Читать онлайн Счастливый брак по-драконьи. Найти себя бесплатно

Александра Черчень
Счастливый брак по-драконьи. Найти себя

© Черчень А., 2017

© Оформление. ООО «Издательство «Э», 2017

Глава 1

Я стояла на балкончике, опоясывающем тренировочный зал, и с интересом наблюдала за схваткой, разворачивающейся внизу.

Сражались Арвиль и Криона. Ну как сражались… Ар тенью скользил по залу, уворачиваясь от нападок драконицы, и время от времени огревал ее деревянным шестом по какой-нибудь нежной части тела. Кри лишь злобно щурилась и с новой силой кидалась на ухмыляющегося хейлара. Когда ей в очередной раз попало по мягкому месту, подруга яростно взревела:

– Хватит танцами заниматься! Имей смелость сражаться как мужчина!

– Криона, как мужчина я сражаюсь только с мужчинами или врагами, – рассмеялся Сотник, отступая. – С женщинами же, а тем более союзницами – исключительно на горизонтальной плоскости. Ну или… танцами вот занимаюсь.

Я фыркнула, с иронией глядя на закипевшую от гнева огненную.

Но Арвиль-то! Девственник несчастный!

Правда, Криона этого не знает. И хейлар бессовестно дразнит легковозбудимую драконицу. Даже жаль ее. Она столько сил положила, чтобы уговорить Сотника на бой, а в итоге Ар устроил показуху. Хорошо хоть десятников нет. Если учесть, что минимум двоим из них Кри уже успела начистить как чешуйчатые, так и не очень морды, они, несомненно, порадовались бы сейчас реваншу предводителя.

Арвиль ошибся: неизвестный кукловод разбудил не одного Шеридана. Десятники не спали. Хотя я была уверена, что его просто заставили ошибиться. Затуманили ментальный взор. Оставшихся в живых десятников Спящий призвал сразу, как понял, что их нет в Анли-Гиссаре. Присяга командиру оказалась важнее уз, которыми сковал их неведомый колдун с помощью Шеридана. Его Ар так и не смог притянуть, но не терял надежды, раз за разом повторяя попытки. Не верил, что друг и кровный брат предал без веских причин.

И Спящий очень хотел знать, каких именно.

С момента пробуждения господина Анли-Гиссара прошло почти полторы недели. За это время город ожил, заискрился светом и красками, заиграл огнями. У него забилось сердце, появилось дыхание. К сожалению, не особенно весело обстояло дело с продуктами. Имелось лишь то, что приносили десятники из большого мира. А значит, перед воскресшим городом и его детьми все ярче вставала проблема: как быть дальше? Собственно, именно поэтому Арвиль пока не бросал общий зов. Мы не были готовы к такому количеству ртов и сдвинутых набекрень мозгов.

Последнее, впрочем, было исключительно Дашиной проблемой. Особенно мне запомнилась сцена первого знакомства целительницы с хейларами. Здоровенные, мрачные хвостатые мужики – и обмирающая от страха человечка. Ну и радостный Арвиль:

– Даша, это ваш материал для работы. Материал, это ваша Даша и врач. Прошу не обижать. Очень прошу, всем понятно?

– Любимая болонка повелителя? – задал непонятный вопрос один из хейларов.

– Нет, – серьезно ответил Арвиль. – Просто целитель душ.

После этого представления отношение к переселенке изменилось почти сразу, но Дарья все равно боялась. В первую очередь – не справиться. Хоть остальные и не были такой темной бездной, как их командир, они все равно представляли тот еще букет психологических заболеваний. Дашка мрачно шутила, что по ним можно несколько диссертаций защитить и навек прославиться изучением оригинальных отклонений. Так что пока мы по-прежнему сидели под землей и лишь подготавливали плацдарм для дальнейших действий.

А еще Спящий почему-то всячески меня избегал. Мы встречались только за едой, и в большинстве случаев «встречи» сводились к тому, что он заходил в столовую, уткнувшись в очередной документ или схему, сгребал на поднос еду и уходил!

Нет, я все понимаю! Что город старый, очень долго стоял без хозяев, многие системы сбоят, включая оборонительные, но… Ар едва не сквозь землю проваливался, стоило меня заметить! Так же не может продолжаться до бесконечности? Я не хочу терять друга. А значит, нужно объясниться и решить, как быть дальше.

Вот почему сегодня я решила отловить хвостатого и припереть его к стенке. Так болезненно плохо от него отвыкать! Оказывается, за время, что мы были «рядом», я очень привязалась к его присутствию, общению, иронии и взглядам на жизнь. Мне его не хватало.

Да, Арвиль позаботился, чтобы я не скучала, нашел дело. И даже того, кто это «дело» контролировал. Сотник приставил ко мне одного из десятников для обучения ментальной магии. Но подсунул учителя весьма оригинальным методом! Встаю утром и первое, что вижу, – невозмутимого десятника над постелью! Да я от страха завизжала и с постели свалилась!!!

Им оказался Алишин. Как раз тот самый идеальный солдат без сомнений и колебаний.

Я усмехнулась Дашкиному диагнозу: «Все они тут с отборными селекционными тараканами, которые никакой отравой не выводятся!» Хихикнула, вспомнив, как целительница орала на весь кабинет после сеанса с одним из десятников. В ответ на вопрос, что делать с уставшей дамой в походе, он ей выдал: «Добить!» Кажется, как раз Алишин и отличился. Все же хейлары – и правда букет психологических отклонений. Как сказала переселенка, Арвиль в этом плане просто более адаптирован из-за общения со мной… потому что подстраивался.

В общем, уже после пары встреч с хозяином волшебного города на уровне «целитель – пациент» Дашка задумчиво предложила выпить… сока. Виноградного. Приличной выдержки. А затем сказала, что, если вытащит «это нечто», повесит на себя орден. Самостоятельно.

Арвиль… Арвиль.

Я прикусила губу и нахмурилась, когда размышления вновь улетели в сторону Сотника. Он же обещал со мной заниматься! А на деле и слова не сдержал, и о смене решения поставил в известность не лично, а через десятника! Понимаю, что веду себя как ребенок, которому пообещали игрушку и не дали. Понимаю его мотивы, но справиться с обидой не могу.

С такими мыслями я крадучись спустилась по боковой лестнице и застыла в нише около дверей тренировочного зала. Спустя минуту они с грохотом распахнулись. На пороге появилась злая Криона, почти сразу исчезнув в одном из мерцающих потусторонним светом коридоров.

М-да… какая-то она совсем нервная стала. Почти до психов нервная. По любому пустяку срывается. Половине десятников морды попыталась набить… Они такие удивленные были, что даже позволили. Нет, Кри хороший боец. Очень хороший. Но хейлары – генномодифицированный гибрид драконов и фейри. Невероятно быстрые, очень сильные, ловкие и верткие. В обеих ипостасях. Прости меня, подружка, но молодой огненной, не так давно миновавшей второе совершеннолетие, не выстоять против идеальных солдат.

Которые мирной жизни просто не знали. Которых учили только убивать.

То, что им неудобно с ней драться, было заметно. Хейлары привыкли убивать, а не сражаться или тренироваться. Я… помню. Видела в воспоминаниях города, как это бывает.

Пока я блуждала в печальных мыслях, одна из створок снова распахнулась, и на пороге нарисовался хвостатый предатель. Меня не заметил. Все же Алишин – великолепный учитель! Спящий был погружен в себя, что-то обдумывал, потому не видел стоящую в трех шагах укутанную заклинаниями меня! Ай да я!

Арвиль аккуратно закрыл дверь и двинулся по коридору. Я покинула нишу и, когда он поравнялся со мной, коснулась ладонью его плеча. Сразу начались неприятные сюрпризы. Мне вывернули локоть, притиснули к стене ниши, а горлом я ощутила холод стали, боль и горячую струйку, поползшую вниз по шее, за ворот туники.

– Ирка!!! Да какого же… – Арвиль витиевато выругался и оборвал себя на полуслове.

Меня вытащили из закутка и осмотрели ранку, не прекращая высказывать честное мнение о блондинистых идиотках. Блондинистые идиотки это мнение, в общем-то, разделяли и потому пристыженно молчали. Нет, ну вот где мозги были?! К КОМУ я, дурында, полезла?!

– Я ж тебя убить мог, – устало сказал хейлар. – Не подходи со спины, глупая. Ирка, если меня касается что-то без запаха и неощутимое в ментальном плане, срабатывают рефлексы! Угадай, какие?!

– Поняла.

Отвела взгляд, нервно теребя светлые пряди, завязанные в низкий хвост. Дура, ну как есть дура.

– Пойдем, – обнял за плечи Спящий, прижимая к себе. – Надо поговорить. Давно уже.

Вот… мужчина, а?! «Надо поговорить!» – сказал он, увлекая за собой девушку, которая уже полторы недели пытается отловить поганца! Даже удовольствия высказаться лишил!

Ладно, успеется. А пока… пока надо оторваться от тепла его тела, которое кажется таким невыносимо родным, что совсем не хочется отстраняться, и пойти туда, куда Ар соизволит сводить.

Сказать это, особенно мысленно, было просто. Но очень сложно сделать, тем более что господин Анли-Гиссара и сам медлил, по-прежнему прижимая меня, легонько поглаживая спину и касаясь щекой волос.

– Ты последняя сволочь, – тихо сказала я.

– Знаю, – грустно согласился Арвиль, второй рукой начиная перебирать мои волосы. – Но это смотря с какой стороны…

– Вот сейчас и расскажешь, – мрачно проговорила я и со вздохом высвободилась из его рук, напоминая себе, что некоторых пока не простила. – Тезисами изложишь и сопроводишь логической цепочкой, по которой пришел к таким замечательным выводам.

Он внимательно взглянул на меня фиолетовыми глазами и молча протянул руку, куда я, не колеблясь, вложила ладонь. Дальнейший путь был недолгим. Сначала по главным коридорам, потом – по тайным ходам.

– Зачем тут-то? – спросила, пробираясь по узкому туннелю вслед за хейларом.

– По главным путям долго, – не оборачиваясь бросил Арвиль. – А время – материал хоть и тягучий, но крайне дефицитный.

Сначала я услышала шум падающей воды, потом увидела впереди свет. Солнечный свет. Не искристое потустороннее сияние магии Анли-Гиссара, а настоящий! Мягкий, янтарный и невыносимо притягательный!

Я так скучала по солнышку…

Больше – только по мужу. Мысли о Ринвейле отозвались привычной тупой болью в сердце, но я усилием воли задвинула их подальше. Не время. Про Вейла – потом. Сейчас надо разобраться в отношениях с другим близким и дорогим мужчиной.

Когда мы вышли, я сначала зажмурилась от лучей, резанувших по привыкшим к полумраку глазам, а потом застыла… Потому что шумел водопад, рассеивая по лицу мельчайшие брызги, потому что вокруг витал аромат солнца, зелени и воды… потому что некоторые снова меня обнимали, тихо говоря на ухо:

– Аккуратно, тут край очень близко.

Арвиль, Арвиль… Как сложно все у нас с тобой.

Ты мне очень нужен и важен, я ни с кем не чувствовала себя так хорошо и спокойно, как с тобой. Ты как… продолжение меня. А без частицы себя очень плохо. Не знаю, откуда появился такой эффект, но сейчас, когда Арвиль после стольких дней отчуждения снова был рядом, я трепетала от счастья.

Постепенно глаза привыкали и, прищурившись, я рассмотрела место, куда меня привел хейлар. Ущелье! Такое… дикое! Первобытное, без следов вмешательства каменщиков: даже переправа через маленькую, но очень бурную речку – просто кусок гранита, навек застывший чуть изогнутым мостом. После великолепия Анли-Гиссара этот уголок дикой природы был мне очень… мил. Да, мил сердцу. Почти до сладкой боли. Не идеальный, в чем-то грубый, но свой.

Арвиль спрыгнул на нижний уступ, развернувшись, поймал меня и аккуратно поставил рядом. Взял за руку, переплетая пальцы, и мягко потянул на гранитный мостик. Там снял камзол, кинул его на камень, жестом предложив сесть, затем опустился около меня.

Мы молчали. Я смотрела то на Сотника, то на поток, несущийся из-под ног во тьму ущелья. На Арвиля смотреть было интереснее… и грустнее. Во-первых, хейлар казался уставшим. Под глазами залегли тени. Он выглядел бледным и каким-то очень… зрелым. От мальчишки, которого я встретила в сновидении с Вейлом, остались только яркие аметистовые глаза и встрепанные черные волосы.

Стало стыдно, что я отвлекаю его по такой ерунде, как уязвленное самолюбие. Его бы не на разговоры тащить, а в постель, отсыпаться. А еще… еще с ним было до боли хорошо. Вот так сидеть, держа за руку и положив голову на плечо. Просто хорошо, просто тепло и спокойно.

– Какой же ты еще ребенок, – грустно сказал Арвиль, невесомо погладив меня по волосам. – Мы с твоим мужем – законченные извращенцы!

– Э-э-э? – опешила я.

– Я о том, что ты – такое мелкое создание, а желания в твой адрес – самые взрослые, – хмыкнул Спящий.

– Мы уже обсуждали это. И, кажется, пришли к консенсусу. – Я отвела взгляд, нервно потеребив манжету рубашки. – Ар, я не хочу тебя терять. Но сейчас… ты отдаляешься, у меня тоже появляются дела и заботы. И если мы оба не будем пытаться сохранить дружбу, скоро попросту разбежимся по разным углам. И… и все.

– Ирьяна, – снисходительно хмыкнул господин Анли-Гиссара. – К сожалению, так легко и просто это не решается. И всему есть причины.

– Знаю! – Я вскинулась, глядя на хейлара, который с прерывистым вздохом запустил пальцы в неровно обрезанные волосы и несильно дернул. Попыталась собрать разрозненные мысли и объяснить: – Арвиль, вспомни, сколько всего случилось. Мы прошли через Изначальную империю, а потом и через твой смертельный аттракцион по имени Анли-Гиссар! Я тебя разбудила… Неужели на этом все закончится? Почему ты меня избегаешь, я понимаю. Но мог бы сам сказать, по какой причине хочешь так резко ограничить общение? Ты ведь прекрасно знаешь, насколько мне нелегко сейчас… без тебя! А ты просто оборвал все нити!

– Не знаю, с чего начать, – неожиданно признался Ар, мягко поглаживая мою ладонь большим пальцем.

– И все же попробуй.

– Да, я бегаю из-за влюбленности. Стараюсь держаться как можно дальше, потому что считаю это благоразумным. Со дня на день появится твой супруг, и я должен быть к этому готов, чтобы не сорваться, – спокойно признался Спящий, щуря яркие фиалковые глаза. – И в этом свете ты считаешь мой поступок неверным?

– Считаю его необдуманным, – честно ответила и вздрогнула от едва заметной перемены в лице хейлара. – Ты принял решение за нас двоих, не поставив меня в известность. Стало быть, я невольно рушу твои планы.

– Я не был готов к разговору, – потер висок Сотник, устало улыбаясь. – Ирьяна, это узы. Узы, которые появились во время нашего путешествия. Сейчас они рвутся, потому нам и плохо.

– И что делать? – беспомощно развела руками я. – Ты же понимаешь, почему тебя ко мне тянет. Ар, это элементарная физиология плюс привязанность.

– Почему – дело десятое, – отмахнулся Арвиль. – Проблема есть, и это факт.

Спящий снова притянул меня, касаясь губами виска, потом немного отстранился и горько рассмеялся:

– Вот я идиот, а? Сам же знаю, что дистанция сейчас главное, но удержаться не могу.

– Не идиот, – потерлась головой о его плечо, понимая, что тоже совершаю редкостную глупость. – Это и называется привязанностью, Арвиль. Думаю, если бы ты меня любил, не смог бы удержаться от искушения видеть.

– Малышка, что ты знаешь о любви? – открыто рассмеялся хейлар. – Больше меня ты осведомлена исключительно в постельном плане. Морально – такая же, как я. И своего мужа не любишь. По вышеуказанным тобой же причинам. Ты его бросила, дорогая моя.

– Дорогой мой, – в том же тоне откликнулась я. – Отношения с Вейлом тебя не касаются. Мои чувства к нему, их сила и природа – тоже не твое дело! Сама разберусь.

– Еще одно подтверждение, – пожал плечами Спящий, с деланым равнодушием глядя перед собой. – Милая, а тебе не кажется показательным, что всего после полутора недель разлуки со мной ты мучаешься, стараешься поговорить и все выяснить? Напомнить, как давно ты не видела своего рыжего дракона?

– А кто спорит? – Я улыбнулась, запрокидывая голову и подставляя лицо под тепло солнечных лучей и легкую морось водной взвеси. – Но, Ар, кем бы я была, прыгая по мужикам? Вот потому нет. Я выбрала Ринвейла, я к нему неравнодушна… а любовь – слишком сложное и многокомпонентное чувство, в котором главное – обоюдное желание его сохранить. У нас с мужем такое желание есть. – Взглянула на Арвиля и все же решилась высказать мысль до конца. Чтобы не было ошибок, обид и недомолвок. – Да, мне без тебя плохо. Ты родной. И я верю… я знаю, что эту болезнь ты перерастешь. Если говорить совсем откровенно, она у тебя наверняка лишь до выхода в мир. Стоит познакомиться с другими девушками, и… все. Увлечешься кем-то иным.

– Твоя трепетная вера в лучшее меня всегда восхищала, – немного издевательски ответил Спящий.

– Не ерничай, – с легким осуждением посмотрела на хвостатого. – Кстати, вспомни: пока мы «соседствовали», я не только с мужем пообщалась, но и с одним настойчивым светловолосым драконом. – Хихикнула и подмигнула хейлару: – Ревности за тобой не заметила. Стало быть, ты меня воспринимаешь как женщину, но не как СВОЮ женщину. А значит, мы сможем мирно сосуществовать и дальше, как только ты найдешь себе «подругу по горизонтали». – Я развела ручками и радостно закончила: – Все просто!

– «Просто»! Как у тебя все легко! – зло ударил ладонью по камню моста Арвиль. – Все кристально понятно и ясно! Многомудрая и разумная моя, второго совершеннолетия не миновавшая! Да на человеческий пересчет тебе и восемнадцати нет!

– А вот и есть, – надулась я. – Почти двадцать, если на человеческие года. – Немного подумала и решила не лгать так уж явно: – Ну, может, без годика…

– О да!

– А сам-то!

Я улыбнулась. Н-да, какая-то совсем детская перебранка. К счастью, она несколько разрядила атмосферу, а значит, можно вернуться к нашей проблеме.

– Ты пока очень однобоко развит, Ар. Идеальный воин, вожак, возможно – политик. Во всяком случае, по тому, что я видела, изворотливости тебе не занимать. Но в личных отношениях – полный и окончательный ноль. Тебе ведомы только отеческое тепло к подчиненным и ненависть к врагам. Поэтому я для тебя и особенная. Первая, кого нельзя отнести ни в ту, ни в другую категорию. Вот ты и растерялся… и влюбился немного. Даша и Криона такие же, но связи у вас нет.

Он вздохнул и нервно сцепил длинные пальцы. Невольно подумалось, сколько еще прекрасных вещей могли бы создать эти руки архитектора. Ведь Ар – гений. Он сотворил Анли-Гиссар. Я молюсь, чтобы когда-нибудь Тейнмир смог переложить бремя ответственности за хейларов на кого-то другого и попробовал пожить для себя. Получится или нет – дело десятое, но попробовать надо обязательно.

– Ты очень красиво объясняешь, – медленно начал Спящий, – но что делать с текущей ситуацией, льета Ирьяна?

– Поговорить, – спокойно ответила я. – Мы должны были это сделать уже давно. А в остальном… – Я тихо рассмеялась и положила ладонь на его руку, ободряюще сжав ее через ткань рубашки. – Ар, тебе не кажется, что у нас дел – лет на пятьдесят вперед? И это с условием почти полного отсутствия сна и времени «на покушать». Сам скоро обо всем забудешь! Это сейчас мы сидим, набираемся сил и думаем, куда двигаться. Затем… закружит водоворот событий, и времени не останется. Все нормализуется.

– Ну да, – едва заметно улыбнулся он и, прищурив аметистовые глаза, посмотрел на солнце. – Скоро у нас первый визит вежливости к главе соседнего государства. А потом еще много интересного. Но в первую очередь надо найти сволочь, которая дергает за ниточки.

– Все бы ничего, если бы в качестве марионеток не использовали хейларов, – вздохнула, заканчивая его мысль, я. – И если бы в чужих руках твои солдаты не разжигали костер межрасовой войны. А с кем ты встречаешься? И зачем? И примут ли нас?

Я несколько сбила его с толку обилием вопросов, но Ар улыбнулся, притянул меня ближе и сказал:

– С Ее Величеством Александрой вир Толлиман, Императрицей Изначальной империи. Только, малыш… Откуда это «примет нас»? При всем уважении… ты останешься в Анли-Гиссаре.

– Ты помнишь, кто мой отец? – вскинула бровь я, стараясь смирить вспышку негодования от такого ответа. Нужно быть собранной, сдержанной и достойной. – Арвиль, мой отец – дипломат весьма высокого полета. И не раз брал меня на официальные приемы во время путешествий. На совещаниях я, разумеется, не присутствовала, но… знания не теряются, да и кровь не водица.

– Ирьяна, ты юная драконочка, – потрепал меня по волосам хейлар. – Даже не совершеннолетняя. Брать тебя на переговоры такого уровня – не самый умный ход.

– Хорошо, – ослепительно улыбнулась я. – Дорогой, неужели ты думаешь, что место, КУДА я сбежала, – тайна? Или схватка у Огненного Озера, когда тройка девушек открыла портал в неизвестность? Неизвестность, сейчас получившую имя и хозяина? Ты правда рассчитываешь, что тебя не спросят, где сейчас принцесса Огненной Долины и я? Я жена цай Тирлина, и я дочь своего отца!

– Ну и?.. – мрачно спросил Спящий.

– Ты нас просто отпустишь и платочком помашешь? – скептически фыркнула я, с иронией глядя на него.

– А вы хотите покинуть Анли-Гиссар? – вскинул черную бровь Ар. – Мне кажется, Криона отдаст все, чтобы остаться тут навечно.

– Не уходи от ответа. Если мы захотим вернуться домой… ты нас не отпустишь. Верно, дорогой мой?

Он пристально глядел на меня, прищурив темно-фиолетовые глаза и едва заметно скривив губы.

– Говори-говори, Ири. Интересно послушать твои домыслы.

– Скорее уж – выводы. – Я передернула плечами, скинула его руку и отстранилась, чтобы видеть его лицо. – Мы заложники. Ты нас не отпустишь, пока не добьешься желаемого. Мы, все трое, очень удобны. Ну, может, кроме меня. Пожалуй, я как раз… не особенно тебе нужна. А вот Даша и Кри…

– Какая ты временами сообразительная, – издевательски-восхищенно протянул господин Анли-Гиссара.

– Криона – принцесса, невеста наследника Ледяного Предела и… избранница принца Подгорного Королевства, – продолжила я.

– С чего ты взяла, что у Себастиана серьезные чувства? Уверен: все, чего хотел, он от нее получил.

– Может, и так, – кивнула я. – Но вернуть захочет. Потому что ОН ей не нужен. По той же причине Дориан перевернет мир и пойдет на уступки, чтобы заполучить рыжую обратно. Она его бросила. Унизила в глазах света. С Дарьей тоже все просто… претенденты на ее внимание многое сделают и пообещают, чтобы получить допуск в твой город, останься она тут.

– Если ты все понимала, зачем тащила девчонок в мои коварные сети? – дернул уголком рта в подобии улыбки Арвиль.

– Потому что твои «сети» лучше их реальности, – рассмеялась в ответ. – И потому что они этого желали. Криона готова умереть, чтобы не возвращаться к жениху. Дроу для нее – не более чем увлечение. Ну и способ получить то, что нам было нужно. Совместила приятное с полезным. Дарья же… мечтала лечить. И сейчас занимается любимым делом. Ты нашел чем купить девочек.

– А ты? – прищурился Спящий.

– Я тоже хочу быть полезной, – поболтав ногами, сказала я и неожиданно призналась: – А еще хочу учиться. Как все немного успокоится, поступлю в художественную академию Изначальной. Одну из лучших.

– Почему не в Долинах драконов? И с чего ты так убеждена, что супруг позволит? Мне кажется, дорогая Ири, о его наличии ты уже малость запамятовала. Как и о том, что у Ринвейла на тебя исключительные права, включая запрет. Уверена, что после всех приключений муж благословит тебя на дальнейшие, а не посадит под замок?

Я замерла, прикусив губу. Если честно, о таком варианте даже не думала. Казалось, Вейл все понял, а значит, мы постараемся прийти к консенсусу и решить проблему. К сожалению, с того последнего раза во сне мы не виделись. Но до этого… он же правда понял! Посмотрела на напряженно наблюдающего Арвиля и ответила:

– Я в него верю. И люблю.

– Себе бы верила, – посоветовал Ар. – Не любишь. И прекрасно это понимаешь.

– Знаешь, что? – Я вскочила и зло уставилась на хвостатого. – Мне надоело! Сто раз говорила, что останусь с мужем. Любовь – это работа, драгоценный! Напряженная. Это поиск компромиссов, уступки друг другу… и верность! Думаешь, если я останусь с тобой, будет иначе? Да то же самое! Первое время, разумеется, никаких сложностей! А потом ты, как и мой муж, задвинешь «несовершеннолетнюю драконочку» в сторонку! Да уже пытаешься! – Я всплеснула руками и передразнила: – «Там тебе не место», «Ты маленькая», «Ты ничего не знаешь»!

Арвиль поднялся одним плавным, текучим движением и шагнул ко мне, заключая в объятия, поглаживая по голове и успокаивающе шепча:

– Ну что ты так разошлась… все хорошо.

– Значит, так. – Я высвободилась из его рук, потому что очень хотелось в них остаться и обнять в ответ. Чтобы отвлечься от вредных желаний, решила пообщаться на одну занятную темку. Мысленно прикинула список и начала перечислять: – Политик из тебя все же отвратительный, надо отметить. Смотри: общественность знает, что ты умыкнул нас, и не разыграть эти карты ты не имеешь права. Ты ДОЛЖЕН получить выгоду из сложившейся ситуации! Обязан, иначе это сделают другие. Прятать нас нельзя. И еще… тебе нужен дипломат. Ты отличный предводитель, но… переговоры – не твоя стезя. Так же, как «игры».

– Меня таким сделали! – рявкнул хейлар, сверкнув глазами. – Забыла, что ли?! Да, разумеется, я в первую очередь воин и командир!

– А десятники? Среди них есть кто-то подходящий?

– Есть, – взъерошил волосы немного успокоившийся Спящий. – Но мертвый он, вот в чем досада. Лизард.

Я поежилась, вспоминая призрачного хейлара, едва не убившего нас во время путешествия по Анли-Гиссару.

– Не подойдет, – покачала головой. – Он ненавидит все живое, кроме своего народа.

– Самоконтроль у него на нужном уровне, – возразил хозяин города. – Если воскресить, подойдет. Он сильный… в том числе и ментально.

– А как быть с воскрешением? – озадачилась я, ибо ранее вообще полагала сие невозможным.

– Если все удастся, найду того, кто приведет нужного специалиста, – пояснил Сотник, запрокидывая голову к небу и рассеянно проводя пальцами по вороту рубашки. – Тем более нужные материалы и установки у нас есть. Требуются всего лишь проводник души и знаток древних технологий.

Ну ничего себе «всего лишь»!

– Ладно, тебе виднее, – не стала высказывать вслух сомнения, тем более что имелись темы поважнее личных разборок. – Как тебе удалось договориться об аудиенции у Ее Величества? К ней так просто не подберешься. Не думаю, что вы, такие красивые-хвостатые, просто нарисовались во дворце и потребовали назначить время.

– Верно, – поморщился Ар. – Помог Тайлин.

– Оба-на, – изумилась я. – Вы с ним общаетесь?!

Ответить Спящий не успел. Это сделали за него.

Глава 2

– И не только, – раздался красивый тягучий голос.

Одновременно я почувствовала едва заметные колебания пространства. Повернулась и поприветствовала улыбкой златовласого фейри, одарив любопытным взглядом худого брюнета за его спиной и пытаясь понять, где раньше видела этого новенького. По логике – нигде, потому что он тоже был дивным, а знакомых этой расы у меня крайне мало.

– Здравствуйте, кстати, – вспомнил о вежливости Князь и кивнул на своего спутника: – Я не с пустыми руками, с подарочком. Просто подумал… Кто сможет легализовать хейларов лучше их создателя? Сотник, вы в курсе, но вам, льета Ирьяна, позвольте представить Князя Лаллин Черное Золото.

Я потрясенно уставилась на него, потом на второго и… вспомнила. Это Лаллин увел половину воинов тогда, в памяти города! Это его называли…

– Кур-р-ратор! – рявкнул Арвиль. По его телу прошла дрожь, показывающая, что он в шаге от оборота.

– Я же говорил, что это плохая идея, – лениво протянул брюнет. – Сейчас меня попытаются убить.

– А вы сомневались, Князь Лаллин? – прошипел хвостатый, медленно покрываясь мелкими черными чешуйками.

– Я-то нет… – все так же лениво протянул фейри, с интересом разглядывая хейлара. Потом мотнул головой в сторону Тайлин: – А вот братец питал необоснованные иллюзии на сей счет. Кстати, отмечу, что ваши манеры со временем не изменились, Арвиль Тейнмир. Хоть какое-то постоянство. Хотя о чем это я? Ведь вы благополучно проспали последние несколько тысяч лет.

Спящий глухо зарычал, а в следующий миг его глаза полыхнули сиренево-белой вспышкой. Лаллин Черное Золото взвыл и схватился за виски.

– За тысячелетия сила имеет с-с-свойство расти, – свистящим шепотом сказал Ар. Он с таким видимым наслаждением наблюдал, как фейри склоняется все ниже к земле, что мне стало жутко. – Зря вы явились позлорадствовать, куратор, зря…

Я в панике огляделась, понимая, что совсем ничего не могу сделать. Да и не хочу, если честно. Этот фейри их сотворил! Он виноват во всех бедах несчастного народа! И я видела… видела его в воспоминаниях Анли-Гиссара. Лаллин извиняло бы только незнание, но фейри прекрасно понимал, что его творения получились не просто разумными, но и чувствующими. Ему нет прощения! А потому я сейчас и пальцем не пошевелю, чтобы сбить концентрацию Арвиля и помешать выжечь мозг Князя Черное Золото.

Заслужил…

Однако и я, и хозяин затерянного в веках города совсем упустили из виду еще одно действующее лицо. Скрестив руки на груди, с неодобрением в янтарном взгляде оно сейчас наблюдало за происходящим. Тайлин Литое Золото отлепился от скалы, шагнул к Спящему и сказал:

– Отпусти.

– Твое существование и так на волоске, фейри, – не оглядываясь, бросил хейлар. – Не сокращай нить своей жизни.

Несмотря на сказанное, он скосил глаза на Тайлин и легко пошевелил пальцами, воздвигая между собой и дивным каскад щитов. От ментальных до физических. Опасается.

– Молодой дурак, – покачал головой Тайлин и материализовал в ладони длинный кнут. Глухо-черное, словно росчерк изначального мрака, оружие казалось неестественным в руке светлокожего златовласого дивного. Но, вспомнив истинный вид этого фейри, я поняла: да. Все правильно. Все естественно.

Плеть взметнулась и, без сопротивления пролетев сквозь щиты хейлара, стеганула того наискось, задевая открытую кожу, стаскивая Сотника с моста в объятия горной речки. Я встревоженно охнула и на коленях метнулась к другому краю моста, вцепившись в мокрый камень и напряженно всматриваясь в пенный поток.

Ар вынырнул почти сразу.

– Ты покойник!

– А ты дурак! – не остался в долгу дивный. – Не был бы кретином, понял бы, что Лал не сопротивляется! На нем даже щитов нет! Дерись брат с тобой – за десять секунд размазал бы ровным слоем по этому симпатичному ущелью!

Почти придавленный к земле чужой ментальной силой, Лаллин закашлялся и прохрипел:

– Ты меня переоцениваешь, Тай. Не меньше двадцати секунд! Все же этот хвостатый ненормальный – мое лучшее творение.

Из воды на камень выскочил уже не Ар, а громадный чешуйчатый зверь с волнистой черной гривой и кисточкой на хвосте.

– Р-р-р, – многозначительно выдал он, скребнув гранит когтями.

Я полюбовалась на высеченные искры, потом – на глубокие борозды в камне и нервно сглотнула.

– Цыпа-цыпа-цыпа, – лихорадочно рассмеялся темный фейри, медленно поднимаясь. – Какая ты нервная.

– Прекратите! – одернул светловолосый Князь. – Лал, хватит провоцировать, ты прекрасно знаешь причины поведения Сотника. А вы, Арвиль Тейнмир, отыщите наконец свой хваленый самоконтроль и извольте им воспользоваться!

– Все же психологическую подготовку нужно было провести, – осуждающе покосилась я на Тайлин.

Он с раздражением взглянул на меня и скривился:

– Я наивно считал, что эти господа хоть немного соответствуют своему почтенному возрасту. – Потом посмотрел на брата, который пытался отдышаться, и рявкнул: – Или хотя бы на одного из них повлияли прожитые годы!

– Я долго спал, так как меня не интересует мышиная возня Дворов, которую вы гордо именуете «интригами», – язвительно отозвался Лаллин и, держась за висок, попытался подняться. Потом посмотрел на немного успокоившегося чешуйчатого зверя и менторским, хоть и немного хриплым тоном сказал: – Тебе не говорили не играть с добычей? Собираешься убивать – убивай! Если не можешь противиться искушению помучить жертву, откладывай месть на более подходящее время, хвостатый.

Я покачала головой, пребывая в легком шоке от подачи «материала». Дивный совершенно спокойно назвал себя жертвой и практически объяснил врагу, как повернее себя прикончить. Особенно если планируешь получить удовольствие от страданий.

Эти фейри – просто психи!

Услышав ответ Арвиля, я убедилась, что хейлары недалеко ушли от дивных. Хотя о чем это я… кровь фейри в них есть, и немало!

– Куратор, а вас не тревожит мысль, что я приму столь ценный совет к сведению и воспользуюсь им? – Спящий подался вперед и так радостно, предвкушающе улыбнулся, что мне стало не по себе. – Вы на моей территории!

– Ну, это ты утрируешь, – наконец смог подняться темный фейри. – Всего лишь рядом. И разница, поверь, есть.

– Если я правильно понял ваши намерения, вы собираетесь войти в мой город. – Несмотря на показную уверенность и властно скрещенные на груди руки, хвост Арвиля нервно подрагивал. Заметив это, он обернул его вокруг ноги и спрятал кисточку за голенище сапога.

Фейри только рассмеялся и прищурил темные, словно Бездна Анли-Гиссара, глаза.

– Что бы ни говорил мой старший родственничек, идиотом я не являюсь. И не войду в город… так вот сразу. Только после приглашения.

– Разочарование-то какое, – вполне искренне ответил Ар и покосился на меня. – Но все же поговорить… неважно, на каком языке… нужно в другом месте.

Ну да… язык бывает разный. Язык магии и стали иногда выразительнее любого другого.

– Вас смущает юная драконица? – вскинул смоляную бровь Лал и послал мне улыбку. – Это зря. Она – одна из фигур на нашей игровой доске и, как совершенно верно говорила девочка не так давно… грех этим не распорядиться. Особенно если она так удобно расположена.

– Предпочел бы обсудить каркас будущих действий без Ирьяны.

Я сдержала раздражение, пытаясь не дать ему прорваться или даже мелькнуть в глубине глаз. Поджала губы и опустила взгляд, понимая, что настолько хорошо собой точно не владею.

Мужчины… одинаковые! Все одинаковые!

Правильно я Арвиля послала… другую любовь искать! Ничем он от Вейла не отличается! Но в отличие от мужа, который если и не перевоспитался, то хоть что-то усвоил, Ару просветление пока не грозит.

– Одна из твоих ошибок, – вмешался доселе молчащий Тайлин, – в том, что у тебя слишком мало приближенных. Чудовищно мало. А значит, нужно развивать и использовать всех кто есть.

Лестно, конечно… Я не ожидала никаких мысленных комментариев хотя бы потому, что не предполагала о такой возможности. Как оказалось, зря. Почувствовав легкое ментальное касание, удивленно вздрогнула. Судя по золотисто-янтарным тонам, в которые окрашен «вызов», это Тайлин. Осторожно приоткрыла верхний слой сознания, не зная, чего ожидать от остроухого.

«Ну что поделаешь, это наиболее удобная терминология, девочка», – едва заметно улыбнулся Тайлин.

«Не возражаю. Даже благодарна за вмешательство и подтверждение моих же слов».

Тем временем Лаллин подошел ближе и, ни капли не заботясь о сохранности своего глухо-черного балахона, опустился на импровизированный мостик через реку. Потом оглянулся на нас и, подарив очередную широкую улыбку, приглашающе развел руками:

– Присаживайтесь, господа союзники, за стол мирных переговоров!

И это тысячелетний фейри? А где величественность, где мудрость, где, в конце концов, красота?!

В отличие от брата, Лал не отличался совершенством лица и фигуры. Худой, похожий в своей мантии на нахохлившуюся ворону, с несколько птичьими чертами, впечатление чего усугублялось хищным разрезом глаз цвета черного агата.

Но в воспоминаниях города он был иным… Высокий, тонкий и гибкий как плеть, одетый в цвета ночного неба, которые, казалось, собрали прямо с небосвода, чтобы сшить одежду. Из украшений – только жемчуг, а кожа матово светилась под блеском люстр Анли-Гиссара. Тогда он и правда был великолепным дивным лордом, от вида которого окружающие замирали в восхищении. Что же с вами случилось, Лаллин Черное Золото? От чего вы так явно пренебрегаете самым важным для фейри – собой? Чрезвычайно интересно.

Размышляя так, я присела неподалеку от предмета своего нынешнего интереса, на другой стороне мостика. На моей же стороне, но дальше, опустился Арвиль. Тайлин занял место неподалеку от братца. Молчим. Изучаем друг друга. Вернее, они изучают. Я интереса не представляю. Разве что Князь Черное Золото часто возвращается ко мне взглядом, от чего становится откровенно не по себе.

Мелькнула предательская мыслишка, что, если бы он видел во мне женщину, я ощущала бы себя спокойнее. Это зло уже знакомое и не такое пугающее. А вот как на разменную монету на меня глядели впервые. Не сказать, что ощущение было приятным.

– Зачем вы тут? – вдруг спросила я и даже вздрогнула под перекрестьем сразу трех взглядов. Решив, что, если сейчас не закончу мысль, потом не решусь ее озвучить, продолжила: – Мне интересна даже официальная версия. Реальную, само собой, ждать глупо.

В глазах фейри читалось веселое: «А не такая уж и дура!» – но ответил он, разумеется, совершенно иное.

– Что вы, милая девушка, мои намерения прямы и прозрачны.

Ну да. И вообще вы блондин, и крылья белые наверняка где-то спрятали. Просто это у нас всех тут оптический обман. Разумеется, вслух говорить не стала. А хотелось!

– Ну как скажете. – Я решила не упираться рогом, тем более что переиграть этого фейри мне не светит. Вот никогда. Разные весовые категории. Разный жизненный опыт.

– Вообще-то все предельно просто, – устало прикрыл глаза Лаллин. – У нас одна цель, господа. Найти того, кто начал смуту в Изначальном. Ту сволочь, которая стащила материалы моего проекта и попыталась запустить его вновь!

– Твоего проекта? – свистящим шепотом спросил Спящий. – Так ты нас именуешь… кур-р-ратор?!

– Я назвал вас «хейлары», – спокойно ответил темный фейри, не дрогнув лицом. – Что прекрасно тебе известно. Возьми себя в руки, Сотник. Ты меня разочаровываешь.

– Интересно, что бы ты сделал на моем месте? – Ар успокоился и теперь лишь наблюдал за фейри.

Мы с Тайлин молчали и не вмешивались, понимая, что поговорить им стоит. Хоть немного. Хоть капельку прояснить нужно обязательно. Пусть времени на это практически нет.

Князь из рода Литого Золота устало переводил взгляд с брата на хейлара, а его вид выражал крайнюю степень состояния «задолбали». Лаллин, видимо, задумался. Не отводил агатовых глаз от Ара. Когда тишина стала почти звенящей, тонкие бледные губы дрогнули в улыбке, и он тихо сказал:

– Я бы отрубил всех присутствующих и ме-е-едленно, с удовольствием убивал того, кого ненавижу. Наслаждаясь каждым криком… каждым стоном… каждым хрипом.

– Тогда оцени мое самообладание, – подался вперед Арвиль. – Все, чего я сейчас желаю, – нежно сжать в ладонях твой позвоночник. Предварительно пропоров когтями шею.

Я передернулась и возмущенно вскинулась:

– А может, хватит? И в игрушку «кто круче угрожает» вы потом поиграете?! – Перевела дыхание и продолжила: – Господа, возможно, в силу женского разума я не совсем понимаю целей нашей встречи… но, кажется, она далека от того, чем вы сейчас занимаетесь!

Последовало молчание, во время которого Арвиль закрыл глаза и, судя по ритму дыхания, попытался успокоиться. Тайлин с нескрываемым интересом пялился на воды речушки и блики солнца, затерявшиеся в кристальной воде. Лаллин едва заметно мне улыбался.

А я ощущала себя не самой умной особой на сборище совершенно непонятных личностей. Либо гениев, которых не понимаю в силу собственной ограниченности, либо полных идиотов, которых не понимаю уже по противоположной причине. Поскольку древних фейри и хейлара я в категорию дураков отнести не могла, выводы напрашивались неутешительные.

– Ирьяна, это они так общий язык найти пытаются, – вздохнул Тай, с иронией покосившись на меня. – Но не вовремя, тут ты права.

«Ири?» – снова послышалось у меня в голове.

«Да?»

«Ири, сейчас лучше не вмешиваться. – Он замялся, словно подбирая слова, и продолжил: – Просто что Лаллин, что Арвиль – оба впервые в такой ситуации и не знают, как себя вести. Лала тяготит, что именно его проект тогда выбрали на роль «спасителя родов Золота». А проект оказался… с брачком. Брат сотворил не кукол для защиты, но разумную и чувствующую расу. Обреченную расу. Сотник же пытается не поддаться эмоциям и не убить того, кого так безгранично ненавидел всю жизнь. Ну и… сделай скидку на психологический возраст твоего хвостатого друга».

«Да, – мысленно улыбнулась я. – По сути, подросток. Просто я думала, у нас не очень много времени и стоит обсудить планы».

«Да не смогут они, – бесконечно утомленно откликнулся дивный. – Не смогут. Сейчас им нужно сделать хоть какие-то выводы. Нужно, чтобы появилось желание поговорить, а не сразу и с удовольствием нарезать друг друга на ленточки».

Не найдя слов, я пожала плечами и обнаружила, что, пока мы общались со старшим фейри, Лаллин и хейлар пришли к консенсусу.

– Думаю, ты понимаешь, что независимость Анли-Гиссара сохранить не удастся, – заявил Лаллин, скосив черные глаза на свое хвостатое творение.

– Прекрасно понимаю, – кивнул темноволосой головой Ар, и его хвост нервно дрогнул, выдавая волнение хозяина. – Нам не позволят. Слишком уж необычно явление из ниоткуда представителей новой расы. Особенно если учесть, что творится в мире.

– Да, ваши кустарные копии, жрущие кого ни попадя по Империи и союзным государствам, – фактор чрезвычайно раздражающий, – запустил руку в светлые волосы Тай. – Потому я и договорился с Ее Величеством Императрицей и Хранителями о встрече на нейтральной территории. По четверо сопровождающих с каждой стороны, и место выбираешь ты.

– А почему именно человеческая империя? – полюбопытствовала я. – Нет, понимаю, что к драконам нельзя, но под боком Подгорное Королевство…

– Дроу – оседлые фейри, забыла, что ли? – хищно взглянул златовласый бард, сейчас совсем не походивший на беспечного музыканта. – К ним на поклон хозяин Анли-Гиссара не пойдет.

– Дело не в этом, – покачал головой Сотник. – Просто империя сильнее. И еще… Дроу слишком близко. Какие бы договоры мы ни заключили, они упорно полезут в город. С людьми, уверен, будет проще.

– Не рассчитывала бы, – тихо рассмеялась я, вспоминая, как ругался отец после очередного дипломатического приема. – Там тоже проживают крайне зубастые товарищи. Да и «человеческой» империя зовется лишь потому, что по статистике там людей примерно пятьдесят процентов. В остальном – всякой твари по паре. От переселенцев и до дроу с драконами. Так что…

– Нет, Ири… именно империя. Есть причины, – улыбнулся Арвиль и сменил позу.

Я украдкой вздохнула. Теперь он не так напряжен. Не в секунде от броска. Да и руку убрал с лодыжки. Насколько знаю, отравленные иглы Сотник хранит именно в той кожаной полоске на шве штанов. Значит, нападать сейчас не будет, и можно не пребывать в готовности на всякий случай сигануть куда подальше, чтобы случайно не попасть под раздачу.

Судя по смешинкам, на миг мелькнувшим в фиолетовых глазах, Ар прекрасно понял причины моего облегчения.

– Кого возьмешь с собой? – лениво спросил Лаллин. – Уточняю: мы с братом прилагаемся автоматически. То есть с твоей стороны еще двое. Кто?

– Десятники, – медленно ответил Спящий, а потом покосился на меня, словно о чем-то задумался.

– Верно, – проследил за его взглядом темный фейри. – Лучше бы ее. Девочка полезная, да и в дальнейшем пригодится. Судя по предоставленным данным, у нее очень хорошая генетика, что немаловажно.

– Ирьяна останется в городе.

Я поймала серьезный взгляд друга и покачала головой:

– У тебя слишком мало ресурсов, чтобы их не использовать.

– Ты не ресурс, – отрезал хейлар. – Ты – это ты.

– Она – драконица, дочка посла Огненной Долины в империи, – хмыкнул Лаллин и жестко продолжил: – Арвиль, девочку придется взять. Нас мало, а задача велика. Сколько вас в городе? Полтора десятка? Меньше?

Ар повернулся к Тайлин и утвердительно произнес:

– Ты сказал, чтобы я не бросал клич рядовым.

– Разумеется. И прекрати воспринимать нас как врагов. Лаллин хочет помочь, стало быть, скрывать что-либо – глупо.

– Тайлин, я ему не верю. Не верю озвученному мотиву. Твои действия принимаются, потому что мой народ обязан тебе иллюзией свободы, а Анли-Гиссар – существованием.

М-да, такими темпами мы точно не договоримся. Да и… если я правильно помню азы психологии, в такой ситуации нужно только время, чтобы все немного утряслось, улеглось.

– А у меня предложение, – потерла виски, почти ощущая, как от обилия информации пухнет голова. Как от новостей, так и от ожидаемых кардинальных перемен. Называется, сходила поговорить и выяснить отношения с приятелем… – Перед тем как идти к Императрице, надо снова встретиться на нейтральной территории и еще раз все обговорить. Потому что сейчас вы слишком эмоционально взвинчены.

– Ирка права, – поднялся Спящий.

Дождавшись, пока оба фейри последуют его примеру, Ар склонил голову в уважительном поклоне. Дивные переглянулись и ответили тем же. Я же была готова похлопать в ладошки и выдать всем по пряничку за примерное поведение и здравость мышления.

– Хорошо, – кивнул Тайлин и взглянул на Арвиля: – У тебя есть амулет, с помощью которого со мной можно связаться. Я не тороплю и временных рамок не ставлю, но мне кажется, ты сам понимаешь, насколько мы ограничены в этом ресурсе.

– Понимаю, – прищурился Спящий, и его губы тронула едва заметная улыбка. – Князь, я не стану медлить.

– Вот и замечательно. – Лаллин скривился и потер виски, с недовольством глядя на хейлара, а потом и на всех остальных. – Если разговор закончен, я удаляюсь. Сотник… познавательно вновь с вами увидеться. Льета Ирьяна, буду рад новой встрече. Брат… ты знаешь, где меня искать.

Он поклонился и, отступив, растворился в черно-золотом мареве.

Я задумчиво смотрела на тающий энергетический цветной «снег», под который так и тянуло подставить ладонь. Несложно угадать, как он ужалит нежную кожу. Энергия… кусается. Усмехнулась, поймав себя на последней мысли.

Но… впереди ждет что-то очень необычное. И глубоко внутри я чувствовала трепет от осознания: совсем скоро у меня появится дело! Нет, не так… ДЕЛО. Большое и важное. Значимое. Такой шанс выпадает крайне редко, поэтому у меня лишь одна попытка. Если справлюсь, докажу всем, и в первую очередь себе, что чего-то стою.

Наверное, Дашу и Криону посещают такие же мысли. У нас появился шанс. Тот, который один на миллион. А наш – так вообще из области сказок и грез. Потому что хейлары и их господин – творение одного гениального ученого. Лаллин Черное Золото. И мне по-прежнему интересно, куда делся тот великолепный лорд, которого я видела в своей прогулке по воспоминаниям Анли-Гиссара.

Пока я думала о младшем фейри, его брат закончил беседу с Сотником. Подойдя ко мне, он поклонился, завладел ладонью и запечатлел на тыльной стороне легкий поцелуй.

– Ирьяна, у меня небольшая просьба.

– Слушаю, – осторожно ответила я, даже не думая следовать правилам этикета и говорить «разумеется» или «все, что в моих силах». С фейри вообще нужно за языком следить. Хотя бы потому, что, если это сказать, тебе, «разумеется», придется выполнить обещанное и при этом «приложить все силы».

По розоватым губам дивного красавца скользнула понимающая улыбка. Отстранившись, он продолжил:

– Хочу, чтобы вы передали Дарье небольшой подарок.

Я едва не расхохоталась ему в лицо.

Вот это наглость!

– Тайлин, при всем моем уважении вынуждена отказать. – Я покачала головой и, заметив, что он нахмурился, а в желтых глазах мелькнули нехорошие искры, посчитала нужным обосновать решение. – Простите, но передавать смертной подарки от дивного лорда… Я слишком хорошо отношусь к Дарье для такой откровенной подставы.

– Эта вещь не содержит ничего, что может повлиять на волю Даши, – улыбнулся фейри, но в глазах тепла не прибавилось.

– Хорошо, – ответила такой же улыбкой и вкрадчиво спросила: – А на чувства?

– Слово дать? – передернулся дивный, надменно глядя на меня.

– Не помешало бы, – спокойно кивнула я, внутренне ежась под пронзительным янтарным взглядом.

– Ирьяна… – вздохнул Тайлин и достал из кармана бархатный мешочек нежно-голубого цвета. Ослабил тесемки, и на ладонь фейри выпало странное украшение, похожее на полумесяц с крючочком-зацепом на конце. – Это всего лишь «связной».

– Необычный, – покачала головой я, не думая так сразу верить лорду.

– Льета, неужели вы думаете, что знаете все на свете?! Может, я просто не в курсе, что ваша специализация – достижения дивного народа в сфере магии и технологии?

– Разумеется, нет, – спокойно ответила я на эту откровенную издевку. – Но, как я уже сказала, переселенка – моя подруга. Да и вообще… Тайлин. Будь вы на моем месте, неужели безропотно взяли бы симпатичную цацку и отнесли близкому человеку, зная, что она, возможно, может ему навредить?!

– Понял, – потер переносицу Тай. – Варианты?

– Как вы сами предложили – дайте слово.

– Весело, – рассмеялся фейри и покачал головой. – По такой ерунде я клянусь впервые. Обычно этого требовали вопросы поглобальнее.

– Ну-у-у… – развела я руками и замолчала, предлагая дивному додумать самостоятельно.

– Хор-р-рошо, – коротко рыкнул он и раздраженно запустил пальцы в золотые волосы. – Я, Тайлин Литое Золото, клянусь, что мой подарок Дарье не несет иных скрытых свойств, кроме уже озвученных.

Слово дал. Нет, не так… СЛОВО.

– Ладно, – не сводя с дивного взгляда, я кивнула и протянула ладонь.

Тайлин напоследок скользнул по гладкому сине-фиолетовому камню пальцем и положил амулет обратно в мешочек, который передал мне.

Я сжала ткань и почувствовала, как в ладони что-то чуть заметно хрустнуло.

– Бумага, – ответил на мой вопросительный взгляд фейри. – Записка. Точнее – инструкция.

– Ладно, – сжала пальцы на бархате и обернулась к Арвилю.

– Ири, иди к стене, – Спящий кивнул на место, откуда мы появились.

Я смерила взглядом его и фейри, но сочла нужным подчиниться.

Развернулась, обогнула застывших друг напротив друга мужчин, решительно спрыгнула с заменяющего мост грубо обтесанного природой валуна и обвела взглядом склон, мысленно намечая «ступеньки», по которым можно пройти.

