Читать онлайн Пёс из породы хранителей. Сказка на ночь для утреннего кофе. Книга вторая бесплатно

Ольга Назарова
Пёс из породы хранителей. Сказка на ночь для утреннего кофе. Книга вторая

Глава 1. Сказка на ночь для утреннего кофе

Конец августа выдался прохладным и дождливым. Хотелось завернуться в плед, слушать дождь, греть руки о чашку чая и вспоминать уже почти ушедшее лето.

– Надо же, всего-то ничего времени прошло, а как всё в жизни изменилось… – удивлялась Алёна, вычёсывая Урса на застеклённой лоджии в квартире Павла. Нет, то есть уже в их квартире. Павел уехал на работу, а у неё ещё было время до выхода в школу. – Всё никак не привыкну, представляешь? – Урс широко махнул хвостом, соглашаясь, что да, он представляет это запросто. – Как-то все события как рванули вперёд, как помчались… До сих пор сложно осознать!

– Ещё бы! Вас же всё подталкивали и подгоняли! Мы же так старались… – согласился Урс. Но Алёна по-собачьи не понимала, поэтому он просто кивнул.

– Алёна, ты в школу сегодня едешь? – Марина Сергеевна выглянула на свою лоджию и улыбнулась внучке. Общая на три квартиры лоджия получилась, когда Павел и Алёна решили, что это полная нелепость, ходить по лестничной клетке друг к другу в гости. Проще снести легкие перегородки и получить застеклённый, тёплый и изолированный от других соседей коридор. Лоджию тут же облюбовал Урс, потому что там всё-таки было прохладнее, чем в квартире, а ему с его шубой это было весьма кстати.

– Да, скоро выхожу.

– А что так уныло? – удивилась Марина Сергеевна.

– Бабууууль, не хочу в шкооолу! – полушутя-полусерьёзно заныла Алёна.

– Вот! Я всегда говорил, что в школу не хотят все! – выглянул Лёха, услышав подтверждение своей теории. – Я вот только не могу понять, чего первого-то все школьники типа празднуют? И почему нас поздравляют, с чем? А? Ну, вот взрослых же не поздравляют с первым днём работы после отпуска? Представляю картинку… А сами над детьми издеваются!

– Знаешь, сама удивляюсь. И первого сентября пренепременно выражу тебе свои соболезнования! – хмыкнула Алёна. Вообще-то Лёху она понимала, лета и ей откровенно не хватило! Она собиралась, подгоняя себя, уговаривая поторопиться, и вдруг замерла, услышав грохот и короткий отчаянный мяв. – Мышка!

Мышка, попав из дачного рая в город, поначалу возмутилась, но Урс и Бэк внушили ей, что приличные собаки так себя не ведут. Тогда Мышь решила, что раз возмущаться ей нельзя, то, по крайней мере, разведать можно и нужно всё! Вполсилы она никогда ничего не делала, и поэтому её доставали уже из-под крышки унитаза, из-за книжного шкафа, изо всех коробок по очереди, из-под кухонных моек и ванн во всех трёх квартирах. Это без учёта бесчисленного множества сорванных псами планов.

– Как тебе не стыдно? – вздыхал лохматый, похожий на огромную длинношерстную овчарку Урс, вытягивая Мышку из шкафа. – Выплюнь шерстяной человеческий ошейник для зимы! – он безжалостно не позволил кошачьему подростку заполучить желанную добычу и бережно, как ему казалось, убрал шарф на место, старательно утрамбовав его носом.

– Мышка, зачем тебе намордник для чайника? – удивлялся ротвейлер Бэк, изымая у этой невозможной пролазы ситечко для чая, только что честно выкраденное дитятком из кухонного ящика.

– Оставь коготь для царапанья по бумаге! – Урс аккуратно тряс Мышку за шкирку до тех пор, пока карандаш или ручка не выпадали из мелких и острых зубов. – И мелкую штучку для лечения бумаги тоже! – вредный пёс и ластик заставил отдать!

– Отпусти змейку для плоской говорящей штуки! – очередная зарядка для смартфона была спасена Бэком в последний момент!

Мышь злилась! Столько всего нового! Квартира другая, больше, а рядом ещё две и тоже её личные! И только попробуйте убедить Мышку в том, что это не так! Каждая из квартир была интересна по-своему, и, конечно же, очень-очень нуждалась в освоении от и до!

– Столько укромных мест! Столько тайных закоулков! – восхищалась котейка. – И, самое главное, они туда не влезут! – Мышь сердито косилась на Бэка, только что не позволившего ей уволочь цепочку с пробкой из ванной.

– Брось звенелку с затыкалкой! – хмуро велел ей пёс. И что прикажете делать? Пришлось бросить, правда, немного утешило то, что из двух ранее посещенных ванн эти затычки она уже достала и даже успела спрятать!

Подвела Мышку забавная штучка, которую этим утром не выпускал из рук Лёшка. Он как специально прятал эту мелкую штуковинку с загнутым широким хвостиком и узким чёрным рыльцем. Уже несколько раз брал, снимал рыльце, а под ним оказывался совсем-совсем тонкий клювик, и эти клювиком по какой-то блескучей штуке водил, а потом снова ставил на место рыльце. И хвостик подкручивал. Предмет заинтриговал Мышку чрезвычайно! Особенно тот факт, что штучку эту прятали.

– Да что же за жадина такая! Бессовестно не давать поиграть! Я тоже хочу! Пахнет только странно, но это ничего, я потерплю! – Мышка упорно следила за вредным мальчишкой, и именно в это утро ей улыбнулась удача! Лёха немного отвлёкся и забыл убрать тюбик моментального клея на место. Он собирал рюкзак к школе, нервничал немного, всё-таки новое всё, и сама школа, и одноклассники, и город. Хотя, город как раз ему нравился. И очень нравилось то, как изменилась его жизнь. Странное дело, но тут он вроде как действительно нужен, не то, что дома и у бабушки, куда его сплавили после замужества мамы! Это тихое «вроде как» происходило от боязни поверить и сильно пожалеть об этом. Лёха и так был в шоке от того, что дядька привёз его в магазин одежды и купил ему кучу всяких шмоток. Да не просто по распродаже, а клёвых! И рюкзак у него теперь был не ношенный и полученный от троюродного брата, а его личный, новенький! И вот теперь он укладывал в этот рюкзак всякие полезные вещи. Третий раз уже укладывал, просто потому, что ему нравилось перекладывать школьное барахло из отделения в отделение, примериваясь, где удобнее, даже запах новый нравился! Отдельной его гордостью был смартфон, который подарили Матильда и Марина Сергеевна. А клеил он свой любимый брелок. Его когда-то ему дядька Павел подарил, и Лёха с ним не расставался. Брелок был в виде совы, держащей в лапах рыбу. И вот эта рыба отвалилась, когда он цеплял на колечко брелока ключи от своего нового дома. Лёха тут же её подклеил, а вот убрать тюбик отличного моментального геля забыл!

Алёна кинулась на кошачьи крики и застала уникальную по силе воздействия и трагикомизма картину – воющая басом миниатюрная серебристо-голубая кошечка какими-то странными прыжками и почему-то задом пятилась, отбиваясь от чего-то невидимого. Изящные лапки махали прямо у кошачьего носа, а вой был сдавленным и полным ужаса. Вокруг ошалело кружились оба её огромных собачьих опекуна, не очень понимая, что именно происходит и как Мышке помочь?

– Мышка, ты что? – Алёна осознавала, что вопрос глуп, но ничего разумнее в голову не пришло. Но, против ожидания, кошка ответила.

– Мааааааавыыыыы! – яркие зеленые глаза уставились на Алёну, рот широко открылся в вопле и необъяснимое поведение кошачьего подросточка, наконец-то, стало ясным и понятным.

– Зачем ты укусила клей?! – ахнула Алёна, всплеснув руками. – Он же токсичный!

– Ммымыммааав! – прокомментировала Мышь, пытаясь лапой зацепить и выкинуть подальше коварный предмет, который напал на неё и так крепко поймал! – Нечееееееестно! Спаааасиииитееее! – вот что означали её крики. Лапой достать коварную штуку удавалось запросто, но когти скользили по металлической поверхности крохотного тюбика, клык, прокусивший тонкое тельце коварного агрессора, никак не доставался, но больше всего тревожило странное тянущее ощущение на губе и мерзейший запах, от которого начинала кружиться голова.

– Алёна, вытащи тюбик у неё из зубов! – Марина Сергеевна с ужасом прижала руки к груди, – Она же отравиться может!

– Может, но для начала она приклеилась! – Алёна подхватила несчастное кошачье дитятко на руки и открыла ей пасть пошире. – Слов нет! Капелька клея попала на губу. Ой, даже не шерсть прихвачена, а уже кожа.

– В ветеринарку? Срочно? – вскинулась Матильда Романовна.

– Боюсь, не успеем. Может и зуб вклеиться наглухо, придётся рвать, да ещё и надышится. Лёха, полотенце из ванной, быстро! – трусиха Алёна умела, оказывается, принимать важные решения быстро, да мало того что принимать, ещё и действовать могла! Она ловко закрутила Мышь в полотенце, оставив снаружи только голову с широко открытой пастью, вручила её Матильде Романовне как самой хладнокровной из присутствующих, перекрестилась и одним движением сдёрнула тюбик с зуба и губы несчастной пролазы!

Пронзительный вопль Мышки заставил отшатнуться всех, кроме Матильды Романовны, бестрепетно удержавшей эпицентр этого безобразия, и Марины Сергеевны, быстро промывшей водой широко открытый для мява ротишко и обработавшей ранку от содранного клочка кожи перекисью.

– Отпускааай! – скомандовала она подруге. Полотенце взвилось победным штандартом над головами спасателей, а перепуганная и оскорбленная Мышь исчезла быстрее, чем окружающие сумели уловить её движение, или хотя бы направление движения.

– Была кошь и нету… – потрясенно протянул Лёха. Он-то сразу опознал предмет, который явился виновником переполоха и теперь прикидывал, обойдётся, или его накажут за то, что бросил клей без присмотра?

– Единственная в мире саморастворяющаяся в воздухе кошка! Только у нас и только сейчас! – продекламировала Алёна, пытаясь унять дрожь в руках. Урс рядом недоуменно принюхивался, пытаясь уловить направление растворения кошки, а Бэк тряс ушами, в которые влетел Мышкин вой, и кажется, там застрял!

– Лёш, ты клей больше в доступе не оставляй, ладно? А то я заикой стану, а я учитель – мне нельзя! – проговорила Алёна, аккуратно выкидывая искорёженный тюбик клея в мусор, и устало опускаясь на стул. – Даааа, с добрым утром, дружок! – сказала она Урсу. – После такой зарядки для хвоста педсовет покажется детской игрой, а я-то так не хотела на работу ехать. Глупая! Съезжу, хоть отдохну!

– Вот! Вот до чего ты хозяйку довела… – вздыхал Урс, обнаруживший Мышку, замаскировавшуюся под незаметную тень за холодильником в их кухне. – Человек от приличных собак отдохнуть на работу не сбегает! Приличные собаки жить помогают, на охоту ходят, дом защищают, а ты?

– Так, может, я всё-таки не собака? – робко предположила Мышка, которая как-то и не горела желанием исполнять все правила, положенные приличным собакам. Очень уж их много…

– А разве кошки клей крадут? – хмуро уточнил Бэк, присоединившийся к другу в воспитательном процессе. – Ты видела таких кошек?

– Нет, кажется… – Мышка была потрясена случившимся, голова болела и кружилась от мерзкого запаха, очень болела губа, а на зубе ещё ощущался противный привкус от той гадкой штуки. Она только потом сообразила, что и собак, которые клей крадут она пока не видела… – Жаль, не спросила! – решила она. – Ну, ладно, стащу в следующий раз, уточню!

Алёна решила за руль не садиться, а отправиться на работу пешком, благо от новой квартиры до её школы можно было и так добраться. – Тем более, после такого утречка лучше уж я прогуляюсь!

Педсовет прошел как обычно нервно, правда, Алёну волны старых скандалов и зарождающихся новых склок как-то не касались, словно обтекали вокруг, не задевая и не волнуя. – Вот что значит, быть Мышиной хозяйкой! После неё уже даже не утвержденное вовремя расписание кажется такой мелочью… Тьфу и растереть!

Коллеги, разумеется, увидели обручальное кольцо на руке Алёны и после окончания официальной части, засыпали её вопросами.

– Да, замуж вышла, нет, в декрет пока не собираюсь, увольняться не планирую! – Алёна даже школьникам позавидовала, которые могут свалить куда подальше после того, как прозвенел звонок! Ей-то так не смыться. Завершающим пунктом и вишенкой на торте прозвучал язвительный голос химички, которая и до этого Алёну недолюбливала, а теперь стала к ней относиться ещё более нелюбезно:

– Не понимаю, чего тут радоваться. В стране на сто браков восемьдесят разводов! Посмотрим ещё, в какую статистику конкретно этот брак попадёт.

Алёна мило улыбнулась вредной тётке и решила, что даже отвечать на такую глупость не будет! И вообще, чего нервы тратить на каждую кислотно-щелочную химическую тётку?

– Хорошо-то как! – дорога домой через парк Алёне понравилась гораздо больше, чем поездка на машине. – Интересно, что там у нас дома?

А дома царило полное недоумение!

– Я вам клянусь! Краковской колбасы у нас не было! – доказывала Матильда Романовна.

– Так и у меня её не было… – недоумевала Марина. – Алёнушка, а у вас в холодильнике краковская колбаса была? – радостно окликнула она пришедшую с работы внучку, в надежде, что та кивнёт и недоумение разъяснится.

– Нет, я не покупала. А надо было? Кто-то хотел? – удивилась Алёна.

– Наверное, кто-то хотел, раз она появилась! – Марина показала на кружок краковской, лежащий на полу в гостиной.

– А что у нас колбаса на полу делает? – ахнула Алёна.

– Что-что… Живёт она тут! – Лёха валялся в кресле кверху ногами, болтая ими от полного и не помещающегося в организм восторга. – Блин, весело-то как у нас!

– Это точно, что весело, но мне интересно, откуда Мышь её приволокла?! – вопрос повис в воздухе и медленно покачиваясь, долетел до очень образцово-показательной Мыши, что само по себе было весьма и весьма тревожным признаком. Мышка настолько прилично не выглядела почти никогда. Разве что когда ей удалось забить под завязку один из новых тайников в этом доме. Но, этот момент никто не видел, а, значит, он и не считается!

– У нас не жизнь, а сказка какая-то! И, честно говоря, чем дальше, тем всё чудесатее и чудесатее! – протянула Матильда с восторгом.

– Ага, сказка на ночь для утреннего кофе! – фыркнула Марина Сергеевна.

– А почему на ночь и для кофе? – удивился Лёха, отбивающийся от собак, которые решив, что он валяется не просто так, и ему срочно нужна помощь и собачье содействие, старательно вылизывали его с обеих сторон.

– А чтоб на подольше хватило! – Алёна посмотрела на потолок, ничего необычного там не нашла, пожала плечами и отправилась выяснять происхождение деликатеса.

Глава 2. Игры с пространством

– Ну, не материализуется колбаса из воздуха! – уверенно заявил Павел, осмотревший после возвращения домой предъявленную ему находку. – Даже на такой высоте! Точно упёрла у соседей!

– Это мы поняли, только вот не ясно, как она туда пролезла! – Алёна показала на абсолютно целую перегородку, отделяющую их от лоджии последней, четвёртой квартиры, находящейся на этаже. С другой стороны лоджии стенка была сделана гораздо более капитально. – Мы всё осмотрели.

– Забавно! – Павел проверил и сам, но действительно, никаких щелей и дырок в перегородке видно не было. Лоджия застеклена, отверстий и зазоров нет! Но, он не сдавался, а поднял глаза и увидел вентиляционную решетку, ведущую в квартиру Марины Сергеевны. – Странно, я а не помню, чтобы у вас в этой комнате вентиляция была выведена сверху. А ну-ка… – он подцепил край накладки, закрывающей вентиляцию, и обнаружил, что она идет вовсе и не в комнату, а налево. – Вот и разгадка. Мышка прыгнула на стойку для цветов, а оттуда уже перелезла к решетке вентиляции, зачем-то попробовала её лапой, ну и та поддалась. Ещё бы! Нашу кошку можно использовать для бурения тоннелей для метрополитена, что могут ей противопоставить крепления, даже если они тут и были?

– Да уж… Теперь надо как-то возместить украденный продукт… – озаботились женщины.

– Ну, отдать обратно и дело с концом! – Лёха мыслил просто.

– Леш, вот представь себе, есть у тебя вкусная, ароматная колбаса, ты её законно купил и предвкушаешь отличный бутерброд! Потом она вдруг исчезает, а через некоторое время появляются твои новые соседи и возвращают тебе желанный продукт, только гммм, в несколько грызанно-запылённом виде. А местами ещё и когтями подранном! Видишь, старалась Мышенька, коготками тянула, зубками держала, в трубу пропихивала… – Алёна предъявила Лёхе круг колбасы, придерживая его так, как обычно держат что-то очень грязное – кончиками дух пальцев.

– Дааа, если с этой стороны посмотреть… Не, я бы не обрадовался точно! – Лёха принюхался и сглотнул слюну. – А вкус у нашей Мышки клёвый! Пахнет очень даже!

– Так, я пошел в магазин! – Павел тоже принюхался и аж самому захотелось! – За колбасным возмещением соседям, заодно и нам тоже куплю.

– Ты зачем колбасу принесла? – уточнил Урс у озадаченной Мышки.

– Как зачем? Ты же сам сказал, что собаки на охоту ходят! Вот я и пошла. А куда тут на охоту ходить? – Мышь с досадой оглядела стены и стекло. – Я все дверки и норки проверила, но везде не открывается, а вот там, – она кивнула на вентиляцию, ведущую к соседям, – Там открылось! Я туда пролезла, и увидела добычу, поохотилась и принесла! Не понимаю, что не так… Я же сама не съела! Всё людям, как ты и говорил.

– Дичь не принадлежит никому, а это, – Бэк тоскливо покосился на колбасу. – Принадлежит другим людям. Получается нехорошо!

– Как-то сложно всё очень, – вздохнула Мышка. – Этак надо дичь выследить, догнать, и ещё выяснить, принадлежит она кому-то или нет? Странно… Ладно, я пошла, может, ещё чего-нибудь найду. Другое, такое, чтобы никому-никому не принадлежало.

Псы переглянулись, Бэк тоскливо замотал головой, а Урс как старший и более опытный, осторожно взял Мышку за шиворот, и ушел в комнату – воспитывать и объяснять.

Павел, сходив в магазин, отправился возмещать соседям пропажу.

– Давай я схожу? – Алёна чувствовала себя неловко. – Это всё-таки моя кошка.

– Это наша кошка! – поправил её Павел. – И не думай, что я тебя отпущу на съедение к соседям!

Вернулся он нескоро. А по возвращению доложил:

– Хорошо, что сходил сейчас. Соседи уже до скандала доругались, каждый утверждал, что другой его обманывает и изощренно издевается! Зато потом хохотали так! Нет, сначала не поверили, пришлось показывать нашу замечательную вентиляцию. А с их стороны решетка вбок сдвинута, так что всё оказалось наглядно. Короче говоря, обошлось всё благополучно! Сейчас пойду и заделаю наглухо решетку. У них лоджия тоже застеклена, но створки открыты, как бы не спланировала наша Мышь! Да и неприлично без приглашения такой воришке в гости лазить. Хорошо хоть съедобное уволокла, а ну как что-то ценное? Да, нас пригласили в гости, но я отговорился на попозже. Созвонимся, договоримся когда.

– Правильно! С соседями лучше дружить! – покивала головой Матильда Романовна. – Только я ни разу не видела, кто там живёт.

– А они несколько раз ремонт переделывали, всё им что-то не нравилось, и вот только сейчас закончили и окончательно переехали. И надо же, вентиляцию не проверили! – Павел хмыкнул. – Так что когда я уходил, они как раз начали выяснение, кто именно из них в этом виноват!

– Похоже, люди не скучают, – прокомментировала Матильда Романовна, – Хорошо, что у нас звукоизоляция хорошая.

– Скучать они по определению не могут. Жена недавно стала этим, сыроядом, сыроедом, короче, ест листья и ростки как коза. А муж убежденный сторонник всяких лакомств и колбаса была его личной и неприкосновенной собственностью! – рассмеялся Павел. – Я поторопился убраться, опасался, как бы меня звуковой волной не прибило!

Марина Сергеевна опасливо покосилась на стену, которая отделяла её квартиру от громких и эмоциональных соседей. – Будем надеяться, что стена выдержит! – оптимистично заявила она. – А вообще, эти кошачьи перемещения в пространстве, могут кого угодно с ума свести. Мне рассказывали, как кот чуть не стал причиной массового приступа нервного расстройства у руководства крупной арабской нефтяной компании.

– Бабушка, а ты не рассказывала! – удивилась Алёна.

– Да как-то к слову не приходилось. У меня была знакомая, которая занималась разведением курильских бобтейлов. Ещё во времена СССР получала специальный пропуск как фелинолог, и ездила на Сахалин за котами. Говорила, что они замечательно охотятся на лосося во время нереста.

– Как это, интересно? – удивился Лёха. – Коты же в воду не полезут.

– Какая там вода! Они прыгают на спины рыбам, лосось идёт очень плотно, выбирают самую привлекательную для них, и лапами выкидывают на берег! Хотя, они и воды не боятся и вообще по характеру очень похожи на собак!

Мышь, ускользнувшая от нравоучений Урса, просочилась в комнату и насторожила уши.

– Ага! Ловить рыбу, значит, можно! А ты говорил нет… - она укоризненно покосилась на Урса.

Псы нервно за Мышкой переглянулись и тоскливо прижмурились.

– Спасёт нас только то, что рыбы тут нет! – беззвучно вздохнул Бэк.

– Может и спасёт, а может, и не очень! – помотал головой более опытный Урс, наблюдая, как Мышка что-то обдумав, тихо удаляется.

– Так что с арабами-то было? – поторопил рассказчицу Лёха.

– Знакомая моя, привезя котов и кошек, занималась селекцией, ездила на выставки, и вот однажды ей надо было ехать в Дубай. Не по собственному почину, конечно, а потому что там очень крупная выставка была. Остановилась она в отеле, по-моему, на двадцать пятом этаже. Может, на двадцать шестом, не суть… Короче, очень высоко. А звездой её питомника был кот Баграт. Крупный, мощный, очень красивый и умный. Но, чрезвычайно самоуверенный. Впрочем, как большинство котов, которых любят. Она приехала, заселилась, оставила котов, это было согласовано, и строго-настрого запретила сотрудникам отеля открывать окна, особенно балкон, и ушла оформлять документы на выставку. А под вечер, когда вернулась, выяснила, что дверь на балкон приоткрыта, все остальные коты на месте, а Баграта нет! Она в ужасе, в слёзах вызвала сотрудников отеля. Те впали в панику, потому что там породистые коты очень и очень ценятся, а тут супер-пупер-гранд чемпион всего чего только можно! Начали выяснять, сколько он стоил. Она мне говорит, что чуть с кулаками на них не кинулась. Баграт – друг, какие там деньги и возмещение! И тут одному из сотрудников приходит в голову, что внизу стоят швейцары, охрана, камеры, и никто кота не находил. Не докладывали ничего этакого! Проверили, действительно, ничего не было. Стали искать. С извинениями и поклонами прошли по номерам. И оказалось, что двумя этажами ниже помещения были арендованы местной нефтедобывающей компанией, и там по вечерней прохладе проходил совет директоров. Проходить-то проходил, но в какой-то момент времени на широченный роскошный балкон с неба прилетел огромный красавец-кот. Причём, таких никто из ошеломленных арабов раньше не видал. Кот с коротким пушистым помпоном вместо хвоста и немыслимой уверенностью!

– Представляю себе их изумление! – восхитилась Матильда, вообще всякие эффектные появления по жизни уважавшая.

– Нифига себе!!! – присвистнул Лёха.

– Вот именно, – кивнула ему Марина Сергеевна. И продолжила:

– Кот, судя по всему, не ожидал резкого порыва ветра, который на такой высоте бывает часто, но, падая, он ухитрился перегруппироваться. А может, ветер изменился. Не знаю, Баграт не признался, что уж там было… Факт в том, что влетев на чужой балкон и обнаружив обесточенных от крайнего изумления незнакомых мужиков в длинных ночных рубашках и с тряпками на голове, как это с точки зрения российской животины выглядело, он ничуть не смутился, а отправился знакомиться. Ну, и правда, что уж теперь делать, не обратно же выскакивать? Высоковато, однако! Короче говоря, он обошел весь стол, вежливо останавливаясь перед каждым арабом, присутствующем на совете директоров. А потом, с великим достоинством запрыгнул на гигантских размеров овальный стол и уселся в центре. Видать, решил, что надо дать людям возможность полюбоваться на себя любимого.

– И что? – Павел хохотал в голос, радуясь, что он не араб на том совете.

– Ну, что? Они и любовались. Может, в шоке были, а скорее всего, каждый думал, что у него глюки, но признаться боялся. Так и сидели молча, пока к ним не просочился менеджер отеля с поклонами, извинениями и уточнениями, а не у них ли особо ценный котик из России пребывает. Тогда они малость отмерли и оклемались. Окончательно это произошло, когда с топотом и слезами туда ворвалась моя знакомая, и Баграт сиганул к ней, одним махом преодолев стол, бумаги, и голову вице президента компании.

– А дальше? – Алёнка отсутствием воображения не страдала, и была в восторге от нарисованной им картины.

– Знакомая рыдает уже от счастья, Баграт воздвигся у неё на плечах и мурлычет как реактивный самолёт, менеджер в полуобмороке об облегчения с одной стороны и ужаса с другой.

– А ужаса почему? – деловито уточнила Матильда.

– Как почему? Они сорвали важнейшее мероприятие у серьёзнейших людей. Там, по-моему, и за меньшие проступки могут случайно и навсегда потерять в пустыне. Но, как выяснилось, арабы были вовсе не против. Особенно, после того, как поняли, что это не знак свыше, который надо было ещё растолковать, и не галлюцинация вовсе даже, а просто котик русский мимо пролетал. От русских же вообще можно всего ожидать, а от их котов так тем более! Через несколько минут, они уже искали переводчика, чтобы уточнить, что это за кот, можно ли его купить, а если нельзя его, то можно ли такого же? Совет был сорван напрочь, но участники веселились как дети, даже вице президент, с которого Баграт чуть куфию не прихватил в полете.

– А куфия это тряпка такая арабская, которая у них с башки свисает? – заинтересовался Лёха.

– Точно, но ты только при арабах так не говори! – порекомендовала Матильда. – Не поймут!

– Что-то мне кажется, что Мышь слушала это всё немного внимательнее, чем надо было бы… – вздохнул Урс.

– Однозначно! И почему-то очень недовольно разглядывала свой хвост. К чему бы это? – c подозрением покосился на Мышку Бэк. – Мышь! Ты чего так хвостом не довольна?

– А может я бобтейл? – Мышка мрачно рассматривала свой длинный серебристо-серый хвост. – Ну, длиннохвостый такой бобтейл… Осталось только проверить, как я ловлю рыбу!

– Нет! Ни-ни-ни! Никакой рыбы! Никаких бобтейлов! – загомонили оба воспитателя, представив, что им предстоит, если Мышь утвердится в этой мысли. – Ты собака! Запомни!

– Не знаю… Не хочу как-то… – протянула задумчиво Мышка

Не хочешь – заставим, не знаешь – того… Научим! Короче, иди и веди себя по-собачьи!

Мышка подозрительно быстро утешилась и блеснула зелеными глазами. – Ты разрешаешь?

– Да! – скомандовал Урс и растеряно проводил взглядом просвистевшую мимо серебристую тень.

– Куда это она? – удивился Бэк.

Нет, они бы сходили и проверили, но, Павел, отсмеявшись, позвал их гулять, и это волшебное слово отвлекло их от Мышиных замыслов. И напрасно, потому что первое, что они услышали, когда вернулись, был вопрос Алёны:

– Паш, а ты колбасу не видел? – на немое изумление мужа она ответила: – Нет, ты не думай! Та, которую ты купил нам для еды, лежит в холодильнике, а вот та, которую Мышка принесла, пропала… Мы уже всё обыскали!

– Я всё понял, это заразная колбаса! У неё секретная функция теряться и чтобы её разыскивали! – Павел покрутил головой, – Урс, Бэк где колбаса? Искать!

Псам и принюхиваться было не надо, понятное дело где!

– Мышка… Ты что, всё остальное съела? – оба собачьих наставника ошеломленно уставились на котейку, обессиленно лежащую на огрызках краковской колбасы.

– Дддда! – Мышка устало лизнула лапку и брезгливо отодвинулась от огрызка.

– Да как же в тебя влезло-то? – Урс изумленным взглядом окинул миниатюрную молоденькую кошечку-подростка.

– Я старалась! Ты же велел! Но, больше не могу!

– Но, как? – продолжал недоумевать Бэк. – Это просто невозможно!

-По всему выходит, что я всё-таки кошка! Мама говорила, что истинные котики растягиваются! – размышляла Мышка про себя. – Хотя, с другой стороны… Надо бы ещё подумать…

Глава 3. Странные люди, главные люди

– Вот зачем одной училке столько цветов? Солить их что ли? – Лёха думал об этом каждый год первого сентября. Он шел в новую школу с Матильдой Романовной, которой было по пути его проводить, и нервничал. Нет, на вид-то был уверен как танк. А внутри всё противно тряслось и дрожало! Даже в какой-то момент остро пожалел, что переехал. В прошлой-то школе всё было известно от и до, как говорится, а тут? А тут стрёмно!

– Не волнуйся, ты отлично справишься. А после возвращения с учебного фронта тебя ждёт пир-противоядие и утешительный приз! – шепнула Матильда. – Надо же как-то спасаться от этого заведения, – она насмешливо кивнула школьное здание.

Лёха благодарно покосился на миниатюрную, седовласую женщину, которая фору могла дать любому экстремалу и авантюристу. Глубоко вздохнул, расправил плечи, покрутил в руках букет, и подумал, что нет уж, не хочет он назад! Там-то всем было глубоко пофиг, боится он или нет, и никто никогда его не встречал со школы утешительным призом и пиром, просто потому что охота его подбодрить.

– Лешенька, ты только букетик-то не тирань… Мы тебе не хотели заранее говорить, чтобы сюрприз был, но так уж и быть, скажу. Ты его своей классной руководительнице должен вручить, – прокомментировала вращение букета Матильда.

– Ну, я знаю и чё? – Лёха осознавал, что цветы классной надо отдать.

– Да ничё, а в твоём классе это Алёна! Так что для двоюродной тётушки уж постарайся, донеси цветочки живыми и невредимыми! – Матильда подмигнула ошарашенному таким раскладом Лёхе, и подтолкнула его к школьной калитке. – Вперёд, ни пуха, ни пера!

– Это… к чёрту! – машинально ответил он, переступая порог самого ненавидимого по эту пору здания в округе. Нет, он понимал, конечно, что с Алёной они в школе встретятся, и что историю вести у него будет именно она. Даже обдумывал, как это всё будет странно. Но вот то, что она ещё и его классная, Лёху выбило из колеи капитально.

Табличку с надписью «7 В» Лёха увидел издалека, протиснулся к ней, и встретив веселый взгляд Алёны, немного даже струхнул. – Попал! Как есть попал! Это же что получается? Не соврёшь, не прогуляешь, не выдумать ничего! За-са-да! – он обреченно прикрыл физиономию букетом.

Впрочем, в первый день ничего такого уж жуткого не случилось. Новеньких было двое. Он и ещё какой-то рыжий и очень хмурый мальчишка. В классе на новеньких уставились, пошушукали, девчонки похихикали, да и успокоились. Лёха машинально ушел в конец класса и сел на последнюю парту, к нему же сел и рыжий. К концу первого урока, который и не урок вовсе, а так, болтовня, они уже познакомились. Рыжего, как выяснилось, зовут Андрей.

– Дрюней не зови, в морду дам! – сразу предупредил он. Леха понятливо хмыкнул. Ещё бы! Он бы тоже за такое треснул! На почве возникшего взаимопонимания они и дальше держались друг друга.

Алёна против Лёхиных опасений, никак его не выделяла, легко утихомирила класс, и вообще, с точки зрения Лёхи, вела себя вполне терпимо. Для училки, конечно.

Домой он отправился вместе с Андрюхой. Выяснилось что им по пути, это радовало, но это «по пути» как-то очень затянулось. Около подъезда они посмотрели друг на друга с недоумением.

– Я тут живу, – кивнул Лёха на подъездную дверь.

– И я! На восьмом этаже.

– На каком? – Лёха аж головой помотал.

– На восьмом, а чё?

– Так и я на восьмом! – мальчишки с восторгом осмотрели друг друга. – Клёво! Так это к вам наша кошка залезла?

– Так это от вас кошка пришла и уволокла отцову колбасу? – Андрей хохотал так, что даже слёзы на глазах выступили! – Мама сказала, что она бы этой кошке дверь прорубила, чтоб эта кошка весь отцов холодильник уволокла! Она у меня одними листьями питается, – пояснил он.

– И что это вы оба застряли у дверей? – весёлый голос Алёны заставил веселящихся мальчишек подскочить от неожиданности. – Хотя, это к лучшему! Поможете букеты занести?

– Это чё? Наша классная тоже здесь живёт? – Андрей волок охапку цветов в лифт и не сумел сдержать любопытства.

– Ага, причём, тоже на восьмом! Кошка-то, которая к вам пришла, её личная! Она моя тётка, жена дяди, – Лёха ухмыльнулся остолбенелому удивлению приятеля. – Не дрейфь! Хотя, я и сам в шоке, если честно!

– Алёна, а нафига учителям столько цветов? – Лёха наливал воду в вёдра и выносил их на лоджию.

– Никто не знает! Традиция такая, – Алёна легко пожала плечами. – Положено и всё тут! Я бы в учительской оставила, но там уже некуда ставить. По мне лучше бы в горшках, и в школе поставить, но сейчас же нельзя. А вдруг у кого-то из учеников аллергия!

– А что такое лергия? – Мышка с любопытством присматривалась к букетам.

– Это такая штука, когда чихают и чешутся, – авторитетно объяснил Урс.

– Блохи в носу? – сочувственно уточнил Бэк.

– Везде! – кивнул Урс. – По всей тушке и под шкурой.

– Ой, беееедные! – жалостливая Мышка покачала головой. – И чего только у людей не бывает! А на вот эти растучки собаки охотятся? – она кивнула на цветы.

– Нет! – дружный рёв обоих псов заставил её потрясти головой, выгоняя из изящных острых ушек их рык.

– И чего вы так вопите? Нет, так нет…

Её редкая покладистость должна была насторожить собачий воспитательный коллектив, но в центральной кухне, то есть у Матильды Романовны, пахло как-то так увлекательно и соблазнительно, что псы отправились туда и надолго там застряли, а потом, когда решили уточнить, где их подопечная, выяснилось, что она сидит в куче вытащенных из вёдер букетов и старательно скусывает головки розам.

– Что ты творишь? – рыкнул Урс. – Сказано же, что мы на это не охотимся!

– А я и не охочусь на растучки, я блох ищу. Ну, которые лергию людям устраивают. А ну как на наших людей нападут? – Мышка примерилась и с хрустом скусила очередную розу. – Пока нигде не нашла!

– Мышь, ну ты как садовый секатор! Что же ты наделала? – ахнула Марина Сергеевна, выскочив на громкий и сердитый собачий лай.

– Странные они… Добычу принесла – нельзя! Блох ловила – нельзя. А что можно-то? Ну, что? Спрашиваю, косятся друг на друга и молчат, а это что значит? Значит, надо самой выяснять! – Мышка сердито фыркала на кухонном шкафу и вдруг прислушалась к едва слышному шуму, исходящему из полускрытой за шкафом вентиляционной решетки. – Так, а это что? Очень даже интересненько. Шуршит что-то! Эту норку я ещё не проверяла… – она старательно втискивалась поглубже в щель между верхней секцией шкафа и стеной.

Вечером за праздничным столом, призванным быть противоядием началу учебного года, Лёха чувствовал себя как в день рождения! Даже лучше, наверное, и подарок был клёвый, и вкусно всё. Даже школа так уж настроения не портила. Не, портила, конечно, но не до тоски, что бы прям выть хотелось.

– Да ладно, не хмурься, прорвёмся! – рассмеялась Алёна. – Думаешь, мне туда хочется? У меня вон в одиннадцатом классе «Б» Сашка Конопатов опять что-то затевает. Так косился, что я уж и стул проверила и стол, и доску, вроде пока ничего, но точно что-то будет, хоть прямо на работу не ходи!

– Эх, если бы мы могли помочь с теми, кто Алёне мешает жить! – размечтался Бэк. – Так пришли бы с ней, и ррррррр!

– Ты уже туда ходил, помнишь? – Урс насмешливо клацнул зубами над ухом приятеля. – Чуть в отлов не попал. Есть вещи, где люди сами разбираются, а мы можем только помочь прогнать вред, который им могут нанести.

– Это как? – удивился Бэк. Он про тот момент вспоминать не любил, сразу мёрзнуть начинал, словно опять стоит на морозе и понимает, что сейчас появится кто-то, кто его может погубить.

– Я тебе покажу потом, если увижу. Сейчас этого нет, – Урс хорошо знал, как пахнет, выглядит и ощущается человеческая тоска.

Бэк уважительно покосился на друга. Собаки в курсе, что псы-хранители видят больше, чем все остальные. Да и знают больше. Например… Бэк помялся. Был вопрос, который его мучил давно, но вот можно ли спросить, он не знал.

– Что? – Урс покосился на Бэка. Они сидели рядом на лоджии и смотрели в тёмное небо, где зажигались далёкие звёзды, и уже выплывала луна. Бледный и холодный свет луны испокон веков на собак действует странно, вот и сейчас помог Бэку всё-таки задать свой вопрос.

– Говорят, что вы живёте дольше и знаете больше, чем остальные. Скажи… А… А что потом? Ну, когда мы добегаем до самого конца? Просто ничего? Пустота?

Урс помолчал, покосился на Бэка и вздохнул. – По-разному. Зависит от людей. Да и от нас немного. Но, больше от них… – он кивнул в сторону комнаты, где в самом разгаре был праздник противоядия школе.

– Как это? – Бэк очень волновался. Он бы и вовсе не спросил, если бы Урс ему не напомнил, как он убежал зимой и попал в школьный двор. Тогда он как-то остро почуял страх окончания пути, словно пахнуло холодом ледяной, вечной и безнадёжной пустоты.

– Мы дарованы людям. Зависим от них. Не только чтобы еды дали, нет. Если тебя никто не любит, и ты не любишь сам, ты уходишь в пустоту. А если есть любовь, то мы уже с ними. Это такая штука, которая привязывает лучше веревок и цепей, она сильнее всего на свете. Если ты согрет этим, то такое тепло не пропадает, и никуда не девается, даже если твой путь закончен. Ты просто будешь ждать своего человека. Того, кого любил, и того, кто любит тебя, кто дал тебе кусочек своего тепла! – негромко ответил Урс. Он знал, что Бэк этот вопрос когда-нибудь обязательно задаст. Все псы спрашивают рано или поздно.

– Аааа, а если они забудут? Если заведут кого-то другого? – Бэк в волнении переступил широченными передними лапами. – Если это тепло остынет?

– Глупый. Оно не остывает, его невозможно забыть, потерять или утратить. Это или есть, или нет. И любовь никуда не исчезает. Никогда. Она бессмертна. Даже когда погаснет свет, останутся те, кто любит.

– Даже когда погаснет свет? – cовсем тихо проговорил Бэк. Он смотрел на луну и звёзды так, словно первый раз их увидел. – Так бывает?

– Да. Так когда-то будет. И они будут! – Урс кивнул в сторону людей. – И мы. Если нас любят, это не может исчезнуть никогда. Это единственное, что неизменно в жизни любого пса.

Бэк сидел притихший, словно оглушенный тем, что услышал. – А я? А меня любят? – вдруг подумалось ему.

– Конечно! – Урс подтолкнул друга носом в плечо, безошибочно угадав его мысли. – Даже я нашел ту, которой нужен по-настоящему. Это счастье, знаешь ли. Сколько собак уходят в пустоту, просто потому, что никому не нужны и их никто не согрел! Ладно, давай-ка пойдём к нашим людям, а то Мышь, наверное, уже всех замучила. – Урс встал, вильнул хвостом, подбадривая встревоженного разговором Бэка и прислушался. – А кстати, что-то тихо… Если бы она была у стола, было бы слышно! Где Мышь?

Оба пса переглянулись, и рванули на поиски.

– Чего это у нас конница по комнатам скачет? – Алёна недоуменно оглянулась на псов, промчавшихся мимо плечом к плечу. – И обратно…

– Тааааак, моё чувство самосохранения уже просто вопит на ухо, что надо бы уточнить, а где это наша кошечка? – Павел быстро встал и только шагнул за псами, как грохот в дальней комнате заставил квартиру содрогнуться, а бокалы на столе звякнуть мелодичным и тревожным звоном. – Дааа, чувство самосохранения у меня есть, но оно такое медлительное, оказывается… За обычной кошкой не успевает!

– Да разве ж это обычная кошка… – прошептала Матильда Романовна, оглядывая обрушенную верхнюю часть шкафа, разбитый ею в щепки стул, и невозмутимую Мышку восседающую на обломках. – Это тайфун какой-то! Ураган с наводнением и цунами! – причем, в её голосе звучало невольное восхищение такой изумительной концентрацией разрушительного воздействия, каким-то чудом впихнутой в столь миниатюрное и элегантное существо.

– Мышенька, как же можно было свалить секцию от шкафа? – ахнула Марина Сергеевна.

– Да запросто! Сборщики её не закрепили, вон, винты внутрь вложены. Бракоделы! А ты ещё ничего туда не раскладывала, не заглядывала, наверное… – Алёна вдруг представила, что было бы, если бы бабушка начала укладывать вещи, и верхний шкафчик бы упал на неё. – Ой, Мышка, солнышко моё! Какое счастье, что ты её обвалила! – она обнимала бабушку, а тут ещё и кошечку подхватила на руки и нежно погладила взъерошенную шерстку. – Умница ты моя! От какой беды спасла!

– Так, а вот с этого места поподробнее! Так значит, лазить за шкафы и отодвигать их можно? Спасла? Значит, это делать можно и нужно! И вообще, наверняка это собаки делают? Да ещё их за это ещё и хвалят? – изумилась Мышь. Расчетливо вывернулась из объятий хозяйки и отправилась к опешившим псам с претензией. – А почему вы мне не сказали? Вот же важное и полезное дело!

– Всё, мы пропали! – обреченно вздохнул Урс. – Ааааааууууу!!! – тихо, но выразительно проскулил он.

– Вуууууу!!! – присоединился к нему Бэк, сообразивший, что теперь Мышь будет застревать за всеми имеющимися в наличии шкафами, шкафчиками и тумбочками в поисках своего важного и полезного дела.

Глава 4. Визит, полезный во всех отношениях

Осень пришла в парк осторожно. Незаметно вплела в березовые листья ленту-другую золота, тронула клёны, бросила на землю каштановые колючие плоды, падающие с глухим стуком и открывающие белоснежную оболочку ядрышка, блестящего драгоценным расписным переливом.

Лёха и Андрей развлекались, собирая каштаны и швыряя их в пруд, кто дальше, а потом брели домой, волоча тяжеленные рюкзаки с учебниками и тетрадями. Нет, разумнее было бы отнести рюкзаки, оставить их дома, а потом погулять, но, если Лёху без проблем отпускали, то на родителей Андрея слово «погулять» наводило какие-то странные ассоциации.

– Догуляешься… Нечего шататься по улицам, делом займись!

Как будто никогда сами не собирали каштаны, не пинали золотые листья, не болтали с приятелями просто так… Словно со взрослением наступила полная амнезия и они напрочь забыли, как эти простые и немудрящие вещи важны и нужны человеку в тринадцать лет.

– Тебе везёт! Твои нормальные! – вздыхал Андрей, – А меня мама водит к какому-то этому… Психологу или психоаналитику.

– Зачем? – удивился Лёха. Ему казалось, что это для людей, у которых есть в этом какая-то надобность.

– Как зачем? – Андрюха закатил глаза и с выражением процитировал: «Базовый конфликт подросткового возраста – конфликт между потребностью в инстинктивной свободе и потребностью в социальной адаптации. Внешние проявления конфликта – подростковая лабильность аффекта»!

– Чё? – Леха с опаской посмотрел на приятеля. – Чё это было такое сейчас?

– Не понял? – Андрей с надеждой покосился на приятеля.

– Почти ни слова! – честно признался Лёха.

– Я тоже. Думаю, что этот… Как его… К которому меня мать таскает, тоже ни бельмеса не понимает в том, что бормочет. Да не смотри так, я просто запоминаю легко, а эту галиматью слышал уже не знаю сколько раз! Суть в том, что подросток, который ведёт себя нормально – больной подросток. Если ты сейчас пытаешься чего-то исключительно возмутительное сделать, то с тобой всё в порядке, а если ничего такого не творишь, то кирдык, это всё копится, копится и потом кааак взорвётся!

– Так натвори чего-нибудь, если им так легче будет! Я-то уж думаю, что тебя пора в озеро макнуть, чтобы оклемался, а тут всего-то… – облегченно вздохнул Лёха.

– Ты не дослушал. Суть у этого спеца сводится к тому, что если творишь, что-то этакое, то надо пропить таблеточек! Я могу, конечно, изобразить чё-нибудь, но этот псих, который психоанализом мается, радостно мне какой-нибудь дряни понавыпишет! Он аж в самой АмериГЕ учился, понабрался там… – Андрей скорчил рожу. – А уж когда он у меня уточнил, насколько я комфортно чувствую себя ээээ, ну как бы это… В своем теле… Я думал попросту сбегу!

– А в каком теле ты ещё можешь быть? – ошалело уточнил Лёха.

– Блин, ну ты чё? У них же там, – взмах головы с рыжими вихрами чётко указал на запад, – Мода новая. Если что не так, это из-за пола! Срочно надо менять! Этот болезный, – новый взмах указал направление, где болезный психолог обретался, – Понаучился там всякому бреду и вернулся нам впаривать! А моя мама прям в рот ему смотрит! У неё все подруги к этому балбесу детей таскают, ну и меня ясен перец туда же! Короче говоря, он намекал, что может, мне пол надо сменить… А то я как-то очень уж тихо себя веду.

Некоторое время у Лёхи никаких приличных слов не было, а междометия, которые вырывались из глубины сознания, не полностью отражали его отношение к фактам.

– Эээээть! Слушай, а у меня идея! Давай я тебя с бабкой своей познакомлю! Она шикарный адвокат и просто клёвая! Я так думаю, она сообразит, как тебя от этой фигни избавить! – наконец сообразил умный Лёха. Андрей подумал и согласился.

– Хуже-то всё равно не будет! – рассудил он.

Матильда Романовна с Мариной мирно пили чай на лоджии, когда Лёха приволок соседского рыжего, абсолютно нормального на вид мальчишку, и тот густо покраснев, изложил суть вопроса. Когда паренёк замолчал, у Матильды Романовны вырвалось несколько фраз не сильно подходящих для нежного сознания подростков, но воспринятых ими с восторгом!

– Таааак! Как фамилия этого замечательного специалиста? – Матильда старательно записала данные психоаналитика, а потом решительно открыла ноутбук. – Мариночка, ты пока не накормишь наших юношей? Мне тут надо бы немного попотрошить данные и кое с кем связаться… Ишь ты… сморчок фрейдовский безграмотный!

Андрей только глазами хлопал, глядя, как на экране ноута перед почтенной дамой из тех, которые и к компу подходить боятся, а вдруг укусит шайтан-машинка, стремительно мелькают какие-то базы, таблицы, списки данных…

– Нифига себе! – он с невольным уважением глянул на Лёху. – Ну и бабуля у тебя!

– А то! Знай наших! – Лёха был в Матильде абсолютно уверен! А она подхватила трубку домашнего телефона, по памяти набрала номер и затараторила:

– Ванечка, радость моя, здравствуй! Да, я конечно… Ты не фатально занят? Да? Тогда, пожалуйста, проверь одного интересненького мальчика. Психологией занимается. Приехал мальчик из Штатов модный такой, что аж сверкает и светится, и практикует тут у нас дремучих почём зря. Рекомендует подросткам некие препараты… Бормочет о трансгендерном переходе. Причём, в нашем случае, по отношению к пареньку абсолютно и несомненно мужеского пола! Что-то мошенничеством попахивает. Да, милый, да, уже воняет просто. Ага! Он самый. Рекламы полно, клиентов воз и три тележки. Именно. Я в тебя верю, Ванечка!

– Вот ведь какая забавная штука, ребятки мои дорогие! Для того, чтобы открыть кабинет и вести приём, психоаналитику или психологу у нас никаких лицензий и сертификатов не нужно! Надо лишь профильное образование. Нет, можно конечно и сертификаты получить, но необязательно ни разу. Посему нанесло кучу. Нет, реально кучу всякого такого… как бы повежливее-то… Короче говоря, практически любой бездарь и олух-недоучка может получить диплом психолога и начать приём. А этот хитросделанный специалист пошел на гениальный макретинговый ход – поехал в Штаты и там курс-другой лекций послушал. Получил бумажку, и заделался крутым спецом! Вернулся и начал стричь купоны! Судя по тому, что на его сайте накарябано – он полуграмотный. Все отзывы исключительно восторженные, и писаны в одном стиле, вплоть до последней запятой. Зато сайтик красивенький, дипломчик американский в рамочке, паренёк ушлый с улыбочкой, всё как полагается! Ну, болтать-то у нас не запрещено, а вот препараты серьёзные рекомендовать, да ещё подросткам, это уже интересно! Да и гендерный переход в моде в Штатах, это он не учёл, что у нас народ на порядок более здравомыслящий! – Матильда хищно усмехнулась. – Ишь ты… Нашел поле чудес… Продавец медицинских услуг! Эх, мальчики, настоящий, грамотный психолог – это редкость на вес золота. И такой после разговора с тобой, честно объяснил бы твоей маме, что никакой нужды в его услугах у тебя нет. У такого и без тебя хватало бы клиентов, которым реально нужна помощь, и деньги просто так тянуть настоящий профи не будет – репутация ему дороже!

Андрей был впечатлен! И особенно после того, как Матильда Романовна с Мариной, конечно же абсолютно случайно, встретились с его мамой в лифте и разговаривая между собой о мошеннике-недоучке, упомянули знакомую ей фамилию. Мама, разумеется, встряла в разговор и сообщила о своём несогласии, а в ответ ей с сочувственным видом сообщили такую кучу фактов, найденных незнакомым, но трудолюбивым Ванечкой, что мама, в гневе ворвавшаяся в дом, и выхватившая смартфон как гранату, высказала много прекрасных слов этому самому специалисту!

– Лёх, у тебя не бабка, а чудо просто! – Андрей по-турецки сидел у Лёхи в комнате на полу и начёсывал Бэку загривок. – И собаки классные! И кошь! Блин, ну почему мне ничего не заводят?

– А почему, кстати?

– Да грязь, прогулки, ответственность… Ла-ла-ла… Всё как всегда. Собаки глупые и грубые.

Псы переглянулись.

– Непорядок! Надо исправлять! – решил Урс. – Такой парень подходящий и неособаченным ходит!

Повод представился скоро. Соседка была полна благодарности и признательности к милейшим бабушкам, так вовремя раскрывшим ей глаза на жуткого мошенника! А раз так, ей хотелось их как-то отблагодарить.

– В гости к вам? Ульяночка, мы бы с удовольствием, но у нас как раз семейное мероприятие намечается, поэтому мы вас приглашаем к себе! – Матильда предпочитала добивать врага на своей территории. А в том, что дамочку надо добить, она не сомневалась! – Ещё начнёт следующего психолога искать для абсолютно нормального парня! Не стоит вглядываться в бездну, иначе она начинает вглядываться в тебя, – процитировала она сама себе великого философа. К тому же ходить в гости к сыроеду… Это как-то очень уж рискованно!

Отлично накрытый стол был осмотрен Ульяной с вежливым интересом. Увидев, это для неё специально приготовлены сырые овощи, зелень и фрукты, она разулыбалась, и хотела было по обыкновению своему начать просветительскую деятельность о пользе сыроядения, но ей не дали ни малейшего шанса. Дамы заранее прикупили рулончик миллиметровой бумаги, и часть его использовали для построения плана застольной беседы. Да так успешно разговор срежиссировали, что Ульяна только глазами хлопала, внимая то замечательным рассказам Матильды из своей адвокатской практики, то Марине Сергеевне, поведавшей о нескольких случаях с её знакомыми, которые общались с действительно профессиональными психологами, которых вообще-то ищут по необходимости, а не потому что у всех подруг уже дети туда ходят, а твой ещё неохваченный. Потом подключалась Алёна, с лёгкими намёками о том, что вообще-то с подростками родителям хорошо бы почаще разговаривать, да не тогда, когда какой-то ужас с человеком происходит, а просто по жизни. Всё было преподнесено легко, мило, и ненапряжно. В результате Ульяна уверилась, что она умница, что прямо сразу поняла, что тот к кому она сына водила, оказался вовсе и не специалистом, да и вообще, сын-то у неё весьма и весьма неплохой, и не требуется ему пока никакой такой специальной помощи! Мальчишки, наевшись до состояния, когда уже больше просто ничего не помещалось, улизнули в комнату к Лёхе, а Ульяна и её муж начали жаловаться на то, что не представляют, как с сыном говорить. О чём?

– Да о чём угодно! Он же у вас умница! И хорошо бы интерес общий. Ну, вот хоть собаку завести…

Алёна лучезарно улыбаясь, филигранно вела партию сообразно роли опытного педагога.

– Ой, да нууу, возня, грязь, прогулки… – ожидаемо заныли соседи.

– Да где же вы у нас грязь-то видите? – удивился Павел. – Псы умнейшие создания! Да, щенок маленький будет пачкать какое-то время, не без того, но дальше-то сплошные плюсы. Паренёк учится ответственности, двигается на порядок больше, с дурной компанией не свяжется, просто потому, что некогда будет. Да и интересно ему это! Аж глаза загораются при виде наших.

– Ну, не знаю… Мне всегда казалось, что псы неумные, воняют, лают! – Ульянины родители никогда не позволяли доченьке и близко к противным и опасным тварям подходить, вот и выросла она с такими убеждениями.

– Да что вы! – рассмеялась Алёна. – Урс, принеси, пожалуйста, мой блокнот из комнаты! На тумбочке лежит.

Ульяна только успела вежливо растянуть губы в недоверчивой улыбке, как из комнаты появился огроменный пёс, аккуратно несущий в зубах блокнот.

– Да вы его специально натренировали! – не поверил Сергей – муж Ульяны.

– Нет. Но, вы можете сами что-нибудь попросить, – Алёна нежно погладила Урса.

– Думай уже скорее! Проверяльщик, тоже мне! – ухмылялся Урс.

– Я в прихожей сумку оставил. Может пёс её принести? – наконец озарило Сергея.

