Читать онлайн Тайна черной кошки бесплатно

Тайна черной кошки

Часть первая.

Черная кошка

1. Серафима

Старая ведьма не спеша брела по лесной дорожке, опираясь на толстую ветку. Разноцветные листья ковром устилали поверхность земли. Холодный осенний ветер пробирался под тонкую накидку и вызывал неприятные ощущения. Тонкая морщинистая кожа покрывалась мелкими мурашками. Очень холодно сегодня. Руки совсем окоченели. Пальцы в тонких вязаных перчатках с трудом удерживают ветку, служащую костылем. А без него ведьма давно уже никуда не выходит. С ним-то и то еле ноги переставляет. Старость она никого не щадит. Сейчас бы сидеть в теплой избушке у горячей печки и пить травяной чай. Но нельзя. Смерть дышит ей в затылок. Уже не раз ведьма, благодаря своему чутью, уходила из ее лап.

Ох, что-то опять сердце сдавило. Надо остановиться и отвар достать из котомки. Но это займет много времени. Раньше, когда молодая была, на ходу со спины котомку скинула, и все. А сейчас, чтобы это сделать, требовалось остановиться, опереть ветку-клюку о дерево, чтобы не упала. Иначе никак не поднять. Спина-то уже и не сгибается. Да и руки выше груди не подымаются. Совсем тело не слушается. Как-никак сто лет уже. И так прожила дольше, чем другие. Но на то и ведьма. Вроде сердце уже не сильно болит. Жалко времени терять на остановку. До лесной избушки еще четыре версты. Надо сжать зубы и идти. Нельзя сейчас умирать.

Все же зря я о смерти подумала. Сердце сильнее защемило. Видно придется останавливаться и пить отвар. Внучка, надежда моя, кровиночка ненаглядная. Как же так получилось? Почему забыла наставления своей бабки? Настенька, солнышко мое. Уже год прошел, как смерть забрала тебя у меня, а до сих пор сердце кровавыми слезами обливается. Глупая смерть, неправильная.

Утром ушла в лес за травами, так больше и не вернулась. Несколько дней я ее искала. Все ноги смозолила. Но не нашла. Пришлось к ведьме Аглае идти. Та в лицо мне смеялась, унижала. Но я терпела. Когда-то сильнее меня в округе не сыскать ведьмы было. Все ко мне учиться шли. Да только не каждую в ученицы брала. Вот и Аглаю тогда не взяла. Гниль на ее сердце увидела. Это только в сказках детей неразумных злыми ведьмами пугают. Природа зло не терпит и секреты свои лишь открытой душе покажет.

Люди становятся ведьмами по многим причинам. Среди них – желание богатств, признания, получение власти, временное умопомрачение, божественное указание. Причин очень много. Но становятся настоящими ведьмами лишь по одной причине – ради любви и заботы о всем живом.

Аглая же жаждала власти. И как бы не прикидывалась тогда невинной овечкой, от глаза ведьмы зло в сердце не утаишь. Оно черным цветком распускается, окутывает своими стеблями тело, прорастает корнями в душу. Прогнала ее тогда. Так эта наглая девица нашла другого учителя. А затем, обретя знания, призыв совершила и заключила сделку с демоном. Ведьмы знают бесценность души и не станут продавать ее даже ради спасения своей жизни. И знания эти оберегают и так легко ими не делятся. До сих пор так и не узнала, откуда Аглая прознала тот обряд. Но что сделано, то сделано.

И только ради Настеньки ведьма пришла к Аглае. Но та лишь унизила, а потом, смеясь, приказала своим слугам из дома выбросить. Прямо на навозную кучу. Ее, великую ведьму, как какого-то нашкодившего щенка, волоком по деревне протащили.

Тогда на помощь в поисках внучки пришли люди. Среди них были те, кто, повстречав меня, прикрывали глаза рукой. Им когда-то церковники рассказали, что ведьме нельзя смотреть в глаза. Их уверяли, что в противном случае может случиться что-то ужасное. Были те, кто при встрече старался коснуться моих одежд. Ибо верили, будто ведьма обладает исцеляющей силой и с теми, кто прикоснется к ней, произойдет нечто чудесное. Долго искали Настеньку. Только так и не нашли. И лишь недавно один егерь пришел в мой дом и поведал, что нашел внученьку мою. Вернее, то, что от ее молодого тела осталось.

На истлевшее тело тогда я взглянула ведьмовским взором и увидела, что ей перед смертью пережить довелось. Страшно и представить. Изуродовали ее ужасно. Настенька. А ведь такая красавица была. Загляденье просто. И голос мелодичный, словно ангельский колокольчик. На маму свою похожа.

Мама-то ее, Светлана, тоже красавица была. С женихом только не повезло. Петька тот хорош собой был. Первый парень на деревне. А ведь говорила я тогда, беги, мол, Светочка от него. Нехороший он. Не послушалась. Любовь у них, видите ли. И что в итоге? Петька-то этот соблазнил и обрюхатил. Как узнал, что Светланка Настеньку ждет, так и бросил. Тут же сосватал старосты дочку Матрену. Конечно, куда нам со старостой достатком мериться.

У Светланки дара-то не было. Не смогла совладать с собой. И как только дочку родила, так и забрала смерть ее. Хорошо еще Настеньку мне оставила. Хотя может быть лучше, чтобы сразу забрала. Больно уж страшную смерть внученька через шестнадцать лет приняла. Наверное, тогда было бы не так больно…

Вот чует мое сердце, Аглаи это рук дело. Чует, а доказать не может. Дар свой я Настеньке хотела передать, у девочки предрасположенность была. Через поколения ведьмами рождаются. А теперь нет ее. Аглая слуг своих к дому моему отправила. Те увидели вестники моей приближающейся смерти. Вчера ночью Аглая пентакли вокруг моего дома чертила. Только не зря меня сильной ведьмой считали. Подготовилась я. «Книгу мертвых» сожгла, а знания из нее в камушек перенесла. Простенький такой. Невзрачный. Зелье три полнолуния варила. А сегодня утром, пока соглядатаи Аглаи спали, через подземный ход и ушла. Он у меня из погреба шел. Давно еще прорыла. Как знала, что пригодится. Теперь надо просто дойти до лесной избушки. А там уже все подготовлено. Не видать Аглае ни моего дара, ни моей души, ни тайных знаний. Ведьма Серафима еще повоюет.

Ладно, хватит отдыхать. Холодно же. И хоть простыть уже не успею, но дойти надо. Ох, сердце-то как ноет. Отвар уже не помогает. Но ничего, немного осталось. Потерпи маленько. Постучи еще. Котомка какая тяжелая. Всего-то там половина бутылька отвара, немного волшебного зелья да кусок черствого хлеба. А все одно, тяжело очень. Старая совсем стала. Но надо дожить совсем немного. Совсем чуть-чуть. Иначе зачем все это? Зачем жизнь прожила? И внучка с дочкой неотомщенные останутся. А так нельзя. Ведьма я или кто?

Ведьма, опираясь на клюку, продолжила свой путь.

2. Лена

Я потянулась на кровати и сладко зевнула. Яркое солнце запустило сквозь оконное стекло несколько теплых лучиков и ласково пробежалась по светлым волнистым волосам. У нас в семье ни у кого волосы не вьются, только у меня. У всех остальных они прямые и тонкие. Странно, не находите? И веснушки в нашей семье только у меня весной высыпают. Сейчас их уже не заметно, так как я сразу принимаю меры. Благо в интернете много рецептов и можно подобрать для себя самый оптимальный. Но в детстве эти конопушки доставили много переживаний. Хотя моя школьная подруга Анька мне из-за них завидовала. Просто она дура. Не понимала, что веснушки – это уродство. Что красивого в пятнах на лице? Вот у нее кожа белая, ровная. Всегда хотела иметь такую. И почему этой Аньке так повезло? За что? Этим она меня постоянно бесила.

Как хорошо валяться в кровати, понимая, что никуда не надо спешить. Хоть весь день лежи. На кухне слышу какую-то возню. Верно муж, не дождавшись пробуждения жены, принялся готовить завтрак. Понятное дело, голод – не тетка. Пора бы и мне подниматься. Только как-то лениво.

Кажется, блинами запахло. Это одно из коронных блюд моего супруга. Я, отведав их впервые, поняла, что печет он их просто божественно. Даже лучше меня. А блины я очень люблю. Особенно со сгущенкой. В такие минуты всегда вспоминаю детство. По воскресеньям мама пекла их целую гору. И мы с сестрами уплетали эти тончайшие кружева из теста, соревнуясь, в кого больше влезет. Я хоть и была средней, проигрывать никогда не любила. И если не получалось завоевать победу честным путем, шла на хитрость. Такой уж у меня характер.

Я еще раз сладко потянулась, разминая затекшее ото сна тело, и решительно откинула одеяло. Пора вставать, а то муж с сыном съедят все блины и доказывай им потом, что сегодня не планировала сидеть на диете. Как все же вкусно пахнет! Мой желудок, согласившись с моими мыслями, громко заурчал.

Нашарив на полу удобные вязаные тапочки и накинув ситцевый халат советской эпохи, отправилась совершать водные процедуры. Из зеркала в ванной на меня смотрела женщина средних лет с темно-карими глазами, пшеничными (не от природы, а от очень дорогущей краски) вьющимися волосами и с выраженной ямочкой на подбородке. Это отличие мне досталось от моего покойного батюшки. В целом внешность моя была обычная и самая заурядная.

Наскоро умывшись и почистив зубы, я, походкой голодной гиены, прокралась на кухню. Муж с сыном ждали меня. На столе на большом блюде возвышалась приличная стопка румяных блинов. В небольших блюдечках ожидает своего звездного часа сгущенка. Свежезаваренный чай с мятой разлит по кружкам. Захотелось воскликнуть фразой из известного кинофильма: «Красота-то какая! Лепота!»

Умяв суточную дозу калорий и мысленно себя поругав за это, я, убрав с кухонного стола и перемыв посуду, отправилась благодарить мужа за завтрак.

– Сереж, блины были просто восхитительные! – воскликнула я, только переступив порог комнаты. – Всегда удивляюсь, как тебе удается создавать такое божественное блюдо из обычных продуктов?!

