Читать онлайн Как я стал псом по кличке Сумрак бесплатно

Бен Миллер
Как я стал псом по кличке Сумрак

© Волкова Н., перевод, 2022

© Издательство АСТ, 2022

Ben Miller

How I Became a Dog Called Midnight

Text copyright © Passion Projects Limited 2021

Illustrations copyright © Daniela Jaglenka Terrazzini 2021

This book is copyright under the Berne Convention.

No reproduction without permission.

All rights reserved.

Копирование, тиражирование и распространение материалов, содержащихся в книге, допускается только с письменного разрешения правообладателей.

* * *

Посвящается Руби и Ангусу


Глава первая

– Джордж! А у нас для тебя сюрприз. Сначала Джордж услышал низкий, мягкий мамин голос и только потом поднял голову и увидел родителей в лучах солнечного света.

– Закрой глаза и вытяни руки.

Послушавшись маму, он почувствовал крохотные острые коготки и горячее мохнатое тельце.

– Теперь можешь посмотреть.

Щенок! Крошечный щенок с розовым носом, розовыми ушами, белой шёрсткой и огромными голубыми глазами!

– Это альбинос чихуахуа, девочка, – сказал папа. – Ей всего двенадцать недель, и она ищет новый дом.

Джордж несколько раз моргнул, пытаясь поверить в происходящее.

Он всю жизнь мечтал о щенке! И сейчас был так взволнован, что на мгновение перестал дышать.

– Можно оставить её у нас? – спросил он.

– Она твоя, Джордж, – мама улыбнулась. – Как ты назовёшь её?

– Снежка, – моментально выпалил он.

Стараясь не уронить её, Джордж высвободил большой палец и нежно погладил маленький затылок щенка. Кажется, ей это понравилось.

– Привет, Сне́жка, – прошептал он.

Снежка облизала его ноготь.

Они втроём наблюдали, как малюсенькая Снежка выпрямилась, зажмурилась, запрокинула голову и издала очень ГРОМКИЙ, ужасный и пугающий ВОЙ!

Джордж вздрогнул, проснулся и уселся в кровати с бешено бьющимся сердцем.

Глава вторая

Джорджу опять снился щенок, тот самый, которого подарила мама незадолго до смерти. В начале сна он всегда чувствовал себя счастливым и защищённым, а в конце – одиноким и несчастным, потому что мамы больше не было.

Потом им с папой пришлось отдать Снежку, и от этого он был ещё несчастней.

Однако в сегодняшнем сне она завыла. Это было что-то новенькое.

Джордж глубоко вздохнул, взбил подушку и попытался снова устроиться поудобней. И в то же мгновение он снова услышал это.

ЛЕДЕНЯЩИЙ кожу, ДУШЕРАЗДИРАЮЩИЙ ВОЙ пронёсся эхом в ночной тишине.

Снаружи, в роще, где стоял их коттедж, кто-то был. Но кто?!

Джордж с широко открытыми глазами сполз с кровати, вскарабкался на подоконник и раздвинул занавески.

Над шелестящими деревьями висела огромная луна. Он посмотрел на часы на тумбочке у кровати. Почти Сумрак!

Вой был похож на волчий. Но ведь в Англии нет волков. Или есть?

Папа точно скажет, как быть. Джордж накинул халат и открыл дверь спальни.

В доме горел свет, значит, папа ещё не спит!

– Пап? – длинноногая фигура у камина не шелохнулась. Джордж на цыпочках подкрался к нему. Папа похрапывал в своём любимом кресле, на его коленях лежала старая книга, голова откинулась на спинку.

Он так и не снял рабочую одежду, короткие тёмные волосы торчали во все стороны, а рядом с ним лежал недоеденный тост с сыром.

И тут за окном снова послышался протяжный вой!

Гейб фыркнул, но не проснулся. Тогда Джордж принял решение: он пойдёт и всё выяснит сам.

Укутавшись в широкое пальто, он сунул босые ноги в резиновые сапоги.

И, в последний раз оглянувшись на спящего отца, вышел на улицу.

Несколько секунд его глаза привыкали к темноте, а потом он неуклюже побрёл по каменной дорожке к деревьям. И замер. Впереди что-то шевелилось.

Что-то огромное и неуклюжее пробиралось сквозь заросли, ломало ветки ежевичных кустов. Может быть, олень или барсук? У Джорджа в груди всё сжалось. Нет, дикое животное так не передвигается, вряд ли это оно. Если только раненое. А раненые животные могут быть опасными…

Шум прекратился. Существо почувствовало его. Казалось, в тот момент они были, как два призрака в этом безмолвном лесу.

И вдруг существо выскочило из кустов и кинулось к Джорджу!

Джордж сорвался с места и бросился бежать на свет в коттедже, но существо было быстрее – намного быстрее.

Джордж успел сделать ещё несколько шагов, когда почувствовал сильный удар между лопатками, и кто-то тяжёлый сбил его с ног и повалил лицом в грязь.

Что будет дальше? Зубы? Когти? Джордж свернулся в клубочек, накрыв голову руками.

И тут он почувствовал чей-то нос. Огромный, влажный нос обнюхивал его шею, подмышки и пытался забраться под свитер. На смену ему пришел язык. Гигантский слюнявый язык протирал Джорджа, как фланелевая тряпка.

– Эй! – крикнул Джордж, в котором страх теперь боролся с восторгом. – Слезь с меня!

Это был пёс. Огромный, лохматый чёрный пёс, у которого морда так заросла длинной кудрявой шерстью, что глаз почти не было видно.

Он опустился перед Джорджем, виляя хвостом и сверкая гигантскими зубами и невероятным розовым языком. Джордж рывком поднялся с земли. Пёс, похоже, решил, что он приглашает его побороться, и завертелся вокруг, демонстрируя, как быстро умеет набрасываться и уворачиваться. Это было очень смешно и в то же время пугающе: демонстрация силы и власти. Но угрозы от пса не ощущалось.

Откуда он тут взялся? Леди Джейн и Коко не должны вернуться в Хилл Хаус до завтра, а рыбаков в эти выходные на озере не было. Единственные люди на территории имения – он и папа.

– Сумрак! Ты где?

Из темноты донёсся мужской голос.

Пёс прижал уши, заворчал, гавкнул и умчался прочь.

Кто-то всё-таки был в поместье Хилл Хаус!

Глава третья

Но кто мог оказаться здесь в такое время? Грабители?

Джордж должен был выяснить.

Ведь это их с папой работа – присматривать за поместьем, пока леди Джейн и Коко не вернутся из кругосветного путешествия. Джордж очень завидовал Коко: учиться удалённо на круизном лайнере было гораздо веселее, чем читать учебники за убогим кухонным столом.

Джордж пробрался сквозь кусты обратно к тропинке, потом вприпрыжку побежал через рощу и наконец выскочил на проезжую дорогу, выложенную гравием.

У фонтана стоял странный мужчина.



В лунном свете была видна его расстёгнутая на груди рубашка с белоснежным воротничком, блестящий тёмно-вишнёвый жилет и широкополая кожаная шляпа. Джордж видел, как пёс подбежал к нему, виляя хвостом.

– Сумрак! Вот ты где! Куда же ты убежал? – У мужчины был высокий голос с лондонским акцентом.

Джордж сглотнул: надо было рассказать об этом папе. Он уже собирался бежать назад к коттеджу, когда в прихожей загорелся свет, и в дверях показались две знакомые фигуры: женщина со светлыми волнистыми волосами и девочка – с каштановыми, собранными в «конский хвост».

Это были леди Джейн и Коко!

Видимо, они вернулись пораньше!

– Привет! – радостно закричал Джордж, совершенно забыв, что уже очень поздно, и его не видно в темноте.

Пёс по кличке Сумрак залаял.

– Кто там? – крикнул мужчина.

– Это я! – отозвался Джордж и вышел на свет. – Джордж!

Леди Джейн сразу же узнала его.

– Ты так вырос! Kоко, смотри, Джордж!

– Привет, Джордж, – сказала Коко и улыбнулась. – Здорово, что зашел!

– Иди же скорей сюда, – пригласила леди Джейн. – Хочу обнять тебя!

Джордж с радостью поспешил к леди Джейн и крепко обхватил её руками.

– Отец Джорджа – управляющий поместьем, – объяснила она мужчине в кожаной шляпе. – Они с Коко как брат с сестрой. Джордж, познакомься с Клайвом, моим новый мужем.

– Очень рад знакомству, Джордж, – сказал Клайв и слегка поклонился.

– Муж? – смутился Джордж. По последним данным, леди Джейн развелась. Разве не для этого они и отправились в круиз, чтобы после расставания с папой Коко немного развеяться?

– Да, муж. – улыбнулся Клайв и посмотрел на часы. – Уже примерно четырнадцать дней, семь часов и тридцать семь минут. И это я ещё не посчитал драгоценные секунды.

Клайв поцеловал руку леди Джейн, и та покраснела.

Джордж взглянул на Коко; она вежливо улыбалась, но взгляд её был какой-то неуверенный.

– Надеюсь, это не Сумрак разбудил вас своим воем? – спросил Клайв у Джорджа.

Услышав своё имя, пёс навострил уши и рысью подбежал к хозяину.

– Конечно, нет, – вежливо уверил его Джордж. – Что это за порода?

– Какашка-пони. Помесь королевского пуделя и шетлендского пони.

Джордж из вежливости засмеялся.

– Шучу, конечно, – добавил Клайв. – Если честно, понятия не имею. Я взял его ещё щенком. Что-то от ирландского волкодава там точно есть, думаю. Может, немного от лабрадора.

– Он похож на плюшевого медвежонка.

– Почеши его за ушком, – предложил Клайв. – Ему это нравится.

Сумрак позволил Джорджу почесать его, потом стряхнул руку, потрусил к фонтану и стал пить воду большими глотками, причмокивая, как человек.

– Он понимает, что мы говорим?

– Сомневаюсь, – фыркнул Клайв. – Он, как мне кажется, и встать по стойке смирно-то не может.

– Джордж, мне очень неудобно, что мы побеспокоили тебя так поздно, – проговорила леди Джейн и открыла багажник в машине. – Мы хотели вернуться завтра, но Клайв не мог ждать.

– Сейчас ночь летнего солнцестояния! – воскликнул Клайв и поспешил помочь ей с чемоданами. – Джейн, сказал я, мы должны вернуться в ночь летнего солнцестояния. Это привлечёт фортуну. Ты знаешь, что такое фортуна, Джордж?

Джордж покачал головой.

– Это значит, удача, – объяснил Клайв, таща огромный чемодан по дорожке.

– Период от ночи летнего солнцестояния до полнолуния – время магии и волшебства. Слушай, ты носишь часы?

Джордж снова покачал головой.

– Не страшно – у меня есть! – сказал Клайв, сорвал часы с запястья и протянул их Джорджу.

– Тебе обязательно понравятся фокусы Клайва, – улыбнулась леди Джейн. – Они очень затейливые.

– А теперь, сэр, – продолжил Клайв, как будто выступал на сцене. – Не будете ли вы так любезны и не поместите ли часы в этот мешочек?

Клайв вытащил фиолетовый бархатный мешочек из кармана брюк, раскрыл его и протянул Джорджу.

Джордж посмотрел на леди Джейн.

– Клайв – фокусник, – с гордостью проговорила она. – Мы так и познакомились: он показывал фокусы на круизном лайнере.

– Тише, тише, – остановил её Клайв. – Не выдавай всех моих секретов. – Он встряхнул мешочек, приглашая Джорджа сыграть в эту игру. Джорджу совсем не хотелось обижать Клайва, и он положил часы внутрь мешочка.

– Благодарю, – проговорил Клайв, взмахивая молоточком с бархатной рукояткой.

– А теперь следи часами за часами! Оценил игру слов?

Не успел Джордж и пикнуть, как Клайв положил мешочек на каменный фундамент фонтана и трижды ударил по нему молоточком!

Джордж от удивления открыл рот.

– Теперь надо произнести волшебные слова: Темпус Фугит!

Клайв слегка встряхнул мешок.

– Вуаля – торжественно проговорил Клайв. – Вытаскивай часы.

Джордж послушался, опустил руку в мешок, но нащупал там лишь разломанные осколки. Он вытянул какую-то детальку: это была половинка кожаного ремешка.

Повисла пауза.

– Это очень странно, – задумчиво проговорил Клайв и заглянул в мешочек. – Чрезвычайно странно…

– Что-то не так? – спросила леди Джейн.

– Нет, – ответил Клайв и покачал головой. – Всё так. Эээ… Тут надо просто подождать, вот и всё. Такой уж фокус. Давайте сложим всё внутрь, и я доделаю фокус потом. Может быть, завтра, сейчас всё-таки немного поздно.

– Опять не сработало, – вздохнула Коко.

– Аплодисменты Джорджу! – прогрохотал Клайв.

Леди Джейн смущённо захлопала в ладоши.

Джордж нахмурился. Неужели этот чудаковатый мужчина действительно новый муж леди Джейн? Что общего могло быть у добрейшей, здравомыслящей леди Джейн и этого скользкого фокусника Клайва?

– Пойдёмте же! – заторопился Клайв. – Чемоданы сами себя не отнесут!

Глава четвёртая

Гигантский карп Гогмагог плавал на боку, подёргивая усиками.

Что-то происходило.

Весь день он провёл, выбирая личинок из ила в самой глубокой части озера, а весь последний час отдыхал в чистой воде под ивой, рассеянно наблюдая, как луна поднимается всё выше и выше на усеянное звёздами небо.

Он подвигал спинным плавником и заскользил в воде, обдавая себя струйками. Вода была странная на вкус. Это был вкус, который он знал, – вкус опасности. Но откуда она исходила?

Гогмагог задвигал хвостом и поплыл вперёд, патрулируя озеро.

Он протиснулся сквозь заросли, поднырнул под ствол упавшего дерева и всплыл на поверхность в устье реки, пропуская её насыщенную кислородом воду через жабры.



Источник запаха был здесь, вне сомнений, и он определённо был очень знакомым. Гогмагог решил остаться здесь, и теперь покачивался на волнах, сопротивляясь встречному течению, позволял воде обливать себя и вдруг… получил ответ на свой вопрос.

Сумрак пил воду из фонтана.

Если здесь пёс, значит, рядом рыбак. А рыбак – это…

Гогмагог вздрогнул. Лучше об этом не думать.

Он ударил по воде хвостом и заплыл в самое безопасное место на озере: в чёрный шелковистый ил, намного глубже, чем ветви упавшего дерева.

Глава пятая

– Пес по кличке Сумрак?

Джордж вернулся в коттедж. Всю дорогу домой он бежал, чтобы быстрее сообщить папе о возвращении леди Джейн и Коко.

– Это пёс Клайва. Нового мужа леди Джейн.

– А, да, – проговорил Гейб, смахивая крошки с коленей. – Она упоминала его по телефону. Я очень удивился, честно говоря. Надеюсь, она понимает, что делает, выходя замуж за человека, с которым только что познакомилась. И что он из себя представляет?

– Он фокусник.

– Фокусник? – Гейб вскинул брови. – Леди Джейн вышла замуж за фокусника?

Джордж кивнул.

– И он какой-то странный, по-моему.

– Так, Джордж, – строго сказал отец. – Давай не будем придираться.

– Почему бы тебе не сходить и не поздороваться с ними? Они привезли кучу чемоданов и вещей. Ты бы мог им помочь распаковаться.

Гейб поскрёб щетину на подбородке, обдумывая предложение.

Потом рывком поднялся с кресла, отдёрнул занавеску на окне и устремил взгляд на усадьбу. Он простоял у окна несколько секунд, потом повернулся к Джорджу. На его губах сияла счастливая улыбка.

– А всё-таки хорошо, что они вернулись, да?

– Ты ведь по ней скучал, правда? – спросил Джордж. – По леди Джейн, в смысле.

Улыбка тут же слетела с лица Гейба, как будто он испугался, что слишком многое выставил напоказ.

– Просто полно работы, – прохрипел он, прочистив горло. – Для начала крышу надо залатать. Озеро почистить, а фонтан в последнее время издаёт странные булькающие звуки.

Усадьбе не помешает немного внимания хозяйки. А тебе, я уверен, нравится находиться в компании Коко.

– Так сходи и поговори с ней, – продолжал настаивать Джордж. – Она сейчас дома!

Гейб колебался, стоял у окна и смотрел вдаль.

– Сейчас всё-таки поздно, Джордж. Сходим завтра, – наконец решил он. – Пусть они спокойно устроятся. К тому же утром у тебя занятия.

– Может, я пропущу занятия? – предложил Джордж. – Знаешь, в чём прелесть домашнего обучения, пап? Можно самому всё решать.

Папа улыбнулся.

– Сейчас всё решаю я, сын. И я решаю, что тебе пора ложиться спать.

Как только Джордж закутался в одеяло, он услышал странный шум, как будто кто-то скрёбся под окном.

Он выскользнул из постели, на цыпочках пробежал по ковру, отдёрнул занавеску и подпрыгнул!

Это был Сумрак, он положил передние лапы на подоконник и смотрел на Джорджа своими умными, почти человеческими глазами.

– Сумрак! – воскликнул Джордж. – Ты меня напугал!

Пёс провёл гигантской лапой по стеклу.

– Перестань! – отругал его Джордж. – Ты разобьёшь стекло!

Сумрак снова стукнул лапой в окно. Осторожно приоткрыв створку, Джордж дотронулся до кудрявой груди Сумрака и легонько оттолкнул его.

– Вниз, малыш, – прошептал он. – Слезай отсюда!

Сумрак спустился с подоконника и сделал круг по двору. Потом уселся с высунутым языком, всем своим видом показывая, что ему что-то нужно.

– Что случилось? Ты потерялся?

Сумрак заскулил.

– Всё хорошо, всё хорошо, – прошептал Джордж. – Я отведу тебя домой. И сразу же вернусь назад, ладно? А то у меня будут проблемы.

Джордж снова надел халат, стараясь это делать быстро и бесшумно, нацепил тапочки и выбрался через окно во двор, залитый лунным светом.

– Пошли, – шепнул он Сумраку. – Сюда!

Это необыкновенное чувство, когда тебя сопровождает пёс. Джорджа переполняла радость, когда они с Сумраком пробирались через рощу к проезжей дороге, ведущей в усадьбу.

На какой-то миг он представил, что Сумрак – его собственный пёс и что они вдвоём отправились на поиски приключений. Шуршащий гравий напомнил ему о пляже, куда он когда-то ходил, там вместо песка были мелкие камешки.

И вот уже он – не он, а известный всему миру разбойник, а Сумрак – его верный пёс, и они возвращаются на корабль после удивительно удачной пиратской ночи.

Сейчас он поведёт своё воображаемое стадо украденных овец через лужайку, по трапу… но тут на его корабле открылась дверь, и он снова превратился в Хилл Хаус.

Джордж замер.

Бом! Бом! Бом!



На пороге показался силуэт Клайва, и в тот же миг дедушкины часы в коридоре начали отбивать полночь. Клайв вёл себя как-то подозрительно: оглядывался по сторонам, как будто боялся, что за ним следят. Но было кое-что ещё более странное: в двух клетках он нёс животных. Дыхание Джорджа участилось, когда он понял, что Клайв заподозрил слежку и уставился в темноту.

– Кто здесь? – выдохнул он.

Джордж не успел остановить Сумрака: пёс уже нёсся через лужайку, перепрыгнул изгородь и побежал к ступенькам, разметая гравий в стороны. Хвост его, казалось, сейчас оторвётся.

– Ох, – еле слышно произнёс Клайв. – Это ты. Ш-ш-ш. Не лай, пожалуйста. Я собираюсь провести очень важный эксперимент.

Решив, что лучше не показываться на глаза Клайву, Джордж шмыгнул на другую сторону лужайки и укрылся за изгородью. Клайв удостоверился, что он один, на цыпочках спустился с крыльца Хилл Хауса и направился к фонтану.

Он поднял одну из клеток, и её залил лунный свет. Джордж увидел, что внутри сидит жёлто-зелёный волнистый попугайчик. Птичка стучала клювом по маленькому колокольчику, и тот издавал тоненькую трель.

Потом Клайв поднял вторую клетку, в которой сидел белый кролик.

Кролик ничего не делал, только грыз ярко-оранжевую морковку.

Да что тут происходит?

Видимо, Клайв готовился к одному из своих фокусов, поэтому поставил клетки справа и слева от себя на край фонтана. Потом он наклонился, опустил руку в воду и стал водить ею по кругу, всё быстрее и быстрее, так, что получился водоворот. Он взглянул на луну и закрыл глаза.

– Гогмагог, Гогмагог, Гогмагог, Гогмагог! – запел он.

Потом он приоткрыл клетку попугая, макнул палец в воду и дал каплю воды птичке. То же самое он проделал и с кроликом.

Может быть, Джордж смотрел с такого ракурса, но вдруг он заметил, что поверхность воды в фонтане вспыхнула от лунного света и стала такой яркой, что ему пришлось зажмуриться. Когда он снова открыл глаза, то увидел, что и кролик, и попугай нахохлились и дрожали.

А потом кролик вдруг закрыл глаза и повалился на дно клетки. Через несколько секунд попугай свалился с жёрдочки, на которой сидел, опрокинулся на спину и так замер на кучке опилок.

Джордж был в ужасе. Неужели Клайв убил их?

Первым очнулся попугай. Сначала он задёргал лапками, потом слегка взмахнул крыльями, перевернулся и встал на ноги. Он был растерян и крутил головой из стороны в сторону, с удивлением осматривая свой хвост, крылья и тело.



Потом пришёл в себя кролик, он тоже выглядел ошарашенным.

Он вытягивал шею, пытаясь рассмотреть свой пушистый хвостик, трогал лапами уши, как будто раньше у него их никогда не было.

– Смотри, Сумрак! – взволнованно зашептал Клайв. – Сработало! Я знал, что это возможно, – они поменялись телами!

Сумрак сидел и шумно дышал.

– Попугай теперь в теле кролика, а кролик – в теле попугая.

Говоря это, он взял птичку и посадил себе на палец, как на жёрдочку.

– Ты только посмотри!

Клайв подобрал в клетке кролика недоеденную морковку и предложил её попугаю, и тот тут же охотно стал её клевать.

– Видишь, Сумрак? Я знал, что здесь есть кое-что замечательное – магия фонтана! Я скоро разбогатею!

Сумрак почувствовал, что хозяин очень возбуждён, и начал лаять.

– Ш-ш-ш! – зашипел на него Клайв. – Ш-ш-ш!

Сумрак послушался.

– Это секрет, понял? Хороший пёс. А теперь прости меня, – сказал Клайв Сумраку и воткнул в ухо беспроводной наушник. – Мне нужно сделать важный звонок.

Сумрак понюхал кролика в клетке.

– Кларенс? Это Клайв. Я в усадьбе.

Клайв снова оглянулся убедиться, что никто не подслушивает.

– У меня для тебя подарок. Одна драгоценность уже у меня, можешь приехать и забрать её. А когда заберёшь… скажем так, у меня для тебя будет предложение повкуснее.

Во время разговора он скормил попугаю ещё кусочек морковки.

– Очень-очень вкусное предложение. – И он довольно захихикал.

Джордж громко выдохнул.

– Кто здесь? – Клайв резко повернул голову, выискивая кого-то в темноте. Джордж совсем сжался за изгородью, сердце его выпрыгивало.

Клайв услышал его!

– Сумрак! – позвал Клайв и указал на то место, где прятался Джордж. – Ищи!

Джордж покорно наблюдал, как Сумрак пересёк дорожку, перепрыгнул изгородь и лизнул его в щёку.

– Там кто-то есть? – спросил Клайв.

– Хороший мальчик, – шепнул Джордж на ухо Сумраку, изо всех сил моля, чтобы пёс не выдал его. – Хороший мальчик.

Клайв поднялся на цыпочки и смотрел прямо на них. Похоже, он думал, идти к ним или нет, продолжать ли поиски самому? Джордж крепко зажмурился, отчаянно думая: только бы его не нашли!

– Пошли тогда, – позвал Клайв.

Сумрак ещё раз дружески лизнул Джорджа, перепрыгнул изгородь и потрусил обратно через дорожку к ногам Клайва.

– Хороший мальчик, – сказал Клайв и потрепал Сумрака по голове. – Уверен, ты бы мне сообщил, если бы там был незваный гость.

Он вернул попугая на место, поднял обе клетки и направился назад к дому. Джордж с облегчением выдохнул, но тут же нахмурился. Неужели он и в самом деле только что видел, как попугай и кролик поменялись телами?

А при чём здесь украденные драгоценности? Клайв – вор, что ли? Кто такой этот Клайв, в конце концов, и что он замышляет?

Глава шестая

За завтраком на следующее утро Гейб вручил Джорджу старую книгу, которая прошлой ночью лежала у него на коленях.

– Что это? – пробормотал Джордж, жуя горячий тост с маслом.

Мысли скакали, постоянно возвращаясь к тому, что он видел у фонтана ночью.

– Твоё задание на неделю, – ответил папа. – Ты же знаешь, что было вчера?

– Да, – твёрдо сказал Джордж. – Вчера было воскресенье.

– Да, воскресенье, – проговорил Гейб и отнёс тарелку в раковину. – Но не только.

– Ночь, когда леди Джейн и Коко вернулись домой?

– Ночь летнего солнцестояния. Так что мне кажется, сейчас самое время почитать эту книгу.

Папа сосредоточенно счищал остатки еды с тарелки в раковину, и Джордж не упустил возможности вытереть масляные руки о скатерть. Он изучил обложку книги.

– Сон в летнюю ночь.

– Точно, – сказал папа, сунув тарелку под кран. – Книга одного подающего надежды автора по имени Уильям Шекспир.



– Шекспир? – застонал Джордж. – Это же скукота!

– Ну, не знаю, – сказал Гейб и аккуратно поставил отмытую до блеска тарелку в сушку. – Ты считаешь, что магия – это скучно? Скучно, когда человек меняется головами с ослом?

– Ч-ч-что? – поперхнулся Джордж, в ужасе от того, что отец мог прочитать его мысли и узнать, что Клайв каким-то магическим образом сумел поменять телами кролика и волнистого попугайчика.

Он хотел уже рассказать Гейбу, что видел прошлой ночью. Но потом вспомнил, как рассердился отец, когда Джордж назвал Клайва чудаковатым, и решил промолчать.

– Ладно, – сказал Гейб. Он не расслышал вопроса и направился к двери. – Пойду проведаю леди Джейн.

– А мне можно с тобой?

Гейб указал на книгу.

– У тебя есть работа. – И с этими словами он плотно прикрыл дверь коттеджа и зашагал по направлению к Хилл Хаусу.

Джордж кусал губу и думал. Конечно, надо было прочитать «Сон в летнюю ночь»… Но рядом творилась настоящая магия, свидетелем которой он стал у фонтана. Магия, о которой надо было рассказать Коко.



Он осторожно подошёл к дальнему окну коттеджа и увидел, как Гейб удаляется через рощу. Как только папа скрылся из вида, Джордж кинул тарелку в мойку и побежал за ним. Когда Джордж нагнал его, Гейб уже шагал по гравиевой дорожке к поместью Хилл Хаус. К счастью, по её краю росли большие кусты рододендрона, и Джордж мог незаметно перемещаться между ними.

Дни стояли жаркие и сухие, и от каждого шага Гейба поднималось облачко пыли. Парадная дверь была открыта, но Гейб прошёл мимо неё по тропинке, ведущей к заднему входу.

Теперь можно было идти только по гравию, и Джордж дождался, пока отец повернёт за угол, и поспешил за ним. Он наблюдал из-за угла, как Гейб подошел к задней двери. Изнутри послышался громкий лай, дверь открылась, и на пороге показался Клайв в оранжевом халате с Сумраком на поводке. Сумрак вилял хвостом, высунув язык.

– Прекрати! – прикрикнул на него Клайв, как будто пёс собирался наброситься на гостя. А он и не думал! – Я сказал, прекрати!

Гейб терпеливо ждал, пока Клайв разными способами успокаивал пса, который в этом вовсе не нуждался.

– Осторожно, – предупредил его Клайв таким тоном, как будто пытался напугать Гейба. – Как только он поймёт, что мы друзья, он успокоится.

– Смотри, Сумрак, это друг. Видишь? Мы пожимаем друг другу руки.

