни говорить, ни дышать, ни двигаться. Словно бы околдованная, зачарованная.

Пока я пыталась унять панику, над ухом раздался бархатный голос:

- Привет, ледышка.

Всего два слова - а у меня дыхание перехватило, и голова закружилась.

Как он меня назвал? Ледышка? Но он же называл меня так при нашей первой встрече... и потом...

- Как вы меня назвали? - осторожно уточнила я.

Может, мне послышалось?..

- Ледышка, а с каких это пор мы на "вы"?

От его голоса по телу побежали мурашки, вся моя сущность затрепетала от смысла сказанных слов. Но мозг пока усиленно отказывался верить.

Рискнула посмотреть Салливану в глаза.

Он улыбался. Искренне так, весело. Как улыбался мне ранее. Неужели?..

- Ты... помнишь меня?..

Салливан ответил не сразу. Приобнял меня за талию, привлек к себе вплотную - так сладко, что внизу живота мигом потяжелело, разлилось тепло. Приподнял меня за подбородок, потянулся к моим губам. Провел по ним языком, выдохнул:

- Истинных не забывают, знаешь ли. Можно стереть многое, но горячее сердце истинной пары ничем не потушить. И мою любовь к тебе ничем не затушишь. Так что кончай брыкаться и сопротивляться. Ты - моя. Никому не отдам. Точка.

Он мягко разомкнул мои губы языком, вовлекая в восхитительно нежный поцелуй. Голова закружилась, и глаза закрылись сами собой, а поцелуи Салливана стали более неистовыми.

Мы целовались так жадно, как будто не виделись целую вечность, хотя по моим ощущениям именно так и было. Сильные яркие эмоции грозились накрыть с головой, захлестнуть снежной бурей, раздавить лавиной. И я полностью растворилась в этих ощущениях, забыв обо всем на свете.

Я обнимала, целовала, цеплялась в плечи, шептала слова любви и не смогла сдержать слезы. Раньше всегда думала, что слезы радости - это просто красивая сентиментальная чушь. А сейчас сама на себе поняла, что от счастья действительно можно заплакать. Так отчаянно, как будто случилось большое горе. Хотя на самом деле ровным счетом наоборот - наконец-то обрела смысл.

- Ты станешь моей женой, ледышка? - спросил Салливан в промежутках между поцелуями.

- Только если ты перестанешь называть меня ледышкой, - ответила я в промежутках между всхлипываниями.

- Нет, ну так дело не пойдёт, - театрально вздохнул Салливан. - Я согласен брать в жены только ледышку! Никакая другая невеста мне не нужна.

- Ты невыносим! - покачала я головой, одновременно плача, смеясь, улыбаясь и стуча Салливана по плечу.

- За это ты меня и любишь, не так ли? - бархатным голосом спросил он.

И я уверено кивнула.

- Люблю...

- Тогда ты не будешь против того, чтобы мы провели венчальный обряд прямо сейчас? Прямо здесь? Я хоть и отдал приказ готовиться к венчанию во дворце, но что-то передумал.  У меня нет желания тащиться во дворец и проходить миллион официальных процедур перед тем, как мне наконец можно будет называть тебя женой.

- А как же белое кружевное платье? Я... не в форме. Точнее наоборот - в форме. Боевой. А ты ведь говорил, что хочешь...

- Да ну к Хааску его, это платье, - махнул рукой Салливан. - Какая разница, во что одета моя невеста, если эта невеста - ты?

Салливан оказался совершенно прав: наше венчание Лакор действительно запомнил надолго. Потому что мы на него не явились. Вот так вот взяли и обвенчались в маленьком хрустальном храме, где под надзором местного жреца и при свидетельстве Эрика на наших с Салливаном ладонях вновь вспыхнули метки богини Аринэ. На этот раз - отчетливо золотые, сияющие. Подтвержденные.

А потом мы ушли в закат, то есть в личную резиденцию Салливана и не выходили оттуда неделю, послав подальше всех, даже императора. Покой наш изредка нарушал только Фриклс, который доносил до нас "вести с полей", рассказывая о реакции лакорцев на наше тайное венчание. Элементаль развлекал нас смешными историями, а взамен мы скармливали ему тонны сладкого. Смеялись, целовались и кормили друг друга шоколадом, поедание которого у нас вечно заканчивалось чем-то неприличным.