А вы думали, я просто буркну «спасибо» и поцелую мужа в щечку? Мужчин необходимо благодарить громко и пафосно. Иначе они обидятся и перестанут готовить. Это как выработка рефлекса. Самое главное, после серии похвалы надо искренне улыбнуться, обнажая зубы. Женщина вообще должна показывать свои зубки только в двух случаях – для того, чтобы укусить мужчину, по возможности отрывая от него хороший кусок плоти, или для того, чтобы ласково улыбнуться ему, опустошая банковские карты на что-нибудь дорогое и роскошное. А чтобы у представителей сильного пола выработалось смирение с неизбежностью, надо данную улыбку тренировать на различных мелочах. Вот как сейчас.

Сегодня была суббота, а значит впереди целых два дня выходных. Если вы спросите, кем я работаю, отвечу честно – никем. Точнее я – домохозяйка. Самая обычная, жизнь которой вертится вокруг кастрюль, половой тряпки, утюга и других бытовых развлечений. Нет, раньше я работала. Но наступил момент в нашей с мужем жизни, когда мы приняли решение работать на себя. Начав вместе, как-то так само получилось, что он стал работать один, предоставив мне заботу о доме. Поэтому жизнь моя была скучна и однообразна. В ней не было интересных, захватывающих дух событий, которые случаются с другими людьми. Когда где-то в организациях плетутся интриги, собираются сплетни, начальники обманывают своих подчиненных, клиенты выплескивают свой негатив на несчастных служащих, я в этот момент ползаю с тряпкой по полу, либо варю борщ. И вполне естественно, от этого однообразия мне хотелось попросту завыть. Поэтому выходные я любила больше других дней. Ибо можно было переложить привычную для себя рутину на плечи своих домочадцев, а самой заняться чем-то более интересным. Например, сплетничать по телефону, ходить в магазин не только за продуктами, а приятными женской душе вещами, читать книги. Нет, мне никто не запрещал читать в рабочие дни, но согласитесь, в выходной все же валяться на диване с очередной книжкой в руках намного приятнее. Совесть, что ли, не так грызет.

– Леночка, – обратился ко мне муж, – какие у нас планы на сегодня? Ты случайно не хочешь сходить в кино?

Да, забыла представиться. Меня зовут Елена Хорькова, но все называют просто Лена. И в нашей семье принято проведение выходных дней планировать совместно. И советоваться друг с другом. Точнее, со мной. Но это потому, что женщина лучше знает, как проводить мужчине свои выходные. Насчет похода в кино у меня возражений не было. Дав свое согласие на культурный досуг, я отправилась собираться.

На улице было по-весеннему замечательно. Яркое солнце, слепящее глаза; грязный снег с ошметками собачьих «сюрпризов»; остатки льда на неровном асфальте, старательно замаскированные под обычные лужи; промозглый ветер, вносящий свои корректировки в прически проходящих людей. Мрачно и мерзко. Одним словом – ранняя весна.

Я заскользила на своих шпильках в сторону припаркованной машины лилипутскими шажками, стараясь держать равновесие и костеря про себя своего мужа. Вот приспичило ему именно сегодня в кино сходить?! Телевизора, что ли, мало?

Кинотеатр располагался в торговом центре. Сколько народу! Словно все, испугавшись холодной погоды, решили забиться сюда. Шумят, галдят. Дети кричат. Какая-то девочка в синей куртке и смешной шапке в виде медведя громко плачет. Ударилась, что ли? А, нет. Это мама ей отказывается очередную куклу покупать. Предлагает вместо нее конфетку. Наивная. Девочка же понимает, что сладость она и так получит, а вот куклу – нет. Я в детстве в куклы играть не любила. Никогда не понимала, зачем неживую игрушку одевать, укладывать спать? Игрушечные машинки и пистолеты – это другое дело.

Мы с мужем прошли в зал кинотеатра и заняли свои места. В этом году еще ни разу сюда не выбирались. Все никак не получалось. То дела какие-нибудь, то погода холодная, то просто было лень. И фильм нам предстояло посмотреть мистический. Про проклятия и ведьм. На коленях большая коробка со сладким попкорном. На экране заставка. И вот начался фильм. Н-да, сюжет разочаровал. Трое подростков, один из которых был темнокожий, находят подвал с потайной дверью, закрытой на массивный замок. Естественно, они его открыли и выпустили на свободу древнюю ведьму. Ее изобразили страшной и пугающей. Хотелось встать и рассмеяться. Все дело в том, что я – ведьма. Нет, я не ношу традиционные ведьмовские одеяния и украшения. И у меня нет на лице уродливой бородавки. Просто у меня есть дар.

С самого детства меня раздражало, как образ ведьмы представлялся в различных фильмах. Даже в детских сказках. Вот взять Бабу Ягу из сказки «Морозко». Если внимательно присмотреться к персонажу, то становится понятно, что образ не соответствует действительности. Человек, обладающий волшебными силами, не может быть таким страшным. Ведьмы владеют знаниями об энергии природы и человека. И они используют их во благо процветания земли.

Не сложно понять, что фильм мне не понравился. От слова совсем. На улице шел мелкий дождик. Взглянув на серое небо, стало понятно, что капать будет долго и нудно, заставляя прохожих ненавидеть весну, вгоняя их в депрессивно-обреченное состояние. Настроение, которое еще утром было радостным и безмятежным, стало меланхолично-ненавистным. Вон, даже солнце со мной согласно, спрятавшись от людей. Попался бы мне сейчас режиссер, снявший этот художественный фильм, я бы ему стукнула хорошенько чем-нибудь по его больной головушке. Это как такую ерунду можно снимать?

Уже подходя, а точнее, подбегая к машине, я заметила возле колеса припаркованного рядом автомобиля маленького черного котенка. Он дрожал от холода и смотрел на меня своими огромными глазами.

– Бедненький, – запричитала я, сразу забывая о капающем дождике, холодном ветре и потраченном на фильм времени. – Как ты здесь оказался? Ты, пожалуй, голодный?

Я, боясь напугать резкими движениями котенка, не спеша приблизилась к нему и аккуратно взяла на руки. Пушистик посмотрел на меня таким жалостливым и таким человечным взглядом, что я невольно прижала маленькое тельце к своей груди. Комочек меха задрожал и доверчиво потерся мордочкой о мое пальто.

– Сереж, – обратилась я к мужу, изображая на своем лице самую просительную гримасу из моего арсенала. – Давай возьмем его к себе? Смотри, он какой маленький. Пропадет ведь.

Муж, нетерпеливо переминавшийся у водительской двери машины, окинув нашу с котенком парочку, выдал:

– Нет, Лена. Мы же с тобой решили, больше никаких котов и кошек в нашем доме! Так что садись в машину и поехали домой. На улице холодно. К тому же, пора ужинать.

Сначала я честно канючила. Дула губки, сдвигала бровки, даже ногой топнула для сущего эффекта – муж был непробиваем. Тогда в ход пошли уговоры, шантаж, но с тем же результатом. Моего терпения с каждой минутой становилось все меньше и меньше. Раздражение зарождалось в груди и готово было вырваться на волю и показать моему дражайшему супругу, где раки весной зимуют. Но муж, не прислушавшись к голосу разума, стоял на своем. Зря ты так, любимый! Не надо злить жену! В бешеном состоянии я крайне опасна для общества, особенно мужского пола. Если бы муж сразу согласился, то я может быть еще и подумала бы – брать этого котенка домой или нет. Так что сам виноват. Я, прижав маленькое тельце покрепче к своему пальто, гордо подняла голову и уселась в машину, всем своим видом показывая, что отступать не намерена.

Видя мое нервно-агрессивное состояние, муж покачал головой и, тяжело вздохнув, занялся своими прямыми обязанностями. А точнее, сел за руль и повез нас домой. По дороге он бросал на меня взгляды, словно приценивался – передумаю я или нет. Поняв, что настроена я решительно, еще раз тяжело вздохнул и уже спокойно сказал:

– Если ты решила оставить этого котенка, то тогда надо заехать в магазин и купить для него все необходимое.

– Хорошо, давай заедем, – ответила мужу, мысленно прощая его. Но на всякий случай приняла решение подуться на него подольше. А то избалуется еще. А это вообще никуда не годится. Поэтому в зоомагазине я выбирала для котенка все самое дорогое. Муж мысленно складывал стоимость вещей в корзинке и громко скрипел мозгами. А может это у него зубы так скрипели. Но на такие мелочи я внимания не обращала. Главное, в борьбе между мужчиной и женщиной очередную победу одержала последняя. То есть я.

Уже дома, установив, что найденный мной котенок является кошкой, стали придумывать ей кличку. В итоге благодаря доброму и надежному интернету найденное черное создание стала зваться Моргана, ну или просто – Марго. Ну, а что? У черной ведьмовской кошки должно быть необычное имя.

Марго, оказавшись в квартире, тут же освоилась. Лоток использовала по назначению, от еды нос не воротила. Только все время старалась держать меня в поле своего зрения. Видимо, боялась потеряться. Засыпали мы втроем, что вызвало очередное недовольство мужа.

– Похоже, скоро мне на коврике в коридоре спать придется, – ворчал он, засыпая.

Я, погладив мягкую шерстку Марго, нежно прижала ее хрупкое тельце к себе и прошептала:

– Ну что, малышка. У нас с тобой начинается новая жизнь.

3. Серафима

Ведьма из последних сил шла по тропинке, по одну сторону от которой неровным строем стояли старые березы. Такие дряхлые, как и она сама. Жухлые красные листочки лежали неровным ковром. Вот уже показались кусты сирени. Еще несколько шагов вперед. Главное переставлять ноги и считать. Так легче. Вот и дом. Старая, покосившаяся избушка напоминала скорее груду бревен, непонятно как державшихся и грозящих обвалиться в любую минуту. Но Серафима знала, что на самом деле это не так. Эта избушка покрепче любого каменного дома будет. Ведь в строительство ее была добавлена магия многих ведьм.

Ах! Ведьма с трудом открыла дверь и зашла в дом. Сколько воспоминаний связано с ним! Но сейчас некогда предаваться ностальгии. Времени совсем мало. Ненужный уже костыль отлетел в сторону, содержимое котомки извлечено на стол. Серафима, разложив свои принадлежности, стала готовиться к обряду. Руки ее словно налились силой. Из них пропала дрожь и все действия старой женщины сейчас были точны и уверены.

