Читать онлайн Замуж за бывшего бесплатно

Любовь Попова
Замуж за бывшего

Пролог.

– Юра. Я пойду с тобой. Не надо стрелять.

Старичок молчал, как будто воды в рот набрал и смотрел только вперед, туда, где часть дороги выделялась пятном света, а по периметру сплошной мрак.

И в глазах Юры мрак, а тело напряжено, ноздри раздувались, как после бега.

Сейчас он походил на лесное, косматое чудовище, и я, к стыду своему, чувствовала некий благоговейный страх перед его гневом.

И вдруг Юра оскалился и нажал курок.

Я закричала и сложилась пополам от ужаса происходящего, но тут же пришла в себя.

Выстрела не было. А эти двое смеялись. Правда, водитель несколько натянуто, зато Юра красиво. Закинув голову назад и сверкая белыми зубами.

Из дула пистолета со щелчком выскочило лишь маленькое пламя, даже не коснувшееся мужичка. Зажигалка!?

Меня пробрало настолько, что я заплакала. Во мне бурлили и облегчение, и обида за столь неудачную шутку.

– То кричат, то ноют, – насмешливо произнес Юра. – Бабы, что с них взять. Спасибо, мужик, что подвез.

– Она говорит, ты ее похитил, – кивнул фермер в мою сторону.

– Да жена это моя! – грубо хохотнул Юра и резко подтянул меня к себе, сжав в объятиях. – Игра у нас с ней такая. Правда, милая?

Он чмокнул мне нос и угрожающе заглянул в глаза.

И вопрос был только в том, нет ли в закромах у Самсонова еще одного, но уже настоящего пистолета.

– Игра, – вряд ли у меня был вид влюбленной женщины, но я все же разомкнула губы в легкой улыбке. – Спасибо, что подбросили.

– А, ну раз игры, – перестал напрягаться фермер и попытался завести машину.

Она немного пообижалась за неуважение к российскому автопрому, но все-таки завелась.

Все это время Юра прижимал меня к себе, и я чувствовала, как тяжело и гулко бьется его сердце в грудной клетке.

Тук! Что сейчас будет. Тук! Он меня убьет. Тук! Мне пиз**ец.

Уезжая и оставляя меня наедине с Юрой, фермер ворчал что-то об извращенцах, которым бабки и время некуда девать. И была в этом своя правда.

Нас облепила густая тьма, только голубоватый свет выделял наши лица: его, неожиданно злое, и мое ожидаемо испуганное.

По коже мурашками ходил мороз, но я знала, что с холодом это никак не связано. Было тепло, несмотря на раннее утро. Розовая полоса в дали неба так и не добралась до нас.

Все произошло так быстро!

Господи, как я хотела оказаться дома, в офисе, где угодно, только бы подальше от него и своих к нему чувств.

Я ничего не могла с собой поделать и испуганно рванула в сторону, в шаткой надежде на спасение.

– Совсем дура! – вдруг заорал он, рванув меня, и буквально впечатал в себя, так что я охнула от боли. Его грудь казалась каменной глыбой.

– Тебе повезло, что мужик божьим одуванчиком оказался. Другой бы прямо в тачке твои ноги раздвинул! Мало тебя пользовали? Захотелось еще?

– Лучше он, чем ты! – запальчиво крикнула я ему в лицо и сдобрила слова пощечиной.

Его голова дернулась, а когда он снова посмотрел на меня, я в очередной раз поняла, какую ошибку совершила. В голове заезженной пластинкой крутились его давнишние слова: «Тебе пиз**ец, Фролова».

Мне пиз**ец, и я видела это по полыхающему огню в его глазах, который разгорался все ярче.

– Я…

Он схватил меня за растрепавшуюся косу, оттянув до боли, и прошипел в лицо.

– Когда-то ты так не думала! Очевидно, за столько лет ты набралась наглости и изменила свое мнение. Может быть, проверим?

– Что проверим… Что ты…

Я не понимала, что он имел в виду, но его это и не волновало.

Он просто оторвал меня от земли и грубо запихнул на заднее сидение своего джипа, а сам сел за руль.

Глава 1.

*** Мелисса ***

Неоновая вывеска «Парадиз» озаряла пространство похлеще ночных фонарей

Она словно заявляла всем и каждому, кто имел неосторожность пройти мимо: «Здесь дорого и пафосно».

Простому человеку попасть в клуб нереально, но если ты красива, молода, а юбка напоминает скорее широкий пояс, то тебе здесь самое место.

А если имелась VIP проходка, принесенная Маринкой из соседнего отдела, то можно было даже не отстаивать длиннющую очередь.

В конце нее ждала пара безэмоциональных амбалов, проверяющих достаточно ли откровенен твой наряд.

Мой наряд – самое то. Бордовое в блестках платье на тонких бретельках. Достаточно короткое, чтобы ощутить, как обнаженные участки кожи обдувает прохладный августовский ветерок.

Пока девчонки давали полапать себя мужчинам у входа, хихикая как идиотки, я взглянула на вывеску и общий фасад здания.

Безвкусица.

Как, впрочем, и внутреннее убранство, что я увидела спустя пару минут. Но черная кожаная мебель, мигающий свет, басы, долбящие по мозгам, полуголые официантки и жадные, мужские взгляды – это то, что мне сейчас нужно.

То, что нужно, чтобы отметить свою маленькую победу. В моих руках были долгожданные документы на развод.

Свобода!

Немного покрутившись у зеркала на входе, поправив и без того идеальные прически, мы с девчонками двинулись вперед.

Отжигать. Зажигать.

Да и просто поджигать танцпол.

Несмотря на то, что я не была душой нашего коллектива, мою идею сходить в клуб приняли с поросячьим восторгом.

И вот спустя несколько часов я, заправив рыжую прядку за ушко, с улыбкой наблюдала, как коллеги предвкушающе осматривают до отказа заполненный клуб.

Здесь душно, да так, что сделать вдох полной грудью крайне затруднительно. Вентиляция явно работала на последнем издыхании, создавая вокруг отдыхающих призрачную, пропахшую запахами пота, сигарет и секса, дымку.

Её было еще хорошо видно из-за бьющих по глазам софитов, мигающих в такт музыке, которой управлял ди-джей на самом верху.

Судя по довольным лицам людей, он знал свое дело.

– Ну что? – кто-то из девчонок подал голос, стараясь перекричать музыку. – Найдем место?

Вопрос был совершенно рациональным, и мы все весело кивнули, а вот жжение в затылке таковым не было.

Я на миг обернулась, но на меня смотрело так много народу, что выделить кого-то одного не представлялось возможным.

Мужики буквально пожирали взглядом моё тело… Но ни один не сравнится с тем, как давным-давно смотрел на меня… Он.

Так, что сначала хотелось спрятаться, а потом покориться. Просто лечь и ждать, когда он возьмет то, что принадлежало ему по праву. Силы. Наглости. Жестокости.

Не потому, что можно, а потому, что захотел.

Наконец мы добрались до вип-зоны и плюхнулись на, не вполне к месту, мягкие диванчики. Такие скорее должны стоять в гостиных, потому что манили отдохнуть, а не отрываться на танцполе.

Пока девчонки делали заказ, шумно обсуждая коктейли, я разглядывала крупное помещение, очевидно бывшее когда-то складом.

– Тебе секс?

– Что? – взглянула я на Марину. Веселая, жгучая брюнетка. Мы с ней с первых дней моей работы в редакции журнала невзлюбили друг друга, но сегодня оставили конфликты позади.

– Коктейль. Секс на пляже?

– Да хоть секс на столе, главное выпить, – натянуто улыбнулась я, чувствуя внутри настоящий кайф от собственной свободы, стараясь отречься от вечного чувства вины.

Кайф растекался во мне гуще любой патоки, горячее любого спиртного, острее любого ножа. И мне хотелось выплеснуть это, скинуть с себя оковы неудачного брака, неудачной юности и просто танцевать. Просто жить.

Но мое устремление прервал, как всегда, не вовремя зазвонивший телефон.

И там, к сожалению, был не слон, и требовал он не шоколада, а объяснений.

Какого черта я развелась без его ведома?

Я устала слушать Дэвида, я вообще устала только от одной мысли о его лощеной физиономии. Именно поэтому на радость, замершим в предвкушении развязки девчонкам, крикнула:

– Да пошел ты в жопу!

Он что-то пролепетал про то, что не понимает русский сленг, на что я пуще прежнего рассмеялась.

– Если не понимаешь, учи язык. Козел!

С этим я и закончила период жизни, который длился почти шесть лет. Пять из них я была замужем за одним из самых известных театральных режиссеров Лондона.

И брак мог быть вполне удачным и долгим, если бы не моя, так называемая, фригидность. Он не пытался помочь мне с ней справиться, он просто трахал других. На чем и был успешно пойман. Тетя, конечно, отнекивалась. Но я наконец получила повод. Оставить ненавистную жизнь в Лондоне и вернуться в Россию. Поближе к Никите.

– Лисска, ты вот задумалась, а вон кто-то задумался о тебе. Смотри, какой шикарный мужик, – вырвала меня из раздумий Марина. Кивнула на противоположную сторону балкона.

Глава 2.

Девчонки неделикатно посмотрели туда же и одобрительно заулюлюкали.

Я проследила за их взглядами, но прокуренное облако не дало мне понять, кого конкретно они имеют в виду.

– Ты о ком?

– Глазки-то открой. Вон тот «тарзан» уже минуты три глаз с тебя не сводит.

И правда, что тарзан. Крупный, волосатый. Причем, с дредами, интерес, к которым я вообще никогда не понимала. Кожаная куртка, джинсы.

Крут, конечно, но меня бандиты никогда не привлекали.

И взгляд вроде разглядеть можно. Тяжелый, нахальный.

Когда он подмигнул, меня передернуло, к этому прибавилось чувство тошноты из-за двух брюнеток, буквально вылизывающих ему шею.

Не удивлюсь, если под столом сидела третья и активно ему отсасывала.

– Не в моем вкусе, – отвернулась я, но успела заметить, как он подзывает официанта.

– А чего?

– Есть исследование, что парни с длинными волосами так компенсируют длину члена, – совершенно серьезно произнесла я, но девчонки все равно рассмеялись.

– Да ладно? – спросила Ленка, сидящая напротив, широко открыв глаза.

– Не знаю, – фыркнула я, как раз принимая у официантки стакан с коктейлем. – Я это только что выдумала.

Очередной взрыв хохота и алкоголь добавили в кровь адреналина, и мне захотелось выплеснуть его в жарком танце.

– Хочу вниз! – встала я с дивана. Поманив пальчиком подруг и виляя обтянутой тканью попкой, я направилась по лестнице вниз.

И даже пятнадцати сантиметровые каблуки не были помехой. Потому что я хотела движения.

Я хотела жить.

Мгновенно подхватив ритм, я задвигалась под стрелами пристального, мужского внимания.

Сегодня я его хотела, впервые за много лет оно не вызывало раздражения. Лишь легкий отголосок возбуждения, прокатившегося по извивающемуся в танце телу.

Я полностью отдалась мелодии, проглядывающей сквозь тяжелые басы и ударные. Мое тело пело, и я вместе с ним, лаская себя, покачивая бедрами.

Подняв руки вверх, я запустила ладони в волосы, перебирая темно-рыжие, благородного оттенка, как говаривал Дэвид, пряди.

Я пропускала их сквозь пальцы, чувствуя, как меня старательно раздевают мужские взгляды.

О, какой же я ловила кайф.

– Лисска, да ты секс-бомба! – прокричала мне на ухо Марина, и, повернувшись спиной, прижалась своей тощей задницей, подхватывая плавные движения моих бедер.

Её удивление было понятно. Закрытого вида одежда и стянутые в пучок волосы на работе мешали разглядеть во мне не то, что секс-бомбу, а просто женщину.

Мымра, сказал бы Новосельцев из известного советского фильма. Осталось найти своего очкарика и познать, наконец, женское счастье. Утраченное давным-давно.

– Сто лет так не отрывалась, – прозвучал в ухо голос Оли, давно уже замужней девушки, когда мы, пошатываясь, вернулись наверх.

– Не уверена, что уйду на своих ногах, – хихикнула другая. И судя по тому, как она переглядывалась с парнем с соседнего столика, говорила она в прямом смысле.

– Он снова не спускает с тебя глаз, – заговорщически шепнула Марина, пропуская очередной мартини. Она была помощником главного редактора в журнале, где я устроилась переводчиком. Несмотря на большие деньги, я никогда не сидела без образования и работы. Что бесило Тетю и мужа. Действительно, зачем наследнице миллионного состояния работать.

А мне нравится. От воспоминаний отвлекает.

– Слушай, а может, тебе стоит проверить свою выдуманную теорию? Кажется, он собирается идти к нам.

Глава 3.

– Кажется, он собирается идти к нам? А нет… Жаль, – предложила Марина, когда я покачала головой на очередное подмигивание настойчивого поклонника. – Так что насчет длины его члена?

– Что самое страшное, так это то, что он наверняка даже не откажется достать член на всеобщее обозрение, – скривилась я, стараясь не смотреть на мужчину. Его взгляд мог бы выжечь во мне дыру, будь хоть на миг волшебным. – Хочешь его, забирай.

Да сколько можно?

В этот же момент к нашему столику подошел администратор, по крайней мере, точно не официант, ибо его торс был прикрыт рубашкой.

Смущаясь, он поставил на стол поднос с графином, рюмкой и нарезанной селедкой.

Да вы шутите?

Склонившись ко мне, он собирался что-то сказать, но я не выдержала и рассмеялась.

– Водка? Кто дарит девушкам водку?

Девчонки меня поддержали, что вызвало на лице админа явственное недовольство.

– Я бы на вашем месте не отказывался.

– Ну, так и не отказывайтесь, выпейте, – хамовато заявила я, откинувшись на спинку диванчика. Черт. Уже знаю, что перегибаю палку, но не хочу давать мужику с внешностью бандита – тарзана ни одного аванса.

Конечно, парни могут понимать под нет – да… но я была не из таких.

Админ ушел, а взгляд мужика на той стороне стал ледяным. И меня откровенно говоря передернуло, словно я только что выкинула пульт управления от несущегося на всех парах состава. Несущегося в пропасть неизвестности.

Ну вот чего мне бояться в достаточно приличном, переполненном клубе?

Бандит долго смотрел, как водка на подносе возвращается в бар. Потом тоже откинулся на диванчике и больше не обращал на нас внимания.

И что-то мне подсказывало, что он просто затаился.

Еще спустя пятнадцать минут я поняла, что пять коктейлей давят на мочевой пузырь. Девчонки уже меня не различали. Или я их?

Одна пересела на чужой столик, Марина с Леной что-то бурно обсуждали. И еще одна, имени я ее не помню, ушла танцевать.

Я долго пробиралась сквозь тесную толпу. Улыбнувшись нескольким, приятного вида мужчинам, я подумала, что такие вот, лощенные, простые, мне подходят больше, чем всякие хозяева мира.

Найдя наконец нужную дверь, я порадовалась чистоте и свежести внутри покрытой черным кафелем уборной. Здесь царил полумрак, окрашиваемый розоватым светом, льющимся из ламп над раковинами.

Вообще я любила розовый. Он шел мне и красиво оттенял рыжие волосы, но в этом клубе его было чересчур много.

Когда я входила в кабинку, в помещении было трое, когда вышла, не осталось никого. Учитывая переполненность зала, это было странно.

Правда странно.

Но размякший от спиртного мозг этому факту не уделил должного внимания.

Зато я уделила внимание себе.

Поправила волосы, ополоснула лицо и шею.

Опершись руками на раковину, я разглядывала красную помаду, блестящую ткань платья, обтянувшее тонкую талию и крупную, высокую грудь. Когда-то я усиленно худела, но на зависть всем сиськи так и остались третьего размера.

Сегодня весь мой вид говорил о желании найти мужика. И, если честно, я бы не отказалась от какого-нибудь деликатного любовника, способного утолить жажду по ласкам, что всегда испытывали мои соски.

Я улыбнулась сама себе, потому что действительно выглядела потрясно. А возможно во мне говорила текила?

– Сама бы себя трахнула.

– Давай лучше я, – пронзает меня басовитый хрип сзади, и я резко сморю в отражение. Но уже не на себя.

На темный, возвышающийся горой, силуэт за спиной.

Черт. Все-таки затаился.

Глава 4.

Я дернулась от звука этого раскатистого баса.

В зеркале замаячила огромная тень, и я резко крутанулась на каблуках.

Сердце пропустило удар. Какой уж тут деликатный любовник.

– Мне кажется, вы ошиблись дверью, – попыталась сказать строго, но голос выдавал страх.

Тот самый «тарзан», стоявший передо мной, и вдалеке казался крупным, а здесь словно крал жалкие крохи личного пространства.

– Это ты, детка, ошиблась, когда посмотрела в зубы дареному коню, – растягивая слова, ответил мужик, разглядывая моё тело, словно уже вытрахал его в самых разных позах.

Такой взгляд был оскорбительным, и я, не сдержав порыв, за который в трезвом состоянии дала бы себе в лоб, сказала:

– Конь – это благородное животное, а я перед собой вижу только невоспитанную обезьяну.

Взгляд из возбужденного стал пустым, а в следующий миг на моем горле сомкнулась рука, показавшаяся стальной.

Я даже понять не успела, когда он приблизился.

Воздуха в легких почти не осталось, а в голове толчками бились кровь и страх. Он обволакивал меня. Картинки из прошлого мелькали в сознании, которое ускользало от давления на шею.

Это уже было. Когда-то давно меня хотели взять силой.

Удар. Разбитые коленки. Рука на лице, и член, срывающий самое сокровенное, что только могло быть у девочки.

А потом психологи, долбанная фригидность. Больше этого не должно повториться. Я не зря трачу четверть месячной зарплаты на персонального тренера и психолога.

Я могу за себя постоять!

Я неслабая!

– За свои слова надо отвечать, детка. И за свои действия, давай-ка… – рвет его бас пленку неосознанности.

В миг открываю глаза шире, вглядываясь в черную мерзлую пустыню его глаз, и поднимаю руки с двух сторон, оглушая резким ударом по ушам.

Рука на шее на мгновение разжалась, но не успела я сделать движение в сторону, чтобы дать себе отдышаться, как мне прилетело в ответку.

По лицу.

Да так, что искры посыпались из глаз.

– Любишь пожестче?! Так даже лучше. Снимай свои тряпки! – заорал он, дергая капрон на колготках.

– Черта с два! – закричала в ответ и пнула коленом в пах.

Пока он согнулся пополам, постаралась обойти его, убежать, скрыться от этого зверя. Тщетно. Он уже оклемался, потому что в следующий момент я с визгом отлетела в сторону.

С треском врезалась в стену, чувствуя, как острая боль пронзает плечо.

А он уже рядом, и я слышу, как тяжело дышит, обдавая меня парами спирта, сигарет и чего-то тошнотно сладкого. Кокаин? Задница. Он не только на член насадит. Я же больше ходить не смогу. В этом состоянии мужики вообще кончить не могут.

Он рывком подтянул меня к себе и грубо поцеловал, сразу врываясь в рот твердым языком, сминая грудь огромной лапой.

– Понравилось? – шепнул он, шаря в бюстгальтере рукой, которую я пыталась отпихнуть. Безуспешно. Словно капкан раскрывать.

– Нет! Найди себе другую шлюху! – заголосила я ему в ухо и плюнула, показывая, ка-ак мне понравилось

– Мне нравишься ты.


Глава 5.

– А ты мне нет! – очередная пощечина его только раззадорила, следующая так и не долетела до адресата.

Он удержал мою руку и стянул с себя футболку, демонстрируя мускулистую, татуированную грудь и твердый пресс.

Животное, не иначе! Ни капли схожести с изнеженным торсом Дэвида, а в глазах ни капли той деликатности.

– Я не хочу! – уже кричала я, надеясь, что меня услышат и помогут, но взгляд насмешливых черных глаз убивал последнюю надежду. – Помогите!

– Кричи, да погромче, мои пацаны давно ничего кроме: «Возьми меня», – передразнил он женский голос, – не слышали.

Я не могла в это поверить, я не хотела принимать факт того, что мною овладеют, как вещью. Попользуют и выкинут. В туалете.

Опять!

Опять?!

Зарычав и напрягая последние силы, я дернулась, вырвалась, отчего лямка блестящего платья врезалась в кожу и с треском порвалась.


Но не наряд меня беспокоил, а дверь. Я забарабанила в нее. И кричала. Громко, отчаянно.

– Помогите! Помогите! Насилуют!

Мои волосы оттянули его крупные пальцы, и он внезапно лизнул мне влажную от испарины шею, прорычав:

– Какое насилие, мы же просто развлекаемся. Игра у нас такая. Пре-лю-дия.

– Засунь свои игры в задницу!

Перед моими глазами мелькнула длинная дреда, и я, не раздумывая, резко за нее дернула.

– Они тебе мешают? Как раз хотел их срезать, – хохотнул он, и вдруг отпустил меня.

Я тяжело дышала, чувствуя, как слезы начинают заливать мне лицо и грудь.

Подергала за ручку.

Закрыто!

Он точно сумасшедший. Псих!

Это стало еще понятнее, когда я повернулась, прижавшись к двери, и увидела, как он разбивает кулаком зеркало и огромным осколком срезает себе почти все дреды.

Я закричала от ужаса. Господи! И чем я только привлекла его внимание!? Ему что, шлюх мало?!

Кровь на ладони он словно не чувствовал, и в два шага приблизившись ко мне, вжал грязную руку в платье, потянул на себя, в миг его порвав. Бюстгальтер сорвал следом, почти не прилагая усилий.

Я завыла сильнее от страха и ужаса, отталкивая его, приближающееся к моим губам, лицо.

– Отпустите меня! – уже молила. – Прошу, я никому не скажу, просто уйду, – я вдруг взглянула на узкое окно за его спиной.

Он заметил, куда я смотрю, и тут же со смешком обхватил мой зад, вжимая в свой твердый, огромный член.

– Твоя аппетитная задница туда не влезет, зато в нее прекрасно влезет мой член. Не рыпайся, и дай себя трахнуть, рыжуля.

Это «рыжуля» снова вернуло меня на много лет назад.

Всего на мгновение, но именно это придало силы.

Окно действительно было узковатым, но по правилам пожарной безопасности я могла туда влезть.

Я посмотрела в черные глаза. Ненависть клокотала во мне кипящим коктейлем. Не так я хотела закончить этот вечер.

Точно не сексом с уродом на грязном полу сортира.

Удар лбом в его кривоватый, явно не раз сломанный нос, был адски болезненным, но действенным. Ибо «Тарзан» тут же за него схватился, когда кровь полилась ручьем.

– Вот же, су-ука!

Я тут же бросилась к окну, задергала за ручку, открыла. Напрягая руки, попыталась влезть.

– Тебе помочь? – спросил мужик насмешливо, обхватывая руками талию и вдруг кусая за ягодицу. Я дернулась и вскрикнула от острой боли, отчего повалилась на него спиной.

Он уже не совсем в адеквате завалился назад, потянув меня за собой.

Разбил спиной часть керамической раковины, создав невообразимый шум, но и это его только рассмешило.

Он схватил меня за ногу, когда я, тяжело дыша и шмыгая носом, попыталась отползти от него, и повалил уже на мокрый от крови пол.

– Отпусти, – кричала я, отбиваясь и стараясь причинить как можно больше вреда его спине. Но больно было только рукам, которые словно сталкивались с деревянной стеной. – Отпусти меня, урод. Я не хочу тебя!

Но он уже молча улыбался, и я видела в его глазах безумие, больше похожее на одержимость.

– Давай, рыжая. Давай, сладкая.

На шум разбитой раковины прибежали трое.

– Помогите! – сразу крикнула я, пытаясь столкнуть с себя мощное тело, но обезьяна расхохоталась и, повернув к вошедшим голову, рявкнул:

– Свалили, я еще не кончил, – и в тот же момент палец одной руки протискивается внутрь меня, полоснув обжигающим стыдом.

Ну почему там так влажно?!

– Помогите, – снова крикнула я, выгибаясь и пытаясь убрать от себя руку, но он продолжает толкаться внутрь. – Будьте же людьми!

Лица охраны остались каменными, а дверь закрылась.


Щелчок прозвучал, как предсмертный гонг. Выхода не было, и пришло понимание, что вот сейчас нужно перестать сопротивляться, чтобы он просто не убил меня.

Потому что это вряд ли кого-то заинтересует. А те три амбала с каменными харями преспокойно вынесут моё тело через заднюю дверь, чтобы не беспокоить отдыхающих, и бросят в реку.

Понимание-то пришло, а вот желание оставить хоть крошку достоинства взяло верх.

Я не могла заставить себя лежать спокойно, пока он вылизывал мои соски, трахал пальцем и расстегивал ширинку.

Я сопротивлялась, просто не могла иначе.

Кричала, извивалась, царапала, тянула за остатки дред. Я хотела сделать, хоть что-то, причинить боль, разорвать, спастись!

Но его тело было огромным, а силы, растраченные на драку, уже заканчивались.

Выхода нет, а бежать от постыдного, грязного удовольствия просто необходимо!

Глава 6.

*** Юрий Самсонов. За пол часа до сцены в туалете ***

Хотелось в кровать. Не трахаться. Лечь на прохладное свежестиранное белье и забыться сном, в которым всегда мелькало одно и то же.

Яркие, цвета огня волосы и стоны. Сначала болезненные, а потом от наслаждения.

Впрочем, и здесь было неплохо. Пацаны. Музыка. Телки поджарые на танцполе зажигают. Официантки полуголые так и жаждут, чтобы забрал их из этого пропахшего алкоголем и сигаретами места и сделал своей.

И главное ведь, что?

Мое это все. Каждый, сука, болтик, каждый осколок разбитого где-то стакана.

Раньше моей была только Мелисса. Только ее отвоевал у своры детдомовских волков. Чтобы ебать, чтобы любить. Она, сука конечно, не ценила ничего.

Хватит голову прошлым забивать и без того дел много. Выборы. Имиджмейкеры эти достали, почти на шею сели. Я вчера так и спросил:

– Вы отпердолить меня хотите? Поэтому так тесно прижимаетесь?

Поржал я с их рож знатно. Вот и сейчас можно поржать над какой-то пошлой историей Рванного. Мы его так зовем из-за груди. В нее как-то питбуль вцепился. Выжил ведь.

– Самсон.

Я оторвал взгляд от мелькающих по танцполу огней. Надо мной стоял Серый. Стабильный как семяизвержение. Серый костюм. Блеклые волосы. Чет вечно без бабы. Странный, но надежный.

За его спиной маячили две малышки. Одинаковые. Светловолосые. Четкие такие. Полапать есть за что, хотя грудь маловата.

– Юрий Алексеевич, – хором пропели они, но из-за музыки пришлось читать по губам. – Мы хотим поблагодарить вас за работу, которую нашел нам Сергей Валерьевич.

– Так он же нашел. Его и благодарите.

Пацаны заржали, а Серый только закатил глаза.

– Обойдусь, – отмахнулся он и кинул на стол маленький пакетик. – Развлекайся, раз уж захотелось. Когда оскопление?

Парни снова заржали, а девки разом переглянулись. Испугались поди.

– Не волнуйтесь, красавицы, свою елду я даю только в женские ручки, ротики и пилотки. Дреды будем резать. Говорят, не положено с ними депутату.

– Давно надо было их срезать, – напомнил Серый. – Тоже мне. Обезьяна, а не депутат.

Я уставился на него так, словно он уже в судорогах бился у меня под ногами с перерезанным горлом. Он по-быстрому свалил. Наверное, не хотел портить свой ох**й нос.

Я кивнул так и стоящим, как по стойке смирно, девчонкам, и они сели по обе стороны от меня.

Спрашивать, как они устроились в новой квартире и на работе, не стал. Были дела поинтереснее.

Никогда не баловался этой дрянью, но сегодня решил устроить себе компромисс. Дреды режем, кокс нюхаем. И разве не должен человек попробовать в своей жизни все.

Впрочем, были вещи неприемлемые даже для такого отморозка, как я.

Насыпал себе дорожку. Даже не знаю.

– Вставляет хоть? – спросил у Кабана. Тот уже тискал какую-то девчонку, снятую у бара. Ничего такая, рожа правда туповата. Но чтобы сосать, мозгов и не надо.

– Эй, ты поаккуратнее, – посмотрел он на стол, потом на меня. – Много занюхаешь, потом соображалка туго будет работать.

– Ну и отлично. Сегодня мне мозг не нужен, главное, чтобы член стоял, как каменный. Верно, девчонки?

Близняшки захихикали и, склонившись к друг другу, что-то зашептали. Я тем временем втянул носом дорожку порошка.

Меня тут же, как будто облили ледяной водой. Все тело покрылось мурашками, а в следующий миг задрожало, как в лихорадке.

Но в голове… Черт. Пусто, как у алкаша. Все еще ярче стало казаться. Музыка раздражать перестала. И девки эти сразу принялись меня обрабатывать. Наверное, мало им Серый отстегнул.

В голове шумели басы, а свет мигающий на танцпопе почти умиротворял.

– Торкнуло тебя, Самсон, – заржал Кабан, усаживая девку к себе в ноги.

– Я не могу так сразу.

– Отсосешь, свожу тебя в ресторан.

Это подействовало, правда с небольшим нажимом.

И вот блондинка принялась дрожащими пальцами расстегивать его ширинку. Его не зря Кабаном называли.

Там член почти с руку был. Ну ничего, взяла, сосет.

По-рабочему так, с удовольствием, а Кабан подгоняет. То за волосы возьмет, то нос зажмет, чтобы брала глубже, в самое горло. Да так, что слюна уже намочила ей футболку, под которой проявились отличные титьки. И соски острые, крупные. Кто сказал, что баб минет не возбуждает?

Я отвернулся от этого зрелища, зная, что мне-то точно сегодня сосать будут две. Язычки у них юркие, шероховатые. Вон, как горло вылизывают.

На секунду прикрыл глаза, но зная, что засну, поднял руку. Ко мне мигом подлетел Вано. Когда мы с пацанами в клубе, он обслуживает только нас.

– Кофе, Юрий Алексеевич?

– Лучше двойной. И без вашей дебильной корицы.


Черт. Пара дней на ногах давали о себе знать. Предвыборная гонка с ума уже сводит. Но тут главное помнить цели. Вся эта х**ня не зря.

Беру кофе у официанта, смотря куда-то вперед. Там, чуть дальше за столиком, девки незнакомые сели. Разношерстные, словно из гарема сбежали. Кроме одной.

Сердце забилось, как бешеное. И это явно не из-за кокса. Кокс такое не вызовет. Воспоминания как пулей, прямо в лоб. Лисска?


Глава 7.

Нет. Её здесь не должно быть. В Лондоне сучка, под какого-то театрального педика ложится.

Эта была еще и худая, хотя сиськи, что надо. Торчат аж из-под блестящего платья. Бретельки. Черт, я уже обожаю эти тонкие веревочки.

Стянуть одну и взять в рот сосок. Он наверняка крупный как ягодка. Во, блять. Я прямо чувствую его на языке.

И выглядит офигенно. Не чета этим наскоро наряженным курицам.

А я смотрю, как она сидит так ровненько на краешке дивана и носик морщит, оглядывая помещение. Ну, давай же, рыжуля, я здесь.

И сегодня я тебя, красивую заразу, выдеру. А тебе еще и понравится.

Кофе уже и не понадобился. Сон, как рукой сняло.

– Ты на ком залип? – спросил Кабан, уже спустив сперму в рот своей подружке.

– Да вот, нашел себе приключение.

– Я думал, ты рыжих палкой гонишь.

И правда. Чего-чего, а рыжих не люблю. Кроме одной. А эта похожа. Наверное, и правда кокс в голову ударил.

Мой взгляд, конечно, заметили.

Курицы заржали, а глаза рыжей так и блуждали мимо. Я что, такой незаметный? А нет, увидела. Губы скривила. Вот сука.

Кабан тоже подметил выражение ее лица и тут же оскалился.

– По-моему, тебе сегодня не перепадет, Самсон. Девка-то не про тебя.

– По-моему, – передразнил я. – Тебе нужно закрыть свой рот. Ваня! – позвал я пацана.

– Да? – вот нравится мне эта вышколенность. У всех. А всего-то ничего: вытащил из дерьма и работу дал. И вот, ты уже для них Бог. Детдомовцы не привыкли к доброте, наверное, поэтому как щенки ластятся даже к таким садистам, как я.

– Водки и закуски на тот столик. Рыжей крале.

Парень посмотрел по направлению моего взгляда и кивнул.

Там как раз началась суматоха. Судя по всему, девкам захотелось телесами потрясти.

Пока бармен в запаре копался, моя киска уже убежала танцевать. Да не убежала, просто поплыла по лестнице на своих шпильках, виляя отменным задом. Люблю таких. Сочных. Не то, что эти, кожа да кости.

Пришлось встать, чтобы поглазеть, как она танцпол давит. Извивается, как на члене. Хороша баба.

– Шест ей что ли купить?

– Да походу просто мужика надо, – усмехнулся Кабан, поглядывая на танцующих со своего места.

На моем лице тут же расплылась ухмылка. Девочка так жаждет траха. Не могу же я оставить её в беде.

Ничего, ничего. Скоро я так же по твоему телу буду водить руками и членом. Стягивать мини и ноги раздвигать. Она вернулась за стол, пошатываясь, минут десять спустя. Почти как по заказу к ней подоспел Вано.

Наклонился, а она, только взглянув на поднос с приятностями, засмеялась, и, откинувшись на диван, махнула рукой. Мол, унесите.

– Вот же дрянь!

– Пойдешь наказывать? – спросил Кабан и поиграл бровями.

– Ну что ты, – ледяным тоном отозвался я. – Она только извинится за свою невежливость, и я тоже отведу ее в ресторан, – с намеком взглянул я на блондинку, что так и осталась сидеть в ногах Кабана.

Тот заулюлюкал, а меня ждало другое веселье.

Еще один её взгляд, полный высокомерия, а меня тут же накрывает. В голове уже пусто и только одна мысль настойчивым басом бьет прямо в мозг.

Надо научить суку вежливости, потому что ну совсем еб**лась, отказывать Самсону. А мне если отказывают, то, что… То я беру сам.

– За мной, – скомандовал я уже заплетающимся языком пацанам, с которыми и в бой нестрашно. Каждый в таком долгу у меня, что век не отмоются. Я, конечно, и сам могу в рожу дать, но Андронов не дремлет. Кость я ему, поперек горла.

Встал в тени, исподтишка наблюдая за поглощающей уже пятый коктейль девкой. Отлично, кто бы сомневался, что она спустится в туалет. Подождал, пока она зайдет, поставил пацанов у двери. Нам не должны помешать.

Зашел внутрь. Какие-то прошмандовки тут же выскочили за дверь. Меня многие в лицо знали, а кто не знал, с теми всегда можно познакомиться.

Как там. Здорово, я Самсон, потрахаемся? Нет, с такими деликатно нужно. Займемся любовью? Чуть не заржал от собственных мыслей.

Любовь. Надо же. Любовь – это фуфло из книжек. В жизни нужно трахать. И не только баб. Мир надо нагибать, пока он не нагнул тебя.

Рыжая, наконец, вышла из кабинки, уже ни на что не обращая внимания. Помыла руки, ополоснула лицо и долго рассматривала сиськи.

Отличные сиськи, я вам скажу. Вблизи еще лучше.

А как наощупь?

Так легко спустить лямку, а потом к чертям сорвать платье и вставить между них член, чтобы головка в рот тянулась.

Стояк уже рвался наружу, неприятно давил на боксеры.

Я знал, что с ним делать.

– Сама бы себя трахнула, – сказала она своему отражению и улыбнулась. Но на лицо тут же легла розовая тень от фонаря над раковиной, когда я предложил:


– Давай лучше я.


Глава 8.

*** Мелисса ***

– Ну, давай же, рыжуля, впусти меня, – вытащил он пальцы и начал щупать другое отверстие, приставляя головку огромного горячего члена к первой. – Дай тра*нуть твою киску.

Я выла, отбивалась, цеплялась за последнюю надежду, что меня спасут, но и как тогда, много лет назад, я должна была помочь себе сама. Вот только тогда у меня не было возможности, а сейчас осколок раковины в моей руке ее подарил.

Раздумывать я не собиралась, тем более чувствовала уже между ног неправильное, сильное, неистовое давление, уже раздвигающее мне губы и обжигающее душу. Да он же разорвать меня может.

Удар пришелся в висок.

Я только пожалела, что не острой частью, тогда уже бы насмерть, а так, скорее всего только потеря сознания.

Он отключился и прижался лицом к моей обнаженной груди, там же, где он только что посасывал соски.

И я полностью игнорировала тлеющие угольки возбуждения от этой насильственной ласки. Только один человек когда-то мог меня ударить, а в следующий миг довести до чувственного исступления.

Я еле сбросила с себя тяжеленное тело и, наверное, минуту лежала, пытаясь прийти в себя, наслаждаясь тем, что уберегла себя от вторжения зверя.

Я победила.

Я не смогла победить тогда, но сделала это сейчас. Осознание этого перекрывало многолетнюю терапию у психиатров и попытки Дэвида меня возбудить.

Я снова стала женщиной. Только и это не принесло успокоения. Я вся тряслась, как в лихорадке.

Тяжело поднявшись на ноги, стараясь не смотреть в зеркало на свое грязное, в синяках и кровоподтёках тело, я пошла к своей сумочке, по дороге схватив футболку зверя. Мне нужно было накинуть хоть что-то.

Прикрыть срам.

Набросив черное с принтом одеяние, я испытала странное дежавю, но сейчас было не до воспоминаний. Нужно убраться отсюда. И поскорее.

Подойдя к двери и подняв валявшийся в луже клатч, я по возможности сделала голос, как можно ниже, чтобы крикнуть:

– Мы кончили.

Дверь распахнулась тут же.

Амбалы каким-то невероятным образом втиснусь в дверь одновременно и тут же застыли, подобно каменным изваяниям.

Они в немом шоке смотрели, то на своего босса, член которого медленно терял былую упругость, то на меня, жавшуюся к стене.

Один из них прошел вперед, присел рядом с «тарзаном» и пощупал пульс.

– Жив.

Я не стала говорить, как мне жаль, что насильник выжил.

Просто протиснулась между этих уродов и тут же окунулась в атмосферу уже ненужного праздника. Он меня больше и не волновал.

Я хотела поскорее выбраться из ада, я хотела на воздух. В полной мере почувствовать новую себя.

Воздух. Пусть несвежий, пусть наполненный парами выхлопных труб, сигарет и человеческого зловония. Главное, подальше отсюда. Как можно дальше от него и собственных воспоминаний.

– Рыжуля, давай на колени, времени нет.

– Но я не хочу, прошу тебя, Юра! Давай что-нибудь придумаем.

– За свои поступки надо отвечать. Либо я, либо толпа за дверью. Решай быстрее. Тем более, у меня еще никогда так не стоял, как на твою пухлую задницу.

Как будто у меня был выбор. Как будто я могла что-то решать. Но прошлое закончилось, и сейчас я сама себе хозяйка. Например, я могу не идти к девчонкам.

Даже, не потому что боюсь испугать, а потому что знаю… Им не до меня.

Судя по визгливым крикам со второго этажа, веселье в самом разгаре.

Я тоже знатно повеселилась. До рвотных позывов и желания убиться об ближайшую дверь. Одна как раз была на моем пути. Но я ее только толкнула.

Склонности к суициду у меня никогда не наблюдалось, даже в самые страшные моменты.

Дверь за мной захлопнулась с рваным скрипом, я в миг чуть не задохнулась от облегчения, втянув носом ночной воздух.

Он опалил мою кожу прохладой, даря облегчение, настолько острое, что слезы хлынули из глаз. Но как бы мне не хотелось стоять вот так, задрав голову, смотря в ночное небо, на котором из-за городского освещения не было видно ни звездочки, надо двигаться.

Идти вперед, сначала по тротуару, под уличными фонарями, что освещали мой внешний, далекий от нормального вид.

Идти вперед, не обращая внимания на насмешливые или неравнодушные взгляды. Но разве кто-то подойдет узнать, что со мной случилось?

Разве кому-то важно, что меня только что чуть не изнасиловали?

Всем плевать.

Всем всегда было плевать.

Это я усвоила еще в юности, когда попала в детский дом. Еще тогда, когда меня беременную от местного ловеласа, каким считался Юрий, вели на аборт. Нормальная такая практика.

Но думать о своей жизни сейчас бессмысленно, нужно встать на краю дороги, там, где потоки ветра от проносившихся мимо машин почти сдувают мою побитую фигурку.


И стоять с вытянутой вперед рукой, чтобы дождаться, когда остановится машина.

Когда я уже догадалась, что сейчас лучше всего такси заказать, а не ловить, передо мной остановился огромный черный джип, оглушая меня музыкой улиц:

Негатив даром пахнет наваром,

В этой стране ничего не менялось.

Трудное детство, нищая старость -

Всё как было, так и осталось.

(пробки, стройки, грязь)


Глава 9.

Новая волна страха накатила на меня.

Пришлось чуть попятиться. Оглянулась по сторонам, думая, куда в случае чего бежать. Второй попытки насилия я просто не выдержу.

Тонированное окно опустилось, мгновенно делая громче какой-то шансонный мотивчик.

– Эй, детка, тебя прокатить? – мордастый выглянул и улыбнулся, по его мнению, соблазнительно, выставив ровный ряд зубов, в которых мелькнула пара вставных золотых коронок.

– Нет, спасибо, – а хочется сказать: «Иди в жопу, меня сегодня уже прокатили».

Мужик только хмыкнул, и, врубив свой дебильный рэп, унесся в ночь, и только слова из песни «Обнаженный кайф» и столб гари от паленой резины были мне приветом.

Уроды. Как было бы проще, стань я лесби, ну или монашкой. Хотя, если вспомнить неадекватные реакции своего тела на поцелуи этого животного, то тут не грех и сразу в Ад заявку слать.

В раю таким, как я, не место. Зато мне место в такси. Вот оно как раз и подъехало.

Рядом остановился желтенький Solaris с шашечками, и я молча села на заднее сидение, взглядом пресекая любые вопросы о своем внешнем виде.

Впрочем, его больше волновал адрес и названая сумма. Особенно сумма.

И вот двигатель заурчал сильнее, и я прислонилась лбом к прохладному стеклу, наблюдая за тем, как мимо меня проносится город, размышляла.

Вспоминала. Принимала решения.

И одно назрело у самого дома, обросло ветками сомнений и листьями будущей лжи. Я не могу оставить все так.

Это раньше спрос был как с гуся вода, а сейчас я чего-то стою. Сейчас я знаю цену своей чести. Тем более, если позволить продолжать этому уроду бесчинствовать, спокойного сна мне не видать. Как пить дать.

Спустя еще минут тридцать, влетев в квартиру, наскоро стерев кровь и кое-какую грязь, чуть не запнувшись на пороге, быстро натянула джинсы и вернулась в такси.

Водитель, спасибо ему, не задавая вопросов, подвез меня до ближайшего отделения полиции. Когда я протянула сумму, в два раза большую той, что я назвала в начале, он отказался от денег.

– Вам нужнее, – было ответом на мой вопросительный взгляд.

– Спасибо, – только и вымолвила я, наблюдая за уже второй уносившейся в ночь машиной. Все-таки мир не без добрых людей.

