Читать онлайн Останься в моём сердце бесплатно

Тася Лав
Останься в моём сердце

Немного предыстории

Миловидная голубоглазая блондинка сидела за партой, тихо и волнительно дыша. Рядом с ней вольготно расположился красивый, плечистый парень.

Зашла преподаватель, женщина в возрасте, но молодая душой. Это было видно по очень ярким, оживленным глазам. Да и все лицо выражало какую-то детскую радость, что обычно не свойственно таким учителям.

— Одиннадцатый А, потише, пожалуйста, — гул стих. Все в ожидании уставились на своего классного преподавателя, — спасибо. Я хотела сказать, что уже совсем скоро начнутся экзамены. Поверьте, ЕГЭ, это не самое страшное в жизни. Страшно будет шагнуть в новый этап жизни, когда мы все попрощаемся и разойдемся по разным путям, выбранными лично вами. Поэтому мы просто тихонечко посидим на моем последнем уроке и посмотрим видео о нас и нашей школе, которое нам сделал Спиридонов.

По классу прошли одобрительные смешки.

— Ну что, Лизка. Куда поступать думаешь? — уверенно повернулся к ней парень, откинув руку на стуле, — вот мы с Пашком еще думаем, но хотим на юридическое отделение.

— Я …. Эээ … Ну знаешь, Леш, — мялась она, нервно перебирая подол юбки.

— Она со мной, — сзади перегнулась через парту ее подруга, медно-русая девушка с зелеными глазами и правильными чертами лица, — мы пока не решили куда, но еще целое лето впереди.

Он повернулся уже к ней.

— Вот лето есть, а вот его уже нет, Алиса. Не затягивайте с этим.

— Спасибо за совет, — подмигнула она Лизе и уселась обратно.

Проектор крутил моменты из одиннадцати лет жизни в этой школе. Съемки смешных моментов, линейки, вручения грамот, праздники и поздравления учителей. Множество дней жизни в тридцатиминутном ролике.

Девушка обвела взглядом класс. Так привыкла ко всем.

Сзади сидела ее лучшая подруга, с которой она не собиралась расставаться даже после школы. На соседних рядах друзья, приятели и даже некоторые одноклассники, с которыми она не ладила. Вот по последним скучать не будет.

И всего в нескольких сантиметрах сидел ОН. Идеал ее романтических фантазий. Он был ее соседом только на этом уроке, на остальных рядом была Алиса. И эти 40 минут с ним всегда были самыми волнительными, но за рассеянность часто приходилось отхватывать двойки.

Леша был капитаном футбольной команды, кареглазым красавчиком с темно-русыми волосами и слишком идеальным прессом. В него было влюблено полшколы девчонок, начиная с мелких пятиклассниц. Фанатки посещали все матчи с ним, преследовали в школе, восторженно воздыхая. Но он не многих удостоил вниманием, так и оставаясь для остальных не достигаемым предметом воздыхания.

Лиза не считала себя одной из них. Да, она любила его, восторженно дышала, когда Леша был ближе, чем на метр. Но всегда проводила параллель между ней и этими визжащими дурехами.

И что, теперь все? Они разойдутся как в море корабли?

Но она же так и ничего не сказала ему …

Видимо, упустила все свои шансы.

Глава 1

Я — Клементьева Лиза. Студентка лучшего университета в нашем небольшом городишке. Его еще называют Центральный.

Мы с моей лучшей подругой поступили сюда летом на экономическое отделение. Здесь обрели новых друзей, а моя подруга большую любовь.

Учеба здесь мне давалась непросто, но Алиса всегда была рядом и помогала. Да я и сама виновата, частенько отвлекаюсь от лекций. Ничего не могу с собой поделать. Мама говорит, что я слишком рассеянная.

Да и как тут не быть такой, когда узнала, что он — моя школьная любовь, поступил сюда же. Для меня это было большим шоком и вместе с тем некой надеждой. Только я снова тянула. Мониторила его страницу в сети, не решаясь что-то предпринять. Вот и доигралась. Недавно он нашел себе девушку на его курсе.

Не понятно почему, но это стало неким толчком для действий.

***

— Хей, Лизон, — постучал по плечу Макс, — может, сходим куда-нибудь?

— Куда же? — скептично взглянула я на него, — опять на какую-нибудь вечеринку? Ты с ними заканчивай, а то сопьешься.

Он показушно обиделся.

— Так говоришь, будто я алкаш какой-то, — скрестил руки Макс, — уже завязал с этим, теперь я хороший. Можешь проверить.

И он ехидно наклонился и подставил голову, чтобы я погладила.

Нет, волосы у него конечно классные. Такие светло-русые и кудрявые, но я пожалуй откажу себе в этом удовольствии.

— Отстань, — засмеялась, шутливо отпихнув его от себя.

— Ой, ну все. Я обиделся, — он отскочил от меня и достал завибрировавший телефон. Пройдясь глазами по сообщению, добавил, — мне пора, Елиза, цветок мой. Но вопрос остался открытым.

И испарился из коридора университета.

Макс вообще классный парень, смешной. Из моей новой компании в универе.

В начале сентября было две разных компании, но моя подруга и ее парень Богдан соединили нас. Теперь мы большая семья, ха-ха, из семи человек. Друзья Богдана это Сережа, Макс и Витя. От нас в компанию пришел Влад, тоже хороший мальчик. И я чуть не забыла девушку Сереги, Аню. Все остальные холостяки.

Поначалу парни одолели меня своим вниманием, но мне было не впервые отбиваться от настойчивых ухажеров. Затем все поутихло, и мы стали классной командой, правда большой и шумной.

Вот только Макс все еще шутливо заигрывал, но это его стиль общения такой. Я привыкла.

Сидели мы все, по возможности, на задних рядах. Но не каждому преподавателю нравится шушуканье со всех последних парт. Вот и рассаживали кое-кого, по обстоятельствам.

— Лиз, — оторвала меня от своих мыслей подруга, — поехали домой уже. Сегодня был тяжелый день.

Алиса шла за ручку с Даном по направлению к выходу, и я поспешила за ними.

— И не говори, столько лекций, — я надевала пальто, — Да и темнеть рано начинает понемногу. Скоро зима.

— Но это не повод отчаиваться, девчонки, — попытался нас взбодрить Богдан, — зима — это снег, каток, ледяные горки и снежки.

— Тебе точно девятнадцать, Дан? — саркастично вставила я, — а то ощущение, что все десять.

— Радоваться жизни никогда не поздно, — нравоучительно наставил меня парень подруги, приобняв ее. Она нежно потерлась своей щекой об него.

Я очень люблю и рада за них, но порой раздражает чужое счастье. Смотришь, как они милуются, и сердце обливается кровью от боли и зависти. Но я стараюсь заталкивать все глубже в себя, потому что это плохие чувства. Этому не место в дружбе.

Мы вышли на парковку, где стояла красная ауди Богдана. Теперь он с Алисой подвозил меня до дома. Мы перестали ходить с подругой пешком до университета. Вдвоем, с кофе, весело болтая о жизни и планах на ближайшее будущее.

Мне этого не хватает.

Она стала чаще проводить время с ним. И хоть они не отрекались от меня и всегда звали с собой, я начала чувствовать себя немного третьей лишней. Стало совсем чуть-чуть, но одиноко.

Поэтому я всегда отнекивалась под видом важных дел и шла домой. Сериалы, инстаграм и мое хобби — рисование.

Я давно рисую. С младших классов. Сначала это были неброские наброски, как это всегда бывает у начинающих художников. Потом лучше и лучше. Мама хотела записать меня в художественную школу, но я отказалась. Мне хорошо и дома, за своим столом. Без заданий, что и как нарисовать. Я могу творить то, что хочу, без сроков, пропорций и макетов.

И меня хорошо получаются портреты. Некоторая страсть к ним. В комнате много портретов Леши. Родители обычно не заходят в мою комнату, а если и увидели бы их когда-нибудь, то не будут задавать неудобных вопросов.

Я вышла из машины возле своего подъезда и обернулась на передние сиденья.

— Пока, ребят.

— До завтра, — отозвались они.

Поднялась на третий этаж и достала связку ключей.

Два оборота, и я дома.

Зашла в пустую тихую квартиру.

Мои родители оба работают. У обоих очень занятые должности, поэтому чаще всего я предоставлена сама себе. А на выходные… порой тоже работают. Они буквально живут на своей работе.

Скинула куртку и отрешенно протопала к себе.

И первым делом, лежа на кровати лицом вверх, залезла к инстаграм на страничку Леши.

Вот его новая фотка, от пятнадцатого октября. С симпатичной рыжей девушкой с обнимку. И вместо подписи сердечко.

Я сжала телефон и бесшумно заплакала, прижав его к себе.

Глава 2

Я поднималась по лестнице на нужный этаж на пару по экономике. Сегодня несколько лекций и можно снова бежать домой.

— Привет, Лиза, — догнал меня Влад, — в аудиторию спешишь? А где наша парочка?

— Алиса с Даном в столовую заглянули, а мне как-то не хочется туда идти.

Столовая — это то место, где я могла чаще всего встретить Лешу. Или кафе в паре кварталов от университета. Эти два места по большей части посещались нашими студентами. Здесь были разные курсы и разные факультеты. И дело было даже не в выпечке, а в огромном количестве столиков. Компании ребят часто занимали их просто так, чтобы посидеть во время перемен и не ютиться на подоконниках.

Так что шанс встретить мой предмет воздыхания где-то в коридоре меньше, чем возле булочек и кофе. Наши расписания кардинально различались, а у университета два учебных корпуса и просто уйма всяких переходов и лестниц.

— Ну тогда пойдем вместе, — весело сообщил Влад, — все равно с тобой сижу.

— Угу. Надеюсь Нудятина снова не затеет пересадку. Я не успеваю привыкать к соседям, ха-ха.

Наша экономичка Лидия Андреевна получила свое прозвище из-за крайне скучных и кажущихся долгими лекций. Попросту нудных. Она крайне строга и очень щепетильно относится к своему предмету. Нудятина не любит шум, и постоянно рассаживает болтающих студентов. Совсем недавно рассадила Влада со своей соседкой и пересадила его ко мне. Ну что ж, до него была так и не ставшая мне знакомой девочка, довольно закрытая и молчаливая. Поэтому я рада кому-то из своей компании.

Мы зашли в аудиторию.

В ней присутствовала только половина студентов, потому что до звонка оставалось еще пятнадцать минут. Я уселась на свое место, достала телефон и уткнулась в ленту новостей от нечего делать.

— Хей, Лизон, свет очей моих, — Макс резко появился сзади, чем напугал меня, и облокотился на мою парту, — а я тебе кофе принес.

— Спасибо, Макс — взяла поставленный передо мной стаканчик. — С чего такие любезности?

Он весело подмигнул мне.

— А с того, Елиза, что ты идешь сегодня со мной в кино.

— Что??

Он, не дав мне продолжить возмущаться, добавил:

— Ну ладно, не только со мной. Мы с парнями решили, что хорошо бы компанию выгулять на премьеру нового фильма. Осталось тебя с Владом спросить и Дана с Алисой.

— Я согласен, — встрял Влад, — мне все равно нечего делать вечером.

— Отличный настрой, — похлопал Макс его по плечу и повернулся ко мне, — ну так что? Спорю, ты тоже сегодня свободна.

— Да, ты меня раскусил. Во сколько сбор?

— К шесту возле кинотеатра «Мечта». Просьба не опаздывать, — и он отвалился от нашей парты, пропав из кабинета. Пошел искать Алису.

Лекции тянулись медленно и уныло. Один раз к нам зашла куратор в поисках нашей старосты Жени. Ольга Игоревна не особо вмешивалась в нашу жизнь. Она появлялась только в важных случаях или с новостями.

— Алис… — мы шли всей компанией по коридору на выход из здания. Лекции закончились, и парни спорили, кто удостоится чести быть подкинутым Богданом домой. После появления меня и Алисы два места в машине стали закреплены за нами навечно. Поэтому ребята шутливо дрались и спорили, кто же займет два оставшихся сиденья.

— Да? — она повернулась ко мне, держась за руку своего парня.

Сначала хотела было спросить, что же мне делать с Лешей. Ведь он теперь с той девушкой, а мое сердце болит и ноет.

— Та ничего, — я решила, что здесь слишком много любопытных, и развела руками, — забыла, о чем хотела сказать.

— А… — она прищурилась, разглядывая мое лицо, затем повернулась к Дану, — зай, сегодня Лиза у меня в гостях.

— Понял, к ее подъезду не подъезжать, высаживать возле нашего дома.

Она чмокнула его в щеку.

— Спасибо, что ты такой понимающий.

Мы вышли из здания и сели в машину. На улице было немного прохладно, осень все больше забирала остатки тепла, оставляя легкую сырость и холод.

Место выторговали Макс и Витя, остальные скинулись на такси. И мы, тепло попрощавшись до вечера, разъехались.

Макс плюхнулся на заднее соседнее сиденье, обдав меня приятным запахом дезодоранта.

— Ну что, Лизон, — повернулся ко мне и закинул руку за сиденье, — вот мы и остались с тобой вдвоем.

— Э, а я? — Витя пихнул его в бок и заржал, — ты меня бросаешь?

Макс резко развернулся к нему и потрепал по щекам, сложив губы трубочкой.

— Уси пуси, кто обижается. И тебе тоже внимания уделю, так уж и быть.

Они оба прыснули и потребовали у Дана включить радио. Тот негромко поставил современную песню.

— Мне уже скоро тоже машину батя купит, — важно произнес Макс, — будем вдвоем на тачках. Чур, Лиза в моей машине.

Алиса повернулась к нему.

— А может, ты у нее сначала спросишь? Я тебе так просто ее не отдам.

— Ну значит дуэль, — Макс сжал ладонь, изображая пистолет, и коснулся лба Алисы. Та фыркнула и засмеялась.

Я сидела и улыбалась. Какие же они смешные.

— Я сама решаю, с кем ездить. Ты сначала машину получи, потом разговоры будут.

— Смотри, Лизка. Я запомнил, — и он деловито раскинулся на сиденье.

Продолжала улыбаться. Дурак, что сказать.

Глава 3

— Есть только печеньки, — Алиса достала с полки вазочку. Я сидела у нее на кухне, — может, ты суп хочешь?

— Да ладно, я просто чай попью, — продолжила согревать руки об свою любимую в ее доме кружку, фиолетовую с котенком.

Она села напротив меня.

— Так о чем ты хотела поговорить?

— Нуу… Понимаешь, — я замялась, — только решила как-то действовать, чтобы расположить к себе Лешу, как он завел отношения. И я не знаю, что делать теперь.

— Отпустить и забыть? — развела руками Алиса.

— Вот и смотрю, как ты Дана отпустила. Когда думала, что он встречается с Миленой.

Подруга нахмурилась.

— У нас совсем другая ситуация. А ты в течение нескольких лет не могла признаться в симпатии парню, еще и мне не давала помочь. И только сейчас ты решилась на что-то? В самый неподходящий момент?

Я твердо посмотрела на нее.

— Да.

Алиса задумалась, нервно грызя ноготь.

— Ладно. Ты моя лучшая подруга, и я тебя не оставлю. Тогда давай представим, что у него нет девушки. Теоретически, — она положила руки мне на плечи и внимательно вгляделась в глаза, — что первым делом нужно делать?

— Не знаю…

— Конечно же, быть рядом с ним. А где ты с ним можешь пересекаться?

— В столовой?

— Нет, Лиз. У него же есть увлечения, спорт. Я слышала, у нас кружок волейбольный есть. Он по-любому там.

Я засветилась.

— Алиска, ты гений.

Подруга подбоченилась.

— А то.

Мы просидели у нее еще несколько часов, и за час до шести начали собираться в кино. Точнее, сначала собралась Алиса. Потом мы пошли до меня, и я сбросила рюкзак и переоделась.

Подруга достала телефон и набрала своего парня.

— Алло, зай. Ну в общем, заберешь нас от Лизы, ладно? — в трубке что-то ответили, — и я тебя.

Она повернулась ко мне, засовывая смартфон в карман джинсов.

— Богдан будет через десять минут. Ты готова?

— Та вроде да… — Я оглядела себя в зеркале. Из него на меня смотрела красивая блондинка в облегающей светлой водолазке. Затем прошлась по дому, отмечая про себя, все ли я взяла. Для похода в кино мне хватило небольшой сумочки, в которой приютился кошелек и телефон с ключами.

Мы подхватили куртку и вышли во двор, ожидая Дана. Он пригнал через несколько минут, и мы прыгнули на слегка прогревшиеся сиденья.

— Девчонки, вы сегодня прямо красотки, — Дан повернул голову и оглядел нас. Мы смущенно захихикали.

— Во сколько начало премьеры? — Алиса копошилась в телефоне, на сайте кинотеатра.

— В 18:15 вроде. Это парни в курсе, они билеты брали на всех.

Я удивленно взглянула на Дана.

— А почему никто не сказал по сколько скидываемся?

— Потому что не надо, Лиз. У вас есть мы, которые в состоянии заплатить за девушку. За Аню Серега скинулся, я за Алису, а за тебя Макс.

— Макс? — я была в легком недоумении, — а зачем? Наверное, нужно будет отдать ему деньги, он же мне ничего не должен. Вы-то парочки, а Макс мне просто друг.

Дан многозначительно хмыкнул.

— Ну, это уже вы сами разберетесь.

Мы быстро доехали до кинотеатра, где, слегка прозябая на одном месте, стояли наши друзья.

Возле здания было довольно оживленно, не только мы очень хотели попасть на премьеру. В толпе мелькали знакомые лица из университета.

Выйдя из машины, подошли к нашей компании.

— Ну наконец-то, — облегченно выдохнул Серега, — мы уже зазябли вас ждать.

Дан насмешливо приподнял бровь.

— Так зашли бы внутрь. Чего вы тут стоите?

— Ишь какой умный, а то я сам не знал, что там теплее, — съязвил Серый, засовывая руку в карман, — я вообще вам билеты хотел отдать. А эти просто решили со мной за компанию постоять. — Он протянул нам три наши карточки с номерами мест.

— Это я места выбирал, — встрял Витя, — мы все на одном заднем ряду сидим. Надеюсь, не прогадал.

Алиса посмотрела на свое место и Дана.

— В самый раз, спасибо Вить.

Макс окликнул всех и постучал по своим часам.

— Нам пора внутрь.

Мы гурьбой потянулись к входу, стараясь не потерять друг друга среди людей. Затем сдали в гардеробе куртки и получили номерки.

— Классно выглядишь, Елиза, — Макс подошел ко мне и восхищенно присвистнул.

Я смутилась и заправила прядь за ухо.

— Спасибо, — немного смяла зажатый в руке билет и вспомнила. — Макс!

— Да?

— Ты … заплатил за меня. Я могу прямо сейчас отдать деньги, — я полезла в сумочку.

Он нахмурился и положил свою ладонь на мою, мешая мне вынуть кошелек.

— Ай, — отдернулась я. От его руки по мне прошел ток, — ты чего искришься?

— Прости, Лиз. Но не смей доставать деньги, — он серьезно посмотрел мне в глаза, — я хотел с тобой куда-то сходить, вот мы вместе в кино. Так что я плачу за тебя сегодня.

— Но это не свидание…

— Никаких возражений. Это дружеская встреча, где я за тебя плачу. Кстати, сидишь ты тоже рядом со мной в кинозале. Поэтому теперь пошли, я еще возьму нам попкорна, — и он потолкал меня к небольшому магазинчику внутри кинотеатра.

Макс выбрал среднее ведро, потому что я настояла, что много не съедим. И мы, смеясь, пошли обратно к залу ожидания, где на диванчиках сидели наши друзья. Времени до начала осталось совсем немного.

— О, какие люди! — послышался знакомый голос. Это был Паша, наш бывший одноклассник, по совместительству друг и теперь однокурсник Леши.

Паша веселой походкой шел к нам, чтобы поздороваться, а позади него … стоял Леша. Его нежно обнимала эта рыжая с фотографии.

Глава 4

— Какой приятный сюрприз, — Леша легко улыбнулся мне и перевел оценивающий взгляд на моего сопровождающего. Я почувствовала, как уши начали гореть под волосами.

— Макс, — добродушно протянул ему руку мой друг.

— Алексей, — ответил он на приветствие и кивнул в сторону своей спутницы, — а это Вика, моя девушка. А ты, я так понимаю, парень Лизы?

Я вспыхнула.

— Мы друзья!

— Ну хорошо, ошибся, бывает, — он ухмыльнулся в мою сторону, но тут же переключил внимание на Алису и остальных.

Пошли приветствия и новые знакомства, ведь из всех ребят Паша с Лешей были знакомы со мной, Алисой и Владом. Мы однажды обедали вместе в нашем университетском кафе. Я еле высидела в паре сантиметров от него, от смущения готова была провалиться под тот диванчик, на котором сидели.

— Ребята, все конечно очень круто, но сеанс через пять минут. Нам пора в кинозал, — привлек наше внимание Витя.

И мы большой толпой двинулись к месту, где проверяющая смотрела наши билеты и впускала в пока еще освещенный зал.

Я была растерянна, взволнованна и зла, в основном потому что Леша шел со своей девушкой в паре метров от нас. Они выглядели счастливо. Он ей с легкой улыбкой рассказывал что-то, а Вика смотрела на него … так же влюбленно как я.

Мне стало немного не по себе. Понимаю, что собираюсь влезть в эту идиллию и все разрушить. Но я же тоже имею право на счастье!

Вместо нее рядом с ним должна стоять я. Я могла сейчас обнимать его!

— Ай! — из-за того, что часто оборачивалась, споткнулась об первую ступеньку сидений в зале и полетела на пол. Но сильные руки схватили меня и поставили снова горизонтально.

— Ты аккуратнее, Лиз, — потрепал Макс меня по макушке, разворошив аккуратно уложенные волосы.

— Блин, прическу портишь! — я стала быстро расчесывать все обратно руками, — но спасибо, что не дал упасть.

— Та не за что, но можешь поцеловать в щечку, — наигранно хлопая глазами, он постучал пальцем по месту, где должен быть примерный поцелуй.

— Обойдешься, Макс, — засмеялась я.

Он оскалился и повел меня на наши места.

— Но если я спасу тебя от смерти, обещай, что я получу свой долгожданный поцелуй.

— Ну, если я когда-нибудь буду умирать то … может быть.

Свет резко выключили, оставив огромный экран освещать зал. Но даже в таком полумраке я заметила его легкую улыбку.

Мы расселись по местам. Справа от меня уместился Макс, за ним Витя и Алиса с Даном. По левую руку от меня елозил Сергей, а за ним откинулась на кресло его девушка. Глазами я начала искать места Леши с Паши. В такой темноте было не понять, кто есть кто. Но до отключения света я видела примерно, куда они шли.

Это были первые ряды. Я узнала их по двум гулькам Вики, которые заметно отличались от силуэтов остальных людей. Она положила голову Леше на плечо, и они ждали начала сеанса.

А меня это жутко бесило.

Началась реклама, затем фильм. Я ела попкорн, сосредоточенно наблюдая за этой парочкой. Как они шушукались, обнимались. Раздражающая картина. Рукой я снова не глядя полезла в корзинку с попкорном, но вместо сладкой кукурузы я случайно схватила руку Макса. И он меня щипнул.

— Ой, — подпрыгнула и разжала ладонь Макса. Тот начал ржать, и я надула губы и насупилась. — Офигел вообще? Я же случайно.

Он лишь тихо смеялся и качал головой.

— Ты лучше кино смотри, а не на людей, — все-таки выдал, — потом спрошу тебя, о чем фильм был.

— А то что? — нахально встрепенулась.

Макс посмотрел на меня долгим пронзительным взглядом.

— Узнаешь.

К нам повернулся недовольный Серега.

— Эй, голубки. Из-за вас не очень слышно, вы бы вышли и в другом месте отношения выясняли.

— Та мы не вместе! — ответила ему шепотом, но все же притихла и решила вникнуть в кино.

Фильм действительно оказался интересный. Эффекты на большом экране потрясали и завораживали. Я наконец-то забыла про впередисидящую парочку и полностью посвятила свое внимание просмотру. Поэтому, когда он закончился, испытала сильное сожаление.

— Ну что ребята? Как кинцо? — обратился ко всем Витя. Мы уже всей компанией шли по коридору кинотеатра с целью забрать свои куртки из гардеробной.

— Захватывающе, — повернулась к нему Алиса, возбужденно сверкая глазами.

Дан приобнял ее за талию.

— Я согласен с Лиской. Будет круто, если они выпустят вторую часть.

— Дааа… — и мы принялись обсуждать крутые моменты и возможное будущее фильма.

Я отдала номерок гардеробщице и получила свою куртку. Потихоньку мы выбрались из теплого здания в промораживающий до костей вечерний холод.

