Читать онлайн Любовь (не) предлагать Или сделка с подвохом бесплатно

Пролог

* * *

Я принялась за королевский завтрак, обдумывая, что закажу на обед…

Всегда мечтала попробовать чёрные и белые трюфели.

Обязательно сегодня прочту другие книги.

Пробежала взглядом по шкафам с книгами.

Интересно, успею я прочесть и остальные книги, которые лэрд не назначал изучать?

Хотелось бы…

И пока я думала и радовалась такой умной и просвещённой себе, как вдруг, произошло нечто из ряда вон выходящее.

Двери в мою элитную камеру… хоромы резко распахнулись. Да так резко, что дверь ударилась о стену и с жалобным скрипом повисла на одной петле.

У меня из рук выпал блинчик, в который я так щедро утрамбовала чёрной икры… И прыснула на чудесный стол кофе, не в силах проглотить напиток от страха.

В комнату злющим ураганом влетел маг: глазищи опять чёрные, сам он мрачный и разъярённый аж жуть. Руки в кулаки сжаты, а шлейфом за ним стелется и клубится чёрный туман.

Боже, у них что, запрет на чёрную икру?

Что-то не попалось мне ничего подобного из прочитанного…

Ой, мама, он на меня несётся тараном!

Подскочила с места и очень вовремя.

Дэшард Вейнер одной лишь рукой убрал с пути мой чудесный стол с завтраком. Снёс его как помеху и стол отлетел к стене, разбился и разлетелся на щепки. Остатки моего завтрака некрасивыми кляксами размазались по серому камню и плюхнулись на пол.

Мне показалось, или артефакт действительно жалостливо пискнул?

Сама я забралась на письменный стол и вооружилась книгами.

Если бросить этот огромный том в мага, то если попаду, башку ему точно снесу. Или хотя бы хороший фингал поставлю.

Маг шёл на меня.

— Эй! Вы чего?! Спятили?! Какая муха вас укусила?!

Но лэрд и не думал отвечать. Поэтому я не стала рисковать своей жизнью и запустила в него книгой.

Один взмах руки и книга оказалась поймана чёрным туманом как паутиной. И зависла в чёрном сгустке прямо в воздухе.

Выставила руки перед собой и, балансируя на столе между книгами, ласково заговорила:

— Так, давайте поговорим, как взрослые адекватные люди… Если я что-то сделала не так, то просто скажите и мы решим вопрос…

Блин, ну вроде он казался мне рассудительным и невозмутимым, и вообще непробиваемой ледышкой. Что случилось, мать вашу?!

И тут этот знойный красавец рявкнул, отчего я чуть не оступилась и не навернулась со стола.

— Раздевайся!

— Чего?! — опешила я.

— Эвелина, немедленно раздевайся, — с угрозой в голосе прошипел Вейнер.

— Э-э-э… — выпучила на него глаза. — В каком смысле?

Так, а если я сейчас изображу обморок? Он меня поймает или позволит рухнуть на пол, а потом ещё потыкает носком сапога?

— В прямом смысле, Эвелина! Я должен увидеть тебя без одежды!

У него крыша поехала?

Но чтобы избежать летального исхода, решила не задавать больше вопросов и сделать, как он просит…

А если он хочет не просто увидеть меня, но и потрогать, а потом ещё чего сделать?!

Мне стало не по себе.

Я не сдвинулась с места. В смысле так и осталась стоять на столе с расширенными в ужасе глазами.

— Эвелина, не испытывай моего терпения, — яростно прорычал лэрд и протянул мне руку.

Надо же! Решил помочь мне спуститься.

Но не-е-ет, я барышня гордая, сама могу.

Села и осторожно спрыгнула со стола по другую сторону от страшного мага.

И чего он взбесился?

Может, сон ему дурной привиделся со мной в главной роли? И он решил что-то там проверить?

Какой бред.

Коснулась пальцами крючков на платье и замерла.

— Сначала объясните, зачем мне нужно раздеться, — не выдержала я. — И вообще, вы за мной подглядывали и уже видели без одежды.

— Я не осматривал тебя магическим зрением, — пояснил маг и сложил руки на груди. — Платье и бельё из магической ткани, они блокируют ауру. Раздевайся и побыстрее. У меня есть и другие дела.

— А если не разденусь? — спросила тихо. Всегда знала, что я не только идиотка, но и мазохистка.

Лэрд потемнел лицом и на удивление спокойно ответил:

— Тогда я сам раздену тебя.

Во мне что-то воспротивилось подчиняться ему. Отзеркалила его позу — сложила руки на груди, выставила одну ногу вперёд и также спокойно произнесла:

— Только попробуйте, и вы узнаете, какими острыми у меня могут быть ногти и зубы.

— Эвелина, не зли меня, — стоял лэрд на своём.

Я раздражённо дёрнула руками и приготовилась защищаться.

— Вы думаете, я боюсь вас? — спросила мужчину и насмешливо улыбнулась ему.

Его эмоции остались для меня загадкой — непробиваемая маска равнодушия. И лишь глаза стали ещё более чёрными. Ядовито-чёрные.

От этого жуткого взгляда возникает зуд в коленках.

— Всё же ты похожа на своего двойника, — на полном серьёзе ответил Вейнер. — Ведьма ничего не боялась. Ты тоже смелая, Эвелина. Только не забывай, смерть идёт рядом с тобой, хоть ты и не труслива. Твоя жизнь в моих руках. Но ты действительно не боишься меня, лишь опасаешься. Я это чувствую.

Переступила с ноги на ногу.

Он говорил с лёгкой ленцой, абсолютно спокойно. Как это ужасно, когда человек легко переходит от гнева к спокойному тону. Это сбивает с толку.

— Сними одежду, — отчеканил он. — Я должен увидеть тебя.

Поджала недовольно губы и собралась немного поторговаться, как маг произнёс с угрозой в голосе:

— Не заставляй меня применять силу, просто подчинись и сделай, как я велю.

Нет, хватит с меня угроз и требований! Я на прошлой работе этого «счастья» хлебнула сполна. Надоело!

— Идите к чёрту, лэрд Вейнер, — очень спокойно, но ледяным тоном отчеканила я и злорадно усмехнулась.

Правда, недолго моя душенька ликовала.

Маг, невозмутимо щёлкнул пальцами, и я поняла, что конкретно попала.

Его фраза: «Не заставляй меня применять силу» теперь стала мне очень ясна.

Он применил магическую силу в отношении меня и заморозил!

Не в смысле, что я покрылась льдом. Я замерла, не в силах шевельнуться!

Только глазами бешено крутила.

А из приоткрытого рта довольно быстро начала течь и капать слюна!

Маг удручённо покачал головой и начал меня раздевать!

Сначала просто взял и разорвал на мне платье.

Оно было красивым, сказочным! И его больше не-е-ет!

Потом на пол полетело моё нижнее бельё. Его маг тоже просто-напросто разорвал.

Осталась в одних домашних туфельках.

Я испепеляла мужчину взглядом и будь моя воля, он был бы уже труп.

Но этот негодяй не успокоился. Маг осмотрел меня с видом знатока, поморщился, будто увидел на мне какую-то гадость и чтобы совсем уж меня вывести из себя, распустил мои волосы, вынув из причёски заколку.

Я стояла и ощущала себя ужасно беззащитной, оскорблённой и оплёванной.

Неужели он не понимает, что нельзя так жестоко обращаться с женщиной?

От злости, обиды и беспомощности из глаз потекли предательские слёзы.

Тело затекло, но как я не пыталась справиться с магическими путами, пошевелиться так и не смогла.

Тем временем, Вейнер сложил ладони лодочкой, словно собирался воды набрать. Из его ладоней начал подниматься густой чёрный туман. Маг резко развёл руки в стороны и произнёс какое-то жуткое слово, состоящее из одних согласных, я не успела запомнить и понять, что за слово.

Густая тьма полетела прямо на меня! Я бы убежала, да не могла. Даже зажмуриться не вышло.

Тёмная субстанция колючим холодом накрыла меня, и моё тело вмиг покрылось мурашками. Ощущение премерзкое, словно на меня вылили ушат ледяной воды.

А после тёмная магия лэрда будто сама обожглась об меня: тьма вспыхнула золотом и осыпалась к моим ногам рваным пеплом.

Маг сильнее потемнел лицом. Магия лэрда шипами выросла за его спиной.

Ой-ей… Ему явно это не понравилось….

Пугающий взгляд мужчины не обещал мне лёгкой смерти.

Он смотрел на меня так, как смотрят на появившегося из ниоткуда огромного, жирного, мерзкого таракана! Берут тапок помощнее и бьют его много-много раз, пока не останется от «рыжего» даже мокрого места.

Вот так на меня сейчас глядел лэрд Дэшард Вейнер.

— У тебя не было мужчины, — сказал он жёстким и страшным голосом.

Щёлкнул пальцами и моё оцепенение исчезло. Я как подкошенная рухнула на колени и заплакала.

— Одевайся, — разрешил мне этот урод и направился на выход.

Я, разозлённая до состояния «последней капли» вскочила на ноги и бросилась на мужчину. Запрыгнула ему на спину и вцепилась зубами ему в ухо, захватив в рот и его волосы. Пальцами впилась в его глаза, намереваясь вырвать их к чёртовой матери!

Рот наполнился кровью…

Молниеносным движением мужчина резко раскрыл ладони, хлопнул ими и меня назад мощной волной воздуха, припечатало об шкаф. С полок на голову посыпались тяжёлые книги. Воздух с шипением покинул лёгкие, из глаз посыпались искры и мир поплыл.

Тряхнула головой, собралась с силами и начала подниматься.

Наверное, я выглядела сейчас не менее жутко, чем он: обнажённая, точно амазонка; растрёпанная; злющая, как тысяча чертей.

Вытерла тыльной стороной руки губы и увидела кровь.

Кровь мага.

Точно Рэмбо провела пальцами по щеке, рисуя полосы и прошипела:

— Ты — труп.

Мужчина стоял напротив, сложив руки на груди, и глядел на меня тяжелым, давящим взглядом ядовитых чёрных глаз. Даже воздух уплотнился и стал неподъёмным.

Наши взгляды встретились. Я не опустила глаза, не отвернулась, выдержала.

Лэрд же смотрел строго и осуждающе. Из-за чёрных вздувшихся вен, я не могла усмотреть, расцарапала ему глаза или не удалось. Но ухо я ему точно пожевала и прокусила.

— Успокойся, — произнёс Вейнер невозмутимо, подписав тем самым себе окончательный приговор.

Я зарычала точно первобытная женщина и понеслась на него снова, нацелив на его лицо пальцы, намереваясь всё же вырвать из глазниц его жуткие глаза.

Он резко взмахнул правой рукой, и меня снова откинуло и впечатало в шкаф. Книги больше не падали мне на голову, но было больно.

— Ого! Вот это веселье ты себе устроил! — раздался от входа смеющийся мужской голос.

Сквозь звёздочки перед глазами, я увидела, что этот незнакомец высокий, вроде даже красивый и он блондин.

Кажется, с некоторых пор я ненавижу брюнетов и предпочитаю блондинов.

— А какая крошка у тебя тут! Но почему она…

— ВО-О-О-ОН! — рявкнул маг и моего гостя как ветром сдуло, и дверь явно встала на место, потому что скрежет петель и затвора не спутать ни с чем.

Меня, тем временем, затошнило.

Маг подошёл ко мне и я увидела его начищенные, идеальные сапоги. В их глянце отразилось моё лицо — такое несчастное, что я чуть снова не заплакала.

— Не думал, что ты окажешься дурой, Эвелина. Не делай больше подобных ошибок. Они будут слишком дорого тебе обходиться.

Плакать я не стала. Меня вырвало завтраком прямо на идеальные сапоги лэрда.

Маг всё с тем же невозмутимым видом поднял моё несчастное тело и довольно небрежно сгрудил меня на кровать. Набросил покрывало, прикрывая мою наготу. Потом коснулся моего лба холодной ладонью и с леденящим душу тоном, произнёс:

— Лежи, через час всё пройдёт.

«Каз-з-зё-ол!» — вертелось на языке.

— Я подумаю над твоей ситуацией и решу, какую выгоду можно получить в данном случае. Но инициацию ты всё равно пройдёшь. Без этого ты не сможешь творить свою магию.

— Выгоду? — переспросила вяло. — Инициацию?

Приподнялась на локтях, игнорируя жуткий вид лэрда, выдержала его тяжёлый взгляд и хмуро поинтересовалась:

— А теперь для несведущих, объясните, какого чёрта творится и что за цирк вы устроили?

Он склонился надо мной, едва не коснувшись лбом моего лба, при этом его чёрные волосы завесой упали по сторонам от моего лица.

Так близко маг вообще был страшен.

У меня сердце в обморок свалилось, а душа в пятки переселилась.

Реально, в таком вот виде (глаза чёрные без белков, вены вздутые вокруг глаз и тоже чёрные), он очень страшный. А ещё его давящая аура радости не добавляет.

Нервно сглотнула и облизнула пересохшие губы. Вот чего он пялится, а?

А потом вдруг подумала, рассматривая жуткое лицо: «Что если проткнуть его надувшиеся вены? Кровь польётся как нефть, чёрного цвета или всё же красная?»

Развить и додумать эту мысль не дал сам Вейнер. Он снова заговорил.

— Цирк устроила ты, Эвелина. Я уже повторял — ты должна слушать меня беспрекословно.

Он вдруг провёл костяшками пальцев по моей скуле и этот жест не был романтичным. Я вздрогнула, словно меня коснулось нечто жуткое, затаила дыхание и едва удержалась, чтобы не зажмуриться.

— Если твоя память слишком коротка, то я напомню — твоя жизнь в моих руках, Эвелина. Твоё счастье, что ты двойник ведьмы с нужными мне магическими данными.

— Иначе позволили бы мне умереть, да? — выдавила жалобно, пересилив свой страх.

Мужчина выпрямился, и его волосы мазнули меня по лицу холодным шёлком.

— Это уже неважно, — отозвался он.

Глава 1

* * *

- Эвелина -

Вы когда-нибудь слышали выражение — «Загадывай желания осторожно — они имеют свойство сбываться»?

Слышали, да?

Я тоже.

И никогда не думала, что моё практически шуточное желание, загаданное на Новый год, воплотится в жизнь.

А пожелала я следующее: «Пусть моя жизнь кардинально изменится. Надоела мне эта скучная серая волокита с заезженным сценарием дом-работа-дом…»

Да и дом у меня арендованный, точнее, квартира. На собственное жильё коплю, да никак накопить не могу.

И работа так себе — не то, чем я хотела бы заниматься, но зато перспектива роста имеется.

Лет через двадцать буду сидеть в руководителях, и зарабатывать уже совсем не те копейки, что сейчас.

А работаю я в крупной энергетической компании незаметным сотрудником. Выполняю, по мнению руководства совершенно простую работу — отвечаю на звонки в службе поддержки клиентов и изо дня в день, выслушиваю в адрес компании и заодно в свой собственный проклятия, трёхэтажный мат, истерики, обещания расправы и тому подобные прелести. Редко, когда кто-то окажется адекватным собеседником.

Но что поделать, в наш век стресс — это норма жизни.

В итоге, домой всегда возвращаюсь выжатой, даже ни как лимон, а как несчастное полотенце, побывавшее в стиральной машинке на режиме экстремального отжима.

Вот и захотелось мне перемен.

А ещё я загадала: «Чтобы встретила невероятного мужчину — сильного, загадочного. Такого, чтобы чувствовать себя с ним как за каменной стеной и чтобы он оберегал меня от всего мира. И чтобы с этим мужчиной у меня случился первый раз… И обязательно хочу, чтобы у меня появилось новое дело — то, к которому у меня имеется природный дар… Правда, какой дар — предстоит ещё узнать».

Это было шуточное желание, да и не желание вовсе, а так, жалостливое подвывание из-за усталости.

Новый год встречала с двумя близкими подругами.

Родители на мне уже давно крест поставили, и отношения мы поддерживали на расстоянии.

Как говорит мама: двадцать пять лет, а ни котёнка, ни ребёнка. Стыдоба!

Ну и ладно. Зато в столице живу.

Да и другие три мои сестры маму с папой радуют — и успешные, и замужем, уже и внуков наплодили. Как говорится, в семье не без урода. В общем, с самого рождения я чувствовала, что нежеланный ребёнок, нелюбимая сестра, и ведь я не старшая и не самая младшая. Третий по счёту ребёнок.

Но я уже давно пережила нелюбовь семьи и живу своей жизнью, ни от кого не завишу.

Новый год встречаю с подругами и нам очень весело.

Мы много танцевали в моей однушке, ели, пили, ходили смотреть фейерверк, запущенный соседями. Потом снова веселились и под бой курантов загадывали желания.

Вот я и загадала на свою погибель.

Что ж, прелюдия завершена, а теперь позвольте представиться, меня зовут Чернова Эвелина Олеговна, двадцати пяти лет от роду.

Внешностью природа не обделила и если бы я захотела, то могла бы при помощи своих данных уже быть на вершине Олимпа.

Не поверите, наверное, но я честолюбива и привыкла добиваться своих целей собственным упорством и умом, а не при помощи кукольного личика и своих выдающихся форм.

Скорее всего, вы или фыркнете, или удивитесь тому факту, что я до сих пор девственница. Но это так.

Я решила, что буду принадлежать тому мужчине, который покорит меня.

Внешность второстепенна, а вот ум действительно возбуждает.

Но пока на моём пути встречаются бесхарактерные, с гигантским самомнением и кучкой комплексов мужчинки. Внешне они брутальны и вроде как круты, и даже немного умны, а ещё благодаря папе с мамой, связям и удаче, имеют высокий статус. Но узнавая их ближе, я сталкивалась с пугающей пропастью. Пустышки.

В общем, одно или два свидания и я без сожалений давала отбой очередному ухажёру.

В энергетической компании, где работаю, за мной закрепилось прозвище Ледышка.

Нет, чтобы Снежной Королевой назвать…

Но мне всё равно, хоть курицей пусть обзовут.

Чтобы ко мне перестали клеиться всякие там личности, не желающие строить серьёзные отношения, с умом, которого хватает лишь на пошлые комплименты и дурацкие намёки, я прибегла к проверенному методу.

Одежда на полтора размера больше; очки, которые мне совершенно не идут; причёска а-ля старая дева, а если подробнее, то мои пушистые волосы зализаны волосок к волоску и собраны на затылке в тугой пучок; минимум косметики или её отсутствие и вуаля! Из привлекательной молодой женщины я превращаюсь в дурнушку обыкновенную. Всё равно на той должности, что я занимала, строжайшего дресс-кода не существовало.

Так я и жила, скучно, пресно, тоскливо и уныло.

Но кто-то там сверху услышал моё желание и решил, скорее всего, пошутить и посмеяться надо мной.

Новый год и загаданное желание перевернули всю мою жизнь с ног на голову.

* * *

Проснуться я должна была зимним январским утром, когда хрупкие лучи солнца пробиваются сквозь снеговые облака и заглядывают в сонные окна.

Я должна была находиться в своей маленькой арендованной квартирке, в тёплой и уютной кроватке. И нежиться должна была на свежевыстиранном постельном белье с ароматом альпийских лугов.

В реальности оказалась в настоящем кошмаре.

В нос ударила удушливая мерзкая вонь.

Не просто вонь.

Я чувствовала настоящий запах зла.

Казалось, тошнотворное зловоние начало забиваться не только в нос, но и впитываться в одежду, волосы, проникать через поры на коже и отравлять мою кровь.

Помимо вони на меня обрушился и дикий холод — сырой воздух заставлял дрожать и сжиматься, чтобы сохранить остатки тепла.

Голова дико болела, буквально разрывалась на части, отчего я тихо подвывала.

Глаза никак не могла открыть — боль вспыхивала адская, словно кто-то насыпал колючего песка и склеил мне веки.

Горло саднило и драло, как при самой жестокой ангине.

И очень сильно хотелось пить. Жажда невероятная, язык прилип к нёбу.

Я стонала, не понимая, какого чёрта происходит?

Попыталась с одного бока повернуться и лечь на спину и застонала сильнее, отчего несчастное горло будто вспыхнуло огнём.

Почему под собой ощущаю каменный холодный пол?

Почему рядом кто-то тихонько и зловеще подсмеивается?

С трудом, но всё-таки разлепила налитые, будто свинцом веки и шокировано выдохнула.

Медленно повернула голову в сторону, поморщилась от боли и застыла в ужасе.

Где я?

— У тебя сейчас всё болит. Ты дезориентирована и шокирована, но скоро всё пройдёт. Нужно просто подождать, — прозвучал женский голос.

Надо мной появилось миловидное лицо.

И голос до боли знаком.

Я моргнула, прогоняя видение. Ещё раз моргнула, но девушка, что глядела на меня с любопытством и издевательской насмешкой, не исчезла.

— Ты ведь удивлена, да? — рассмеялась незнакомка.

На меня смотрела… Я.

Точная моя копия или просто очень-очень похожая молодая женщина.

Только её губы потрескались, на правой скуле налился фиолетовый синяк, а на лбу красовалась приличная шишка.

— Кто ты? — прохрипела сиплым голосом.

— Эвелина Нуар. Я — тёмная ведьма, — усмехнулась моя копия.

Она потрясла подле моего лица руками, и я увидела на тонких запястьях цепи и кандалы.

По коже пробежали толпы мурашек.

Страх сделал моё тело ещё более скованным, а саднящее горло сжалось в спазме ужаса.

— Где я? — выдохнула, едва сдерживая крик.

И не дожидаясь ответа, изо всех сил ущипнула себя, желая скорее проснуться.

Это ведь сон, правда?

Ущипнув, всхлипнула от боли.

Слезящимися глазами обвела взглядом камеру. Сквозь зарешеченные узкие окна проливался яркий лунный свет, и увидела я небольшое каменное помещение. Пол покрыт гнилой соломой. В углах брошены грязные мешки — похоже, это кровати.

И ничего больше.

Сплошную металлическую дверь явно открыть серёжкой-гвоздиком не удастся.

Сжала руки в кулаки, вгоняя ногти в ладони. Зажмурилась сильно-сильно и начала про себя произносить: «Эва, проснись. Проснись. ПРОСНИСЬ ЖЕ!»

Но кошмар не желал покидать меня.

Я не могла проснуться.

Не могла.

Потому что это…

— Это не сон, — произнесла моя копия, словно прочитала мои мысли. Женщина засмеялась. — Знаешь, а ведь ты — моя самая большая удача. Я хоть и ведьма, и могу менять будущее, да вот в своё будущее вмешаться не могу.

Она поднялась с пола и, звеня цепями, босая прошлась рядом с моим лицом.

Я видела её ступни — в синяках, кровоподтёках и ссадинах.

Рваное платье когда-то доходило до самого пола. Сейчас оно разорванными лохмотьями едва прикрывало изящные щиколотки.

Заметила родинку на её правой ступне. Возле большого пальца у неё имелась родинка, точнее родимое пятно в виде полумесяца. У меня есть точно такое же.

Чёрт! Это какой-то сюр!

Я не верю.

НЕ ВЕРЮ!

Женщина села рядом со мной и коснулась моих волос. Пропустила пряди между пальцев и, покачав головой, продолжила:

— Одно лицо. Один цвет волос, только у меня волосы длиннее и светлее. Знаешь, а ведь это один шанс даже не на миллион… Такой цифры и не существует… Найти своего двойника среди множества миров… Я до конца не верила, но чудо свершилось!

Она весело засмеялась.

У двойника был мой голос.

Чёрт! Да её даже звали, как меня!

Эвелина.

— Я смогу начать новую жизнь, пусть уже и не в этом мире, а в другом. Нос моим возлюбленным, который и подал мне эту гениальную идею! Всё оказалось намного проще, чем казалось.

Ведьма взяла моё лицо в ладони и, широко улыбнулась. Она начала разглядывать меня с маниакальной жадностью и зловещей радостью, а закончив осмотр, прошептала:

— Прости, что так поступаю, но, увы, нам хоть и дан разум, но мы всё те же животные. Когда нам грозит смерть, просыпается самый сильный инстинкт. Знаешь какой?

Она погладила меня по голове, словно ласковая подруга и сказала:

— Инстинкт выживания. Ты получишь мой дар. Он тебе не пригодится, потому что жить тебе осталось недолго.

Она протяжно выдохнула и снова погладила меня по волосам, щекам и плечам.

— Мне жаль так подло поступать со своим двойником, но как я уже сказала, мной движет инстинкт выживания. Поэтому прости меня, девочка. Ничего личного. Просто я ещё не готова принять смерть. Я должна жить и я буду жить.

И снова смех. Смех облегчения и надежды.

— Мой любимый ждёт меня в другом мире. К сожалению, мир не наделён магией, но так даже и лучше. Мне от моего дара достались одни лишь неприятности. А в новой жизни у меня уже есть дом, который не будут атаковать вечно страждущие изменить своё будущее. Мужчина, что любит меня, вытащит отсюда. Наконец, я рожу детей. И пусть моя жизнь будет не такой насыщенной, но зато я обрету покой.

Передо мной вырисовывались черты моего будущего.

Эта психопатка решила свалить на меня свои грехи?

— За что ты здесь? — выдавила из себя.

— Ох! Да много за мной грехов тянется, — хохотнула ведьма. — За столько лет всего и не упомнить, но если кратко… Убила парочку офицеров, но ты не думай, не просто так убила. Эти мужчины заслужили смерть — они были насильники и конченные подонки.

— Их нужно было передать суду… — процедила я и сжала руки в кулаки.

— Да, да… — кивнула она и продолжила: — По желанию высшей аристократии, я меняла их судьбы, но получив желаемое, они решили, что последствия не устраивают. Они потребовали от властей расправы надо мной. Как назло мой покровитель и защитник в высших кругах помер, и я осталась без защиты. Мне пришлось защищаться… и убивать. За мной началась настоящая охота. Тогда я и бежала в другую империю, где украла нужные для побега в другой мир артефакты. Встретила опального мага и влюбилась в него как девчонка. Мы бежали с ним вместе. Артефакты открыли портал в другой мир. Андро ушёл, а я не успела… Проклятые тёмные заглушили артефакт и обрезали мне все пути отхода.

Она показала мне руки в кандалах.

— И теперь я здесь. Они заковали меня в антимагические кандалы, но не ведают, что я не маг и не посредственная ведьма. Да и не ведьма вовсе. Нет названия моему ремеслу. Моя магия не как у всех. Сама видишь, я смогла вызвать тебя. Выдернула из другого мира.

Она склонилась надо мной, и я ощутила её тёплое дыхание на своей щеке.

— Я изменила твоё будущее. Переписала твою судьбу.

Я не верю в судьбу. И не верю в потери.

Если ведьме удалось повлиять на моё будущее, это ещё не значит, что будет так, как она решила.

Если всё, что сейчас происходит — реальность, то в любом случае, есть в моём жизненном пути как минимум две колеи…

— И что дальше? — я попыталась сесть.

Тело уже не так болело и стонало, да и боль из горла стала уходить. Головная боль тоже практически сошла на нет.

— Ты всё равно не сможешь уйти в другой мир… — усмехнулась я. — У тебя ведь нет артефакта… И сама сказала, что тот мир не магический.

Ведьма запрокинула голову и заливисто, громко и от души расхохоталась.

Я ждала, когда её безумный смех завершится, и она пояснит свои дальнейшие действия.

Отсмеявшись, она ударила себя в грудь и самодовольно сказала:

— Сегодня в полночь меня здесь не будет…

И подмигнула мне.

— Но фактически останусь. Моя магия будет твоей, девочка. Ты станешь мной. А я начну жить сначала.

И столько уверенности в её голосе прозвучало, радости и желания скорее исчезнуть из этого проклятого места, что я поверила в каждое её слово.

Это было странно и страшно смотреть на саму себя и до конца не верить в происходящее.

Я всё ещё надеялась, что вот-вот проснусь, и этот кошмар закончится…

Увы.

Глава 2

* * *

— Всё, хватит, — стала серьёзной ведьма. — Пора приниматься за работу.

Я отползла к стене и поднялась на дрожащие ноги.

Она приблизилась ко мне и схватила за горло. Сжала крепко пальцы, перекрывая дыхание.

— Будет немного больно, — предупредила она и склонила голову набок, явно наслаждаясь моим замешательством и страхом.

Но я не жертва и никогда не веду себя подобным образом.

Прогнала страх прочь, сузила глаза и с силой ударила ведьму по рукам.

Она не ожидала от меня подобного выпада и ощерилась, а я предупреждающе выставила вперёд руку и прошипела:

— Не смей ко мне подходить, гадина! Дождёмся, когда за тобой придут, и увидишь, что ты и ответишь за свои преступления!

По-акульи улыбнулась ей и добавила:

— Меня вернут в мой мир, а все твои мечты так и останутся мечтами. Так что сядь и жди своей участи. Подойдёшь ко мне — пожалеешь.

Ведьма сжала руки в кулаки и как зверь зарычала.

Я пожала плечами и снисходительно произнесла:

— Прости, что говорю тебе неприятную правду, но это инстинкт выживания. Ничего личного.

Слабость покидала моё тело. Боль тоже уже практически не ощущалась.

Я прислонилась спиной к стене, сложила руки на груди и взглядом стала сверлить разозлённую женщину.

— Ты-ы-ы! — взвизгнула ведьма и вскинула руки. — Не смеешь перечить мне! Я решила твою судьбу, и она исполнится согласно задуманному мной порядку! Ни ты, и никто другой ничего уже не изменит!

Она подула на свои руки, и в её бледных ладонях закрутился небольшой смерч.

Я сильнее вжалась в стену, от ужаса, не ощущая холода и по стенке начала отодвигаться от разозлённой ведьмы.

— Даром тебя проклинаю! — проревела она голосом, наполненным металлом. — Судьбою своей нарекаю!

Смерч вспыхнул слабым белесым светом и полетел в мою сторону!

— Отдаю тебе свой дар, — чётко, чуть ли не по слогам отчеканила ведьма.

— Нет! — взвизгнула я, убегая от светящейся фигни. Но камера маленькая, сильно не побегаешь, и далеко не убежишь. — Остановись!

Она стояла в центре камеры и повторила ещё два раза:

— Отдаю тебе свой дар. Отдаю тебе свой дар.

Прижалась к стене с пониманием, что она победила, и ощутила, как горячее нечто врезалось мне в спину, причиняя невыносимую боль, словно разряды нескольких тысяч вольт поразили меня.

От дикой боли у меня даже не оказалось сил, чтобы закричать.

Перед глазами вспыхнул белый свет, меня выгнуло, затрясло в конвульсиях… А потом я уже ничего не помню…

Наверное, меня спасла потеря сознания.

* * *

«Пусть моя жизнь кардинально изменится. Надоела мне эта скучная, серая волокита с заезженным сценарием дом-работа-дом…»

«Эх, — подумала я, открывая глаза и любуясь серой мрачностью каменной тюрьмы, — вот не загадала бы желание, что хочу кардинальных перемен в жизни, ничего бы этого со мной не случилось. Зачем я вообще пожелала каких-то там перемен?»

Что теперь меня ждёт? Что я могу изменить и как мне вернуться домой?

Но в данный момент я ничего не могла изменить, не было у меня такой власти. Я вздохнула и хмыкнула, поглядев на украшения, оставленные моим двойником — цепи и кандалы.

Ведьме удалось сбежать.

Не знаю, что произошло после того как меня хорошенько проэлектризовало, но когда пришла в себя — ведьмы и след простыл.

Зато её одежда теперь была вся на мне, а моя чудесная мягкая пижама исчезла вместе с этой сукой.

А ещё она нацепила на меня кандалы.

Теперь мои запястья саднят, а кожа так раздражается, что быстро начинает кровоточить.

Не передать словами, насколько же это невероятная свобода — не иметь подобных «украшений». Но мне, похоже, теперь об этой свободе можно только мечтать.

Ведьма говорила о силе, что передала мне.

Я пыталась как-то призвать эту силу: тужилась, пыжилась, говорила с магией, размахивала скованными руками в надежде, что произойдёт некое чудо. Но чуда не произошло.

Вывод — никакой силы во мне нет, а если и есть, то она впала в глубокую спячку.

Два дня и две ночи я провела в этой холодной и богом забытой дыре.

Меня никто не навещал, не проверял, самое ужасное — не кормил и даже воды не приносил.

А где тюремщики?

Кто-то же должен быть рядом?

Первый день я звала на помощь. Кричала, что меня подставила ведьма — вытянула меня несчастную из другого мира в этот, а сама сбежала.

Никто не ответил.

Вокруг стояла сплошная тишина, словно в этой тюрьме находилась только я одна.

Вторые сутки я разрабатывала коммуникативный план. Когда за мной придут, я должна доходчиво и объективно донести суть проблемы и внушить, что ни в чём не виновата.

Но придут ведь за Эвелиной, а её нет. То есть, я и есть Эвелина, но не та… Но мы как две капли похожи…

Боже, как же глупо всё звучит! Я сама себе уже не верю.

А ведь я умею вести беседу, не срываться на крик, когда слышишь оскорбления, неверие и недовольства. Работа такая — держать удар, точнее лицо компании. Поэтому мне не просто присущи качества как стрессоустойчивость, гибкость и вежливость — они в меня вколочены намертво.

Но вот как мне донести свою историю до людей, которые ненавидят Эвелину?

Надеюсь, я смогу доказать, что я — не она.

На третьи сутки открыла глаза. Вокруг темнота, хотя вроде как утро.

Слышался звук дождя и падающих капель на камень.

Ничего не изменилось: всё ещё в камере, всё ещё одна. И всё также блуждают сквозняки, обжигают и заставляют беспрестанно дрожать.

Широко зевнула, потянулась и почесала застывшими пальцами загрязнившиеся волосы.

«Сплошное разочарование!» — подумала с грустью, вспоминая, как приятно было вставать по утрам, принимать горячий душ, надевать чистую одежду, пить обжигающий чёрный кофе со сливками, есть бутерброд с маслом, огурцом и колбасой и ехать на работу.

Какая же у меня прекрасная жизнь была!

И чего я ныла?

Дура.

Поднялась на ноги, оттряхнула солому, набрала в ладони воды из образовавшейся лужицы и умыла лицо.

Дотянуться до оконца было невозможно. Слишком высоко.

И пить хотелось зверски. Но пока я держалась и не рисковала пить эту воду. Я человек разумный и в век просвещения прекрасно знаю о бактериях, паразитах и прочей гадости, которая может водиться в этой чудной водичке.

Про есть вообще молчу. У меня желудок исполнял настоящие арии, требуя пищи.

А из пищи в этом месте была только сырая гниющая солома.

Кстати, воду и еду я требовала. Молотила по двери, стучала металлическими кандалами и цепью по металлу, но как уже говорила — ответом мне служила тишина и полный игнор.

Не хотелось бы загнуться в этом убогом месте от жажды, голода и холода.

Кстати, признаки простуды с сегодняшнего утра уже начали давать о себе знать. Сопли, озноб, подкашливание и голова словно чугун.

Эх, в тёплую постельку бы сейчас, горсть антибиотиков и чашку малинового чаю.

И только подумала об этом, как вдруг, металлическая дверь, похожая на сейфовую, пришла в движение.

Застонали несмазанные петли. Жутко от такого скрипа. Рычанье двери было как проклятье. Звуки металла неприятно резанули слух. Но ещё более неприятно было увидеть чуть ли не армию вооружённых мужчин — настоящие воины стояли по ту сторону двери и глядели на меня как на исчадие Ада.

Ой, мама!

— Эвелина Нуар! Вы незамедлительно отправляетесь на суд!

Что! Суд?

Какой суд?

Меня что, сжигать будут?

Предупреждающе выставила вперёд руки:

— Не подходите ко мне…

Голос прозвучал сипло, жалко и безжизненно.

— Всем известно, что закованная в железо ведьма не так опасна, — с опасливой усмешкой произнёс впереди стоящий воин.

Высокий и могучий мужчина в броне, и я ему до пупка едва достану. Он был здоровым и если пожелает, меня мизинцем легко прихлопнет. Остальные воины не уступали в неустрашимости и крепости своему предводителю. Уверена, за их плечами немало подвигов и побед.

Но всё же они сейчас стояли напротив миниатюрной девушки, закованной в кандалы, босой, уставшей, измученной в холодной камере без еды и воды и не поверите, но могучие воины опасались её.

Ну, ни фига себе у Эвелины репутация!

* * *

- Эвелина -

Меня довольно грубо схватили за цепь и потянули за собой, как собачонку.

Охрана из громадных воинов выстроилась вокруг меня плотной коробочкой.

Если б не цепи да кандалы, то почувствовала бы себя кинозвездой.

Меня вывели из тюрьмы. Очевидно, что здание было окружено крутой шумоизоляцией, по-другому не объяснить тот факт, что на меня обрушился дикий шум города.

Это был город, я успела мельком сквозь щели между телами конвоиров увидеть высокие круглые здания. Яркие крыши и самое главное — чистое небо над головой.

Стояла прохладная погода. По ощущениям либо весна началась, либо лето кончилось.

Эх, а на Земле зима. Новогодние праздники.

Нет, рефлексирование в столь сложный момент не лучшая затея.

Меня подвели к странной повозке — я не сразу поняла, что это дилижанс. Он был оборудован для перевозки преступников. Задняя часть транспорта была зарешечена. А на двери, которую мне даже открыли, красовался мой… точнее, ведьмы, что оставила меня за себя, портрет. Хочу заметить, что весьма привлекательное изображение вышло. И под моим улыбающимся личиком огромными буквами выведена зловещая надпись «Особо опасна!»

Прелестно!

Меня совсем не галантно затолкали внутрь и с лязгом заперли железную дверь.

Вцепилась в прутья и зажмурилась, всё ещё надеясь, что вот именно сейчас весь этот кошмар исчезнет и окажется, что я просто спала.

Кошмар не исчез.

Мои конвоиры всем составом взобрались в другую часть дилижанса, озабочено переговариваясь между собой, не смогу ли я, минуя магические оковы, заколдовать их? Или вдруг обернусь страшной зверюгой и всех их тут загрызу. И прочий подобный бред.

Понятно, вояки люди подневольные и особо суеверные, с ними договориться не выйдет.

Оставалось надеяться на благоразумие судьи…

Утренний город гудел, словно растревоженный улей. Вся улица, по которой меня везли, была загружена любопытными зеваками, слетавшимися, как мухи на мёд, поглазеть на ведьму.

Я приготовилась к самому худшему: к оскорблениям, которыми меня щедро осыплют горожане; к тухлым яйцам, помидорам или, прости господи, даже дерьмом закидают. Но нет, все молчали и провожали экипаж хмурыми и испуганными взглядами.

Может, Эвелину в народе любили?

Это для аристократии она была как кость в горле?

При любом раскладе, спасибо я ей ни за что не скажу. А вот побить хорошенько об стенку головой — это было бы здорово. Ух, зла на неё не хватает!

Привезли меня к месту назначения довольно быстро.

Здание было белым, с золотой крышей и козырьками, окна цветные, но рассмотреть как следует, надо полагать, здание суда, мне не удалось.

Снова «взяв меня в плотную коробочку» грозные конвоиры быстро повели внутрь.

А там шумно и пахнет как в любом казённом учреждении. Канцелярский запашок, видать, он в любом мире один и тот же.

Я вела себя примерно. Молчала и не делала попыток заговорить. А то ещё скажут, что колдовать начала и от страху тут же сожгут. А я жить хочу!

Меня отвели в какую-то комнатушку без окон, без мебели, вообще без всего.

И только я хотела сесть на чистый пол, как двери распахнулись, и в комнату вошёл… дядька Черномор.

Нет, ну по внешности его только так и описать: злобный старый карлик с очень длинной седой бородой и гусарскими усами.

Глянул он на меня снизу вверх злобным чёрным взглядом, будто я ему жизнь испортила…

Ой, чёрт!

А вдруг, Эвелина и правда, подгадила ему?

Не удивлюсь.

— Эвелина Нуар! Вы обвиняетесь в многочисленных преступлениях и скоро предстанете перед судом. Пока вы ещё здесь, вы можете признаться в других своих преступлениях, о которых уверен, мы ещё не знаем, но догадываемся, — преисполненный собственного превосходства, отчеканил этот нехороший мужик. — Вам есть что сказать?

Нет, чтобы предложить защиту…

— Без адвоката я не стану отвечать на вопросы, — произнесла вежливым, но строгим тоном училки. И добавила с уверенностью в голосе: — Я имею право на государственную защиту.

Имею же?

Или тут не знают, что такое адвокат и защищать ведьм в принципе не полагается?

Глава 3

* * *

- Эвелина -

На моё заявление мужчина состроил премерзкую рожу, что аж сплюнуть захотелось и с удовольствием, растягивая слова, сказал:

— Эвелина Нуар из Таргании, вы обвиняетесь в запрещённом колдовстве, в насылании неизлечимых болезней, порчи и в смерти сорока человек…

ЧТО-О?!

— Вы не имеете права на защиту, как особо опасная и ненужная обществу колдунья. Чтобы облегчить себе приговор, можете сознаться в остальных своих преступлениях.

«Черномор» важно погладил свою бороду, пристально поглядел на моё обалдевшее лицо, придавая своим словам гораздо больше значения, чем в них было, и добавил с усмешкой победителя:

— До суда десять минут, можете ознакомиться с преступлениями, в которых вам следует дополнительно сознаться. Сознаешься и твоя смерть не будет болезненной.

Он сунул мне в руки жёсткий пергамент и я, всё ещё не веря в происходящий бред, опустила взгляд на список и тут же разинула рот.

— Уничтожила поисковой отряд из ста воинов? Избила до смерти пятерых магов?

Дальше даже читать не стала.

Подняла дикий взгляд на карлика, швырнула ему в лицо его бумажонку и прорычала:

— Вы решили на меня повесить все нераскрытые и неудобные преступления? Не выйдет!

Ткнула себя в грудь.

— Я — не Эвелина Нуар! Ваша ведьма обвела всех вокруг пальца и сбежала! Она подставила меня — обычного человека без магических способностей! Я…

«Черномор» не стал меня слушать.

Он вышел и бросил кому-то приказ:

— Тщательно проверьте её, чтобы на заседании не возникло никаких эксцессов.

Я отскочила к стене и вжалась, дрожа всем телом. Выставила перед собой руки, замотала головой и затараторила:

— Нет, нет, нет, нет! Не подходите ко мне! Я ни в чём не виновата! Я не она!

Двое мужчин в серых хламидах, скинули капюшоны и, увидев их лица, я завизжала и чуть не описалась от ужаса и страха.

Нет, я конечно дитя прогрессивное и фильмов ужасов насмотрелась достаточно, но видеть вживую жутик как-то не по мне.

В общем ко мне ковыляли две мумии.

Морды частично забинтованы. Рты уже подверглись разложению. Глаза — дыры, в которых светится злой зелёный огонь.

В обморок, что ли упасть?

Ага, и будут они меня лапать.

Нет уж, не доставлю никому подобной радости.

Сбежать, вырваться или хоть как-то себя защитить не было никаких шансов, хотя…. Подраться, думаю, можно. Всё равно уже нечего терять.

С первой же попытки заехала коленом между ног одной мумии, что оказалась ближе ко мне и та сложилась пополам, зажав забинтованными лапками причинное место. Мумия взвыла, смешно вытянув гниющие губы уточкой.

Второй азартно накинула цепь прямо на шею и, следуя просмотренным боевикам, со всей силы нанесла страшилке удар прямо в нос.

Раздался треск, словно переломили сухую палку, и вдруг голова отделилась от тела мумии и весёлым шариком откатилась в дальний угол.

Тело задёргалось и начало метаться по помещению. Я вжалась в угол и приготовилась отбиваться дальше.

Безголовая мумия вскоре рухнула недалеко от головы и замерла.

Другая же сверкнула злобным огнём и, оскалившись, тараном направилась прямиком на меня.

Вряд ли пройдёт тот же финт с головой.

Но мумия вдруг резко остановилась в шаге от меня и вполне нормальным голосом, только очень уж трескучим, заговорила, или правильнее сказать, заговорил. Всё же при жизни это был мужчина.

— Я не причиню вам вреда, госпожа. Я должен осмотреть вас на наличие и отсутствие магических артефактов, заготовленных заклинаний и спрятанного оружия.

Я моргнула и медленно опустила руки. Шмыгнула носом и потёрла ноющие и в кровоподтёках запястья.

— Какое у меня может быть оружие? — пробормотала устало.

Весь запал прошёл, адреналин схлынул, хотя сердце всё ещё колотилось где-то в области горла и честно говоря, на какое-то мгнвоение мне стало как-то всё равно.

— Я не ведьма. И я не та Эвелина… — попыталась объясниться и резко заткнулась. Что взять с мумии?

— Я выполняю приказ прокурора и не могу повлиять на его решения и действия, — произнесла нежить.

Гулко сглотнула, вздохнула и кивнула.

— Ладно. Выполняй свою работу, — разрешила я.

Мумия подвергла меня тщательному осмотру. Раздел он меня догола и осмотрел каждый миллиметр моего тела.

Что я в этот момент ощущала?

Отрешённость.

— Чисто, — констатировала мумия, отходя от меня на безопасное расстояние.

Я торопливо оделась и, сверкая глазами от бессильного гнева, процедила:

— Что, обычные живые боятся ко мне подходить, раз таких как вы прислали?

— На нежить не действуют чары ведьмы, — ответила мумия и, подхватив уничтоженного собрата, оставил меня одну.

Одетую и злую, меня тут же за цепь схватили конвоиры и отвели в зал суда.

Огромное помещение, сколько хватало глаз, было заполнено людьми.

Интересно, здание выдержит натиск всех тех, кто хотел своими глазами увидеть Эвелину Нуар?

Гул стоял дикий, будто я попала на рынок.

Меня затолкали в самую настоящую клетку и заперли, повесив на двери огромный светящийся замок. Потом ещё подошёл злой как сам чёрт «Черномор», прицепил к клетке небольшой брусок, похожий на магнит, и прутья клетки загудели и вспыхнули синим — по ним побежали самые настоящие разряды тока.

Прелестно!

Сложила руки на груди и начала ждать веселья.

Почему-то моё сознание не могло оценивать всё происходящее по-настоящему. Я всё ещё надеялась, что сплю.

* * *

Пока все собираются, поднимается жуткий гам. Люди на трибунах спорят, орут друг на друга. Мне хочется заткнуть уши. Всё равно ни шиша не понимаю, голоса сливаются в настоящую какофонию.

«Черномор», он, надо полагать и есть прокурор (вот никогда не питала добрых чувств к прокурорам, судьям, полисменам и прочим сомнительным личностям из этой области), стучит по судейскому столу молотком, что размером больше, чем сам дядька. Но к порядку призвать народ у него не выходит, что его очень злит, а меня радует.

В конце концов, явились судьи. Страшная пара мужиков, призванная решить мою участь, прошествовали к своим местам с таким высокомерием на лицах, будто они имеют статус Богов. Впереди этих старых сухарей бежали два мальчика и осыпали их путь белыми лепестками цветов. Мд-а, не хватает только фанфар, и цирк абсурда будет завершён.

За судьями солдатской походкой следовали настоящие палачи — четверо здоровых мужиков в чёрных шароварах, с голыми торсами и чёрными мешками на голове, на которых были прорези для рта и глаз заставили своим видом и просто присутствием содрогнуться и застыть памятником.

У каждого палача в руках был непонятный мне предмет. Только у одного я опознала топор исполинский.

Это что же… Ведьму будут казнить сразу четверо разными способами?

Мне стало дурно.

Мало было мне голодных и простудных симптомов, так добавилась ещё тошнота и живот больно заныл.

Ноги устали держать моё несчастное тельце, и я опустилась прямо на пол. Села по-турецки и сделала глубокий вдох и медленный выдох. И так несколько раз.

Всё будет хорошо.

Это как в кино с героями — с ними всегда происходит что-то ужасное и когда кажется, что спасения нет и всё, конец близок, случается чудо, и они побеждают всех своих врагов, получают сто тысяч пятьсот плюшек и полцарства в придачу.

Интересно, может я всю жизнь была не везучей как раз для этого случая? Чтобы раз! И удача одним махом всех тут на лопатки уложила?

По крайней мере, мне очень хотелось верить, что я останусь жива и даже не расстанусь ни с одной своей конечностью.

— ТИШИНА-А-А! — проревел голос «Черномора» так громко, будто ему дали микрофон.

Видимо, опять магия.

Сидящие на трибунах зрители умолкли.

Судьи в алых мантиях и белых париках заняли свои места за длинным столом.

Каждое их движение и взгляд, которые должны были выглядеть грозно да величественно, но, увы, пробирали только хи-хи.

Но смеяться мне не хотелось.

Мне хотелось плакать. И оказаться снова маленькой под тёплым и надёжным боком у мамы, когда она меня ещё любила.

Мои руки дрожали, сердце билось уже не в груди и даже не в горле, от ужаса переехало сразу в пятки.

— Итак, — заговорил первый судья — длинноносый и тощий старикан с рожей настоящего злодея. — Сегодня рассматриваем дело ведьмы Эвелины Нуар! Уважаемый прокурор, зачитайте достопочтенным гражданам и господам присяжным все преступления ведьмы.

«Черномор» взошёл на специальный помост, видать сделанный специально под него и начал заливать премерзким голосом, какая я гадина, и перечислять все преступления. Большая часть, я уверена на миллион процентов, совершила не Эвелина. Просто она, точнее, уже я — удачный кандидат, на которого можно свалить грехи каких-нибудь высокопоставленных господ и закрыть, наконец, «висяки». Приём, которым пользуются и на Земле.

Когда прокурор закончил, тотчас все заговорили. Голоса набирали силу и безжалостно хлестали меня оскорблениями, будто я уже оказалась в руках палачей.

— ТИШИНА-А-А! — снова взревел прокурор, призывая народ к порядку.

Постепенно, голоса стихли.

Второй судья — мужчина старый, с брыльями, похожий на бульдога обвёл всех взглядом, на меня даже не взглянул и заговорил непререкаемым тоном:

— Свидетельские показания, улики от магических деяний дают нам полное право совершить справедливый суд над Эвелиной Нуар сегодня же!

Он говорил, и его брылья тряслись в такт словам.

Люди в зале единодушно гаркнули:

— ДА-А-А!

Вот правду говорят, любит народ кровь да зрелища. Ничего ему больше не надо.

— Но всё же мы обязаны соблюсти процедуру, так как повторюсь, суд справедливый и дадим высказаться подсудимой.

Его острый неприязненный взгляд впился в меня пиявкой.

* * *

Судья, чувствуя с самого утра несварение, от которого не помогали уже и магические зелья, был в самом прескверном настроении.

Закончив речь, он желал поскорее расправиться с заседанием по делу ведьмы и отправиться домой, отлёживаться.

Мужчина остановил взгляд на женщине с яркими зелёными глазами и невольно вздрогнул. Её глаза сверкали, как глаза кошки, и он не на шутку испугался, что даже за силовой защитой и в магических кандалах, ведьма сможет изменить его судьбу.

Судья, подавив страх и поморщившись от боли в животе, обратился к ведьме, громко и чётко выговаривая слова, чтобы услышали все и вопросов никто не задавал:

— Считаешь ли ты, Эвелина Нуар, себя виновной в перечисленных преступлениях?

* * *

Судья задал вопрос и скривился, будто сожрал дюжину тухлых яиц:

Я поднялась на ноги, расправила плечи и ответила спокойным, насколько это было возможно в данной ситуации, голосом:

— Моё имя — Эвелина. Я не ведьма и никогда ею не была. Я не совершала тех преступлений, о которых сказал прокурор. Эвелина Нуар совершила некий обряд и выдернула меня из другого мира. Я её двойник. Сама ведьма…

Мне не дали договорить.

— Ложь! — стукнул кулаком «Черномор». — Не слушайте её лживые речи! Ведьма дурит вам головы, пытается спастись любым способом и избежать заслуженного наказания!