Наверху мигал фонарь, и я, посмотрев на него, усмехнулась.

Россия.

Даже на лампочках экономят. Не удивлюсь, что сгори он совсем, а под носом страж правопорядка случится насилие, они и не почешутся.

Эх… Надеюсь, что все же я ошибаюсь.

Тишина внутри поста немного угнетала, а дежурный за решетчатым окошком лишь мельком взглянул на меня и принялся дальше играть в свою приставку.

Это безразличие напомнило мне роддом, в который нас трех девчонок из приюта привезли на аборт. И такое же «подождите» было тогда, и такое же: «Что, догулялась?».

Мне и тогда хотелось разодрать ногтями лицо женщины, думающей, что раз она дожила до пятидесяти или около того лет, то знает всех все лучше. Знает, как жить правильно.

И этот такой же. Сидит он. Пузо отрастил. Волосы бы хоть помыл. А на лице такая же улыбка все понимающего человека.

Но я сдержалась, не вцепилась в эти поросячьи глазки, а просто попросила позвать главного.

– Не положено.

Стало положено и уложено, и отложено все, когда я впихнула дежурному свой иностранный паспорт. Уже через пять минут передо мной буквально расстелился капитан Бодров, судя по всему, спящий на своем столе еще минуту назад.

Вот она – мировая справедливость. Будучи гражданином иностранного королевства, перед тобой расшаркиваются, а русский паспорт не значит практически ничего.

– Доброй ночи, – капитан запнулся и отвел взгляд. – Может и не совсем доброй. Расскажите, что с вами случилось?

И вот в кабинете, по размеру напоминавший туалет с пожелтевшими обоями и смрадом от пота и сигарет, я начала свой спектакль. Пьесу я продумала по дороге, а сейчас включила актерскую игру в стиле лучшей мыльной оперы.

Я рыдала, тряслась, на себе показывала захваты и удары, многое напридумывала, и, конечно, была фееричная развязка. Рыдание на груди этого самого капитана.

– Я так хочу-у, чтобы его нашли и наказали. Капитан. Прошу вас, войдите в мое непростое положение.

– Не волнуйтесь. Я лично займусь этим вопросом. Он будет найден и посажен за решетку. Можете на меня рассчитывать.

Я благодарила, как могла, прижималась одетой лишь в футболку грудью к его руке, вытирала слезы его платком.

– Сейчас вас проведут в медицинский кабинет.

– Это еще зачем? – не поняла я.

– Нам нужно, – она виновато на меня взглянул. – Снять побои и освидетельствовать половой акт. Он же был?

От освидетельствования я все-таки отказалась. Все, на что я по своему праву согласилась – это запечатлеть побои и синяки на фотокамеру.


– Вот, прочитайте и подпишите, если все верно, – передо мной легли несколько листов бумаги, в каждый из которых я долго вчитывалась.

Что же, я зря сюда ехала, чтобы навести напраслину? Дочитав, удостоверившись, что все написано с моих слов, я размашисто расписалась.

Я не стала ложиться в гинекологическое кресло только по одной причине. Это было бесполезно. Собственно, и мой сюда поход несколько дурацкое, спонтанное решение. Мне бы в больницу. Голова раскалывается.

Понятно же, что дело замнут.

Потому что такие люди, которые могут закрыться в туалете и как ни в чем не бывало поиграть, как выразился этот урод, точно не сядут за свое веселье.

Но свое дело я сделала. Совесть чиста. Хоть немного, но жизнь ему мой паспорт подпортит. Тем более, если он не станет большим дебилом после удара в голову.

А в понедельник я обязательно доеду до посольства и попрошу охрану. Они не откажут.

Как только оказалась дома, помчалась в душ. Скинула с себя ненавистное тряпьё насильника и залезла под прямые, горячие струи, отчаянно стирая остатки чужеродных прикосновений.

И главное забыть, как потряхивало, как цепляло нервные окончания от того, как знакомо он вылизывал и всасывал соски, как его язык с жаром ласкал нёбо.

Рука с мочалкой невольно легка на грудь, совершая спокойные ленивые движения, чутка задевая покрасневшую кожу.

Кажется, стыдом покрываюсь я, а горит грудь. Вот как объяснить, что муж лаской и вниманием не заводил меня ни на пол оборота, ни на целый.

Машина с именем Мелисса так и не тронулась с места. А какой-то урод, смутно напоминающий Самсона, уже путем пусть и жестокого толкания машины, сумел завести давно заглохший двигатель.

Конечно, психологи объяснят это порушенным детством. Потом отсидкой в жестоком детском доме и тем, что, по сути, Юра спас меня от участи гораздо худшей, чем насильственный секс с ним. Но они не знают всего.

Не знают, что несмотря на мою любовь, он мне не доверял, что периодически я подвергалась побоям.

И, конечно, не знают про Никиту.


Прошлое

За восемь лет до основных событий. Россия.

*** Мелисса ***

– Мой сыночек, мой маленький. Какие у тебя глазки, какие губки. Какой же я глупой была. Думала, отдать тебя смогу. Никто тебя не заберет. Никто, – шепчу, поглаживая пальчиками маленький, рыжий чубчик.

Если честно, я думала, что он будет таким же жгучим брюнетом как папаша.

Мысли о Юре сразу вызывают ком в горле и слезы, но я усилием воли сглатываю. Хватит.

Он в прошлом. Вся его жестокость, недоверие, одержимость моим телом остались позади. Теперь в этом розовом комке смысл моей жизни. Мое место теперь рядом с ним.

– Люблю тебя, мой хороший, – говорю сыночку и реву как дура.

Как часто я хотела сказать эти три слова Юре, но боялась. Боялась, что засмеет.

Что вместо того, чтобы просто поцеловать и прижать к себе, в очередной раз трахнет. Место и время волновать его не будут. Ему главное ноги мои раздвинуть, вставить и сперму слить.

Самое главное, боялась, что не ответит взаимностью.

Ну ничего. Не вышло. Может и к лучшему?

Он никто. А мы с сыночком в Англии будем жить. Только вот тетю Джулию убедить надо.

Она пока настроена крайне негативно к «отпрыску детдомовского ублюдка» – как она говорит.

Жуть.

Но что бы не было, я любила Юру, и нашего ребенка отдавать не собираюсь.

Ни за что! Никому.

Как же его назвать. Может быть Денис? Или Павел? Или лучше… Рома?

Решу, а пока можно и смотреть, как он к соску приложился и смачно сосет. Опять на ум папаша его приходит, который больше всего в моем теле любил как раз довольно крупную грудь.

Малыш напился, срыгнул и тут же, влажно причмокнув, сладко зевает.

Господи.

Не это ли счастье? Наблюдать за родным существом, что еще совсем недавно частью тебя было. Росло внутри тебя. Толкалось, напоминая о себе.

Не давало спать. И теперь не будет давать. Радовать будет. Улыбаться. Радость приносить. А я буду его победам радоваться.

Победитель… значение имени – Никита.

Точно! Мой маленький Ник. Теперь он будет светом в тьме, в которую моя жизнь превратилась со смерти родителей.

Да и при их жизни скорее серой казалась.

Они любили меня, правда. Но работу свою любили больше. Очевидно чувствуя вину за постоянное отсутствие в моей жизни, они покупали абсолютно все, что я хочу.

Не смотрели на ценники. Да и вообще жили в свое удовольствие, кормя при этом и сестру мамы.

Учитывая, что та уже давно живет в Англии.

Мне восемнадцать, наследство смогу получить только в двадцать один, а пока моим опекуном является она. Тетя Джулия в общем.

Она по закону имеет право решать за меня, если я, конечно, не хочу пойти по миру. А мне теперь нельзя рисковать. Надо ее ободрение заслужить, показать, что мы с малышом ее любовным делам мешать не будем.

Тетя Джулия, наверное, боится, что я все буду тратить на ребенка, а потом, когда совершеннолетие наступит, перестану давать ей деньги на фирменные шмотки и красивые машины.

Шлюшка зарубежная.

В свое время все страны объездила, всех херов перепробовала.

Нельзя, конечно, так говорить, но почему она так категорична в отношении Никиты?

Хорошее имя, правда же?

Он такой красивый, такой спокойный.

За неделю она приходила уже два раза, требовала написать отказную, но я каждый раз качала головой.

Если до родов я была зла на Юру, на его жестокость, недоверие, думала избавиться от ребенка.

Но стоило мне только услышать протяжный, звонкий крик, внутри что-то надломилось. Хрустнула корка, мешающая полюбить малыша всей душой изначально.

И теперь нет ничего для меня дороже. Нет счастья больше, чем ощущать биение его маленького сердечка рядом.

Спустя четыре месяца после встречи с тетей, когда мы уже собрали все документы и собирались уезжать в Англию, я узнала, что беременна.

Тетя тут же билеты отозвала. Сказала, что «это» останется здесь.

И я, тогда все еще злая на Юру и заплаканная, на грани истерики была с ней полностью согласна.

Дура! Теперь жалею. Очень.

Ведь могли бы уже давно уехать. И там бы я ее уговорила, а теперь остается только… воевать.

– Мелисса, – вошла тетя. Даже в свои сорок три, статная блондинка. Красивая, но с уже наметившимися морщинами возле губ и глаз. – Вот та женщина.

Черт, черт, черт. Прижимаю к себе малыша сильнее. Не отдам! Отворачиваюсь от ее пронизывающего, бесчувственного взгляда.

Она, не имевшая никогда любви, детей, питомца, не сможет меня понять. Никогда.

– Я уже сказала, что не откажусь от него, – не отрывая взгляда от ребеночка, рявкаю я.


Он, конечно, испугался и тут же закричал. Пронзительно так, словно знал, что творилось в моей душе. Что творится в палате частной клиники.

– Сколько можно повторять одно и то же? Вы напугали его. Пошли все вон!

– Простите, – повернулась к посетителям тетя и закатила глаза. Сука! – Послеродовой синдром. Мысли путаются. Мы уже все обсудили.

Она подошла ко мне. Начала руки протягивать, а я её по ним ударила. Потом в волосы вцепилась. В прическу идеальную и змеей зашипела:

– Не отдам, слышишь меня? Забирай свои деньги. Оставь мне его… Оставь…

Она дает мне пощечину, так, что голова дергается, но я все еще Никиту держу. Сильно к себе прижимаю.

– Прошу, Машенька, Тетечка, прошу, не забирай его у меня. Он единственное, ради чего я теперь живу, – рыдаю, но ей все не почем.

После недолгого, но бурного сопротивления, она буквально вырывает из моих рук Никиту. И я уже с кровати хочу встать, в ноги ей броситься. Волосы крашенные повыдирать. И сердце бы вырвала, но нет, кажется, у нее в груди ничего.

– Никита! Верните мне Никиту! Юра! Юра! Помоги мне, скотина! Они нашего сына забирают, сына нашего украсть хотят! – уже на грани бреда кричу, надеюсь на что-то. Слушаю пронзительный плач моего красивого мальчика.

Моего! Моего!

Сколько бы не пыталась встать с кровати, сколько бы не истерила, кусалась, двое санитаров надежно меня прижимали.

А медсестра что-то в руку начала колоть.

Я кричала так, как никогда во время изнасилования любимым. Я не могла расстаться со своим малышом. Это была часть меня. Часть Юры. Не того ублюдка, что избивал, а того, кто сладко целовать умел.

– Отдайте мне моего ребенка! Тетя Джулия, пожалуйста! Отдайте мне Никиту! – продолжаю кричать, но все глуше, в их равнодушные лица. А слёзы нескончаемым потоком бегут по лицу и что-то надрывается внутри. Боль такая, словно кости ломают. – Он мой! Он только мой!

– Мы назовем его Никита, – пошла на уступку маленькая женщина, любовно принимая на руки кричащего младенца. Моего младенца. И за дверь вышла.

Тварь. Все они твари. И Юра тварь, потому что не пришел. Потому что забыл. Потому что поверил, что я могла с кем-то спать кроме него.

Ненавижу. Особенно его. Особенного того, кого люблю.

Глава 10.

*** Самсонов Юрий ***

– Сегодня ты не сопротивляешься, – шептал я, сжимая мягкое тело Мелиссы, постоянно касаясь ее своим набухшим членом, через два слоя ткани. – Такая нежная, податливая. Такая моя.

– Я всегда твоя, – заплетающимся от выпитого языком говорила она, лаская мою шею, обжигая касаниями языка, опаляя горячим дыханием.

Внутри уже все горело, член просто рвался из спортивных штанов, готовый, как всегда, врезаться в тесные глубины.

На самом деле она ненавидела меня, но сейчас, в эту секунду, в заброшенной части здания, она меня любила. Хотела всегда, ненавидела всегда, а любила только сейчас.

– Ты сам сделал меня своей. Заставил вернее, – пролепетала она. Я чувствовал, как смешивается наше дыхание, как мой мужской животный запах обволакивает ее женственность, заставляет возбуждаться сильнее, буквально течь.

Мои руки уже забрались под простое летнее платье и, нащупав резинку трусиков, стянули их вниз, сразу пробираясь пальцами внутрь.

Там, между розовых складок, было до одури тесно и горячо, а осознание, что это только мое, что только я был там, сводило с ума.

Это чувство собственности не было мне присуще раньше. Я спокойно делился девками с другими пацанами, пока не появилась она.

Мелисса, рыжая Лисса, такая офигительно красивая, мягкая, невинная.

Моя Лисса.

Я толкнул ее назад и посадил на подоконник. Она наверняка ощутила холод, но вскрикнула не из-за этого.

Твердый, крупный член уже толкался внутрь. Просто нереально круто, не сравнить с раздолбанными дырками шлюх. Мои пальцы до боли впивались в нежную, почти прозрачную кожу спины, чтобы буквально распластать Мелиссу, чтобы быть еще к ней ближе.

– Юра, – шептала она, выстанывая каждый гласный звук. – О, Юра.

– Да, моя сладкая, кричи для меня, – рычал, я проталкиваясь дальше. Глубже. Быстрее и до конца.

Вталкивался, проникал, пока наконец не ощутил, что полностью внутри.

Член сжало тисками, словно Мелисса сама сильно сдавила его кулачком.

Я сразу поцеловал дрожащие от волнения губы, чувствуя на языке сладкий вкус своей девочки, смешанный с ноткой алкоголя, которым мы праздновали день рождение. Мое.

Лучший день рождения. Потому что сегодня рядом была она.

Та, что принадлежала мне. В эту секунду, пока я с размаху врывался в тесное влагалище, губами посасывая её сосочки.

Та, что цеплялась пальцами за мои плечи, пока я увеличивал скорость, работая бедрами как отбойный молоток, желая поскорее кончить.

Та, что просто не смогла больше сдерживать крик, когда мои руки сдавили ее крупные, похожие на молодые дыньки, груди.

Та, что тряслась в оргазме, похожим на маленькую смерть, пока я, тяжело дыша, сделал последний выпад и замер, изливаясь внутрь.

– Самсон!

Погруженная в темноту, пропахшая лекарствами и рьяной долей алкогольных паров, комната резко озарилась светом. Тяжелые портьеры разошлись в стороны.

Что, мать твою, происходит?

Я застонал, пытаясь вырваться из плена страстных снов, и попытался открыть глаза.

Сейчас для меня казалось злом все на свете. И, собственно, сам свет, настойчивая барабанная дробь в голове, вызывающая боль и засуху во рту.

Но самое главное, лучший друг и партнер по бизнесу, силуэт которого темным пятном выделялся на фоне окна.

И пятно это, надо сказать, было весьма грозным.

– Подъем, Самсон, ты доигрался.

И, наверное, я бы поинтересовался, о чем, собственно, твердит Сыромяткин Сергей Валерьевич или просто для своих – Серый, но кровь в висках стучала так, что все, что я смог сделать, это протянуть руку подобно пленнику на галерах и прохрипеть:

– Дай воды, будь, сука, человеком.

Вместо того, чтобы облегчить мне жизнь, этот «серый» говнюк попросту выплеснул стакан воды в лицо.

– Эй! – заорал, не ожидавший такой подставы, я и сел. – Я хотел попить, а не быть облитым. Падла.

– Ну, что сделаешь, ты же не уточнил, – как ни в чем не бывало пожал плечами Серый и уселся в кресло рядом с кроватью, закинув ногу на ногу.

В руках он вертел уже наверняка потеплевший от постоянных звонков телефон. Он редко у него затыкался.

Я же еле держал глаза открытыми, смахивая стекающие капли воды по лицу, слизнув остатки с твердо очерченных губ, и пытался понять.

А что вообще происходит?

И какого хрена Серый ведет себя так, словно мы поменялись ролями, и теперь тот встал во главе компании.

– Ты чего мутишь, у тебя недотрах? – спросил я, все-таки сумев достаточно продрать глаза. Похоже, вечеринка в честь прощания с дредами, трепетно растущими семь, лет была плохой идеей.


– Так ты только скажи, – продолжил я. – В шестом в миг все уладят, я там недавно видел такую…

Подмигнул другу и показал на себе размер груди, явно не сочетающийся с реальностью.

Серый смотрел на меня, как на больного, сбежавшего из псих.диспансера, что, впрочем, было неудивительно. Очевидно, кокс как-то влияет на характер, ибо я шутить вообще не привык.

– Так, ты меня взглядом не гипнотизируй, я твой недотрах вылечить не смогу, я по девочкам.

– Недотрах у тебя! – резко прервал мой шутливый тон Серый, вскочив. – Если ты ради ебли с рыжей сучкой решил просрать все, к чему мы шли шесть лет!

Глава 11.

– Не ори! Нормально объясни! – жестко рявкнул в ответ я. Совсем страх потерял, урод. Резко спустил отекшие после сна ноги на мягкий ковер. – Устроил мне тут бабскую истерику! Я тебе жена что ли? Объясни, как следует, а не так, словно у тебя хуй во рту застрял.

Серый напряг челюсти и кивнул, соглашаясь. Этому блондину прекрасно было известно, что злить меня – вредить в первую очередь себе.

– Я про твою позавчерашнюю вечеринку. И туалетные шашни с иностранкой, – стал он расхаживать по спальне, меряя ее вымуштрованными в армии шагами. Именно там я и встретил этого хилого паренька, взяв под свою защиту и сделав нереально богатым человеком.

– Ну и что? – легкомысленно отозвался я, разминая шею и мускулистые плечи. – Ничего я ей не сделал, поухаживал маленько, а сучка мне еще и по башке дала.

Я коснулся перебинтованной головы. Мда-а. Не так я мечтал расстаться с дредами. Когда серый промолчал, я поднял на него взгляд и нахмурился. Ну что он, блин, телится как монашка.

– Что ты опять пялишься?

– Поухаживал, – откашлялся тот. – Она утверждает, что не только поухаживал.

– Да в смысле?

– Она заявила об изнасиловании.

– Вот зараза! – вскочил я и пошатнулся. Голова просто ватная, а ноги дрожат. Серый хотел помочь, но передумал. Кто-кто, а я в поддержке не нуждался.

– Она ничего не докажет. А мы скажем, что пиздит!

– А это уже не важно. Есть заявление, есть дело. А в суде поверят скорее иностранной гражданке, чем бывшему детдомовцу, зеку и наркоману.

– Не кипишуй. Решим. Все одним миром мазаны. Денег дам и все, – пожал плечами я и стал медленно переставлять ноги в сторону шкафа, мелькая крепким задом и широкой спиной. Серый отвел взгляд.

– Адрес ее нашел?

– Да уж не отлеживался, как некоторые, – достал друг из сумки папку и бросил в меня. Она столкнулась с моим каменным прессом, но упасть не успела.

У поднаторевшего в драках мужика и должна быть отличная реакция. И память. Память меня никогда не подводила, и сейчас услужливо подсовывала образы прошлого, снов, как только я взглянул на девичью фамилию иностранки.

Фролова, мать ее.

Вот это выстрел из прошлого.

– Ты чего застыл?

Серый уловил мое смятение, что, в принципе, было мне не присуще.

– Как много ты знаешь рыжих Мелисс, а, Серый? – махнул я папкой из стороны в сторону и отбросил на рабочий стол. Один из многих в этом современном загородном доме.

Серый в недоумении поднял брови.

– Ни одной?

– Во-от… А я помню только одну, – я уже резвее шел к шкафу с одеждой, чувствуя, что меня подгоняют голодные волки, имя которым предвкушение.

Мне не терпелось снова, как десять лет назад, заглянуть в эти невинные, но такие лживые глаза цвета глубокого моря.

– И что ты… То есть, как ты будешь договариваться с ней?

– Для начала закончим начатое, – улыбнулся я уголком рта, вспоминая вкус кожи чертовки. Не удивительно, что член сразу определил себе цель в моем пропахшем похотью и грехом клубе.

В ней ведь почти ничего не изменилось, и даже влагалище пахло столь же сладко, как тогда, когда я срывал вишенку.

– В смысле? – допытывался Серый.

– Раз уж она утверждает, что я трахнул ее, то я так и сделаю.


Глава 12.

Никита. Проведя бессонную ночь, терзаемая мыслями о своем мальчике и последних неприятных событиях, заснула под самое утро.

Проснулась от телефонного звонка.

Потянулась за смартфоном, еле продирая глаза, скорее всего покрасневшие от слез, которыми я сильно увлажнила подушку.

– Слушаю.

Приемная мать Никиты, Ольга Михалевская, снова просила денег, и я немедля помчалась в банк переводить в Белгород сумму, как всегда, большую, чем требовалось.

И не чувство вины двигало мною, а желание сделать жизнь Никиты прекрасной. Я хотела, чтобы он никогда ни в чем не нуждался.

Выстояв положенную очередь и улыбнувшись женщине за стеклом, я невольно сравнила ее с Ольгой. Такая же приятная на вид, за сорок, с прической горшком на голове.

Я помнила ее еще по роддому, когда тетя Джулия привела их с мужем в отдельную палату забрать моего ребенка.

Маленького, розовенького, ростом пятьдесят три сантиметра и весом три с половиной килограмма. Идеальный малыш с рыжим пушком на головке и еще мутными голубыми глазенками.

Он тогда славно причмокивал налившуюся молоком грудь.

Меня толкнули плечом на перекрестке, где я переходила дорогу, вырывая из водоворота мыслей о прошлом, которые по возвращению в Москву окружали меня все чаще.

Могла ли я что-то сделать? Дала бы Никите то, что дала Ольга с обеспеченным мужем?

Муж недавно стал инвалидом и деньги в их семье резко пошли на убыль. Я узнала об этом от самой Ольги, с которой переписывалась все десять лет. Социальные сети и благо, и зло.

Удивительно ли было то, что я тут же бросила престижное место в журнале National Geographic и вернулась в Россию работать в женском бульварном издании? Нет.

Я не могла оставить сына, пусть теперь и чужого, на произвол судьбы. Тем более что у меня появилась возможность наблюдать за тем, как он растет, играет в футбол, так когда-то любимый Юрой.

О нем я, кстати, не беспокоилась, почему-то была уверена, что он, как и многие детдомовцы, стал бандитом.

Нам просто негде было пересечься.

****

В квартире после небольшой уборки стала ходить из угла в угол, как неприкаянная. Тело наливалось тяжестью, сердце гулко билось в груди, отражая мое беспокойство.

Страх, вроде бы ничтожный, но он был со мной и вызывал в мозгу вопросы, не дававшие покоя: Зачем я пошла в отделение? Что это мне дало?

Кто такой этот «тарзан» и почему на его грубость мое тело отзывалось точно так же, как десять лет назад с Юрой.

С этими мыслями я и легла спать, завернувшись в свою самую теплую фланелевую пижаму и надев шерстяные носки. Дома не было холодно, но мороз то и дело мурашами пробегал по коже. Заболела?

Уже второй день подряд проснулась от настойчивого звонка. На этот раз в дверь. С трудом оторвала голову от подушки, села и потерла глаза.

– Да кто там такой охамевший?

Подруг, как таковых, у меня не было, а залить соседей я не могла. Посмотрев на часы и увидев, что доходит только семь, нахмурилась.

Еще час могла спать спокойно.

Изверги.

Собиралась я на работу всегда быстро, поэтому была лишняя минутка поваляться в постели. Сразу возникли воспоминания о том, что когда-то именно Юра любил будить меня пораньше и перед своей тренировкой получать утренний минет.

Замерла на пороге, невольно осматривая свою квартиру и окно, где рассвет, зачинался над Москвой-рекой.

Мне это жилье с приличным ремонтом достаточно дешево нашли люди из посольства. Я, конечно, сама все покупала: мебель, вещи, но как-то быстро, неосознанно. Тут все было так безлико. Современно и сухо. Я даже за полгода не смогла ее как следует обжить.

И почему я нигде не могу почувствовать себя дома. Почему меня, как вилами скребет чувство, что я везде чужая.

– Да иду! – раздраженно крикнула я, когда звонки прекратились, и началась долбежка в дверь. Да такая, словно там собрались все демоны ада, чтобы забрать душу, что я однажды продала, влюбившись в дьявола.

И тут вспышкой света пришло осознание. Дьявол. Я застыла, словно врастая в пол, покрытый паркетом.

Он был там, за дверью. Он узнал о заявлении и пришел требовать ответа.

Постаравшись не впадать в панику, я медленно подошла к двери и посмотрела в глазок. Коридор чистый, светлый, в голубых тонах был пуст, а потом, почти отбросив меня вибрацией, дверь снова сотряслась от удара, и прозвучал до ужаса, до трясущихся коленок, знакомый голос:

– Мелисса, открывай, я знаю, что ты за дверью.

А потом перед глазком появился он.

Кошмар всей моей жизни.

Неправильная, болезненная любовь.

Насильник, чуть меня не изнасиловавший на мокром полу сортира. И если пьяной в темноте клуба я его не узнала, то при свете не могла не понять, что…

Самсонов Юра снова вернулся в мою жизнь.


Взглянув на себя в зеркало, увидела бледное, до самых корней волос, лицо.

«Мне пи*дец!!!».


Глава 13.

Эта мысль барабанной дробью билась в мозгу, отдаваясь во все тело. Оно просто-напросто похолодело.

Дверь сотряслась от нового удара, и я, собрав в кулак всю силу воли, решила открыть. Ну, а что? Мы ведь уже взрослые люди.

У нас есть полиция, если что, в кухне есть нож, на крайний случай можно заорать, и мужчина из соседней квартиры, уже ни один месяц меня клеящий, придет на помощь.

Чем быстрее я открою и поговорю с ним, тем быстрее снова избавлюсь.

Забуду, как страшный сон. Снова. А забуду?

Все замерло, кажется, даже демоны за дверью затаились.

Провожу дрожащей рукой по волосам и лицу, стирая последние следы сонливости, чтобы потянуться к двери.

Открывала медленно, так, словно в страхе пробиралась по лесу.

Юра изменился, теперь я понимаю, почему я сразу не узнала его. И дело даже не в темном освещении или дредах, которых теперь не было.

Дело было в нем самом. В раздавшихся плечах, еще больше ожесточившихся глазах, твердой линии рта, и руках, судя по размеру, одним движением способных свернуть человеку шею.

Не просто человеку, мне. Раньше он был юношей, теперь передо мной стоял мужчина. Властный, жестокий, привыкший повелевать.

– Привет, Рыжуля.

– Здравствуй, Юрий.

Голос, конечно, тоже. Стал глубже, ниже, словно раскатистый гром в летнюю удушающую жару. Такую же, что у меня в теле.

Воздуха почти не осталось, а сердце вот-вот вырвется из груди.

Зовите срочно доктора, больная снова залипла на насильнике.

Эта мысль меня отрезвила.

Он насильник. Таким был, таким он и остался.

И взгляд. Он снова меня раздел, трахнул, одел, нагнул и заставил сосать. И все одним только взглядом. Не человек, животное.

Я перестала глазеть и, нахмурившись, сложила руки на груди.

– Зачем пришел?

– Соскучилась? – сыронизировал он и ухмыльнулся. – Приехала в Москву, а старым друзьями не сообщила.

– Напомни мне, когда мы стали друзьями? – его насмешливый тон в край выбесил, и я, встав на изготовку, начала стрелять обвинениями. – Не тогда ли, когда ты меня насиловал, или может быть, когда избивал, а нет, – закатила я глаза. – Наверное, когда за гипотетическую измену чуть не отдал на растерзание своре похотливых ублюдков? Мне нечего тебе сказать, уходи!

Сказала и попыталась закрыть двери, но властная рука, словно шлагбаум, не дала ей двинуться с места.

– Не так быстро. Во-первых, ты украла мою футболку, – он, даже не обращая внимания на мое тело, просто отодвинул и протиснулся в прихожую. Его амбалы – те самые уроды – все это время стоявшие за ним, тоже вошли внутрь и закрыли двери.

Черт. Кажется, я что-то говорила про адекватность.

Я отошла назад, чтобы еще раз удивиться, как вроде бы просторное светлое помещение может враз стать настолько тесным.

Все из-за парочки огромных амбалов. Юра прошел в гостиную и стал по-хозяйски рассматривать вещи, а кое-что и трогать.

– Ничего не трогай, – сразу нашлась я, отойдя от первого шока. Он обернулся и поднял брови. – Что?! Да как ты вообще смеешь после всего сюда заявляться?

Я не смогла сдержать рваный крик, чувствуя дрожь гнева по всему телу.

– Ты посмотри, какой ты стала горячей. Сопротивляешься, кричишь, – вкрадчиво говорил он и сделал шаг ко мне.

– Стой на месте! – сразу предупредила я.

– Ты теперь не просто Лисса, а дикая рыжая кошка. В постели ты тоже перестала быть бревном? – ухмыльнулся он и снова сделал шаг.

– Да, как ты смеешь? – задохнулась я от возмущения. И это после того, как я часами плавилась в его объятиях. Сукин сын!

– Смею, смею. А вот как у тебя наглости хватило подать на меня заявление? – вдруг изменил он тон голоса и приблизился еще на шаг. Я ничего не могла с собой поделать и отбежала в сторону, схватила первое, что попалось под руку. Лампу на длинной ножке. Весь его вид пугал до трясущихся коленей.

– Не подходи! Кончилось то время, когда ты мог безнаказанно пользовать девушек. Насильник должен сидеть в тюрьме! – крикнула я и от страху все-таки бросила лампу в Юру. Он, скотина, конечно, увернулся, даже не вздрогнув, когда лампа разбилась за его спиной, и, оскалившись, рванул ко мне.

Я с громким визгом побежала от него в свою спальню.

Парни, стоявшие по струнке смирно, дернулись, но тут же замерли, когда Самсон дал команду «стоять!» еле заметным движением руки.

– Я сам. Лисса! – позвал он меня, пока я держала дверь спальни спиной, а потом резко рванула к телефону. Успеть бы.

Дверь с грохотом открылась, и меня буквально откинуло на кровать. Я с визгом перекувыркнулась и встала, тяжело дыша прямо напротив своего личного кошмара.

И владей мной только страх, было бы легче. Нет, к своему стыду я начала чувствовать знакомое чувство неги внизу живота.


Внутри тлели угли, а взгляд Юры, ласкающий мое лицо и тело, пусть и грязно, но когда-то я кайфовала от этого, разжигал угли в настоящее пламя.

Оно лизало мне лоно, заставляя его все сильнее увлажняться.

Он кивнул на кровать.

– Много ебали тебя здесь?

– Сотни. Тысячи! И все они были лучше тебя! – в запале закричала я и, схватив с туалетного столика духи, дорогущие, снова кинула в него. Стена за его спиной снова окрасилась брызгами осколков и темным пятном душистой жидкости.

– Отлично, – разозлился он и взялся за футболку. – Тогда я следующий.

Глава 14.

– В моей очереди для тебя никогда не будет места! – отошла я назад к окну, думая, что можно было бы спрыгнуть. Но девятый этаж не позволял такой роскоши.

Юоа ловко взобрался на кровать – в ботинках, свинья – и я смогла прошмыгнуть на кухню. Быстрее. Быстрее. Туда, где нож. Куда угодно. Только бы подальше от него.

Схватившись за разделочный нож для мяса, я резко обернулась и вскрикнула, когда поняла, что полоснула Юру по руке.

Кровь сразу окрасила розовым белый кафель, но сам он, как будто не замечал этого, впиваясь в меня глазами.

– В твоей очереди Меллиса, я всегда номер один.

– Не подходи, я уже полоснула тебя, – кивнула я на руку, думая о том, что перевязка бы не помешала.

Что?! Очнись! Он снова хочет сделать тебе больно! Ты должна его обезвредить. Убить, если потребуется.

– Это? – насмешливо поднял он руку, показывая мне тонкий порез, из которой капала кровь. – Это ерунда.

Я закричала, когда он слизал собственную кровь и навис надо мною.

– Ты псих! – еще раз заголосила я и ощутила, как кончик острого ножа уперся ему прямо в пресс, судя по всему железный, потому что нож не ушел ни на пол сантиметра в кожу.

– Лиска, неужели ножом меня зарежешь? – издевательски поинтересовался он, но при этом не двигался. Ждал.

Его взгляд изменился, там больше не было безумия. Лишь хладнокровие и похоть.

Он всегда хотел меня.

Захотел, как только увидел и взбесился, когда я вместо пускания слюней как делали многие, взяла да и вылила стакан с компотом ему в лицо.

Перед всей столовой. Унизив его, и загнав себя в такой капкан, что до сих пор не отпускает. Он не отпускает, держит в силках как рыбу своим взглядом, всем своими видом.

Его возбуждение, громко стучавшее в груди и вырывавшееся горячим дыханием изо рта, перетекало и в меня.

Но это неправильно. Он неправильный. Это раньше, он мог заставить течь меня одним касанием, пусть даже болезненным, но теперь я изменилась. Я не слабая. Я не слабая! Я уверена, что смогу с ним справиться. Так ведь?

– Ну же рыжуля, одно усилие и я тебя больше никогда не побеспокою, – не сползала ухмылка с его лица, но глаза оставались серьезными, жаждущими меня.

– Давай!

Рука затряслась от противоречий в желаниях. Я не убийца, да и не умрет он, хотя есть горло. Я перевела взгляд на его кадык, который, как и мое сердце ходило ходуном.

– Ну же, Меллиса, ты же сильная девочка. – тянул он слова, рассматривая мое бледное лицо. – Многого добилась. Иностранкой стала. Или нет? Или ты все та же покорная овечка, готовая лечь под того, кто проявит грамм заботы, – его слова прозвучали настолько унизительно и лживо, что рука с ножом затряслась.

Я понимала, что он специально провоцирует меня, но куда больше?

– Это не правда! – крикнула, пылая гневом, чувствуя как слеза скатилась по щеке.

Я хотела надавить сильнее, всадить нож в его отвратительную плоть по самую рукоятку, но просто не успела. В жизни, как в дикой природе. Один раз замешкался и ты лишь звено в пищевой цепочке.

Самсон, рукой словно хлыстом ударил меня по пальцам, выбивая нож и вдавливаясь в меня уже сам, прижимая к столешнице.

Я вскрикнула, но он же задрал рубашку, стягивая ее через голову и мои руки не стали ему помехой. Он сильно сжал грудь, одетую в тонкий кружевной бюстгальтер и я снова стыдливо застонала, ощущая, как мощные импульсы увлажняют место между ног.

Но почему!

Почему это так действует на меня?

И его поцелуй. Грубый до боли, резкий.

И, как это я не узнала это движение языка в клубе, как не поняла, кто оттягивает соски. Кто поглощает все силы и гордость одним движением руки от поясницы к заднице.

Когда-то я жила ради этих поцелуев, касаний, когда-то я любила настолько сильно, что меня потряхивало от одного властного приказа: «на колени» или даже дебильной фразы: «сними трусики, хочу твою щелку».

В Юре нет, и не могло быть ничего романтичного. Он был скорее жестокой машиной, позволившей себе маленькую слабость. Меня.

Меня он сейчас раздевал, целуя, чтобы пробраться пальцем туда, где так влажно и горячо.

Это все не было романтичным, это было самым настоящим насилием!

Алло, мозг! Хватит утекать вместе со смазкой, что растирал по клитору Самсон. Хватит! Очнись! Он насильник! А ты просто шлюха, которая не может ему отказать.

В нем ничего не изменилось, только стало еще хуже, а я плыву, теку как похотливая сука и уплываю вдаль нирваны.

Рука на столе сползла чуть дальше нащупав еще один нож, а рука Юры уже забралась внутрь меня, растягивая лоно для своего крупного шланга.

Я знала, что его член уже рвется из джинс, чтобы заменить палец, чтобы разорвать мое тело на тысячу осколков экстаза.

– Нет! – резкий взмах руки и нож оставляет полосу на его щеке.


Он отшатнулся, прижав пальцы к ране, и диким взглядом осмотрел мою руку с ножом. В его взгляде было все что угодно, кроме человечности. Там была непроглядная тьма, накрывшая меня с головой.

От испуга я разжала пальцы, и оружие выпало, застревая острым лезвием в полу.

– Ты никогда не хотела по-хорошему, – прорычал он, словно зверь, глазами демонстрируя бешенство. – Сука!

Я не успела отойти или сделать хоть что-то, кроме окрика боли, когда его рука мощным движением снесла меня в сторону.

Я больно ударилась копчиком об пол, а затылком об кухонный гарнитур и закричала сквозь страх и ужас:

– Что тебе от меня нужно! Чего ты хочешь?!

На шум опять прибежали амбалы.

– Ты подала заявление в полицию, – взглядом остановил охрану Самсон и посмотрел на меня. – Забери его.

На меня накатило мимолетное облегчение. И все?

*********************

Глава 15

– Поехали прямо сейчас, – тут же предложила я, думая что скоро смогу избавиться от всего этого дерьма, в которое Юра снова меня окунает.

Он словно задумался и недобро сверкнул глазами. Хотя слова добро и Самсон в одном предложении могут быть только в одном случае. Противопоставление.

– И даже условий не предъявишь. Денег?

– Юр! Какие деньги?! Все, что я хочу это дать своим глазам больше никогда тебя не видеть! – отчеканила я и тяжело поднялась, понимая, что уже полностью обнажена.

Амбалы даже не постеснялись осмотреть мое тело.

Хамло.

– Вот и отлично, – кивнул Самсон и, не дав мне пройти в спальню за одеждой подхватил и забросил на могучее плечо.

– Ты с ума сошел?! – закричала я и тут же взвизгнула, когда его тяжелая ладонь ударом накрыла мой зад. – Поехали в полицию, заберем заявление и просто распрощаемся.

– Не раньше чем я тебя трахну, я слишком долго тебя не видел. Я что, не мог соскучиться?

– Юра! – верещала я, извиваясь на его плече, чувствуя себя куском мяса. – Я не поеду с тобой! Ну хорошо! Дай мне хотя бы одеться! Я же голая!

– Сегодня шмотки тебе не понадобятся, – усмехнулся он.

С этими словами Юра из моей квартиры и забросил в только что открывшийся лифт. Где все соседи?!

Почему никто не реагирует на мои пронзительные крики о помощи? И почему один из амбалов роется в моей сумочке?!

– Не трогай паспорт! – потребовала я, но Юра уже зашел в тесную зеркальную кабину и дверь закрылась.

Это ощущение тесноты и нашего запаха смешавшегося в причудливый коктейль сводило с ума. Он был полностью одет, а я обнажена.

Сколько не прикрывайся, ни один участок тела не остался без внимания его черных глаз и жадных растянувшихся в оскале губ.

Я поднялась и прижался к стенке лифта, ощущая яростные потоки горячего воздуха вырывающиеся из моего рта.

– Животное! Скотина! Мне надо на работу! – громко говорила я, смотря в его насмешливые глаза и на улыбку, которую мне хотелось стереть движением руки. Никогда не замечала у себя склонности к насилию. – Юр, послушай. Не надо. Я не хочу тебя. У меня налаженная жизнь! Без тебя! Оставь меня в покое!

Он молча нажал кнопку «стоп» и похотливо осмотрел мое тело.

– Открой двери! – испуганно пискнула я, когда несмотря на мои просьбы, он просто сделал шаг и навис надо мной огромной скалой.

– Мне казалось ты должна была запомнить, что орать на меня не следует.

– Я, – замялась я, не зная куда деть глаза. Конечно помнила. За повышение голоса всегда прилетало больнее всего и трах переставал доставлять удовольствие.

– Не подходи, прошу, – Господи он так близко. Его тело источает настоящий жар. Я столько раз фантазировала об этом, но я не должна хотеть его. Не должна!

Мысли круговоротом носились в голове, пока он просто осматривал мою грудь, отчего соски уже начало покалывать.

Я прикрыла их, но он откинул мои руки очередным хлестким ударом.

– Если ты оставишь меня в покое, то и напомнить ничего не придется, – сделала я последнюю попытку вразумить его.

– Завтра, – твердо сказал он, словно убеждая сам себя и резким движением рука сжал мою шею. – А сегодня…

Он поцеловал меня.

Я же испугавшись собственного желания от этого властного касания губ, подняла руку и без размаха дала ему по лицу. Я не могу так просто сдаться.

Не могу.

На этот раз он не взбесился, только сжал шею сильнее, почти до потемнения в глазах и поднял меня в воздух.

Сколько бы я не сопротивлялась: хрипло кричала, отталкивала, сколько бы не царапала его лицо, он так и не отнял губ от моих, долго и со вкусом лаская язык, зубы и небо.

– Сволочь! Насильник! Ненавижу! – крикнула я, когда смогла вдохнуть тяжелого воздуха, а Юра тем временем сжал одной рукой мои груди и принялся лизать соски.

Тело и так наполненное возбуждением вконец окосело. Мир вокруг померк, осталось только ощущения языка Самсона на сосках.

Чувственное и вместе с тем жестокое. Он словно пожирал их на ритуальном обеде, а я всхлипывала от восторга.

– Они стали еще лучше, – хрипло произнес он и просто зарылся, в крупные как дыньки груди лицом, уже расстегивая пряжку ремня и ширинку. – А как там внутри?

Поняв, что сейчас произойдет я снова начала сопротивляться. Но сейчас я не использовала ни доли той силы, что с незнакомцем, каким представлялся мне Юра в тот вечер.

Не было сил?

Или желания?

Все сопротивление разом сошло на нет, когда он просто раздвинул мои ноги еще шире и толкнулся членом внутрь, при этом утробно зарычав:

– Моя Меллиса.

Глава 16.

Он действительно напоминал зверя. И мне вдруг захотелось ощутить всю его мощь, потому что я была его добычей. Когда хищник воткнул в тебя свои зубы, есть ли смысл пытаться бежать?

Не сдерживая порыва, я стянула с него футболку и теснее прижалась к мускулистому телу, царапая ногтями кожу на его спине.

Меня уносило от ощущения, как меня растягивает огромный член. Мне всегда казалось, он был меньше.

Когда Юра, заставляя смотреть на себя, стал медленно продвигаться, я чувствовала каждую вздувшуюся вену его плоти.

Как член оказался полностью внутри, а моё влагалище тесно сжало его крупную головку, а затем и весь ствол, голова стала пустой, а перед глазами запрыгали чертики.

Он вновь всосал в себя мой язык и задвигал бедрами.

Сначала медленно, вторя совокупляющимся ртам – он смаковал меня, как терпкое полусладкое вино, а потом чуть ускорился, вдавливая меня в зеркало, и я на миг взглянула в то, что напротив.

Мать его! Я просто задохнулась от полноты чувств.