— Ну все ребятки, прощаемся и расходимся, — Дан помахал ребятам и медленно повел Алису до машины, всем видом показывая, что мне нужно последовать за ними.

Макс подошел ко мне.

— Пока, Лизка, — и аккуратно обхватил меня руками за талию, притянув к себе, — увидимся завтра, мы классно провели время.

Я смущенно обняла его в ответ.

— Да, мне тоже понравилось.

Он отпустил меня с легкой улыбкой и, помахав рукой, пошел в сторону своего дома. Макс сунул руки в карманы и периодически оборачивался на меня. А я все не могла сдвинуть себя с места и пойти к машине.

— Пока, Лиз, — помахали мне остальные члены компании.

Я попрощалась с остальными и все-таки пошла к машине, где меня ждала подруга с парнем. Плюхнулась на заднее сиденье и облокотилась на окно. Мимо машины, никого не замечая вокруг, шел Леша с его девушкой.

Снова кошки скребут стенки моего сердца, заставляя его ныть.

Глава 5

Сегодня решила все разузнать у Паши. Выловить его в университете и незаметно спросить про Лешин кружок.

Даже встала пораньше, чтобы успеть навести более качественный макияж и подобрать гардероб. Успела застать родителей за завтраком.

— Привет, Лизон, — поздоровался не глядя меня отец, сосредоточенно читая явно важный для него документ. Уже почти не помню его в домашней одежде. Ощущение, что папа врос в свой рабочий костюм, и спать в нем тоже ложится. В общем, я уже привыкла.

Мама на его приветствие тоже подняла глаза от телефона и сосредоточенно уставилась на меня.

— Ого, дочь. Ты рано сегодня. Важная лекция? — она встала и наложила еще одну тарелку с яичницей, поставив ее передо мной.

— Типо того, мам, — взяла вилку и стала ковырять ей желток.

Сейчас я могу представить себе, что мы счастливая семья, и всегда завтракаем вместе. Жаль, что это не так. Я знаю, что они любят меня, также как и я. Но мы мало времени проводим вместе, разве что только когда я болею. Тогда мама берет небольшой отпуск, и эти дни я считаю самыми счастливыми, несмотря на слабость.

— Ну все, солнышко, — мама встала и убрала пустые тарелки, — мы побежали на работу.

Она чмокнула меня в затылок и пошла в сторону прихожей. Отец последовал ее примеру, одобряюще потрепав меня по макушке.

Голоса в коридоре, хлопок двери и я снова одна в квартире.

Доела завтрак, помыла посуду, сходила в душ — все в полнейшей тишине.

Раньше это безмолвие меня пугало, било по ушам от звенящего молчания квартиры. Любой шорох воспринимался приступом страха и паники. Я включала телевизор, музыку или звала гостей, чтобы хоть какой-то шум раскрашивал слух. Но потом как отпустило, мне стало все равно на эти детские страхи. В полнейшей тишине лучше слышно собственные мысли.

Я привела себя в порядок, и вывалила вещи из шкафа. Метаясь между водолазками, джемперами и свитером, все же выбрала первое. Как-никак, она хорошо подчеркивала мою фигуру. К ней самый беспроигрышный вариант — темные зауженные джинсы с высокой талией.

Немного украшений, макияжа и укладки. И почувствовала себя увереннее.

Не зря говорится, что хорошо подобранная одежда спасает самооценку. Это относится ко всему образу в целом. Чтобы почувствовать себя королевой, не обязательно носить корону. Достаточно иметь собственный стиль и чувство прекрасного.

До начала первой лекции сорок минут. Набрала Алисе.

— Да? — трубку она взяла почти сразу.

— Привет, Алис. Хотела сказать, что сегодня поеду сама.

— А что такое? — подруга была в легком недоумении, — тебе не нравится с нами ездить?

— Нет. Просто есть некоторые дела, а Дан вечно выезжает за пятнадцать минут до звонка. Я так ничего не успею.

— Ну да, с некоторых пор он не любит приезжать на учебу заранее, — скорее почувствовала, как, сказав это, она пожала плечами.

— Ну вот и я о чем, так что увидимся уже на паре, — и я отключилась.

Не вылезая из телефона нашла приложение такси и заказала себе. Пообещали подать машину через пять минут. Поэтому я схватила небольшой рюкзак, покидала в него все, что нужно и не спеша вышла из квартиры.

Машина быстро и мягко доставила меня до здания университета. Я прошла через турникет и подошла к общему расписанию. Нашла группу Леши и поняла, что совершенно не знаю, как выцепить Пашу из аудитории незаметно для других.

Но мне не понадобилось создавать план и пытаться приводить его в действие, Паша зашел в здание и проследовал в правый коридор, не замечая меня.

Мозг сработал молниеносно, и я рванула за ним.

— Паш!

Он повернулся, и заметив меня, приветливо улыбнулся.

— Лизка, доброе утречко, — он махнул мне свободной от телефона рукой, — Понравился вчерашний фильм? Мне просто ближе к середине пришлось свалить, дела появились срочные.

— Да, очень. Советую тебе все же его досмотреть, когда он выйдет в интернете в хорошем качестве, не пожалеешь.

Он благосклонно склонил голову.

— Приму твой совет во внимание. А ты что-то хотела или мне показалось?

— Да, хотела спросить. Тут кружки же есть в университете… — я замялась, как бы не выдать случайно свою главную цель, — спортивные. Ты наверняка знаешь что-нибудь, можешь подсказать?

— Ого, тебя заинтересовал спорт. Это здорово, — Паша доверительно положил руку мне на плечо, — ты как раз по адресу. Здесь есть волейбольный кружок, и мы с Лехой на него ходим. Это конечно не футбол, но тоже ничего. Дает размяться.

— А много людей в нем?

— Не так чтобы… — он задумчиво почесал затылок, — в общем, из-за нехватки людей невозможно разделить группу на мальчиков и девочек раздельно, поэтому мы играем смешанно. Отрабатываем удары по мячу, проводим небольшие игры. Фигней маемся.

Я втайне заликовала.

— И всех туда берут?

— Конечно всех, да ты сама подходи к семи ко второму корпусу. Подожди, — он залез в портфель и выудил оттуда листок с ручкой, быстро черканув на нем, — вот мой номер телефона, я с Лехой встречу тебя и познакомлю с тренером.

Я втайне заликовала и взяла листок с цифрами, пообещав обязательно позвонить, и Паша пошел к себе на пару. Вот и ближе к цели.

На ходу забивая цифры в телефон, быстрым шагом шла к аудитории, где должна проходить первая лекция. Завернула за поворот и налетела на кого-то.

Ай!

Я отлетела на пол, не больно приземлившись на пятую точку. Телефон отлетел и откатился немного по полу. Хорошо, что на нем бронестекло.

— Елиза, ты врываешься в мою жизнь, как ураган, — надо мной с легкой улыбкой нависал Макс, рядом стояли Серега и Витя, — давай помогу хоть. — И он наклонился ко мне и помог подняться.

— Привет, Лизон, — поприветствовали меня парни и последовали примеру Макса — Серега пошел за моим телефоном, а Витя хотел меня отряхнуть.

Но взгляд Макса сощурился, и Витя резко передумал стряхивать то место, на которое я приземлилась. Да я и сама хотела сказать, что справлюсь без чьей-либо помощи.

— Смотри по сторонам, я не смогу вечно тебя ловить, — Макс улыбнулся и, забрав телефон у Серого, передал его мне, — без трещин обошлось.

— Да, спасибо, просто дел много накопилось, — неуверенно пожала плечами, — Алису не видели?

Витя взглянул на часы.

— Нет, еще не проходили. Но нам пора смещаться к аудитории, парни, — быстро взглянул на меня и поправился, — и девушки.

И мы направились по коридорам на первую лекцию.

Глава 6

— … И в общем в семь у меня первое занятие по волейболу, — сообщала шепотом Алисе, пока мы шли с лекций к машине Богдана.

Наши ряды заметно поредели к концу учебного дня.

Серега поссорился с Аней, поэтому забрал Влада и Витю с собой. Наверное, для моральной поддержки. Макса вызвал отец с хорошими новостями, и он умчался на встречу с ним.

Поэтому мы втроем спокойно поехали домой. Алиска быстро чмокнула парня и пересела ко мне назад. Богдан только вздохнул и погладил рукой пустое переднее сиденье, намекая моей подруге, как он будет скучать эту поездку. Мы засмеялись.

Поездка до дома была максимально атмосферной. Негромко играла музыка, Дан включил обогрев и заехал в кафе, взял нам по стаканчику кофе. Я шепталась с подругой на задних сиденьях обо всем на свете, но главное, о сегодняшнем вечере.

— Ты хоть знаешь, о чем с ним говорить будешь? — ехидно улыбалась мне Алиса, — а то обычно молчишь как рыба.

— Ммм … я что-нибудь придумаю.

Она засмеялась.

— Ну я так и поняла, что опять будешь безмолвно строить глазки в надежде на лучшее.

— Нет! Все изменилось, я уже не та маленькая рассеянная девочка из школы …

— … Ну да, ты большая рассеянная девочка, — встряла она, все так же хихикая, но вмиг посерьезнела, — но я буду рада, если ты сможешь все-таки проявлять инициативу в диалогах. Конечно как подруга посоветовала бы тебе уже отпустить его и осмотреться по сторонам, вдруг что найдешь …

Я недоуменно уставилась на нее.

— О чем ты?

— Та так, ни о чем… — кинула она быстрый взгляд на Дана. Они таинственно переглянулись в зеркале заднего вида.

— Давайте, колитесь. Я вижу, что вы оба что-то скрываете, — допытывалась до них, но все молчали.

— Я хочу только сказать, что твое к тебе всегда придет, но как только ты отпустишь старое, — мягко перевела тему подруга, — меня бабушка так учила, что нужно оставлять прошлое за спиной.

— Ладно, партизаны, молчите. Все равно узнаю, — мстительно уставилась на них.

Дан коротко пожал плечами, стараясь не дернуть руль.

— Все тайны когда-нибудь становятся явными.

***

Я сидела на своей кровати перед двумя спортивными костюмами. Один красивый, другой удобный. Конечно же, выбор пал на первое — светло-розовый обтягивающий костюм, состоящий из топа и лосин. Нужно произвести впечатление в первый день.

Быстро его натянула на себя. Именно натянула, потому что он был прям в облипку. Я его вообще редко одевала из-за этого. Затем собрала волосы в высокий хвост, и совсем чуть-чуть накрасилась.

Все-таки, не на бал иду.

В половине седьмого села в такси и поспешила к университету, предварительно настрочив Паше о своем прибытии. Всю дорогу ерзала на сиденье от волнения и легкой паники.

Я расплатилась с таксистом и вылезла в прохладный вечерний город.

Темнеть начинало быстро. Когда я садилась в машину, было еще светло. Но теперь пришлось идти по тусклой улице, освещенной несколькими фонарями и некоторыми окнами университета. Второй корпус располагался в пятистах метрах от основного и хорошо просматривался. Возле него никто не стоял, и мне стало немного не по себе.

Почему Паша меня не встречает? А если я перепутала время и день? Или он не прочел мое сообщение?

Мне вдруг показалось, что я все себе выдумала и просто буду стоять как дура одна на улице. И чтобы перестать себя накручивать, начала суматошно рыться в рюкзаке в поисках телефона.

— Лиз!

Я обернулась.

На входе в здание стоял Паша и приветливо махал мне рукой, приглашая зайти. Рядом с ним, сунув руки в карманы и равнодушно взирая на меня, стоял Леша. Оба были в спортивной одежде.

Сердце защемило, но я твердой походкой и с напускным весельем подошла к ним.

— Привет, мальчики, — помахала парням, стараясь не смотреть в сторону своего предмета воздыхания.

— А мы тебя внутри ждали, на улице прохладно, а куртки брать лень. Давай быстрее за нами, — Паша повел меня внутрь здания и начал вводить в курс дела, — в общем, тренер — мужик классный, не кричит на нас, не дрючит. Ребята там тоже ничего, но есть конечно контингент и похуже. Тренировки два раза в неделю — вторник, четверг. Да я сейчас с тренером познакомлю, он сам тебе все расскажет.

Я слушала Пашу вполуха, размышляя, о чем же начать разговор с Лешей, который молча шел за нами.

— А где твоя девушка? — повернулась к нему на ходу.

— Вика не любит такое, — отозвался он, потом помолчал, но все же добавил, — спорт ей вообще не нравится.

Я удивленно сбавила шаг, поравнявшись с ним.

— А … как вы тогда познакомились? Ну, мне просто интересно, ты не подумай чего, — сразу стушевалась. Но он, видимо, даже и не собирался, все так же предаваясь своим размышлениям, — она же получается, не поддерживает в самой важной для тебя части жизни.

Он вдруг с легкой заинтересованностью поднял глаза, рассматривая меня будто с новой стороны.

— Да как познакомились … как все, — он продолжал пялить на меня, отчего начала жутко смущаться и даже чуть не споткнулась, — Вику посадили со мной на праве, потом мы начали общаться. Она мне понравилась. И вот. — Он пожал плечами, снова теряя ко мне интерес.

Я отвернулась, стараясь скрыть легкую, хитрую ухмылку. Так значит, там высокими чувствами и не пахнет.

Глава 7

Мы зашли в большой спортивный зал с высокими потолками. Посередине была натянута волейбольная сетка. По залу бегали ребята, летали мячи и был слышен звук скользящих кроссовок, коротких команд и четких ударов по мячу. По периметру спортзала стояли небольшие лавочки для запасных и других студентов. На одной из них, стоящей ближе всего к краю сетки, сидел сам физрук.

Точнее, сейчас он тренер. Обычный мужчина средних лет. Немного старый спортивный костюм, короткая стрижка и серьезное лицо. Но его выдавали легкая улыбка и глаза, в их голубизне сквозила некая доброта.

— Александр Викторович! — окликнул его Паша. Тот обратил внимание на нашу троицу, стоявшую на входе, отдал короткую команду ребятам и пошел к нам.

— Вот, — продолжил Паша, когда он подошел, — это Лиза, тоже хочет заниматься.

Тренер окинул меня с ног до головы.

— А чего ты в куртке то стоишь? — сощурил он глаза, — вон женская раздевалка, оставь там вещи и подходи ко мне. Парни, берите мячи и отрабатывайте подачи.

Мальчики кивнули ему и пошли вглубь зала, а я направилась в небольшой коридор с двумя дверями. Одной из них и оказалась раздевалка для девочек. Здесь стояли лавочки и шкафчики, в замках которых были маленькие ключи с номерками. Большинство было закрыто и ключи отсутствовали, поэтому с трудом нашла свободный и загрузила в него рюкзак и куртку. Немного подумала и положила туда и телефон на случай непредвиденных трещин. Спорт все-таки.

Вздохнула и робко вышла в зал к незнакомым ребятам. Большинство с интересом повернулись и разглядывали меня. Стало неуютно в этом костюме, захотелось прикрыться, будто голая вышла. Я поежилась под этими взглядами и проследовала до тренера, все еще находясь в центре внимания в основном мужской части.

Боже, лишь бы не споткнуться!

— Я все, — показала ему ключ с номерком и убрала его в карман.

— Отлично, как тебя зовут? — он нагнулся над журналом, собираясь записать меня.

— Лиза.

— Хорошо, Лиза. Как видишь, новички тут не каждый день, да еще и такие красивые, — он улыбнулся, — Здесь каждый работает в меру своих возможностей, отрабатывая именно то, что не получается. Кстати, насколько хорошо ты играешь в волейбол?

— Ну… — смутилась и принялась теребить торчащую нитку из костюма, — так, кое-что могу.

Смешно сказать, но я нифига не могу. В школе я почти всегда сидела на скамейках. В основном, потому что просто боюсь мяча. Поэтому в играх меня не задействовали, только тренировочная часть. А легонько перекидывать мячик с подругой другое дело.

— Хорошо, давай посмотрим на тебя в действии. Кружок длится два часа, где в первой половине мы отрабатываем приемы, а во второй играем. Так что давай найдем тебе пару и ты поотбиваешь мяч.

Я кивнула.

— Алексей! — позвал тренер, он оставил Пашу и подошел, — помню, она с вами пришла.

— Да, бывшая одноклассница.

— Ну вот, среди своих ей не будет страшно начинать. Встань с ней в пару.

— Хорошо, Александр Викторович, — Леша перевел взгляд на меня и задержался на спортивном костюме. Ага, работает!

Мы встали к другим ребятам, которые частично уже утратили ко мне интерес. Леша остановился напротив меня и уверенно подбросил мяч. Быстрое движение руки, и он стремительно понесся ко мне!

— Ой! — закрыла глаза и в защитном действии выставила перед собой руки. Мяч больно ударился об них и слабо отпрыгнул. По залу пронеслись легкие смешки, и я посмотрела на Лешу.

— Блин, прости, Лиз, — быстро подошел он и виновато взял мои руки, — сильно больно? Я просто привык с пацанами уже на другом уровне играть, вот и по привычке.

— Не-нет, — я широко открытыми глазами наблюдала, как он нежно осматривает слегка покрасневшие ладони. Ради такого я и лицом мяч поймать могу! — я могу дальше. Просто не бей сильно, ладно?

— Да, конечно, — он убедился, что все хорошо и снова встал на свою позицию, подхватив лежащий мяч.

Теперь его удары по мячу были легкими, и я могла более менее нормально их отбивать, правда не всегда в его сторону.

Затем тренер поставил всех на подачу, и отметил, что мне нужно много тренироваться. К игре я все же допускалась, но по желанию, чего у меня, собственно, не было. С радостью уселась на лавочке, наблюдая за игрой Леши. За его точными, сильными движениями и игрой кубиков под тонкой майкой.

К концу все устремились в раздевалки, и несколько девочек даже подошли познакомиться. Прихватила вещи и устремилась к выходу из зала, в надежде, что парни еще не ушли.

— Хей, — подошла группа парней. Видела их на тренировке, а точнее их заинтересованные взгляды. — Ты одна? А мы на машине. Давай до дома довезем.

— Она не одна, — раздался голос сзади них. Там стоял Леша с Пашей. На плечах висели спортивные сумки, через которые были перекинуты куртки. — Мы ее сопровождающие, так что топайте.

Парни молча ретировались, и Леша перевел взгляд на меня.

— Ты на чем приехала?

— На такси.

— Мы тебя подбросим, — подхватил Пашка, — я на тренировки езжу на отцовской машине, он мне разрешает.

Обрадованно обвела их глазами.

— Да, будет классно. Спасибо.

И Паша повел всех на парковку. Они с Лешей сели на передних сиденьях, я откинулась на задние. Домой они меня отвезли быстро и тепло попрощались.

Так что смело могу заявить, что вечер удался.

Уставшая, завалилась домой в девятом часу. На пороге меня встретила мама.

— Лиз, где ты пропадала? — озабоченно разглядывала она мое лицо, — меня отпустили пораньше с работы, а тебя дома нет. На звонки не отвечаешь. Как это понимать?

Мое довольное расслабленное лицо вмиг напряглось, и я быстро полезла в рюкзак. В телефоне и правда висело 13 пропущенных. Он же на беззвучном…

— Ой, мам, прости. Я его на тренировке в шкафчик положила, поэтому не слышала.

— На тренировке?

— Я теперь хожу на волейбол. В университете есть такой кружок. Два дня в неделю, ма.

— Ого, а что же ты не сказала, — всполошилась она, — ты проходи скорее, рассказывай. Давно уже занимаешься?

— Да вот, сегодня первый день. Но давай я в душ схожу, потом расскажу тебе.

Она кивнула и развернулась на кухню.

— Я тогда чайник поставлю, — послышалось оттуда.

Глава 8

В среду утром я проснулась от болей в животе, поэтому мама разрешила остаться дома. В университете я так и не появилась, отписавшись куратору и друзьям о состоянии своего здоровья. Мама на всякий случай вызвала врача и задержалась перед работой, но это оказалось обычным несварением после вчерашнего ужина. Заказанные на дом роллы оказали негативное влияние на мой желудок. Поэтому мама оставила таблетки на столике возле кровати, поцеловала в лоб и уехала на работу, попросив писать ей о своем самочувствии.

Где-то после обеда меня отпустило, и я уже спокойно бродила по дому, отпивая остывший чай. Из комнаты донеслось треньканье моего телефона, поэтому быстрыми шажками устремилась туда.

На дисплее высветился входящий звонок от Алисы.

— Алло.

— Алло, Лизка! Как ты себя чувствуешь? Мы тут все переживаем за тебя, — послышался звонкий голос подруги.

— Да! — влез в трубку Витя, — Серый рассказал о том, что в этих роллах могут быть паразиты — такие длинные червяки, которые потом живут в человеке. Ты кстати, не чувствуешь какого-то шевеления?

Я засмеялась.

— Нет конечно.

— Да бред это все, — громко возмутился Макс, — все продукты проходят нужную проверку, но срок годности мог подкачать. Лиза, мы хоть можем тебя увидеть сегодня? Или еще не отпустило? Так я могу тебе привезти что-нибудь: таблетки, фрукты, что ты хочешь.

— Нет, спасибо, мне ничего не нужно, — я улыбнулась в трубку, — но вы можете зайти после лекций. Только если всем табором припретесь, прошу сильно не шуметь.

— Здорово, Лиз, — Алиса все-таки отжала свой телефон у друзей, — тогда мы через полтора часа приедем. Но точно не все. Сегодня еще Влада не было, а Серега с Аней еще в ссоре.

— Поняла, жду.

***

— Привееет, — в мою квартиру ввалились остатки компании. Алиса с Даном, Макс и Витя. Так даже лучше, потому что меньше гвалта будет. А то и вообще тихо и спокойно посидим.

Ребята полезли обниматься и совать в руки пакеты с фруктами, соками и всем прочим, что обычно приносят родственнику в больницу, потому что тот пожаловался, что там плохо кормят.

— Давайте, проходите в гостиную, я туда чай принесу со сладостями. И с вашими дарами.

Алиса уверенно пошагала в приоткрытую комнату, а мальчики гуськом потянулись за ней. Все-таки, кроме них здесь была только моя подруга. Алиска часто оставалась на ночевку, когда родители уезжали навещать дедушку или разъезжались по командировкам.

Я же потащила пакеты на кухню.

— Помочь? — сзади меня возник Макс и перехватил все одной рукой. — Кстати мило выглядишь.

Я взглянула на себя. Домашняя зеленая футболка с дракончиком и старые черные шорты, на голове лохматая гулька. Ничего такого похожего на милоту не вижу.

— Да ну нет, я сейчас плохо выгляжу после обезболивающих.

— А я говорю, что красивая. Мне видней как парню, — важно кивнул он и сгрузил все на стол.

Я смутилась и решила тактично промолчать, ополаскивая фрукты и раскладывая их в вазочке. Максу поручила разобраться со всеми круассанами, кексами и прочими сладкими подарками, которые друзья притащили на всякий случай. Сейчас мне это вряд ли можно, но завтра смогу сделать в своей комнате сладкий тайник. И брать их оттуда во время творческого процесса.

— А вот и еда, — я с Максом ввалилась в гостиную, где один диван уже заняли мои гости, — так, встаем и приносим кружки с чаем и все остальное. У нас всего по две руки.

— Вот-вот, — поддакнул парень.

Друзья послушно встали и поплелись на кухню.

— Я думаю, они без меня справятся, — Алиса удобно примостилась на подушке и похлопывала мне на место рядом с ней. Я села, облокотившись на диван и поджав ноги под себя.

Через несколько минут в гостиную зашли парни с остальным, и я включила нам новый фильм на плазменном телевизоре. Мы весело обменивались комментариями, шутили и смеялись. Дан тихо щекотал Алису, и та отползла от него ко мне.

— Я тут у тебя побуду, — пробурчала она тихо, но через десять минут они уже снова в обнимку смотрели фильм.

«Завидую»

— Я отойду, — Макс тихо встал с кресла.

— Давай покажу, где тут туалет, — привстала следом за ним.

— Да ладно, я найду. Сиди.

— Хорошо… — снова плюхнулась на диван, но через пару минут мне приспичило долить себе чаю. Я вышла с кружкой в коридор с намерением пойти на кухню, но дверь туалета была открыта, и свет там не горел. В недоумении заглянула на кухню. Там тоже пусто.

Осенённая догадкой побежала в свою комнату. Я же не сняла со стены портреты Леши!!

Забежала к себе. Макс реально стоял посреди комнаты и разглядывал рисунки Алисы, Богдана, еще нескольких друзей, ну и конечно же огромную кучу картин с изображением Лехи.

— Что ты тут делаешь? — я кипела от злости.

Он резко и виновато обернулся.

— Блин прости, Лиз. Я реально шел не сюда, но дверь была приоткрыта и я увидел все это, — он беспомощно развел руками, — ты рисуешь. Я и не знал.