– Принеси, пожалуйста!

Урс только фыркнул, и через несколько секунд сгрузил в руки гостю его небольшую сумку.

– Потрясающе!!! Но, это наверняка уникальный пёс!

– Конечно уникальный, у нас других нет, – рассмеялась Марина Сергеевна. – Это вы можете проверить на Бэке.

– Ааа, а можно мне что-нибудь из кухни принести? – загорелась Ульяна. С неё разом слетело снисходительно-вежливое выражение, загорелись глаза, заулыбалась хорошо, не выучено-любезно, а так, как улыбаются по-настоящему. – Яблоко, к примеру…

– Бэк, яблоко из корзины, пожалуйста! – скомандовал Павел.

– Ой, ой, мамочки! Так и принёс! Серёж, ты посмотри, он мне яблоко принёс! А погладить его можно? – Ульяна коснулась черной короткой шерсти на голове пса, первый раз в жизни погладив собаку.

– Они даже кошку у нас воспитывают, – рассмеялась Алёна, когда гости убедились в наличии у собак ума. – Мышенька, позови, пожалуйста, Лёшу.

Красивая молоденькая кошечка тут же прыгнула в коридор и очень скоро вернулась обратно, упираясь лапами изо всех сил и намертво повиснув на штанине Лёхи.

– С ума сойти! – прошептала Ульяна, глядя, как кошка, дотащив смеющегося паренька до стола, отпустила его одежду и устроилась рядом с псами, точно скопировав их позу – села ровненько, уши насторожила, и уставилась на хозяев в ожидании команд.

Ульяна была в восторге, особенно от поведения лохматого Урса, который не сводил глаз с хозяйки.

– Да, стоит завести собаку, чтобы хоть кто-то так на меня смотрел! – подумалось ей. – И Андрону как раз хорошо будет! Надо подумать, да и посоветоваться кое с кем! – она призадумалась, что скажет о собаке её наставница по йоге, машинально взяла с блюда нежнейшую выпечку и очнулась только когда потянулась за следующим куском. – Ой, да что же это я?

– Милая, послушайте опытного человека! Вы – красавица, и умница, так не мучьте себя лишними ограничениями, и для здоровья польза условная, и для характера испытание лишнее, а уж для мира в семье и вовсе фатально! – улыбнулась Матильда Романовна, незаметно подмигнув очень вдохновившемуся этими словами мужу Ульяны.

– Как думаешь, что-нибудь поймут? – Бэк с Урсом вежливо провожали соседей, выйдя к дверям, и Бэк решил уточнить у более опытного коллеги результат их усилий.

– Сразу вряд ли… Они же люди, сейчас начнут обдумывать, крутить в голове так и этак, раскручивать на кусочки, пока не забудут, о чём в начале-то думали. А то ещё и откинут хорошую мысль. Так что надо будет при встрече ещё поразить воображение!

– Да уж, так восхищаться такой ерундой… Поразить их несложно! – пофыркал Бэк. – Стоять! – рыкнул он в сторону незаметно крадущейся к входной двери серой бесшумной тени. – Ишь ты! Как только глаза отвели, уже куда-то намылилась.

– Я не намылилась, я тоже на прогулку хочу! Вас же сейчас поведут, а я? Почему меня не берут, если я тоже собака? – Мышь внимательно вслушивалась в разговоры людей, и сделала вывод, что собак надо выгуливать, а раз так, то и её тоже!

– Нееееет! – Урс помотал головой. – Ты это… Ты ещё щенок! Щенкам пока нельзя!

Бэк активно закивал головой.

– Точно-точно! Никак нельзя!

– Как же трудно! Всё, что не хочется, делать надо, а всё что хочется, почему-то нельзя-нельзя! Жизнь несправедлива! – Мышка сидела на шкафу около заветной решетки вентиляции и внимательно вслушивалась в едва заметный шорох, доносящийся оттуда. – Хорошо хоть про это никому не сказала, а то выяснится, что и тут всё нельзя! Я уж сама всё выясню, сделаю, а потом уточнять буду!

Глава 5. Чутьё хранителя

Светлана всё-таки заставила себя оплатить услуги уборщиц, которые выдраили всю квартиру, работы у них было прилично, и сумма оказалась соответствующей. Зато можно было пригласить Вадима домой и познакомить с родителями. И прошло-то всё вроде благополучно, только вот предложения руки и сердца почему-то так и не последовало. Возможно, в дело вмешалась мерзкая грымза – Вадимова мать! Зачем, спрашивается, она припёрлась из своего дома в Испании? Сидела там и пусть бы сидела! На первый взгляд тётка ухоженная, приличная, моложавая, разговаривала нормально, улыбалась даже, только вот странно так посмотрела, когда Вадим сам тарелки убирал после ужина. А чего, это Света что ли должна делать? Не хватало ещё! Ну, ничего, ничего, мамаша Вадима свалила обратно, и всё наладится! А уж она, Светлана, точно настоит на замужестве.

После свадьбы младшей сестры Светлану захватила идея срочно выйти замуж! Тем более, что мать, временами наведываясь к бабке и Ленке, приезжала с умопомрачительными новостями. И квартиры теперь рядом, и этот, как его… Павел. Он, оказывается, и не прощелыга вовсе, да, не Светиного уровня, разумеется, но вполне ничего себе зарабатывает.

– Правда, там два довеска. Свекруха и какой-то сопляк – родственник, так что долго они мирно не проживут! – утешала мама Светлану. – Да и у бабки нашей характер тот ещё! Переругаются скоро!

Только неделя шла за неделей, уже и осень глубокая наступила, а у Ленки, похоже, ни ссор, ни развода не намечалось.

– Небось, используют Ленку как прислугу для свекрухи и мальчишки! – решила Светлана. Ей так понравилась нарисованная её воображением картина, что она решила лично напроситься к бабке в гости и полюбоваться на это. Она уже почти отрепетировала разговор с бабкой, но, после звонка Вадима с приглашением поговорить, напрочь про это забыла. Ну, конечно же! Он собрался сделать ей предложение!

Вадим почему-то в ресторан не пригласил, цветов и коробочки с кольцом видно тоже не было, а у него дома было непривычно чисто и пахло чужими духами.

– Свет, я хотел тебе сказать, что благодарен тебе за время, которое мы провели вместе, но я встретил другую девушку, и прошу тебя забрать свои вещи из моей квартиры.

Шок от услышанного Светлану почти оглушил. Дальнейшее она помнила с трудом. Судорожно схватив в охапку несколько своих вещичек, она напоследок швырнула в гада какую-то дурацкую статуэтку, попавшую под руку, к сожалению, не попала! А потом выскочила из квартиры, словно за ней собаки гнались.

– Предложение он мне делать будет? Урод! Гад последний! – выла Светлана в машине. Хорошо хоть каким-то чудом доехала до дому, не разбив новую тачку. Дома никого не было, а пустым комнатам рыдания Светланы были совершенно не интересны. Звонить родителям? И услышать чудную фразу о том, что мать предупреждала? Неееет! Диванная подушка промокла от слёз и перепачкалась косметикой так, что теперь напоминала произведение перестаравшегося от творческого напряжения авангардного художника! Каким образом подлый Вадим, его гадина-мамаша и всё эта ситуация связалась с Ленкой, никто бы понять не смог, никакой логике это явление не подчинялось, но вот как-то так вышло, что за долгое время Алёна услышала первый звонок от старшей сестры, напоминавший вой корабельной сирены с вариационными подвываниями и горестными всхлипываниями.

– Свет, что случилось? Все живы? Мама, папа? А что? Ты? Что с тобой? – Алёна машинально опустилась на стул, едва не сев на Мышку, и поискала глазами воду. – Подожди, тебя жених бросил?

– Дддддаааааа! Радуйся теперь! Хоть в чём-то ты меня обставилааааа! – провыло из динамика смартфона.

– Ууу, как всё запущено! – вздохнула Алёна. – Так, маме трубку дай. Никого нет?

– Нееееетттт! – Светке было так плохо, что она первый раз в жизни позвала Ленку! – Приезжаааай!

– Хорошо, я сейчас приеду, только не плачь так, это ведь и заболеть можно!

Алёна прикинула маршрут. Дождь в Москве решил сделать из города нечто вроде Венеции, залито было всё, машины ползли неспешно и печально, так что, наверное, проще на метро.

– Урс, нет. Я не гулять, я к Свете. Бабушке потом позвоню, у них с Матильдой гость, не хватало ещё их нервировать. Ты за старшего! – она погладила собак, машинально вытряхнула из сумки Мышку, которая теперь всячески стремилась выйти на прогулку и поэтому каждый раз надеясь, что её не заметят, ныкалась в сумки и рюкзаки членов семьи. – Не-не, тебе там не понравится. Мышенька, побудь дома. Всем пока!

В доме сразу стало тихо и грустно. Бэк расстроено отправился к лежанке, Мышь смылась к своему любимому шкафу и привычно приникла к вентиляции, а Урс устроился у дверей.

– Странное чувство. Знакомое и нехорошее. Только ещё дальнее. Может, обойдётся? – он маялся предчувствием чего-то опасного до прихода Павла.

– Ну, что, заскучали? Да, знаю, что Алёна к сестрице своей поехала. Вот же спасательница она у нас! – Павел сразу обратил внимание, что Урс ведёт себя странно, просто места себе не находит.

– Что такое? Эх, жалко, ты говорить не умеешь!

– Да я-то умею, только ты не понимаешь! – поганое ощущение никуда не девалось, оно нарастало внутри, словно снежный ком, не давало остановиться, лапы сами несли его к входной двери.

– Ты погулять хочешь что ли? Так рановато…

– Выпусти! Выпусти меня скорее! – Урс недвусмысленно показывал на входную дверь.

– Ну что же, бывает. Приспичило! Ладно, пошли погуляем? Дождь вообще-то, ну ничего, сделаешь свои дела и быстренько назад! – Павел нехотя оделся, прицепил поводки обоим псам, привычно перехватил устремившуюся к двери Мышку, и вышел на лестничную клетку. Пока он закрывал дверь, Урс, едва сдерживался, к лифту приволок Павла силой.

– Что-то случилось? – Бэк друга в таком состоянии ещё не видел.

– Да. Нет. Пока не случилось, но что-то будет! – Урс не мог себе позволить отвлекаться. Угроза не уменьшалась, никуда не девалась, нет, она нарастала, это он чуял так же отчётливо, как и мы ощущаем порыв холодного ветра.

– Урс, да что с тобой! Куда ты меня тянешь? Погоди, сейчас я тебя отпущу, и ты все дела сделаешь! – Павел привычно щёлкнул карабином поводка и в следующий миг пёс рванул, словно стрела, пущенная из лука. – Стоять!! Урс, стоять!

Чутье хранителя настроено на его человека как стрелка компаса на север. Урс мчался, не разбирая дороги, легко перескакивая мокрые кусты, не обращая никакого внимания на людей, и собак. Времени у него оставалась всё меньше и меньше, оно заканчивалось, истончалось, становилось почти прозрачным…

У Алёны, когда она в квартиру вошла, возникло ощущение, что её сейчас смоет солёной приливной волной, и будет она плавать в море слёз!

– Кто там в море слёз плавал? Алиса! Точно, Алиса в Стране Чудес! – Алёна быстро включила чайник, подивившись тому, что в квартире гораздо чище, чем в прошлый раз, правда, мойка на кухне опять забита грязной посудой до подвесных шкафчиков. Она накапала валокордин в чашку и заставила зарёванную до полной неузнаваемости Светку выпить лекарство.

– Ззззачем ты приехххалаааа? Полюбоваться, как мне пппплохххххооо? – нелогично провыла старшая сестра.

– Ты сама позвала, вот и приехала! – вздохнула Алёна. – Ну, всё, всё, ты же завтра на работу идти собираешься, надо успокаиваться, а то лицо в порядок не приведёшь!

Единственные слова, которые могли остановить Ниагарский водопад, были произнесены и услышаны!

– Ой, на работу надо же! Зеркало! Ой, мамочкииии! Ленка, лёд! Дай скорее лёд! – Светлана к облику относилась трепетно, уход за кожей осуществляла старательно, а тут такой кошмар! Ещё будут сплетницы и завистницы трепать языками о ней! А проклятый Вадим? Он никак не должен увидеть, что она переживает! А вдруг его новая девка работает вместе с Вадимом? И, выходит, и с ней тоже?

– Дааа, тайфун отдыхает! – Алёна только успевала подносить лёд, полотенца, и какие-то притирания в ванную, где Светлана пыталась привести себя хоть в относительный порядок.

– Сон! Вот что меня спасёт! Так, выметайся, я выпью снотворное и лягу! Я ему ещё покажу, как меня бросать! Гад ползучий! Это ж он не просто так отпуск перенёс, со мной в сентябре не поехал! Это он, небось, с новой пассией уже тогда куда-то собрался! Я ему отомщу! – шипела Светлана.

– Свет, да и скатертью дорога ему. Чего ты ещё будешь на всяких дурней время тратить? – попыталась угомонить старшую сестрицу Алёна.

– Это ты у нас добренькая, типа всех понимаешь и жалеешь. Чего ты припёрлась? Чтобы муж и бабка думали, что ты героиня? Вали отсюда, мне твоя жалость сто лет не нужна!

– Как скажешь! – Алёна пожала плечами, быстро собралась и вышла. – Что же я так устала-то? Вроде, ничего такого не делала, а словно все силы из меня выкачали! – скандалы она не переносила, и теперь ей казалось, что на плечах не ремешок сумочки, в горы громоздятся, и с каждым шагом становятся всё тяжелее и тяжелее. – Что-то, видимо, надо менять в жизни. Она и без меня управилась бы. Ну, порыдала, посуду бы побила… Глядишь, и полегчало бы ей. А так что? – вагон метро покачивало, толпа, плотно набивавшаяся в час пик, уже схлынула, и Алёне даже удалось сесть, правда, она чуть не пожалела об этом.

– Лучше бы стояла! Усилий на подъем прикладывать бы не пришлось! Так, ладно моя остановка. Сфокусировались иииии… Встали! Да что ж такое-то! Словно мне сто лет исполнилось, и последние восемьдесят из них я мешки таскала! Так, я уже половину пути осилила! Ещё немного и уже почти скоро дома!

Переход в метро, ещё остановка и Алёна с облегчением вышла на свежий воздух и холодный осенний дождь. – Так треть пути осталась, даже меньше! Что-то я себя напоминаю усталую змею, ползу, ползу, и конца-краю этому не видно. Прямо какой-то выползень подкустовный!

На автобус она, конечно же, не успела, и мрачно поёжилась. – Хорошо хоть крыша есть над остановкой! Всё не так мокро и мрачно. Ничего-ничего… Уже почти совсем скоро я приеду домой. Пашку обниму, пожалуюсь на то, что сил как-то не осталось, собак поглажу, бабушка чаем напоит, глядишь, и полегче будет. Матильда Романовна, будет рассказывать про генерала-соседа, с которым она недавно познакомилась и зачем-то охмуряет, а Лёха про козни нашей замечательной химички! Мышь опять полезет в сумку… – Алёна изо всех сил барахталась, старалась выплыть из холодного и тёмного потока усталости, и у неё почти получилось! Но чей-то ворчливый и брюзгливый голос, откинул её из близкого тепла обратно, в мокрую и промозглую действительность.

– Ишь ты! Молодая девка, а скукожилась, словно старуха стоит! Небось, работает секретуткой какой-нибудь, в офисах, маникюром бумажки перекладывает! А туда же! Устала она!

Алёна старательно делала вид, что не слышит, но плотная, добротно одетая тётка, словно перфоратором вгоняла слова в сознание. – Работать не работают, дело не делают, задом только перед начальством крутят, и всё туда же, устала она!

– Светка бы ей уже в морду вцепилась бы! Надо бы взять пару уроков моральной самообороны, а то что такой талант у сестрицы даром пропадает, – обессилено подумала Алёна, закрыла глаза и прислонилась плечом к прозрачной стенке.

– Скорее, скорее, времени почти нет! – Урс был в отличной форме, но давно так не выкладывался. Он видел хлипкий прозрачный навес, где люди обычно ждут большие машины, и уже понял, что должно произойти. В голове чётко отражалась картинка.

Алёна ничего не успела понять, когда рядом вдруг появился огромный мокрый пёс, едва переводящий дыхание.

– Урс? Ты откуда здесь? Что случилось? Куда ты меня тянешь? Урс!

– Вот! Понаразводили всяких поганых тварей! Да ещё без поводка и намордника выпускают! Да я сейчас полицию вызову, пусть его отстрелят, раз не можешь его содержать по правилам! – тётка с возмущением гомонила что-то под крышей остановки, выкрикивая угрозы вслед анемичной девке, которую пёс уволакивал подальше. Она собак терпеть не могла, видела в них всевозможные угрозы и грязь, и вела непримиримую войну с местной дурочкой, которая подкармливала каких-то блохастых тварей за гаражами, лечила их и пристраивала таким же психам! Тётка погрозила кулаком в сторону дуры с собакой, а потом истерически заверещала, замахала руками, потому что этот кошмарный пёс, оставив девку за первыми деревьями, в два прыжка вернулся и, схватив её за рукав пальто, выволок под дождь.

– Урод! Пшел вон! Тварь вонючая! Рукав порвёшь! Ты чё! Полиция! Полиция! Помогите! Бешеный пёс напал! Дура, всё, теперь не отвертишься, я до тебя доберусь! Ты мне за всё заплатишь! Псу твоему каюк и тебе тоже! – вопила тётка, а новенькая красная Ауди, с подвыпившим парнем за рулём, который радостно подпевал залихватскому рэперу, что-то гомонившему в динамиках, уже разогналась на предельной скорости по мокрой дороге. Послушно повинуясь небрежному повороту руля, ауди лихо пошла на обгон, машину закрутило, визг тормозов полностью заглушил пронзительные вопли тётки.

Ауди внесло на автобусную остановку, впечатало в неё, и хлипкая конструкция попросту перестала существовать. Остались только покорёженные конструкции и сорванная, улетевшая от удара крыша.

Алёна как стояла, схватившись за дерево, так и сползла вниз, угодив коленками в холодное мокрое месиво мокрой земли и опавших листьев. Рядом на одной ноте подвывала тётка, до которой медленно, но верно доходило, что она только что стояла там, на том самом страшном месте! Бешеный пёс, только что спасший ей жизнь, сочувственно обнюхал её лицо, потыкал носом в плечо, намекая, что хорошо бы встать, и исчез, кинувшись к деревьям.

– Урс, да как же ты тут оказался… – Алёна перевела взгляд на искорёженную, смятую машину и выхватила смартфон, набирая номер экстренного вызова. Позвонить и рассказать, что случилось она смогла, а дальше просто плакала, обняв своего пса-хранителя, каким-то чудом успевшего её оттащить от остановки, чуть не ставшей для неё смертельной ловушкой.

Глава 6. Очень вредная тётка

Алёна не могла отвести глаз от спешно приехавших полицейских, которые пытались достать пьяного парня из машины.

– Придурку дико повезло, что и сам жив остался и не убил никого! – переговаривались они. – Да, поломало немного, но не фатально!

Тётка, которую Урс оттащил, уже сидела на скамейке неподалёку от Алёны и Урса, успокоиться у неё никак не получалось, плакала, и всё пыталась заговорить с Алёной.

– Вам плохо? – Алёна видела, что человек не в себе, и соображала, а не стоит ли позвать кого-то из медиков, которые приехали к месту аварии.

– Ннеееттт… Мне не плохо, мне хорошо… – едва выговорила тётка, не сводя глаз с Урса. – Как же это? А? Это же твой пёс? А как он тебя нашел?

– Мой. Сначала я его на дороге нашла, а теперь он меня. Видите, как странно получается, – Алёна гладила мокрую шерсть на голове пса. И тут в её руке зазвонил смартфон. Надо же, она и забыла, что, позвонив в полицию, так и зажала его в руке.

– Паш?

– Алёнушка, милая, ты только не волнуйся… У нас тут Урс убежал. Прости меня, он так рвался, я решил, что ему по нужде срочно надо, а он кинулся куда-то сломя голову и я его не могу найти. Пока не получилось, но не волнуйся, мы его обязательно найдём!

– Не надо.

– Что? – Павел решил, что ему померещилось. – Почему?

– Паш, Урс со мной. Я была на остановке у метро, он примчался и вытащил меня, потом ещё одну женщину оттуда же уволок, а через пару секунд в навес машина врезалась. Там всё всмятку, Паш. Меня бы не было уже! Пааааш, приезжай, забери нас с Урсом! – Алёна наконец-то расплакалась по-настоящему, то просто слёзы катились, как дождевые капли, а тут уж включился водопад со всхлипываниями.

Потрясенное молчание в смартфоне сменилось воплем о том, чтобы она никуда с места не сходила, потому что он уже едет!

– Куда я платки дела? Ну, куда? – Алёна краем сознания соображала, что вытирать зареванную физиономию рукавом как-то… Ну не очень-то.

– Возьми! – тётка, протягивала ей новую упаковку бумажных платков. – Что ж получается, он и меня спас? А почему? Я ж… Я ведь орала на тебя да на него. Я вообще собак не люблю.

– А они, бывает, любят людей больше, чем мы того заслуживаем… – Алёна не знала, как муж ухитрился приехать в столько короткие сроки, но уже через несколько минут рядом тормознула машина Павла, который схватив жену в охапку, усадил её в машину, туда же прыгнул Урс.

– Вас подвезти? – Раиса Ивановна даже не сразу поняла, что это у неё уточняют. Она помотала головой.

– Нет, езжайте, и спасибо вам! И ему! – Раиса глянула на пса, обернувшегося на неё.

Раиса Ивановна шла домой медленно, хоть и промокла и замёрзла, но это как-то помогало прийти в себя. И дверь открыла медленно, словно нехотя. Включила свет в показавшейся такой пустой и гулкой квартире. С мужем развелась давно, сын в Питере, дочь замужем, внука привозит, правда не часто. Так сама Раиса хотела. Она работает, устаёт, а после гостей убирать надо, готовить опять же. Ей хорошо, когда никто не мешает! И все эти глупости с кошками-собаками нужны только полоумным дурам! Ровно так она думала, когда утром закрывала замок на входной двери, уходя на работу. А теперь…

– Меня бы не было уже! – она невольно повторила фразу той девицы, к которой примчался неведомо как учуявший беду пёс. И сразу показалось, что потускнел свет в ярких хрустальных подвесках люстры, и тёплая уютная квартира стала казаться холодной. Раиса Ивановна и ванну горячую приняла, и поужинала, и телевизор включила, только теплее как-то не становилось.

– Да что ж со мной такое? Шок, это понятно, но знобит-то что так? Простыла что ли? – и снова перед глазами как в замедленной съемке летит яркая красная машина. Совсем рядом, совсем!

– Если бы не тот пёс… – Раиса Ивановна не была ни глупой, ни слабой. И еще она умела быть честной. – Я ему должна! Точно должна. Но, у него есть хозяйка и вообще всё хорошо… А это значит, что?

Каким уж образом в голове вывернулась дурацкая фраза «жизнь за жизнь» она понятия не имела. Пафосно звучит в мирной и спокойной жизни. Даже нелепо. Ну, что в самом-то деле, да, оттащил, да, спас, спасибо она сказала, что ещё? А сама уже одевалась, торопясь на улицу. Только вчера она грозилась вызвать отлов на тощего голенастого щенка, прибившегося к магазинчику во дворах. Ему там пару раз кинули какие-то огрызки, и щенок потихоньку пробирался туда снова и снова в надежде, что ещё хоть что-то перепадёт. К гаражам он идти боялся, оттуда его прогнали местные псы, а сам он был слишком слаб и мал, чтобы хоть как-то за себя постоять.

Обо всем этом Раиса и понятия не имела, зато вдруг до дрожи в руках испугалась, что его поймали или он куда-то делся. Если бы успела подумать, то непременно задала бы себе вопрос, зачем ей сдался этот помойный грязный щенок? Но вопросы пинком были загнаны куда-то в глубину рассудка, а она уже торопилась во двор. Два раза обежала машины, мусорные контейнеры, и расстроено опустила руки. – Нету… – шагнула в сторону и тут заметила слабое движение под низким навесом магазинного кондиционера. Там миниатюрным морем разливалась лужа воды из водосточной трубы, и забившись глубоко в тень, силясь улечься на крошечном более-менее сухом островке, дрожал щенок. Он и испугаться не успел, а уже оказался в руках Раисы Ивановны! Грязное донельзя, тощее, дрожащее и, что уж там… вонючее создание. Рассадник заразы, шума и беспокойства. Она бы и пальцем не прикоснулась к такому до сегодняшнего вечера.

Соседка по подъезду проводила Раису Ивановну, волокущую домой неописуемо грязного щенка, таким изумленным взглядом, что у той даже настроение повысилось, стало каким-то немного бесшабашным и весёлым. Давненько с ней такого не было, с детства, наверное,

– А что? Долги надо отдавать! Сейчас вымою, да покормлю псёныша, а потом пристрою куда-нибудь. Вон, этой, чокнутой заплачу, которая с псами возится. Она и пристроит! – бормотала Раиса Ивановна, поставив несчастное собачье дитятко в ванной. Для того, чтобы его намылить, пришлось нагнуться, и невольно оказаться нос к носу со щенком.

– Чего ты? Ты что так смотришь? – Раиса Ивановна уставилась в карие доверчивые глаза щенка, который как маленький ребенок вдруг поверил, что все его беды позади, потому что это высшее существо пришло и спасло его! Поверил, прижался головой к её рукам, с такой надеждой глядя на Раису Ивановну, что у той даже дыхание перехватило.

– Да какая ж сволочь? А? Ну, кто это сделал? – Раиса злобно кружила по комнате, выпуская пар. – Он же домашний был! Знает всё. И сразу понял, куда ему лечь, и сел, как только я сказала. Кто ж его выкинул-то? Ишь ты, такими умными собаками раскидываться! И что, что беспородный? А умный-то какой! Завтра найду ту собачницу, отдам и скажу, чтобы лучших, самых-самых лучших хозяев ему нашла!

Так бывает, что наши разумные и просчитанные решения, железно принятые вечером, рассыпаются мелкой ржавой пылью поутру. Так случилось и с Раисой Ивановной. На работу ей было не нужно, зато надо было отыскать собачницу. Так бы она и сделала, если бы… Если бы не нашла щенка, удобно устроенного с вечера в кухне на старом одеяле, а теперь свернувшегося в крошечный комок на голом полу у её изголовья.

– Ты что тут делаешь? Это ты что, ко мне пришел? Эй, на кровать нельзя, ты что? Ой, да что ж ты лижешься-то, глисты же, зараза…

И более мощные укрепления и форпосты обрушились бы от такой приливной волны радости и любви, безграничного счастья просто от того, что она проснулась. Это был щенячий способ сказать «доброе утро». А оно и впрямь оказалось добрым для Раисы Ивановны.

– Да ну! Вот ещё! Кому-то отдавать? И ещё неизвестно кому она дитё пристроит! А ну как какому-нибудь безответственному типу или финтифлюшке какой-нибудь! А ну как обидят? Нет уж! Такое и мне пригодится! – решительно заявила сама себе Раиса Ивановна и уже по-новому взглянула на щенка. – Так! К ветеринару, там же и зоомагазин есть, ошейник, поводок, да и одежду тебе купить надо, а чего это под дождём должен мёрзнуть щен из приличной семьи?

Привычно ворча на весь белый свет, и бережно придерживая за пазухой легонького щенка, Раиса решительно потопала в сторону ветеринарной клиники и зоомагазина.

Алёна всю дорогу ехала, вцепившись в шерсть Урса.

– Паш, как он почуял, а? Ну, как? Он, получается, действительно пёс-хранитель!

На лестничной площадке как назло наткнулись на Ульяну, которая, увидев очень необычный вид перепачканной грязью Алёны, тут же пристала как банный лист с вопросами, и под конец Павел был готов силой оторвать соседку от жены и пинками вытолкать её за дверь.

– Как можно не понимать, что Алёне успокоиться надо, и хоть немного передохнуть? – чуть не рычал он на кухне.

– Паша, спокойно! Сейчас мы с Мариночкой её уберем. Марина, не бледней, уже всё хорошо и даже отлично! – Матильда решительно завернула в гостиную, напоминая небольшой, но очень деловитый крейсер.

Ульяна же хоть и понимала, что надо уйти, неловко, сейчас явно не до неё, никак не могла оторваться от волнующего обсуждения.

– Он же… Он же просто твой Ангел-Хранитель! – выдохнула она, восхищенно глядя на Урса. Тот замотал головой, на что она не обратила никакого внимания.

– Ульяночка, ангел – светлый дух, он бессмертный и бесплотный. Даётся при крещении и остаётся с человеком уже на всю жизнь и даже дольше. Зачем же пса ангелом звать? А Урс именно что пёс, замечательный, очень даже живой, смертный и уязвимый. А что спас, так призвание у него такое – талант особый. А то мы ведь как? Привыкли всё хорошее величать ангельским, но ведь это не так. Ангельский вкус, ангельское личико, ангельский голосок, ангелочек-котёночек а ведь настоящие ангелы существуют. Слова – это ответственная штука, это я тебе как адвокат говорю! Ты же не будешь мамой звать любую милую женщину тобой встреченную? Вот именно! Алёна, давай в ванную, ты на ногах не стоишь. Урс, я тебя сейчас буду хвалить, сушить и кормить! А уж как благодарить!!! – Матильда изящным пируэтом ловко вытянула из гостиной ослабевшую Алёну, и вручила её Марине Сергеевне, подмигнула перепуганному последними событиями Лёхе и подтолкнула Павла.

– Чего ты стоишь, как памятник себе нерукотворный? Давай, активизируйся, иди машину паркуй, небось, бросил просто так абы где. Заодно и Уленьку проводишь. А то опять площадка полутёмная, – она совершенно хулигански подмигнула Павлу за спиной у соседки и выпроводила её из квартиры.

Бэк обнюхал страшно усталого и счастливого Урса, который улёгся у ног Алёны.

– Как же ты успел?

– Я не мог не успеть. Я бы сам умер, если бы…

– Слушай, а почему эта соседка говорит про ангелов так, словно их не видит? Любая собака знает, что надо только чуть прищуриться, и их видно. Вон же он стоит! За плечом у Алёны. Я вижу. И у хозяина есть, и у остальных. И у этой самой Ульяны есть.

– И я вижу. А люди очень-очень редко. Только если им ангелы показываются зачем-то.

Урс тоже чуть прикрыл глаза, а потом посмотрел на того, кто стоит рядом с хозяйкой. – Ну и ладно, что она его не видит, зато чувствует иногда.

Мышка, ожидающая Алёну на её подушке, тоже посмотрела на ангела и раздраженно подёргала шкуркой на спине. – Странные они, люди. Столько всего не видят! Вот я вижу и чую что-то очень-очень странное в той дырке. А они словно внимания не обращают! Ничего, я ещё немного подёргаю лапкой ту загогулинку и сниму вредную решетку! И тогда-то уж точно выясню, кто там, в норке?

Глава 7. Польза и вред любопытства

Мышка была не просто кошкой, а кошкой чрезвычайно упорной. Могли обрушиться горы и остановиться реки, но если уж возникла у неё идея уточнить что же там, за дверкой-решеткой, то цель надо было любой ценой достигнуть! Правда, как назло, решетка держалась крепко, и на отколупывание заветного зарешёточного пространства потребовалось несколько больше времени, чем Мышка рассчитывала. Тем более, что делать это можно только когда в комнате никого не было! Мышь отлично понимала, что люди и псы это не одобрят. Странные они…

– Не люблю, когда снег идёт. Холодно сразу! – Мышка сидела на спине лежащего Урса и перебирала лапкой его шерсть. Самое тёплое место в доме, если не брать в расчёт батареи, она нашла давно, ещё когда была совсем маленькая! Тогда ей часто снились страшные сны, что она барахтается в чем-то белом и ледяном, и воздуха мало, и силы уходят, и даже маму позвать уже не получается. А вот если зарыться в шерсть Урса, эти сны можно было не бояться. Они просто таяли, как будто их и не было, становились вовсе даже не страшными, а просто снами, которые пришли и исчезли, и больше не вернутся никогда.

– Так зачем же ты всё выскочить на улицу пытаешься? Это очень опасно! Таким как ты туда нельзя! – назидательно произнёс Бэк.

– Каким таким? Какой я породы? Ну, что вы оба так морды отводите? Вот Урс – пёс хранитель. Ты – ротвейлер, я слышала, а я? Я породы кошкособ? Почему то же меня люди кошкой зовут? Значит, я похожа на кошку?

– Возможно, скорее всего, так и есть… – неохотно пробормотал Урс. Их идея с выучкой Мышки как собаки, оборачивалась всё новыми и новыми сложностями. Команды кошка выполняла отлично, но дисциплина хромала на все лапы! И, кроме того, кошка постоянно рвалась на улицу! – Но, кош… В смысле таким собакам на улицу ходит нельзя! Это очень редкая порода, и это опасно!

– Опять опасно! Куда ни сунься, всё нельзя и нельзя! На шторы – нельзя, за шкаф – нельзя, на плиту – ни в коем случае, на улицу – ни-ни! В форточку и то нельзя. Поставили везде эти сетки дурацкие. И ведь, коварно так поставили, такие, что не продираются! – Мышка честно пробовала! И правой лапой и левой и даже задними царапала. Ничего не получилось! Она караулила входные двери, и тоже напрасно! Семья бдила и вылавливала Мышку в полёте, а норка, куда она так удачно лазила за добычей, была теперь наглухо забита.

Наверное, кто-то другой смирился бы с таким положением вещей, но, только не Мышка!

– Ладно, зато у меня есть нашкафная норка! А таааам… – Мышь дергала и скребла решетку, день за днём царапала штукатурку вокруг креплений, пока наконец-то не ослаб один уголок, а потом и другой. Ещё два угла держались, и не давали Мышке исполнить её мечту!

Урс с удовольствием трусил рядом с хозяевами по свежевыпавшему снегу, который успел уже намести приличные сугробы. В отдалении верещала какая-то тётка, монотонно выкрикивавшая имя пса, Урс переглянулся с Бэком и недоуменно покачал головой. Как можно так себя вести, он просто не представлял!

– Он что, сумасшедший этот пёс? Его зовут и зовут, а он? – не выдержал приятель.

– Невоспитанный очень. И не хозяйка у него на первом месте, а какие-то его желания! Дурень! – хмуро ответил Урс.

Они шли по аллее мимо детской площадки, когда на них налетела какая-то молодая женщина, стоявшая у качелей со смартфоном в руках.

– Почему вы со своими погаными, вонючими и заразными псами ходите там, где дети гуляют? – она огляделась в поисках соратниц для атаки, но несколько женщин и двое мужчин, которые следили за вознёй детей на горке и на качелях, не выразили желания поучаствовать в скандале. – Не смейте тут ходить! Гадят, воняют, укусить могут! Антисанитария! Сколько нападений!

Алёна с Павлом переглянулись, пожали плечами и спокойно продолжали свой маршрут. Оба пса были на поводках, к потенциально опасным породам никаким боком не относились, заходить на детскую площадку никому из них и в голову бы не пришло! Тем не менее, голосистая особа продолжала вещать о правилах, которые судя по всему и в глаза не видела, ещё очень долго. А потом приникла к смартфону, что бы написать в соцсети о невозможном поведении придурочных собачников, которые совсем распустились!

Павел с нежностью покосился на Алёну. Какое счастье, что он женился на ней, а не на какой-нибудь такой же голосистой девице! Заодно и посочувствовал неведомому ему мужу этой особы.

– Это ж какое терпение надо иметь, чтобы эту циркулярную пилу дома терпеть! Убиться можно! – пробормотал он.

– Да уж. Трудно. Мне вот больше ребенка жалко. Муж-то сам её выбирал, а малышка?

– Я даже не понял, кто из детей её, – пожал плечами Павел.

– Девчушка в белом комбинезоне с меховой опушкой. Она одна играла. Все остальные кучками и вокруг родители или бабушки-дедушки, а эта одна в сугробе копошится. Я привыкла на детей внимание обращать. Автоматически уже получается, наверное, зрение так натренировано.

Они дошли до любимого лесочка, вдоволь поиграли с собаками, а возвращаясь обратно, издалека услышали какие-то крики и рыдания.

Плакала и кричала всё та же девушка со смартфоном.

– Соняяяя, Соняяяя, Сонеееечкаааааа! Ну, где же тыыыыы!!! – она металась вокруг площадки, беспорядочно размахивая рукой с намертво зажатым смартфоном.

Несколько человек тоже начали окликать ребенка.

– А всё почему? Всё потому, что за дитём следить надо, а не прилипать к гаджету своему! – неодобрительно проворчала одна из дам, уводя домой внуков. – Сколько раз ей говорили, смотрите за дочкой! Как же, скажи ей! Сразу в крик, мол, не лезьте не в свои дела! Чего вы воете, полицию вызывайте, приедут с собакой, быстро найдут. Снег же, холодно! А вдруг завязнет где-то в сугробе! – возвысила она голос в сторону пробегающей мимо незадачливой мамаши.

– Не лезьте не в свои… – начала по привычке та, а потом горько заплакала.

– Паш, давай попробуем? – Алёна отлично знала, что Урс может легко распутать даже сложный след. Летом они так с Лёхой развлекались, и не было случая, чтобы Урс не нашел спрятавшегося паренька, как бы тот не путал следы.

– Девушка, если у вас есть предмет, который пахнет дочкой, наши собаки могут попробовать её найти по запаху! – Алёна с сочувствием смотрела на зарёванную и перепуганную девушку, у которой тряслись руки и губы, и косметика размазалась, и вовсе она уже не хотела ругаться, а мечтала только найти дочку.

– Ппппо зззапаху? Да! Полиция же тоже так ищет, там же тоже собаки! – Кристина напрочь забыла, как только недавно последними словами ругала этих самых собак и их хозяев, а потом с упоением перемывала им кости, переписываясь с многочисленными подругами. – Есть! Конечно, есть! Вот, игрушка её, она почти из рук не выпускала! – Кристина достала из сумки мягкую игрушку – единорожку, и опасливо протянула его Урсу. Тот даже не пошевелился.

Единорожка взяла Алёна и поднесла к носу пса. – Урс, постарайся учуять ребенка.

Урсу унюхать запах было проще простого, только вот от игрушки, полчаса пролежавшей в сумке Кристины, агрессивно пахло, нет, воняло резкими духами. Пёс принюхался, чихнул, но всё же вынюхал нужный ему запах. Бэк справился чуть позже.

– Урс, Бэк, искать! – Павел и Алёна следовали за собаками, которые, ведя носами по утоптанному снегу безошибочно распутывали маршрут малышки.

– Точно! Она тут была! – воскликнула одна из женщин. – Ой, молодцы какие!

– Да, и в этом сугробе она играла! – подтвердил мужчина, укачивающий в коляске весьма бодрого сына. – Я обратил внимание, потому что она упала, но не заплакала.

– Да, она редко плачет… – прошептала Кристина и зарыдала так, что все поняли – дочка в этом вопросе пошла не в маму!

Урс нашел место, где ребенок начал уходить от площадки, и дальше уже шел без малейших сомнений. Вытоптанный пятачок у фонаря, через дорожку, узкая тропочка между высокими сугробами, дальше, дальше.

Соня нашлась через две аллеи за обломками вчерашней снежной крепости. Она горько плакала из-за того, что потеряла варежки, а они были такие красивые с мордочками мишек-панд. Она сама их сняла, решила с пандочками поиграть, а потом отвлеклась, и где-то обронила.

– Мама ругаться будет! Мама расстроиться! – девчушка забилась в уголок между снежными глыбами и стала совсем невидимой в своём белом комбинезоне. Руки замёрзли, она втянула их в рукава, и тихо плакала, пока перед ней не возник чёрный нос мохнатого и огромного зверя. Но, Соня сразу поняла, что это не волк вовсе, а собачка. Собак она не боялась, но мама никогда не разрешала их даже погладить. Даже добрую и смирную собаку, которая у бабушки и дедушки живёт, Соня могла гладить только когда мама была занята и их не видела. – Собачка! Ты такая большая! Ты меня искала?

– Конечно тебя! Ну-ка, давай, вставай. Нельзя же на снегу сидеть.

– Я знаю, что на снегу нельзя, но у меня ножки устали.

-Тогда пойдём к твоей маме!

– Нет, я боюсь. У меня варежки пропали, с пандочками!

– Ничего у тебя не пропало! Бэк, отдай ей варежки, – Урс только головой покачал, глядя, как обрадовался смешной щеночек забавным крохотным налапникам.

– Она что, тебя понимает? Разве есть люди, которые собак понимают? – тихонько спросил Бэк, глядя, как подбегают хозяева и несется за ними мама девчушки.

– Дети иногда могут, а потом забывают. А взрослые говорят, что они просто придумали, или так играют.

Кристина видела только стоящих рядом собак, а потом зашевелился снежный комок, и она увидела свою Соню!

– Мамочка, ты только не ругайся, я пандочек потеряла, а пёсики мне их нашли, вот, видишь и правая пандочка и левая, не плачь только! – торопливо рассказывала испуганная Соня. Но, мама и не думала ругаться! Только плакала и обнимала её. Что-то брякнул смартфон так же намертво зажатый в руке Кристины, но она не посмотрела на экран, а кинула смартфон в снег. Теперь-то уж ей точно ничего не мешало схватить своего ребенка на руки и крепко её обнять!

– Спасибо вам! Спасибо! Огромное вам спасибо! Я её сама, дура, ругала за эти варежки, вот она и испугалась откликнуться. Маленькая моя, прости меня, это всё совсем не важно, главное, что ты цела и со мной! И вы меня простите, пожалуйста, я… Я боюсь собак, даже у свёкров не могу себя заставить их собаку погладить. Такая трусиха глупая. А ваши, ваши такие молодцы!

Урс ухмыльнулся и, копнув снег, аккуратно достал её смартфон, про который она напрочь забыла первый раз за долгое время, и подал ей.

– Ой… Он что, это он мне напомнил, что я его кинула и могла потерять? – Кристина вытирала слёзы, целовала дочку и не очень-то уже и понимала, а почему она боится собак? Вот же стоит рядом такой замечательный пёс и ей улыбается! Нет, не скалится, а именно улыбается!

– Клянусь, он только лапой не шаркнул, вручая этой мамашке её игрушку! И так ухмылялся… – рассказывала Алёна дамам и Лёхе как они нынче мило погуляли.

– Вот у всех, у всех есть дела. А я? А чем я хуже? - Мышка сердито выслушала новости и отправилась отколупывать решетку. – Ой, поддаётся, уррррамммм! – третий крепёж не вынес натиска Мыши и отвалился вместе с куском штукатурки. Повернуть решетку на оставшемся креплении было делом одной минуты, но тут Мышку постигло страшное разочарование! Норка оказалась слишком узкой! Наплыв штукатурки на вентиляционное отверстие убрать поленились, и Мышь никак не могла просочиться! И так и этак она пристраивалась, протягивала лапку, ощупывала внутренность недоступной норки, вдыхала незнакомый, но очень привлекательный запах. Выгребла лапой несколько крошек и глубоко задумалась.

А через пару дней, вечером, когда Матильда Романовна открыла входную дверь и была остановлена говорливой Ульяной на лестничной клетке, мимо её ног прошмыгнула незаметная серая тень, которая одним махом перелетая через несколько ступенек, кинулась вниз. Гулять на улицу!

– Все дела переделаны, всё обыскано, всё освоено! Даже моя норка… Да, там кто-то есть, но как его выманить? Надо идти гулять, найти какое-то интересное собачье дело! – размышляла Мышка, выскочившая из подъезда за ногами какой-то соседки и шмыгнувшая в сторону парка. Ей не нравился снег и холод, но ведь настоящие собаки этого не боятся, а значит, и она не будет!

Глава 8. Найти любой ценой

Урс встревожился. Вроде всё как обычно, а чего-то не достаёт. Не хватает… Он привык чутью доверять, поэтому, решил проверить все комнаты. Просто на всякий случай. Уже через несколько минут, он понял, чего именно не хватало – Мышки! Причём, её не хватало нигде!

Запах кошечки он уловил у двери и похолодел.

– Урс, что с тобой? Что ты лаешь? Урс! – Марина Сергеевна никак не могла понять, что стряслось с обычно спокойным и уравновешенным псом. Через минуту к нему присоединился Бэк, тщательно обнюхал пол у двери и взвыл. Коротко и отчаянно. Вот тут уж Марина испугалась. Кинулась в квартиру к Алёне и Павлу, они были на месте, с ними всё хорошо, только здорово удивились, что псы так шумят. Матильда Романовна и Лёха тоже были в порядке, псы само собой тут, а…

– А где Мышка? – вдруг удивился Алёна, привыкшая к появлению Мыши в первых ряда, что бы, где не происходило. – Матильда Романовна, что с вами?

– Ой, я пришла, и меня остановила Ульяна, а входная дверь как раз приоткрыта оставалась, -Матильда побледнела и прижала руки к груди.

Они переглянулись с ужасом.

– Урс, Мышка убежала? – Алёна и без кивка пса уже поняла, что им не показалось и не померещилось.

Оделись через минуту и кинулись вместе с псами в подъезд. Оставалась крохотная надежда на то, что кошечка, возможно, где-то на лестнице сидит, но Урс без колебаний потянул их на улицу, а потом налево, к парку. И там след пропал, затоптанный множеством ног и щедро присыпанный солью и реагентами.

– Мышка, как же так… Одна, на морозе, что угодно может случиться… – Алёна не выдержала и заплакала.

– Подожди, ещё ничего не случилось, может, мы её найдём, скоро, вот-вот! – Павел давно не чувствовал себя настолько беспомощным.

Дома навзрыд плакала Матильда Романовна, которая во всем винила себя. Марина поила её валокордином и пыталась как-то утешить, уговорить не нервничать.

Урс и Бэк метались по аллеям, пытаясь уловить знакомый запах. Алёна, Павел и Лёха расспрашивали прохожих, не видели ли они серую короткошерстную кошечку. Но, всё их попытки были напрасны…

Мышь как сквозь землю провалилась.

И вдруг Урс насторожился, какой-то далёкий звук заставил пса прислушаться, и рвануть в направлении, откуда доносилось слабое повизгивание.

– Ты чего? Это же какая-то собака вопит. Точно не Мышь! – Бэк едва догнал приятеля.

– Как ты думаешь, что сделает Мышь, встретив незнакомую собаку? – вопросом на вопрос ответил Урс.

– Как что? Побежит… Ой, она же побежит к собаке знакомиться! – сообразил Бэк. – Что же мы наделали!

– Да, она побежит не от собаки, а именно что к собаке, а я слышу, как верещит пёс, которому сильно попало! И я хочу убедиться, что не от Мышки!

Найти источник шума оказалось непросто. Парк огромный, и в той части, где беспорядочно метался визжащий пёс, Урс с Бэком ни разу не были.

– Чего его так мотыляет? – Бэк запыхался, и с уважением поглядывал на стремительного Урса.

– В панике истерит. Орёт, что на него напали тигры и зовёт хозяйку.

– Мышь на тигра не похожа! – с сожалением признал Бэк. А как было бы здорово! Сейчас было бы не так страшно за маленький и отважный комок из серого меха, изумрудных глаз, характера и их собачьего дурацкого воспитания.

– Скорее, он уже где-то близко! – Урс перескочил через небольшой овражек и одним махом оказался около пятнистого бигля Сэма, прилично ободранного и окровавленного.

– Ого! Вот это тебе досталось, – Урс с трудом пытался отдышаться, бока ходили ходуном.

Сэм сначала слегка струсил, увидев перед собой двух здоровенных и абсолютно незнакомых псов, но, они ничего угрожающего не делали, напротив, любезно интересовались его делами. Обнюхались, пригляделись к ранам.

– Да, проклятый тигр! Он как напал, как разодрал! Чуть меня не порвал совсем! – заныл Сэм.

– Погоди, ты что-то путаешь! У нас тигров нет, не водятся, – мягко поправил его Бэк.

– У вас, может и не водятся, а у нас вот завёлся! Огромный котяра, рыжий, страшный! Второй раз на меня нападает! – пожаловался Сэм. Он обожал гонять кошек, воображая, что это лисы и он на настоящей охоте!

Урс и Бэк разочарованно переглянулись Мышь не тянула на огромного котяру, и уж точно не была рыжей. Они понурились, повисли настороженные уши, у Урса опустился хвост.

Они собрались уже уходить, но, псовая вежливость требовала беседу просто так не прерывать. Поэтому, Бэк задал вопрос:

– А что этому котяре надо было?

– Да, понимаешь… Я сегодня гнал одну придурочную кошку… И как назло встретил этого тигра!

Глупый Сэм не обратил внимания, что атмосфера вокруг заметно изменилась. Он вылизывал особенно глубокие царапины на спине и продолжал вещать о том, что дура-кошка сама к нему вышла.

– Прикинь, вела себя, словно не боится, не опасается, а знакомиться идёт! Как собака!

– И что? – Урс страшно боялся сорваться и попросту загрызть этого придурка, порочащего всех собак на земле.

– Ну, я её цапнул, а она мне лапами по морде, и выскользнула, да как побежит! Со мной ещё трое приятелей было, и мы её погнали! Парни, вы чего? Эээй, вы что?! Айййай!

Сэму никогда не приходилось ещё чувствовать себя на месте лисицы, которую загнали и готовятся разорвать. Он метался, пытаясь убежать, но Урс схватил его за загривок и прижал к снегу.

– Она жива? Где она? Говорррри!

Сэм помедлил было, но рык Бэка заставил его поторопиться с ответом: – Не трать вррремя, дай я его ррразорррву!  – оказывается, такое рычание ротвейлера, обращенное лично к Сэму, отлично стимулировало и его ориентацию в пространстве, память, и голосовые данные.

Он махом объяснил, что кошка жива, залезла на дерево. И что с рыжим котом был ещё крупный черный овчар и белая бульдожья сумасшедшая девица в розовом комбинезоне.

– Где?

– Я покажу, покажу, только не убивааааай! – подвывал Сэм, за всю свою жизнь не ощущавший такого ужаса. Он чувствовал, как близко к нему подошло то жуткое, от которого обратно уже не вернуться. Первый раз в жизни ему пришло в голову, что кошкам, и лисам, что несущественно, наверное, тоже страшно умирать.

Урс с силой мотнул полувисящего в его пасти Сэма. – Веди, и только посмей попытаться сбежать!

Сэм, сильно расцарапанный злющим рыжим котом, чуть не придушенный и не разорванный в клочья кошмарными псами, замёрзший и рвущийся всей душой к хозяйке, понял, что может её и вовсе не увидеть, если только посмеет куда-то в сторону шаг сделать. Бигли – собаки увлекающиеся, но со здравым смыслом и сообразительностью. Так что он покорно потрусил в обратном направлении, принюхиваясь к собственным следам.

Урс и Бэк следовали вплотную к кошкодаву, и мрачно переглядывались. Что ещё там за овчар, и не обидит ли Мышку бульдог? И что это за кот появился в парке, который может довольно крупного бигля привести в столь плачевное состояние?

Сэм посматривал на сопровождающих с великой опаской. Ему казалось, что они теряют терпение и сейчас на него набросятся! К месту он прибыл почти бегом, но ни кошки, ни собак там уже не было!

– Я… Я клянусь, что она была жива и на этом дереве! Я кляннннусссь! – бигль отступал от страшных собак, которые обнюхивали ствол ясеня, сосредоточенно водя носами. Он было решил, что можно сбежать, но ротвейлер клацнул пастью, почти утопив Сэма в сугроб, а второй – жуткий зверюга прорычал ему в ухо:

– Ещё раз попробуешь гонять кошек, котов или котят, найду и убью! Фууу, отпусти его Бэк, – Урс брезгливо отступил от желтого пятна, на снегу под Сэмом. – Страшно ему… Ей было страшнее! Вон отсюда!

Сэм ни разу в жизни так не бегал! Он прибыл к охрипшей от криков хозяйке за рекордно малое время, и припал к родным меховым сапогам, хрипло дыша и полузакрыв глаза. Её ужас, аханье и причитания над ободранной мордой и шкурой, были для Сэма счастьем! – Не-не, ни за что! Они того не стоят… Кошки эти, или лисы, что несущественно! Жизнь, она важнее! Правда, говорят, ещё какие-то кролики бывают… – Сэм прикинул. По всему выходило, что кроликов он ни разу не видел. – Ну и ладно, зато я живой! – порадовался он, демонстративно прихрамывая и плетясь за хозяйкой. Как всякий приличный бигль, он филигранно умел изображать скорбь и страдания даже при отличном самочувствии, а уж сейчас-то и вовсе выглядел, словно находится на краю гибели и идёт за любимой хозяйкой через силу, и исключительно ради неё!

Урс изучал следы. – Мышки нет. Она сама не уходила. Кроме этого урода, были три собаки, но не долго, их скоро прогнали. И ещё двое, эти задержались – большой кобель и сучка. С ними двое людей и кот. Действительно кот, крупный и рыжий, вон, видишь, шерсть на ветке зацепилась? Он тут походил, и следы кровью пахнут, он драл бигля. А потом его следов нет, видимо, люди унесли и кота и Мышку.

– Бежим за ними? – Бэк водил носом за Урсом.

– Да, нельзя терять след, потом не найдём.

След был ясный и свежий, бежали они быстро и уже довольно скоро увидели людей и двух собак. Черный овчар, поменьше Урса размером, обернулся и фыркнул что-то. Белая булька в розовом пухлом комбинезоне, увидев таких больших преследователей, на всякий случай прижалась к ногам женщины, но не отступила. А на руках у её хозяйки…

– Мышка! – Урс радостно залаял и широко замахал хвостом.

– Нашли… – выдохнул Бэк.

– Меня нашли! Они меня нашли! – Мышка с трудом начала выбираться из-под Аниной куртки.

– Погоди, глупышка, тебе же больно! – пыталась остановить её Аня, но Мяун, важно устроившийся на плече Олега, покачал головой. – Отпустить? Ну, хорошо, хорошо!

Было понятно, что псы искали именно её! Крошечная, особенно на фоне здоровенных псов, Мышка, была обнюхана, вылизана и даже не обругана за побег.

– Так, уважаемые граждане псы. Как я понимаю, вы за кисой прибыли? Ага. Вы молодцы, что её нашли, но вот обратно-то к хозяевам как возвращаться будете? – уточнил Олег.

Псы переглянулись. Если бы речь шла только о них самих, то вопрос сочли бы глупым. По следам вернуться проще простого. Но, как быть с Мышкой? Спина поранена, кошка просто не дойдёт!

– Олежка, посмотри, у них адресники на ошейниках есть? Если да, позвоним их хозяевам, и они заберут и героев и Мышку! – Аня подмигнула Мяуну, явно довольному её предложением. Мышка покосилась на кота, но ничего не уточняла, просто забралась на спину Урса, который лёг, чтобы ей было удобнее. Бэк подставил ошейник.

– Да, медальон есть, – Олег набрал номер, указанный на блестящем медальоне. – Добрый вечер, а вы, случайно, животных не теряли? А то тут у нас целый боекомплект образовался. Кошечка и два очень ответственных пса!