Там было животное, его спина сгорблена, испещрена татуировками и шрамами, но ничего эротичнее перекатывающихся мышц и движения его мускулистой задницы я не видела.

Он само зло. Самое сексуальное зло в мире. И это зло старается растянуть меня для себя. И это зло скользит в моем скользком влагалище, трется об его стенки И это зло рвано дышит, сжимая челюсти.

Сама себе противореча, я хрипло простонала, дергая за хвост самого дьявола:

– Как-то скучно.

Слушаем и кайфуем от голоса и текста

Девочка-война HammAli & Navai

Глава 17

***Самсонов***


Восемь лет.

Я не видел её десять ебаных лет. Думал, что не увижу никогда. Ненавидел за измену, за то, что сбежала.

Хотя, если по чесноку никуда бы не делась, не появись тогда ее дорого одетая тетка.

Десять лет бесконечных снов о гладкой коже, розовой плоти и огненных волосах, что так приятно держать в кулаке.

Они мягкие, не сравнить с паклями детдомовских девок. Девки всегда сами раздвигали ноги, стоило только взглянуть, но не она.

С ней приходилось бороться.

Её приходилось брать силой.

В клубе меня накрыло красной пеленой, я был уверен, что из-за кокса. Ошибся. Сейчас было то же самое. Стоило ее увидеть, как мозг отключился. Теперь только инстинкты владели существом. Вернее один.

Сделать эту самку своей. Покорить.

Прямо сейчас.

Скинуть старушечью херню, что она на себя нацепила. Потом пробраться пальцами во влажное мягкое место, что она пыталась спрятать между неожиданно стройных ног.

Но разве от меня спрячешься?

Разве поможет стена лифта избежать нападения хищника, если он уже оскалил зубы и готов вцепиться в жертву.

Я готов.

Я так готов, что джинсы чуть ли не трещат под давлением рвущейся наружу мощи. И нужно было подумать об имиджмейкерах, Андронове, брату которого я перешел дорогу, о пацанах, что ждали внизу. О цели, помехой к которой и стала эта чертовка, вот только мыслей в голове раз два и обчелся. «Хочу» была самой первой, светившийся ярче вывески клуба.

Царапаться, кусаться, пинаться, извиваться.

Все бесполезно.

Так легко прижать ее тело к зеркальной стенке, так легко терзать эти сиськи, соски которых как спелые вишенки, так и просятся в рот, зарыться в них и признаться:

– Они стали еще лучше.

Рука на шею. Немного сдавить, просто чтобы перестала трястись и наконец выпустить наружу мощное, налитое кровью желание.

То, из-за чего собственно в глазах уже все плыло, а ноги дрожали.

Поцелуй-укус был прелюдией. Закуской перед основным блюдом.

Сейчас. Сейчас. Пальцами раскрыть складки. Ощутить, как головка касается влажных, конечно же влажных половых губ. Так горячо. Так невыносимо.

Да, подожди не рыпайся. Сейчас.

Ощутить тесноту, от которой просто плющит.

Раздвинуть ноги еще шире, протиснуться резко, до конца и дернуться от того, как яйца шлепнулись об задницу.

Разве может быть что-то круче всего этого. Лучше ее острого аромата, проникающего из ноздрей сразу в мозг.

– Моя Меллиса.

Сопротивляться она перестала. Всегда так было. До первого выпада, как кошка царапалась, кусалась, а потом мурлыкала и ластилась.

Вот и сейчас, пока я дурел от того как тесно херу внутри, она уже стягивает через голову мне футболку.

Толчок.

Еще толчок.

Как же туго.

Блядь, как же туго!

Руки держали тело на весу, пока я, стараясь не делать ей еще больнее, двигался медленно, протяжно, наслаждаясь каждым сука трением наших органов.

Рыжуля оцарапала мне спину, да так, что кровь теперь не только на щеке, теперь она тонкой струйкой стекает вниз по заднице, теряясь за поясом расстегнутых джинс.

Вот только боль, причинённая ею заставляла возбуждаться сильнее. Заставляла просто звереть. Особенно сильно, после ее безумного:

– Как-то скучно.

Я заглянул ей в глаза, затянутые поволокой похоти и знал, что она нагло врет. Дразнит зверя. Сучка.

Я оскалился и буквально расплющил свои губы об ее.

Проникая языком сквозь белые зубки, настойчиво трахая не только влагалище, но и рот.

Больше не было сопротивления. Наши языки вступили в схватку, постоянно сталкиваясь, пока я начал толкаться быстрее.

Я схватил ее за волосы, разрывая поцелуй и впился губами в шею, слыша бьющий по мозгам стон.

Провел рукой по уже покрытой потом спине и сильно сжал мягкую упругую задницу, пальцем то и дело подцепляя анус, от чего она испуганно дергалась и задышала еще чаще.

– Юра, не надо.

– Это мы оставим на потом. – В ее теле не останется ничего, чего бы я не вкусил.

Продолжая удерживать ее волосы в кулаке, я делал частые выпады, проталкивая член до самого конца и резко назад.

Вперед – Назад.

И снова.

И снова.

Так что от смеси боли и наслаждения она уже кричала.


Она кричала, а я рычал, вдавливая ее в стену все сильнее, все быстрее двигая бедрами. Врываясь с остервенением бешеного буйвола. Все сильнее.

Я желал, чтобы она прямо сейчас кончила.

Для меня.

Чтобы поняла, что все ее сопротивление не значит ничего, если мой зверь ворвался в ее тугую щель.


Глава 18.

*** Мелисса ***

Голая и прижатая к стене подъездного лифта, я должна была чувствовать себя униженной, оскорбленной, какой угодной, но не взволнованной тем, как огромный член таранит меня, не только растягивая лоно, но и разрывая на мелкие осколки чувства.

Как те духи, что разлетелись, распространяя везде мой любимый запах.

Вот и сейчас другой запах, мужской невыносимо возбуждающий был везде.

Обволакивал, покорял.

Так же как Юра покорял меня, снова и снова всаживая член, пронзая меня, стремительно приближая к невероятной разрядке.

Толчок. Еще толчок. Глубже. Сильнее. Резче.

И вместо тошноты и страха, только удовольствие, что болезненным узлом скручивало внутренности. И мысль едкая, язвительная:

«А сопротивлялась бы ты так отчаянно, если бы узнала, если бы вспомнила, кто этот "тарзан" так жадно на тебя смотревший недавно, а сегодня так жадно трахающий».

Оргазм настиг внезапно, сбрасывая все образы и мысли, оставляя голову кристально чистой.

Такой же чистой как восторг, что накрыл меня, стискивая тело в своих силках, особенно его нижнюю часть. Меня потряхивало, меня буквально распирало от наслаждения.

– Юра – а – а! – словно со стороны услышала свой охрипший голос и не узнала его.

И его рычание, прямо в ухо:

– Р-рыжуля, ох блять.

Когда последняя волна экстаза спала, когда густые белесые капли окрасили мне плоский живот, а Юра как ни чем не бывало заталкивал так и не опустившийся член в джинсы, пришло осознание.

Господи. Как же низко я пала, получая удовольствия от изнасилования. И то, что выбора у меня не было, не оправдание.

Но такого потока эмоций я не испытывала с того самого момента, когда мы еще были вместе, как тогда мне казалось.

Чувствую, что ноги просто подкашиваются и я чуть ли не упала в ноги победителю. Он ловко подхватил меня и той же тряпочкой забросил на плечо, включая кнопку первого этажа.

– Отпусти меня. Я заберу заявление. Приду в себя и заберу, – еле ворочала я язык, онемевший от крика.

Я уже не сопротивлялась, когда он нес меня к машине. Не было сил. Он всегда выкачивал из меня силы, накачивая своим членом. Скотина.

– Завтра, – только и сказал он, усаживая меня на заднее сидение и как куклу одевая в свою футболку. Спасибо и на том. Тело скрылось от назойливых взглядов амбалов.

– Я не могу поехать с тобой, – сказала уже в пути, еле разлепив губы. На что он только взглянул на меня и стал что-то строчить в телефоне.

Да, я все еще пытаюсь сопротивляться, хоть тело и не слушается, мозг работает на пределе.

– Зил, паспорт ее нашел? – в мои мысли ворвался его голос.

– Даже два, – отрапортовал амбал, при ближайшем рассмотрении было видно рыжие волосы и голубые глаза.

Постойте!

– Паспорт? Ты все-таки забрал мой паспорт? А, впрочем, …. – не стала ничего говорить.

Плевать. Мне все восстановят, пожелай он что-то с ним сделать.

Юра промолчал и не поддался на провокацию, выбешивая этим еще больше.

И я не стала больше ничего говорить, насупилась и посмотрела в окно.

Солнце золотило верхушки деревьев и врывалось в окна жителей высотных задний.

Там, за окном несущегося на всех парах BMW, было тепло. Там ходили люди. Свободные люди.

– Мне надо на работу, – буркнула я, скорее сама себе, радуясь что все-таки сходила вчера в банк и закинула деньги Никите.

– Завтра, – снова повторил он, набирая номер в телефоне.

Отлично просто. Кончил и в глазах пропала похоть. Может быть насовсем?

Размечталась.

Хотела убрать ноги подальше от его широко расставленных бедер, но наглая рука тут же сжала коленку.

Я по сопротивлялась чуток. Потом просто откинулась на сидение, прикрывая глаза и мельком замечая, что мы выехали из города и уже несемся по трассе, обгоняя сам ветер.

Достало, как же все достало.

Внезапно меня тряхнуло, да, так что лбом я поцеловалась со спинкой водительского кресла.

Резко обернувшись, увидела две огромные серые машины, снова грозно приближающиеся, чтобы бортануть. Ну просто всадники дьявола.

– Юр, что это?!

Не смогла сдержать вскрик ужаса, когда из окна одного «всадника апокалипсиса» высунулось длинное дуло.

– Что это?! – закричала я, чувствуя как мы стремительно, до сбившегося дыхания, набирали скорость.

Глава 19.

– Ложись, дура! – надавил мне на голову Юрий и буквально затолкал вниз, между сидениями, как раз в тот момент, когда машину судя по скрежету металла снова бортанули.

Следом послышался выстрел. Я просто закрыла глаза, стараясь дышать глубоко и не мешать своими криками. Умирать жуть, как не хотелось.

Ужасно страшно, а еще во мне бурлила ненависть к Юре, что втянул меня во все это.

Моя жизнь может быть и была скучновата, но таких потрясений я не ждала.

Не ждала!

Я точно не ждала, что буду улепетывать с бывшим любовником, по совместительству насильником, от его каких-то криминальных врагов или приятелей.

Кто их разберет?

Машина, повизгивая шинами, накренялась то вправо, то влево, лавируя как между деревьями в лесу. Водитель старался избежать пуль, что градом сыпались, сталкиваясь с громким грохотом с бампером, и дверьми, и судя по всему, бронированными стеклами.

Сбоку послышался рев мотора. Нас обгоняли, и Юра, не теряя времени навис надо мною и начал стрелять в приоткрытое окно.

Попал. По колесам.

Сквозь страх пробилось любопытство, и, я не сумев сдержать его в узде, поднялась и выглянула в окно, покрытое трещинами и пулями, застрявшими в них.

Машину преследователей закрутило, а следующий миг перевернуло. Прямо в сторону леска, к которому вел небольшой овражек.

Своих чувств я не понимала.

Жалко ли мне их? Наверное нет. Они не были добрыми, впрочем, добрыми вряд ли можно было назвать хоть кого-то из окружения Юры.

Будь то друзья или враги.

Облегчение накатило волной. Жива! Господи, спасибо!

Я уселась на сидение и закрыла лицо руками, сотрясаясь всем телом от рыданий.

Во мне бурлил целый шквал эмоций, но я не смогла, не вспоминать, как во время погони, пусть и мельком, но наблюдала за отточенными движениями Юры. Не могла, не думать о том, как перекатывались его мышцы на руках и груди.

Он был опасен и зол. В нем столько секса, что я на миг даже позабыла о страхе умереть.

Нет, Фролова. Тебе точно нужно лечиться.

Немного успокоившись я открыла глаза и увидела насмешливую улыбку. Ты совсем дебил?

– Весело со мной? – спросил он так, словно мы только что не пытались обогнать старуху с косой.

Глава 20.

Это стало последней каплей. Эмоции во мне взметнулись вверх, как гонимые гейзером, и обрушились на единственного виновного во всем

Я взревела раненной волчицей и бросилась на Юру с кулаками, полностью поглощенная страхом, адреналином и странными отголосками возбуждения.

– Скотина! – кричала я. – Мне было страшно, а тебе смешно?!

Тогда он так и не дав себя ни разу ударить оттолкнул меня в другой конец сидения. Резко. Болезненно. Одним легким движением тяжелой руки.

Пришло отрезвление.

– Успокойся, – резанул он стальным голосом и тут же ответил на внезапный звонок, но продолжал колоть меня взглядом. Стало интересно, а где мой телефон.

– Серый, мать твою. Какого хрена я должен отбиваться от уродов Андронова? Откуда я знаю, живы ли они. Да никого я не убил.

Скажешь, что прокололи шину и улетели в кювет, а вот что прикажешь делать с этой тачкой? Она похожа на дырявое дерьмо.

Вот и разберись! Я за каким макаром, тебе такие бабки плачу?

Пока он орал на какого-то «Серого», я думала, что могла умереть и никогда так и не увидеть Никиту, никогда не полетать на параплане, никогда не открыть школу английского языка.

Нет. С Юрой оставаться нельзя. Даже пара часов промедления могли стоить жизни.

А жить я любила, пусть не была до конца никогда счастлива, но жить очень любила.

Даже сейчас можно найти, за что любить жизнь.

Например, за бескрайние просторы полей и лесов, что мелькали за окном, за голубое небо, да, даже за Юру, который уже прижимал мою голову к своему бедру. А я почему-то не воспротивилась.

Я ощутила томление внизу живота от той твердости, что оказалась под щекой.

Юра был возбужден. Стрельба и погоня не могли оставить его равнодушным, как и место между моих ног, на которое он чуть нажал, а затем и во все погрузил палец в тесную влажность, при этот почти незаметно, все же вздрогнув.

Кажется я уже ничего не соображала, просто плыла по течению, чувствуя сонливость и восторг, от того, как он мучил меня. Заставлял задыхаться от таких мерных, непривычно ласковых движений.

Юра продолжал разговаривать по телефону, не прекращая терзать мою плоть пальцем, то и дело задевая клитор.

Сейчас мне было это нужно, сейчас я хотела знать, что не мертва. А что может быть лучшим доказательством жизни, чем древнее, как мир желание совокупляться.

Рот наполнился слюной. Запах натуральной кожи, смешанный с порохом и мускусным ароматом самого Юры опьянял.

Под щекой член становился все тверже, а мужская рука стала тереть мне клитор все быстрее, так как что я уже дрожала, то и дело всхлипывая.

Внутри все сильнее сжималась пружина удовольствия, вскоре выстрелив мгновенно, как черт из табакерки. До потемнения в глазах. До дрожания в коленках.

Я кончала бурно, долго, сотрясаясь всем телом, но очень тихо, потому что Юра просто протолкнул мне в рот три своих пальца, заставляя их сосать.

Когда меня отпустило, я отпрянула от Юры, словно от прокаженного.

– Похотливая скотина, – прошипела я, чувствуя как от стыда льются потоком, новые слезы. Сейчас я ненавидела за слабость в первую очередь себя.

– От похотливой слышу. Лисска, – жадно разглядывал он мое разгоряченное лицо. – Ты осталась все такой же. Заводишься с пол оборота.

– Перестать меня так называть, – злилась сама на себя, от того что тепло, словно от глинтвейна, растекалось в груди от вида его мальчишеской улыбки, которая шла вразрез с его внешним бандитским видом.

– Как хочу, так и называю. Ноги конечно у тебя охуенные стали, – погладил он костяшками пальцев мое оголившееся бедро. Прикрывай не прикрывай, но все же футболку нельзя назвать целомудренным нарядом. – Фитнесом занималась или трахалась? – его плотоядный взгляд скользил по оголенным участкам тела.

– Помнится тебе я и пухлой нравилась, – огрызнулась я, отвернув от него голову, но заметив, как парни насмешливо переглядываются, внутренне застонала. Засада.

– Кто ж спорит. Такой сладкой киски я никогда не трахал. Классно, что мы снова вместе.

– Мы не вместе, Юр, – яростно уточнила я. – И ты обещал завтра меня отпустить.

– Ты что-то путаешь. Завтра, я сказал, что мы едем забирать твое заявление, – ядовито цыпанул он меня собственной невнимательностью.

– А потом? – спросила я уже, продумывая куда смогу убежать от этого сумасшедшего. В Белгород? Поселюсь рядом с Никитой. Буду издалека наблюдать, как он растет, становится мужчиной. Может быть мне однажды повезет и я смогу с ним поговорить.

– Посмотрим, – быстро ответил Юра словно гипнотизируя взглядом. Смотреть на него было больно, опасно. Невыносимо. Но я не могла заставить себя прекратить. Только не с ним.

– На что?

– Посмотрим, как сильно ты своим лживым заявлением мне повредила.

– Я повредила?! – ощетинилась я, тут же принимая боевую стойку, на сколько это возможно в тесном пространстве несущегося на полной скорости авто. – Лживое? Ты избил меня и изнасиловал! Ты животное смеешь в чем-то обвинять меня?


В мои глаза тут впилась опустошающая чернота его взгляда.

Так смотрят собаки, оголяя клыки, готовые впиться в кожу намеченной жертвы.


Глава 21.

Юра резким движением рук обхватил мои груди, отчего я вскрикнула и тут же шлепнула его. Но разве скинешь так просто два капкана.


Он сжимал грудь все сильнее.


Было больно.


Дико, больно. Но этот взгляд в купе с дискомфортом, вызвали новый приток влаги между ног.


Там возникло новое русло реки возбуждения, воды которой уже понеслась по венам, заставляя дышать тяжело, а сердце рваться из груди.


– Изнасилование – это унижение, – медленно, растягивая слова, проговорил он. – Я же делал тебе своим вниманием, комплимент.


– Ты больной, если так думаешь, – не осталась в долгу, опаляя взглядом, все еще пытаясь освободиться.


– А ты больная, раз возбуждаешься, когда я делаю тебе больно. Вот прямо сейчас, – шептал он приблизив свое лицо к моему. – Я держу в руках твои сиськи, сжимаю, а ты течешь. Ты уже хочешь, чтобы я всадил тебе прямо здесь, чтобы нагнул и трахал, пока у тебя искры из глаз не посыпятся.


Оскалился он и отпустил меня, взглядом предупредив, чтобы не смела как-то отвечать.


То есть истерить.


А мне и нечего было сказать, я просто застыла, потирая своих малышек, соски которых заострились и грозили порвать футболку.


Он был чертовски прав. От этого еще сильнее чесались руки съездить по его наглой физиономии.


– Таким как ты место в тюрьме, – все-таки тихо сказала я.


– А я там был, – коснулся он взглядом моих рук, что все еще неосознанно гладили освободившуюся из капкана грудь. Я убрала их вниз, от греха подальше. – Мне не понравилось, но я там многому научился и в первую очередь…


Он кивнул вперед.


Я проследила за его взглядом и расширила глаза, когда увидела огромный, неприступный забор из камня, больше похожий на средневековую крепость.


И как я оттуда убегу?


– В первую очередь я научился делать бабло.


Я сглотнула, понимая что через такой забор только на крыльях или через металлические автоматические ворота, что сейчас открывались перед нами.


За ними стоял трехэтажный особняк, вымощенная серым камнем дорожка и много зеленого подстриженного газона.


Судя по всему Юра не любил загромождений.


Это и не удивительно после комнатки, что он делил с тремя пацанами, а потом и тюремной камеры.


Все это конечно поражало.


Я была уверена, что максимум, что светит Юре – это охрана какого-нибудь «крестного отца», а в итоге он и сам поднялся.


Стало интересно за счет чего. Чему можно было научиться в тюрьме такому, чтобы заработать на особняк с колоннами и по меньшей мере несколькими акрами земли.


Что нужно было сделать, чтобы из грязи подняться в такие наглые, сексуальные князья?


Я продолжала жаться в углу машины, рассматривая место своего будущего заточения.


Временного, надеюсь.


Юра вышел, оставив дверь открытой и прошел к полукруглому крыльцу дома, на котором стояло по меньшей мере человек десять.


Все выглядели по-разному. Кто-то крупный и лысый, кто-то низкого роста.


Одного из них, в сером костюме Самсон приложил кулаком в нос. Я не смогла сдержать вскрик, на меня тут же посыпались градом воспоминания о той жестокости, которой он славился еще в детском доме.


Жестокости, что я не единожды испытала на себе.


– Вставай, Фролова!– ворвался он с утра в нашу с соседками спальню и буквально за волосы стащил меня с кровати. – Пошли вон шлюхи.


Ждать помощи от девушек не приходилось, поэтому визжа от боли я даже не удивилась, как они похватали свои смартфоны и смотали удочки.


– Ну что, шлюха…


– Юра, я не понимаю! Что случилось?!


Удар обрушившийся на меня, просто сбил с ног и откинул к соседской кровати.


– Ты потаскуха рыжая еще и смеешь спрашивать?!


Я закрылась руками, плохо соображая после сна, но его следующий удар по лицу быстро привел в чувство, как и член который он насильно засунул мне в рот мгновение спустя.


– Нравится сосать чужие члены, нравится трахаться с другими?! – орал он, проталкивая член все глубже, держа пальцы на моем лице, чтобы не язык не смог вытолкнуть его. – Шлюха! Шалава! Я же доверял тебе! Я любил тебя!!


Я хотела спросить, что он имеет в виду, почему он себя так ведет, но говорить, пока в горло упирается крупная головка сложновато.


Только и оставалось, что упираться руками в мускулистые бедра, и со слезами смотреть в бесчувственные глаза.


И сосать.


Долго.


До тошноты.


Принимать в себя член так как того требовал Юра, так долго, пока он наконец не залил мне спермой весь рот. И просто вышел из комнаты. Несколько раз вбив в стену кулак со звериным ревом.


Оставил меня одну, униженную, изнасилованную, грязную, одинокую.

Мне дико хочется дать послушать вам эту песню. Нигатив. Мне все равно.


Глава 22.

Как вы поняли, флешбеки будут курсивом))

****

– Ты сам потянул Андронова за хвост, – вырвал меня из воспоминаний громкий голос «серого».

За дерзость разумеется, он снова получил в челюсть, на этот раз отлетев и врезавшись в колонну. Самсон не терпел, когда ему перечили. Совсем.

Я не слышала дальнейшего разговора, то видела, как Юра что-то твердит мужчинам и активно жестикулирует в сторону машины.

Я посмотрела на ворота, под ними был вполне приличный лаз. Если поднатужиться можно и пролезть. Здесь нельзя оставаться. Я должна как можно быстрее покинуть этого безумца, должна покинуть, пока снова не стала зависимой от любого требования. Пока снова не полюбила, и готова стала простить буквально все. Надо бежать. Срочно.

– Даже не думай, – откуда не возьмись появиться в проеме двери Юра.

Он только что ударил человека за предполагаемую ошибку. Меня он избил, потому что думал, что изменила.

Надо бежать отсюда и как можно дальше.

– До завтра отсюда ни ногой, иначе пеняй на себя.

– Если я приеду в отделение с синяком под глазом. Они вряд ли поверят, что ты за мной просто поухаживать собирался, а я не так поняла, – заметила я язвительно.

– Думаешь, я не смогу причинить боль, не оставляя синяков? – с недоброй улыбкой потянул ко мне руку. Как бы я не вжималась в дверцу, он подтянул меня к себе за футболку и немного подумав, снова закинул на плечо.

Легкие заполнились сладостью свежего воздуха и прелестями загородной жизни. Как ведь в самом деле я ненавидела города с их толпами, безразличием, серостью и пробками. Ненавидела, хотя и большую часть жизни провела в них.

Я еще немного пыталась абстрагироваться от происходящего, но соглядатаи быстро привели меня в чувство. Так позориться перед его людьми я не могла.

– Юра, если ты не хочешь проснуться с перерезанным горлом, то лучше поставь меня. Немедленно, – процедила я сквозь зубы, вцепившись коготками ему в голую спину.

Он на полпути к дому остановился и резко свалился меня на землю. В следующий миг поставил на дрожащие ноги, сам оттянув футболку до самых колен.

– Скорее я воткну тебе рукоятку ножа в задницу, чем ты перережешь горло, – и в его голосе не было ни грамма шутки, как и в резком ударе по той самой части тела, о которой он «не шутил». – Шагай, давай.

От жадных взглядов не спасала даже футболка, длинной до середины бедра. Зато парни мигом перестали глазеть, когда Самсон, сжав мое запястье пальцами, словно наручникам, потащил меня ко входу.

– Что пялитесь? Баб не видели? Быстро по машинам. Через десять минут выезжаем.

Он реально болен, впрочем, как можно было убедиться, я не слишком от него отстала.

Я много читала по психологии, потому что много лет и сама была пациентов психиатра. А про то, куда по доброте душевной запихивала меня тетя, когда я собиралась в Россию к сыну, лучше не вспоминать.

Глава 23.

За спиной послышались смешки, а следом топот ботинок по мрамору.

Я прикрыла глаза, чувствуя обжигающий стыд от этих наглых усмешек. Все всё понимали.

Кто я. Зачем я здесь.

Интересно, как часто Юра вот так приволакивает к себе девушек?

Выбравшись из плена мыслей я, наконец оглянулась и не смогла скрыть своего удивленного возгласа. Внешне дом может быть и казался дорогим, но внутри было все в разы дороже. Мраморные позы, позолоченная кайма на зеркалах. Лепнина под натяжными потолками, где посередине сияла весьма приятная хрустальная люстра.

Я почти, что вернулась в богемную жизнь Лондона, от которой с такой радостью сбежала.

– Ну как? – горделиво ухмылялся Самсон, словно показывая не многомиллионный дом, а новую игрушку.

Как там в песне.

Мальчики любят большие игрушки.

Строят дома, самолеты и пушки.

Мальчики играют в большие игрушки.

Но смысла в них нет, смысла в них нет,

Смысла в них нет без любимой подружки.

(Винтаж, игрушки)

– Я так понимаю «Парадиз» тоже твой? – спросила я, осмотрев пафосную обстановку, паркет, позолоченные плинтуса, тканевые обои и дубовые панели.

– Верно, – как-то сразу напрягся он. Неужели понял, что собираюсь сказать – А что?

– И наверное ужасно дорогой? – уточнила, взирая на резную полукруглую лестницу, ведущую на второй этаж.

– Лучший в городе.

– С некоторых пор титул лучших, дают тем, кто выпускает всякий шлак. Макдональдс тоже называют рестораном, но там стабильно заседают бомжи.

– Поясни, – прорычал он угрожающе, но меня было не остановить.

Я хотела унизить его хоть в чем-то, так же как он постоянно унижает меня.

– Дорого. Пафосно. Безвкусно. Как и твой клуб, – продолжала говорить я. – Впрочем, что и говорить, если ты носишь такие, – я брезгливо взглянула на принт с группой Рамштайн. – футболки.

Юра долго смотрел на меня и только бьющаяся жилка на шее выдавала его гнев и злость.

Воздух между нами стал сгущаться, его можно было почти растереть между пальцами, как и смазку, что я ощутила между своих ног. В теле помимо тонкой иглы страха, колющей мозг растекалось возбуждение.

Я сделала шаг назад, напрягшись, когда он как хищник стал приближаться.

– Постой, я…

Рывок и вот я уже бьюсь в его руках, пока он буквально разрывает на мне последний островок скромности.

– Тебе не нравится футболка? Отлично. Ходи голой! – рявкнул он, сдирая последний клочок ткани с рукава.

Я просто не могла выдержать подобного. Когда-то, но не сейчас.

Я фурией налетела на этого урода и оставила почетные полосы на его щеке. Новые отметины, означающие, что меня не так просто унизить. Унизить не просто, а вот вывернуть руки и прижаться твердым естеством легко.

Мы еще минуту боролись. Он, фыркая на мои попытки вырваться, а я преодолевая боль и стараясь пнуть его ногой. И кто знает, к чему бы привел этот насильственный кордобалет, если бы не она.

– Юрий Алексеевич, может быть вы с гостьей позавтракаете? – отвлек нас женский теплый голос, заставив замереть.

Юра тут же меня отпустил, а я резко развернулась, чувствуя, как от стыда теплеет кожа на теле.

Взгляд полной женщины с седыми волосами был уютным. Она вообще никак не вязалась с этим домом. Словно бабушка, сошедшая со сказочной книжки.

Сказки в которой был одни страшный злодей. И именно он разглядывал меня нагло и похотливо, особенно грудь. На вставших сосках он задержал взгляд особенно долго, скользил от одного к другому.

Этот урод только насмехался надо мной.

– Тамара Андреевна, это Рыжуля. Она погостит у нас до завтра. Переоденусь, спущусь на завтрак.

С этим он и отвернулся, и под мой прожигающий спину взгляд, стал подниматься по лестнице. Умей я стрелять глазами как один из героев Марвел, от него осталась бы горстка пепла.

– А чего жопа у нее такая толстая? Самсон зажарить привез? – послышался визгливый смех и я повернула голову.

Какая-то «блондинистая «доска», так я называю девушек мучающих свои тела диетами до границы с анорексией, стояла и скалила зубы, по-хамски меня разглядывая. Долго так, как на рентгене.

Тут на плечи упало что-то приятное и мягкое.

– Оденься, негоже ходить как в библейских писаниях.

Я вдела руки в голубой хлопковый халат и благодарно улыбнулась…

– Называй меня Тамара, милая. На эту дурынду не серчай.

Она даже говорила, как в сказке. Хоть что-то хорошее, за сегодняшнее безумное бесконечное утро.

Меня колол острый взгляд высокой, тощей, крашеной блондинки в шортах, скрывающих едва ли больше, чем когда была раздета я. И в топе, от яркости которого рябило в глазах. На груди, скорее комариных укусах красовалась надпись на английском: I can take dip (Я могу взять глубоко) Интересно это дура знает что за надпись она с такой гордостью носит?


– Я Меллиса, – вежливо проговорила я. – Очень приятно Тамара и… – я снова посмотрела на «доску», но она только задрала подбородок и развернувшись поковыляла, судя по запахам, в сторону кухни.

– Это Юлька, в жопе пулька.

– Я все слышу!

Я не сдержала усмешку, а Тамара хрипло рассмеялась.

– Пойдем, Меллиса. Расскажешь, чем ты нашему Самсону не угодила, ну или…– она осмотрела мое лицо, и хитрая улыбка коснулась ее губ. – Или угодила.


Глава 24.

Кухня отличалась от гостиной как небо от земли.

Здесь было уютно, словно в деревянном доме из сруба. Много теплых оттенков, пряных ароматов, кипящие бульоны, умиротворяющий шум холодильника, но главное глаза Даши, излучавшие доброту и приветливость.

А на Юлю и ее взгляд исподлобья можно просто не обращать внимания.

Не успела я задать первый вопрос, как послышался топот.

Все тело вытянулось струной, а по спине побежали мурашки, словно я нашкодивший ребёнок, ожидающий когда придут родители и раскроют, что я разбила бабушкину вазу, а осколки распихала по шкафам. Чтобы не нашли.

Юра спускался по лестнице, и я вжалась в шкафчик с посудой, стараясь казаться, как можно незаметнее.

– Юрий Алексеевич, садитесь скорее, у вас сегодня наверняка не мало дел. Да и сил, – Тамара мельком взглянула на меня, – потрачено немало.

– Не мало, – усмехнулся Юра и подмигнул мне. Уже хотел сесть, но заметил мой взгляд, с которым я его рассматривала.

Доброта добротой, а старушка хитра и явно что-то задумала.

Но все мое внимание было уже на Юру и его внешний вид. Пропали потертые джинсы и явно не новые кроссовки, зато появился костюм.

Костюм?

Юра в костюме?

Нет, это можно было бы понять, работай он водителем или гробовщиком, но он же хозяин. Бандит. Где малиновый пиджак? Где цепи и кастеты?

По-моему, Лисска, кто-то обсмотрелся телевизора.

– Нравится? – спросил он, уперев руки в бока, когда заметил мой, крайне удивленный, взгляд.

– Убил кого-то и идешь на похороны? – поинтересовалась я, и тут же захотела исчезнуть.

Ну вот, кто меня тянул за язык?

Когда я уже научусь засовывать себе его в задницу?

Впрочем, судя по виду Юры, он и сам с этим прекрасно справится.

Засунет так, что буду визжать, и не только язык. А что-то твердое и больше.

Тамара даже споткнулась и чуть не выронила чашку с чаем, когда меня услышала. Для меня кстати чай.

От ее укоризненного взгляда стало стыдно. Еще сильнее.

– Мелисса, побойся Бога. Нельзя так говорить.

– Простите.

– Не обращайте внимания Тамара Андреевна, судя по всему за рубежом не учат включать мозг, когда рот открывается. Я, как вернусь обязательно, проведу с ней воспитательную беседу. Чтобы она поняла, для каких целей ей нужен рот, – вкрадчиво говорил он, осматривая мои оставшиеся голыми коленки, по которым стали словно водить оголенным, электрическим проводом.

Блондинка, что-то режущая на столике сбоку, фыркнула и хамовато осмотрела меня с ног до головы. Кажется не одна я поняла, что речь не о вежливости.

– Юрий Алексеевич, – пропела она столь сладким голосом, что странно что изо рта не вылетели пчелы сосущие свой нектар. – Попробуйте лимонный пирог, я сама готовила.

Она быстро взглянула на Тамару, но та была занята чаем и кивнула мне.

– Садитесь дорогая, пирог и правда вкусный.

Я замешкалась, не хотелось бы быть облитой горячим чаем, а с Юры станется устроить мне подобное наказание. Он вообще это дело любил. Наказывать меня за недержание своего поноса изо рта.

– Садись, давай, у меня нет времени с тобой разбираться, – произнес Юра, усаживаясь. Он практически в один присест слопал огромный кусок пирога и выпил кружку ароматного, черного чая с лимоном.

– Спасибо Юля, Тамара Андреевна. Очень вкусно.

Он встал из-за стола, а я так и не смогла притронуться к еде, заворожено наблюдая за тем, с какой скоростью он проделал все эти нехитрые действия.

Мне казалось, что вот так же быстро он может сожрать и меня. Осталось надеяться, что я буду сопротивляться. Что я захочу сопротивляться.

На пути к двери он обернулся и опалил меня мрачным взглядом.

– Когда будешь жаловаться на жизнь и умолять помочь тебе сбежать, не забывай, что я кормлю этих людей и вытащил из дерьма. А тебя в это дерьмо, могу окунуть так, что захлебнешься. Поняла?

Только и оставалось, что кивнуть.

Не потому что я испугалась, а потому что он действительно мог.

С этим он и покинул помещение, которое после его ухода стало казаться раза в два больше и светлее.

Из окна задувал свежий воздух, солнце нещадно палило, создавая блики на глянцевых поверхностях и я зажмурилась. От солнца, говорила я себе, а на самом деле стараясь восстановить то равновесие, которое я теряю в присутствии Самсона.

От его взгляда плыву, а от касания схожу с ума. Ненавижу, но не могу не пылать в его руках и отдаваться снова и снова.

Сердце бешено колотившееся секунду назад, стало успокаиваться, и я, наконец перестала дрожать.

Юра был заразой, которая снова, спустя столько лет проникала в меня. Или ничего не кончилось, просто спало столько лет в ожидании, когда судьба столкнет нас лбами.


Боже! Даже то, как он ест показалось мне сексуальным. Раз нельзя отсюда выйти, может быть вызвать врача сюда.

– Меллиса, кушай. Не обижай старушку.

Глава 25.

Естественно пирог готовила не Юля и слова Тамары это подтверждали.

Я мягко улыбнулась ей. Пока она усаживалась на соседнее от Юры место и принялась завтракать.

Оказывается я и забыла, что такое по-настоящему вкусные пироги. В Англии пироги готовили по любому поводу. Самым любимым, как ни странно был тыквенный и лимонный. Но самой мне их готовить не хотелось, а в ресторанах редко можно было найти что-то даже отдаленно похожее на английскую кухню.

– Очень вкусно, – посмотрела я благодарно, слизывая последние капли джема из уголков губ и отпила чая.

Тело расслабилось и теперь меня клонило в сон. Но я знала, что не смогу уснуть, пока не задам хотя бы часть вопросов, что смущают все это сумасшедшее утро.

– Чем занимается Юра?

– Ты бы рот закрыла… – начала было говорить Юля.

– Юля, лучше сама закрой свой блядский рот! – резко окрикнула Тамара, словно не своим голосом и блондинка сразу вся скукожилась.

Да я и сама испугалась не хуже, чем с Юрой.

Такой властный тон и выражение обычно присущи полицейским, преподавателям или…

– Вы работали в детском доме. – Даже не вопрос. Утверждение и ледяной взгляд Тамары подтаял.

– Конечно, милая. Все мы оттуда. Судя по всему, ты тоже. Юля, – тон голоса снова похолодел. – Хватит пялить глазенки, беги лучше наверх, расправь кровать и дай Меллисе что-нибудь удобное из одежды.

Юля еще немного посидела, словно в знак протеста, но потом все-таки вскочила так, что стул со скрипом отъехал и потопала на выход.

На ее ворчание о моей «огромной заднице, на которую только мешок с картошкой налезет» я никак не отреагировала.

– Значит, нашего Юру ты там встретила?

Там. Так это было сказано. Тепло. Уютно.

Но эти два слова могли быть связаны с детским домом только, как отрицание этих качеств. Не было там тепла, окна постоянно продували, а одежду выдавали рваную. Тем более там никогда не было уютно. Старая мебель, облупленная краска и злые обиженные лица детей, которым не повезло в жизни обрести настоящую семью.

Свора волчат, лидером был Юра. Но даже он не мог уберечь девчонок от насилия, хоть и старался. Там правили балом безумия более влиятельные люди. Никто, конечно, не знал имен.

Это я только потом поняла, когда Юра спас меня от группового насилия, взяв по сути под свою опеку. Если бы не он, меня как девочку чистую, невинную взрослую, вполне могли отвезти в один из притонов, где обитали жадные до извращений уроды.

Маленькие девочки, маленькие мальчики или те, кто постарше. Возили любых на вкус и цвет, как говорится.

И после таких поездок вся невинность из глаз пропадала, оставалась сплошная пустота, а лица словно старели. Взрослые в детских телах.

Я ненавидела это место. Я благодарила ад и небо за возможность с ним распрощаться.

– Да, я была там, – наконец ответила я, чуть кивнув. – Недолго.

– Расска. – больше она сказать не успела. На холодильнике завибрировал телефон.

Тамара, достаточно легко для своей грузной фигуры подскочила со стула и достала телефон с мега современного, серого холодильника. Судя по всему она готовила не только для Юры, но и для его «пацанов».

– Да, Юрий Алексеевич, – она взглянула на меня и подмигнула.

Я еле удержалась, чтобы не закатить глаза.

Слушая разговор, я посмотрела в окно, за которым началась удушливая жара, и только прохладные стены дома от нее спасали.

– Да, она поела. Какой канал? Хорошо. Вас когда ждать? Будет сделано.

От подобной услужливости подташнивало.

Когда я снова повернулась, Тамара убирала свой телефон в чехол и взяла в руку пульт.

Плоский телевизор, сначала я его даже не заметила, был недалеко от холодильника.

– Вот сейчас ты и узнаешь, чем занимается наш Юра и почему носит костюмы.

Наш Юра. Сомневаюсь, что эта огненная лава вообще может кому-то принадлежать. Скорее обжечь, когда утекает сквозь пальцы.

Значит, по телевизору покажут? Посмотрим.

Какого же было мое удивление, когда вместо судебного заседания (Я правда думала, он поехал какого-нибудь кореша вызволять) я увидела новости.

Глава 26.

Лицо Юры было если ни веселым, то точно ни хмурым. И судя по словам репортера причины для радости были.

Оказывается, он тот самый будущий депутат, что отвоевал землю у бизнесмена Андроного Игоря. Чтобы вместо очередной никому не нужной церкви построили детский дом.

Я была за. Даже подписывала какую-то петицию. Я действительно считаю, что церквей в мире достаточно, даже чересчур, учитывая количество бездомных детей.

Но сейчас все это стало видеться в ином свете.

– Значит, Юра построил себе личный притон. Отлично, – зло сжала я губы. – Вот откуда у него столько денег. Дом. Машины. Все ясно.

– Что ты такое говоришь? – отшатнулась Тамара, прижав руки к груди.

Я не хотела обижать женщину. Она наверняка тоже перенесла немало. Но меня было не остановить. Гнев душил и пяткой давил на грудь.

– А то вы не знаете, что творится в этих домах невинности. Разве не знаете, как девочек возят на продажу.

– Вся я знаю, но сейчас подобное далеко не везде. И причем здесь Юра?

– А как бы еще он все это получил, – вскочила я, не в силах сидеть на одном месте и обвела современную кухню рукой. – Теперь вот и приют построил. А сколько еще у него таких? Я надеялась. – слова перестали рваться из моего горла, зато хлынули слезы.

Я действительно надеялась, что уж Юра, наблюдая за всей этой грязью столько лет, не пойдет по стопам уродов, прикрывавших это все из-за денег и власти.

Ну, а что? Дети без родителей, они ведь никому не нужны. Делай с ними, что хочешь.

– Я ни секунды не останусь в этом доме. Я не буду жить… или даже смотреть в глаза работорговцам и его прислужникам.

– Меллиса, – окрикнула меня Тамара так, что я тут же посыпалась. – Сядь. – села. – Прежде чем делать выводы надо все выяснить до конца. Ты ничего не знаешь. Ничего не знаешь о Юре. Он не добрый, это правда, но…

– Не защищайте его, – потребовала я, ощущая комок слез в груди. – Я как никто знаю, на что он способен, и не хочу…

– Ты не выйдешь из дома без его согласия. Не думай, что если я к тебе добра, то нарушу его приказ. Юра прав. Он меня кормит, он дал мне новую жизнь. Я скорее тебя скручу в бараний рог, чем пойду против него.

Почему-то я не сомневалась. А этот укоризненный взгляд потушил во мне пламя гнева. Пристыдил.

Стоило подумать.

Лучше в кровати, после душа. Время сбежать еще будет. Не в средние века живем.

– Простите мне мою вспышку.

– Иди, отдохни. – смилостивилась Тамара. – Юля, там наверное уже постелила.

– Белье, как и полагается из крапивы? – спросила я, стараясь сгладить свою невежливость.

Тамара, тьфу, тьфу улыбнулась.

– А как же. Все как полагается и двенадцать мертвых жен на чердаке. Ключик дать?

– Уверена, Юра по возвращению сам мне с удовольствием их покажет. Даже синюю бороду не забудет надеть.

Тамара уже рассмеялась.

– Что верно, то верно. Иди, отдохни. Наверх по лестнице, вторая дверь справа. Силы с Юрой тебе еще понадобятся.

– Спасибо, Тамара и еще раз извини.

На нее я не злилась, все-таки она просто работала у чудовища.

– Меллиса, – окликнула меня Тамара из кухни, когда я уже вышла и направилась к лестнице. – Порой, чтобы увидеть свет, нужно очень долго лезть через туннель.

Я кивнула и стала подниматься вверх. Мудрость я понимала. А вот как она относится ко мне или к Юре, пока нет.