Люди зашептались, и вскоре в зале вновь стоял оглушающий галдёж.

— Послушайте, славные дамы и господа! Разве может невиновный человек быть настолько спокойным? Любой, кого обвиняют ложно — плачет, воет и молит Богов, чтобы все узрели истину! Она же…

Он указал на меня некрасивым пальцем.

— Она молчит! Глядит на всех с превосходством! Она — зло, которое мы должны уничтожить и стереть из истории и своей памяти!

Я вздрогнула. Мой ищущий сочувствия взгляд переходил с одного лица на другое, но все глядели на меня осуждающе, а кто-то с ужасом.

Гнев, охвативший меня ранее, стал уступать место леденящему душу страху.

Я подошла очень близко к прутьям и с мольбой обратилась к судьям:

— Прошу вас, услышьте меня… Я — не ведьма. Ну, у вас же должны быть какие-то штуки, которые покажут, лгу я или говорю правду…

Но мне не удалось убедить судей. Они даже не обратили на мои слова никакого внимания.

И тут ко всем прочим несчастьям у меня защекотало в носу, и я совершенно неприлично и по-великански чихнула.

Народ заткнулся и ахнул.

— Во-о-т! — не унимался карлик-прокурор и снова начал показывать на меня пальцем и скалится аки довольная акула. — Она уже пытается наслать на всех нас порчу! Убойтесь её, люди!

Ссссука! Что ж ты мне жизнь портишь?!

— Признавайтесь в преступлениях! — прорычал судья «длиннонос».

Вытерла рот рукавом платья, хмыкнула и, цедя каждое слово, глядя то на судей, то на прокурора, сказала:

— Я признаю, что я такая же ведьма, как и вы! Признаю, что не совершала преступлений! А вот вы, господа вершители судеб и отважные ассенизаторы уверена, загубили ни одну невинную жизнь!

Ох, что тут началось!

— Будьте вы прокляты, сучьи отродья! Чтоб вас черти пожрали, ироды! — прошипела, доведённая до точки кипения.

Глава 4

* * *

- Эвелина -

Обвинить кого-нибудь — дело нехитрое.

Брошенная в сердцах фраза и всё — ты уже преступница, свершившая самые страшные деяния.

Поверьте, я с трудом взяла себя в руки. Я понимаю, что необходимо тщательно следить за своими словами и поведением, но, увы, проклятия слетели с языка и назад их не вернуть.

Мои слова были восприняты прокурором и судьями как раз в нужном им контексте.

— Господа хорошие, не волнуйтесь! Вы все и мы, в том числе надёжно защищены от её колдовства!

Но вдруг, несколько людей вскочили со своих мест с воплями и визгами:

— У меня на заду волдырь выскочили! А-а-а-а! Ведьма прокляла!

— У меня зуб выпал!

Ой, что тут началось. Все присутствующие сразу же начали искать последствия моего проклятия. Естественно это было бурно, громко и на грани. У каждого что-то да нашлось. Кто бы сомневался.

Даже судьи нервно заёрзали на своих местах, а палачи начали переглядываться между собой.

Да-да, ещё вы с топорами скажите, что у вас волдыри на заднице вскочили и тогда я точно поверю, что ведьма.

— ТИШИНА-А-А! — точно потерпевший взревел «Черномор», но кто бы его послушал.

Но потом, действительно произошло что-то странное. Я даже забыла, что обвиняемая и застыла от удивления с открытым ртом.

«Черномор» неожиданно завизжал, будто его живьём режут, забегал по залу, теребя свою бороду, а потом под шокированные взгляды присутствующих, заткнулся, закатил глаза и рухнул как подкошенный.

Вокруг него образовался огненный круг и прямо из пола, словно джин из бутылки, выскочил краснокожий, рогатый, хвостатый, обдаваемый рыжим пламенем, да ещё и с вилами… самый настоящий Чёрт. Или демон?

Исполняя роль жупела, существо оглядело присутствующих плотоядным взглядом.

Зал суда мгновенно заполнился смрадным запахом горящей серы и испражнений.

— Ну вот и закуска пожаловала, — облизнулся представитель адского народа, насадил прокурора прямо на раскалённые вилы, глянул на меня как на родственницу, весело подмигнул и сказал: — Благодарю покорнейше, госпожа ведьма!

И исчез!

Огненный круг погас, оставив после себя чёрную выжженную полосу на деревянном полу и несколько капель крови «Черномора».

Прокурор исчез вместе с чёртом!

Люди кто в глубокий обморок отправился, а кто на выход поскакал, чуть ли не по потолку.

Визгу было тьма.

Судьи фальцетом приказали палачам, приставам и охране перекрыть все входы и выходы.

Но кого там, народ готов был затоптать каждого, кто на пути встанет.

Толстяк-судья с брыльями, как у бульдога, стукнул кувалдоподобным кулаком по столу и громогласно гаркнул:

— ТИШИНА-А! ВСЕМ ВЕРНУТЬСЯ НА СВОИ МЕСТА! ЖИВО-О!

И народ, точно зомбированный, сразу же вернулся туда, откуда вскочил.

Я хлопала глазами и не могла найти объяснений только что случившемуся чуду… э-э-э… или справедливости?

У меня что, и правда есть магическая сила?

— Эвелина Нуар! — визгливо рявкнул носатый судья, явно находясь в ужасе от произошедшего. — Вы только что продемонстрировали всем присутствующим свою безнравственность и озлобленность! Вы прямо на суде при свидетелях силой своего проклятия убили ни в чём неповинного господина прокурора!

— Да я не хотела… — пролепетала деревянным голосом, а сама была готова грохнуться в обморок. Что вообще за сюр происходит?!

— Не смотрите ей в глаза, а то она убьёт и вас своим проклятием! — услыхала я чей-то издевательски панический вопль.

Судья стукнул молотком и рявкнул, глядя на меня с ненавистью:

— Эвелина Нуар! Ведьма тёмных искусств, ты приговариваешься к немедленной смертной казни! Вытащите её из клетки и немедленно отрубите голову! Пора покончить с этим отродьем, пока она ещё кого не погубила!

Тут же началась суета.

Палачи сменили дислокацию, и вышли в самый центр зала. Приставы приволокли плаху.

«Меня что, каждый порубит на куски?» — подумала горько, глядя, как все палачи повытаскивали из чехлов кто топор, кто типа меч, кто ещё какую-то фигню…

Приставы сняли магнит с клетки, и прутья лишились напряжения. Суровые мужчины открыли дверь и потащили меня за цепь наружу.

А я ухватилась за прутья и замотала головой:

— Н-е-ет! Не пойду!

Но кого там, меня всё равно выдернули наружу и потащили к плахе, не обращая внимания на мои сопротивления.

— Только попробуйте казнить меня, и прокляну всех в этом зале и всех ваших потомков! — заорала во всю силу лёгких.

— Закройте ей рот кляпом! — посоветовал судья и мне в рот тут же затолкали вонючую тряпку, а руки больно заломили за спину.

Я замычала и попыталась зубами и языком избавиться от этой мерзости во рту.

Меня силой усадили на пол, а голову утроили на плахе.

— Руби! — радостно заорали оба судьи.

Зажмурила глаза, чувствуя, как слёзы обжигают, и задержала дыхание. Вот и всё… Эвелина, чтоб ты сдохла, падла!

— Казнь отменяется, — раздался чей-то спокойный, но до жути грозный голос. — Рекомендую немедленно прекратить этот спектакль.

* * *

К моей радости, меня отпустили, и я тут же отползла как можно дальше от плахи и палачей, которые вдруг затряслись от страха.

И вовремя отползла.

Палач, что пристроился рубить мне голову, выронил топор (слава богу, не на меня), а сам отправился в обморок.

Ого!

Это кто же напугал грозных мужиков? Они ведь даже от вида настоящего чёрта не грохнулись в обморок.

Ответ пришёл от самих присутствующих. В громком шёпоте я ощутила неприкрытый страх. Даже не страх, а священный ужас. А вот что люди говорили.

— Могущественный тёмный маг… Повелитель стихий… Первый меч империи… Очень влиятельный и очень богатый… Сам явился на суд ведьмы… Что же будет?..

— Лэрд Вейнер? — прохрипел, словно перед смертью длинноносый судья. Даже за сердце схватился. — Что… что это значит?

Великий и ужасный Лэрд Вейнер, о котором и шла речь, прислонившись к стене у входной двери, с надменной иронией смотрел на судей.

Его поза и выражение лица словно давали понять, что мужчина не испытывает никакого уважения к этим людям, их должностям и «заслугам».

Я не смогла отвезти от него взгляд.

Мужчина был одет весь в чёрное.

Чёрные волосы до плеч блестели и отливали синевой.

У него было хищное лицо. Не сказать, что мой спаситель был красивым мужчиной, но сила, исходящая от него, уверенность и даже злость делали его похожим на дикого и очень опасного зверя.

Его спокойный, но острый взгляд был направлен на притихших и побледневших судей.

Плотно сжатые губы являли собой явный признак недовольства.

— Что это значит? — переспросил он с сухой издевкой.

Потом отлепился от стены, щёлкнул длинными сильными пальцами и в его руке появился свёрнутый в трубочку, перевязанный лентой и запечатанный сургучом, коричневый документ.

Мужчина отправил документ в полёт прямиком на стол перед судьями.

— Согласно документу, подписанному императором, госпожа Нуар освобождается от любой ответственности и переходит под мою личную опеку. Можете ознакомиться с содержимым. Если возникнут вопросы — адресуйте их императору.

«Бульдог» сломал печать, стянул ленту и дрожащими пальцами развернул документ. Пробежался взглядом по тексту и натуральным образом закряхтел, схватился за воротник, который вдруг стал ему тесен, а потом и вовсе отправился в обморок — с жутким грохотом сверзился с кресла, только ноги сверкнули, и никто не побежал ему помогать.

Второй судья взял документ двумя пальцами, точно это была гадюка, тоже прочитал и нервно сглотнув, замахал приставам со словами:

— Немедленно освободить! Кандалы снять! И кыш все отсюда! Кыш! Заседание закрыто!

Стукнул молотком и бегом-бегом помчался прочь через запасной ход, навсегда позабыв о своём коллеге.

Народ, сидевший всё это время тише воды, ниже травы, так и остался притихшим. Лишь взирал на моё освобождение круглыми глазами.

Я не сдержалась и просияла, адресовав победную улыбку палачам, когда мои руки вновь оказались свободными от противных кандалов и цепей, показала всем совсем некультурный жест. Интересно, средний палец здесь тоже что-то да значит?

Доковыляла до спасителя, схватила его за руку, затрясла и простуженным голосом затараторила:

— Я вам очень-очень благодарна! Вы не представляете, что произошло на само деле! Я вам всё-всё расскажу!

Мужчина выдернул из моих ладошек свою руку и абсолютно равнодушным, но приказным тоном бросил:

— Следуй за мной.

Шмыгая носом и вытирая сопли рукавом (простите, ни платков, ни капель от насморка у меня нет), я улыбалась во все тридцать два зуба, ощущая себя так, будто выиграла в лотерею.

Когда мы оказались снаружи зала заседания, там сразу грянул грохот — народ заголосил, бурно обсуждая произошедшее событие.

Наверное, на всю жизнь хватит им сплетен об Эвелине Нуар.

— Ты уже не в кандалах, — вдруг заговорил мой спаситель. — Излечи себя. Слушать твоё шмыганье и горячее дыхание нет никакого желания.

Я даже с шага сбилась. Как он себе это представляет.

— Обеспечьте меня противовирусным, куриным бульоном, тёплой постелью и я за дней десять поправлюсь.

Мужчина не замедлив шаг, лишь бросил:

— Не смешно.

— Мне тоже, — сказала на полном серьёзе. — Мне кажется, к простуде, я скоро ещё цистит заполучу. Ноги-то босые…

* * *

Мои слова остались без внимания.

Хотелось много приятного сказать в адрес спасителя, но прикусила язык. Спасибо, что хоть от суда и казни избавил, а то терять голову как-то жалко, привыкла я к ней.

Оказавшись на улице, невольно улыбнулась.

Несмотря на недоразумение, случившееся со мной, я ощутила облегчение и капельку радости — хрупкие лучи солнца робко пробивались сквозь набежавшие кучные облака. Дул ветер — холодный, промозглый.

Когда меня везли на суд — солнце светило ярче и чуточку грело, а теперь — холодина.

Поёжилась и шмыгнула носом. Обняла себя руками и сжалась, стараясь сохранить драгоценное тепло.

С завистью посмотрела на своего спасителя и его чёрный плащ, который ему на выходе вручила охрана.

Плащ тёплый и вижу, что подбит мехом. А ещё он в хорошей обуви — кожа сапог мягкая, со стильной серебряной строчкой по голенищу и подошва видно, что удобная. Стильные такие сапоги, что и я бы не отказалась от этой модели только своего размера.

В общем, ему хорошо, тепло, а я в одном подранном платье и босая.

Да и есть уже не просто хочется, откровенно хочется жрать, о чём некультурно намекает бурчащий желудок.

А ещё хочется пить. Неплохо бы и помыться, потом надеть чистенькую пижамку, лечь в мягкую постельку, заснуть и вылечится от простуды. И без разницы в каком порядке. В идеале всё сразу.

Спаситель к моему огромному возмущению и удивлению не предложил мне ни шарфика, ни своего плащика, а про ноги так вообще молчу.

Хотя по законам жанра, мой герой должен взять меня на руки как самую драгоценную ношу, завернуть в сто слоёв тёплой одежды и со мной на руках умчаться в свои владения и его чёрные волосы красиво бы развевались по ветру…

В моём представлении, мы бы скакали на вороном жеребце, и я бы ощущала себя принцессой… И со мной на руках он вошёл бы в прекрасный дворец и объявил меня любовью всей своей жизни. Ну-у, любовь с первого взгляда ведь бывает?

Но этот тип явно не мой герой.

Слава богу, далеко идти не пришлось.

Спустились по ступеням к своего рода стоянке, где были «припаркованы» различного вида повозки — от телег до нереально крутых дилижансов, мужчина остановился у одного такого «крутого» блестящего дилижанса.

Передо мной усатый слуга с низким поклоном открыл двери, и мой спаситель пропустил меня первой и даже позволил сесть на мягкое сиденье, а не на пол.

Салон был обит плотной тканью приятного бежевого цвета, панели выполнены из полированного тёмного дерева, а светлые шторы не пропускали солнечный свет, и можно было создать настоящий полумрак.

А ещё в дилижансе очень приятно пахло — прямо как в салоне дорого автомобиля: кожей, мужским терпким парфюмом и самое главное — богатством.

Мужчина занял место напротив меня, и мы тут же тронулись в путь.

Спаситель, тем временем, внимательно оглядел моё тельце и моську, спасибо, что не брезгливо, зато после осмотра раздул ноздри и выдохнул с таким возмущением, что сразу поняла — сердце у него изо льда или вообще из гранита. Лёд легко растопить, а чтобы расплавить гранит, нужна температура в тысяча двести градусов по Цельсия и ещё нужны давление и вода. И то гранит расплавить не выйдет, он потрескается и рассыплется на мелкие крошки.

— Интересно, как бы вы благоухали, пробудь несколько суток в грязной и вонючей камере? Явно не фиалками бы от вас несло, — просипела охрипшим голосом.

— Эвелина, излечи себя немедленно, — приказал не мой герой. — И избавься от этого чудовищного запаха.

Ударила себя по ляжкам и с издевкой выдала:

— Ба-а! Как же я раньше не догадалась!

Мужчина сузил глаза и опасно подался вперёд.

— Не стоит играть со мной, ведьма, — произнёс он угрожающе и в его тоне был один сплошной лёд.

Облизнула потрескавшиеся губы и хотела было подробно объяснить и рассказать ему, что я не та Эвелина, которая ему нужна, и не ведьма я вообще. Что я — жертва, как вдруг, всё пошло не так и случилось за доли секунд.

У меня резко зачесалось в носу, и я чихнула.

Не просто чихнула, а прямо рявкнула чихом: раскатисто, по-богатырски. Не тоненько: «Аппппсссю!», как букашка за плинтусом, а конкретно, чтобы все-все услышали:

— АААЭЭЭПЧХИЫААОО!!!

Зато сразу как полегчало!

Дышать стало гораздо свободней, так как мокрота и сопли, наконец, освободили меня от своего присутствия.

Э-э-э… Правда, кажется, меня сейчас прямо тут казнят.

Тёмный маг, сидевший напротив, явно не разделял моей радости. Думаю, ему не понравилось, что мои сопли и слюни оказались прямо на его породистом лице и дорогой одежде. Кажется, у него даже глаз дёрнулся.

— Ой… — прижала ладошки к губам, пытаясь всеми силами удержать испуганно-серьёзное выражение лица и не заржать. Но губы предательски расползались в улыбке.

В общем, я кое-как выдавила из себя:

— Простите… Я не нарочно…

Глава 5

* * *

- Эвелина -

Взгляд тёмного мага сделался жутким. Глаза его почернели — исчезли белки. Казалось, его глазами на меня смотрела тьма.

Нервно сглотнула и забыла, как дышать. А про себя взмолилась: «Господи, дай мне ещё мешочек нервных клеточек, а то те, что ты дал при рождении, уже все закончились!»

— Я… Я, я, я… не хотела… — заблеяла точно овца, — у меня простуда… И я не умею себя лечить без лекарств и особых условий. Я правду говорю!

Мужчина даже не моргнул, он продолжал с суровым гневом взирать на меня и при этом вытирать с лица белоснежным платком следы моего ОРВИ.

Пока он молчит — это шанс! И пофиг, что глаза жуткие, главное, чтобы не съел, не заколдовал, а выслушал.

И я, набрав в грудь воздуха, на выдохе затараторила:

— Я безумно благодарна вам за спасение! Знаете, со мной произошла забавная до жути история! На Новый год я загадала очень глупое желание — захотела перемен в жизни, и прочих глупостей…

И тут я вспомнила вторую часть своего желания: «Чтобы я встретила невероятного мужчину — сильного, загадочного. Такого, чтобы чувствовать себя с ним как за каменной стеной и чтобы он оберегал меня от всего мира. И чтобы с этим мужчиной у меня случился первый раз…

Это с ним у меня будет первый раз? Хоспадя! Да я же со страху помру! Глянет на меня вот так же жутко и всё, душенька сменила место жительства!

—…я ведь из другого мира, — для убедительности сложила ладошки в молитвенном жесте. — Я с планеты Земля. Это мой мир. Мы третья планета от Солнца. А галактика Млечный путь называется, может, слышали? А оказалась в вашем мире вообще каким-то чудом! Ваша Эвелина Нуар что-то наколдовала и выдернула меня сюда, чтобы оставить вместо себя… Как я поняла, без этого ритуала с двойником, она не могла попасть в другой мир к своему любовнику, потому как упустила возможность вовремя убраться отсюда прочь… Ой, что-то много слов… Если короче, то Я…

Ударила кулаком себя в грудь.

— …не Эвелина Нуар. Моё имя — Эвелина Олеговна Чернова и я не ведьма, хотя как две капли воды похожа на вашу…

Мужчина накрыл глаза ладонью и произнёс ледяным, даже вымораживающим душу тоном:

— Ты можешь замолчать?

— Э-э-э… Да-а… — прошептала озадачено.

Потом склонилась к нему и прошептала:

— Так вы мне верите? Вы слышали, что я сказала? Вы поможете мне вернуться домой? А я вас отблагодарю, у меня на счету есть кое-какие накопления и я вам обязательно…

Мужчина убрал руку от лица, и я отшатнулась. От неожиданности больно прикусила язык. Вжалась спиной в спинку кресла, но при этом разглядывала сидящего перед собой монстра.

Лицо моего спасителя стало жутким. Кожа побледнела. От глаз, полных тьмы, разошлись чёрные лучи, словно разводы туши. Всё его лицо покрылось вздувшимися чёрными венами и казалось, они вот-вот, лопнут и чёрная масса прыснет прямо на меня. Также появились самые настоящие клыки — чёрные. Возле уголков губ — паутина.

— Мать моя женщина! Какой же вы страшный! — ляпнула, не подумав. И ещё более не подумав, добавила: — Вы что, ядовитый?

Зато теперь понятно, почему все грохнулись в обморок. Да такого увидишь — и заикой останешься. Это я — дитя прогресса, выросла на фильмах ужасов и особо меня удивить. Или же мой инстинкт самосохранения остался на Земле.

Мужчина сделал глубокий вдох, потом выдох и через несколько секунд, лицо обрело прежний вид, из глаз исчезла чернота и даже пропали клыки. Он взглянул на меня как нормальный человек и, невозмутимо произнёс:

— Не испугалась, значит. Что ж, хорошо. И да, я слышал тебя, Эвелина. Даже если всё так — ничего не меняется. Двойники обладают одной и той же силой, поэтому мне всё равно, кто будет выполнять работу — ты, или кто-то ещё. Я «посмотрел» тебя. Вернуться домой не получится — ведьма оборвала и запечатала твою связь с тем миром. И раз она нашла способ вырваться и сбежать, могу лишь ей поаплодировать, а тебе посочувствовать. Работы предстоит много. А теперь помолчи, издашь ещё хоть один звук, и я на время поездки запечатаю твой рот.

* * *

Новость о невозможности вернуться домой меня неприятно поразила. На языке вертелась масса ругательств и вопросов, но чтобы не доводить до летального исхода, приняла решение пока молчать.

Сидела в экипаже, рассматривала скучный узор на обивке, кусала губы и совсем перестала стесняться угрожающих бурлений своего желудка. Если этому монстру пофиг на моё отчаянное состояние, то пусть наслаждается звуками природы.

По ощущениям прошло минут тридцать и «машина» остановилась.

Кстати, заметила одну особенность, когда меня везли на суд, то казённый дилижанс посчитал каждую выбоину, кочку и неровность дороги, а тут всю дорогу ехали плавно и мягко, будто не по земле двигались, а по воздуху. Крутой транспорт у мага, ничего не скажешь.

— Лэрд Вейнер, всё готово для поездки в замок, — сообщил усатый водитель, распахнув двери салона.

Вот точно! Лэрд Вейнер! Именно так обратились судьи к магу, а я с перепуга и не запомнила.

Попросить повторить имя как-то не комильфо, ещё разозлится этот тип и превратит меня в лягушку.

Мы выбрались наружу и от представшего зрелища я, мягко говоря, зависла, как программа «Один Эс».

Это же чёртова шахта!

Самая настоящая шахта!

Этот лэрд под землёй, что ли обитает?

Он демон?

Вампир?

Не удивлюсь, если ещё и в гробу спит.

Правда, на солнце вроде не сгорел. Но он же маг, может, наколдовал вокруг себя какую-то фигню?

А-а-а-а! У меня сейчас будет взрыв мозга от обилия мыслей, предположений и картин, что так живо рисует моё воспалённое воображение.

Ужасно, когда ты ни черта не понимаешь и не знаешь.

Если кто-то мечтает оказаться в другом мире — сто раз подумайте, потом ещё столько же подумайте и срочно раздумайте. Это ведь жестище!

Лэрд с невозмутимым видом прошествовал ко входу в шахту, я последовала за ним, вроде как предполагается, что я теперь его хвостик, да?

Усатый дядь остался снаружи, а мы оказались внутри. И не смогла я сдержаться и с мрачной интонацией процитировала Данте:

— Оставь надежду, всяк сюда входящий*

Лэрд не остановился, лишь дёрнул плечом и произнёс предупреждающе:

— Эвелина…

— Молчу-молчу… — вздохнула горестно.

Внутри сыро, холодно, ветер гуляет, пахнет не ахти… А я босая, простуженная… Когда же это кончится, а?

Маг с крючка снял каску, надел на себя и протянул другую мне.

Оу, техника безопасности здесь существует! Прогресс.

Только надела каску, как на ней автоматически загорелся светильник, видимо магический, ведь свет не слепящий, но луч мощный, видно далекоооо… Только вот мне туда совсем идти не комильфоооо…

Но идти и не пришлось.

Лэрд взошёл на вагонетку, я ступила следом. Тут же лязгнул замок, что я вздрогнула от неожиданности, и мы поползли вниз.

А холодно просто жуть. У меня зуб на зуб не попадал. Я так разозлилась на мужчину, что он не замечает моих страданий, что плюнула на его приказную просьбу молчать и угрюмо попросила, отбивая зубами дробь:

— Ддддайте, пожалуйста, ваш плащ… Дддддд… И на ноги что-то… Ддддд… А то я сейчас умру от холоддддддаа…

Лэрд с удивлением на меня обернулся и взглянул так, словно впервые видит.

— Ты замёрзла?

Надо же! В его голосе настоящее удивление!

Так и хотелось ответить: «Нет, мля, я просто решила зубы дробью сточить и тебя подроч… помучить».

— Ддда-а, я зззамёрзззла… — ответила, и изо рта вырвалось облачко пара. — Я теряю тепло…

Ещё и сопли рекой потекли. Оторвала от подола платья кусок ткани и смачно высморкалась.

Маг возвёл очи к потолку, но ни слова не говоря, раздражённо махнул рукой возле моего лица и тут же отвернулся.

Хотела было возмутиться, чего он размахался, как вдруг, ощутила, что по телу разливается блаженное тепло. Ноги хоть и босые, но уже нормального цвета. Да и горло вдруг стало проходить, голова уже не чугун и сопли прекратились.

ВАУ! Он меня вылечил одним движением руки! Если Эвелина так умела, то я тоже хочу научиться.

Тем временем, грохот и лязг клети сопровождали нас во время всего спуска, а затем и подъёма.

Осветительные магические светильники, развешенные вдоль шахтного ствола, периодически освещали чёрный затылок моего спасителя.

А ещё шахта была необычной. Она выглядела так, как будто была спроектирована Винсентом Ван Гогом — широкий спектр оттенков и форм, включая красные, белые, лазурные и золотые концентрические круги и волны. Если всё время смотреть, то начинает кружиться голова. Поэтому я решила смотреть на затылок лэрда.

Спустя миллион лет, наше путешествие закончилось. Клеть клацнула, распахнулась, и мы вышли на свежий воздух.

— Замок Вейнер. Мой дом, — скупо произнёс маг.

* * *

Замок Вейнер.

Высокое строение с башнями и рвом высечено прямо в скале.

Замок выглядит не очень красивым, но презентабельным. Его мрачность и грозность прямо таки заставляют трепетать. Линии замка лишены грации, он острый, угловатый, словно ощетинился как дикобраз и не каждого пустит в свои стены.

Издалека рассмотрела, что ворота открыты, и мост надо рвом опущен.

Сине‑серый камень покрывала дикая растительность, которая бурно разрослась по укреплённой стене.

— Теперь это и твой дом, Эвелина, — «обрадовал» меня лэрд и взглянул мне в глаза, словно пытался узнать мои мысли и эмоции.

Но эмоции он итак легко увидит. Я была удивлена или даже поражена. Ну хоть не в шахте живёт и то хлеб. Лишь бы меня в подвале не поселил.

— Впервые вживую вижу настоящий замок, — выдала, наконец.

Если маг и удивился, то не подал виду.

Нас у шахты ждал другой дилижанс. Поскромнее и поменьше, но для меня всё равно крутой транспорт.

Сидя в салоне, поёрзала и не смогла смолчать.

— То есть, любой может сесть в вагонетку и приехать к вашему замку? — не удержалась от вопроса. — И мы далеко от того города?

Мужчина к моему удивлению даже ответил и даже не попросил заткнуться:

— Туннель принадлежит лично мне, и воспользоваться им могу я, люди, что едут со мной и те, кому я дал магическое разрешение. Остальным путь закрыт. И да, город далеко, но туннель пространственный — он сжимает время. Обычная дорога заняла бы два дня, если ехать без перерыва. Туннель значительно сокращает путь.

Ну ни шиша себе!

— А он ведёт только в тот город, откуда мы прибыли или есть ещё ветки? — меня распирало не просто любопытство, мало ли какая информация понадобится в будущем.

— Туннель может вывести в любой город, где есть выходы. Выбор направления могу задать только я, — проинформировал меня лэрд, потом с интересом глянул на мою задумчивую моську и предупредил: — О побеге можешь забыть.

Пожала плечами и ответила:

— Да я уже поняла.

* «Оставь надежду, всяк сюда входящий» — концовка надписи, размещённой над вратами ада в «Божественной комедии», созданной Данте Алигьери в 1307–1321 годах («Ад», песнь 3, строфа 3). Оригинальное выражение — итал. «Lasciate ogni speranza, voi ch'entrate», буквально переводится как: «Оставьте всякую надежду, вы, входящие» (Прим. Автора).

Глава 6

* * *

- Эвелина -

По пути к замку, повернулась так, чтобы лучше видеть луга с собранным сеном в огромные стога, дубовую рощу, которая в лучах солнца горела настоящим багрянцем, озеро с раскидистыми жёлтыми ивами, что выстроились по берегу и высокую скалистую гору, которая переходит в сам замок.

Пейзажи такие потрясающие, что прямо сейчас хватай холст, кисти и пиши картину за картиной. Жаль, что я не художник.

— Какое сейчас время года? — спросила лэрда, не поворачивая головы.

— Начало осени, — ответил он сухо.

— Осень, значит, — повторила со вздохом. — А в моём мире зима. Новый год прошёл…

— Забудь о своём мире. Ты не сможешь вернуться, — довольно резко произнёс маг.

Взглянула на невозмутимого мужчину, которому идеально подходит прозвище сухарь, или сосулька и осторожно сказала:

— Но ведьма сумела уйти в другой мир. И её любовник тоже.

— Дорогу в твой мир ведьма запечатала, — чуть раздражённо напомнил маг и добавил сурово: — Хватит разговоров, Эвелина.

Хотела отдать честь, как делают военные, но решила, что маг не оценит. Поэтому просто поджала губы и решила любоваться природой.

Хотя уже не получится. Приехали.

Мы выбрались наружу и я с разинутым от восхищения ртом, завертела головой, рассматривая внутренний двор замка.

Вот это дааа! Как будто в сказку попала!

Вдруг до моих ушей донёсся хриплый лай. И вот уже три огромных пса размером с доброго телёнка со всех ног несутся к лэрду.

Морды счастливые, шерсть такая густая, что до земли достаёт! Уши летят назад, розовые языки, вываленные из пасти, будто флагами развиваются. Задние лапы впереди передних, хвосты обивают бока и вот эти три псины чуть не сбивают меня с ног и с лаем и поскуливанием ластятся к хозяину.

Глаза мага радостно заблестели, и весь он как-то преобразился, помягчел что ли.

— Соскучились, да? — с улыбкой произнёс он, трепля каждого пса по густым холкам.

К нам подскочил побледневший от ужаса высокий худой мужчина, и едва не заикаясь, извиняющим тоном заговорил:

— Лэрд Вейнер, умоляю, простите, мы только что вернулись с выгула, и я не успел их запереть. Они учуяли вас и помчались к любимому хозяину. Сами знаете, этих ребят иногда не удержать!

— Всё в порядке, Рил, — был снисходителен грозный хозяин.

Слуга с облегчением выдохнул и запустил подрагивающую пятерню во всклоченные каштановые волосы.

— Благодарю вас… — произнёс слуга и попытался оттащить зверюг от мага. — Идёмте же, вам жрать пора…

Лэрд самодовольно усмехнулся и вдруг как свиснет и псы по стойке смирно на мгновение замерли, а потом с радостным лаем бросились прочь.

Маг похлопал слугу по плечу со словами:

— Теперь можешь их кормить.

— Большие у вас собачки, — хихикнула я.

Мужчина ничего не ответил, лишь щёлкнул пальцами, мол, следуй за мной.

Ну вообще-то я не прислуга. Но последовала за магом.

А возле входной двери с низко опущенными головами выстроилась вся прислуга.

Три женщины и четверо мужчин.

Самый главный, видимо, дворецкий вышел из строя и поприветствовал прибывшего хозяина:

— Рады вашему возвращению, лэрд Дэшард Вейнер. По вашему приказу мы всё подготовили.

— Отлично, Саймон.

Кивнул на меня и распорядился:

— Перед тобой Эвелина Нуар. Пусть проводят её в приготовленную комнату, отмоют и накормят. Тебя самого жду с отчётом через десять минут. Я буду в кабинете.

— Как прикажете, — поклонился дворецкий и кивнул одной из двух женщин. — Отведи госпожу и сделай, что приказал лэрд.

Женщина меня тут же схватила за руку выше локтя, словно я не гостья тут, а какое-то недоразумение и потащила за собой.

Сам маг уже исчез из поля зрения.

Мы вошли в замок и направились…

— Куда вы меня тащите? — разозлилась я и дёрнулась, освобождая руку. — Просто показывайте дорогу.

Служанка — угрюмая дама лет сорока-сорока пяти или старше, была похожа на высушенную воблу. Высокая, худая, с неприятным выражением на лице, длинным острым носом и очень тонкими губами, что сразу и не понятно, есть они у неё вообще или нет, вызывала лишь неприязнь.

Её тёмные волосы с проседью были забраны в тугой и малюсенький пучок на затылке.

Платье-форма мрачного тёмно-коричневого цвета ей совершенно не шла.

Бледно-серое лицо было больше похоже на застывшую маску.

А она человек вообще? А то больше на покойницу смахивает. Бррр.

Тётка смерила меня неприязненным взглядом тусклых глаз неопределённого цвета и просипела царапающим слух голосом:

— Следуй за мной, ведьма и не отставай!

Развернулась и строевым шагом направилась по тускло освещённому коридору, который вывел нас к лестнице. А лестница вела не наверх, а вниз!

— Э-эй! Меня что, в подвале будут держать? — опешила я и сделала несколько шагов назад.

Женщина лишь зло сощурилась и рявкнула:

— Живо ступай, куда сказали! Дэшард Вейнер отвёл для тебя нижний этаж. Радуйся, что это не пыточная.

Скрипнула зубами, сжала ткань платья в кулаки и всё-таки последовала за неприятной и честно сказать, противной служанкой.

Нижний этаж — это естественно подвал!

Зашибись!

* * *

Толком рассмотреть подвал не удалось.

Едва мы спустились в мрачные каменные коридоры, как тут же служанка толкнула первую дверь справа.

Дверь деревянная, тяжёлая: доски скреплены металлическими пластинами и болтами размером с мой кулак.

Нервно сцепила руки в замок и переступила порог вслед за прислугой и оказалась в комнате, где пол был хоть и каменный, но часто укрыт шкурами.

Я думала, что окон в подвале нет, но окна в этой комнате были. Правда, под самым потолком.

А потолок, чтобы вы понимали, уходил в высоту метров на восемь. Дааа… уж.

Не представляю как это возможно, потому что с первого этажа на этот цоколь мы спустились по весьма небольшой лестнице, а тут высотище!

А в коридоре потолки низкие.

Специально вышла из комнаты и проверила.

Магия?

Скорее всего.

Или я чего-то не понимаю. Из меня тот ещё «гений» архитектуры.

Одно ясно точно — окна есть, но они зарешечены и очень высоко, но… Разве это проблема? Если вон тот шкаф придвинуть, на него водрузить тот стульчик вроде устойчивый и забраться на него… Решётку выломать чем-нибудь… Так-с, эту идею захомячим на всякий случай.

Настроение повысилось, и я продолжила осмотр своих владений.

Комната была огромной. С учётом высокого потолка пространство казалось ещё больше.

Тут точно квадратов тридцать, а то и больше.

Но комната грамотно и со вкусом распланирована по зонам.

Высокая и широкая кровать мрачного цвета смотрелась в этом интерьере вполне уместно.

Но я рассмеялась, рассматривая над кроватью балдахин, обшитый кружевами. Он был похож на снежно-белую пену, застрявшую на грозной скале.

Провела пальчиками по покрывалу и покачала головой.

Постельное бельё накрахмаленное, пахнет свежестью и мне в тот же миг захотелось забраться под пушистое одеяло и отдаться во власть Морфею лет так на тысячу, чтобы власть выспаться.

Мой спаситель приятно порадовал. Я уж думала, поселит в сарае и даст ведро с холодной водой, да тряпку, чтобы мылась, а для сна выделит солому на грязном полу. А тут комната как вся моя съёмная квартира, да кровать как у царицы!

Стала рассматривать дальше.

Кабинетная зона.

Изящный секретер с милым креслицем; письменный стол пока пустой и видно, что новенький, а возле него кресло, но уже побольше. На всю длину стены — двухметровые шкафы с книгами.

Зона отдыха.

Диван, пара кресел, столики коктейльные на высоких резных ножках и один журнальный стол квадратной формы. Ещё камин, в котором уже разожжён огонь. Хорошо.

Обеденная зона.

Небольшой обеденный стол и два стула меня очень порадовали своим наличием. А порадовали, потому что стол был щедро накрыт!

О боже, какие запахи исходили от блюд, накрытых серебряными крышками. Открыла одно блюдо, затем другое и чуть не захлебнулась слюной.

— Потрясающе! Расчудесно! — рассмеялась счастливо.

Отломила от хрустящего пахучего хлеба корочку, сверху на неё положила пласт жёлтого сыра, затем шмат копчёного мяса и с огромным наслаждением вгрызлась в бутерброд, точно оголодавшая собака. Практически не жуя, заглотила божественно вкусную закуску.

Соорудила ещё два таких же бутерброда и один протянула опешившей служанке.

— Это очень вкусно, — по слогам сказала я.

Но так как я жевала, получилось следующее:

— Эфо офей фуфно…

Женщина выпучила глаза и отшатнулась от меня, сделала какой-то странный знак перед собой и прошептала что-то типа изыди нечисть.

— Ну ладно, мне больше достанется, — пробормотала я и слопала бутерброд.

Так, надо скорее всё досмотреть, отправить тётку прочь и съесть все те вкусности.

Но сначала неплохо бы туалет найти и ванну…

Не поверите, но я тут же обнаружила отдельное маленькое помещение… Туалет!

Всё, моё сердце маг навеки покорил!

Конечно же, сие помещение я тут же проверила и опробовала.

Отличный туалет. Порадовал.

Тётка не уходила. Она сверлила меня взглядом, явно мысленно сыпля в меня проклятиями и разными «добрыми» пожеланиями.

Да и пох… фиг с ней.

Ещё в основной комнате находилась отгороженная ширмой зона для принятия ванны.

Бронзовая ванна была подвешена к потолку на массивных цепях, как гигантская качеля. Снизу сия конструкция подогревалась настоящим кострищем и уже была до краёв наполнена горячей водой. К ванной пристроена маленькая лесенка.

— Ну ничего себе… — пробормотала, глядя на сиё сооружение.

Интересно, когда буду забираться, не навернусь ли?

Но тут же зачесалось всё тело и захотелось прямо вот сейчас забраться в горячее наслаждение и хорошенько повариться в кипятке.

С улыбкой до ушей оглядела волшебную зону.

На узкой, но высокой этажерке, пристроенной рядом с ванной, стояли многочисленные банки, баночки и банюсеньки размером с напёрсток.

На круглом столике стопкой лежали чистые полотенца, стоял запотевший графин с водой и кубок, инкрустированный самоцветами.

На бронзовой вешалке с крюками округлой формы висел длинный чёрный халат, расшитый серебряной нитью, а рядом заботливо пристроились домашние туфли чёрного цвета на маленьком каблуке и серебристо-белым пушком на мыске.

— Какая прелесть! — не удержалась от восхищения и на радостях схватила угрюмую женщину за плечи и крепко её обняла. — Спасибо! Всё просто расчудесно!

Служанка напряглась, и я тут же отпустила её.

У женщины было очень обалдевшее лицо. На нём застыла смесь ужаса, неверия и паники.

Случаем, не хватит ли её сейчас какой приступ? Вон, глаза как яичницы, вылупила и хлопает ими.

— Итак, я всё осмотрела, мне всё нравится и комната меня полностью устраивает. Беру! Так хозяину и передайте. А сейчас можете идти, мне надо помыться, наесться и отоспаться. Завоёвывать мир будем в другой какой-нибудь день, договорились?

И помахала на неё рукой, словно отгоняла назойливых мух.

Прислуга, открывая и закрывая рот, точно рыба на берегу, развернулась и на деревянных ногах прошествовала прочь из моих подвальных владений.

На двери была массивная щеколда, и я с удовольствием задвинула её до упора, заперевшись ото всех на всякий случай.

Потёрла ладони в предвкушении и, раздеваясь на ходу, вприпрыжку побежала купаться, отмываться, отогреваться и просто наслаждаться!

* * *

- Эвелина -

— Блаже-е-енство-о… — протянула лениво, просыпаясь поутру в очень мягкой, удобной и чистой постели.

Нос щекочет запах чёрного кофе.

Мммм… Вот это сервис.

Я выспалась и чувствовала себя заново рождённой.

Уж не знаю, в еду что-то чудодейственное добавили, может, в воду, в которой я вчера плескалась до появления жабр, или то и другое вместе, но сегодня я ощущаю себя сильной, активной и не поверите, но мне кажется, я даже горы свернуть могу.

Честное слово, дома бы так сладко спала и просыпалась таким же бодричком.

Широко и со вкусом зевнула и застыла с открытым ртом и поднятыми руками (потягивалась после сна).

На меня опустилась мрачная тень. Захлопнула рот и неуверенно произнесла:

— Э-э… лэрд?

Мужчина подошёл к самой кровати. Он был в бархатном чёрном костюме, расшитом кроваво-красными мелкими каменьями. Иссиня-чёрные пряди оттеняли белизну шейного платка. Его руки были сложены на груди и длинные пальцы до единого унизаны массивными перстнями.

Впечатляет.

— Эвелина, — произнёс он моё имя низким, но при этом мягким голосом. — Выспалась?

— Ох, это была самая лучшая ночь в моей жизни, — призналась ему.

Потом спохватилась и натянула одеяло до подбородка.

Я же голышом спала… А он всё видел. Очень плохой мальчик.

Подарила угрюмому мужчине очаровательную улыбку смущённой девы, но никакой реакции не последовало.

Тогда как в романтических фильмах, тряхнула головой, чтобы мои волосы красиво упали на обнажённые плечи, и послала томный взгляд на мага — ресничками хлоп-хлоп… Хлоп-хлоп…

— У тебя болит шея? Голова? И что с глазами? — спросил он невозмутимо, продолжая нависать у кровати неприступным памятником.

Атас.

Вздохнула и прошептала:

— Ничего не болит. Всё прекрасно.

— Отлично, — кивнул он и опустил руки по швам. — Приводи себя в порядок, завтракай, и перейдём к делам. Даю тебе час.

И развернувшись на каблуках, покинул мою комнату.

Ээээ… Кстати, а как он вошёл?!

Я же заперлась вчера!

Глава 7

* * *

- Эвелина -

Завтракала я медленно и тянула время.

На завтрак мне любезно подали чудесный кофе с интересным пикантным привкусом, кашу из неизвестной мне розовой субстанции, тосты с сыром и белую шоколадную пасту на десерт.

Интересно, кто накрывал? Сам лэрд? Вряд ли.

Но занимали меня мысли не о том, кто сервировал и накрывал на стол, я старалась обдумать дальнейшую свою судьбу, одновременно смакуя каждое блюдо.

Очевидно, что лэрд не просто так ублажает меня комфортом и изысканной едой. За всё нужно платить. И он будет ждать от меня каких-то действий.

Каких?

Это хороший вопрос.

Но уверена точно, что работа связана с магией.

А про магию я знаю, что сказка это. Точнее, думала так до недавнего времени. Вызвала же я каким-то чудом прямо в зале суда самого настоящего чёрта. Надо полагать, какая-то сила во мне имеется. Наверное.

Гадина Эвелина говорила, что меняла судьбы. Надеюсь, лэрд не станет намекать на дар моей предшественницы? Я-то точно не смогу изменить чью-то судьбу. Со своей-то не могу справиться.

Потом я долго умывалась и одевалась. В спальной зоне в сундуках нашлась одежда, обувь и аксессуары.

Оделась я красиво, но выбрала максимально закрытое платье тёмного сливового цвета, чтобы выглядеть по-деловому серьёзно. Не станет маг слушать девицу, разряженную в розовые рюши и тонны тюля.

Собрала волосы в привычный для себя пучок, заколола шпильками и приятно удивилась. Шпильки необычные оказались — держали незамысловатую причёску крепко и даже не собирались выскакивать.

Час прошёл уже давно, но маг меня не тревожил. Интересно.

Смазала руки ароматным маслом и грустно улыбнулась. Масло пахло мандаринами — запах Нового года и моего дома.

Тряхнула головой, тяжело вздохнула и прошествовала за рабочий стол. Надо полагать, маг уже знает, что я готова внимать его словам?

На всякий случай, прочистив горло, громко объявила:

— Я готова к разговору, господин… э-эм, лэрд Вейнер.

— Я уж думал, ты до вечера будешь собираться и настраиваться, — раздался голос напротив.

Я вздрогнула и расширенными глазами уставилась на пустое кресло у стола.

Там никого не было.

Раздался хлёсткий щелчок, воздух задрожал и на кресле материализовался лэрд собственной персоной.

Он закинул ногу на ногу и скучающе взглянул на обескураженную меня.

Представляю, как глупо сейчас выгляжу.

Убрала шок с лица, сделала скучающее выражение и довольно сухо поинтересовалась:

— И давно вы тут сидите?

— С того момента, когда вышло время, что я тебе дал, — также невозмутимо отозвался мужчина.

Он здесь был всё это время? И он всё видел?

Извращенец! Я ведь и в туалет ходила и голышом расхаживала по комнате, пока подбирала платье!

Вот же… слов даже не подобрать!

— Спустя час, ты всё ещё продолжала завтракать, и я позволил в этот раз дать тебе послабление, — произнёс маг. — В следующий раз, если нарушишь мои планы и мои приказы, я буду тебя наказывать, Эвелина.

— Отшлёпаете? — сарказм во всей красе.

Глаза мага сузились, и он всё тем же спокойным и даже равнодушным тоном ответил:

— Если понадобится. Но сначала начну лишать тебя удобств.

Нет уж, не надо.

Пальцы на руках довольно сильно подрагивали, и он заметил. Я тут же сцепила руки в замок и натянуто улыбнулась.

— Ладно, прошу прощения за небрежность в отношении вашей… просьбы. Подобное не повторится, — произнесла с повинными нотками.

Мужчина ничего не сказал, лишь хлопнул в ладоши и на столе, прямо передо мной появились горы потрёпанных бумаг, свитков, тетрадей и монументальных книг размерами с «Войну и мир».

— Что это? — выдохнула удивлённо, рассматривая макулатуру.

— Твоя работа, — произнёс маг серьёзно.

— Работа? — переспросила тоненько, точно мышь, которой наступили на хвост.

— Правильно будет сказать учёба. Здесь краткий курс по основам магии и история. Изучи весь материал. Срок — неделя. И ни днём позже. А потом…

Мужчина вытащил из внутреннего кармана свёрнутую в тубу кожаную тетрадь, крепко завязанную кожаным же шнурком, и медленно положил её передо мной.

— Дневник Эвелины Нуар. Открыть его никто не смог, он зачарован. Посмотрим, получится ли у тебя. Но сначала изучи материал по магии, понятно?

И тон такой строгий, начальственный, что мама не горюй.

— Да, — произнесла кисло. — Только скажу честно, за неделю я физически не смогу всё изучить.

— Ты не умеешь читать? — поднял он брови.

— Я умею читать, писать, считать, уравнения решать и много чего ещё, — разозлилась не на шутку. — Но для усвоения большого объёма информации, тем более, даже поверхностно незнакомого, требуется разумное количество времени. Недели мало.

Маг оглядел заваленный стол, пожал плечами.

— У нас много работы и ждать времени нет, когда ты освоишься. Начинай изучать, а к ужину я сварю зелье. Оно ускорит твои когнитивные способности.

Потом с тем же скучающим видом поднялся с кресла и направился на выход.

«Интересно, зачем? Я поняла, он может сквозь стены проходить», — подумала язвительно и уронила голову на горы книг.

— Мама, роди меня обратно…

* * *

Было интересно узнать о новом мире.

Например, мир называется Арций, что означает «достойный, уважаемый, благородный».

Сейчас я нахожусь в самой великой империи под суровым названием Тарган. Столица империи — Таргания.

Увы, значения этих слов автор не дал.

Весь этот мир — один гигантский континент, поделённый на шесть империй, где главенствующую позицию занимает империя Тарган и расположилась она точнёхонько в самом центре.

По идее, совсем не лучшая позиция, когда со всех сторон тебя окружают другие страны, которые имеют и выходы к морю и могут в любой момент договориться и захватить великую империю… Но тут не всё так просто!

У империи Тарган имеется преимущество — выход наверх.

Да-да, вы не ослышались!

Я сама несколько раз перечитала и внимательно рассмотрела карты и схемы. А потом впечатлилась и надолго задумалась о том, как порой наше мышление слишком узкое.

Империя расположена в месте концентрации «магического сердца» и благодаря невероятному волшебству, империя разрастается не вширь, а устремляется ввысь.

Самый центр — «молодой» императорский дворец. Вокруг него разрослась «Новая Таргания».

И так невозможно красиво автор описал дворец и город, что мне нестерпимо захотелось увидеть всю эту красоту собственными глазами, побывать там и понять, как это вообще возможно?!

А вот и само описание Новой Таргании и «молодого» императорского дворца.

«Дворец окутан зеленью небесных трав, лесов. Он лианами и плющом магическим обвит. Лучшее творенье зодчих-магов. Камень — точно солнце. На восходе сияет золотом, на закатах — точно в пурпур он одет.

Скульптуры, изваянья, фонтаны, изображения мифических существ удивляет любого изысканной красотой.

Весь дворец будто тонкое кружево — прекрасный, воздушный, величественный, но нежный, я не назову его грозным, но сила, что питает дворец и город колоссальна.

Снаружи он прекрасен, но и внутри не меньше восхищает. Все предметы уникальны — камины, витражи, светильники, артефакты, залы… В центральном зале бьёт ключ — воды вкуснее я никогда не пробовал. Вот что делает сердце мира — питает, украшает, исцеляет, восхищает.

Тарганцы гордятся своей родиной и восхваляют императорскую семью, что из века в век остаётся верной магии и «сердцу. Ведь известно всем, покуда источник принимает императора, и его устраивают действия правителя, до тех пор он служит ему, подчиняется и питает своей силой.

Но вот давайте теперь увидим «Новый город».

Новая Таргания — это воистину жемчужина. Узкие улочки, но уютные и удобные похожи на лучи солнца, они всегда выведут на центральную площадь перед дворцом.

Невысокие здания вызывают улыбку, ведь все окна и балконы увиты благоухающими розами. А какие тут таверны, булочные и кондитерские! Лучшие мастера получают приглашения в новый город и это всегда знак доверия и качества.

Если вам доведётся побывать в новом городе, обязательно возьмите воздушную экскурсию. На летающей лодке вы увидите дворец и город с высоты полёта. И воистину прекрасно видеть сквозь облака старый город и первый дворец императора.

Непередаваемое зрелище»

Как после этого читать остальные книги, когда в голове яркий образ воздушного города и сказочного дворца?

Но всё же стиснула зубы и прочла о старом городе.

Ничего особенно интересного, но знать нужно. Итак, старый императорский дворец хоть и привлекателен, но уступает «молодому». Император со своей семьёй и приближёнными подданными большую часть времени проводит «на небесах». Но разного рода важные заседания и совещания проходят в старом дворце, где и обитают чиновники всех мастей и рангов.

Учебные заведения, магистерии, суды, заводы и прочее-прочее так и остались на земле.

Кстати! Забыла рассказать, что попасть в Новую Тарганию можно на монорельсах, которые запускаются в определённое время. То есть, просто так не взять и не отправиться в новый город (хотя думаю для таких как мой лэрд… Хм, уже мой? всё совершенно по-другому и он может в любое время дня и ночи отправиться хоть в город, хоть во дворец).