– Вот и все! – громко сказала Серафима, еще раз внимательно осматривая предметы на столе, убеждаясь, что ничего не забыла. – Пора ставить точку.

Взяв нож, ведьма привычным движением сделала надрез на своей руке. Как только струйка крови, выпущенная из разрезанной плоти, устремилась наружу и медленно, капля за каплей, стала падать в стакан, наполненный волшебным зельем, Серафима стала читать слова. Сперва тихо, едва слышно, затем все громче и громче. В доме сделалось жарко и ярко. Словно тысячи свечей осветили это небольшое помещение.

Закончив читать заклинание, ведьма в несколько глотков выпила зелье. Когда пустой стакан выпал из обессилевших рук Серафимы, дверь избушки резко распахнулась и на пороге дома появилась Аглая.

– Что ты наделала, старуха! – заорала она, уставившись взглядом, полным ненависти, на Серафиму.

– Ты опоздала, – с улыбкой произнесла пожилая ведьма, медленно оседая на деревянный пол. Но сил сидеть у нее уже не было, и она легла на старые доски, по которым еще девчонкой босыми ногами впервые вошла в этот дом. – Ты ничего уже не сможешь сделать, Аглая. Моя сила, мои знания тебе не достанутся. Ты проиграла.

Серафима тихо засмеялась, а затем в последний раз закрыла глаза. «Неужели это все?» – промелькнуло в голове. Она чувствовала, что больше не может дышать. Последним отключился слух. Серафима еще успела услышать, как Аглая, подскочив к столу, что-то схватила и, наклонившись к умирающей ведьме, прошипела в ухо:

– Еще ничего не закончено, старуха!

4. Серафима

Хотя ведьма и была готова к смерти – когда тебе почти сто лет как-то уже свыкаешься с мыслью о ней, – боль в груди оказалась неприятной неожиданностью. Конечно, решаясь на обряд, она не надеялась уйти тихо и незаметно, во сне, как многие другие пожилые люди. Голову сдавило, словно щипцами, дышать было тяжело, на грудь словно кто могильный камень положил. Внутри головы что-то горячо пульсировало, грозясь разорвать мозг на мелкие кусочки. Это мешало Серафиме связно думать.

И тут резко кто-то включил разные звуки. В больную голову ворвались тысячи шумов. Лязганье, дребезжание, топот, скрежет, множество голосов. От шока я открыла глаза. Что это? Где я? Вокруг меня были странные животные, которые двигались с бешеной скоростью. Люди одеты в необычные и неприличные одеяния и имеют просто огромные размеры. Дома гигантские с множеством окон. Я закрыла глаза и попыталась успокоиться. Но громкие звуки и непонятные запахи просто въедались в мой мозг, отзываясь в нем бесконечной тупой болью. Снова открыла глаза – окружающая меня действительность не изменилась. Я решила потереть глаза руками, но вместо них увидела маленькие лапы.

А-а-а!!! Ведьма Серафима впервые в своей жизни громко заорала от страха. Что поделать, нервы не выдержали. Аглая может праздновать, пусть маленькую, но победу. Мне не удалось сохранить свое лицо. И я не знаю, кому на моем месте это удалось, если бы вместо привычных рук с пятью пальцами на каждой он увидел кошачьи лапы. И не взрослой особи, а маленького котенка. И ладно бы только лапы, но все остальное! Это вот мой хвост? Это у меня такие длинные усы? Нет, только не это! Это просто страшный сон! Я умерла, и мое тело сейчас лежит в старом доме на холодном полу. Но почему тогда я ощущаю этот холод? Почему чувствую, как капли дождя, падая на мою шерстку (как не противно это звучит), неприятно ожигают кожу?

Сколько я так вопила – одному Создателю известно. Очнулась я на мокром асфальте возле большого белого монстра. Мое тело жалось к его задней лапе. Приглядевшись, поняла, что он не живой. Так, я жива и Аглаи рядом не наблюдается. Это очень хорошо. Но лапы, хвост и усы остались. Это плохо. И что же теперь мне делать? Как разобраться и понять, что произошло со мной? Я – высшая ведьма, и мне по статусу полагается верить во все мистическое и непонятное. Поэтому в переселение душ я поверила очень легко. Это я к тому, что моя первая реакция на происходящее была весьма неадекватной лишь от неожиданности. Но одно дело верить, а другое – испытать на своем собственном теле или, точнее, шкуре.

Вариант, что мне так навредила Аглая, создав эту ситуацию, хоть и казался самым реальным, но, зная возможности ведьмы, отметался сам собой. Если бы она это умела делать, то не гонялась бы за моими знаниями, не желала бы заполучить «Книгу мертвых».

Выходит, виновница всего этого безобразия – не она. Тогда кто? Врагов у меня было много, но тех, кто обладал бы такими знаниями – ни одного. Сколько бы ни думала, найти хоть одного, самого завалящего подозреваемого так и не смогла. Пока что. Видно мозг у котенка очень маленький и много мыслей в нем не помещается. Но я обязательно во всем этом разберусь! Не будь я Серафимой!

Так, соберись! Что мы имеем? Тело маленького котенка месяцев пяти, не больше. Непонятный мир с диковинными животными. И важный вопрос: почему древний обряд, продуманный до мелочей, вместо того чтобы развеять мое тело и душу, дал сбой? Высшие силы, я – безмозглое животное! За что-о-о-о?

И тут я заметила ее. Ведьму. Она приближалась ко мне какой-то странной, дергающейся походкой и забавно сюсюкала. От удивления я забыла про свои проблемы и уставилась на нее. Ведьма взяла на руки тело котенка, в котором вынужденно была заперта я, и прижала к себе. Ну что, довольно тепло. Ведьма начала пререкаться с мужчиной. Тот был одет в синие, под цвет его глаз, обтягивающие штаны и короткую черную куртку. На лице никакой растительности, а волосы подстрижены очень коротко. «Прямо как принц из сказки», – пронеслась внезапная мысль. И хоть принцы должны быть благородными и спасать женщин, даже если они покрыты шерстью, но этот был какой-то неправильный. И спасать меня не хотел.

Пригревшись на руках ведьмы, я пропустила момент, когда оказалась внутри железного животного, которое молодая ведьма называла автомобилем. Признаюсь, ехали мы с комфортом, с телегой и не сравнишь.

Ведьма, которую звали Лена, довольно умело манипулировала «неправильным» принцем, носящим имя Сережа и являющимся ее мужем. В ходе их диалога мне стало понятно – он просто позволял ей это с собой делать. Видно, свое психическое здоровье берег и предпочитал согласиться со своей женой, чем ссориться. Эта семейная пара на какое-то время оставляла меня внутри автомобиля, а сами куда-то ходили. Уютное тепло железного животного согрело мое новое тело и подействовало на него как зелье для сна. Поэтому очнулась я только внутри какого-то дома, носящего название «квартира».

Внутри все было странно и диковинно. Обойдя все помещения, я не заметила в доме главного – печи. Как они без нее живут? Печь в семье самое важное. Она и кормилица, она и постель, в ней мылись, стирали, да и много чего еще. Она – душа любого дома. Что за мир такой необычный, раз без печи обходятся?

Еще в квартире не было ни одного сундука. Серафима печально вздохнула. Семья видно ей попалась совсем небогатая. Ведь все знают, чем больше в доме сундуков, тем богаче семья. В них хранили приданое, сбережения. На полках стояли непонятные предметы, функции которых мне были неизвестны. Сидели не на лавках, а на стульях и мягких диванах. Спали на больших кроватях.

На кухне, где семья трапезничала, стоял огромный ледяной шкаф – холодильник. Внизу располагался отсек со льдом, вверху полки с продуктами. Молоко здесь брали не из-под коров, а из пакетов. Оно было просто ужасно на вкус и отдавало водой и какими-то странными травами. Когда ведьма в первый раз налила ей молоко, лишь голод заставил тогда выпить, точнее вылакать, эту гадость. Яйца брали не из-под куриц, а из лотков. У семьи не было своего хозяйства, поэтому они покупали продукты в магазине.

В каждой комнате находился интересный предмет – телевизор. Он показывал причудливые рассказы, картинки, диковинные миры и много чего еще, в чем я пока не разобралась. Но смотреть его было интересно.

Семья ведьмы состояла из четырех членов. Помимо Лены и Сергея, было еще два великовозрастных сына. Оба обучены грамоте. Старший жил в другом городе и сам зарабатывал себе на хлеб, а младший проживал в квартире и проходил обучение у какого-то университета. Очевидно, он был строгим учителем, раз, приходя домой, юноша ругался страшными словами и грозился кого-то убить.

Нужник назывался у этих людей туалетом и располагался не на улице, а в отдельной маленькой комнате. Посередине стоял уродливый белый монстр – унитаз. К нему каким-то волшебным образом подавалась вода. Когда ведьма, накормив, принесла меня в это помещение, я испугалась. Но когда она посадила меня в какую-то коробочку с низкими бортами и заполненную белыми камушками, я все поняла. Я же не безмозглое животное, а взрослая женщина. Только меня шокировало поведение Лены. Она зачем-то наблюдала за процессом. Совершенно невоспитанные и абсолютно бестактные люди в этом мире! А если я на них буду тоже смотреть, когда они это делают, и при этом сюсюкать: «Ах, какая умничка!» Здорово? Не думаю.

Еще в квартире имелась ванная комната. В этом мире воды очень много, поэтому люди могли позволить себе мыться каждый день, стирать вещи в волшебной машине. Это приспособление, как и телевизор, меня заинтриговало. Лена загружала вещи, сыпала какой-то волшебный порошок, что-то нажимала и через некоторое время доставала их и развешивала сушиться. Не надо воду носить из колодца, греть ее, шоркать, отжимать.

В первый же день меня заинтересовало, как ведьма готовит зелье. Расскажу о своем наблюдении поподробней.

На плиту была поставлена… кастрюля. Она была белая, с красивыми нарисованными цветами и не соответствовала всем канонам ведьмовской атрибутики. Только моя недовольная физиономия вписывалась в этот антураж. Черный мрачный котелок – вот в чем должна творить настоящая ведьма!

Лена, не подозревая о моих мыслях, стала доставать ингредиенты для будущего зелья. Многие названия мне были не знакомы. Похоже она собралась варить отравляющее зелье.

