Читать онлайн Я только малость объясню в стихе… бесплатно

Я только малость объясню в стихе…

Предисловие

2023 год запомнится в том числе и 85-летием со дня рождения Владимира Семёновича Высоцкого. Эта дата празднуется почитателями творчества поэта как в России, так и за рубежом.

В 2023 году совпали две даты: 85-летие со дня рождения В. С. Высоцкого и пятилетие нашего арт-фестиваля «Я только малость объясню в стихе – 2023». Поэтому наше мероприятие проходило под девизом: «Три белых коня» и длилось празднично-долго: декабрь, январь и февраль.

За три зимних месяца на площадках арт-фестиваля, объединившего более двухсот шестидесяти библиотек (среди них библиотеки Донецка и Болгарии), прошло около трёхсот мероприятий. А в Новосибирской государственной областной научной библиотеке был открыт культурный центр «ВЫСОЦКИЙ».

Мы спустили этот «крейсер», наш КЦ, на сибирские культурные воды в надежде на то, что он будет «лавировать-ла-вировать, да и вылавирует».

Так и этот сборник пусть станет ладьёй-путешественницей в мире книг и книгоиздательств, в сфере культуры и просвещения.

Искренне ваш,

Андрей Ложкин,

руководитель КЦ «ВЫСОЦКИЙ» при НГОНБ, организатор Международного арт-фестиваля «Я только малость объясню в стихе»

Лауреаты номинации

Авторская

Екатерина Годвер

Рис.1 Я только малость объясню в стихе…

Екатерина Годвер (Богомолова) родилась и живёт в Москве. Клинический психолог, преподаватель, фантаст, мастер FIDE по шахматам среди женщин. Лауреат конкурса «Северная звезда» (2022) и других всероссийских поэтических конкурсов и фестивалей («Хрустальный родник» (г. Орёл), «Солнечный круг» (г. Рыбинск) и др.), победитель фестиваля «Я только малость объясню в стихе» имени Высоцкого (г. Новосибирск, 2023). Финалист фестиваля молодой поэзии «ФилатовФест». Член Союза писателей России. Автор научно-фантастического романа «Иволга будет летать» (издательство T8Rugram, 2021).

Стихи публиковались в журналах и альманахах «45-я параллель», «Север», «АлександрЪ», «День и ночь», «Российский колокол», «Южный маяк», проза – в журналах «Полдень», «Рассказы», Edita, «Южный город», «Аэлита», «Мир фантастики» и др.

Герой на чёрный день

Герой

  • Был снег вторичен, неглубок.
  • Шёл год под стать ему.
  • Тезей укладывал клубок
  • В походную суму.
  • Он был не воин, не солдат,
  • Он не любил людей.
  • Умён, немолод, бородат —
  • Герой на чёрный день,
  • Но за порог шагнул, как в бой,
  • Навстречу всем ветрам…
  • Взошёл оранжевый клубок
  • Над городом с утра
  • И покатил за горизонт
  • Среди небесных тел.
  • А на нестриженый газон
  • Пушистый снег летел,
  • И Ариадна у окна
  • Сквозь снег смотрела вдаль.
  • Из шерстяного волокна
  • Была её печаль.
  • Под вечер снег следы укрыл,
  • Потом присыпал цель…
  • Но продолжалась до поры.
  • История. В конце
  • Старуха пряла у огня,
  • А в небе голубом
  • Котёнок лапой погонял
  • Оранжевый клубок.

Спички (триптих)

1

  • Спичка догорела.
  • Спичка, не свеча.
  • Виданное дело,
  • Малая печаль.
  • Слёзы восковые
  • Каплют по другим.
  • Глаз моих не выел
  • Чёрно-сизый дым.
  • Строки грозовые
  • Блещут и гремят.
  • Молча неживые
  • Смотрят сквозь меня.
  • Падает кавычка
  • В смутном далеке.
  • Знаешь, сколько спичек
  • В каждом коробке?

2

  • Шепчут дни вчерашние,
  • Прелая листва
  • Тихие и страшные,
  • Важные слова.
  • Только кто расслышит их,
  • Кто их различит?
  • Небосвод над крышами
  • Почернел в ночи.
  • До краёв обуглился,
  • Звёзды обронил
  • Прямиком на улицы
  • Да в прибрежный ил.
  • На опушке ухает,
  • Вот таки дела…
  • Щука белобрюхая
  • Мимо проплыла.
  • Не видать рыбацкого
  • Больше костерка.
  • У судьбы на лацкане —
  • Дырка от значка.