Все же во время спуска меня ловил Ар, что изрядно упростило задачу. Сейчас я могла рассчитывать только на себя. Ничего, я же драконица! Существо ловкое и сильное! Так что уже через полминуты я сидела на краю нагретого косыми солнечными лучами маленького обрывчика и наблюдала за по-прежнему неподвижными мужчинами. По бесстрастным лицам было совершенно невозможно понять, о чем они говорят.

Арвиль казался расслабленным. А значит, ведет в этой беседе он. Если бы дело обстояло иначе, он выглядел бы по-другому. Не знаю, когда я научилась его читать, но научилась. Или это остатки связи, которая и сейчас не до конца порвана? Все может быть. Сотник, ты хвостатый дурак. Если нам в ближайшее время не светит сбежать друг от друга, проблемой стоит заняться вплотную.

Конечно, как вариант есть Криона. Но Кри – девушка без комплексов. И знает, что я от Вейла – никуда. Если бы Сотник ей нравился, она дала бы это понять. Так что раз не демонстрирует расположение, значит, отпадает. Огненные хоть и раскованы в интимном плане, однако не до такой степени, чтобы спать с теми, кто не нравится.

Вынырнув из размышлений о том, в какую сторону лучше направить интерес Ара, я вновь сосредоточилась на беседующих. Судя по тому, какое напоказ отстраненное выражение поселилось на лике фейри, слушал он что-то не особо для себя приятное. Наконец мужчины закончили диалог, и дивный растворился в мерцающем воздухе. Арвиль с улыбкой взглянул на меня.

– Ну что… пошли обратно?

– Пошли, – я с ответной улыбкой поболтала ногами, глядя на него сверху вниз. – О чем разговаривали?

– О том, что некие очаровательные переселенки находятся не только под моей защитой, но и под опекой десятников, – хмыкнул Ар, проказливо сверкнув глазами из-под черной челки. – И если ее обидят, некоторым красавцам будет кое-что оторвано. И даже не один раз.

– Бедный Тайлин, – расхохоталась я. – А что он?

– Заявил, что намерения у него самые серьезные, а также объяснил, куда я могу идти со своими угрозами. – Арвиль в считаные секунды оказался на моем уступе и опустился рядом. Тоже свесив ноги.

Так мы и сидели. Долгие минуты казались безвременьем. А солнце падало за горный хребет, забирая оранжево-красные лучи, еще недавно согревающие скалы. Тьма сгущалась, драпируя сначала трещины в породе, а потом, словно осмелев, выбралась на ровные поверхности, еще недавно ощущавшие ласку небесного светила, а сейчас принадлежавшие его противоположности. Мраку.

– Наступает новый этап.

Я вздрогнула от негромкого голоса и повернулась к хейлару. Откинувшись на еще теплый камень, он наблюдал за бегом речки, которая все больше темнела. Теперь было невозможно рассмотреть дно. Лишь редкие серебристые блики на непрозрачной уже воде напоминали, каким сверкающим потоком она неслась с вершин совсем недавно.

– О чем ты?

– Да обо всем, наверное, – миг помедлив, откликнулся Арвиль. – Мы и правда выходим из тени, нашего привычного дома. Но… мы были только оружием в чужих руках. И если сейчас хотим перехватить контроль, нужно менять тактику.

– Верно, – кивнула и нахмурилась от пришедшей в голову мысли, которую не замедлила озвучить: – Ар, а что мы можем предложить Изначальной империи? Как понимаю, если ты и пустишь их в город, то с минимальным уровнем доступа. Да и свой народ отдавать под руку Императрице… чревато.

– Нам есть что предложить, – уголки губ дрогнули в улыбке. – И поверь, это им сейчас нужнее, чем все мифические и не очень богатства Анли-Гиссара.

– Хорошо, – вздохнула я, когда поняла, что сейчас он все выкладывать не собирается. Расскажет, когда сам решит. – А каковы ближайшие планы?

– Заняться внешними рубежами, – со вздохом потер виски Арвиль. – Я почти закончил, но… надо добить.

– А у меня занятия с Алишином, а потом посиделки с девочками…

– Предупреди Дарью, что фейри никогда и ничего не делают просто так, – озвучил очевидное Спящий.

– Боюсь, не поможет, – поморщилась я. – Ты же понимаешь, что тут все зависит только от нее.

– Понимаю, – ухмыльнулся господин затерянного города. – Именно поэтому частично открою дорогу конкуренту Тайлин.

– Пустишь дроу в город?! – охнула я, удивленно уставившись на хейлара. – Ар, ты что?! Ты хоть знаешь, кто такой Тринвир дель Мередит?!

– Знаю, – тихо рассмеялся хвостатый, весело глядя на меня. Притянув, потрепал по волосам. – Потому в сам город, наверное, пускать не буду.

– М-да, не представляю, как ты выкрутишься, – передернула плечами я. – Тайлин еще… ну вот не верю, что он такой гладкий из-за Дарьи или даже вины.

– Правильно, – спокойно кивнул Арвиль. – Мне кажется, отгадка проста. Им обоим интересно. Сама знаешь, насколько гибельна для дивных скука. Потому они и уцепились за эту задачу. Она очень сложная, почти непосильно… но в этом ее прелесть.

– Дивные, – с какой-то долей отвращения произнесла я.

– Фейри, – в том же тоне отозвался Ар.

Мы переглянулись и рассмеялись.

Я нащупала ладонь Сотника, крепко сжала и тихо призналась:

– Так рада, что все решилось. И что вновь легко.

Он не отвечал почти минуту, за которую меня успело покинуть легкое и звенящее состояние безоблачного счастья, пока наконец не сказал:

– Рад, что тебе хорошо.

Я эгоистично промолчала, позволяя ему героически принести эту жертву, и наигранно бодро предложила:

– Ну, пошли?

– Пойдем. – Он встал и сильным рывком поднял меня, почти сразу обвив хвостом талию. Я нервно дернулась, а хейлар, грустно улыбнувшись, невесомо поцеловал мой лоб. – Я правда рад, девочка.

Отвела взгляд, понимая, что… как-то все очень извращенно получается.

Олли ухаживал за мной из-за уязвленного самолюбия и проснувшегося желания. Вейла привлекали мои возраст и живость, я избавляла его от скуки. Арвилю не повезло больше всех. Он сам себя ко мне привязал. А если задуматься – было ли к чему прикипать? К девочке, которая даже второго совершеннолетия не миновала? Жалко мужиков даже.

Спящий отпустил меня и положил светящиеся ладони на скалу, по которой мигом зазмеилась витиеватая роспись-арка. В ее центре камень дрожал маревом, тек, менял цвет. Привычно закрыла глаза и шагнула сквозь это чудо обратно в зачарованный город.

Следом последовал его господин.

Глава 3

Рука об руку мы шли недолго. Только до одного из главных коридоров, в котором Ар быстро обнял меня и, снова чмокнув в лоб, сказал:

– Ириш, у меня дела.

– Иди, конечно, – вздохнула я. Расставаться со Спящим не хотелось.

Грустно посмотрела вслед, понимая, что проблемы далеко не решены. Эгоистка я. Злостная. Мне бы самой общение с Арвилем ограничить, зная о его отношении. Но я этого не делаю… Наоборот, вызываю его на разговоры.

Мужа очень не хватает. И мне, и… Арвилю. Одно дело – знать в теории, что девушка занята. И другое – видеть ее с законным супругом.

Нужно поговорить с Арвилем о моем желании выйти из Анли-Гиссара и встретиться с Вейлом. Может, в этот раз позволит? Раньше придумывались сто и одна причина, почему нельзя. И опасно, и в город могут проникнуть, и вообще… А тут кроме вооруженных до зубов хейларов есть еще и беззащитные мы.

Я, конечно, не козырь, но и не шестерка в нашей колоде. Козыри – Криона и Дарья. Первая – политический, а у второй может получиться вытащить подчиненных Ара из той психологической бездны, где они всю жизнь бродят. Правда, как это сделать, если хвостатые считают такое состояние нормой? Большой вопрос. М-да, не завидую целительнице. Тем более опыта у Дашки – почти ноль, да и образования пока никакого. Действует исключительно на интуиции.

Джокер же – Лаллин. Как бы Сотник ни пытался это отрицать. Ну и Тайлин. Правда, этот, скорее, туз. Я улыбнулась мыслям и специфике расклада. Да, что-то от круговорота событий у тебя совсем ум за разум стал заходить, Ирьяна.

Медленно пошла вперед, машинально отмечая красоту узорчатых плит под ногами. Серый гранит с выжженным узором, плетущимся диковинной лозой, стремился все дальше и дальше, захватывая даже нижнюю часть стен, которые примерно на одну треть тоже были светлыми. Ближе к середине они становились голубыми, а сводчатые потолки вообще казались полночно-синим авантюриновым небом с мягко мерцающими искрами далеких звезд.

В Анли-Гиссаре очень многое отделано именно авантюрином разных цветов. Наверное, Арвиль любит этот камень. Или объяснение еще проще: Анли-Гиссар строили на месте больших залежей авантюрина. Вечно я все романтизирую.

Тихо рассмеялась и, поддавшись детскому порыву, продолжила идти по коридору уже зигзагами, так как ступала только по черной полоске «лозы».

Мой учитель, Алишин, рассказывал, что этот красивый узорчик – не простой. Когда город находится в режиме защиты, невинный рисунок превращается в одно из оборонительных средств. Становится достаточно материальным и самостоятельным, чтобы убивать.

Он рассказывал, что тогда… когда за хейларами пришли драконы и фейри с куратором, их было несколько сотен. До главного зала добралось несколько десятков, остальные остались лежать в коридорах города. Города, который построил Арвиль. Как же они все-таки похожи, Сотник и Анли-Гиссар!

Красивый город, и мне до трепета в груди хочется находиться тут. Пока я здесь, меня не покидает ощущение чуда и того, что все будет непременно хорошо и не менее интересно. Волшебный город и его совершенно волшебный на всю голову хозяин. И такие же подчиненные. Весело живем!

Сейчас я шла по направлению к тренировочному залу. Предстояли два часа мучений с Алишином. Именно в залах этот гад отрывается так, что я оттуда почти уползаю. Зато практические занятия просто восхитительны и, можно сказать, эксклюзивны. Мало кому выпадает подобное. Но об этом позднее. А сейчас…

– Добрый день, наставник. – Я поприветствовала приближающегося с другого конца коридора хейлара.

Он лишь кивнул, и мы прошли в тренировочный зал.

– Сегодня у нас левитация и повтор азов исцеления, которые ты уже изучила.

– Понятно!

– Отлично. Ну что… – внимательно посмотрел на меня Алишин и, прикрыв глаза, медленно воспарил над полом. – Повторяй.

Повторила. Почувствовала, как тело охватывает ощущение невесомости, и радостно улыбнулась, открывая глаза. Наткнулась на скептический взгляд светловолосого хвостатого, который невозмутимо произнес:

– Три, два, один. Шмяк!

Я непонимающе округлила глаза, а потом… потом случился «шмяк».

– А-а-ай! – взвыла, хватаясь за вспыхнувшую болью лодыжку.

– Потеря концентрации на такой высоте отрицательно сказывается на физическом здоровье, – невозмутимо констатировал Алишин, плавно опускаясь на пол. Заложив руки за спину, хейлар обошел меня по кругу. – В чем и когда ты допустила ошибку?

– Рано обрадовалась, – процедила я, пытаясь отрешиться от боли и отключить болевые импульсы, чтобы спокойно исцелить ногу.

– Верно, – спокойно кивнул Алишин. – Ирьяна, праздновать победу надо, стоя обеими ногами на земле, а не витая в поднебесье.

– Понимаю, – покорно кивнула и зашипела, потому что вместо того, чтобы убрать боль, я ее усилила. Раза в два.

– Что такое? – устало вздохнул преподаватель и присел на корточки рядом. – Боль убираем? Это верно, это правильно. Но что же ты не на те рецепторы воздействуешь? И почему тут? Детка, все процессы начинаются в мозге. Там и блокируй.

– Я не настолько уверена в себе. Заблокирую еще что-то иное… Да ты и сам говорил, что такая практика уместна только при собственном излечении. Но если надо лечить постороннего, воздействие местное, на саму пострадавшую область.

– В твоих словах есть резон, – вынужден был признать десятник и продолжил спокойно инструктировать: – Вот смотри: пережимаем этот нерв, а теперь не даем развиться отеку и воспалению. Ускоряем регенерацию и слегка ослабляем блокаду на болевых рецепторах. Оп! Почти готово. Теперь даже никакого вмешательства не нужно: все само ослабнет и рассосется.

Я пошевелила ногой и озвучила ощущения:

– Не болит.

– И не будет, – порадовал Алишин, а потом взлетел, чтобы на миг зависнуть и… рухнуть вниз! Моя челюсть тоже рухнула, видать, следуя заразительному примеру наставника.

– Алишин, с тобой все хорошо?

– Разумеется, нет, – с отстраненным удивлением взглянул на меня хейлар, нервно передернув хвостом. После чего наклонился и закатал штанину, продемонстрировав покрасневшую и начавшую опухать лодыжку. Пошевелил, скривился и требовательно взглянул на меня: – А теперь повторяй все, что я только что делал. У тебя на это полторы минуты!

– П-п-почему полторы?! – заикаясь спросила я, лихорадочно стараясь вспомнить, что и как он делал с моей ногой.

– Потому что после я сам исцелюсь, – с некоторой надменностью во взгляде ответил Алишин. – И придется снова падать. Мне же это неприятно…

У-у-у!!! И я когда-то считала, что драконы и фейри – эксцентричные создания? Невыносимые создания? Да. Была права! Но тогда я еще не знала, что такое помесь драконов и фейри! Теперь знаю. Итоговый результат не перестает поражать.

– Ирьяна, я бы очень просил вас поторопиться, – безукоризненно вежливо выдернул меня из мысленного ступора хейлар. – Хотя… я был не прав.

– В чем? – как-то очень обреченно спросила я.

– У вас не менее четырех минут! – радостно сообщил светловолосый ненормальный. – Кажется, в кости трещина!

– Чу-у-у-десно! – «порадовалась» я вместе с потерпевшим. – Только вы еще не показывали, как сращивать костные ткани!

– И правда, – хищно оглядел меня он и щедро предложил: – Руку или ногу?

– Вашу шею! – рявкнула я, на всякий случай отскочив. – Или череп. Может, как-то повлияет.

– Несомненно, повлияет, – серьезно кивнул Ал. – Вы же знаете, что повреждения такого характера…

– Стоп, – подняла ладони я и присела возле пострадавшей части тела своего оригинального хвостатого тренера. – Принцип почти тот же, что и при заживлении мышечной массы?

– Немного иной вектор силы, – с любопытством уставился на меня десятник. – Рискнете попытаться?

– Да, – решилась я и сосредоточилась на магическом воздействии.

– Прошу помнить о дозированности энергии, так как при слишком большом количестве могут появиться костные наросты, которые удаляются лишь хирургически. А из врачей у нас только Диар, да и тот скорее по ампутации.

У меня не отыскалось слов. Даже нецензурных.

В итоге все завершилось благополучно. Алишин ушел на своих двоих, сказав, что сегодня мною доволен. Я удалилась, держась за стеночку, с трясущимися коленками и испытывая очень большую потребность в успокоительном. Правда, все было не настолько плохо, а потому я избрала другой антидепрессант. Сон.

Создатель, ну какие же они… Даже циничными не назовешь! Это их реалии. Другая жизнь, другие ценности. А я – гостья в их доме. Это я должна молчать, если меня коробит. Я должна подстраиваться под хозяев. Что и делаю.

Честно пытаюсь делать.

* * *

На следующий день в моем расписании позитивно значилось: «Встреча с подругами. Одна штука». Это крайне радовало, и даже немного облагораживало окружающую действительность. Так что к Дашке я отправилась сразу после очередного разговора фейри и Арвиля, обсуждавших дела и проблемы, в суть которых я так толком и не вникла.

Голова побаливала от перенапряжения, и я решила прогуляться кружным путем. Как известно, «ноги в движении – мозг в покое». Да и прекрасный Анли-Гиссар действует успокаивающе, несмотря на свою потустороннюю прелесть.

Чтобы добраться до Дашкиного рабочего кабинета, нужно было спуститься с четвертого, внешнего уровня, где я сейчас была, на второй. Там находились личные комнаты и залы отдыха Анли-Гиссара. На третьем – тренировочные залы, приемные, оружейные, портретные галереи и так далее. Короче, все то, что предназначалось для общего пользования. Вот совсем-совсем общего.

Правда, про портреты, мозаики и прочую живопись вспоминать не хотелось. Слишком уж… пробирало холодом от воспоминаний о том, что скрывалось за черно-белыми изображениями. От опасности и ненависти, не покинувших хейларов даже после смерти.

Наконец я вышла на одну из площадок и сбежала по сверкающей алебастрово-агатовой лестнице. Первые ступени и перила были настолько черными, что казались невидимыми в окружающем полумраке. Я смело сделала шаг, ощущая опору и мимолетно радуясь ее наличию. Раз, два, три… потом начались белоснежные ступени. Из-за такого архитектурного приема складывалось впечатление, что белоснежная сверкающая лестница без опор и перил просто висит над пропастью.

Я поскорее миновала это чудо, стараясь не рыться в памяти на предмет роли черно-белой красавицы в защите города. Параноики хвостатые! У них тут все, совершенно все не просто так!

Но вот и точка назначения. Второй уровень не так пугающе прекрасен, как другие. Просто жилой. Я прошла мимо просторного коридора, отделанного обычным светло-персиковым мрамором. Дорога на первый уровень, в сердце затерянного города. Меня туда не пускали, как и подруг. Арвиль объяснял, что там «совсем-совсем неинтересно». И вообще, мы там уже были. Зал воспоминаний, энергетические источники, питающие Анли-Гиссар и центр управления системами защиты. Короче, врал Спящий. Интересно там. Но не пускают. Впрочем, пока объектов для изучения хватало и помимо первого уровня.

В конце коридора показалась дверь обители нашего штатного целителя душ. Подойдя, я сунула нос в кабинет. Увидела унылую Дашку и сидящего напротив Алишина. Судя по всему, они по-прежнему разбирали ситуацию «леди в беде».

– И все же я не понимаю правильности транспортирования бесполезного раненого, да еще и не имеющего к нам никакого отношения. Не понимаю, почему половой признак дает какие-то преимущества…

Дашка запустила пальцы в пушистые волосы и мрачно сказала:

– Алишин, вы меня в гроб вгоните.

– Нет, – спокойно отозвался десятник, и в ответ на вопросительный взгляд целительницы пояснил: – Хочу отметить, что ввиду того, где мы находимся, хоронить в деревянных ящиках – недальновидно. Совсем скоро они придут в негодность. Поэтому если в ближайшем будущем вы планируете отойти в мир иной, советую выбрать саркофаг. Тем более у нас есть запасы. Выберете, какой понравится!

Судя по взгляду Дашки, ей очень хотелось или самой головой обо что-нибудь побиться, или приложить хейлара.

– Вам плохо? – с неподдельной заботой спросил хвостатый у застонавшей целительницы.

– Нет, – угрюмо ответила она, вновь поднимая на него глаза.

Я не выдержала и хихикнула, отчего оба повернулись к двери.

– Добрый день, – кивнула и демонстративно постучала. – Можно?

– Нужно, – радостно кивнула Дашка, которая, судя по всему, была просто счастлива меня видеть.

– Здравствуйте, льета Ирьяна, – Алишин поднялся и едва заметно склонился в легком поклоне. – Надеюсь, вы помните, что у нас вечером занятия?

– Помню, – кивнула и повернулась к переселенке: – Даш, не помешала?

– Нет, что ты. – Она торопливо закрыла книжки и тетрадки. – Мы почти закончили.

– Разве? – вскинул светлую бровь хейлар и посмотрел на часы. – Обычно вы меня муча… лечите около полутора часов. Сейчас прошло гораздо меньше.

– Я с вами беседую, а не лечу, – нахмурилась целительница и поправила пушистую прядку, упавшую на глаза.

– Разумеется, – кивнул хвостатый и поднялся. – Я могу идти?

– Да.

– Спасибо, – без улыбки поблагодарил Алишин и, четко, по-военному, развернувшись, вышел. Дашка позволила себе со стуком уронить голову на стол и горестно простонать: – Ирка, какие же они…

Видимо, дальнейших цензурных слов для характеристики ситуации у нее не обнаружилось.

– Ирка, ну ты слышала?! Это я их мучаю?! Это еще кто кого мучает!

– Их тоже можно понять, – успокаивающе произнесла я, опускаясь в освобожденное Алишином кресло. – Они так привыкли и не ведают иного. Для хейларов такое поведение – нормально. Скажу больше: не только для них.

– Это я понимаю, – взмахнула руками подруга и немного торопливо договорила: – Не понимаю иного. Почему Арвиль все это на меня повесил?! Ну не может он не знать, что толку от его затеи ноль! Вреда бы еще не было… Ирка, они другие! Да все вы тут другие! Драконы, хейлары, фейри… что могу сделать я, обычный человек?!

– Ему виднее, – пожала плечами. – Ар не стал бы делать того, в чем не уверен. Стало быть, в тебе уверен.

– У них психика другая, – потерла виски Дарья и постучала пальцем по одному из томиков на столе. – Я тут изучала психологию фейри и драконов, ведь из них же в основном состряпали наших хвостатых красавчиков. Так вот. То, что я ранее считала серьезным отклонением, для фейри лишь легкая эксцентричность! Легкая!

– Не паникуй для начала.

– Пытаюсь.

– Вот и молодец, – я протянула руку и сжала холодные пальцы собеседницы. – Даш, ищи позитив. Если ты считала ситуацию совсем плохой, а в свете новых сведений оказывается, что все не так уж отвратительно, – уже хорошо.

– Не совсем, – покачала головой наша несчастная. – Там направления все разные, явления… Но с десятниками работать весело – дальше некуда. И… я себя такой бесполезной ощущаю!

– Глупости, – решительно встряхнула я головой. – Все будет хорошо. Конечно, того же Алишина я знаю недолго, но, по-моему, в первые дни он был совсем-совсем замороженным. Сейчас лучше.

– Дело не в этом. Ирка, как можно зрелым существам привить нормы морали, этики и законы общества? Особенно если учесть, что в хейларов вкладывалось совершенно иное? Прямо противоположное! Все, что я могу сделать, – помочь усвоить азы подобно правилам выживания в новых условиях. Они будут этого придерживаться. Пока помнят и пока считают нужным.

– Уже достижение, – тихо сказала я.

Она кивнула, рассеянно скользя пальцем по корешку книги.

– Пойдем за Крионой? – предложила я спустя некоторое время. – У нас не так много времени, а встретиться не можем уже который день. Всегда кто-то занят.

Переселенка со вздохом поднялась, и мы отправились на поиски нашей огненной.

Рыжая тренировалась в зале с парой десятников. Вернее, честно пыталась это делать, так как мужики по большей части позволяли себя бить. Ее если и роняли, то очень аккуратно, а если по чему и попадали – то по мягкому. Стоит ли говорить, что драконица едва не дымилась от злости?

Наконец Криона остановилась, и пара десятников тотчас замерла неподалеку, внимательно наблюдая за ней. Волшебница бросила длинный шест и рявкнула:

– Какого ледяного у нас опять балет?! Я хочу драться! Жестко!

– Льета Криона, – откашлялся один из хейларов и поправил немного сползшие очки, – если мы будем драться жестко, то еще некоторое время вам активный отдых не грозит…

Кри обиженно взглянула и нервно сцепила руки:

– Ну как я могу хоть чему-то научиться, если вы со мной как с хрустальной вазочкой обращаетесь?! И тренировать не хотите!

– Потому что нет времени, – мягко сказал хейлар, а в следующий миг амулеты на груди десятников засветились, и они с поклоном вышли из зала. Вызов Сотника.

– Гады генномодифицированные! – Убедившись, что двери плотно закрыты и ее не услышат, рыжая начала ругаться. – Сволочи хвостатые!

– Ну и зачем тебе так надо «жестко»? – хмыкнула Дашка, опираясь на стену.

– Потому что я воин! – тряхнула огненными локонами Кри и, подобрав шест, отнесла его на стойку. – Воин, а не кисейная барышня! Девочки, вы хоть видели, как хейлары между собой сражаются?

Мы с Дарьей дружно помотали головами. Как-то не пришлось, да и наши интересы находились в другой плоскости.

– Они невероятно искусны! – глаза Крионы восхищенно загорелись. – Потрясающие! Даже Дориану не сравниться! И я хочу, очень хочу хоть немного приблизиться к их уровню!

– Чтобы при встрече начистить ледяному женишку физиономию?

– И это тоже, – мрачно кивнула Кри и отмахнулась. – Но главное в другом! Главное – самосовершенствование! А они… не позволяют… – И снова по-детски обиженное: – Гады хвостатые…

– Ладно тебе, – хмыкнула я и приобняла подружку за плечи. – Пойдемте ограбим кухню и выберемся на один из верхних балкончиков, как и планировали.

Подруги переглянулись, и Дашка озвучила общую мысль:

– Все бы ничего, но как ты планируешь уволочь часть запасов у Диара?

– Просто попросим! – подмигнула я.

Совсем скоро мы спустились по одной из дальних лесенок и оказались перед дверью, за которой слышались грохот кастрюль и немузыкальное пение. Я постучала и, отворив, сунула голову в образовавшуюся щель.

– Здравствуй, Диар.

Невысокий рыжеволосый парнишка с яркими, шальными зеленющими глазами приветственно махнул хвостом и позвал:

– Привет, Ирьяна. Заходи. В дверях стоять – последнее дело.

– Я не одна, – прошла на кухню и затащила следом упирающихся девочек.

– Добрый день, леди, – он снова помахал рыжей кисточкой, так как руки нашего повара были заняты. Парень вдохновенно крошил морковку.

– Здравствуй, – нестройным хором откликнулись подружки.

– А где Ладушка? – покрутила я головой, потому что знала, что «дочка» с момента появления этого парня прочно к нему прицепилась. Впрочем, хейлар не возражал.

Сама я никого не высмотрела, но Ладка пришла на помощь: с потолка раздалось веселое стрекотание:

– Я тут, Ирьяна.

Запрокинула голову и улыбнулась посверкивающей на меня фасеточными глазками хондрии. Потом вытянула руки, и на них тут же свалилась упитанная тушка.

– Ого, как тебя Диар откормил, – приятно удивилась я, обнимая паучушку.

Дашка с Крионой по-прежнему стояли в стороне, глядя на нас со сдержанным недоумением.

Ладушку в Анли-Гиссаре не боялись, но и не сказать чтобы особо привечали. Разве что Диар и Алишин с удовольствием общались и даже брали с собой на прогулки.

Ну и я старалась разнообразить наше существование. Правда, в последнее время паучонка много спала, и ее было не дозваться. Сама Лилада туманно объясняла сон загадочными «новыми этапами и ступеньками развития».

– Ты за корзиночкой, которую просила приготовить? – вскинул медную бровь невероятно юно выглядящий десятник. До абсурда мирно смотревшийся на кухне, в фартуке и за готовкой.

– Ага.

– Понятненько, – пробормотал хейлар. Отложив нож, он стремительным, почти невидимым движением метнулся в другую часть кухни, потом – снова к нам и протянул плетеную корзинку: – Вот. Все как договаривались.

– Спасибо! – радостно улыбнулась я, ссаживая хондрию на пол и забирая ношу у парнишки. – Ты лучший!

– Я знаю, – шкодливо подмигнул он зеленым глазом. – Но все равно приятно.

Потом вернулся к столу, бросив на ходу:

– К ужину не опаздывайте! Дарья, вас это особенно касается.

– А то что? – рассмеялась кудряшка, отбросив с глаз завиток волос.

– А то как в прошлый раз – найду тебя и принесу лично. И как маленькую покормлю с ложечки, – невозмутимо ответил Диар и встряхнул головой, отбрасывая длинноватые медные пряди. – Пусть тебе будет стыдно. Зато о здоровье начнешь думать. Хоть со своих подружек пример бери! Они еще ни разу не опаздывали!

Готовил он потрясающе, потому и не опаздывали.

Ну, это я за себя.

– Поняла, – фыркнула переселенка и вышла за дверь с бормотанием: – Вот наседка рыжая.

– Я все слышу! – не промолчал Диар.

Кри не сдержала улыбки и вышла вслед за человечкой, а я присела на корточки возле Лады и спросила:

– Ты с нами не хочешь?

– Неа, – зевнула та. – Я спать пойду.

– Опять?!

– И что? – недовольно сверкнула багровыми глазками «дочурка». – Мне хочется!

– Ладно-ладно, – пошла на попятную я и, подавшись вперед, ласково погладила ее по шелковистой спинке. – Тогда я убежала.

Попрощавшись с десятником и хондрией, я выскочила в коридор к подругам.

– Ну что… пошли?

И мы двинулись к лестнице на третий уровень, подсознательно выбирая коридоры служебного пользования. Потусторонне прекрасные залы сейчас видеть не хотелось. Они были невероятными, но чуждыми.

Глава 4

Спустя несколько минут тишину нарушила Кри:

– Диар такой… странный.

– Разве? – нахмурилась я. С зеленоглазым рыжиком, обычно хозяйничавшим на кухне, контактировала нечасто, хотя он воспринимал меня хорошо. Впрочем, к нам все десятники относились лояльно, невзирая на то что мы с Крионой – чистокровные драконицы. – А мне он показался как раз самым нормальным.

Тут нервно захихикала наша целительница душ.

– Да если бы, – всплеснула руками Дарья. – Если бы! Он просто очень эмоционален, потому у тебя и создалось такое впечатление. А на самом деле Диар у нас крайне интересный юноша.

– И чем же? – иронично фыркнула Криона.

Я в принципе разделяла ее сомнения.

Рыжий парнишка выглядел сущим подростком. Но от согласия с мнением Кри меня удерживало осознание, что он, во-первых, хейлар, а во-вторых – десятник.

– Отравитель он, – беспечно отозвалась переселенка. – Почти гениальный алхимик, нежно любящий всякие яды. Особенно их изобретение и тестирование. Недавно сокрушался, что живности в городе почти нет. Да и материал в лаборатории, считай, отсутствует. Вот от скуки и занялся готовкой.

Не знаю, как у подруг, а у меня почему-то резко пропал аппетит!

– Как это – отравитель? Но зачем он тогда… на кухне хозяйничает?

– Говорит, принцип работы схож, – пожала плечами Дашка и прыснула, глядя на нас: – Девочки, у вас та-а-а-кие лица!

– Какие новости, такие и лица, – нервно передернулась рыжая драконица и осторожно уточнила: – Даш, а он экспериментами… не слишком увлекается?

– Не волнуйся, – потрепала ее по плечу наша кудрявая оптимистка. – Он сначала на Ладе тестирует, а потом нам подает!

– Что-о-о-о?! – тут уже возмутилась я. – Он Ладку травит?!

– Твою паучонку отравишь, – хмыкнула целительница и успокаивающим тоном закончила: – Ира, хондрию уморить крайне проблематично, а твоя еще и неизвестный науке гибрид.

– Кстати, про неизвестность науке, – вновь насторожилась я. – А этот гениальный рыжий мне «дочурку» не препарирует ненароком?

– Я беседовала с ним на эту тему, – беспечно отмахнулась Дарья. – Сказал, что генетика и биология – не его профиль. То есть интересно, конечно же, но она полезнее ему в живом виде. Наблюдать, как на разные вещества реагирует, к примеру…

– Так чем он ее кормит?!

– Тем же, чем и нас, не переживай так! Еще ест то, что сама поймает на внешних уровнях. Ее Алишин недавно на охоту с собой брал, учил выслеживать добычу и кидаться.

Я попыталась это представить. Фантазия спасовала.

– Ирка, прекрати переживать, – взъерошила мне волосы Криона. – Ничего с твоим недоразумением не случится.

– Ладушка – не недоразумение, – обиженно взглянула на подругу.

– Меня вообще удивляет твое к ней отношение! Как и отношение хейларов.

Я невесело усмехнулась и, перекинув увесистую корзинку в другую руку, проговорила:

– Тут как раз все понятно. Вспомни, кто наши хвостатые. Тоже ведь… искусственное творение. Так что с Лиладой у них больше общего, чем на первый взгляд может показаться.

Кстати… Учитывая, что на горизонте вновь появился Лаллин, нужно быть осторожной и по возможности не показывать дивному мою хондрию. В отличие от Диара, фейри как раз генетик. Гениальный генетик, создатель хейларов. И я очень не хочу, чтобы его заинтересовала моя паучонка. Хотя бы потому, что если он захочет ее получить, – получит. Как ни прискорбно это осознавать.

Я встряхнула головой, понимая, что предаваться упадническим мыслям – последнее дело. Тем более что пока для опасений нет предпосылок.

– Ну что, – повернулась к девочкам, – на верхние ложи и балкончики пойдем, да?

– Давай, – согласилась Дашка и мечтательно зажмурилась. – Оттуда потрясающий вид на Анли-Гиссар!

– Вернее, его центр, – добавила Криона. – Все же насколько необычный город…

– Арвиль использовал особенности внутреннего рельефа гор и пустоты, – вдохновенно начала я. – Тут очень многое просто идеально вписано в природные пещеры. А часть наоборот – искусственного происхождения. Невероятно, что столь великолепное творение смогли создать за неполную сотню лет, да еще такими малыми силами!

– Ирка, стоп! – со смехом подняла ладони рыжая. – Слушать дифирамбы твоему Сотнику мы порядком устали. Он, конечно, гениальный архитектор, но поумерь пыл! – Она подмигнула и подколола: – У некоторых вообще-то муж есть!

– Ну тебя, – обиженно глянула на драконицу. – Просто в отличие от некоторых, зацикленных на оружии и боевом мастерстве десятников, я в первую очередь уделяю внимание эстетической красоте этого места!

– И его хозяина!

– Кри… – нехорошо сощурилась я. – Да, Арвиль интересный мужчина. И да, он мне дорог. Но физической тяги, слава богам, нет. И я безумно этому рада, потому что в противном случае все было бы очень-очень плохо. Я и так сильно к нему привязана, даже без телесной стороны отношений.

– Призналась.

– А что скрывать? – Я пожала плечами, запустила пальцы в волосы, несильно их дернув у корней, и с наигранным спокойствием попросила: – Вот только не надо мне сейчас по десятому разу говорить, что Вейла я не люблю, ладно?

– И не планировала, – пробормотала огненная, видимо, растерявшись от такого эмоционального ответа. – Ир, успокойся.

Я лишь кивнула и ускорила шаг, сжимая ладонь на плетеной дужке корзины. И силы на благое дело, и промолчу. Везде польза! Что делать, если все, кому не лень, суют нос в наши с Вейлом дела?! Кем бы я стала, если бы меняла мужчин только потому, что в отношениях с одним вдруг возникли сложности?

В итоге до верхних площадок мы добирались практически в гнетущей тишине. Я несколько жалела о своей излишней эмоциональности, но… И правда устала! Это мое дело, моя семья, моя жизнь!

Когда мы наконец оказались наверху, я поставила корзинку и подошла к краю полукруглого балкона без перил. Упасть не боялась. Во-первых, я дракон, а падать тут можно настолько долго, что всяко успею раскрыть крылья. Сотни метров… Во-вторых, силовой барьер никто не отменял.

Протянула руку и залюбовалась радужным сиянием, расплывшимся вокруг ладони, коснувшейся чего-то невидимого. Красиво… Все красиво. Пространство впереди, сотни метров до следующей стены из натурального камня. Такого серого и неприметного, что поневоле начинаешь понимать: он лишь что-то оттеняет. Бабочек и светлячков, которые кружат под потолком вокруг больших овальных «солнышек», искрящихся разными оттенками желтого и оранжевого. Колонии мотыльков-жад.

Чрезвычайно полезные существа, освещающие этот огромный взлетный полигон-арену. Питаются подземным мхом, растущим как раз на их ульях и поглощающим внешний панцирь домика. Такой вот симбиоз в диковинном подземном мире моего Спящего.

Воспоминания повлекли за собой детали встречи с фейри. Я полезла в карман и нащупала мешочек Тайлин. Вытащила и шагнула к подругам, которые расстелили покрывало на камнях и уже раскладывали припасы, выданные Диаром.

– Дашка, тут тебе подарочек передали.

– Да? – вскинулась улыбчивая целительница. – А кто?

– Тайлин Литое Золото, – миг помедлив, сказала я и протянула мешочек фейри.

С лица Даши сбежала улыбка, но мешочек она забрала. Впрочем, развязывать не торопилась.

– И что там?

– Как я поняла, какой-то амулет, – отозвалась, присаживаясь на краешек покрывала и хищно оглядывая то, на что расщедрился рыжий отравитель.

А он нас побаловал! Правда, в свете новых фактов об этом «парнишке» я начала несколько настороженно относиться к его подаркам.

– Свойства? – Дашка стала необычайно краткой и задумчивой. Похоже, не хуже меня понимала, что простой подарок от Князя фейри – нечто из области сказок. В теории да, а вот на практике – смешно.

– Не знаю. – Я оглядела наш импровизированный стол и потянулась к бутербродам с ветчиной.

– Как это – не знаешь? – озадачилась переселенка.

– Так это, – немного невнятно ответила я, запуская зубки в выбранную вкуснятинку. Мы, конечно, не на голодном пайке, но все равно рацион несколько ограничен. А сейчас Диар расщедрился не на шутку! И бутербродики, причем разнообразные, и копченая курочка, и много-много фруктов! Короче, пытать рыжего хейлара я передумала. Сначала допросим, а потом подумаем, как поступить!

А вообще… в первый раз я его увидела еще в портретной галерее десятников. И, помнится, удивилась, каким Шеридан его изобразил: травник и алхимик в поисках новых ингредиентов. Но Диар и правда оказался именно таким. Даже служба на неизвестного злодея, все, что Диар творил по его приказу, не изменила алхимика.

Хотя… А что он творил из того, чего не приходилось делать ранее? Перед внутренним взором вспыхнула картинка из воспоминаний Ара о «воспитании» хвостатых, и меня поневоле пробрала нервная дрожь. Фух… даже думать не буду. Это непостижимо. Мне их не понять, слишком тяжелый груз за плечами. Они совершенно иные. Не только для целительницы – даже для меня.

Как Дашка справляется – ума не приложу. Хотя… судя по ее речам, она и не справляется. Получается, нужно поговорить с Арвилем на эту тему. Но с чего я взяла, что он ответит мне, если оставил с носом саму целительницу, которой сие касается непосредственно?

– Ирья-я-я-ян-а-а?!

– Ой, извините, задумалась, – виновато улыбнулась подругам и потянулась к бутылке с водой и кружке. Вода была местная, из подземных минеральных источников.

– Я спрашивала, что ты сама в этой цацке разглядеть можешь? – терпеливо повторила Даша, повертев в руках уже извлеченное из мешочка украшение.

– Насмешила, – фыркнула я, снисходительно глянув на подругу. – Даш, я как маг – ноль без палочки. Да и с Алишином мы только-только начали заниматься. Кому показывать – так это ему. Будь я более подкованной в магии, все равно ничего бы не поняла, потому что на кулончике – плетение Князя фейри. Мага старой выучки. Он использует то, что забылось еще до моего рождения.

Дашка тоскливо вздохнула и неожиданно призналась:

– Не знаю почему, но Алишину показывать не хочется.

– Да? – вскинула рыжую бровь Криона и неожиданно серьезно предположила: – А мне кажется, знаешь.

– Знаю, – легко согласилась переселенка и, досадливо скривившись, закончила: – Сама понимаю идиотизм мотивов, но… опасения есть.

– Может, изложишь? – Принцесса Огненной Долины драконов явно устала от загадок.

– Алишин – хейлар, – поведала очевидное наша кудрявая. – Притом десятник… И сильный маг. А вам напомнить, чем занимался Тайлин Литое Золото в проекте хейларов? И что он сделал с одним из последних созданных детей этого народа?

– Ведешь к тому, что Алишин попробует достать Тая через эту занятную штучку?

– Верно. А мне кажется, сейчас убивать этого фейри в высшей степени недальновидно. – Дарья подтянула коленки к груди и положила на них подбородок.

Я внутренне поморщилась от такой циничной формулировки, но согласилась с ее резонностью. Да и Дашку понять можно, учитывая, что с ней собирался сделать Тайлин. Участь игрушки дивного лорда незавидна. Хотя бы потому, что рано или поздно он устанет и уйдет… А человечка будет невыносимо мучительно учиться жить без него. Фейри заполняют жизнь, занимают мысли, не оставляют места даже для тебя самой.

– С чего ты взяла, что Алишин вообще станет это делать? – недоуменно округлила глаза Кри. – Он же не идиот…

– Не идиот, – повторила целительница и полушепотом закончила: – Криона, представь, что в твоих руках находится возможность отомстить врагу. Тому, кто пытал и мучил, тому, чей брат создал эту проклятую расу, обрекая хейларов на то, что они прошли. Десятник, разумеется, все понимает, но вполне может и… поддаться искушению. Он люто ненавидит дивный народ. Как и драконов. Я слышала разговор Арвиля и десятников сразу после того, как он их призвал. Так вот… Алишин выступал за то, что теперь, когда план Сотника удался, они могут убить совершенно бесполезную Ирьяну, а принцессу Огненных послать домой по частям, если драконы не подчинятся их условиям. Диар был настроен более гуманно. Ирку предлагалось безболезненно отравить и отослать муженьку в хрустальном саркофаге. Он посчитал, это будет элегантнее выглядеть.

Не знаю, как у Крионы, а у меня отвисла челюсть. Я торопливо потянулась к бокалу с водой, желая запить потрясающие новости об истинном отношении хозяев зачарованного города. Подавилась и сильно закашлялась, а потому Криона пару раз хлопнула меня по спине. Кстати, она выглядела удивительно спокойной и невозмутимой.

– Ожидаемо. Не могли они нас сразу воспринять так, как показывают. Еще одно очко в пользу хвостатых. Они прекрасно держат себя в руках.

– Тогда остается Арвиль, – сказала я, отламывая ножку курочки и с подозрением оглядывая мясо. После рассказа Дашки подношение рыжего отравителя-кулинара дегустировать все еще хотелось, но оно вызывало некоторые опасения.

– Арвиль, разумеется, вариант. Но мне неудобно отрывать его от дел. Сотник спит едва ли пару часов в сутки, что, надо признать, меня беспокоит, – нахмурилась светловолосая целительница. – Выглядеть лучше он не стал. А еще тренируется почти до изнеможения.

Я поморщилась, понимая, что Дашка знает про хейларов и их господина больше, чем мы с Крионой. Хотя… она больше всего с ними и общается.

– Так, девочки! – решительно разрезала яблоко Кри. – Мне кажется, мы опять загрузились не по делу. Вернее, не по нашему делу. И еще кажется, мы шли сюда отдыхать, расслабляться и делиться ХОРОШИМИ новостями. Но как-то все идет не по плану!

– Согласна, – хором сказали мы с Дашей и, переглянувшись, рассмеялись.

– Ну вот, уже веселее, – одобрительно кивнула рыжая и, отломив от курочки крылышко, глянула на него с тем же подозрением, что и я недавно. – Ну… с богом!

Отважная дева-воительница попробовала кусочек и спустя миг восторженно закатила глаза.

– Вкуснятина!

Мы с Дашкой решили не отставать и последовали заразительному примеру нашей пламенной драконицы.

Спустя десяток минут обстановка разрядилась, и под каменными сводами зазвучал искренний заливистый смех. А еще через десяток минут мы даже пожалели, что из питья у нас – только вода и морс. Первой мысль о необходимости алкоголя для девичника выразила Криона.

– Что-то мы как маленькие, – глубокомысленно изрекла она, наклоняя кувшинчик и рассматривая оставшийся на дне сок. – Сейчас бы винца…

Я в выпивке не была специалистом от слова «совсем». Не любила его вкус за исключением некоторых более-менее терпимых сортов, В состоянии легкого опьянения находилась лишь однажды, и не сказать, что мне это особо понравилось. Потом. Во время-то было очень даже весело!

Дашка почесала кончик носа и сказала:

– Вообще, Кри права.

– И что предлагаете? – сдалась я. – Если у Диара алкоголь и есть, он нам его точно не отдаст.

– Не отдаст, – уныло согласилась рыжая. – Если даже мне умудрился выдать: «Я не позволю травить молодой организм!» – то что скажет вам? А я старшая, между прочим!

– И даже совершеннолетняя, – хихикнула я и задумалась. – У меня, кстати, тоже скоро второе совершеннолетие.

– По идее, это повод…

– Ну да, – переглянулись мы.

Разговор о том, как мы планируем отметить предстоящий праздник, прервался весьма своеобразно. С потолка раздался смешок, и мы удивленно заозирались. Камень в нескольких метрах от нас пошел рябью, и занятный изгиб, который я ранее принимала за особенности архитектуры, превратился в черного хейлара с фиолетовыми глазами.

– Арвиль, ну ты и!.. – первой не выдержала я. Высказалась лаконично, не нашла цензурных выражений: – Бессовестный ты, вот.

– Я тут спал вообще-то, – махнул длинным чешуйчатым хвостом с кисточкой зверь.

– Тут?! – воскликнула Дашка. – Но почему?

Хейлар тенью скользнул вперед. Едва слышно заскрежетали когти, которыми он цеплялся за неровности свода. Когда достиг нашего балкончика, изящно стек на пол. Грация и экономная элегантность движений заставили меня мимолетно позавидовать. Арвиль же развалился на свободной стороне покрывала и положил морду на сложенные лапы.

– Потому что здесь один из энергетических источников. Силы быстрее восстанавливаются.

Тут я все же не выдержала.

– Ар, если не ошибаюсь, уровнем выше имеется вполне нормальная каменная плита, на которую можно лечь и не изображать из себя летучего мыша гигантских масштабов.

Фиолетовые глаза лукаво прищурились. Хейлар немного расправил крылья и осведомился:

– И чем я для этой роли плох? Черный, летучий и под потолком висеть умею.

– Морда без пятачка, – буркнула Дашка и потянулась к яблоку. Вонзила в него зубки, прожевав откушенное, потребовала: – Господин Сотник, а можно без уверток и лапши на наши ушки?

– Можно, – покладисто согласился черный зверь. – Но скучно.

– Вредина, – улыбнулась я и подползла поближе, запустив руки в шелковистую гриву. – Чудо-юдо доисторическое.

– Какой есть.

Руку пощекотала кисточка хвоста, и я, хихикнув, ухватилась за нее, намотав на пальцы. Потом кинула случайный взгляд на подруг, и мне стало не по себе. Уж очень они… понимающе смотрели. Примерно так же, как недавно, когда говорили про наши с Арвилем отношения.

Здесь меня одновременно посетили два совершенно полярных желания. Первое – отодвинуться и сделать вид, что ничего не было и «всем показалось». Второе… Почему я должна отказываться от того, к кому привязана?! У меня нет НИКОГО ближе! Просто нет! Мать, отец, брат… никто не вспомнил обо мне за месяцы замужества! Вейл… Это отдельный разговор. И я уверена, что у нас все будет хорошо.

Арвиль же – мой друг и близкое по духу создание. Он знает меня больше, чем эти девушки, ведь время, что мы провели вместе, было очень продуктивным. Да и моральная привязка… А потому пусть все идут… в места не столь отдаленные.

Я крепче сцепила пальцы на шерсти хейлара, с вызовом глядя на Дарью и Криону. Подружки, словно поняв, почему я так себя повела, лишь улыбнулись, и Даша с наигранной бодростью вернулась к разговору:

– Так почему ты тут спал?

– Совмещал приятное с полезным. – Хейлар потянулся к корзинке с фруктами и выудил яблоко. Критически покрутил плод в лапе и закинул в пасть. – Энергия тут есть, ну и потренировался заодно. В первый раз эксперимент закончился падением. Сдаю…

– А чего ты хотел? – пожала плечами я и, поддавшись заразительному примеру, тоже порылась в корзиночке, выудив грушу.

– А я, как и любой максималист, хотел, чтобы за время сна тело не изменилось, а в идеале – стало сильнее, – хмыкнул Сотник. – Кстати, сильнее я и правда стал. Так что, Ирка… захочешь увеличить магический потенциал – впадай в спячку на пару тысячелетий! Проверено!

– Язва, – покачала головой и занялась грушей, которая оказалась очень сочной и вкусной. – Кстати, какие у нас планы? И когда встреча с… братцами-фейри?

– Что за «братцы»?! – едва ли не хором спросили Дашка и Криона.

– У Тайлин есть младший брат, – спокойно ответил Арвиль. – Ученый-генетик. Который некогда и создал нас.

– И какие у вас с ним в таком случае могут быть дела? – заинтересовалась рыжая драконица.

– Исключительно политические, – невесело хмыкнул крылатый ящер. – К сожалению, поклонник Дарьи прав. Никто не сможет легализовать творение так, как его создатель. А если это к тому же древний фейри…

– Разве одним Таем нельзя обойтись? – нахмурилась переселенка. – Да и… зная твое отношение к дивным, удивлена.

– Отношение – это отношение, – кивнул Арвиль. – А необходимость – это необходимость.

– Тебе виднее, – тут же отступилась целительница.

Хвостатый повернулся ко мне и задумчиво пробормотал:

– А вот тебя готовить и правда надо. Тайлин настаивает, чтобы ты была в составе посольства.

– Он видит во мне потенциал!

– Я тоже вижу. Но это не отменяет того, что тебе рано соваться в сферу высшей политики. И не нужно приводить в пример папеньку, Ирка! Могу напомнить, в каком возрасте началась его дипломатическая карьера.

– Но мама…

– А твоя мама стала соваться в дела мужа только после того, как первого ребенка родила и второе образование получила, – отрезал Арвиль и уже мягче посмотрел на меня: – Но, как я уже сказал, выбора особого нет. И в чем-то Тайлин прав. Брать моих неадекватов – последнее дело. В их самообладании я, к сожалению, не уверен.

– Значит, я буду молчать и не высовываться, чего нельзя сказать о десятниках, которые привыкли к свободе и равноправию, пока ты спал? – вкрадчиво осведомилась я, стараясь не улыбаться слишком уж иронично.

Несколько столкновений у Сотника с подчиненными уже точно было.

– А почему Ирку, а не меня? – подала голос Кри. – Я воительница и принцесса Огненной Долины.

Я взяла на себя смелость ответить за Ара:

– А тебя им жалко!

– Чего?! – поперхнулась куриной грудкой пламенная. – В смысле?!

– В прямом, – охотно продолжила я, не обращая внимания на то, как по коленке с нажимом проехался черный коготь, недвусмысленно рекомендуя придержать язычок. – Именно потому, что ты очень полезная принцесса. А я вот полезна весьма умеренно. Стало быть, если что-то пойдет не так, выгодная карта в твоем лице останется в Анли-Гиссаре.

– Какая ты самокритичная, – спустя несколько секунд фыркнул Арвиль и, приподняв морду, внимательно на меня посмотрел: – Ири, ты утрируешь.

– Может быть, – легко признала такую вероятность, тут же коварно предположив: – Но ведь все равно я права, верно?

Хейлар расслабленно потянулся. Гибкий хвост сначала едва заметно бил по полу, а потом вскинулся. Помахав кисточкой у меня перед носом, Арвиль ответил:

– Девочка моя, если ты все понимаешь, зачем столько гнева? И в конце концов… я не ошибаюсь, кто-то желал великих свершений и движения вперед? Так почему сейчас, когда дают шанс, ты недовольна?

– Кто сказал, что недовольна? – вскинула бровь, с весельем глядя на зверя. – Я всем довольна, Арвиль, но, разумеется, моей эгоистичной натуре не нравится, что ее приравняли к разменной монете. С другой стороны, понимаю, что остальные участники нашего маленького посольства также являются разменными монетками.

– Женская логика, – немного озадаченно пробормотал Спящий и, шевельнув хвостом, опустил его обратно на покрывало.

– Просто нервничаю, – честно призналась в ответ, очаровательно улыбнувшись. – И гнев тебе померещился. Это логическая цепочка не очень приятных для меня выводов.

– Сложная ты.

Кончик хвоста перед моим носом совершил очередной пируэт. Резко подавшись вперед, я схватила его за кисточку и сильно потянула, сразу перехватив второй рукой. Хвост дернулся, но я держала крепко!

– Отдай, – наконец снизошел до просьбы Сотник.

– Не-а, – довольно объявила я, еще больше запутываясь пальчиками в шелковистых волосках. – Тебе за все фокусы хвост давно стоит бантиком завязать!

– Ирьяна, немедленно верни! – возмутился Арвиль, сверкнув фиолетовым взглядом. – Это не погремушка!

– Как знать, как знать, – промурлыкала я, расправляя черную шерсть. – Девочки, а у вас расчески, случаем, нет?

– Случаем, есть! – радостно объявила Дашка. – Но, чур, я первая!

– Дамы… – с опаской протянул хейлар, переводя взгляд с меня на подруг и не оставляя попыток высвободить стратегически важную часть тела. В звериной ипостаси или нет, захоти Арвиль по-настоящему вырваться – кто удержал бы Сотника? Так что вывод напрашивался однозначный: Арвиль Тейнмир шалить изволили!

