Читать онлайн Нежный вечер в Исландии бесплатно

Нежный вечер в Исландии

Глава 1

«Ходят слухи, что экс-супруги и любимцы Голливуда Винтер де Холланд и Джош Абрахам, возможно, снова станут парой, поскольку оба приняли неожиданное решение отправиться в Исландию, на открытие нового геотермального спа-центра в отеле Лиама Делани. Нам удалось взять у Винтер комментарий на пресс-конференции по случаю ее номинации на звание „Лучший режиссер“ и выяснить правду из первых рук».

Под вспышки камер Винтер вышла на сцену и заняла место за столом, настраиваясь на пресс-конференцию. Она улыбнулась журналистам и продемонстрировала свой самый выгодный ракурс наиболее известным операторам, одновременно прокручивая в голове то, что собиралась сказать.

Тем временем ее помощница Дженни положила перед ней папку со статистикой, которая может ей понадобиться. Например, данные о представительстве женщин в киноиндустрии, статистика о ролях для женщин старше сорока, количество женщин-режиссеров в шорт-листах на различные награды и тому подобное.

Именно эту информацию она намерена обсудить в ходе пресс-конференции. Винтер получила такую возможность благодаря тому, что была номинирована на звание «Лучший режиссер» за ленту «Другое время и место».

Винтер глубоко вдохнула, улыбнулась Дженни в знак благодарности и взглянула в зал.

Она готова начать.

Посыпались вопросы. Сначала простые – что она почувствовала, когда узнала о номинации? Что, по ее мнению, привлекло жюри в ее фильме? Кому она выражает благодарность? Как работалось с актерами? Особенно с пятидесятилетней кинозвездой Мелоди Уитнолл?

– Работать с Мелоди – сплошное удовольствие, – ответила Винтер, указывая на актрису, сидевшую сбоку от подиума. – Она, конечно же, непревзойденный профессионал. И более того, Мелоди вдохнула настоящую жизнь в свою героиню Беатрикс. Она прекрасно продемонстрировала то, что я пыталась показать зрителям, а именно: возраст – это всего лишь количество лет и женщины могут обрести любовь, успех и самореализоваться в любом возрасте. Мы, женщины, можем сами определять критерии успеха, можем сами выбирать свое будущее, и несколько седых волос нас не остановят!

Эта реплика, как она и надеялась, вызвала в зале смех. Конечно, никто не обнаружит в безупречной прическе платиновой блондинки Мелоди ни единого седого волоска. Но Винтер очень переживала из-за серебряных прядей, появляющихся в ее волосах цвета воронова крыла. Что, если перестать их красить и изящно поседеть? Или, может быть, покрасить их в фиолетовый цвет? Ей не нужно спрашивать ни у кого разрешения.

– Вы верите во второй шанс на любовь, Винтер? – раздался вопрос из зала, когда смех затих.

«Вернись к обсуждению фильма», – приказал внутренний голос.

Это прозвучало как своего рода мантра. О чем бы ее ни спросили, она должна повернуть ответ в сторону обсуждения фильма. Главное – фильм, а не ее рассуждения о любви вообще, не говоря уже о собственном опыте.

– Сценарий фильма «Другое время и место», когда я впервые его прочла, привлек акцентом на идее, что не обязательно быть молодым и свежим, чтобы найти любовь. Второй шанс, и третий, и даже четвертый, если уж на то пошло, тоже может выпасть на нашу долю, и мы должны им воспользоваться. На самом деле я нахожу те романы, что начинаются после разбитого сердца, более правдоподобными. А вы как считаете?

Репортер лишь пожал плечами. Он не привык, чтобы собственный вопрос отражался рикошетом.

– Я не знаю. Что вы имеете в виду?

– Ну, в таком романе, как «Другое время и место», герои не просто старше по возрасту, они более зрелые. Они лучше знают себя и лучше понимают мир, других людей и знают, чего хотят друг от друга. Это дает им возможность построить настоящие отношения, и именно таким образом Беатрикс и Гарри обретают счастье. Понимаете?

Репортер кивнул, но остекленевший взгляд говорил о том, что он отключился на полпути и ничего не понял. Винтер сдержала вздох.

Если она когда-нибудь снова полюбит, все будет по-другому. Отношения будут настоящими, личными, а не напоказ, но самое главное, равными, как у Беатрикс и Гарри.

А возможно, Винтер и сама изменилась. Она уже не та наивная девочка, которая впервые влюбилась восемь лет назад.

Винтер тряхнула головой, отогнав тревожные мысли, и вернулась в зал. В любом случае она не собиралась говорить о любви. Ее задача – обсудить роль и значение женщины в Голливуде, как в кадре, так и за кадром.

Следующие несколько вопросов были обращены к Мелоди и к Саре, автору сценария.

А затем внимание репортеров снова переключилось на Винтер. И опять вопрос про любовь.

– Вы сказали, что верите во второй шанс на любовь, а как насчет того, чтобы снова влюбиться, как в первый раз?

Винтер моргнула, пытаясь сохранить невозмутимое выражение лица, несмотря на то, что ее сердце учащенно забилось при воспоминании о ее собственной первой любви.

– Что вы имеете в виду? – переспросила она, а в голове в это время пронеслось: «Это не то, о чем мы должны говорить сегодня».

– Ну, ваш бывший муж, Джош Абрахам, недавно сказал, что, по его мнению, нет ничего более сильного, чем первая любовь или влюбленность с первого взгляда. Вы согласны с этим?

Журналистка вперила в нее взгляд, ожидая ответа, который, как Винтер точно знала, был бы интересен всем присутствующим. Черт бы побрал Джоша с его нелепыми романтическими представлениями! Не говоря уже о его безошибочной способности присваивать себе ее суждения.

Когда они были мужем и женой, все только и говорили об их сказочном романе, а не о фильмах, в которых она снималась, не о ее актерских или режиссерских амбициях. Всех интересовали исключительно их с Джошем отношения.

И продюсеры лезли в их личную жизнь, только чтобы увеличить продажи на фильмы с их участием. Она сбилась со счета, в скольких романтических комедиях им предлагали вместе сняться за те первые пару лет, прежде чем…

Почему она думает об этом? Ей необходимо сосредоточиться.

Ради всего святого, это была ее пресс-конференция! Почему они спрашивают о Джоше? Они в разводе уже пять лет, это вдвое дольше, чем они были женаты. С тех пор много воды утекло. Почему же интерес репортеров не угас? Зал замер в ожидании ответа.

– Я думаю… Я думаю, что первая любовь всегда волнительна. И фильм «Другое время и место» доказывает, что любовное чувство всегда свежо и ново, независимо от вашего возраста. – Она натянуто улыбнулась и подала Дженни знак заканчивать.