Павел ушам не поверил, когда позвонили ему и так запросто осчастливили! Счастье в подарок!

– Алёна, быстро домой, то есть на парковку и дамам нашим звони, нашлись все! Псы нашли Мышку и людей, которые её подобрали, а мне позвонили, найдя номер на адреснике! Сейчас возьмём машину и поедем забирать наших!

– Далеко? Почему надо на машине? – удивился Лёха, который облегченно выдохнул, услышав отличные новости.

– На другой стороне парка. Мышку какие-то собаки гоняли, вот она так далеко и убежала. Напрямик пешком я не рискну, тем более, что её укусили. Мужик, который звонил, Олег его зовут, сказал, что не опасно, но лучше всё-таки долго её на морозе не держать. Они уже почти у своего дома, адрес мне назвали. Псы у нас герои! Как отыскали-то?

Уже скоро Алёна и Павел оказались в гостях у очень приятной пары, владельцев отличного черного овчара-длинника и смешной белой бульки, очень серьёзно рассматривающей гостей. Зайдя в дом, наобнимавшись с собственными псами, отчаянно радующимися встрече с хозяевами, и получив свою драгоценную Мышь, гости были поражены потрясающим рыжим котом, восседающем в кресле.

– Герой дня – Мяун. Отбил Мышку у бигля, – представила его хозяйка по имени Аня. Кот с достоинством осмотрел гостей и мякнул что-то приветственное, – Мышка покосилась на него с явным изумлением.

– Огромное вам спасибо! – Алёна и плакала, бережно обнимая кошку, и снова принималась благодарить. Их пригласили присоединиться к хозяевам и чаю выпить, но и Павел и Алёна не решились надоедать хорошим людям. Договорившись как-нибудь обязательно встретиться, они заторопились домой.

До дома они уже почти доехали, когда Алёна вспомнила кое-что её смутившее. – Слушай, Паш, а как так вышло, что Аня знала, как Мышку зовут? Мы же не говорили…

Мышь, пригревшаяся на её руках, хитро сощурилась и переглянулась с псами. Она очень многое почерпнула из короткого общения с Мяуном, и была уверена, что теперь её жизнь станет значительно интереснее!

Глава 9. Первые кошачьи правила

Вокруг Мышки суетились все! Ранки промыли, обработали, накормили, уложили на самую мягкую в доме подушку, и только что хороводы вокруг не водили!

– Ну, ты уж, и устроила нам, дорогая моя! – ворчала Марина Сергеевна. – Глаз теперь с тебя не спущу! Вот прямо слежку тотальную устрою!

Мышка только вздохнула и хитренько покосилась на людей. Теперь-то жизнь у неё станет совсем другой! Она теперь не просто кто-то не пойми кто! А точно, абсолютно и непоколебимо кошка! Кошка это звучит гордо! Она много чего хотела высказать псам-воспитателям, но они так переживали, так расстраивались и так её искали, что Мышка просто их пожалела. А вот толстый рыжий кот, который её отбил у мерзкого пятнистого пса, не пожалел! Он откровенно и жёстко высказал, что именно он думает про пару обалдуев, которые чуть не погубили кошечку!

– Чем вы думали? Чем? Как можно было внушить ей такую неописуемую глупость? Она же чуть не погибла! – кот элегантно обошел тот факт, что если бы Мышь не убежала, то и не попалась бы на глаза охотничьему биглю. Зато сама Мышь, поглядев на опечаленных псов, призналась:

– Я сама виновата. Не надо было мне убегать…

Мяун гневно сверкнул на неё глазами: – Запомни! Правило первое: кошка никогда не признаётся в том, что она не права! Кошка права всегда! Даже если на голову хозяина падает шкаф, который ты уронила, это была вовсе не ты, а кто-то другой! Или он сам упал! Поняла?

– Хозяин или шкаф? – уточнила Мышка.

– Шкаф, а потом хозяин. Оба, – Мяун и сам был дотошным и ценил это качество в других. – Ну, так ты поняла?

– Ддда, кажется…

– Кажется ей! Изуродовали идеальное кошачье мышление своим собачьим раболепством! – фыркал Мяун, но присмотревшись и принюхавшись к Урсу, вдруг резко изменил тему разговора.

– Интересненько, интересненько… А ты у нас случайно не из породы хранителей?

– Да, – кивнул Урс. – А ты про нас знаешь?

– Да кто же про вас не знает-то? – с воодушевлением начал Мяун, и тут же спохватился. – То есть, да слыхал я что-то такое смутное… Вопрос-то мне не очень интересен… – небрежно отмахнулся Мяун, и чтобы отвлечь общество от собственной оговорки, быстро перевёл тему: – А ты почему убежала, если знала, что нельзя?

– Скучно потому что! – хмуро ответила Мышка. – Мне ничего нельзя! Совсем. Туда не лазь, фу, здесь не сиди, фу, на занавесках не виси, низзя. Была в стене норка к соседям, я пошла на охоту, колбасу оттуда наохотила и принесла добычу хозяевам. А они взяли и норку заделали!

– Что ты с колбасой сделала? – ахнул Мяун.

– Как что? Хозяевам принесла! – гордо заявила Мышка и удивлено уставилась на кота, который сделал вид, что готов постучать круглой головой о стенку.

– Ты кто? Ооооо, несчастное создание! Ты – кошка! Если ты что-то поймала – оно твоё! Личное и неприкосновенное! Это второе правило кошек!

– Даже колбаса от соседей? – наивно уточнила Мышка.

– Особенно колбаса, и не важно, из какого источника! Молчите оба! – рыкнул кот на Урса и Бэка. – Заморочили ребенку голову! Она – кошка! Нельзя впихнуть невпихуемое, например кошечку в шкуру собаки. Ей там неуютно будет.

– Да, неуютно! – подтвердила ни о чём таком раньше и не помышлявшая Мышка. – И вторая нора у меня пропала, – жалобно вздохнула она.

– Какая нора и где пропала? – Мяуну роль наставника нравилась очень! Да и ситуация уникальная, как ни посмотри… Не каждый день встречается презабавнейшая кошечка, которая была бы всерьёз уверена, что она собака!

– Нора в стене. За решеточкой и там кто-то есть. Не мышь, и не крыса, я мышей ловила уже, а крыс видела. Только я туда пролезть не могу, кусок стены кривой, и вход узкий получается. Вот и вышло, что нора пропала зазря.

Урс и Бэк, впервые услыхавшие про новую норку, оба насторожились, и выдохнули с облегчением, услыхав, что туда пролезть у Мышки не вышло. Мрачно переглянулись и только головами покачали.

– Милая моя! Третье кошачье правило: не бегай за дичью, она придёт сама. Главное для кошек – терпение, – кот покосился на собак, понизил голос и тихо прошипел что-то Мышке на ухо. У той радостно вспыхнули глаза. Идея была интересная, а главное, вполне осуществимая!

– А ещё правила есть? – Мышка не поняла, почему так воодушевилась коротенькая и округло-уютная белая бульдожка, а черный хозяйский пёс Дик поднял морду так, словно хотел завыть.

– Чшшшш, про правила при бульке громко не спрашивай! Заговорит всех и каждого, излагая правила бульдогов! – уютно усмехнулся Мяун, и придвинувшись поближе к серому изящному ушку, что- то начал торопливо вещать, излагая кошачьи правила. Самые-самые необходимые на первое время.

Дик опасливо покосился на разочарованную бульдожку, и объяснил гостям-собакам. – У неё на всё есть свои бульдожьи правила. Пока их не уточнит, ничего не делает, зато, когда уточнит… Спасайся, кто может!

Бульдожка обиженно глянула на Дика, а Урс вежливо кивнул. – Разумно! – он хотел было продолжить, но звонок домофона возвестил о прибытии хозяев, приехавших за ними, и псы, быстро договорившись о месте для дальнейших встреч, отправились к входной двери.

Мышка долго обдумывала то, что ей сказал Мяун. Выводы были впечатляющие.

– Раз я кошка, то все предыдущие «нельзя» не считаются! Можно всё! Только из дома убегать не буду. Так как я не собака, гулять мне и не надо. И очень, очень интересно, получится ли у меня сделать так, как советовал Мяун? Надо попытаться!

Результатом этого решения стали внезапные пропажи печенья и пряников.

– Склероз у меня что ли? – растеряно удивлялась Матильда Романовна, осматривая стол. – Я точно помню, что в тарелке пряники лежали. Если бы Лёша дома был, можно было бы решить, что он перекусил, так он в школе. Псы никогда не возьмут без спроса. Мышка? Но, кошка пряники не ест…

За этими рассуждениями её застала подруга. – Что-то случилось?

– Мариночка… Я, кажется, с ума сошла… Пряники маленькие куда-то делись. Ерунда, конечно, но я всю жизнь хвалилась фотографической памятью. Неужели… Того…

– Ничего не того! У меня ванильные сухари пропали. У меня отродясь фотографической памяти не было, но пакет сухарей сам уйти не мог!

– Интересно, что тому больше понравится? Сухарь или пряник? – размышляла Мышка, выложив два крошечных пряничка и сухарь перед приоткрытой решеткой. Сама она залегла у стены сбоку, слилась с тенью, и почти не дышала. В норе что-то тихо зашуршало. Ближе, ближе, ближе.

– Ну, же! Давай! Выходи! – бормотала про себя азартная Мышка. – Третье правило, третье правило! Терпение – наше всё!

Из вентиляции показался край носа. Какой-то бело-серый лохматый зверь больше всего напоминавший оживший пышный помпон с детской шапочки недоверчиво принюхивался к выложенным угощениям. Пахли они упоительно! Удержаться не было никакой возможности, тем более, что в последнее время еды было совсем мало, и он оголодал. Изящная дрожащая розовая лапка потрогала пряник, лежащий справа. Настоящий! Чудной зверь схватил вкусную штучку и начал пихать её в рот.

– Странное оно какое… Лохматое… И хвоста нет. Ну, положим, хвост могли и отгрызть, но вот остальное… Ни на что оно не похоже! – решила Мышка. – И что мне делать? – она беззвучно проползла к вентиляции и села, закрыв ход. – И пахнет не так, как остальные грызлы, которых я видела. Мыши полевые и домовые, землеройки, крысы… Этих я по запаху знаю, а это кто? Вдруг укушу, а оно какое-то не такое… Может, тоже как я! Обманули бедолагу, сказали, что он грызун, а он вовсе даже и не то! – она поразмышляла, а потом решила, что дешевле уточнить.

– Эй, ты кто? – Мышка увидела, как зверёк нервно вздрогнул и медленно стал поворачиваться к ней. – Эй, ты чтооооо?

Cтрашенная, резко увеличившаяся рожа зверя, которая внезапно стала поперёк его шире, Мышку напугала чуть не до икоты.

Зверь прижал дрожащие розовые лапы к груди и замер на месте, на Мышку воззрились блестящие темные глаза, розовые ушки, почти скрытые в шерсти тоже подрагивали.

– Ты чего? Чего молчишь? – Мышка уже не считала идею выманить зверя такой уж хорошей, а ну как ещё поширеет, то есть расширится? Станет большой и страшный и каааак нападёт?

– Пфпфпфххх, – сказал зверь, закрыл глаза и кинулся на Мышку.

– Ой, ужас! – пискнула Мышь и перепрыгнула на соседний шкаф.

А зверь начал лезть в нору. Он лез, лез и лез, упирались изо всех сил коротенькие и тоже розовые задние лапы, и даже крошечный хвост обнаружился, но ничего у него не получалось, потому что морда не пролазила!

Зверь нервно огляделся, близоруко прищуриваясь, не обнаружил страшную тварь, так его перепугавшую и начал доставать из-за щёк сухарь. Это было дело непростое, потому что кроме сухаря там помещались ещё и пряники и всё это неслыханное богатство немного застряло. Мышка сначала ничего не поняла, чего это оно делает, и уже почти совсем решила звать на помощь, и вдруг на шкаф с глухим стуком упал сухарик. Зверь подобрал его, покрутил в лапках, потом вынул из-за щек два пряника. Огляделся, ничего страшного не увидел, и видимо, решив, что ему померещилось с голода, немного погрыз один из пряников и край сухарика. Вдохновившись лакомством, он решительно упихал в похудевшие было защечные мешки сухарик, а потом затеял запихивать туда же пряники, но они решительно не соглашались умещаться! Зверь вздыхал, озирался, хватал пряник, старательно трамбовал его туда, никак не понимая, почему же только что всё влазило, а теперь нет.

Мышка успокоилась полностью, когда чудак стал с мордочкой нормальной ширины, и теперь просто наблюдала и веселилась. Первоначальные планы поохотится как это и подобает кошке, она уже пересмотрела. Ну, придушит она его и дальше-то что? Вряд ли их там много. Запах был одного зверька. И потом опять изводиться от любопытства? А что тогда ей делать? И тут как наяву припомнился Мяун со вторым кошачьим правилом:

– Ты – кошка! Если ты что-то поймала – оно твоё! Личное и неприкосновенное! Это второе правило кошек!

– Поймаю, и будет у меня мой личный зверь! Будет меня веселить и всякие запасы в нём носить удобно! А то опять затыкалку отобрали! Вот как раз в него спрятать, никто не найдёт! – решила Мышка, и махом перепрыгнув обратно, увидела стремительно нырнувшего в норку зверька, только лапки мелькнули. – Спугнула! – расстроилась Мышка, но ненадолго, потому что чудик опять застрял. Сухарь как ни крути, поперёк себя в вентиляционную трубу не влазил.

Мышка полюбовалась на старания зверька, потом не спеша протянула лапу, нежно зацепила его за спутавшуюся шерстку на спине и подтянула к себе. Второй лапой небрежно опустила решетку и развернула зверя мордочкой.

– Не трясись, выплюнь сухарь и объясни, кто ты такой! – строго велела она неведомой зверушке.

Зверушка обреченно достала сухарь, бережно положила его около пряников, погладила на прощание лапой и призналась:

– Хххххомяк.

– Хомяк? – Мышка напрягла память. Не видела она такого зверя раньше! – И откуда ты тут?

– Оттуда! – хомяк лаконично махнул лапой в сторону потолка. – Меня потеряли, и я ушел жить сам.

– Аааа, то есть ты домашний, у людей жил?

– У людей? – хомяк засомневался. – У Макса я жил. У него есть ма, а ещё па и ба. А людей у него нет.

– Понятно всё с тобой. Ты что маленький?

Хомяк призадумался. – Не, я большой! Только голодный, – он покосился на сухарь и закрыл глаза. Смотреть и нюхать это немыслимо вкусное не имея возможности его съесть, было очень трудно. Мысли о еде вернули его к собственному бедственному положению. – Ты меня ссссъешь?

Мышка хмыкнула. Она обдумывала появившиеся возможности, и они ей нравились всё больше и больше!

– Не буду я тебя есть, я тебя заведу!

– Куда? – перепугался хомяк.

– Не куда, а себе! Ты будешь моим личным зверем. Раз я – кошка и имею право не отдавать колбасу, то хомяк и вовсе моё личное и неприкосновенное! Пошли! – Мышка хотела взять хомяка в зубы, но он, сообразив, что непосредственно сейчас жрать его не собираются, кинулся к пряникам, забил их себе за щёки, потом впихнул туда же сухарь и отважно шагнул к кошке.

– Запасливый! – одобрила Мышь и нежно прихватив своего личного хомяка за загривок, прыгнула со шкафа вниз. – Хозяйственный хомяк, зверь полезный! Такой любой кошке пригодится! – рассудила она, быстро приоткрывая дверцу стенного шкафа и втягиваясь туда вместе с хомяком.

Глава 10. Незваная гостья в пути

Когда Лара что-то хотела, это было сродни стихийному бедствию. Она с самого раннего детства знала, что главное наметить цель, а когда эта самая цель была выбрана, шла напролом. Нет, напролом не означало чего-то грубого, что вы! Ей очень нравилось выражение про железный кулак в бархатной перчатке. Её воображаемая бархатная перчатка была легка, изящна, надушена, украшена мелкими элегантными цветами. Зато под ней скрывалась скованная (не из железа, это вульгарно), из титановых пластин перчатка на манер рыцарских. Именно так ей нравилось о себе думать. Она всегда начинала движение к необходимому ей предмету с тихих и милых просьб, да и заканчивала ими же, но с напором опытного вепря-секача и недюжинной фантазией.

В ход шло всё! Обмороки, весьма удачно происходившие исключительно около мягких диванов или надёжных рук сильных мужчин, элегантные болезни, когда тот, кто не желал сделать требуемое Ларе, осознавал, что становится причиной медленного угасания нежного создания. Причём, это создание со слезами на глазах молит его, страшного подлеца и негодяя, не расстраиваться и не вспоминать о ней после её преждевременной кончины. Стоило Ларе получить желаемое, она мгновенно оживала и мило благодарила благодетеля, чтобы тот не сразу понял, как его элегантно облапошили. Тактика была так удачна, что некоторых удавалось использовать по многу раз. Обладая хрупкой красотой, умением подать себя, выглядеть нежной и беззащитной, Лара была исключительно эгоистична, и весь окружающий мир видела только в качестве приложения для себя любимой.

Женитьбу Павла она поначалу всерьёз не восприняла. Была уверена, что это он так неудачно пошутил. Ну, в самом-то деле, как можно всерьёз и окончательно покинуть её? Ах, какая ерунда, право слово! Потом через общих знакомых узнала, что всё правда. Павел женился. Если бы не появившийся на горизонте новый кандидат на роль опоры и защиты для Лары, она бы осчастливила Павла своим появлением уже давно, но при наличии нового объекта для приложения усилий, распыляться на бывшего мужа было признано Ларой неразумным. Как же она себя сейчас корила за это…

– Зря, вот зря! Надо было навестить Пашу, посмотреть лично, что с ним происходит! Всегда нужно иметь запасной вариант. А так это, наверняка мерзкая Матильда подсуетилась! Нашла какую-то клушу, чтоб та котлетки Пашеньке крутила, да рубашки гладила! Сразу надо было осчастливить, показаться, продемонстрировать контраст, так сказать… Сейчас будет сложнее, Павел со своим бредом типа верности носится как дурак с писаной торбой, но, передо мной всё равно не устоит!

Лара не хотела думать о неудаче с новым кандидатом. А она была весьма обидная! Мужик попался состоятельный, но неотёсанный. Такого вокруг пальца обвести – раз плюнуть. А вот вдруг отчего-то насторожился, и сколько Лара его не подталкивала к решительным действиям, просто смылся и всё! Даже телефон не брал, а уж она-то звонила настойчиво. То, что именно её настойчивость заставила кандидата присмотреться получше, да и разглядеть под нежной бархатной перчаточкой внезапно, но отчётливо лязгнувший капкан, Ларе в голову не пришло.

– Ладно, забыли о придурке, ему же хуже! А вот Пашу надо вернуть. Что это ещё за фокусы! Я не замужем, а он женился уже! – в Лариной картине мира, она должна была быть с заботливым и влюблённым мужем, осыпающим её дарами и окружающим вниманием, в окружении восхищенных поклонников, а там, на заднем плане должен был ютиться несчастный от осознания своей потери Павел! Нынешний расклад её не устраивал категорически! Раз с новым мужем пока не вышло, требовалось вернуть старого, хотя бы на роль снабженца и мальчика на побегушках.

Цель была выбрана, разбег взят…

– Пашенька, родной, а ты не в курсе, что нужно Ларе, не к ночи помянута будет? – невинно сверкнув голубыми глазами от экрана компьютера, где она раскладывала пасьянс, уточнила Матильда Романовна. Сын вздрогнул и чуть не облился чаем.

– Мам, предупреждать же нужно! Так, мол, и так, сейчас будет страшное! – проворчал Павел отставляя чашку подальше, на всякий случай.

– Ну, на вид-то она ничего… – Матильда Романовна не могла отказать себе в удовольствии немного сына подразнить. Очень уж он эту Ларочку подколодную раньше всерьёз воспринимал!

– Мама! Да какая мне разница как там она выглядит?! Отраву можно и в красивой обертке подать!

Матильда насмешливо фыркнула. – Так что мне сказать Ларочке?

– Пусть провалится! – настоятельно порекомендовал Павел и удалился к себе. Как назло, Алёна с бабушкой отправились в гости к какой-то старинной бабушкиной подруге, и задерживались. – Нет, вы представляете? Лара звонит! Я её давно в чёрный список внёс и не парюсь! – пояснил Павел псам за неимением других собеседников.

Псы переглянулись и вздохнули. Бэк отлично знал, кто такая Лара. Ещё бы! Помнил отлично. Урс как-то видал, а ещё слышал по разговорам, и тоже уяснил себе, что это за особа. А вот Мышка тут же начала приставать к псам с вопросами.

– А кто это? А почему? А что ей сейчас надо?

– Это бывшая жена хозяина. Потому что ей пришло в голову хозяина себе вернуть, – вздохнул Бэк. – Она противная и воняет ужасно. И злющая, как цепная собака!

– Нам такая не нужна! – решительно заявила Мышка. – У нас Алёна есть!

– Судя по тому, что я о ней слышал, она думает, что Алёну выгонит, – сказал Урс, у него непроизвольно поднялась на спине шерсть, и сразу стало понятно, что может быть очень опасен!

– Эй, дружище, ты чего? – Павел погладил Урса. – Скорее бы Алёна приехала. Я тоже не очень люблю быть без неё! Я тебя понимаю.

Псы и Мышь переглянулись.

– Пусть только сунется! – многообещающе прищурилась Мышка. – Алёна наша, она моя! А то, что принадлежит кошке, кошка никому не отдаст!

Лёха про Лару знал всё. И то, что дядьке попалась исключительная змея, хоть и красивая, и то, как она ему рога наставила с его же приятелем. Всё это было одной из излюбленных тем его родной бабули и матери. Всё обсуждалось в мельчайших подробностях, и даже в тех, которых и близко не было! К дядьке он относился неплохо даже тогда, и очень его жалел. Особенно, когда эта самая Лара проездом была у них во Владимире.

– Вот прицепилась же такая гангрена, и будет голову дядьке морочить! – он отлично помнил, с какой брезгливостью Лара осматривала их квартиру и его самого, с таким презрением, словно он только что в какой-то вонючей грязи вывалялся! – Надо бы проследить, чтобы эта Лара гадостей дядьке и Алёне не учинила. А то ведь станется с неё!

Матильда покосилась на Лёху и одобрительно кивнула. Мальчик думал в правильном направлении, правда, возможно, излишне громком… Вон, смотрит в сторону коробки с пиротехникой, купленной к новому году. А! Вот уже лучше, косится на контейнер с тараканами для жабы, которую они забрали с дачи.

– Главное, чтобы ей еды хватило! – доброжелательно сказала она Лёхе.

– Кому? – опешил Лёха.

– Как кому? Жабе, конечно, – Матильда улыбалась опешившему пареньку. – Лучше использовать не всех. Оставить, так сказать, кормовую базу на развод.

– Ээээ… Вас бы в средние века сожгли бы на костре! – выдохнул Лёха.

– Не исключено, мой хороший! Поэтому, я всегда так радовалась, что я живу именно сейчас! – Матильда довольно рассмеялась. – На самом деле всё просто. Сначала ты разозлился, услышав про Лару. Я, кстати, тоже. Потом ты глянул на коробку с петардами. Но, тратить их на эту…

– Жаба давит! – процедил Лёха.

– Точно! А вспомнив про жабу и до тараканов уже недалеко! – мило улыбалась Матильда.

– А вы так всегда можете? – Лёха поёжился.

– Нет, только когда кто-то угрожает моей семье! Знаешь ли, как трудно мужчине найти приличную жену? Настоящую, которая не предаст, не изменит, не бросит в беде, и просто любит!? Ээээ, мальчик, потом узнаешь! Так вот, только сыну повезло такую найти, как эта… Ехидна-Лара вдруг начинает звонить и сюсюкать, что по мне очень соскучилась! Соскучилась она! Да она бы меня придушила во сне с милой улыбкой, если бы могла! А тут соскууууучилась!

Милейшая Матильда Романовна в этот момент выглядела опаснее Урса, и Лёха ощутил холодок восторга, просвистевший по его позвоночнику и застрявший где-то в районе лопаток.

– И чё делать будем? – Лёха был уверен, что уж что-то Матильда да придумает.

– Сначала думать, потом делать, и поверь мне, мальчик мой! Мало гадине не покажется! Я бы даже не вспоминала бы о ней, но раз Ларочка сама полезла, получит она по полной, с припёком и с добавками! Кстати, надо оладьи с припеком сделать, напомни завтра, а то боюсь, забуду… Возраст, знаешь ли…

– Ага, возраст! – хихикал Лёха, удалившись в комнату. – Забудет она что-то! Как же! Это же не бабка, а процессор седьмого поколения! Только бы эта зараза не явилась, пока я в школе буду! Ни за что не хотел бы это пропустить! К тому же тараканов Матильда не любит, а значит, я всё равно нужен.

Алёну Матильда Романовна беспокоить предстоящими мероприятиями не стала, а вот Мариночку едва дождалась!

– Да ты что! Вот наглая! – Марина Сергеевна ожидаемо и справедливо возмутилась.

– Именно! Наглая и эгоистичная донельзя! И приторно сладкая, аж слипаешься! Надо её отвадить так, чтобы ей больше даже в голову не приходило тут объявляться!

– Погоди, дорогая! Где наш рулончик планировочной бумаги? – Марина Сергеевна сама с Ларой не встречалась, но подруге доверяла целиком и полностью. Не всякая свекровь так нежно относится к невестке, как Матильда к Алёне, и уж если подруга в ярости от прошлой невестки, значит, точно есть за что!

– Это всё здорово, конечно, люди, псы, даже тараканы участвуют. А я? Где про кошку? – возмутилась Мышка, внимательно выслушавшая все предложения дам. – Тем более,что у меня секретное оружие есть!

Секретное оружие между тем давало о себе знать. Периодически кто-то из псов начинал озадаченно принюхиваться, и приходилось отвлекать их внимание, что-нибудь сбивая или скидывая. Мышка очень переживала, что её личного хозяйственного зверька найдут! Устроила ему тайное убежище в стенном шкафу, натаскала туда еды, чем сильно озадачила всех хозяек.

– Ничего не понимаю, куда деваются сушки? – удивлялась Алёна.

– А у нас пряники исчезают, – сообщил Лёха, питавший к ним слабость. – И это не я!

– У меня сухари ванильные пропали. Упаковка. Странно очень! – Марина Сергеевна была уверена, что этому есть какое-то простое объяснение, но пока оно не находилось.

– Не смей выходить! – шипела Мышка на хомяка, а он и не собирался. По его мнению, он попал в хомячий рай, и теперь просто наслаждался, даже сумел c помощью Мышки отчистить свою шёрстку и стал своего нормального цвета – белого.

– Нашла первый раз в жизни хомяка и тот грязный какой-то! И почему ты такой лохматый? – Мышь прижимала хому лапой, чтобы не ёрзал, и ожесточенно вылизывала.

– Порода такая, – покаялся хомяк. – Пушистая.

– Вот и ладно! Будешь пушистым пугалом! – решила Мышка. – А то, что такое? Все при деле, а я что, рыжая что ли? Я вовсе даже серая! И тоже хочу когти почесать за хозяев!

– Я пугать не могу! – отказался хомяк.

– А что можешь? – подозрительно уточнила Мышка.

– Грызть могу, хомячить могу, есть могу, – старательно перечислил зверёк.

– Погоди-погоди… Грызть, есть… А обратно?

– Что обратно? – испугался хомяк.

– Вот баран! – вздохнула Мышка и пошла уточнить в глубинах шкафа, достаточно ли активно хомяк может осуществлять обратный еде процесс.

– Я не баран! – обиженно сообщал её хомяк, путаясь под лапами. – Я хомяк!

– А гадишь как конь! – Мышка сморщила нос, осмотрела залежи, возникшие за такой короткий срок в самом дальнем и укромном уголке шкафа. – Самое то! Да не верещи ты, а то ещё псы услышат. Поняла я, что ты не баран и не конь. А ты… Если пугаешься что делаешь?

– Бегу.

– А если не бежишь?

– Тогда съедят!

– Вот… бар… Хомяк! – Мышка сама бы одарила гостью незваную ценным сырьём, но была у неё одна особенность. В туалет она ходила только в укромном месте, без свидетелей и только в свой лоток! Вариант сходить в лоток, а потом принести в сапоги гостьи не рассматривался. В хомяке такое не донести, а самой… Да ффуууу, даже думать противно. А вот сам хомяк, похоже, такой аккуратностью не обладал, но это надо было проверить! Мышка рывком подхватила хомяка за шкирку и хорошенько его встряхнула. – Ой, а как обратно это выключить? – Мышка с омерзением и восторгом осмотрела результат. С омерзением, потому что приличная кошка на такое и смотреть не захочет, а с восторгом, потому что всех-то дел… Принести хомяка в сапог и напугать, а потом уже главное, чтобы для ноги Лары там места хватило! – Успокойся уже! И куда я тебя так кормлю… Ну и ладно, зато и я участие приму! Никому не позволю обижать моих собственных хозяев. Ну, конечно, кроме себя самой! – решила Мышка и отправилась дальше подслушивать планы дам.

Глава 11. Белое на белом

Матильда Романовна беседовала по телефону с Ларой. Вообще-то беседой это можно было назвать с натяжкой. Матильда Романовна слушала непрерывную Ларину болтовню и помахивала в воздухе рукой, словно дирижируя. Марина беззвучно смеялась, а Мышка хмуро прищуривалась. Видала она на даче болтливых сорок, так вот эта трещотка их переговорила бы запросто. Всю стаю.

– Ах, я так соскучилась по вам, по вашему обществу, – вещала Лара, разглядывая себя в зеркале, и раздумывая, а не стоит ли наведаться в салон за серией уколов красоты. Потом перешла к изучению безукоризненных ноготков, ни на секунду не переставая вещать о своих чувствах к бывшей свекрови. Чувства были, конечно, куда же без них, но уж конечно не те, о которых она вещала.

– Мне так нужен ваш совет… Ваш жизненный опыт и ваша доброжелательная критика, – неслось из динамика.

Матильда покосилась на смартфон и скорчила рожицу.

– Я могла бы к вам приехать? – сладость Лариного тона заливала всю окружающую атмосферу. – Я так соскучилась, вы мне как вторая мама. Мы же цивилизованные люди, разошлись с Пашенькой спокойно, а сейчас мне так не хватает вашего общества.

– Милая, ну конечно, приезжай, – в тон Ларе нежно пропела Матильда и подмигнула Марине Сергеевне. – Вот, хотя бы в ближайшую субботу. Удобно тебе, Ларочка? Замечательно, тогда я тебя жду в пять часов на чай.

– Ах, это так мило и по-английски… – уютно рассмеялась Лара, – До скорой встречи, Матильда Романовна! – она отключила смартфон, полюбовалась на себя в зеркало и сообщила ему: – Вернётся ко мне Пашка, пинком под зад выкину старую гадюку! А этого… пса его велю в приют сдать, или усыпить! И всё-таки, пора мне заказывать уколы красоты, или нет? – она включила освещение у зеркала поярче и всмотрелась в нежное, словно фарфоровое личико.

– Если мне не отказывает моё чутьё, – усмехнулась Матильда Романовна, – А оно меня обычно не подводит, милая Ларочка приложила бы все усилия, чтобы загнать меня куда-нибудь подальше, и желательно поглубже.

– А зачем ты её в субботу пригласила? – Марина покосилась на рулончик с миллиметровой бумагой.

– Как зачем? В пятницу вечером Паша с Алёной на дачу планируют поехать. Паша хочет Алёнушку на лыжах научить ходить. Так что нам никто не помешает…

Дамы обменялись настолько понимающе-хищными улыбками, что если бы их видела Лара, она бы поостереглась так самоуверенно напрашиваться в гости.

Алёна раскладывала в холодильнике продукты, привезенные на выходные, и радовалась поездке. Всё-таки здорово зимой затопить печку, поваляться в снегу. Походить на лыжах… Правда, последнее вызывало много вопросов. Лыжи Алёна не любила со школьных времён. Паша смеялся и обещал, что очень скоро она изменит своё мнение, но пока до этого было как-то далековато… Псы пока наперегонки носились по заснеженному участку, в восторге полной свободы, от того, что ничего затоптать не могут, и можно купаться в сугробах, сколько захочется! А потом Урс насторожился и тревожно залаял.

Белая кошка на белом фоне это так красиво и элегантно… Это так прекрасно и утончённо!

– Дорогой, давай мы купим белого котёночка с голубыми глазками. Да-да, непременно голубенькими! Это будет очень красиво смотреться. Породистая ангорская кошка нам как раз подойдет!

Она отлично помнила свой дом. До последнего закуточка, в мельчайших подробностях и даже до ворсинок на белоснежных коврах. Привычные, мирные и уютные запахи и звуки. Вот включается тихо гудящая штука, которая подмигивает ей смешными огоньками, от штуки легонько веет свежим воздухом, а хозяйка говорит, что они так удачно купили воздухомойку и Аби становится смешно. Как можно мыть воздух? Вот мягко постукивает стиральная машинка, а в ней крутятся светлые хозяйские вещи. Абигайль тоже любит всё светлое, полное простора и воздуха.

– Дорогой, я как-то устала от такой блеклой обстановки. Давай сменим на персик? Это сейчас так в моде!

Хозяин бурчит что-то о том, что ему тоже надоело, что шагнуть нельзя, такое всё пачкучее, и Абигайль радуется, что будет что-то новое! Вот как у хозяйки сразу улучшилось настроение!

– Только вот… – хмурый взгляд хозяйки в её сторону белоснежная голубоглазая кошка не уловила и не поняла. Где ей понять, что она-то как раз в это новое и радостное совсем не вписывается. – Белая шерсть на персиковой мебели и коврах… Нет, не пойдёт! Мы же может отправить её в деревню к твоей тётке? Да! Это отличная идея! Ей там, в деревне будет гораздо, гораздо лучше! Свежий воздух, травка, здоровое питание! Да-да, решено! Абигайль поедет в деревню, а себе мы возьмём персиковую кошечку. Это будет так замечательно и уютно!

Аби не очень поняла, почему они куда-то так долго едут, и хозяева отдают её переноску какой-то хмурой пожилой женщине.

– Да зачем она мне сдалась-то? У меня кошка есть, а это чего? Белая вся такая… Чего? Корм ей ещё? Да вот не хватало! Мышей пущай ловит! Кошки, они для того и есть, чтоб мышей ловить! Поназаводили всякого не пойми чего… Ты бы, племянничек, лучше бы помог чем, а не сбрасывал мне всякое ненужное! Прошлая-то не долго тут пошлялась!

– Да ладно тебе ворчать, подкину на дрова, и хватит тебе, – хмуро ответил её хозяин и почему-то ушёл. А как же она? Почему она осталась тут?

Аби немного подождала, и негромко, очень деликатно мяукнула. У дверцы тут же появилась пятнистая крупная кошка и гневно зашипела.

– Ты тут ещё кто?

– Я – Аби. А ты? Как тебя зовут?

– Не твоё дело! Я здесь хозяйка! А ты сейчас отсюда уберешься! – кошка показала клыки и Аби в ужасе забилась вглубь переноски. С ней ещё никто так не разговаривал.

– Не сердись, зачем? Зачем ты так злишься? Меня сейчас заберут. Хозяин сейчас меня заберёт домой! – заторопилась она, объясняя сердитой кошке.

– Тебя? Заберёт? Да не смешно! Он уехал уже. А тебя бросил.

– Как бросил? Ты ошибаешься! Я им нужна. Он сейчас вернётся!

– Дура, как всех бросают, так и тебя бросил! Ишь, цаца какая… Нужна она им…

Аби замяукала, зовя хозяина, но, вместо него вошла хмурая тётка, и пнула переноску ногой.

– Чего орёшь? Навязали тебя на мою голову! Делать мне нечего за их кошками следить! Корм ещё покупай… Пошла, вон, поищи себе! Чего найдёшь, всё твоё! – она открыла переноску и перевернула её, с силой тряхнув. Аби вывалилась оттуда вместе с мягким ковриком и в ужасе шмыгнула под низкий диван.

До вечера она просидела там, потому что её караулила эта страшная пятнистая кошка и била когтями за любую попытку выйти и поискать хозяина. Но, ночью пятнистая ушла, и Аби решилась. Она вылезла из-под дивана и начала обнюхивать комнату, стараясь понять, где же она оказалась и как ей найти своих людей и свой уютный и тёплый дом!

– На вот, жри. Генка оставил тебе полмешка какой-то ерунды, но больше такого не дождёшься! – тётка сыпанула в треснутое грязное блюдце горсточку корма и выставила его в холодный коридор, туда же вылетела и Аби. Она какое-то время искала хозяев, звала и плакала. Но, через некоторое время поняла, что сказанное пятнистой кошкой – правда. Она чем-то расстроила хозяев, и её отправили сюда. Но, может быть, её простят и вернутся за ней? Она будет всё делать идеально! Только бы её простили!

В коридоре всегда было холодно, и Аби забивалась в самый дальний угол под кучу старого тряпья, лотка она не нашла и пришлось выбираться на холод и торопливо копаться в осенних листьях, а потом и в снегу, пряча свои тайные дела. А потом долго отогревать иззябшие лапки. Пятнистая Мурка несколько раз нападала на Аби, но, в конце концов, попросту перестала её замечать. Сухой корм был ей не интересен, и белая глупая кошка никак не угрожала её жизни.

Так прошел месяц. За это время осень окончательно сменилась зимой. Аби прислушивалась к каждому звуку, кидаясь к двери, когда мимо проезжала машина, но это были чужие машины, а хозяева всё никак не ехали и не ехали. А потом закончился корм.

– Всё, больше тебе ничего нет, иди и добывай себе еду сама! Пшла отсюда! – хмурая тётка выгнала Аби во двор и закрыла дверь.

– А как же теперь? – Аби растеряно стояла посреди белого, усыпанного снегом двора.

– Иди мышей ловить. Только не тут. Это моя территория! – заявила ей пятнистая кошка. – Ну, убирайся отсюда! Быстро!

Аби никогда и ни с кем не дралась, ей и в голову не приходило ответить агрессорше тем же, она кинулась бежать и вскоре совсем заплутала в высоких сугробах.

– Как холодно. Мне никогда не было так холодно! Даже когда дышишь, внутрь пробирается мороз и царапает, словно острыми коготками. Лапы уже почти не слушаются… Куда я иду? Зачем? Наверное, лучше просто лечь тут и всё.

Аби брела по расчищенной дороге в глубокой снежной колее, свернуть сил не было, остановиться на дороге она боялась, поэтому, когда колея повела её направо, она послушно побрела туда же. Прощемиться в узкую щёль неплотно прикрытых ворот для исхудавшей Аби было совсем не сложно. А там…

– Тепло! Это тепло! – Аби обессилено привалилась к машине. На капот ей удало запрыгнуть с четвертого раза и силы закончились окончательно, но это было уже не так важно, потому что нагретый капот был немыслимым блаженством. Но, даже эта радость оказалась короткой. Капот стремительно остывал, а с этим теплом уходила и последняя надежда Аби.

Белый снег на белой кошке, это так красиво и элегантно…

– Урс, ты чего? Ты куда меня тянешь? Да что стряслось-то? Паш, ты ворота закрыл? – Алёна никак не могла понять, что происходит, и куда тащит её пёс, примчавшийся со двора.

– Да! Слушай! А ведь не закрыл! Сейчас схожу.

– Не надо, я сама выйду, как раз ещё не переоделась, – Алёна открыла дверь, и псы рванули к машине.

Она заперла ворота на засов, и уже повернулась, чтобы идти в дом, как вдруг снова громко и гулко залаял Урс, явно указывая на капот машины.

– Надо же, как быстро намело. Прямо сугроб на капоте. Погодите-ка… Такого просто не может быть. Ой, мамочки!

Сугроб чуть пошевелился и на Алёну уставились сверкнувшие в темноте глаза. Кошка, испугавшись псов, попыталась было убежать, но не смогла и пошевелиться.

– Паша, скорее! – Алёна вихрем влетела в дом. – У нас к капоту кошка примёрзла. Встать не может, и слабенькая совсем.

Павел потихоньку подливал тёплую воду, аккуратно растапливая ледяную корку, прихватившую длинную белую шёрстку, а Алёна стояла наготове с полотенцем. Как только кошку можно было снять с капота, она тут же подхватила её, закутала и убежала с ней в дом.

Выкупанная в тёплой воде с мягким шампунем, высушенная и согретая Аби, не отрываясь смотрела на Алёну. Словно боялась, что отведёт глаза, моргнёт, и всё это чудесное, невероятное, тёплое и ласковое исчезнет, растворится. И опять она окажется на холоде, который забирал все силы, вымораживал изнутри и уже почти добрался до сердца.

– Моя хорошая, солнышко моё, не бойся, не волнуйся, ты теперь с нами, мы никуда тебя не выкинем, не оставим. Нет, не пугайся, я сейчас вернусь. Паш, подержи её, мне хоть в туалет сходить… – отчаянный бросок белой невесомой кошечки к Алёне, заставил её попросту повесить новую зверушку на плечи. Таким образом, Алёна с ней везде и передвигалась. И кормила на руках, и сама ужинала с кошкой, и спала с белым комочком у головы.

Ночью Аби проснулась от ужаса, что всё это сон! И она сейчас окажется в снегу. Даже глаза открыть было страшно. И этот звук непонятный… Словно кто-то её обнюхивает…

– Ты ктттто? – Аби всё-таки посмотрела в темноту и увидела большого и лохматого пса.

– Я – Урс. Это моя хозяйка Алёна и её муж Павел. А это, – пёс кивнул на ещё одну морду с Аби величиной. Страшную! Чёрную с рыжим. – Это мой друг Бэк.

– Ппппростите. Я… Я не могу сейчас идти. Я очень устала и ослабла. Не гоните меня… Немножечко, я хоть немножечко погреюсь…

– Ты что? С ума сошла что ли? Кто тебя прогонит? Если они, – Урс кивнул на спящих хозяев. – Если они тебя оставили, значит, ты с нами будешь.

– Это правда? Только… Только я нехорошая. Меня выкинули и не забрали назад, – Аби сжалась в комок и зажмурилась от ужаса, ожидая, что сейчас-то её точно вышвырнут, а то и вовсе порвут эти страшные морды.

– По-моему ты вполне хорошая! – хмыкнул Урс. – Меня тоже выкидывали. И вовсе не от того, что я нехорош, а потому, что люди разные бывают. И такие, к которым попадаться в лапы нельзя, тоже бывают.

– Хозяева бывают плохими? – Аби широко открыла глаза.

– Ещё как! Только они не хозяева. Просто люди, которым кое-что не досталось. Может, любви в них нет, а может, она так глубоко запрятана, что их надо сильно поскрести, чтобы до неё добраться, – Урс вздохнул. – Ты не мучайся из-за них. Они сами выбрали, как им жить. А ты теперь с нами.

Аби смотрела на такие большие, вовсе не страшные собачьи морды, и радовалась, что они с ней! Что она не замёрзла насмерть, а в тепле и на мягкой кровати, а рядом… Рядом самое-самое главное – настоящие хозяева, а вокруг, в её полусне кружатся живые, ласковые и такие тёплые слова: «Моя хорошая, солнышко моё, не бойся, не волнуйся, ты теперь с нами, мы никуда тебя не выкинем, не оставим». Слова успокаивали, гладили, словно нежные прикосновения, прогоняли ужас, шум ветра за окном стал не страшным и далёким, снег на улице – просто красивым, и вовсе не убийственным. А те, чужие люди, бросившие её на погибель, люди которых она раньше считала хозяевами, оказались по-настоящему далёкими и какими-то вовсе ненастоящими.

Глава 12. Знаки вселенной для бывшей невестки

Лара шла в гости к бывшей свекрови с полной уверенностью в себе любимой. Она была уверена, что сейчас-то покажет глупому Павлу, насколько она лучше его неприглядной новой жены. Выглядела она действительно на загляденье! Безукоризненный макияж, причёска, элегантное платье, всё это было призвано внушить жене Павла чувство неполноценности, а самому Павлу показать, насколько она лучше какой-то серой клуши. Именно клуши, а не мыши! Так ей почему-то представлялось.

Лара была разочарована, не обнаружив дома ни Павла, ни его жены, и выяснив, что они в отъезде. Но, раз уж пришла, надо было хоть немного посидеть для вежливости, да и очаровать бывшую свекровь не помешало бы! Матильде она вручила обезжиренный фруктовый тортик, вежливо принятый хозяйкой, и удивилась, обнаружив в гостиной какого-то хмурого подростка и ещё одну даму в возрасте. Старушкой её назвать язык не поворачивался. Ухоженная. Держится с достоинством.

– Это моя подруга Мариночка. Марина Сергеевна, а это, – Матильда указала на подростка. – Алексей, Пашин племянник, ты его видела, должна помнить.

Не помнила Лара никаких племянников, ещё не хватало, чужих сопляков разглядывать. Лучезарно улыбнулась всем сидящим за столом, начала выяснять, как дела у Матильды, но хватило её очень ненадолго. Стоило бывшей свекрови уточнить, как дела у неё, как она погрузилась в самое для себя интересное повествование – о себе самой. Она трещала о новом тренинге, который прошла, об успехах и комплиментах окружающих, о прекрасном путешествии, в котором побывала. Дамы мило улыбались и кивали, Лёха с завистью смотрел на Мышку, которая сидела за спиной Лары и успешно изображала, что её тошнит. У него самого уже скулы сводило.

– Как он мог с ней жить? Это ж можно об стену убиться! Да чтоб я когда-нибудь женился… Ни за что!

– Да, а как дела у Пашеньки? Наверное, всё трудно, да? – лучезарно улыбаясь, поинтересовалась Лара.

– Почему же, милая, ты так думаешь? – Матильда сожалела, что не сочла нужным воспользоваться слабительным в чае. – Вот она, мягкотелость до чего доводит! – ворчала она про себя

– Ну, как же… Паше же нравилось, когда жена выглядит безукоризненно, а его новая супруга… Она, ну как бы это… Не очень-то хорошо смотрится!

– Ах, дорогая, что ты! Алёнушка красавица! – Матильда с удовольствием осмотрела слегка перекосившуюся физиономию Лары, и перехватила инициативу. – Знаешь, мне так повезло, что Пашенька на ней женился.

– Да что вы? – сухо процедила Лара.

– Представь себе, мог же и вовсе не захотеть смотреть на кого-то после такого стресса.

– Да, я тоже переживала наш развод! – вдохновилась Лара, учуяв возможность перевести разговор на себя.

– Ох, ну, что ты! Я вовсе не про развод. Это-то Пашенька отпраздновал! Я про тот момент, когда ты его оповестила, что изменяешь ему с его другом, – Матильда в соответствии с планом переключилась на Марину, – Представляешь, дорогая, как хорошо, что сейчас всё так цивилизованно происходит. Изменила – доложила, и никаких тебе прочих неприятностей. Я прямо гордилась Пашей. Мой супруг был бы в дикой ярости. Страшно представить, что бы он мне наговорил…

– Действительно, у тебя сын с большой выдержкой, хотя, такие люди, говорят, надолго затаивают обиду. А если он так и не простил оскорбление? А вдруг вынашивает планы мести?

– Паша? Да, он вообще-то всегда отличался у меня хорошей памятью… Отличной просто. Думаешь? Ой, нет, не может такого быть! В нём это никогда не проявлялось! – Матильда словно бы опасливо покосилась на молодую гостью. Лёха мысленно зааплодировал бабуле. Выдра как-то немного занервничала.

– Может быть, и не может! – покладисто согласилась Марина Сергеевна. – Хотя, я вот встречалась с таким случаем… Человек год план вынашивал. Возможно, и не осуществил бы его никогда, так его бывшая жена как назло прямо лезла ему под руки. И что бедняге оставалось делать?

– И его никто не остановил? – ахнула Матильда, умело изображая опасливое любопытство.

– А кто? Жена его бывшая, ни с кем из его друзей не общалась принципиально. Считала всех ниже себя и презирала не стесняясь. Кто бы стал её выручать? – Марина развела руками.

Лара нервно рассмеялась. Почему-то ей припомнилось, как Павел легко запоминал все данные, коды, пароли и телефоны.

– Да, я так думаю, что мне очень повезло с тем, что Пашенька не злопамятный, – мило покивала она головой.

– Ты так думаешь, дорогая? – Матильда переглянулась с подругой. А Лёшка рассмеялся.

– А мама моя жаловалась, что дядька всё помнит, все пакости её, даже те, что в детстве были, не забыл!

– Да ты что… – протянула Лара.

– Ой, Лешенька, ну, что ты милый, зачем ты нагнетаешь. Помнить-то он помнит, но в ответ ничего не делает.

– Так ведь мама ничего такого уж и не творила. По мелочам разве что. А я вот припоминаю, что он может быть таким… Ух, каким. Хмурым и так как глянет, аж страшно! – Лёха пожал плечами и выбрался из-за стола. – Пойду я, ладно?

– Иди, иди… – Матильда доброжелательно покивала головой. – Дверь только запри входную! – а потом ласково произнесла, обращаясь к Ларе. – Я не хотела тебе говорить при Лёше, но у Пашеньки… Как бы это… Бывают вспышки гнева и раздражения. Качество у него такое… Он тебя очень любил и при тебе сдерживался, а так, разное бывало. Как-то окно разбил кулаком. Поэтому я так порадовалась, что ты после измены сразу от него ушла.

– Да ну, вы это всерьёз? – Лара смотрела на милейших тётушек, лакомившихся кремовыми пирожными, разумно не прикасаясь к обезжирено-невкусному тортику.

– Боюсь, что да… – Матильда скорбно опустила глаза долу.

– Кстати, Матильда, а почему Пашенька такую грозную собаку себе завёл? – невинно уточнила Марина Сергеевна. Матильда испуганно глянула на Лару, прикусила губу, а потом нервно рассмеялась.

– Ой, да это просто так, просто… Наверно, понравилась ему такая порода… Да ещё так выдрессирован… С полувзгляда слушается, – словно про себя проговорила она, – Да ну, не может такого быть… – Матильда про себя посчитала до семи, выдерживая нужную паузу, а потом подняла глаза и испуганно глянула на Марину. – Что ты! Что ты! Пашенька никогда бы на такое не пошел!

– Это вы о чём сейчас? – Лара стала подозревать, что над ней нависла опасность. Да ещё такая, о которой она бы никогда и не подумала. А вот сейчас в единую картину стали складываться разные мелочи, словно собирая пазл. И потемневшее, измученное лицо Павла, когда она торжественно объявила о начале новой эры в своей жизни, и его сжатые кулаки. И нежелание встретиться втроем и поговорить как цивилизованные люди. И ведь его друг, с которым она ему изменила, тоже не рвался тогда быть цивилизованным, и от встречи с Павлом категорически отказывался.

– Наверняка точно знал, что Паша злопамятный! – тут же решила для себя Лера. – Знал и боялся за меня! – Лара и представить себе не могла, что кто-то мог бы думать не о ней!

А мысли уже неудержимо скручивались стремительным потоком, выстраивая новую картину мира. Сразу вспомнились всякие ужасы, когда-либо виденные про ревнивых мужей, начиная с самого Отелло. Шея сразу зачесалась, и словно мурашки побежали по спине! – Так вот, почему он не стал со мной общаться, когда я первый раз сюда пришла. Не хотел, чтобы Матильда видела расправу! Свидетели-то ему ни к чему. И ротвейлер… Это же собака-убийца! – Лара тут же припомнила сцену гибели лорда Баскервиля из Шерлока Холмса! На нервной почве потёрла глаз, и расстроилась, увидев, что смазала тушь. Встала и отправилась за сумочкой, оставленной в прихожей, вернулась с ней в гостиную, и истошно заверещала, отбросив сумочку подальше. Из сумки веером вырвались омерзительнейшие твари!

– Иииииииааааа! – Лара визжала, забравшись с ногами на диван и забившись там в угол. – Чтоооо этоооо?

– Ой, Ларочка, не пугайся! – хладнокровно отреагировала Матильда, и близоруко прищурившись на одну из тварей, приземлившуюся на Ларин стул, отрекомендовала: – Это сверчок. Двупятнистый, насколько я вижу.

– Кккккакой? – Лара любых насекомых искренне ненавидела.

– Двупятнистый. Бывают ещё домовые и банановые. Не переживай ты так. Они безобидные. Китайцы, например, их даже дома держат. Сверчки-самцы отлично поют. Так уютно.

– Ой, да, я помню, раньше в деревнях часто жили сверчки за печками, – Марина Сергеевна мило улыбалась перепуганной Ларе.

– Да какого… Какого… они у меня в сумке делают? – зашипела Лара, нервно разглядывая скачущих сверчков.

– Скорее всего, Леша подсунул! – Матильда незаметно хихикнула. – У него тоже это качество проявляется. Видимо, это всё-таки наследственное. Я стараюсь при мальчике об этом не говорить, но периодически нечто такое проявляется.

– Какое ещё качество? – Лара говорила сдавленно, прямо горло перехватило от предчувствия чего-то страшного.

– Ну, как же… Вспышки гнева и злопамятность. Что-то такое по мужской линии у нас в роду передаётся. Паша, к счастью, с тобой это не проявил. А вот его двоюродный дед… Ой, что было…

Лара не смогла себя заставить уточнить что именно. Она с ужасом переводила глаза с бывшей свекрови на её подругу, а они как назло затеяли разговор о случаях из практики Матильды по делам ревнивых мужей, обвиненных во всевозможных кошмарах. Лара себя чувствовала так, словно сама попала в какой-то фантасмагорический мир, где по полу прыжками передвигаются сверчки, из дверного проёма на неё пристально смотрит странными ярко-зелеными глазами серая кошка, а дамы элегантного возраста за столом рассуждают о сокрытии трупов, словно про рецепты печенья говорят.

– Давай скорее! Чего ты там застрял? – Мышка, запустившая хомяка в Ларин сапог, раздраженно шипела на своё тайное оружие.

– Нннне могуууу! – проныл зверь.

– Чего ты не можешь?

– Нннничего нннее могггууу! Зззапах ужасный! – простонал хомяк из мехового сапожного нутра.

– И что? Боишься теперь его усилить? – Мышка следила за людьми.

– Нет, но у меня ничего не получается сделать. Дыхание перехватило, – доложился хомяк.

– Так и не дыши, главное, оставь свой след веё налапниках! – приказала Мышка.

– Я если не могу вздохнуть, у меня ничего не выходит! Вообще! – заскрипел хомяк, измученный вонью ядреного дорогущего элитного аромата.

– Старайся лучше! – рявкнула Мышка, и отошла подальше. Духами воняло действительно невыносимо! Она прокралась к двери гостиной и уставилась на сидящих за столом, решив хоть немного отдохнуть от насыщенного запаха.

– А вот с Алёнушкой он стал гораздо, гораздо спокойнее! – сказала Марина.

– Да, твоя правда, может быть именно это Ларочку и спасло, – Матильда сделала вид, что случайно оговорилась, прижала пальцы к губам, и вроде как исправила фразу: – В смысле, спасло Ларочку от возможного скандала при встрече.