Гейб натянуто улыбнулся и пожал Клайву руку.

А Сумрак, разумеется, продолжил переминаться с ноги на ногу и вилять пушистым хвостом.

– Наконец-то успокоился, – сказал Клайв и фальшиво смутился. – Теперь уже точно успокоился. Он бывает такой… агрессивный. По отношению к чужим, разумеется. Не к членам семьи. Чем я могу быть вам полезен?

– Должен представиться, сэр. Я – управляющий имением, Габриэл Оатс.

– Управляющий имением! Ну, конечно! Леди Джейн рассказывала про вас. Клайв Блейз. Это сценическое имя, разумеется. А настоящее – Зуб. Клайв Зуб. Но на афишах плохо смотрелось бы! Очень рад познакомиться с вами. Джейн говорила, вы ухаживаете за озером?

– И за ним тоже.

– И как оно? Гогмагог всё ещё на месте, говорят?

– Его так и не поймали, но да, он в порядке. Только позавчера видел его сам. Он всегда смелеет в несезон. Он уже знает, когда мы закрыты.

– Закрыты?

– Так точно. С марта до первого полнолуния после летнего солнцестояния у нас запрещена рыбалка.

– Как это прекрасно и как старомодно! – воскликнул Клайв, загибая на руке пальцы. – Значит, осталось одна, две, три ночи. А потом?.. Я бы хотел попытать счастья.

– Ох. Боюсь, наши платные клиенты уже забронировали всё время до…

Но Клайв перебил его.

– Я однажды уже рыбачил здесь, много лет назад, с отцом. Именно так мы с Джейн и разговорились на круизном лайнере. «Где вы живёте?» – спросил я её. Наш разговор состоялся сразу же после вечера фокусов, разумеется. Который ей безумно понравился… Хочу сказать, что положительные отзывы о нашем шоу от пассажиров просто зашкаливали… Ах, да, простите, о чём я говорил?

– Вы спросили леди Джейн, где она живёт. – Гейб снова натянуто улыбнулся.

Джордж не переставал удивляться, как такой человек, как Клайв, который без умолку болтает, сможет найти общий язык с таким человеком, как его отец, из которого слова не вытянешь.

– Ну да, конечно. «Где вы живёте?» – спросил я. «Херефордшир», – ответила она. «Самая лучшая рыбалка на карпа в моей жизни была именно в Херефордшире, на озере Гринмаер!» – воскликнул я. «Так это наше озеро!» – сказала она. «Не может быть!» – сказал я. «Да! Вот так совпадение», – обрадовалась она. «У вас там плавает рыбина размером с чемодан», – сказал я. «Гигантский товарищ. Его называют… Гогмагог! – добавила она. – В честь последнего английского гиганта!..» Вот такой разговор. С тех пор мы…

– Заканчиваем предложения друг за друга, – засмеялась леди Джейн, появляясь на пороге.

Лицо Гейба засияло.

Джордж был прав: отец очень скучал по леди Джейн.

– Как хорошо, что вы вернулись, леди Джейн.

– Мы давным-давно знакомы, Гейб. Для тебя я просто Джейн. Вы уже познакомились с моим мужем?

– Я всё ещё никак не могу к этому привыкнуть! – Клайв лучезарно улыбнулся и оставил на щеке леди Джейн мокрый поцелуй, мокрее, чем оставил Сумрак на лице Джорджа.

– Поздравляю, – сказал Гейб.

– Мы поженились в Нью-Йорке, – объяснил Клайв. – По дороге домой. Это было спонтанное решение. Я ей сказал: «У меня так и не получилось поймать Гогмагога».

– Но я-то всё ещё владею гигантской рыбой! – договорила за него леди Джейн.

Клайв и Джейн захихикали. Гейб выдавил улыбку и уставился на свои рабочие ботинки.

– Кстати, о рыбе… – снова заговорил Клайв. – Гейб как раз рассказывал мне, что озеро закрыто для рыбалки.

Клайв приподнял брови, как бы давая знак леди Джейн: сделай что-нибудь!

– Осталось всего несколько дней до нового сезона, – твёрдо проговорил Гейб.

– Не надо на меня так смотреть, Клайв, – сказала леди Джейн. – Это в ведении Габриэла. Ну, пойдём же, – добавила она и взяла Гейба под руку. – Расскажи мне, как вы тут с Джорджем справлялись?

Джордж наблюдал, как трое взрослых людей зашли в дом.

Подозрительное поведение Клайва прошлой ночью означало, что он явно что-то замышляет, и сейчас его отец в опасности. Может быть, Клайв колдун, как в книжках? Злой колдун, который творит тёмную магию. Джорджу надо было найти Коко.

Стараясь не привлекать к себе внимания, Джордж выполз из своего тайного убежища, поспешил назад к открытой парадной двери и заглянул в холл.

В доме печально пахло сыростью, как будто усадьба плакала, пока все были в отъезде. Джорджу надо было торопиться – в любой момент Гейб мог засобираться домой, – поэтому он пробрался сквозь лабиринты старинной мебели сначала в гостиную, а потом в теплую кирпично-стеклянную оранжерею.

Коко сидела там, где он и ожидал её найти: на табуретке своего отца, спиной к двери, и смотрела на пустой мольберт, который, как призрак, стоял посреди комнаты.

Здесь отец Коко, мистер Йошида, всегда рисовал, вплоть до самого развода. Потом он уехал. Вернулся к себе в Японию.

А раньше эта комната была наполнена буйством красок: мистер Йошида любил изображать волны самых невообразимых форм, размеров и цветов.

А теперь, когда он уехал, рисунки растворились вместе с ним.

– У тебя всё нормально? – спросил Джордж.

Коко не шевельнулась.

– Как всё прошло? В круизе?

– Мы виделись с папой в Осаке, – ответила Коко. – И посетили несколько прикольных мест. А все, что было в промежутке, было скучно. На лайнере не с кем было поговорить. Одни старики. – Она повернулась и улыбнулась. – А ещё я скучала по тебе и Гейбу.

Джордж расплылся в улыбке и кивнул.

– Мы тоже по вам скучали.

Джордж резко обернулся на стук двери, которую кто-то толкнул с другой стороны. Оказалось, что это пришёл Сумрак и потрусил прямо к нему.

Джордж протянул ему руку, и пёс тут же её лизнул.

– Зато Сумрак такой чудесный! Везёт тебе, что у тебя такой пёс.

Джордж замолчал, он не был уверен, как отреагирует Коко.

– Как тебе Клайв? – осторожно поинтересовался он. – Тебе он нравится?

– Да ничего, – ответила Коко. – А почему ты спрашиваешь?

– Это прозвучит странно…

Она повернулась, чтобы видеть его лицо.

– Рассказывай!

Джордж глубоко вздохнул.

– Я видел кое-что странное прошлой ночью.

– Типа чего?

– После того, как ты пошла спать, ко мне пришёл Сумрак и позвал меня. Я отправился за ним обратно в усадьбу и увидел, что Клайв на улице…

Джордж от волнения прикусил губу.

– И что?

– Он кое-что делал, Коко. У фонтана. У него был кролик…

– Кролик?

– И птица в клетке. И… кажется, он прочитал одно заклинание.

– Какое заклинание?

– Заклинание про обмен телами.

Коко вытаращила глаза.

– Это неправда.

– Клянусь! Кролик переместился в тело птицы, а птица – в тело кролика.

– Откуда ты знаешь, что они и правда поменялись телами? Они же не сами тебе сказали. Наверное, это был фокус. Клайв – фокусник, к твоему сведению! Правда, тот фокус с часами не очень сработал.

– Я видел, Коко! Своими собственными глазами! – настаивал Джордж. – Он разговаривал с Сумраком, когда колдовал! А потом, после обмена телами, он позвонил по телефону какому-то парню по имени Кларенс.

Глаза Коко вспыхнули при упоминании этого имени.

– Ты его знаешь? – спросил Джордж.

Коко кивнула.

– Это ассистент Клайва. Во время представлений.

– Клайв сказал Кларенсу, что у него есть для него подарок. Одна драгоценность.

– Драгоценность? Он так и сказал?

– Клянусь, – снова повторил Джордж. – Что он мог иметь в виду?

Коко приблизилась к Джорджу, как будто решая, может она ему доверять или нет. Потом глубоко вздохнула, наклонилась ещё ближе и заговорила шёпотом.

– На лайнере произошла одна странная вещь. Одна леди обвинила Клайва в том, что он украл у неё ожерелье во время фокуса.

Она сказала, что Клайв подменил его на фальшивку.

– А он подменил?

Коко пожала плечами, но выглядела она взволнованной.

– Клайв сказал, что она просто забыла, как оно выглядело. Она была такая старая, что все ему поверили.

– Коко, если драгоценность – это и есть ожерелье, то Клайв – преступник!

Они смотрели друг на друга, шокированные этой новостью, но тут Сумрак залаял и бросился к двери. Из гостиной послышался голос леди Джейн.

– Коко. Пора идти! О, привет, Джордж, – сказала леди Джейн, появляясь на пороге. – Прости, что забираю её, но ей надо сначала в парикмахерскую, потом в оптику, а потом к зубному. Мы никуда не ходили в последние полгода. А мне нужно подыскать Клайву подарок на обретение нового дома. Пошли, любовь моя.

Леди Джейн сияла от счастья и ждала, когда Коко пойдёт за ней.

– Приходи после ужина, – прошептала Коко Джорджу, вставая и направляясь к выходу, – и мы всё выясним.

Глава седьмая

Когда Джордж вернулся в коттедж, ему показалось, что день тянулся бесконечно долго. Остаток утра он провёл за кухонным столом и пытался сосредоточиться на «Сне в летнюю ночь», но у него ничего не получалось. Все имена были такими странными: Ипполита, Тесей, а язык такой устаревший («Теперь союз наш близок»), что вскоре он стал лелеять надежду: если он просто ляжет на книгу, может быть, текст каким-то чудесным образом сам запрыгнет к нему в голову?

Следующим, что услышал Джордж, был стук входной двери, от которого он подпрыгнул и проснулся. Это отец пришёл домой на обед.

– Ну, чем занимаешься? – спросил Гейб, снимая ботинки.

– «Сном», – почти не соврал Джордж, он изо всех сил пытался показать папе свой интерес. – Мне, кстати, и правда нравится.

Папа улыбнулся.

– Джордж, это не про сон. В том-то и дело. Происходят странные и чудесные вещи, но всё это правда. В самом конце Оберон, король фей, насылает магию, и все начинают думать, что это был сон. И все персонажи пьесы рады поверить ему.

– Точно, – сказал Джордж. – Это я и имел в виду.

– Ну ладно, и до какого места ты дочитал?

Джордж скривил гримасу.

– Вообще-то, ни до какого.

– Ни до какого? – отец изо всех сил старался быть понимающим и терпеливым, но Джордж видел по его глазам, что он разочарован.

– Прости, пап. Я просто очень устал.

– Ничего, – сказал папа. – Наверное, я сам виноват. Не надо было позволять тебе сидеть допоздна.

Разговор на этом закончился.

Папа сделал им два бутерброда с сыром. Джордж их не очень любил, но понимал, что сейчас, когда папа уже и так расстроен, что он не читал книгу, лучше съесть бутерброд.

«Ради него я постараюсь, – решил Джордж про себя. – Сегодня после обеда выполню двойную работу».

Но как только папа ушёл, и он открыл книгу, то сразу же почувствовал, как его опять затягивает в сон.

Когда Джордж окончательно проснулся, солнце уже было ниже крон деревьев, а рядом с локтем, прижатая любимой папиной чашкой, лежала записка:


Джордж,

Ушёл на игру. Вернусь в 9.30 вечера. Если будут проблемы, обратись к леди Джейн. Ужин в холодильнике.

Три минуты в микроволновке.

Люблю,

Папа

P. S. Тебе надо пораньше лечь спать.


Ну, конечно – вечером по понедельникам папа ходит играть в сквош в спортивный центр со своим другом Спайком.

Но то, что его не будет этим вечером, оказалось хорошей новостью для Джорджа, значит, путь свободен, и Джордж может спокойно встретиться с Коко. В конце концов, им же надо провести расследование.

Разогрев макароны с томатной пастой в микроволновке и запив их апельсиновым соком, Джордж побежал через рощу, потом – по гравиевой дорожке к парадной двери усадьбы Хилл Хаус.

Он уже собирался нажать на звонок, но Коко сама распахнула дверь, она явно давно его дожидалась. Высунув голову, чтобы убедиться, что никто за ними не следит, она поспешно захлопнула дверь и приложила палец к губам. В руках она держала блокнот и карандаш и была настроена на настоящую детективную историю.

– Операция «Фонтан» начинается, – объявила она с самым серьёзным видом. – Для начала сформулируем нашу цель.

– Хорошо, – согласился Джордж, он был очень рад, что его подруга по играм вернулась. – Сначала нам надо выяснить, действительно ли Клайв колдовал вчера ночью.

– Согласна, – ответила Коко, царапая что-то в своём блокноте. – И как мы это выясним?

– Легко. Мы осмотрим кролика и попугая и поймём, обменялись они телами или нет.

– Отлично, – сказала Коко. – Только вот где они?

– Без понятия, – пожал плечами Джордж. – Давай спросим Клайва.

– Но… что если он нам не скажет?

– Тогда мы сразу поймем, что он что-то замыслил! – улыбнулся Джордж.

Клайв и леди Джейн отдыхали в большом зале. Здесь царил порядок и уют и, в отличие от тесной и захламлённой гостиной, почти не было лишних вещей.

Гейб как-то сказал, что гостиная была парадным лицом леди Джейн, она демонстрировала его гостям: там хранились вещи её предков. А зал оставался её истинным лицом: простым и уютным.

Клайв в шортах, сандалиях и кожаной шляпе читал внушительный журнал под названием «Альманах Фокусника». Леди Джейн сидела за письменным столом в длинном лёгком платье и мастерила ожерелье из ракушек.

Сумрак растянулся на полу перед камином, прикидываясь огромным чёрным ковриком из овечьей шкуры. Он поднял голову и навострил уши, когда Джордж и Коко вошли в комнату.

На всякий случай он несколько раз понюхал воздух, просто чтобы убедиться, что это точно они, а потом снова растянулся на полу.

– Клайв? – позвала Коко.

– Ммм? – протянул Клайв, не глядя на неё.

– А можно нам поиграть с кроликом?

Клайв резко опустил журнал. Потом быстро взглянул на леди Джейн, но она была слишком занята, ей попался неровный кусочек ракушки, который никак не хотел нанизываться на нитку.

– Он не обычный питомец, Коко, – улыбнулся Клайв. – Он – артист.

– А волнистый попугайчик?

– Прости, Коко, – сказал Клайв, потягивая остатки красного вина со дна бокала. – Не могу. Почему бы вам не поиграть с Сумраком? Он любит играть.

Сумрак сел и посмотрел сначала на Клайва, а потом на детей, как бы говоря: «Кто меня звал?»

– Можно нам хотя бы взглянуть на них?

– Коко! – Леди Джейн отложила рукоделие и теперь строго смотрела на неё поверх импозантных очков-половинок, которые обычно использовала для чтения. – Ты же слышала, что сказал Клайв.

– Лучше их не трогать, Коко, – добавил Клайв извиняющимся тоном.

Как только детективы покинули комнату, они решили сверить свои наблюдения.

– Он ведёт себя так, будто в чём-то виноват, заметила? – прошептал Джордж.

– Похоже на то, – задумчиво проговорила Коко.

Джордж почувствовал, как что-то мокрое ткнулось ему в руку и посмотрел вниз: Сумрак вилял хвостом. Теперь он чувствовал себя увереннее с псом и слегка почесал его за ухом. На этот раз Сумрак, кажется, остался доволен.

– Как думаешь, где он их держит? В смысле, кролика и попугая.

– В гараже, – уверенно заявила Коко.

Но она ошибалась. В гараже была только старая сломанная детская коляска и рыболовные принадлежности леди Джейн.

– Где ещё они могут быть? – спросил Джордж, когда они вернулись в дом.

Они стояли в гардеробной, и Сумрак не упустил возможности попить из своей миски. Он постоянно хотел пить, но это было понятно: на улице было тепло, а у Сумрака была жаркая меховая шуба.

Коко задумалась.

– Не знаю. Гараж – единственное подходящее место. Они точно не в спальне, и нигде в доме я их тоже не видела.

– Какой он? Клайв.

Коко пожала плечами.

– Мама с ним счастлива, а после расставания с папой она очень грустила, так что это хорошо. И в круизе он был добр к нам. Но…

– Что – но?

– Всё произошло так быстро. Вот они только познакомились, а на следующий день уже поженились. Поэтому я только со стороны могу сказать, какой он. И я очень скучаю по папе – не знаю, зачем ему понадобилось возвращаться в Японию. Я виделась с ним всего пару дней во время круиза…

В этот момент они услышали голос Клайва в коридоре.

– Смотри, что я нашёл в винном погребе. Chateau Beaumains 1945 года! Это место продолжает преподносить подарки!

Было слышно, как Клайв прошёл по коридору и хлопнул дверью гостиной.

Коко обернулась к Джорджу.

– Ну конечно! – прошипела она. – Они наверняка в подвале!

Глава восьмая

– Так, спички здесь. А где фонарик?

Коко шарила по кухне по ящикам. Подвал был огромным и шёл по всему периметру дома. Это идеальное место, если хочешь что-нибудь спрятать, потому что там всегда черным-черно. А ещё это было самое нелюбимое место Джорджа на всём белом свете.

– Это он? – спросил Джордж, неохотно показывая на полку, на которой лежал фонарик.

Вообще-то он его приметил сразу же, как только они сюда зашли, но уже почти жалел, что заметил его. Коко вытянула стул из-под кухонного стола, залезла на него и схватила фонарик.

Она включила и выключила свет несколько раз, чтобы убедиться, что фонарик работает, и спрыгнула со стула. Она была готова действовать.

– Пошли! – её глаза горели от предвкушения. – Давай всё выясним.

Коко торопливо повела Джорджа в коридор, потом к двери за центральной лестницей. Сумрак, который, конечно, не понимал их секретной миссии, радостно скакал рядом с ними и при этом шумно дышал.

Дверь в подвал была замаскирована под стену коридора, и единственным, что её выдавало, была ручка.

Коко дёрнула за неё, и ребятам открылась ветхая и узкая лестница, ведущая вниз, в темноту.

– Держись рядом со мной, – прошептала Коко и включила фонарик. – Так ты не поскользнёшься.

– А мы не можем побыстрее? Ты же знаешь, я ненавижу туда спускаться, – с волнением в голосе сказал Джордж.

– Не будь размазнёй.

– Да ладно, Коко. Здесь и правда стрёмно.

– Почему стрёмно?

– Там внизу могилы.

– Не могилы, а гробницы, – поправила его Коко. – По-моему, они прекрасны. – Коко усмехнулась и подозвала Джорджа кивком головы:

– Пошли! Сумрак ненавидит ходить по лестницам, так что можно оставить его на страже.

Джордж раз-думал, два-думал, три-думал и совсем передумал туда идти, но было поздно. Коко подошла к краю ветхой лестницы. Джордж глубоко вздохнул, ободряюще похлопал Сумрака и поплёлся за Коко вниз по узкой лестнице, одной рукой держась за стену, чтобы не упасть.

Ступеньки повернули, стена превратилась в перила, и следующий пролёт неогороженных ступеней вёл в само подземелье. Они стояли на последней площадке посреди подвала, а направо и налево уходили ряды древних каменных арок.

– Призрак! – ахнула Коко и махнула фонариком, высвечивая полоску от стеллажей с покрытыми паутиной винными бутылками до трёх огромных и мрачных каменных плит.

– A-а-а-а! – сердце Джорджа чуть не выпрыгнуло из груди, и Коко еле успела подхватить его, а то он скатился бы кубарем с лестницы.

– Коко! – нахмурился Джордж. – Прекрати!

Коко только расхохоталась.

– Это не смешно! – обиделся Джордж и кивнул на ближайшие гробницы.

– Чьи они? – спросил он дрожащим голосом.

– Я не знаю, – пожала плечами Коко. – Какие-то мои далёкие предки, наверное. Теперь здесь людей больше не хоронят – это очень старые гробницы. Мама говорит, что один из них был крестоносцем.

Они уже стояли у подножия лестницы.

– Сюда, – прошептала Коко и направилась от гробниц и винных бутылок в другую половину подвала.

– Неужели тебе не стрёмно? – прошептал Джордж. – Жить в доме, под которым могилы?

– Нет, – ответила Коко, шаря фонариком по ближайшему углублению в стене, забитому всяким барахлом. – Наоборот, успокаивает. Они вроде как охраняют нас.

Джордж ненадолго задумался.

– Мама однажды подарила мне щенка, – сказал он. – Чтобы он меня охранял. Но папа отдал его.

Коко направила фонарик так, что теперь они видели глаза друг друга. Джордж сам удивился, что сказал это. Он никому никогда не рассказывал о Снежке. Может, это из-за сна, который он видел прошлой ночью?

– Когда это произошло?

– Ещё до того, как мы сюда переехали.

– Не понимаю, – мягко произнесла Коко. – Если собака должна была охранять тебя, зачем папа её отдал?

– Точно не знаю. Когда мама умерла… какое-то время папа вёл себя довольно странно. Думаю, ему было трудно справляться вначале, но сейчас ему уже намного лучше.

– А как звали собаку?

Джордж улыбнулся. Коко, как и он, очень любила животных.

– Снежка. Она была альбиносом.

– Ух ты. Альбиносы редко встречаются, да?

– Ага, очень редко. Альбинос чихуахуа.

– А где она сейчас?

Джордж пожал плечами.

– Не знаю. Мама взяла её из приюта, так что, думаю, отец просто отнёс её обратно. Я только надеюсь, что Снежка не… ну, ты понимаешь… не разочаровалась в жизни из-за этого. Когда сначала тебя берут в семью, а потом бросают. Понимаешь?

– Если она тогда была щенком, – сказала Коко, положив руку на плечо Джорджа, – она, скорее всего, не помнит. Та к что не волнуйся.

– Ты права, – кивнул Джордж. – Спасибо.

– Думаю, у неё теперь новый дом.

Что-то зашевелилось на потолке, и Коко тут же посветила туда фонариком.

– Летучие мыши, – сказала она.

Десятки летучих мышей спали на потолке вниз головой, каждая размером с кулак. Их мохнатые головы едва высовывались из плотно сжатого кокона кожаных крыльев.

– Смотри-ка! – зашептала Коко, перемещая луч фонарика туда, где из-за дальней арки торчала алая с золотом ткань. Они подкрались поближе.

Ткань была постелена на деревянный стол, а сверху на золотой подставке гордо возвышалась большая раскрытая старинная книга, рядом стоял золотой канделябр с тремя свечами и два предмета, накрытых фиолетовой шёлковой тканью, которые явно напомнили Джорджу клетки кролика и попугая.

– Вот они, – воскликнула Коко и протянула Джорджу фонарик.

Она чиркнула спичкой и зажгла одну из свечей. Пламя дотянулось до воска и разгорелось ярче, отгоняя темноту. Коко приподняла ткань на одной клетке, а Джордж – на другой, под тканью они действительно обнаружили кролика и попугая.

Кролик грыз кусочек моркови, а попугай ковырялся в кормушке, наполненной семечками.

– Хмм, – протянула Коко. – По-моему, в них нет ничего необычного.

– Может быть, Клайв опять поменял их телами? – предположил Джордж.

– Возможно, – с сомнением произнесла Коко.

– А может, они просто привыкли к новым телам.

Коко нахмурилась.

– Что ты хочешь этим сказать?


Коко и Джордж обнаружили кролика и волнистого попугайчика


– Ну, вот представь. Если бы мы с тобой поменялись телами, сначала мы бы просто обалдели. Я бы хотел есть то, к чему привык, и делать то, что обычно делаю. А потом, со временем, я бы приспособился. Быть в твоём теле.

– Хмм, – снова протянула Коко, и Джордж понял, что она всё ещё не верит во всю эту историю с Клайвом-колдуном.

Может, в книге можно найти доказательства?

Джордж стал читать. Это было нелегко, потому что слова были старинными.

– Что там написано? – спросила Коко.

– Песнь Гогмагога.

– Песня, – поправила его Коко. – Песня Гогмагога. Это в старину говорили не песня, а песнь. Слушай.

Коко откашлялась и начала читать вслух.

Прекрасный каменный фонтан
К холму старинному приник,
Его питает сотни лет
Сокрытый от людей родник.
Прекрасный каменный фонтан,
А из него течёт река.
Долины, склоны и леса
Она насытит на века.
Упрямо к озеру течёт,
Туда, где вод прозрачных гладь,
Туда, где ил и глубина,
Туда, где тишь и благодать.

– Погоди! – воскликнул Джордж. – Это описание очень похоже на Хилл Хаус! У нас здесь есть фонтан, и река, и озеро! Как называется эта книга?

Коко открыла обложку. «Книга теней».

Джордж сглотнул.

– Коко… – зашептал он. – Мне кажется, это книга заклинаний.

Коко не обратила внимания на его слова и продолжила читать:

Та м монстр в озере живёт.
Ужасен видом он и строг,
С глазами жуткими и ртом,
Гигант по кличке Гогмагог!
Хранит старинный он секрет:
Когда луной полна природа,
Двоих существ пусть маг возьмёт
И под луной замутит воду.
Четыре раза назовёт
Пусть имя монстра «Гогмагог»
И капнет каждому воды,
Чтоб телом обменяться смог.

– Точно! – воскликнул Джордж. – Это то самое заклинание, которое он читал вчера ночью! Я слышал его!

– Объясни нормально, – потребовала Коко.

– Кажется, оно зашифрованное, – сказал Джордж. – Но я думаю, оно означает вот что: если у вас есть два существа, сделайте воронку из воды в фонтане, произнесите «Гогмагог» четыре раза – Клайв именно так и сделал, – потом дайте каждому существу по капле воды, и они обменяются телами!

Коко молчала, и Джордж видел, что она сомневается в его словах.

– Клайв замышляет что-то плохое, Koкo. Я понимаю, что теперь он – член вашей семьи, но он строит какие-то планы – в этом я уверен.

И тут наверху лестницы зажёгся яркий свет.

– Э-эй?

Это был высокий и певучий голос Клайва, а свет исходил от его телефонного фонарика.

Джордж и Коко замерли от ужаса.

– Здесь кто-нибудь есть?

Глава девятая

Джордж молниеносно набросил ткань обратно на клетки кролика и попугая, а Коко задула свечку.

Послышался скрип шагов, и свет из телефона Клайва принялся подпрыгивать. Клайв спускался по лестнице!

– Туда! – шепнула Коко, выключая фонарик и оттаскивая Джорджа за стопку ящиков.

Джордж закрыл глаза. Сердце бешено стучало. Он глубоко вздохнул и выглянул из-за ящиков. Сначала на нижней ступеньке показались сандалии Клайва, потом лимонные гольфы, потом красные клетчатые шорты и наконец – живот, круглые плечи и кожаная шляпа, подсвеченная телефонным фонариком.

– Kоко! – позвал он. – Ты здесь?

Наверху залаял Сумрак.

– Это да или нет? – спросил Клайв, оглядываясь на пса.

Сумрак не ответил.

– Псы, если честно, – пробормотал он себе под нос, – совершенно бесполезные существа.

Ступеньки снова заскрипели, значит, он спускался ещё ниже. Потом послышались шаркающие звуки, значит, он шёл по пыльному каменному полу через весь зал.

Свет телефона шарил по стенам.

– Дети, – нараспев позвал он. – Выходите, где бы вы ни были.

Джордж затаил дыхание, боясь издать хоть малейший звук.

Пятно света росло, шаркающие шаги подбирались все ближе, пока Клайв не очутился прямо напротив детей, с другой стороны ящиков!

– Привет, ребята!

Он их нашёл! Джордж вздохнул и обречённо опустил голову. Он уже принялся вылезать из-за стопки ящиков, когда понял, что Клайв разговаривает с кроликом и попугаем! Джордж снова затаился за стопкой.

– Пора снова навестить фонтан, – пропел Клайв.

Сандалии опять зашаркали по каменному полу, но на этот раз они удалялись, унося с собой белый свет телефона.