Император Лакора, конечно, был в шоке от выходки сына и спешном венчании на солдате равновесия, запрещенном законом. Эти самые законы Родингеру-старшему пришлось срочно переписывать после того, как к нему заявился мой отец и в красках объяснил, куда и в каком состоянии запихнет императора, если он не перестанет маяться дурью, вместо того, чтобы объединить усилия и уничтожить африон вместе. Возражений у императора, к счастью, не нашлось.

С отцом я сама пока не виделась, но он сталкивался с Фриклсом и передал через него, что наведается к нам позже, когда они с императором решат проблему африона. Вроде как придумали, как его окончательно уничтожить, но для этого нужно было подключить наших некромантов и всех местных жрецов. В общем, та еще нелегкая задачка, требующая времени, и отец собирался жестко контролировать весь процесс самостоятельно.

Заодно он передал мне поздравления с венчанием, а Салливану - сочувствие и соболезнования в связи с окончанием спокойной жизни и появлением обременения в лице меня. Еще и пообещал всяческую помощь и моральную поддержку, если совсем невмоготу будет. Салливан хохотал до слез, а я поклялась себе устроить очень, хм... запоминающуюся встречу с родителями.

Я нежилась в объятьях Салливана, плавилась под его натиском и никак не могла поверить в реальность происходящего. В то, что в его сознании из-за связки с истинной парой остались в памяти все события, которые я отменила. И что его чувства ко мне ни на каплю не угасли. Скорее уж наоборот - усилились троекратно, когда к нему пришло понимание того, что именно я сделала ради спасения его жизни. Невероятно...

Пару раз я даже обращалась к Эрику с вопросом, мол, а это в самом деле со мной происходит, по-настоящему? Не мерещится ли, не снится? На что братишка только посмеивался и советовал мне временно отключить голову. Что я с радостью и сделала.

- Слушай, а почему клятвенная руна на твоей руке полностью не исчезла? - спросил как-то  вечером Салливан, целуя мои руки и обратив внимание на поблекший рисунок на ладони. - Она ведь должна была разрушиться сразу же, как я... ну, ушел из жизни. Разве не так? Метка богини Аринэ исчезла же. А почему эта руна осталась?

- Потому что подпункт шестнадцатый пункта шестого главы тридцатой Кодекса фортеминов, - тяжело вздохнула я.

- Чего?..

Я улыбнулась, глядя на растерянного Салливана. Пояснила:

- Клятвенная руна не исчезла в день отмены событий прошлого, потому что в тот момент она уже осуществилась. Клятва с моей стороны была выполнена. Войну с фленорцами я тебе, можно сказать, помогла предотвратить.

- Но ведь помимо этого, в клятве речь шла о наследнике.

- Да. Я знаю.

Салливан приподнялся на локте, глядя мне в лицо. Взгляд такой серьезный, сосредоточенный. Недоверчивый.

- Ты хочешь сказать?..

- Что нас скоро будет трое, - напряженно улыбнулась я, старательно отводя взгляд в сторону.

И именно об этом идет речь в подпункте шестнадцатом пункта шестого главы тридцатой Кодекса: о том, что беременным нельзя совершать далекие межпространственные телепортации. Они в принципе невозможны, сама магия их не пустит, таким образом тщательно оберегая даже едва зародившуюся жизнь.

- Сама знаю, что все это очень неожиданно, и звучит дико, но...

Договорить Салливан мне не дал. Пожалуй, так нежно и одновременно страстно он еще ни разу меня не целовал. Умопомрачительно. Сказочно. Лучше любых слов показывая свою радость.

Однажды один вздорный дракон вытащил меня из-под собственной кровати. Той самой, на которой мы сейчас утопали в шёлковых простынях.

А в дальнейшем он вытряс из меня душу, сжег все нервы, похитил мое сердце, но взамен окутал такой заботой и лаской, что мне, честно говоря, грех было жаловаться.

Жизнь - это не просто сплетение случайных событий, а результат принятых нами решений, нашей внутренней борьбы с самим собой. Иногда нужно пройти через многие лишения, чтобы обрести свое счастье и отвоевать любовь. Но как бы порой ни был тернист путь - а любовь того стоит. Всегда.