Моя память тут же воспроизвела рецепт. В полнолуние вскипятить литр воды, добавить по двадцать грамм корней морозника и полыни, собранных ночью. Помешать десять раз по часовой стрелке и пятнадцать раз против нее. Медленно всыпать десять грамм порошка из листьев трипутника, цвет зелья на этой стадии изготовления станет нежно-зеленым. Добавить две капли миндального масла и шесть капель розового. Цвет зелья станет ярко-красным. А теперь наступал самый сложный этап, на котором очень многие ведьмы портили зелье. Медленно, под звук биения своего сердца, надо было читать слова заклинания. Их необходимо было знать наизусть. Одна запинка, и придется начинать все с самого начала. Когда зелье остынет, оно станет прозрачным, как вода.

Но Лена готовила по другому рецепту. Видно, здешние ведьмы адаптировали его под свою жизнь.

Я внимательно стала следить за ее действиями. Следуя одной известной только ей инструкции, она налила в кастрюлю воды из крана. Странно, сделала это на глазок. Но в приготовлении зелья важна дозировка. Может она его так часто варит, что ей уже и не надо делать замеры? Затем она поставила кастрюлю на плиту и повернула ручку. Загорелся огонь. Получается, этой ведьме подвластен огонь? Потому что ни спички, ни лучины, ни какого-либо другого предмета, добывающего огонь, я в ее руках не увидела. Серафима уважительно посмотрела на Лену. Огонь вспыльчив и обидчив, мало кому из ведьм он подчиняется.

Далее она приступила к следующему пункту. Опустила в воду куриное мясо. Потом долго колдовала, после закипания сливала воду, опять наливала. Снимала пену. Добавляла разные овощи, травы. В итоге зелье окрасилось в светло-желтый цвет. По лаборатории поплыл приятный аромат, от которого заурчало в животе. Затем ведьма позвала своих домашних и, разлив по тарелкам зелье, села со всеми его употреблять. Что это за зелье такое, что она сама не боится его принимать? Съев пару ложек, ведьма резко подскочила. Тут я, грешным делом, немного позлорадствовала. Решила, что беспечность Лены привела к ее отравлению. Но на деле она просто налила в небольшую тарелку своего варева и поставила ее передо мной. Она хочет, чтобы я его оценила? От одного запаха потекли слюнки, а мой желудок, прокричав: «Ура! Меня сейчас наполнят! Сейчас я буду кушать!», лишил мой разум последней мысли, и я с жадностью набросилась на сваренное зелье. Оно оказалось питательным и не несло в себе никаких отравляющих свойств.

В целом у меня сложилось к этому миру странное отношение. С одной стороны, здесь старались облегчить жизнь людей, с другой стороны, продукты и воздух оставляли желать лучшего. Поэтому, засыпая под теплым боком ведьмы, я решила к ней внимательно присмотреться, прежде чем открыться.

5. Лена

С появлением в нашей семье Марго жизнь немного изменилась. Кошка оказалась на редкость вредная. Гладить себя не давала, на кличку не реагировала, лишь демонстративно отворачивалась. В еде она была избирательна. С удовольствием ела только ту пищу, которую приготовила я сама. Особенно любила суп. К остальной еде даже не подходила или воротила свою кошачью морду. На фаст-фуд смотрела с таким презрением, что у меня самой кусок в горле застревал. Радовало, что свои естественные потребности справляла только в лоток, с удовольствием мылась в ванной. В целом, кошка не требовала к себе лишнего внимания.

Одна моя знакомая, ужасная кошатница, как-то сказала: «Если у вас нет кошки, обязательно заведите. Будет весело всегда». Что-то никакого веселья я не заметила. Либо та знакомая врала, либо кошка попалась мне бракованная. Эх, не зря говорят: «Не буди лихо, пока оно тихо». Моя размеренная жизнь изменилась резко и неожиданно. И произошло это утром первого апреля.

Пробуждение было недобрым.

– А ну, подымайся! – настойчиво кто-то будил меня, сдергивая одеяло и тыча в шею чем-то холодным.

Не открывая глаза, я пошарила руками вокруг себя, ища любимое одеяло, но искомое не находилось. Тогда мои руки совершили движение в сторону спящего мужа, чтобы завладеть его укрывным средством. И лишь обнаружив пустоту, мой мозг окончательно проснулся и вспомнил, что в данный момент в квартире я нахожусь одна. Если не считать кошку. Муж уехал в командировку, сын к бабушке. Тогда кто это меня так настойчиво будит?

Приоткрыв глаза, я заметила на кровати только Марго. Она нетерпеливо пританцовывала и открывала рот, который издавал вполне себе человеческие слова:

– Чаво зенки вылупила? Подымайся давай!

Протерев глаза, я ущипнула себя за руку посильнее, дабы убедиться – все увиденное и услышанное не результат буйной фантазии моего сонного мозга. Получив доказательства в виде небольшого покраснения на запястье, я внимательно посмотрела на кошку.

– Э-э-э?

Нет, а вы ждали от меня каких-то умных речей? Я так-то в первый раз встречаю говорящих кошек. Еще и в собственной постели.

– Ты пошто мне тут ээкашь. Подымайся, говорю. Солнце давно встало, а ты все на перине лежишь. Зенки-то протри. Совсем от рук отбилась!

Так как я была все еще сонной и не совсем понимала, что происходит, то не нашла ничего умного, чтобы спросить:

– А сколько сейчас время?

Марго, ловко спрыгнув с кровати, ненадолго исчезла из поля моего зрения. Через минуту она вернулась и недовольно произнесла:

– Петухи уже заутреню пропели. Подымайся давай, обед уж скоро, а я завтраком еще не кормлена.

Услышанное повергло меня в шок, переходящий в ужас. Я схватилась за айфон. Шесть часов утра! Эта наглая кошка посмела разбудить меня в шесть часов утра! В шесть долбанных часов. И это при том, что спать я легла только в час ночи. Мое возмущение было настолько сильным, что я уже и не обращала внимания на появившуюся у Марго способность разговаривать. Послав наглую черную морду куда подальше, я гордо подняла с пола одеяло. Завернувшись в него как в кокон, отвернулась к стене и попыталась снова заснуть и поспать еще часиков пять.

– Коли ты сейчас не подымешься, я сброшу со стола твой новый айфон, – донеслась до меня угроза говорящей кошки.

Я посильнее натянула одеяло на голову и сделала вид, что сплю. Какое-то время ничего не происходило. В тот момент, когда я уже почти заснула, на столе послышалось шуршание, а потом до меня донесся звук грохота.

– Ах ты, тварь! – заорала я, подскакивая на кровати и придумывая на ходу пытку, которой будет удостоена одна мохнатая особа.

– Я тебя предупреждала! – кричала Марго, резво убегая из спальни.

Все, кошка, я сегодня злая. А когда я злая и к тому же не выспавшаяся, то всем мало не покажется.

Новенький айфон, к счастью, не пострадал. Умывшись, я пошла на кухню, чтобы приготовить завтрак. Себе и кошке. Последняя осторожно выглядывала из коридора, силясь понять, успокоилась я или нет. План мести созрел моментально. Подхихикивая себе под нос, я, убедившись, что Марго меня не видит, начала действовать. Взяла кошачью миску и, наполнив ее овсяной кашей, добавила немного перца и соли. Этого количества достаточно, чтобы сделать вкус каши поистине незабываем. Настроение стремительно взлетело вверх. Правильно говорят: «Сделал гадость, в сердце радость!» Теперь кошка надолго запомнит, как будить хозяйку в такую рань.

Поставив миску с едой в отведенное для кошки место, я, налив себе чаю, стала наблюдать. Марго осторожно подошла к миске, понюхала кашу, а затем стала ее есть. Сделав несколько глотков, кошка замерла. Сначала у нее расширились глаза – от бесподобного вкуса, не иначе, затем резко сузились, тело выгнуло, и она отскочила от миски, бросившись к поилке. Которая, усилиями одной ведьмы, была пуста. Кошка подбежала к двери туалета – закрыто, как и дверь в ванную. На кухне была я. Животное вывалило язык и жалобно посмотрело на меня.

– Дай воды, – хриплым голосом попросила кошка.

– Дам, – ответила я, – если сейчас, раз и навсегда, ты пообещаешь мне давать возможность спать столько, сколько я хочу.

– Обещаю, – со вздохом ответила Марго.

Я взяла графин с водой и наполнила до краев поилку кошки. Та не заставила себя долго ждать и жадно припала к живительной влаге, полностью опустошив поилку. Пока Марго наполняла мочевой пузырь, я освободила ее миску от «воспитательной» каши и наполнила новой, вполне съедобной. После этого вернулась в спальню и спокойно проспала до обеда.

Новое пробуждение было намного приятнее. Сделав несколько потягушек, я повторно совершила водные процедуры. Кошки нигде не было видно. Видимо, дуется за утро. Ну и ладно. На обиженных, как говорят, воду возят. Хотя я бы и сама покаталась. Вот только надо сперва откормить это четырехлапое недоразумение, а то на дохленьком котенке как-то стыдно ездить. Представив свою тушку на спине у Марго, я расхихикалась и совсем потеряла бдительность. А зря.

Выложив остатки каши на тарелку, я пошла в комнату и включила какой-то детективный сериал. На экране пожилой полицейский ловко вел расследование. Набрав полную ложку каши, я отправила ее в рот и быстро проглотила. Мой язык что-то обожгло, и в горло, вместе со слюной полилась лава, обжигая пищевод. Что это? Прерывисто дыша, я бросилась на кухню и припала к графину с водой.

– Один – один, – услышала я за спиной голос, а затем злобный хохот. Не мой, как вы догадались.

Обернувшись, я увидела Маргошу. Она сидела на достаточном для пинка расстоянии и нагло смеялась. Сперва я хотела придушить эту тварь, но потом не сдержалась и тоже расхохоталась. Если бы мои домашние сейчас застали эту картину, то подумали, что мой мозг решил взять отпуск, оставив свою хозяйку на время полной дурой. Ну, а как еще можно охарактеризовать мое валяние на полу с дрыгающими ногами в воздухе и с идиотским смехом?

