Читать онлайн Сияние чёрной звезды бесплатно

Эльмира Шабурова
Сияние чёрной звезды

Глава 1

В небольшой автомастерской по переделке машин под бездорожные покатушки под потолком громко вещал телевизор. Молодая телеведущая широко улыбалась. 

— Доброе утро дорогие телезрители, с вами Алена Сизова и сегодня я хочу представить вам профессора астрофизика Нелли Леонидовну Иванцову. 

— Доброе утро. — Поздоровалась с телезрителями пожилая женщина с короткой стрижкой. У нее было очень миловидное, но напряженное и уставшее лицо. 

— Нели Леонидовна, вот уже несколько дней многие ученые бьют тревогу по поводу увеличения черных пятен на нашем солнышке и об аномальной ее активности. Что вы можете сказать нашим зрителям по этому поводу? 

— Алена, мы сейчас проходим через финальную часть одиннадцатилетнего цикла солнца, по нашим многолетним наблюдениям солнце в подобный период всегда ведет себя агрессивно. Но это не значить что нас ждут глобальные изменения или какие-то беды... 

— Санёк, ты только посмотри на эту бедолагу. — Позвал друга Максим стоя посреди мастерской и вытирая руки ветошью. 

— Чего вдруг? Она профессор и она в телевизоре. В чем ее беда? — Спросил Санёк, вытягивая себя из-под машины и поднимая взгляд на экран телевизора. 

— Она врет, а врать не умеет. — Уверенно заявил Максим. 

— Уверен? — Спросил Санёк. 

— Абсолютно, ты только посмотри на то, как она напряжена... 

— Скажите Нелли Ивановна, а что вообще может сделать нам солнце при такой активности, чего ожидать людям? 

— В ближайшие несколько дней возможны магнитные бури, которые могут вызвать сбои в работе электроники и вызвать недомогание у метео зависимых людей, но не более того. — Улыбаясь произнесла профессор и Максим театральным жестом указал на экран. 

— Видишь? Она врет и похоже она напугана до обсыкания! 

— Тебе виднее, это у тебя талант, это ты страх за версту чуешь. — Спокойно ответил Сашка и наконец решил вслушался в то, о чём говорит профессорша. Но репортаж быстро закончился. Похоже женщину выставили перед телезрителями, чтобы успокоить население. 

— Ближайшие пару дней, говорите? — Задумчиво произнес Максим и потер грязной рукой подбородок. — Знаешь, что Санёк, Шевчук без своей тачки, пожалуй, еще денек обойдется. У него все равно тёща приехала. Так что он строит из себя примерного семьянина.  Давай ка ты к Тамарке в магазин, пока она не уволилась и воспользуйся своей личной системой скидок. 

— Нафига? У нас пивасия и закуси на месяц хватит, а с тем количеством работы, что ты нам подогнал, так вообще на три месяца, не до пива сейчас. 

— Я тебя не за пенным отправляю, а за шлангами спагетти образными и за железом, что можно в шланги положить. То есть за тушёнкой и консервами всякими и еще водки возьми, бутылок пять на прозапас и, пожалуй, в аптеку заскочи к Савельичу, пусть он нам свой фирменный пакет выживальщика упакует. Я вечером заскочу и заберу. Потом пулей домой и посмотри там у тебя наверняка в тревожном рюкзаке уже что-нибудь заплесневело. 

— Обижаешь! — Почти искренне возмутился Саня, — я три дня назад все перетряс и ничего у меня там не пропало. 

— А почему? — Уточнил Максим улыбаясь. 

— Манюнька вытаскивала все энергетические батончики. — Откровенно признался Санёк. 

— Вот скажи мне, друг любезный, как эта шавка пушистая научилась добираться до твоего рюкзака и открывать молнии? — Ехидно спросил Макс у друга и тот печально вздохнув, признался: 

— Сам ей дорогу показал, она же умная падла, только не разговаривает. Сестренка ее уже и считать научила, кажись, лает по крайней мере правильно. 

— Кстати, твои когда приезжают? 

— Через неделю, бабушка их уговорила еще погостить, так что Корея еще неделю будет терпеть этот табор. — Сказал Саша, счастливо улыбаясь, все его пять сестёр и отец с матерью гостили у бабушки в Корее в родной деревне, откуда его отец уехал еще в пятнадцатилетнем возрасте, а впервые вернулся почти в шестьдесят лет. 

— Кстати, я чуть не забыл тебе сказать. Угадай, кто сегодня рано поутру, припарковал старый отцовский жигуль у подъезда номер три? 

— Прохор что ли вернулся? — Удивился Максим, — Ему же нельзя назад, посадят. Менты его полгода по всем подвалам и чердакам рыскали.  

— Не, не он. Наша дорогая и горячо уважаемая одноклассница вернулась. И как вернулась, вся при фигуре, прикид столичный, вся такая, ох прям. А подружка у нее — это вообще огонь и попка, и грудь и вся такая ой, ой, ой. Наверно новых жильцов искать будут. 

— Или квартиру продавать, — Буркнул напрягшийся Макс и Саша это заметил и уже пожалел о том, что заговорил о бывшей однокласснице. — Ладно, вали в магазин к Тамарке, она собиралась вечером уволиться, так что времени у тебя немного… 

— Тебе нужно похудеть. — Заявила Светка таким тоном, как будто всё вселенское зло заключалось в лишних килограммах подруги.  

Та печально улыбнулась и посмотрела на Свету, обижаться на неё было невозможно, переведя взгляд на своё отражение Анастасия подумала: "Куда ещё больше"?  

Она не так чтобы модельной стройности, но вес у неё по врачебным нормам хороший. В талии полновата конечно, но Анастасия считала, что идеально сложенные девушки водятся только на экранах телевизора, а она туда не стремилась. Вот волосы она зря состригла, короткая стрижка ей не шла, по крайней мере так думала сама Настя, из-за короткой стрижки и косой челки ее глаза казались слишком большими. Хотя ни давно в них снова утонул один ухажёр, девушке пришлось приводить его в чувства пощёчиной. 

Анастасия Фёдоровна Полищук улыбнулась своему отражению и подумала, что родители её были большими оригиналами и дочку воспитали такой же. Ей уже было почти двадцать семь, два раза была замужем, оба раза выставляла мужей из дому сама. Просто наступал момент, когда вместо мужчины она начинала видеть нечто бесполое, тогда девушка понимала что пора, что-то менять и не сожалея ни о чем, меняла всё. После последнего развода она занялась самообразованием, решила осуществить свои мечты, стать такой какой она всегда хотела быть.  

Анастасия неплохо зарабатывала, у неё было две квартиры, в столичной она жила постоянно, а другую, доставшуюся ей от отца в наследство, она сдавала. Эта самая квартира находилась в старом доме, такие ещё назывались "Сталинскими", в маленьком городке в глубинке. Анастасия с подругой находились в этом маленьком городке и откровено скучали, старые квартиранты съехали, нужно было найти новых жильцов, что было непросто в городке, где было мало приезжих, а молодёжь жила с родителями, потому, что снимать квартиру дороговато. 

Подруги уже второй день ходили по местным магазинам, в надежде найти себе развлечение и вот наконец то наткнулись на ателье по пошиву свадебных платьев и костюмов для любителей фентезийных ролевых игр. Они перемерили несколько нарядов, Настя уже купила себе пару интересных костюмов и теперь натянула на себя черное шелковое платье с серебристым парчовыми вставками, вид у неё был готичным и эротичным. Платье имело открытую спину и очень глубокий вырез на груди. Но в талии оно ей было явно тесновато. 

— Я это платье для одной "эльфийки" шила. Она должна была играть "эльфийскую" княжну, но недавно она сломала ногу и от заказа отказалась. — Прокомментировала платье портниха и улыбнувшись добавила, — Его можно слегка расставить. 

— Тогда оно потеряет своё очарование, — со вздохом пробормотала Настя, — Да и на "эльфийку" я не претендую. Мне достаточно быть человеком. 

Она отправилась переодеваться, а Светка начала возмущаться по поводу моей страсти к клубнике со взбитыми сливками.  

— Тебе хорошо, ты можешь наедаться сладостями, есть среди ночи и ни одного лишнего килограмма. — Проворчала себе под нос подруга и когда платье было снято, а её кофточка зацепилась пуговкой за волосы, земля под ногами подпрыгнула, девушка чуть не упала, а Светка с портнихой взвизгнули. 

— Стаська, ты сегодня оденешься, или нет? — Снова рявкнула на подругу Светка и она снова услышала в её голосе обвинение во всех грехах мироздания. 

Но Настя на её рявканье не обращала внимание и уж тем более не собиралась обижаться. Света пошла на великий подвиг, подруга не только согласилась составить ей компанию, но и села в её старый жигуль и ни разу не пожаловалась за всю дорогу. А ведь Настя за время пути получила пять штрафов за превышение скорости. Анастасия вообще иногда забывала про существование тормоза. А Светка, она очень дисциплинированная, любит порядок, а главное она любит тишину и покой. По телевизору, она смотрит только мелодрамы и любовные сериалы. Из книг, она читала только исторические любовные романы. В подруги же ей досталась Анастасия, любительница фэнтези, ужастиков и приключений, сумевшая за полгода освоить игру на гитаре, научилась фехтованию, а главное водила машину как сумасшедшая. 

 Выглянув из-за шторки примерочной, Настя посмотрела на испуганные лица подруги и портнихи. Они стояли, прижавшись друг к другу и смотрели на потолок. Ателье находилось в подвале и обе женщины ожидали, когда на них рухнет потолок, а вместе с ним и дом в девять этажей. 

Земля снова вздрогнула и раздался какой-то гул. 

— Ну и что это было? — Спросила осевшим голосом портниха. 

— Может грузовик в дом врезался? — Предположила Светка и неожиданно помчалась к выходу с воплем, — ТАМ ЖЕ ЛЮДИ МОГЛИ ПОСТРАДАТЬ! 

— Хирургическая медсестра. — Объяснила Настя портнихе, поведение подруги и не торопясь собрав покупки вышла на улицу. 

 Увидела она довольно странную картину: 

Яркое апрельское солнышко припекало, травка зеленела, обезумевшие птицы нарезали круги в небе и не музыкально орали. Машины на дороге стоят, все смотрят по сторонам, а ничегошеньки то и не случилось. Так незначительности всякие — где-то стекло в оконной раме лопнуло, кто-то с ног рухнул от неожиданности, повсюду в машинах сработала сигнализация. Ни тебе катастроф, ни разрушений, странно. 

— Где грузовик? — Почти обиженно спросила Светка. Настя улыбнулась, понимая обиду подруги, она бежала спасать людей, готовая пожертвовать собой, а вокруг идиллическая висения картинка. 

— Не знаю! — Честно ответила она. 

Земля снова вздрогнула, гораздо сильнее чем в первый раз, а через пару секунд снова раздался гул. Девушки сразу узнали его. Как постоянные посетители Ютуба, они не раз видели видео ролики с подобным гулом, но там никто не говорит о подпрыгивающей земле и повторяющемся гуле. 

— Стаська, мне страшно! 

— Светик, мне тоже! 

Глава 1.1

— Поехали домой, а? Дома Петрушка, дома не страшно. — Светка то бледнела, то краснела и Настя испугалась, что у подруги сейчас сердечный приступ случиться. 

— Светик, давай ты сделаешь глубокий вдох, теперь выдох, ты успокаиваешься, берёшь себя в руки. Это просто в пром-зоне что-то уронили, или трубу под давлением порвало. Мало ли, что там может быть. В наше время техногенные аварии постоянно случаются. 

Настя успокаивала подругу, а у самой душа со всего организма сорвалась, съёжилась до размера горошины и спряталась где-то между лопаток. Она, душа эта самая у Насти гордая и прятаться в пятках отказывается. Поэтому девушка страх чувствовала холодом в ногах, а душа грела ей спину. 

Заставив себя выпрямить спину, Настя взяла подругу за руку, и они пошли к машине, медленно так, с опаской, посматривая по сторонам. 

Насте с большим трудом удалось уговорить подругу перенести отъезд на завтра и затариться продуктами. Вообще они планировали прожить в этом городке примерно с неделю, но продуктов особо не закупали, обошлись тем, что нужно на завтрак, а обедали и ужинали в кафешке, расположенной за домом. Но теперь в Насте проснулся инстинкт запасливости, тот самый, что передался ей от матери, всегда имевшей дома запас соли, спичек и всего остального, что закупают наши сородичи на случай атомной войны, или прихода пушного зверька с ценным мехом. 

Настя не была большой поклонницей апокалиптических романов, но несколько прочла, на фоне общего ажиотажа и из любопытства. И некоторые из них имели недурные мысли о том, как можно выжить, ни чего сложного, в сущности. 

— Если ты меня потащишь в магазин "Всё для охоты и рыбалки", я не знаю... — Светка возмущённо закинула пакет с покупками в багажник машины и грозно сложив руки на груди, вперила грозный взгляд в подругу. — Я либо истерику закачу от страха, либо..., либо домой уеду, на попутках. Поняла? 

— Светик, а зачем нам в "Охоту и рыбалку"? — Абсолютно спокойна спросила та в ответ, при этом не отводя глаз от ненормальной псины породы "я мелкая и лаю на всё, что движется". Глупое мелкое создание с бантиком на чёлке, металась по парковке и визжащим, истеричным лаем облаивала кружащих в небе птиц. 

— Стаська, вот только не надо мне строить из себя простую простату. Мой Петрушка благодаря тебе тоже "Эпоху мёртвых" читал, а через неделю скачал аудио книгу и мне пришлось слушать всю эту гадость каждый вечер в течении двух недель! Все три книги! И я знаю к чему все эти закупки тушёнки и макарон. 

— Тебе повезло, — Тут же переключилась на любимую тему Настя. 

— В чём мне повезло? И не вздумай менять тему разговора! 

— В "Эпохе мёртвых" два цикла. Один о событиях в России, а второй начинается в Америке. К тому же я тебе давно говорила, купи мужу приличный эмпетришник и будешь избавлена от подобного чтива. 

— Во-первых, наушники портят слух, а мне глухой муж не нужен. Во-вторых, как называется тот цикл про Америку? 

— "Я еду домой". — Ответила Настя и Светка выругалась, ярко так и живописно, чего никак не ожидаешь от интеллигентной хирургической медсестры, из очень Питерской семьи. — Он вчера мне говорит: "Я такую классную книженцию скачал..." И при этом так улыбался, как будто затеял очередной розыгрыш в мой адрес. За то время, что мы здесь, он успеет прослушать эту книгу? 

— Три книги. В машине у него старенький сидюшник, без юизби разъёма, плеера нет, остаётся только компьютер, с учётом того сколько дежурств он набрал в больнице, не думаю, что он успеет. Зато ты теперь точно подаришь ему на день рождения и новый эмпетришник и все остальные гаджеты. 

— Я ему подарю отключение интернета! 

— ОН у него и на работе есть, да и у меня много всяких классных книг закачено. 

Светка застонала и рухнула на переднее сиденье, она кроме мелодрам и исторических каналов по телику не смотрит ничего, даже новости отвергала. Читала она тоже только про любовь, и все наши знакомые всегда удивлялись, как могли подружиться настолько разные личности. 

— Вы с ним сговорились? 

Ответить Настя не успела, земля снова подпрыгнула, она прикусила язык и её глаза наполнялись слезами. 

— Надо ехать домой, — с трудом произнесла она, садясь за руль и заводя машину. Снова раздался гул, и Светка почему-то вылезла из машины и уставилась на парк, расположенный в центре города. Гудело на этот раз значительно дольше и под конец к гулу добавился какой-то скрежет и треск. 

— Из парка гудит, — пробормотала подруга, снова садясь в машину. 

Настя не стала отвечать, просто вырулила с парковки и поехала к своему дому. Они были почти в центре города, до её дома им было ехать ровно двенадцать минут, соблюдая скоростной режим и пропуская пешеходов. Поэтому во двор они въехали довольно-таки быстро и без особых проблем.  Пока подруги ехали домой, Светка успела пробежаться по интернету и найти в Ютьюбе несколько роликов из разных городов, но никаких объяснений происходящему не было. Видимо вездесущие журналисты ещё не прознали про столь сытное для них событие. 

— Светик, мы с тобой сейчас чего-нибудь быстренько перекусим, собираем манатки и едим домой. Я сдам тебя из рук в руки твоему Петрушке и потом может быть сама вернусь, или лучше всё-таки обращусь в агентство по недвижимости и всё-таки продам эту чёртову квартиру. 

— Уверена? Это же твоё детство, память о родителях? 

— Да, память, но иногда цепляясь за прошлое ты можешь упустить настоящее и потерять будущее. 

— Красиво сказано, кто сказал? — Светка любила красивые цитаты. 

— Я сказала! 

— Ага, — Похоже Светка предпочла, чтобы эту фразу сказала какая-нибудь знаменитость. 

Выбравшись из машины у Насти, появилось ощущение дежавю. Когда она вышла от портнихи вокруг была весенняя идиллия и только лица людей слегка были напуганы, но больше в них было любопытства. Все просто обсуждали произошедшее. Теперь было почти то же самое. На площадке играла ребятня, под деревьями сидели доминошники и продолжали свою игру, что-то обсуждая, а на скамейке у подъезда сидели две бабульки и что-то вязали. Их разговор Насте понравился больше всего. Одна считала происходящее предзнаменованием судного дня, а другая почему-то считала, что это всех инопланетяне "просвечиваю". При этом у старушек были совершенно спокойные, по-философски мудрые лица, они никуда не спешили. Видимо в их жизни уже было столько перестроек, лихих девяностых и дефолтов с кризисами, что какие-то там инопланетяне уже не могли их напугать. К тому же бабульки заметили девушек, вышедших из машины, и они были оценены, взвешены, обмеряны и подруги узнали много нового о себе любимых. 

Настя была одета в длинную юбку и кожаную куртку и хлопчатобумажную кофточку, почти скромно, если не считать яркость куртки, расстёгнутые на груди пуговки и юбку "ни пойми из чего сшитую". Светка же вообще была одета возмутительно, джинсы в обтяжку, футболку с глубоким декольте и джинсовую куртку, не прикрывавшую бесстыдно выставленный зад. Хотя Настя считала, что подруге было что выставлять и ей это надо было делать почаще. Светка вообще была очень симпатичной и следила за собой, одевалась всегда со вкусом, чего Настя о себе сказать не могла. 

Глава 1.2

Девушки молниеносно пронеслись по ступенькам, Настя открыла дверь, и они расхохотались, как ненормальные. 

— Я думала такое бывает только в кино, — произнесла Света. 

— Это же глубинка, тут время течёт иначе. — Ответила Настя с трудом отдышавшись. 

Она скинула туфли в угол и понесла пакеты в кухню, а Света разулась и подобрав обувь подруги, поставила аккуратно на полку для обуви, потом погрозила ей пальчиком и пошла мыть руки. Вот уже десять лет она пыталась приучить Настю к элементарному житейскому порядку и у неё ничего не получалось, ну не перевоспитывалась она и всё тут.  

Света быстренько собирала вещи, а Настя приготовила бутерброды и сварила кофе. Кушали они молча, после смеха, вызванного старушками у подъезда, наступила отупляющая пустота в голове. Говорить совершенно не хотелось, и они просто смотрели новости. Настя привезла с собой все свои любимые игрушки: видеокамеру, планшет и конечно же ноутбук, куда она без него. Но ни на одном российском телевизионном канале ничего о происходившем в её городе не было. Она слушала сообщение об очередном проворовавшемся чиновнике и ничего не слышала. В голове крутилась карта города и его пром-зоны охватывавшей городок как подкова, с той части, где не было пром-зоны, протекала не большая, но с очень сильным течением, река. Единственный выезд из города в это время года, был узок и располагался за кольцевым разъездом. Если все одновременно решат покинуть город, затора будет не избежать, а если начнётся паника то, многие могут пострадать. Очень неудобно будет выбираться через замусоренный, загаженный битыми бутылками подлесок. Он располагался с права от реки, а слева на выезде из города вообще было небольшое болотце, и сейчас в конце апреля это было не лучшее место для прогулок. В общем нужно было поторапливаться. Но толчков уже не было больше часа и гул не повторялся, Настя уже обрадовалась и только хотела сказать: 

— А может всё уже кончилось. 

Когда весь дом подпрыгнул, посуда посыпалась с полок, стекло в оконной раме треснуло, но не выпало, а вот с верхних этажей на улицу посыпался поток из оконного стекла. С улицы послышались крики и мат, где-то не вдалеке что-то рухнуло, большое. 

Светка сидела, зажав рот руками и с ужасом смотрела на трещину появившуюся на стене с лева от её плеча. 

— Всё, уезжаем! — Скомандовала Настя, — Светка хватаешь тряпки, я аппаратура и на выход. 

— Не гудит. — Ответила ей подруга, не сдвинувшись с места. 

Настя не сразу поняла о чём она, а потом дом снова подпрыгнул и уже было не до сборов, они просто выскочили из дома в чём были без обуви и курток. Машина на удивление легко завилась, и они помчались к выезду из города. Таких, как они, желавших покинуть город было много, движение было крайне медленным. Настя старалась проскочить по газонам и дворам, чтобы поскорей оказаться у выезда, но на кольцевой она всё-таки остановилась окончательно. Впереди у самого выезда, сцепились бамперами несколько машин, их хозяева уже перешли от слов к делу и над толпой мелькнула монтировка. Светка попыталась выйти из машины, но Настя её остановила. Там уже была толпа, а это существо не разумное и умеет подчинять себе людей, даже самых разумных. Кто-то кричал, что надо уходить в лес, кто-то кричал, что нужно оставаться на месте и ждать спасателей. То там, то тут начинали голосить бабы. Именно бабы, а не женщины. Женщины собирали вокруг себя детей и мужей, хватали пожитки и пытались выбраться из мешанины машин и людей. Шум стоял ужасный, справа вспыхнула новая драка, там не поделили узлы с вещами и, кажется, дошло до поножовщины. 

Но новый толчёт, настолько сильный, что стоявшие попадали с ног, успокоил драчунов. На мгновение наступила тишина, абсолютная, Настя не знала, что тишина может быть настолько жуткой. Но Гул переходил в душу раздирающий скрежет и треск были ещё хуже. Она почему-то перестала слышать, что-либо кроме этого шума. Ноги не слушались, девушка часто дышала и не могла наполнить лёгкие воздухом. Те, кто были не в машинах побежали, кто куда, не разбирая дороги, кто-то падал, на него налетали другие и тоже падали. Некоторые бежали по крышам плотно стоящих машин. Паника. 

Света, что-то кричала подруге, её щёки были мокрыми от слёз. Она дёргала Настю за руку, а та ничего не слышала кроме скрежета. Он пробрался в ее душу и девушке казалось, что она сама разрывается, рассыпается на части. Потом Света почему-то оказалась в толпе, Настя увидела, как она забирается на машину, перебирается на другую, а потом вспышка! Света натыкается всем телом на нечто искрящееся и полупрозрачное, её подбрасывает в верх метров на десять. Она как-то не естественно взмахнула руками и упала на борт пикапа, спина её переломилась пополам, и она осталась висеть на машине. 

Настя медленно выбралась из машины, таких как Света оказалось много, они падали и умирали. Искрящаяся преграда убивала мгновенно и, когда толпа поняла это, поток людей рванул в обратную сторону. 

И Настя бежала в этой толпе, она была частью этого многоликого безумного нечто. Девушка слилась с толпой и почти потеряла себя, но бежавший с права мужик толкнул ее и Настя, перелетев зелёную изгородь упала. 

Она не отключилась, просто лежала и не шевелилась. Ноги были ледяными, страх пронизывал всё тело и мысли двигались медленно, как замёрзшие. 

Мимо пробегали люди, рядом с ней упала девчонка подросток. Она была в туфлях на высоких каблуках. Но девчонка не плакала, не орала, она лишь стащила с ног неудобную обувь, утёрла сочившуюся из разбитого носа кровь и побежало дальше. 

Кто-то споткнулся о ноги Насти, не упал, обматерил. Нога разболелась, плечо обожгло саднящей болью, запястья и ладони защипало, она ободрала кожу, когда падала. Боль отогнала страх, с трудом поднявшись на колени, девушка огляделась по сторонам. Люди уже разбежались кто куда, по крайней мере те, кого не затоптали. На обочине дороги голосила женщина, она прижимала к груди ребёнка с разбитой головой, рядом с ней сидел мужчина, он обхватил голову и покачивался как маятник. Мимо хромая прошёл старик с тростью, он был цел, но видимо просто быстро ходить не мог. В окне на первом этаже старого барачного дама выла собака.  

Настя поднялась на ноги и пошла домой, земля была холодной, но она этого почти не замечала. Слёзы застилали глаза, в груди как будто булыжник поселился, дышать становилось всё трудней. Она попыталась бежать, но быстро сбила дыхание и ей пришлось остановиться, тошнота накатывала волнами, девушку вывернуло. 

Насте сразу стало легче, мысли стали чистыми, она больше не боялась. Только дышать по-прежнему было трудно. Настя поняла, что была недалеко от своего дома, улицы были пусты, только в окнах мелькали испуганные лица. В одном из окон стояли три парня и снимали всё на видеокамеру, похоже им было весело, они радовались тому, что в их городе хоть что-то случилось. 

Насте понравилась их идея снимать всё на видео камеру. Так она сможет объяснить мужу её подруги, что с ней произошло, так она сможет пережить этот кошмар. Девушка побежала домой, вокруг было тихо, во дворе было пусто, у скамейки валялось брошенное старушками вязание.  

«Интересно, где они сейчас и что они думают по поводу происходящего. Наверняка имеют своё мнение, если живы ещё» — Подумала она, подымаясь по ступенькам. 

Дверь в квартиру была открыта настежь, на кухне ещё стоял запах кофе, в комнате лежали аккуратно сложенные вещи. Все гаджеты аккуратно разложены на комоде. Настя с трудом сдержала слёзы. Заставив себя сделать глубокий вдох, что было непросто, она подошла к комоду и включила компьютер. Батарея была на половину разряжена, соединения с интернетом отсутствовало, телефонной связи не было. Камера была заряжена полностью, память была почти полностью свободна. 

Она выбежала во двор, но там было слишком много деревьев и почти не было обзора, дверь на чердак была открыта и, Настя без труда удалось подняться на крышу. Похоже, сюда кто-то часто лазил, здесь были все условия для того, чтобы хорошо провести время. Два кресла, небольшой столик, ведро с пакетом для мусора и удобный пластиковый предел поверх железного парапета, чтобы не свалиться с крыши. Включив камеру, Настя поставила её на этот самый предел и направила на ту часть города, где находился выезд из него. Руки у девушки тряслись, дышать становилось всё труднее, она хотела прокомментировать то, что снимала камера и не смогла, голосовые связки, как будто песком посыпали. Поэтому Настя просто направляла камеру в нужное место и продолжала снимать. 

Глава 2.1 

На город опускался полумрак, до ночных сумерек еще было далеко, но казалось кто-то убавил яркости в солнце. И в этом полумраке то препятствие, что убило Свету и других горожан было хорошо видно. Это был широкий прямоугольник, мерцающий и переливающийся серебром и желтым над дорогой полностью перекрывая выход из города. Это сияние пульсировало и скрежетало, раздражая собой Настю. Лампочка записи на камере мигнула и погасла, экран покрылся рябью, и камера полностью отключилась, но Анастасия этого не заметила, она была поглощена происходящим. Казалось, пульсация и срежет барьера переходили на окружающее пространство и даже добралось до неба. Там оно заискрилось и с неба посыпался какой-то мелкий серебристый порошок. Настя хотела уйти с крыши, неожиданно барьер замер и перестал пульсировать, изменился став похожим на вертикально поставленное прямоугольное озеро. Машины перегородивший пространство перед этим барьером неожиданно пришли в движение и стали отодвигаться в стороны, сваливаясь с дороги. За пару минут вдоль дороги образовался коридор из искореженных машин. Проход в город был полностью расчищен, и только размазанная по асфальту кровь напоминала о том, что между машинами и на них лежали тела погибших. 

Из барьера вышла странная процессия. Высокие люди в черных одеждах и с синюшной кожей шли колонной по пятнадцать человек в шеренге. Они были вооружены луками и арбалетами, головы их покрывали черные тюрбаны и Насте эти странные люди показались какими-то неживыми, лица у пришедших были сильно однообразными и не выражали никаких эмоций. 

Когда первая колонна прошла в город из барьера вышла еще более удивительная группа. Двадцать еще более крупных и по пояс обнаженных накаченных мужчин с синюшной кожей и без эмоциональных лицами, несли огромные носилки из чёрного дерева, а на них был поставлен огромный трон с полукруглой спинкой, украшенной черепами различных существ инкрустированные драгоценными камнями. На троне сидел в свободной позе мужчина, закутанный в черные лохмотья и с мечом в руке. На голове его была золотая корона в виде когтей птицы и если бы Настю попросили одним словом описать этого худого с огромными глазами человека, то она назвала бы его Кощеем. Именно таким она его представляла в детстве, когда мама читала ей сказки. 

Вслед за носилками в город вошло еще три колонны солдат кощея, и они скрылись за домами в западной части города. 

— Сашка, я дышать не могу, и голова раскалывается. — С Трудом проговорил Максим, когда очередной толчок заставил его упасть на колени.  

— Давай Макс, тут не далеко! Мы уже почти весь парк прошли, до дома пять минут, через дворы. — Прошептал Сашка помогая приятелю встать на ноги. — Пошли, чует мое сердце нельзя нам в парке быть, ох нельзя. 

Максим поднялся на ноги и посмотрел на мерцающее нечто появившееся в парке после последнего толчка. Оно мерцало серебром и золотыми переливами и от него исходил жуткий скрежет, что казалось, забирается в саму душу Максима и лишает его сил и воли. С трудом переставляя ноги он отошёл подальше от барьера и ему стало легче дышать, горло по-прежнему, казалось, было сковано какой-то ледяной рукой и говорить он по-прежнему не мог, но идти стало легче. Он даже почти бежал. Как только они выбежали из парка парни поняли, что во всём городе происходит нечто странное. От выезда из города бежали перепуганные люди, некоторые были в крови, и паника чуть не заразила парней. Сашка уже хотел тоже броситься на утек, но максим его удержал, положив ладонь ему на грудь. 

— Не спеши! — С трудом, еле слышно прохрипел он и закашлялся. 

— Что будем делать? Макс, какого черта происходит? — Спросил Сашка и посмотрев на небо охнул, ты только на небо посмотри! 

Мерцание наполнило собой небо и пульсация стала сильней, потом с неба посыпался серебристый порошок, а за их спинами в парке тоже что-то происходило и Максим не удержавшись повернул назад. 

— Ты куда? — Возмутился Сашка. 

— Я должен это видеть! 

В парке спрятавшись за кустами шиповника два друга наблюдали как сквозь барьер, ставший похожим на вертикально стоящее озеро стали проходить существа, покрытые чешуей, бородавками и с волосами, больше походившими на водоросли и тину. Они быстро заполонили пространство перед барьером и развернувшись поспешили к озеру в центре парка. За этой толпой полу людей полу водяных появились девушки в зеленых платьях и с зеленой кожей, они заметались по парку, осмотрелись вокруг и запели тонкими голосами какую-то песню, под которую сквозь барьер прошла группа людей, державших на своих плечах носилки заваленный подушками и на них восседала высокая, очень красивая, но тоже зеленокожих девушка с короной на голове и с огромным количеством украшений на шее. Она властно взирала на своих подданных и улыбалась грустной и слегка презрительной улыбкой. Несшие ее люди были на вид обычными, но слегка не живыми, казалось, они утонули пару дней назад. 

Вся эта странная толпа повернула к озеру и скрылась в нем. Барьер мерцал немного, мигнул и снова стал серебристо желтым. 

— И что это за кикимора к нам явилась? — Шепотом спросил Сашка у друга. 

— Не знаю. — Прокашлявшись произнес максим и посмотрел на поверхность озера, там явно что-то происходило, озеро бурлило и было мутным. — Пошли отсюда, еще заметят нас и утопят. 

Парни побежали в сторону своего дома Сашки и Максим заметил, что в городе есть еще четыре места откуда доносится скрежет и пульсация, такая же как в парке. 

— Домой или в мастерскую? — Спросил Сашка. 

— Домой, забираешь всё, что нужно и уходим в мастерскую. — Прохрипел Макс и выбежав из подворотни на детскую площадку, возле дома, где он когда-то жил, замер на месте. В доме почти не осталось целых окон, вдоль фасада пролегла большая трещина, но народ продолжал спускаться в подвал дома, где когда-то было бомбоубежище. Только на крыше стояла женщина с камерой в руках и смотрела в сторону выезда из города. Макс не поверил своим глазам, это была Анастасия, он узнал бы ее наверно и в темноте. Они не виделись много лет и все же он узнал ее. Она стояла оперевшись об пластиковый предел, что он с Сашкой соорудил на крыше. Настя явно не замечала ничего из того, что происходит внизу, она была заворожена тем, что происходило где-то вдалеке. 

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

— Ты чего замер? — Спросил Сашка и посмотрел на верх, — Опана, а вот и наша горячо уважаемая одноклассница. Чего это она на крышу забралась в такое время? 

— Надо ее оттуда забрать. — Прохрипел Макс, — Там же дальше парапет гнилой, свалится! 

Глава 2.2 

Парни вбежали в подъезд и Максим сам не понял, как так быстро оказался на крыше. Там уже все сияло от осыпавшегося с неба порошка и дышать ему сразу стало труднее. Настя тоже дышала с хрипом и при этом не замечал, что ей не хватает воздуха, она уже была бледной, но продолжала стоять и смотреть вдаль, на дорогу по которой была размазана кровь. Ее уже как снегом присыпал серебристый порошок, но все же ее было слишком много, и она проступала на поверхность пятнами, от чего зрелище становилось еще более жутким. 

— Настька ты какого чёрта тут делаешь? — С ходу налетел на одноклассницу Сашка. 

Девушка перевела на него ничего не понимающий взгляд и моргнула. Потом вроде стала понимать, что перед ней знакомый человек и постаралась вспомнить, где она его видела. Он был явно кореец, невысокий, на лбу шрамик абсолютно круглый. Это ему металлическим шариком от подшипника прилетело в седьмом классе, трещина в черепе была, и он неделю в больнице лежал. Но как его зовут Настя вспомнила с трудом и не потому, что она забыла своего одноклассника, нет. Она и свое имя вспомнила с трудом, а потом она увидела стоящего за Сашкой Максима и вздрогнув пришла в себя. 

— Чего вам надо от меня?  — С трудом спросила она. Голосовые связки почему-то плохо ее слушались, было ощущение как будто она не пользовалась ими много лет. 

— Ничего, — Ответил Максим, его шокировало то, как она испугалась увидев его. — Тут опасно оставаться, дышать нечем и парапет там гнилой, можешь упасть.  

— Ты вообще зачем сюда залезла? — Спросил Сашка протягивая руку и помогая Насте подойти к двери ведущей на чердак. 

— Хотела заснять на камеру все что происходит. — Пролепетала девушка и заглянула в глаза Сашке, тот вздрогнул, взгляд у одноклассницы был почти безумным. — Светка умерла, а я как это объясню ее мужу? 

— Думаю он и сам все поймет, если сам еще живой. — Буркнул Максим и помог девушки спуститься с чердака на лестничную площадку. 

Настя похоже не совсем понимала, что происходит, она была как в трансе, ее глаза сияли как будто были наполнены серебристой пылью, сыплющейся с неба. Максим потянул ее за руку, и она покорно пошла за ним. Девушка, как и он с трудом дышала и была бледной.  

Дверь в ее квартиру была распахнута настежь, в коридоре стояло пять пятилитровых бутылок с водой и Максим захватив с собой воду повел Настю в ванную комнату. В квартире девушки почти ничего не изменилось с тех пор, как он в последний раз был тут. В ванной висели те же полотенца, тот же тазик висел на гвоздике над небольшой ванной и Максим поставив старый табурет в ванную, поставил на него тазик и налил в него воды из бутылки. Повернулся к Насте, она стояла совершенно спокойно, казалось, она уже забыла кто он и равнодушно рассматривала свое отражение в зеркале. Максим поставил ее рядом с собой и нагнув быстро умыл ее водой и девушка встрепенувшись зафыркала, возмущено задергалась, но парень еще несколько раз зачерпнул ладонью воду и умыл ее. Настя наконец вырвалась и выбежала из ванной комнаты. Тогда парень вылил воду из тазика, налил чистую и тоже умылся. На него тоже накатывали волны безразличия и какой-то отрешенности и только присутствие Насти заставило его сопротивляться желанию замереть и ничего не делать. Вода смыла с него это странное наваждение, сделав несколько глотков из бутылки он почувствовал, что дышать стало легче, да и горло перестало быть шершавым и как будто чужим. 

— Какого лешего вы делаете в моей квартире?! — Услышал он хриплый возглас очнувшейся одноклассницы. 

— Спасаем тебя. — Спокойно ответил Сашка и нагло улыбнувшись добавил, — привет, кстати говоря, давно не виделись. 