— Да, я рисую, а теперь выйди из моей комнаты! — прошипела и подошла к нему, собираясь вытолкать отсюда нарушителя личного пространства.

— Он тебе нравится? — он грустно кивнул в сторону Лешиных портретов, — не волнуйся, я никому не скажу. Я тоже безответно люблю.

И Макс сам вышел из комнаты, оставив меня стоять посреди нее в полнейшей растерянности. Злость угасла сама собой.

Сжала кружку, вспомнив, зачем, собственно, вышла из гостиной. Хлопнула входная дверь, и я выбежала в коридор.

«Кто-то пришел?»

Из гостиной выглянули ребята.

— Макс ушел, — сообщил Дан, — сказал, дела срочные.

Глава 9

Сегодня день начался хорошо прямо с утра. Осень решила порадовать меня ярким солнечным деньком, прокрадываясь мягкими лучами в мою комнату.

— Опять забыла закрыть шторки, — проворчала сама себе и перевернулась на кровати. Только решила закрыть глаза, как вспомнила, что сегодня тренировка.

Я резко вскочила и побежала в душ. Нельзя упустить ни минуты сегодняшнего прекрасного дня. В планах позвать Лешу погулять перед кружком.

Зайдя обратно вперлась взглядом в свои рисунки на стене. Вспомнился Макс, внимательно разглядывающий их.

— Им здесь не место, — начала быстро снимать их все. Очистив стену, открыла нижнюю полку в моем столе и сунула туда.

***

Я спешила на пару, отпустив Алису с Даном взять нам кофе. Размышляла о том, смогу ли сегодня случайно пересечься с группой Леши. Но, вспомнив его расписание, поняла, что не получится.

Путь мне преградил Макс. Я удивленно приподняла бровь, ожидая его дальнейших действий.

— Прости меня за вчерашнее, — выпалил он.

— Да я и не злилась, — я попыталась его обойти.

Но он схватил меня за плечи и снова поставил перед собой. Вздохнул и полез в карман.

— Я знаю, что злилась и злишься, ведь мне не стоило лезть тебе в душу. Поэтому вот, — вложил мне в руку что-то маленькое и накрыл своей, — это мой извинительный подарок. Надеюсь, что мы будем общаться как раньше, забыв этот неприятный инцидент.

И он ушел, оставив меня с … а что там?

Я осторожно открыла ладонь. В ней лежала аккуратно сделанная серебряная подвеска. Тонкая цепочка заканчивалась миниатюрным мольбертом с разноцветными красками и прикрепленной к нему коричневой кисточкой.

Это так мило, ну конечно же я его прощу.

Только вот когда он успел?

Я открыла замочек и нацепила подвеску на себя. Потрогала и улыбнулась. Мне она очень идет, как будто специально для меня сделана.

Завалилась на первую лекцию и села. Алиса с Даном подошла через несколько минут, села ко мне и протянула горячий стаканчик.

— Ой, а у тебя его не было, когда мы расходились, — она ткнула в кулон, который очень ярко выделялся на фоне белой блузки.

— Та, это так, — отмахнулась я, не решаясь вдаваться в подробности, — подарили.

Ее выражение лица сменилось легким разочарованием от сухости моих обьяснений.

— Понятно.

***

На перемене перед последней парой мы всей компанией сидели в столовке, кроме Ани. Кажется, они с Сергеем расстались, но он никак не прокомментировал ее отсутствие. Так что это просто догадки.

— Вот смотрите, — Макс показывал всем фото черной машины, — эту тойоту с отцом выбрали. Сейчас идет небольшая возня с документами, но уже скоро мы вдвоем будем на колесах. А, дан! — Он шутливо пихнул его плечом.

— Ну круто, братан. Теперь половину нашего состава будешь брать в свой салон. А то моя тачка уже не выдерживает вас всех, — он притворно вздохнул.

— Я-то надеялся в ней катать только Елизу, — Макс весело подмигнул мне, отчего я слегка смутилась и вспомнила его шутки. А может он не шутил и серьезно решил подвозить меня до дома?

Дан заржал и развел руками.

— Когда-то я также так думал с Алисой, но как вас бедных оставишь.

— Вот было бы кому ныть, Богдан, — пожурил его Серый, — мы тебе на бензин скидываемся.

Дан в ответ сцепил руки в замок и откинулся на спинку стула.

— Ой, все.

Мы засмеялись.

***

После пар я написала Паше, и узнала, где они сейчас. Со всех ног помчалась к выходу из второго корпуса.

Вышел Паша и весело помахал мне рукой, за ним и Леша.

— Ой, ребят. Сегодня такая погода хорошая не хотите ли …

Из дверей выпорхнула Вика и обняла за пояс парня. Ее взгляд сощурился при виде меня.

— Ой, — вторглась она в мое секундное замешательство, — а мы знакомы. Лиза, да? У тебя еще парень такой симпатичный кудрявый.

— Нет у меня парня, — резко сникла, напрочь забыв о том, что хотела сказать.

— А что стоишь, молчишь, что парням-то говорила? Или это секрет? — ее глаза внимательно изучали меня, — так ты говори, у Леши от меня никаких секретов нет.

Паша возмущенно повернулся к ней.

— Ну что ты на девчонку напала, а?

— Та я ничего …

— Я хотела позвать вас погулять перед тренировкой, — подняла глаза и уставилась прямо на свою … соперницу? Да. И она должна понять, что я не какая-то робкая девчонка.

Тут Вика удивленно вытаращилась на меня.

— Ты тоже на волейболе? — затем перевела хмурый, ревнивый взгляд на своего парня, — а почему я не знаю?

— А почему ты должна об этом знать? — Леша невозмутимо облокотился на стену, понимая, что это может затянуться, — я не обязан отчитываться, Вик.

Она начала закипать, и я даже не знаю, во что бы это вылезло, если бы не влез Паша.

— Ребята, успокойтесь. Она просто позвала нас всех прогуляться. Тем более, что сегодня погодка и правда классная.

— Та ладно, что вы… — начала слегка пятиться, — я, кажется, принесла вам некоторые неудобства своим предложением … пожалуй пойду.

И я развернулась.

— И правильно делаешь, — выдала мне в спину Вика. Мальчики начали ее отчитывать за отвратительное отношение к подруге детства, но мне уже было не до этого.

Я отходила дальше от них, заставив себя не оборачиваться.

На что я вообще рассчитывала? Боже, выглядела наверно нереально глупо.

И пошла пешком домой, ругая себя за такую оплошность. Теплый ветер постепенно выветрил из головы плохие мысли, и в своей квартире я оказалась уже в приподнятом настроении.

Начала снимать водолазку, но она за что-то зацепилась. И я запоздало поняла, что совсем забыла про подвеску Макса. Расцепила замок и расправила на руке.

Мне нужно тоже что-то ему подарить.

Знаю, что ему понравится!

Преисполненная творческим вдохновением, быстро подсела к столу и достала листок с карандашом. И на нем постепенно начал рождаться его портрет, вырисовываемый из моей памяти. Улыбающийся, с веселой искрой в глазах.

Глава 10

Примерно через несколько часов у меня зазвонил телефон, и я поспешила к нему с кухни с бутербродом наперевес.

— Да?

— Алло, Лиз. Привет, — услышала виноватый тон Паши.

— Что такое? Тренировки не будет?

— Дай, я скажу, — послышалось в трубке, потом какая-то возня.

— В общем, мы с Лешей извиняемся за поведение Вики сегодня, — все-таки отстоял телефон Пашка, — он сам не знает, что нашло на его девушку. Она обычно не такая.

— Та ничего страшного, передай Леше, что я уже забыла.

— Он все слышит, ты на громкой связи. Но мы к чему ведем, ты гулять звала. Заедем за тобой за час до тренировки. Сходим в парк что ли, как в старые давние.

— О, — только и смогла сказать, — а как же девушка Лехи?

— Она не будет с нами, — взял трубку Леша, — мы с ней немного поссорились. Но Вика должна понимать, что не стоит лезть в многолетнюю дружбу.

— Да, конечно. Тогда жду вас.

Я положила трубку и возликовала. Вприпрыжку понеслась искать, что же надеть сегодня.

Пашина машина встала под моими окнами в назначенное время, и я, жутко волнуясь и спотыкаясь, спустилась к ним, чуть не забыв спортивную сумку.

— Лиза! — махали мне ребята.

Приветливо помахала им и запрыгнула на заднее сиденье.

— Ну что, в парк?

— Можно сначала в кофейню заехать, — повернулся Леша, упершись в мое лицо глубиной своих глаз, — а вот после десерта можно и погулять, потому что уже перед самой тренировкой есть будет нельзя.

— Поняла, давайте в Веню.

Наше местное кафе «Вениамин» располагается в двух кварталах от моего дома. Раньше часто там зависала с подругой, но все меняется. И постоянное кафе тоже.

Доехали до кафе и вошли в него.

Столько ностальгии вокруг …

Кафе открылось лет десять назад, и мы, будучи еще маленькими девочками, забегали сюда за булочками. Чуть повзрослев засаживались здесь после уроков, к 11 классу даже домашнюю работу делали за чашечкой кофе или коктейля.

Ребята сразу же пошли занимать излюбленное место у окна. Оно, к счастью, пустовало. Они сели напротив друг друга, и я, сильно поколебавшись, аккуратно присела к Леше. Теперь он всего в нескольких сантиметрах от меня, и дух перехватывал от близости его тела и дурманящего дезодоранта.

Уставшая от беготни официантка принесла нам меню.

— Спасибо, Кристина, — взяла двух страничную тонкую книжку, и та сфокусировала взгляд на мне.

— Ого, Лиза! Мальчики! — она обрадованно всплеснула руками, — как давно вас здесь не было. Вот дядя Веня обрадуется.

И она упорхнула на кухню.

Через несколько минут из глубин подсобок вышел хозяин этого кафе, полный и добродушный мужчина. С названием он правда не церемонился и нарек заведение в честь себя.

— Ребятки, как же я рад вас видеть, — он изможденно присел на край стола, вытирая руки передником. В своем же кафе он работал обычным поваром, делая самые вкусные на районе тортики и пирожные, — вас было не видно с лета. Я уж подумывал, не случилось ли чего.

— Нет, все хорошо, — кивнул Паша, — мы все поступили учиться в Центральный.

— Это замечательная новость, — расплылся в улыбке дядя Веня, — я рад, что вы не стоите на месте и учитесь. Потому что ученье свет… — Он важно поднял указательный палец.

— Ну, если бы все было плохо, тогда я бы пошла работать к вам, — пошутила я.

— И я бы тебя обязательно взял! — он потрепал меня по волосам, — ладно, ребятки. Заказов сегодня много, а то бы посидел с вами еще. Да вы заходите почаще, обязательно поболтаем. И пирожные за счет заведения.

— Спасибо, — хором ответили мы ему, пообещав обязательно здесь бывать.

Тут же, рядом с кафе находился небольшой парк, и мы отправились гулять по нему, шаркая ногами по осенним листьям. Леша увлекся беседой с другом, а я не мигая смотрела на его руку, тихо качающуюся в такт шагов. Она была совсем близко от моей. Одно движение, и моя рука аккуратно ухватила бы его ладонь. И он бы сжал ее в ответ и …

— … а ты как думаешь? — спросил Леха, повернувшись ко мне. Две пары глаз выжидающе уставились на меня, резко выдирая из собственных мыслей.

Мозг лихорадочно соображал, пытаясь уловить хоть отголоски их разговора.

— Я … эээ… — но он ничего не нашел, и мне пришлось сдаться, — ладно, я задумалась и пропустила пару предложений.

Паша вклинился между нами, вызывая мое скрытое недовольство от разлуки с Лешей.

— Мы говорили о том, что хорошо бы на соревнования попасть по волейболу. Все-таки основной состав есть, и пофиг, что без запасных.

— Ааа … да, хорошо бы, — вздохнула я от облегчения, наконец-то поймав суть беседы.

— Кстати о волейболе, — Леша взглянул на часы, — пора бы выдвигаться.

— Да, конечно поехали, — отозвался друг, и мы поспешили к оставленной на парковке машине.


Глава 11

В раздевалке снова натянула на себя светло-розовый спортивный костюм. Теперь я переодевалась уже в компании девочек, совершенно случайно слыша их сплетни.

— Ой, а вы видели пресс у Никифорова? — шептала одна, — я просто не могу оторваться от него, когда он играет.

— Ой, что ты в нем нашла. Совершенно обычный, — скорчила недовольную гримасу другая, — а вот у Леши … Интересно, у него есть девушка?

— Есть, — на удивление для всех и себя, совершенно спокойно выдала я им. Затем под слегка недовольные и оценивающие взгляды вышла из раздевалки, осознав, что не должна была влезать в чужой разговор.

Уж не думают ли они, что его девушка — я?

— Так ребятки, встаем в шеренгу, — скомандовал тренер, и, дождавшись пока мы выстроимся, добавил, — а теперь разминочная часть, встаем в пары со своим соседом. Отрабатывайте удары по мячу.

Я повернулась налево и встретилась взглядом с раздевалочной сплетницей.

А вот и партнер. Спасибо, о судьба.

Она молча и даже немного ожесточенно бросала мне мяч, будто собираясь попасть в лицо. Я стойко отбивала его, как могла конечно. При моих неудачных попытках она закатывала глаза и, как мученица, шла за отлетевшим мячом.

Затем тренер нас выстроил за линии, и мы прорабатывали подачи. У меня получалось так себе, поэтому он стоял рядом со мной и следил за руками, временами поправляя.

— Хорошо, Лиза, — Александра Викторович проследил за удачно пущенным за сетку мячом, — попробуешь поработать в команде. Сегодня поиграешь с ребятами одну игру.

— Но я не смогу …

— Не попробуешь — не узнаешь, — добродушно улыбнулся он, — к тому же многого не прошу, попытайся выстоять один тайм.

Я молча и неуверенно кивнула, краем глаза взглянув на Лешу. От того разило спокойствием и четким пониманием собственных действий. Мяч летел когда и куда нужно, и глаза внимательно следили за его полетом. Тут он резко посмотрел на меня, и я так же быстро отвернулась, скрывая улыбочку, которую никак не смогла убрать.

Закончилось тренировочное время, и мы снова были выстроены в ряд и разделены на группы. Я радовалась как ребенок, когда поняла что Леша в моей команде.

Мы выстроились по местам. Мне предстояло стоять под самой сеткой, что жутко устраивало, поскольку в меня не будут нестись мячи-убийцы, посланные чьей-то тяжелой рукой. Прямо передо мной была еще одна позиция и на ней стоял ОН.

О, мы еще и так близко.

Может мне случайно упасть на него, а?

Леша улыбнулся мне и снова посерьезнел, как только просвистел свиток тренера, извещающий о начале игры.

Начало было неуверенное. Игроки мягко подавали мячи, наши так же осторожно их отбивали. И мне не составляло труда перекидывать их через сетку, поданые на меня Лешей. Мне вдруг показалось, что мы с ним вдвоем отличная и слаженная команда. И можем вечно так играть. Но позиции сменили и он сдвинулся, а мне пришлось вылезти из самого укромного места на площадке. Теперь 60 % мячей должны лететь на линию, где стояла я.

Было тяжело, в мою сторону порой недовольно смотрели ребята из команды. Но мне хватало найти поддержку в глазах Леши, чтобы вновь и вновь стараться отбить этот назойливый мячик. Позиции сменили, и я уже стояла на подаче.

Один раз удачно, второй нет. Ну что ж, не все сразу.

И вот мы снова напротив друг друга, только теперь он под сеткой. Я стояла в самом центре и смотрела в его напряженные плечи и уверенно поднятую голову.

Миг, пропустила свисток тренера, и мяч полетел на огромной скорости прямо в лицо. Не успев сообразить, как подставить под него руки, я просто закрыла ими глаза в ожидании сильного удара.

Но его не произошло.

Услышала звук кроссовок и приоткрыла глаза. Мяч, который должен был мне отбить руки до красноты улетел на их сторону сетки. А от меня, опуская руки, отходил Леша.

— Будь внимательнее, Лиз, — довольно тихо произнес он, но я услышала.

Волна благодарности заполнила мое сердце, но сейчас было не то время, чтобы ей предаваться. Я еле отвела от него восторженный взгляд и все же отстояла это несчастный тайм.

Устало плюхнулась на скамейку рядом с тренером.

— Молодец, — произнес он, — только уж больно ты невнимательная. Сосредоточеннее надо быть на поле.

— Хорошо, Александр Викторович.

Все оставшееся время смотрела на игру Леши. Теперь понимаю фанаток, самозабвенно посещающих каждый его матч. Эту игру мышц не передать словами. На нем все смотрелось идеально, и капельки пота на лбу, и слегка задирающаяся футболка при высоких подачах, обнажающая торс.

Занятие закончилось, и мы разошлись по раздевалкам. Теперь уже некоторые девчонки смотрели на меня с нескрываемым раздражением. Молча переоделась и вышла оттуда.

Дождалась парней на входе в спортзал и пошла с ними к выходу из университета.

— Ребят, я убегу вперед, мне надо машину прогреть, — и Паша скрылся в полутемном лабиринте коридоров, оставив меня наедине с Лешей.

Я осторожно повернулась на него и встретилась с его взглядом, заставив рою мурашек пробежать по телу.

— Ты не расстраивайся из-за игры если что, — решил он меня подбодрить, — все так начинали.

— Все нормально, — уставилась перед собой на клетки пола, стараясь незаметно не наступать на швы, — кстати спасибо, что спас от удара.

Он пожал плечами.

— Это пустяки, такое сплошь и рядом в волейболе. Только и спасай новичков.

Я хотела ему сказать, что для меня это не пустяк и …

Надо ему признаться. Сейчас очень подходящий момент. Я должна это сделать сейчас, пока не дошли до машины Паши.

Мы уже выходили из здания.

— Леш, хотела тебе давно сказать …

— Лешка, ну наконец-то, заждалась тебя уже, — послышалось сбоку, и перед нами возникла Вика, радостно чмокнув его в щеку и взяв под руку.

— Привет, — улыбнулся он ей и повернулся ко мне, — так что сказать-то хотела?

Я подвисла на секунду.

— А знаешь, это не важно сейчас, — отмахнулась, натягивая улыбку, — привет, Вик. Смотрю, вы помирились.

Она нахмурила брови.

— А кто ругался, мы просто повздорили ИЗ-ЗА ТЕБЯ, — последнее она произнесла с неким нажимом, — но уже все в норме, и мы договорились прогуляться. Да, Леш?

— В общем, да, — он почесал затылок, — а ты к Паше иди, он тебя отвезет домой. Насчет меня он в курсе. Пока, Лиз.

— Пока, — эхом отозвалась, грустно смотря на их удаляющиеся спины.

Глава 12

Утром задумчиво входила в двери университета.

Может, я и правда неправильно поступаю. Влезаю в чью-то жизнь со своими чувствами …

— Привет, Елиза, — передо мной нарисовался Макс, — ты какая-то невеселая.

— Да так, личное… — отмахнулась.

Он внимательно разглядывал мое лицо, затем молча пошел рядом.

— А. Вот, — достал из кармана маленький цветок, точнее только бутон розы, без стебля, — это в общем, чтобы настроение тебе поднять.

Я мягко улыбнулась.

— И зачем он мне?

— Ну, — он почесал затылок, — я когда на него взглянул, сразу тебя вспомнил. Ты такая же красивая.

— А где ты стебель от него потерял? — смущенно рассмеялась.

Макс серьезно посмотрел на меня.

— А он ему и не нужен. У тебя тоже нет колючек. Ты такая же мягкая и ранимая, чуть сожми … и раздавишь, — Макс отвернулся к окнам, все также шагая рядом со мной.

Я благодарно засунула бутон в рюкзак и нащупала листок.

— У меня для тебя тоже кое-что есть.

Он удивленно обернулся ко мне.

— Вот, — застенчиво протянула его портрет на небольшом листке.

Сейчас скажет, что ему не нравится и отдаст обратно …

— Это, очень классно! — его глаза восторженно загорелись, и Макс благодарно прижал меня в себе. — Блин, спасибо, Лизка. Но если бы ты подарила свой автопортрет, то я повесил бы его над кроватью, — в голосе послышалось ехидство.

Я засмеялась и шутливо оттолкнула его. В глазах Макса сейчас плясали озорные огоньки, а руки все еще держали меня рядом.

— Ты все же носишь его, — удивленно кивнул на подаренный им кулон.

Макс вглядывался в мое лицо, постепенно становясь серьезным и сосредоточенным.

Мое сердце вдруг стало биться чуть чаще, чем это было нужно. Эти гляделки посреди коридора тронули некую струну в моей душе. Дыхание напрочь сбилось, и я продолжила стоять и тонуть в его голубых как океан глазах. Мне захотелось приблизиться к нему, оказаться еще ближе, чем сейчас и …

Тряхнула головой, сбрасывая наваждение.

— Ну, в общем, нам пора на лекцию, — нервно хохотнула, переминаясь с ноги на ногу.

Он растерянно почесал затылок, стараясь не смотреть в мою сторону.

— Да, конечно пора. Пошли.

Мы зашли в кабинет экономики прямо перед звонком.

Быстро прошмыгнула к Владу за парту.

— Привет, сосед, — улыбнулась, доставая тетрадь с ручкой.

Он дружелюбно посмотрел на меня.

— И тебе не хворать.

Зашла преподаватель, снова ворча и раздавая упреки опоздавшим.

— А что это ты сегодня такая загадочная? — сосед приблизился и стал смешно разглядывать мое лицо. И я не выдержала и прыснула, опоздало прикрыв рот рукой.

— Клементьева! Я сказала что-то смешное? — сердито воззрилась на меня Нудятина.

— Нет, Лидия Андреевна.

— Тогда попрошу тишины, если не хотите слушать мои лекции за дверью.

Я кивнула.

Снова записи. Много, много текста. Ручка временами уставала и приходилось трясти ей.

Через пятнадцать минут сквозь тишину стали прорываться то тут, то там шепотки. Ну не могли студенты просто так молчать. Экономичка убрала мел в доски и внимательно оглядела ряды.

— Так, Просина. Вижу тебе весело на моей лекции. Вставай и меняйся местами с… — она обвела аудиторию глазами, — с Клементьевой, ей сегодня тоже было очень смешно. Только давай быстрее, все тебя ждут.

Грустная студентка поднялась с последней парты и проследовала вперед, к моему месту.

И я запоздало понимаю, что меня сейчас отсадят от Влада.

Я встала и освободила ей место, помахав соседу ручкой. Он уныло помахал в ответ.

Мы уже даже не спорим с преподавательницей и не спрашиваем, что сделали не так. Себе дороже. Легче молча выполнить то, что она просит.

Вот только эта Глорева … сидела с Максом.

Я на деревянных ногах прошла на задние ряды, и осторожно уселась на край парты. Макс несмотря на меня, приветственно махнул. Молча разложила свои принадлежности на столе, стараясь не касаться его плечом.

Резко зазвонил телефон. Все начали оглядывать по сторонам в поисках источника звука, чтобы посочувствовать этому студенту, но трубку подняла сама Нудятина.

— Да? Угу. Да. Хорошо, сейчас, — она положила телефон и обвела взглядом кабинет, — мне нужно отойти ненадолго, а вы чтобы сидели тихо.

Студенты в ответ только моргали, как бы соглашаясь с ее словами. Но стоило экономичке шагнуть за порог, как сразу поднялся гул.

— Ребята потише, — поднялась староста, — нас же услышат.

И шум голосов немного стих. Но не прекратился.

— Ты теперь будешь избегать меня? — Макс смотрел прямо в тетрадь, рисуя на последней странице закорючки.

Удивленно повернулась к нему.

— С чего ты это решил?

— Я видел как ты резко отпрянула от меня.

Я стушевалась.

— Ну просто … мы оказались в такой ситуации …. Да я не собиралась прекращать с тобой общение из-за какой-то ерунды!

Он радостно посмотрел на меня.

— Правда?

Я хотела было сказать, что да, ничего не изменит дружбы, но преподавательница уже зашла обратно в кабинет.

Она сердито обвела всех глазами, прекрасно слыша на подходе, что разговаривали практически все. Но не пересаживать же всю толпу. Видимо, у нее шла небольшая внутренняя борьба. И Нудятина решила все же сделать вид, что ничего не слышала, и продолжила вести лекцию.

Мы отсидели эту лекцию, затем следующую.

Там я уже сидела с Алисой, решив умолчать о произошедшей сегодня неловкости с Максом. Но от нее не ускользнул мой переезд на экономике.

— Смотри, Лизка. Нудятина умеет сводить людей, — ехидно хихикала она в мою сторону. Я понимала, что это шутка, потому тоже смеялась вместе с ней. Но заодно я рассказала ей, чего успела добиться, начиная ходить с Лешей на волейбол. Подруга только охала местами и вздыхала.