Джордж и Коко ждали в тишине, пока не захлопнулась дверь и они не оказались в кромешной тьме.

– Мы должны пойти за ним! – сказал Джордж. – Он опять будет колдовать!

– Задняя дверь, – проговорила Коко и включила фонарик.

Пробравшись в коридор, Коко стремительно повела Джорджа в гардеробную, а из неё – на улицу через заднюю дверь.

Клайв стоял, согнувшись над фонтаном, и держал клетки с кроликом и попугаем. Джордж и Коко подкрались как можно ближе и теперь наблюдали из-за изгороди, как он торжественно опустил руку в фонтан и начал размешивать воду. На этот раз Джордж заметил, что он двигает рукой не по часовой, а против часовой стрелки.

Сумрак, который сидел на траве неподалёку, зевнул и улёгся на землю, положив голову между лапами, как будто ему было ужасно скучно. Клайв широко раскинул руки и начал напевать, не отрывая взгляда от луны: «Гогмагог, Гогмагог, Гогмагог, Гогмагог!» Затем он намочил палец в воде и дал выпить каплю кролику.

– Теперь видишь? – прошептал Джордж. – Он капает воду ему на язык.

Коко недоверчиво наблюдала за происходящим.

– Смотри, – настаивал Джордж. – Он сейчас проделает то же самое с попугаем.

И, конечно же, Клайв открыл клетку с попугаем и проделал то же самое. И снова поверхность фонтана вспыхнула в лунном свете, ослепив детей, так, что им пришлось отвернуться.

– Теперь они свалятся, – прошептал Джордж.

И, как по подсказке, попугай упал с жёрдочки, а кролик завалился на бок. Коко тихонько присвистнула.

Клайв слегка толкнул животных, но те не шевельнулись.

Спустя минуту напряжённого ожидания попугай взмахнул крыльями и принялся радостно щебетать. Кролик потёр лапками морду, как будто очнулся от глубокого сна; потом принюхался и почесал ухо задней лапой, радуясь тому, что жив.

Клайв был доволен, он вытащил кролика из клетки и протянул ему морковку, и тот принялся её радостно грызть.

– Кто здесь Мастер? – спросил Клайв у Сумрака, который не обращал на хозяина внимания. – Да! Кто волшебник? Кто здесь самый главный?

Телефон Клайва зазвенел, и он воткнул беспроводной наушник в ухо.

– Кларенс! Представляешь? О, у меня фантастические новости… Увидимся завтра. И, э-э-э… я уже говорил тебе о вкусном предложении?

Наступила тишина, пока он кормил кролика ещё одной морковкой.

– Так вот, оно стало ещё вкуснее.

Широко улыбаясь, Клайв посадил кролика обратно и понёс клетки к крыльцу Хилл Хауса.

Убедившись в том, что путь свободен, Джордж и Коко вылезли из-за изгороди.

– Видела? – спросил Джордж.

– Не совсем.

Джорджу очень хотелось, чтобы Коко поверила ему.

– Что значит «не совсем»? Ты же видела это своими глазами! – Джордж чувствовал, как в нём растёт раздражение. – Клайв прочитал заклинание!

– Я видела, как человек поит кролика и попугая водой. И всё, – ровным голосом проговорила Коко.

Джордж вздохнул.

– На этот раз всё было по-другому, не так, как раньше, – признался он. – В первый раз они были такие растерянные. Так я и понял, что они обменялись телами.

– Прости, Джордж, – сказала Коко. – Я поняла, что Клайв вёл себя странно. Но эта ерунда с обменом тел? В это я не могу поверить. Расскажи мне ещё раз, что конкретно ты видел, и теперь уже я буду делать пометки.

Коко достала блокнот с ручкой и приготовилась все записывать.

Джордж помолчал, пытаясь подобрать правильные слова.

– Сначала Клайв положил их на край фонтана, кролика и попугая. Потом размешал воду в фонтане вот так…

Джордж опустил руку в воду, и отражение луны превратилось в бесконечное множество крутящихся звёзд.

– Потом он сказал: «Гогмагог, Гогмагог, Гогмагог, Гогмагог». Потом капнул немного воды им на языки. Вот так…

Джордж взял воды и стряхнул одну каплю на свой собственный язык, и тут он услышал какой-то причмокивающий звук рядом. Это Сумрак встал на ноги и теперь шумно пил, опустив голову в фонтан.

У Джорджа отвисла челюсть.

– Сумрак! Перестань! Не пей воду! – закричал он.

Но день был долгий и жаркий, и Сумрака мучила жажда.

Джордж в отчаянии схватил пса за ошейник и попытался оттащить от фонтана!

– Не будь таким злым, Джордж! – запротестовала Коко. – Он ведь и правда хочет пить!

И тут вспыхнул лунный свет, и Джордж почувствовал головокружение.

– Джордж? – позвала Коко. – С тобой всё в порядке?

– Я случайно сотворил колдовство!

Коко рассмеялась.

– Ты рехнулся!

– Я серьёзно, Коко, – пробормотал Джордж, стараясь не провалиться в беспамятство. – Я превращаюсь в… соба-а-аку!

И в тот же миг всё потемнело.

Глава десятая

– Джордж? Джордж?

Он слышал, что Коко зовет его, и открыл глаза. Всё вокруг было расплывчатым, как под водой. Цвета тоже выглядели однообразно: голубые, жёлтые, серые. Он хотел протереть глаза, но вместо руки поднял мохнатую лапу.

– Что тут происходит? – хотел он сказать, но вместо этого изо рта у него вырвался лай.

– Джордж? С тобой всё в порядке?

Он взглянул на Коко. Но та разговаривала не с ним, а с мальчиком, растянувшимся на земле неподалёку, с мальчиком, который выглядел, как он сам.

Это всё-таки произошло – они с Сумраком обменялись телами!

Коко потрясла мальчика за плечо.

– Джордж, проснись.

Мальчик открыл глаза.

– Что случилось? – пробормотал он. – Подожди…

Он сел, испуганно глядя на своё человеческое тело и не веря своим глазам.

– У меня руки!

– Джордж, хватит валять дурака! – разозлилась Коко.

– Я не Джордж, я – Сумрак! – воскликнул мальчик, разглядывая вытянутые руки. И внезапно он пришёл от них в дикий восторг.

– Ух ты! Я всегда о них мечтал! Знаешь, как неудобно открывать дверь мордой. Погоди. Я могу говорить? Ничего себе! И ходить на двух ногах? И я такого же роста, как и ты! И я – мальчик!


– Я не Джордж, я – Сумрак!


– Джордж, пора спать! – крикнул Гейб с дороги.

– Джордж, – Коко посмотрела на мальчика. – Тебя папа зовёт.

– Я не Джордж, – настаивал мальчик. – Я Сумрак!

– Прекрати! – весело сказала Коко. – Хватит меня дурачить.

– Пора домой, Koкo! Уже поздно.

Леди Джейн стояла на пороге Хилл Хауса.

– Джордж, пошли! – нетерпеливо позвал Гейб.

– О, привет, Гейб, – воскликнула леди Джейн. – Я и не заметила тебя. Утром в сад?

– Точно, – ответил Гейб. – Но сначала надо подправить изгороди. А сейчас надо кое-кого увести в кровать. Он уже довёл себя до ручки. Падает от усталости. Пошли, Джордж. Пошли по-хорошему, или мне придётся отвести тебя под конвоем.

Но мальчик не сдвинулся.

– Джордж! Надо идти! – пыталась убедить его Коко. Она помогла ему подняться и подтолкнула в сторону Гейба.

– Только посмотри! – воскликнул Сумрак. – Две ноги! Я никогда не привыкну к этому!

Он шёл, шатаясь и нагнувшись, по гравиевой дорожке, а Джордж скакал вокруг него, в отчаянии размышляя, что будет дальше.

– Спокойной ночи, Джордж! – крикнула Коко с крыльца.

– Джордж – это пёс, – Сумрак указал ей на пса. – А я – Сумрак.

Они дошли до Гейба, который выглядел озадаченным.

– Джордж? – с недоверием спросил он. – С тобой всё хорошо?

– Простите, – сказал Сумрак, нюхая воздух. – Я почти уверен, что вы – папа Джорджа, но я потерял обоняние. Можно я понюхаю вас сзади?

– Прости, что?! – переспросил Гейб, он был не уверен, что правильно расслышал.

– Или лизнуть. Можно я вас лизну?

– Нет, ты не можешь меня лизать, – раздражённо сказал Гейб и зашагал к коттеджу. – Что с тобой творится?

– Вы можете идти чуть медленней? – попросил Сумрак, когда они дошли до рощи. – Всё-таки ходить на двух ногах – мудрёное дело.

– Джордж, я серьёзно. Что происходит? Ты что-то пил?

– Сколько можно говорить, Джордж – вот. А я – Сумрак.

– Он говорит правду! – закричал Джордж. Но из его пасти снова вырвался только возбуждённый лай!

– Пошёл отсюда, Сумрак, – сказал отец, указывая назад. – Давай, давай, уходи!

– Пап, это же я! – закричал Джордж, но разразился только протяжным лаем.

– Эй! – сказал Гейб и вытащил что-то из-за двери коттеджа. – Что это такое?

Палка! Джордж почувствовал, как по спине пробежала волна радостного возбуждения. А сзади было какое-то приятное чувство. Он вывернул шею, чтобы посмотреть, что это такое. Ну, конечно, он вилял хвостом!

– Лови! – крикнул Гейб.

Джордж видел, как в замедленной съёмке, что он отводит руку назад и подбрасывает палку в воздух. Она подлетела до кроны деревьев, перевернулась в воздухе, и Джордж побежал! В этот момент казалось, что нет ничего важнее, чем поймать эту палку.

Палка начала медленно падать, и Джордж точно знал, когда тот самый правильный момент, чтобы подпрыгнуть и поймать её. Его челюсти сомкнулись, схватив палку в полёте. Он поймал!

Он тяжело приземлился, всё его тело наполняла радость. Он переминался с ноги на ногу, и когда лёгкие наполнились особым ночным воздухом, мир вокруг снова стал реальным. Он обернулся к Гейбу, бешено виляя хвостом.

И в тот же миг услышал, как дверь коттеджа захлопнулась.

Глава одиннадцатая

Джордж был совершенно сбит с толку.

Как родной отец мог его вот так выставить за дверь? Неприятная мысль пришла ему в голову.

Может быть, Гейб не любит собак? Он бросил ему палку только для того, чтобы избавиться от него. Для папы сейчас он был просто надоедливым псом по кличке Сумрак. А пёс Сумрак превратился в его любимого сына Джорджа.

Он ощутил приступ зависти. Коттедж был его домом, но сейчас ему туда нельзя! Как-то надо дать понять папе, что произошло, и вернуть всё назад.

Он закрыл глаза и набрал полные лёгкие воздуха. Будучи псом, он приобрёл суперспособности, надо только понять, как их лучше использовать. Конечно, зрение стало мутным и бесцветным, зато нюх дорисовывал картину вокруг: коттедж, например, пах заплесневелыми, покрытыми лишайником стенами и заросшей мхом шиферной крышей. Дорожка под ногами – трухлявой кедровой щепой, а берёзы над головой благоухали сладковатым лесным ароматом. Слух тоже обострился и вышел на новый уровень: он прислушался и смог с кристальной ясностью различить звук, с которым гусеница жевала травинку, птицы щебетали на вершинах деревьев, кролики шуршали в терновнике, а в доме переговаривались между собой Гейб и Сумрак.

– Эээ… Думаю, тут какая-то ошибка, – говорил Сумрак.

– Какая ошибка? – спросил Гейб.

Джордж понюхал землю: на ней отпечатался запах от отцовского ботинка, такой чёткий, как будто это был след. А рядом – ещё один. Он прошёл по запаху до крыльца дома, понюхал ручку и учуял запах папиной руки. Эх, если бы можно было заглянуть внутрь…

– Мне надо на улицу, – говорил Сумрак.

– Не валяй дурака, Джордж. Ты уже давным-давно должен спать.

Ну конечно! Окно. Джордж приподнялся на задних лапах и положил передние на подоконник.

К счастью, шторы были ещё открыты: Сумрак в виде мальчика стоял у двери, и его было не видно, а Гейб сидел за кухонным столом и смотрел перед собой в прострации.

– Я не Джордж, – продолжал настаивать Сумрак. – Я твержу вам об этом, но вы мне не верите.

– В самом деле? – спросил Гейб, скрещивая руки на груди. – И кто же ты тогда?

– Сумрак. Помните? Пёс Клайва! Фонтан перед домом сотворил какое-то странное колдовство. Джордж переместился в моё тело, а я – в его.

Гейб вздохнул и покачал головой.

– Джордж, тебе уже почти десять лет. Тебе не кажется, что ты перерос такие игры?

– Но это правда!

– Ладно, хорошо, ты – пёс, – устало проговорил Гейб. – Но тебе всё равно пора ложиться спать. Может, ты… голодный?

Наступила тишина.

Сумрак пытался сложить слова, но у него ничего не выходило.

– Простите… – наконец выдавил он. – Не могли бы вы повторить ещё раз?

Гейб пожал плечами.

– Ты голодный?

Сумрак прищурился.

– Да… Я голодный… А что?

– Ну тогда возьми что-нибудь сам в холодильнике.

Сумрак рассмеялся.

– Хороший розыгрыш, – сказал он, показывая пальцем на Гейба. – Вы меня почти поймали.

Гейб казался смущённым.

Лицо Сумрака изменилось.

– Ох, ты ж! Так вы серьёзно? Вы в самом деле предлагаете мне?..

Он побежал к холодильнику и распахнул его.

– Конечно! Я же человек. Я – твой сын, – сказал он, хватая лаймовый пирог, оставшийся с воскресного обеда. – Поэтому я могу брать всё что хочу из холодильника!

Сумрак откусил огроменный кусок.

– Ох, ничего себе, – пробормотал он, набивая рот хрустящим бисквитом с вкуснейшим лаймовым кремом. – Как хорошо. И что, я могу взять из холодильника всё, что захочу? Абсолютно всё?

Шерсть на шее у Джорджа встала дыбом, а из живота наружу вырвалось низкое рычание. Он злился! Уши прижались к голове, а хвост перестал вилять и стал крепким, как палка.

Сумрак был в его доме с его папой и ел его еду!

– Надо прекратить! – закричал он. – Прекратить это немедленно!

Но, конечно же, из его пасти вырвался лишь злобный лай, который заставил папу и Сумрака с удивлением выглянуть в окно.

– Это мой пирог! – лаял Джордж. – Я оставил его для себя!

Сумрак, кажется, понял лай Джорджа и быстро поставил тарелку на кухонный стол, а потом поднял руки вверх, как будто сдаётся.

– Прости, Джордж, – сказал он. – Виноват.

Гейб же, напротив, прошагал по комнате и открыл дверь коттеджа.

– Пшла! – рявкнул он. – Пшла отсюда!

Но Джордж не мог уйти; ему некуда было идти. Вместо этого он сделал единственную вещь, которая пришла ему в голову: он проскочил мимо Гейба и забежал в коттедж.

– Аааа! – удивлённо закричал Гейб.

– Не кусайся! – завопил Сумрак, выставляя руки вперёд. – У меня нет шерсти, и мне будет больно!

Сердце бешено стучало у Джорджа в груди, он моментально окинул взглядом всё: марокканский коврик, бархатное кресло отца, потрёпанный кожаный диван, деревянный кухонный стол – всё то, что делало его счастливым и спокойным, правда, раньше он не понимал, насколько счастливым и спокойным он был до этого момента.

– Папа, это я! – лаял он. – Это я, Джордж!

– Я пытался ему объяснить, – виновато проговорил Сумрак. – Но он меня не слушает.

– Вон! – заорал Гейб на Джорджа, бегая за ним кругами. – Вон из моего дома! Да что же такое сегодня происходит?

Гейб бросился на Джорджа, и снова всё замедлилось, как в кино. Движения отца стали неспешными и предсказуемыми, и Джордж проскочил мимо него в свою спальню.

Сумрак стоял на пути, и Джорджу пришлось его обогнуть. Задней ногой он случайно сбил основание торшера, и тот медленно упал, а лампочка взорвалась фонтаном стеклянных осколков!

Джордж отвлёкся на секунду, и Гейб тут же этим воспользовался: он бросился вперёд и схватил его за ошейник… Время снова вернулось в привычное русло, Джордж еле дышал.

– Папа, отпусти меня! – взвыл он. – Это я, Джордж! Ты не узнаёшь меня? – Он просто бился в агонии. Всю дорогу до Хилл Хауса Гейб тащил волоком его через рощу, вверх по дороге, и – самое неприятное – по каменным ступенькам. Он не ослабил хватку, даже когда звонил в дверь и даже когда Клайв её открыл.

– Oх, – выдохнул Клайв, кутаясь в свой оранжевый халат. – Привет, Сумрак.

– Он забежал в коттедж и лаял, как полоумный, – объяснил Гейб. – Думаю, он переживает из-за переезда.

– Псы, они такие, – весело отозвался Клайв. – Загадочные существа. – Он присел на корточки и заглянул Джорджу в глаза. – Я всё время думаю: что там происходит внутри, в этих крошечных мозгах?

– В общем, – продолжил Гейб с натянутой улыбкой, – думаю, он забыл, где живёт.

– Не проблема-а-а, – пропел Клайв и отошел в сторону, заводя Джорджа в дом. – Это во-о-овсе не проблема-а-а.

Гейб кивнул, и, к великому облегчению Джорджа, отпустил, наконец, его загривок.

– Ах, да, – спохватился Клайв. – Пока вы здесь – хотел спросить насчёт рыбалки…

– Да? – взглянул на него Гейб.

– Озеро закрыто, это я помню. А если я вам дам пятьдесят фунтов, – предложил Клайв, коварно ухмыляясь, – то вы разрешите мне поохотиться на Гогмагога?

Гейб прищурился.

– Вы не идёте на уступки, мистер Оатс. Ну что ж… пусть будет пятьдесят пять, – не отступал Клайв. Говоря это, он вытащил две хрустящие банкноты из кошелька и засунул их Гейбу в нагрудный карман. – Это останется между нами, – подмигнул он.

Наступила тишина. Джордж, который теперь был на одном уровне с рукой Гейба, прекрасно видел, как тот сжимает и разжимает пальцы, изо всех сил пытаясь контролировать ярость.

Затем он медленно и решительно вытащил банкноты из кармана и вложил их опять в пухлую ладонь Клайва.

– Давайте забудем о том, что только что тут произошло, хорошо? – предложил он.

Затем он развернулся и пошёл назад по каменным ступеням, мимо фонтана к подъездной дороге.

Клайв закрыл за ним дверь, вытер тапочки о придверный коврик и улыбнулся Джорджу.

– Иди ко мне, Сумрак, – позвал он и похлопал себя по коленям.

Джордж посеменил к нему.

– АЙ!

Клайв резко ударил пса по носу!

Джордж чуть сознание не потерял от неожиданности. Так больно ему ещё никогда в жизни не было, даже когда он свалился с высокой яблони и сломал руку – какая-то смесь головной боли и укуса осы. Глаза наполнились слезами, а голова просто раскалывалась от боли.

– Не убегай больше! – отчитывал его Клайв.

Джордж попытался сказать что-то, но смог только жалобно заскулить.

– Посмотри только на свои лапы: какие они грязные! Чтобы в нашу кровать даже и не вздумал приходить. Пошли.

Тапочки Клайва зашаркали по полу коридора, и у Джорджа не оставалось выбора, кроме как идти за ними. Но в довершение всех бед ноги Клайва ужасно воняли и, пока они шли на кухню, Джорджа чуть не стошнило. Вот она, обратная сторона супернюха, подумал он. Теперь он чувствовал даже запах чёрной грязи, которая была у Клайва под жёлтыми ногтями на ногах.

Клайв повёл Джорджа в гардеробную, керамическая плитка там так сильно пахла дезинфицирующим средством, что почти пере бивала тошнотворный запах ног Клайва.

Свет погас, дверь в гардеробную захлопнулась, и Джордж остался в полном одиночестве.

Стоп… что, вот здесь ему и придётся ночевать?

Джордж принюхался. Еды не было. Только собачья лежанка и миска с водой.

Леди Джейн вошла на кухню, и Джордж навострил уши. Может, она даст ему еды? Он поскрёбся в дверь, но ни Клайв, ни леди Джейн не обратили на него внимания.

– Меня кто-нибудь слышит? – заскулил он.

Замочная скважина была достаточно широкой, и, если повернуть голову под правильным углом, то можно было разглядеть Клайва, который сидел за кухонным столом.

– Звонил Кларенс, – сказал Клайв. – Он, скорее всего, будет проезжать завтра мимо.

– Твой ассистент Кларенс? – спросила леди Джейн. – O, тебе, наверное, хочется с ним повидаться.

Щёлкнул тостер, открылась дверь холодильника, потом послышался звук ножа, скользящего по тосту и намазывающего на него масло. Масло быстро таяло, и его аромат мгновенно просачивался сквозь замочную скважину прямо в ноздри изнывающему от голода Джорджу.

Горячий тост с маслом, его любимый перекус перед сном!

– Спросить его, может, он захочет у нас переночевать? – предложил Клайв.

– Конечно, – ответила леди Джейн.

Послышалось цокание её каблучков по каменному полу, и Джордж тут же подскочил, навострил уши, хвост его ходил из стороны в сторону, а пасть наполнилась слюной. Он был уверен, что сейчас откроется дверь в гардеробную.

Но свет на кухне погас, дверь захлопнулась, а шаги леди Джейн и Клайва звучали так: шлёп-шарк-цок-цок, и удалялись по коридору в холл, унося с собой запах горячих тостов с маслом. Джордж тяжело вздохнул, лёг и положил голову на пол.

Ему предстояла долгая ночь.


Глава двенадцатая

– Джордж! У нас для тебя сюрприз!

Ему опять снился тот же самый сон, сон, в котором мама дарила ему Снежку.

– Закрой глаза и вытяни руки.

Но на этот раз, вместо острых крохотных коготков, он почувствовал тепло мягкой и нежной кожи.

– Теперь можешь посмотреть.

Это был младенец! Малюсенький, розовый человеческий детёныш в подгузнике. Младенец с тёмными волосами и карими глазами, такими же, как у него самого.

– Как ты его назовёшь? – спросила мама.

Младенец сморщил личико. Сжал кулачки и заголосил. У него начали прорастать шерсть, вытягиваться уши и морда, он стал всё больше и больше напоминать маленького чёрного щенка!

– Сумрак, – позвал голос. – Сумрак?

Джордж проснулся и увидел перед собой расплывчатый силуэт леди Джейн.

– Пора пи-пи.

Он растерянно заморгал. И тут всё всплыло в памяти: обмен телами с Сумраком, отец, который не узнал его, ночь в гардеробной…

Он с усилием поднялся на ноги и отряхнулся. Уши приподнялись, шерсть на загривке встала дыбом, тревожная волна пробежала от хвоста до шеи, заставив его обнажить зубы, клацнуть челюстями и мучительно зевнуть. Он всё ещё пёс!

– Леди Джейн! – залаял он. – Это я, Джордж!

– И тебе доброго утра, засоня, – улыбнулась она, совершенно не понимая его тревог.

– Я не засоня! – гавкнул Джордж. – Я нервничаю!

– И я тебя люблю, – сказала леди Джейн, опускаясь на колени и обнимая его. Потом, прежде чем он сообразил, что происходит, она вывела его на улицу через заднюю дверь и захлопнула её.

Джордж стоял на холодном воздухе и переминался с ноги на ногу.

Никакой надежды: надо найти Коко и расколдоваться.

– Пожалуйста! – заскулил он. – Впустите меня!

Но леди Джейн не открывала.

Он прекрасно слышал, как она гремит посудой, заваривая чай на кухне. Но она его не слышала. Неужели вот так псы и проводят свои дни: в ожидании, что кто-нибудь откроет дверь?

Он и лаять попробовал, но ответа не было. Тогда он побежал к парадной двери, встал на задние лапы, а передней нажал на звонок.

– Я открою! – крикнул Клайв со второго этажа.

Быстро смекнув, что к чему, Джордж спрятался за одним из лавровых деревьев, которые стояли по обе стороны крыльца.

Клайв отпер дверь и высунул голову.

– Ох, – разочарованно протянул он, никого не обнаружив.

Озадаченный, он вышел из дома и остановился на верхней ступеньке.

Джорджу того и надо было: он бесшумно проскользнул мимо него в дом.

– Э-эй? – покричал Клайв, осматривая дорогу, ведущую к дому.

Но Джордж уже был наверху, прошмыгнул мимо открытой двери в спальню леди Джейн и пересёк площадку перед комнатой Коко.

Её дверь была слегка приоткрыта, и Джордж мягко и бесшумно подтолкнул её носом.

Шторы в комнате были задернуты, а Коко спала в постели.

Джордж приблизился к ней и лизнул в руку. Коко приоткрыла один глаз.

– Уйди, – пробормотала она и откатилась от края, повернувшись к нему спиной.

Джордж ткнул её носом. Никакой реакции.

Он должен был как-то дать ей понять, что случилось. Но как? И тут его взгляд упал на письменный стол Коко, он подошёл ближе и обнюхал его. На столе стояла тарелка с крошками пирога – лимонный кекс, если его не подвёл нюх, – там же лежал бинокль и… О, да! Школьные принадлежности.

Он стащил со стола на пол блокнот и открыл его лапами.

Потом вернулся за ручкой и, зажав её зубами, начал писать.

Но ничего не выходило: он не видел бумаги.

А когда отступил назад, чтобы посмотреть, увидел только бессмысленные каракули.

Нет, надо придумать другой способ…

На нижней полочке он заметил знакомый жёлтый мешочек. Это же игра «Бананаграмы»!

Единственная сложность была расстегнуть молнию. Молнии не предназначались для тех, у кого лапы вместо рук.

К счастью, на мешочке с одной стороны была маленькая коричневая петелька, похожая на банановый черешок. После нескольких попыток Джордж сумел отогнуть её лапой, а потом зубами подвинул молнию.

Как только отверстие в мешочке получилось достаточно широким, он схватил его зубами за другой конец и стал трясти, пока все буквы не высыпались на деревянный пол.

Теперь возникла ещё одна проблема: некоторые буквы перевернулись, и без рук их невозможно было перевернуть обратно. Сообщение должно быть коротким. Одну за другой Джордж нашёл все необходимые буквы и носом расставил их по местам.



Закончив с этим, он крепко зажал зубами край одеяла Коко и, поднапрягшись, бросился бежать по комнате, стаскивая его с кровати.

Коко подскочила.

– Эй! – завопила она. – Что происходит?

– Смотри! – залаял Джордж, перепрыгивая буквы из «Бананаграмма» и указывая ей носом на сообщение. – Я оставил тебе сообщение!

– Сумрак! – нахмурилась Коко. – Не трогай мои вещи!

И, не говоря больше ни слова, она раздражённо сгребла все буквы, и запихнула их обратно в мешочек. Потом она засунула мешочек на самую верхнюю полку, постелила одеяло на кровать и снова нырнула под него.

Через несколько секунд она уже мирно сопела.

Оставался только один способ: надо было поговорить с Сумраком.

Глава тринадцатая

Первым препятствием для Джорджа стала входная дверь в Хилл Хаус. Клайв её закрыл на засов, и Джорджу пришлось встать на задние лапы и снять задвижку. Джордж остановился на верхней ступеньке и осмотрел лужайку, подъездную дорогу и рощу. Хотя, скорее, он их обнюхал: для собачьего глаза пейзаж представлял собой просто мешанину синего, жёлтого и серого, а вот запахи, долетающие до его ноздрей, были яркими и острыми.

Сейчас впервые он заметил, что ему не нужно втягивать в себя воздух, чтобы унюхать что-то (как это делают люди), наоборот, его нос постоянно работал: вынюхивал, выбирал, исследовал. А что это за тонкий аромат, доносящийся с лёгким бризом? Джордж погрузился в него: глубокий, земляной запах, будоражащий, пробуждающий восторг, интерес, благоговение и страх. Он должен был найти источник этого запаха. Он сбежал со ступенек, пронёсся по покрытой росой поляне, сменил траекторию, и вот оно: он напал на след. Здесь! Он склонился к земле, закрыл глаза и глубоко вдохнул. Ну конечно! Он сам себе кивнул. Какашка барсука.