— Попей воды, дышать станет легче и гордо перестанет чесаться. — Посоветовал Максим выходя из ванной с полотенцем в руках и протянул его Насте, — Не волнуйся мы скоро уйдем. У нас свои дела есть, мы навязываться в компанию не станем. Ты только скажи, что делать собираешься? 

Настя посмотрела на бывшего одноклассника и с трудом справилась с нахлынувшими эмоциями. Он стал более мужественным, более серьезным, между бровей пролегла морщинка, потому что он часто хмурился. Но он остался прежним Максимом Мутура, сыном русской Алены Игоревны Ивановой и Ингода Матууры из Самали. Он был мулатом и потому Максим был всего лишь сильно смуглым и африканские корни почти не угадывались в парне. Только волосы он стриг максимально коротко, чтобы его не выдавала его пышная кучерявость. В первый класс он пришел с пышной кучерявой прической и его все дразнили одуванчиком, потом его стали называть Пушкин и к третьему классу Максим стал стричься коротко.  

Он тоже рассматривал Настю и поражался тому какие у нее глаза, огромные озера в которых он так часто тонул в детстве. Он сжал кулаки и пошел на кухню чтоб не утонуть в этих глазах снова. А Настя, посмотрев ему в спину произнесла: 

— Я не знаю, что мне делать, моя машина валяется помятая там на обочине на выезде из города и там этот барьер. Он убивает мгновенно тех, кто к нему прикоснется. Пешком по апрельскому лесу я далеко не уйду, да и кто может гарантировать, что подобное не происходит в других местах. Интернета нет, сотовые отрубились, так что я не знаю, что мне делать. 

— А кто закупился консервами и макаронами? — Спросил Сашка показав на неразобранные пакеты с продуктами. 

— Мы, — Ответила Настя и чуть не расплакалась, она вспомнила Свету, лежащую на машине с широко раскрытыми глазами, и ее замутило. Настя быстро побежала в ванную комнату и заперев за собой дверь склонилась над раковиной. 

— Я думаю тебе лучше пойти с нами. — Решительно произнес Максим, — Судя по тому, что мы видели в парке, это все только начало. И как все пойдет дальше не известно. 

— Точняк, Насть, чего тебе одной тут торчать, дом либо скоро рухнет, либо сюда какие-нибудь уроды припрутся. — Поддержал друга Сашка. — У нас в мастерской все продумано, сейчас я сбегаю к себе домой, а когда вернусь то помогу тебе собраться. 

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

Настя услышала, как Сашка захлопнул за собой дверь, она осторожно выглянула из ванной, Максим сидел на кухне за столом и смотрел в окно. Девушка прошла на кухню и села на место Светки и посмотрела на одноклассника, которого так долго училась ненавидеть. 

— Тебе тоже наверно надо домой сбегать? — Произнесла она. 

— Я тут больше не живу, квартиру тетя Алла отсудила. Я теперь в надстройке в мастерской живу. — Ответил Макс поворачиваясь к Насте.  

— Она все еще винит тебя и твоего отца? — Удивлено спросила Настя и вздохнула. Тетка Максима когда-то дала показания в суде против его отца и это были решающие показания. Отец Максима получил максимальный срок, но на этапе его зарезали, кто и за что так и не выяснили. А через год стало известно, что отец Максима не убивал ни свою жену, ни отца Насти. Их убил залетный наркоман из другой части города, тому понравилось резать невинных людей и через год он сначала убил одну пару, так же мужчину и женщину, а через три дня еще две пары. Вот только погубленные отношения уже нельзя было вернуть. Да и сказанных тогда перед судом слова забыть было невозможно. 

— Я не знаю за что тетка взъелась на отца и на меня, но она продолжает мне пакостить. — Со вздохом ответил Максим и снова посмотрел в окно, — Небо больше не мерцает, и серебряная пыль больше не сыпется... 

Резкий порыв ветра и долгий пронизывающий гул обрушился на город и небо заискрилось, замерцало и, казалось, вот-вот обрушится на город. Настя закричала и зажала уши ладонями. Максим попытался встать и обнять девушку, но не смог, ноги не слушались, он смотрел на нее и что-то кричал, но она его не слышала. 

— ...Все будет хорошо! Я с тобой! — Услышала она его последние слова, когда гул прекратился и ветер стих. 

Глава 3.1 

Саша прибежал запыхавшийся и с расширенными глазами, на губах была нервная улыбка. 

— Там, в бомбоубежище уже скандал. Твоя тётка, чтоб ей икалось до конца жизни и Шпартак Сергей Иванович схлестнулись. — Заявил приятель и усевшись на пороге стал перебирать пакеты с продуктами Насти. — Похоже они власть делить взялись. 

— Ну Шпартак, сколько я его помню, всегда был ушлым, прожжённым делягой и теперь в маленькую, но власть, вцепится и руками, и ногами. — Произнесла Настя, стряхнув с подоконника разбитое стекло и выглянув во двор. Там, у последнего подъезда собралась толпа обитателей близлежащих домов, а в ее центре стояли парочка колоритных личностей.  

Тощая, с длинным носом и выжженными перекисью волосами, уложенными в лохматый пучок на макушке, женщина в ярком костюме и с газетой в руке старательно привлекала к себе внимание. Она визгливо орала на своего собеседника, но тот ей отвечал достойно. Орал не менее противным голосом. Толстый, невысокий мужчина с залысинами и торчащими ушами, требовал от конкурентки убраться подобру-поздорову. Вокруг них народ уже начал делиться на группы. Самой большой была на стороне Шпартака, но на стороне Аллы Ивановны были самые голосистые бабы. Чуть в сторонке стояли те, кто не хотел вмешиваться в ругань двух старых и непримиримых конкурентов. У воздержавшихся похоже тоже наметился лидер и он явно уже организовывал свою группу на какие-то действия. 

— Знаете, моя мама говорила, что из Альбины Ивановны вышел бы идеальный тиран. Не завидую тем, кто окажется под ее рукой. — Произнесла Настя и увидев, как Сашка вытряхивает из ее дорожной сумки вещи, ринулась отнимать пакет с нижним бельем. 

— Почему именно тиран? — Удивился Сашка и улыбнулся увидев, как подруга детства выхватывает из его рук пакетик с красными тряпочками. 

— А тут все просто. — Ответил за Настю Макс, — Она же семижильная, пахать может сутки напролет, не устает и работает очень хорошо, но и от остальных требует такой же работоспособности. Никакого снисхождения, никакого понимания ситуации. Болен, устал, проблемы какие-то личные, ее не волнуют. Она пашет, и ты будь любезен пахать как проклятый. Она все организует идеально. Добудет что нужно, но тебе придётся заслужить все то, что у нее есть, а сделать это почти не реально. Я с ней жил, я знаю. 

— Да и Шпартак не лучше, этот наоборот организует все так, что работать будут вокруг все, но не он. Все блага будут его, а ты стой в сторонке и будь благодарен малому. Он же не сволочь какая, крошки со своего стола же отдал. — Добавил Сашка и посмотрел на Настю. — Одежду удобную дорожную одень и обуйся, босая ты далеко не уйдешь. 

Настя с удивлением посмотрела на свои босые ноги и пошевелила чумазыми пальцами. Она даже не заметила, что бегала по городу босиком. Обернувшись на сумки, привезенные с собой, она подошла к самой потрепанной и вытряхнула ее содержимое на диван. Там были старые футболки, джинсы и кеды. Настя взяла их на всякий случай, вдруг квартиру после квартирантов отмывать придётся, или того хуже ремонт делать. Выбрав просторные джинсы и спортивные брюки, она положила их в пакет с нижним бельем, туда же кинула две пары носков и две футболки попросторней. Кеды кинула к порогу квартиры и пошла в ванну мыть ноги.  

— Думаешь она в норме? — Шепотом спросил Сашка. — На крыше она была как эта, куку. 

— На крыше и я чуть куку не стал. — Признался Максим. — Эта серебристая пыль почему-то меня чуть в дурку не сослала. 

— А я нормально. — Гордо произнес Сашка, и положил пакет с вещами Насти в спортивную сумку. Туда же полетел нож, завернутый в кухонное полотенце, и тушёнка с макаронами. — Тяжеловата получается для Настьки. 

— Я понесу, она пусть по сторонам смотрит. Она всегда глазастая была, если что предупредит. — Произнес Макс и увидев, как девушка выходит из ванной комнаты, схватил сумку и добавил, — Я внизу подожду, поспешите, а то неизвестно какие еще катаклизмы нас ожидают. 

Он вышел в подъезд и закрыв за собой дверь, спустился на площадку ниже и прижался лбом к холодной стенке. Появление Насти в его жизни, делало его слабым. Он путался в эмоциях и никак не мог решить, как он все-таки к ней относится. А Максим не любил путаницы в своих мыслях и решениях. Он давно привык к тому, что он точно знает, что хочет и куда движется его жизнь. А теперь как быть? В городе происходит не пойми что, Настя ворвалась в его жизнь. Максим заставил себя отлепиться от прохладной стены и посмотрел в окно подъезда. Небо стало совсем мрачным, но при этом возникало ощущение, что на улице становится значительно теплее. Тряхнув головой, он прогнал из нее воспоминания давно минувших лет и быстро спустился вниз. На первом этаже приоткрылась дверь и в подъезд выглянул Боря, местный алкаш. 

— Слышь, как там тебя, Лумумбы сын, что творится то? — Испугано спросил он и увидев ярость в глазах Максима тут же захлопнул дверь и уже из-за двери заорал. — Учти у меня тут топор. 

— Вот им и зарубись, пьянь подзаборная. — Ответил Макс и вышел на улицу. Воздух был тяжёлым, предгрозовым и тучи уже начали собираться на небе. Надвигалась большая непогода, в воздухе ощущалось какое-то напряжение и Максиму это очень не понравилось. Если начнутся ливни их мастерскую может затопить, район, где он купил себе небольшую мастерскую и надстроил себе жилье, находилась в низине и парням пришлось покупать помпу для откачки воды. Весной и летом в особо сильные грозы и если зарядят долгие дожди, вокруг мастерской случалась Венеция. Перейти к мастерской пешком было нереально, а на машине не все рисковали. После первых таких дождей парни поняли почему хозяин так спешил избавиться с проблемной мастерской. Им пришлось копать канаву для водоотвода к ближайшему ливневому стоку, а потом еще и откачивать особо большие лужи. 

Дверь подъезда открылась и из нее вышел Сашка с рюкзаком и с сумкой, набитой продуктами из его холодильника. Девушка была одета в спортивный костюм черного цвета и в кеды, на голове была повязана черная бандана с белыми черепами. А в руке она держала кочергу, где она ее взяла Максим не знал, но подумал, что для самообороны вполне сгодится. Все-таки Настя была девушкой симпатичной, а в такие непонятные времена уроды всякие быстро начинают наглеть. 

Резкие крики и звуки драки заставили их посмотреть в сторону все еще ругающихся тётки Алы и Шпартака. Максим криво улыбнулся, бабы и их соперники перешли от слов к делу и похоже разнимать их никто не собирался. Максим пожелал своей тётке удачи, и повернул к подворотне, через которую можно выйти на соседнюю улицу и пройдя мимо магазина Монетка, пройти мимо садика к тропке через пустырь. Там пять минут пешей прогулки до промзоны и через склады тепло водоканала, пройдя через поселок само застройщиков и цыганский поселок, можно попасть в его с Сашкой мастерскую. Парни поставили Настю так чтоб она была в центре их маленькой группки и при этом могла видеть, что происходит вокруг. Она с детства была наблюдательной и каким-то седьмым чувством предсказывала приближение неприятностей. Только благодаря ей, они спокойно лазили по стройкам и по промзоне и ни разу не были пойманы. 

Настя крутила головой, она видела покосившиеся бараки со сползающей на одну сторону крышей, видела людей, шедших по одному и группами в разных направлениях. У всех вид был встревоженный, но пока еще не доведенный до безумного испуга. Те, кто был на выезде из города, конечно, по рассказывали всем, кто готов был слушать о произошедшем, но одно дело видеть, а другое слышать. Поэтому пока люди еще не прятались, они просто объединялись по компаниям и семьями пытаясь решить, как выбраться из города. Пару раз друзья видели, как из дворов выруливали машины с лодками на крышах и один раз пара мужичков, бежавших к реке, они несли над головами уже надутую лодку. У них за спинами были рюкзаки и ружья. Похоже они придумали, как выбраться из города, но Максим сомневался, что у мужиков получится. Лед в этом году сошел поздно, и уровень воды в реке был очень высоким, а значить на изгибе реки, за городом вновь образовались водовороты, сразу за небольшим островком и там сейчас лучше по реке не плавать, особенно на легкой надувной лодке. 

Пройдя мимо садика и выйдя к пустырю Настя замерла и схватив Сашку за воротник, заставила его остановиться. На пустыре происходило что-то странное, пожухлая трава, устилающая пустырь, слегка шевелилась, а над ней парило какое-то марево. 

— Туда идти нельзя. — Тихо произнесла она и вздрогнула, марево от ее тихого голоса вспыхнуло черным и красным, став похожим на силуэты людей. Под травой тоже зашевелилось активнее и на поверхность вылез небольшой отросток похожий на вьюн, или даже на лиану, покрытую тонкими мелкими листиками.

Глава 3.2 

— Это..., как это? — Изумленно спросил Сашка, когда призрачные тени метнулись к нам, но не сумели покинуть границы пустыря, они яростно орали на нас, пытались дотянуться, но не смогли, да и мы их не слышали. 

— Мы пойдем другим путем! — Заявил Максим. 

— Через Светкин двор я не пойду. — Тут же заявила Настя и оба друга посмотрели на нее. 

— Может все-таки объяснишь, почему ты перестала ходить той дорогой? Что в ней такого особенного? — Спросил Макс. 

— Не люблю там быть и все тут, не могу объяснить, но я лучше хорошего кругаля дам, но через Светкин двор не пойду. — Ответила Настя и развернувшись пошла назад. 

— Тогда только через школу. — Произнес Сашка, он не удивился тому, что Настя отказалась идти через двор еще одной одноклассницы, она его избегала с шестого класса. 

— Только аккуратно, с той стороны тоже, кажется, гудело. — Напомнил Максим. 

Они вышли на проспект Вернадского и повернули на Сутормина, улицы города опустели, народ затаился в ожидание дальнейших событий и в городе повисла зловещая тишина. Тучи на небе уже были свинцово серыми, они, казалось, клубились и бурлили, набирая силу для мощной грозы и Максим очень хотел поскорее укрыться в своей мастерской. У него было стойкое ощущение, что дождь будет таким же, как и весь сегодняшний день. 

— Слушай, а где все менты? — Спросил Сашка, когда они прошли мимо большой, синей, железной двери, над которой было написано "Участковый отдел полиции номер шесть", а чуть ниже кто-то, совсем недавно, написал: "Все козлы, а менты самые главные из них". 

— Они тоже люди и их к такому не готовили. — Произнесла Настя. 

— По домам разбежались скорее всего, или в главке собрались. — Предположил Максим и показал на женщину в окне третьего этажа нового дома, она явно пыталась привлечь их внимание, но при этом молча. 

Подойдя к дому Максим, посмотрел на зареванное лицо тридцатипятилетней Софии Игоревны Захаровой и улыбнулся ей. Та прижала палец к губам и бросила вниз скомканный листок бумаги. 

"Только не шумите, за дверью какая-то слизистая пакость. Реагирует на шум. Она сожрала мою свекровь и собаку. Я скину веревку, первой спустится мой сын и дочка, а потом уже я, подстрахуйте нас." — Прочитал шепотом Максим и подняв голову махнул рукой, мол скидывай веревку, поможем. 

София исчезла из виду на минуту и потом в окно вылетела переплетенная из трех толстых нитей шпагата в одну, толстая веревка, с узлом через каждый метр. 

— И где только взяла? — Спросил Сашка. 

— Она же учительница труда. — Напомнила Настя, — Я ее помню, мы школу заканчивали, а она как раз в школу пришла. Она макраме плетет шикарное, вот веревки, навыки плетения и пригодились. 

В окне появился мальчишка лет десяти и спокойно спустился на землю, он выглядел собранным, спокойным и спустившись молча протянул руку парням. 

— Спасибо. — Едва слышно произнес он и посмотрел на верх. — Любка давай к нам. 

Из окна вылезла девочка лет семи, бледная, перепуганная, но в веревку вцепилась уверенно и без слез и криков аккуратно, медленно спустилась до второго этажа, а потом она что-то увидела в окне напротив нее и заорав отпустила веревку и рухнула вниз. Максим успел ее подхватить, и они оба упали на асфальт. Настя услышала, как Макс падая на спину стукнулся головой, и она невольно бросилась ему поднимать. У того глаза разъехались в разные стороны от удара, но Максим тряхнул головой и сам сел по-прежнему прижимая к себе перепуганную девочку. 

— Там монстры, там монстры... — Шептала девочка, прижавшись к груди своего спасителя, а брат погладил ее по голове и пытался успокоить. 

В окне третьего этажа София уже перекинула ногу через подоконник, когда раздался треск, и женщина в ужасе чуть не вывалилась в окно, отпустив веревку, но в последнюю секунду успела ухватиться за веревку и повисла под окном. Она замерла и явно не могла пошевелиться от страха, глаза ее были плотно закрыты, и она часто дышала.  

В окне появилось нечто червеобразное, слизистое и полупрозрачное, оно поползло вверх по внешней стене и заползло в окно четвертого этажа, не обращая внимание на торчавшие из рамы острые осколки стекла. 

— Мам, спускайся, — Пискнул мальчишка и София, вздрогнув, посмотрела на нас. — Оно ушло, спускайся... 

Женщина растерянно посмотрела на подоконник, под которым она висела, на своих детей и с трудом совладав с собой начала медленно спускаться. Настя и Саша помогли ей разжать побелевшие от напряжения пальцы и женщина, посмотрев на Настю кивнула, шмыгнула носом и разревелась, опустившись на асфальт. Дети кинулись к ней и попытались успокоить. Но видимо долго сдерживаемый страх все-таки прорвался, и София все больше и больше погружалась в истерику. Её сын замер на минуту, потом прикусил губу, нахмурился и вдруг отвесил матери звонкую пощечину. Та вздрогнула, всхлипнула и удивленно уставилась на сына. Она не сразу узнала его и когда поняла, что происходит, то прижала его к себе и зашептала: 

— Прости Максимка, прости, я так больше не буду, я все сделаю чтоб мы были в порядке. Прости. 

— Мам, пойдем к папе, пойдем, он же наверняка нас ждет. — Попросила бледная Люба и София, встав на ноги и отряхнув испачканные джинсы и поправив футболку кивнула. Она застегнула куртку и взяла детей за руки. 

— Вы куда идти собираетесь? — Спросил Сашка. 

— В пожарную часть номер три. — Ответила София. 

— Через пустырь не ходите, там что-то непонятное, не лучше этого слизня. — Предупредила Настя. — Лучше обойдите. Мы через школу пойдем. 

— Нет, мы с вами не можем. Нам в другую сторону, но спасибо, что предупредили. — Решительно ответил маленький Максим и серьезно, как взрослый добавил. — Если что мы всегда будем в пожарке, обращайтесь, я не забуду, что вы мою Любку спасли. 

Парни пожали руку мальчишке, и София с детьми пошли вниз по дороге. 

Настя почувствовала холодок между лопаток, ей показалось, что за ними наблюдают и посмотрела на крышу нависающего над ними дома, там мелькнула какая-то рослая фигура и исчезла. 

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍ — Пошли отсюда, мало ли какая еще пакость из окон вылезет, чего-то же испугалась девочка. — Произнесла она и повернула к школе. 

Огромное круглое здание школы было видно с перекрестка. Его строили как больницу и изначально прозвали “пончиком”. Кольцо в пять этажей построили в тот год, когда в городе не осталось поликлиники. Старое барочное сооружение, которое построили в шестидесятые годы, как временную меру, так и оставалось поликлиникой вплоть до конца девяностых годов и однажды ночью крыша в ней не выдержала тяжести снега и обрушилась внутрь. Было решено строить новую больницу, но, когда здание было достроено в город приехала какая-то комиссия и большие начальники от министерства образования увидели в каком состоянии находятся школы. Они все были двухэтажными деревяшками с прогнившими полами и сквозящими окнами. Здание больницы было переделано под школу, а больницу сделали из недавно построенного жилого дома. Ни медики, ни пациенты от такого новшества не были в восторге, но зато дети всего города учились в одной большой, шикарной школе. 

Настя посмотрела на выцветшее и облупившееся здание и вздохнула, она не заходила в него с последнего звонка в одиннадцатом классе. На выпускной она не осталась и с мамой уехала в столицу. Поступить в институт ей удалось, но не в тот в который она хотела и теперь ни капли об этом не жалела. Но школа у нее по-прежнему ассоциировалась с болью утраты. Отец Максима работал завхозом в школе, отец Насти работал учителем физики. Его тело нашли у ступенек школы, его положили поверх тела матери Максима крест-накрест и пронзили обоих прутом арматуры. Тогда много слухов ходило об отношениях между двумя семьями, но никто не знал, что мать Максима пришла на встречу с отцом Насти, чтобы попросить его придержать при себе дочь и отстать от ее сына. 

Настя тряхнула головой и украдкой посмотрела на Макса, тот видимо тоже вспомнил тот день, потому что был бледен и выглядел жутко злым. Только Сашка, стоя на обочине дороги смотрел на погасшие светофоры и чесал в затылке. 

— А чего мы стоим? Боимся, что гаишники заругают, или чего? — Спросил он и показал на брошенную полицейскую машину. — Может в ней, что полезное есть. 

— Там дверцы, одна вырвана с мясом, вторую кажется кто-то жевал. Не думаю, что стоит к ней подходить. — Прошептала Настя и пристально посмотрела под машину. — Господи, там по моемому тело, обглоданное! 

— Пошли отсюда! — Решительно произнес Максим и сделав шаг вперед, тут же сделал шаг назад и потянул друзей к крыльцу нотариальной конторы и затолкал обоих за крыльцо под укрытия ящика для сдачи в переработку батареек и люминесцентных ламп. 

Из-за поворота, по дороге двигалась странная процессия, с песнями похожими на гимны, шли мужчины в белых одеждах и с цепями вместо поясов. Они, завывая свою песню, шли склонив головы и ничего не замечали. Над группой мужчин в полутора метрах над землей парил то ли парень, то ли девушка в воздушных, белых одеждах. Оно было удивительно красивым и казалось бесполым, большие сияющие глаза осматривали пространство вокруг, и оно красивым голосом, тихо что-то напевало. Даже его голос то был мужским, то женским. 

Настя, завороженная зрелищем, не заметила, как Саша и Максим замерли и начали гримасничать. Она была поглощена зрелищем, она утопала в красоте песни, она погружалась в спокойствие и радужное настроение, она почти обрела счастье. Когда с крыши музыкальной школы, метнулось что-то черное и сбило певца в белом и заставило проскользить по грязному асфальту. При этом асфальт под ним становился абсолютно чистым и как будто новым. Чёрный сгусток обвил певца и тот на миг замер, а потом Насте пришлось закрыть глаза ладонью, из певца вырвался яркий свет и черный сгусток рассыпался пылью. Певец встал на ноги и посмотрел на толпу сопровождавших его мужчин. Ни один не поднял голову, ни один не прекратил петь. 

— Бесполезные создания! — Возмущено пропел певец, и посмотрела на нотариальную контору и только тут Настя поняла, что Сашка и Максим тоже начали напевать песню - гимн. Они стояли на коленях и тихонько напевали незнакомую песню, на незнакомом языке. 

Настя тряхнула за плечо Максима, потом Сашу, но они только громче запели. Головы их были склонены и глаза закрыты. 

— Выходите дети мои. — Пропел певец и Максим с Сашкой с трудом поднявшись на ноги, пошли к певцу. Настя попыталась их остановить, но парни ее просто не замечали. 

— Стойте болваны, — рявкнула на друзей Настя и ударив Макса под колено заставила его упасть, он снова стукнулся головой, но теперь уже лбом и неожиданно пришел в себя. Сашке Настя уже целенаправленно стукнула по затылку кочергой и тот охнув обернулся, взгляд у друга был осмысленным и в нем читалось изумление. 

Глава 3.3 

— Чё,` замер? — Спросила Настя у Сашки и показала на певца, — К нему в рабы захотел? 

— А чё, вообще происходит! — Возмущенно спросил Макс притрагиваясь к шишке на лбу и не зная на кого злиться. Он испытал неимоверную волну счастья и вообще был в шаге от рая и вдруг боль, и он уже на бренной земле, в компании непонятной личности. 

— Я хотел одарить вас вечным счастьем! Я хотел, чтоб вы окунулись в вечное блаженство! — Запело оно и указав на Настю просто сказало ворчливо, — А вот эта женщина вам закрыла дорогу в рай!!! 

— Терпеть не могу, когда мне указывают в каком блаженстве и в каком раю мне следует жить! — Зло ответила Настя, похлопывая кочергой по ладони. 

— А драться то зачем? — Спросил Сашка. 

— Подумай и сам поймёшь. — Прошипела Настя другу на ухо и пошла на певуна. — Скажите-ка любезный, ты вообще кто? Откуда сюда припёрся и не по твоей ли вине погибла моя подруга? 

— Я, Светило-Лучезарное сияние блаженства! — Торжественно пропело в ответ оно и снова воспарило над своими подданными, те запели громче, и Настя увидела, как замотал головой Макс, пытаясь отогнать очарование песни. Сашка меньше получил по голове и потому, ему было труднее сопротивляться, и Настя решила, что пора принимать меры. В ней забурлило горе утраты подруги, смешалось со страхом перед непонятными событиями и на свет вырвалось нечто до сего мига ей не ведомое. Настя ринулась на склонивших головы мужчин и начала лупить их по головам кочергой. После пятого оглушенного мужчины, Светило-Лучезарное существо сфальшивило, перейдя на возмущенный визг и неожиданно все его подчиненные подняли головы и стали растерянно оглядываться. 

— Ты что натворила безумная!!! — Визгливо спросило оно и опустившись на землю ринулось к Насте. — Ты..., ты, ты тварь, ты, что сделала? Ты хоть знаешь, как трудно стать Богом без преданной паствы? Как я буду с остальными сражаться без своих истово верующих? 

— Твои проблемы, не мои! — Зло ответила Настя. Накатившая на нее решимость уже схлынула, и она немного испугалась того, как на нее смотрело это существо. 

Певун прищурил глаза, оглядел Настю с ног до головы, потерло подбородок в раздумьях и вдруг ехидно улыбнулось. 

— Я все поняло! Ты достигла того возраста, когда самки теряют надежду на счастье и не могут допустить, чтоб были счастливы самцы. Что ж, я могу это исправить! Внимание все!!! Начнем все с начала! 

Певец воспарил ввысь метров на пять и запел удивительно нежную песню на мягком, гортанном языке и все, кого сумела освободить Надежда снова замерли и опустили голову, даже Макс и Саша уже начали медленно склонять головы и нашептывать слова песни. На Настю очарование песни почти не действовало, она лишь со злостью смотрела на певца в небе. Он все выше и выше подымался в небо, воздевая руки в верх и неожиданно в него ударила молния. Настя подумала, что всё, отлетался певец, но тому молния лишь пощекотала кожу, а вся ее энергия обрушилась на девушку. 

Насте не было больно, она только чувствовала, как постепенно меняется ее тело, как напрягается от избытка энергии кожа, как идут волнами мышцы и как в ее крови вспыхивают безудержным ураганом гормоны наполняя тело давно забытым пламенем. Настя рухнула на колени и посмотрела на свои руки, они становились моложе. 

— Ну вот, теперь ты такая какой и должна быть. — Довольно пропел певец, опускаясь рядом с девушкой и погладил ее по волосам. Те быстро удлинились и коснулись асфальта. 

Настя посмотрела на певца и тихо спросила: 

— Ты, что со мной сотворил? 

— Тебе снова шестнадцать лет, ты молода, красива и у тебя впереди море счастья. Поверь, тебе понравится в моем райском блаженстве. Давай я тебе спою мою любимую песню, и ты все поймешь сама.  

— Ох и зря ты это сделал! — Усмехнувшись ответила ему Настя, — Я взрослая еще была сдержанной, я взрослая пользовалась мозгами, а я шестнадцатилетняя была без башенной и думала гормонами, а не мозгами!!! 

Настя резко встала, и певец испугался, увидев в глазах юной девушки огонь безумной радости и предвкушение драки. А Настя уже поддалась бурлящим в ее крови гормонам и выплеснула на певца весь накопившийся за этот день стресс. Она лупила его кочергой так, как будто пытался вытрясти из него душу. Певец ничего не мог сделать, от Насти исходила такая сильная волна счастья, от вытворяемого ею безобразия, что он просто не мог ей противопоставить свою силу. Неожиданно раздался свист, и он отвлек на секунду девушку, певец отскочил от нее, едва волоча ноги и тут с крыши на него обрушилось два темных сгустка и обволокли его полностью. Певец пискнул и исчез полностью, поглощенный темными сгустками, а они, выполнив свое дело рассыпались пылью. Настя подняла голову и посмотрела на крышу дома, с которого на нее смотрел тот самый Кощей, что вошел в их город сквозь барьер, убивший Свету. Настя нашла себе врага, и их взгляды обещали друг другу только смерть. 

— Мы еще пообщаемся! — Крикнул Кощей и ушел. 

— Обязательно пообщаемся. — Согласилась Настя и посмотрела на своих одноклассников. Они, как и остальные мужчины сидели на земле и никак не могли сосредоточиться на происходящем. Их как будто выдернули из приятного сна, и они никак не могли понять, что было явью, а что сном. 

Многие очнувшиеся явно были недовольны тем, что их разбудили и они посмотрели на освободившуюся их от блаженного забытья с ненавистью. Некоторые стали разматывать цепи, заменявшие им пояса. 

—  Упс, — Пискнула Настя, понимая, что её сейчас будут бить, она перевела взгляд на одноклассников и увидела изумленно раскрытые глаза парней. 

— Это..., как это? — Снова спросил Сашка. 

— Не понял, у меня, что сотрясение мозга? Ты сколько раз ударила меня по голове? — Возмущенно спросил Макс. 

— Я тебя вообще не била по голове! — Обиженно надув губки, ответила ему Настя и показала на тех, кто уже поднялся на ноги. Ее спасало от побоев только то, что координация движений у очнувшихся была нарушена и они не твёрдо стояли на ногах. 

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

— Пошли отсюда, потом с тобой разберемся. — Решительно предложил Макс и с трудом поднявшись добавил, — кочергу на всякий случай, мне отдай. 

— Неа, это мое личное оружие, и не надейся. — Ответила девушка и пошла через дорогу, но не к школе, а к супермаркету. — Я есть хочу, пошли перекусим чего-нибудь? 

Глава 4.1 

Максим шёл за Настей и поражался ее перемене. Еще полчаса назад, перед ним была взрослая, адекватная женщина, рассудительная и с ней можно было выживать в любой ситуации. Но теперь передним была та самая Настя, какой он ее помнил, немного беспордоная, способная на что угодно, обидчивая и упрямая. Он в шестнадцать лет тоже не был таким, как в двадцать семь, но всё же Максима напрягло то, что ему придется иметь дело с Настей прошлых лет, предсказать ее поступки было невозможно. 

А сама Настя подошла к распахнутым автоматическим дверям супермаркета и остановилась в задумчивости. Внутри явно никого из людей не было, на входной двери разводы крови и на пороге большая лужа. Тут явно кто-то умер, но кто и при каких обстоятельствах? Настя пожала плечами и уже хотела шагнуть в магазин, когда услышала за спиной окрик Макса: 

— Стой, ты же не знаешь, что там! 

— Там никого нет. — Уверенно ответила девушка, но дождалась, когда парни подойдут к ней. 

— Зря мы ружья с собой не взяли. — С досадой произнес Сашка. — С голыми руками туда заходить не очень улыбается. 

— Так вон, на входе, дачный прилавок. — Кивнула Настя на ряды садового инвентаря. — Вооружайся. Вилы тебе очень пойдут. 

— Нам в магазин вообще не обязательно заходить. — Произнес Макс оглядываясь и осмотрел почти пустую парковку, асфальт был сильно потрескавшимся и у Макса было ощущение, что за ними следят. 

— Я не собираюсь сидеть на одних макаронах и тушенки! — Капризно заявила Настя и всё-таки вошла в магазин. — У меня от этого варева изжога. А тут и колбаса, и сметана, и икра красная без меня пропадает. А тортики какие! 

Макс понял, что Настя все больше и больше погружается в подростковое состояния и догнав ее развернул девушку к себе, крепко сжал ее плечи и как следует встряхнув строго сказал: 

— Настя, Настюха, Настюша, тебе уже не шестнадцать, ты взрослая, адекватная женщина, умеющая пользоваться мозгами, приди в себя!!! Иначе ты и себя и нас погубишь! 

Настя расширенными глазами смотрела на сильно изменившегося парня, которого она когда-то так страстно целовала и поморщившись, вдруг осознала, что он прав.  

— Не тряси. — Произнесла она, вырвалась из его крепких рук и отойдя на пару шагов передернула плечами, она постепенно приходила в себя от наваждения. — Мне надо побыть одной, вы пока соберите продукты и предметы первой необходимости. Там на входе сумки на колесах стояли. Пригодится. 

Сама девушка прошла вглубь магазина и увидев опрокинутый стул из алюминиевой рамы и тканевого сиденья, перевернула его. Поставив стул между рядами полок с продуктами, присела и положив локти на колени, закрыла ладонями лицо. 

Её кровь бурлила, ей хотелось бегать, прыгать и скакать, Ей хотелось визжать от восторга и при этом совершенно не хотелось осознавать всю сложность ситуации, в которой она оказалась. 

— Ты взрослая женщина! К тебе с уважением относятся подчиненные, тебя главбух боится, ты сама слышала, как он о тебе отзывался. Возьми себя в руки! Анастасия, ты уже не девочка, включи мозги! Ты совсем справишься!!! — Строго сказала она себе и почувствовала, как маленькая шестнадцатилетняя Настя спряталась за спину взрослой рассудительной двадцати семилетней Анастасии.  

Посидев еще с минуту с закрытыми глазами, Настя убедилась, что владеет собой и может мыслить здраво и только потом решилась открыть глаза и чуть не заверещала от испуга. Напротив нее сидел дракончик, ростом с крупную собаку, вместо чешуи у него была короткая, но шелковистая шерстка тигрового окраса. Дракончик по-собачьи склонил голову и фыркнул. Настя сидела, замерев и не знала, как реагировать на зверя. Краем глаза она заметила ряды колбасы и медленно протянув руку сжала пальцами палку сырокопченой колбасы. Не отводя глаз с дракончика, она протянула ему колбасу. Тот принюхался, облизнулся и одним движением челюсти откусит сразу две трети колбасы, с радостью пожевал ее и аккуратно забрав у Насти остатки, уже не жуя проглотил кусок и мурлыкнул, просто исчез. 

— Нееее, с таким может справиться только подростковый разум, взрослые люди от такого сума сходят!  — Пробормотала девушка и чуть не потеряла над собой контроль. Но услышав грохот и матерщину где-то в другом конце магазина, встрепенулась и побежала к парням. Выбежав к стеллажам с рыбой и ледовым прилавкам с тушками форели, девушка увидела, как у спортивного инвентаря на велосипедах лежит Сашка и не шевелится, а рядом с ним с вилами в руках, замер Макс. Он стоял, застыв и смотрел на существо полупрозрачное, покрытое толстым слоем слизи, с телом мокрицы и с головой свиньи, но без пятачка. Существо смотрело в глаза Макса, и он явно не мог пошевелиться. Настя осознала, что оставила кочергу у стула в колбасном ряду и всё, что она сумела придумать это схватить за хвосты тушки форели и ринуться на существо. То резко повернуло к ней голову, и Настя застыла так и не завершив шага. Глаза существа, две чёрные точки, парализовали ее на полушаге с вытянутыми руками и с зажатыми в них рыбинами. Существо привлек запах рыбы и оно, медленно подойдя к Насте обнюхало девушку, потом рыбные тушки и откусив сначала одну рыбину до самого хвоста, а затем вторую рыбину, благодарно лизнуло Настя в руку, оставив на ней толстый слой слизи и быстро убежало из магазина. Первым смог пошевелиться Максим, он подошел к Сашке и помог ему подняться, тот держался за поясницу и прихрамывал. 

Настя сумела разжать первыми пальцы и на пол упали рыбьи хвосты, потом она опустила поднятую ногу и посмотрела на руку, покрытую толстым слоем слизи и заверещав, замахала рукой, разбрызгивая слизь по всему магазину. 

— Аааааа, снимите, уберите, ненавижу, гадость, гадость, ну уберите же это!!!! — Орала она и при этом прыгала и вертелась, продолжая стряхивать с руки слизь. 

Макс спокойно усадил друга на стенд с палатками и взяв с прилавка рулон бумажных полотенец пошел спасать истерившую девушку. Схватив ее за шею, он слегка сжал пальцы, и девушка замерла, тогда он обмотал вокруг испачканной руки полотенце и начал, стягивая его вытирать с руки слизь. 

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

— Даже не вздумай орать и дергаться. — Зло произнес он и показал Насте кулак, та виновато кивнула и позволила Максу оттереть ее руку. Потом он вытер брызги слизи со своего лица и пошел осматривать спину другу. 

