Читать онлайн Царица Теней: возвращение Персефоны бесплатно

Царица Теней: возвращение Персефоны

Предисловие

Эта книга – чистый вымысел, основанный на Греческой мифологии. Перед тем, как начнётся эта история, уточню несколько важных вещей:

– Старшие боги только называются детьми изначальных богов, но на самом деле являются их созданиями, поэтому привычные нам кровнородственные связи не могут быть применимы к их отношениям, но вполне работают в отношениях полубогов и наследников.

– Боги – физическое воплощение сил природы, которые по строению, структуре и образу жизни полностью идентичны людям. Боги управляют силами природы, но не являются ими.

– Бессмертие богов не абсолютно – они не могут умереть своей смертью, но их можно убить.

– Несмотря на то, что мифы – это порой очень страшные и неприятные истории, весь мир богов в них был создан любовью.

Все иллюстрации созданы в нейросети Clipdrop by stability.ai и имеют информативно-атмосферный характер. Их стоит расценивать как наброски героев и локаций, соответствующие представлениям автора о них – читателям они вполне могут казаться другими.

Иллюстрации пронумерованы для удобства работы с файлом

Семейное древо богов и линии власти

Изначально был только хаос, и в хаосе уже существовало всё, только не было у этого ни формы, ни порядка. Могущественная сила Эроса упорядочила хаос, придала вещам форму, а событиям смысл, вдохнула жизнь в изначальные сущности, в изначальных богов.

Хаос (воплощение хаоса, олицетворение изначального мира, Неугасающий)

Эрос – Любовь, первое воплощение сил в новом мире, первое божество, пожалуй, самое могущественное из всех за все времена. Без него другие существа так бы и остались неизменными, вечными и бесплодными.

Изначальные боги:

– Гея(Земля),

– Тартар(олицетворение бездны под царством Теней, служившей тюрьмой титанам и многим другим опасным существам),

– Нюкта(ночь),

– Эфир(небеса, те, что мы видим днём, или скорее то, что мы называет атмосферой Земли),

– Гемера(День),

– Понт/Океан(мировой океан, то есть всё, что не суша),

– Тэфида(супруга Океана, прародительница рек, озёр, морей, любых водоёмов),

– Уран(небо во всех смыслах этого слова, то, что окружает Землю в зоне видимости человеческого глаза в ночное время суток)

Все изначальные боги были всего лишь стихиями, мировыми явлениями, и с трудом воплощались в каком-либо облике, поскольку для этого требовалось концентрировать силу и контролировать себя. Они учились и достигли значительных результатов к тому моменту, когда Эрос покинул их. Оставшаяся без контроля сила Эроса сформировала линии власти, которые, в конечном счёте, обрели свои воплощения или слились с новыми богами. И чем больше рождалось богов, полубогов, а позже и наследников, тем сильнее ветвились линии власти, тем больше их становилось. И так до тех пор, пока всё известное в этом мире не стало поделено между богами и не обрело своё собственное воплощение. Первые ветви линий власти получили старшие боги.

Старшие боги:

Дети Нюкты(Ночи):

– Харон(перевозчик душ умерших через реку Стикс),

– Мойры(богини судьбы, самые могущественные существа после изначального Эроса, именно им выпала доля держать в руках нити судеб и принимать решения),

– Безликие Сёстры (Ананка – богиня неизбежности, следящая за тем, чтобы воля Мойр исполнялась, и Тюхе или попросту Фортуна – богиня удачи и случайности),

– Эринии(или Фурии, богини мести и ненависти, исполнительницы наказаний в Тартаре),

– Эрида(богиня раздора),

– Немезида(богиня возмездия),

– Гипнос(бог снов),

– Танатос(брат-близнец Гипноса, бог смерти. Он приходил к умирающему и срезал волосок, тем самым позволяя душе уйти на дорогу мёртвых, где душу должна встретить Геката, чтобы проводить в царство Теней)

Дети Урана:

– Афродита(богиня любви, страсти, красоты и продолжения рода),

– Гелиос(бог солнца),

– Селена(богиня луны и супруга Гелиоса),

– Астрей(бог звёздного неба),

– Анемы (четыре ветра – северный, южный, восточный, западный и их малоизвестный брат Мёртвый ветер царства Теней или Подземного мира).

Дети Океана и Геи:

– Нерей(бог водной стихии)

– Форкис(воплощение бурного моря, шторм),

– Харибда(морское чудовище с круглой зубастой пастью, имитирующее водоворот)

– др. чудовища

Дети Океана и Тэфиды:

– Нимфы(покровители и покровительницы рек, озёр, морей (в том числе и подземных), среди них Левка, Стикс, Лета, Ахерон, Коцит и проч.