Замечательно, поскольку в игривом настроении я его еще не видела. И была отчасти рада, что он – в крылато-чешуйчатом обличье. Во всех нас есть звериная суть, и в истинном виде она имеет куда больше власти. А что любят зверушки? Почесун и игрушки! Мы с девочками переглянулись и напрыгнули на большого ящера, благо сейчас он был крупнее всех нас вместе взятых в квадрате.

Угадала я правильно. Судя по тому, как млел черный хейлар, когда ему расчесывали гриву и поглаживали особо чувствительные местечки, где чешуя тоньше, – ему все нравилось. Мы с Крионой ориентировались на слабые места драконов. Здесь Арвиль мало чем от нас отличался. Дашка с удовольствием орудовала расческой и, кидая на блаженно жмурящегося зверя веселые взгляды, потихоньку плела путаные косички. Судя по таким же хитрым взглядам хвостатого, он все прекрасно чувствовал и позволял целительнице развлекаться.

Остаток вечера прошел восхитительно. Когда устали «пытать» Ара, развалились под его теплым боком и, подтянув ближе корзиночку с остатками еды, заморили проснувшегося во время активных игр червячка.

Подлянка случилась в самом конце.

Глава 5

Я откинула голову на лапу хвостатого. Жуя огурчик, считала оттенки цветов на потолке. Криона вообще развалилась на хейларе и, прикусив от усердия губку, заплетала все, с чем не успела сладить Дарья. Сама переселенка, вооружившись расческой, любовно приводила в порядок угольную кисточку хвоста. В этот момент тело Арвиля охватила легкая дрожь, и в следующий миг он превратился в мужчину. Из одежды – лишь облегающие портки до колена.

Картинка. Я расслабленно валяюсь около него, головой на плече. Сверху, на боку Сотника, придерживаемая его рукой, лежит Кри и о-о-очень удивленно таращится на ехидно ухмыляющуюся физиономию. Дашка расчесывает хвост. Ар потягивается, опрокидывается на спину, одновременно удобно располагая огненную драконицу на широкой груди, и сладким голосом замечает:

– Оказывается, гарем – и правда чудесная штука!

– А-а-а-а! – Рыжую почти снесло с Арвиля. Уставилась она на него так, словно хейлар только что назначил ее любимой женой без права отвертеться от столь сомнительной должности. И не только назначил, а еще и время исполнения супружеского долга сообщил!

Дашка мстительно дернула хвост и запустила в лоб Ару расческой, которую тот, разумеется, поймал, тут же отправив в обратный полет, от чего за голову схватилась уже переселенка:

– Больно!

– Мне тоже больно. – Сотник обернул пострадавший хвост вокруг голени и сел, с иронией разглядывая нас.

Целительница смутилась и отвела глаза. Ар был полуголым, а ее «клиенты» на беседах обнаженкой явно не баловали. Криона уже отошла от шока и с интересом рассматривала великолепно сложенного хвостатого. Эх, не была бы так безнадежно замужем – тоже оценила бы!

Я отреагировала спокойнее всех. Просто отодвинулась поближе к остаткам еды, взяла ножик и начала задумчиво его крутить. Спустя минутку лучезарно улыбнулась бессовестному поганцу и сказала:

– Да, гаремы – это, безусловно, замечательно… Там столько всего интересного! Яды… евнухи. – Демонстративно поиграла ножиком.

– Я, наверное, передумал, – тут же с усмешкой отозвался Сотник и плавно поднялся. Дотронулся до густых волос с косо заплетенными косичками и обвел нашу компанию укоризненным взглядом: – Ну и как я теперь с этой красотой пойду? Кто расплетать станет?

Я снова недвусмысленно взмахнула ножичком и прокомментировала:

– Раз-два, и готово…

– А давай без радикальных методов? – встряхнул экстремальной прической Спящий. – Расплетать все по очереди станете… тут работы немало.

– Оденься, что ли, для начала, – тоскливо глядя в пол, предложила Даша.

– Я обернусь, – подмигнул Спящий, и спустя несколько секунд на сверкающих плитах уже встряхивался большой зверь.

– Ну и зачем ты это устроил? – подошла к нему и почесала под подбородком, от чего лиловые глаза тут же блаженно сощурились.

– Потому что весело? – почти проурчал хейлар и, отпихнув лапой корзинку с остатками фруктов, плюхнулся на покрывало. – Ну и приятно.

Шевелюру мы в порядок все же привели, хотя для хейлара удовольствия в этом процессе было уже маловато. Косички девочки запутывали от души!

– Ай-ай, – в очередной раз протяжно выдохнул Ар. – Осторожнее!

– Мы пытаемся, – пожала плечами Криона. – А вот нечего было себя как свин вести и женские разговоры подслушивать!

– Я первый пришел, – невнятно проворчал Сотник.

– Ну да, ну да, – покачала головой Дашка. – А показаться?

– Мне нужна практика маскировки. А тут все условия! И ландшафт, и положение, и ограниченные аборигены…

– Арвиль!

– Шутка.

Я тихо рассмеялась:

– Зато когда ты такой, нам проще.

– Да, – согласилась Дашка, склоняясь над черной гривой и пытаясь распутать очередной узелок. – В человеческом виде ты настолько… холодный и далекий. Страшный даже. Лишний раз подойти боюсь.

– Ну вот потому и не оборачивался, – взглянул на нас зверь. – Мне тоже нужны минутки радости и душевного покоя. А по иронии судьбы дать их могут лишь две драконицы и человечка. А не мои… подчиненные.

– Ключевое слово, – задумчиво кивнула я. – Они именно подчиненные. Субординация бьет в голову как им, так и тебе.

– Все может быть…

После того как мы ликвидировали последствия буйной парикмахерской деятельности, собрали остатки еды и спустились на жилой этаж, все разошлись по своим делам. Арвиль, перед тем как умчаться, напомнил, что завтра у нас встреча с Князьями фейри.

Я кивнула и, помахав на прощание, с пустой корзинкой направилась на кухню. Ладушку проведать и… Диару хвост накрутить! А то что это такое?! Повадился экспериментировать на моей паучонке! Отравитель несчастный!

Шла я с четким намерением устроить если не скандал, то разбор полетов. Иду, вся такая непреклонная, стремительная и вообще настроенная самым серьезным образом! По дороге вспомнила все, что рассказывала Дарья. Остальное додумала сама, и в голове сформировалась картинка, что Диар над Ладой едва ли не опыты ставит. В итоге к кухне я подбежала уже злая и решительно распахнула дверь.

На большом столе перед огромным тортом сидела Лилада. Рядом с ней стояло блюдечко с кусочком кремовой сладости, где хондрия в данный момент и ковырялась вилкой, зажатой в одной из лапок.

– Ну как? – спросил рыжий хейлар, нетерпеливо постукивая по голенищу сапога хвостом.

– Что тебе сказать… – неуверенно начала паучонка.

– Правду! – Диар подался вперед и положил локти на стол, согнувшись так, чтобы глаза были на одном уровне с моей «доченькой».

– По-моему, с дозой цианистого калия ты сегодня перестарался, – наконец вынесла вердикт хондрия.

– Ты же сама сказала: добавлять по несколько грамм ежедневно, – делано изумился отравитель. – Я отмерил и положил в твой кусок. Кстати, уверена, что это безопасно и даст нужный результат? Я, конечно, страхую, но сама понимаешь… Аналогов эксперименту не было, и неизвестно, чего ожидать.

– Не-а, – честно отозвалась Лада. – Но ты же помнишь, на что сие мероприятие нацелено?

Я еле пришла в себя от услышанного, демонстративно постучала в открытую дверь и свистящим шепотом спросила:

– Что тут происходит?!

– Ирьяна, еще раз здравствуй, – повернулась ко мне живность и расплылась в жутковатой клыкастой улыбке.

Да, паучок у меня странный. Ушастый, шерстяной и зубастый. Что дальше-то будет?!

– Ирка, привет, – махнул на сей раз рукой Диар, одновременно подтаскивая к себе листик с расчетами и что-то там зачеркивая. – Лада, тогда уменьшаем, получается? Или стоит просто увеличить время термической обработки?

– Нет, оставляем. Подождем результатов.

Я едва не выругалась вслух. Каких результатов?! Трупика одной хондрии?!

– Как скажешь, – кивнул рыжий хейлар и с неподдельной заботой в голосе поинтересовался: – Как ты себя чувствуешь?

– Ожидаемо плохо! – радостно сообщила Лада.

На этом этапе я потеряла терпение, но вновь обрела дар речи.

– Да что все это значит?! – Решительно прошла на кухню, сунула корзинку в руки нашему горе-повару, с трудом удержавшись, чтобы не надеть ему на голову. – Диар, ты что творишь?!

– Ири, ты не переживай так, – тонко пропищала хондрия, которая уже успела оббежать торт и дернуть меня за косу, привлекая внимание. – Это все по моей просьбе.

– Ну и зачем тебе это? – повернулась к Ладушке. – И что, со мной не поговорить было?! Да я едва не поседела, когда узнала, что ОН, – развернулась и, ничуть не стесняясь, ткнула пальцем в не особо широкую грудь десятника, – тебя травит!

– Так я не только ее. Я всех!

Приехали…

– Как так?!

– Не в таких объемах, как Ладу, не переживай, – успокоил меня этот… химик-любитель.

– Объяснись, – нащупала спинку стула и обессиленно на него опустилась.

– Арвиль приказал синтезировать ядовитое вещество, которое не накапливается в организме, а рассасывается, при этом помогая выработке иммунитета. Также распорядился разработать программу приема.

М-да… химик у нас не любитель… Он у нас профессионал!!!

– Разве цианид – то самое вещество?! – язвительно осведомилась я.

– Тот, который я брал за основу и которым кормил Лиладу, – нет, – безмятежно улыбнулся рыжеволосый хвостатый гад. – А вот тот, что вам стал давать – как раз новое творение. Просто цианид – первоисточник, так сказать. И не только он, там много чего намешано.

– Восхитительно. – Я сложила руки на груди, понимая, что к Ару у меня уже назревают новые претензии.

– Рад, что ты оценила глобальность и дальновидность замысла! – Десятник решил, что я разделяю восхищение его начальством.

– Пока нет, – мрачно пробормотала я, понимая, что ничего не понимаю. – Просвети, будь так любезен.

– Приучает вас к ядам. Как уже сказал, организм учится бороться с такой гадостью, но яд при этом не задерживается и не накапливается. – Алхимик закатил глаза и мечтательно сообщил: – Сейчас над новеньким работаю. Ртуть… Но пока не получается выводить.

– А на ком тестируешь? – шепотом спросила я и с ужасом покосилась на Ладу.

– Пока на мышках. Мы с Лиладой их по ночам на поверхности ловим.

– А вас не заметят? – забеспокоилась проблемами маскировки я.

– Нет. Хондрия пока сама по себе мелкая, а я… и во второй ипостаси большими размерами не отличаюсь.

Комплексы это все, комплексы! Отсюда и стремление всех потравить!

– С тобой все ясно, – глубокомысленно сказала я и повернулась к хондрии, чтобы ласково проворковать: – Ладушка, солнышко, а нам нужно бы поговорить…

– А может, не нужно? – тоскливо вздохнула она.

– Нужно, хорошая моя, нужно. – Я совсем засветилась позитивом и доброжелательностью. Еще немного, и улыбка станет напоминать милый такой оскальчик.

– Тогда пойдем.

Я подставила руки, и креативная «доченька» с замечательным подходом к собственному здоровью споро перелезла ко мне в объятия.

Попрощалась с нашим отравителем и вышла из кухни со словами:

– Мне сегодня за ужином тоже цианида поменьше, ладно? Боюсь, организм ослаблен потрясениями!

– Как скажешь, – с готовностью пошел навстречу этот… повар!

Я шла по коридорам с увесистой тушкой хондрии на ручках и молчала. Упорно и, надеюсь, тягостно. Верю, что Ладка должна проникнуться!

Лично для меня всегда самым сложным было пережить моменты молчаливого прессинга от обнаружения пакости до начала нравоучений. Так что я сейчас вовсю пользовалась родительскими привилегиями.

Действовало!

– Ирьяна?! – тихо позвала Лада.

Иду. Молчу. Смотрю вперед и держу лицо!

– Ну Ири-и…

Я не дрогнула. Поудобнее перехватила изрядно подросшую, а стало быть, и потяжелевшую за это время зверушку и ускорила шаг. Очень скоро мы добрались до моей комнаты. Аккуратно ссадив Ладу на постель, села в кресло и выжидающе уставилась на хондрию.

– Что? – с опаской осведомилась она через неполную минуту.

– То, – доброжелательно улыбнулась я. – Рассказывай, красота моя, как ты дошла до таких гениальных идей!

– Зря ерничаешь, – осуждающе покосилась на меня багровым взглядом Лилада и поудобнее устроилась на сине-голубом лоскутном покрывале. – Это очень правильная и действенная программа.

– Которая? – заботливо осведомилась я. – Разработанная, чтобы нас травить или тебя?

– Ну, насколько я поняла из того, что скандала Диару ты устраивать не стала, с «вами» мы уже разобрались, – осторожно начала хондрия, подбирая под себя черные лапки. – И я сделала вывод, что разговор касается меня.

– Верно, – кивнула в ответ и расслабленно откинулась на спинку кресла. – Я понимаю, что выяснять отношения нужно не с рыжим отравителем, а с его непосредственным начальством, которое и дало «добро» на такие опыты. Так что рассказывай, моя прелесть, что именно подвигло на этот шаг тебя!

– Я хочу скорее вырасти.

– В смысле? – нахмурилась я.

– Да в прямом. – По тельцу паучонки прокатилась легкая дрожь, и она стала торопливо говорить: – Ирьяна, я очень молода и очень слаба. Слабее чем мои… дикие сородичи, скажем так. У меня сохранилась генетическая память, и я понимаю, что обычные хондрии в моем возрасте уже гораздо крупнее и сильнее. Как и арахны…

– Но ты не хондрия, – резко сказала я и неосознанно коснулась рукой шеи в том месте, куда меня укусила Лада. – Ты даже не арахна. Ты у нас вообще что-то совсем непонятное. То есть твои циклы развития, несомненно, отличаются от обычных.

– Да, ты права. Но не стоит забывать, что такая уникальная я сейчас одна. И, как уже упоминала, совершенно беззащитна.

– А как же я? Мы… Лада, неужели ты считаешь, что кто-нибудь тут даст тебя в обиду?! Ну ладно я… из меня воин никакой, надо признать. Но Арвиль, Алишин и Диар тоже не станут стоять в сторонке, если что!

– Диар… – задумчиво повторила моя необычная «доченька». – Да, стоять в стороне не станут. Именно поэтому он и пошел мне навстречу. Хейлар понимает, что, если ты отличаешься от остальных, нужно войти в силу. Чтобы не раздавили, чтобы суметь дать сдачи. Ирьяна, что ты знаешь о первом уровне Анли-Гиссара?

– Что меня туда не пускают, – недовольно буркнула я, с интересом косясь на Лиладу. – Там располагаются лаборатории, испытательные полигоны высокого уровня, центр управления и хранилища информации.

– Все верно. Информаторий тут невиданный по своему содержанию. Тайлин в свое время отдал творениям брата почти все, что было в том центре, где их создали. Так вот… Ты понимаешь, существа, подобные мне, там тоже описаны.

– Но ты же… первая, – пробормотала я и внезапно осознала: – Тут первая. И… в естественных условиях созданная.

– Верно, – устало смежила веки хондрия. – Хейлары – не первый эксперимент. Было много, и разных. Смешивали кровь, магию и смотрели, что получается. Гибрида с драконом еще не встречалось, но есть определенная закономерность в развитии хондриев, арахнов и всего того… так и не названного… из лабораторий фейри.

Меня неожиданно сильно царапнуло это «не названного». Их называли. Образец Ф-23, например. Так, и никак иначе. Ведь они были лишь материалом.

Стало противно. А еще очень захотелось поскорее встретиться с одним из ученых генетиков и пройтись когтями по холеной княжеской морде Лаллин! Странно. Мне казалось, ярость, вызванная видениями и рассказами Арвиля, давно ушла. Оказывается, нет.

– Как понимаю, вы нашли нужное.

– Верно. – Лилада поднялась и тенью метнулась с кровати, чтобы тотчас залезть по боковинке кресла на подлокотник, а потом и ко мне на колени.

Я не сдержала улыбки и прижала ее, зарываясь пальцами в мягкую шерстку, почесывая за ушком.

– Подлиза.

– Извини, что не сказала сразу, – помялась девочка и потерлась об меня всем тельцем. – Просто ты бы… не поняла методов.

Сначала я хотела с негодованием возразить и заверить, что поняла бы и приняла все. Но потом вспомнила свою первую реакцию… и промолчала. Лада, может, и не совсем права, но в любом случае это ее право, ее выбор. Кто я такая, чтобы мешать и запирать? Разве не это в свое время пытались сделать со мной?

Поэтому я негромко вздохнула, улыбнулась, заметив, какое облечение промелькнуло в глазах моей чудной паучонки, и решительно сказала:

– А вот теперь точно все рассказывай! В подробностях.

– Да тут и рассказывать нечего. Любой организм сам по себе – совершеннейшая система защиты. Помирать ему очень не хочется. Стало быть, если создать опасные для жизни условия, все процессы будут многократно ускорены. У вас это ускорило бы вылет дракона или увеличило физическую силу, а у меня рубеж второй ступени стал гораздо ближе, чем в благоприятных условиях. И для этого нужны лишь тренировки и определенные дозы яда!

– Потрясающе, – восхитилась я и заботливо спросила: – Ладушка, солнышко, а что бы случилось, если бы вы с Диаром количество цианида неправильно рассчитали?! И почему именно его?!

– Ну… рыжему этот материал показался самым подходящим. И ничего бы не было… Наверное.

Что-то мне подсказывает, что этот материал, скорее, самый распространенный, а потому доступный!!! Ладно… вдох… выдох. Скандалы – не наш профиль. А еще, конечно, весьма обидно, что хондрия о жизни Анли-Гиссара и чаяниях его создателей знает гораздо больше, чем я. Хотя этому есть простое и не особо приятное объяснение. Лада сейчас, по сути, лабораторный материал Диара. Только на добровольных основах. Представляю, насколько был счастлив этот экспериментатор, когда понял, в чем ему доведется участвовать!

– Что такое «вторая стадия»? – Я предпочла задавать дельные вопросы и отрешиться от эмоций. – Какие изменения в тебе произойдут?

– Образно говоря, я сейчас гусеница, – немного подумав, выдала Лилада. – А вот какая бабочка получится, будем смотреть!

– Э-э-э?! – очень информативно вопросила я.

– Да в прямом, – тем не менее прекрасно меня поняла, но беспечно отмахнулась паучонка. Перевернулась, подставляя пушистое брюшко, которое я машинально начала поглаживать. – Может, стану больше, ядовитее и опаснее. А может, вообще невесть во что превращусь. И чешуя сверху.

Я скептически оглядела волосатую доченьку и переспросила:

– Чешуя?

– Ну а чем стихии не шутят? – хмыкнула она и мечтательно протянула: – И еще крылышки… летать хочется! Диар рассказывал, что это невероятное ощущение чистого счастья…

А я вот заметила, что у Лады с языка рыжий отравитель никак не сходит.

– А когда у тебя намечается… окукливание?

– Как дотравим меня до нужной кондиции!

– Чу-у-у-десно.

– Я знала, что ты поймешь! – Хондрия схватила мою ладонь всеми лапчонками и прижала к себе.

И что на такое можно сказать?! Разумеется, только…

– Лада, я всегда на твоей стороне.

– Не сомневалась, – серьезно ответила она и перевела разговор: – Когда у вас встреча с фейри и посольская миссия?

– С фейри – завтра, – пожала плечами в ответ. – Там все и узнаю.

– Понятно. – Хондрия приподнялась и плавно соскользнула на пол. – Ири, я, наверное, пойду. Спать хочется.

– Ты говорила, что сонливость – один из первых признаков… – вспомнила я.

– Ну да, – согласилась Ладушка и подмигнула: – Потому и не вижу повода себе не потакать.

Когда Лада убежала, я осталась одна и, скинув обувь на бежевый коврик, с ногами забралась в кресло. Свободного времени не так уж и много… а подумать нужно. Время затишья закончилось, и начинается очень активный и практически боевой период… Скоро этот волшебный город перестанет быть спокойным убежищем. Ведь Сотник кинет клич, и в Анли-Гиссар вернутся рядовые хейлары. Что тогда будет?..

Да, этот народ выходит в мир. Но перед всеми нами встает не только проблема… легализации, так сказать. Нельзя забывать о том, кто смог подчинить хейларов. Найти город, разбудить десятников и рядовых, перетянуть контроль на себя. А потом… потом появились новые «недохейлары». Которых злодей клепает как на конвейере. Делает из них цепных псов! Совершенно без мозгов, зато с зубами и контролируемых. И бесчинства продолжаются. Будет очень сложно. Но мы справимся. Потому что хотим жить, и жить в мире.

Потерла занывшие виски и с усталым вздохом сползла на пол, чтобы сесть, скрестив ноги в медитативной позе. В конце концов, нужно позаниматься. Сегодня еще занятие с Алишином, а он всегда та-ак на меня смотрит, когда что-то не получается… Не позволяет себе никаких унижающих достоинство высказываний, но во взгляде просто аршинными буквами светится: «Создатель, вот за что мне ЭТО?!» За что, за что… за то! За спасение мною их командира!

Так что я улыбнулась и закрыла глаза, уплывая в ночное небо своего разума. Почему-то проще всего было представить именно его или бескрайний космос, который я впервые увидела в обсерватории Огненной Долины. Невероятно яркое и прекрасное бесконечное пространство. Алишин прав. Возможности разума тоже безграничны. Главное – снести рамки, которые мы построили себе сами.

Так что несколько часов до ужина я провела в собственном «космосе», крутя с разных сторон связки, которые показывал наставник, и тренируясь в контроле над силой. Уже в самом конце, почувствовав, что утомилась не только физически, но и морально, просто ушла на грань между сном и медитацией, когда организм восстанавливается, но ты не теряешь контроль над ситуацией. Удобно!

Спустя некоторое время я поднялась, сделала короткую разминку, поскольку тело изрядно затекло, и отправилась в ванную. Поплескала в лицо водой и, окончательно взбодрившись, отправилась есть. Когда пришла в столовую, поняла, что явилась одной из последних. Не было только Арвиля. Тут за спиной раздались торопливые шаги, и в помещении оказался Сотник.

– Добрый вечер, – хейлар подарил всем присутствующим сияющую улыбку.

В ответ мы едва ли не хором пожелали ему того же. Кроме Крионы и Даши тут находились и другие десятники, в том числе и словно заледеневшая Лей. От той солнечной и игривой девочки, которую я видела в воспоминаниях города, не осталось и следа. Холодная, невозмутимая и молчаливая. Вернувшись в Анли-Гиссар, она очень много времени проводила в портретной галерее напротив портрета погибшего любимого. Скоро все уже сидели за столиками, поглощая очередное творение нашего повара-отравителя. Я – с опаской. Опаска усилилась вдвойне, когда Алишин, сидящий справа, задумчиво поковырял мясо в тарелке и спросил:

– Диар, если мне не изменяет память, ты не далее как вчера жаловался, что мясо подходит к концу. Сегодняшнее изобилие вызывает вопросы.

– А мы с Ладой вечером выходили из города и поймали в естественных пещерах парочку каких-то тварюшек, – охотно объяснил рыжий хейлар, с аппетитом ужиная. – Оказались на удивление нежненькими.

– Понятно, – несколько отстраненно отозвался светловолосый хейлар. – А я-то думаю, что вкус такой специфический?

– Безопасно, не переживай, – с энтузиазмом откликнулся повар. – Я проверил!

– На Ладушке?! – не сдержалась я.

– Ну и на себе, – спокойно ответил Диар.

Х-х-хейлары!!!

Глава 6

Новый день начался обычно. Вот везде в книжках утверждается, что особенный, поворотный в судьбе день – он и начинается нестандартно. Лично у меня все поворотные дни начинались как нельзя обыденнее, и это утро, разумеется, не стало исключением. Встала сама, никто из постели дикими воплями не вытаскивал. Помылась и даже не утопилась. Сюрпризы начались с раннего визита.

Раздался стук в дверь, и на пороге я с немалым изумлением увидела Арвиля. Бледного, с кругами под глазами и, судя по всему, решительно настроенного. Меня отодвинули в сторонку, и Сотник прошел в комнату. Я покраснела и рванула к постели, ветром сгребая немногочисленные вещи и закидывая в тумбочку. Повернулась к другу, уже рухнувшему в кресло, и поприветствовала:

– Доброе утро!

Тон был вполне однозначным: «И что ты тут делаешь?»

– Ирка, вынужден сообщить, что увидеться с супругом тебе придется раньше, чем мы планировали, – утомленно заявил Ар, повергнув меня новостью почти в шок.

– И что повлияло на твои прежние планы? – осторожно спросила я, опускаясь на край кровати. – Ты же хотел пойти на контакт с дроу только после того, как договоришься с имперцами. И то… не собирался меня передавать драгоценному.

– И сейчас не собираюсь, – поморщился хейлар. – Но есть подозрение, что в город его придется пустить. Разумеется, на наших условиях.

Еще интереснее!

– И?!

– Твой рыжий гений, чтоб его, умудрился найти запасные ходы Анли-Гиссара! – зло рыкнул Ар, сжимая кулаки.

– Как?!

– Пообщаюсь снова – спрошу, – мрачно отозвался Сотник. – Этот умник не ломился во Врата. А коридоры… знаешь, в местных пещерах есть твари с длинным и заковыристым названием в стиле «мы-все-сожрем». Точно не помню, но смысл ты поняла. Так вот, он откопал этих гадов где-то в пропастях и подвесил на стеночке. К моему приходу он и сотоварищ в лице дроу просто сидели и ждали меня, философски наблюдая за необычной трапезой. Пока я обалдевал от происходящего, твой ненормальный предложил выпить. А после сообщил, что в следующий раз на этом месте могут быть не нейтрально настроенные муж и жених, а враждебные подданные Подгорной Королевы.

– Какой жених? – оторопело поинтересовалась я.

– По всей видимости, Дарьин! – Ар запустил пальцы в волосы и с тоской вопросил у потолка: – О чем я думал, когда с женщинами связывался, а? Видать, в чем-то Лаллин все же был прав. Вы – зло, прискорбно влияющее на добрый разум мужчин.

Слов у меня сразу не отыскалось, но я сделала над собой усилие и все же нашла:

– Правильно ли я поняла… Половину ночи ты бегал по внешним рубежам и восстанавливал защиту, а вторую – благополучно пил с Вейлом?!

– Кто сказал, что благополучно? – спокойно возразил приятель. – Мы подрались.

Трындец.

– Как-то не видно…

– Если бы было видно, то только на трупе. Там уже не заживает.

– М-да… аргумент, – была вынуждена согласиться я, припоминая уроки Алишина. – Итак, Арвиль… продолжу логическую цепочку.

– Давай! – щедро разрешил Сотник и едва заметно поморщился, сжав пальцами виски.

– Продолжаю… ты согласился пустить в город дракона и дроу?! Напоминаю, если ты с похмелья запамятовал: дроу – это тоже фейри, только оседлые. Да и к драконам у тебя нехилый счет!

– Да эти нормальные вроде, – пожал плечами хейлар.

И тут я осознала, что истина «Собутыльники – уже не враги» не знает расовых различий! И алкоголь – великая объединяющая сила народов.

– Ирьяна, ну я же не идиот, – раздраженно вскинулся Ар. – Разумеется, все не так просто. Есть такие занятные игрушки, как браслеты и ошейники, блокирующие магию и изрядно ослабляющие организм. Ринвейл и Тринвир согласились их надеть, а это низводит их бойцовские качества примерно до твоего уровня.

Да, Арвиль явно не идиот. Зато у меня появился вопрос. На дне какой бутылки оставили свои мозги Вейл и Вир?! Хотя вернее спросить: «В которой по счету бутылке?!»

– Ладно, с этим разобрались, – сделала героическую попытку мыслить здраво. – Но где гарантии, что моего супруга и его нового приятеля не пришибут твои резвые ребята? Особенно если у них появится преимущество…

– Никаких, – легко ответил Арвиль, чем заставил меня, никак не ожидавшую подобного, округлить глаза.

– Как это – никаких?!

– Ирьяна, мы все обсудили. Я отдам приказ десятникам, и они будут вынуждены подчиниться. Тем более ребятам не откажешь в аналитическом мышлении. Сообразят, что, если мы убьем одного из лучших ученых драконов и правителя ближайшего города, ничем хорошим это не обернется.

– Так-то оно, конечно, так… – нервно сцепила пальцы. – Но ты бы уточнил у того же Алишина или Диара, как у них со здравомыслием и аналитическим мышлением. Или сделай проще! Напои всех… но Диара не приглашай.

Я тихо засмеялась, про себя решив, что это наверняка на нервной почве.

– Не переживай, все будет нормально. Меня больше волнует моя собственная реакция на твое счастливое воссоединение с супругом…

Я тут же замолкла и, взглянув на грустного друга, тихо сказала:

– Мы с тобой это обсуждали. И оба знаем, что чем скорее – тем лучше.

– Разумеется, – провел по подбородку указательным пальцем Арвиль. – Но все равно… тяжко.

– Пройдет, – ласково улыбнулась я.

– Конечно, – встряхнулся и подарил мне светлую улыбку Сотник. – Кстати, как сама-то? Не боишься Вейла? Он настроен серьезно…

– Боюсь, – честно призналась я. – Но готова, считай, ко всему. Ничего! Скандал перетерплю, честное мнение выслушаю, обижаться он долго не станет, а там… что-нибудь придумаю.

Я немного мечтательно улыбнулась, вспоминая приятные моменты, проведенные с супругом, и представляя, что именно можно… м-м-м… придумать, когда мы снова будем вместе. Арвиль посмотрел на меня любопытными фиолетовыми глазами и задал потрясающий вопрос:

– И что ты сделаешь?

Я мигом вспомнила о том, что он в этом плане совсем неопытен. И как ответить?!

– Ну… поговорю. Объясню.

– Думаешь, поможет? – усомнился хейлар. – Он тебя грозился как минимум выдрать.

– Грозиться одно, а сделать – другое, – покачала головой я и предпочла сменить тему, чтобы уйти со скользкой дорожки. – Когда появятся Тайлин и Лаллин?

– Они перенесли встречу, так что завтра в обед, – ответил Арвиль и поднялся. – Встреча намечается в одном из верхних залов, открытых для перемещения фейри и спроектированных специально для переговоров такого рода.

– Тогда я не пропущу тренировку с Алишином, – задумчиво перебрала пальцами по коленке, потом кинула на друга обеспокоенный взгляд: – Арвиль, а может, ты по-нормальному поспишь, а? На постели, и чтобы это был именно сон, а не медитация или что-то в этом роде. Ты когда нормально отдыхал вообще?!

– С момента пробуждения от спячки – ни разу, – честно сознался он. Заметив выражение моего лица, скривился и досадливо отмахнулся: – Ирьяна, в этом нет необходимости. То, что мне нужно, я получаю. А если организм сдаст, просто лягу в одну из мед-камер и встану здоровым.

– Нервишки там же подлечишь? – мрачно осведомилась я, решив, что на тему этих самых камер попытаю его немного позже. – Ар, мы тут уже не один день. И даже не одну неделю. И ты все это время почти не спал!

– Ирьяна, прекрати вести себя как наседка! – ни с того ни с сего рявкнул Сотник и гневно сверкнул глазами. – Это не твое дело, не находишь?!

– Ты мой друг, – тихо сказала я, медленно вставая и подходя вплотную к Сотнику. Подняла руку и осторожно коснулась немного встрепанных черных волос. – И ты мне очень дорог. Я не могу спокойно смотреть, как ты себя гробишь. Ты не железный, хейлар! Каким бы совершенным существом тебя ни создали – у всего есть предел! Ты мало ешь, не отдыхаешь, постоянно колдуешь, думаешь, решаешь проблемы и тренируешься!

Спящий перехватил мою ладонь, нежно погладил большим пальцем запястье и почти неслышно горько сказал:

– Ирьяна, это не твое дело. Ты и правда мой друг. Только друг. Милая девочка, которая прошла всю страну, чтобы помочь мне и кем-то стать самой. Но чтобы дать возможность нам всем стать кем-то, я не имею права на отдых как минимум лет на десять вперед. – Он поднялся, отошел от меня и, порывисто взмахнув рукой, дотронулся до черных волос. – Ирка, нельзя. Ты понимаешь, что сейчас творится? Системы Анли-Гиссара изрядно поизносились за тысячелетия, которые он провел в консервации. Кроме внутренних проблем появились внешние. Например, твари, которых твой драгоценный натравил на одну из стен. Когда мы строили Анли-Гиссар, они не жрали подряд всю горную породу. Лишь мягкие сорта типа известняка или туфа. А теперь жрут все! И я не успеваю… я не справляюсь даже с текучкой, а нужно идти дальше.

– Призвать остальную сотню?

– Конечно, – кивнул Арвиль. – Но не раньше, чем мы с Диаром и Трионом приведем в порядок медицинский центр на первом уровне. Видишь ли, я не рискну в этой ситуации выдергивать всех. А еще десятники рассказали, что им вживили кристаллы подчинения. Всем! Но если они, почувствовав мой зов, избавились от этой дряни, рядовые этого сделать не смогут. Недостаточно сильны.

Я вздрогнула, вспомнив, какими прилетели хейлары в первый раз. Ослабленными и окровавленными, как будто после тяжелого боя. И с рваными ранами, словно кто-то вырвал у них куски плоти. Я думала, они уходили с боем. А вот как, оказывается. Арвиль тогда забрал всех на первый уровень. Вышел оттуда вместе с остальными только через сутки. Они – здоровыми, а сам Сотник – почти белым и шатающимся от усталости.

– То есть рядовые погибнут.

– Верно. Нужно ловить по одному, скручивать и тащить в лаборатории, чтобы прооперировать.

– Весело…

– Особенно весело то, что мой заместитель так и не явился. Шеридан – второй по силе в нашей сотне.

– Но служит злодею.

– Не понимаю, почему… Ира, он точно добровольно служит. На чем его поймали?! Чем купили?!

– Ты же сам знаешь. – Я положила ладонь на затянутую в черную рубашку руку Сотника. – Посулили то, чего он желал.

– Ты не понимаешь… – покачал головой Арвиль. – И ты не знаешь Шера. Кто угодно, но не он. Ирьяна, я даже боюсь его хозяина! Он совершенно неизвестная величина, которая даже рыпнуться десятнику не позволяет. У него есть что-то, из-за чего Шер убивает! Я просматривал воспоминания ребят. Всякий раз, когда мой заместитель противился воле хозяина… Нет, его не наказывали. Просто что-то очень тихо говорили на ухо и все. Он тут же становился покорным как баран! Вывод? У кукловода что-то есть. Невероятно для нас ценное.

– Но тогда почему он говорил это лишь Шеридану? Не проще всех десятников держать в кулаке?

– Я бы не стал, – честно ответил Сотник. – Я бы выбрал того, кто может контролировать остальных, и подобрал к нему ключик. Зачем распыляться?

– По всей видимости, наш идейный подлец, стравивший уже три страны, разделяет твое мнение, – поморщилась я. – Мне вот что интересно… Зачем?!

– Когда встречу – спрошу, – серьезно ответил Ар. – Потом тебе расскажу, обещаю.

– Ага… – грустно кивнула я и тихо спросила: – Ты знаешь, кто он?

– Догадываюсь, – сухо ответил Арвиль и, подойдя ко мне, обнял за плечи. – Ладно, Ири… беги завтракать, а потом на тренировку. Алишин пунктуален до педантичности и терпеть не может необязательности. Лучше не провоцировать конфликты.

– Конечно, – покорно кивнула я, прекрасно понимая, что меня сейчас отправили… в сад.

– Вот и чудненько.

На этом наш непонятный разговор закончился. Я направилась в сторону столовой, а хейлар быстро пошел в сторону лестницы на внешние уровни. У всех дела. До обеда. А потом – встреча с фейри под кодовым названием «Военный совет».

Алишин и правда не любил опозданий, поэтому, когда запыхавшаяся я влетела в наш тренировочный зал, на лице блондина обреталось самое постное выражение.

– Добрый день, – смущенно поздоровалась я и с наигранной бодростью спросила: – А чем мы сегодня будем заниматься?

– Здравствуйте, – сухо отозвался хейлар и, заложив руки за спину, медленно двинулся ко мне. – Вы опоздали, льета Ирьяна.

– Всего на пару минут! – начала было оправдываться я. – Это даже опозданием-то не счита…

Меня оборвали, и весьма резко.

– Это – опоздание. И дело не в двух-трех минутах, а в мере допустимого. Если имелся маленький прецедент, в голове обязательно появится мысль о допустимости большего. Опоздание – это неуважение к ожидающему вас. Вы не соизволили проследить за временем и откорректировать дела, чтобы успеть на заранее условленную встречу. Прекрасно зная, что вас ждут. Время – самый дорогой и дефицитный материал в нашем мире, льета. И что самое плохое – невосполнимый.

– Я поняла, – пробормотала, заливаясь мучительным румянцем от такой отповеди. – Простите.

– Прощаю, – с ледяным выражением глаз кивнул хвостатый зануда и, развернувшись, уже другим, лекционным тоном продолжил: – Итак, наша сегодняшняя тема…

Сегодня учитель изволил сочетать ментальные тренировки связок, что показывал ранее, с активными физическими нагрузками. В итоге из зала я почти выползла, но заставила себя встряхнуться и трусцой рванула в комнату: мыться и переодеваться. Урок, который преподал хейлар в самом начале занятия, я усвоила.

Уважай время других.

Глава 7

Я стояла перед зеркалом и тщательно расчесывала волосы. На горизонте встреча высокого порядка, куда не помешало бы явиться при полном параде. К сожалению, как раз парадного облачения у меня и не было. Поэтому я просто переоделась в приготовленный с вечера костюм. Просто относительно новый и чистый.

Вещи, в которых я обычно бегала по городу, уже поистрепались из-за слишком активной эксплуатации, так что сейчас я была одета в последний более-менее приличный ансамбль. Темно-зеленые свободные штаны облегали бедра и ниспадали до пола красивыми складками, из-за чего возникало обманчивое впечатление, что это юбка. Сверху – простая белая рубашка с широкими рукавами и узкий жилет с узорчатой вышивкой цвета молодой зелени.

Волосы свободным вьющимся каскадом спускались до поясницы, и я подумала, что же с ними сделать. Еще немного повертелась, разглядывая отражение, и наклонилась к трюмо за заколками-щучками. Ап! Прибрала с одной и другой стороны. Лицо открыто, светлые пряди убраны, и теперь я вся такая строго серьезная. Повернулась боком и кивнула. Волосы волнистые, заколки украшены самоцветами в тон основной одежды, что делает образ более легким и женственным. Короче – красавица!

Хихикнула от «скромных» мыслей и решительно вышла из комнаты. Направилась к спуску на первый уровень, возле которого мы с Арвилем и уговорились встретиться… как раз минуты через четыре. За две-три дойду до места назначения. Алишин оказался хорошим учителем.

Я мысленно поблагодарила немного занудливого преподавателя за сегодняшний урок. Выйдя из-за угла, увидела, что с противоположной стороны коридора решительной поступью приближается Арвиль.

– Здравствуй еще раз, – тихо проговорила я, когда мы поравнялись.

– Виделись, – улыбнулся в ответ Сотник.

Надо заметить, Ар выглядел заметно лучше, чем когда мы расставались несколько часов назад. Посвежевшим, без загнанности в фиолетовом взгляде, без жутких черных кругов под глазами.

– Лучше выглядишь, – склонила голову набок, пристально его рассматривая.

– Ты, как всегда, восхитительна, – грустно улыбнулся хейлар и, на миг приблизившись, невесомо провел пальцами по моей щеке. Почти сразу отступил и весело продолжил: – А что я лучше… просто последовал твоей очень настойчивой рекомендации и поспал нормально.

– Вот и молодец! – радостно улыбнулась я, хоть и чувствовала фальшь в его бодрости. Заострять внимание на этом – последнее дело. И подлое. Скоро в Анли-Гиссаре появится Ринвейл. И мы с Арвилем понимаем, что дистанцию между нами придется увеличить.

– Ну что, пошли? – Он протянул ладонь, в которую я, помедлив, вложила пальцы.

– А почему именно на первом уровне? Там же все-все самое важное. Уместно ли пускать туда фейри?

Арвиль приложил ладонь к каменному выступу возле арки, над которой красовалась единичка. Камень мягко вспыхнул, и пространство перед нами пошло рябью. Замелькали голубые искорки. Потом оно свернулось непрозрачной серо-черной воронкой. Аномалия пропала так же быстро, как и появилась, но лестница по ту сторону теперь вела не вниз, а наверх.

– У нас интересный город, – усмехнулся Сотник и потянул меня вслед за собой. – Тут много необычного. Ирка, место, где можно встретиться с фейри или драконами, разумеется, тоже продумано до мелочей.

– Ну да, – пробормотала я, с любопытством оглядываясь.

Совсем скоро мы вышли на небольшую светлую площадку с высеченным на камне идеально ровным кругом. Рядом имелся странный столбик с символами, засветившимися, как только Арвиль приблизился. Меня поставили в серединке площадки, а хейлар быстро нажал несколько рун. Внизу, под камнем, что-то загудело, и я испуганно огляделась:

– Что это?!

– Диковинный сплав магии и технологий, – едва заметно усмехнулся Арвиль. – То, что даже фейри уже забыли. Деградация не обходит стороной и дивных.

– Не поняла… – озадаченно пробормотала я, с боязливым любопытством рассматривая пол, расцветающий голубым пламенем замысловатых узоров под моими ногами. – Как они могут что-то утерять, даже за тысячелетия, если живы те, кто это создавал? Я, конечно, не всех знаю… но Лаллин и Тайлин живы-здоровы и помирать, судя по всему, не собираются.

– Ирьяна… – потер висок хейлар. – Сложно объяснить, потому что я сам этого не испытывал. Просто хранить в голове все, что ты видел за тысячелетия жизни, – нереально.

– Наши старейшины отводят воспоминания в дальние уголки памяти. – Я вспомнила, как боролись с грузом лет и знаний драконы.

– Фейри их просто стирают. Иногда целые годы, не жалея мудрости и опыта. Драконы так не рискуют. Именно поэтому они и мудрее с годами, наверное. А дивный народ находится в вечной погоне за легкостью жизни, молодостью души и новыми впечатлениями. Да и как что-либо может быть совсем новым, если ты уже видел если не это, то похожее?

– Все же они очень странные…

Развить мысль я не успела, потому что синие нити стали вдруг нестерпимо яркими, а после взметнулись ввысь, заключая нас с Арвилем в сверкающую сферу. Я зажмурилась от светового удара, а когда с опаской приоткрыла ресницы, ахнула от удивления.

Мы стояли в центре странного грота, половина которого была открыта всем ветрам, а вторая половина сводами защищала от дождей и непогоды. Да, сегодня снаружи шел дождь. Я жадно глядела на такое близкое небо, на горы, серыми гигантами уходящие вдаль, на… свободу. Все же смотреть ввысь с земли – это одно, а замереть в нескольких метрах от манящей пропасти – совершенно другое. Драконам нужно небо. Нужен полет. В Анли-Гиссаре имелись колоссальные пещеры, где мы иногда разминали крылья, но даже они никогда не сравнятся с открытым пространством. Как же мне хотелось… туда!

Зачарованная, я сделала первый шаг и улыбнулась, ощутив воздушный поток, скользнувший по лицу, позвавший за собой. Вдаль, увидеть, что же прячет горизонт.

– Ирьяна, иди осторожно, – вырвал меня из оцепенения голос Арвиля.

– Что? – вздрогнув, повернулась я и уточнила: – Что-то не так?

– Ты помнишь, где мы? – улыбнулся Сотник и пояснил: – Этот грот – словно два мира, разделенных барьером. Тут волен только ветер, и то лишь пока.

Он хлопнул в ладоши, и сразу стало тихо, спокойно… тоскливо.

Арвиль направился к дальней стене, и я увидела уже знакомое явление. Прикосновение, и серый камень дрожит, словно озерная гладь во время дождя, а потом из нее выплывает странная панель. Хейлар достает из-за пазухи блокнот и, сверяясь с ним, начинает колдовать над панелью. И так каждый раз. Чем дальше – тем любопытнее. Но меня манило иное. Снова с печалью взглянула в небеса, затянутые тучами, где с каждым мигом становилось все больше грозовых оттенков.

– Хочу в небо, – грустно сказала я, затем попыталась встряхнуться и изучить место, куда попала.

По сути, тут не было ничего, кроме круглого каменного стола и каменных же скамей вокруг. Архитектура грота потрясала кажущейся простотой. Он был просто сферическим. Идеально округлым, без малейших выбоин или неровностей. Совершенство в обыденности. Не представляю, как добились такого эффекта.

– Это тоже твой проект? – Я обвела рукой заинтересовавшее меня явление и с любопытством покосилась на того, кто спроектировал большинство залов древнего города.

– Да, – кратко ответил Ар, не отрывая взгляда от панели, на которой раз за разом вспыхивали руны.

– Все технологии – от фейри?

– И не только, – улыбнулся Сотник, толкнув каменную платформу обратно в стену. – У нас было время, чтобы построить город. И была помощь.

– Тайлин?

– Не он один.

– Тогда не понимаю… Если вы с ним уже работали, и не раз, почему ты его так ненавидишь?

Ар задумался. Дошел до стола, сел на одну из лавок и нервно переплел пальцы.

– Ирьяна… Наверное, дело в том, что, когда мы это построили и чего-то добились, нас опять низвели до состояния пушечного мяса. Было страшно уходить за Лаллин и не сметь воспротивиться приказу после того, как мы, казалось, выбрались из замкнутого круга! Думаю, из-за последней бойни и всколыхнулась застарелая ненависть, которая даже во сне-смерти не оставляла нас.

– Лаллин, – скривилась я, не понимая как отношения фейри к хейларам, так и своего отношения к дивному. – Логика в его действиях не особенно заметна.

– Не скажи… – невесело рассмеялся Арвиль. – Он – фейри, в этом вся логика. Мог согласиться просто потому, что стало скучно. Время… нужно занимать и проводить с пользой. Для дивных гадов это важно.

– А как они в прошлый раз обошли твои защиты?

– У Лаллин оказалось немало козырей в рукаве, – сухо ответил хейлар и нервно оплел хвостом одну из ножек скамьи.

– Лаллин! Все проблемы от него! – Я в сердцах взмахнула рукой и с негодованием продолжила: – Ну как можно… вот так! Все же хорошо, что есть это место. Сомневаюсь, что высокие фейри позволили бы заковать себя в ошейники, которые ты планируешь надеть на Вейла и Тринвира.

– Кстати, про дроу, – вдруг хмыкнул мой хвостатый друг. – Надо бы Дашу обрадовать.

– Сбежит, – хихикнула я. – По ее словам, лучше вся твоя двинутая сотня, чем парочка ее поклонников. Хотя поклоннички у нее тоже те еще… гады. Древний Князь фейри – вообще старый хрыч! Да у него уже внук есть!

– Ну, не старый, – рассмеялся Ар и наклонил голову, с иронией наблюдая за мной. – Тайлин сейчас более молод, чем в период становления Анли-Гиссара. Время – хорошее обезболивающее, и горечь утраты любимой он пережил. Даже смог влюбиться снова. Молодец, что я могу сказать.

– В чем-то ты прав, – была вынуждена согласиться. – Да и другой кандидат простотой не отличается. Темный эльф, политик с большим опытом, господин одного из самых таинственных городов Подгорного Королевства. И все богатство – на одну маленькую скромную переселенку! Бедная Даша…

– А кто сказал, что мы их к ней допустим? – подмигнул Сотник, но тут же помрачнел. – Хотя, вероятнее всего, придется.

– О чем ты? – нахмурилась я.

– Нам не хватает знаний, чтобы по полной программе воспользоваться оборудованием дивных, перенесенным из центра, – неохотно ответил хейлар, и я заметила, как хвост нервно передернулся. – У Лаллин хватит…

– Лаллин?! – воскликнула я. – Ублюдок, который сделал с вами все это?! Тот, кто не остановил эксперимент, даже когда понял, что вы не бездушные големы?! Да как можно на него полагаться?!

Шумно выдохнула, стараясь смирить злость и перевести дыхание. А потому негромкие хлопки в тишине прозвучали почти оглушительно. Как и едкий мужской голос, донесшийся с другой стороны:

– Как интересно не указывать точной минуты прибытия и не посылать любимого глашатая с фанфарами! Можно про себя много нового и интересного услышать!

Я повернула голову и ожидаемо увидела прямо на краю пропасти братьев-фейри. Лаллин Черное Золото выглядел почти прилично, уже не как бродячий алхимик средней руки. Но как быть после услышанной им эмоциональной и оскорбительной тирады?

– Счастлива приветствовать дивного лорда, да продлится в веках имя рода его, – мне ничего не оставалось, кроме как цепляться за официоз и вежливость. То, что он услышал, конечно, плохо. Но это мое мнение, и я считаю его верным. Стало быть, просить прощения не буду. Разве что… – Для ваших ушей это не предназначалось.

Вышеупомянутые уши этого потрясающего индивида, которые раньше были слегка отведены от головы, теперь восторженно встали торчком. Темноволосый фейри с показным весельем сказал:

– Как оригинально вы извиняетесь, льета Ирьяна!

Я окинула фейри долгим взглядом и спокойно, даже доброжелательно заметила:

– Князь, я извинялась только за свои манеры. Личное мнение не принято высказывать в общественных местах. Даже если они в данный момент пустовали.

Лаллин едва заметно улыбнулся, качнул головой и вкрадчиво осведомился:

– Значит, вы и правда считаете меня ублюдком?

– Не имею чести быть в курсе обстоятельств вашего рождения, – ледяным тоном отозвалась я, прекрасно понимая, что должна по-прежнему держать лицо. Но холод в голос все равно непроизвольно допустила.

Напряжение несколько снизил Тайлин. Он стремительно прошел через зал и бесцеремонно плюхнулся на одну из каменных скамей. Устало вытянул ноги и, посмотрев на меня, поведал:

– Законнорожденный он. Можете не пытаться задеть.

Осознавая, что поняли меня вот совсем неправильно, я торопливо сказала:

– У меня нет предубеждений в этом отношении! Если помните, мой супруг не рожден в официальном браке. Так что это слово – лишь отражение моральной стороны моего мнения о вашем брате, Князь.

Я замерла, переводя взор с блондина на брюнета-ученого. Со смутным ощущением, что мной играют. Внезапно на плечо легла тяжелая ладонь и я, вздрогнув, взглянула на Арвиля. Когда он успел подойти?

– Ирка, не обращай внимания на сиятельных фейри, если они говорят не по нашему вопросу, – ободряюще сжал ладонь Сотник. – У дивного народа играть словами – любимейшее занятие. Поверь, наши высокие гости прекрасно поняли подоплеку происходящего. Просто господин из рода Черного Золота не отказал себе в удовольствии начать игру, а его старший брат не соизволил поставить родича на место.

Я вновь посмотрела на фейри. Братья никак не отреагировали на тираду Арвиля. Так мы и стояли, не шелохнувшись. Мужчины – каменно-спокойно и невозмутимо, а я – с полным ощущением собственного идиотизма.

– Знаете что, господа… – свистящим шепотом начала я и едва не сорвалась, увидев искреннюю заинтересованность на мордах этих дивных гадов. – Я бы очень просила вспомнить, где мы сейчас и по какому поводу собрались. И если вам это удастся, неплохо провести параллель между предметом разговора и тем, что терять время в таких обстоятельствах нежелательно. А уж если и с этой задачей ваши светлые умы блестяще справятся, думаю, до того, что провоцировать меня в этой ситуации нерационально, вы дойдете сами! Фейри любят игры, драконы – тоже. Но всему свое время.

– Какая агрессивная девочка, – сложил руки на груди щуплый остроухий ученый. Глядя на него, даже смешно вспоминать, что он говорил в ущелье. Размажет хейлара тонким слоем по горной породе, если захочет? Тонкий, худощавый и такой очевидно слабый как боец… И правда забавно. Пока в глаза не посмотришь. Черные-черные. Холодные и равнодушные.

– Скажете, я не права? – уже гораздо спокойнее спросила я.

– По-своему правы, – не стал отрицать Лаллин. – Только, милая льета… Если вы в дальнейшем собираетесь пробовать себя на славной ниве дипломатии, советую помнить, что ваше поведение – просто-таки образец того, как поступать нельзя ни в коем случае. Причем от первого и до последнего слова.

С иронией в антрацитовых глазах он наблюдал за мной, опершись одной рукой о стену сферического зала.

«Грач, – вновь угрюмо подумала я. – Даже не ворон, те птички покрупнее. И живут до трехсот лет, согласно легендам. Этого же несколько тысячелетий никто угробить не может».