– Дааа? Пппправда? – Лара срочно припомнила эту самую Алёну и сообразила! – Точно! Она же страшненькая, и он её не ревнует, а значит, не вспоминает про меня! – мысли скакали, словно эти самые странные насекомые, и надо было срочно успокоиться. Последние её личностные тренировки основывались на созерцании воды или зелени, а тут рядом в небольшом стеклянном аквариуме росли какие-то растения, зеленел мох, и располагалась искусно выполненная статуэтка жабы. Как живая! Лара сфокусировалась на зеленом островке, стараясь убедить себя в том, что ей ничего не угрожает, всё хорошо! Всё очень хорошо! И вдруг один из сверчков запрыгнул в аквариум, и статуэтка прямо на Лариных глазах выстрелила языком и проглотила сверчка. Лара вскрикнула, позеленела и закрыла глаза руками.

– Дорогая, с тобой всё хорошо?

– Нееет, это знак! Ничего не хорошо! Это мне знак от Вселенной! – промямлила Лара, и старательно не глядя в сторону статуэтки, сползла с дивана, и, придерживаясь за стену, прошествовала к прихожей.

– Ларочка, как, ты нас уже покидаешь? – Матильда невинно подняла брови.

– Я… Я пойду, пожалуй! Только, очень вас прошу, не говорите Пашеньке обо мне, пусть лучше и вовсе забудет…

Она не обратила внимания на метания серой кошки около ей обуви, а попросту отодвинув её ногой, села на пуфик, одела один изящный сапожок, и уже сунула было ногу во второй, как вдруг почувствовала слабый укус, отдёрнула ногу и уставилась на висящий на колготках меховой белоснежный помпон. Визг Лары был настолько пронзителен, что и стальной капкан отцепился бы, а уж тем более деморализованный хомяк! Он обреченно закрыл глаза, мягко шлёпнулся на пол, и был шустро эвакуирован Мышкой. Лара схватила в охапку шубку, шапочку, сумочку и сапожок и вылетела в одном сапоге на лестничную клетку.

– Ларочка, да что с тобой? – Матильда изумленно хлопала глазами вслед бывшей невестке, скачущей по ступенькам в одном сапоге, и чем-то напоминающей утеплившуюся Золушку.

– Это последний знак Всеееелеееенной, последниииииий! – разносило это по этажам удаляющийся Ларин визг.

– Интересно, что ей Лёха в сапог подсунул? – переглянулись дамы.

Субботний вечер на даче, когда вокруг снег и холодно, а они в тепле и уюте, с любимыми собаками и белоснежной кошечкой, что может быть лучше? Разве что звонок из дома!

– Ну и как вам там отдыхается? – Матильда Романова была в наибодрейшем настроении.

– Очень хорошо, только мы приедем с сюрпризом! – рассмеялся Павел, гладя нежную шёрстку кошки, свернувшейся у него на коленях в невесомый клубок.

– Сюрприз, это хорошо! Только и мы с сюрпризом! Во-первых, у вас в гостиной теперь прыгает около полусотни сверчков. Двупятнистых. Но, это сюрприз от Лёхи. Во-вторых, у нас в гостях побывала Лара, которая вознамерилась тебя заполучить обратно.

– Хехть! – Павел только хотел уточнить, какого лешего Лёхе понадобилось радовать их сверчками, тем более какими-то двупятнистыми. Внезапное известие о Ларе скомкало вопрос, и в результате он хрюкнул что-то невнятное, но выразительное и включил смартфон на громкую связь.

– Ты там не падай духом сынок, атака отбита! – хихикнула Матильда, правильно расшифровавшая странные звуки, издаваемые сыном.

– Чем? Сверчками? – простонал Павел, знавший крайнюю целеустремленность Лары.

– Нет, знаками Вселенной, твоей наследственной злопамятностью и мстительностью, и благодатным действием на тебя Алёнушки! – заливисто рассмеялась Матильда. – Пашааа? Ты ещё тут или уже нет?

– Мам, я того… в шоке, ничего не понял, поэтому, ты можешь как-то попроще? И откуда эти глупости про мою злопамятность?

– От двоюродного деда! – сообщила Матильда.

– Счас помру! – простонал Павел.

– Отдай трубку жене и срочно реанимируйся! – строго приказала ему Матильда. – Что за неуместная слабось, когда уже всё отлично!

Алёна опасливо покосилась на протянутый ей смартфон, но в руки его взяла, а потом озадаченно слушала, слушала, пока не начала смеяться. Да ещё как! Вытирая слёзы, всхлипывая и отбиваясь от озадаченных псов, вылизывающих ей лицо.

– Ну, вы и даёте!!! Высший пилотаж! Жаба у нас актриса… Я только про последний знак не поняла. Какой такой помпон у неё на ноге повис?

– А это никто не понял! Мы думали, что Леша что-то придумал, но он клянется, что ничего не делал. Похоже, говорит правду. Надо будет выяснить, когда приедете! Да и сверчков хорошо бы изловить. Зато радость, что мальчик наш не тараканов выпустил! Но, дело того стоило бы в любом случае! Лара больше беспокоить не будет точно!

Урс покосился на облегченно вздохнувшего Бэка, который сразу растёкся на полу, растянувшись во всю длину. – Думаю, что сверчков мы переживём! – решительно заявил он.

– Однозначно! Я бы даже блох вытерпел, только бы эта вонючая гадина больше к хозяину не подлазила! Я тогда ещё маленький был, а ему так плохо было из-за неё! Сердце болело, душа болела. Мы же всё чуем. А чем помочь? Я только и мог руки ему лизать, да мячик носить, чтобы он отвлекался от поганых мыслей.

– Ты молодец! Всё правильно! – Урс покосился на Павла и кивнул. – Хорошего человека легко ударить. Ранить до боли, до раны, пусть и не заметной снаружи. Одно радует – даже такие раны затягиваются. А уж если находится кто-то по-настоящему нужный и любящий, то заживают быстро и даже бесследно. Меня только тревожит, что там такое у нас странное в доме завелось. Мне кажется, что это…

– У Мышки надо уточнить! – продолжил Бэк. Псы понимающе переглянулись и глубоко вздохнули.

Глава 13. Имя – дело важное

Павел и Алёна немного переживали, возвращаясь домой с новой кошкой. Нет, они честно пошли по домам, в попытке найти, чья она, правда, ушли недалеко, только до соседа Федора.

– Явно породистая, мало ли, а вдруг пропала… – засомневалась Алёна. – Может, её ищут?

– Аааа, к вам забрела, бедолага! Вот и хорошо. Нет, не ищите. Она брошена.

– Да кто же такую красавицу мог бросить? – ахнула Алёна. – За что? Она же потрясающая! И в лоток безошибочно сходила, и ласковая немыслимо.

– Есть у нас тут такая… У неё племянник крутой, и он с женой кошек меняют по цвету.

– Как это по цвету? – непонимающе переглянулись Алёна и Павел.

– Это у них уже третья кошка тётке выброшенная. Она их кормит ровно пока остаётся корм, который племянник привозит. А потом пинком под хвост, и на улицу. Первая была персидская дымчатая, вторая – черная. Британская, вроде.

– А эти где? – несмело спросила Алёна, боясь услышать, что неприспособленные к деревенской жизни кошки сразу погибли.

– Ну, где-где? У нас! – муж с женой весело переглянулись. – И мы очень рады, что теперь не только к нам бедолаг несёт. А то у нас как будто надпись на заботе была. Мол, приходите сюда, вам помогут. Как по прямой к нам шли! Теперь, видать, и у вас такое же есть. Так что не ищите её прошлых хозяев, никому она не нужна. Страшно только, что этот племянничек Генка кого-то следующего опять на смерть привезёт.

Фёдор не знал ещё, что белая кошечка стала последней брошенной Геннадием и его женой по «дизайнерским» причинам. Через месяц, жена Геннадия неожиданно для себя обнаружит, что у супруга есть новая кандидатка на её место. Потом выяснится, что делить муж ничего с бывшей женой не собирается, ибо всё его имущество каким-то удивительным образом оказалось куплено на его мать. Жена Геннадия, стремительно ставшая бывшей, да ещё и без гроша в кармане, будет вынуждена вернуться к своей матери в Саратов. Чуть позже, осознав, что никто её там содержать не собирается, с рыданиями и воплями о несчастной жизни, разбитой подлецом-мужем, ей придётся устраиваться на работу продавцом-консультантом в магазин косметики и обслуживать клиенток, осознавая, что сама совсем недавно вовсю гоняла консультантов и продавцов, получая от этого немалое удовольствие.

Сам Геннадий с удовольствием отпразднует выдворение жены, поднадоевшей и несколько утратившей безукоризненно-идеальный внешний вид в свои тридцать пять. Он пока вовсе не будет планировать вешать на себя новый брачный хомут.

– Жизнь только начинается! – довольно скажет он себе, паркуя машину около собственной фирмы. Справедливости ради надо отметить, что фирма принадлежала не только ему, а ещё и его партнёру. Задумав развод, Геннадий уже некоторое время назад переписал почти всю принадлежащую ему долю в уставном капитале фирмы на партнёра, а теперь собирался вернуть всё назад.

– О чем ты, Генночка? – нежно скажет его партнёр. – Ты мне долю продал, всё официально оформлено.

– Так это же просто для отвода глаз! – тупо выговорит Геннадий, глядя на сияющего партнёра.

– Кто тебе это сказал?

– Так мы же договорились, что это просто так, для развода с моей! И денег я никаких не получал…

– Эээ, не помню я, чтобы мы о такой ерунде договаривались, – холодно ухмыльнётся бывший партнёр. – А вот что ты деньги получил, бумажку ты подписал!

– Так это же для оформления надо было! – заорёт в ярости Геннадий.

– Так кто тебя заставлял так оформлять? И вообще, занят я, знаешь ли… Это ты, Генночка, по морям разъезжал, да деньги выгребал, а мы тут вкалывали. Так что иди себе, отдыхай дальше и не мешай нам работать! У тебя два процента осталось? Осталось. Вот и радуйся. В следующем году мы тебе твою долю прибыли с них выплатим.

Геннадия, бешено орущего всевозможные угрозы, выставит служба безопасности, и он окажется у собственной машины, на капот которой сгрузят всё барахло из его кабинета. Бывшего его кабинета.

Медленно падающий снег будет красиво укутывать кучу вещей, лежащих на белой поверхности капота. Белое на белом это же так красиво и элегантно… Кто же так говорил? Не его ли бывшая жена об их бывшей кошке?

Но, пока всё это только в будущем, а в настоящем Алёна и Павел, волнуясь, заносят белоснежную голубоглазую красавицу в квартиру.

– Ой, вот так сюрприз! Лёша, осторожнее, вон там ещё один сверчок! – Матильда Романовна, указав пареньку на проскакавшего мимо сверчка, ахнула, подняв коробку и отогнув её картонный край. – И прямо моей масти! Беленькая, милая, голубоглазая, кроткая…

– Мам, она и по характеру кроткая, – рассмеялся Павел, придерживая входную дверь для Бэка и Урса.

– Несчастный! Ты хочешь сказать, что я не кроткая? Люди добрые, посмотрите только на этого типа. Замри!

Павел так и застыл, пораженный громовым окриком матушки.

– Лёша, достань ещё одного сверчка из-под ноги моего сыночка! А то он, как известный слонопотам, раздавит неповинную животинку!

– Мам, я так заикой стану. Лёх, сколько их тут ещё прыгает? – Павел как-то немного не так представлял себе уют в доме.

– Штук тридцать точно! – радостно отрапортовал Лёшка. – Мышка помогает ловить. Кстати, а где она?

Все нервно оглянулись на входную дверь, но Мышка и не собиралась никуда убегать. Вот ещё, глупости-то какие. Разумные кошки так себя не ведут. Она-то нынче кошка! А вот поинтересоваться, что это ещё за новости в коробке, кошка просто обязана.

Любая истинная кошка обожает коробки, короба, коробищи, и даже маленькие коробочки, Мышка исключением не была и, подкравшись к картонке застыла, настороженно прислушиваясь. Псы уселись рядом, и переглянулись. Они всю дорогу спорили, побьет Мышка новенькую, или нет?

– Поколотит, как пить дать! – утверждал Бэк.

– Да нет, не станет! Она на самом-то деле добрая, – не соглашался Урс.

– Добрая, но очень уж цепкая. Сначала вцепится, а потом выясняет! – Бэк неоднократно в этом убеждался, когда Мышка по малолетству упорно принимала его нос за какую-то дичь, и только потом, уже вцепившись и прилично поцарапав, идентифицировала, что это на самом-то деле.

– Белая в коробке едет, так что у Мышки сходу вцепиться не выйдет! – качал головой Урс.

– Да как раз коробка-то её и привлечёт! Ты же знаешь, она во все картонки лезет…

Спор продолжался над коробкой всю дорогу, а бедная Аби, которая отлично его слышала, была уже почти в обмороке. Воображение рисовало ей страшного серого зверя, который прыгнет в коробку и разорвёт её на сто кусочков, а потом примется за саму Аби.

Крышка коробки приоткрылась, поднятая тонкой и изящной серой лапкой, и в картонное уютное коробочное нутро заглянула треугольная серебристая мордочка.

– Ой, кто ты? – Мышка видела что-то белое, пушистое и дрожащее всем телом.

– Кккккошшшка, – призналась перепуганная Аби.

– Кошка? Ты тоже кошка? А я подумала, что такой большой хо… – Мышка вовремя припомнила, что хомяк – это её личная тайна, строго покосилась на собак и гордо продолжила, – Что хозяева для меня коробку привезли. Это… Для домика.

– Ой, я сейчас уйду, я отдам… – Аби было очень страшно покидать убежище, но она решила, что если её выгонят силой, то будет хуже.

– Точно как ххх… – Мышка снова прикусила язычок и сделала вид, что просто так закашлялась, наблюдая за роскошной пушистой белоснежной шёрсткой. Псы подозрительно переглянулись.

–Вроде драться Мышка не собирается… – с сомнением пробормотал Павел, осматривая пол для следующего шага.

– Ещё чего не хватало! Чего это я должна драться? – Мышка возмущенно сверкнула глазами на человека, а потом быстро глянула на псов. – Это вы её запугали, да? Она дрожит как мой хом… – Мышка и не знала, что тайна обязательно крутится на кончике языка и пытается с него спрыгнуть.

– Как мой хозяин, когда боится наступить на прыгучек! – Мышь покосилась на Павла. – Совсем напугали бедненькую! Ты кто? Как ты к нам попала? Как тебя зовут? – она закружилась вокруг белой кошки, растеряно хлопающей глазами.

– Паш, а как вы её назвали? – Марина Сергеевна присела рядом с кошечкой и гладила попеременно её и Мышку.

– Не знаю пока. Мы с Алёнкой уже голову себе сломали. Думали сходить к той тётке, которая её кормить перестала, уточнить, какое раньше имя было, но решили, что это лишнее. Жизнь у неё поменялась, надо и имя новое!

Аби внимательно прислушивалась. – Имя? У меня будет новое имя?

Урс пофыркал на белоснежную спинку. – Не бойся, они придумают хорошее имя. Или ты тоскуешь по прежнему?

Кошка задумалась. – Аби… Это белая мебель, белые ковры, стены, занавески… А потом белый снег, который падает, падает, укрывает целиком… – её начала бить дрожь.

– Эй, не вздумай унывать. Всё уже закончилось! – Урс подтолкнул её носом в бок.

– Да что же ты такое делаешь? – возмутилась сердитая Мышка, легонько стукнув лапой по длинной морде пса. – Она же упадёт сейчас! И расстроил её зачем-то. Тоже мне, додумался! Не слушай его. Хочешь со мной дружить? Я не собака, я – кошка Мышка!

Голубые глаза округлились и стали ещё больше. Псы переглянулись и закашлялись от смеха. А люди всё гадали, как бы назвать нового члена семьи.

– Может быть, Альба? – наконец, предложила Марина Сергеевна. – А ласкательно – Аля.

Кошка прислушалась. Имя было чем-то похоже на её предыдущее, но мягче, теплее… Аля… Да и звучит гораздо приятнее для кошачьего слуха. Она не знала можно ли, но решила, как-то дать понять, что имя ей нравится.

– Аля… – Алёне имя понравилось, она покосилась на кошку и увидела, что та открывает рот и явно пытается привлечь внимание. – Это ты так мяукаешь беззвучно? Ты Аля?

На этот раз согласие расслышали уже все. Да, сказанное «мяу» было тихим, но уже вполне различимым.

– Пошли! Да пошли же уже. Что ты постоянно на всех оглядываешься! У меня есть… Ой, что у меня есть… – Мышка подскакивала на месте от нетерпения и манила за собой робкую и застенчивую Алю. – Да скорее же, иначе я сейчас или по потолку пробегусь, или лопну просто! Знаешь, как трудно хранить секрет?

Псы старательно делали вид, что ничего не видят, и не слышат, и даже не чуют, хотя, их носы совершенно чётко сигнализировали о каком-то грызуне в стенном шкафу.

– Что удумала эта невозможная Мышь? – вздохнул Урс. – И ведь это не крыса и не мышка. Запах похож, но не тот!

– Ты лучше представь себе, какой шум будет, когда мы её секрет найдём! – вздохнул Бэк. – Хотя, чего его искать-то и так понятно где он. Очень… гмммм… Яркий запах. Много его как-то. Словно этот кто-то там не один.

– От Мыши всего ожидать можно! – обреченно кивнул Урс. – Ладно, пошли проверим, а то если кроме этих прыгучек ещё и грызучки будут тут бегать, это уж точно будет перебор!

– Да хозяин и так ступить боится! – озаботился ротвейлер, неодобрительно косясь на прыгающего мимо сверчка.

– Бедный, запугали его совсем. Я вот уже штуки четыре раздавил случайно. А у него лапы-то крупнее, а гады эти как специально ему под налапники лезут и лезут! – пожалел Урс Павла.

Мышка уже утянула Алю к шкафу, нырнув в узкую щель, повела её в темноту.

– Ой, какой пушистый! – ахнула Аля, сверкнув голубыми глазами.

– Ай, какаястрашная! – упал в обморок хомяк.

Дверца уехала в сторону, и в проёме обнаружились две огромные собачьи морды. Бедный хомяк, которому падать дальше было уже некуда, заверещал и включил неиспользованные ранее ресурсы организма, и Мышка осуждающе на него зашипела:

– Ты почему не мог это сделать, когда надо было? А? А теперь, меня позоришь, а запах-то… уй ужас какой! А ну-ка убери всё обратно! Мне всё равно как!

На непонятные звуки и странный собачий кашель, прибежали сначала Алёна и Павел, а уж потом, на их хохот и все остальные.

– Единственный в мире стреляющий секретным оружием живой помпон! – едва выговорил Лёха, который от смеха уже и дышал через раз. – Не, ну, правда, как пулемёт! Интересно, он Ларе тоже так сделал, или не успел? И откуда в нем столько? Как в таком небольшом звере может столько помещаться?

Марина Сергеевна была в ударе: – Пулемёт, говоришь? Ну, тогда хомяк будет Максим! Ндааа, шкаф он того…умаксимил знатно. Мышка, ты что же, его тут прятала?

Мышка весь вечер негодовала, вопила и топала ногами. – Куда?! Куда отобрали моего личного зверя? Моё!!!

Зверь, между тем, был полностью счастлив, обретя временное, но уютное пристанище в огромном контейнере, с несколькими коробочками для прятанья собственно самого хомяка и его складов, кучей еды и мягкими салфетками на полу.

– Мышь, ну не шуми! Ты же его замучила совсем! – пытался увещевать её умный Урс.

– Ничего я его не мучила! Моё! А они отобрали… – и тут, при взгляде на Алю, её озарила новая, блестящая идея. – А ведь это даже лучше, чем хомяк. Пахнет приятно, кормить не надо – люди кормят. Поболтать можно всегда. А мягкая и пушистая точно как он! Ну, и ладно, меняю хомяка на Алю!

Урс только глаза закатил и потряс головой, а Бэк и вовсе потихоньку смылся подальше, опасаясь, что это невозможное создание решит, что кошки ей мало, и в придачу ещё пёсика в собственности не хватает… Черненького такого, для контраста!

Глава 14. Успеть до первой звезды

Лёха краем уха прислушивался к шагам в коридоре. Матильда Романовна занималась уборкой, и что-то напевая, постоянно проходила мимо Лёхиной комнаты. Это напрягало. По-хорошему ему надо бы уроки делать, но так неохота! Тем более, что у него в смартфоне классная игра! Собственно игрой-то он и занимался.

– Лёш, ты уроки сделал? – Матильда открыла дверь в комнату, заводя туда пылесос, и, разумеется, сразу же поняла, по Лёхиным судорожным движениям, чем он занимался. – Ты б смартфон понадежнее бы убрал… А то коленкой к столу прижать, это конечно метод, но не очень надёжный!

Лёха только вздохнул! Куда уж тут понадежнее… Всё равно увидит. Вот же глаз-алмаз! Пришлось открывать домашку, уныло её делать, думая только о том, как пройти уровень, на котором он застрял. А как только Матильда, закончив пылесосить, ушла, он потянулся к краю стола, где оставил смартфон, и снова по уши погрузился в игрушку.

– Лёш, ну что за детский сад? – Матильда решительно шагнула в комнату, вынула смартфон у Лешки из рук и глянула на экран. – Да ещё с такой элементарщиной.

– Почему это? – оскорбился Лёшка. – У меня уже знаете сколько не получается уровень пройти?

– Это не показатель! Давай так, ты уроки доделываешь, а я тебя провожу на следующий уровень.

– Да, ну, вы не сможете! – скривился Лёшка.

– И что ты говоришь? Так таки и не смогу? Ладно! Раз ты мне не доверяешь, устраиваем эксперимент! С тебя уроки, с меня уровень! Идёт? – Матильда хмыкнула и удалилась с Лёхиным смартфоном в руках.

Лёха корпел над уроками, и злился. Летом казалось, что его жизнь будет райской. Как бы не так!

– Проклятая школа! – Лёха шипел, словно удав Каа. – Никакого отдыха от неё нет! Надоело!

Нет, можно было бы ещё и про Матильду пошипеть, о том, что она-то ему не мать, да и не родная бабка, он даже рот открыл, а потом вспомнилась пыльная и тоскливая комната и такая же пыльная и холодная жизнь, когда никому он не был интересен и нужен. Да, уроки… А куда от них деваться? На самом-то деле раньше дома никому особо и дела не было, что он там учит. Ну, нахватает двоек, мать поругается, скажет отцу, что Лёха весь в него, да и всё. Дома он учился скорее из чувства противоречия. Отчим постоянно говорил о том, что Лёха тупой, что пойдёт по кривой дорожке, что никакого проку и толку от него не будет. А сам Лёшка от этого зверел и начинал учить проклятые уроки, чтобы хоть самому себе доказать, что всё это враньё!

После переезда жить стало гораздо приятнее, теплее, и одновременно сложнее. Если дома он сам за себя отвечал, и никто его не контролировал, то сейчас надо было отчитываться, что пришел, или уходишь, уроки сделал, или не сделал. Что ему смартфон прятать что ли? Смотрел он видео, как парень сделал из крючков и верёвки нехитрое устройство. Открывается дверь, веревка натягивается и смартфон из рук вылетает и прячется за дверью, а в руках у парня остаётся книжка, на которой гаджет только что лежал. Что ему такое же делать, что ли? Так ведь доведут! Он и круче что-нибудь придумает.

Урс, сидевший рядом с его комнатой, только головой покрутил, удивляясь, до чего люди сложно устроены. Вроде, всё у недопёска хорошо, а он всё равно злится и нервничает, словно его блохи кусают. – А, может, и правда блохи? – пёс принюхался. – Неее, нету. А было бы так просто! Побрызгали бы на него противоблошиным средством и всё! Насколько людям жить труднее! Всё у него хорошо, и блох нет, а всё равно злится…

– Нда… Подумаешь… Сложный уровень! – Матильда Романовна присматривалась к игрушке, сидя за чашкой чая на кухне. – Алгоритм прохождения схожий с тем, что я уже столько раз видела… Так, вот тут и вот тут надо сохраниться. А вот это надо уточнить, как лучше! Проблему нашел. Тоже мне… Ой, и смешной мальчишка право слово!

– Я тебя уважаю. Надо же, как ты в этом разбираешься! – Марина с уважением смотрела на подругу.

– Да они же однотипные почти все! Декорации меняют и героев, а суть-то одна. Мне как-то пришлось с ребятками-профи беседовать. Ребятки хакнули несколько финансовых организаций, тоже глупыши были. Они-то забавлялись, а серьёзные дядечки деньги забрали. Ну, не в этом суть, так вот с одним из ребяток я до сих пор общаюсь. Занимательный парнишка. Талантище! Он как раз разработкой такого занимается, он мне как-то и показал, как легко и просто проходить уровни в подобных игрушках. Ну, что ты так смотришь? Я сериалы не люблю, от серьёзных ток-шоу смеюсь до слёз, от концертов скучаю, короче, телевизор у нас для пыли стоит, ты же знаешь. А тут всё какая-то движуха, как они, – Матильда кивнула в сторону Лёхиной комнаты, – Выражаются. Кстати, Лешенька, кажется, сильно недоволен тем, что мы его контролируем. Как ты думаешь, он уже достаточно освоился для большей самостоятельности?

– Думаю, что да. Он же жил практически сам по себе. Ему уже даже трудно сдерживаться, когда мы его пасём. Всё жду, когда же он нам выскажет, что мы ему не имеем права указывать, пасти его и контролировать…

Урс, который как раз и занимался выпасом Лёхи, контролируя его перемещения в комнате, понимающе хмыкнул. Да, чудака это сильно раздражает. Хорошо хоть он про его личную опёку не понял. А причина для этого как раз была…

– С Алёнушкой надо поговорить, как она считает… – Матильда услышала, как хлопнула дверь Лёхиной комнаты, и сердитый паренёк появился в дверях.

– Ну, сделал я эту домашку, дело за вами, – он был уверен, что Матильда уровень ни за что не пройдёт! Он сам не справился, куда уж ей-то?

– Да какое там дело! Фигня! – Матильда небрежно кивнула на смартфон. – Всё пройдено и сохранено.

– Да ладно?! – Лёха схватил его и изумлённо уставился на экран. – Блин! Как вы это сделали?

– Элементарно, салага! – миниатюрная седовласая дама насмешливо подмигнула опешившему мальчишке. – Знай наших!

Урс только фыркнул насмешливо. Решение дам он в принципе поддерживал. Недопёски, то есть подростки, должны сами приучаться к самостоятельности. Только… Только было ему как-то тревожно… Собственно поэтому он и ходил за Лёхой по пятам. Хозяином своим Урс Лёху, разумеется, не признавал, но в стаю хозяйки он принят. Порядочный пёс-хранитель несёт ответственность за жизнь и здоровье членов стаи хозяина. Так как хозяйку ощущать Лёху Урс не мог, зато отлично чуял, что ему самому тревожно. И тревожно именно в связи с недопёском. – Не вовремя они решили его с поводка отпустить. Не вовремя! Но, ведь не скажешь, не намекнёшь никак! Одно остаётся – следить за ним! – думал Урс.

Дамы посоветовались с Алёной и Павлом, и было решено попробовать Лёху сильно не контролировать.

– Ну, троек нахватает, ну исправит. Шишки-то набивать надо самому, хоть какие-то. Он ещё до уровня учёбы на чужих ошибках не дорос! – резюмировал их решение Павел. – Мозги есть, будем надеяться, что это правильнее, чем за ручку его водить. А то будет фордыбачить да бороться с нашим контролем, только силы да время на это тратить и наши и свои.

– Леш, мы тут подумали, что ты уже освоился, и сам можешь лучше решить, как тебе время своё использовать. Только постарайся сильно не увлекаться, ладно? – Павел поставил племянника перед фактом и несказанно его этим удивил.

– Да ладно! И смартфон отбирать не будете?

– Зачем? У нас свои есть. Нам в твоём неинтересно. Тем более с такими простецкими играми, – не удержалась и похулиганила Матильда. – Короче говоря, нужна помощь – приходи, не нужна – сам справляйся.

– Ой, класс какой!!! Я ж теперь свободная личность! – это же прямо мечта, а не жизнь! Лёшка первый же вечер играл до полного изнеможения. Точнее, начал вечером, а закончил уже глубокой ночью. Утром был как вареный, хорошо хоть на первых двух уроках его не спрашивали, а то опозорился бы по полной схеме.

Едва дождался окончания уроков, а потом засел за смартфон, даже на фехтование не пошел. И домашку делать не стал, подумаешь, пятница же! В выходные он всё успеет! До позднего вечера Лёха играл. Оторвался от смартфона только потому, что глаза устали и болели, словно туда песка насыпали. – Интересно, а чего это меня никто никуда не зовёт? – Лёха даже обиделся немного. Отправился в кухню, обнаружил записку от Матильды, что они с Мариной Сергеевной уши в гости, ужин на столе.

– Не, ну клёво! А я? Мне чего, даже сказать нельзя было, что уходят? – нелогично оскорбился он. – А Алёна c Павлом где? – он сходил в соседнюю квартиру и обнаружил там только кошек, активно гоняющихся за сверчками.

– Небось, с собаками ушли. И все меня бросили! – немного расстроился Лёха, который только недавно ворчал, что никак его в покое не оставляют. – Ну и ладно, пойду, погуляю!

Ходить зимой по парку в одиночестве не очень-то веселое занятие, поэтому он позвонил соседу и приятелю Андрюхе, и они вместе отправились искать, чем бы заняться. Пошатались по площадкам, пообщались с кем-то из знакомых, а потом Андрею позвонила мама, и он умчался домой.

Лехё стало скучно, он чуть было не вернулся, но увидел краем глаза, как неподалёку старшеклассники из их школы начинают запускать фейерверки. Вот любил он такие штуки! С самым независимым видом присоединился к кружку парней. Вроде не прогнали, а наоборот, стали давать поручения.

Алёна и Павел никак не могли понять, что происходит с Урсом.

– Беспокойный он какой-то сегодня… – Алёна озадаченно смотрела, как пёс настороженно кружит по окрестностям, замирает, вытянувшись в струну, принюхивается. Потом, вроде успокаивается, но ненадолго. Бэк явно тоже ничего не понимал и только головой крутил, пытаясь уследить за перемещениями приятеля.

– Я был уверен, что он будет дома! – думал Урс, прислушиваясь к собственным ощущениям. – Неужели оторвался от своей игралки? Да что же так не спокойно-то? Где он?

– Урс, может, домой пойдём? – Алёна растеряно смотрела на замотавшего головой пса. – Так, не пойдём, ладно, а что делаем?

– Да как же мне объяснить-то? Хоть прямо ищи того кота-болтуна! – нервничал Урс. Он снова пробежал немного вперёд, а потом слева бабахнуло, вверх взлетела светящаяся точка, рассыпавшаяся множеством ярких искорок, и холодный ветер донес противный запах чего-то горелого.

– Это ты петарды и фейерверки учуял? Да, собаки их не любят! – Павел решил, что догадался о причине странного поведения пса.

Нарастающий визг слева был подтверждением его слов. На них вылетела облепленная снегом голосистая цвергшнаучер Люська, за которой тянулся выдернутый из руки хозяйки поводок.

– Люююююськааааа! – вопль хозяйки подстегнул непослушную псину, она прибавила скорость, но Бэк флегматично щёлкнул челюстями, поймал пролетающий мимо поводок, отчего Люська покатилась кубарем, и тяжело дыша, замерла у лап ротвейлера.

Пока до них добралась завязнувшая в снежной целине Люськина хозяйка, пока хозяева убеждали её, что все уже хорошо и её драгоценная псина жива-здорова, цела и невредима, Урс тревожно косился в сторону, откуда запускали фейерверки.

– Точно, что-то нехорошее будет там! – он принял решение, когда чувство тревоги, словно сирена, заполнило его почти целиком.

– Урс, куда? – Алёна только что сочувствовавшая хозяйке Люськи, сама оказалась в таком же положении! Её образцово-показательный пёс ринулся налево, и не разбирая дороги рванул в том направлении, откуда Люська только что прибыла.

– Ну, чё она не летит, эта твоя знаменитая Звезда? Это ты установил криво!

– Да правильно я установил! Может, того… Отсырела?

– Не могла она отсыреть, я её только сегодня купил! Говорят, потрясный фейерверк!

– Эй, как тебя, Лёха, посмотри, чего ракета не взлетает? Может, поправить её надо? – один из парней постарше кивнул Лёхе на воткнутую с утоптанный снег ракету.

Лёха уже неоднократно запускал такие ракеты сам, в принципе знал, что нельзя подходить к пиротехнике, когда фитиль уже подожжен, и ракета вот-вот взлетит. Но, одно дело, когда ты сам запускаешь, а другое, когда тебе говорят сделать люди постарше, да ещё такие, которым ты пытаешься понравиться. Лёха даже не вспомнил о каких-то там правилах безопасности. Ну, в самом-то деле, кто их там выполняет!

Он подошел почти вплотную и с любопытством осмотрел фейерверк. Вроде, всё нормально. Стоит правильно. Если бы он хоть немного подумал, то ни за что бы не стал наклоняться над ракетой, но это было так естественно, и обыденно. Шорох снизу он услышал совершенно отчетливо и вдруг сообразил, что сделал именно то, что делать было никак нельзя! Но вот отдернуть голову он уже не успеет! Нипочём не успеет!

– Всё? Вот так просто и всё? – Лёха и не знал, что мысли могут быть такими быстрыми, он не успевал убраться с пути снаряда, моргнуть и то не успел, а вот подумать – легко. – Жаль, что больше ничего не успе…

В следующую долю секунды проклятая ракета стартовала, но Лёхиной головы на её пути уже не было, потому что Урс немыслимым прыжком сшиб наклонившегося над ракетой мальчишку, и они оба улетели в сугроб.

– Я чего, ещё живой? – Лёха недоуменно помотал головой. Голова гудела и почему-то с неё чего-то сыпалось. Он и испугаться не успел, сообразив, что это комья снега. Он прямо головой угодил глубоко в сугроб. Протёр глаза, попутно осознав, что они тоже целы, и тут узрел перед собой…

– Урс! Так это ты меня оттолкнул?

– Ну, ты и баран, даром, что недопёсок, то есть подросток! – вздохнул пёс, оборачиваясь на испуганный голос Алёны. – Вставай! Тоже мне… Личность свободная.... На тебя не только поводок, шлейку надевать надо, чтобы никуда не влез! – Урс, упираясь, вытягивал оглушенного и пребывающего в шоке мальчишку из сугроба. Он почти управился к моменту прибытия Алёны и Павла. Старшеклассники, увидев собственную историчку, быстро решили, что им где-то там будет значительно лучше, чем в этом конкретном месте и смылись, оставив коробку с остатками пиротехники и незадачливого Лёху в сугробе.

Глава 15. Что дарят хозяйкам

Леха ошеломленно озирался, ещё не веря, что остался жив и невредим. До него добежали Алёна и Павел, и если Алёна обнимала его и плакала навзрыд, то Павел страшно хотел взять мелкого паршивца за шкирку и трясти, трясти, пока в его пустой голове не найдётся хотя бы пара мыслей!

– Кто были те парни? – холодно и очень сердито спросил Павел.

Лёха смущенно выглянул из-за плеча Алёны, оглядел злобного дядьку, осторожно высвободился из объятий, и хмуро ответил:

– Не скажу. Они ведь меня не заставляли. Я… Я сам сглупил. Мне просто… так хотелось, чтобы они меня приняли…

Павел только набрал в грудь побольше воздуха, чтобы высказать племянничку дорогому куда он может своё благородство запихать, как почувствовал, что в его руку ткнулась морда Урса. Он машинально погладил пса, а потом, чуть успокоившись, словно со стороны всё увидел. И Лёху жутко перепуганного, бледного, как снег вокруг, и заплаканную Алёну, и самого Урса, который только-только сумел отдышаться.

– Вообще-то трудно не выдать, не пожаловаться, а, главное, признать, что сам виноват. Сам такую глупость сделал. Да ещё объяснил, почему… – Павел вдруг вспомнил, как когда-то мама спрашивала его, зачем он натворил такую ерунду, и он точно так же отказался выдавать приятелей, признав, что виноват-то сам.

– Каждый должен отвечать за себя, а не искать, на кого бы свалить собственные ошибки, – сказала ему мама, и… И не наказала. Он только сейчас понял, что она тогда его… похвалила!

– Эх, ты, дурень ты Лёха! Бестолочь лохматая! – вздохнул разом остывший Павел. – Ты бы подумал, что бы с нами было, если бы тебе в лицо та фигня прилетела!

Что было бы, Лёха ощутил в полной мере, когда они пришли домой. Матильда Романовна в два счёта выспросила у Лёхи, твердо решившего ничего не говорить, что именно случилось, и схватилась за сердце, представив возможные последствия. Лёха перепугался, наверное, больше чем тогда в сугробе. Оказывается, самое-то страшное, когда из-за твоей глупости может заболеть или даже умереть человек, который тебя любит и переживает за тебя. И чего ему это раньше в голову не приходило?

– Я тебе клянусь, я больше так не буду! – убежденно кивал Лёха. – Ба, ты только не пугайся, всё уже хорошо. Меня Урс спас!

Матильда немного отдышалась, отметила, что Лёшка наконец-то назвал её бабушкой, пусть и в сокращенном варианте. А ещё сказал «ты», чего раньше тоже никогда себе не позволял. Крепко обняла его, а потом так же крепко взялась за вихор на макушке.

– Только попробуй ещё какую-нибудь глупость сотворить! Выскубу чубчик, надеру уши, помру и буду являться тебе в кошмарах! Понял?

– Пппонял, – Лёха подозрительно шмыгнул носом и уткнулся им в плечо Матильды.

– И не вытирай об меня свой сопельник! – Матильда и сама плакала вовсю, а потом, отправилась на кухню, вытащила из холодильника огромную миску котлет и принялась их щедро скармливать Урсу. Бэка тоже одарила за компанию! Прибывшим кошкам, выложила угощение в мисочки, и покосилась на хомячий дом.

– Этого котлетами кормить не буду принципиально! – серьёзно сообщила она сыну, пришедшему уточнить, чего это они тут делают.

– Ма, я такой же оболтус был?

– Конечно! Даже ещё хуже! – с готовностью ответила Матильда.

– И ты меня всё равно любишь?

– Я тебя люблю больше всех на свете! Но, если ты немедленно не снимешь уличную обувь, я возьму обратно все эти слова и заставлю тебя мыть пол!

Лёха стоял, прислонившись плечом к дверному косяку, и очень хотел им сказать, что ему никогда в жизни не было так хорошо, но застеснялся, и вместо этого приволок тряпку и вытер мокрые следы дядькиных сапог.

Почему-то с того вечера его перестало раздражать, когда Матильда проходила мимо его комнаты, а то и фыркала в сторону его смартфона. И даже в мыслях у него больше не возникала идея сказать им, что они не родные. Ещё какие родные! Самые что ни на есть настоящие!

Старшеклассники, которые ожидали репрессий и казней от исторички, быстро просекли, что пацан их не выдал, и начали относиться к Лёхе покровительственно. А сам Лёха удивился, осознав, что для него это перестало быть так уж важно и необходимо. Приятно, конечно, но не более того.

– Паша, Лёша у нас надвигается важное событие! Вы к нему готовы? – Матюша, так Лёха про себя теперь называл Матильду Романовну, была похожа на миниатюрного Наполеона перед войсками.

– Мам, Алёне подарок я купил, новый ноут. А вот что Марине Сергеевне дарить… Понятия не имею!

– Ноут… Романтика зашкаливает! – презрительно припечатала его любящая матушка. – Первый день рождения жены, а ты… Ноут…

– Думаешь, ей не понравится? – смутился Павел. – Она сама говорила, что комп хочет новый купить. У неё старый, ну… Совсем старый.

– Паша! Кто тебя воспитывал? – воздела руки к потолку Матильда Романовна и картинно взялась за голову. Павел переглянулся с Лёхой, и оба заподозрили, что Матильда от всего этого получает гигантское удовольствие.

– Ну, если подумать… То ты! Ты меня воспитывала! – выдал секрет Павел.

Урс с Бэком переглянулись. Оба давно поняли, что дама развлекается, и были совсем не прочь поучаствовать. Основная проблема заключалась в том, что Алёна и Марина Сергеевна родились в один день, двадцать пятого декабря, и этот совместный день рождения надлежало отпраздновать, по словам Матильды Романовны, торжественно и оригинально. Слова такие псы слышали, но, вот как это должно происходить, представления не имели!

– Мам, не пугай меня! То есть ноут – это плохой подарок? – поторопил Павел матушку, талантливо изображавшую отчаяние от его воспитания.

– Это замечательный подарок! Но, на Новый год, к примеру. А на день рождения это не подойдёт! Надо что-то такое… Ах, какое!

– Мам, ну, какое такое? Ларе я деньги дарил, она сама себе выбирала. И духи эти проклятые… И украшения. Алёна носит только обручальное кольцо и всё.

– Сыночек, а ты в шкатулку её заглядывал? Я полюбопытствовала. И не стони! Я не полезла тайком, а аккуратно спросила. И Алёна мне сказала, что носит серебро. А Марина потом объяснила, что денег у девочки на что-то другое не было. Да и на серебро не было особенно. Поэтому, кольцо, которое я ей дарила на свадьбу, пара серебряных колечек, и такой же медальон – вот и всё, что у неё есть. И как ты это допустил?

– Я? Мам, так она же не говорила, что хочет…

Псы переглянулись и покачали головами. Оба отлично понимали, что Алёна бы и не сказала.

– Да и деньги у неё теперь есть, – недоумевал Павел. Лара бы себе уже на все деньги скупала золото и шмотки.

– Она считает, что это деньги Марины. Не пользуется ими практически, – вздохнула Матильда. – Короче, ты задачу понял? Соображаешь, что надо сделать?

– Неа! – Павел помотал головой, отгоняя образ Лары, гребущей эксклюзивные ювелирные украшения.

– Паша! Купи жене подвеску! Кольцо ты всё равно не то выберешь, поэтому, кольцо я ей подарю сама, моё личное фамильное, ещё от бабушки, да ты должен помнить. Вот оно! – Матильда открыла небольшую коробочку, оказавшуюся у неё под рукой, и предъявила сыну. – Подвеску найди приблизительно в таком же стиле. Понял?

– Вот теперь понял! – Павел облегченно вздохнул. Лёха тоже вздохнул, но тоскливо. Дядьке-то просто, а ему что дарить? Картинку нарисовать что ли? Так ведь ему не пять лет!

– Лёша, не вздыхай! Мы с тобой дарим Алёне лимон.

– Чего? – Лёха представил завёрнутый в яркую бумажку с бантиком желтый кислый фрукт и потрясенно уставился на Матильду.

– Не чего, а кого! Марина сказала, что Алёнушка всегда мечтала о лимоне. Ну, что ты на меня так смотришь? О дереве, чтобы плодоносило. Я нашла такое, да не из Голландии, которое загнётся через два года, а из оранжереи в Ботаническом саду! Там продают привитые деревца. Сама я туда не поеду, а вот ты как раз смотаешься, заказ заберёшь, проверишь, чтобы упаковали как следует, и на такси привезёшь. Понял?

– Ага! – обрадовался Лёха.

– Мариночке я выбрала прекрасную кофемашину! А ты ей можешь купить робот-пылесос. Кстати, мне на Новый год тоже.

Павел облегченно выдохнул. Он зарабатывал прилично. Но, вот по поводу выдумать, что именно дарить… Ой, неее, он лучше ещё заработает! Первая жена регулярно устраивала такие истерики, что он не те цветы принёс, не то купил, не так обставил сюрприз, что сейчас одно слово «подарок» вызывало у него нервный тик. Матильда об этом знала, тихонько посмеивалась, но решила не мучить, а помочь. И, правда, что с мужчин взять? По мнению Матильды, один из десяти угадывает с подарком без чётких и ясных намёков, больше всего похожих на инструкции к действию!

Алёна переживала. Свой день рождения она терпеть не могла! Вечно одни расстройства были с этим празднованием. В детстве, насмотревшись на подружек, она тоже ждала подарков, сюрпризов, торта, накрытого стола! А родители ей дарили на день рождения одежду или обувь. Когда бабушка с дедом окончательно переехали с севера, стало значительно веселее, но Светлана как назло демонстративно приглашала в этот день своих подруг на католическое Рождество. Никто из них католиком и близко не был, но она заявляла, что это по-европейски, и она так хочет. Короче говоря, Алёна в последние годы попросту уезжала на праздник к бабушке и деду. Теперь ей хотелось устроить праздник бабуле, благо появилась возможность. А переживала она из-за того, что на день рождения бабушки внезапно собрались приехать не только родители, но и Светлана.

– Что-то я нервничаю… – сообщила она Матильде Романовне. – Испортит она бабуле праздник.

– А тебе?

– Да я как-то спокойно к нему отношусь, – махнула рукой Алёна.

– А вот это совершенно напрасно! Безобразие какое! Тебе всего-то двадцать шесть лет исполняется, а ты? А ты словно старушка древняя моя… – насмешливо фыркала её свекровь.

Марина Сергеевна тоже волновалась. – Матильда, вот чует моё сердце, Света что-то устроит! Чтобы она изъявила желание приехать на наш день рождения? Да ну… Никогда такого не было! Нет, я конечно, с Людой поговорила, чтобы она Свету угомонила. Проблема только в том, что ей на всех наплевать.

– Милая, да неужели мы вдвоём с одной Светочкой не управимся? – Матильда не то чтобы получала удовольствие от стычек, нет, она предпочитала жить спокойно, но уж если её семье кто-то пытался угрожать… Да, победа её очень даже радовала, а в том, что она победит, тут она даже не сомневалась.

– А что пёс может подарить хозяйке? – вдруг призадумался Урс, слушая все эти разговоры и наблюдая за сборами к празднику. – Только себя! Но, ведь я у неё уже есть… И как тогда быть?

Дни летели быстро, и вот уже совсем скоро ответственный день! Все довольны, возбуждены, а Урс совсем закручинился. Он косился на Лёху, который тащил по полу кадку с приличных размеров деревцем, на котором висели желтые крупные лимоны.

– Лёша, осторожнее! Собьёшь лимоны, обвяжу тебя желтой тканью, и заставлю читать стишок про лимон!

– Какой ещё стишок?

– Найду какой-нибудь и заставлю выучить! – грозилась Матильда, хихикая втихомолку над упирающимся Лёхой, который теперь и дышать на деревце опасался.

Ноутбук был спрятан до нового года, подвеска куплена, и даже одобрена Матильдой Романовной и Мариной, которая только ахала, что такой красоты у Алёны в жизни не было, и никогда бы она себе такое не купила бы. Продукты уже были приобретены в стратегическом объеме, а Урс всё страдал… Нет, была у него идея поймать в местном озере лебедя и приволочь его в подарок Алёне, он слышал, как она говорила, что лебеди ей нравятся. Но, засомневался в разумности этого, присмотревшись, как эта птичка гадит.

-Неее, это хозяйка точно не одобрит. Жрёт и пачкает, жрёт и пачкает, да ещё и шипит как змея! И плавает… Вода ему нужна! Разве что его в ванную запихать. Хотя, это тоже неудобно. Люди там всё время моются.

Урс покосился на безмятежного Бэка, и решил, что на друга взваливать такую ношу нехорошо. Самому надо думать. От кошек тоже никакого проку не было. Аля про подарки ничего не знала, Мышка не знала и подавно, но ни за что бы в этом не призналась, а ещё отправилась бы к вентиляции кого-нибудь выманивать для презента хозяйке.

Алёна выгуливала собак одна, потому что Паша задерживался на работе. Бэк отбежал к знакомой догине, а Урс так и плёлся рядом, повесив голову.

– Ты чего такой печальный? А? Ты не заболел? – Алёна вдруг сообразила, что пёс несколько дней какой-то немного не такой. Присела перед ним на корточки, озабоченно пощупала нос. Урс вздохнул и покачал головой. – А что тогда? Ты расстроен?

Врать хозяйке Урс никак не мог и кивнул.

– Бедный ты мой. Прости меня, пожалуйста. Закрутилась и почти с тобой не общаюсь, вот ты и затосковал. Я исправлюсь! Вот начнутся праздники и каникулы, и будем мы вместе. Я тоже, знаешь как этого жду?

Урс вопросительно глянул на Алёну.

– Очень! Сильно-сильно! Мне кажется, что ты всегда рядом был. Так странно, что мы с тобой только в этом году встретились. Я, когда мы будем провожать старый год, есть у людей такая смешная традиция, обязательно скажу ему «спасибо» за всё чудесное, что приключилось. За то, что я Пашу встретила, за то, что живу теперь вместе с теми, кто меня любит, и кого люблю я. Но, знаешь, если подумать… Ничего бы этого не было, если бы я не нашла тебя! Ты мой замечательный друг, спасатель и пёс-хранитель! Так что ещё обязательно поблагодарю и за то, что у меня теперь есть ты! – Алёна обняла его за шею, а потом поцеловала в нос.

Урс зажмурился от счастья. – Ничего не надо выдумывать, и лебедя тоже. Не надо! Пусть себе шипит и портит воду в своём пруду. А надо… надо просто быть рядом с ней! – понял он.

Глава 16. Подарочек в коробочке

Матильда потирала руки в предвкушении.

– Так, у нас всё готово?

– Всё, всё! – откликнулся слегка замороченный Павел, который понятия не имел, что именно его матушка называет этим емким словом.

– Паша! У тебя нет совести! Куда я смотрела, когда ты был маленьким? Ты её где-то потерял, а я, шляпа такая, даже не увидела, где именно! Если бы хоть видела, то вернулась бы, подобрала, почистила и была бы на твой взрослый организм хотя бы маленькая детская совесть, а то ведь никакой нет! Что там готово? У нас именинницы вот-вот на пороге будут, а ты всё ещё не вытащил лимон!

– Ба, давай я вытащу? Я уже с ним почти сроднился, – предложил Лёха, который, пока они лимон от Алёны прятали, успел прилично его потаскать из комнаты в комнату.

– Ты жаждешь читать стишок? – иронично уточнила у него Матильда. – Давай, а то я вон даже полотенчико нашла желтенькое! – она кивнула на кухонное полотенце. – Изыди, дитя, и не попадайся мне пока под руки, потому как лимон надо поставить на пень! А ты его только перевернуть сможешь, и уж тогда тебе точно не избежать кары!

Пнём, Матильда Романовна называла оригинальную подставку для цветов, купленную ею у знакомого мастера. Подставка и правда походила на ствол дерева, да собственно им и являлась, но главным её достоинством была непрошибаемая устойчивость. – Имея в домах троих слонопотамов, надо быть полным олухом, чтобы не позаботиться о безопасности стратегического цитрусового растения, – возгласила Матильда, смешно подняв указательный палец.

– Ба, а почему троих? У нас же только двое собак.

– Ребенок, ты думаешь, что я не умею считать? Собак – двое, а если считать в слонопотамах – то трое! Мышка в разбеге даже Павла сносит, что ей тот лимон?

Это было правдой. Мышь пару дней назад так лихо увлеклась с пробегом по стене, что не заметила хозяина и врезалась ему головой под колено. Кто не получал под колено кошкой в полете, не в состоянии оценить всю прелесть процесса осознания себя целым, но очень уязвленным.

Мам, не сыпь мне соль на рану… – хмыкнул Павел и легко водрузил солидных размеров горшок с лимоном в пень. – Потрясающий вид. Вместо дуба цитрус вырос!

– А у нас так и бывает, разве ты не знал? Так, ты ещё не потерял подвеску? А то, пока не поздно сбегать за новой…

Павел только застонал. Вопрос про подвеску его преследовал уже неделю. Сюрпризы он делать откровенно не умел, поэтому спрятал коробочку с украшением так, что на неё тут же наткнулась Матильда. Отругала и велела срочно перепрятать, а потом, когда он старательно выполнил её указание, коварно уточнила, а помнит ли он, куда именно он перепрятал? Павел похолодел, ринулся уточнить, перепрятал ещё раз, и вполне ожидаемо услышал тот же вопрос уже через пару дней.

– Мам, я тебя умоляю… Возьми ты эту проклятую коробку себе, я уже все места проверяю, на всякий случай!

– Да вот ещё не хватало! А потом ты скажешь, чтоб я сама и подарила? Если тебе повезло жениться на хорошей девушке, так хоть не разочаруй её!

Матильда давно так не развлекалась! Она получала кучу удовольствия решительно от всего. От растерянности сыночка, от Лёхи, который, наконец-то вел себя как нормальный паренёк, живущий в любящей семье. Даже от псов, которые так явно контролировали перемещения коробочки с подвеской, что Матильда была точно уверена, куда бы её замученный суматохой сын эту коробку не запихнул, Урс точно её найдет! Это уж она так… Шалила.

– Да, а что? Я не имею права? Я столько лет мечтала о таком! Чтобы тепло было, и радостно и праздники и запахи вкусные, и подарки! Чтобы отмечали шумно и с удовольствием. Чтобы живность под ногами бегала! Это тоже надо! Ой, вот сверчков я не заказывала! – Матильда неодобрительно покосилась на прыгающего вдоль плинтуса представителя названной живности.

– Ну, и ладно, зато поют-то как! Тем более, что в домашних условиях, они не размножаются, так что переживём! А уж когда мне с Пашей так весело было? Разве что, когда он маленький был. Потом как вырос, как посерьезнел, как влюбился в выдру… Фууу, аж ароматом повеяло. Погодите-ка… Это откуда же этой вонью потянуло? – Матильда добралась до туалетного освежителя воздуха, обнюхала его, скривилась и, замотав предварительно в пакетик, выкинула в мусор.

– Жаль, Ларе не могу вручить, запах один в один с её ароматным концентратом! Хотя, нет, не жаль. Пусть уж она подальше от нас будет. Тут и так Светочка ожидается… Вот интересненько-то как… Прямо дождаться не могу!

Интересненько было не только это. Матильда месяц вела подрывную деятельность, но уговорила Марину Сергеевну и Алёну съездить в салон красоты. Записала-то она обеих сразу, правда, они об этом никакого понятия не имели. – Ну, конечно! А кто бы их обслужил-то за шесть дней до нового года, если бы я не подсуетилась вовремя, – насмешливо объяснила она Павлу. – Ты бы знал, скольких трудов мне стоило убедить их туда поехать! Обе упирались до последнего! Но…

– Но, насколько я знаю, у них против тебя не было ни единого шанса… – рассмеялся Павел, примеряясь стянуть пирог с блюда. – Ай, ну, мама!

– Не мама, а руки прочь от стола! Что за поганая манера кусочничать! Кыш! Но, как же мне любопытно, что в результате получитсяяяя… – Матильда Романовна прикрыла глаза только на секунду, но этого как раз хватило для похищения трёх пирогов с мясом, честно поделенных между Павлом, Лёхой и собаками.

– Вкусная была половинка! – облизнулся Бэк, вожделенно поглядывая в сторону стола.

– Дааа, отличная! - Урс привычно определил, куда спрятана коробочка с подвеской и покивал головой. – Я так замечательно ещё никогда не ел. Да и не жил… Меня вот только эта самая Света смущает. Чего она идёт? Явно гадости делать!