– Последний вопрос, – сказала Дженни, обращаясь к дружелюбному репортеру в первом ряду.

Ему можно доверить задать разумный вопрос о фильме, а не о капризах любви.

Но женщина-репортер, задавшая каверзный вопрос, не сдавалась и продолжала:

– Вообще-то у меня есть еще вопрос. Я вот тут подумала, может ли тот факт, что вы и ваш бывший муж проведете неделю в роскошном исландском спа-отеле, который принадлежит вашему общему другу Лиаму Делани, как-то повлиять на ваше мнение о том, чтобы дать любви второй шанс?

Винтер вцепилась пальцами в край стола, пытаясь удержать на лице дежурную улыбку.

– Не понимаю, почему это должно повлиять на мое мнение. Нет, конечно. А сейчас позвольте поблагодарить вас за то, что пришли. – Винтер поднялась из-за стола, надеясь, что никто не заметит, как ее трясет.

Дженни мгновенно оценила ситуацию и отрезала Винтер от устремившихся к сцене докучливых репортеров.

– С тобой все в порядке? – спросила Мелоди. Она встала рядом, прикрывая Винтер от яркого света камер, как будто они просто приятно общались.

«Боже, благослови всех женщин», – подумала Винтер, глядя на коллегу-кинозвезду.

– Со мной все будет в порядке. Спасибо. – Это не ложь. С ней все будет в порядке, точно так же, как в прошлый раз. Она возьмет себя в руки и продолжит жить своей жизнью. Без Джоша.

Это абсолютно нормально. Вот только ее разрывало желание придушить Лиама Делани за то, что он пригласил ее бывшего мужа туда, где она планировала отдохнуть и расслабиться в тишине и покое.

* * *

– Ты ведь не сказал ей, что я тоже приеду, правда? – прокурорским тоном спросил Джош, оторвавшись от экрана компьютера и взглянув на друга. Он надеялся, что охватившее его смятение не отразилось на лице.

Лиам лишь пожал плечами, а потом процедил, растягивая слова в свойственной ему манере:

– Нет, конечно. Зачем мне было рисковать получить отказ? Пойми меня правильно, приятель. Ты отличная приманка, но Винтер сейчас в другой лиге, особенно в свете ее номинации.

Естественно, Винтер ответила бы отказом, знай она, что Джош в числе приглашенных. Последние пять лет она делала все возможное, чтобы избежать публичных встреч с ним. И поездка в Исландию не стала бы исключением.

И Джош ее не винил. После всего, что с ними произошло… Она, понятное дело, не хочет с ним встречаться. Зачем ворошить прошлое?

– Кто эта блондинка рядом с ней? – спросил Лиам. – Ее лицо кажется мне знакомым. – Он жестом указал на экран, где шла пресс-конференция.

Джош покосился на монитор и увидел, как Винтер беседует с главной героиней своего фильма.

– Ты имеешь в виду Мелоди Уитнолл? Черт, похоже, ты и правда выпал из обоймы, если не узнал ее!

– Неужели это Мел? – Лиам округлил глаза и ткнул пальцем в экран. – Вот эта?

– Нет, это Дженни, помощница Винтер.

Он с удовлетворением отметил, как Дженни ловко отсекла Винтер от толпы журналистов, настоящий профессионал.

Джош был рад, что у Винтер есть помощница, способная ее поддержать и защитить.

– А она горячая штучка, – решительно заметил Лиам, глядя на экран.

Джошу никогда по-настоящему не удавалось понять уверенность этого человека в себе. Ведь существовала же причина, по которой Лиам бросил актерскую карьеру и ушел в бизнес, создав сеть роскошных спа-отелей. Однако это не тема для обсуждения сегодня.

Джош снова скользнул взглядом по экрану. Мелоди и Винтер поменялись местами, и теперь он лучше видел лицо бывшей жены. Она улыбалась той самой улыбкой, которую всегда надевала, когда все вокруг рушилось, а Винтер притворялась, что это не так.

Как в тот раз, когда она пыталась приготовить домашний ужин для его брата и невестки и сделала лазанью заранее, но не успела ее разморозить к приходу гостей. На ее лице тогда играла та же самая улыбка, когда она пыталась уверить всех, что ужин на подходе, а в результате после трех часов ожидания и двух бутылок вина пришлось все-таки заказать доставку еды из ресторана.

– Она прекрасно выглядит, – тихо произнес Лиам за спиной Джоша.

– Ты уже говорил об этом, – процедил Джош.

– Я имею в виду Винтер.

– Она выглядит уставшей, – возразил Джош, подавив желание протянуть руку и дотронуться до изображения Винтер на экране. Даже лучшему другу не следует быть свидетелем его переживаний. – Ты правда не говорил ей, что я буду здесь?

– Она и не спрашивала, – ответил Лиам без тени раскаяния.

Вопрос явно застал ее врасплох. Одному Богу известно, как в руках репортеров оказался список приглашенных на открытие гостей, прежде чем его увидела Винтер. Но на то они и журналисты, а у Винтер много других дел.

Значит, она не спрашивала.

Потому что решила, что Лиам не рискнет пригласить их обоих на открытие нового отеля? Или потому, что она вовсе о нем не вспоминала все это время?

Джош не был уверен, что хочет знать ответ на этот вопрос.

– Думаешь, она все же приедет? – спросил он вместо этого.

– Я очень на это рассчитываю, – ответил Лиам.

Он отошел от компьютера и уселся на диван у стены. Джош устроился в кресле напротив. Лиам действительно выбрал идеальное место для своего офиса. Из окна виднелись скалистые лавовые поля вокруг геотермальных бассейнов, а за ними покрытые шапками снега горы.

Этот отель не походил ни на один из других, которые Лиам открывал на родине в Великобритании или в Штатах, где жил. Джош не знал, что именно привлекло его друга в Исландии, но он потратил целое состояние, когда приобрел этот спа-центр, превратив его в роскошный отель – убежище от реального мира.

Глядя сейчас на окружающий пейзаж, Джош почти поверил, что находится на другой планете.

– У этого курорта огромный потенциал. Нужно просто его раскрутить. И эта неделя рекламного отдыха станет ключевой. Здесь будешь ты, Винтер, представители ведущих СМИ, блогеры и инфлюенсеры. Мы сможем сделать так, чтобы название «Ледяной дом» было у всех на устах.

– Если она приедет, – заметил Джош.

– Вот именно.

– Знаешь, я, пожалуй, уеду, – внезапно сказал Джош. На него словно озарение сошло. – Нечего мне здесь отсвечивать и расстраивать Винтер. Ей действительно необходимо отдохнуть.