С последней лекции я уже шла навеселе. Потому что сегодня пятница, и у меня было два выходных впереди для ничегонеделанья.

Макс нагнал меня в коридоре.

— Слушай, Лиз. А ты чем-нибудь занята сегодня?

— Да нет, а что такое? — заинтересованно сбавила шаг.

— Да вдруг подумал, может ты все-таки прогуляешься со мной?

— Ой, Макс опять ты за свое. Хотя …

— Лиза? — послышалось сзади нас.

Обернулась. Леша ускорил шаг и подошел ко мне.

— Я очень рад, что смог тебя найти и пригласить лично. А то через Пашу было бы как-то не красиво.

Ввопросительно изогнула бровь.

— Куда пригласить?

— У меня в воскресенье день рождения же. Я хотел бы, чтобы ты там присутствовала.

Я счастливо засветилась. Он. Приглашает. Меня. На свой др.

— … Там еще будет Алиса с парнем, Паша и моя девушка Вика, остальных правда ты не знаешь.

— Ааа, — немного разочарованно протянула. Конечно, рассчитывать, что Вики не будет на таком празднике, довольно глупо, но я на секунду попыталась.

— Ты не придешь? — он обеспокоенно вглядывался в мое лицо.

— Ой, — зарделась, — конечно же приду. Я очень рада, что ты меня пригласил.

— Тогда отлично. Встречаемся у меня в шесть. Пашка скинет адрес, — и он побежал куда-то.

Я обернулась по сторонам.

Макса рядом не было.

Глава 13

Радостно ввалилась в свою комнату.

Я приглашена на день рождения … на Его день рождения!

Боже, столько дел! Нужно купить красивое платье … хотя стоп … праздник будет проходить в квартире, я буду очень выделяться среди людей, если надену что-то шикарное.

Значит обтягивающие темные джинсы и красивая футболка. Или кофта?

Долго перебирая гардероб, остановилась на мысли, что все равно придется покупать новый элемент одежды. И пусть это все же будет кофточка.

В мгновение ока набрала подругу, пока она не построила себе планов на выходные.

— Алиса!!!

— Знаю, знаю, — она быстро осадила мой пыл, — мы идем на день рождения Лешки. Умоляю тебя, не пищи в трубку от радости.

Я заулыбалась, как чеширский кот.

— Хорошо, но твоя помощь все равно нужна.

— Если мне нужно устранить его девушку, — лениво заметила Алиса, — то я пас. Знаешь, меня никогда не тянуло на убийства.

— Нет, — прыснула, поудобнее разваливаясь на кровати, — завтра в ТЦ идем. Мне нужна новая кофта и подарок ему. Кстати, что ты с Даном дарить будешь?

— Да знаешь, я это парню доверила. Это пацанячьи штуки, вот пусть он и ищет что дарить. Подарки для мальчиков всегда сложнее искать.

— Это даа, — протянула я, — мне самой придется изрядно напрячь мозг. Может, в интернет залезу. — Стащила в полки записную книжку и села. — Но Леша спорт любит, я могу найти что-нибудь тематическое.

На том конце повода оживились.

— Это хорошая идея, Лиз. Подари ему мячик… Хотя нет … книжку про спорт. Блин, тоже не то …

— Погоди, погоди … начала бродить по квартире и замерла в прихожей. — А если… — взгляд упал на обувь, — если подарить ему кроссовки?

— Да. Да. Это просто потрясная идея. А ты знаешь размер его обуви?

Я слегка сникла.

— Нет …

— Ладно не грусти там, подруга. Я рада, что ты не НАСТОЛЬКО его ярая фанатка. Вызнаю у Пашки. Он столько лет с ним дружит, по-любому должен знать.

— Спасибо, — в душе затеплилась надежда.

Я залезла на сайты ближайших спортивных магазинов. Обувь должна быть удобная, ну и Лешиного любимого цвета — черная.

Покопавшись по сайтам поняла, что уж лучше лично прийти в магазин. Пощупать, потрогать, посмотреть вблизи. Они должны быть идеальными.

Вообще заказывать одежду в интернете еще та маята. На картинке всегда лучше, чем когда открываешь посылку. А если еще и размер не подошел…

В общем, на сайте нашла то, что хочу. Осталось сходить и увидеть их лично.

Удовлетворенно откинулась от ноутбука. Теперь можно заняться тем, чем я хотела — ничем.

***

— Мне идет? — я вышла из раздевалки очередного магазинчика внутри торгового центра. Алиса с серьезным оценивающим видом сидела на кушетке напротив меня.

— Ммм, кофта тебя полнит, — все же выдала она свой вердикт. — Поищем что-то более облегающее. — И она унеслась к стеллажам, оставив меня среди кабинок.

Вздохнула и зашла обратно, стянув с себя еще одну кофту. Шопинг — это конечно классно, но силы отнимает просто адски быстро. Даже Дан устал нас ждать и уехал до Сереги в гости, благо тот живет в паре кварталов от торгового центра.

В кабинку просунулась рука Алисы с светло-розовой водолазкой с V- образным вырезом.

— А ты уверена, что мне нужно такое большое декольте? — просунула я голову из-за занавески, чтобы видеть выражение лица подруги. Та уверенно кивнула.

Снова оглядела кофту. На груди, помимо выреза была декоративная застежка-молния. В дополнение на всю длину были редкие блестящие стразы.

Примерила на себя и уставилась в зеркало.

Да!

Это именно то, что нужно.

Я довольно вышла из-за ширмы.

— Вау, — восхищенно разглядывала меня Алиса, — она сидит идеально. Хотя на тебе многое так сидит. — Прищурила глаза.

— Ой, ну не надо. Мы похожи по телосложению.

— Однако могу поспорить, эта кофта также бы на мне не сидела.

Я пожала плечами и сбежала обратно, чтобы быстрее снять ее с себя и купить.

Здесь же в ТЦ мы зашли в спорт-магазин. Услужливый консультант тут же появился перед нами.

— Могу я чем-то помочь? — он расплылся в улыбке.

— Да, мне нужны кроссовки.

— Модель, размер, цвет, для какого вида спорта?

Это оказалось сложнее, чем я думала.

— Эм, ну. Для повседневной носки. Черные. А размер… — беспомощно покосилась на подругу.

— Сорок четвертый, — уверенно закончила она за меня.

— Какой модели?

Я оглядела магазин.

— Без разницы если честно, но переплачивать за бред тоже не хочу. Главное, чтобы удобные были и качественные.

— Понял вас, прошу за мной.

И консультант повел нас между стеллажей со спортивным инвентарем, одеждой и всякими другими мелочами. В итоге он остановился, оглядел полки с кроссовками и достал обычные черные, отдав их мне и рассказывая об их достоинствах, которые я слушала в пол уха.

— Ну что? — заглянула через плечо Алиса.

— Нууу… — снова их оглядела и ощупала. Но что-то не то, обувь у меня вызывала некое сомнение по поводу ее покупки. — Пожалуй не то.

Поставила их на место.

Консультант встрепенулся и потянулся за другими кроссовками, которые я снова отвергла.

— Спасибо за помощь, но дальше я сама, — обратилась к нему.

— Хорошо. Если что, я буду неподалеку, — и он удалился.

Я вздохнула и окинула взглядом пару стеллажей, выхватывая взглядом обувь нужного цвета. Спустя пару минут они стояли передо мной. Отсеяв несколько вариантов, у меня осталось два одиноких, но симпатичных левых кроссовка.

— Что думаешь? — задумчиво переводя взгляд с одного на другой, обратилась к Алисе. Та сидела на пуфике, скучающе болтая ногой. При моей просьбе она встрепенулась и быстро оглядела оба варианта.

— Левый бери.

Я коротко кивнула и взяла нужный кроссовок, не давая себе времени на раздумья. Иначе бы просидела над ними еще не знаю сколько времени.

Подозвала снующего рядом консультанта, ожидавшего моего выбора. Тот нашел коробку от кроссовка с его правой половиной и, понес все к кассе, аккуратно и профессионально упаковав.

Расплатившись, мы вышли в общий коридор торгового центра.

— Ну что, домой? — облегченно улыбнулась Алисе, прижимая коробку к себе.

Она обвела глазами комплекс, что-то нашла и перевела взгляд на мою коробку.

— Какой домой? Ее упаковать сначала нужно. Ты серьезно собираешься подарить ее в таком виде?

— Ну … я еще не задумывалась об этом.

— Значит убьем двух зайцев сразу и упакуем ее на месте, — решительно потащила меня за собой.

Мы достигли подарочного отдела и улыбающаяся кассирша упаковала нам коробку в темную, но праздничную обертку. Я положила коробку в специально купленный пакет.

— Тогда давай еще перекусим, а?

— Без проблем, Лиз. Сама хотела предложить. Я напишу Дану, чтобы он минут через двадцать собираться начал.

Кивнула ей, почувствовав усталость после похода по магазинам.

Глава 14

Долго вертелась у зеркала.

Какое-то время возилась с макияжем, но в итоге нанесла нечто легкое, аккуратно подчеркивающее глаза. На губах нежная помада, но чую, что сотрется с первым же куском торта или другой еды. И немного блесток. Праздник ведь.

Волосы распустила и одела ободок. Не хотелось бы, чтобы выбившиеся прядки лезли в лицо. Концы были аккуратно подкручены, создавая эффект легких прядей.

Одела ту легкую, открытую кофточку и обтягивающие темные джинсы.

В отражении зеркала мне улыбалось милейшее создание.

— Ну куколка просто, — довольно оглядела себя, — не хватает платьица, но на улице не лето для такого.

Полезла за подарком в шкаф. Он все так же лежал в подарочном пакете.

— Пожалуй, оставлю его в нем. Только кое-чего не хватает.

Достала чистую поздравительную открытку и огляделась в поисках ручки. Поблизости лежал только мой учебный рюкзачок, но там-то по-любому она есть. Воодушевленно полезла туда и наткнулась на что-то мягкое и маленькое. Пальцами аккуратно вытащила … цветок Макса.

Точнее то, что от него осталось. Он подвял, угас, лепестки свободно отрывались и падали на пол, делая бутон все меньше.

Аккуратно положила его на ладонь, предотвращая выпадение остальных его частей. Не знаю почему, но мне не хотелось кидать его мусорку. Туда ушли только маленькие, сморщенные, вялые лепестки, которые я аккуратно собрала с пола и из рюкзака.

Достала с полки книжку и вложила туда, осторожно закрыв книгу. Все-таки подарок друга, как можно его бесчеловечно выбросить …

На мгновение вспомнила Макса, и нервно сжала кулон в виде мольберта. Его чистый, серьезный взгляд в моем воображении кольнул в душу, но тут же пропал. Дернулась, захлопав ресницами и посмотрела на время.

— О боже, уже скоро выезжаем! — и я аккуратно, но быстро зачеркала поздравление для именинника. Сначала хотела написать что-то обычное. Пожелать счастья, здоровья.

Но немного погодя я написала:

" В придачу к этому я дарю тебе свою любовь. Надеюсь, ты оценишь этот подарок."

Затем уложив все в пакет, и улыбаясь своим мыслям, добралась до телефона.

Пара гудков.

— Алис?

— О, позвонила наконец. А мы тебя ждем тут, сидим.

— Где ждете? — не поняла я.

— Ооо, совсем из-за предстоящего вечера мозги поплыли, — она возмущенно зацокала, но пояснила, — мы с Даном давно готовы, и он сидит у меня. Мы здесь ждем, пока ты наконец соберешься, потому что время начинает поджимать.

— А, конечно. Я уже готова, — радостно закивала, будто подруга меня видела, — но вы могли сами поехать, а я уже на такси.

— И оставить золушку в такой трудный для нее час? — усмехнулась подруга, — крестные феи так не делают. Они предоставляют карету из тыквы.

— Эээ, — послышался на заднем фоне голос ее парня, явно возмущенный тем, как его машину только что назвали.

Я засмеялась, слушая их милую перепалку, не переходящую на этап — ссора. Только шутки и легкие колкости. Но они всегда подкалывали друг друга, даже до того, как стали встречаться.

Спустя пару минут Алису вернулась к диалогу со мной.

— В общем, одевайся. Мы выезжаем за тобой на роскошном экипаже, — сделала она акцент на последнем словосочетании. И я скорее почувствовала, что она в это время ехидно стрельнула глазками с Богдана.

— Уже.

И, улыбаясь, отбила звонок.

***

Дом Леши был одной из многоэтажек, в 20 минутах езды от моего дома. Пока мы ехали в машине, пошел дождь, легкими, робкими каплями стучась об ее окна. Дан молча ускорился, понимая, что все мы без зонтов. А приходить мокрыми на праздник такая себе перспектива. Это просто убьет настрой в самом начале.

Поэтому возле подъезда мы быстро выпрыгнули под козырек, а затем внутрь. Я обернулась на закрывающуюся дверь — дождь превратился в ливень.

В звонок Лешиной квартиры позвонил Дан. Я же нервно переминалась с ноги на ногу, чувствуя приближающуюся панику.

— Ребята, а может, вы ему передадите подарок? А я лучше домой пойду.

Алиса, не глядя на меня, уверенно и успокаивающе взяла за руку.

— Не волнуйся, — шепнула.

Дверь открыл веселый хозяин квартиры. Он светло улыбнулся нам.

— Наконец-то, все уже собрались, — отошел от двери, пропуская нас внутрь. Дан с Алисой прошли вперед. А я обхватила пакет с подарком, будто обнимая, и робко шмыгнула за ними, проходя в опасной близости от тела Леши.

Судорожно выдохнула, когда он закрыл дверь.

Дан вручил ему небольшой пакет от их пары, но я не знала, что в нем лежит. Как-то не довелось спросить у подруги, что же все-таки выбрали. Именинник, улыбаясь, указал им на дверь гостиной, откуда шли музыка и смех.

Перед тем, как скрыться в другой комнате, Алиса повернулась ко мне и подмигнула, оставив нас одних в коридоре.

Я робко сняла куртку и обувь под прицельным взглядом. Смущенно протянула ему пакет с коробкой.

— Ты сегодня классно выглядишь, — принял от меня подарок, даже не посмотрев на него. Он разглядывал меня из-под слегка прищуренных глаз. Это вогнало меня в краску.

— Спасибо, — нервно выдала, чувствуя, что голос начинает хрипеть от волнения, — а есть что попить?

— Да конечно, — он проследовал на кухню, ставя мой пакет к остальным подаркам. Рукой нашарил два бокала. — Что будешь шампанское, вино или мартини?

Я удивленно посмотрела на него.

— А разве спортсмены пьют?

Он усмехнулся.

— Понял, тебе шампанского, — достал начатое и налил себе и мне. Затем помедлил, отпил и повернулся ко мне, — то, что все спортсмены ЗОЖ-ники чистый стереотип. Просто для некоторых людей это известие рвет все привычные шаблоны, и они с пеной у рта доказывают обратное. Налегать правда не стоит, да. Но на праздники отчего бы не расслабиться, правда?

— Да, — нерешительно кивнула, переваривая информацию. Затем вдруг поняла, что с кухни ушли последние ребята, и мы снова одни. Шанс?

— Слушай Леш, — вздохнула поглубже, — ты …

Меня прервал резкий ринг тон телефона.

— Подожди, пожалуйста, — Леша залез в карман и приложил трубку к уху, подмигнув мне. Я снова покраснела. — Да? О, уже. Да, конечно встречу. Все, жди.

Отключил звонок и виновато взглянул на меня.

— Прости, Лиз. Моя приехала. Мне нужно вниз спуститься.

— Да конечно, — лучезарно улыбнулась, но, когда он ушел, сняла с себя это маску и грустно посмотрела на бокал.

Снова Вика.

Опрокинула его залпом, позволяя потоку тепла и пузырьков разлиться по горлу и утечь в желудок. Стало немного спокойнее.

Долила себе в бокал и пошла к остальным.

Глава 15

Гостиная была большая и просторная, с лоджией. Возле стен стояло несколько диванов и кресел, на одной висел плазменный телевизор. Столик с закусками и напитками стоял уже ближе к входу на лоджию.

В комнате свободно умещались все друзья Леши. Здесь было человек десять, которых я совершенно не знала. Но некоторые лица припоминаю, что видела в университете. Это возможно его однокурсники. Алиса с парнем сидела на одном из диванчиков. Они болтали с невысоким, худым пареньком. Рядом с ними на подлокотнике, подшучивая над парнем, сидел Паша.

Я сразу же протаранила себе путь к знакомым лицам и плюхнулась на диван, устало облокотившись на его спинку и поджав ноги под себя.

— Ну, как все прошло? — спросила подруга, отпивая из кружки, подозреваю, не сок.

Как-то неопределенно махнула рукой, сразу же переключаясь на старого знакомого.

— Привет, Паш.

Он соскочил с мягкого подлокотника и пересел ко мне.

— Привет. Классно выглядишь сегодня.

— Спасибо, — на мгновение смутилась.

Через некоторое время в комнату вошел Леша с его девушкой. Вика полностью завила волосы, из-за чего мне напоминала барана, а на себя надела светлое открытое платье. Они под ручку прошли мимо нас к столику с закусками, по пути принимая поздравления имениннику. Девушка смеялась и что-то шептала ему на ухо, доверительно обхватив его руку.

У меня на лице заходили желваки, и Алиса хмыкнула, разгадав причину плохого настроения.

— А я тебе давно говорила, бросай это дело, — шепнула она мне, — им и так хорошо. Зачем что-то портить.

Раздраженно повернулась к подруге и, тоже тихо, но сердито заворчала.

— Я не могу просто взять и выбросить его из головы. Это не так работает, — затем повернулась на пару и подостыла, — может я тоже ему нравилась, но он не знал как подступиться. Поэтому и стал встречаться с этой …

Алиса с неодобрением покачала головой.

— Ох, фантазерка.

Веселье набирало обороты.

Ребята подходили к столам, набирая себе в тарелки еду, или же наполняли стаканы со стоящих там бутылок. В центре освободили место для импровизированного танцпола. За окном стало совсем темно, поэтому включили неяркую, тихо мигающую подсветку.

Леша подсел к нам, приведя с собой Вику. Она недовольно уставилась на меня, всем видом показывая, что мое общество ее напрягает. Между нами бы повисла гнетущая тишина, если бы парни не разбавляли обстановку шуточками и подколами друг дружки. Я со временем перестала коситься на Вику и вместе со всеми болтала и смеялась, понемногу отпивая из бокала.

Но все же ощущала на себе ее взгляд, особенно в те моменты, когда мои глаза замирали на фигуре Леши. Он не замечал моего к нему интереса, впрочем, как всегда.

Я как бы случайно поменялась местами с Пашей, чем сократила расстояние между мной и хозяином торжества. Гримаса на лице Вики стала совершенно озлобленной.

— Леха, с днем рождения! — послышалось от толпы с танцпола. Все подняли бокалы и дружно закричали ура. У кого-то даже нашлась праздничная хлопушка. Именинник рассмеялся, приветственно поднимая бокал и отпивая вместе со всеми.

— Так, ребята, — Леша встал с дивана и мотнул Паше головой, мол, поднимайся и ты, — мы сгоняем за еще парой бутылок шампанского. А то вижу, как с кухни несут последние.

— Так отправь кого-нибудь вместо себя, — раздался ленивый голос Богдана, — у тебя же днюха, а там дождь льет.

Он отрицательно помотал головой.

— Мне надо развеяться, а то уже в голову бить начинает. Не хотел бы набраться раньше всех.

— Ладно уж, — Дан вздохнул и поднялся на ноги, достав из кармана ключи от машины, — подвезу до магазина.

Леша благодарно кивнул ему, и парни вышли из комнаты, оставив нас втроем.

Вот тут-то и стало до жути неловко.

— Ну, раз его нет, — Вики бросила взгляд на дверной проем, — то я наконец-то могу уйти от вашего общества. — И она направилась к столикам, попутно разговорившись с несколькими ребятами.

— Не очень-то и хотелось, — буркнула я.

Подруг улыбнулась.

— Она видит, как ты смотришь на ее парня. Вику можно понять.

С нервной усмешкой покосилась на Алису.

— Ты на моей стороне или ее?

— Твоей, твоей, — вздохнула она, — мне в туалет надо. Подождешь?

— Даже проводить могу.

Встала вместе с ней, и мы дошли до выхода из комнаты. Алиса прошла дальше по коридору и скрылась в ванной комнате, а я осталась здесь, устало облокотившись на дверной косяк.

— Ты думаешь, я дура?

Вздрогнула, очнувшись от своих мыслей. Рядом со мной, прислонившись к стене стояла Вика. Она отрешенно наблюдала за отдыхающими. По сути, ее слова можно было расценить, как обращение к себе. Но я-то знала, что они предназначены для меня.

— Думаешь, что можешь просто прийти, повилять перед ним хвостиком, и Леша уйдет от меня к ТЕБЕ? — продолжила она, все больше распаляясь.

— Я не …

— Оставь свои отговорки кому-нибудь другому, — резко оборвала и повернула ко мне голову. В ее взгляде читалась ненависть. — Ты хоть понимаешь, как глупо ты выглядишь? Знаешь, как смешно это смотрится со стороны?

— Мне все равно, — я решила не скрываться.

— Конечно, тебе пофиг. Только вот знаешь, кому еще пофиг? — она прищурила глаза, — Ему. Лешу ты не интересуешь, ни капли.

— Ты врешь, — зашипела, нервно сжимая бокал.

Ее взгляд расслабился, она заметила, что слова возымели на меня должный эффект.

— Ничуть. Он мне сам говорил, — оскалился она и медленно сделала глоток вина.

— И что же?

— Ой, знаешь, не хотелось бы тебя расстраивать, — девушка притворно закатила глаза, но вмиг стала серьезной, бросая каждое слово, словно кусок стекла, — Он всегда видел в тебе обычную подругу. Тебе, конечно же, ничего не говорит. Ему нравится, как ты влюбленно заглядываешь ему в рот, и не больше. Чисто самолюбие потешить. Но порой ты… напрягаешь.

— Это не правда, — голос дрогнул, — ты выдумала, чтобы я от него отстала.

Она вздохнула, будто я была маленьким ребенком, утверждавшим, что земля не круглая, потому что не вижу сам круг. А ей снова и снова приходилось объяснять истину.

— Ты правда ему не нужна. И твое внимание тоже. Можешь сама спросить, когда Леша придет. Но лучше найди себе уже кого-нибудь и отстань от него.

Глаза предательски защипало, и я отвернулась, залпом осушая бокал.

— И это, — снова подала голос девушка Леши, — ты бы тут не светилась. Не знаю, как тебе, но лично мне было бы стыдно здесь находиться. Люди знаешь, все замечают, и осуждают тебя.

Я оглядела присутствующих. Почему-то и вправду казалось, что на меня смотрели с неодобрением. Или же это мозг начал играть со мной в глупые игры.

— Но у меня здесь друзья… — уже робким, тихим голосом возразила.

— … Которые тоже тебя осуждают за твоей спиной, — она подошла и как-то по-дружески приобняла меня, зашептав на самое ухо, — шла бы ты домой, а то сидишь тут, позоришься при всех.

Я вдруг правда почувствовала себя какой-то жалкой и грязной. Задержав в себе слезы, быстро прошагала комнату, забрав телефон. Чудилось, что ребята вокруг укоризненно косятся на меня, наблюдая за каждым шагом. Вика удовлетворенно села на диван, заведя беседу с девушкой, видимо с ее курса. Они обе смотрели на меня и посмеивались.

Это стало последней каплей. Я ускорилась, и уже была в коридоре, пытаюсь спешно обуться. Но по закону подлости замок заело. Из туалета вышла Алиса и удивленно уставилась на почти плачущую меня, упорно пытающуюся обуть сапог.

— Ты чего это?

С удивлением смотрела на меня.

— Ты тоже думаешь, что я отвратительная? — умудрилась все-таки обуться и резко выпрямилась, со слезами на глазах уставившись на подругу, — глупая, наивная разлучница.

Алиса растерянно хлопала ресницами, явно пытаясь понять причину резкой смены моего настроения, но мне уже было не до нее. Слезы начали душить изнутри, и мне необходимо было срочно покинуть квартиру, дабы не разреветься посреди коридора и кучи любопытных глаз.

Я схватила куртку и открыла дверь, сзади услышала как выругалась подруга и, похоже, тоже начала одеваться.

Я стояла перед лифтом, тихо всхлипывая. Тут чьи-то руки мягко обняли меня.

— Если не хочешь туда возвращаться, хорошо, — прошептала подруга, — но хоть расскажи, отчего ты бежишь?

Продолжила молча ронять слезы. Мой маленький секрет, моя тайная любовь была жестоко втоптана в грязь.

Мы вошли в лифт и спустились вниз.

