Читать онлайн Полетели, Бу! Приключения маленького привидения бесплатно

Полетели, Бу! Приключения маленького привидения
Рис.0 Полетели, Бу! Приключения маленького привидения

Глава 1. Тайны заброшенного дома

Рис.2 Полетели, Бу! Приключения маленького привидения

«Фу ты! Опять здесь коты-безобразники раскричались, – настороженно косится на мрачный нежилой дом почтальон, проходящий по улице. – А завывают-то как жутко! Бр-р-р… Прямо дрожь берёт. Нужно уносить отсюда ноги. И поскорее».

Да почему же сразу коты, уважаемый почтальон? Это всё Бу для вас старается – ишь, с каким усердием выводит. Громко! Протяжно! Присмотритесь хорошенько. Вон он – машет рукой из окна второго этажа. Эй, куда же вы? Погодите! Ну вот…

Впрочем, Бу ни капельки и не расстроен. Наоборот, смехом так и заливается. Да-а-а… Его шутка удалась. Впрочем, как всегда.

«Бу? Кто такой Бу?» – в недоумении спросишь ты у меня.

Ещё не догадался? Тогда идём знакомиться!

Позволь представить: Бу. Маленькое озорное привидение. Бу живёт в заброшенном трёхэтажном доме на краю тихого уютного пригорода.

Непоседа Бу любит веселиться. «Бу-у-у! У-гу-гу-у!» – летает он сломя голову днём и ночью по комнатам.

– Несносное, невоспитанное привидение, – сердито хмурит брови толстый и важный дяденька с настенного портрета. – Из-за него я толком выспаться не могу! Даже рама потрескалась – не выдерживает воплей.

– Ш-ш-ш… И у меня работа не ладится: пряжа путается, рвётся, – недовольно шипит и кряхтит в углу Паук. – Бу, веди себя потиш-ш-ш-ше. Ты уже взрослый – как-никак, тебе почти сто лет.

Но Бу всё нипочём.

Он прыгает и танцует на скрипучих половицах. Вот так: «пумц-пумц-пумц!»

Катается на дверце покосившегося шкафа: «кр-р-кр-р».

Сочиняет мелодию на старинных блюдцах и стаканах: «трякс-брякс-дззынь!»

И кувыркается, резвится в воздухе, словно он не привидение, а дельфин в океане.

Но порой в доме стоит полнейшая тишина. Что же это значит?

Первое: Бу рисует. Он старательно выводит неразборчивые каракули на покрытых пылью подоконниках и треснутых зеркалах. Благо пыли в доме много, и с каждым годом её становится всё больше и больше.

Второе: Бу на чердаке. Ты и представить себе не можешь, как там интересно! Всё вокруг заставлено поломанными стульями, треснутыми вазами, коробками с книгами, пожелтевшими фотоснимками. Есть даже глобус, одна лыжа и ржавый велосипед. Правда, здорово?

Но больше всего на свете Бу нравится проводить время на крыше. Он вылетает через дымоход, усаживается поудобнее на черепицу и любуется далёкими огнями большого шумного города.

Бу мечтает однажды побывать в городе. Уже давно мечтает.

Глава 2. Мурашительные мечты

– За мечту нужно бороться, – проурчала серая упитанная Крыса, с аппетитом чавкая куском ярко-оранжевого, словно апельсиновая долька, сыра. – Иначе какой во всём этом толк?

Серая Крыса была подругой и соседкой Бу. Её крысиная усадьба, построенная из мятых картонных коробок, располагалась по другую сторону улицы рядом с контейнерами для мусора. Крыса частенько наведывалась в гости к малышу-привидению. Они с удовольствием болтали, до упаду смеялись и носились наперегонки по унылым коридорам заброшенного дома, вызывая приступы головной боли у толстого ворчливого дяденьки с портрета. Вот и сегодня Крыса пришлёпала к Бу на чердак – это было любимое место их встреч. Пока хозяин, сидя верхом на глобусе, в миллионный раз рассказывал о городских огоньках-светлячках, его подруга уплетала сытный ужин, попутно наставляя товарища.

– Как же ты не понимаешь? – с досадой воскликнул Бу. – Мечтать – это так… так… Мурашительно!

– Кхе-кхе-м-м… – поперхнулась Крыса. – Чего-чего?! Му-ра-ши-тельно? Ну, знаешь ли… Я не морская свинка и не хомяк – грамоте не обучена. По-иностранному не понимаю.

– Да я сам это слово придумал. Означает «восхитительно». От слова «мурашки». – Бу сорвался с глобуса и закружился по чердаку: – Когда я мечтаю, то мурашки так и бегают по мне туда-сюда, сюда-туда! Иногда даже живот сводит, что удивительно. Ведь его у меня нет!

– А-а-а… Я, кажется, поняла – ты про этих… Мурашек-букашек… – снисходительно фыркнула Крыса. – Так бы сразу и сказал.