Надо заметить, дивные просто мастерски умеют раскачивать настроение собеседника. Если при первой встрече я была полна любопытства и даже желания пообщаться, то сейчас… Прислушалась к себе и с удивлением осознала, что желание пообщаться все равно осталось. М-да… Однако.

– Льета, польщен, что мои слова вызвали такой резонанс в вашем разуме, но, может, вы все же к нам вернетесь? – разрушил мои думы голос «грача».

Опять в черном. На сей раз в наряд радостную нотку вносила серебристая нить, которой были расшиты воротник и манжеты камзола фейри. Правда, менее мрачно Князь от этого не выглядел.

– Всенепременно, – отозвалась я. Пройдя к столу, села и, поглядев поочередно на Арвиля и вредного фейри, предложила: – Может, составите нам с Князем Тайлин компанию, господа?

Приглашение приняли. На противоположной стороне круглого стола неподалеку от златовласого брата опустился Лаллин, а подле меня устроился Арвиль. Фейри начертали в пространстве странный знак и спустя несколько минут практически одновременно извлекли из заискрившегося воздуха папки, перетянутые цветными ленточками.

У Тайлин – черненькой, а у Лаллин… голубой в ромашку.

На папку я уставилась как баран на новые ворота.

– Что? – спокойно спросил Князь Черное Золото, дернув ленточку, вызвавшую такой резонанс в моей душе.

– Ничего, – совершенно невозмутимо прозвучал мой голос. Я лишь немного более нервно сомкнула руки и переплела пальцы.

«Ирьяна, – в голове прозвучал смешок, и, подняв взгляд, я наткнулась на улыбку на лице Тайлин. – Не обращай внимания. Хотя поначалу трудно, я знаю».

«Просто удивилась, – попыталась передать то, что почувствовала, когда увидела ромашки. – У меня с ним ассоциировались совершенно иные… аксессуары».

«У него с детства маленькая страсть к таким вот… ленточкам. В школе, а потом и вузе был за них нещадно бит, но пристрастиям не изменил. Полагаю, из чистого упрямства. У Лала даже дипломную работу принимать не хотели, там на ленточке что-то неприличное было. Да и потом… Даже рабочие документы он всегда перевязывал такой вот прелестью с разной тематикой рисунков. Сейчас еще повезло, можно сказать».

Я промолчала. В голове билась лишь одна мысль: «Фейри, хейлары их за ногу!» Взглянула на Арвиля, на то, как он смотрел на папочку с ленточкой, и поняла, что Лаллин и на работе не изменял пристрастиям. А его «работа» – Арвиль и подчиненные Сотника. Так что не «за ногу». Ар с большим удовольствием добрался бы клыками до горла этого дивного. Да и второго тоже, если на то пошло.

– Ну что же, – быстро перебирая бумаги и не поднимая глаз, начал Лаллин. – Думаю, можно приступить к нашему совещанию. Арвиль, Ирьяна, я бы просил вас бегло ознакомиться вот с этими документами и набросками действий. Что непонятно или вызывает удивление – поясню. План составлен совместно с Тайлин и парой моих приятелей, которые одно время развлекались политическими прогнозами. Потом, разумеется, эта стезя им наскучила, но навыки остались. Что нам на руку…

С этими словами часть листов протянули мне, Арвилю передали другую. Я послушно склонилась над бумагой, вникая в суть. Написанное поражало абсурдным подходом и наглыми до невообразимости ходами. Подняла взгляд на Лаллин:

– Уверены, что нас после этого не закопают сразу и в полном составе?

– Нет, разумеется, – совершенно спокойно ответил фейри, чем вверг меня в некоторую прострацию. «Грач» снисходительно усмехнулся и добавил: – Льета Ирьяна, гарантий не даст никто. А закопать могут и за гораздо меньшие проступки.

– Так это не «проступки». – Я демонстративно щелкнула ногтем по плану. – Это такая наглость… что может и сработать.

– На то и расчет, – вмешался Тайлин. – И не наглость. Мы не блефуем и даже не шантажируем. Лишь щедро предлагаем способ решения проблемы, который недоступен остальным. Разумеется, за ма-аленькие уступки со стороны международного Совета.

– Надо в любом случае отрепетировать, – пробормотала я, листая записи, и вскинула бровь. – Даже примерные списки присутствующих раздобыли… а как вы прикинули?

– Будут только представители Изначальной империи, – пожал плечами Тайлин. – То есть Императрица и приближенные. Тех, кому она безоговорочно доверяет, мало, из них еще меньше избрали своим путем политику. Так что вариантов негусто. Представителей империи будет четверо. Александра, ее консорт, двое сопровождающих. Вариантов немного, но мы обязаны проиграть каждый. И в общем-то знаем, чего ждать от перечисленных господ.

– А что им мешает явиться под иллюзией? – задала новый вопрос, на сей раз пристально глядя на Князя Черное Золото. – Тогда психологический портрет и соответствующие ему действия будут ошибочными.

– Отсутствие иллюзий оговорено заранее.

– Аргумент.

– Дотошная, – послышался комплимент Лала.

– Спасибо, – невозмутимо произнесла в ответ.

– Просто констатация факта, – отозвался фейри, глядя на меня. Затем вновь опустил темные глаза в папочку и громко сказал: – Ну что же… предлагаю обсудить детали и решить, чем займемся в следующую встречу. Времени до аудиенции мало, так что предлагаю провести его с пользой. Кстати, Сотник…

– Да? – спросил Арвиль, вскинув черную бровь.

– Прошу разрешения в следующий раз привести нескольких ребят, которые уже работают над нашей проблемой.

Повисла пауза. Притом такая… нехорошая. Хейлар не напрягся, не поджал губы и даже обошелся без прищура. Руки все так же расслабленно лежали на документах, а поза ни капли не изменилась. Разве что хвост медленно обернулся вокруг ноги и по-змеиному сжал кольца, так сильно стягивая ткань штанины, что она собралась и смялась. Маленькая деталь, неподвластная контролю. Вернее, не до конца.

– Правильно ли я понял… – обманчиво мягко начал Арвиль, и на его красиво очерченных губах появилась улыбка, от которой у меня почему-то кровь в жилах застыла, – что вы, мой создатель, Князь Лаллин Черное Золото, предлагаете протащить в Анли-Гиссар ЕЩЕ фейри?! Вы, несколько тысяч лет назад появившийся здесь примерно под таким же предлогом и вышедший с нами на поводке?! Со мной!!! Дивный, неужели ты думаешь, что я настолько глуп, чтобы повторять свои ошибки и вновь тебе верить?!

Лаллин не отвел взгляда и не дрогнул. Лишь ровно ответил:

– У тебя свои шкурные интересы, у меня свои. Давай не станем поминать старое, когда твое «новое» на грани распада? Хотя какой распад… ты даже не собрал команду.

– Лал, это слишком, – предупреждающе протянул Тайлин.

– А что я должен сказать? – усмехнулся «грач» и склонил голову, став еще больше похожим на птицу. – Что я сожалею? Это так. Но разве он поверит? Рассказать о моих мотивах и причинах? А кому они тут нужны? К счастью, все живые существа – редкостные эгоисты, и мои творения также не лишены этой замечательной и крайне полезной для выживания черты.

– Вам не кажется, что упоминать об искусственном происхождении хейларов немного неправильно?

– А чего в правде плохого? – вновь ухмыльнулся Лаллин, вызывая огромное желание подровнять ему физиономию. Вот, нос уже кривой. Явно не я первая с такими чаяниями!

– Эта правда не делает вам чести, – все же продолжила я.

– Милая льета, да что вы вообще знаете? – расхохотался Князь и, порывисто поднявшись, обошел стол, приблизившись к невидимой преграде, разделяющей зал. Зал, а также меня и его. – Как раз эта правда мне и делает честь. Я – первый и последний, сумевший создать не бездушных големов, а настоящих живых существ! Результатам моего эксперимента нет аналогов, его никто не повторил и никогда не повторит!

Арвиль глухо зарычал, и я вполне его понимала. Самой хотелось оскалиться, метнуться вперед и… не знаю. Опрокинуть, ударить? Что с Лаллин можно сделать?! Он даже не фанатик! Нечто совершенно непонятное.

– Да, повторить тебя не смогли, – внезапно прозвучал голос Тайлин. – Украсть идею тоже, как и пустить в широкие массы. Ты не только уничтожил записи и образцы, но и закодировал оборудование, чтобы его не могли использовать. И вколол хейларам препарат, сделавший их клетки совершенно инертными. Они даже не делятся за пределами организма. То есть не клонируются. Ты их обезопасил как мог. И доблестно свалил в неизвестные дали, потому что правительство вовсе не хотело сжать тебя за это в страстных дружеских объятиях. Разве что шею.

– Не стыдно? – с укоризной посмотрел на брата Лал. – Такой образ был… Злодей-ученый, и так далее. Даже девочку попугать не позволил…

А я опять сидела с нарастающим ощущением идиотизма. Повернулась к Арвилю.

– Это правда?

– Что?

– То, что сказал Тай!

– Ну да. Неужели ты думаешь, что иначе я бы имел с ними дело?

– Это, конечно, замечательно, – подобралась я и резко захлопнула папку, – но мне-то сказать можно было?! Да хоть что-нибудь!

Ответил златовласый фейри.

– Можно, – серьезно кивнул Тайлин. – Но, Ирьяна, не набивая шишек, нельзя получить такой полезный для дипломата навык, как «хорошая мина при плохой игре». Даже если ты ничего не понимаешь, сиди с умным видом и показывай, что у тебя все под контролем. Пытать и скандалить на тему информации нужно наедине.

Опустили. Опять!

– Вы, как обычно, чрезвычайно милы и тактичны, – нейтрально улыбнулась я, усилием воли удерживая на лице спокойное выражение. Руки расслабленно лежат на столе и даже пальцы не сжаты. – Просто наивно думала, что у меня есть друзья, которым я могу доверять. И которые отвечают тем же. – Посмотрела на Арвиля, потом перевела взгляд на фейри. – А еще считала, что в нашем узком кругу мне не обязательно изображать блондинку, глупо улыбаться и говорить по заданному тексту, не пытаясь узнать новое. Самый простой способ узнать – спросить. Поэтому спасибо за урок, господа. Союзники – немногим лучше врагов, а друзей не существует. Есть лишь опека.

– Как с друзьями – не знаю, у меня их нет, – пожал плечами Лаллин и, наклонившись вперед, полушепотом, как великую тайну, поведал: – А союзники, юная драконица, гораздо хуже врагов по одной простой причине. Они имеют возможность ударить тебя в спину.

– Это я уже поняла, – опустила глаза и провела пальцем по корешку папки. – Предлагаю вернуться к делу.

– Хорошая мысль, – вновь уселся остроухий. Вытянув руки, скучающе их оглядел, а потом поправил одну из расшитых серебристой нитью манжет. – Итак, как я уже говорил…

Дальше я попыталась отрешиться от новых интригующих психологических данных и сосредоточиться на деле. Получилось. Поняла, кажется, все, а что не понимала, мне объясняли. Даже без издевки. Вдобавок Лаллин выудил из воздуха парочку старых книжек и одну потрепанную тетрадку. Положил на каменную поверхность стола и, казалось, забыл о них почти до конца совещания. Лишь когда в разговоре была поставлена словесная точка, подтолкнул стопку на мою сторону и сказал:

– Книги полистайте и как следует изучите. Полезно. Дневник советую читать очень внимательно. Это записи одного из самых изворотливых и интересных политиков, с которыми мне довелось сталкиваться. Жаль, умер… но его знания еще послужат молодому поколению.

– Спасибо, – поблагодарила я, серьезно глядя на противоречивого черноволосого фейри, и потянулась к старому кожаному переплету.

– С возвратом!

– Само собой, – отмахнулась, сгорая от нетерпения.

Интересно, что же там такое!

– До встречи, – махнул рукой Тайлин и скрылся в заискрившемся пространстве.

– Арвиль… – Лал остановился напротив Сотника, зажав папку под мышкой. – И все же повторю просьбу. Можешь взять еще хейларов, если не доверяешь, но аналитики пригодятся. И поверь, сейчас у власти давно не каста военных. Нормализовать ситуацию хотят многие из тех, кто имел к ней косвенное отношение.

Хейлар, казалось, бесконечно долго смотрел в черные глаза дивного, а потом сказал всего одно слово:

– Хорошо.

Лаллин оказался не более разговорчивым.

– Спасибо.

Развернувшись, Князь испарился, оставив только легкую туманную дымку.

– Не пожалеешь? – повернулась к Ару я.

– Уже, – лаконично ответил он.

Я не нашла, что ответить.

– Ладно, – махнул рукой хозяин Анли-Гиссара и текуче поднялся. – Пойдем, Ириш. У меня внешнее патрулирование, у тебя – тренировка с Алишином.

Я тихо простонала, понимая, что опять надо топать «под крылышко» к светловолосому зануде. И даже позавидовала Ладушке, коротающей время в обществе веселого рыжего отравителя. Который потчует ее цианидом. Нет, пожалуй, Алин все же лучше! Он меня только бьет, и то – исключительно по расписанию и по договоренности с начальством.

Кстати, тренировка скоро начнется, неплохо бы поторопиться!

Глава 8

Спустя полчаса я в сменной одежде вбежала в тренировочный зал и прислонилась к стене, хрипло дыша. Помахала рукой замершему в центре Алишину и отрапортовала:

– Ученица прибыла!

– Вижу, – не поднимая чешуйчатой головы, ровным тоном пророкотал десятник. – Ты опоздала на полминуты.

Я лишь закатила глаза и мысленно обласкала педагога «педантом». Вышеупомянутый педант представлял весьма интересное зрелище. Небольшой крылатый ящер с пушистой светлой гривой сидел на возвышении, обернувшись хвостом и лениво помахивая его кончиком, увенчанным кисточкой. В лапе хейлар держал небольшие карманные часы, по которым и ориентировался. Смерив меня осуждающим взглядом, зануда обвязал цепочку вокруг левой лапы и плавно спустился с возвышения.

– Ну что, Ирьяна… готова?

– Нет, – мрачно отозвалась я, понимая, что вряд ли буду готова к очередному избиению. Все же валял он меня беспощадно. Будь я человеком, тело стало бы сине-голубеньким, с зеленоватым оттенком. И переломы были бы обеспечены! А так обходилась только болью и постоянно заживающими синяками, вывихами и растяжениями. Естественно, я как никогда в жизни радовалась драконьей сущности и тому, что регенерация позволяет подобное обращение со мной, несчастной.

– А зря, – кратко отозвался Алишин. Потом лукаво прищурился и предложил: – Может, сделаем выходной? Ты наверняка устала. Я понимаю!

Э-э-э… когда и как подменили десятника?! Я его не узнаю! Взгляд крылатого был невинным и честным, а стало быть, ситуация с подвохом. Да и не дело прерывать тренировки, как бы ни было на них сложно. Они – мое будущее!

– Я пришла, а значит, будем заниматься, – упрямо посмотрела на педагога.

– Молодец! – похвалил Алишин и направился к выходу, поскребывая когтями по мрамору пола. – Пойдем, у нас сегодня по плану маленькое развлечение.

– Правда?! – обрадовалась я и торопливо кинулась вслед за хвостатым. – А что?.. А куда?.. А зачем?..

– На нижние уровни. Мясо искать, – кратко пояснил хейлар. – Совместим приятное с полезным, так сказать. Заодно почистим залы от всякой пакости. Я от крупной, ты – от того, что помельче.

– Например?

– Узнаешь, – зловеще протянул Алишин и остановился, изогнув голову. – Залезай на спину, так быстрее.

Я удивленно уставилась на него, не веря своим ушам.

– Ты пустишь меня на спину?!

– Да, а что? – немного раздраженно отозвался он, а после смерил меня ироничным взглядом и рассмеялся. – Ирьяна, у нас, в отличие от драконов, нет культа «не пускать на спину кого попало, даже в экстренных ситуациях». Если так быстрее и проще, почему нет? Заканчивай маяться дурью и поехали. У нас сегодня своего рода экзамен. Кстати, в пещерах обернешься. В виде драконицы будет удобнее.

– Тогда почему сразу не перекинуться? – полюбопытствовала я, осторожно примеряясь к боку наставника и прикидывая, как на него вскарабкаться.

– Потому что городские проходы для тебя узковаты и ты не сможешь двигаться быстро. А вот внизу, в залах, – другое дело. – Он поджал лапы и лег на камень, позволяя быстро и удобно вскочить на спину. – Давай скорее, копуша.

Мне было что ответить, но я решила сдержаться и промолчать.

Зверь встал, подпрыгнул на месте и, посоветовав держаться крепче, рванул вперед. Причем так быстро, что стены коридоров слились в единую сверкающую линию, а мой крик унесся назад, потерявшись в лабиринте переходов. Лестницы преодолевались в несколько прыжков, сверкающие залы оставались позади, а пару раз десятник и вовсе прыгал в огромные пустые колодцы и планировал, распахнув крылья, пока вновь не ощущал твердь под лапами. Потом сумасшедшая гонка начиналась заново. Спустя какое-то время я просто обхватила его руками, ногами, зарылась лицом в гриву и всеми силами держалась, стараясь не свалиться. Сам же ящер получал от пробежки просто громадное удовольствие, потому что скакал не только по полу, но и с восторженным шипением иногда отталкивался от стен или съезжал по перилам. Закончилось все внезапно.

– Прибыли.

Тишина. Пытаюсь разогнуть сведенные пальчики и отпустить гриву.

– Ири?

– Да? – Я вежливо ограничилась одним словом, хотя добавить хотелось многое.

– Жива, цела?

– Ну-у-у…

– Тогда какого фейри ты все еще у меня на спине? – несколько озадаченно спросил Ал.

– В себя прихожу, – максимально любезно отозвалась я.

– Да? Ну приходи.

Еще минута. Я как раз готовилась слезть, наконец сладив с руками, но в этот момент хейлар устал переминаться на лапах и сел. А я сползла по его спине и распласталась на пыльных камнях.

– И что ты лежишь? – с любопытством, замешенным на недоумении, повернулся Алишин.

– Уже встаю, – заверила наставничка и правда встала.

Прислушалась. Что-то гудело в отдалении.

– Ирьяна, ты бы обернулась, а то они уже летят…

– Кто?!

– Пещерная плотоядная тля! – просветил Алишин, разминаясь.

Безмерное удивление. Наверняка у меня нервно дергается глаз.

– Кто-о-о?!

– Тля… плотоядная.

– Почему раньше не сказал?!

– А что бы изменилось? – философски пожал плечами хейлар.

Я была вынуждена согласиться. Через пару минут рядом с десятником уже стояла не хрупкая девушка, а внушительная драконица.

– Собственно, тут и так достаточно защит понаворочено, так что большая часть роя сгорит еще на подлете, – проинструктировал Алишин. – Остальных, пока они до нас дотелепаются, накроем теми связками, что я показывал. Поняла?

– Угу-р-р, – проворчала я, начиная мысленно набрасывать матрицу нужного заклятья.

– Вот и молодец! Поехали!

Правда, вот так сразу мы никуда не «поехали». Гул усилился, затем в отдалении словно задрожала радужная преграда, а на ней стали появляться яркие белые искорки. Они гасли, но тотчас возникали новые. Наверное, это тля и преграда, что ее истребляет. Потом радуга померкла, и насекомые рванули к нам.

– Голодные, – посочувствовал десятник. – Здесь жрать толком нечего, а тут такие внушительные мы! Надолго хватит, причем всему рою!

– Я не тлиная благодетельница! И осчастливливать кого-то за свой счет меня не тянет!

– И не надо. Мы эту колонию не подкармливаем.

– Вы их еще и селекционируете?!

– Ну да.

– О-о-о…

– Не ругайся. Это один из рубежей защиты. Просто тля почему-то очень расплодилась за последнее время, выйдя далеко за обозначенный ареал обитания. Вот мы и чистим город от лишнего.

– И что же у вас тут еще живет?!

– Много чего…

Пока мы мило беседовали, зверушки подлетели на расстояние удара, и я первая послала вперед сверкающую силовую ленту. Она сложилась в хитрый иероглиф, а потом полыхнула племенем. На пол посыпались поджаренные насекомые размером с мой человеческий палец.

– Молодец! – одобрил такой подход хейлар и прикрыл глаза. Он обошелся силовой волной, которая, впрочем, оказалась не менее действенной. – А теперь, когда подлетят поближе, плюнь в них пару раз! Тогда насекомые вернутся в ульи, и мы спалим их прямо там.

– А почему сразу так не сделать?

– Тля летит домой только если ее мало. Если рой большой, он атакует.

– Можно было спалить ульи, не дожидаясь атаки.

– Найти не сможем, – кратко отозвался Алишин, отправляя в сторону нападающих еще одно заклятье. – Тут очень много ниш, расщелин и трещин. Вот и приходится выманивать.

Тем временем тля уже подлетела на нужное расстояние, и я пару раз плюнула огнем. Рой увернулся и полетел дальше. Я снова плюнула. Опять увернулся. Причем гудел уже откровенно ругательно!

– Эм-м-м… – протянул Алишин. – Бежим?

– А что сам огнем не попытаешься достать?!

– Так я ж не дракон!

Развернулись, побежали. Спустя некоторое время я остановилась, попробовала достать насекомых еще раз, и у меня даже получилось. Но тут что-то сильно укололо бок, и я подпрыгнула:

– Ай, они кусаются!!!

– Разумеется, – отозвался Алишин, нарезая вокруг меня круги. – Плюнь еще пару раз, они над тобой собрались и, судя по всему, сообща напасть собираются.

– Они что, разумные?!

– Ну… коллективно – скорее да, чем нет. Стратегия загона и поедания добычи у них есть.

Я без комментариев задрала морду и выпустила длинную струю пламени. Меня романтично обсыпало трупиками обугленных крылатиков, а оставшиеся стремительно полетели на другой конец пещеры.

– За ними! – возрадовался Алишин и, подавая пример, топоча и шкрябая когтями, кинулся догонять плотоядную тлю.

Ощущая некий идиотизм ситуации, я рванула следом.

– Вот, – остановился у стены хейлар, хищно глядя на трещину. – Плюй туда.

– Уверен, что они тут? – усомнилась я, так как немного запоздала и имела несколько вариантов, где могли спрятаться насекомые. Трещинки находились рядом.

– Тут, точно. Но не помешает и в соседние.

Алишин отошел, а я приблизилась и, не скупясь, так фуганула огнем, что точно ничего живого не должно было остаться! Как выяснилось, изобилие – не всегда благо. Видимо, встретив на пути стену, пламя почти сразу ломанулось обратно. Я с трудом успела пригнуться, распластавшись пузом по камню. Дракон не дракон, а больно будет!

С опаской подняла голову. Увидала изрядно подкопченного и плешивенького наставника, который смотрел на меня ну о-о-очень осуждающе. От роскошной гривы мало что осталось. А что осталось, то дымилось.

– Это получено в бою! – тут же предложила вариант развития событий.

– Да, – спустя полминуты подтвердил десятник. – С этим, как его… огненным гигантским хацехоном.

– А они еще есть?! Просто вымерли как бы…

– Наши об этом не знают, – лаконично ответил Алишин и запоздало вспомнил: – И как это вымерли, если они у нас вчера на ужин были? Диар карликовых наловил где-то…

– А карликовые уже давно реликтовые, – грустно вздохнула я, подавленная актом общего вандализма. Но вкусные, кстати!

Собственно, на этом приключения и закончились. Мы еще немного походили по залу, где я обработала огнем самые подозрительные места. Все прошло хорошо, и небольшое приключение мне понравилось! Надо ли говорить, что с этого момента общение с десятником приобрело несколько иную окраску? Оно уже не было настолько холодным и сдержанным, как раньше.

Глава 9

Я напевала перед зеркалом, торопливо одеваясь, потому что спешила на очередные посиделки с подругами. День выдался длинный и сложный, но и награда вечера, на мой взгляд, была равноценной. Сегодня меня полдня гоняли пришедшие фейри. Правда, не физически, а умственно. Особенно усердствовал Лаллин, изредка чередуясь с братцем. Фейри нацепили мне на голову хитрый обруч со странными иероглифами и зачитывали основные политические положения, впихивая в голову все, что можно и нельзя. Как поняла – игрушка стимулировала память и повышала умственные способности. Полезно, но голова после этого болела так, что хотелось выть.

Вот почему первое время на встрече я была малость зла и раздражительна, за что получила от Крионы моральный втык на тему, что вымещать зло на подругах – некрасиво. Согласилась и пообещала исправиться. Дальше было много смеха, шуточек и баек из прошлого и настоящего. Последнюю пару месяцев наша жизнь могла похвастаться редкостной насыщенностью.

Посиделки продлились недолго, в первую очередь из-за того, что Дашка начала клевать носом и тереть глаза. Как ни крути, она была просто человеком. Разумеется, это не могло не сказываться. Нервы, стрессы и новые повороты жизни давили на мозги, да и работала она в последнее время очень много. Впрочем, как и все. Уборка жилых помещений закончилась совсем недавно. А еще наши постоянные тренировки, фейри и прочее, прочее… В Анли-Гиссаре скучать не приходилось никому. Так что, когда мы расправились с вкусняшками, которые в очередной раз выдал Диар, скоренько собрались и снова разбрелись по своим углам.

А на следующий день случилось кое-что очень-очень хорошее. То, чего я ждала, чего хотела и о чем старалась не думать. Вернулся Ринвейл. В это время я, как обычно, удирала от Алишина по всему полигону. Этот же, не будь дурак, сам гонял ученицу в чешуйчатом виде, а мне оборачиваться не разрешал! Ну еще бы, я же крупнее. Кажется, я высказала это вслух, потому что огромный белый зверь, в очередной раз меня догнав, фыркнул в лицо:

– Уговорила, в следующий раз будешь драконицей.

– Все равно нечестно, – выдала я, одновременно выскальзывая из-под грудины хейлара и перекатом уходя за огромный торчащий сталагмит.

– Кто спорит, – философски согласился Алишин и начал издевательски считать: – Раз, два, три… до пяти у тебя фора!

«Гад хвостатый!» – мысленно обласкала педагога и, развернувшись, рванула в противоположную сторону. Чтобы через секунду замереть, неверяще глядя на центральный вход. Там, прислонившись к колонне, стоял Арвиль. А рядом с ним… Ринвейл цай Тирлин. Мой муж. Послышался едва слышный цокот когтей по камню. Около меня светлым изваянием застыл Алишин, часто и мелко дыша:

– Др-р-ракон…

Я резко повернулась к хейлару и заметила, как он опускает чешуйчатую голову, поудобнее расставляя лапы, словно готовясь… к прыжку?!

Судя по всему, это поняла не только я, потому что Вейл напрягся, и по его рукам скользнули синие искры. Арвиль же просто шагнул вперед, заслоняя извечного врага, и тихо сказал в тишине тренировочного полигона:

– Алин… не смей. Это приказ.

Несколько тяжелых мгновений десятник по-прежнему буравил моего супруга пристальным взглядом, а потом сел и ответил:

– Как прикажешь, командир.

– Оставь нас, – последовал очередной приказ.

Вновь склонив гибкую шею так, что кончики гривы коснулись камня, Алишин грациозно развернулся и скрылся в одном из боковых проходов.

Только после этого я выдохнула окончательно. И поняла, что легко и просто нам ничего не дастся. Наглядная демонстрация прошла только что. А ведь Ал – десятник, который со мной уже не одну неделю занимается. Да и с Крионой постоянно контактирует. Драконы ему не в новинку. Те, которых убивать не надо. Как же себя поведут остальные хвостатые?

Тем временем обо мне опять малость забыли. Арвиль был ниже Ринвейла и более изящного телосложения. То, что Сотник закрыл собой рыжего дракона, смотрелось… немного не в пользу Вейла.

– Это было необязательно, – с нажимом произнес мой муж, кладя ладонь на плечо Ара и отодвигая его.

– Да? – мягко спросил хейлар, склоняя голову к плечу. – Это так забавно слышать… Особенно когда мой десятник УЖЕ ушел.

– Сотник, трогать тебя тогда было бы редкостной глупостью с моей стороны. Любое движение, и твой десятник посчитал бы это нападением, – спокойно ответил мой рыжий, складывая руки на груди и разворачивая плечи, отчего стал еще внушительнее.

Ученый-то ученый… Но вот наш идеальный солдат очень юно и беззащитно смотрится на его фоне. Пока не вспомнишь Сотника в бою. Мне, наверное, никогда не забыть видение последней битвы за Анли-Гиссар. И как мой Арвиль убивал фейри и драконов. Быстро, жестко… профессионально.

– Все правильно, – медленно кивнул Арвиль.

Пока длился поединок взглядов хейлара и дракона, я неторопливо направилась к ним, стараясь ступать как можно тише. Шум казался чем-то кощунственным. И в этой ситуации имелось всего два правильных варианта. Сбежать и оставить их выяснять отношения (желательно раздобыть алкоголь: под него у них все как-то более продуктивно идет) или подойти и что-то поведать миру в лице двух чешуйчатых бойцовских петухов.

Опустила глаза на сапоги хейлара, отмечая, как совершенно открыто кончик хвоста то раздраженно постукивает по голенищу, то оборачивается вокруг ноги, то отпускает ее. Нервничает. Злится. Чувствует себя бессильным.

Он резко повернулся, и я едва не споткнулась, пойманная аметистовым взглядом. Он… прощался. Отпускал. Арвиль менталист. У меня тоже сильный дар. А еще мы очень долго были связаны. Были близки так, как ни с кем и никогда. И это не прошло бесследно. Ни для меня, ни для господина Анли-Гиссара.

Я словно провалилась в невесомость. В глазах потемнело. Одним потоком сознания я осознавала, что по-прежнему твердо стою на ногах. А вот вторым… вторым была не тут. Мы ничего не говорили. Совсем. Просто эмоции были открыты, и я видела, ощущала как свое все, что творилось в его душе. Он видел все, что было у меня на сердце. То, в чем я никому не признавалась. В том числе и мое отношение к нему. А еще решимость. И он ее принял.

Вихрем красок вокруг нас вновь соткался тренировочный зал, и я вздрогнула от неожиданно громкого голоса Ара:

– Я вас оставлю.

Он ушел. Вот так просто развернулся и ушел. И я была рада. На душе горько, но при этом легко. Правильно. Я выбрала давно. Еще когда прилетела в Ледяной Предел. На крыше, когда смотрела на мужа, которому тогда была не нужна и который стал для меня важен.

Перевела взгляд на стоящего всего в паре метров Вейла.

– Ну здравствуй, милая…

– Здравствуй, – эхом откликнулась я, нервно сжимая пальцы.

Чувство неловкости повисло в воздухе. Так всегда бывает после долгой разлуки. Особенно если расставание произошло не при лучших обстоятельствах. И никого рядом, чтобы разрядить обстановку. Мне нечего сказать, да и Вейл молчит, не спеша облегчать задачу.

– Не ждала тебя так быстро, – неожиданно призналась я, решив говорить то, что бродило в голове. – И совсем не успела…

– И как же надо готовиться к визиту законного мужа? – едва заметно улыбнулся Ринвейл.

Заглянув в его глаза, я заметила, что они теплые. Сразу стало легче дышать.

– Хотя бы продумать, что должна тебе сказать. Вернее, не что, а как…

Замолкла на полуфразе, опустив глаза и прикусив нижнюю губу. Арвиль, что же ты не сказал, что приведешь моего дракона? Я думала, у меня есть время… как раз сегодня собиралась сесть и на листочке все расписать. Обоснования, причины и так далее. В голове, конечно, крутится, но озвучить не получается. Так много надо рассказать, а никак.

Молчу.

Раздался шорох, и в десятке сантиметров от моих ног появились черные мысы ботинок Вейла. Он был очень-очень близко. Настолько, что его дыхание касалось моих волос. Настолько, что казалось, будто я ощущаю тепло его тела. Настолько, что я вновь, как и много раз прежде, терялась в его запахе. Мята. Щеку невесомо тронули горячие пальцы, и он тихо спросил:

– Может, все же что-то есть? Что нужно сказать…

– Есть, – подняла голову и решительно посмотрела на него. А потом подалась вперед. Обняв за шею, прижимаясь к груди и встав на цыпочки, прошептала на ухо: – Я безумно по тебе скучала.

Миг ничего не происходило. Он просто стоял. Безответно, безучастно. И это мгновение показалось невообразимо длинным. Я даже успела испугаться. А потом на талию легли его ладони, прижимая ближе, приподнимая над полом. Склонившись, он выдохнул прямо в губы:

– Моя маленькая, самоуверенная и бессовестная женушка. Каждый день без тебя был мукой!

– Правда? – шепотом спросила я. – Мне казалось, ты при встрече меня на месте за такие подвиги пришибешь…

– Было такое желание, – признался супруг, отстраняя меня и вернув на грешную землю. – Пока не увидел. А ты такая неуверенная, виноватая и…

– Что – и? – осмелев, лукаво переспросила я.

– Не знаю… – минуту подумав, ответил Ринвейл. – Вернее, знаю, но также несложно и твою реакцию на эти слова предугадать. А ссориться – последнее, что нам надо. Так что сердиться и читать нотации буду как-нибудь потом.

– Это хорошо, – глубокомысленно заметила я.

– Несомненно, – в том же тоне отозвался Вейл и, отступив на шаг, протянул руку. – Может, город покажешь? Заодно побеседуем.

– Да, конечно, – с легкой запинкой в голосе согласилась я. – Кстати, ты не голодный?

Ну а что? Я после тренировки, хочется чего-нибудь пожевать. Вейл же – мужчина. А на сытый желудок они вроде добрее.

– Не откажусь, – подтвердил выводы супруг.

– Тогда сначала к Диару за чем-нибудь съедобным. – Я вложила ладошку в его руку и тихо пискнула, когда меня рывком притянули ближе, заключая в объятия.

Стоим.

– Ирка, – тихо простонал супруг, зарываясь носом в мои волосы, скользя рукой по спине. – А где твоя комната?

– Что?! – ошалело поинтересовалась я.

На меня грустно посмотрели и сказали:

– Ладно… Тогда где кухня?

Тут я внезапно подумала, что не стоило тупить, надо было сразу показать, где комната! Но сейчас… не самой же его тащить?

– Ириш… – одну выбившуюся из косы прядку захватили ловкие пальцы. Немного поиграв с волосами, рыжий стал медленно накручивать белокурый завиток на указательный палец.

– Да? – полушепотом спросила я, завороженно наблюдая, как голубые глаза оказываются все ближе и ближе. Ринвейл сделал шаг вперед, и я машинально отступила. И еще раз… пока не коснулась лопатками камня стены.

– Я и правда… голодный, – с таким намеком в голосе протянул рыжий дракон, что у меня просто язык не повернулся порекомендовать ему поскорее найти десятника-отравителя.

Вместо этого я стала делать глупости. Но… он был так близко, а я и правда тосковала. А еще я его желала. По телу прокатилась дрожь от столь близкого присутствия. Губы Вейла были совсем-совсем рядом. От него веяло теплом и мятой…

Вторая рука дракона нежно погладила открытую шею и скользнула ниже. Затаив дыхание, я ожидала прикосновения к груди, не думая его пресекать. Но он прерывисто вздохнул и просто обнял меня за талию, прижимая тесно-тесно. И неизвестно, что было хуже. Потому что теперь я прекрасно чувствовала, что супруг и правда… голодный.

– Милая, – легкий поцелуй в висок. – Родная, – второй пришелся на щечку, и я против воли улыбнулась. – Любимая… – третий, невесомый как воздух, обжег губы.

Частое дыхание, и уже не разобрать, где мое, а где его. Мои дрогнувшие ладони нерешительно опустились на широкие плечи, мир, казалось, сузился до нас двоих. И ничего не было слышно, кроме бешеного стука сердца… А потом время словно спустили с крючка, и оно стремительно понеслось, нагоняя упущенное.

Так же и мы… Вейл с рычанием прижимал меня к стене и целовал так, что у меня не осталось иных желаний, кроме единственного: показать свою спальню. В голове прояснилось, только когда муж отстранился и рывком стянул с меня жилетку, которая с тихим шорохом легла на камень плит. После настал черед шнуровки, стягивающей горловину рубашки.

– Вейл… Может, не тут? – робко предложила я, немного отрезвленная холодом воздуха, коснувшегося разгоряченного тела.

– Может, – хрипло отозвался муж, и не думая останавливаться.

А я… потянулась к пуговицам на его рубашке, лихорадочно расстегивая, вытаскивая ткань из-под ремня штанов, чтобы пробраться пальцами под нее и коснуться горячей кожи. Муж вздрогнул от прикосновений. Чуть заметно улыбаясь, я приподнялась на цыпочки и прихватила зубами его нижнюю губу.

В городе сейчас только десятники, и то не в полном составе. Мы в дальнем тренировочном зале, в который очень редко заглядывают. Хейлары предпочитают другие места для тренировки. А тот единственный, перед которым мне бы было неудобно, ни за что сюда не вернется в ближайшее время. Арвиль не дурак и понимает, чем могут заниматься супруги после долгой разлуки. Тем более огненные драконы. У нас вообще со стеснительностью и нравственностью определенные проблемы.

Я решительно потянулась к поясу штанов супруга, быстро расправляясь с пряжкой ремня. Вейл лишь тихо рассмеялся и внезапно развернул меня к себе спиной, обхватывая ладонями грудь, осторожно сжимая через ткань чувствительные вершинки. Я с прерывистым вздохом прогнулась в пояснице, подаваясь ему навстречу, потираясь попкой о бедра своего дракона. Муж тихо зарычал, прижимаясь сильнее, и спустя миг моя рубашка, сдернутая через голову, белоснежной лужицей покоилась на полу.

Он переплел наши пальцы и распластал мои ладони по стене, лишь несколько мгновений прижимая их своими. После руки рыжего заскользили по моему телу, а губы осторожно ласкали шею. Слышались только бешеный стук сердец и частое дыхание, ощущалось только желание, тугим узлом скручивающееся внизу живота, обращающее кровь в жидкий огонь.

Чуткие пальцы, едва касаясь, пробежались по моему позвоночнику, от чего я выгнулась еще сильнее. Вторая ладонь супруга, мимолетно скользнув по шее, легла на грудь, быстро высвобождая ее из кружевного плена, просто сдвигая вниз чашечку бюстика.

– Ум-м-м… – облизнула я пересохшие губы.

– Ам, – хрипло рассмеялся Вейл, прокладывая дорожку поцелуев по плечу к позвоночнику. От каждого прикосновения его губ я вздрагивала. – Ирка… плохая девочка.

– Очень? – игриво поинтересовалась я и подалась бедрами назад, прижалась и тут же отстранилась.

Заигралась. Муж спустился пальцами с груди на живот, обхватывая талию и медленно развязывая завязки бриджей. Когда они соскользнули по ногам вниз, я лишь переступила через штанины. И замерла, часто дыша. Готовая уже ко всему. Сегодня предвкушение возбуждало так, что никакой дополнительной подготовки не требовалось. В глазах все плыло, а воздуха отчаянно не хватало. По ягодицам скользнули его руки, поглаживая нежную кожу, отчего я томно вздохнула. Приятно было до дрожи. Опираясь ладонями о стену, я еще больше прогнулась, тихо постанывая.

– Ир-р-рьяна, – глухо зарычал муж, стремительно разворачивая меня к себе и впиваясь в губы поцелуем.

Словно в противовес жгучему, даже немного грубому поцелую, Вейл нежно обхватил мое лицо ладонями, невесомо поглаживая скулы большими пальцами. Удерживал, пил мое дыхание, не позволял отстраняться… да я и не хотела этого. В глазах пылало, колени слабели и поддерживали меня сейчас только объятия супруга.

– Последний шанс передумать, – отрываясь от моих губ, прошептал муж, спускаясь одной рукой к трусикам и лаская чувствительное местечко через уже давно влажную ткань.

– Издеваешься, – хрипло ответила я, судорожно цепляясь за его плечи.

– Ну надо же и мне когда-то? – со смешком спросил милый.

А потом приподнял над полом, и я послушно обхватила ногами его талию. Много-много поцелуев… рука Вейла за спиной, чтобы я не касалась холодной стены… Нетерпеливо царапнула ногтями плечи, а потом зализала оставленные ранки. Рыжеволосый приподнял меня повыше и, мимолетно прикусив кожу на шее, спустился к груди, захватывая в плен чувствительную горошину соска. Запустила пальцы в густые волосы, а он обвел сосок языком, и я ахнула, ощущая, как пылает раскаленная лава, все ярче сосредотачиваясь внизу живота.

Долго такой изощренной пытки не выдержала. Странно… Казалось, более несдержанным должен быть именно мой дракон, но он даже сейчас умудрился сначала меня довести до неистовства.

Я совершенно не уловила момента, когда Ринвейл избавился от своей… нижней одежды. С моим бельем муж вообще не стал заморачиваться: просто сдвинул в сторону и, вскинув бедра, легко проник внутрь.

– Ох-х-х, – простонала я, прижимаясь взмокшим лбом к шее Вейла, на которой тоже блестели бисеринки пота.

Сильные руки обхватили ягодицы, и, отстранившись, покидая меня, он вновь рывком вернулся. И еще раз. И еще. Быстрее и быстрее, я уже сходила с ума от нарастающих ощущений, перед глазами красочным калейдоскопом метались звезды, в теле словно сжималась пружина, которая искрила током, жаля изнутри удовольствием на грани боли.

Движения, поцелуи, ласки становились все более страстными и нетерпеливыми. Я уже задыхалась от ощущений невероятной силы и, кажется, стонала, о чем-то умоляя. Не помню, о чем… то ли чтобы это все скорее закончилось, то ли чтобы не кончалось. А потом… потом меня словно окунули в самое горячее, испепеляющее драконье пламя, и тело изогнулось в сладкой судороге.

– Вейл, – шепнула я в полуоткрытые губы мужа, которые были совсем-совсем рядом.

– Ири, – простонал супруг, прижимая меня ближе и сильными рывками входя в податливое тело, пока сам не содрогнулся от наслаждения и не замер.

– М-м-м, – согласно протянула я, покрывая медленными поцелуями его кожу, слизывая капельки пота, которые сейчас почему-то казались самыми вкусными на свете. Солоноватые… вкус его тела.

Я ослабила хватку на его талии и соскользнула на пол. Поправила белье и снова прильнула к мужу, запрокинув голову и откровенно напрашиваясь на поцелуй, которым меня тут же одарили.

– Вот теперь верю, что скучала, – хмыкнул медный дракон.

Я только возмущенно посмотрела на этого бессовестного, который тут же вернулся к целованию меня любимой, не позволяя говорить, а главное – думать. После быстро оделась и с иронией пронаблюдала за тем же действием в исполнении цай Тирлина.

– А в мою комнату нам теперь точно надо, – хихикнула я, пряча лицо на плече рыжего дракона.

– Душ, – мечтательно протянул муж и подхватил меня на руки. – Нам в какую сторону?

Я ткнула пальцем в правый коридор и с блаженным вздохом обняла его за шею, не собираясь отстаивать право на независимое передвижение. Через несколько минут мы все же добрались до моих апартаментов, и я первая сбежала мыться. Меня, разумеется, проводили задумчивым взглядом, но следом Ринвейл не пошел, не хуже меня понимая, что в таком случае разговор откладывается на неопределенное время.

Уже в ванной, смывая следы страсти, я внезапно кое-что осознала. Мы не предохранялись. Раньше муж принимал определенные меры, а сейчас… совсем нет. Нахмурилась и потянулась к вентилю выключения освежающего потока. Ладно… надеюсь, обойдется без последствий. На данный момент я морально не готова стать мамой.

Вытерлась, переоделась и выскользнула в комнату. Муж с закрытыми глазами сидел в кресле, но, услышав мои шаги, потянулся и встал. Я подошла и, поднявшись на цыпочки, коснулась легким поцелуем его губ.

– Пойдешь?

– Ага, – обнял меня за талию Вейл. – Коридоры, по которым мы с Виром топали, особой чистотой не отличались. Так что ополоснусь.

– Чистюля, – тихо рассмеялась, потеревшись лбом о грудь любимого. Запрокинула голову и, серьезно глядя в голубые глаза, сказала: – Очень рада, что ты не злишься.

– Это было бы бессмысленно, – погладил меня по щеке дракон.

Вернулся мой крылатый быстро, я как раз сидела на постели и неторопливо расчесывала немного влажные волосы. Вейл сел напротив и задумчиво на меня уставился. Сразу стало очень и очень неуютно, а потому я решила действовать проверенным методом. Подползла поближе, и меня ожидаемо сгребли в охапку, прижимая к себе. Я зажмурилась и довольно вздохнула: почему-то в его руках было комфортнее.

– Ну и что мне с тобой делать? – задал риторический вопрос супруг, опираясь о стену и перебирая мои волосы. – Ирка… – Замолчал, скривив губы, и протяжно вздохнул.

– Ну говори уже… – не выдержала я, понимая, что разбора полетов в любом случае не избежать. – Лучше сразу выяснить, чем потом мучиться.

– Ну что тебе сказать? – вскинул медную бровь супруг. – Что твой побег разрушил мою налаженную жизнь и репутацию? Что вы с Крионой поставили на уши верхушку Ледяного Предела? Что Оллисэйн из-за помощи беглой принцессе окончательно вне закона?

Я подавленно молчала и отводила взгляд. Может, это и неблагодарно по отношению к Вейлу, но Олли мне было жалко больше. Жизнь и быт наладить можно, а вот дело с изгнанием так просто не решить.

– Знаешь… – тихо начала я, все еще не поднимая глаз, – Олли сам… и он понимал, на что шел, когда помогал.

– Скорее, знал, из-за чего на это пошел, – невесело рассмеялся рыжий дракон. – А точнее, из-за кого.

– Ну, знаешь! – возмутилась, вскидывая голову. – Я не в ответе за то, что мужчина себе навоображал. И никаких надежд, когда мы сбегали из Предела, не подавала! Более того, открытым текстом говорила, что замужем, и супруг меня как спутник жизни более чем устраивает.

– Когда сбегала, не давала, – как-то слишком мягко согласился Ринвейл. – Зато потом вас как жениха и невесту запомнили!

– Потому что твой приятель нас так представил! – возмутилась я.

– Ири, я же понимаю, что Олли не держал руки при себе, – тихо проговорил Вейл, схватив меня за подбородок и вынуждая смотреть ему в глаза. – Слишком хорошо я знаю своего приятеля.

– Меня зато, похоже, плохо, – буркнула я в ответ. – Милый, я вообще-то здесь с тобой, а не с кем-то другим.

– И неужели великолепный белый дракон с кровью дивного народа в жилах оставил тебя равнодушной?

– Да, – не дрогнув и честно глядя в глаза мужа, соврала я.

Нет, ну а что говорить? Олли – восхитительный мужчина и, судя по реакции на его прикосновения, любовник тоже великолепный. Но… это химия. А я, как ни крути, огненная драконица. Тело – это тело. Может, во второй ипостаси я и зверь, но животные инстинкты не правят бал. Так что славный потомок Тайлин мне, разумеется, очень нравится… но муж – больше. И я хочу остаться именно с Вейлом. Это все, что ему стоит знать. Остальное – лишнее.

– Ну хорошо… – задумчиво протянул супруг, поглаживая мою шею.

Ему, по сути, тоже ничего не оставалось, кроме как поверить. Мы сейчас вместе, и это стоит сберечь. Так что за шаги в этом направлении муженька однозначно стоит поощрить!

Придя к таким выводам, я потянулась к мужу, накрывая его губы нежным поцелуем, на который тут же ответили, перехватывая инициативу. Когда через минуту я почувствовала, что мы явно начинаем увлекаться, уперлась ладошками в широкую грудь благоверного, отстраняя его от себя. Вейл рассмеялся и, скатившись с меня, вновь сел, притянув к груди.

– Слушай, а с твоим делом все насколько плохо? – рискнула спросить о самом дорогом для супруга – работе.

– Ну, на данный момент просто никак, – пожал плечами муж. – Но я без работы не останусь, это точно.

– Уже хорошо, – покрепче обняла Ринвейла, прижимаясь как можно плотнее, впитывая такой дорогой и любимый запах мяты.

– А теперь другой вопрос… о другом мужчине.

– Арвиль, – выдохнула я, крепче сжав руки на рубашке мужа.

– Арвиль, – спокойно согласился Ринвейл. – Что на сей раз расскажешь?

Это слово меня неприятно царапнуло. Словно я сказочки ему тут рассказываю. Байки…

– А ничего, – прямо посмотрела в голубые глаза. – Вернее, повторюсь. Я выбрала тебя, и это все, что нам нужно знать. Что важно знать.

– Думаешь? – скользнул пальцами по скуле муж, откидывая с лица рыжую прядь.

– Да, – едва слышно откликнулась я, стараясь не допускать и мысли о другом.

Арвиль… мы так и останемся несбывшимся будущим друг друга. Но так лучше для всех. Хотя бы потому, что мы друг друга не любим. Природа нашей связи иная.

– Знаешь, Ири… Это звучит словно «Дорогой, я тут подумала, повыбирала и остановилась на тебе».

Похолодела, понимая, что в чем-то Ринвейл прав. Но подтвердить хотя бы отчасти? Да ни за что! А поэтому продолжаем придерживаться выбранной линии и ни шагу в сторону. Я вздохнула, с укоризной глядя на супруга, обняла его за плечи и положила ладонь на затылок, запуская пальцы в шелковистые волосы. Аккуратно помассировала кожу, удовлетворенно отметив, что в глубине голубых глаз начинает разгораться пламя страсти. Сейчас именно это и нужно. Для мужчин действия гораздо убедительнее слов. Хотя, разумеется, и слова не будут лишними.

Прогнулась в пояснице и тут же заметила, что взгляд супруга опустился на грудь, сейчас плотно обтянутую рубашкой. Кроме рубашки ничего на теле не было, то есть затвердевшие вершинки были очень хорошо видны, точно не оставив рыжего дракона равнодушным.

– Др-р-рагоценный мой, – тихо рыкнула я, прижимаясь и осторожно целуя шею супруга, одновременно скользя ножкой по внутренней стороне его ноги. – Не думай о плохом. Ведь сейчас тебе хорошо, верно?

Переориентировать его надо. А еще дать то, чего муж был лишен долгое время. Отсюда и напряжение… нервное. Давит на мозги, так сказать. Решение же проблемы будет обоюдно приятным.

– Верно, – прерывисто выдохнул Вейл, сжимая мою талию и опуская руки на бедра.

– Замечательно, – промурлыкала я и надавила ему на грудь, вынуждая упасть на спину. Потерлась всем телом и, тихо рассмеявшись, змеей скользнула на него, удобно устраиваясь верхом. Подняла руки, вынимая из волос пару удерживающих заколок, и замерла, позволяя тяжелым золотистым локонам дождем рухнуть на спину и плечи. Супруг зачарованно наблюдал за мной, мелко и часто дыша. Судя по горящему голубому взгляду, сейчас рыжий дракон думал только обо мне и ни о чем ином.

Что нам и надо. Сдвинулась выше и наклонилась. Достаточно медленно, чтобы Вейл сумел понять, что горловина рубашки тоже не просто так распахнута – сейчас в ней очень соблазнительно мелькала обнаженная грудь. Взяла лицо дракона в ладони и осторожно прикоснулась губами к его губам. Немного отстранилась и тихо шепнула:

– Я люблю тебя, глупый. И мне нужен ты. Давай не станем возводить стены? Хоть и говорят, что ломать – не строить, но практика иногда показывает обратное.

Он хотел что-то ответить, но я решила, что мы уже достаточно наговорились. Пора отключать любимому мозги! Как-то он очень много думает! Поэтому склонилась, целуя уже по-другому. Прикусывая верхнюю губу, проводя кончиком языка по нижней и поглаживая чувствительное место за ухом. Стоит ли удивляться, что властный и изголодавшийся по ласкам благоверный почти сразу подмял меня под себя, планируя не только забрать супружеский долг, но и взыскать штраф за просрочку предыдущих выплат?

Но кто сказал, что я была против?

Анли-Гиссар. Дарья

Надо заметить, что утро Дарье не предвещало ничего плохого. Контакт с «пациентами» потихоньку налаживался, пугаться Лиладу переселенка тоже перестала, да и перспективы рисовались радужные.

Но, видать, ничего просто так не делается, раз создатель решил исправить сию несправедливость, судя по всему, изрядно поколебавшую весы великого равновесия. Иначе за что на нее снизошла такая небесная кара? Смуглая почти до черноты, остроухая и нагло ухмыляющаяся. Тринвир дель Мередит собственной персоной застыл в дверях кабинета целительницы и невозмутимо сказал:

– Здравствуй, прелесть моя.

Даше мигом расхотелось здравствовать. А еще вспомнились дивные саркофаги, рекомендованные Алишином. В них же тоже есть плюсы! Например, оттуда ее уже проблематично выковырять!

– Добрый день. – Переселенка решила, что нежелание видеть дроу – не повод для грубости.

– Уже, считай, вечер, – мягко сказал темный и шагнул в комнату, аккуратно прикрывая дверь.

