Читать онлайн Трибрид бесплатно

Трибрид

Пролог

О, этот волшебный итальянский город Пиза – коммуна в регионе Тосканы, находящийся всего на расстоянии десяти километров от Лигурийского моря, административный центр одноименной провинции. Туристы со всех краев света едут туда, чтобы собственными глазами увидеть достопримечательности этого города.

Особенной достопримечательностью Пизы является Падающая башня, строившаяся с тысяча сто семьдесят третьего по тысяча триста пятидесятый год.

Этот город сохранил большую часть контура старинных стен и уникальную историческую атмосферу. Лето здесь сухое и жаркое, а зима прохладная и влажная.

Именно в этом тихом провинциальном городе, который славится своими художественными и архитектурными сокровищами, поселилась наша героиня.

Кто бы мог подумать, что она выберет именно этот славный город? Но из всех стран, из всех возможных городов она выбрала именно Пизу.

Предыстория

Франция, Марсель. 1865 год.

Однажды весенней ночью лесную тишину прорезал крик новорожденного ребенка. Это была поистине волшебная ночь. Возвышающаяся на темном небе кровавая луна предзнаменовала великие перемены – появление на свет новой расы, в чьих жилах течет кровь вампира и оборотня.

– Скорее, она близко, – раздался неподалеку мужской голос.

– Они нашли нас, Райли, – обреченно прошептала Софи.

Райли посмотрел вглубь леса, уже готовясь превращаться. На зубах проступили клыки, глаза начали меняться с карих на насыщенно-зеленые, но, почувствовав нежное прикосновение своей возлюбленной, остановился.

– Нельзя. Ты не справишься со всеми, – на ее глазах проступили слезы. Посмотрев на мирно спящего младенца на руках, она дрожащим голосом произнесла: – Ты должен спасти ее. Бери нашу дочь и беги без оглядки до тех пор, пока не поймешь, что вы в безопасности.

– Бежим с нами, – он взял ее за руку. – Этот псих убьет тебя.

– Я знаю, – ответила Софи. – Но я слишком слаба и буду вас замедлять. Они нагонят нас и убьют нашу дочь, если я пойду с вами.

Ее взгляд был полон решимости и, несмотря на все свое нежелание оставлять возлюбленную на погибель, он понимал, что она права. Она уже приняла свою участь, и эта встреча была для них последняя. Райли в последний раз коснулся ее соленых от слез губ, взял с ее рук младенца и скрылся во тьме леса. Внезапно начался сильный дождь, словно сама природа пришла им на помощь.

Спустя некоторое время перед ней предстали несколько магов, облаченных в черные плащи, их лица были скрыты капюшонами.

Во главе был он – Балфур, самый могущественный маг из ныне живущих. Старик снял капюшон и произнес:

– Ну здравствуй, Софи. Наконец-то мы встретились.

– Ты ее никогда не найдешь, никогда не получишь, – произнесла девушка, глядя в его самодовольное лицо.

– Поверь, дорогая моя, найду и уничтожу не только твое отродье, но и всю, как твою, так и твоего возлюбленного, расу, – он осклабился и, словно бы с облегчением, вздохнул. – Как же долго мне пришлось за вами гнаться. Вы стольких людей подвергли погибели.

– Это ты их убил! – яростно воскликнула Софи.

– Да, но в их смерти виновны вы. Вы же их принудили вас покрывать.

– В этом мы с тобой похожи, не так ли? – она усмехнулась. – Только я убиваю людей, чтобы пропитаться и выжить, а у тебя – лишение рассудка.

Он с отвращением посмотрел на темноволосую девушку, одетую в белое длинное, уже промокшее и испачканное кровью, платье. Затем обернулся к остальным магам и воскликнул:

– Запомните этот момент, мои верные соратники! – Балфур указал пальцем на девушку. – Сейчас настал конец жизни самого сильного вампира в мире!

Вокруг него раздались радостные улюлюканья. Он посмотрел на Софи и направив на нее руку, прошептал заклинание, которое вырвало ее сердце из груди. Некогда живое лицо девушки, не успевшей издать последний вздох, посерело и покрылось выступившими венами.

– Найдите пса и дитя, они не могли далеко уйти.

Наше время

Италия, Пиза. 2013 год.

Я сидела в небольшом уютном ресторане в центре Пизы под названием «Peperosa». Этот ресторан славится знаменитой итальянской и средиземноморской кухней, а также имеет обширную винную карту. Однако особой популярностью среди посетителей пользуется местное вино.

Я сделала заказ, после чего официант принес бокал белого сухого игристого вина и произнес:

– Prosecco в подарок от заведения.

– Благодарю, – я сделала глоток и почувствовала то самое послевкусие – легкое, освежающее, с фруктово-цветочным вкусом.

Да, Paolo Bisol определенно знал толк в своем деле. Последний раз я ощущала на своих губах этот незабываемый вкус в шестидесятых годах прошлого столетия.

В ожидании своего заказа я рассматривала помещение: деревянный потолок совмещен с каменными арками и персиковыми обоями, а над каждым столом висят аккуратные полки с бутылками вина. Много местных людей, оживленная атмосфера.

Наконец принесли заказ, и перед моими глазами предстало традиционное блюдо Pappardelle – паста в виде широких полосок с рагу из кабана в шоколадной стружке.

Попробовав на вкус это блюдо, я в очередной раз убедилась, что не зря переехала год назад из Санкт-Петербурга в Пизу. Я, конечно, много где бывала, но именно Пиза покорила меня своим несравненным шармом.

Сочетания компонентов в этом блюде словно показывали древнюю связь. Чувство вкуса, которое я ощутила, систематически вводило в заблуждение новыми, никогда не испытываемыми, ароматами этого блюда.

– Здравствуй, сестра, – я подняла голову и увидела напротив себя стройную, даже хрупкую на вид, но с идеально пропорциональной фигурой девушку. Её совершенные черты лица обрамляли длинные каштановые волосы, которые ниспадали волнами почти до пояса.

– Названая, – поправила я ее. – Как ты меня нашла, Дарья?

– О, это было сложно, но все же некоторые твои привычки остались неизменны, – к ней подошел официант и принял ее заказ на красное вино «Canyati», которое обладало мягким вкусом.

Я знала это вино – оно своим вкусом напоминало одновременно свежеиспеченный деревенский хлеб и душистый цветочный мед.

Вино, изготовленное из сочного винограда Sangiovese, в восемнадцатом веке стало эталоном виноделия, без которого не обходилось ни одно праздничное торжество. Такие вина мой отец часто заказывал в замок на разные празднества в середине девятнадцатого века.

– Не переживай, – тем временем продолжала Дарья. – То, что сделал твой отец с тобой в детстве, все так же защищает тебя от поиска магией.

– Что тебе нужно? – перешла я сразу к делу.

– Чтобы ты вернулась.

– Не вижу смысла. Отец и без меня прекрасно справляется.

– Твой отец пропал.

От этих слов я поперхнулась и, ошеломленно уставившись на Дарью, произнесла:

– Не может быть.

– Сожалею. Сейчас кланом правит твоя сводная сестра Нэтали.

– В таком случае, пожалуй, перефразирую свои слова – не вижу смысла возвращаться, Нэтали и без меня прекрасно справится.

– Твоя сестра дипломат, но не воин. Тебе ли не знать, что многие в отсутствие короля пожелают захватить твой клан, а некоторые даже и уничтожить.

– Невозможно, – прошептала я, понимая, кого она имела в виду.

– Именно. Последователи Балфура еще остались, – девушка понизила голос. – И ходят слухи, что он заключил сделку с самим дьяволом, чтобы закончить то, что начал.

– Не мои проблемы, – ответила я и, расплатившись за заказ, вышла из ресторана, тем самым ставя точку в нашем разговоре.

На улице уже стемнело, и несмотря на то, что погода была теплой, я от иррационального животного страха перед Балфуром почувствовала могильный холодок вдоль позвоночника.

Я стояла возле входа в ресторан в черном платье из шелка с золотистыми узорами и вдыхала свежий воздух, пытаясь успокоить свое бешено бьющееся сердце. Платье, доходящее практически до колен, облегало мою фигуру, глубокий вырез не скрывал мои округлые формы, а темные вьющиеся волосы, длиной до талии, были идеально уложены в замысловатую прическу.

Конечно, меня беспокоила вся эта ситуация, хоть и виду перед сестрой не подала. Я прокручивала информацию у себя в голове снова и снова, что в итоге привело к принятию твердого решения – вернуться домой и отыскать отца.

Глава 1

У подножья широкого полукруга гор, в окрестностях Рима, лежит холмистая равнина Azienda-di-Roma. Именно здесь я выросла, здесь проходило мое детство, здесь – мой дом!

Путь был не из легких. Полет от Пизы до самого Рима, который хоть и занимал меньше часа, для меня показался вечностью. Когда я наконец очутилась в своей родной среде, волна воспоминаний нахлынула на меня: я вспомнила, как когда-то зимой здесь паслись огромные стада овец, и в облике белоснежной волчицы я гонялась за ними, ощущая это чувство охоты и сладкий аромат страха, исходящий от них. Для меня это была веселая игра, ведь в отличие от других оборотней, которые могли обращаться лишь в полнолуние, я могла это делать, когда пожелаю.

Улыбка осветила мое лицо от воспоминаний самого первого обращения. Мне тогда было шестнадцать. Все кости внутри меня поочередно ломались, ощущалась жутко невыносимая боль. Казалось, это будет длиться вечно, но в один момент все прекратилось, и пришло истинное блаженство. Тогда я впервые выбралась в лес в ипостаси волчицы. О, эти ощущения незабываемы: когда чувствуешь землю под лапами, легкий ветерок ласкает твою шерсть, когда становишься частью природы – настоящая свобода.

Я вспомнила, как по ночам открывала нараспашку окна своих покоев и слушала тишину, наполнявшуюся хором лягушек. О, а эти птицы, живущие в зарослях, они до сих пор поют, и их пение все также прекрасно. Свет солнечных лучей, проникавших сквозь кроны деревьев, падал на мою бледную кожу, согревая. Конечно, меня солнце не жгло, как других вампиров, ведь я не просто вампир – я гибрид, порочное порождение вампира и оборотня.

Об истинной гибели своей матери я узнала в свое двадцатилетие, в день, когда цикл моего взросления остановился, и проявилась моя вампирская сущность. Эмоции, чувства – всё словно бы обострилось в тысячу раз. В тот день я узнала, что мой отец лгал мне, и, не желая больше находиться рядом с ним, я сбежала и начала новую жизнь. Но все рано или поздно заканчивается, закончилась и моя новая жизнь.

Теперь я здесь. Передо мной огромный дворец, огражденный от внешнего мира железными воротами. Однако на этих воротах есть то, что тем, кто не входит в клан, не под силу узреть – заклинание защиты. Только входящие в клан Холост могут открыть ворота, достаточно лишь капли крови. Охрана, что должна быть круглосуточно на посту, отсутствовала, что было довольно странно. Никогда прежде такого не бывало.