Он уже хотел изваляться в ней, когда услышал тележку Гейба, громыхающую в роще.

Джордж замер: навострил уши, поднял хвост. Папа собирался проверить изгороди, а ездить на электрокаре было одним из самых любимых в мире занятий Джорджа, особенно, когда Гейб брал его с собой.

– Пап! – залаял Джордж и побежал за ним. – Подожди меня!

Но когда Джордж добежал до деревьев, Гейб был уже далеко.

«Ладно, – решил Джордж. – Мне надоело, что на меня не обращают внимания».

Через несколько секунд он уже лаял под дверью коттеджа.

– Открывай! – потребовал он. – Это я, Джордж!

Никакой реакции. С той стороны двери раздавались чавкающие звуки.

– Сумрак! – гавкнул Джордж. – Открой дверь!

Чавканье прекратилось, а потом возобновилось опять.

– Перестань игнорировать меня! Я знаю, что ты там!

Послышался вздох – и Сумрак открыл дверь, а Джордж увидел самого себя. Его рот был набит чем-то, что он тут же опознал как стейк и пирог с почками. Все кухонные шкафы были открыты, по всему полу валялись упаковки, а холодильник был почти пуст.

– Джордж, – пробормотал Сумрак, продолжая жевать, изо рта у него пахнуло слоёным тестом. – Чем занимаешься?

– Нет, это чем ты занимаешься? – залаял Джордж.

– Eм, – ответил Сумрак, едва не подавившись. – А что, не похоже?

– Ты не можешь вот так взять и съесть всю еду!

– Почему? Могу! Смотри.

Сумрак разорвал пачку мармеладного печенья и запихнул сразу три штуки в рот, одно за другим!

– В доме полный бардак! Папа очень рассердится!

Сумрак оглядел мусор на полу, как будто видел его первый раз в жизни.

– Надо навести порядок, – сказал Джордж, взял в пасть пустую хрустящую упаковку и положил её рядом с мусорным ведром. – Давай, я тебе помогу.

– Прости, – сказал Сумрак с набитым печеньем ртом. – Я слегка увлёкся.

– Всё нормально, – успокоил его Джордж. – Но быть человеком – не то же самое, что псом. Не получится делать только то, что хочется.

– Понял, – сказал Сумрак и выбросил пустую упаковку от чипсов.

Джордж почувствовал, что его хвост расслабился.

– Хотя бы ты меня понимаешь, – вздохнул он. – Из людей меня не понимает никто.

– Странно, правда? – проговорил Сумрак, пока они вместе убирались на кухне. – Псы понимают всё, что говорят и делают люди, а у людей нет ни малейшего понимания собак.

– Вот поэтому нам и надо расколдоваться, – пролаял Джордж. – Только так я смогу предупредить леди Джейн про Клайва.

– Правильно, – ответил Сумрак. Но в его взгляде читалась неловкость.

– Он ведь преступник, да? – снова залаял Джордж. – И он украл драгоценности.

– Прости, – сказал Сумрак и покраснел. – Я не могу в это вмешиваться.

– Что он затевает?

– Джордж! – Сумрак захлопнул крышку мусорного ведра. – Клайв – мой хозяин. Плохой он или хороший, это меня не касается.

– Нет, это тебя как раз очень даже касается! – гавкнул Джордж, и его хвост снова встал торчком. – Он замышляет что-то плохое, и мы должны выяснить, что!

– Нет, Джордж, – ответил Сумрак. – Это ты должен выяснить. А я должен был преданным другом.

Наступила тишина, Джордж раздумывал, что же ему делать.

– Отлично, – наконец гавкнул он. – Я хочу вернуть своё тело.

– Что? Прямо сейчас?

– Да! – Джордж почувствовал, что уши прижались к голове. – Прямо сейчас.

– Ну, хорошо, – медленно проговорил Сумрак, потом помолчал и добавил: – А не хочешь для начала как следует повеселиться?

– Повеселиться? – резко выкрикнул Джордж. – Вся моя семья в опасности!

– Ты правда так считаешь? – спросил Сумрак. – Ты уверен, что не принимаешь всё слишком близко к сердцу?

Джордж зарычал.

– Да ладно тебе, Джордж, такой шанс выпадает раз в жизни! Ты можешь узнать, каково это – быть псом, а я узнаю, как ты себя чувствуешь человеком. Тебе когда-нибудь щекотали животик? Представляешь, как это здорово?

– Если честно, не совсем, – признался Джордж.

– Давай, ложись-ка, – сказал Сумрак. – А теперь перекатывайся на спину.

– Я не хочу.

– Ути-пути! – Сумрак почесал шёрстку на груди у Джорджа, и Джордж почувствовал, как приятная волна прокатилась по спине до самого хвоста.

– Прекрати, – сказал Джордж, надеясь, что Сумрак его не послушается.

– Увидимся на другой стороне, братец.

Джордж не очень понял, что произошло потом: по телу пробежал электрический разряд и наполнил всю комнату мерцающими звёздочками. Когда он больше уже не мог вынести этого блаженства, Сумрак перестал его щекотать, и он обнаружил, что лежит на спине, все четыре ноги болтаются в воздухе, пасть широко открыта, а сам он беззвучно смеётся.

– Вот видишь! – усмехнулся Сумрак. – Тебе ещё надо многому научиться, чтобы понять, каково это – быть псом! Нет, в самом деле, тебе это понравится.

Джордж переминался с ноги на ногу, пытаясь отдышаться.

– Я всё понимаю, – он говорил быстро и сбивчиво, стараясь прийти в себя. – Я люблю собак, и мне всегда было интересно, каково это – стать псом. Все эти запахи, хотя бы. Я навсегда их запомню, на всю жизнь. И как я бегал за палкой – незабываемый момент. Но мне надо выяснить, что замышляет Клайв, и я не могу сделать этого в теле пса.

Сумрак медленно кивнул, потом указал на дверь.

– Тогда пошли.

– А куда мы пойдём?

– К фонтану, – Сумрак улыбнулся. – Кажется, ты не очень рад. Давай поменяемся назад. Видишь, псы, они такие. Командные игроки.

Глава четырнадцатая

– Итак, – заявил Сумрак, когда они подошли к фонтану. – Настало время поменяться телами.

Клайва нигде не было видно. Гейб вернулся с обхода территории, но и он, и леди Джейн находились на безопасном расстоянии, в садике при кухне.

– Давай, Джордж, твори свою магию. По крайней мере, у меня получится сегодня два завтрака, если мы обменяемся телами обратно прямо сейчас, – сказал Сумрак.

– Я не могу, ты забыл? – залаял Джордж и поднял лапу. – У меня же нет рук и я не могу говорить.

– Верно, – согласился Сумрак. – Странно, как мы, люди, все время об этом забываем?

– Мы – люди? – повторил Джордж.

– Люди на время, – поправился Сумрак. – Тогда скажи, что я должен сделать?

– Хорошо, – ответил Джордж. – Сначала размешай воду рукой против часовой стрелки.

– Вот так? – спросила Сумрак, размешивая воду.

– Отлично, – тявкнул Джордж. – Потом произнеси волшебные слова:

«Гогмагог, Гогмагог, Гогмагог, Гогмагог».

Сумрак сделал всё, как сказал Джордж.

– А теперь нам надо будет одновременно выпить воды, – добавил Джордж. Он наклонился и лизнул воду; она была сладкая и прозрачная, как и говорилось в заклинании.

– Отлично, – сказал Сумрак, набирая пригоршню воды и делая глоток. – А что теперь?

– Сейчас мы глубоко заснём, – проворчал Джордж и улёгся на землю, прикрыв голову лапами.

– Понятно, – спокойно сказал Сумрак и уселся рядом.

Они закрыли глаза.

Где-то стучал дятел, белка проскакала по лужайке, а солнце показалось над крышей Хилл Хауса и сразу же направило на них свои лучи.

– Не сработало. Так? – то ли спросил, то ли констатировал Сумрак.

Джордж открыл глаза и оглянулся, осматривая себя. Он по-прежнему был покрыт чёрной шерстью, у него был пушистый хвост и четыре огромные лапы.

– Может, попробуем ещё раз? – пробурчал он.

Сумрак снова размешал воду, произнёс волшебные слова, а потом они оба выпили воды. Но опять ничего не произошло.

– Точно «Гогмагог» надо произносить четыре раза? – спросил Сумрак.

– Да, – уверенно ответил Джордж, его расстройство уже перерастало в раздражение. Он процитировал:


Двоих существ пусть маг возьмёт
И под луной замутит воду…

– Погоди секунду, – воскликнул Сумрак. – Ты сказал «под луной»?

Наступило долгое молчание.

– Значит… – осторожно заговорил опять Сумрак. – Всё должно происходить ночью. Правильно? Чтобы луна отражалась в воде.

– Наверное, – тяжело вздохнул Джордж, не желая признавать свою ошибку.

– Облом, – воскликнул Сумрак. – Придётся ждать, когда стемнеет.

Джордж снова вздохнул и опустил голову. Сумрак почесал его за ушком, стараясь успокоить.

– Да ладно, ещё денек побудешь псом. Не самая худшая вещь в мире.

– Может, ты и прав, – пробормотал Джордж.

– Пощекотать животик? – предложил Сумрак.

– Давай! – согласился Джордж и перекатился на спину.

– Кто у нас умный пёс? – спросил Сумрак дурацким голосом, а Джордж только извивался и подёргивал лапами от удовольствия. – Так кто у нас умный пёс? Нет-нет, это не ты, – дразнил Сумрак, – ты же не понял, что заклинание надо читать ночью, чтобы оно сработало!

Джордж прижал уши.

– Шучу, – успокоил его Сумрак.

– Погоди! – пробурчал Джордж. – Кажется, я что-то слышу.

– Ну вот, – сказал Сумрак, – ещё один плюс, чтобы остаться псом, – суперслух. Клянусь, я из гардеробной слышу, как Клайв чистит зубы зубной нитью.

– Сюда едет машина! – залаял Джордж, почувствовав мощный выброс адреналина. – Скорее, прячься!

Действительно, золотистый мини-купер с откидной крышей ехал по дороге, сверкая на солнце капотом. Из машины по всей округе разносилась энергичная танцевальная музыка. Сумрак и Джордж со всех ног побежали к изгороди, перепрыгнули через неё и присели.

Машина промчалась мимо них и припарковалась, подняв гигантское облако пыли. Когда туман рассеялся, они увидели высокого загорелого молодого мужчину с кудрявыми, крашеными в светлый цвет волосами. Он сидел на водительском месте и двигал головой в такт музыке. Мужчина заглушил мотор и выпрыгнул из машины, перекинув через плечо коричневую кожаную сумку. Уперев руку в бок, он осматривался: оценивающе оглядел Хилл Хаус, лужайку, парковку и рощу. Потом одобрительно присвистнул, снял солнечные очки и хорошенько протёр их о свой изящный оливковый комбинезон.

И тут послышался голос:

– Кларенс! – Клайв спускался с крыльца. – Как здорово, что ты заскочил!

– Неплохо, Клайв! – воскликнул Кларенс. – Хорошо ты тут устроился.

Клайв поклонился с фальшивой скромностью:

– Да уж. Жаловаться не приходится, Кларенс. Есть где развернуться, я считаю, земельный участок и десятки бесценных антикварных вещей. И на кое-что я уже положил глаз. На кое-что очень хорошее. Но подожди, и ты увидишь самое удивительное!

– Что же это? Неужели спортивный зал?

– Нет. Фонтан.

Джордж и Сумрак обменялись взглядами, сидя за изгородью.



– Вот это ты называешь фонтаном? – спросил Кларенс и задрал нос. – Он же крошечный. Где каменные рыбы, херувимы, мощные струи воды? Да это просто никчёмное старое корыто с водой.

– Правильно говорить «бассейн», – оборвал его Клайв. – И он очень-очень старый. – Клайв с довольной улыбкой провёл ладонью по гладкому камню. – Это древний фонтан, и он принесёт нам целое состояние!

– У тебя уже есть состояние, – проговорил Кларенс и зло улыбнулся.

– Ты про что? Про драгоценности? – хмыкнул Клайв. – Да это ерунда. Я говорю про настоящие деньги.

– К слову сказать, – подмигнул Кларенс, – верни мне то, что должен.

Клайв нахмурился.

– Кларенс, пожалуйста. Помни, где твоё место. Всему своё время, друг мой, всему своё время. У меня есть великий план, как превратить это место в настоящую золотую жилу. Но сначала представлю тебя хозяйке дома.

Джордж и Сумрак услышали шаги на гравиевой дорожке и, высунув головы из-за изгороди, увидели, как Клайв ведёт Кларенса к леди Джейн и Гейбу.

– Ну что? – проворчал Джордж, как только мужчины скрылись из виду. – Теперь ты мне веришь насчёт Клайва?

Сумрак пожал плечами:

– Может, что-то и произошло во время круиза, – нехотя проговорил он, – а может, и нет. Я в это время поедал костные мозги дома у его сестры, поэтому я ничего не знаю.

– Сумрак! Он – твой хозяин! Конечно, тебе не может быть всё равно: хороший он или нет.

– При всём моём уважении, – сказал Сумрак, – мы опять топчемся на месте. Это не моё дело – судить его.

Джордж понимал, что спорить тут не о чем: собачья преданность Сумрака была выше его понимания.

– Пошли, – вздохнул он. – Давай найдём Коко.

Они посмотрели в спальне, на кухне и в оранжерее и наконец обнаружили Коко на холме за домом качающуюся на верёвочных качелях.

– Джордж! – воскликнула она. – А почему ты не занимаешься? Ты же знаешь, какой строгий у тебя отец.

– Я не Джордж, – сказал Сумрак, показывая на пса. – Вот Джордж.

– Да сколько можно? Ты что, издеваешься надо мной?

Сумрак покачал головой.

– Нет, Коко. Не издеваюсь.

Коко недоверчиво прищурилась.

– Ты хочешь сказать, что заклинание сработало? Вы поменялись местами?

– Абсолютно верно.

– И значит, ты – Сумрак, а этот пёс – Джордж.

– Именно.

Коко достала блокнот и ручку и приготовилась к действиям.

– Ну, хорошо: скажи мне, Сумрак, где мы впервые познакомились.

– В порту, когда подошёл твой корабль, – последовал немедленный ответ. – Я стоял с сестрой Клайва в Портсмите, это она привела меня, чтобы встретить тебя.

Коко кивнула и что-то записала в блокнот.

– Как я была одета? – спросила она.

– Жёлтый комбинезон.

Коко пропела мелодию из телевизионной викторины:

– Вы ошиблись! Он был красный.

– Да? – удивился Сумрак. – А мне казался жёлтым.

Джордж залаял.

– Ах да, точно, Джордж, – сказал Сумрак. – Спасибо, что напомнил.

Он повернулся к Коко:

– Псы не различают красный цвет. Для нас красные предметы выглядят как жёлтые.

– Понятно, – проговорила Коко и записала это в блокнот. – Итак, Джордж. Теперь твоя очередь. Вчера, когда мы были в подвале, ты рассказал, что мама подарила тебе кое-что перед смертью. Что это было?

Джордж дважды гавкнул и завилял хвостом.

– Щенка чихуахуа, альбиноса, – перевёл Сумрак.

– Отлично, – сказала Коко. – А теперь напиши его имя лапой на земле.

– Хорошая идея, – одобрил Сумрак. – Ты хочешь убедиться, что он действительно что-то говорит, а не просто лает, а я не притворяюсь, что перевожу его.

– Так и есть, – согласилась Коко.

– Давай, Джордж, – сказал Сумрак. – Напиши имя.

Но земля рядом с качелями была такая твёрдая и сухая, что у Джорджа не получалось ничего не ней нацарапать. Тогда он пролаял что-то Сумраку и припустил с холма вниз с высоко поднятым хвостом.

– Он говорит, что у него есть идея получше, – объяснил Сумрак, – и он хочет, чтобы мы пошли за ним.

Они вернулись в спальню Коко, и Джордж снова залаял.

– Он просит, не могла бы ты достать мешочек с игрой «Бананаграмы» и рассыпать её на полу буквами вверх? – перевёл Сумрак.

Коко послушалась. Они вместе с Сумраком сидели на диване и терпеливо ждали, пока Джордж, стоя спиной к ним, передвигал носом буквы.

– Тебе помочь? – спросил Сумрак. – Я-то знаю, как трудно, когда у тебя нет рук.

– Тише-тише, – остановила его Коко. – Он должен справиться сам.

Но когда Джордж отошёл в сторону, Коко увидела только мешанину из букв.

– Я так и знала! – воскликнула она. – Ты меня разыгрываешь.

Джордж залаял.

– Ты не туда смотришь! – перевёл Сумрак. – Смотри сюда!

Коко посмотрела на то место, где стоял Джордж. И, разумеется, между его передними лапами красовалось слово, которое она сразу же узнала. Бледные буквы чётко выделялись на тёмном паркете:



Коко резко выдохнула.

– Это правильный ответ? – спросил Сумрак.

Коко кивнула.

– Я же говорил, – победно воскликнул Сумрак. – Он – Джордж, а я – пёс Сумрак.

– Джордж! – закричала Коко и бросилась обнимать пса за шею. – Прости, что не верила тебе. Нам надо как-то поменять вас обратно, ребята.

Джордж тявкнул.

– Что он говорит? – нетерпеливо спросила Коко.

– Надо дождаться, когда появится луна, – объяснил Сумрак. – А пока нам надо выяснить, что замышляют Клайв и Кларенс. Он сказал, что совсем не доверяет Клайву. Только без обид.

– Что, правда? Вот это всё он сказал, когда тявкнул один раз?

– Он разговаривает не только с помощью лая, – объяснил Сумрак. – Но и с помощью хвоста, ушей, зубов. Это настоящий язык тела.

– Впечатляет, – восхитилась Коко. – В таком случае…

Она закрыла блокнот, спрыгнула с дивана и схватила бинокль.

– Нам надо устроить слежку.

Глава пятнадцатая

– Что это они делают? – задумчиво проговорила Коко, глядя в бинокль. – Сколько можно разговаривать?

Четверо взрослых болтали в огороде, а двое детей и пёс наблюдали за ними из окна чердака.

– Здороваются друг с другом, – объяснил Сумрак. – Это же люди, они могут целую вечность говорить друг другу «здравствуйте» и ещё дольше «до свидания». Псы проделывают это гораздо быстрее: обнюхали друг друга спереди, обнюхали сзади, поклонились, начали играть.

– Ш-ш-ш! – шикнула на него Коко и снова приставила бинокль к глазам. – Объекты пришли в движение!

Джордж, который до этого лежал на коврике, резко сел и навострил уши. Коко видела, как леди Джейн и Гейб помахали друг другу на прощание, а Клайв и Кларенс направились через лужайку к дому. Они шли близко друг к другу, погрузившись в разговор.

– Что думаешь? – спросила Коко и протянула Сумраку бинокль. – Тебе это кажется подозрительным?

– Не особо, – ответил Сумрак, возвращая бинокль. – Мне кажется, они просто разговаривают.

Джордж гавкнул.

– Что он говорит? – спросила Коко.

Сумрак отвёл глаза:

– Он сказал, чтобы я перестал защищать Клайва.

Коко кивнула, снова направила бинокль на фокусника и его ассистента и стала сосредоточенно за ними наблюдать.

– По-моему, они волнуются, не следят ли за ними. Теперь они пошли в другую сторону, к гаражу.

Джордж опять тявкнул.

– Джордж говорит, что из другого окна вид лучше, – перевёл Сумрак.

Но, к тому времени, как Коко и Сумрак передвинули стулья, на которых стояли, и снова залезли на них, Клайв и Кларенс уже скрылись из вида.

– Смотрите, – воскликнула Коко, – дверь гаража открыта. Наверное, они внутри. – Она настроила резкость в бинокле. – Точно! Я их вижу, вон они, в окне. Я думаю… Стоп. Клайв берёт старую мамину удочку! Кажется, они собрались на рыбалку.

Джордж зашёлся в лае.

– Правда? – спросил Сумрак.

– Что он говорит?

– Он говорит, что рыбалка запрещена. На озере.

– Наверное, поэтому они прячутся, – проговорила Коко.

В это время Клайв выглянул из гаража, чтобы проверить, что их никто не видит. Никого не заметив, он выскользнул на улицу и махнул Кларенсу рукой, чтобы тот следовал за ним. Клайв нёс удочку, а Кларенс перекинул через плечо сумку с рыболовными снастями. Они направлялись к дому.

– Я знаю, что они собираются сделать! – воскликнула Коко. – Они хотят поймать Гогмагога.

– Ну это ведь не преступление века? – пожал плечами Сумрак.

Джордж тявкнул.

– Ладно, – ответил Сумрак. – Пускай будет по-вашему.

– А что он сейчас сказал? – спросила Коко.

– Что за этим стоит нечто большее.

Наступила пауза, только Коко кусала губы в глубокой задумчивости.

– Я не хочу считать Клайва плохим, – сказала она. – Они ведь с мамой только что поженились. Но Джордж прав. Он очень странно себя ведёт. И теперь у нас есть доказательство, что заклинание работает…

Её голос стал тише, когда она высунулась в окно, чтобы посмотреть во двор.

– Скорей! Они заходят в заднюю дверь, – воскликнула Коко. – Пошли, ребята, пошли за ними.

Они быстро и тихо спустились по винтовой задней лестнице, которая вела прямо на кухню. За дверью было какое-то движение, как будто кто-то заходит в гардеробную, а потом послышалось перешёптывание Клайва и Кларенса.

– Джордж, иди сюда скорей, – зашептала Коко. – Может, ты услышишь, о чём они разговаривают.

Джордж подкрался к замочной скважине и прислушался к их разговору.

– И? – заговорил Кларенс. – Когда ты собираешься рассказать мне про своё вкусное предложение?

– Ш-ш-ш, – осадил его Клайв едва слышно. – Как только выйдем из дома.

– О, нет! – В голосе Кларенса прозвучала настоящая тревога. – Я это не надену. Ни за что.

– А что с ними не так? – тихо спросил Клайв.

– Клайв, – проговорил Кларенс таким тоном, как будто его друг сошёл с ума. – Посмотри на тон моей одежды. Оливковый, бежевый, кремовый. А эти резиновые сапоги, они… Я даже не знаю, что это за цвет. Ирисовый?

– Ладно, – зашипел на него Клайв. – Надевай мои. А я надену болотные сапоги.

– А почему ты шепчешь? – спросил Кларенс. – Леди Джейн за километр отсюда.

– Потому что дети снуют повсюду, – пробормотал Клайв. – Ты что, не знаешь детей? Вечно во всё суют свой нос.

Расфуфыренные рыбаки долго суетились у двери гардеробной комнатки. А потом внешняя дверь с грохотом закрылась.

– Что будем делать? – заволновалась Коко. – Если мы пойдём за ними, они нас увидят.

Джордж коротко гавкнул несколько раз.

Коко и Сумрак посмотрели на него, а потом друг на друга.

– Он сказал, что…

– Я знаю, что он сказал, – шепнула Коко. – Отличная идея, Джордж! Беги и проследи за ними.

Глава шестнадцатая

– Сумрак! – воскликнул Клайв, замедляя шаг. – Где ты шатался?

Фокусник и его ассистент оставили позади лужайку и спускались по склону холма к озеру. Но, конечно, за ними бежал, пробираясь сквозь папоротник, вовсе не Сумрак, а Джордж.

– Кларенс, ты же помнишь Сумрака?

– Его забудешь! – мрачно усмехнулся Кларенс, не думая здороваться с псом. – Его грязные лапы испортили мои прекрасные льняные брюки.

Показалось озеро, его вода сверкала на летнем солнце.

– Выкладывай уже давай, – сказал Кларенс, – что за предложение, которым ты дразнишь меня?

Джордж навострил уши. Он приблизился к Клайву, чтобы наверняка расслышать всё, что он ответит.

– Если я тебе расскажу, – прошептал Клайв, – ни одна живая душа не должна узнать. Это должно остаться между нами!

– Я весь внимание.

– Ты когда-нибудь слышал про меж-спиритическую трансмогрификацию?

Кларенс покачал головой.

– Меж – спичи – что?

– Говорят, что у некоторых святых источников есть свойство, позволяющее живым существам обмениваться душами. Или обмениваться телами, если тебе так больше нравится.

– Да ладно!

Клайв помолчал и промокнул шею скомканным платком.

– Например, Кастальский источник около Дельф, и другие. Есть поверье, что один из источников существовал и в Древней Британии, но он был забыт и потерян на долгие века. До сих пор.

Клайв улыбнулся и зашагал дальше.

– Что ты имеешь в виду? Что значит – «до сих пор»? – спросил Кларенс, еле поспевая за ним.

– Это значит, что я его нашёл.

– Что?! – фыркнул Кларенс. – Эта лужа, которую ты мне показывал перед домом? Что-то она мне не кажется волшебной.

Они почти дошли до кольца старых дубов, которые росли на страже озера у самой кромки воды. Над склонёнными к воде камышами Джордж видел, как синие стрекозы танцуют над усыпанной пыльцой поверхностью воды.

– Внешность, как тебе известно, бывает обманчива, Кларенс. И лучше здесь не шуметь, кстати. Судя по тому, что говорят, у карпов фантастический слух.

Клайв приложил палец к губам и повёл Кларенса по берегу к маленькому деревянному причалу. Краем глаза наблюдая за озером, он занялся удочкой, то дергая её, то закрепляя, пока она его полностью не устроила.

– Смотри! – прошипел он. – В ветках!

В воде лежало упавшее дерево, и сквозь его перекрученные корни пробивались пузырьки воздуха.

– Вот! – сказал Клайв, протягивая Кларенсу удочку.

Кларенс вытянул руки и скорчился, как будто ему вручили живую змею.

– Попробуй перекинуть её через дерево.

– Ты уверен? – спросил Кларенс. – Я никогда раньше не делал ничего подобного.

– Просто отведи удочку назад, – сказал Клайв, придерживая руки Кларенса. – Сними скобу катушки. Придерживай леску пальцем. И забрасывай!

Новичкам везёт: Кларенс с первого раза закинул удочку, и приманка пролетела над водой и, извиваясь, погрузилась между корнями дерева с характерным звуком. «Плюх!»

– Отличная работа, – похвалил Клайв, защёлкивая скобу на леске. – Главное, не говори Гейбу.

– Кому?

– Да этому красавчику в огороде. Управляющему поместьем. Угрюмому ворчуну, будь он неладен. Как я заметил, для него Джейн – свет в окошке.

Джордж прижал уши. Клайв говорил о его отце.

Клайв разложил два стула, и они с Кларенсом уселись рыбачить.

– Дерзкий малый. Говорить мне, что я не могу ловить рыбу в собственном озере!

Джордж не смог сдержаться и зарычал, и Клайв с Кларенсом одновременно изумлённо обернулись.

– Что это он? – спросил Кларенс.

– Без понятия – Клайв пожал плечами. – Может, белка?

Чтобы не выдавать себя, Джордж дружелюбно повилял хвостом. Клайв и Кларенс, похоже, успокоились и вернулись к рыбалке.

– О чём ты говорил? – спросил Кларенс, который гордился собой, что ему удалось с первого раза закинуть наживку.

– О фонтане.

Клайв улыбнулся. Рыба, может, и не будет клевать, а вот Кларенс уже был у него на крючке.

– Как я уже сказал, – небрежно продолжал Клайв, – если два существа попьют из фонтана, когда на небе появится луна, при определённых условиях они обменяются телами.

– Обменяются телами? – повторил Кларенс. – Да кому захочется меняться телами?

– Ты пока ещё не старый, Кларенс, – улыбнулся Клайв, сдвигая свою широкополую кожаную шляпу назад. Солнце пекло сильнее, чем могло показаться, и он снова надвинул её на блестящий от пота лоб.

– Поверь мне, когда ты дорастёшь до моего возраста, ты готов будешь отдать всё, чтобы снова стать молодым. А я ещё даже не старый, мне всего-то…

– Шестьдесят? – спросил Кларенс.

– Сорок девять, – поправил его Клайв.

– Прости.

Клайв вздохнул и продолжил рассказывать.