В коридоре было свежо, стены точно такие как внизу, только еще и украшенные картинами с пейзажами, судя по фамилиям недешевых художников.

Дойдя до нужной двери я сразу поняла, что мне не выделили отдельной спальни. Ну конечно, рабыня должна быть подле хозяина.

Здесь на самом деле было лучше, чем в другой части дома. Не так уютно, как на кухне, но и не чувствовалось пафоса всего остального.

Простые серые коричневые тона, простая двуспальная кровать, вдалеке угол, напоминающий кабинет и огромный зеркальный шкаф. Судя по всему, гардеробная.

Я прошла чуть вперед, ступая по ковру с высоким ворсом и обратила внимание на кровать.

На ней лежали какие-то два лоскутка ткани ядовито розового цвета.

При ближайшем рассмотрении, оказавшиеся топиком и шортами. Ага, очень удобная одежда. Разве что на одну грудь и половину задницы.

Серьезно?

Одежда?

Кто бы сомневался, что эта плоская мадама носит такие вещи.

– Нравится? – спросил голос той, о ком я думала.

Обернулась. Она стояла в проеме двери и подпирала косяк плечом. Развратно так, даже не по-женски.

– Очень, – ответила я вежливо. – Надеюсь, ты сможешь вытереть этим всю пыль.

– Это одежда, – с сарказмом бросила она мне.

– Кажется у нас с тобой разные понимания, что называется одеждой.


– Чё? Какие понима…? – нахмурилась блондинка и я не смогла сдержать усмешки. Хоть и не злой. Понятно, что девушка не сильно страдает интеллектом.

А вот судя по развязности, ноги она научилась раздвигать широко. Интересно, только для Юры? Или она и «пацанов» обслуживает.

На самом деле в детских домах проституция была и добровольной. Многие ночные бабочки начинали именно оттуда, стараясь заработать на красивую вещь, а порой и на кусок хлеба. И это тоже не делало чести ни руководству приютов, ни руководству страны.

– Юля. У нас с тобой сложилось недопонимание.

– Кончай нести заумную хрень и запомни, что я тебе сейчас пробалакаю, – сказала она резко, почти визгливо и приблизилась ко мне.

Так было когда-то в детском доме. Свора волчат нападали на новенького или слишком умненького. Жестокость уже давно съела им весь мозг.

Я сделала шаг назад, понимая, что в случае чего придется защищаться. Оставалось надеяться, что драться ее учил не Юра.

– Говори, – предложила я на свой страх и риск, на всякий случай сжав кулаки, как будто это могло успокоить.

– Юра. Будет. Моим, – отчеканила она сквозь зубы, и ударила кулаком в ладонь. И почему мне показалось она очень бы хотела, чтобы там оказалось мое лицо.

Тем не менее, я не смогла сдержать улыбки на это наивное, такое наивное заявление.

– Хорошо, – пожала я плечами. – Мне он не нужен.

Нужно будет твердить это как мантру. И лучше, почаще.

– Врешь! Он привез тебя трахать, а должен это делать со мной. Я хочу этого.

Должен. Должен. Главное ему не говори, что он что-то тебе должен.

– Так может быть поможем друг другу? – сразу, даже не думая о последствиях, предложила я. – Помоги мне выбраться отсюда. Найди паспорт, телефон. Они должны быть у одного из охранников в сумочке блестящей.


Глава 27.

– Да, глядела я на твою дорогущую дрянь, – огрызнулась Юля и отвела взгляд в окно.

Конечно она засомневалась. Пойти против Юры. Это должно быть страшно. Обо мне и речи нет. Я страх себе отбила еще в юности.

Я не знала, чем это кончится для нее. Не знала чем это кончится для меня. Но действовать было нужно.

Никакие чувства, никакая похоть меня здесь не удержат.

Мне нужно к сыну. Еще нужнее сделать так, чтобы Юра никогда о нем не узнал.

Девчонка еще с полминуты жевала губу, обдумывая наше сотрудничество. У нее появлялась возможность быть с Юрой, (наверное) меня же подобная перспектива устраивала.

Пусть трахаются.

Главное не думать об этом, не представлять, что твердые, очерченные губы будут ласкать не меня, а это тощее тело.

Главное не думать.

– Лады. Свалишь по-тихому ночью. – все-таки решила она мою судьбу. Я выдохнула и чуть улыбнулась.

– Только тебе придется Самсона оттрахать, как следует. Чтобы спал крепко и у тебя была возможность слинять. А он, знаешь, какой ненасытный.

То, что она об этом знала, лишний раз подтверждало суть их отношений и ее работы здесь.

– Это моя забота. Мне нужна моя сумочка.

– Тогда погнали, – повернулась она ко мне спиной, и тут же шикнула – Только не шурши. Мне еще здесь тусоваться. Не хочу прослыть крысой.

Я покивала несколько раз. Да, Господи, тусуйся на здоровье.

– Нет, нет. Я тихонько. Как твоя тень.

Мы пошли вниз по лестнице, миновали кухню и что-то напевающую Тамару. Двигались медленно, так что появилась возможность осмотреть остальную часть дома.

Он оказался двухэтажным. С огромным холлом, и множеством спален. Несмотря на пафосность, он был пустым и безжизненным, а вот в гараже куда мы аккуратно заглянули через железную дверь, было все гораздо приятнее.

Играла ритмичная музыка, гудел мотор, и, судя по мелькавшим ногам, кто-то чинил машину.

И где она, а вот!

Сумку я свою увидела почти сразу. На одной из полок, среди инструментов для ремонта.

Она уже была чем-то испачкана, но меня больше волновало содержимое. Паспорт, телефон и лучше бы еще кошелек. Не хотелось бы платить натурой за проезд.

Время пошло гораздо медленнее, я облизнула пересохшие губы и глубоко вздохнула.

Спокойно. Юле это надо так же, как и мне. Она поможет.

Я чуть толкнула её в плечо, указав нужное направление.

Она кивнула и сняла шлепанцы. Ну просто, чтобы ими не издавать громкие звуки.

Сейчас она не хотела привлекать внимание. Очень не хотела.

Сделала пробный шаг, и поняв что автослесарь занят, двинулась смелее.

Шаг. Еще шаг. И еще один и вот она уже возле полочки и тянет руку.

Я задержала дыхание в страхе, что сейчас… вот прямо сейчас одно неверное движение и все будет нарушено из-за парня, который покачивал ногой в такт трека из радио.

Сердце билось часто-часто. И… Тихий вздох облегчения вырвался у меня, когда Юля взяла сумочку в руку и победно мне улыбнулась.

Выражение ее лица сразу преобразилась. Да, похоже девочка ради члена Юры была готова даже перестать вести себя как стерва.

Она уже сдала шаг ко мне, как вдруг задела бедром гаечный ключ.

Сука!

Вот и у кого из нас большая задница?

Чуда не случилось, и ключ упал с громким звоном на бетонный пол.

Парень под машиной тут же застонал от боли, очевидно испугавшись и стукнувшись о днище машины.

Я жестикулировала «напарнице», мол, беги сюда, но она застыла как вкопанная, в следующий миг было уже поздно.

Парень дернул ногой и Юля, неуклюже, не успев ничего сделать, споткнулась и с визгом полетела вниз.

Вот, идиотка!

– Юлек. Ты чего тут ошиваешься? – вылез кудрявый парень, стирая пятно с лица, и потирая затылок.


Глава 28.

Он был высокий, почти как Юра. Метр, сто восемьдесят пять, как минимум, но более жилистый и худой, хотя и приятный на вид.

Судя по взглядам, что на него кидала Юля, она тоже ценила его не только за любовь к машинам. Шлюшка.

– Что у тебя в руках? – спросил он и тут я затаила дыхание, а Юля побледнела.

Она явно не хотела попадаться с сумкой той, о ком был четкий приказ никуда не выпускать.

Юра не любил шутить. Его слово закон. Это все знали. И этот парень, что жадно разглядывает ноги Юли, тоже.

– Моя новая сумочка, – постаралась она выкрутиться, но парень не поверил.

Сузил глаза и стал поворачивать голову к полкам.

Юля не замешкалась, и тут же обхватила его голову двумя руками, заставляя смотреть ей в глаза.

Он и смотрел. Та-ак, что меня саму в дрожь бросило.

– Юля…

– Я там, была должна тебе, – сказала она тихо, что я еле услышала.

– Пять тысяч, – проговорил он разочарованно.

Ну действительно. Может у него светлые чувства, а Юля о материальном.

– Я подумала, что могу как-то иначе расплатиться – мягко произнесла она, рукой, поглаживая кудрявую шевелюру.

В пальцах она все также сжимала мой клатч.

– Иначе? – хрипло спросил он, словно не понимая, что она имеет в виду.

Если и не догадывался, то недолго. Юля красноречиво опустила взгляд и чуть приподняла брови. О, да, было из-за чего. Член рвался из тренировочных брюк, приподнимая их, почти касаясь лобка девушки.

Я даже ощутила укол вины, прекрасно сознавая, как сейчас Юля будет отвлекать внимание.

Хотя во взгляде я и не увидела печали, скорее похоть, которая увлекла в свой танец уже обоих.

Парень все-таки попытался не сдать позиции так быстро, решил выглядеть не оголтелым подростком в пубертатный период, а мужчиной. Наверное поэтому он насмешливо вскинул брови и почти у самых губ Юли произнес:

– Думаешь, сможешь отсосать на пять тысяч?

– А ты проверь меня, я способная.

– Наслышан, – по-хамски улыбнулся он, но в Юле судя по сжавшимся бедрами и во мне это выражение лица вызвало лишь волну возбуждения.

Вот так.

Десять лет не возбуждаться даже от изощренных ласк мужа, и вот на тебе.

Стоило несколько раз кончить с Юрой, теперь я теку даже не от секса, а от того, что он сейчас будет. Даже не у меня.

Будет, я не сомневалась.

– Надеюсь, ты не веришь грязным разговорам обо мне? – невинно похлопала ресницами Юля, выглядевшая в этот момент, удивительно симпатичной.

– Я бы лучше проверил сам.

С этими словами он словно потерял какой ориентир, став безумным. Качнулся в сторону Юли, навис над ней и напал на ее губы в неистовом поцелуе.

Их тела так рьяно терлись друг о друга, что ничего удивительно, что член буквально вырвался из брюк.

Я, закусив губу наблюдала, как парень прервал поцелуй и что-то шепнул Юле на ухо стал давить ей на плечи.

– Аккуратнее, – попросил он, когда она с хищной улыбкой сжала в руке твердый орган.

Член был небольшой, светлый с розовой головкой, ничего похожего на огромный орган Юры, с его толщиной и длинной. У Самсонова он был чуть изогнут, что позволяло ему находить у женщины особую точку удовольствия внутри и заставлять раз за разом кончать от простого трения.

Нашла о чем думать.

Надо думать о сумочке, что уже лежала, забытая в ногах Юли.

Та была занята, ага. Она с упоением насаживалась ртом на член, пальчиками одной руки поглаживая яички, а другой сжимая задницу парня. На того тоже стоило посмотреть. Его словно пришибло. На лице перемешивались в причудливый коктейль несколько эмоций.

Он то, сжимал челюсти, то улыбался, то шумно выдыхал воздух. В какой-то момент, когда Юля взяла особенно глубоко, он даже пошатнулся и охнул, повалившись спиной на капот Джипа, под которым давеча лежал.

Похоже Юля свое дело знала. Во время опомнившись, она довольно сильно толкнула мне сумочку. Та прокатилась по полу в нужном направлении.

Я приоткрыла двери шире, стараясь не обращаться внимания на дискомфорт между ног и поймала вожделенный предмет. Когда сумочка оказалась в моих цепких пальчиках, я уже мельком обратила внимание, как Юля нагнулась над машиной, а парень нетерпеливо сдернул с нее шорты и почти в одно движение толкнулся между ног.

Уже проходя обратно к спальне, я услышала окрик Тамары.

– Меллиса.

Глава 29.

Меня как будто по затылку ударили. Поймана. И что сказать?

– Дом осматриваешь? – спросила она, стоя в проеме и вытирая руки.

– Д-да, – заикнулась я, со всех сил сжимая пальцами свою свободу.

– Поспала бы лучше, чем дурью мается. Юре все равно все становится известно. Рано или поздно.

– Я как раз и пошла отдыхать, – пискнула я, и почти бегом взобралась по лестнице, добежала до спальни и захлопнув за собой двери, прижалась к ней.

За мной гналась не Тамара, за мной гналась совесть. Что я делаю? Может быть и правда дождаться утра.

Юра меня отпустит, он привык отвечать за свои слова. Только и оставалось в это верить и в то, что не наймет людей покопаться в моем прошлом. Чисто из любопытства.

Нет, точно нужно бежать.

Думая об этом, я нашла на рабочем столе ножницы. Ура!

Вырезала возле двери в ковролине проем, чтобы положить туда сумочку, и спрятала их под подушку.

Больше насилия я над собой не потерплю.

Выглянув в окно я увидела Тамару, она, почувствовав, мой взгляд оторвалась от копошения в земле и помахала. Я сделала тоже. Двор был усыпан цветами и красиво подстриженными кустами. Теперь понятно, чья это была заслуга.

Сложно представить Юру или одного из его пацанов стоящими к солнцу задницей и занимающихся прополкой.

Тамара была и похожа на воспитателей из детского дома и не похожа.

Например, доброты от них ждать вообще не приходилось. Даже жаловаться на изнасилование было бесполезно. Наверное, поэтому так была такая тяжелая обстановка, каждый сам за себя.

Не хочешь ложиться под кого-то, дерись. Если только хуже не будет и парень не приведет друзей.

Мысль что и у Юры в приютах будет твориться то же самое вызывало тошноту и комок слез в горле.

Я очень хотела верить, что ошибаюсь. Правда. Всем сердцем.

Наконец после всех дум я оказалась под горячими струями душа. Наслаждаюсь этим временным островком спокойствия и одновременно дрожала от того, что мой «хозяин» может появиться в любую секунду.

Но мне повезло и я даже успела улечься в кровать. Голой, потому что единственная одежда что у меня была, это халат. Самсонов запросто мог его порвать.

В него я еще завернула носки, футболку и брюки, что нашла у Юры в довольно объемном гардеробе. Все это я сложила за темной портьерой ближе к двери.

Наконец, внутренние переживание и внешние потрясения завлекли меня в дрему, и я с огромной радостью в нее погрузилась.

Неясные образы преследовали меня на протяжении всего сна. Но о них я уже не вспомнила, потому что открыв глаза, судя по всему несколько часов спустя, поняла, что в комнате не одна.

Терпкий мужской запах заполнил легкие. Я вдохнула его полной грудью.

Он был здесь.

Сидел в кресле рядом с кроватью и наблюдал за моим пробуждением. Я не видела его лица, оно было скрыто тенью, но ощущала как он жжет мое тело взглядом.

Юра включил прикроватную лампу и комната озарилась приятным, желтоватым сиянием. Теплый свет окружил нас, но не согревал.

Я дышала часто-часто, а тело уже леденело от ощущения надвигающейся схватки.

Смотреть на него было даже больно, в глазах защипало.

Все тело наполнилось истомой и предвкушением. Он был словно хищник вышедший на охоту.

Его добычей была я.

И я бы очень хотела убежать, скрыться, даже не от него и его жадного взгляда, которым он ласкал мое лицо и наполовину скрытое одеялом тело, а от себя.

Своих мыслей и чувств, что он вызывал во мне. Я боялась снова стать зависимой, желать всем сердцем всего, что он может дать. Будь то боль, наслаждение, оплеуха или ласка.

Я боялась, что просто больше не захочу ему сопротивляться, растекусь в ногах и буду с радостью принимать самые жалкие крохи внимания. Стану такой как Юля.

Заболею ревностью и буду отсасывать другим за возможность принадлежать ему одному.

Это ужасно. Этого быть не должно. Мне нужно бежать. Бежать от самой себя.

– Хватит думать, – разорвал густую тишину между нами его низкий, протяжный голос. – Лучше иди сюда и возьми в рот.


Глава 30.

*** Самсон ***


Устал.

Последние три дня были изматывающими. И драный Ланской проходу не дает. Вот не нужен я ему в шарашке депутатской. Все карты начну тасовать и не в его пользу. И начну ведь. Для это все и затевалось.

Уже третья попытка убийства. И девчонку с борделя вытащить не смогли. Привыкла, она уже видите ли.

Тяжело протопал по полумраку спальни. Только свет луны обнаружил, что я не один, ну еще запах.

Меллиса была здесь. Спала. Тоже устала.

Не будь этих чертовых выборов на носу, забрал бы рыжулю на какой-нибудь остров и любовался тем, как она стонет подо мной на берегу океана или в самом океане. И пусть бы там кричала, сопротивлялась. Все равно бы от меня никуда не делась.

Но она мешает. Мозги словно в тумане.

Сначала в клубе. Я ж вообще никого к сексу не принуждал никогда. Кроме нее. Сами прыгали. А тут как безумный жеребец в период спаривания.

Член встал колом, как только в комнату вошел. Как только втянул носом запах ее. Я знал этот запах. Так пахла только она.

Я хотел провести с ней один день. А получится лишь ночь. Больше нельзя. И так сегодня как во сне весь день и звонки. Все время донимал всех. Не сбежала ли? Поела ли?

К чертям.

Надо избавляться.

А то еще за слюнтяя примут. А нельзя. Андронов не дремлет. Выжидает, когда дам слабины, чтобы прихлопнуть, как муху.

Интересно, видела рыжуля новости?

Спит.

Всегда так спала, свернувшись клубком, вставляя мне на любование свою задницу. Круглую. Упругую. Такую и погладить приятно и всадить по самые яйца.

Ну, вот опять. И сегодня так весь день. Стоит только подумать о Рыжей, как штаны трещат по швам.

Глаза открыла, смотрит.

Думает. Наверное о том, как поглубже мне нож в сердце всадить.

А я устал. Я ведь тоже человек. Может я ласки хочу.

– Хватит думать. Лучше в рот возьми.

Сидеть и ждать, когда она поймет смысл фразы долго не пришлось.

Ожидаемо насупилась и вскочила.

А вот увидеть ножницы в руке я не ожидал.

– Я тебе не шлюха, чтобы сосать по первому требованию, – рявкнул и встала в позу. Все бы ничего, но обнаженная она опасной не выглядит, а вот возбуждающей, да.

Я чуть нахмурился, но вместо того чтобы просто отобрать острую штуку, пошел к шкафам, на ходу стягивая пиджак, рубашку, галстук.

– Пришел мужик с работы. Устал. Хочет видеть ласковую бабу, а не стервозу.

– Ласку нужно заслужить.

Я фыркнул. Меллиса может ерепениться сколько угодно. Вот только я знаю, как текут телки от накаченных тел. А у меня такое.

Не зря пашу в тренировочном зале, не зря столько лет болею спортом.

Снял уже трусы, чтобы видела сучка, что делает со мной и небрежно беру полотенце из шкафа. Белое и небольшое.

Для душа такое не подходит, а вот чтобы её повалить отлично подходит.

Она смотрела на меня не зная, куда спрятать глаза, а рука с оружием дрожит.

Боится или уже течет?

Проверим.

Пошел мимо нее, неспешно, как будто по направлению в душ, и чувствовал, как она взгляда не сводит с колом стоящего члена, что вроде бы указывает мне дорогу. На самом деле прекрасно знает, где вскоре окажется.

Меллиса совсем бдительность потеряла, так что ничего удивительного, что лишь вскрикнула, когда я одним отточенным движением сбил полотенцем ножницы из ее рук.

Она тут же бросилась за ними, но не успела.

Я накинул на ее шею полотенце как лассо, прижимая спиной к себе, а другой рукой выяснил…

Течет.

Там уже так влажно, так, что член как лодка, просто заплывет в эту сладкую бухту.

На глаза попался подоконник чуть посеребренной светом луны.

– Помнишь, как мы тогда, – шепчу на ухо, пока она царапает мои руки, бесполезно пытаясь избежать неизбежного.

– Отпусти, чудовище. Ты чудовище! – вдруг закричала она и с удивительной силой смогла вырваться. Немудрено, пальцы на ногах отдавила.

Подобное слово услышал от нее впервые? Что это значит?

Она обнаженная, прекрасная, потирала шею и смотрела с ненавистью. Такой я её даже в юности не видел.

– То, что я чудовище ты знавала и раньше, но всегда текла как сучка, – недоуменно приподнимаю брови и делаю шаг к ней. – Что сейчас не так?

Попятилась.

– Замолчи! Всё не так! – вскричала она и смахнула слезы. – Ты стал одним из них!


– Я ненавижу кроссворды и ребусы, – рычание и рука на затылке. – Прямо со мной говори. По делу! Без тупых бабских намеков.

– Я смотрела новости, – резанула она словами, упираясь ладонью в грудь, задевая плоские соски. – Ты построил приют и теперь там тоже…

Она набрала воздуха для продолжения, а меня уже трясло от гнева.

Чтобы просто еще раз не дать ей по морде, отвернулся.

Она приняла меня за такого как Андронов. Работорговца и педофила. Как и любая баба, напридумывала с три короба и даже не разобравшись, начала стрелять обвинениями.

– Ты даже не отрицаешь?! – взвизгнула она и я почувствовал удар кулака по спине. Потом еще один. И еще.

Развернулся резко и обхватил ее плечи, заглядывая во влажные от слез глаза.

– Ты думаешь, я буду оправдываться перед бабой? Ты же уже все решила! – орал я ей в лицо. – Тогда, зачем я буду что-то тебе доказывать!

– Юр…

– Ты, как и все сучки тупые. Сначала языком мелишь, потом думаешь.

Толкнул ее на кровать и навалился сверху. Отвернуться она не успела.

– Юра! Я готова выслушать. Поговори со мной!

– Я хочу трахаться, а не болтать. Отчитываться я не обязан. Ни перед кем.

Взял в руку лицо, тяжело дыша от возбуждения. Смял губы, врываясь языком в рот.

Она конечно опять пыталась извиваться, царапаться кусаться, но это все только распаляло во мне. И желание, и гнев.

Взял в одну руку грудь и стал тискать, покручивать сосок, не давая ей и шанса избавиться от моих губ, которыми продолжал терзать ее медовый рот.

Коленом уже раздвинул ноги.

Еще немного. Еще пара секунд.

Ткнулся головой в лобок. Мягкий, гладкий, без единого волоса.

Это возможно вообще?

Отпустил грудь, но тут же прижался к ней губами, втянул в рот сосок.

Ожидал криков о помощи и снова был удивлен, когда Меллиса застонала. Протяжно так, сразу по мозгам и член уже просто разрывало от притока крови.

– Ты, Лисска, как SRT восемь

– Что? – непонимающе прохрипела она, руками сжимая мои плечи и извиваясь как червячок.

– Двигатель такой американский. Заводится с пол оборота.

– Скотина, – стала она снова меня отталкивать. – Совершенно не умеешь комплиментов делать.

Я оторвался от сочных титек и взглянул в недовольные глаза и начал тереться членом о половые губы, ища вход, руками прижимая ее к матрасу.

– У меня крыша от тебя уже уехала, какие еще тебе нужны комплименты?

Руку опустил вниз и помог себе толкнуться внутрь. Она прикрыла глаза и выгнулась дугой, пальцами сжимая мои волосы, оттягивая.

– Ненавижу!

– Ненавидь девочка, только стони громче, – низко рыкнул я и наконец втиснулся до самого конца, яйцами шлепнувшись о гладкую плоть.

Даже не помню, испытывал ли когда-нибудь такое опьянение от простых движений внутри женского тела.

Меня просто уносило от того, как тела наши со смачным звуком сталкивались, когда я всаживал до упора.

С размаху. Глубоко. Сильно. Еще и еще.

Потом встал на ноги, выскакивая, чтобы закинуть одну ногу повыше, открывая себе охеренный вид на розовую щелку. Провел пальцами по ней несколько раз, обещая себе вылизать это чудо, а потом снова ее протаранил.

Лисска закричала и стала дрожать от того, с какой скоростью я начал ее трахать, с наслаждением наблюдая, как трясутся титьки на каждый яростный толчок.

Еще. Снова.

Глубоко.

Так узко.

И почему даже спустя десять лет внутри у нее так узко?

Жжение в паху стало невыносимым, но я сжимал челюсти и терпел.

Гладил плечи, выкручивал соски, целовал их, наклоняясь ниже, вылизывал.

Пальцами одной руки трахал рот, а другой тер клитор.

– Давай же Р-рыжуля, не сдерживайся. Кончай!

Она с криком кайфанула спустя еще минуту, содрогаясь всем телом, впиваясь ногтями мне в шею, задыхаясь от того, как часто я всаживал член.

– О, Юра! Да-а!

Меня самого уже трясло, пот стекал ручьями, но меня больше волновало то удовольствие, которое импульсами било все тело, устремляясь в мозг.

Внутри стало еще теснее, член разбух.

Финал был близок, и я сделал несколько резких последних выпадов, а затем испустил рванных стон. Со смачным звуком вытащил член, изливаясь на подрагивающий плоский живот.

– О да, бля, – прорычал я, наваливаясь всем телом, и целуя влажную шею и сказал первое, что пришло на ум. – Пожалуй, подержу тебя здесь еще недельку.

Глава 31.

*** Мелисса ***

Это не было похоже на акт любви, но и насилием назвать нельзя.

Скорее походило на ритуал или обряд посвящения в рабыни, на акт овладения душой.

Юра нависал надо мной подобно древнегреческому богу, закрывая торсом свет луны. Его мощная фигура казалась огромной.

Я с трепетом смотрела, как перекатывались мышцы на его мощной груди и плечах, пока он двигался во мне, подобно фабричному станку: отточенными рывками. В темноте его глаза, казалось, светились каким-то таинственным огнем. И я чувствовала одуряющий запах мужчины, пока его член скользил сквозь мои влажные складочки.

То полностью проникая, ударяясь в стенку матки с громким шлепком, то полностью покидая узкое лоно.

Он двигался резко, вталкивая в меня член снова и снова, вырывая стоны, сжимая своей лапой грудь.

Я погибала.

Еще немного и буду умолять не останавливаться.

О, Господи. Только дай мне кончить. Я так близко.

Его руки на груди. Он никогда не ласкал. Самсонов брал, ставил клеймо.

И может быть я сама и забыла, как должен трахаться настоящий мужик, а вот тело помнило и отзывалось.

На каждую грубую ласку, на каждый звериный толчок, на громкий приказ:

– Кончай!

И это утробное рычание порвало последнюю струну в моем уже и без того напряженном теле. Спровоцировало сумасшедший взрыв экстаза.

Я забилась в сильных руках, закричала, срывая горло, чувствовала, как тесно сжимаю внутри член.

Цеплялась за плечи, царапая их в кровь. И кончала, кончала, кончала. Долго.

Чувствуя, как внизу живота горит настоящее пламя.

Он последовал за мной, еще спустя минуту неистовых толчков в моё лоно, а затем излился мне на живот и рухнул сверху, утыкаясь в выемку на шее.

– Пожалуй, подержу тебя здесь еще недельку.

Что?

Какую, недельку?

Пока я формулировала вопрос, чтобы произнести его пересохшими губами, он сгреб меня в охапку и понес в душ.

Неужели, даже не устал?

Там, ни говоря ни слова, просто стал мыть меня, уделив много внимания крупной, часто вздымающейся груди и влажной промежности.

– Там, так гладко. – шепнул он мне, положив руку между ног и раздвигая пальцами складочки.

Я хотела оттолкнуть его руку, но после оргазма сил не осталось. Ноги были ватными.

Если бы не его рука, сжимающая талию, я бы просто упала.

– Там никогда не бывает так гладко. Ты стала ведьмой, рыжая? – спросил он со смешком и накрыл мои губы в настойчивом поцелуе, пальцами постоянно потирая клитор.

Я не стала сопротивляться, поддавшись всем обессиленным телом, чувствуя, как его ручищи сжимают задницу, и снова восставшая плоть трется о тот самый, гладкий лобок.

– Лазерная эпиляция, – ответила я, когда он прекратил терзать мои губы и переключился на грудь, щелкая языком сверхчувствительные соски.

– И как часто.

– Раз и навсегда. Там больше не будут расти волосы.

Почему его это вообще волнует?

Он скептически поднял брови, посмотрев мне в сонные глаза.

– Брешешь. Никогда?

Я покачала головой. Эту процедура позволила решить проблему моей чувствительной кожи, которой не подходила ни одна бритва.

– Да ладно. Дай я проверю, – снова потянул он руку мне между ног, и я где-то нашла силы его шлепнуть.

Он прорычал и шлепнул меня в ответ. По заднице.

– Тебе нравится меня злить? Но сегодня я добрый.

Я лишь фыркнула, устало прикрыла глаза и открыла рот, смачивая горло, под потоками воды.

Внезапно меня подняли в воздух, так резко, что я испуганно вскрикнула.

Я открыла глаза и увидела перед собой оскал Юры, а внизу между складок стала протискиваться головка крупного члена.

– Я думала, ты устал, – только и шепнула я, даже не думая сопротивляться.

Только не тогда, когда готовлюсь сбежать, а значит последний раз ощутить в себе член Самсонова, последний раз почувствовать, как от оргазма все плывет перед глазами, а ноги немеют.

– Так мы и отдыхаем, – беззлобно усмехнулся он, проталкивая язык между моих губ, ровно также, как член вошел в меня на полную длину.

Я снова не смогла сдержать стона, да и не хотела. И даже стыд сидящий внутри меня умолк, под тяжестью тела Юры.

Я лишь крепче сжала ногами его бедра и приготовилась к скачке. Юра мне ее обеспечил. Трахал с размаху, двигаясь подобно лошадь, скачущая галопом. Долго, остервенело.

Брызги летели в разные стороны, душ продолжал омывать тела, создавая перед глазами прозрачную пелену.

Но и она не была помехой тому, чтобы видеть, как Юра жжет меня взглядом. Он заглядывал в самую душу, отдирая кусочек себе, оставляя лишь рваную рану.


– Смотри. Смотри на меня, – рычал он, когда мои глаза сами закрывались.

И я смотрела на него. На лицо, давно уже потерявшее юношеские черты, чтобы превратиться в мужское. Грозное, с твердым подбородком и острым взглядом почти черных глаз.

Он и сам стал другим. Необузданным, диким жеребцом. Тем, кто с безумием всаживал в меня свой член, заставляла захлебываться в крике, дрожать всем телом, чувствовать, как внутренности скручивает узлом.

На этот раз взрыв был ошеломляющим. Остальной мир померк. Во мне остался только всепоглощающий кайф, горячим шоколадом разлившийся по венам.

И еще Юра. Его тело с мощным разворотом плеч и глаза.

Его рука не позволяла мне отвернуться. Он, смотрел не отрываясь, впитывал каждую секунду моего падение. И я падала в эту бездну нирваны, крепко держась за его широкие, твердые плечи, чувствуя, как его член разбухает внутри меня.

В следующий миг у него вырвался шумный выдох, а напряженное, каменное тело снова стало человеческим.

Юра, изливаясь мне на живот, тяжело дыша, прижался лбом к моему.

Шепнул:

– Сука, как же я, по этому скучал.

Странно было слышать от него такое.

Он никогда не говорил мне ничего хорошего. А самая первая фраза много лет назад было очень прозаичной.

– Тебе пиздец, рыжая.

Это он сказал, когда я в ответ на его шлепок по моей заднице опрокинула стакан с компотом ему на голову. Перед всей столовой.

Я глупо надеялась, что все его угрозы – липа. Что он просто меня пугает.

Я перестала так думать, когда в тот же вечер, была поставлена на колени на грязном полу детдомовского туалета и оттрахана, пока за дверью стояла свора голодных парней-волков, готовых в любой момент занять место Самсонова. Готовых полакомиться невинным кусочком, какой я тогда еще была.

Но больше я не была невинной и наивной, поэтому примерно понимала правила игры.

Подавая заявление, я не знала, с кем имею дело.

Теперь знаю.

Знаю, что нужно собрать волю в кулак и бежать от него подальше. Пока он не узнал про Никиту, пока я не стала его игрушкой, которую можно в себя влюбить, а затем избить и бросить.

Поэтому нежности от Юры – это как ласка аллигатора. Что-то нереальное.

Я никогда не позволю этому животному завладеть своей жизнью и навредить моему сыну. Никогда.

Поэтому, усыпив его бдительность еще тремя сексуальными актами, от которых тело уже ныло и дрожало, я дождалась, когда он наконец захрапит и выскочила из комнаты.

Прямо обнаженной, но, не забыв про вещи.


Глава 32.

Слушаем и кайфуем: Zayde Wølf/Next Level


Оделась я в темном коридоре. Только свет от небольшого бра в виде прямоугольника в самом углу позволил не споткнуться, пока я ползком добралась до лестницы.

Ковры, расстеленные выезде, позволяли не шуметь.

По всему дому стояла тишина, в окна заглядывал свет уличных фонарей, создавая на лицах спящих охранников игру бликов и теней.

Я почти не дыша, пробиралась мимо этих «доблестных воинов», прямо к кухне. Именно туда мне наказала еще днем приходить Юля.

Предвкушение свободы было сильнее усталости и боли в мышцах. И я, забыв о дискомфорте между ног, приближалась к кухне. Оттуда слышались приглушенные голоса.

«И что делать?» – подумала я, и беспомощно посмотрела по сторонам, а потом услышала музыку канала «ТНТ»

Фух. Можно выдохнуть. Телевизор. И Юля сидит в своем смартфоне.

Я, затаив дыхание, двигалась по стенке, почти сливаясь с ней. Таким образом я пробиралась на кухню пытаясь понять, одна ли Юля.

Молчание затягивалось, я шла все медленнее, сжимая до побелевших костяшек свою сумку.

Еще немного.

Кровь от страха стучала в висках. С той же скоростью, что и сердце. Бешеный ритм, рваное дыхание.

Я судорожно сглотнула и обернулась на выход, готовясь в любой момент встретить гнев Юры.

Юля, будучи все-таки одна, наконец, меня заметила. Подняла взгляд и долго рассматривала, а потом снова уткнулась в свой гаджет и невинно произнесла:

– Кажется, я снова потеряла ключи от ворот. Они должны были висеть на крючке, а теперь их там нет. Какая я неуклюжая.

Я не стала говорить спасибо, или то, что этой фразой ей не оправдаться перед Юрой. Просто прошла мимо нее и нащупала на стене у выхода ключи.

Немного подумав, влезла в стоящие тут же шлепки и потянулась к вожделенной двери, уже чувствуя опьяняющий запах жимолости и лилий. Они сливались между собой в причудливый, раздражающий коктейль. Я улыбнулась.

Еще немного и я почувствую дух свободы.

– Стой.


Глава 33.

*** Юра ***


Сквозь дрему чувствую обжигающее дыхание в паху.

Блеск!

Теперь Лисска сама решила отсосать. Без просьб, уговоров, требований, угроз. Просто открыла рот и заглотила по самые гланды, да еще таким макаром, словно ни член лижет, а конфету сладкую. Причмокивает, яйца языком задевает.

Ка-айф. До оргазма совсем немного.

И в это было бы легко поверить. Если бы не запах. Сладкий, тошнотный. Что-то вроде роз или пионов.

Я распахнул глаза и уставился в темный глянцевый потолок. Еще несколько минут лежал, пытаясь сосредоточиться на адекватных мыслях, потому что член-то стоял колом, разбухал все сильнее, заполняя ротовую полость, и кто-то – не Лисса точно – уже скользил по нему губами на приличной скорости. Техника отличная. Рыжая так не умеет.

Вверх – вниз. И снова. И снова.

Блять, как хочется думать, что это рыжая.

Посмотрев вниз, я ожидаемо увидел белобрысую голову, активно насаживающуюся на мой кол.

– Юля! – отпихнул я ее.

Она скатилась с кровати и плюхнулась на свою тощую задницу. Тут же вскочила, и, облизнувшись встала в соблазнительную позу.

Для кого угодно.

Меня же волновало отсутствие более легкого аромата в комнате. Цитрусового с долей мяты.

– Где, Меллиса?!

– Ушла, – пожала Юля плечами и во мне взыграл гнев на ее полное безразличие к моим четким указаниям.

Её и в детском доме пороли часто за непослушание и воровство. Может быть и мне пора начать или убить нах**й?

Обошел кровать и отшвырнул девку в сторону, чтобы выйти на балкон.

– Лисса! – проорал я в темноту и стая ворон, с ближайшего леска, испугавшись, взметнулась вверх.

Сзади послышался визгливый смех.

– Она на велосипеде. Наверное, уже на полпути в Москву.

Так спокойно.

Руки в кулаки то сжимались, то разжимались, представляя бледную шею. Досчитать до десяти, чтобы просто не размозжить голову суке!

– Ты совсем еба**сь? – спросил я тихо и вкрадчиво, поворачиваясь и приближаясь.

Испугалась, конечно.

Хвост поджала, и руки сложила на груди.

– Ты, какого х**я мои приказы не выполняешь! Я что сказал, выдать ей велосипед? Дать ключи и выпустить в лес?! Ты еще и документы выкрала для нее? Тварь, – размахнулся я и, почти коснувшись бледного, испуганного лица, остановился.

Девчонке девятнадцать. И так немало тумаков получала. Вот крыша и поехала.

Ладно.

Отошел от сжавшейся на полу девушки и прошел к шкафу.

Лисске поиграть в догонялки захотелось? По рукам.

Разве я против ролевых игр? Только потом пусть не жалуется, когда новой игрой станет порка.

– Ты ей не нужен, а я тебя люблю.

– Закрой пасть! – гаркнул я, натягивая свитер и джинсы. Девка меня вывела.

Надо от нее либо избавляться, либо показывать, кто в доме отец.

– Тебе кажется сосать нравиться, – спросил я, одевшись и вцепился в развратный розовый топ, подтягивая ее к себе.

– Тебе, только тебе, – какой тупой лепет.

Я не смог сдержать едкой улыбки.

– Не люблю, когда мне пиз**т Юля. Короче. Либо ты собираешь монатки и выметаешься, либо.

Она испуганно задрожала и вцепилась в мою руку.

– Или…

– Отсасываешь всем, кто сейчас на смене.

Она напряглась, выпрямила спину и отшатнулась.

– Пятнадцать человек? – это она хорошо знала. График составляет. – Ты не посмеешь!

– Что ты сказала? – почти на уровне шепота спросил я, и подойдя в плотную, не дал рвануть от меня и схватил за лицо двумя пальцами. – Ты дрянь малолетняя, уже в который раз нарушаешь прямой приказ. Я терпеливый. Но ты перешла границу.

– Юра…

– Для тебя я Юрий Алексеевич! – рявкнул я и откинул ее на пол.

– Либо сваливаешь, либо сосешь!

– Но как я потом смотреть им в глаза буду, – вот что за бабы. Сразу ныть. Вот только слезы на меня никогда не действовали.

– А как ты смотришь им в глаза, отсасывая наедине? Или ты думаешь твои свиданки никто не обсуждает?! Я дал тебе нормальную работу и хотел дать образование. Ты все прое**ла.

– Зачем мне образование, когда есть ты.

– Дура! Куда ты сейчас без образования? – я резко вспомнил о Лиссе и посмотрел в окно. Там уже брезжил рассвет. Рыжая уже поди машину поймала, если не только ее уже не распяли в какой-нибудь тачке.

Я забыл о всяких кое-как привитых мне манерах и потащил упирающуюся белобрысую в холл. В коридоре сорвал пожарную сигнализацию, чтобы сразу разбудить всех.


Через пять минут внизу уже стояла орава по пояс раздетых парней.

Они недоуменно озирались по сторонам и еще более удивленно смотрели на Юлю, которую я швырнул им в ноги.

Мне уже на все плевать. Гнев душил и требовал расплаты, хоть для кого-то.

– Ты выбрала? Сваливаешь или сосешь?


Глава 34.

– Юра, – послышался голос Тамары. Она стояла в стороне спален на первом этаже в ночной рубашке до пола и заламывала руки. – Что происходит? Юля.

– Меллиса сбежала, а эта тварь ей помогла.

– Что ты собираешься…

– Парни! Юля сейчас будет вам сосать. Каждому. Пока не высосет всю сперму.

Все стали переглядываться, переступать с ноги на ногу, наверное думая, не свихнулся ли я. Может и так, но ослушаться не посмеют.

И Юля не посмеет. На улице она быстро пойдет по рукам и сколется.

– Юрий Алексеевич, – захныкала она, сидя в центре и сотрясаясь всем телом. Такого унижения ей не перенести, но она сама виновата.

– Достаем х**и пацаны. Девочка хочет сосать.

– Юра…

– Заткнись Тамара. Ты ее совсем расхлябала. Чего встали! – повернулся я к статуям. Не удивительно, что Лисска ушмыгнула. Они же как раскормленные коты. – Импотентами заделались?! Живо!

Парни тут же принялись снимать трусы и дрочить члены. Стоял далеко не у всех.

Пятнадцать, нет четырнадцать – Костя – слесарь не стал раздеваться, а только кусал кулак и смотрел на Юлю – отборных членов для одной рыдающей зарвавшейся девчонки.

– Я не хочу, – выла она. – Я больше не буду! Я стану послушной. Простите меня, Юрий Алексеевич!

– Корень. Чего, как не родной, – насмешливо посмотрел я на нас самого крупного из пацанов. – Засаживай ей по гланды, а то говорит много.

Корень подошел вплотную к Юле. Член уже налился кровью и стоял, тычась той в лицо, подергиваясь в нетерпении.

Юля отворачивалась долго, пока член бился ей об щеки. Затем корень мельком взглянул на меня и тут же схватил Юлю за волосы, чтобы та перестала дергаться.

Пальцы на щеках, волосы в кулаке и Юле пришлось широко открыть рот и принять огромный член.

Ненадолго.

Костик с размаху дал Корню по прыщавой роже и того увело в сторону.

Все замерли, и тут же посмотрели на меня.

Что за хуйня!

Я достал ствол и в два шага преодолел разделявшее нас с Костей расстояние.

Пистолет уперся ему в голову.

Костик слесарь. Лучший в своем деле. Может любую тачку по запчастям собрать и разобрать. Мать в тюрьме. Отец спился.

Я нашел его четыре года назад. Он чуть под разгон не попал. Кому-то из богатеев захотелось мальчика. Он был мне обязан. Как и все здесь.

– Юрий Алексеевич. Самсон, – заговорил он дрожащим голосом, но смело смотрел в мои звериные глаза.

– Быстрее рожай, Костя. Мне еще нового слесаря искать.

– Я женюсь на ней, – тут же выдал он и я поднял брови. Вот это поворот. – Завтра подадим заявление в загс. Она перестанет быть вашей проблемой.

Я, после небольшой паузы, убрал пистолет в карман и с жалостью посмотрел на самоубийцу, а потом на Юлю.

Она пялилась на Костю, как на бога. Ну, что же, возможно на первое время этого им хватит.

Я хлопнул его по плечу, выражая молчаливое согласие, и рванул в гараж.

Там быстро достал ключи от крузака и выехал за автоматические ворота.

Меня ждала погоня и животный секс. Можно в лесу. Можно на дороге. Лисса сама выбрала такой путь.

Член до сих пор стоял как каменный, а там, эти психи пусть сами между собой разбираются. Кто на ком женится, кто кому будет сосать.

Глава 35.

Юля могла и сдать меня, а в итоге лишь сказала, где стоит велосипед.

Сто лет не ездила на нем.