Обнажив свои белоснежные острые клыки, я надкусила ладонь и направила кровоточащую руку к воротам. Моя кровь плавно перетекла в замок на воротах. Они засияли голубоватым светом и со скрипом отворились (видно давно никто засов не смазывал). Под ногами уже вместо земли была брусчатка, вокруг аккуратно стриженные кусты, а напротив – чудесный фонтан, сделанный из камня. Дворец хоть и готического стиля, однако, своего простора и изящества не потерял.

Благодаря моему происхождению обоняние, слух, зрение, сила и скорость у меня была гораздо лучше, чем у других вампиров и оборотней. Довольно сложно найти того, кто был бы мне равен.

Я прислушалась и услышала голоса в тронном зале, сотни голосов. И облаченная в белую свободную майку, которая только подчеркивала мои пышные формы; в джинсовые облегающие брюки с небольшими разрезами в области колен; в голубой блейзер средней длины с прорезным карманом обманкой и запонками от малоизвестной российской компании «Bbroshkа», двинулась в самый конец этого длинного и широкого коридора.

С каждым моим шагом я все больше утверждалась в том, как сильно все-таки скучала по родному дому.

Мой дом все также изящен, все с таким же таинственным величием – высокие потолки, сделанные из булыжника; стены, отделанные имитирующими камнями и окрашенные серым цветом; пол, покрытый самыми разнообразными орнаментами. Стены украшали множество картин. Некоторые из них я отправляла своему отцу в знак подарка, например, картину великого бельгийского художника Рене Магритт «Влюбленные», написанную в 1928 году. Но, конечно же, особую значимость имели картины американского художника Бориса Валеджио, написанные не в самые далекие годы ХХ века.

Двери тронного зала, покрытые разными орнаментами из золота, распахнулись. Толпа стоящих существ тотчас обернулись. С каждым моим шагом по красному винтажному ковру толпа расступалась передо мной, перешептываясь: «Принцесса вернулась. Принцесса вернулась».

Зал был большим и просторным. С высоким потолком, на котором виднелись небольшие окна, украшенные многоцветными витражами. Местами все так же стояли подсвечники, освещавшие своим светом зал, когда проходил бал. Столетия прошли, а интерьер так и остался средневековым.

Наконец подойдя к трону, я увидела свою младшую сводную сестру. Задержав на ней свой взгляд, я смогла ее рассмотреть: молодая девушка, словно бы подросток. Невысокий рост, худощавое телосложение, русые волосы средней длины с вьющимися концами, большие темно-алого оттенка глаза, немного пухловатые губы и круглое лицо, как у ребенка. Чистокровный вампир.

– А ты изменилась, повзрослела, – произнесла я.

Облаченная в темно-синее платье с пышной юбкой, слегка открытой спиной и шелковыми перчатками до локтей, Нэтали, поднявшись с трона, степенно спустилась и, сделав реверанс, произнесла:

– Добро пожаловать домой, сестра.

– Благодарю, – еще раз осмотрев зал, я так и не нашла взглядом ни отца, ни мачеху. – Мы можем поговорить где-нибудь наедине?

– Да, конечно, – отпустив всех присутствующих, мы направились в библиотеку.

Библиотека находилась на втором этаже замка. Помещение представляло собой просторный зал с высоким потолком и расставленными по периметру книжными стеллажами. Расставленная в традиционном стиле в большом количестве разнообразная мебель, в основном мягкая, делила комнату на несколько зон. В отделке было использовано множество элементов: стрельчатые окна с витражными элементами, деревянный панельный потолок, двухуровневая отделка стен, в которой стеллаж выполняет роль нижнего уровня, а верхний уровень оклеен обоями.

Мы выбрали небольшую зону между правыми книжными стеллажами, где в детстве часто проводили время.

– Сколько тебе уже исполнилось? – решила я первой начать разговор.

– Сто пятьдесят. После своих двадцати трех лет я перестала стареть, – Нэтали, не прекращая улыбаться, во все глаза рассматривала меня. – Поверить не могу, что ты здесь.

– Да, я тоже, – я невольно улыбнулась. – Ты мне вот что скажи, отец и правда пропал? И где Элеонора?

– К сожалению, это правда, – перестав улыбаться, в ее глазах проявилось беспокойство. – Моя мать тоже исчезла.

– Как? Когда? – я просто не могла в это поверить. Мой отец, ставший первым и последним бессмертным оборотнем с помощью древней, давно почившей ведьмы, пропал, да еще и с матерью Нэтали.

– Год назад, – раздался сбоку довольно знакомый мужской голос.

Я обернулась. Передо мной стоял высокий семнадцатилетний брюнет, обращенный в вампира четыреста лет тому назад, еще задолго до моего появления на свет.

– Дядя Алан, – я склонила голову в знак приветствия. Моей радости видеть своего дорогого дядю не было предела, хоть и вела себя вполне сдержанно.

– Рад вас видеть в добром здравии, Ваше Высочество, – он поклонился, после чего присел рядом с моей сестрой.

– Мы поэтому сегодня и собрали весь клан в тронном зале, – произнесла Нэтали. – Все ищут его и мою мать, но результата пока нет.

– Расскажите подробнее, как и при каких обстоятельствах они пропали, – я внимательно посмотрела на них двоих. Ведь не могут люди, а тем более не люди, просто так взять и исчезнуть.

– Мы с вашим отцом в тот день обсуждали одну не очень приятную ситуацию, – начал Алан. – Незадолго до исчезновения его и Элеоноры к нему за помощью обратился клан Лаусан. Со слов вашего отца, у них назревал конфликт со стаей оборотней, и они просили у него помощи и поддержки в том случае, если не удастся решить все мирно. На следующий день ваш отец вместе с Элеонорой отправились, как обычно, на прогулку. И не вернулись.

– Странно, – пробормотала я. – Дарья мне не говорила, что ее клан обращался к нам за помощью.

– А при чем тут Дарья? – спросил он.

– Это она мне поведала об исчезновении отца, – я пожала плечами и вздохнула. – Так, ладно, в каком часу они отправились на прогулку?

– Не помню точно, но это было после обеда, солнечным днем.

Ну что ж, информации мало, но с ней можно работать. Если они отправились на прогулку солнечным днем, а обычно через два-три часа они возвращались, то их не могли похитить или убить, по крайней мере, вампиры, а оборотни бы с ними просто не справились. Да и зачем это кому-то? Ведьмы и колдуны Нового Орлеана в наши дела не лезут, как и мы в их, по давно принятому магическому соглашению. Другие же маги не могли нас найти, как минимум, из-за заключенного договора, благодаря которому каждый член клана был скрыт от любого магического поиска. Врагов у нас вроде бы нет. Хотя я довольно долго отсутствовала, может и появились?

– А враги у нас есть?

– Нет, сестра, – это уже мне ответила Нэтали. – Со всеми мы поддерживаем нейтралитет.

Значит предположение о врагах отпадает. Нужно узнать, что за стая, о которой говорил мой отец. Хотя… Что насчет того сумасшедшего мага, убившего мою мать? Нет, это вряд ли, столько уже времени прошло. Он не смог бы нас найти, хотя бы потому что давно мертв. А слухи могут оказаться лишь слухами. Что же произошло в тот день?

– Вы, верно, устали с дороги, – прервал мои размышления Алан. – Пойдемте, я вас провожу в ваши покои.

– Да, конечно, – я устало улыбнулась и поплелась вслед за мужчиной.

– Еще увидимся, – произнесла вслед Нэтали.

Я вошла в свои покои и, осматривая комнату, ощутила непередаваемое чувство облегчения. Я даже и не понимала, насколько была все это время напряжена.

В середине комнаты лежал персидский ковер, над ним возвышалась хрустальная люстра с электрическими лампочками. Возле ковра, слева, стояла изголовьем к стене изысканная двуспальная кровать, застеленная черным шелком, рядом с которой находился небольшой винтажный диванчик. Лучи солнца, проходящие сквозь широкое окно напротив меня, освещали помещение. Возле окна расположился небольшой столик с подсвечником, наполнявшим огненным светом комнату в темное время суток. Справа от окна был письменный стол со стулом. Поблизости дверь, ведущая в уборную, а недалеко от двери стоял мой шкаф для гардероба.

– Тут ничего не изменилось, – я подошла к своему шкафу и отметила, что все мое одеяние все так же изысканно и не потрепано. Но в этом сейчас нельзя ходить по городу, времена не те. А так как я прилетела налегке, то придется в ближайшее время наведаться в местный бутик.

– После вашего ухода мы ничего не меняли. Ваш отец приказал поддерживать здесь прежний вид на случай, если вы вернетесь, – помолчав минуту, он добавил: – Отдыхайте, Ваше Высочество. Завтра трудный день.

После ухода Алана я не успела даже присесть на диван, как раздался стук в дверь.

– Входите.

В комнату вошла девушка, на вид лет двадцати двух. Блондинка, с розовой прядью в волосах, прямой формой носа, невысоким ростом и довольно стройным телосложением.

– Я ваша служанка, Ваше Высочество, – произнесла тоненьким голоском девушка, присев в реверансе.

– Как твое имя?

– Аврил, Ваше Высочество.

– Аврил, набери мне ванну, после подай бокал свежей крови, – приказала я ей. Я редко пью кровь, но иногда все же сущность вампира берет вверх.

– Как прикажете, Ваше Высочество.

Нежась в викторианской ванне и потягивая кровь из бокала, я размышляла о насущном. Довольно странная ситуация с отцом. Он никогда не был легкомысленным. Он не мог просто оставить свой клан и уйти. Да и Элеонора не позволила бы этому случиться, она достаточно мудрая и ответственная женщина. Нужно в этом разобраться.

Когда вода начала уже остывать, а бокал был полностью осушен, я, закутавшись в полотенце, посмотрела в небольшое настенное зеркало возле раковины. На меня смотрела миловидная девушка полтора метра ростом: овальное лицо с четко выраженными скулами, зелено-голубые глаза вновь приобрели алый оттенок от выпитой крови, ярко выражая вампирскую сущность, маленький курносый нос и пухлые губы.

Выйдя из ванной, я заметила, что уже была ночь, а моя служанка ждала меня с белой ночной сорочкой в руках. Неужели я так долго пробыла в воде?

Пока девушка помогала мне надеть сорочку, я выяснила, что она вампир не так давно, всего как год. Нужно бы узнать о ней подробнее, так, на всякий случай. Потушив свет, я легла в постель и мгновенно провалилась в сон, как только моя голова коснулась подушки.

Глава 2

Райли де Холост.

Сильный дождь приглушает звук моих шагов. Я бегу так быстро, что аж дыхание прерывается. Но остановиться просто не имею права. Младенец на моих руках на удивление не плачет, словно бы понимает, что сейчас не время издавать громкие звуки. Я в бегах уже несколько часов. Полагаю, мы зашли в самую глубь леса, куда ни одно живое существо не сунется, даже под страхом смерти. Поговаривают, что здесь живёт древняя и очень могущественная ведьма, которая может по одному своему желанию убить любого: будь то самый сильный оборотень, древний вампир или могущественный маг.

Через ещё несколько часов блуждания я наконец обнаружил маленькую хижину. Она была из старых, казалось бы, давно сгнивших досок, крыша из соломы, окна настолько маленькие, что из них еле виден свет. От этого места веяло чем-то столь ужасающим, что хотелось уйти отсюда как можно скорее.