– Вот представь себе, чисто теоретически, что ты узнаёшь о большом количестве баснословно богатых стариков. Ну, скажем, ты пианист в престижном доме престарелых, или изготовитель элитных кресел для инвалидов, или…

– Фокусник на круизном лайнере.

– Именно. Что если у тебя есть возможность дать этим старикам одну ночь, когда они снова станут молодыми? Устроить для них вечеринку по обмену телами, если хочешь. Как ты думаешь, сколько это может стоить?

Кларенс громко сглотнул.

– Небольшое состояние?

– Нет, – возразил ему Клайв и убедительно покачал головой. – Чертовски большое состояние!

– Не понимаю, – сказал Кларенс. – Откуда ты возьмёшь молодых людей, которые согласятся меняться телами со стариками?

Улыбка Клайва стала ещё шире.

– Не знаю, – подмигнул он, – но знаю кое-кого, у кого полно друзей, скажем, среди танцоров. Которые работают за гроши на круизных лайнерах, а теперь смогут от случая к случаю зарабатывать немного дополнительных денег, пока сидят без дела и ждут, когда их актёрская карьера пойдёт в гору.

– Ты про меня? – спросил Кларенс с тревогой.

– Ну конечно! – Клайв подмигнул.

Кларенс глубоко вздохнул и посмотрел Клайву в глаза.

– Ладно. Давай посмотрим, всё ли я правильно понял. Ты считаешь, что фонтан волшебный…

– Нет, нет и нет! Я в этом полностью уверен.

– Но почему?

– Я проверил.

– Ты о чём?

– Две ночи назад я поменял тела попугая и кролика. А прошлой ночью вернул их назад. А сегодня хочу поменяться телами с тобой.

Кларенс нахмурился и покачал головой. Он открыл рот, чтобы что-то сказать, но вдруг отскочил назад с выпученными глазами. Он откинул голову и громко завизжал.

Глава семнадцатая

Крик Кларенса пронёсся по долине, отозвался эхом в роще и долетел до Коко и Сумрака, которые переместились на нижние ветви лаймового дерева и продолжали шпионить.

– Что случилось? – с тревогой спросил Сумрак.

– Что-то никак не пойму, – ответила Коко, которая не могла разглядеть Кларенса и Клайва за большим дубом на берегу озера. – Но крик мне не нравится.

А вот что происходило у озера: Клайв зажал рот Кларенса рукой.

– Ладно, ладно! – воскликнул он. – Это просто идея. Обмен телами не всем подходит. Забудь, что я тебе сказал.

Кларенс резко повернул голову, стряхивая руку Клайва.

– Леска, – выдохнул он. – Кто-то дёргает леску!



Клайв устремил взгляд на озеро, на корни дуба. Конец лески то погружался в воду, то снова выныривал. Кто-то схватил наживку!

– Я не могу удержать её! – взвыл Кларенс.

– Не отпускай! – проревел Клайв и тоже схватился за удочку. – Что бы ни было, главное НЕ ОТПУСКАЙ!

– Он размером с кита! – прорычал Кларенс.

Джордж начал лаять от возбуждения.

– Так, удочку я держу, – взвизгнул Клайв. – Хватай меня за запястье!

Кларенс занял нужное положение.

– Надо просто продолжать тянуть, – заверил его Клайв. – Он скоро устанет и оу-оу-оуа-а-а!

Гигантская рыбина показалась из воды совсем рядом. Она подпрыгнула и щёлкнула своими гигантскими челюстями в нескольких миллиметрах от его носа.

– УИ-И-И-И-И-И! – завопил Кларенс.

Но было слишком поздно. Гигантский карп Гогмагог плюхнулся назад в озеро, плеснув на берег огромную волну. Потом резко вытащил из воды хвост, ударил им по пристани и снёс подпорки. Пристань накренилась, и Клайв с Кларенсом полетели прямиком в бурлящую воду!

– Спасите! – вопил Клайв, пытаясь удержаться на плаву.

– Помогите! – кричал Кларенс.

Нельзя было терять времени. Джордж срезал путь по берегу, обогнул мыс и побежал по подъездной дороге к углу Хилл Хауса. Гейб, который тоже услышал крики, как раз был на середине лужайки.

– Человек за бортом! – залаял Джордж высоким голосом. – Человек за бортом!

В мгновение ока Гейб подскочил к нему, и они побежали спасать Клайва и Кларенса.

Как только они добежали до берега, их догнали Коко и Сумрак.

– Где они? – вскрикнул Сумрак.

– На пристани! – пролаял Джордж. – За мной!

Когда они подбежали, Кларенс, насквозь мокрый, отчаянно пытался вытащить Клайва из воды.

– Помогите! – стонал Клайв. – Спасите!

– Я держу тебя! – прогремел Гейб, отстранив Кларенса и подхватив Клайва под мышки. Он тяжело пыхтел, и вот наконец ноги Клайва показались над водой, только они были схвачены в кольцо губ гигантского карпа!

– Его ноги! – заорал Сумрак. – Он схватил его ноги!

Послышался громкий чавкающий звук, и в мгновение ока губы карпа переместились на колени Клайва.

– А-а-а-а! – закричал Клайв. – Он живьём проглотит меня!

ЧАВК!

Теперь Клайв был внутри карпа по грудь!

– Сапоги! – крикнула Коко. – Снимите с него сапоги!

Она расстегнула лямки на плечах Клайва.

– А теперь держите его и тяните!

Лицо Гейба потемнело от напряжения, когда он пытался вытащить Клайва из болотных сапог, как пробку из бутылки!

ЧПОК!

Гогмагог проглотил сапоги и ушёл под воду, и прошло ещё много времени, пока вода в камышах успокоилась и перестала колыхаться.

Обессиленный Клайв лежал на траве. Он осмотрел себя и обнаружил, что на нём не было ничего, кроме нижнего белья.

Все переглядывались и дрожали от пережитого шока.

– Может быть, – предложил Гейб, – мы сойдёмся на том, что я предлагал в самом начале, и не будем ловить рыбу, пока не закончится полнолуние?

– Конечно, – проговорил Клайв со стеклянными от страха глазами. – Это прекрасная идея.

– Отлично, – ответил Гейб, вздохнул и поднялся. – Одолжить вам мою рубашку?

Глава восемнадцатая

Где-то на середине озера на поверхность всплыли болотные сапоги Клайва. А глубоко на дне, в темноте, зарывшись в ил, Гогмагог кипел от злости. В его верхней губе, пульсирующей от боли, до сих пор торчал стальной крюк. И каждая пульсация собирала разрозненные мысли в голове Гогмагога в одно единственное страстное желание, в жажду мести.

Правила были просты. Гогмагог жил в этом озере столетия. В любое время, за исключением периода размножения, он справедливо считался добычей. Но время от дня последнего весеннего цветения до первого полнолуния после дня летнего солнцестояния было только его и принадлежало ему.

Его обманули и впервые за долгую жизнь почти поймали.

Но он дождётся удачного случая. И как-нибудь…

Как-нибудь заставит этого ужасного маленького человечка в широкополой кожаной шляпе заплатить за всё.


Глава девятндцатая

Ничто так не бодрит, как схватка с гигантским карпом. Поэтому после стычки с Гогмагогом Клайв вёл себя оживлённее, чем обычно.

– Знаешь что, Кларенс? – заявил он, когда они подошли к Хилл Хаусу. – Ты похож на человека, которому не помешает горячий душ. У нас тут девять ванных комнат, шесть из них с душем, так что выбирай. Второй завтрак в… Ах, да, я разбил часы. Кто-нибудь знает, который час?

– Нет, – с горечью проговорил Кларенс. – Смешно сказать, но мои часы тоже остановились после купания в озере.

Гейб, прикрыв глаза от солнца рукой, посмотрел вверх.

– Примерно два часа дня, думаю.

Настроение Клайва улучшилось ещё больше при виде леди Джейн.

– Два часа! Время никого не ждёт, верно? Даже первого в истории Хилл Хауса рыболова, сумевшего подцепить Гогмагога на крючок!

Над подобными шуточками леди Джейн обычно смеялась, но сейчас она видела, как расстроен Гейб, поэтому изобразила только натянутую улыбку.

– Коко, попрощайся с Джорджем, – спокойно сказала она. – Тебе ещё надо сделать школьные задания.

– Это и тебя касается, сын, – добавил Гейб и положил руку на плечо Сумрака. – Пьеса сама себя не прочитает. А ты проспал вчера почти всё время учебы.

Сумрак и Коко обменялись взглядами.

Им сейчас нельзя разлучаться! Им нужно было узнать, что Джордж подслушал на озере.

– Но нам надо искупать Сумрака, – запротестовала Коко, показывая на Джорджа. – А то у него вся шерсть сваляется.

– Он такой умный, – добавил Сумрак. – Догадался, как позвать Гейба. Всё, что мы можем для него сделать, – это привести его в порядок.

Леди Джейн и Гейб улыбнулись друг другу: конечно, школа – это важно, но забота о питомце не менее важна.

Кроме того, они радовались, что Коко и Джордж проводят время вместе после такой долгой разлуки.

– Ладно, хорошо, – разрешила леди Джейн. – Можете помыть его в твоей ванной, Коко. Но как закончите, тут же за работу. Оба!

Как только дверь в комнату Коко закрылась и они открыли кран в ванне, Коко и Сумрак окружили Джорджа.

– Ну как, Джордж? – зашептала Коко. – Колись!

Джордж издал отрывистый лай.

– В общем, у Клайва большие планы, – перевёл Сумрак. – Он хочет устроить вечеринку обмена телами.

– Устроить что? – не поняла Коко.

Джордж снова залаял.

– Вечеринку, где будет много стариков из круиза. И он хочет получить с них много денег – типа миллионы – за то, что они смогут обменяться телами с молодыми людьми на одну ночь.

– Ого! – воскликнула Коко. – Какая гадость. Неужели он так и сказал?

Джордж кивнул и вильнул хвостом.

Сумрак поджал губы от волнения. Теперь, когда он знал, что подслушал Джордж, ему всё труднее и труднее было оставаться верным псом Клайва и не вмешиваться в происходящее.

– Я в шоке, – сказала Коко. – Я, конечно, знала, что Клайв иногда бывает эгоистичным, но чтобы такое… Это уже какой-то новый уровень. Теперь понимаю, почему он всё скрывал от мамы, она бы никогда в жизни на такое не согласилась!

Джордж снова тявкнул, и Сумрак перевёл.

– Он говорит, что очень сожалеет, Коко. Он не хотел, чтобы между твоей мамой и Клайвом возникли проблемы. Но ей надо сказать.

Коко кивнула.

– Только вот что. Мама верит во многое, но не в магию. Нам нужны доказательства.

Джордж коротко гавкнул.

– Драгоценности, – сказал Сумрак.

Коко немного подумала, а потом заговорила прямо с Джорджем.

– Ты прав, – сказала она. – С драгоценностями мы докажем, что Клайв – преступник. Но как мы их найдём?

Джордж снова зашёлся лаем.

– Мы вечером пойдём куда-нибудь прогуляться, – перевёл Сумрак. – Ты, я, леди Джейн и Гейб. Клайв захочет отдать Кларенсу свой подарок. И когда он будет его передавать, Джордж проследит за ними и узнает, где Клайв хранит драгоценности.

– Отличная идея, – одобрила Коко. – Можем сходить в кино.

– А может, в театр? – предложил Сумрак. – В театре Херефордшира сегодня играют «Сон в летнюю ночь». На него очень хорошие отзывы. Я читал утром в газете.

– Пусть будет так, – согласилась Коко. – Пошли, Джордж, это надо сделать.

Она подняла рычаг, и из душа полилась вода.

Джордж тревожно залаял.

– Он говорит, что, если мы не возражаем, он не будет мыться, – объяснил Сумрак. – Я его хорошо понимаю. Мы, псы, ненавидим купаться в ванне. Это мыло… Ужасно!

С лестничной площадки послышался голос леди Джейн.

– Что там у вас за постоянный лай? Всё в порядке?

– Да, всё отлично! – крикнула Коко.

Джордж попытался выпрыгнуть из ванны.

– Джордж, стой. Надо помыться! – шикнула на него Коко и преградила путь. – Это для прикрытия!

– Вам нужно полотенце? – спросила леди Джейн.

– Минутку, – ответила Коко и полила водой спину и голову Джорджа. Он пытался вырваться, но Сумрак крепко схватил его за загривок. Не успел Джордж отряхнуться, как Коко выдавила слащавый яблочный шампунь, растёрла его по всей шерсти и взбила в густую пену. Шампунь так вонял, что Джорджа чуть не вырвало.

– Прости, брат, – пробормотал Сумрак и покачал головой. – Я ужасно тебе сочувствую.

Коко смыла шампунь с рук, открыла дверь, и леди Джейн вручила ей полотенце.

– Спасибо, – сказала Коко.

Сзади, за спиной Коко, леди Джейн заметила мальчика и сугроб из мыльной пены в форме пса.

– Я хотела спросить, не можем ли мы сходить сегодня вечером куда-нибудь? – заговорила Коко. – Ты, я, Гейб и Сумрак. То есть, я хотела сказать – Джордж.

– Куда?

– Может, в театр?

– На что?

– «Сон в летнюю ночь».

Повисла пауза.

– Ты хорошо себя чувствуешь?

– Да, а что?

– Ты никогда ни о чём таком меня не просила.

Коко пожала плечами.

– Взрослею, наверное, – она улыбнулась.

– Боюсь, сегодня вечером не получится, дорогая. К Клайву приехал друг. И к тому же, мы с Гейбом уже вам говорили: вам надо учиться!

– Но Джордж как раз сейчас читает «Сон в летнюю ночь». Это и есть учёба!

– Что там случилось? – послышался голос Клайва с нижнего пролёта лестницы. Он скрутил кончик туалетной бумаги и использовал его в качестве ушной палочки.

– Коко хочет сходить с Джорджем в театр, – объяснила леди Джейн. – А я говорю, что не надо, пока здесь Кларенс.

– О, я совсем не против! – заявил Кларенс, подойдя к ним с другой стороны. На нём был пушистый белый халат, а голова была обмотана полотенцем. Он выразительно посмотрел на Клайва.

– Конечно, – сказал Клайв и улыбнулся Кларенсу. – Мы как раз успеем с Кларенсом обменяться новостями.

– Ну, если вы не против… – проговорила леди Джейн.

Клайв и Кларенс были точно не против.

– В таком случае… – произнесла леди Джейн с улыбкой, – решено!

– Спасибо! – просияла Коко и крепко обняла маму.

– Вы очень добры, леди Джейн, спасибо! – вежливо добавил Сумрак и повернулся к Джорджу, чтобы смыть мыло с его задних лап.

Джордж почувствовал, что Сумрак ослабил хватку, и тут же выпрыгнул из ванны, желая поскорее избавиться от ненавистного запаха мыла. Он пронёсся мимо леди Джейн, выскочил на лестничную площадку, но ему сразу же преградили путь Клайв с одной стороны и Кларенс – с другой! Джордж исполнил тот самый безумный танец, который исполнял Сумрак, когда они впервые встретились в роще: он крутился и извивался, выпучив глаза и оскалив зубы. Было весело!

Пока Клайв и Кларенс закрывали ему проход, он заметил приоткрытую дверь, молнией промчался в комнату и запрыгнул на кровать.

Он дрожал с ног до головы.

– Эй! – крикнул ему Клайв. – Сумрак, прекрати!

Джордж отряхнулся, выкручивая собственную шерсть, как будто это мокрое полотенце, на аккуратно сложенную одежду Кларенса полетели брызги и остатки мыльной воды.

– Фу! Какая гадость! – воскликнул Кларенс. – Омерзительно! Моя чистая хлопковая наволочка! Я специально привёз её!

Леди Джейн, Сумрак и Коко умирали со смеху, а лицо Клайва наливалось гневом.

– Гадкий пёс, – закричал он на Джорджа и схватил его за загривок. – Сейчас же отправляйся сохнуть в гардеробную!

Коко и Сумрак переглянулись. Если Джорджа запрут в гардеробной, их план будет испорчен!

– Но, мам! – воскликнула Коко.

– Клайв прав, – сказала леди Джейн. – Сумрак – невоспитанный пёс, раз вытирается обо всё. Все красивые вещи Кларенса теперь перепачканы в мыльной пене.

Она старалась казаться серьезной, но в глазах плясали смешливые искорки.

– Ладно, вы двое, пойдёмте. Если вы собираетесь в театр, надо переодеться во что-то более праздничное.

Глава двадцатая

– Кларенс, смотри, что у меня есть! – Джорджа разбудил голос Клайва, доносящийся с дальней лестницы.

Джордж потёр морду своей огромной, похожей на медвежью, передней лапой, а задние вытянул. Сколько же он спал? Трудно сказать. Ему так скучно было сидеть взаперти в гардеробной, что он, видимо, задремал. Он залаял, но ему никто не ответил. То, как звук распространялся по дому, подсказало ему, что леди Джейн, Коко и Сумрак уже ушли в театр. Он принюхался. Что это за ужасный запах? Он был повсюду: какая-то смесь гнилых яблок и средства для мытья туалета. Даже его лапы воняли этим… Так это он сам и вонял! От него до сих пор разило этим кошмарным яблочным шампунем. И этот тошнотворный сладковатый запах перебивал все остальные, а для пса это всё равно что ходить с завязанными глазами. Он слышал, как этажом выше хлопнула дверь, а потом на главной лестнице послышались чьи-то шаги.

– Клайв, – позвал голос Кларенса. Джордж навострил уши.

– Я на кухне, – отозвался Клайв. – У меня подарок для тебя.

Что-то мягкое и тяжёлое стукнуло по поверхности стола, а потом на неё высыпалось содержимое упаковки – это было что-то металлическое. Джордж приник к замочной скважине и увидел сквозь неё драгоценности, сваленные в кучу и сверкающие в вечернем свете солнца.

– Вот, пожалуйста, – проговорил Клайв с улыбкой, вытаскивая из кучи золотые карманные часы. – Крошечная часть моего огромного состояния.

– Какая красота, – восхитился Кларенс. – Спасибо. А это ведь знаменитое колье с бабочками! И кому же оно принадлежало?

– Кое-кому очень богатому и очень глупому, – ответил Клайв, откупоривая дорогую бутылку шампанского. – Будешь?

– Что ж, не откажусь, – ухмыльнулся Кларенс.



– Выпьем за очень богатых и очень глупых людей! – подмигнул Клайв.

– Чин-чин! – отозвался Кларенс, и они чокнулись бокалами.

Мужчины расхохотались, и Джордж почувствовал, как его шерсть на шее и спине встала дыбом от гнева. Они потешались над людьми, которых обокрали! Клайв наполнил бокал Кларенса шампанским. Джордж принюхался, он ожидал уловить сквозь замочную скважину запах ферментированного винограда. Но всё, что он чувствовал, – это яблочный шампунь. Это могло стать настоящей проблемой…

– Ну что? Ты готов? – заговорил Клайв.

– К чему? – спросил Кларенс.

– Луна взошла.

Наступило молчание.

– Ты это о чём?

– Давай обменяемся телами! – усмехнулся Клайв. – Леди Джейн нет дома. И несносных детей, которые везде лезут, нет. Давай прямо сейчас это и сделаем!

– Э-э-э… – протянул Кларенс с сомнением в голосе.

– Ты же не передумал? – продолжал гнуть своё Клайв. – Кларенс, это наш шанс. Если это сработает, то мы всегда будем при деньгах! Эти драгоценности не входят ни в какое сравнение с теми богатствами, которые мы получим. Ты наконец сможешь запустить производство своей линии одежды, сможешь нанять кого-нибудь, кто для разнообразия теперь будет развлекать тебя, пока ты будешь плавать вокруг света. У нас будут безграничные возможности!

– Не хочу показаться грубым, – деликатно проговорил Кларенс, – но ты уверен во всём этом? В смысле, что фонтан волшебный?

– А я когда-нибудь ошибался?

– Да, – ответил Кларенс. – Постоянно. Ты постоянно теряешь свою волшебную палочку. Ты запер меня в сундуке во время фокуса с мечом. А во время нашего представления с метанием ножей ты бросил в меня подожжённое мачете и спалил мои брюки.

– Сейчас всё по-другому! – возразил Клайв. – Сейчас не будет фокусов, будет настоящая магия. Ты же видел Гогмагога. Неужели ты думаешь, что такие рыбины водятся в обычных озёрах? Конечно, нет. А овощи в саду видел? Они все гигантских размеров. И всё это описано здесь, в Книге Теней.

Рассказывая это, Клайв листал ту самую книгу, которую Джордж и Коко нашли в катакомбе.

– Это место пропитано магией, Кларенс, древней-предревней магией. Ты же чувствуешь её, я знаю, что чувствуешь.

Наступило молчание, Кларенс изучал какую-то страницу книги. Когда он поднял голову, что-то в его лице изменилось.

– Хорошо, я верю тебе, – сказал Кларенс. – Верю, что фонтан облает волшебством. Но, если ты не возражаешь, я не буду меняться с тобой телами.

– Что?! – подавился Клайв. – Ты сошёл с ума? Почему не будешь?

– Просто не хочу. Так что спасибо за шампанское и за часы, но, думаю, мне пора спать.

– Нет! – воскликнул Клайв и рывком отодвинул стул. – Ты мой ассистент. Ты обязан помогать мне!

– Клайв, ты не даёшь мне пройти, – спокойно сказал Кларенс. – Освободи проход, пожалуйста.

Но Клайв не шевельнулся.

– Хорошо, – сказал Кларенс. – Тогда я пройду здесь.

Джордж отпрянул от двери гардеробной, и как раз вовремя, потому что дверь тут же распахнулась.

– Стой! – закричал Клайв, хватая Кларенса за локоть, тот замер, нахмурился, и потом повернулся.

– Клайв, – твёрдо произнёс он. – Предупреждаю тебя в первый и последний раз. Дай мне пройти.

– Кларенс, ну пожалуйста! – упрашивал Клайв, хватая Кларенса за руки.

– Я не собираюсь отдавать тебе своё тело!

– Но почему? – удивился Клайв. – Объясни мне причину!

– Потому что ты не будешь за ним ухаживать!

Глаза Клайва округлились, когда до него дошли слова Кларенса.

– Не глупи! – выдохнул Клайв. – Конечно, буду!

– Нет, Клайв, не будешь, – ровным голосом проговорил Кларенс. – Питаешься ты неправильно, одежда у тебя откровенно ужасная… Я даже не уверен, что ты чистишь зубы!

– Конечно, чищу! – возмутился Клайв.

– И утром, и вечером? – Клайв помолчал.

– В основном, да…

– Они у тебя жёлтые, Клайв, – оборвал его Кларенс и уже открыл входную дверь, собираясь удалиться. – Изо рта у тебя воняет, глаза отёкшие, а под шляпой у тебя лысина!

– Не совсем! – запротестовал Клайв. – По бокам у меня есть волосы!

– Это не волосы, Клайв… Они больше похожи на пыль, которую ты вытащил из пылесоса.

– Кларенс, нам открываются небывалые возможности, – умолял его Клайв. – Огромные.

– Плевать, – сказал Кларенс, сложив руки на груди и выпрямляясь во весь рост. – Я этого делать не буду.

– А что если я отдам тебе все драгоценности?

Кларенс задумался ненадолго.

– Серьёзно? – спросил он.

Не говоря больше ни слова, Клайв прошествовал к кухонному столу, сгрёб драгоценности и запихнул их в фиолетовый бархатный мешочек. Потом протянул его Кларенсу.

– Держи, – сказал он.

– Ты отдаёшь мне все драгоценности? – спросил Кларенс, не веря своим глазам.

Клайв кивнул.

– Но только при условии, если ты прямо сейчас обменяешься со мной телами.

Кларенс прищурился.

– И на сколько?

– На час. – Клайв протянул Кларенсу руку для рукопожатия. – Договорились?

– Не будешь есть чипсы? – спросил Кларенс. – Или какую-то другую вредную еду?

– Клянусь, – сказал Клайв.

Кларенс посмотрел на вытянутую руку Клайва, потом на фиолетовый мешочек. Его лицо медленно растянулось в улыбке, и он покачал головой.

– Хорошо, Клайв, я поменяюсь с тобой телами. Договорились.

Клайв и Кларенс с опаской смерили друг друга взглядами, прежде чем Кларенс нарушил молчание.

– Пойду уберу их в надёжное место, – сказал он и взял фиолетовый мешочек с драгоценностями.

– Хорошо, – согласился Клайв, поправляя свою широкополую кожаную шляпу. – Увидимся у фонтана.

«Это мой единственный шанс, – подумал Джордж. – Я должен выяснить, куда Кларенс спрячет драгоценности!»

Он попытался выследить Кларенса в коридоре по запаху, но у него ничего не вышло, потому что в носу так и стоял аромат яблочного шампуня. А зрение у собак на расстоянии расплывчатое. Когда он добежал до холла, он понял, что ему нужен новый план. Поэтому, вместо того чтобы подниматься по следам Кларенса по лестнице, он выскользнул по гладкому деревянному полу в открытую входную дверь и почувствовал приятное дуновение ветра. Он знал, что у него есть всего несколько минут, поэтому он соскочил с крыльца, выбежал на лужайку и стал искать… искать… а что он, собственно, искал? Ах, да! Изысканный терпкий запах, прячущийся в траве. Барсучью какашку! Конечно, этот запах отличался от его личного, но он был близким. Он упал на спину и катался вперёд-назад, стараясь вобрать как можно больше запаха в своё вымытое шампунем тело. Потом он быстро понюхал свою спину. Не идеально, конечно, но сойдёт. Потом понюхал воздух. Наконец-то все запахи вернулись на свои места: папоротник в лесу, маргаритки на лужайке, даже паутина на зелёной изгороди. И он был готов действовать.

Только вот… К нему направлялся Клайв! Ему надо было спрятаться, чтобы его снова не заперли.

Быстро смекнув, что к чему, он обежал дом и подскочил к открытой задней двери. Потом пробежал через гардеробную, в холле повернул направо, бросился вверх по лестнице в комнату Кларенса и просочился в приоткрытую дверь. Кларенс стоял спиной к нему и держал в руках фиолетовый мешочек. Он прошёл к стулу, взял кожаную сумку и запихнул драгоценности внутрь. Улыбаясь сам себе, он приподнялся на носочки и положил сумку на шкаф с одеждой. Он уже поворачивался к двери, когда заметил Джорджа и подпрыгнул от удивления.

– А-а-а-а! – закричал он.

– А-а-а-а-а! – закричал в ответ Джордж. Правда, как обычно, у него получился только лай.

– Какая наглость! – возмутился Кларенс и прищурился. – Благодаря тебе у меня остался только этот спортивный костюм.

Джордж переминался с ноги на ногу.

– Фу-у-у, – протянул Кларенс. – Что это за вонь?

Он скривился от отвращения и зажал нос.

– Это какашка?

Джордж улёгся на коврике, как будто понятия не имел, о чём говорит Кларенс.

– Фу! Отвратительно! – воскликнул он. – Вон, вон отсюда! – Он выгнал Джорджа, вышел сам и плотно запер дверь за ними.

Джордж держал дистанцию, но шёл по пятам за Кларенсом, когда тот вышел из дома и спустился по каменным ступеням. Почти полная луна поднималась на небосклоне, а деревья отбрасывали в лунном свете длинные тени на лужайку.

Клайв терпеливо ждал у фонтана.

– Что я должен делать? – нехотя спросил Кларенс.

– Ничего, – ответил Клайв. – Я уже произнёс заклинание. Всё, что тебе нужно сделать, – это выпить воды.

Клайв достал два пустых бокала из-под шампанского, опустил их в воду и предложил один Кларенсу.

– До дна! – скомандовал он.

Глаза его блестели от возбуждения, он опрокинул бокал, и было видно, как его кадык подпрыгивает при каждом глотке. Кларенс взирал на свой бокал, как будто собирался передумать. Но потом он пожал плечами, наклонился вперёд и сделал небольшой глоток.

– Достаточно и одной капли, – улыбнулся Клайв и поставил бокалы рядом с фонтаном.

– Чувствуешь что-нибудь? – спросил он.

Кларенс пожал плечами.

– Небольшую усталость, – пробормотал он, закрывая глаза.