Но усевшись на удобное спортивное сидение, ощутила мощный прилив счастья.

Ночь. Небо темно— синее, чуть розовело по краю и воздух. Свежий, пряный и хвойный.

Я глубоко дышала, пока ветер летел потоками мне в лицо, а натруженные сексом ноги крутили педали все быстрее.

Я старалась не смотреть по сторонам, чтобы просто не пугаться темного леса. Что там таится?

Главное не думать.

Можно ехать дальше, чуть поскрипывать спицами, радоваться, что дорогу освещает круглая луна и улыбнуться.

Скоро я увижу Никитку. Поселюсь рядом в Белгороде. Буду наблюдать за тем, как он растет. Как влюбляется, играет в футбол или вот так же рассекает воздух на велике.

А зарабатываться можно и в интернете. Или взять ссуду в банке и открыть, наконец, школу иностранных языков. Может быть туда и придет учиться Никита.

Главное поближе к сыну и подальше от Юры.

Я невольно вздрогнула и обернулась.

Он спал, когда я уходила. Его широкая грудь мерно вздымалась и опускалась. Руки кувалды были очень близко от меня. Они как могли сломать шею, так и довести меня до исступления, грубо лаская и сжимая тело.

Хватит! Все кончено.

Вопрос только в том, что будет, когда Юра проснется. Что он будет делать? Побежит за мной или плюнет, как много лет назад, займется своей жизнью.

Внезапно, заставив меня покрыться ледяной коркой ужаса, стая ворон взметнулась в небо, раскрашивая его черными точками, а сзади послышался звериный рев.

Страшный. Лютый.

Не знай я, что в этом лесу не обитает медведь, подумала бы именно на него. Но зверь здесь был только один и звал он меня.

Я прикрыла глаза, чувствуя как страх бьется в самом горле и наклонившись, крепче ухватилась за руль и начала крутить педали сильнее.

Быстрее! Быстрее! Только вперед!

– Лиса-а!

Мне удалось добраться до дороги и проехать еще пару километров, когда небеса услышали меня, и я смогла затормозить машину. Ниву, кажется.

Страх садиться к незнакомому мужичку, был настолько осязаем, что по спине прошла ледяная дрожь, но страх перед Юрой всегда был сильнее.

– Вы откуда в таком виде? – спросил он поглядывая на мой халат и спортивные брюки под ними в зеркало заднего вида. Волосы завязала узлом резинкой, что выдала еще с утра Даша.

Взгляд у водителя спокойный, ни капли похоти. Судя во замыленному виду и землянистому запаху в машине – фермер.

– Меня похитили, пришлось сбегать, – решила я сказать правду, не зная поверит ли.

– О, – заулыбался он. Совсем идиот? Или не поверил? – Прямо как в криминальной России?

– Да, да, вы не могли бы ехать быстрее, – поторопила я, чувствуя возрастающую панику.

Мы ехали уже минут десять, но Нива тащилась как черепаха, а в гараже Юры стояли очень быстрые аппараты. Дэвиду только снилось.

Если Самсонов примется догонять, то шансов у нас удрать будет мало. Может быть затеряться в лесу?

Я взглянула в черноту, скрытую деревьями, что проносилась за окнами, и, сглотнув, покачала головой.

Нет. Лучше уже в машине.

Возможно, это и стало ошибкой, потому что уже через пять минут, прямо в спину мне выстрелил яркий свет неоновых фар.

О, боже мой!

Никто не сигналил, но я слышала шум свистящих шин и вцепилась в собственные колени, уже зная, что он нас догонит.

Руки задрожали, и я схватилась за волосы, умоляя мужичка ехать побыстрее.

Я так хотела убежать. Очень хотела. Был ли хоть шанс? Или я обманывала сама себя?

Когда огромный джип поравнялся с нивой и чуть ее бортанул, нежно так словно любовник. Мужик взглянул на меня и еще прибавил скорость.

Даже если это было для него игрой, я не против.

На моем лице промелькнула улыбка. А вдруг?

Спустя еще минуты две погони, машина уже держалась из последних сил. Скорость вроде и небольшая, но панель сотрясалась как баба в оргазме при этом еще и трещала пластиком.

Как бы не развалилась на ходу.

Юра снова поравнялся с нами и любовно прижался, а в стекло водителя прилетел кулак. Юра специально взял праворульную машину, чтобы достать до водителя. Знал, что я буду убегать.

Лицо Юры было сосредоточенным и злым, а глаза впивались в меня через прозрачное стекло, как иглы.

Все. Мне конец.

Оставалось надеяться… на что?

Что фермер, бывший суперагент, и огромный Юра не станет для него большой помехой?

Но сколько бы он хорошо не дрался, против огнестрельного оружия не помогает ничего.


А именно его приставил Юра к виску фермера, когда мы остановились.

– Кажется, приехали девушка, – извинился фермер, кажется даже не заметивший, как грозного вида мужик тычет ему ствол и рычит:

– Лисса выходи, пока я его не грохнул.

***

Глава 36.

Что страшнее? Страх потерять свою жизнь или осознавать, что кто-то из-за тебя ее потерял? Сейчас я понимала, что не могу позволить Юре убить человека. Потому что только я виновата, что не подождала немного и не сбежала в более удачное время или может быть дождалась бы когда он сам меня отпустит.

– Юра! Нет! – закричала я, и стала дергать ручку машины, пытаясь вылезти. Чертова колымага! Она открылась только с третьей попытки, и я почти упала на асфальт.

Юра подхватил меня, обжигая пальцами, стальными клешнями, запястье.

Он взглянул мне в глаза, продолжая держать на прицеле водителя и взвел курок.

– Юра, – шепнула я умоляющим голосом. Мысль, что из-за меня погибнет человек, была невыносимой. – Он просто подвез меня! Он ничего не сделал. Ничего!

– Ну да, – прогремел в тишине голос Юры. – Он просто решил взорвать двигатель своей колымаги, пытаясь обогнать меня.

– Юра. Я пойду с тобой. Не надо стрелять.

Старичок молчал, как будто воды в рот набрал и смотрел только вперед, туда, где часть дороги выделялась пятном света, а по периметру сплошной мрак.

И в глазах Юры мрак, а тело напряжено, ноздри раздувались, как после бега.

Сейчас он походил на лесное косматое чудовище, и я к стыду своему, чувствовала некий благоговейный страх перед его гневом.

И вдруг Юра оскалился и нажал курок.

Я закричала и сложилась пополам от ужаса происходящего, но тут же пришла в себя.

Выстрела не было. А эти двое смеялись. Правда, водитель несколько натянуто, зато Юра красиво. Закинув голову назад и сверкая белыми зубами.

Из дула пистолета со щелчком выскочило лишь маленькое пламя, даже не коснувшееся мужичка. Зажигалка!?

Меня пробрало настолько, что я заплакала. Во мне бурлило и облегчение, и обида за столь неудачную шутку.

– То кричат, то ноют. – насмешливо произнес Юра. – Бабы, что с них взять. Спасибо мужик, что подвез.

– Она говорит, ты ее похитил, – кивнул фермер в мою сторону.

– Да, жена это моя! – грубо хохотнул Юра и резко подтянул меня к себе, сжав в объятиях. – Игра у нас с ней такая. Правда, милая?

Он чмокнул мне нос и угрожающе заглянул в глаза.

И вопрос был только в том, нет ли в закромах у Самсонова еще одного, но уже настоящего пистолета.

– Игра, – вряд ли у меня был вид влюбленной женщины, но я все же разомкнула губы в легкой улыбке. – Спасибо, что подбросили.

– А, ну раз игры, – перестал напрягаться фермер и попытался завести машину.

Она немного по обижалась на неуважение к русскому автопрому, но все-таки завелась.

Все это время Юра прижимал меня к себе, и я чувствовала как тяжело и гулко бьется его сердце в грудной клетке.

Тук! Что сейчас будет. Тук! Он меня убьет. Тук! Мне пиз**ец.

Уезжая, и оставляя меня наедине с Юрой, фермер ворчал что-то об извращенцах, которым бабки и время некуда девать. И была в этом своя правда.

Нас облепила густая тьма, только голубоватый свет выделял наши лица: его, неожиданно злое, и мое ожидаемо испуганное.

По коже мурашками ходил мороз, но я знала, что с холодом это никак не связано. Было тепло, несмотря на раннее утро. Розовая полоса в дали неба, так и не добралась до нас.

Все произошло так быстро!

Господи, как я хотела оказаться дома, в офисе где угодно, только бы подальше от него т своих к нему чувств.

Я ничего не могла с собой поделать и испуганно рванула в сторону, в шаткой надежде на спасение.

– Совсем, дура! – вдруг заорал он, рванув меня и буквально впечатал в себя, так что я охнула от боли. Его грудь казалась каменной глыбой.

– Тебе повезло, что мужик божьим одуванчиком оказался. Другой бы прямо в тачке твои ноги раздвинул! Мало, тебя пользовали? Захотелось еще?

– Лучше он, чем ты! – запальчиво крикнула я ему в лицо и сдобрила слова пощечиной.

Его голова дернулась, а когда он снова посмотрел на меня, я в очередной раз поняла, какую ошибку совершила. В голове заезженной пластинкой крутились его давнишние слова: «Тебе пиз**ец, Фролова.»

Мне пиз**ец, и я видела это по полыхающему огню в его глазах, который разгорался все ярче.

– Я…

Он схватил меня за растрепавшуюся косу, оттянув до боли и прошипел в лицо.

– Когда-то ты так не думала! Очевидно, за столько лет ты набралась наглости и изменила свое мнение. Может быть, проверим?

– Что проверим… Что ты…

Я не понимала, что он имел в виду, но его моя и не волновала.

Он просто оторвал меня от земли и грубо запихнул на заднее сидение своего джипа, а сам сел за руль.

Страх. Он приходит в нашу жизнь всегда неожиданно.

Впервые я его познала, когда мне сообщили, что родители попали в аварию. Я, лелеемая с детства принцесса, осталась совершенно одна в этом мире. Ни бабушек, ни дедушек, одна лишь тетка, и та в Англии.


Но тот страх оказался ничем, по сравнению с тем ужасом, что я испытала попав в детский дом.

И этот ужас преследовал меня всю мою жизнь, не отпускал. И сейчас он в лице Юры сидел впереди и сосредоточенно вел машину, иногда касаясь меня взглядом своих темных, горящих ледяным пламенем глаз.

– Куда мы едем?

Юра молчал все время, пока мы ехали по трассе, сколько я бы не спрашивала.

Ехали долго. За окном на огромной скорости – шины повизгивали – проносились лесные чащи, где полосами розового и желтого цвета рассвета окрашивались кроны деревьев.

Устав перекрикивать музыку, требуя немедленного ответа я почти уснула.

Открыла глаза, когда солнце уже прилично пригрело мне залитое слезами лицо.

Все вопросы отпали разом, когда мы проехали синюю табличку с надписью "Дмитров"

Я моментально погрузилась в темное болото боли, страха и ужаса. По спине пробежал холодок и голос из прошлого – хриплый, прокуренный: «тебе пиз**ец» ворвался в мозг ослепительной вспышкой.

Только собственный крик не дал мне впасть в забытье воспоминаний.

– Нет! Нет, Юра! Я не хочу туда! Я не могу туда вернуться! Я все поняла!

Глава 37.

Это был он.

Детский дом номер три центрального московского округа. Место, с которого и начался ад моей жизни.

Да, сейчас он определенно стал выглядеть лучше. Дорожки вычищены, лужайки засажены цветами, а краска не облупливается, окна пластиковые новые, даже нигде не разбиты, но это был Ад.

Любой детский дом был Адом. Потому что их мало, а сирот много. Потому что никому до этих детей нет дела.

Свора брошенных щенков, озлобленных, голодных. Там творится черти что. И изнасилования только верхушка айсберга.

Мне еще тогда сообщили, что не трахнись я с Юрой, меня бы спокойно продали какому-нибудь богатому папику. Больно красивой я была, да еще и девственницей. А девственницы в детских домах водятся недолго.

Быстро и дорого продаются.

Юру пропустили через железные ворота без проблем. Моя истерика уже была на грани нервного срыва. Все тело покрылось мурашками, а зубы застучали, как будто кто-то в август пустит осенний ветер.

Нет! Нет!

Я старалась остановить Юру, кусала, дергала за руки, пока он одним ударом не откинул меня обратно на заднее сидение, как надоедливого комара.

Я сопротивлялась, как сумасшедшая, пока Юра вел меня по чистеньким коридорам. Дети еще спали, и мои завывания эхом отражались от этих бесконечных покрытых кафелем стен и возвращались к нам.

В какой-то момент Юра просто закинул мое тело на плечо и понес туда, где я помнила, был мужской корпус, а потом втолкнул в одну из спален.

Его бывшую комнату.

Три фигуры мигом подскочили, потому что удар двери, стену оглушал и пугал до дрожи!

– Подъем салаги! Дембель скоро.

Дембелем здесь, как и в армии называли выход из детдома и только квартира, подаренная государством, хоть как-то скрашивала этот праздник.

– Доброе утро, Юрий Алексеевич, – как на параде отрапортовали трое уже довольно рослых парней.

Я не смотрела на их лица, но отметила спортивные фигуры и темные волосы двух и пшеничные, третьего.

– Макс, Антон. Кажется, хотели проверку мне на верность.

Парни мазнули по мне любопытным взглядом и переглянулись, а я забилась сильнее, но вытолкнуть кляп, который запихнул мне в рот Юра со словами:

«Детей же разбудишь» было нереально.

– Мы готовы, – сказал, выйдя вперед блондин.

Явно лидер. И Юра был таким. Высокий, дерзкий, красивый сукин сын! Стал еще хуже! Что он собирается делать?!

Что он собирается со мной делать?!

И что? Парни ждут приказа убить меня? И они ведь его выполнят. Юра явно им покровительствует.

– Вот, – он буквально швырнул меня на кровать одного из них. Я больно ударилась плечом об стену и застонала.

Так мне точно медицинская помощь понадобится, а возможно уже скоро не понадобится…

– Не все сразу, – заговорил Юра и, взяв рядом со столом стул, развернул его и сел, растопырив ноги. – По одному. Будет брыкаться, так что двое держат, а один… трахает.

****

Спасибо вам, мои дорогие за поддержку и награды. Меня они очень вдохновляют))

Глава 38.

Что?! Что?!

Я посмотрела на Юру, как на больного, со всем невыразимым ужасом. Хотелось заснуть и проснуться у себя. Или никогда не просыпаться, только бы не видеть этого лица. Ничего не выражающего. Безразличного. Пустых ледяных глаз и губ, дернувшихся в злой усмешке.

Осознание прибило кулаком по голове.

Он не шутил. Он, блять, не шутил!

Я хотела вскочить, выскочить из комнаты и помчаться за помощью. Куда угодно. Но их четверо и я одна. Лишь одно движение и я снова врезаюсь в стену.

– Чего ждете? Я сказал вперед.

Парни тут же повернулись ко мне. Окружили плотным кольцом.

Их лица ничего не выражали, я умоляла взглядом пощадить и качала головой.

– Не надо, – прошептали мои губы, потому что мне оставалось только выть и плакать.

Двое парней сделали резкий рывок и вот я уже прибитая к кровати, а руки по сторонам.

Блондин дергал за полы халата и стаскивал джинсы. Я изворачивалась как уж, но он только натужно пыхтел, механически выполняя приказ Юры.

Сам он смотрел только мне в лицо, почти не моргая, и сколько бы я не посылала ему молчаливые призывы одуматься. Игнорировал все.

Прохлада дунула по голым ногам, один из парней сжал грудь. Я надеялась, что у парней не встанет на взрослую тетку.

И снова ошибка.

Блондин оголил твердый член, стоявший колом и стал вклиниваться между моих ног.

Господи, Юра! Неужели ты так и будешь смотреть?!

Неужели тебе приятно, что на твоих глазах меня будут пользовать другие! Юра! Прошу!

Хочешь наказать, накажи сам! Сам! Как угодно! Побей, но не отдавай другим!

Боже, я же люблю тебя! А ты остался все такой же низкопробной мразью!

Блондин, пыхтя, начал на меня взбираться, но я неистово извиваясь, чувствуя как болит тело от клешней-рук парней, все-таки смогла ударить острой коленкой его длинный тонкий член, так что он охнул от боли и согнулся пополам.

Словно озверев, он взвыл и дал мне оплеуху.

Глава 39.

Вскрик вывел из транса. Что я творю?

Резкое движение и Антон слетает с Лисски.

Я стоял и смотрел на это пиз**ец, что сам в принципе устроил. Хотелось дать себе по мозгам, чтобы уже совсем на место встали.

Парни сразу отпустили Лисску и бросились к Антону. Ну приехали. Он походу руку сломал.

Я посмотрел на съежившуюся в углу рыжую и в первые за много лет ощутил это ноющее… дебильное чувство вины.

Просто реально выбесила.

– Да, хватит ныть! – мазнул я взглядом по парням и сделал шаг к рыжей. – В медпункт его, пока весь приют не перебудил своими воплями.

Серьезно. Антон хоть и подминает всех под себя. Трус еще тот, хотя за его бравадами этого и не разглядеть. Отец по пьяне мать убил. Теперь в тюрьме. Жизнь, что называется удаться.

Парни вышли. Нас окружила неприятная вязкая тишина. Я наверное что-то должен сделать, как то… Блять… ну… загладить свою вину. Сел на кровать. Скрип и она прогнулась под моим весом.

– Рыжая.

– Уйди, – всхлипнула она, отвернувшись к стене.

– Это… – Ну не извиняться же. – Это был урок.

– Урок?! – развернулась рыжая, взметнув растрепанными волосами и стала меня бить кулаками по груди, лицо я прикрыл. – Учи рабов своих! Ты не имел права, так меня пугать! Никогда ко мне не прикасайся, понял! Я ненавижу тебя!

– Ну, уж дудки, – поймал я ее руку стальной хваткой. Кричи сколько угодно, но я уже понял, как действую на тебя.– Воюя со мной, убегая, ты делаешь хуже себе. Тебе ли не знать, как я зверею от борьбы и не подчинения.

– И что?! – прошипела она, не хуже змеи. – Я должна понять, простить и раздвинуть ноги, чтобы пожалеть бедного сиротку?

Глава 13.1

Она так близко. В глазах огонь. Сиськи ходуном, то вверх, то вниз. И мой взгляд невольно захватывает в плен ее соски. Здесь не прохладно, но они острые, как пики и смотрят прямо на меня.

Дерзкие, вздернутые, темные. Даже странно, я помнил их, как розовые, даже несколько бледные.

Она еще раз дернула рукой, но взвыла от боли. Я держал крепко и мы оба понимали мои намерения.

Надо было думать, когда голая, произносила «раздвинуть ноги». Член на это сразу напомнил о себе и голоде, который с каждым трахом рыжей становился все сильнее.

– Мне не нужно ничье понимание или прощение, тем более жалость. – Резкий тон и в груди отчаянно колотится возбужденное сердце. – А вот насчет третьего можно подумать.

– Не смей, не здесь!

Тяну ее на себя, она упирается рукой мне в грудь, этим только распаляя.

Ни время, ни место, но крыша уже едет.

Ее запах нежный медовый, женский он давно уже в мозгу как яд, и вытравить его невозможно. Но если умирать, то брать с собой и ее.

– Ну что, Лиска, – шепчу прикусив губу, а рукой поглаживая поясницу, постоянно спускаясь к мягким булочкам. – Чувствуешь ностальгическое возбуждение?

– Ни капли, ты мне противен, – гневное сопение, а я не смог сдержать усмешки.

Опять ложь.

Я сунул руку ей между ног. Там было совершенно сухо. Даже так?

– Ничего, – усмехнулся я. Это поправимо. – Я всегда знал, как завести твою конопатую задницу, чтобы сама умоляла тебе вставить.

– Юра, я устала.

Мои руки обхватили ее плечи. Я стал осыпать ее тело поцелуями: шея, грудь. Укусил губу.

– Тебе ничего делать и не придется, положись на меня. – Чем не извинение?

Она повозмущалась, пыталась оттолкнуть, но я только видел губы. Так близко. Еще немного.

Да!

Коснулся губ пальцами и засунул один в рот, пока вторая рука трепетно сжимала грудь.

Она вдруг замолчала, перестала вырываться и изумленно на меня взглянула.

Да, рыжуля, я могу быть нежным. Редко, но могу.

– Юра, ну не здесь же, – шепот мне в губы, но я уже потерялся в омуте этих глаз.

– Где угодно.

Я языком прочертил дорожку по ее верхней губе, переместившись на нижнюю, втянул в рот, прикусил.

Руки, так рьяно меня отталкивающие, в миг превратились в ласковые лапки кошечки. Ноготки спрятаны, а тело вибрирует, как будто мурча.

Пальцы в её волосах. Огненные пряди хоть и спутанные, но мягче шелка.

Как избавиться от этого. Убить ее? Но ведь она снова будет сниться.

Дебильные сны мешали нормально трахать других. Всегда думал о ней. Теперь Лисса подо мной, выгибается под моими руками, тянет за волосы.

Если это мой яд, я хочу насладиться им до самой последней капли. Пробовать на вкус ядовитую, влажную кожу на груди, вести дорожку поцелуев к шее и вкушать мягкие губы.

Поцелуй перемирия быстро кончился. Желание острое, снова пронзает пах, и член уже рвется наружу.


Глубокий поцелуй становится битвой за право обладания. Губы сталкиваются, стараются договориться, но языки уже вступают в схватку. И тело наливается тяжестью.

Оторвался от губ, чтобы посмотреть в глаза.

Большие зеленые. Она уже не соображает, трется об меня и словно не было пару минут назад моего сраного поступка.

Пока она милая, податливая, не могу этим не воспользоваться.

Целую снова, руку спуская вниз, коленом раздвигаю ноги. «Вжик» и ширинка распахнулась.

*****


Глава 40.

Член стрелой к влажной цели. Коленом раздвинуть ноги и приставить головку к розовым складкам. Черт, как это круто!

Поводить, нажать, протиснуться внутрь.

О, да.

И это вставляет получше любого кокса. И я уже одурел от тесноты и в голове туман как от кальяна.

Да, девочка дыши глубоко, выдыхай горячий воздух, пока рвусь в тебя.

Чертовски узко, но я хочу глубже.

В следующий миг слез с кровати и полюбовался тем, как влага поблескивает на влажных половых губах, на плоский живот и подрагивающую, в рваном, дыхании грудь, на то как волосы огненного цвета рассыпались покрывалом на белой простыне. Лед и пламя.

И как ее можно не хотеть трахнуть?

Постоял не более пары секунд водя рукой по твердокаменному члену, наслаждаясь тем как Рыжая смотрит за мной, затем просто стащил ослабевшее в страсти тело и перевернул его.

Вид отсюда, что надо. Упругая белая плоть задницы и там между ног розовая дырочка. Провел пальцами, собрал влагу, размазал по члену. Уже близок к потере сознания. Ноги ватные, а сердце заходится в бешеном рваном ритме.

Сжал челюсти, а рукой задницу, чтобы перестала извиваться как змея и приставил головку, чуть нажал.

Давай. Расслабься, прими меня.

Так туго, словно ей неприятно.

Наклоняясь, поцеловал в лопатку, чуть прикусывая кожу зубами. Задерживая дыхание, я начал проталкивать в темную горячую глубину. Давай. Давай.

Как же тесно, но входит глубже и это то, что надо. И то, как член тесно сжат мышцами влагалища, просто нереально хорошо.

В голове уже вакуум.

Только чувства, инстинкты, эмоции. И все это воет лютым волком, который нашел свою самку. Идеальную.

– Юра-а, – ее стон по мозгам и рука сама тянется к груди, погладила, сжала твердый сосок, оттянула, пока член стал проникать внутрь.

Еще, и до конца, до смачного, влажного звука.

Медленные осторожные движения заводят, но хочется быстрее. Толчок. Толчок. И на каждый тихий, порочный стон.

Глубже. И она уже подвывает в белую простынь.

Сил терпеть нет, да и парни могут вернуться. Не хочется мелькать голым задом, поэтому начал двигаться быстрее. Резче, глубже. Движение туда, движение обратно.

Снова и снова. Активнее.

Но и этого оказалось мало, провел по груди другой рукой, наклонился и достал до пересохших губ, сквозь которые рвались хриплые стоны. Толкнулся туда пальцем.

– Соси.

И все – это парализовало. Внутри уже горело, член взбух еще сильнее пока она облизывала пальцы и причмокивала.

Сознание давно поплыло, внутри ничего человеческого. Только звериный оскал и остервенелые выпады, такие, что кровать с силой врезалась в стену.

Еще. Сильнее. Глубже. Резче! О, да…

Сперма бурлит во мне, и я успеваю со звериным рыком толкнуться особенно глубоко, почти достать до стенки матки и вытащить член, чтобы забрызгать ей всю спину.

Чуть отдышавшись, понял, что Лисса так и не кончила.

Ласкаю рукой грудь, которую она обессиленно пытается поднять, чтобы меня оттолкнуть.

– Уйди, – сдавленный стон и я усмехнулся. – Больше не могу.

– Оставить тебя здесь?

– Да, если ты исчезнешь.

Даже обидно, но моей цели это не меняет. Спишем на секс горячку.

Поднял попку повыше, и провел пальцами по набухшим половым губам, задевая клитор.

Наклоняюсь вниз, и провожу по промежности языком, от самого клитора до розового подрагивающего отверстия.

Она дернулась, и выгнувшись застонала, стискивая пальцами простыню. Еще раз и та же реакция.

От запаха уже как пьяный. В голове шум и новые толчки крови в члене. Но я продолжил мучить кончиком языка чувствительное место, пока Меллиса не начала трястись и стонать.

Провел пальцем возле дырочки и продолжил вылизывать уже покрасневший от трения клитор. Доводить ее до того же безумия, в которое меня погрузило одно только появление ее в моей жизни.

Хотелось постоянно доказывать ей, что сопротивление бесполезно. Она давно моя.

Я сдерживал дикое желание заменить язык членом и усилил давление от чего она уже взвыла в кулак и попыталась от напряжения сжать бедра, но я развел их шире и довел рыжую до финала.

Она прогнулась особенно сильно и протяжно подвывала, пока ее тело содрогалось в судорогах оргазма.

Провел по половым губам, собирая остатки влаги, и слизал их, пока она часто-часто дышала, пытаясь прийти в себя.

Ну и кого ты здесь ненавидишь? Ухмыльнулся собственным мыслям и пошел за полотенцем около раковины. Я смочил его водой и обтер расслабленные тело со спины, по лицу и между ног. Кое-как натянул халат на ее тело, в конце она стала помогать.

В дверь уже постучали.


Поставил Лиссу у стены и собрал простынь, на которой мы развлекались.

«Ну, ты и дебил, трахнуть Меллису прям в комнате пацанов»

Эту мысль сразу свернул, но да. Не стоило ее вообще сюда вести. Теперь вопросов не избежать, особенно, когда по дороге ко мне, порхая, подлетела худенькая директриса Ольга, завалила вопросами, просьбами и благодарностями.

Может Алиса спит? Да, нет, слушает. Глаза хоть и закрыты, но постоянно подрагивают длинные ресницы.

– Мы обязательно проголосуем за вас, – уже вдогонку мне с Лиссой на руках, крикнула Ольга Дмитриевна. Понятное дело, что за меня. Иначе так и останешься жрать дерьмо, которое поставляет местное правительство. Мэр недоделанный

В итоге принял несколько судьбоносных решений.

Жизнь, она как секс. Бывает херовой и ты мечтаешь о чем-то лучшем. А бывает такой, что в глазах темнеет и хочется залипнуть на этом моменте навсегда. Но все заканчивается. Секс, жизнь и даже любовь.

Я любил Меллису. Это я сейчас понимаю, что, выпустившись из приюта забрал бы ее с собой, заделал ребенка. Трахал бы по ночам, а днем работал. Нормальная жизнь с любимой женщиной. Но судьба быстро развернула меня задом и дала пинок.

Она мне изменила.

С лучшим другом.

Леня к ней иначе относился, нежничал, смешил – вот она и повелась.

Отрицала, конечно, что трахалась, но лучший друг с детства, врать не станет.

Наверное, поэтому было еще больнее от его смерти. Потому что кроме него никого не осталось. Воронин Леня уже давно просто имя на Балашовском кладбище. Кроме меня о нем почти никто и не помнит.

Возможно только Лисска, которая тихо посапывала или притворялась, что спит на пассажирском сидении, пока я выруливал на трассу, и вез нас в отделение.

Пора это все заканчивать. Пора избавляться от заразы, что душит и мешает адекватно думать.

Глава 41.

Я чувствовала, как засыпаю, пока машина мерно ехала по трассе. Юра иногда смотрел на меня, словно боялся что я сбегу. И я этого ужасно хотела. Но тело наполненное истомой после оргазма двигаться и повиноваться просто отказывалось.

Погружаясь в долгожданный сон, я радовалась, что мы уезжаем из этого места и не важно, каким оно стало. Слишком много плохого было с ним связано, и даже оргазмы, стабильно получаемые от Юры в то время, положения не спасали.

Все началось в первый день.

Я шла, сжимая в руках сумку с вещами, по бесконечным коридорам. Стены с облупленной краской, разбитые окна, и взгляды. Озлобленные, неприязненные.

Я вошла в совершенно чужой для меня мир, вышла из сказки с богатыми родителями и попала в преисподнюю. Но я держалась гордо, шла ровно, стараясь не обращать внимания, как жадно, дико ровесники и дети помладше оглядывают мое платье, подаренное на день рождение погибшей мамой или на фирменные туфли, присланные тетей из Лондона.

Я знала, что скоро она меня заберет, поэтому особо не переживала. Ну, или эта была попытка быть смелой.

Я уже выплакала все слезы от смерти родителей и инспектор, что меня вела, продолжала с беспокойством на меня поглядывать. Она была доброй, гладила меня по голове, успокаивала.

Интересно, знала ли она, куда меня привела? Должна была понимать.

Когда я очутилась в кабинете директрисы Кузнецовой Ларисы Михайловны, высокой дородной женщиной с морщинами на лбу и красными бусами на полной шее, я впервые струсила по-настоящему.

Мне показалось, что я в клетке с падальщиком, который рассматривал размеры и ценности своего обеда. Примеривался, с какой стороны начать трапезу, вцепиться когтями и разорвать и без того израненную детскую душу.

Она смотрела на меня, как на товар. Разговаривала нежно, сочувственно кивала, а на самом деле оценивала мою немного полноватую фигуру, и ярко рыжие волосы.

Я отвернулась к окну и стала с ужасом смотреть на высокие бетонные заборы, ладно хоть без колючей проволоки.

«Куда я попала?» – думала я в тот момент, когда меня, наконец, привели в женское общежитие и показали комнату с захудалыми занавесками, деревянными окнами и четырьмя узкими кроватями.

– Располагайся, – показала мне свободную кровать воспитатель Анна. Они здесь работали посменно и не особо интересовались происходящим. Просто давали некоторые знания, и тут же про детей забывали.

– Ну, привет, жирная, – поднялась с кровати блондинка с кривой короткой стрижкой и подошла ко мне вплотную. Пришлось попятиться. От нее пахло чем-то противным, то ли блевотиной, то ли спермой. Это я тогда еще не знала, что это. Потом меня познакомили с этим запахами.

Началась откровенная травля и прямо в той комнате, когда я ответила отказом на «вежливую» просьбу дать померить платье.

– Снимай!

– Но оно мое!

– Спорим?

Одна девушка держала мне волосы, вторая заламывала руки, а эта блондинка – Лена вроде – стаскивала платье.

Прикрыться я не успела, дверь с шумом распахнулась, и я упала в ноги Лены, прилично ударившись копчиком.

Повернулась и увидела трех рослых парней. Один из них с добрым взглядом голубых глаз мне улыбнулся.

– Так это и есть новенькая? Я смотрю девочки, вы уже налаживаете тесные, – он поиграл бровями, – связи.

– Конечно, – визгливо рассмеялась Лена, и девчонки ее поддержали. – Вот, мне рыжая уже и платье подарила.

– Я не дарила, ты сама… – попыталась я вставить, сквозь слезы, слово, но она на меня прикрикнула:

– Закрой рот!

– Лена! – привлек внимание парень с добрыми глазами. – Это не вежливо! Так девушка не вольется в наш дружный коллектив. Он на миг посмотрел на других парней со странной улыбкой, значение которой я тогда не разобрала и присел рядом со мной. Его глаза оценивающе осмотрели всё мое тело, от небольших складок на животе, до крупной груди в дорогом лифчике.

– Я Колян, – представился он, протягивая руку и стирая с щеки слезу, – а тебя как зовут?

– Меллиса…

– Я Кабан, а это…

– Лена, отдай ей тряпку.

Этот голос уже тогда был командным, властным, пугающим, и я как загипнотизированная взглянула на это мрачное бледное лицо, на котором, как два агата сияли глаза. Мертвые, холодные.

Лена беспрекословно подчинилась и я тут же под взглядом шести ровесников оделась. Постаралась побыстрее, чтобы не чувствовать, как жжет от внимания тело. Но они уже все видели и теперь я понимала, будут смотреть и видеть именно в полуобнаженном виде.

Девушки ушли с парнями, только Лена осталась и недоуменно смотрела, как закрывается дверь за Юрой. Он не взял ее, это я поняла по печальному виду. Печаль быстро нашла виноватую и следующие полчаса между нами началась новая битва за платье.

Победить я не смогла, но и Лена осталась без обновки.


Платье с треском порвалось под моими руками. Я поступила, как русские при нападении французов в 1812, просто не отдала свою вещь, как они сожгли Москву.

И в столовую я шла уже в своих спортивных бриджах и простой синей футболке, стирая слезы обиды и стыда. Даже весеннее солнце, заглядывающее в треснутые окна не радовало, скорее хотелось

Войдя в длинное покрытое желтой краской помещение, я обомлела. Помимо неприятного запаха затхлости, здесь летали мухи, стоял невыносимый гвалт и почти все столы были заняты. Некоторые ели стоя.

Сотни голодных щенков, набросившихся на тарелку жидкого супа и перловки.

И отвлекаться было нельзя, останешься без обеда. Это тоже я поняла в первый день, когда отвлеклась на острый взгляд Юры.

– Меллиса! – его голос усиленно тянул меня из сна. – Сколько можно дрыхнуть?

Я протерла глаза и поняла, что мы стоим на одной из центральных улиц Москвы. Рядом с магазином одежды.

Я подняла брови в удивлении. Шоппинг?

– Решил задобрить меня шоппингом? – не поверила я, всматриваясь в зеркальную витрину, где отражался огромный джип Юры.

– Что мне тебя задабривать и так в моих руках, как масло таешь. В отделение ты должна появится, как счастливая баба, а не как измотанная шлюшка.

Я возмущенно вскричала и уже собралась его ударить за оскорбление, но он сжал мою руку и принялся меня целовать, доказывая свое утверждение. Свою надо мной власть.

Вторая рука тоже дернулась, пытаясь остановить нахала, но он сжал и ее тисками пальцев, пока губы ласкали мой язык, разнося по телу томление и сладость. Вот сволочь.

Кто? А разве ты сама не стонешь ему в губы, пока твоего тело мелко подрагивает?

И ведь, правда. Стоило ему ко мне прикоснуться, и все мое сопротивление превращалось лишь в прелюдию, а гордость махала платочком.

И вот, уже мои руки не дергаются, а ласкают его волосы и шею. А его руки давно остепенились на моей спине. Быстро притянули меня к себе на колени, только и оставалось что отвечать на поцелуй, и обхватить его мускулистые бедра ногами.

Трусиков уже не было, и я ясно чувствовала как бугор упирается в меня и сдерживала животный инстинкт в последний раз насладиться этим удивительным моментом.

Я, Юра и наши тела, для которых отношения не имеют значения. Слишком хорошо они подходят друг другу, слишком хорошо мне от того, как его член елозит внутри меня, выводя чувствительность на новый сумасшедший уровень.

Посреди дня.

Скрытые лишь тонировкой джипа, мы совокуплялись, как сумасшедшие, вышедшие на свободу, потому что оба знали. Это последний раз.

Он держал меня за голые ягодицы и буквально насаживал на себя, снова и снова. Глубоко, сильно, непрерывно, неистово. Так что еще немного, и я ощутила сладостный прилив удовольствия, и то, как распухает внутри меня его член. Это только добавило наслаждению остроты, и я сильнее стиснула его шею и закричала.

Внизу живота толчками бился оргазм, заставляя все тело наполнятся истомой и счастьем.

Юра кончил следом, а потом долго, очень долго целовал меня, непривычно лаская при этом спину, шею, перебирал волосы.

Когда все закончилось я поняла, что давно перестала называть наш секс насилием, слишком приятным и необходимым он был, возвращая к жизни мое израненное тело и разбитое когда –то сердце. Только это ничего не меняло. Чем быстрее мы разойдемся, тем лучше.

Но в его глазах вмиг вернулось равнодушие, когда я сказала:

– Это ничего не значит, тем более, что это последний раз.

– Да, – только и произнес он насмешливо и вышел из машины, перед этим застегнув проклятущую ширинку. Кажется я ее расстёгивала собственными пальцами.

Магазин оказался не просто магазином.

Огромное светлое помещение встретило нас приятным ванильным ароматом, лентами, стразами, множеством зеркал и таким же множеством услужливых девушек.

Тут тебе и салон красоты, и бутик, и судя по всему массажный салон. Все прекрасно понимают, что происходит в таких салонах.

Пока меня отмывали и одевали, я стискивала зубы, когда видела, как облизывают со всех сторон Юру.

«Да, Юрий Алексеевич. Пожалуйста, Юрий Алексеевич, Давайте я дам вам в жопу, Юрий Алексеевич».

– Вы что-то сказали? – спросила меня девушка в очках, накладывая мне макияж.

– Нет, нет. Извините, – пробормотала я, краем глаза наблюдая, как Юра одну из девушек его стригущих посадил на колени.

Скотина!

И нет, я не ревную!

Просто именно с этого его блядства началось наше, так называемое общение.

Он пришел ко мне в душ, где я смывала очередные насмешки и тумаки с тела и души. Это конечно было бесполезно, но приятно. Иногда казалось, что именно в душевой, скрытая стенкой, я могу побыть в одиночестве. Очень полезная возможность в детдоме.


Глава 42.

Я вскрикнула еще до того, как наткнулась на мрачное лицо Юры за стеной воды.

– Что ты здесь делаешь? – испуганно, даже скорее сдавленно произнесла я.

– Смотрю.

Его голос звучал спокойно, отражался эхом от темных кафельных стен ванной, а взгляд жадно обводил тело по контуру, поднимался к лицу и снова вниз.

О том, какие отношения связывают многих воспитанников, мне было уже известно. На одну страстно совокупляющуюся парочку я наткнулась прямо в туалете, а одну из соседок нагнули прямо в нашей спальне, никого не стесняясь.

– Это не прилично, – пискнула я, пытаясь прикрыться если не стеной воды, то хотя бы мочалкой. Шторок здесь никто не предусмотрел.

Я свято верила, что уж мое полноватое тело не может привлечь никого.

Он рассмеялся. Звучно, красиво, завораживающе. Я застыла, чувствуя, как от этого звука внизу живота сладко тянет, в груди, сердце бьется раненой птицей.

– Тебе, рыжая скоро станет понятно, что слово «прилично» неприлично в этих стенах. – Да уж понятно, но я то тут причем?

– Не понимаю.

– Давай дружить? – сделал он шаг ко мне, а я не могла пошевелиться.

– Дру… – я сглотнула, пытаясь осознать смысл его слов и появления здесь. Дружить это у них было, ну то самое. Секс и покровительство. И возможность больше не получать тумаков, иметь пусть не друзей, но того, с кем можно поговорить без пререканий, была мне очень нужна.

Мне немало лет и он был… в общем, да в него легко влюбиться.

– Дружить? Я не знаю… Я никогда не…

– Я знаю и это мне нравится, – он сделал еще шаг, но тут послышались скрип дверь и он посмотрел на дверь.

– Курево привезли и водяры, погнали, – послышался голос Лени, и Юра кивнул.

Потом снова взглянул на мое мокрое под душем тело, и, быстро коснувшись острого, чувствительного соска сказал:

– Я хочу с тобой дружить, – схватил он меня в плен своих темных глаз и я неосознанно киваю.

И… ну… я правда была готова, если бы не увидела, как в тот же вечер Лена отсасывает ему в нашей комнате.

– Присоединяйся, сегодня будем «дружить» втроем, – хрипло проговорил он, держа руку на ее голове.

***

Я убежала в слезах, словно он мне обещал быть верным и любить до гроба, а тут «бац» и предал. Да, я была наивной и наивно поколебала его авторитет на следующий день, когда вылила на него компот.

Глупость в женщине не искоренить ни силой, ни лаской, ничем иным свой вопрос Юре, я не могла назвать, когда вернувшись в реальность, увидела, как он дает на лапу офицерам нас остановившим.

– Я смотрю, в этой стране ничего не меняется?

Я выпрямилась, шутливо отдала честь стражам порядка и проверила в зеркале прическу. Юра очень внимательно следил за моими действиями, и его внимание, несмотря на негатив последних событий, вызывал приятную тяжесть внизу живота.

– А что могло измениться? Все решает бабло. Пока оно у меня есть, я на коне, пока его не было, я в жопе.

– Тогда зачем мне забирать заявление, зачем тебе я? – спросила удивленно, наблюдая, как ровно Юра ведет машину, лавируя на дороге. Я озвучила мысли, давно сидящие в мозгу и бьющие маленьким молоточком.

Он мельком на меня взглянул и продолжил путь в отделение.

Улица. Еще улица. Несколько светофоров. Несколько мостов. Москва жила привычной бурной жизнью и мне казалось, что вот моя сейчас, остановилась. Словно находится на некотором перепутье.

Самсонов долго молчал и если бы не движения его рук, можно было бы подумать, что он застыл или превратился в статую, насколько недвижимым было его тело. Ничего общего с тем мужчиной, на котором я скакала, пораженная страстью, пару часов назад.

– Заявление все равно надо забрать добровольно. Дело завели, а у тебя паспорт иностранный. Андронов пронюхает, накроется крышкой унитаза мой пост депутата.

– Зачем он вообще тебе нужен, – я правда не понимала людей, которые с большими деньгами еще и в политику рвутся. Там должны быть цели, какие были у Юры?

– Дуру-то не включай, – неприязненно мазнул по мне взглядом Юра, сильнее стискивая руль длинными пальцами. – Это дает много возможностей.

– Может еще и в президенты подашься?

– Если потребуется, – кивнул он, и я невольно загордилась подобной решительностью. И сейчас он выглядел снова строго, как и вчера в костюме. Волосы ему уложили в правильном беспорядке, а легкую небритость сбрили совсем. И не будь на его лице постоянно мрачное выражение, его бы можно было назвать очень симпатичным. Я уже несколько минут рассматривала его нос с горбинкой, твердый подбородок и длинные ресницы, как вдруг его губы растянулись в притягательной усмешке.

Что?

– Хочешь, можем где-нибудь остановиться и еще раз трахнуться?


Я быстро взглянула на его джинсы, где откровенный бугор заявлял о возвратившемся желании.

– Озабоченный маньяк.

– Кто обзывается, тот сам так называется, – гоготнул он, заставив улыбнуться и меня. А в следующий момент наши улыбки смыло, как поливальной машиной, которые освежали дороги и забрызгивали прохожих.