На ночной улице все еще шел дождь. Мелкие капли уже редко, но разбивались об асфальт, утекая в образовавшиеся лужи. Я подставила заплаканное лицо темному небу, позволяя слезам и дождевым каплям смешаться. Алиса молча наблюдала за мной, терпеливо ожидая.

«Нет, она не могла так думать обо мне. Она же моя лучшая подруга!»

Мы потихоньку пошли вдоль домов, не обращая внимания на погоду. Яркие фонари островками освещали дорогу, и только в их зоне было видно падающие капли. Будто дождь есть только там, где свет, в темноте же он просто пропадал.

— Расскажешь?

Я немного помолчала, собираясь с силами, и рассказала свой разговор с Викой. Алиса второй раз за день выругалась.

— Ну ты же понимаешь, что она врет?

— Уже не знаю, — пожала плечами.

— Да это же бред, Лиз, — она возмущенно скривила губы, — Леша — хороший парень. Если бы он знал, что тебе нравится, давно бы что-то сказал по этому поводу …

— … Или бы тактично умолчал, — скептично добавила я.

— Но не пытался бы на этом выиграть, — она положила руку мне на плечо, — я давно тебе говорила, забудь ты уже его. Вокруг сколько хороших парней, а у него есть Вика.

Я раздраженно сбросила ее с себя и почти с криком обернулась к ней.

— И ты туда же! Я серьезно такая жалкая? Иди празднуй, я сама дойду домой!

И, зарыдав, развернулась прочь …

***

Алиса шла на некотором расстоянии от своей обиженной подруги. Затем, немного помедлив, достала мобильник.

— Алло? — послышался голос на том конце.

— Привет, у нас тут проблема. Лизе сейчас нужна поддержка, а я кажется все испортила.

На том проводе что-то спросили.

— Да. Конечно приезжай. Я сейчас стараюсь не упускать ее из виду, но по всей видимости, идет домой. Да, жду.

Глава 16

Я шла по мокрому от дождя асфальту и роняла на него слезы.

Меня морально растоптали.

Мне было жаль себя.

Я лелеяла свою боль, упиваясь ей. В душе будто нагадили. Появилась надежда, что вода смоет мою слабость. Но от ощущения холодных брызг, стекающих по моему лицу и одежде, становилось только хуже.

Почувствовала себя еще несчастнее, будто даже погода насмехалась над моим горем.

Где-то в глубине души я понимала, что она врет, но ни за что не смогла бы остаться там и спросить у Леши лично. Было легче уйти с поля боя. Потому что если она говорила правду, то мое хрупкое сердечко бы не выдержало, разбившись на тысячу мелких осколков.

Ноги вели меня по направлению к дому. Это было скорее на автомате, поскольку сама я не представляла, как там появлюсь в таком виде. Мокрая, растерянная …. Как маленький птенец, упавший в жестокую бурную реку. Мне больше всего хотелось, чтобы мой приход домой остался незаметным.

Услышала шум колес. Даже не обернувшись, интуитивно пошла ближе к обочине, пропуская едущую сзади машину. Но она не собиралась меня обгонять.

Боковым зрением заметила, что машина едет наравне со мной, тихо стуча двигателем.

В мозгу мелькнула мысль — «Только бы не какой-нибудь извращенец»

Я заставила себя не смотреть туда, всем видом показывая, что мне не интересен водитель. Молча хлюпала по лужам.

Стекло опустилось.

— Лиза, сядь в машину.

Я резко повернулась, удивленно таращась на хозяина авто. Макс обеспокоенно смотрел на меня, держа руль и одновременно стараясь не упускать из виду дорогу перед собой.

— Лиза, я не шучу, — снова настойчиво повторил он, — ты вся промокла.

— Что ты здесь делаешь? — выдавила я из себя, разглядывая машину, освещаемую фонарным светом. Черная. Видно, что зарубежного производства. Марку так определять не умею, для этого мне надо разглядеть значок сзади или спереди, а с этого ракурса он не просматривался.

Макс слегка улыбнулся.

— Слежу за тобой.

А говорил, что не шутит. Я почему-то разозлилась на него за это. Усмехается надо мной? Но на лице ни тени издевки, скорее сочувствие и взволнованность.

Остановилась. Машина тоже встала.

— Это твоя машина?

— Да, — не без гордости откинулся он на сиденье, — хотел похвастаться перед всеми завтра, но ты узнала первой. Так ты собираешься садиться?

Начала колебаться. Другие вопросы тоже крутились на языке, но я ощущала какой-то подвох. Макс заметил мои сомнения и уверенно отстегнул ремень безопасности. Выйдя из машины, быстрыми шагами обошел ее, подойдя ко мне совсем близко.

— Ты вся мокрая, Елиза. Заболеешь, — открыл пассажирскую дверь и осторожно приобнял меня, подталкивая внутрь. Во всех его движениях чувствовалась ненавязчивая забота, будто он боялся меня спугнуть.

Я стала сопротивляться.

— Не сяду, пока не ответишь, как здесь оказался.

— Если не сядешь, и не узнаешь, — подмигнул, и мне пришлось сдаться. Любопытство пересилило чувство гордости, на задний план отступила горечь, съедавшая меня последние полчаса.

Я уселась в теплый салон. Тело сразу пробрала дрожь, будто при высокой температуре. Макс накрутил климат внутри на более теплый, чтобы смогла согреться. Потянулся назад и подхватил плед. Хотел было меня укутать, но оглядел полностью мокрую куртку, в которой я сидела.

— Снимай, — мягко скомандовал.

Опешила, но послушно сняла ее, оставаясь в одной влажной кофточке. В защитном жесте приобняла себя руками. Макс нежно, аккуратно оборачивал покрывало вокруг меня, при этом ему пришлось перегнуться ко мне, его лицо было очень близко.

Почувствовала его неровное дыхание, слегка колыхающее мои волосы. На секунду замерла, поняв, что сердце ускорило темп. Он поднял на меня глаза, сосредоточенно вглядываясь. Они завораживали меня, я буквально потонула в их глубине. Казалось, что время замерло вместе с нами.

Но тут нас прервал резкий звук клаксона. Мы резко отпрянули друг от друга и обернулись назад. Там стояла машина, и водитель возмущенно жал на гудок. Мы загородили ему проезд.

— Да, сейчас, — парень завел машину, и мы тронулись.

Некоторое время ехали молча, я согрелась и разомлела. Но все же конечная остановка для меня оставалась загадкой, ведь мы направлялись отнюдь не к моему дому. Глаза пытались закрыться сами собой, но я нашла в себе силы выдавить этот вопрос.

— Куда ты меня везешь?

Он оскалился, не поворачивая ко мне головы.

— Я оказался маньяком и везу тебя в лес.

— Очень смешно, — буркнула и провалилась в сон. Даже окажись он сумасшедшим, мне было бы плевать. Этот вечер выжал меня, нужно хоть чуть-чуть восстановиться…

Открыла глаза от того, что он навис надо мной и с нежностью вглядывается в мое лицо. Увидев, что я смотрю на него в ответ, Макс резко вернулся на место и непринужденно улыбнулся.

— Где мы? — спросонья спросила, приподнимаясь и оглядываясь. Мы стояли на парковке какого-то двора с кучей многоэтажек.

— В моем лесу, я же тебе говорил, — он без тени улыбки смотрел на меня, — пойдем, покажу тебе свою берлогу.

Я рассмеялась. Впервые за этот вечер легко и непринужденно. Груз упал с души, а после сна все стало не таким масштабным и значимым. Правда тот факт, что я не возле своего дома, слегка напрягал.

— Спасибо, но мне надо домой. Сколько времени? — начала искать глазами телефон. Нагло полезла в бардачок и нашла его там. Разряженным.

— Без паники, всего одиннадцать. Мы ехали от силы полчаса.

«А показалось, что прошла вечность»

— Это хорошо. Значит, родители еще не беспокоятся, отвезешь домой?

— Нет.

В изумлении уставилась на него, собираясь начать возмущаться, но парень продолжил.

— Потому что я хочу знать, что ты не заболеешь. Поэтому поднимемся ко мне, я налью тебе чего-нибудь горячего. Вещи высушишь.

— Я не собираюсь идти до тебя, мне нужно домой, — настаивала на своем.

— Тогда можешь попробовать пойти пешком, — пошутив, он широко улыбнулся, думая, что мне некуда деваться.

Но какого было его лицо, когда я быстрыми движениями сняла с себя плед и кинула в шокированного него, затем так же резко взяла свой телефон и куртку в руки и вышла из машины в холодную ночь.

Мороз пробрал до костей. Поежилась, осознавая глупость собственного поступка.

Я не знала, в какой части города нахожусь, телефон был севший, а кофта слишком тонкой, чтобы хоть как-то согреть…

Глава 17

Хлопнула дверь машины, но я не оборачивалась и смотрела на развилку дорог.

Мир резко начал вращаться, когда поняла, что меня подняли и нагло закинули на плечо. Успела издать лишь писк, осознавая, что Макс тащит меня в свою квартиру.

— Отпусти меня!

— И не подумаю, — услышала его насмешливый голос, — я же говорил тебе. Не хочу, чтобы простудилась.

Немного побрыкалась, но затем безвольно обвисла, понимая, что это лучший выход из сложившейся ситуации.

Он занес меня в подъезд и поставил на ноги только в лифте. Ойкнула и стала поправлять остатки макияжа и волосы в зеркале внутри лифта, стараясь скрыть за этим свое волнение. Я все еще выглядела хорошо, хотя смыла слезами с лица добрую половину собственных стараний. Макс только улыбался, облокотившись на стенку кабинки, и наблюдал за моими нервными действиями.

Доехав до нужного этажа, мы остановились возле двери квартиры.

— А твои родители..

— Они живут отдельно, — словно угадал мои мысли парень, — это моя квартира.

— Да ладно, — снова уставилась на него, — я не знала.

Макс усмехнулся.

— Да никто не знал. Не видел смысла распространяться. Я не хотел никого сюда водить.

— А я?

Он поймал мой взгляд. В глубине зрачков что-то блеснуло.

— А ты исключение … Проходи.

Я вошла внутрь его квартиры. Первое, что бросилось в глаза — чистота. В моем представлении холостяцкий дом это нечто между совсем грязно и вроде бы чисто, но лучше не смотреть в углы и под кровать. А здесь все на своих местах. Обувь стояла на полках, а не разбросанная по полу. И в других комнатах виднелся порядок. С порога вело две двери — в кухню, и приоткрытая дверь в комнату. Ну и туалетная под боком.

Я осторожно разулась, чувствуя как пальцы на ногах слегка онемели. Видимо, в мои сапожки затекла вода, нужно бы их просушить.

Встала посреди коридора, не зная куда идти и что делать. И главное, что я вообще тут делаю.

— Пошли в комнату, — Макс подталкивал меня в проем, — там батарея есть, быстро все высохнет.

Мне стало жутко не удобно. Будто он звал меня не за тем, чтобы высохнуть, а за кое-чем еще. Подхватила обувь и в нерешительности протопала дальше. Парень указал на батарею за занавесками, а сам полез в шкаф, попутно включив яркий ночник и уже не обращая на меня внимания.

Это слегка придало уверенности, и я отдернула шторки. Повесила куртку, поставила сапоги. Почувствовав теплый пол, сняла носки и тоже закинула сушить, оставшись босой. Настроение приподнялось, и я оглянулась.

Мне открылся довольно минималистичный вид. На столе стоял компьютер и все его составляющие, у дальней стены еще один стол, там лежали учебники и все в таком роде. Шкаф, комод и кровать. Вот и весь набор.

— На, одень, — парень кинул на кровать какую-то тряпку. Я подошла и взяла ее — это оказалась его футболка.

Кинула возмущенный взгляд на Макса.

— Ты хочешь, чтобы я разгуливала по твоему дому в этом??

— Ничего не это, — усмехнулся он, — вполне приличная футболка. Кстати одна из моих любимых.

Явно насмехался надо мной.

— Впрочем, — продолжил он, не дал мне вылить на него возмущенную тираду, — если хочешь сидеть у меня во влажной кофте и джинсах, не имею ничего против. Но ты могла бы закинуть их сушиться и одеть тепленькими. — Его глаза нахально заблестели. Но он практически не оставил мне выхода, притащив к себе.

— А она хоть длинная? — неуверенно спросила, развернув ее в полный рост.

— Длинная, длинная, — заверил парень, — ты поменьше меня будешь, так что все что нужно должна прикрыть. — Заметил гневный отблеск в моих глазах, — пойду-ка я, пожалуй, чайник поставлю.

И быстро смылся из комнаты.

Закрыла двери комнаты на замок, и ругая Макса, себя и сегодняшний вечер, снимала слегка влажную кофту. Одела его футболку и убедилась, что она и вправду длинная. Краем глаза заметила небольшой плед на кресле и накинула на себя. Так-то лучше. Теперь я хоть не стесняюсь.

Шлепая босыми ногами по теплому полу, дошла до кухни, где на столе уже стояли две кружки с постепенно остывающим чаем. Макс нарезал бутерброды, заодно доставая из холодильника все, что еще может пригодиться к этому небольшому перекусу. Он что-то насвистывал себе под нос, потому не замечал меня.

Какой он все-таки хозяйственный. Я открыла для себя его новую сторону, которую он отнюдь не всем показывает.

Интересно, кто кроме меня еще был у него в гостях?

Тихо, чтобы не помешать, села на стул и стала рассматривать кухню. Довольно современный дизайн, не для богатых, но тоже очень уютно. И снова этот минимализм. Хотя много ли нужно, живя одному? Постепенно перевела взгляд на его спину. И так и застыла.

Под тонкой домашней футболкой, которую он успел нацепить, двигались крепкие мышцы. Будто он не колбасу резал, а только что убитого им кабана. Почему-то захотелось потрогать. Интересно, у него есть кубики?

Никогда не видела. У нас же нет физкультуры.

— О, ты пришла, — Макс повернулся и заметил меня. Затем оглядел мое тело, полностью завернутое в плед, и удовлетворенно хмыкнул. — Пей чай, а то остынет, — кивнул на чашку и снова отвернулся к бутербродам.

Обвила руками кружку, согревая их.

— Так ты ответишь на мои вопросы? Ты обещал.

— Раз обещал, значит спрашивай, — ответил, не поворачивая головы.

Глава 18

— Как ты оказался в том же месте, что и я? И учти, в счастливые случайности я не поверю.

— Все просто, мне позвонила Алиса.

Я удивилась.

— Почему именно тебе?

— А кому ж еще. Она была очень расстроена, Богдан вроде с парнями был. Если бы она позвонила ему, то приехал бы весь табор. А тебе это надо? — повернулся, поставив вазочку с печеньем на стол.

Вспомнила, что Дан поехал с Лешей и слегка поежилась.

— Нет. Не надо.

— Ну вот.

Замолчала, помешивая сахар в кружке.

Зря я так на Алису … Она ни в чем не виновата. Нужно будет завтра перед ней извиниться.

— Слушай. У меня остался последний вопрос, — зацепила сосредоточенным взглядом его футболку, — Почему ты согласился? Ты мог не ехать в ночь под дождь фиг знает куда.

Он остановился и замер. Увидела, как напряглись его плечи. Несколько секунд Макс так и стоял, и я услышала его тихий голос.

— Потому что ты мне дорога.

Затем расслабился и продолжил что-то нарезать, снова насвистывая какую-то мелодию.

Я важна для него?

Он не дал мне углубиться в мысли, поставив между нашими кружками большое блюдо и различными бутербродами. С ветчиной, с огурцами, обычной колбасой и сыром. Прямо праздник для гурмана.

Радостно схватила ближайший кусок, наслаждаясь его вкусом. После холодной прогулки под дождем это все казалось едой Богов. Мозг от удовольствия огромными порциями выдавал гормоны счастья. Парень сидел напротив меня, и какое-то время мы молча ели.

Сыто облокотилась на спинку, отпивая чай и наблюдая за Максом, который сосредоточился только на еде.

Я не знала, о чем он думает, когда смотрит на меня. Его глубокий взгляд проникает куда-то глубоко, будто видит меня насквозь, и вместе с этим вызывает волнение.

Парень вообще оказался для меня загадкой. Неужели за этими шуточками скрывается нечто большее, вот только что? Кто я для него?

Макс подал голос, вновь вытаскивая меня из пучины раздумий. Он начал рассказывать смешную историю из своего детства, стараясь развеять неловкость, витающую по кухне. Я внимательно его слушала, ведь он классный рассказчик. В общем ближайший час мы только и делали, что разговаривали. Обо всем и вся.

Оказалось, что у нас схожие вкусы в музыке. Он так же как и я, не любит кокос и ананасы, зато от эклеров мы оба в диком восторге. Восхищается моим хобби, жалуясь на то, что люди у него никогда не получались. Пообещала его научить.

Мы незаметно переместились с кухни в его комнату, продолжая разговаривать уже на кровати.

Мой взгляд случайно упал на настенные часы.

— О боже, почти час ночи. Мне точно пора домой, — подскочила.

— Подожди, успокойся. Может, останешься у меня? Зачем ехать куда-то? — его взгляд буквально умолял меня, — ты ляжешь на моей кровати, а я на диване.

— Ну, не знаю, — замялась. Предложение остаться у него с ночевкой вызвало противоречивые чувства. В одной стороны мне не хотелось в холодный ночной город, здесь тепло и уютно как дома. Но с другой … это неправильно. И что я скажу родителям?

— Скажу, что у Алисы? — продолжила мысль, но не замечая, что вслух.

— Да, скажешь, что осталась у подруги. А я наделаю еще бутеров, посмотрим что-нибудь.

— Ты прав, — рука потянулась к телефону. Я включила его. На экране обоев мне улыбался Леша, ни в чем меня не обвиняя и находясь в неведении. — Нет, мне все же нужно домой.

Увидела как его лицо быстро начало меня настроение и постаралась оправдаться.

— Я не могу вот так взять и остаться. Завтра на учебу, а я даже без рюкзака.

— И то верно, — он расстроился, но виду старался не подавать, — тогда ты одевайся, а я пойду чай допью.

Натянула на себя действительно высохшие и теплые вещи. Стало жаль оставлять его. Вдруг ему здесь одиноко? Но надо домой.

Вышла в коридор, там уже, облокотившись на стену и крутя на пальце ключи, ждал меня Макс. Его лицо стало непроницаемой маской и стало не понять, о чем он думает.

Мы быстро спустились и пересекли ночной двор. Уезжать куда-то в такое время действительно пытка, холод нагнетает плохое настроение и резко хочется спать. Так что я снова уснула к его машине по пути домой.

— Эй, соня, — Макс навис надо мной, тихонько гладя по щеке.

Подпрыгнула, случайно ударившись лбом об его нос.

— Черт, — отскочил от меня на свое сиденье, держась рукой за больное место. Я тем временем потирала свой ушибленный лоб.

— А нечего пугать.

— Та кто пугал-то… — он повернул на себя зеркало заднего вида, рассматривая возможные повреждения, которые я ему нанесла.

— Та все нормально, даже не покраснело. Та что не строй из себя умирающего.

Он прищурился, но руку от носа убрал.

— А вот извиниться тебе все равно стоило бы. Сегодня я добрый и принимаю поцелуями, — показал пальцем на свою щеку.

Я засмеялась, открывая дверь машины.

— Спасибо, что подвез.

Игривость резко исчезла, и он выскочил вслед за мной.

— Подожди, я хоть провожу.

— Куда? До подъезда? — улыбнулась.

— До квартиры конечно, возле лифта тебя может поджидать маньяк. Так что я прослежу, чтобы все было хорошо.

Я улыбнулась еще шире и пожала плечами. Макс заблокировал машину, и мы быстро забежали в подъезд, стараясь быстрее выйти из зоны холода. После дождя мороз особенно пробирался под одежду, окутывая влажным воздухом.

Весь подъем мы молчали. Он бросал на меня какие-то неоднозначные взгляды, а я думала о своем.

— Ну, пока что ли?

Мы стояли на моем лестничном пролете. В метре квартира, где ждали меня родители.

— Пока, — эхом отозвался он.

— Мы хорошо провели время. Спасибо, за сегодня, Макс.

Он грустно качнул головой, соглашаясь, что да, было круто, но мало.

Мне вдруг расхотелось уходить. Я встала напротив него, вглядываясь в темные из-за отсутствия должного освещения в подъезде зрачки, слово пытаясь что-то найти. Что-то, что почувствовала тогда, в коридоре университета. Именно сейчас мне, немного растоптанной внутри, это было нужно.

Почувствовать себя … особенной?

Его дыхание участилось и он сделал шаг ко мне, почти не оставив между нами свободного пространства. Я не отстранилась. Собственно, потому что мое сердце тоже начало устраивать родео, заставляя чаще делать вдохи.

Он осторожно взял меня за руку, водя большим теплым пальцем внутри ладони. От его прикосновений рождались импульсы, растекаясь теплой волной по всему телу.

Макс улыбнулся. С нежностью. И слегка наклонил свое лицо к моему.

— Ты же не собираешься сейчас… — голос перестал мне подчиняться, выдавая легкую хрипотцу.

— Собираюсь, — улыбка стала еще шире. Он нежно притянул меня к себе, мягко касаясь губ своими.

Вдох … не получился.

На миг я вообще перестала дышать, но потом все же вспомнила, что у меня есть ноздри.

Я все еще смотрела на него. На его теперь близкие глаза, со смешинкой внутри них. Но сейчас в них было что-то еще, от чего мурашки бегали по всему телу и подкашивались ноги.

И я … поддалась ему. Закрыла глаза, не отталкивая от себя парня.

Осторожно попыталась ответить губами. И тут же получила взаимную реакцию — короткий и счастливый выдох.

Макс еще сильнее вжал меня в себя, будто хотел, чтобы я в нем растворилась. Нежно водя губами по моим, он вынуждал захлебываться от приливших эмоций. Мозг просто завопил от распираемого счастья и выдал отключение, оставив в голове салюты залпом один за другим на фоне полной темноты.

Поднял руку вверх по позвоночнику, зарываясь в волосы. Накрутил прядь и легко потянул назад. Я послушно отклонилась. Губы сразу же сместились ниже, по подбородку, на шею. Ноги стали ватными, еще чуть-чуть и откажут.

Рваное дыхание. Мои ладони упираются в его грудь, слегка сжимая. Куртка расстёгнута и я чувствую под кофтой парня напрягшиеся мышцы.

В голову пробилась одну единственная мысль. И я отстранилась от него.

— Нет… — мне было тяжело дышать, пьяными глазами смотрела на разгоряченного Макса, — мне действительно пора домой.

Он ничего не сказал.

Просто снова притянул меня к себе, затыкая губами рот.

— Еще минутку, — прошептал мне в губы, и его язык пробился внутрь. Я вспыхнула. Но охваченная той же страстью ответила на поцелуй.

— Поехали до меня, Лиз, — покусывал мочку уха, обдувая дыханием волосы.

Это меня и отрезвило.

— Мне пора, — решительно выбралась из его теплых объятий и отвернулась. Быстро начала поворачивать ключ в замке, повернувшись всего на секунду, чтобы приложить палец к губам, дескать, молчи, иначе тебя услышат.

Из приоткрытой двери на площадку полился свет и голоса родителей. И я зашла в него, зацепив взглядом растерянное и печальное лицо Макса.

Глава 19

Полночи не могла уснуть.

Ворочалась, считала овец, переворачивала подушку: она удивительно быстро нагревалась под ухом и раздражала.

В общем, делала все, чтобы отогнать от себя мысли о том, что было в подъезде. Но они упорно налетали на меня как мухи, пробиваясь сквозь одеяло, под которым я пыталась сбежать от конфликтов внутри своей головы.

Все как-то навалилось, за один вечер.

Насчет Вики я успокоилась и поняла, что она просто морально надавила на меня. Это были только ее слова и Леша никогда не относился ко мне плохо. Да он тупо не такой человек, каким его описывала девушка. В любом случае я просто извинюсь за то, что ушла не попрощавшись. Можно еще смерить Викторию презрительным взглядом и обнять парня у нее на глазах. Я же как друг, что тут такого, хи-хи.

Но Макс … Вместо разума о нем отвечало только сердце, каждый раз укоряя темп при упоминании его имени. И внизу живота становилось горячо.

Что же со мной происходит?

Я ведь всегда Лешу любила же, да? И сейчас … люблю? Или нет?

А Макс … Его губы такие теплые …

«Все, не буду о нем думать!» — снова накрыла голову подушкой и отвернулась к стене, заглушая назойливые мысли.

Пришлось еще какое-то время водить пальцем по стене, чтобы наконец отключиться. Это стандартный и проверенный метод еще со времен бабушек, когда на стене висел один большой ковер, чьи узоры моментально уводили в царство морфея.

Перед сном мелькнула единственная мысль:

«Все-таки я такая же, как Алиса, бегу от проблем»

***

Утро показалось мне не сильно жизнерадостным. Или оно было нормальным, и с настроением проблемы были только у меня. Склоняюсь ко второму.