Но для простых смертных нужно озвучить причину, по которой вы желаете посетить город, а если есть приглашение, то показать его. Затем приобретаете билет и в назначенное время топаете на станцию. На станции вместо билетика даётся что-то вроде пропуска.

Вот если вдруг вы в новом городе и блюстители закона и порядка потребуют показать пропуск, а его не окажется (каким-то чудом зайцем проскочили), то очень быстро окажетесь на земле в месте, откуда я совсем недавно выбралась. И будут тебе предъявлять обвинения чуть ли не в шпионаже. И устроят весёлый допрос в стиле: карусель-карусель начинает рассказ. Это казни, пытки и ве-есе-е-елье!

По словам автора книги, преступность в Новой Таргании нулевая. Ещё бы…

А потом автор поведал кое-что ещё интересное.

В этом чудесном магическом развитом мире Арций существую две разумные расы — Люди и Блистающие силой. Блистающие, в свою очередь, делятся на Светлых и Тёмных.

Ясень пень, что лэрд — Тёмный Блистающий или Блистающий Тёмный. Боже, как же пафосно и глупо звучит.

Императорская семья несколько поколений подряд являются светлыми магами, хотя автор книги утверждает, что когда-то Тарганией правил и Тёмный. Но при его правлении не было небесного города.

Кратко расскажу вам и об императоре. Имя его — Хамбар Мор. Судя по тому, сколько он сделал, создал, лет ему о-очень много. Император женат на Светлой ведьме. И родили они ни много ни мало, аж десять детей. Три мальчика и семь девочек. И уже даже внуками обзавелись. Плодовитый император. Видимо, рождались девочки одна за другой, а он сильно желал сына — наследника. Двое принцев уже женаты. А вот третий…

Интере-е-есно, может, как в книгах у меня состоится случайная встреча с принцем, он увидит меня и скажет: «Как долго я тебя искал…»

Мои мечты разрушило появление мага. Он даже вошёл как человек через дверь. Правда, без стука. А я ведь могла туалетными делами заниматься. Или в носу ковырять. Да мало ли что мне в голову могло прийти! Нельзя вламываться без позволения!

— О! — выдала кисло, оставив своё негодование только в язвительном тоне. — Меня не ждали, а я припёрся? Простите… Вы говорили, явитесь к ужину. Уже ужин?

И откуда во мне столько слов?

— Нет, — невозмутимо ответил лэрд и поставил на стол малютку-склянку с белой жидкостью. — В запасах отыскал нужное зелье. Выпей после обеда и процесс пойдёт быстрее.

И успела я только рот раскрыть, чтобы задать пару-тройку-сотню вопросов, как маг просто взял и исчез. Ну нельзя же так пугать людей! Я даже икнула от неожиданности.

— Ох уж эта магия… — пробормотала ворчливо и взяла бутылёк.

Зубами откупорила пробку и понюхала. Запах приятный. Пахнет сливочным десертом. И на вид, как густое молоко.

— Что ж… Надеюсь, не отрава… — выдохнула я и опрокинула в себя содержимое.

Проглотила… И тут же чуть глаза не потеряла! Шумно выдохнула и как собака вывалила язык.

— О… Боже… — просипела и со скоростью света помчалась к обеденному столу.

Схватила графин с водой и прямо из графина начала жадно пить, пытаясь заглушить адовый пожар во рту и глотке.

Было ощущение, что я выпила жидкого жгучего перца в чистом виде! И как только огнём дышать не начала?

Вот же подстава подстав! Не мог он меня предупредить?

Глава 8

* * *

- Эвелина -

После того как выпила, наверное, не меньше литра воды и заела адский огонь хлебом, жгучесть немного отступила. Наконец, смогла нормально вздохнуть, выдохнуть и даже не прослезиться.

Дрожащей рукой вытерла влажный лоб и покачала головой.

— Вот же ядрёное пойло, — хохотнула я.

А потом в моём сознании, которое недавно готово было отправиться в обморок, всплыли слова лэрда: «Выпей после обеда и процесс пойдёт быстрее».

Конечно, я выпила не после обеда. Вот и результат.

— Ладно, проверим, подействовало ли, — проговорила с предвкушением и потёрла ладошки, надеясь получить настоящие суперспособности, хоть и временные.

Открыла книгу по основам магии, прочла первую строку и…

И просто выпала из здесь и сейчас.

Очнулась, когда кто-то с усилием потряс за плечо и прямо в ухо рявкнул:

— Ты почему такая вредная?! Я же сказал, чтобы ты приняла зелье после того как поешь!

Сфокусировала взгляд на говорившем. Несколько раз моргнула, и узнала в расплывающемся перед глазами лице мага.

— А-а… Это снова вы… — протянула лениво и улыбнулась мужчине радостно-блаженно.

А потом вдруг выдала с чувством:

— А! это снова ты. Не отроком влюблённым,

Но мужем дерзостным, суровым, непреклонным

Ты в этот дом вошёл и на меня глядишь.

Страшна моей душе предгрозовая тишь.

Ты спрашиваешь, что я сделала с тобою,

Вручённым мне навек любовью и судьбою… *

Лэрд Вейнер грубо схватил меня за плечи и рывком поднял с кресла. Тряхнул так, что у меня голова чуть не отделилась от шеи.

— Эвелина! На голодный желудок нельзя принимать это зелье! — процедил он.

Я лишь хихикнула, а потом икнула.

— Ой, — мой голос — сама невинность.

Но глаза мага налились глянцевой чернотой. Вены лэрда вздулись и начали темнеть.

Жуть, конечно.

Такого увидишь раз — и навсегда заикой останешься. Но это не про меня. Мы, дети двадцать первого века, выросли на «Крюгере», «Чужих», «Звонках», всевозможных «Изгнаниях Демона, Дьявола и прочих бесов» и женщин с Земли подобной «красотой» не удивишь и не напугаешь.

Да и на Хэллоуин мы наряжались пострашнее. Так что фи.

Но маг на мои улыбки и глазки не купился. Снова тряхнул, что у меня зубы щёлкнули. Чуть язык не прикусила.

— Эй, полегче, грубиян! — возмутилась немного, а потом рассмеялась и потянулась обниматься. — Знаешь, дорогой мой тёмный маг, в моём мире говорят, что всё зло от недостатка любви. Давай я тебя обниму… Обнимашки дарят комфорт, чувство защищённости и счастья.

Я даже не обратила внимания, что перешла с лэрдом на «ты».

Крепко схватила мага за шею и прижалась к его сильной груди, что теперь не отлепишь.

Мужчина попытался оторвать меня от себя, но не вышло. Конечно, я когда хочу, могу быть о-очень приставучей и липучей.

— Расслабься и получай удовольствие, — прошептала голосом ангела. — Это ведь так прекрасно обнимать кого-то и доставлять радость. И…

Я не договорила, потому что ощутила ещё большую невероятную эйфорию. Так хорошо мне было только один раз, на первом курсе, когда парни угостили… впрочем, не важно.

В сознании замелькали образы прошлого, настоящего и манящие очертания будущего.

Я уже не ощущала своего тела. Словно парила в невесомости и была безмерно счастлива. Время и пространство больше не имели значения. Где реальность, а где вымысел — какая разница, когда хорошо? Имела значение только моя эйфория — сладкая и прекрасная.

Я видела перед глазами, как в калейдоскоп лица людей — родители, сёстры, коллеги, друзья, поклонники, ухажёры, знакомые и незнакомцы… В ушах звучали их голоса, а потом их сменила мелодия… Красивая музыка, от звуков которой хочется жить, её звуки наполнили мою душу светлой печалью, но и одарили нотами радости будущего.

Я ощущала, как наслаждение и вкус к жизни струится по моим венам, пульсирует и рождает фейерверк блаженных эмоций.

А потом, моё наслаждение было разрушено…

Меня какой-то негодяй бросил в воду со льдом.

Это было сродни удару под дых, только помноженному на тысячу.

Ощущения преотвратные.

Я вынырнула из ледяной воды, ухватилась обеими руками за бортики ванной и попыталась выбраться. Но эта тёмная сволочь надавила на грудную клетку, заставляя меня вновь оказаться в колючей и обжигающей ледяной воде!

— Пус-с-сти-и-и с-с-скотина-а-а! — заорала-зашипела, хватаясь уже не за бортки, а за одежду лэрда.

Он отправил меня прямо с головой под воду. Кубики льда стукались друг о друга, хрустели и у меня в голове возник образ, что я — устрица, которую нужно подать холодной.

Барахтаясь руками и ногами, мне удалось схватить мужчину за нос, другой рукой я вонзила ему в скулу ногти. Наконец, он отпустил меня, и с резким вздохом выскочила из ледяной воды.

— С-с-сп-п-ятил?! — стуча зубами и дрожа, рявкнула я.

— Очнулась? — не менее грозно прорычал маг и тронул пальцами кровоточащие ранки на щеке.

Три красные лунки на лице лэрда стали для моего сердца маленькой дозой бальзама.

Не стесняясь, я начала срывать с себя мокрую, тяжёлую одежду.

— Ты зачем меня в ледяной воде топил, а?! — в душе клокотала ярость и тонна негодования. — Я же вроде как нужна… была.

— Глупая женщина! — сердито выдал маг. — Я же чётко сказал — выпей зелье после обеда! Ты выпила его практически на голодный желудок! Доза была слишком большой, и ты могла тронуться рассудком!

О, я тут поняла, что впервые вижу мага на эмоциях.

Глаза горят, хоть и полностью чёрные. Руки сжимаются в кулаки, губы поджаты, волосы назад, только клыков не хватает и дыма из ушей…

— Ничего себе, вы можете испытывать эмоции? А я подумала, что вы — бесчувственная сволочь.

Снова на «вы».

Он смазанной тенью подлетел ко мне, быстро-быстро помог избавиться от мокрых тряпок и завернул в тёплое полотенце. Потом щёлкнул пальцами и по телу начало распространяться горячее тепло.

— Ты слышала, что я сказал? — уже спокойно спросил лэрд.

Пожала плечиком.

— Да. Что я могла рехнуться, что надо было выпить ту адову настойку после обеда, — произнесла невозмутимо.

— И всё? — удивился он.

— Ну да. Вы же спасли меня, верно? — привела аргумент. — Так чего теперь беситься?

— Эвелина, в любой магии нет мелочей, поверхностных элементов. Если я говорю, сделай так-то, то ты обязана делать всё так, как я сказал. Поняла?

Резкий, холодный и неприятный для слуха тон.

Вздохнула и ответила:

— Я привыкла жить по собственным правилам. Но надеюсь, когда-нибудь мы придём к согласию.

— Просто соглашайся со мной всём, Эвелина. Слушай и соглашайся, и делай, как я сказал, а не наоборот, поняла?

— Угу, — ответила уже вяло и поняла, что вот прямо сейчас усну и упаду.

— Давай иди спать, ты истощена почти до предела… — услышала уже где-то на периферии сознания, уплывая в объятия Морфея. И пусть весь мир подождёт, я буду спать.

* * *

Пробуждение было трудным. Я никак не могла разлепить свои веки. Казалось, они сделаны из чугуна.

Какое-то время я просто лежала, позволяя телу осознать факт пробуждения. Затем нахмурилась, вспоминая вчерашний день, пытаясь собрать в одно целое огромный рой мыслей…

В голове быстрее молнии пронеслись слова: «зелье… учёба… магия…»

И словно по волшебству, всё прочитанное вчера упорядочилось в голове. Будто кто-то прямо в моём сознании создал систематическую библиотеку с картотекой по всем темам и при упоминании хотя бы одного слова, чудесным образом перед глазами возникала книга и текст из неё по нужной теме.

Я даже не могу передать вам словами, насколько это круто и необычно!

Резко села в постели и, не до конца веря в происходящее, опробовала результат.

Всё что успела прочитать из истории, легко вспоминалось.

Например, подумала о нынешнем императоре… И тут же мысли сами собой воспроизвели: «У власти находится император — Хамбар Мор. За нарушение традиций империи и покушениях на императора существует лишь одно наказание — высшая мера…»

— Жаль в своём мире я подобным образом не перечитала все книги, а то была бы сейчас прогрессором или учёным. Интересно, я в зануду не превращусь? — пробурчала себе под нос.

Подумала про магию и тут же в голове возникли знания, словно я всё это знала уже очень давно!

Формулы и магические заклинания так и возникали перед глазами.

— А я ведь маг? — задалась вопросом.

И тут же вспомнила демона в зале суда.

— Ну, ведьма так уж точно, — хмыкнула чуть злобно.

Потом сладко потянулась и поняла, что мир хоть и чужой, но всё-таки прекрасен.

Проделала туалетные дела, умылась, помылась (постаралась всё делать с изяществом, принимая самые соблазнительные позы, а то мало ли, вдруг лэрд снова вуайризмом занимается?)

Улыбнулась наряду, который выбрала из заветного сундука — яркое жёлтое платье, словно из сказки про Белль и Зверя.

Потом хмыкнула, увидев на столе горячий завтрак.

Но я теперь знала, откуда у меня берётся еда (служанки-то не заходят).

Всё благодаря магии. Точнее, магическим артефактам.

По типу скатерти самобранки. Только тут не скатёрка волшебная, а весь стол.

Начитавшись вчера про артефакты, я уже знала принцип их работы.

Оглядела с прищуром предложенные блюда (думаю, что в артефакт заложено стандартное меню) и погладила ладонью по столу со словами:

— А давай посмотрим, что ты ещё можешь мне предложить.

Нужно ярко представить себе результат, желательно представить ещё как это всё готовится и из чего и вроде бы должно получиться…

Я сосредоточилась, напрягла фантазию и произнесла вслух:

— Я вот очень хочу сливочный крем-суп из крабового мяса, блинчики с икрой… Можно даже с чёрной. Сырное суфле с черникой и кофе со сливками и сахаром. Пожалуйста…

И замерла в ожидании.

Не получится, так не получится. В любом случае завтрак итак шикарен.

Но нет, на столе мой завтрак вдруг просто исчез. Раз. И нет ничего на столе.

— Э-эй… — начала возмущаться, как вдруг на столе появились новые блюда.

— О да… Работает! — прошептала изумлённо счастливая. Сложила ладони в молитвенном жесте и приложила их к губам со словами: — Благодарю…

Потом погладила стол и нашептала ему всяческие приятные слова.

И уже с чувством выполненного долга принялась за королевский завтрак, обдумывая, что я закажу на обед…

Всегда мечтала попробовать чёрные и белые трюфели.

Обязательно сегодня прочту другие книги.

Пробежала взглядом по шкафам с книгами.

Интересно, успею я прочесть и остальные книги, которые лэрд не назначал изучать?

Хотелось бы…

И пока я думала и радовалась такой умной и просвещённой себе, как вдруг, произошло нечто из ряда вон выходящее.

Двери в мою элитную камеру… хоромы резко распахнулись. Да так резко, что дверь ударилась о стену и с жалобным скрипом повисла на одной петле.

У меня из рук выпал блинчик, в который я так щедро утрамбовала чёрной икры… И прыснула на чудесный стол кофе, не в силах проглотить напиток от страха.

В комнату злющим ураганом влетел маг: глазищи опять чёрные, сам он мрачный и разъярённый аж жуть. Руки в кулаки сжаты, а шлейфом за ним стелется и клубится чёрный туман.

Боже, у них что, запрет на чёрную икру?

Что-то не попалось мне ничего подобного из прочитанного…

Ой, мама, он на мене несётся тараном!

Подскочила с места и очень вовремя.

Дэшард Вейнер одной лишь рукой убрал с пути мой чудесный стол с завтраком. Снёс его как помеху и стол отлетел к стене, разбился и разлетелся на щепки. Остатки моего завтрака некрасивыми кляксами размазались по серому камню и плюхнулись на пол.

Мне показалось, или артефакт действительно жалостливо пискнул?

Сама я забралась на письменный стол и вооружилась книгами.

Если бросить этот огромный том в мага, то если попаду, башку ему точно снесу. Или хотя бы хороший фингал поставлю.

Маг шёл на меня.

— Эй! Вы чего?! Спятили?! Какая муха вас укусила?!

Но лэрд и не думал отвечать. Поэтому я не стала рисковать своей жизнью и запустила в него книгой.

Один взмах руки и книга оказалась поймана чёрным туманом как паутиной. И зависла в чёрном сгустке прямо в воздухе.

Выставила руки перед собой и, балансируя на столе между книгами, ласково заговорила:

— Так, давайте поговорим, как взрослые адекватные люди… Если я что-то сделала не так, то просто скажите и мы решим вопрос…

Блин, ну вроде он казался мне рассудительным и невозмутимым, и вообще непробиваемой ледышкой. Что случилось, мать вашу?!

И тут это красавец рявкнул, отчего я чуть не оступилась и не навернулась со стола.

— Раздевайся!

— Чего?! — опешила я.

— Эвелина, немедленно раздевайся, — с угрозой в голосе прошипел Вейнер.

— Э-э-э… — выпучила на него глаза. — В каком смысле?

Так, а если я сейчас изображу обморок? Он меня поймает или позволит рухнуть на пол, а потом ещё потыкает носком сапога?

— В прямом смысле, Эвелина! Я должен увидеть тебя без одежды!

У него крыша поехала?

Но чтобы избежать летального исхода, решила не задавать больше вопросов и сделать, как он просит…

А если он хочет не просто увидеть меня, но и потрогать, а потом ещё чего сделать?!

Мне стало не по себе.

Я не сдвинулась с места. В смысле так и осталась стоять на столе с расширенными в ужасе глазами.

— Эвелина, не испытывай моего терпения, — яростно прорычал лэрд и протянул мне руку.

Надо же! Решил помочь мне спуститься.

Но не-е-ет, я барышня гордая, сама могу.

Села и осторожно спрыгнула со стола по другу сторону от страшного мага.

И чего он взбесился?

Может, сон ему дурной привиделся со мной в главной роли? И он решил что-то там проверить?

Какой бред.

Коснулась крючков на платье и замерла.

— Сначала объясните, зачем мне нужно раздеться, — не выдержала я. — И вообще, вы за мной подглядывали и уже видели без одежды.

— Я не осматривал тебя магическим зрением, — пояснил маг и сложил руки на груди. — Платье и бельё из магической ткани, они блокируют ауру. Раздевайся и побыстрее. У меня есть и другие дела.

— А если не разденусь? — спросила тихо. Всегда знала, что я не только идиотка, но и мазохистка.

Лэрд потемнел лицом и на удивление спокойно ответил:

— Тогда я сам раздену тебя.

Во мне что-то воспротивилось подчиняться ему. Отзеркалила его позу — сложила руки на груди, выставила одну ногу вперёд и также спокойно произнесла:

— Только попробуйте, и вы узнаете, какими острыми у меня могут быть ногти и зубы.

* Анна Ахматова «А! Это снова ты. Не отроком влюбленным…» (Прим. Автора)

Глава 9

* * *

- Эвелина -

— Эвелина, не зли меня, — стоял лэрд на своём.

Я раздражённо дёрнула руками и приготовилась защищаться.

— Вы думаете, я боюсь вас? — спросила мужчину и насмешливо улыбнулась ему.

Его эмоции остались для меня загадкой — непробиваемая маска равнодушия. И лишь глаза стали ещё более чёрными. Ядовито-чёрные.

От этого жуткого взгляда возникает зуд в коленках.

— Всё же ты похожа на своего двойника, — на полном серьёзе ответил Вейнер. — Ведьма ничего не боялась. Ты тоже смелая, Эвелина. Только не забывай, смерть идёт рядом с тобой, хоть ты и не труслива. Твоя жизнь в моих руках. Но ты действительно не боишься меня, лишь опасаешься. Я это чувствую.

Переступила с ноги на ногу.

Он говорил с лёгкой ленцой, абсолютно спокойно. Как это ужасно, когда человек легко переходит от гнева к спокойному тону. Это сбивает с толку.

— Сними одежду, — отчеканил он. — Я должен увидеть тебя.

Поджала недовольно губы и собралась немного поторговаться, как маг произнёс с угрозой в голосе:

— Не заставляй меня применять силу, просто подчинись и сделай, как я велю.

Нет, хватит с меня угроз и требований! Я на прошлой работе этого «счастья» хлебнула сполна. Надоело!

— Идите к чёрту, лэрд Вейнер, — очень спокойно, но ледяным тоном отчеканила я и злорадно усмехнулась.

Правда, недолго моя душенька ликовала.

Маг, невозмутимо щёлкнул пальцами, и я поняла, что конкретно попала.

Его фраза: «Не заставляй меня применять силу» теперь стала мне очень ясна.

Он применил магическую силу в отношении меня и заморозил!

Не в смысле, что я покрылась льдом. Я замерла, не в силах шевельнуться!

Только глазами бешено крутила.

А из приоткрытого рта довольно быстро начала течь и капать слюна!

Маг удручённо покачал головой и начал меня раздевать!

Сначала просто взял и разорвал на мне платье.

Оно было красивым, сказочным! И его больше не-е-ет!

Потом на пол полетело моё нижнее бельё. Его маг тоже просто-напросто разорвал.

Осталась в одних домашних туфельках.

Я испепеляла мужчину взглядом и будь моя воля, он был бы уже труп.

Но этот негодяй не успокоился. Маг осмотрел меня с видом знатока, поморщился, будто увидел на мне какую-то гадость и чтобы совсем уж меня вывести из себя, распустил мои волосы, вынув из причёски заколку.

Я стояла и ощущала себя ужасно беззащитной, оскорблённой и оплёванной.

Неужели он не понимает, что нельзя так жестоко обращаться с женщиной?

От злости, обиды и беспомощности из глаз потекли предательские слёзы.

Тело затекло, но как я не пыталась справиться с магическими путами, пошевелиться так и не смогла.

Тем временем, Вейнер сложил ладони лодочкой, словно собирался воды набрать. Из его ладоней начал подниматься густой чёрный туман. Маг резко развёл руки в стороны и произнёс какое-то жуткое слово, состоящее из одних согласных, я не успела запомнить и понять, что за слово, и густая тьма полетела прямо на меня! Я бы убежала, да не могла. Даже зажмуриться не вышло.

Тёмная субстанция колючим холодом накрыла меня, и моё тело вмиг покрылось мурашками. Ощущение премерзкое, словно на меня вылили ушат ледяной воды.

А после тёмная магия лэрда будто сама обожглась об меня: тьма вспыхнула золотом и осыпалась к моим ногам рваным пеплом.

Маг сильнее потемнел лицом. Магия лэрда шипами выросла за его спиной.

Ой-ей… Ему явно это не понравилось….

Пугающий взгляд мужчины не обещал мне лёгкой смерти.

Он смотрел на меня так, как смотрят на появившегося из ниоткуда огромного, жирного, мерзкого таракана! Берут тапок помощнее и бьют его много-много раз, пока не останется от «рыжего» даже мокрого места.

Вот так на меня сейчас глядел лэрд Дэшард Вейнер.

— У тебя не было мужчины, — сказал он жёстким и страшным голосом.

Щёлкнул пальцами и моё оцепенение исчезло. Я как подкошенная рухнула на колени и в голос заревела.

— Одевайся, — разрешил мне этот урод и направился на выход.

Я, разозлённая до состояния «последней капли» вскочила на ноги и бросилась на мужчину. Запрыгнула ему на спину и вцепилась зубами ему в ухо, захватив в рот и его волосы. Пальцами впилась в его глаза, намереваясь вырвать их к чёртовой матери!

Рот наполнился кровью…

Молниеносным движением мужчина резко раскрыл ладони, хлопнул ими и меня назад мощной волной воздуха, припечатало об шкаф. С полок на голову посыпались тяжёлые книги. Воздух с шипением покинул лёгкие, из глаз посыпались искры и мир поплыл.

Тряхнула головой, собралась с силами и начала подниматься.

Наверное, я выглядела сейчас не менее жутко, чем он: обнажённая, точно амазонка; растрёпанная; злющая, как тысяча чертей.

Вытерла тыльной стороной руки губы и увидела кровь.

Кровь мага.

Точно Рэмбо провела пальцами по щеке, рисуя полосы и прошипела:

— Ты — труп.

Мужчина стоял напротив, сложив руки на груди, и глядел на меня тяжелым, давящим взглядом ядовитых чёрных глаз. Даже воздух уплотнился и стал неподъёмным.

Наши взгляды встретились. Я не опустила глаза, не отвернулась, выдержала.

Лэрд же смотрел строго и осуждающе. Из-за чёрных вздувшихся вен, я не могла усмотреть, расцарапала ему глаза или не удалось. Но ухо я ему точно пожевала и прокусила.

— Успокойся, — произнёс Вейнер невозмутимо, подписав тем самым себе окончательный приговор.

Я зарычала точно первобытная женщина и понеслась на него снова, нацелив на его лицо пальцы, намереваясь всё же вырвать из глазниц его жуткие глаза.

Он резко взмахнул правой рукой, и меня снова откинуло и впечатало в шкаф. Книги больше не падали мне на голову, но было больно.

— Ого! Вот это веселье ты себе устроил! — раздался от входа смеющийся мужской голос.

Сквозь звёздочки перед глазами, я увидела, что этот незнакомец высокий, вроде даже красивый и он блондин.

Кажется, с некоторых пор я ненавижу брюнетов и предпочитаю блондинов.

— А какая крошка у тебя тут! Но почему она…

— ВО-О-О-ОН! — рявкнул маг и моего гостя как ветром сдуло, и дверь явно встала на место, потому что скрежет петель и затвора не спутать ни с чем.

Меня, тем временем, затошнило.

Маг подошёл ко мне. Не стала поднимать голову и глядеть в его невозмутимое лицо. Зато я увидела его начищенные, идеальные сапоги. В их глянце отразилось моё лицо — такое несчастное, что я чуть не заплакала.

— Не думал, что ты окажешься дурой, Эвелина. Не делай больше подобных ошибок. Они будут слишком дорого тебе обходиться.

Плакать я не стала. Меня вырвало завтраком прямо на идеальные сапоги лэрда.

* * *

- Эвелина -

Маг всё с тем же невозмутимым видом поднял моё несчастное тело и довольно небрежно сгрудил меня на кровать. Набросил покрывало, прикрывая мою наготу. Потом коснулся моего лба холодной ладонью и с леденящим душу тоном, произнёс:

— Лежи, через час всё пройдёт.

«Каз-з-зё-ол!» — вертелось на языке.

— Я подумаю над твоей ситуацией и решу, какую выгоду можно получить в данном случае. Но инициацию ты всё равно пройдёшь. Без этого ты не сможешь творить свою магию.

— Выгоду? — переспросила вяло. — Инициацию?

Приподнялась на локтях, игнорируя жуткий вид лэрда, выдержала его тяжёлый взгляд и хмуро поинтересовалась:

— А теперь для несведущих, объясните, какого чёрта творится и что за цирк вы устроили?

Он склонился надо мной, едва не коснувшись лбом моего лба, при этом его чёрные волосы завесой упали по сторонам от моего лица.

Так близко маг вообще был страшен.

У меня сердце в обморок свалилось, а душа в пятки переселилась.

Реально, в таком вот виде (глаза чёрные без белков, вены вздутые вокруг глаз и тоже чёрные), он очень страшный. А ещё его давящая аура радости не добавляет.

Нервно сглотнула и облизнула пересохшие губы. Вот чего он пялится, а?

А потом вдруг подумала, рассматривая жуткое лицо: «Что если проткнуть его надувшиеся вены? Кровь польётся как нефть, чёрного цвета или всё же красная?»

Развить и додумать эту мысль не дал сам Вейнер. Он снова заговорил.

— Цирк устроила ты, Эвелина. Я уже повторял — ты должна слушать меня беспрекословно.

Он вдруг провёл костяшками пальцев по моей скуле и этот жест не был романтичным. Я вздрогнула, словно меня коснулось нечто жуткое, затаила дыхание и едва удержалась, чтобы не зажмуриться.

— Если твоя память слишком коротка, то я напомню — твоя жизнь в моих руках, Эвелина. Твоё счастье, что ты двойник ведьмы с нужными мне магическими данными.

— Иначе позволили бы мне умереть, да? — выдавила жалобно, пересилив свой страх.

Мужчина выпрямился, и его волосы мазнули меня по лицу холодным шёлком.

— Это уже неважно, — отозвался он.

Я заметила, что его глаза начинают становиться нормальными — человеческими. Лицо разгладилось, и теперь надо мной возвышался обычный человек. Ха-ха, очень уж он «обычный».

— Инициация предполагает потерю невинности. Желательно, чтобы ведьму инициировал сильный маг. В твоём случае он должен быть тёмным. Светлый «обнулит» твою спящую силу и ты станешь пустышкой.

— А может, я светлая ведьма? — посетила меня гениальная мысль.

— Нет, — хмыкнул лэрд. — Ты — тёмная.

— Может, вы ошибаетесь, — прищурилась с подозрением.

Маг коротко одними губами улыбнулся и произнёс:

— Будь ты светлой, то не смогла бы вынести моего присутствия без защитных амулетов дольше одной минуты. Ты давно была бы мертва, Эвелина. Это первое. И второе — ты пользуешься моими артефактами, насквозь пропитанными моей силой, и снова заметь, ты всё ещё жива.

У меня не было цензурных слов, чтобы выразить всю степень моего возмущения и негодования.

Нашла только одно, что сказать:

— Я не желаю, чтобы моим первым мужчиной стали вы! Предпочитаю сама выбирать кандидата на роль инициатора моей силы!

Маг лишь одну бровь приподнял, а затем небрежным тоном уведомил:

— За своё поведение ты лишена артефакта «Хлебосольный стол». Отныне, еду тебе будет приносить слуга. А насчёт твоего требования — забудь. Я сам всё решу, кто и когда.

Это нечестно и возмутительно!

Но не успела даже с кровати встать, чтобы хорошенько пнуть Вейнера по коленке, как он уже исчез.

Внутри меня вскипела волна жгучего гнева, превратившись во что‑то жёсткое, колючее, болезненное, и этому чему‑то срочно нужен был выход, иначе начну пылать изнутри.

Глава 10

* * *

Дэшард -

— Пришёл в себя? — усмехнулся императорский советник Росс Эйвен.

Беловолосый мужчина вальяжно развалился в кресле и имел весьма довольный вид.

— Милашка ведьма не желает покоряться и выполнять твои требования? — с насмешкой предположил гость.

Императорский помощник был непростым человеком.

Тёмный маг, советник и лучший друг императора — выше только сам император.

Но всё это лишь вершина айсберга.

Лэрд Росс Эйвен несмотря на обаятельную внешность — кровавый ночной кошмар любого, кто осмелится стать помехой монарху. Росс — монстр. Он хладнокровный, расчётливый, коварный, злобный, невменяемый псих. Он наделён безграничной фантазией и своеобразным чувством юмора. Смерть для него всегда игра.

В принципе тоже самое он может сказать и обо мне.

Мы прекрасно знаем друг друга. А как иначе? Ведь я и Росс — лучшие друзья, практически братья. Мы те, кто с детства с лихвой познали все стороны жизни и оказались на самой вершине благодаря взаимной помощи, смекалке, хладнокровию, хитрости и расчёту.

— Бывает, что женщина упирается и желает казаться сильнее и умнее, — небрежно ответил ему и указал на стол с напитками.

— У тебя бывает? — удивился Росс, подняв брови, и кивнул, соглашаясь на стаканчик курбона. Добавил с насмешкой: — У тебя не бывает проблем с женщинами, Дэш. Рассказывай, что натворила ведьма. Или натворил ты?

Странно, но его издевка меня задела. Откуда-то появилась злость на самого себя.

Передал полный бокал другу, сам сел на край своего стола и отсалютовал Россу. Пригубил огненный напиток и ответил:

— Не могу всего рассказать, но ведьма оказалась с «сюрпризом».

— Интере-ес-сно, — протянул друг и осушил бокал. Со стуком поставил его на стол рядом и сузил льдистые глаза. — Тёмная ведьма не желает сотрудничать?

Росс был в курсе моих планов. Собственно, привлечь ведьму к государственной службе — был наш общий с ним план. Одного мы не учли — что ведьме удастся сбежать, и она оставит вместо себя двойника.

— Если не желает, то пожелает, — сказал невозмутимо. — Появились некоторые обстоятельства, застопорившие дело.

Росс потемнел лицом.

— Дэш, мы дали клятву императору, что быстро разберёмся с шайкой новообращённых и покончим с ними раз и навсегда! Ты не можешь подвести нас!

Неуловимые изменения, и идеальное лицо и тело советника поплыло, являя тёмную личину друга — кожа приобрела тёмно-красный оттенок, глаза пожелтели, светлые волосы исчезли и вместо них появились смертоносные рога.

Самоконтроль с самого детства является роскошью для моего друга.

Вспыльчивость Росса Эйвена много раз стоила людям их жизни — советник легко убивал тех, кто оказывался не в то время и не в том месте. Как, например, это случилось с «беднягой» прокурором. Он рушил наши планы своим решением казнить ведьму, за что и поплатился.

— Я разве хоть что-то сказал о сроках? — всё также невозмутимо произнёс, без страха и ужаса глядя на изменившегося друга, что стал выше ростом, шире в плечах и источал резкий запах жжёного янтаря.

Магия Росса своеобразна, но при этом очень необходима на императорской службе.

Росс Эйвен — полукровка. Наполовину человек, наполовину демон.

В своём мире он — изгой. Здесь — опасное существо, которое следует уничтожить.

О происхождении советника знают трое: я, император Хамбар Мор и сам Росс. Больше никто в его тайну не посвящён. Росс нужен империи и императору.

Во времена «зачистки» все демоны были низвергнуты в их родной мир, а плоды их любвеобильного образа жизни — уничтожены. Но матери Росса удалось спрятать сына и сохранить тому жизнь. В этом ей помог я. Точнее, моя кровь, пропитанная тёмной силой.

Я не знал своих родителей, был подброшен в дом, где и родился Росс. Его мать стала и моей матерью.

Поэтому, не просто так сказал, что мы практически братья. В жилах Росса течёт не только демонова, но и моя кровь. Был проведён ритуал, и с тех пор именно моя тьма скрывает его происхождение в человеческом облике.

Меняться и показывать второй лик Росс предпочитает либо своему «обеду», либо когда нет зрителей, как например, сейчас.

Появление демона в нужный момент дестабилизирует ситуацию, чем мы иногда и пользуемся.

— Ты сказал, что возникла проблема, — прошипел Росс и сцепил когтистые пальцы в замок. — Я начинаю всерьёз злиться, Дэш. Выкладывай всё как есть.

Я помедлил, качая бокал в руках, потом усмехнулся и произнёс:

— Ведьма обладает нужной нам силой, Росс, но вся беда в том, что она — девственница.

Какое‑то мгновение он смотрел на меня, сбитый с толку, моргнул жёлтыми глазами, и сменил свой облик на человеческий.

Тяжёлый запах мгновенно исчез. По кабинету поплыл терпкий аромат одеколона Росса.

Росс расплылся в широкой улыбке, хохотнул, а затем его смех грохнул взрывом.

Отсмеявшись, он вытер влагу с глаз, тряхнул беловолосой головой и сказал:

— Это очень смешно! Правда, Дэш! Эвелина — девственница! Друг, никогда не знал, что кто-то сможет тебя обмануть! Ну ведьма, ну даёт! Да весь мир знает о её похождениях! У неё мужчин было больше, чем женщин у тебя и у меня вместе взятых!

Я невесело рассмеялся и сказал:

— Ты прав, Росс. Эвелина именно такая. Но та женщина, что ты видел — тоже Эвелина. Двойник нашей тёмной ведьмы. И да, мой друг, она — невинна.

Советник прекратил веселье.

Он поднялся с кресла и процедил:

— Вот же сучье отродье, всё же смогла сбежать!

* * *

- Эвелина -

Естественно после этого некрасивого поступка со стороны лэрда, я не могла просто сидеть, сложа руки и ждать его «высочайшего» решения, кто же станет моим первым мужчиной.

Нет уж!

Моя личная жизнь — табу для посторонних.

Я сама буду выбирать с кем, когда и где, а не по великой воле тёмного мага, чтоб ему икалось всю жизнь!

Собрав себя чуть ли не по кускам — голова разболелась нещадно, да и тело ощущалось, как неродное — меня шатало из стороны в сторону и больше всего на свете хотелось упасть и не двигаться.

Дала себе передышку. Небольшой отдых после стресса лишним не будет. Стычка с тёмным магом, как, оказалось, имеет свои последствия. Его магия проехала по мне настоящим катком.

Сделала себе холодный компресс и завалилась в кровать в позе морской звезды и позволила телу восстановиться.

А сама думала и составляла план действий.

Когда гнев немного поутих, смогла рассуждать.

Да, кидаться на мужчину было глупо. Но всё же больше виноват он — спросил бы прямо, девственница я или нет, и я бы дала ему ответ. Нет же, разыграл целый спектакль: «Я Мужчина — умный, наглый, всесильный! А ты — женщина. А женщина — неразумное существо, не умещая жить своим умом и должна выполнять всё, что хозяин прикажет, а его воля — закон!» Тьфу!

Итак, план действий.

Первое, обязательно прочитать все-все книги, что мне дал Вейнер, а то ещё заберёт. И те книги, что уже были здесь.

Второе, от корки до корки прочитать дневник моей предшественницы. (Очень надеюсь, Эва, тебя волки сожрали в том другом мире!).

В-третьих, не дать позволить магу распоряжаться своей жизнью. И плевать на его поступок в зале суда — он ведь знает, что я не та Эвелина! Но всё же лэрд оставил меня здесь вместо неё, будто я, правда, преступница, избежавшая казни!

Но вот вопрос, как помешать ему?

Вот тут я задумалась.

И у меня в голове созрела шаткая, но всё же идея.

Если для раскрытия способностей нужна близость с мужчиной, то почему моим партнёром в постели не может стать сам Вейнер?

Доказывать магу, что я что-то хочу или не хочу, не выйдет. Не тот он индивид, которому можно что-то объяснить. Да и вряд ли мужчине будут интересны мои внутренние переживания. Чует моё сердце, слёзы его тоже не проймут. Бесчувственная сволочь.

Да что там говорить, я сама уже вышла из того возраста, чтобы с «пеной у рта» доказывать своё мнение. Сделаю вид, что услышала его слова, промолчу (хотя знаю, язык будет жечь от желания «облить» мага великим и могучим). Зато мысленно пошлю его на х… и сделаю по-своему.

Как сделаю?

Всё же я женщина.

Нужно подойти к делу тонко, чтобы Вейнер подумал, что он сам решил стать моим первым мужчиной.

Как-никак, его я хоть немного, но уже знаю…

Правда, очень надеюсь, что лэрд он не носитель каких-нибудь цветов Венеры. Вряд ли тут умеют лечить ЗППП, как это делают на Земле. С виду Вейнер не похож на мужчину, который не умеет держать штаны застегнутыми.

Хотя из меня тот ещё знаток.

Итак, значит, решено — я должна переспать с Вейнером…

От этой мысли невольно скривилась.

Нежных чувств к магу не испытывала, но понимала, что для дела я готова на этот шаг — если магия и правда во мне есть, то я просто обязана её высвободить и начать пользоваться!

Тем более, лэрду нужны мои умения. Ну-у, не мои, а сбежавшей ведьмы, хотя разницы уже нет, если у меня тот же дар, что и у Эвы.

А вот если дар у меня иного рода, то будем надеяться, что маг меня не прихлопнет. А чтобы этого не случилось, мне нужны знания.

Отбросила компресс и направилась в ванну.

Вода помогла прийти в себя.

Головная боль немного отступила. Чтобы не терять драгоценное время, засела за книги.

Итак, начнём с книги заклинаний. Изучу простые и сложные заклинания. Я должна знать их назубок.

В основном тут были бытовые заклинания, с одной стороны примитивные и неопасные. С помощью бытовых заклинаний можно приготовить себе еду, убраться, почистить обувь, одежду, ну и тому подобное.

Но если тебе очень хочется кому-то насолить, то даже простейшее заклинание на «понижение температуры», когда в помещении лишком жарко, может стать боевым!

А ещё заклинание на избавление от головной боли можно применить в тёмных целях.

Кстати, заклинание чудесное, но мне пока недоступное. Попробовала — не действует. Сила действительно требует инициации.

Только мне всё равно любопытно, как же я вызвала того чёрта в зале суда, если магия во мне «спит»?

Ответа нет.

Но да ладно, подумаю об этом в другой раз.

Так вот, магия на основе терморегуляции, а именно заклинание «понижения температуры», если будет использована на живом существе, может заморозить.

А на «избавление от головной боли», если бросить заклинание в оппонента в избыточной концентрации, то «счастливчик» ощутит, как у него «мутится в голове» и может даже потерять сознание. В книге даже приписка есть, что в это заклинание нужно вливать крохи силы, так как оно само по себе сильное.

К слову сказать, к любому заклинанию были пометки и пояснения, что случится, если добавить в ту или иную магию слишком много силы. Скажем так, даже в магической практике были противопоказания и последствия от передозировки.

В общем, прелесть!

Берегитесь, лэрд Вейнер!

Глава 11

* * *

- Эвелина -

Спустя неделю…

Одним чудесным утром, когда я проснулась, то сразу поняла, что действие зелья сошло на нет. В этот судьбоносный момент я решила, что лучше бы мне умереть.

Я не собиралась убивать себя. Ещё чего не хватало. Просто захотела умереть.

Сейчас объясню, почему ко мне пришло столь неожиданное и странное желание.

Действие зелья, что помогло мне быстро прочитать и усвоить все книги, прошло. Мозг усиленно переваривал полученный объём информации, и в связи с этим с самого утра я страдала страшной головной болью.

Помимо головы возмутился желудок.

Расстройство желудка — вещь тоже неприятная.

Но это ещё не всё.

Кто-то сверху решил, что для пущей радости мне не хватает и красных дней календаря и щедро добавил их к моим уже имеющимся страданиям.

Надо полагать, что настроение у меня было, мягко говоря, подавленное.

Мне нужна была помощь и чтобы получить её, требовался лэрд Дэшард Вейнер.

— Лэрд, явитесь. Зелье перестало действовать и мне очень плохо… — произнесла глухим голосом.

Естественно, мужчина не явился. Мне кажется, у него отсутствует совесть от слова совсем.

После той стычки мужчина стал вести себя ещё более отстранёно. Игнорировал меня и практически не являлся на мой зов. Конечно, я могла бы и настоять, но видеть мне его тоже не хотелось.

Звала я Вейнера много раз. И я знаю, что он меня слышит! Но, наверное, явится или к вечеру, или вообще завтра утром. Уж точно не сейчас. Специально так делает, чтобы я помучилась. Ему ведь плевать на моё состояние с высокой башни.

Каз-зёл!

Короче говоря, когда «сушёная вобла»… пардон, служанка, похожая на эту самую воблу, внесла скудный завтрак, она была встречена не привычной уже для неё женщиной, что сидит за книгами с утра до ночи, а злющей фурией.

— Поднос скорее ставь на стол, а сама беги к хозяину, скажи, пусть явится. Мне нужна его помощь, — приказала, не заботясь о том, что подумает «вобла», которая привычно поджала свои тонкие губы, сверкнула на меня злющими глазами и отчеканила:

— Я не посыльная. Зовите лэрда сами.

Так бы и стукнула противную тётку!

— Не доложишь лэрду, что он мне срочно нужен — голову тебе откушу, поняла? — прорычала, морщась от резких болей сразу во всём теле. — Прямо сейчас нужен! Скажи, что леди Нуар кровью истекает!

Тётка высокомерно оглядела меня и приподняла одну бровь, мол, чё гонишь?

Я сорвала с ширмы полотенце и бросила к её ногам.

Полотенце было пропитано моей кровью.

— Ладно, — снизошла служанка до моей проблемы, скривясь при этом, словно противное что увидела.

Продолжая выражать всем своим видом презрение и недовольство, тётка со стуком поставила поднос на стол и посуда весело звякнула. Я поморщилась, так как обычные звуки сейчас воспринимались во стократ громче.

«Вобла» нарочито медленно вышла из моей комнаты, обойдя при этом полотенце по широкой дуге, и скрылась за дверью.

Надеюсь, она доложит магу, что я его звала.

Я же выпила чашку крепкого чаю, полностью проигнорировав невкусный завтрак.

Сейчас бы не отказалась от любимого аспирина.

И тут же в голове возникло знание, которым ранее точно не владела (спасибо книгам и зелью): «Если заварить ивовую кору, и выпить полученный настой, то головная боль забудется как ночной кошмар».

Тот случай, когда ты не обладаешь магическими способностями и мага поблизости нет.

Вот Вейнер точно может избавить меня от всех видов боли.

«Ага, умертвит и не поморщится», — съязвил внутренний голос.

И тут же сама себе ответила: «Не-е-эт, не умертвит. Я ему для чего-то нужна».

Однако, как бы я не костерила лэрда Вейнера, мне стоит сказать ему спасибо.

Ведь теперь я похожа на ходячую энциклопедию познаний о травах, магии, истории, артефактах, мироустройстве, и других местных наук.

Ещё я не отказалась от плана сделать Вейнера своим инициатором. Лучше пусть он будет моим покровителем, наставником, чем врагом.

— Но почему, почему мы не можем жить дружно? — прошептала вслух, глядя на пустую чашку в руке. — Нам ведь не нужно обожать друг друга…

Но тут же в памяти всплыла некрасивая сцена с требованием лэрда немедленно раздеться.

Привык он к власти и непоколебимому исполнению приказов.

А мне на Земле до чёртиков надоели приказы самодуров. Надоело слушать претензии и истерики. Работа в службе поддержки клиентов не для слабаков.

Мне очень хочется верить, что лэрд Вейнер не такой уж и гад. Всё же он спас меня от смерти и когда узнал, что я не та Эвелина — не прогнал, не убил и много ещё чего «не».

Нет, понятно, что он преследует свою выгоду, но всё же, всё же…

Хотя кажется, он с удовольствием выпустил бы мне кишки.

Я вернулась в постель, удобно устроилась на мягких подушках, стараясь отгородиться от болей в голове, животе и вообще везде.

Закрыла глаза и подумала, что зря не читала Макиавелли, с Вейнером мне пригодились бы навыки манипулирования и плетения интриг.

Размышляя, как докатилась до жизни такой, явился, наконец, великий и ужасный.

* * *

— Эвелина, в чём дело? — поинтересовался лэрд таким тоном, будто я его уже задолбала своими вопросами.

Приоткрыла один глаз и, копируя его тон, будто и он меня тоже задолбал и произнесла:

— Действие зелья прошло. Теперь начались последствия — всё болит, будто у меня из внутренностей и мозга фарш делается. Очень больно и противно.

— Пройдёт, — невозмутимо ответил мужчина.

И ни капли сочувствия! Вот же черствый пень!

— Магия всегда берёт плату. Чем сильнее заклинание, чем больше магии, тем больше приходится платить. И хорошо, если плата — боль.

Вздохнула и выдохнула. Добавив стона, сказала:

— Я всё понимаю, но к этим недомоганиям добавилось ещё кое-что, не связанное с магией.

— Что ещё? — закатил он глаза.

— У меня начались месячные, — сказала невозмутимо. — И у меня они всегда очень болезненные. Плюс, у меня элементарно нет ни прокладок, ни тампонов. Это ужасно неудобно.

Лэрд тут же прекратил изображать непоколебимую статую и с укором посмотрел мне в глаза.

— Эвелина, подобные вещи не стоит сообщать мужчине. Ты должна стыдиться говорить со мной о своих… делах, — и столько упрёка в голосе, что его на хлеб намазать можно вместо масла.

— Да-а-а? — протянула ядовито и приподнялась на локтях. — Ну так обеспечьте меня обезболивающими, средствами гигиены и я не стану сообщать вам о «своих делах»!

У Вейнера глаз дёрнулся.

Ишь, нашёлся тут ригорист! Сам недавно с меня одежду как бешеный срывал и на обнажённую глядел, ещё осмелился о моей невинности заикнуться, а тут посмотрите-ка, о стыде заговорил и о морали вспомнил!

Рухнула обратно на подушки и изобразила скорую смерть.

Мужчина поджал губы, и сложила руки на груди.

Но потом я вспомнила о своём плане, мои губы разъехались в акульей улыбке и уже мягче произнесла:

— Простите мою дерзость, лэрд. Это всё недомогание.

Он скептически приподнял одну бровь.

Не верит.

Незаметно ущипнула себя и на глаза тут же навернулись слёзы.

— Помогите мне. Очень прошу вас. Я ведь нужна вам дееспособная, а не на грани жизни и смерти…

И столько боли и тоски в голосе моём, что даже бы мёртвый прослезился. Но не-е-эт, это крепкий. Просто так не сдаст позиции, и жалеть не станет.

Вейнер продолжая взирать на меня с непробиваемой миной вместо лица, щёлкнул пальцами и на моей постели тут же появился небольшой сундучок — простой, но с красивым замком. Сбоку висел резной ключ.

— Это средства гигиены для женщин. Надеюсь, ты найдёшь здесь, в чём нуждаешься, — произнёс он величественным тоном, будто только что как минимум вселенную создал.

Переборола себя, чтобы снова не съязвить и прошептала:

— Премного благодарна.

Но открывать сундук не спешила. После посмотрю, что в нём, когда маг исчезнет.

— По поводу болей, — продолжил он, — служанка принесёт тебе нужный отвар. Я сам его приготовлю и напитаю магией, чтобы ты больше никогда не страдала болями во время… женских дней. Ты действительно нужна мне здоровой и адекватной.

Ого! Щедро!

Но я тут же насторожилась.

— И какая будет плата? — поинтересовалась с подозрением. — Вы сказали, что за любую магию придётся платить.

Мужчина неожиданно улыбнулся — меньше секунды была его улыбка, но мне хватило и этого, чтобы заметить, как преобразилось его лицо и каким красивым и открытым оно стало. Лэрду шла улыбка и даже очень.

— Ты умна и сообразительна, — похвалил он и пояснил: — Отвар для женщин безобиден. Магическая составляющая небольшая и платой станет твоя кровь. Требуется разовая мзда, и так как твоя кровь уже обновляется, то тебе не составит труда расплатиться.

Ну что ж. Это хорошо.

Облегчённо вздохнула, устало улыбнулась и произнесла:

— Благодарю вас, и с нетерпением буду ждать отвар.

Когда маг исчез, я задумалась. Если магия требует плату, то чем же стану расплачиваться я сама, когда сила станет мне доступна? И как справлялась с этим моя предшественница?

Закусила губу и поняла, что из прочитанных книг не было ни строчки про этот важный момент. Любопытно.

Потом отбросила эти мысли. Зачем сейчас волноваться, если ещё ничего не произошло, и силы у меня нет?

Лучше посмотрим на подарок от Вейнера.

Открыла сундучок и удивлённо выдохнула:

— Это ещё что такое?

Обычных средств гигиены, привычные моему разуму, не было. Кто бы сомневался.

Я достала мыло (видимо специальное в эти дни) и смешное изобретение.

Это был шёлковый белый пояс с пропущенной между ног полосой.

И каким образом сие чудо великой мысли меня спасёт?

Скривилась и покачала головой.

Потом всё решилась испытать изобретение, вдруг эти специальные труселя из какой-нибудь магической ткани?

Взяла графин и щедро плеснула из него на белую ткань.

По полотну тут же расползлось мокрое пятно и мгновенно исчезло.

— О…

Коснулась места, куда попала вода и удивилась. Абсолютно сухо!

Заглянула снова в сундук и увидела там много-много таких трусишек.

Прекрасно.

Глава 12

* * *

- Эвелина -

Утро следующего дня началось с радости.

Лэрд вернул мне хлебосольный стол — раз.

У меня ничего не болело — два (кстати, отвар снял все симптомы мгновенно!)

Местное приспособление для женщин оказалось настоящим чудом — три.

Жизнь прекрасна!

После сытного и наконец, вкусного завтрака явился маг и тут же объявил:

— Попробуй открыть дневник Эвелины.