– А она опять боится тараканов? – Мышка отлично помнила свою первую встречу с Алёниной сестрой.

– Да, думаю, что боится… – покивал Урс. – Ей Лёшка уже приготовил гостинец в дорожку. Ну, если вести себя будет погано.

– Жаль, хомяка не достать! – запереживала Мышка, покосившись на солидный запор, привинченный к хомяковым хоромам.

– Ну, ему-то там лучше, наверное… – стеснительно и тихо мяукнула белоснежная Аля.

– Да кто бы сомневался… Нажрался, запасами набил все углы и закоулки и дрыхнет постоянно! Чего так способности-то разбазаривать? – фыркнула Мышка, которой на хомяковое удобство было глубоко наплевать. – Лучше ему… Ты постоянно обо всех переживаешь, как кому лучше. А мне? А мне вот спокойнее было бы, если бы моё хомяковое тайное оружие было под лапой.

– Да, может быть, она ничего и не будет делать, – Аля вообще обо всех думала хорошо. Отчего Мышка иногда не выдерживала и принималась её профилактически кусать, правда, не сильно.

Бэк с Урсом переглянулись и решили, что, несмотря на то, что Мышка ещё молоденькая, мыслит она здраво, и явно эта самая вредная Светлана идёт с какой-то каверзой! А раз так…

– Следить будем, так, чтобы прямо глаз не сводить! – решил Урс.

– А… А угощение? – Бэк покосился на стол и вздохнул.

– По очереди будем следить! – кивнул Урс.

Матильда была полностью довольна результатом своей затеи! Алёну отлично подстригли, да так, что Павел только ахнул, настолько жена у него похорошела! А с Мариной всё вышло и того интереснее.

– Ну, дорогая, я тебя ещё и замуж выдам! – рассмеялась Матильда. – Сама-то ты видишь, насколько стала лучше выглядеть?

Марина Сергеевна только рассмеялась на этакое щедрое предложение, но перед зеркалом невольно притормозила. – Вот сколько лет женщине не исполнится, всё равно новая стрижка гонит к зеркалам! – рассмеялась сама над собой, а потом ушла к подруге уточнять, как там их набор мер «на всякий случай». Так как кроме Светы в гости ехали ещё дочь Марины и её зять, то есть родители Алёны, и настроены они были вполне миролюбиво, решено было ничего особенно боевого не предпринимать. Так… По мелочам, исключительно на всякий случай, были продуманы некоторые шаги.

Алёна не ожидала таких подарков! Она совершенно не представляла себе, что у неё могут быть такие украшения, и теперь тоже никак не могла удержаться от взгляда в зеркало. И лимон понравился очень! Было решено, что один из плодов они сорвут на стол.

Марина Сергеевна в восторге запустила свою кофемашину, наслаждаясь с Матильдой бодрящим кофе, и опасливо косилась на шуршащий под ногами пылесос, запущенный для пробы, на котором важно ездила Мышка.

– До чего дошли люди! Специальную штуку для катания кошек придумали! – восторгалась она. – Не переживай! Потом, когда мне совсем-совсем надоест и тебе дам покататься! – утешала она Алю.

Гости приехали вовремя, мама и Светлана Алёну даже не сразу узнали. Настолько непривычно было видеть их никакущую младшую дочь и сестру, в таком ухоженном виде, да ещё и не задёрганную, а любимую и спокойную. Зато Алёнин папа, вручив по букету цветов именинницам, только и говорил, как у него дочка похорошела.

– И тёща тоже! Вот прямо красавица! – добавлял он.

Родители вручили Алене набор постельного белья, зато Света подошла с ухмылкой, и непонятной коробкой в руках.

– Да ты, сестричка, прямо красавица стала. Тебя и не узнать! Ну, поздравляю тебя. Долго думала, чтобы тебе подарить, но решила, что раз ты сама выбрала, что тебе дороже всего, то и подарок должен быть соответствующий! – она сунула Алёне коробку. – Открывай.

Людмила поморщилась. Она всю дорогу пыталась убедить Светлану, что так делать не надо, но когда её Света слушала-то?

Алёна открыла коробку и ахнула. На неё смотрели несчастнейшие круглые карие глаза крохотного, черного как уголёк, щенка.

Светлана и не собиралась ехать на день рождения сестры. И раньше-то не праздновала, а теперь тем более не хотела. Но мать решила, что надо быть им всем. Пилила и пилила, зудела и зудела, а под конец вовсе разозлилась и раскричалась. Светлане это было без разницы, но тут её новый поклонник преподнёс ей подарочек к Новому году. Да такой, что хоть стой, хоть падай! Он собирался уезжать к родителям в Швейцарию на Рождество, и перед отъездом заявил, что хочет подарить ей подарок сейчас. Она-то ещё обрадовалась, дура такая! И тут этот… Слов не находится, чтобы найти должное ему определение, берет и вручает ей коробку. Да, вот эту самую. А в ней…

– Светик, близится год собаки, и я тебе дарю этого чудного щенка! – он сиял улыбкой, а Светлане хотелось вывернуть на этого придурка содержимое тарелки с рыбой! – Что бы тебе не было скучно, я решил, что лучшего подарка не найти! Поехал в зоомагазин и купил самого славного собачёныша!

Только самообладание, полученное Светланой за время работы в юридической компании, позволило идиоту добраться до всей Швейцарии живым и невредимым! Он было заподозрил, что Светику подарок как-то не понравился, но в связи с его немыслимой самоуверенностью, решил, что запечалилась она от предстоящей разлуки.

– И куда мне теперь эту гадость девать? – Светлана брезгливо косилась на повизгивающего в холодной коробке щенка. – Молчи! – рявкнула она, и перепуганный детеныш прижался к коробочной стенке и глаза прикрыл.

Она решила, что щенка сможет вернуть в зоомагазин и получить деньги, но там ей отказали, ссылаясь на правила торговли, сунулась было в питомник, но и в питомнике щенка обратно тоже брать не собирались.

– Девушка, да вы что? – холодный голос владелицы питомника разбил Светины надежды в прах. – Мало ли что щенок в этих клетках мог подхватить. А у меня другие щенки, несколько помётов. Мне всех что ли перезаразить?

– Да здорова ваша собака! – рявкнула Светлана.

– Не знаю, и выяснять не буду! И она уже не моя, а ваша! Вот и думайте, куда её девать. Хотя… Если бесплатно хотите вернуть, так и быть, заберу.

– Нашла дуру! – рявкнула разъяренная Светлана. – Дорогущую чихуахуа бесплатно тебе?

– Дорогущую? Милочка, я крутых щенков в магазин не сдаю. Только петов, которые на подушку пойдут, так что не думай, что у тебя в твоих дрожащих лапках мильон долларов оказался, и не звони мне больше, хамка!

Светлана с яростью отшвырнула от себя смартфон, едва не задев черного как уголёк, крошечного щенка, осмелившегося чуть высунуться из коробки. Нет, она, конечно, дала объявление о продаже, но все звонившие хотели щенка задёшево, а лучше задаром! И тут, как раз после того, как Светка очередной раз высказала потенциальным покупателям, куда они могут пойти со своими желаниями за три тысячи купить породистого щенка, позвонила мать с требованием поехать на день рождения к Алёне. Да ещё начала что-то говорить про подарок!

Глава 17. Вот так вот! Вуаля

– Света! Это просто неудобно! Я уже им сказала, что ты хочешь прийти. Что ты сама решила, и обязательно придёшь. Так что ты должна с нами поехать! – вещала мать, которая за последнее время несколько разочаровалась в Свете и решила, что с младшей дочерью отношения поддерживать всё-таки стоит, а уж мать родную с днем рождения не поздравить, это и вовсе безобразие! Раз решение поехать было принять, явиться надо было как можно более солидно. Для этого Светлана и потребовалась.

Света уже и воздуха набрала побольше, чтобы высказать, что никуда и ни за что она не поедет, и тут увидела, как поганая шавка выбралась всё-таки из коробки и присела на ковре. Да не просто так, а устроив лужу!

Светлана с уборкой справлялась своеобразно. Вначале вызвала клининг, никуда не делась. Заплатила тогда за разбор завалов очень и очень прилично. А после ухода уборщиц две комнаты просто закрыла. Решила пользоваться одной комнатой и кухней. Потихоньку научилась минимизировать загрязнения, то есть грязную посуду пихать в мойку, а грязную одежду – в корзину. Раз в неделю приходилось делать что-то вроде уборки. Вот только вчера она убралась, а тут какая-то погань нагадила! Света не заорала только потому, что от возмущения в груди дыханье спёрло, но именно это возмущение и помогло ей сообразить, как выйти из этой ситуации с наименьшими потерями.

Задачка решалась элементарно! Есть мерзкая тварь, которую срочно надо куда-то девать. И есть поганка-сестра, к которой её волокут чуть ли не силой, да ещё и подарок ей требуют дарить. А сестрица эта самая у нас кто? Правильно! Любительница мерзких тварей! Вот и отлично. Она одним махом избавится от шавки, подкинет Алёне это существо, и пусть у неё голова болит, как это всё мыть, да убирать! И ещё и денег на подарок тратить будет не надо! Родители были резко против, но Светлане на это было попросту наплевать!

– Ну как? Понравился мой подарочек? – Светлана говорила с издевкой, уверенная, что настроение Ленке испортила. Ну, кто же порадуется лишней головной боли? Даже такая любительница псин будет в шоке! Каждый судит по себе, поэтому Света была крайне удивлена, увидев, что эта малахольная нежно достаёт съежившегося в комочек щенка, и нежно прижимает к груди.

– Спасибо тебе! Я когда-то так мечтала о маленькой собачке! Но, сама бы даже сейчас не завела.

Урс с Бэком недоуменно переглянулись.

– Пахнет вроде щенком, а на вид котёнок какой-то! – вздохнул Бэк и хмуро покосился на Мышку. – Мало нам чудиков!

Щенок, учуяв потрясающие запахи, повел носишком, и тихонько заскулил.

– Да ты голодная совсем! Сейчас, я только покормлю и вернусь! Ой, погоди-ка, малышка, вот это трогать не надо! – Алёна передала щеночка бабушке, расстегнула и сняла подаренную Павлом цепочку с подвеской и бережно убрала её в черную бархатную коробочку. – А то ещё порвёт ненароком! – объяснила она свои действия. Светлана невольно проводила взглядом и коробочку и ярко блеснувшее на её фоне кольцо потрясающей красоты.

Пока Алёна и Лёха кормили смешную черную чишку бульоном и мелко порезанным вареным мясом, а псы и кошки вежливо знакомились с новым членом стаи, Павел и Марина Сергеевна провели гостей по дому, устроив небольшую экскурсию. Родители Алёны были и удивлены и впечатлены.

– Ну, надо же… Как у вас всё прилично. И удобно и красиво, – с невольным уважением констатировала мама Алёны.

– Да я всегда знал, что Алёнушка у нас умница! – отец хмыкнул, заметив насколько кисло на всё окружающее смотрит Света.

Особенно кисло она смотрела на чёрную бархатную коробочку, которая лежала на стопке контурных карт взятых домой для проверки, и сложенных на углу стола в комнате, где стоял старенький Ленкин комп. У окна красовалось великолепное лимонное дерево, причём, стояло оно как бы в полированном древесном стволе. Пока Марина Сергеевна рассказывала, что они сегодня будут пить чай с собственным лимоном, в комнату заглянула улыбающаяся Алёна, нежно прижимающая к груди крошечного чёрного щенка.

– Вот же дура-то какая! Радуется этой никчёмной, вонючей твари! – Светка разозлилась. Она-то хотела сестрице настроение подпортить таким подарочком. Даже специально уточнила, что псина без документов, и продать её нельзя, а эта ненормальная радуется! Воркует что-то этой мелкой бестолочи! На фоне чёрной шерстки ярко и яростно блеснули бриллианты старинного кольца, подаренного бездарной, серой, тупой неудачнице – Ленке. Этот блеск стал последней соломинкой, переломившей и без того слабое да хлипкое Светино терпение. Она всегда соображала быстро. Все смотрели на Ленку, сама Ленка на щенка, и было так легко подхватить верхнюю тетрадку-сборник с контурными картами и лежащей на ней коробочкой, сделать шаг в сторону, стряхнуть коробочку туда, где её никто не найдёт, и вернуть сборник обратно.

– Ой, какие розы! Прекрасный букет! – оживленно прощебетала Светлана, изрядно удивив своих родных такой переменой настроения. – А, может, я его отнесу в гостиную, поставим около стола! Ладно? – она подняла обеими руками увесистую хрустальную вазу с розами, подаренными Алене Павлом, и, подняв её как факел с олимпийским огнём, вынесла из комнаты.

Алёна разместила осоловевшего от еды и неожиданной ласки собачьего детеныша на новой кошачьей лежанке, обернувшись, увидела, что рядом тут же оказалась Аля, и решила, что раз нянька на месте, о малышке можно пока не волноваться. Пусть отдохнёт. Теперь она больше всего боялась, что Урс обидится. Ну, мало ли… Решит, что он стал не нужным или менее любимым, поэтому, как только нужно было что-то принести с кухни, быстренько подхватилась и вышла. Разумеется, пёс отправился за ней.

– Ты не волнуйся. Ты у меня самый-самый любимый и нужный пёс! – Алёна присела перед Урсом на корточки и обняла его за шею. – Ты не сердишься? Она просто маленькая и ей досталось… Боюсь, что и физически тоже. Сжимается в комочек от любого резкого движения.

– Да как я могу сердится? – Урс покачал головой. – Это ж не собака, а так, чепушинка… То есть такие о себе думают очень много, а сил-то мало. С ними забавно! А то, что досталось, это ты правильно поняла. И ела она последний раз давно. И напугалась очень. Пусть остаётся, забава тебе будет! – Урс ласково лизнул Алёнину ладонь, объясняя более понятным способом, что ничуть не сердится.

–Ты мой хороший, ты мой замечательный и великодушный пёс! – Алёна погладила Урса, скосила глаза на кольцо, и вдруг сообразила, что хорошо бы надеть обратно подарок Павла. И самой такую красоту приятно на себе видеть, и ему показать, что его подарок понравился. – Пойду, надену подвеску.

Алёна уверенно подошла к столу, где оставила бархатную коробочку, и удивленно огляделась. Коробочка ей нравилась даже без учета содержимого. В детстве отец маме иногда дарил подарки в таких коробочках, а сами коробочки тут же забирала Света. Алёне досталась только одна, и та была сломана. Это было так приятно и упоительно, касаться нежной бархатистой поверхности, представлять внутри сказочные сокровища, а не колечко из фольги от шоколадки. Короче говоря, Алёна никак не могла ошибиться, куда именно она положила свой драгоценный подарок!

– Урс… Я не понимаю! Коробочка с подвеской. Подарок Паши. Она лежала вот тут! Я точно помню! – Алёна показала пальцем, где именно. – И я видела её, когда щенка в комнату принесла принесла.

Напрасно Светлана думала про сестру, что та глупа. Нет, глупые в школе не выживают! Могут быть вредные, плохо знающие свой предмет, со сложным характером, но только не глупые! И уж точно учитель должен быть наблюдательным, иначе просто не справишься с классом. Алёна, несмотря на молодость, справлялась отлично, и на наблюдательность не жаловалась. Пусть и смотрела по большей части на щенка, всё равно коробочку на месте видела. И ещё видела, что рядом стояла Света, а потом она вышла с вазой, и в руках у неё ничего не было.

– Светка невыносима, конечно, но она никогда не украла бы! – Алёна понимала, что надо срочно возвращаться к столу, иначе её вот-вот начнут разыскивать. Но, возвращаться тоже было невозможно, потому что как пить дать ей напомнят про подвеску, и что сказать? Пропала? Испорчена?

– Урс, милый, что мне делать? – праздничное настроение растаяло в наползающей из окна темноте… – Света украсть не могла, больше никто не подходил, коробочка точно была тут. Стоп! А ведь такое уже было!

Алёна внезапно вспомнила, как на её десятилетие бабушка и дед подарили ей роскошную куклу. Она и не знала, что такие бывают! Мало того, что красавица немыслимая, наряд потрясающий, так ещё руки в локтях и запястьях, да ноги в коленях и щиколотках были на шарнирах! То есть куклу можно было посадить, и придать ей любую позу. Алёна была в восторге, ехала в метро домой, с куклой за пазухой. Всё ей казалось, что куколка живая и может замёрзнуть. А дома Светка с презрением осмотрела подарок и заявила, что в десять лет уже глупо такое и в руки брать. А утром кукла исчезла! Алёна перерыла всё! Обрыдалась, но найти подарок тогда так и не смогла. Светка утверждала, что и пальцем куклы не касалась, и родители ей верили. В самом-то деле, зачем ей?

– Ну, потеряла ты, так и скажи, – ворчала мама. – Сама вечная растеряха, а на сестру наговариваешь!

Но, Алёна точно знала, где именно она оставляла куклу. Нашла она куклу через неделю, и то, совершенно случайно – за шкафом, завёрнутую в старенькое маленькое полотенчико, которое у Алёны работало кукольным одеялом.

– Да, она и правда и пальцем куклы не касалась! – сообразила тогда Алёна. – Завернула в полотенце и за шкаф кинула.

Она не стала жаловаться родителям или говорить что-то самой Светке. Просто потихоньку отнесла куклу бабушке и играла с ней там, и наряды шила, и истории ей придумывала.

– Понятно… Позавидовала, что подарили, да не ей. Взяла и куда-то спрятала. Скорее всего, прямо тут, потому что выходила с цветами, и даже держала их демонстративно!

Алёне стало обидно и противно. – Устроить скандал? Пойти туда и сказать ей всё в лицо? Так ведь праздник испорчу. Остальные-то не при чём… Тем более бабушка! Урс, ну, куда она могла спрятать коробочку с подвеской?

Спросила-то Алёна скорее от отчаяния, а вот ответ получила вполне конкретный. Урс, поднялся на задние лапы, поводил носом по верхнему сборнику, призадумался, а потом направился к окну.

– Так, эта мерзкая тётка шла сюда, – он поводил носом над полом. – А потом вернулась назад. И быстро. Значит, спрятала коробочку где-то тут.

Возле окна стояло кресло-качалка и подставка с лимоном. Урс обнюхал кресло.

– Нет, тут ничего нет, и она его не касалась.

А вот у подставки с деревцем пёс принюхивался гораздо старательнее.

– Алёнушка, тебе помочь? – спросила из гостиной Матильда Романовна, назначившая себя на сегодня дежурной по кухне.

– Нет, спасибо, я сейчас уже иду, – Алёна напряженно следила за псом. Она отлично поняла, что он уловил нужный запах, проследил за шагами Светки и вот теперь активно интересуется стволом дерева, выдолбленным изнутри, в который установлен горшок с лимоном. Пёс негромко гавкнул и потыкал носом в ствол дерева. Она подошла ближе и увидела, куда показывает Урс.

– Ах, ты моё сокровище! – Алёна сдвинула горшок правее и кончиками пальцев нашарила и достала коробочку с украшением. – Ты моё золото драгоценное! Ты самый-самый замечательный пёс на всём белом свете.

Она быстро надела подвеску, отряхнула руки, поцеловала Урса в нос, и отправилась вместе с ним к гостям.

– Вишенка на торте! – думала она уже ночью, когда родители со Светланой и её яростно-отвратительным настроением уехали домой, а домочадцы быстро убрав со стола, расположились в гостиной выпить чай и полюбоваться на презабавнейшую чёрную чишку. Она проснулась, и не обнаружив рядом той страшной и вопящей громко и грозно тётки, сразу оживилась. Нашла хозяйку, потом нашла хвост, по нему отыскала Урса, удивленно поднимая взгляд всё выше и выше, а когда, наконец, рассмотрела его всего, плюхнулась на собственный хвостик, похожий на сабельку, и тихо тявкнула от потрясения.

Пока все смеялись, а потом и утешали смутившуюся маленькую чишку, Алёна вспоминала, как сегодня первый раз в жизни почувствовала себя королевой. Причём, не просто какой-то абстрактной, а вполне себе определенной. Будучи историком, она отлично сознавала, что в романе Александра Дюма «Три мушкетера», исторической правды немного, но это никак не помешало ей понять, какое торжество должна была ощутить королева Анна Австрийская, появившись на балу с алмазными подвесками!

– Вот так вот! Вуаля! – пропела она про себя и подмигнула Урсу. – Ах, ты мой самый лучший в мире собачий Д’Артаньян!

Светка, когда она вышла, прямо глазам своим не поверила, даже привстала, увидев сестру с подвеской на груди! Всё пыталась сообразить, это и есть то самое украшение, или сестрица надела что-то похожее, чтобы не расстраивать гостей, с неё-то станется. Сомнения разрешила её бабушка, которая восхитилась, как Павлу удалось подобрать подвеску к кольцу.

– Неужели, не поняла? Да нет, ну, как тут не понять? Не могла же коробка эта дурацкая туда сама улететь… – судорожно соображала Светлана. – А, может, решила, что это псина её туда закинула? Точно! Вот и спокойная такая. Ну, я же говорю, что дура-дурой!

Алёне очень хотелось сказать пару слов старшей сестрице, но она затолкала это желание подальше и не позволила ему портить самый свой замечательный день двух рождений!

Глава 18. Тень. Просто Тень

Казалось бы, имея в доме двух больших собак и двух кошек, уже можно быть готовыми ко всему. Ан нет, жизнь всегда найдёт, чем удивить!

– С ума можно сойти, – ахнул Павел, обнаружив как раз там, куда хотел поставить ногу, крошечную, черную и любопытную собачонку. Он едва сумел отпрыгнуть в сторону, чуть не рухнул при этом и опять столкнулся с мелочью под ногами.

– Я всё понял! – Павел нёс щёнка на ладони левой руки, осторожно придерживая его двумя пальцами правой.

– Что именно? И куда это ты её так торжественно несёшь? – Алёна наливала кофе мужу и себе, заодно, не позволяя Мышке забраться на стол.

– Несу тебе. Держи, и только не спускай с рук. Эти собаки выработали метод измора хозяев. Или их таскают на руках, или падают через них. Я из трёх первых утренних шагов, два пропрыгал, как Николай Цискаридзе, пытаясь не сломать шею, а делая третий шаг – поймал эту пигалицу и только так и выжил.

Алёна забрала крошечную пигалицу и та тут же полезла целоваться с хозяйкой.

– Это ж надо! Мелочь-мелочь, а ведет себя как настоящий щенок! – удивился Бэк.

– Она же и есть щенок, – хмыкнул Урс, глядя, как опасливо Павел косится на смешную мелочь.

– Как ты её назовёшь? – уточнил Павел, – Надо же мне знать, на кого жаловаться!

– Думаю пока. Так что жалуйся на чиха, мы поймём.

– Главное, не чихать в этот момент, а то не понятно будет, о чём я, – вздохнул Павел. – Только не отпускай это существо с рук, пока я не уйду на работу, не хочется себе чего-нибудь сломать, даже не выходя из дома, – Павел поцеловал жену, собрался и поспешно удалился на работу, пока ему опять не пришлось прыгать через солидное животное весом аж почти четыреста грамм.

– Существо… Ты представляешь, как он пренебрежительно отзывается о такой солидной собаке? – рассмеялась Алёна, придерживая любопытную щень. – Но, он прав. Имя тебе надо и срочно.

Она в задумчивости отпустила чишку и та тут же укатилась по коридору весёлым черным горошком, забавно помахивая хвостиком-сабелькой.

– Горошинка? Пайпер? Нет, как-то не очень. – Алёне в школу надо было к третьему уроку, и она собиралась с удовольствием и не спеша. К тому же скорый приход Нового года и каникул добавил какое-то детское ожидание праздника и чудес. – Двадцать шесть лет уже, а всё Новый год жду, словно ещё совсем маленькая. А он уже на носу! – сообщила она Урсу, и он смешно скосил глаза на собственный нос, словно желая убедиться, что на его органе обоняния никаких годов не наблюдается. Ни новых, ни старых…

Лёшка уже убежал в школу, бабушка и Матильда Романовна уехали в поход за подарками, и Алёна пока оставалась на хозяйстве. Вымыла посуду, убрала со стола, и только собралась покормить малышку, как выяснила, что её нигде нет.

– Вот здорово! И как теперь найти дитятко? – Алёна осмотрела кухню. – Вот только что она тут была. И куда-то уже укатилась… Урс, а где щенок? Ты, случайно, не знаешь?

Урс ухмылялся во всю пасть. Он-то отлично видел, где именно крутится маленькая пролаза. Обошел стул и ткнул носом в шею Бэка. Тёмное пятно, совершенно не различимое на фоне шерсти ротвейлера, которое Алёна сочла тенью от стула, моментально сформировалось в чишку. Щенок долго пытался обратить внимание такого важного пса на свою особу. Бэк изо всех сил делал вид, что никого не видит, и никто по нему не скачет. Он просто понять не мог, как реагировать вот на это нечто и решил, что лучше всего сделать вид, что ничего не происходит.

– Я тут, я тут. Ну, давай поиграааем! Я тут! Ну, поиграй со мной! – пыхтела крошечная чихуа. А когда уяснила, что пёс на неё не реагирует, решила, что он просто её не заметил. Пыталась лапой его покопать – без толку, тогда решила его куснуть, и уже было совсем-совсем справилась со своей задачей, но, выяснила, что есть огромная проблема – ротишко не открывался достаточно широко, что бы хоть как-то захватить толстенные лапы ротвейлера.

Девчушка попалась настырная и упорная, она облазила всего пса, пытаясь найти, что именно можно укусить, и выяснила, что во всём ротвейлерском организме, её зубки могут ухватить только ухо. Она забиралась на спину Бэка, долго примерялась, цапала его за ухо и съезжала по шее на пол. Зубки разжимались, она небольно шлёпалась на пол, подскакивала, словно мячик, лезла на спину Бэка, примерялась к его уху…

Урс другу от души сочувствовал, одновременно радуясь, что у него такая густая шерсть, что щенок просто не решился к нему подступиться. Как такого куснуть-то?

– Ой, бедный ты мой! – рассмеялась Алёна, поймав взгляд Бэка, полный молчаливой мольбы о помощи. Вот же клипса какая! – она сняла чишку с уха, и Бэк быстренько убрался на лежанку. Щенок тут же кинулся за ним. – Как тень прямо! О! Тень! Тень-тень-потетень.

Потешная черная чишка притормозила и с любопытством уставилась в лицо хозяйки.

– Какое приятное слово… Тень… А что это? – она задрала голову, пытаясь высмотреть в недоступной высоте морду Урса.

– Хозяйка хочет тебя так назвать, – разъяснил Урс, предусмотрительно голову не наклоняя, ибо уши ему дороги! Не хватало ещё такую прищепку на них повесить.

– Тень? Тень-Тень! Мне нравится! – забавно подпрыгивая на всех четырёх лапках, крошечный щенок добрался до Алёны и тоненько тявкнул.

– Тень? – с вопросительной интонацией произнесла Алёна.

– Да! Да-да-да! Я Тень! – чишка закрутилась вокруг своей оси, охотясь за хвостом, а потом плюхнулась на него и неловко почесала ухо.

– Ну, вот и славно. Имя есть! Сейчас я тебя угощу, что бы ты его запомнила, и общаться с тобой будет значительно проще. Только Бэка не жуй. Он терпеливый, конечно, но ему же неприятно!

Бэк поднял на Алёну такой благодарный взгляд, что она едва не рассмеялась.

Собираясь на работу, она уложила наигравшуюся и сытую Тень на мягкий матрасик и, понадеявшись, что усталый собачий ребенок поспит до возвращения бабушки и Матильды Романовны, ушла на уроки.

Тень проснулась от щёлканья замка, покрутила головенкой, принюхалась крошечным носишком и кинулась на звук.

– А где хозяйка? Где же моя хозяйка? Ааааа, я упустила хозяйку, меня бросили!!! – пронзительный жалобный визг сорвал с мест и Урса и Бэка, они едва затормозили перед вопящей мелочью.

– Ты чего так орёшь? – удивился Бэк.

– Так хозяйка же ушла!

– Придёт. Она на работу ушла. Не переживай! – объяснил Бэк, а Урс покачал головой, недоумевая, как это его приятель так забылся, что голову к этой прищепке опустил. Ухо оказалось в пределах досягаемости, и, разумеется, это стало слишком большим искушением для Тени. Бэк отдёрнул было голову, но не успел увернуться, и Тень повисла на ухе, весело помахивая хвостом. – Отпусти! Отпусти, тебе говорят! Да что ж ты тут делать будешь! – Бэк тряхнул головой, и Тень слетела с уха, разочарованно запищав.

– Играть! Играаааать! Хочу играаать!!!

– Ой, нет, это я так не могу, я лучше пойду! – Бэк пулей рванул в кухню и закрыл лапой дверь прямо перед носом разогнавшейся Тени.

Урс с научным интересом поизучал, как Тень пытается прокопать дверь крошечной лапкой, хмыкнул и только развернулся, чтобы уйти, как вдруг почувствовал, что на его хвосте что-то повисло.

– Отпусти хвост! – он укоризненно осмотрел мелочь, которая с азартным рычанием упиралась всеми лапами, и пыталась оторвать его конечность. – Да что ты тут делать будешь! – повторил он фразу Бэка, не подозревая о том, что теперь они будут говорить это частенько.

– Умора! Аля, ну, ты только посмотри, что Тенька делает! – Мышь азартно следовала по шкафам и столам за Урсом, который шел к себе на лежанку, а за ним по полу ехала ворчащая крошечная Тень, уцепившись роскошный за хвост. – Ой, как мне это нравится! Я её научу, что грызть их можно еще за задние лапы! Там есть такое местечко, где жилка, как раз очень кусательное!

– Мышь, так им же больно будет, – добрая Аля переживала за псов, и за Тень, и за вазу, случайно улетевшую от лап увлёкшейся Мышки, но, к счастью попавшую на ковер и не разбившуюся.

– Ничего и не больно! Вон они, какие большие! Что им, если их куснуть… И вообще, я всё поняла, нам не хватало третьей кошки!

– Мышка, но ведь это собака. Щенок.

– Это такая собака, что как кошка будет! Я её всему научу! – Мышка азартно сверкала глазами, а расслышавший это заявление Урс только тяжко вздохнул.

– Кошмар какой-то будет. Не правильно это создание Алёна Тенью назвала. Если я что-то в жутях понимаю, то это именно оно, то есть она – Жуть жуткая!

Хомяк, сквозь сон, расслышавший писклявый лай, радостные кошачьи вопли и грохот, высунул сонную мордочку из домика, довольно покосился на крепкий запор на дверце, хихикнул:

– Не жили они спокойно, и привыкать нечего! – и убрался поглубже в домик, нежно прижимая к себе тыквенную семечку и половинку грецкого ореха.

В школе праздничная атмосфера только усилилась: – Новый год к нам мчится, поскорей бы только! – думала Алёна, элегантно уворачиваясь от хаотичного школьного перемещения детей, от которого известное броуновское движение завистливо вздыхает в сторонке. – Сил нету, как домой хочется! И на каникулы! Ээээх, детки, вы бы только знали, как мы от вас устали!

– Здрасте, Елена Владимировна! Здрасте! – проверещал проносящийся мимо пятиклассник Лёвочкин, который недавно выяснил, что Ганнибал – это не только знаменитый людоед из ужастиков, а ещё и полководец времен Пунических войн. Эта информация оказала на него такое неожиданно внушительное впечатление, что историчку он железно зауважал.

– Здравствуй Паша, – откликнулась Алёна, подумав, что не мешало бы родителям хоть иногда фильтровать, что можно детям показывать, а что нельзя. Например, ужастик «Дом восковых фигур», который одна из её учениц впервые увидела в пять лет и с тех пор полюбила пересматривать, можно было бы дитятку и не показывать. Как минимум, сэкономили бы на успокоительных.

Урок в одиннадцатом Б обещался быть интересным. Сашка Конопатов – признанный лидер и по совместительству массовик-затейник, явно что-то постарается натворить. Он с начала учебного года регулярно испытывал её терпение. То пытался устроить публичный диспут на тему быта древнегреческих гетер, то умело притворялся, что напрочь забыл, как отключить вдруг истошно взвывшую стрелялку в смартфоне. С гетерами Алёна разобралась в два счёта, пригрозив, раз уж им так интересно, посвятить целый урок исключительно поэзии гетеры Сапфо, и повергнув одной этой угрозой в глубокое уныние весь класс. Со смартфоном было и того проще, Лёшка в эту стрелялку играл довольно часто, и как там выключать звук Алёне показывал. Сашка вроде поутих, но тут, в предпраздничной атмосфере, как не поразвлечься?

– Добрый день! – Алёна вошла в класс ровно по звонку, и насторожилась. Все сидят как для торжественной фотографии на тему «Образцово-показательный класс», и смотрят на учительницу, как зайцы на деда Мазая.

– Это… С днем рождения вас, Елена Владимировна, – раскатистый голос Сашки легко перекрыл разрозненные поздравления. – А мы вам конфеты дарим! – действительно, на учительском столе лежала коробка конфет.

– Спасибо большое! – Алёна краем глаза увидела, что лежит коробочка как-то неровно. Словно под ней что-то этакое запрятано. – Очень вам благодарна! – она решительно подняла коробку и удовлетворенно кивнула головой, увидев под ней свёрнутую уютным колечком стрейчевую змейку. Очень и очень правдоподобно выглядящую.

– Прелесть какая! Это кто-то забыл случайно, или тоже мне? – Алёна насмешливо разглядывала Конопатова, нежно взяв змейку в руки.

– Ээээ, вам, вам Елена Владимировна, – почти восхищенно отозвался Конопатов, ожидавший визга, нервных прыжков и скандала.

– Сашенька, когда женщине змею дарят, то надо понимать – это будет воспринято как намёк на то, что даритель считает её змеёй, а раз так, иди к доске радость моя, буду на тебе змейскую репутацию отрабатывать!

– Кремень, а не тётка! – думал Конопатов, взмокший от нервного напряжения у доски, отвечая на кучу всевозможных вопросов, – Дешевле не связываться!

– Садись, Сашенька. Надо бы тебе поставить заслуженный трояк, но подаренная змея взывает к моему снисхождению, так что на следующем уроке, в новом году, будешь исправлять все те глупости, которые ты тут наговорил, и будет тебе чем заняться на каникулах! С наступающим вас! – Алёна посмеиваясь, удалилась, унося коробку конфет и змею в учительскую, чтобы выпить с коллегами чаю и похвастаться профессиональным трофеем.

Глава 19. Предновогодняя суета

Алёна лихорадочно вспоминала, что же она забыла?

– Так, Паша уже в дороге с Матильдой Романовной, Лёхой, Бэком и кошками и половиной запасов еды. Хомяка и жабу мы не берем. Жаба дремлет в террариуме на лоджии, Максу мы нафиг не нужны, когда у него еды и воды достаточно. А у него запасы стратегические, да ещё я прибавила к праздничку. Бабушка и Тенька в машине пересчитывают вторую половину запасов. И куда мы столько еды везём, интересно? Всё уложено? Вроде всё! Но, я что-то всё равно забыла!

Семья решила встречать Новый год на даче. Окончательно сподвигла их на это решение Мышка. Она так лихо перевернула тяжеленное компьютерное кресло, что Матильда Романовна высказала общее мнение:

– Кирдык будет любой елке! Даже с кремлёвскую размером! Свалит и понадкусает! А бобёр Тень закончит начатое, – бобром Теньку прозвали не зря, потому что зубы она точила о любой подходящий предмет. Дом от полного разрушения спасало только то, что крошечный ротишко Тени не открывался на стратегически важные несущие стены и ножки стульев, столов и кроватей.

– Елку нарядим ту, которая во дворе. И рубить ничего не надо, и Мышь её не перевернёт! Сплошная польза! – Матильда Романовна азартно потёрла ладони. Не признаваться же ей, что сама жутко хочет встретить Новый год на даче. В прошлом году она делала пироги, запекала рыбу и резала салаты, понимая, что всё это делается исключительно по инерции. Они с Пашей уныло посмотрели что-то по телевизору, поели, выпили по бокалу вина, и Паша, уставший и замученный, в двенадцать ушел спать, а Матильда Романовна полночи скармливала Бэку запеченную рыбу и плакала. Трудно видеть, что единственный сын так несчастен и одинок. Причём, не потому, что был подлецом и бросил любящую жену и детишек. Матильда тогда ему сама бы голову откусила! Нет, несчастлив просто потому, что выбрал в жены мерзкую и подлую бабу! Как же она молилась в ту ночь!

– Господи, ну, пожалуйста, пусть он встретит свою, настоящую! Что бы и она любила, и он любил, и чтобы дети были. И радость была, и тепло! И если мне места там, рядом с ними, не будет, ничего, я переживу. Только бы ему было хорошо! Господи! Помоги!!! – солёные слёзы слизывал Бэк, который от души её жалел…

Зато уж теперь Матильда Романовна была не просто довольна! Счастлива она была! – Слава Богу! Вот так попросишь, и ведь случается, что тебе, как ребенку к празднику, дают больше, лучше, красочнее и прекраснее, чем ты просил, чем даже мечтал! Внуков только пока не наблюдается, но, это уж совесть иметь надо! Надо совесть иметь, рано же, надо несколько месяцев подождать! Но, однако же, хочется-то как! – она покосилась на Павла, который вел машину и что-то довольно напевал, поймала взгляд Бэка. – Да, пёс, это нам радость! Мы с тобой в одном похожи, и тебе и мне плохо, когда он несчастлив! Я бы любую терпела, лишь бы ему хорошо было, а нашлась такая девочка! Сказка просто, а не девочка. Глупая у неё мать, право же! Ну, и ладно, ей абы губы кривить, амне прибыточек, такая дочка получилась!

Матильда вспомнила недавний визит старой подруги, которая, выяснив, что она два антикварных кольца невестке подарила, начала охать, ахать и пальцами у виска крутить. – Да ты что! А ну как разведутся, и ты без драгоценностей останешься! – бормотала Ирина.

Матильда Романовна только посмеивалась. Ирина планомерно разобрала по кирпичикам браки обоих своих сыновей, бдительно отслеживала все их романы, крепко придерживая около своей юбки взрослых мужиков, и имела обо всех окружающих женщинах самое что ни на есть поганое мнение. – Хищницы все! Только бы мужчине на шею сеть и ножки свесить! – утверждала она. Матильда прямо-таки наслаждалась, когда Ирочка становилась всё кислее и кислее, выяснив, что невестка с жилплощадью, дачей, машинкой, работой.

–Точно, что-то ты о ней не знаешь! Что-то такое должно быть… – Ирина с надеждой прислушалась к быстрым шагам в коридоре. Это Алёна пришла с работы и отправилась поздороваться с Матильдой Романовной. Увидев невестку старинной подруги воочию, Ирина холодно подняла брови, осмотрела, словно шеф-повар таракана в супе, а когда Алёна убежала готовить ужин, с кривой улыбкой, высказалась: – Ну, Лара была красавица, а эта… Средненькая такая… – как вот ей пережить, что у подруги всё так отлично? И сын не пьёт, зарабатывает и мать любит, видно же, что любит, и невестка попалась… Пусть со второго раза, но прямо на зависть! Как вот это выдержать? Явно же должен быть какой-то роковой изъян в девице, а то это уж совсем несправедливо!

Матильда, однако, подругу видела насквозь, глупости слушать не желала, и не собиралась позволять этой самой Ирочке себя настраивать против невестки.

– Милая, тебе, может и средненькая. Главное, что Паше – самая прекрасная, а мне так и вовсе лучше не бывает! Я за то, чтобы ему хорошо было, и кикиморе рада была бы, а за эту девочку и вовсе кого хочешь придушить могу, – она ласково улыбнулась подруге. Отчего та непроизвольно ощупала шею, и обсуждение чужой невестки свернула, прекрасно помятуя о том, что когда дело касалось её семьи, Матильда становилась весьма и весьма опасной личностью. – И я тебе вот что скажу… Не мучь ты сыновей, дай им прожить свои жизни, а сама живи свою. И согревай по мере сил окружающих, глядишь, и самой теплее станет…

Не очень верилось, что Ирина её услышала, но тут уж Матильда сделать ничего не могла, зато радовалась, как маленькая, что вокруг столько любимых людей, и живность и праздники, и подарки она будет дарить! Дарить-то приятнее даже, чем получать. И никакого сравнения с прошлым Новым годом и быть не может!

Алёна почти совсем собралась закрывать дверь в квартиру, и вдруг вспомнила! – Аааа, шляпа! Я же сверчков забыла!

Контейнер с двумя десятками сверчков она установила на приборной панели, чтобы до них не добралась Тенька. Лёха отлавливал насекомых всю последнюю неделю, и наконец-то объявил, что подавляющее большинство уже попалось. Не очень понятно было, кто же тогда уютно поёт за плитой в кухне, но тамошний певец Алёне не мешал, наоборот, под его стрекотание было так приятно пить чай, или кофе, возиться по хозяйству, или просто сидеть с книжкой, ожидая мужа с работы, поэтому она делала вид, что ничего особенного не замечает.

Сверчков попросили соседи по даче Федор и Люба.

– Ой, а в детстве-то так уж славно было… За печкой обязательно сверчки пели, уютно так. А теперь как назло ни одного! Если лишний найдется, может, привезёте, если не жалко?

Алёна только рассмеялась. – Вот уж одним они не отделаются. Щедрость моя не знает пределов! – она вела машину по зимней дороге и напевала, не замечая, с какой радостью на неё смотрит её бабушка.

Павел только закончил с разгрузкой первой серии, как он назвал багажник собственной машины, как подъехала Алёна, и он принялся за вторую. Бэк, нетерпеливо дожидавшийся Урса на крыльце, тут же ускакал с другом, отметиться на всех стратегически важных углах и деревьях, Мышка и Аля разумно устроились в доме, а маленькая Тенька решила отважно проследовать за псами. Чёрным горошком выкатилась из двери дома, пока Павел заносил сумки, и призадумалась у ступенек. Выглядели они для щенка сложным, почти непреодолимым препятствием. Зато, сугробы, которые намело вплотную к крыльцу так и манили пухлостью и мягкостью, словно белое одеяло на хозяйской постели, которое Тень успела нежно полюбить. Тень разбежалась по крыльцу, и смело прыгнула на это белое пушистое и явно мягкое нечто.

Визг, который способен издавать крошечный щенок, совершенно не соразмерен его весу и росту. На истошный вопль о помощи прибыли все! Алёна и Павел, побросавшие сумки и пакеты, Марина и Матильда, Лёха, чуть не унёсший с собой дверь, оба пса и даже уютно устроившиеся у батареи кошки.

– Ой, мамочки мои! Тенечка, бедная моя, как же ты туда попала? – Алёна быстро раскапывала снег, добираясь до барахтающегося там щенка.

Оказавшаяся за пазухой у хозяйки Тенька, взвизгивая и дрожа всем телом, обиженно косилось на такое коварное место!

– Дааа, что-то мы рано расслабились. Надо за мелочью следить, а то беда будет! – глубокомысленно заявил Урс. Он ещё не знал, что про расслабление им можно будет вспомнить исключительно тогда, когда Тень будет на руках у Алёны. Всё остальное время придётся быть настороже.

– Бэк, стоять! Не садись туда, там Тень! – завопил Лёха через десять минут, заставив нервно вздрогнуть пришедших поздороваться соседей.

– А почему нельзя садиться в тень? – удивилась соседка Люба.

– В тень можно садиться сколько угодно, а вот на Тень не стоит. Будет черный блинчик, ну, или оладушка… – вздохнула Алёна, предъявляя возможный оладушек соседям. – Вот Тень, и если на неё сесть…

– Да на это дышать-то страшно… – нервно отодвинулся подальше сосед Фёдор. – Крокозябра какая-то цуциковая. Ой, блин, а чо это? Оно что, рычит?

Фёдора можно было понять. Он всю жизнь общался с собаками приличных размеров, а тут сидит на ладони у соседки нечто, весом в недополкило, и рычит! Реально прямо! Морщит крошечный нос, сердится, а в глазёнках слезищи стоят. Обидел, значит!

– Маленькая моя, миленькая, да не обращай ты внимания на этого крокодила! Сколько я лет за ним замужем, и каждый день удивляюсь, где ж были мои глаза-то, когда я за него выходила? А ты, молчи, изверг! Расстроил девочку… – взвилась Любовь, гневно сверкая глазами на мужа. – Сам ты крозозябра!

– Ой, я вам сейчас сверчков отдам. Паш, ты контейнер не видел? – заторопилась Алёна, стараясь отвлечь сердитую соседку от бестактного замечания супруга.

– На кухне стоит, – Павел от души развлекался. Он вообще уже и не помнил, когда ему так весело и легко было под Новый год. В детстве, наверное?

Алёна успела почти вовремя. Почти, потому что неугомонная Мышка вскрыла контейнер и чуть-чуть не успела выпустить всех насекомых. Примерно половина осталась. Сбежавшие дружно улизнули от загребущих кошачьих лап и метнулись за печку.

– Как мёдом им там намазано! Теперь и тут сверчки петь будут. Ну, чему быть, того не миновать! Зато уютненько! – вздохнула Алёна и выдала соседям оставшийся десяток запечных певцов.

Страшно довольная Люба побежала относить их домой, а Матильда Романовна только радовалась, глядя ей вслед, как славно, что у них в соседях люди такие же, как и они сами.

– Слегка чокнутым лучше селиться кучками! И самим спокойнее, и окружающим легче! – решительно заявила она подруге.

Федор приволок огромную стремянку и помогал Лехе и Павлу крепить на выбранной елке гирлянду, Алёна в сопровождении Мышки и Али украшала дом, а Тень, оставленная для отдыха в спальной, решила, что его срочно надо исследовать.

– Я всё поняла! Мне срочно нужен пристяжной карман! Как у кенгуру! – ворчала Алёна через некоторое время. Это были очень активные во всех отношения полчаса! Сначала Тень верещала, чтобы её спустили с кровати. Потом она запуталась в мишуре, которую Лёха волок на улицу, решила, что на неё напали страшные чудовища и хотят её снова кинуть в страшный сугроб. Через несколько минут после освобождения от мишуры, коварная Мышка подговорила Тень забраться в сумку с овощами и её едва не опустили в погреб. Потом Тень решила поточить зубки и впилась в лапу Бэка, в то самое уязвимое местечко, которое ей всё-таки показала Мышь. Пёс, ничего такого не ожидавший, и почуявший как в его связки впились мелкие и очень острые зубки, машинально дёрнул лапой, отчего Тень кубарем укатилась под ноги Марины Сергеевны, а потом долго и горько жаловалась на свою судьбу. Дальше была погоня за хвостом Али, и неожиданная встреча с ножкой стола, закончившаяся полной викторией последней и конфузией рыдающей Тени.

Урс не успевал поворачиваться за чёрной горошинкой, а Бэк от отчаяния и вовсе самоустранился. Ему было велено на Тень не садиться? Отлично! Он сел на свой матрасик, старательно расположив задние лапы так, чтобы до связок щенку было не добраться, и искусно изображал статую ротвейлера в глубокой задумчивости о бытие.

Алёна поймала полный отчаяния взгляд Урса, погладила его, чтобы он не расстраивался. Нашла передник с огромным карманом на животе, изловив мелочь, тявкающую на Бэка, который уже и дышать старался пореже, чтобы не привлекать лишнее внимание, и упихала её в карман. Через полминуты уставшая чихуашка спала блаженным сном набегавшегося ребенка.

– Алёна, вот так и стой. Или сиди! Только никуда её не выпускай. Я едва миску с тестом на неё не уронила, а Мариночка в балетном прыжке отбила катящийся за этой кнопкой кочан капусты! – выдохнула Матильда Романовна. – Глянь, глянь, псы на улицу крадутся!

За спиной Алёны, Урс и Бэк действительно крались… По стеночке, нервно оглядываясь через плечо, и тихо-тихо ступая, они эвакуировались подальше от невозможной мелочи.

– Не дыши так громко! Подбери язык! А ну как проснётся и опять начнёт мельтешить вокруг. У меня такое чувство было, словно их штук десять прыгают. А может и больше! – Бэк умел считать только до десяти, поэтому фраза «а может и больше» у него означала все остальные числа вплоть до миллиона.

Урс хмуро глянул на карман веселенького желтого с красными маками фартука. – Ты сам-то не шуми, и лапами не топай как конь! Выходим и сразу направо, в снег. Она его боится и за нами по любому не рванёт!

Псы крались,Алёна и дамы изо всех сил сдерживались, чтобы не расхохотаться. Ещё бы! Не каждый день можно увидеть столь героических псов в таком забавном состоянии.

На шкафу сидела Мышка и примерялась к блестящему металлическому заварочному чайнику.

– А, может, всё-таки, бросить? – она постучала лапкой по сверкающей поверхности. – А то как-то сразу так скууучно стало! Брошу, Тенька проснётся, и опять будет весело.

– Ругать тебя будут… – сразу запереживала кроткая Аля, сверкнув голубыми глазищами.

– Ну, тогда не брошу… А может, всё-таки… – лапка опять потрогала будущую шумовую гранату и, уверенно поднажала на неё.

Псы достигли порога, Урс нажал лапой на ручку и они стремительно исчезли в коридорчике.

– Не, не брошу. Чего зазря такую штуку тратить! – решила Мышка. – Я лучше ночью пошумлю. Вот весело-то всем будет!

– Кошмар какой. И это теперь всегда так будет? – вздыхал Бэк, бегая по снегу.

– Не переживай, только первые полгода, – вздохнул Урс, и сочувственно покосился на Бэка, в тоске завывшего на выкатившуюся из-за сосен, полную луну. – Нда… Пробрало беднягу… – подумал он. - А ведь про то, что дальше может быть только сложнее, я даже и не сказал!

Глава 20. Новогодняя душегрейная собака

Когда наступает тридцать первое декабря, люди почему-то очень суетятся. Им страшно хочется доделать всё, что они не успели в прошлом году. Особо упёртые так стараются, что к новогодней ночи подползают без сил, без настроения, всё равно не успев сделать множество всего. Причем, как правило, самое необходимое так остаётся не сделанным. Матильда Романовна и Марина Сергеевна познакомились относительно недавно и про новогодние привычки друг друга ничего не знали, поэтому каждая решила уточнить, а как подруга воспринимает предновогоднюю действительность? Оказалось, что практически идентично.

– Всё-таки это праздник, а не изощренный способ японского самоубийства путем крайнего переутомления! – хихикнула Марина Сергеевна.

– Точно! А для меня вообще Рождество основной зимний праздник. Это так приятно. Люди давятся, давятся, лихорадочно празднуют, под бой курантов пишут желания, жгут бумажки, где желания написали, пепел потребляют, надеются, что вот-вот всё у них сбудется. Некоторые прямо до старости так и надеются каждую новогоднюю ночь. Потом приходит серенькое утро первого января и кроме грязной посуды и похмелья в жизни ничего не меняется. А я спокойно отмечаю Новый год, радуюсь ему и жду Рождество.

– Запасливая ты! – рассмеялась Марина. – Кто-то соленья запасает, кто-то деньги, кто-то грибы сушит, а ты праздники! Я тоже так хочу!

– Так давай, присоединяйся! – Матильда налила подруге кофе, пододвинула сливки, машинально поймала Мышку, которая пыталась вернуть сливки к краю стола, да сунуть туда лапку. Вынула миллиметровую бумагу. – Спланируем, кто что готовит?

– Запросто!

Алёну с кухни вежливо, но решительно попросили удалиться, потому что там творилось нечто загадочно-аппетитное.

– Павел, иди жарить свои шашлыки, кормить жену и Лёху. Да не мешайте нам, мы об этом столько лет мечтали, каждая в своём доме, а сейчас объединились, и будем отрываться по полной! – Матильда рассмеялась и выдала опешившему сыну кастрюлю с будущими шашлыками.

– Нет, ты прикинь, нас выгнали! – Павел был удивлен. – Вот откуда она знала, что я мечтаю перед Новым годом делать шашлыки?

– Любит тебя, слушает тебя, вот и знает! – Алёна сунула за пазуху пуховика Тень, чем заслужила горячую благодарность дам, и отправилась помогать мужу.

Лёшка принимал самое горячее участие в изготовлении шашлыков. Ему ещё никогда не доводилось так праздновать Новый год, и он предвкушал много приятного. Дядька после случая с ракетой, спросил у него, а не хочет ли он поехать на праздники домой. Леха испугался было, что у них свои планы, и он туда не вписывается.

– Я уточню у мамы… Может ли она… – замямлил он.

– Я ж тебя не о том, что она может, спрашиваю, а о том, что ты сам хочешь? – Павел с двоюродной сестрицей как раз уже говорил, и был осчастливлен нытьём о том, что они с мужем хотели бы отдохнуть, а Лёха их отдыху точно помешает. Павел решил, что если мальчишка захочет маму увидеть, а они испортят ему каникулы, то он, Павел, самолично этим уставшим так помешает, что им до следующего нового года икаться будет. А если Лёха домой ехать не захочет, то это и к лучшему!

– Я это… Ну, того… Если я не лишний, то я б лучше тут остался, можно? – Лёха опасливо глянул на Павла и, увидев что тот широко улыбается, сам так обрадовался, словно подарки за несколько лет получил.

– Дурень, чего ты спрашиваешь? Можно, и нужно!

И вот теперь Лёха прыгал вокруг мангала, нюхал вкусный запах, и с нетерпением ждал, когда же можно будет попробовать шашлык, и радовался тому, что с прошлого года в его жизни так много всего изменилось! Перед прошлым Новым годом он насмерть поругался с отчимом, и свалил за местные гаражи, там едва не угодил в лапы парней постарше из соседнего микрорайона, и прятался среди брошенных машин, пока им не надоело его караулить. А когда пришел домой, его ещё и мать обругала.

– Не буду вспоминать! Всё, прошло и ладно! – он покосился на собак. – Пошли пока побегаем?

Он бросал палку, а Урс и Бэк наперегонки носились её подбирать. В отдалении из-за соседского забора взлаивала Чара, тоже желающая присоединиться к веселью, но оставленная соседом Федором на важную работу – контролировать его внуков, чтобы те не развалили окружающую среду на составные элементы.

Лай Чары подстёгивал кобелей бежать быстрее, быть более ловкими, короче говоря, хоть немного, но покрасоваться. Именно это Бэка и подвело. Он вдруг пронзительно завизжал, и от сугроба, который форсировал, отскочил уже на трёх лапах. Павел и Алёна кинулись к псу.

– Бэк, ты что? Что с лапой? Ой, елки, там же крыжовник был!

Лапа сбоку была ободрана длиннющими, просто кинжальными колючками старого крыжовенного куста, доставшегося Алениной бабушке и самой Алене вместе с дачей.

– Дядь, прости, я забыл, что там этот куст! – перепугался Лёха. – Бэк, извини меня.

– Да ничего такого ужасного. Не пугайся ты так. Да, и ободрал-то немного, просто пару дней будет поменьше лосячить, – Павел уже осмотрел лапу, облегченно выдохнул, принюхался и рванул к мангалу. – В качестве утешения, ему первому мясо выдадим! На пробу! – решил он.