– Букашек? Каких ещё букашек?

– Ну, крошечных. С лапками и хоботком. Прыгучих, назойливых. Кусачих! Меня они тоже вечно достают.

И сказав это, Крыса хорошенько почесала себя лапкой за ухом.

– Не забывай, что ты привидение, то есть бесплотен. Вот и бегают сквозь тебя все кому не лень, когда ты сидишь на своей драгоценной крыше.

Рис.3 Полетели, Бу! Приключения маленького привидения

– Нет-нет! Я вовсе не это имел в виду, – нахмурил лоб Бу. – Да, сквозь меня, бывает, пролетают мотыльки. Однажды даже пронеслась огромная летучая мышь. Но мурашки – они другие… Причудливые… Дивные…

«Всё-таки странный народ эти привидения, – подумала Крыса. – Вечно витают в облаках. То есть под потолком. И совсем не думают о реальности».

– Как бы там ни было, следуй за мечтой, – не отступала Крыса. – Как прицеп тащится за машиной или глупый кот бежит за фантиком на верёвочке. Бери пример с меня!

– С тебя?

– Угу. Я мечтала о сыре, и я его стащила. Прямо из-под носа хозяйки продуктовой лавки, той ещё раззявы. Хочу – делаю! Мечтаю – добиваюсь! Уловил?

Рис.4 Полетели, Бу! Приключения маленького привидения

– Вроде бы да.

– Осознай, наконец, какие перед тобой возможности! Будь я привидением, уж я точно бы не прозябала на этой мусорной площадке, а отправилась путешествовать по сырным ярмаркам Голландии или Дании, или по пшеничным полям Франции.

– Только попробовать на вкус ничего бы не смогла, – мягко напомнил подруге Бу. – Привидения ведь не едят.

– Хм… Об этом я как-то не подумала, – смутилась Крыса. – Но всё равно – добралась бы до Луны! Марса! Или улетела в другую галактику! Юх-у-у! Пойми, никаких границ, никаких преград. Вот скажи мне, что самое главное для поездки или путешествия?

– Ну, не знаю… – замялся Бу. – Желание, вдохновение.

– Тьфу! – закатила глаза Крыса. – Опять ты за своё. Я про предметы. А это: паспорт, виза, билет. Но разве тебе они нужны?

– Не-а.

– И я о том! Долой чемоданы, панамки от солнца, аптечки с зелёнкой. Сорвался с крыши и полетел! Как птица! Как самолёт! Хоть на Северный полюс, хоть на Южный.

Нервно дёргая усами, Крыса забегала взад и вперёд по комнате.

– Нет, тебе решительно нужна смена обстановки. Иначе через две-три сотни лет вместо маленького потешного привидения по этим комнатам будет слоняться зловредный, занудный призрак, чьей единственной радостью в жизни станут шутки над почтальоном и толстяком в потрескавшейся раме. Подумай над этим. А сейчас мне пора – скоро к контейнерам принесут мусорные пакеты из шикарного особняка. Не хочу, чтобы другие любопытные носы добрались до них раньше меня.

И Серая Крыса убежала прочь, оставив Бу в полном замешательстве.

Глава 3. Дом-цыплёнок и рыжие вихри

«А что, если она права? – подумал Бу. – Вдруг я и впрямь засиделся на одном месте?»

И маленькое привидение загрустило, что было совершенно не свойственно его весёлому нраву. Бу рассеянно перелетал из комнаты в комнату. Не стучал, как прежде, ложками, не прыгал по половицам. Даже забыл, что сегодня в их районе день разноса почты. А ведь он готовил для почтальона очередной интересный розыгрыш.

«Годы… Десятилетия провёл я в этих стенах, – размышлял Бу. – И всё это время был образцовым привидением: шмыгал по коридорам, звенел посудой, скрёб по трубам, шуршал пакетами… Может, пора взять маленький отпуск? К тому же, стараться теперь и не для кого. Моё отсутствие вряд ли кто-нибудь заметит – комнаты пустуют давным-давно. А ведь когда-то здесь всё было по-другому…»

Трудно поверить, но унылое мрачное здание и впрямь не всегда навевало на прохожих ужас. Много лет назад оно скорее напоминало забавного цыплёнка. Всё из-за цвета фасада – ослепительно жёлтого.

Бу был первым, кто въехал в новостройку. Почему маленькое привидение выбрало именно её, точно не известно. Может быть, ему просто нравились цыплята.

Поначалу дом пустовал и Бу жил в нём один. Не заставленные мебелью комнаты казались огромными и просторными. Стены всё ещё хранили запах свежей краски, отчего у Бу постоянно щекотало в носу. «Апчхи! Апчхи!» – разносилось то и дело гулким эхом. А эхо в пустом здании знаешь, какое громкое! Его слышно даже на соседней улице!