Дети Геи и Урана:

– Рея(мать Олимпийских богов),

– Кронос(титан, воплощения времени, отец Олимпийских богов. Из-за предсказаний, что сын однажды свергнет его, стал пожирать собственных детей. Рея долго терпела, а потом подменила на камень и спрятала младшего сына Зевса. Когда Зевс вырос, Рея помогла ему победить Кроноса и освободить братьев и сестёр. Точно так же, как Гея когда-то помогла Кроносу избавить её от Урана),

– Гиперион(брат Кроноса, титан),

– Прометей(титан, всё продумывающий наперёд, защитник людей от произвола богов),

– Перс(титан, воплощение разрушения),

– титаниды Тейя и Баселея,

– циклопы(одноглазые человекоподобные великаны),

– гекатонхейры(сторукие пятидесятиголовые великаны),

– гиганты(великаны, отправленные титанами против Олимпийцев),

– Тифон(огнедышащий дракон с сотней голов),

– Ехидна(полуженщина-полузмея),

– Фемида(богиня правосудия),

– Феба(кормилица Аполлона, создатель храма Оракула в дельфах),

– Мнемозина(воплощение и олицетворения памяти),

– нимфы лесов(дриады), полей, гор, вулканов и проч. (в том числе Минфа и Эвредика)

Первые боги:

Дети Перса(титана, разрушения):

– Геката(триединая многоликая богиня, покровительница ведьм и колдовства, помощница людей в их земных делах, хранительница ключей от Тёмных Врат, указывающая теням вход в царство Теней)

Дети Гипноса:

– Фобетор(бог кошмаров, тревожных сновидений, принимающий вид животных и других существ во сне),

– Фантас(создаёт во снах фантастические миры, принимает вид любых предметов),

– разные нимфы сновидений

Дети Нерея(бога водной стихии):

– Амфитрита(супруга Посейдона) и другие Нереиды

Дети Мнемозины(воплощения памяти):

– Музы(9 муз: Клио – муза истории, Каллиопа – муза эпической поэзии, Мельпомена – муза трагедии, Талия – муза комедии, Полигимния – муза священных гимнов, Терпсихора – муза танцев, Эвтерпа – муза поэзии и лирики, Эрато – муза любовной и свадебной поэзии, Урания – муза науки),

– Грации(три богини воплощения изящества и прелести)

Дети Реи и Кроноса:

– Аид(верховный бог смерти и владыка царства Теней),

– Гестия(богиня семейного очага, хранитель семейной связи),

– Деметра(богиня плодородия и покровительница земледелия),

– Посейдон(владыка морей),

– Зевс(царь богов, владыка Земли и Небес, бог грома и молний, верховный бог Олимпийского сонма),

– Гера(покровительница брака, хранитель матерей во время родов)

Дети Тифона и Ехидны:

– Цербер(трёхголовая собака с хвостом скорпиона, хранитель Тёмных Врат – входа в царство Теней)

Дети Форкиса:

Сфено, Эвриала и Медуза Гаргоны (после того, как Посейдон надругался над младшей из них, Медузой, Афина наказала всех троих девушек, обратив их в чудовищ – вместо волос у них появились змеи, тело покрылось чешуёй, а взгляд стал обращать в камень любого, кто на них посмотрит. Медуза единственная из сестёр не получила бессмертие, поэтому позже герою Персею удалось убить её. Однако именно от неё ещё до убийства пошёл род Гаргон, о которых здесь и в других книгах цикла мы ещё услышим)

Первые боги (второе поколение) и полубоги-дети первых богов:

Дети Гекаты:

– Сцилла(по одной из версий мифа, Сцилла, дочь Гекаты, выглядела как человекоподобный монстр, из тела которого росли длинные отростки с острозубыми жуткими головами. Сцилла отбирала лица смертных девушек, их красотой приманивала моряков, а потом убивала их),

– Медея(ведьма, травница, легендарная основательница медицины, ныне нетрадиционной, возлюбленная аргонавта Ясона)

Дети Медузы (род начался до её смерти от рук Персея):

от Посейдона:

– гаргоны

Дети Афродиты:

от Ареса:

– Антэрос(бог взаимной любви, мстящий тем, кто не отвечает взаимностью),

– Эрос-младший(бог, вызывающий любовь, малое воплощение любви, связанный с Афродитой больше других детей. Всегда носил два комплекта стрел. Золотые и свинцовые. Золотые вызывали чувство влюблённости, в то время как свинцовые – отвращали от предполагаемого возлюбленного),