Глава 4.2 

— Извините. — Виновато произнесла Настя, — Но вы же знаете, как я не люблю всякие сопли и слизь.  

— Знаю и только поэтому не ору на тебя. — Терпеливо ответил Макс. 

— А классно ты придумала с рыбой. — Похвалил ее Сашка и поморщился, на его пояснице была большая ссадина, и Макс взялся ее обрабатывать. 

— Надо взять с собой всё полезное и уходить отсюда... — Начала было говорить Настя и только тут увидела какой сильный дождь идет за окном и на минуту замолчав, подошла к стеклянному фасаду магазина. — А когда пошел дождь? 

— Пару минут назад. — Ответил Макс, не поворачиваясь к ней. 

— А откуда тогда столько воды? — Изумленно спросила девушка, наблюдая за тем, как вода стала подниматься, бурля от крупных капель дождя. Она уже поднялась на пятнадцать сантиметров над асфальтом и магазин не залило водой только потому, что они догадались закрыть автоматические двери. Сквозь резиновые прокладки сочилось немного воды, но это пока было не критично. 

— Твою же мать! — Выругался Макс, — Так и знал, что мастерскую затопит. Вот ведь... 

— Ты только посмотри на этот дождь! — Пробормотал Сашка, тоже подходя к окну. — Это же вселенский потоп какой-то. 

Ливень действительно становился все сильней и сильней, уже через пять минут было невозможно рассмотреть, что происходит на улице на расстоянии полуметра. Уровень воды поднимался все выше и выше, и друзья на всякий случай стали отступать от стеклянных окон. 

— Я пойду возьму кочергу и соберу свой рюкзак, на всякий случай. — Прошептала Настя и вспомнив о дракончике аккуратно заглянула в ряды с колбасой, там прилавок был наполовину опустошен, но никого не было видно. Поэтому девушка схватила свою кочергу, несколько палок сырокопченой колбасы и побежала в спортивный отдел за рюкзаком. Пока она металась по магазину, хозяйственно собирая все, что посчитала нужным, парни стояли и смотрели на удивительно чистую и прозрачную воду, в которой плавали странные рыбины. Поначалу ни тот ни другой не могли поверить в то, что к ним приближалось, а потом они оба охнули и отбежали от фасада еще подальше. 

К ним очень быстро подплыли существа с женскими телами и рыбьими хвостами, лица у них были неприятно вытянутыми и зеленоватыми, при этом Макс успел заметить, как щелкнули щучьи зубы. Пять существ поплавали у самого стекла, постучали по нему пальчиками и уплыли куда-то влево. Макс и Саша переглянулись и оба сказали: 

— Насте не слова, засмеет! 

— Чего тут у вас? — Спросила, тут же вставшая рядом с ними Настя. 

— Рыбки. — Наигранно спокойно ответил Сашка. 

— Ага, вижу я этих рыбок. — Криво усмехнулась девушка. 

Вода уже поднялась на два метра и теперь они, как будто смотрели из аквариума в водоем. Там действительно плавали и простые рыбы, и те самые русалки. Кроме пяти первых русалок к магазину подплыла целая процессия из русалок и шедших по дну мужчин с лицами утопленников. Они несли носилки, на которых возлежала та самая Кикимора, что вошла в их город через проход в парке.  

Кикимора заметила смотрящих на нее мужчин и остановила процессию. Она приподнялась, и парни увидели, что у нее тоже рыбий хвост. Кикимора улыбнулась и поплыла к магазину, замерев у стекла, она осмотрела парней и проигнорировал девушку. Её взгляд остановился на Сашке, и она поманила его пальчиком. Тот отрицательно помотал головой и произнёс: 

— Я, что, по-твоему, полный идиот? Не, титьки у тебя, конечно, классные, но вот все остальное не фонтан. 

Лицо у Кикиморы вытянулось, и Настя прошептала: 

— Она тебя, кажется, не только услышала, но и поняла. 

— Не может быть. — Расстроено произнес Сашка и заорал, — Эй, дамочка, ты просто красавица, если что. 

Но было уже поздно, Кикимора рассвирепела, от чего ее лицо окончательно потеряло человеческий облик, и она ударила кулаком по стеклу, то не поддалось и только маленькая трещинка обозначила место удара. 

— На крышу, бегом! — Приказал Макс и Сашка схватив Настю за руку потащил ее к складам магазина. 

— Вот скажи мне друг старинный, — на бегу спросила Настя, — вот, как ты умудряешься одним своим присутствием баб охмурять? 

— Карма у меня такая. — Улыбнувшись ответил Сашка и подтолкнул подругу к стеллажам, над которыми был виден люк на крышу. — Но признай титьки у этой щуки очень даже. 

— Да, но только и всего. А с хвостом и рожей ты, что делать будешь? — Спросил Макс. 

— Уху сварить, — Засмеялся Сашка и услышав звуки разбитого стекла и рвущейся в магазин воды поспешил запрыгнуть на стеллаж. Они как раз успели забраться на крышу, когда на склад ворвалась вода и в ее бурлящем потоке они увидели недовольные морды русалок. 

Выпрямившись все трое, замерли и изумленно раскрыли рты. Дождь шел только над частью города перед гипермаркетом, и именно эта часть была полностью затоплена. На крышу магазина не упало ни капли воды. С севера город был погружен в зиму, там завывала вьюга и валил такой снег, что дома погрузились в него по второй этаж. Чуть восточней небольшой участок города был погружен полностью в темноту ночи, еще немного восточней, несмотря на сумеречное освещение, явно царила жара. С другой стороны города исходил запах смерти и тлена и в ту часть города друзья не пошли бы ни за какие пряники. Чуть восточней у реки буйствовала растительность и прям у них на глазах, из земли вырвался огромный ствол дерева и стал стремительно расти, накрывая своей кроной низину за рекой и перекрывая русло самой реки. Ствол был в пару сотен метров в обхвате и продолжал расти, постепенно часть кроны скрылась за облаками и Макс невольно присвистнул. 

— Слушайте, а законы физики в нашем городе вообще еще работают? — Возмущенно спросила Настя и увидела, как подпрыгнул люк, через который они поднялись на крышу. Девушка достала из рюкзака небольшую отвертку и вставила ее в ушко для навесного замка и люк тут же замер. Те, кто пытался снизу его открыть, теперь могли ломиться в него сколько угодно. Строители сделали люк очень прочным и ушки для замка тоже, они видимо прекрасно понимали в какой стране живут. 

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

-  Парни, мне страшно! - Прошептала Настя, наблюдая за тем, как вода пошла волнами и на гребне самой высокой волны появилась Кикимора. Волна была чуть выше края крыши и замерев дала своей госпоже возможность еще раз рассмотреть троих друзей. Неожиданно Кикимора приняла человеческий облик и все трое вздохнули с восхищением, Кикимора была великолепна и абсолютно обнажённая. 

Глава 4.3 

— Ты чё, к нам привязалась, а? — Нервно спросил Сашка. 

— Ты мне понравился, несмотря на то что ты хам невоспитанный. — Спокойно и тихо ответила Кикимора и добавил, — Я, великая властительница морей и океанов, повелительница водной стихии и ваша будущая богиня. Меня зовут Кикоата! Я дочь самого могущественного Бога Самуолира. Пришла одарить вас… 

— Еще одна, со своим блаженством. — Не выдержала Настя. 

— Да, я пришла одарить вас блаженством служения мне. Я ваша будущая Богиня и только мне вы будите служить. 

— Угу, а можно пока вы еще не богиня, кое-что порасспросить, узнать поподробней про то, что тут вообще происходит? — Спросил Макс, но при этом дернул Настю за мизинец правой руки, чтоб она попридержала язык. Девушка посмотрела на него почти возмущено, но промолчала. 

— Происходит СИЯНИЕ ЧЁРНОЙ ЗВЕЗДЫ! Пока в течение сорока дней, ваше солнце будит сиять в черном ореоле силы, мы претенденты на божественную мощь будим бороться за ваш мир. И когда я убью всех претендентов, я стану вашей единственной БОГИНЕЙ! Вы все будите служить только мне!!! — Ликующе сообщила Кикоата и посмотрела на Сашку, — А ты будешь служить мне лично. 

— Спасибо, не хочу, у меня и девушка есть, она ревнивая. — Почти смело ответил Сашка и растерянно посмотрел на Макса, — Подтверди, у меня же Тамарка есть? 

— Да, Тамарка кому хочешь волосья повыдергивает за Санька. — Подтвердил Макс. 

Кикоата лишь фыркнула и начала приближаться к друзьям, Настя выставила вперед кочергу, Макс и Сашка направили в божественную русалку вилы, которые они не забыли прихватить. Чем ближе она подходила, тем зеленее становилась ее кожа, казалось отдаляясь от воды, она теряла свое очарование. Но все же трое друзей понятия не имели на что она способна и потому медленно отступали назад. Кикоата шла не торопясь, старательно демонстрируя красоту своего тела и не заметила три фигуры появившиеся на крыше. Они были одинаково одеты в серые рубища и на шеях их висели яркие бусы, в руках они держали веревки из водорослей и старались подойти к русалке, как можно ближе. Один из одинаковых показал троице друзей, жестом, чтоб те продолжали отступать, выманивая Кикоату подальше от воды. Друзья сделали три больших шага назад, и троица одинаковых метнули в русалку свои веревки, те, как живые обвили обхоженное тело, и русалка рухнула в низ лицом. Настя услышала, как хрястнул ее нос и увидела под её лицом растекающуюся зеленую лужицу крови. Кикоата попыталась закричать, но один из одинаковых подбежал и запихнул в рот русалки пучок травы и довольный уселся на трепыхающуюся как рыба, русалку. 

— Фуф, с третьей попытки только и сумели эту тварюгу поймать. — Произнес он и вытер пот с лица. — Меня зовут Ирум, это мои братья Урум и Юрум. А вы молодцы, не испугались, обычно от этой гадины все врассыпную убегают. 

— Почему? — растерянно спросила Настя, разглядывая братьев близнецов. 

— Потому, что к ней в подданные можно попасть только через утопление. — Объяснил Юрум и подмигнул Насте. — Нам повезло, что на нее одна ведьма обиделась и сказала нам как таких ловить надо. А то бы тоже уже пузыри пускали... 

— Прости, а откуда вы узнали о ней вообще? — Спросил Макс осматривая странную одежду братьев близнецов и их лица, они походили на корейцев, или казахов, но при этом были тонко костными и на лбу у них были татуировки, как у воинов из Новой Зеландии. — Она же сегодня только в наш город вошла? 

— А вы знаете где она вошла? — Хором спросили братья и с замиранием в сердце уставились на Макса. 

— В парке, у озера. — Ответил Максим и братья, подхватив русалку радостно сказали: 

— Спасибо, друг, ты нас очень выручил, мы этого не забудем. 

— Постойте, вы похоже в курсе, что происходит, может объясните нам? — Попросила Настя. 

— Красатулина, давай в другой раз. Хорошо? — поморщившись ответил тот из братьев, что держал под мышкой русалку за горло. — Нам ей еще голову отрубить надо, а сделать это можно только закрывающимся проходом, а он скорее всего вот-вот захлопнется. Мы не садисты, на просушку ее вешать не хотим. 

 Братья кивнули на прощание, подбежали к краю крыши и спрыгнули в низ. Настя зажала рот ладонью, чтоб не заорать и подбежала к краю. Она увидела бегущих по парковке троих близнецов и трепыхающуюся в их руках русалку, они бежали как ни в чем небывало и к тому же напевали какую-то песню. 

— Вот интересно, если я спрыгну вниз, от меня блинчик будит, или я тоже, как они побегу? — Спросила девушка у подошедших друзей. 

— А ты прям ну очень хочешь это знать? — Поинтересовался Макс ложа ладонь ей между лопаток, и Настя тут же отошла от края крыши. 

— Нет конечно, это так просто риторический вопрос. 

— Тогда давай по-человечески по пожарной лестнице. — Произнес Макс и повернул к лежавшим у люка сумкам и рюкзакам. — Надо догнать этих одинаковых с лица и порасспросить как следует. Похоже они в курсе того, что тут происходит. 

— Может сначала барахло домой занесём? — Горестно спросил Сашка накидывая на плечи рюкзак. 

— Потом отнесем, пошли пока они куда-нибудь еще не убежа… 

Грохот схлынувшей воды поглотил последние слова Макса, и друзья пошли посмотреть, что происходит. Дождь прекратился, и вода уходила куда-то в сторону реки, которая, итак, уже запрудила низину, поглотив один из дачных поселков. 

— Смотри-ка, а мужики похоже без своей госпожи окончательно померли. — Хмыкнув произнес Сашка, показав на несколько мужских трупов у магазина. 

— Ладно, нам сейчас не до этого, трупы монстры всякие подъедят, так что пошли близнецов догонять. — Решительно произнес Макс и пошел к пожарной лестнице. Настроение у него было странное, он вроде радовался тому, что уже двое из непонятных претендентов отсеялись, но, с другой стороны, это означало, что встреча с другими может пройти не так удачно. Макс нервничал и хотел поскорее разобраться с происходящим, он хотел понимания. Он хотел знать сколько еще претендентов существует и как их уничтожить. 

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍ Глава 5.1 

— Как думаешь, они пошли по Садовой, ли по Чехова? — Спросил Сашка у Макса. 

— По Садовой всем кажется ближе, но это не так, там нужно обходить канаву и магазины. А по Чехова напрямик. — Ответил тот. 

— Только вы не учитываете, что по Чехова, большая строительная площадка. — Поддержала беседу Настя и оба друга остановились и посмотрели на нее. 

— Откуда знаешь? — Спросил Макс. 

— Мы со Светой гуляли по городу пару дней и видели, как там котлован бетоном заливали, ну или что-то в этом роде. 

Сашка с Максом переглянулись и Сашка пожал плечами. 

— Я там сто лет не ходил, мне в ту сторону незачем. 

— Я тоже там не был, наверно с осени. — Задумчиво ответил Макс и посмотрев на идущую вниз по дороге улицу Свободы, решительно повернул на нее. — Надеюсь вы помните, как мы в детстве через ту канаву перепрыгивали? 

— Я помню, что ты часто в ней плавал. — Улыбнувшись засмеялся Сашка. 

Но яркая вспышка впереди заставила всех лечь на асфальт и прикрыть руками головы. В парке явно что-то произошло и Максим очень надеялся, что они не опоздали. Поднявшись на ноги, он посмотрел на все еще сияющий зеленым светом горизонт в стороне парка и выругался. В той стороне заскрежетало и что-то захлопнулось. Максим понял, что спешить уже незачем. 

Они пробежали почти до конца улицы и уперлись в декоративный забор, за которым была неглубокая, замусоренная канава. Которая в детстве им казалась очень широкой и глубокой. 

— Я и не замечал, что она стала такой. — Прошептал Максим и протянул руку Насти, чтоб помочь ей перелезть через забор, но та легко перепрыгнула его. 

— Преимущество шестнадцатилетнего тела. — Довольно улыбнулась девушка, но потом добавила, — прыгучесть и бегучесть возвращаются, а вот думать и не выпендриваться сложно. 

Они прошли к парку и поразились увиденному, почти весь парк стоял выгоревший, обугленный, а озеро было высушено до потрескавшейся корочки на дне. На одном из немногих, все еще стоящих фонарей висело обезглавленное тело Кикоаты, а рядом лежали высушенные до состояния мумии русалки, казалось, они приползли к телу своей госпожи, чтобы умереть вместе с ней. 

— Ничего себе, близнецы натворили! — Выдохнул Сашка, почесал затылок, разлохматил волосы и посмотрел вокруг себя, — А кроме парка ничего и не пострадало. 

— Парк был ее территорией и наверно с ее смертью вымер и парк. — Предположил Максим и тоже осмотревшись, спросил, — ну и куда они могли пойти? 

— Не знаю куда угодно. — Ответила Настя, поправляя лямки рюкзака и добавила, — темнеет уже, не хочется провести эту ночь на улице. Может уже пойдем в твою мастерскую, сколько можно по городу с самураями бегать? 

Максим изумленно посмотрел на сумку Насти в своей руке и потом посмотрел на небо. Сквозь поредевшие тучи проглядывало почти чёрное солнце на линии горизонта. В затемненной части города раздался вой и друзья, не сговариваясь повернули на улицу Чкалова и почти бегом пошли к промзоне. 

К мастерской они подошли уже в полной темноте и Максу пришлось на ощупь открывать ворота гаража и пропускать внутрь друзей. У всех троих было ощущение, что за ними кто-то гонится и потому дверь заперли с хлопком и Сашка не только на задвижку заперся, но и стулом дверь подпер. 

— От это я понимаю, побегали. — Улыбаясь произнесла Настя и протянула Максу зажигалку. 

— Только не говори, что ты в столице научилась курить? — Шутя спросил он, прекрасно зная, что для Насти даже прикоснуться к сигаретам — это опорочить свое гордое имя. Девушка очень гордилась тем, что никогда не курила. 

— Осталась привычка с детства, всегда ношу в сумочке зажигалку и складной ножичек. Так, на всякий случай, мало ли что. — Пожав плечами ответила та и прищурилась, Максим зажёг всего лишь одну свечу, но после полной темноты ей показалось, что он направил ей в глаза мощный фонарь. 

— Устраивайся пока, тут, я наверху немного порядок наведу, не ждал я гостей сегодня, да и вообще когда-нибудь. — Признался Макс и побежал вверх по деревянной лестнице в надстройку над мастерской, где у него было две комнаты и небольшая кухонька. Он осмотрел свои апартаменты и первым делом спрятал стопку мужских журналов под диван, потом подобрал раскиданные носки и поразился тому, как их много оказалось, а он только вчера жаловался другу, что опять не нашел ни одной пары носок. Оказалось, они все расползлись по комнате. В спальне он посмотрел на постель и вспомнил, что уже две недели не менял постельное белье. Вспомнил про чумазые полотенца в ванной и застонал от ужаса. Пускать девушку в его жилище было нельзя, и он решил занять ее чем-нибудь, пока он наведет тут порядок. 

— Настя, а ты вообще как?.. — Начал свою речь Макс спускаясь по лестнице и увидел девушку у открытого капота маши, которую они так и не починили. Вид у Насти был такой, как будто она смотрела на нечто жутко интересное и мерзкое одновременно. — Что ты там увидела? 

— А все именно так должно выглядеть? — Спросила девушка в ответ, указав пальчиком на нечто, там, где должен был быть двигатель. 

— Не понял, о чём ты? — Удивился Макс, решительно подошел и аж отпрыгнул назад от неожиданности. — Опа.., ёть, ёпть, ты что туда засунула?!! 

— Я засунула, это вы чего-то намудрили, механики не доделанные! — Возмутилась девушка, и на их крики из склада вышел Сашка. 

— Чего тут у вас? 

— Сам посмотри? — Предложила Настя и язвительно добавила, — Он считает, что это я сотворила с машиной. 

Сашка подошел к машине и заглянул под капот и замер пораженно. 

— Ну нифига, выкрутасы. — Прошептал он и протянул руку за свечкой, поднес ее поближе и застыл пораженно рассматривая, как детали машины сами переползают с места на место, провода ползают как змеи, да еще кажется плодятся на глазах, путем деления. Неожиданно фары зажглись и, кажется, моргнули, по крайней мере именно так это восприняла Настя. 

— Может это..., того этого..., ну ее, эту машину..., на улице переночует. — Предложила она. 

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

— Она железная, ей ничего не будет, — согласился Сашка, а Макс молча пошел отпирать ворота. 

Друзья втроем вытолкали машину за ворота, поглубже в кусты, что росли напротив мастерской и поспешили вернуться в мастерскую. Только они попытались закрыть ворота, как услышали вопль. 

Глава 5.2 

— Не закрывайте, подождите нас!!! — К мастерской бежали несколько мужчин, женщины и дети. Тот, что кричал, был весь вымазан в крови, но прижимал к груди маленькую девочку и бежал к мастерской.  

Настя остановила захлопывающиеся ворота и пропустила беглецов. Все они были в крови, бледные и перепуганные. Женщины попадали на пол, прижали к себе детей и застыли. Мужчины поспешили запереть двери и прижались к ним спинами. Их было шестеро, они смотрели на Настю и вид у них был шокированный. 

— Спасибо. — наконец промолвил один из них и кашлянув добавил, — Я уже думал всё, погибли мы. 

В этот момент в ворота, что-то ткнулось и все вскрикнули. Но то, что было на улицы лишь прошуршало по железным воротам и затихло. Все сидели молча, даже самые маленькие дети молчали, как будто понимая, что от тишины зависит их жизнь. Тот, что заговорил, приложил ухо к воротам и прислушался. Минуты три всё было тихо, и мужчина вздохнул с облегчением.  

— Вроде пронесло. — Едва слышно, сиплым голосом произнес он и все наконец расслабились. 

— Вы откуда в промзоне? — Спросил его Макс. 

— Хотели пробиться в дачный поселок за городом, знаете там у развилки дачный поселок "Дорожник". У нас там дом. Меня кстати Юрием зовут. — Ответил Мужчина и показал на остальных. — Мы все родственники, братья двоюродные. Сашка, Савелий, Жорка и Митька с Прохором. А это наши жёны. Две Наташки, Люська и Варвара с Тоской. Мы уже почти из города вырвались, а там на пустыре, не за садиком, а за энергосбытом, у старой каланчи. Там этот пустырь. Мы думали это просто тряпки на земле валяются. Яркие такие тряпки, лентами нарвал кто-то и бросил кучками. С нами еще пятеро было. Соседи, они бездетные, молодежь, вот и шли первыми. А эти тряпки вдруг, как оживут и в монстров сложились. Зашипели и ринулись всех рвать. Ну Жорка и заорал — тикаем! Мы побежали, а они за нами. Егор Геннадьевич самый старый был, его первым догнали и вот пока они его рвали. Мы и успели до асфальта добежать, а по асфальту они медленнее бегают, он им как будто мешает. А потом мы огонек ваш от свечи увидели и к вам повернули... 

Продолжить мужчина не успел, в ворота кто-то поскребся и зарычал. Все снова замерли. Макс поманил Сашку и что-то ему прошептал на ухо, тот понимающе кивнул и пошел на склад. Вернулся он оттуда с двумя дробовиками и с рюкзаками. Потом показа Насте на ее сумку и рюкзак и почти одними губами произнес: 

— Собери рюкзак, возможно, придется драпать. 

Настя кивнула и стараясь не шуметь перебрала вещи в рюкзаке и сумке, взяла самое необходимое, чтоб бегать было удобно, накинула его на плечи и затянуло лямки. Попрыгала на месте, убедилась, что удобно и кивнула Максиму и Саше.  

— Можно, мы детям воды дадим? — Прошептала Насте одна из женщин, показав на бутылки минералки под верстаком. Настя глянула на парней, те синхронно кивнули, разрешая и девушка взялась доставать бутылки, потом подтянула свою сумку и стала доставать оттуда колбасу, хлеб и все остальное, чем можно было быстро накормить толпу перепуганных и измученных людей. 

За воротами мастерской то и дело кто-то скрёбся и порыкивал, а все сидели на полу, жевали бутерброды и запивали все это богатство сильно газированной минералкой. Дети не капризничали, не спорили. Им сказали есть, они ели, им сказали пить они пили. Похоже они все находились в шоке, и Настя боялась, что рано или поздно кого-то прорвет и начнется истерика и тогда те, что за воротами могут попытаться сюда ворваться. Девушка подошла к Максу, что сидел на ступенях деревянной лестницы и спросила: 

— Отсюда еще как-то выбраться можно, если что? 

— Только если высоты не боишься, — ответил Макс и показал пальцем себе за спину, на второй этаж. 

Настя кивнула и стала обходить всех взрослых и шептать им: 

— Если что, на втором этаже окна есть, оттуда можно попытаться выбраться. 

Все понимающе кивали и благодарили девушку, а она задумалась о том почему она до сих пор не свалилась от усталости и стресса, почему бодра? Вздохнув, она снова села на верстак и посмотрела на Сашку и Макса они тоже не выглядели уставшими. В этот момент один из малышей подавился и сильно закашлялся, на его кашель отреагировала самая маленькая, двухлетняя девочка и заплакала, на ее плач отреагировали другие малыши и детей прорвало. За ними всхлипнули женщины, они пытались успокоить детей, но у них самих лились слезы и их уговоры не действовали. Началась эмоциональная буря и на улице, что-то заурчало, зарычало и резко ударило в ворота. Потом еще и еще и рев прекратился, все уставились на ворота. Неожиданно между створок в тончайшую щель стало просачиваться нечто действительно походившее на лоскут яркого пестрого шёлка. Оно просочилось уже сантиметров на десять, когда одна из женщин схватила ножницы по металлу с верстака и отрезала кусок материи. За воротами раздался визг и вой и наступила гробовая тишина, десять секунд ничего не происходило, а потом на ворота обрушился град мощных ударов и в них появились вмятины. Металл прогибался под ударами всё больше, и все уставились на Настю. 

— Наверх, только тихо! — Прошептала она и Максим повел нежданных гостей в свою кухоньку. Там он привычным движением вытолкал раму наружу, и она повисла на веревочке, парень убрал стоявший на подоконнике ящик с пустыми бутылками и тихо произнес: 

— Аккуратно по козырьку, до приставной лестницы и вниз. Там налево до дырки в заборе и в цыганский квартал. 

Мужики кивнули и Жора вылез в окно первым, убедился, что монстры заняты долбежкой в ворота и помог жене с дочкой перелезть на карниз. Они боком дошли до лестницы, только тогда в окно вылезла следующая семья. 

Соблюдая полную тишину все выбрались из пристройки и побежали к небольшой дыре в заборе гаражного кооператива, за которым располагалась мастерская Макса. 

— Бегите на Заречную восемь, — Просипел Жора, стараясь обогнать всех. - Там у меня магазинчик попытаемся отсидеться там!  

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍ Настя, бежавшая с боку от всей толпы беженцев, хотела предупредить, что вся улица Заречная находится в той части города, где еще днем правила ночь, но не успела. Она оступилась, не успела даже пикнуть, как свалилась в какую-то яму и потеряла сознание. 

Очнулась она почти утром, с сильной головной болью и с ощущением, что на нее кто-то пристально смотрит. Открывала глаза она медленно, по одному и увидела все того же тигрового дракончика. Он сидел, сложив лапки и обвив вокруг себя длинный хвост, вид у него был довольный, он увидел, что Настя открыла глаза и муркнул, лизнул ее в щеку шершавым языком и снова исчез. 

— И тебе мур, — Проворчала девушка, садясь на попу и тут же сморщилась, по ощущениям, попу она себе отбила сильно и потому сразу попыталась встать, но голова сильно закружилась. Поэтому Настя встала аккуратно, держась за стену ямы.  

Подняв голову вверх, она посмотрела на высоту стены и присвистнула, тут же рядом с ней появился дракончик и умильно вывалив язык и снова мявкнул. 

— Я не поняла? Ты собака, кот или дракон? - Спросила она у дракончика, но ответил ей не он, а прозрачная личность, что уселась на краю ямы. 

— Он Турикай, или тигровый дракончик, результат генетических экспериментов, одного из давно умерших претендентов. Они расплодились и теперь мотаются из мира в мир. 

— Ты кто? - Спросила Настя, протирая глаза, — У меня сотрясение мозга, или ты действительно прозрачный? 

— Я прозрачный, ты немного ушиблась, но быстро восстанавливаются, он твой Турикай, еще есть вопросы? 

— Много вопросов. - Ответила девушка и попыталась выбраться из ямы, но сухая земля осыпалась под руками, и Настя поняла, что застряла и без посторонней помощи не выберется. 

Глава 6.1  

— Ты можешь мне помочь? — Спросила Настя у прозрачного и протянула ему руку. 

— Извини, меня тут на самом деле нет, я всего лишь сплю и вижу красивые сны. — Ответил прозрачный и провел рукой по земле, и она прошла сквозь нее. 

— Так ты призрак? — Восхищенно пробормотала девушка и погладила по голове дракончика. Тот совсем осмелел и подставил голову под ее ладонь, как это делают кошки. 

— Нет, я живой, но нахожусь где-то далеко, даже сам не знаю где, иногда я просыпаюсь, но это случается так редко. А когда в каком-то из миров случается сияние черной звезды, я застреваю в этом мире и не могу проснуться. — Со вздохом ответил прозрачный и спрыгнул в яму. — Думаю так нам будет удобней общаться. 

— Это точно, у меня уже шея затекла, всё время наверх смотреть. — Согласилась Настя и села на землю, но сразу поморщилась и села, как японский самурай на колени и только устроившись поудобней спросила, — Похоже ты всё знаешь о том, что тут у нас происходит? 

— Знаю, — печально улыбнулся прозрачный и посмотрел на утреннее небо, оно было кристальным и серым, казалось, что сумерки теперь стали постоянными. — Я уже много раз видел, как гибли миры и возрождались снова с новыми богами и с новыми правилами жизни. Это и печально, и прекрасно одновременно. В конце концов всё течет, всё меняется. 

— Ну для меня это скорее жутко и мерзко. — Буркнула девушка и задумавшийся прозрачный, посмотрел на нее и сделал грустное лицо. 

— Согласен, для обитателей гибнущего мира ситуация жуткая. Но она неизбежна, никто не в силе остановить цикличность существования светила. Разве, что изначальные боги, что появились вместе с вселенной, они могли бы что-то изменить. 

— А почему они не вмешаются? — Сразу схватилась за фразу собеседника девушка. 

— Они все считают, что их это не касается. Наверно считают, что каждый разумный должен пройти свой путь от простого смертного до божества, хоть на это может уйти тысячи жизней. 

— По-моему это всё пустое философствование. — Отмахнулась Настя и помолчав немного спросила уже более спокойно, — А вот то, что говорил певец в белом и эта как ее..., Кикоата, она говорила, что станет нашей богиней. Это вообще про что? 

— А, понятно, ты уже столкнулась с претендентами, — Улыбнулся прозрачный, — Они прошли много перерождений, обрели огромную душевную силу, вознеслись до такого уровня понимания вселенной, что смогли стать претендентами на божественное владение этим миром.  

— А кто им дал такое право?! — Возмутилась Настя. 

— Я не знаю. — Признался прозрачный и посмотрел девушке в глаза и у нее по спине холодок пробежал, взгляд у прозрачного был странным, как будто в ночное небо смотришь. — Я многого не знаю и не понимаю, я лишь бесправный наблюдатель. Иногда мне кажется, меня наказали тем, что я должен лишь смотреть со стороны. Но я могу тебе сказать, продлится всё это не вечно, всего сорок дней, а потом солнце вернется в прежнее состояние, вот только ваш мир уже прежним никогда не будет. 

— А эти претенденты, они уйдут? Когда солнце изменится? 

— Некоторые погибнут в борьбе за право стать Богом этого мира, некоторые выживут и станут вашими новыми богами и будут устанавливать свои порядки. Если они объединятся, то всё будет хорошо, а если они будут враждовать, то я не завидую вашему миру. А остальные уйдут в следующий мир. Многие и не хотят становиться богами, им нравится сам процесс. 

— Это как-то нечестно! —  Проворчала Настя. — Припёрлись какие-то ни пойми кто и мы значить должны принять их как богов? А не жирно им будет? 

— Честно говоря, пришлые претенденты редко выигрывают. Обычно местные претенденты их выбивают. Во вселенной всегда главенствует баланс сил. В вашем мире есть те, кто могут оказать достойное сопротивление претендентам, те кто тоже может претендовать на звание Бога, пришлые приходя в ваш мир теряют большую часть своей силы, а ваши претенденты ничего не знают о своей силе и получается какой никакой баланс. А еще есть убийцы, или охотники на богов. Это группа разумных существ, идущих за сиянием чёрной звезды из мира в мир, и они хотят только одного уничтожать пришлых претендентов. Это озлобленные, отчаявшиеся разумные, потерявшие все в своих мирах и охотящиеся за всеми, кто хочет стать богом. И знаешь у них неплохо получается... 

В небе что-то громыхнула и вспыхнуло ярким градом искр. Прозрачный занервничал и посмотрел на Настю. 

— Тебе нужно выбираться из ямы, сейчас начнется камнепад, вот-вот всё начнётся, небо созрело, накопило огромное количество энергии и скоро обрушится на ваш мир таким камнепадом, что ты не представляешь. Мой совет, когда всё кончится, выйди на улицу и набери самые красивые камни, они не раз и не два спасут тебе жизнь. Поверь мне. 

Настя встала на ноги и посмотрела на высокие, больше трех метров в высоту стены и тихо спросила: 

— И как я, без посторонней помощи выберусь? 

Но прозрачный ей не ответил, он просто исчез. Дракончик тоже нервничал и подталкивал девушке к стене, как будто намекал, что пора из ямы выбраться.     

— И как, по-твоему, я это сделаю? — Раздражённо спросила она у дракона, и он ткнулся носам в небольшую кучку осыпавшейся земли, из которой торчала рукоять кочерги. 

Настя вытащила ее и посмотрела на стену, потом обернулась и прикинула хватит ли ей места для разбега. Яма была примерно три на четыре метра и девушка, отойдя к противоположной стене взяла кочергу поудобней и разбежавшись, подпрыгнула и воткнула кочергу на максимально возможную высоту. Повиснув на глубоко ушедшую в рыхлую землю кочерге, девушка попыталась подтянуться и закинуть ногу на край ямы, но кочерга вырвалась из земли, и девушка рухнула на дно ямы. Больно почти не было, а вот обидно было, но сдаваться она не собиралась. Снова разбежавшись, она опять воткнула кочергу и в этот раз она воткнулась во что-то твердое и похоже застряла. Девушка подтянулась изо всех сил, заставила свое тело слушаться и наконец сумела закинуть ногу на край ямы. Нога начала соскальзывать, но в этот момент наверху появился дракончик и потянул ногу на себя. Девушка еще немного напряглась и наконец смогла вытянуть себя из ямы. Усевшись на краю, она огляделась и улыбнулась. Рядом сидел дракончик и девушке показалось, что он улыбается. 

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

— Спасибо тебе..., как там тебя назвал прозрачный, который тут, но не тут? Турикай? — Настя протянула руку и погладила дракончика по мягкой, шелковистой шерстке и тот заурчал. — Буду звать тебя Тотошкой, ты, надеюсь не против. 

Дракончик моргнул, облизнулся и исчез. Девушка напряглась, в небе снова что-то заискрило, выдавая звуки похожие на раскат грома, и она вспомнила про предупреждение прозрачного. Она находилась во дворе недостроенного двухэтажного особняка и подивилась тому, как ей повезло упасть в эту яму, на дне которой не торчала арматура и не было строительного мусора.  

— И вот куда мне теперь идти? — Спросила она у искрящегося неба. — И где носит этих одноклассников? Надеюсь, они хотя бы выпьют сто грамм за упокой моей души? 

Настя покрутилась на месте и решила, что другого выбора у нее нет и пошла обратно к мастерской Максима и Сашки. Она была ближе всего, и девушка понадеялась, что тканевые монстры с рассветом ушли. Пробравшись в дырку забора гаражного кооператива, она поднялась по приставной лесенке на карниз и ни капли не опасаясь за свою жизнь, забралась на кухню. Вернула на место окошко и прислушалась. Вокруг была тишина, только искрящееся и погромыхивающее небо вносили свою лепту в звуковое оформления гибели мира. 

Пройдя на цыпочках по пристройке и убедившись, что никакой монстр в нее не забрался, девушка подошла к лестнице и выглянула вниз. Ворота были сильно помяты, но монстры так и не смогли их открыть, похоже они пытались их выгнуть наружу, но они сумели отогнуть только один нижний угол. Настя решила не рисковать и осталась на втором этаже. Она вернулась на кухню и осмотрелась. Несмотря на то, что света давно не было, в темном холодильнике было по-прежнему холодно, а в морозилке так и значительно холоднее, чем должно было быть. Девушка открыла дверцу морозилки и мгновенно ее закрыла, ее обдало таким лютым холодом, что она мгновенно продрогла. Поэтому она обошлась сливочным маслом и бутылкой апельсинового сока, и хлебом из хлебницы. Позавтракав у окошка, она полюбовалась все усиливающимся искрением неба и на всякий случай ушла в спальню Макса, там окошко было совсем маленьким, на противоположной стене от кровати и больше походило на монитор телевизора. Настя накинула на кровать покрывало, чтоб в грязной одежде не ложиться на постельное белье и улеглась смотреть новое шоу под названием "камнепад". 

Она старалась не думать про то, где сейчас парни, что сними случилось и живы ли они вообще. Настя просто заставила себя верить, что они нашли себе убежище и камнепад им не навредит. 

Глава 6.2  

Максим замер, как вкопанный на перекрестке и посмотрел на продолжавших бежать людей. Сашка остановился рядом. 

— Где Заноза? — Хрипло спросил Макс у друга. 

— Я думал она рядом с тобой бежит. — Неуверенно ответил тот и показал на уже скрывшихся за поворотом беглецов. — Я помог Наталье мальчишку поднять и упустил вас из виду. 

— Где эта чёртова Заноза?! — Прорычал Максим и набрав полные лёгкие воздуха заорал, — Настя, ты где? 