– А тебе разве не нужно? – Лиам выгнул бровь. – Кроме того, я пригласил вас обоих, потому что вы оба мне здесь нужны. Это публичное мероприятие.

Что-то в его тоне и нежелании смотреть в глаза насторожило Джоша.

– Ты пригласил нас обоих, чтобы про нас снова заговорили?

Лиам пожал плечами:

– А сам-то как думаешь?

– Я думаю, может быть, тебе стало скучно без голливудской суеты и сплетен, и ты снова пробуешь вмешаться в жизнь своих друзей?

Но Лиам не попался на удочку.

– Послушай, если вы оба счастливы, я тоже счастлив, особенно если вы поможете вызвать интерес к моему новому отелю.

– Но? – Джош явно почувствовал, что есть определенное но.

– Но у вас с Винтер все закончилось как-то неожиданно и неопределенно. Ни она, ни ты не поставили точку в отношениях.

Джош мысленно перенесся в то время. Пять лет назад он вернулся после съемок в их дом в Лос-Анджелесе и обнаружил, что Винтер от него ушла. Во рту снова появился металлический привкус, как в тот момент, когда он читал ее записку. Тогда он понял, что их браку конец, а он ничего не предпринял, чтобы его спасти.

– Прошло пять лет, – пробурчал он, стараясь не показать, насколько близок к истине его друг.

– Точно. И все эти годы ты твердил, что движешься вперед, менял подружек-блондинок как перчатки и тосковал по утраченной любви. – Лиам бил наотмашь.

– И вовсе я не тосковал. – Джош был почти уверен, что не лжет. – Это не значит, что я хочу вернуть Винтер или что я считаю, будто она та самая, единственная для меня.

– Однако ты не устаешь повторять, что найдешь свою настоящую любовь. Ту женщину, с которой сможешь состариться. По примеру твоих родителей.

– Да, именно этого я и желаю, – подтвердил Джош.

Он хотел двигаться дальше, найти настоящую любовь и жить с ней долго и счастливо. Но задача эта не из легких, поскольку он до сих пор не мог до конца понять, почему Винтер вообще ушла.

В записке было сказано, что она не может больше быть его женой. И ни слова о том, что он сделал не так. Он много размышлял над возможными причинами ее ухода, но так и не пришел к окончательному выводу.

Джош не хотел объяснять все это Лиаму. Он попытался привести другой пример.

– Ты никогда не видел моего отца, но слышал рассказы о нем от моей матери и брата, так?

Лиам кивнул. Он действительно довольно часто бывал в семье Джоша, особенно после того несчастного случая.

– Они с мамой по-настоящему любили друг друга. Мой брат Грэм тоже встретил свою вторую половинку. Они очень счастливы с Эшли, а после рождения близнецов – особенно. И родители, и брат обрели истинную любовь. И я не согласен на меньшее. Неужто я хочу слишком многого?

Лиам внимательно посмотрел на друга:

– Помнишь, когда-то ты думал, что Винтер – это твоя судьба?

– Я был не прав.

Он вспомнил слова матери, сказанные после ухода Винтер:

«Я всегда знала, что она не та, которая тебе нужна. Не волнуйся. Она придет, когда ты будешь готов».

Но он был готов к этому уже много лет. Ему хотелось того ощущения хозяина дома, которое он видел на лице Грэма, когда тот улыбался своей жене. Он хотел любви, смеха и тепла, которые имел в детстве, до того, как умер отец.

Возможно, какое-то время он думал, что обрел все это с Винтер. Но довольно скоро понял, что ошибался. С ней все было непросто, и он с самого начала чувствовал, что терпит неудачу. И когда все пошло наперекосяк, он не смог ничего исправить. Итак, она ушла, и он отпустил ее без борьбы, потому что уже тогда знал, что между ними что-то не так.

Влюбленность в Винтер была подобна удару молнии, которая выбила его из повседневной жизни и перенесла в сказку с неизбежным, как ему тогда казалось, счастливым концом. Такой всегда была первая любовь, если верить фильмам.

Но первая любовь – не то же самое, что настоящая любовь.

– Просто… если ты действительно готов двигаться дальше, приятель, используй эту неделю, чтобы доказать это, – сказал Лиам. – Добейся завершения истории. Перестань корить себя за фиаско в браке и начни с чистого листа. Да?

– Я не корю себя за то, что случилось с Винтер. – Ладно, это была ложь.

– Да, это так. – Лиам грустно улыбнулся. – Я по опыту знаю.

Впервые за долгое время Лиам упомянул об ошибках, которые совершил в прошлом, и о том несчастном случае, вынудившем его покинуть Голливуд. Джош хотел было продолжить разговор по душам, но Лиам уже вскочил с дивана.

– Видно, грешникам нет покоя, как говаривал мой дедушка. Мне пора вернуться к работе.

Он открыл дверь кабинета и выжидающе посмотрел на Джоша. Тот закатил глаза и двинулся к выходу.

– И ты все-таки подумай над моими словами, приятель. Пора закрыть этот вопрос.

Легко сказать, но трудно сделать. Вопрос ухода Винтер по-прежнему не давал Джошу покоя. Вероятно, их любовь не была настоящей, не была сказочной, как писала желтая пресса после их первой романтической комедии, где они сыграли главные роли, а вскоре и в жизни стали парой. Но они действительно были тогда влюблены.

И если Джош собирается снова рискнуть своим сердцем, он хотел бы дать ему наилучший шанс не разбиться. А это означало, что нельзя повторять одну и ту же ошибку дважды.

Настоящая любовь, если ее встретишь, может быть легкой и правильной, но протянуть ей руку помощи не помешает. Ему необходимо понять, что пошло не так между ним и Винтер. Тогда он снова сможет полюбить.

Джош переступил порог.

– Увидимся за ужином, да?

Лиам кивнул и закрыл за ним дверь.

Джош отправился к себе в номер, лучший в отеле, по заверению Лиама. Вот там он и подумает, что сказать бывшей жене, когда увидит ее завтра впервые почти за пять лет.

Глава 2

– Не могу поверить, что Лиам на такое способен, – заявила Винтер, нервно меряя шагами небольшую комнату отдыха за конференц-залом. – Зачем он пригласил Джоша, зная, что я тоже приеду?

– Потому что вы оба его друзья, – резонно заметила Дженни. – И это отличный пиар-ход для открытия отеля.

Однако Винтер не видела в этом ничего отличного. Мысль о предстоящей встрече с бывшим мужем наводила ужас. А провести в его компании целую неделю – это ни в какие ворота не лезет.