И вдруг, ни слова не говоря, он уронил голову на грудь, опрокинулся на землю и быстро заснул. Глаза Клайва расширились от волнения.

– Работает! – воскликнул он. Он взглянул на луну, прикрытую клочьями облаков. Прислонившись спиной к фонтану, он улыбнулся и закрыл глаза. Послышался шум приближающейся машины, и дом осветила яркая вспышка фар. Клайв с трудом снова приоткрыл глаза и прищурился, пытаясь разглядеть машину.

– Ох-хо, – прошептал он и тоже завалился на бок.

Глава двадцать первая

Ленд Ровер леди Джейн остановился, но всё ещё продолжал фырчать, а фары рассекали туман, как прожекторы. Обрадованный Джордж поскакал к машине, заливаясь весёлым лаем.

– О боже, Сумрак! – воскликнула леди Джейн.

Она заглушила мотор, выключила фары и спрыгнула с водительского сидения.

– Как ты нас встречаешь!

– Пойду к себе в коттедж, – сказал Гейб.

– Да? – расстроилась леди Джейн. – А я думала, мы поедим мороженого.

– Не хочу вам мешать, – решительно сказал Гейб. – Джордж, у тебя полчаса.

– Спасибо, пап, – отозвался Сумрак, а Джордж напрыгнул на него с истошным лаем.

– Что он хочет сказать? – зашептала Коко на ухо Сумраку.

– Он знает, где драгоценности, – так же шепотом ответил Сумрак.

– Что? – глаза Коко радостно заблестели. – И где же они?

– Пойдёмте! Дети! – позвала леди Джейн с крыльца.

Джордж оглянулся на фонтан и заметил, что Клайв и Кларенс исчезли!

Леди Джейн приподняла холщовую сумку и приоткрыла её, приглашая заглянуть внутрь.

– Давайте же утопим наши печали в мороженом!

Тайна исчезновения Клайва и Кларенса была вскоре раскрыта, потому что, когда леди Джейн и дети зашли в гостиную, фокусник и его ассистент – ну, или по крайней мере их тела – сидели в неловких позах в двух креслах.

– Я Клайв, – выпалил мужчина, который и выглядел как Клайв, когда леди Джейн появилась на пороге.

– Я знаю, – несколько удивлённо проговорила она.

– И мы с тобой женаты, помнишь? А это Кларенс, – и он указал на того, кто и так выглядел как Кларенс.

Джордж нетерпеливо ткнул носом в руку Сумрака.

– Что тут происходит? – прошептал тот.

– Они поменялись телами! – гавкнул Джордж.

Сумрак похлопал его по носу в знак понимания и зашептал что-то на ухо Коко.

«Ага!» – одними губами проговорила Коко. Леди Джейн, напротив, была крайне озадачена.

– Здравствуй, дорогая, – сказал Клайв, находясь в теле Кларенса.

У леди Джейн вытянулось лицо.

– То есть я хотел сказать «леди Джейн», – поправился Клайв, вспомнив, что он должен играть роль Кларенса, а для Кларенса несколько странно было бы называть леди Джейн «дорогой». – Вы вернулись пораньше?

– Занавес застрял. Во время перерыва. Нам удалось посмотреть только первую половину представления. – Она выудила стаканчик мороженого из холщовой сумки. – Так что я накупила всякой всячины, и мы поехали прямиком домой. Соблазнишься, Кларенс?

Она открыла сумку, наполненную стаканчиками с мороженым, и протянула её тому, кого считала своим гостем.

– О, да, конечно, – обрадовался Клайв, который был в теле Кларенса, жадно запустил руку в сумку и достал стаканчик.

– Нет, ты не соблазнишься, – сказал настоящий Кларенс, отталкивая руку Клайва. – Мы договорились, помнишь?

«Ну конечно, – подумал Джордж. – Кларенс не хочет, чтобы Клайв ел вредную еду, пока он находится в его теле».

– Клайв! – воскликнула леди Джейн. – Ты что такое делаешь? Почему ты отталкиваешь мороженое Кларенса?

– Он не голоден, – ответил Кларенс, который был в теле Клайва, и вернул мороженое назад. – Он не хочет есть сладкое на ночь.

– И это правильно, – проговорила леди Джейн, удивляясь, почему её муж так грубо обращается с гостем.

– Джордж, угощайся. Коко, и ты тоже. И эээ… если Клайв мне разрешит, – нервно засмеялась она, – ха-ха, я тогда тоже съем одну штучку.

– Остальное я уберу в морозилку, – предложила Коко, решив, что это её шанс уйти из комнаты.

Леди Джейн, которая всё ещё пребывала в шоке от странного поведения Клайва и Кларенса, благодарно улыбнулась.

– Да, спасибо за помощь. Спасибо, Коко.

Коко подала знак Сумраку и Джорджу, и они вдвоём проследовали за ней в зал.

– Ну, и где же драгоценности? – прошептала Коко.

– Идите за мной! – пролаял Джордж и запрыгал по центральной лестнице в комнату Кларенса.

Как только Коко открыла дверь, он тут же забежал в комнату, оживлённо обнюхивая там всё.

– Там! – гавкнул он. – На гардеробе!

Конечно же, наверху лежала сумка Кларенса.

– Не понимаю, – сказала Коко, – зачем он отдал их Кларенсу?

– Чтобы заставить его обменяться телами, – пролаял в ответ Джордж.

Коко непонимающе посмотрела на него.

– Объясню позже!

– Скорей! – воскликнул Сумрак. – Коко, залезай мне на плечи.

Коко потянулась за сумкой и, балансируя на плечах Сумрака, покачнулась.

– Осторожней, – предупредил её Сумрак, – нельзя повредить драгоценности.

Коко крепко схватила сумку и опустила её вниз, потом спрыгнула с Сумрака, чуть не наступив на Джорджа. Когда она спустилась на пол, в тот же момент послышался удар и душераздирающий крик снизу.

Коко схватила сумку, и они втроём побежали вниз по лестнице в гостиную.

– Коко! – Леди Джейн в панике тянула мужа за свитер. – Помоги мне! Скорей!

Перед камином стоял большой кофейный стол, обычно заваленный книгами по искусству и журналами, но сейчас он представлял собой боксёрский ринг, на котором отчаянно боролись Клайв и Кларенс. Рядом с ними на мокром полу валялась разбитая ваза, букет цветов и огромная плитка шоколада.

– Да как ты посмел! – рычал Кларенс, находящийся в теле Клайва. – Я же говорил тебе не есть вредную еду.

– Слезь с меня! – верещал Клайв, который был в теле Кларенса.

– Что случилось? – спросил Сумрак, пытаясь стянуть упитанного фокусника с его тощего ассистента.

– Понятия не имею, – сердито ответила леди Джейн.

– Кларенс потянулся за шоколадкой, и в следующий момент Клайв буквально накинулся на него!

– Прекратите немедленно! Оба! – закричала на них Коко, пытаясь растащить мужчин.

– Честно говоря, – сказала леди Джейн, – не понимаю, что за бес в них вселился.

И тогда Джордж сделал то, что велел ему собачий инстинкт: он сел, закинул голову назад и завыл!

Это был такой странный и непривычный звук, что все находящиеся в комнате люди внезапно замерли и обернулись к нему. Кларенс (который был в теле Клайва), кажется, пришёл в себя и снял руки с шеи фокусника. Сумрак протянул фальшивому Кларенсу стакан воды, и тот с благодарностью его выпил.

Как только Джордж понял, что теперь все в безопасности, он перестал выть.

– Спасибо, Сумрак, – поблагодарила его леди Джейн. – Ну хоть кто-то из нас способен здраво мыслить. А теперь, может быть, кто-нибудь объяснит мне, что здесь вообще происходит?

– Легко, – ответила Коко и положила на коврик у ног Кларенса и Клайва сумку. – Вот!

Глава двадцать вторая

– Помнишь ожерелье, которое потеряла та леди? – торжественно спросила Коко. – Во время круиза.

– Разве такое забудешь? – возмутилась леди Джейн. – Подумать только, она пыталась обвинить Клайва!

– Так вот это оно, – сказала Коко, – в сумке Кларенса. Здесь и другие драгоценности, которые украл Клайв. Клайв – жулик и вор!

Наступила долгая пауза, леди Джейн переводила взгляд с Коко на того, кого считала своим мужем, и опять на Коко.

– Ты шутишь? – спросила она.

Коко посмотрела на Кларенса и улыбнулась, она-то знала, что в его теле сейчас Клайв.

– Откройте сумку, – велела она.

Все молчали: фокусник и его ассистент пытались выиграть время.

– Чёрт, какое потрясающее воображение, просто замечательное, – проговорил Клайв, будучи в теле Кларенса. – Если вы не возражаете, я бы не стал открывать сумку. Там моё грязное бельё.

– Кларенс, прости, – сказала леди Джейн, краснея от стыда. – Коко, нельзя так обращаться с гостями. Мне очень-очень стыдно.

– Ничего страшного, – одновременно сказали Клайв и Кларенс и в замешательстве посмотрели друг на друга.

– Он врёт, – воскликнула Коко. – Внутри драгоценности, клянусь! А это…

Она указала на того, кто выглядел, как Кларенс.

– Это даже не Кларенс. Это Клайв. В теле Кларенса!

– Что значит – это Клайв? Коко, с тобой всё в порядке? – обеспокоенно спросила леди Джейн.

– Поэтому они сейчас и дрались, – продолжала Коко. Она вышла вперёд и – насколько поняла леди Джейн – попыталась вырвать сумку из рук Кларенса.

– Коко! – воскликнула леди Джейн.

– Это правда! Клайв женился на тебе только потому, что он знал, что фонтан волшебный!

– Коко!

– Ему нужны только деньги! Он хочет использовать магию и заработать миллионы!

Лицо Леди Джейн помрачнело.

– Хватит! Что на тебя нашло?

– Почему ты мне не веришь?

– Иди наверх. Сейчас же! И ты останешься там, пока не будешь готова извиниться, – процедила леди Джейн сквозь зубы, а Коко расплакалась и выбежала из комнаты.

Наступило неловкое молчание.

– Это я виновата, – сказала леди Джейн, поднимая пустой стаканчик из-под мороженого, которое ела Коко. – Она съела слишком много сахара.

Джордж потихоньку вышел из комнаты.

Коко лежала на кровати, уткнувшись лицом в матрас, и Джордж чувствовал солоноватый запах её слёз.

Он ткнулся ей в плечо, и она подняла голову.

– Он заберёт сумку с собой, – проговорила она, качая головой, – точно заберёт. Что нам теперь делать?

В дверь негромко постучали, и вошла леди Джейн.

– Коко!

– Что?

– Прости, что так с тобой разговаривала.

Коко молчала.

Леди Джейн грустно улыбнулась и присела на кровать.

– Клайв хороший человек. Ты же сама знаешь.

Коко молчала.

– Все мы совершаем ошибки, Коко, это нормально. Но когда мы понимаем, что ошиблись, надо извиниться.

– Я не совершала никаких ошибок, – пробормотала Коко в подушку.

Леди Джейн вздохнула. Когда она снова заговорила, в её голосе послышались твёрдые нотки.

– В таком случае ты сейчас же ляжешь спать, и посмотрим, какое настроение у тебя будет утром. Я отправила Джорджа домой, сразу отвечаю на твой вопрос. Давай постараемся завтрашний день провести лучше, хорошо?

Она расправила одеяло, встала и закрыла за собой дверь.

Как только она вышла, Коко нагнулась к уху Джорджа.

– Не отходи от настоящего Клайва, – прошептала она. – Рано или поздно он ошибётся. Когда это случится, нам надо быть рядом. И за Кларенсом тоже следи.

– Сумрак!

Из-за двери откуда-то сверху послышался голос, который был очень похож на голос Клайва.

– Сумрак! Гулять!

– Это Клайв, – прошептала Коко.

– То есть нет, – поправилась она, – это Кларенс в теле Клайва. Скорее, не выпускай их из виду!

– Ах, вот ты где!

Мужчина, который выглядел как Клайв, разговаривал с леди Джейн.

Джордж посеменил к нему и завилял хвостом в знак приветствия.

– Это ведь не правда, да, Клайв? – спросила леди Джейн. – То, что сказала Коко?

– Конечно же, нет, леди Джейн. В смысле, дорогая, – сказал Кларенс, будучи в теле Клайва.

– Ты не крал ожерелья? Во время круиза?

– Конечно, нет!

Леди Джейн нервно улыбнулась.

– Как сказал Клайв, – продолжил Кларенс и сразу же замолчал, осознав свою ошибку. – Погоди минутку. Я – Клайв! – Он скорчил смешную рожицу и закатил глаза. – Я хотел сказать, как Кларенс сказал, всё дело в богатом воображении. Может, виноват Уильям Шек спир, а? Все эти разговоры про «Сон в летнюю ночь»? Сейчас Коко переварит впечатления, и всё устаканится, поверь мне.

Леди Джейн потянулась к нему, чтобы поцеловать, а Кларенс, находящийся в теле Клайва, наоборот, отпрянул от неё.

– О, давай не будем этого делать. Клайв и я, мы…

Он тут же поправился:

– Я хотел сказать, что Кларенс и я… мы договорились вывести Сумрака.

– Что? Сейчас? Уже пора спать.

– Ему надо на улицу. Да, малыш?

Джордж ничего не ответил.

– Пошли, – сказала леди Джейн и подхватила под руку того, кого она принимала за Клайва.

– Ты можешь вывести Сумрака и утром.

Глаза мужа расширились от ужаса.

– Не могу… я хотел сказать, что я обещал Клайву… То есть Кларенсу, он уже ждёт меня на улице. Когда мы поменяемся обратно… То есть, когда мы выведем Сумрака, он поднимется к тебе. Клайв, в смысле. То есть я. Я поднимусь. Что-то я не очень хорошо себя чувствую – мне надо подышать воздухом. Поэтому я и хочу выйти с Сумраком. Потому что я – Клайв, а Сумрак – мой пёс. Спокойной ночи.

С этими словами он прошёл через холл и вышел на улицу. Джордж неотступно следовал за ним.

Настоящий Клайв ждал его у фонтана. Не говоря ни слова Кларенсу, он посмотрел на почти полную луну, вдохнул холодный ночной воздух и стал размешивать воду против часовой стрелки.

– Гогмагог, Гогмагог, Гогмагог, Гогмагог, – пропел он.

Потом он вытащил руку из воды и капнул одну-единственную каплю себе на язык. После этого он присел, прислонившись спиной к фонтану, и закрыл глаза. Настоящий Кларенс в точности повторил его движения.

Вспыхнул лунный луч, наступила тишина, и только Джордж остался охранять бесчувственные тела своих врагов. Первым зашевелился Кларенс.

– О, какое счастье! – прошептал он. – Я – это я! Я – это я!

Он оглянулся на Клайва, который всё ещё крепко спал, и нахмурился.

– Клайв? Ты в порядке?

Но Клайв не двигался. Обеспокоенный, Клайв посадил его и слегка похлопал по щекам.

– Клайв, – шёпотом позвал он. – Проснись!

Клайв широко открыл глаза и вдруг схватил Кларенса за воротник его дорогого комбинезона! Джордж чувствовал запах его гнева – это был пряный, агрессивный запах.

– Ой! Клайв! – пытался вырваться Кларенс. – Мне больно! Прости, что не дал съесть тебе шоколадку. Ладно?

– Зачем? – прохрипел Клайв, с трудом поднимаясь на ноги. – Зачем ты рассказал Коко про мой план?

– Нет, Клайв, клянусь, я не рассказывал!

– Откуда же она тогда узнала про драгоценности? – прорычал Клайв. – Если ты не рассказывал, откуда она могла узнать?

Он со всей силой (непонятно откуда взявшейся в его теле) толкнул Кларенса в фонтан.

Джордж тревожно залаял, схватил Клайва за штанину и стал тянуть.

– Сумрак, отвяжись! – зашипел Клайв и пнул его ногой. – Будешь знать, как злить меня, Кларенс. Я думал, мы с тобой заодно.

Голова Кларенса оказалась в опасной близости к поверхности воды. В отчаянии Джордж сжал челюсти на лодыжке Клайва.

– Ай! – взвыл Клайв, и Кларенс подпрыгнул в фонтане, пытаясь выбраться из воды.

– Плохой пёс! – выкрикнул Клайв, пнув Джорджа носком ботинка и почти попав по нему.

– Я ничего не рассказывал! – воскликнул Кларенс. – Я клянусь, это не я!

– Да что ты? И кто же тогда это сделал? – заорал Клайв, схватив Кларенса за шею крайне неудобным для того образом. – Пёс?

– Отпусти его! – гавкнул Джордж.

Клайв бросил гневный взгляд на Джорджа, и пока он смотрел на него, гнев улетучивался, а вместо него рождалось понимание. Отпустив Кларенса, он подался вперёд и схватил Джорджа за загривок.

Внезапно по ним скользнул луч фонарика. Это был Сумрак, который вернулся из коттеджа.

– Что здесь происходит? – спросил он.

– Хороший вопрос, – проговорил Клайв, поднимаясь в полный рост. – Почему бы тебе самому не рассказать мне об этом?

Глава двадцать третья

Фонтан журчал рядом с ними тонкой струйкой, а они вчетвером так и стояли как статуи при свете луны.

Первым нарушил тишину Клайв.

– Ко мне, Сумрак. Сейчас же.

Джордж потрусил к нему, продолжая играть роль Сумрака, а мальчик опустил фонарик. Он сжал зубы, изо всех сил стараясь противостоять приказу. Но всё было напрасно: он должен был подчиниться.

Сумрак глубоко вздохнул и медленно поплёлся к хозяину.

– Сидеть! – приказал Клайв.

Ни слова не говоря, Сумрак уселся на гравий и скрестил ноги.

– Молодец, – похвалил его Клайв и потрепал за волосы. Он присел на корточки и заглянул Сумраку в глаза.

– Вы поменялись телами. Так? Ты и Джордж?

– Не говори ему ничего! – залаял Джордж.

Сумрак грустно взглянул на Джорджа и повернулся к Клайву.

– Да, – сказал он, его взгляд выражал сожаление и печаль. – Джордж видел, как вы колдовали, и потом повторил то же самое. Теперь я в его теле, а он – в моём.

На лестнице послышалось движение, и в проёме входной двери в ярко-оранжевом свете лампы в коридоре показался силуэт леди Джейн.

– У вас там всё в порядке? – спросила она.

– Боюсь, что нет, – ответил Клайв. Он встал и обвинительным жестом показал на Джорджа. – Этот сумасшедший пёс толкнул Кларенса в фонтан, а потом укусил меня за лодыжку. Вот, смотри.

Клайв закатал штанину и посветил фонариком Сумрака на отметины зубов Джорджа.

– О, боже мой! – воскликнула леди Джейн. – Подожди здесь, я сейчас. Она повернулась на каблуках и исчезла в доме.

– Что ты делаешь? – пролаял Джордж Сумраку. – Зачем ты ему рассказал, что мы обменялись телами?

– Клайв – мой хозяин, – пожал плечами Сумрак. – У меня нет выбора.

– Нет, есть! – гавкнул Джордж. – У всех есть выбор!

– У всех людей – возможно, – ответил Сумрак, – но не у всех собак.

– Вот видишь, Кларенс, – торжественно проговорил Клайв. – Они разговаривают друг с другом. Так вот они и узнали все наши секреты.

– Если это и есть твоё извинение, – пробурчал Кларенс, массируя свою шею, – то я его не принимаю.

– Ты набросился на меня за то, что я ел шоколадку, – возразил Клайв.

– Ел! После мороженого! – обиженно сказал Кларенс. – А обещал, что будешь есть только здоровую пищу.

– Постойте все спокойно, – попросила леди Джейн. Она снова показалась на крыльце, и теперь шла к ним с огромной красной аптечкой первой помощи.

– Я знаю, что собачьи укусы очень болезненны, и не хочу, чтобы у тебя случился шок.

Она пристегнула поводок к ошейнику Джорджа, вручила другой конец поводка Клайву, а потом взяла фонарик и посветила на его лодыжку.

– У тебя кровь, Клайв. Это довольно опасно. Плохой пёс, Сумрак! Плохой пёс!

– Ой! – поморщился Клайв, играя роль больного. – И правда, больно.

Леди Джейн промыла рану.

– Я просто не понимаю, – проговорила она, бросая на Джорджа ледяной взгляд, – ты всегда был таким дружелюбным пёсиком. Почему ты так себя ведёшь?

– Мне пришлось! – пролаял Джордж. – Он пытался утопить Кларенса!

– Вот видишь, какой он агрессивный? – заметил Клайв. – Он вышел из-под контроля. Вот Джордж всё видел. Да, Джордж?

Сумрак уставился на свои ботинки.

– Джордж, – не отступал Клайв, – ты же видел, как этот пёс укусил меня? Да?

Не поднимая головы, Сумрак кивнул.

– Да, – пробормотал он.

У Джорджа кольнуло в сердце. Он опустил хвост и повесил голову.

Леди Джейн нанесла последние штрихи и закончила перевязку, а потом вернула носок на его положенное место под штаниной Клайва.

– А как ты, Кларенс? – спросила она, посветив на него фонариком. – С тобой всё в порядке?

– Ну, почти, – пробормотал Кларенс.

– Слава Богу! – воскликнула леди Джейн. – Только ты весь промок. Опять! Джордж, – обратилась она к Сумраку, – помоги Кларенсу подняться наверх, ему надо ещё раз принять горячий душ.

Сумрак в последний раз грустно взглянул на Джорджа, потом подставил Кларенсу плечо, чтобы тот на него облокотился.

– Я этого не забуду, Клайв, – сказал Кла ренс.

Они с Сумраком побрели, прихрамывая, к дому, оставив Джорджа наедине с Клайвом и леди Джейн.

– Что будем делать? – вздохнула леди Джейн и закрыла аптечку первой помощи.

– Приют, – сказал Клайв и крепче вцепился в поводок, – других вариантов нет.

– Какой приют?

– Специальный, – твёрдо произнёс Клайв. – Для особо опасных собак. Отвезу его прямо сейчас. Хоть это всего лишь маленький укус, я не хочу рисковать и ждать, что он сделает это ещё раз, тем более, когда рядом Коко.

– Ты уверен, Клайв? Это серьёзное решение.

– Но так будет лучше. Тут важно подавить такое поведение в зародыше, пока привычка ещё не сформировалась.

– Он врёт! – гавкнул Джордж.

– Видишь, как он скалит зубы? – проговорил Клайв. – Если честно, я совсем его не узнаю. Если оставить всё как есть, не знаю, что ещё он может сотворить.

Леди Джейн отвернулась, её глаза наполнились слезами.

– Ладно, – мужественно проговорила она. – До свидания, Сумрак. Мы скоро увидимся. И когда это случится, ты будешь чувствовать себя лучше. Намного лучше!

– Не верьте ему, леди Джейн! – крикнул Джордж, когда Клайв тащил его к Лэнд Роверу. – Он жулик! Его беспокоят только деньги!

Но бесполезно. В следующий момент задняя дверь Лэнд Ровера захлопнулась, а Клайв надсмехался над ним, сидя на водительском месте.

– Грубая ошибка, малыш, – усмехнулся Клайв. – Поскольку ты нарушил мои планы, придётся мне избавиться от Коко и леди Джейн. И от тебя… Ты проведёшь остаток жизни в теле пса.

Он завёл мотор, объехал вокруг фонтана и направился к дороге.

Глава двадцать четвертая

Дзынь!

Джордж беспомощно наблюдал через заднее окно, как они с грохотом проехали по металлической решётке, не позволяющей домашним животным сбежать с фермы, и выехали на шоссе.

Клайв поддал газу, дорога изогнулась, и Хилл Хаус скрылся в ночи.

Джорджа охватила тревога: он опустил хвост, выгнул спину и широко раскрыл рот. Между ним и Клайвом была перегородка, и единственный путь на волю лежал через заднюю дверь. По запаху Джордж быстро определил, где находилась ручка, на ней всё ещё остался горький запах Клайва. Если бы только он мог достать до неё лапой… Но ничего не получалось: она была слишком высоко. Он пытался толкать дверь, тянуть на себя – даже хотел погнуть её зубами – дверь не поддавалась. Но даже если бы ему удалось открыть её, на той скорости, на которой они ехали, невозможно было спрыгнуть и остаться целым. Да и как он вообще вернётся к Коко и леди Джейн?

Он прижал нос к стеклу и смотрел на проносящиеся за окном деревья. Потом лес закончился, и они выехали на большой открытый перекрёсток с кольцевым движением и повернули на огромную четырёхполосную магистраль.

Машины со свистом пролетали мимо, так быстро, что Джордж никак не мог подать им какой-нибудь знак. Потом дорога пошла в горк у, и они обогнали огромный грузовик, сверкающий лампочками, как океанский лайнер. От него исходил такой сильный запах выхлопных газов, что Джорджа стало мутить. Он залаял на водителя, но толку от этого не было: шум мотора полностью заглушил его лай.

Но стоп! Вот они проезжают полицейскую машину, припаркованную на обочине!

Может, это его шанс? Полицейский посмотрел на них, и Джордж принялся изо всех сил махать ему лапой. Полицейский уставился на него, открыв рот от удивления: он был потрясён видом большой чёрной собаки, которая махала ему из проезжающей машины.

– Помогите! – залаял Джордж. – Меня похитили!

Но напрасно: единственным, кто его услышал, был Клайв.

– Не волнуйся, Джордж, – закричал он. – Ты ведь Джордж, верно?

Джордж ничего не ответил.

Клайв помигал поворотником, и они съехали с магистрали.

– Я знаю, о чём ты думаешь. Ты думаешь, как бы тебе сбежать. И как спасти леди Джейн, или как снова стать мальчиком. Но этого ни когда не будет.

Они остановились на светофоре.

– Видишь ли, магия заканчивается завтра в полночь.

Уши Джорджа опустились.

– Это всё написано в «Книге теней», друг мой. Магический период длится с сере дины Ночи Летнего солнцестояния до полнолуния. Тебе придётся ждать до следующего года, а к тому времени леди Джейн и Коко уже здесь не будет, твой отец потеряет работу, а фонтан будет принадлежать мне.

Джордж слушал его молча, в глубине сердца понимая, что Клайв говорит правду.

– Я от всей души хочу пожелать тебе одну вещь, Джордж: надеюсь, ты полюбишь собачью еду.

Джордж зарычал, но Клайв, казалось, не слышал его.

Зажёгся зелёный свет, и они оказались на пустой аллее, вдоль которой тянулись ярко освещённые автосалоны. Где бы они сейчас ни были, они были очень далеко от Хилл Хауса. Кто теперь ему поможет?

Сумрак предал его. Хотя он, конечно, понимал, как, должно быть, трудно для пса ослушаться своего хозяина… Коко была наказана, ей не разрешалось вставать с кровати, и она не знала, что случилось.

А где мог быть отец? Конечно, в коттедже, наверное, готовит ужин для Сумрака, и при этом считает пса Клайва своим сыном.

Он мог надеяться только на Коко. Когда наступит утро, она обнаружит, что он пропал; потом наверняка пойдёт его искать.

Но что если Клайв доберётся до неё первым? Он должен сбежать, вернуться в Хилл Хаус и предупредить их!

Клайв резко ударил по тормозам, и Джордж улетел вперёд, больно стукнувшись носом о перегородку. Он успел разглядеть высокую кирпичную стену с колючей проволокой, идущей поверху, когда задняя дверь резко открылась, и Клайв вытащил его за поводок.

– Знаешь, что лучше всего помогает в моменты жизненных испытаний, Джордж? – спросил Клайв. И, не дожидаясь ответной реакции, тут же добавил: – Принятие!

Они оказались на узкой тропинке, а впереди высились внушительные металлические ворота, на которых висела табличка, но Джордж не мог её разобрать. Джордж принюхался. Воздух был пропитан запахом сотни разных собак.

– И что же это означает в твоём случае? – продолжал Клайв, подтаскивая Джорджа к домофону на воротах. – Я думаю, это означает… – Клайв замолчал, подыскивая нужные слова. – Принятие того факта, что ты проиграл, и никто не поймает меня. Хилл Хаус станет моим, а я буду МИЛЛИОНЕРОМ!!!

Клайв накинул поводок Джорджа на решётку ворот и завязал его узлом. Потом он нажал на кнопку и отступил назад.