Эпилог (бонус)

[почти два года спустя]


- Скажи «а-а-ам»!

- А-а-а-ам! – послушно протянул Фьюри, и пока он открыл рот, я успел запихнуть в него ложку с едой.

- Умничка, хороший мальчик, - улыбнулся я сыну и повернулся к дочери. – Так, а теперь…

- Не ам! – громко сказала Агата.

Еще и стукнула кулачком по столу. И посмотрела на меня так, будто ей был не годик с небольшим, а лет так на «дцать» больше, и она была крайне возмущена местной тиранией в лице меня.

- Не ам! – тут же вторил Фьюри, любящий повторять все за сестрой.

И тоже стукнул кулачком – только не по столу, а по тарелке, которая с радостным дребезжанием перевернулась и грохнулась на кафель, расплескав всю кашу на пол и меня заодно.

Я тяжело вздохнул. Агата характером явно пошла в мать и росла той еще бунтаркой. В отличие от покладистого брата, который, однако, успешно перенимал все самые худшие черты сестрички.

Да, мы оказались счастливыми родителями сразу двоих сорванцов. Ну как – счастливыми? Пока что все-таки больше нервными и дерганными. Как ни крути, а двойня – это то еще испытание на прочность. И хоть в моем распоряжении был целый штат слуг и нянечек, но с этими двумя порой не справлялись и несколько взрослых.

Дело было даже не в характере. Проблема состояла в том, что как только этим двоим исполнился годик, в них факелом вспыхнула магическая искра. Такая сильная и яркая, что лично я бы с удовольствием воспользовался каким-нибудь магическим огнетушителем, чтобы не просыпаться ночью в страхе не уследить за детьми. Потому что даже ночью с ними могло произойти что угодно.

Например, однажды Фьюри во сне телепортировался в лабораторию Фила в ящик с ядовитыми змеями. Фил орал как резаный, когда утром в полном защитном обмундировании полез доставать змей для опытов и обнаружил среди них крепко спящего и невредимого наследника престола.

Потом как резаные орали мы с Агнессой, когда осознали всю жуть происходящего. Мы так и не поняли, почему змеи не тронули малыша, но успокоительных зелий выпили на троих несколько литров так точно. Агнесса предположила, что у Фьюри может быть дар понимания рептилий, или что-то в этом духе, и именно поэтому змеи не тронули «чужака». А я предположил, что Фьюри таки вырастет ледяным драконом, потому ближайшие собратья-змеи его и не тронули, чувствуя силу "старшего". Как бы то ни было, а с тех пор в спальне наших детей постоянно дежурило несколько слуг-поисковиков, которые в случае чего могли быстро пройти по следу и найти исчезнувших малышей.

Но сегодня мы отдыхали без прислуги, так как выехали за город с моими родителями и с родителями Агнессы, устроили что-то вроде семейного пикника. И все бы прекрасно, но малышей пора было укладывать спать, и эту функцию я сегодня взял на себя, давая Агнессе отдохнуть. Она и так сильно уставала, я старался по возможности отрываться от государственных дел и отрывать Агнессу от неугомонных детей. Пусть поболтает с родителями на террасе за кружкой чая, она с ними и так нечасто видится. А я ушел с детьми в дом, где пытался накормить их хоть чем-то, чтобы они потом быстрее уснули. Из-за гиперактивности у них были большие проблемы с дневным сном, но обычно после плотного обеда дети засыпали, как убитые. Но, кажется, с обедом у нас сегодня дела не задались.

- Ладно, - сказал я, откладывая ложку в сторону. – Отказываемся, значит, обедать, да? Тогда идем спать.

- Не ам! Не спать! – воскликнула Агата пронзительным голосочком. – Хацу маме!

- Никакой мамы, пока не поспим, - твердо сказал я. – Мама отдыхает, и мы ее не трогаем сегодня. Если вы, господа, отменяете обед, то я отменяю маму. Ясно?

- Отменяю! – заверещала Агата.

Пронзительно так заверещала, снова стукнула кулачком по столу и… исчезла.

Я от души выругался.