Вздёрнула одну бровь и отложила книгу, что читала до появления мужчины.

(Увы, мне не удалось прочесть абсолютно все-все книги, что находились в комнате. Но пока мне ничего не мешало читать их и дальше, хоть и в замедленном действии. Зато с полученными уже знаниями, прекрасно понимала о чём идёт речь в других собраниях).

— Прямо сейчас? — спросила его.

— Я непонятно выразился? — строгость его голоса заставила чуть вздрогнуть.

Вздохнула и взяла в руки ведьмин дневник. Расшнуровала туго свёрнутую в тубу кожаную тетрадь и попыталась её открыть.

Ха! Не тут-то было.

— Это ещё что за новости? — удивилась и разозлилась я.

Тетрадку в руках спокойно можно было крутить, шамкать, но открыть мне не удавалось. Страницы и сам переплёт словно склеены намертво.

Подняла удивлённый взгляд на мага. Лэрд возвышался надо мной неприступной горой и невозмутимо глядел мне в глаза.

— Ты же изучала книги, что я тебе дал. Ты знаешь, как открывать магические книги, так в чём дело? — произнёс он таким тоном, будто перед ним не разумная женщина сидела, а существо с интеллектом, где коэффициент меньше десяти.

Тут же стукнула себя по лбу чёртовой тетрадью и выругалась:

— Вот же балда! Кровь нужна.

Маг хмыкнул и услужливо протянул мне кинжал.

— Держи. Теперь это твой личный ритуальный клинок.

Осторожно взяла из его рук серебряный ножичек в серебряных же ножнах и сухо поблагодарила:

— Спасибо.

Помедлила и спросила:

— Я ведь ещё не инициирована. Думаете, дневник откроется?

— Сейчас и узнаем, — ответил маг.

Протяжно выдохнула. Ранить себя совсем не хотелось, но показывать Вейнеру свой страх и сомнения тем более.

С потягом абсолютно бесшумно извлекла клинок из ножен и, не раздумывая, полоснула острым лезвием по ладони.

Кровь не заставила себя ждать.

Капли упали на кожаную поверхность. Я ожидала, чего угодно, особенно, что кровь сейчас ручейками станет стекать с поверхности дневника и запачкает мне платье, но нет…

Моя кровь сразу же впитались в тетрадь и на кожаном переплёте выступил, точнее, выдавился светящийся бордовым цветом магический знак — древний знак ведьм.

Я знаю о нём, читала в одной из книг о символах и знаках.

Именно этот даровал защиту книге. Он не позволит открыть её никому, лишь обладательнице той крови, что и поставила печать.

Книга легко поддалась и открылась. Перед глазами возник строгий почерк. Пролистнула плотные листы, невнимательно отмечая не только текст, но ещё рисунки, знаки, сноски, заметки…

Но я ведь не та Эвелина! Как это может быть правдой?

— Ты можешь прочитать содержимое? — спросил маг, склонившись рядом.

Открыла на середине и протянула дневник ему под нос.

— А вы сами? — поинтересовалась деревянным голосом.

Сейчас я ощущала непонятный мне трепет — я прикоснулась к настоящей магии. То есть, хотела сказать, что значит, я действительно обладаю силой. Неужели ведьма и правда передала мне свой дар?

И в то же время душу и сердце словно тисками сковал ледяной обруч страха.

— Эвелина, этот дневник защищён. Его не только открыть сложно. Хотя возможно. Но вот прочесть может лишь хозяйка. Так что отвечай.

Приказной тон Вейнера мне совсем не понравился. Так и хотелось сказать «нет, не вижу ничего — пустые страницы». Но всё же инстинкт самосохранения сработал и я сказала правду.

— Да, я могу прочитать. Здесь не только текст, но и рисунки…

Мужчина удовлетворённо кивнул.

— Тогда твоё первое задание. Составь таблицу, в которую выпишешь все имена и титулы тех, кто прибегнул к услугам ведьмы. Напротив каждого имени укажешь желание заказчика. И в третьей напиши, какая была плата за это желание. И я говорю не о деньгах, понимаешь?

— Всё ясно, — произнесла натянуто.

— Вот и хорошо. Приступай. Даю тебе на изучение дневника и составление таблицы два дня, — отчеканил маг и, не дожидаясь моего ответа, а также возражений, исчез.

Уронила голову на стол и жалобно простонала:

— Ненавижу канцелярскую работу.

* * *

В задумчивости прикусила нижнюю губу и уставилась на личный дневник ведьмы.

Понятно, что сейчас начну читать, и содержание блокнота навсегда изменит мой мир.

— Вот спасибо, удружила, — процедила сквозь зубы. — Нужна ты мне и твоя жизнь сто лет!

Да у меня внутри всё переворачивается, когда вспоминаю, как она меня подставила и что я чуть не умерла. При одном воспоминании о том абсурдном судебном процессе и у меня желчь закипает от злости.

Скривила губы. Но зато у меня крепкие нервы.

Погладила дневник и произнесла:

— Жаль, что составлять список придётся вручную. Это не очень хорошо. Нет ни компьютера, ни таблиц… Вот бы и тут был какой-то артефакт, по типу компьютера…

Задумчиво посмотрела на свой рабочий стол, заваленный книгами, и постучала по нему.

Из прочитанных книг по артефактам в памяти всплыло знание, что здесь есть подобные чудо устройства и умеют делать всё то, что делают компьютеры, но намного больше.

Так-так-так…

Я уверена, что маг должен был снабдить рабочую зону артефактами, упрощающими работу. Ему ведь важен быстрый результат.

Сам он подсказывать ничего не станет, но видимо, будет проверять мою логику и соображалку.

Бережно убрала со стола все книги. Перенесла их в книжный шкаф. Теперь на просторных полках в беспорядке теснились драгоценные книги, некоторые — растрёпанные, с выпадающими страницами.

Потом по-новому взглянула на рабочий стол.

Мысль об артефакте, что может выполнить за меня половину работы, наполняла радостью.

Итак, стол красив. Он будто сошёл со страниц авантюрных романов.

Большая столешница покрыта прессованной кожей, а по краям столешница декорирована латунной чеканкой. Все выдвижные ящики также украшены чеканкой, а ещё металлическими ручками-кольцами. Фигурные ножки стола сделаны в виде звериных лап.

Элегантный и практичный.

Но так ли он прост?

Постояла и подумала. Обошла стол по кругу несколько раз. Ощупала всю поверхность на наличие каких-нибудь кнопок или выемок — ничего.

Открыла все ящики и заглянула в каждый.

Залезла под стол. Там тоже всё как у обычного стола.

Потом подумала, может принцип его работы как у хлебосольного артефакта?

Оглядела его с прищуром и провела ладонью по поверхности со словами:

— А давай посмотрим, вдруг ты, правда, волшебный?

Нужно ярко представить себе результат.

Я сосредоточилась и произнесла вслух:

— Сим-сим откройся! Если ты артефакт-помощник, то яви мне силу свою… Или что там у тебя…

К моему огромному удивлению, по столешнице пронеслась синяя искра и вместо кожаной поверхности возникла идеально прозрачная — как стекло и мягко засветилась синим.

— Вау! — выдохнула восхищённо и чуть ли не запищала от радости и гордости за себя.

Тем временем по всей поверхности стола забегали мини-разряды, и от столешницы отделилась вертикальная панель. Получился этакий огромный экран компьютера, на котором сменяли друг друга руны.

Что делать дальше — понятия не имела, но решила пробовать методом проб и ошибок.

Может этот артефакт обладает искусственным интеллектом? Или магическим?

— Привет… — пробормотала с лёгким чувством неловкости.

— Добра вам, госпожа ведьма, — отозвался… стол приятным женским голосом.

— С ума сойти! — выдохнула поражённо и плюхнулась в кресло.

— Не стоит сходить с ума. Это вредно, — произнёс стол.

И во время разговора экран светился ярче.

Облизнула губы и коварно усмехнулась.

Если этот магический собеседник умён, точнее, умна, то я смогу узнать много нового и интересного. А если она мне ещё картинки и видео покажет, то будет вах! Интересно, тут есть эта опция? А музыка? Игры?

Оооо… Я уже в предвкушении потёрла ладошки.

Но перед всеми этими радостями, не стоит забывать о деле.

— Как твоё имя?

— Называйте, как вам угодно, госпожа, — ровным тоном отозвался стол.

Ну не стану же в самом-то деле, обращаться к артефакту просто «Стол».

«Эй, Стол, покажи мне последние новости!»

«Стол, включи новинки музыки…»

Ужасно.

— А как ты сам… сама хочешь? — поинтересовалась.

Хоть и предмет этот магический и душой явно не обладает, но вежливость всё равно никто не отменял. А вдруг ей приятно будет?

— Мне нравится имя Элис, — вдруг мягким даже ласковым тоном произнёс артефакт.

Хм. Элис. А в моём мире искусственный помощник носит имя Алиса.

— Прекрасно. Мне нравится твоё имя. А меня зови Эвелина.

— Приятно познакомиться, госпожа Эвелина.

— Лучше просто Эвелина. Без госпожи. Меня это нервирует.

Артефакт засветился вдруг фиолетовым и ничего не ответил. Так понимаю, это молчаливое согласие?

— Элис, скажи, ты можешь мне помочь в одном деле?

— В каком деле, Эвелина?

Положила дневник ведьмы на синюю поверхность стеклянного стола, по которому так и пробегали искры и произнесла:

— Этот дневник следует изучить и составить список, вернее, таблицу, в которую нужно выписать все имена и титулы тех, кто прибегнул к услугам ведьмы. Напротив каждого имени указать желание заказчика. И в третьей колонке написать, какая была плата за это желание. Если в твоих силах, то подготовь всё необходимое как можно скорее и выдай на… бумаге. Э-эм, распечатать можешь?

Интересно, артефакт сможет прочесть дневник? Маг не мог.

Элис не отвечала минут пять. Зато дневник оказался спеленён тонкими светящимися нитями, как паутиной.

— Дневник защищён. Изучить невозможно.

Я скисла.

— Но вы можете читать вслух или про себя. Положите одну руку на синюю поверхность и читайте. Я обработаю информацию и составлю таблицу.

Прекрасно!

Но…

Т-а-ак… А вдруг тут у них есть местные хакеры… «Слив информации в сеть»?

Погладила дневник и спросила:

— Элис, а кто-то получит доступ к этой информации? Я буду читать. Ты будешь анализировать, обрабатывать, потом табличку эту составишь, кто-то может увидеть это всё? Пойми, данные засекречены.

— Что вы! Кроме вас никто не сможет получить доступ, если вы сами не дадите разрешение.

Подумала, поразмышляла и решила рискнуть.

— Ладно. Давай попробуем.

Глава 13

* * *

- Эвелина -

— Какой ужас! — выдала, когда прочла дневник.

Выпила стакан воды, чтобы промочить горло и воззрилась на тетрадь ведьмы как на нечто отвратительное.

— КАК можно быть такой беспринципной и безжалостной гадиной? — задала вопрос в пустоту.

Но пустота вдруг ответила голосом Элис.

— Как можно? Вот так. Такие личности, подпадающие под термин «гадина» всегда всем недовольны. Гадина появилась от слова «гад» и «гадить». Рядом с такими существами находиться очень сложно и даже опасно.

Захлопала глазами, глядя на говоривший экран.

— Что можно сделать с «гадиной», чтобы она стала кем-то другим? Ответ: ничего. И если вдруг подобные личности встретятся на вашем пути, нужно хорошо позаботиться о себе и своей защите, чтобы не пострадать от их действий. Самый лучший способ — держаться подальше. Не стоит их переделывать. Это не ваша задача спасать гадин.

— Это сейчас что за ликбез был? К чему это? — фыркнула я.

— Вы спросили. Я ответила.

Рассмеялась и покачала головой.

— Да уж. Своевременный совет. Я бы с удовольствием держалась от прошлой Эвелины подальше. Увы… Результат налицо!

Показала на саму себя и хмыкнула. Но это лирика. На самом деле всё было очень печально и даже страшно.

Эвелина описывала ритуалы, точнее, основное своё занятие — переписывание судьбы тех, кто просил её об этом. За о-о-очень большие деньги.

И вот с исполнения желаний и начинался кошмар с ужасом.

Например, я нашла пожелание прокурора! Того самого низкорослого «Черномора» с бородёнкой, что натравил на меня мумий и требовал моей казни!

Этот жалкий человечишка раньше был нормальным — высокий блондин средних лет с непримечательной, но не отталкивающей внешностью. Служил на благо государства обычным незаметным помощником помощника другого помощника прокурора. И вот узнал он об одной женщине, что судьбу переписать может. (Оказывается, ремесло своё Эвелина скрывала, и о её деяниях было известно узкому кругу лиц. Да и покровитель был у неё).

И вот скопил мужичёнка золота и пришёл к ведьме, к моей предшественнице Эвелине с просьбой переделать его жизнь на новый лад. И загадал он стать великим и ужасным прокурором, которому нет равных ни в одном государстве. И чтобы никто и никогда не смог сместить его с должности. Помимо этого он попросил ещё и магических способностей, а то ведь простой он был человек — ни магии, ни выдающихся знаний и умений.

Эвелина всё исполнила.

НО.

В дневнике она черканула, что этот пёс плешивый посмел угрожать ей, что не сделает, как он требует, то сотрёт ведьму с лица земли.

И потому ведьмочка внесла несколько условий: первое — чем больше несправедливости станет творить новоиспечённый прокурор, тем ниже ростом он будет становиться, и никто не сможет помочь ему, потому как это всё его рук дело. Второе — магией она его наградила, но чем чаще силой станет пользоваться, тем слабее будет его здоровье. И третье — если придёт час и он посмеет ведьму наказать, да ещё и несправедливо, то будет он убит демоном — на вилы насадит его чудище и с удовольствием полакомится. Так и закончится век великого и ужасного прокурора.

Это не я прокляла «Черномора». Это Эвелина установку на него сделала. Но мне этого гада нисколько не жаль.

Было кое что другое в делах ведьмы, что ввергло меня в шок. Но и саамам Эвелина, кажется, начала осознавать дела свои грешные.

Одному важному лэрду в делах сердечных мешал назойливый соперник. Только как мешал? Лэрд влюбился в девушку, которая стала невестой другому мужчине и, похоже, любила своего избранника, как и он её.

Но есть же слово «хочу» и неважно, какую цену стоит заплатить, тем более, если есть, что заплатить и когда можно изменить судьбу.

Лэрд решил избавиться от жениха. Он переписал свою судьбу, указав, что этот самый соперник оказывается не удел и девушка, в которую влюблён заказчик, отдаёт ему своё предпочтение. (Хотя какая тут любовь? Попахивает просто желанием отобрать, присвоить и указать место неравному себе… Каз-з-зёл!)

Всё бы ничего… Подумаешь, своеобразный отворот провела…

Эвелина написала в проводимом ритуале, что лэрд таки добивается расположения и любви нужной ему девушки.

Она пишет, что лэрд даже её кровь принёс для закрепления магии.

Всё получилось, только…

Только брошенный мужчина не пережил предательства любимой и пошёл по наклонной. Однажды, он поджёг свой собственный дом. Огонь — вещь коварная и опасная. В тот день случился сильный пожар в поместье, и погибло много невинных людей, в том числе и бывший жених.

Эвелина сделала циничную пометку, что в следующий раз стоит конкретизировать будущее даже косвенных лиц.

Но однажды она провела ритуал, где тоже случились жертвы. Но уже не было цинизма в её словах.

Эвелина написала в своём дневнике:

«…Прошлой ночью приснился сон, в котором ко мне явился статный красавец мужчина. Лэрд. Маг. Я не знаю, кто он, но его тёплый и добрый взгляд покорил меня до глубины души и на утро я решила узнать, кто же он и найти его…»

Она долго искала, несколько месяцев ушло на поиски. И каждую ночь ей снился этот загадочный прекрасный незнакомец, в которого она влюбилась! Разве это возможно?

«…Я пытаюсь заговорить с ним. Спрашиваю, кто он. Где мне его найти? Но он всегда смотрит на меня, улыбается отчего-то печально и молчит…»

«…Сегодня я нашла его…»

Один ритуал изменил судьбу многих, в том числе и судьбу самой Эвелины. Мужчина, что снился ей, был подданным соседнего государства — и все отзывались о нём, как о благородном лэрде, которого так несправедливо рано забрала к себе леди Смерть.

Он оказался втянут в ритуал, который заказал министр из Таргании. Он пожелал, чтобы посольская делегация из соседнего государства не добралась до империи Тарган.

Так и вышло. Все погибли. В том числе и мужчина, предназначенный Эвелине самой судьбой.

После этого знания, в ней словно что-то умерло…

И вот ещё её слова из дневника.

«…Этот сон стал решающим в моей судьбе. Мне приснился мой суженный с маленькой девочкой на руках лет пяти-шести. Она долго смотрела на меня с укором, обижено надув розовые губки, а потом вдруг сказала:

— Мама, почему ты не захотела, чтобы я родилась? Зачем ты убила папу?»

Какие после этого сна Эвелина испытывала чувства и эмоции, я могу только представить.

Она не писала здесь об этом. Но я уверена, что в тот день сердце её разбилось, и она ясно увидела и поняла, что натворила.

Только вот… Трагедия, что причинила боль ей самой, ничему её не научила. Сердце ведьмы озлобилось, затвердело и погоревав, она пошла вразнос, не щадя никого и ничего.

Годы и годы она рушила жизни, пока не повстречала новую любовь.

Ох и страшная у неё была сила. И в принципе отвратительная магия.

— Если она передала мне эту силу, то я ни за что на свете не желаю ею пользоваться! — прошептала сквозь зубы. — Не хочу! Ни за что!

* * *

В итоге я так сильно себя накрутила размышлениями о жуткой магии, что разболелась голова.

Выпила воды, сделала компресс, чуть-чуть подремала и очнулась, когда Элис объявила, что работа закончена и не могла бы я оценить её старания.

Я всё могла.

Взяла плотные листы с составленной таблицей и покачала головой.

— Элис, ты — золото! — похвалила умную маг. систему.

Пробежала глазами по графам и добавила с улыбкой:

— Ты всё идеально сделала! Не придраться! Умница!

Экран залился красивым лиловым цветом и чуть смущённо артефакт произнесла:

— Мне радостно, что я угодила вам.

— Ты настоящая палочка-выручалочка. Тебе бы медаль дать и памятник поставить, — добавила сиропу.

Ну всё, артефакт весь мой.

— Что ж, работа выполнена раньше срока. Лэрд, думаю, будет доволен, — сказала с улыбкой. — Ну а за хорошую работу трудягам полагается вкусный обед. Точнее, уже время ужина.

— Приятного аппетита, Эвелина, — пожелала Элис.

Подошла к хлебосольному столу и заказала себе морепродукты.

Орудуя вилкой и ножом, не сразу услышала звуки шагов за спиной.

Обернулась, но метнувшаяся тень выхватила из моих рук нож и приставила его к моему горлу. От изумления и неожиданности, я раскрыла рот. А во рту были мидии в томатном соку. И сейчас они все вывалились на стол и мне на платье.

Сердце у меня сжалось от страха, и я почувствовала, что сейчас потеряю сознание.

Стоявший за моей спиной с ножом у моего горла не был Вейнером. Это был кто-то другой. Кто-то, кто явно переусердствовал туалетной водой с ароматом цитрусовых.

— Ну что, малышка, расскажешь мне, куда подевалась настоящая ведьма? — осведомился мужчина и в его голосе явно угадывались звериные нотки, будто он с трудом сдерживался, чтобы не порезать меня на лоскутки.

Я с трудом победила страх, напоминая себе о том, что надо дышать и не надо бояться, а то недолго и кони двинуть от охватившего меня ужаса.

Кто бы это ни был — он мне не знаком и явно добрым не будет.

А значит, я должна защищаться.

Нужно дотянуться до кружки с чаем, в ней крутой кипяток.

— Мы так и будем разговаривать? — выдавила из себя, едва дыша.

Мужчина резко убрал руку от моего горла, и я шумно выдохнула. Прикоснулась к шее и, убедившись, что всё в порядке, полностью обернулась к мужчине.

Одной рукой незаметно взялась за ручку кружки, в которой находился очень горячий чай.

Зажала ручку и приготовилась.

— Кто вы такой? — спросила храбро и вздёрнула подбородок.

— Лучше тебе этого не знать, красавица, — хмыкнул незнакомец.

Высокий беловолосый мужчина имел весьма примечательную внешность — такое хищное лицо никогда не забудешь. С него можно писать портрет и любоваться перед сном, чтобы увидеть эротические фантазии.

Чуть раскосые янтарные глаза смотрели прямо и чуть насмешливо. Полные губы изогнуты в пренебрежительной улыбке. Высокие резкие скулы, выдающийся подбородок, прямой с горбинкой нос, густые, но красивой формы брови вразлёт и высокий лоб — хищник, который знает, что хорош собой. Безжалостный, опасный и интуиция мне подсказывает, что ему не понравится быть облитым кипятком.

Но это уже его проблемы.

Нечего было ко мне являться как злоумышленник, портить вкусный ужин и приставлять нож к горлу!

Но дадим ему шанс оправдать себя.

— Лэрд в курсе, что вы ворвались к его гостье, как преступник и безумец? Когда он узнает, то от вас и мокрого места не оставит!

— К гостье? — рассмеялся мужчина и от его смеха у меня по коже поползли мурашки.

Это был смех психа.

Вот же влипла!

И где носит Вейнера?! Почему он не бежит меня спасать от маньяка с ножом?!

— Да, я гостья лэрда Вейнера, — произнесла с достоинством, будто я не попаданка, избежавшая казни, а королева.

Кружку за спиной сжала крепче. Несколько капель выплеснулось на руку и мне составило титанического труда не зашипеть и не выпустить её из рук. Больно было до жути. Но я — кремень!

Блондин сложил руки на груди, и нож мой так и не выпустил из рук.

— Ты — обманка. Мне нужна настоящая ведьма Эвелина. И раз она умудрилась сбежать, оставив вместо себя двойника, то уверен, поделилась планами. Итак, где она?

Слова незнакомца напугали меня.

Кто он?

Откуда знает, что я — не настоящая Эвелина Нуар?

— Не понимаю, о чём вы, — ответила серьёзно и сделала морду кирпичом. Однозначно, от всего отрекаюсь. Ничего не знаю, пусть идёт лесом.

Маска легкомыслия спала с его лица, открыв взору жестокого, циничного и безжалостного монстра.

Верхняя губа блондина приподнялась, янтарные глаза превратились в щелки, тело его напряглось будто для прыжка…

Ну уж нет!

Резко выбросила руку вперёд и кипяток точнёхонько окатил белобрысого гада. Правда, почему-то он даже не шелохнулся и не заорал от боли.

По его потемневшему от гнева лицу потекла коричневая вода, закапала с носа, подбородка и красивый белый костюм оказался испорчен тёмным расползающимся пятном.

Он сделал шаг навстречу и в его руке появился огненный шар. С его губ слетел настоящий звериный рык и я, перепугавшись не на шутку, заорала во всю силу лёгких:

— Элис, хватай его за уши, за ноги!

Блондин странно дёрнулся, а я заверещала дальше, запрыгнув на свой хлебосольный стол:

— Вейнер! Вейнер! Дэ-эша-а-а-ард!!!

Глава 14

* * *

- Эвелина -

Я не видела, что там происходит с моей помощницей Элис. Зато прекрасно видела, как этот белобрысый гад запустил в меня огненный шар!

От одного я увернулась, правда, чуть не навернулась со стола.

Но, к сожалению, от второго огнемёта полностью уйти не удалось. Эта сволочь подпалила мне волосы!

Когда я перестала лупить себя по голове, туша пожар, увидела, как в руках остались локоны, точнее, клочья от моих светлых волос.

С ужасом тронула свою головушку, которую ещё пекло от недавнего кощунственного отношения и… во всю силу лёгких завопила от огорчения и невыразимого горя.

Мои прекрасные волосы!

Вся правая половина черепа осталась без волос! Наполовину я лысая!

Как я покажусь на глаза лэрду?

И в этот момент случилось ещё две вещи: Элис вдруг отрастила огромные мясистые с присосками щупальца и как спрут схватила белобрысую сволочь за ноги и за уши. Мужчина был безжалостно повален на пол и спеленён щупами как младенец. Элис даже рот ему заткнула присоской. Ай да молодец! И второе — появился лэрд Вейнер.

Мда, вижу, спешил он как на пожар: весь гладенький, чистенький, напомаженный, что аж тошно! А я теперь наполовину лысая! А ещё злая, как тысяча чертей!

Маг быстро оценил ситуацию: я наступала на белобрысого, вооружившись ножом и вилкой. Глаза у меня сверкали, как у настоящей маньячины и жалости в них не было. Элис лиловыми щупальцами сдавливала наглеца и ещё чуть-чуть у него глаза надуются как шары и мозг через уши полезет.

— Элис! Немедленная отмена!

Моя золотая помощница тут же исполнила приказ лэрда. Её щупальца истаяли как дым, экран немедленно потух и скрылся в столе.

— Эй! — возмутилась я. Надеюсь, он не сломал мне бесценный артефакт!

Указала пальцем на злющего белобрысого мага, с которым происходило явно что-то не то, и выплюнула гневно:

— Этот мужик хотел меня убить!

— Я бы на твоём месте не стал называть меня «мужиком», — процедил поверженный гад.

Топнула ножкой и добавила яростно, продолжая указывать на него пальцем:

— Он ворвался сюда как последний урод! Качал права, требовал явки, пароли, а потом приставил нож к горлу! А потом спалил мне волосы! Заберите его, лэрд Вейнер и узнайте, что ему нужно!

— Вот же бешеная ведьма! — проревел белобрысый, сверкнув в мою сторону злющим взглядом.

— Это я бешеная?! — искренне возмутилась. — Да я тебе сейчас эпиляцию головного мозга сделаю!

— Эвелина, немедленно прекрати! — рявкнул на меня Вейнер.

Я набрала в рот воздуха, чтобы возмутиться, но мужчина уже смотрел на белобрысого и окатил его волной гнева. Лэрд процедил:

— Росс, что ты здесь забыл?

— Дэш, я хотел своими методами узнать, где настоящая ведьма. Эта девица должна знать… — процедил белобрысый, поправляя свои лохмы, собака.

— Росс, тебе мало моих слов? — яду в голосе Вейнера было тьма, хоть ложкой ешь. — Мы с тобой всё обсудили. Убирайся и не смей входить к Эвелине без моего ведома и разрешения.

Росс указал на стол, где недавно моя помощница Элис едва не придушила этого гада и рявкнул:

— Ты допустил её до информационного артефакта! И она активировала его скрытые параметры! Ты разве не видел, что Элис пыталась меня убить!

— Ей бы это не удалось, — невозмутимо произнёс Вейнер. — Росс, убирайся. Живо!

— Дэ-эш, — протянул беловолосый с угрозой в голосе.

— Я не шучу. Уходи. Или на одного… будет меньше.

Мужчина стиснул зубы так сильно, что хрустнули желваки, а костяшки побелели на сжатых в кулаки руках. Он направился к двери, а я тут же заступила ему дорогу и возмущённо выпалила:

— Э не-э-эт! Постой-ка! Лэрд, а как же моя голова? Он спалил на мне волосы! У меня теперь на месте ожога не вырастут новые волосы! Пусть немедленно вернёт, как было! И обязательно ответит за свою тупость и жестокость!

— О, Великие! Всё зло от женщин! — выдохнул этот гад мне в лицо. Ощущение, что он собирался ещё и плюнуть в меня.

Вот же сволочь!

— Эвелина, — уже в мою сторону угроза от лэрда.

Белобрысый зло усмехнулся и хотел обойти меня, а я не выдержала и от души пнула его под коленную чашечку.

Мужчина зашипел и его руки как факелы покрылись огнём до самых плеч!

— Ох, ну ни фига себе фига… — выдала изумлённо и отшатнулась.

— Поди прочь, ведьма! — прорычал гад и показал мне огненный кулак. — Не зли меня, поняла?

У меня сорвало все тормоза или я просто перешла ту грань, когда стоит молчать в тряпочку и послушаться инстинкты.

— Это вы не злите меня, — процедила сквозь зубы и толкнула его в грудь. — И хватит тут хвалиться своими спичками! Эка невидаль — огонёк зажгли! Видать кроме огня и оскорблений в сторону женщин вы больше не можете никак самоутвердиться, да? Бе-е-э-эдный…

— Дэш, ты слышал? — со злой усмешкой произнёс беловолосый. — Твоя ведьма думает, что она бессмертная?

— Эвелина, хватит. Уймись. Я верну тебе твои волосы, — пообещал Вейнер и встал передо мной, закрывая меня от беловолосого своей широкой спиной.

О как хорошо тут прятаться!

— А ты — уходи, — повторил лэрд Россу.

— Научи манерам эту идиотку, — посоветовал Росс. — И в качестве наказания оставь её без волос.

Ну ты меня вконец разозлил!

О, да видят высшие силы, как мне хочется этому дятлу сказать: «Потявкал? А теперь шустро дуй в свою будку!»

— Оставьте ваши комплексы при себе и убирайтесь! Лэрд должен повторять свой приказ?

Не знаю, чем всё это закончилось, но лэрд махнул рукой и белобрысого просто смело к чёртовой матери за двери.

Потом маг повернулся ко мне, узрел мой плачевный вид и сказал:

— Ты отвратительно себя вела.

— Я-а? — опешила от его слов. — Он ворвался в мой дом!

На его скептический взгляд поправилась:

— В мою комнату вошёл без стука и разрешения! Угрожал, нож к горлу приставил, а потом и вовсе чуть не предал огню! И я ещё отвратительно себя вела?!

Он совсем ку-ку?

— С Россом я ещё проведу профилактическую беседу, — невозмутимо произнёс лэрд и добавил: — Лэрд Росс Эйвен — тёмный маг, советник и лучший друг императора. И для справки — кровавый ночной кошмар любого, кто осмелится стать помехой монарху. Росс — монстр. Он хладнокровный, расчётливый, коварный, злобный, невменяемый псих. Он наделён безграничной фантазией и своеобразным чувством юмора. Смерть для него всегда игра. Так что тебе повезло, что ты ещё жива, но злиться он будет долго.

— С… Советник? — переспросила дрогнувшим голосом.

— Да, — Вейнер коснулся ладонью моей несчастной обожжённой головушки и боль ушла.

— Спасибо, — поблагодарила его. — Так лучше… А что насчёт волос?

— Прислуга принесёт мазь, мажь каждую ночь, через несколько дней волосы отрастут до прежней длины, — обрадовал меня маг.

Кинулась ему на шею, от души обняла и чмокнула в щёку.

— Спасибо вам огромное! — выпалила с жаром.

Маг застыл словно в ступоре.

Я отступила на шаг, потупила глазки и только что ножкой не шаркнула. Сама невинность, ага.

— Ты активировала «Элис», — наконец, произнёс Вейнер. — Не ожидал, что догадаешься.

— Боюсь представить, какие ещё прекрасные артефакты здесь скрыты, — улыбнулась во все тридцать два зуба.

— Не обольщайся, больше ничего нет, — сказал маг, спуская меня с небес на землю. — Я так понимаю, работы ты выполнила?

И тут я нахмурилась.

— Да, лэрд, — мой тон стал безрадостным.

Подошла к столу и взяла документы.

— Я пронумеровала все листы, — пояснила и передала из рук в руки выполненное поручение. — Эвелина много дел натворила и сама пострадала. Но увы, горький урок и опыт её ничему не научил… Она принесла много горя…

— Не сомневаюсь, — отозвался лэрд и свернул бумаг в тубу. — Говори, я вижу, что тебя гложет какая-то мысль.

Какой прозорливый.

— Да… Это так, — кивнула и вздохнула. — Её магия ужасна, лэрд. На каждое магическое вмешательство в судьбу, сама жизнь вносила свои корректировки, и они всегда были катастрофичны.

— Магия не прощает некомпетентности со стороны тех, кто ею занимается, и халатности со стороны тех, кто пользуется услугами магов. Магия — сложная, многогранная наука, всевозможных ситуаций. Закон обратного колдовского удара не людьми придуман, это — один из высших законов справедливого возмездия.

— Полностью поддерживаю вас! — обрадовалась я адекватности лэрда. — Вы ведь понимаете, что я никак не могу творить ту магию, что делала моя предшественница! И я не…

— Ты будешь колдовать, — непреклонно заявил Вейнер. — Но под моим чутким руководством.

— Но вы же сами только что сказали… Возмездие и всё такое… — пробормотала и нахмурилась. Устало села на подлокотник кресла.

— Любая сила требует жертв, Эвелина. Ты пока не понимаешь нюансов, не знаешь тонкостей. Просто верь мне и делай, как я говорю, и всё будет хорошо, тебе ясно?

— Яснее некуда, — ответила с иронией в голосе. — Моё мнение всё равно вам неинтересно.

— Отнюдь, — произнёс маг. — Пока отдыхай. Я изучу записи, и потом поговорим. Продолжай обучение с Элис. Она расскажет тебе о нашем мире много полезного и интересного.

— Хорошо, — произнесла покладисто. А сама подумала, что я всё равно ещё неинициирована и пусть только попробуют провести инициацию — голову откушу. Кстати, стоит побеседовать на эту тему с Элис…

* * *

- Эвелина -

Едва маг исчез, я бросилась к столу и активировала артефакт.

На бардак даже внимания не обратила. К чёрту всё.

— Простите, Эвелина, что не смогла вам помочь, — печально отозвалась Элис.

— Ты просто молодец! Крутышка! Спасибо тебе огромное за помощь! — похвалила пылко и Элис снова заалела от добрых слов. — Думаю, что белобрысому советнику от лэрда так и так влетит, так что забудем о нём. Не стану я тратить свои драгоценные нервные клетки на всяких идиотов с комплексом неполноценности.

— Слышал бы он вас, — как-то уж совсем по-человечески и живо хихикнула Элис. — Он итак будет долго помнить вашу дерзость. Росс Эйвен злопамятная личность. Он будет вам мстить.

— Силёнок не хватит, — оскалилась я. — Пока меня лэрд Вейнер защищает, я ему не по зубам.

Артефакт лишь перелилась радугой и ничего не сказала. Зато я взяла её в оборот.

— Элис, лучше расскажи мне, как мне обойти инициацию? Не хочу, чтобы магия внутри меня получила выход. Не хочу становиться орудием в кровавых руках магов. А именно это они из меня и сделают.

Элис не сразу ответила. А когда заговорила, у меня оставшиеся волосы дыбом встали.

— Инициацию вам нужно пройти, иначе быть беде. Вам не удастся избежать своей силы, Эвелина. Только в детстве, пока дитя ещё лепечет на своём языке, но маги знают, что у ребёнка будет сила и сила эта не принесёт никому пользы, а только вред, его силу запечатывают, и дитя спокойно растёт без магических способностей. А вы уже вышли из младенчества, да и силу вам передала ведьма — без инициации никак, иначе вы умрёте.

— Почему я умру? — спросила шёпотом. — Что такого произойдёт, если я не инициируюсь?

— У вас немного времени, Эвелина. Сила привыкает к вам, срастается с вами на всех уровнях, но придёт час и магия начнёт рваться наружу. Без инициации сила просто вас разорвёт. Кровеносные сосуды начнут лопаться. Кости и суставы превратятся в крошку. Магия будет сжигать вас изнутри, и вы умрёте в страшных муках, захлёбываясь собственной кровью, — описала она моё «радужное» будущее.

Тяжело опустилась в кресло и подпёрла подбородок. Долго глядела на светящийся экран артефакта и думала…

— Элис, ты сказала, что времени немного, — проговорила задумчиво. — «Немного», это сколько?

— Положите ладони на стол, пожалуйста.

Сделала, как она просила и Элис начала «сканирование». На поверхности стола забегали мини-разряды.

Минут пять экран светился, менялись цвета, переливались и когда экран вновь засветился единым мягким голубым светом, на котором сменяли друг друга руны, Элис ответила:

— Месяц. Не больше.

Её слова прозвучали как приговор. У меня явно лицо вытянулось, а глаза стали походить на плошки.

— Я думала… Год там, или два… — пробормотала, обалдевшая от неприятной новости.

— Увы. Сила, что бежит в ваших венах могущественная. Нужно спешить, — дала она совет.

Почесала кончик носа и вздохнула со словами:

— Это плохо. Очень-очень плохо. Я не думала, что инициация в принципе обязательна… Но умирать совсем не хочу.

— И не надо умирать. Пусть инициацию проведёт лэрд Вейнер. А ещё лучше — лэрд Росс Эйвен…

— Ты спятила? — вырвалось у меня злое. Я вскочила и всплеснула руками. — Вейнер вообще сказал, что инициацию должен провести слабый маг, потому что он, видите ли, слишком силён для меня!

— Неверная информация, — невозмутимо ответила Элис. — Лэрд Вейнер не желает, чтобы вы стали слишком сильной, Эвелина. Ваша магия сама по себе непростая. Но если инициирует вас могущественный тёмный маг, то ваша сила возрастёт в разы. Тёмным лэрдам неинтересна подобная перспектива.

— Да-а-а? — протянула я. — Но в книгах я тоже читала, что инициация должна проводиться не слишком сильными магами…

— Это касается тех, кто родился с магической силой, Эвелина и только-только перешагнул грань совершеннолетия. Вы совершенно другой тип — вам не нужен слабый маг. Вам нужен сильный.

— Вот же хитрец, — хмыкнула я. — Что ж… Спасибо, что разъяснила мне эти тонкости. Вывод: инициация мне нужна, как воздух. Значит, я просто обязана убедить Вейнера стать моим первым мужчиной и провести мою инициацию.

— У вас есть план, Эвелина?

— А вот мы его сейчас и придумаем, — расплылась в проказливой улыбке. — И запасной план тоже.

Глава 15

* * *

Дэшард -

— Что на тебя нашло? — злой вопрос сорвался с губ.

Росс усмехнулся, и отвечать не собирался.

Схватил демона за горло и с силой впечатал в стену. По каменной поверхности с треском поползла трещина, на голову Росса посыпались мелкие осколки.

— Я задал тебе вопрос! — рявкнул яростно, сжимая пальцы на его шее.

По венам заструилась тьма. Она выросла у меня за спиной, готовая исполнить любой приказ. Ощерилась тысячами игл, направленных на демона.

— Пусти, — прошипел Росс и ударил меня по руке.

Но я лишь сильнее сжал пальцы, ощущая, как на его шее чаще бьётся жилка.

— Пусти, или я тебя убью, — прорычал он и поднял руки, которые уже изменились, и его кожа вспыхнула пламенем.

Резко разжал пальцы, и демон тут же сменил положение — приставил локоть к моему горлу и с силой уже меня вжал в стену и прорычал:

— Ты тянешь время! Эта девка бесполезна! Вместо того, чтобы найти ведьму, ты возишься с этой стервой!

Тьма рвалась в бой, но я сдерживал её, не позволяя ей впиться смертоносными иглами в тело друга и порвать того на куски.

Росс однажды испытал на собственной шкуре силу моей тьмы и после того случая восстанавливался долго. Ещё бы, срастить раздробленные кости, разорванные вены и кожу для полукровки сложная задача. Будь он чистокровным демоном, то регенерация прошла бы гораздо быстрее.

— Ты будешь учить меня делать мою работу? — произнёс спокойно.

Росс оскалился и резко убрал локоть от моего горла и отошёл на пару шагов. Сказал с презрением:

— Она не отвечала на мои вопросы, Дэш. И не проявила должного уважения, тебе стоит поучить её хорошим манерам.

— Ты заслужил, — обозначил своё мнение и выразительно посмотрел в глаза другу. — И не делай больше глупостей, Росс. У тебя своих задач полно, вот и займись ими.

— Император ждёт новостей, — процедил демон и в раздражении дёрнул щекой. — Проклятье, Дэш! Ведьма неинициирована, но уже носитель сильней магии! Как ты решишь эту проблему?

— Решу. Но без твоей помощи, — проговорил тихо, но с угрозой в голосе. Затем добавил чуть мягче: — Для императора скоро будут новости.

— Подробнее? — заинтересовался советник.

— «Бесполезная девка», как ты выразился о ведьме, разобралась с «Элис», активировала сложный артефакт и уже расшифровала дневник своей предшественницы и выписала имена, даты, типы магических желаний… Неплохо для новичка, не находишь?

— Твой сарказм неуместен, — дёрнул плечами демон. — Документы у тебя?

— У меня, — щёлкнул пальцами и листы, свёрнутые в тубу появились в моей руке. — Ознакомишься?

— Ты первый, — произнёс демон капризным тоном. — Но имей в виду Дэш, с ней будут проблемы.

— Предлагаю закрыть этот вопрос, Росс. Не раздражай меня. А лучше займись своими делами, — льда в моём голосе хватило бы на целое государство.

— Жаль, что ты умолчал о том, что ведьма — не робкого десятка.

Я усмехнулся со словами:

— Тебе не понравился её отпор, Росс и отныне ты готов ненавидеть Эвелину до конца жизни.

— Проклятье, Дэш! Ты будешь удивлён, но так и есть! — огрызнулся демон и сжал руки в кулаки. — Рекомендую тебе очистить её сознание от всей шелухи, что засела в её обугленной голове и заложить нужные мысли и идеи. Попутно мог бы просмотреть её память и добыть сведения о настоящей ведьме! Не понимаю, почему ты до сих пор этого не сделал.

Сузил глаза и сложил руки на груди. Демон начал действовать мне на нервы.

— Быть может, потому что может повредиться её мозг? — произнёс с издевкой в голосе.

Росс повёл плечами, словно такая мелочь его не заботила.

— Делай, что знаешь, — сказал он недовольным тоном и бросил на меня злобный взгляд и усмехнулся со словами: — Но если ты провалишь всё дело из-за проклятой девки — император не пощадит нас обоих.

— Росс, избавь меня от своего общества. Сегодня ты слишком сильно меня раздражаешь.

Демон запрокинул голову и хохотнул. Ударил по подлокотникам кресла, резко поднялся, отвесил шуточный и издевательский поклон и направился прочь из кабинета.

Обернулся у двери и бросил:

— Отбуду в столицу на рассвете. Можешь не провожать.

* * *

- Эвелина -

Просыпаюсь, когда солнечные лучи, просочившиеся в узкие окна, защекотали мне лицо.

Открыла один глаз и первая мысль: «Нет уж. Посплю ещё, мне слишком хорошо сейчас… Да и сон надо досмотреть».

Вторая мысль: «Зато у меня есть план по соблазнению лэрда Вейнера и стоит хорошенько подготовиться за эти дни пока волосы отрастут».

Вздохнула и лениво провела рукой по спалённой части черепа. Мазь, которую вчера принесла служанка, уже действует. Мягкий ёжик волос радует.

Привстала на локтях и от души широко зевнула, потом мой взгляд упал на кресло напротив и я так и застыла с открытым ртом.

В кресле сидел как всегда невозможно невозмутимый лэрд Дэшард Вейнер.

Что он забыл с утра пораньше?

Захлопнула челюсть и сонным голосом пробормотала:

— Утро доброе.

Он и бровью не повёл, лишь произнёс:

— Уже полдень.

Задумалась и, пожав плечами, поинтересовалась:

— Мне нужно куда-то бежать с утра пораньше? Работа, завод, производство? Или мы планировали с утра захват мира? Но тогда поправочка: вы меня не предупредили.

Мужчина вдруг улыбнулся.

А я только сейчас заметила, что рукава его рубашки закатаны до локтей. И шейный платок распущен.

Надо же, он сегодня слегка небрежен. Но ему идёт.

Отметила про себя, что у лэрда очень красивые руки. Резко очерченные мускулы так и манили их потрогать.

Почему-то набухшие вены на мужских руках для меня признак силы и мужества. Большие и крепкие ладони «говорят» о величии. Запястья с венами, уходящими под ткань рубашки, длинные спокойные пальцы — это безумно сексуально.

И неожиданно для самой себя произнесла вслух:

— Красивые руки.

И покраснела, но взгляд не отвела.

— Эвелина, ты — это что‑то, — произнёс мужчина с интонацией, когда говорят о безнадёжном кретинизме.

Я откинула одеяло и изогнула одну бровь.

— Быть может, я хочу вас соблазнить, — произнесла с лёгкой усмешкой на губах.

Маг поднялся с кресла, развернул рукава, скрыв свои прекрасные руки под белой тканью и неожиданно, сказал:

— Хотеть и делать — разные вещи, не так ли?

Я даже застыла истуканом. Его слова так и звенят у меня в ушах, будто он ударил в гонг.

— Это… намёк? — поспешила уточнить и прояснить ситуацию. — Или предложение?

— Это констатация факта, — сказал он опять невозмутимо и сухо, будто мы обсуждали квартальный отчёт.

И я немного возмущена его заявлением. Не люблю недопонимания, полунамёки и недоговоры.

— У вас кто-то есть? — спросила вдруг. С утра мне лучше не разговаривать. Мозг ещё спит, зато язык начинает бурную деятельность. — Я имею в виду женщину.

Глаза лэрда удивлённо сверкнули и он ответил:

— Тебя это не касается.

— Значит, никого нет, — расплылась в довольной улыбке и чуть ли не потёрла ладошки.

— Я этого не сказал, — удивился Вейнер моим словам.

Я улыбнулась шире и начала загибать пальцы:

— Вы очень хороши собой. Высокий и мускулистый. Лицом опять же вышли. Вы сильный и умный маг. Вас боятся и уважают. Вы богаты и явно не последний человек в государстве. Ещё у вас хорошие зубы. Почему у вас никого нет? Вы не любите женщин? Или вы жадина?

— Зубы? — усмехнулся лэрд. — И нет, Эвелина, я не жадина. И с женщинами всё прекрасно.

Отлично!

— Эх, зубы-зубы, — кивнула я. — В моём мире, зубы для большинства настоящая боль. Чтобы сделать их идеальными, нужно либо смолоду их беречь, либо потом ими заниматься, но тогда — это крах! Стоматолог не сделает больно, но зато заберёт все твои деньги.

— Тебя послушать, так мужчины в твоём мире уродливые, хилые, глупые, трусливые, нищие и беззубые, — развеселился маг. — Что же за мир такой убогий?

— И ничего не убогий, — почесала я лоб. — Просто… вымирают настоящие мужчины. А вы вот образчик мужественности.

— И поэтому ты решила меня соблазнить?

— Э-э-эм… — протянула глубокомысленно. — Ну да. Шансы есть?

Он оглядел меня внимательным взглядом и с усмешкой выдал:

— Вряд ли.

Вот же гад!

Надула щёки, но Вейнер не позволил ничего сказать, произнёс строго, словно отчитал провинившуюся ученицу:

— Приводи себя в порядок, завтракай и потом поговорим. У меня для тебя будет задание.

Уже?!

* * *

Лэрд оставил меня одну. Не спеша я приняла ванну, затем сытно и вкусно позавтракала, заказав у хлебосольного стола большую порцию глазуньи с помидорами и беконом, сырный хлеб, тосты с печёночным паштетом, творожники с вишнёвым вареньем и ароматный кофе со сливками.

Потом долго выбирала одежду. При этом размышляла над нашим утренним разговором.

А маг-то может нормально говорить, когда захочет.

И вообще занятная беседа вышла.

Лэрд Дэшард Вейнер не женат, фаворитки как я поняла, тоже нет. Может, он играет в другой команде и женщины его в принципе не привлекают?

Хм… Если это так, то очень грустно.

Но всё же мне хочется верить, что он нормальный мужчина во всех смыслах, без каких-либо поломок снаружи и в голове.

За раздумьями, наконец, выбрала наряд.

Остановилась на платье красивого бронзового оттенка с золотой вышивкой по корсажу и подолу. К платью прилагался умопомрачительный металлизированный пояс с золотыми вставками и самоцветами.

Облачилась в платье, застегнула пояс, обулась в удобные туфли и посмотрела на себя в зеркало.

Всё ничего, но на голове у меня пока творился сущий кошмар.

Подумав пару минут, пришла к решению, что голову придётся чем-то накрыть. Не могу же я соблазнять мужчину, когда часть волос отсутствует и только-только пробился мягкий пушок.

Соблазнять — громко сказано, но я всегда должна выглядеть великолепно. А то что-то часто маг видит меня в непрезентабельном виде.

Нашла красивый палантин цвета солнца с расшитыми золотыми розами и повязала его на манер тюрбана. Открытый лоб привлекал внимание. И тогда я поискала нужную мне вещицу.

Нашла бусики в сундуках и серьги. И вот бусы пристроила на голову таким образом, чтобы янтарный кулон в виде капельки лёг по центру моего лба. Получилась красивая фероньерка.

Повертелась перед зеркалом и осталась собой довольна.

Что ж, а теперь можно и разговоры вести.

Подошла к столу и активировала Элис. Улыбнулась, когда на экране появились уже знакомые руны и по поверхности забегали искры.

— Элис, расскажи мне всё о лэрде Вейнере.

— Лэрд Дэшард Вейнер — тёмный могущественный маг, член ордена «Драконов», глава тайной службы безопасности империи Тарган. Сокращённо ТСБИ, — заговорил артефакт.

Я на секунду её остановила и спроисла:

— Член ордена «Драконов»?

Что-то в памяти ничего не пошевелилось. В прочитанных книгах не упоминалось ни о каких драконах.

— Что это за орден?

— Орден «Драконов» — тайный орден, основанный людьми совместно с демонической расой. Дракон — священный символ демонов. Они считают дракона своим прародителем. Влияние этой организации распространилось по всему миру за считанные десятилетия. Именно от этого тайного сообщества позже взял своё начало Орден Золотого Древа. Главной целью ордена является создание философско-магического учения, способного объяснить все тайны мироздания и таким образом сделать людей и демонов просветленными и счастливыми. Этот могущественный Орден был создан более тысячи лет. И, несмотря на тот факт, что в мире больше нет демонов, их изгнали прочь, Орден официально существует и по сегодняшний день. А любая информация о его деятельности скрыта.

—Любопытно, — произнесла озадачено. — Чем же они там занимаются? А сам лэрд вообще личность загадочная. И маг, и член древнего Ордена, и глава тайной службы империи…

— Поэтому не советую со мной когда-либо спорить, — раздался мужской голос за моей спиной.

Резко обернулась и хмыкнула.

Вейнер себе не изменяет.

— Ваша привычка являться без предупреждения и весьма неожиданно однажды сыграет с вами злую шутку.

— Отчего же? — поинтересовался он.

— Когда я обрету силу, то на подобный ваш финт могу случайно испугаться и своей магией что-нибудь вам сделать.

Мило улыбнулась и добавила:

— Шутка.

Мужчина никак не отреагировал на мои реплики.

Лишь протянул мне пухлую папку со словами:

— Ознакомься и к вечеру дай ответ.

Приняла из его рук увесистую папку и спросила:

— Ответ по поводу чего?

— По поводу кандидата, что инициирует тебя, — ответил он чуть насмешливым тоном, будто я глупость спросила, ведь даже дураку понятно, что в папке.

От его слов у меня руки дёрнулись, и я едва не выронила этих самых кандидатов.

Быстро распахнула папку.

В ней находились портреты в тонких рамках.

С картин на меня взирали молодые мужчины — симпатичные, на первый взгляд добрые и милые.

В папке было семь портретов. Семь кандидатов.

Подняла на мага тяжёлый взгляд и процедила не своим голосом:

— Это шутка?

— Похоже, что я шучу? — ответил он вопросом на вопрос.

Захлопнула папку, вытянула назад руку и приказала:

— Элис, если это в твоих силах, уничтожь папку и её содержимое.

Тут же появился щуп и забрал у меня чёртовы портреты. Раздалось тихое жужжание. Элис успешно выполнила приказ.

Маг невозмутимо следил за этими действиями. После с таким же спокойным видом щёлкнул пальцами, и в его руке снова оказалась точь-в-точь такая же папка.