Так и коротало дни маленькое привидение, разгуливая по комнатам и раз за разом чихая, пока в один прекрасный день входная дверь с шумом не распахнулась, залив прихожую солнечным светом.

– Э-ге-гей! А-га-га! – раздался звонкий, оглушительный крик.

Всё произошло так неожиданно, что Бу едва успел спрятаться, юркнув за угол.

– А ну, кто быстрее? На счёт «раз-два-три» – побежали-и-и!

И мимо Бу вверх по лестнице галопом пронеслись два рыжих, курносых, покрытых веснушками ребёнка.

– Лара! Макс! Осторожнее! Не разбейте в первый же день коленки, – крикнули вслед веснушчатым детям мужчина и женщина, увешанные с ног до головы сумками.

«Ап-ап-ап-тси-и…» – постарался как можно тише чихнуть Бу, которого в этот момент будто нарочно ущипнули за нос.

– Простыли… Этого ещё не хватало! – недовольно покачала головой женщина. – Просила же вас надеть шапки!

– Занесём вещи – пойду в магазин за лимоном, – сказал дядя. – Потом в аптеку за микстурой.

С тех пор Бу чихал еле слышно. Вдруг о его существовании узнают? Вдруг тоже заставят пить противный сироп? Отныне как воспитанное привидение он прикрывался салфеткой. То есть левым, в полоску, носком, который как-то ночью без спроса стянул с храпящего дяди. А вскоре Бу совсем перестал чихать – запах краски выветрился из комнат окончательно.

Свалившиеся будто с луны владельцы мгновенно преобразили дом-цыплёнок, наполнив его теплом и уютом. Из дымохода теперь вылетали, будто перебирая ножками, кудрявые барашки дыма, окна украшали цветастые занавески, а на полу лежал лохматый ковёр. Комнаты и вовсе превратились в настоящую сокровищницу! В придачу к столам, шкафам, комодам и шкафу со снегом появилось нечто совершенно невообразимое: поющая шкатулка с вращающимися по кругу чёрными блинчиками и звенящая болтливая коробка, чьим любимым словом было странное «Алло!».

Рис.5 Полетели, Бу! Приключения маленького привидения

Лара и Макс оказались рыжеволосыми, шумными и неугомонными двойняшками. День они проводили в школе, а вечером прыгали по диванам, кидались подушками, сооружали палатки из простыней и (тс-с-с… чтобы взрослые не услышали!) рисовали за сервантом на обоях. Одним словом – настоящие вихри! Ещё у Лары и Макса была дивная трубочка, похожая на вафельную, только без крема (Бу проверил – крема точно не было). По её бокам находились дырочки. Когда двойняшки надували щёки и прикладывали трубочку к губам, та пронзительно свистела.

Маленькое привидение тайком подглядывало за двойняшками сквозь стены, зеркала и через замочную скважину. «Вот бы познакомиться с непоседами! – притоптывало оно от нетерпения. – Поиграть на волшебной трубочке! Порисовать на обоях!»

Ох, Бу! Если чего-то сильно желаешь, то оно, как правило, исполняется…

* * *

Однажды Лара вернулась из школы чуть пораньше. Влетев, как обычно, как вихрь, в детскую, она кинула на пол сумку и открыла шкаф, чтобы взять любимый красный джемпер. Но помимо привычных кофт и свитеров в платяном шкафу Лара увидела нечто довольно-таки странное: на верхней полке с шарфами и шапками, испуганно хлопая глазами, сидело крошечное белоснежное облачко.

Открою секрет: к одежде маленькое привидение питало особую слабость. Едва по утрам за двойняшками захлопывалась дверь, Бу тут же мчался в детскую и забирался в шкаф. Здесь можно было часами рассматривать болтающиеся на вешалках меховые курточки, мешковатые штанишки, мятые рубашки… Пару раз Бу не удержался и примерил лыжный комбинезон и косматую шубу. Увы, те оказались ему ну чересчур велики.

Но больше всего малышу-привидению нравилась полка, на которой лежали пушистые варежки, шарфы и шапки с разноцветными помпонами. Они были такими мягкими! Такими тёплыми! И почему-то пахли еловыми шишками. Бу любил зарываться в них носом, сворачиваться калачиком и дремать, положив голову на помпон, словно на подушку. На этой полке спалось так сладко! Малыш-привидение не променял бы её и на кровать с дюжиной пышных перин.

Бу и сейчас прилёг вздремнуть и совсем не был готов к внезапной встрече.

– Ты кто? – в изумлении уставилась на неожиданного гостя Лара. – Котёнок? Совёнок? Снеговичок?

Хлоп-хлоп, – продолжал хлопать глазами Бу. – Хлоп-хлоп.

– Гм… Может, это новая игрушка, которую мне купил папа? – терялась в догадках рыжая девочка.

Бу возмущённо замотал головой и подумал: «Ну и выдумщица! Да разве я похож на куклу с локонами или резиновую уточку для ванны? Фи! Что за вздор!»