Бэк был полностью с этим согласен, но с другом всё-таки поделился. Друг – это святое. Правда, лапа побаливала, и он, прихрамывая, ушел в дом. Алёна занесла туда же умаявшуюся Теньку, уложила спать, сунулась было на кухню, предложить помощь, получила за это миску пирогов с капустой и умопомрачительные запахи в придачу.

– Хлеб печём! Да, в печке! Я знаешь, сколько мечтала об этом? – сообщила ей раскрасневшаяся и довольная Марина Сергеевна.

– А я раньше даже и не мечтала! – поддакнула сияющая Матильда, ожесточенно что-то месившая за столом. – Идите, девушка, идите, не мешайте исполнению мечт двух приличных дам элегантного возраста!

Павел, Алёна с Лёхой и Урсом с пирогами, шашлыком и двумя термосами чаю съездили в лес, и с горки накатались, и в снежки наигрались. Даже в снегу повалялись на славу! Вернулись, когда уже начало темнеть. Дом их ждал. И в доме их ждали. Светом, теплом, лакомствами, и любовью. Лёха даже не сразу внутрь зашел, а пару раз вокруг пробежался, так хотелось это ощущение на подольше растянуть. А уж когда зашел, решил, что нипочем не выйдет, пока не перепробует всё, что так дивно пахнет.

– Бабуля, а где Тень? – Алёна начала накрывать на стол, и вдруг сообразила, что чего-то, точнее кого-то не хватает. Вот сидит Урс, на лежанке устроился слегка травмированный, но сильно довольный Бэк. Под ногами мельтешит серой тенью Мышка, на стуле у стола скромно сидит белоснежная Аля. А где любимый кошмар её последних дней?

– Где Тень? В тени, конечно! – рассмеялась Марина.

– Не поняла…

– Она проснулась, поела, образцово сходила по щенячьим делам на пеленку, а потом нашла Бэка.

Алёна глянула на Бэка. – Ну, он, вроде как выглядит довольным… А Тень-то где? Он же сразу стекленеет, когда она рядом мотыляется.

– Так я же тебе рассказываю, – Марина переглянулась с подругой и рассмеялась. – Нашла она Бэка, он сразу сделал вид, что он каменный лев, только на лапу стал неловко, фыркнул чего-то, а эта капля мелкая и унюхала, что он вроде как раненый герой.

– И что? Сейчас-то она где?

– Как где? Лапу ему греет. Лижет, лечит, и греет. Да ты присмотрись сама!

Алёна и Павел, не веря своим глазам, подошли ближе и действительно, рядом с огромной черно-рыжей лапой лежала крохотная Тенька. Действительно, в тени Бэка, не ошиблась Марина Сергеевна.

Ответственная собачья девчушка внимательно наблюдала за царапинами и время от времени принималась их вылизывать. Да ещё и на Бэка что-то ворчала тихонько, мол, не тревожь лапу-то, только всё полечила, а ты опять растревожишь!

– С ума сойти! И сколько она так лежит? – присвистнул Лёха.

– Часа четыре уже. Устала, засыпала пару раз, но стоит ему шевельнуться, подскакивает и лечит. Мы уже и насмеялись и наплакались от этой чудачки. Крооошечная же, а туда же! Понимает, что жалеть и любить надо, – Матильда вытерла щёку тыльной стороной руки, перепачкавшись мукой.

– Представляешь? У неё язычок меньше, чем мои пальцы, а она меня лечит… – выдохнул Бэк. – Я ей говорю, что уже не больно, иди, поешь и отдохни, а она ни в какую!

– Правильная собака! Хоть и маленькая! – одобрил Урс. – Умница. Так и надо. Вот кто бы мог подумать, что девчушка так быстро во всём разберётся.

Тень подняла затуманенные усталостью глазёнки на огромных псов, которым, оказывается, тоже бывает больно и плохо, так, что даже такое крошечное участие как её, может быть им нужно. И внезапно почувствовала себя очень-очень правильной, ответственной и необходимой!

– И как они без меня жили? Непонятно. Буду о них заботиться! И о людях, конечно, тоже! Людям-то мы очень-очень нужны. Мы же маленькие, но душе…, а, вспомнила! Душегрейные собаки. Мне мама говорила, а она-то все-все знает!

Новый год это не обязательно истошное застолье, обеспечивающее движение некоторых личностей по маршруту «физиономией в салаты». Не обязательно шумные компании и танцы на площадях. Бывает и такой праздник, когда старому году говорят «спасибо», а новый встречают радостно, спокойно и тепло, как хорошего друга.

– Спасибо! Я встретила всех вас, и нашла себя, – думала Алёна, одной рукой подняв бокал, а другую опустив на голову Урса.

– Спасибо! Я нашел любимую женщину, семью и тепло! – Павел улыбался, вспоминая, как он пытался откупиться от Алёны за помощь маме при их первом разговоре.

– Спасибо! Я так счастлива! Господи, слава тебе! – Матильда не скрываясь, плакала. И делала это красиво! От счастья любой так сможет.

– Спасибо! Алёнушка счастлива, и я тоже! Только, вот бы Света хоть как-то поняла, пока ещё не поздно, поняла, что надо жить по-другому! Матильда рассказывала, что она молилась, и Павел нашел Алёнушку. Господи, помоги моей старшей внучке! Я же не могу её выкинуть из жизни, из памяти, из сердца. Она же тоже моя. Она хорошая, просто совсем в себе запуталась! Помоги ей! – Марина не знала, что наши слова, сказанные или подуманные, не бывают напрасными. У них огромная сила.

Урс не очень понимал смысла праздника. Ему было все равно, какой там год начался или закончился. Он мерил жизнь другими категориями.

– Главное, что она рядом и радуется. И даже мне радуется и любит! Вот оно счастье, ни новое, ни старое… Вечное! Мы-то об этом так хорошо знаем! – он покосился на Бэка, который осторожно сдвигал носом крошечную Теньку, так и уснувшую на его пораненной лапе. Бэк переместил её задние лапки так, чтобы чишке поудобнее было и кивнул Урсу.

– Да! Мы-то знаем как выглядит, как пахнет и как греет любовь! И тут она есть! Её много, и это наше счастье.

– Спасибо! Я и не знал, что так бывает. Я даже не мечтал, что так может быть. Зато теперь я знаю, каким должен быть дом, чтобы в него хотелось вернуться, и люди, от которых не хочешь, не можешь уходить! – Лёхе было в новинку так думать. Но, новые мысли никуда не уходили, а заставляли его ощущать себя на диво счастливым!

В доме праздновали и угощались, дарили друг другу подарки, звонили родственникам и друзьям, а потом отправились к сияющей и переливающейся гирляндами елке, чтобы полюбоваться на неё, на снег, на звёзды, да и соседей поздравить.

Алёна никогда так чудесно не отмечала праздник, только вот поздравила родителей и немного призадумалась над тем, что сказала мама:

– Света? Да уехала она с дачи недавно. Сказала, что вернётся в город и поедет лучше к каким-то друзьям в ресторан. А всего-то… Не понравилось ей, что мы соседей пригласили. А у них сын, ну ты его помнишь, не женатый. Он Свете пару комплиментов сделал, и она как взбесилась… Ой, ну и ладно, она-то всегда с компаниями своими праздник отмечала, пусть как хочет! У вас все хорошо? Всё, тогда целуй бабушку, и с Новым годом, вас!

– Странно, что она приехала к родителям, странно, что уехала. Она же всегда плевать хотела на соседей… И как-то… Тревожно, что ли. А! Позвоню, не убудет с меня… Какая есть, такая и есть, поперечная душа, что с неё возьмешь, кроме яду?

Алёна набрала номер сестры, но бодрый женский голос сообщил ей, что абонент находится вне зоны действия сети. Тогда она отправила сообщение с поздравлением и вернулась в дом, где её уже заждались продолжать праздник.

Глава 21. Белое безмолвие

На заснеженном шоссе Светлана, вдребезги разругавшаяся с родителями, яростно вдавливала в пол педаль газа.

– Пригласили соседей и придурка этого! Тюфяк-тюфяком! Мать его Ленке в мужья прочила, да Ленка и то сбежала от такой радости. И я её в кои-то веки понимаю:

– Мамочка, тебе принести шаль? Мамочка, тебе положить салатик?

– Сыночек, поди со Светочкой поболтай! – зло прошипела она, мастерски копируя голоса соседей. – Никчемушник мамсный!

Новая машина, ради которой она так старалась весь последний год, слушалась даже лёгкого движения руля, и мчалась как птица. Светлана всегда любила это ощущение. Скорость, власть над дорогой, власть над собственной жизнью. Она начала успокаиваться, и даже понимание того что мать решилась пригласить того болвана, чтобы он её развлекал, переставала так бесить. Можно подумать, что такой баран может её развлечь! Правда, стоило только вспомнить, почему именно она приехала на дачу, как злость, уже почти утихшая и свернувшаяся внутри словно змея, опять пружиной взвилась, и заставила увеличить скорость.

– Сволочь, сволочь! – Света давным-давно с родственниками праздники не отмечала. Не хватало ещё, так только тупые клуши делают, типа её младшей сестрицы. Всегда были компании, где она принималась нарасхват. Красивая, яркая, популярная, чего ещё желать? А в этот год, все планы растворились, уплыли, разрушились словно песок сквозь пальцы, как их и не было.

Сначала новый ухажер свалил в Швейцарию к родителям, потом компания, в которой она собиралась встречать Новый год, как-то сама по себе распалась. Кто-то уехал на курорт, кто-то к родителям, кто-то с супругами укатил. Придурки.

Договорилась со знакомой, с которой работала, что пойдет с ней к её друзьям, и вот вчера эта гадина позвонила и сказала, что простыла, и никуда не собирается!

– Это она, сволочь, специально! Небось, слышала от Дианы, что я у той парня на прошлый Новый год отбила. Подумаешь, невелика беда, просто пошутила! Нужен он мне! Явно, слышала и испугалась, что я и у неё там могу. А я могу! Погоди только, я тебе устрою!!! – Света в подробностях представляла страшную месть и вдруг, какое-то движение на обочине отвлекло ей внимание, и руль чуть дёрнулся. На такой скорости, да на заснеженной дороге, нечего было и думать машину выровнять, Светлана завизжала, изо всех сил нажала на педаль тормоза. Машину закрутило, и всё окружающее словно в карусели замельтешило перед глазами Светки. Машина врезалась боком в огромный сугроб и намертво там застряла.

– Всё? Всё закончилось? Я вообще жива? – c некоторой даже претензией уточнила Светлана. Ощупала лицо, руки, тело, а потом обхватила плечи и заплакала. Выбраться из машины удалось легко. Двери со стороны водителя были свободны, зато вся противоположная сторона оказалась под половиной гигантского сугроба. Да какого там сугроба, снежной горы! Светлана попыталась, было завести машину, но безуспешно.

– Вот же, попала! И праздник этот дурацкий! Ладно, денег предложу, приедут и вытянут. Куда бы только позвонить? – она задумчиво покосилась на соседнее сидение, где лежала сумочка со смартфоном, и обнаружила, что сумка скатилась на пол, а смартфон… – Да что ж такое!

Экран смартфона покрылся густой сеткой трещин и погас, и сколько Светлана не пыталась его реанимировать, всё было безуспешно. Вот тут и стало ей по-настоящему страшно. Пустое шоссе, новогодняя ночь, снег, который начал падать всё гуще и гуще, и безмолвный смартфон в её руках, заставили её выскочить из машины и заметаться под темным и ледяным небом, словно потерявшегося ребенка.

Она не заметила, как вдоль сугробов к машине, почти ползком пробиралась небольшая фигурка, облепленная снегом. Дверь Света оставила открытой, и это самое существо шмыгнуло в щель, и забилось под пассажирское кресло, наслаждаясь нежданной и такой великой радостью – теплом! Вот как раз движение около дверцы машины Светлана уловила. Ещё бы! Свою драгоценную машинку она отслеживала как дракон!

– Это ещё чего? Пошла прочь, дура, куда? Вон отсюда! Пошла прочь из моей машины. Я тебе не моя припадочная сестричка. Всякую погань в машине не потерплю!

Светлана, позабыв про своё отчаяние, кинулась к машине и распахнула дверцу. Небольшая собака от её крика съёжилась в крошечный комок и забилась под кресло рядом с водительским.

Сунуть под кресло руку и вытянуть непрошеного гостя Светка побоялась, а ну как укусит? Если бы не проклятая снежная гора, прижавшая багажник машины, Света достала бы щетку на телескопической ручке, которой смахивала снег, и силой выгнала бы мерзкое животное. Но, до щётки не добраться, никаких палок видно поблизости не было, один проклятый снег вокруг! Светлана попрыгала около машины, но, деваться было некуда, ледяной ветер усиливался. Снег, поначалу падающий романтичными крупными хлопьями, стал колючим и больно сек по лицу.

– Да что же это такое! Новый год… Праздничек, тоже мне! – Светка забралась в машину и застучала зубами. – И ведь дура-то! Надо же было двери не распахивать, тепло уходит.

Она поплотнее закуталась в шубейку и потянула с заднего сидения плед. – Сколько я так выдержу? Это же дикость какая-то! В двадцать первый век замёрзнуть на дороге насмерть.

Сказала и пожалела об этом. Почему-то высказанные вслух, эти слова стали по-настоящему страшными. Глупой она не была, поэтому в голову тут же пришла мысль о том, что первый век до нашей эры, что двадцать первый век, это, на самом-то деле не очень важно. Ничего в самом человеке кардинально не изменилось. Две руки, две ноги, одна голова, очень уязвимое тело. Оно может замерзнуть, разбиться, так легко сломаться. Может погибать от жары, жажды или голода. Всё то же самое.

– И внутри тоже ничего не поменялось! – она произнесла эти слова, словно ей кто-то на ухо их подсказал.

Ей-то всё казалось, что те слова, которые ей бабушка с дедом говорили про любовь, семью, терпение, заботу, они всё только им и нужны. Сейчас-то другое время, поколения – не чета этим… Совковым. Они, молодые, умные, сильные! А вот на тебе. Холодно-то ей сейчас так же, как какой-нибудь тамбовской крестьянке, жившей лет за пятьсот до нынешнего современного умного и сильного поколения и застрявшей в зимнем лесу.

Пальцы на ногах начали неметь. Руки она спрятала в подмышки, и им было теплее, а вот ноги… Поневоле вспомнились наполеоновские солдаты, обматывающиеся любой рваниной, абы уберечься от мороза.

– И сколько их стало местной землёй? Надо бы у Ленки спросить… Она историк, она знает.

Светлана поёжилась. Воображение услужливо подсунуло ей красочную картинку о том, как ветер задует справа, со стороны огромного сугроба, снег осядет, полностью засыпав её белую красавицу-машинку, и найдут их весной…

– Нет, глупости! Приедут машины для уборки снега, и во время погрузки-то точно найдут! – Светлана осознала, что только что сказала, и заревела в голос. – Я не хочуууу, почему? За что?

И опять непрошено всплыло в голове: – Не спрашивай за что, спрашивай зачем.

– Так дед Ленке говорил, когда она плакала… – вспомнила Светлана. – Что значит за что? Дура потому что всегда была! Вот за что! Да, только, если бы она пропала, её бы уже с собаками разыскивали, а меня?

До Светки дошло, что её-то искать не будут. Она сама приучила всю семью, что в них ни разу не нуждается. До скандала, до истерик доходило, если ей звонили с вопросом, когда её ждать. Матери и отцу она сказала, что поедет праздновать с друзьями, только вот никто Светлану не ждёт. Да и друзей таких, чтобы за неё переживали, у неё нет ни одного. Так что, может, это и не друзья вовсе? А кто у неё есть?

– Да у меня… Да у меня куча всех есть! – Светка высвободила руки, схватила бесполезный смартфон, словно он был доказательством её необходимости, и попыталась включить, нырнуть в Фейсбук, пожаловаться на отвратительные дороги, на то, что никто не убрал снег, на всё, на всё пожаловаться. А главное, увидеть, сколько у неё френдов и лайков. Только вот ледяной смартфон в руках так и оставался бесполезной тонкой пластинкой, покрытой трещинами.

– Странно как… Словно, меня и нет вовсе, – подумала Светлана, первый раз за долгое время оставшаяся наедине сама с собой. На работе вокруг всегда сновало множество людей, приехав домой, Светка сразу же включала телевизор, и он что-то успокоительно бормотал, или лезла в интернет, и погружалась в чьи-то дрязги, скандалы и склоки, в блестки и силикон певиц и певцов, в мир, который так успешно помогал забыть, а кто она? И вот, вокруг только снег, холод и никого!

– А Ленка празднует! Небось, тепло ей и спокойно, а я? За что? Зачееееем?

Злые слёзы и истеричные всхлипывания заставили собаку под креслом свернуться ещё плотнее. Её хозяева вчера решили начать новую жизнь и избавиться от всего лишнего. Лишняя одежда и обувь были проданы, а то, что не купили, было заботливо оставлено около помойки. Два кресла и старый диван уехали к родственникам на дачу, а она… А её оставили на дороге.

Когда с негромким мягким хлопком дверь машины за ней закрылась, она ничего не поняла. Ей-то казалось, что её заботливо выпустили немножко погулять в лесу, который рос около дороги. Машина набирала скорость, и она кинулась следом.

– А я? Вы меня забылииииии!!! – собака бежала, пока хватало сил, уже и машина, такая тёплая, уютная, приятно пахнущая ванильным освежителем, скрылась из вида, а она всё надеялась, что вот за следующим поворотом они её ждут. Они просто так забылись, а вот сейчас вспомнят, и точно остановятся.

Смешной лохматый метис пшеничного терьера оказался вынослив, словно внутри шелковой шкурки работал стальной механизм, но даже сталь не может выносить сверхнагрузки. Она выдохлась, и насмерть замёрзла бы ещё вчера, но её подобрала девчонка-подросток из придорожной деревни. Ночь собака провела в тёплом доме, но днём девчонку заставили отвести собаку обратно на дорогу.

– Мало тебе? У нас и так две шавки и три кота! Уводи её, откуда взяла! – кричали родители, и девочка, вытирая слёзы, оставила её и ушла, низко опустив голову и не оглядываясь.

Собака стояла на дороге, совершенно не понимая, куда же ей теперь деваться. Она даже не знала, в какую сторону ей бежать. Мимо промчалась машина, чем-то напоминающая хозяйскую, и собака рванулась за ней.

Ночью машин почти не стало, силы закончились, и она просто бесцельно трусила вдоль дороги. Лапы, непривычные к таким забегам, были стёрты, усталость и безнадежная, безысходная тоска уговаривали больше никуда не бежать, а вырыть нору в снегу и уснуть. Она бы так и сделала, но шум машины заставил насторожить смешные лохматые уши, сложенные треугольным конвертиком. Машина проехала мимо, уши собаки печально повисли, но вдруг автомобиль вильнул, его закрутило на дороге, и он въехал в огромную снежную гору.

Она бы не решилась лезть. Ни за что бы не решилась, но желание погреться пересилило всё! Правда, за нырком в тепло, последовали крики и ругань, но её не ударили, собака просто лежала, слушала, и вздрагивала от крика и рыданий женщины.

Тепло медленно уходило. Холод снова подкрадывался всё ближе и ближе, и собака свернулась плотнее, в надежде хоть ещё чуточку сохранить блаженное ощущение жизни. И тут, вопли и ругань человека сменились тихим и безнадёжным поскуливанием. Словно плакал щенок… Собака сама была совсем ещё молоденькой, но в приюте, откуда её взяли прошлые хозяева, много чего слышала. Так плачут, когда совсем плохо.

– Наверное, ей ещё хуже, чем мне… – решила собака и потихоньку высунула нос из-под кресла. Слева она увидела руку, в которой был зажат ОЧЕНЬ НУЖНЫЙ ПРЕДМЕТ. Такую штуку всегда держали в руках её хозяева, когда ели, когда разговаривали друг с другом, когда гуляли, даже когда ложились спать, и то свои НУЖНЫЕ ПРЕДМЕТЫ клали рядом.

У женщины рука была мокрая и пахла солёным и горьким. И собака поняла, что угадала. Этой, которая так плачет и скулит, и правда худо. Она призадумалась, а потом решительно вылезла из-под кресла и лизнула руку. А потом ещё и ещё раз.

Светлана даже не сразу поняла, что происходит, руки касалось что-то теплое. – Мерещится? Ой, ты чего? Пошла вон! Не смей меня трогать своей грязной мордой. Ещё и обслюнявила! – хотела закричать Света, но горло перехватило, слова застряли где-то в его глубина, а вот ощущение тепла на руке, осталось. – Тепло? Ну, да… Она же живая, тёплая.

Светка опустила глаза на псину. – Откуда ты вообще взялась тут?

Коротковатый хвост несмело вильнул.

– Холодно-то как! Эй, ты чего? Куда?

Cобака боднула головой край пледа и, нырнув под него, прижалась к онемевшим от холода ногам Светланы.

– Так теплее… – пронеслось в голове, и она уже не ругалась и не протестовала, обнаружив, что псина, да, презренная псина, небось, ещё и помоечная, каким-то хитрым манёвром оказалась у неё под пледом на коленях. – Так гораздо теплее! Только не лижись! Да я тебе что сказала! Отстань! Сейчас выгоню, дверь открою и выгоню! Да отцепись, дай поспать.

– Нельзя, нельзя спать! Я сейчас тебя умою, и отгоню это. Ну, как же ты не понимаешь? То, что вокруг, такое страшное, тоскливое, холодное. Нельзя это пускать к себе! Людям так совсем плохо, так всем плохо! – собака упорно вылизывала и тормошила засыпающую Светку. Терьеры вообще народ особый. Если уж что-то взбредёт в терьерскую голову, отвязаться от этого можно, только спасаясь бегством. Этой возможность Светлана была лишена, зато ледяная тоска, сгустившаяся вокруг, сразу осознала, что против этого напора ей не выстоять, и потихоньку удалилась.

– Теплее, вместе-то теплее… – бормотала Светлана, в какой уже раз за эту странную ночь, вспоминая свою младшую сестру. – Получается и внутри тоже… Тоже теплее и лучше, когда ты не одна!

Глава 22. Праздник непослушания

Звук был неожиданно громким. Да ещё из тех, что Света терпеть не могла – собачий лай и прямо под ухом. Она недовольно поморщилась, открыла глаза, увидела перед собой… Собачью морду. Да ещё дурацкую, с бородой, лохматую. И вот это всё прыгало в непосредственной близости от её лица и совершенно оглушительно лаяло. Она хотела было заорать, отбросить мерзкую шавку и тут вспомнила!

– Я же в машине, а это псина, которая меня греет! – помотала головой, приходя в себя, с трудом высвободила из-под пледа руки. И попыталась отодвинуть собаку от окна. – Дура, повредишь обшивку… Хотя, какая уже разница! Да чего ты орёшь-то так?

И вдруг она прислушалась. – Машина! Кто-то едет!

Замёрзшими руками, судорожно принялась открывать дверцу, больше всего опасаясь, что не успеет, что машина проедет мимо, и всё! Дверь распахнулась, в лицо ударил жгучий мороз. Вроде казалось, что в машине так же холодно, как и снаружи, ан нет! Там гораздо, гораздо холоднее. Ноги в тонких сапожках давно замёрзли так, что едва слушались, Света испугалась, что не сможет быстро выйти, но это и не понадобилось. Псина, дурацкая бородатая псина, ринулась на дорогу, запрыгала прямо перед проезжающей мимо машиной.

– Да не лезь ты под колёса, дурище! Вот припадочная! – Иван Васильевич водил отлично, ещё бы! Сколько уж в ГИБДД проработал, и вот чего терпеть не мог, так это псов, которые под колёса кидаются. И вовсе не потому, что собак не любил. Ещё как любил! Просто выбор у водителей при таком раскладе небольшой. Или пса задавить, или аварию устроить, уворачиваясь от собачьего камикадзе. Он-то легко избежал столкновения, благо скорость было небольшая. – Серега, глянь, а там машина! Псина-то не просто так прыгает.

Светлана сотрудников ГИБДД искренне презирала. Чего в них хорошего-то? Как юрист, она могла запросто отбиться от любых придирок, а пользы для себя она в них никакой не видела. Ровно до момента появления в её жизни этих двух мужиков. Она была уверена, что ни разу в жизни не встречала таких прекрасных людей!

– Девушка, да как же вы с горки-то не уехали? Тут же до края меньше метра. Если бы не сугроб, и ограждение не остановило бы… – Иван Васильевич сначала решил, что это просто девица, которая спьяну чуть с жизнью не простилась, но, ни малейшего запаха алкоголя не было, никаких признаков наркоты тоже, а вот пережитый ужас был на лицо! – Ну, это за вас кто-то сильно молится, что вам так свезло! Оооо, ну, вот тебе и водопад! Не-не, не надо плакать-то? Всё уже, всё закончилось. Вот, держите, кофе горячий, попейте и согреетесь. Псинку-то вашу как зовут? Уж такая умная псинка. Если бы она нас не позвала, мы бы мимо могли проехать, машинка у вас белая, и снегом уже плотненько так засыпана. Так что жизнь она вам спасла по любому!

Света хотела сказать, что это не её собака, она их вообще терпеть не может, только с голосом сегодня творилось что-то странное, и выговорить такую простую фразу у неё не вышло. Зато вышло услышать то, что говорил этот чудесный и прекрасный усатый мужик, который дал ей кофе. Самый лучший кофе, которое она пила за всю свою жизнь. Куда там творения профессиональных бариста в Италии! И вот этот замечательный человек понятным русским языком сказал, что собака спасла ей жизнь! И как после этого отказаться от поганой твари? Тварь сидела между ними на рычаге переключения скоростей и неистово виляла хвостом. Почему-то Светке она напомнила актрису Людмилу Касаткину в фильме «Укротительница тигров». Тоже небольшая, светленькая, кудрявая, отважная и неунывающая.

–Ккккася. Кася её зовут! – Светлана едва сумела выговорить это, потому что новоиспеченная Кася отлично поняла, к чему это сказано и кинулась целоваться! – Ой, отстань, не лижись!

– Да как же не лизаться-то? Счастье ведь у неё. Вы живы остались, она жива осталась. Да, кстати, с Новым годом вас! С новым счастьем! – рассмеялся Иван Васильевич. – А, вот и машинка ваша завелась! Гляньте, Серёга чего-то пошаманил, и всё отлично работает.

Света оглянулась на собственную драгоценную машину. Раньше бы она орала, чтобы никто не смел касаться её новой машины своими грязными лапами! А теперь радостно покивала головой. Ей вообще было на диво хорошо, особенно после того, как ей помогли выбраться из ледяного нутра её авто, и пересадили в пропахшую куревом патрульную машину ГИБДД. Она этот запах ненавидела всю жизнь. Завтра, наверное, тоже будет ненавидеть, а вот сегодня, сейчас, ей казалось, что это самый лучший аромат в мире. Ноги согрелись, собака неистово виляла хвостом, улыбался усатый Иван Васильевич, беззвучно прогревалась её собственная машина, из которой довольно махал рукой напарник Сергей. Жизнь удалась!

Светлана ехала очень, очень осторожно. Снег прекратился, радостно посверкивали огоньки елок в окнах домов, при въезде в Москву и вовсе было ощущения карнавала прямо на улицах, так много и света и гуляющих людей, и фейерверков. Всё это проплывало мимо, как кино на экране телевизора, не задевая, не волнуя, не вызывая желания присоединиться. Собака лежала рядом на сидении. Света хотела было прогнать её на коврик вниз, но не решилась, увидев, как та уснула. Словно её выключили. Так засыпают при смертельной усталости. Пока ехали, Кася, пригревшаяся в тёплой машине, да ещё на пледе, перестала сжиматься в плотный комок, и Светлана, покосившись на неё очередной раз, увидела стёртые до мяса подушечки лап. И внезапно вспомнила, какой-то услышанный краем уха репортаж о том, как на дороге выкинули собаку, а она бежала за хозяевами, пока не стерла лапы, и тогда её подобрали. Что там с ней было дальше, Света не помнила, а вот про Касю кое-что поняла и внезапно разозлилась!

– Да каким же козлом надо быть, чтобы вот так на морозе бросить!

Аж ладони загорелись от желания найти и стукнуть чем-нибудь придурка, который не понимает, как страшно замерзать! Она раньше не понимала, а вот теперь… Уж на собственной шкуре прочувствовала!

– Так, что с ней было, я поняла, а вот мне-то что с ней делать? На холод не выкину, однозначно. В приют? А они когда открываются-то после праздников? Небось, пока выходные и не работают. И что же мне с ней все эти дни быть? Нет уж, так не пойдёт. А! Знаю! Отдам Ленке. Она ж у нас известный собаколюбитель. Даже той мелкой черной обрадовалась. Правильно! Та на день рождения, а эта на Новый год! Идеально! – приняв такое решение, Светлана развеселилась.

В конце концов, потерпеть до завтра она сможет. А там уж сразу отвезёт эту самую шавку сестрице. И это однозначно лучше приюта!

Доехала до дома, припарковалась и увидела обильно посыпанную солью дорожку. Старательные дворники, чтобы никто не поскользнулся, прямо кучками разбросали реагенты! Светка отлично помнила, как по детству сунула порезанный палец в солонку. Так то порез, а у этой шавки всё стёрто… – Да какая мне разница-то? Да блин! Ладно, иди сюда! Вспомнился дурацкий стишок, который в детстве читала Ленка.

–С длинным батоном под мышкой

Из булочной шёл мальчишка,

Следом с рыжей бородкой

Пёс семенил короткий.

Мальчик не оборачивался,

И батон укорачивался.

(О.Григорьев)

– Здрасте, приехали! Я как тот мальчишка, только с собакой под мышкой! – ворчала Светка, заволакивая собаку в лифт. Зайдя домой, она с сомнением осмотрела собачьи лапы, но решила, что их всё-таки надо вымыть.

– Сиди тут! Я таз принесу.

Она глазам своим не поверила, когда эта шавка сама стала в тазик передними лапами, побултыхала ими по очереди в воде и протянула первую ей.

– Чего? А! Вытереть же надо!

За первой последовала вторая, и скоро все лапы были вымыты и вытерты.

– Да, и все поранены, – мрачно думала Светка, представляя, как страшно было на дороге…

В холодильнике Света нашла яйца и сделала огромный омлет. Себе и…

– Ты омлет ешь? Нифига себе, как ты его ешь… Был омлет, и нету… Ладно, ладно, я поняла, что тебе нравится, теперь не мешай мне, и иди спать. Вот тут, поняла?

В кухне тепло и тихо, только на улице ещё иногда слышны радостные крики и шум. Кася свернулась на старом покрывале и уснула сразу же, а Светка никак не могла уйти от неё. Её часть омлета уже давно остыла на тарелке, а она всё сидела и думала…

Всё ей мерещилось, как от её губ слетает теплое облачко дыхания, и оно становится всё меньше и меньше, на лобовое стекло машины всё гуще ложится белый снег, а надежда выбраться живой становится всё призрачнее.

– Странное дело… С ней, и правда, получилось теплее… Чего-то меня несёт в какую-то слюнявую розовую сентиментальность в духе Ленки. Если бы хоть выпила, можно было бы списать на это, а так, что? Стресс? Да, наверное! Просто переволновалась, вот и лезут всякие глупости в голову. Ничего, сейчас отдохну, и всё пройдёт.

Проснулась она часов в девять. Утренняя тишина первого дня нового года – явление традиционное и объяснимое. Народ, напраздновавшись до полного обессиливания, спит без задних ног. Света, лениво посмотрела на часы и тоже собиралась поспать дальше, но негромкое сопение её насторожило.

– Кто тут? – она резко села на кровати и обнаружила у изголовья две лапы и уложенную на них бородатую морду с ушами-конвертиками. – Ты чего тут делаешь? Я тебе велела в кухне сидеть!

– Так я там уже всё-всё сделала! – Кася преданно повиляла хвостом, но Света, конечно же, её не поняла.

– Вот за что не люблю собак. Тупые и непослушные! А! И гулять же с ними надо! Вот же пакость какая! А на чём её вести? Тебя на чём вести-то? Ошейников у меня нет! – мысль о том, что если собака сбежит, ей же будет меньше хлопот, Светке в голову почему-то не пришла. Наверное, потому, что она по натуре была собственницей. Раз уж забрала, то пока сама не отдаст – это её!

– Так, ошейник… Был у меня где-то такой платок дурацкий короткий… – Светка выдернула из кучи сваленного на кресле белья неудачный подарок одной из знакомых, критично осмотрела ярко-зеленый платочек в полоску и повязала его на шею Каси. – Борода в галстуке, – хмыкнула она. – Пойдёшь на веревке!

Кася ничуть не возражала ни против платка, ни против длинного ремешка от старой сумки, который был найден вместо веревки. Света оделась и, зевая, повела собаку на улицу. Вернулись быстро. Кася стала поджимать пораненные лапы, и Светка закруглила прогулку. Ей вообще казалось, что это самое дурацкое времяпровождение на свете.

В кухню она вошла, уже помыв Касе лапы.

– Мамочки мои… Да что же ты тут наделала? – если бы Света увидела это до прогулки, Кася домой бы не вернулась, потому что все вещи, ранее сваленные на кухонных стульях, были старательно уложены посреди кухни в кучку.

– Так собрала же! Удобнее отсюда брать! – Кася явно собой гордилась.

– А ну, пошла вон отсюда! – Светка замахнулась на псину попавшим под руку кухонным полотенцем, выгнала её из кухни и закрыла перед носом дверь. – Вот зараза какая! Сколько теперь ещё убираться. Нет-нет, сегодня же Ленке отвезу, пусть эта невменяемая с такой гадостью и возится! – она почти разобрала кучу, и вдруг ей померещимся шум в комнате. – Что, ещё и там? Всё, сейчас просто выкину на улицу! – она тихо открыла дверь, на цыпочках вышла из кухни, решив заловить поганку на месте преступления, и замерла в дверях комнаты.

– Так! Это сюда, а это? – Кася разложила брошенные в кресле шмотки на несколько кучек. – А это вот сюда! – туфля, почему-то оказавшаяся в ворохе блузок была аккуратно вытянута и отложена в сторонку. - Это они на лапах носят, а не на тушке. Я ведь просто не поняла, как надо, сейчас исправлюсь. А вот это? Это вообще что? – она вытянула кружевной бюстгальтер из кипы полотенец и наморщила лоб. Помогло не очень. Склонила голову направо, потом налево. Почесала ухо, и. решившись, оттянула находку к сумке. А что? Такая двойная авоська…

Светлана не подозревала, что они умеют… Умеют думать! Но, вот это лохматущее и дурацкое создание явно размышляло, да ещё с определенной логикой.

– Это она что? Мне порядок наводит? Помогает что ли? – Светка только глазами хлопала, увидев, как собака подтолкнула головой стул, забралась на него и аккуратно сняла зубами со стола ещё один бюстгальтер, и отнесла к первому и сумке.

– И зачем такие странные переноски… – бухтела Кася себе в бороду. – Неудобно же…

Светка крепилась до последнего, а потом не выдержала и расхохоталась.

Кася оглянулась и радостно запрыгала вокруг. – Ну, я же знала, что стоит мне только понять, как убирать, она будет довольна!

– Ну, ты и смешная, оказывается… – Света даже глаза вытирала. – Дурище, это не сумки, это бельё! – она подобрала предметы одежды, так смутившие собаку и машинально положила их в выдвижной ящик для белья. – О! Туфля нашлась… А я её искала, хотела эту пару в ресторан… – Светке вдруг стало себя страшно жалко. И праздника у неё не получилось, и чуть не погибла, и никто не звонит! – Ой, я же забыла! У меня же смартфон разбился. Так, где-то старый был… – она открыла шкафчик, и туда сразу же сунулся нос Каси. – Тебя тут только не хватало, и так месиво!

– Дааа, работы край непочатый! – вздохнула было Кася, но, первое правило терьеров гласит, что терьеры никогда не отступают, и Кася тут же взбодрилась. – Ничего, я и тут приберу!

Светлана вставила симку в старый смартфон и теперь просматривала звонки. От коллег вежливые поздравления пришли ещё в прошлом году, а сейчас… Три пропущенных от родителей, пять – от бабушки и куча от Ленки. Смски с поздравлениями, и от бабушки и сестры тревожное «С тобой всё в порядке?», и « Светочка, просто напиши, можешь даже поругаться, ответь только!»

– Представляешь, она такая дура! Но, тебе она понравится… – всхлипнула Светка, и тут же едва успела поймать прилетевшую к ней на колени Касю. – Отстань, не смей меня лизать! Не думай, что если ты вчера меня выручила, ну, ладно, спасла, тебе всё можно! Борода ещё эта… Дурацкая… О! Слушай, а давай тебе подстрижем? У отца тут машинка есть… И вымоем тебя сразу. Чего дарить-то такую мочалку? Да и на руки ты ко мне всё время лезешь, а сама грязная…

Света спустила Касю, отправила родителям, бабушке и сестре сообщения, о том, что сейчас с ней всё нормально, даже не сообразив, что сделала это первый раз за много лет, и поманила псину в ванную.

Если бы она могла видеть себя со стороны, то сильно бы удивилась. Она делает что? Моет бродячую собаку дорогим шампунем? Не пожалела свои личные ножницы для стрижки чёлки и бороды? Это вообще она, или кто-то посторонний?

– Так, не вертись ты… Ну, надо же, какое смешное рыло, когда стриженное! – Света в нарушение всех правил тримминга терьеров взяла да и подстригла Касе мордочку, полностью ликвидировав бороду, выбрила папиной машинкой нос, подровняла чёлку, перешла на шею и сама не заметила, как собака получилась какая-то другая… – Ой, ну до чего же ты забавная! – Света так не развлекалась с детства, она тогда подстригла куклу, и ей сильно за это попало. Но, сейчас-то никто не обругает, а удовольствия куча!

Стриженная Кася оказалась примерно раза в три тоньше, изящнее и обаятельнее. – Нет, ну ты глянь… Прямо эксклюзивная собака получилась. И цвет такой… Золотистый.

Кася припадала на передние лапы и изо всех сил виляла хвостом. Ей тоже нравилось!

Опомнилась Светка от голода. – Так, если я сейчас что-то не съем, я в обморок упаду. Ты, небось, тоже! А раз так, пошли искать еду!

Разговаривать с собакой оказалось приятно. Во-первых, никаких глупостей не отвечает, во-вторых, не возражает, в-третьих, радуется тебе. Однако, неожиданно, да?

Еда в морозилке нашлась тоже неожиданная. Пельмени.

– Ты не думай, я их вообще-то не ем. Вредная такая еда… Но, блин вкусно же! Тебе вкусно? – Cветка сидела на диване и ела пельмени, чуть не урча от удовольствия. Собака занималась тем же и примерно с такой же озвучкой процесса, сидя около дивана на полу. – Странный какой-то день… Вообще странный. Словно выпал из жизни и болтается в каком-то вневременьи. Как праздник непослушания! Ничего, завтра я тебя сестре отвезу, и всё вернётся, как было!

Глава 23. Кто во всем виноват

Светлана мурлыкала себе под нос что-то мелодичное, и занималась совершенно непривычным для себя делом – швыряла скомканную в шарик бумажку, а Кася её приносила.

– А ну, если так? – бумажка улетела в коридор, Кася за ней, раздался грохот, и через секунду в дверном проёме показалась собака, на которой повис Светин модный палантин. Кася, перепуганная падением вешалки с одеждой и нападением какой-то тряпки, ринулась прямо на руки рассерженной Светланы, сунула нос ей под мышку, и засопела.

– Ах, ты придурочная помойная тварь! – хотела заорать Светлана, но… Но почему-то вместо этого неловко погладила вздрагивающий, неровно выбритый золотистый загривок. – Ну, ты и чучундра в мантии.

Кася, тут же совершила мгновенный переход от полного отчаяния до яркой и сказочно прекрасной радости, добыла нос из укрытия и влюблено посмотрела на Светлану.

– Тьфу на тебя, да не лижись ты! Вот же… Может, у тебя глисты! Ой, ну на голову не лезь… Фу, то есть нельзя! И вообще, пошли разбирать, чего ты там натворила!

Странное дело, разбирать упавшую вешалку с собакой оказалось увлекательно и забавно. Особенно, когда старая отцовская куртка, забавно шурша, поползла по коридору, а в её рукаве обнаружилась стриженная и бритая узенькая мордочка Каси.

– Эх ты, стриженный, кошенный, на дороге брошенный, – вздохнула Светка, вытряхивая собаку из куртки.

На ужин себе Светлана решила заказать большую пиццу, решив, что в праздник можно и рукой махнуть на диеты. А потом призадумалась, чем кормить Касю.

– Омлет ты уже ела, пельмени тоже, наверное, пиццей с морепродуктами тебя кормить всё-таки как-то неправильно. А чем тогда кормят собак? – пришлось лезть в морозилку, и доставать оттуда курицу.

– Сто лет ничего не варила! – сообщила страшно заинтересованной Касе Светка, которая курицу сварила целиком, и теперь вытащила её, что бы отрезать собаке какой-нибудь кусок. Закончилось всё вполне достойно такого ненормально дня. Курицу они ели вместе.

– Дикость какая-то… Я ем курицу. Вместо пиццы. И мне так вкусно! Я сошла с ума? – Светлане было странно и весело. – Ну и что? Подумаешь… Никто не видит, а ты никому не скажешь. Правда?

– Правда! Никому! А то набегут и отнимут! – виляла хвостом очень довольная Кася.

– Дааа, что-то я не сообразила! – Светка озабоченно качала головой на их вечерней прогулке, глядя, как обритая ею собака, дрожа от холода, стремительно делает все свои дела и тянет её к подъезду. – Надо же тебе какую-то одёжку придумать, что ли… Ой, какую одёжку, о чём это я… Я ж тебя завтра отвезу к Ленке!

Настроение сразу испортилось, словно кто-то выключил в голове переливающиеся, праздничные, веселые фонарики и всё сразу стало скучно и тоскливо.

– Что-то мне никуда пока ехать не хочется. Стресс у меня был, замёрзла, устала! И вообще, чего это я должна прям завтра всё бросать и ехать к Ленке, собаку ей доставлять! Обойдётся! – Светлана по привычке разозлилась на младшую сестру, что-то гневно ворча, вымыла Касины лапы, и уселась на диван с ноутом, а потом совершенно неожиданно выяснила, что собака прокралась к ней под бок и уже успела уснуть, а настроение снова повысилось.

– И действительно, чего я должна прямо завтра-то? Праздника-то у меня не было! Хочу праздник! Послезавтра съезжу…

Ночью в квартире тихо и тепло, казалось бы, спи себе на здоровье. Но, сон никак не шел, а вот мысли, наоборот, прямо-таки лезли в голову, как мотыльки на свет. Светка и так поворачивалась, и этак, в конце концов, ушла на диван и телевизор включила. Пусть привычно бормочет!

– Странно как, мне давно не было так… Приятно, что ли… Хотя, всё, всё неправильно! Сижу в квартире одна, ни на курорт не поехала, ни в компанию не отправилась. Даже в ресторан не попала. Всё не так. Только… Только мне так вкусно курицу эту есть. И пельмени из морозилки. И дурища эта. Смешная… Небось, Ленка не пожалуется! Она-то такое любит. Ну и правильно, кому Ленка нужна-то ещё? – тут её рассуждения несколько сбились, потому что выводы из их получились какие-то нелогичные. Сестра празднует с мужем, с бабкой, и с этой, как там её зовут… Со свекровью, короче. И ещё подросток какой-то у них имеется. Нет, понятно, что это только для таких клуш, как Ленка. Потому, что ни одна уважающая себя женщина не потерпит рядом свекровь, да ещё невнятных подростков. Да и родная бабка в семье не нужна! Везде, во всех-всех журналах и статьях посвященных психологии, на всех форумах всегда говорят, что семья – это муж и жена, ну и их дети, пока они маленькие. Выросли – пинка им, и пусть свои семьи делают, а не сидят на родительских плечах, это тоже все знают, просто альфа и омега счастливой жизни! А лучше всего вообще жить одному! Ни тебе мужа – бездельника, ни деток-личинок – спиногрызов. Живёшь в своё удовольствие!

– И правда, нафига такое терпеть? – фыркнула Светка. – Ну, что с этой дуры-Ленки взять, всегда была малахольная! А вот я, например… Никто мне не мешает, живу в своё удовольствие!

– Большое такое удовольствие… Что даже курицу варенную с малознакомой собакой съесть и то вкуснее, чем все твои рестораны! Не мешает тебе, конечно, никто… Кроме себя самой. Себя-то не выгнать, не выбросить и не сбежать. А вот помочь тебе с тобой, да твоим дурацким характером, некому. Так, глядишь, близкие бы и подсобили, пожалели, когда тоскливо, поругали, когда есть за что, рассмешили, когда расстроена, да и силы твои не в пустую уходили бы, а для них. Это же важно, отдавать силы для любимых. А ты? Живёшь в своё удовольствие? Вот и сиди, вой в своём углу на своём диване со своими модными психологами!

Светка проснулась ночью от боли в шее, из-за того, что самым неудобным образом уложила голову на подлокотник дивана. Пошипела, потёрла шею и затылок. Вроде полегчало.

– Странные сны снятся на этом диване! – решительно сказала сама себе Светка. – Будто мне тут кто-то нотации читает. Не хватало ещё… Я живу отлично. Лучше всех! – она упрямо нахмурилась, только неправильное настроение продолжалось и явно прогрессировало. А иначе, как объяснить навернувшиеся ни с того ни с сего слёзы? – Да не лезь ты ко мне, что, мне и поплакать уже нельзя? Не лижись! Отстань!

Кася не любила, когда люди плачут. Это неправильно! Слёзы, противные такие, солёные и горькие, их надо быстро-быстро слизывать, потому что они катятся и катятся.

– Не лижиииись!!! – Светка крепко обняла помоечную собаку, пахнущую дорогущим японским шампунем, и ревела так, как не делала этого много лет, примерно со второго класса, когда она принесла четверку по математике, а мама её сильно ругала за это.

Уснула она на том же диване, и выспалась отлично, и сны не снились, зато под боком сопела совершенно счастливая собака.

– Таааак, ты что тут делаешь? Тебе кто разрешил-то на кровать лезть? – Светка в гневе была страшна.

– Так ведь это диваааан… – Кася точно знала, что про диван ей ничего такого не говорили.

– Я тебе запретила!!!

– Так ведь про диван мы ничего не говорили…

– Я тебе не позволю! Сейчас же поеду и тебя отвезу! – Светлана приняла решение сразу и сходу. – Подурила, и хватит! Вполне достаточно один день пострессовать. У меня эта… как её, рефлексия! Я порефлексировала на досуге и хватит. Отвожу шавку к Ленке, и еду кататься на горных лыжах.

План был однозначно всем хорош, но куда-то подевались ключи от машины!

– Проклятье! Куда делись эти ключи? – Светка обшаривала все карманы, сумку, полочки в прихожей.

Кася деликатно намекнула на то, что ей надо выйти. – Блин, вот ещё проблема на мою голову.

Пришлось прервать поиски и вывести эту заразу. А потом ещё и лапы ей мыть. И кормить, и…

– Да что бы я когда-нибудь завела собаку? Да ни за что! – шипела злая-презлая Светлана.

Кася, понурившись, ушла в комнату, чтобы проверить дальний угол под креслом, за ножкой которого был спрятан брелок с известной эмблемой и двумя ключами. Собака, довольная своей предусмотрительностью, улеглась около кресла.

– Не понимаю… Всё проверила. Нигде их нет. Я не могу так! Я не хочу! Я не буду её терпеть в моём доме!

Касино счастье таяло на глазах. Ей-то казалось, что всё уже хорошо, и она нашла дом и хозяйку. Им было так тепло вместе! И весело, и вкусно. Наверное, она плохо старалась. Надо было вчера не спать, а убирать в комнате. Только болели лапы. Так болели, что Кася не выдержала, забралась на диван на секундочку, только чтобы полежать рядом с хозяйкой, и… Позорно уснула.

– Наверное, всё зря. Ничего не получится. Всё очень-очень плохо, и будет ещё хуже, – Кася вытащила честно стыренные ключи из тайника и уныло поволокла их Светлане.

– Да где эти проклятые ключи? – Cветлана довела себя уже до истерики и смела со стола на пол все мелочи, которые там валялись. Но, тихое звяканье, привлёкшее её внимание, раздалось вовсе не оттуда.

Кася принесла брелок с ключами в зубах. Медленно подойдя к Светлане, она положила ключи ей на тапок, и, прихрамывая, пошла к входной двери. Села около и опустила голову.

– Не поняла… Это ты что, сообразила, что я ищу?

– Нет. Я сообразила, что ты будешь искать их и не увезешь меня без этой штуки. А потом, потом ты поймёшь, что я тебе нужна, и уже не захочешь от меня избавляться. Я ведь тебе нужна. А ты очень-очень нужна мне! Но, ты не хочешь, а значит, всё напрасно.

Света подозрительно посмотрела на собаку. Она не признавала за ними какие-то чувства, разумность. Все её представления о мышлении собак строились на смутных воспоминаниях о собаке Павлова.

– Инстинкты… Эти, как их… Условные и безусловные, – сказала она сама себе. В это определение последние события никак не впихивались, не влазили, словно она укладывала большой круг в маленький треугольник. – Ну, это ерунда! Просто так совпало. Совпадения!

Она нерешительно потопталась в коридоре и вдруг заметила в приоткрытом стенном шкафу свой чемодан. И именно этот щегольский и дорогущий чемодан решил всё!

– Да не майся ты дурью! Какая ещё собака! А отпуск? Куда её девать? Не-не-не, стоит только дать слабину и буду слюнявой сентиментально-розовой идиоткой, как Ленка. Чего ты на меня так смотришь? Пошли!

Кася тоскливо плелась к машине по свежему снежку, очень уныло забралась вниз на резиновый коврик, и даже нос не подняла к пледу, так и оставшемуся на сидении с того момента, когда она ехала сюда.

– Всё закончилось. Вот сейчас она вывезет меня на дорогу, выпустит, и… Я лягу и никуда больше не побегу. Так быстрее и легче, потому, что у меня больше нет сил.

Машина завелась легко, мерно и тихо заработал двигатель, включился подогрев, Светка привычно пристегнулась, и покосилась на сгорбившуюся золотистую спину.

– Я всё решила! Я умная, современная женщина! Это всё просто инстинкты и моё воображение! И да! Отпуск же… А у Ленки ей будет хорошо. Да! А что такого? Я же не бросаю её на дороге.

Машина мягко вырулила на трассу и поехала в сторону Подмосковья.

Мигание датчика Светлана заметила сразу. – Заправиться надо, – кивнула она сама себе, покосившись в зеркало заднего вида. Направо она больше не смотрела, незачем, решение принято! Да и не могло быть никак иначе. Дикая новогодняя ночь прошла безвозвратно, так же как проходят все ночи. Вчерашний день… Он был странный, ненормальный, приятный, наверное, но опасный. Нельзя так позволять себе распускаться! Но, какой бы он ни был, он тоже прошел. А сейчас в зеркале отражается успешная, красивая и энергичная девушка.

– Мне никто не нужен! – сообщила Светлана своему отражению и заехала на заправку.

Оплатила нужное количество бензина, заправилась, презрительно притопывая сапожком на щегольском каблучке, нырнула в тёплое, ароматное, комфортное нутро машины, выехала с заправки, и только через пару километров покосилась направо.

Собаки на коврике не было.

Света машину нежно любила и берегла. Она не какая-то там… На тачку заработала сама, трудом, знаниями и дикой работоспособностью. А тут ударила по тормозам так, что они аж завизжали. Разворот против всех правил дорожного движения и путь обратно Светлана едва помнила, только судорожно высматривала золотистую худенькую фигурку.

– Да где же она? Где? Куда тебя, дура понесло? – на глазах изумленного оператора АЗС белая машина влетела на заправку, кое-как припарковалась, перекрыв выезд, из неё выскочила красивая девица в норковой шубке, которая только что тут заправлялась, и забегала вокруг.

– Кася! Кася, где ты? Блин, чего я ору? Она же имя-то это толком не знает! – Светка чуть не поскользнулась, когда краем глаза увидела какое-то движение сбоку в снегу. – Каська! Ты что, дура? С ума сошла? Ты чего в сугроб легла?

Проваливаясь чуть не по колено в снег, Светлана подхватила собаку, распахнула шубу, укрыла дрожащую Касю меховой полой и кинулась к машине.

– Ты что удумала? Идиотка! – Светка отъехала подальше от заправки и остолбеневшего паренька за стеклянным окошечком, и остановилась на обочине. – Жить надоело? – всмотрелась в тоскливую морду, сгребла её вместе с пледом, в который завернула сразу же, как только вернулась в машину, и прижала к себе. – Ладно, я сдаюсь, ты победила. Ты умеешь думать, ты чувствуешь, пошли в пень все инстинкты, и условные и безусловные и мой отпуск заодно. Все мои отпуска скопом, куда же я с собакой-то теперь поеду? И кто бы мог подумать, что я настолько спятила? А? Нее, это заразно! Точно, Ленка, коза такая, виновата! – по привычке закончила Светлана, согревая на руках свою собаку.

Глава 24. Шок – это по нашему

Людмила с мужем собирались в гости. Обычное дело в новогодние праздники. Знакомые ждали их к вечеру, вот супруги и решили заехать домой, в московскую квартиру, а оттуда уже в гости. Открывая дверь своим ключом, Людмила немного насторожилась. Померещилось ей, что в квартире собака лает.

– Вот же слышимость! – проворчала она. – Где-то у соседей шавка тявкает, а словно рядом.

Открыла дверь и замерла.

– Эээээ?

– А! Мам, пап, привет. С праздничком вас! – Света вышла на лай в коридор и щёлкнула пальцами, привлекая внимание небольшой собаки странного вида. – Кася, нельзя, это свои.

Собака тут же замолчала и вежливо вильнула хвостом.

– Света, откуда тут эта шавка?

– Откуда что, прости? Мама, это не шавка, а моя собака. Жить будет здесь, зовут Кася.

Если бы Светлана приволокла нильского крокодила и поселила его в ванной, Людмила так бы не удивилась. В голове одним махом пронеслись все эпитеты, которыми её старшая дочь щедро одаряла собаку младшей дочери, хотя, если уж совсем честно, пёс Лены выглядел как-то… поприличнее, что ли. Солиднее.

– Светочка, это несколько неожиданно! – хмыкнул отец. – А с чего такие перемены? Ты же с пеной у рта доказывала, что все собаки – это дрянь и пакость.

– Как с чего перемены? Новый год, новая жизнь. Вот и у меня она новая. За других собак я не в ответе, а Кася умница, – неожиданно миролюбиво ответила Света.

– Доченька, но ведь… Но ведь выглядит-то как… Может, лучше бы йорка было купить? Или того чихуа оставить? Породистые собаки…

– Кася очень породистая, – фыркнула Света, которая никакого понятия не имела, похожа Кася хоть отдаленно на породистую или нет. На худой конец, решила просто выдумать какую-нибудь альпийскую златорунную гончую. – Просто я её подстригла неровно. Завтра поедем в салон, я уже записалась. Йорка мне сто лет не надо, они у всех уже есть. А чихуа была совершенно не моя собака, только тряслась, писалась и скулила.