— А в ответ тишина, — почти пропел Сашка оглядываясь вокруг. 

— Когда ты ее видел в последний раз? — Нервно спросил Макс, он повернулся на ту дорогу, по которой они бежали из цыганского поселка. 

— Когда через дыру в заборе лезли. 

— Придется возвращаться! — Решительно произнес Макс и уже сделал пару шагов по дороге к посёлку, когда с той стороны появились огоньки похожие на крупных светлячков. Парни застыли, что это было в темноте разглядеть было невозможно. 

Огоньки приближались и Сашка схватив друга за рукав, потянул его к ближайшему подъезду. Маячки были всего лишь заманишкой на усах существа похожего на помесь лошади и рыбы. Оно величаво шло по дороге и приманивало к себе насекомых, крупных таких насекомых с кулак Максима. Существо поедало насекомых, а насекомые пытались съесть светящиеся наросты на усах рыболошади. Из темноты что-то зашуршало и на рыболошать напали мелкие существа похожие на гигантских тараканов по двадцать сантиметров каждый и обглодали тело жертвы за несколько минут до белых косточек. Парни, смотревшие на эту жуткую сцену с порога подъезда почти не дышали, боясь привлечь к себе тараканов. 

— Если они Занозу..., — Прошептал Сашка, когда насекомые уползли, — то мы и не узнаем где и когда. Она даже пискнуть бы не успела. 

— Она жива, я уверен, тараканы бы ею подавились, это сто процентно. — Постарался убедить самого себя Максим и обернулся к темноте подъезда. — Думаешь тут безопасно? 

— Не уверен. — Ответил Сашка, — Думаю сейчас везде небезопасно, но на улице хоть что-то видно и есть куда бежать. 

— Вот только куда? — Спросил Макс отходя от подъезда, ему почему-то очень не хотелось углубляться в его темноту. 

— Может ко мне пойдем, если Настька жива, она тоже наверно домой пойдет. 

— Не думаю. Ваш дом отсюда далеко, да и вообще там сейчас тьма правит, забыл? Ваш дом в секторе тьмы, как и Заречная с Вавилова. Может на фабрику рванем в наш бункер? 

— Смеешься? Мы там лет десять не были, с детства. — Криво улыбнувшись ответил Сашка и по привычке почесав затылок задумчиво ответил, — Хотя, там ни тьмы, ни снега, только растительность буйствует. А бункер может и уцелел, да и Настька может о нем вспомнит. Надеюсь, там никакие хищники типа львов и крокодилов не завелись? 

— Нет, надо все-таки Настеньку поискать, не могу я так... — Произнес Макс и пошел обратно в цыганский поселок и закричал. — Настя! 

— Настя, Настя, Настя! — Ответило ему странное эхо и раздался визгливый смех. 

— Кто тут? — Спросил Сашка и выставил вперед дробовик. 

— Я, тут. — Заявил старческий дребезжащий голос, — Твоя Настя. Ты искал меня, и я пришла. 

Голос раздавался то слева, то справа, то спереди, то сзади и парни резко оборачивались, стараясь разглядеть говорившую.  

— Ты не Настя! — Зло произнес Макс. — Кто ты? Выходи, покажись нам! 

— Ой какой ты злой, хи-хи-хи, прям злюка кусака, нехороший. Не буду я твоей Настей. — Похихикивая ответил голос из тьмы, и вдруг длинный растительный хлыст ударил Макса в плечо, и он кувыркнулся, упал на асфальт. Сашка успел отреагировать и увернуться, да еще и выстрелить туда, где ему показалось он увидел силуэт тела. Веселый смех из темноты сообщил ему, что он не попал и парню пришлось уворачиваться сразу от трех плетей похожих на гибкие лианы. Пока он уворачивался к Максиму подползла еще одна лиана и абвившись вокруг ноги попытался утащить его в темноту, но парень не растерялся и вонзил в лиану нож, что он носил на поясе брюк. Из темноты раздался вопль боли и недовольное шипение. Лианы исчезли, а из полной тьмы подъезда вышла фигура, полностью сплетенная из тех самых лиан. 

— Вы мне совсем не нравитесь, на удобрение пойдете!!! — Возмущено заявила фигура старческим голосом и ринулось на парней. Те встретили ее двойным выстрелом и фигуру отбросило назад в подъезд. 

— Валим отсюда! — Заорал Сашка и парни побежали не оглядываясь, а плетеная фигура выползла из подъезда и поспешила к небольшой клумбе. Там она вросла в землю и быстро зарастила две бреши в животе и в груди. 

— Вам от меня не уйти, я вездесущая, я прорастаю везде, где есть земля, я прекрасная и вечная!!! Я великая Травушка, я ваша богиня и вы своими телами укрепите мою мощь!!!  

Парни не стали ей отвечать, а не сговариваясь повернули к большой платной парковке, где был многолетний и толстый слой бетона и асфальта, а земля под всей этой махиной давно была отравлена разливом химикатов еще в середине прошлого века. Поэтому эту землю под парковку и отдали.  

Максим, когда арестовали отца, устроился на эту парковку помощником сторожа. Он мыл машины, парковали их и учился их чинить. Сторож Дормидонт Евгеньевич Шпак был дядька вечно пьяный и при этом следивший, чтоб его подчиненный был всегда трезвым. Он всегда говорил Максиму, что выпивка — это зло и ведет на тёмную сторону. Он просил не проигрывать злу, просил оставаться на светлой стороне. Дормидонт был большим поклонником "Звёздных войн" и потому в речи часто использовал фразы из фильма. Он присматривал за Максимом и только благодаря ему парень не скатился и не попал в дурную компанию, а научился хорошему ремеслу и даже поступил в колледж и получил правильную профессию. Дормидонт умер полгода назад с тех пор Максим на стоянке не появлялся и теперь забежав на полупустую асфальтовую площадь, обнесенную чахлым забором, он точно знал куда им нужно попасть. Хоть Дормидонт и помер, но его берлогу никто не посмел трогать и его домик из старого автобуса по-прежнему стоял посреди парковки отмечая её центр. Ключи от навесного замка прятались под ободом правого переднего колеса, которого не было и Максим легко их нашёл, с трудом открыл под заржавевший замок и вошел в обиталище старого друга. Тут по-прежнему пахло перегаром и жасмином. Старый сторож очень любил этот запах и все его вещи пропитались им. Макс прошел к маленькому столику и сел на свое место у окна. Сашка не посмел занять место Дормидонта, тот этого очень не любил и потому уселся на единственное кресло, которое раскладывалось и превращалось в жесткую и не очень удобную кровать. 

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍ — Думаешь спрятались? — Спросил Сашка у друга. 

— Думаю ночь тут перекантуемся, а потом решим, что делать. Настю нужно найти, иначе я всю оставшуюся жизнь покоя не буду знать. — Ответил Макс и отодвинув занавеску посмотрел на улицу, за забором возле трех березок на площадку смотрела та самая плетеная фигура. — Привязалась все-таки, теперь придется думать, как ее прикончить. 

— Огнем? — Спросил Сашка, показывая на канистру. 

— Она пустая, а вот слить из баков машин можно. 

— Только надо проверить горит ли бензин, или уже нет. — Добавил Сашка и поднялся на ноги, схватился за отбитую поясницу и сел обратно в кресло. — Но сначала надо передохнуть. 

— Не получится. — Зло и удивлено ответил Максим и показал на бегущих, к их убежищу, маленькие пучки травы. — Я за бензином, а ты придумай, как сдержать эту поросль, не из ружья же ее расстреливать. 

— Есть одна идея! — Широко улыбнулся Сашка и выбежав из автобуса подбежал к пристроенному к автобусу сарайчику и одним ударом приклада дробовика сбил навесной замок.  

В сарае было много всякого инвентаря на все времена года и Сашка радостно схватился за тример, что подарит своему наставнику Максим незадолго до его смерти.  

— Макс, тащи сюда топливо, будем газон подстригать! — Заорал Сашка другу и отмахнулся от бегающих пучков травы триммером, те отлетели метров на пять, но тут же поднялись и побежали к Сашке. 

Макс успел слить в канистру всего пару литров бензина и решил, что для триммера этого вполне достаточно. Подбежав к другу, он быстро отвинтил крышку небольшого бачка и заправил агрегат. 

—  Заведись, ну заведись, пожалуйста! — Взмолился Саша, и триммер завелся, со второй попытки. — Что значить купили хорошую вещь! Я же говорил, немецкое качество это на века! 

Травка в это время подобралась к ним в плотную и самые шустрые пучки уже пытались по брюкам залезть на парней. Макс спихнул их со своих ног и побежал к машине за новой порцией бензина, а Сашка зловеще расхохотавшись, взялся крошить разбегающиеся от него пучки травки. 

Глава 6.3

Макс стоял у машины и смотрел на то, как бензин сливается в канистру, обернулся на шум и хохот Сашки и ужаснулся, поначалу друг наступал на небольшие пучки травы с ножками из белесых корней и даже бегал за ними, но постепенно травки стало столько что она заставила Сашу постепенно отступить. К тому же пучки травы старались укорениться в асфальте, быстро разламывая его и руша защиту от той, что так и стояла между березами за забором. Рассмотрев ее фигуру Макс, перевел взгляд на канистру и подумал, что он идиот. 

— Как ты, умник собираешься из канистры? — Спросил он сам себя и оглядевшись увидел ведро на пожарном щите. Рядом почему-то образовалась небольшая помойка и он увидел обломок швабры и чью-то старую рваную фланелевую рубашку. 

— Макс, ускоряйся! — Заорал ему Сашка. Пучки начали быстро увеличиваться в росте, а корни становились все длиннее и длиннее, норовя схватить парня за ногу, или отнять триммер. 

Макс перелил бензин в ведро, соорудил из обломка швабры и рубашки факел и достав из кармана Настину зажигалку, побежал к забору, за которым стояла Травушка. Макс, пробегая мимо Сашки кивнул, мол беги за мной, и друг рванул со всех ног уворачиваясь от тонких, но цепких корешков. На бегу Макс плеснул в Травушку бензином и пока та возмущено отплевывалась, зажёг факел и метнул его в претендентку на божественность. Существо вспыхнуло мгновенно, заверещала, но пыталось стряхнуть с себя огонь какой-то своей внутренней силой и тогда Макс выхватив из рук Саши триммер и ткнул им прямо в лицо Травушки, в надежде, что та хотя бы отключается. 

— Сдохни тварь! — От души пожелал он ей и неожиданно голова Травушки разлетелась мелкими брызгами, ее тело рухнуло на землю, а воздух вокруг наполнился запахом гари в вперемешку с сильнейшим запахом скошенной травы. Всё живое в нескольких метрах вокруг мёртвой претендентки тут же съежилась, высохло и осыпалось трухой. 

Макс и Сашка посмотрели на траву, что успела прорасти сквозь асфальт, и поразились тому, как много асфальта она успела поглотить прежде, чем увяла. 

— Круто мы газон постригли! — Попытался пошутить Сашка, но ему самому почему-то было невесело. 

— Надо найти Настю! — Решительно заявил Макс, но споткнулся о ведро и чуть не упал. 

— Слушай Макс, я сам переживаю за Настю, она мне все-таки не чужая, всю жизнь знакомы. Но ночью мы только еще на какую-нибудь пакость нарвемся. — Виновато произнес Сашка. — Она умная, решительная и ловкая, она не пропадет, если еще живая. Так что давай дождемся утра. Мы оба едва на ногах от усталости держимся. Так мы и Настю не спасем и сами пропадем. Утром первым делом пойдем обратно в мастерскую. 

Макс хотел возразить, но тут над стоянкой пролетело что-то огромное и вонючее и он решил, что, пожалуй, Сашка прав. Им стоит дождаться утра. 

— Ладно, но спим по очереди. 

— Хорошо, я дежурю первым, ты вторым. Утром от меня все равно толку не будет, ты же знаешь, как меня вырубает. 

— Знаю, твой богатырский храп знает весь подъезд. — Улыбнулся Макс и пошел в автобус Дормидонта. — Подъем в семь утра, уже светло будет. 

Парни заперлись в жилище сторожа и слегка перекусив, Макс разложил кресло и почти мгновенно погрузился в тяжелый полу сон, полу дремоту, когда кажется, что ты не спишь и в голове мысли вертятся мешаясь, а тело отключается и вроде отдыхает, но просыпаешься с тяжелым ощущением невыспанности. Сашка уселся у окна и стал думать о том, о чем весь день запрещал себе думать. Он волновался за свою семью, происходит ли там в Корее тоже самое, что и здесь и выжили ли они все. Не попали ли под влияние какого-нибудь претендента? Сашка вздохнул и посмотрел на своего друга, тот давно лишился семьи, мать умерла от рака через пять лет после смерти мужа. Дормидонтыч, заменивший парню семью, умер полгода назад и у Макса кроме Сашки никого не было. А теперь появилась Настя и Сашка очень надеялся, что они сумеют преодолеть свои старые проблемы и наконец сумеют стать счастливыми. Макс и Настя с детства были неразлучны, сколько не ругались родители Макса, сколько ни просила мать Насти не общаться с хулиганом, они все равно дружили. И однажды зимой замерзшие, и уставшие, они остались в школе дожидаться классную руководительницу, чтобы отдать собранную классом макулатуру. В тот вечер друзья вдруг осознали, что один из них является парнем, а другая девушкой. Первый поцелуй был неловким и быстротечным, но потом они неделю не общались. Все думали, что наконец-то неразлучная парочка поссорилась. А они просто не знали, как теперь вести себя друг с другом. Сашке пришлось запереть их в кладовке, чтоб они разобрались в своих чувствах и не трепали ему нервы своими переживаниями. 

— Надо найти Настю и запереть их в кладовке. — Прошептал Сашка. — А то так и будут ходить и мучиться. 

Потом посмотрел на небо и вздохнув погрузился в воспоминания детства... 

— Сашка, ты что спишь? — Ласково прошептал Макс другу на ухо. 

— Нет, я думаю! — Не растерялся тот и открыл глаза. 

— Видимо обдумывал устройство вселенной, раз проспал все на свете. — Спокойно предположил Максим показав на окно, за которым уже было утро. 

— Блин, не может быть, — возмутился Сашка, — я и не спал вовсе, просто сидел, думал о всяком и тут ты со своими вопросами! Вот ведь..., да как же так? 

— Ладно, не съели нас и слава Богу. — Успокоил приятеля Максим и показал на трещины в асфальте. — Эта Травушка половину парковки переработать успела, асфальт продолжает рассыпаться. Думаю, нам лучше отсюда уйти подобру-поздорову. 

— Да, пойдем в мастерскую, может Заноза туда вернулась. Может в одном из недостроенных домов прячется. — Предположил Сашка и вдруг его осенило, — Мы же через строящийся дом бежали, а там ям нарыли зачем-то, она туда могла упасть. 

Максим молча схватил рюкзак и выбежал из автобуса и помчался к цыганскому поселку. Его не волновали ни монстры, ни претенденты, в таком состоянии он мог убить кого угодно. Всё, о чем он мог думать это Настя. Сашка быстро его догнал и протянул ему его дробовик. Макс остановился и понял, что краснеет. Такой тупости и глупости он от себя не ожидал, собирался убить всё, что встанет у него на пути, а дробовик забыл. 

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍ — Что-то я тупить начал. — Признался он другу. 

— Влюбленный, что с тебя взять. — Ухмыльнувшись ответил Сашка, и не дожидаясь, когда друг отреагирует, побежал вперед. 

Макс посмотрел на дробовик в своей руке, на Сашку и решил не развивать эту тему. Он не хотел признаваться даже самому себе, что все еще влюблен в Настю. Он загонял это чувство в глубины своей памяти, в самые темные уголки сознания долгие годы и теперь не мог позволить этому чувству вырваться на свободу. Он боялся, что чувства к Насти погубят и его, и ее. Их отношения не приносили никому радости, они привели к гибели родителей и теперь Макс всеми силами старался побороть вырывающиеся на свободу чувства. Он хотел запихать их обратно туда, где они обитали все эти годы. А Сашка, наоборот, пытался их оттуда высвободить и решил почаще напоминать другу, что он любит Настю, да и подруге он не преминет напомнить тоже. Вот только найдет ее и сразу напомнит. 

Глава 7.1

Настя испугалась, по-настоящему! Она лежала на кровати и смотрела в окно и неожиданный треск и скрежет с небес ее напугал до жути. Ей показалось, что кто разбил радугу над городом и она начала осыпаться огромными, яркими, разноцветными кусками хрусталя. Когда первая каменюка ударила по крыше дома, девушка в ужасе посмотрела на потолок и только в тот момент задалась вопросом, из чего Макс строил свою надстройку. Ей показалось, что крыша вот-вот рухнет на нее и Настя свалилась с кровати и заползла под нее. Накрыв голову руками, она плотно зажмурилась и часто, часто задышала. Страх накрыл ее тяжелой липкой подушкой, и девушка никак не могла взять себя в руки и чем чаще падали на крышу радужные камни, тем больше становился ужас. Девушка закричала, чтоб выпустить страх из себя и ее крик, как будто спровоцировал еще больший камнепад. Рядом с кроватью, пробив крышу упал огромный, острый камень и треснув выпустил из себя сгусток энергии похожий на шаровую молнию и вот тут уже Настя не растерялась и перекатом выбравшись из-под кровати, поползла прочь из спальни. Поднявшись на ноги, она молнией сбежала по лестнице в мастерскую и замерла в ее центре. Подняв голову, она увидела бетонные плиты потолка и вздохнув с облегчением улыбнулась. 

- Меня так просто не возьмёшь! - Сказала она скорее самой себе, нежели камнепаду и тут очередной кусок радуги пробил крышу надстройки и скатившись по лестнице, упал в двух метрах от Насти и расколовшись выпустил еще одну шаровую молнию. 

Настя охнула и душа ее сжалась. По спине забегали ледяные мурашки, ее передернуло, и девушка медленно отступила назад. Когда ее ноги встали на маленький автомобильный резиновый коврик она замерла. Шаровая молния висела в воздухе на уровне лица девушки и медленно к ней приближалась. Из нее вырывались протуберанцы энергии, как щупальца, ищущие свою жертву.  

Грохот сверху все усиливался, и Настя услышала, как частично обвалилась крыша, под тяжестью камней. Она непроизвольно шевельнулась, пригнувшись и шар энергии метнулся к ней, и пройдя сквозь ее грудь оставил в ней частичку себя и унесся куда-то с частичкой души девушки. Она стояла ни жива, ни мертва, с трудом заставляя себя дышать, ей хотелось визжать от ужаса, но она боялась, что еще какой-нибудь сгусток энергии ворвется в ее тело и заберет всю ее душу.  

Неожиданно грохот прекратился, наступила пронзительная тишина, в которой Настя слышала только стук своего сердца и дыхание. Аккуратно прикоснувшись к своей груди, там, где ее пронзила шаровая молния, девушка не обнаружила никаких ран и вздохнув с облегчением посмотрела на себя в небольшом зеркале, висевшем на стене. Волосы стояли дыбом, лицо чумазое, одежда грязная и глаза большие, при большие от испуга. Встряхнувшись, она заставила себя сделать большой вдох и медленно выпустив воздух через плотно сжатые губы, Настя почти совладала со страхом и пошла приводить себя в порядок. Оставаться одна она не хотела, уверенная в том, что ее друзья детства еще живы, она собиралась их найти. К тому же она вспомнила, что оставила свою боевую кочергу торчать из стены ямы и оставлять ее там Настя не собиралась. 

Переодевшись в спортивный костюм и как следует умывшись минеральной водой из бутылки, она с трудом расчесала волосы и заплела их в две косички. Став окончательно похожей на школьницу, она поморщилась. Вид у нее был наивно беззащитный и девушке представилось, как любой охотник за молоденькими девушками с удовольствием польстится на ее обманчивый внешний вид. 

- Надо забрать мою кочергу! - Решительно произнесла она и пошла на верх. 

Чтоб добраться до ямы она должна была вернуться в цыганский поселок, а туда можно было попасть только через гаражный кооператив, или в обход, а это было очень долгий и небезопасный путь. Настя с осторожностью посмотрела на ту часть надстройки, где обвалилась крыша. В кухоньку еще можно было попасть и она, стараясь не прикасаться к разноцветным камням, постаралась аккуратно выбраться через окно на карниз. Лестница упала и спускаться девушке пришлось, повиснув на руках и спрыгивая на землю. Спрыгнуть с крыши мастерской она не решилась, хотя в детстве на спор прыгала и с более высоких строений. Но она посчитала, что вывих ноги ей сейчас ни к чему и потому, аккуратно разжала руки и опустилась на землю с большой осторожностью. Рядом с ее ногой лежал небольшой осколок радужного камня, и Настя вспомнила о совете прозрачного собеседника и опасливо ткнула камень пальцем, тот никак на это не отреагировал, и девушка осмелилась взять его в руки. Он был фиолетово-голубой и с серебристыми вкраплениями в середине. Настя пожала плечами, мол сойдет и положила его в карман спортивных брюк. Двор гаражного кооператива, так же как и крыши гаражей были усеяны крупными камнями, но Настя смотрела под ноги и искала небольшие камушки. Вскоре ей попался еще один, размером с мячик для пинг-понга и девушка схватила его уже без опаски. Ее как будто статическим электричеством ударило. Но камушек она не выпустила, лишь разжала ладонь и увидела, как по ее венам побежал маленький разряд энергии и спрятался где-то в солнечном сплетении. Настя прислушалась к ощущениям своего тела и не почувствовав опасности, пошла дальше. До забора с дырой она дошла, уже владея семью камушками разного цвета и чувствовала себя, как переполненная энергией батарейка. Ей стало казаться, что она вот-вот искрить начнет. Но, как только все радужные камни вокруг начали таять, как льдинки, она почувствовала, что энергия, переполняющая ее тело растворяется в ней. Став естественной частью ее души и, перестала ощущаться. Вздохнув с облегчением, Настя пролезла в дыру в заборе и уверенно пошла к недостроенному дому. 

У ямы она обнаружила множество странных следов похожих на коровьи и несколько больших мужских, в разной обуви. В яме не было ее кочерги, в том месте в котором она ее оставила, зияла большая, оплавленная со всех сторон, дыра. Настя расстроилась. Кочерга была особенной, ей ее подарил отец ее первого мужа. Он утверждал, что эта кочерга принадлежала кому-то из вождей революции тысяча девятьсот семнадцатого года и принадлежала их семье уже много десятилетий. А так как муженек Насти не вызывал восторга у родного отца, то он подарил ее Насти, считая, что она больше достойна этого орудия пролетариата. Поначалу Настя скептически отнеслась к этому подарку и просто закинула ее в багажник машины, но постепенно она зауважала эту железяку с деревянной ручкой. Она не раз и не два выручала девушку, и кочерга с тех пор всегда у Насти была под рукой. А теперь ее не было и девушке показалось, что ее лишили фамильного оружия. Она чувствовала себя рыцарем без меча. Вздохнув, она посмотрела на следы и решила идти по ним за теми, кто был у ямы. В надежде, что ее кочерга у тех, кто тут натоптал. К тому же две пары следов ей были знакомы, такие следы оставляли кроссовки ее одноклассников, и Настя надеялась все-таки их найти. 

 Глава 7.2 

Макс смотрел на торчащую из стены ямы кочергу и не знал, что думать. Где Настя? Почему оставила свою любимую кочергу? Пришлось быстро уносить ноги? Она в беде?  

Он не знал, что ему делать и куда бежать. Вот уже несколько минут небо искрило и громыхало, как будто по нему стучал невидимый кузнец. Приближалась очередная проблема, Максим в этом не сомневался и времени у него с Сашкой оставалось все меньше и меньше. Но он помнил, как Настя не желала рустоваться с кочергой, и он встал на колени и уперевшись одной рукой в край ямы попытался выдернуть кочергу из земли, но та явно в чем-то застряла и не желала выдергиваться. 

— Сашка, подстрахуй, я двумя руками дёрну. — Попросил друга Макс и когда тот взял его за ремень, схватился за кочергу двумя руками и изо всех сил дёрнул. 

Вместе с кочергой из земли вырвалось еще что-то, оставлявшее за собой огненные всполохи и оплавлявшее землю в том месте, где торчала кочерга. Макс охнул, чувствуя, как ручка кочерги вырывается из рук, Сашка выругался, вытягивая друга и они оба проследили за тем, как кочерга, воткнутая в небольшой металлический сундучок, пролетела по дуге над ними и упала в кустах. Те тут же загорелись и Маск подумав, что Настька спасибо за испорченную кочергу не скажет, зачем-то полез в огонь. Он и сам бы объяснить не смог, что его заставило так поступить, но он просто не мог поступить иначе. Это было выше его сил.  

В кочерге только ручка была деревянной, ее легко можно было заменить. Но он сорвался с места, засунул руку в огонь и неожиданно огонь впитался в его руку, разлился по его кровеносной системе, растворился в крови. Макс, охнув, сел на задницу и хлопая глазами посмотрел на кочергу в его руке, она уже была раскалена до красна, но не обжигала ему руку. Деревянная ручка рассыпалась пеплом, а на конце кочерги медленно сплавлялась шкатулка. Она стекла с кончика кочерги на землю и там стала принимать форму длинного и тонкого кинжала. Сашка медленно подошел к другу и посмотрел тому в глаза, там в глубине, где должна была отражаться душа друга, полыхали, медленно тая, всполохи пламени. Сашка присел на корточки перед другом и постучав ему по макушке пальцем и спросил: 

— Ум есть, или уже совсем калека? Ты нафига в огонь полез? 

— Не знаю, само собой как-то вышло. — Признался Макс и только тут по-настоящему испугался и даже икнул с перепугу. Но быстро взял себя в руки и передав другу уже совершено холодную кочергу протянул руку к кинжалу и тот сам прыгнул ему в ладонь. Рукоять была чуть теплой, а само лезвие походило на язычок пламени, острый и смертоносный.  

— Шикарная вещичка! — Услышали друзья у себя за спинами и оглянулись. 

Там стояли три брата близнеца, те самые что обезглавили кикимору и с ними были еще люди. В центре стоял высокий, полуобнаженный мужчина с булавой на плече, с бородой, заплетенной в косички и длиной до пояса. Его тело было усыпано шрамами, и он выглядел очень грозно. Рядом с ним стояли две девушки одетые, как коренные Американки, в платьях из тонко выделанной кожи и расшитых бисером, на ногах у них были настоящие мокасины. В волосы были вплетены бусины и перья самой невероятно яркой раскраски. Позади девушек стояли два высоких и очень худых, но при этом очень широкоплечих парня в одежде на несколько размеров им большой и в крови. Чуть в сторонке стоял парень лет двадцати пяти русый, голубоглазый со шрамом на правой щеке и длиной косой, закинутой через плечо и украшенной жалом из золота. Все они носили татуировки на лбах, и выглядели очень опасно. Позади всей этой компании стояли три мохнатых буйвола груженных тюками с пожитками. 

— Вы кто? — Спросил Сашка и протянул руку Максу помогая и ему подняться на ноги. 

— Мы пришли из других миров. — Произнес парень со шрамом. 

— Опять свою божественную благодать предлагать будите?! — Зло спросил Макс, выставляя вперед руку с кинжалом, а Сашка направил на собеседников дробовик. 

— Как раз наоборот, мы пришли убивать тех, кто пришел за Божественной силой! — Заявила одна из девушек. 

— Привет, я Зирал, я убийца богов! — Сказал черноволосый и протянул руку Максу, а потом и Сашке. 

— Я Макс, а это мой друг Сашка. — Произнес Максим слегка растерянно, но быстро взял себя в руки и спросил, — Может объясните, что тут у нас происходит? 

В небе громыхнуло особенно громко, так что все аж пригнулись и Зирал сказал: 

— Давайте найдем укрытие, скоро начнется камнепад, в это время лучше всего иметь крышу над головой. Пойдем, там чей-то дом с открытой дверью, твари сейчас попрятались, по щелям расползлись. В камнепад можно не опасаться атак претендентов. Так что посидим в том доме и пообщаемся. 

Снова громыхнуло и Максу с Сашкой показалось, что небо треснуло, поэтому они молча пошли за новыми знакомцами. Тем более что Макс сам хотел найти близнецов, а тут такая удача. 

Они вошли в дом и укрыли буйволов в гараже, рассчитанном на три машины. С животных сняли поклажу и сразу поспешили в дом. Это был огромный красивый особняк в три этажа с большими и просторными комнатами, обильно украшенные позолотой и хрусталем. В доме жила цыганская семья и они явно не бедствовали. Но куда они делись было непонятно. Похоже они успели собраться и уехать из дома, а вот почему они не вернулись, никто не мог сказать. Макс надеялся, что они успели уехать из города, до того, как выезд был заблокирован. Ему хотелось, чтоб хоть кто-то сумел выбраться из этого кошмара, ему хотелось верить, что в мире есть еще места, где люди могут укрыться от опасности. Так ему легче было воспринимать происходившее вокруг него безумие. 

— Это Тарила и ее сестренка Лиолата, они отличные лучницы и немного владеют растительной магией. Братьев, я так думаю вы помните, они обормоты жуткие и с ними не просто, но зато лучше следопытов нам не найти. К тому же они великолепные бойцы. Этот здоровяк Лот, он немой, но слух у него хороший, он претендентов слышит и может на них вывести. Если видите худых, то они просто призраки, привязались к нам в одном из миров и теперь всюду ходят за нами. Очень радуются, когда гибнут претенденты, но помочь ничем не могут. — Познакомил друзей со своими спутниками Зирал и на какое-то время о Сашке и Максе все забыли. На улице началось самое настоящее светопреставление, все уставились в окна. Скрежет и грохот сначала напугали двух друзей, но они увидели спокойные лица пришельцев и не стали впадать в панику. С неба повалили огромные куски разноцветного хрусталя и Макс пораженно раскрыл рот. 

— Законы физики точно отменили! — Пробормотал Сашка, попытавшись подойти поближе к окну, но Лиолата остановила его, положив ему руку на грудь. 

— Это не безопасно. — Прошептала она и как бы в подтверждение ее словам, один из камней ударился о подоконник и нарушая все законы физики, отскочил как резиновый и разбив стекло влетел в комнату. Все сразу отошли от него подальше, только Макс промедлил, и вырвавшаяся из камня шаровая молния метнулась к нему и ударила парня в грудь, но его защитил огонь, вырвавшийся из его груди. Он как будто не хотел уступать свое место молнии и та, обидевшись взорвалась у самого лица Макса, его откинуло на несколько метров вглубь холла, и он чудом приземлился на мягкую кушетку, при этом тонкие ножки у нее подломились и бесчувственное тело парня скатилось на пол. 

— Макс! Ты блин, что творишь? — Заорал Сашка почему-то разозлившись на друга и подбежал к нему. Брови и волосы у того были опалены, а сам он стал значительно смуглее, как будто все лето загорал под южным солнцем и загорел до черна. Но при этом не было ни ожогов, ни ран. Он просто потерял сознание. 

— Это нормально. — Сказала Тария, — его организм учится жить в новом своем состоянии, а разум еще не осознал того, что всё изменилось. Пусть полежит в таком состоянии не трогай его, ему нужно время, чтоб слиться с огнем и стать единым целым. 

— Что значить слиться? — Изумленно спросил Сашка. 

— Положи всего друга на эту мягкую лежанку и пойдем, мы тебе все расскажем. — Посоветовала Тария и потянула Сашку за рукав. — Пойдем, рассказ будет долгим, твой друг как раз выспится… 

Макс очнулся от того, что у него затекла спина, он лежал на чём-то железном. С трудом приподнявшись, он глянул на то, что ему так мешало и обнаружил свой новый кинжал. Он почему-то оказался не в рюкзаке куда его Макс убрал, завернув в футболку, а под его спиной. Усевшись на обезноженной кушетке, он посмотрел в распахнутую дверь и поразился тому, что уже начинался вечер. Уже постоянно сумеречное небо стало совсем темным, да еще и откуда из города доносится запах гари, в небе клубился чёрный дым. Осторожно поднявшись на ноги и убедившись, что у него ничего не сломано, Максим подошел к двери, закрыл и запер ее. Он не заметил одиноко бредшую девичью фигуру в конце улицы и пошел искать в доме Сашку. 

— Слушай, я понял про богов и то, что они хотят заполучить наш мир, но у меня возник вопрос. — Услышал Макс, доносившийся из кухни голос друга и пошел к нему. — Ты мне объясни, почему вы говорите на моем языке? У вас там в иных мирах, что есть какие-то подготовительные курсы для тех, кто идет в наш мир? 

— Нет, — Широко улыбнувшись ответил Зирал, — тут всё очень просто. Вы надышались серебряной пыли, она дает понимание языков и метит тех, кто из вашего мира может претендовать на божественную силу. Я и вообще все пришлые, говорим на своих родных языках. Вы просто их слышите, как ваш родной язык, а мы вас слышим на своем родном языке.  

— О, а вот и твой друг очнулся. — Радостно заявила Лиолата и поднявшись со стула взяла с барной стойки стакан с травяным отваром, протянула его Максу. — Выпей этот отвар, твое тело быстро восстановится, и ты сможешь сражаться хоть с тысячью демонами. 

— Нас еще и демоны ждут?! — Возмущенно спросил Макс, принимая стакан с отваром. 

— Нет, это просто такое выражение, в этот раз никого из демонических претендентов тут нет. А вот в прошлый раз нам пришлось туго, погоняли они нас. Но и мы им нервы потрепали. — Произнес Юрум, или Урум, Макс не был уверен кто из братьев близнецов какое имя носит. 

Выпив отвар в три глотка, он поморщился от остро-мятного вкуса и посмотрел на Сашку. 

— Настя не объявлялась? 

— Нет. — Ответил Сашка и покраснел, за разговорами с новыми знакомыми, он совсем забыл про подругу.  

— Если ваша подруга пережила ночь и сумела укрыться во время камнепада, то мы ее обязательно найдем. — Пообещал Зирая Максу. — Тем более, что она скорее всего, как и ты, может убивать претендентов. А это значит, они ее будут искать. Нельзя, чтоб ее убили, это увеличит силу претендентов и ослабит ваши шансы выбить их из вашего мира. 

— Тогда пошли ее искать! — Решительно заявил Макс хватая свой рюкзак с пола и направился к двери, но она сама слетев с петель пролетела мимо Макса и ударившись о стену разлетелась на мелкие щепки. На пороге стол человеко-козел с огромной дубиной в руках. Глаза его светились красным, из ноздрей валил пар, и он не отводил взгляда от Макса… 

—  Смеееерть теееебеее! — Проблеял человеко-козел и встретил грудью кулак дроби из дробовика Сашки, его выкинуло с порога дома на улицу и Макс ни минуты немедля ринулся на нового врага с кинжалом в руке. 

 Глава 8.1 

Настя не спешила, шла аккуратно, оглядываясь и прислушиваясь, и когда увидела на противоположной стороне девушку, примерно лет восемнадцати, изумленно замерла. Та была одета в простые джинсы и футболку. Хоть весна в этом году и выдалась удивительно теплой, но все же еще было слишком холодно для футболок, демонстрирующих голые пупки. 

— Ты в порядке, не замёрзла? — Почти в полный голос спросила Настя у девушки. Орать во весь голос она боялась. 

— Да, всё хорошо, спасибо. — Скромно ответила девушка и слегка улыбнулась. 

— Ты тут одна? Или кого-то ждёшь? — Продолжила расспрашивать Настя, переходя дорогу. 

— Честно говоря, даже не знаю. — Ответила собеседница, тоже делая шаг навстречу Насте. — Я тут как бы не одна, но в данный момент одна. А ты чего по городу бродишь? Нестрашно? 

— Страшно. — Честно призналась Настя, — Но у меня выбора другого нет. У меня друзья потерялись, я их ищу. 

— Хорошо тебе, у тебя друзья есть. — Вздохнула девушка и слегка наклонив голову с интересом взялась рассматривать Настю. — Ты симпатичная, но какая-то странная. Выглядишь как я, а взгляд взрослый. 

— Это меня один певун в белом то ли наградил, то ли проклял, я еще не поняла. Мне двадцать семь, но он меня до шестнадцатилетнего возраста омолодил. 

— А я его видела, странный такой, парил над землей и пел. — Улыбнулась девушка и добавила, — Мне кажется он долго не протянет. 

— Правильно кажется, его темный с западной части города укокошил. Сгустком тьмы окутал и нет певца. 

— Тёмный? И куда он потом пошёл? - спросила девушка встревожено оглядываясь. 

— Наверно назад к себе, на запад. — Предположила Настя и протянув руку девушке, представилась. — Меня Настя зовут, а тебя? 

— Меня мама Смертушкой нарекла, а сестрицы Смердячкой дразнили. Но я на них не в обиде. У сестриц тоже имена и прозвища не сахарные. — Ответила девушка и пожала руку Насти. Та как стояла, так и замерла, понимая, что столкнулась с хозяйкой затемненного участка города, откуда могильным духом несло. 

— Так ты та самая, Смерть? — С трудом спросила Настя, чтоб хоть как-то выкрутиться из неловкой паузы. 