3

  • Не горюй, товарищ мой,
  • Закури да сплюнь.
  • Не погост, так кладбище.
  • Не январь – июнь.
  • Все мы люди смертные,
  • Соль да сахарок.
  • Верными ответами
  • Сыт не будешь впрок.
  • Верными вопросами
  • Смерть не отведёшь.
  • В пору сенокосную
  • Поспевает рожь.
  • Колобок прокатится,
  • Пробежит лиса.
  • На крахмальной скатерти —
  • Света полоса.
  • Выпьем по обычаю,
  • Но как за живых.
  • В мире раскавыченном
  • Много запятых.
  • Мир недобро зыркает,
  • И дрожит рука…
  • Слышишь, спичка чиркнула?
  • Дай-ка огонька!

«Сквозь анилиновый хай-тек…»

  • Сквозь анилиновый хай-тек
  • Из каждой слободы
  • Уходят люди в белый снег,
  • Уходят в чёрный дым.
  • И как сто лет тому назад,
  • Как тысячу долой —
  • Сочатся миром образа,
  • А дерево – смолой,
  • И плачет кто-то. Пишет блог,
  • В сердцах клянёт судьбу…
  • Сочится кровью на сапог
  • Седьмая пядь во лбу.
  • Огонь горячим языком
  • Касается небес.
  • Солдат штурмует Белый дом,
  • Штурмует чёрный лес,
  • Клубится дым, кипит вода
  • В походном котелке,
  • Встаёт счастливая звезда
  • В прекрасном далеке.

«Ночью небо в брызгах молока…»

  • Ночью небо в брызгах молока.
  • Грязь да иней – кофе с серебром.
  • Сосны зацепляют облака,
  • Падает монета на ребро:
  • Быть – не быть, забыть – не позабыть?
  • Катится оброненный обол.
  • Подле бабка-ёжкиной избы
  • Розовый безвременник расцвёл.
  • Перекати-поле перека…
  • Тикают старинные часы.
  • Холодом учили дурака,
  • Холодом дурак по горло сыт.
  • Он стучит в окованную дверь:
  • «Отпирай, старуха, помогай!»
  • Ветер воет, снег летит наверх,
  • Топает куриная нога.
  • Вот бы растянуться на печи!
  • До утра не думать ни о чём,
  • Слушая, как времечко стучит
  • Маятника нёбным язычком.
  • Только хлад вокруг да ветродуй,
  • В ступе догнивает помело.
  • «Сгинула старуха на беду,
  • Но тебе, голубчик, поделом!»
  • Ветер свищет, сосны гнёт шутя.
  • Падает монета на ребро…
  • И дурак уходит, как дитя,
  • Безысходно веруя в добро.

«Разломан хлеб, искрошен весь…»

  • Разломан хлеб, искрошен весь,
  • И в воздухе роится взвесь:
  • Писк комариный, плач и стон.
  • Тропинки сходятся крестом,
  • Пожар медовый отгорел,
  • Лишь на Кудыкиной горе
  • Над костерком дрожит дымок
  • Да травы шепчутся у ног
  • О темноте, в которой нам,
  • Как ни смотри по сторонам,
  • Идти на ощупь за росой,
  • Тушить угли стопой босой.

Враг

  • Приходит враг спросить воды,
  • Глядит глаза в глаза.
  • Вода в горсти мутна, как стыд,
  • Прозрачна, как слеза, —
  • И ты протягиваешь горсть,
  • И он в ответ молчит.
  • И только сердце у него
  • Стучит, стучит, стучит…
  • Давно глашатаи трубят,
  • Весь горизонт в огне.
  • Ни для него, ни для тебя
  • Пути обратно нет.
  • Как кровь, водица горяча,
  • Сладка она, как ложь.
  • И он убьёт тебя сейчас —
  • А может, ты убьёшь.
  • Пройдут часы, пройдут года,
  • Земной ровняя счёт.
  • Одна лишь чистая вода
  • Течёт, течёт, течёт…
  • В твой сон, последний, долгий сон,
  • Войдёт, хромая, враг —
  • И ты напьёшься из горсти
  • У смертного одра.
  • Из-под земли пробьётся ключ
  • И будет длиться день —
  • Как предзакатный солнца луч,
  • Рассеянный в воде.

«Однажды нам покажется, что – кончено…»

  • Однажды нам покажется, что – кончено.
  • Что наше время, время колокольчиков,
  • Рингтоном отзвучало на распутице.
  • Пускай теперь сама планета крутится!
  • Нехай с неё ножом снимают кожицу —
  • Без нас пиры и скорби приумножатся:
  • Другие пусть ликуют и куражатся.
  • Однажды нам покажется. Покажется…
  • Согрелись в мягких креслах мы под пледами.
  • Но брызжет ночь из-под копыта медного,
  • И колокол над сонною Отчизною
  • По каждому звонит, отлитый сызнова.

«В пустом стакане тает лёд…»

  • В пустом стакане тает лёд,
  • Пылит оранжевое лето.
  • Кружит усталый звездолёт
  • У неизведанной планеты.
  • В огне сгорают мотыльки,
  • А он, бескрылый и железный,
  • Земной природе вопреки,
  • Прошёл сквозь каверзную бездну.
  • Он – привидение, фантом,
  • Он – лёд, растаявший без толку,
  • Ещё один красивый том
  • На прикроватной книжной полке.
  • Но капитан сквозь перископ
  • Глядит с задумчивой улыбкой.
  • Багряный плавится песок,
  • И жизнь не кажется ошибкой.