– Здравствуйте! – произнёс сонный голос. – «Лапы-Исправляпы».

– Здравствуйте, – ответил Клайв. – Привёл вам бездомного пса. Только будьте с ним осторожны, он очень опасен. Трудный случай. Как говорят в таких случаях: «Заприте его и потеряйте ключ».

Клайв повернулся к Джорджу и скорчил притворно-грустную физиономию.

– Бедный маленький Джордж. Я избавлю тебя от мучений. Не хочу, чтобы ты томился здесь много лет и гадал, что же случилось с Коко и леди Джейн, и мог ли ты как-то помочь им. Та к что слушай, как всё будет происходить. Я подожду до завтрашнего вечера, до полуночи. И тогда заставлю Коко и леди Джейн обменяться телами с моими кроликом и попугаем. Думаю, после этого никто из них не станет мне помехой. Потом я их уберу куда-нибудь с глаз долой, завладею фонтаном и в следующем году с помощью его магии стану сказочно богат. Как тебе мой план?

Ярость вскипала в венах Джорджа! Он прижал уши к голове, оскалил зубы и медленным угрожающим шагом пошёл на Клайва.

Он уже собирался сомкнуть свои зубы на округлом, испещрённом венами носу Клайва, когда поводок сдавил ему шею.

Мир вернулся в реальность, Джордж стоял, задыхаясь, отплевываясь и кашляя.

– Я вижу его, – произнёс голос из домофона. – Мы зафиксировали его на камеру. Скоро выйду.

Клайв улыбнулся и покачал головой, сам не веря тому, как удачно всё складывалось.

– Ты – идеальный участник моих фокусов, Джордж, – весело проговорил он. – Как ты сейчас попался! Что бы я ни заду мал, ты всё время отстаёшь от меня на один шаг.

Не говоря больше ни слова, он повернулся на каблуках и пошёл к машине.

Джордж зажмурился и весь затрясся, его переполнял плохо сдерживаемый гнев. Когда он снова открыл глаза, Лэнд Ровер в последний раз сверкнул задними габаритными огнями, после чего скрылся за поворотом, и Джордж остался один.

По другую сторону ворот зажёгся свет. Послышались шаги резиновых подошв по щебёнке, они мягко шлёпали прямо к нему. Мужчина из домофона пришёл за ним, как и обещал!

Джордж переминался с ноги на ногу, мысли его скакали. Он предпринял последнюю отчаянную попытку отвязать поводок зубами, он сильно дёрнул за него, но всё было напрасно: он застрял.

С другой стороны двери загремели засовом, дверь слегка приоткрылась, и молодой человек с длинными вьющимися волосами высунул голову в образовавшуюся щель.

– Привет! – улыбнулся он. – Что с тобой произошло?

– Тот человек вам наврал, – взвизгнул Джордж. – Я не опасен, честное слово!

– Тише, тише, – проговорил мужчина мягко, делая несколько медленных, но уверенных шагов к Джорджу, приветливо улыбаясь ему.

Джордж лёг, виляя хвостом.

– Ты мне кажешься очень дружелюбным, – проговорил мужчина.

Он протянул Джорджу руку, чтобы тот понюхал: в руке был свёрнутый ломтик колбасы, такой аппетитный, что Джордж не мог устоять и тут же его проглотил.

– Меня зовут Тимми, – представился мужчина. Он почесал Джорджа за ухом, и по его спине до хвоста пробежала тёплая приятная волна, и Джордж ещё сильнее завилял хвостом.

– Интересно, как тебя зовут?

Джорджу показалось, что Тимми можно доверять. Поэтому, когда он отвязал поводок и повёл его за ворота, Джордж охотно пошел с ним. Вскоре они пришли к офису Тимми, там он взял какой-то документ и стал его заполнять.

На Джорджа навалилась усталость, и он завалился на бок.

– Тише, тише, приятель, – сказал Тимми. – Тише. Ну что? Подействовало снотворное?

– Что? – пронеслось в голове у Джорджа. – Снотворное?!

Оглядевшись по сторонам, он заметил недоеденную пиццу и пузырёк с таблетками.

«Ну, конечно! Колбаса… Видимо, Тимми завернул таблетку в колбасу!»

И тут всё померкло.

Глава двадцать пятая

Коко не выходила из комнаты. Только к середине следующего дня она наконец смягчилась и согласилась пойти с леди Джейн в гостиную, где их уже ждали Клайв и Кларенс.

– И какой план действий? – прошептал Кларенс, когда они с Клайвом уселись у камина.

– Леди Джейн объявила, что Коко придёт через минуту.

– Всё просто как дважды два, – злорадствовал Клайв. – Когда Коко извинится, мы отпразднуем это четырьмя бокалами лимонада с мякотью. С мякотью, мой дорогой друг, ведь нам надо скрыть тот факт, что в эти два бокала, – он показал на два розовых стакана, стоявших на серебряном подносе рядом с двумя другими, прозрачными, – добавлен мой фирменный сногсшибающий порошок. Как только они заснут, мы их свяжем.

А незадолго до полуночи мы совершим обмен телами между ними и кроликом с попугаем.

– А что насчёт Гейба? – спросил Кларенс. – Как мы о нём позаботимся?

– А нам и не придётся, – подмигнул Клайв. – Если он придёт искать леди Джейн – а он, давай будем честны, влюблён в неё, так что придёт наверняка, – мы скажем ему, что она не очень хорошо себя чувствует и легла спать.

– Но… что если он нас заметит? Когда мы потащим их к фонтану.

– Ох, Кларенс, – хихикнул Клайв и покачал головой. – Для человека, который работает в развлекательной индустрии, ты слишком мало знаешь о манипулировании людьми. Именно поэтому мы и подождём полуночи. Даже если он увидит нас, у него не хватит времени нас остановить. Часы пробьют двенадцать, и магия исчезнет. Леди Джейн и Коко навсегда останутся животными.

В дверь постучали, и в комнату вошли леди Джейн и Коко.

– Вот и она! – театрально воскликнул Клайв. – Что вы скажете в своё оправдание, юная леди?

– Ну, давай же, – сказала леди Джейн, подталкивая её.

– Прости, Клайв, – проговорила Коко без всякого выражения. – И прости, Кларенс.

– Дорогая моя, дорогая Коко! – разразился Клайв. – Не буду лгать. Ты задела мои чувства. И знаешь, почему? Потому что я беспокоюсь о тебе. Но я прощаю тебя. Может быть, выпьем за примирение?

– До дна! – провозгласил Кларенс, убедившись, что леди Джейн взяла один из розовых бокалов.

– Очень вкусно, – сказала леди Джейн, отпивая лимонад.

– Коко, – предложил ей бокал Кларенс.

– Спасибо, я не хочу, – сказала Коко.

Клайв нахмурился.

– Можно теперь мне поиграть с Сумраком?

Клайв и леди Джейн переглянулись.

– Сумрака отправили в приют для собак, – объяснила леди Джейн. – Вчера вечером произошёл небольшой инцидент после того, как ты пошла спать.

– Какой ещё инцидент? – Коко запаниковала.

– Прости, – сказал Клайв, и в его голосе послышалось сожаление.

– Он укусил меня, и теперь ему потребуется небольшое лечение.

Коко прищурилась. Клайв что-то замышлял, но, если она сейчас опять потеряет над собой контроль, её вновь посадят под домашний арест. Ей надо быть хитрее, надо быть такой же хитрой, как сам Клайв.

– О нет! – воскликнула она с беспокойством. – Он поранил тебя?

– Выживу, – мужественно произнёс Клайв. – Так что? Раз уж Сумрак отсутствует по уважительной причине, может быть, выпьешь с нами натурального лимонада?

Но и на этот раз Коко не согласилась принять у него бокал.

– Давай я принесу тебе арнику? – заботливо предложила она. – Я слышала, она отлично помогает при порезах и синяках.

– Очень разумно, Коко, – похвалила её леди Джейн. – Арника лежит в аптечке в гардеробной. Уверена, Клайв оценит, правда, Клайв?

– Я бы предпочёл, чтобы она просто выпила лимонаду, – сказал Клайв.

– Я выпью, обещаю, – проговорила Коко с улыбкой. – Когда вернусь.

Как только Коко вышла из комнаты, она помчалась через коридор к входной двери, где тут же наткнулась на Сумрака!

– Коко! Я весь день пытался сбежать, чтобы сказать тебе…

– Джордж в приюте для собак!

– Что? Как ты?

– Клайв только что сказал. Он как-то узнал, что вы с ним обменялись телами!

Сумрак сделал виноватый вид.

– Это я виноват, Коко. Прости меня.

– Ты рассказал Клайву? – Коко открыла рот от удивления.

– Я ничего не мог поделать, Коко. Он буквально вытянул из меня информацию. Я должен говорить ему правду, он – мой хозяин.

– Это не оправдание! Тебя не мучает совесть? – укоряла его Коко, её лицо пылало от возмущения.

– Я знаю, знаю. Я чувствую себя ужасно.

– И правильно. Джордж – твой друг.

Сумраку нечего было возразить на это.

– Пошли, – твёрдо сказала Коко. – Нам надо найти Гейба.

– Гейб! – позвала Коко. – Джорджу нужна помощь!

Гейб перевёл на них взгляд с забора, который чинил, и вытер пот со лба.

– А что случилось? – спросил он, глядя на Сумрака. – С ним что-то не так?

– Расскажи ему, – велела Коко.

* * *

Сумрак сглотнул.

– Я не ваш сын.

Гейб терпеливо кивнул.

– Понятно. А чей же ты сын тогда?

– Русского чёрного терьера по кличке Медведь. И мама была такой же. В смысле, тоже Русский чёрный терьер. Но её звали Джет.

Гейб глубоко вздохнул.

– Хорошо, – как ни в чём не бывало проговорил он.

– Что значит «хорошо»? – спросил Сумрак. – Я же лгал вам!

– Я больше не собираюсь говорить тебе, кем ты должен быть, Джордж, – ответил Гейб. – Если ты хочешь быть псом, будь псом. Если я чему и научился за последние несколько дней, так это тому, что запирание своих мыслей и чувств ни к чему хорошему не приводит. К тому же когда нам ещё мечтать, как не в детстве?

– Нет! – закричала Коко. – Вы не понимаете! Это он снаружи выглядит как мальчик, а внутри него – настоящий пёс. Фонтан волшебный, Гейб. Просто вспомните, вы же знаете, что это правда. Вы же знаете про Гогмагога, про огород, и вам знакомо то особое чувство, которое есть у всех местных жителей. Один раз в год, во время летнего Солнцестояния, фонтан обладает магией, с её помощью можно совершить обмен телами. Это – тело Джорджа, но внутри него – Сумрак.

– Сумрак? То есть… Сумрак Клайва?

Сумрак кивнул.

– Мой хозяин хочет завладеть фонтаном, и он собирается пожертвовать леди Джейн и Коко, чтобы заполучить его. Джордж попытался остановить его… и тогда… тогда… – Сумрак с трудом подбирал слова. – Тогда Клайв отправил его в собачий приют. Если мы не вытащим его оттуда, он навсегда будет заперт в теле пса. И в этом моя вина!

Слишком много всего свалилось на Гейба, и его мозг взрывался от новостей.

– А я ещё удивлялся, почему это Джордж так много ест. Но этого не может быть – обмен телами?!

– Это правда, – сказал Сумрак.

– У нас мало времени, – торопила Коко. – Ну, спросите его о чём-нибудь, что может знать только пёс.

Гейб на секунду задумался.

– Зачем вы едите траву?

– А зачем вы едите салат? – парировал Сумрак. – Потому что это вкусно.

– Ладно, – согласился Гейб. – А зачем гоняетесь за своим хвостом?

– А как ещё его поймать?

Гейб кивнул.

– Ну, и последний вопрос. Зачем вы крутитесь на месте перед тем, как покакать?

– Вообще без понятия, – ответил Сумрак.

Наступила небольшая пауза, пока Гейб обдумывал ответы Сумрака.

– Теперь я убежден, – сказал Гейб.

– Вам, ребята, надо срочно выдвигаться, – поторопила их Коко.

– Но… как же вы с леди Джейн? – спросил Гейб. – Надо её предупредить!

– С нами всё будет отлично, – сказала Коко. – Главное – вернуть Джорджа, иначе они с Сумраком так и останутся в телах друг друга навсегда.

Глава двадцать шестая

Джордж вздрогнул и проснулся. Где он? Запах дезинфицирующей жидкости был повсюду: на резиновом коврике, на котором он лежал, на пластиковой переноске, в которой он спал, на цементном приютском полу, и на синем вольере, в котором его держали. Он с трудом вылез из переноски, потянул задние лапы и побрёл к решётке вольера. Он находился в каком-то подобии внутреннего дворика, по одной стороне которого тянулись вольеры. Его вольер был в конце ряда. Время уже перевалило за полдень, и солнце было низко. Он слышал сопение и храп дюжины собак, а ветер разносил их запах.

Один запах был особенно резкий, и, когда его глаза привыкли к полуденному солнцу, он, к своёму ужасу, увидел, что в соседней клетке спит огромный бульдог.

– Эй! – послышался шёпот.

Сосискообразная собака в клетке через одну от Джорджа подняла голову.

– Я Франк. Тока прибыл, а?

– Да, – отозвался Джордж, не желая будить спящую в соседней клетке гору. – Этот парень, Тимми…

Бульдог пошевелился, и Джордж замолчал.

– Дал тебе сонную таблетку, – закончил за него Франк. – Он со всеми так поступает. Обманщик и плут.

Бульдог облизался, выставив напоказ гигантский зуб. Джордж почувствовал напряжение в груди.

– Сколько я был в отключке? – спросил Джордж.

– Что-то вроде всей ночи и ещё день.

– Нет! – выдохнул Джордж. – Мне надо отсюда выбираться.

– Ты за что здесь? – допытывался Франк.

Джордж помолчал, думая о том, как зайдёт здесь история про обмен телами с псом. Поразмыслив, он решил, что лучше говорить проще.

– Кусался, – ответил Джордж.

– Ты виноват?

Джордж переступил с ноги на ногу.

– Спровоцировали?

Джордж кивнул, а Франк неодобрительно покачал головой.

– Зачем они это делают? Они нас провоцируют, и мы кусаемся. А кто несёт ответственность? Мы!

Бульдог перевернулся, но любопытство Джорджа пересилило страх перед ним.

– А ты? Судя по голосу, ты из…

– Манхэттана. Резиденция Вотерсайд Плаза. Родом оттуда. Но мы с моей семьёй жили в Лондоне, рядом с большущим парком. Там красиво. Трава, деревья. Всё, что надо. Мы были счастливы.

– Так что же случилось?

– Они забыли меня.

– Что?!

– Забыли меня. Они путешествовали, остановились на заправке. И забыли меня.

– Не может быть!

– Бывает. Они были дипломаты, очень деловые. Я прождал их до следующего дня.

Какое-то время Джордж не мог подобрать слов, и его хвост дрожал, не зная, какой сигнал посылать.

– Твоя семья бросила тебя, а ты на них не злишься?

– Ты смеёшься? Если бы они явились сюда и искали меня здесь, я был бы счастлив. Я бы зализал их до смерти! Облизал бы лодыжки, по крайней мере. Я не самая высокая собака, как видишь.

– Не понимаю, – Джордж был растерян.

– Да ладно! – выпалил Франк. – Собаки не держат обид. Спроси кого хочешь. Эй, Дейзи!

К ужасу Джорджа, Франк погремел по клетке спящего бульдога. Дейзи потрясла мордой и подняла голову, а потом открыла глаза размером с блюдце.

Прочный ли у нее вольер? Джорджу совсем не хотелось это проверять.

– Познакомься с… – Франк замолчал. – Эй, новый парень, как там тебя?

– Сумрак, – пропищал Джордж.

Дейзи облизала свой нос.

– Что бы ты сделала, если бы увидела своих хозяев, Дейз?

– Порвала бы их на клочки, – угрожающе прорычала бульдожка.

Джордж почувствовал, как участился пульс. Но Дейзи завиляла хвостом и приветливо кивнула. Она шутила!

– Раньше я переворачивалась на спину и позволяла им пощекотать мой животик! – гавкнула она.

Джордж прикрыл глаза и переступил с ноги на ногу, оценив шутку. Франк завыл и быстро-быстро завилял хвостом, так что он превратился в какое-то пятно. В дальнем вольере Джек Рассел поднял голову и навострил уши.

– Смешно! – закричал он. – Вскоре все собаки виляли хвостами, выли и лаяли.

– Фуф, – гавкнул Джордж, обращаясь к Дейзи. – Я боялся, вы здесь все недружелюбные.

– Мы? – удивилась Дейзи. – Насчёт нас можешь не волноваться.

– Мы хорошие ребята, – откликнулся Франк.

– Опасаться надо пожизненных, – сказала Дейзи.

– Пожизненных? – удивился Джордж.

– Опасных собак. Как только тебя снимут с карантина, тебя отправят либо к нам, либо к пожизненным, – объяснил Франк.

– Тебя отправят к нам, – заверила Дейзи, – и тебя пристроят.

– Может быть, пристроят, – поправил её Франк. – А если попадёшь к пожизненным, останешься здесь навсегда.

– Погодите, – гавкнул Джордж. – Не так быстро: что такое карантин?

– Да ничего особенного, – ответил Франк. – Ты просто сидишь в своей клетке.

– Долго?

Франк точно не мог ответить и посмотрел на Дейзи.

– Сколько сидишь, Дейзи?

– Не знаю, – пожала плечами Дейзи. – Дней десять?

– Десять дней! – у Джорджа пересохло в пасти. – У меня нет десяти дней.

Весь ужас ситуации наконец начал доходить до него. Коко и леди Джейн были в опасности, а он был заперт в собачьем приюте!

– Если, конечно, не сбежишь, – добави ла Дейзи.

Повисла пауза. Джордж не ослышался?

– Простите, – гавкнул он. – Вы сказали «сбежишь»?

– Как Скраф, – напомнил Франк.

– Скраф раньше сидел в твоём вольере, – терпеливо объясняла Дейзи. – Поэтому он и пустовал. И он нашёл туннель.

– Во-о-он под той зеленой пластиковой штуковиной, – сказал Франк, указывая на нее носом.

– Там был сквозняк. Скраф так сказал однажды. А на следующий день он ушёл, – добавила Дейзи.

Но Джордж уже не слушал её; он скрёб зелёную пластиковую крышку люка в углу своего вольера. Вдруг он случайно приподнял опускающуюся пластиковую ручку, которую теперь мог схватить зубами.

Он закрыл глаза и потянул за неё со всей силой, на которую был способен.

Крышка приоткрылась. Внизу был канализационный люк. Большой люк.

Достаточно большой, чтобы в нём поместился большой чёрный лохматый пёс!

Глава двадцать седьмая

Джордж понюхал открытый люк, пытаясь по запахам понять, что может ждать его внизу. Безопасно ли там? Местные крысы, похоже, считали, что да, судя по тому, сколько их тут пробежало ночью. Он снова принюхался: сколопендры, гнилые листья, тухлая вода. Дальше – больше: слизняки, пустые пакетики из-под сока, влажные салфетки. Среди всего этого он унюхал и свежий запах пса. Может, это Скраф?

Брякающий звук вернул его в реальность.

Тимми, тот самый парень, который скормил ему снотворное накануне ночью, вошёл в дальний вольер.

– Посторонись, ты, страхолюдина! – заорал он. – Жратва пришла. И давай поживее заканчивай, у меня билеты на музыкальный фестиваль.

– Что происходит? – прошептал Джордж.

– Время кормёжки, – ответил Франк. – Если хочешь сбежать, лучше поторопись.

Стук собачьей еды о металлическую миску разнёсся по всему двору. В животе у Джорджа громко заурчало, он ничего не ел со вчерашнего завтрака. Но ждать он не собирался. Задней ногой он отодвинул крышку люка и отступил в дыру.

– Удачи! – гавкнула Дейзи.

– Если встретишь мою семью, скажи им, где я! – крикнул Франк.

– Обещаю! – ответил Джордж, его голова подпирала крышку. – Увидимся на воле!

И с этими словами он нырнул в темноту.

Туннель, в котором он оказался, был недостаточно большой, чтобы стоять в полный рост, и передвигаться здесь было гораздо труднее, чем он мог предположить.

Он медленно пополз вперёд, постоянно останавливаясь, ложась на живот и тяжело дыша. Здесь было темным-темно, и вскоре он потерял счёт времени.

Путешествие продлилось у него дольше, чем он ожидал. И когда он уже начал думать о том, что может провести остаток своих дней не просто псом, а псом, запертым в очень узком подземном туннеле, его ноздри уловили ароматный порыв свежего воздуха.

Запах Скрафа был теперь сильнее, чем раньше, и он толкнулся вперёд, чтобы быстрее выбраться отсюда…

Нос Джорджа почуял выход из туннеля, а сам он теперь мог стоять на задних лапах, вдыхая травяной запах вперемешку с запахом пыльцы и прогретой на солнце земли. Голова стукнулась обо что-то твёрдое, что тут же поддалось, и вот он уже смотрит из-под зелёной пластиковой канализационной крышки на то, что оказалось широким, покрытым травой полем для игр. Его глаза тут же ослепило вечернее солнце.

– Скорей! – залаял кто-то рядом с ним. – Пока никто тебя не заметил!

Джордж как можно скорее выбрался на свет.

– Молодец! – гавкнул тощий серый пёс с седой шерстью и пригнулся к земле, как будто приглашая поиграть, а потом забегал кругами. – Ты совершил такую же ошибку, как и я. Между прочим, я Скраф.

– Ошибку? – переспросил Джордж.

– Ливневый сток! – гавкнул Скраф, валяясь на траве, его уши подались вперёд, а хвост игриво ходил из стороны в сторону.

– Мы с тобой оба пошли по ливневому стоку, вместо того чтобы идти вниз!

– То есть? – не понял Джордж.

– Если идти вниз, то выйдешь к реке. Но мы пошли наверх!

– Не понимаю, – ответил Джордж. – Я думал, мы на свободе.

Скраф не выдержал. Он повалился на траву, начал по ней кататься и хохотать.

– На свободе!? – отозвался он. – На свободе? – гоготал он. – Да мы у пожизненных!

Джордж внезапно чётко различил окружающую обстановку. Игровое поле оказалось огорожено электрической изгородью: с одной стороны от неё тянулся ряд открытых вольеров, а с другой – стояли видавшие виды снаряды для дрессировки собак. На снарядах сидела свора самых ужасающих собак, которых Джорджу только доводилось видеть!

Джордж с ужасом наблюдал, как стаффордширский бультерьер поднял голову и повернул к нему своё единственное уцелевшее ухо.

– Ой-ой, – гавкнул Скраф.

– Кто это? – взвизгнул Джордж.

– Уинстон, – ответил Скраф. – второй здесь по важности.

– Второй? – переспросил Джордж, внутри у него всё опустилось. – А кто же тогда первый?

– Верховная собака, – ответил Скраф.

– Кто такая Верховная собака? – спросил Джордж, хотя знать ответ ему не очень-то хотелось.

– Поверь мне, никто не хочет иметь дело с Верховной собакой.

Пока Скраф говорил, Уинстон слез с горки для собак и направился к ним.

– Ладно, слушай: я не пёс, – поспешно объяснил Джордж. – Меня зовут Джордж. Я – человек, я поменялся телом с псом.

– Серьёзно? – спросил Скраф и обнюхал Джорджа, проверяя, говорит ли он правду.

– Серьёзно. Вот поэтому я и спустился в туннель. Мои друзья в опасности, и мне надо добраться до них до полуночи.

– В таком случае, – задумчиво проговорил Скраф, – надеюсь, ты выиграешь схватку.

– Какую ещё схватку? – Джордж облизнул губы, но его язык пересох.

Уинстон добрёл до платформы и остановился, наклонив голову на бок, принюхиваясь.

– Сначала тебе придётся драться с Уинстоном, – весело пролаял Скраф. – Победишь его, и сможешь встретиться с Верховной собакой. А Верховная Собака – единственная здесь, кто может помочь тебе выйти.

– А если я проиграю? – спросил Джордж.

– Знаешь, в чём твоя проблема? – сказал Скраф. – Ты слишком много думаешь.

– Добрый вечер, Уинстон, – обратился он к бультерьеру. – Это Джордж. Он, как и я, пришёл с той стороны.

– Он бросает мне вызов? – прорычал Уинстон.

– Стопудово, – ответил Скраф, а Джордж не успел и рта открыть. – Я буду судьёй.

– Судьёй? – переспросил Уйнстон, – с каких это пор у собачьих драк бывают судьи?

– Понятно, – сказал Скраф. – Ты не хочешь честной драки, боишься, что проиграешь.

– Я такого не говорил! – гавкнул Уинстон. – Валяй, будь судьёй.

– Отлично, – заявил Скраф. – Для начала подойдите друг к другу и примерьтесь размерами.

Уинстон стал обходить Джорджа кругом, его мускулы перекатывались под тёмно-коричневой блестящей шкурой.

Джордж постарался скопировать движения Уинстона; он глянул на Скрафа для одобрения, тот слегка кивнул.

– Хорошо, – гавкнул Скраф. – А теперь обнюхайте друг друга…

Джордж и Уинстон соприкоснулись мордами. Джордж понял про Уинстона две вещи: первое – у него был здоровый влажный нос и он был в отличной физической форме; и второе – на завтрак он ел печенку.

– Отлично. А теперь – под хвостом.

– Что, прости? – Джордж не ожидал этой части ритуала.

– Вы обходите друг друга, соприкасаетесь носами, а потом обнюхиваете друг друга под хвостом. Такой закон, – важно заявил Скраф.

– Я не буду нюхать его под хвостом, – запротестовал Джордж.

Скраф нагнулся к Джорджу, чтобы слышал только он.

– Ты хочешь встретиться с Верховной собакой или нет? – грозно зарычал он.

– Ладно, – гавкнул Джордж и замер. – Продолжай.

Он старался не потерять чувство собственного достоинства, пока Уинстон заканчивал обнюхивание.

– Теперь твоя очередь, – сказал Уинстон.

Джордж закрыл глаза, вытянул шею и осторожно принюхался.

– Подойди ближе, – потребовал Скраф. – Ты слишком далеко.

Джордж бросил на Скрафа раздражённый взгляд, ещё раз закрыл глаза и сделал, как ему велели…

Воздух буквально взорвался от запахов, открывая ему все подробности. В одно мгновение он узнал про Уинстона всё, что только можно было узнать: что он родился в помёте из семерых щенков, что его забраковали, как самого мелкого; что он потерял ухо, попав под колесо велосипеда, когда ещё был щенком, какую боль и грусть он испытал, когда умер его пожилой хозяин… Всё это Джордж понял по запаху, а ещё то, что он определённо ел печенку на завтрак.

– Вау, – воскликнул Джордж, забывшись, – теперь я понял, почему вы это де лаете.

Скраф поторопил его:

– Обнюхайтесь быстро, – велел он, – просто чтобы показать, что вы не хотите покалечить друг друга.

Уинстон вдохнул воздух, а Джордж снова растерялся.

– Подожди, – он наклонил голову. – Мы не будем друг друга калечить?

Теперь уже растерялся Уинстон.

– Ну конечно, нет, – ответил он. – Мы что, по-твоему, дикие звери?

– Первый раунд из трёх. Начали! – объявил Скраф.

Не успел Джордж ни о чём подумать, как Уинстон взметнулся в воздух, навалился на него всем своим весом, смыкая челюсть на его ухе с такой силой, что Джордж тут же понял, что его укусили, но не ранили.

«Ладно, – подумал Джордж. – Надо следить за его зубами».

Но пока он раздумывал, Уинстон снова прыгнул и ударил Джорджа левой лапой прямо по кончику носа.

Они разошлись, тяжело дыша. Джорджу казалось, что из него выкачали весь воздух, как из воздушного шарика. Он проиграл первый раунд! А Уинстон успел дважды его ударить.

– Один-ноль в пользу Уинстона! – объявил Скраф.

Джордж озадаченно посмотрел на Скрафа.

– Ты слегка ранен, – объяснил Скраф, – а это против правил.

Джордж приложил лапу к морде, а потом обнюхал её: на ней осталось небольшое пятнышко крови.

Уинстон вздохнул.