Людмила, не совсем придя в себя после новостей, переоделась и отправилась на кухню, хоть чаю поставить. И снова застыла. Нет, безукоризненной чистоты там, конечно, не наблюдалось, но на полу и на стульях ничего не валялось. А на плите стояла кастрюля с вареной курицей и почему-то одинокой индюшачьей ногой, кокетливо выглядывающей из бульона.

– Света, ты готовить начала? И убирать?

– Начнёшь тут… Мясо варю для собаки, а убирать… Смотри, – Света взяла с подоконника кухонное полотенце и смахнула его на пол. Кася, крутившаяся под ногами, проследила за падением, подхватила полотенце и куда-то его деловито поволокла.

– Куда это она? – отец, мимо которого промчалась загадочная конструкция из собаки и куска ткани, озадаченно проследил за ней взглядом.

– В ванную. Запихнёт в грязное бельё, – усмехнулась Света. – Она классифицирует всё, до чего может дотянуться и разносит по кучкам. Бельё, например, у неё складывается в углу около стиралки. Могла бы и в саму стиралку его положила бы, только пока не поняла, как она открывается. Обувь я отстояла в неравном бою. Стоит под вешалкой, как и была.

Людмила припомнила, что раньше обувь валялась где угодно, только не под вешалкой, но вовремя закрыла рот.

– Сумки лучше вешать повыше. Бюстгальтеры она почему-то упорно считает сумками и складывает вместе, я её пока не переубедила. Зато, если купить картошку и просыпать у двери, она перетаскивает все картофелины по одной к коробке для овощей.

У Людмилы глаза натурально полезли на лоб. – Ты… Ты купила картошку?

– А что? Где-то есть правила, по которому мне этого делать нельзя? – тут же огрызнулась Светка, которая вчера мало того, что её купила, так ещё и отварила и съела с найденным в морозилке салом. А что? Никто не видел, а Кася не выдаст. И вообще, она с ней поделилась!

– Нет-нет… Просто это так необычно! – Людмила очень хотела сказать, что в доме собаку не потерпит, но муж упорно качал головой и прикладывал к губам указательный палец, призывая к молчанию. – И то верно, Света же развопится, скандал будет жуткий. А так, глядишь, поиграется, надоест ей, она или пристроит куда-нибудь это непонятное нечто, или Ленке отдаст, – подумала она.

Кася, успешно пристроив упавшее полотенце, вернулась и устроилась около хозяйки, доброжелательно глядя на её родителей.

– Ничего, обойдётся, главное-то что? Главное, что я хозяйке нравлюсь, а остальное приложится, – успокаивала себя Кася.

Журнал, который Людмила уронила на пол, исчез до того, как она за ним наклонилась, и нашелся за унитазом, вместе с несколькими рулонами туалетной бумаги. Поставленная на пол отцовская сумка перекочевала к балкону, что было очень логично с точки зрения Каси, потому что около балкона в углу располагался сложенный чехол для надувной лодки, а сумка была пошита почти из такого же материала.

– Слушай, уникальная собака! Соображает-то как! – Владимиру в детстве повезло быть хозяином лохматущей, жуликоватой, но очень умной дворняжки. Ничего против пребывания в доме Каси он не имел, и был очень не против поэкспериментировать, как собака классифицирует более сложные предметы.

– Володя! Нас в гостях ждут. Света, ты подумай всё-таки, куда пристроить собаку, когда ты решишь, что в нашем доме ей не место! – Людмила уже стояла у двери и рассудила, что напоследок может и поскандалить. Ответ старшей дочери оказался весьма резок и категоричен. А напоследок, до Люды, стоявшей уже около лифта, донеслось:

– И я решила, что она будет жить тут! И выписать меня как Ленку, у тебя не выйдет! И смирись, да, у меня теперь есть собака! – дверь захлопнулась, и Светка в гневе рявкнула заодно уж и на саму Касю. – Чего уставилась? Одни проблемы от тебя!

Кася согласно повиляла хвостом. – Ну, да, от нас часто проблемы. Гулять, кормить, мыть… Только вот я же вижу, что ты не злишься, а так… Лаешь просто. У нас в приюте такие собаки были. Сердятся, скандалят, лают-лают. Только не кусаются совсем. Ты порычи, полай, полегчает! – Кася подобралась к сердитой Светке и полизала ей руку.

– Отстань! Чего лезешь? – рука резко взмахнула, но не ударила. Кася довольно кивнула сама себе.

– Ну, вот! Я же так и поняла. Просто лает, – Кася лизнула вновь опустившуюся руку и с удовольствием подставила спинку и ушки под ласку.

– Вот ведь липучка! Репей, а не собака, – ворчала Светка, но настроение почему-то улучшилось само по себе. – Пошли, я тебе индюшку дам, в интернете пишут, что это полезнее, чем курица.

Родители возвращались из гостей сразу за город, и в пути Людмила позвонила матери.

– Это вы Свете собаку пристроили? Как какую? Ну, такую… Странную. Да, нашей Свете, кому же ещё! Нет, сказала, что это её собака, Кася зовут. И никому она её не отдаст. Но, я думаю, что это ненадолго.

– А мне вот кажется, что очень даже надолго! – подумал Владимир, но, за рулём он с супругой принципиально не спорил. Из чувства самосохранения.

– Алёнушка, а тебе Света не звонила? – Марина Сергеевна очень удивилась и, опасаясь, что ослышалась, даже переспросила пару раз у дочери о последних удивительных новостях. – Она, вроде, собаку завела…

– Да ладно! Света? Собаку? Ну, может, оставил кто-то, попросил передержать… Но, и это как-то… Ну, не похоже на неё.

Недоумение родственников вскоре разрешилось.

Светлана позвонила и сообщила, что приедет к ним с собакой.

– Ну, она хоть тут себе не изменила! – рассмеялась Алёна, после разговора. – Хоть бы спросила, у нас-то какие планы? Но, это уж я так, вредничаю. Если бы спросила, я бы решила, что её подменили.

Света ехала к сестрице не просто так. Вопросов накопилось множество. Любой нормальный человек в таком случае залезет в интернет и… И наткнётся на девятый вал информации, рекламы, хвалебных и ругательских отзывов, веских мнений экспертов и не менее веских опровержений этих мнений.

– Какой корм? Сухой, этот… мокрый, или натуральный? Какие прививки? Витамины? Хорошо хоть с шерстью разобрались!

С шерстью действительно разобрались отлично. Милая девушка в салоне, подозрительно напоминающем крутую человеческую парикмахерскую, быстро и красиво подстригла Касю, легко исправив все Светины огрехи. Тактично умолчала о том, что вообще-то подобных собак так не стригут, но намекнула на то, что это, похоже, близкий метис пшеничного терьера.

Кася стала выглядеть кокетливо и привлекательно. Девушка любезно направила Свету в магазин, где даже в праздники удалось купить пару комбинезонов и обувь. И то и другое Кася одобрила.

– Надо же, умница какая, – щебетала продавщица, которой в пустом магазине было откровенно скучно, а тут возникла возможность хоть с кем-то поговорить, хотя бы и с такой фифой. Тем более, что собака, и правда, очень милая! – После первого ботиночка даже сама лапы протягивает. Ой, а лапки-то стёртые.

Света хотела привычно окатить девушку презрением, но, неожиданно для себя объяснила, что Касю подобрала на дороге.

– Ну, надо же… Выглядит, как треска замороженная, даром, что вся из себя разодетая, а собаку-то беспородную взяла да подобрала! И так ей улыбалась хорошо… – продавщица покосилась под кассу, и подмигнула маленькому котёнку, сидящему там в коробке из-под корма для птиц, только сегодня подброшенному на морозе к двери магазина. – А я чем хуже? Знаешь что, я вот сомневалась, конечно, но, раз уж даже такая цаца пожалела бедолагу, то и я тебя не брошу! У меня что, не может быть новогоднего подарка к Рождеству? – вопрос был риторический, но котик этого не знал, поэтому ответил по своему – решительно забрался к своей уже хозяйке на колени и тихонько затарахтел немудрящую песенку.

Светлана, подъехав к даче, покосилась на Касю. Собака выглядела весьма и весьма достойно. – Не то, что Ленкин меховой мешок! – решительно кивнула себе Света.

Алёна могла ожидать чего угодно, но только не забавной терьеристой собачки золотистого цвета, в оранжевом комбинезоне с белой опушкой и ботиночках. Собачка, когда Светка припарковала машину, нырнула к ней на руки, и…

– Или я сплю, или это не моя сестра! – решительно сказала бабушке Алёна. – Ущипни меня! Её что, лижет собака? Её лижет собака, и при этом не погибает от отравления Светиным ядом? И её даже не убивают звуковой волной от возмущения?

– Да, это как-то очень странно! – Марина Сергеевна нервно потёрла ладони. – Совсем не похоже на Свету. Словно другой человек!

Вскоре выяснилось, что человек-то точно тот же самый. Вредный и эгоистичный, но вот всё, что касалось Каси, Светку чудесным образом меняло.

Бабушка легко разговорила Свету о том, как именно Кася к ней попала, и ей срочно потребовалось накапать валокордин. – Какое счастье, что ты жива, что цела!

Светка покосилась на бабку. – Надо же, действительно переживает, и Ленка тоже… – хотела было презрительно фыркнуть, но поняла, что почему-то не хочется. – Приятно всё-таки!

Кася проводила время роскошно! Перезнакомилась с Бэком и Тенькой, с опаской косившейся на Свету и после знакомства с Касей, на всякий случай убравшейся к Павлу за пазуху. Потом, подползла на поклон к Урсу, моментально признав в нём пса-хранителя. Даже кошки её подпустили, хотя в приюте сердились на её неуёмную энергию и гневно шипели.

Пока взрослые разговаривали, Лёха выпустил собак побегать, и тут-то Алёна и поняла, что сестра действительно изменилась. И это вовсе не каприз, не баловство. Светлана постоянно выглядывала в окошко, контролируя, где Кася, и что она делает.

– С ума сойти! Да кто бы мне сказал, что это будет, меньше чем через десять дней после того, как она мне Тень в коробке принесла и украшения спрятала… Ни в жизни бы не поверила! – думала Алёна.

– Как ты с ней общаешься? Она же страшно вредная, визгливая и скандальная! – удивлялся Бэк. – Ээээй, ты чего? – он едва успел убрать лапу от клацнувших челюстей. Даром, что собачка небольшая, зубы у терьеров весьма и весьма острые!

– Это моя хозяйка! – гордо тявкнула Кася. – Она самая лучшая на всём свете. И ей очень трудно. Она из таких, которые рычат на всех, а потом оказываются совсем одни.

– Так кто же ей мешает не рычать? – Бэк предусмотрительно отступил подальше. Ободранная коварным крыжовником лапа уже почти зажила, но с этой терьерихой надо было держать ухо востро!

– Ты не понимаешь… Люди разные. Вот нашей Алёне повезло, она сохранила то, что очень важно и для людей, и для собак. Она умеет быть счастливой! – объяснил другу Урс.

– А моя, а моя хозяйка? – заволновалась Кася. К мнению пса из породы хранителей надо было прислушиваться очень внимательно! – Разве она не умеет быть счастливой?

– Умела когда-то очень давно, люди, когда щенки, все так умеют, но сейчас забыла, как это делается, – вздохнул Урс. – Поэтому она хочет найти своё счастье, но уже даже не понимает, как оно выглядит. Я же заметил, как они живут. Она столько всего собрала, шкурки разные, налапников куча, я в них даже запутался немного. Так вот, она-то всё думает, что это счастье. А оно все никак не находится и не находится! Такие люди и на остальных злятся. Плохо им.

– Да, я поняла. Она такая несчастная была! Ей было даже хуже, чем мне, – вздохнула Кася. – Меня-то выбросили прошлые хозяева, а она сама себя потеряла. Бедная моя хозяйка.

– А ты не боишься, когда она кричит? – Бэк в порыве предусмотрительности отошел ещё дальше и спрашивал из-за ближайшего сугроба.

– Нет, она же не кусает, и не бьет. Кричат ведь не только от злости, но и от бессилия, – Касе до Урса было очень и очень далеко, но она побывала в приюте и много чего там видела. Поневоле научишься понимать, что к чему.

– Стоят и словно разговаривают… – протянула Света, глядя на собак. – Ну, ведь придёт в голову такая глупость! – фыркнула она. А потом развернулась к сестре и привычно высказала: – А всё ты! Жила я спокойно, никого не заводила, а вот пообщалась с тобой, и как с ума сошла! Надо же, такую глупость подумать, что собаки разговаривают!

Алёна насмешливо смотрела на сестру. А потом взяла и обняла её, а пока Светка приходила в себя от подобной наглости, тихо сказала ей на ухо. – Они, и правда, разговаривают, это реально так! И живи теперь с этим… – рассмеялась она, гладя на сестру, пытающуюся сообразить, шутка это или нет.

– А я говорю не стоит! Они же не ругаются, – уговаривала Аля Мышку.

– А вдруг начнут? А у нас ничего не готово? – Мышка, брезгливо встряхивая лапки от снега, пробиралась к гаражу.

– Ну, а если не начнут, а у неё в налапниках уже твои мыши размораживаются? Тогда она точно начнёт на нашу Алёну кричать! – Аля потрясла головой. Она очень не любила крика и шума.

– Всё равно, надо подготовиться. Следи за чужими, я скоро! – Мышка нырнула в тайное местечко, ещё не обнаруженное бдительными псами и вытащила мышь, замороженную про запас. Потом ещё и ещё одну. Последнюю, четвертую мышку, она перетащила к крыльцу как раз перед возвращением довольного Лёхи и собак.

– Такая Кася умная! – Лёха не знал, что сходу перебрался из надоедливого довеска в категорию людей, вполне допустимых к нахождению вблизи Светланы. Она с удовольствием слушала, как Кася, хитрая как лиса, прорыла сугроб насквозь, и нашла палку, пока Урс и Бэк обегали снежные горы вокруг.

Матильда Романовна подмигнула Марине и принялась накрывать на стол, а Павел решил, что понял, как обезоружить вредную своячницу – просто сказать что-то хорошее про её собаку.

Недовольной была только Мышка. – Куда? Куда они делись? Четыре свежезамороженных мыши!

Кася довольно облизывалась, устроившись в ногах хозяйки. Десерт нашелся в снегу у крыльца. Неожиданный, но очень и очень приятный!

Глава 25. Нежданный бумеранг

Лёха злился. Это совершенно нормальное состояние для человека, у которого вдруг, совершенно внезапно, закончились каникулы и ему завтра надо в школу.

– Чё за подлость, а? Вот только что было полно времени впереди, а оно куда-то ррраз и делось…

– Закон такой, Лёшенька. Время оно как змейка, то сжимается, то растягивается. Когда тебе хорошо, оно сжимается и проходит быстро, – рассмеялась Матильда Романовна. У неё-то как раз настроение было отличное! На Рождество они с Мариной сходили в храм, вернулись глубокой ночью и в таком умиротворенном, лёгком, и счастливом состоянии души, что оно даже не спешило их покидать. Шли вдвоём с подругой по абсолютно пустым улицам. В конусах, освещенных тёплым светом фонарей, падал густой снег, и кажется, раскинь руки, оттолкнись, и как в детском чудесном сне полетишь над землёй, торопясь успеть за той самой звездой…

– Ну, почему так быстро-то это змеища сжалась? – Лёха вздыхал, ворчал и фыркал, а потом представил, как было бы хорошо растянуть каникулы на месяц, и аж зажмурился от приятности.

– Не смеши меня, иди лучше рюкзак проверь, а то, по-моему, туда как-то очень заинтересовано заглядывала Мышь, – покачала головой Матильда, а расслышав вой и вопли Лёхи, усмехнулась: – И видимо, не просто так заглядывала.

– Где эта зараза? – Лёха потрясал почти пустым рюкзаком. – Она повытаскала у меня всё нужное! Ручки две, карандаш… два, это, калькулятор…

– Два! – подсказала Матильда, едва сдерживая смех.

– Магнитофона… два и две кожаных куртки, – Марина Сергеевна дополнила Лёхин перечень фразой из фильма «Иван Васильевич меняет профессию». Она вошла в кухню с Мышкой в руках. – Калькулятор она запихивала в моё вязание, и его я увидела, про остальное похищенное имущество не знаю, с ним мы ещё не встречались.

– Мышь, у тебя нет совести! – констатировал Лёха, – Пойду трясти Мышиные склады.

– Только попробуй! Закусаю! – шипела Мышка, выкручиваясь из рук Марины. – Пустите! Имущества лишают!

Урс с Бэком, прибежавшие уточнить, что именно случилось, переглянулись. – Да, чего-то мы давно не проверяли Мышиные сокровища, – озаботился Бэк.

– Так пошли? Пока она Лёху кусает? – Урс пофыркал и они оба отправились в противоположную Лёхе и Мышке сторону.

– А куда вы? А зачем вы? А что вы там делать будете? – из комнаты вылетела крошечная чёрная Тенька и завертелась под лапами псов.

– Тень, у нас тайное дело! Маленьким нельзя, – опрометчиво ответил Бэк и тут же прижал уши, потому что обиженное дитя плюхнулось на хвостик и взвыло так, что даже безмятежно спавший хомяк Максим впечатлился, и чуть было не вышел уточнить, что случилось. – Тихо! Да тихо ты!

– Не взяяяяяялиииии! – горестно и самозабвенно рыдала Тень. Правда, ровно до того момента, пока не услышала очень спокойный голос Урса.

– Мы думали, что ты уже большая, и хотели тебя попросить выполнить очень важное дело, но раз ты такая дурашка, то, придётся обойтись без тебя.

Теньку словно кто-то заткнул. Тишина, наступившая за пронзительным воем, оглушала, Бэк потряс ушами и с восхищением покосился на приятеля. Он даже представить себе не мог, что именно можно поручить этому громковизжателю.

– Я не дурашка и уже очень, очень большая! – ответственно заявила Тень, моментально переходя от крайнего отчаяния, к деловой собранности.

– Отлично, мы должны пойти в те комнаты, но это тайна. Никто не должен об этом знать и нас там видеть. Поэтому, как только кто-то выходит из тех комнат, ты должна залаять. Ты сможешь выполнить это ответственное дело, или ты ещё совсем малышка?

– Смогу! – важно ответила Тень и села мордочкой к зоне наблюдения – приготовилась выполнять задание.

Бэк с восхищением покосился на ухмыляющегося Урса, и псы быстро отправились обследовать кладовые Мыши.

– Так, тут налапник для передней лапы Алёны, она искала, я помню, две шуршалки от конфет, ещё четыре конфеты в шуршалках, маленький веник для лица, и щётка, которой люди чешут зубы, – Урс покачал головой, конфеты и фантики оставил, Алёнину перчатку, кисточку для макияжа и зубную щётку изъял. – Пошли дальше.

– Капканчик для волос Матильды, острая штука, на которую напутывают нитки, коробочка с окнами для глаз Марины, – перечислял на этот раз Бэк, вытягивая из-за дивана зажим для волос, длинную спицу и очешник с очками. – Ой, а это что? Это я не знаю… – он озадаченно разглядывал загадочный предмет. – Какая-то крошечная и дырявая банка для корма? Только без корма, и странная такая, с цепочкой…

Урс, пытающийся открыть нижнюю планку, закрывающую пространство под шкафом, обернулся, и кивнул: – Это я знаю! Туда насыпаю труху, которую зовут чай, а потом топят это в чашке с кусачей водой.

– Зачем? – Бэк никак не мог себе представить смысл такого странного действия. – Чай люди варят в толстой и большущей чашке с рылом и хвостиком. Я видел.

– Это когда людей несколько. А когда людь, то есть человек живет один, то ему так много не надо. Матильда жила одна. Наверное, это её.

– Да, пахнет ею… – согласился Бэк.

– Так, значит, тут забираем всё. Вот запасливая, какая Мышка! Ну-ка, подтолкни носом другой край, ага, открыли. А тут что?

– Ооооо, сколько налапников для дома… – удивления псов можно было понять. Недаром, перед днями рождения Алёны и Марины Сергеевны в доме озаботились, а куда делись все гостевые тапочки…

– Их искали, искали, а они тут были, – вздохнул Урс.

– Да, а ведь надо было нам сказать, что потеряли налапники, мы бы пошли и нашли, – недоумевал Бэк, глядя на семь разнокалиберных тапок.

– В них ещё и мышки живут. Вот зачем они нашей Мыши понадобились, – хмыкнул Урс, подхватывая тапок и вытряхивая из него четырёх игрушечных меховых мышек. – Это не просто налапники, это норы, оказывается!

Заливистый лай бдительной и ответственной Теньки застал псов врасплох. Они переглянулись, принюхались, но тут же успокоено друг другу кивнули. Шла Матильда, это не разъяренная обыском Мышь, можно не переживать.

– Ой, мамочки мои! Сколько всего!!! Это вы что, Мышкины запасы потрошите? Ах, вы мои умники. И перчатка Алёнушки, и моя заколка, и очешник Марины, и… – она подошла поближе и подняла странную штучку. – И заварничек тоже нашли, а я думала, что он потерялся.

Мышь была в ярости! В кошачьем гневе и шипении. – Как они могли! У меня же почти что ничего не осталось. Даже норы мышиные разорили! А я так хорошо всё придумала. Так уютно…

– Мыша, но ведь это людям надо, – увещевала её разумная Аля.

– Не надо, у всех налапники есть, я проверяла. А эти… Эти лишние были, а у меня мыши безнорные! Всё, я на них злюсь, я сержусь и не дружу с ними, – Мышка злилась всегда честно, но недолго. Уже через пару часов она напала на хвост Урса и как в детстве азартно ловила его, делая вид, что верит, что это дичь. В самом-то деле, позлилась и хватит.

Правда, ручки и карандаши Лёха так и не нашел. Мышь мрачно усмехалась в усы и даже не смотрела в сторону террариума жабы, в котором была совершенно тайная и отлично замаскированная нычка. Жабе-то без разницы, а кошечке приятно!

Через несколько дней Матильда Романовна весьма сердито вышагивала по кухне. За ней внимательно следили шесть пар глаз, три из которых принадлежали собакам, две – кошкам, и одна – Марине Сергеевне.

– Нет, ты представляешь? Только я о нём вспомнила, нате вам, пожалуйста, он и нарисовался. Лучше бы Мышка этот заварник в канализацию спустила, может, тогда и приехал бы!

– Прости, пожалуйста, я связь совсем не улавливаю… – жалобно остановила подругу Марина.

– Ну, что сложного-то? Заварник этот мне муж подарил перед отъездом. Типа, мне теперь не надо чай в чайнике заваривать, и заварничка хватит. Ещё специально серебряный купил в Швейцарии! Озаботился, значит. Я увидела заварник, вспомнила про него, может, если бы не вспомнила, он бы и не появился. Хотя… Вряд ли. Если уж ему что в голову втемяшивается, всё, пиши пропало. Что ему, помню я или нет…

– Эээ, бывший муж?

– Да почему бывший-то? Настоящий, и актуальный. Первый и последний.

– Я-то думала, что ты разведена… – растерялась Марина.

– Все так думали, – легко согласилась Матильда. – Но, ему было удобнее быть в браке. Мы заключили брачный договор, как только это стало у нас в стране возможно. Мы никак не претендуем на имущество друг друга и не отвечаем по возможным обязательствам друг друга. У нас абсолютно раздельный бюджет.

– Но, прости, пожалуйста, тебе-то это зачем? – недоумевала Марина.

– Да потому что я была глупа, и всё надеялась, что он поймёт, что семья – это важно. Да и потом, мы же повенчаны. Замуж я всё равно ни за кого больше не собиралась, так что мне развод был и не нужен. К тому же, он был очень нужен Павлу. Когда-то нужен… А вот у Андрея, моего мужа, причина совсем другая. Он химик, ученый. Очень хороший учёный, профессор. Читает лекции в США, в Европе, у него репутация. Он ею, типа, дорожит. Хотя, я уверена в том, что это просто алиби от возможных претенденток.

– Много претенденток? – уточнила Марина.

– Было очень много. Сейчас явно поменьше, возраст всё-таки, хотя, он всегда был привлекателен, к тому же с деньгами.

– А как к такому раскладу отнёсся Павел? – осторожно спросила Марина Сергеевна.

– Ой, очень тяжело. Отца он любил очень. Он для Пашки был образцом для подражания, а потом, так походя заявил, что у него другая жизнь, и в ней места для нас просто нет. Ну, ладно я, но сына-то за что? А! – она безнадёжно махнула рукой. – Дело прошлое, и уже не важное. Только очень мне интересно, что ему сейчас надо? Позвонил, сказал, что будет рад нас увидеть… Жаль, что это не взаимно!

Павел мирно ужинал. Устал на работе, устал в пробках, устал даже пока в лифте ехал. Рухнул в кресло и полчаса просто валялся, как тюлень.

– Как хорошо, что Алёна это понимает. Не дёргает, ничего не требует, видит, что я сейчас полудохлый. Ничего-ничего, я соберусь и как встану, как пойду на кухню! – даже есть не хотелось, впрочем, когда он унюхал дивный запах жаркого, силы нашлись быстро.

Что нужно очень усталому человеку, когда он ужинает? Правильно, чтобы никто не мешал.

Матильда Романовна Павла знала как никто другой, и когда она вошла на кухню и оценила общий внешний вид и настрой собственного сына, то планы поменяла стремительно. Сыночек завис над тарелкой, словно у него кто-то еду собрался отобрать, и стремительно работал вилкой. – Алёнушка, не поможешь мне? Паша, ешь себе спокойно, никто тебя не трогает!

Заманив невестку подальше от кухни, она вкратце изложила новости.

– Я спрашивала у Павла про его отца, но он сказал, что вы давно вместе не живёте, он вас… Бросил, когда Паше было восемь лет, и что говорить про отца он не хочет. Всё, больше я ничего не знала, – растерялась Алёна.

– И вот это бесценное сокровище возвращается, как выброшенный в помойку бумеранг! – вздохнула Матильда. – Мне-то без разницы, но Павел, боюсь, может среагировать резковато. – Пусть поест, немного придёт в себя, а потом, когда оклемается, тащи его ко мне. Расстраивать сына буду. Самой не хочется, а кому сейчас легко?

– Ты что-нибудь понял? – Бэк встревожено покосился на приятеля.

– У людей так быть не должно, но часто бывает так же, как и у собак. Отец нашего Павла сбежал к другой суке, в смысле женщине, бросив свою семью. Павел был щенком, то есть ребенком, и расстроился. И теперь он отца своего встретит не очень радостно.

– Покусает или просто рычать будет? – заинтересовался Бэк.

– Увидим! – Урс не был уверен, что в таких случаях люди кусаются, но решил не спешить с выводами.

Глава 26. Исключительно позитивное мышление

Матильда Романовна тяжело вздохнула, готовясь к разговору. Пашку она любила безусловно, безоговорочно, и просто очень-очень! Настолько, что смогла устраниться от его первого брака, и сделать всё, чтобы он был счастлив. Сейчас, видя, что сыну наконец-то повезло, сама просто расцвела, благо, что никаких жертв от неё самой ради его счастья уже и не требовалось. Алёну она от души полюбила, и чувствовала себя рядом с Пашей и его женой на диво комфортно и спокойно. Мужа давным-давно простила за измены, за пренебрежение, но вот за то, как он ранил Пашу, никак простить не могла!

Реакцию Паши она себе представляла, но ошиблась.

– Кто? Сюда приехал? Мне хочет позвонить? Пусть катится… Ну, туда, где он был все эти годы! – Павел гневно стукнул кулаком по столу и тут зазвонил его смартфон. – Да?

Матильда внутренне сжалась. Алёна смотрела на разъяренного мужа и переживала, что помочь ему никак не может. Псы настороженно наблюдали за Павлом, строя предположения, помчится он кусать отца, или нет…

Павел отвечал весьма односложно, а закончив разговор, устало потёр лицо. – Лучше бы ты с ним развелась и послала бы… Ну, куда подальше. Он просит вас помирить. И… Хотел бы, чтобы ты его приняла назад. Представляешь?

Матильда на секунду замерла, а потом… Расхохоталась. Звонко и весело.

– Узнаю Андрея. Он всегда мыслил креативно!

– А ты… Ты хотела бы? – Павел осторожно покосился на мать.

– Сыночек, ты, последнее время нигде не падал? Головой не бился? – озаботилась Матильда. – Выслушать его я, конечно, могу, но принять? Хотя… – Матильда сверкнула глазами, тряхнула головой и мрачно усмехнулась. Павел был в растрёпанных чувствах, но увидев этот жест, успокоился сразу и моментально. Мама у него – мировая! Он это ещё в детстве понял. Когда отец свалил, от души наплевав ей в душу, она ни разу ничего плохого самому Павлу про него не сказала. И ему не позволяла! Говорила, что когда он вырастет, сможет или лучше понять отца, или не понять, но сейчас должен знать, что отец есть и точка! Сколько её не пытались притворно жалеть её знакомые, плачущим тоном вымучивая что-то вроде:

– Ах, дорогая, как же ты теперь будешь жить после того, как тебя бросил подлец и негодяй? Это же не жизнь, а выживание…

Мама отвечала неизменно:

– Да что ты, милая! Я, можно сказать, только жить начала, такие возможности, такие горизонты!

Она хорошо зарабатывала, до последнего общалась и дружила с родителями мужа, которые обожали внука и невестку и искренне не понимали, какая такая вожжа попала под хвост их сыну. Собственно, хоронила их тоже она. Муж оба раза не смог приехать, находясь где-то далеко, и будучи страшно занят!

Мама тянула их быт, отрывалась на работе, заработала репутацию страшной стервы с высочайшим уровнем профессионализма и некоторыми чудачествами. Могла, например, отказаться от выгодных клиентов и никогда не занималась грязными разводами.

– Всех денег не заработать, а испачкаться можно так, что потом не отмыться! – объясняла она ему.

А вот такой хулиганский вид возникал у блестящего адвоката Матильды Романовны, когда она задумала какой-то совершенно возмутительный план и рассчитывает получить от выполнения этого плана массу удовольствия. То есть мало того, что устроит врагу капут, да ещё и на шпильках сверху потопчется.

– Ну-ну, папенька, сдаётся мне, что твой визит будет несколько не таким, как ты планируешь, – мрачно ухмыльнулся Павел.

Андрей Владимирович Звонников был талантлив. Нет, он был не просто, а очень талантлив! Это признавали даже его оппоненты и недоброжелатели. Кроме того, он выгодно отличался от большинства людей науки тем, что умел отлично монетизировать свой талант, и вполне успешно этим пользовался. Ему нравился он сам, нравился его образ жизни, даже возраст и то не доставлял особых хлопот. До последнего времени. Но, не так давно стал он чувствовать себя несколько менее уверенно. Чуть прижимало сердце, чуть скакало давление. Его приятель, маститый профессор медицины к которому он обратился за консультацией, только рассмеялся и сообщил, что он, Эндрю, в отличной форме, это просто возраст…

Андрею Владимировичу это не понравилось. Что значит возраст? А занятия спортом, а комплексы поддерживающих препаратов, а его позитивный образ жизни? Неужели, это всё не помогло? Особенно обидно было за позитивный образ жизни. Он сам давным-давно, ещё до модных психологов, разработал для себя такую жизненную философию – он уходил, ускользал от любых проблем, которые не мог решить легко и сходу.

– Жить нужно позитивно! – говаривал он себе, и всегда, всегда находились те, кто решали проблемы за него. Что же, это их выбор, он же не заставляет… А если такие не находились, ну, значит, пусть эти проблемы справляются с собой сами. А ему негативными вещами заниматься не нужно. Его жизнь – его ценность, почему же он должен её тратить на подобное? Ведь всем известно, что негатив притягивает к себе только похожую пакость.

И вот вдруг получается, что у него самого завелась негативная, омерзительная проблема – возраст!

Он чуть было не впал в депрессию, а потом встретил своего давнего однокашника. Юрка учился с ним вместе ещё там, в СССР. Потом они изредка встречались в научных кругах, потом, в девяностых, Андрей уехал в Германию и искренне недоумевал, как можно оставаться в том осколке совка, за который некоторые, бесспорно талантливые в других отношениях люди, держались изо всех сил. С Юрием они несколько раз пересекались на конференциях, и Андрей только посмеивался свысока над неудачником.

– А ведь отличная голова, да только дураку досталась! – рассказывал он своей очередной подруге. Тоже исключительно позитивной.

И вот, представьте себе, встречает он этого самого Юрия, и не где-то, а в туре по Новой Зеландии! Да не одного, а с семейством! Оказывается, Юркины внуки грезят книгой и фильмом «Властелин колец» и он повез их показать места, где были съемки. Сначала удивило, что Юрий, оказывается, может себе позволить такие туры… Потом он рассмотрел детей и поначалу только поморщился. Дети вечно доставляют кучу неудобств. Они лезут с вопросами, с болтовнёй, с требованиями и желаниями. Не позитивно, короче! Но эти мальчишки ничего такого не делали, а главное, обожали деда! Просто глаз не сводили, ловили каждое его слово! И тут Андрей припомнил, что на него когда-то так же смотрел его сын. Да, это давно было, да и после этого у него начался какой-то там дерматит, и он расчёсывал себе в кровь тело и ладони, ночами сдавленно постанывал, дико раздражая Андрея даже самим своим видом, и фактом наличия неидеального отпрыска!

– Ну, полагаю, ту ерунду он уже перерос, – рассудил Андрей Владимирович. Это дало толчок неким размышлениям, подпитываемым зрелищем нежных и доверительных отношений Юрки и его внуков. Андрею вдруг до судорог тоже так захотелось! Это было… Даже не просто позитивно, это было восхитительно! К тому же, его подруги-партнерши, которых у него хватало даже сейчас, были весьма и весьма прагматичны. Европейки, что с них взять… И если вдруг его возраст будет прогрессировать, что вполне ожидаемо, они, тоже мысля позитивно, вполне могут решить, что оставаться рядом и как-то ему помогать, для них недопустимо!

– А вот сын… Сына можно пригласить к себе. Я всё равно планировал сменить секретаря. Образование у него техническое, я помню, Матильда говорила, я поднатаскаю, разберётся. Жена у него опять же… Лора, что ли… Ну, и хорошо, дом большой, места хватит. Будет следить за домом, внуки будут. А, может, и уже есть!

Мысль о том, что сын может быть не в восторге от его предложения, у Андрея Владимировича была, разумеется, но, он решил, что любые старые и быльём поросшие обиды померкнут перед выгодами. Кто же откажется свалить из нищей Рашки в уютную, удобную и обеспеченную жизнь? По мнению Андрея, его сын никак не мог быть столь глуп, чтобы отвергнуть такое! Для того, чтобы сын его выслушал и проникся, Андрей попросту соврал, что хочет вернуться к Матильде. В конце концов, его эта фраза ни к чему не обязывает.

– А у меня будет обеспечен крепкий и надёжный тыл, уволю прислугу. Невестка управится, а дальше и внуки… – картины рисовались радужные. Вот он рассказывает двум мальчишкам, преданно глядящим ему в рот, о жизни, о науке, передаёт, так сказать, ценный опыт… Почему-то мысль о Матильде, которая при таком раскладе останется одна в России, у него ни разу не промелькнула, хотя… Мысли Андрея были так успешно дрессированны на то, чтобы любые неприятные моменты избегать, что действовали уже автоматически, без малейших усилий со стороны владельца.

План был обдуман, признан отличным, и после Нового Года Андрей приступил к его выполнению.

Телефон сына он уточнил у Матильды, позвонил.

– Говорит сухо… Ну, ничего-ничего, это он ещё не знает, что я ему собираюсь предложить.

Квартиру, оставшуюся после смерти родителей, Андрей давно продал, и не видел причин, почему бы ему не остановиться у Матильды и сына. Нет, оплатить отель любого уровня крутости он мог легко и непринужденно, но очень хотелось поскорее осчастливить наследника.

– К тому же Матильда отлично готовит! Так к чему мне ресторан? – разумно рассуждал Андрей. – В бытовых условиях будет проще найти общий язык.

– Мам? Зачем ты согласилась? Пусть бы валил в отель! – Павел только что не рычал от ярости.

– Милый, не волнуйся. Нервные окончания нам пригодятся… Зачем согласилась? Разведка боем! – Матильда хихикнула.

– Ээээ, что-то мне подсказывает, что ты что-то такое уже придумала! Не поделишься? – живо заинтересовался Павел, покосившись на улыбающуюся Марину Сергеевну. Она-то точно в курсе маминых планов. – Вот заговорщицы! – подумал он с нежностью.

Матильда покачала головой: – Пока не поделюсь. Сначала надо услышать, зачем ты ему так понадобился, может, Андрей что-то понял с возрастом.

Андрей Владимирович прилетел в субботу рано утром, был несколько разочарован тем, что его не встретили в аэропорту, но счёл это несущественным. Перед дверью квартиры немного даже заволновался. Всё-таки не каждый день круто меняешь свою жизнь!

Лай собак его обескуражил. Животных он не любил. Поэтому, первое, что услышала Матильда Романовна, открыв дверь мужу, была претензия по поводу того, что в доме собаки!

– Здравствуй, Матильда, отлично выглядишь! Но, зачем ты развела псарню? – одним махом высказал импозантный молодящийся мужчина с подозрительно насыщенным цветом волос и аккуратной «профессорской» бородкой, с осуждением уставившись на двух здоровенных псов и одну крошечную собачью мелочь.

– Здравствуй Андрюшенька. Ты, как я смотрю, даже помолодел. Что хочу, то и развожу! – мило улыбнулась Матильда и довольно потёрла руки. Визит мужа обещал быть весьма и весьма забавным!

– Какой-то он… Как этот… Королевский пудик! – Бэк подозрительно обходил вокруг гостя, который непроизвольно старался филейной частью к псу не поворачиваться.

– Какой ещё пудик? – Урс озадаченно почесал ухо и, принюхавшись, чихнул. – Воняет он него почти как от Лары! Разве что не так сильно.

– Да, запашок тот ещё! Странно, что у такого получился мой хозяин… Ну, как какой пудик, начёсанный такой, в парке гуляет.

Аромат дорогущего мужского парфюма псов однозначно не впечатлил.

– Аааа, пудель? Пудель королевский? Не, он нормальный, а что начёсанный, так это хозяева ему невест на выставках ищут, у них так принято, а так-то он вменяемый пёс! А вот этот… Ну, не знаю, не знаю, какой-то не очень-то вменяемый, по-моему. И почему он Алёну какой-то Лорой зовёт?

– Лора, я могу только радоваться, что у моего сына такой отличный вкус… – разливался соловьем Андрей, размышляющий, что невестка-то могла бы быть и поярче, но ничего, зато как домохозяйка отлично подойдёт! – Славно, что вы уже столько лет вместе!

– Её зовут Алёна, – сухо поправил Андрея Владимировича Павел. – И поженились мы только этим летом.

– Правда? Прости, жаль, твоя мама не сочла нужным меня об этом известить!

Матильда мило улыбалась, успешно справившись с искушением немного изменить траекторию движения кипятка из заварочного чайника и от души облить этого лощеного профессора. – Ничего-ничего… Торопиться не стоит, а то ещё спугну чудака…

– А почему же ты сам не интересовался, как мы живём? – Павел сдерживался исключительно из-за присутствия Алёны и мамы.

– Ну, видишь ли… Моё время так расписано, просто посекундно! – Андрей оправдываться не любил, это же совершенно не позитивно! – Вот, решил приехать и сам на всё посмотреть. Как ты, сынок? Где работаешь, чем занимаешься?

– Работаю на работе, занимаюсь делами… – отрезал Павел.

– Понятно, понятно… Блестящая карьера не удалась, а кризис среднего возраста как раз налицо! – довольно покивал головой Андрей, не обращая внимания на ошарашенное выражение физиономии Павла, которого как раз на работе не просто ценили, а на руках готовы носить были! Он занимался работой, которую знал, которая приносила хороший заработок и пользу, и делал он её отлично.

– А вы, Лор… В смысле Алёна? Аааа, всего лишь учительница… Понятно, понятно! – Андрей был очень доволен. С его точки зрения всё складывалось блестяще!

– Если его хозяин не покусает, я сам его цапну! – решительно заявил Бэк.

– Не торопись… По-моему у нашей Матильды имеется какой-то план. Она усмехается так довольно, как Мышка, которой удалось поймать длинную меховую штуку от Алёниной куртки и уволочь её в тайник! – остановил приятеля более опытный и наблюдательный Урс.

Глава 27. Морыльная песация

Андрей Владимирович свысока и снисходительно вещал. Именно вещал.

– Ну, я рад, что Павел перерос свою проблему, и теперь полностью здоров. Это, знаешь ли, Матильда, было так неприятно… Этот вид, мокнущая в язвах кожа, и стоны эти постоянно… У меня-то такого никогда не было, так что это твои гены испортили ребенку здоровье! Но, я смотрю, теперь всё отлично, и я могу предложить ему переезд в Германию. У меня там отличная вилла, хороший сад вокруг, мне нужен секретарь.

– Что? – Павлу показалось, что у него перед глазами закружились блестящие точки. Хотелось вскочить, перевернуть на этого лощеного типа стол, он сжал кулаки, и тут же ощутил, как его успокаивающе погладила по плечу Алена.

Матильда хладнокровно покосилась на сына, и, уловив с трудом сдерживаемый гнев, отодвинула подальше чайник с кипятком, подумав, что сегодня на эту посудину как-то слишком много хищных взглядов направлено. Она посмотрела на своё отражения в стеклянной дверце буфета.

– Хорошо, что я, когда в ярости, не краснею, а то сейчас полыхала бы, как все алые паруса! Ах, ты, сморчок крашеный! Это вот, оказывается, почему ты сына бросил… Дерматит, его, видите ли, раздражал! – Матильда вспомнила, как маленький Пашка старался не плакать и не шуметь, опасаясь разбудить, или потревожить родителей. – Ах, ты, профессор великий… Гены мои ребенка испортили? Ну, погоди, погоди! Я тебе устрою, память-то у меня отличная… Главное, что бы ты на ночь остался, а там уж погляжу я на тебя.

– Да, так вот, как я сказал, я предлагаю тебе с супругой переехать ко мне. Ты будешь работать со мной, в качестве моего секретаря. Лора, ах, да… Алёна, будет следить за домом. Домработницу я рассчитаю. Садовник приходящий есть, так что вы, милая, легко управитесь! Насколько я знаю, русские женщины спокойно справляются с подобной работой.

– А с чего бы мне уезжать? – негромко и очень спокойно спросил Павел, уже взявший себя в руки.

– Ну, как же… Ты ведь взрослый человек. Что ты будешь иметь в этой стране? Скромный заработок? Никакого роста, никаких перспектив. Я надеюсь, ты не страдаешь этим… Квасным патриотизмом? – бархатный, хорошо поставленный голос неожиданно заставил Павла окончательно успокоиться.

– Чего я так взбесился? Сидит лощеная ухоженная пакость, по недоразумению когда-то именовавшаяся моим отцом, и отказавшаяся от меня и мамы исключительно потому, что я был не идеальным, а с его точки зрения порченным! Да я свой дерматит благодарить должен! Если бы не это, он бы мне тоже загадил бы мозги вот этой самой грязью, которой он поливает страну, в которой родился, рос, выучился, получил научную степень. Ладно, уехал ты зарабатывать, наукой заниматься, могу понять, многие уехали. Но, оплёвывать-то зачем? – Павел холодно, словно разноцветную редкостную плесень, рассматривал этого вальяжно разглагольствующего, ухоженного, противного ему до судорог мужчину.

– Да, я всё продумал, и получается весьма удачно. Ты по-английски говоришь? Если нет, не беда, я оплачу тебе и Лор… то есть Алёне отличные курсы. Немецкий тоже надо будет выучить, но, это не проблема. Переехать можете уже весной. Сбором документов для вашего приезда займётся мой нынешний секретарь. Алёна, вы же можете разорвать контракт со своей школой? Ну, конечно, что я спрашиваю такие глупости, – он снисходительно рассмеялся. – Да, и я хотел уточнить, планируете ли вы детей? Лично я совсем не против внуков!

Павел снова начал закипать от такой бесцеремонной уверенности этого типа, зато Алёна, напряженно всматривающаяся в выражение лица Матильды Романовны, вдруг мило улыбнулась и защебетала что-то любезно-легкомысленное, явно отвлекая профессора от непосредственного общения с Павлом.

– Детей мы, разумеется, очень хотели бы. А можно спросить, какой у вас дом, а сад?

Андрей довольно покивал головой. Конечно, разумная женщина и должна таким заинтересоваться. Он начал подробно описывать планировку виллы, площадь сада, какие деревья там растут, и как он лично контролирует уход за ними. Он всё рассчитал верно.

Павел изумлённо уставился на жену. – Неужели она всерьёз этим интересуется? – он вдруг испугался, что она… Что ей захотелось туда, в Германию. – Алёна…

– Пашенька, зачем ты перебиваешь разговор? Помоги мне лучше чай свежий принести, – Матильда Романовна подмигнула Павлу, вручила ему остывший чайник, за спиной Андрея Владимировича послала Алёне нежный воздушный поцелуй, и вытолкала драгоценного сыночка в направлении кухни.

– Мам, что происходит?

– Ты телепень шерстолапый! – вздохнула Матильда, припомнив выражение из «Властелина Колец», которым в детстве иногда поддразнивала Пашку. – Тюлюлень!

– Мам! Неужели Алёна…

– Дитятко, не мешай мне! Алёнушка у тебя – сокровище! Она уловила мои умоляющие взгляды и поняла, что мне надо не допустить преждевременного взрыва твоих эмоций. Короче говоря, не спугни папаню! Я имею право на моральную компенсацию?

– Имеешь, конечно! – Павел от облегчения, из-за того, что жена просто маме его подыгрывает, а не прельстилась судьбой немецкой домработницы, чуть мимо стула не уселся.

– Паша, не раздави Тень! Истинный телепень во всей своей красе! – Матильда потирала руки и довольно хмыкала. Потом изловила черную крошечную Теньку, чтобы под ногами не путалась, и велела Павлу отнести поднос со свежезаваренным чаем в гостиную. – Да, только не поддавайся искушению поставить чайник мимо, – шепнула она сыну.

– Откуда ты… Как ты поняла?

– Сама такая! Но, есть выход лучше, поверь мне!

Андрей Владимирович довольно разглагольствовал на свою любимую тему, то есть рассказывал о своих успехах и достижениях. Слушательница попалась замечательная.

У Алёны уже сводило челюсть от желания нервно зевнуть, и спасал только мокрый нос Урса, который периодически вкладывался в её ладонь.

– Одно не понимаю, как мой сын уговорил вас, Алёна, завести этих… псов.

– Урс – мой пёс, Бэк, – пёс мужа, а Тенечку – щенка чихуа, мне подарили на день рождения, – вежливо пояснила Алёна и филигранно перевела разговор на отзывы о научной работе Андрея Владимировича. Понимала, что лекцию о том, что от собак, не приносящих пользу, надо избавиться, не выдержит даже для пользы дела.

Матильда одобрительно кивала головой. А когда раздался звонок в дверь, смущенно заулыбалась.

– О! Это пришла бабушка Алёнушки. Мы живём рядом, на одной площадке. Она узнали, что у нас такая радость, и решила нас навестить.

Андрей не понял при чём тут какая-то бабушка какой-то Алёны…

– Ах, да! Жену сына не Лора, а Алёна зовут. Ещё и бабка какая-то! Что нельзя было посторонних не звать? – подумал он, недовольно нахмурился, но вести себя умел, поэтому, когда приятная и спокойная на вид седовласая дама вошла в гостиную, уже полностью овладел собой, и провел приятнейшие пару часов, купаясь в атмосфере восхищения.

– Счас вытошнит! – Бэк тяжело вздохнул. – Почему они его не прогонят? Неужели, и правда, хозяин и Алёна уедут в эту, как её там, Гноманию? А как же мы? Что тогда с нами будет?

– Ты переслушал бреда! – решительно кивнул головой Урс. – Никуда они и не собираются. Алёна его просто уводит подальше от Павла. Ты разве не видишь, она плетёт слова так, чтобы этот пакостный человек даже голову не мог от неё повернуть, а когда становится невмоготу, перебрасывает эти слова бабушке, а та – Матильде.

– Но, зачем? – простодушный Бэк был уверен, что его решение проблемы значительно проще и действеннее. Цап и всё! Ну, можно ещё раз цапнуть, для закрепления науки, так сказать. Он даже место присмотрел. И пасть отлично откроется. Специально сходил, зевнул рядом! Примерился.

– А это я, я знаю! – Тенька было в восторге, что она может просветить высшее общество, к которому, без сомнения, относятся её великие старшие братья! – Матильда сказала, что она хочет морыльную песацию!

Псы переглянулись и недоуменно покосились на Матильду.

– Чего-чего? МорЫльную песацию? – переспросил Урс озадаченно.

– Рыло ему начистить? – предположил Бэк. – А что такое песация? Чистить рыло, пока он сам не того? Так Матильда маленькая, сама не справится.

– Да ей и не надо. Мы поможем в любом случае! Рыло или не рыло, а своё он получит! – решительно заявил Урс, которому было неловко перед маленькой и доверчивой Тенькой признаваться в том, что он понятия не имеет, что такое эта самая песация, да ещё морыльная!

Андрей Владимирович отлично провёл день. После обильного и вкуснейшего завтраки и приятнейшей беседы о себе любимом, он, в полной уверенности в успехе своей затеи, вызвал такси и отправился в новый парк Зарядье. Ему этот парк восторженно описывали коллеги-немцы, недавно побывавшие в Москве. Надо было увидеть собственными глазами, что там такое могло впечатлить коллег.

– В этой лапотной стране, ничего толкового быть не может по определению, раздумывал он, как вдруг, сфокусировавшись, обнаружил, что едет по ровной дороге, в машине бизнес класса, по весьма и весьма празднично изукрашенным улицам. В Германии такого изобилия не было! Мюнхен на Рождество прихорашивается, конечно, но только в наиболее посещаемых туристами местах. Утром-то он по сторонам не смотрел, уставившись в смартфон и отправляя инструкции секретарю. И сейчас немного опешил. Это чувство только усиливалось по мере приближения машины к центру Москвы…

– Мам, ты, может, мне всё-таки скажешь, что ты затеяла? – Павел собирался пройтись с собаками, заодно воздухом подышать после утомительного утра.

–Пока не скажу, ещё не уверена в деталях… – Матильда мрачно ухмылялась.

Лёха, тоже отправился с дядькой. Мялся, ёжился, но в конце концов, не выдержал и спросил:

– Дядь, а ты точно не уедешь? Всё-таки Германия…

– Лёх, ты чего?

– Да я… Я слышал с лоджии… Не, ты не думай, я не подслушивал. Просто он громко говорил. Ну, у него же вилла, сад, и это, заграница…

– Лёшка, ты серьезно думаешь, что это повод уезжать? Нет, бывают люди, которые не могут радоваться жизни там, где они родились. Всё им кажется, что где-то лучше, вкуснее, теплее и уютнее. Работать где-то там надо меньше, а получать можно больше. И даётся всё легче. Только, как моя мама говорит, мы на земле живём, не в Царстве Божьем. Идеальных стран не существует. Везде есть свои гнилые места, проблемы, нехорошие люди… Если тебе что-то не нравится, попробуй сделать лучше тут, а не ныть, капать ядом, и валить куда подальше. Грязно – убери хоть за собой, всё чище будет. Я вот езжу в командировки по всей России. Знаешь, Лёш, у нас страна классная! А люди так и вовсе лучшие в мире. И не собираемся мы с Алёной никуда ехать, так что не парься. А вот зачем моей матушке понадобилось отца так обихаживать, я не знаю.

– Она зачем-то Мышкины тайники распотрошила. Все игрушки кошачьи достала, – доложился Лёшка.

– Чего? – Павел аж остановился.

– Чего? – псы озадаченно переглянулись. – Может, этот тип крадёт меховых мышей? – Бэк просто уже не знал, что и думать. – И Матильда решила обезопасить Мышкины залежи?

– По-моему, дело всё-таки не в этом! – Урс как-то не представлял себе того лощеного дядьку, обыскивающего ночью полочки и всякие тайные местечки в поисках кусочков меха, наклеенных на пластиковые тушки и изображающие мышек.

– Так-так, это сделала. Но, мне кажется, что Аля всё-таки тоже не помешает! Алёчка, зайка моя, иди сюда! – Матильда Романовна нежно позвала белую Алю и кошка радостно прибежала. – Не уверена я, что ты такую атмосферу долго выдержишь… – Матильда презрительно принюхалась к аромату мужского парфюма, незримо витающего над дорогими дорожными саквояжами Андрея, – Но, кое-что мы сделать можем! Где наши щётки?

– Думаешь, этого будет достаточно? – с сомнением уточнила Марина Сергеевна.

– Нет, конечно! За такую-то подлость… Но, знаешь, я крепко верю в то, что судить его не моё дело. Он сам себе кару выбирает такой-то жизнью. Это я так… Коготки почесать. Нехорошо, наверное, но очень хочется. Как вы думаете, девочки?

Девочки в виде Марины Сергеевны и Алёны переглянулись, и с двух сторон крепко обняли Матильду.

– Вот мне и награда! Со мной рядом и Паша, и вы обе, и Лёшка, и живности полон дом, и всё такое живое, тёплое и радостное. А этот тип свалит в свою благословенную Баварию и будет там один. К этому всё идёт. Его жизнь, его выбор! Я-то дурочка, понадеялась, что он что-то хоть к старости понял, но, видать, не всем можно объяснить.

– Где? Где мои мыши? – Мышка была в ярости. – Почему пусто? Мои запасы! Моё имущщщществоооо! Мои сокровищщщщщаааа…

Она обыскивала все собачьи лежанки, Алины корзинки, даже к хомяку и жабе заглянула. – Нигде, нигде нет! Обездолили! Обобрали! Даже меховушку от Алёниной куртки украааалииии!!!

– Мыша, не расстраивайся, мы поищем и найдём! – Аля утешала подружку изо всех сил.

Собаки, пришедшие с прогулки, Мышкой были допрошены с пристрастием, но ни Урс, ни Бэк решили не признаваться и не выдавать Матильду.

– Зачем-то она это сделала. Не будем ей мешать, – решил Урс.

– Нет, не будем! Она знает, что делать! – согласился Бэк, покачивая головой при виде подозрительно принюхивающейся Мышки.

Вечером Андрей Владимирович вкушал отлично приготовленный ужин. Он был несколько шокирован увиденным. Да, в любой момент можно было всё это увидеть по интернету, но он был так уверен, что в этой Рашке ничего хорошего быть не может, что только презрительно фыркал, когда всё чаще и чаще слышал восторженные рассказы коллег о поездках в Россию. Пока ехал к дому Матильды, убедил себя, что это только в Москве так.

– Да нет, что ты! Питер, Красноярск, Новосибирск, Екатеринбург, Казань, Тюмень. Я много езжу по работе, так что это навскидку, первое, что на ум пришло.

– Ты шутишь? – Андрею надо было время, чтобы уточнить информацию, переварить её. – Всё время говорят, что вы живёт плохо!