Но у меня нет выбора. Бежать или сражаться я не могу, силы иссякли. А если остаться на месте, то нас могут нагнать, и тогда моя дочь точно умрет. А вдруг эта хижина принадлежит той самой ведьме? Ее никто и не видел, были лишь слухи. А вот тех, кого мог за мной и дочерью послать Балфур – точно видели. Я решил рискнуть. Подойдя к хижине, постучался в дверь.

Двери отворились, и перед собой я увидел юную чернокожую девушку, чьи белоснежные волосы, словно волны, развевались по плечам, достигая пола. Своими серыми, словно туман, глазами она, казалось бы, смотрела в самую глубь меня.

– Так-так, и кто тут у нас? – она посмотрела сначала на меня, потом на мою дочь. – Оборотень и его маленький гибрид. Ну что ж, заходите, коль пришли.

– Простите, как вы ее назвали? – спросил я, зайдя внутрь.

Кстати, внутреннее убранство внушало уют. Пол из свежих деревянных досок. Стены из камня. Справа обеденный стол со стульями и окно, вполне обычное, не то, маленькое, которое я видел снаружи. Как такое может быть? Магия? Чуть дальше камин, в котором весело танцевали огни, рядом с камином два кресла. Ещё чуть дальше односпальная кровать, прижатая к стене. А слева шкаф, как я понял, для одежды, недалеко от него – навесные полки и котел с чем-то съестным. Я был удивлен, ведь внутри дом был явно больше, чем выглядел снаружи.

– Иллюзорная отталкивающая магия, – любезно пояснила колдунья, заметив мое удивление. – А ваш младенец – гибрид. Довольно редкое проявление природной магии. Обычно от связи оборотней и вампиров не рождаются дети.

– Вы сказали редкое? – ухватился я за мимолётное слово. – Значит такое уже когда-то было?

– Не совсем, – словно бы нехотя ответила девушка, поджав губы. – Давайте сначала накормим и уложим спать ребенка, а потом я вам расскажу историю, которую мне когда-то поведали.

– Да, конечно, – я осторожно передал ребенка в ее руки. – Извините, я вам не представился. Я – Райли.

– Тасмин, – представилась в ответ ведьма, беря девочку на руки. – А малышку как звать?

– Софи, – чуть подумав, ответил я, с горечью вспоминая свою любимую, которая, наверное, уже мертва.

– Софи… – Тасмин словно смаковала ее имя. – Тебе предстоят великие свершения, Софи.

Сняв промокшую от дождя ткань, Тасмин укутала ее в тёплый маленький плед, с помощью магии нагрела утреннее козье молоко и накормила ребенка. Затем предложила мне мясную похлёбку, от которой я был не в силах отказаться. Мы сели в кресла около камина, и она начала свой рассказ:

– Семьсот лет назад была очень могущественная ведьма по имени Бриджит. У нее было четверо сыновей и одна дочь. Одной лунной ночью ее самого младшего сына убил оборотень в порыве несдержанной ярости, как это бывает в самое первое обращение. Но кого волнуют такие мелочи? – хрипло рассмеялась девушка. – После гибели своего младшего сына Бриджит обезумела от мести и обратилась к темной магии. С помощью темной магии она обратила своих детей в чудовищ, в вампиров. Вот только она не подумала о том, что наложенная на ее среднего сына, рожденным от ее связи с оборотнем, сдерживающая сущность магия не выдержит темного колдовства и рухнет. Так и появился на свет первый гибрид. Трудно ему пришлось. Его боялись и избегали как вампиры, так и оборотни. От обиды и злобы он убивал любого, кто на него плохо посмотрит.

– Вы же не хотите сказать, – с замиранием сердца начал я. – Что мою дочь ждет та же участь?

– В вашей дочери течет кровь двух враждующих рас, – ответила Тасмин. – Ее ждут великие свершения. Конечно, она будет в разы сильнее любого вампира или оборотня, учитывая ее происхождение. Ей так же не будет вредить солнечный свет, но какая именно сущность больше возьмет вверх, и как пройдет ее первое обращение в оборотня, я сказать не могу.

– Я сделаю все возможное, чтобы моя дочь не повторила судьбу того бедного мальчика-гибрида, – у меня были твердые намерения. Возможно даже придется создать свой клан из вампиров и оборотней, чтобы были на равных. Это конечно сложно, наверное, даже невозможно, но я должен хотя бы попытаться!

– Учитывайте так же то, что большинство могут воспринимать ее как угрозу и попытаться уничтожить, – предупредила ведьма, забирая у меня опустошенную тарелку и предлагая согревающий чай из трав и ягод. – Ее мать, как я понимаю, мертва?

Я не хотел отвечать на этот вопрос и потому опустил взгляд, пряча душераздирающую боль.

– Я так полагаю, что ответ утвердительный, – продолжила она все понимая по моему виду, или, может, чувствуя? – Я не знаю из какого клана была мать этого ребенка и знать не желаю, но, чтобы уберечь её, я могу закрепить на ней клеймо, благодаря которому её энергию не смогут почувствовать другие сверхъестественные существа. Но хочу вас сразу предупредить, что клеймо будет действовать всего несколько веков, потом оно может возыметь определенный эффект.

– Что за эффект? – может все-таки не стоит? Вдруг потом это клеймо ее убьет?

– Этого я вам сказать не могу. За всю свою жизнь я ни разу не творила такое заклинание, но оно не смертельное. Не переживайте. Если вы согласны, то мне нужно будет несколько дней, чтобы к нему подготовиться.

– Хорошо, я согласен, – ответил, немного подумав.

– Что же касается вас, – спустя несколько минут молчания продолжила Тасмин. – Я сделаю вам подарок в виде долголетия, учитывая, что вы единственный родной человек этого бедного дитя. Проживите свою жизнь с умом, не тратьте ее впустую.

Я очнулся лёжа на холодном каменном полу, прикованный к стене кандалами. Сил не было, ощущалась ужасная слабость. Что произошло? Последнее, что я помню – как мы с женой прогуливались по лесу верхом, потом боль в затылке и темнота. Немного проморгавшись, попытался осмотреться. Вокруг были какие-то полки с банками, да коробки. Кладовка что ли? Внезапно дверь впереди меня открылась, и в глаза ударил яркий свет.

– Слишком быстро ты очнулся, – раздался скрипучий голос.

– Кто ты? Где я? – спросил я шепотом из-за пересохшего горла. – Где моя жена?

– О, о ней тебе переживать не стоит. Лучше о себе переживай, – усмехнулась женщина и спустилась ко мне.

Я наконец смог ее рассмотреть. Это была дряхлая морщинистая старуха с короткими седыми волосами. Ее глаза почти выцвели, казалось, сделай она еще шаг, и из нее посыпется песок. Увидев в ее руках кружку с водой, я почувствовал ужасную жажду.

– Хочешь? – спросила старуха, и, словно бы издеваясь, вылила воду прямо передо мной.

Я был в ярости. Попытался вырваться, но не получалось. Кандалы с каждым моим рывком только давали отблеск, ещё больше сжимая запястья.

– Тот, кто породил чудовище и позволил ему жить, именно такого и заслуживает, – рассмеялась старуха. – Но не переживай, я тебя не убью. Ты им нужен живым.

Чудовище? Она говорит о Софи? Неужели о ней прознал кто-то помимо моего клана?

– Только пальцем ее тронь, и я разорву тебя на куски! – прорычал я. Мои когти удлинились, началось обращение, но оно так и не успело завершиться – мою шею обхватила обжигающая огненная плеть, отнимая силы. Нужно ее отвлечь, иначе я так точно лишусь воздуха и снова потеряю сознание. – Ты сказала, что им я нужен живым. Кому?

– Об этом ты скоро сам узнаешь, – она криво усмехнулась и рассеяла плеть. Дышать стало гораздо проще.

Но пробыл в сознании я недолго. Я посмотрел на нее, тяжело дыша и мысленно обещая себе выбраться отсюда, и тут в меня полетел голубой шар. Яркая вспышка боли окутала мое тело, и я отключился.

Глава 3

Софи де Холост.

Я смотрела на свое отражение и пыталась понять, что же изменилось? Вроде лицо все то же, глаза вернули прежний зелено-голубой цвет, нос, губы, фигура – все так, как и было до того, как я легла спать. Но все же я чувствую, что что-то не так. Точно! Волосы! Мои черные, как смола, вьющиеся до талии волосы изменились. В них появился белый локон, но как? Откуда? Золотая татуировка в виде змеи, что с детства была на моем запястье, исчезла. Ещё и ощущение какое-то странное, словно бы какая-то энергия во мне, но не моя, чужеродная. Свою энергию я знаю наизусть. Что происходит? Пожалуй, надо бы наведаться в библиотеку. У нас много разных книг и архивных записей, может найду что-то? Заодно с Аланом поговорю. Все-таки ему уже более четырехсот лет, что-то он точно должен знать. Да, так и сделаю!

Но сначала все же стоит сходить в местный магазин одежды, и обувь не помешает. Заодно загляну в банк нашего клана, внесу свой небольшой вклад. Все-таки за свои сто пятьдесят три года удалось немного накопить. Не хранить же мне все это на пластиковой карте, учитывая, что экономия – это явно не мое? Распределив, по крайней мере, первую половину дня, я оделась во вчерашнюю одежду и вышла из своих покоев.

– Эй, ты кто? – услышала я голос со спины.

Обернулась и увидела высокого рыжеволосого молодого парня с накачанным телом, который ухмылялся так, словно ему принадлежал весь мир. Оборотень. Я это почувствовала. И даже не по запаху, как это происходило обычно, а словно нутром определила. Странно.

– Прости? – я подняла бровь, скрестив руки на груди. Он ко мне только что обратился на ты? Слишком смелый, наглый или просто новенький?

– Ваше Высочество, – раздался рядом мужской голос. – Прошу вас извинить моего сына. Он только недавно обратился и потому не признал вас.

Передо мной склонился такой же рыжеволосый мужчина лет сорока. Наверное, его отец.

– Дурак, это принцесса Софи. Дочь основателя клана Райли де Холост и старшая сестра нынешней королевы Нэтали де Холост, – это он уже обратился к своему сыну сквозь зубы, встав рядом с ним и от недовольства сжав руки.

– Прошу прощения, Ваше Высочество, – тут же склонился юноша. – Я не знал…

– Все в порядке, – прервала я его извинения подняв руку. – Как твое имя?

– Хорват, – представился он.

– Солнце тебя любит, Хорват, – насмешливо сказала я, смотря на его рыжие волосы, и тут же обратилась к его отцу. – Кстати, вы не видели моего дядю Алана?

– Советник с утра отбыл, Ваше Высочество, – ответил мужчина.

– Отец, а он не боится солнца? Он же вампир, – шепотом спросил Хорват.

– Благодаря солнечному артефакту дневной свет ему не опасен, – любезно ответила я, услышав его вопрос. Вид у парня, надо сказать, был удивленный. – Это очень редкие артефакты, ибо требуют довольно много магической энергии ведьм. Потому они есть только у приближенных.