«Умолкли псы сторожевые…»

  • Умолкли псы сторожевые
  • За крайней хатою.
  • Я не жила в сороковые —
  • Живу в двадцатые.
  • И мне стоять за свой авось,
  • За честь мещанскую.
  • За всё, что в прошлом не сбылось,
  • Пройти гражданскую.
  • Запомнить лица мне живые,
  • Поля несжатые
  • И новояза клёкот лживый —
  • За крайней хатою…
  • Когда вобьют последний гвоздь
  • В ухмылку панскую,
  • Угаснет боль, остынет злость.
  • Осядет стансами.
  • Про тихий Дон, Днепровский плёс,
  • Салют на улицах…
  • Всё то, что прежде не сбылось, —
  • Однажды сбудется.

Майор

  • Майор Александр Иванчев
  • Заходит на цель.
  • В зелёной траве одуванчик
  • Горит как солнце.
  • Воздух разъят крылом,
  • Распополамлен,
  • Плещется под соплом
  • Пламя.
  • Майор вспоминает из книжки
  • Детский стишок.
  • Таня, бычок, мишка.
  • Всё у вас хорошо?
  • Год сгорает за два,
  • Брешут приборы.
  • Трава у дома, трава
  • Мстится майору.
  • Зубы сцепив, Иванчев
  • Терпит двенадцать «g».
  • Он не может иначе.
  • Не отступать же?
  • Пластик клавиши «Пуск»
  • Пальцем продавлен,
  • Сумеречен и тускл
  • Цвет яблоневый.
  • Не унывай, майор.
  • Многая лета!
  • Пробьёт впотьмах коридор
  • Наша ракета.

«За новым поворотом Колеса…»

Рэю Дугласу Брэдбери

  • За новым поворотом Колеса
  • Всё та же колея; лишь скрип чуть слышен.
  • К подошве мёртвой бабочкой пристал
  • Опавший лист – вчерашняя афиша…
  • Не грянул гром! Окончен карнавал:
  • Подсчитаны убытки и обиды.
  • До майских гроз – ещё дожить. Сперва —
  • Дожить, а там уж будет видно.
  • Весной острее хочется… весны.
  • Чтоб в клетке рёбер брошенной ракеты
  • Цвели фривольно лютики и сныть,
  • Алели капли ягод бересклета;
  • Чтоб яд их несерьёзный на губах
  • Горчил мечтой, не сбывшейся к обеду.
  • Известно, надвигается беда,
  • Но – без толку заранее о бедах.
  • Прольётся дождь, неласков, нехорош,
  • Прибьёт всю пыль, а вместе с ней – букашку
  • Утопит в капле злой весенний дождь,
  • И больше ей совсем не будет страшно;
  • Не будет стыдно, совестно одной
  • Держать ответ за вся и всех причастных,
  • Когда из одуванчиков вино
  • Дождётся кружки, повода и часа.

Сирень

  • Ползёт букашка по листу, дрожит и пятится.
  • Прохожему невмоготу. Сегодня пятница,
  • И пьяный гвалт вокруг, и стыд, весна-распутница.
  • А он устал, а он простыл, совсем запутался.
  • А впереди – и грех, и страх, и покаяние.
  • Ещё останутся в веках его деяния…
  • Но не сейчас: в чужом дворе, с улыбкой школьника
  • Горбатый нос в сирень уткнув, стоит Раскольников.
  • Он познаёт, хоть по сюжету не положено,
  • Что всяка дрянь и всяка тварь на свете – Божия,
  • И даже если ничего внутри не ёкнуло,
  • Пока сирень ломали вечером под окнами.
  • По лужам фантики плывут, а тонут винтики.
  • Букашка падает в траву, никем невидима,
  • И не склоняя головы, идёт Раскольников
  • От Петербурга – до Москвы, к друзьям в Сокольники…
  • Дыра в поношенном пальто, в ботинках Ладога.
  • Судьба найдёт его. Потом – роман и каторга.
  • Черна могильная плита, обложка книжная…
  • Букашка учится летать. Букашка выживет.

«Грош ломаный в карман дырявый спрячь…»

  • Грош ломаный в карман дырявый спрячь:
  • Сегодня купишь Тане новый мяч —
  • Но завтра повторится, что и прежде:
  • Меланхоличный вечер мартобря,
  • Канал в неверном свете фонаря,
  • Утраты, сожаления, надежды…
  • Ты смейся, смейся! Сколько нам ещё?
  • Несёт котёнка нищий под плащом,
  • Бог весть зачем: спасёт или утопит?
  • А всё-таки, а всё-таки всегда
  • Есть белый свет и чёрная вода,
  • И мяч плывёт: накапливает опыт.