- Твою мать! – радостно повторил Фьюри.

Я выругался снова, покрепче, но на этот раз про себя.

Вот почему дети с таким восторгом перенимают все самое нехорошее? Лучше бы они с таким же энтузиазмом учились сами доедать кашу и укладываться баиньки.

Сосредоточился, чтобы встать на след Агаты и быстро найти ее. За последние несколько месяцев я здорово поднаторел в этом навыке, так что поисковыми чарами владел почти в совершенстве. Но сейчас столкнулся с неожиданной проблемой… никакого следа не было.

По спине пробежал зыбкий холодок.

Следа. Не было.

Твою ж мать.

Я сглотнул, ощущая тошнотворное дежавю. Перед глазами всплыла картинка из прошлого, когда я точно также не мог нащупать след Агнессы, когда она исчезла у меня на глазах, лежа на алтаре. Тогда из нее извлекали африон, и она попала на изнанку мира… А сейчас что произошло?

- Ты в порядке? Нужна помощь? – это на кухню вошел Эрик с подносом грязной посуды.

Сгрузил ее в раковину и подошел к бледному мне.

Когда-то мне не нравился этот тип. Да что там – я его почти ненавидел. Но после того как он фактически помог мне жениться на Агнессе, отношения между нами значительно потеплели, а потом и вовсе растаяли.

Да-да, именно он помог. Тогда я медленно ехал крышей, не понимая, что происходит, был не в состоянии отделить одни воспоминания от других. Не понимал, почему Гордон вел себя так, будто мы ни в какой храм с Агнессой и Филом не отправлялись. Не понимал, почему у меня самого в голове каша, как у человека с раздвоением личности.

Поэтому когда сработал мой связной медальон в лавке у Фила, и отдаленно прозвучал голос Эрика, я без раздумий ринулся туда и столкнулся с Эриком уже на улице. Он смерил меня тяжелым взглядом своих льдисто-серых глаз и насмешливо спросил:

- Что, тяжко, Родингер?

А у меня сердце забилось часто-часто. Потому что если он задает такие вопросы, то у меня не помутнение рассудка, и Агнесса мне не привиделась.

- Где Несси? Она жива? У меня не получается ее найти. Что с ней?

- Оставь ее пока, дай немного прийти в себя. Я накрыл ее охранным куполом.

- Я хочу быть рядом с ней, сейчас же!

- Мало ли что ты хочешь, - отмахнулся Эрик. – Ты сейчас пойдешь со мной и постараешься быть достаточно убедительным, чтобы я захотел привести Агнессу к тебе, а не забрать ее домой. Это, знаешь ли, сейчас целиком и полностью зависит от меня. И как я ей прикажу, так она и сделает.

Думаю, мой кулак, проехавший по его скуле, был достаточно убедительным. Не удержался, как ни пытался себя сдерживать.

- Весомый аргумент, - пробормотал Эрик, потирая ушибленную щеку и нос. – Допустим, засчитывается. Только Савьера держи при себе, ага?

Это он вовремя сказал, потому что мои руки уже начали трансформацию в зверя.

- Просто отведи меня к Несси, - процедил я сквозь зубы.

- Слушай, я в самом деле не могу тебя прямо сейчас к ней отвести. Ей совсем плохо. Я каждую ночь сторожу ее на границе сна и яви, потому что ее тело настолько ослабло, что в любой момент может исчезнуть. Ее лихорадит адски, она горит почти в прямом смысле того слова. Да не трясись ты так! Будет она жить, я с ней силой делюсь, пока она спит, удерживаю ее в этой реальности и не даю развоплотиться. Но тебе сейчас к ней лучше не ходить, а то хуже будет. Понимаешь?

Я ни черта не понимал, но чувствовал, что Эрик говорит правду. Он был предельно серьезным, даже не улыбался больше.

- Идем, Родингер, - сказал он и положил руку мне на плечо. – Нам с тобой о многом надо поговорить. И прямо сейчас дай мне клятву, что не прибьешь меня после всего, что услышишь, ага?

Клятву я ему действительно дал, прямо там, на улице. О чем потом горько пожалел, потому что после долгих часов бесконечных разговоров с Эриком мне хотелось не просто прибить, а растерзать голыми руками этого гребаного вершителя судеб.