После того как сходила в банк и купила себе вещи, я с пакетами направилась домой. Идя по центру города, ощутила чудесный аромат выпечки. Через дорогу от меня, оказывается, располагалась уютная маленькая кондитерская Le Levain Roma. Зайдя внутрь пекарни, я обнаружила, что здесь в основном преобладает французская кухня. Заказав себе кропизцу – небольшое круглое мучное изделие из тонкого ароматного теста для круассанов, заправленное очень сладким соусом из помидоров Agromonte datterini, канелес де бордо – маленькую хрустящую коробочку с ароматом деревенского рома и бурбонской ванилью, а также бутылочку фруктового коктейля со вкусом ананаса под названием «марко кользани», села за свободный столик. Никогда не думала, что еда может быть настолько вкусной. Почему я раньше этого не замечала? Особенно канелес. Один укус и я уже была влюблена в этот десерт. У нее такая карамелизованная, почти хрустящая поверхность, которую подчеркивает твердый, но одновременно кремовый заварной крем внутри.

От наслаждения этим замечательным моментом меня отвлекло ощущение чьего-то пристального взгляда на себе. Осмотревшись, я не сразу заметила девушку за соседним столиком, попивающую кофе. У нее были роскошные белые, как снег, прямые локоны. Но также от нее ощущалась странная энергия. Не такая, как у вампиров или оборотней, и не такая, какую я начала в себе сегодня ощущать. Ее энергия была другой, словно бы темной, враждебной, отталкивающей. Решив, что лучше не искушать судьбу, по-быстрому управилась с едой и направилась домой.

Я повернула на безлюдную улицу и, не успев сделать даже несколько шагов, упала, ощутив внезапную боль во всем теле. Словно бы какая-то сила меня неожиданно приподняла и отшвырнула к каменной стене, прижав к ней. Я не могла пошевелиться, а от удара кружилась голова.

– Так вот ты какая, – раздался нежный голос.

Кое-как сумев открыть глаза, я увидела перед собой ту самую девушку с белоснежными волосами. Ее рука была направлена на меня, удерживая в стене. Губы искривились в усмешке, а в глазах отражалось отвращение. – Гибрид. Я думала, ты будешь сильнее. Какое разочарование.

– Кто ты? Что тебе нужно? – спросила я, безуспешно пытаясь хотя бы пальцем пошевелить.

– Знаешь, что это? – спросила девушка, проигнорировав мой вопрос.

В ее свободной руке был пепел. Он засветился, сначала образовав форму ледяной черной сосульки, а потом полыхнул огнем.

– Это то, что смертельно для тебя – пепел феникса. Фениксы очень редкие магические существа, которые перерождаются из собственного пепла. Но я ему нашла другое, более полезное применение.

Я успела лишь зажмуриться, как огненная сосулька полетела в меня. Думала, ощущу адскую боль, но… Я почувствовала свободу – мое тело больше не прижимали к стене. Осторожно приоткрыв глаза, я с удивлением обнаружила на том месте, где только что стояла девушка, горстку пепла. Ощупав себя со всех сторон, я не нашла никаких повреждений. Что произошло?

От шока мысли путались. Это я сделала? Нет, я не могла. Во мне же нет магии ведьм. Значит, это пепел феникса дал такой откат? Тогда почему я жива, если это был эффект от пепла феникса?

Погрузившись в размышления, я не заметила, как дошла до своих покоев. Приняла душ, чтобы привести мысли в порядок, затем распаковала вещи и переоделась. На этот раз я решила надеть лёгкий сарафан алого цвета с бретелями, прилегающий по талии и свободной юбкой в пол. Добавив к сарафану черные босоножки и семейный кулон, отправилась в библиотеку. Слишком много странностей для одного дня, пора с этим разобраться!

Обложив себя книгами и архивными записями, я принялась за их изучение. Итак, что тут у нас? Основание клана: «Клан Холост был основан в тысяча восемьсот шестьдесят первом году оборотнем Райли де Холост в Италии, в городе под названием Рим. Изначально клан планировал принимать любое сверхъестественное существо, но вампиры категорически не желали уживаться с оборотнями. В конце концов основатель принял решение принимать в клан тех, кто нуждался в помощи и защите, предварительно заключая с ними письменный договор. Спустя несколько лет в клане насчитывалось уже более семидесяти вампиров и семидесяти пяти оборотней из разных стран. Затем началось экономическое и социальное развитие. Вампиры, после обучения сдерживания своей темной сущности, начали работать с людьми. Оборотни же развивали торговлю.

Спустя еще пять лет с ведьмами Нового Орлеана было заключено магическое соглашение, которое заключалось в том, что клан не вмешивается в их дела, а они в дела клана. Так же в честь заключения соглашения был организован бал, который проходил в замке клана Холост. На балу же глава ведьм, которую прозвали Алой Ведьмой, преподнесла подарок: десять артефактов солнца, десять артефактов луны и артефакт магического заключения договора, настроенного под клан Холост. С того момента прежде обычный письменный договор отныне стал магическим на крови».

Да, я помню это время, мне тогда было восемь лет. Это был самый первый бал в нашем замке, на нем же мой отец и познакомился с Элеонорой. Как сейчас помню, она тогда была в зеленом платье на кринолине с открытыми плечами и руками, и с собранными гладкими светлыми волосами, в которых красовались заколотые свежие цветы. Она выделялась среди всех присутствующих вампиров своей изящностью и красотой. На следующий день Элеонора с Нэтали присоединились к нашему клану, а еще через год они с моим отцом поженились, и в клане появилась королева. Как она, кстати, появилась на балу? А, точно, ее же Алан привел, который, как оказалось, был ее братом. Он хотел просить моего отца принять его сестру в клан, чтобы спасти от магов, которые хотели ее убить. После присоединения Элеоноры мы уничтожили тех магов. Как потом оказалось – они были одни из тех, кто разделял взгляды Балфура. Отец с Элеонорой даже думали, что от их союза появится такой же гибрид, как я. Но ничего не получилось, видимо я – единственный случай проявления природной магии. С Элеонорой и Нэтали мы сразу поладили. Хоть я и смогла назвать Нэтали сестрой, Элеонору называть матерью у меня не получалось. Пожалуй, это были самые лучшие годы моей жизни. Улыбнувшись воспоминаниям, я продолжила поиски.

Итак, откуда и как появились вампиры, появление первой стаи оборотней, экономическое и социальное развитие, начало и конец войны между людьми и вампирами, война между сверхъестественными существами… Все не то. О, магия и ее начало, это должно быть интересным. Никогда раньше ею не интересовалась, но сейчас как раз появилась такая необходимость. Может там даже будет что-нибудь про последствия использования пепла феникса в качестве оружия? Не могла же та, напавшая на меня, ведьма просто взять и превратиться в пепел.

«Что такое магия? Магия – это искусство, умение вызывать изменения в соответствии со своей волей. В более древние времена как ведьмы, так и колдуны жили разрозненно, в разных уголках мира и были весьма ограничены в своих возможностях и умениях. Однако, ещё в те времена люди считали магов (как они их тогда называли) особенными, теми, кто наделён исключительным даром. Чаще всего их называли «жрецами» и приписывали им гораздо больше способностей, чем они на самом деле имели на тот момент.

Постепенно люди стали забывать о том, как они раньше уважали магов, об их помощи обычным людям. На смену уважению довольно быстро пришел страх. Но вернёмся в первое тысячелетие нашей эры. Маги не могли не пытаться себя защитить, поэтому там, где они жили, учились или работали – накладывали различные защитные заклинания. Так же практически у каждого мага имелся свой фамильяр для нормализации собственной силы. Фамильяр – не оружие, а друг, помощник. В нынешнее время, когда у магов есть множество источников знаний, фамильяр им не особо и нужен. Теперь его заводят лишь по желанию, а не по нужде, как было раньше. Постепенно более сильные маги создавали собственные заклинания и заносили их в свои семейные гримуары, которые передавались из поколения в поколение. Затем уже начали создавать книги с заклинаниями, с ритуалами – так называемые учебники. Сейчас маги стараются не показывать себя среди людей, дабы не возобновилась новая война.

Теперь давайте поговорим о магических существах. Мы расскажем лишь о нескольких видах магических существ:

1. Домовой – это домашний дух и покровитель дома. Домовой часто помогает, как с домашними делами, так и с магической энергией магов.

2. Кот – обычно это фамильяр мага. Может быть абсолютно любого цвета, но чаще черного. Они показывают себя в роли портального биогенератора, который частотой своих волн защищает хозяина от негативных влияний сущностей.

3. Ворон – ещё одно существо, которое может быть фамильяром. Он связан с загробным миром. Ворон выступает энергетическим проводником в потусторонний мир.

4. Феникс – это золотая птица размером с орла. Фениксы могут быть только у самых сильных магов с очень редким даром. Сам феникс неуязвим, когда находится рядом с хозяином. Благодаря своему дару воскрешения он способен исцелить даже самые серьезные раны. Однако, если других фамильяров возможно использовать в качестве оружия и поплатиться за это лишь частичным или полным лишением магии (при частичном лишении магии ее можно восстановить), то при использовании феникса в качестве оружия – поплатишься жизнью».

Так вот оказывается, что тогда произошло? Она использовала своего фамильяра как оружие и в итоге умерла. Но почему я тогда жива? Если она была такой могущественной, то вряд ли ошиблась в какой-то букве заклинания. Тем более заранее зная, что идет на самоубийство.

– Чем занимаетесь, Ваше Высочество? – я не заметила, как напротив меня сел Алан. – Зачем вам понадобились все эти документы?

– Сегодня кое-что произошло, – ответила я, отложив книгу. – Меня чуть не убили.

– Что? Но как? Вы… вы в порядке? – у него округлились глаза от испуга, и он начал пристально меня рассматривать на предмет ранений.

– Это было, когда я из города направлялась в замок. Какая-то девушка, по всей видимости могущественная, но молодая ведьма, хотела меня убить. Она создала какое-то оружие из пепла феникса, но у нее почему-то не получилось, – теперь у него еще и рот приоткрылся. Бедняжка выглядел совсем растерянным. – Я сама не понимаю, что произошло, но в итоге на её месте оказалась горстка пепла, а я осталась жива.

– Значит они смогли найти вас, но как? – тут он посмотрел на мою руку и нахмурился. – А где ваша татуировка?

– Не знаю, – я пожала плечами. – Сегодня утром она исчезла и появился этот белый локон в волосах.

– Что-то еще необычное было?

– Да, я весь день себя странно ощущаю.

– Я это тоже в вас чувствую, какая-то неведомая мне энергия. Я с этим разберусь, а пока сидите в замке и никуда не выходите.

– Хорошо, – вздохнула я. – Мне утром сказали, что ты куда-то отлучался.

– Да, мы продолжаем поиски вашего отца. Нам показалось, что нашли зацепку, но она оказалась ложной, – не удержал он вздоха. – В тронном зале начинается собрание, нам с вами нужно там быть.

– Да, конечно, – я поднялась с места. – Кстати, скажи, чтобы здесь кто-нибудь расставил все по местам. А то информация о разных существах, в том числе и о магии, лежит вместе.