— Не, я Смертушка, а Смерть — это моя старшая сестра. Я правда ее никогда не видела. Да и слава Богам первородным. Тот, кто ее увидит, средь живых не остается. 

— А, интересная у тебя семейка наверно? — Пробормотала Настя и не зная, как вести себя со Смертушкой дальше, сунула руки в карманы и нервно сжала свои радужные камни. Они как будто накачали ее уверенностью, и Настя выпрямила голову и уверено улыбнулась необычной собеседнице. Та похоже не привыкла к такой реакции и тоже улыбнулась и решила начать разговор по-дружески: 

— Да ты не нервничай, я в этот мир не по своей воле пришла, меня мама заставила. Сказала, что я уже взрослая и пора мне своим миром обзаводиться. А мне скучно понимаешь, надоело все это идолопоклонство! Я хочу пожить нормально, хотя сама точно не знаю чего хочу! — Призналась Смертушка. 

— Нормальное подростковое состояние, я когда реально шестнадцатилетней была, то вообще не понимала, чего все ко мне цепляются. Они хотели, чтоб я выбрала себе профессию. Да я не знала, что мне на завтрак выбрать, а они учись, выбирай профессию, тебе о будущем пора подумать. — Искренне произнесла Настя и девушки улыбнулись, у них нашлась общая тема для разговора, и они пошли вдоль улицы болтая о всяком девичьем и даже не замечали, как всякие монстры шарахались от них в стороны, а те, что были медлительными притворялись давно умершими. 

— Слушай, а вот как ты поняла, что ты хочешь заниматься именно тем, чем занималась, до всего этого? — Спросила Смертушка у Насти, когда они сели на скамейке у кинотеатра. 

— Я вообще занималась всяким после института. Много что перепробовала, а потом мне один мудрый человек посоветовал забыть о надо и поискать то, что интересно. Я сначала не поняла, как можно найти то, о чем даже не догадываешься. Он спросил какое у меня хобби, я ему сказала, что мне нравится скрапбукингом заниматься, он сказал, что вот от этого и нужно отталкиваться. Вот я и стала в отделе образования заниматься организацией досуга для детей, правда, как это у меня так получилось, я понятия не имею. 

— Скрапбукинг, это когда из бумажек всякое делают? — Немного скучающим голосом спросила Смертушка и Настя поняла, что ее собеседница начинает скучать, а для нее Насти, это может плохо кончиться. 

— Если в скучном варианте, то да. 

— А есть не в скучный вариант? — Удивилась Смертушка. 

— Ну вот смотри, ты говоришь, что тебе скучно. Тебя никто не понимает. И ты хотела бы выразить себя так, чтоб все сразу поняли кто ты есть и какой у тебя внутренний мир. Так? 

— Ага. — Коротко ответила Смертушка, снова заинтересовавшись. 

— Тогда создай нечто в чём ты себя можешь выразить. 

— Картины я пыталась рисовать, скучно! 

— А ты создай свой личный дневник, — На абум ляпнула Настя и увидев поскучневшее лицо Смертушки, решительно продолжила, — Но не просто дневник, а сделай своими руками бумагу, сшей листы и сделай шикарную обложку. Лучше всего если ты даже краски и чернила сама сделаешь. Оформи каждый лист так, чтоб любой понял, что это вот так ты себя чувствовала в тот день, когда заполнила тот лист дневника. А лучше напиши книгу! Ты же столько всего видела, со столькими знакома, одна твоя семейка чего стоит. К тому же, как автор книги, ты можешь преподнести читателю своих героев, так как ты их видишь... 

— В смысле, описать моих сестриц такими какие они есть на самом деле, без прикрас? — Злорадно улыбнулась Смертушка. — Да и про матушку, все что захочу могу написать и даже про дядю Чуму всю правду рассказать? 

У Смертушки был такой вид, как будто она задумала самую грандиозную пакость в своей жизни. Она засияла вся и коварно улыбнувшись заявила: 

— Да я же им все косточки перемою! Они же у меня и не рады будут, что из дому выставили, я же им... Ох, и взвоют родственнички! А потом я еще и по дальней родне пройдусь... Ох, это же...  

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍ Смертушка на миг замолчала, видимо мысленно уже представляя как ее родственники будут читать ее творение и она вскочив на ноги прошлась вдоль скамейки и зашептала: 

— Нужно будет такую бумагу сделать, чтоб они ее не уничтожили и чернила с красками, чтоб не выцвели... Стоп, а как бумага делается? 

— Кажется из дерева. — Неуверенно ответила Настя. 

Смертушка задумалась, посмотрела на березу, что росла рядом со скамейкой и поковыряла ногтем кору. 

— Что-то я не представляю, как из этого, бумага может получиться. — С сомнением произнесла Смертушка, а потом радостно улыбнулась и заорала во все горло, — Эй, там, покойнички, кто из вас научит меня бумагу делать, того упокою окончательно! 

Из самых темных подворотен и закоулков начали выходить самые настоящие зомби. Настя насчитала восемнадцать, они медленно подходили к Смертушки и что-то мычали и стонали. 

— Ну вы, не все же сразу, и не так быстро, я ничего не понимаю из вашей тарабарщины! — Возмутилась Смертушка, — Давайте-ка мы с вами пойдем туда, где сможем спокойно пообщаться, а то тут на улице учиться не очень удобно. 

Смертушка крутанулась вокруг себя и исчезла, ее зомби с хлопком просто растворились в воздухе, и Настя с облегчением выдохнула, но она рано обрадовалась. Прозвучал новый хлопок и Смертушка снова появилась рядом с ней. 

— Я чуть не забыла про элементарную вежливость, — Виновато произнесла она и обняв обалдевшую Настю, расцеловала ее в обе щеки и добавила, — Мне ваш мир не нужен, я, кажется, нашла себе занятие на ближайшие лет триста. Так что признаю тебя победившей меня.  Надеюсь, ты выживешь, и мы нескоро встретимся. 

Она снова исчезла, а Настя впервые в жизни перекрестившись подумала, что только что создала первого божественного журналиста. Ей не верилось, что простой болтовней она сумела получить признание поражения от Смертушки. Правда она не поняла зачем ей это было нужно, но встала со скамейки Настя гордо и побежала обратно к цыганскому поселку, там явно происходило что-то важное. Вот уже минут пять оттуда доносились крики и звуки выстрелов, а главное вспышки чего-то огненного. А так как у парней были дробовики, Настя понадеялась, что именно они там в поселке кого-то убивают. 

Глава 8.2 

Настя почти добежала до дома, во дворе которого кто-то с кем-то, не на шутку схлестнулся. Время от времени оттуда слышалось блеяние и крики людей. А еще там кто-то метал огненные шары. Некоторые из них перелетали через высокий, трехметровый забор и ударившись о препятствие выплавляли всё вокруг себя, как раскаленная вулканическая лава. 

Ворота неожиданно с треском раскрылись, выбитые горящим телом и мимо Насти пролетел огромный огненный шар, в котором еще можно было увидеть чьё-то рогатое тело. Еще два таких же рогатых тела выбежали со двора и попытались убежать, но их догнали два копья пронзившие им спины. Двое из трёх братьев близнецов радостно подпрыгнули на месте, хлопнули раскрытыми ладонями и увидев Настю дружно ей поклонились и вернулись во двор дома. Там уже все стихло и девушка, не торопясь, осторожно заглянула во двор. Стены дома были проплавлены насквозь в пяти местах, окна были выбиты. На ступеньках крыльца сидели закопчённый Сашка, Макс с опаленными волосами и загорелый почти до черна. Рядом с ними сидел еще один парень. Красивый, спортивный и с длиннющей косой, о какой не всякая девушка и мечтать посмеет. Они были вспотевшие, запыхавшиеся, но явно целые и невредимые, а у крыльца лежало тело огромного человека - козла с метровыми рогами. Из его глаза торчала рукоять кинжала. 

— Весело у вас тут. — Пробормотала Настя, выходя в центр двора, так как поняла, что ее упорно никто не желает замечать. 

Макс устало поднял голову, всмотрелся в бледное лицо Насти и наконец смог вздохнуть с облегчением, а вот Сашка как никогда резко подорвался и подойдя к подруге заорал: 

— Тебя, где черти носили? Мы тебя повсюду искали! Мы уже думали ты того, а ты тут как ни в чём не бывало! Ты хоть знаешь, как я волновался!!! 

— Я тоже тебя люблю Сашенька, — прошептала Настя и не скрывая слез, радости обняла друга детства. Тот замер и не сразу решился обнять подругу, но когда всё-таки обнял, то украдкой вытер слезу об ее плечо. 

— Ты где была? — Тихо спросил Макс. 

— Сначала в яме переночевала, потом с прозрачной личностью пообщалась, потом в вашей мастерской камнепад поджидала. Кстати, домик твой того, камнепада не пережил. — Перечислила Настя, загибая пальцы, — А потом вас искать пошла и встретила тут одну барышню…, колоритная такая девица, если честно я уже думала все кирдык мне, ан нет. Она признала себя проигравшей! 

— И кто же она была? — Спросил блондин с косой. 

— Она представилась как Смертушка. — Гордо заявила Настя и увидела, как побледнели все вокруг. 

— Ты..., это, ты..., того..., этого..., ты так не шути! — Попросил один из близнецов. 

— Мы к ее владениям даже подходить боялись, она нам не соперница! — Произнес блондин. — Она одним щелчком пальцев нас всех положить могла! Мы думали она тут главной станет, она же дочь истинных богов, первородных! 

— Ну, а меня, она сама победительницей назвала и в обе щеки расцеловала и ушла. — Заявила Настя, садясь между Максимом и блондином. — Хотя, зачем мне ее признание поражения, я не знаю. 

— Ты местная! — Начал объяснения блондин, — Теперь, когда она призналась тебе, что проиграла, она спокойно может уйти из этого мира, или остаться на правах так сказать младшего божества. Её теперь никто из претендентов не тронет, ее поражение не принесет им дополнительной силы. А вот ты красавица, теперь имеешь шанс стать одной из претенденток, если найдешь оружие, как твой друг. 

— В смысле как друг? — Не то возмутился, не то удивился Макс. 

— У тебя есть кинжал огня, он признал тебя и теперь ты претендент на божественную силу, если убьешь троих пришлых, станешь Богом этого мира. Судя по всему, богом огня. — Объяснил блондин и повернувшись к Насте, протянул ей руку и представился, — Я Зирал, возглавляю этот отряд, охотников на богов. 

— Настя. — Слегка улыбнувшись и пожав руку, ответила девушка и посмотрела на Макса. — И где ты кинжал нашел? 

— Это скорее ты нашла, — Признался тот, — Твоя кочерга воткнулась в сундучок, который потом превратился в кинжал. 

— Кстати, а где моя кочерга? — Вспомнила девушка о своем священном оружии и увидела ее погнутой в руках Сашки. 

— Извини, — покраснев пробормотал тот, — я ею козлов по маковкам бил, а они непробиваемые оказались. 

— Ну и вот чем я теперь защищаться должна? — Простонала Настя и уткнулась лицом в свои ладони. 

— Хочешь я тебе свой дробовик отдам? Правда, к нему всего пять патронов осталось. — Предложил Макс. 

— Ей нужно найти ее оружие. — Торжественно заявила Тария. — Такое же, как у Максима, но предназначенное только для нее. 

— И как, да и где я его искать буду? — Скептически поинтересовалась Настя уверенная, что с дробовиком она скорее пристрелит кого нибудь из друзей. 

— Понимаете, ваш город стал эпицентром битвы за божественную власть потому, что тут должно быть сокрыто три сундука с оружием, для местных претендентов. Кто из вас, обитателей этого мира, станет претендентом никогда никто не знает. Я думаю, тут все происходит случайно. Кто нашел оружие, тот и претендент. А само оружие излучает очень сильное поле, из-за которого потенциальному претенденту рядом с ним не комфортно, до начала сияния черной звезды... 

— Что значить не комфортно? — Перебила Зирала Настя и вид при этом у нее был такой, как будто она боялась спугнуть удачу. 

— Головокружение, ощущение, что тебя куда-то толкает сам воздух, как будто ты пьяная и земля уходит из-под ног. 

— Я знаю, где оружие! — Широко улыбнувшись заявила Настя и посмотрела на всех радостно. — Я точно знаю где! 

— Может нам расскажешь? — Поинтересовался Макс. 

— За домом Светки Титовой. Я поэтому там и ходить перестала. Меня там чуть ли не с ног сбивало и идти прямо я не могла, там между вторым и третьим подъездом на тротуаре, прямо проклятое место какое-то. — Объяснила Настя и увидела, как округлились глаза Саши и Максима. 

— Ты там с седьмого класса ходить перестала. — Пробормотал Сашка. 

— Ну да.  Что я, дура, ходить там, где мне плохо делается? 

— Тогда нам нужно пойти туда и достать оружие. — Заявила Лиолита. 

— А кто там сейчас из претендентов окопался? — Спросил Макс прекрасно понимавший, что и претенденты могли знать об оружии, — Претенденты не могут захватить наше оружие? 

— Нет, они даже близко к нему не подойдут, это самоубийство для них, прикасаться к оружию местных претендентов. А вот устроить засаду поблизости могут. — Сказал Зирал. — Где этот дом твоей Светки? 

— Рядом со школой, на границе темного сектора, там, где Кощей засел. — Сказала Настя и поняла, что просто так ей свое оружие достать не получится. 

— Что еще за Кощей? — Хором спросили Макс и Зирал. 

— Тот урод, что вошел в наш город на дороге из города, из-за которого подруга моя погибла. — Объяснила Настя и поняв, что Максиму это объяснение не совсем понятно добавила, — Это тот, что певца в белом укокошил. 

— Это такой худой, весь в черном в короне? — Спросил, напрягшись Зирал и Настя увидела, как напряглись все убийцы Богов. 

— Да, он. — Кивнув подтвердила Настя и братья близнецы напряженно вздохнул, сочувственно уставились на Настю. 

— Там точно будет засада! — Сказала Лиолита. — Он такого случая не упустит. 

— Вы его знаете? — Спросил Максим. 

— Этого урода зовут Горюн, — сказал Зирал, мрачнея, — он уже через десятки миров прошёл. Его не интересует божественность, ему нравится сам процесс. Он приходит вместе со всеми претендентами, истребляет как можно больше претендентов и уходит в следующий мир, не за долго до конца сияния. Мы его несколько раз пытались уничтожить, но он очень силен. Наш отряд был значительно больше, он в предыдущем мире, нам ловушку устроил и уничтожил большую часть отряда, Мы ели ушли...  

— Больше всего он любит охотиться на местных претендентов. — Добавила Тария. 

Немой Лот подошел к трупу человека козла, вырвал из его глазницы кинжал и протянул его Максу. Тот принял его и благодарно кивнул. 

— Лот прав, тебе нельзя расставаться с кинжалом, пока Настя не добудет свое оружие. — сказал то ли Ирум, то ли Юрум. 

— А что будет, если я не добуду свое оружие? — Поинтересовалась Настя. 

— На вас скоро начнется охота. Ты получила признание поражения от самой Смертушки, Максим убил козлолюда. Вы сами того не ведая, стали участниками борьбы за божественную власть. Претенденты теперь будут жаждать вашей смерти, как глотка воды в пустыне, в полуденную жару. — Объяснила Тария. 

— Макс двух претендентов убил. — Произнес Сашка, и все уставились на него. — Мы ночью одну травянистую дамочку завалили, точнее Макс ее обезглавил. 

— Точно, про Травушку я и забыл. — Признался Макс. 

Все охотники на богов дружно перевели изумленные взгляды на Макса и Зирал спросил: 

— Ты забыл, что убил Травушку? Ну ты даешь! 

— Ох и достанется тебе от Лесного человека, когда он узнает кто его жену прикончил. — Радостно заявил один из братьев и все трое злорадно улыбнулись. 

— Эта тварь столько мужиков извела, вы себе и представить не можете. А Лесной человек кажется у реки обосновался, так что просто понадеемся, что он нескоро узнает кто его жену обезглавил. — Объяснила поведение братьев Тария. 

— Так, что теперь делать будем? — Спросила у охотников Настя. 

— Надо посмотреть, что там за место такое, где оружие спрятано и потом уже решать, как его добывать будем. — Решительно заявил Зирал и встав на ноги посмотрел на всех вокруг него. — Будем надеяться, что Горюн еще не устроил нам там ловушку, а если устроил, то сделаем всё, чтобы Настя добралась до оружия. Если она будет вооружена, у нас будет больше шансов уничтожить Горюна и ему подобных. Все кроме Макса и Сашки согласно кивнули и пошли в дом собираться на разведку. Друзья остались одни во дворе и Макс наконец подойдя к Насте, молча ее обнял и ничего не сказав ушел в дом. 

— И что это сейчас было? — Удивлено спросила Настя у Сашки. 

— Он очень переживал, когда ты пропала. 

— Ясненько, хоть и не понятненько. — Прошептала Настя и шмыгнув носом посмотрела в небо, где вспыхнуло яркими гроздьями фейерверк, над центральной площадью города. 

Все охотники на богов выбежали на улицу и замерли, уставившись на фейерверк. 

— Что это? — Встревожено спросил Макс, — Опять какая-нибудь пакость? 

— Нет, — Ответил Зирал, — Это кто-то из претендентов объявляет открытый поединок, вызывает остальных на честный, или не совсем честный бой на площади города. 

— Мы пошли посмотрим сколько народу придут убивать благородного придурка. — Заявил один из близнецов и все трое убежали прежде, чем Зирал успел им что-то сказать. 

— Мы тоже пойдем поглазеть. — Заявили сёстры и убежали, а за ними ушел и Лот. 

— Ладно, что ж теперь, — Не очень-то расстроившись заявил Зирал и Настя поняла, что он тоже хочет посмотреть на поединок претендентов. 

— Может тогда и мы посмотрим. — Предложила она. 

— Точно, — Поддержал ее Сашка, — не каждый день такое увидишь. 

— А как же оружие? — Напряженно спросил Макс и Зирал кивком его поддержал. 

— Если там ловушка, то пусть этот Горюн там и сидит, нас дожидаясь, а мы пока узнаем побольше о претендентах, за боем понаблюдав. — Почти беспечно заявила Настя и взяв Зирала под руку, потянула его к воротам. 

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍ Глава 9.1 

Насте нравилось идти в вечернем сумраке с тремя мужчинами. После того как она побродила по городу одна, это были самые приятные пять минут за все то время, что на ее жизнь влияло сияние черной звезды. Поэтому она почти улыбалась, но, когда им навстречу выбежали все охотники на богов, а за ними еще двое и они явно были претендентами, Настя улыбаться перестала. У всех бегущих от площади, глаза были большими и наполнены страха.  

— Убегайте! — Заорала Тария, — Там серый самоубийца! 

Трое друзей не знали кто это такой, но по поведению и охотников, и претендентов поняли, что дело плохо. Зирал резко развернулся и потянул за собой в Настю. Сашка и Макс тоже уже бежали в обратную сторону, когда в воздухе заискрило, затрещало и воздух вокруг потянул всех бегущих обратно. Настя почувствовала, как ее отрывает от земли и тянет спиной вперед к площади, резкий рывок опустил ее на землю, она не успела подняться на ноги, как ее протащило по асфальту вперед несколько метров и воздух опять ополоумев, потащил ее назад приподнимая и унося к площади. 

— Это вакуумная бомба! — Проорала Тария, — Хватайся за что-нибудь! 

Настя едва разобрала, что ей крикнула девушка в костюме коренной Американки и вцепилась в пролетавший мимо нее кусок стены. Воздух вокруг девушки все больше и больше искрил и вдруг ей показалось, что ее вот-вот растащит на такие вот искорки. И она постаралась оттолкнуться от бетонного куска стены, но воздух уже прижимал ее плотно.  Мимо нее пролетали деревья, всякий мусор и обломки домов. Она успела заметить пролетавшие мимо нее трупы и разных тварей. Настя уже почти потеряла сознание, когда в ее кармане что-то завибрировало. В голове Насти мелькнула мысль, что телефоны снова заработали, но потом она вспомнила, телефон остался дома и удивленно взглянула на то, что вырвалось из ее кармана. Это был тот самый кусочек радужного камня, что она подобрала первым. На него как будто не влияла сила ветра и он, зависнув перед своей хозяйкой трижды мигнул и образовалась небольшая сфера, за доли секунд она разрослась, затягивая в себя Максима, Сашку и охотников на богов. Настя успела увидеть из центра сферы площадь, посреди которой стоял на коленях мужик в джинсах и рваной куртке и сжимал в поднятых вверх руках ярко пульсирующий куб. Тот пару раз резко дернулся и поглотив в последнем всплеске свечения мужчину, взорвался так, что защитная сфера Насти взлетела высоко в небо и унеслась в сторону реки. На подлете к воде сфера мигнула и исчезла. Настя испугано заорала и рухнула в воду с высоты трех метров, сильно отбив, итак, ушибленную попу. От боли она не потеряла сознание, но вырвалась на поверхность с трудом. Вода ей показалась вязкой, цепляющейся, не желающей ее выпускать. Вырвавшись на поверхность Настя, нервно задышала, за озиралась и увидев берег поплыла к нему, но обувь и одежда становились все тяжелее и тяжелее. У Насти возникла паническая мысль, что вот так она и утонет, бездарно, бессмысленно, но над ней возник тигровый дракончик и вцепившись ей в воротник потянул ее к берегу. Настя даже не сразу поняла, как она оказалась на берегу, а Татошка лизнув ее в щеку посмотрел на плывущих к ним людей и тут же исчез. 

— Это что за тварь тебя из воды вытащила? — Спросил Сашка, с трудом выбираясь на берег. Пловцом он был великолепным, но так как он не пожелал расставаться с рюкзаком, то и плыть ему было нелегко. А вот Макс свой рюкзак оставил в доме, где они пережидали камнепад и потому выплыл легко, но ему пришлось помогать Тарие и потому он выбрался из реки последним. Тария явно сильно ушиблась и была слегка не в себе. Зирал и Лот помогли Максиму вынести девушку из воды и положили ее возле лежащих и с трудом дышащих братьев близнецов. 

— Что это было, на площади? — Спросила Настя у Зирала. 

— Вакуумная бомба. Мы не единственные кто охотится на претендентов. Есть и другие отряды. Такие же, как мы, выходцы из миров, где уже сияла черная звезда. Кто-то, как мы, охотятся на претендентов по одному, а кто-то устраивает им ловушки, вроде той, что мы сейчас с трудом пережили. 

Вакуумные бомбы использует отряд серых плащей. Они держатся особняком, все выходцы из одного мира. Они находят среди местных тех, кто готов умереть ради мести претендентам. Промывают таким людям мозги и дают им бомбы. Потом запускают в небо приглашение на поединок, и неопытные претенденты попадают в ловушку. Те, что прошли через множество миров, уже на вызов не реагируют, предпочитают бить конкурентов из-за угла, или бросают вызов один на один. Так чтоб в этот момент им никто не мог помешать. 

— Кстати, спасибо, что вовремя создала защитную сферу. — Поблагодарил Настю один из близнецов. Его лицо было покрыто мелкими царапинами и из левой руки торчал осколок стекла, но его братья уже ему помогали обработать раны. 

— Я, честно говоря, даже не поняла, как я это сделала. Просто захотела оказаться в безопасности и в кармане ожил кусочек камня..., этого что с неба упал, радужного. 

— Ты точно претендентка, — Улыбнувшись, прошептала очнувшаяся Тария, — Только они могут управлять осколками неба. Так что нам крупно повезло. 

— Нам еще больше повезет если мы найдем укрытие на ночь. — Произнес Зирал и показал на искрящуюся траву неподалеку и на шевеление чуть левее. — Это территория Лесного человека, так что думайте, что говорите и делаете, и будьте внимательны. Хищников тут должно быть немного, но зато они очень живучие, а я, например утопил свой меч.  

— Надо идти к бункеру и надеяться, что он еще уцелел. — Предложил Сашка, и Настя вспомнила об их укрытии, найденном ими в детстве.  

Они немало труда и сил потратили на то, чтобы вскрыть странное помещение в развалинах цеха старой фабрики. Оно было построено под глыбами камня у берега реки, но так чтоб тайное убежище не затопило. В детстве дети прозвали эту комнату с броне дверью бункером и играли в нем, потом это стало их место для тайных встреч, когда родители решили, что они плохо влияют друг на друга. 

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

— Думаешь он еще не развалился? — Спросила Настя у Сашки и тот пожал плечами. 

— Я там с выпускного не был. — Признался он. — Но куда нам еще идти на ночь глядя, все окрестные дома у берега заросли растениями еще в первый день. Так что нам остается только надеяться. 

— Надо уходить и быстро. — Прошептала Лиолата, помогая встать сестре. — Я чую запах зверя. 

Она указала на высокую траву с права и все тут же пошли вверх к бетонной пристани, которая уже покрылась множеством трещин и сквозь трещины уже проросли цветочки и травка. 

Глава 9.2 

Твари шли следом за людьми, призраки тощих, что увязались за отрядом убийц богов, постоянно предупреждали тех, кто их видит о приближении опасности. Услышать их было невозможно, но знаками они объяснялись отлично и потому Настя и Максим старались не упускать призраков из вида.  

В высокой траве было едва заметное шевеление и время от времени были слышны какие-то звуки, похожие на рычание и ворчание. К тому же Насте казалось, что растения тоже движутся, а после рассказа Саши, шепотом, у самого уха, о том, как они убили Травушку. Девушка опасалась, что на отряд охотится целенаправленно, тот самый Хозяин леса. Зирал утверждал, что Хозяин леса пытается стать единовластным богом мира, уже в пятый раз и если он становится хотя бы третьим из победителей, то уходит в следующий открывшийся мир.  Такая целеустремленность претендента на божественную должность заставляла Настю нервничать. 

Призраки взволновано замахали руками указывая откуда следует ждать скорой атаки монстров леса и все тут же повернули в противоположную сторону. Максим и Саша вначале бежали, как и все, но неожиданно одновременно остановились и потянули Настю за руки назад. Она тоже остановилась и посмотрела на друзей: 

— Вы чего стоите? — Спросила она. 

— Нас заманивают к складам, что на Ивантеевской улице, в промзоне у фабрики. — Объяснил Макс, и Настя поняла почему они остановились. Обернувшись, она хотела крикнуть убийцам богов, чтоб те остановились, но лишь успела увидеть, как они развернулись и побежали куда-то совсем в другую сторону. Их увели от Ивантеевского тупика, а вслед за ними над высокой травой поднялся туман.  

Заросшие растительностью дома и улицы стали походить на горы с высокими ущельями. Трава шуршала от ветра и тварей, подкрадывавшихся к троице. Настя встала спина к спине с Максимом, а Сашка встал сбоку от них. В руках Макса блеснул кинжал, а дробовик он протянул Насте. Та, оружие взяла, но с сомнением. Раньше она из него не стреляла и немного опасалась отдачи при выстреле. Сашка принюхался и прошептал: 

— Дымом откуда-то несет. 

— Главное, чтоб трава не загорелась, — ответил Макс, — иначе мы тут и запечемся до румяной корочки. 

— Хозяин леса свою территорию палить не позволит. — Уверенно заявила Настя.  — Если это его конкуренты таким способом его уничтожить пытаются, то у нас есть шанс свалить с его территории. Пока он с конкурентами разбирается. 

Из зарослей плюща и цветущего вьюна, приоткрылось окно и на них уставилась старушка лет семидесяти, она приложила палец к губам и показала куда-то налево, в сторону реки. Потом показала направо и кивнула, мол туда идите. Сашка благодарно кивнул и спросил шепотом: 

— А вы как же? С нами пойдете? 

— Я старая, мне уже не бегать, да тут теперь и кормят, и поят, так чего бегать? — Ответила едва слышно старушка и показала, как цветок вьюнка увял и стал превращаться в небольшой плод похожий на клубнику. Старушка сорвала быстро созревший плод и с удовольствием закинула себе в рот. 

Настя усомнилась в том, что кому-то из них эти плоды принесут пользу, но за старушку она порадовалась, та выглядела довольной и вполне здоровой. 

— Спасибо. — Поблагодарила Настя старушку, и они побежали в ту сторону, которую указала та. 

Бабка кивнула, улыбнулась и ее облик начал меняться, в пасти появились жвала, из макушки вырвались длинные усы, постепенно ее облике изменился настолько, что в ней можно было уже узнать обычного таракана. 

— Нас тут всегда неплохо кормили. — Прошипело существо и скрылось в комнате. 

А друзья продолжили бежать не замечая, как их берут в кольцо. Максим стремился к небольшому пятачку чистого асфальта возле строительного магазина, где можно было бы передохнуть. Но стоило им только ступить на асфальт, как вокруг них заскрежетало, затрещало и пятачок асфальта по кругу оброс толстыми стволами мгновенно выросших деревьев. 

— Частокол! — Обречено произнес Сашка, прижимаясь спиной к стене магазина. 

— Попались! — Согласилась Настя, тоже прижимаясь к стене. 

Максим промолчал, он осмотрел высокую окрашенную в желтый цвет стену магазина, построенного еще в советские времена и явно из качественного кирпича. До стеклянной витрины было не добраться, ее уже оплетал вьюн и стекло покрывшись мелкими трещинами, пропустило в темный торговый зал короткие вьющиеся усики. 

— Что делать будем? — Спросила Настя. — Может огнём? 

— Сами зажаримся. — Ответил Максим и тут он увидел высокую фигуру, бредшую вдоль улицы. Большая часть его торса была видна над верхушками деревьев, оно было сплетено из лиан, деревьев и кустарников, макушку украшал пучок ярких цветов, вместо глаз были пятна мха, тускло светящихся. Существо подошло к частоколу стволов и на том месте, где должен был быть рот, появилась щель и существо криво ухмыльнулось.  

— Хозяин леса? — Громко спросил Максим. 

— Многие меня так называют. — Пробасило существо и с трудом перешагнув через частокол замерло на краю площадки. Его стопы стали укореняться в треснувший асфальт, разрушая его и Максим понял, что если он доведет дело до конца, то им уже не спастись. 

— Что тебе от нас нужно? — Спросила Настя, она лихорадочно пыталась придумать, как одолеть это существо, но в голову приходил только план с гербицидами, но их еще достать нужно было. 

— Вы претенденты этого мира, — прогудел Хозяин леса, — вы убили мою жену. 

— Честно говоря, ты уж прости мужик, но она у тебя еще та зараза была. — Вдруг заявил Сашка. — А голос у нее какой был, а лицо? Я бы на твоем месте спасибо сказал, что избавили от жёнушки. 

— Я и говорю спасибо. — Заявил Хозяин леса, — убью вас сам и быстро. Иначе бы вас мои подданные убивали, медленно и очень мучительно. 

— А может не надо так-то? — Пискнула Настя, отходя от друзей и приближаясь к витрине магазина. 

— Надо! Мне понравился ваш мир, я хочу его. Мне не нужны люди, тут есть другие существа, кому можно дать разум, и кто будет верой и правдой служить мне. Так что вы первые в списке тех, кто должен уйти и отдать мир мне. 

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍ — Что будем делать? — Поинтересовался Максим, совершенно спокойно. 

— Отвлеките его! — Попросила Настя и метнулась к витрине, рубанув стволом дробовика по вьюну, одновременно разбивая стекло, она вломилась в торговый зал магазина.  

Этот магазин она посетила в первый же день пребывания в городе и хорошо помнила, что в этом магазине кроме обоев и линолеума можно было купить и оборудование для дачи. 

Максим изумленно посмотрел вслед убежавшей за покупками подруги и перевел взгляд на гиганта. В голове у него было пусто, никаких идей не было, он почему-то был совершенно спокоен, как будто все эмоции были отключены. Кинжал в его руке нагрелся, и парень с изумлением посмотрел на него. В памяти всплыли образы того, как он метал огненные шары в человеко-козлов, и как его кинжал пылал огнем, когда он вонзил его в глаз претендента от козло-людов. Переведя взгляд на Сашку, он увидел, как тот лихорадочно пытается вытащить что-то из рюкзака и не может. Хозяин леса тоже заинтересовался тем, что маленький человечек хочет ему противопоставить и не напал первым. А Сашка с матюками наконец то вытащил зажигательную гранату AN — M 14, купленную у залетных дельцов из столицы и приберегаемою на самый смертельный случай. 

— Что это? — Поинтересовался Хозяин леса. 

— Огонь в банке! — Заявил Сашка, дернул чеку и метнул ее в противника. Все услышали хлопок, гранату разорвало и из нее вылетели искрящиеся огненные бабочки и унеслись куда-то в небо. 

— Красиво. — Произнес Хозяин леса и даже похлопал в ладоши. 

— Нет! Не может быть! — Взвыл Сашка и посмотрел на Максима.  

Друг быстро вспомнил, как он создавал огненные шары, но они упорно не желали появляться в этот раз. Максим злился, махал руками и кинжалом, но у него ничего не получалось, огонь не желал зарождаться на ладонях Максима, и он только чувствовал едва уловимое покалывание тепла где-то в центре солнечном сплетении. 

— Что ты делаешь? — Ухмыльнувшись поинтересовался Хозяин леса. 

— Сам не знаю. — Признался Максим и разочарованно опустил руки. Он очень хотел, чтоб Настя что-то толковое придумала и потому спросил, — Может договоримся? 

— О чём? — Рассмеялся претендент на божественную должность. — Что ты мне можешь предложить? Ваш мир, итак, скоро станет моим, а вы людишки мне абсолютно не интересны, вы тут в моем мире даже достойно бороться за свои жизни не можете. Слабаки! 

Макс с Сашкой не успели ни руки поднять, ни отбежать, как их тела оплели резко выросшие из тела Хозяина леса, лианы. Макс захрипел, Сашка зашипел, матеря нечестного противника и воздух в их легких вдруг резко закончился. Оба парни захрипели, чувствуя, как лианы все сильнее сжимают их тела... 

Глава 9.3 

Настя бежала по широким проходам магазина, между рядами краски и шпаклевки, к дальнему углу зала. Где на большой и красиво оформленной витрине стояли большие упаковки удобрений, пачек семян для лужаек и клумб, а главное сбоку стояли, в пятилитровых канистрах, гербициды. Среди них, еще в прошлый свой визит в этот магазин, Настя заприметила особо сильный препарат. Она точно знала, что его используют в промышленных целях. Её друг по институту, каким-то образом умудрился устроиться работать в аэропорту и там такими препаратами обрабатывали территорию. А он таскал гербициды на свою дачу, чтоб дорожки и парковка травой не зарастали. 

По пути она увидела ряды пятилитровых бутылок с синей жидкостью и у нее еще мелькнула мысль, почему тут продают автомобильную незамерзайку, но потом решив, что это к лучшему схватила две бутылки и побежала дальше. В голове ее набатом стучала тревога за парней, которых она оставила с лесным чудовищем. И потому она старалась действовать быстро, не останавливаясь и не оглядываясь. А за ее спиной быстро разрастаясь, в магазин ворвался вьюн, он быстро завоевывал территорию оплетая кассовые аппараты и проходы между ними. На почти уже сплошной стене зацвели маленькие розовые патифончики цветов и если бы Настя в другое время увидела их то, умилилась бы вспомнив, что мама очень любила эти цветочки. 

Но в тот момент, когда она остановилась у ряда пластиковых ведер и заметила, выбирая ведро побольше, краем глаза заметила заросший выход из магазина и девушка разозлилась. Впервые в жизни она так возненавидела растения. А когда она еще услышала тихий шепот этих цветочков, то почувствовала неудержимую ярость. Всхлипнув от накатившего на нее эмоций, она наконец подошла к той самой витрине и улыбнулась. Две канистры концентрированного гербицида стояли там же где она их и видела. Из каждой канистры должно было получиться двадцать литров яда для растений. Девушка быстро перелила из бутылок незамерзайку в ведро и начала переливать туда же гербициды. А цветки продолжали шуршать, шептать, что-то обещать и напевая. Если бы не шум в ушах от злобы кипящей крови, Настя бы уже заволновалась. Но она не слышала, как шум цветов стал преобразовываться в песню и когда она поняла, что происходит, в большом торговом зале уже звучала колыбельная песня. И как бы не была разозлена Настя, песня начала на нее действовать. Девушка зевнула, потом еще раз, двигаться она стала медленнее. Ее взгляд метнулся по торговому залу, и она увидела две полезные для нее вещи — защитные наушники и разбрызгиватель, какой используют дачники. 

С трудом заставив себя стряхнуть сонное наваждение, девушка подошла к полке с наушниками и выбрала самые дорогие. Одев их на уши, она услышала шуршание моря и стук своей крови. Песня утихла и в разуме ее, как будто взорвалась бомба эмоций. Настя вздрогнула, передернула плечами и ускорилась. Быстро наполнив разбрызгиватель ядовитой жидкостью, она накачала воздух и направила струю на вьюнки. Те взвизгнули, съежились и даже постарались отступить, но не успели. 

— Ага, не нравится! — Торжествующе закричала Настя, и натянув баллон с ядом на плечи как рюкзак, еще раз обрызгала растение, и оно осыпалось черной трухой к ее ногам. 