– Фобос(бог паники и страха),

– Деймос(бог ужаса),

– Гармония(богиня согласия, гармоничности, эстетики, умиротворения, покоя)

от Гермеса:

– Гермафродит(существо обоих полов)

от Гефеста:

– Максимиллиан(бог любви страстной, отчаянной и жертвенной)

Дети Гелиоса и Селены:

– Эос(богиня зари, восхода и заката)

Дети Гипноса и Нюкты:

– Морфей(бог пророческих и лживых сновидений, создатель сновидений царей и героев)

Дети Зевса:

без матери:

– Афина

от Геры:

– Арес(бог войны),

– Гефест(бог огня, искусный кузнец, покровитель кузнецов, архитекторов, строителей, скульпторов, инженеров. Младенцем оказался очень некрасивым, за что Гера скинула его с Олимпа и тем самым обеспечила ему переломы ног, после которых он так и остался хромым. Этот дефект можно было исправить лишь изменяя внешность при помощи божественной силы),

– Геба(богиня юности)

от Деметры:

– Персефона

от других:

– Аполлон(покровитель искусств, предводитель муз, предсказатель, врачеватель, олицетворение мужской красоты),

– Артемида(сестра-близнец Аполлона, богиня охоты, богиня женского целомудрия),

– Гермес(бог торговли, хитрости, воровства, красноречия и юношества, покровитель глашатаев и послов, пастухов и путников, посланник богов и проводник душ умерших, бог путей и сообщений),

– Дионис(бог виноделия),

– Елена Троянская,

– Минос, Эак, Радомант(изначально смертные, обычные цари, которых Зевс в посмертии наградил вечной жизнью. Стали судьями Аида),

– Геракл(самый известный герой, полубог),

– Персей(полубог, герой),

– Тесей(полубог, аргонавт)

– и др. полубоги, а так же Амазонки – женщины воительницы.

Дети Посейдона:

божественные создания:

– Гиппокампус(морской ездовой конь с плавниками и рыбьим хвостом),

– Кентавры(существа с головой и торсом человека на теле лошади),

– Сирены(существа, верхняя часть тела которых была женской, а нижняя птичьей)

от Деметры:

– Амфитеус(бог, взявший часть линии власти матери, в данном случае божественные зёрна)

от Амфитриты:

– Тритон(вестник глубин, подводный коллега Гермеса)

от Гармонии:

– Клессандра(богиня морского прибоя)

от других:

– полубоги

Дети Аида:

от Персефоны:

– Макария(богиня блаженной смерти)

Дети полубогов, нимфы, наследники, смертные, не упомянутые в общем списке:

– Сыновья Геракла

– Психея (смертная девушка, взошедшая на Олимп как супруга Эроса-младшего)

– Адонис (смертный, истинная любовь Афродиты, воспитанник Персефоны)

– Асклепий и Эпиона (смертные, возведённые Зевсом в ранг бессмертных, основатели традиционной медицины и в дальнейшем её покровители)

– Паллада(нимфа, дочь Тритона)

– Минфа(лесная нимфа – дриада, влюблённая в Аида)

– Марк(полубог, сын Артемиды)

– Ариана(наследница крови Зевса, мать Элины и Эланы)

– Август(наследник крови Аполлона, хранитель Арианы)

– Ариадна(смертная, возлюбленная Тесея, позже возведённая на Олимп как супруга Диониса)

– Элина(наследница крови Зевса, дочь Марка и Арианы, перерождение Персефоны, двойственная богиня)

– София(перерождение Паллады)

– Наследные семьи всех известных богов

Эпохи и времена

До начала времён:

от появления Хаоса до воцарения Кроноса

Эпоха Титанов:

от воцарения Кроноса до начала Титаномахии (война Олимпийских богов и титанов).

Эпоха Великих Войн (Титаномахия, Гигантомахия (война Олимпийских богов и гигантов)

– в эту эпоху входит Эпоха Раздела Царств: короткий период между Титаномахией и Гигантомахией, заселение царства Теней, Подводного мира и Олимпа существующими богами, появление первых смертных детей Зевса, ставших Судьями Аида (Эак, Минос, Радамант).

Золотая Эпоха Богов:

от окончания Великих Войн до начала Эпохи Героев, то есть до рождения сильнейших полубогов. Сюда входит появление первых богов второго поколения, появление смертных, все основные события, связанные с личной жизнью Олимпийских богов.

Эпоха Героев:

появление полубогов, таких как Орфей, Геракл, Тесей, Персей и т.д, так же рождение самых последних и самых молодых богов. Например, Макарии.