Через полчаса мы с кошкой сидели за кухонным столом, пили чай с бутербродами. Только, если я его отпивала из кружки маленькими глотками, то Марго его лакала из блюдечка. Удивляетесь, что кошка пьет чай? А то, что она говорящая, уже не смущает?

– Ну, что, давай знакомиться, что ли? – заявила кошка, облокотившись о спинку стула. – Серафимой меня величают.

– То-то ты на кличку Марго отзываться не хотела, – осенило меня. – Только если ты говорить можешь, почему сразу об этом знать не дала?

– К тебе присматривалась, можно доверять али нет. С ведьмами только так.

– А, поняла! Ты – мой фамильяр! – воскликнула я, подскакивая со стула. Раньше про них я только в книжках читала. Мои глаза запылали азартом, а мои нижние чуть больше девяносто прям зачесались от нетерпения. Видно размечтались влипнуть в какую-нибудь авантюру. Ведь ведьма со своим собственным фамильяром это вам не хухры-мухры. А ого-го!

– Чаво? Какой-такой фамильяр? Ты, девка, сказок, чо ли, обчиталась? Я – высшая ведьма, а не какая-то тебе прислуга! – возмутилась Серафима, запрыгивая на кухонный стол.

То есть теперь подвиг я не совершу? И не впишу свое имя в историю? Расстроившись, что моя кошка – не фамильяр, я не сразу поняла, что она – ведьма. Но вот стоило информации дойти… А случилось это, лишь когда я свои нижние не-девяносто жестко прижала на стуле. Видно мой интеллект очень уж зависим от пятой точки.

– Ты – ведьма? – спросила я кошку. Не потому, что сразу не поняла, а лишь для того, чтобы убедиться, что доведенная до меня информация правильная.

– Да, я – ведьма, – гордо ответила Серафима, спрыгивая со стола.

Я молча проследила за шерстинками, оставленными мохнатой особой после себя. Вот не была бы она ведьмой, ох отходила бы эту заразу за такое своеволие. Либо прошлась по этой наглой твари вдоль и поперек такими выражениями, что у любого заправского строителя уши не только в трубочку скрутились, а вообще бы отвалились.

Дальше произошло то, к чему я совсем не была готова. Кошка, сидя на полу, вытянула передние лапы и заревела. Плачущая кошка – это зрелище не для слабонервных. Я застыла в шоке и не знала, что делать. Взять ее на руки? Погладить? Может валерьянки в водичку накапать? Ласковые слова сказать? Это, может быть, и прокатило бы, если на месте Серафимы была бы обычная кошка. Но как быть с ведьмой-кошкой? А если она за жалость нашлет мне какое-нибудь поносное заклятие, и буду я до смерти жить в обнимку с фарфоровым другом. И не факт, что это заклятие снимется после смерти. Позор же будет. Или того хуже, пошлет заклятие, и будет меня воротить от любого алкоголя. И придется всю жизнь жить по сухому закону. А как же наш заслуженный женский праздник Восьмое Марта? А Новый год? И что делать?

– Серафима, – позвала я, – может вина выпьем?

Вы не подумайте, что я алкоголичка какая-то. Алкоголь – лучшее средство, чтобы расслабиться и выговориться. А моей кошке, похоже, это было просто необходимо. И так долго молчала. А для женщины не разговаривать вредно. По себе знаю. Серафима, подняв на меня заплаканные глаза, ответила утвердительно.

Ничто так не сближает, как вовремя налитый бокал вина. Телу маленькой кошки много не надо. Выпив совсем чуть-чуть, она стала изливать мне душу.

6. Серафима

Серафима сидела на подоконнике и смотрела через окно на проходящих мимо людей. Деревенская жизнь, к которой старая ведьма привыкла за свой век, разительно отличалась от городской. По утрам не было ни крика петухов, ни мычания коров, даже птицы за окном не пели. Из пернатых только ворон да голубей пока что и видела. В городе тишина. Уже солнце вовсю встает, а людей на улице практически нет. Они все спят. Ведьма развернулась от окна и внимательно посмотрела на спящую ведьмочку. Лена спала на боку, завернувшись в одеяло и поджав колени. Есть хотелось неимоверно. Тело котенка росло очень быстро, но требовало постоянно его подкармливать. Всякий там кошачий корм Серафима есть отказывалась. Для нее было важно сохранить в себе хоть что-то человеческое. Пусть тело уже и не вернуть, но превращаться полностью в животное, следуя его инстинктам, она не собиралась.

Чтобы не думать о еде, ведьма стала вспоминать вчерашний день. Почему она решилась открыться Лене, для нее до сих пор загадка. Видно так надо. В мире случайности не случайны.

После вчерашнего разговора с Леной ведьма долго переваривала услышанное. Оказывается, в этом мире ведьм очень много. У них даже свои собственные передачи на телевидении есть. Среди них много лжецов и шарлатанов. Но истинно сильных ведьм практически не осталось. А это могло значить только то, что ведьмы здесь вырождаются. Но тут нет ничего непонятного. Все закономерно. Сила ведьмы от природы. Именно поэтому они селились не в городах, а в деревнях, либо и вовсе в лесах. Ведьмы старались не сближаться друг с дружкой. И не потому, что все были злые. Скорее наоборот. Просто эта разрозненность изначально повелась. Так сложнее нас было истребить. Да и люди боялись ведьмовских объединений. Каких только вымыслов не придумали про наши шабаши. Хотя и среди ведьм могли затесаться такие, как Аглая.

Вспомнив имя своего заклятого врага, Серафима непроизвольно выпустила когти, оставляя на пластиковом подоконнике тонкие царапины. Все же в этой разрозненности есть и свои плюсы. Ведьмы заклинания и рецепты зелий передавали в одной семье из поколения в поколение. И хоть существовали у ведьм ученики, но некоторые знания передавались лишь членам семьи. Поэтому с уходом из жизни всех членов семьи многие обряды исчезли вместе с ними. У Серафимы тоже были свои секреты, и хоть теперь ни Светланки, ни Настеньки в живых нет, но своим знаниям она погибнуть не даст. Не зря же судьба свела ее с Леной. Все, решено, с сегодняшнего дня буду ее обучать.

7. Лена

– Что ты творишь? Кто так делает? – орала Серафима, бегая по кухне. Я стояла в дурацкой косынке с половником в руках и старалась сдержаться и не огреть им эту мохнатую террористку.

А все началось с того, что ведьма узнала о возвращении моего супруга из командировки. Знала бы, какие последствия меня ожидают, прищемила бы себе язык, чтобы не болтал лишнего. Серафима решила, что я просто обязана приготовить своему мужу что-нибудь этакое. Значит, лапша и сосиски отпадают. Поэтому, заставив купить меня все необходимые ингредиенты, мы, то есть я под ее чутким руководством, приступили к готовке.

Сперва ведьма хотела приготовить тетерева. Но когда я ей объяснила, что как бы она мне не угрожала, не шипела и не выпускала свои когти, я все равно данную птицу ни в магазине, ни на рынке не куплю. Потому что их в магазинах не продают. В итоге сошлись на курице.

Затем ведьма приказала мне надеть на голову косынку. Видите ли, мои волосы в еде будут. А ее шерсти, что с нее сыплется постоянно, значит там не будет? К тому же, муж привык к моим волосам везде, где они не должны быть. За годы совместной жизни он уже не закатывает скандалы по поводу забитого стока в ванной, за пользование его расческой, а уж из еды давно молча достает волосы и ест себе спокойно дальше. Знает, если что-то не нравится, то будет готовить себе сам.

Рецепт, со слов Серафимы, звучал так: «Возьми сытую курицу, опали ее, вынь все кости, включая сухожилия. Делай аккуратно, не порви кожицу. Мясо мелко наруби, добавь ветчинного сала, смешай. Добавь соль, травы. Теперь положи треть готового мяса в курицу. Возьми грибы, обжарь с морковкой и положи в курицу. Опять треть готового мяса. Теперь возьми говяжий язык и пожарь его в сметане. Добавь слоем в курицу. Выложи остатки готового мяса. Зашей ниткой курицу и придай ей прежний вид. Обложи тушку курицы ветчинным салом. Возьми глубокую сковороду, положи на дно по шесть штук моркови и лука, четыре лавровых листа, три половника бульона куриного и поставь на медленный огонь на три часа. По прошествии времени достань курицу и отожми ее аккуратно руками, чтобы повыдавить сок. Выложи курицу на блюдо. Сок, в котором варилась, процеди. Добавь взбитое яйцо и доведи до кипения. Полей этим курицу и подавай к столу»1.

Это я столько времени и усилий должна потратить на какой-то ужин, который мой супруг съест за несколько минут? Нашла дурочку. Изначально, когда я соглашалась стать ученицей Серафимы, я думала, она меня будет обучать волшебству. Хоть ведьмой я была с рождения, но необходимых знаний было мало. А я так-то ведьмачить хочу. Но готовить так курицу не собиралась, как и идти на конфликт с ведьмой. Поэтому, с горем пополам освободив курицу от кожицы, я решила избавиться от Серафимы. Нет, до радикальных мер еще дело не дошло. Пока. Необходимо всего-навсего ее отвлечь. А чем в наше время можно отвлечь человека быстро и надолго? Только интернетом.

– Серафима, а как вы у себя в деревне узнавали рецепты блюд? – начала я издалека.

– Так делились друг с другом. Кто грамотой владел – записывал, а кто так запоминал.

– А у нас все проще – загуглил нужную информацию, и все.

– Что значит «загуглил»? – захватила наживку ведьма. – Это у вас какой-то вид заклятий?

– Тут сложно объяснить, давай лучше все тебе покажу.

Я, нацепив на свое лицо улыбку змея-искусителя, пошла в комнату и включила ноутбук. Серафима, загипнотизированная таинственным словом, последовала за мной.

Сделав несколько запросов в поисковой системе и заинтриговав ведьму, я оставила ее осваивать интернет, а сама пошла готовить эту злосчастную курицу.

Срезав с костей мясо, быстро прокрутила его в мясорубке с луком, смешала с рисом и нафаршировала птицу этой смесью. Зашивать не стала, а просто соединила края зубочистками. Включила духовку, разогрела до нужной температуры. Поставила глубокий противень с курицей на среднюю полку, сверху прикрыла фольгой, выставила таймер и пошла заниматься своими делами. На все про все у меня ушло около получаса.