Подхватив еще и ведро с получившейся жидкостью из незамерзайки и гербицида, Настя побежала к разбитому окну и выскочив на улицу чуть не расплескала яд. Она увидела, как посиневшие от удушья парни едва трепыхаются в лианах, растущих из торса Хозяина леса. Ярость и страх снова забурлили в ней, из глубины души вырвалась накопившаяся боль потерь и утрат. Она вспомнила, как хоронили отца, как она в последний раз увидела Макса, он все-таки пришел на вокзал, хоть и не подошел к ней. Она вспомнила Светку и их последнюю прогулку по еще нормальному городу ее детства. Настя подхватила ведро с ядом и побежала на Хозяина леса. Из ее души вырвался вопль, в который она вложила всю боль, что накопилась в ней и вместе с ядом обрушила на ноги хозяина леса. Тот слегка удивленно взглянул на маленькую человечку, что с криком бросилась на него и даже не сразу почувствовал, как яд стал проникать под кору. А Настя уже сняла баллон, подкачала ручкой в нем давление и направила струю яда на лианы, сжимающие парней.  

Вопль боли Хозяина леса разнесся над всем городом. Он посмотрел на обожженные ноги, на рассыпающиеся лианы и забыв о парнях попытался растоптать маленькую человечку, но она оказалась слишком шустрой, а яд слишком быстро проникал в тело. 

Настя распыляла яд по телу Хозяина леса пока в баллоне было давление, а когда струя жидкости иссякла, и он попытался ее растоптать девушка отскочила в сторону и получилось та, что Хозяин леса наступил на баллон. Настя уворачиваясь от огромных ног древовидного монстра, стараясь подальше увести его от парней, они лежали на асфальте и как рыбы на суши ловили воздух ртами.  

Неожиданно из торса монстра вырвалась тонкая, хлесткая лиана и отшвырнула Настю к частоколу стволов. Девушка почти отключилась, но боль в ладони заставила ее посмотреть на руку и охнуть. Она напоролась рукой на арматуру, торчащую из земли, быстро выдернув ее, она получила прут с помощью, которого она с трудом поднялась и тут же отскочила в сторону, спасаясь от ног монстра. Те почернели уже до колен и продолжали покрываться черной корочкой всё выше и выше, а у стоп, чернота начала осыпаться большими кусками, оголяя отравленную плоть. Настя размахнулась и воткнула арматурину в стопу монстра, тот снова заорал и отдернул ногу, не удержался и рухнул на спину, ломая частокол деревьев.  

Максим, увидев, как падает Хозяин леса дотянулся до дробовика Сашки и не вставая выстрелил в лицо претендента. Кулак дроби выбил ему глаз и тот снова заревел. Он не успел отреагировать на бежавшую по его телу Настю, а она, добравшись до его горла с размаху воткнула в нее арматурину и провернув ее, потянула вниз стараясь вырвать большой кусок древесины из горла монстра. Тот забулькал, захрипел и неожиданно его голова с хлопком отлетела в сторону. Настя взвизгнула и по инерции полетела вниз, в заросли кустарника. 

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

Она не отключилась, лишь слегка запуталась в собственных руках и ногах, не сразу сумев подняться и потому, когда на нее хлынула зеленая кровь поверженного Хозяина Леса то, чуть не захлебнулась. Её выдернули из потока крепкие руки Макса и поставили на ноги, она была вся зеленая, склизкая и пахла скошенной травой. Максим вытер ей лицо рукавом и спросил: 

— Цела? Ноги, руки целые? 

Настя показала ему кровоточащую ладонь и всхлипнула. 

Глава 10.1 

На ночь друзья решили остаться в магазине. На растения гибель Хозяина леса особо не повлияла, только время от времени, где-то падали со стен тяжелые куски засохших лиан и вьюнов. Да шуршание тварей в траве почти полностью стихло. Само тело поверженного претендента стало постепенно покрываться коркой и к тому времени, когда чёрное солнце полностью скрылось за горизонтом, у магазина лежала уже огромная скала, из которой журчал небольшой родник из горла поверженного гиганта. Зеленая жижа крови сменилась на воду и теперь, она тонким ручейком журчала в траве, устремляясь к реке. 

Настя, обнаружила в небольшой каморке продавцов душевую и хоть вода была холодной, долго отмывалась от крови Хозяина леса и все же полностью отмыться ей не удалось. Волосы стали похожи на водоросли, переливаясь всеми цветами зеленого, ногти тоже пропитались зеленым цветом и как бы девушка не отирала их ацетоном и растворителем, они все равно оставались ярко зелеными. В конце концов смирившись с очередным изменением в своем имидже, Настя укуталась в толстое махровую простыню сторожа, устроилась поудобней в импровизированном кресле из сложенных Максом и Сашкой из мешков со стружкой и опилками. Сами они сидели в таких креслах и делали вид, что очень увлечены приготовлением ужина. Вид зелёно-волосой подруги с по-детски обиженным выражением лица, очень их позабавила, но они старались пощадить, итак, пострадавшую подругу и сдерживали смех из-за всех сил. 

Макс помог Насте обработать ладонь и перебинтовал ее бинтами из аптечки, найденной под одной из касс. Сашка также прошелся по магазину и нашел Насте новое оружие. Он взял тканевую скатерть и положив в ее угол горсть мелких железяк из скобяного отдела, потом свернул в рулон это богатство и завязал этот угол в большой, тяжелый узел. Получился удобный, тяжелый кистень. Настя немного покрутила новое оружие, сделала несколько пробных замахов и осталась довольной. 

— Ловко ты с такой-то приспособой! — Восторженно произнес Сашка. 

— Я когда с первым мужем стала ходить в спорткомплекс, то случайно попала на курсы самообороны. Там инструктором была такая колоритная дамочка. Варвара Викторовна, на вид кондукторша из трамвая, в вязаной безрукавке. А потом мы случайно узнали, что она была инструктором в ФСБ и у нее наград... В общем она кое-чему нас успела научить, прежде чем просто исчезла. 

— Первым мужем? — Заинтересовался фразой Сашка, — А сколько их у тебя было? 

— Два. — Коротко ответила Настя, не желая вдаваться в подробности своих неудачных замужеств. 

— И где твой муж сейчас? — Тихо спросил Максим. — Он хоть знает, что ты жива? 

— Мой бывший второй муж, насколько я знаю, должен быть в Варшаве со своей невестой. По крайней мере, так мне сообщила его мать, при нашей случайной встрече в магазине. — Ответила Настя и в ответ посмотрев в глаза Макса, тоже спросила, — А где твоя девушка, или невеста? 

— В отставке. — Ответил за друга Сашка, — уже полгода, как в отставке. 

— А ты Сашка? — Постаралась увильнуть от неприятной темы Настя. — Твоя, или твои дамы, где? Ты же всегда был в центре внимания. 

— Тамарку, я отбрил за пару часов до конца света. — признался Сашка, — Она собиралась уже переезжать ко мне. Ей кто-то набрехал, что мои все уехали насовсем в Корею, вот она и решила действовать. 

Сашка говорил весело, но друзья увидели, как у него глаза наполнились печалью и тревогой, и как улыбка постепенно увяла. Они прекрасно понимали, что он переживает за свою семью. 

— Сашка, я уверена, что они живы. — Попытался успокоить его Настя, — Они далеко от нашего дурдома и наверняка просто переживают за тебя. 

— Хорошо бы так, лучше пусть они переживают за меня одного, чем я за них всех! 

Сашка встал и пошел в темноту торгового зала. На душе у него было муторно, он вспоминал лица сестренок и улыбающуюся маму, на прощание долго махавшую ему рукой и посылавшую воздушные поцелуи. Улыбающегося отца, показавшего ему на прощание кулак. Младшая сестренка попросила присматривать за ее собакой, а он ее даже не искал. Пришел домой, а собаки нет. Только приоткрытая входная дверь, распахнувшаяся из-за землетрясения. Настроение у парня окончательно испортилось, и он почти всю ночь бродил по магазину, пытаясь справиться с волнением. В три часа ночи Максим заставил его принять таблетку валерьянки и поспать хоть немного. Настя сменила Макса в семь утра и дала друзьям поспать. 

Она сидела на резиновой ленте кассы и смотрела то на друзей, то на лес, поглотивший большую часть города. Солнце поднималось медленно и почти не разгоняла тьму. Оно становилось все темней и темней и от ее сияния у девушки настроение становилось тоже тёмным. Она прекрасно понимала, что ей придется идти к дому бывшей одноклассницы. И понимала, что ничего хорошего ее там не ждало. Она хорошо рассмотрела Горюна и понимала, что он за маньяк. Красивый и страшный одновременно, он вызывал в ее душе бурю страстных чувств. Она хотела его придушить, но при этом ее восхищала исходящая от него мощь и уверенность в собственной неуязвимости. Настя вздохнула и посмотрела на Максима. Тот спал напряжено, лицо было хмурым, даже во сне он не мог расслабиться. Настя аккуратно спустилась с кассовой ленты и бесшумно подошла к нему. Присев на корточки, она стала рассматривать его лицо. Он все-таки изменился, повзрослел и стал более мужественным. Скулы были шире и острее, губы так и манили ее. Настя очень хотела его поцеловать, как она это делала в детстве. Она хотела хотя бы едва-едва прикоснуться к нему, но не смела. Настя прекрасно понимала, что у них нет будущего, после того, что они сказали друг другу и, что пережили тогда, много лет назад. Прошлое теперь всегда будет стоять между ними в виде двух могил на старом кладбище.  

Максим зашевелился, и Настя поспешила толкнуть его в плечо и поворчать: 

— Подъем засоня, все на свете проспишь! 

— Сколько времени? — Сонно спросил тот в ответ, приоткрыв только один глаз. 

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍ — На твоих часах одиннадцатый час, пора мочить Кощея и вооружать меня! — Заявила Настя, указав на часы на запястье Максима. — Сашка, подъем, я есть хочу, сделай пару бутеров, а я пойду воды принесу. 

— Только не из этого! — Хором заорали парни, указав на труп Хозяина леса. 

— Я чё дурна баба, что ли? Я в душевой наберу, если еще не кончилась. — Широко улыбнувшись ответила им Настя и покрутив пальцем у виска, поспешила к душевой. 

Когда она вернулась, уже одетая в свою выстиранную и не до конца просохшую одежду, парни приготовили завтрак. И собрали все, что посчитали нужным на случай встречи кого-то, кто захочет их убить. Сашка снова вооружился вилами, Максим взял лопату и гвоздодер запихнул за пояс брюк. Настя усмехнулась и показала на дробовик Сашки: 

— А его, что не берем? 

— Почему? Берем, просто он теперь что-то вроде дубинки у нас, по крайней мере если не раздобудем патронов. — Ответил Сашка, и вскинул дробовик за спину. — Патронов всего три осталось. 

— Как раз застрелиться, — Едва слышно пробормотала Настя и посмотрела на небо, там опять собирались тучи и вдалеке уже сверкали молнии. 

— Господи Боже, сделай так, чтоб это была просто гроза! — Взмолился Сашка, увидев куда смотрит Настя. 

— Вот прикончу Горюна и сделаю. — Пошутил Макс, но Сашка посмотрел на него совершенно серьезно и хлопнув друга по плечу попросил: 

— Уж окажи такую милость, дружище, наведи тут порядок своей божественной волей! 

Настя и Максим переглянулись, они оба только теперь осознали на что их подписала судьба. Божественная сила их напугала, они оба с ужасом посмотрели на друга, потом на вышедшего из магазина Сашку и почему-то почувствовали себя вдали от него убогими и беспомощными. 

— Саша, подожди! — Крикнула Настя и поспешила за ним. 

— Куда теперь? — В ответ спросил тот и Максим показал в сторону единственной уцелевшей девятиэтажки. 

— Надо оглядеться и решить, как будем действовать дальше, наобум идти к Светкиному дому нельзя.  

Глава 10.2 

— Гроза приближается! Нужно поторопиться. — Проворчал Сашка, открывая дверь в подъезд девятиэтажки. 

— Да приближается, — Согласился Макс, — против ветра она приближается. Так что опять какая-то гадость к нам летит. Нужно по-быстрому забрать оружие и уходить. Лучше такие стихийные сюрпризы где-то в надежном укрытии пережидать. 

— Мы когда-нибудь дойдем до нашего бункера? — С намеком спросил Сашка. 

— Не думаю, что он еще цел. — С сомнением произнесла Настя, поворачивая от площадки с лифтом к лестнице. — Там совсем рядом это гигантское дерево растет, могло и корнями повредить. 

— Тогда где отсиживаться будем? — Поинтересовался Сашка печально вздыхая, — В мастерскую лучше не возвращаться, в случае сильного ливня там потоп будет, а пристройка, ты сама сказала, обвалилась. 

— Если что, можно в школу? — Неуверенно предложила Настя и посмотрела на Макса, тот молча кивнул и разговор на этом кончился. 

Поднимались на крышу молча и обнаружили, что дверь на нее не заперта. Выбрались наружу и застыли поражено. Город изменился до неузнаваемости. Там, где правила когда-то Смертушка, стояли серые развалины, как будто город вымер много столетий назад. На территории парка уже образовалась небольшая пустыня, разрастаясь от пруда и там крутили небольшие смерчи странные существа, похожие на чертей. Возле реки собирались в толпы какие-то зеленые человечки в компании красивых девушек и устроили празднество с кострами и хороводами, а с дерева к ним тянулись своими жуткими лапками и жвалами гигантские насекомые, но веселящиеся существа ловко от них уворачивались и продолжали веселье. 

— Не пойму, они так оплакивают Хозяина леса, или веселятся, потому что от него избавились? — Спросила Настя. 

— Я тоже не пойму, но возможно в той части города есть еще кто-то похожий на Травушку и Хозяина леса. Вот он и веселится, скорее всего. — Предположил Макс, — Не погибла же магия леса со смертью его хозяина. А когда Кикимору обезглавили, ее озеро высохло мгновенно. Теперь там похоже иблисы веселятся. 

— А мне вот интересно, сколько все-таки претендентов пришло в наш мир? — спросил Сашка и показал на выезд из города. 

Там бушевала битва. В тучах пыли и дыма взрывались заклинания, вспыхивали разряды молний и время от времени чье-то тело вылетело из потасовки, но быстро вставало и возвращалось в бой. 

— Со стороны посмотреть, так даже зрелищно. — Произнесла Настя и задумавшись спросила, — как думаете, Горюн в этой драке участвует? 

— Надеюсь, что да, — Тоже задумавшись ответил Макс и посмотрел в сторону дома Светки, там был полумрак, как и во всем городе и что-то рассмотреть в подробностях было невозможно, тем более что нужный участок тротуара находился за домом. 

Неожиданно сильный порыв ветра донес до них запах гари и чего-то кислотно едкого, все посмотрели туда откуда подул ветер и увидели неширокий поток ядовито зелено-желтой пакости. Он протекал через город почти деля его на пополам, и всё, что касалось этой жижи, начинало дымиться и быстро сгорало. 

— Вот теперь реально надо поспешить, пока эта гадость не отрезала нам путь к Светкиному дому. — Решительно заявил Макс и пошел прочь с крыши. Сашка и Настя еще с пол минуты полюбовались картинами разрушения и тоже пошли вниз. Времени у них действительно было в обрез. 

Бегом спустившись на первый этаж и аккуратно выглянув на улицу, друзья убедились, что их там никто не подкарауливает и побежали к заветному дому. Ветер крепчал, постепенно переходя в почти ураган, бежать становилось все труднее и труднее, Максиму пришлось держать легкую Настю за руку, ее уже пару раз сбивало с ног, особо сильными порывами ветра. Сашка тоже держался за Настю, но только, чтоб не отстать и не потеряться в накрывшем их урагане. Они почти достигли территории Горюна, когда ветер резко стих и друзья одновременно пригнулись от неожиданности. Гроза громыхала уже совсем рядом несмотря на то, что шла против урагана. Громыхнуло и у Насти сердце сжалось, затрепетало как птичка в клетке, уши заложило на несколько секунд и девушка ощутила, как в ее кармане зашевелились, заворачивались радужные камни.  

Как бы не хотелось друзьям побыстрее добыть оружие и уйти с улицы куда-нибудь под защиту стен и крыши, но к дому бывшей одноклассницы они подходили осторожно, крадучись и оглядываясь по сторонам. Всё вроде было спокойно, Настя не видела и не чувствовала ничего необычного, не было былого звона в ушах и головокружения, ее никуда не тянуло и не толкало. Встав в эпицентре былой странности, она прислушалась к организму и разочарованно вздохнула. Ничего не происходило. 

— Ну и как мы будем его искать? — Спросила она растерянно. 

— Попробуй закрыть глаза и почувствовать это чертово оружие. — Предложил Макс. 

Он стоял спиной к дому и смотрел на окружавшие их кусты, Сашка стоял спиной к кустам и контролировал окна дома. Настя закрыла глаза, попыталась успокоиться и почувствовать оружие и снова ничего не произошло. Покрутившись на месте, она постаралась вспомнить свои ощущения и поняла, что ее всегда как будто подталкивало с тротуара в кусты. А там она увидела свежевскопанную землю и в душе ее все оборвалось. Девушка метнулась к перекопанной земле, у корней зеленой изгороди и разочарованно вздохнула. Там была довольно-таки большая яма с оплавленными стенами. 

— Похоже тут есть еще один кандидат на божественную силу, из наших. — Сообщила она друзьям и поднявшись на ноги, чуть ли не со слезами в голосе спросила, — что будем делать? 

— Если есть еще один кандидат, значить должно быть еще одно оружие. — Предположил Сашка, — а значить мы его должны найти. 

— Но как? — Спросила Настя и снова втянула голову в плечи. Громыхнуло так, что она почти оглохла от грохота. 

— Что-нибудь придумаем. — Пообещал ей Макс и показал на небольшой спортивный магазин, открывшийся совсем недавно, двери его были приоткрыты и магазин выглядел целым. — Там пока побудем, из него можно подняться на второй этаж. Хозяин себе квартиру купил над магазином и объединил их. РГТИ потребовали убрать незаконную перестройку, но Лёлик чихать на них хотел. 

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

— Тот самый Лёлик? — Спросила Настя. — Наш, бандюган Лёлик? 

— Он самый, правда его недавно арестовали и увезли куда-то. Так что возможно ему, как всегда, повезло.  — Подтвердил Максим и пропустил вперед Сашку с дробовиком. Тот осмотрел торговый зал магазина и кивнул. 

— Заходите тут вроде никого. 

— Вроде, или никого? — Уточнил Макс. 

— Если не считать трупа насекомого с меня ростом, то никого. — Уточнил Сашка пнув высохшую тушку, и та рассыпалась на части.  

— Гадость какая. — Сморщившись произнесла Настя и заперла входную дверь. 

На улице начали падать первые капли дождя, и девушка не захотела пускать его в магазин. Было у нее стойкое ощущение, что пускать дождь в магазин нельзя и попадать под него тоже. 

Глава 11.1 

— Надо же, и дождь, и туман. — Произнесла Настя, уже почти не удивляясь тому, что происходит за витриной магазина.  

Крупные капли дождя пробивали плотный туман, клубящийся над землей. Время от времени из тумана выскальзывали то щупальца, то лапы и снова прятались, по ним методично били молнии. У троих друзей сложилось ощущение, что они стали свидетелями битвы претендентов, сущность которых им была абсолютно чужда и непонятна.  Поэтому они решили не заморачиваться проблемами других претендентов и просто решили переждать непогоду в магазине одного из своих одноклассников. 

Лёлик был из криминальной семьи, все его братья и отец большую часть жизни провели в тюрьме, мама сидела только один раз, ее сестра не успевала выйти на свободу, как снова отправлялась в тюрьму. Лёлик рос большим, широкоплечим мальчиком с замашками бандюка, но с добрым сердцем. Он был справедливым и никогда не обижал девочек, их он уважал и всегда готов был набить морду любому, кто девочек обижал. Его за это любили и уважали. Учителя к нему тоже хорошо относились. Строгий отец парня требовал от него только одного, чтоб тот учился и хорошо учился. А Лёлик был парнем способным, с математическим складом ума и требование отца выполнял.  

А старшие братья Лёлика учили его, как не сесть в тюрьму, почему-то всё семейство хотело, чтоб Лёлик выбился в люди и по семейной традиционной тропке в тюрьму не ходил. Поэтому он закончил экономический институт и вернулся в родной город бизнесменом. Но вытравить из него наследственную бандитскую жилку никто не смог. Вот и стал Лёлик Бурундуков главным воротилой в городе. Все подпольные игротеки и спорт клубы были под ним. Он контролировал полицию и прокуратуру, он держал город в кулаке, но как поведал Насте Максим, недавно ударился в чтение книг странного содержания. Лёлик поверил в то, что приближается конец света и стал выживателем. 

— Он мне рассказывал, что у него три убежища есть. — Рассказывал Макс, прохаживаясь между рядами с товаром. — Он себе остров где-то в океане купил, небольшой правда. Потом бункер построил, где-то в средней полосе, где землетрясений не бывает. И еще у него где-то толи лотка, толи еще что-то такое, на случай вселенского потопа. 

— Ага, а перед самым концом света он загремел в каталажку. — Хмыкнув сказал Сашка. — Слушай, а вдруг у него в квартире какие ништяки есть, раз он выживальщик, так может там оружие, или еще чего найдется? 

— Навряд ли. Эту квартиру он купил баб водить, с женой у него что-то не заладилось, вот он себе пару симпатичных девчонок и завел. Они у него тут в магазине и работали. 

— А я бы посмотрела. — Произнесла Настя и пошла вверх по железной лестнице к небольшой площадке, нависающей над торговым залом, и потянула ручку двери на себя. Массивная железная дверь оказалась не заперта и девушку это удивило. 

— Может не стоит? — Забеспокоился Сашка. 

— Да ладно, — отмахнулась Настя, — Я только погляжу, как обустроил свой гарем, наш Лёлик. 

В темном коридоре под полупрозрачным плинтусом светилась лента подсветки. Мягкий ковер скрадывал шаги и Настя аккуратно, крадучись прошла на пару шагов вперед и осторожно выглянула за поворот коридора. В комнатах тоже светились плинтуса создавая мистическую атмосферу. 

— Откуда тут электричество? — Удивленно пробормотала девушка и пошла дальше. Слева от нее была большая кухня с обычной обстановкой, без всяких излишеств. Справа была приоткрытая дверь в ванную комнату, с огромной ванной и душевой в углу. Впереди была большая гостиная, а дальше прикрытая дверь в спальню.  

Гостевая, погруженная в полумрак была почти пустой. На стене висел телевизор, напротив него посредине комнаты стоял диван, возле него небольшой столик на колесиках. На столике лежали раскрытая и распотрошённая аптечка, на диване и на полу окровавленные бинты. Причем бинты были свежими, кровь была еще яркой, не потемневшей. 

Настя обернулась и увидела идущих следом за ней Макса и Сашку, у обоих выражения лиц не сулящих ей ничего хорошего. Поэтому девушка приложила палец к губам и показала на бинты. Парни понимающе кивнули и задвинули ее себе за спины. 

В комнате кто-то едва слышно охнул, и парни напряглись. Зашуршали простыни и слегка скрипнула кровать, в спальне кто-то встал и пошел к двери. Троица друзей приготовились принять бой и когда дверь распахнулась, все изумленно замерли. На них смотрел похудевший, бледный Лёлик. Совершенно лысый с перебинтованной рукой и явно сильно избитый. Он осмотрел троицу и закрыв глаза тряхнул головой, потом охнул, видимо голова отозвалась лютой болью, и он снова посмотрел на троицу одноклассников. 

— Вот ведь, как меня приплющило. — Пробормотал Лёлик, хватаясь за дверной косяк и сползая на пол, — Ладно вы двое, вы всегда вдвоем. А она то, как? Да еще и такая же, как в школе и зеленая вся! Башку мне всю ведать отбили. 

— Лёль, ты чего? — Шепотом спросила Настя, подходя к однокласснику. — Ты что, все это время тут сидел, что ли? 

— Уйди глюк красивый, мне и так хреново. — Ответил Лёлик и закрыв глаза откинулся головой к стене и замычал. — Голова трещит, как с великого похмелья. Да еще и глюки со мной разговаривают. 

— Лёль, я не глюк, я Настя, твоя одноклассница, я в город приехала недавно. Вот потрогай, видишь я живая, теплая. Видишь? — Пробормотала Настя, погладив парня по голове и заставила его сжать её левую руку. 

— Теплая. — Согласился Лелик, открыл глаза и посмотрел на Настю. — Живая и тёплая, а я уже думал, что один тут остался, что всё хана миру, пришел пушной зверь, да дурной какой-то. Как и писал этот урод. 

— Какой урод? — Спросил Макс, подходя к однокласснику и протягивая ему руку. Тот ее сжал и аккуратно поднялся на ноги. 

— Да был один умник, всё книжки умные писал про конец света. И ведь ни на денек не ошибся, сволочь! Вот только его безопасные зоны лажей оказались. Я все как велено сделал, инсценировал свой арест, чтоб никто ничего не заподозрил. Я все свои активы вложил в свое спасение, а когда приехал в лагерь для посвящённых, там уже бойня была. Солнце уже потемнело, и эти твари отовсюду полезли. Там жуть, что творилась, ну я ноги в руки и домой, думаю у меня тут и то безопасней и дом подготовленный и на даче убежище с запасами. И главное тут на квартире куча всего было, оружие, продовольствие и золотишко. А как в город пробрался, через лес по газопроводу шел, чуть ноги не переломал и в болоте, растаявшем чуть, не утоп. А тут такое... Дом стоял там, где развалины теперь, дача за рекой была, там теперь озеро. А квартиру кто-то обнёс. Видите? Пусто тут, ничего не осталось, даже тайник вскрыли, в спальне, под кроватью, в полу был. 

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

Толик махнул рукой и расстроенный пошел в ванную комнату, заперся там и друзья, переглянувшись, пожали плечами. Таким Лёлика они еще не видели, он был почти в истерическом состоянии. 

Дверь в ванную распахнулась и оттуда вышел Лёлик натягивая трусы, он пошел на кухню и махнул друзьям, чтоб они шли за ним. 

— Хорошо еще, что пожрать есть и холодильник работает несмотря на то, что в городе давно уже электричества нет. Морозильник так вообще, по-моему, минус пятьдесят выдает, я его и не открываю уже, боюсь. — Сказал он друзьям, ставя на плиту чайник со свистком, круг конфорки тут же вспыхнул синим пламенем. — Во! Видали, как удобно? Я даже кран с газом перекрыл, причем не в квартире, а внизу в подъезде, да и нет газа в трубах, я проверял. А он горит и воду кипятит! А еще телевизор работает, но показывает на всех каналах только мультики. Безостановочно, а провод в розетку не воткнут.  

— Но сейчас он ничего не показывает. — Произнесла Настя. 

— Ага, пару часов назад заткнулся сволочь, но я так думаю он просто спать завалился. — Объяснил Лёлик и выставил на стол печенья, хлебцы и большую корзину с конфетами. — Только “Раковые шейки” не открывайте, они кусаются и ириски, которые "Кис-кис", тоже не советую, они фыркают и царапаются. 

Настя недоуменно переглянулась с Сашкой и осторожно взяв одну ириску в руки взялась ее разворачивать и как только она раскрыла ее на половину, то услышала недовольное кошачье фырканье и из ириски сформировался коготь и попытался ее поцарапать. Отбросив конфету подальше, она отодвинула корзинку с конфетами от себя и села за стол. 

— Я поначалу решил, что сума сошел. — Признался Лёлик. — Но потом, решил, что это мир с ума сошел. 

— А вот ты говорил про мужика, что предсказал конец света, — Начал выспрашивать друга детства Максим, — Он про что писал? 

— А, этот удод, с проквашенными мозгами? Так он только с датой не ошибся, да угадал, что солнце потемнеет. А что дальше будет нифига не угадал. Такой дури, даже ему в его проквашенные мозги прийти не могло. — Отмахнулся Лёлик и поморщился от боли. 

— А морду тебе кто набил? — Осторожно спросил Сашка. 

— Да напоролся тут на компашку, они втроем бабу били. Три брата близнеца, на одну бабу. Она им, конечно, тоже отпор дала. Но они мне и накостыляли за то, что ее спас. 

— Ох, Лёлик, — Вздохнула Настя, — Зря ты вмешался. Это же братья из отряда охотников на богов, и они претендентку скорее всего извести хотели. 

— Давно это было? — Спросил Макс. 

— Дык поутру, — Ответил тот и залив всем пакетики с чаем кипятком, спросил, — А поподробней, что за отряд? 

Рассказывать об отряде взялся Сашка, а Настя пошла к завешено плотной тканью окну. Грохот грозы ушел куда-то на сервер, и девушка услышала какие-то голоса за окном. Аккуратно приоткрыла занавеску и замерла, за окном был снег, и окна затянуло по краям узором льда. По дороге между домами ходили существа, больше всего походившие на Йети, и они казалось, соревновались в борьбе. Периодически они устраивали между собой поединки, и после этого какое-то время орали и поглаживали друг дружку по плечам. 

— Чего там у тебя? — Шепотом спросил подошедший Макс и тоже заглянул в щель между шторами. При этом их щеки соприкоснулись, и они оба замерли. 

— Чего там? — Спросил Сашка, отвлекаясь от своего рассказа. 

— Да там эти..., Йети, ити их за ногу. — Отмахнулся Лёлик, — Так ты говоришь божественная битва? 

— Угу, — Кивнул Сашка отхлебывая горячий чай. — Поэтому у нас тут законы физики и отключились. Мир перерождается под влиянием множества претендентов. Порядок начнут наводить, когда солнце наше нормализуется, и то навряд ли всё, как раньше будет. Новые боги, новые правила. 

— Хреновато! — Вздохнув ответил Лелик и почесав лысину посмотрел на стоявших у окна Макса и Настю. — А вы чего замерли, либо поцелуйтесь и дите в мою спальню! Либо отомрите и не травите душу. Такая сладкая парочка была и так все плохо кончилось...  

Сашка шлепнул одноклассника по плечу и расширенными глазами намекнул, чтоб тот заткнулся, а Максим и Настя тут же отошли от окна и уселись за стол. Им обоим было неловко, Настя чувствовала себя героиней какого-нибудь сериала и потому решила, что срочно нужно менять тему разговора. 

— У тебя Лёль, совсем никакого оружия не осталось? — Спросила она. 

— Ну почему не осталось, кое-что в магазине припрятано было. Я чё, дурак что ли, все яйца в одной корзине хранить. Вот сейчас сожру одну фыркалку, чтоб не фыркала на меня и пойду тайник открывать. 

При этом оживившийся и явно пришедший в себя одноклассник смело развернул ириску и пока та фыркала и пыталась царапаться закинул ее в рот и старательно взялся жевать. 

— Блин, кажись я пломбу выковырял этой заразой. — Возмутился он и выплюнул на ладонь небольшой камушек. Все охнули. 

— Лель ну ты и буржуй, бриллиантами зубы пломбировать. — Проворчал Сашка. 

— Ты чё? Я же не Басков какой, чтоб такой дурью мается. — Возмутился тот и на всякий случай языком проверил все свои зубы. — Не все целые, ни одного нового дупла в зубах. 

— Тогда откуда брюлик? — Спросила Настя, привставая и рассматривая ярко сверкавший на ладони друга камушек. — И брюлик ли это вообще? 

— Может из конфеты? — предположил Лёлик и потянулся еще за одной. — Я сладенькое люблю, а если за это еще и такими камушками снабжают, то я только за. 

Он закинул в рот еще одну конфету и через минуту выплюнул на ладонь еще один камушек. Лёлик широко улыбнулся и придвинул к себе всю корзину. Вид при этом у него был счастливый. 

— Лёль, а как же тайник с оружием? — Напомнила ему Настя. 

— У? А, ну да, вы вниз идите, там в отделе тренажеров под ковровым покрытием люк, его открывайте и берите, что хотите, а я тут пока пофыркаю с этими вкусняшками. 

— Смотри не лопни. — Улыбнувшись сказал Сашка и пошел к выходу в магазин. 

— Не волнуйся, я в детстве таких три корзинки съесть мог, а тут и есть то нечего! — Крикнул вслед одноклассникам Лёлик и почти мгновенно о них забыл, его с головой поглотил процесс поедания конфет.  

Глава 11.2 

Спустившись в торговый зал, друзья тут же обнаружили угол, отведенный под тренажёры. Отодвинув все семь спортивных агрегата и сдернули огромный кусок коврового покрытия. Сашка аккуратно приподнял тяжеленую крышку люка и охнул. 

— Ну, Лёлик, ты и буржуй запасливый! — Восхитился Максим. 

Сашка опустился на колени и достал из тайника одноклассника Калашников и прижал его к груди как самый дорогой подарок деда Мороза. В тайнике лежало три Калашникова, несколько пистолетов и слитки золота. В углу возле ног Максима лежал большой пакет с коробками пуль для дробовика и патроны для Калашникова. Он нагнулся и выдернув пакет из тайника широко улыбнулся и протянул другу. 

— Отдашь мне свой дробовик, а сам набивай магазины к Калашникову. Теперь мы Горюну горюшка то выпишем! 

— Главное, чтоб, как с гранатой не вышло. — Пробормотала Настя, напомнив, как из зажигательной гранаты полетели огненные бабочки. 

— А мы сейчас магазины набьем, да проверим, как оно тут у нас сработает, или нет! — Широко улыбаясь ответил Сашка, он, усевшись на пол у тайника, тут же взявшийся за дело. 

— А я пойду Лёлика позову, хватит ему конфеты просроченные жрать, еще траванётся. — Произнесла Настя, понимая, что парни от вида оружия сами не свои. 

— Да вон он, уже сам идет. — Махнул рукой в сторону друга Макс и отвернулся от Лёлика. 

Тот вышел на площадку над торговым залом и держась за горло уставился большими глазами на Настю. Он был бледным, лоб и лысина покрылись крупными каплями пота и вообще вид у Лёлика был нездоровый. 

— Лёль, ты чего? — Обеспокоенно спросила Настя, делая несколько шагов навстречу другу. 

— Я камушек проглотил! — Прохрипел тот в ответ и начал спускаться по лестнице. 

Максим и Сашка оторвались от своих дел и тоже уставились на друга. Лелик медленно спустился с лестницы и посмотрел на друзей и тихо прохрипел: 

— Что-то мне как-то не хорошо! 

В следующую секунду он рухнул, тело его скрутило в сильных судорогах, но, когда Настя подбежала к нему, чтоб перевернуть друга на бок, тот замер с закрытыми глазами и жутко заорав, выгнулся дугой и друзья услышали треск ломаемых костей и выворачиваемых суставов. Лысина Лёлика стала покрываться волосиками, оголенные участки тела тоже быстро обрастали шерстью, а тело резко менялось с жутким треском и хлюпаньем.  

Настя, едва сдерживая рвоту, отвернулась и осмелилась посмотреть на Лёлика, только когда всё стихло. На полу лежал тяжело дыша, огромный пушистый кот с большими глазами, в которых плескались ужас, изумление с паникой вперемешку. 

— Траванулся, так траванулся! — Трагическим тоном произнёс Сашка, и его голос послужил толчком для Лёлика. Истерика взяла верх над ним. Он, вскочив на подгибающиеся лапы, заорал противным, долгим кошачьим мявком, выражая все, что он думает о друзьях, о том, что происходит за окнами магазина, о солнце так его подставившем. 

— Лёль, ты хоть понимаешь меня? Или ты того, этого, совсем?.. — Прошептала Настя в ужасе и Лёлик выгнув спину, огромной пушистой коричнево рыжеватой дугой, зашипел на девушку. 

Максу показалось, что он сейчас кинется на Настю и пинком поддал коту под хвост. Тот взвился под потолок с протяжным воплем, полным боли и злости. Развернувшись в прыжке, он приземлился на все четыре лапы мордой к лицу с Максимом. Тот каким-то великим чудом сумел увернуться от огромной когтистой лапы и упав на задницу, отползти под прилавок со спортивными костюмами. 

— Эй, кашара!!! — Заорал Сашка, стараясь отвлечь Лёлика от друга и запустил в него надутым тюбингом. Для Лёлика это стало последней каплей и он, издав злобный рык кинулся на Сашку, с твердым желанием оторвать наглому корейцу голову. Настя так и стоявшая посреди торгового зала, лишь выставила ногу и огромный кот, еще не совсем освоившийся с новым телом, полетел кубарем в угол торгового зала, где стояли большие банки со спортивным питанием. Раздался грохот и кота накрыло облаком белой пыли. 

— А ну, прекратили психоз, дебилы! — Заорала Настя, услышав, как Сашка взводит затвор и яростное кошачье чихание. — Саша, убери автомат, иначе я тебя придушу. Максим, положи гантели! Иначе я, ими тебе башку твою упрямую, пробью и не посмотрю, что ты сильнее меня! Лёлик? Лёлик, ты меня понимаешь? Если понимаешь, подай сигнал! Не заставляй тебя расстреливать! Я не хочу причинять тебе вред! 

В зале наступила тишина, такой строгой и властной Настю друзья никогда не видели. Сашка закинул автомат за спину, Макс аккуратно, но рядом с собой, положил гантели, а Лёлик жалобно мявкнув, выбрался из угла и сей на пушистую задницу, уставился на Настю. Вид при этом у него был такой несчастный, что Настя не выдержала и подойдя к огромному коту обняла его. 