Кинулась по привычке к телефону, но оказалось, что забыла зарядить. Поставила на зарядку. Ворча на жесткий мир потелепала в душ, потом на кухню. Стандартные утренние процедуры.

Родители уже уехали на работу, и, видимо не так давно, потому что чайник еще был горячий. Это и спасло мое настроение. Что может быть лучше горячего кофе с утречка?

Не хватает чего-то сладкого, заглянуть бы к Вене. Там наверняка только расставляют на витрины свежайшую выпечку, ее дурманящий запах начинает разноситься по округе. Ох, полцарства за пончик со сгущенкой!

Отвлекаясь от мечтаний, привела себя в порядок и с кружкой подошла к окну, чтобы с умиротворенным лицом рассматривать давно знакомый двор. Подошла и чуть не выплеснула его на футболку…

Под моими окнами стояла знакомая со вчерашнего вечера машина. Теперь было видно, что это за марка — тойота, она встала передом ко мне, и значок игриво блестел под утренним солнцем. На ее капоте сидел Макс и в прострации разглядывал окна.

Я все-таки подавилась кофе и юркнула за шторку, откашливаться.

Сомнений не было, он ждал меня.

И что мне делать?

«Что делать, что делать, идти к нему. Ждет же» — ворчал внутренний голос.

На немного дрожащих ногах быстро собрала рюкзак, оделась и вышла из квартиры, успев заглянуть в зеркало и поставить себе четверку за внешность. Уставший вид не спрячешь ни под тоналкой, ни под пудрой.

Телефон включила уже в лифте. Сразу вылезло несколько пропущенных от Алисы, и я получила укол совести.

Куда-то под дых.

А, нет, оказалось, что последнее не совесть, просто я уже спустилась и до выхода из дома оставалось несколько шагов. И вместе с тем нарастал жуткий мандраж. Ладошки вспотели.

Хотелось сказать: «Да пофиг!» И уйти обратно домой.

Но не бегать же от него вечно, правда?

Глубокий вдох. Выдох. И вот я уже щурюсь от солнца под противное пиликанье домофона.

Ну вот, меня заметили! Бежать!

Но я упорно пошла вперед, к нему. Макс увидел меня и дернулся, чтобы пойти на встречу. В итоге просто сполз с машины и сделал пару шагов. Остальной путь уже спешными шажками прошла я.

— Ты меня ждешь? — постаралась придать голосу уверенности и незаинтересованности.

Он прищурился.

— Ну если в вашем подъезде нет никакой другой Лизы…

Замерев в метре от него, слегка развернулась к дороге, как бы показывая свое дальнейшее направление.

— Если не меня, то увидимся в университете.

Его лицо резко сбросило напускную игривость. Он двумя быстрыми шагами оказался рядом со мной и аккуратно, но цепко схватил за руку.

— Постой! Тебя конечно, — в его взгляде исчезла уверенность, глаза бегали по моему лицу, — я хотел подвезти тебя до универа.

— Я могу дойти сама.

Он вздохнул. Глубоко так. Как вздыхают родители, чьи дети упираются и не хотят домой, а уже надо.

И просто бесцеремонно потащил к машине.

— Эй, ты чего? — попыталась вытащить руку из его крепкого захвата, — совсем одурел?

— Ты так не дашь мне нормально извиниться перед тобой, — произнес, не глядя на меня, — сейчас уйдешь и будешь избегать меня весь день. Разве не так? — остановившись, он резко повернулся ко мне. Его глаза смотрели на меня с грустью, и она совершенно не сочеталась с его нахальными действиями.

Но вопрос застал меня врасплох.

Кажется, именно это я бы в конце концов и сделала. Но не буду же признаваться в его правоте.

Пока я хлопала ртом как рыба, старательно придумывая отмазку, он уже запихнул меня на переднее сиденье. Сам же обошел и сел на водительское место. Крепко схватившись за руль, вперил взгляд в приборную панель.

Спустя несколько секунд с его языка слетели слова:

— Прости меня.

Я посмотрела на него, как на придурка. И ради этого меня нужно было затаскивать в машину? Мог бы и там сказать, на улице.

— Прости за вчерашнее, — продолжил он, — я сорвался. Не хотел тебя обидеть. И тем более не хотел, чтобы ты начала меня сторониться. Этого больше не повторится.

— Да, не повторится, — подтвердила его слова, сохраняя твердость на лице. Но внутри кипел котел, стоило лишь вспомнить его губы на моей шее.

Он лишь грустно кивнул.

— Мир? — протянул мизинчик. Я улыбнулась. Порой ведет себя как ребенок. Но протянула в ответ.

Макс заметно повеселел. Негромко включил музыку и тронулся со двора. Замелькали дворы и дома.

— Теперь в универ? — спросила, облегченно откидываясь на спинку. Все-таки в машине веселее ехать, чем идти в одиночестве.

— Почти, — был мне ответ с загадочной улыбкой.

Глава 20

В итоге он свернул с пути на университет и привез меня к кафе.

— Подозреваю, что ты толком не завтракала, — открыто улыбнулся, переводя взгляд со здания на меня, — пойдем, угощу чем-нибудь.

Я неопределенно пожала плечами и вышла вслед за ним из машины. Хотя с утра во мне действительно кроме кофе ничего не было, старалась не показывать заинтересованности.

Мы вошли в небольшое, но уютное кафе, где на вывеске красовался крупный нарисованный кусок торта. Сразу же на входе в ноздри ударил запах свежеиспеченных булочек. Желудок скрутился от счастья, только сейчас осознавая, что он голодный, и его сейчас накормят.

Забыв о гордости, кинулась к прилавку.

— Полцарства за пончик, — вспомнила, и радостно ткнула пальчиком в витрину. Макс кивнул и подошел к кассам. Уже спустя несколько минут я держала в руках пакетик с еще теплой выпечкой, от восторга разве что не приплясывая.

— Спасибо! — повисла на парне. Тот впал в небольшой осадок, явно не ожидая от меня какого-либо проявления близости, но мне сейчас было не до этого. Раздербанила пакет уже на пути к машине, и первый пончик исчез из него. Он оказался даже лучше моих ожиданий. Мягкий, теплый, пышный — он буквально таял во рту, вместе с сахарной присыпкой. И сгущенки не пожалели, добротно напихали ее внутрь, да так, что успевай ловить, а то начнет стекать по пальцам.

Глянула внутрь. В пакете оставалось по крайней мере еще штуки четыре-пять. А парень не промах, взял про запас.

— Буду знать, с чем к тебе подкатывать, — Макс усмехнулся, наблюдая за моими действиями, и завел машину. Я в ответ прогундосила что-то невнятное набитым ртом, но всем лицом выражала полное согласие.

Пока мы ехали до университета, я умяла еще три штуки и сыто уставилась в окно. Настроение начало подниматься, как температура по термометру при сильном жаре.

И вроде день не такой серый, вон солнышко проглядывает. И не так уж и сыро на улице. И проблемы все были только у меня в голове, но сейчас просто пуф, и испарились. Вот что творит с людьми животворящая выпечка, ну или что там кому нужно для маленького счастья.

Пока пялила в окно и рассуждала о радостных жизненных мелочах, не заметила, что мы уже приехали и Макс открыл мне дверь машины.

— Я рад, что тебе так понравилась моя машина, но нам нужно на первую лекцию успеть, — лицо его оставалось серьезным, но глаза сквозили ехидством.

Хихикнула и выбралась наружу.

— Вот блин, а я уже так пригрелась к ней, — театрально изобразила сожаление, постояла для драматизма и первой повернула в сторону здания, решив, что дань уважения машине отдана.

Он поравнялся со мной.

— Моя тачка в твоем распоряжении. Вместе с водителем. — Макс расплылся в улыбке, — могу возить тебя и днем и вечером. Куда захочешь.

— Боюсь, что возить ты будешь не меня, — начала смеяться.

Он недоуменно взглянул на меня.

— А вон тех ребят, — я указала в направлении своего взгляда. Оттуда к нам мчались Серый, Витя и Влад. Точнее двое неслись, а последний старался сохранять достоинство и идти быстрым шагом.

— О, нет, — замахал, отрицая свою принадлежность к машине, Макс. Затем бессильно опустил руки и почесал затылок, — теперь понимаю Богдана, когда он нас возил.

— Максоооон, — пробасил Витя, накинувшись на него, — мы все видели. Показывай свою ласточку.

Серый с одобрением похлопал моего сопровождающего по спине. А Влад просто заинтересованно наблюдал со стороны, предварительно поздоровавшись со мной.

— Ой ребята, давайте на следующей перемене. Мы с Елизой опаздываем на пару, — Макс выискал меня глазами. И облегченно вздохнул, когда увидел, что я никуда не ушла и осталась наблюдать за этим цирком, молча доедая оставшиеся пончики.

— Лизку ты, значит, уже успел покатать, — возмутился вселенской несправедливости Витька.

— Ну если ты станешь длинноволосой блондинкой, то, может быть, и тебя возьму, — он подмигнул мне, снова переводя взгляд на Витю.

— Ну не, ради этого я краситься не буду, — заржал парень.

Смеясь, мы вошли в здание.

— Лиза! — ко мне подбежала Алиса и порывисто обняла. Затем отстранилась и, взяв за плечи, убежденно заглянула в глаза. — Извини меня. Это я позвонила Максу, подумала, что ты послушаешь хотя бы его. Но я шла за тобой до последнего. А потом ты не отвечала, и я заволновалась. И не знала, подвозить тебя сегодня или нет, поэтому снова позвонила ему.

Я притянула подругу к себе, крепко прижав и останавливая ее словесный оправдательный поток. Этими объятьями постаралась показать, как сильно я ее люблю.

Сильно. Не важно, что она делала, подруга заботилась обо мне. А я повела себя как эгоистка, отвернувшись от нее.

— Это ты меня прости.

— Ты. Меня. Раздавишь … — раздался приглушенный звук, и я разжала руки. Алиса перевела дыхание и улыбнулась. Наши руки сцепились в дружеский замок.

Сбоку послышался заинтересованный бас.

— А что мы пропустили?

Парни стояли около Макса и наблюдали за этой сценой, явно ожидая, что мы что-то расскажем. Но фиг им. Мы лишь захихикали и побежали по коридору.

Туда, где у нас первая лекция.

Глава 21

— Пс, — резкий шепот рядом со мной.

— Чего тебе, Макс? — еще тише прошипела. Мне пришлось сильно наклониться к нему, чтобы меня было максимально не слышно. Один провал, и экономичка нас рассадит, а я только начала к нему привыкать.

— На, — на мою сторону парты потянулся зажатый кулак. Раскрылся, оставляя после себя … свернутую бумажку?

Недоуменно посмотрела на него. Тот вздохнул и руками показал в воздухе, что ее надо раскрыть. Что я и сделала.

На парту вывалилась мармеладная конфетка.

Губы тронула улыбка. Дурак. Но милый.

Она даже без обертки, все предусмотрел. Вздумай я шуршать на лекции, то вылетела бы вон из аудитории. Как веник с пропеллером.

Мармеладка незамедлительно отправилась в рот, и на этом потрепанном кусочке бумаги вырисовалось кривое «спасибо».

Осторожно протянула руку к нему, но не стала раскрывать кулак. Теперь моя улыбка сменилась на ехидную.

Макс понял принцип игры и стал аккуратно стараться раскрыть каждый палец. Я не сдавалась и пи любой возможности сжимала руку обратно. Тогда он поднес ее ко рту и прикусил!

Я издала сдавленный писк, тут же прикрыв рот ладонью. Бумажка перекочевала победителю.

Не по правилам играете, мистер.

Он прочитал и мягко улыбнулся. Награда пришлась по душе. Заодно и руку свою положил на спокойно покоящуюся на парте мою.

Покраснела как помидор. По крайней мере ощущение было именно такое. Но почему-то не хотелось убирать свою руку. Пусть побудет так.

От его ладони в мою входили приятные теплые импульсы, от чего я не прекращала пунцоветь. Лекция само собой вылетела из головы.

— Эй, есть ручка? — тихо повернулась к нам одногруппница, и я спешно вынула свою руку и спрятала под парту, от греха подальше.

— Сивцова? Вы все написали? — поймала ее преподаватель.

— Нет, Лидия Андреевна. Паста в ручке закончилась, спрашиваю у других.

— Вы могли спросить у меня. Подойдите и возьмите в верхнем ящике стола. И побыстрее.

— Хорошо.

Снова неловкое молчание между нами.

***

Сквозь окна пробивались лучи солнца. И вместе с ними к сонным и уставшим студентам приходило хорошее настроение, на пару с окончанием последней лекции.

— Пойдем гулять? — Макс одним движением руки сгреб все со стола в рюкзак и закинул его на плечо.

Кинув взгляд на окно, я поняла, что очень сильно хочу куда-нибудь, где побольше еще не полностью осыпавшихся деревьев. Напоследок побродить по приветливой природе, пока ее не укутали в спячку холода.

Кто знает, когда снова выдастся такой хороший солнечный день?

— Пошли тогда в парк.

Его глаза загорелись нежностью, или же мне так показалось, но взгляд стал … особенным.

— Тогда встречаемся через пятнадцать минут у входа.

Я кивнула.

В коридоре мы разошлись, и мне составила компанию Алиса.

— Как вчера вечер провела? — подруга сканировала меня взглядом.

— Нормально. Он меня до дома довез.

— И все? — в ее голосе послышалось разочарование.

Неопределенно пожала плечами.

— Ну, поскольку я промокла, сначала заехали до него, чтобы я высушила вещи.

Алиса оживилась.

— Так с этого и надо было начинать. Что делали? О чем болтали? У вас что-то было?

Меня рассмешил ее напор.

— О, привет Лиз, — перед нами из ниоткуда вырос Леша.

Я чуть не врезалась в него, одновременно хватаясь за подругу. Нахлынули воспоминания. В душу прорвалась затаенная обида, а все тело скрутило жуткое волнение от его присутствия.

От того, что он сейчас может сказать.

Вдруг Вика не врала, и сейчас он сделает последний и контрольный удар по моим растоптанным чувствам?

Но он молчал. Нервно мял какую-то картонку.

— Алиса, не оставишь нас? — не глядя на нее, бросил парень.

Она вопросительно посмотрела на меня.

Я немного неуверенно кивнула ей, мол, все хорошо, иди.

— Хорошо. Лиза. На связи, — она приложила руку к уху на манер телефона и поспешила к выходу.

Я же пригляделась к предмету в его руках … да это же … это моя открытка!

Которую подарила ему на день рождения. Да там по сути признание в любви, как я могла про нее забыть?

Ну все, сейчас скажет, чтобы я больше не лезла к нему и даже не появлялась в зоне видимости. И вообще шла бы я на …

Выпрямила спину, стараясь держаться более уверенно. Если принимать удары судьбы, то стойко.

— Лиз, в общем … Несколько ребят тогда на вечеринке слышали ваш разговор с Викой, — он явно старался смягчить диалог, — и я еще твой подарок открыл…

— Это не то, что ты думаешь! — нервно вырвала открытку из его рук и спрятала за спину. От решительности не осталось следа, и я сейчас больше напоминала загнанную лань с безумным взглядом.

Он приблизился ко мне и протянул руку, чтобы ее забрать.

— Правда? — рука полезла мне за спину, но взгляд продолжал блуждать по моему лицу, — а я слышал другое.

— Что ж, бывает, — нервно хохотнула, стараясь отодвинуться от его дурманящих феромонов.

— И прям совсем-совсем не нравлюсь? — по его лицу пробежала тень улыбки, рукой же он подцепил и выхватил открытку обратно.

— Ну … нравишься, — тихо выдавила я, слегка прикрыв глаза в ожидании его ответа.

— Я в общем к чему, Вика зря так поступила, хотел извиниться за нее, — голос стал серьезным, — и я взял перерыв в наших с ней отношениях.

— Почему? — удивленно уставилась на него.

Но он не дал ответа. Точнее, вместо ответа было:

— Может, сходим куда-нибудь?

Немного опешила и даже растерялась. Переступила с ноги на ногу.

Ну вот, столько ждала этого момента, а сейчас почему-то не уверена, хочу ли этого.

Да что тут думать, конечно же хочу!

Ведь все ради этого затевалось.

— Да, давай.

— Отлично! Тогда я твой номер возьму у Пашки и наберу вечером, — он махнул мне и скрылся в коридоре среди студентов.

Я осталась стоять посреди зала, перед выходом из университета. Появилось какое-то странное ощущение…

— Ну все, можем идти, — раздался жизнерадостный голос Макса.

Так вот, что это за чувство.

Совесть.

Только вот, что она от меня хочет?

Глава 22

— … и в общем, мне пришлось задержаться. Извини, что заставил ждать, — Макс посмотрел на меня в упор, — да ты вообще меня не слушаешь! Случилось что-то?

Я отрешенно отмахнулась.

— Все хорошо, не бери в голову.

— Я же вижу, что это не так, — задумчиво почесал затылок, — ладно, садись в машину. Я придумал, куда мы поедем. Там ты точно не будешь думать … о том, о чем думаешь.

Молча кивнула и села.

В голове действительно целый рой ускользающих мыслей. И только стоит ухватить одну за конец, как она растворяется в руках.

— Так куда мы все-таки едем? — решила отвлечься от них. Поудобнее устроилась в салоне его машины. Так можно и привыкнуть.

Он сделал многозначительную паузу.

— В парк!

Я прыснула.

— Мы же и так туда собирались.

— Нет, не в обычный парк. А в Парк, — парень поднял указательный палец, стараясь придать слову особую важность. Но заметив, что это не работает тоскливо добавил, — да на колесо обозрения я тебя везу. Там еще пруд есть рядом.

— Ааа, — меня озарило догадкой, — знаю, я на нем каталась лет десять назад.

— Сейчас его перестроили, это колесо больше предыдущего.

— Ну и зачем нам детские забавы?

Он насмешливо прищурился.

— А ты что, высоты боишься?

— Ничего я не боюсь, — надула губы, — вези.

— Вот. Другое дело, — он удовлетворенно откинулся на кресле и завел машину.

До места мы доехали минут за тридцать.

Парк все тот же. Именно таким я его запомнила, когда в один летний яркий день меня привели сюда родители. Это был мой лучший день рождения, ведь мы были все вместе. Вон в том кафе ели пиццу и смеялись, и тут продавали сладкую вату, которой я вся измазалась…

Сейчас он еще живет своей жизнью, но осень уже накладывает свой отпечатки, покрасив его в свой цвет. Дворники сметают крупные опавшие листья на газоны, где по ним бегают дети, шурша и подкидывая в воздух. Аттракционы работают, но уже с не тем летним весельем. Больше похоже на измотавшегося за день человека, делающего свои вечерние дела, после которых погрузится в глубокий ночной сон.

Здесь я больше не появлялась. В тот год папа получил повышение, и мы стали отдаляться друг от друга. Затем и мама погрязла в отчетах и других документах. Стали видеться только по вечерам на ужине и на выходных. Скажете, что многие так живут? Только вот мои могли легко уехать в командировку или же задержаться допоздна.

— Я взял нам кофе, — пока я стояла и размышляла, Макс успел сбегать в ближайшую кофейню. И сейчас он мне протягивал очень теплый стаканчик.

— Ооо, сладкий, как я люблю, — осторожно отхлебнула, — откуда узнал?

— По тебе не трудно догадаться, что ты сладкоежка, — он засмеялся, — вон как пончики умяла.

Я приподняла бровь.

— Ты теперь всегда мне будешь о них напоминать?

— Нет, только по праздникам.

— А сейчас разве праздник? — недоуменно уставилась на него.

— Да, ты со мной гуляешь, — его губы тронула улыбка.

Я рассмеялась.

— Ой, ну тебя.

Мы подошли к аттракциону.

Колесо и правда другое. То было поменьше и более радужным, детским. Сейчас же здесь стояла громадина с купольными кабинками, покрашенными в нежные тона.

Скучающий и сонный билетер медленно пробивал проходные билетики. Он будто одно целое с аттракционом. Медленно вертящееся колесо и его человеческая неспешная копия. Двигались в одном темпе, явно не стараясь угнаться за их соседом — скоростными американскими горками, откуда доносились радостные визги.

Макс взял два билета, и мы ступили на платформу, слегка покачивающуюся под нашими шагами. Охватил легкий мандраж, и я вцепилась в руку Макса.

У меня перед ним всегда была легкая паника. Насмотришься фильмов про катастрофы, и потом мерещится, что колесо в самой верхней точке, где обязательно по стечению обстоятельств буду я, наклонится и упадет. А так я высоты не боюсь, нет.

— Слушай, вокруг же много других каруселей. Вон лодочки плавают, пошли на них, а? — предприняла я отчаянную попытку спастись, когда подошла наша очередь.

Макс хохотнул.

— Трусишка, — и протянул руку.

В которую я с благодарностью впилась и зажмурилась, когда мы уселись. Кабинку слегка дернуло, и она покачиваясь, начала подниматься. Глаза закрыты, но отчетливо слышен скрипящий звук не смазанных механизмов. Сердце куда-то ухнуло. Наверно осталось на земле, от греха подальше.

Почувствовала что-то теплое и обволакивающее меня. Сразу стало спокойнее, и я приоткрыла один глаз. Парень подсел ближе и притянул меня к себе, пряча в мягких объятьях.

Да, пожалуй, с тобой я готова упасть с этого чертова колеса.

Осмелев, открыла оба глаза.

Перед взглядом предстала восхитительная красота. А судя по высоте, мы поднялись только наполовину. Вон пруд мерцает сквозь деревья, другие аттракционы и маленькие люди как муравьи, а дома как муравейники соответственно. Отсюда мой дом правда не увидеть, он скрыт за чередой многоэтажек. Этот парк совсем в другой части города.

Почувствовала, что в мои волосы кто-то зарылся и нюхает. С «кто-то» перегнула, мы ведь здесь одни с …

— Макс!

— Да? — отстранился с таким видом, будто я оторвала его от важного дела. В глазах замелькали нахальные искорки.

— Тебя все утраивает? Нормально тебе? — постаралась придать максимум сарказма.

— Да конечно, а что? — сделал вид, что не понял, а моська хиииитрая.

— Не тыкай в меня свое лицо!

— А то что? — снова эти ехидные глаза. И кажется, они ближе стали?

— А вот и … узнаешь… — пока я распалялась, он приблизился слишком близко, обдавая меня теплым дыханием.

Глава 23

Голова закружилась (может все-таки от высоты?) Вдох застрял в легких, обжигая их.

Но сейчас не до этого.

Мое внимание снова зацепил он. Точнее, его лицо, которое так близко к моему. Почувствовала его нервное дыхание. Опустила взгляд на губы, и тело свело от желания. Его рука, покоящаяся на моей спине, медленно заскользила вниз.

И вместе с этим он страстно впился в мои губы!

Я охнула и слегка прикусила его нижнюю губу. Из груди Макса вылетел глухой стон, а руки ухватили мои ягодицы и усадили на себя. Охваченная внутренним огнем, я прижалась к нему сильнее и ответила на поцелуй. Ладонями зарылась в мягких волосах парня.

Мир перестал иметь значение. Стало все равно, где я, кто я, и что я вообще забыла на его коленях. Осталось только чувство, раздирающее обоих в этот миг. И хотелось, чтобы это мгновение длилось вечно.

Его глаза проникали в мою душу, оставляя в ней теплый трепетный след. Я видела в них обожание. И чувствовала то же самое в тот момент.

Почему мне с ним так хорошо?

Не знаю, насколько далеко бы это зашло, если бы кабинка не дернулась в очередной раз.

Я как ошпаренная отскочила от него и уселась с другого края диванчика.

Мы оба, тяжело дыша, смотрели друг на друга. Все еще разгоряченные, потрепанные. Я видела, как страсть потихоньку остывает в глубине его зрачка.

Нарастала неловкая пауза, плавно переходящая в вечность. Мы в кабинке все еще вдвоем, а она еще не полностью опустилась.

Макс смущенно почесав затылок.

— Красивые виды с этого колеса.

Я рассмеялась.

***

— Смотри, что взял, — Макс залез в рюкзак и достал целлофановый пакет с кусочками хлеба.

— Ну и зачем он нам? — улыбнулась, — я если что не голодна.

— А лебеди в этом пруду очень даже хотят есть.

— Да ладно, тут есть лебеди? — начала шарить глазами по водной глади. Мы сейчас стояли в дальней части парка, возле пруда, вид на который открывался с колеса.

— Да, год назад прилетели и решили поселиться. Сейчас станет совсем холодно, и они полетят на юг. Так что мы еще успеваем их увидеть.

Я снова оглядела водоем. Здесь, кроме пары уток, никого не было. Бросила на парня красноречивый взгляд с немым вопросом: «ну и где же они?»

Он усмехнулся.