Эпоха Противостояния:

война Олимпа и царства Теней, смерть Персефоны, жертва Деметры, появление новых богов

Эпоха Новых Богов:

начало нашей эры, возникновение других религий, популярность новых богов у смертных, обретение смертными независимости

Бронзовая Эпоха:

эпоха становления смертных, которые отделяют себя от любых богов, угасание веры, низведение Олимпийских богов до персонажей развлекательных историй, Олимпийские боги спускаются к смертным и живут среди них.

Эпоха Смертных (наши дни):

боги давно живут среди людей, смертные почти не верят в богов. Современный мир.

Пролог

(до начала времён)

Океан бушевал. Первозданный, непревзойдённый в своём могуществе он гнал волны на высокий скалистый берег, желая утопить его в своём величии. Тучи клубились тяжёлым серым мороком, ветер разнуздано хлестал камень, врезаясь в него с неистовым диким гулом. Стихия бушевала и бушевала, и, казалось, в ней нет и никогда не будет места чему-то живому, чему-то разумному. Однако здесь было и то и другое.

Внезапно сверкнула молния, и её острый яркий край задел угол скалы, выступающий в океан, где мгновение спустя появилась фигура. Сотканная самим воздухом, брызгами воды, молнией и порывами ветра фигура застыла на месте, вглядываясь в бескрайнюю водную даль. Ещё не божество, лишь образ – воплощение одной из изначальных сил. Молния сверкнула снова, ударив совсем рядом с фигурой, но не потревожила её, а создала другую. Изящную, менее эфемерную, но такую же спокойную и возвышенную. Эти две фигуры будто бы продолжили давно начатый разговор.

– Может быть, есть иной путь? Может быть, твоё предназначение не в этом? – голос второй, высокий и мягкий, звучал обеспокоенно и умоляюще.

– Моё предназначение? – первая фигура усмехнулась, и ветер, подувший в этот момент, сделал её золотисто-прозрачной, будто блёстки высыпали в сосуд с водой. – У нас у всех одно предназначение – сдерживать силы и стихии, пропускать их через себя, создавать и создавать, но ради чего? – фигура повернулась и, взирая на собеседницу, почти выплюнула новую фразу. – Ради того, чтобы в один момент утратить это? Наши труды, наши деяния! Утратить?! – голос звучал низко и тихо, несмотря на всю эмоциональность слов.

– И почему ты решил, что проще пожертвовать собой? – спокойно сказала вторая фигура и сделала шаг вперёд. Всё её тело в этот момент преисполнилось грацией и лёгкостью, будто она не шла, а парила над скалой. – Что если стихии не просто так обладают воплощением? Что если, оставив свою без присмотра, ты сделаешь многим хуже, чем тебе кажется?

– Этого не случится. Пока я здесь, вы все в опасности, и пусть опасность ещё в тысячах световых лет от этого мига, она существует, Гея. Ты должна жить.

– И ты должен, – спокойно ответила она. – Ты – дар этому миру, ты ключ ко всему…

– Не я, а стихия, воплощением которой я являюсь. Прости меня… но я пришёл и рассказал тебе всё, не для того, чтобы получить разрешение, а потому, что ты единственная, кому я хотел бы объяснить причины, прежде чем уйти. Надеюсь, ты достойно и с должным смирением примешь это.

Гея сделала ещё шаг и коснулась его, становясь такой же золотисто-прозрачной. Форма её тела обрела человеческие черты, ветер сдул с головы пряди длинных прозрачных волос.

– Тартар и Нюкта в своём тёмном мире, в недрах планеты, остальные сами по себе, им и правда нет дела до тебя, но я… я останусь здесь одна. Что мне делать одной? Что мне делать без тебя, Эрос?

– Жить. Ты создана для этого, ты создана, чтобы дарить жизнь. С моим даром тебе ничего не грозит… – он сделал шаг назад, к пропасти. – Время пришло, – очередная волна, ударившаяся о скалы, выбросила вверх сноп брызг, которые сцепились за спиной Эроса, слились и обратились в потрясающей красоты солнечный опал. Желтоватый, почти прозрачный, он напоминал сферу с облаками внутри, которые пронизывали лучи восходящего солнца. – Артефакт, о котором я говорил, – он вложил опал в руку Гее, – это сердце земли, твоё сердце, Гея. Возьми его.

Её тело подёрнулось пеленой, замерцало, и медленно почернело до плотного состояния, формируя фигуру стройной женщины. Из глаз потекли золотые слёзы, оставляя тонкие дорожки на щеках, и вскоре преобразили Гею в статую из жидкого золота, которое переливалось и мерцало в каждом её движении.