— Мы что-нибудь придумаем. — Пообещала она ему, — Ты главное больше не ешь ничего непонятного. Хорошо? 

Кот сурово сдвинул брови и выставив один коготь на правой лапе, нарисовал на груди крест, как бы говоря, что он обещает вообще не есть ближайшие лет сто. 

— Вот и славненько. — Облегченно произнес Макс по-прежнему опасаясь подходить к Лелику, — Ты это..., извини что пнул. Просто я за Настю испугался. 

Кот что-то заворчал, подвывая и возмущено, потом заглянул себе под хвост, убедился, что семейные ценности остались на месте и вздохнув с облегчением жалобно посмотрел на Настю. 

— Ты главное, их вылизывать при мне не начни, и я обещаю, что-нибудь придумать. Если кто-то из нас, завалит трех претендентов, то получит божественную силу и тогда мы сделаем всё, чтоб вернуть тебе человеческий облик. — Пообещала Настя и кот скептически фыркнув посмотрел на Макса и перевел взгляд на Сашку, тоже фыркнул и положил тяжелую лапу на плечо Насти. Он лишь хотел сказать, что верит в нее, но у девушки подогнулись колени под тяжестью лапы и она рухнула. Мгновение она изумленно хлопала глазами, а потом расхохоталась до слез, а потом просто разрыдалось, и друзья кинулись ее успокаивать. Труднее всего было Лелику, он не мог ничего сказать. А Настя так горько плакала, что ему стало ее жалко намного больше, чем самого себя. Он уселся радом с ней и позволил разрыдавшейся подруге теребить ему уши и вытирать слезы хвостом. 

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

Сашка вообще не умел справляться с женскими истериками, а Максим растерянно оглядевшись, увидел бутылки с минералкой и решил пойти на решительные меры. 

— Лёлик, поберегись! — Крикнул Максим, и как только кот отскочил в сторону, на Настю полилась вода из бутылки. Девушка булькнула, икнула и с упреком уставилась на Максима. 

— Успокоилась? — Спросил тот. 

— Даже пореветь не даст спокойно, садист! — Буркнула та в ответ и встав на ноги пошла искать во что переодеться. 

Глава 12.1 

— Ну и чего ты, разревелась? — Спросила Настя, у своего отражения. 

Она стояла в ванной комнате Лёлика и смотрела на свои зареванные глаза и поражалась тому, что позволила себе так разрыдаться. Подобное поведение для Насти было не характерным. И она решила, что — это все вина Макса. Это он так плохо на нее влияет. Но потом призналась себе, по секрету, что он вовсе не причем и это просто накопившиеся эмоции нашли выход из ее сознания, в виде слез. Но, как ей хотелось обвинить во всем Максима, чтоб иметь возможность злиться на него, к сожалению для Насти, она давно утратила способность заниматься самообманом. Там, где она жила и работала, самообман мог плохо кончиться. 

— Ладно, красота ты зареванная, умывайся, приведи себя в порядок и чтоб больше никаких истерик! — Строго велела самой себе Настя и в этот момент она услышала грохот падения стеллажей в торговом зале, напуганный мявк Лёлика и отборную ругань Саши и Макса. 

Настя испугалась, что парни опять обижают Лёлика и метнулась к лестнице, что вела в магазин и замерла на площадке. Внизу у окна, медленно отступая стояли Саша и Максим, чуть дальше в центре уже окончательно разгромленного магазина стоял Лёлик, весь взъерошенный, пушистый и тихо подвывающий на то, что стояло за окном. 

В серо белом, густом тумане высотой в метра полтора, стояла женщина без физического тела. Она казалась созданной из дыма, тумана и испарений кислоты, что бурлила, перетекала и оплавляла ее черты. Красивое когда-то лицо, всплывало из ожогов кислоты и на миг можно было увидеть ее злые глаза, а потом кислота снова начинала разъедать лицо ярко желтыми, с прозеленью потоками, накатывавшими откуда-то сверху и растекавшимися ручейками той самой жижи, что лилась по городу плавя и разъедая все на своем пути. 

— Жуть какая! — С отвращением произнес Сашка, — Оно мне теперь в кошмарах снится будет. 

— Меня больше волнует вопрос того, как такое убить можно? — Хрипло спросил Максим, — У нее тела как такового нет, это скорее призрак кислотный. 

— Мяууу! — С возмущением и омерзением в голосе произнес Лёлик и на всякий случай отошел еще дальше от окна, а стекло там, где стояла Кислотная дамочка начало потихоньку темнеть и плавиться. 

— Парни надо уходить в зиму! — Предложила Настя. 

— Как? У нас тонкие джинсы и футболки. — Возразил Макс, и осмотрев торговый зал, показал на разбросанные спортивные костюмы. — Даже если мы их несколько штук оденем, далеко мы по морозу не уйдем. 

— Мяф! — Самодовольно произнес Лёлик и побежал к двери склада и гордо раскрыв ее лапой, показал в темноту помещения. — Мяф! 

— Там, что есть выход на улицу, в обход зимы? — С надеждой спросил Сашка. 

— Мяууу, — Недовольно взвыл кот и постучал лапой по своему лбу. — Мяф! 

— Лёль, скажи, что у тебя там горнолыжные теплые костюмы и ботинки есть? — Догадалась Настя. 

— Мяф! — Согласно закивал кот и скрылся в темноте склада, потом обернулся и Макс с Сашкой вздрогнули, увидев ярко зеленые светящиеся глаза друга детства. 

— Пошли. — Позвал Сашка Насте, — Утепляться будем. 

Настя посмотрела на совсем уже непрозрачное окно и на секунду задумавшись, сказала: 

— Я сейчас, я быстро, конфеты кусаче-царапучие и брюлики только прихвачу! 

— Нафига?! — Хором спросили друзья. 

Даже Лёлик выскочил из склада с выражением морды: "Не смей прикасаться к этой гадости". 

— Скормлю их кому-нибудь из претендентов, или еще чего сотворю. Возьму рогатку и запульну ей в пасть брюлик, пусть потом мяукает! — Решительно ответила Настя и поспешила на кухню.  

Схватив со стола вазочку с конфетами, она высыпала их в пакетик и посмотрела на кучу фантиков, валявшихся на столе. 

— Ну ты и проглот, Лёль! — Пробормотала она и достав кухонную салфетку, скинула в нее сияющие камушки и сунула их в карман. 

— Настя! — Заорал уже злой на нее Максим и девушка молча сбежала по лестнице и ничего не говоря метнулась на склад.  

Максим вошел последним и в тот момент, когда он закрыл за собой дверь в зале раздался звон разбиваемого стекла. Парни тут же придвинули к двери несколько коробок с тренажерами и Максим освятил помещение фонариком. Лёлик сидел в дальнем углу склада у коробок с зимней одеждой и щурился от яркого света фонаря. Ему понравилось то, что теперь ему не нужен дополнительный свет и он, возмущенно фыркнув, метнулся в темный угол. 

— Быстро утепляемся и уходим, этой Кислотной не составит труда с дверью разобраться! — Произнес Максим, хотя Настя уже и сама это понимала и торопливо разрезала скотч на коробках. Её размер костюмов нашелся в третьей коробке, и она с радостью натянула на себя сначала термобелье, а уже потом теплый горнолыжный костюм. 

— Лёль и кто у вас тут в захолустье, такую фирму дорогую покупает? — Спросила девушка, доставая очень шикарные ботинки. — Даже носки у тебя тут такие, что я не уверена купила бы я их в столице. Это же не цены, это грабёж! 

— Фыр, мяу. — Загадочно ответил Лёлик, не собираясь распространяться о том, что магазин служил лишь прикрытием для его истинных дел. 

Кот подошел к массивной двери, за которой начиналась замершая часть города и отодвинув половик попытался взять лапой ключ и понял, что не может. 

— Дай-ка, я попробую. — Предложила Настя и попыталась поднять ключ и поняла, что он банально примерз к полу, — Вот ведь! И как мы его отколупывать будем? 

Настя присев на корточки, оперлась о дверь попой, чтоб поудобней ухватиться за ключ и в этот момент та со скрипом открылась. Девушка выкатилась на заснеженную улицу и охнув уставилась на огромного, белоснежного, пушистого Йети, он изумленно хекнул, почесал затылок и потянулся ручищей к Насте и тут же получил пинка под зад от другого такого же и тот сам попытался уважать девушку, но получил кулачищем от другого выбежавшего Йети. Рядом с Настей образовалась куча мала из дерущихся “снежных человеков”, и она решила, что это идеальный момент, чтоб сбежать и быстро поднявшись на ноги, побежала. А причина для побега у нее была значительной. Все йети не носили набедренных повязок и увидев девушку, явно ей очень радовались. 

Всё произошло так быстро, что ни парни, ни Лёлик в образе кота, даже среагировать не успели. Сашка вообще еще только ботинки зашнуровал. Лёлик был поглощен первыми шагами голых лап по снегу, а Максим смотрел на дверь ведущую в магазин и не сразу понял, что происходит. Поэтому, когда увидел, как Настя улепетывает вдоль улицы от дерущихся йети, то решил, что покоя ему в компании Занозы не видать никогда. Он побежал за девушкой, и только понадеялся, что Сашка успеет среагировать правильно. 

Глава 12.2 

Сашка едва успел вытолкать на снег Лёлика и увидел скрывающихся за поворотом Макса и бегущих за ним три огромных снежных человека. Взрыв возмущено и зло парень побежал за друзьями. 

— Мяяя! — заорал Лёлик в след Сашке, вытаскивая морду из сугроба, в который он угодил благодаря Сашке и тот, не оглядываясь только крикнул: 

— Давай быстрей, лохматый, там наших бьют! 

Лёлик к этой фразе привык с детства и умел реагировать правильно, поэтому он перестал строить из себя комнатного котика и понесся за друзьями так быстро, как только умел, с легкостью обогнав Сашку, он в три прыжка догнал первого йети и одним движением лапы располосовал ему задницу и под яростный и болезненный вопль снежного человека понесся дальше. Настю в обиду он давать не собирался. Она с детства была хорошей девочкой и, если бы не Максим которого он тоже уважал, он бы за ней приударил. Но Лёлик видел, что у друзей детства настоящие чувства и не смел встревать. Да и теперь в такой ситуации Настя повела себя с ним по-человечески и даже обещала помочь, как только будет возможность и Лёлик готов был порвать любого, кто попытается обидеть их Занозу. 

Настя бежала не оглядываясь, она слышала шумное дыхание йети за спиной и потому только одно ее волновало, как убежать от этих сексуально озабоченных созданий. Она прекрасно понимала, что не справится даже с одним двухметровым, обросшим шерстью существом. Но когда она повернула за угол, запыхавшаяся и уже изрядно вспотевшая то, обнаружила, что выбежала на широкую улицу Космонавтики, где играли в игру похожую на хоккей, целая толпа йети. Замерев на секунду, она увидела обрадованные взгляды нелюдей и развернувшись на лево побежала дальше, йети обрадовано ухнули и понеслись за ней.  

Настя пыталась придумать куда убежать и спрятаться. На бегу в мороз около минус двадцати градусов, когда уже легкие начинают гореть огнем, это было сделать непросто, но ее спасло то, что она хорошо знала город. Старое здание Тюза, заснеженное и похожее на обиталище деда Мороза, привлекло ее внимание и девушка, широко улыбнувшись, побежала к нему. В голове ее стучала одна только мысль: “Хоть бы не заколотили, хоть бы не заколотили!!!” 

Обежав здание слева от фасада, она с трудом прошла по глубокому снегу и нырнула рыбкой в один из сугробов, на секунду испугавшись, что окна заколотили, да и она могла промахнуться забыв, где располагалось окно, через которое они сбегали со скучных спектаклей. Ей повезло, окно не заколотили, с расстоянием она не ошиблась, но вот старое кресло из подвала давно убрали, а голый пол был не лучшим местом для приземления головой вперед. Настя даже охнуть не успела, как погрузилась во тьму. 

 Максим видел, как толпа йети погналась за Настей и на ходу заряжая дробовик, понесся следом. Он уже хотел открыть стрельбу по двухметровым амбалам в белой шерсти, когда понял, что они потеряли Настю из виду, поэтому Максим метнулся за старый, заколоченный газетный киоск и стал ждать. Он видел крыши Тюза и надеялся, что йети не пойдут по следам Насти и не догадаются, где она прячется. Но йети не отличаются большой сообразительностью, потоптались, покрутились и увидев бегущего на них огромного кота заорали и побежали дальше. 

— Лёлик! Тюз! — Крикнул Макс коту вслед, когда тот погнал напуганных йети вдоль улицы и только потом увидел бегущего Сашку. Тот раскраснелся, куртка была расстегнута до половины, и приятель дышал заполнено. 

— Я такими темпами сдохну скоро сам и никаким монстрам утруждаться не придется. — Прохрипел он, когда увидел Макса. — Где наша Заноза? 

— Надеюсь в Тюзе. — Предположил Макс и пошел к старому зданию. 

— Думаешь окно так и не заколотили? — Слегка сомневаясь спросил Сашка. 

— Завхоз у них тот же, директор тоже не менялся, так с чего его будут заколачивать? — С надеждой спросил Макс и тут увидел то, что поразило его до глубины души. Здание Тюза мигнуло и исчезло. 

 Настя очнулась и с трудом сев уставилась на сияющие морозными искрами стены полуподвального помещения, где они в детстве ни раз и не два шурави в поисках приключений. 

— А теперь приключения находят нас сами! — Вслух прошептала она, поднимаясь на ноги и охая от боли и ярких искр, вспыхнувших перед глазами. — Вот теперь, я официально могу утверждать, что я на всю голову ушибленная. Так что мне пятьдесят процентов скидки. 

Настя пыталась не падать духом и шутила лишь бы не удариться в панику. За окном, в которое она запрыгнула в подвал, бурлило разноцветными вихрями нечто пустое. Не было города, не было снега, ничего кроме разноцветного ничто не было. Аккуратно отойдя вглубь помещения, она осмотрелась и поняла, что упала очень даже удачно, многочисленный хлам заполонивший старый склад мог очень даже неудачно пронзить ее тело. Передернув плечами от осознания, что легко отделалась, она пошла к двери, ведшей в небольшой коридорчик, из которого можно было выбраться в холл театра. Дверь, как всегда, оказалась не запертой, но и стены коридорчика и холла тоже были покрыты изморозью и казалось театр действительно стал домом деда Мороза.  

Грохот в большом зрительном зале заставил Настю вздрогнуть. Там явно кто-то устроил грандиозную потасовку и она, не удержавшись заглянула в помещение сквозь едва приоткрытую дверь и застыла пораженная зрелищем. 

На сцене стояли Горюн и йети в набедренной повязке и в броне сделанной из серебристо прозрачного материала. В руке он держал то ли копье, то ли посох и с насмешкой смотрел на безоружного Горюна. Половина зрительских мест были разломаны огромными глыбами льда, или разрушены сгустками тьмы, спешившими поглотить материальную сущность кресел. 

Когда Йети направил свой посох в сторону Горюна, тот, не меняя выражения лица, плавно сдвинулся с места и взмахнул рукой. Мимо него пролетел рой острых сосулек, и он плавным движением руки стряхнул в сторону противника сразу два сгустка тьмы. Один сгусток Йети отпихнул посохом, но от второго увернуться не успел и его грудь оплело тьмой, но она лишь на мгновение сумела удержаться на броне и осыпалась так, как будто ее облили азотом.  

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍ — Мы так можем практиковаться вечность! — С трудом произнес Снежный человек. — Тебе не победить меня Горюн, мы это уже много раз проходили. 

— Ошибаешься, я кое-что придумал! — Широко улыбнувшись произнес Горюн и взмахнув рукой в сторону главной двери, за которой стояла Настя, щелкнул пальцами, и девушка поняла, что попала. Ее как будто схватили за грудки и потянули в распахнувшиеся двери. Через секунду она уже стояла спиной к Горюну и лицом к Йети.  

— Познакомься, это местная претендентка. Нас тут трое и значить мы изолированы от остального мира, скоро наши силы уравняются, и я смогу тебя прикончить раз и навсегда. 

— Или я прикончу ее и потом добью наконец тебя! — Решительно заявил снежный человек и направил на Настю свой посох. 

Настя возмущено заорала и резко уйдя в сторону, нырнула за занавес, оставив двух противников один на один. Поднявшись на пару небольших ступенек вверх, она побежала к ящикам, что стояли за кулисами и спряталась в их тени. За занавесом раздался грохот и вопль боли. В следующую секунду между занавесками пролетел Горюн и впечатавшись в стену, стек по ней вниз и отключился. 

— Глупый мальчишка, я таких, как ты, еще тысячу лет назад ремнем шлепал! Чтоб не зазнавались! — Заявил Йети заходя за занавес.  

Он выглядел грозным и довольным, но его броня потускнела и посох покрылся трещинами. Настя вжалась в стену в надежде, что ее не заметят и случайно нащупала за старыми ящиками рукоять чего-то на ощупь знакомого. Потянув это нечто на себя, она увидела, что у нее в руке зажата гарда шпаги. Она была сделана великолепно, догадаться, что это всего лишь реквизит можно было только если поднести шпагу очень близко к глазам, и то присматриваться придется. Поэтому, когда снежный человек скинул верхний ящик, и приказал девушки выходить, она шагнула вперед и выставила перед собой свою шпагу. 

— И что ты, ею собралась делать? — Спросил Йети. 

— Тебя потрошить. — Как можно увереннее ответила Настя, мысленно умоляя Горюна очнуться. 

— Меня Горюн не смог победить, а ты думаешь, что справишься? Ты хоть знаешь кто я такой? 

— Да мне пофиг кто ты! Я хозяйка этого мира! Я тут родилась, а ты пришлый и тебе тут не место! Так что, либо прочь из моего мира, либо я тебя выпотрошу! — Решительно заявила Настя и даже сама поверила в то, что говорила. В ней вдруг забурлила энергия, она почувствовала, что может все и этого белобрысого мордоворота победить тоже. Поэтому забыв, что у нее в руках не настоящая сабля, она приняла правильную стойку и заорала, — Защищайтесь, сударь! 

Снежный человек изумился и в этот момент Горюн нанес свой удар. Три сгустка тьмы облепили снежного человека с ног до головы и тот заорал, заметался и вдруг просто перестал существовать. 

— Фуф, наконец-то я разделался с этим дебилом! — заявил Горюн и поднявшись на ноги взялся отрясать пыль со своей чёрной одежды. — А ты молодец, не зря я на тебя ставку сделал, глядишь ты действительно принес мне выигрыш. 

— Какой выигрыш? — Спросила Настя, направляя шпагу на Горюна. 

— Есть божественный тотализатор, и я поставил на тебя кучу золота. Так что можешь не дергаться, мне тебя убивать невыгодно. Да и жалко такую куколку убивать. 

Горюн оглядел Настю с ног до головы, и улыбка его стала сладко приторной, от чего Настя попятилась назад. Горюн пошел за ней, и девушка вдруг решила, что лучше иметь дело с туповатыми йети, от которых можно спрятаться, чем с чересчур умным и самовлюблённым Горюном. 

— Хочешь сделаю тебя своей королевой? — Предложил он и Настя поняла, что его королевы долго не живут, было во взгляде приближающегося к ней мужчины обещание яркой, богатой и короткой жизни для Насти. 

— Я в королевы никогда не стремилась. — Жестко ответила девушка, продолжая отступать и неожиданно выпала на сцену. С трудом удержавшись на ногах, она развернулась так, чтоб иметь возможность пятиться назад и дальше, подпускать Горюна к себе она не собиралась. 

— А ты попробуй, примерь корону, может тебе понравится! — Снова предложил Горюн, и неожиданно быстро оказался возле Насти, отстранил ее руку со шпагой и прижал девушку к себе. Настя на автомате резко согнула колено и Горюн, скрючившись, отошел от девушки на пару шагов. 

— А ну не тронь Занозу! 

 Максим метался возле того места, где стоял Тюз и не мог поверить в то, что Насти больше нет. Сашка стоял, как парализованный и не знал, что ему делать, душа его рвалась. Он хотел утешить друга и при этом сам чувствовал жуткую боль утраты. 

Яркое свечение и искры озарили пространство и здание Тюза снова появилось на месте, парни облегченно вздохнули и побежали к центральному входу. Дверь была открыта настежь и они, вбежав в холл услышали тихие голоса, доносившиеся из зрительского зала. Следом за парнями в холл влетел довольный Лёлик с куском шерсти в пасти и выплюнув трофей, уставился на открывшуюся перед ними сцену. 

Горюн, прижимающий к себе Настю, вдруг резко согнулся и все три друга понимающе поморщились. Настя умела за себя постоять и потому они не сомневались, что Горюну в тот момент было несладко. Макс поспешил достать свой кинжал, а Сашка направив на Горюна автомат крикнул: 

— А ну не тронь Занозу! 

Глава 13.1 

Горюн медленно выпрямился, поморщился, передернул плечами и явно хотел что-то сказать, но лицо его резко переменилось, и парни на мгновение решили, что он испугался их. Но когда и у Насти лицо исказилось от ужаса и отвращения, они дружно обернулись и взвизгнув метнулись к сцене. Максим и Сашка одним прыжком, не хуже Лёлика оказались возле Насти и замерли. 

Холл уже заполнялся туманом и в зале появился кислый запах, в дверях стояла та самая кислотная сущность и с любопытством рассматривала компанию. 

— Ну вас..., в пустоту! — Заявил Горюн, — Я пошёл отсюда! 

Он зашел за занавеску и его движение послужило сигналом для остальных, и Настя с друзьями побежали за Горбуном, только Настя на секунду задержалась и посмотрела на кислотную девушку, так и стоявшую в зале и рассматривающую обстановку вокруг. Насте показалось, что она силится что-то вспомнить. Но девушке не дали досмотреть чем все закончится. Макс дернул ее за руку и потащил за собой.  

— Я тебя наручниками к себе прикую! — Зло прошипел он девушке в ухо, и та обалдело на него, посмотрев, спросила: 

— За что? 

— За то, что вечно исчезаешь! — Рявкнул Макс и потащил ее дальше в след за Сашкой и Лёликом, а те шли за Горбуном, который шел неловко явно еще не очухается от Настенной ласковой коленки. 

— Кто эта жуткая? — Крикнула в спину Горюну Настя. 

— Охотница на богов, одна из этих психанутый мстителей! Она нарушила запрет и взяла себе оружие, предназначенное для претендента из предыдущего мира... 

Жуткий вопль и вой за их спинами напомнили им о том, что кислотная дамочка все еще в зрительном зале и вся компания посчитала за благо ускориться. Горюн так вообще перешел на бег и с ходу ударил по входной двери, выбивая часть косяка и распахивая ее. На улице бушевала весна. Хозяин зимы умер и теперь деревья начинали просыпаться, а по тротуарам и дорогам побежали грязные ручьи. 

— С этой ненормальной лучше не связываться, она свою человеческую суть утратила! А кем она стала, я не знаю и как убить ее, я не знаю. — Произнес Горюн, выходя из театра и разворачиваясь к Насте, — Твое оружие находится возле круглого здания, школа по моемому. Если сумеешь выжить и все-таки решишь примерить корону приходи, я тебя озолочу. 

— Мяууу! — Недовольно взвыл Лёлик на Горюна, а Максим направил на Горюна свой кинжал. 

— Шол бы ты, золотарь куда подальше! — Посоветовал он Горюну. 

— Еще увидимся. — Криво ухмыльнувшись ответил тот и побежал прочь от театра. 

— Нам бы тоже свалить отсюда. — Предложил Сашка, — Чуете кислятиной потянуло, она сто пудово сюда идет. 

— Тогда в школу, — Предложила Настя, — устроим встречу выпускников. 

Бегать по слякоти, когда-то бывшей глубоким снегом было очень неудобно, к тому же температура поднималась очень быстро, и воздух стал наполняться маревом быстро испаряющейся влаги. К тому времени, когда друзья покинули территорию Йети, они уже скидывали теплые комбинезоны и шли босиком, закинув ботинки через плечо. В воздухе стоял пар и дышать было тяжело, когда они покинули территорию, то, как будто провалились в зону прохлады и комфорта, потные, в мокрой одежде, они уставились на несчастного Лёлика и еле сдержали смех, он был похож на мокрого котенка с несчастным взглядом, которого только что помыла злая хозяйка. Кот сразу все понял, но гордо поднял мокрых хвост и пошел вперед решив, что не поддастся на провокации зловредной троицы одноклассников. 

Над городом снова собирались тучи, но они не пугали, все понимали, что это растаявший снег спешит вернуться на землю в виде обильного дождя. Проходя по знакомым с детства развалинам города, друзья затихли, помрачнели, всем сразу стало муторно на душе. Большинство людей из их жизни из их воспоминаний погибли и теперь друзья только могли надеяться, что в этом несчастном городе волею судьбы ставшим эпицентром божественной свары есть еще кто-то кого можно будет спасти. В некоторых уцелевших подвалах и квартирах люди еще умудрялись выжить и потому Настя и Максим, осознавшие какая ответственность легла на их плечи, ускорили шаг. 

Но как только они вошли на приграничную территорию Смертушки и Горюна, все невольно замерли. Дома в одном из самых новых кварталов города осыпались на глазах, со стороны Смертушки не осталось ничего живого, даже камни и земля в этой части города умерли. Прежде чем уйти из этого мира, Смертушка выкачала из города максимальное количество энергии. Идти по вымершей территории никто не хотел, было у всех ощущение, что там их подкарауливают души тех, кто уже успел послужить Смертушке и теперь люто ненавидит живых. 

Поэтому друзья прошли два квартала по границе территории претендентов и повернули к школе со стороны улицы Пионеров. Идти им пришлось снова по границе территорий, и высокая трава с одной стороны пугала их шорохом и воплями незримых хищников, а с другой стороны была территория Горюна, пропитанная тоской и какой-то непонятной энергией страха.  

Подходили к школе осторожно, было вокруг нее слишком много костяков собак и всяких тварей. Никто не знал какая тварь могла отъесться на таком количестве трупов и потому друзья шли тихо, постоянно оглядываясь и стараясь увидеть тварь, раскидавшую кости вокруг школы. 

— Может он соврал? — Шепотом спросил Сашка, — Заманил в ловушку? 

— Он сказал, что поставил на меня кучу золота в божественном тотализаторе. — Так же шепотом ответила Настя. — Ему нужно чтоб я выиграла! 

— Надеюсь, что оружие будет там. — Тоже прошептал Макс, а то ты своей бутафорской шпагой только пугать и можешь... 

Из внутреннего двора школы, что была уже совсем рядом донесся протяжный долгий вопль, полный тоски и одиночества. Друзья замерли и Лёлик боком прижался к Насте, толи защищая ее, то ли ища храбрости в ее человеческом тепле. 

— Ничего, Лёль, справимся, не может быть, чтоб не справились! — Прошептала девушка, погладив кота по пушистой гриве и добавила, — Главное не обделаться от страха. 

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍ Возле школы атмосфера жути стала просто концентрированной и сделать еще один шаг было очень сложно. Автомат в руках Сашки сильно подрагивал, Макс держал дробовик как дубину, совсем позабыв, что он заряжен. 

— Да, что за наваждение такое! — Проворчал он, беря дробовик правильно и направляя ствол на окна школы. — Чего так страшно то? 

— Опять какой-нибудь претендент, сволочь какая-нибудь, жути нагоняет! — Проворчал Сашка и с трудом заставил себя сделать еще один шаг. Сердце у парня при этом чуть из груди не выпрыгнуло, и он замер, заставляя себя стоять на месте и не отступать. 

— Мяяяу? — Поинтересовался Лелик, но его никто не понял. Ему никогда не было так страшно, даже когда он в одиночестве провел сутки в собственной квартире и думал, что он единственный выживший. Теперь же, он всей своей новообретенной кошачьей натурой чувствовал такой ужас, что едва сдерживался, чтобы не убежать с поджатым хвостом. 

— Нам нужно добыть оружие и завалить Горюна! — Зло сквозь сжатые зубы сказала Настя и тоже сделала следующий шаг. — Он самый сильный из претендентов! И тогда у нас будет хоть один Бог и мы сможем завалить остальных, или выгнать их всех из нашего мира! 

Девушка говорила и делала шаг за шагом. Она заставляла правую ногу оторваться от асфальта и сдвинуться вперед, потом придвинула к ней левую ногу и так продвинулась на десяток шагов, тяжело дыша и противопоставляя страху злость. 

Её настрой передался остальным, и они тоже стали подходить к воротам школы, мелкими шажками. Как раз когда рука Насти коснулась старого забора, над школой снова пронесся тоскливый вопль. Всё вздрогнули и замерли.  

— Я пошевелиться не могу. — Часто дыша прохрипела, бледная Настя. 

— Я сейчас обоссусь от ужаса. — Ответил Сашка, его трясло и он вцепился в железные прутья забора, как в единственное свое спасение. 

— Это все вопли, они заставляют нас бояться! — Заорал перепуганный до икоты Максим. Он достал из кармана бумажные носовые платки и начал их рвать и заталкивать себе в рот, когда бумага намокла немного, он вытащил влажный комок и запихал себе в ухо. Друзья поняли, что он делает и повторили его действия, один Лёлик с грустью рассматривал свои лапы и Настя решила ему помочь. Достав из свертка с тёплой одеждой красивый красно розовый шарф, она намотала его на голову кота так, чтобы полностью прижать уши. 

— Надеюсь поможет! —  почти прокричала она, так как и себя то толком не слышала.  

Лёлик кивнул и посмотрел на парней, те стояли, выпрямившись и со злостью смотрели на верхний этаж школы. Там в тени плохо освещенного класса, стояла не высокая фигура и смотрела на них. 

— Мне кажется, или мы ее знаем? — Спросил Сашка. 

— Не кажется! — Ответил Максим сквозь сжатые зубы, он полностью преодолел страх, злость ему помогла, и он посмотрел на Настю. — Не вмешивайся, чтобы она тебе не сказала, я сам с ней разберусь. Пришло время узнать за, что она меня так ненавидит. 

Настя молча кивнула, и друзья пошли в школу. Лёлик не отходил от Насти ни на шаг, он решил стать ее личным телохранителем. С ней он чувствовал себя увереннее и защищённее, а значить решил бывший школьный хулиган, его долг обеспечить Занозу такой же защитой. 

Коридоры школы тоже были завалены костяками, запах стоял жуткий, как будто друзья залезли в разоренную могилу. Настя не выдержала и стала по дороге открывать окна, в коридорах сразу загулял сквозняк и дышать стало легче. 

— Не смей! — Раздался злой вопль. — Не сметь, нарушать температурный режим в школе!!! 

— Да пошла ты, Альбина Ивановна, куда подальше! — Крикнула в ответ Настя. 

Голос тетки Максима и по совместительству завуча школы больше ее не пугал, девушка даже вытащила из ушей комочки бумаги и прислушалась к своим ощущениям. Ей показалось, как только они узнали кто их пугал, очарование ее голоса испарилось. Парни уставились на Настю и та, улыбнувшись им кивнула, мол всё в порядке, страха больше нет. Лёлик первым стащил с себя дурацкий женский шарфик и запихал его задней лапой под скамейку у окна. 

— Я вам устрою. Вы у меня паразиты, получите по первое число!!! — Орала в это время Альбина Ивановна. — Убирайтесь из школы хулиганьё подзаборное!!! Это школа, а не каталажка, где вам всем и место! 

— Тётка, выползай, где ты там! Давай поговорим, по-семейному! — Крикнул Макс и по школе разнесся тот самый тоскливый вой, но на этот раз он на друзей не подействовал. 

Глава 13.2 

Сначала все услышали странное цоканье и скрежет, потом одна из дверей с грохотом распахнулась и все, вздрогнув, уставились на существо когда-то бывшее Альбиной Ивановной. На них смотрела до пояса женщина со жвалами в пасти и с уже шестью глазами, а ниже пояса, она уже была паучихой. Она щелкала острыми коготками на кончиках огромных мохнатых лап и шевелила жвалами. Вид у нее был жуткий, а в глазах читалось бесконечное одиночество. 

— Вон из моей школы!!! — заорал паучиха. 

— Может поговорим, наконец-то? — Предложил Максим и паучиху аж передернуло от отвращения, настолько она не любила родного племянника. 

— Ты ублюдок африканский, ты отродье порождение моей идиоткой сестрой! Ты хоть понимаешь, как она покалечила мою жизнь? — Заверещала паучиха, трясясь от избытка эмоций. — Твоя чёртова мать, моя сестрица, она уводила у меня всех парней. Стоило мне привести парня в дом, и он тут же переключался на такую милую и очаровательную девушку. А я что не милая, я что не очаровательная?! У нас разница в год, у меня глаза голубые, у меня волосы густые!!! Я все умею, я трудолюбивая, в отличие от лентяйки и грязнули сестренки! Но нет, они все переключались на нее! Даже твой черножопый отец! Я его специально в дом привела, хотела над сестричкой поржать, а они поженились и главное жили душа в душу, добра наживают, детей народили, как будто мне на зло! А я так и осталась одна. У меня и квартира, и машина, и люди меня уважают за трудолюбие, а мужики за ней бегают!!! 

— Может если бы ты, тетушка, не была бы такой стервой и не навязывала всем свой образ мышления и не заставляла всех пахать на твоем уровне, мужики бы к тебе потянулись. — Тихо произнес Макс и Альбина Ивановна возмущенно зашипела, перебежала на потолок, потом спустилась на пол и снова зашипела, тихо сказала: 

— Надо было не только твою мать и ее папашу, придурка, убить, но и тебя гаденыша!!! Жалко тогда, этот нарик испугался, я ему почти все свои деньги отдала, чтоб он на себя вину взял. Так и сдох в тюряге от передоза, идиот! 

Друзья стояли пораженные рассказом паучихи, а та торжествовала понимая, что снова причинила боль племяннику. 

— Я их в школе застукала, стоят, ругаются, обвиняют друг друга, детей разделить не могут! Уроды непедагогичные. А я им чайку предложила выпить и когда они от дури отключаться начали, то во двор стащила и ломом их насквозь пробила. Если бы вы знали какое облегчение я тогда испытала. А когда узнала, что этого придурка ее папашку обвинили в убийстве, то еще и показания дала соответствующие. Это был самый лучший день в моей жизни! А теперь у меня каждый день такой! Жру всех подряд, они меня боятся до мокрых штанишек, а я их еще живыми разрываю и жру!!! 

— То-то так тоскливо орёшь от одиночества, тварина мерзкая! — Произнес Макс и направив ствол дробовика в брюхо паучихи и нажал на спусковой крючок.  

Грохот выстрела вывел Настю из изумленного ступора, она вытерла выступившие слезы и с криком понеслась на улетевшую в темный коридор паучиху. На минуту девушка забыла, что у нее в руках бутафорская сабля и она вонзила ее в барахтавшуюся на спине паучиху. Так пронзительно заорала и каким-то невероятно изогнувшейся лапой, сумела отпихнуть Настю в сторону, да еще так что она спиной вперед влетела в незапертый кабинет. 

Сашка открыл огонь по паучихе, как только девушка исчезла из сектора обстрела, Макс тоже стрелял, но казалось паучихе были нипочем пули, пронзающие ее тело. Она наконец поднялась на лапы и побежала по коридору к открытому окну, выбравшись на улицу поднялась по стене на огромную паутину, накрывающую круглый внутренний двор школы. В центре паутины она замерла на секунду, заверещала от боли, ее кровь капая на паутину и начала ее разъедать и паучиха метнулась на крышу. 

— Убью суку! — Заорала Настя, выбегая из класса биологии с обломком шпаги в одной руке и с деревянной указкой в другой. 

— Настя, стой! — Закричали парни, но она их уже не слышала.  

Перед ее глазами стояли лица отца и матери, которых она потеряла из-за этого существа, она потеряла любимого из-за этого существа и сейчас девушка хотела только одного — оторвать твари голову. 

Следом за Настей бежал Лёлик и он единственный кто сохранил спокойствие, когда они выбежали на крышу. Сашка и Максим снова открыли огонь по паучихе, а та стояла и злобно улыбалась. По крыше были раскиданы ювелирные украшения, золотые и серебряные монеты из банков и много всяких предметов больше всего похожих на когда-то ценные. Среди этого барахла валяется маленький серебряный сундук и кот побежал к нему. Максим довольно-таки подробно рассказал, как выглядело его оружие до того, как превратилась в кинжал. Лёлик понимал, что только вооружив Настю божественным орудием, можно было убить паучиху. 

— Патроны кончились! — Выкрикнул Сашка и выкинул автомат с крыши, в другой обстановке он бы так никогда не поступил, но сейчас его захлестывали эмоции. Перед ними было существо, исковеркавшее жизни его самых близких людей и теперь он хотел только одного — убить эту тварь. 

— Держись позади и стреляй ей по суставам лап! — Велел другу Макс, отдавая дробовик. 

Сам Максим достал свой кинжал и сделал пару шагов вперед и тут паучиха достала, из-за вентиляционного короба, сияющее копье. 

— Вам меня не убить, шпана уличная! — злорадно произнесла паучиха. 

— Она претендентка! — Возмущенно заорал Сашка, — Этой твари нельзя в Боги!!! 