— Ознакомься внимательно, — с нажимом произнёс Вейнер. — На обороте каждого портрета указаны характеристики кандидатов. Время тебе до вечера. После я выберу подходящий лунный день и…

— Я уже выбрала! — заявила громко. — Только мой выбор отсутствует в папке.

— И кто же ОН? — изогнул маг губы в злой усмешке. — Уж не советник ли?

Белобрысая сволочь?!

Скривилась словно съела лимон и сказала:

— Нет. Этого типа я и в страшном сне видеть не желаю. А мой выбор, это вы, лорд Вейнер.

— Нет, — заявил он категорично. — Тебя не может инициировать сильный маг.

Я хитро усмехнулась и сложила руки на груди. Я-то теперь знаю правду.

— Неужели? — протянула елейным голоском.

И неожиданно, Вейнер напрягся.

Глава 16

* * *

- Эвелина -

— Я смотрю, ты время зря не теряла, и правильные вопросы задала Элис, — усмехнулся лэрд.

— Верно, — улыбнулась победно. — И что теперь вы скажете, лэрд Вейнер?

Будет оправдываться? Или придумает новую легенду?

— Ничего не выйдет, Эвелина, — ответил он опять своим сухим тоном, будто мы об отчёте в налоговый орган говорили, а не о моей инициации.

Так бы и стукнула его, чтобы расшевелить и вывести на эмоции, глядишь, и согласился бы скорее. А то держит себя в руках, чурбан недоделанный.

— Вы всё-таки предпочитаете мужчин, — предположила наигранно трагичным тоном. — Я так и знала! Все с виду нормальные мужчины либо уже заняты, либо геи. Нет в жизни справедливости!

И ручку ко лбу приложила, изображая вселенскую скорбь и разочарование.

Но лэрд на мои эпично-трагичные манипуляции не повёлся и произнёс обыденным тоном:

— Ты не права, Эвелина. Я уже говорил: мужчины меня не интересуют. Я отношусь к традиционной ориентации. И мы закрываем этот вопрос раз и навсегда.

Облизнула губы и прошептала:

— Хорошо. Я всё поняла. Но-о-о, вы ведь так и не сказали, почему не выйдет. Может, дело во мне? Я вас не привлекаю, как женщина?

Вопрос в лоб. Почему бы и нет? Стоит знать пределы своих возможностей и своего влияния на этого мужчину — моего спасителя и одновременно, тюремщика.

— Дело и в тебе и не в тебе, — отозвался он уклончиво.

И умолк, явно не желая продолжать и развивать эту тему.

Нахмурилась и с нажимом проговорила:

— А может, всё-таки объясните? Я ни в чём не виновата, но несу ответственность. Я нужна вам для работы и магии, но чтобы получить доступ к магии, должна пройти инициацию, то есть, лишиться невинности. Не находите ли, что я имею право выбирать с кем её пройти.

Вейнер сложил руки на груди и наконец, соизволил объясниться:

— Дело в силе, Эвелина. Ты получила уже инициированную силу, которой пользовалась твоя предшественница. Это не врождённая магия, а приобретённая. Она не развивалась с тобой с рождения. В данный момент сила приспосабливается к тебе, врастает в тебя, сплетается с твоей кровью, сознанием, изучает тебя и твою память. Подобное практиковалось среди магов в давние времена, когда магия у человека была слишком сильна, а желания и умений пользоваться не достаточно. Сейчас никто в здравом уме не откажется от своей силы, потому данных о процедуре инициации магов с приобретённой магией нет. И Элис этого не знает.

Он замолчал и глядел куда-то в сторону.

Мне хотелось поторопить его и рассказать дальше, ведь самое главное маг не произнёс.

Минуты через две, когда моё терпение лопнуло, и я открыла рот, чтобы вернуть лэрда с небес на землю и договорить, раз начал, но он сам вернулся в реальность.

Посмотрел на меня и сказал:

— Моя сила просто разорвёт тебя, Эвелина. Ты слишком слаба для моей магии. Да, есть вероятность, что всё пройдёт хорошо, и ты всё же уцелеешь, и в итоге станешь не просто сильной, но могущественной ведьмой.

Он подошёл ко мне вплотную, взял пальцами мой подбородок и, всматриваясь в мои глаза своими гипнотическими чёрными, вкрадчиво произнёс:

— Ты — мой инструмент, Эвелина. Важный инструмент. И я не могу тебя потерять.

Убрал от меня руку и сделал шаг назад, мягко улыбнулся и будничным тоном заявил:

— Изучи кандидатов и к вечеру дай ответ.

Не успела я ничего возразить, как он тут же исчез.

Нет, ну что за манера уходить вот так неожиданно!

Бесит!

Посмотрела на папку и выругалась.

Ещё не хватало! Не стану я никого выбирать.

Потом посмотрела на голубой экран помощницы и спросила у Элис:

— А ты знаешь что-то о предпочтениях лэрда Вейнера?

Экран моргнул и Элис ответила:

— Лэрд Вейнер таинственная личность даже для меня.

Мда. Весело, однако.

— А вы решили не подчиняться его просьбе? — спросила она меня.

— А кто в здравом уме бы подчинился? — ответила вопросом на вопрос. — Нет, конечно. Для вида скажу ему, что выбрала, дам ему кандидата, а сама подготовлю стратагему.

— Стратагему? — переспросила Элис. — Что это?

— О-о-о, дорогая, — расплылась я в коварной ухмылке. — Это военная хитрость. Оригинальный путь к достижению цели. Я притворюсь, что смирилась с его волей. Выберу кандидата. Лэрд пусть всё готовит для инициации, и пока он будет занят, и не будет ничего подозревать, я всё равно всё сделаю по-своему и добьюсь желаемого. То есть, инициацию всё равно проведёт лэрд Вейнер.

— И как же вы это сделаете? — удивилась Элис.

Пожевала нижнюю губу и ответила ей:

— Потом всё узнаешь. А пока, расскажи-ка мне вот о чём…

* * *

Лэрд явился точно после ужина.

Но ужинать я не садилась.

Я устроила магу сюрприз.

По-восточному устроила часть комнаты, разбросала подушки по полу и соорудила напольный пикник с вкусной едой и напитками.

Хлебосольный стол выполнил мой заказ по высшему классу.

Зажгла свечи, а камин так и вовсе магически чистился и дрова в нём сразу появлялись новые, едва прежние превращались в угли.

Мой наряд претерпел изменения.

Я нашла платье, подходящее под мою затею и, вооружившись ножницами, нитками, лентами и украшениями, принялась за работу.

Не сказать, что я рукодельница, но умений на мою идею хватило. Тем более что ножницы были тоже непростыми. Меня окружали сплошь одни артефакты. Красота!

Ножницы резали точно как нужно: рисуешь линию, прямую или кривую и начинаешь резать. Лезвия ни на миллиметр не сходят с прочерченной полоски.

К вечеру я управилась и вовремя облачилась в полученный наряд.

Элис была наготове, она знала о моём плане и мои приготовления с любопытством комментировала, давала советы и, в общем, не давала скучать.

А затея моя была проста: я предоставлю лэрду кандидата для моей инициации и заодно предложу ему посмотреть подарок, который якобы хочу показать этому счастливчику. Решила сослаться на придуманную мной традицию, что девушка, отдающая свою невинность должна сначала подарить красивый танец…

Погляжу, насколько крепки нервы у Вейнера. Поиграю на его инстинктах. Может, удастся, и я получу желаемое?

В момент Х замотанная в чёрное покрывало, среди созданной атмосферы я выглядела таинственно.

Лэрд появился как всегда неожиданно, но всё же я успела.

Маг, увидев меня, застыл в изумлении и поинтересовался со смесью любопытства и опасения:

— Эвелина? Что это значит?

— Собираюсь продемонстрировать вам подарок, который преподнесу кандидату. Мне важно ваше одобрение, лэрд, — произнесла мягко-покорным голосом. — Мало ли, вдруг вы сочтёте его слишком… скучным, неинтересным.

— Подарок, значит, — почему-то обречённым вышел его вздох. И с сарказмом произнёс: — Без демонстрации подарка ты станешь сопротивляться.

— Это традиция, — мой голос подобен цветочному мёду. — Первый раз должен быть запоминающимся. И мой подарок — это своего рода прощание с прошлой жизнью и вступление в новую жизнь…

Боже, что я несу?

— Кстати, выбранный кандидат находится в вашей папке, — кивнула на накрытую «поляну». Папочка покоилась рядом с подушками.

Вейнер посмотрел на накрытое по-восточному место зрителя и кивнул:

— Я должен здесь расположиться?

— Верно, — улыбнулась одними уголками губ, чтобы не выдать себя акульим оскалом.

Лэрд опустился на подушки, хмыкнул при виде яств и налил себе из кувшина простой воды.

Я же вышла на импровизированную сцену (для этого пришлось сделать небольшую перестановку), хлопнула один раз в ладоши и Элис потушила в комнате весь свет. Осталось только освещение от камина и свечей.

Хлопнула уже дважды, и Элис запустила музыку. (Мелодию мы подбирали вместе, и пришлось перебрать немало вариантов, пока меня полностью не устроила вся композиция).

В полумраке скинула накидку и осталась в серебряном вышитом лифе и юбке с разрезами.

Мои руки были украшены браслетами, при каждом движении издававшие перезвон.

Ноги мои остались босые.

На лице — прозрачная вуаль. Видно лишь по-восточному густо подведённые глаза. Волосы собрала таким образом, чтобы моя половина «ёжика» не была видна. И помогли в этом бусы. Я украсила ими всю голову, получилось очень красиво.

Мгновение и на нужной ноте Элис навела на меня луч. Артефакту пришлось потрудиться, подумать и придумать, чтобы свет лился не за моей спиной, а сверху, освещая меня целиком.

Что ж, Элис — умничка и невероятная помощница.

Но вот, мой танец начался…

Первыми вступили руки — они словно зажили своей жизнью, мягко опутывали, непривыкшего к подобному зрелищу лэрда Вейнера.

Я отбросила прочь комплексы, зажатости и отдалась танцу. Мои движения мужчину завораживали, я, будто перевоплотилась в Шахерезаду и на языке движений, танца и музыки рассказывала сказку.

Жалобно плакали струны, пела скрипка, барабаны вводили тихим рокотом в транс…

Движения бёдер, рук и пальцев — манили и обещали. Очень откровенно, но невозможно прекрасно. Восточный танец — настоящее искусство. Женщины востока знают толк в соблазнении.

Непревзойдённый шарм моего танца и музыки, утончённые движения рождали в воображении Дэшарда сладкие образы… Я уверена в этом, ведь вижу, что мужчина замер с бокалом в руке и даже не шелохнётся.

Очень скоро в воздухе почувствовалось напряжение. Первобытные инстинкты пробуждались.

Не сразу я заметила холодные прикосновения, а когда увидела ленты чёрной как сама ночь тьмы, не вздрогнула, не закричала от ужаса и не остановилась. Лишь улыбнулась и мою улыбку скрыла вуаль.

Последние аккорды были напряжены как нервы лэрда. И вот завершающее мой танец па, прогиб и на звоне, я упала ниц, медленно подняла взгляд на мужчину, ожидая от него действий, слов, любой реакции.

И она не заставила себя ждать.

Его тьма уже клубилась вокруг меня, затмевая собой свет, а вот и сам лэрд. Отбросил от себя бокал с какой-то звериной злостью, вскочил с места и просто исчез, оставив после себя обрывки тающей тьмы.

Поднялась с пола, оттряхнула ладошки, сняла вуаль и посмотрела на пустое теперь место.

Весело хмыкнула — маг даже папочку забыл. А в папочке находился кандидат для инициации.

Что ж, кажется, кандидатам дадут отбой.

— Элис, как думаешь, он вернётся?

— Вероятность: девяносто восемь процентов, — весело отозвалась помощница.

Взяла кувшин и налила себе полный бокал воды, напилась и выдохнула:

— Отлично, тогда подождём. На всякий случай, подготовь подборку той романтичной ненавязчивой музыки…

— Уже готово всё, — был мне ответ.

И пока лэрд приходит в чувство, я решила отдохнуть и перевести дыхание. Расположилась на подушках и прикрыла глаза.

* * *

- Эвелина -

Ждать пришлось долго.

Я уже хотела плюнуть на всё и отправиться спать, как вдруг, лэрд соизволил явиться.

Его появление заставило меня прикусить язык и не ляпнуть какую-нибудь ехидную шутку.

С его угольно-чёрных прядей на белую рубашку капала вода, создавая на мягкой ткани тёмные разводы.

Сердце моё на миг замерло, а после пустилось в бешеный пляс.

Глаза Дэшарда были чёрными, белков нет, а вокруг его глаз чёрные вены вздулись. Мужчина был напряжён, страшен своим гневом и одновременно страстью, что подтверждала его анатомическая особенность, приведённая в боевое состояние.

Мне вдруг показалось, что его чёрные глаза вспыхнули огнём, бледное лицо лэрда покрылось живым румянцем, желваки заметно напряглись на скулах, а ноздри раздувались, как у воина, почуявшего запах пороха.

Его сильные руки сжались в кулаки, толстые вены вздулись и заметно проступили.

Тьма клубилась за спиной Вейнера, как крылья, придавая ему дьявольский образ.

Глядя на лэрда, я почувствовала нечто вроде священного ужаса и не могла отвести от него взгляд и произнести ничего, кроме пары глупых слов:

— О, вы вернулись…

Мой голос прозвучал жалко и слабо, а магическая тьма Вейнера словно приблизилась, привлечённая моей неосторожной фразой.

Маг незаметно оказался рядом и повалил меня на подушки, навис надо мной и тьма распахнула свои туманные рваные крылья, погружая нас в кромешную ночь, отрезая от любого источника света.

Я будто ослепла. Зато отчётливо услышала его усиленное сердцебиение, а вибрация от низкого голоса мага промчалась по телу жаркими волнами.

— Эвелина, ты затеяла очень опасную игру. Ты даже не представляешь, какие тёмные инстинкты пытаешься пробудить во мне.

— Я готова вас выслушать, — прошептала едва дыша.

Переборола свой страх и наощупь коснулась кончиками пальцев чуть приоткрытых губ мужчины.

Он дёрнулся от моего невинного жеста и тут же отскочил на приличное расстояние. Тьма рваным туманом последовала за хозяином. И приглушённый свет показался мне ослепляющим солнцем.

— Простите… — выдохнула и поднялась на локтях глядя во все глаза на тяжело дышащего лэрда.

— Своим танцем, ведьма, ты пробудила во мне дикую страсть. Она будто кипящая лава разливается по моим венам! — прорычал он обезумивший от страсти, одновременно и от гнева.

Набравшись смелости, медленно поднялась с подушек, расправила плечи. Весело зазвенели браслеты, Вейнер что-то прошептал сквозь стиснутые зубы и закрыл свои чёрные, точно космос глаза.

Я заявила чуть надменно:

— Я всего лишь показала вам подарок, который преподнесу избранному инициатору. И судя по вашей реакции, подарок ему понравится.

Дэшард распахнул глаза. Мне показалось, или он действительно издал утробное рычание?

— Но вашему хищному вожделению, лэрд Вейнер, я навсегда стану недоступной, ибо… Я не стану делить ложе с тем, кто сам своими собственными руками подложил меня под другого мужчину. И мне плевать на вашу уважительную причину про силу, магию и прочую фигню! При желании, я просто уверена, вы бы и мире перевернули, но нашли способ сделать всё безопасно… Кстати, а знаете, как называют в моём мире тех, кто так делает, как собираетесь сделать вы?

Маг, кажется, сейчас вконец озвереет. Его лицо превратилось в маску ужаса, тьма ощерилась, и стала похожа на смертоносные стрелы.

Но я уже разогналась, и остановить меня сможет только многотонный состав.

Ехидно усмехнулась и на одном дыхании выпалила:

— Содержатель подозрительных дурных мест! Человек из деклассированной среды! Паразит, сводник! Вот вы кто, лэрд Вейнер!

Но мои легкомысленные вопли как будто обрадовали мага.

В один миг тьма успокоилась и опустилась у его ног послушным туманом. Лицо вернуло себе былое спокойствие, глаза утратили черноту, упругие вены скрылись, и на его лице появилась лёгкая полуулыбка.

Я даже обмерла от подобной смены настроения лэрда.

— Всё намного сложнее, Эвелина, — произнёс он канцелярским тоном. — Но подробнее поговорим об этом завтра. Спокойных тебе снов.

И исчез.

Какие спокойные сны!

— Да что он о себе возомнил? — прошипела дикой кошкой.

— Очевидно, лэрд Вейнер для себя принял решение, — раздался голос Элис.

— Думаешь? — чуточку успокоилась я и перевела взгляд на папку. Хм, папочка осталась здесь.

Интересно, не перегнула ли я палку?

Глава 17

* * *

- Эвелина -

Ночь скоро уступит права новому дню, а я не спала. Не смогла даже задремать.

Меня почему-то морозило, хотя во всей комнате было тепло. Закуталась в одеяло, обложилась подушками, но я дрожала, будто оказалась во льдах Арктики.

Попросила у стола-артефакта горячий чай, но и он не помог.

А ещё отчего-то я резко стала чувствовать себя несчастной. Уж к утру я думала, что засну как убитая… Но ничего не получалось.

— Эвелина-Эвелина, — услышала я будто издалека полушёпот, полувздох.

Прищурившись, уставилась в темноту.

Чёрная густая тьма складывалась в высокую фигуру, и я облегчённо выдохнула — лэрд Вейнер.

Вернулся?

Улыбнулась и поняла, что дрожать я перестала.

— Ты рада мне, — пробормотал Вейнер с нотками разочарования. — Твоё сердце заколотилось чаще.

Вот же самоуверенный!

— Вы напугали меня своим внезапным визитом, — произнесла невозмутимо, копируя его привычную манеру речи. — И вообще, ночью к леди без приглашения входить не рекомендуется. Моя репутация пострадает.

— Репутация? Леди? — хмыкнул маг. — Эвелина, ты моя узница. Ко всему прочему — ведьма.

— А ведьма не может быть леди?

— Может, но не в твоём случае, — ухмыльнулся лэрд и приблизился к кровати.

Он остановился в изножье кровати со сложенными на груди руками. Как всегда выглядел маг идеально. Наверняка сила ему помогает в этом. Щёлкнул пальцами и волосы как после стилиста, снова щёлкнул и одежда как новая, свежевыстиранная, отпаренная и накрахмаленная. Эх… «З» — зависть.

— Умеете вы портить настроение, — фыркнула я, хотя не злилась. — Зачем пришли? Не спится?

— Ты замёрзла, — произнёс он как всегда сухо и безжизненно. — И ты слишком громко думала обо мне.

— Э-э-э… — опешила от его заявления.

— Громко думала? — переспросила лэрда. — Вы что же ещё мысли читаете?

— Нет, — ответил коротко, махнул рукой, и к моей кровати подлетело кресло.

Вейнер опустился в него. Закинул ногу на ногу, подбородок подпёр рукой. Взгляд на меня и очень задумчивый. Вроде как задумчивый. В темноте может всякое привидеться. Хотя, с его появлением в комнате стало значительно светлее.

Опять магия. Пора бы мне уже привыкнуть и не удивляться.

— Если нет, то, как же вы могли услышать, что я о вас думала? — решила подоставать мага.

— Сильные эмоции, мысли об одном и том же направленные на определённого человека без желания заставляют «услышать» и почувствовать, — пояснил лэрд.

— От вас ничего не скроешь, — скривилась я. Неприятно, когда ты как раскрытая книга. Хотя… Танец его явно удивил.

— Тебе уже стало теплее? — поинтересовался Вейнер.

— Оу, — удивилась я. — И правда…

Я перестала дрожать и отбивать зубами дробь.

— Что со мной было? Мне так холодно было в камере, куда я попала благодаря ведьме.

— Начинается пробуждение твоей силы, Эвелена, — произнёс маг. И его слова прозвучали почему-то зловеще. Передёрнула плечами и обняла себя, словно пыталась защитить.

— Это первые ласточки, — предупредил он. — Всегда начинается либо с холода, либо с жара.

— А потом что? — спросила почему-то шёпотом.

— «Потом» не будет, — обнадёжил он меня. — Ты будешь инициирована через три дня.

Чего?

— Как? — опешила я и даже с кровати соскочила. — Почему через три? И почему вы всё решили за меня?

Начала злиться.

— Вы даже кандидата не посмотрели, что я выбрала! Сами решили, кто будет меня инициировать, да? Ну и сволочь же вы!

— Эвелина, — вздохнул он и посмотрел на меня как на умалишённую, что взбесило ещё больше.

Схватила подушку и треснула ею по морде лэрда.

Подушка лопнула; оказалось, что она набита разноцветными, яркими перьями! Перья засыпали мужчину как конфетти.

Мужчина явно не ожидал от меня подобной подлости. Лэрд сдул с лица перья и опалил меня сердитым взглядом.

Зато мне капельку полегчало и я испытала лёгкое удовлетворение.

— Я принял решение, что сам инициирую тебя, — прозвучал его голос точно стужа.

Я поёжилась от холода в его тоне и выдала только:

— Правда?

Села на постель и захлопала глазами.

— Нет, вы серьёзно? А как же ваши опасения, что я могу не выжить?

— Испугалась? — усмехнулся он как-то уж зло.

— Да не-е-ет… — протянула неуверенно. — Но вы ведь теперь не передумаете?

Показала на перья.

— Простите…

— Теперь жалею о своём решении, — процедил он и исчез, оставив после себя разорванную подушку и цветные перья. Хотя ведь мог и убрать всё — сила позволяет.

Я сделала губы бантиком, с минуту старалась побыть серьёзной, но не вышло. Губы сами собой растянулись в довольной улыбке.

Я громко произнесла, почти что прокричала:

— СПАСИБО, ЛЭРД!

Итак, осталось ТРИ дня и я овладею магической силой!

* * *

- Дэшард -

А ведь есть упорство у Эвелины! Она прибегла к женской уловке, старой как мир, но действенной, чтоб… пробудить во мне страсть.

С воображением у неё прекрасно, и стоит признать, ведь ей удалось. Удалось ведьме пробудить во мне давно потухший огонь, страсть и ревность. И, отныне мои силы уходят на совладание с самим собой.

Я сразу заметил её взгляды, исполненные интересом, любопытством, а затем и благодарности за знания и за жизнь.

Я привык к подобным взглядам. Когда-то я испытывал блаженство и купался в восторгах женщин, но всё со временем пресыщается и начинает вызывать лишь глухое раздражение.

Моё равнодушие вызывало обычно досаду, но не у Эвелины. Ведьма явно не страдала от моей холодности и равнодушия. Казалось, её забавляет моё поведение, и она изучает меня, как подопытный экземпляр, пытается найти ко мне подход весьма своеобразным способом. Женщина не жеманничает, не занимается притворством. Наоборот, она честна и открыта, ведёт себя раскованно и совершенно не так как леди. Совсем не леди, но тем и интересна. Настоящая. Живая. Яркая. Очень эмоциональная.

А когда смотрит с гневом, вызывает в моей души странные чувства, позабытые, спящие, но неожиданно пробужденные.

О, я понимаю её немые разговоры, посланные одним лишь взором — выразительные, сильные.

А её танец… За гранью. Полный страсти, призыва, обещания. Манкая, сладкая…

Впервые за долгое время я утратил контроль, эмоции взяли надо мной верх и после её провокации я больше не могу думать, что кто-то даже взглядом прикоснётся к ведьме.

Что ж, ведьма сама сделала выбор.

Но она даже не понимает, что моя тьма жаждет и волнуется в предвкушении обладать молодой, едва раскрывшейся душой. Тьма желает надышаться ей досыта, испить её, как живительный нектар, а после бросить, ведь от неё не останется ни-че-го. Она станет ничем и никем.

Смогу ли сдержать свою вечно голодную силу, смогу ли бороться с самим собой. Эвелина не понимает, какое пламя пробудила, животворная страсть может погубить…

— Что ж, пора вспомнить все техники и заклятия по укрощению тьмы, — прошептал в пустоту и ощутил недовольство своей силы.

Вызвал огонь и поставил над небольшим, но обжигающим пламенем магический котелок.

Сварю я зелье, что возможно, усыпит ненадолго мою силу.

* * *

- Эвелина -

Вода в ванной была не горячей, а приятно тёплой. Я вволю нанежилась и принялась мыться.

Тщательно почистила зубы щёткой-артефактом, которой не требовалась никакая зубная паста. Эффект как после чистки и отбеливания в одном флаконе.

Затем намылила мочалку и тщательно вымыла тело. Смыла с отросших волос ароматный шампунь и потом целиком нырнула под воду.

Дни, проведённые в этом месте, уже не приносили никакого удовольствия и радости.

Мне стало тесно здесь, плохо и душно. Мне хотелось вырваться на свободу, побегать босиком по траве, увидеть все красоты здешнего мира, о которых я читала в книгах и которые мне показала Элис.

Я стала задыхаться и ощущать себя настоящей пленницей.

Выбралась из ванной, соорудила из полотенца тюрбан на голове, следом медленно, даже с ленцой начала вытирать тело. Потом взяла приятно пахнущий крем, который не только замедлял рост волос, но и делал кожу невероятно гладкой, ровной по цвету и добавлял эффект внутреннего свечения. Хорошие здесь бьюти продукты, за них на Земле любая женщина душу бы продала. А мне можно сказать просто так достались… Хотя, почему просто так? Мне ещё придётся поработать и отработать за все блага, да ещё и за грехи ведьмы отдуваться чёрт знает сколько… лет, эпох…

После наведения красоты, просушила волосы полотенцем и оставила их досыхать распущенными.

Сама прошлёпала до сундука с платьями и долго смотрела на красивые ткани.

Мне было грустно.

И даже вчерашний разговор с Вейнером и скорая инициация уже не радовали. Мне на шею села хандра.

Не стала надевать никакое платье. Завернулась в цветной халат и забралась с ногами в кресло у горящего камина.

Просидела так минут десять, двадцать, час или вечность… просто глядела на огненные языки пламени и в моей голове была пустота…

Не знаю, что меня дёрнуло, но я вдруг поднялась с места и подошла к окнам.

Окна находились высоко, под самым потолком.

Мне стало жизненно необходимо вдохнуть чистый воздух, увидеть своими глазами голубое небо и… что-нибудь ещё.

Было бы желание, а дальше началась бурная деятельность.

Ничего, можно запросто выстроить башню из предметов мебели и забраться к окну. А вдруг мне удастся выбить решётку и выбраться наружу?

Если так, то это будет отличный вариант для побега после инициации.

Придвинула с диким скрипом и скрежетом хлебосольный стол к стене с окном.

Потом пришла очередь сундука. Он большой и мощный.

Выкинула из него все шмотки и, пыхтя, покрываясь каплями пота и издавая хрипы от натуги, дотащила тяжеленный сундук.

Как я его взгромоздила на стол?

Никак.

Точнее, когда пыталась это сделать, мне в голову пришла запоздалая гениальная мысль: «Зачем я напрягаюсь, когда у меня есть Элис?»

Активировала артефакт и когда на голубом экране появились светящиеся руны, поприветствовала помощницу и попросила её соорудить из нескольких предметов мебели башню.

Элис не стала задавать вопросы, она просто выпустила щупы и меньше чем за три минуты сделала, как я просила.

Улыбаясь во все тридцать два зуба, вытерла со лба капли пота и поняла, что мыться, наверное, придётся ещё раз.

Потом я начала взбираться. Действовала осторожно, но на всякий пожарный, стоит попросить Элис подстраховать меня, если я вдруг начну падать.

— Элис, ты можешь меня подстраховать? Вдруг, я потеряю равновесие и… — начала я.

— Так может, я вас просто подниму? — поинтересовалась помощница, вызвав у меня ступор. — Зачем же рисковать?

Почувствовала себя последней идиотиной.

Скривилась и произнесла:

— Действительно. Ладно, поднимай меня к тому окну, хочу на небо полюбоваться…

Элис двумя щупами мягко и бережно обхватила меня таким образом, что получилось, будто я сижу в кресле. Она подняла меня на нужную высоту.

Ухватилась руками за прутья решётки и насколько можно, высунула нос из окна и стала смотреть, дышать, мечтать.

Свобода.

Решётка, кстати крепкая. Но разве для Элис это станет преградой?

Уверена, она мне поможет.

Я долго смотрела сквозь прутья и испытывала щемящую грусть, тоску и мне хотелось плакать.

Сквозь слёзы следила за лениво парящей вдалеке птицей.

Лучи яркого солнца пронзали пышные белые облака.

И в этих лучах птица казалась мне золотой.

Волшебная золотая птица. Феникс!

Птица внезапно стала приближаться. Она летела к замку, размахивая своими остроконечными крыльями.

А потом стала взмывать в небеса и вскоре от неё осталась видна только точка.

— Я здесь… — прошептала я и потянула за ней руку.

Попыталась мысленно последовать за птицей. Представила, что могу улететь, стать свободной от чужого долга, от сложной и опасной магии, от этого мира… От всего. Даже от себя.

— Эвелина, что за шалости? — крикнул раздражённый голос снизу.

Лэрд.

— Элис, отныне тебе запрещено использовать по приказу Эвелины свои расширенные возможности! — скомандовал он.

И Элис вдруг разжала свои объятия, и я ахнуть не успела от испуга, как вдруг, что-то холодное подхватило меня прежде, чем я начала падать.

Тьма Вейнера спустила меня и поставила пред грозным хозяином.

Я не стала извиняться, тушеваться и оправдываться.

Сложила руки на груди и требовательно заявила:

— Хочу на свободу. Надоело мне здесь. Устала от запертого пространства.

Глава 18

* * *

- Дэшард -

Не знаю, что меня дёрнуло прийти к ней утром под заклятием невидимости.

Сначала я использовал заклинание, чтобы наблюдать за ней. Узнав Эвелину лучше, необходимость скрываться, утратила свою актуальность.

Но не сегодня.

Когда я явился, она принимала ванну.

Я должен был уйти, исчезнуть, но просто замер, не в силах отвезти взгляд.

Эвелина не была скромницей, и не прятала тело. Наоборот, она могла долго стоять у зеркала и рассматривать себя. Любовалась, корчила рожицы, улыбалась…

Да, у ведьмы было на что посмотреть: дерзкие пышные формы, гладкая кожа, стройная спина и талия…

Я ещё в жизни не видел столь соблазнительную женщину. А прожил я долгую-долгую жизнь. И понял, что прелести ведьмы лишили меня дара речи. А ведь я уже видел её без одежды. Но тогда речь шла о задании. Только о задании!

Сейчас…

Мне едва удалось сдержать шумный вдох, когда она наклонилась за полотенцем!

Наблюдая, как она надевает халат, очень медленно, я с трудом сдержал стон.

Потом она забралась в кресло и смотрела на огонь.

Огонь, потрескивающий в камине, отражался золотыми бликами в её влажных светлых волосах.

Мне хотелось подойти к ней и коснуться её кожи, волос… Пропустить их сквозь пальцы…

Мой взгляд был полностью удовлетворён увиденным. Хотя, не буду лгать — мне было мало. Я почти и забыл, что значит испытывать довольство.

После её провокационного танца, у меня возникла дикая потребность обладать ею. И теперь это желание усиливалось с каждым мгновением.

Ведьма имела характер.

Эвелина не постеснялась броситься на меня, когда я проверял её ауру, не побоялась советника — демона полукровку с огненной стихией.

Красивая, дикая, умная, ловкая, хитрая…

Но две вещи я знал уже наверняка. Первое: возможность обладать ею — будет ни с чем несравнимое удовольствие. И второе: из неё получится сильная ведьма. Если она выживет.

Вдруг, Эвелина поднялась с кресла и начала вести себя странно…

Попросила Элис взгромоздить мебель к окну и на какое-то мгновение я решил, что она попытается сбежать.

Я мог остановить её, но мне захотелось посмотреть, как она будет «бежать». Хотя, кто бежит в халате, босиком, без запасов еды?

Скорее всего, ей просто хочется посмотреть в окно.

Элис подняла её к окну. А потом она высунула руку и прошептала:

— Я здесь…

Что это значит? Кого она звала, к кому обращалась?

В замке все мне верны…

Отправил тьму выяснить, в чём дело и усмехнулся, когда магия показала мне птицу, за которой наблюдала Эвелина.

Что ж, ясно.

Я должен был уйти, оставить её, но мне не понравилась её хандра, её печаль.

Напустил на себя грозности и крикнул:

— Эвелина, что за шалости? — голосу добавил раздражения, и вышло то, что надо.

А вот тот факт, что Эвелина активно использует расширенные возможности Элис, меня насторожили. Решил принять меры.

— Элис, отныне тебе запрещено использовать по приказу Эвелины свои расширенные возможности!

Элис тут же исполнила мой приказ, отпустив девушку, и Эвелина оказалась в объятиях моей магии.

Тьма спустила её и поставила предо мной.

Эвелина вздёрнула подбородок и взглянула на меня гордо, смело, чуть нагло и вызов читался в её взгляде и никакого страха.

Она сложила руки на груди и требовательно заявила:

— Хочу на свободу. Надоело мне здесь. Устала от запертого пространства.

Усилием воли подавил улыбку и сказал:

— Хорошо. Даю тебе час, чтобы собраться. Отправимся на прогулку.

* * *

- Эвелина -

Не верилось мне, что, наконец, не через прутья я вижу голубое небо и солнце, а свободно иду по каменной дорожке, дышу полной грудью упоительным воздухом, трогаю упругие листья пушистых кустов и мне удивительно хорошо.

Маленькое, хрупкое, мимолётное счастье.

Давно я не ощущала нечто подобное — покой и довольство. Даже в своём мире на Земле я давно забыла, что такое удовлетворение от жизни.

Вот бы это чувство продлить длиною в жизнь.

Сад Вейнера был прекрасным. Ухоженный, благородный, чарующий.

Но в восхищение меня привёл дикий островок леса, который лэрд сохранил нетронутым.

Мы добрались до чащи и перед самыми деревьями, выросшими на нашем пути, вымощенная камнем тропинка завершилась. Дальше только лес.

— Мы можем… — начала я осторожно, указывая на лес.

— Да, — понял меня мужчина. — Мы можем погулять и по лесу, если хочешь. Правда, там нет очищенной тропы.

— Я хоть и в платье, но не на каблуках, — улыбнулась во все тридцать два зуба. — Специально обулась в удобное, чтобы подольше погулять.

Вейнер лишь хмыкнул и, заложив руки за спину, первым ступил в густые заросли немного мрачного леса.

Я последовала за магом.

— Это древний лес. Заповедный и зачарованный, — произнёс очень тихо Вейнер.

— Зачарованный? — повторила за ним, оглядываясь по сторонам.

Я словно очутилась в сказке.

Кудрявые ветви раскидистых деревьев с пышными узорами в кронах мирно шумели.

Древние стволы незнакомых деревьев, увитые травами-лианами и усеянные мхом, могли видеть и сотворение этого мира.

— Да, зачарованный, — произнёс лэрд, медленно и бесшумно ступая вперёд, вглубь леса. — У него нет имени, мы просто называем его «Древний». До того, как не началась зачистка от демонов, древний лес занимал больше территории, но магические бои уничтожили огромные территории леса. Все сохранившиеся участки признаны заповедными. Мне повезло, на территории моих земель осталась большая часть, хотя раньше лес достигал стен замка.

— Как всегда, в любой войне страдает и гибнет всё самое прекрасное, — вздохнула я и спросила: — Ты сказал «зачарованный». В чём это выражается?

— Древний лес «помнит» начало всего сущего. Он первозданный и имеет свой собственный разум, сердце и… память. Он может, как защитить, так и сгубить. Его называют колыбелью грёз, но доподлинно известно, что чистая, нетронутая магия «живёт» в этих корнях. Ею невозможно воспользоваться, это магия леса.

До меня стало доходить.

— То есть лес — это страж?

— Можно и так сказать, — произнёс Дэшард и остановился, прислонился спиной к старому дубу и улыбнулся, глядя на меня. — На месте исчезнувшего первозданного леса, конечно же, со временем тоже вырастут деревья, но они уже не будут тем лесом, понимаешь?

— Всё я понимаю, — кивнула ему. Потом лукаво усмехнулась и спросила: — Мы не идём дальше, потому что ты устал? Или я тебя утомила своим обществом?

— Я не устал, — рассмеялся вдруг лэрд. Его глаза потеплели, а лицо утратило резкость и мрачность. И ему удивительно шла широкая улыбка, и смех у мага был красивым — приятным. — Просто решил дать тебе возможность передохнуть перед…

Он умолк и замер, словно прислушивался к чему-то.

— Перед? — повторила я и подошла к нему ближе.

— Перед дальнейшей прогулкой, — закончил он.

Мы двинулись дальше, уходя всё глубже.

Лес становился всё темнее, мне стали мерещиться то тут, то там мрачные тени. По коже поползли мурашки, на затылке волосы от непонятного страха зашевелились, и я бросилась к магу. Поравнялась с ним. Близость мужчины успокоила. Вейнер сильный и грозный, в случае чего защитит, я думаю.

В случае только чего?

В начале леса слышался шум ветра, деревья листьями шелестели, переговариваясь, птицы щебетали, а сейчас наступила странная молчаливая, даже абсолютная тишина, в которой отчётливо слышны были наши шаги.

Ладно, мои шаги слышал весь лес, ведь Дэшард ступал не просто бесшумно, мне казалось, будто его ноги вовсе не приминают траву и листья.

— Почему тут так тихо? — спросила мага и тронула его за рукав.

Его невозмутимое лицо снова приобрело мягкую улыбку, и он ответил:

— Я уже говорил, лес зачарованный. Мы приближаемся к его сердцу.

— Ага, — выдала я, будто поняла, о чём он говорил.

А вскоре тишину леса нарушили не только мои шарканья.

Я услышала журчанье.

— Здесь рядом вода! — оповестила я лэрда таким радостно-счастливым тоном, будто только что отыскала нефть.

— Не просто вода, а источник, — сказал Дэшард.

Мы вышли на возвышенность. Перед нами невообразимо тесно, словно грозные стражи выстроились тонкие стволы высоких деревьев, с их ветвей свисали остроконечные листья. Длинные, тёмно-зелёные и на первый взгляд очень опасные.

Как оказалось, мне не показалось.

— Это дерево — острорез, — сказал Вейнер. — Не трогай, иначе не заметишь, как порежешь себя до самой кости.

Маг же спокойно коснулся опасной растительности и словно шторы развёл в стороны острую листву.

— Проходи, — произнёс маг, и я тут же поднырнула под его руку и оказалась, будто в другом мире!

— Ува-а-у-у! — протянула восхищённо. — Вот это да-а-а!

Опасные деревья действительно были точно стражи, охраняющие это великолепное место от любопытных глаз.

* * *

- Эвелина -

В окружении величественных горных вершин и вековых лесных массивов раскинулся невероятной красоты источник!

Здесь природа какая-то нереальная! Чистый воздух, живописная красота, чарующая гладь воды так и манит окунуться.

— Я в восхищении, — произнесла едва слышно, дабы не нарушить, даже шёпотом умиротворяющую красоту.

— Да, это место удивительное, — подтвердил лэрд, стоя за моей спиной. — Место, что исцеляет и тело, и душу. Для восстановления твоих волос как раз я использовал целебную грязь с источника.

— Спасибо, — поблагодарила мага.

Глядя на спокойную гладь источника, от которого поднимался пар, поняла, что хочу окунуться.

— В воде безопасно? — спросила Вейнера. — Можно войти? Можно искупаться?

— Не сегодня, — произнёс он. — Нам пора возвращаться.

— Когда же? — решила настоять. Обернулась и посмотрела в тёмные глаза Дэшарда. — Когда, лэрд? Я ведь могу не пережить инициацию…

Он склонился надо мной, наши носы чуть не соприкоснулись.

— Тогда у тебя есть стимул, чтобы пережить инициацию, — сказал он вкрадчивым голосом.

Я надула губы и капризно произнесла:

— Вот увидите, переживу обязательно. Землянки в принципе народ живучий.

Мы возвращались в замок.

Когда вышли из леса, оказалось, что на землю опускался вечер.

Нахмурилась и в недоумении посмотрела на мужчину.

— Уже вечер? — спросила его. — Но как это возможно? Мы гуляли всего часа два, а то и меньше!

— Это всё лес, — коротко пояснил лэрд. — Время в нём искажено.

— А-а-а, — протянула я и умолкла, хотя вопросов была тьма.

Мы по саду и я любовалась закатом. Закат золотил вершины деревьев. Высоко в небе парила хищная птица, похожая на сокола.

Птица то взмывала ввысь, то устремлялась вниз в долину, туда, где гладь ленты неспешной реки, превращалась заходящим солнцем в жидкое золото.

Фиолетовый бархат тишины очаровывал.

И лишь пронзительный крик птицы разорвал тишину. Да, крик принадлежал соколу, только они так кричат, когда видят добычу. Быстрые шумные взмахи крыльев — хищник резко спикировал вниз, схватил острыми лапами добычу и полетел к далёким горам. Свободный как ветер.

— Здесь красиво, — сказала я у самого входа, глядя на далёкий пейзаж, словно в последний раз. — Я хочу каждый день гулять. Можно?

Лэрд сжал губы, но потом ответил как всегда сухо и безэмоционально:

— Я подумаю.

«Только думайте быстрее», — произнесла мысленно и вошла внутрь замка.

Лэрд лично проводил меня до моей тюрь… покоев, и когда я оказалась у себя, просто запер за мной дверь, оставив меня одну.

Ну вот, снова узница.

Блин, скорее бы получить магическую силу!

Я уж придумаю тогда, как добиться свободы, гарантий, неприкосновенности и… и ещё финансовой независимости и других привилегий.

Глава 19

* * *

- Эвелина -

День «Х» наконец, наступил.

С самого утра я ощущала напряжение и не могла спокойно усидеть на месте. Одновременно с напряжением, по телу постоянно разливалась какая-то ленивая, томная слабость, от которой каждое мгновение хотелось зевать и тянуться.

Мной овладевал мандраж.

Мысли роем не давали сосредоточиться хоть на чём-то одном.

«А вдруг Дэшард передумал и вместо него будет кто-то другой?»

«Что если я не переживу инициацию и умру? Я не хочу умирать…»

«А может быть такое, что не умру, но он меня покалечит?»

«А если ничего не выйдет и магия во мне не пробудится?»

И не получалось прогнать эти мысли, они нападали и нападали, терзая мой мозг страхами.

Я ходила из угла в угол и ждала.

Когда полностью рассвело, привела себя в порядок. Помылась так, как никогда в жизни, наверное, не мылась. Кожа скрипела и была красной от горячей воды и губки.

Просушила волосы и красиво их уложила волнами.

Потом долго выбирала платье и нижнее бельё.

Выбрала такое, чтобы легко и быстро можно было снять.

Позавтракала, не ощутив вкуса.

После завтрака долго таращилась в голубой экран Элис и просто тупила.

Крайняя степень охреневания наступила, когда я навела тотальный порядок в кабинетной зоне и расставила на полках все книги по цветам.

Плюхнулась в кресло, сдула с лица непокорный локон и вслух с недовольством проговорила:

— Лэрд Вейнер, не кажется ли вам, что я должна быть в курсе, в какое время вы будете меня инициировать!

Ответом мне была тишина.

Судя по всему, Вейнер просто явится за мной, когда сочтёт нужным. Гад.

Если вообще явится.

А я сиди тем временем и мучайся неизвестностью.

Разозлилась на мага, мысленно прокляла его и нажелала кучу всего «приятного».

Потом пыталась вскрыть дверь и выйти из заточения. Не вышло.

Начала стучать по ней. Сначала кулаком, затем ногами.

Устала, разозлилась ещё сильнее и когда уже хотела привлечь к вскрытию двери уговорами, обещаниями и шантажом Элис, явился лэрд Вейнер собственной персоной.

Как всегда прекрасен и невозмутим.

Но… Я вдруг заметила, что его чёрные глаза были утомлёнными.

— Ты всегда такая импульсивная и нетерпеливая? — спросил он со вздохом.

Моргнула несколько раз, собираясь с мыслями, и переняв его манеру общения, пожала плечами и невозмутимо сказала:

— Терпеть ненавижу неопределённость. Предпочитаю сама распоряжаться своей жизнью и знать, что конкретно меня ждёт, когда, во сколько и каким образом.

Приблизилась к мужчине почти вплотную, открыла рот, хотела добавить, что прошу его считаться с моим мнением, ставить меня в известность, но меня вдруг понесло.

— Ваше отношение ко мне, повсеместное поведение тоже неопределённо. Я не могу плыть по течению. Сейчас моя жизнь похожа на марафон на неизвестную дистанцию в неопределённых условиях. И никто не скажет, когда будет финиш. Я не знаю, сколько понадобится сил. Моё сознание кричит, вопит об осторожности и требует конкретики!

Вейнер выслушал мою тираду, и кода я умолкла, лишь иронично изогнул одну бровь.

Сжала руки в кулаки и прошипела:

— Вы вообще понимаете меня?

— Прекрасно понимаю, — соизволил он ответить и склонился надо мной, приблизил своё лицо к моему лицу и зловеще прошептал: — Но ты кое-что забыла, Эвелина. Ты желаешь сама контролировать свою жизнь, но этому не бывать. Твоя жизнь, твоя судьба, всё твоё будущее — в моих руках. Если ты забыла, то это я спас тебя от смерти и дал будущее, забочусь о тебе, хотя до конца не уверен в успехе задуманного предприятия. Не забывай об этом. Никогда.

— Как же тут забыть, если вы всё время напоминаете, — процедила, глядя в чёрные глаза мага — настоящие омуты. — Но вы тоже кое о чём забываете — я не та Эвелина, что натворила дел и сбежала. Я другой человек, другая женщина, я…

— А разве это важно? — прервал он меня и одарил странной усмешкой — чуть грустной и безнадёжной. — И хватит разговоров. Надевай плащ, сегодня прохладно.

Он отошёл к камину, ожидая, что я тут же брошусь к одежде, но я замерла истуканом и выдавила из себя:

— Что, уже идём на инициацию, да?

Не отрывая взгляда от огня в камине, лэрд насмешливо произнёс:

— Ты же так отчаянно ждала этого дня и едва не молила меня провести инициацию лично.

Повернулся и взглянул на меня.

— Ты передумала?

— Что? — отмерла я. Боже, я веду себя как дура!

А как тут не станешь дурой, когда сидишь в четырёх стенах безвылазно, ждёшь непонятного будущего, и ещё маг-тиран нервы треплет. Ну-у, конечно, тираном его не стоит называть, но когда я сержусь, то почему бы не представить, что он злодей с чёрным сердцем, которого по-хорошему надо стукнуть и прикопать под белой берёзой для удобрения.

— Я не передумала! — воскликнула и поспешила за плащом. — Уже почти готова!

* * *

Маг повёл меня к древнему лесу, провёл вглубь чащи той самой тропой, по которой мы уже гуляли. Вывел к поразительному источнику.

Взял за руку, глядя на меня при этом с сожалением, словно на заклание вёл и сказал хрипло:

— Почти пришли.

Я лишь кивнула, вновь очарованная красотами леса и спрятанного от посторонних глаз источника.

— Эвелина, прошу, закрой, пожалуйста, глаза, — попросил Вейнер.

Я нахмурилась и посмотрела на неровный ландшафт и отсутствие каких-либо троп возле источника.

— Я возьму тебя на руки, — понял мои сомнения Вейнер.

Оказаться у него на руках? Ха! Да с удовольствием!

— Хорошо, — согласилась я. Закрыла глаза и замерла.

В то же мгновение меня подхватили сильные руки и прижали к крепкой груди.

Руками обвила плечи и шею грозного мага и едва сдержала улыбку. Хотелось бы мне сейчас видеть лицо Вейнера. Поди, такое же каменное и невозмутимое, как и всегда. А может, наоборот, кривится сейчас?

Любопытство ёрзало внутри и хотелось распахнуть глаза и посмотреть на мага, но я лишь зажмурилась сильнее. Он в кои-то веки попросил, а не приказал, так что стоит исполнить просьбу.

Но только зачем он попросил меня закрыть глаза? Чтобы я дорогу не запомнила?

Может он меня вообще сейчас к какому-нибудь обрыву поднесёт и сбросит, как ненужный мусор?

От этой мысли стало страшно. Я замерла в ужасе, навострила уши, и сильнее прижалась к магу, ещё и вцепилась в него мёртвой хваткой — если будет бросать, то вместе полетим.

В общем, не знаю, до чего бы я додумалась, но очень скоро дыхание мага коснулось моего виска, и он мягко произнёс:

— Мы на месте, Эвелина.

На руках продолжал меня держать.

Я медленно открыла глаза и затаила дыхание.

Моргнула раз, другой, но увидено не исчезло, не изменилось, не истаяло туманом.

Мы находились недалеко от источника на невозможно красивой поляне, укрытой мягким мхом, как изысканным ковром. Оранжевые, багряные, жёлтые солнечные цветы рассыпались по моховой поляне.

А вокруг вековые деревья окружили поляну точно стражи, пряча её от любопытных глаз.

В просветах между древними деревьями косыми срезами проливался солнечный свет. Стаи птиц с щебетом, переливами и лёгким шумом разлетались в стороны. Ветер что-то нашёптывал лесу высоко в кронах. Гул волнами проходил по вершинам.

Красиво, волшебно…

Но больше меня поразило не это…

В самом центре поляны стояла огромная кровать. Над ней при помощи магии свисал полупрозрачный белый балдахин. Под откинутым шёлковым покрывалом жемчужного оттенка белели шикарные простыни.

Рядом стоял стол с напитками, фруктами и закусками. Пара кресел тут же и два пледа в клетку.

И окружали ложе магические фонари. Они зажгутся, как только опустятся сумерки.

Лэрд Вейнер подготовился.

Мужчина медленно опустил меня и взглянул мне в лицо.

— Ты всё ещё не передумала? — спросила меня с надеждой.

А я вдруг замерла, хлопая ресницами. И густо покраснела. Вспыхнули разом и щёки, и шея. Потрясающе.

Сглотнула нервно и попыталась счастливо улыбнуться. Получилось криво.

— Не передумала, — ответила шёпотом. — Просто… неловко мне как-то…

Дэшард минуту молчал, а потом отметил с улыбкой:

— Когда ты краснеешь, то твои губы становятся ещё ярче. Хочется прикоснуться к ним…

И вдруг он прижался к моим губам.

Я опешила от его действия и замерла памятником самой себе.

А Вейнер провёл кончиком языка по моим губам, словно пробуя их на вкус. Коснулся сначала верхней, потом нижней.

Мягко раздвинул мои губы своими губами и поцеловал по-настоящему.

Его ладони легли мне на талию и сжали.

Я закрыла глаза и прислушалась к ощущениям. Приятно… Чёрт побери, да восхитительно!

Кажется, моё сердце сменило место жительства и переехало в черепную коробку. Другого объяснения нет, потому что я слышала его оглушительный стук в голове.

Положила руки на плечи мага и ответила на его поцелуй, ощущая, что вся дрожу, словно лист на ветру, словно замёрзла, хотя мне было тепло. Очень-очень тепло.

Губы грозного мага были горячими, со вкусом вишни.

Кровь стучала в висках, и в низу живота сладко потянуло…

От ощущения его губ и тёплого рта мне казалось, что прямо сейчас умру от наслаждения. Голова стала ватной, тело тяжёлым и одновременно, лёгким. Наслаждение — горячее, немного терпкое — разливалось внутри меня, будоражило и кружило голову.

От одного лишь поцелуя я сейчас сойду с ума.

Но маг вдруг прервал этот прекрасный поцелуй и сделал шаг назад. Он смотрел на меня тяжело. Его взгляд — истинная ночь, маленькая, но глубокая вселенная. Губы, как и у меня, припухли. Дышал он тоже тяжело и смотрел жадно, даже дико, точно зверь.

Я вздрогнула от его взгляда, но не страх это был, а возбуждение.