— Не все сразу. Порой, чтобы достичь желаемого, нужно подождать, — как-то странно посмотрел на меня и присел на большой плоский камень.

Я последовала его примеру.

Понемногу мы начали подкидывать хлеб уткам, и те копошились возле нас, встряхивая крыльями и ныряя в воду головой. Из дальнего камыша показалась белая крупная птица.

А вот и они!

Лебедь заинтересованно подплывал к нам, держась немного на расстоянии. Чуть поодаль ждала его решения лебедушка. Медленно и осторожно он подплывал к скоплению уток, мы же для мотивации подкидывали им хлеба. Вот он осмелел и начал расталкивать других птиц, которые возмущенно отплыли от места прикорма. В итоге весь начал хлеб ушел к ним. Они были достаточно близко, чтобы их можно было детально рассмотреть, но совсем вплотную не подплывали. Опасались.

Но мне было достаточно и этого. Я восторженно взирала на их грациозные шеи и аккуратно уложенные перья.

— Лиз, нам домой пора, темнеет, — Макс отвлек меня от созерцания и указал на темнеющее небо.

Чем дальше уходит лето, тем короче становится день. И переход из дня в ночь становится резче. Вот и сейчас за тот промежуток времени, что мы шли через парк в машине, стало совсем темно.

Зажглись фонари.

Я конечно не считаю себя трусихой, но темный парк с одиноким фонарным светом вселяет некоторый ужас. Поэтому я снова позволила себе вцепиться в руку Макса, ведь так безопаснее.

Его губы тронула улыбка, а рука перехватила мою и сцепила наши пальцы в замок. Я зарделась. Ну совсем как школьники идем.

Взглянула на время.

— Блин уже девять почти, меня дома ждут. Бежим! — и потянула его за руку, заставляя ускориться. Мы смеялись и неслись по ночной аллее. Только мы, ветер в ушах и легкий шорох листвы.

До дома он довез меня быстро, но с очень большой неохотой. И с тяжелым сердцем мы пересекали мой родной двор.

Мне тоже было нелегко расставаться. То время, что провели вместе … его было мало.

Я встала возле подъездной двери и повернулась.

— Ну вот и пришли. Пока? — будто бы спрашивала: «Все? Уже расходимся?»

Вместо ответа Макс притянул меня к себе и зарылся носом в волосы. Затем сорвал с моих губ легкий поцелуй. Совсем быстрый, почти воздушный, но всколыхнувший в моем сердце бурю чувств.

Вздохнул и прислонился своим лбом к моему. Его зрачки красиво отражали свет, будто блики на водной глади.

— Пока, Елиза.

Не хочу уходить. Не хочу разрывать наш зрительный контакт. В его взгляде хочется раствориться, но никак не идти домой.

Он скрепя сердце оторвал меня от себя и сделал пару тяжелых шагов в сторону своей машины. И я до последнего махал ему рукой, пока он его машина не выехала из двора.

Поднялась домой. Чувствовала, что сияю, как начищенный самовар. Честно попыталась убрать эту дурацкую улыбку с лица, но она упорно не желала уходить.

Подумала, что родители встретят меня, волнуясь, где же пропадал их дочь. Но входила я в пустую и холодную квартиру. Вздохнула. Опять задерживаются.

Но это больше не портило мне настроение, поэтому я буквально впорхнула в свою комнату и плюхнулась на кровать. Обняла подушку, зарывшись в нее и пища.

Я счастливая. Да.

И кажется, для себя кое-что поняла.

Карман завибрировал.

— Да? — поднесла телефон к уху.

— Лиза? — это был Леша, — я же сказал, что позвоню. Ты обещала погулять со мной, так что завтра вечером я зайду за тобой.

Улыбка сползла с лица. Вот же блин.

— Эээ… — все что и смогла сказать.

— Все, до завтра, — он отбил звонок, видимо приняв это за согласие.

Вот дурында. Могла бы сказать что-нибудь.

Например, что передумала.

Глава 24

Ночью я снова плохо спала. И из-за эйфории прошедшего вечера, и из-за чувства вины.

Я поняла, что пора расставить все точки над «И» и выбрать.

Есть Леша, которого я любила столько лет. И вот наконец у нас что-то может получиться.

И есть … есть Макс. Добрый, смешной и веселый. И рядом с ним я чувствую себя особенной.

Но не бывает же две разные любви?

Она одна, я знаю.

Нельзя любить сразу двоих. Это все разрушит.

***

— Алис, — я держала телефон плечом, потому что обе руки заняты. Одна пихала мне в рот бутерброд, второй я сгребала учебники в рюкзак. Проспала. Случайно, честно. — Подбросите до универа?

— А где же Макс? — допытывалась подруга, — мне вроде показалось, или у тебя там с ним что-то намечалось?

Улыбнулась, затем посерьезнела.

— Меня сегодня Леша позвал гулять.

— Ох, — грустно вздохнули на том проводе, — а я-то решила, что ты наконец обрела свое счастье. Ты Максу-то скажи, что не строишь планы на него, а то пацан истоскуется. Зря ты с ним так, кстати.

— Слушай, давай вы подъедете и поговорим с тобой. Мы опаздываем.

— И то верно. Жди через 10 минут.

***

Я запрыгнула на заднее сиденье красной ауди.

— Привет, Дан.

Тот, не оборачиваясь, дружелюбно помахал и завел машину.

Мы с подругой обнялись.

— Ну давай, выливай свои душевный\е травмы, — она скрестила руки и прищурилась, — но сначала порадуй чем-нибудь старуху.

Я прыснула.

— Хорошо. Мы вчера с Максом неплохо погуляли в парке. Он милый.

— А сегодня, значит, ты идешь гулять с Лешей? — подруга скривила губы в саркастичной улыбке, — распишешь их по дням недели? С Максом в четные числа, с Лешей нечетные.

— Я вижусь с Алексеем, потому что вчера обещала, — мой взгляд посерьезнел, — но я тогда не знала, что через несколько часов все изменится.

— Так сказалась прогулка с парнем? — она тепло улыбнулась.

— Ну. В общем, да. — Немного смутилась, — мне хорошо с ним.

Улыбка подруги стала еще шире. Как у чеширского кота.

Молча доехали до универа.

— А почему ты с ним не поехала? — Алиса кивнула на Макса, который стоял возле входа в здание. Меня ждет.

— Решила, сначала объясниться с Лешей. А потом… — я мечтательно улыбнулась, — можно и свадебку сыграть. Будешь подружкой невесты.

Мы обе засмеялись.

Макс заметил нашу машину и легкой трусцой подбежал к нам. Его взгляд зацепил мой и потеплел.

— Привет, — смущенно улыбаясь, Макс приобнял меня. По моему телу разлилось тепло. Даже куртка так не грела.

Затем он поздоровался с Алисой и Даном, и мы парами пошли в универ.

К щекам приливал румянец, когда наши руки случайно соприкасались. На губах бросила улыбка, и краем глаза я видела, что он тоже не может сдержать свою.

Алиса таинственно переглядывалась со своим парнем. Ух, заговорщики.

Первая пара прошла тихо. Я даже умудрилась немного поспать на ней. После нее мы всей компанией решили заглянуть в местную столовку.

— Привет, Лиз, — передо мной появился Леша. Вот откуда у него эта привычка резко появляться?

— Привет, — я настороженно уставилась на него, косясь на друзей.

— Я напишу тебе позже, — он подмигнул мне и двинулся дальше по коридору.

Макс нахмурился и начал буравить меня взглядом.

Почувствовала как напряглась и вспотела моя спина.

Надо что-то ему ответить? Оправдаться?

Но вроде бы не было сказано ничего такого.

В общем, я решила тактично промолчать, начав активно изучать университетский пол. Плитка ровно положена, да.

Когда же я вновь перевела взгляд на парня, то его лицо скрылось под непроницаемой маской. Он даже не смотрел на меня. Я видела, что под ней шел глубокий мыслительный процесс.

«О чем же ты думаешь, Макс?»

Друзья плелись немного сзади, дошли до столовой растянутой гусеницей. И она собрала свой хвост уже в конечном пункте возле одного вместительного столика, где мы все и расселись.

Какое-то время Макс все еще был угрюм, но постепенно так полюбившаяся мне веселость стала возвращаться. Кажется, я могу часами наблюдать за ним, тщательно скрывая влюбленную улыбку.

Я уже выходила из здания, как столкнулась с кем-то в дверях.

Подняла глаза и поняла, что мне повезло столкнуться с девушкой Леши. Бывшей девушкой?

Но в ней кое-то кардинально поменялось.

Вика, всегда такая ухоженная и красивая, смотрела на меня заплаканными, красными глазами. Которые, в принципе, сейчас очень подходили к ее осунувшемуся лицу.

Я была готова принять на себя новый ушат говна, который она выльет на меня сейчас. По сути, я это заслужила.

— Лиза? — она неуверенно мялась напротив меня, — мы можем поговорить?

Я нерешительно кивнула, и мы проследовали в ближайший парк. Алисе написала, чтобы не ждали.

— Так о чем ты хотела поговорить? — я первая начала разговор, потому что молчание затягивалось и давило на меня. Собственно, я знала причину. С этой причиной у меня сегодня небольшая прогулка.

— О Леше… — она нервно заламывала руки, — он … у нас перерыв в отношениях. Но ты же знаешь, что чаще всего они заканчиваются полным разрывом?

— Ну, не всегда, — постаралась утешить ее, — люди сходятся и расходятся, поэтому у вас тоже все будет хорошо.

Ее глаза заслезились.

— Почему ты так говоришь? — по щеке девушки стекла капля, затем другая. — Я же видела, что ты хочешь быть с ним. А тут он ушел от меня. Бери — не хочу. — И Вика рухнула на ближайшую лавочку, заливаясь рыданиями.

Совесть начала грызть меня изнутри. Прямо-таки дырку прогрызать. Насквозь.

Вика ведь не знает, что судя по всему Леша это сделал из-за меня. И хорошо бы не узнала. А то бы сейчас не плакала, а била меня.

Я присела рядом с ней и обняла.

— Ему просто понадобился перерыв, скоро вы снова помиритесь. А я… — на губах появилась легкая улыбка, — я, кажется, нашла свое счастье. Правда очень поздно.

— Правда? — она немного успокоилась, продолжая шмыгать носом. — Ты прости меня за все, что я тебе наговорила. Я очень люблю его. И я сильно боялась, что ты его у меня уведешь. Вон какая красивая …

— Ты тоже красивая, — подбадривающе посмотрела на нее, — и поскольку я Лешина подруга, то постараюсь решить твою проблему. Ты только в порядок себя приведи, а то совсем раскисла.

Девушка в ответ активно закачала головой.

Мы еще немного поболтали, и она оставила мне свой номер телефона. Для связи. Вика оказалась довольно хорошей девчонкой, со своими заскоками. Ревность до хорошего никогда не доводит.

Удовлетворенно откинулась на лавочке, составляя в голове план действий. С Лешей пожалуй даже гулять не нужно, просто поговорить…

Резко стала темно в глазах. Секундная паника, и я понимаю, что мне просто закрыли глаза руками и ждут, пока я угадаю, кто же это.

Удивление, недоверие, испуг, заинтересованность, игривость — все это можно было прочитать на моем лице, если бы его не закрывали две широкие ладони.

— Ну, и кто же это? — не выдержала я. Попыталась отнять явно мужские ладошки от лица, но собеседник из него так себе, потому что не было произнесено ни слова. Только часто дышал.

Затем я почувствовала, что он немного наклонился ко мне. Меня обдало легким запахом его тела и одеколона. Это и выдало парня.

— Макс… — улыбнулась я. И руки исчезли. Надо мной возникла его улыбающаяся перевернутая голова, видимо, наклонился над лавочкой.

Быстро чмокнул меня в нос, от чего я зарделась как алый мак.

— Ты что тут делаешь? — повернулась к парню, перепрыгнувшему скамейку и пристроившись рядом.

— Следил за тобой, — последовал бесстрастный ответ.

Я пихнула его в плечо, и Макс нагло сделал вид, что ему больно.

— Ну как так можно, — согнувшись, наигранно хрипел тот, — а ему бы что-нибудь сломала мне?

— Не прикидывайся, тебе не было больно, — я тронула его за якобы больное место. Но моя рука была перехвачена на удивление прытким для больного парнем.

Быстрым и легким движением он потянул меня на себя, из-за чего мне по инерции пришлось завалиться на него. Я ойкнула и выставила руки вперед в этом коротком падении, они пришлись на его крепкую грудь.

Макс коварно ухмыльнулся, лежа на лавочке подо мной, и прижал меня к себе. Руки согнулись, и мое лицо осталось всего в паре сантиметров от его.

По животу забродили волны теплых бабочек.

Прохожие сейчас наверно решили бы, что на скамейке разлеглись двое ненормальных.

А нет, это просто мы.

— Не хочешь сегодня вечером устроить киносеанс? — парень нежно заправил мне за ухо прядь волос. Его голос звучал тихо и томно, вызывая рой мурашек по всему телу. — Поедем до меня, наберем твоих пончиков и других вкусностей.

Боже, да! Я хочу этого! Но …

— Не могу, я сегодня немного занята, — грустно прошептала в ответ, — дел по дому много.

«Знал бы ты, как же тяжело тебе врать»

— Ничего страшного, — он притянул меня к себе, продолжая вглядываться в мои глаза. Оставил легкий, дразнящий поцелуй, — значит завтра.

— Завтра, — эхом отозвалась я.

Мы провели там еще какое-то время, пока мой нос не начал конкретно подмерзать. Тогда Максим сгреб меня, смеющуюся и наигранно отбивающуюся, в охапку и потащил в машину. Греться.

Телефон пиликнул и я заметила, что сообщение от Леши.

«Подойду к тебе к шести»

— А знаешь, мне уже домой пора. Отвезешь? — снова вру. И да, мне стыдно.

— Да конечно.

Глава 25

Расставалась с Максом с тяжелым сердцем.

Мне бы очень хотелось ему все рассказать, но как бы это выглядело?

«А знаешь, я тут вечером встречусь с Лешей. Это тот, кого я любила долгие годы. И да представь, он позвал меня гулять. Но я вроде собираюсь ему сказать, что не буду с ним, честно-честно»

В общем, я не хотела, чтобы Макс накручивал себя. Не хотела потерять то, что только обрела.

Я ведь быстро. Всего один разговор.

Но до назначенного времени я все равно нервно бродила по квартире. Слонялась туда-сюда, представляя наш предполагаемый диалог.

Решила, что нужно быть откровенной. Да и отношения ему порушила, Вика страдает. А все я со своими душевными перебежками.

Только вот почему он, узнав, что нравится мне, так быстро расстался со своей девушкой?

***

— Спускайся, я под подъездом.

— Да, хорошо, — меня охватила легкая паника.

Взволнованно замяла костяшки пальцев рукой и на дрожащих ногах зашла в лифт.

Я не могу представить его реакцию на то, что хочу ему сказать. И поймет ли он меня? А если все пойдет не по плану?

По выходу из подъезда в меня уперся большой букет цветов. Леша, улыбаясь, протягивал мне его. Он стоял, как обычно, в своей уверенной позе, засунув руки в карманы и с интересом разглядывая меня. С новым интересом. Не как подругу, а как девушку.

— Спасибо … это так мило… — улыбка у меня вышла несколько ненастоящей и вымученной. Поняла, что будет очень сложно сейчас ему отказать. Даже если я это сделаю очень мягко.

«Как же неловко»

Но с другой стороны, не идти же с ним гулять? Я же получается, шанс парню даю.

— Давай тут на лавочке посидим, — кивнула на нашу скамейку, которую в летнее время облюбовывают местные старушки. — Дел много сегодня по дому.

«Эээ, Лиз. Ты так заврешься в хлам»

— Понимаю, — он еще и кивнул, чтобы я точно знала, что меня поняли.

И мы сели, немного по разным краям. И между нами была огромная пропасть, в которую утягивалось наше молчание.

— Погодка сегодня классная, — Леша постарался завязать диалог.

— Да, неплохая, — подтвердила. Убейте меня здесь же, пожалуйста.

— Ну ладно, давай к сути, — он резко развернулся ко мне. — Я давно подозревал, что нравлюсь тебе. Просто ты больше никак это не проявляла. Я решил, что мне это кажется. По девчонкам, которые за мной бегали, это было хоть видно. А тут твои разборки с Викой и эта открытка. Я возможно поступил опрометчиво, резко переключаясь с нее на тебя. Но кажется, мне с тобой будет лучше. Да и ты девушка очень красивая и общаться с тобой легко…

— Леш, все резко изменилось, — оборвала я исповедь.

Он заткнулся, с недоумением уставившись на меня.

— Я любила тебя. Долго. С седьмого класса, — раз изливаться, то всем. Я не могла это держать в себе. — Влюбленно смотрела, но больше ничего не предпринимала. Я сама в этом виновата. И то, что в конце концов полезла в твои отношения, разрушив их. Я поступила гадко и плохо. Но я поняла для себя еще кое-что, — твердо посмотрела на него, — я больше не привязана к тебе. Здесь, в универе, рядом со мной все время был один парень … И я, кажется, уже счастлива.

Наступила тишина. Он опустил глаза, переваривая сказанное. Затем поднял.

— Ты уверена, что это все? Ты больше ничего ко мне не чувствуешь?

Я неуверенно кивнула.

— А если так… — он взял меня за подбородок и резко притянул к себе. Уверенными движениями загреб и примкнул губы к моим. Меня накрыла волна шока и возмущения. Но он не собирался останавливаться, нагло проникая языком в мой рот.

Странно, я так мечтала об этом.

Год назад бы душу продала за то, что сейчас здесь происходило. Но моя самая большая мечта оказалась нежеланной. Или я просто не о том мечтала?

Этот поцелуй… он не тот. Какой-то неправильный, не вызывающий щемящих сердце чувств. В мое личное пространство нагло вторглись, не спрашивая разрешения и не видя ответа. Я и правда не ответила на его внезапные приставания. Уперлась руками в грудь и резко оттолкнула.

— Леша, ты дурак? — начала возмущенную тираду. Но краем глаза заметила движение.

И повернулась.

Только не это …

В двадцати метрах от нас стоял Макс, крепко сжимая одну розу в кулаке. Его лицо было одной сплошной каменной маской, ничего не выражающее. Он просто молча смотрел на нас. Но в глазах читалось осуждение и боль, проникая прямо в мое сердце и кромсая его на рваные куски. Оно сжалось в болезненном импульсе, будто издавая свой последний вздох.

Плюнув под ноги, он бросил цветок на асфальт и развернулся к оставленной у тротуара машине, быстрыми шагами удаляясь от меня. В ушах начался звон, мозг надеялся на нереальность происходящего.

— Макс! — я еле вышла ступора. Ответа не последовало, даже не повернулся. Только плечи импульсивно дернулись.

Я побежала. За ним.

Но упустила нужные крохи времени. Он уже заводил машину, когда я подбежала.

— Ну уж нет, я тебя не пущу, — процедила себе сквозь зубы и встала перед машиной.

«Хочешь ехать, дави»

Выражение его лица сменилось на злобный оскал. Губы зашевелились. Инстинктивно поняла, что он ругает меня трехэтажным матом. Но мне все равно, главное, чтобы выслушал.

Вышел ли он из машины?

Нет.

Он глянул в зеркало заднего вида и резко сдал назад. Я не успела ничего сделать, как машина рванула с места, оставляя клубы пыли за собой.

Глава 26

Я рухнула на землю, так же где стояла. Асфальт больно ударил по коленкам, упираясь в них самыми острыми краями.

Но разве боль замечается в такие моменты?

Точнее физическая приглушена. Но та, что бушует в душе, только набирает обороты.

Слезы капля за каплей начали падать на мои упирающиеся в пол руки.

А в голове одна мысль «Я его потеряла?»

Поднялась, осознанным кусочком мозга напоминая себе о Леше, наблюдающим с лавочки. Мне не нужны лишние свидетели собственного горя. Тем более его виновники.

В прострации побрела в сторону дома, заметив на земле брошенную Максом розу. Взяла рассмотреть поближе и прижала к сердцу. Со стебля снова аккуратно срезаны все шипы.

— Прости, но я должен был попробовать, — глухо произнес Леша, с сочувствием взирая на меня.

— Лучше бы ты… — мой голос раздался откуда-то издалека, — с Викой попробовал построить нормальные, крепкие отношения. А не кидаться на другую, как только она позовет. Она между прочим страдает … не хуже меня сейчас.

Он ничего не ответил. Просто смотрел с все тем же раздражающим состраданием.

Бесит.

К горлу подступила новая, более мощная порция слез, и я, не прощаясь, рванула в подъезд. Правда не успела донести их до своей комнаты, разрыдалась прямо в лифте, прислонившись спиной к его холодной железной стенке.

Я смотрела вверх, на лампочки, ослепляющие меня своим светом. Казалось, что подъем вечен, а свет усиливается и все больше расплывается под натиском слез.

Лифт его дернуло, и это вернуло меня в реальность. Но ненадолго.

Закрывшись в своей комнате, я ревела несколько часов, пытаясь набрать Максу. Конечно же, мой номер телефона давно полетел в черный список. Но я упорно продолжала звонки в никуда в надежде, что он передумает и разблокирует. Подушка намокла под грузом моего плача, хоть выжимай.

Хлопнула входная дверь — родители вернулись домой. Притихла, скинув подушку на пол и уставившись невидящим взглядом в потолок. Я не только не хотела показывать свое состояние, просто слезы кончились. Я выжала себя всю. Голова заболела, а глаза опухли.

Пожалуй, закрою их.

Да, так лучше.

Шепот мамы.

— Да спит она наверно, умаялась.

Я перестала двигаться, выровняв дыхание. Пусть думают, что я сплю.

Тихий скрип двери, означавший ее открывание и затем закрытие. Они убедились в моем глубоком сне.

Да и правда как-то тяжело уже снова открыть глаза. И мысли какие-то тяжелые … стали …

Подремлю немножко …

***

Меня разбудил веселый и игривый луч солнца, совершенная противоположность моему настроению и состоянию.

Голова гудела как котел, и я еле спихнула себя с кровати. Почти ползком добралась до кухни. Аптечка, кружка воды.

Я буквально стекла снова на пол, слегка прикрыв веки и облокотившись на кухонную тумбу. Жду, пока таблетка подействует.

Сейчас голова скрипела своими резко заржавевшими от моих вчерашних страданий шестеренками. В памяти четко восстанавливался вчерашний вечер, но лучше бы он забылся. Или стерся из памяти всех. Особенно Макса.

Макс!

Подскочила, резко охреневая от потемневшего в глазах мира. Да и вестибулярка дала сбой и я неплохо качнулась назад, приложившись затылком об полку.

Шипя, побежала делать свои утренние дела. У меня появилась цель — объяснить все Максу, и это давало сил на все. Появилась надежда, ведь он никуда не сбежит от меня с лекций.

Набрала Алисе, упрашивая срочно отвезти меня в университет.

— Давно не видела от тебя такой прыти к учебе, — пошутила она, предчувствуя изменения в моем состоянии.

Тоналка спасет мир. По крайней мере, сейчас она выручала мое измученное лицо, поэтому я ее особо не жалела. Вроде пришла к какому-то удовлетворению. Если не приглядываться, можно и не заметить, что я просыпалась ночью и продолжала плакать. Затем засыпала и снова просыпалась.

Мда, ночка еще та вышла.

Правда от внимательных подруг макияж не спасает.

— Ты плакала? — она сканировала меня взглядом. Я же продолжала глупо улыбаться, показывая этим, что у меня все хорошо. — А ну признавайся.

А собственно, зачем мне от нее скрывать …

Стерла с лица вымученную улыбку.

— Меня вчера Леша поцеловал на глазах у Макса.

Алиса удивленно ругнулась.

— Теперь понятно почему Макс мне не отвечает, — Богдан поправил зеркало заднего вида.

Порой забываю, что он с нами и все слышит.

— Скажу в свою защиту, я этого не хотела. Он ко мне сам полез, хотя я ему все высказала.

— Удивительная природа мужчин, — подруга развела руками, а Дан хохотнул.

— Не тащи туда всех парней, — поцокал парень своей девушке, — Просто Леха походу не разобрался в себе. Мы чаще всего неуверенность прикрываем напускной твердостью и решимостью. Это как огромная оболочка, за которой ты существуешь. Разобрался в себе и она спадает, остается только настоящее Я.

— А к нему это как относится? — не поняла я.

— Ну как-как. Он не уверен в любви к своей девушке, не уверен в сказанных тобою словах, и, думаю, будет не уверен, вернуться ли обратно к ней. Настолько наслышан, он не сомневается только в спорте, но там же думать не нужно, — Богдан подмигнул мне.

— Это просто твое предположение, — протянула, нервно разминая пальцы.