Отделение. Мы долго смотрели на мигающий фонарь, остро чувствуя друг друга. Запах секса и спермы все еще витал в воздухе, невольно захватывая и меня в свой порочный плен.

– Я бы потрахал тебя еще с недельку, – ласкал мне ухо его бархатный голос и я невольно прикрыла руками дрожащие голые коленки, выглядывающие из-под темного зеленого платья, так хорошо сочетающего с цветом моих волос.

«Я бы потрахалась с тобой недельку» – подумала я, а в слух усмехнулась.

– Мы же поубиваем друг друга.

– Не исключено, – он переплел наши пальцы и я закусила губу от нежного трепета, что пронзил мое тело от этой простой ласки. Такой непривычной, такой нужной.

Но и тигр умеет мурлыкать, поэтому собрав всю волю в кулак я расцепила наши пальцы и вышла из машины.

Он опасен. Он псих и насильник. Он преступник. От него нужно бежать и не важно, что при этом сердце разрывается на части.

– Дома будет без тебя скучно, – продолжал соблазнять он, пока все тот же пузатый дежурный подорвался звать главного.

– У тебя там Юля. Судя по всему, у вас очень долгая история отношений.

Он фыркнул и коснулся костяшками пальцев моей прохладной щеки, обжигая, ставя очередную метку.

– Ревнуешь?

Я отзеркалила фырканье и прибавила шаг. Хотелось поскорее все это закончить. Поскорее, найти сына, забрать и уехать из этой прогнившей насквозь страны.


Глава 43.

В том же маленьком кабинете было очень душно и тесно. Процедура отказа от подачи заявления на Юру напоминала односторонний развод. Все присутствующие внимательно следили за моими действиями, за тем как я подписываю документ, освобождающий меня от всех связей с Юрой. Я почти не дрожала, почти не хотела отбросить ручку и кинуться в объятия, донельзя напряженного любимого с криком – мольбой не опускать меня.

Но я сильная. Я справлюсь. Я не буду думать о руках, что могли, как причинить страшную боль, унизить, покарать, так и сделать меня самой счастливой.

Не буду. Не буду.

И только я поставила точку и подняла голову, как вдруг раздался ужасающий писк, давящий на ушные перепонки. Лица всех мужчин сморщились, а я просто зажала голову руками. Давление резко подскочило, казалось звон отдается в самом мозгу.

Все прекратилось в миг, а Юра прижимал к стене какого-то юнца из своей охраны.

– Юра, полегче, – пытался остановить его Серый, но он все сильнее сжимал руки на горле парня.

– Крыс надо давить.

И тут до меня дошла ужасающая правда. Нас подслушивали, а подобный писк я слышала в шпионских фильмах.

Парень уже синел, и Серому никак не удавалось отцепить от него Юру. Он не терпел предательства и карал его по страшному, но сейчас я не очень хотела присутствовать при чужой смерти.

– Юр, – позвала я тихим голосом, в котором был и своеобразный приказ и мольба.

Он замер, чуть повернул голову в мою сторону, а затем отпустил парня. Тот свалился на пол безвольной тряпкой – тяжело и долго откашливался.

Юра продолжал стискивать кулак, словно там была еще шея и смотрел на меня. Я не отводила взгляда и это понемногу привело его в чувство: дыхание стало ровным, а в глазах скрылось безумие.

В таком виде он пугал до дрожи, но еще больше возбуждал.

– Серый.

– Сейчас я все узнаю, иди перекури.

Самсонов встряхнулся, как пес и пересек комнату, приблизившись ко мне, а затем просто стиснул руку и поднял из-за стола.

Пришлось идти за ним в коридор и тут же оказаться в плену его твердых губ и жадного языка. Он целовал меня быстро, рвано, двигал языком резко, словно торопился испить из кубка вино, пока его не прервут новые важные дела.

Это продолжалось долго, губы уже ныли, а между ног, несмотря на бурные касательно секса, да и всего остального сутки, стало влажно и загорелось терпкое желание.

Мы стояли в коридоре и я не сомневалась, что зацепили даже не одного зрителя, но слишком были поглощены друг другом, чтобы об этом думать.

Единственное что могло прервать это праздник чувственной радости – дела предателя.

Юра оставил меня резко, как сорвал пластырь с губ и теперь они горели. Без него, без поцелуя, без грубой ласки.

Серый пытается ему что-то втолковать, а сквозь шум в голове слышу лишь обрывки фраз. Все узнают. Изнасилование. Загс.

Меня смущают эти обрывки, ведь все они касаются меня. Я стараюсь прийти в себя от остатков страстной дремы, и подумать. Это как ребус. Или уравнение и лишь одно неизвестное «Самсон» и его предвыборная компания, которая…

Осознание накрывает меня лентой и стягивает шею. Сильнее, пока я не начинаю задыхаться, понимая…

Отказа от обвинений недостаточно. Дело уже известное и промедление равнозначно поражению. Я буду нужна, чтобы доказать, что эпизод в клубе просто размолвка влюбленной пары или даже молодоженов, а не акт насилия.

Глава 14.3

Поднимаю голову и натыкаюсь на взгляд Юры. Я вижу много разных чувств и эмоций. Он недоволен, это видно, но его тело напрягается как перед прыжком, а рука дрожит. Он предвкушает еще несколько или не несколько ночей в моих объятиях.

Ну уж нет, на это я не подписывалась.

Я точно не буду пешкой в этой игре. Рано или поздно Юра сорвется и его безумие станет моей погибелью, и страхом моего сына. Нельзя, чтобы он узнал про него.

Отвернулась и крепче сжала в руках сумку. На глаза попался туалет. Здесь второй этаж, если окно позволит, я просто спрыгну, если же нет, умою разгорячённое лицо. Хоть что-то.

– Меллиса, – послышался окрик Серого, даже не Юры. Значит точно хотят меня использовать.

– Я могу пописать?! Мне можно поссать?! – разворачиваясь, кричу на грани сумасшествия. Нервы уже на пределе. Хочется сесть и выть, но нет, я стою и смотрю, как меня оглядывают на признак безумия. Кажется оно заразительно.

– Только недолго, – уже Юра и губы кривятся в усмешке. Стереть бы ее или тебя. Да, почему ты снова ворвался в мою жизнь?!

В туалете меня оглушает запах мочи. И я понимаю, что в России офицеры не утруждают себя меткостью. И надпись на стене четко выражает грусть этого факта. «Если начнется война, прячьтесь под этим унитазом! Сюда все равно никто никогда не попадал»

Хочется усмехнуться, но на меня слишком остро налетают призрак прошлого.

Точно в таком же грязном, зассаном туалете нас с Юрой настигла шайка парней.

Глава 44.


Они решили, что он потерял авторитет, когда не ударил меня, прямо там, в столовой. В детском доме, как в стае. Стоит проявить раз слабость и тебя загрызут.

Они появились ночью, стащили меня за волосы с кровати. Я мгновенно выпала из сна и закричала, когда с меня стаскивали пижаму и пытались раздвинуть ноги. Соседки просто сидели на своих кроватях и не двигались. Даже Лена не произнесла ни звука

Юра ворвался в комнату и налетел на того, кто уже был между моих ног.

Обезвредить их не вышло, и мы убегали по коридорам, только вот на помощь никто не пришел и мы оказались в туалете.

– Я уже говорил, что себе ее забираю, – рычал Юра, пока на нас наступало пятеро. Я думала он был высокий. Я ошибалась. Тогда за его спиной я ощущала тот же страх, что и без него. В голую спину задувал холодный воздух и я оглянулась на мутное окно. Третий этаж. Можно сломать ноги и попасть в больницу, а потом вернуться и все равно получить расплату.

– Тогда прекрати телиться и трахни толстуху.

– Я…

– Сейчас, – усмехнулся тот, что в центре, – А мы твою технику заценим.

Они заржали и меня обдало ознобом тошноты и страха.

– Да, о тебе много слухов ходит герой-любовник.

И тут я понимаю, что выхода нет. Конец. Рвусь к окну, но Юра, тот кто еще минуту назад меня спасал, толкнул меня на пол ближе к зассанному унитазу и, не дав опомниться или вскочить, поставил раком.

– Не дергайся, – резко треснул он меня по заднице и взял за прядь волос.

Я услышала характерный шелест фольги и безудержно заревела, дергаться и пытаться сбежать было бесполезно.

***

Меня вырвало в тот момент когда он с рыком кончил. И эти запахи: смесь блевотины, спермы и мочи до сих пор были во мне живы. И быстро поднимались из глубин сознания, когда я стояла в таком же примерно туалете.

Мельком взглянув на себя в зеркало, направилась к окну, потом только вспомнила про дверь. Замок в этой тишине щелкнул слишком громко. Блять!

За дверью послышался топот, и я вернулась к своей первоначальной цели.

– Меллиса, – послышался голос Юры, необычайно строгий. – Открой двери.

Я уже не слушала, вдохнула глоток воздуха и напрягая мышцы тела спрыгнула вниз. Упала неудачно, кувыркнулась, но тут же подскочила и быстро осмотревшись бросилась к посту охраны.

Уже выходя из него, я увидела, как Юра выбегает из здания и тут же замечает меня.

На трассе спрятаться негде, это верно, но город огромный, поэтому перехватываю сумку поудобнее и бегу в сторону метро на своих низких каблуках. Я сама на них настояла, кажется понимала, что Юра так просто не отпустит.


Глава 45.

*** Самсонов ***

Убегала. Головой б хоть подумала, в сумочку заглянула. Невольная усмешка касается губ. Ну, ничего, скоро вернется еще и прощения просить будет. И я еще подумаю, давать ли его.

Сзади послышался топот ботинок и возня. Серый уже хотел пробежать мимо меня, но я остановил его.

– С ума сошел?! А если она к журналюгам пойдет? У тебя совсем от нее крыша поехала. Трахаешься, как будто пацан.

– Рот свой закрой, – произношу громко, но спокойно. В голосе сталь. Серый последнее время совсем берега попутал. – У тебя спермотоксикоз, что ты стал позволять себе голос повышать.

– Но она нужна нам, – напомнил Серый, с силой вскидывая руку в направлении метро, где и скрылась Меллиса.

– В первую очередь она нужна мне, а я привык получать, то, что мне нужно. Никуда не денется, – и тут я его огорошил, достав из заднего кармана джинс паспорт и телефон. Деньги я тоже из сумки забрал.

– Но… как? – хлопал глазами этот балбес. Кажется, уже забыл за всей этой пафосной мишурой, где я вырос.

– Пока вылизывал ей рот, стащил. Знал ведь, что попытается сбежать.

– Но… разве вы не договорились разбежаться?

– Договорились, – пожал плечами.

Ну и что? Она бы точно не была против провести со мной пару ночей. Но шибко умной оказалась, поняла про фиктивный брак.

– И все равно не понимаю, нахер нужна эта роспись в загсе? – спросил, в который раз я.

– Я же тебе объяснял, – уже раздраженно дергается Серый и я морщу лицо, кивая парням. Пора выдвигаться.

По дороге рассказываю, как поступит Лисса. Я немного успел ее изучить, и рассудительность и порывистость в поступках. Она, как та баба, что отпускает руль из рук, когда случается авария. Крыша едет, и она забывает, как думать.

На метро у нее нет денег, но она сделает милое личико, придумает сказку, и ее пропустят. Поедет до дома, ключей нет. Посидит у подъезда, подумает, к соседям постучится. Но посторонним людям не будет до нее дела, и она пойдет пешком на работу. Возможно, сядет зайцем на трамвай. Они с утра всегда забитые. Может и проскочит. Кто заметит маленькую хрупкую женщину, пусть даже с зачетными титьками.

На работу ее уже не пустят. Я договорился, в полицию она тоже не пойдет.

– И зачем ты устроил ее такую осаду?

– Хочу.

И это было правдой. Вот случается, что мечтал всю жизнь об игрушке, грезил, молился чтобы родители тебе ее подарили. Особенно актуальные безнадежные мечты, когда родителей нет и в помине. Про своих, я вообще ничего не знаю. Меня нашли младенцем на свалке, уже на последней стадии пневмонии.

В общем, окажись желанная игрушка у тебя в руках, ты не отпустишь ее, пока не наиграешься. И вот и я хотел поиграться. Тем более, судя по всему течет Рыжая только от одного моего взгляда, а ее сопротивление… Ну что ж, у женщин тоже должна быть гордость.

– Значит посольство?

– Там мы ее и подождем, – откинулся я на сидении и прикрыл глаза. Устал как собака.

Глава 46.

*** Мелисса ***

В посольство я так и не добралась. Там уже ждал Юра, сидя на капоте машины и выпуская клубы сигаретного дыма.

Как же я в этот момент жалела, что побоялась всадить нож в его сердце или полоснуть по горлу.

Это было после целого дня скитаний. Без денег, документов и телефона ты вообще, оказывается, мало что стоишь в этой стране.

– Нагулялась? – спросил он насмешливо, и меня накрыло желание вцепиться ногтями в это жесткое лицо. Он все просчитал, все продумал, закрыл клетку и заставил лакать из миски. Чудовище.

Но вместо ожидаемого гнева, меня покрывалом обвивает усталость и облегчение. Да, он чудовище, но так легко прижаться к его груди, получить отличный трах и сон в мягкой постели.

Я все равно сбегу или попрошу помощи, предложу много денег. Или можно дождаться, когда сама ему надоем.

Смотрим друг на друга, долго напряженно, не отрываясь, и я не могу ничего с собой поделать. Просто приближаюсь к нему, не сильно бью кулаком по груди, а потом в нее же и утыкаюсь.

И мысль «Ненавижу», тает под целым ворохом чувств и эмоций. Легко, спокойно, надежно. Он дарит грубую защиту и это успокаивает меня.

– Иди ты в жопу, – все-таки пробормотала я ответ на его вопрос и почувствовала как его тело сотрясается от смеха, а руки прижимают меня к себе.

Он зарылся мне носом в волосы и втянул запах. Я ощущала себя грязной, хотелось помыться и просто лечь под одеяло, но мысль, что теперь я пленница этого современного корсара меня угнетала. Я не хотела помогать ему в темных делишках.

Мои опасения насчет брака подтвердились. Юра заговорил об этом на пути к дому. К своему дому или моей, как я понимаю тюрьме.

– Я не собираюсь расписываться с тобой! – зло проговорила я, прижимаясь к двери машины и затравленно смотря на напряженного Юру.

– А кто тебя спросит?

– Ты хоть понимаешь, что насильственное удержание человека это преступление?

Юра, скотина, рассмеялся и вдруг сказал:

– Серый, закрой нас.

Тот закатил глаза, сидя возле водителя и, не говоря, ни слова, нажал на панели кнопку. Откуда ни возьмись возникнуть темная перегородка в цвет обшивки, и я замерла.

– Ты, что удумал? – спросила, вжимаясь в дверь сильнее, но он только усмехнулся и резким змеиным броском собрал на груди ткань пыльного платья, притягивая к себя.

– Это ненадолго. Не думаешь же ты, что я собираюсь тратить на тебя всю жизнь, – говорил он рассматривая мое пылавшее от стыда лицо, постоянно останавливая взгляд на сжатых губах, пока я возмущенно сопела.

Я задумалась: можно бороться, а можно быть мудрее. Сыграть в ласковую, а потом просто найти способ сбежать.

Или попросить помощи. Или, в конце концов предстать истеричкой и он сам меня выгонит. Кажется эти мысли уже не первый раз проскакивают у меня.

– Значит ты уже согласна, – спросил он тихо, лаская мне кожу головы и шеи пальцами, пока другой рукой продолжал стискивать платье на груди.

– Я этого не говорила, – руками упираюсь ему в лицо, чтобы не дать себе снова утонуть в этой чувственном удовольствие, что несут его поцелуи и прикосновения.

Сложно признаться, но я действительно скучала по этим жутким, пустым глазам. По этой ледяной пустыне, в которой тлеет уголек животного желания.

Ко мне…

– Юр, не надо…

– Надо, рыжая, я соскучился.

Это тихое признание, так схожее с моими собственными мыслями ввергло меня в омут сладострастия, заставляя ослабить давление на лицо Юры.

Руки шипы, стали розами, лаская огрубевшую кожу скул лепестками – кончиками пальцев.

Машина, везущая нас, мчится на полной скорости, как и наши сердца, устремляясь к друг другу.

Глаза в глаза. Так близко.

Вот уже и дыхание накладывается одно на другое, смешивается в коктейль похоти и, несется по моим венам прямо вниз, увлажняя самые чувствительные места.

Юра не торопился, коснулся верхней губы, долго ласкал её, не отрывая от меня взгляда. Словно ждал, что я в очередной раз начну кричать и сопротивляться.

Не начну, не сейчас, может быть позже, может быть никогда.

Уже мало соображая, погрузившись в плен его страсти, я притягиваю руками его к себе ближе.

Да, черт возьми, сама! Сама углубляю поцелуй, посасываю его язык, уже представляя как скоро его заменит орган повнушительнее. Сама трусь об его крепкое тело. Сама выстанываю каждую ноту своего наслаждения ему в рот.

Наш поцелуй уже не ласка, это уже прелюдия и я разочарованно мычу, понимая, что вот прямо сейчас она ни к чему не приведет.

Тело Юры каменеет, а язык усиливает напор и вот я уже мычу ему в рот, практически трахаясь через одежду, чувствуя, как о бедро трется его мощное напряжение.

Внезапно тишину между нами нарушает звон пряжки. Я задышала часто, понимая, что в данный момент нам доступно только одно сексуальное удовольствие, которое вряд ли нарушит сильно тишину и заглушит рев мотора.


Сердце рвется из груди и Юра рвет поцелуй, чтобы укусить мою губу и глухим шепотом предупредить:

– Сейчас, трахну твой рот.

Он тянет мою голову вниз, чуть отодвигаясь и щеку утыкается бархатная головка его крупного члена. Я задержала дыхание и невольно потерлась об нее – ужас, как похотливая кошка весной. Потом погладила губами, так что Юра дернулся и крепче зажал мои волосы в кулаке.

– Давай, рыжая, не томи.

Наверное, надо было воспротивиться, укусить его член, проткнуть зубами яйца что угодно, только не показывать, как мне хочется расслабиться, забыться от проблем, пусть даже таким сладко-порочным способом.

Одной рукой пробираюсь под футболку, млею от твердости пресса, а другой сжимая основание не менее твердого органа. Кончиком языка касаюсь уздечки, рисую узоры по все длине, зная, что сейчас над этим мужчиной имею власть я.

Но он не позволяет верховодить, всегда боялся отдаться мне полностью, раскрыть душу, и стать зависимым. Он обхватывает мою голову двумя руками и требовательно насаживает на свой член.

Дергается, а я терплю рвотный позыв, пока мой нос ощущает запах его мужественности.

Отпускает, выдыхает и снова. Я не успела отдышаться, как вновь ощутила в горле член.

И снова. И снова, пока Юра не наклоняется вперед, утробно рыча, и просто не начинает дергать бедрами, проталкивая член мне все глубже и глубже.

Я упираюсь руками ему в бедра и живот, стараюсь отстраниться, потому что уже неприятно. Уже плохо.

Он чуть ослабляет давление, но продолжает трахать мой рот. Его рука с головы переместилась на шею, спину и вниз, задрала платье. Обжигая касаниями, он погладил поясницу, спустился ниже и пробрался в трусики, сразу нащупывая уже влажные, половые губки.

Я прогнулась, когда он, сдавленно постанывая и тяжело дыша, протиснулся в меня пальцами. Стал трахать в том же ритме, что и я сосала его член.

Этим он подсказывал, какой темп нужно мне задать, увеличивая скорость, заставляя меня мычать и содрогаться от невыносимой сладкой пытки.

Мои чувства настолько обострены, что, кажется, сейчас меня порвет от восторга и удовольствия.

Юра тоже был на грани. Я чувствовала, как член пульсирует у меня во рту и разбухает точно так же как и клитор, который он принялся терзать большим пальцем.

Горячая сперма плеснула мне в горло, спустя еще минуту греховных ласк, заставив захлебнуться и закашляться, как раз в тот момент, когда оргазм вспышкой заполнил сознание, стискивая тело обручем экстаза.

Мелкая дрожь прошла, и я поняла, что уже лежу на колене Юры, и вижу его серьезное лицо. Словно он не кончил пару мгновений назад.

– Сосешь ты лучше, чем раньше. Было много практики?


Глава 47.

Вот умеет он все испортить. Всегда – всегда после офигительного секса он говорил какие – ни будь гадости. Словно за шкирку спускал с небывалой высоты удовольствия и швырял об асфальт.

– Воды в рот набрала?

Я прикрыла глаза, тяжело вздохнула и пыталась унять желание отгрызть часть тела, что я только что ласкала. Но если я начну битву, то вновь проиграю, тем более мы уже подъехали к дому.

Молча мы прошли в спальню и только Юра крикнул:

– Тамара, ужин в спальню!

Ели тоже молча. После плотного ужина состоящего из простого русского винегрета котлет и картошки, меня влекла дрема, окутывая, маня поспать на этой широкой уже расстеленной кровати.

Я была рада, что эта озабоченная горилла даст мне отдохнуть. Он просто лег рядом и прикрыл веки.

– Юра.

– Дай отдохнуть. Совсем меня затрахала, – поворачивает он голову и разглядывает мое возмущенное лицо. – Ну, спрашивай.

– Отпусти меня. Просто дай уйти, – медленно проговорила онемевшими губами. Попытка не пытка.

Юра замер на мгновение, отвернулся и резко сел, смотря на дверь спальни. А потом заговорил на удивление серьезно. Без ужимок и хвастовства.

– Много ты знаешь бывших детдомовцев достигнувших хоть чего-то?

Это был риторический вопрос. Отвечать на него было необязательно.

Воспитанники приюта и правда редко мелькали в газетах и на обложках форбс, если не сказать – никогда. У них не было шанса пробиться в люди стать известными, если только они как Юра не пойдут по пути криминала. Разве, что Шатунов.

– Я не могу потерять возможность прорваться в думу законным путем. Понимаешь? – поворачивает он голову. – Сейчас я не могу дать промашку. И раз уж ты встала на моем пути, то придется содействовать.

Опять шантаж.

– То, что ты стал преступником, не делает тебя важным. Это говорит о том, что ты пошел по наилегчайшему пути.

– Это Лисса, чтобы ты там не думала. Единственный путь и пока я нахожу в шатком положении, тебе придется играть любящую жену.

– Или убьешь, – вскидываю я подбородок.

– Или оставлю себе навсегда, – хмыкает он. – Оказывается, это может быть достаточно приятным.

А у меня в голове только мысль и держится, что может быть действительно стать ласковой и нежной… Усыпить его бдительность. Тем более, что когда он не пытается раздвинуть мои ноги, оскорбить или избить он выглядит достаточно милым. Таким же Никита.

Только ради него надо постараться пойти на компромисс с этим чудовищем.

Пока он меня разглядывал, уже одетую в купленный ранее халат, я прикрыла глаза.

Впервые за долгое время мне было хорошо, так, словно я накурилась кальяна и просто наслаждаюсь круговоротом своего сознания и тем, каким ватным стало тело.

И уже сквозь сон я услышала:

– Я сейчас уеду. Если ты попытаешься сбежать снова, и тем более привлечь к этому кого-то из домашних я сломаю тебе ногу.


Глава 48.

Я в немом шоке распахнула глаза и посмотрела на него.

Сон отбило мгновенно.

Я бы очень хотела спросить, почему он опять все испортил, но Юра уже вскочил с кровати и стал второпях натягивать одежду: боксеры, джинсы, свитер.

Свитер?

Я невольно взглянула в окно, там сияло закатное солнце и грело не по-детски.

– Ты шутишь, надеюсь? – спросила я, подтягивая одеяло и усаживаясь в подушках.

– Отчего же. Трахаться ты сможешь и со сломанной ногой, – мазнул он по моей «невинности» насмешливым взглядом.

То, что он тепло оделся, говорило, что ночь он собирается провести на улице. И это было подозрительно и неприятно. Холодок пробежал по спине при мысли, что это могут быть бандитские разборки.

И я точно не хотела быть к этому хоть сколько – то причастной. И не хотела признаваться самой себе, что волнуюсь за Юру.

– Я не буду помогать тебе, – все-таки выдала я свое мысленное решение, как товар взвешенный товар на прилавке. Безапелляционно. – Играть на людях влюбленную жену и улыбаться, я не буду. Ты не заставишь меня.

Говорила-то я смело, вот только не чувствовала себя таковой.

Застали Юру мои слова уже у двери. Он развернулся и долго меня рассматривал, так долго, что уже и прыжок из окна не казался глупостью.

– Прекрати так смотреть.

– А ты прекрати нести ху**ню. Я тебе сейчас кое-что объясню, – вкрадчиво, очень медленно произнес он и сделал шаг вперед. – Ты, как и я совершенно одна в этом мире. Нет никого, кто бы беспокоился или переживал о нашей смерти. Это я еще тогда понял. Ты, такая же сирота, как и я. И если я сдам тебя в бордель, или даже убью, никто не придет разбираться. Мне казалось сегодня в городе ты это поняла.

– Но я не могу остаться, мне нужно… – прошептали мои губы осознавая его слова, в голове молотками билась их истина и страх больше никогда не увидеть Никиту.

– Ты мне нужна, потому что завели дело, так бы я давно отправил тебя восвояси. И ты будешь делать, как я скажу, или станешь очередной…

– Вот ты и раскрыл свое истинное лицо. Бордели, шлюхи, клубы! Ты сутенер, как и те, что отправляли девок в притоны и срубали с этого деньги! – резко закричала я и вскочила с кровати, потому что он уже был слишком близко. – Ты ублюдок!

Резкая пощечина была бы ожидаемой, но он сдержался. Зато он захватил мои щеки в плен своей руки, другой сжав волосы. Заставляя смотреть в глаза.

– Ты ничего не знаешь! – шипел он. – Если ты за свою жизнь только и научилась, что раздвигать ноги и истерить, то мне тебя жаль. Ты не стоишь ничего. Мир это не только твои ограниченные знания. Что ты вообще знаешь о жизни, если даже пара недель в приюте тебя ничему не научили.

– Юр…Но, я же не знаю ничего. Ты мне не говоришь и…

– Если бы хоть раз спросила, вместо очередной серии обвинений, я бы может и рассказал. А так… Будет, так как сказал я. И пока я не сдох, здесь все будут мне подчиняться, потому что я подыхал, чтобы другие перестали жрать дерьмо! Я не для того гнул много лет спину, чтобы какая-то истеричка мне все испортила. Поняла…? – спросил он, дернув за волосы сильнее.

Я вскрикнула, а он снова:

– Поняла, я спрашиваю?

– Да, да, да! – Вскричала я и наконец, оказалась на свободе от клешней и с болезненным стоном свалилась ему в ноги.

Господи, дай мне мудрости, ну вот зачем вообще стоило заводить этот разговор. Никогда не умела держать мысли при себе.

– С утра распишемся, а вечером приедут гости. И ты, – поднял он меня с пола и усадил на кровать. – Будешь улыбаться, и говорить всем, как сильно меня любишь.

– Как собака палку, – сказала и тут же прикусила язык.

Юра недобро сверкнул глазами и направился к выходу.

– Шмотки я пришлю. Оденься завтра прилично.

Глава 49.

Он-то пришлет, и пошлет и пришьет.

В голове шумела кровь, а недавнее удовольствие забыто, так быстро как будто его и не было никогда. Слезы бессилия и отчаяния сразу потекли из глаз, и только мысль о Никите еще держала меня на плаву. Только ради него стоило собрать волю в кулак, встать, улыбнуться самой себе и сказать:

– Я не слабая.

Эту фразу столько раз повторял психолог и столько раз заставлял повторять меня, что она вселилась в сознание и расположилась там, разбросав свои вещи.

Может быть поэтому я не могу вовремя заткнуться, и молчать, если Юра чего-то требует, как это случалось десять лет назад.

– Юр, я не хочу, – говорила я, пока он забирался мне пальцем в задний проход, и это не приносило и толики удовольствия. – Мне больно.

– Просто заткнись и прогни спину. Сильнее! Я постараюсь аккуратно. Я и так дал тебе неделю.

Именно столько были мы вместе. После того случая в туалете, он трахал только меня. Где придется. Научил сосать. А вот «сзади» я отказывалась категорически. Отчаянно.

Но для Юры слово «нет» даже не аргумент. Он просто унес меня в свою спальню и прижав к кровати стал давить пальцем анус, при этом поглаживая чувствительный бугорок.

Пришлось подчиниться и терпеть, пока он протискивался в узкое пространство, пока сдавленно мычал и до острой боли сжимал мне бедра.

Единственное что меня радовало, что он больше никого не брал. Я одна получила его в свои руки. И пусть каждый раз я сопротивлялась, как сумасшедшая, это не уменьшало удовольствия от осознания: он мой. Этот красивый, сильный парень выбрал меня своей девушкой.

– Меллиса не хлопай глазами, ешь давай, – вывела мне из временной петли Тамара, стоя у плиты и нарезая картофель.

Я же ела завтрак: кашу и свежие ягоды с грядки. Даже удивительно, но я никогда не была на настоящей русской даче. А все фрукты и овощи всегда были покупные, привезенные откуда-то.

И моя утренняя помощь по саду Тамаре немного ее смягчила. Разговаривать мы не разговаривали, но и молчать в уютной тишине тоже было приятно.

Она была зла за побег и за то, что Юле досталось из-за этого. Узнав о наказании, я в очередной раз убедилась что с Юрой иметь дело нельзя.

Он появился спустя полчаса, при параде: в белом костюме, который выгодно подчеркивал его широкий разворот плеч, узкую талию и сильные ноги.

Мне понравилось на него смотреть, а вот ему на меня нет.

– Шмотки не приехали? – зло спросил он, осматривая мое неглиже. К приезду я специально спустилась в его рубашке, что доходила мне почти до колен.

– Приехали, – пожала я плечами и отвернулась к телевизору.

Там как раз заиграл Алексеев, очень уж мне полюбились его последние песни. Трогательные, душераздирающие, романтичные – ничего общего с тем как смотрел нам меня сейчас Юра.

Его взгляд походил скорее на творчество Оксимирона – русского репера из Лондона. Резкий, острый, циничный. Не гнушающийся петь даже матом.

За спиной Юры маячило несколько парней, которые жадно смотрели на торт и угощения, уже стоявшие на праздничных столах. Еще была испуганная, темноволосая, маленькая женщина в деловом костюме.

Я так понимаю регистратор.

– Меллиса, если ты сейчас же не переоденешься, то расписываться будешь голой, – прогремел грозный, как раскат грома в жару, голос.

Я напряженно посмотрела ему в недовольные глаза и чувствуя в голове вспыхнувшее безумное веселье, начала раздеваться.

Расстегнула первую пуговку на его полосатой рубашке, наблюдая, как его желваки двигаются на лице, а воздух вокруг можно уже наматывать на вилку, насколько был он густое. Он был зол, но не смел отвести взгляд, когда я расстегнула вторую. Как, впрочем, и все остальные.

– Меллиса, иди оденься! – вдруг потребовала Тамара тем самым голосом каким когда-то строила детей и я вздохнула.

Вот уж кого точно обижать не хотелось. Поэтому, отвернувшись от Юры, я продефилировала мимо него в спальню, случайно, ну правда, случайно, задевая немаленький бугор в брюках.

Юля, кстати, тоже сегодня замуж выходит, за Костика-слесаря. Когда мне рассказали, что произошло после моего побега, я даже не удивилась. По этому парню сразу было видно, что он сходил по блондинке с ума.

Я тоже сходила с ума, от невозможности выбраться отсюда или хотя бы получить свои вещи. Все планы побега рассыпались в пыль под давлением реальности.

Что же делать? Как выбраться отсюда, чтобы добраться до Никиты. И почему последнее время имя сына сжимает сердце нехорошим предчувствием?

Мне нужна была помощь. Любая. И она, что удивительно подоспела. С самой неожиданной стороны.


Глава 50.

*** Юрий ***

Волки собрались на сабантуй.

Желания находится здесь у меня нет. Впрочем, у меня и в депутаты желания идти нет.

Работал бы себе и дальше, приводил в порядок приюты, находил работу парням и девкам.

Но нет, ничего в этой стране не изменится, если не начать что-то делать самому.

Пока такие, как педофил Андронов будут у руля, пока будут кидаться денежной пылью в глаза, дети будут вырастать такими уродами, как я.

Насилие стало нормой.

До сих пор простить себе не могу, что в очередной раз чуть не ударил Меллису, но она просто доводит порой до белой горячки.

И о чем интересно она с Андроновым болтает?

Ему-то явно нет дела до ее титек, выпирающих, из-под слишком блядского светлого платья. Положился, называется на Риту. Она была заведующей в салоне Нарцисс, в котором мы с Лисой приводили себя в порядок.

– Костик, – остановил я за руку еще одного молодожена. И Лицо у него было повеселее моего. Здесь все веселились, кроме нас с рыжей, даже Юля и та рада, что наконец пристроена и больше не надо думать кому отсосать, чтобы улучшить уровень жизни. Слесарь у меня нормально получает.

– Дойди до Андронова с Лиссой, – попросил я негромко, но твердо. Сразу дал понять, что это не услуга, а приказ. – Уши погрей.

Тот кивнул, нашел взглядом жену и отправился на задание. Пил шампанское недалеко от парочки и рассматривал ночную темень за окном.

Я дошел до Кабана. Он привел с собой ту самую телку из клуба. С огромными глазами оленя. Она уже была не столь зажатой. Даже, я сказал бы, расцвела. Деньги или любовь?

– Ну что молодожен? Готов к брачной ночи? – к этому разве можно быть неготовым? Я ухмыльнулся, показывая свои мысли и Кабан заржал: – Я даже не сомневался. Вы еще в детдоме, как сцепленные собаки ходили.

– Ты я смотрю по моим стопам пошел? – перевел я тему. – Когда свадьба?

– Не надо пока, – шутливо перекрестился Кабан. – Я, ты знаешь, в эту кабалу только по залету.

Он снова заржал и девушка его, Полина кажется, неловко улыбнулась и еле заметно погладила этого зверя по руке.

Мне даже присвистнуть захотелось. Кажется, действительно любовь. Такого, как кабан сложно полюбить.

Если я хоть иногда проявляю нежность, то кабан груб как… кабан… Когда я сел в тюрьму, он выпустился из детдома и где-то затерялся. Оказывается участвовал в подпольных боях, где ему так хорошо помяли бока и разукрасили лицо.

Его, когда-то симпатичная рожа превратилась в кусок мяса. Одного глаза почти не было, а нос сломан столько раз, сколько я Лисску не трахал.


И если эта светлая малышка смогла полюбить такого как Кабан, ну что ж. Тогда еще можно поверить в это светлое чувство, так обожествляемое поэтами.

Впрочем, судя по эротическим заметкам Пушкина, они скорее всего просто зарабатывали деньги на высокой поэзии. Забавно, что в современном мире его литература с еб**ей и пез**ами была бы востребованней Онегина с его Таней, которая так и не дала.

В тюрьме нечем было заняться, когда заканчивалась работа или после того, как отбился от очередного педераста.

Приходилось читать, что было. И почему-то была только долбанная поэзия.

От нее просто тошнило.


А вот интересно, сможет ли меня полюбить Лисса. Снова. Как раньше.

Может быть этот брак не такая плохая штука?

Не надо будет искать, кому присунуть по вечерам, да и малого можно заделать. Потом как-нибудь

Обернулся и стал искать ее взглядом. Может быть пойти и прямо сейчас стрельнуть спермой в дырку и потом смотреть, как растет живот.

Брови сошлись на переносице, а губы недовольно сжались, когда я понял что в гостиной ее нет.

И где она?

Ни ее, ни Андронова, ни Костика.


Глава 51.

– Кабан. Лиссу мне найди.

Тот в отличие от серого никогда не пререкался. Слишком был благодарен, когда я ему жизнь спас и с иглы снял.

Подключил к поискам парней и поднялся в спальню.

Вещи были на месте. Никаких поспешных сборов. Если сбежала, не в платье же.

Холодок пробежал по спине, задевая сердце. А если не сбежала, а если ее…

Где Андронов?

Подумал, и тоже самое проорал с балкона.

На меня, как на психа посмотрели гости, половины имен я даже не знал. Все имиджмейкеры, постоянно меня с кем-то знакомят. Плюнул на эти морды, рванул вниз.

– Какие-то проблемы, господин Самсонов? – услышал я голос, когда вышел в гараж.

Андронов Игорь, высокий мужик с такой лощеной физиономией, что невольно задаешься вопросом, почему он не родился бабой. Тогда бы его интерес к мужикам и их задницам, был бы оправдан. А еще к маленьким девочкам.

– Да, вот подумал, а не сбрело ли вам в голову украсть мою благоверную?

Он тихо рассмеялся и покачал головой, а потом с ядовитой улыбкой развел руки.

– Можете меня обыскать, – да, ты только и ждешь, что я начну тебя лапать. – Но судя потому что слышал я, вас вряд ли озаботит ее благополучие.

– Где она? – пока тихо, но уже на грани…

– Понятия не имею, – наигранно недоуменно произнес Андронов, и захотелось врезать ему по яйцам. – Да и зачем это мне?

– Шантажировать? – старался я разговорить его, может Лиссу еще не успели забрать и скоро я ее увижу. Я настолько потерял голову, что забыл, что этот мудак может разыграть свою партию.

– Побойтесь бога, зачем мне это? Вы все равно не выиграете на выборах, и в думу не попадете.

– Это не вам решать., – зло процедил я.

– И не вам, как ни прискорбно сообщать. Но бывшим заключенным и детдомовцем нечего делать в элите этого общества. – Серьёзно? Элита? – Ваше место в ночных клубах и притонах.

– Где Меллиса? – шагнул я на него.

Слушать было неинтересно, этот урод так много о себе мнил, что разговоры навевали скуку.

– Я же сказал, – улыбнулся он механической, отработанной улыбкой. Политик, как есть. – У меня ее нет, а сейчас позвольте, дела не ждут. Мне еще предстоит сорвать вам предвыборную компанию, молодой человек.

– Педофил – рыкнул я ему в спину, хотя и понимал что это ребячество.

Андронов на миг замер возле своего черного кабриолета.

Если бы он приехал не в нем, я бы обыскал машину. Но здесь не было даже багажника.

Где черт возьми Лисса!

– Как угодно. Вот только странно слышать такие слова от насильника и убийцы.

Он легко и непринуждённо сел в машину, а я сдерживал яростное желание не стать тем, как он обо мне он сказал. Потому что руки дрожали от гнева и злобы.

Сука!

Ёб**ый урод!

– Юр, – зашел в гараж Серый, когда Андронов сел за руль и стал сдавать назад, не отводя от меня своего металлического взгляда. – Ни Меллисы, ни Кости. Юля уже ревет.

– Приятную бы новость, а не это дерьмо, – сказал я проведя по волосам дрожащей рукой.

Пизда!

Лучше бы сбежала, потому что если попадет в лапы Андронова, психика и без того поврежденная, сломается окончательно.

Простояв ровно минуту, я прошел к байку. Не любил его, но сейчас это средство самое незаметное.

– Парней в лес, обыскать все. И будь на связи, – потребовал я, выруливая из гаража, чтобы проследить за Андроновым.

Где же, черт возьми Лисса?

Глава 52

Для тех, кто любит бурчать "опять они трахаются" рекомендую главу пропустить.

*** Мелисса *** За несколько часов до вечеринки по случаю свадьбы.

Свобода чувств была мне недоступна, слишком сильно меня сжимало влечение к Юре. И он этим нагло пользовался. Пришел ко мне в спальню, закрыл за собой двери и стал наступать.

– Брачная ночь еще не наступила.

– Ну, так и ты не девственница, – напомнил Самсон, продолжая приближаться

А кто в этом виноват?

– Где ты был ночью? – спросила я, чтобы удовлетворить свое любопытство и чтобы хоть немного остудить его пыл. Хоть немного, потому что его желание медленно перетекало в меня. Потому что он заражало вирусом и ни один луч спасения ни проявлялся во мраке что нас окутывал.

– Не с женщиной, – ответил и одновременно не ответил он на мой вопрос.

Отступать было некуда, я напоролась на кровать и села, когда колени подогнулись, то ли из-за его мужской, властной ауры, то ли от осознания – мне некуда бежать.

Он наклонился и взял двумя руками за ворот его же рубашки, притягивая меня, захватывая в плен черных глаз и сильного мощного тела.

И я не смела отвернуться, как и не смела не ответить на поцелуй, ни закинуть руки ему на шею. Только чтобы не потерять равновесие, когда он приподнял меня на вверх и понес к окну.

Мне не нравилось это. Мне не нравилось, что он так нагло пользуется моей слабостью, и только мысль, что и его накрывает болезненным возбуждением так же, как меня, успокаивала и расслабляла.

До такой степени, что я и не заметила, как оказалась на прохладном подоконнике, широко разведя ноги, а между ними вклинился Юра и тёрся об меня напряженным естеством через несколько слоев ткани. Давит. Увлажняет лоно и непрерывно смотрит в глаза. Так долго, что кажется, просто хочет высосать душу. И так же целует, глубоко – глубоко, настойчиво, так что хочется прижать его к себе ещё ближе и впитать в себя ауру его мужественности. Стать такой же смелой.

Может быть, хотя бы она даст мне смелость и силы сопротивляться натиску его рук, что так ловко расстегивают пуговицы, его губ, что следом втягивают мои соски, сжимают, мучают лаской.

Меня уже обуревала алчная тяга и я выстанывая хриплый звук, прижимаю его к себе крепче, извиваюсь как змея, наслаждаюсь тем, как он вылизывает мои соски, тем как его пальцы трут мне половые губки через тонкую, влажную ткань, тем как он втягивает мой запах.

Я хочу его.

Прямо сейчас, в себя. Помогаю справиться с ширинкой и ловлю в руку впрыгнувший, тяжелый член с бархатной головкой, на которой уже поблескивает капелька.

Размазываю ее по всей длине и слышу как Юра рычит и уже, не сдерживаясь пленяет мои плечи, гладит руки, снова вверх к шее, обхватывает – немного сжимает, и целует, так нежно, так трепетно, что в сердце сдавливает сладкая нега.

Трусы трещат под силой его рук и вот я уже чувствую, как половые губы раздвигает его головка, нежно водит по клитору и двигается дальше… В меня… В самую сущность тела.

И я выгнулась, оттягивая пальчиками его волосы и сотрясаясь от толчков. Сначала медленных, как будто он пробовал меня на вкус, продолжая посасывать кончики грудей, а потом все ускоряющихся, резких, неистовых.

И я задыхалась.

Каждое мощное движение его бедер, как погружение на глубину, а потом стремительный рывок на поверхность, чтобы сделать глоток воздуха.

И нет спасения от этого всепоглощающего экстаза, от падения в бездну наслаждения.

Самсон толкал в нее все сильнее, с той же силой, с который толкался его член, с той же нетерпеливостью, что он целовал мои губы.

Внезапно он вытащил член, закинул мне ноги себе на плечи и рывком вернулся на своё законное место, в скором времени оно действительно станет таковым. И я потерялась в этом потоке чувственного вожделения, стонала, хрипела, кричала его имя снова и снова, чувствуя насколько глубоко входит член, насколько пошло звучат шлепки тел друг о друга.