Пять лет. С тех пор как она ушла от Джоша, ей удавалось полностью его избегать. Их развод был оформлен через адвокатов, и, если не считать мимолетных встреч на обязательных публичных мероприятиях, ей не приходилось разговаривать со своим бывшим мужем с тех пор, как написала ему ту записку, в которой сообщала, что уходит.

И теперь она должна пойти с ним на открытие отеля и вести светскую беседу? Разве такое возможно? Между ними разверзлась пропасть непонимания и недосказанности. Она не может прийти и сказать, что виновата, и попросить его попытаться все исправить. Извинения не смоют ее вину и не изменят произошедшего.

– О чем он только думал? – не унималась Винтер.

– Лиам? Я не знакома с ним лично, но, по-моему, достаточно внятно объяснила тебе его позицию, – ответила Дженни. В руках она держала потрепанную колоду карт и тасовала их проворными пальцами. – Но если хочешь деталей, выбери карту.

Винтер бросила пренебрежительный взгляд на колоду в руках подруги и ответила:

– Ты прекрасно знаешь, я не верю картам.

– А я тебе не раз говорила, что Таро все равно, веришь ты или нет. – Дженни закончила тасовку и протянула колоду Винтер.

Та металась по комнате, пробежала мимо Дженни несколько раз, но, наконец, сдалась и уселась на стул рядом с помощницей. Выхватив колоду из рук подруги, Винтер сама перетасовала карты. А Дженни между тем продолжила:

– Теперь подумай, о чем ты хочешь попросить.

– Как бы повежливее отказаться от поездки в Исландию? – предложила Винтер.

Дженни закатила глаза:

– Да это проще пареной репы, и у карт не надо спрашивать. Пара телефонных звонков, и внезапно у тебя появляется возможность, которую нельзя упускать, и ты звонишь Лиаму, чтобы сказать, как тебе жаль, но ты не сможешь приехать.

Винтер перестала тасовать карты. Она могла бы просто… не ехать. Разве нет?

– Звучит заманчиво. Почему мы не можем так поступить?

– Потому что это не то, чего ты на самом деле хочешь, – глубокомысленно изрекла Дженни.

Винтер задумалась.

– Ты уверена? А мне кажется, что я хочу именно этого. – Не видеть Джоша снова – вот в чем главная привлекательность этого плана. Не нужно говорить обо всем, что произошло между ними. О ее обидах, боли и разочаровании, которые она испытывала в последние месяцы их брака. О том, как она потерпела неудачу в самом важном для нее проекте, а он никак ее не поддержал и не утешил, только грустно на нее смотрел. И это стало последней каплей. Она решила бежать от него без оглядки.

Новая встреча с Джошем не сулила ничего хорошего. Винтер не хотела вспоминать прошлое. Она упорно трудилась последние пять лет и думала только о будущем.

– Ты с таким нетерпением ждала этой поездки, – заметила Дженни. – Мы обе ждали. Помнишь? Йога на льду. Спа-процедуры. Геотермальные бассейны. Массаж. Расслабление и подзарядка.

Винтер кивнула в знак согласия, а про себя подумала:

«И возможность воссоединения с бывшим мужем, которого мне так и не удалось разлюбить, даже после того, как я ушла от него».

Катастрофа. Винтер положила карты на стол.

– Я просто не представляю, как смогу провести неделю в одном с ним отеле.

– Отель большой, Винтер. Тебе не обязательно его видеть, если ты этого не хочешь. А если вы и увидитесь, это не худшее из решений. Может быть, тебе пора все выяснить и закрыть вопрос?

– Закрыть?

Господи, что, если и Джош хочет того же?! Что, если он хочет по-настоящему поговорить о том, что случилось пять лет назад?

Дженни советовала ей обратиться к специалисту, чтобы избавиться от проблемы и двигаться вперед. Однако Винтер предпочла загнать ее в самый дальний угол души и притвориться, что ничего не было. До настоящего момента такой подход ее вполне устраивал. Но сейчас появился шанс, что Джош захочет разобраться в истории ее ухода пятилетней давности.

Все эти годы чувство вины ее не отпускало. Но одно дело – страдать самой, и совсем другое – открыться бывшему мужу.

– Естественно, – бодро продолжила Дженни, не зная об ужасном ходе мыслей Винтер. – Вы оба работаете в кино. Когда-то вам неизбежно придется столкнуться. Чудо, что этого не произошло до сих пор. И лучше, если встреча случится здесь и у тебя все будет под контролем.

Дженни была как всегда убедительна. Зачем прятать голову в песок? Надо встретиться с оппонентом лицом к лицу.

Винтер потянулась к колоде Таро:

– Хорошо. Я хочу знать, что произойдет, если я поеду в Исландию?

– Вопрос неверный. Ты же знаешь, что карты Таро не предсказывают будущее.

Винтер отдернула руку:

– В таком случае для чего они вообще нужны?

– Думай о них как об отправной точке, – предложила Дженни. – Каждая из карт, которую ты вынешь, наполнена историей и смыслом, ты внимательно их изучаешь и создаешь свою историю. По сути, они помогают направить твой разум и мысли в правильное русло.

– Значит, дело вовсе не в картах, – медленно произнесла Винтер.

– Точно, – согласилась Дженни. – Все дело в тебе. Это своего рода терапия, от которой ты постоянно отказываешься. Ну что, придумала вопрос?

– Да.

«Что мне нужно учитывать при поездке в Исландию?» – пронеслось у нее в голове.

– Что дальше?

– Раздели колоду пополам, – сказала Дженни. – Начнем с простого. Открой верхнюю карту.

Винтер так и сделала. Обнаженные люди встают из гробов, а ангел трубит в трубу над их головой.

– Зомби? – догадалась она. – Если я поеду в Исландию, мне нужно знать, что там могут быть зомби?

Дженни снова закатила глаза.

– Не зомби. – Она постучала коротким наманикюренным ногтем по карте. – Это карта означает умение правильно принимать решения. Карта последствий и расплаты, но также и возрождения и метаморфозы. Если бы мне пришлось гадать, я бы сказала, что это вопрос к тебе, и вопрос такой: готова ли ты встретиться лицом к лицу со своим прошлым и двигаться дальше к своему будущему? Что скажешь?

Уставившись на карту, Винтер ответила:

– Полагаю, что «да». – Хотя она так долго избегала даже думать обо всем, что произошло. Она твердо сосредоточилась на настоящем моменте, на своей карьере, своем будущем, на том, куда хотела пойти дальше…

Она намеренно заполнила свою жизнь другими вещами, так что боль прошлого притупилась.