— Да, это теория поведения. Но мы никогда не будем знать истинных причин его поступков. Может, по моей версии, а может из-за чего-то еще.

Мы притихли на какое-то время. Каждый думал о своем.

— Лиз, — позвал Дан.

— М?

— Максу сейчас не легче тебя. Он тебя действительно любит.

Сердце пропустило удар.

Любит …

«Пожалуйста, дай шанс выслушать меня!»

Глава 27

Первая лекция уже начиналась, и она как раз проходила у Нудятины. А это значит, мы должны сидеть вместе.

Должны были.

Но его место пустовало.

Я уже двадцать минут мозолила дверь взглядом, вздрагивая при каждом ее открытии. То это были одногруппники, то их забежавшие друзья с других потоков, и в конце концов в аудиторию зашла сама Лидия Андреевна. И стало понятно: он не придет на эту пару.

Он не хочет меня видеть.

Эта догадка больно ударила по мне. В районе сердца что-то сжалось, отдавая тупой болью. А может, это и было само сердце …

Настроение снова слетело ниже плинтуса и где-то телепалось на веревочке. Над пропастью.

Друзья старались меня подбодрить, но это слабо помогало. Но я была благодарна им за усилия. Все-таки хорошо, что кто-то есть рядом.

Еще бы одного человечка под боком.

Не знала, что буду так сильно скучать по его шуточкам и проделкам. Да и вообще, все серьезнее, чем казалось. Это уже не просто симпатия. Мне кажется, я не могу без него жить. Без его ехидных глаз, упертости, поддержки.

И я не могу сравнить эти чувства с тем, что ощущала к Леше. Это совершенно другое. Более глубокое. Более сильное. Мне так больно не было даже тогда, когда я узнала, что Леша встречается с другой девушкой. Теперь это стало похоже на детскую возню, которой придавала слишком большое значение.

Дааа, сильно же Макс привязал меня к себе за эту неделю.

Мои глаза проели в дверях ментальную дырку, но он так и не появился на парах. И после них его тоже не было. На душе скребли кошки, будто там не мое сердце, а их кошачий лоток.

Парни тоже не знали, что с ним. Телефон Макса был выключен. И кстати, его адрес тоже никто не знал. Точнее, давали адрес его родителей.

Ну да, он же не говорил, что живет отдельно. Я пожалуй тоже об этом умолчу.

Поблагодарила всех и села в такси. Как они думали, к дому Макса.

Но для начала я поехала домой. Мне надо было привести себя в порядок и придумать план действий. Я же не заявлюсь к ним домой, спрашивая о его местонахождении?

Хотя …

Дома я пробыла от силы час, и тут же направилась по данному мне адресу.

Такси быстро домчало в соседний район города. Меня окружили хорошие, опрятные многоэтажки.

Чем ближе я подходила к нужному подъезду, тем больше меня охватывала паника. Нет каждый день мне приходится наведываться в гости к родителям парня, который нравится. Дрожащими пальцами набрала нужную квартиру.

— Да? — почти сразу ответил женский голос, не дав мне времени отменить дозвон и сбежать.

— Эээ, здравствуйте. Я староста нашей группы, а Максима не было на занятиях сегодня, — «прости Макс, что за это тебе, возможно, прилетит», — куратор дала этот адрес. Скажите, Максим дома?

«Да я уже вру, как дышу»

— Ох, Максимонька, — запричитала женщина в домофон, — он же всегда таким хорошим мальчиком был, а тут прогулы. Ну да что ты стоишь, детонька, проходи.

Дверь запиликала, разрешая мне пройти.

Полдела сделано. Осталось его сильно не подставить, а то еще и за это прилетит.

Небольшой подъем на лифте до четвертого этажа, и вот мне уже открывает дверь женщина лет сорока. Годы уже начали брать свое, но она выглядела довольно молодо и … уютно что ли.

— Ты проходи, не стой на пороге. Чай хоть попьешь, — пропускала она меня внутрь квартиры, — я, если что, Кристина Михайловна. Можешь звать меня тетя Кристина.

— С-спасибо, Кристина Миха … тетя Кристина, — неуверенно кивнула и переступила порог.

Меня охватило странное чувство.

Вроде и жутко неудобно, а вроде и … почему бы и нет. Мама Макса оказалась из тех людей, которые умеют располагать к себе. И дело даже не в «не вежливо отказывать», а в «да, мне хочется зайти и выпить чаю с этой приятной женщиной».

Пока разувалась, она уже громыхала посудой на кухне.

Поднявшись, огляделась. Чистая и такая же уютная как хозяйка квартира. В нежных тонах. Из коридора выходит несколько дверей. Одна, я так понимаю, туалет. А две остальных спальни. Наверняка одна из них — бывшая комната Макса.

Интересно, там остались какие-то его вещи?

— Ты будешь черный или зеленый, эээ …

— Лиза, — подсказала я, — черный, и сахара три.

— Красивое имя, — поддержала диалог Кристина Ми… тетя Кристина. Извините, но все еще не ложится на язык, — Максимка тоже очень любит сладкое. Может сам всю вазочку со сладостями съесть и не заметить. А потом ходить по дому и спрашивать, кто умял его конфеты.

Я засмеялась. Такое он мне точно не стал бы рассказывать.

Хозяйка квартиры передала мне кружку, сама тоже уселась за стол, раскладывая печенье в вазочке.

— А Максим вообще хороший мальчик, да. Учителя в школе на него не жаловались, разве что совсем чуть-чуть. Мы ему даже квартиру купили, он так хотел свободного пространства.

«Хороший он только во сне, — подумала я, — и то если храпеть не будет»

Но для своих родителей их дети всегда самые лучшие. Да и, подозреваю, он не во всё их посвящал.

— Да, — с убеждением закивала я, — здесь преподаватели тоже не жалуются. Поэтому и стало странно, что пропал. Такой прилежный студент, ни одного замечания.

«Не засмеяться бы»

— Ну, может, случилось что, ты поезжай к нему, узнай. А потом мне обязательно позвони. Ой, — резко засуетилась тетя Кристина, — я тебе его адрес сейчас напишу. И номер свой.

Уходила от нее практически вприпрыжку. Какая я молодец. Сейчас найду, и все объясню и «жили они долго и счастливо»

Небольшая поездка на такси, и вот я вижу знакомый двор, но уже при вечернем свете. Вон и ставшая родной машина Макса.

Правда возле подъезда мне снова стало страшно. А вдруг я позвоню ему, а он не захочет открывать? Но я проделала такой путь, нельзя разворачиваться в конце.

Мне не пришлось придумывать план по внедрению себя внутрь подъезда. Ведь буквально через минуту дверь открылась, и на меня с изумлением уставились родные и удивленные глаза.

— ТЫ? — его взгляд начал темнеть, — что ты здесь делаешь?

— Ой, я хотела тебе все объяснить, но ты так быстро ушел. И вот я ждала тебя в универе… — затараторила я, пытаясь уместить все свои оправдания в минимальное время.

— Уходи, — обронил он и мягко пихнул меня плечом, прокладывая себе путь к машине, — ты получила то, что так сильно хотела.

— Но я …

— Не стоит тут стоять и лгать мне в лицо, — злобно оскалился он, продолжая свой путь. Я же засеменила рядом, — я видел достаточно, когда приехал "помочь тебе с домашними делами". Ну и сколько ты мне лгала? Сколько раз это было?

— Один… — я совсем сдулась под его напором.

— Ну у вас еще все впереди, — он открыл дверцы машины и резко хлопнул ей, заставив меня вздрогнуть. Завелся двигатель.

Он снова от меня уехал …

Глава 28

Машина Макса тронулась, снова обдав меня клубами пыли.

И вместе с этим душа потяжелела. Ее схватила железной хваткой слабость от того, что я ничего не могу сделать.

Как разговаривать с человеком, который не хочет этого?

Навернулись слезы, с усердием расплывая мир передо мной. Да и вообще … мне бы присесть, а то ноги не держат.

Усиленно заморгала глазами, стряхивая ресничками две крупные капельки слез. Села на лавочку возле его подъезда, благо там никого нет. Все любители дворовых скамеек сидят дома, потому что осень подмораживает их старые кости.

Теперь я могу как следует выплакаться. Но оказалось, что по требованию ничего не бывает. А я вроде и настроилась даже: села, наклонилась и закрыли лицо руками.

Организм требовал действий. Поэтому я открыла для глаз щелочки между пальцев и задумчиво уставилась на асфальт.

Что я могу делать?

Я не знаю, куда он поехал. Но знаю, где он живет.

Тут остается только один вариант — ждать.

Но я крепче, чем кажусь.

Если надо сидеть тут оставшийся вечер, значит буду.

Поудобнее устроилась, подогревая себе место. Рука нашарила в кармане телефон, который, впрочем, оказался разряжен. Так что он перекочевал обратно.

Ждать оказалось не так приятно, каким это казалось в первые минуты. Он не появился сразу же, и через пятнадцать минут тоже, да и через полчаса не наблюдалось знакомой машины.

Ноги подмерзли, и я поджала их под себя, обхватив руками. Здесь меня все еще удерживало праведное дело, я не собиралась сдаваться так просто.

Через полтора часа я уже превратилась в небольшой комочек, который ни на что не надеется. Взгляд уставился в одну точку, и я начала считать веточки на ближайшем дереве.

Тридцать две, сорок …

А дальше … не помню …

Я проснулась … да я проснулась от того, что меня кто-то несет. Глаза, еще не сфокусировавшиеся на мире, ухватывали сквозь мрак чью-то мужскую грудь.

Первая мысль — маньяк тащит в свое логово.

Я начала дергаться и верещать, в надежде, что он от резкого шока отпустит меня, и появится время сбежать. Правда вот руки не особо слушались, да и ноги тоже. Видимо затекли от одной позы. Это и мешало моему прекрасному внезапному плану сбыться.

— Да тише ты, почти пришли, — я услышала самый родной на свете голос и мгновенно прекратила, с дичайшим восторгом уткнувшись в грудь Макса. Тихонько вдохнула запах — точно он, не показалось. Ну а что, вдруг слуховые галлюцинации.

Глаза хотели закрыться снова, но у мозга начали появляться вопросы, постепенно отрезвляя меня.

Я подняла голову чуть выше, зацепив взглядом его подбородок и темные стены подъезда.

— Ну вот, — он остановился. Перед дверью своей квартиры.

— Дай я слезу, — сильно заворочалась, и ему пришлось меня отпустить.

Макс полез в карман и стал наощупь искать замочную скважину.

— Лампочка перегорела на днях, вот-вот должны починить, — как бы оправдывал темноту в подъезде, — эй, ты куда??

Аккуратно разминая затекшие и холодные ноги, я брела в сторону лифта.

— Как куда? — еще полностью не очнувшись, пробормотала я, — домой. Я вся какая-то холодная, пойду греться.

Хотя я же вроде поговорить хотела?

— Дурочка, — он открыл дверь, быстро преодолел разделяющие нас пару метров и потащил меня внутрь.

Впихнув внутрь, стал разуваться.

— Чего стоишь? Решила в пороге отогреться?

— Та вроде да… — в прострации ответила я.

Он вздохнул и, закончив со своей обувью, полез развязывать шнурки мне.

— Ох, как я надеюсь, что у тебя крепкий организм, и не дойдет до температуры, — причитал он, толкая меня в комнату, — раздевайся.

— Что, так сразу? — глупо захлопала ресницами.

Он хмыкнул, и его руки полезли стаскивать с меня куртку.

— Ты как ледышка, нахрена ты уснула на лавочке? — ворчал, продолжая снимать с меня одежду. Я как-то не особо сопротивлялась, осоловело хлопая глазами.

— Тебя ждала …

— Говорю же, ненормальная. Вот если заболеешь … я не знаю, что с тобой сделаю.

— Что?

— По попе настучу, — его глаза хитро блеснули, но лицо оставалось сосредоточенным. Меня же наоборот, бросило в краску. И кажется, я уже начала понимать, что осталась стоять перед ним в одном нижнем белье.

— Извращенец, — я прикрыла лифчик руками, стараясь спрятаться от его взгляда. Тот действительно жадно шарил по моему телу, но Макс быстро опомнился и метнулся в сторону кресла.

Взяв оттуда большой, мягкий плед, он подошел ко мне и завернул в него на манер лаваша. И подхватив на руки, отнес на свою кровать.

— Эй, — я начала выкарабкиваться оттуда.

— А ну цыц, — пригрозил тот, — лежи, давай. Я тебе чай с медом сейчас заварю. Любишь мультики?

Я коротко кивнула.

Макс нашел пульт и включил какой-то канал. Теперь комната стала уютнее, освещаемая не только уличным фонарем, но и тусклым свечением телевизора. Поерзала в одеяле, устраиваясь поудобнее. Сейчас, прислушиваясь к своему организму, пока парень гремел чем-то на кухне, наконец начала осознавать, НАСКОЛЬКО я замерзла.

Меня передернуло что-то наподобие холодной судороги. И я крепче замоталась.

Глаза снова начала слипаться. В уши лился небольшой шум детского мультика, смысл которого я даже не пыталась уловить …

Я вроде только задремала, как Макс снова появился в комнате с подносом. Помимо чая там стояла тарелка с супом.

— Ты готовишь? — спросила, когда смогла себя немного развернуть, чтобы сесть, облокотившись на спинку кровати.

— Каждый уважающий себя мужчина, проживая один, должен уметь это делать, — он мягко улыбнулся. И я улыбнулась в ответ. — Ты ешь, давай, а то остынет. Ледышка.

Я пропустила мимо ушей его колкость. Потому что в данный момент с огромным счастьем наворачивала суп, прогреваясь теперь не только снаружи, но и внутри. К его плюсам можно смело добавить умение охренительно вкусно делать супы.

Забрав поднос и поставив его на письменный стол, Макс присел на край кровати и протянул мой телефон.

— Я зарядил его процентов на тридцать, но тебе должно хватить для одного звонка своим родителям. Скажи, что не придешь сегодня.

Точно! Как я могла забыть о родителях? Они же сейчас волнуются.

Я волнительно включила телефон, во все глаза уставившись в экран, ожидая мысленно умереть от кучи пропущенных звонков, весь уже выдавало время под одиннадцать ночи. Но там был всего один звонок от мамы …

Я грустно расслабилась. Подозреваю, что она мне скажет.

Длинный гудок. Мне показалось, что она вообще не возьмет.

— Алло? Лизочка, ты не спишь?

— Нет, ма.

— Ой, я наверно тебя разбудила. Хотела предупредить, чтобы ты не ждала нас сегодня рано. Меня с папой задержали важные дела.

— Я не дома, ма.

— Ой, а где ты? — мамин голос стал более взволнованным, даже появились строгие нотки, — уже одиннадцатый час, Елизавета. Я понимаю, что ты уже девушка взрослая, но ночью опасно гулять …

— Я и не гуляю, — немного раздраженно прервала мамин монолог, постепенно превращающийся в нотацию, — а у Алисы, с ночевкой осталась.

— А, — моментально успокоилась та, — тогда хорошо. Веселитесь, девочки.

На слове «девочки» я прыснула, разглядывая расслабленную фигуру Макса передо мной. Мама к этому времени уже отключилась.

Немного растерянно кинула телефон на кресло, чуть не промахнувшись мимо него, и повернулась к парню. Который кстати уже устроился рядом, заинтересованно сев напротив меня.

Теперь мы молча наблюдали друг за другом. Нарастала немного напряженная тишина, заполняемая только шумом телевизионного канала. Парень раздраженно нащупал пульт и выключил источник звука.

Комната погрузилась в тишину и полумрак, но глаза постепенно стали привыкать. Через две минуты я уже видела передо мной поблескивающие в темноте зрачки.

Макс вроде дальше сидел?

Глава 29

Его темная фигура двинулась еще ближе, немного нависая надо мной.

— Я спрошу еще раз, — его голос прозвучал глухо, с ноткой горечи, — что тебе от меня нужно?

— Ты, — я глубоко задышала. То ли от откровений, то ли от его чрезмерной близости ко мне.

— Разве ты не сделала выбор вчера? — мне показалось, что его лицо стало напряжено. Похоже, в голове возникали кадры из прошедшего вечера, больно ударяя по чувствам. Хотелось коснуться его, медленно успокаивая. Моя рука даже дернулась, но я вовремя себя остановила.

— Я тебе уже говорила — я не хотела этого, — к горлу подступил ком, — Он хотел встречаться со мной. Пригласил погулять. Но я это сделала, чтобы сказать …

— Что сказать? — кажется, ему тоже стало тяжело говорить.

— Что я люблю тебя, а не его! — выпалила, резко утыкаясь в согнутые коленки. Оттуда уже добавила, — я не знала, что он это сделает. И если бы знала, ни за что не позволила. Но я поняла, что и не любила то его никогда. Эта была моя фантазия, полностью выдуманная и подпитанная эмоциями. Мне просто нужно было на ком-то закрепить внимание из-за того, что я сама его практически не получала в семье.

Слова лились тяжело, через наступавшие слезы, которые сразу же пропитывали одеяло на коленках. И вместе с тем начало приходить облегчение, ведь я наконец разобралась в себе.

Я могла бы говорить и говорить о том, что Леша был просто спасательным кругом в школе, но … мои плечи, мое тело накрыло что-то большое и теплое. Макс обнял меня, как бы говоря, что он рядом и все будет хорошо.

И я поверила в это.

Подняла голову, встречаясь с полным нежности взглядом парня. Он осторожно стер пальцами с моих щек оставшиеся слезы, и притянул к себе, зарываясь в волосы.

— Я тоже тебя люблю.

Его слова …

Они разлились по телу теплой жидкостью, заполняя все пространство на своем пути. Накатила большая доза счастья, да так, что захотелось смеяться.

Смеяться и кричать об этом на весь свет.

В голову ударил огромный прилив нежности, и моя рука потянулась к его лицу. Я любовалась им, осторожно поглаживая щеку. Макс вздохнул и прислонился своим лбом.

Его губы нашли мои, и сошлись в самом чувственном и упоительном поцелуе. Его руки мягко касались моей спины, осторожно спускаясь ниже. В порыве даже забыла, что под одеялом на мне только лифчик с трусами. Засмеялась, когда его прохладные пальцы дошли до копчика.

Щекотно!

Макс коварно улыбнулся и завалил меня на кровать, сразу же водружаясь сверху. Та небольшая преграда в виде одеяла слезла с меня, оставляя живот полностью открытым. Он тяжело задышал, продолжая смотреть прямо в мои глаза. В глубине зрачков заблестело желание, но его что-то останавливало.

Тяжелое неровное дыхание сопровождалось долгими поцелуями.

— Макс, — я оторвалась от него, хватая воздух, — может … мы пойдем дальше?

— А ты …

— Да, это мой первый раз… — стыдливо спрятала глаза, — пока я бегала за Лешей и на короткие свидания, как таковых серьезных отношений у меня не было …

— Тогда говори, если будет больно, — он взволнованно всматривался в меня. — Я не хочу тебе навредить.

Кивнула.

И действия парня пошли сразу же кардинально поменялись. До этого он осторожничал со мной, потому что не был уверен, хочу ли я этого. Сейчас же все запреты стерты.

Только он и я. И целый мир для нас.

Его руки стали более уверенно скользить по мне, прижимая к себе все теснее. И вот я уже физически ощутила его желание. Внизу живота начало приятно тянуть, и я выгнулась ему навстречу.

В сторону полетел мой лифчик, затем его футболка. И я почти с восторгом обхватила его руками, ощущая под пальцами каждый мускул, каждый сгиб его крепкого, накачанного тела.

Страсть между нами разгоралась все сильнее.

Тяжелые удары сердец. Прерывистое дыхание. И одно желание на двоих.

— Ты готова? — голос парня прерывался на очередные поцелуи.

Я коротко кивнула, вдыхая запах его волос …

***

Мы тяжело откинулись друг от друга.

Макс ушел в душ, а я начала искать свои вещи. К слову, спать в лифчике не будет ни одна нормальная девушка, поэтому я заменила его на футболку парня. Ну, и быстро забралась обратно в постель.

Когда веки уже тяжелели, и начали мерещиться барашки, прыгающие через забор, но кровать что-то мягко плюхнулось. Он притянул меня к себе, устраиваясь поудобнее.

— Ты будешь моей девушкой? Официально, — зашелестел его шепот над моим ухом.

— Официально могу стать только женой, — хитро, но сонно пробурчала.

Он подтянулся и чмокнул меня в лоб.

— Так даже лучше.

— Если что, я пошутила.

— А я нет, правда для начала ты можешь просто переехать ко мне, — теплая крепкая рука обняла мой живот.

— Я подумаю, — улыбнулась своим мыслям. И уснула.

Эпилог

В общем, я действительно стала его девушкой.

Наши друзья были счастливы, когда мы появились в университете, держась за руки. В компании образовалась еще одна пара, это уже целое событие.

Поэтому его решили даже отпраздновать. В кафешке у Вени.

— А я знала, что так и будет, — Алиса с умилением смотрела в нашу сторону. — Нудятина просто так вместе не посадит.

Мы рассмеялись.

***

Леша с Викой помирились, и снова появлялись в университете вместе.

Теперь эта парочка не вызывала у меня раздражения или ревности. Даже наоборот, я была рада за них, может, получится создать что-то крепкое. Хотя взгляд Леши все еще был полон скрытой вины. Но не мне его судить.

Я продолжила ходить на волейбол и даже затащила туда Макса. К концу года тренер даже пообещал вывезти всех на первое соревнование. Посижу-ка я в запасных и полюбуюсь Максом…

***

Через некоторое время произошло знакомство с родителями моего парня.

Ох, его лицо нужно было видеть, когда Кристина Михайловна всплеснула руками и радостно произнесла:

«Лизонька! Как же я рада тебя снова видеть!»

Пришлось потом ему тихо рассказать, как она поспособствовала нашему примирению. Он хохотнул, но не стал комментировать.

С моими родителями получилось встретиться тогда, когда они наконец смогли устроить себе выходные одновременно. Но встреча тоже была максимально теплой. Они были рады, что я в принципе привела в дом парня.

Мое сообщение о переезде к нему было воспринято по-разному. Отец решил засыпать Макса мужскими вопросами, в основном в бытовом плане. Мама же смахнула слезу, причитая на тему «как же быстро я выросла».

Покидать родную комнату было трудновато, но я знаю, что это еще одна ступень взросления. Да и комната никуда не денется, я смогу приезжать к родителям и оставаться в ней.

Я же даже из города не уезжаю, так что все должно быть хорошо.

***

— Лизка, смотри что принес! — в пороге нашей общей квартиры появилось нечто длинное, закрытое подарочной бумагой, а из-за нее выглядывала голова Макса.

— Что это? — засмеялась, вытирая руки передником.

— Это мой подарок тебе, в честь переезда ко мне, — мой парень гордо выпрямился, придерживая сюрприз.

Я подошла и дернула бумагу на себя. Она с легкостью оторвала от себя довольно большой кусок, обнажая под собой содержимое.

— Да ладно…

Радостно разрывалась бумагу, убеждаясь в том, что это мольберт!

— Блин, зай, спасибо! — завизжала и обхватила его.

— Ну я ж не просто так, — по лицу поползла мягкая улыбка, — будешь учить меня рисовать.

— Обязательно, — и звонко чмокнула его в нос.

***

Спустя год

— Кис, — сзади ко мне прислонился Макс и нежно стал приводить руками по моей спине, носом снова зарываясь в волосы.

— Ну, Макс, я же готовлю, — отталкивала его пятой точкой, чтобы не дать себе возможность случайно сжечь завтрак, отвлекаясь на парня.

— Та это не займет много времени, просто повернись, — руки с моей спины исчезли, и я почувствовала, что он отошел.

Накрыв сковороду крышкой и уменьшая огонь, я повернулась спиной к плите и … о боже …

Макс стоял передо мной на одном колене и, улыбаясь, протягивал коробочку.

С кольцом!

Никогда бы не подумала, что он сделает предложение на нашей общей кухне. Буквально пять минут назад я, одетая в домашнюю футболку, готовила в обычный воскресный день.

А сейчас же пришлось закрыть руками рот от шока и умиления, ну и чтобы не вырвались наружу радостные визги. Из глаз конечно же, брызнули восторженные слезы.

— Я же пошутила, когда говорила про это… — благоговейно прошептала.

— А я нет, — он все так же улыбался.

Присела к нему и крепко обхватила руками.

— Я согласна! — и почувствовала, как на мой палец надевают кольцо.

Наши губы встретились и слились в один долгий и любящий поцелуй …

Конец


Оглавление

  • Немного предыстории
  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Глава 19
  • Глава 20
  • Глава 21
  • Глава 22
  • Глава 23
  • Глава 24
  • Глава 25
  • Глава 26
  • Глава 27
  • Глава 28
  • Глава 29
  • Эпилог
  • Teleserial Book