– Как прикажете, Ваше Высочество, – склонился Алан.

Зал был полон. Нэтали стояла около трона одетая в зеленое винтажное кружевное платье с v-образным вырезом и пышной юбкой в пол. Пройдя мимо нее Алан встал слева от трона. Я планировала поступить так же, только встать с правой стороны. Но когда проходила мимо сестры, она меня остановила рядом с собой. Я с удивлением на нее посмотрела, на что Нэтали лишь ободряюще улыбнулась. Все присутствующие, как я успела заметить, были тоже нарядно одеты. Праздник, что ли, какой-то? А может они все-таки смогли найти отца, и советник просто приврал, чтобы не портить сюрприз?

– Как вы все знаете, дочь короля, моя старшая сестра, наследница трона Софи де Холост вернулась, – начала Нэтали. Вокруг раздались аплодисменты и улюлюканья. – А потому по закону я обязана передать корону истинной наследнице.

Она повернулась ко мне и сняла с себя корону, сделанную из черного золота и украшенную красными, зелеными маленькими и большими рубинами. Мне нужно было встать на колени, дабы принять на себя эту ношу, но…

– Я отказываюсь, – неожиданно разнесся мой голос по тронному залу. Все замолчали, словно бы перестали дышать. – Я, Софи де Холост, дочь короля Райли де Холост, старшая наследница престола по праву рождения отказываюсь от права престолонаследия в пользу следующей после меня наследницы и вашей нынешней королевы – Нэтали де Холост.

Глава 4

День был солнечным, без единого облачка. Мы с сестрой сидели на скамье возле полигона и наблюдали за тренировкой оборотней. Прошло уже несколько дней с того момента, как я отказалась от престолонаследия. Из-за этого поднялась сильная шумиха, ведь отказавшись от наследования, я лишилась и титула принцессы. Теперь, согласно магическому договору, заключённому между мной и кланом, я – герцогиня Софи Кастелл. Мне дано свое имение в Палермо, городе на острове Сицилия, но я его ещё не видела. В свете последних событий советник просил сидеть в замке и никуда не выходить, а сам отбыл несколько дней назад, чтобы разобраться с тем, что со мной происходит.

– Жаль, что тебе придется уехать и жить в своем имении, – снова завела Нэтали эту тему. Она не ожидала, что я откажусь от того, чтобы стать королевой и боялась, что клан может счесть это за предательство, но все обошлось. – Тебя так долго не было. Я скучала.

– В любом случае, это лучший исход, на который мы даже не могли рассчитывать. Нам повезло, – ответила я, взяв ее за руку. – И мы сможем друг друга навещать. Ведь имение не так уж и далеко находится. К тому же ты будешь знать, где я.

– Да, а то в последний раз, когда ты уехала, мы даже понятия не имели, где ты находишься, – она улыбнулась и сжала мою руку. – Почему ты не говорила?

– Потому что, если бы я сказала, то отец в ту же секунду за мной примчался бы, и всё – прощай, свобода, – мои губы тоже растянулись в улыбке.

Это был тёплый разговор беззаботным днём. Но несмотря на всё, я жду не дождусь возвращения Алана хоть с какими-то новостями. Терпение – не мой конек, а потому находиться в неизвестности сводило меня с ума. Вдруг внутри меня неведомо каким способом поселился какой-нибудь паразит и сейчас потихоньку убивает меня, пожирая мои сущности? Хоть и помимо дискомфорта нет никаких симптомов, но это может быть только началом.

– Ваша Светлость, – обратился ко мне один из оборотней. – Советник Её Величества ожидает вас в своем кабинете.

– Благодарю, – я поднялась и направилась в сторону замка.

– Софи, – окликнула меня сестра. – Мне пойти с тобой?

– Нет, не стоит.

Нэтали знала о моей ситуации и очень переживала за меня. Кроме неё и Алана о тех странностях, что со мной происходят, никто больше не знает. Также она знала, как сильно я дорожу своей свободой, и потому понимала, почему я отказалась становиться королевой.

У людей все по-другому. Титул герцогини мог передаваться только по наследию или от мужа. Также у человеческой герцогини имеются много обязанностей и ограничений. Однако, у нас немного иначе, например: мне титул достался согласно заключённому договору, и несмотря на то, что у королевы больше власти – у герцогини больше свободы. Мне в любом случае предстоит заниматься важными политическими вопросами клана, участвовать в различных мероприятиях, присутствовать на балах, больше участвовать в битвах, если это понадобится, но оно того стоило. Изначально я была готова к тому, что меня лишат титула и выгонят из клана, но все разрешилось гораздо лучше, чем я ожидала.

– Добрый день, – поздоровалась я, зайдя в кабинет.

– Добрый день, Ваша Светлость, – слегка склонился Алан и указал на стул. – Прошу, присаживайтесь.

– Ты ведь знаешь, что без свидетелей можешь теперь обращаться ко мне на "ты"? – спросила я, осматривая кабинет.

Кабинет был обставлен в ренессансном стиле, который был очень моден в конце 60-х годов ХIX века. Комната представляла собой всеобъемлющий и последовательный пример мужского дизайна: тяжелая мебель вместе с имитацией золотистой кожи на стенах и кессонным потолком создали, надо сказать, старомодную атмосферу. По большей части комната характеризовалась любимыми цветами советника: желтыми и красными оттенками.

– Все-таки я больше не принцесса, уж тем более не королева. Да и тебе ли не знать, что у нас многое не как у людей. Особенно в плане титулов и всего, что с ними связанно.

– К этому ещё нужно привыкнуть, – на мгновение его лицо осветила смущенная улыбка.

– Пожалуйста, скажи, что у тебя хорошие новости, – я опустилась на стул и положила руки перед собой, скрестив пальцы в замок.

– Скажем так, у меня есть две новости, – начал он издалека. – Одна хорошая и одна плохая. Плохая новость заключается в том, что я не нашел ничего конкретного по твоему случаю.

Я приуныла. Но советник же сказал, что есть и хорошая, напомнила себе, пытаясь не сильно расстраиваться.

– А хорошая состоит в том, что я смог договориться с Алой Ведьмой о встрече.

– С той самой Алой Ведьмой? – спросила я удивлённо. Это же верховная жрица всё-таки – глава клана ведьм. Явно не просто так она согласилась на встречу.

– Да.

– Ты полагаешь, что она меня осмотрит и выявит причину происходящего?

– Именно, – утвердительно кивнул он.

– Так, и что же она потребовала взамен?

– Этого я не знаю. Она сказала, при встрече все объяснит. Однако, у нас все равно нет другого выбора, так что стоит рискнуть.

– Ладно, – вздохнула я после недолгих размышлений. – Когда отправляемся?

– Вылетаем завтра, – ответил Алан. – Нам лететь сутки, с учётом пересадок. Бал состоится следующим вечером после нашего прибытия.

– Бал? – спросила я в недоумении.

– Да, она пригласила нас на бал в честь своего двухсотлетнего дня рождения, – подтвердил советник, передав мне приглашение и билеты.

– Э-м-м, ладно, – ответила я, немного растерявшись. Думала встреча состоится где-нибудь наедине, но бал… Там же будет много народа. Может это её обычная перестраховка? Всё-таки она могла нас пригласить в любой другой день. – Тогда я пойду собираться.

Вернувшись в свои покои, уже более подробно ознакомилась с билетами. Один был от Рима до Нью-Йорка, другой от Нью-Йорка до Нового Орлеана. Приглашение же было запечатано в конверте. Я решила пока его не открывать, открою по прибытию. Сейчас есть более насущные проблемы. Во-первых, нужно собрать вещи. Неизвестно, сколько мы там пробудем, но надеюсь не дольше пары дней. Во-вторых, Новый Орлеан – это Соединённые Штаты Америки. А в Америке, как ни странно, у Балфура больше приспешников, которые могут меня обнаружить, чем в Италии. И это несмотря на то, что Италия ближе к Франции, где он обитал, чем Соединенные Штаты. В-третьих, я плохо помню жрицу. Первый и последний раз я видела её в восемь лет. Вдруг это ловушка, и она просто хочет меня убить? Да даже если не ловушка, вдруг она обнаружит во мне нечто такое, после чего решит, что я достаточно опасна и заслуживаю смерти? Но Алан прав. Неизвестно, что во мне, и что со мной происходит, с этим нужно разобраться. И чем быстрее, тем лучше. А так как других вариантов нет, придется рискнуть. Если мои опасения окажутся верны, так просто я им не дамся!

Весь следующий остаток дня я провела в городе, выбирая подарок для жрицы. Мне разрешили выйти из замка, правда, под охраной двух амбалов-оборотней.

Обойдя множество ювелирных, туристических и книжных магазинов, я так и не нашла ничего достойного. В расстроенных чувствах уже было засобиралась возвращаться, как мое внимание привлекла захудалая антикварная лавка, на которую, кажется, никто не обращал внимания. Зайдя внутрь, я ощутила запах ладана. Свет был приглушен, но несмотря на это, витрины со всей возможной продукцией, начиная от свеч и заканчивая всякого рода амулетами, были хорошо видны. Расхаживая вдоль витрин, я рассматривала разнообразные товары. Чего здесь только не было: карты Таро, ветви с деревьев, различные полотна для ритуалов и многое другое. Наконец, дойдя до самой последней витрины, я остановилась. Это были амулеты разного размера и цвета, но один из них меня все же заинтересовал – подвеска с одним из редчайших в мире минералов тёмно-синего цвета – Бенитоитом. Он словно бы притягивал к себе своим великолепием, говоря: «Купи меня, пожалуйста!»

– Прекрасный выбор, – раздался женский голос рядом со мной. Я обернулась и увидела пожилую женщину, одетую в балахон. Ее волосы торчали в разные стороны, словно она только что встала с кровати и не успела воспользоваться расчёской.

Она достала украшение, которое меня заинтересовало, и мы прошли за прилавок. Упаковав украшение в черную матовую коробочку и оплатив покупку, я уже собралась уходить, как услышала ее слова, доносящиеся вслед:

– Вам следует быть осторожной. Впереди долгий и тяжёлый путь, который приведет вас к тому, что вы так отчаянно ищете. Но судьба жестока к вам. То, что вы найдете – сразу же потеряете.

Я обернулась, чтобы спросить, что она имеет в виду. Но за прилавком уже никого не было. Женщина словно бы исчезла.

Всю дорогу до замка я размышляла над ее словами. Что она имела в виду? Может она говорила о том, что внутри меня? Я найду ответ? Но что я потеряю? Если она говорила о потере моих сущностей, значит я умру. Значит ли это, что поездка в Новый Орлеан станет моей последней дорогой в жизни?

Я ощутила мурашки по телу от страха, ведь умирать пока ещё не готова. Ох, теперь ещё больше сомневаюсь в том, что стоит ехать на бал. Может все отменить? Найду какой-нибудь другой способ узнать ответы на свои вопросы. Нет, так нельзя. Как бы там ни было, я – всё ещё лицо клана. А если отменить всё в последний момент – это равносильно проявлению неуважения. Ведьмы нам этого не простят, особенно жрица. Боже, надеюсь она всего лишь шарлатанка, а не предсказательница.