Я держалась на самом краю, висела над пропастью, пока Юра одним движением пальца, надавившего взбухший клитор, как кнопку катапульты, не сбросил меня вниз.

И я падала, падала, падала, держалась за его плечи, царапала их в кровь и падала, пока он продолжал остервенело меня трахать, рычать, сжимая челюсти.

Когда я почти растеклась по нему он с утробным стоном кончил мне на живот и очень долго лежал, распластав меня на прохладной поверхности, придавливая и даря своеобразную защиту.

И на этот раз он не позабыл все испортить сказав грубо:

– Только ради одного такого траха ты должна выйти за меня.

Глава 53.

Сборы на церемонию происходили в гнетущей тишине, как и само бракосочетание. Только когда регистратор сказал: "Вы можете поцеловать невесту" Юра ожил. Повернулся ко мне, подтягивая за талию ближе и казалось, что, долго-долго смотрел в глаза.

На самом деле прошло не более нескольких секунд.

Он наклонился, взял пальцами подбородок, вынуждая смотреть в его жесткое лицо и взгляд "лезвие", которым он резал мне душу. Его губы коснулись моих, язык прочертил линию сначала по верхней потом по нижней.

Лишь легкая прелюдия губ и языков, словно аперитив перед основным блюдом. Перед тем, как поцелуй стал глубже, пронзая своей нежностью мое нутро, заставляя против воли тянутся к этому сложному, закрытому человеку, хотеть его. Еще никогда Юра не целовал меня так, словно впервые.

Так, словно любил.

Но и это не помогло сделать меня счастливее, потому что все это фарс, а не праздник любви и верности. И даже выглядевшие радостными и чуть не совокупившиеся на глазах у всех Юля и Костя не давали надежду на светлое будущее.

Юра отошел от меня, как только надел кольцо и даже не посчитал нужным знакомить с кем-либо из гостей. Возможно, он и сам никого не знал.

Кроме одного.

Сначала подумалось, что это Дэвид. Этот мужчина тоже был лощеный, одетый с иголочки и даже если присмотреться можно заметить, что на лбу его кололи ботоксом. Таких называют метросексуалы, ну или геи. События последних дней начисто вычистили из мозга воспоминания о бывшем муже. По сравнению с Юрой и чувствами к нему, он казался лишь бледным пятном. Одно их связывало, несчастливый брак.

Я опять вышла замуж не по любви, а под давлением обстоятельств. Возможности выбраться из этого капкана не видела. Ну что может быть, я хотя бы пообщаюсь с умным человеком.

Судя по раздувшимся ноздрям Юры, он этого мужчину не жаловал. Но выгнать не мог, ведь ему нужно выглядеть цивилизованным человеком.

Я даже усмехнулась про себя.

Определение «цивилизованность» меньше всего подходило Юре, особенно когда он хотел трахаться. Пещерный человек и тот будет деликатнее с женщиной, он просто потащит ее в пещеру за волосы, а Юра мне ещё и дубинкой даст по голове.

Рассматриваю гостей, лиц которых никогда и в глаза не видела, как вдруг вижу перед собой бокал шампанского.

– То, что такая женщина рядом с Самсоновым, чудовищная ошибка.

Глава 54.

Этот незатейливый комплимент согрел мне израненную душу, и я не смогла не улыбнуться, принимая бокал. Мужчина казался настроен вполне доброжелательно.

– Хорошо его знаете?

– Только по тому, как грубо он ведет себя на дебатах.

– Люди любят его за его честность.

– Люди хотят хлеба и зрелищ, а он прекрасно удовлетворяет их, выставляя себя клоуном. Хорошо хоть дреды срезал.

– Да… – ответить мне на это нечего, в какой-то степени я с мужчиной согласна, но его тон казался мне несколько оскорбительным. Словно все людишки – дождевые черви, что к его недовольству осквернили землю после дождя. – А вы.

– Игорь Андронов.– представился он с дежурной улыбкой, не коснувшейся глаз и склонился к моей окольцованной руке. Странно, но даже не заглянул в декольте. – Мой племянник в этом году баллотируется. Никифоров. Вы наверняка слышали.

Никогда не интересовалась политикой.

– И он, конечно, выиграет? – насмешливо поинтересовалась я, отпивая из бокала и чувствуя приятную щекотку от того, как пузырики воздуха проникают в горло, а вот взгляд Самсона не щекотал. Он буравил мне спину.

– Если вы сейчас скажете правду, несомненно.

Что? Что!

Меня прибило по мозгам, как бетонной плитой, и я посмотрела внимательнее на вытянутое, гладкое лицо с глазами, цвета расплавленного серебра и поняла, что сейчас будет озвучена истинная причина нашего «милого» диалога.

– Не понимаю, о чем вы.

– Вас держат здесь насильно, это и дураку понятно. И я готов вам помочь. Новые документы, новая жизнь. Прямо сейчас. Самсонов больше никогда вас не найдет. Вы станете свободной.

Это было настолько заманчиво и невероятно, что на глаза навернулись слезы. Совершенно неправильно по отношению к Юре, сбегать вот так. Это приведет к потере его депутатского кресла, но разве он нормально со мной обращался? Разве давал хоть раз право выбора? Разве он выслушал меня?

Решение было настолько очевидно, что я неосознанно кивнула и не глядя, и не оборачиваясь вышла вслед за Андроновым. И уже только возле крупного внедорожника с тонировкой опомнилась и взглянула на яркие желтые пятна окон темного дома.

Теперь я жена Юры, теперь я могу, если не управлять им, то заставить прислушаться. И я ведь люблю его. Пусть болезненно, пусть неправильно, но люблю… Может быть пора ему об этом напомнить? Может быть он тоже ощущает не только похоть?

Это противоречие заставило меня замереть перед открытой дверцей и сделать шаг назад.

– Меллиса?

– Вы знаете, – твердо заявила разворачиваясь к дому. – Я наверное поторопилась с решением. Я вернусь к супругу.

Андронов закатил глаза, и тут я увидела Костю. Он бежал к нам так быстро что и мое сердце невольно заколотилось сильнее, но вдруг Костя был сбит ударом вытянувшейся из темноты руки.

Вскрикнув от ужаса, я уже хотела заорать и позвать Юру, как вдруг рот мне накрыла мощная лапа, а тело подняли в воздух. Извиваться и кричать было столько же полезно, как в саркофаге мумии.

– Какие эти шлюхи не постоянные – произнес насмешливый, незнакомый голос мне на ухо. – То сюда, то обратно…

Я расширившимися от страха глазами видела, как обездвиженного Костика тоже подняли с пола, и он захрипел от боли.

Его закинули в салон, а меня стали укладывать в багажник, Когда чужая рука освободила мой рот, я снова хотела закричать, но как только вдохнула воздух, мне прилетел мощный удар в скулу.

– А-а! – ахнула я от острой боли, а в голове мгновенно зашумела кровь.

И вот тут я поняла значение выражения «Бьет, значит любит».

Юра бил любя, сдерживал свою медвежью силу рук, а этот высокий незнакомец ничего не сдерживал. Удар наотмашь, так что голова безвольно повисла на шее, как на ниточке. Еле приоткрыв глаза, чувствуя, как будто в голову долбит дятел, и болезненно простонав, я увидела того, кого меньше всего ожидала здесь встретить.

– Ты же умер, – прошептала я, и в глазах потемнело.

Дорогие мои. Сегодня на мои книги скидка 50%. Хороших выходных!

Глава 55

*** Юрий ***

Два дня.

Два дня я понятия не имею, где Меллиса. Бесплодные поиски сводили с ума и только мысль, что она где-то там, боится, ждет меня, удерживала на плаву и не давала предаться алкогольному забытью.

Подключили всех.

Я воспользовался связями, что накопил за все эти годы. Я был бы и рад, если она умудрилась сбежать сама, но пропал и Костя. Когда не оставляют свидетелей, значит не хотят чтобы предмет поисков нашли.

Завывания Юли, потерявшей молодожена, слушать стало не выносимо и я почти совсем перебрался в машину. Объезжал город, ловил взглядом пламя волос или знакомую фигуру.

Слежка за Андроновым ничего не давала. Он преспокойно вернулся в свой дом к жене и дочери. А потом при встрече на дебатах мерзко ухмылялся и очень вежливо спрашивал о результатах поисков.

Даже слежка за ним следующие сутки ничего не дала.

Ничего, сука, не дала!

Где Лисса?

Где же, ты, моя девочка.

Я выступал на очередном собрании избирателей, читал заготовленную речь, понимая, что сейчас оставалось только ждать, когда сработают спецслужбы. И солнце словно смеялось над моей бедой светило мне в лицо, ослепляло, погружало в воспоминания о губах рыжей со вкусом этого самого солнца и персиков, которые я однажды для нее своровал у невнимательного армянина заглядевшегося на ее лицо.

Звонок прозвучал в конце речи.

Я быстро ее свернул и нажал кнопку ответа. Сейчас мне было наплевать на возмущенный взгляд Серого. Я давно говорил, что это ему надо баллотироваться. У него и рожа подходящая, ухоженная. Но как оказалось, в мою рожу больше верят.

– Нашли?

– Пока непонятно, но с одного из складов Андронова выехал грузовик. По сканеру видно, что там…

– Что?

– Теплосканеры указывали на биение сердец. Регистрация проведена на свиней. Когда мы проверили, там действительно были свиньи. Но кузов большой…

Я знал, что это так перевозят живой товар за границу. То есть людей. Еб**иь! Меня сковал лютый страх.

– Какого ж х**я, вы его не вывернули на изнанку?! – заорал я.

Я понимал, что Лиса может оказаться в притоне, Андронов на это способен. Был даже готов к тому, что ее изнасилуют или подсадят на иглу. Со всем этим мы бы справились.

Но Европа это значит, что повезут и дальше. Восток. Америка. Найти ее в рамках целого мира почти невозможно, даже с рыжими волосами, которые скоро просто отрежут как отличительный признак.

– Юр. Я понимаю твое переживание. – нихуя ты не знаешь. – Нарушений не было. Там свиньи, никто не звал на помощь. Что ты предлагал бы нам сделать.

– Номер машины и маршрут есть?

– Примерная карта маршрута до переправы в Финляндии есть. Так же можем снабдить тебя официальным оружием и визами без ограничений, но все это под твою ответственность.

«Я уже просрал свою ответственность» – подумал я и буркнул:

– Когда ты все подготовишь?

– Привози паспорт. В течении часа все подготовим.

Я воздал хвалы современным противозаконным технологиям и погнал домой собираться. Рюкзак был упакован по минимуму, главное чтобы оставалось место для оружия телефона и денег с документами, а оделся в самую простую одежду туриста. Футболка с надписью «улица красных фонарей» и широкие штаны цвета хаки. Все это время в моей спине прожигал дыру Серый.

– Это может затянутся на месяцы. Ты рискуешь.

– Если я ее потеряю, рискую не только карьерой. Смысл бороться за жизнь и свободу детей, если я даже жену не могу оттуда вытащить?

Серый взлохматил свои светлые волосы.

– Ты знаешь, я с тобой до конца. У меня у самого сестра умерла в притоне. Просто это не Москва. У тебя там никого нет. Язык ты знаешь абы как. Это целая вереница стран и ты можешь просто не найти ее.

– Прослежу маршрут. Сделаю все что в моих силах. Носом землю вырою, но найду.

Было бы у меня столько уверенности, сколько звучало в словах.

– Почему ты не хочешь с собой никого взять?

– Потому что одному проще скрыться. Кабан с пацанами уже взяли билеты в Европу. Будут как клиенты по борделям ее искать. Ты пока здесь, но если затянется и мы прое**ём выборы, то приедешь и ты.

– Такую, как она не отдадут в обычный притон.

– А то я не знаю, – огрызнулся я и вздохнул. – Все. Погнали. Лисса мне голову открутит, если ее кто-то попользует кроме меня.

Шутка была удачной, но ни хрена не веселила.


Глава 56.

Мне очень страшно публиковать следующие главы. И я прошу учесть, что все, что в этой книге – моя выдумка, возможно никак, связанная с реальностью. И я прошу учесть, что у романа не зря стоит жанр – триллер. Осознали немного? Тогда поехали. До финала осталось немного.

****


В голове продолжало шуметь, а собственные тараканы бить в тамтамы.

Это же надо было такую дурость совершить!

Пойти за незнакомым человеком. У него ведь еще и противостояние с Юрой! Могла бы и догадаться. И что теперь делать?! Умирать мне точно нельзя, а то, как меня забросили в багажник, подсказывало, что за жизнь еще придется побороться.

Пыталась пошевелить хоть одной частью тела, получилось только пальцами, остальное было стянуто… чем-то неприятным и давящим на мягкие ткани.

На голове мешок. Через него можно прекрасно слышать и дышать, а вот видеть лишь контуры.

Машина ехала часа два, ну это я так прикинула, пока в душе ругала себя всеми матерными словами, которые знала на двух языках.

Остановились. Меня вытащили, и свет еле-еле пробился через щели мешка. Ошиблась. Ехали дальше, либо стояли. Было уже утро.

Внесли в более темное помещение и почти сразу бросили в какой-то угол. Но я не ударилась, а наткнулась на что-то мягкое. Человеческое тело. Хорошо хоть живое, иначе я просто уже бы умерла от страха и ужаса.

Где я. Кому нужно меня похищать. А главное, что со мной собираются делать?

Хочу задать все эти вопросы, но рот заклеен клейкой лентой. Сажусь и пытаюсь рассмотреть хоть что-то, сделать хоть что-то Но мозг от страха просто отказывался работать.

– Фура через сколько приедет? – слышу голос из прошлого.

То, что Юра сел за убийство Леонида, который меня оклеветал я узнала еще в Москве, когда беременной ходила. Тогда на Юру я была зла за недоверие и избиение и ничего не почувствовала от его заключения. «Так ему и надо» – в тот момент думала я.

А теперь становится ясно, что сел он не за дело, а потому что кому-то это было нужно.

И опять же – зачем?

– Фура в пути, – ответил ему тоже знакомый голов. Крыса в логове Юры. Рваный. Теперь понятно, почему возле дома не было охраны! Он же мать ее начальник.

– А что с рыжей? – спросил он.

– На нее есть покупатель, – резанул голосом Леня.

Меня как баскетбольным мячом в грудь ударили. Выбили весь воздух из легких, заставляя содрогнуться.

Какой покупатель? Вы совсем офонарели. Людей нельзя продавать.

– Смотри, как задергалась. Еще не понимает, куда попала. Давай покажем? – Голос Лени прямо резал по-живому и вызывал тошноту.

– Был приказ не снимать повязку до конца пути.

– Она все равно уже никому ничего не расскажет.

Послышались шаркающие шаги по бетонному пыльному полу и с меня сняли мешок. Я с презрением уставилась в, когда-то казавшиеся мне добрыми, глаза.

– Привет, Рыжуля, – передразнил Леня Юру и провел рукой по моей шее, чуть сдавил и залез в ворот платья, сжимая грудь.

Если бы не лента, я бы вытошнила прямо на его кристально белую футболку. Ты рано улыбаешься. Юра найдет тебя. Он сожрет тебя живьем.

Все это я говорила взглядом, пока он пытался возбудить мой сосок, болезненно его сжимая.

– Неужели фригидной стала? Рваный рассказывал, как там весь дом дрочит на твои стоны. Может, мы, – он поиграл бровями, – трахнемся напоследок, чтобы ты, как следует унюхала русской спермы, а то, кто знает какие чурки тебя скоро ебать будут.

Я закрыла глаза, не в силах смотреть в это жуткое озлобленное лицо и поверить в то, что он говорит. А судя по его тону, он верил в это. Даже знал.

Боже, как дать сигнал Юре? Как дать сигнал, когда сама не знаешь, где ты?

– Ты кстати очень сексуальная, пока связанная. Вы уже пробовали такие игры с муженьком?

Господи, заткнись. Пожалуйста, закрой свой грязный рот.

Нашу «идиллию» нарушил телефонный звонок. И я, наконец, смогла осмотреться.

Склад. Солнце заглядывает через мутные окна и запах пыли неприятно щекочет нос. На одной из коробок, знакомая эмблема с аистом, компании по перевозке грузов. Филиалы по всей Европе.

И еще был запах пота, мочи, нечистот и фекалий. Жуткое сочетание, закладывающее нос. Я только теперь его вдохнула его полной грудью и почти задохнулась.

А потом повернула голову… И лучше бы я этого не делала.

Крик вырвался из горла, слезы градом потекли по щекам, сердце в груди забилось раненой птицей.

Боже, да как же это?!

*****

Я очень надеюсь, что учитывая происходящее в романе и событий, связаных с ним в романе Сын Дьявола вы поймете, кого увидела Лисска.

Глава 57.

Помним про триллер, да?))

****

Дети.

Это были связанные, точно так же как и я подростки, юноши и девушки постарше. С мешками на головах и тихонько поскулившие. За шумом собственных мыслей я даже не сразу это расслышала.

Дети. Некоторые даже возраста Никиты.

Я ошеломленно обернулась на Леню и Рванного.

Последний виновато опустил глаза, а я впервые в жизни ощутила всепоглощающее желание убить человека.

Не просто убить.

Разрывать его тело на мясо. Не дать ему терять сознание до последнего, пока не вытечет последняя капля крови. Ублюдки. Блять, какие же они твари!!

Притоны это одно, но о подобной дикости я даже не подозревала.

А ведь когда-то одной из этих несчастных могла оказаться я.

– Да не ной. Это просто бизнес. – ухмылялся Леня и говорил так, словно объясняет мне законы миры. Ужасного, погрязшего в жажде наживы мира. – И Юра был бы его частью, если не размяк с тобой как тряпка. У Игоря на него были большие планы. А он вместо того, чтобы взяться за ум почти убил меня.

Лучше бы убил. Лучше бы вырвал сердце. Оторвал голову.

Я отвернулась, чувствуя, как крик ужаса подступает к горлу. И я кричала, про себя кричала, что есть сил и качалась, как и эти дети, из стороны в сторону.

«Куда же смотрит восхваляемый церквями бог, если допускает подобное?» – думала я, наблюдая, как всех по очереди кормят из трубочки. От еды – питьевого йогурта, не отказалась и я.

Силы мне еще понадобятся.

Заботливые скоты кормили нас, а вот в туалет водить ленились. Нас. Потому что теперь я стала одной из них.

Я стала товаром.

Сидеть в собственных испражнениях, было жуть как неприятно, но даже это меркло с тем ужасом, который я испытывала, осознавая, где я и что происходит.

Мир потерял краски, стал казаться мерзким, неправильным и я ведь тоже была равнодушной частью этого мира. Если я выберусь. Если я останусь жива, я подниму на уши всех.

И первой полетит голова Андронова, который судя по всему и прикрывал этот выгодный бизнес.

Теперь понятно желание Юры войти в думу. Он хотел все изменить. Он все хотел изменить, а я вместо того чтоб ему помогать, только вставила огромную палку в колесо.

Вина грызла меня изнутри и сильнейшее желание оказаться дома, в уютной кровати, под одеялом, ощутить рядом сильное тело.

Только попадая в настоящий ад, мы осознаем какой рай был в нашей жизни. Только умирая, понимаешь сколько упустил.

Я ведь даже не сказала, что люблю.

****

Через несколько жутких часов приехала фура. Всех связанных, включая меня, не слишком аккуратно затолкали внутрь, усадив на деревянные вонючие скамьи по периметру кузова. Это было, что-то вроде двойного дна.

А потом я услышала визг свиней.

Прикрытие.

Нас поглотила тьма, а за тонкой стенкой начали забрасывать в кузов животных, которые судя по звукам пытались вырыть само днище.

Хрюканье и визг забиралось под подкорку мозга и сознания, олицетворяя всю грязь этого мира.

В какой-то момент движения, я просто отключилась, дичайше надеясь, что проснусь где-нибудь далеко, пусть даже в том самом детском доме.

Очнулась снова, когда поняла, что клейкая лента из-за слюны отклеивалась.

К запаху пусть с трудом, но стала привыкать. Помогали тоненькие потоки воздуха и света. Они пробивались через мелкие щели в кузове. А еще поняла, что ехать нам очень и очень долго.

Отчаяние билось в горле, слезы текли вниз, по платью. Уже ничто не сможет его отстирать. Сквозь череду собственных, уже суицидальных мыслей почувствовала толчок в плечо и чуть повернула голову.

Рядом кто-то тяжело дышал и периодически дергался.

Я недолго думая, подцепила мешок зубами, и он очень ловко помог его стянуть с себя.

Немного света позволяли рассмотреть узкое длинное пространство и мальчика который что-то пытался мне сказать и пучил глаза.

Глава 58.

Сняла с его рта липкую ленту и его тут же вырвало к себе на колени, забрызгав и мои. Уже даже не поморщилась. Смрад стоял такой, что рвота даже не ощущалась.

Это был вполне милый мальчик с непонятным цветом волос.

– Блять, извиняй подруга, – без предисловий перешел он на ты. В подобной ситуации вежливость вряд ли разумна.

– Ничего.

– Ты взрослая, – вдруг сказал он, осмотрев меня тяжелым взглядом и я только пожала плечами, повернулась и стала помогать избавляться от мешка и ленты ребенку с другой стороны.

Мальчик повторил за мной.

Так началось повальное снятие с голов мешком и клейких лент.

Никто, конечно не звал маму или на помощь, прекрасно понимали где и для чего их посадили в эту машину.

– Ты взрослая, – повторил снова мальчик.

– Это очевидно, зачем ты это повторяешь?

– Почему ты не с ними.

Понятно, кого он имел в виду.

– Потому что, как и вы, стала товаром.

– Ты знаешь, куда нас везут? – спросил тихий голос девочки рядом.

– Нет.

– А я знаю.

– Заткнись, а то опять мешок оденут. – послышался голос где-то сбоку. Хотя, сомневаюсь что детские голоса можно различить среди непрекращающегося поросячьего визга.

– Тебе страшно? – снова этот странный мальчик.

– Смысл пугаться, того чего не знаешь? Меня больше волнует, как они собираются нас отмывать, и дадут ли поесть.

– Они не дадут нам сдохнуть, зачем им жмурики. Они ведь хуже продаются, чем секс – игрушки.

– Тоже верно, – кивнула я и обрадовалась, что дети несмотря ни на что не впадают в панику и не кричат о помощи. Возможно у них и есть шанс выжить и вырваться из оков рабовладельцев.

Я глубоко вздохнула, чувствуя как с двух сторон ко мне прижались дети, наверное хотели ощутить хоть какое-то человеческое искреннее тепло. Хоть толику надежды на счастье.

Насколько это возможно связанной с затекшими мышцами я расслабилась и откинулась на одну металлическую стенку, и стала смотреть на себя в другую.

Там, в расплывчатой зеркальной поверхности я не видела ничего кроме трех пятен и задержала дыхание, когда поворачивалась медленно и осторожно, как ступая по тонкому льду, на мальчика.

Он прикрыл глаза и глубоко дышал постоянно морща нос, когда очередной раз слышал особенно громкий визг свиней.

– Как тебя зовут? – спросила я тихо, надеясь что никогда не услышу его голос, надеясь что лед обломится до того, когда я осознаю, кто сидит рядом со мной на пути в рабство.

– Никита, а чё?

Глава 59.

*** Юра ***

Странный этот город. Безразличный ко всему. Люди болеют. Умирают. Страдают. А город продолжает двигаться вперед, развиваться, укатывать новые и новые дороги асфальтоукладчиком и давить тех, кто оказался не в том месте, ни в то время.

Мелисса оказалась не в том месте.

В клубе, где я ее и заметил. Жила бы себе дальше, а не ехала в пропахшей дерьмом, фуре, неизвестно куда.

И я ведь мог уже отпустить ее, но нет, мне захотелось обычного, такого простого счастья. Приходить после гребаной, выматывающей всю душу работы и наслаждаться любимой женщиной.

Да, наверное все-таки любимой, если за столько лет не вытравил эту заразу из своего сердца.

Иногда нужно быть честным сам с собой. Я люблю Мелиссу, а еще я кажется недостоин счастья. Ибо сделал в жизни столько дерьма, что на еще три таких же хватит. Уже приближаясь к МКАДУ ощутил вибрацию телефона.

– Да, – прокричал я, когда остановился у заграждения и достал из мотоциклетной сумки телефон.

– Юр! Тут еще такое дело. Начальника охраны уже три дня никто не видел.

– Рваного?

– Да. Ещё нашли Костю избитого, но живого. Он не помнит ничего, – сразу сказал Серый, когда я начал задавать вопрос.

Рваный. Рваный. Нет, этот сученыш не пойдет на такое. Если только ему не посулили огромного бабла, которого у меня он в жизни не увидит. Он метил на место Серого, но слишком туп и горяч.

Если он еще в Москве, нужно его найти.

Только, где?

– Серый, а помнишь притон, где Рваный после тюрьмы зависал.

– На Павелецкой вроде. Думаешь, он там отсиживается?

– Посмотрим, это близко.

Одел шлем и рванул через двойную сплошную, сдерживая внутреннюю истерику и желание, кого-нить, на**уй убить.

И пусть молится Рваный, потому что он первый в списке.

Мне повезло. Он был там, а теперь здесь, рядом со мной, уже в его машине прикованный наручниками с лицом похожим на кровавое месиво.

Уже второй человек предатель из-за бабла. И все то им сука мало. Сколько денег человеку не плати, жадность никогда его не оставит.

Теперь мы ехали в сторону Финляндии, где и должна быть разгружена часть фуры. Некоторые из сирот останутся в Европе, а другие дети поедут дальше.

Я хотел убить Рваного, когда он сказал, что Леня трахнул Лиссу.

– Если Лисска товар ее не трону, – хотя по сути мне было насрать. Главное чтобы жива. Стоп… В голове щелкает. – Какой Леня?

Меня как битой огрели.

«Лучший друг» оказался жив? Этот урод из-за которого я отсидел два года и избил Мелиссу?!

Дыхание сперло и я даже остановился, чтобы отдышаться. ну потому что… Пиздец.

"Я тебе не изменяла!"

Сука.... Я ведь знал, что не стала бы.... Но Леня так все описывал, словно знал, как именно она кончает, словно подглядывал за нами каждый ебанный раз.

Мне нельзя убивать, но руки чешутся. найти. Разодрать глотку. Открутить голову и Лисске с извинениями подать. Сука!

– Что, – ржет рванный с тремя выбитыми зубами, весь в крови. – Ждешь встречи с лучшим другом?

– Ты бы так не радовался. Когда я его встречу, ты сдохнешь.

И я буду очень рад, когда мы, наконец, по-дружески обнимемся. Жаль, что это будет его последнее объятие.


Ну, а про Мелиссу.


Судя по бегающим глазками Рваный врал. Ну, или я очень хотел в это верить.

Ехали долго, иногда спали.

Я в мотеле, а этот урод, в отключке, в машине.

Когда добрались до места назначения склад был пустой.

Не успел?

Нашли парней со склада и они тут же попытались убежать, но меня их судьба и совесть не заботила, поэтому я просто дал денег и спросил на ломаном английском, что они знают.

А знали они, оказывается, много.

Приехала фура и очень дорогой бентли, из которого вышел надушенный пидорок в костюме тройке. Стал смотреть, как часть груза, почему-то наполовину распакованного (здесь я не понял) стали сгружать в другую машину, а потом очередь дошла до рыжей девахи и детей, что к ней прижимались.

Здесь я стал слушать в разы внимательнее.

Про то, как Мелисса вскинулась, устроила истерику и начала что-то орать на смеси русского и английского. Какого-то Никиту звала. И Юру.

– Дальше-то что? – спросил я, чувствуя, как дрожит тело. Что за Никита? – Где она.

– Ну так, по голове ей дали, чтобы не орала. Сначала хотели в салон положить, но пидорок нос зажал, ну запашок тот еще был, и указал на багажник.

Посмотрел бы я на вас, если вы бы ехали в тех условиях.

О подобной перевозке я узнал лет в двенадцать. Меня и нескольких детей привезли на какой-то склад в лесу, судя по запаху и держали там почти два дня, изредка кормив.


Я умудрился достать у одно из пояса пальцами пистолет и пристрелить сначала одного «воспитателя», потом другого.

Андронов тогда, как раз вернулся на склад и лишь задумчиво посмотрев на трупы, приказал меня вернуть в детский дом.

Пидорок. И зачем пидорку в Англии могла понадобиться Лисса?

А главное, почему именно таким макаром? В дерьме? Бывший муж?

– Серый, – набрал я знакомый номер, сев в машину. – А пробей мне адрес бывшего хахаля Лиссы в Лондоне.

– Зачем? – удивился Серый.

– Да похоже, что он ее себе обратно решил забрать.

– Ого, а как ты. В общем ладно. Тут еще Андронов своего Никифорова стал пихать активнее.

– Да пусть хоть в жопу пихаться начнут. Сначала Мелисса. Всё, жду адрес.

Я отключился, и немного погодя отвез Рваного в ближайший Скотланд Ярд и написал заявление об изнасиловании.

– Вас изнасиловали? – с сомнением спросил полицай, рассматривая мою внушительную фигуру.

– Конечно, могу разорванное очко показать.

– Нет, Нет. – принялся что-то строчить щуплый парень. – Заявление мы принимаем, задержанный будет осужден и депортирован на родину.

И вот там-то в тюрьме за изнасилование мужика, Рванного ждет настоящий пиздец. Я бы и сам убил. Но на душе и так достаточно грехов.

Глава 60.

*** Мелисса ***

Долго пыталась прийти в себя.

Плыла на волнах сознания, и когда туман немного рассеялся, начала выть в голос, сжимать зубами подушку, которая уже намочилась моими нескончаемыми слезами.

Никита.

Мой мальчик.

Мой милый, рыженький мальчик. Так вырос, столько пережил. Потому что я, наивная дура, верила, что все у него хорошо. Послушала его приемных родителей, не хотела беспокоить детскую психику.

Побеспокоили и без меня. Родители умерли, а некая Ольга из детдома, тему прошарила и деньги у меня клянчила, тогда, как сам Никита, ходил в обносках.

– Она фотографировала меня, – рассказывал он, прижимаясь к моему плечу. – Заставляла улыбаться возле нового велосипеда, а потом отнесла его обратно в магазин.

Он говорил, говорил. Про этот ужасный год в детском доме, про то, как понял, что приемный. По ямочке на подбородке, которая передается от отца к сыну. Я слушала, плакала и не могла насмотреться на родные, знакомые черты лица и ощущала, как ножом по сердцу, режет чувство вины.

Как я могла так опростоволоситься?

Как я могла не пожелать увидеть в живую своего сына? Неужели не считала себя достойно? Неужели годы в психической клинике истребили материнский инстинкт?

Как я могла обречь его на пребывание в детдоме. А теперь…. Где мы теперь?

И что делать?

Рядом с нами сидела и рассказывала свою историю девочка Алена, они с Никитой сдружились, когда жили в обветшалом приюте на окраине Москвы.

Она хрупкая, светленькая и такая невинная, как кукла с фарфоровым лицом и голубыми глазами. Красивая, несмотря на слой грязи на лице.

Неудивительно, что она приглянулась работорговцам.

Когда мы остановились, я пообещала себе, что на этот раз не выпущу из виду сына, не отдам его никому, вырву из лап уродов и работорговцев!

Я найду способ связаться, если не с Юрой, то с тетей, с которой поругалась.

Я сделаю все, чтобы вернуть Никите и другим детям, детство.

Я поклялась и не сверну с пути!

****

Вот только, говорить легко, а вот выполнить обещание сложнее, особенно когда кричишь, что есть мочи и видишь, как твоего мальчика как мешок с картошкой грузят в кузов черной, тонированной машины, а тебя саму пихают в багажник другой.

Я ведь так и не сказала ему, что я его мама.

Я просто струсила, боялась увидеть в глазах обиду. Теряя сознание я видела, как он кричал, пока его подружку Алену и еще нескольких девочек сажали в третью машину и смотрел на меня с просьбой помочь.

Я помогу мой мальчик, держись.

Только держись.

****

Выскочила из туманного наполненного болью сна, резко и непонимающе оглянулась.

Почти задохнулась, когда поняла, что это за место, чей это дом. Боже только не снова эта тюрьма.

– Привет, любимая, – слышу приветствие произнесенное на чистейшем английском.

Глава 61.

В углу сидел со смартфоном Дэвид и лишь мельком на меня взглянув, произнес на чистом английском:

– Тебя мыли два раза, а все равно воняешь, как помойная яма.

Я быстро себя осмотрела и увидела, что помимо обнаженности я полностью чистая. Хотя, надо признать справедливость его замечания. Я воняю.

Но не так, как сам Дэвид и его поступок.

– Как я здесь оказалась? – начала я с главного, удивляясь, как мне легко удается произносить английские слова, после целого года пребывания в России.

– Ты вернулась домой из этой варварской страны.

– А то, как я вернулась, тебя не слишком волновало?

– Этого нам не сообщили

«Конечно, нам с Джулией», – думала я, пока он фальшиво давил улыбку и убирал телефон в карман.

– Главное ты здесь. – Он вдруг встал во весь свой рост, расправил плечи в модном клетчатом пиджаке на заказ и раскрыл объятия. – Ну, здравствуй, любимая. Я очень рад тебя видеть.

Мне захотелось рассмеяться от того, как театральный режиссер не может сыграть простейшего любящего мужа. И даже высокопарность не помогла.

Хотелось ему врезать, теперь я понимаю, что желание навредить Самсону и наполовину не было таким же сильным.

Я отвернулась от этого красивого лжеца и быстро осмотрела знакомое, дорогое, стильное убранство. Парчовая кровать со столбиками, где я не испытала ни одного оргазма. Туалетный столик, заставленный драгоценностями, картина, подаренная мне на первую годовщину свадьбы. Мой собственный портрет с полуобнаженной грудью.

И там дальше шкаф с одеждой. Я прошла к нему и выискала обычные джинсы и пуловер.

– Ты куда собралась? – напряженно спросил за моей спиной Дэвид.

– Ты тоже собирайся, – сразу потребовала я. – Мы едем искать моего сына.

Молчание было мне ответом, и я, уже одетая, повернулась и зло спросила:

– Ты глухой?!

Его нерасторопность дичайше бесила!

– Каким сыном? Ты опять с ума сходишь? Он же в России. Ты же бросила меня, чтобы быть со своим ублюдком.

Я никогда не передвигалась так быстро. Моя рука словно стала жить своей жизнью и настигла карой-оплеухой щеку Дэвида.

– Никогда! Никогда! Не говори так о моем ребенке!

– Больная, психованная! Мне же больно! – орал он пока держался за место удара. И во мне плескалось злорадное удовольствие от красного пятна на его гладко выбритой щеке.

– Как твой сын мог оказаться здесь, сама-то подумай.

– С теми детьми, на которых ты даже не обратил внимание. Ты хоть знаешь…

– В мире полно дерьма, – перебил он. – Я вряд ли смогу очистить его в одиночку.

– Но это не мешает тебе в этом дерьме мазаться и трахать шлюх по притонам. Им хоть есть восемнадцать?

Я очень сомневалась.

– Если бы ты не была фригидной сукой, я бы не искал утешения на стороне.

Утешения. Да… Не говорить же ему, что вся моя фригидность рассыпалась в прах, когда в моей жизни вновь появился Юра.

Надо ему позвонить. Он наверняка уже и сам на пути в Европу. Я верила в это.

***

Глава 62.

– Мне нужен телефон, – потребовала я, не желая вступать в перепалку насчет постоянных измен и того, что за мной всегда был неусыпный контроль.

– Твоего сына не может быть здесь, – снова начал туже песню Дэвид и я вновь же ощутила ослепляющую фотовспышкой взрыв гнева. Она сжигала меня как пламя, в котором столько лет пребыла моя душа и свобода. Я так хотела свободы.

– Я ехала с ним в этой фуре с дерьмом! – заорала я ему в лицо. – Я видела его и разговаривала с ним.

– Ты бредишь! Точно! У тебя просто на фоне стресса бред. Джулия! Джулия у нее снова начался приступ!

Я не стала слушать этого придурка и просто прошла к своему тайнику, чтобы взять заначку денег и карты.

Но Дэвид тут же вырвал у меня все из рук.

– Отдай! Это мое!

– А я всю комнату обыскал из-за этой заначки.

И тут на меня снизошло озарение.

– Так это все из-за денег? И ты туда же?! Думаешь, что будучи моим мужем, сможешь тратить мое наследство? – рассмеялась я. Боже, что за люди. – Спешу тебя расстроить. Это возможно только после моего тридцатилетия! Тем более мы в разводе.

– Русские законы мне не писаны, – фыркнул Дэвид.

– Боже, ты несешь бред. Я тебе даже больше скажу. Я снова замужем и моему мужу вряд ли понравится то, что ты крадешь мои деньги.

Отдай мне сумочку. Тебе не видать моего наследства. Сам себе на жизнь зарабатывай, – кричала я и прыгала на носочках, пытаясь забрать сумку. У маленького роста есть свои минусы.

Недолго думая, пнула бывшего мужа в голень.

Он охнул, а я смогла выхватить сумку и направилась к двери.

Не успела я взяться за ручку, как дверь с треском открылась и вошли трое.

– Тетя Джулия, – сдавленно, не веря что все повторяется, прошептала я.

– Вот видите, – заговорила эта высокая, красивая блондинка. Статная с модном бежевом костюме в лучших традициях журнала ВОГ. – Моя племянница уже проявляет агрессию. Немного стационарного лечения ей не помешает.

– Нет, тетя, прошу, только не опять! – пятилась я назад и умоляюще смотрела на Джулию. – Я нормальная. Я нормальная!

– Ты опять говоришь, про какого-то ребенка, убежала, ведешь себя агрессивно, – равнодушно, словно заказывала чай, говорила Джулия. Я была для нее досадным недоразумением. Она бы и не приехала тогда за мной в детдом, не узнай, что без меня наследство не получить. Она бы меня убила, не знай, что после моей смерти все наследство уйдет в фонд помощи больным детям. Сумасшедший дом был отличным выходом, особенно когда заставляют пить не то, что нужно.

– Но есть ребенок! – закричала я, сквозь слезы. – Никиту нужно спасать и других детей! Почему вы меня не слушаете!

– Думаю, вам все же придется ее забрать, – взмахнула она рукой в мою сторону и парни в белых медицинских робах двинулись на меня.

Глава 63.

Я отбежала назад, не веря, что это опять происходит.

Я порывалась несколько раз вернуться в Россию, но тетя стабильно меня возвращала в Шерринфорд, больницу для умалишенных. Ужасное серое здание, в котором единственно музыкой были крики безумных.

В последний раз я вышла с твердым намерением, как можно дольше показывать тете, какая я нормальная.

Целых два года я усыпляла ее бдительность, снабжала деньгами, а потом просто собрала документы, деньги, перекрыла ей доступ к счетам и уехала.

Меня снова хотели вернуть в это ужасное место, и я снова всеми силами отбивалась. Теперь у меня нет времени отсиживаться в сумасшедшем доме.

Мне нужно искать Никиту.

Четверо против одной, но и я не лыком шита. Юра меня кой-чему невольно научил.

Дэвид в итоге валялся без сознания от удара духами в голову, а один из санитаров хромал, но меня все равно связали и поволокли по полу в сторону выхода из дома, который я когда – то возненавидела.

– Почему я не могла взять сына с собой? Здесь бы место целому детсаду хватило? – кричала я, когда первый раз сюда попала.

– Потому что нашей семье не нужны детдомовские ублюдки!

Я ненавидела Джулию, я хотела вырваться от нее и делала это много раз, но каждый раз ее всевидящее око меня находило.

Как и в этот.

Оказалось, что у нее есть женатый на представителе «семьи» любовник в Ми-6. А у меня компромат на него.

После побегов из клиники я часто бегала к Джулии в спальню и фотографировала их животные совокупления.

Даже и не подумаешь, что эти два отстраненных человека на это способны. Но мне было плевать, я хладнокровно все снимала. И знала, что однажды мне это пригодится.

Джон Врубель. И именно он поможет мне, когда я доберусь до второго своего тайника.

Осталось только понять, как это сделать. Как развязать руки, когда машина, из которой не выбраться, которая привезет меня за четырехметровый забор, прямо перед глазами.

Меня не слишком вежливо закинули в мягкий кузов машины, но дверь внезапно не закрылась.

Тощий темный санитар отлетел от нее, как от удара ногой в грудь, а второй вскинул руку, но ему ее вывернули и толкнули на каменную дорожку.

А затем, хвала небесам, показалось напряженное, знакомое лицо.

«Юра-а»! – радостно вскрикнула я про себя, так как мой рот был занят кляпом.

– Я тоже рад тебя видеть Рыжуля. Очень рад.

Глава 64.

Здесь будет эротическая сцена… ахах… вот это предупреждение. Я долго думала, убирать ли ее отсюда. Логична она или нет. Но учитывая напряжения наших героев, было бы нелогичным если бы они не сбросили напряжение. Так что, да. Опять секс…

****

*** Юрий ****

Было бы желание, а возможности всегда найдутся. Я нашел возможность сделать свой бизнес, когда пришел работать в клуб вышибалой после тюрьмы и армии.

Собственно больше никуда и не брали. Туда же подтянул Серого барменом. Он все уши грел, что у кого да как в элите, приходящей утолить жажду развратности, а мне потом докладывал. Шантаж дело не пыльное и вскоре мы стали его активно практиковать.

Жили в комнатушке рядом с бомжами, недоедали, но откладывали деньги, полученные от «верных» жен и столь же «верных» мужей. Однажды даже семейную пару шантажировали, с разных сторон конечно. Вот что мешало с друг другом трахаться? Но нет же, пошли налево и сильно поистрепали свой бюджет. Зато приумножили наш.

То, что Лисса, тоже готова пойти на шантаж, было дико странным, сумасшедшим и возбуждающим.

Она что-то мне рассказывала, показывала тайник… А я только смотрел и кайфовал. От того как возбужденно горят ее глаза. Как открываются пухлые губы, что-то мне поясняя. Дурео просто от того что она жива, невредима и рядом со мной.

– У нас есть пять минут? – перебил я ее лепет.

– Значит, ты мне поможешь?! – радостно спросила она и почти прыгнула мне на шею, обдавая смесью запахов: и мыла, и нечистот, и пота. Но я не морщился.

Потому что, все это перебивал тонкий, присущий только ей женский запах возбуждения.

– Через пять минут, – твердо сказал я, и схватив задницу поднял вверх и прижал к давно вздыбленному, в спортивных штанах, члену.

Санитары тухли в своей машине, бывший муженек и тетка связанные смотрели на огромной плазме Дискавери, Их ждала клиника Шерринфорд. (я же не совсем зверь отправлять аристократов в тюрьму).

Я же собирался трахнуть Лиссу на бывшем брачном ложе, чтобы навсегда стереть из ее памяти даже крохи воспоминаний о бывшем муже и других любовниках.

Рука на затылок и язык уже шарит во рту, выпивая горькую сладость и слезы, с которыми она меня обнимала при встрече.

Вторая рука так и осталась на заднице и ноги сами понесли нас к кровати, застеленной золотистым бархатом.

На его фоне рыжие, спутанные локоны Лиссы смотрелись оху**льно, и я вдохнул их запах, стягивая с себя брюки, а затем джинсы и с нее.

– Юра, только быстро, – шептала она мне на ухо Мелисса, после недолгого сопротивления и разговоров, о каком-то Никите.