– Ой! Откликаешься! Мотаешь головой! Нет, точно не игрушка.

Лара продолжила изучать незнакомца.

– Надо же, ты с виду – точь-в-точь сладкая вата на палочке, которую продают в парках. Интересно, такой же и липкий?

Но едва Лара попыталась прикоснуться к облачку, как её пальцы прошли сквозь него, коснувшись задней стенки шкафа.

– Ах! Ты просвечиваешься… Насквозь… А на ощупь прохладный, как стакан лимонада из холодильника. Как такое может быть?

Поразмыслив пару секунд, Бу медленно и протяжно завыл:

– Бу-у-у… Бу-у-у-у…

Ему почему-то показалось, что, как настоящее привидение, он должен завыть. И непременно леденящим голосом, чтобы нагнать страх. Но Лара не испугалась.

– Ах-ха-ха! – весело засмеялась девочка, чем окончательно смутила малыша Бу. – Значит, тебя зовут Бу? А я – Лара! Ещё у меня есть брат Макс. Давай дружить?

Именно с этого дня у крохи-призрака появилось собственное имя – «Бу». И хотя мы с тобой зовём его так уже давно, прежде он был лишь маленьким безымянным привидением. Но кроме имени Бу обрёл и кое- что другое. Гораздо более ценное.

Он обрёл друзей.

Глава 4. Сокровища в жестяной коробке

В жизни маленького привидения настали пресчастливые дни! Вместе с двойняшками он делал невероятное: пускал из окон мыльные пузыри, подбрасывал мяч, рассматривал книжки с цветными картинками… Рыжие двойняшки показали малышу-привидению, как правильно дудеть в трубочку, и катали его на велосипеде. А Бу, чтобы порадовать новых друзей, играл с ними в прятки. Запомни, призрак – самый лучший товарищ для этой игры. Невозможно предугадать, где он окажется в следующий раз: на люстре, в стаканчике с карандашами, за веником… А может, даже в маминой тапочке.

С Ларой и Максом маленькому привидению никогда не бывало скучно.

– Почему у вас опять так шумно? – в очередной раз заглядывает в детскую озадаченный папа. – Весь дом трясётся!

– Ох, папа! – перебивают друг друга взволнованные двойняшки. – Бу только что доверил нам бо-о-ольшущую тайну!

– А-а-а…. Опять этот ваш невидимый Бу, – снисходительно улыбается папа. – И как я сразу не догадался?

– Почему же невидимый? Очень даже видимый! Он попросту вас с мамой боится.

– Боится? Отчего же? У нас нет ни когтей, ни хвостов, ни клыков…

– Вы – строгие. А Бу не хочет, чтобы его заставили решать задачки по математике или писать сочинение. Потому и не показывается.

– Неужели? Хм… Он и сейчас в комнате?

– Да. Залез под кровать, – заговорщицки шепчет Макс. – Только не заглядывай туда, хорошо? Бу застенчивый.

– Ладно-ладно, – подмигивает папа. – Не буду. А какая хоть тайна? Можно узнать?

– О-о! Оказывается, в нашем дворе возле клёна зарыт настоящий клад!

– Клад?!

– Ага! Бу об этом узнал от вороны.

– Вороны? Той пластмассовой, что лежит в коробке с игрушками?

– Да нет же – от живой! Крикливой и болтливой. По её словам, там припрятано нечто очень ценное. Мы сейчас убегаем на раскопки.

– Ну, что же… Клад – дело хорошее, – соглашается папа. – А главное – полезное. Только больше не берите пример с вороны – не кричите так громко. Не хочу, чтобы мне на голову рухнул мой собственный потолок.

Рис.6 Полетели, Бу! Приключения маленького привидения

В тот день под клёном двойняшки и впрямь откопали небольшую жестяную коробку, аккуратно завёрнутую в носовой платок. В ней среди пуговиц, лоскутков и спичечного коробка лежали редкие драгоценности: монетка с изображением корабля и кулон в виде дельфина.

– Теперь у нас есть собственные семейные сокровища! – прыгал на одной ноге по лужайке Макс. – Ребята в классе обзавидуются!

– Дельфин станет моим талисманом, – Лара крепко сжала кулон в ладошке. – Буду всегда носить его на шее.