Глава 5

Я смотрела в окно самолёта, облокотившись на спинку сиденья. Вид был изумительный – облака такие воздушные, лёгкие, беззаботные. Жаль, что я умею только далеко прыгать, имитируя полет, а не летать на самом деле.

– Вчера что-то произошло? – неожиданно спросил Алан.

– Ты о чем? – не поняла я.

– В антикварной лавке, – он пристально посмотрел на меня.

– Они тебе доложили, – догадалась, покачав головой.

– Они были обязаны, и ты это знаешь, – продолжал дядя.

– В лавке произошла странная ситуация с продавщицей, – ответила, не удержав вздох. – Когда я уже купила подарок для Алой Ведьмы и собиралась уходить, продавщица сказала, что я найду то, что ищу, но тут же это потеряю.

– И ты думаешь, что на балу нас убьют? – он усмехнулся, слишком хорошо зная мою недоверчивость и осторожность.

– Ну, может не на самом балу, может после… – предположила неуверенно.

– Глупости. Ведьмы умны, они не станут подставляться. А если кто-то из них попытается нас уничтожить, то он сам поставит под угрозу не только себя, но и других.

– Это верно, – согласилась я. – Но что, если кто-то из них в сговоре со сторонниками Балфура?

– Невозможно. Ведьмы и колдуны Нового Орлеана не разделяют взгляды его сторонников. Даже если среди них затесался предатель, то, как только он попытается нарушить заключенное между нами соглашение, магия убьет его.

– Ладно, допустим. Тогда что насчёт той ведьмы, которая напала на меня в Риме? Она знала, кто я.

– С этим нам и предстоит разобраться. Твой отец как-то обмолвился, что он что-то сделал для того, чтобы тебя никто не мог обнаружить. Но видимо это «что-то» прекратило свое действие по какой-то причине.

– И нам нужно узнать, что это было, и по какой причине оно перестало действовать, – догадалась я.

Приземлившись, мы направились в кафе под названием «Croque Madame», находящееся возле второго терминала, откуда планировался вылет в Новый Орлеан. Мне нужно было срочно что-нибудь поесть. Я была настолько голодна, что вампирскую сущность было сложно сдерживать. Конечно, Алан предложил поделиться со мной кровью из бутылки, взятой с собой, но я отказалась. Лучше уж перекусить человеческой пищей, чем поддаться инстинктам. Заказав курицу в лаваше с овощами и чашечку капучино, мы сели за свободный столик.

– Почему ты с утра не поела? – спросил Алан, сидя напротив меня.

– Я поела, – ответила, проглотив пищу. – Но проголодалась раньше, чем обычно. Наверное, это нервы.

Обычно я ела только утром, чтобы удовлетворить естественную потребность, и мне этого хватало, но сейчас чувствую голод так же часто, как и обычные люди.

Попивая кофейный напиток, я рассматривала окружающую меня территорию. Внезапно мое внимание привлек мужчина, который стоял на лестничном пролете. Я просто не могла оторвать от него взгляд. Он был прекрасен. Одет в качественный, явно дорогой, деловой костюм. Высокий, с виду кажется худощавым. Тонкие губы, прямой нос с горбинкой, бледная кожа с лёгким оливковым оттенком, а взъерошенные каштанового оттенка волосы походили на творческий беспорядок… Вампир. Да, я это почувствовала.

– Нам пора, – допив кофе, сказала дяде, вставая из-за стола. Уже скоро должен был прибыть наш самолет.

Мы отправились в зону ожидания. Этот вампир не выходил у меня из головы. С одной стороны, я надеялась ещё хоть раз его увидеть, пусть даже мельком, а с другой стороны – опасалась. Вдруг он окажется одним из приспешников Балфура? Этот псих хоть и брезгует контактировать с вампирами и оборотнями, но мало ли что.

Примерно через четыре часа мы остановились в трёхзвездочном отеле «Mercantile», находящимся недалеко от французского квартала. Как только я вошла в свой люкс, моему взору предстала гостевая зона. Справа от меня стоял серый диван, недалеко от него – тумба с раковиной и микроволновой печью, над которыми висели зеркало и два светильника. Ещё чуть дальше – приоткрытая дверь, ведущая в ванную комнату. Справа от двери на стене был прикреплен плазменный телевизор, возле которого стоял рабочий стол с настольной лампой и компьютерным креслом. С левой стороны, как я поняла, был вход в спальню.

Оставив чемодан с вещами в гостевой зоне, я направилась в ванную. Уже восьмой час вечера, надо бы поужинать, но сначала душ. В ванной комнате было окно с вертикальными жалюзи, справа унитаз, полотенца и раковина, над которой возвышалось большое зеркало, а слева – просторная ванна с отдельным душем и белоснежными занавесками. Быстро ополоснувшись, я спустилась в ресторан отеля. Это было обширное помещение в стиле «Модерн» с множеством разнообразных столов и двумя барными стойками: за одной продавали алкоголь, за другой можно было заказать еду. Заказав «Нью-Йорский стриплойн» – стейк, приготовленный на углях, с салатом и картофелем фри – быстро поужинала и отправилась спать. Завтра предстоит трудный день.

Проснувшись поздним утром, я, встав с мягкой, теплой постели, первым делом посмотрела в окно, которое находилось справа от кровати. А так как спальня в светлых тонах, вид из окна особенно прекрасен – светит солнце, машины, люди – все находятся в движении, все куда-то спешат. Возле моей кровати с двух сторон расположены маленькие тумбочки, на которых стоят светильники, а справа, недалеко от выхода в гостиную – гардеробный шкаф. Вчера я оставила чемодан нераспакованным, надо бы это исправить, и, быть может, даже прогуляться по городу. Не одной, конечно.

Разложив вещи, я оделась в легкое сиреневое платье-комбинезон с цветочками. Оно было с длинными рукавами, короткой свободной юбкой и слегка открытой спиной. К платью добавила бежевые сандалии, волосы заплела в высокий конский хвост и хотела было направиться в номер дяди, как во входную дверь раздался стук. На пороге оказался Алан.

– Куда-то собираешься? – спросил он.

– Хотела прогуляться и как раз шла за тобой, – ответила с улыбкой, выходя в коридор. – А ты зачем пришел?

– Думал отправиться с тобой завтракать. А вот прогулку придется отменить, это может быть опасно, – он нахмурился, скрестив руки на груди.

– Ну, во-первых, если что-то случится, я сумею за себя постоять. Во-вторых, когда мы ещё побываем в Новом Орлеане? – не теряла я оптимизма, тогда как у Алана складка между бровей залегла еще глубже. – Да ладно тебе, не хмурься. Я лучше умру, чем буду все время жить с опаской и в затворничестве.

– Ладно, – сдался он спустя минуту молчания. – Только недолго. Нам ещё к балу нужно готовиться.

На том и порешили. В первую очередь мы, конечно же, отправились во Французский квартал. Прогуливаясь вдоль Королевской улицы, рассматривали разные антикварные магазины и художественные галереи. Здесь же проходили многочисленные фестивали, и отовсюду до нас доносился джаз в исполнении современных музыкантов. Всеобщее веселье настолько меня захватило, что я не смогла удержаться и присоединилась к танцующему народу. Даже снисходительная улыбка Алана мое настроение не испортило. Вдоволь повеселившись, мы продолжили нашу прогулку. Недалеко от Порта наткнулись на забегаловку «Cafe du Monde». На уличной веранде стояло множество столиков, некоторые из них были уже заняты. Войдя внутрь, мы обнаружили, что здесь ещё более людно, чем снаружи. На стенах в заведении, как я отметила, висели зеркала и различные картины прошлых веков. Нас усадили за один из свободных столов на веранде, и, заказав себе апельсиновый сок с панкейками под названием «Восхитительный Орлеанский Иль», к которому прилагалось обжаренное яблоко, сыр чеддер и кленовый сироп, я вдыхала чудесный аромат еды и наслаждалась окружающим видом. Всё-таки мне этот город нравится даже больше, чем любой другой, в котором я когда-то была. Может мне, когда все наладится, приобрести тут небольшой домик, да остаться жить? Это было бы чудесно.

– Как тебе Новый Орлеан? – полюбопытствовала я у Алана.

– Красивый город, атмосферный. Однако не забывай, что этот город принадлежит ведьмам, особенно Французский квартал.

Ну, думаю с ними можно будет, если что, договориться, да? По крайней мере, я на это надеюсь.

Пообедав, мы отправились в Городской Парк. Побродили по ботаническому саду, посетили музей искусств, даже поиграли в гольф, и как-то незаметно пришло время возвращаться в отель, чтобы приготовиться к балу.

Все оставшееся время до вечера я приводила себя в порядок и мысленно успокаивалась, повторяя: «Все будет хорошо. Все будет хорошо».

Вот я облачилась в нежно-розовое платье длиной в пол, покрытое сверху полупрозрачной дымчатой тканью, с v-образным вырезом, усыпанном маленькими красными листьями, без рукавов и со шнуровкой сзади. Добавила к нему вечерний макияж, заплела волосы в замысловатую прическу, украсив их цветами. Не забыла коробочку с подарком и … пора.

Мы подъехали к одному из особняков Французского квартала. Возле дверей, окрашенных в белый цвет, стояли двое мужчин-охранников. Показав им приглашение, мы прошли внутрь, и тут же раздался громкий голос:

– Её Высочество Софи де Холост с королевским советником Аланом Утгофф.

Под руку с Аланом мы чинно прошли к остальным гостям. Похоже, пока никто не знает, что я больше не принцесса. Так, наверное, даже лучше. У них будет больше опасений убить меня, чем если бы знали, что я теперь герцогиня.

Хорошо, что это был первый этаж, и сразу со входа мы попали в то место, где проходил бал. В середине зала стоял фонтан, с левой стороны фуршет, с правой – небольшие диванчики для отдыха. В конце зала музыканты играли лёгкий джаз. Было заметно, что дом построили ещё в XVIII веке. Светильники были только на вторых и третьих этажах, на первом же этаже освещение шло от многочисленных свечей, что висели над нами.

– Добро пожаловать в мой дом, – нас встретила рыжеволосая женщина, на вид лет тридцати пяти. Зелёные глаза, курносый нос, слегка пухлые губы. Она была облачена в шикарное пышное чёрное, винтажное платье в пол, без рукавов с глубоким v-образным вырезом.

– Я – Сабина Саммот. Многим известная, как Алая Ведьма.

– Благодарим вас за приглашение, – я присела в реверансе, а советник поклонился. – У вас очень красивый дом и прекрасный город.

– Скоро начнутся танцы, располагайтесь, – произнесла она с улыбкой и ушла встречать ещё одних гостей.

Мы подошли к фуршету и взяли по бокалу игристого вина. Кто-то сидел и общался, кто-то танцевал. Мы с Аланом, сделав пару глотков, тоже решили присоединиться к танцующим. Я чувствовала множество взглядов на наших персонах. В некоторых чувствовалась вражда, в некоторых любопытство, а в некоторых – высокомерие. Всё-таки несмотря на соглашение, давно заключённого между нами, не всем легко смириться с текущим положением вещей. У меня в кармане платья всё ещё оставался подарок для Сабины, осталось только дождаться, когда она останется одна. Спустя несколько танцев я улучила момент и подошла к имениннице.