Но встреча с Джошем вернет ее в прошлое. Готова ли она к этому? Прошло пять лет. Пожалуй, Дженни права. Время пришло.

– Суждение – это также определение того, что ты готова оставить позади, а что хочешь взять с собой в будущее, – добавила Дженни непривычно мягким тоном. – Может быть, это было бы хорошо?

Взгляд Винтер не отрывался от изображения на карте.

Расставить все точки над «i». Именно за этим она и направлялась в Исландию. Это шанс оставить прошлое в прошлом и двигаться в будущее. Она больше не хочет быть сломленной женщиной и бывшей женой Джоша Абрахама. За последние пять лет она добилась успеха, и теперь, когда сняла хит и получила номинацию на премию за лучшую режиссуру, пришло время перестать притворяться и начать жить по-новому.

Она похоронит прошлое во время пребывания в Исландии и пойдет вперед.

– Пошли, – сказала она Дженни, поднимаясь со стула. – Пора собираться в поездку.

Лиам ожидал прибытия первых гостей после обеда. А Джош на ходу выдумывал разные причины, чтобы оставаться в лобби. Теперь, когда он решился на разговор с Винтер, с нетерпением ожидал ее приезда. Даже если она расскажет ему в ужасных подробностях обо всех его неудачах как мужа, это лучше, чем терзаться догадками, верно? Вот почему он и слонялся по холлу, а потом решил заглянуть в кафе в вестибюле гостиницы. Дизайнерские стеклянные столы и прозрачные стулья, искусно расставленные растения в горшках создавали уютную атмосферу. Джош взял американо, копию «Нью-Йорк таймс», очевидно доставленную по приказу Лиама, и устроился в укромном уголке, откуда весь холл просматривался как на ладони. Он развернул газету, чтобы его не узнали, и потягивал ароматный кофе.

Идеальная позиция.

Он видел, как подъехали три такси, из которых вышли репортеры светской хроники, блогеры и знакомый актер в темных очках, который кивнул Джошу.

Но Винтер не было.

– Ты же понимаешь, что она приедет не раньше четырех.

Джош опустил газету и увидел Лиама, сидящего на стуле напротив.

Приятель ухмылялся во весь рот.

– Ты кого имеешь в виду? – безразличным тоном спросил Джош. – Я просто наслаждаюсь кофе и просматриваю газету.

– Винтер, конечно, – ответил Лиам. – Мне только что сообщили, что ее с помощницей встретили в аэропорту Рейкьявика и они через час будут здесь.

– Я к тому времени покончу с кофе и уйду к себе, – заметил Джош как ни в чем не бывало. – Но, конечно, мы где-нибудь с ней пересечемся.

Лиама явно не убедили слова Джоша, но он поднялся и отошел к стойке портье поприветствовать вновь прибывших гостей. Затем снова вернулся к столику Джоша с кофе.

– Так будет похоже, что мы просто общаемся за чашечкой кофе, а не ждем приезда твоей бывшей жены, – сказал он.

На этот раз Джош не стал спорить по этому поводу.

– Я просто хочу поскорее покончить с этим, понимаешь? – Преодолеть неловкость первой встречи, а потом перейти к разговору, которого он действительно хотел.

– Я понимаю. – Лиам подул на кофе. – Но я не могу поверить, что вы не виделись после развода. Как, черт возьми, тебе это удалось?!

Джош пожал плечами:

– Я был занят. Думаю, она тоже.

Он намеренно с головой окунулся в работу, принимая все предложения подряд, чтобы только отвлечься от мыслей о причине ухода Винтер.

Но примерно через два года настал период творческого выгорания. Джош уехал к матери в Огайо и бездельничал в родительском доме, наблюдая за тем, как его старший брат купается в счастье семейной жизни. Пока не смог больше этого выносить, особенно после того, как Эшли объявила, что беременна.

Он позвонил своему агенту и заявил, что возвращается в строй. Проекты, за которые он теперь брался, были направлены на совершенствование его актерского мастерства и расширение амплуа. Он снимался не только в ромкомах и боевиках. Хотя именно в романтической комедии «Сказка о Новой Англии» он встретил Винтер.

Он продал дом в Лос-Анджелесе, купил квартиру в Нью-Йорке и останавливался в отеле Лиама, когда ему было необходимо оставаться на Голливудских холмах. Винтер на некоторое время тоже исчезла с радаров Голливуда. Затем занялась режиссурой. Теперь, когда она получила номинацию, ей станет труднее скрываться от прессы и их шансы на встречу вырастут.

Для начала лучше бы им встретиться здесь. В отеле не так много журналистов, и они смогли бы поговорить без посторонних глаз.

Джош увидел через стеклянный фасад, как снаружи остановилось еще одно такси. Он невольно выпрямился и уставился на вход. Сердце отчаянно стучало в груди. Да, это была Винтер. Он ни с кем не мог ее спутать. Она вышла из такси, с улыбкой оглядываясь по сторонам, и если она так же нервничала из-за встречи с ним, как и он, то явно не подавала виду. Солнцезащитные очки скрывали от него ее изумрудные глаза, но соблазнительный рот был точно таким, каким он его запомнил. Сочный и словно созданный для поцелуев, но больше не принадлежащий ему. Теперь ее волосы цвета воронова крыла волнами ниспадали до середины шеи. Раньше она носила короткую стрижку, но эта прическа ей тоже шла.

– Нечего на нее пялиться, – одернул его Лиам.

Но Джош проигнорировал замечание друга, продолжая упиваться видом бывшей жены.

Он поймал тот момент, когда она его тоже увидела.

Она смеялась над какими-то словами Дженни, когда почувствовала на себе его пристальный взгляд и уставилась прямо на него. Смех погас, и на ее лице появилась дежурная улыбка, которую она надевала для прессы. Вот, значит, как она его встречает. Он резко поднялся, чтобы уйти, но почувствовал, как на плечо легла рука Лиама.

– Лестница, – процедил он.

Джош посмотрел в сторону главной лестницы – современного сооружения из стекла и стали, занимавшего центральный вестибюль, несмотря на стеклянный лифт, находившийся всего в нескольких шагах от него. Три женщины спускались по лестнице с телефонами наготове, снимая все подряд. Он не хотел, чтобы они застукали его убегающим от бывшей жены, как не особенно желал, чтобы они стали свидетелями его новой встречи с Винтер. Но это меньшее из двух зол.

Возможно.

Поэтому Джош стиснул зубы и последовал за Лиамом навстречу новым гостям.

Глава 3

– Он там. В вестибюле, – процедила Винтер сквозь зубы, стараясь сохранить на лице улыбку.

– Отлично. Тогда мы быстро покончим с этим и насладимся неделей отдыха. Верно?