Бу так никогда и не признался, что тайник – его затея. Лара и Макс готовились отмечать свой десятый день рождения, и Бу решил поздравить их как-то оригинально, по-особенному. Просто вручить подарок – это слишком обычно. Слишком по-взрослому. Намного интереснее искать ценный клад. Ворона помогла Бу осуществить задумку: по его просьбе она принесла откуда-то в клюве монетку и кулон. Маленькое привидение старалось не думать, где и как ворона их достала. Та уверяла, что волноваться не о чем – всё законно. Ну, почти…

Но была ещё одна причина, по которой кроха-призрак предпочёл спрятать сюрпризы под деревом. От одной лишь мысли, что придётся вручать кулон Ларе, у Бу внутри всё леденело. И это при том, что привидения по своей природе уже холодные. Бу немного стеснялся Лары. Почему – и сам не понимал. Другое дело Макс – с ним запросто можно было болтать обо всём…

Глава 5. Неожиданная новость

Проходили годы. Рыжие вихри-двойняшки взрослели. Им стало неинтересно строить замки из песка, объявлять войну оловянным солдатикам и тем более рисовать на обоях. Но хуже всего было то, что Макс и Лара стали меньше времени проводить с маленьким привидением:

– Бу, давай позже?

– Бу, миленький, не сейчас.

– Бу, как только вернёмся, обязательно поиграем, – часто отвечали теперь двойняшки и убегали в кино или к друзьям на посиделки.

Малыш-призрак понимающе кивал головой, шмыгал носом и уныло плёлся на чердак, который с той самой поры стал его любимым убежищем. Там, в маленькой комнате под крышей, время словно остановилось. Ненужные, покрытые пылью предметы дарили ему чувство защищённости.

«Макс и Лара становятся скучными. Совсем как их родители, – думал Бу, кидая об стенку мячик. – Кто вообще придумал взрослых? Почему мир не могут населять лишь дети?»

Но всё же привязанность брата с сестрой к маленькому привидению с годами не изменилась. Пусть двойняшки становились старше, пусть почти не затевали игр, они по-прежнему любили кроху Бу, который отныне стал для них кем-то вроде младшего брата. Брата, которого следует баловать и опекать.

Бу был счастлив, насколько это возможно для привидения. Он даже смирился с мыслью, что через много-много лет ребята станут не рыжими, а седыми, будут носить очки на верёвочке и вести нудные разговоры о погоде и ценах на молоко. Малыш-привидение часто фантазировал о таком будущем, как вдруг однажды двойняшки сказали:

– Бу, мы уезжаем…

– В отпуск? Надолго? – как ни в чём не бывало, спросил тот.

– Насовсем… – опустил глаза Макс. – Папе предложили серьёзную работу. Далеко. В другой стране.

Потолок, стены, окно… Всё вдруг поплыло перед глазами Бу, превратившись в кашу.

– А-а-а… Ясно… – насилу промычал он в ответ.

– Только не расстраивайся – ты едешь с нами, – поспешила вставить Лара. – Новое место тебе понравится. Не поверишь, но там круглый год тепло! Даже зимой, на Рождество. Представь себе: где-то по колено лежат сугробы, свисают сосульки, а мы купаемся в море, объедаемся ананасами и фотографируем мартышек. Сегодня же подыщу тебе для переезда подходящую коробочку!

В ту ночь Бу не сомкнул глаз. Он бесцельно слонялся по комнатам, тяжко вздыхал и всхлипывал.

– Я остаюсь, – объявил он на следующий день двойняшкам, поспешно отводя взгляд.

– Что значит – остаёшься?! – потрясённо воскликнул Макс. – Не выдумывай! И слышать об этом не хочу.

– Понимаете, призраки существа холодные, на жаре им плохо, – выдал Бу первое, что взбрело ему в голову. – Да и к дому я привык, нужно следить за порядком.

– Глупости! Ты – призрак, а не домовой!

– Всё равно… Сюда непременно въедут какие-нибудь неугомонные карапузы. Без меня им не обойтись.

– Ах, Бу… Ну, зачем ты так… – присела на кровать Лара, закрыв лицо руками.

– Не нужно. Не плачь, моя добрая милая непоседа, – ласково приобнял её за плечи малыш-привидение. – Лишь пообещай, что иногда будешь вспоминать своего Бу.

– Бу, ты был лучшим, слышишь? Лучшим другом, о котором только можно было мечтать, – прошептала сквозь слёзы рыжая девочка.

Малыш-привидение соврал вихрям-двойняшкам – он хорошо переносил жару. Вон сколько раз нежился на лужайке под солнцем – и ничего. Даже веснушки не проступили. Причина крылась в другом: Бу боялся стать для брата с сестрой обузой. Вроде старенького велосипеда со спущенным колесом, который выбросить жалко, но и пользы от него больше нет. Поэтому Бу решил остаться. Правильно он поступает или нет, кроха-призрак не знал, а подсказать было некому.

Маленькое привидение никогда не забудет день, когда люди в брезентовых куртках выносили из дома последние вещи. Вместе со стульями, коврами и лампами грузовик увозил частичку самого Бу. Едва трейлер скрылся за поворотом, кроха-призрак ворвался на чердак, забрался в самую дальнюю коробку с потрёпанными книжками и не вылезал оттуда четыре дня.