Даша затравленно оглянулась и с надеждой бросила взгляд на часы, вспоминая, что совсем скоро к ней должен прийти рыжий отравитель. И если обычно визита Диара она ждала с содроганием, в этот раз еще никогда не была так счастлива.

Все десятники к «лечению» и «врачу» относились по-разному. Алишин, например, – страдальчески и как к неизбежному злу. Рыжий хейлар, в отличие от приятелей, ходил к Дашке как в цирк, нагло развлекаясь за ее счет. Все попытки переселенки наладить контакт он выворачивал наизнанку и возвращал обратно. При этом никогда на сеансы не опаздывал и уходил дико довольный, в приподнятом расположении духа.

– Тебе тут нравится? – спросил Тринвир, облокачиваясь на стенку и задумчиво глядя на девушку. – Под землей, в изоляции… с десятком не очень уравновешенных хвостатых…

– Нравится, – с вызовом взглянула в светлые глаза Дарья. – И пока десять. Скоро вся сотня будет! С нетерпением жду момента.

– Забавно, – скривил губы дроу и потер едва заметный, более светлый, чем остальная кожа, шрам на скуле. – Я вспоминаю, что слышал в Гиллар-Хоре… И возник вопрос. Получишь ли ты чего хочешь, если останешься тут? Учебу, помощь, волю… подумай сама, Даша.

– О, как некрасиво, – хмыкнула кудрявая, нехорошо прищурив глаза. – Но отвечу. Здесь, в Анли-Гиссаре, я получу даже больше, чем смела мечтать. А солнце и ветер… без них, конечно, тяжко. Но все со временем наладится.

О том, что наверху, в кольце гор, укрытая от чужих глаз оптической иллюзией имеется небольшая долина, девушка, разумеется, промолчала. Хейлары пока не решались туда надолго выходить, да и осваивать не спешили. Их было слишком мало, а в родном городе объем работ просто гигантский. Так что все будет. Как и выход к людям, рано или поздно. И Дашка ни на что не променяет возможность стоять у истоков.

– Значит, обратно тебя не выманить, – улыбнулся темный эльф и склонил голову. – Значит, мой ход был тактически верным. Если не вы к нам… то мы к вам.

– Кто тебя вообще в город пустил? – запоздало спохватилась Дарья.

– Арвиль, – спокойно ответил темный.

– О, как… – хмыкнула переселенка, задумчиво накручивая на пальчик тугую завитушку. – И что же нам за это было?

– Нам? – вскинул белую бровь Вир.

– Жителям Анли-Гиссара, – спокойно встретила любопытный взгляд девушка.

– Значит, вы себя уже к ним причисляете? – изогнул светлую бровь Тринвир.

– А почему нет? Меня тут радушно встретили, дали дом и работу. Мне нравится в этом городе.

– И ты осознаешь… все сложности психики местных жителей?

– Больше, чем кто-либо, наверное, – невесело улыбнулась Даша, вспоминая сеансы общения с хейларами. – Но ведь главное то, что мне тут нравится и мне рады, верно?

– Верно, – медленно кивнул Вир и неторопливо подошел к столу. Остановился, опираясь бедром о его край и сверху вниз глядя на целительницу. – А что, если тебе не только здесь рады?

– Вот как… – пробормотала переселенка, опуская взгляд и начиная неосознанно теребить кончик косы.

– Именно так, – подтвердил слова лорд дель Мередит, напряженно наблюдая за кудрявой.

– Вы подразумеваете свой город? – не поднимая глаз, напрямую спросила Дашка.

– Я подразумеваю мой дом, – тихо сказал темный фейри.

– Интересно, – грустно улыбнулась переселенка. – И в каком же статусе вы, бессмертный фейри из клана, некогда отколовшегося от Неблагого Двора, племянник Подгорной Королевы, властитель Гиллар-Хора… поселите в своем доме меня, простую смертную?

– Это сложный вопрос, – закаменел лицом дрой. – Но в нашем языке есть слово саруна.

– Позвольте-ка, угадаю, – невесело усмехнулась Дарья, неторопливо поднимаясь. Сидеть, когда он стоял так близко, было морально тяжело. А так… хоть немного приблизиться к его уровню. Хотя бы физическим ростом. – Любовница, которую красиво называют возлюбленной?

– Не совсем. Скорее, младшая жена.

– Ага, – совсем уж сладко улыбнулась девушка. – Стало быть, подразумевается и наличие старшей.

– Разумеется. Ты сама назвала мои титулы и должна понимать, что царственная родственница не позволит оставить Гиллар-Хор без наследника истинной крови.

Губы переселенки скривила понимающая улыбочка.

«То есть полукровки, которые, возможно, родятся у саруны, – бастарды без прав на регалии рода. Хотя чему удивляться? Мужчины… какие же все… гады, а?! Пусть это и банально. А я еще считала, что он лучше Тайлин».

– Знаете, лорд дель Мередит… – Даша быстро собрала в стопочку и закинула в сумку важные бумаги с заметками, которые собиралась изучить на досуге. – Ваше предложение, безусловно, большая честь… но вынуждена отказать.

– Мне кажется, ты не совсем понимаешь, какая именно это честь, – нехорошо прищурил глаза дроу.

– Ну почему же, – прямо взглянула в его такие светлые на фоне очень смуглой кожи глаза. – Прекрасно понимаю. Статус официальной не просто любовницы, а любимой, если я верно поняла.

– Да, – коротко и отрывисто сказал Тринвир, словно не желал говорить, но посчитал необходимым.

– Мне приятно, – тихо и серьезно ответила Даша. – Но нет, простите.

– Думаешь, он предложит что-то иное?! – с неожиданной злостью спросил дроу.

– Сомневаюсь, что предложит даже это, – покачала головой переселенка.

– Тогда почему? – растерялся темный эльф, и его уши немного поникли, вызвав невольную улыбку у девушки.

– Вир, а почему ты решил, что если я не пойду с тобой, то уйду с другим? У меня есть я. Есть мечта. Есть цели. Этого достаточно. Тайлин… так же слишком. Как и ты.

– Слишком?

– Слишком. – Переселенка стремительно обошла его и уже у дверей закончила: – Слишком старый, слишком опытный, слишком умный, слишком привлекательный. Без понятия, чем я притянула ископаемых в вашем лице, но я же не дурочка считать, что это продлится вечно. Тем более… через двадцать лет я начну стремительно стареть. А вы останетесь по-прежнему полными сил.

– Это решаемо.

– Лишь это, Тринвир дель Мередит… Только это и решаемо.

Не дожидаясь ответа темного, Дашка вылетела из кабинета и опрометью кинулась прочь по коридору, стремясь скорее сбежать и затеряться в залах Анли-Гиссара. Спрятаться. От него? От себя?

Жаль, что от себя не убежишь, даже если сможешь опередить скорость света.

Глава 10

Анли-Гиссар. Один из тренировочных залов

В центре шло ожесточенное сражение. Именно сражение. Арвиль вихрем крутился в окружении двух десятников и двумя короткими палками отражал их нападки, умудряясь еще и доставать своих подчиненных.

Разворот – и сильный удар по спине Алишина. Тот с шипением выгнулся, открывая шею. Резко обхватив горло десятника, Ар отшвырнул его к стене. Взглянул на последнего соперника, так страшно оскалившись, что по спине Диара пробежал холодок. Рыжий отравитель никогда не был мастером ближнего боя.

Сотник нервно дернул плечом и отвел глаза от повара, выбрав еще двоих десятников и кивнув на центр площадки:

– Вышли.

– Командир, хочу заметить… – прохрипел от стены Алишин, касаясь светлой челки, которая постепенно окрашивалась кровью из рассеченного лба.

– В строй! – рявкнул Спящий, крутанув оружие и становясь в боевую стойку.

Первым напал Диар, стеганув Ара кнутом и тотчас откатившись за спины других десятников.

Арвиль Тейнмир был зол. Вернее… не так. Ему было плохо. Муторно. Снова неверный термин. Мучительно. Не хотелось думать. Мысли все равно скатывались к девушке, которую он недавно оставил в руках другого мужчины. Мужчины, имевшего на нее все права.

Поздно. Все поздно. Увы, осознание этого не умаляло душевной боли. Так же, как и мыслей «А что, если…». Единственное лекарство – бой. Желательно – настоящий, когда глаза застит алая пелена, когда почти купаешься в крови врагов, когда разумом владеет слепая ярость, сдерживаемая лишь заложенным в генетическую программу доминирующим инстинктом самосохранения.

Сотник почти мечтал о настоящей схватке. С фейри… ненавистными, бессмертными, с такой вкусной кровью. Иногда капли попадают на губы, и ничего вкуснее в своей короткой жизни хейлар не пробовал. Опять не так. На вкус она гадостнее некуда. Приятно иное. Победа! Тело врага медленно опускается на колени у твоих ног, льется кровь… драгоценная жидкость, наделенная силой и жизнью. Приятно убивать тех, кто мог бы жить почти вечно!

Ярость и злость требовали выхода. Ирьяна важна как никто в этой жизни. Невыносимо короткой, наполненной лишь ответственностью за своих и болью чужих.

Женщин своей расы Ар воспринимал только как подопечных. Впрочем, как почти все хейлары. Единственно близкие в огромном враждебном мире, убивавшем даже намек на чувства. Чувства, которых не должно было быть.

Ири изначально принадлежала рыжему дракону. И Арвиль знал это. Как и знал то, что мог оставить маленькую драконицу себе. Совратить ее ничего стоило. Ирьяна скорее убеждала себя в том, что относится к нему как к брату. Но драконы, как и хейлары, отчасти животные. И нюансы Сотник ощущал прекрасно.

Тихо скрипнула дверь, и в тренировочный зал проскользнула гибкая рыжая драконица. Встала у стены, наблюдая за избиением. Ничем иным это было не назвать.

Ар в ярости сносил все на своем пути. Не смущаясь тем, что ломал подчиненным конечности и рассекал мышцы, оставляя глубокие раны. Тренировки идеальных солдат никогда не проходили мило и безобидно. Только разминки, на которых присутствовали девушки.

Сейчас же… Арвиль пригнулся, резким броском поймал неосмотрительно отпущенный на свободу хвост одного из десятников и, дернув чувствительную часть тела, повалил того на пол. Темноволосый хейлар зашипел и стиснул зубы от болевого шока. Сотник нанес молниеносный удар в область горла, обозначая смерть противника. После тенью метнулся на другую сторону, параллельно сметя еще одного «врага». Остановился и, тихо рассмеявшись, сказал:

– Расслабились вы что-то, ребятки.

Отреагировать десятники не успели, поскольку мелодичный голос промурлыкал:

– Осмелюсь сказать, что это не они расслабились, а кое-кто взбесился.

Хейлары повернулись к Крионе. Убедившись, что завладела всеобщим вниманием, драконица усмехнулась и тихо продолжила:

– Вы так… заразительно двигаетесь, что захотелось присоединиться. Надеюсь, господин Сотник на сей раз уважит просьбу дамы и позанимается с ней?

Арвиль молчал, как и другие. В зале слышалось лишь частое дыхание, прерываемое редкими хрипами отбитых легких. Кри окинула взглядом избитое непобедимое воинство и ласково посоветовала:

– Шли бы вы в лазарет, ребята… Диар как раз с вами. Если не подлечит – добьет безболезненно.

– Не твое дело! – грубо рявкнул Спящий. – Шли бы вы сами, льета Криона… книжки читать.

– Начиталась уже, – спокойно ответила волшебница и легкой танцующей походкой направилась к стенду с оружием, не забывая соблазнительно покачивать бедрами.

Несмотря на плачевное состояние, мужские особи не оставили проход Крионы без внимания. Безнадежно девственные особи. Как правило, провокации рыжей оставались без внимания именно по этой причине. Хейлары просто не знали, как реагировать на флирт.

Прогнувшись в пояснице, из-за чего кругленькая попка предстала в наилучшем свете, рыжая потянулась за шестом. Отметив изрядно понизившийся градус агрессии, удовлетворенно пропела:

– Ну так что?

– Все вон, – мрачно сказал Арвиль, со странной яростью глядя на драконицу. – Будет тебе… тренировка.

– Сначала разминка, – неприлично усмехнулась Кри и повернулась к остальным: – А вы что застыли? Топайте лечиться!

Через минуту в зале не осталось никого, кроме рыжей драконицы и Сотника.

– Какая ты настырная, – процедил Ар, начиная обходить настороженно наблюдающую воительницу по кругу.

– На том и стоим, – философски отметила Кри, отбив удар незаметно оказавшегося рядом хейлара.

Тот отступил, но продолжил кружить гораздо ближе, чем раньше. Криона сосредоточенно следила за каждым движением, прикидывая, как половчее осуществить то, за чем пришла. Пришла и, надо признать, сначала порадовалась. Выведенный из равновесия Арвиль гораздо выгоднее спокойного и ироничного. Имелся шанс на успех.

Понаблюдав несколько минут за схваткой, драконица на миг почувствовала что-то похожее на страх. Равных Сотнику в бою она не видела. Даже бывший идеал, Дориан, наследник Ледяного Предела, проигрывал этому солдату древности. Что говорить о самой Кри? Правда, ей и не нужно его побеждать. Вернее, нужно, только не на этой арене.

– Хотела настоящей тренировки? – угрюмо оскалился Ар, и рыжей опять стало жутковато. – Будет!

Потом стало не до размышлений. Сотник обрушил на волшебницу череду таких ударов, что даже времени перевести дыхание не осталось. Когда ее в очередной раз швырнули на мат и терпеливо позволили встать, Криона поняла еще одно. Вреда Арвиль не причинит, хотя в этот раз все и правда было жестче. Но не так, как Сотник обращался со своими. Теперь есть с чем сравнить.

Губы огненной скривила едва заметная усмешка, и после очередного обмена «любезностями» она продуманно растянулась почти у ног хейлара. Позволила торжеству проступить на личике, а затем сделала стремительную подсечку и опрокинула его на себя. Ар тут же обхватил горло Крионы и сжал, ощутимо впиваясь в нежную кожу. Кри изогнулась, прижимаясь к нему точеным телом, с удовлетворением ощущая, что равнодушным хейлар явно не остался. Драконица обхватила его хвост, обворачивая вокруг запястья. На всякий случай весомо дернула, показывая, что еще неизвестно, кто кому попался.

– Ар-р-рвиль, – томно промурлыкала она, едва заметно поворачиваясь под телом Сотника. – Не хочешь убрать руку? Ну или куда-нибудь ее переложить…

Арвиль помедлил, затем соскользнул ладонью с шеи волшебницы на мат и приподнялся, очевидно, собираясь встать. В планы Кри это не входило, поэтому она сжала хвост крепче, недвусмысленно намекая, что поединок не закончен. Сжала… и заметила, как стремительно потемнели глаза Ара, а дыхание стало более тяжелым.

«Оп-па, – довольно протянула про себя драконица. – Хвостик у нас не просто декоративный элемент? Тогда поиграем!»

– Криона, отпусти, – хрипло попросил хейлар, замерев на тонком теле коварной рыжей, которая еще и расположилась поудобнее. Одну ногу согнула в колене, притом так, чтобы теснее прижать бедра Арвиля к своим. И наверняка прекрасно чувствовала, что Сотник не остался равнодушным.

– Зачем так сразу убегать? – мурлыкнула она, расслабляя пальцы и начиная легонько поглаживать хвост, все ближе подбираясь к основанию. Ар закрыл глаза, выдохнул так, что это больше напоминало полустон, а когда расшалившаяся рыжая осторожно провела коготками, изогнулся, судорожно хватая ртом воздух. Криона ошеломленно прошептала:

– Даже так…

– Отпусти, – простонал Спящий, поскольку вредная драконица продолжила играться с одной из самых чувствительных частей его тела.

– Чтобы ты снова издевался над подчиненными? – осведомилась рыжая, второй рукой упираясь в его грудь. Чуть надавила, без труда опрокинув на бок, открывая больший простор для действий. Прильнула всем телом, прижимаясь небольшой грудью, так, что Сотник поневоле обхватил ее талию, желая притиснуть ближе. – Милый, есть более приятные способы сбросить стресс…

– Доиграешься…

– Кто сказал, что не к этому стремлюсь? – прошептала драконица, глядя прямо в фиолетовые глаза, и в следующий миг подавилась вздохом, так как ее рот накрыли властным, даже немного грубым поцелуем. Нежности или сдержанности не было. Только злость и ярость, которые трансформировались в страсть.

Хейлар с силой сжимал рыжие локоны, не оставляя шанса ускользнуть. Его руки обзавелись острыми когтями: в пылу желания Арвиль не мог контролировать оборот. Правда, это лишь помогало расправляться с одеждой драконицы, если возникали мимолетные трудности. Часть пуговиц рассыпалась по полу, ткань улетела в сторону, и в следующий миг рыжая, тихо простонав, выгнулась на мате навстречу обхватившей грудь руке. Арвиль спустился по шее короткими жалящими поцелуями и, достигнув соска, с силой втянул его в рот. Криона простонала уже в голос.

Темпераментной драконице нелегко дались недели воздержания, и потому сейчас ее заводила сама ситуация. То, кто был с ней, то, как он с ней обращался, и то, что должно было произойти здесь и сейчас. Некоторая грубость даже нравилась: ее внутренний зверь охотно прогибался под сильного самца, ощущая его превосходство.

Криона чувствовала это всегда. Самого сильного, самого мощного… В драконах так сильна животная сторона! Недаром же не совратила первого попавшегося хейлара! Ждала, когда можно будет подловить именно Сотника. Кто сможет защитить. Кому не стыдно покориться. Кого она уважала. За троном кого не считала зазорным стоять. Но сначала героя не помешает сделать мужчиной в полном смысле этого слова. Заодно избавить от наваждения по имени Ирьяна и самой получить удовольствие.

Криона скользнула ладонями по спине, задирая рубашку господина Анли-Гиссара, проводя пальчиками по пояснице. Он привстал, и вскоре верхняя одежда Ара присоединилась к рубашке Крионы. Драконица сладко вздохнула, ощутив первое прикосновение горячей мужской кожи к своей обнаженной груди.

Еще один головокружительный поцелуй, и она почувствовала, как смелые и явно знающие, что сейчас нужно делать, руки развязывают пояс ее штанов. Улыбнулась, приподнимая бедра и позволяя стащить одежду.

С бельем Сотник церемониться не стал, сразу порвав тонкое кружево и скользнув пальцами по нежным, давно влажным лепесткам между бедер огненной. Она подавилась изумленным стоном и неверяще распахнула глаза, когда «неопытный» мужчина безошибочно нашел самую чувствительную точку и теперь доводил драконицу до исступления.

– Но… ах… ты же вроде, девственник… ой, – тяжело дышала рыжая, мечась головой по мату.

– Я хорошо подкован в теории, – хрипло выдохнул Арвиль в белоснежное ушко партнерши.

– За-а-аметно-о-о-о, – простонала Криона, чувствуя, как ее накрывает первая волна экстаза. После длительной «голодовки» тело оказалось чрезвычайно чувствительным и отзывчивым. Лучше было только с дроу. Но ему повезло аналогично хейлару. Огненные драконицы очень чувствительны и страстны, а если давно лишены плотских радостей, так и вдвойне.

Когда звезды перед глазами немного потускнели, Криона попыталась приподняться и потянулась к Сотнику, желая вновь взять ситуацию в свои руки. Но Арвиль стремительно перевернул ее на живот, быстро сорвал остатки белья и неожиданно медленным дразнящим движением провел когтистыми пальцами по позвоночнику. Криона кошкой изогнулась под прикосновением, соблазнительно приподнимая попку… и Ар тут же воспользовался заманчивым предложением. Обвил рукой талию, рывком приподнимая волшебницу, прижимая спиной к своей груди, оплел хвостом бедро и дразняще скользнул пуховой кисточкой по нежной коже под коленкой. Не задерживаясь, начал путешествие по гибкому телу партнерши.

Звякнула пряжка. Хейлар одной рукой откинул волосы с шеи девушки, покрывая быстрыми дразнящими поцелуями, а спустя миг обхватил ладонью грудь, перекатывая меж пальцев твердый сосок. Криона постанывала, одновременно искушающе потираясь ягодицами о бедра Арвиля. Хейлар тихо рыкнул и надавил на лопатки рыжей, заставляя упереться ладонями в пол. Осознавая, чего от нее хотят, Кри опустилась на локти, и тонкое тело драконицы приняло совсем завлекательную позу.

Штаны хейлар снимать не стал. Лишь сдернул ниже и, не теряя времени, вошел в податливое тело, которое изогнулось, принимая его.

– Ох-х-х… – Криона закрыла глаза, еще сильнее прогибаясь и запуская когти в мат под собой.

– Что? – Ар наклонился, медленно отстраняясь и останавливаясь на самом входе, не торопясь вновь наполнять жаркое тело. Тихо рассмеялся, придерживая заерзавшую драконицу за бедра, не позволяя качнуться назад.

– Ничего! – рявкнула раскрасневшаяся Кри. – Двигайся давай!

И застонала от сильного рывка Арвиля. Желание овладело и хейларом, позволяя думать только о его утолении. О том, чтобы сильнее и резче ворваться в гибкое тело под собой, которое металось в такой же агонии наслаждения.

Криона думала, финал хейлара наступит быстро. Слышала, что первый раз для мужчины весьма недолог. Но нет… спустя пару минут тот отодвинулся и перевернул ее на спину, наполняя собой, завладевая ртом во властном, жестком поцелуе. Покусывая нежные губы, не оставляя привыкшей к свободе драконице и шанса на инициативу, властно ведя за собой.

Но как же ей это нравилось!

Нравилось, что и про нее в этой властности не забывали. Притом… искренне, что ли. Не как Дориан, которому якобы по статусу положена галочка «женщина удовлетворена». Да, Спящий, как и бывший жених, сейчас большей частью брал… но даже в угаре страсти не забывал отдавать.

Криона обхватила ногами его ягодицы, впуская еще глубже, и теперь задыхалась от волны подступающего удовольствия. Лоб Арвиля уже усеивали бисеринки пота. Он прикусил губу и чуть замедлил движения, опасаясь, что может прийти к финалу первым, но Кри так изгибалась под ним, что сдержаться Спящий не смог. С яростным рыком он продолжил входить в нее, все ускоряясь и ускоряясь.

Хвост хейлара невесомо порхал по ногам драконицы, перемещаясь на бедра, водя пуховкой по боку и щекоча изгиб груди. Эта деталь возбуждала еще больше… Новая ласка.

Через несколько секунд Криона задрожала, негромко вскрикнув и вцепляясь когтями в голые плечи нависшего над ней хейлара. Арвиль слабо простонал, прижимаясь лбом к виску рыжей, и содрогнулся, тоже дойдя до высшей точки. Отдышавшись, скатился с тела волшебницы на мат и бездумно уставился в потолок. К его боку тотчас прижалось теплое женское тело, а на груди обосновалась тонкая рука.

– Ну ничего ж себе девственник… – ошеломленно пробормотала Криона и поинтересовалась: – Вы тут все такие?

– Без понятия, – пожал плечами Ар. – Если хочешь, проверь.

– Неа… – помотала головой рыжая, ни капли не обидевшись на такое предложение от того, с кем только что занималась сексом. Притом каким сексом! – Зачем? У меня же есть ты.

– А кто сказал, что я у тебя есть? – усмехнулся пришедший в себя Сотник. – Ты сама по себе, принцесса драконов, а я – сам по себе.

– Не рычи, – протянула Криона, гуляя ручкой по груди Арвиля и немного ниже, пересчитывая кубики пресса. – Я не посягаю на твое личное пространство. Только на постельное. Тебе же понравилось не меньше, чем мне.

– Ты – это ты…

– Ирьяна замужем, – безжалостно ударила по больному месту огненная. – Более того, неужели ты думаешь, что она с Вейлом сейчас занимается чем-то иным? Не тем, чем мы недавно?

– Молчи, – в голосе Ара отчетливо слышались вновь пробуждающаяся злость и угроза.

– Не буду, – Криона никак не отреагировала на предупреждение в голосе Сотника. – И вообще… Это нужно тебе так же, как мне, хейлар. Ты отчасти огненный дракон, да и фейри нуждаются в физической разрядке. Все твои… компоненты. Или что, собираешься избивать подчиненных всякий раз, когда выходишь из себя? Тем более я уверена, что с момента пробуждения желания определенного толка тебя неоднократно беспокоили. Потому и избегал Ирьяну, верно? Боялся не сдержаться и все же поиметь свою золотую девочку? Которая, несмотря на замужество, все еще редкостный наивняк и не понимала толком природы твоего отношения.

– Криона…

– Какой из тебя командир, если ты срываешь на подчиненных свое недовольство и… неудовлетворенность в личной жизни?

– Я сказал, замолкни! – прошипел Сотник, одним движением разворачиваясь, впечатывая драконицу лопатками в пол и нависая над ней. Параллельно скользя ладонью по груди, боку и бедрам, приподнимая стройную ножку. Кисточка хвоста пощекотала ступню и, выписывая замысловатые узоры, начала томительно медленный подъем по внутренней стороне ноги, от чего Криона охнула и потрясенно расширила глаза. Арвиль приблизился и выдохнул ей в губы: – Мне гораздо больше нравилось, когда ты стонала. Менее информативно… но несравнимо приятнее.

Рыжая дышала все чаще и тяжелее, особенно когда проказливый хвост добрался до бедер и теперь дразнил осторожными прикосновениями. Она прижалась ближе, скользя ладошками по мокрой спине Сотника, пока не добралась до основания хвоста, от чего вздрогнул и прикусил нижнюю губу уже Арвиль. Драконица усмехнулась и пропела в чуть заостренное ухо:

– Если ты сейчас продолжишь в том же духе… я согласна не говорить, а лишь постанывать.

– А может, даже кричать? – поинтересовался он, начиная покрывать поцелуями шею и спускаясь к ставшей невероятно чувствительной груди.

– Ну… все может быть, – разводя колени под давлением шероховатых ладоней, промурлыкала Криона.

Как оказалось, начитанные девственники, хорошо подкованные в теории, иногда лучше любых профессионалов! Особенно если играть на правильных «струнках» их самолюбия. Да если разобраться, не в теории дело. В самом мужчине. Арвиль – волевой, жесткий и властный. Зверь внутри драконицы чувствовал его силу, и было вдвойне приятно ему покоряться. Он сможет защитить и станет опорой.

Хотя бы временно.

Глава 11

Я неторопливо шла по коридору Анли-Гиссара. На губах – легкая полуулыбка. С тех пор как появился Вейл, прошло меньше суток, а ощущение было таким, словно мы и не расставались. Что радовало – муж не поднимал неприятных тем. Все часы прошли в розовом флере счастья, радости и смеха. Мы гуляли по городу, занимались любовью и много-много разговаривали. Ели, правда, вместе со всеми. Хейлары хорошо приняли дракона и дроу.

Дроу – отдельная история. Судя по всему, он нашел общий язык с Диаром и, как ни странно, Алишином. С последним – после того как отказался от вызова на… тренировку. Видела я их тренировки! Вейл сдуру согласился. Алишин раскатывал его по всему залу, пока муженек не плюнул на принципы и не атаковал магией, пересчитав неровности потолка уже своим соперником. Благо на время тренировки с него сняли браслеты-ограничители.

Полюбовавшись на это, Вир сказал, что он пас, так как маг из него не очень, да и воин не лучше. Зато Ринвейл и Алишин договорились повалять друг друга по камням еще раз, но уже в зверином обличье. Ненормальные. Ладно хейлар! Но муж ни разу не боец! Он – ученый и маг! И вообще, чем эти павлины – Вейл и Вир – думали? Обыкновенного хейлара даже Олли с огромным трудом мог прихлопнуть, а тут – десятник! Они бы еще Арвиля на поединок вызвали, самоубийцы.

Арвиль почти не показывался. Вечно пропадал с фейри, по несколько раз на дню появлявшимися в Анли-Гиссаре. Как поняла, он не только готовил плацдарм для возвращения рядовых, но и хотел каким-то образом воскресить умерших подчиненных, души которых были заперты в портретных мозаиках галереи. В зал, где едва не осталась умирать, я старалась не заходить.

А вот с рыжим отравителем у Тринвира все началось не так радужно.

Мы обедали. Дроу, судя по косвенным признакам, кого-то ждал. Интересно, кого он мог ожидать в незнакомом Анли-Гиссаре? Ответ оказался прозаичным и весьма… настораживающим. Темный в очередной раз ткнул вилкой в тарелку, ничего не подцепил и невзначай поинтересовался:

– А маленькая хондрия присоединится к трапезе?

– Эм… Лада сама это решает, – отозвалась я, окидывая дроу подозрительным взглядом. – Она самостоятельная девочка.

– Да, я помню, что ваша… дочка была очень самостоятельной. Невзирая на то что недавно появилась на свет.

Супруг подавился соком и ТАК на меня посмотрел, что я нервно улыбнулась и пообещала благоверному:

– На эту тему мы совсем скоро поговорим.

Тринвир же перевел внимательный взгляд с меня на Ринвейла и, едва заметно улыбнувшись, проговорил:

– О-у, как неловко!

Как же, неловко ему. Раньше он при моем драконе не говорил про Ладушку.

– Ничего страшного, – сухо ответила я и поинтересовалась: – Так зачем вам паучонка?

– Ну-у-у… Хондрия – крайне интересный и необычный гибрид. Настолько интересный, что я, как и община арахнов Гиллар-Хора, не могу о ней забыть. Горим желанием пообщаться, – протянул темный, глядя на меня и посему не видя прищур Диара. Тот кинул на темного один, но очень нехороший взгляд и вернулся к фигурному раскладыванию хлеба по тарелочкам в другой стороне столовой.

– Думаю, если учесть крайнюю разумность девочки, она сама решит, надо ли удовлетворять ваше… несколько неуместное и несвоевременное любопытство, – твердо сказала я и, давая понять, что закругляю тему, повернулась к задумчивому мужу: – Вейл, пройдемся после еды? Надо многое рассказать и показать.

– Конечно, милая, – «обласкал» меня взглядом дракон.

Правда, сразу пойти знакомиться с «дочкой» у нас не получилось. В столовую стремительно зашел Арвиль. Пристально посмотрел на подчиненных, и трое, включая Алишина, поднялись со своих мест. Я в очередной раз убедилась, что между хейларами имеется ментальная связь.

Сотник перевел взор на Вейла и вежливо проговорил:

– Лорд цай Тирлин, буду благодарен, если вы к нам присоединитесь. Возникла проблема, и нам, возможно, будет полезно ваше мнение. И силы, если вы захотите их приложить.

– Разумеется, господин Тейнмир, – так же официально ответил муж и поднялся. Поймав мой беспокойный взгляд, улыбнулся и, склонившись, приподнял мой подбородок. Коснулся губ легким поцелуем, шепнув: – Ну что ты… не надо смотреть так встревоженно.

Одновременно с этим раздался удаляющийся чеканный шаг. Почти оглушительно для моего чуткого слуха хлопнула дверь. Испуганно вскинулась и поняла, что Арвиля в зале уже нет. Почему-то стало очень грустно и еще неудобно за то, что мы с мужем были откровенны в эмоциях на публике. Хотя, кажется, ничего чрезмерного не позволили. Все в высшей степени невинно. Но… жаль, что ОН это видел.

Следом вышел и Ринвейл. Мы остались с дроу и парой молчаливых десятников, которых интересовала конкретно еда и ничего больше. Тринвир же по-прежнему ну о-о-очень загадочно улыбался и глядел на меня. Я невозмутимо притянула чашку чая и взяла с блюда пирожное.

В последнее время, с появлением фейри, наш стол изрядно разнообразился. Тайлин в день совещания явился на кухню и уволок нашего штатного повара-отравителя. Вернулись они не скоро, но с большим запасом провизии и, кажется, материала для опытов рыжего хейлара. Потому что химика еще сутки после этого было не выковырять из лаборатории. На наше кормление он забил, а выманить его из «заточения» смогла только Лада. Когда прибежала и сказала, что хочет уже не просто есть, а жрать. И все на его совести.

– Льета Ирьяна… – начал остроухий, так загадочно улыбаясь, что у меня даже аппетит пропал. – Хотел спросить…

– Спрашивайте, – безнадежно кивнула, откладывая вкусняшку.

Все же не бывает бывших фейри, пусть они хоть сто раз обзовут себя дроу.

– А вы не замечали в себе изменений после укуса Лилады?

– Опять одно и то же? Нет, не замечала!

– Вот, значит, как… интересно. Спасибо. – И Тринвир с прежним энтузиазмом вернулся к тарелке.

Диар, уже не таясь, стоял за его спиной и с таким же энтузиазмом разглядывал шею темного, крутя в руках маленький нож для нарезки хлеба. Наверное, от этой картины мои глаза стали круглыми-круглыми. Во всяком случае, фейри замер, передернул ушами и ровно сказал:

– Господин Диар, надо признать, ваше присутствие за моей спиной, вне зоны бокового зрения, изрядно нервирует. Не соблаговолите присоединиться к трапезе? Кстати, очень вкусно! Вы поистине мастер. Даже странно… с вашей-то основной специализацией.

– А может, как раз благодаря ей у меня все так хорошо получается? Знаете ли, я использую дивные и крайне необычные приправы!

Рыжий хейлар несколько бесконечно долгих секунд постоял на прежнем месте. Я видела, как кисточка с медной пуховкой постукивает по щиколотке, а руки с кажущейся расслабленностью вертят ножик.

Интересно, почему он так себя ведет? Слишком явная демонстрация. Не может же десятник так просто взять и убить? Или может?.. Я долгое время была к Арвилю ближе, чем кто бы то ни было, и помню, какие чувства его охватывали, когда он смотрел на Тайлин. Какая жажда крови. Дивной крови. Вечной. Пока она струится по жилам, а не по полу, к примеру… И прекрасно помню, как скалился на нас с Крионой тот же Диар, когда десятники только прилетели. Так что сдерживает хвостатых убийц лишь приказ Сотника. Расслабилась ты, Ирьяна. Слишком расслабилась и забыла, где находишься и кто тебя окружает.

Пока я размышляла, как все плохо, рыжий отравитель улыбнулся и отошел. Положил нож и сел, притягивая общее блюдо с салатом.

– Что-то я правда проголодался.

– Вы так трепетно реагируете на расспросы о маленькой хондрии, – с любопытством уставился на него опальный советничек Подгорной Королевы.

Нет, он явно нарывается!

– Вам показалось, – лучезарно улыбнулся Диар и потянулся к солонке, рассыпав над едой белый порошок. Явно не соль. После повернулся к собеседнику и щедро предложил: – Хотите?

Темный прикрыл глаза и глубоко вдохнул, словно принюхиваясь. Потом уставился на хейлара с еще большим интересом и ответил:

– Нет, спасибо. Пожалуй, воздержусь от такой… приправы.

– Зря, – пожал плечами отравитель и перемешал салатик, тут же отправив одну вилочку в рот. Прожевал и поделился впечатлениями: – Пикантно!

– Не сомневаюсь…

На этом диалог закруглился, и, надо сказать, я была этому рада. Правда, как оказалось в дальнейшем, закончили они выяснять отношения лишь на публике. А вот наедине…

Буквально через полчаса я наткнулась на этих господ в одном из коридоров. Из-за угла выйти не успела, затормозила на повороте, но они меня не услышали. Стояли в расслабленных позах, прислонясь к стеночкам, и с улыбками смотрели друг на друга.

Диар заговорил первым:

– Надеюсь, в дальнейшем мне не будет нужды лишний раз напоминать о неуместности вашего интереса к Лиладе?

– Не понимаю причин вашего беспокойства, – все еще играл в несознанку хитроумный дроу. – Мое отношение к хондрии носит сугубо ознакомительный характер. Никогда не общался с такими существами, вот и любопытствую.

– Ознакомительный, значит… – как-то очень горько усмехнулся хейлар и напряженно оплел хвостом ногу. Заметив, как подрагивает кисточка, я грустно вздохнула. Кому, как не ему, знать о последствиях «интереса» фейри.

– Именно так.

– Уважаемый Тринвир дель Мередит. О-о-очень настоятельно рекомендую не совать длинный нос к Ладе. А то ведь и плохо может стать… если не прямо сейчас от ножа в глотку, то потом, за обедом. От… приправы. Дозу не рассчитаю, к примеру. Организм-то для меня новый, неподготовленный… В отличие от остальных. – Рыжий десятник отлепился от стены и, отвесив издевательски учтивый поклон, сказал: – Мое почтение.

Спокойно повернулся к дроу и ушел в противоположную сторону. Тринвир же едва слышно пробормотал:

– Ой, как все интересно…

Да, согласна. И правда интересно. Надо будет обдумать.

Спустя пару часов меня в тренировочном зале выловил Тайлин, в ультимативном порядке посоветовав выбраться из-под роскошного чешуйчато-хвостатого наставника и дрейфовать в сторону зала совещаний. Я покраснела, невзирая на то что сама была в драконьем обличье, и, покосившись на Алишина, встретила малость ошарашенный высказыванием фейри взгляд.

Хейлар спрыгнул с меня и сел в уголке, обвившись хвостом. То, что я была крупнее, не помешало ему раскатать меня сегодня по залу с неменьшим успехом, чем в человеческой ипостаси.

Однако чем дальше, тем больше мне хотелось посмотреть схватку равных. Затащить в город, к примеру, Олли и глянуть, что будет. Кстати, про Оллисэйна. Надо припереть Вейла к стенке и выпытать, где они потеряли других членов отряда. Дориана, Фрика и Златогривого. И почему в Анли-Гиссаре он появился в компании дроу. Спрашивала и раньше, но колоться муж упорно не желал.

– Льета Ирьяна, в каких облаках витаете? – ворвался в разум голос Князя. – Спускайтесь обратно под землю и пошли, пока ваш обожаемый Сотник не прибил моего братца. Они общаться изволят…

«Обожаемый»… Я погрустнела. И порадовалась, что Вейл не слышит.

– Простите, уже иду, – повинилась я, заходя за тонкую каменную перегородку и оборачиваясь в человеческую форму. – А по поводу чего Ар и Лаллин опять сцепились?

– Лал не внял моим советам и все же притащил на встречу одного из приятелей, – вздохнул дивный, тоном выражая свое отношение к подобной затее. – Реакцию повелителя Анли-Гиссара можете представить…

– Убил? – с опаской поинтересовалась я, понимая, что с паранойей Сотника – станется. Ну а что? Твой враг, твой создатель вдруг тащит в святое для тебя место еще одного гада-фейри! Вывод воспаленного мозга? Это заговор!

– Не убил. Взял за шкирку и закинул в портал, из которого тот появился.

– Это Лаллин-то?!

– Нет… второго. Лала так просто не выкинешь. Без рук останешься.

Я направилась к златовласому фейри, опиравшемуся на стену около входа. В стороне застыл Алишин и сверлил его злым взглядом, напряженно постукивая кисточкой хвоста по полу, изредка выпуская когти, с едва слышным скрежетом царапавшие камень. Мне стало не по себе, а дивный даже внимания не обращал, все так же легкомысленно трепался.

– Ага, вот и наша красотуля. Просто-таки не прошло и года!

– Не ерничайте, – беззлобно откликнулась я и, проходя мимо Алина, коснулась чешуйчатого бока со словами: – Наставник, спасибо за тренировку.

Он лишь кивнул, даже не посмотрев на меня. Вниманием десятника безраздельно владел Князь, которому, судя по едва заметному недовольному прищуру янтарных глаз, оно отнюдь не льстило.

Так что я посчитала нужным ухватить Тая под локоть и вытащить из зала, пока он не поведал общественности в лице хейлара что-нибудь феерическое. Такое, после чего хейлары наверняка пойдут бить аристократическую глумливую морду фейри. А сказать что-то этакое с него станется.

По дороге мы чуть не напоролись на Дарью. Ну как – чуть… Заметив нас метров за тридцать, целительница панически шарахнулась в один из боковых коридоров. Я покосилась на Тайлин. Не дрогнув лицом, он несколько секунд спокойно шел, а потом тихо пробормотал:

– Ну и зачем так нервно реагировать? Мне, между прочим, обидно!

– Успели пообщаться? – догадалась я.

– Успел.

– Тогда понятно, – вздохнула, с иронией глядя на фейри.

– Что понятно?

– Что если стиль поведения вы не поменяли, дроу опережает вас на несколько очков. Хотя… знаю еще кое-что опережающее. И оно у Дашки в безоговорочном фаворе!

– Ну?

– Работа! – торжественно поведала я. – Тай, скажите честно… если бы вы и правда ее так уж хотели… Просто забрали бы, ни у кого не спрашивая. Даже из Анли-Гиссара, поскольку шастаете по нему как хочется.

– В чем-то вы правы, – спокойно признал он.

– Э-э-э… – протянула я, неверяще глядя на собеседника. – То есть влюбленность прошла и теперь все побоку?

– Льета Ирьяна, я любил только однажды, – тихо ответил Тайлин. – И мою любовь убил ваш хвостатый приятель. Чего мне стоит не выпускать тьму этой ненависти из души, не знает никто. А Даша… очень милая девочка. Интересная, желанная. Но и только.

– Не настолько, чтобы за нее бороться?

– Я не так на ней помешан, чтобы принять решение испортить человечке жизнь. Первая искра отчасти отгорела, в основном благодаря тому, что у нас появилось глобальное по своему размаху дело. Я увлечен им, а значит, нет нужды… как бы выразиться… пытаться омолодиться душой за счет нового чувства.

– Значит, Даша была для вас лишь этим? Очередной батарейкой?

– Ирьяна, повторю. Я уже любил. Именно любил. Знаю, каково это, и никогда не перепутаю. И бороться до последней капли крови и вопреки воле девушки я стану, только если загорюсь вновь.

– Мне интересно… а сколько таких бабочек-однодневок было в вашей жизни после той… единственной? – последнее слово я специально выделила голосом, да и от иронии не удержалась.

– Много, Ири. Я фейри. И почему-то хотел жить даже после того, как она ушла.

А я… я почему-то успокоилась. Даже обида за Дашку прошла. И правда… кто я такая, чтобы обвинять Тая за то, что он хотел жить полной жизнью, а не угасать? В конце концов, ничто не происходит просто так. И если бы Тайлин не прожил эти тысячелетия, у города и хейларов было бы гораздо меньше шансов на признание. Он сейчас очень много делает. Искупает ли это ранние поступки? Или дивный просто нашел новую игрушку от скуки? Какая разница! Главное – делает.

На этом разговор закончился, и до нужного места мы дошли в молчании. А там стало не до воспоминаний. Стоило появиться на пороге, как у меня, наверное, выразительно округлились глазки.

Сценка была примечательная. В центре, за столом, с самым безнадежно-угрюмым выражением лица сидел Арвиль. У стены стоял Ринвейл, с любопытством наблюдая за новым действующим лицом. Лицо было симпатичное, что неудивительно. Фейри. Невысокий, худощавый, остроухий тип бегал по залу между колоннами и что-то неразборчиво бормотал.

– Нет, это невероятно… это потрясающе! Я думал, он меня обманул, но нет, – русоволосый дивный остановился, развернулся и крадущимся шагом направился к Сотнику, который смотрел на него с самым мрачным видом. Парень притормозил в двух шагах от Ара и сияющими глазами уставился на пуховку одной занимательной части его тела, сейчас нервно постукивающую по штанине. Фейри восторженным полушепотом поведал общественности: – Хвост…

– И? – совсем угрожающим тоном спросил Арвиль.

– Нет, вы не поняли! – восторженно всплеснул руками ненормальный энтузиаст и умильно закончил: – У вас же хвост! С кисточкой! Да еще и подвижный! – После он повернулся к Лаллин и требовательно спросил: – Как такое могло получиться?!

– Производственный брак, – не отвлекаясь от записей, ответил Князь. – У всех бывает, знаешь ли…

– О-о-о-о, – блаженно протянул новоприбывший. – Лал… а девочки с хвостиками тут есть?

– Если еще не всех перебили, – по-прежнему не поднимая головы, откликнулся Лаллин. – А зачем тебе? Ты же у нас в основном… на другой стороне реки сексуальной ориентации.

– Да я не привередливый, – отмахнулся фейри. – Мне, конечно, не принципиально, но судя по морде конкретно этого экземпляра, если я к нему еще и пристану – он меня убьет.

Моя челюсть с грохотом встретила пол. Примерно одновременно с этим тело остроухого извращенца встретило собой стенку.

– Агрессивный, – констатировал факт русый ненормальный, сползая на пол. – Но сильный!

– Да я ж тебя сейчас! – рыкнул Спящий, шагнув к будущей жертве.

Рядом с ним за долю секунды оказался… Ринвейл. Ухватив за плечо, что-то сказал на ухо, одновременно разворачивая ко входу. Ко мне. Арвиль несколько секунд пристально смотрел мне в глаза, потом передернул плечами и сел обратно, спокойным тоном проговорив:

– Князь Лаллин, вынужден сообщить, что ваш протеже недолго проживет в моем городе, если не будет вести себя в рамках приличий. Хотя бы потому, что его если не я, то десятники точно пришибут.

Лал тяжко вздохнул, закрыл блокнот и посмотрел на Сотника со вселенской скорбью во взоре:

– Арвиль, видишь ли… без конкретно этого «протеже» будет очень проблематично вытащить с того света твоих полегших товарищей. То есть его надо терпеть.

– Как же ты меня… обрадовал, – скрипнул зубами Арвиль.

– А ты не переживай, – усмехнулся Лаллин, с иронией в черных глазах наблюдая за Сотником. – Лично я так радуюсь уже не одно тысячелетие.

Вышеупомянутое недоразумение, поняв, что развлечений не предвидится, поскучнело и улетучилось в другую сторону зала. Наворачивать круги вокруг покрытой символами колонны.

– А кто он вообще? – спросила я, подходя к основной группе в центре и прижимаясь к боку мужа, тут же подгребшего меня поближе.

Фейри, который, казалось, был погружен в осмотр, передернул ушами и недовольно сказал:

– О присутствующих в третьем лице говорить невежливо.

– П-п-простите, – немного запнулась я. – Просто растерялась.

– Ничего, – выпрямился русый ненормальный. – Деткам простительно. Кстати, меня зовут Улинри.

Хм… какое интересное имя. Он не Князь, в отличие от остальных моих остроухих знакомых. А кто? Хотя родов фейри очень много. Но все же интересно, кто именно…

– Моя жена не… детка, – вдруг сказал Ринвейл. – Для вас – так точно.

Улинри потряс меня неожиданностью ответа. Он окинул Вейла заинтересованным взглядом и громким шепотом заявил:

– А вот педофилы бы молчали и не признавались…

– Раскатаю по залу, – ровным тоном сказал Сотник.

Фейри перевел взгляд на Арвиля, после – снова на меня… И, пакостно усмехнувшись, закончил:

– Все педофилы бы молчали… а то они, оказывается, крайне легко вычисляются.

– Извращенцам бы тоже не помешало, – в том же стиле, практически дуэтом отозвались Вейл и Ар.

Тут весело рассмеялся Лаллин.

– Ой, да я вас умоляю! Улинри такой исключительно на словах.

– Наглая ложь! – возмутился упомянутый, вскинув голову.

– Правда? – вкрадчиво спросил Тайлин, судя по дрогнувшим уголкам губ, отчаянно пытаясь сдержать улыбку. – Помнится, когда кто-то из нетрадиционно ориентированных сокурсников попытался устроить тебе насыщенную личную жизнь, ты от них так драпал, что мы всем курсом завидовали. Правда, они от тебя потом еще быстрее…

Всю эту клоунаду завершил Арвиль предложением наконец-то приступить к совещанию. Мы расселись за столом, и для начала Лаллин огласил общий список дел, которые стоило обсудить. И заодно отрепетировать, что говорить Императрице. Я улыбалась, что-то вставляла, говорила… и была немного удивлена, что мои идеи принимаются фейри. А еще часто косилась на Улинри, сидевшего рядом. Странный. Очень-очень.

Имя странное. Одно время я увлекалась книгами о дивном народе, и на «ри» заканчивались имена лишь нескольких родов. Но каких же? Каких?! А еще… от него веяло тьмой и страхом. Невзирая на показную веселость, темная удушающая волна тлена ощущалась почти физически. Особенно если снять большую часть ментальных барьеров.

Примерно через час мы сделали небольшой перерыв. Лаллин вместе с Тайлин свалили в радугу портала по делам и обещали скоро быть. Улинри выпрямился, откинулся на колонну и с улыбкой посмотрел на меня.

– Судя по вашему взгляду, детка… появились вопросы.

– Ну… да, – призналась я. – А какого вы рода, дивный?

Ответить он не успел: это сделал Арвиль. Почти выплюнул:

– Слуа. Он слуа, Ирьяна. Неужели не видно? Не… чувствуется?

У меня почти отвисла челюсть. О легендарном мертвом воинстве народа фейри я только слышала. Специальная каста. Воины, убийцы… фейри Неблагого Двора. Одним прикосновением убивающие даже бессметных дивных. И одним желанием – любое другое существо. Вот тебе и некромант…

В догадках я даже не рисковала замахиваться на слуа… а вот оно как. Надо же… забавно. Мне невероятно везет на уникальных существ. Хейлары, хондрии, древние фейри… а теперь еще и слуа. Хотя в этом случае везение весьма относительно. Учитывая все разнообразие сумасшедших, интересно стало посмотреть на нормальных дивных! Величественных, мудрых и всезнающих. Или такие просто моложе? Мне-то одни ископаемые встречаются.

Наверное, возраст и правда прискорбно влияет на разум. Даже драконов после определенного возрастного рубежа часто отстраняют от дел, если они не проходят тест на пригодность. Хотя острота ума и физическая сила у крылатых отнюдь не теряются. Драконы лишь становятся… странными. Могут бросить ответственный пост и отправиться путешествовать. Сменить сферу деятельности. Например, ярые гуманитарии, цвет и краса Огненной Долины, вдруг увлекались точными науками… или вообще уходили в никуда, гонясь за призрачной мечтой, которая манила за горизонт, застилая реалии мира. Так что… Возраст и правда имеет значение.

Все! Надо прекращать размышлять о психологии как дивных, так и крылатых! У нас второе отделение совещания, а я витаю в облаках, и только чудом не потеряла нить разговора. Кстати, свойство юных драконов. К сожалению, мы трудно переключаемся. Зато присутствующие «старикашки» скачут по темам с поразительной быстротой, и я не всегда успеваю подстроиться.

Отметив, что остальные начали рассаживаться, я открыла блокнот и скользнула взглядом по краткому списку тем, поднятых ранее. Тут раздались торопливые шаги, и в зале появился Тринвир дель Мередит.

– Простите, немного задержался.

– Ничего страшного, – нейтрально ответил Лаллин и приглашающе повел рукой: – Присаживайтесь, лорд.

– Итак… – на сей раз начал Тайлин, обводя всех взглядом. – Для начала зачитаю окончательно утвержденный список членов посольства. Народ хейларов представят Сотник и двое десятников. Кстати, кто именно?

– Диар и Алишин, – ответил Арвиль, мягко постукивая когтистыми пальцами по коже папки, лежащей перед ним. – Как самые уравновешенные и боеспособные.

У меня, если честно, в плане боеспособности мелкого хвостатого рыжего имелись определенные сомнения. Хотя о чем я? Это же хейлар, да еще и десятник! Не может быть, чтобы Диар владел оружием хуже, чем ядами. В бою я его не видела. Даже на тренировках он, на моей памяти, не появлялся. В отличие от остальных, которых из залов было почти не выгнать. Правда, на Диаре лежит обязанность кормить присутствующую в Анли-Гиссаре орду… так что все объяснимо.

– Вам виднее, кого считать соответствующими свите, – дипломатично заметил Тайлин и продолжил, переведя взгляд на дроу: – Со стороны ближайших соседей с нами лорд Тринвир.

Лорд склонил голову и рассказал, как же ему приятно участвовать во всем этом мероприятии. Арвиль не менее дружелюбно оскалился в ответ и поведал, что весь народ хейларов в его лице счастлив, что столь видный политический деятель теперь с ними. Короче, взаимные реверансы. Вот только очень интересно… что такого они друг другу на самом деле пообещали, если один пустил в тщательно лелеемый город врага, а второй далеко и надолго послал непосредственную повелительницу?

Нет, я понимаю, что Гиллар-Хор всегда являлся фактически независимой провинцией, но тем не менее. Или конфронтация между Подгорной Королевой и ее племянником уже настолько остра? Тогда что в его доме делал Себастиан? Он же внук… И, кажется, даже не сбежавший, а именно отосланный на перевоспитание к старшему родственничку.

Пока я размышляла, Тайлин закруглился:

– Представителями как огненных, так и ледяных драконов с нами идут супруги цай Тирлин.

Я мимолетно улыбнулась последнему словосочетанию. Супруги цай Тирлин… За время пребывания в Ледяном Пределе я не успела до конца привыкнуть к своему статусу, а за время путешествия он вообще стал призрачным и нереальным. Но сейчас… от услышанного на сердце стало теплее. Супруги. Муж и жена. Вместе. Посмотрела на Вейла, поймала ответный внимательный взгляд и ласковую улыбку.