Ведьма Серафима все время, пока я хозяйничала на кухне, была погружена в чтение информации на просторах интернета. Это она еще игры не узнала. Одна только «Ферма» сколько женщин засосала, оставив их мужей с детьми голодными и грязными. «Но это все еще у Серафимы впереди», – подумала я, мысленно потирая руки.

Через сорок минут я открыла духовку, сняла с курицы одеяло из фольги, смазала сверху майонезом и вернула птицу назад. Пока она подрумянивалась, я сделала салат из свежих овощей, нарезала хлеб и красиво его разложила на тарелке. Духовка известила о том, что курица готова. Все, осталось дождаться мужа, и миссию о его встрече из командировки можно будет считать завершенной.

Эх, повезло же мужу со мной! И умница, и готовить умею, и даже практически готовая ведьма, только слегка подучить надо. Приосанившись, я подошла к зеркалу и с гордостью посмотрела на себя. А потом показала своему отражению язык. Ну, а что вы от меня ждали? Хоть и умница, а дурости во мне тоже хватает. Все баб… ведьмы немного волшебные на голову.

Вечером, после сытного ужина, я решила рассказать мужу про кошку. Нет, не все, лишь то, что она говорящая и теперь носит новую кличку. Взяв Серафиму на руки, я подсела к Сереже, сидящему на диване и смотрящему какой-то документальный фильм.

– Любимый, – начала я, – как ты отнесешься к тому, что наша кошка не такая, как другие?

От моих слов тело ведьмы заметно напряглось. А вот муж даже бровью не повел.

– Она и так у нас ненормальная. И я даже знаю в кого.

Сказав это, супруг ненадолго сфокусировал взгляд на моей персоне и подмигнул. Нет, я знала, что многие верят в способность животных перенимать характер от своих хозяев. Но это не давало моему мужу права так меня оскорблять! Сдержавшись, чтобы не треснуть любимого пультом от телевизора, неожиданно каким-то образом оказавшимся в моей руке, я продолжила разговор. Сейчас главное, пока Сережа расслаблен, выдать ему всю информацию. Другого такого шанса может и не быть.

– А если бы ты узнал, что она умеет понимать человеческий язык и даже на нем разговаривать?

– Я бы обрадовался, – улыбаясь выдал муж и добавил: – Мы бы тогда в разных шоу выступать стали, блог бы свой вели. Столько бы денег на ней заработали! Не только на наш, но и на век детей хватило бы.

Серафима, услышав планы моего супруга по ее эксплуатации, соскочила с моих колен и быстро ретировалась в комнату сына, оставив нас одних. Мне стало обидно за ведьму. Вот все мужики халявщики, мечтают за наш, женщин, счет разбогатеть. Одним словом – самцы.

– Сережа, – сказала я, поднимаясь с дивана и направляясь вслед за кошкой, – хотела тебе еще сказать, что с этого дня нашу кошку зовут Серафима. И прошу впредь быть к ней повежливее.

– Может мне ей еще тапочки в зубах носить? – донеслось недовольное мне в спину.

– Надо будет – понесешь! – грозно ответила я, даже не оборачиваясь.

Спать я легла в комнате сына. Серафима со мной была полностью солидарна.

– Раз устроила бойкот супругу, то либо доводи его до того логического конца, ради которого ты его начала, либо тогда вообще не устраивай.

А раз я пока не решила, для чего его устроила, то все подлизывания мужа принимала стоически и никак не реагировала. Иначе решит еще, что от меня так легко откупиться и будет этим пользоваться. Пусть не думает, что раз неделю был в командировке, то теперь у меня в глазах от его вида загораются красненькие сердечки и в голове одни непристойные мысли.

Хотя, если честно признаться самой себе, я рассчитывала, что муж придет ко мне ночью, возьмет на руки и утащит в нашу супружескую кровать. Но солнце уже исчезло с небосвода, уступая свое место сестричке луне, комната погрузилась во тьму, а Сережка так и не пришел. Вот гад! Может он просто забыл о мстительности своей супруги? Я так-то милое, доброе существо, если, конечно, не доводить. И вообще я тут ни при чем, это все Серафима со своими тайнами. Я наоборот, все честно хотела рассказать, быть откровенной, а он! Мне стало так жалко себя, что я не заметила, как по щекам полились одинокие слезы. Поняв, что еще немного и я разревусь уже в голос, приказала себе успокоиться. Не родился на свете еще такой мужчина, чтобы я из-за него слезы лила. Горя праведным гневом, я не заметила, как уснула.

8. Лена

Следующие несколько дней слились в один. Серафима вставала рано и ждала моего пробуждения, сидя на подоконнике.

– Я так гуляю, – объяснила мне как-то она. Но на мое предложение сделать это не сидя у окна, а на улице, отвечала категоричным отказом. Причин его не объясняла, да я и не настаивала.

Когда я просыпалась, мы вместе завтракали. Затем включала ведьме ноутбук и оставляла бродить по просторам интернета, а сама занималась домашними делами. Днем вместе обедали, смотрели какой-нибудь сериал и обсуждали персонажей. С каждым днем речь Серафимы становилась все более похожа на нашу. Из нее пропали странные выражения и на смену им пришли новые, сленговые.

С мужем мы помирились уже на следующий день. И произошло это само собой.

Утром Серафима решила обучить меня медитации. Только она называла это поиском внутренней силы. Но по существу то же самое. Надо было принять удобную позу, закрыть глаза, внимательно сосредоточиться и почувствовать внутри себя энергию, ее источник. Но сколько бы я ни сидела, ни старалась отрешиться от мыслей, прислушаться к чему-то внутри себя, ничего не получалось. Единственное, что я могла чувствовать – как от голода сжимается мой желудок. Кто придумал медитировать натощак? Тайком от Серафимы я прокралась на кухню и быстро съела банан. Все, теперь медитации ничего не помешает. Села в позу, настроилась – зачесался нос. Попробовала снова – заболело правое колено. Сменила положение ног – волосы шею стали щекотать. Вздохнув, я признала свое поражение и перестала пытаться. В другой день попробую. Не все же сразу.

Ведьма была недовольна, считая, что я быстро сдалась. Смысл пробовать, если все равно из этой затеи сегодня ничего не получится. В этом я была уверена.

В итоге в квартире, в которой находилось три живых существа, я, по сути, осталась одна. Серафима со мной не разговаривала по уже озвученной обиде, а с мужем я не разговаривала сама. Из вредности. Поэтому приняла решение сделать генеральную уборку на кухне.

Но так как я женщина вредная, то решила прибираться подготовленной. То есть сделала укладку и наложила макияж. Надела новый домашний костюмчик. Зачем? Вот муж зайдет на кухню и увидит меня, такую красавицу. И ему станет стыдно, что он со мной поругался.

Перебрав кухонные шкафы и отмыв все, куда могла достать, я посмотрела на часы. Было время обеда. Сейчас муж с кошкой придут еду клянчить. Глянув на себя в зеркало, я чуть не заплакала. Руки в разводах, на лице размазанная косметика, от прически осталось одно воспоминание. Новый костюмчик выглядел так, словно его неделю не стирали. Самая настоящая ведьма!

Разозлившись на мужа, из-за которого я так долго зря прихорашивалась, а он даже на эту красоту не пришел посмотреть, я села на стул и решила зареветь. Сидит в комнате, работает, а тут его жена страдает. Эгоист. От этих мыслей слезы никак литься из глаз не хотели. От бессилия я решила еще отмыть в ванной все кастрюли и сковородки.

Ходить много раз из кухни в ванную я не собиралась. Поэтому стала составлять из посуды пирамидку. Аккуратно взяв сие творение за нижнюю кастрюлю, осознала, что абсолютно не вижу дороги. Но не менять же свои планы. Квартиру я знаю как свои пять пальцев. Осторожно ступая, стала медленно передвигаться в сторону ванной комнаты. Но тут моему мужу приспичило пойти на кухню. А так как Сережа обладал длинными ногами и передвигался быстро, наше столкновение стало неизбежным. Я, не ожидавшая, что в коридоре появится кто-то еще, кроме меня, громко вскрикнула и посуда, еле удерживающаяся в одной куче, накренилась и полетела вниз. Раздался грохот, а затем и ругань мужа, не успевшего убрать свои длинные ноги с траектории полета кастрюль. Уже без посуды в руках я смотрела на жертву кулинарного падения, красиво валяющегося в моих ногах, и громко хохотала. Муж, поняв всю комичность ситуации, спустя минуту присоединился к веселью. Даже Серафима выползла из комнаты и соизволила улыбнуться. В нашей семье наступило негласное перемирие.

По вечерам, закрывшись в комнате и оставив мужа и вернувшегося от бабушки младшего сына заниматься своими делами, мы с Серафимой разговаривали. Она делилась со мной своими знаниями, рассказывала о своем мире, семье. Опытным путем мы все же установили, что речь ведьмы в кошачьем обличии понимаю только я. Для сына и мужа это было обычное мяуканье кошки.

К концу мая тело котенка сформировалось окончательно и Серафима стала похожа на черную красавицу с блестящей шерсткой. Я видела, каких усилий ей стоило бороться с животными повадками, и всячески старалась поддержать. Я купала ее, вычесывала. От лотка ведьма отказалась сразу, как только заговорила. И справляла свои потребности точно так же, как это делали люди. Она даже смывала за собой. Ела она то же, что и мы. Поэтому появление в нашей семье кошки никак не отразилось на жизни домочадцев, и они стали воспринимать ее как члена нашей семьи.

От Серафимы страдала только я. Пушистая нахалка возомнила себя моим учителем и вела себя как принцесса. Спала только на моей подушке и исключительно своей задней частью тела к моему носу. Ей, видите ли, так было удобно. Мой комфорт ее не волновал. Поэтому засыпала я лишь тогда, когда это делала ведьма. Потому что только спящее тело я могла развернуть так, чтобы не думать, а не пустит ли мне под нос эта особа свои газы?

Утром я часто просыпалась от того, что кто-то своим пушистым хвостом щекотал мой нос. Я просыпалась от желания чихнуть, спихивала кошку подальше от себя и возмущалась:

– Как у тебя совести хватает так вести себя со мной?!

– Да я же случайно, во сне, – самодовольно отвечала ведьма, делая круглые глаза. Если учесть, что такое пробуждение становилось все чаще и чаще, то в оправдания о случайности уже не верилось.