– Прости, – сказал он, – случайно зацепил тебя когтем.

Скраф снова наклонился к Джорджу, чтобы слышал только он:

– Перестань думать, – прошептал он, показывая лапой на голову Джорджа, – и начни уже драться, – и он показал на сердце.

Разозлясь на себя, Джордж выдохнул, подпрыгнул, замахнулся правой лапой и стукнул Уинстона по уху.

– Счёт один-один, – объявил Скраф.

Но Джордж его уже не слушал, он вообще перестал думать. Всё вокруг замедлилось, он как будто исполнял танец, нарезая всё больше кругов, как делал Сумрак в ту ночь, когда они только познакомились. Уинстон в замешательстве наблюдал, как Джордж медленно проплыл мимо него и стукнул его по голове правой задней лапой. Джордж тяжело опустился на землю, и время вернулось к своему обычному течению.

Какое-то время все три пса смотрели друг на друга в полной тишине.

– Два – один в пользу Джорджа! – крайне удивлённо пролаял Скраф.

Уинстон грациозно поклонился.

– Добро пожаловать в стаю, – торжественно проговорил он.

– Спасибо, – пропыхтел Джордж, пытаясь отдышаться. – Полагаю, теперь я могу поговорить с Верховной собакой?

Уинстон гордо выпрямился.

– Следуй за мной, – пролаял он.

Они подошли к своре собак, и все собаки одна за другой сели, внимательно уставившись на них. Только один пёс, пожилой Далматин, остался лежать у входа внутрь горки.

– Новичок хочет познакомиться с Верховной собакой, – пролаял Уинстон.

– Нет, сегодня не получится, – ответил Далматин. – Она не в настроении.

– Но он заслужил это право, – возразил Уинстон. – Мы дрались. И я проиграл.

Далматин неохотно поднялся на лапы и отошёл в сторону.

– Ну, что ж, ты покойник, приятель. – Джордж взглянул на Скрафа, глубоко вздохнул и прошел внутрь горки.

Сначала он подумал, что в логове пусто. Может быть, Верховная собака – просто плод их воображения, или Скраф его разыграл?

И тут в углу он заметил крошечный комочек белого меха.

– Простите, – пролаял Джордж.

Комочек не пошевелился.

Джордж прочистил горло.

– Вы… э-э-э… Верховная собака? Мне очень нужна ваша помощь.

Ничего не происходило.

– Мои друзья в беде, и мне надо выбраться отсюда.

Комочек развернулся, из него показался розовый нос, который медленно повернулся к Джорджу.

Розовые веки разомкнулись, и на Джорджа посмотрели глубокие голубые глаза.

Джордж нахмурился. Он узнал…

Альбинос чихуахуа!

– Снежка! – выкрикнул он. – Это я, Джордж!

Глава двадцать восьмая

– Джордж? – недоверчиво переспросила Снежка. – Верно, это было имя моего хозяина. Откуда ты его знаешь? Ты следил за мной?

– Я думал, что больше никогда не увижу тебя, – выпалил Джордж, захлёбываясь одновременно от радости и удивления. Ему так сильно хотелось рвануть к ней и обнять её, но он видел, как она была растеряна.

– Не понимаю. – Шерсть у неё на спине встала дыбом.

– Мама заболела, – мягко объяснил Джордж. – И нам пришлось отдать тебя.

Снежка наклонила голову, пытаясь понять:

– Но… – пробормотала она. – Но…

– Да, сейчас я – пёс, – снова заговорил Джордж, – я знаю. Я под действием заклинания. Место, где я сейчас живу, обладает странной магией, и я поменялся телами с псом.

Снежка выглядела ещё более озадаченной, чем раньше.

– Это неважно, – выпалил Джордж. – Я так рад, что мы встретились!

Хвост Джорджа застучал по стенке горки.

– Не могу поверить, что нашёл тебя!

Наступила долгая пауза, Снежка вглядывалась Джорджу в глаза.

– Джордж? – мягко пролаяла она. – Это правда ты?

Джордж почувствовал, как глаза наполнились слезами радости.

– Да, – сказал он, навострив уши.



Снежка завиляла хвостом, кинулась к нему и стала лизать его морду, глаза, уши!

Джордж выгнулся от удовольствия, потом перекатился на спину и облизал шею Снежки, когда она радостно запрыгнула ему на грудь. Вскоре они уже вместе катались по земле, виляя хвостами, так крепко сцепившись друг с другом, что Уинстон засунул голову в логово Снежки и угрожающе залаял.

– Что там происходит? – спросил он. – Снежка, всё в порядке?

– Нет, – ответила снежка, задыхаясь. – Со мной не всё в порядке, я схожу с ума от радости. Это Джордж, мой хозяин!

– Твой хозяин? – спросил Уинстон.

– Понимаю, что вы можете подумать, – ответил Джордж. – По виду я – пёс, но внутри я – человек. Хозяин Снежки. И мы с ней нашли друг друга!

– Ты спросил? – пролаял Скраф, засовывая голову внутрь горки и нарушая их идиллию. – Как сбежать. Славное убежище, кстати, – добавил он, оглядываясь по сторонам. – Мне нравится, как ты тут устроилась в траве. Так её приподняла и оставила земляную ложбинку, чтобы в ней спать. Ты сама процарапала стены?

– Сбежать? – отозвалась Снежка, прерывая Скрафа. – Джордж, что случилось?

– Мне нужна твоя помощь, – признался Джордж. – Помнишь моего отца, Гейба?

– Я всех помню, – ответила Снежка.

– А леди Джейн и Коко?

– Конечно, – ответила Снежка.

– Хорошо. В общем, леди Джейн и мистер Йошида развелись. А мы вчетвером… теперь как семья. Короче, они в беде, и как бы я ни был рад – нет, как бы безумно счастлив я ни был – наконец-то найти тебя, сейчас я должен выбраться отсюда и вернуться к ним.

Снежка понимающе кивнула.

– Я за тобой вернусь, обещаю! – пролаял Джордж.

Снежка переступила с ноги на ногу.

– Я здесь на пожизненном заключении, Джордж, – тихо пролаяла Снежка. – Но я буду гораздо счастливее, если у них всё будет хорошо.

Она призвала всех к вниманию.

– Уинстон, – заговорила она, – установи качели-балансир.

– Серьёзно? – спросил Уинстон. – Я думал, это только для крайних случаев.

– Сейчас как раз такой случай, – гавкнула Снежка.

– Есть, мэм! – отсалютовал Уинстон и исчез.

Но через секунду вернулся обратно.

– Свистать всех наверх, – проворчал он и потащил за собой Скрафа.

Джордж слышал, как Уинстон раздаёт поручения: вниз с горки затопали десятки собачьих лап; потом что-то тяжёлое протащили по траве, потом лапы опять затопали вверх по горке.

– Качели установлены и готовы к действию, – сообщил Уинстон, просовывая голову в логово.

– Простите, – Скраф выглянул из-за плеча Уинстона. – Не думаю, что кто-то рассматривал ситуацию с точки зрения здоровья и безопасности…

Джордж и Снежка коснулись друг друга мордами.

– Я не хочу бросать тебя здесь, – прошептал Джордж.

– Ты меня не бросаешь, – ответила Снежка. – Я всегда буду с тобой, а ты – со мной.

Они немного помолчали, а потом Снежка проводила Джорджа к выходу, где они обнаружили всю свору на крыше горки.


– ПРЫГАЙТЕ! – скомандовал Уинстон.


Качели были передвинуты на новое место и теперь стояли между горкой и стеной, по верху которой тянулась колючая проволока.

Джордж сразу же понял план действий.

– Спасибо вам, братья и сёстры! – пролаял он, взобравшись на самый краешек доски. Послышался скрип, когда его конец качелей опустился до самой земли, а противоположный конец, ближайший к горке, взлетел вверх.

– По моему счету! – пролаял Уинстон. – Три… Два… Один…

– Понеслась! – взвыл Скраф и прыгнул. Слишком рано.

К сожалению, он был настолько лёгким, что просто отскочил от другого конца доски и приземлился мордой в дёрн.

– Я же говорил вам, что это небезопасно, – залаял он и вскарабкался на исходную позицию. – Стопудово говорил!

– ПРЫГАЙТЕ! – скомандовал Уинстон, и вся стая собак оттолкнулась от горки и прыгнула на поднятый край доски, образуя акробатическую пирамиду. Джордж подлетел высоко в воздух.

Глава двадцать девятая

Джордж ракетой взмыл к полной луне!

Когда он почувствовал, что преодолел земное притяжение, а земля и небо поменялись местами, он понял, что совершает сальто назад, от которого его чуть не стошнило.

Колючая проволока на стене оказалась в опасной близости от кончика его носа, потом она исчезла, и Джордж снова смотрел на звезды, пока стремительно летел к земле.

Он упал на огромную кучу пустых картонных коробок прямиком в мусорный бак по другую сторону стены.

– Спасибо, ребята! – крикнул он.

Ему ответил радостный собачий хор.

Нельзя было терять времени. Ему нужно было вернуться в Хилл Хаус до того, как часы пробьют полночь.

Любопытно, он точно знал, в каком направлении двигаться. Когда он был мальчиком, он автоматически мог определить, где север, а где юг. Когда он стал псом, он автоматически знал, где дорога домой. Сначала он бежал трусцой, набирая скорость, а потом помчался со всех ног, его хвост мотался из стороны в сторону, а уши хлопали на ветру.

Он понял, где можно срезать, и нырнул под изгородь в поле со свёклой. Он поспешно огляделся по сторонам, проверяя, всё ли чисто, пробежал через поле, утопая лапами в мягкой глине, и потом пробрался под низкой изгородью с колючей проволокой на другом конце поля.

К несчастью, он зацепился хвостом за проволоку, а когда обернулся, чтобы освободить хвост зубами, увидел приближающийся из-за поворота небольшой автомобиль.

БИИИИИ-БИИИИИ!

Знакомый электрокар заехал на островок безопасности, сбил пластиковый конус, завизжал тормозами и остановился на противоположной стороне дороги.

Это был Гейб! А справа от него сидел Сумрак.

– Папа? – залаял Джордж. – Что ты здесь делаешь?

– Джордж! – закричал Гейб, спрыгивая с водительского сидения.

Джордж подпрыгнул и поставил лапы папе на грудь.

– Ты в порядке, сын? Сумрак мне всё рассказал, – взволнованно заговорил Гейб, крепко его обнимая, – прости меня! Я и представить не мог!

– Скорее! – пролаял Джордж. – У нас очень мало времени!

– Что ты имеешь в виду? – спросил Сумрак.

– Коко и леди Джейн в опасности! – поспешно проговорил Джордж. – Клайв собирается превратить их в животных сегодня в полночь! Мы должны помешать ему!

– Что он говорит? – спросил папа.

– Клайв обвёл нас вокруг пальца! – закричал Сумрак. – Надо немедленно вернуться в Хилл Хаус!

– Папа, поезжай по магистрали! – пролаял Джордж. – И если нам встретится полицейский, жми на газ!

* * *

– Гогмагог, Гогмагог, Гогмагог, Гогмагог! – пропел Клайв, размешивая воду в фонтане.

Леди Джейн и Коко сидели со связанными руками спина к спине на рыболовных стульях. Рядом с ними стоял Кларенс и держал клетки с кроликом и попугаем.

– Давайте немного выпьем, хорошо? – издевательски проговорил Клайв и наполнил бокалы из-под шампанского водой из фонтана. – Отметим мой блестящий план! Хотя, наверное, не все – мы с Кларенсом не очень хотим пить.

Леди Джейн собиралась что-то сказать, но, как и у Коко, у неё был перевязан рот одним из шёлковых платков Клайва.

– Леди Джейн, – объявил Клайв. – Вы были доверчивой и беззащитной, поэтому мне кажется правильным, если вы обменяетесь телами с кроликом.

Кларенс, как настоящий хороший ассистент, тут же вытащил кролика из клетки.

– А ты, Коко, – Клайв прищурился, – ты беспрестанно щебетала. Мне кажется, нет более подходящего животного, в которого можно было бы переселить твою душу, чем этот назойливый попугай…

Коко тоже попыталась что-то сказать, но по выражению её лица было понятно: ничего приятного она сказать не хочет.

Не обращая на неё внимания, Кларенс подготовил попугая для звёздной роли.

– А теперь, – беззаботно проговорил Клайв, поднося бокал к губам леди Джейн. – Одна капля. Этого вполне достаточно.

Яркая вспышка света ослепила их, и электрокар Гейба влетел во двор, разбрызгивая гравий.

– Всё кончено, Клайв, – закричал Гейб.

– Кто это решил? – насмешливо ответил Клайв, прикрывая глаза ладонью.

– Полиция, – ответил Гейб, – слышите их сирену?

– Им всё известно про драгоценности! – соврал Сумрак.

Клайв нахмурился, прислушиваясь. Действительно, послышался шум полицейской машины, сирена звучала всё громче.

Глаза Клайва расширились от ужаса.

– Кларенс, – прошипел он, – который час?

Кларенс посмотрел на ворованные карманные часы.

– Без двух минут двенадцать.

Глаза Клайва бешено вращались, а мозг напряжённо работал.

– Руки вверх, вы двое! – велел Гейб.

– Бежать бесполезно! – предупредил Сумрак.

Для подтверждения этих слов Джордж оскалился и зарычал.

Полицейская машина въехала во двор с орущей сиреной и заглушила мотор. Пока полицейский выбирался из машины, Кларенс бросил мешок к ногам Клайва и поднял обе руки.

– Это всё Клайв! – взвизгнул он. – Ко мне это всё не имеет никакого отношения.

Полицейский нахмурился.

– Он прав! – закричал Клайв и сделал большой глоток из бокала. – Это всё я. И по этому я меняюсь телами с Кларенсом!

И, пока никто ему не помешал, он поднёс остаток воды ко рту Кларенса! Или по крайней мере попытался. Кларенс покачал головой и отказался открывать рот.

– Пей! – настаивал Клайв. – Кларенс, пей!

То, что дальше сделал Джордж, было чистым инстинктом. Он бросился на Клайва, передним лапами навалился фокуснику на грудь и повалил его спиной в фонтан!

Плюх!

Клайв плюхнулся в воду назад, округлив от удивления рот.

Гогмагогу тоже размышлять было некогда. Он наслаждался покоем в камышах, когда неожиданно его усики учуяли знакомый горьковатый вкус: горьковатый, но одновременно с тем и сладковатый, и это был вкус его смертельного врага.

А дальше это было делом нескольких секунд – подплыть к тому месту, где вода из фонтана встречается с водой из озера. Этого момента ждали несколько поколений карпов: когда можно было широко раскрыть рот и сделать большой глоток!

Глава тридцатая

Лунный луч вспыхнул на поверхности воды, и голова Клайва безвольно упала на грудь, как у тряпичной куклы.

– Клайв, – позвал Кларенс. – Что с тобой?

Но Клайв был в отключке.

Наступила пауза, во время которой полицейский пытался понять, что это такое он только что видел.

– Вы хозяин этого пса? – спросил полицейский у Гейба – Потому что он неуправляемый. А вообще, – он уставился на Джорджа так, как будто не верил собственным глазам, – по-моему, это он вчера махал мне лапой.

Вместо ответа Гейб поспешил развязать леди Джейн, и она упала ему на руки. Сумрак не обращал внимания на своего взмокшего хозяина, а подошёл к Коко.

– Коко! – тяжело дыша, проговорила леди Джейн. – Ты как?

– В порядке! – выпалила Коко. – А ты?

– Простите меня, дети, я так виновата. – сказала леди Джейн сквозь слёзы, заламывая руки. – Вы все были правы. Вы же говорили, что Клайв что-то замышляет, а я вам не поверила. Вообще-то…


Она глубоко вздохнула.

– Я и себе-то не верила. С самого начала я чувствовала, что что-то не так. Но чем больше я это чувствовала, тем сильнее старалась убедить себя в обратном.

БОМ! БОМ! БОМ!

Часы в зале начали отбивать полночь.

– Быстрее! – Джордж вздрогнул и залаял. – Мы должны обменяться телами.

– Есть! – ответил Сумрак и поспешил вытащить Клайва из фонтана.

БОМ, БОМ, БОМ!

– Кто-нибудь объяснит мне, что происходит? – спросил полицейский.

БОМ, БОМ, БОМ!

– Гогмагог, Гогмагог, Гогмагог, Гогмагог, – пропел Сумрак, размешивая воду.

Полицейский нахмурился и повернулся к фонтану.

– Эм… Простите.

Но Сумрак ничего не ответил. Он опустил одну заколдованную каплю воды на розовый язык Джорджа, а другую – на свой язык.

– Молодой человек, – не отступал полицейский, – я с вами разговариваю.

БОМ, БОМ, БОМ!

Появилась ослепительная вспышка лунного света, а когда все снова обрели возможность видеть, Джордж и Сумрак оба крепко спали.

Первым зашевелился Джордж. Он принюхался.

– Я ничего не чувствую, – весело сказал он. – Но зато всё вижу! Стоп! Я разговариваю!

Сумрак покрутил носом. Потом открыл глаза и радостно залаял.

– Знаю! – сказал Джордж, который от лично его понял. – И я тоже, но по-другому.

– Джордж! Сумрак! – воскликнула Коко и подбежала обнять друзей. – Вы вернулись!

Гейб и леди Джейн улыбались друг другу.

– Хорошо, – сказал полицейский Гейбу. Его терпение закончилось, – я выписываю вам штраф за превышение скорости.

– Подождите, – торопливо сказал Джордж, – мы превысили скорость только потому, что хотели, чтобы вы погнались за нами! Это Клайв Блейз, не очень известный фокусник. А это, – он подошёл к сумке Кларенса и вытащил из неё фиолетовый бархатный мешочек, – это драгоценности, которые он украл во время одного из последних круизов.

– Драгоценности? – переспросил полицейский, не уверенный, правильно ли он рас слышал.

– Здесь и бриллиантовое колье с бабочками, – объяснял Джордж, широким жестом демонстрируя его полицейскому.



– И карманные часы, – добавил Кларенс с виноватым видом.



Полицейский открыл рот от удивления. Последнее дело, которое он расследовал, было делом о пропавшей шине от трактора. Идея поймать вора мирового уровня, который украл драгоценности, показалась ему чрезвычайно заманчивой.

Взяв себя в руки, он повернулся к Клайву и прочистил горло.



– Гогмагог, – квакнул он.

– Клайв Блейз, – заговорил он, – вы имеете право хранить молчание. Всё, что вы скажете, может и будет использовано против вас в суде.

Клайв резко выпрямился. Что-то промелькнуло в его взгляде, и на миг показалось, что его сейчас стошнит. Но из него вылетело только одно слово:

– Гогмагог, – квакнул он.

Месяц спустя

– Где они? – вздохнула Коко.

Они с леди Джейн ждали, когда Гейб, Джордж и Сумрак вернутся из очередной поездки в собачий приют.

– Надо немного подождать, – сказала леди Джейн. – Это была долгая и сложная процедура, ты же знаешь. И нет никакой гарантии, что они разрешат Гейбу забрать Снежку прямо сегодня. Все должны убедиться, что всё, что происходит, правильно: и для Снежки, и для нас.

– Я не могу даже представить, как она там, заперта, одна, без семьи.

– Это собачий приют, Коко, не тюрьма, – убеждала леди Джейн. – И очень хороший, между прочим.

– Кстати, о тюрьме, – добавила Коко. – Смотри, что я получила от Кларенса.

В руке у неё было письмо.

– Он очень сожалеет, что причинил нам столько неприятностей. А ещё он навещал Клайва.

– Что? В тюрьме? И как он?

– Кажется, ему немного нездоровится, он ведь подхватил какой-то вирус, когда упал в фонтан. Но ест хорошо, особенно морепродукты.

Из коридора послышались голоса.

– Ш-ш-ш, – шикнула леди Джейн. – Они здесь.

В комнату с громким лаем влетел Сумрак.

Сразу же за ним появился Джордж.

– Угадайте, кто у нас? – воскликнул он.

– Вот и она! – объявил Гейб, заходя в гостиную. Одна рука была у него под курткой, и когда он вытащил её, присутствующие увидели Снежку. Её розовый нос нюхал залитый утренним солнцем воздух.

– Она прекрасна, – улыбнулась леди Джейн.

Но из коридора опять послышался лай.

– Ах, да, – сказал Гейб, и в его глазах появился озорной блеск. – Прости, Джейн, я не смог устоять.



– Заходите, ребята! – расплылся в улыбке Джордж. Он коротко свистнул, и в комнату забежал Франк… потом Дейзи… и наконец Скраф!

– Ты не хочешь объяснить это всё, Гэбриел? – спросила леди Джейн с напускной суровостью в голосе.

– Вообще-то, нет – ответил Гейб, опуская Снежку на пол, чтобы она поздоровалась с тремя друзьями.

– Хотя, если нам не хватит места, они могли бы жить в коттедже…

– А где тогда будем жить мы? – удивился Джордж.

– Ах, да, – сказала леди Джейн, и её глаза заблестели. – Гейб, может быть, сейчас подходящий момент?

Гейб улыбнулся.

– Джейн и я хотели у вас спросить, как вы отнесётесь к тому, чтобы нам всем жить вместе?

– Жить вместе где? – спросил Джордж, не смея надеяться.

– Здесь? – спросила Коко.

Гейб и леди Джейн переглянулись, кивнули и улыбнулись. Джордж не находил слов, они с Коко просто стояли и светились от радости.

А за стенкой Снежка и Сумрак уже обнюхались, соприкоснулись носами и побежали через коридор, вниз по лестнице, в сад. А за ними неслись Франк, Дейзи и Скраф.



А на дне озера лежал Клайв и бессмысленно таращился рыбьими глазами. Может быть, однажды кто-нибудь откроет для себя заново магическую силу фонтана Хилл Хауса и попробует совершить обмен телами.

Когда они решатся на это, он будет готов. А до того времени…

Неплохо было бы найти себе парочку червяков на обед.

От автора

До этой книги я написал три другие: «Ночь, когда я встретил Рождественского деда» – про Джексона, моего старшего сына, «Мальчик, который заставил мир исчезнуть» – про Харрисона, моего среднего, а «День, когда я упала в сказку» – про мою дочку, Лану. Я хотел написать четвёртую книжку, но, к моему ужасу, обнаружил, что дети у меня закончились. И тогда мне в голову пришла идея написать книгу про нашего пса, Джета.

Иногда я пишу в кофейнях, там обычно стоит такой гул, который помогает сосредоточиться. Однажды этот гул был слишком громким, даже для меня. В кофейню зашли два огромных лохматых пса с семью щенками. И у каждого были ошейники разного цвета. Такой породы я раньше не видел. Взрослые собаки были размером с человека, у них были гигантские белые зубы и длинные розовые языки, напоминающие ломтики варёной колбасы, а их щенки были похожи на медвежат.

Их хозяин сказал мне, что эта порода называется Русский чёрный терьер. Рэйвен, мать щенков, недавно родила, а другая взрослая собака была её сестрой, её звали Сумрак. В её помете было тринадцать щенков, вдвое больше, чем ожидалось! Шестерых уже разобрали, а для этих семерых ещё только искали дом. Я позвонил своей жене и попросил её прийти и встретиться срочно с нами в парке. Один из щенков в жёлтом ошейнике вышел вперёд, уселся прямо перед ней и посмотрел ей в глаза.

И вот незаметно пролетели два года и восемь пар прекрасных туфель, а также одна драгоценная диванная подушка и пятьдесят килограмм веса, и Джет – наш домашний любимец.

Спасибо тебе, Джет, за эту историю. Ты – лучший питомец, о котором мы только могли мечтать.

Я иногда подозреваю, что, пока нас нет дома, ты водишь нашу машину. Надеюсь, ты не возражаешь, что я использовал в книжке имя твоей тети, а не твоё. Просто имя Сумрак напоминает магию, заклинания и полнолуние…

Благодарности

Во-первых, спасибо моему собственному выводку: Джексону, Харрисону и Лане. Когда я пишу книги, то надеюсь, что родители будут читать их детям вслух. К сожалению, всё это приводит к тому, что в это время моя собственная семья ходит на коротком поводке, ведь им я тоже читаю истории вслух.

Во-вторых, спасибо моей жене, Джессике Паркер, которой приходилось взваливать на свои плечи двойную ношу родительского долга, когда меня догонял дедлайн. А потом смотреть, как я убегаю от следующего дедлайна, едва справившись с предыдущим.


Загадочные рисунки Даниэлы Терраццини прекрасно подходят к этим рассказам. Самая любимая иллюстрация – это как Клайва Блейза увозит полицейская машина. Так и видишь, как сквозь полуприкрытые глаза Клайва на нас смотрит гигантский карп, но я совершенно не представляю, как ей это удалось. Может быть, у Даниэлы есть собственная Книга Теней, которая стоит на золотой подставке в её мастерской?

Я считаю, что мне крупно повезло работать с дружным коллективом Рэйчел Денвуд в издательстве «Детские книги Саймона и Шустера» во главе с Али Дугалом.

Люси Пирс – неисправимая любительница пошутить и отыскать недочёты в истории, что делает её отличным редактором.


Огромная благодарность Соррел Пакхам и отделу дизайна, Веронике Лионз – за корректуру, а Салли Скитчлоу за проверку фактов. Лаура Хоу и Дани Уилсон запустили продажи, а Йан Лам, Сара МакМиллан и Ив Версоки-Моррис начали маркетинговую кампанию.

Что касается рекламы и почёсывания животика – мои благодарности рекламному агенту Клэр Доббс, которая работала вместе с Лаурой Винсент и Розиной Филдер в рекламной компании «CLD Communications». Вы использовали столько отличных рекламных возможностей, хотя я никак не могу простить вам курс аджилити на собачьей выставке…

Луиджи Бономи, мой литагент – человек совершенно особой породы. Меня никогда не спасал из снежной лавины сенбернар, но, мне кажется, это равносильно бесчисленным звонкам Луиджи.

Спасибо Ханне Шофилд, Клементине Гейзман и всем в «LBA Books». Когда ты пишешь, иногда ты берёшь тайм-аут и не действуешь, и я ужасно благодарен Самире Девиз и её самоотверженным помощникам, Алисе Бертон и Джери Спайсер из «Independent» за то, что защищали мой текст.

Заводчики Джета, Ая Дейли и Зои Робертс из «Crucially Canine» были неоценимыми источниками информации.

Ещё я хочу поблагодарить Дженни Коул и команду спасателей «Арка Ноя» из Глосестера за то, что потратили своё время и объяснили мне нюансы работы в приюте для животных, поскольку сам я не мог посетить приют. Я не мог и предположить, как сильно мы обязаны частным приютам и их волонтёрам за то, что они добиваются, чтобы ни одно животное не осталось без внимания.

В большей степени на работу над книгой меня вдохновил Bernithan Court в Херефордшире, это был дом из розового кирпича в стиле Уильяма и Мери с легендарным прудом Редмаер для карпов на его территории.

Ещё хочу поблагодарить семью Ричардсон за то, что рассказали об этом чудесном доме мне и многим другим. Читателям будет, возможно, интересно узнать, что карп по имени Кларисса, которого поймали в Редмаере в 1952 году, считался почти 30 лет самым большим карпом, пойманным в Англии. Кларисса весила примерно двадцать килограмм и прожила остаток своих дней в Лондонском зоопарке.


Оглавление

  • Глава первая
  • Глава вторая
  • Глава третья
  • Глава четвёртая
  • Глава пятая
  • Глава шестая
  • Глава седьмая
  • Глава восьмая
  • Глава девятая
  • Глава десятая
  • Глава одиннадцатая
  • Глава двенадцатая
  • Глава тринадцатая
  • Глава четырнадцатая
  • Глава пятнадцатая
  • Глава шестнадцатая
  • Глава семнадцатая
  • Глава восемнадцатая
  • Глава девятндцатая
  • Глава двадцатая
  • Глава двадцать первая
  • Глава двадцать вторая
  • Глава двадцать третья
  • Глава двадцать четвертая
  • Глава двадцать пятая
  • Глава двадцать шестая
  • Глава двадцать седьмая
  • Глава двадцать восьмая
  • Глава двадцать девятая
  • Глава тридцатая
  • Месяц спустя
  • От автора
  • Благодарности
  • Teleserial Book