Тепло превратилось в жар, который прокатился по телу, и я опустила ресницы, скрывая блеснувшие в глазах эмоции. Вот же огненная кровь! У нас тут политическое совещание, а мысли ушли в сторону того, как хорош супруг и что сегодня утром у нас ничего не было, поскольку мы проспали и сразу унеслись по делам. Вейл вместе с остальными мужчинами – на внешние рубежи, а я – помогать Алишину выжигать очередной зал.

Так! Ирка, вернись мыслями к совету! Тем более муж никуда не убежит… а если убежит – догоним.

– Драконы… – пробормотал слуа, переводя взгляд с меня на Ринвейла и обратно. – Не хочу показаться грубым, но если присутствие ученого можно оправдать, зачем включать в состав совсем молоденькую девочку?

Взгляды присутствующих предсказуемо сошлись на Арвиле, которому и принадлежала идея. Не без совета Тайлин, разумеется.

– Потому что без этой «молоденькой девочки» наше высокое собрание вообще бы не состоялось, – несколько уставшим тоном ответил Сотник. – Да и Ирьяна – дочь одного весьма видного политического деятеля Огненной Долины, на данный момент являющегося послом огненных в Изначальной империи. Потому его имя там известно.

– М-да… – тихо рассмеялся остроухий некромант, обводя ироничным взором всю компанию. – И что мы имеем? Суровую делегацию, у которой даже массовка – жуть какая известная и крутая, а потому лучше не ссориться? – Поймав недовольные взгляды как остальных дивных, так и Арвиля, он поднял ладони и со смехом сказал: – Массовка – это и я в том числе. Просто сами посудите. Трое древних фейри: один слуа и два Князя. Дроу, и не простой, а, можно сказать, золотой. Плюс один из самых востребованных ученых обеих драконьих Долин. Ну и… дочь посла Огненных. Красота! Кстати, если не ошибаюсь, в ваших рядах есть еще и принцесса. Почему не берем?

– Криона – козырь, который мы не станем сразу пускать в ход, – ровно отозвался господин Анли-Гиссара, нехорошо прищурив фиолетовые глаза. Судя по всему, такие расспросы, да еще в не очень уважительном тоне, Арвиля несколько раздражали.

– Козырь так козырь, – покладисто кивнул Улинри. – И да, озвучьте, пожалуйста, что я там вообще делать должен?

– То, что сам сказал. Стоять с серьезным лицом и глубокомысленным взглядом. Изображать величественного представителя древней и почитаемой расы, – ласково посмотрел на него Лаллин. Смотрел нежно… но лично мне почему-то стало зябко. А этому – хоть бы что!

– Понял.

– Вот и отлично.

– И да, пока ваше внимание, о великий Лаллин Черное Золото, все еще принадлежит мне, хотел бы поинтересоваться: когда вы меня проводите на место работы по специальности?! Конечно, рад поучаствовать в подтанцовке на заднем фоне посольства, но я тут не за этим.

– Закончим, и тебя сразу проводят.

– Чудненько… только сначала – туда, где в последний раз побольше народа положили. Помедитирую, расслаблюсь перед работой…

Ему ничего не сказали. Просто посмотрели так, что мне стало бы не по себе. Улинри только шире улыбнулся. Больной.

Дальше, собственно, закруглили совещание. Еще раз оговорили мою роль (стоять, не отсвечивать и наблюдать) и тезисами обрисовали, чего нам вообще от имперцев надо.

Во-первых, продовольствие. Что, собственно, неудивительно, поскольку нас много, станет больше, а еды мало. Во-вторых, признание. Тоже неудивительно. Хейлары вообще-то невесть кто, да еще и подозрительно похожи на монстров, активно громящих сейчас сопредельные государства. Вернее, не то чтобы похожи… они и есть. Плюс зверушки, созданные по образу и подобию. В-третьих, протекторат. Чтобы остальные страны не придавили новую расу, требуется покровительство сильного соседа. Изначальная империя – идеальный вариант. И единственный, по сути, так как ни к кому другому Арвиль на поклон не пойдет, пока не получит отказ империи. В этом случае Сотнику придется смирить гордыню и жажду крови драконов и дроу. Ну и четвертым этапом мы снова проговорили легенду, откуда наши красивые хвостатики появились. Извещать общественность об искусственном происхождении интересного народа нельзя, поэтому для всех непосвященных хейлары – один из древнейших кланов фейри, с незапамятных времен залегший в спячку в местных горах. А теперь вот проснувшийся и решивший снова «выйти в мир».

Когда все закончилось, братцы-фейри скрылись в одном из радужных порталов. По мне, остальные присутствующие с трудом подавили желание помахать им вслед. А я едва удержалась от просьбы приходить еще, и поскорее, так как подобного цирка давно не видывала. Эти двое и слуа развлекались под конец так, что я только молча обалдевала. Притом, понятное дело, веселились они за счет всех присутствующих… кроме меня.

Арвилю и Вейлу вновь напомнили их возраст, а потом мой… Ну и любезно приоткрыли завесу «тайны» по поводу того, как называется такое влечение. Повторяются, кстати! Судя по глазам хейлара и дракона, сейчас бы пролилась чья-то кровь… если бы Улинри не окинул Тринвира оценивающим взором и не поинтересовался, придерживается ли тот таких же взглядов на личные связи, как и остальной его народ. Тайлин тут же доступно расшифровал, что именно спросил слуа.

В общем, доведя мужиков до белого каления, Лал и Тай свалили в подпространство, а слуа, радостно улыбаясь, попросил проводить его на место медитации. Притом дроу, если хочет, может даже составить ему компанию… в расслаблении духа и тела. Темный эльф выразительно скрипнул зубами и… согласился.

– Да ну? – изумился слуа.

– Ну да, – радостно подтвердил дроу и посмотрел на Арвиля: – Сотник, парочку сопровождающих не выделите? А то я так плохо знаю город…

– Всенепременнейше, – клыкасто усмехнулся господин Анли-Гиссара. – Они и помогут… с отдыхом.

Судя по погрустневшему лицу Улинри, недосказанное «вечным» он вполне уловил сам. Так что спустя пять минут в зале переговоров остались только мы с мужем. Я прижалась к теплому боку, погладила запястье дракона и переплела наши пальцы.

– Забавно, – хмыкнул Вейл, все еще глядя на выход. – Я наивно считал, что самое худшее, что может со мной случиться, – это неуравновешенный Олли. Теперь понимаю, что до чистокровных сородичей ему – как мне до твоей покорности.

Малость опешила от такого сравнения. Судя по всему, выражение лица у меня при этом было – красочнее некуда, поскольку рыжий рассмеялся и, проведя ладонью по волосам, пояснил:

– В твоем случае покорность – это совершенно недостижимо. Раньше-то… с трудом. А теперь и подавно.

– Тебя это огорчает? – уязвленно поинтересовалась я, опуская взгляд на наши сцепленные руки.

– Не знаю, – после непродолжительного молчания честно ответил супруг. – С одной стороны, все было бы гораздо проще… С другой, я уже прошел за тобой полмира, значит, готов смириться с тем, что моя Ирка никогда не станет идеальной супругой по понятиям ледяных драконов.

– Ты сам огненный вообще-то…

– Менталитет, милая, так просто не изживается. Тем более я, как и любой убежденный холостяк средних лет, успел составить примерный портрет идеальной спутницы, – пожал плечами Ринвейл, перебирая мои светлые пряди. Прижав к себе, осторожно поцеловал висок. После хмыкнул и закончил: – Ты ему ни в коей мере не соответствовала. Как тогда, когда только появилась в Летящем, так и сейчас.

Мне было неприятно. Очень. А еще хотелось надуть губки, обидеться, и чтобы меня уговаривали и переубеждали. Но… у нас же серьезный разговор. Во время которого, ну чисто теоретически, я должна вести себя как взрослая и о-о-очень понимающая женщина. А потому – вдох… выдох… Натягиваем понимающую улыбочку и говорим:

– Но сейчас, как я понимаю, что-то изменилось. Правда, любимый? – Потерлась лбом о его грудь и, запрокинув голову, уставилась в голубые глаза самым доверчивым взором.

Вот и попробуй, дорогой мой, сказать что-то другое после такой постановки вопроса!

– Конечно, изменилось, – не стал разочаровывать супруг, поднимая большим пальцем подбородок и приникая к губам в нежном поцелуе. – Ты для меня особенная. Единственная женщина, из-за которой я бросил почти все.

– Почти?

Не то чтобы я сожалела, что от разрушенной жизни мужа еще что-то осталось… просто интересно! Да и не верю, что он рванул меня искать, реально подставляя под удар все, что сделал за долгие годы. Это не так хотя бы потому, что цай Тирлин сопровождал наследника Ледяного Предела.

– Я говорю скорее о налаженном быте и образе жизни. Принять для себя решение тоже порой непросто, малыш.

– Понимаю. – К мужу я уже почти ластилась, прижимаясь все теснее и потихоньку начиная целовать крепкую шею. Судя по тому, как все чаще дышал драгоценный, он явно не остался равнодушным. Это и хорошо… перед специфическими новостями или предложениями расслабление только приветствуется!

– Ирка… – выдохнул супруг, скользя руками по моей талии.

– Я так рада, что ты все понял! – прошептала, отстраняясь от супруга только для того, чтобы начать гулять руками по спине, иногда усиливая нажим на определенных участках. Судя по тому, как млел дракон, местечки я помнила правильно. И использовала тоже верно. – Ты ведь понял, что нельзя меня запирать? Что мне плохо и больно от этого…

– Я не запирал, – попробовал было возразить муженек. – Я заботился о твоей безопасности.

Нет, дорогой, так дело не пойдет! Отношения, по сути, вечная холодная война, которая началась с мирного договора о разделе территорий и определения нейтральной полосы. Но потом то одну, то другую сторону начинает не устраивать давний договор. И оба пытаются урвать кусочек свободы соседа или ограничить того, перекрыть кислород.

У нас с Вейлом сейчас, по сути, заключение этого самого «первичного соглашения». И муж, как более сильный в нашей паре, все равно отберет что-то из моих «территорий». А потому именно сейчас, пока разомлевший мужчина готов дать почти все, надо брать! Сейчас Ринвейл такой гладкий и шелковистый. Соскучился и не совсем осознал, чем может грозить текущая ситуация. Да и наличие Арвиля на горизонте тоже не добавляет спокойствия рыжему дракону. А вот потом… потом все утрясется и переменится, и мы, по сути, вернемся на исходные позиции. Так что сейчас нужно сделать все, чтобы они не были совсем уж прежними.

Вертеть собой Ринвейл цай Тирлин точно не позволит. Как и не сможет воспринимать меня как равную еще очень долго. Да, сейчас он меняет свое мнение, и я уже не такой желторотый птенчик, каким была не так давно. Да, пропасть возраста и опыта никто не отменял. Но кто сказал, что я не буду тянуться, чтобы однажды встать рядом как ровня? Конечно, все нелегко и непросто. И нужно, чтобы дракон готов был принять возможность этого уже сейчас, а не по-прежнему лелеять в подсознании те самые жесткие рамки «идеальной супруги». А теперь, когда подготовительный этап закончился, не перейти ли к основному?

– Дорогой, не сходить ли нам… в гости? – промурлыкала я на ухо мужу.

– К Лиладе, к примеру, коварная моя? – таким же тоном вопросил Вейл, прикусив мне ушко.

– Ну… да, – немного смутилась я.

– Ириш, твои попытки мной манипулировать очень милы и приятны, – рассмеялся рыжий. Обнял крепче и, подхватив под колени, перетащил поближе, прижав к сильному телу. – И даже радуют в чем-то.

– Девочка растет, и это хорошо? – немного более язвительно, чем планировала, поинтересовалась я, не открывая взгляда от золотистой застежки абстрактной формы на его темно-синем камзоле.

– Да, – спокойно признал муж и легонько щелкнул меня по носу. – Милая, не смотри столь укоризненно. Думаешь, мне, как ярому доминанту, приятно не просто осознавать, что ты пытаешься мной управлять, но и следовать этому? Я стараюсь не спорить и позволять нам как можно больше. Пытаюсь понять собственные границы…

– В смысле? – немного растерялась я, но глаз так и не подняла, по-прежнему сосредоточенная на фигурной штучке, которую стала осторожно обводить пальцем, ощущая прохладный металл.

– Ты же знаешь, что я до недавних пор не строил иных отношений, кроме потребительских. Но там все оговаривалось заранее. Нынешний же опыт нов… и я без понятия, сколько могу тебе позволить без насилия над собой. Сколько – преодолев свое эго. И что окажется неприемлемым ни под каким соусом.

– Определился хоть с чем-то?

– Как ни странно, наиболее просто как раз с тем, чего никогда не прощу.

– И?

Вот зараза! Ходит вокруг да около, по фразе выдает, да еще так понимающе улыбается!

– Я не готов тебя делить, – серьезно ответил Ринвейл, пристально глядя мне в глаза. – Видя рядом тебя и Арвиля, хочу крови. Его крови, как понимаешь.

– Это у тебя только в адрес мужчин, надеюсь? Ты же понимаешь, что в жизни есть еще дела, а потом и дети, в конце концов? – осторожно спросила, стараясь отделаться от мысли, что Сотник – тот единственный, кого Вейлу и стоит в этом плане опасаться.

Стоило. В прошедшем времени. Мы с Арвилем – несбывшееся друг друга. Наверное, это хорошо. И наверное, так суждено. Не выйди я замуж, никогда не столкнулась бы с Шериданом в небесах Ледяного Предела. А если бы столкнулась, он бы меня просто убил. Ведь, как сказал Ар, открытию моих способностей немало поспособствовали стресс и насыщенная интимная жизнь. Что-то связанное с гормональным фоном. Забыла, как он там говорил.

Так что… жизнь идет своим чередом, и это сожаление предстоит вытравить из души. Ради меня. И ради него. Моей мечты с фиолетовыми глазами и очаровательной кисточкой на хвосте, за которой я прошла через полмира. Ставшей для меня олицетворением свободы и перемен.

Мечту я догнала. Как и следовало ожидать, химера в руках оказалась не тем, чем представлялась вдалеке. Сложнее. Ближе, чем друг, больше, чем брат. Часть меня. А это выше любых физических отношений. Надеюсь, Арвиль это когда-нибудь поймет.

А еще важно другое. Я отказалась от несбывшегося, потому что не могла позволить себе потерять то, что обрела. Была уверена, что муж пойдет за мной, и лишь поэтому сбежала. Была уверена, что он что-то для себя поймет, и лишь потому позволила меня поймать. Оказалась права. Сейчас мы заново привыкаем друг к другу. Ему нелегко, но он все равно пытается измениться и принять во внимание ошибки, что мы допустили. Я не променяю рыжего дракона ни на кого другого. Ведь некогда я позволила ему сесть мне на спину. Не просто сесть. Мы не летали, мы делили радость полета. У нас было одно небо на двоих. Это безумно много значит для драконов.

– Вейл… – Я сомкнула руки на его шее, словно привязывая к себе, сцепляя не только пальцы, а наши судьбы. Если не для мироздания, то для себя. – Ты мой первый и единственный мужчина.

– Знаю, – муж нежно коснулся губами моих век. – Все знаю, солнышко. Что жизнь уже не станет прежней, что ты никогда не превратишься в домашнюю девочку. Что тебя всегда будут звать чудеса и открытия. Мне придется смириться с тем, как тоскливо ты смотришь ЕМУ вослед. И я пытаюсь усвоить это знание, чтобы оно стало ОСОЗНАНИЕМ. Принятым мной.

– Глупый-глупый, – устало вздохнула я. – А как я на тебя смотрю, не видишь? С любовью и надеждой. Арвиль… Арвиль – синяя птица в небе. Которая всегда будет рядом. И я счастлива, ведь он стал крыльями моего разума.

– Ну да…

– Не хмурься, любимый, – поцеловала рыжего дракона, осторожно лаская губы языком, углубляя это касание. – Ты – моя стена. Я уверена, что ты за моей спиной и не отступишь, не дашь упасть. Не оставишь одну, за какой бы химерой я ни погналась в следующий раз. И это очень ценно. Уверенность. В том, что ты со мной, что уважаешь меня и мои решения, что готов разделить мои увлечения. И я постараюсь ответить тебе тем же. Не отойду в сторону, когда идея поманит за горизонт уже тебя.

После мы долго сидели в обнимку, пока я не потерлась носом о плечо супруга и не сказала:

– Пойдем?

– Пойдем, – улыбнулся Ринвейл и, поднявшись с каменной лавки, протянул мне ладонь. – О том, как же тебя угораздило удочерить хондрию, расскажешь по дороге. Кстати… если тебе она дочь, то мне?.. – Судя по тому, с какой опаской произнес последнюю фразу супруг, перспективы его совсем не радовали.

– Вроде бы нет, – секунду подумав, обнадежила я. – Да и у нас… Судя по всему, Лада воспринимала меня как мать лишь на первых порах. У нее это генетически заложено. Сейчас девочка подросла и общается со мной совсем по-другому, а изначальная связь изменилась. Просто привязанность, без болезненной потребности оградить от всего мира.

– Как и где ты умудрилась ее найти? – спросил муж, обнимая меня за плечи и притягивая к себе.

Мы вышли из зала совещаний и встали на сверкающую платформу, призванную отнести нас вниз. А там я уже сориентируюсь и отведу его к Лиладе.

– На все воля случая, – философски пожала плечами, утыкаясь носом в камзол мужа и начиная рассказывать, как мы встретили Дашку, как сбежали в портал Тайлин, как оказались у гнездовья самых опасных пауков нашего мира. Пауков, которые даже дракона в человеческом облике сожрут и не подавятся, потому что обладают мощным подавляющим полем, и убить их может лишь сила двух стихий.

– Весело… – вздохнул Ринвейл, на миг крепче сжимая пальцы на моей коже.

– Как-то ты печально это сказал.

– Если по совести – выдрать тебя надо, чтобы не совала нос в опасные места.

– А сам-то, – обиделась я и начала припоминать муженьку все опасные если не для жизни, то для здоровья ситуации, которые наблюдала за время нашей недолгой семейной жизни. – Так что я не первая в очереди!

Муж неожиданно прижал меня сильнее, скользнул рукой по спине и мурлыкнул на ухо:

– Милая, а мне нравится направление твоих мыслей…

– Какое? – спустя несколько секунд напряженных раздумий все же спросила я.

– М-да… – поняв, что я ничего не поняла, погрустнел супруг. – Тебе еще учиться и учиться…

– Да кто же спорит. Но при чем тут конкретно этот момент?

– Вот представь… – сексуальным шепотом начал рыжий, – ты, вся такая нежная и беззащитная, в кожаном белье, на каблуках…

– Зачем? – честно представила картинку я. – Это же неудобно и непрактично. А кожа так вообще натирает, если близко к телу. Да и какое обучение в таком виде? Учителя это невесть как отвлекать будет. И чему меня, такую нежную, но в коже и на каблуках, учить?..

Выжидающе уставилась на Вейла и едва не отшатнулась в легком потрясении. Рыжий смотрел на меня с таким предвкушением, словно уже представил, чему и как будет учить. И, судя по всему, самостоятельно. Еще бы поделился соображениями, а то сделал такое блаженно-хитрое выражение лица, что меня начинает не на шутку мучить любопытство!

– Иришка, ты даже не представляешь, скольким интересным вещам можно научить, когда ученица в такой… форме, – вкрадчиво поведали мне на ушко, которое наверняка зарозовело, раньше разума осознав, что нашептывают на него что-то явно очень и очень неприличное.

– Вейл, а ты не увлекся? – осторожно спросила я, запрокидывая голову и встречая жаркий взгляд голубых глаз.

– Разве что немного, – шепнул он, склоняясь и накрывая мои губы поцелуем.

В общем, мы немного увлеклись. Каменные створки давно разъехались, позволяя покинуть платформу, но муж по-прежнему жадно целовал меня, прижав к стене и давно спустив руки гораздо ниже талии. А потому выразительное покашливание, которое, судя по надрыву, уже было не первым… лично меня весьма смутило. Когда Вейл отстранился и я увидела стоящего в коридоре Арвиля, вообще захотела провалиться на нижний уровень Анли-Гиссара. Лишь бы подальше!

– Я бы просил освободить платформу, – сухо сказал Сотник, неодобрительно щуря фиолетовые глаза и нервно постукивая по голени кончиком хвоста. – И вообще… Для общения такого рода у вас имеются личные апартаменты.

Когда Арвиль скрылся в сиянии перехода, я почувствовала, как от стыда и злости кровь прилила к щекам.

– Другого места не мог найти? – укоризненно посмотрела на мужа.

– А что не так? – резко спросил супруг, кладя мою ладонь на свой локоть и сворачивая в один из коридоров. – По мне, конкретно этот случай весьма удачен. Теперь он точно перестанет обольщаться.

– А разве он раньше это делал? – тихо и с явными нотками осуждения в голосе спросила я.

– Еще как, – хмыкнул рыжий дракон. – Ты просто не видишь, Ири. А я чувствую, что висит в воздухе. Он не отказался. Отступился, но не отказался. И мне это не нравится.

Опять! Да сколько же можно?! Недавно обсуждали эту тему, а он опять к ней возвращается! Нужно его переориентировать в другую сторону. Например, поговорить о том, что отношений не касается, но важно. А вот, кстати… от этой темы Ринвейл уже не единожды увиливал, что, разумеется, ярче разжигало огонь моего любопытства.

– Знаешь, если отбросить данную бесперспективную тему и рассмотреть ваши взаимоотношения с Сотником, вопрос «Почему он пустил тебя в город?» становится как никогда более интересным, – вкрадчиво сообщила я, смерив муженька пристальным взглядом.

– И в который раз на этот вопрос я отвечу: «Мы пришли к взаимовыгодному соглашению», – ровно ответил он.

Да ты что, сокровище мое рыжее!

– Как интересно, – вслух восхитилась я неважным качеством лапши, которую пытались повесить мне на уши. – Милый, а что же вы друг другу посулили? Просто… если вспомнить, кем вы являетесь, можно понять, что это нечто весьма небанальное. И самое интересное, вы с Тринвиром умудрились не только просочиться в город, но и потерять как наследника ледяных драконов, от которого сбежала невеста, так и принца дроу… от которого тоже сбежала невеста Дориана. Про Олли я вообще молчу.

– Дориана в Анли-Гиссар не пустил Арвиль, а Себастиана взяла за острое ухо его венценосная тетушка, забрав в столицу Подгорного Королевства. Когда он вырвется из ее цепких рук – неизвестно, хотя Тиан и горел желанием сделать это как можно скорее. Олли куда-то послал его дивный на всю голову дедушка, – сухо ответил дракон и, по всей видимости, решил, что тему пора закруглять. А еще лучше – перевести стрелки. – Ирьяна, а мы к Ладе идем или как?

– Идем… – погрустнела я, немного растерявшись и слабо представляя грядущую семейную встречу. – Куда я денусь?

Отвечать «никуда» муж, разумеется, не стал, хотя, судя по довольному голубому взору, эта мысль у него явно появилась. Логик рыжий. Но… Создатель, как же я, оказывается, соскучилась! По выяснениям отношений, по его близости… Он просто рядом, и это, оказывается, так… правильно. Нужно и бесценно.

Судя по тому, что через несколько шагов Вейл осторожно перехватил мою ладонь и переплел пальцы, он разделял эти эмоции.

Сначала мы сходили в зал наблюдения к одному из десятников, который по моей просьбе нашел на магической карте Лиладу. Паучушка сидела в своей комнате.

– Если хотите, отправлю запрос, готова ли она с вами увидеться, – любезно предложил хвостатый.

Мы, конечно, хотели, а потому через несколько минут и быстрых манипуляций хейлара с полупрозрачными символами, висевшими в воздухе, получили добро на отбытие в сторону жилых уровней. Пройдя несколько пролетов и поворотов, оказались в жилом секторе, где вместе с хейларами обитала Лилада. Мы с Крионой и Дашкой проживали на третьем, а вот Лада спустя время переехала из моей комнаты сюда, сказав, что в обществе хвостатых ей приятно и легко. Они ее не боятся, как Дашка, не смотрят с отстраненным удивлением, как огненная драконица, не носятся как ненормальные словно с младенцем. Да, это уже про меня.

Первое время я и правда вовсю возилась с паучонкой. И, судя по всему, несколько утомила ее чрезмерным вниманием. Просто Арвиль тогда от меня бегал, и хотелось что-то делать, дабы отвлечься от желания поймать Сотника и высказать ему все-все-все. Да и привязка к хондрии была гораздо сильнее. Хотя, думаю, у переезда хондрии был еще один мотив. Рыжий такой, с отравительскими наклонностями.

Нет, я не говорю, что между ними что-то есть. Во-первых, Ладушка – хондрия, и неизвестно, что из нее получится. Во-вторых, она совсем молоденькая. Психологически ведь лет двенадцать, не больше. Диар же… Нельзя забывать отношение этого народа к детям. А тут… Такая необычная девочка, которая, как и они, не должна была появиться на свет. И если она останется беззащитной, закончит жизнь в какой-нибудь экспериментальной лаборатории, потому что мутации Лады очень нетривиальны. Она уже не похожа ни на арахну, ни на хондрию, и это на первой стадии развития! Что дальше будет? Что получится из хондрии с основным геномом дракона? Недаром ею так интересовался Тринвир дель Мередит.

Так что я не одна тут такая умная. Неудивительно, что хейлары ненавязчиво взяли над ней опеку. Им ее проблемы близки как никому. А еще Лада неспроста прицепилась именно к Диару. Выбрала покровителя и защитника. Привязалась сама и привязала его. Без одного невозможно другое. Слишком хорошо хвостатые чувствуют эмоциональную подоплеку. Их не обмануть.

Пока вспоминала и размышляла, мы оказались у двери в отведенное Ладе помещение, и я осторожно постучала в тонкую каменную преграду. Тишина. Стукнула еще несколько раз и позвала названую доченьку:

– Ладушка-а-а-а?

Ответа не последовало, но на стенке загорелся зеленый огонек. Одновременно с этим дверь бесшумно отъехала в сторону. Да-да… тут, на хозяйском уровне, и технологии были совсем иными, чем на гостевом. Когда мы заглянули внутрь, я обомлела. Вся комната оказалась оплетенной паутиной разной толщины и густоты, а в центре висел небольшой, явно недоделанный кокон.

– Мы помешали?

– Нет, – помотала мордочкой Лада и приглашающе повела лапкой: – Проходите.

Прошли. Нам очистили от паутины проход к диванчику и даже любезно предложили чай. Покосилась на мужа.

Выразительные глаза Вейла и так напоминали голубые блюдца всякий раз, когда он смотрел на мою «доченьку». Судя по всему, дракон, который хоть и много слышал о ней, но еще ни разу не видел, воображал что-то иное. Да, Лилада весьма интересный звереныш. Так что… сидим. От чая отказались. Лада висела на паутинном гамаке напротив и сверлила нас внимательными фасеточными глазками. Молчание стало напрягать.

– Здравствуй, Лада, – наконец заговорил Ринвейл.

– Здравствуйте, – усмехнулась паучонка и, передернув передними лапками, сказала: – Хочу сразу расставить приоритеты и обсудить вопросы, которые наверняка вас волнуют.

– Даже так… – сцепил пальцы рыжий дракон, по-прежнему благожелательно улыбаясь. – Внимательно тебя слушаю, девочка.

– Я являюсь генетическим отпрыском вашей супруги. У нас имеется определенная связь, которая уже не настолько сильна, как вначале. То есть мы можем существовать вдали друг от друга. Также это родство не накладывает лично на вас никаких обязательств.

– Кроме тех, что я сам решу на себя взять, – сразу сказал Ринвейл и, не обращая внимания на попытавшуюся возразить Лиладу, продолжил: – Девочка, я понимаю, что тебе комфортно в этом городе, но хочу сказать, что ограничиваться им для тебя нежелательно. Да и хейлары… гостеприимны до поры до времени. Неизвестно, чего… или кого потребует за свою помощь тот же Лаллин. Ученому-генетику весьма интересен твой феномен, верно? А в Ледяном Пределе под защитой моего имени ты будешь в относительной безопасности.

– Не поняла… – озадаченно пробормотала хондрия. – Это что-то вроде… удочерения?! Но зачем вам это?!

– Потому что, как ты верно сказала, между тобой и моей женой есть связь, – наклонился вперед рыжий и неожиданно жестким тоном закончил: – С ее стороны – материнский инстинкт, который так просто не погаснет. А я не желаю допускать возможность того, что Ирьяну смогут тобой шантажировать, чтобы добраться до меня. К примеру.

– Вы утрируете, лорд цай Тирлин.

– Нет, милая Лилада, это вы несколько недопонимаете ситуацию.

– А что вы сумеете противопоставить тем же арахнам?! – возмутилась Лада. – Вы?! Одинокий ученый без «стенки» за спиной? Уж извините, уважаемый, но такая постановка вопроса вызывает лишь скептицизм.

– Зря, – спокойно ответил Ринвейл, ни капли не оскорбившись более чем прозрачным намеком Лилады о его бесполезности в текущей большой игре. – Вы, милая девочка, знаете лишь то, что знает моя супруга.

– Хотите сказать, Ирьяна чрезвычайно мало осведомлена о деятельности и истинной личности спутника жизни? – открыто ухмыльнулась хондрия, обнажая неприятные, острые, треугольные зубы.

– Мне казалось, такие выводы ты могла сделать и сама, – скрестил руки на груди мой муж, безбоязненно откидываясь на упругую и совсем не липкую паутину. – Хотя бы на основании воспоминаний Ири. Кстати, словарный запас у тебя тоже ее, верно?

– Да, – нехотя буркнула паучонка, перебрав лапами, которые едва слышно постукивали друг о друга острыми зацепами-крючками на концах ножек. – Все, что я знаю и умею, досталось от Ирьяны. Генетическая память плюс мой небольшой личный опыт, который я потихоньку приобретаю.

– Но тебе уже не двенадцать, так? – тихо спросила я, решив влезть в разговор. – Ощущаешься старше.

– Ненамного, – все так же не особо доброжелательно отозвалась Ладушка, которую явно смущало, что разговор круто вильнул в сторону. – Примерно тринадцать-четырнадцать.

О-го-го! Да моя девочка уже подросток. Со всеми вытекающими последствиями и сложностями в виде протестов против «навязывания мыслей и идей». С учетом возраста хейлары наверняка стали чем-то вроде кумиров. Весело. Судя по тому, как чуть заметно поджал губы муж, он тоже понял, чем это грозит.

Все же как быстро она растет! И как необычайно… меняется. Интересно, что получится из юной королевы хондрий, первый раз укусившей драконицу, а не свою биологическую родительницу?

Героический Вейл все равно не отказался от своей затеи.

– Лада, – очень мягко начал он, – я бы не хотел, чтобы мое предложение выглядело посягательством на твою свободу. Просто пойми и ты. Видишь ли, сейчас имеет место замкнутый круг. Ты дорога Ирьяне, а за Иру отдам жизнь я. Но одновременно с этим мне вовсе не хочется отдавать ее за…

Вейл ненадолго завис, видимо, подбирая наиболее мягкую и щадящую формулировку.

– За непонятный гибрид, возникновение которого может аукнуться вашему рыжему драконшеству нехилыми проблемами, – язвительно закончила за моего мужа Лилада, разумеется, вывернув все наизнанку.

– Не торопись с выводами и не передергивай, – спокойно ответил Ринвейл, даже на миг не потеряв самообладания. Улыбка была такой же располагающей и теплой, в глазах – участие, поза расслабленного и уверенного в себе и своих словах мужчины. Короче, муж молодец!

– Разве не так? – в глубине фасеточных глаз сверкнул бунтарский огонек.

– Разумеется, не так. Я говорил о том, что глупо знать свои слабые места и не предпринять попытки их защитить. Мое слабое место – Ирьяна. А ты – ее брешь. Вывод?

– Со мной надо поступить так же, как некогда с Ири? – вкрадчиво ответила Ладушка. – Запереть и беречь? Можно за компанию с женой. Да и… вы упоминали про интерес Лаллин и хейларов. А кто вы такой, Ринвейл цай Тирлин? Вы тоже ученый. Думаете, я могу проигнорировать данный факт и опустить возможность вашего желания меня изучить? Да и Ирьяну, если уж на то пошло. Отсутствие у нее ярко выраженных мутаций говорит лишь о том, что они протекают внутри организма и не влияют на внешность. Есть вероятность, что ген спящий и, возможно, проявится в ваших детях.

Упоминание детей меня ошарашило, так как они, если честно, были очень абстрактной величиной. Но… Лада права.

– Разве обмен взаимен? – резко подался вперед супруг, мигом сбросив образ всепонимающего дядюшки.

– Разумеется, – усмехнулась хондрия, с легкой снисходительностью глядя на рыжего ученого. – Ферменты в слюне активны. Попадая в организм матери-хондрии, они ничего не меняют. А что сталось с человеком, от которого некогда пошли арахны – совершенно неизвестно. Найти его не смогли.

– Умер? – предположил муж, заставив меня икнуть от неожиданности.

– Все может быть, – не стала отрицать такую вероятность Ладушка. – Многие яды, смертельные для человека, драконам вреда не наносят. Поэтому неудивительно, что с Ирьяной ничего не случилось. Тем более я первое время кусала ее для профилактики.

Я с безмерным удивлением уставилась на паучонку. Ничего себе новости!

– Да когда же ты успела?!

– Сначала – пока на шее висела, – с ходу созналась Лилада. – А потом во сне. Так вещество наиболее быстро и продуктивно усваивалось. И это говорит о том, что некоторые изменения в тебе точно есть. Иначе организм отторг бы инородное как яд.

– Яд?!

– Да. По сути, это яд и был… Если проводить аналогию, с тобой я делала то же самое, что Диар – со всем немногочисленным населением Анли-Гиссара.

Ага… методично травила небольшими дозами. Почему-то у меня не нашлось слов. И стало понятно, почему между рыжим хейларом и Ладушкой царят такое согласие и взаимопонимание!

– Милая, а кто подал десятнику такую прогрессивную идею?

– Правильно догадалась. Я. Вернее, мы, так сказать, общим умом дошли.

Не знаю как мужа, но меня изрядно настораживал этот «коллективный разум». А самое главное – результаты его не только свершившейся, но и грядущей деятельности.

– Ладно, это проблемы Сотника, – решил найти крайнего дракон и вернулся к изначальной теме: – Лада, давай пойдем самым простым путем? Ты понимаешь, что оставаться вечно с хейларами – не вариант?

– Да… – неохотно кивнула паучонка. – Но я и не собираюсь вечно! Они же будут выходить в мир.

– А теперь прикинь, через сколько десятков лет они станут хоть и диковинками, но все же не реликтами, – посоветовал Ринвейл. – И сколько сил нужно положить ради этого. Они смогут тобой заниматься? Контролировать развитие, следить, чтобы всякие резвые гады тебя благополучно не утащили на опыты или репродукции ради?

– Диар… – начала Лилада, но ее быстро и весьма жестко оборвал Вейл:

– Диар – десятник народа хейларов. Десятник, понимаешь? И сейчас его подчиненные, те, за кого он в ответе и кем он должен заниматься, невесть где летают и невесть чем занимаются. Вернее, известно чем. Ему в первую очередь, потому что он сам не так давно стоял в рядах тех, кто безжалостно убивал беззащитных жителей!

– Прекрати! – вскинулась девочка, со злобой глядя на дракона. – Ты говоришь так, словно это их выбор и их желание!

– Нет. Я говорю, что их ЗАСТАВЛЯЮТ убивать, жечь и мучить. И представь себе, милая девочка, какими вернутся его подчиненные? Да, им не в новинку все это. Но они надеялись, что быть пушечным мясом им больше не придется. – Муж замолчал, смерил взглядом свою собеседницу, которую недавно весьма авторитарно прессовал, и, удостоверившись, что хондрия дошла до нужной моральной кондиции, уже гораздо мягче закончил: – Это я к тому, маленькая, что сейчас он, как и Алишин, переносит потребность о ком-то заботиться на тебя. А когда сюда придут те, о ком он не просто хочет и может, но и ДОЛЖЕН заботиться… Нет, совсем тебя не забросят, но внимания станут уделять существенно меньше. Даже ваши общие интересы тут не спасут, ибо, как я помню, десятники у хейларов разной направленности и специализации. Они все – неподражаемые воины. Кто-то в большей, кто-то в меньшей степени. Но одни – со склонностями дипломатов и политиков, другие – грубая сила в чистом виде, а третьи тяготеют к магии. Подчиненные Диара, в таком свете, разделяют его страсть к естественным наукам. Но не все они разделят его отношение к тебе. Его вообще могут не поставить в известность, что одну малышку решили всесторонне изучить.

Лилада сидела, опустив глаза, едва заметно мелко подрагивала тельцем и нервно вертела клубок из паутины, что выудила не так давно из своего «гамака». Я осуждающе покосилась на рыжего дракона.

– Я… все поняла, – с запинкой сказала хондрия.

– Лада, можно я пересяду на твою сторону? – нежным ласковым голосом попросил Вейл и, не дожидаясь ответа, проворно переместился, усевшись рядом с хондрией. Конечно, она тут же невольно привалилась к его боку из-за натяжения паутинного полотна. Супруг этим воспользовался, аккуратно положив ладонь на пушистую спинку Лады, и предупредительно поинтересовался: – Надеюсь, ты не возражаешь? Просто так удобнее.

– Не возражаю, – нехотя ответила она, по-прежнему не поднимая взгляда.

– Отлично, – просиял супруг. – Вернемся к другому. Да, я ученый, но члены семьи – это члены семьи. Они не просто неприкосновенны, за них кому угодно глотку перегрызают. Согласись, такая защита не будет лишней. Разумеется, никто не станет препятствовать твоим визитам в Анли-Гиссар, но гораздо лучше, когда у тебя имеется запасная посадочная площадка. Именно ее я тебе и предлагаю, маленькая. Ничего больше.

– Все так розово и радужно…

– Ну почему же, – возразил дракон, начиная осторожно поглаживать хондрию. – Свои резоны я уже рассказал. Итак, что мы имеем? Защиту, семью и помощь в обмен на то, что ты это принимаешь и следуешь общим правилам. Общим как для тебя, так и для нас с Ирьяной. Мы поневоле связаны. И я не хочу рисковать.

Кстати, гладил он Ладу по тому самому месту, где девочке больше всего нравилось. Успокаивало, а также вызывало легкую сонливость. Но я-то выяснила это опытным путем, а вот откуда Вейл знает?

– Я принимаю твои условия. Значит, могу находиться в городе сколько хочу?

– Да. Только проведем ритуал, который позволит мне знать, что с тобой все хорошо.

– Что за ритуал? – сразу насторожилась девочка.

– Он поможет почувствовать, если тебе будет очень больно или страшно.

– Ну… тогда хорошо. Я согласна.

– Вот и отлично, – покровительственно улыбнулся Ринвейл и заверил хондрию: – Ты не пожалеешь и совсем скоро окончательно поймешь, насколько это верный и продуманный ход с твоей стороны.

И дракон продолжил мягко ворковать, какая Ладушка умница, какая она сообразительная, ответственная и все понимающая, параллельно поглаживая мою членистоногую тварюшку по спинке и даже зарываясь пальцами в шерстку. Лада озадаченно его слушала, похоже, пытаясь понять, когда успела так отличиться, что заработала столько комплиментов.

Но… рыжий разлагольствовал и почесывал уже брюшко, а по мордочке хондрии расползалось довольное выражение. Я искренне восхитилась тактикой мужа. Вот хитрый крылатый, а?! Он, похоже, лучше меня знал уязвимые места хондрий и арахнов. Соответственно все, что требовалось – подобраться достаточно близко и чтобы его прямо вот сразу не послали. И чтобы у Лилады не возникло отторжения в ответ на его прикосновение.

Но все прошло хорошо. Стало быть, хондрия уже воспринимала слова дракона как нечто… правильное? Во всяком случае, как нечто, не вызывающее предубеждения. В завершение муж, понимая подростковые реакции Ладушки, стал убеждать ее, что решение целиком и полностью принято ею. Ай да Вейл… я и правда забыла, что супруг долгое время был известен именно как посол и дипломат, а вовсе не как ученый.

Я вообще на диво забывчива… К несчастью, именно тогда, когда это касается тех, кто находится в моем близком окружении. Тех, от кого прямо или косвенно зависит моя судьба. Какая… фатальная невнимательность.

– А ритуал мы проведем несколько позже, – закончил длинный монолог о том, как ему повезло с Ладой, мой рыжий хитрый мужчина. – Насколько понимаю, в данный момент ты на пороге превращения, верно? Быстро…

– Я же не совсем обычная хондрия, – открыто улыбнулась Ладушка. – И да, провести ритуал правда лучше после того, как я миную вторую ступень. Все же неизвестно, как ритуал повлияет на энергетические каналы. Они мало того что нестабильны, так еще и постоянно перемещаются в аурном поле.

– Хорошо. А как скоро?..

– В спячку? – сразу сообразила, о чем он, будущая названая «доченька».

Я прямо умилилась их взаимопониманию. И обзавидовалась тому, как быстро оно было достигнуто.

– Да, – улыбнулся в ответ мой супруг.

– Собиралась сегодня, но тут уж как получится, – развела передней парой лапок хондрия, одновременно перекладывая во вторую пару клубочек паутины, которую намотала, пока нервничала. – И предвосхищая вопрос: я без понятия, сколько на это уйдет времени. Обычно у хондрий спячка длится неделю, у арахнов – дней десять. Что будет со мной – неизвестно.

– Тогда удачи, – махнул на прощание дракон и пошел к двери, на ходу обернувшись ко мне: – Ири, я тебя жду, но во времени ты не ограничена.

– Спасибо, – благодарно посмотрела на своего рыжего и, дождавшись, пока за ним сомкнутся створки двери, обратилась к «дочке»: – Ладик, зайка, я рада, что ты так решила. Ты у меня умница и золотко.

– Ну да… – как-то неуверенно протянула она.

Решив закрепить достижения супруга, я присела на корточки, подхватила паучонку на ручки, устроилась в ее гамаке и, осторожно перебирая густую шелковистую шерстку, заговорила:

– Ты же понимаешь, что все сказанное моим мужем имеет зерно истины?

– Да, конечно… – тяжко вздохнула хондрия, обхватывая мою руку многосуставчатыми лапками и прижимаясь как можно ближе, словно мерзла. – Но мне от этого не легче, Ирьяна. Он… не оставил камня на камне от моих надежд и иллюзий.

– Ты про Диара? – грустно спросила я, понимая, что, кажется, мою девочку не миновала еще одна общепсихологическая черта подростков всех рас. Первая влюбленность в кумира и его идеализация.

Нашим кумиром стал рыжий отравитель. Интересно, как он удостоился такой чести? Спрашивать не буду. Последнее, что сейчас нужно, – узнавать, чем именно десятник так крут. Более чем уверена: список мне наговорят дли-и-нный. А оно нам надо? Чтобы сама Ладка это все лишний раз вспоминала.

– Маленькая, а ты подрастешь после того, как перейдешь на вторую ступень?

– Физически, по идее, должна. А вот если ты о моральном аспекте… не факт, – немного подумав, ответила Лилада.

– Ну хоть какая-то стабильность, – облегченно вздохнула я и призналась: – Мне странно, что ты настолько быстро взрослеешь. Я не успела привыкнуть к тому, что ты малышка, а уже все по-иному. И опять надо думать и подстраиваться…

– А ты не подстраивайся, – хитро прищурив фасеточные глазки, протянула Ладушка. – Ты меня просто люби, и все будет хорошо.

Я рассмеялась от того, что на душе неожиданно стало очень тепло, легко и хорошо, и крепко-крепко обняла маленькую хондрию, с которой меня, к счастью, свела судьба. Мы ее заберем. Она будет с нами. Со мной. Я смогу защитить это пушистое, доверчивое, но зубастенькое создание от всего на свете! А если не сумею, поможет муж!

Кстати, про мужа… который ждет в коридоре. Он, конечно, сказал, что не ставит рамок, но злоупотреблять терпением дракона – последнее дело.

Потому я еще несколько минут посидела с Ладушкой, затем чмокнула в хитиновый нарост на голове, который давно мысленно окрестила «лобиком» и, попрощавшись, направилась к дверям. Уже на выходе, когда закрывались двери, увидела, что хондрия заползла в свой кокон и начала заплетать паутиной брешь в нем.

– Ирьяна, дверь заблокируется после твоего ухода, – тихо сказала паучонка, внимательно глядя на меня. – Открою или я, или она сама отворится через несколько недель.

– А не лучше ли, чтобы за процессом проследили? – обеспокоенно спросила я.

– Нет, – вздохнула Лилада. – Испокон веку что хондрии, что арахны уходили для этого в самые дальние места, и приближаться к коконам было запрещено всем и вся. Не будем нарушать традицию. Она не просто так пошла, верно?

– Верно…

– И это мое решение. Арвиль согласился и дал добро на герметизацию моего отсека. Надеюсь, ты меня поймешь…

Я медленно кивнула и отняла ладонь от яркого круга на стене. Створки начали медленно съезжаться, отсекая меня от Лады. Что ж, маленькая… удачи. А мы будем ждать, а потом смотреть, что из тебя получится.

Когда дверь окончательно сомкнулась, я грустно вздохнула и повернулась к опирающемуся на стену Ринвейлу.

– Спячка… – без объяснений понял муж, глядя, как панель допуска в комнату засветилась красным. – Ну что же… будем надеяться, все пройдет хорошо. Она мне понравилась.

– Я рада, – откровенно ответила, пристально глядя на мужа. – Правда рада.

– Знаю, – улыбнулся он и шагнул вперед, привлекая меня к себе, нежно целуя в лоб. – Пошли, хорошая моя?

– Пойдем, – согласно кивнула я, и мы двинулись прочь от комнаты Лады.

Странно… Я вроде и понимала, что все правильно и как должно, но на душе все равно было очень муторно. А еще я боялась. Вдруг что-то пойдет не так?! И немного покоробило, насколько спокойно Вейл отреагировал. С другой стороны, откровенно глупо ждать от него иной реакции. Признание, что Ладушка ему понравилась, дорогого стоит, это хорошая перспектива на будущее. Очень надеюсь, что это будущее ничто не омрачит.

Нарушая ход мыслей, раздались торопливые шаги, и из-за угла почти выбежал тяжело дышащий Диар. Хватило одного взгляда на закрытые двери и красную заблокированную панель. Он смерил меня злым взглядом и процедил:

– Как ты могла ей это позволить?!

– Ты о чем?

– Как могла допустить изоляцию? Ты же понимаешь, что Лилада – гибрид?! За всеми процессами в ее организме надо наблюдать и корректировать по мере надобности! А если с ней что-то случится?! А мы даже помочь не сможем!

– А ты сможешь? – резко спросила я, отстраняясь от Вейла и подходя вплотную к невысокому хейлару с тонким нервным лицом, сейчас бледным от волнения и гнева. – Диар, ты ученый! Она – первая! Первое поколение! Откуда ты знаешь, что норма, а что – отклонение? В своем стремлении помочь или изучить, уж не знаю, что тобой больше движет, ты скорее навредишь! Лада нормально развивалась и до встречи с тобой, с чего это сейчас нужно, чтобы ты был рядом?!

– Она моя подопечная, – с убийственной уверенностью в голосе ответил рыжий отравитель. – Я должен контролировать все, что с ней происходит. Беречь.

– Ты уж определись, – тихо отозвалась я, пристально глядя в лихорадочно блестящие зеленые глаза, – подопечная или собственность. Тотальный контроль – не вариант. Она не образец.

– Льета Ирьяна, – неприятно усмехнулся десятник. – Как образец я могу рассматривать вас. Генетика у вас теперь и правда интересная. Лада – другое.

М-да, некрасиво звучит. Еще больше насторожило тихое рычание мужа из-за спины. Не оборачиваясь, я вскинула руку, без слов призывая супруга к спокойствию. Потом, все так же улыбаясь, обратилась к Диару:

– Понимаю. Но тебе-то как раз стоит понять и принять иное. И вспомнить, что совсем скоро возвращается твой десяток. Ты нужен им, хейлар. Совсем скоро твоя потребность в заботе будет реализована. А сейчас просто вспомни о прямом долге.

– Долг и желание – разные вещи.

Десятник стремительно прошел мимо меня, а после, не останавливаясь, и мимо двери в комнату хондрии. В конце коридора свернул на одну из лестниц и скрылся из вида.

Насколько помню, именно там находится центр управления. Рыжий решил открыть дверь через общую сеть? Ну что же… надеюсь, Лада, договариваясь с Арвилем, предусмотрела и это. Ей виднее.

Ринвейл подошел ко мне, задумчиво посмотрел вслед Диару и протянул:

– Забавно…

– Вот Диар… папашка, – фыркнула я, глядя на мужа и беря его под локоть.

– Думаешь?

– А как еще? – поразилась я и ткнула в сторону отсека Лады: – Она же другого вида и маленькая еще.

Несколько секунд Вейл недоуменно глядел на меня, а после расхохотался и шутливо растрепал мои волосы со словами:

– Ирка, какие у тебя мысли… извращенной направленности!

Я покраснела, но ответить не успела, поскольку нарисовалось новое действующее лицо. Алишин. Десятник неторопливо дошел до нас, сказал «Здравствуйте» и двинулся дальше. Остановился около двери хондрии, которая сегодня пользовалась просто невиданной популярностью. Чуть заметно дернул уголком рта и так же ровно и без суеты продолжил путь, свернув на… ту же самую лестничную площадку, что и отравитель ранее.

– М-да… – протянула я и улыбнулась. – А знаешь, я рада.

– Чему?

– Она не будет одна. Она точно никогда не будет одна. Хейлары приняли Ладу и, что бы мы с тобой ни наговорили, не бросят.

Муж улыбнулся. Притянув меня к груди и поглаживая спину, коснулся поцелуем лба.

– Конечно, не бросят. Просто… для взрослых и для детей в этом подразумевается разное. Детки ждут, что про них не будут забывать надолго, что ими будут заниматься, думать о них. Для взрослых понятие «не оставлю» значит лишь «Когда тебе плохо, скажи мне. Я буду рядом. И сделаю, что смогу».

– Наверное, ты прав, – кивнула я.

– Без «наверное», – тихо рассмеялся Ринвейл, и мы медленно пошли к себе в комнату. – Так и есть. А внимание, которое потребуется детке, дадим мы с тобой. Хейларам сейчас и правда не до этого. Сейчас они оба примчались, потому что ситуация опасна.

– Ну да… Кстати, Вейл, а с чего это подобный альтруизм? Не ожидала от тебя такой… открытости.

– Я не лгал. Все, что сказал Ладушке, – правда.

– А о чем умолчал?

– Ну… мне и правда интересно за ней понаблюдать, поизучать. Но не переживай, это именно наблюдение и ничто иное. Я ей не наврежу. И другим не позволю.

Не сказать чтобы я растаяла и пришла в немереный восторг от этой фразы, но все равно с нежностью посмотрела на мужа и поблагодарила, сопроводив это страстным поцелуем. Как бы я ни воспринимала ситуацию, для него это – уступка. А уступки стоит поощрять.

Остаток вечера прошел замечательно, как и следующее утро.

Комната Ирьяны и Вейла

Утро началось с теплого тела мужа под боком, что заставило подскочить мое настроение на пару уровней вверх. Хотя я от этого отвыкла вопреки ожиданиям, привыкать было приятно.

Я выскользнула из рук Вейла и сбегала в ванную. Когда вернулась, милый все еще спал, раскинувшись на постели самым завлекательным образом. Из одежды – простыня, которая сбилась в районе талии, прикрывая лишь стратегически важные места. Я ощутила, как сбивается дыхание, а пальчики начали подрагивать от желания коснуться. Не стала себя сдерживать и, растянувшись рядом с Вейлом, провела подушечками от плеча до живота и обратно. Склонилась, касаясь волосами его груди, поцеловала шею, тут же скользнув губами к ключице, а после и ниже. Гораздо ниже… Когда губы достигли живота, в волосы скользнула рука мужа и, легонько сжав, отпустила. Я еще раз чмокнула теплую кожу и поднялась выше, устраивая голову на плече супруга.

– И все? – с легким разочарованием в голосе спросил рыжий, поглаживая мою шею и плечо.

– Что? – непонимающе хлопнула ресницами я.

– Ну… – Муж наклонился, касаясь поцелуем губ, потом обласкал ушко и хрипловато шепнул: – Вспомни тот «сон», когда ты ко мне приходила.

Я вспомнила. Покраснела от того, как вольно себя вела, и от того, как еще более смело ласкал меня супруг. Гораздо ниже талии ласкал…

Вейл только рассмеялся, обвел кончиками пальцев лицо, провел по линиям бровей и губам. Нежно глядя на меня, шепнул:

– А пора бы вставать…

– Да… – как завороженная кивнула я, и… потерялась в долгом, нежно-страстном поцелуе.

Встали мы через полчасика. Из душа вышли еще через полчаса. Да, муж явно соскучился!