– У меня есть для вас подарок, – я достала черную бархатную коробочку и вручила ей. – С днём рождения.

Она открыла подарок, и в ее взгляде я увидела удовлетворение.

– Пойдемте со мной, – произнесла она и направилась к лестнице, ведущей на второй этаж.

Мы остановились в полуосвещенном кабинете. С обеих сторон были книжные стеллажи, недалеко от которых находились белые диваны из кожи. Впереди – панорамное окно, рядом располагался сделанный из дуба стол с компьютером и различными бумагами.

– Знаете, что это? – спросила женщина, держа перед собой подаренный мною кулон. – Это артефакт-накопитель. Не все знают, но магическая энергия у ведьм не бесконечна. На ее пополнение нужно время. В этот артефакт можно поместить частицу своей энергии, чтобы потом была возможность ею воспользоваться. Такие артефакты очень редки, где вы его взяли?

– В антикварной лавке Рима, – честно призналась я, удивлённая таким откровением. – Я очень долго искала подходящий подарок, и в итоге наткнулась на этот кулон. Он заинтересовал меня, поэтому я его купила.

– Понятно, – понимающе улыбнулась ведьма. – Советник Алан рассказал мне о вашей проблеме.

Она подошла к своему столу и достала из него прозрачный шар. Такие обычно шарлатаны используют для «призыва духов».

– Положите, пожалуйста, вашу руку, – попросила она, указав на шар.

Я выполнила ее просьбу. Когда коснулась шара, ощутила его прохладу, но ничего больше. Ничего не происходило, по крайней мере, какое-то время. Затем он начал наполняться огненными всплесками. Их становилось все больше и больше. Казалось, еще немного и шар взорвется. От неожиданности я отдернула руку и вопросительно посмотрела на ведьму. Что это, черт возьми, было?

– Что ж… – она явно была удручена. – В вас определенно есть магия. Огненная.

– Этого не может быть, – я отрицательно покачала головой. – В моем роду не было ведьм.

– Ваш отец мне как-то рассказал одну интересную историю, – задумчиво произнесла Сабина, отложив шар. – Сто пятьдесят три года назад он в бегах, с ребенком на руках, наткнулся на одну очень могущественную ведьму – мою покойную сестру Тасмин. Она наложила на вас одно сложное заклинание, благодаря которому вас не могли обнаружить остальные. Это заклинание должно было продержаться как минимум два века, но видимо по какой-то причине оно спало немного раньше, и вот мы видим его эффект. Магия в вас – это эффект от того заклинания.

Сказать, что я была в шоке – ничего не сказать. Я понятия об этом не имела. Вот, оказывается, о чем говорил дядя Алан? Это и есть то самое «что-то», что сделал отец? Я-то всегда думала, что это обычный эффект от заклинания, которое присутствовало в договоре у нашего клана, благодаря чему никого из нас не могли найти с помощью магии.

– Вам нужно учиться, – тем временем продолжала ведьма. – Я ректор одного заведения, где учатся юные ведьмы и колдуны. Вам нужно туда поступить.

– Вряд ли ваши ученики, да и коллеги, будут довольны моему обучению там, – произнесла я с иронией.

– Об этом я позабочусь, но боюсь у вас нет выбора. Если вы не научитесь контролировать свою магию – она в конце концов сведёт вас с ума. А так как вы – трибрид, магия ведьм будет сильно конфликтовать с двумя вашими сущностями. Потому вам лучше согласиться, если вы не хотите в скором времени лишиться разума и навредить не только себе, но и своим близким.

– Вы, наверное, оговорились. Я – гибрид, – не знаю, зачем я это сказала? Наверное, из-за шока от текущих новостей.

– Нет, Софи, я не оговорилась, – она подошла ко мне и, взяв за руку, улыбнулась. – Ты больше не гибрид, ты – трибрид. Самое могущественное существо, в котором, помимо двух враждующих рас, течет магия ведьм.

Глава 6

Ну что ж, теперь, как минимум, одна ведьма знает, что я с недавних пор герцогиня, а не принцесса. Алан случайно при ней оговорился, обратившись ко мне: «Ваша Светлость». Сабина, конечно, была удивлена. Пришлось ей поведать, как я отказалась от трон-наследия. На вопрос о том, что она хотела взамен на ее помощь нам, ответ был таков: «Я хотела предложить заключить новое магическое соглашение на взаимопомощь. Сейчас уже времена другие, и потому нам всем лучше держаться вместе». В итоге Алан пообещал ей обговорить это с моей сестрой – нынешней королевой, а затем дать ответ. Советник привез мои вещи, которые я оставила в отеле, и уехал обратно в Рим. Я, конечно, переживала, что на клан могут напасть в мое отсутствие, но Алан меня уверил, что в случае чего он сможет защитить наш клан.

Мне же пришлось остаться в особняке Сабины, ведь через несколько дней начнутся экзамены, результат которых повлияет на мое поступление в ее обучающее заведение – Академию Дей Линс. Под таким названием она известна для людей. Для нас же она известна, как «Академия магии». Конечно, и обычные, ничего не подозревающие люди отправляют в академию запросы на поступление, но по понятным причинам их отклоняют. Как мне вкратце рассказала ректор, есть несколько факультетов, в том числе и не связанных с магией. В ее академии ведьмы и колдуны не только обучаются магии, но и получают обычное человеческое образование по выбранной ими направленности. В основном, конечно, это юриспруденция, экономика, лингвистика, филология и несколько других факультетов.

– Как правило, к нам поступают с 18 лет, – мы сидели в столовой на первом этаже, где только вчера проходил бал. После небольшого завтрака нам подали тосты с арахисовым маслом и кофе. – До этого они учатся в обычных школах, а начальной магии обучаются на дому.

– У меня столько вопросов, – произнесла я удрученно. Ведь прожила уже сто пятьдесят три года, а о магии и всем, что с ней связано, толком ничего не знаю. А ведь знание – это сила, как говорил мой отец.

– Спрашивай, – снисходительно улыбнулась ведьма.

– Почему я чувствую голод чаще, чем раньше?

– Из-за магии в тебе. Магия более ближе к людям, чем к оборотням и уж, тем более, к вампирам.

– То есть, вы имеете в виду, что я стала более человечной?

– Можно и так сказать.

– Ладно, – я думала стоит ей рассказывать или нет? Но если не она мне даст ответ, то никто не сможет. – Недавно со мной произошел один случай… Одна ведьма хотела меня убить. Она для этого даже использовала своего фамильяра – феникса. Это было какое-то мощное заклинание, которое должно было меня уничтожить, но я осталась жива, а та ведьма превратилась в пепел.

– Хм… – она ненадолго задумалась. – Возможно тебя защитила твоя магия, как своего носителя. Скорее всего из-за угрозы жизни был выброс магической энергии, которая образовалась в обратный щит, благодаря чему ты жива. Это единственное возможное объяснение.

– Что такое обратный щит?

– Есть обычный щит, а есть обратный щит, – начала объяснять Сабина. – Обычный щит защищает, поглощая заклинание, направленное на тебя. А обратный щит не только защищает, но и перенаправляет это заклинание на того, кто его использовал.

– Но почему моя магия выбрала именно обратный щит, а не обычный?

– Вероятно, это было инстинктивно. Магия – такая же живая, как и твои сущности. У нее тоже есть разум. Единственное отличие магии в тебе от твоих сущностей в том, что со своими сущностями ты родилась и потому легко их приняла, тогда как магия в тебе появилась совсем недавно, и принять ее будет сложнее. У тебя ещё остались вопросы?

– Пока нет, – ответила, чуть подумав. Мне нужно переварить всю свалившуюся на меня информацию, и потом, если останутся вопросы – уже спрашивать.

– Хорошо, в таком случае, следуй за мной.

Мы направились в гостиную. Она находилась на втором этаже. Помимо кабинета здесь находилось ещё несколько гостиных и библиотека. Третий же этаж был отдан спальням.

Гостиная, в которую мы вошли, была отделана в бежевых тонах, пол – из паркета, а потолок украшала хрустальная люстра. В середине комнаты лежал пушистый белый ковер, сделанный из ультрамягкого ворса. На нем стояли кожаный диван коричневого цвета, два кресла такого же цвета и журнальный мраморный столик, на котором находилась стеклянная ваза с букетом лилий. Чуть дальше возле стены был камин, над ним висела картина с абстрактным изображением листьев. По обе стороны от камина – окна с плотными шторами. Как дополнительное освещение – два напольных светильника с обеих сторон комнаты и несколько настенных.

– Для начала, – Сабина взмахнула рукой, и передо мной появились бумаги на русском языке. – Это твои новые документы. Для всех ты – моя дальняя родственница, у которой поздно обнаружился дар. У твоих предков дар был давно утерян, поэтому магии, даже начальной, ты никогда не обучалась и толком о ней ничего не знаешь. Если кто-нибудь узнает, кем ты являешься на самом деле, очень многие захотят завладеть тобой, и тогда охота на тебя станет ожесточённее.

– Почему вы помогаете мне? – спросила, рассматривая документы. Здесь было свидетельство о рождении, российский паспорт, аттестат об окончании девяти классов и диплом среднего профессионального образования, гласивший, что я окончила юрфак по гражданскому праву. И все это в Краснодаре. Отлично, я как раз когда-то на самом деле училась в России, получая юридическое образование. Конечно, я получала и психологическое образование, и лингвистическое, но это не столь важно в данный момент.

– Потому что кого-то, вроде тебя, лучше иметь в союзниках, чем во врагах. Жаль, не все это понимают.

Согласно выданным мне документам, мое имя – Соня Кожушко Андреевна. Уроженка России с 30 марта 1993 года. Родилась и прожила всю жизнь в Краснодаре. После получения юридического образования, работала юристом дилерского цента «Haval». Сирота, единственная в семье, мужа и детей нет. Одинокая, скучная жизнь.

– Видимо жизнь Сони круто изменилась после появления в ней магии, – сказала усмехнувшись.

– Так и есть. Согласно легенде, магия в тебе появилась после нападения маньяка, которого ты сожгла из-за выброса магической энергии. Я почувствовала это, нашла тебя, все объяснила и уговорила переехать в Америку. Если будут вопросы о том, как я с тобой связалась, скажешь, что переместилась с помощью портала. На вопрос: «откуда ты так хорошо знаешь английский», ответишь, что это была обязательная программа на юридическом факультете. Теперь поговорим о предстоящих экзаменах, – мы расположились на диванах. – Есть несколько видов магов: новое поколение и старое поколение. Новое поколение – это те, у чьих предков дар оборвался и спустя несколько поколений появился у их потомков. Старое поколение, их обычно называют «высокородные» – это соответственно те, у кого дар передавался несколько поколений подряд, не обрываясь. Как понимаешь, ты относишься к новичкам. У новичков и высокородных экзамены отличаются. Новички сдают письменную грамматику и пунктуацию, математику и проверку магического потенциала. Высокородные так же сдают письменный экзамен и математику. Однако, вместо проверки магического потенциала, у них экзамены по истории магии и базовым заклинаниям. Есть вопросы?