– Не уходи… – прошептала Гея, но Эрос не внял её мольбам.

– Ты не будешь одна. Я навсегда рядом… в дожде и ветре, в солнце и снеге, во всех проявлениях этого мира: в жутких и прекрасных, в добрых и злых, я с тобой… – это слово ещё звучало в воздухе, когда тело Эроса в миг постарело, а затем обратилось золотой статуей, треснуло и рассыпалось песком, который тут же подхватил и унёс ветер.

Ноги Геи подогнулись, и она упала на колени, безвольно опустив голову. Гея чувствовала, как от неё разбегаются волны энергии, как на безжизненной почве прорастают зелёные ростки и распускаются цветы, как солнечный опал ускользает из рук, чувствовала жёсткость земли, прохладу ветра и боль… тягучую, невыносимую внутреннюю боль утраты. Дар Эроса. Столь же прекрасный, сколь и чудовищно жестокий, невыносимый и одновременно желанный. Дар Эроса, ставший причиной и итогом всего.

Рис.1 Царица Теней: возвращение Персефоны

( 2 Солнечный опал)

Глава 1. Храм Деметры

(наши дни)

Рассвет над морем. Успокаивающий, тихий, вселяющий в сердца искренние и чистые надежды. Лина вышла из ворот санатория и, сняв туфельки, прошлась по пляжу до самой воды, утопая в сером ещё прохладном песке. Море было спокойно, в нескольких километрах от берега резвились дельфины, лёгкий плеск волн звучал утренней музыкой. Лина улыбалась. В глубине её зелёных глаз прятались первые лучи, подсвечивая их до изумрудного оттенка, лёгкий морской бриз обнимал обнажённые плечи, играл с распущенными каштановыми волосами…

Лина любила отдыхать в «Колхиде» – так назывался санаторий на магнитных песках Черноморского побережья – каждое лето она сбегала сюда на неделю, оставляя дома всё, что с ней происходило, а происходило многое. Будучи первой дочерью, не получившей способностей, в семье наследников древних богов, она справедливо считала себя неудачницей. После школы, несмотря на начитанность и острый ум, ей не удалось ни поступить, ни закончить какие-нибудь курсы, приходилось подрабатывать то тут, то там, надеясь, найти своё призвание. Даже отношения с мужчинами складывались из ряда вон плохо – единственной удачей и настоящим спасением оказалось знакомство с Максимом Невским. Они встретились ещё в раннем детстве и с тех пор не разлучались. У него были женщины, у неё мужчины, их же личные взаимные чувства оставались исключительно дружескими, хотя, несмотря на это, Максим вёл себя как по-настоящему любящий человек. Его поддержка в самых трудных ситуациях казалась неоценимой и давала положительные результаты – Макс всегда был рядом, сколько Лина себя помнила. В этот санаторий он тоже приезжал с ней и прямо сейчас вышел на пляж, уже полностью одетый.

– Боевая готовность, Лин.

– Я так и думала, что в этом году на долгий отдых рассчитывать не стоило, – сказала она, бросив на Макса косой взгляд, и вздохнула, – а так хотелось.

Максим Невский тоже принадлежал к сонму божественных наследников, но его происхождение стояло куда выше происхождения Лины. Макс на самом деле был Максимиллианом, сыном Гефеста, истинным полубогом. Лина не знала, чем заслужила честь дружить с ним. Ей нравился Макс, правда нравился, как человек и друг – он не кичился своей силой, как делали многие полубоги его возраста, не вёл ежеминутные разговоры о богах и наследных семьях – в общем, старался быть похожим на смертных, какой хотела быть и сама Лина. Без способностей Лине оставалось лишь адаптироваться в обществе и, в конце концов, прийти к тому, чтобы навсегда забыть о существовании другого мира – мира богов и полубогов, живущих под носом у смертных.

– Портал уже готов, – сообщил Максим, – мы переместимся сразу в Небесный Храм Деметры. Твоя сестра прибыла вчера.

Лина вздохнула. В свои двадцать пять она уже отказалась от надежд на проявление сил, но её младшая сестра только вступала на этот путь. Элане было предначертано пробудить в себе дух Персефоны, погибшей в древней войне, и исполнить пророчество оракула. Элана, милая Лана, с худенькой светлой косой и голубыми глазами, обожаемая родителями и всем сонмом полубогов, не заслуживала такой участи, не заслуживала того, чтобы стать убийцей… Лина с удовольствием взяла бы на себя её ношу, но зерно души Персефоны никогда не проявлялось в ней, и она могла только наблюдать за тем, как её младшая сестра медленно идёт к божественному перерождению.