- Ну все же хорошо в итоге закончилось, разве не так? – говорил он, на всякий случай держась от меня на расстоянии. – Выдохни, Родингер, и готовься к церемонии венчания через неделю. И будь любезен, перестань уже меня проклинать и прожигать таким взглядом, иначе твою Агнессочку некому будет поднимать на ноги. Мне над ней еще работать и работать.

- Ты что, в самом деле ей ни разу еще не глаза не показывался? И не говорил, что я ее помню?

- А зачем? Пусть понервничает, ей полезно. Больше ценить будет, - ехидно говорил он, попивая эль. - Поспешное облегчение страданий не идет солдату на пользу.

И развел руками, мол, сам понимаешь.

- Ну ты и гад, - восхищенно качал я головой.

- Я не гад, а хитрая лисья морда. Во всяком случае, так говорит наш Наставник, - ухмылялся Эрик.

А через некоторое время он стал беспокойно ерзать в кресле и оглядываться по сторонам.

- Слушай, а где у вас тут?..

- Туалет справа по коридору, - не дослушав, сухо сказал я.

Эрик смерил меня тяжелым, титановым таким взглядом.

- Ну ты и гад, - теперь уже он выдохнул восхищенно.

- Все претензии к Савьеру, это была его идея.

И тоже развел руками, мол, извини. А потом с садистским удовольствием наблюдал за улепетывающим в уборную Эриком. Которая, кстати, не работала. Ни тут, ни на всем этаже резиденции, так как я успел отдать Гордону приказ переломать все как можно скорее.

Я дал Эрику клятву не убивать его, но ни о каких слабительных, добавленных в эль, речь в клятве не шла. Мелочная месть, конечно, но лучше, чем ничего, в сложившихся обстоятельствах, когда Эрика нельзя было надолго травмировать, пока он лечит Агнессу.

- Поспешное облегчение страданий не идет солдату на пользу! - кинул я вдогонку матерящемуся Эрику, пулей вылетающему в холл в поисках работающей уборной.

«Пусть помучается. Ему полезно», - самодовольно ворчал Савьер.

И я был полностью с ним солидарен.

Теперь же Эрик был отличным другом и старался почаще наведываться к нам в гости, несмотря на занятость в академии. Нормальным он был парнем, когда скидывал с себя маску холодности. Проблема была лишь в том, что маску эту он скидывал только с самыми близкими людьми, в остальное время напоминая ходячий нелюдимый айсберг.

Рассказал ему, что не могу нащупать след Агаты, и Эрик сильно нахмурился.

- Она случайно не говорила при этом что-нибудь вроде «отменить»?

- Отменяю – кивнул я. – Она воскликнула «отменяю» и исчезла.

Эрик со стоном провел рукой по лицу. Плохой знак.

- Вижу, ты знаешь, в чем проблема.

- Еще бы я не знал, - вздохнул Эрик, подходя ближе. – Я когда маленький был, страдал тем же.

- Тем же – это чем? – похолодел я.

- Внезапными и неконтролируемыми перемещениями во времени. В кучу неприятностей тогда влипал. И родителей успешно в это втягивал. И сестру.

Твою ж мать.

Вот только этого для полного счастья не хватало.

- Кажется, Агата унаследовала от своей мамы способности Хранительницы времени, - медленно протянул Эрик.

- Пожалуйста, скажи, что ты знаешь, как ее найти!.. Если Агнесса узнает, что Агата куда-то пропала, мне будет крышка!

- Клыска! – радостно повторил Фьюри, глядя на меня хитрющими глазками.

Ну вот почему из всех произнесенных слов он выделил именно это, а?

- Знаю, конечно, не переживай, - улыбнулся Эрик, подхватывая Фьюри на руки. – Давай отнесем этого хулигана к нашим родителям, пусть они последят за ним, пока я быстренько сбегаю за Агатой и…

- Клыска, клыска! – перебил его Фьюри и вцепился в мою руку. - Отменяю!

Земля резко ушла из-под ног, и голова закружилась так, что грозилась расколоться на части. Это были секундные ощущения, но очень, очень неприятные.

Я огляделся. Мы стояли точно не на кухне. Мы были где-то… а, собственно, где?