«Вырываясь из липкого сна…»

  • Вырываясь из липкого сна,
  • Возвращаешься в тёплую нору.
  • Времена, времена, времена,
  • Перепутье, война, разговоры
  • За стеной. Нависает стена:
  • Фотографии в рамках, плакаты —
  • Времена, времена, времена,
  • И мы едем, мы едем куда-то.
  • Век московскую серую мглу
  • Закатал в тротуарную плитку,
  • Но стоит человек на углу,
  • Ждёт трамвая, маршрутку, кибитку.
  • Снег не тает на хмуром лице,
  • На есенинских сбитых костяшках:
  • Ни письма, ни записки в конце,
  • Где уже не смешно и не страшно…
  • Но ему не туда. Не туда!
  • И таксист лихо трогает с места.
  • Над Москвой небеса в проводах,
  • Над Москвой облака из асбеста.
  • Свет в прихожей горит. Тишина.
  • Расцветает конфорка на кухне.
  • Времена. Времена. Времена…
  • Ни пера, человек. И ни пуха.

«На лёд, присыпанный снежком…»

  • На лёд, присыпанный снежком,
  • Ступает голубь сизый.
  • Топорщит хвост, идёт пешком
  • По скользкому карнизу,
  • Глядит в окно на жёлтый свет,
  • На ходики с кукушкой,
  • На облетевший сухоцвет
  • И хлебную горбушку.
  • Пора ему сорваться вниз,
  • В метель, расправив крылья;
  • А он ступает на карниз,
  • Где в снежно-звёздной пыли —
  • Цепочка маленьких следов
  • От края и до края.
  • И лампы жёлтый ободок
  • Горит, но не сгорает.

«Так много громких слов, что я…»

  • Так много громких слов, что я
  • Себя не слышу.
  • Деревья голые стоят,
  • Цветут афиши.
  • По крышу дом стоит в снегу,
  • В небесной манне —
  • А я придумать не могу
  • Ему названья.
  • В нём Пейсах, Рождество, Мабон —
  • Штрихи, зарубки…
  • В углу гостиной граммофон
  • Повесил рупор.
  • Он видит сон о тишине,
  • Небесной тверди,
  • И стон его звучит во мне
  • Сильнее смерти.
  • Его мечта созвучна мне
  • До сантиметра,
  • Сорвавшись с губ, летит вовне
  • Порывом ветра…

«Блуждая в потёмках души…»

  • Блуждая в потёмках души,
  • Смотрю на следы и зарубки.
  • Кусочек оранжевой губки
  • К осеннему небу пришит:
  • Впитает он слякоть и дождь,
  • А в озере, чёрном и мелком,
  • Отмоет луну, как тарелку,
  • И остро заточенный нож.
  • Обманчив житейский покой
  • И тихая прелесть пейзажа;
  • Костра неостывшая сажа
  • Приглажена лёгкой рукой.
  • Травой порастают следы,
  • Но в небе прозрачном и хрупком
  • Кусочек оранжевой губки
  • Чернеет от мутной воды.

«Давится кислым яблоком сын Адамов…»

  • Давится кислым яблоком сын Адамов:
  • Измельчал змий до плодового червяка.
  • Откуси да сплюнь, протиснись между рядами
  • Таких же поставленных на века
  • Терракотовых недотыкомок, ветеранов пера и клавиатуры.
  • Не криви лица: подобное притягивается к подобному.
  • Ты человек лишь. Потому, выражаясь литературно,
  • Ты и слово твоё единоутробное —
  • Одолень-трава на цветущем болоте времени.
  • А по осени ляжет снег полушубком заячьим —
  • Захрустит ледок, и каблук чужой проскользит по темени;
  • И пройдёт Пугач, а за ним вослед, паче чаяния,
  • На сто тысяч душ человечий гул, не проскочит мышь.
  • Хоть куда взгляни – полнокровие, полнолуние,
  • Откуси ещё: пусть кислит во рту, слово выплюнешь —
  • Прорастёт, как семечко, пуговица латунная.

Вспоминая Белозёрск

  • Непослушные тени шуршат по углам,
  • А над озером Белым – белая мгла,
  • И в её молоке, как ночник,
  • Сигареты качается кончик,
  • Кто ты есть: проводник, провожатый?
  • Тлеет времечко, в пальцах зажато,
  • Растворяется сизый дымок,
  • Тает строй деревянных домов,
  • Только хмурое небо весеннее
  • Подпирают усталые стены:
  • Суть да дело пока, суть да дело…
  • Мгла клубится над озером Белым,
  • Но вороний пронзительный крик
  • Возвещает рожденье зари.