Вейнер взял меня за руку и потянул к ложу. Мягко толкнул меня в кресло и взял со столика бокал с каким-то напитком. Протянул его мне и произнёс хриплым голосом:

— Выпей…

— Что это? — прошептала не своим голосом и взяла в руки протянутый бокал.

Внутри плескалась малиновая жидкость. Понюхала и ощутила аромат ягод и фруктов.

— Это магический нектар. Он расслабит, снимет напряжение и внутренние блоки, — пояснил маг. — Пей.

Глава 20

* * *

- Эвелина -

Сделала маленький первый глоток. Осторожно, пробуя на вкус, катая нектар на языке, и не удержалась от стона.

— Мммм… — протянула от удовольствия. — Как же вкусно.

Вейнер расположился в кресле напротив и улыбнулся со словами:

— Да, он очень вкусный.

Второй глоток сделал смелее, и зажмурилась от вкусового наслаждения.

Нектар был наполнен сладостью нежных цветов, земляники, черешни и вишни. В нём ощущались нотки первой малины и пряность корицы. Улавливалась свежесть дождей, и дразнили прохладой мята, луговые травы, с лёгким шлейфом ванили.

Я пила без спешки, смакуя. И мне становилось легко, внутри разливалось счастье, солнцем согретое.

Шёлковый лёгкий и вкусный нектар был выпит до дна.

Нет, я только что испила не нектар, а вкусила настоящее волшебство!

Во рту было вкусно, а в животе — солнечно.

Дэшард смотрел на меня пристально, выжидательно. И сам он ничего не пил.

— Почему вы не пьёте этот чудесный нектар? — спросила мага, когда мой бокал был осушен до последней капли.

— Мне не нужно, — ответил невозмутимо и добавил тихо: — Это не меня будет разрывать на части сила…

Я лишь махнула рукой, улыбнулась и сказала беспечно:

— Всё будет хорошо. Я верю вам, лэрд Вейнер…

— Дэш, — произнёс он. — Называй меня Дэш. Или Дэшард. По крайней мере, когда мы наедине.

Мне стало весело.

— Как сейчас, да?

Игриво накрутила на палец локон и даже подмигнула магу.

— Ты прав, странно будет, если я в порыве страсти крикну не Дэш, а лэрд Вейнер!

Мужчина закатил глаза от моей реплики, а меня понесло.

Вскочила с кресла, раскинула руки и закружилась, подставив лицо тёплым поцелуям солнца.

Хорошо-то как!

* * *

Я кружилась и улыбалась. Кружилась до тех пор, пока чуть не упала, запутавшись в собственных ногах.

Упасть мне не позволил Вейнер.

Его руки оказались на моей талии и притянули к себе.

Распахнула глаза и взглянула на серьёзное лицо мужчины. Тьма из его глаз, казалось, заглядывала прямо мне в душу и как будто чего-то ждала.

— Эвелина… — произнёс он тихо, словно шелест ветра в мягкой траве. — Ты всё ещё можешь передумать…

Набрала в лёгкие воздух и на выдохе, ответила:

— Хватит бояться, Дэш. Не бойся попытаться. Я ведь не боюсь…

Он закрыл на мгновение глаза, потом снова на меня посмотрел и произнёс:

— Послушай, это не разумно, Эвелина. Я предпринял все меры, чтобы моя сила «притупилась», но нет стопроцентной гарантии. Я не уверен…

Закрыла ему рот ладонью и категорично заявила:

— Никто не говорит, что всегда нужно поступать разумно. Я не отступлюсь. Не изменю решение. Я хочу, чтобы ты стал моим… первым мужчиной.

Произнесла эти слова и вспомнила своё желание, загаданное на Новый год.

«Пусть моя жизнь кардинально изменится. Надоела мне эта скучная, серая волокита с заезженным сценарием дом-работа-дом…»

«Хочу, чтобы я встретила невероятного мужчину — сильного, загадочного. Такого, чтобы чувствовать себя с ним как за каменной стеной и чтобы он оберегал меня от всего мира. И чтобы с этим мужчиной у меня случился первый раз… И обязательно хочу, чтобы у меня появилось новое дело — то, к которому у меня имеется природный дар… Правда, какой дар — предстоит ещё узнать».

Что ж… Мои желания исполняются…

Переместила руку на его плечи, другой рукой прикоснулась к его волосам и, привстав на носки, потянулась к мужским губам.

Наше горячее дыхание смешалось едва мои губы коснулись его губ. Я робко поцеловала Дэшарда и в тот же миг, его руки вжали меня в его твёрдое и сильное тело, а губы взяли инициативу на себя. Стремительный танец его губ обрушил на меня умопомрачительный шквал ощущений, каждое прикосновение как разряд тока. Я вцепилась в его плечи и не сразу поняла, что низкий протяжный звук, похожий на первобытный вой, вырвался из моего горла, но был заглушен настойчивыми поцелуями лэрда. Ноги у меня подкосились, и я упала бы, но Дэшард вовремя подхватил меня.

Прервал поцелуй, чтобы поднять меня руки.

Голова кружилась от эйфории, в теле поселилась приятная истома, и мне жизненно важно было получить продолжение.

— Дэшард… пожалуйста… — прошептала с мольбой в голосе. — Ты ведь сделаешь… всё?

Мужчина вдруг потёрся щекой о мою скулу и коснулся тёплыми губами виска.

— Шшш… ты получишь то, что хочешь, — прозвучали его слова у самого уха.

Я довольно улыбнулась, и чувствовала себя бесконечно счастливой.

Маг очень осторожно, словно я была хрупкой вазой из хрустального кружева, уложил меня на кровать и навис сверху, разглядывая меня, будто видит впервые.

Я не удержалась от лёгкой шалости и положила ладони на его бёдра, заскользила пальчиками в нужном направлении, и Дэшард тихо застонал от моей «невинной» ласки. Но тут же схватил меня за запястья и заложил их мне за голову.

Потом отпустил мои руки, улыбнулся и нежно заключил моё лицо в ладони. Его тёмные глаза были подернуты туманом вожделения.

— Куда ты так спешишь? Я никуда не денусь…

Я покачала головой, словно не поняла смысла его слов.

— Я хочу тебя.

— Я тоже хочу тебя, — сказал Дэшард и ласково провёл тыльной стороной ладони по моей щеке. — Ты всё получишь, я обещаю.

Медленно его губы начали покрывать поцелуями мою шею. Одновременно, лэрд быстро расправился с моей одеждой. Магия позволила ему просто развеять на мне всю одежду.

И вот я оказалась перед ним полностью обнажённой.

Я вздрогнула, но не от холода. Наоборот, было тепло, и никакой ветер не блуждал рядом с нами. Но мне стало вдруг стеснительно…

Попыталась прикрыть стратегически важные места, но Вейнер покачал головой и мягко развёл в стороны мои руки.

— Ты очень красива, — произнёс он хрипло. — Я не могу наглядеться на тебя.

Но даже после его слов я не чувствовала себя свободной и сомневалась в собственных совершенствах.

— Расслабься. У тебя нет причины зажиматься со мной, — пробормотал он. — Особенно сейчас…

К нашему общему облегчению я позволила себе расслабиться. Ни слова не говоря, я лишь улыбнулась ему и кивнула.

Быстро сняв с себя одежду, он начал покрывать каждый участок моей кожи поцелуями и гладил кожу, оставляя за собой горячий след.

Задыхаясь от невозможной пытки, я шептала его имя.

Мои стоны смешались с его прерывистым дыханием.

Невозможно, но грозный маг дарил мне ласки, доводя практически до изнеможения, и я извиваясь, взмолилась о пощаде.

От восхитительного чувства единения мы оба одновременно застонали.

Но и этого казалось мало.

Маг обрушил на меня град щедрых поцелуев, даря огненные ласки губам, вискам, подбородку, шее, ключице…

Наши сердца стучали в унисон, отбивая бешеные ритмы…

На периферии сознания появилась мысль, что зря он переживал. Всё хорошо ведь… Даже прекрасно. Волшебно. Необыкновенно…

Затем я открыла глаза и увидела, как за спиной Дэшарда словно крыльями ночи распахнулась непроглядная Тьма.

Лицо мага тоже преобразилось… Заострилось, стало почти белым и чёрные вены вздулись вокруг чёрных глаз, в которых плескалась только тьма.

Лёгкий вскрик сорвался с моих губ, но тут же был пойман губами Вейнера.

Теперь маг целовал жёстко, больно. Руки крепко держали меня, сильное тело вжималось в моё, не позволяя двигаться…

Страх начал разливаться внутри, вытесняя былое наслаждение.

А тем временем, тёмная сила Дэшарда Вейнера начала клубиться и возле меня. Касалась своим холодом моей кожи; трогала волосы, оставляя на них иней.

Я задёргалась в объятиях мага, который изменился, и зашептала с мольбой:

— Дэшард… Дэш… Мне больно. Остановись… Прошу тебя…

Мгновение. Мужчина моргнул, тряхнул головой и окутывающая нас Тьма начала рассеиваться, а сам Вейнер снова стал самим собой. Глаза вновь приобрели нормальный человеческий вид и больше не пугали сплошной чернотой. Жуткие вены скрылись под кожей.

— Прости… — выдохнул он. — Ты слишком хороша, что на мгновение я утратил контроль над силой. Ты слишком желанна для моей тьмы, Эвелины…

Взяла в ладони его лицо и произнесла прямо в губы:

— Но ведь ты уже инициировал меня… Всё хорошо…

И едва я произнесла последнее слово, как вдруг, внутри меня что-то странное и страшное начало происходить.

— Эвелина? — позвал меня лэрд.

А я зажмурила глаза, уронила руки и даже не в силах была хоть что-то сказать.

Я ощутила, как сила начала расти под моей кожей. Мне показалось, что она пытается вырваться наружу вот прямо здесь и сейчас, прожигая дыры внутри моего тела.

— Эвелина, не молчи, — голос лэрда слышался как будто издалека. Открыла глаза, но мир лишь заплясал передо мной, образуя яркий крутящийся калейдоскоп.

Мне казалось, что моё тело трещит по швам, сила давила изнутри, растягивая хрупкую плоть — проливные дожди, штормовые порывы ветра, ураганы, ревущие воды, молнии, гроза… Одновременно с бурями, в моём смертном теле закружились и лёгкий ветер с луговых полей, плодородная земля задрожала с коврами из трав, цветов, лесов… Пламенный треск огня расплавил мои кости. Лава обожгла вены.

Моё тело не справлялось с силой…

И боль была такой яркой, сильной, что моё сознание решило оградить меня и отправило в спасительную темноту…

И очень странно, но будучи без сознания, где-то в тёмном пространстве я всё сознавала. И что-то прохладное, успокаивающее меня укрыло и обняло, оберегая, восстанавливая и не позволяя сойти с ума.

Темно, но я видела себя словно со стороны.

Тьма ласково касалась меня, клубилась и, кажется… она «съедала» излишки той силы, что рвалась из меня, что убивала меня.

Тьма спасала меня.

* * *

- Эвелина -

Очнулась не в лесу, а в своей кровати.

Моргнула, прогоняя лёгкий туман, что возник перед глазами спросонья и огляделась.

Да, действительно я лежу в своей кровати, всё в том же уютном заточении.

Стоило мне повернуть голову, как увидела рядом кресло, в котором сидел Дэшард.

Мужчина ссутулился и запустил пятерню в тёмные волосы.

Одежда на нём сидела небрежно. Волосы лэрда спутались. И вся поза выражала скорбь и сожаление.

Протянула в его сторону руку и позвала его:

— Дэшард…

К моему удивлению, получился едва слышный звук. Но маг услышал. Он встрепенулся и впился в меня утомлённым взглядом.

Лицо посерело. Вокруг рта залегли глубокие морщинки. В глубинах тёмных глаз плескался настоящий страх.

— Эвелина, — произнёс он моё имя и сцапал мою протянутую руку. Прижал пальцы к губам и выдохнул: — Ты практически умерла, глупая ведьма. Ты была у самой черты.

Нахмурилась и вспомнила.

Да…

— Дэш, меня спасла тьма, — просипела я. — Она меня вытянула. Она не дала силе разорвать меня.

— Я знаю, — проговорил маг, глядя на меня обеспокоенно. — Моя сила должна была тебя добить, а не спасти. И только ты сама должна была справиться со своей силой и моей тьмой. Но всё вышло странно. У меня пока есть теория и то неподтверждённая…

— Какая? — заинтересовалась я и приподнялась на локтях.

От этого простого движения, моё тело вдруг взорвалось болью. Боль в каждой клеточке, каждом суставе, мышце, словно я вчера перезанималась в фитнес зале.

Невольно застонала, зажмурилась и замерла.

Осторожно без резких движений медленно опустилась на спинку кровати и открыла глаза.

Лэрд подложил мне под спину подушку и сказал:

— Магия всегда приходит через боль. Несколько дней тебе положен постельный режим, обильное питьё и лёгкая еда. Твоё тело привыкает. Магию пока даже не пробуй вызывать. Хотя даже если позовёшь, ничего не получится.

— Это ещё почему? — тут же нахмурилась.

Вейнер коснулся моей шеи.

— Потому что я надел на тебя антимагический обруч. Он не блокирует магию, не бойся. Этот металл наоборот позволит твоему телу быстрее сродниться с магией. Но колдовать пока он на тебе, не сможешь.

— Через сколько дней я буду готова… колдовать? — поинтересовалась, немного огорчённая информацией.

Не представляете, как мне хотелось попробовать создать волшебство, даже простенькое. Ощутить силу, почувствовать себя великой волшебницей!

— Дня три-четыре ты будешь соблюдать покой, потом я сниму обруч, и ты попробуешь призвать свою силу. Мне самому любопытно, что в итоге получилось.

Он странно посмотрел на меня, я же улыбнулась до самых коренных зубов и прошептала:

— Дэш, спасибо тебе не только за инициацию, но и за… — споткнулась на слове, но потом решила сказать правду: — за нежность. Близость с тобой была… необыкновенной. Это было тоже волшебство.

Мужчина вздохнул и отвёл взгляд в сторону, потом взглянул на меня и произнёс глухо:

— Всё было прекрасно, Эвелина. Ты… великолепная женщина.

Моя улыбка сошла на «нет». В его словах звучало пресловутое «Но».

— Но? — произнесла я.

— Но это был первый и последний раз, — отчеканил он едва ли не по слогам.

Я нахмурилась сильнее.

— Но… почему? — на моём лице удивление и восклицательный знак расцвели пышным цветом, точнее, я ощутила, как лицо, шея, ключицы покрылись красными пятнами. Смущение, злость, непонимание и обида поднялись в душе.

Сразу в голову полезли мысли, что ему со мной не понравилось, что ему, возможно, было противно.

Не смогла сдержать рвущийся на языке вопрос и выдала, как надумала:

— Ты соврал. Тебе не понравилось!

— Эвелина, — раздражение в его голосе взбесило меня.

Скривилась и сказала, цедя:

— Не лги. Если всё было так плохо, то будь мужчиной и скажи как есть мне в лицо. Скажи, что тебе было отвратительно, мерзко и вообще ты переломил себя, чтобы провести инициацию! Так ведь?!

Вейнер вскочил с кресла и навис надо мной, гневно раздувая ноздри и поджимая губы. Эти губы совсем недавно целовали и ласкали. Мне вдруг почудилось, что все места, где были его губы, вспыхнули жаром. И мне непреодолимо захотелось прикоснуться к его губам своими губами, стереть этот гнев и вновь ощутить нежность.

Глаза Дэшарда тёмные как ночь, были похожи на космос, я тонула, глядя в них.

— Эвелина, запомни раз и навсегда: я не лгу. Я могу не договорить, смолчать. Но лгать не стану. Я тебе сказал, что всё было прекрасно. Ты — удивительная женщина. Полна страсти и огня. Отзывчивая и… ненасытная.

Он на мгновение улыбнулся и тут же вновь стал серьёзным.

— Но я тот, кто будет руководить твоей службой. Ты… моя личная пленница… — его голос стал тише, а губы всё ближе.

— Я не помню, чтобы в империи был закон, запрещающий близкие отношения между руководителем и подчинённой. Или между пленницей и её тюремщиком, — выдохнула прямо в губы магу и, не удержавшись, положила руки ему на плечи, а сама коснулась губами его губ.

Мужской стон был усладой для меня.

Глава 21

* * *

- Дэшард -

С силой сжал в руке рукоять меча и покрутил шеей, разминая её. Росс и я направлялись в тренировочный зал.

С того самого дня, когда я принял решение сам инициировать Эвелину, мной владело беспокойство, и я испытывал неимоверную тягу, даже потребность разрядиться. Бой на мечах был прекрасным способом снять напряжение.

— Не думал, что позовёшь, — хмыкнул Росс, — в прошлый раз ты меня прогнал и практически проклял.

— Ты преувеличиваешь, — ответил сухо и тяжко вздохнул.

В последнее время меня одолевают непривычные эмоции и возникли даже страхи, которых я прежде не ощущал и не ведал, что столкнусь с подобным.

Пришлось честно признаться самому себе, что боюсь. Боюсь, что Эвелина не ответит взаимностью на мою страсть. Что она не готова довериться мне полностью. Что спустя время её страсть схлынет, пожар потухнет, и она станет холодна и далека.

Поразительно. Моя тьма всегда защищала от эмоций, чувств и желаний. Едва стоило этой женщине появиться в моей жизни, моя броня пала. Нет больше брони.

И ведь Эвелина совершенно ничего не делала. Она даже не смотрела на меня, как смотрят другие женщины — либо с ужасом во взгляде, либо с подобострастным трепетом, от которого хотелось лишь кривиться. Ведьма не боялась. Но если страх рождался в её душе, то она начинала злиться.

До сих пор в деталях и красках помню тот день, когда я проверял, невинная ли она.

Усмехнулся мысленно.

Ещё я опасался, что не смогу дать Эвелине то, в чём нуждается каждая женщина. Семья. Спокойная жизнь. Со мной этого не будет. Тем более, она нужна и важна для империи. Её сила поможет избежать многих проблем и решит большинство уже существующих.

Меня волновали незнакомые ранее чувства, в которых я пытался разобраться. Я могу дать Эвелине поддержку, помогу с магией, и лично буду координировать её работу на империю. И я понимаю, что не смогу дать ей свободу. Свободу выбора, когда придёт время или когда она встретит кого-то ещё… Я понимаю всеми фибрами своей тёмной души, что уничтожу, разорву и просто убью каждого, кто пожелает быть с ней.

После вчерашней близости с ней, я понял, что это МОЯ ведьма.

— Послушай, Дэш, может, ты скажешь, что тебя мучает? — голос Росса прозвучал насмешливо, но заданный им вопрос был прямолинейным и требовал честного ответа.

Мы обнажили мечи и встали в боевую стойку.

— С чего ты взял, что меня что-то мучает? — поинтересовался, устремив на демона полукровку удивлённый взгляд.

Росс рассмеялся и покачал головой.

— Я слишком хорошо и давно тебя знаю, Дэш, чтобы не заметить, что с тобой произошло что-то неладное. Ты давно не открывал эмоции. Я даже сейчас ощущаю бурю твоих чувств, а ведь ты в данный момент спокоен. Боюсь представить, что будет, если ты разозлишься. Твоя тьма сорвётся с цепи, понимаешь? К тому же у тебя появилась привычка приглашать меня на бой на мечах всякий раз, когда тебе нужно посоветоваться.

Замечание Росса заставило меня нахмуриться. Мы скрестили мечи. Зазвенела сталь. И началась энергичная битва.

— Дэш, а ты хоть осознаёшь, что все важные решения последних лет принял именно во время боя? — хохотнул демон, отражая мой удар и нанося обманный ответ, от которого я едва успел увернуться.

Неужели? Я на мгновение задумался и чуть не лишился левой руки.

— Так напомни, — прорычал я, замахиваясь. Мой меч разорвал рубашку Росса и оставил алую полосу на его груди.

Довольно усмехнулся.

Демон рыкнул и оскалился, но ответил:

— В первый раз ты вызвал меня на бой, когда решил отказаться от казни тех демонов, что не покинули наш мир вовремя. В перерывах боя ты требовал от меня совета, приводя все свои «за» и «против» решения сделать следующий жизненно важный шаг. И вопреки моему совету лишить их жизни, ты помог им отправиться прямиком в пекло родного дома.

— Это было всего раз, Росс. Один раз ещё ничего не значит, — возразил я и получил от противника ответный удар. Рана обожгла грудь и всколыхнула спящую доселе ярость.

— Ты прав. Это было всего раз, — согласился демон. Затем хищно усмехнулся. — Но ты забыл, что когда-то на этом самом месте, ты решил свою и мою судьбу. Если ты забыл, то я напомню. Император именно тебе предложил место советника, Дэш. Тебе, не мне. Но ты отказался и выдвинул мою кандидатуру.

— И как показало время, я принял верное решение. Ты стал его лучшим другом, соратником, защитником. Ты же кровавый ночной кошмар любого, кто осмелится стать помехой монарху, Росс. Ты — монстр.

Удар демона пришёлся сбоку — Росс двигался молниеносно, но я отбился. Мой удар — и он тоже избежал нового ранения. И снова — атака. Звенела сталь наших клинков. Очередной удар моего меча отбросил демона назад. Я нанёс сокрушительный удар, но он вовремя Росс выставил лезвие своего меча, ловя удар, и высекло сноп искр.

Я отскочил, позволяя Россу подняться, чтобы продолжить бой.

— Значит, я — монстр? — оскалился демон. — Отличная характеристика, дружище. Но и ты далеко от меня не ушёл.

— Я знаю, — хмыкнул в ответ. — Мы с тобой оба хладнокровные, расчётливые, коварные, злобные, невменяемые психи. Смерть для нас всегда игра.

— Отлично сказано, Дэш! — хохотнул демон.

Советник нанёс несколько быстрых и мощных ударов и всё-таки задел меня снова.

Плечо опалила боль, от которой быстро отмахнулся.

Из раны полилась густая кровь.

Но раны лишь раззадорили. Бой закипел с новой силой.

— Признайся… — часто дыша, заговорил Росс, — решение отказаться от должности императорского советника тебе далось нелегко. Ты тогда помучался. Я до сих пор считаю, что это было зря. Подобный шанс выпадает раз в жизни…

Демон увернулся от моих ударов, но не заметил обманный манёвр и мой клинок оставил кроваво-багряную полосу на его спине.

Росс зашипел ругательства и едва не воспользовался магией, но вовремя остановился и погасил свой огонь. Магия во время боя по нашим же придуманным правилам — табу.

— Я ко всему подхожу с практической точки зрения, — сказал другу. — Ты же знаешь, придворная жизнь не для такого как я. Быть главой тайной службы безопасности империи мне больше по душе.

— Мне бы тебя не понимать, — усмехнулся демон, — придворная жизнь ужасна. Иной раз я тебе завидую. Пойми меня правильно, Дэш, не критикую твой образ мышления и место, где тебе лучше проветрить сознание. Просто обращаю твоё внимание на тот факт, что все важные решение ты принимаешь именно здесь. Между прочим, когда мы в последний раз бились, ты объявил о желании никогда не обзаводиться семьёй.

Это и вправду было так. Росс оказался наблюдательным, и я откровенно удивился, что сам не замечал закономерности.

— Так что на этот раз, Дэш? — спросил демон, магией огня очищая свой меч от капель моей крови. — Что-то серьёзное?

— С чего ты взял? — нахмурился на слова друга и тоже магией очистил свой клинок.

— Рассеянный у тебя вид, дружище. Чутьё мне подсказывает, что у тебя стряслась какая-то неприятность.

— Ничего не стряслось, — солгал я.

Росс сердито отправил меч в ножны.

— Выкладывай, — произнёс демон и положил руку мне на плечо и сжал. — Сбрось камень с души. Потом мы отправимся в замок и пропустим по стаканчику.

Я посмотрел на беловолосого демона, лучшего друга, почти брата и признался ему:

— Всё дело в Эвелине.

Лицо демона заострилось, руки сжались в кулаки. Но Росс быстро взял себя в руки и, глядя мне в глаза, осторожно произнёс:

— Мне показалось, ты доволен ею. Кстати, когда инициация? Выбрал кандидата?

Теперь я нахмурился и едва сдержался, чтобы не сорваться и не нагрубить другу.

— Работа с ней ещё не началась, как ты знаешь. Но скоро… мы начнём первое дело. И по инициации…

Я хмыкнул и сказал бесцветным голосом:

— Вчера я сам её инициировал.

Росс замер. Непередаваемая гамма эмоций возникла на его лице. Потом друг выбросил в меня руку, намереваясь схватить за горло, чтобы встряхнуть хорошенько, но я увернулся и перехватил его руку и завёл демону за спину.

— Ты не должен был! — зарычал бешено Росс и дёрнулся. Я отпустил демона из захвата.

— Я так решил, — заявил ему категорично. — И не обсуждается.

Демон раздул гневно ноздри.

* * *

- Дэшард -

— Похоже, она мне небезразлична, — выдавил я из себя, разливая по стаканам «ледяную воду» и протянул один стакан демону и решительно добавил: — Проклятье, Росс, похоже я к ней привязался.

— Поздравляю! — ехидно провозгласил друг и отсалютовал мне полным стаканом. — И благословляю. И знай, твоя ведьма мне совершенно не нравится. Очень не нравится. Есть в ней что-то… неправильное и отталкивающее. Хотя, должен признаться, что не помню, видел ли тебя таким… разобранным, как сейчас.

— Она тебе не нравится тем, что дала отпор, — хмыкнул на слова друга и сделал глоток. Покрутил напиток в хрустальном стакане и проговорил: — Эвелина и твою кровь заставила пылать, так ведь?

Росс нахмурился и не ответил, тоже сделал глоток и вдруг полюбопытствовал.

— Ведьма знает, что ты теперь неравнодушен к ней?

— Нет.

— Хм. Поставишь в известность? Хотя… зная тебя, вряд ли.

Я нахмурился.

— В этом нет смысла, Росс. Ведьма нужна для дела…

Некоторое время мы молчали, каждый думая о своём.

— На мой взгляд, — заметил демон после короткого раздумья, — ты делаешь неверный ход, Дэш.

Я вздохнул.

— Что ты хочешь сказать?

— Я не помню, чтобы кто-то тебя так быстро заинтересовал, не помню, чтобы хоть какая-то женщина стала для тебя важна. Стоит признать, но твоя ведьма не похожа на остальных женщин, с кем ты до сих пор встречался, Дэш, — констатировал Росс. — Но в ней много недостатков. Например, она требовательная, наглая, может быть, даже властная.

Я тихо рассмеялся.

— Согласен с тобой, она другая. В этом ты прав. Но не стоит забывать, что она двойник Эвелины Нуар и ведьма призвала её из другого мира.

— В таком случае, запомни, друг, что однажды, твоей ведьме надоест ждать тебя, и кто-то более напористый уведёт её. И его не остановит ни её прошлое, точнее, прошлое настоящей Нуар, ни её занятость в тайной службе, ни даже её ершистый характер. Твою пассивность она истолкует, как нежелание с ней общаться. — Росс выразительно посмотрел на меня. — Ты установишь между вами дистанцию и укрепляешь ведьму в вере, что она тебе не интересна и инициацию ты провёл ради её силы, не более того.

От слов друга у меня вдруг болезненно сдавило в груди, а тьма острыми иглами затаилась в направлении демона, желая вонзиться в его тело и растерзать на части.

Что происходит со мной?

Проклятая инициация.

— Я об этом как-то не подумал, — пробормотал хмуро. Вскинул взгляд на Росса и спросил его с опасными нотками в голосе: — «Кто-то более напористый». Это ты себя имеешь в виду, так Росс?

Демон проказливо усмехнулся и развалился в кресле.

— А что если и так? — рассмеялся он, провоцируя.

Ощутил, как тьма зашипела внутри, как заклубилась опасным туманом, за спиной поднялась смертоносным оружием, подрагивала от нетерпения и ждала лишь моего приказа.

— Вот об это я и говорю, — пальцем указал демон мне за спину, — тебя уже разъедает ревность. А ведь я просто предположил, Дэш. Лучше слушай меня и мотай на ус. Ведь я ещё не закончил. И угомони свою магию. Не раздражай мой огонь.

Усилием воли подавил агрессивно настроенную тьму и подавил её, применив всю свою силу. Удивительно, что даже моя магия реагирует на слова Росса о ведьме. Моей силе тоже не нравится мысль, что кто-то ещё может к ней прикоснуться, может просто оказаться рядом…

От одной мысли мутился рассудок и готов был сорваться и крушить всё на своём пути.

Сжал переносицу, концентрируясь на холодном расчёте, отбрасывая прочь ядовитые чувства, так некстати поселившиеся в моей груди.

Росс, тем временем, наблюдал за мной и постепенно осушал свой стакан.

Когда он увидел, что мой взор не затуманен яростью и ревность, кивнул и вновь заговорил.

— Ты встречался с женщинами, которые совершенно тебе не подходили. Но их ты мог без труда удерживать на безопасном расстоянии. На тебя до сих пор ведётся охота, Дэш. Ты — желанная добыча. И ты всегда получал любую женщину, только руку протяни, взглядом позови и любая у твоих ног. Мой друг, ты просто забыл, как охотиться самому и как сообщить избраннице о своих намерениях. В результате, встретив, наконец, ту, что завладела твоим сердцем и душой, ты не знаешь, что делать.

Слова демона поразили меня. Сложное всегда кроется в простое. Я не подозревал, что Росс настолько хорошо меня знает и разбирается в моих чувствах и эмоциях. Лучше, чем я сам..

— Проклятье, ты прав, — выдохнул поражённо.

— Конечно, я прав, — согласился демон не без сарказма. — Насколько я понимаю ситуацию, ты должен мягко намекнуть ей, что к ней испытываешь, чтобы у нее не было повода для домыслов. Пусть она знает о твоих намерениях. Если чувства взаимны, то всё будет прекрасно. Если нет — ты пострадаешь немного, затем вырвешь из сердца эту женщину, чтобы вновь стать жёстким, непоколебимым и ясно видящим. Она будет работать на благо империи в любом случае.

Друг замолчал, позволяя мне осмыслить и переварить его слова. А потом не без яда заметил.

— Знаешь, я был бы рад, чтобы она не ответила тебе взаимностью. Ведь тогда я могу сам к ней…

Мой кулак врезался в челюсть Росса быстрее, чем в моей голове сформировалась мысль.

Эмоция взяла вверх. Это недопустимо!

Росс тронул разбитую губу и захохотал.

Я же прошипел, что он идиот.

— Что ж, вижу, ты готов, — произнёс Росс.

— Готов. Ещё как готов. И тебе лучше поостеречься, — предупредил его. — Я пока неадекватен.

И твёрдым шагом отправился к себе. Мне необходимо принять ледяную ванну, чтобы остыть и привести мысли в порядок. А после…

После поговорю с Эвелиной.

Инициация прошла с перекосом и явно затронула мои мозги.

Глава 22

* * *

- Эвелина -

— Что ж, я безумно рада, что осталась жива, да ещё получила силу! — воскликнула счастливо, сияя широченной улыбкой. — Только поскорее бы её опробовать, силищу свою!

— Благоразумно магией пользоваться малыми дозами. Расширенный резерв, да и само тело привыкает постепенно и если сразу использовать магию в сложных плетениях и заклинаниях, можно выгореть и остаться пустой. Навсегда, — монотонно сообщила Элис.

Я фыркнула.

— Естественно. Я не совсем дура.

Вздохнула и мечтательно представила, как буду колдовать, как создам для себя шикарные наряды, буду делать себе при помощи магии потрясающие причёски (да-да, я помню те чудесные заклинания, что вычитала из книг на полке). Бытовая магия так и вовсе палочка-выручалочка. А ещё я артефакты создам, которым порадуется вся империя. Да кого там — весь мир будет у моих ног!

Всё же не зря я под зельем читала полезные книги и учила заклинания. Правда, всё равно знаний катастрофически мало, но уверена, лэрд заполнит мою голову всем, что знает сам и даже тем, чего не знает.

Мысленно потёрла руки и тут же приуныла.

Ещё работать на империю придётся.

Вспомнила дневник моей предшественницы и передёрнула плечами.

Надеюсь, меня не заставят творить подобные гадости, что творила ведьма. Я всё же выступаю за добро и не важно, что я теперь тёмная ведьма. Тьма не всегда значит зло. Да и свет может нести не только добро. Главное соблюдать баланс.

Тряхнула головой, чтобы прогнать грустные мысли и порадоваться всё же светлому и хорошему будущему.

— Элис, а предоставь мне всю информацию по созданию гримуара. Раз я теперь официально ведьма, то, как и всем ведьмам, мне нужен собственный гримуар-дневник.

— Сейчас сделаю, — отозвалась помощница.

И пока Элис готовила для меня данные, я погрузилась в мечты и подпрыгнула в страхе, когда моё плечо сжала чья-то рука.

— Дэ-эш! — воскликнула, хватаясь за сердце. — Так и до инфаркта можно довести!

Мужчина невозмутимо дёрнул одной бровью и сухо отозвался:

— Твоё сердце в полном порядке. А вот моё сердце ты кажется, разбиваешь.

Моргнула и нахмурилась, осознавая смысл его слов.

Бли-ин, это такое странное признание? Или намёк на что-то… не знаю, на что, но на что-то явно нехорошее.

А раз мне непонятно, то и ответила ему соответственно:

— Невозможно разбить твоё сердце. У тебя нет сердца лэрд Дэшард Вейнер. Или есть?

Мужчина промолчал, лишь сложил руки на груди, выражая всей своей позой недовольство.

Нет, ну а что? Если вдруг решил признаться в любви, то так пусть сделает, как положено!

— Ты был ужасно одинок и не знаешь, как обращаться с женщиной? — решила «помочь» ему. И тут же хитро улыбнулась и проникновенно произнесла: — Хотя, как обращаться, ты знаешь. Инициация доказала, что ты небезнадёжен.

— Ты издеваешься? — раздражённо выдохнул маг.

— Нет необходимости, — сказала невозмутимо, копируя его излюбленный тон. — Ты сам над собой и заодно надо мной издеваешься. Даже объяснить своё странное признание про сердце не можешь. Или не хочешь.

Поднялась с рабочего кресла и обошла лэрда по кругу, неопределённо помахала в воздухе рукой и проговорила:

— Вот ты сказал, что я разбиваю твоё сердце… Это было признание, что я тебе стала небезразлична и ты желаешь, чтобы мы вступили в близкие отношения? Или же это был упрёк и сожаление, что твоё сердечко затрепетало в отношении моей тёмной недавно инициированной персоны?

К моему удивлению, лэрд не стал колко отвечать, грозить мне карой небесной за столь провокационные слова, Дэшард лишь криво ухмыльнулся и сказал:

— Знаешь, я ещё сам не определился.

Я набрала в лёгкие воздуха и гневно выдохнула со словами:

— И теперь тебя это беспокоит.

Мужчина снова усмехнулся и произнёс:

— Нет, конечно. Но… — Лэрд заговорил серьезнее: — Я хотел сказать тебе, что чувства и работа несовместимы. Ты ведь это понимаешь?

Я сделала вид, что зеваю.

— Ну да, ты ведь весь такой принципиальный, грозный, неприступный. Уверена, что сейчас, когда мы с тобой «мило» беседуем о чувствах, кто-то мастерит для тебя знак отличия.

— Не ёрничай, — произнёс маг.

Я пожала плечами и проговорила монотонно:

— Хорошо, я скажу то, что ты так желаешь услышать. Я не стану мешать чувства с работой. Я не стану бегать за тобой, как влюблённая дурочка. Я буду работать, Дэш. Но…

Его лицо заострилось. Взгляд полон арктического льда. Губы поджаты и, кажется, он прямо сейчас стирает свои зубы в крошку от ярости.

Ага, не нравится, что говорю.

— Но? — выдавил из себя Дэш.

— Но когда я освоюсь с работой, я хочу получить право иметь личную жизнь. И ты не запретишь мне встречаться с кем-то… делить с ним постель, а возможно в дальнейшем создать семью…

Я едва успела закончить фразу, как вдруг, Вейнер заключил меня в кольцо своих рук, да так крепко, что я услышала треск своих рёбер.

— Хочешь право на личную жизнь, значит? — прошипел он страшным голосом.

Ой.

И мне почему-то захотелось стать маленькой, незаметной, а лучше вот прямо сейчас потерять сознание. Потому что Дэшард в эту минуту был страшен.

Кажется, я перегнула палку.

* * *

- Дэшард -

Кажется, идея поговорить о чувствах не самая удачная.

Эвелина без страха смотрит мне в глаза, дерзит, вызывая массу чувств и эмоций своей свободой мысли и бесстрашием. Безумный коктейль рождается в моей закипающей крови. Сжал её в своих объятиях — крепко, едва сдержался, чтобы не впечатать её в себя, не зарыться лицом в светлые локоны.

Проклятье! Я слишком остро ощущаю ведьму.

У Эвелины растрепались волосы, глаза сверкают, и влажные губы призывно приоткрылись. Эта женщина не даёт мне покоя. Мягкие волосы, живые глаза, губы, которые она иногда задумчиво прикусывает, и тёплое тело под моими руками. Ведьма одним своим присутствием путает мне мысли, я забываю, о чём говорю, что вообще хотел сказать…

А ведь её губы невозможно нежные. Наш первый с ней поцелуй снёс мне крышу. И сейчас, глядя на коралловую сладость, дикое первобытное желание обжигает мои внутренности раскалённой лавой.

Мне не стоило приходить к ней и заводить этот глупый разговор про сердце.

И пахнет она умопомрачительно сладко. Мне нечем дышать. Только её аромат. Кажется, он становится для меня истинным кислородом.

Проклятье… Я схожу с ума.

И мысль, что у неё может быть личная жизнь, взрывается в голове, подобно пробудившемуся вулкану, лишая разума. Остаётся лишь неистовый гнев, слепая ярость и желание спрятать от всего мира эту невозможную, наглую иномирную женщину!

— Ты меня сейчас раздавишь… — выдохнула ведьма и толкнула меня в грудь. — Отпусти.

Нехотя, разомкнул объятия, и сразу стало холодно без её тёплого тела рядом.

— Ты эгоистичная сволочь, — заявила ведьма, сдувая с лица непослушный локон. — Ты уж определись, чего хочешь от меня. Только работать? Быть партнёрами и всё? Или желаешь большего?

Я замер, не в силах ответить. Сам не знал ответ. Или не желал знать. Не желал признавать.

Слишком быстро, даже как-то моментально Эвелина пробралась мне в голову, заняла все мысли и засела под кожей, срослась со мной и, похоже, вырвать чувства к ней можно только одним способом — умереть. Но этот вариант я даже близко не рассматривал.

Хмыкнул про себя.

Глупец.

Магия. Тьма.

Это всё магия.

— Ты молчишь, — выдохнула она разочаровано.

Я кивнул. В голове зашумело.

Сделал шаг ей навстречу. Она два назад.

— Дэш? Ты почему так странно на меня смотришь? — обеспокоенно поинтересовалась ведьма.

Я же ловко поймал её в плен своих рук и хрипло выдохнул ей в губы:

— Помолчи хоть немного.

Медленно разорвал на ней платье, затем прочертил кончиками пальцев линию. От нежной шеи до живота, ниже.

Кажется, у меня дрожат руки…

Сорвал с ней всю одежду, наклонился, тронул губами нежную кожу…

— Дэшард… — пробормотала она. — Остановись…

Я зарычал.

Не могу, мне надо!

Рывком притянул Эвелину к себе, жадно впился в губы.

Обжигающее желание жаром катилось по телу, кипело в крови, дотла выжигая разум. Мне до невозможности надо…

Хочу её до безумия!

На мгновение оторвался от сладких губ и посмотрел на ведьму. Эвелина подняла затуманенный взгляд.

Кажется, ей было, что мне сказать.

Но я снова закрыл ей рот поцелуем.

Что за безумие?

Что за жёсткая необходимость ощущать ведьму рядом с собой, сливаться с ней телом и душой?

— Ты сказала, что у меня нет сердца, — напомнил ей, едва выговаривая слова.

Всё моё тело горело от нестерпимого желания.

— Тогда послушай, Эвелина, — выдохнул едва слышно, — послушай и скажи мне, что колотится в моей груди? Колотится так, словно выломает рёбра.

Положил её ладонь себе на грудь, чтобы она ощутила, с какой невероятной скоростью бьётся моё сердце.

Она дышала часто и не сказала ничего, лишь скомкала в кулачках ткань моей рубашки и дёрнула, пытаясь разорвать.

Я хмыкнул и помог ей. Одежда исчезла в один миг. Эвелина могла рассмотреть меня и увидеть силу моего желания.

Её взгляд жарко и жадно блуждал по моему телу и от её взгляда я чуть не взвыл.

Не могу больше ждать.

Она мне нужна. Сейчас. Немедленно.

Мой хвалёный самоконтроль слетел в проклятую бездну. Из моего горла раздался хриплый рык. В паху уже не просто горело от желания, уже болело.

Рывком притянул ведьму к себе, глядя в глаза. Подхватил на руки и отнёс желанную женщину в кровать…

— У тебя будет личная жизнь, — прошептал ей в ухо, — но только со мной…

* * *

- Эвелина -

Безумие заволокло разум, сладкое наслаждение скрутило моё тело.

Каждая мышца вздрагивает и пульсирует.

Страсть между нами яркая, как вспышка самой смертельной молнии — дикая, опустошающая.

Но когда агония страсти схлынула, оставив после себя лишь сладкую истому и нежную опустошённость, я поняла, что попала…

Разум к удивлению мгновенно стал кристально чистым и ясным. И я осознала — Дэшард Вейнер становится важным и необходимым для меня. Это плохо. Очень-очень плохо. Он итак имеет право распоряжаться моей судьбой, но отдать ему душу и сердце?

Не лопнет ли его темнейшейство? Всё ему даром, прямо на блюдечке…

Мужчина обнимал меня, крепко и при этом нежно, приблизил своё лицо и хотел что‑то сказать. Но не успел…

Не знаю, чем я думала в этот момент, каким местом, и с чего вдруг на меня накатила злость на Вейнера, но я сжала пальцы на тяжёлом стеклянном кувшине с водой (руки удачно за головой оказались). Крепко сжала и со всей силы ударила. Опустила кувшин точно на макушку лэрда и стекло к моему удивлению треснуло, окатив мужчину и меня студёной водой.

Да, иногда я принимаю странные решения.

Дэшард обмяк, придавив меня своим немаленьким телом, и я, чуть не задохнувшись от тяжести, кое- как выбралась из-под него.

Встала рядом, тяжело дыша, и вдруг отчётливо поняла, что хочу вернуться в его объятия. Хочу снова испытать его силу, мощь, дикое желание… Хочу уткнуться носом в его шею, лежать, дышать и втягивать в себя его аромат.

Ах, девочки, лэрд Вейнер пах изумительно. Можно даже потерять сознание, вдыхая его запах. Его аромат непередаваем — одновременно, горяч, пропитан солнцем и распаренными травами, но и заморожен льдом.

Не удержалась, склонилась над мужчиной и принюхалась, как профессиональный парфюмер.

Я бы назвала его аромат «кашемировая роскошь». И я вся пропиталась этим запахом, с ног до головы, до хруста и скрежета стиснула зубы, чтобы не заорать. Осознание моей тупости накатывало ужасом.

Лэрд меня убьёт.

Ещё немного потопталась вокруг бессознательного тела мага, потом оделась, стараясь не обращать внимания на дрожь в руках и подгибающиеся коленки.

Тряхнула головой.

Какого чёрта со мной происходит?

Сжала виски и постаралась взять себя в руки.

Он сказал, что моя жизнь в его руках, что Он будет диктовать мне, как жить и что моя личная жизнь будет только с Ним одним.

Надоело мне жить по правилам. Не хочу снова быть подчинённой.

Моя жизнь только моя.

Выдохнула и бросилась к сундуку с одеждой.

Собрала все пояса, какие были и, кряхтя, с трудом, но всё же связала Вейнера по рукам и ногам.

Понимаю, глупо, магия в один миг избавит его от пут.

Можно было бы попросить Элис, но Вейнер запретил ей использовать расширенные способности, когда я об этом попрошу.

Потом решительно заказала у хлебосольного стола непортящейся еды, да побольше.

Развернула покрывало и скинула в него самые необходимые пожитки, средства гигиены, несколько книг и только-только завязала узел, как за моей спиной раздался ужасающе страшный и жутко спокойный голос:

— Далеко собралась?

С языка сорвалось трёхэтажное отечественное ругательство.

Нечего было нюхать мага! Лучше бы делом сразу занялась, раз сбежать решила! Дура, как есть дура!

Медленно обернулась и с неудовольствием заметила, что маг уже не связан, стоит прямо передо мной, обнажённый, отвратительно красивый, желанный и… жутко злой.

Тьма развернулась за его спиной кошмарными крыльями. Лицо заострилось и глаза — чёрная бездна лишили меня чувств. Я забыла, что вообще-то могу говорить, дышать, ходить… хоть что-то делать.

Застыла истуканом и не могла проронить ни слова.

Страх парализовал.

Что я наделала?

И куда бы пошла?

Куда?!

— Я задал вопрос, — хлёстко спросил он. Холод в его голосе заставил вздрогнуть.

Сглотнула гулко и этот звук показался мне громче удара в колокол.

— Я… Я… — облизнула губы и выдохнула едва слышно: — Я не хочу быть марионеткой, Дэш… И… Прости…

Глава 23

* * *

- Эвелина -

Я ещё никогда не надевала ничего столь вызывающе сексуального, как в этот чудный вечер.

Надеюсь, что он будет чудным, а не чудным.

Лэрд лично принёс мне новое платье из плотного шёлка красивого алого цвета. У платья была открытая спина, смелое декольте.

Новые туфельки — удобные, но при этом роскошные.

Не стану отрицать, мне ужасно нравится чувствовать себя привлекательной, сексуальной и капельку недоступной.

Моя «любимая» служанка, похожая на сушёную воблу, с недовольным выражением на лице уложила мои волосы в элегантную прическу, благодаря которой я стала казаться выше ростом.

Честно, глядя на женщину, думала, она соорудит у меня воронье гнездо. Очевидно, приказ лэрда нарушить страшнее, чем мне напакостить от души и согреть, тем самым свою душу.

Под платьем на мне было невероятной красоты кружевные трусики и тонкие чулки.

Что ж, вчерашний разговор по душам, принёс свои плоды.

Сегодня лэрд ужинает со мной в своём замке, как с гостьей.

Да-да! Вы не ослышались, ужинаем не в моей «камере». Мы ужинаем, как нормальные люди.

Точнее, дорогие мои, это не просто ужин. У нас свидание.

Коварно улыбнулась, вспомнив, как вчера зарядила по макушке Вейнера и вырубила его.

Зато потом я заставила его выслушать меня «от» и «до». Все требования, все свои хотелки, желания, планы, надежды, одним словом, выговорилась, как никогда.

Я думала, Дэшард меня четвертует прямо на месте, так страшно на меня мужчина смотрел. Но к удивлению, он взял себя в руки, успокоил свою переменчивую тьму и кивнул.

Представляете!

Просто взял и согласно кивнул!

А потом высказал свои условия и пожелания.

Первое, я ни с кем и никогда, кроме него одного… Даже не посмотрю на другого мужчину, но за это у нас с ним будут настоящие свидания, встречи, прогулки, подарки и тому подобное.

Согласилась.

Что ж, иногда удар по голове приносит хорошие плоды.

Нужно взять на заметку.

Второе, работать буду в полную силу, и приступлю к обязанностям в скором времени, как только маг снимет с меня антимагический обруч. По его прикидкам, через день-два. К слову, он удивлён, что моё тело быстро адаптировалось к магической силе. Обычно, привыкание и знакомство с магией проходит дольше и болезненно.

А я чувствовала себя прекрасно.

По второму пункту возразить мне было нечего. Работа есть работа.

Третье условие. Маг позволит мне жить свободно в его замке и на его землях, словно я его дорогая и любимая гостья и даже выделит мне личные комнаты на этаже рядом с его комнатами.

Я совсем не против.

Четвёртое. За хорошее поведение и успехи в работе, он будет «выгуливать» меня по столице. Покажет империю, и даже другие страны.

Что ж, постараюсь быть хорошей девочкой.

И пятое. Если… точнее, когда я выполню первое задание, и выполню его успешно, лэрд представит меня ко двору пред очи самого императора и его семьи!

С ума сойти!

На мой вопрос, а как же подмоченная репутация Эвелины Нуар, что летит впереди ведьмы, Вейнер сказал следующее:

«Когда сам император наградит тебя за верную службу и выслушает твоё раскаяние по поводу прошлых дел, все, абсолютно все забудут или сделают вид, что забыли о твоём, точнее, твоей предшественницы прошлом».

Но для этого я должна буду постараться выполнить своё первое и крайне важное для всей империи задание.

Мне даже не по себе от мысли, что там за задание такое, раз на его успех возлагает надежды даже сам император.

Но в целом, начало наших обновлённых отношений мне нравится.

И вот сегодня вечером у нас с Вейнером первое свидание, так сказать, по всем правилам.

Я настояла.

Хочется мне посмотреть, как он справится.

И я хотела вступить в будущее, не сожалея о прошлой жизни на Земле.

Мои размышления были прерваны появлением Дэшарда.

Он как всегда бесшумно явился за мной, чтобы вместе отправиться на ужин. В угольно-чёрном костюме с серебряными пуговицами, что выглядели настоящими произведениями искусства, ярко-алой рубашке, он выглядел неотразимым и держался как всегда уверенно.

Хозяин жизни, что ещё сказать.

Но увидев меня, он замер. Пробежал по моему телу жадным взглядом, резко выдохнул и, встретившись со мной взглядом, всё-таки улыбнулся.

— Ты великолепна, Эвелина, — произнёс он чуть хриплым голосом.

Да, мне нравилось, когда мужчина терял голову при виде моей персоны. Всё же, это упоительно, иметь власть над сильным, могущественным и грозным магом. Моя женская сущность, умело опираясь на сильные стороны его темперамента, плавит Вейнера под меня.

Женская власть, дорогие мои, это не значит, только вить из мужчины верёвки, это значит, служить мужчине. Служить, а не прислуживать и тогда, его характер для меня одной становится мягким и пластичным.

Надеюсь, я делаю всё правильно, ведь этой науке меня не учили.

И ещё я не знала, чего ожидать от лэрда после нашего откровенного разговора, у меня как всегда заработала женская логика, подбрасывая мысли по типу «а вдруг он передумал», или «вдруг он пошутил» и тому подобная чепуха. Но всё же я чувствовала прилив сил и хотела при любом раскладе хорошо провести время. Я была вооружена и опасна.

Опасна для грозного лэрда Дэшарда Вейнера.

Галантно поцеловав кончики моих пальцев, мужчина положил мою руку на свой локоть и мгновенно перенёс нас на открытую террасу башни, откуда открывался наипрекраснейший вид.

Ослепнув от неземной красоты, я замерла, забыв как дышать.

Отсюда открывался вид на расстояние, дух захватывающее.

Далеко внизу виднелся ухоженный сад, и бланжевая дорога, петляя, вилкой расходилась, спускаясь к безводному руслу реки, и в тот волшебный древний лес, где и произошла моя инициация.

Отсюда я видела, как большим полукругом расположилось небольшое селение: разноцветные дома то шли ровными рядами, то криво сползали от точной геометрии.

А дальше, по направлению к зелёным холмам, тянулась тёмная рябь другого леса — обычного, но уверена, что для меня и там найдутся чудеса.

Ещё в дали я видела сверкающее озерцо, как ручное зеркало, — ах, я долго не могла оторвать взгляд от открывшихся моему взору просторов.

Мужчина стоял рядом, прикрыв мне спину своим надёжным телом, а я задумчиво смотрела в пространство.