– Значит, это последний наш день вместе? Спасибо, что был со мной, – грустно улыбнулась Лина.

– О чём ты? – не понял Макс.

– Ты станешь хранителем и пройдёшь с Ланой весь путь до назначенного события, я буду помехой… Макс, я хочу забыть это всё, я хочу жить обычной жизнью, без ссылки на божественных предков.

Максим снисходительно покачал головой и взял Лину за руку.

– Двадцать первый век, о чём ты говоришь? Боги живут среди людей тысячелетиями, развиваются и меняются вместе с ними… зачем нам забывать друг друга? То, что у тебя нет способностей, не определяет тебя как смертную. Это просто значит, что у тебя иной путь. Ты не изменишь того, что в твоём теле течёт кровь Зевса, ты не изменишь пророчество и предназначение своей семьи, – он вдруг усмехнулся. – Ты, правда, хочешь забыть свою связь с Олимпийцами? Или ты хочешь забыть меня?

Лина ахнула от такой формулировки.

– Конечно, нет. Ты мой лучший друг, но обязанности хранителя подразумевают всегда находиться рядом с объектом охраны, отвлечение на других людей в это не входит, верно?

– Так, послушай меня, Элина, – если Макс называл её полное имя, то он либо злился, либо собирался сказать какую-то очень серьёзную вещь, – помимо тебя у меня есть ещё моя строительная компания, которой я не стану пренебрегать. Почему я должен напоминать, что мы живём среди людей, защищаем их, адаптируемся к ним? Ты и сама всё знаешь, у тебя с детства перед носом отличный пример, этот ваш дядя Август. И потом… ты же знаешь, я в любом случае тебя не брошу.

– Правда? – наивно спросила Лина, чувствуя, как жгучие слёзы подступают к глазам. В памяти всплыло красивое лицо маминого хранителя Августа и его насмешливый с хрипотцой голос: «будь сильной, Аленький Цветочек, впереди целая удивительная жизнь, на фоне которой эти глупости не стоят твоих слёз».

– Иначе меня бы тут не было, – с улыбкой ответил Максим и по-дружески приобнял её за плечи.

Они оба снова посмотрели на море – дельфины уплыли, а солнце поднялось над горизонтом, напоминая им, что время летит быстрее, чем они хотят, и намного быстрее, чем они думают.

Рис.2 Царица Теней: возвращение Персефоны

(3.Элина)

Рис.3 Царица Теней: возвращение Персефоны

(4 Максимиллиан сын Гефеста/Максим Невский)

***

С последней войны богов семья Лины несла в своей крови не только божественное наследие, но и зерно души Персефоны. Оно проявлялось по женской линии в одной из обязательно рождавшихся дочерей и должно было, рано или поздно, превратить одну из них в настоящую живую Персефону, только до сих пор за сотни веков ни одна из девочек не переродилась. Да, зерно души Персефоны проявлялось, но не давало плодов – девочки, в конце концов, становились женщинами, затем матерями и бабушками… Лина надеялась, что пророчество Оракула не проявит себя и в этот раз.

Поскольку сама Лина была бесполезна в плане перемещений, Максиму пришлось помочь ей пройти через портал на другую сторону. Лина видела Храм Деметры в мире смертных, но в небесных чертогах никогда не была. Входить сюда могли немногие, да и ей самой сложно давалось присутствие любой божественной силы, поэтому, оказавшись здесь, она несколько минут стояла на месте и рассматривала всё вокруг, привыкая к атмосфере и ощущениям. Она нашла храм очень простым: под сводами каменного грота с круглым отверстием вверху, через которое лилась плотная струя кристально-чистой воды, благоухала чудесная поляна цветов. Среди буйства красок и зелени на поляне возвышалась фигура женщины из белого мрамора – она стояла на коленях, согнувшись пополам, и прятала лицо в ладонях, её нагое тело прикрывали только длинные растрёпанные волосы. Деметра.

Лина привычно поклонилась ей и стала искать взглядом куда-то подевавшегося Максима, но нашла…

– Клессандра! – перед ней возникла высокая молодая женщина с забранными наверх ярко-рыжими волосами. Клессандра, как и все здесь, была одета в длинную белую мантию поверх вечернего белого платья, похожего скорее на свадебное. Странные были причуды у богов в двадцать первом веке, Лина их не понимала, но с правилами соглашалась и следовала им. Женщинам полагалось надевать платья на подобные встречи, мужчинам костюмы – мантии являлись обязательным атрибутом для всех. – Неужели я вижу саму дочь Посейдона?