Дженни придержала для нее дверь, хотя обе руки у нее были заняты сумками. И она безмятежно улыбалась. Черт бы ее побрал!

Винтер обожала свою помощницу, считала ее скорее лучшей подругой, чем сотрудницей. Но решимость Дженни идти к цели напролом, а не сидеть и хандрить, иногда пугала Винтер. Она так не могла. Но Дженни права. Настала пора действовать. Поэтому Винтер расправила плечи и последовала за ней в вестибюль гостиницы.

– Смотри-ка, – пробормотала Дженни, наблюдая, как Лиам и Джош идут им навстречу, – отшельник-владелец лично вышел тебя встретить. Вероятно, ты для него особенная гостья.

Винтер искренне улыбнулась. Она давно дружит с Лиамом и рада, что не потеряла его после развода. Даже если ей приходится делить друга с бывшим мужем.

– Молодец, что смогла приехать! – воскликнул Лиам, заключив Винтер в медвежьи объятия. – Очень рад тебя видеть.

– Спасибо, что пригласил нас, – ответила Винтер. – Эта передышка, думаю, именно то, что мне сейчас необходимо.

Она не собиралась заглядывать ему через плечо, не хотела глазеть на Джоша, зная, что он на нее тоже уставился. И тем не менее поступила именно так.

И в тот же момент поняла, что Дженни права, как и ее чертовы карты Таро. Ей нужно поставить точку в отношениях с Джошем, если она думает двигаться дальше. Она перестроила свою жизнь, свою карьеру, все. Но частица ее осталась в том доме в Лос-Анджелесе в тот день, когда отказалась от своего брака.

Долгое время Винтер переживала, что оставила там свое сердце. Что никогда больше не сможет найти новую любовь, потому что утратила эту способность, когда ушла от Джоша.

Однако сейчас в душе забрезжила надежда, что не все потеряно.

Нужно встретиться с Джошем и выяснить отношения. Это будет правильно.

Винтер выскользнула из объятий Лиама и сделала шаг в сторону Джоша, как Лиам вдруг произнес:

– А это, должно быть, прелестная Дженни, о которой я столько слышал. Я к вашим услугам на весь период вашего здесь пребывания.

Винтер удивленно выгнула бровь, потому что ни словом не обмолвилась Лиаму про Дженни. А он уже потянулся к ее руке для поцелуя.

Нет, только не это. Неужели они сговорились с Джошем?

К счастью, и Дженни не растерялась и немедленно откликнулась на галантность Лиама, вручив ему их дорожные сумки, и произнесла:

– Покажете наши апартаменты?

Лиам был слегка обескуражен ролью носильщика, но быстро пришел в себя и широко улыбнулся Дженни:

– Конечно, миледи.

Винтер хотела было отправиться следом, но замешкалась, а когда подняла взгляд, к своему неудовольствию, увидела трех блондинок-блогерш с телефонами наготове.

– О боже! Не верю своим глазам! Вы оба здесь! – верещала блогерша, направив на них телефон.

Другая подскочила сзади, вклинилась между ними и делала бесконечные селфи.

Винтер внутренне содрогнулась, хотя давно привыкла к издержкам своей публичной профессии. Они голливудские знаменитости и не принадлежат себе.

И не важно, что они уже пять лет как развелись, кто-то хочет снять селфи, и с этим нужно смириться.

Вскоре вокруг них собралась толпа, и все жаждали селфи и комментариев. Голливудская слава тянулась за ними шлейфом. С самого начала публика и пресса сделали из них сказочную пару, и никому не было дела до их настоящих чувств. Они вынуждены были постоянно играть свои роли в этой выдуманной сказке.

– Я безумно рада, что вы снова вместе, – продолжала наседать на них блондинка, представившаяся Саррой, ведущей блога «Путешествуем по миру с Саррой». – Я имею в виду, вы двое… вы были первой парой, о которой я подробно рассказывала своим подписчикам, понимаете? У меня сердце разбилось, когда вы расстались. А теперь… – Она просияла, глядя на них обоих, как гордый родитель на свадьбе. – Это сногсшибательная новость! Мне не терпится поделиться с моими подписчиками.

Глаза Винтер расширились, и она увидела, что на лице Джоша тоже появляется паника.

– О нет, Сарра. Мы не… мы оба старые друзья Лиама, так что мы здесь, просто чтобы поддержать его на церемонии открытия. Каждый сам по себе. Отдельно.

– Абсолютно отдельно, – добавил Джош, с энтузиазмом кивая. – Но мы… друзья.

– Верно. Друзья, – подтвердила Винтер, неуверенная, что это прозвучало убедительно. Но что еще можно было сказать?

«Извините, но вы прервали нашу первую за пять лет неловкую встречу», – пронеслось у нее в голове.

Вероятно, Дженни сказала бы навязчивым блогерам именно это. Иногда Винтер завидовала прямолинейности своей помощницы.

Сарру, казалось, ничуть не смутило их заявление, скорее, наоборот, подогрело интерес.

– Но это же очень романтическое место, правда? Надеюсь, вам обоим здесь понравится. Мы сейчас направляемся в спа. Увидимся позже? Я слышала, здесь делают парный массаж… – Сарра недвусмысленно им подмигнула и присоединилась к своим подругам.

Винтер инстинктивно отодвинулась от бывшего мужа, неожиданно поняв, что они до сих пор не сказали друг другу ни слова.

А она ведь целую речь приготовила по дороге, хотя ни слова сейчас не помнила. Да и шанс произнести ее все равно упущен.

Джош встретился с ней взглядом:

– Привет.

Винтер сглотнула. Слова застряли в горле, не приветственные, а те, что она не сказала пять лет назад, те, которые по-прежнему жгли ее сердце.

У нее напрочь пропало желание что-либо говорить. Винтер резко развернулась и быстрым шагом направилась к себе в номер. Она надеялась, что стены ее с Дженни апартаментов имеют хорошую звукоизоляцию, потому что ей хотелось выругаться.

Джош едва сдержался, чтобы не последовать за Винтер. Но все же остался в лобби ждать Лиама.

Тот вскоре вернулся, без Дженни и без вещей.

– Устроил девочек в своих лучших апартаментах, – сообщил он. – По дороге встретил Винтер.

Она выглядела… Как тебе сказать? Здесь что-то произошло после моего ухода?

– Тут были блогеры, которые жаждали селфи, – бесстрастным тоном пояснил Джош. – Одна, особенно ретивая, очень обрадовалась, увидев нас вместе.