— Тебе здесь нравится? — поинтересовался Дэш.

Нравится?

Да я в восторге!

Но ответила мужчине более сдержано, хоть и с эмоциями, сжав его руку, покоящуюся на моей талии:

— Здесь волшебно. У меня слёзы на глазах от окружающей красоты. Меня просто распирает, настолько красивый вид, что у меня ни слов, ни подходящих эмоций.

— Я рад, — шепнул мне на ухо. — Но сейчас будет ещё кое-что. Скоро начнётся.

— Что начнётся? — не поняла его.

Но мужчина лишь коснулся губами моего виска и выдохнул:

— Смотри, Эва.

Эва… Он впервые сократил моё имя.

Это ведь что-то да значит, да?

Но подумать и проанализировать сие событие мне не удалось, потому что мои мысли исчезли, как только солнце скрылось, на небе началось световое представление из падающих звёзд.

Золотой каскад очаровал меня своим волшебством.

* * *

- Эвелина -

Звездопад закончился и Дэш повернулся ко мне лицом. Мужчина рассматривал меня, словно видел впервые. Его внимание привлекла пружинка моего локона, спускавшаяся по ее шее. Словно завороженный, он легонько потянул за локон, проверяя его упругость. От его прикосновения меня пронзила дрожь.

— Тебе здесь нравится? — спросил он.

Его бархатный голос и проникновенный взгляд завораживали и заставляли тело изнывать по его ласковым рукам и губам.

Именно такой Дэшард Вейнер мне нравился — заботливый, нежный, ласковый, внимательный.

Одной лишь заботой он разжигал во мне огонь. Одного его ласкового голоса хватало, чтобы я затрепетала от страсти.

Моё влечение к нему — физическое и эмоциональное — неподдельное.

— Да. Мне нравится это место, — ответила с придыханием и закрыла глаза, когда его пальцы очертили линию по моему подбородку, поднялись по скуле к виску и снова вниз. Он коснулся моих приоткрытых губ.

Неужели, сама того не желая, я отдала этому мужчине частицу своего сердца?

От осознания распахнула глаза и уставилась на Дэшарда в немом изумлении.

Не-е-ет, я не могла влюбиться в него настолько быстро. Тем более, он только-только пытается быть со мной нормальным, а до этого вёл себя как свинья.

С другой стороны, он спас меня от смерти. Дал крышу над головой. Проявил участие в познании этого мира (грубо, конечно, но всё же). Ни разу не сделал мне плохо (про раздевание умолчим, так и быть). Спас от противного белобрысого, что спалил мне волосы на голове. Показал древний лес. И даже согласился инициировать меня… Инициировал и заявил, что у меня не будет личной жизни кроме как с ним.

Всё просто, как дважды два.

Я стала для него важна.

Не только как ведьма с редчайшим даром, но и как женщина, что залезла под кожу, проникла в душу и сердце и заняла собой все мысли.

Пока я размышляла и принимала простую истину, Дэш подвёл меня к накрытому на двоих столику.

Стоило опуститься на отодвинутый мужчиной стул, как тут же ощутила, что на плечи опустилось тепло. Ветер больше меня не касался.

Улыбнулась.

Магический купол. Защитит от сквозняков, непогоды и даже если сейчас разразится настоящий ураган, на нашем столике не шелохнётся ни одна салфетка.

— Я изучил твои вкусовые пристрастия, — произнёс маг, открывая металлические крышки с блюд. Мои брови поползли вверх. Вот и ещё одно доказательство заинтересованности лэрда моей скромной персоной. Он наблюдал за мной, изучал, что я люблю из еды… Любопытно. А вот я о нём ничего не знаю. Пока не знаю.

— Надо же… — произнесла удивлённо. — Ты подготовился…

Улыбнулась и добавила:

— Спасибо, Дэш.

Мужчина тоже улыбнулся и занял своё место напротив, продолжая смотреть на меня, словно хотел навечно запечатлеть в памяти мой образ.

Внимательно взглянула на предложенные лэрдом угощения.

Посмотрим, насколько хорошо он изучил мои пристрастия в еде.

На тарелках, разрисованных серебряной краской, лежало нарезанное тонкими ломтиками рыбное ассорти. В серебряной кадушке, обильно обложенной колотым льдом, — красная, чёрная и белая икра. Словно ужи, на серебряных блюдах свернулись зажаренные колбаски. Были на столе ещё совсем горячие паштеты.

Но короной ужина выступала неизвестная мне жареная птица, запечённая до хрустящей золотистой корочки. И запах от неё шёл умопомрачительный. Гарниром к птичке выступали тушёные овощи, два вида каш и несколько видов густых овощных соусов.

Похоже, лэрд решил проверить мой уровень обжорства.

Глаза у меня разбегались, но птичка всё же завораживала. Ммм. Ням-ням-ням.

Поймав мой взгляд, лэрд решил прояснить, кого зажарили для нашего ужина.

— Это таргарианский лебедь. Мясо нежнейшее и очень вкусное. Тебе должно понравиться.

Сглотнула голодную слюну и хмыкнула при виде гигантских омаров, устриц, и лангустов, устроившихся на не менее гигантских блюдах.

— Твои вкусы разнообразны, — пояснил Дэш, — поэтому решил, что лучше ты сама выберешь, что будешь есть — зажаренную птицу или морепродукты.

— А то и другое нельзя? — рассмеялась в ответ.

Мужчина хитро усмехнулся и проникновенно ответил:

— Думаю, мы сможем договориться…

— Звучит сомнительно, — сощурила глаза, принимая игру, и потянулась к корзине, в которой пирамидами лежали самые редкостные плоды: выбрала фрукт, похожий на персик.

— Почему? — хмыкнул он.

Взяла нож и очистила шкурку, по пальцам тут же потёк сладкий сок.

— Тебя можно сравнить с Дьяволом. Он — абсолютное зло в моём мире. Хитрый и коварный, он даёт людям видимость исполнения их желаний, а затем… забирает их душу в своё полное подчинение.

— Ты считаешь меня абсолютным злом? — удивлённо и капельку обижено спросил у меня лэрд.

Улыбнулась и покачала головой.

— Нет, до абсолютного зла не дотягиваешь, ноты хитёр и коварен. Этого не станешь отрицать?

— Не стану, — тихо произнёс Вейнер, наблюдая за мной.

Дочистила персик и у меня рот наполнился слюной. Разломила фрукт на две половинки и с аппетитом впилась зубами в сочную и сладостную мякоть.

Не сдержала стона удовольствия.

Расправившись с фруктом, омыла руки в серебряной чаше с водой, что услужливо поднёс неясно откуда взявшийся слуга.

Губы промокнула салфеткой и посмотрела на лэрда.

Вейнер не сводил с меня жадного и голодного взгляда.

— Фрукт восхитителен. Очень вкусный, — проговорила чуть смущённо. — Как называется? В моём мире подобный плод называют персик.

— «Морское сердце», — хрипло отозвался маг. — Растёт на побережьях тёплого моря.

— Красивое название, — прошептала.

Вейнер тоже взял из корзины персик, точнее «морское сердце», очистил, как и я от шершавой шкурки, разломал пополам, сжал плод и эротично слизал языком побежавший сок.

О Боже.

Я задрожала, словно в меня врезался холодный порыв ветра.

Магия придвинула мой стул к Дэшарду и мужчина протянул мне кусочек фрукта, предлагая разделить с ним сочный плод.

Очарованная, наблюдая его с неожиданной чувственной стороны, я подчинилась и губами приняла сладкий кусочек. Словно ненароком коснулась языком сладких пальцев Дэша. Он шумно вздохнул.

Мужчина не отрывал от меня потемневшего взгляда.

От этого жаркого взгляда у меня в животе образовался пульсирующий узел.

Мне безумно захотелось послать к чертям свидание и просто взять, да наброситься на мужчину.

Впрочем, почему бы и нет?

Хотя…

Почему я должна брать инициативу в свои руки?

Пусть он… соблазняет меня. Чем в принципе он уже и занимается.

Соблазняет.

А ведь мы даже не притронулись к еде. Лишь перекусили сладким «сердцем моря».

И если смотреть дальше, то очевидно, что ожидание вызывает большее желание и разгоняет страсть до невозможного предела.

У меня от этих мыслей и голодного мужского взгляда закружилась голова.

А Вейнер снова коснулся губами и языком остатков плода и эротично съел его, не отрывая от меня взгляда своих космических глаз.

Не знаю, сколько мы просто смотрели друг другу в глаза — минуту, час, вечность? Но первым «ожил» Дэш и хрипло произнёс:

— Хочу сделать с тобой то же самое, что сделал с фруктом.

От его проникновенного бархатного голоса и жаркого дыхания у меня по коже пронеслись разряды тока. Неукротимое желание рвалось наружу.

В потемневших глазах Вейнера сверкали всполохи дикого пожара желания. Огонь его страсти опалял и меня.

— А как же ужин? Как же лебедь, омары? — пробормотала, подавшись к мужчине и обняв его за шею. Сама притянула его к себе, чтобы первой поцеловать — долго, страстно и ненасытно.

С глубоким рыком, вырвавшимся из его груди, Дэшард притянул меня к себе, пересадив на колени, и выдохнул мне в губы:

— Сначала утолим другой голод…

Моё шикарное платье прослужило недолго. Вейнер его просто разорвал.

Его горячее дыхание и стремительный танец губ и языка обрушили на меня шквал невероятных ощущений.

Ужин, к которому мы оба готовились, был надолго забыт.

Глава 24

* * *

- Эвелина -

— Бумага, даже самая плотная, не выдержит, если её периодически пачкать кровью, — монотонным голосом вещала Элис.

— Листы гримуара должны быть комбинированными — из кожи и пергамента. Обрати внимание, что пергамент — не бумага, а тонко выделанные органы животных.

— Какая гадость, — фыркнула я, но всё равно кивнула, принимая совет.

Элис продолжила.

— Обложка обязательно из кожи. Гримуар нужно будет заворачивать в ткань, которую перед первым использованием необходимо зарядить водным раствором с кровью мага, то есть, с твоей кровью. И нужно поставить магическую печать, чтобы никто не смог ни развернуть ткань, а если кто-то всё же преодолеет магическое плетение и сорвёт печать, то тогда этот взломщик должен наткнуться на следующие печати — невозможность открыть гримуар и тем более, не мог прочитать текст, если всё же откроет книгу.

— Может, стоит придумать ловушки? — предположила я.

— Можно, — подтвердила Элис. — Лэрд Вейнер лично создал несколько уникальных ловушек для гримуаров. И как понимаешь, Эвелина, данные о них засекречены…

— Хорошо-хорошо, — усмехнулась я, — я попрошу его рассказать мне о ловушках и научить ставить.

Экран помощницы замер на секунду, а потом Элис осторожно поинтересовалась:

— Ты перешла с ним на новый уровень общения? Он доверяет тебе?

Подвигала бровями и мечтательно улыбнулась, вспоминая наше странное свидание под открытым небом.

После первого раунда страсти, мы всё-таки угостились теми восхитительными блюдами. Потом долго разговаривали… Лэрд сумел тонко и хитро выведать у меня всё о моей прошлой жизни.

О себе он рассказал немного — семьи нет, он был подброшен в семью, в которой жил Росс.

Мать Росса вырастила Дэша как своего родного. И именно Дэшард помог Россу скрыть его демоническую сущность. Кровь и магия Вейнера — очень сильное средство.

Лишь спустя годы, Дэш узнал, что все члены его семьи погибли при последнем перевороте. Они защищали своего императора. И защитили. Но ценой своей жизни.

Одинок, богат, грозен и слишком близок к власти.

Опасная смесь.

Но мне ужасно льстит его внимание и желание, которое я пробуждаю одним лишь взглядом или касанием, или просто словом «хочу».

Это как приручить дикого, очень опасного хищника. Он только с тобой ласков. И это, чёрт возьми, дарит невероятные ощущения.

После свидания, мы целых два последующих дня оккупировали его спальню.

О да-а-а! вы не ослышались! Я видела его спальню! И в кровати тоже!

Когда я зашла в его спальню, то чуть не потеряла сознание. Запах Дэша был потрясающим и в этом сокровенном месте был насыщенней. Ммм…

Все два дня я изучала его. Мне хотелось облить его сливками и точно десерт поедать маленькими кусочками.

Два дня и одна ночь выдались сказочными. Мур.

Но пришла пора работать.

Во-первых, мои комнаты прекрасны. И у меня есть личный кабинет и лаборатория!

Ощущаю себя настоящей принцессой.

— Ты права, мы перешли на новый уровень общения, — пробормотала мечтательно. — И Дэш попросил заняться личным гримуаром.

— Хм, — выдала Элис. — Тогда продолжим. Нужно будет помимо печатей и ловушки, сплести «призывающую» структуру на базе энергии огня и воздуха, и поместить данную магическую вязь в гримуар.

— Это ещё что значит — «призывающая» структура, — нахмурилась я. — Не припоминаю ничего такого из прочитанного ранее.

— В книгах, что ты изучала, не было данной информации. Гримуар — вещь личная, можно сказать, интимная и о его создании не распространяются. Лэрд Вейнер не лишал тебя доступа к этому знанию, Эвелина. Но в принципе, о создании гримуара знают немногие, лишь посвящённые. Потому каждый гримуар уникален.

— Но есть некая основа, формула так сказать, которая позволит моему гримуару быть сильным артефактом, — произнесла с улыбкой.

— Именно. Так вот, что такое «призывающая» структура, — вернулась Элис к моему вопросу. — Если говорить простым языком, то ты сможешь призвать свою магическую книгу, когда угодно и находясь, где угодно. А хранить будешь в надёжном и тайном месте. А когда сделаешь дело, призывающая структура вернёт гримуар на место.

— Великолепно, — восхитилась я. — Правда, Элис. Это заклинание воистину уникально!

Подумала и спросила помощницу:

— А эту структуру можно применять только в отношении гримуара?

— Плетение было создано для магических книг, — ответила Элис.

Покивала, а сама мотала на ус и думала, что можно будет поэкспериментировать с этим заклинанием.

Вздохнула и потрогала обруч на шее. Сегодня Дэш его снимет. Скорее бы.

— Что дальше? — вернулась к работе.

— После того как наложишь «призывающую» структуру, ты должна будешь закольцевать поток энергии в следующем порядке: твоя магия — гримуар — и высшая чакра. Это необходимо, чтобы призыв сработал только на тебя, и никто другой не смог призвать твой гримуар.

— Да, это нежелательно.

— После ты должна напитать свой магический артефакт кровью и силой, «ощутить» как «оживает» твой помощник и дать ему имя.

— Имя? — переспросила я.

— Конечно. Это же артефакт, — с толикой обиды произнесла Элис. — У меня ведь тоже есть имя.

Похлопала глазами.

— А гримуар тоже будет разумным, как и ты?

— Нет. Я уникальный артефакт, Эвелина. В моё создание было вложено много силы. Чтобы сделать твой гримуар моего уровня, одной твоей силы и крови недостаточно.

Пожала плечами. Ну и ладно.

— Далее, — продолжила Элис, — когда назовёшь имя, ты взглянешь на гримуар внутренним зрением, книга будет светиться. И если имя гримуару понравится, то ты ощутишь это. Если нет, то дашь другое.

— Я запомнила, Элис, — проговорила уверено.

— Хорошо. И последнее. Когда будешь вести записи в своей книге, то писать должна не обычными чернилами или карандашом, а специальными чернилами на основе своей крови.

— Везде кровь, кровь, кровь, — выдохнула раздражённо.

— Кровь самая удивительная жидкость на свете, Эвелина. Сила слов и твоей магии пробуждается от записи чернилами с травами, живой водой и кровью.

— Что ж. Начнём с того, что мне нужны кожа, пергамент, травы, живая вода. Слава богу, кровь есть.

* * *

- Эвелина -

Ничего не предвещало беды.

Дэшард настойчиво попросил мне сидеть у себя и заниматься изучением создания гримура, но я уже всё изучила и умирала от скуки.

Решила всего-навсего прогуляться по саду.

Что в этом такого?

Миновала несколько широких и длинных коридоров, вихрем спустилась на первый этаж, не обращая внимания на удивлённые взгляды прислуги и раскрытые от шока рты.

Ну да, вряд ли они когда-либо видели девушку в роскошном платье, совсем не по этикету, оседлавшую перила и съезжающую по ним, издавая счастливый смех.

Спрыгнула, оправила юбку и с улыбкой выбежала на воздух.

Сбежала по ступеням, пробежала все дорожки и наконец, ступила в сад Вейнера.

Господи, как же здесь красиво.

Раскинула руки, закружилась и громко засмеялась.

Голова вмиг стала лёгкой, не обременённой заботами. Перестав кружиться, упала на мягкий зелёный ковёр и заворожено посмотрела на синь бескрайнюю и безбрежную, что опрокинулась надо мной прекрасным небом.

Как же здорово быть свободной, дышать вот так, лёжа на мягкой траве и глядеть на небо.

Я свободная? Нет. Я почти свободная и только рядом с Дэшем.

Мечтательно жмурилась и улыбалась, не думая больше ни о чём, лишь наслаждалась мигом, как вдруг, рядом раздался тихий смех.

Затем до боли знакомый голос произнёс:

— Какая удивительно неприятная встреча. Надо же сама Эвелина Нуар решила травку своим телом помять.

Лэрд Росс Эйвен.

Чёртов белобрысый козёл.

Мои губы сложились в кривую линию.

Закрыла глаза. Положила руки на живот, точно я покойница и решила сделать вид, что сплю и говорить с этим гадом ни за что не стану. Пусть сотрясает воздух, общается сам с собой, как придурок. А то ещё ляпну что-то эдакое и обижу его ненароком, Дэш тогда ругаться буде-е-эт…

Но белобрысый гад видимо решил, что он бессмертный. И моё демонстративное игнорирование его персоны мужчину взбесило. Он решил меня спровоцировать.

Росс опустился рядом и протянул с издевкой:

— Да-а-а… Кто бы мог подумать, что моего друга грозного лэрда Вейнера покорит какая-то бродяжка из другого мира.

Приоткрыла один глаз и скривилась.

Эта сволочь нагло меня рассматривала, да ещё с таким стрёмным выражением на лице, точно я до отвращения самый уродливый экспонат из всех существующих экспонатов.

Блин, а так хорошо день начинался. Теперь вот скандалить придётся. И магия у меня ещё заблокирована.

Стиснула зубы, и снова притворилась глубоко спящей.

— И что он в тебе нашёл, а? — не унимался этот убогий.

Я молчу. Хотя хочется сказать что-то в духе: «Иди ты… в Африку гуляй!»

— Хоть ты и точная копия Эвелины, но в тебе нет её харизмы и того зловещего притяжения, что так манило к себе мужчин и… — издевался белобрысый.

Раздражённо вдохнула, села и с улыбкой акулы пропела:

— Лэрд Эйвен, чувствуете, ветерок подул?

Он нахмурился, а я продолжила всё с той же милой интонацией:

— Вот пусть он сдует вас на хрен отсюда.

Мужчина удивлённо округлил глаза, потом сузил их, даже вроде как рычать начал, а я просто взяла и обратно легла на мягкую траву и закрыла глаза.

И добавила:

— И не пыхтите так громко, вы заглушаете птичьи трели, которые я слушаю.

После моих слов образовалась блаженная тишина.

Но я не обольщалась. Всеми фибрами ощущала присутствие блондинистого гада.

— Да-а-а… — спустя бесконечность снова протянул Росс, — в тебе нет ничего от благородной лэрделии. Тебя за твои речи пороть нужно…

Как же он меня бесит!

Не открывая глаз, сладким голоском пропела, нагло перебивая мужчину:

— Зато в вас, лэрд Эйвен так много от благородной лэрделии, что смело можете сменить брюки на юбку и вместо меча в руки взять нитки с иголкой и начать вышивать розочек, да козочек. Всё равно вы не способны на большее… Ах да, чуть не забыла, вы же ещё любите поджигать более слабых. И оскорблять. Да-а-а, не назовёшь вас мужчиной, ой не назовёшь…

Секундная давящая тишина, а затем раздалось гневное:

— Стерва!

На этот раз распахнула глаза и с удивлением обнаружила, что Росс Эйвен улыбается, хотя в глазах у него бушует пламя ярости.

Кажется, я перегнула палку. Но показывать страх не собиралась. Фыркнула и произнесла:

— На том и стоим.

Мужчина вдруг развалился рядом со мной, сунул в рот травинку и поинтересовался:

— Когда Дэш снимет с тебя обруч?

Захлопала ресницами.

И что, он даже не попытается испепелить меня? Даже не попытается придушить? Всё же я не тварь подзаборную оскорбила, а самого императорского советника!

— Э-э-э… А вам какое дело? — проговорила изумлённо.

Не нравилось мне столь спокойное поведение лэрда.

— Дело в деле, Эвелина, — хмыкнул мужчина и заложил руку за голову. Одну ногу согнул в колене и на неё закинул другую. — Нужно, чтобы ты как можно скорее приступила к исполнению своей миссии. Времени ждать нет.

Навострила ушки.

— Что за дело?

Он снова хмыкнул.

— Дэшард расскажет. А я лишь дам тебе совет, ведьмочка.

— Не нуждаюсь в ваших советах, СОВЕТНИК, — проговорила раздражённо.

Росс рассмеялся, а потом вдруг резко перевернулся и навис надо мной.

Хотела оттолкнуть его, встать и убежать отсюда, но мужчина схватил мои запястья и завёл руки за голову, вжался в моё тело, придавил, что мне стало трудно дышать.

От страха и полной неожиданности я задёргалась под ним, но куда там. Блондинистая зараза был большим и сильным.

Он придавил меня, точно многотонная плита и смотрел на меня каким-то странным взглядом, словно…

Словно желал поцеловать… И не только.

Я отчётливо ощутила, что ещё он желает.

Рассматривая моё лицо, Росс хрипло произнёс:

— Так вот, Эвелина, мой тебе совет — дело, что тебе поручит Дэшард, ты обязана выполнить идеально. Ты не допустишь ни малейшей ошибки, ты наизнанку вывернешься, но исполнишь задачу на все сто процентов.

Голос Росса, хриплый, глубокий, был преисполнен опасности и правды. Я даже возражать не смела, потому как поняла, что советник в данный момент не шутит. Он предельно серьёзен.

— Если не выполнишь задание, ведьма, то я лично обезглавлю тебя. И никто тебя не спасёт от моего гнева.

Нашла в себе смелость процедить:

— Дэшард не даст меня в обиду. Никогда.

Мужчина вдруг коснулся губами моих губ и прямо мне в рот выдохнул:

— Дэшард меня возненавидит, это так. Но ради благополучия империи и всего мира я готов убить любимую женщину лучшего друга. Запомни мои слова, Эвелина.

Он отпустил меня и откатился в сторону, позволив мне вздохнуть полной грудью. И я прошипела:

— Раз такой весь из себя грозный, влиятельный и могущественный, так и сделай это своё важное дело САМ!

Мужчина поднялся на ноги, применил магию и его костюм стал идеальным — ни морщинки, ни травинки. Он хмыкнул, глядя на злющую и раскрасневшуюся от гнева меня и невозмутимо произнёс:

— Так я это и делаю. Только твоими руками.

— Сволочь! — выплюнула я.

— Стерва!

Вскочила на ноги, нервно оправила платье, сдула с лица прилипшие пряди волос и чуть ли не по слогам сказала, добавив голосу как можно больше холода и стали:

— Я сделаю всё возможное и даже больше. Но не потому что вы мне угрожали, советник, а только ради лэрда Вейнера.

Вздёрнула подбородок и повернулась в сторону замка, да так и замерла.

В саду находился Дэшард.

Он стоял, сложив руки на груди. Его лицо напоминало маску настоящего злодея. Тьма за его спиной, заострённая, яростная, отображала состояние хозяина.

Ой бли-и-ин… И как давно он тут стоит?

Глава 25

* * *

- Эвелина —

— Росс, — голос Дэшарда был тягучим, медовым, но мне от него захотелось поёжиться и втянуть голову в плечи. — Мне кажется, ты снова испытываешь моё терпение. — В голосе Дэша появился крепкий лёд. — Ты решил угрожать моей ведьме? И как посмел ты трогать её!

Блондинистый гад слегка побледнел.

Но потом советник взял себя в руки, хмыкнул и насмешливо произнёс:

— Ей нужно прямо сейчас указать место, Дэш. Не сделаешь этого — она влезет тебе под кожу и станет вить из тебя верёвки. Ты превратишься в её марионетку, друг.

На лице Росса при этом не возникло ни раскаяния, ни напряжения.

Как есть гад.

А вот Дэшард… Чёрные глаза моего лэрда, кажется, стали ещё чернее и холоднее. Если такое вообще возможно.

— Ты подумал, допустил мысль, что мною можно управлять? — глухо произнёс Дэш. И с ненавистью добавил: — Поди прочь, Росс. Немедленно.

— И снова позовёшь, когда тебе понадобится разобраться в себе и прочистить мозги? — зло усмехнулся советник. — Но я не пёс, чтобы бежать по каждому твоему зову. И взгляни правде в глаза: ведьма уже встала между нами.

Затем он кивнул на меня и добавил насмешливо:

— Она ведь просто женщина и нужный нашей империи инструмент. Не забывай об этом, Дэш.

— Я не привык повторять, — процедил Вейнер.

Его тьма змеилась по земле в направлении Росса, явно желая растерзать советника на части. Я не против.

Но поёжилась, когда воздух вдруг стал невозможно плотным, холодным, а небо затянуло алюминиевыми тучами. Порывом, налетел резкий колючий ветер.

Где-то вдали громыхнуло. Рядом с замком сверкнула молния.

Подняла взгляд к небу и вздрогнула.

Непогода — это отражение чувств и эмоций Дэшарда.

Он едва сдерживался, чтобы не убить своего друга — Росса.

Сглотнула и прошептала, надеясь, что меня не услышат, но услышали оба.

— Дэш… Он просто придурок. Разве на диагноз стоит обижаться и тратить на это свою силу?

Мужчины впились в меня острыми взглядами — оба злые, гневные и страшные.

Дэшард — тьма, холод и пугающая спокойная ярость.

Росс — огонь. Пламя вспыхнуло на его руках и змеями поползло к плечам. В нос ударил резкий запах жжёного янтаря. И к моему ужасу и удивлению, глаза Росса стали ярко-алыми, а кожа вдруг сменилась на багровый оттенок.

Мне кажется, или он стал выше и шире в плечах?

— Ведьма, твой язык следует укоротить, — прошипел взбешённый советник. На его руках выросли страшные когти — звериные и смертельно опасные.

— Росс! — рявкнул Дэшард. — Убирайся, демон! Сейчас же!

Демон?

Росс Эйвен, императорский советник и друг Вейнера — ДЕМОН?!

Но как?! Их же изгнали, а тех, кто не пожелал возвращаться в родной мир — уничтожили! Почему, в таком случае, Росс жив, да ещё занимает столь высокий пост?

Тут же вспомнила разговор с Элис.

«— Лэрд Дэшард Вейнер — тёмный могущественный маг, член ордена «Драконов», глава тайной службы безопасности империи Тарган. Сокращённо ТСБИ.

— Член ордена «Драконов»? Что это за орден?

— Орден «Драконов» — тайный орден, основанный людьми совместно с демонической расой. Дракон — священный символ демонов. Они считают дракона своим прародителем. Влияние этой организации распространилось по всему миру за считанные десятилетия. Именно от этого тайного сообщества позже взял своё начало Орден Золотого Древа. Главной целью ордена является создание философско-магического учения, способного объяснить все тайны мироздания и таким образом сделать людей и демонов просветленными и счастливыми. Этот могущественный Орден был создан более тысячи лет. И, несмотря на тот факт, что в мире больше нет демонов, их изгнали прочь, Орден официально существует и по сегодняшний день. А любая информация о его деятельности скрыта».

И я ляпнула:

— Орден «Драконов» не может существовать без демонов…

— Прекрасно! — проревел диким зверем… демон и указал на меня пальцем с длинным когтём. — Она теперь в курсе!

Вейнер вдруг запрокинул голову и расхохотался, а после процедил:

— Если ты немедленно не исчезнешь, Росс, то мы скрестим наши клинки.

Я думала, что советник ответит: «С радостью, Дэш! Надеру тебе зад и растолкую, какая Эвелина Нуар плохая ведьма!»

Но вместо этого, он вдруг просто взял и исчез.

Пшик и нет демона.

Дэшард смазанным движением двинулся в мою сторону и рывком дёрнул на себя, с силой сжимая мне руку выше локтя.

Зарылся носом в мои волосы и шумно ноздрями воздух втянул.

Выдохнул и хрипло произнёс:

— Он трогал тебя, Эвелина. Что ты испытала? Тебе понравилось?

Хватка на руке стала сильнее.

* * *

Я моргнула, обалдевшая от поведения Вейнера и от новости, что советник императора — демон!

— Ты что… ревнуешь? — выдохнула удивлённо и, глядя в чёрные сверкающие бесконечностью глаза лэрда, расплылась в счастливой улыбке. И произнесла уверенно: — Ты ревнуешь!

Мужчина прижал меня к себе, прикоснувшись своим лбом к моему, прошептал зловещим голосом:

— Эвелина, я не привык повторять.

Высвободила руку из его захвата и обвила его шею, прижалась губами к его губам и прошептала со всей нежностью:

— Да мне плевать на твоего советника. Он придурок, каких поискать. Рядом с ним я испытываю лишь желание стукнуть его посильнее, а потом прикопать под каким-нибудь деревцем, пока не очухался.

Дэшард моргнул, потом хмыкнул, и я ощутила, как его шея и плечи под моими руками расслабляются, тьма за его спиной рассеивается и из него уходит напряжение.

— Успокоился? — прошептала нежно и погладила его по щекам, провела кончиками пальцев по линии упрямого подбородка, коснулась чувственных губ.

Мужчина блаженно закрыл глаза и кивнул, что да, успокоился.

— Дэш, а Росс, правда, демон?

— Полукровка, — ответил он. — Предвосхищая твои вопросы, скажу сразу. Нет, он не может отправиться в мир демонов. Чистокровные демоны его не примут. И нет, никто, кроме меня, императора… и тебя не знает об его истинной сути. И нет, за это знание Росс тебя не убьёт. Если болтать не станешь.

— Я никому не скажу, — проговорила уверенно.

Дэш кивнул и сказал:

— Времени больше нет. Я так понимаю, ты изучила всю информацию по созданию гримуара.

— Да, — выдохнула и сглотнула, ощущая дрожь от возникшего страха. — Почему ты мне сам не рассказал, как следует его создавать?

— Маг должен лично найти информацию и изучить её. Это важно, Эвелина. В магических ритуалах много тонкостей.

— Элис сказала, что ты знаешь заклинание, которое позволит мне призывать гримуар… Ты мне его дашь?

Дэшард снова кивнул.

— Да. Будет тебе инструкция и текст. А сейчас идём, пора снять с тебя обруч. И сразу приступай к работе. Гримур необходимо сделать до завтрашнего заката.

Я нахмурилась.

— А потом что? — спросила, стараясь идти с ним шаг в шаг.

Дэшард держал меня за руку и вёл в замок. Шёл он быстро, я едва поспевала.

— А потом дело, Эвелина. Дело, которое решит судьбу всего мира.

По спине побежал холодок. Мне стало не по себе. Мне стало до жути страшно!

Это большая ответственность. Огромная! Я не готова!

— Дэш… Но я ведь неуч и невежа, — произнесла надломлено. — Из дневника Эвелины я знаю, как и что делать лишь теоретически, но не практически. Что если я всё напортачу? Или вдруг моя сила отличается от силы ведьмы? Неужели ты позволишь мне вершить судьбу мира без предварительной проверки моих возможностей?

Вейнер резко остановился, и я по инерции сделала несколько шагов вперёд, обернулась и в ужасе уставилась на мага.

— Дэшард… — простонала чуть не плача.

— Не бойся, — улыбнулся он мне. — У тебя всё получится. И да, твоя сила отличается от предшественницы, но лишь тем, что ты сильнее её, ведь тебя инициировал я.

Сглотнула тугой ком и произнесла сдавленно:

— Это сумасшествие. Безумие.

— Безумие — одна из граней вдохновения и новых возможностей, Эвелина, — с улыбкой проговорил лэрд. — Просто верь мне. Я знаю, что у тебя всё получится. Главное для нас — время. Нам необходимо успеть.

— Почему ты так веришь в меня? — спросила с непониманием. — Ты не можешь знать, что у меня получится. Если только ты не видел будущее.

Он снова посмотрел на меня своими космическими глазами и чётко проговорил:

— В тебе живёт моя тьма, Эвелина. В твоих венах течёт частица моей силы, а это значит, что ты сделаешь всё идеально.

Фыркнула.

— Какой ты самоуверенный. Ещё скажи, что в магии никогда не ошибался.

— Никогда.

— Супер, — пробормотала вяло. — Только ты — мужчина. А я — женщина. А женщины непредсказуемы. Не стоит забывать об этом факторе.

Дэшард лишь тихо рассмеялся и открыл двери в мои комнаты.

— Идём в лабораторию. Я тебе покажу всё необходимое для создания гримуара.

— Может, сначала пообедаем? — спросила с надеждой. — Как-то не привыкла я приступать к серьёзным делам на голодный желудок.

Вейнер вздохнул и с улыбкой произнёс:

— Хорошо. Где желаешь отобедать?

— На башне.

* * *

Откладывать в долгий ящик создание гримуара не выйдет.

Я оказалась на распутье. С одной стороны, я с диким нетерпением хотела ощутить свою магию и начать пользоваться силой. С другой, моя человеческая суть, взращенная в техногенном мире, сопротивлялась новому и неизведанному, тревожно скандируя: «Опасно!»

Осторожность, присущая всем людям, не позволяла полностью освободиться от этих оков-предрассудков, что всё будет плохо и ничего-то у меня не получится.

— Всё получится, — прошептала я и кивнула Дэшу, позволяя магу снять с меня обруч.

Дэша произнёс одно лишь слово:

— Эванскунт!

Мгновение и обруч на моей шее взял и исчез.

Растворился, обнулился, сгинул…

Коснулась пальцами голой кожи и задрожала, расширенными от удивления глазами уставилась на мага и выдохнула:

— Боже…

— Будет немного больно, — предупредил Дэшард. — Не сопротивляйся, Эвелина. Пусть магия высвободится.

И в это миг…

Запах грозы, весеннего дождя, холодный аромат ледяного ветра, сухой запах жаркого солнца и влажный — мокрого асфальта наполнили комнату.

Я ощутила сильное покалывание: сначала на кончиках пальцев, отчего я посмотрела на свои руки, точно вижу их впервые, а затем, будто сотни и тысячи острых игл впились в моё тело.

Кажется, я закричала.

Но своего крика не слышала.

У меня вдруг зажужжало в ушах, словно мою голову заполнили сотни взбесившихся пчёл. А мозг будто решил вывернуться наизнанку.

Перед глазами заплясали разноцветные пятна.

Под ногами я перестала ощущать опору.

Не знаю, что происходило со мной и сколько времени прошло, но в один миг всё прекратилось.

Перед глазами появилось спокойное и довольное лицо Дэшарда. Моргнула несколько раз и поняла, что также стою в своей лаборатории, и при этом с раскрытым ртом, видимо я хотела кричать, но не издала ни звука.

Захлопнула рот. Ещё поняла, что в голове больше не жужжит, не звенит, и слышу лишь пустоту, подобную тишине после оглушительного раската грома.

— Прекрасно, — произнёс маг с улыбкой. — Магия высвободилась мягко, безболезненно. Ты уникальна, Эвелина. И я уже прогнозирую, что ты станешься выдающимся магом и способной ведьмой.

— Э-э-э… — протянула озадачено. — И что теперь?

— Посмотри на меня и на окружающую обстановку вторым зрением. Закрой глаза.

Я читала про магическое зрение и магам не нужно всякими практиками открывать «третий глаз», как это делают простые люди, обделённые силой.

Закрыла глаза. Передо мной возникла темнота. С минуту ничего не происходило, и я начала уже нервничать, как вдруг, передо мной возникла комната и лэрд.

Всё чёткое, яркое, словно я смотрела на мир открытыми глазами!

Удивительно!

А потом я задохнулась от восхищения и радости!

Я видела магические потоки! Они были везде и всюду!

А Дэшард Вейнер…

Я разглядела его лицо магическим зрением и поняла, как на самом деле мой лэрд прекрасен!

То, каким я видела его обычно — не передавало всей сути его настоящего.

Его чёрные глаза горели слишком ярко, если это вообще возможно. Мне даже кажется, я могла бы утонуть в его чёрных омутах.

Я видела вокруг мага необыкновенной свечение. Парадоксально, что тёмный маг, владеющий силами тьмы, светится словно ангел в эфире яркого лилового света.

Вытянула руки перед собой и восхищённо вздохнула.

Моё тело тоже светилось — голубое сияние не ослепляло, а пульсировало мягко, даже нежно.

Вдруг, я почувствовала полную ничтожность своей прошлой жизни.

Все мысли и терзания, сожаления, тоска по прошлой жизни, в один миг перестали существовать. Прошлое померкло, обратилось в прах.

«Я» прежняя тоже перестала существовать. Отныне, переродилась «я» новая. Передо мной открывалась новая жизнь, новые возможности и от осознания я ощутила изумление.

Я вела жалкое, очень приземлённое существование. А мир удивительно богат на чудеса и возможности.

Прислушалась к себе и счастливо рассмеялась.

Ощущать магию, понимать её мысли, «слышать» её зов, её желания, внимать сладким обещаниям было прекрасно, как самый яркий оргазм. Сила текла во мне, даря ощущение всемогущества, вседозволенности и бесконечности.

И это было так волшебно, пьяняще прекрасно. Я знала, что могу вершить невероятное: я могу и время остановить, приказать ему застыть; могу заставить реки плыть в обратную сторону; могу небеса на землю обрушить; тьмой укрыть весь мир и властвовать здесь на правах сильнейшей и…

— Шшш… Это тьма, Эвелина. Не слушай её. Не она тобой управляет, а ты, — ласково, очень мягко и нежно прошептал Дэшард, медленно приближаясь ко мне.

Он взял меня за руки, и моя сила тут же откликнулась, признавая в нём своего.

И все «тёмные» мысли схлынули, возвращая меня в реальность.

Распахнула глаза и удивлённо посмотрела на лэрда.

— Боже… — выдохнула я и широко улыбнулась. — Не передать словами, что я сейчас ощущаю. Я будто помолодела, я чувствую в себе безграничный источник энергии, и мне кажется, что я мир могу перевернуть, что я всесильна!

Дэш кивнул и мягко сжал мои пальцы.

— Так и есть. Тёмная магия сладка, Эвелина. Она многое даёт, можно сказать, она даёт всё, что только ты пожелаешь. Но и плату берёт равноценно своим дарам. Никогда не забывай об этом, моя прекрасная ведьма.

Открыла рот, чтобы задать ему миллион вопросов, но Дэш приложил к моим губам палец и произнёс:

— Всё потом. Пока ты на подъёме и вдохновлена силой, создай свой гримуар.

Он вложил мне в руки квадратный лист, вырезанный из жёсткого пергамента. Пустой лист.

— Это заклинание. Увидеть его можно только магическим зрением.

Закрыла глаза и действительно, увидела.

Несколько строчек простого и одновременно сложного заклинания для гримуара были у меня в руках.

— Приступай, — сказал Дэшард и ушёл.

А я, глядя на лабораторию магическим зрением, широко улыбнулась.

Глава 26

* * *

— Эвелина —

Запах новой кожи наполнил всю лабораторию.

Для своего гримуара выбрала кожу, выкрашенную магической краской из редких трав, глубокого зелёного оттенка.

Зачарованный пергамент цвета слоновой кости и светлая кожа — «начинка».

С помощью линейки, вырисовала на коже нужный мне прямоугольник.

Все отметки на коже сделала шилом.

Вырезала карманы, вкладки и закладки.

Собрала вырезанные детали и оценивающе поглядела, что я нарезала.

Аккуратно сложила листы и вложила в будущий гримуар, примеряя, не ошиблась ли я с размерами.

Не ошиблась.

Знаете, я никогда не делала собственными руками блокноты, тетради, книги. Сейчас, мои руки «вела» сила. Она знала, что нужно делать.

Внутри царило спокойствие, и даже безмятежность.

В сознании плыли мысли, размышления, но все они проплывали фоном, я их даже не замечала. Я полностью отдалась занятию, и это дело поглотило меня, как обычно человека захватывает, например, вязание, вышивание, резьба по дереву и другое. Сродни медитации.

Руки сами делали дело — чётко, точно и уверенно.

И меня наполняло умиротворение и радость, что я сама, своими руками делаю нечто волшебное, магическое. Сказка.

Я приступила к сборке гримуара. Начала склеивать магическим клеем все части.

Приклеила карманы к основной части своего гримуара.

Затем всё простучала, проверяя, чтобы ничего не выпирало. Подрезала «хвосты».

После, глядя на будущий артефакт, на моих губах заиграла лёгкая улыбка удовлетворения проделанной работы.

Теперь линейкой и шилом разметила будущие швы и начала пробивать швы.

На пробивание у меня ушло не меньше часа. За всю работу более четырёх часов, но я, ни капли не устала и ощущала себя прекрасно!

Начала прошивать, заранее подобрав кручённую тёмно-зелёную нить.

Магическая игла была артефактом. Она сама уложила ровные стежки на кожу и сделала это практически мгновенно.

Потом уложила в получившуюся кожаную папку скрепленные листы пергамента.

Получился толстый том с ровными страницами в кожаном переплёте красивого зелёного цвета.

Моя личная колдовская книга!

Только она ещё не готова.

Затем я выкрасила срез серебряной краской. Дополнительная защита, но и просто очень красиво.

Обложку моего гримуара украсила серебряной пряжкой-замком.

Не удержалась и серебряной же краской вывела «Гримуар величайшей ведьмы Эвелины».

Моё сердце забилось чаще.

Почти готово.

Освободила стол от обрезов кожи, инструментов и прочего.

Высыпала на стол соль и положила гримуар в середину соляного круга.

Затем взяла заранее приготовленную ткань, уже заряжённую водным раствором с моей кровью и прошептала короткое заклинание, накладывая на ткань магическую печать, чтобы никто не смог ни развернуть ткань.

Потом произнесла три заклинания, каждое превосходящее предыдущее по силе и поставила печати-ловушки.

С тканью закончила.

Отложила её и посмотрела на «спящий» гримуар.

Так… Теперь необходимо сплести «призывающую» структуру на базе энергии огня и воздуха, и поместить данную магическую вязь в гримуар.

Посмотрела на заклинание, что дал мне Дэшард и улыбнулась. Я его запомнила и, не откладывая, начала плетение.

Слова были простыми, но подпитываемые моей силой, они «оживали». Поднялся в воздух мой гримуар. Он закрутился вокруг своей оси, зашелестел крепкими страницами, и вокруг артефакта вспыхнули изумрудные искры. Они затанцевали по всей лаборатории, наполняя помещение ароматом трав, кожи и озона.

«Моя магия, — пронеслось у меня в голове. — Вот как выглядит моя сила».

Я чувствовала, как моя магия струится по моим венам, как срывается с кончиков пальцев, светится и покалывает кожу.

Искры сплелись в красивое магическое кружевное полотно и окутали собой гримуар, впитались и в страницы.

Когда я закончила заклинание, гримуар ещё несколько минут парил в воздухе. Постепенно магия угасала, и колдовская книга медленно опустилась в соляной круг.

Теперь я должна закольцевать поток энергии в следующем порядке: моя магия — гримуар — и высшая чакра. Это необходимо, чтобы призыв сработал только на меня, и никто другой не смог призвать мой гримуар.

Выпустила свою силу и попросила её «обнять» мой гримуар.

Магия красивой лентой потекла к артефакту и окружила его тугими кольцами. Я позвала её к себе. Направила силу к высшей чакре — родничку, куда сила проливается в мага, как в сосуд.

Энергия закольцевалась, вспыхнула ярким золотым светом и осыпалась искрящейся пыльцой.

Гримуар сиял. От него исходил потрясающе прекрасный изумрудный свет, отчего у меня перехватило дыхание.

Это невероятное чувство, осознавать, что это ТЫ сделала! Твоя сила, энергия создали настоящее чудо!

Облизнула губы и, успокаивая сердце, бешено колотящееся от неземной радости, приступила к заключительной части.

Взяла из шкатулки совершенно новый серебряный кинжал для ритуалов, занесла левую руку над гримуаром и без страха, без раздумий полоснула кинжалом по ладони.

Тяжёлая кровь заструилась из раны и каплями упала на кожаный переплёт магической книги.

Две капли. Три… Семь…

Ничего не происходило.

Когда упала десятая капля, вся моя кровь вдруг зашипела на гримуаре и впиталась в него.

Убрала ладонь и быстро перевязала её льняной лентой, не замечая жжения и пощипывания в ране.

Магический помощник вдруг раздулся, я охнула от неожиданности.

Кожаный переплёт надулся пузырём, а потом сжался, выдохнув через зашелестевшие страницы.

Завертелся в соляном кругу и резко замер.

Не вероятно, но услышала его вздох, словно кто-то тихо и облегчённо выдохнул. Затем, колдовская книга распахнулась, являя мне совершенно чистые листы пергамента.

На мгновение я замерла, а после тряхнула головой, очарованная происходящим и произнесла максимально торжественно:

— Отныне имя твоё… «Грин»!

Вообще, я хотела назвать гримуар по-другому, но данное странное имя само сорвалось с языка и воротить произнесённое уже нельзя.

Повторила имя ещё два раза:

— Имя твоё Грин!

— Грин!

Гримуар засветился ещё ярче, ослепляя, а затем, снова «вздохнув», замер и больше не подавал признаков жизни.

Осторожно коснулась его пальцем и ощутила, что гримуар «живой». Он ждёт своего часа, когда я приступлю к работе.

Я счастливо выдохнула, чувствуя в своём горячем дыхании обжигающую силу.

Улыбнулась и бережно, словно касаюсь нежного питомца, завернула гримуар в магическую ткань. Прошептала заклинание и мой магический помощник исчез. Теперь он появится в любое время и в любом месте, стоит его лишь позвать по имени.

Ощущая небывалую гордость и радость, я помчалась к Дэшу, чтобы сообщить о своём успехе.

Меня распирало от счастья, что я сама, САМА создала магическую вещь! И спешила поделиться своим успехом с любимым мужчиной…

Что?!

С ЛЮБИМЫМ?!

* * *

— Эвелина —

На всех парах влетела в кабинет к Дэшу, не подумав даже, что стоит постучать и что у лэрда могут быть посетители.

Да и какие посетители?

В гостях у Вейнера я видела лишь императорского советника. Больше никто не посещал грозного мага, что меня в принципе устраивало.

Но сейчас, моим глазам предстала воистину странная компания.

— Ой, — брякнула я и резко остановилась посреди комнаты, глядя на гостей лэрда.

Сам Дэшард прислонился к своему столу и сложил руки на груди. Хмурая складка пролегла меж тёмных бровей. Губы мужчины были поджаты, демонстрируя высшую степень недовольства.

И вся его поза выдавала в нём дикое напряжение и раздражение.

И это точно не я раздраконила тёмного мага своим появлением.

А вот гости…

Гости меня насторожили.

Росс Эйвен, собственной персоной восседал в одном из кресел и грел в руке стакан с янтарной жидкостью. На его губах играла презрительная усмешка. Цепкий взгляд внимательно блуждал по моей фигуре.

Передёрнула плечами.

Рядом, в соседнем кресле с невероятно важным видом сидел неизвестный мне тип. Одет он был настолько ярко и богато, что у меня зарябило в глазах. Золотого цвета камзол, золотые брюки сияли в лучах магических светильников. Изобилие камней на его браслетах, кольцах, цепях и даже серьгах меня дико удивило.

Высокий и судя по комплекции, не пренебрегает тренировками.

Волосы тоже отливали золотом и были идеально зачёсаны в длинный хвост, переброшенный на одно плечо.

Он сидел в кресле, закинув ногу на ногу, и играл пальцами обеих рук по подлокотникам кресла.

Мужчину можно назвать красивым, лицо у него было прехорошенькое, только вот подобный тип точно не в моём вкусе. Слишком уж он «сладкий», приторный до тошноты.

Его странное кричащее одеяние, слащавая мордашка и очень-очень холодный взгляд светло-голубых глаз вызвали у меня невольную усмешку. Мужчина это заметил и сощурился. Он перестал играть пальцами, замер. Взгляд его стал острее и холоднее.

Третий гость, точнее гостья, наслаждалась чаем, сидя на диване. По крайней мере, наслаждалась им, пока не появилась я.

Это была красивая женщина чуть за тридцать. Жгучая брюнетка с невероятно синими глазами и пушистыми ресницами. Её фарфоровая кожа цвета слоновой кости, казалось, светилась изнутри. Перламутровая, идеальная кожа. Губы её алые и сочные — настоящий грех. Одета она в тёмно-синее закрытое платье, подчёркивающее её фигуру и точёные изгибы.

Красивая, изысканная, каждое движение преисполнено изящества, достоинства и красоты.

Я тут же испытала жгучий стыд. Я так не умею. Но вот научиться очень хочу также царственно поворачивать и склонять голову, держать чашечку в руках и смотреть с расположением.

— Эвелина? — выдернул меня из размышлений Дэшард. — Ты закончила?

— Э-э-э… — протянула глубокомысленно, позабыв, зачем вообще явилась к магу. Тут же стукнула себя по лбу и расплылась в счастливой улыбке. — Точно! Я же закончила! У меня всё получилось! Дэш, у меня самый-самый потрясающий гримуар и…

Я замолчала, когда на мою тираду раздался звонкий, наполненный издевкой смех.

Смеялся этот тип в золотом костюме.

— Дэш, Росс, и вот этому созданию вы доверите судьбу империи? — с неверием в голосе произнёс «золотой костюм».

— Ты не видишь саму суть, Анх, — ответил Дэшард.

— Она всё сделает в лучшем виде, — добавил Росс, и вдруг, подмигнул мне.

Женщина отставила чашечку с чаем и промолчала, лишь внимательней присмотрелась ко мне.

— Я знал, что у тебя не возникнет проблем, — улыбнулся мне Вейнер. Отлепился от стола и приблизился ко мне. Взял меня за руку и представил гостям: — Эвелина Нуар. Двойник ведьмы из другого мира.

«Золотой костюм» нахмурился, сжал руки в кулаки, а женщина ахнула и с невероятным изяществом изогнула в искреннем удивлении тонкие брови.

А я покосилась на Дэша. Вроде же нельзя распространяться о том, что я двойник Эвелины. Или этим странным гостям можно раскрыть тайну века? И кто они вообще такие?

— Двойник? — с презрением переспросил «золотой».

— Эвелине всё же удалось сбежать. Дэшард, ты удивил нас, — с усмешкой произнесла женщина.

И её голос показался мне самым прекрасным голосом, какой я слышала в своей жизни.

Что-то эта дамочка начинает меня напрягать и бесить своим совершенством.

— Эва, перед тобой младший советник императора, лэрд Анх Севрольский. Лэрделия Кайра Мэйнс — императорский оракул и предсказатель.

Эта дама — оракул?

А «золотой нелепый костюм» — младший советник императора?

У меня дёрнулся глаз.

Я даже представить боюсь, как выглядит сам император, если окружение у него столь… странное.

— Мне приятно с вами познакомиться, лэрд, лэрделия, — пропела я самым счастливым голосом, каким вещала на своей прежней работе, на матушке-Земле.

— Кайра, ты её «видела»? — поинтересовался младший советник у оракула.

— Удивительно, но нет, — произнесла оракул, рассматривая меня более внимательно.

Дэш подвёл меня к пустующему креслу. Только садиться я не стала. Кресло стояло точно по центру и если я сяду, то окажусь как на допросе перед этими жуткими магами.