А я задумалась о том, что хорошая супруга должна возвращать ласки. Тем более было искренне любопытно и хотелось доставить милому удовольствие. Провожая Ринвейла долгим взглядом, я любовалась широкой спиной, стройной подтянутой фигурой… и прикидывала, где и когда можно облагодетельствовать драгоценного. Атмосфера должна быть соответствующей, не так ли?

Когда мы выходили из комнаты, муж обнял меня, бережно обхватил лицо ладонями и шепнул в полуоткрытые губы:

– Ирка, я тебя люблю.

– А я тебя, – глупо улыбаясь, шепнула в ответ и по-детски добавила: – Очень-очень.

Пока мы шли на завтрак, муж обнимал меня за талию и поглаживал то и дело обнажавшуюся полоску кожи между штанами и рубашкой.

– Куда ты потом? – полюбопытствовала я, перехватывая его ладонь и легонько сжимая.

– На первые уровни. Вместе с Арвилем, Диаром и этим… слуа, – он так произнес род Улинри, что без лишних слов было понятно, насколько дракон «в восторге» от подобной компании.

Но меня сейчас волновало другое.

– Ар берет тебя на первые уровни?

– Я принес клятву, – кратко отозвался Ринвейл.

– Что?! – удивилась я и даже остановилась от шока. – Но… Вейл, а разве тебе можно? И ты же не хотел никому служить?

– Я и не служу. Буду на него работать, – кратко отозвался рыжий, пристально глядя на меня. – И с чего это нельзя? Я, как говорится, «свободный художник».

– Тебя не раз звали на постоянную службу и ледяные, и огненные. Уж не говорю о дроу и имперцах. Так почему ты решил уйти к хейларам?

– Не поверишь, но мотивы у меня примерно те же, что у фейри. Я вижу большое дело. Я вижу достойное дело. Я вижу то, чем потом смогу гордиться, если приму участие в становлении Анли-Гиссара и его народа.

– Ты моя умница, – улыбнулась я, обнимая супруга, и наградила несколькими долгими поцелуями.

Муж немного понаслаждался, обнял меня в ответ, разумеется, не ограничившись талией, и почти сразу слегка развенчал свой уже почти святой в моих глазах образ:

– Заодно тебя проконтролирую!

– Что?

– Зная мою жену – тебя отсюда не выковыряешь никакими способами. Здесь твой дорогой… друг, – на слове «друг» Ринвейл отчетливо скрипнул зубами. – Стало быть, у меня два варианта. Или мучиться в неизвестности и ревновать, ожидая, пока мою деятельную огненную женушку принесет домой, или самому влезть в ту область, где она, можно сказать, работает.

Наверное, тут стоило умилиться вдвойне и еще раз поцеловать дорогого. Стоило, конечно! Если бы не одно «но». Ситуация очень напоминала иную. Когда одна огненная женушка днями ждала мужа в имении. А если заводила разговор о том, чтобы ее брали с собой, помогали учиться и расти, – ее тащили в постель. После уверяли, что не женское это дело – работа. Да и вообще, Ирка маленькая пока.

Хотя… Стоит признать, я, как и все молоденькие эгоистки, ждала, что мне помогут. То есть сопроводят, в уголочек усадят и «игрушки» дадут, как и инструкцию по их применению. А стоило двигаться самой. Тот же Вейл много прошел и много сил положил, пока добился самостоятельности.

Ладно, впредь буду умнее! Вот Вейл, при наличии множества преград на пути сюда, все же справился! Не ждал, когда ему раскатят ковровую дорожку к вратам Анли-Гиссара и вернут перевязанную бантиком супругу. Так что улыбаемся, Ирка, и говорим драгоценному рыжему, какой он замечательный, восхитительный и вообще лучше всех. Не повредит!

После высказывания всего этого дальнейший путь прошел в молчании.

По окончании завтрака большая часть компании во главе с Арвилем и моим мужем попрощалась с присутствующими и отправилась на первый уровень. Вершить подвиги во благо хвостатого народа.

* * *

Из славного похода цай Тирлин вернулся поздно. Я решила устроить любимому сюрприз, а потому, надо признать, измучилась ждать его в кружевном неглиже и завлекательной позе. Белье, конечно, было очень красивым и соблазнительным, но при этом зверски кололось. А поза, кроме того что была завлекательной, оказалась еще и непригодной к тому, чтобы находиться в ней длительный срок. Вот почему уже часа полтора я валялась на кровати в своем привычном и удобном одеянии, грызла яблоко, листала книжку и болтала ногами.

Муж зашел. Муж выглядел неимоверно уставшим, а еще грязным и пыльным.

– О-у… – Я отложила томик, подошла к драгоценному и, встав на цыпочки, поцеловала в губы. Прикосновение затянулось, и когда я отстранилась, мы оба уже тяжело дышали.

– В душ? – предложил супруг, сползая руками ниже моей талии.

– Нет… – капризно протянула я и, прижавшись грудью к супругу, проворковала: – Милый, а я хочу в источники… там красиво, и водичка не просто минеральная, а еще и с пузырьками.

Дракон тоскливо посмотрел на меня и со вздохом сдался:

– С пузырьками, говоришь, счастье мое?

– Ага! – радостно кивнула я, а потом, решив, что такую быструю капитуляцию стоит подсластить, полушепотом сказала: – Вейл, тебе и правда понравится.

Судя по всему, мой многозначительный тон, румянец на щечках и смущенно потупленный взгляд были поняты верно!

– Тогда чего ждем?

Спустя полчаса мы уже входили под своды небольшой пещеры. По дороге меня прижимали и целовали едва ли не каждые несколько шагов, а потому в купальню мы ввалились растрепанные, с беспорядком в одежде и задыхаясь от страсти. Муж тут же прижал ладонь к боковой панели возле входа, и проем затянулся плотной радужной пленкой.

Меня сгребли в охапку, залезли под край халатика, сжимая ягодицы, и кажется, всерьез вознамерились сначала разложить на камешках, а потом и самому вымыться, и меня искупать.

– Вейл! – смеялась я, игриво отбиваясь. – Жена не подлежит эксплуатации в неположенных местах!

– Для эксплуатации жены неположенных мест не существует, – категорично заявил Ринвейл. – Главное, чтобы супруга была не против. А так можно везде, где удобно. Особенно в свете того, что я за день дико соскучился.

– Ш-ш-ш-ш, – успокаивающе протянула я, перестав сопротивляться, и тоном искусительницы закончила: – Не торопись…

Он замер, а потом руки разжались, выпуская меня на свободу. Ринвейл отступил на шаг, выжидательно глядя на меня.

– Ирьяна…

– Что? – шепотом спросила я.

– Разденься для меня. Сама…

Я покраснела еще больше, медленно кивнула и, вскинув руки, стянула халатик, позволяя ткани неторопливо скользить по коже. Постепенно открывая плечи, обнажая грудь, живот, на миг задержавшись на бедрах, легкий шелк упал к моим ногам. Я осталась обнаженной и, подавив желание прикрыться от горящего взгляда Вейла, гордо расправила плечи.

Он незаметно оказался рядом, но не хватал, как раньше… Вообще почти не трогал. Поднял руку и погладил по щеке, потом провел по ключицам и спустился ниже, обводя грудь, едва ощутимо сжимая вершинку.

– Ири, у тебя божественная кожа… – хрипло выдохнул Ринвейл, проводя носом по шее. – Восхитительная фигура… грудь, которой хочется касаться, ласкать, целовать и сжимать в ладонях.

Рука соскользнула с верхних округлостей на талию, потом огладила бедра, и он едва ощутимо провел когтями по ягодицам, от чего я вздрогнула.

– Тонкая талия, шикарные бедра… знаешь, терпеть не мог этих ваших так называемых «стройных ланей». В женщине не должно быть лишнего. Но я рад, что мне есть что сжать в руках, кроме, несомненно, косточек восхитительной формы.

Он вновь погладил вздрогнувший животик, а когда попытался скользнуть между ног, я перехватила руку мужа, мягко отводя ее. Прильнула к крепкому телу и прошептала:

– Я… хочу сама сегодня. Дай мне волю, хорошо?

Приподнялась на цыпочки и поцеловала его, прикусывая нижнюю губу и тут же зализывая это местечко. Оставив губы любимого, вернулась к шее, то покрывая ее легкими поцелуями, то рисуя языком замысловатые узорчики. Одновременно неторопливо расстегивала рубашку Вейла, поглаживая обнажавшуюся кожу. Распахнула полы одежды и распластала ладони на широкой груди, неторопливо, по сантиметру, скользя все ниже и ниже… пересчитывая кончиками пальцев кубики пресса, довольно улыбаясь, так как муж дышал все тяжелее, а пульс под моими губами бился все чаще.

Его рубашка присоединилась к моему халату на камнях купальни, и я обняла дракона за плечи, почти с наслаждением ощущая, как голая грудь касается его кожи. Р-р-р-р… все же невероятно приятное, очень личное… и дорогое ощущение. На талии сомкнулись сильные ладони, прижимая еще ближе, а губы накрыли таким поцелуем, что я почти задохнулась от напора и желания.

Усилием воли разогнала радужный туман в голове и, оттолкнув мужа, заставила его опереться спиной о стену. Вейл пристально смотрел на меня сверкающими от страсти глазами. От его взгляда внизу живота сворачивался тугой узел, и совсем уже не хотелось игр. Хотелось вновь отдать ему главенствующую роль и привычно раствориться в волнах удовольствия. Но… предвкушающе улыбнулась. Сегодня уже ОН будет стонать под моими прикосновениями. Не знаю, что увидел муж в моем взгляде, но по его губам расплылась такая порочная, ленивая усмешка, что меня словно овеяло потоком горячего воздуха.

Неторопливо целуя его плечо, я снова погладила живот и сразу соскользнула руками на пояс штанов. Сначала игриво провела по нему туда-сюда, потом дернула завязки, ослабляя шнуровку, пробираясь внутрь белья, обхватывая возбужденную плоть. Муж дышал тяжело и часто, все еще не отводя от меня взгляда, прикусывая отросшими клыками нижнюю губу. Я чуть сжала его достоинство… и отпустила, начиная поглаживать бедра, привычно сползая руками на ягодицы, чтобы сжать ладошки и легонько царапнуть кожу.

Решительно сдернула вниз штаны вместе с бельем, и Вейл тут же помог, пинком отшвырнув их подальше. Потом на меня так глянули, что я честно посчитала, что дальнейший спектакль не состоится по причине начала эксплуатации одного из действующих лиц на поприще супружеского долга. Но ничего, обошлось… Рыжий дракон снова прислонился к стене и буквально сверлил меня многообещающим и столь же многоожидающим взглядом.

А я, одарив мужа дразнящим взором, едва заметно улыбнулась и повернулась к нему боком. Неторопливо вскинула руки, по одной доставая из волос шпильки, ощущая, как освобожденные из плена густые пряди льются на плечи и спину. Шпильки с едва слышным звоном упали на пол, тут же затерявшись среди каменных плит. Изогнувшись, я запустила пальчики в волосы и легонько помассировала кожу головы. Чуть слышно простонала от приятных ощущений и покосилась на мужа, проверяя реакцию. Муж обнаружился гораздо ближе, чем я ожидала. Удивленно хлопнула ресницами, а он лишь улыбнулся и спросил:

– И что дальше?

– Мыться, – буркнула я, но обидеться просто не успела. Меня поймали за одну из пшеничных прядок. Неторопливо накрутив ее на руку, муж заставил меня встать вплотную к себе, а потом нежно поцеловал. Осторожно, бережно, едва ощутимо лаская губы языком. Словно в первый раз… Я отвечала так же несмело и робко.

Вейл чмокнул меня в нос и тихо сказал:

– Люблю…

– И я, – счастливо улыбнулась и, обхватив запястье Ринвейла, потянула его к теплой воде подземного озерка.

Вода ласково омыла ступни, потом погладила голени, и вот уже плескалась на уровне бедер. Обернулась к мужу и тотчас попала в плен ласковых рук, нежных губ и томительно-сладких прикосновений. О том, что супругу хочется быть гораздо более напористым и страстным, свидетельствовало лишь то, что время от времени руки сжимались сильнее, чем нужно, а поцелуи становились короткими и жалящими, оставляли следы на нежной коже. Почти сразу красных отметин касался горячий язык дракона, лаская, словно пытаясь загладить свою вину.

– Пойдем поплаваем? – хриплым голосом попросила я, ловя себя на желании вновь спуститься пальцами ниже пояса супруга. После такого мы точно не будем плавать. Хотя бы потому, что я всегда после интима довольная-предовольная, но совсем не хочу шевелиться.

– Ирьяна, ты уверена, что мы сюда пришли именно плавать? – севшим от желания голосом спросил Вейл, сжимая попку и притискивая к себе, позволяя ощутить его возбуждение.

– Одно другому не мешает, – честно отозвалась я.

Зачерпнув воду, побрызгала на рыжего дракона и, как настоящая русалка, с хихиканьем скрылась под водой.

Уплыть далеко не успела. Меня поймали за пятку и притащили обратно. Я была твердо намерена окунуть дракона, потому сделала хитрую подсечку, и не ожидавший такой подлости муж упал в темную воду, подняв фонтан брызг.

Вынырнул, откинул с глаз потемневшие от влаги волосы и сверкнул в мою сторону нехорошим голубым взглядом. А я сделала несколько шагов назад, так, чтобы снова оказаться по бедра в воде. Проведя сначала по шее, потом по груди и, наконец, спустившись до светлых кудряшек между ног, позвала:

– Иди ко мне…

Еще два шага, и я оказалась на мелководье. Присев на каменный край природного бассейна, все еще призывно глядя на мужа, выразительно облизнула губы.

Мой мужчина неторопливо выходил из воды, и я зачарованно наблюдала, как капли воды чертят влажные тропки по совершенному светлому телу. Бегут по рукам, спускаются по шее, а потом вниз, по груди, животу… о-у… и еще ниже.

– Доиграешься… – прошептал мне на ухо супруг, а я лишь улыбнулась и уже через несколько секунд растворилась в страстном жарком поцелуе, в неистовых ласках, от которых плавилось тело. Надо признать, вспомнила, для чего все затевалось, не сразу. Но когда вспомнила…

Я сползла с камня, прижимаясь к Ринвейлу как можно ближе, скользя поцелуями по ключицам, мимолетно дотронувшись до сосков, приласкав языком, покусывая кубики пресса… постепенно опускаясь на колени перед мужем.

Он тяжело и часто дышал, лихорадочно касаясь моей шеи, щек, волос, поглаживая по длинным прядям, перебирая… прижимая ближе. Намекая? Я лишь улыбалась, слизывая с мужских бедер капли воды, рисуя замысловатые узорчики кончиком языка, время от времени прикусывая кожу, от чего супруг прерывисто вздыхал и сильнее сжимал в руках мои волосы.

Но нельзя же долго обходить вниманием самое главное? То, что так очевидно жаждет ласки, что подрагивает от нетерпения. Обхватила рукой, ласкающе провела ладонью по всей длине и насладилась длинным вздохом мужа.

Бархатистый, теплый, приятный… А на вкус?

М-м-м… скорее пикантно и необычно, хотя и узнаваемо. Вейл есть Вейл, а я уже перецеловала все его тело, кроме… угу-у-м-м-м-м. Меня заводило то, как он вздыхал. Постанывал, стоило мне прикусить головку, и крепче сжимал пряди волос, пытаясь направить движения, когда я увлекалась играми и поддразниванием. Было приятно и невероятно хорошо от его реакции. Доставить удовольствие самому лучшему мужчине… что в этом может быть постыдное или нехорошее?

Спустя несколько минут, когда я только вошла во вкус и еще не наигралась, начав изучать, так сказать, и прилегающие территории, муж опустился на колени рядом и, притянув к себе за талию, впился в губы поцелуем.

– Иди ко мне… на меня, – хрипло прошептал Вейл, покрывая плечо лихорадочными поцелуями. – Солнышко мое, милая, желанная, любимая. Как же я тебя хочу…

– М-р-р-р… – довольно отозвалась я, даря ему ласковый поцелуй. Скользнув рукой вниз, между нашими телами, обхватила его и, приподнявшись, вновь опустилась.

Ринвейл судорожно выдохнул, до боли сжав мои бедра, удерживая, не позволяя снова качнуться вверх. Осыпал быстрыми поцелуями шею, второй рукой поглаживал поясницу.

– Сейчас милая… ох… слишком завела. Сейчас…

Вода нежно гладила тело, любимый обнимал и целовал, постепенно его ласки становились все жарче, все откровеннее. Я уже начинала постанывать от накрывающих тело волн жара. Медленно привстала, с наслаждением ощущая, как он скользит во мне, и тихо простонала, почувствовав губы Ринвейла на груди. А когда он с силой втянул сосок, по позвоночнику словно пробежала тонкая струйка лавы, обосновываясь где-то внизу живота.

Дальше мир погрузился в бесконечную радужно-сладкую истому, которая с каждым мигом становилась все более острой. С каждым движением супруга я подходила все ближе к краю, за который мечтала упасть, разлетевшись на тысячи искр.

Дыхание стало хриплым и срывалось, стоны все чаще звучали в тиши пещеры, горячие руки моего дракона судорожно скользили по телу, то сжимая почти до боли, до красных отметин от пальцев, то едва ощутимо гладя, заставляя меня изгибаться от жажды его прикосновений.

Вспышка экстаза была ослепительной. По телу прокатились сладкие судороги, и я впилась когтями в плечи мужа, одновременно прикусывая кожу на шее. Поняв, что я миновала свой рубеж, Ринвейл нежно поцеловал в губы и шепнул:

– Хочу по другому…

– М-м-м-м? – полусонно мурлыкнула я, так как после оргазма уже ничего особо не хотела.

Любимой у Вейла была поза «он сзади», и потому меня развернули. Вскоре я снова вздыхала от огненных искр по всему телу, яростных движений мужской плоти внутри и очередной сверкающей грани. Когда все закончилось, меня развернули обратно и нежно сцеловали откуда-то появившиеся дорожки слез.

– Люблю, – тихо сказал рыжий полукровка, обнимая меня так крепко, что, казалось, дыхания не хватит.

– И я люблю, – выдохнула в ответ, счастливо улыбаясь, уткнувшись носом в шею Вейла.

И правда любим. Это главное. А все остальное решится, перемелется, перетрется. Мы хотим быть вместе.

И мы будем!

Глава 12

Комната господина Анли-Гиссара

Арвиль открыл дверь и прошел в спальню, на ходу стягивая рубашку и небрежно откидывая ее на спинку стула. Морщась от боли в мышцах, одной рукой попытался размять шею, а хвостом подцепил ручку графина, стоявшего на столике возле постели. Налив воду в бокал, перехватил его второй рукой, залпом осушил и налил очередную порцию. Потом тяжело опустился в кресло и устало прикрыл глаза. Как же все… сложно.

Хотелось разорваться, размножиться. Сотник катастрофически не успевал справиться со всем, что на него свалилось. Чтобы уравновесить ситуацию, пришлось впустить в город дракона и дроу. Осталось окончательно переломить себя и принять их помощь. В данный момент использовать ситуацию по полной мешало предубеждение.

Арвиль горько усмехнулся.

– М-да, как-то не замечал раньше за собой склонности к самообману…

Как ни странно, по степени отторжения Ринвейл цай Тирлин мог конкурировать с главными врагами в жизни хейлара. Князьями Тайлин Литое Золото и Лаллин Черное Золото. Кстати, как выяснилось, из лучших в жизни врагов получаются не менее великолепные временные союзники.

А сейчас… Сейчас Сотник даже себе напоминал взбалмошного подростка в период влюбленности, что, разумеется, его не радовало. Еще больше не радовало то, что окружающие прекрасно видели его состояние. Временами так паршиво находиться в кругу хорошо тебя знающих и на диво проницательных личностей! И вообще… надо жить дальше. Тем более в Анли-Гиссаре есть та, с кем можно на время забыться.

Нарушая мысли, тихонько скрипнула дверь. Раздались легкие шаги, почти полностью заглушенные ковром. На плечи хейлара скользнули теплые женские ладони, и Сотник едва заметно улыбнулся, почувствовав аромат тела и желания огненной драконицы. Игривые пальчики неторопливо начали разминать мышцы, от чего Арвиль расслабился под умелыми прикосновениями.

– Может… полноценный массаж? – промурлыкала Криона на ухо, щекоча кожу рыжими волосами.

– Почему бы и нет, – несколько секунд подумав, сказал он.

– Вот и великолепно. – Ласковые руки погладили грудь хейлара и проказливо скользнули по животу, от чего Арвиль вздрогнул и прерывисто вздохнул. Пальчики тут же отдернулись, и Кри донельзя фальшиво протянула: – Ой… а я не хотела, честно. И да, массаж-массаж…

Сотник лишь открыто усмехнулся и подумал, что очень даже не против такого произвола. Когда драконица начала обходить кресло, Арвиль схватил ее за талию, потянул, заставляя сесть к себе на колени, выдохнул в губы:

– Конечно. Только чуть позже.

Как оказалось, не «чуть», а значительно позже. Одеяло валялось на полу, подушка чудом держалась на краю постели со сбитой, влажной простыней. На кровати раскинулся на животе обнаженный хейлар, на нем сидела не более одетая Кри и разминала ему спину. Тела обоих покрывала испарина. Арвиль был изрядно поцарапан, хотя сейчас об этом свидетельствовали лишь розоватые полосы на теле. В отличие от огненной любовницы, Сотник был более сдержан, потому тело девушки оставалось белым и нетронутым. Разве что легкий след от укуса на предплечье выделялся на общем фоне. Ну не сдержался, не сдержался.

Массаж продолжался. Арвиль лениво водил хвостом и вообще производил впечатление довольного жизнью и сексом мужика. Он приоткрыл фиолетовые глаза и задал потрясающий вопрос:

– Так зачем приходила?

Криона замерла и недоуменно хлопнула рыжеватыми ресницами.

– Надо признать, ты ставишь меня в тупик такими вопросами…

– А чего в них сложного? – хейлар повел бедрами, скидывая с себя драконицу, и, потянув ее за руку, опрокинул рядом на постель. Открыто улыбнулся и добавил: – Может, мне нужна определенность?

– Кошмар… – пробормотала волшебница, изумленно глядя на хейлара. – Впервые вижу мужчину, которому она нужна.

Сотник приподнялся на локте, по-хозяйски подтянул к себе Кри, попутно огладив упругие ягодицы. На взгляд рыжей, он по-прежнему препогано ухмылялся.

– Вообще я хотел только слегка прояснить ситуацию. Криона, эта сторона жизни нужна мне и тебе. И мы неплохо решаем проблемы друг друга. На этом все.

В голове Крионы пронеслась мысль: «А не это ли я тебе в прошлый раз говорила?! Причем почти теми же словами!»

Мужчины!

– Смешной, – фыркнула она, с иронией глядя на хейлара. – Опасаешься, что стану претендовать на твое время? Арвиль, я прекрасно знаю о твоих заморочках, ты немного знаешь о моих. Так что мы просто хорошо проводим время. Не более. Не скрою, мне хочется, чтобы общение не ограничивалось постелью. Как любой девушке, мне требуется определенное внимание. Но я на этом не настаиваю. Просто… довожу до сведения.

– Я услышал, – спокойно ответил хейлар, и не думая добавлять, что принял к сведению.

Хотя бы потому, что сам не знал, как поступит. В данный момент его все устраивало, но видеть принцессу Огненной Долины где-то за пределами кровати не хотелось. А чего хотелось?

Господин Анли-Гиссара скользнул ладонью сначала на талию, а потом и на грудь волшебницы, от чего она выгнулась навстречу ласке. Хвост невесомо провел по ногам, пощекотал нежные места под коленками… Он дразнил и провоцировал. Арвиль навис над рыжей, прижимаясь поцелуем к губам, ощущая, как в волосы скользнули тонкие пальцы, как страстно отзывается девушка на его ласки.

В конце концов, сейчас все более чем неплохо. Так почему не плыть по течению?

* * *

Сотник никогда не пренебрегал откровенными намеками. Как и завуалированными просьбами. Особенно если ему ничего не стоило их выполнить. Поэтому несколько часов спустя он стоял на пороге одного из тренировочных залов, где рыжая драконица тренировалась в навыках альпинизма.

– Спустишься?

Заметив новоприбывшего, Криона удивленно вскинула медные брови, кивнула и в несколько прыжков оказалась внизу. Арвиль приблизился, помог ей расстегнуть карабины и снять снаряжение. А потом и одежду. Короче – героический и самоотверженный оказался мужик!

Через некоторое время огненная поднялась с матов и, покосившись на собиравшего одежду Сотника, выдала:

– Нет, я, конечно, экстрим люблю, но разнообразие – тоже хорошо.

– В зале уже было? – хмыкнул хейлар, взмахнув хвостом.

– Ну да!

– Хм… – Арвиль натянул штаны и прислонился к стенке, сложив руки на мощной обнаженной груди. – Льета Криона, а вы знаете, что нижние уровни Анли-Гиссара дивно красивы? По вечерам в особенности. А еще там удобно побегать в истинной ипостаси. Приглашаю…

Кри настороженно уставилась на Сотника, вспоминая свое же высказывание о разнообразии. Всерьез подумала о том, не сказать ли ему, что в истинном виде они уж точно биологически несовместимы. Аппетиты и фантазия недавнего девственника, если честно, удивляли… Рассудив, что не стоит с ходу говорить о том, в чем не уверена, огненная принцесса кивнула и сообщила:

– С удовольствием составлю вам компанию на вечерней пробежке.

– Вот и чудненько, – улыбнулся Арвиль и, махнув на прощание, вышел из помещения.

Кри одевалась неторопливо и задумчиво. Настолько, что спустя минуты три, когда она как раз собиралась облачиться в рубашку, дверь открылась, и на пороге нарисовался Диар. Отравитель сначала уставился на драконицу круглыми глазами, а потом покраснел, что весьма потешно смотрелось в сочетании с его рыжими волосами. Затем путано извинился и поспешно сбежал.

Девушка хихикнула:

– Ну вот, нормальный девственник! А то с этим… даже не поймешь, кто из нас партнер с немалым опытом!

Ирьяна

День выдался сложным и длинным. Хотя бы потому, что на сей раз его сиятельство Князь Лаллин мучил меня самолично. Как сказал – должен сделать все, что возможно. Впрочем, надо отдать дивному должное. Он был не только замечательным ученым, но и талантливым организатором. За долгую жизнь чему только не научишься!

После нагрузки мозгов знаниями отправилась грузить тело в тренировочный зал. А сейчас мы с Алишином и Ринвейлом опять спускались на нижний уровень. Правда, на сей раз ловили странную рогатую тварь нам же на ужин. Вообще, в последнюю неделю вопросом пропитания в основном озадачивали нас. Впрочем, оно и понятно. Диар, который раньше не только готовил, но и добывал тех, кого готовил, был занят другим. Не удивлюсь, если скоро он совсем перестанет появляться на кухне. Его то и дело заменяли Дашка и один из десятников. Время отдыха и жизни для себя заканчивалось, и наступал период «Все во имя цели».

Цель была глобальная, цель была великая. Но никому из нас, вопреки распространенному утверждению, не хотелось сложить из-за нее голову. Даже хейларам. Странно. Всегда думала, что жуткие жизненные испытания ломают и заставляют сдаться. В моем понимании это всегда что-то за гранью. То, чего нельзя вынести. Как выяснилось, чем хуже, тем веселее. Тем больше хочется выжить. Это понимаешь в краткие минуты передышки перед новым сражением.

– Ирьяна, не соблаговолите вынырнуть из раздумий? – над ухом раздался ровный, даже в чем-то доброжелательный голос Алишина.

– Ой, извините, наставник.

Муж промолчал, лишь улыбнулся и шутливо погрозил пальцем. Я смущенно потупилась.

– Ничего страшного, – все с той же безупречно вежливой улыбкой во все клыки отозвался хейлар и неторопливо двинулся дальше. – Раз вы наконец обратили на меня внимание, позвольте продолжить. Мы идем к весьма крупной колонии рогат…

Он остановился, словно врезался в невидимую стену, и замер, напряженно водя хвостом.

– Что тако?.. – договорить я не успела.

Алишин порывисто подскочил и кинулся в сторону противоположного выхода, бросив на ходу:

– Ирьяна и Ринвейл, уходите.

– Что такое? – обеспокоилась я.

– Чувствую рядовых. Их трое. И они не должны тут находиться!

– Я с тобой, – категорично заявил Вейл, исчезая следом.

Я встряхнулась и рванула за ними.

– Нет. Это небезопасно, – попытался остановить меня хвостатый.

– А один против троих – безопасно?

– Я десятник! И тут еще твой супруг!

– В сторонке постою. Раз уж вы десятник… да еще с драконом на подхвате.

Он несколько секунд пристально на меня смотрел, а после мотнул головой:

– Пошли…

Крались по залам, стараясь ступать как можно тише. Один коридор сменялся другим, лестницы чередовались, а сердце колотилось так, что казалось – его слышно далеко-далеко.

Рядовых мы встретили в одном из залов. Притом если наше трио только собиралось входить в гигантскую пещеру, они миновали ее и планировали продолжить путь по узкому коридору. Я мимолетно порадовалась, что не успели. С моими габаритами лучше вести бой на открытом пространстве.

Несколько секунд тишины показались вечностью. Те мгновения, пока хейлары мерили друг друга взглядами, словно растянулись на годы. Который раз подивилась пластичности времени. Иногда оно тянется так, что хочется сойти с этой механической повозки и бежать вперед самой. А иногда несется вскачь. Кажется, еще мгновение, и ты не усидишь на этом скакуне, упав в бездну безвременья. Или смерти? Может, и так…

Но сейчас… сейчас каждая секунда была невероятно долгой, а каждое движение хейларов – медленным и якобы расслабленным. Отблески пламени отражались в глазах рядовых. Они выстроились клином, во главе которого находился крупный алый хейлар с яркими зелеными глазами. Он изогнул шею, склоняясь к земле в поклоне, и рокочуще произнес:

– Приветствую, десятник.

На нас с Вейлом кинул всего один взгляд, но с меня словно содрали шкуру, запустив когти прямо в сердце. Столько ярости и злобы было во взоре красного.

– Что ты тут делаешь, рядовой? – не тратя время на расшаркивания, рыкнул Алишин, слегка припадая к земле. – Что вы все тут делаете?!

– Мы вырвались из-под власти нового господина и вернулись в Анли-Гиссар под управление Сотника, – мягко ответил красный и осторожно, одним плавным движением, сел. Расставил лапы, обернул хвостом ноги и еще ниже склонил голову. – Проводи к командиру. Есть хорошие вести.

– Проводить вас в сердце города? К тому, кто для нас подобен последней свече самой темной ночью, да еще и в час урагана? Считаете меня глупцом? – хмыкнул десятник, неторопливо меняя позу. Тоже припал к земле, почти сведя лопатки.

Я не успевала следить за развитием событий, встревоженно переводя взгляд с Алишина на новоприбывших и обратно. Встреча меньше всего напоминала крепкие братские объятия после долгой разлуки.

– Десятник, мы понимаем, как выглядит наше внезапное появление, – миролюбиво сказал зеленый хейлар, стоящий по левую руку от алого. – Но пойми и ты. С трудом вырвавшись из лап колдуна, мы смогли вернуться домой. А ты нас так встречаешь.

– Как еще я могу реагировать на ваше появление? Тем более что помню, какой ценой мне и десятникам далось избавление от пластин контроля. Вы же невредимы…

Я с содроганием вспомнила рваные раны на чешуйчатых телах и с изумлением окинула взглядом почти невредимые тела рядовых.

– Не торопись с выводами, – ответил алый и повернулся боком, обнажая розовую кожу с тонкими слабыми чешуйками, которые еще не успели затвердеть до состояния брони. – Просто мы не сразу пришли в город. Как чувствовали, что беззащитными появляться нельзя…

Разумеется, этот укор услышала не только я. Алишин выпрямился, но во взгляде десятника доброжелательности не прибавилось.

– Я позову Сотника и десятников, рядовой.

Прикрыв глаза, я раскидала ментальные щупы по пещере и нахмурилась, ощущая, что на троих рядовых перед нами словно наброшена сковывающая сеть. Но… это не все. Живых огоньков присутствовало всего шесть. Казалось бы, все верно. Трое нас – трое противников. Но все равно ощущалась некая неправильность. Что-то было не так.

– Я бы просил, чтобы ты не морозил нас в подземельях, Алишин. И я… не рядовой.

– А кто же? – открыто усмехнулся Алин. – И останешься там, где я сказал.

– Ты не мой десятник! Наш командир умер. Погиб, остался на плитах Анли-Гиссара, защищая его в последнюю битву! А я – второй по силе! Должность моя по праву!

– Все же вывести тебя из себя по-прежнему просто, алый, – совсем не дружелюбно оскалился светлый ящер. – И нет. Останетесь ждать. Я не подпущу вас к Сотнику.

– С каких это пор Сотник нуждается в столь рьяной защите? – спросил темно-синий рядовой из-за спины алого. – Или Арвиль Тейнмир настолько ослабел, что за него говорит десятник?

А я… я наконец поняла, что меня смущало. Рывком нырнула на более низкий уровень реальности и увидела то, что так старательно прятали. На сетке мироздания неподалеку от нас зажигались все новые и новые огоньки.

От перенапряжения я рухнула на пол, но успела рыкнуть:

– Алишин, засада!

Тот оскалился и одним прыжком переместился ко мне, заслоняя от своих соратников.

Хейлары перестали изображать блудных сынов Анли-Гиссара и сгорбились, изогнув хребты словно перед атакой, зло стегая себя по бокам хвостами.

– Др-р-р-раконица… такой план испоганила.

А с потолка и стен спрыгивали небольшие гибкие силуэты. Они стелились по полу, прятались в тенях, пока могли… а когда оказались на границе света и тени, замерли, посверкивая глазами и не решаясь переступить эфемерную грань. Пока не было команды.

Муж окутался синим пламенем, и спустя несколько секунд на его месте появился огромный мощный зверь. Не оборачиваясь, Вейл зло бросил:

– Ирьяна, кто просил лезть?! Мы знали, но тянули время!

– Ждали, пока не прибудет этот слабак в должности Сотника? – прошипел алый. – Думаете, он сможет хоть что-то сделать один?!

– Не вам судить о силе Сотника! Не тем, кто ел с р-р-рук колдуна! – рычал белый хейлар.

– Почему ты отказываешь нам во встрече с командиром? Он наш повелитель, а не ты, Алишин! И кто бы говорил про отступников! Не ты ли был командиром карательного отряда? Сколько жертв на тебе, десятник? Уж явно больше, чем на нас, тех, кто лишь охранял подступы к цитадели!

Похолодев, я покосилась на десятника, вспоминая слухи о целых сожженных деревнях, где не осталось никого живого.

Алишин нервно хлестал себя хвостом по бокам и щурил глаза.

– Не вам судить, тыловые кр…

Он сдержался, стиснул зубы и не договорил. Но его поняли.

– О-у, как грубо, – фыркнул алый. – С чего такая ненависть? Да, вас ломали больше, чем нас. Но это не причина для открытых оскорблений. Кстати, ненавистник, а что у тебя за спиной делают драконы? Они не похожи на живые трупы с выдернутыми крыльями и исполосованной шкурой. Помнится, именно такую участь ты прочил всем драконам, до которых доберутся твои когти.

– Былое…

– Да? Значит, клятва, пр-р-инесенная над телом побр-р-ратима, – былое?! Ты! Как ты мог! Что они тут делают? Как вы вообще позволили?! – разгневанно рычал алый. Он подскочил и тоже припал к камню, лучше всяких слов показывая свои намерения. – Предатели! Это же он допустил, да?! Слабак черный, лишь по недоразумению названный командиром! Он слабее многих десятников! Он был командиром лишь потому, что позволяла ментальная сила!

– Ты пр-р-роглотишь свои слова! – с рыком пообещал десятник. – Я забью их в твою глотку, красный! Ты всегда стелился под тех, кто держал в руках нити нашего разума!

Красный глухо зарычал, почти свернувшись клубком, но это длилось лишь долю секунды. Он выпрямился гибкой пружиной и рявкнул:

– Взять!

Тени за их спинами дружно шагнули вперед, и я увидела точные уменьшенные копии хейларов. Вот только глаза кроваво-красные. И ни единой искры разума. Звери. Псы колдуна.

Миг. Всего миг тишины, в которой слышно лишь дыхание.

А потом словно кто-то спустил время с крючка, и оно арбалетной стрелой рвануло вперед, вспарывая пространство мироздания. Звери кинулись на нас. Метнулись движением, с трудом уловимым для человеческого глаза.

Но я – драконица. Я видела. И могла хоть что-то им противопоставить. Выдохнула, и несколько тварей еще на подлете окутались огнем, с визгом рухнув на камни, разъедаемые беспощадным жаром.

Их было много. Чудовищно много для нас троих, даже с учетом того, что рядовые не вмешивались в бойню. Алишин недаром был десятником: уже в первые секунды возле его лап лежало два тела со вспоротыми горлами.

Я вертелась, стараясь достать противников, пока они не дотянулись до моей шкуры. Не всегда успевала. Бок обожгло болью, и я, взвыв, навалилась на тварь, умудрившуюся подобраться незамеченной. Хрустнули кости, и вскоре недоделанное подобие хейларов затихло в смертельном оцепенении. Я же пригнулась к камням и громко зарычала, предупреждая, что пощады не будет.

Но… разве звери станут слушать голос разума? Особенно если все, даже инстинкты, подчинено неведомым колдуном. Они слепо кидались на меня и гибли в огне, чтобы освободить путь другим. Рядом в такой же жаркой схватке крутился муж, рыча что-то ругательное. Магические чары стекали с тварей словно обычная вода, не принося ни малейшего вреда. А потому почти сразу муж бросил эту затею. В ход пошли клыки, лапы и когти. Дышать огнем синий еще не мог. Слишком молод дракон супруга.

Враги… Создатель, как много! Если бы этих тварей так легко убивал огонь, как сначала казалось! Да, они затихали на какое-то время, но почти сразу поднимались на слабые лапы и вновь кидались в атаку. Ринвейл бешеным волчком крутился впереди, стараясь защитить… И у него получалось.

То, что красного рядового нет на прежнем месте, мы заметили слишком поздно. А потом… Хейлар спрыгнул на Ринвейла с потолка, впиваясь клыками в холку, вгрызаясь глубже, так, что кровь ручьями полилась на каменный пол. Остальные падальщиками метнулись к нему, раздирая когтями крылья, оставляя длинные рваные раны на боках. Зарычав, бросилась на красного и скинула его с мужа. Мы покатились по полу, и я успела нанести алому несколько ударов когтями в грудь, а он сильно располосовал мой живот, в итоге подмяв под себя.

– Др-р-раконица! – светились бешеным багровым пламенем очи атакующего хейлара. – Смерть, смерть, смерть!

Странно, но перед лицом неминуемой гибели я была спокойна. Замерла словно в оцепенении и, кажется, не верила, что вот так все и закончится.

Не закончилось. Над сводами зала пронесся повелительный рык:

– Пр-р-рочь от нее!

Вихрь, порыв, и вот алый отброшен в сторону, а между мной и врагами стоит крупный черный хейлар, раздраженно хлещущий себя по бокам хвостом. Миг, и на зал упал такой сильный ментальный щит с неизвестными мне параметрами, что я лишь тоненько взвыла от боли, сворачиваясь клубочком. Зато рядовые… рядовые просто рухнули без сознания.

Спустя несколько минут воздействие ослабло, и я почувствовала, как моей морды касаются ласковые руки. Приоткрыла глаза и увидела испуганную Криону. Подруга поглаживала меня по чешуе и что-то твердила о том, что самые опасные раны мне и Вейлу она уже залечила, что все будет хорошо. Потом рыжая вскочила, подхватила с пола мечи и куда-то убежала.

Я лишь устало вздохнула и начала сонно закрывать веки, пока по сознанию раскаленной плетью не полоснуло видение, где зверье колдуна кидается на Ринвейла. Повернув морду в сторону любимого, едва не расплакалась от облегчения при виде того, как окровавленный синий зверь пытается встать. Живой! Спасибо стихии! Я сделала усилие и приподнялась. До Вейла было недалеко, но расстояние показалось гигантским. Зато, прижавшись к его боку и спрятав морду под крылом мужа, я прерывисто выдохнула:

– Живой…

– Ш-ш-ш… маленькая моя, – пророкотал Вейл. – Живой я, живой. Все хорошо. Ты лучше посмотри, как славно Арвиль этих гадов на ленточки распускает…

Я послушно высунулась из-под крыла и увидела, что рядовые валяются бессознательными тушами. Судя по тому, как вздымалась и опадала грудь ящеров, – они были живы. А сам Сотник, неимоверно злой, играючи убивал кидающихся на него подобий хейларов, которые слепо повиновались некогда отданному приказу. За спиной черного стояла с мечами Криона, и у ее ног тоже валялось несколько трупов. Последней мыслью угасающего сознания было:

– Я очень рада, что он кому-то доверил спину. Ей доверил…

Долго мое бессознательное состояние не продлилось. Я рывком выплыла из тьмы и, встряхнувшись, огляделась. По залу валялись трупы, рядовые лежали у дальней стены. Арвиль же разжал клыки на горле одного из нападавших и отступил, все еще тяжело дыша. Криона подошла к нему, провела ладонью по шее и успокаивающе сказала:

– Все… они закончились. Арвиль, тут больше некого убивать.

Сотник несколько секунд постоял каменным изваянием, потом устало сгорбился и, развернувшись, пошел к другой стене, возле которой лежало тело белоснежного хейлара.

– Алишин? – хрипло воскликнула я, делая несколько шагов на подкашивающихся лапах.

Черный хейлар подошел к десятнику, несколько секунд на него смотрел, а после обронил всего одно неимоверно горькое слово:

– Мертв.

Реплика упала гранитом, ударив под дых, словно ледяная глыба. А расколовшись на осколки, впилась в душу острыми морозными гранями.

Алишин? Спокойный, ироничный, в чем-то добрый, несмотря на все, что он прошел. Наставник…

– Нет… – неверяще прошептала я. – Не может быть!

– Может, – бросил черный, пристально глядя на умершего друга. – Я снова опоздал. Не уберег…

– Арвиль, – начала огненная драконица, с участием глядя на Сотника. Тот покачал головой, и она замолкла.

– Умер… – с болью в голосе повторил Ар и закончил со звенящей решимостью: – Но в этот раз у нас в городе гостят высокие фейри. И я этого слуа рядом с Алишином положу, если он не сможет вернуть десятника! И Лаллин рядом, если помогать не будет!

Хозяин Анли-Гиссара окутался тусклым сиянием и что-то сказал на странном языке. Его слова гулким эхом разлетелись по залу, а спустя несколько секунд открылось два портала. Из одного вышвырнуло изрядно удивленного Князя фейри с книгой в руках. Приземлился он совсем не величественно. Плашмя и на пол.

Слуа повезло еще меньше. Его выкинуло из портала мокрым и в одном полотенце. Хотя смотря с какой стороны смотреть на удачу… Судя по телу в капельках воды, совсем недавно Улинри не мог похвастаться вообще ничем из одежды.

– Что за?.. – едва ли не хором выдали фейри и так же дружно замолчали, стоило им оглядеться и понять, где они.

– Нападение? – коротко спросил Лаллин, плавно поднимаясь. Не глядя на Алишина, бросился к сваленным в кучу рядовым. Положил ладонь на морду красному и спустя несколько секунд коротко выругался: – … и …! А потом по…! Ему вживили в тело чипы управления, а еще связали контролем вышестоящего, который и отдал приказ.

– Шеридан! – рыкнул Сотник и спросил: – Можно что-то сделать?

– Да, – вынес решение фейри после осмотра бессознательного нападавшего. – Нужно перенести на первый уровень, и я начну работу.

– Отлично, – кивнул Арвиль и повернулся к слуа: – Господин Улинри, подойдите.

Тот ответил внимательным взглядом, потом подарил еще более пристальный телу Алишина и заметно оживился:

– Ага, дохленький! – Некромант замер, расфокусировав взгляд, затем покачал головой и деловито закончил: – Ан нет, не совсем! Вернуть смогу, но нужны Лаллин в роли ассистента и аппаратура.

– Все есть, – кратко ответил Князь фейри.

– Замечательно! Так чего ждем?

Дальше развернулась бурная деятельность по воскрешению умерших, врачеванию пострадавших и уборке территории от трупов и крови.

Впрочем, с последним вполне успешно справлялся сам Анли-Гиссар. Точнее, странные магически-технологические приспособления города, которые втягивали в себя все лишнее. Когда я спросила, почему нельзя было так поступить с живыми захватчиками, мне ответили, что эта штука различает организмы и «кушает» лишь мертвую органику.

Глава 13

Все это я выясняла уже в лазарете Анли-Гиссара, куда меня, как и Вейла, переправили доблестные десятники и не менее доблестные незнакомые фейри. Последних было немного, но не знаю как Арвиля, а меня эта тенденция к размножению пугала. Кто-то из десятников пробормотал, что дивные – хуже тараканов. Пробрался хоть один – все. Скоро их будет толпа и никак не выведешь!

Причем, судя по всему, это была молодежь. Иной причины, почему они носились по городу едва ли не с восторженными воплями, я не видела. Стоило этим парням и девушкам приняться за дело, как всю легкомысленность словно ветром сдуло и стало видно – специалисты. Но… два шага от рабочего места – и все… полетела душа к стихиям!

Выпустили нас с Вейлом довольно быстро. Собственно, выйдя из палаты и прогулявшись до третьего уровня, мы и получили удовольствие наблюдать один из актов бесконечного спектакля «Фейри в городе». Из зала с портретными мозаиками словно ошпаренный вылетел Улинри, остановившись лишь на выходе из следующего зала. Оперся о стену, отдышался, посмотрел на сопровождающего его Диара круглыми глазами и нецензурно выразил свое отношение к экскурсии:

– О таком … вашу … и так …! Предупреждать надо!

– Вы сами просили как можно больше покойников и духов, – спокойно отозвался рыжий отравитель, опуская лукавые зеленые глаза. – Я подобрал вам наилучшее место для медитации!

О, фейри, видать, попал под тяжелую руку покойных собратьев десятника! Я до сих пор с содроганием вспоминаю, как мы шли через этот зал. И что едва там не остались.

– В следующий раз… поскромнее, ладно? – почти мирно попросил слуа, запуская руку в черные волосы.

– Как скажете, – отвесил легкий полупоклон десятник.

Я с улыбкой смотрела на пикировку и даже успела обрадоваться, что хвостатые начинают оттаивать и вливаться в нормальную жизнь. Заблуждения длились аж пять секунд. Ровно до момента, пока Диар не смерил спину фейри расчетливым холодным взглядом и не прикусил нижнюю губу отросшими клыками. Быстро слизнул выступившую каплю, и, когда слуа повернулся, рыжий вновь был безупречно спокоен, вежлив и доброжелателен. На этом моменте я начала опасаться за жизни остроухих раздолбаев. Все бы ничего, если бы в головах этих самых раздолбаев не водились так нужные Анли-Гиссару и его обитателям знания.

Ладно… Арвиль знает, что делает. Не может не знать. И если Сотник пустил в город ненавистных дивных, значит, контролирует ситуацию. Тем более я прекрасно вижу, что у всех посторонних на правых руках имеются однотипные браслеты. У моего мужа такой же. С этими игрушками они беззащитны перед хозяевами города как котята. Но остроухую молодежь это, судя по всему, ни капли не пугало!

Во всяком случае, девочки очень активно строили глазки хвостатым мальчикам. А мальчики упорно не понимали, чего именно желают девочки. Я даже слышала, как в Дашкином кабинете один из десятников с предельной серьезностью рассказывал, что у девушек-фейри определенно болезнь. Только странная. Пока он не подойдет – все в порядке. А стоит очутиться в поле зрения, у девушек начинают косить глаза, появляются нервное хихиканье, какие-то странные, чересчур плавные движения и стремление к обнажению тела. После хейлар обеспокоенно спросил, не является ли он разносчиком инфекции. Нет, в лазарете проверялся – ничего не обнаружено. А симптомы-то прогрессируют! Дашка посмотрела на него как на хронически больного и посоветовала выбрать девочку посимпатичнее: пригласить погулять. Тогда у остальных симптомы пройдут.

Алишина Сотник и высшие фейри и правда вытащили с того света. Пока мой светловолосый наставник лежал в больничной палате, поскольку его считали слишком слабым для активной деятельности. Троицу рядовых избавили от чуждого влияния и вырезали чипы управления. Сама не видела, но, судя по рассказам Крионы, они очень раскаялись и чрезвычайно устыдились.

Никто их не винил. Подозреваю, потому что десятники не так давно были на их месте и тоже ничего не могли поделать, пока их не призвал Арвиль. Я пыталась выяснить что-нибудь по нашему загадочному главному гаду, но меня к таким темам не подпускали категорически, как и огненную. Вейл же загадочно молчал и талантливо уходил от темы. Это, конечно, злило, пока муж однажды не рыкнул, что клятва есть клятва. И разглашать тайны он не имеет права даже жене. И вообще странно, что это нужно объяснять. Немного обиделась за тон, хотя и понимала, что Ринвейл прав. Что еще интересного?

Криона и Арвиль. Нет, про это не говорили, не сплетничали, да и сама огненная не делилась. Но… было заметно. По тому, как собственнически он иногда касался рыжей, по искрам желания в глазах обоих. Еще было поистине забавно наблюдать, как рычала Криона на пронырливых фейри. Разумеется, они не оставили без внимания такой шикарный экземпляр мужчины, как Ар.

К сожалению, серьезность этих отношений была под большим вопросом. Огненная с явным интересом косилась на молодых дивных, да и Арвиль не ограничивал себя. Притом, судя по тому, что мы с Вейлом застали в одном из коридоров, Сотник быстро избавился от неприязни к остроухой нации хотя бы в физиологическом плане. Светловолосая девушка, которую он прижимал к стене, чувственно скользя руками по ее телу, явно не ощущала отторжения партнера. Наоборот: он был более чем порывист и страстен.

Ринвейл усмехнулся. Поймав мой взгляд и прижав палец к губам, он утащил меня за угол, чтобы не мешать любовникам.

Арвиль…

С одной стороны я была за него рада, а вот с другой… Где-то внутри царапал острый коготок: «Вот и цена его любви и обещаниям!» Ох уж это женское сердечко! Ох уж этот огненный нрав! Вроде и счастлива, что Сотник утешился с другими, а так просто отпустить не получается. Хорошо хоть про эти внутренние терзания никто и никогда не узнает. Особенно они. Двое самых дорогих для меня мужчин.

Впрочем, совсем скоро было уже не до философии. Мы с мужем остались наедине, и я могла думать только о нем. Нет, интима не было. Мы немного остыли за это время и не бросались друг на друга при каждом удобном случае. Сегодняшний вечер посвящался прогулкам и разговорам. Обо всем на свете. О магии, о жизни, о планах на далекое будущее, если все удастся с легализацией Анли-Гиссара и его обитателей. Нам было хорошо.

Сидеть, взявшись за руки, на обрыве в пустоту, в глубине которой летали крошечные светлячки. Смотреть в глаза и понимать, что все сделано так, как должно. Все выбрано правильно.

– Люблю тебя, – прошептал Вейл, поднимая мою руку и притрагиваясь поцелуем к запястью.

– А я тебя, – потянулась к нему и осторожно коснулась губ.

Мой муж. Мой синий дракон. Мой любимый. Я сделаю все, чтобы мы не разочаровались друг в друге.

Дни летели. И вот почти настал тот, которого все ждали, к которому готовились. День Совета!

Круги Мира в Долине Слез и Крови

Над миром парила огромная птица и видела. Видела Долину Слез, названную так за то, что некогда здесь встретились два государя для мирного разговора… но кто-то предал. Один из правителей был убит, что повлекло долгую и кровавую войну, исход которой решился тут же, в этой самой долине. Почти никто не уцелел.

Как гласит легенда, Хранители увидели исход событий и ужаснулись. Узнали, с чего все началось, и решили воздвигнуть тут Круги Мира. Зачаровать так, чтобы в этом, ставшем священным месте больше не проливалась кровь и не было сказано ни единого слова лжи. Правда или сказка, но в Кругах нельзя лгать. Может, именно поэтому на переговоры сюда посылают лучших из лучших? Кто может обмануть, не солгав.

Убийство, совершенное здесь, каралось небесами. По слухам опять же. Проверять никто не стремился. Круги Мира – самое надежное, самое символичное, самое удобное место для встречи посольств Изначальной империи и Анли-Гиссара, города-государства, ищущего достаточно либеральную «господскую руку».

Вспыхнули два портала. Из одного, сверкающего всеми цветами радуги, вышла молодая стройная женщина в императорском венце и одежде золотых цветов дома вир Толлиманов. Императрица Александра. Следом на светлый мрамор нижней площадки ступили Кейран Мерцающий, советник Императрицы, и лорд Алир Хор, принц-консорт Изначальной империи, супруг Ее Величества Александры. Выходили и другие дипломаты, становясь в шеренгу за спиной главной троицы и ожидая.