Дом-цыплёнок вмиг опустел. Комнаты стали непомерно огромными. Гигантскими, до безумия. Такими бескрайними они не были даже в момент постройки здания. В детской на полке сиротливо лежал забытый синий, в пингвинах, шарф. Бу бережно взял его в руки и отнёс к себе в комнату под крышей. И хотя шарф со временем проела моль, а петли во многих местах распустились, эта вязаная полоска материи для маленького привидения была дороже всего на свете.

Глава 6. Раз жилец, два жилец

Жильцы, сменявшие друг друга в последующие годы, были, по мнению Бу, сплошь занудами: учительница, инженер, писатель и бухгалтер, который вместо печенья и конфет вечно таскал в кармане калькулятор.

– Я ужасно невезучий, – сокрушался малыш-привидение. – С этими чудаками и дружить совсем не хочется. Ну, почему в дом не заселится кто-то нормальный? Космонавт, музыкант… А лучше фокусник или жонглёр. Ух! Мне бы завидовали все призраки в округе.

Кроха-привидение и впрямь не знакомился с хозяевами. Однако это вовсе не мешало ему время от времени безобразничать.

– Что сегодня на обед? – с любопытством заглядывает в кастрюлю Бу. – Как я и думал – опять суп! Причём противного зелёного цвета. Добавлю-ка я в это болото немного ярких красок.

«Бульк-бульк», – летят в кастрюлю оранжевые дольки мандарин. «Хлюпс», – присоединяются к ним малиновые мармеладки. «Бултых», – исчезает на дне гроздь фиолетового винограда.

– Так-то лучше, – довольно потирает ладошки Бу. – Из меня бы вышел хороший повар. Чем бы заняться теперь?

Маленькое привидение не спеша облетает комнаты.

– О! На столе какие-то журналы. Ну-ка, ну-ка… Йоу! Это же контрольные по математике! Надо помочь с их проверкой.

Спустя пять минут изрядно вспотевший Бу в бессилии откидывается на спинку стула.

– Сущая белиберда! Вместо букв и слов – столбики и чёрточки. Двойка, двойка и ещё раз двойка! А этому ученику так вообще ставлю кол.

«Вжих! Вжих!» – красный карандаш мигом перечёркивает страницы с уравнениями. На полях появляются жирные «лебеди».

Бу порядком устал, но обход продолжает. Он держит путь в ванную комнату. Нужно испытать на прочность новую шапочку для душа. А потом можно заняться рукоделием: взять прищепки и развесить за хвостики по бельевой верёвке сосиски вперемешку с карамельками. Красивая получится гирлянда.

Рис.7 Полетели, Бу! Приключения маленького привидения

Увы, ни инженер, ни учительница, ни бухгалтер не оценили стараний маленького привидения. Будто сговорившись, они впопыхах собирали чемоданы и без оглядки убегали из дома-цыплёнка.

Другое дело писатель: тому ни до чего не было дела. Единственное, что его заботило – собственные тексты. А зубная щётка среди вилок и ложек, резиновая грелка в портфеле или чай с солью вместо сахара ничуть не смущали.

Бу питал сильную неприязнь к писателю и дико на него злился.

– Какой грубиян! Какой наглец! – возмущался он, лихорадочно кружа по чердаку. – Маленьких, между прочим, не обижают. Ну, держись – я тебе устрою!

Кроха-призрак долго обдумывал план возмездия. Наконец тот был готов. Как-то поздно вечером Бу просочился в спальню сквозь дверную щель и спрятался за шторой. Едва писатель выключил ночник и блаженно растянулся на кровати, малыш-привидение устрашающе застонал: «Баю-баюшки-баю-ю-ю… Баю-баиньки-и-и…»

Бу ожидал услышать что-то вроде: «А-а-а! Кто здесь?!» или «Ой! Мне мерещится?» В крайнем случае: «Стоять – ни с места! Я звоню в полицию», но вместо этого по комнате разнеслось громкое свистяще-рычащее «хр-р-р-пф-ф-хрю…». Это было откровенным издевательством.

Дошло до того, что Бу пошёл на крайние меры. Он повязал на голове косынку, нацепил цветастый фартук и, насвистывая незамысловатую мелодию, проплыл у писателя под самым носом, когда тот как обычно работал за печатной машинкой. Писатель с интересом взглянул на маленькое привидение, задумчиво потёр подбородок и… «тук-тук-тук» – с ещё большим усердием застучал по клавишам. С той минуты Бу решил: с него довольно! Уважающий себя призрак не станет тратить время на такого невежу.

Но последняя владелица дома малышу-привидению нравилась. Он часто украдкой за ней наблюдал, но не подшучивал. Это была добродушная щуплая старушка с аккуратно уложенным пучком седых волос. Она любила читать газеты, слушать радио и, укутавшись в пушистый шерстяной платок, вязать крючком белоснежные салфетки. Иногда к старушке приезжала погостить внучка. В такие дни по комнатам разливался аромат свежеиспечённых булочек, кренделей и горячего шоколада.