Вокруг нас сновали туда-сюда люди, мы оказались посреди какого-то огромного здания, то ли торгового центра, то ли еще что. Такого в Лакоре я не видел ни разу.

- Где это мы?

Эрик ответил не сразу. Он на миг прикрыл глаза, делая медленный вдох и выдох, потом произнес:

- У меня две новости: хорошая и плохая. С какой начнем?

- С хорошей? – неуверенно спросил я.

Правый глаз нервно дёрнулся. Я придержал его рукой.

- Способности Хранителя времени унаследовала не только Агата. Фьюри тоже умеет перемещаться во времени, и только что он перенес нас в недалекое прошлое.

- Мне страшно спросить, а какая тогда плохая новость?

- Он перенес нас не только в прошлое, но и в другой мир.

Час от часу не легче.

- Эй, Салли, ты как?

- Живой, и то хлеб, - буркнул я, потирая гудящие виски. – Где мы? Агата где-то тут, или они в разное время и место направились?

- Мы в Гхоране, в его развлекательном центре, он называется Люмьер-холл. Впрочем, неважно, где мы, и когда мы. Важно, что Агнесса тут, - уверенно сказал Эрик и кивнул куда-то вперед.

Я посмотрел в ту сторону и увидел нашу маленькую блондиночку в розовом платьице, уверенно двигающуюся в пестрой толпе. Агата просто шла вперед, то и дело касаясь кого-то в толпе и приговаривая «Отменяю! Отменяю!». Люди, которых она касалась, один за другим исчезали на глазах, а Агата каждый раз подпрыгивала от восторга и хлопала в ладоши. Замечательная игра, боже-ты-мой-дай-мне-сил.

- Клы-ы-ыска! – протянул Фьюри.

Да, сынок, я с тобой полностью согласен. Нам крышка.

Эрик тихо выругался и вручил мне сына, которого я прижимал к себе с замирающим сердцем, словно бомбу замедленного действия. Вскоре я держал в руках уже обоих детей, и мы направились к фонтану в центре огромного Люмьер-холла в ожидании Эрика. Тот нацепил на Агату с Фьюри какие-то браслетики, объяснил, что они будут сдерживать их перемещения во времени. А сам направился искать всех тех людей, которых Агата успела отправить Хааск знает куда.

Ждать нам его пришлось долго, часа два. За это время я чуть не поседел, пытаясь уследить за активной двойней, в итоге плюнул и разрешил им плюхнуться прямо в неглубокий фонтан, где плавали рыбки, которых тут скоро, кажется, не будет. Рыбок было жалко, но зато они полностью завладели вниманием детей, и я даже снова заулыбался, глядя на их смешные попытки поймать цветастых рыбок. Позволил себе немного расслабиться и с интересом глазел по сторонам. Все-таки никогда не был в других мирах, здесь даже запахи были совсем иными.

- Всё, всех нашел, - сказал запыхавшийся Эрик, возникший справа от меня. – Всех вернул на место. Ух и далеко же пришлось скакать…

Волосы у него были растрепанные, белоснежная мантия местами порвана и подпалена. Я вздернул брови, глядя на явно подожженный подол мантии.

- Не спрашивай, - буркнул Эрик, заклинанием восстанавливая одежду. – Пришлось залезть чуть ли не в жерло вулкана. А теперь давай поспешим. Агнесса нас по головке не погладит, если мы сильно задержимся. Я смогу вернуть нас примерно в ту же точку времени, когда мы отлучились. Так что мы еще успеем уложить спать этих двоих.

Миг спустя мы снова летели в тошнотворной воронке телепортации и приземлились в кухне нашего дома. Я приземлился не очень удачно, перевернув стул и уронив попутно пару тарелок, так как был слегка дезориентирован резким перемещением.

Грохот был такой, что на него прибежала Агнесса. Она буквально влетела на кухню, испуганно глядя на нашу компанию, замершую с извиняющимся видом.

- Все в порядке?

- Просто ребята немного похулиганили в процессе обеда, - пояснил я, опуская Агату на пол и незаметно высушивая заклинанием ее одежду.

Дочь сразу же побежала к маме.