В начале июня Серафима решила, что мне необходима практика.

– Одна теория бесполезна, если она не подкреплена опытом, – утверждала она каждый день. И если вначале я категорически отказывалась, придумывая различные отговорки, то уже через неделю стала осознавать справедливость этого высказывания.

Но где найти первого клиента? Не пойдешь ведь на улицу и не закричишь во все горло: «Народ! Кому нужна помощь ведьмы? Подходите, первому клиенту предоставляется скидка». Близким тоже не расскажешь – засмеют или, того хуже, у виска подкрутят.

Выход нашла все та же Серафима. Однажды, читая что-то в интернете, она наткнулась в форуме на историю о пропаже одного молодого парня.

Это произошло в моем городе. Был выходной день. Мужчина, отправив жену с грудной дочерью гулять, остался дома, чтобы сделать любимой приятное – прибраться в квартире и приготовить обед. Когда женщина спустя час вернулась, то не застала мужа дома. Все его вещи, включая смартфон, паспорт, ключи от машины, обувь, одежда находились в квартире. Женщина этому очень удивилась, но не стала придавать значение. Мало ли, какой сюрприз любимый решил ей приготовить? Но муж не вернулся ни ночью, ни на следующее утро. Тогда молодая мама обратилась в полицию. Те объявили мужчину в розыск, а женщине, отводя глаза, посоветовали сильно не ждать возвращения мужа. Посчитали, что раз он все оставил дома, значит, либо у него есть другая семья, либо просто сбежал от ответственности. А вещи оставил, чтобы его по ним не смогли вычислить.

И вот теперь эта женщина на разных форумах просит о помощи. Серафима посчитала, что я не могу пройти мимо этой беды и просто обязана оказать содействие отчаявшейся женщине. Я, под чутким руководством ведьмы, составила письмо и, отправив его молодой маме, которую звали Татьяна, стала ждать ответ. Серафима, волнуясь, грызла свои когти, я же мысленно молилась всем известным мне богам, чтобы ответа так и не пришло. На улице стоит прекрасная погода, на даче дел много, некогда мне спасать чьих-то там мужиков. Но похоже я молилась неправильно или не тем богам, потому что ответ пришел довольно быстро.

«Я благодарна Вам за Вашу помощь. Готова встретиться завтра в удобное для Вас время по адресу: ул. Летчиков, д. 26, кв. 17».

Все, назад пути у меня уже не было. Потянулись часы ожидания. Мысли о том, что у меня ничего не получится, постоянно одолевали меня. Меня безумно злило, что не могу никак повлиять на них. Конечно, я не думала о предстоящей встрече с Татьяной постоянно, но периодически эти мыслишки захаживали в мою бедную голову, и тогда из рук валилось все, что в них было. Так наш столовый сервиз лишился пары тарелок, суп получился пересоленый, а печенье, поставленное в духовку, пригорело так, что его сложно было бы отличить от головешек.

Но любой день рано или поздно кончается. Промучившись от кошмаров, я проснулась раньше, чем обычно.

– Сегодня будет тот еще денек, – ворчала я, надевая халат и подходя к окну. Будто подтверждая мои слова, за окном сверкнула молния и раздался раскат грома. Крупные тяжелые капли забили по оконному стеклу, угрожая разбить его вдребезги. Поднявшийся ветер метался среди деревьев и кустарников, безжалостно ломая их ветки и пригибая кроны к земле. Да уж, миленькое утро, ничего не скажешь. Прям идеально для первого ведьминского опыта.

Серафима, видя мою нервозность, запрыгнула на подоконник и уверенно сказала:

– Ничего не бойся, я буду рядом!

– То есть ты пойдешь со мной? – удивилась я.

– Конечно! – воскликнула ведьма, а потом, укоризненно посмотрев на меня, добавила: – Неужели ты думала, что я брошу тебя одну? Хорошего ты была обо мне мнения.

Я не знала, что ответить на эти, вполне справедливые, упреки. Каюсь, я была уверенна, что встречаться с Татьяной буду одна, как и разгребать историю с пропажей ее мужа.

Быстро проскочив в ванную, я приняла душ и отправилась на кухню делать бутерброды. Встреча была назначена на десять часов утра, но я решила поехать пораньше. Добираться предстояло на общественном транспорте, но без пересадок.

Возник вопрос с Серафимой. Так как переноски для нее мы с мужем так и не купили, а лезть в спортивную сумку она категорически отказывалась, то принято было решение посадить кошку в небольшой кожаный рюкзачок. Благо его размеры позволяли.

– Я точно знаю, что его кто-то или что-то похитило, – начала свой рассказ Татьяна, удобно расположившись за журнальным столиком на мягком диване кремового цвета. Она сделала небольшой глоток чая из большой кружки с нарисованной сбоку мультяшной собакой и продолжила. – Я очень хорошо знаю своего мужа. Он любит меня и дочь. Денис не смог бы так с нами поступить.

– Расскажите подробно о том дне. Меня интересуют мелочи, на которые вы обратили внимание сразу, когда вернулись с прогулки, – попросила я ее, внимательно разглядывая квартиру.

– Дверь была закрыта изнутри, и из квартиры муж не выходил. По крайней мере через входную дверь. Когда я открывала ее ключом, то провернула дополнительный оборот, а так бывает, только когда замок закрыт изнутри.

Семья жила на первом этаже многоквартирного дома, окна выходили на детскую площадку во дворе. На окнах были решетки, которые, при внимательном осмотре, не имели замков и были приварены к раме. Факт исчезновения мужчины из квартиры отпадал сам собой. Квартира однокомнатная, с хорошим ремонтом. Татьяна тем временем продолжила вспоминать.

– В квартире был порядок, только у встроенного шкафа с зеркальными дверцами на полу стоял бутылек со средством для мытья стекол и валялось полотенце.

На этой информации Серафима, все еще сидящая в сумке, заметно напряглась, внимательно посмотрела на шкаф и скомандовала:

– Возьми меня на руки и подойди к зеркалам. Только не прикасайся к ним.

Я, спросив разрешения у Татьяны достать кошку, выполнила просьбу ведьмы. От зеркал шел какой-то непонятный холод. Он был пугающим и в то же время притягивающим.

– Спроси у женщины, ничего необычного с этими зеркалами в последнее время она не замечала? – попросила Серафима. Я выполнила просьбу. Татьяна, немного подумав, ответила:

– Наша дочь иногда подползает к зеркалу и внимательно на что-то там смотрит. Но я думала, что это просто детское любопытство.

– А где сейчас ваша дочь? – спросила я и увидела одобрение в глазах Серафимы. Видно этот вопрос волновал ее тоже.

– Она сейчас у бабушки, – ответила Татьяна, переводя взгляд с зеркал на меня. – Я думала, она будет мешать нашему разговору.

– Так, лично мне все понятно, – заявила ведьма. – Чтобы вернуть мужчину из-за грани, нам нужен тот, кто будет его видеть. В нашем случае это их дочь. Мать не пугай, скажи, что девочка тебе нужна, чтобы что-то понять. И пока ее привезут, мы с тобой подготовимся.

Я попросила Татьяну привезти дочь. Та, видя мою решительность, которая передалась мне от ведьмы, не стала спорить и позвонила бабушке. Я начала готовиться к своему первому обряду. Достала ритуальный нож, купленный еще до появления в моей жизни Серафимы, свечи черного и белого цвета, мел.

Мелом прямо на ламинате напротив зеркал нарисовала круг, затем по его диаметру начертила руны в определенном порядке и стала ждать.

Татьяна на все мои действия смотрела недоверчиво, но не мешала и ничего не говорила. Видно, женщина действительно дошла до той степени отчаяния, что готова была довериться кому угодно. Меня это устраивало.

Через некоторое время в квартиру зашла женщина средних лет с годовалой девочкой на руках. Раздев ребенка, Татьяна попросила бабушку побыть на кухне, а сама подвела кроху к нам. Дальше я делала все, что говорила Серафима. Попросив женщину сесть на диван и не мешать до конца обряда, я посадила девочку в центр круга, зажгла по его периметру свечки, ритуальным ножом сделала надрез на руке и капнула кровью на линии круга, напротив каждой руны. А затем, подойдя к ребенку сзади, я присела и, взяв ее за руки, приложила к зеркалу одной из дверец ее ладошки. Я стала произносить слова на непонятном мне языке, заученные с Серафимой. Мой голос звучал сперва тише, но с каждым новым повторением сила его росла.

Несколько минут ничего не происходило. Затем я почувствовала, как наши с девочкой руки нагреваются, отдавая жар холодному зеркалу. И тут из зеркала на нас вывалился высокий молодой мужчина. Татьяна закричала и потеряла сознание. На ее крик прибежала из кухни бабушка и, увидев зятя в комнате, стоящего на коленях и сжимающего в своих объятиях дочь, тихонько ойкнула и повторила маневр Татьяны с обмороком.

А дальше начался хаос. Мы с Серафимой приводили женщин в чувство. Затем они все дружно обнимались и целовались. Угомонившись, мужчина рассказал, что с ним произошло.

– Я протирал зеркало полотенцем, когда почувствовал, что его поверхность перестала быть твердой и какая-то сила стала затягивать меня внутрь. Я начал вырываться, но это только имело обратный эффект. Чем сильнее я противился, тем быстрее погружался в зеркало, пока не оказался в каком-то непонятном месте. Это было идеально белое пространство без стен и потолков. Только одно зеркало напротив меня, через которое я видел нашу комнату. Я боялся отойти от него, чтобы не потеряться. Первое время я постоянно колотил по нему, пытаясь разбить, но все было бесполезно. Я видел, как Таня пришла с дочерью с прогулки. Видел сотрудников полиции. Но ничего не мог сделать. Как бы я ни кричал, меня просто никто не слышал. Я стоял и беспомощно на все смотрел. Потом пропали все чувства. Не было ни боли, ни страха, ни голода. Вообще ничего. А однажды, когда надежда на возвращение к семье начала меня оставлять, я понял, что дочка меня видит. Эти мысли не давали мне забыть себя. Кто я, как меня зовут. И вот пришли вы и приложили руки моей малышки к зеркалу. Сперва я не понимал, что мне надо делать. Но какой-то голос стал пробиваться внутрь, приказывая что-то. И неожиданно я понял. Приложив свои ладони к ладоням дочери, я вернулся.