Именно старушке принадлежал портрет толстого ворчливого дяденьки. Едва она въехала, тут же повесила картину на видное место в гостиной. Но то, что портрет умеет говорить, Бу понял не сразу.

– Эй, ты! Перестань мельтешить перед глазами! Я скоро окосею, – как-то раз возмущённо донеслось до Бу, когда он совершал привычный утренний облёт дома.

Малыш-привидение в недоумении огляделся по сторонам. Посмотрел за диваном, заглянул под стол… Никого.

«Послышится же порой, – почесал макушку Бу. – Я уж подумал, что ко мне обращаются. А это, видимо, радио».

Кроха-призрак хихикнул и закрутился-завертелся по комнате.

– Да сколько можно?! А ну брысь отсюда! Живо! – гневно рявкнул тот же голос.

Бу ошарашенно замотал головой.

– Э-э-э… Это ко мне обращаются?

– К тебе, к тебе, бестолковый призрак. К кому же ещё?

– Но где вы? Спрятались? Я никого не вижу…

– Чтобы полковник в отставке прятался или скрывался?! Какой вздор! Я стою прямо у тебя за спиной. Ну, то есть вишу.

Бу обернулся и подпрыгнул от неожиданности: из настенной картины ему грозно показывал кулак нарисованный толстый дяденька.

– Ой… – прошептало маленькое привидение. – Вы, оказывается, говорящий… Ну, надо же…

– Это попугаи говорящие, – обиженно поджал губы портрет. – Причём говорят они бездумно. А я могу рассуждать, анализировать и делать выводы.

– Конечно-конечно, простите. Не хотел вас обидеть, – замялся от неловкости Бу. – Но почему вы прежде молчали?

– Я не из болтливых, – буркнул дяденька. – И беседы вести здесь особо не с кем.

– А как же старушка? Она будет рада компании.

– Не положено.

– В смысле, не положено?

– С людьми нельзя. Запрет. Я человек военный – приказы исполняю.

– А-а-а… – протянул кроха-призрак. – Понятно. Что ж, давайте общаться друг с другом.

– Посмотрим, – зевнул полковник в отставке. – А сейчас ступай, хочу вздремнуть.

В обществе портрета-ворчуна Бу и впрямь стало веселее. Особенно когда дом опустел и в него больше никто не заселялся. А немного погодя малыш-привидение свёл знакомство с озорной бойкой Серой Крысой. Но всё же…

«Но всё же порой мне бывает грустно. Совсем капельку, чуть-чуть, – вздохнул Бу, сидя ночью на крыше под дымоходом. – Призрак, конечно, не домашний питомец, щенок или, скажем, рыбка, но в уходе тоже нуждается. А ещё ему нужна ласка, внимание, забота… Новые впечатления… Хотя бы изредка».

И Бу принял твёрдое решение. Он отправляется в путешествие – в город!

Глава 7. Серая крыса поддерживает

«Топ-топ», – бодро топает по коридору заброшенного дома Серая Крыса.

– Бу-у, ты где? Ау-у-у! – озадаченно крутит она по сторонам головой. – Почему не встречаешь? Спрятался, что ли? Чудненько! Поиграем!

Крадучись Крыса перебегает из комнаты в комнату. Не забывает наведаться в подвал, подняться на чердак, оббежать по периметру веранду и даже осмотреть камин. Но маленького привидения нигде нет.

– Ну и дела… Где же он притаился? – в растерянности теребит усы Крыса.

«Пс-с-т… Пс-с-т…» – издаёт странные звуки портрет важного толстого дяденьки, указывая пальцем куда-то вниз.

– Согласна, половицы неважные – скрипят, ремонта требуют, – с пониманием произносит та.

– Да нет же… Пс-с-т… Оглянись назад… Обувь… – загадочно шепчет портрет.

– Обувь? Ну, зачем мне обувь? – недоумённо осматривает лапы Крыса. – А-а-а… Ты про грязь под когтями и приставший кусок жвачки? А что, думаешь, легко в мусорных баках рыться? Ишь, чистюля нашёлся! Потрудись сначала с моё, а потом упрекай.

– Тьфу ты, безмозглое создание! – закипает полковник в отставке.

– Эй, чего дразнишься? – вспыхивает Крыса. – А ну, выпрыгивай из рамы! Кому сказала! Не побоюсь, что военный – такую взбучку устрою, что…

Договорить Серая Крыса не успевает.

«Улю-лю-лю-ю-ю!» – с оглушительным воем из поношенного рваного башмака на неё выпрыгивает Бу, мигом укладывая подругу на лопатки.

Но Крыса сдаваться и не думает. Изловчившись, она выскальзывает из объятий противника и мгновенно исчезает под шкафом. Как раз для таких случаев в стене проделана лазейка.