Но ее тело, которое я мог потерять, просто снесло башню, и я был, охренеть, как рад снова увидеть эти темные горошины сосков, покатать их на языке, прикусить губами.

Я рад, что и Мелисса, так рада мне, так благодарна. Сама раздвинула ноги шире, закинула их мне за спину. Сама стала тереться мокрой киской об мой, налитый кровью и болезненно пульсирующий член.

Еще пара движений, еще пара ласк руками, по спине, рукам, лицу и я стал протискиваться внутрь изогнутого тела.

И там, так узко.

Всегда так узко и горячо, что похоть и инстинкты мигом заполняют разум и срывают остатки самообладания.

Ложусь на бок, и прижимаюсь носом к ложбинке между крупных титек, начиная медленно двигаться, чувствуя, как ее гладкие ноги трутся об меня в такт мерным толчкам.

Но хотелось быстрее, хотелось достать до самой матки, навсегда остаться в сердце своей рыжей девочки. Я держа ее в руках, перекатился на спину, посадив Мелиссу на себя, и жадно глядел, как покачивается грудь перед моим лицом, покрытая бисеринками пока, как брюлликами.

Если надо быстрее, так даже лучше.

Беру одной рукой влажную сиську, другой хватаю бедро и начиная вламываться в ее тело, таранить в бешеном темпе, заставляя Лиссу подчиняться моему ритму, не двигаться, пока я подвожу нас к разрядке и кричать от наслаждения.

Да. Да. Да.

Так кайфово толкаться с остервенением автомобильного поршня, слушая приятные, пошлые звуки тел, что сталкивались в одной точке, разбрызгивая невидимую, сладко-пахнущую влагу.

И пяти минут не прошло, как Лисса сжала мне кожу на груди, сквозь ткань футболки, выгнулась затряслась и протяжно со стоном кончила, сжимая пульсацией член еще сильнее.

– Юра, Господи, да!

Мне хватило нескольких толчков, чтобы ее догнать и издать первобытный рев. Изливаясь в тесную дырку, зная что после этого она родит мне ребенка. Обязательно родит.

Она лежала на мне, почти мурча как сытая кошка. Лениво водила руками, пока я просто парил на облаке экстаза, как вдруг опомнилась и закричала:

– Боже, Юра! Ну, я же сказала, что нет на это времени! Похотливая скотина.

Ну приехали. Даришь бабе наслаждение, а потом оказываешься скотиной, да еще и похотливой.

Она живо, быстрее, чем в армии, схватилась за одежду и махом ее натянула. Я все еще приходил в себя, и не понимал подобной спешки. В меня полетели брюки и трусы.


– Ты может, объяснишь, куда торопишься? – спросил я насмешливо, наблюдая за ее метаниями и восстанавливая дыхание.

Когда мне чуть не прилетели в голову духи, я понял, что кому-то не до шуток.

– Быстрее! – крикнула она и я быстро натянул одежду. – Нам нужно ехать за детьми!

Она уже выбегала из комнаты, не забыв свой клатч с компроматом.

Я с грустью взглянул на измятое покрывало, запачканное белым пятнышком и, натянув кроссовки, помчался за ней.

Дети.

Она ехала с ними. И конечно не могла не проникнуться их бедой. Сможет ли тот человек помочь и достать их из логова монстров?

Оставили мы всех негодяев в тех же позах. Подошли к машине, только когда приехали санитары и получили весьма солидную сумму за молчание и получение новых пациентов.

А уж обеспечить им пожизненное проживание в клинике мы сможем через Брумвеля. Хотя своим парням я тоже собирался

На улице уже моросил дождь, хотя только что вроде сияло солнце и Лисса так дергалась пытаясь открыть машину взятую на прокат, что чуть не поскользнулась.

– Да, хватит дергать, – рассмеялся, остановив трагическое падение. Открыл ей дверь. Она странно на меня посмотрела, но прижала заветную сумочку к груди, и ничего не сказав, уселась на пассажирское сидение.

– Что? – уже спросил я, когда вы выруливали на дорогу, а она так и продолжала на меня смотреть.

– Просто отвыкла от твоего смеха.

Ну, что сказать. Повод был. Я нашел Лиссу и вполне здоровую, если не считать некой зацикленности на детях.

– А кто такой Никита? – все-таки спросил я, почему – то даже не ощущая ревности, когда мы подъехали к воротам высокого серого здания, где собственно и был офис Ми-6.

– Ну, как кто? Сын наш, конечно. – произнесла обыденно и вышла из машины Лисса, не взглянув на меня. А я продолжал смотреть на легкую, остаточную ауру, того места, где она только что сидела.

Что?

Глава 65.

*** Юра ***

Что за…

Какой еще нахуй, сын?!

Выскочил из машины, даже не потрудившись закрыть дверцу, и остановил Лиссу, повернув к себе за плечи.

– Ты, что только, что сказала? Если ты меня наебываешь…

– Значит ты и правда не слушал, – вздохнула она и словно боясь смотреть мне в лицо, прижалась к груди и начала рассказывать, плакать и рассказывать, мочить мою футболку и рассказывать: О беременности. О том, как ее повели на аборт. О том, как ей было больно, когда она впервые в жизни оказалось на «том ужасном кресле». О моем недоверии. О том, как я избивал ее, о той ненависти, что она ко мне после всего испытывала. О той радости когда выяснилось, что ребенок жив и хорошо развивается.

Мой ребенок.

Она рассказывала, как Джулия вырвала из рук мальчика и отдала чужой семье. Как ей присылали фотографии, и о том, как она пыталась сбежать из Англии в Россию. От Джулии и ее жадности.

Я стискивал кулаки, верил. Верил каждому чертову слову, потому что, ну нельзя такой бред выдумать. Такое могло только произойти на самом деле.

Меня трясло и только тело Меллисы, прижатое ко мне, давало шанс не сойти с ума и не сорваться с места чтобы начать карать виновных в страданиях Никиты и Мелиссы.

Пожалуй нужно начать с меня.

И именно собственный груз вины не дал мне сорваться с места и не начать с длинной шеи Джулии.

– Ты уверена, что этот мужик поможет? Просто я могу позвонить парням. Все приедут и мы перевернем каждый притон, но найдем его… и их конечно. – увидев ее скептический взгляд я остановился. -. Сколько там было детей?

– Много, Юр, очень много. – снова прижалась она щекой к груди с часто-часто бьющимся сердцем. Я не считала, если честно. И ты… – она подняла голову и посмотрела на меня своими колдовскими глазами. Гипнотизируя. Влюбляя еще больше. – Ты не злишься, что я скрывала, ну то есть…

– Злюсь, – совершенно честно ответил я, понимая, что это не передает всего, что я сейчас чувствую.

Глава 66.

*** Юра ***

Во мне, как будто автомобильная камера застряла и кто-то ее накачивает и накачивает. И скоро она точно взорвется. И кто-то может пострадать.

– Почему ты не говорила мне?

Она молчала почти минуту, а я просто смотрел на охранника который странно на нас поглядывал, но наткнувшись на мой взгляд, отвернулся к мониторам.

– Наверное можно было бы соврать, что не было возможности…

– Не надо врать.

– Тогда я отвечу честно, что боялась что ты поедешь, найдешь его и вмешаешься в привычный уклад жизни, навредишь психике.

Кажется, судьба вмешалась и без меня.

– Я боялась, что он станет таким же как ты.

Такой искренний ответ был достоин уважения, но все равно обида грызла, как собака кость.

Я поджал губы и отвел взгляд.

– Считаешь меня чудовищем?

– Юр, ты насиловал меня и избивал. Кем я еще должна была тебя считать? – погладила она мои, влажные от дождя волосы и поцеловала в щеку, словно скрашивая свои слова, а этого и не требовалось.

– Ладно, то, что ты сама нарывалась, а потом же сама и кончала, я не буду говорить, ты и сама знаешь. Пойдем навестим твоего этого… – взял я ее за руку, ощущая слабый жар в ладони, перетекающий в грудь, а оттуда вниз.

– Врумеля, – подсказала она и удобнее устроила свою ладошку в моей руке.

Шантажировать агента Ми – 6 даже не пришлось. Этот человек «с иголочки» рассказал, что они и сами уже давно занимаются расследованием незаконного ввоза детей на территорию королевства. Но они не могли найти компанию содействующую работорговцам.

– На эмблеме был аист, – вспомнила, заламывающая руки, Лисса. Меня и самого потряхивало от нетерпения. Я знал, что сын. Ну, то есть Никита, может подвергнуться насилию, но с этим мы справимся.

Главное, чтобы не рыпался и остался жив.

****

Это помогло. Операцию спланировали за несколько часов, за которые мы с Мелиссой ни то, что ни слова не произнесли, а даже не перекусили.

Нас как гражданских не пустили на склад, где были дети. Мы стояли и слушали шум выстрелов и детские крики, а Лисса уже ревела в голос, вцепившись мне в руку ногтями.

Несколько уродов сбежали через окно, одного я сбил пистолетом, а у второго мелькнула светлая шевелюра и я сразу понял кто это. Рванул за ним, но не успел добежать и пары метров, как его настигли офицеры.

Не ударить я не смог, а потом еще раз и еще, рыча как зверь и избивая бывшего лучшего друга, одного из виноватых в бедах моего сына и жены.

Меня бы кто избил.

– Тряпка, повелся на пизду, – сплюнул кровь этот урод и ушел, еле волоча ноги поддерживаемый стражами правопорядка.

– Отличный удар, – тихо сказа Лисса, когда я подошел, не отводя взгляда от дверей в которую вошла группа захвата.

Мы стояли за машинами и ждали, когда все уже закончится. Хотел обнять Лиссу, но она была настолько напряжена, что казалось обнимаешь мраморную статую.

Остальных начали выводить по одному. Руки за головой, взгляд в пол – и вести к грузовику с решетками.

И мне бы радоваться, что уроды схвачены, а я понимаю, что этого дерьма в мире столько, что одной такой операцией и не смоешь.

Лисса вдруг зарыдала и бросилась вперед. Бежала так быстро, что за спиной только и мелькали, так и не расчесанные волос.

Дети щурились от света, даже учитывая дождливое небо, и выходили скопом. Как слепые котята, толкались и не знали куда податься.

Лисса практически влетела в одного из них, и тесно прижала к себе, несмотря на явную грязь на теле пацана.

Уже взрослого, полноценного пацана. Не узнать этот огонь в волосах было невозможно.

И я если честно стоял, как истукан и не знал, что делать.

Выдохнул воздух и смахнул слезу. Не пристало мужиками плакать.

– Что будет с детьми? – спросил я, рыдающего офицера-женщину. Кажется, тут у всех открылись краны слезных протоков.

Вид у детей и правда был жалкий, но наверное мне, видевшему это постоянно, не привыкать.

– Приюты, – ответила она, и, увидев мой напряженный взгляд заметила, – но у нас в стране, они хорошие и за детьми ведется очень пристальный контроль.

– То есть их не вернут в Россию?

– Нет, они получат политическое убежище, а потом и гражданство Великобритании.

– Круто, – оценил я, кивнув. – Нам бы одного забрать,

Я кивнул я на Лиссу, и пацана, которому уже было неловко от таких долгих объятий.

Глава 67.

– С этим сложнее. Вам сначала придется подтвердить родство.

– Сколько это займет времени?

– Если есть деньги, то дня два.

Мелисса подходила и улыбалась так ярко, что казалось съела солнце.

Она сама обняла меня и поцеловала в губы, а потом подтолкнула мнущегося за спиной ко не этого грязного мерзко пахнущего маугли. Ну, а что, я Тарзан. Он Маугли.

Чем не семья?

А еще я видел в нем свое лицо, помолодевшее на пару десятков лет. И глаза, и ямочку на подбородке. Не морща нос, я протянул руку.

– Меня зовут Юра, а тебе бы помыться не мешало.

– Никита, – ответил он на рукопожатие вполне по-мужски и сразу повернулся к Лисске, уже не скрывающей слез и соплей.

Ну что за бабы, ревут когда уже все хорошо?

– Мелисса, а что с Аленой? Где она?

Ответить мы не смогли. В амбаре были и девочки и мальчики. Но судя по всему не все. Теперь не ясно сколько времени займет поиск. А пацан, судя по всему с этой Аленой дружил.

Мы замолчали и он рванную в сторону, но я его за рукав и стал тащить в машину.

– Я пойду за Аленой! Сам! Отпусти придурок! Вы все одинаковые! Она маленькая! Она без меня не сможет! Не сможет!

– Остынь, – запихнул я его в наш джип, на что получил осуждающий взгляд Лисски. – Ну что я мальчик, что ли бегать за ним? Остынет, все поймет.

Она все равно задрала подбородок и села в машину, попытавшись прикоснуться к мальчику, но ему явно было не до того.

Если он понял, какое дерьмо этот мир, то смирится с тем, что некоторые люди потеряны для нас навсегда. И я так думал про Лисску. И то что мы столкнулись в клубе, большая удача. Теперь главное не просрать свой шанс

****

*** Лисска***

Никита почти не разговаривал. Все спрашивал про Алену, пытался убежать, пока мы делали тесты ДНК и оформляли документы. Ушла на это все неделя, за которую он обычно или читал, или рисовал машины, или просто смотрел, как ветер раздувает дождь и облака на небе. Кроме тех моментов, когда за ним приходилось бегать по городу.

– Он вообще нормальный? – осторожно, но грубовато поинтересовался Юра, пока я в очередной раз заглядывала в комнату съемной квартиры.


Я знала, что и он на пределе.

Я запретила к себе прикасаться в квартире, потому что не хотела еще больше травмировать психику ребенка, а из квартиры я почти не выходила, постоянно наблюдая за сыном.

Я просто не могла на него насмотреться, на эти знакомые и незнакомые черты лица, волосы и ту самую ямочку.

А еще мы ждали новостей об Алене и других девочках, но их след простыл…

– Как ты можешь так говорить о своем сыне? – прошипела я Юре, зло на него посмотрев и вернула взгляд в комнату, отведенную для Никиты – большую спальню с полукруглым большим окном и широким подоконником, на котором он собственно, сейчас и сидел.

– Ну, так чего он пришибленный такой?

– Себя вспомни!

– Я был нормальный, – буркнул Юра, но почему-то отошел и не стал продолжать спор.

Документы на Никиту были у нас на руках и мы могли лететь в Москву хоть сию секунду, тем более, что завтра должны были состояться выборы. Удивительно, как быстро пролетело время.

И если Самсонов на них не появится, то проиграет.

Сам он ходил по комнате, как загнанный зверь, то и дело тер лицо, трепал себе волосы. Он почти не подходил к сыну, не зная с какой стороны подступиться.

О чем говорить.

А тут вдруг подошел, отодвинул меня от щели в двери и открыл ее настежь, а затем закрыл. Прямо перед моим носом, я только и успела сказать:


– А? – а потом крикнула:


– Только не бей его, иначе я тебя убью!

Замок снова щелкнул и дверь раскрылась, на меня как на полоумную смотрел Юра и даже Никита.

– И кто тут вредит психике ребенка? Иди. Не знаю… на маникюр сходи. Чем вы бабы, обычно занимаетесь?

Я на это только фыркнула, отвернулась, но не отошла ни на шаг, зная что не смогу ничем заниматься, если не подслушаю первый настоящий разговор отца и сына.

– Она обещала.

– Не было такого, я тоже там был, – тихо и даже довольно спокойно говорил Юра. – Она сказала, что полисмены сделают все возможное.

– Но они не делают! Ничего не делают!

– Не все в наших силах. Послушай, пацан. Сейчас ты никто, и оставшись в Лондоне, ты ничего не сможешь сделать, но ты вырастешь… Ты станешь мужчиной и у тебя появится власть.

– Откуда?

– Потому что я помогу тебе.

– Зачем тебе, мне помогать? Я просто оборванец. Я лучше останусь здесь и буду искать ее сам. Вы мне мешаете!

– А найдешь новое рабство, или тюрьму, или смерть. В России ты научишься ставить людям свои условия и однажды найдешь ее. Где бы она не была.


Молчание после слов, правильных слов Самсона было долгим. Я так им загордилась, что невольно ощутила стеснение в сердце и ком в горле, слезы сами потекли из глаз. Я не стала их останавливать.

– Она меня забудет?

– Если у вас там что-то…

– Нет! Придурок! Она же маленькая еще!

– Да я не про то! Я про эти ваши чувства. Любовь-морковь. В общем бабы, они не забывают, даже если…

– А вы любите Мелиссу?

– Ну, – замялся Юра, а я невольно затаила дыхание. – Типа того, только ей не говори. Подумает еще, что я размяк.

– Алена станет проституткой! – вдруг рыкнул Никита и горько зарыдал.

Меня сковала такая лютая жалость, что захотелось обнять мальчика, объяснить, что не все в этом мире бывает так просто. Что он полон зла, а мы должны если не бороться, то хотя бы не переходить на ту сторону.

– Твоя Алена останется жива, пацан, и если ты захочешь ее найти, то найдешь. Несмотря на ее вынужденную профессию.

– Захочу! И найду!

– Тогда прекрати пускать слюни и собирайся. Мы едем домой. Мне еще выборы выиграть надо.

Глава 68.

Самсон вышел из комнаты Никиты, который уже стоял у кровати и собирал сумку. Вид у мужа был самый, что ни на есть пафосный. Он выпятил грудь, от чего рубашка стала трещать и задрал подбородок.

– Где мой ужин женщина? Я только с охоты. Добыча была мелкая, но очень пронырливая.

Я не смогла сдержать счастливый смех, сквозь слезы. Юра тоже ухмыльнулся.

– Видела? Слышала? Кто тут у нас от…

– Тш! – перебила я его, и он закатил глаза.

– Трусиха. Тебе придется сказать.

– Конечно, но позже. А пока… – я развернулась спиной, прошла немного вперед в своих плоских лодочках, как на шпильках к двери квартиры и вышла в коридор.

Юра, завороженный покачиванием моих округлых бедер, стоял как вкопанный.

– Лисса, – угрожающе прогремел его голос.

– Ужина у меня конечно нет, – поманила я его пальцем, – но я подумала, что могу дать тебе…

– Вот и дай, – потребовал он, неожиданно подлетев ко мне грубо, болезненно и так приятно поцеловал, постоянно поглаживая те самые покачивающиеся, манящие его бедра.

Он оторвался резко, оставляя меня возбужденной, неудовлетворенной, развернулся и, взяв ключи, закрыл двери.

Затем чуть нагнулся и просто закинул меня к себе на плечо, как мешок с картошкой

Наверное, впервые в жизни я не сопротивлялась такому варварству по отношению ко мне, и совсем не сопротивлялась, когда мы вышли на крышу, с которой как на ладони раскинулся любимый Лондон.

Если бы не мои мальчики, я бы с удовольствием осталась здесь жить, но дом там, где сердце, а мои сердца бились теперь в Москве.

Самсон сгрузил меня на крышу рядом с низким широким парапетом, и хотел усадить на него, но я воспротивилась и села на колени возмущенно пробормотав:

– Ты же не хочешь, чтобы сама королева заметила мой голый зад?

Юра только усмехнулся

– Пусть завидует.

Он задышал чаще, когда я потянулась юркими пальчиками к его ширинке на джинсах.

Даже ремень не стала расстегивать, просто положила руку на уже твердый член и чуть сжав его, отметила:

– Ты был очень деликатным.

– А то, даже обезьяну можно научить ходить на ногах, главное давить на нужные рычаги.

Я как раз на такой надавила, расстегнула ширинку и достала тяжелый увитый венами довольно крупный член с темно розовой головкой, что при свете дня казалась нереально возбуждающей.

Упругий горячий и словно обтянутый шелком член приятно ложился в руку, и так приятно возбуждал все мое существо.

– Лисса, я и так держусь неделю. Дай же сука мне кончить.

– Целую неделю, – закатила я глаза, но не стала мучить любимого и открыла рот и прошлась языком, как кисточкой обрисовывая ствол по всей длине, повторяя контуры этого совершенства.

– О черт, да, девочка. Давай, открой ротик пошире.

Я открыла по его навету шире, пропуская член чуть дальше, чувствуя, как по подбородку бежит обильная слюна.

Пальцами одной руки Юра внезапно собрал ее и протиснул руку мне за ворот рубашки, отодвигая чашку лифа и увлажняя, а затем сжимая грудь, большим пальцем поглаживая бутончик соска.

Сосать стало в разы приятнее и даже несколько солоноватый вкус не мешал совершенно. Даже наоборот кружил голову, подгоняя возбуждением сжимать губами член сильнее, активнее двигать головой.

И за мои усилия мне воздалось в виде сиплого стона сверху и двойного удовольствия, когда Юра второй рукой полез за пояс юбки, сразу минуя одно отверстие, просунул пальцы между влажных, набухших губок.

– Бля, Фролова, всегда любил, как ты сосешь, – уже сам толкался он мне в рот.

Хотелось сказать, что я не Фролова, уже давно, но слова только подогрели мое стремление свергнуть Юру с вершины его самомнения и сделать пластилином в моих руках.

Я обхватила мужской крепкий зад пальцами, насаживаясь ртом на член глубже, упираясь в жесткие волоски так, что муж просто рычал, дрожал и активно трахал меня двумя пальцами.

Я с громким чавкающим звуком вытащила член, чуть отдышалась и повторила маневр.

Рвотный рефлекс никуда не делся, но такие волнообразные размеренные движения не давали ему выплеснуться наружу, зато кажется сносили Юре башню.

– Рыжая сука, да, да.

Наконец ощутила, что член стал набухать, и заработала ртом активнее, почти не выпуская его из шелковой глубины, чувствуя что слюна уже залила мне всю кофту и намочила руку Юре. Не соображая он просто до боли стискивал мне грудь.

Такой приятный, такой волнительный захват пальцев на моем теле, словно он пытается выжечь клеймо, такое же, что на сердце.

Я сходила с ума от подобной близости и умирала, как хотела кончить.

Но я не успела и приблизиться к оргазму, тогда как любимый дернулся, член окаменел и выплеснул мне поток спермы прямо в горло.


Все проглотить я не смогла, а он уже поднял меня к себе и посмотрел затуманенным страстью взором, рассматривая залитые его семенем губы.

– Отличная шлюшка, любимая шлюшка.

– Это не комплимент, – насупилась я, и потянулась к карману, чтоб протереть лицо лежащей там салфеткой.

– Как розу не назови она все равно останется розой.

Я замерла не в силах поверить услышанное, так долго, что он хмыкнул и сам вытер мои губы и часть шеи.

– Серьезно? Шекспир?

– А чем мне по твоему еще было заниматься в тюрьме, к тому же ты рано расслабилась. Я еще ни разу не оставлял даму неудовлетворенной.

Я и нахмурится не успела, как он схватил меня за талию и перевернул как колесо.

Боже!

– Рука ставь на пол.

Это было, какое-то сумасшествие. Когда мои ноги оказались перекинутыми за перила, а руки держали вес тела, я бесконечно смущалась, выставляя небу свои мокрые трусики. Вниз головой. Боже.

Но упасть я не боялась. Юра крепко держал одной рукой талию, а другой задирал юбку и рвал трусы.

– Самсон! – крикнула я, когда половых губ коснулся его горячее дыхание. – Королева же!

– Будет что вспомнить, когда ты еще покажешь задницу всему Лондону? – усмехнулся он и принялся увлажнять киску, нежно касаясь ее пальцами, так что холодный воздух давал невероятный контраст с горячими пальцами.

Затем просто стал вылизывать меня, иногда задевая клитор, давая телу новый заряд экстаза.

Они все копились и копились, пока не произошло замыкание, при котором Юра буквально ввинтил язык в меня и заставил вопить и биться в конвульсиях обжигающего душу оргазма. Он захватил мое сознание, затуманивая разум. Я кричала в городской шум, срывая горло и тряслась в надежных руках мужа.

После он и сам притомившийся, сел у парапета. Посадив меня к себе на колени, прижал, пахнущие соками, губы к моему рту.

Мы никогда так долго не целовались, казалось, что губы уже просто не способны разомкнуться, а руки перестать сжимать друг друга в страстных объятиях.

– Помнишь песню? – шепнул он, освободив мои губы и уткнувшись во влажные волосы.

– Какую? – прохрипела я.

– Милявская вроде. Каждый раз, как первый раз. Я, наверное, это… – тяжело дышал он и я и сама уже задыхалась. – Ну бл**… ты поняла.

– Нет, – наигранно серьезно ответила я и нежно коснулась ладонью его лица. Он лизнул ее как щенок просящий ласки и я знала, что теперь он будет получать ее в полной мере.

– Ты знаешь, – буркнул он, смотря своими потемневшими от возбуждения или неловкости глазами.

– Даже не понимаю, о чем ты.

– Ну я же сказал пацану. Ты слышала.

– Его зовут, Никита. И если ты говоришь о том, что любишь меня…

– Ну вот.

– Скажи мне это, пожалуйста. Один раз. И я больше не попрошу и буду с тобой до самого конца.

– Ты и так будешь, ты не сможешь спокойно жить, зная что за дерьмо творится в мире.

– Ну конечно, – озлобилась я, – но мне все это будет делать легче, если я буду знать, что где-то кто-то меня любит.

– Господи Рыжая, ты так много говоришь. Слова вообще херня, но раз тебе так хочется, – грубовато говорил он, хотя нежность его рук говорила об обратном. – Люблю. Люблю, люблю, и хочу увидеть, как растет пузо твое, и титьки становятся еще больше от молока. И буду потом смотреть как ты кормишь нашего сына титькой и завидовать ему.

Такие грубые простые слова приносили невероятное счастье и грели душу.

– Все будет, обещаю милый. Я тоже очень, очень тебя люблю.

На это он только хмыкнул и горделиво задрал подбородок.

– Я знаю. И то, что ты не спала с Толей знаю. Идиотом был ревнивым.

– Все позади, осталось понять, как Никите сказать, что у него такие родители, – я покрутила пальцем у виска, и Юра фыркнул.

– Думаю такие родители все же лучше, чем бордель.

Я грустно рассмеялась, прижимаясь к мужу крепче и почему-то была убеждена, теперь все будет хорошо.

– И то верно.

****

Блиин. Здесь Юра такой Юра))) Перечитываю и ржу)))

Глава 69.

Уже через девять часов наш самолет сел в Домодедово и мы спокойно прошли регистрацию.

Никита вел себя спокойно, но очень настороженно и что приятно, жался ко мне как к единственному ориентиру.

На выходе нас ждал Серый, серьезный как никогда. Я замедлила шаг, почувствовав неладное и посмотрела на Юру.

Тот затормозил, напрягаясь всем телом и сделал шаг назад. К нам уже мчались офицеры полиции. Двое из них зашли Юре за спину, а один зачитывал права. И конечно неподалеку стояла камера московского телевидения.

Его обвинили в моем похищении, еще ряде правонарушений и повели на выход, не дав даже обернуться, а я стояла не шевелясь, чувствуя как ко мне приближается истерика.

Ко мне тут же подоспел Серый, и я невольно уткнулась ему в плечо, прижимая к себе Никиту.

– Скажи, что ты разберешься, – потребовала я, сквозь слезы.

– Да, но выборы мы проиграли. Андронов сделал ход конем. Опять.

****

Юра вышел из тюрьмы вечером, через четыре дня после прогремевшей победы Никифорова и почти не разговаривал, пока мы ехали домой.

Да, теперь я в полной мере могу называть этот особняк в лесу, своим домом. Тем более, что Юля теперь не маячит перед глазами, ее обязанности выполняет очень приятная женщина с мопсом, с которым подружился Никита. Он кстати, хоть немного оживает и обживается. Но мысли об Алене его не покидали.

– Как он? – спросил меня Юра, уже почти на подъезде к воротам.

– Нормально, – повернулась я к нему и убрала со лба сбившийся локон. Он захватил в плен мою руку и поцеловал каждый пальчик.

Эта незатейливая ласка вызвала шквал эмоций. Первой и самой главной была радость, что он не ведет себя грубо и не злится. Хотя все права у него на это были.

– Как сама? Там будем жить или хочешь новый дом? Теперь деньги на всяких клоунов тратить не надо. Теперь можно спускать, все что я заработал.

– Юр, – подсела я чуть ближе и взяла его грубое лицо в свои нежные ладони, заглядывая в темные немного грустные глаза. – У нас еще будет шанс, и не один. Вместе мы справимся. Думаю, что на пути у тебя больше не встанет полуизнасилованных женщин, – попыталась разрядить я обстановку. И кажется, вышло.

Он улыбнулся и мазнул мои губы поцелуем.

– Да, верно, теперь одна такая стала моей женой. Не жалеешь?

Я закатила глаза, и обняла его за шею, притягивая к себе, пока за окнами проносился лес, украшенный мглой сумерек.


– Ты мне никогда не оставлял выбора.


– Я если честно даже сейчас не могу тебе его предоставить.


– И не надо, – шепнула я, – Ты единственная клетка, в которой быть заключенной мне по душе.


– Брак с тобой единственные кандалы, которые я одел без сожаления.


Сердце мгновенно забилось чаще, а по телу прошла судорога волнения. Такие слова лучше любого признания в любви. В такие слова веришь безоговорочно.


Юра уже потянулся к моим губам, воздух между нами стал густой и пряный, наполненный нашими запахами возбуждения, но супруг не коснулся моих губ, хотя я уже была готова попросить закрыть перегородку и прямо здесь предаться страсти.


– Юр, – непонимающе шепнула я с придыханием, пока он рассматривал мое лицо и даже слизнул капельку пота, юрко бегущую по виску.


– Я вряд ли смогу остановиться, когда мы приедем. Я всю неделю мысленно трахал тебя в самых немыслимых позах.


Хочу попробовать их все. Пару часов подождать я могу.


Меня сковало наслаждение только от этих грубоватых слов, и я облизнула пересохшие губы. Я гордилась его выдержкой, понимая, что моя летит к черту и сама потянулась к поясу его брюк.

Вот интересно, я сейчас больше дразню его, залезая рукой в трусы и обхватывая толстый, каменный, налившийся кровью член. Или себя?


– Рыжая, ты играешь с огнем.

– Я давно его победила, – улыбнулась я, и быстро вытащила руку, облизывая каждый пальчик по очереди, краем глаза наблюдая как Юру понемногу потряхивает.

Мы успели доехать до дома и даже застать Никиту, быстро поздороваться с ним, перекусить и поднялись на вверх.

Я продолжала идти медленно, дразнить Юру покачиванием бедер, но кажется не знала, на что нарывалась.

Как только мы оказались в спальне, и за моей спиной в двери повернулся ключ, образовалась гнетущая тишина.

Стихло, казалось даже наше дыхание, все замерло в ожидание чувственной бури.

Вот только, то как меня буквально впечатали тазом в твердый член, нельзя было назвать чувственным, как и то с каким остервенением с меня слетала одежда, распускались волосы. Пока наконец тела не соединились в едином страстном порыве. Это был даже не секс, это настоящее животное совокупление.

Совсем перед рассветом единственное, на что меня хватило это надеть ночную рубашку и сходить проверить, как спит Никита.

Уже утром, он и сам неожиданно постучал в спальню.

Юра рывком сел и стал что-то щупать под подушкой, а я лишь произнесла:


– Войдите.

Никита понурив голову и почти не оглядывая затемненное помещение, подошел к кровати с моей стороны.

– Я не помешал? – еле слышно спросил он.

– Ты бы услышал…

– Юр! – прервала я неудачную шутку и протянула руку к Никите, усаживая его на край кровати. – Нет, конечно, я специально оставила дверь открытой, надеясь, что ты нас навестишь.

– Ладно, – кивнул он и посмотрел в зашторенное портьерами окно, а затем перевел взгляд на Юру. Очень внимательный и даже оценивающий взгляд.

– Это правда, что вы мои родители? Настоящие, я имею в виду.


*****

Мы с вами подошли к финалу этой истории. Очень надеюсь вам не было скучно))) спасибо. Завтра последняя глава. Буду рада, если кинете в меня звездочками)) Хорошего воскресенья!

Глава 70.

Моя рука застыла в миллиметре от рыжих, как у меня волос и сжалась в кулак.

– Вы же не думали, что я совсем дебил?

– Наплел, кто?

– Я сам догадался, – задрал подбородок Никита и отвел взгляд от Юры, заглядывая мне в лицо, от которого отлила кровь, выискивая ответы. – Потом подошел к Даше. Она сказала, что лучше узнать у вас, но и отрицать не стала.

Вот же неугомонная. Всю неделю на мозг капала, мол мальчик все равно догадается.

– По ямочке? – сглотнув, спросила я, не зная что еще сказать сыну перед которым была по всем статьям виновата.

– Какой ямочке? – не понял Юра.

– Той, что у меня и у тебя на подбородке. Она передается по наследству, – ответил Никита так, словно это самая естественная вещь мире и не знать ее, это почти как не знать таблицу умножения.

Юра хмыкнул, поднялся. Хорошо хоть был в трусах. Еле заставила одеть. Взглянул в зеркало и подозвал к себе Никиту.

Тот посмотрел на меня, словно спрашивая разрешения, ну или не опасно ли подходить к человеку по виду сильно напоминавшего охранника клуба. После моего кивка, он все-таки неловко подошел к отцу.

Не считая волос это было действительно одно лицо.

– Да, тут не поспоришь, – хохотнул муж, так непривычно и по-детски, что и в моей душе стало таять чувство вины и страха, покрывшие ее коркой льда.

– А почему вы бросили меня? – наконец задал Никита тот вопрос, которого я так боялась.

– Сынок, понимаешь… – начала я, но Юра меня перебил взмахом руки и присел перед мальчиком на корточки, оказываясь при этом даже ниже уровня его глаз.

На его хамство я не обратила внимание, потому что его поведение было сейчас очень ответственным.

Я много читала о психологии воспитания и сейчас Юра выбрал очень правильную позицию. Он не возвышался над ребенком, значит признает его, как равного себе.

– Никита, – начал говорить муж, впервые назвав сына по имени.

– Жизнь дерьмо. Люди дерьмо. Ты, я думаю успел в этом убедиться.

Тот кивнул, а я не смогла сдержать слез, снова и снова прокручивая в голове его рассказ в фуре и представляя сколько еще он постыдился говорить.

Я прикрыла рот дрожащей рукой, чтобы просто не мешать разговору своим воем.

– И порой, чтобы стать нормальным человеком, – продолжал говорить Юра, нужно в этом дерьме искупаться с головой. А порой приходиться плавать в этом всю жизнь и хотя бы иногда делать глотки свежего воздуха.

– Я не понимаю.

– Когда-нибудь я тебе объясню, а еще расскажу каким был придурком, что не поверил однажды твоей маме, или о том, как ее тетя не хотела видеть сына детдомовца в своем красивом доме, а теперь бл**ь такая….

– Юр!

– Ну, ты понял, – кивнул он Никите и тот невольно улыбнулся. – А теперь она будет влачить жалкое существование, потому что не пускала твою маму к тебе и ко мне.

– Когда ты мне все это расскажешь?

– Как только мы первый раз пойдем с тобой бухать.

– Юр! – снова окрикнула я, но не зло, потому что сквозь всхлипы не чувствовала ничего, кроме обжигающего сердце счастья, что Самсонов так хорошо себя ведет, такие правильные подбирает слова, что вообще все хорошо…

– Только маме своей не говори, а то видишь как нервничает. А после завтрака мы сядем в машину и поедем разберемся, что за бл**ь…

– Юр! Ну сколько можно!

– Что за тварь лишила тебя велосипеда. Договорились?

Никита снова кивнул, быстро взглянул на меня и почти так же молниеносно обнял своего отца. Уже на выходе он посмотрел на нас по очереди и спросил:

– И мы искупаем ее в дерьме?

– Она там захлебнется, это я тебе обещаю, – грубо ответил Самсон.

– Ну вот, нормальный пацан, а ты все пришибленный, пришибленный, – беззлобно рассмеялся он после ухода мальчика и увернулся от подушки, которую я в него кинула. Увернулся и от второй и почти запрыгнул на кровать.

Он еще минуту смотрел, как я сотрясаяюсь в рыданиях, а потом просто взял за руку и потянул на себя.

– Ну, что ты ноешь? Все же нормально.

– Просто это так, … – всхлипнула я. – Так чудесно. Ты и Никита, и я. Мы вместе. Я столько раз об этом мечтала. Боялась признаться себе в этом, но мечтала.

– Бабы, – только и закатил глаза Юра, подминая меня под себя, и сцеловывая дорожки слез, спускаясь все ниже к ключицам и незаметно, поднимая подол моей ночной рубашки.

Я на минуту отключила сознательность от такой нежности, от того тактильного кайфа, который сейчас испытывала. Мягкость мужа была полным противоположностью с его ночным, звериным поведением. Так хотелось лежать под ним, ощутить его в себя, сгорать в огне страсти, что он раздувал во мне своими настойчивыми ласками.

Но день уже начинался и нужно приходить в себя. Я уперлась руками в каменную грудь Юры, царапнула его сосок, приводя в чувства и выбралась из-под тяжелого, возбужденного тела.


– Юр. Давай так, – требовательно начала я ставить условия, пока надевала халат. – Ночью, делай со мной, что хочешь, а днем будь добр вести себя прилично.

Муж послал мне вслед хищный оскал и догнал возле двери, резко разворачивая и нависая, смотря на мою недовольную моську.

– Как хорошо, что сейчас только шесть часов утра, правда Рыжая? – обнял он меня по-хозяйски, развязывая узелок на поясе халата и мгновенно накрыл губы обжигающим поцелуем.

И я не смогла воспротивиться, только дотянулась рукой, закрывая двери на ключ. Я не могла противиться ему никогда, потому что где-то в глубине души знала. Он тот самый. Он человек, с которым сложно, невозможно, порой опасно, но никогда не скучно и всегда очень надежно.

Он тот, кого я люблю. Он тот, с кем не страшно противостоять таким ублюдкам, как Андронов. Вместе мы преодолеем все и изменим этот мир к лучшему.

Пусть не сразу, пусть искупавшись в дерьме, но обязательно изменим.

Потому что мы, пусть не очень нормальная, но семья.


Эпилог.

3 года спустя

* * *

– И самое главное в нашей жизни это семья, – грубовато закончил свою речь Юра, и под бурные аплодисменты спустился со сцены.

Он быстро передал пару указаний Серому и потянул Никиту, точно в таком же черном костюме в машину.

Все это передавали по прямому эфиру и я очень сожалела что не могу быть там рядом с моими мальчиками в день триумфа мужа. Его долгожданной победы на выборах в городскую думу.

Но он и так лютует, когда я беременная на последнем месяце выхожу из дома. В прошлый раз воды отошли прямо в дороге с очередного благотворительного приема, где мы собирали деньги на постройку приюта.

Юра тогда жуть как испугался, а потом довел врачей до белого каления. Поэтому сумка со всем необходимым в этот раз была заготовлена за две недели от предполагаемого срока, как и заказана палата в одной из частных Московских клиник.

– Никита с папой едут? Они будут калачики?

Я улыбнулась Анечке. Спустя час после эфира мы ждали наших мужчин. Девочка с черными, как смоль волосами делала калачик в виде обыкновенной звездочки.

– Обязательно попробуют.

– А не захотят, заставим, – усмехнулась Тамара, повернув от плиты голову.

Аня звонко рассмеялась и тут же сорвалась с места, когда услышала приближающийся шум мотора. В свои почти три она никому не давала спуску, и очень радовалась когда у мамы в животике появился еще один братик.

– Я буду его кормить, – очень гордо и "по-взрослому" говорила она.

Да, отцовские выражения никуда не делись, но я и не огорчалась. Главное, что в глазах ребенка светится счастье.

Никита уже подросший, серьёзный сразу прошел к раковине помыть руки и поцеловал меня в щеку, шепнув: Пока ты будешь в роддоме, папа обещал сводить меня в бар.

– Это очень плохо, – только и ответила я наигранно недовольно, скрывая улыбку за мочегонным чаем. Ноги жуть как опухали.– Следи, чтобы его не увела какая-нибудь стройная красотка.

– Зачем мне красотка? – прогремел голос Юры и визг подкинутой в воздух Ани. Они зашли на кухню и муж, посадив ее допекать калачики обнял меня со спины, смотря на наш благотворительный сайт, который я оформляла новыми фотографиями.

– У меня же есть личный воздушный шарик.

– И это опять не комплимент, – насупилась я, и толкнула его локтем, тяжело при этом вздохнув. В этот раз живот действительно казался огромным. Каждое лишнее движение казалось нереально сложным.

– Я тебе ночью комплимент сделаю, – обдал Юра мой затылок горячим дыханием и улыбнулся, подозрительно смотрящей на нас Ане.

– Опять целуетесь, – сощурила она голубые глазки.

– Ты, что? Мы же приличные люди. Мы сразу детей делаем.

– Юр! – одернула я его, а остальные рассмеялись, рассаживаясь за обеденным столом.

– Вот и правильно, мне нужно много братиков и сестричек, потому что Никита уже не хочет со мной играть.

Я не смогла сдержать смеха на забавную рожицу, которую тот скорчил в ответ сестре и невольно загрустила, от того, что он до сих пор не забыл пропавшую девочку, Алену. Он часто рисовал ее, но все прятал. В какой-то момент все разговоры о ней прекратились, словно он потерял надежду.

Я даже думала назвать дочку Алена. Но он тогда сказал, что в его жизни должна быть только одна Алена.

Внезапно в наш маленький мирок ворвался телефонный звонок.

– Юр? – напряженно застыла я, когда он закончил разговор и поднялся из-за стола. Он наклонился, чтобы не слышали дети и прошептал:

– Пора. Максу нужна помощь, а Андронову давно нужна пуля в сердце. .

Я волновалась и не могла уснуть, пока он не появился в спальне и не раздеваясь бухнулся на постель.

– Это конечно неправильно, но я рад, что этот ублюдок сдох.

– Что будет с Максимом?

– Ничего. Мы замнем дело. Тем более, что он подстрелил девчонку. А его дочь выстрелила в него. Не думай об этом. Давай спать.

– Ну и хорошо, – устроилась я удобнее в его объятиях и с улыбкой ощутила твердое намерение мужа сделать мне тот самый комплимент.

Его руки уже давно ласкали мое бедро, постоянно поглаживая крупный живот.

– Ты не устал? – спросила я, рукой нащупав его крупный член и погладив головку.

– Устал как собака, поэтому и хочу отдохнуть.

С этими словами он поставил меня в колено-локтевую и нащупал вход пальцами.

– Бля, обожаю этот последний месяц. Тебя даже заводить не надо, течешь как сучка.

– И это тоже не комплимент, – сдавленно шепнула я, и тут же застонала когда твердо-каменная плоть начала свое сладкое, медленное вторжение.

– Я люблю тебя, – поцеловал он мою спину и обхватил грудь, совершая медленные, неспешные движения.

– И я люблю тебя, – пробормотала я, сдерживая крик удовольствия, когда Юра не только ускорился, но и принялся оттягивать соски из которых уже начали вытекать редкие капли молока.


И мысль, как он пробовал его на вкус, как языком залечивал трещинки от кормления в прошлый раз, привела мои чувства на новый ошеломляющий уровень экстаза и дала кончить задолго до того, как Юра с животным рычанием замер во мне, вливая новую порцию спермы, размягчавшую стенку матки и приближавшую меня к рождению нового чуда природы.

Нашего второго сына.

*****

Teleserial Book