После этих слов мужчина подошел ко мне и крепко обнял.

– Спасибо вам огромное, – произнес он со слезами в голосе. – Если бы не вы, то не знаю…

Мужчина резко отстранился и отвернулся, скрывая от меня свои слезы. Как реагировать на все это и что говорить, я не знала. Это врачи на благодарность могут ответить: «Это моя работа», а я так-то домохозяйка. А мое ведьмачество это так, хобби. Поэтому стала быстро собираться домой. От денег, что Татьяна мне предлагала, Серафима приказала отказаться. А мне бы вот они очень даже пригодились. Это кошке ничего не надо, а некоторым женщинам, между прочим, новые кроссовки хочется. И туфельки, и сумочку, и еще много чего. Но с ведьмой спорить побоялась. Она опытнее, ей виднее.

Вечером позвонила Татьяна и еще раз поблагодарила за мужа. Тот, как только за мной захлопнулась дверь, разломал шкаф и разбил зеркала. Прощаясь, Татьяна взяла с меня слово, если когда-нибудь мне понадобиться ее или мужа помощь, я к ним обращусь.

Уже в полудреме мне в голову постучалась одна навязчивая мысль, которую я, недолго думая, озвучила ведьме:

– А если бы что-то пошло не так, нас ведь могло с девочкой затянуть в зеркало. Почему ты меня не предупредила?

– Потому что, – ответила пушистая вредина, – такую заразу, как ты, ни одно зеркало в себя притягивать не будет. Это грозит ему несварением желудка и стремительным поносом. А если ты, наконец-то, не угомонишься и не дашь мне спокойно поспать, то эти беды я сама тебе организую.

– Ведьма, – буркнула я, спихивая Серафиму со своей подушки на пол. Пусть не думает, что я добрая. Может, где-то глубоко в душе так и есть. Только очень-очень глубоко. А так-то я вспыльчивая и злопамятная. Сама себя боюсь.

9. Лена

Ночью мне снился странный сон. Я ехала на вороном жеребце по красной дорожке, по цвету и орнаменту очень напоминавшей мне наш ковер с дачи, а по обе от дороги стороны стояли люди и кричали:

– О, великая ведьма…

Нет, не так…

– О, Великая Ведьма! – только с большой буквы, и никак иначе. – Мы преклоняемся перед твоей силой и клянемся служить тебе, пока силы не оставят нас!

Маленькие детишки бросают под ноги моему коню цветы, а я с гордо поднятой головой свысока на них смотрю и улыбаюсь уголками рта. А потом спрыгиваю с коня, а на мне бронетрусы и украшенный бриллиантами металлический лифчик. Прямо как мечта игромана, не хватает только над головой такой длинной полосочки, отражающей, сколько у меня еще жизней осталось. Из этих необычных трусов я достаю две волшебные палочки, которые держу на манер китайских. Ко мне подходит высокий мускулистый мужчина (как в таком сне без него) с голубыми глазами, встает на колено и протягивает мне поднос с моими любимыми пирожными. Я беру одну из них палочками и эротично отправляю в свой ротик. И в этот момент понимаю, что мой рот заполняется чем-то мягким и невкусным. А этот красивый мужчина смотрит на меня и говорит голосом Серафимы:

– Отдай мой хвост, идиотка! Совсем со своей диетой с ума посходила! Уже ведьм жрать начала!

От возмущения я стала махать на красавчика руками и пинать его ногами. И неожиданно для самой себя проснулась. Со стороны пола слышалось недовольное возмущение ведьмы. «А вот нечего было свой хвост мне в рот толкать», – ехидно подумала я, наслаждаясь стонами пушистой мазохистки. Это еще цветочки за то, что не дала мне во сне пирожное нормально поесть, а вот ягодки я тебе позже устрою. Планы мести начали стремительно формироваться в моем уже полностью проснувшемся мозгу, пугая своей кровожадностью. Эта проклятая кошка мне весь сон испортила. Меня в кои-то веки чествовали, красавчики на колени вставали. Ну да, был один, но кто знает, сколько таких сон мне в дальнейшем приготовил? Я же его не досмотрела. А всему виной ведьма, которая не дала в полной мере насладиться славой. Так что месть неизбежна.

Завтрак у меня подгорел, поэтому я накормила им своих домашних, сама же ограничилась бутербродами. Ведьма, со вздохом посмотрев на комок горелой размазни в своей тарелке, попыталась разжалобить меня своими большущими кошачьими глазами. Но поняв, что бутерброд ей не обломится, так как колбасы мне и одной было мало, принялась есть кашу, ворча, что у кухарки руки не из того места растут. Затем отправилась читать на компьютере какой-то любовный роман.

Доверив мыть посуду мужу, я решила заняться своей фигурой. А то вдруг сон окажется вещим и мне придется надевать бронетрусы с бронелифчиком. И моя жировая складка на животе между этими произведениями кузнечного мастера будет смотреться совсем невыразительно. Во сне-то живот выглядел идеально.

Включив ритмичную музыку, я начала подпрыгивать. Через несколько минут в комнату, где я занималась физкультурой, стали подтягиваться первые зрители. Сперва мужчины, а затем и Серафима. При виде прыгающей меня лица у них вытягивались, а челюсти грохались об пол. Или это со шкафа что-то упало? Напрыгавшись, я встала на весы и проверила, сильно ли похудела. Плюс двести грамм! Как так? Прыгала-прыгала – и только набрала. Может, во время прыжков, бутерброды с колбасой протряслись и упали в желудок? Или спорт – это не мое? Я решила не заморачиваться этими вопросами. Если кому-то что-то не дано, это не значит, что этот человек плохой. Зато у меня ведьмачить получается.

Но настроение, испорченное сперва Серафимой, а потом и спортом, никак от моих мыслей не хотело улучшаться. Чтобы развеяться, решила сходить в магазин и купить себе утягивающее белье. Раз не получается убрать жировую складку на животе диетой и спортом, прибегну к женской хитрости.

О, это волнительное слово – распродажа – как оно греет душу многим женщинам. И некоторым ведьмочкам. У мужчин же, наоборот, зубовный скрежет и ломота во всех конечностях. Но кто их, как говорится, спрашивал?

Уверенными шагами я направилась в рассадник головной боли мужчин и опустошения их кошельков – торговый центр.

Бутик нижнего белья поражал своим ассортиментом. Чего только тут не было – чулки, комплекты белья, купальники, сорочки и какие-то воздушные изделия, никак не предназначенные для ежедневной носки, а тем более сна.

– Лена, давай, ты тут выбирай, а я тебя на скамейке подожду, – заявил муж, недовольно вращая головой.

Вот всегда в магазинах улизнуть хочет. Но я-то была начеку, стоя у выхода и перекрывая путь к отступлению.

– Мне нужна твоя помощь, – безапелляционно произнесла я, надвигаясь на него, вынуждая отступать к нужному мне товару.

– Красота-то какая! – восхитилась я, хватая комплект нижнего белья из тончайшего красного кружева.

Муж скептически посмотрел на предмет моего восхищения, взял низ комплекта в руки, покрутил со всех сторон. Посмотрел на цену. От увиденной цифры его брови взлетели вверх и намертво зависли в районе того места, откуда волосы растут.

– Не понимаю, – в голосе супруга слышалось возмущение, – спереди кружев почти нет, а сзади вообще только тоненький кусочек. Мало того, что они неудобны, так и ничего не закрывают. От верха тоже складывается впечатление, что швея его недоделала. За что такая цена?

На высказывания моего супруга продавщицы стали внимательно нас разглядывать, чего мне совсем не хотелось. Поэтому отобрав этот комплект из рук мужа и вернув его на место, я вытолкала любимого из магазина в зону ожидания. Сама же вернулась и продолжила изучение ассортимента. Перемерив кучу всего, остановила свой выбор на парочке комплектов. Расплачиваясь на кассе, задумалась: «А может Сережа специально устроил показательное выступление в магазине, чтобы я отпустила его из этого царства красоты?» Но выйдя из бутика с покупками и увидев скучающее лицо мужа, быстро отмела ненужную мысль подальше, чтобы не забивать ею свою умненькую голову.

Только дома, примерив покупки еще раз, поняла, что утягивающее белье я так и не приобрела. Видно день сегодня такой обломистый.

Вечером несчастья снова посыпались на мою бедную голову. Грызя морковку, я не рассчитала прочность корнеплода и сломала зуб. Передний. Зашвырнув зуболомательный овощ в стену, я упала на диван и заревела. Ощущение безысходности сжало мое бедное сердечко в тиски и никак не хотело отпускать. На рев прибежал муж и начал суетиться вокруг моего тела, бьющегося в истерике.

– Что случилось? – причитал он, пытаясь понять причину. – Тебе больно? Ты на меня за что-то обиделась?

Вот почему Сережа считает, что если жене вдруг захотелось заплакать, то причина должна быть именно в нем?

– Я зуб передний сломала, – сквозь слезы выдала мужу, протягивая несчастный обломок. – Как теперь на люди такая выйду?

Последний вопрос я провыла, представив красавчика из сна и себя, беззубую. Муж, не говоря ни слова, поднял на руки и посадил к себе на колени, крепко прижимая. Он гладил меня по спине и шептал на ушко разные нежности. Уткнувшись носом в его плечо, я заметила, что слезы высохли и бежать из глаз больше не собираются. Я, честно, даже удивилась своему поведению. Обычно мне это не свойственно. Видно занятие ведьмачеством меняет характер женщины, убирая из него слезливость. Повозившись на коленях своего любимого и повсхлипывав еще немного, я окончательно успокоилась и стала думать, как решить проблему с зубом. Обратно прирастить не получится, значит, надо идти к стоматологу и вставлять имплантат. Эх, прощай, молодость, и да здравствует старость со вставными зубами.

Серафима, наблюдавшая издалека за моими стенаниями, дождавшись финала, запрыгнула ко мне на руки. Колени у мужа неожиданно стали острыми и сидеть на них было неудобно. Я сползла с них и пустилась записываться на прием.

1 Этот рецепт был взят из книги «Повар королевский, или Новая поварня, приспешная и кондитерская…» (2 часть, 1816 года).
Teleserial Book