Лиам поморщился:

– Да уж…

– Вот именно, – произнес Джош, оторвав взгляд от коридора, по которому убежала Винтер. – Зря мы оба приехали, – мрачно заявил Джош. – Мне следовало уехать вчера, как только узнал, что ты не сказал Винтер о том, что я тоже буду здесь.

– Нет-нет, ты не прав. Сам знаешь, первая встреча всегда бывает тяжелой, – убежденно сказал Лиам.

– А ты меня бросил на произвол судьбы и отправился на охоту за очередной блондинкой, тоже мне друг называется! – упрекнул Джош.

Он немедленно пожалел о сказанном, увидев болезненное выражение, промелькнувшее на лице Лиама. Он и правда больше не охотился на красоток. Нет, он, конечно, флиртовал, знакомился, провожал, брал телефон, но этим все и заканчивалось.

И Джош прекрасно об этом знал.

– У этой помощницы Винтер есть способ заставить тебя неосознанно согласиться что-то делать, – заметил Лиам. – Прости, что покинул тебя.

– Все в порядке. Дженни – это всегда стихия.

На самом деле, когда Винтер ушла от него, единственным утешением Джоша было то, что рядом с ней Дженни.

– Просто эти блогерши здесь некстати оказались, – продолжил Джош.

– Так, может быть, тебе нужно позаботиться о том, чтобы ваша следующая встреча была более приватной? – предположил Лиам. – Вокруг полно тихих, уединенных уголков. Просто оставь ей сообщение на ресепшен и назначь встречу. – Лиам похлопал Джоша по плечу. – Действуй, дружище. А пока иди к себе, понежься в геотермальном бассейне и обдумай предстоящую встречу.

– Хорошо, – согласился Джош.

Ему удалось избежать встречи с другими гостями, пока он шел в свой номер, погруженный в мысли о Винтер.

Она по-прежнему такая красивая. Когда их взгляды встретились, он почувствовал то же самое, что и на съемочной площадке того фильма восемь лет назад. Тот же прилив не поддающихся описанию чувств захлестнул его – смесь возбуждения, предвкушения, влечения и… чего-то очень родного. 2 С. Пемброк «Нежный вечер в Исландии»

Но Винтер ему уже давно не родная. Она вообще теперь для него никто.

А ему так хочется снова заключить ее в объятия, а не объясняться и расставлять точки над «i».

Его номер находился на первом этаже, в задней части отеля, и состоял из спальни, ванной комнаты, гостиной с диваном, журнальным столиком, письменным столом и кофемашиной. Дизайн в стиле сканди навевал безмятежность и спокойствие.

Бледно-серые стены, темно-серый текстиль, мебель из теплого дерева. У внешней стены был даже дровяной обогреватель, защищавший от февральского холода.

Из стеклянных дверей открывался вид на белые вершины гор вдалеке, землистые тона скалистой местности вокруг отеля и на ярко-голубую геотермальную лагуну прямо за окном. Лагуну опоясывала терраса с деревянным настилом и светлыми креслами-подушками вокруг нее.

Он не мог не восхититься вниманием Лиама к деталям. Все было продумано до мелочей. Это идеальное место, чтобы расслабиться и зарядиться энергией.

И так оно и было бы, если бы не вопли, доносившиеся через стену соседнего номера.

Прокричаться было здорово, но облегчения Винтер не ощутила. Горло саднило от напряжения, и она прекратила вопли. Уперев руки в бока, Винтер рассматривала через стеклянную дверь чудесный пейзаж с заснеженными шапками гор на горизонте и с геотермальной лагуной прямо за дверью номера. Лиам не покривил душой, когда пообещал им с Дженни свои лучшие апартаменты.

Дженни осторожно вынула из ушей беруши.

– Ты притихла. Это заставляет меня нервничать.

– Я размышляю.

– От этого только хуже. – Дженни встала, подошла к Винтер и тоже посмотрела в окно. – Ладно, так о чем мы думаем?

– Я думаю, что крики не помогли, так что хочу попробовать геотермальную лагуну.

– Хорошая идея, – согласилась Дженни. – Купальники в верхнем левом ящике комода в твоей спальне.

Было немного грустно от того, как сильно она зависит от Дженни, размышляла Винтер, надевая черное бикини.

Она вынула пушистое белоснежное полотенце из стопки в огромной ванной комнате и направилась обратно в гостиную, с удивлением увидев, что Дженни, все еще полностью одетая, пишет сообщение в телефоне.

– А ты разве не идешь?

Ее помощница покачала головой и сунула телефон в карман.

– Вообще-то я собираюсь поискать тихое местечко с хорошим кофе, чтобы просмотреть кое-какие электронные письма.

– Работа? – Винтер нахмурилась. – Я тебе нужна?

– Нет, иди отмокай.

Подхватив ноутбук, Дженни направилась к двери, оставив Винтер наедине с геотермальной лагуной. Это как раз то, что ей нужно.

Винтер облачилась в роскошный купальный халат, пушистые шлепанцы и вышла через стеклянные двери на террасу. На холодном зимнем воздухе ее кожа немедленно покрылась мурашками, а от лагуны поднимался пар. Вода казалась прозрачно-голубой, и от нее исходил едва уловимый запах сероводорода. В воздухе висел слабый туман, по ее предположению, из-за разницы температур горячей воды и холодного воздуха.

У Винтер возникло странное чувство, будто она оказалась на другой планете, так непривычен был пейзаж. Она оглянулась на двери своего номера, чтобы убедиться, что ее каким-то образом внезапно не перенесло в другой мир, и заметила движение за дверями соседнего номера.

Лиам не говорил, что она будет делить частную лагуну с кем-то еще. Кто там может быть?

Двери в соседний номер скользнули в сторону, и она получила ответ, даже если и пожалела о том, что задала себе этот вопрос.

– Привет, Винтер, – сказал Джош с извиняющейся улыбкой на лице.

Винтер негодующе прищурилась и молчала. Ее душил гнев. Лиам не только не сказал ей, что ее бывший муж будет здесь на этой неделе, он фактически поселил его в соседнем номере.

– Я убью Лиама, – пробормотала она. Затем, поскольку было чертовски холодно и это была ее личная лагуна, она сбросила халат и вошла в воду.

На секунду ей показалось, что она услышала, как Джош резко втянул в себя воздух при виде ее бикини. Но тут же и сама ахнула, погрузившись в хорошо прогретую воду. Тепло приятно окутало ее тело, она прикрыла глаза и почувствовала, как расслабляется, забыв обо всем на свете. Так бы и нежилась в этой воде вечно.

– Невероятные ощущения, да?

Она открыла глаза, услышав голос Джоша, и обнаружила его сидящим на краешке одного из глубоких кресел на палубе, окружавшей лагуну.