— Дэш, можно я постою рядом с тобой? — спросила невинно и похлопала ресничками, усиливая эффект просьбы. Пальчиками тронула руку Вейнера.

Росс громко фыркнул.

Дэшард вздохнул и согласно кивнул.

Теперь мы с ним на пару подпирали его рабочий стол.

Я скопировала позу Вейнера. Как и он сложила руки на груди и правую ногу чуть выставила вперёд. Напустила на себя такой же деловой и важный вид, надеясь, я смотрюсь сейчас грозно и серьёзно, а не как мышка, пытающаяся изобразить льва.

— Итак, вернёмся к нашему разговору, — обратился ко всем Вейнер.

Младший советник щёлкнул пальцами и холодно произнёс:

— Предлагаю тебе сначала полюбоваться на результат твоего бездействия, Дэшард Вейнер.

Ещё один щелчок пальцами и на журнальный столик, стоящий между креслами и диваном прямо из воздуха приземлилась отрубленная голова.

Она рухнула с таким грохотом, что сотрясла чайные чашки, блюдца, вазу с печеньем и графин с янтарным напитком, который пил Росс.

Голова была отрублена от самой шеи. Из раскрытого в беззвучном крике рта, вывалился почерневший язык.

Кайра вскрикнула и вскочила с дивана, с ненавистью глядя на Анха.

Я же потрясенно глядела на голову. И была ошеломлена.

Очевидно, когда-то она принадлежала мужчине.

А вот ни Росс, ни Дэш не проронили ни слова.

А через несколько мгновений, когда Анх убедился, что все налюбовались головой до отрыжки, щёлкнул пальцами и чудовищное зрелище исчезло.

Я перевела взгляд от стола на «золотого» и гулко сглотнула.

Краем глаза я увидела, что Росс искоса взглянул на меня и довольно небрежно произнёс:

— Удивительно, что ты не закричала, не лишилась чувств, а стоишь как ни в чём не бывало, лишь слегка побледневшая. Эвелина, прими моё восхищение твоей выдержкой.

Передёрнула плечами и посмотрела на Росса.

— Это было жутко, — сказала честно.

— Кончено жутко, — хмыкнул Анх, глядя при этом на Дэшарда. — Это дело твоих рук, Вейнер. Твоё бездействие стоило жизни молодого генерала. Он только-только заступил на службу.

— И оказался слишком самонадеянным, раз сунулся лично к новообращённым, — ответил, как отрезал Вейнер. — Хансом руководила гордыня, Анх. Он сам виноват в своей смерти.

Анх Севрольский сжал пальцы в кулак, браслеты на его руках звякнули.

— Но этого могло и не быть, реши ты проблему, Дэш, — прорычал он.

Росс тут же заговорил.

— Анх, всем искренне жаль, что Ханс погиб. Он был твоим другом, боевым товарищем, но Дэш прав, его сгубил не Вейнер, а его гордыня и вера, что он всесилен. Помимо этого, он оказался настолько глуп, что никому не сообщил, где обнаружил их логово, как он их нашёл. Ведь никто за столько лет не смог выйти на их след! Откуда он получил информацию? Ты не задавался этим вопросом, Анх?

Ответила Кайра:

— Они сами дали о себе знать. Это была ловушка.

— Они уже проворачивали подобный трюк, — произнёс хмуро Вейнер.

Росс мрачно сказал:

— Император подался на твои убеждения, Анх и дал Хансу этот пост, — демон на мгновение задумался и добавил: — Если уж так рассуждать, то в его смерти виноват ты, Анх.

— Я? — возмущённо выдохнул младший советник.

— Это ведь ты предложил его кандидатуру, хотя все знали, что он ещё не дозрел до генерала. Но ты убедил всех и самого Ханса в том числе. Признай е, он не был готов.

Мужчина в золотом костюме так сильно стиснул зубы, что я услышала их скрип, и заиграли желваки на его лице.

Я же не отрывала взгляда от Росса. Такого рассудительства и спокойствия ещё в нём не видела. Сейчас передо мной был деловой мужчина, зрелый и мудрый. Всей бравады, с которой он представлял передо мной, даже близко не было.

Вдруг, Росс с усмешкой в голосе проговорил:

— Эвелина Нуар, я знаю, что представляю собой притягательное зрелище, но будь добра, смотри лучше на Дэшарда.

Я громко фыркнула.

Голос подала Кайра.

— В любом случае, нельзя терять время. Его осталось слишком мало. Я… видела… Видела лидера, его армию новообращённых.

— Их логово? — уточнил Дэш.

— Нет, — вздохнула оракул.

— От тебя никакого толку, — прошипел младший советник. — Твои видения и предсказания слишком путаны, неточны и всегда меняются.

Кайра и бровью не повела.

Зато теперь все взгляды скрестились на мне.

— Что? — выдохнула настороженно.

В углу кабинета тикали напольные часы. Ощущая нереальность происходящего, я поняла, что за задание меня ждёт.

— Вы хотите, чтобы я нашла логово каких-то там новообращённых? — произнесла, не узнавая свой голос. От страха и возложенной на меня ответственности, голос охрип.

— И это в том числе, — сказал Дэш и положил руку мне на плечо. Чуть сжал и добавил: — Основная твоя задача — лишить новообращённых лидера.

Моргнула раз, другой. Подняла шокированный взгляд на Вейнера и прошептала:

— Я должна буду… убить его?

— Эвелина, он — демон. Полукровка, — с отвращением сказала Кайра. — И он обращает магов с крохами магических сил в чудовищ — сильных, выносливых, без памяти о своей прошлой личности. Создаёт тупую армию низших существ, бывших людьми и хоть и слабыми, но магами. Идеальные марионетки, которые зависят от его силы.

— Во время зачистки и изгнания, не всех нашли, — процедил Анх, — не всех полукровок вырезали. Вот и результат.

Я метнула тревожный взгляд на невозмутимого Росса и нервно сглотнула.

Глава 27

* * *

— Эвелина —

— Ты ей не сказал? — изумился младший советник. — Дышард, мне кажется, что ты относишься к данной проблеме поверхностно и несерьёзно.

Дэш невозмутимо ответил ему:

— Ключевое слово, Анх — тебе кажется.

— Ты её инициировал! — вдруг воскликнула Кайра. — Я всё никак не могла понять, что в ней такого особенного, почему я не вижу её в событиях прошлого, настоящего и будущего… Эвелину я видела. А эта — из другого мира и инициацию провёл ты, Дэш. На её ауре печать твоей силы.

— И она всё ещё жива? — удивился теперь и Анх.

И взглянул на меня с интересом, уже не как на букашку, а на как более-менее разумную зверушку. Видимо, я немного «выросла» в его глазах.

— Как видишь, — хмыкнул Росс.

Я почесала кончик носа, вздохнула и проговорила:

— Задание сложное. И я понятия не имею с чего начать.

Сказать хотели все, но слово взяла Кайра.

— Лучше пусть она увидит. Я покажу тебе будущее империи. То будущее, которое не изменится, вектор намерения уже взят и начало положено. Только редчайшая магия тёмной ведьмы «менять судьбы» может предотвратить катастрофу.

— Хорошо, — согласилась я, не понимая, правда, на что соглашаюсь.

Посмотрела на хмурого Дэша, он лишь кивнул и взял мою руку в свою. Поцеловал пальцы и сказал:

— Ты всё сможешь, Эвелина. Всё.

Мне бы его уверенность.

Поглядела на оракул и спросила её:

— Мне подойти к вам или что…

Помахала руками в неопределённом жесте.

— Просто смотри мне в глаза, — вдруг приказала Кайра и её глаза подёрнулись белой пеленой.

Я на миг вздрогнула и хотела отвести взгляд, так как не была ещё готова, но не смогла.

Неожиданно, меня со скоростью света затянуло в эту жуткую белесую трясину.

Миг и я оказалась неизвестно где.

Это был город.

Когда-то красивый город, парящий над землёй.

А сейчас руины и пепелище остались от былого могущества и красоты.

Я услышала крики и голоса.

— Горит материя между мирами!

— Приготовить щиты! — услышала знакомый голос.

Обернулась и замерла.

Дэшард.

Выражение его лица было суровым, жёстким, а взгляд — почти тоскливым, словно он знал, это его последняя битва.

— Дэш… — прошептала я, но он меня не слышал.

Рядом с магом плечом к плечу встал Росс. Волосы блондина были щедро покрыты серым пеплом и измазаны в крови.

— Трещина, Дэш. Он создал трещину, — выплюнул Росс, активируя свой магический щит, и лихо крутанул над головой мечом. — Если хоть один демон прорвётся через защиту, всё будет разрушено безвозвратно. Они уничтожат всех нас.

— Значит, пора проститься, друг, — усмехнулся Дэш.

Они говорили что-то ещё, а я в ужасе оглядывалась.

Огромная разрушенная площадь усеяна трупами — воинами, магами и уродливыми существами. Новообращённые.

За Дэшем и Россом стояла уставшая, но сильная армия магов и воинов.

Над головой воронка из свинцовых туч закручивалась и в ней я отчётливо видела тонкую плёнку, за которой алыми всполохами трещало пламя.

Мир демонов. Он так близок… И вот-вот орда демонов хлынет в этот мир и уничтожит их всех…

— Но я ещё могу остановить это, — произнесла я.

Взгляд Дэшарда вдруг задержался на моём лице, словно он увидел меня, но тут же ушёл в сторону.

Значит, всё зависит от меня. От необученной иномирянки, которая приняла участь и судьбу своей предшественницы.

Тем временем, внутри воронки разгорался страшный алый свет и становился с каждой секундой ярче, разливаясь на площади, точно кровь.

Секунда, другая, воздух раскалился от напряжения, и трещина в воронке разорвалась, взорвалась миллионами осколков. Они посыпались вниз, как стрелы: слишком быстро, чтобы уследить за ними и увернуться.

Магические щиты выдержали первый натиск, а затем кто-то не удержал и был тут же убит, разорван.

На мгновение затаив дыхание, я видела, как Дэш, Росс и десятки других сильнейших магов из последних сил, удерживают щиты и купол над людьми. Тьма вокруг Вейнера клубилась и рвалась в бой, но Дэш держал её рядом, чтобы пустить в ближний бой.

А потом произошло чудовищное.

Из разорванной материи, точно из раны, тёмной тучей вылетели демоны.

— Мамочки, — прошептала я и зажмурилась.

Они были огромные, краснокожие, рогатые, крылатые. Точь-в-точь, такие же, как в зале суда, только в раза два крупнее, мощнее и страшнее.

Росс — полукровка. А эти чистокровные монстры были настоящими машинами для убийства.

И как раньше они уживались в одном мире?

Я смотрела на эту битву и кричала, рвала на себе волосы и рыдала в голос. Видеть боль раненных, слышать крик умирающих и не в силах помочь было не просто дико больно… Мне кажется, моё сердце несколько раз остановилось, умерло, разлетелось на тысячи кусочков.

Дэшард и Росс бились храбро, сильно, отчаянно, наотмашь, осознавая, что это конец. Что битва проиграна. Но всё же дрались, защищали империю и весь мир…

Росс принял демоническую форму, и я воочию увидела, что он гораздо меньше и тоньше своих собратьев.

У меня сердце замерло при виде того, как демон вдруг вонзил когти в грудь Дэшарда. Его одежда в тот же миг потемнела от крови.

— Не-е-е-ет! — закричала, срывая голос.

Я хотела бежать к нему, но не могла. Я всего лишь наблюдатель.

Вдруг, мир задрожал, поплыл, и передо мной вновь возникла молочно-белая пелена, плотная, тугая.

Не сразу, я услышала голоса, только я не могла их осознать, понять смысл. Реальность разбила мои мысли в щепки.

Очнувшись, я поняла, что полулежу на полу. Моя голова покоится на коленях Дэшарда.

Медленно подняла голову, встречаясь взглядом с магом. На мгновение мне показалось, что мне всё снится.

Росс стоял над нами, хмурый.

Вновь посмотрела на Дэша. Черты его лица тревожные и жестокие.

— Всё в порядке, — произнёс он. — Я знаю, это было больно. Кайра затянула тебя слишком глубоко.

— Она должна была увидеть, — жёстко произнесла оракул.

— Я не верю, что она справится, — тихо проговорил Анх.

— Справлюсь, — прохрипела я. С удивлением обнаружила, что у меня болит горло, будто я реально кричала.

Коснулась щёк и обнаружила, что лицо мокрое.

— Я справлюсь, — повторила уверенно. Оглядела присутствующих. — Демоны не должны проникнуть в наш мир. Если моя сила — орудие, то следует немедленно его расчехлить и уничтожить заразу!

После моих слов наступила глубокая тишина. Даже Анх замер. А Росс и Дэш смотрели на меня, словно во мне они увидели что-то такое, чего никогда не видели раньше.

* * *

- Эвелина -

Чтобы роковое событие не произошло, следует прописать судьбы не одного существа, а нескольких.

После разговора и тревожного, точнее, ужасающего видения будущего, прошло ровно три дня.

Все эти дни я снова перечитывала дневник (он же гримуар) моей предшественницы. Делала заметки в свой блокнот. Смотрела вторым зрением на её магические формулы, которые ведьма вплетала в заклинание. Запоминала, заучивала тексты заклинаний. Одним словом, готовилась.

Изменить будущее требует подготовки, а времени было в обрез.

Дэшард не мешал, лишь на мои просьбы достать тот или ингредиент, которыми пользовалась ведьма, он тут же их исполнял.

Чтобы переписать судьбу требовалось следующее: родниковая вода, собранная ровно в полнолуние; три вида редких магических трав; моя кровь; кровь тех, чьи судьбы будут изменены.

Последний компонент я думала, будет сложно достать, но к моему удивлению, Дэш выдал мне склянки с тёмной почти чёрной кровью.

Как уж он её добыл, спрашивать не стала. Главное, кровь есть.

Через три дня, на четвёртые сутки, я сообщила лэрду, что в полночь приступаю к работе.

Предоставила ему черновик (составила текст со слов Дэшарда) с описанием всех событий, что должны будут произойти и которые в корне изменят ход истории.

Дэшард внимательно его прочитал, одобрительно кивнул и сказал:

— Будь осторожна, Эвелина. За эту работу, магия возьмёт большую плату. Когда ты закончишь, я буду рядом и помогу тебе пройти через боль…

Невольно передёрнула плечами.

Увы, магическая сила даёт большие возможности, могущество, но и берёт немало: боль лишь малая часть того, что могло бы или может произойти. К примеру, Эвелина, за свои деяния косвенно виновна в смерти своего суженого.

Надеюсь, моя плата будет не столь ужасна.

Лучше физическая боль. Это ведь ничто по сравнению с потерями.

Час «Х» настал слишком быстро.

Выровняв дыхание, я приступила к работе.

Вылила родниковую воду в чашу из лунного серебра. Добавила в воду точные дозировки раскрошенных в порошок трав. Размешала, пока не получилась тёмно-зелёная густая консистенция.

Затем, точно тринадцать капель собственной крови.

Последняя капля привела «кашицу» в движение. Содержимое чаши закрутилось воронкой, резко замерло и вспузырилось. Пузыри лопнули, и масса окрасилась в красный цвет, затем в синий, а после приняла чёрный цвет, точно в чашу налили неочищенную нефть.

Всё шло так, как писала ведьма.

Облизнула губы, кивнула и медленно влила кровь всех тех, чьи судьбы переплетены и должны будут кардинально изменены. Кровь демона полукровки и кровь всех тех несчастных, обращённых в чудовища.

Сосредоточенно размешала жидкость, которая с каждым мгновением становилась жиже. Вскоре, магическое зелье приняло однородный бордовый оттенок и выглядело как вино. Только пахло резко — горькими травами, металлом и дымом.

После этого взяла перо, перед собой расстелила чистый пергамент, рядом положила пачку пергамента, так как его уйдёт много, обмакнула кончик пера в магические чернила и прописала в самом верху дату и время.

Под датой вывела имена всех участников, кому перепишу судьбу.

Затем начала переписывать сам черновик.

Если кратко, то в событиях, что ещё не произошли, я внесла вот такие коррективы: демон полукровка будет найден и пойман императорскими воинами. Его предадут суду и назначат высшую меру наказания.

Всех обращённых в чудовищ магов (перечислила все имена) обязательно переловят и вернут их в исходное состояние.

Прописала, что найдётся маг, который уже создал магическое средство, обращающее этих несчастных обратно в людей.

Маги найдут способ, как защитить мир от мира демонов, чтобы больше никто и никогда не смог нарушить установленный порядок. В этот мир, ставший мне домом, никогда не придут демоны. Никогда.

Воцарится мир и порядок. Все вздохнут, наконец, свободно и перестанут опасаться за жизни своих слабо магических близких.

К утру текст был написан.

Исписала пятьдесят листов пергамента.

Отложив перо, откинулась на спинку кресла и прикрыла ладонью глаза.

Небольшой перерыв. Две минуты отдыха.

Потом осторожно взяла листы, стараясь не обращать внимания на подрагивающие пальцы, опустила их в глубокую и широкую серебряную чашу. Затем взяла магические спички, обмакнула головки в оставшиеся капли магического зелья, затем зажгла и бросила в чашу на пергамент.

Огонь вспыхнул сразу и охватил, точно жадный зверь все листы.

Пока огонь пылал, взяла чашу с зельем и вылила остатки в огонь.

Пламя недовольно зашипело, заскрипело, а затем полыхнуло чуть ли не до потолка.

Пергамент горел со стоном и писком, Вглядываясь в сине-рыжие языки огня, я видела, как слова отделаются от пергамента и исчезают.

Магия приходила в действие.

Когда огонь погас, на дне чаши не осталось ничего — ни остатков пергамента, ни пепла. Лишь чёрные опалины.

Руки дрожали, я ощущала себя разбитой, разобранной и выжатой, точно лимон.

Сердце неприятно заныло, затем закололо.

Поморщилась, но ничего, было терпимо.

Посидев десять минут, я заставила себя подняться.

Именно в это мгновение пришла боль. Точнее, БОЛЬ.

Она изнутри накрыла, сначала слабо, словно эхо, а затем разрасталась и разрасталась: сначала сердце забилось сильно-сильно и заныло так, что вздохнуть не могла; обжигающая боль прокатилась по всему телу, не позволяя мне даже пискнуть; а потом голова — неумолимая разрывающая на части череп, пульсация

Апогеем стала новая волна боли — она накрыла словно дополнительный слой, уже имеющуюся боль и я закричала.

Но тут же умолкла.

Все краски и звуки окружающего мира померкли.

* * *

- Эвелина -

Пробуждение было приятным.

Нос щекотал приятный аромат кофе и сладкой выпечки.

Мечтательно улыбнулась, предвкушая вкуснейшие яства, и распахнула глаза.

Но тут же моя улыбка померкла, когда в памяти всплыли последние события: моя работа по переписыванию судьбы и адская боль после.

Резко села в кровати, застонала и поморщилась от возникшей головной боли.

Схватилась за виски и закрыла глаза.

— Зря встала, — услышала голос Дэша.

Открыла глаза и посмотрела на мужчину в одних штанах.

Голый торс мага тут же избавил меня и от головной боли и дурных воспоминаний.

— О-о-о… Какая красота, — протянула томно.

Мужчина хмыкнул и мягко сказал:

— Я передал отчёт Россу о твоей работе. И кстати, события начали развиваться.

Моргнула несколько раз.

— Правда? Всё получилось? Надеюсь, всё происходит по плану? — спросила с опаской и затаила дыхание.

— Нашлись свидетели, которые заподозрили странную активность в одном горном районе на юге империи. Император уже созвал срочный совет министров и генералов и сформировал войско. Завтра утром они выступают.

— Так быстро? — удивилась я.

— Если опустить момент, что ты ровно неделю восстанавливалась, то да, быстро, — обескуражил меня Дэшард.

Я разинула рот от услышанного.

— СКОЛЬКО? НЕДЕЛЯ! Я валялась целую неделю?! — воскликнула в ужасе и от моего же крика у меня снова разболелась голова.

— Не кричи, — улыбнулся Дэш. — Ты легко отделалась, Эва. Моя тьма в тебе не позволила тебе умереть от магического истощения. Ты так старалась и стремилась, чтобы всё получилось, что невольно отдала заклятию слишком много сил. Откат пришёл соответствующий. Тебе предстоит многому научиться. Маги не расходуют все свои силы на простые заклинания. Это я пример привожу.

— Не скажу, что обряд был простым, — проговорила в ответ.

— Он не был простым, — согласился Вейнер. — Но он рассчитан на конкретное количество магической силы. Переизбыток, конечно, раскручивает заклинание быстрее, но и откат сильнее.

Вздохнула и кивнула.

— Но ты же мне поможешь, научишь? — спросила его едва слышно.

— Помогу, научу и отправлю учиться в академию, — улыбнулся Дэш.

— В академию? — он сегодня решил меня удивить на месяц вперёд? — А меня там не расчленят? Всё же репутация Эвелины Нуар шагает впереди неё…

— Никто тебе ничего не сделает, если ты будешь носить моё имя, — со всей серьёзностью произнёс он вдруг.

Что?

Это что, предложение?

— Это то, что я думаю? — спросила, чувствуя, как на глаза, от счастья, наворачиваются слёзы.

— А что ты подумала? — спросил он с хитрой, но мягкой улыбкой.

Только открыла рот, чтобы прямо заявить о своих мыслях, как Дэшард накрыл мои губы ладонью и произнёс:

— Подожди, сначала завтрак.

Он щёлкнул пальцами и передо мной материализовался огромный поднос на ножках с изобилием ароматных блюд.

Кофе со сливками. Булочки с джемом. Хрустящие гренки с плавленым сыром, соусом и помидорами. Омлет с беконом и шпинатом. Салат из овощей и орехов.

— Да я лопну, — произнесла с придурковатой улыбкой и накинулась на завтрак.

Головная боль исчезла, точно её и не было.

И вопреки моим опасениям, я съела всё и даже не лопнула.

Когда всё было съедено, Дэш магией убрал опустевший поднос и нежно прошептал:

— А теперь слушай меня, Эва.

Он сел рядом, и передвинул меня к себе на колени.

Обвила руками его за шею и затаила дыхание.

— Нет, лучше встань, пожалуйста, — вдруг передумал он, и я спустилась с кровати и встала, нахмурившись.

Что происходит?

Дэш тоже встал с кровати и неожиданно опустился передо мной на одно колено и серьёзно заявил:

— Эвелина, ты должна знать, что я никогда никого не любил. У меня были в жизни женщины, но все они не значили для меня ровным счётом ничего. Моя жизнь наполнена отшельничеством, серьёзной работой и однажды, я решил для себя, что никогда не встречу ту самую, что заставит моё чёрствое сердце биться быстрее. Моя душа огрубела, я позабыл, что такое яркие эмоции и когда я уже смирился, на моём пути встретилась ты. Должен признаться, я не сразу понял, что ты та самая женщина… Всё изменилось в тот день, когда я узнал, что ты — девственница. В тот день ты так рьяно защищалась, прокусила мне ухо…

Я улыбнулась. Хорошее было время, да.

— Если хочешь, я могу повторить, — прошептала с лёгким кокетством.

Дэш рассмеялся, а затем посмотрел мне в глаза и произнёс серьёзно:

— Эвелина, всю оставшуюся жизнь я хочу провести рядом с тобой и от тебя хочу иметь детей. Ты согласна стать моей женой?

Он поднял е руку и раскрыл ладонь.

В руке он держал простые с виду браслеты: плоские и гладкие; металл — чёрный глянец с серебряной вязью.

Я замерла, округлив глаза.

— Обещаю, что буду любить тебя, оберегать, научить магической премудрости, буду баловать тебя и наших детей.

Его подсказка перед завтраком была красноречива и понятна, но всё равно Дэшард застал меня врасплох.

На глаза набежали слёзы. Смахнула их и прошептала сдавленно:

— Да… Я тоже хочу стать твоей женой, Дэш… Не знаю когда я поняла, что хочу видеть только тебя рядом с собой, но сейчас я прекрасно понимаю, что не хочу с тобой разлучаться ни на минуту… Хоть ты и бесил меня сначала, но всё равно… Я люблю тебя…

А потом и он произнёс заветные слова:

— И я люблю тебя, Эва.

От радости и счастья моё сердце едва не выскочило из груди, так быстро забилось.

— Я буду стараться стать для тебя хорошей женой, Дэш. Но сразу скажу, что не обещаю, что это получиться.

— Просто будь собой, — произнёс он ласково.

Потом взял мою левую руку и надел на меня чёрный браслет.

Протянул мне больший по размеру, и я с волнением надела брачный браслет на его левую руку.

Когда замок на его руке щёлкнул, наши браслеты на запястьях сжались и исчезли. На коже осталась лишь чёрная полоса с красивым серебряным рисунком в виде знака бесконечности.

Дэшард притянул меня к себе и нежно поцеловал. Через мгновение он подхватил меня на руки и с улыбкой произнёс:

— Отныне, ты лэрделия Эвелина Вейнер.

И это всё?

— В смысле? — насторожилась я. — Вот так быстро? А как же обряд? Свадьба, платье, гости, танцы, торт?

— Танцы? Торт? — переспросил Дэш. — Ты желаешь устроить бал в честь нашего союза?

И в моей голове тут же щёлкнуло: я вспомнила из прочитанного, что в Таргании нет такого понятия как свадебные обряды. Союз мужчины и женщины считается заключённым, когда пара обменяется брачными браслетами. Всё.

На ауре возникает брачная метка принадлежности супругу или супруге.

Но торжество устроить можно, да.

Скукота.

Я надула губы и пробормотала:

— К чёрту бал. Я никого кроме Росса, младшего советника и оракула больше не знаю.

Дэш лишь улыбнулся и заявил:

— Что ж, я не люблю балы и пиршества, но если ты захочешь, то весь замок в твоём распоряжении…

Представила на минуточку, что я буду заниматься организацией торжеств, припомнив свадьбы моих сестёр, и выдохнула:

— Да к чёрту всё! Лучше мы будем в гости ходить!

Глава 28

* * *

- Эвелина -

Экипаж Вейнера доставил нас до туннеля.

Усатый водитель, которого, кстати, звали Лонс Ронс, услужливо открыл нам двери и торжественно произнёс:

— Лэрд, лэрделия Вейнер, всё готово для поездки в столицу.

Мы прошествовали ко входу в шахту.

Впервые оказавшись здесь, я ощутила сырость, холод… Так я и была босая, голодная, холодная, злая…

Сейчас я улыбалась и предвкушала приключение.

Дэшард с крючка снял каску, надел на себя и протянул другую мне.

Только надела каску, как на ней автоматически загорелся магический светильник.

Мой супруг взошёл на вагонетку и протянул мне руку, вложила пальчики в его ладонь и ступила следом.

Тут же лязгнул замок, закрывший вагонетку, и мы поползли вниз.

Вцепилась в руку Дэша мёртвой хваткой. Грохот и лязг клети сопровождали нас во время всего спуска, а затем и подъёма.

Шахта была необычной. Я это помнила ещё по первому путешествию по ней.

Она выглядела так, как будто была спроектирована Винсентом Ван Гогом — широкий спектр оттенков и форм, включая красные, белые, лазурные и золотые концентрические круги и волны. Сейчас, обладая магией, глядя вторым зрением на сюрреалистичные узоры, я видела, что они двигаются, источают силу. Это было невероятно красивое зрелище.

Вскоре наше путешествие закончилось.

Мы вышли из шахты и оказались на холоде.

Столицу окутывал дождливый туман. Под ногами шелестели пожухлые листья.

Было холодно, но благодаря магии я больше не ощущала этот дискомфорт.

Улыбнувшись друг другу, мы направились к своему транспорту.

Дилижанс Вейнера помчал нас к ещё одному туннелю, но уже истинно магическому, который поднимет нас в «Новую Тарганию».

Я увижу воздушный город! Побываю во дворце!

Воистину, мои мечты и желания сбываются.

Я напомню, что империя расположена в месте концентрации «магического сердца» и благодаря невероятному волшебству, империя разрастается не вширь, а устремляется ввысь.

Самый центр — «молодой» императорский дворец. Вокруг него и разрослась «Новая Таргания».

Тоннель оказался похож на лифтовую шахту — прозрачный с удобными скамьями и баром.

— Подъём занимает около двадцати минут, — шепнул мне Дэш. — И не бойся, он надёжный.

— Я и не боюсь, — улыбнулась супругу. — Никогда не боялась высоты.

— Я это заметил на нашей башне, — произнёс он вкрадчиво, чем вызвал мурашки на моей коже и лёгкий румянец на щеках.

Я рассмеялась, и смело шагнула в «лифт».

Снаружи это магическое сооружение не было заметно глазу, так как имело отражающую энергетическую поверхность. НО! Птицы не врезались, мухи не разбивались в лепёшку, так как и птицы, и всевозможные насекомые пролетают насквозь!

Почему так и как это происходит?

Всё из-за пространственной магии.

В подробности я не вдавалась, но обязательно изучу этот вопрос, когда поступлю в академию.

Подниматься, и смотреть на нижний город было круче любого земного аттракциона.

Дэш налил и протянул мне бокал с жёлтым соком, который я выпила практически одним глотком, не отрываясь от вида.

— Я не сильно-то успела рассмотреть нижний город, но мне кажется, он какой-то серый, унылый и… старый.

— Так и есть, — кивнул Дэшард. — Старая столица населена рабочим классом, простыми людьми, не владеющими или слабо владеющими магией. Но в Новый город путь открыт всем.

— Открыт, да только вряд ли местные пижоны рады рабочему классу, — фыркнула я.

— Классовые различия всегда являют собой проблему, — невозмутимо сфилософствовал Дэш. — Однажды проводился опрос среди простого населения на тему «Хотели бы они переселиться и жить в Новой Таргании». Большинство ответили, что не желают менять место жительства и чтят свои корни и место, где выросли.

— Ты ведь тоже живёшь «внизу», — улыбнулась я.

— Да. Это мой дом, Эвелина. Дом моей семьи, которая верой и правдой служила империи и я ни за какие блага мира не отрекусь от своего рода и не оставлю свой замок, — он тоже улыбнулся и добавил: — Наш замок.

Облизнула губы и поинтересовалась у него:

— А что, собственно говоря, будет происходить на императорском балу? Кроме наград, чествований и танцев?

Ах! Я же вам не рассказала о причине нашей поездки в столицу!

Полукровку демона поймали. Всех обращённых в чудища несчастных магов переловили и занялись их «излечением». Кстати, вполне успешно, хотя процесс долгий и болезненный и поэтапный. Но маги и лекари говорят, что за год, вернут им прежний человеческий облик и разум. Новость не может не радовать.

И за содействие в этом деле все участники будут представлены императорской награде на специальном балу, который пройдёт сегодня вечером.

— Собственно, всё это и будет, — рассмеялся Дэшард.

— Да? — вздохнула разочарованно. — Какая скука.

Дэш снова рассмеялся и сказал:

— Думаю, тебе понравится.

Мы поднялись и оказались в самом прямо смысле на вершине мира!

От представшей окружающей красоты я затаила дыхание. Нижняя столица — это дождь, осень, серые здания и промозглый холод, а здесь — лето! РАЙ!

Мы загрузились в открытый дилижанс, и я точно ребёнок, с восторгом смотрела на проплывающие улицы и не верила своим глазам.

Мостовые — настоящие произведения искусства. Здания как из сказки — светлые, милые, невозможно уютные, утопающие в ярких красках пышущих здоровьем цветов. Бронзовые скульптуры местных божеств были укрыты голубоватым мхом.

Брусчатка города блестела серебром.

Балконы, ставни, ограждения сверкала золотом.

И везде много сочной зелени.

Воздух пропитан дурманящим ароматом свободы, счастья, вечного праздника и лёгкости!

Я раскинула руки и подняла лицо к солнцу.

— Здесь невероятно! — звонко смеясь, воскликнула я.

— Это сердце источника, — с мягкой улыбкой пояснил Дэш. — Если бы не удалось сберечь мир от нашествия демонов, они убили бы императора, и тогда источник бы заснул. И неизвестно, каким жутким его сделали бы демоны, пробудив его своей огненной силой.

— Но этого к счастью не произошло. И давай не будем сегодня о грустном.

Нижний город был серым. Этот — живым, ярким, прекрасным.

Рассматривая поистине сказочный город, не заметила, как наш экипаж остановился перед дворцовыми воротами.

Привратник получил наше магическое приглашение и с низким поклоном пригласил внутрь.

Могучие врата отворились сами собой, пропуская нас, и мы въехали на территорию дворца.

И тут я вспомнила описание «молодого» императорского дворца.

«Дворец окутан зеленью небесных трав, лесов. Он лианами и плющом магическим обвит. Лучшее творенье зодчих-магов. Камень — точно солнце. На восходе сияет золотом, на закатах — точно в пурпур он одет.

Скульптуры, изваянья, фонтаны, изображения мифических существ удивляет любого изысканной красотой.

Весь дворец будто тонкое кружево — прекрасный, воздушный, величественный, но нежный, я не назову его грозным, но сила, что питает дворец и город колоссальна.

Снаружи он прекрасен, но и внутри не меньше восхищает. Все предметы уникальны — камины, витражи, светильники, артефакты, залы… В центральном зале бьёт ключ — воды вкуснее я никогда не пробовал. Вот что делает сердце мира — питает, украшает, исцеляет, восхищает.

Тарганцы гордятся своей родиной и восхваляют императорскую семью, что из века в век остаётся верной магии и «сердцу». Ведь известно всем, покуда источник принимает императора, и его устраивают действия правителя, до тех пор он служит ему, подчиняется и питает своей силой».

— Что ж… — выдохнула поражённо, — я несказанно впечатлена.

— После бала обязательно покажу тебе столицу с высоты полёта, прокачу на воздушной лодке… — произнёс Дэшард. — Проведу по всем магазинам, посетим театр, выставки…

Широко улыбнулась.

— Я согласна на весь твой список.

С расчудесным настроением мы вошли во дворец.

Лакеи тут же проводили нас до отведённых нам гостевых покоев и оповестили, что через час нам принесут обед. А пока мы можем располагаться и отдыхать. И к нашим услугам дворцовый сад, в который мы могли выйти через балкон. У нас была отдельная лестница, ведущая в роскошный, пьянящий запахами цветов, сад.

Наш багаж, кстати, уже был на месте.

Эта магоперевозки — удивительная вещь. Крупногабаритные посылки и грузы доставляются из точки «А» в точку «В» моментально. Только вот стоит это удовольствие неприлично дорого.

— Здесь ещё есть природный бассейн, обязательно посетим его после бала, вода в нём прекрасно расслабляет, — проговорил супруг.

— Природный бассейн? — переспросила его. — Это как? Город же над землёй!

— Здесь тоже земля, Эвелина. И вода бежит внутри этой земли, и она подпитывается источником.

На самом деле я только радуюсь тому факту, что этот мир только-только открывается для меня, удивляет меня и вызывает чувство радости и восторга.

— Что ж, я только «за», — ответила мужу и повисла на его крепкой шее и получила чувственный поцелуй в губы.

После вкусного обеда я хотела погулять в саду, но не вышло.

Со мной случился ад.

Пришли три мастера красоты, чтобы помочь мне собраться к балу.

Каждый приволок по чемодану с орудиями пыток и я, честно говоря, испугалась.

Дэш, видя мои страшные глаза и мольбу в них, чтобы спас меня, лишь поднял руки в жесте поражения и, смеясь, бросил меня на растерзание этим чудовищам!

— Лэрделия, какое платье вы сегодня наденете? — жеманным тоном поинтересовался мастер по причёскам.

С невозмутимым видом показала платье для бала и услышала три слаженных вздоха.

Отнюдь не радостных. Мастера пришли в ужас.

— Лэрделия, платье, несомненно, прекрасно, но оно не годится для бала! — с возмущением произнесла тучная тётка с разрисованным как у матрёшки лицом и башней с фруктами на голове. Эта матрона была мастерицей по макияжу. Же-е-есть.

— Нужно что-то более… раскованное, — с видом знатока произнёс парикмахер и с наглостью дворового кота забрался в мой багаж и вытряхнул на софу все мои платья.

Он с ещё одной тёткой, которая швея, зарылись в мои тряпки.

— Не то. Это тоже не подойдёт. И это не то. Не то. Не то… Какой кошмар! Лэрделия Вейнер, неужели ваш муж скупится на нормальные наряды? — возмущённо воскликнула тётка и потрясла мои платьями.

Вырвала из её рук чудесный наряд из великолепного синего шёлка и зашипела рассерженной кошкой:

— Пошли вон! Мне не нужна ваша помощь!

— Но лэрделия, — надула румяные щёки мастер по макияжу.

С первого раза не поняли.

Призвала для эффекта тьму и повторила трюк Дэшарда: позволила тёмной магии заполнить меня. Глаза мои почернели, лицо же побледнело, заострилось, и на нём проступили чёрные вздувшиеся вены.

Зрелище не для слабонервных.

— Ненавижу повторять свои приказы, — произнесла металлическим чуть дребезжащим от силы голосом.

Мастера побледнели, в ужасе схватились за сердца. Парикмахер так и вовсе лишился чувств, и тётки уволокли его с причитаниями: простите-извините-делайте, что хотите.

Чемоданы, кстати, они забыли.

Я же облегчённо выдохнула, пнула один из чемоданов, потом выглянула за дверь и поманила к себе лакея.

Слуга поклонился и застыл в ожидании приказа.

Указала пальчиком на чемоданы и произнесла:

— Это — убрать. Тех троих и подобных им — ко мне пропускать.

Лакей снова поклонился и утащил чемоданы мастеров.

Оглядела наряды, хмыкнула. У меня самые роскошные платья, пусть не сочиняют!

Мне вообще кажется, что этих клоунов ко мне специально подослали. Уверена, кто-то прознал про наш с Вейнером союз.

Росс мог сообщить императору, а император всему дворцу.

Не поверю, что у Дэшарда нет здесь фанаток или дев, которые не лелеют планы по его укрощению.

Из меня хотели сделать посмешище, но я не дура, да и Элис поведала о последних писках моды среди знати, так что всё я знаю.

Тем более, у меня с собой прихвачены такие крутые артефакты для наведения красоты, что закачешься. Никакие мне мастера не нужны.

Ладно, приступим к сборам.

А вот Дэшу я припомню сегодняшний проступок.

Глава 29

* * *

— Эвелина —

Я не могла отвести взгляд от мужа. Он был в тёмно-синем костюме, расшитом брильянтами. На груди — ордена.

Чёрные волосы идеально уложены. Длинные пальцы унизаны массивными перстнями. На поясе пристёгнут меч в роскошных ножнах.

Спокойный, строгий, могущественный, опасный.

И он весь МОЙ.

И я бы с удовольствием вот прямо сейчас уложила бы его на десертное блюдо, полила бы сливками и съела бы его десертной ложечкой.

— Ты такой… потрясающий, что не хочу тебя отпускать. Хочу уложить в кровать и заняться более интересным делом, чем танцевать на балу, — произнесла чуть охрипшим от волнения и желания голосом.

Дэшард мягко улыбнулся, взял мою ладонь в свою и очень нежно поцеловал запястье. В том месте, где была брачная метка.

А потом сказал:

— Ты не представляешь, как я этого хочу, Эва. С удовольствием бы увёз тебя в замок, чтобы больше никто не видел тебя. Тем более, такую восхитительную. Ты итак красавица, а сейчас… ты затмишь собой всех женщин…

Его слова как бальзам, моё самолюбие пело от счастья.

Я была в лиловом шёлковом платье и золотых кружевах паутинкой.

Платье открывало мои плечи и грудь, и руки с тонкою кистью. Отчётливо выделялся брачный браслет.

На голове в светлых волосах, убранных в изящную, но царственную причёску из кос, была маленькая гирлянда лиловых цветов. На шее — бриллиантовое колье. В мочках ушей сверкали бриллиантовые слёзы, казалось, они вот-вот сорвутся и прольются искрами по моим плечам.

Бриллиантовые кольца и браслет дополняли гарнитур.

Я знала, что сегодня необычайно хороша. Не так. Я была ослепительно прекрасна.

Обмениваясь тайными фантазиями, что мыс сделаем друг с другом после бала, мы вышли к большому бальному залу. Дэш и я во всём блеске торжественного великолепия вплыли в зал.

Гости расступались перед нашей парой, замолкали и бросали шепотки нам в спину.

В основном обсуждали мою персону.

Всё же у Эвелины была дурная репутация. Но я надеюсь, что время всё утрясёт и дурные сплетни обо мне перестанут существовать.

Сам бальный зал меня тоже впечатлил.

Здесь было много белого, нежно голубого и кремового цветов, изящные диваны возле парящих столиков с фуршетом.

С небесного цвета купола‑потолка в этом зале свисали цветочные гирлянды.

По всему залу сияли магические фонари.

Откуда‑то лилась музыка — нежная, но радостная и весёлая и самое главное, не бьющая по ушам. Пол — изумительная каменная мозаика.

Между гостями бесшумно скользили юноши, одетые в служебные ливреи.

А ещё здесь были огромные, витражные окна, из которых долетал лёгкий ветер, приносящий запах цветов и вечерней свежести.

Дэшард мягко придерживал меня за талию, чем, несомненно, раздражал местную публику.

Мы дошли до конца зала и остановились у возвышения, на котором находился ТРОН.

Огромный, какой-то весь угловатый, созданный, словно из цельного куска хрусталя и, наверное, был до ужаса неудобным.

Но бесспорно красив. Этакий трон ледяного короля. Пардон, императора.

Вдруг, из-за наших спин раздался знакомый голос:

— Вейнеры! Я думал, ты запрёшь её в замке и никому не покажешь!

— И я рад тебя видеть, — усмехнулся Дэш.

Друзья обнялись. А потом Росс поцеловал мою ручку и произнёс:

— Эвелина, ты прекрасна. Сегодня ты — бриллиант этого вечера. Надеюсь, ты подаришь мне три-четыре танца.

Вот же хитрый жук!

Один танец можно подарить незнакомцу. Два — хорошему другу. Три и больше — только любимому супругу.

— Я и об одном хорошо подумаю, — рассмеялась я.

Дэшард сверкнул чёрной бездной из глаз на Росса и произнёс:

— Даже не мечтай увести мою супругу.

Он сделал страшные глаза и замахал руками:

— Даже и мысли не было! Я хотел её только похитить, соблазнить, а тебе сказать, что она сама сбежала.

Я рот раскрыла от его заявления.

Будь мы дома, я бы советника сейчас хорошенько пнула. Например, по коленной чашечке.

— Шучу-шучу! — рассмеялся Росс, глядя на то, как у Дэша меняется лицо и становится угрожающе жутким.

— Дорогой, давай ты его немножко убьёшь после бала, — произнесла ласково. — Сейчас ты только испачкаешься в его крови. Весь твой красивый костюм будет испорчен.

Правда, любой маг может очистить свою одежду при помощи бытовых заклинаний, да и сами костюмы изготовлены из магических тканей, которые сложно испортить.

Но это не важно. Сейчас я должна была разрядить обстановку. Неудачная шутка Росса совсем не рассмешила Дэшарда.

Но супруг, к счастью, после моих слов и мягкого тона, быстро пришёл в себя.

Не успели мы ещё поболтать и поприператься, как к нам подошла компания из трёх лэрдов и одной лэрделии — все важные, в дорогих платьях и костюмах, драгоценностями обвешаны как новогодняя ель гирляндами. Мужчины и женщины были красивы.

— Лэрд Вейнер, вы привели сюда эту тварь? — звонким голосом спросила темноволосая красавица лэрделия. Но смотрела при этом лишь на моего мужа. — Не слишком ли много вы себе позволяете?! Она должна сидеть под замком в темнице или предана казни!

— Уймись, Серра, — процедил Росс.

Дэш же произнёс спокойным, но при этом до ужаса ледяным тоном, от которого вздрогнула даже я:

— Лэрделия Серра Цейн решила оскорбить императора и предать сомнению его величайшую волю пригласить на бал спасительницу империи?

Прекрасные глаза женщины красивого цвета чая гневно сузились.

Дэшард же провёл ладонью по моему запястью, где чернела брачная печать. И все тут же уставились на брачный браслет, как завороженные.

— Эвелина — моя жена. Лэрделия Вейнер, — мягко сказал Дэшард. — И за нанесённое оскорбление советую вам немедленно принести извинения моей супруге.

— Вы не смеете, — прошипела женщина, а потом её лицо разгладилось, гнев исчез из красивых влажных глаз и она проговорила: — Дэшард, мы ведь были вместе… Ты и я… Нам было хорошо. Почему ты выбрал её… Почему?

— Потому что ты — не она, — так же холодно ответил Дэш.

Внешне он был расслаблен и спокоен, но я ощущала его как хищного зверя, готового к схватке.

Я обеспокоенно обвела взглядом зал.

Похоже, не только Серре и её двум кавалерам, рассматривающим меня с сомнительным интересом, моё присутствие было поперёк горла.

Красавица открыла рот, но закрыла, услышав другой голос:

— Эвелина Вейнер, Дэшард Вейнер — мои дорогие гости и друзья. Прошу всех вас запомнить и этого факта никогда не забывать.

Мы резко обернулись и низко поклонились.

Император Хамбар Мор с семьёй.

— Встаньте, — разрешил монарх, а сам занял трон.

Император оказался мужчиной крупным. Настоящий златоволосый богатырь. Его мудрый взгляд глаз цвета небесной синевы обвёл присутствующих и остановился на мне.

Император был одет в белые одежд, расшитые бриллиантами и золотой нитью.

Строгий, но роскошный наряд подчёркивал его природную стать, мощь и строгость.

На голове его возлежал венец — тонкий обруч с большим камнем в центре.

За его спиной также величественно стояла его семья. Прекрасная как лунный свет супруга — какая-то нереальная, хрупкая, нежная, но с твёрдым взглядом. Его дочери и сыновья. Все как на подбор прекрасны.

— Лэрделия Эвелина Вейнер, я рад, что ваша служба принесла положительный результат, и ваша сила даровала империи Тарган и всему миру покой и уверенность в завтрашнем дне, — произнёс император.

Я не знала, что ответить. Просто «спасибо»?

Решила промолчать и лишь сделала глубокий почтительный поклон.

Император же продолжил.

— Уведомляю всех присутствующих — Эвелина Нуар, ныне Эвелина Вейнер всё время с момента совершеннолетия тайно работала на империю. Всем известно, что её сила уникальна и многие думают, что ведьма творила зло. На самом деле, теперь я могу открыть тайну и дать свободу этой женщине — Эвелина Нуар выполняла порученные ей задания и справлялась со всеми задачами блестяще. Последняя её заслуга — спасение нашего с вами мира. Именно она изменила будущее и не позволила демону полукровке собрать армию из новообращённых и разорвать грань миров. И за верную службу, лэрделия Эвелина Нуар, отныне Эвелина Вейнер, награждается орденом мужества и отваги.

От слова императора у меня в мозгах образовалась каша.

Верная служба империи?

Да Эвелина же гадости только делала!

Покосилась на мужа, но Дэш стоял с непроницаемым выражением лица и прочесть его эмоции, не было никакой возможности.

Тем временем слуги вынесли небольшую коробку, открыли её, и император лично достал орден и прицепил его мне на лиф платья.

Благодаря магической ткани, платье не деформировалось и не отвисло на лифе от тяжести ордена.

Я снова сделала реверанс и встала, когда монарх разрешил.

Потом император называл остальных счастливчиков, кто принял участие в спасении мира и одарил каждого орденом.

Росс и Дэш тоже получили на грудь новые ордена.

Наградили и женщину оракул и младшего советника.

Когда же император закончил и позволил нам всем отдыхать: танцевать, есть, пить и веселиться, я взглянула на супруга и прямо спросила:

— Что за чушь, Дэш? Почему император назвал меня, то есть мою предшественницу тайным агентом и поблагодарил за верную службу?

За Дэша ответил Росс.

— Это была моя идея. Не может же мой друг, в самом деле, жить с преступницей. Да и репутация, мягко говоря, с душком у ведьмы. Поэтому, мы с Дэшем посоветовались с императором и приняли решение тебя таким образом «обелить». Так что можешь начинать меня благодарить. Желательно со всей страстью.

— Мгу попросить Дэша выбить тебе зубы, — с ласковой улыбкой пропела я. А потом посмотрела на супруга и возмутилась: — Почему ты не сказал? Я бы хоть не стояла с тупым выражением лица и взглядом: «Шо происходит?!»

— Так было нужно, — улыбнулся Дэш. — Лучше подари мне танец, любовь моя.

Вздохнула и покачала головой. Вот как на него злиться после этой фразы «любовь моя»?

Но потанцевать мы не успели.

К нам вдруг с очумелым выражением на лице подошла оракул.

— Кайра? — нахмурился Дэшард.

Женщина же бесцеремонно схватила меня за руку, дёрнула на себя и положила свою ладонь мне на живот. Тут же отдёрнула и уставилась почему-то на Росса и произнесла:

— Твоя судьба скоро родится. Жди, советник.

Потом перевела взгляд на Дэша и заявила ему:

— Тебе же придётся ослабить контроль. Нельзя птицу держать в клетке. Зачахнет.

Потом и мне достался её магический взгляд и слова:

— Что ж, Эвелина… ты нашла и обрела свой дом.

* * *

— Эвелина Нуар —

Почти рассвет.

В тайге раскинулась цветущая поляна. На этой поляне стоял небольшой покосившийся старый деревянный дом.

Возле него на трухлявом пне сидела сгорбившаяся старуха.

Её длинные седые волосы рассыпались на костлявой сгорбившейся спине.

Глаза — блекло-серые, уставшие и безжизненные смотрели на горизонт.

Она ждала. Ждала восхода солнца, чтобы с первыми лучами, наконец, стать свободной, обратить прахом и оставить позади эту бренную жизнь.

Это была Эвелина Нуар. Когда-то могущественная ведьма, обладающая редким магическим даром. Ради власти, богатств и гордыни она разрушила своё будущее.

Даже второй шанс на счастье оказался иллюзией.

В мире, где практически нет магии, прекрасная Эвелина Нуар быстро состарилась и стала не нужна мужчине, которому доверилась и которого, казалось, полюбила.

Предательство подкосило её сильнее, и ведьма состарилась гораздо быстрее.

Теперь, глядя на приближающийся конец, она мечтала, что там, в мире духов, она, наконец, обретёт покой и встретится с теми, кому своими руками оборвала жизни нить…

Солнечные лучи ласково обняли мир и в последний раз поцеловали несчастную женщину.

Эвелина в последний раз вздохнула и впервые за долгое время на её сморщенных губах заиграла блаженная улыбка.

Тело ведьмы рассыпалось точно пыль, её подхватил ветер и рассеял над таёжной землёй, стирая страницу жизни никому неизвестной в этом мире женщины.

* * *

Прекрасная в белом развивающемся платье она ступала босая по вересковому полю.

Её волосы цвета золота сияли в свете дня.

Женщина улыбалась и чувствовала счастье. Ведь ей навстречу шли двое — мужчина и очаровательная девочка.

Малышка не удержалась и оторвалась от отца и закричала звонко:

— Мама!

Женщина подхватила девчушку на руки и закружила её.

Подошедший мужчина, обнял их и счастливая семья, наконец, воссоединилась.

Эвелина обрела свой дом…

Nota bene

Опубликовано Telegram-каналом «Цокольный этаж», на котором есть книги. Ищущий да обрящет!

Понравилась книга?

Не забудьте наградить автора донатом. Копейка рубль бережет:

https://litnet.com/book/lyubov-ne-predlagat-ili-sdelka-s-podvohom-b376054


Оглавление

  • Пролог
  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Глава 19
  • Глава 20
  • Глава 21
  • Глава 22
  • Глава 23
  • Глава 24
  • Глава 25
  • Глава 26
  • Глава 27
  • Глава 28
  • Глава 29
  • Nota bene
  • Teleserial Book