«Дворник Расул катает насвай…»

  • …Мчался он бурей тёмной, крылатой,
  • Он заблудился в бездне времён…
Н.С Гумилев, «Заблудившийся трамвай»
  • За воспалённой губой,
  • А небо над ним голубо,
  • Бесплотно,
  • Кромешно,
  • И в нём, конечно,
  • Громы, вороний грай:
  • Заблудившийся беспилотник
  • На излёте таранит трамвай.
  • Расул запрокидывает голову —
  • И в глаза каплет олово.
  • Что же вы так, Николай Степаныч,
  • Голубчик,
  • Поручик?
  • Вплавлена в поручень
  • Ладонь солдатская,
  • Всполохами огненный вал клацает,
  • Но кружит, завывая, панночка:
  • «Поддай, Аннушка,
  • Ещё масла!»
  • На солдате рубаха красная,
  • Тараканами по небу трещины.
  • Такое ли вам мерещилось?
  • Оплёванные мертвецы,
  • Волк с головой овцы,
  • Капустные щи к столу
  • Продают на углу.
  • Прибит к распутью,
  • Железом зажатый,
  • Комсомолец-вагоновожатый.
  • Дворник Расул
  • Несёт на весу
  • Переломанную метлу,
  • Как живое тело,
  • И прутья
  • Распускаются белым.
  • Расул молится, молится цвету белому и Аллаху,
  • Христу, Николаю, Перуну, дедову праху:
  • «Что же ты, на кого оставил?»
  • «А ты терпи!» – улыбается парализованным лицом
  • Павел
  • Из груды развороченного металла:
  • «Смерть! Где твоё жало?»
  • У Расула на спине мокра отцова рубаха:
  • «Раз смерти нет, почему не спастись от страха?»
  • «Терпи», – скрипит металл искорёженный
  • И расплющенный.
  • «Есть только будущее!» —
  • Кипит живая вода,
  • Плоть плавит.
  • «Ни человечий не страшен, ни божий
  • Суд,
  • Только собственный твой, Расул! – шепчет Павел. —
  • Все ещё впереди!»
  • И листом зелёным растёт звезда
  • Из его груди.

«Взрослые играют в игры детские…»

  • Взрослые играют в игры детские,
  • Вот и мы, как будто бы вчера —
  • Выбираем: «Правда или действие?» —
  • Посреди арбатского двора.
  • Знают все: болтать себе дороже, но —
  • Кукарекать не любой готов.
  • Нас менты гоняли, как положено,
  • Мы же класть хотели на ментов.
  • Три семёрки самой смачной пробы и
  • Рваная четвёртая струна.
  • Заживала где-то под сугробами
  • Наша недобитая страна.
  • Просвистело время скоротечное,
  • Разгорелось зарево в горсти.
  • Взрослые – совсем не безупречные,
  • Взрослым тоже есть куда расти.
  • Пусть летят недобрые известия
  • На конях из веников верхом:
  • Правду выбирают вместе с действием,
  • Чтоб не быть по жизни петухом.

«Живущие с фигой в кармане…»

  • Живущие с фигой в кармане
  • Считают часы и рубли.
  • Ничто не зовёт и не манит,
  • Ночами ничто не болит —
  • Лишь режут глаза до озноба
  • Чужие, нескладные «я»,
  • Которые любят до гроба,
  • Которые насмерть стоят,
  • Которые смеют бороться,
  • Искать, не сдаваться, найти.
  • Горит златокудрое солнце
  • На каждом запасном пути.
  • И каждый сочтён и отмечен;
  • От каждого – всем – по любви…
  • Но фига сжимается крепче,
  • Да зеркало рожу кривит.

«Мы с тобою пьём «Этодругин»…»

  • Мы с тобою пьём «Этодругин»,
  • Шашлыком заедаем холодным.
  • Мы с тобою ещё не враги,
  • Мы с тобою давно несвободны,
  • И над нами московская ночь
  • Распласталась двуглавою птицей…
  • Надо в ступе воды натолочь,
  • Чтобы утром хватило напиться.

«Я держусь за воздух. воздух сер…»

  • Я держусь за воздух. Воздух сер,
  • Залепил глаза оконной пылью.
  • Под гаражный рок небесных сфер
  • Пляшет и глумится камарилья.
  • Воздух сух. Ни вздоха, ни слезы,
  • Звуки повисают, гаснут, стынут.
  • Непослушен русский мой язык,
  • Говорит со мною на латыни.
  • Говорит: cogito ergo sum.
  • Per pizdets, конечно, ad victoriam[1],
  • Злы и рукотворны чудеса,
  • Неудобно пишется история.
  • Тесен мир, как комната тесна,
  • Никому не выйти из сюжета.
  • Вот такая Русская Весна.
  • Южное безжалостное лето.

31/12/2022

  • У мира час до полночи
  • И пуговицы в ряд.
  • В лесу родилась ёлочка.
  • Её скосил снаряд.
  • Дурная аллегория,
  • Задумка несложна.
  • Закончиться история
  • На этом не должна.
  • Но мне добавить нечего:
  • Щепа летит к щепе…
  • Сидят в траве кузнечики
  • У ржавой БМП.
  • А мир звенит бокалами,
  • Подарков дети ждут…
  • Господь гирляндой алою
  • Накладывает жгут.