– Не забывай, Элина, что я теперь глава хранителей, будь уважительнее! – рассмеялась Клессандра. Она училась с Линой в школе до пятого класса, но после отправилась на обучение вместе с сотней других полубогов, а затем заняла место главы в «Протекте» – организации, защищающей семью Лины, а точнее, зерно души Персефоны.

– Не требуй от меня слишком много, ты пока на испытательном сроке… – Лина вымученно улыбнулась ей, стараясь казаться бодрой, но сила, исходящая от окружающих, давила на неё и заставляла ощущать себя слабой, почти больной.

Клесс надула губки в притворной обиде, но, заметив состояние Лины, поспешила помочь ей найти Максима и занять им место в общей группе, собравшейся вокруг статуи Деметры.

Церемония посвящения должна была проходить в присутствии одного из богов и, поскольку, ждали только его, Лина успела немного прийти в себя и успокоиться. Говорили, что на посвящении, которое проходила её мать Ариана, присутствовал сам Зевс, теперь же его не ждали, и Лина молилась всем богам, чтобы это действительно был не он. К счастью, Зевс не явился, отправив вместо себя Гермеса – лёгкий как солнечный лучик вечно молодой Гермес возник рядом с Деметрой и заставил всех немедленно замолчать. Его сияние, его сила отразились на Лине, и она едва не потеряла сознание – ей пришлось схватиться за руку Максима и не отпускать её до конца.

Церемония проходила тихо.

Лана испуганно смотрела сияющими большими глазами на Гермеса и с трудом отвечала на вопросы. Лина буквально чувствовала, как у её сестры сжимается всё внутри, как Лана старается скрыть дрожь в руках, совладать с голосом. Когда Гермес преподнёс Лане гранат, Лина замерла, ожидая, что случится дальше и невольно сделала шаг вперёд. Она помнила из рассказов матери, что гранат должен сам раскрыться и бросить зёрна к ногам избранной девушки – это бы значило, что пророчество начало действовать, Персефона пробудилась и пора готовить другой обряд – обряд убийства Аида. Много веков плоды граната не раскрывались, а три последних века просто трескались, не выбрасывая зёрен, что дало право богам ожидать возвращения Персефоны уже в этом поколении. Лина предпочитала думать, что до перерождения Персефоны ещё далеко, если оно вообще случится, но где-то в глубине души её одолевали сомнения, вызывающие искренний страх.

Словно в замедленной съёмке Лана потянулась руками к гранату, тот замер в воздухе над её ладонями, выделяясь ярко-алым пятном на фоне белых мантий, вздрогнул и раскрылся. Не многие поняли, что произошло, когда зёрна граната, выброшенные в воздух, упали к ногам Лины.

Не Ланы.

Небесный Храм Деметры на миг погрузился в полную тишину, а затем разразился гомоном всевозможных голосов. Кто-то ахал, причитал, кто-то кричал, там и тут слышались восклицания: невнятные, тихие и громкие, осуждающие и восторженные. Лина отшатнулась. Гранат испачкал полы её белой мантии, голоса вторглись в сознание, угнетая и раздражая до такой степени, что Лина зажала уши руками – когда же это не помогло, она, неизвестно откуда нашедшая в себе ярость, крикнула, что было мочи:

– Заткнитесь!

Сердце её в этот момент болезненно дрогнуло и забилось так сильно, будто до этого никогда не билось вовсе. Лина схватила ртом воздух, сжала ткань платья на груди в кулак, оступилась и вдруг на глазах у всех исчезла, растворившись в золотистом сиянии.

***

Темнота. Непроницаемая, бесконечная темнота и холод. Каждый вздох, как испытание, каждое движение, как подвиг. Лина выпала из золотистой вспышки на холодный шершавый камень – страх пожирал её изнутри, страх и боль, грани которой размывались, и было не ясно, что и где именно болит. Ослабленная присутствием Гермеса, она едва находила силы оставаться в сознании. Лина не понимала, как гранат мог выбрать её. Считалось, что только восемнадцатилетние девушки могли раскрыть в себе сущность Персефоны, но Лине уже было двадцать пять и, более того, она не умела ничего и ни к чему не была способна. Если зерно души не убьёт её, то она всё равно погибнет ещё до того, как завершит предначертанное.

– Дитя… – женский голос, отразившейся тройным эхом, появился так внезапно, что Лина дёрнулась и больно ударилась о какой-то выступ в темноте, однако голос оказался не самой пугающей вещью.