На другой стороне Долины вспыхнул золотисто-черный портал, от которого потянуло древней магией дивного народа. Из него появился высокий молодой брюнет с усталым фиолетовым взглядом. За ним – двое фейри. В простых одеждах, но флер окутывавшей их силы не допускал сомнений. Князья.

Ее Величество едва заметно улыбнулась златовласому старому знакомому и приветственно качнула головой. Тайлин ответил улыбкой, а Лаллин одарил правительницу любопытным взглядом. Остальная делегация не заставила себя ждать.

* * **

Рассмотрев посольство имперцев, я округлила глаза и припомнила встречу на ромийской ярмарке по пути в Анли-Гиссар. Правда, тогда Александра была в обычном, даже чересчур простом платье, ничем не напоминая величественную владычицу Империи. Странная штука жизнь… Странные встречи дарит, любопытные возможности подбрасывает.

По традиции на верхний Круг поднимались лишь государи или главы посольских миссий. На первый позволяли встать тем, кто имел право участвовать в разговоре. На остальные Круги становились дипломаты, в задачу которых входила передача новостей стоявшим на первом Круге.

На верхнюю площадку поднялись мужчина и женщина.

– Приветствую Ее Величество Александру вир Толлиман, Императрицу Изначальной империи, – спокойно и звучно начал Арвиль.

Ветер поднимался сильнее, ерошил волосы Сотника, трепал его одежду, как и платье Александры, которая старалась как можно незаметнее коситься на хвост собеседника. Несмотря на титул и годы правления, она явно сохранила девичью любознательность.

– Приветствую Арвиля Тейнмира, предводителя народа хейларов, – звонко отозвалась Императрица и согласно законам продолжила: – Позвольте представить вам принца-консорта Алира Хора и Кейрана Мерцающего, нашего советника.

Дальше последовало краткое представление придворных, благо тех, кому дозволялось взойти на Круги, оказалось немного. Арвиль окинул имперцев внимательным взглядом и перечислил свою свиту.

– Позвольте представить Лаллин Черное Золото и Тайлин Литое Золото, Князей народа фейри. На ступени ниже находится Тринвир дель Мередит, градоправитель Гиллар-Хора, наш ближайший сосед. Ринвейл и Ирьяна цай Тирлин присутствуют как мои союзники. Ледяной и огненная драконы.

– Очень приятно, – обласкала всех улыбкой Императрица и мягко закончила: – По традиции Круги не терпят лишних слов, верно?

– Верно, – отрывисто кивнул Арвиль.

Верно. Тут озвучиваются причины и выносится предварительное решение, детали которого обсуждаются позднее.

Далее хейлар выдал обещанную официальную версию. Правды в ней не было ни на грош, зато имелось море политкорректности и всевозможных объяснений. Дивные социологи хорошо поработали над легендой хейларов.

– Ваше Величество, мы – представители одного из забытых родов фейри. Некогда, когда дивные вели кровавые войны, мы, и так понеся большие утраты, больше не желали крови. А потому ушли в один из диких в то время миров. Воздвигли город и начали строить новую жизнь. Но обстоятельства сложились так, что нам пришлось уснуть. Когда же пробудились… оказались в новом мире. И нужно искать свое место.

– Почему же вы не хотите вернуться в лоно волшебных лесов Междумирья?

– Прошлое быльем поросло. О нас мало кто помнит, да и город покидать не хотелось бы.

– То есть вы желаете остаться в Изначальном?

– Верно. Но сами понимаете… мы недостаточно сильны, чтобы бороться со всем миром, нам нужна защита. И минимальное вмешательство в наши дела.

– Сколько вас осталось? – вдруг спросила Императрица, прищурив серые глаза. Порывистый ветер уже давно растрепал ее прическу и бросал в лицо пряди длинных волос. Презрев каноны хорошего тона при переговорах, которые не одобряли лишних жестов, Александра откинула темно-русые пряди за спину.

– Мало, – горько улыбнулся Арвиль. – Вы не представляете, насколько нас мало, Ваше Величество.

– Тогда что помешает мне взять вас под свою руку… на моих условиях? – мягко спросила правительница, облекая в красивую фразу совсем некрасивый смысл.

Иными словами – захватить? Поработить.

– Хотя бы то, что город вы взять не сможете даже совместными силами с дроу, – усмехнулся Арвиль. – Вдобавок есть у меня подозрение, что в Гиллар-Хор вас просто не пустят.

– Подтверждаю, – негромко сказал Тринвир, пристально глядя на женщину в золотом.

За прошедшие с восхождения на престол годы они с Александрой встречались не раз и даже успели побывать по разные стороны баррикад в некоторых политически конфликтных ситуациях. Что вовсе не мешало взаимно уважать друг друга.

Все же достойные противники столь же редкая птица, как и достойные союзники.

– Я поняла, – вновь обласкала всех улыбкой Александра вир Толлиман. – Итак, что вы хотите предложить?

– Мы согласны поделиться знаниями и помочь с вашей проблемой. С монстрами.

Императрица прищурилась. Тонкие ноздри возбужденно дрогнули. Оба предложения Тейнмира были одинаково привлекательны. Было видно, что у Александры практически захватило дух от перспектив и любопытства. Какие тайны хранят древний город и его странные обитатели?

Она обуздала чувства и спокойно спросила:

– Монстры… Вы действительно сможете с ними справиться? Выследить, одолеть.

– Сможем. Но есть условие: работаем в одиночку, добычу забираем себе.

– Протестую, – тут же откликнулся Алир Хор и обратился к Александре: – Разрешите?

– Говори, – Императрица одарила мужа нежным взглядом.

– Настаиваю на создании нескольких ловчих отрядов. Разумеется, под предводительством наших будущих друзей из загадочного Анли-Гиссара. Раз они так уверены в своих силах. – Принц-консорт позволил себе едва заметный поклон в сторону Арвиля. – Но добыча не может отойти кому-то одному, потому что в первую очередь является вещественным доказательством.

– Нас интересуют только высшие твари, – жестко ответил Арвиль. – Мертвыми или живыми, они должны быть переданы нам. Это обязательное условие сотрудничества! Все остальное, разумеется, разделится между нами и вами.

– Замечательно, – почти пропела Императрица. – И еще… я бы хотела обменяться посольствами. Уверена, многие захотят увидеть ваш город.

– Никакого туризма.

– Господин Тейнмир, вам не позволят остаться закрытыми, – серьезно ответила Александра. – Изоляция и границы вызовут ненужные вопросы и абсурдные догадки. Никто не заставляет распахивать ворота, но посольство должно быть! Разумеется, информация об Анли-Гиссаре и его обитателях, которая будет направляться в прессу, пройдет жесткую цензуру.

– Мы подумаем.

– Думайте. Легко сказать – «выйти в мир». И гораздо сложнее сделать. Кстати, в свете некоторых расхождений во мнениях… что вы подразумеваете под протекторатом?

– Помощь городу и его немногочисленным обитателям. Защиту от агрессивных соседей.

– Понятно. Считаю, детали стоит обсудить отдельно и в более непринужденной обстановке, – улыбнулась Императрица.

– Рад, что мы пришли к компромиссу, и поддерживаю вашу мысль, – тут же отозвался Арвиль. – Имею честь пригласить вас в мой город.

– О, я буду очень рада, – живо откликнулась Александра.

– Замечательно. Дату обговорим дополнительно.

И они разошлись.

Медленно спускались по Кругам, каждый со своей стороны. Стоило миновать одну платформу, как к правителям присоединялись стоявшие на них представители. Встреча, которая потом будет названа встречей века, подошла к концу. И в этот миг ни хейлары, ни имперцы не знали, какую роль сыграют в истории друг друга.

Вернувшись в Анли-Гиссар, мы дружно направились в зал совещаний. Как самая мелкая, да еще и представитель массовки, я, разумеется, сидела в уголке. Особо не отсвечивала, но внимательно слушала. Надо признать, за это время меня отчасти отпустило чувство собственной значимости, и я уже не возмущалась. И надо отдать должное великим сего города: время от времени меня втягивали в беседу и спрашивали мнение.

Постепенно все разошлись, и сейчас в зале остались только Лаллин, Арвиль и мы с Вейлом.

– Ну что же… на мой взгляд, все прошло хорошо, – потянулся Арвиль. Он склонил голову, разминая шею и мимолетно морщась от боли: – Демоны… я так давно нормально не бегал и не разминался… Все же политика – не удел воина.

– Политика – война на паркете, – хмыкнул Лаллин, с иронией глядя на свое лучшее творение. – Но ты прав. Тех, кто одинаково успешно разит как словами, так и клинками-зубами, – крайне мало.

– Смотрю, тебе понравились эти игры, – фыркнул Сотник, потягиваясь и закидывая ноги на лавку. В отсутствие посторонних он позволял себе больше. И меня радовало, что при Лаллин Арвиль уже не был застегнут на все пуговицы.

– Знаешь, правда понравились, – немного подумав, ответил Лал. – И я рад. Потому что после того, как вышел из спячки, оказался в каком-то подвешенном состоянии. Я умею не так много. По сути, я просто хороший ученый. Тайлин, в отличие от меня, служил в организаторском отделе. Потом у него были тысячи лет, чтобы научиться новому и выбрать свой путь. А я…

– А вы – его противоположность, – позволила себе вмешаться я и, покраснев под направленными на меня изумленными взглядами, продолжила: – Вы спали, а значит, ваши знания, с одной стороны, устарели: вы многого не знаете. С другой стороны, вы храните давно забытые секреты, которые сейчас считаются почти сказками.

– Верно… – медленно кивнул Лаллин, одарив меня неожиданно теплой улыбкой. – Знаешь, Ирьяна… пробелы – не катастрофа. Это восполняется, и довольно быстро, было бы желание. Но я не хочу, понимаешь? Пока я был молод, я горел генетикой. Меня чаровала наука. Больше ничего не было нужно. После последнего проекта мне хочется лишь искупить грехи, помочь хейларам и уйти из этой области. Ученый должен делать открытия и помогать своим творениям выйти в свет. А не смотреть, стоя в тени, как из них выбивают то, что делает их живыми…

Последняя фраза прозвучала так тихо, словно ее вообще не было. Но мы услышали. Лаллин смотрел перед собой остановившимся взглядом и горько улыбался. Через несколько томительных мгновений он перевел взгляд на Сотника и тихо сказал:

– Прости, что не хватило смелости воспротивиться давлению. Все, что я смог, – пройти по пути, проторенному братом.

– Тайлин никогда бы не поступил так, если бы не полюбил. А я бы не убил.

И снова тишина. Такая… растерянная. Фейри и хейлар смотрели друг на друга и понятия не имели, что делать дальше. Один наступил на горло своей гордости и сказал то, что давно стоило сказать. Второй не знал, как на это реагировать.

Выйти из неловкой ситуации помог мой муж. Нарушая тишину, он демонстративно пошелестел бумагами и сначала что-то пробормотал вполголоса, а потом громко сказал:

– Арвиль, помнится, ты просил расчеты по материалам, которые мне потребуются для заказанных тобой зелий. Я составил список, а также написал координаты постоянных поставщиков. Могу сам слетать, можешь отправить своих ребят.

– Наверное, лучше сам. У десятников и так забот столько, что с ног сбились.

О как! Когда Вейл только появился в городе, не было и речи, чтобы его выпускать. И вообще имелись сомнения, что дракон выйдет из Анли-Гиссара иначе кроме как вперед ногами. Это потом Диар делился со мной такими сведениями. Едва не побила противного отравителя.

– Если надо, можем отправить кого-нибудь из фейри, – щедро предложил Лаллин, и все уставились на него с нескрываемым ужасом. Я как представила себе этих неадекватов с топографическим кретинизмом в городах империи, где увидеть фейри можно крайне редко, стало дурно! Судя по лицу Арвиля, он вообразил примерно то же.

– Лучше не надо. Если они даже в Анли-Гиссаре заблудиться умудряются…

Князь Черное Золото поморщился и со вздохом ответил:

– Глубоко сомневаюсь, что они именно терялись! Скорее пронырливые поганцы захотели изучить город получше, а когда их ловили – врали, что сбились с маршрута.

Мы с Вейлом переглянулись и тихо рассмеялись, а потом я задала давно интересующий вопрос:

– Лаллин, а почему вы сюда детей притащили? Больше половины выглядят очень юно.

– Они не дети, – спокойно возразил Князь. – Они… эмоционально нестабильные старые фейри, которых ни к чему более-менее серьезному на нашей родине не допускают. А я вот посулил им то, за что эти гении, чьи мозги ржавели без работы, разумеется, ухватились руками и ногами. Так молодо выглядят тоже поэтому. Новое дело… невероятный душевный подъем. Я бы тоже был таким, если бы не тяжесть осознания и груз обязательств.

Наверное, выражение моего лица выглядело в высшей степени комично, потому что улыбок не сдержал никто из присутствующих. Нет, ну а что?! В город пустили гениальных маразматиков, и я должна на это спокойно реагировать?!

Дальше ситуация разрядилась еще больше, потому что Вейл рассказал пару баек из рабочей жизни живо интересующемуся этим Лаллин. Арвиль поделился некоторыми моментами нашего совместного путешествия, и после этого я всерьез решила надолго на него обидеться. Не знала, что с мужской точки зрения многие мои решения смотрятся торжеством абсурда над здравомыслием. Абсурд почему-то обозвали женской логикой.

После этого заразившийся юморным настроем муж поделился тем, как я дарила ему в подарок ленерги и как забавно скакала, когда узнала, что она ядовита. Спустя пару минут добавились байки о том, как я громила его замок. Да что я там громила? Подумаешь, хрустальную черепушку и пару вазочек!

Зато я отомстила. Рассказала про шаманские пляски и то, как это выглядело в моих глазах. Потом почувствовала себя немного отомщенной и успокоилась.

Глава 14

Вскоре мы распрощались. Лаллин скрылся в портале, а наша троица вышла из зала совещаний. Арвиль отстал почти сразу, отправившись тренироваться и сетуя, что слишком забросил это дело. Ну да?! Два-три часа в день – это «забросил»?!

И все же день прошел хорошо. С Изначальной империей, конечно, решено не все, но прошло слишком мало времени. И всего один разговор. А еще очень радует все случившееся после большого Совета. На мой взгляд, относительно нормальное общение Сотника с этим фейри свидетельствовало, что Ар оттаивает. И да, иметь дивных девушек ему точно ничто не мешало!

Я мимолетно порадовалась, что меня при этих мыслях ничто особо не царапает. А ревность точно не привела бы ни к чему хорошему. Мы с Арвилем друзья, и нельзя это портить. Тем более что если при мысленной картинке «Ар с другой» мне просто неприятно, то от видений «Вейл изменяет» хочется рычать и крушить! Сила эмоций совершенно разная.

Да, я не идеальна. Да, я такая, какая есть. Со своими часто не особо хорошими страстями в душе. Но я живая. И не святая. Я тихо рассмеялась. Да, не святая. Иначе бы вера не позволяла задыхаться от наслаждения в руках мужа.

Вейл как раз приобнял меня за талию и, наклонившись к ушку, проговорил:

– Моя дорогая супруга, я бы хотел пригласить вас на ужин в один замечательный ресторан!

– Мой дорогой супруг, – промурлыкала я, поднимая голову и с улыбкой глядя в яркие голубые глаза. – Разумеется, согласна. Но где вы найдете тут достойное заведение, да еще и претендующее на гордое звание ресторана?

– А мы не тут, – ухмыльнулся Вейл и чмокнул меня в нос. – Слышала, что меня выпускают из города? Вот и тебя с собой возьму. Совместим приятное с полезным!

– Правда?! – радостно распахнула глаза я и вскинула руки, переплетая пальцы на затылке Ринвейла. – Хочу…

– Очень? – провокационно выгнул бровь муж, одновременно чуть крепче прижимаясь ко мне бедрами, чем разом поменял окраску всего диалога.

Я облизнула губы, с готовностью поддерживая эту игру и слыша, как тяжелеет дыхание дракона. Потерлась о него грудью и хрипловато ответила:

– Очень… хочу.

Насколько, пришлось доказывать уже через пять минут, когда мы оказались в нашей комнате.

Уже гораздо позже, заснув в руках Вейла, я увидела странный сон. Я и темнота с силуэтами коридоров и яркими искрами, разбросанными по ней. Спустя несколько секунд поняла, что очертания и уровни больше всего напоминают Анли-Гиссар. Странно, очень странно.

Искорок было немного. Десятка полтора, наверное. Какие-то ярче, какие-то тусклее, некоторые с фиолетовым оттенком, какие-то с красным, а одна сияла ослепительно-белым светом. Самая большая была фиолетовой. Ее я обходила стороной. Она наверняка горячая, жаркая. А вот другие…

Я скользнула к синеватой искре и, коснувшись ее, внезапно увидела перед глазами карту города, расположенную в пульте управления Анли-Гиссаром. Испуганно отпрянула и вновь оказалась в своей пронизанной сетями и искрами темноте. Что это было? Что?!

Спустя какое-то время осторожно приблизилась к оранжевому огоньку и нерешительно тронула его. На этот раз я не влетала с разгону, а потому успела почувствовать эмоции. Беспокойство, смятение и страх за кого-то. Когда мгла перед глазами рассеялась, я увидела, что мы с огоньком идем по коридору… к комнате Лилады! Временами стены были облицованы отполированным до зеркального состояния камнем, а потому я различила облик своего провожатого. Диар! Я была в голове Диара?! Но как?!

Тем временем десятник достиг двери моей названой доченьки и застыл рядом с грустным выражением на тонком лице. Потом коснулся приборной панели, все еще мерцающей красным светом закрытого доступа, и тихо сказал:

– Глупая маленькая девочка. Ну зачем было закрываться? Ты же не одна, Лада…

На этом я решила уйти. От, казалось бы, обычной сценки веяло чем-то очень личным.

Но как уйти? В прошлый раз я настолько испугалась, что это получилось инстинктивно. А теперь как? Сунулась туда-сюда, но лишь заработала головную боль как себе, так и Диару. Спустя минуту он недоуменно спросил:

– Сотник?..

От шока и испуга меня вновь вынесло, и на этот раз я даже проснулась. Впрочем, как оказалось, это была заслуга моего мужа.

– Ирка! Ирьяна! Просыпайся, солнышко… Да что же это такое?!

Я подавилась вздохом и открыла глаза, одновременно порывисто садясь. За необдуманность движений тут же поплатилась, встретившись лбом с носом мужа.

– Ай!

– Вейл! – тут же очухалась я и потянулась к любимому. – Ты в порядке?

– Почти, – недовольно пробормотал дракон и обеспокоенно спросил: – Все нормально?

– А что-то не так?

– Ну да, – с деланым равнодушием пожал обнаженными плечами рыжий. – Замедленные сердцебиение и дыхание, пониженная температура, вялость… И ты не просыпалась. – На этом этапе выдержка закончилась, Вейл сграбастал меня в охапку, крепко обнял и тихо сказал: – Я испугался за тебя.

– Ничего страшного не произошло, – тут же заверила я, хотя сама тоже была не прочь в это поверить. – Наверное, просто глубокий транс.

– Почему он тебя настиг во сне?!

– Медитировала перед сном, вот сознание и провалилось, – честно глядя на супруга, соврала я.

Лишний раз тревожить мужа не хотелось. Но плыть по течению тоже нельзя. Нужно поговорить с Арвилем об этом странном сновидении.

К сожалению, оказалось проще сказать, чем сделать. На следующее утро Арвиль был поистине неуловим, а ближе к обеду мы с мужем отправились за материалом для работы.

Чтобы телепортироваться, нужно покинуть периметр защитного поля Анли-Гиссара. Слава стихиям, пропустили нас почти без заминок. Только один из десятников долго и нудно сначала изучал нас внешне, потом проверял магически, а в завершение даже взял кровь, дабы сверить с базой данных. Зато нам пообещали, что возвращаться будет проще. Всего лишь положить руку на сканирующую панель, и техника нас опознает и пропустит.

Врата Юга оказались черными с красными прожилками, со странным гербом в виде выгравированного силуэта хейлара, заключенного в древнюю руну возрождения. Красиво. И символично. Знак мечты, знак надежды, знак веры в будущее. И я даже знаю, о чем думал Арвиль, когда выбирал именно эту символику. Сотник – один из самых ярких примеров того, что никогда нельзя сдаваться.

Пока я витала в своих мыслях, Вейл под локоток вывел меня на круглую площадку и, сообщив хейларам место назначения, начал строить портал. Скрывая окружающий мир, нас окутала голубоватая дымка, в глубине которой временами расцветали морозные узоры. Первым сквозь нее пробился солнечный свет, затем звуки города и… имперская речь.

Я улыбнулась, прижимаясь к груди Вейла и с любопытством глядя на большой зал, по которому сновали самые разнообразные существа. Мне всегда нравилась Изначальная империя. Хотя бы тем, что в ней можно встретить много чего и кого интересного. Все же драконы немало теряют в своей изоляции.

К нам подошел человеческий маг и предложил проследовать к стойке регистрации. Народа рядом с ней было немного, потому что в этот зал могли перенестись лишь посетители, имеющие очень высокий уровень силы.

– Здравствуйте. Добро пожаловать в Лиман, столицу Изначальной империи, – улыбнулась невысокая рыженькая девушка, открывая журнал. – Раса, имена, роды, цель прибытия.

– Драконы. Супруги Ринвейл и Ирьяна цай Тирлин. Прибыли за покупками и прогуляться, – коротко ответил Вейл, невесомо поглаживая мою спину.

Я прижалась ближе и положила голову на грудь мужа, который тотчас коснулся моей макушки невесомым поцелуем.

– Молодожены? – улыбаясь, спросил маг, что нас встретил.

– Ну почти… – немного смутилась я.

– Приятной прогулки, уважаемые, – пожелала рыженькая, заполнив бумаги.

– Спасибо, – дружно ответили мы с Вейлом и, переглянувшись, тихо рассмеялись.

Когда вышли на крыльцо, я глубоко вдохнула теплый воздух с ароматами свежей выпечки и цветущих деревьев. Блаженно зажмурилась, слушая гомон городских улиц. Как же я по всему этому соскучилась! Сначала Ледяной Предел с его спокойными и невозмутимыми жителями, считающими дурным тоном любое отступление от нормы… Потом подземный Анли-Гиссар, где тоже не было такой атмосферы. Отчасти потому, что ситуация не располагала, отчасти потому, что шуметь там особо некому.

– Милый, спасибо, что взял меня с собой! – Я подняла на мужа глаза, в которых наверняка отразился сияющий восторг.

– Не мог поступить иначе. – Супруг наклонился и ласково поцеловал меня в кончик носа. – Видел, что ты затосковала, и решил вытащить, чтобы немного развеяться.

Я крепко обняла его за шею и еще раз поблагодарила, одновременно довольно щурясь на яркое солнышко. Все же он учел прежние ошибки и старается не повторять их. Хорошо!

– Вейл, а куда мы пойдем?

– Сейчас поймаем экипаж и поедем домой к знакомому алхимику, – заговорил муж, потянув меня вниз по мраморным ступеням.

– Хм… Насколько я знаю, домой к ним ходить не принято. Они очень трепетно реагируют на нарушение личного пространства. «Мой дом – моя крепость».

– Да, принято покупать все необходимое в лавках, куда мастера поставляют свои изделия и изобретения. Но… некоторые клиенты находятся на особом положении! – Дракон подмигнул и, когда мы достигли последних ступенек, подхватил меня на руки, осторожно поставив на землю. Потом меня погладили по щечке и, склонившись к ушку, нашептали о том, какая я красивая, замечательная, желанная и любимая. Еще чувствительно куснули за мочку и рассказали, что меня ждет ночью. И чему я обязана сегодняшним счастьем.

Кровь то приливала к щекам, то отливала от них, а я закусывала губу и понимала, что, кажется, мне решили устроить незабываемый день. Оказывается, мужей крайне полезно… баловать определенным методом. Они после этого та-а-акие добрые и отзывчивые!

Толпа людей, город, небо, ветер и весь мир отошли на второй план. Остались только любимый дракон и его крепкие обнимающие руки. В этот момент я как никогда мечтала, чтобы это длилось вечно! Чтобы наши отношения пережили испытание временем.

За углом стояла вереница экипажей. Как конных, так и новомодных механических повозок, которые с каждым днем делались все более популярными. Я бы, наверное, выбрала традиционный экипаж, но муж с таким интересом осматривал металлическое чудо, что я со вздохом решила пойти навстречу и первая предложила доехать как раз на нем.

Когда мы уже тряслись по булыжной мостовой, я спросила:

– Вейл, твой приятель в курсе, что стоит ждать гостей?

– Да, я предупредил Аэрлиса. Очень удачно, что он в городе. Слышал, что оборотень с семейством последние годы проводит в загородном имении.

– А что так?

– Семья и дети.

– О-о-о… понятно, – глубокомысленно ответила я и затихла.

Дети… интересно, а как это? Когда есть кто-то, для кого ты – центр мира и самое дорогое существо? Когда и этот «кто-то» для тебя самое-самое важное создание? Твое продолжение. Я помню эмоции, которые будила во мне Лилада в первое время. Жаль, что они так быстро прошли. Остались забота, нежность, но… все равно это иное. Одно дело паучонка, пусть даже милая, а другое – родной любимый карапуз.

Покосилась на мужа. Обнимая меня, он задумчиво смотрел вперед и поглаживал мой живот. А ведь… если учесть, что никакой защиты мы с ним в принципе не использовали, мечты вполне могут стать реальностью!

Как-то сразу стало не по себе.

– Ирка… – начал Вейл, по-прежнему рисуя узорчики на моем теле. – А кого бы ты хотела: мальчика или девочку?

– И мальчика, и девочку, – не задумываясь, ответила я.

– Хм… ты же понимаешь, что все может быть?

– Понимаю.

– Вот и хорошо. – Супруг коснулся виска нежным поцелуем и заправил за ушко волнистую прядку волос.

К счастью, разговор не получил продолжения: мы остановились на тихой улочке возле большого дома из красного кирпича.

– Приехали! – возница протянул фирменную кепку, в которую муж кинул несколько крупных монет.

– Спасибо, – вежливо попрощались мы и направились к ажурной калитке.

Открылась она легко и просто, хотя, судя по тому, что ладонь мужа была объята пламенем, все не так очевидно, как кажется.

– Допуск, – ответил на мой вопросительный взгляд Ринвейл.

Я вертела головой, с любопытством осматривая ухоженный приусадебный участок со множеством разнообразных цветов, деревьев и дорожек. Дорожки – отдельная история. Некоторые сложены из мозаичной плитки, другие – из необработанного булыжника, третьи представляли собой просто вытоптанные тропки. Интересно, как последние поддерживают в «хоженом» состоянии? Неужели кто-то регулярно бегает по этому запутанному лабиринту? Притом не один раз в день!

Открыл нам пожилой дворецкий, который сообщил, что «господ уже ожидают». И правда ожидали. Когда дворецкий проводил нас к дальней гостиной, за столом сидел молодой зеленоглазый брюнет, делая пометки в блокноте. А на ковре играла маленькая девочка. Года три, не больше.

– Здравствуй, Лис, – с улыбкой поприветствовал алхимика муж.

– Ринвейл цай Тирлин, – улыбнулся хозяин дома и вышел из-за стола. – Как я рад тебя видеть!

Дальше последовал традиционный мужской ритуал с рукопожатиями и крепкими объятиями. Наконец дело дошло и до меня.

– Какая прелестная леди, – поклонился алхимик, одновременно кинув на дракона вопросительный взгляд. – Представишь?

– Разумеется. – Меня притянули под бок и сообщили: – Ирьяна цай Тирлин.

– Ты женился? – Черная бровь поползла вверх, в кошачьих зеленых глазах мелькнуло сильное удивление.

– Потом расскажу, – уклончиво ответил Ринвейл. – Все было непросто, но я рад итогу.

– Как вижу, ты счастлив! – Аэрлис хлопнул рыжего по плечу.

– Невероятно, – не отводя от меня взгляда, кивнул муж.

Я смутилась и опустила глаза.

Ситуацию спасла всеми забытая малышка, которая, видать, посчитала такое положение дел крайне несправедливым.

– Папа! А-а-а-а!

– Тихо солнышко, тихо… – метнулся к дочери Аэрлис.

Довольный ребенок благодарно треснул папу по лбу игрушкой, но после того как получил пару поцелуев в румяные щечки и конфету в пухлый кулачок – затих.

– А где Мариоль и сыновья?

– Мари улетела в Золотой, Ее Величество хотели видеть подругу. А мальчишки… часть по кружкам, часть гуляет. На нянь мы стараемся без нужды не оставлять. Так что сегодня я вот… озабоченный.

Ого… супруга алхимика – подруга Императрицы? Очень интересно…

– Вейл, я собрал почти все, что ты просил. – По-прежнему не спуская с рук темнокудрую девочку, Аэрлис проследовал к столу и покопался в бумагах. Нашел какой-то листок, выдержал борьбу с малышкой за обладание им и бегло просмотрел. – Итак… есть все, за исключением трех позиций. Их доставят ближе к вечеру. Можешь забрать основное сейчас, а это – потом.

– Если не возражаешь, мы все заберем ближе к ночи, – немного подумав, отозвался супруг.

– Нет, конечно, – улыбнулся в ответ темноволосый алхимик. – Ай! Лини, отпусти волосы!

– Прелесть какая, – не выдержала я, с умилением глядя на ребенка.

– Кому прелесть, а мне, когда за волосы или усы тягает, не совсем, – пробурчал обладатель трехлетнего счастья.

– Усы?.. – растерянно переспросила я, с недоумением глядя на гладкое лицо алхимика.

– Ири, дело в том, что Аэрлис – кот-оборотень, – пояснил муж, подходя и создавая красивую яркую бабочку. Та вспорхнула с его ладони и начала летать вокруг Лини, которая восторженно рассмеялась и попыталась поймать волшебную крылатую.

– Надо же…

– Короче, идите, – помахал Лис, с трудом удерживая расшалившуюся бестию.

Мы и пошли. Я еще долго улыбалась, вспоминая поистине замечательное зрелище «папа и дочка». Интересно, каким отцом будет Вейл?

Потом стало не до этого.

Глава 15

Мы много гуляли, целовались в парке, я перерыла несколько лавочек с сувенирами, пока потерявший терпение супруг не повесил мне на шею сразу штук пять бус, запутал в три палантина, в купленную сумку щедро сыпанул другие сувенирчики и утащил подальше от лавочек.

Я дулась. Долго. Минуты три, наверное. Пока меня не поцеловали и не объяснили, что терпение начало кончаться еще на первом лотке, но он мужественно себя сдерживал! Стрясла с мужа слово, что за покупками он меня в другой раз отпустит вместе с девочками.

Затем был милый ресторанчик с отдельным кабинетом. Его преимущества мы тоже оценили. Никто не видит… никто не слышит… спасибо звукоизоляции! А ведь начиналось все очень невинно!

– Есть хочу, – громко прошептала на ухо рыжему, когда мы уже ближе к вечеру бродили по чистеньким узким улочкам торговых районов Лимана.

– Пойдем, – пожал плечами благоверный и затащил в первое попавшееся приличное заведение.

Там нас встретил галантный швейцар и спросил, чего изволим.

Муж с каменным лицом ответил, что изволит уединения, и нас с поклоном провели к отдельному кабинету. Пока готовили заказ, я пытала драгоценного на тему его приятеля-оборотня и того, чем тот занимается. Как оказалось, Аэрлис – придворный алхимик! А еще – переселенец. Его супруга Мариоль раньше была первой дамой Ее Величества Александры.

– Слушай… а кто ему позволил жениться на фрейлине Императрицы? – недоумевала я, машинально перебирая густые рыжие пряди дракона. – Он переселенец, а стало быть, титул не имеет ценности.

– А титула и не было. Лис из обычной, хоть и талантливой семьи.

– Тем более… Как мог простой алхимик добиться такой девушки?

– Ири, подозреваю, что с Лисом все не так просто, как думают окружающие, – усмехнулся муж, ловя мою руку и начиная поглаживать тонкие пальчики. – Например, в документах заявлено, что у Аэрлиса Деверо магический потенциал на низшем уровне. Но как-то в прошлом мы попали в нехилую заварушку. И выбрались живыми лишь потому, что оборотень оказался не просто невероятно силен… а еще и умел.

– О-у, как интересно… А ты расспросил его?

– Нет, – покачал головой любимый и потянулся к стоящему на столе бокалу. – У каждого из нас – свои тайны и секреты. Захоти он – сам бы завел разговор, но этого не случилось. Я уважаю его право на молчание.

Да, странные вещи творятся. И в этом свете отчетливо понятно, как именно оборотень добился своей жены. Если уж Вейл сказал, что Лис силен… значит, просто невероятно силен. Таких мало. Не буду замахиваться на что-то совсем невероятное вроде Хранителей стихий. Ох уж моя буйная фантазия…

В дверь постучали. Получив позволение, в кабинет вошли два официанта, чтобы расставить заказанные блюда. Нам пожелали приятного аппетита, и дверь закрылась. Вокруг моей талии сжались стальные руки и развернули к Вейлу. Я успела лишь удивленно пикнуть, когда рот накрыли страстным поцелуем, а бесстыдные ладони заскользили по телу. Лаская грудь, сжимая чувствительные вершинки, оглаживая бедра под тканью юбки.

Желание вспыхнуло стремительнее лесного пожара. Коротко застонав, я подалась вперед, зарываясь пальцами в медные волосы, отвечая на каждое движение его губ, томно выгибаясь под ласками. Одним движением муж перетащил меня к себе на колени, заставив оседлать его бедра. Оторвался от губ и проложил дорожку поцелуев по шее и ниже, одновременно наматывая на кулак мои растрепавшиеся волосы, заставляя изогнуться, подставить грудь под жадные, немного болезненные поцелуи. Я коротко ахнула, почувствовав, как верх платья резко сдернули вниз, обнажая нежные округлости.

– Вейл…

– Что? – мурлыкнул супруг, прикусывая вершинку прямо через белье.

– Мы же… в ресторане!

– Да, – с готовностью подтвердил очевидное рыжий, соскальзывая руками на ягодицы и властно их сжимая, притискивая плотнее к себе.

По телу прошла жаркая волна от ощущения его желания.

– Но мы же собираемся?..

– Всенепременно, – продолжил абсурдный диалог драгоценный, скользнув ниже по ногам, находя край юбки и неторопливо поднимая ее, поглаживая затянутые в чулки коленки и бедра.

И в этот момент я решилась. А почему, собственно, нет? Обхватила лицо супруга ладонями, заставляя взглянуть на меня, и склонилась к его губам. Дальше… дальше были огонь в глазах и пожар страсти в теле. Тихие стоны в воздухе, которые я не могла сдержать, властные руки дракона, которые прекрасно знали, что и как стоит делать, чтобы у меня в глазах темнело от желания. Горячие губы, рождающие дрожь в глубине моего существа.

Я торопливо расстегивала рубашку мужа, желая поскорее добраться до горячей шелковистой кожи. Провести ладонями, слегка скребнуть коготками… проскользить губами по шее, груди, животу… ниже. Мне тогда понравилось.

Ладони Вейла сжимали мои груди, неторопливо лаская уже твердые соски, и в теле искрами вспыхивало удовольствие. Неосознанный древний инстинкт заставлял тереться бедрами о его уже давно твердую плоть. В этот раз не было долго и томительно нежно. Только страсть, только испепеляющее желание и потребность скорее слиться в единое существо.

Мое белье муж просто сдвинул в сторону, добираясь до влажных складочек между ног, и я только судорожно обнимала его за плечи, вздрагивая от молний наслаждения, прошивающих тело. В тот момент, когда он оказался внутри, я тихо вскрикнула и подалась навстречу.

Было так хорошо, что под закрытыми веками вспыхивали цветные звезды, и, чтобы сдерживать крики, я сильно укусила Вейла в шею. Он коротко рыкнул, до боли сжимая пальцы на моих бедрах, двигаясь все резче, стремительнее.

Освобождение накрыло лавиной, унося сознание и мысли, оставляя лишь чувства. Я изогнулась в руках тоже пришедшего к последней грани мужа, вскрикнув от наслаждения, вздрагивая от сладких ощущений внизу живота, которые искрами разлетались по коже, казалось, воспламеняя каждую частичку тела.

Когда я отдышалась и подняла голову с широкого плеча, увидела, что Вейл откинулся на спинку диванчика с таким довольным выражением, что и не описать.

– Люблю, – потянулся ко мне Ринвейл, накрывая губы медленным чувственным поцелуем.

– И я тебя, – со вздохом ответила, прижимаясь ближе. – Но зачем было… здесь этим заниматься? Войти ведь могли!

– Могли. Я дверь не закрывал. – Муж приоткрыл сверкающие голубые глаза и, поцеловав мочку уха, прошептал: – Зато как ощущения обостряет, а?

С этим я была согласна! От того, что нас могли застать, ощущения и правда обострились до предела. Создатель, каждый раз мне кажется, что лучше уже не может быть! Но в следующем раунде муж наглядно доказывает обратное.

Ужин мы смели буквально за десять минут. Как и всегда после занятий любовью, меня настигло чувство голода. На сей раз его было чем утолить. Я сбегала в дамскую комнату, чтобы привести себя в порядок. Как обычно, волосы растрепаны, платье перекошено, кожа покраснела и местами в засосах, губы припухли от поцелуев. Все, что могла, сделала сама, а с остальным помог справиться муж, который понимал в магии исцеления гораздо больше меня.

Мы вышли из ресторанчика и неторопливо направились к дому Аэрлиса, благо находились неподалеку. Услужливый дворецкий проводил нас в другой кабинет. Спустя несколько минут с противоположной стороны комнаты открылась дверь, и вошел оборотень. Из открытой створки за его спиной звучали веселый женский смех и топот детских ножек. Кажется, домой вернулась супруга столичного алхимика.

– Прошу прощения, что заставил ждать. – Лис торопливо поправил несколько перекошенный жилет и расправил воротник сорочки.

– Ничего страшного, мы ждали совсем недолго.

– Вот и замечательно, – удовлетворенно хмыкнул брюнет, взял со стола небольшую коробочку и передал Вейлу со словами: – Надо признать, набор компонентов заставляет меня мучиться от любопытства. Особенно в свете того, что земля полнится весьма противоречивыми слухами. У вольного гения Ринвейла цай Тирлина появился хозяин? Что же ты задумал, друг мой?

– Спасибо, что достал все необходимое, – ровно ответил Вейл, не отводя от зеленых глаз голубого взора, и многозначительно добавил: – И спасибо, что не задаешь лишних вопросов. А еще, друг мой, меньше слушай ветер и то, что он носит над землей.

Аэрлис долго молчал, но все же медленно кивнул, признавая право дракона на хранение тайны.

– Как скажешь.

– Я в тебе не сомневался, – открыто улыбнулся муж и, перехватив коробочку, уже совершенно другим, веселым тоном попрощался: – Ну что же, вынуждены откланяться. Лис, передай прекрасной Мари мой поклон и скажи, что я, как обычно, восхищенно целую ее пальчики.

Оборотень лишь рассмеялся и, покачав головой, сказал, что все передаст.

– Главное, не увлекайся! – расхохотался дракон, утаскивая меня за дверь. – Мне кажется, пяти детей вам явно хватит!

Сколько?! Пять?! Бедная его жена…

Мы уже были на улице, а я все еще находилась в некотором ступоре от новостей.

– О чем задумалась? – спросил муж, выходя на дорогу и взмахом подзывая экипаж. На сей раз обычный, конный.

– О пяти детях… – медленно произнесла я.

– Своих только трое, – улыбнулся Вейл, помогая мне взойти по шатким ступенькам. – Двое близнецов и девочка. Та очаровательная вредность, с которой ты сегодня познакомилась.

– А еще двое?

– Приемные. Переселенцы не только взрослыми бывают. Детей разбирают по семьям. Так как Лис оборотень, они с Мариоль взяли еще двух котят, здраво полагая, что воспитывать будет проще, если кто-то из приемных родителей одной с ними расы.

– Котятки… – нежно протянула я, вспоминая встреченную утром «вредность».

– Вот и отлично, – подмигнул муж. Усаживаясь поудобнее на обтянутом темной кожей сиденье, крикнул вознице: – Нас к площадке разрешенной междугородной телепортации.

Экипаж тронулся, а муж, немного помолчав, рассмеялся и ответил на мой вопросительный взгляд:

– Видела бы ты свое личико, когда узнала, сколько у этой пары отпрысков!

– А вот и не смешно, – надулась я.

– Смешно, – покачал головой он и ласково поцеловал в лоб.

На этом разговор затих, и под мерное покачивание у меня начали слипаться глаза. Вейл погладил меня по голове, сказав, чтобы я спокойно засыпала, а как приедем, он разбудит. Прикорнув на плече мужа, я с чистой совестью вырубилась. Медленно уплыла в забытье. День был длинный, сложный, насыщенный на события и новые впечатления.

Вот только и во сне покоя не было. Я висела в темноте, которая медленно приобретала очертания города. Бледного, окутанного дымкой тьмы. Живые существа – почти бесплотные тени. Звуков не было, но, как ни странно, тишина не давила на уши. Мерное покачивание кареты перекочевало со мной в это странное сновидение, как и проносящиеся улицы. Я словно в прострации смотрела перед собой, и… мне было так одиноко. Одна. Вокруг – чуждые по природе тени. Что может быть с ними общего? А хочется родного… своего.

Неосознанное желание заставило дома вокруг потускнеть и стать прозрачными. Я видела сквозь них далеко вперед, я искала… искала что-то родное. Почему-то была уверена, что найду. Ослепительно-яркая точка мелькнула в соседнем переулке, и я вскинулась, подалась вперед, жадно следя за ней глазами. Потерялся, бедный? Ты не должен здесь находиться… и уж тем более вокруг тебя не должно быть этой ужасной, сковывающей волю, подчиняющей тело багровой сети.

Я стремительно выскочила из повозки и быстро пошла в ту сторону, где заметила… искру? Не знаю. Тени живых отступали, зазевавшихся на моем пути я просто отшвыривала в сторону. Я торопилась к цели, я должна была забрать эту искру. Ей тут не место!

– Ирьяна!

Словно сквозь толщу воды до меня донесся голос мужа, но я лишь замедлила шаг и, обернувшись на плотную темно-синюю тень, какой тут выглядел мой дракон, ровно сказала:

– Пошли со мной. Мы должны его забрать.

– Кого?!

– Не знаю… – медленно покачала головой. – Но должны.

Логики не было, как и вопросов. Я должна. Должна дойти и забрать искру домой. Освободить от чужого влияния.

К счастью, Вейл не стал меня закидывать на плечо и тащить обратно. Он лишь кивнул, и когда я, не оборачиваясь, пошла вперед, услышала за спиной его шаги. Спасибо, любимый. Что поверил, что прислушался.

Я почти летела по переулку, стараясь скорее достигнуть места, где находилась моя искра. Чем ближе подходила, тем ярче становился мир, словно один за другим покровы сдергивали с моих глаз. Дома обретали плотность, камень под ногами – очертания, муж перестал напоминать синюю тень. Задыхаясь от волнения и предчувствия чего-то невероятного, я влетела в большой колодец между домами и замерла, глядя на небольшого желтого хейлара, стоящего неподалеку. Он удивленно смотрел на меня серыми глазами, пока вокруг него не полыхнула сетка чужой воли. Взгляд рядового тут же затянула алая дымка ярости.

– Хейлар! – выдохнул муж, пытаясь оттеснить меня за спину.

– Да, – довольно пропела я и мысленно потянулась к хвостатому, начиная аккуратно снимать опутавшую его липкую гадость.

Желтый пригнулся, раздраженно хлеща хвостом по бокам, и тихо зарычал. Призывно зарычал. Из соседнего дома вышли три окровавленные твари. Я вздрогнула, теряя концентрацию, и окончательно потеряла связь со странной потусторонней реальностью, в которой видела и знала гораздо больше, чем обычно. Но размышлять уже было некогда.

На Вейла бросились недоделанные подобия хейларов, а я по стеночке стала отходить, пытаясь снова нырнуть на тот уровень реальности, на котором видела опутывающие рядового нити чужой воли. Позади полыхали вспышки магии, и спустя несколько секунд мимо просвистела одна из тушек противника. Врезалась в стену, рухнула и больше не поднялась. Остался всего один. Вейл должен справиться. А я должна сделать так, чтобы рядовой, сейчас стоящий в стороне и заинтересованно наблюдающий за схваткой, не ринулся в бой.

Я мысленно прикоснулась к его морде, погладила и, когда хвостатый воин повернулся, тихо прошептала:

– Хочу помочь. Я смогу снять с тебя это плетение, но нужно подойти. Ты же подпустишь меня?

Пока говорила, неторопливо снимала багровые ниточки с его головы. В награду алая дымка в глазах хейлара стала тускнеть, сменяясь осмысленным выражением. Но доверия там, разумеется, не было ни на грамм.

– Я от Арвиля. Мы разбудили город, вернули десятников… Ты же заметил, что они пропали, верно?

Медленный кивок, и хейлар неторопливо перетек в боевую стойку. Кидаться на меня по-прежнему не спешил. А я говорила. Рассказывала о том, чем заняты Арвиль, Диар и остальные. О том, как загонял меня Алишин за это время. О том, что совсем скоро все будет хорошо, мы найдем ресурсы и сможем принять в городе больше хейларов.

– Пойдем со мной… ну пойдем? Что тебе тут делать, как быть? Ты по-прежнему желаешь убивать по чужому приказу? – шептала я, подходя ближе и ближе, торопливо снимая багровые нити.

– Зачем тебе это? – Глухой предупреждающий рык вырвался из груди зверя, но я не остановилась, прекрасно видя, что в его глазах все меньше и меньше безумия. Отступить сейчас – это предать. Меня, Арвиля, все, что мы с ним прошли. Все, что испытали Сотник и его народ. Сейчас, в этот самый миг, я знала лишь то, что могу помочь. Могу освободить хейлара от проклятых уз! Я не представляла, откуда взялась эта способность, и все еще находилась в странном полудурмане, в котором не знала сомнений и колебаний, но видела цель. Хвостатый успокоился, хотя и крупно вздрогнул, когда я положила ладонь на прохладную чешую.

И получалось! У меня получалось! Багровых нитей становилось меньше, я улыбалась, поглаживая окончательно присмиревшего рядового. Запутывалась пальцами в шелковистой гриве, что-то успокаивающе шептала… и делала свое дело. Почти вышло! Еще немного, и…

Тут хейлар дернулся, а оставшиеся канаты чужой воли вдруг стали крепче стального троса. Потом липкая паутина вновь окутала и подчинила хвостатого. Алая пелена заволокла серые глаза, и он молча кинулся на меня. Попытался. Слева прилетела синяя магическая сфера и окутала зверя полупрозрачной сетью. Оказавшийся рядом Ринвейл рывком поднял меня, встревоженно огляделся, коротко рыкнул и сказал:

– Придется уходить.

– Почему?

– Потому что если нас тут найдут, вряд ли поверят, что мы случайно проходили мимо. Особенно в свете того, что в доме, откуда они вышли, наверняка не осталось живых.

– Что будем делать?

– Портал, – коротко ответил Вейл, и уже спустя полминуты закидывал в излом в пространстве поочередно трупы недоделанных зверушек, а потом и рядового. Затем подхватил меня на руки и почти бегом рванул за ними.

Когда мимо нас просвистело боевое заклинание, я поняла, что спешка была более чем оправданной. Из переулка вынырнул отряд имперских магов, в одном из которых я опознала приятеля Вейла – алхимика Аэрлиса. Сейчас он светился тусклым зеленым светом, и магический потенциал оборотня вырос до невиданных размеров. А еще с ужасом увидела в другом маге лорда Алира Хора. Да-да, мужа Императрицы! Стихии! Что он может подумать и доложить Александре?!

М-м-мать, мне кажется, или у нас только что накрылись все мирные переговоры?!

Радужная дымка рассеялась, и мы с Вейлом оказались посреди круга донельзя злобных десятников, оскаливших клыки и припавших к камню, готовых к прыжку. За ними, вооруженные до зубов, стояли молодые фейри. Видимо, оказались неподалеку на момент «вылета» из портала сначала дохлых тварей, а после – связанного рядового. К стене привалился расслабленный и спокойный Лаллин, но сила, окружающая Князя, была настолько древней и мощной, что я задрожала, уловив ее отголосок. С таким связываться – себе дороже.

За спинами остальных, возле лежащего ничком захваченного нами желтого сидел Арвиль, одним касанием выжигая нити чужой воли. Последние пять он поймал, скрутил в хитрый узел и заплел в него шарик энергии. Потом оттянул, и словно рогаткой отправил сквозь пространство чрезвычайно «приятный» презент нашему главному гаду и противнику. По крайней мере, я была в этом уверена.

– Унести рядового, – тихо распорядился Сотник и стремительно двинулся к нам. – Рассказывайте!

– Дело в Ирьяне, – кратко ответил муж и поставил меня на пол, по-прежнему придерживая за талию.

– Я… видела его, – тихо ответила, взволнованно прикусывая губу. – Как на карте… Не знаю, как объяснить.

– Покажешь? – тихо спросил Арвиль, шагнув ближе и властно вырывая меня из рук Ринвейла. Ладони дракона на миг сжались, не желая меня отпускать, но муж явно понимал, что сейчас не та ситуация, чтобы проявлять собственнические чувства.

Фиолетовые глаза были так близко, нежная улыбка на губах одного из самых дорогих мне мужчин успокаивала, и я поневоле улыбнулась в ответ и кивнула. И… и все исчезло. Зал, хейлары и фейри, мой муж и дроу. Остались только бескрайняя пустота, я и он. Арвиль. Тут, в этом месте без времени и пространства, мне было так сложно лгать. Себе, ему… миру.

– Я скучал, – тихо сказал Сотник, нежно проводя ладонью по моей щеке.

– И я, – неслышно шепнула, прикасаясь кончиками пальцев к тыльной стороне его руки. Что-то в груди разрывалось от нежности и счастья, от боли, что все закончится. – Рада, что у тебя все наладилось.

– Да… – грустно улыбнулся мой самый лучший хвостатый друг. – Я научился жить, не ставя тебя в центр моей вселенной.

– Главное, не ставь туда никого, кроме себя, – откликнулась я, нежно улыбаясь. – Ты заслужил жить, как ты хочешь.

– Ты не хочешь жить, как я хочу, – совсем по-мальчишески усмехнулся Сотник.

– А… Криона? И девушки-фейри?

– Необходимые меры. Ты сама говорила, что глупо бежать от зова крови. А я частью дракон, частью фейри. Мне нужна эта сторона жизни. Зато я смог идти, не оглядываясь на тебя поминутно.

Я опустила глаза, прикусывая изнутри нижнюю губу, чтобы сдержать горькую гримасу. Арвиль, Арвиль… Ар. Мой ветер грез с фиолетовыми глазами. Ты навсегда самый лучший друг, но я никогда не смогу дать тебе больше. И знаешь, я этому рада.

Мое молчание было истолковано правильно.

– Ирьяна, пустишь в свою память? Нужно увидеть события двух последних дней.

– Я проведу тебя к нужным моментам.

– Хорошо.

Он протягивает мне руку, и я переплетаюсь с ним пальцами, ощущая, как в мое тело течет словно наэлектризованная сила.

Приемный телепортационный зал Анли-Гиссара

В центре стояли мужчина и женщина. Темноволосый бережно держал в объятиях хрупкую блондинку и сосредоточенно выводил на ее лбу какие-то знаки. Потом оба медленно приоткрыли сверкающие одинаковым лиловым огнем глаза.

Ирьяна почти сразу обвисла в руках Сотника и начала опускаться на пол. Ее подхватил бросившийся вперед рыжий дракон и прижал жену к груди, зло глядя на своего вечного соперника. Они оба это понимали. Что один всегда будет вместе с ней, а другой – рядом. И не дай создатель первому оступиться!

– Сотник! – оборвал поединок взглядов невысокий рыжий десятник. – Что случилось? Почему Ирьяна… видела то, что доступно лишь нам?

Арвиль некоторое время молчал, а потом сказал:

– Ирьяне цай Тирлин передалась некоторая часть моих способностей. Ее сила теперь родственна Сотникам, военачальникам народа хейларов.

По залу пронесся удивленный ропот, только Лаллин Черное Золото стоял у стены и с искренним интересом ученого смотрел на новый феномен, беспечно почивающий на руках рыжего дракона.

– Надо же, как любопытно получается… – пробормотал темный фейри, и его губы скривила непонятная усмешка.


Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  •   Анли-Гиссар. Дарья
  • Глава 10
  •   Анли-Гиссар. Один из тренировочных залов
  • Глава 11
  •   Комната Ирьяны и Вейла
  • Глава 12
  •   Комната господина Анли-Гиссара
  •   Ирьяна
  • Глава 13
  •   Круги Мира в Долине Слез и Крови
  • Глава 14
  • Глава 15
  •   Приемный телепортационный зал Анли-Гиссара
  • Teleserial Book