«После больших снегов…»

  • После больших снегов
  • Можно увидеть, как
  • Выходит из берегов
  • Асфальтовая река.
  • Плещется у двери,
  • Просится поглядеть
  • На пустоту внутри.
  • Медленно по воде
  • Жёлтый каток плывёт,
  • Гладит за пядью пядь
  • Серую плоть её —
  • И наступает гладь.
  • И наступает тишь.
  • Синие огоньки.
  • Ржавый молчит камыш
  • На берегу реки.
  • Только щепотку слов
  • Выбросило к ногам.
  • После больших снегов
  • Будут ещё снега.

«Падает, падает в подставленную ладонь мою…»

  • Падает, падает в подставленную ладонь мою
  • То ли снег майский, то ли пепел шутих салютных,
  • Падает выгоревшими догмами,
  • Разносится по миру ветром лютым.
  • Небеса расцветают алым и земля – алым,
  • Отражается в глазах распахнутых,
  •                                гаснет в пустых глазницах:
  • Словно само время переломала
  • Фаэтона пылающая колесница,
  • Словно нет сейчас ничего больше —
  •                                ни будущего, ни прошлого,
  • Только земное всепобеждающее притяжение.
  • И снежинками пепельными одинаково припорошены
  • Ввысь обращённые
  • Лица необщего выражения.
  • Но вот мгновение с раскатами срывается с места,
  •                                                       с лихим арго,
  • Высвечивая, различая и разграничивая.
  • В нём ни шутих, ни снега. В нём ничего…
  • Ничего общего.
  • Ничего личного.

Fatum

Памяти мирных жителей, погибших в ходе

боевых действий в 2014–2023 гг.

  • Не проси меня верить. Сказать не проси,
  • Как же так, отчего и доколе:
  • Мы живём однова, мы живём на Руси,
  • Мы свидетели тьмы и раскола.
  • Очевидцы имён, летописцы знамён,
  • Черноликих времён проходимцы…
  • Подпоясаны старым солдатским ремнём
  • Те, кто в нём, как в рубашке, родился.
  • Посмотри на меня, на себя посмотри,
  • На старуху у синего моря,
  • На чернильную ночь от зари до зари
  • В бронебойном гремящем декоре.
  • У меня за душой – ни черта, ни черты,
  • За которой становишься правой.
  • В райских кущах давно от раскатов арты
  • Поседели зелёные травы.
  • Мы смотрели в смирении безречевом,
  • Как вертели эпоху, что дышло,
  • Те, кто думали, «как бы не вышло чего», —
  • Но у них ничего и не вышло.
  • И ложатся они под небесный атлас;
  • Их не вспомнят потом поимённо.
  • Их беда, как в воде, отражается в нас,
  • Растворяется пеплом солёным.
  • Нам без веры нельзя. Но сказать не проси,
  • Почему же всё так, не иначе.
  • Лучше вместе посмотрим: старуха сидит
  • У бескрайнего моря – и плачет…

Отражение

  • Свет мой, зеркальце, скажи, слово молви:
  • Что на свете не по лжи – по любови?
  • Свет мой, зеркальце, ответь без елея:
  • Отчего оправы медь зеленеет?
  • Отчего всё вкривь да вкось, непригоже?
  • Почему так повелось, отчего же?
  • Отражение дрожит и кривится:
  • Что на свете не по лжи? Кровь-водица,
  • Что течёт из раны в землю болезную.
  • Слушай, друг мой милый, внемли – не брезгуй:
  • Той любви б щепотку да в бочку мёда!
  • Станет горе не беда для народа.
  • Как пойдут рубить, калечить да вешать —
  • Там до счастья недалече! До вешки,
  • А за ней – живи взахлёб на раздолье,
  • Где присыпан чёрный хлеб белой солью!
  • Вечность мы с тобой глядим друг на дружку:
  • И внутри изъян один, и снаружи.
  • Зря ты в зеркало плюёшь в лютой злобе:
  • Тут на свете даже ложь по любови.
  • Не по нраву мой ответ – так не слушай.
  • Обойдёшь весь белый свет – сыщешь лучше?