Сверху прямо на неё смотрели три огромных женских лица, их можно было назвать красивыми, если бы не устрашающая величина. Лина открыла рот в беззвучном крике, желая на самом деле потерять сознание, но мироздание отказало ей даже в этом. Она с ужасом поняла, что попала прямо в логово великих Мойр.

Рис.4 Царица Теней: возвращение Персефоны

(5 Мойры. Лахесис – определяющая судьбу, Атропос – перерезающая нить судьбы, Клото – прядущая нить судьбы)

– Дитя… – повторили Мойры одновременно. Свет, льющийся будто из самой Лины, осветил их громоздкие тела и руки, которые бережно держали длинную плетёную нить, – твой путь давно определён. Следуй за своей Судьбой.

Лина тяжело дышала, она не могла сказать ни слова и только желала поскорее убраться отсюда. Ей было всё равно, какую судьбу избрали ей боги, она не будет никого убивать, она не станет богиней, потому что она просто Лина, просто неудачница, похожая на смертных.

– Это какая-то ошибка, я уже слишком взрослая для завершения церемонии… случилась какая-то ошибка… – пробормотала она, наконец, не вполне понимая, что говорит. Её мысли были заняты воспоминанием последовательности действий. Разве в плане убийства Аида существовала встреча с Мойрами?

– Ошибка? – засмеялась Клото, прядущая нить судьбы, и смех её потряс само основание этого места. Мойры не шли в сравнение с лёгким и почти человекоподобным Гермесом, а может, сам Гермес лишь хотел казаться таким для других, чтобы не пугать полубогов своей истиной силой.

– Ошибка!

– Ошибка!

Рассмеялись вслед за сестрой Лахесис и Атропос. Последняя склонилась к Лине и внимательно всмотрелась в её лицо.

– Ты слишком стара для этой церемонии – факт неоспоримый. Зерно души Персефоны слабее твоей воли, и ты, верно, никогда не сможешь забыть своё смертное воплощение, но память Персефоны вернётся и смешается с твоей.... Ты Персефона. Сделай, что должна.

– Нет. Я не могу, я не хочу… – Лина стала отползать от Мойр, в попытке оказаться от них как можно дальше. Но не тут-то было. Лахесис взмахнула рукой, и Лине преградила путь стена плотного воздуха, она вжалась в неё спиной и с ужасом подумала, что Мойры могут запросто убить её или отправить в междумирье, откуда она никогда не вернётся и будет вечность бродить там не живая и не мёртвая.

– Знаешь ли ты, – не слушая возражений, продолжила Лахесис, – о войне между царством Теней и Олимпом? Знаешь ли, из-за чего сошлись в страшной схватке два родных брата?

Лина не ответила. Она знала, но боялась сказать нечто такое, что разозлит великих божеств.

– Говорят, из-за жажды власти Аида, – ответила Клото. Мойры посмотрели друг на друга и стали разговаривать между собой так, чтобы Лина слышала и понимала их.

– Говорят, Аид возжелал власти над небом и морями, – поддержала сестру Атропос, – для этого ему нужна была сила Кроноса, и он решил принести в жертву свою жену, дабы возродить великого отца, подчинить его себе и завладеть всеми сокровищами мира.

– Тогда Зевс собрал армию богов и полубогов, чтобы сразить Аида, – подхватила Лахесис. – Началась война. Страшная кровопролитная война, в которой погибшие боги не могли переродиться или попасть в царство Теней, они обращались пеплом и переставали существовать.

– Так, – сказала Клото, – Персефона, узнав о том, что собирался сделать с ней супруг, посчитала это предательством и встала на сторону Зевса. В одной из последних схваток Аид пронзил её своим скипетром и сдался Зевсу по собственной воле. Война была закончена для всех богов…

– Для всех, кроме Деметры, – возразила Атропос. – В горе и гневе она потребовала от Зевса убить Аида, но оказалось, что лишь рукой Персефоны возможно избавиться от Владыки Мёртвых. Боги собрались на совет, где приняли решение вернуть Персефону к жизни.

– Только её, – Лахесис подняла указательный палец, и нить судьбы обвилась вокруг него как живая змейка, – ибо для создания зерна души нужны были мастерство Гефеста и божественная сущность одной из старших богинь. И кто бы рискнул жертвовать собой, кроме любящей матери? Конечно, Деметра предложила себя. Зерно создали и передали на хранение и взращивание одной из дочерей Зевса. С тех пор вечно спит Деметра в Небесном гроте, под его каменными сводами, в окружении цветов, и ждёт, когда нестабильное семя души окрепнет и вернёт к жизни её возлюбленное дитя.