– Ну, про Германию тоже много чего говорят, особенно немцы. И особенно про мигрантов, – довольно ядовито парировал Павел, наступив папеньке на больную мозоль. Даже в уютнейшей и тишайшей деревушке под Мюнхеном, где и была его пресловутая вилла, поселили четыре семьи мигрантов. Они не признавали никаких правил, мусорили, орали, гадили, и презрительно хамили коренным жителям, к которым Андрей себя уже давно и уверенно относил.

Андрей Владимирович предпочёл закруглить разговор и отправился отдыхать, решив, что для одного дня сделано вполне достаточно, и от его предложения отказаться невозможно.

Мышка насторожилась. Из приоткрытой комнаты потянуло чем-то таким знакомым… Она юркнула в щель и принюхалась. Очень мешал повисший в воздухе тяжелый и агрессивный запах гостя, но вожделенный аромат собственных сокровищ она узнала бы везде!

Глава 28. Щедрый подарок в дорожку

– Мыши! Мои мышиии! Звенелки и затычки… Ах, он мерзавец! – Мышка трудолюбиво и бесшумно сновала по комнате, вынюхивая и вытаскивая своё богатство. Аля опасливо заглянула внутрь, покрутила носом, но тоже вошла.

– Уноси! Бери и перетаскивай по одной. Вот это всё надо вынести отсюда, – Мышка стаскивала найденные сокровища к двери.

Аля только вздохнула, но послушно зашла в комнату. Мышка обладала талантом к накоплению, поэтому, в комнате им пришлось пробыть долго.

– Мышь, ну, может, хватит? Ты же уже всё нашла, – Але очень не нравилось соседство с эти человеком. Хоть и спящий, он её пугал.

– А меховушка? Моя ценная меховушка с Алёниной куртки! Она где-то здесь. Я точно знаю! – Мышь крутилась по комнате, прошла по разложенному дивану, потом снова и снова, недоумевая, обнаружила под ним приличное количество Алиной шести, удивилась и решила потом уточнить у подруги, зачем она тут надрала с себя столько пуха и вдруг…

– Я знала, что она тут! – Мышка нашла краешек меховой опушки, украшавшей недавно воротник Алёниной куртки. Краешек выглядывал из щели между спинкой дивана и простынёй. – Аля, иди сюда! Помоги мне! Я была уверена, что этот тип спрятал подальше мою ценную меховушку.

Тип спал, и не слышал, как топчутся под кроватью две чрезвычайно занятые кошки, упираясь всеми лапами и вытягивая кусок меха, нашитый на тканевую полосу.

Мышка торжественно уволокла свою самую великую ценность, припрятала получше, и вернулась в комнату к неприятному человеку.

– Мышь, ты куда? – Аля испугано смотрела на подружку.

– Караулить! Мало ли, опять пойдёт грабить… – Мышка легко запрыгнула на шкаф и спряталась подальше от края. – Эх, жаль, хомяка на замок закрыли! Я бы его ещё в сумки к этому типу запустила, пусть бы погрыз!

Мышка расстроено вздохнула. Нет, Аля, которую она считала некой компенсацией за изъятие хомяка, это конечно, лучше, но она же не грызёт вещи! – А почему, собственно? Зубы есть!

Через пару минут, Алю опять загнали к гостю. – Я не могу грызть его одежду! – оправдывалась белая кроткая кошечка. – Я не умею.

– Учись! – строго велела Мышь. – Лезь в его сумки и учись!

– А почему ты не можешь?

– Я караулить его буду!

Аля всегда Мыши уступала, пришлось ей лезть в пропитанные неприятным, резким запахом, сумки гостя и деликатно покусывать то тут, то там его вещи.

– Грызёшь? – время от времени уточняла Мышь, не спускающая взгляд с храпящего воришки.

– Да-да… Грызу-грызу! – Аля морщилась от вони, но старательно и совершенно незаметно прикусывала ткань.

Странное ощущение посетило Андрея Владимировича во сне. Наш организм на зуд реагирует автоматически. Чешется – и вот рука сама тянется, унять это раздражение. Сильнее чешется – ну, что же, значит, надо почесать ещё.

– Аля, Аля, уходим! У него блохи! Он чешется, постоянно. Бежим! – Мышка спикировала со шкафа, и юркнула в приоткрытую дверь.

Кошки выскочили так, слово за ними волки гнались. Потом долго катались на ковре в гостиной, стараясь перебить липучий запах. Бедняжка Аля даже чихать начала. Так противная вонь прилипла к её носу.

А в комнате, крепко спящий Андрей Владимирович, исправно расчёсывал себе уже обе ладони.

Утром он проснулся, чувствуя себя странно. Потянулся за халатом и замер, уставившись на руки.

– Что это? Что этоооооо?!!! – в воскресенье рано утром довольные жизнью гости так не вопят, но Матильда не спешила. Она с удовольствием потянулась за чайником, налила себе кофе, ещё подумала:

– Как странно, вроде, действие одно, а звуки совсем разные. Утром вода наливается в чашку бодро, деловито и весело, а вечером – уютно и умиротворяюще…

– Матильда! Посмотри! Что это? – Андрей Владимирович, растрёпанный, в халате и тапочках протягивал ей ладони.

– Дерматит, конечно. Ты же видел такое у Паши, – спокойно покивала головой Матильда.

– Отчего? Отчего у меня может быть дерматит, если это были твои гены? – взвыл Андрей.

– Ну, гены-то мои, а вот дерматит – твой. Твоя мама частенько рассказывала, как ты маленький страдал от этой напасти. Ты не помнишь? Ах, да, конечно… Ты же никогда её не слушал. Родители тебе были не интересны ни разу.

– Чтоооо? Мать говорила?

– Да, у тебя была аллергия на кошачью шерсть. Она вызывала такую реакцию.

– И ты посмела не удалить от меня кошек? Ты подвергла мою жизнь опасности! Я вызову полицию!

– Милый, я тебе как адвокат скажу, что полиция будет веселиться над тобой отсюда и до самого твоего Мюнхена. Откуда же я могла знать, что ты не перерос это так же как и твой сын? К тому же приехал аж из самой Германии, ученый с мировым именем, профессор. Регулярно обследуешься на предмет своего драгоценного здоровья. Ты же мне сам рассказывал. Помнишь?

– Ну, да! – Андрей смотрел на жену, словно первый раз в жизни её увидел.

– Вот! А вчера ты заявил, что у тебя такого не бывает. При свидетелях. Помнишь?

– Да, что-то такое я говорил. Но, ты же, ты же знала, что бывает!

– Милый, да кто я такая, чтобы спорить с мировой медициной такого развитого государства, да ещё с целым профессором химии? – Матильда едва удержалась от того, чтобы не хихикнуть. Очень хотелось!

– Ты… Ты ещё и издеваешься? Да как ты смела! Я сейчас всё расскажу нашему сыну. Моему сыну! Павел!!! – он шагнул было к Матильде, и застыл, потому что с двух сторон от жены возникли два громадных оскаленных пса.

– Что происходит? – Павел удивленно оглядывал безмятежную матушку и сильно разгневанного Андрея Владимировича. – Урс, Бэк, фу!

– Ты посмотри, ты только полюбуйся, что натворила твоя мать! Она подвергла мою жизнь и здоровье опасности! – взвыл Андрей.

– Не понял… Погоди-ка… Но, ведь у тебя так не бывает, и это испорченные гены типа от мамы! – Павел недоуменно поднял брови.

– Она всё знала, знала и подсунула мне кошку!!! – вопил Андрей, начиная почёсывать щёку.

– Я? Милый, ну, мы же с тобой уже выяснили, что ты о своём здоровье гораздо больше знаешь, чем я. А кошки… Ну, что мне их выгнать что ли?

– Да! Ты должна была избавиться от кошек и от этих тварей тоже! – он кивнул на собак.

– Так же как ты избавился от сына? От меня, от родителей, и от друзей? От всего, что тебе казалось лишним и не достаточно позитивным, как ты вчера излагал? Прости, но мне все они совершенно необходимы! – Матильда демонстративно подхватила на руки Теньку и погладила Бэка.

Андрей Владимирович редко попадал в такую ситуацию, когда не знал, что ему сказать. Он глупо открывал и закрывал рот, постоянно почёсывая уже обе щёки и шею. А потом повернулся к сыну.

– Твоя мать, видимо, сошла с ума, и я не стану с ней говорить. Но, ты! Ты мой сын и я хочу, чтобы ты приехал ко мне!

– Моя мама более чем в здравом уме. Да, я твой сын, но одного признания этого факта почти за тридцать лет твоего отсутствия как-то маловато. Не находишь? И я не вижу ни одной причины, по которой я должен был бы выполнять твои желания.

Из шокового состояния, милейшего Андрея Владимировича, вывел звонкий щенячий лай Теньки:

– Это и есть морыльная пенсация? То, что у него на рыле? Да? Ну, скажите, да? Ну, что вы молчите все? А чего он её чешет и чешет? Это не блохи? Нет?

Андрей притопнул ногой на щенка, и тут же испуганно отступил, потому что к нему широко шагнул Урс, прихватил за запястье, довёл до комнаты и отпустил, не оставив ни малейшего следа на коже, но напугав практически до судорог.

Совсем скоро от неприятного гостя остался только запах и звонкое тявканье Теньки, которая упорно требовала ответа на важный вопрос: на морде и на лапах гостя была песация или нет?

– А если это она, то почему только морыльная? И почему морыльная, а не нарыльная? И ещё она же не только на рыле? А налапная бывает? Ну, что вы хрюкаете оба? Почему не отвечаете?

Матильда Романовна, конечно, не могла знать, чем Тенька терзает псов, так, что они уже исфыркались до кашля, но изловила непоседу и принялась скармливать ей печенье.

– Праздную я! – объявила она Марине Сергеевне и Алёне. – Девочки, так приятно попраздновать на досуге…

Павел и Лёха вывели псов на прогулку и с наслаждением вдыхали воздух не облагороженный модным мужским парфюмом.

Мышка и Аля были заперты в гостиной у Марины Сергеевны с кучей мисок, наполненных лакомствами, в виде особой благодарности за ночной труд. Запереть кошек пришлось для того, чтобы открыть застекление лоджии и изгнать даже само воспоминание о неприятном визите.

Комнаты активно проветривались, и только хомяк Максим вел себя необычно. Он взбодрился от странного запаха и рысью бежал в колесе, высоко подняв голову и вскидывая передние лапы, словно породистый арабский жеребец, учуявший вольный аромат пустыни…

Андрей Владимирович ехал в аэропорт и наливался праведным гневом, не обратив внимания, как водитель нервно косится на него в зеркале заднего вида.

– Да как она посмела! И этот… Сын, тоже мне! Как он мог предпочесть эту отстойную страну! – мысли отвлекли настолько, что он осознал, что изо всех сил расчёсывает шею, только когда почувствовал боль. – Проклятая Матильда! Ну, ничего, ничего. Я сразу обращусь к медикам, и всё пройдёт…

В самолёте соседи старались отодвинуться от Андрея Владимировича как можно дальше, и его это просто бесило.

– Я не заразен! Это аллергия, – буркнул он соседке справа, а та поджала тонкие губы так, что они и вовсе стали похожи на ниточки и подалась ещё дальше в сторону от него.

– Чего она, как дура, отодвигается? Я же ей сказал, что это не заразно! – гневно раздумывал он, напрочь забыв, как сам старался держаться как можно дальше от всего непозитивного. Когда в такую категорию попадаешь сам, косые взгляды и отстранение воспринимаются совсем, совсем иначе!

Визит в клинику его утешил:

– Ничего такого страшного. Главное, не контактировать с аллергеном. Примите курс антигистаминных препаратов и вскоре позабудете о своей проблеме! – широко и позитивно улыбался ему врач. Лучший врач-аллерголог в Баварии.

В следующий визит улыбка врача была уже чуточку менее позитивна.

– Вы уверены, что контакта с аллергеном у вас нет? – вновь и вновь уточнял аллерголог.

– Ну, конечно, уверен! Ни одной проклятой кошки я к себе и близко не подпущу! – Андрей был готов от ярости рвать и метать всё, что попадалось ему под мокнущие расчёсанные руки. Например, щегольский ежедневник этого докторишки!

Ещё через пару визитов, улыбка аллерголога завяла напрочь, а терпение Андрея практически закончилось. Дерматит распространился дальше. Даже у этого самого Павла такого не было!

– Матильда! Как? Как она это сделала? – он потребовал проверить себя на яды, а когда пришли анализы, полностью исключающие версию отравления, начал испытывать к жене даже некоторое уважение. – Как? Нет, я её недооценил!

Ему и в голову не приходило, что вся его одежда была пропитана этим самым аллергеном, совершенно безо всякого умысла оставленным там белой и кроткой кошечкой Алей. Через некоторое время, по мере того, как его одежда побывала в стирке, дерматит стал уходить, но за время, пока он выглядел так ужасно и постоянно чесался, куда-то исчезли все его подруги и друзья. Они все, все как один, придерживались исключительно позитивного мышления.

Андрей Владимирович уехал в США для участия в научной конференции, будучи уверен, что после приезда всё в его жизни наладится и вернётся на круги своя, но вернувшись, он обнаружил в собственной драгоценной вилле целое семейство беженцев-арабов, отлично и с комфортом там устроившихся.

Разумеется, он, как законопослушный гражданин, вызвал полицию. Приехавшие полицейские любезно побеседовали с захватчиками и вернулись к разгневанному владельцу недвижимости, разводя руками.

– Понимаете, мы не можем их выселить… Только по решению суда. Да, мы понимаем, что это ваш дом, но… Ну, не надо так переживать, сейчас везде так. Во Франции и в Испании. Даже слово придумали «сквоттинг».

– Да какое мне дело до Франции и Испании? – вопил покрасневший от ярости Андрей Владимирович.

– Ну, у нас в Гамбурге, например, у собственников конфискуют жилье для размещения мигрантов, – примирительно заметил один из полицейских. – Вы же состоятельный человек, а тут дети! – он кивнул на верещащих маленьких арабчат, радостно висящих на ветвях ценных плодовых деревья профессора. – Вы должны войти в их положение!

– Да что бы я остался в этой стране! – Андрей метался по гостиничному номеру, который ему пришлось снять. – Это не страна, а отстой! Это даже хуже совка!

Принятое решение и остатки житейской смекалки, сподвигли его продать дом вместе с незваными гостями, одному очень внушительному кавказскому семейству, здраво рассудив, что арабов из своей собственности эти серьёзные и сдержанные люди уберут легко и непринужденно.

– Только в США полиция работает как положено! – убеждал себя Андрей, принимая предложение о работе в одном из американских университетов. – Эта самая Европа превратилась в полную, полнейшую клоаку!

Прошло совсем немного времени, и Андрей Владимирович в лютом шоке наблюдал за коленопреклоненными полицейскими, которые извинялись перед афроамериканцами за смерть некоего их случайноубиенного собрата. А ещё через пару дней, в ужасе смотрел на нестройные ряды афроамериканцев, которых нетолерантные и грубые жители его бывшей Родины называли попросту неграми, громящих всё вокруг, и издевающихся над белыми.

– Безумие! Безумие!!! Куда бежать? – Андрей Владимирович метался по своему новому дому, приобретенному им в стране, где действительность опять оказалась совсем не так безоблачна, как она выглядела со стороны!

– Люблю элегантные методы! – Матильда Романовна ласково гладила Мышку и Алю. – Доказать невозможно, привлечь нереально. Неприятно, больно, запомнится надолго, но не смертельно! Что мне грех-то на душу брать… Да… Элегантность и бездоказательность – наше всё.

– Поняла теперь, что такое морыльная пенсация? – Бэк снисходительно хмыкнул глядя на маленькую Теньку сверху вниз.

– Ага! Это как в тапочки написать, только лучше! – покивала головой Тень. Она, как щенок умный, отлично запоминала всё, что ей было интересно. – Интересно, а как можно легантно и безокательно написать в тапочки? Надо ещё подумать!

Глава 29. Прогулки с Тенью

Для Урса и Бэка прогулки обычно проходили комфортно и спокойно. Нет, встречались, конечно, странные создания типа малохольной и приставучей Люськи но, по большей части, все задиристые и не очень воспитанные псы обходили серьёзных друзей подальше. На Бэка когда-то налетала пара любителей подраться с дефицитом чувства самосохранения, теперь, с появлением рядом Урса, подобные конфликты попросту исчезли. Урс пользовался непререкаемым уважением даже самых невоспитанных и отвязных собак. А таких хватало.

Любая собака – отражение, проекция хозяина. Если хозяину на окружающих плевать с высокой колокольни, так откуда в собаки будет какой-то другой взгляд на мир? Если хозяйка истерична и скандальна, как может у неё быть спокойный и уравновешенный пёс? В любом правиле бывают свои исключения, но в данной теме они такие редкие, что они только подтверждают общую картину.

Урс и Бэк прочувствовали всё это на собственных шкурах, когда на прогулку начали выводить крошечную Теньку.

Она, любопытная и доброжелательная, как любой ребенок, растущий в атмосфере любви, бесстрашно шла знакомиться со всеми встречными – поперечными собаками. А вот заканчивались такие знакомства по-разному.

– И кто тут такой маленький, пухленький и наивненький? А если я тебя счас аммм? – рыкнул вредный и скандальный эрдельтерьер Лаки на черную кроху, немного выкатившуюся вперёд из-под лап старших псов.

– Аййййй! – запищала Тенька, развернулась и попыталась со всех лапок убежать. Эрдель сделал было выпад и нарвался на любезно-вопросительные взгляды Урса и Бэка. Тенька уже спряталась за ними, и осмелела. Может себе позволить не то, что не бояться, а даже тявкнуть что-то вроде:

– Что? Съел? Съел?

Урс насмешливо осмотрел агрессора:

– Мне, кажется, что-то померещилось, а Бэк? Вроде как кто-то тут что-то рыкнул на нашу Тень?

– Знаешь, братец, и мне почудилось… А, может, и не почудилось вовсе даже? – Бэк с Лаки конфликты одно время имел, и сейчас был совсем не прочь доказать ему, что он и вообще не прав, и в частности тоже. Да кто он такой на маленьких пасть открывать?

Лаки, в принципе, соображал неплохо, но он же терьер! А у терьеров в жизни на первом месте азарт, и несется этот азарт со всех лап впереди пса, а за ним уже и здравый смысл и раздумья всякие поспешают, конечно, у кого они имеются! В момент, когда оскаленная морда Бэка была уже близка к рывку на эрделя, его, наконец, нагнали все остальные составляющие терьерской личности, и пришло озарение!

– Оооо, так она с вами? Так это… Того этого… Так чего же сразу-то не тявкнула? Так мол, и так, я тута не сама семеню, вовсе даже, а со старшими… – эрдель нервно покосился на Урса. Даже, наконец настигнувший его здравый смысл не помешал бы ему подраться в своё удовольствие с этим ротвейлером, но, идущий рядом пёс из породы хранителей, это уже совсем, совершенно другое дело!

– Да где же ей успеть что-то тявкнуть, когда ты сразу кошелку свою бородатую распахиваешь и давай ею клацать? – хмуро прищурился Бэк.

-Не смей даже фыркать в её сторону! – холодно произнёс Урс, и Лаки стало отчётливо понятно, что ему сейчас очень-очень повезло. Отползает живым и целым, а могли бы пополам порвать! Он издалека принюхался к Теньке. На всякий случай. Надо запомнить, а то ещё случайно цапнет, а потом куда ему деваться? Хоть на улицу не выходи больше. Найдут и прикончат!

– Не лезь вперёд, – вздыхал Урс и притормаживал отважную мелочишку, которая опять выскакивает в авангард.

– Ну, почему? Ты же всех плохих прогонишь и меня спасёшь! – смешная Тенька уверенно описывает восьмерки вокруг мощных лап Бэка.

– Глупышка, ты такому дурню как Лаки на один зуб, Мы его потом, конечно, сожрём, но тебе-то помочь уже не сможем! – пытался объяснить Урс.

– А я не попадусь! – весело запищала Тенька.

– Замучился я, – вздохнул Бэк и ловко выхватил щенка из-под собственных лап.

– Даааа, надо учить! Хоть эту сделаем нормальной собакой, раз уж с Мышью не вышло.

Именно из-за этого решения Тенька оказалась в положении первоклассницы. К учёбе приступили после утренней прогулки.

– Так, когда тебе говорят команду «ко мне»! Что ты должна делать? – Урс хмуро осмотрел Теньку, старательно ползущую в сторону двери. – Куда ты отправилась?

– К Мышке.

– Зачем? – удивился Урс.

– А она обещала сказать, что надо сделать, чтобы вы от меня отстали, – честно объяснила Тень. – Всё учите-мучите, а я маленькая ещё!

– Да ты же прямо в пасти собакам лезешь! Слопают, и не спросят, маленькая ты или большая, -возмутился Бэк.

– А вы на что? Вы двое, вон какие большие, и не сможете одну меня маленькую защитить? – обиженно пискнула Тень, хитренько косясь в сторону приоткрытой двери. Там её с нетерпением поджидала Мышка для замечательной игры в ловлю резиновых мячиков. Кошки ловко кидали лапами мячики, а Тенька, топая, словно маленький слоник, мчалась за ним, и приносила обратно. Именно от этой замечательной игры её и отвлекли.

– Тенька! Стоять! – Урс рявкнул так, что Тень затормозила, словно мультяшный герой, аж с искрами из-под лап. – Если ты не научишься себя вести, на улицу мы тебя больше не возьмём!

– Маленьким собакам учиться необязательно! – гордо тявкнула щень.

– Обязательно! Даже больше того, жизненно необходимо! – Бэк шагнул, взял её за шкирку, да так, что голова непоседы оказалась в его пасти, и вернул на исходную позицию. – Тебя спросили, что ты должна сделать при команде «ко мне»!

Тень вздохнула. Она сильно жалела, что не воспользовалась случаем и не уточнила у Мыши, что именно надо сделать, чтобы её не учили. Ну, ничего-ничего… Скоро она всё выяснит!

Стоило только уставшему от воспитательно-учебного процесса Урсу объявить перерыв, как Тень шустро выскользнула из комнаты и направилась на поиски Мышки с насущным вопросом.

– Как что сделать? Быть кошкой! – Мышка полизала лапу, и хитро фыркнула в сторону комнаты, где отдыхали от великих трудов вымотанные до крайности псы.

– А так можно? – Тень от волнения нетерпеливо заперебирала передними лапками.

– Конечно! Ну, что показать, как быть кошкой? – Мышь коварно ухмыльнулась.

– Да!

Марина Сергеевна мирно читала. Хороший детектив в свободное время – самое то, что нужно приличной пенсионерке, живущей мирной и спокойной жизнью. Какое-то странное движение привлекло её внимание, она подняла глаза от книги и замерла. Мимо широко открытой двери на лоджию друг за другом прохаживались Мышка и Тень. Аля сидела на кресле и наблюдала за ними, причём щенок старательно копировал все движения кошки.

– Лапки ставим тише, нежнее. Топаем мы только ночью, когда все спят. Чтобы люди будились и удивлялись, удивлялись и будились! Тень! Ты кошка или кто? Тише, ещё тише. Вот так. Идём плавно и красиво. Нет, кошка может запросто сбить с ног, и этому мы тоже будем учиться. Так, хорошо. А теперь пугай.

– Кого? – удивилась Тенька.

-Да хоть кресло. Вообрази, что там враг! И скачи на него так, как я тебе показывала.

Марина Сергеевна потрясла головой, изумленно наблюдая, как Тенька по-кошачьи выгибает спинку и бочком, да с подпрыгом, забавно перебирая тонкими лапками, двигается к креслу.

– Что-то я про мирную и спокойную жизнь погорячилась… – пробормотала она.

– Хорошо, отлично просто. Теперь умыться лапкой. Это ты уже и так умеешь. Вот, молодец.

Марина потрогала свой лоб, а чуть помедлив, и нос. Заодно уж, на всякий случай. Температуры не наблюдалось нигде.

-Теперь лапой покати мячик, – Мышка ловко толкнула мяч к щенку и неодобрительно зафыркала. – Я тебе разве велела пастью хватать? Выплюнь и лапой отбей.

Тень послушно выпустила из острых зубов мяч, и ударила по нему лапой.

– Нда… Над этим пока надо поработать. Кривовато пошло. Но, это только начало обучения! – Мышь всегда была оптимисткой.

– Теперь утащи тапочек и отгрызи у него помпон! Хотя нет, это ты и так умеешь делать… Ладно, переходим к самому главному! Прыжки!

– Прыжки? Куда? – Тень расхрабрилась и была готова хоть на шкаф взлететь.

– Начнём с малого. Разбегись и прыгай на кресло, к Але.

Тень было посомневалась, кресло возвышалось неприступным утёсом, но очень уж хотелось доказать взрослым и серьёзным дядькам-псам, что не нужны ей эти их дурацкие сидеть-стоять-лежать-ко мне! Ушла в дальний угол, смешно повскидывала для разминки задние лапки, разбежалась и…

Аля ловко втянула падающую с края кресла Теньку на сидение.

– Мышенька, она пока маловата для такого. Давай что-нибудь пониже, – забеспокоилась Аля. – И попроще.

– Ну, ладно, можно и попроще… Прыгай вниз, куда уж проще-то…

Тень отважно подобралась к краю, и испуганно замотала головой. – Не, там высоко, стррраааашно!

– Тень, ты чего? Прыг и всё! – Мышка искренне недоумевала, что такого страшного может быть. -Ничего такого, высота-то небольшая. Не со шкафа же прыгать…

– Не-не, не могу, никак-никак! – Тенька мотала головой, и от этого кресло казалось всё выше и выше, а пол всё дальше и тверже.

Марина Сергеевна убедилась уже в собственном здравомыслии, вменяемости и сообразила, что стала свидетелем обычного для домов, где есть и кошки и собаки, межвидового общения. Она хотела было встать и помочь щенку. А то упадет детка, не котёнок всё-таки, но тут перепуганная Тень завизжала, как сорвавшая голос пожарная сирена. В комнату, чуть не сорвав дверь с петель, влетели Урс и Бэк, и едва сумели затормозить около кресла.

– Помогитеееее! Снимиииите! Я высоты боюююююсь! – надрывалась Тень. – Я боюсь быть коооошкой!

– Как ты думаешь, собаки с ума сойти могут? – вздохнул Бэк, оценив происходящее.

– Могут. Что мы, хуже людей, что ли? – Урс кивнул, подхватил верещащий чёрный комочек и бережно спустил на пол. – Просто, у нас мысли устойчивее. Они не витают где-то там, как у людей, а на четырёх лапах бегают. Так что с ума мы сходим очень-очень редко!

– Но, по-моему, лично я к этому близок… – проворчал Бэк, перед которым уже развеселившаяся спасенная Тень, продемонстрировала новые навыки. – Особенно, когда вижу вот этот боковой подпрыг с наскоком.

Лаки, который на следующей прогулке, обнаружил черную мелочь и предусмотрительно решил её обойти подальше, во избежание, так сказать, тоже оказался близок к помешательству, потому что мелкая псинка сначала пинала лапой ледышку, и как-то так странно… Затем, умылась лапой, старательно её облизывая. А потом, эта чудная животинка начала абсолютно по-кошачьи красться, охотясь на хвост Урса, а, заметив его самого, изогнула спину и боком поскакала в его сторону.

– Караул… Спасите!!! – ошеломленный Лаки развернулся и со всех ног рванул от кошмарного видения, панически раздумывая, что же он мог такого слопать? И что именно из этого так нехорошо повлияло на его разум.

– Во! Вы видели, нет, вы видели! Мышка правду говорила. Страшнее кошки зверя нет! – восторженно вопила Тенька, распугивая встречных собак.

Алёна и Павел изумлённо переглядывались и хохотали, а Урс и Бэк только головами сокрушенно крутили.

– Дааа, с этим щенком нам ещё работать и работать… – ужасался Бэк. – И главное, хорошо бы, чтобы мои мысли бежали устойчиво и на четырёх лапах, а не порхали вокруг да около, как у людей!

– Чего ты там ворчишь? – покосился на него Урс.

– Да не свихнуться бы нам с ней! – обреченно рыкнул Бэк, прихватил Теньку за вязаную одёжку и поволок к хозяевам. Так спокойнее!

Глава 30. Серая оттепель

Раиса Ивановна перед выходом на прогулку, мельком глянула в зеркало. Вообще-то она туда заглядывать не любила. Чего она там не видела? Тётка как тётка. Среднерусских габаритов. Как раз чтобы мешок картошки волочь без особого напряга, а если надо, то и коней останавливать силой воли и голосовых связок. А что? У нас бабы и не то могут, когда очень требуется. Так что, изучив свою комплекцию и физиономию вдоль и поперёк, она, как человек здравомыслящий, особо зеркалами не увлекалась. А тут чего-то зацепило её…

– Чего-то я… Как-то не того? – включила светильник над зеркалом в прихожей, попутно отметив, что так давно его не включала, что и не мыла давным-давно. – Не поняла…

Привыкла-то она к тётке насупленной, плотного сложения, с взглядом исподлобья, пронзающем окружающих на манер рентгена, и пренепременно видящей вокруг всякое непотребство и гадость. Обязательно формой одежды в осенне-зимне-весенний период было шерстяное ворсистое пальто немаркого оттенка, туго обтягивающее достоинства фигуры.

А теперь из зеркала на неё смотрит кто-то такой… непривычный. В красной удобной куртке-пуховике, купленной недавно для прогулок с Джесси, в джинсах, которые, она раньше ненавидела, и даже устроила скандал дочери, посмевшей их ей подарить, но в них неожиданно оказалось так удобно выходить на прогулку с собакой! В меховых сапогах, которые когда-то уговорил приобрести бывший муж, да так они и пролежали в коробке, потому что не подходили ни к одному из её пальто. Этот кто-то, так странно для неё одетый, ещё на лицо непривычен… Куда-то делось брюзгливое выражение, приросшее к лицу, кажется, намертво. Наоборот, эта незнакомка, вы только подумайте, улыбается! Ну, ладно, краем губ, едва-едва, но всё равно, неожиданно!

– Да, Джесси, сейчас, мы идём уже! – она погладила смешного щенка-подростка и покосилась на солидную вязанную шапку из меха, сильно напоминавшую стожок сена. Пожала плечами, и достала из шкафа легкомысленный берет, который ей связала дочь. – А что? Если уж в красной куртке, так и берет можно! Плевать! Побежали, Джесс!

Бегать раньше она тоже бегала. А как же? За автобусом, например. Догнать и ворваться с разбегу – самое то! Но, редко и очень неохотно, а тут… Пару месяцев походов вверх по лестнице на седьмой этаж, потому что Джесси панически боялась стоять в лифте, и ничего, и бегать вполне можно. Особенно, если по свежему снежку!

– Когда я снег-то этот видела? – она огляделась с недоумением, вдруг осознав, как много за последнее время получила подарков от окружающей действительности. – Снег поблёскивает и под ногами хрустит. Приятно! И фонари такие красивые. Надо же, а я и не замечала. Заменили их что ли? О! Эмма бежит с хозяйкой! Как звать-то эту финтифлюшку-хозяйку? – Раиса Ивановна клички собак запоминала сходу, а имена их хозяев значительно хуже. Насмотрелась она уже на людей, чего в них интересного?

Эмма – огромный пятнистый дог приветственно повиляла хвостом небольшой Джесси и поволокла миниатюрную хозяйку дальше по маршруту ежевечернего моциона.

– И люди тоже. Сколько людей стало вокруг! Разных… – то, что поганых людей множество, она знала отлично! А вот то, что среди этих поганых иногда и хорошие встречаются, стало для неё приятнейшим сюрпризом. – И собак! Разных…

Раиса Ивановна теперь как коршун следила за любой потенциально опасной для её сокровища псиной! Сама она собак не боялась абсолютно! Ещё не хватало! Одного её голоса было достаточно, чтобы остановить потенциального четвероногого агрессора. И останавливала она всех встречных – поперечных запросто! Как баба – Перепелиха, визгом срубала на корню и правых и виноватых. Гуляли бы и вовсе в пустыне, потому что, бывалым собачникам было проще убираться с дороги излишне нервной дамы, если бы не неистощимое дружелюбие Джесси. Она прижимала уши, пропуская акустическую атаку, а потом извиняюще махала хвостом, припадала на передние лапы, улыбалась и хозяйке и жертвам визга, трясущим головами и нервно отступающим подальше.

– Прости, она за меня боится, вот и кричит. Она у меня добрая! – именно так Джесси познакомилась с огромной догиней, и уже через минуту играла с ней в снегу. Таким же образом уже была продемонстрирована миролюбивость двух лабрадоров, очень суетливого далматинца, четырёх такс и даже толстого белого бультерьера. Он вызывал максимальные подозрения у Раисы Ивановны, но был настолько мил, что она, посомневавшись, решила, что этот пёс всё-таки безобиден. Ещё бы! Джесси на нем даже верхом каталась. Запрыгивала на широкую спину и проезжалась так. Остальные встреченные до сих пор собаки, были меньше Джесси и Раису в качестве источника угрозы не смущали.

Удивляли её не только собаки. Хозяева тоже. Оказывается, собачники – самые общительные люди! И, кроме пары очень разодетых и очень высокомерных дамочек, все встреченные были вполне вменяемы. Но, самым большим откровением для Раисы стала сама Джесси. Голенастый, несчастнейший щен, подобранный после шока, пережитого около разгромленной автобусной остановки, стал чудесной, ладненькой девчушкой. Явно дворняжьих кровей, с примесью то ли овчарочки, то ли лаечки, а скорее, и того и другого. Внешность у Джесси была совсем не главным козырем. Главным её достоянием оказался характер!

– Мам, да откуда ты взяла-то такое чудо? – дочка, приглашенная с внуком в ближайшие же выходные после появления Джесси, налюбоваться на мамину неожиданную находку не могла. Молоденькая, ещё немного неуклюжая собачка так всему радовалась! Радовалась и улыбалась её вечно хмурой маме, ей самой, встреченной первый раз в жизни, её сыну. Любой ласке, даже самой мимолётной, любому доброму слову. – Солнышко прямо какое-то! Мам, ты если решишь её отдавать, мы заберем, ладно?

– Никуда я её не отдам, ты что? – Раиса Ивановна даже испугалась, словно Джесси кто-то отнимать собирался. – Мне самой такая нужна, очень! Удумала тоже! Отдавать…

Куда-то отступили сумрачные тени из углов квартиры, их уже не нужно было пугать вечно включенным телевизором. Одиночество уползало неохотно, поминутно оглядываясь, подбирало противный липкий и холодный хвост, остерегаясь веселого топота лап, и радостного лая. Раиса теперь спешила с работы домой! Ещё как торопилась! Перестала ежечасно придираться к подчиненным, и каждый день грызться с коллегами. Нет, по делу – за милую душу, а вот просто так… Не, не охота как-то стало. Скучно ругаться, когда тебя так ждут, и дома живёт радость! А ещё, когда ты для кого-то самая-самая красивая да любимая, и ничего что не можешь удержаться от куска тортика, принесенного на чей-то день рождения.

Раиса Ивановна обратила внимание на крупного пса породы ротвейлер, который топтался в конце аллеи и сразу насторожилась. Видела его тут первый раз, зато наслышана она была о таких страшных породах. А ну как нападёт? Обидит Джесси? Раиса, как дама предусмотрительная и осторожная, проштудировала советы бывалых, приобрела перцовый баллончик и теперь мучительно соображала в какую сторону дует ветер? Не прыскать же на себя и на свою собственную собаку?

– Куда, он, гад, дует? Как там определять? – она сдёрнула перчатку и облизала палец, не обращая никакого внимания на дико удивленного мужчину, который проходил мимо. Плевать! Тут угроза на горизонте! Ветер, как назло дул на них с Джесси. – Паразит какой-то, а не ветер! Ах, ты ж! Что за напасть, ещё один крокодил!

Крокодилами она называла всех собак, которые могли представлять для её Джесси хоть какую-то опасность. – Что ж за наказание такое! И ветер не туда! – она присмотрелась к кошмарным псам, и тут померещилось ей, что второго, лохматого и похожего на очень крупного длинношерстного овчара, она уже где-то видела! И вдруг он повёл головой, словно уловив её мысли и посмотрел на Раису Ивановну.

– Урс! Это же он. Точно! – уж что-то, а того пса и его имя она точно никогда не смогла бы забыть!

Укатился в снег ненужный перцовый баллончик, и закрутился как пропеллер хвост Джесси, рванувшей к таким страшным на вид, но совсем не опасным псам.

– Урс, Бэк, не напугайте! – Алёна удивленно смотрела на женщину, кинувшуюся к ней, как к доброй подруге.

– Девушка, миленькая! Вы меня не помните? Меня ваш пёс на остановке спас! Вытянул оттуда буквально за пару секунд до удара. У вас мужа Пашей зовут, вы с ним по телефону говорили, а вот как ваше имя, я и спросить-то не сообразила!

Алёна глазам не верила. Та тётка была сварлива как завхоз, у которого мыши пожрали неприкасаемый стратегический запас, и от её пронзительного голоса у Алёны остатки сил улетучивались, словно выдуваемые упорным и безжалостным ветром. Та была монументальна и напоминала живой памятник всем дамам средних лет, закаленных во всевозможных житейских передрягах. Эта… Яркая куртка, берет – это мелочи, главное – голос и лицо! А ещё собака! Вокруг тётки пляшет улыбающийся подросток-щенок, и видно, что псинка в женщине души не чает. А самое странное, что и хозяйка так же относится к смешной дворняжке.

– Это вы? Конечно, я вас помню. Меня Алёна зовут. Ой, какая собака милая! Улыбается! – Алёна прекрасно знала, что самый короткий путь к сердцу собачника – похвалить его питомца, но и не думала хитрить. Псинка, и правда, была очаровательна. Из-за отворота куртки Алёны тут же выглянула мордочка подуставшей было на прогулке Теньки.

– О! У вас их трое? Маленькая какая! – Раиса умилилась черной кнопке, тут же запросившейся на снег знакомиться с новой собакой. – Как хорошо, что я вас встретила. Я даже не помню, спасибо-то я вам сказала или нет?

– Сказали сразу же.

– Да, это было за спасение. А вот за Джесси… Я ведь её в тот же вечер и подобрала. Исключительно благодаря вашему Урсу! Спасибо вам и ему!

Собаки перезнакомились, и вскоре Тенька уже висела на хвосте Джесси, а та катала её по снегу, Урс и Бэк только переглядывались, озабоченно вздыхая, когда два неслуха разгонялись и влетали глубоко в сугробы. Оба довольно принюхались к молоденькой псинке в самом начале знакомства и важно кивнули друг другу.

С того вечера они встречались довольно часто, и Раиса с удовольствием разговаривала с Алёной.

Оттепель напала на город как голодный пёс.

Бывает, задует среди зимы тёплый, словно весенний ветер, и весело застучат капли с крыш, зачирикают весело воробьи, словно весна пришла! И наполнятся ужасом сердца коммунальщиков, мрачно обвязывающих заграждающими полосатыми лентами половину домов в городе, в надежде, что хоть кто-то обратит на это внимание, не полезет под ленты и не будет прибит сосульками.

В этот раз всё было не так. Прилетели тяжелые серые тучи, обложили небо, вместо снега полил противный промозглый холодный дождь, выгрызающий куски в пухлых сугробах, приводящий синоптиков в ожидание апокалипсиса, а автомобилистов – в подозрения о том, что, если на фигурное катание они не подписывались, то лучше машинку оставить дома – целее будет.

– Ножками, ножками, уйййй, мамочки, ещё уточнить бы, где ноги, где руки, и почему я опять шлёпнулась? – Алёна хмуро покосилась на хохочущего Лёху, который вместе с ней вышел погулять с собаками. – И чего ты развлекаешься?

– Так смешно же, сил нет, как ты сейчас… Вот так, и уйййййааа! – Лёха, смеясь, сделал шаг и тоже оказался сидящим на ледяной корке.

– Вот! Не хихичь над ближним своим, а то сам так же грянешься всей тушкой об лёд. Руку давай!

– Я чего-то стал собакам нашим завидовать, – Лёха вообще-то неплохо относился к экстремальным видам спорта, но вот такое скольжение уже немного напрягало. И особенно тем, что не было полной уверенности, а где, собственно, закончится следующий его шаг. – У них четыре ноги и на всех когти. Всё устойчивее.

– Ну, да, ну, да. Особенно вон тот уверенно двигается! – Алёна показала на английского бульдога, в нормальном состоянии напоминавшего достойнейшего лорда, а сейчас медленно скользившего с выражением панического ужаса на морде по совершенно произвольному маршруту под названием «куда лапа доедет». Бульдог неспешно поворачивался вокруг своей оси и пытался собрать конечности, неудержимо разъезжавшиеся в разные стороны. Англичанина спас хозяин, ловко доехавший до него, и взявший на буксир поводком.

– Хорошо, что ты Теньку не взяла, – высказал Лёха общее мнение, и всё и собак. – Тут самим бы целым вернуться.

– Это ты прав! – Алёна ухватилась за ближайшее дерево и облегченно выдохнула. В отдалении показался соседский мальчишка, размахивающий руками и приветственно что-то вопящий.

– О! Меня Андрюха зовёт! Алён, я побегу? Ладно? – воодушевился Лёха.

– Ну, побежать у тебя получится вряд ли. В лучшем случает ты поскользишь на ногах, в худшем – на чём придётся. Так что ты осторожнее, и на лёд не выходи. Подтаяло всё, – Алёна имела ввиду лёд на пруду, который располагался неподалёку.

– Ладно, ладно… – Леха оттолкнулся от ближайшего дерева и поехал к приятелю, с трудом удерживая равновесие.

Глава 31. Не пущу

– Нда, а может, нам закруглиться, а мальчики? – Алёна бы прямо сейчас домой отправилась, но псы не нагулялись, поэтому, умильно заглядывали ей в лицо и махали хвостами, у кого какие были в наличии. – Ладно, ладно… Верёвки вы из меня вьёте. Ну, тогда двигаемся дальше?

Двинулись они не совсем в одну сторону, но, в конце концов, разобрались кто куда. Собаки упорно тянули её в сторону от привычного пути, надеясь, что где-то там менее скользко. И вдруг Урс насторожился, а потом рванул так, словно и не он только что беспомощно скользил на особенно коварном месте. К ногам пораженной Алёны посыпалась ледяная крошка, выбитая его когтями.

– Урс, что? – Алёна уже достаточно знала своего пса, чтобы понимать, что просто так он рваться не будет. Кинулась вместе с Бэком за ним. Прямиком, через подтаявшие и покрытые хрупким настом сугробы. – Лёха, Андрей, нет!

Когда мальчишки будут слушать и выполнять всё, что им говорят, мир, наверное, остановится. Но, как было бы здорово, если бы они, хотя бы, не лезли на тонкий и подтаявший лёд! Алёна с возвышения видела, как катится к ним трещина, а эти оболтусы только вопят радостно, да хохочут над чем-то своим…

Урс мчался параллельно трещине, но сделал усилие, рванул ещё быстрее, и попросту смёл двух гавриков на более прочный участок льда, зато сам не успел…

Как она добежала, Алёна не помнила, ровно как не помнила, каким усилием отшвырнула с дороги обоих пареньков, рыкнула, запрещая лезть на лёд, кинулась на живот и подползла к краю провала. Урс едва держался. Пёс нырнул с головой, наглотался сходу воды, которая залила уши, потянула его вниз, заставляла отпустить край, расслабиться, принять неизбежное. Холод наваливался, словно удушающее тёмное одеяло, безнадёжное и полностью парализующее.

– Не смей! Не пущу! – он и так весит прилично, а сейчас, когда роскошную шубу напитала вода, стал и вовсе неподъемный! Не достать его из проклятой проруби! – Да пошло всё! Не смей, я тебе не позволю! Приходи в себя, борись! Урс ко мне! – Алёна в кровь прокусила губу и не заметила этого, – Урс, я тебя люблю, я не дам тебе уйти. Не отпущу! Постарайся, иначе, я упаду туда же!

Наверное, это было единственное, что могло его заставить сражаться за жизнь. Он уже не боролся бы за себя, но за неё… Никак не мог пёс-хранитель допустить такого! Он отчаянно забил крепкими задними лапами, Алёна перехватила его за загривок и начала отползать от края, помогая ему выбраться. Сил было явно недостаточно, но тут кто-то вцепился в Урса вместе с Алёной!

– А ну-ка! И ррраз, и два, и тррррри! – Раису Ивановну чуть не силой приволокла на берег Джесси, а увидев, что произошло, медлить решительная дама не стала! Не раздумывая, ринулась к ледовому пролому, и помогла выволочь собаку из воды! – Эх, ты, герой!

Алёна сдёрнула с себя пуховик, завернула Урса, который бессильно лежал на льду, и они с Раисой в четыре руки начали растирать едва не погибшего пса.

– Алёна, мою куртку накинь! У меня тёплый свитер, – Лёха перепугался до зелени, аж зубы стучали. Очень уж всё быстро и неотвратимо происходило.

– Урс, приходи в себя, давай, мой хороший, ну, давай! – слёзы куда-то подевались, не до них, потом! – Вот умница, вот молодец, вставай!

Бэк и Джесси вылизывали порезанные льдом лапы Урса, а он смотрел на хозяйку, сам ещё толком не веря, что остался жив.

Когда они вернулись домой, то выглядели словно солдаты, пришедшие с передовой, и чудом оставшиеся в живых. Урс, абсолютно мокрый, с порезами на лапах, ещё пошатывающийся после пережитого, и пытающийся вытрясти воду из ушей. Алена, которая только дома обнаружила, что с прокушенной губы текла кровь, мокрая, с ободранными об острый край льда запястьями, и целые и невредимые, но совершенно потрясенные Лёха и Андрей.

Матильда схватилась за сердце, Тенька шлёпнулась на хвостик, кошки с перепугу распушились и растворились в комнатах, зато Марина Сергеевна бестрепетно отправилась за перекисью водорода, бинтами и мазью.

– Ба, мы тут пришли… – Алёна ощутила себя снова в том дальнем времени, когда она уходила погулять, а возвращалась с битыми коленками, а иногда, вдобавок, ещё локтями и ладонями!

– Вот и славно, что пришли! – совершенно хладнокровно отозвалась Марина и сочувственно покосилась на Матильду. – Тебе валокординчику не надо?

– Кккконьяку лучше! Ведро, чтобы утопиться! – простонала Матильда.

– Кремень они у тебя! Меня бы в той же проруби прополоскали, потом достали бы, откачали, поругали и снова макнули! Для закрепления, так сказать! – восхищенно бормотал Андрюха. – Ну, кто бы мог подумать, что у нас Алёна такая крутая!!!

– Дурень, она не крутая. Она друга спасала, – хмуро отозвался Лёха.

Раиса Ивановна уже была дома, сидела на диване, вместе с Джесси, плотно завернувшись в плед. Она давно не чувствовала себя так хорошо! – Я ведь тоже что-то важное и нужное могу. Понимаешь? Вот тебе и тумбочка на ножках. Это меня так муж называл, – объяснила она щенку.

– Ну, и дурак! Сам он, этот… Тумб! А ты умная, сильная и верная. Ты можешь защитить меня от злых собак и людей, а я защищу тебя от плохих слов и развеселю! Вот так, и так, и так!– она трудолюбиво слизывала слёзы Раисы, пока от них не осталось даже смутных воспоминаний. Только одно Раису удивляло. – И как Джесси поняла, куда надо бежать? На помощь ведь не звали. Мальчишки с перепуга растерялись и молчали как партизаны. Да, ладно, ерунда! Хорошо, что мы успели!

– Урс, ты как? – Алёна сидела на подушке, которую ей приволокла Матильда Романовна. – Мой хороший, мой самый лучший пёс!

– Ты меня не отпустила и как я могу быть? Лучше всех! Лучше всех на белом свете! – сказал пёс из породы хранителей, и хозяйка его поняла!

Павел, вернувшись с работы, только за голову схватился. Хотел сначала наказать Лёху, потом хотел его вообще домой к матери отправить, раз слов не понимает, а потом немного остыл, и, припомнив, как сам проваливался в подтаявший лед, правда не сильно, по щиколотку, пошел просто поговорить.

В тёмной комнате Лёху почти не было заметно, только глаза сверкнули.

– Прости… Я не хотел, чтобы так вышло.

– Да уж понятно…

– К матери отправишь? – Лёха, когда первый испуг и возбуждение улеглись, стал соображать, чем всё это может для него закончится, и с какой стороны ни обдумывал, ничего хорошего не наблюдалось…

– Чего ерунду спрашиваешь? Ты ж не нарочно мне пытался жену угробить, и чуть не утопил её пса?

– Дядь, да ты что?! – вскинулся Лёха.

– Вот то-то и оно… Самое-то страшное, что из-за нашей дури могут близкие пострадать! Я же тоже так чуть не провалился по детству. Правда, чуть младше был, и мать до сих пор не в курсе. Там лёд был со снегом, каша такая, и я сам выбрался, – Павел покрутил головой, вспоминая, что мама ему тоже говорила на лёд не ходить!

– Ты сам, а мы, если бы ухнули так вот как Урс, с головой, не знаю, вынырнули бы, или нет… – Лёха ежился. Выходило как-то и вовсе невесело… Ни тебе второй попытки, ни запасной жизни в наличии, как бывает в компьютерных играх. Она одна. И такая хрупкая… Всего-то лёд под ногами треснул, плеснула тёмная вода… и всё, и уже можно не вернуться. И ведь не с полуострова Таймыр, или из какого-то дальнего и опасного приключения на Белом море, а с простой прогулки.

– Могли не вынырнуть. Там же самое страшное – шок от ледяной воды. Сосуды могут и не выдержать. Не жалко было бы вот так по-глупому всё себе прикончить? – хмыкнул невесело Павел. – Эх, понятно, что невозможно жить и всего бояться, но хоть немножко, капельку думать ведь не повредит?! Хоть на полшага вперёд! Если полезть в розетку – убьет током, прыгнуть на дорогу перед машиной – задавит, а если на тонкий лёд – можно утонуть. Просто от шока перехватит дыхание, остановится сердце и всё, и как бы ты отлично не плавал – конец. Оно того стоит?

– Нет, не стоит, – Лёха мотнул головой. Он радовался только тому, что в комнате темно, и дядька его лица не видит.

– Ладно, будем считать, что урок получен и усвоен. Сейчас пойду, извещу супругу, что если ты ещё раз полезешь в такую же глупость, чтобы она и не подумала тебя спасать. И Урсу чтобы запретила! Ишь ты… Разбазаривать таких псов-хранителей на дурней всяких!

Павел, и правда, отправился к жене, устроился рядом на полу, обнял Алёну за плечи и велел больше в сторону племянничка не смотреть.

– Анекдот знаешь? Прибегают к мужику соседи, и кричат, что за деревней на его тёщу медведь напал. А мужик, спокойно так и говорит, мол, передайте медведю, что раз сам напал, пущщщай сам и спасается, я его выручать не стану. Так и у нас. Вляпается Лёха в неприятности, пусть они сами теперь от него и улепётывают, раз не сумели вовремя увернуться от такого вредного отрока! А ты, Урс, слушай меня внимательно! У тебя хозяйка есть? Есть! Вот её и охраняй. А когда у нас дети будут, и их будешь сторожить. Мало работы не будет, поверь мне!

Алёна рассмеялась, представив растерянные неприятности, удирающие от Лёхи, а Урс внимательно и немного недоверчиво переглянулся с Бэком, который пробрался в комнату и устроился рядом, чтобы поддержать друга. Тенька тоже была тут, она давно вылизала Урсовы лапы и уснула на них, вконец утомившись.

– Он что, ещё не знает? – Бэк кивнул на хозяина.

– Похоже, что нет!– мотнул головой Урс. – Они странные, ничего не замечают! Хотя запах-то совершенно ясно указывает на то, что у Алёны будет щенок! То есть ребенок. Я уже недели две как чую.

Бэк с уважением покосился на друга. Он унюхал изменения позавчера, и всё думал, стоит ли спросить у Урса или нет. – Ну, оно и понятно! Он же пёс из породы хранителей, кому как не ему первому узнавать! – подумал Бэк и решительно запретил себе расстраиваться! Радоваться надо, у хозяев будет щенок. Ну, то есть ребенок!

Мышка, разумеется, подслушивающая все разговоры, сначала обрадовалась, а потом, подумав, решила, что надо принять меры, противощенячьи, то есть, тьфу, противокотёночные!

Котята, в смысле дети, они же во всё играют. А это значит, что? А это значит, что надо все мои запасы спрятать получше. А то вдруг этой будущей Алёниной котейке так понравятся мои мышки, что она их у меня заберёт? Не-не, это маленьким вредно! А потом-то поделюсь одной-двумя… Я же не жадная, но сейчас, уберу-ка всё подальше, да повыше! Жалко хомяка заперли! А ну как хомяка тоже надо прятать, а ещё никто-никто не знает!

Аля недоуменно наблюдавшая за перемещениями Мышки, уточнила, что случилось, и обрадованная начала собирать свои игрушки поближе к Алёниной кровати. – А вдруг понадобятся? – переживала она.

Предусмотрительно забаррикадировавшийся поглубже в горы семечек и печенья, хомяк Максим был самым счастливым и безмятежным обитателем этого трехквартирного теремка, потому как и знать не знал о последних волнительных событиях, чьих-то подвигах, чьих-то проступках, о грядущих переменах. Да ему это было и не важно, он же – хомяк!

–Пусть псы-хранители спасают, просто собаки переживают за своих людей, кошки отгонят тени и одиночество, жабы ловят своих тараканов. А моё дело – моя нора и запасы, – думал он. – Должен же хоть кто-то в этом доме жить спокойно?

Конец второй книги.

Продолжение следует.


Иллюстрация автора – Назаровой Ольги Станиславовны.


Оглавление

  • Глава 1. Сказка на ночь для утреннего кофе
  • Глава 2. Игры с пространством
  • Глава 3. Странные люди, главные люди
  • Глава 4. Визит, полезный во всех отношениях
  • Глава 5. Чутьё хранителя
  • Глава 6. Очень вредная тётка
  • Глава 7. Польза и вред любопытства
  • Глава 8. Найти любой ценой
  • Глава 9. Первые кошачьи правила
  • Глава 10. Незваная гостья в пути
  • Глава 11. Белое на белом
  • Глава 12. Знаки вселенной для бывшей невестки
  • Глава 13. Имя – дело важное
  • Глава 14. Успеть до первой звезды
  • Глава 15. Что дарят хозяйкам
  • Глава 16. Подарочек в коробочке
  • Глава 17. Вот так вот! Вуаля
  • Глава 18. Тень. Просто Тень
  • Глава 19. Предновогодняя суета
  • Глава 20. Новогодняя душегрейная собака
  • Глава 21. Белое безмолвие
  • Глава 22. Праздник непослушания
  • Глава 23. Кто во всем виноват
  • Глава 24. Шок – это по нашему
  • Глава 25. Нежданный бумеранг
  • Глава 26. Исключительно позитивное мышление
  • Глава 27. Морыльная песация
  • Глава 28. Щедрый подарок в дорожку
  • Глава 29. Прогулки с Тенью
  • Глава 30. Серая оттепель
  • Глава 31. Не пущу
  • Teleserial Book