Солдаты

  • А казалось бы – не Помпея и не Содом.
  • Но опять в ночи взрывается чей-то дом.
  • Только думаешь: «Господи, чтоб не зря…
  • Отведи глаза, наведи снаряд
  • Мимо спящих – на адресата…»
  • И который век – всё подряд, подряд,
  • От январской стужи – до декабря
  • Всё идут солдаты.
  • Через нет, не надо и не могу,
  • В ковылях по пояс, по грудь в снегу,
  • На броне – по сёлам и городам.
  • Закипает асфальт, и дрожит Орда,
  • И склоняется ось земная
  • Перед ними, заржавлена и худа.
  • Но они все идут и идут туда
  • Где пожаром закат пылает,
  • Где огонь в печи, где вино и хлеб.
  • Отступает Нюкта, молчит Эреб.
  • Мертвецы садятся за общий стол:
  • Легионы глядят сквозь туман густой,
  • Крестоносцы и санкюлоты…
  • Человек человеку – известно кто;
  • Вновь заходит история на виток,
  • Не щадя кого-то.
  • Нет конца и края; а правда – там,
  • Где змеёй в траве пролегла черта.
  • Есть свои. С чужих – невеликий спрос,
  • А змея шипит и кусает хвост,
  • Но в огне пожарищ
  • Выбор ясен, даже когда непрост.
  • По весне пойдёт, что посеем, в рост.
  • Победим, товарищ!

Анна Зорина

Рис.2 Я только малость объясню в стихе…

Анна Владимировна Зорина родилась в 1983 году и выросла в городе Петропавловске на севере Казахстана. В настоящее время живёт в Новосибирске. Пишет стихи и прозу.

Занималась в мастерской «О поэтах и стихах» Катерины Скабардиной.

Посещает творческую мастерскую «Лифт» от СМЛ Новосибирска.

Принимала участие в различных литературных конкурсах, фестивалях и семинарах, в том числе во Всероссийском совещании молодых литераторов в Химках в 2021 и 2022 годах, фестивале «Я только малость объясню в стихе» имени Высоцкого.

Публиковалась в журналах «Наш современник», «Огни Кузбасса», «Александр», «Бельские просторы», альманахах «Веретено», «Образ» и др.

Бременские музыканты

  • Ты можешь мне верить, а можешь совсем не верить,
  • Но если есть время, то всё же прошу, останься.
  • По тёмному мху бредут через осень звери.
  • Идут и поют тихонечко в ритме вальса.
  • А в городе дождь, а в городе стынь и слякоть
  • Стекает по небу и бьётся о подоконник.
  • И хочется спать, и хочется лечь и плакать
  • О том, что нет сил ни жить, ни творить, ни помнить,
  • Что солнце вернётся, весною по крайней мере,
  • Не будет печали, а станет легко, как прежде.
  • Сквозь сумрачный лес бредут по дороге звери
  • И где-то в горячем сердце несут надежду.
  • Обветренный мир опять обернула темень,
  • Но если совсем ни зги – запевайте, братцы!
  • А кот и петух бредут по дороге в Бремен,
  • И пёс, и осёл идут по дороге в Бремен,
  • А значит, и нам, приятель, нельзя сдаваться!

«Беззаботная шалость – пройти со свечой сквозь чащу…»

  • Беззаботная шалость – пройти со свечой сквозь чащу.
  • Если за ночь управлюсь – узнаю свою судьбу.
  • Да у нас, видит Бог, в переулках терялись чаще,
  • Нет ни лютого зверя, ни твари, что вдруг утащит!
  • А внезапной беды я и в городе огребу.
  • «Только в истиной тьме ты поймёшь, что всего дороже».
  • Я блуждаю по лесу, становится всё темней.
  • На кривой паутине прерывистых троп-дорожек
  • Ни малейшей подсказки: ни сказочных хлебных крошек,
  • Ни подсвеченных лунным сияньем речных камней.
  • Под ногами замшелые корни, опада ворох.
  • Сквозь сплетённые ветви деревьев не видно звёзд.
  • Глушь сомкнулась стеной, как сплошной наведённый морок,
  • Да какой-то угрюмый, надсадно кричащий ворон,
  • Уцепившись когтями, осколок луны унёс.
  • Перед самым рассветом я выполз из чащи; впрочем,
  • Беспокойство тупыми когтями скребёт в груди:
  • То ли вся моя жизнь – между датами куцый прочерк,
  • То ли попросту путь оказался куда короче?
  • Не упомнив почти ничего из минувшей ночи,
  • Я пробрался сквозь лес. А зачем я туда ходил?

«А зима белизной нагрянула…»

  • А зима белизной нагрянула
  • И расплакалась талой слякотью —
  • Не пройти.
  • Сменят дождь ледяные гранулы,
  • Первоснежники нежной мякоти
  • Во плоти.
  • Развернётся она, расстелется.
  • Небо ватное льёт по улицам
  • Белый шум.
  • Я по свежим следам метелицы
  • Все стихи тебе, сколько сбудется,
  • Напишу.
  • Мы друг другом давно загаданы.
  • Не повенчаны, не отмечены,
  • Но вдвоём.
  • Тишиной наполняясь, падаем
  • В море млечное, море вечное
  • Без краёв.