Лицо Агнессы стало мягче, она улыбнулась своей неповторимой улыбкой, подхватывая Агату на руки.

Залюбовался женой, как будто давно ее не видел. Я всегда на нее так смотрю, потому что люблю всем сердцем и никак не могу ей напиться. Она ради меня так многое изменила в своей жизни, вот и в Лакоре со мной осталась, хотя очень не любила все эти бесконечные снега вокруг, но потихоньку начинала привыкать к новой реальности. Говорила, что для ее активности в академии можно находиться в любой точке Вселенной, и она вернется к этому позже, когда дети подрастут. Не представляю, как буду отпускать ее на все эти их опасные задания, но пока думать об этом было рано.

- Уже поели? Как они себя вели?

- Отлично, - бодро отрапортовал я, стараясь говорить максимально естественно. – Просто супер. Мы бодры и веселы!

- Кто-то опять не хочет ложиться спатеньки, а, солнышко? – улыбнулась Агнесса дочке.

- Мама, мама! – дергала ее за ворот одежды Агата.

- Что такое, милая? О, у тебя новое украшение?

Агата, хвастаясь сдерживающим магию браслетиком, стянула его с себя и потрясла им в воздухе.

Я не успел отреагировать, да и Эрик тоже.

- Отменяю! – радостно восликнула Агата, обнимая маму за шею.

Агнесса исчезла вместе с Агатой за секунду до того, как мы с Эриком успели до них дотянуться. Так мы с ним и столкнулись лбами и отскочили в стороны, потирая ушибленные головы.

- Апхчи! - громко чихнул сын, который сидел на полу все еще в мокрой одежде.

Неужели простыл?..

Однако он не просто чихнул. Из его рта неожиданно вырвалась морозная стужа. Ледяное дыхание попало точно в Эрика, и тот замер в нелепой позе, мгновенно покрывшись коркой льда.

Так, всё-таки сын пошел в меня и уродился арханом.

- Клы-ы-ыска! – радостно воскликнул Фьюри и тоже исчез, стянув со своей ручки браслетик.

Поправка - арханом, легко скачущим во времени и между мирами.

Я нервно дернул левым глазом, привалившись спиной к стене, и очень криво улыбнулся, глядя на заледеневшего Эрика. Вот сейчас он в прямом смысле того слова был ходячим айсбергом. Красавчик. Может, так и оставить?..

Кажется, проблемы с дневным сном у нас решатся еще нескоро. Зато проблем со скукой не будет никогда.

Ну что тут скажешь? Финиш, дамы и господа! Кры-ы-ышка.

Конец!


Оглавление

  • Глава 1. Подкроватная вечеринка
  • Глава 2. Фейерверк эмоций
  • Глава 3. Источник силы
  • Глава 4. Случайная руна
  • Глава 5. Снадобья и яды
  • Глава 6. Однажды в трактире
  • Глава 7. Портальная ошибка
  • Глава 8. О рыбаке и рыбке
  • Глава 9. О видах и персонах
  • Глава 10. Про чужие фантазии
  • Глава 11. Отмеченная богиней
  • Глава 12. Почему бы и да?
  • Глава 13. О меткости и метках
  • Глава 14. О следах и незнакомцах
  • Глава 15. Жизнь в обмен на жизнь
  • Глава 16. Ледяные поцелуи
  • Глава 17. Расстрелять или жениться?
  • Глава 18. Об играх в наказание
  • Глава 19. Холодное сердце
  • Глава 20. О раздвоении и миражах
  • Глава 21. Цирк на выживание
  • Глава 22. О рубашках и недолекарях
  • Глава 23. О повозках и досках
  • Глава 24. О притяжении и напряжении
  • Глава 25. О шоколадном послевкусии
  • Глава 26. О бессилии и помощи
  • Глава 27. О ревности и уважении
  • Глава 28. О куколках и лопатах
  • Глава 29. Самый сладкий плод
  • Глава 30. Отменить!
  • Глава 31. На изнанке мира
  • Глава 32. Об ошибках и надеждах
  • Глава 33. О страхе и бесстрашии
  • Глава 34. О депрессии и настойчивости
  • Глава 35. Оно того стоит
  • Эпилог (бонус)
  • Teleserial Book