– Да. Письменный экзамен я ещё могу понять, наверное, чтобы правильно записывать заклинания, – предположила, вопросительно посмотрев на ведьму. Та кивнула в знак утверждения, и я продолжила: – Но математику зачем? И что означает «проверка магического потенциала»?

– Математика нужна для правильных расчетов. Магия производится не только словами, но и мыслями, а иногда жестами. Вот для жестов и нужен правильный математический расчет, ведь если рассчитать неправильно, то, в лучшем случае, заклинание не сработает. А в худшем – обернется против тебя самого, – честно признаться, Сабина меня удивила. О таких тонкостях я не знала. Думала, все просто. Тем временем она продолжила: – Что касается проверки магического потенциала. Не все новички могут овладеть магией, даже если она в них присутствует. Нужно обладать хотя бы средним начальным уровнем. Если уровень ниже нормы, то учить нет смысла, так как максимум через год магия сама иссякнет, не успев пополниться. В таких случаях даже фамильяры не помогают. Ведь для их приобретения, опять же, нужен уровень магии не ниже нормы.

– Поняла, а у высокородных почему не проверяют потенциал? Вдруг у них он тоже может оказаться ниже среднего.

– Может. У них тоже проверяют.

– Базовые заклинания. Для них нужен, как минимум, средний уровень, – догадалась я.

– Ты быстро усваиваешь, – она улыбнулась. – Ну а теперь давай проверим твои знания.

Следующие несколько часов я готовилась к экзаменам. Сначала письменно – ведьма диктовала предложения, я их писала. Потом мы занялись математикой. Я решила с десяток примеров различных сложностей. И только после этого Сабина удовлетворённо кивнула.

– Возьми это, – она передала мне бархатную коробочку. – Это не артефакт, но я его сама зачаровала. Носи его и никогда не снимай, хотя бы до тех пор, пока учишься в академии. С помощью него другие смогут в тебе чувствовать только магию.

Открыв коробочку, я обнаружила аккуратное серебряное кольцо с небольшим бриллиантом.

– Оно очень красивое, спасибо, – я улыбнулась и надела кольцо на указательный палец. – А во время учёбы я буду жить здесь с вами?

– Нет, ты будешь жить в общежитии, а на каникулах здесь. Периодически можешь ненадолго уезжать в замок своего отца, но также только на каникулах. За общежитие платят опекуны наших адептов…

– Адептов? – для меня это было незнакомое слово.

– Да, это как у людей – студенты. Так вот, за проживание в общежитии, как и за обучение платят опекуны. Новому поколению магов за хорошую успеваемость полагается стипендия. За тебя будет платить советник Алан. Мы с ним также договорились о твоем пребывании у меня на каникулах, чтобы не вызывать лишних подозрений. И соответственно, раз ты будешь находиться у меня, за твою безопасность также отвечаю я.

Интересно, почему именно дядя платит, а не сестра? Может, чтобы не расшатывать ее положение? И как я понимаю, никто в клане не знает, что во мне есть магия. Наверное, он всем сказал, что я снова уехала в путешествие на неопределенное время. Ведь, если оборотни и вампиры ещё смирились с тем, что я гибрид, то вряд ли они смогут принять меня в качестве трибрида с магией ведьм.

Глава 7

Мы стояли у железных ворот, за которыми располагался белоснежный дворец. Нас окружал лес, весело трещали стрекозы, птицы пели свои песни, а свежий запах хвои дарил чувство умиротворения. Добирались мы до академии полтора часа на машине, сегодня мне предстояло пройти вступительные экзамены. Ворота нам открыли двое мужчин, облаченные в черную мантию, на груди которой красно-белым цветом красовалась буква S.

– Она со мной, – обратилась к ним ректор.

Увидев мой полный любопытства взгляд, направленный на них, она объяснила, что это охранники академии. Они нужны в случае непредвиденной угрозы, или если какой-нибудь любопытный человек захочет сюда проникнуть.

– А магией нельзя создать что-то вроде защитной оболочки вокруг? – спросила у ведьмы.

– Можно, но это слишком энергозатратно. Ведь эту оболочку периодически нужно будет наполнять энергией, да и маги тогда останутся без работы. Некоторые адепты после обучения устраиваются сюда на работу, а кто-то просто идёт работать с людьми. Все работники академии тоже когда-то были адептами и учились в магических заведениях.

Мы шли не спеша, и потому я успела немного осмотреться. Под ногами была каменная кладка, с обеих сторон аккуратно стриженные кусты, за которыми росли цветы и деревья. Впереди нас стоял двухуровневый фонтан, по обе стороны от него расстилался зелёный ковер, на котором находилось несколько беседок, а чуть дальше – большой дуб. Территория действительно была огромная. Впереди, как мне рассказала Сабина, было главное здание в четыре этажа. На первом этаже располагались комната отдыха, бальная зала, столовая и библиотека. Здесь, оказывается, тоже устраивали бальные празднества: осенние (после поступления) и зимние (предрождественские). На втором этаже – учебные кабинеты, рабочие кабинеты магистров (да, их называют не профессорами, как у людей, а магистрами), деканат и ректорат. Третий этаж был полностью отдан спортзалу, а на четвертом этаже располагались спальни магистров – тех, кому было далеко ехать домой и, соответственно, слишком энергозатратно использовать магию для портального перемещения буквально каждый день.

Центр соединяли еще два здания по обе стороны: слева – женское общежитие в три этажа, вымощенное серой каменной кладкой. В ней же находилась комендант, которая отвечает за вселение, выселение и все бытовые вопросы. Справа – мужское общежитие из темных кирпичей. Тоже в три этажа и тоже со своим комендантом.

Экзамены, как я узнала, будут проходить в нескольких учебных кабинетах, а вот само обучение будет длиться не три-четыре года, как в обычном людском учебном заведении, а целых шесть лет! Первый курс – общепознавательный, затем экзамены по пройденному материалу. Второй курс – уже после распределения по факультетам назначалась обучающая программа согласно определенному факультету, которых, кстати, было несколько: боевой, некромантия, целительство, алхимия и артефакторика. На боевом факультете готовят воинов, на факультете некромантии – магов, разбирающихся в нечисти и темной магии, целительство – лекарей и травников, алхимия – исследователей, и артефакторика – усидчивых магов, разбирающихся в артефактах и создающих их. В конце каждого курса адепты на месяц вместе со своим куратором уезжают на полевую практику, в ходе которой им ставят «зачёт» или «незачёт» по применению усвоенных материалов в жизненных условиях. И так продолжается вплоть до четвертого курса. Уже на четвертом курсе сдается экзамен, и далее каждый адепт обязан выбрать себе направление высшего человеческого образования, еще два года по нему обучается, сдает соответствующие экзамены, и всё – конец студенческой жизни.

– А меня не заподозрят, что я не старею? – немного занервничав, уточнила я.

– Нет, об этом можешь не переживать. Маги медленно стареют.

Мы вошли в здание, и моему взору предстал светлый, за счет трехстворчатых окон, продолжающих друг друга, широкий коридор с каменной винтовой лестницей впереди. На сводах здания находились яркие декоративные росписи, мраморный гладкий пол и кирпичные стены с крепленными светильниками. Поднявшись на второй этаж, мы повернули налево и остановились у двери под номером 401.

– Здесь будет проходить экзамен для «нового поколения», – сообщила Сабина. – Проводить его будет преподаватель истории магии – магистр Валери Тюль, а принимать будут уже члены комиссии, куда, в том числе вхожу и я.

Зайдя в кабинет, я обнаружила, что уже половина парт заняты. Кабинет, кстати, был тоже светлым. На окнах висели прозрачные занавески, стены украшали различные картины, а прямо перед партами находился помост, на котором стоял длинный стол. За столом восседали три женщины, включая ректора, и один мужчина средних лет. Не считая Сабины, все темноволосые, как на подбор. Ничего примечательного. Сев за парту последнего ряда, я навострила слух и прислушалась к тому, что обсуждали окружающие меня, возможно, будущие адепты:

– Господи, я так переживаю…

– Это так круто! Магия действительно существует. Ты когда-нибудь мог хоть предположить, что мы станем настоящими магами?

– Я слышала, что здесь учатся высокородные маги. И говорят, что из-за того, что их родители платят большие деньги – они живут в своих апартаментах.

Ну это логично – хорошие условия стоят больших денег. Если в среднем обучение в Соединённых Штатах стоит максимум восемьдесят тысяч долларов, то, наверное, их родители платят, как минимум, двести тысяч в год.

В кабинет вошла высокая голубоглазая женщина, облаченная в белую рубашку с длинными рукавами, заправленную в черную юбку-карандаш средней длины. Ее светлые волосы были завязаны в тугой пучок, но несколько прядок все же выбивались, придавая ей легкую небрежность. Она подошла к членам комиссии, четко отбивая каблуками по ламинату, и спросила:

– Начинаем? – те кивнули в знак согласия, после чего женщина обратилась к нам: – Меня зовут магистр Валери Тюль, но можете обращаться ко мне просто – магистр Валери, если сумеете остаться.

Как обнадеживающе, в комнате сразу почувствовалось напряжение. Она хлопнула в ладоши и на наших партах появились чистые пергаменты с перьями и чернильницей. Любопытно, вместо белых листов – кремовая тонированная плотная бумага, вместо шариковых ручек – перья с чернильницей. Я словно оказалась в XIX веке.

Тем временем женщина продолжила:

– Первый экзамен – математические расчеты, второй экзамен – проверка вашей орфографии и пунктуации, и последний экзамен – проверка вашего магического потенциала. На каждый экзамен вам даётся 45 минут. На листах не должно быть никаких зачеркиваний или капель чернил. Есть вопросы?

– Извините, – подняла руку девушка с тихим голосом, сидящая впереди меня. – А почему нельзя писать шариковыми ручками?

– Потому что это Академия магии, в которой чтят традиции. А не людское учебное заведение, – строго ответила магистр. – Итак, время пошло.

После ее слов позади комиссии на доске появилось семь уравнений разных сложностей, которые нам предстояло решить в течении предоставленного времени. Как только она перевернула песочные часы – все приступили к заданию.

Не стану скрывать, я решила эти уравнения за полчаса, и как только закончила – пергамент с моего стола исчез и появился, как я успела заметить, посмотрев в сторону комиссии, у них на столе. Когда упала последняя песчинка, у всех появился новый чистый пергамент взамен прежнего.

– Сейчас я буду вам диктовать одно из произведений Уильяма Блейка, а вам нужно будет его записать в строчку, – на этот раз магистр часы не переворачивала (видимо эта часть экзамена будет не на время), она просто начала монотонно диктовать:

«В ярость друг меня привел —

Гнев излил я, гнев прошел.

Враг обиду мне нанес —

Я молчал, но гнев мой рос.

Я таил его в тиши

В глубине своей души,

То слезами поливал,

То улыбкой согревал.

Рос он ночью, рос он днем.

Зрело яблочко на нем,

Яда сладкого полно.

Teleserial Book