«Полнолуние-полоумие…»

  • Полнолуние-полоумие.
  • Шито шелестом, крыто рунами,
  • Обезличено, обесточено:
  • Неприглядно твоё пророчество.
  • Не качайся, фонарь подученный,
  • Спеленай тебя вечность тучами,
  • Тьмой безглазою, безголосою,
  • С неотвеченными вопросами!
  • Поумерь-ка ночные бдения,
  • Не цепляйся ко мне видением,
  • Птичьим островом, рыбьим остовом,
  • Обещаньями злыми, чёрствыми.
  • Не заглядывай в окна с вечера:
  • Не тобой я, а солнцем мечена.
  • Ты же Лиху сестра по матери.
  • Убирайся, дорожка скатертью!

«Теперь никуда не деться…»

  • Теперь никуда не деться:
  • Потерянным – в Неверлэнд.
  • Мы утром ушли из детства,
  • Вернулись, а дома нет.
  • Не будет тепла и ласки —
  • С паршивых хоть шерсти клок.
  • А дальше, как в старой сказке,
  • Где первый же встречный – волк.
  • Мы плакали: волки, волки!
  • И волки смеялись вслед.
  • Поплакали и умолкли.
  • Потерянных – в Неверлэнд.
  • Здесь кто не убит, тот ранен.
  • В тенётах махровой лжи
  • Мы шли на войну дворами
  • И рано учились жить.
  • Но только взрослей не стали.
  • Не принятые никем,
  • Мы сами сбивались в стаи
  • В звериной своей тоске.
  • Нас вечно жуёт тревожность.
  • В избытке других примет
  • Мы чувствуем даже кожей:
  • Потерянных – в Неверлэнд.

Гражданская лирика

Океан

  • Волнуясь, меняются дни чередою событий.
  • Мои карты биты. Ты, словно Фернан Магеллан,
  • Не знаешь покоя. И эхо безумных открытий
  • До дна пробирает весь мой Мировой океан.
  • В борьбе и любви двух начал неизбежны потери.
  • Чем штурман упрямей, тем буря становится злей.
  • Но я, как молитву, в которую истово верю,
  • Шепчу наизусть полный список твоих кораблей.
  • Тебе повезёт, ведь удача так любит отважных,
  • За годы вдали от земли расплатившись сполна.
  • А я, лишь начав понимать, что действительно важно,
  • Учусь различать между строк все твои имена.
  • Как прежде, ты веришь лишь ветру и собственным планам,
  • Смеясь над штормами, что шпарили – только держись!
  • Сомкнулись в кольцо все пути над моим океаном,
  • И кажется, где-то внутри зарождается жизнь.

Точка сборки

  • Я тянусь за тобой. Бесконечностью, зимами, вёснами,
  • Лентой Мёбиуса, недосказанными вопросами.
  • Я кручусь, словно лопасти самой безумной мельницы,
  • И сгораю костром у двенадцати сказочных месяцев.
  • Ты исток бытия. Точка сборки и ось мироздания.
  • Я учусь быть Творцом, но дедлайн пожирает сознание.
  • Прядь волос от лица безупречно-небрежными жестами.
  • Гений – это порок. Совершенство не высчитать тестами.
  • Ты звучишь во мне музыкой дудочки старого Гаммельна.
  • Я не знаю, что нужно, но чувствую, как будет правильно.
  • Прорываюсь на свет, напролом, босиком по течению.
  • Счастье – это болезнь. Мы больны и не жаждем лечения.

«Поспи. Не бойся, сбудется не всё…»

  • Поспи. Не бойся, сбудется не всё:
  • Плохие сказки ветром унесёт,
  • Ночник прогонит из углов их тени,
  • Хорошие достанутся ловцу.
  • Хватай за хвост десятую овцу
  • И отправляйся в царство сновидений.
  • На цыпочках по крышам дождь пошёл,
  • И завтра утром будет хорошо.
  • Чудесный день, волшебная неделя,
  • А может, месяц или целый год!
  • Пускай тебе приснится лунный кот
  • И покачает в звёздной колыбели.
  • Как в зеркало, глядится ночь в окно.
  • Внутри темно и за окном темно.
  • Шаги дождя всё тише, тише, тише.
  • Рассвет уронит в лужи акварель.
  • Проснёшься утром – лето на дворе!
  • Ты крепко спишь и ничего не слышишь.

«Заплетаю венок…»

  • Заплетаю венок,
  • С колоском колосок.
  • На губах не вино —
  • Просто яблочный сок,
  • Позолоченный звон
  • С отпечатком вины.
  • Выйди злом, выйди вон,
  • Возвращайся иным!
  • Поцелуи в висок —
  • Только перец и соль.
  • Голос мой – колосок,
  • Невысок, невесом.
  • Наш оставленный мир
  • На пороге зимы.
  • Мы немы. Мы не мы.
1 Per pizdets ad victoriam – неофициальный девиз «ОПСБ» и Координационного центра помощи Новороссии (с 2014 года по настоящее время). При детях переводится как: «Через хаос к победе». – Прим. автора
Teleserial Book