– Ты уже погружался? – спросила она.

Джош кивнул:

– Я здесь уже несколько дней. Я… Мне жаль. Я не знал, что Лиам не предупредил тебя насчет моего здесь присутствия, пока я не увидел твою вчерашнюю пресс-конференцию.

Винтер с удивлением на него уставилась:

– Ты смотрел мою пресс-конференцию?

– Конечно, твоя номинация – большое событие, – улыбнулся он.

Ее душа наполнилась теплом, и отнюдь не благодаря термальным источникам.

– Как думаешь, какова роль Лиама в нашей встрече? – неожиданно для себя спросила Винтер.

– Вероятно, сваха. – Джош криво ухмыльнулся, и она поняла, что выходка Лиама ему тоже не по душе. – Это совсем на него не похоже. Но после несчастного случая…

– Да, – согласилась она, когда он замолчал. – Думаю, нечто подобное может здорово изменить человека.

Еще один прокол, который можно добавить к ее списку, – не поддержала Лиама в трудное время. Она была плохим другом, плохой женой и плохим… ну, в общем, с ней все понятно. Но она хороший режиссер, и ее номинация в этой категории тому свидетельство. Винтер всегда верила в то, что нужно опираться на свои сильные стороны, а не зацикливаться на недостатках.

– Итак, что ты предлагаешь? – спросил Джош. – Я всегда могу попросить у Лиама другую комнату, хотя отель наверняка переполнен на этой неделе.

С этим Винтер не могла не согласиться.

В конце концов, они оба приехали поддержать Лиама, а кроме того, оба являлись инвесторами и были заинтересованы в успешной раскрутке отеля.

Стало быть, и к попытке Лиама свести их вместе следует отнестись с пониманием. Как бы неприятно это ни было.

Она приехала, чтобы прояснить ситуацию, не так ли? Получить шанс двигаться дальше.

Забыть прошлое вряд ли удастся. Но получить прощение, похоже, возможно. Винтер знала, что натворила много такого, за что ей нужно было просить прощения. Хотя сама она вряд ли сможет себя простить.

И Джош… может быть, ему тоже нужна ясность?

Может быть, они найдут в себе силы встретиться лицом к лицу с демонами, которые разлучили их пять лет назад.

Винтер сглотнула и приняла решение.

Глава 4

Судя по выражению лица Винтер, Джош приготовился собирать вещи, но неожиданно ее раздражение сменилось чем-то, что больше походило на разочарование. Она покачала головой.

– Нет. Это бессмысленно. – Она болтала ногами под водой, и Джош старался не смотреть на ее стройное тело, едва прикрытое крошечным бикини. Винтер была так невероятно близка и соблазнительна.

«Я хочу покончить с этим. Я не должен ее хотеть», – твердил он про себя.

– Лиаму придется поселить в твой номер другого гостя, и тогда я буду делить эту прекрасную лагуну с кем-то, кого я даже не знаю, – сказала Винтер, а потом неожиданно продолжила: – И, кроме того, это могло бы быть… хорошо.

– Хорошо? – переспросил он, едва не свалившись в воду, настолько его удивило заявление Винтер. Неужели она забыла, что он сильно ее разочаровал как муж? Как он вынудил ее уйти? – Что ты имеешь в виду под словом «хорошо»?

Винтер пожала плечами, вода вокруг нее покрылась рябью, а ее соблазнительное тело покачивалось на волнах. Пять лет спустя она по-прежнему оставалась самой красивой женщиной, в которую он тогда влюбился по уши. Он и теперь не мог трезво мыслить в ее присутствии.

– Мы оба проведем здесь неделю, верно? И мне было высказано предположение, что наши отношения закончились без… – Она скорчила гримасу, подыскивая нужные слова.

– Финального разговора? – предположил Джош, вспомнив свой разговор с Лиамом.

– Вот именно. Без такого рода завершения трудно двигаться дальше. – Она снова пожала плечами.

– Лиам хочет, чтобы мы стали хорошими друзьями, – пояснил Джош. – Кроме того, он надеялся, что мы сможем выяснить, что между нами пошло не так, чтобы не повторить ту же ошибку в следующий раз.

Винтер в удивлении вскинула брови:

– В следующий раз?

– Ну если кто-то из нас влюбится снова, – торопливо пояснил Джош. – Я имею в виду, что каждый из нас пойдет своей дорогой. Не знаю, как тебя, но меня развод заставил немного настороженно относиться к любви. – И это еще мягко сказано. Он хотел найти ту любовь, которая была у его родителей, которую обрел его брат.

Но, не зная, в чем так ошибся в прошлый раз, он не хотел рисковать. Джош знал, что вспоминать и обсуждать прошлое будет больно, ведь придется вновь пережить те ужасные последние несколько месяцев, что они были вместе.

Но еще больнее будет, если они не отпустят прошлое.

– Ты что же, нашел миссис Абрахам номер два? – улыбнулась Винтер.

– Ты не брала мою фамилию, – поправил ее Джош и отвернулся. – Так что она станет миссис Абрахам номер один. – Хотя эту фамилию носили моя мать и Эшли.

– Хорошо, – согласилась Винтер. – Наша цель – завершить отношения и двигаться дальше, так? В таком случае будет разумно оставаться в наших номерах. Здесь мы сможем общаться без посторонних глаз и ушей. Не хотелось бы, чтобы наши приватные разговоры стали достоянием прессы и блогеров.

– Ты совершенно права, – согласился Джош. – Будем беседовать здесь.

Винтер согласно кивнула.

– А как мы будем вести себя на публике? – осторожно поинтересовался Джош. – Будем изображать взаимную неприязнь или ненависть?

– Ну зачем же заходить так далеко? – Винтер пошевелилась в воде, обдумывая линию поведения.

Джош немедленно уставился на ее стройное тело и почувствовал волнение. Он поблагодарил Бога, что на дворе февраль и на нем несколько слоев одежды, иначе мог бы оскандалиться перед Винтер. Он поерзал на кресле, якобы удобнее устраиваясь.

– Мы хотим, чтобы все воспринимали нас как зрелых и эмоционально выдержанных профессионалов. А это означает быть друзьями или, по крайней мере, вежливыми и дружелюбными знакомыми. Так? – спросила Винтер.

– Конечно.

– Тогда договорились.

Винтер улыбнулась ему, и он попытался выбросить из головы их образы в постели и сосредоточиться на том, о чем они на самом деле договорились.

– Значит, на людях мы ведем себя как друзья, вежливые, но не близкие? – С этим он мог справиться.

– А здесь, вдали от посторонних, мы сможем обсудить наши личные проблемы, – подытожила Винтер.

Teleserial Book