«Куда же податься? Куда?! – в спешке соображает Крыса, несясь сломя голову по проходу. – В кладовую? В ванную? О-о! В кухню! Точно! Запутаю малыша-привидение: там он искать не догадается. Быстрее! Быстрее! Налево… Теперь направо… Не забыть пригнуться… Успеть вовремя подпрыгнуть… Сейчас протискиваемся ползком… Упс, застряла… Кажется, одиннадцатый съеденный сухарь был лишним… Йо-хо-хо! Однако же, получилось! Пролезла! Но еле-еле».

Выбравшись, наконец, из норки возле кухонной плиты, Крыса мчится к мойке, прячется за сливную трубу и зажимает лапками рот – дышать нужно тихо. Совсем-совсем тихо. А лучше и вовсе затаить дыхание: у Бу прекрасный слух, может услышать.

Серая Крыса напряжена: ушки стоят торчком, хвост дрожит, а нос стал ярко-розового цвета.

Крыса не шевелится минуту… Две… Три… На кухне по-прежнему тихо.

«Эхма… Запутала следы, – ликует она. – А портрет-умник утверждал, что наш крысиный род недалёкий».

Вздумай Крыса оглянуться, увидела бы, что прямо у неё за спиной проявляется бледный силуэт. У Бу хитрый вид – он явно что-то задумал. Кроха-призрак раздувается, будто его накачивают насосом. Ещё и ещё… Сильнее и сильнее… Вот он уже напоминает не привидение, а воздушный шарик с вытаращенными глазами. Больше надуваться нельзя – можно и лопнуть. Бу на мгновение замирает и выдаёт истошное, грохочущее: «Бу-га-га!!!»

Серая Крыса кубарем выкатывается в центр комнаты. Она падает на спину и, задрав кверху лапки, заливается хохотом.

– Ха-ха-ха! Подловил, всё-таки, шутник!

– А то! – плюхается рядышком весьма запыхавшийся, но довольный Бу.

– И как ты догадался искать меня на кухне?

– Да проще простого – в девяти из десяти случаев ты бежишь именно сюда. Мне остаётся только обследовать батарею, потеребить веник, постучать по кастрюлям и заглянуть в мусорное ведро.

– Неужели я так предсказуема?.. – расстраивается Крыса. – Нужно срочно придумать новые уловки.

– Лучше ответь, как можно было не унюхать меня в башмаке? – дразнится Бу, показывая подруге язык. – Ты же стояла совсем рядом, я подглядывал за тобой через дырочку.

– Эм… Тебя-то я сразу заметила, – хитрит Крыса. – Но меня отвлёк нарисованный ворчун. С ним я ещё разберусь!

Рис.8 Полетели, Бу! Приключения маленького привидения

Бу весело: он празднует победу. Взлетев вверх словно ракета, малыш-привидение проносится сквозь потолок, но почти тут же возвращается обратно. Покачавшись немного на люстре, Бу с задором принимается перепрыгивать со шкафа на стол, со стола на табуретку, а оттуда прямо на подоконник.

– Ты чего такой весёлый? – ещё таращится на друга Крыса. – Что-то случилось? А ну рассказывай!

– Э-э… Рассказывать особо и нечего. Я всего лишь… Всего лишь… Короче, я решился.

– Решился? На что? Сделать ремонт на чердаке? Открыть сырную лавку? Выучить японский язык? Ой-й! Неужели избавиться от ворчливого зануды-толстяка? Давно говорила: подбрось картину соседям на крыльцо! Как только стемнеет, тотчас приступим.

– Не угадала, – вконец смущается Бу. – Я не собираюсь делать ничего из перечисленного. А всего лишь… Всего лишь…

– Всего лишь что?

– Ну, всего лишь…

– Тебя заело как поцарапанную пластинку?

– Нее… Я всего лишь… Всего лишь…

– Да он всего лишь собирается в путеш-ш-шествие, в город, – не выдерживает пробегающий по стенке Паук.

– Давно пора! Умница! – радостно подпрыгивает Крыса. – Когда едешь?

– Хотелось бы поскорее, – признаётся маленькое привидение.

– Правильно, затягивать не стоит. Только ты ведь не собираешься показываться на люди в таком виде?

– Думаешь, лучше надеть костюм? – подхватывается Бу. – На чердаке есть несколько коробок со старым тряпьём. Можно выбрать что-нибудь поприличнее.

– Какой же ты умора! – так и прыскает со смеху Серая Крыса. – Призрак, щеголяющий по городу в костюме! Отродясь не слышала ничего нелепее. Я вовсе не одежду имела в виду.

– А что тогда?

– Да взгляни на себя: ты вылитый молочный кисель! Что подумают горожане, когда мимо них по улице проплывёт белая жижа?

– Ой, а ведь и правда… – грустнеет Бу. – Что же делать?

– Научиться быть незаметным. То есть невидимым.

– Невидимым?

– Угум-с. Проявляться только по собственному желанию.

Teleserial Book