— Она и не станет ею! — Пообещала Настя и побежала на паучиху. 

Та замахнулась в нее копьем, но ей помешали собственные же лапы, все-таки она еще не совсем освоилась со своим новым телом и потому Насте не составило труда отстранить от себя древко копья указкой и девушка, размахнувшись, воткнула обломок шпаги в ту часть тела, где срослись человеческая часть с паучьей. 

Паучиха завизжала от боли и крутанулась на месте, пытаясь стряхнуть с себя девушку и тут выстрелил Сашка, и он лишь слегка зацепил сустав на лапе, но паучиха тут же захромала с трудом опираясь на подстреленную лапу. Максим, разбежавшись, подпрыгнул, оттолкнулся в прыжке от валявшейся на боку, старой парты и подлетев совсем близко вонзил свой кинжал в грудь паучихи. Та выпустила копье, и Настя успела его подхватить, падая она вонзила острие копья снизу вверх в тело паучихи. Последний вопль умирающей твари поглотил громкий хлопок и тело монстра разнесло на несколько кусков. 

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

Настя с копьем в руке отлетела в сторону и не сразу сумела подняться, сильно болела, разодранная о шершавое покрытие крыши, спина. Но когда она села, то увидела кота пытающегося открыть сундучок когтем, Сашку, стоявшего на коленях и державшегося за уши и не увидела Макса... 

Глава 14.1 

Мир превратился в мерзко пахнущее желе не дававшее сделать вдох. Сердце Насти пропустило удар и она, медленно встав на ноги закричала: 

— Максим!!! 

Сашка, оторвав руки от ушей, сквозь звон, услышал пронзительный крик Насти и тоже осмотрел крышу. Друга нигде не было и Сашка с Настей не сговариваясь бросились к противоположным краям крыши. 

— Его тут нет! — Крикнул Сашка, первый добежавший до своего края, и Настя ускорилась. Перегнувшись через крышу, она увидела Максима, висевшего этажом ниже, на уже отваливавшемся жестяном карнизе. Парень всеми силами пытался зацепиться носками ботинок за бетонную панель стены и не мог, а от его движений карниз медленно рвался, в том месте, где его приколотили гвоздями к деревянной раме. 

— Замри!!! — Крикнула Настя, — не двигайся! Я уже бегу! 

Сердце ее стучало между лопаток, причиняя неимоверную боль, она действительно могла потерять его. Падения с четвертого этажа на наваленные внизу старые парты и стулья, точно могло убить Максима и потому девушка бежала так быстро, как только могла. 

"Только не упади! Только продержись, еще пару минут! " — Стучали набатов ее голове мысли. 

За ее спиной несся Сашка, он тоже не на шутку испугался, события сегодняшнего дня его окончательно доконали, и он чувствовал, что если потеряет друга, то и сам долго не продержится в обезумевшем мире. 

— Кабинет английского, лингафонный! — Крикнул он Насте, и они вместе ударили плечами по широкой, запертой двери кабинета. Дверь с грохотом распахнулась, и друзья замерли пораженные увиденным, кабинет был наполнен костями. 

— Это же ее кабинет? — С ужасом спросила Настя. 

— Да, тут она работала много лет. — Подтвердил Сашка и перебарывая тошноту и омерзение, прошел в жуткий класс.  

Они старались пробираться как можно быстрее, но преодолеть завалы костей было непросто. Сашка протянул Насте руку, и они забрались на парты и перепрыгивая с одной на другую, приблизились к нужному им окну. Настя, встав на подоконник повернула ручку и дернула раму и только тут вспомнила, что Альбина Ивановна ненавидела сквозняки и все окна в ее классе были заколочены уже много лет назад. 

— Вот ведь тварь, даже после смерти пакостит! — Проворчала Настя, возвращаясь на ближайшую парту и позволяя Сашке поднять стул и разбить соседнее окно. 

Звон стекол показался им похоронным колокольным звоном, но, когда за окном раздался тихий мат Максима, друзья вздохнули с облегчением. Сашка ножками стула расчистил раму от остатков стекла и Настя тут же метнулась к подоконнику, свесившись на половину роста и протянула Максиму руку. 

— Давай! Хватайся! — Крикнула она, или ей показалось, что она кричала, на самом деле она едва слышно прохрипела. Увидев, что Максим висит значительно ниже, а карниз держится уже на одном единственном гвозде и тот медленно прорывает тонкую жесть, девушка впервые за все это безумное время, мысленно взмолилась к высшим силам о помощи. 

— Сашка, держи меня за ноги! — Велела она другу и стала отталкиваться от подоконника, стараясь свеситься, как можно ниже. Саша, схватил ее за колени и за пояс спортивных брюк. 

— Держу, вытаскивай его! — Крикнул он, на всякий случай упираясь одной ногой в подоконник. 

— Макся, давай руку! — Прошептала Настя, стараясь дотянуться до любимого.  

В этот момент не имело значение ни прошлое, ни настоящие, ее волновало только настоящее и спасение Максима. 

Он протянул руку и их пальцы едва соприкоснулись, карниз слегка заскрипел и опустился еще на сантиметр. 

— Не получится. — Грустно улыбнувшись произнес Максим, но руку тянуть не перестал. 

— Я тебе дам не получится!!! Я тебя с того света достану! Я тебе загробную жизнь испоганю! Ты, у меня вечность мучиться от моего ворчания будешь! Так что тянись, или сам понимаешь, что я с тобой сделаю! 

Максим удивился тому, как она выглядела в тот момент, она была напугана, она была зла, и она смотрела на него так, как смотрела когда-то давно, в ту ночь, когда они не пошли домой. Только благодаря этому взгляду у Максима хватило сил подтянуться к руке Насти, он уже почти ухватил ее за запястье, когда карниз с легким скрипом оторвался и Максим полетел вниз. 

— Нет!!! — Заорала Настя и чуть не выпрыгнула из окна вслед за Максимом.  

На миг ее разум взорвался непонятными искрами, и она просто захотела, чтоб он жил, от души, захотела! Из ее ладони вырвался серебристо голубое сияние и догнав падающего Максима обволокло его и когда он долетел до нагромождения мусора на земле то, тот разлетелся в разные стороны, а сам Максим, мягко опустился на землю и с криком испуга сел. Он посмотрел вокруг себя, на тающее сияние и только потом изумленно посмотрел в верх. 

— Я тебя больше не отпущу! — Крикнула ему Настя, шмыгая носом и с облегчением расслабляясь и опуская вниз голову. 

— Эй, чего у вас там?! — Спросил Сашка, с трудом вытягивая обмякшее тело подруги. — Где Макс? 

— Все нормально, я внизу! — Проорал тот в ответ, — Точнее уже поднимаюсь на крышу, и вы туда идите! 

— Сашка, — Прошептала Настя, садясь рядом с другом, — Я..., я его чуть опять не потеряла! Представляешь, как я испугалась?! 

— Я сам испугался, — Признался друг, обнимая девушку за плечи и только сейчас понял, где они сидят. — Пошли на крышу, а то сейчас провоняем мертвечиной, потом не отмоемся. 

— Пошли. — Вздохнув, согласилась Настя и пошла по партам к выходу. 

У девушки случился ступор, сильно испугавшись и едва не потеряв человека, которого она искренне любила все эти годы, она как будто застыла внутри, даже сердце билось едва уловимо, как маленькая бабочка. Настя переставляла ноги, моргала и даже дышала на автомате. Она не чувствовала себя, не чувствовала мир вокруг и только когда на крыше появился Максим, она вдруг охнула и бросилась ему на шею. Всё вокруг теперь не имело значения, мир, гибнущий в безумии перерождения, претенденты, разрывающие друг друга ради божественной власти, все это не имело значения. В тот миг существовали только она и он!  

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

Максим гладил Настю по волосам и поражался тому, как ему вдруг стало легче дышать. Она стояла, прижавшись к нему! Уткнувшись лбом в его плечо и, многолетняя тяжесть утраты схлынула с его плеч, он впервые выпрямил спину и расправил плечи без ощущения, что он несет на себе непосильный груз. Она была рядом! Она прижалась к нему, а значить он в лепешку расшибется, а наведет вокруг порядок, чтоб ей жилось хорошо, чтоб она была счастлива. И если для этого ему придется стать богом он станет. 

— Мяяяу! Мать твою, больно то как! — Услышали они возмущенный вопль Лёлика и очарование момента растаяло. 

Глава 14.2 

Лёлик, лежал чуть поодаль совершенно голый, но зато в своем человеческом обличии. Он широко улыбался и смотрел в затянутые тучей небеса. 

— Лёль, ты как? — Тихо спросила Настя, отходя от Макса, она чувствовала себя неловко, не знала, как теперь вести себя с Максимом и потому решила заняться делами насущными. 

— Я, кажется, понял почему в сказках писали: "Ударился волк оземь, перекувырнулся через голову и принял свой истинный человеческий облик"! Это была инструкция для таких идиотов как я! — Ответил Лёлик в ответ и только когда ветерок коснулся его обнаженного тела, перестал улыбаться как идиот. — Чёрт, я чё, голый чоли? 

Парень сел, осмотрел себя и смущенно прикрылся ладошками. Сашка вздохнул и пошел в ближайший кабинет за шторами для друга. 

— Ты главное сиди и не сияй тут своими телесами! — Сказал он, — Сейчас принесу тебе что-нибудь, завернуться, а потом поищем тебе одежду. 

Лёлик благодарно кивнул и сел в пол оборота, чтобы видеть Макса и Настю. Та деликатно подошла к краю крыши и стала рассматривать город. 

— А я чего-то пропустил? — Спросил Лёлик, — вы, что с завучихой сделали? 

— А ты, вообще где был? — Тут же спросил Максим, не понимая, как приятель мог пропустить такое зрелище. 

— Я этот чертов сундук, с оружием, вскрыть пытался, два когтя обломал, он зараза, как будто уворачивался от меня. А потом, как шарахнет меня молнией, я кувыркнулся и в себя пришел. — Признался Лёлик и слегка покраснел, — Я хотел Насте оружие добыть! 

— Она себе уже копье добыла. — Сообщил Максим, но Настя отрицательно замотала головой. — Чего не так? 

— Это не мое оружие, и не паучихи, я когда его в руки взяла, мне в голове, как будто кто-то возмущенно зашипел, мол не твоё, не трогай. Так что это не мое копье, да и неудобно с этим дрыном бегать, мне бы сабельку, или шпажку какую. 

— Ну так вон, сундук лежит, открывай. — Кивнул в сторону сундука Лёлик и замер в предвкушении зрелища. Ему все больше и больше нравилось то, что происходило вокруг. Большой любитель приключенческого фэнтези, он осознал, что новый мир ему подходит больше, чем старый. Даже перспектива стать котом оборотнем его уже не пугала. 

Настя взволнованно вытерла неожиданно вспотевшие ладони о штаны и сделала пару шагов к сундучку. Ей казалось, что она приближается к атомной бомбе, которая взорвется, как только она к ней прикоснётся и когда Сашка влетел на крышу со словами: 

— Во, они даже голубые, а не розовые.  

Девушка с визгом подпрыгнула и уставилась на друга, как на врага народа. 

— А чего не так? — Изумленно спросил тот и уставился на друзей. — Что тут произошло, пока меня не было, ровно три минуты? 

— Настя сундук с оружием открывать будет. — Ответил Лёлик и протянул руку за шторма. 

— Не волнуйся, это не больно. — Прошептал Максим, беря напуганную подругу за руку. — Просто яркая вспышка и у тебя уже не сундук, а куст в огне. 

— Может огнетушитель из коридора принести? — Неуверенно спросила Настя. 

— Не надо, открывай, давай? — Улыбнулся Максим и подтолкнул ее к сундучку. 

Настя опустилась на колени перед загадочным артефактом и провела кончиками пальцев по крышке, сундучок слегка завибрировал, как будто узнал ту, для кого его создали, и Настя успокоилась, она уверенно потянула крышку сундучка верх, и она легко поддалась, как будто и не была заперта. Яркой вспышки не было, из сундучка повалило потоками сияние, серебристо голубое, с вкраплениями темно синего и воздух наполнился ароматами весны. С неба закапал дождь и Насте стало так хорошо и спокойно на душе, что она уже ничего не опасаясь открыла сундук и он, выпустив на свободу энергию орудия богов, стал преображаться, оплавляться, вытягиваясь в форму сабли. Девушка восхищённо взвизгнула и подняла с покрытия крыши великолепную саблю в оголовье рукояти которой был инкрустирован сапфир. 

— Красивая сабелька. — Произнес Лёлик, укутанный в шторы, как в тогу. — А с копьем, что делать будем? 

— Надо найти его хозяина. — Ответила Настя, не отводя глаз от новоприобретенной оружия. — Это должен быть мужчина, энергия от него исходила мужская. Так что пробуйте его в руки взять вы парни, по очереди. 

Сашка и Лёлик переглянулись и лысый Лёлик отрицательно замотал головой. 

— Мне и моей кошачьей ипостаси хватит, я лучше буду твоим этим, телохранителем, советником и секретарем, пусть Санёк пробует. 

Настя посмотрела на Лёлика и благодарно улыбнулась ему, а потом посмотрела на Сашку и кивнула в сторону копья, что так и валялось там, где они убили паучиху. Сашка не волновался, он был уверен, что копье не предназначено ему. Поэтому он пошел и спокойно взял его в руки и понял, что попал. Оружие богов завибрировало, по поверхности древка забегали искры, и оно признало Сашу. Он чуть не откинул его в сторону от неожиданности, но пальцы не разжались, а только сильнее стиснули копье. 

— Вот ведь непруха, теперь претендентов валить придется. — Расстроено произнес он и в этот момент где-то на окраине, в промзоне, что-то взорвалось. 

Друзья подбежали к дальнему краю крыши, чтоб лучше видеть, что происходит в промзоне и онемели от удивления. Там происходила грандиозная битва. Множество претендентов пытались всеми силами убить кислотную дамочку, но ни одно заклинание, никакое оружие ее не брало. Она просто перла на группу претендентов, объединившихся против такой страной противницы. 

— Смотрите, а Горюн в сторонке стоит. — Показал Сашка на черный силуэт, на одной из крыш. 

— Он ее почему-то до жути боится. — Задумчиво пробормотал Лёлик. 

— По-моему он брешет, что не знает кем она стала. — Произнесла Настя и подняв саблю в небо крикнула, — Мы скоро увидимся! 

Горюн обернулся на крик и тоже поднял вверх руку с мечом, принимая вызов. Потом просто ушел с крыши, и парни посмотрели на Настю, как на сумасшедшую. 

— Ну, а чё? Нам все равно его нужно завалить, он самый сильный из претендентов, не считая кислотную дамочку. Кстати, предлагаю называть ее Кислинкой. 

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍ — Да хоть щавелем, — Отмахнулся от предложения подруги Макс, — Как ты его валить собираешься, нахрапом, в лобовой атаке? 

— Ай, чё-нибудь придумаем. — Отмахнулась от него Настя, снова включая шестнадцатилетнюю Занозу. — Может пока пойдем в какой-нибудь еще целый магазинчик? Желательно продуктовый, а то дождь идёт и есть очень хочется. 

Парни посмотрели на мастерски хлопающую ресницами девушку и не выдержали, улыбнулись. На Настю злиться было невозможно и они все, дружно покинули жуткую школу раз и навсегда, оставив прошлое в прошлом и устремив свои взоры в будущее. 

— А Горюна мы на измор возьмём! — Заявила Настя, закрывая за собой калитку и поворачиваясь к городу, — разозлим как следует и заставим бегать за нами по городу. 

— Это, как это? — Уточнил Сашка. 

— Фильм “Один дома” помните? Нам главное, чтоб остальные претенденты под ногами не крутились. 

— Нам главное, чтоб мы не стали теми воришками из фильма, а он тем пацаном. — Произнес сомнением Макс. 

Глава 15.1 

— Никогда не думала, что докторская колбаса может быть такой вкусной! — Заявила Настя, с полным ртом.  

Она уже доедала третий бутерброд и никак не могла нарадоваться на найденный ими в полуподвале небольшой продуктовый магазин. В нём они нашли пусть и черствый, но хлеб и много колбасных изделий, благодаря консервантам не успевшим испортиться. Парни налили себе по пол литровому одноразовому стакану лимонада и с грустью смотрели на ряды бутылок с водкой, в которых плавали маленькие, зеленые змеи. Внутри которых угадывалось сияние тех самых волшебных камешков. 

— Парни вы не смотрите, вы будьте любезны, бутылки откупорить, содержимое вылить и камушки из змеенышей по выковыривать! — Широко улыбаясь, велела им Настя. 

— Столько тебе зачем? — Спросил Сашка. 

— Есть у меня одна идея. — Хитро прищурившись ответила она и показала на ряд детских товаров в углу магазина. — Кто у нас в школе был чемпионом по стрельбе из рогатки? 

— Лёлик! — Дружно ответили Сашка и Максим, а сам чемпион аж зарделся, вспомнив те времена, когда его чествовали за победу. 

— Значить, берёшь все рогатки, что там лежат и делаешь одну, но качественную, чтоб не подвела тебя. Там еще под кассой, я нашла папиросную бумагу, судя по всему, в этом магазине не только продуктами торговали, но и травками всякими. Значить берёшь брюлики эти, оборотные и в бумагу заворачиваешь. Посмотри, может еще в каких продуктах эта гадость завелась, набери как можно больше. 

— Зачем, таким снарядом броню Горюна не пробить, он же всегда в доспехах?! — Поинтересовался Лёлик и постучал ногтем по одной из бутылок с водкой. Зеленый змееныш раскрыл миниатюрную пасть и попытался его укусить. — У какой злобный. Кусаться пытается. 

— Значить перчатки хозяйственные не забудьте одеть. — Напомнила Настя, наблюдая за тем, как ярится маленький змееныш. — А стрелять ты будешь не по броне, а по пасти этого душегуба. Как увидишь, что он рот хоть немного раскрыл, так туда ему и стреляй, надеюсь, что хоть один камушек он, да и проглотит. 

— Прикольно, а что еще наш генералиссимус придумал? — Поинтересовался Макс. 

— А вот смотрите... — Начала Настя и поднявшись взяла один из маркеров, которыми продавцы цены рисовали и подошла к белоснежной стене магазина. — Так, надеюсь карту города я нарисовать сумею! 

Девушка долго рисовала схему города, таким каким она его увидела с высоты крыши последней девятиэтажки. Макс и Саша ей подсказывали, даже взялись по очереди вносить правки. В конце концов через пол часа у них получилась довольно подробная карта города.  

— В общем мы должны вывести его из себя, деморализовать, довести до белого каленья, вымотать нервы и заставить действовать на эмоциях. Только так, мы сможем справиться со столь опытным претендентом.   

— И как ты это себе представляешь? — Поинтересовался Лёлик, уже снимавший резинки с тех рогаток, что он решил списать в утиль. 

— Поначалу просто атакуем его физически, закидаем камнями, потом первый атакующий убегает ко второй ловушке, там его тоже чем нибудь тяжёлым приголубим, бревном по носу, например, — начала выкладывать свой план Настя и увидев скептические выражения лиц парней, решила скинуть обороты, — или хотя бы чтоб он на грабли наступил. Потом заставим его покататься по льду, да так, чтоб он себе всю задницу поотбивал. А лучше всего, чтоб он по ступеням скатился, льдом покрытым. 

Настя на минуту замолчала, прижав палец к губам и подняв глаза к потолку. Парни улыбнулись, она всегда в школе так делала, когда пыталась вспомнить невыученный урок. 

— Пытаешься вспомнить сюжет фильма? — Шепотом спросил Сашка. 

— Нет, она пытается подсказки на потолке найти. — Так же шепотом произнес Макс. 

— Да ну вас, балбесы, лучше бы тоже хоть что-то придумали. — Надула губки Настя и отвернулась от парней. 

— Настюш, ну как ты себе это представляешь? — Спросил Макс садясь рядом с девушкой, обнимая ее за плечи и притягивая ее к себе. Та положила голову ему на плечо и грустно вздохнула. — Нас всего четверо, город полон всяких монстров и претендентов. Даже если мы сумеем закидать его камнями, или уроним на него бревно, которого у нас нет. Где ты лёд брать собралась? Йети помер, и зима растаяла. 

— Ну, тут никаких проблем я не вижу. — Услышали они знакомый голос, и все посмотрели на лестницу, ведущую к выходу из магазина. 

Там стоял Зирал со своей компанией, худые призраки проплыли мимо них в магазин и встали возле схемы города, как почётный караул. Три брата близнеца помахали им с самого верха, и компания охотников на богов вошла в магазин. 

— А мы вас по всему городу ищем! — Обрадовано заявила Лиолая и в первую очередь обняла Сашку. 

— Мы уже где только не были, разве что на территорию Горюна не заходили. — Добавила Тария и то же начала обниматься с Сашкой. 

— А мы тоже, где только не были. — Ответил Макс. — У нас были сложности с Хозяином леса. 

— Я же сказал, что это они его обезглавили! — Заявил один из братьев близнецов. 

Они все трое не сводили глаз с Лёлика, все еще закутанного в школьные шторы и вид у него при этом был очень странный. Лысый мужик в голубой тоге, с кучей рогаток вокруг. 

— Они, чего так на меня смотрят? — Настороженно спросил он у Насти. 

— Не знаю. — Растерянно ответила она и повернулась к Зиралу за разъяснениями. 

— В их мире, так одеваются только великие святые, те, что могут принимать облик животных. В их мире таким поклонялись и пылинки с них сдували. Только благодаря их святым, эти трое выжили. — Объяснил Зирал. 

— Лёлик, как раз котом был недавно. — Растерянно пробормотала Настя и три брата услыхав ее слова, сели на пол подле Лёлика и счастливо заулыбались. 

— Похоже Лёлик, ты обрел свою паству. — Хихикнул Сашка. 

— А можно эту функцию как-то отключить можно? — Растерянно спросил тот в ответ. 

— Боюсь, что уже поздно, эти трое поклялись служить до конца дней своих, святому если когда-нибудь встретят такого на своем пути. Они же последние из себе подобных, из рода повелителей воды. — Сказал Зирал присаживаясь на коробку.  

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍ — В смысле повелителей воды? — Спросила Настя с замиранием сердца. 

— Они владеют магией воды, тем более сейчас, когда претендентка с властью над водной стихией умерла, они снова могут управлять водой.  

— Классно. — Широко улыбнулась Настя и спросила, — А скажи мне Зирал, какой еще магией вы владеете? 

— Лот управляется со стихией земли, девочки немного управляют растениями и животными, некоторыми могут управлять, мелкими. Я могу кастовать боевые заклинания, но не более трех за один поединок, у меня потенциал магический очень маленький. 

— Отлично, а нас чему-нибудь, по-быстрому, можете научить? 

— Зачем? Вы же претенденты, сила убитых вами претендентов перешла вам, вы должны только искренне захотеть. — Объяснил Зирал и Макс с Настей переглянувшись, посмотрели на Сашу. 

— Тебе срочно нужно завалить какого-нибудь претендента! 

— Не проблема! — Заявила Тария, — Тут поблизости лагерь одного огнемага, мы тебе поможем. 

Сестры схватили Сашку под руки и потянули к выходу. 

— Дайте ему хоть копье взять, лисы хитрые! — Улыбнувшись посоветовала им Настя. — А ты, Сашка, не рискуй, посмотри, что там да, как и возвращайся. Без прикрытия в бой не лезь. Ты нам живой, нужен, а не в виде шашлыка. 

— Слушаюсь и повинуюсь, — Ответил тот и подхватив сестрёнок под белы рученьки пошел к выходу. 

— Копье возьми! — Крикнули ему Макс и Лёлик. 

— Вот кобелина. — Проворчала Настя и сама лично вручила в руки раскрошившегося друга его оружие. — Не нарывайся, а то с того света вытащу и уши надеру. А вы красавицы, тоже имейте в виду, что за Сашку я вас наизнанку по выворачиваю. 

Троица удалилась, и Настя начала волноваться: 

— Может мы зря их отпустили? Может мне их догнать? 

— Дай Сашке перед девушками покрасоваться. — Посоветовал ей Макс. — Ты же его знаешь, что бы ни было, он не дурак и в пекло сам не полезет, даже ради восхищенных им девушек. 

Настя решила, что не стоит мешаться и посмотрела на схему города. В ее плане появились кое-какие возможности, и она стала наносить на схему какие-то символы. Все заинтересованно рассматривали ее творчество и Зирал с Максом понимающе улыбнулись. 

— Похоже в твоем плане есть место и нам. — Произнес Зирал и вздохнув добавил, — Должен вас предупредить, в городе есть одна сущность, девушка в тумане... 

— Кислотная дамочка, что смотрит на все с недоумением и мочит претендентов? — Перебила его Настя. 

— Вы уже ее встречали? — Насторожился Зирал. 

— Ели ноги унесли, ее даже Горюн боится. — Ответил за всех Лёлик. 

— Она моя сестра, Кирилла. — Грустно произнес Зирал, — А у Горюна есть причина ее бояться, это из-за него она стала такой. В предыдущем мире, он как-то сумел ее очаровать, наобещал всякого, а Кирилла всегда была падка на все блестящее... 

— Корону он ей пообещал. — Понимающе произнесла Настя и Зирал кивнул, подтверждая ее слова. 

— Она бросила нас и пошла за ним, а он её наивностью воспользовался и бросил где-то, с другими претендентами. Кирилла похоже немного умом тронулась тогда и несмотря на все мои уговоры решила мстить Горюну, она нашла претендента того мира и когда он нашел сундук с божественным орудием, любила его и забрала оружие себе. А этого делать категорически нельзя было. Вот она и превратилась в это нечто, живое и не живое, идущее за претендентами и убивающая всех подряд. Она не узнает нас, не узнает никого... 

— Горюн сказал, что она потеряла свою суть и теперь стала нежитью. Он ее боится. — Прошептала Настя и посмотрела на Макса, потом на Зеркала. — Она может стать помехой в наших планах. 

Призраки, что стояли неподвижно у схемы города, вдруг стали жестикулировать, гримасничал, но, что они хотели сказать, никто так и не понял. 

— Чего это они? — Спросил Макс у Зеркала. 

— Не знаю, как речь о ней заходит, так они вот такими становятся, а понять их никто не может. Вот и машут они руками бессмысленно. 

Призрачная парочка долго еще пытался что-то донести до охотников, но на них уже никто не обращал внимания. 

— Значить так, сейчас попробуем пожелать чего-нибудь полезного и если получится, то будем на нашей силе строить план. — Решительно заявила Настя и посмотрев на бутылку с минералкой очень сильно захотела, чтоб она замерзла, и бутылка с хлопком покрылась толстым слоем льда. 

— Эй, ты поаккуратнее с хотениями, всю силу можешь в одно желание вложить! — Строго предостерег ее Зирал и на всякий случай отошел подальше. 

Глава 15.2 

Ветер метался по притихшему городу, донося до Насти ароматы леса с одной стороны и зловоние тлена с другой. Откуда-то с промзоны донёсся звук стрельбы и Настю передернуло при мысли, что кто-то мог попытаться остановить Кириллу. Со стороны реки что-то засияло, но быстро угасло, как будто сияние испугалось, что ее заметят.  

Настя, стоявшая на пороге магазина, вслушивалась и вглядывалась в полумраке утра, пытаясь отвлечься от мучивших ее мыслей. Она старалась увильнуть от той части себя, что давно уже была взрослой и рассудительной. Та ее часть, критиковала ее план и разносила в пух и прах все доводы Насти шестнадцатилетней. И от этого она чувствовала себя неуверенно и страх становился все сильнее и сильнее. Уверенность в предстоящей победе таяла на глазах, и девушка пыталась всеми силами заглушить в себе Настю взрослую и растормошить Настю подростка. Ей нужна была ее бесшабашность и уверенность в том, что она уж точно во всем разбирается, всё умеет и всё может.  

— Насть? Ты чего не спишь? — Спросил её Максим, он поднялся из магазина и встав позади девушки, крепко ее обнял. 

— Борюсь со своими личными демонами и переживаю. — Ответила она, стараясь не вздрагивать от прикосновений Максима. 

— Сашка скоро вернется, учует что утро настало и вернется, поверь мне, он знает когда пора возвращаться. — Постарался успокоить Занозу Макс. 

— Сашка. — Вздохнула Настя и показала на три фигуры в дальнем конце улицы. — Каким был таким и остался. Но меня волнует не это. Ты посмотри на солнце, оно совсем черное, уже не поймешь, когда день, когда ночь, утро сейчас или вечер, вокруг нас постоянные сумерки. Ночью светятся мох и эти вездесущие грибы светляки. Днем это жуткое солнце, а если тучи на небе, то вообще ничего не поймёшь. А нам так нужно хоть немного света... 

— Боишься, что в темноте все покалечатся? 

— Нам предстоит беготня по разрушенному городу, а у нас тут полумрак постоянный. Да еще мы точно не знаем какой силой наделен Горюн. Мы, в сущности, о нём ничего не знаем. Просто идем на авось, да в омут с головой. 

— Не переживай, все получится. — Пообещал ей Максим и помахал другу, тот торжествующе поднял копье, и они увидели на древке, у наконечника, сверкающее огненное кольцо. — Завалили-таки огнемага! 

— Отлично, три претендента с силой это уже хоть что-то. — Пробормотала Настя, запихивая свой испуг за Сашку поглубже в закрома сознания. Она заставила себя взять себя в руки и прекратила мандражировать. Сашка вернулся, Максим обнимает ее так, как будто делал это последние десять лет. У них есть отряд охотников на богов, и они есть друг у дружки. Настя заставила себя поверить, что всё у них получится. Несмотря даже на то, что шансов на победу у них было очень мало, потому что всё вокруг было против них. 

Через час они распределили город на зоны и окончательно определились с тем, кто и что будет делать. Основной точкой битвы было определено гигантское дерево, макушка которого скрывалась за облаками. 

Три брата близнеца и Лёлик должны были ждать своего часа у поверженного Хозяина леса. Сашка и сестры готовили свои сюрпризы у самого дерева, а Настя и Максим должны были передать эстафету Зиралу и Лоту на окраине территории Горюна и Смертушки. Друзья обнялись на прощания и разошлись каждый к своему месту ожидания. Настя шла, держась за руку с Максимом и улыбалась, ее опьяняло предвкушение приключения. Взрослая Настя благоразумно уступила место Насте подростку, она была шустрее, наглее и увертливее. Пришло ее время. 

Максим старался убедить себя, что у них все получится. Он горячил себя тем, что рассматривает немногочисленные уцелевшие окна и думал о судьбах тех, кто за ними жил. Кровь его наполнялась огненной ненавистью, он все больше и больше жаждал устроить Горюну и ему подобным настоящую головную боль с последующим лечением путем отсечения оной. Он тоже улыбнулся, зло улыбнулся и в глазах его запылали всполохи пламени, а по кинжалу в его руках забегали маленькие молнии, он был готов встретить врага. 

Горюн сидел на крыше дома Насти и смотрел на приближающуюся парочку и тоже улыбался, надменно, самоуверенно. Ему жалко было убивать девчонку, он поставил на нее много денег, поэтому он решил, что убьет ее любовника, а потом займется утешением симпатичной, зелёноволосой девушки. Горюну было не привыкать к таким битвам, он не воспринял всерьез парочку. Они оба убили только по два претендента. Их сила не шла ни в какое сравнение с его силой! И чтобы продемонстрировать молодым наглецам с кем они пришли сразиться, он спрыгнул с крыши и красиво приземлился в нескольких метров от них. Он знал, что сейчас ветер красиво развевает его плащ и выглядит он очень героично и опасно... 

Вот только Настя и Максим лишь фыркнули, и парень спросил: 

— Ты, что думал, что мы как Дедпул, завизжим от восторга, увидев героическое приземление?  

— Что еще за Даетпул? — Озадаченно спросил Горюн, не понимая поведения претендентов этого мира, они не спешили атаковать. 

— Один очень странный супергерой нашего мира. — Усмехнувшись ответила Настя. 

— Вы пришли сражаться, или болтать? — Попытался ускорить события Горюн. 

— Мы пришли предложить тебе покинуть наш мир, или сдаться. В ином случае мы гарантируем, что ты долго не проживёшь! — Ответил ему Макс. 

— И с чего вы решили, что я восприму вас всерьез? 

— Потому что мы дома, а дома и родные стены помогают! — Ответила ему Настя, не отводя взгляда от трещины, что пролегала через стену ее родной кухни. 

— Так что ты решил Горюшко ты наше? — С ехидцей спросил Макс. 

— Я убью..., тебя…, медленно! — С большими паузами между слов, зло проговорил Горюн и только начал поднимать руку, чтобы метнуть в Макса заклинание, как с земли поднялся всего один обломок кирпича и резко взмыв вверх ударил Горюна туда куда Настя его уже коленкой приласкала.  

Великий и ужасный Горюн охнул, сжал колени вместе и упал на колени. Настя улыбнулась ему и мысленно толкнула стену дома. Град кирпичей обрушился на Горюна, а Настя с Максом развернулись и побежали. 

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

Они почти добежали до границы территории Смертушки когда за их спинами раздался яростный рев вырвавшегося из-под завала Горюна. Настя отпустила руку Макса и хотела повернуть в выбранную ей подворотню, но Макс ее остановил и притянув к себе поцеловал. Потом почти оттолкнул и развернув растерявшуюся от поцелуя девушку, шлепнул ее по попке, задавая ускорения и направляя к ее месту ожидания. Сам он, уже не оборачиваясь и стараясь не думать о том, что может случиться с Настей, побежал дальше, но не очень быстро, ему нужно было, чтоб Горюн его заметил. 

— Стой ничтожный!!! Прими смерть достойно! — Проорал Горюн вслед Максу, как только тот встал на первую мраморную ступень ведущую в небольшой сквер ветеранов. 

Макс развернулся, обматерил Горюна и побежал дальше, вслед ему раздался яростный рык и через минуту Макс услышал сдавленный вопль и болезненный мат. Обернувшись он увидел скатывающегося с обледеневших ступеней горюна. 

Настя стояла наверху лестницы и прикрывала ладошкой рот, она не думала, что получится так, но на обеих ступнях Горюна наросло по толстому слою льда и тот лежал, сморщившись от боли и не в силах поднять ноги. Но он заметил девушку и несмотря на звон в ушах метнул в неё сгустком тьмы. Настя отпрыгнула в сторону и побежала в обход сквера к заранее оговорённому месту и замерла у стены четырехэтажного дома, мимо которого ей предстояло пройти. Там полз огромный слизняк с человеческим телом внутри полупрозрачной плоти. Слизняк заметил Настю и пополз на нее, а позади уже слышались шаги прихрамывавшего Горюна. Девушка посмотрела наверх, там на втором этаже было окно с разбитым стеклом и тогда она решилась, она очень, искренне, от всей души захотела допрыгнуть до того окна и разбежавшись прыгнула. Ухватиться за подоконник ей удалось в последнюю секунду, при этом осколок торчащего из рамы стекла впился ей в руку, Настя подтянулась и с трудом закинула ногу на подоконник. Аккуратно выдернув из ладони острый осколок и поразилась тому, как быстро затянулась рана. Она посмотрела вниз и увидела Горюна аккуратно обходившего слизняка, который на него особого внимания не обращал. 

— Тобой даже эта пакость побрезговала! Настолько ты прогнил, урод!!! — Прокричала Настя и увидела, как разгневанный претендент швыряет в нее огненным заклинанием. Как она оказалась в противоположном конце комнаты девушка и сама не поняла, просто в один миг она уже стояла, прижавшись к стене, а у окна уже пылал огненный ураган, и он быстро поглощал все вокруг себя. Девушка выбежала в коридор и облегченно вздохнула, входная дверь была открыта, а напротив была еще одна открытая дверь соседней квартиры. Девушка вбежала в нее и закрыв за собой дверь, побежала к дальней комнате, она подошла к окну и осторожно выглянула из него. Внизу уже стоял обеспокоенный, бледный Макс. 

— Лови меня. — Крикнула Настя и полезла из окна. 

— Он нас из виду не упустит? — Встревожено спросил Макс, через минуту, когда они оба выбежали к скверу ветеранов и не увидели Горюна.  

— Нет, он нас теперь будет искать. Мы ему так по мозолям прошлись, что он будет мстить злобно и жестоко. 

Настя не ошиблась, она еще не успела договорить, как они увидели Горюна, он успел обежать дом в поисках девушки и теперь увидев парочку, на бегу раскручивал над головой какое-то заклинание. 

Глава 15.3 

Горюн был в ярости, еще никто и никогда не смел с ним так обращаться. Его явно не воспринимали всерьез, его дразнили и оскорбляли. Какая-то девчонка с мерзкими зелеными волосами и парень не способный даже правильно взяться на меч, у него даже божественное оружие - кинжал. Простой кинжальчик.  

Божественный претендент бежал за парочкой, державшейся за руки и накручивал свою нервную систему.  

Когда до территории Смертушки, этой глупой несносной девчонки оставалось совсем чуть-чуть, парочка неожиданно разделилась и побежала в разные стороны. Горюн застыл на месте и посмотрел сначала вслед девчонки, а потом в след парню и решил сначала разделаться с ним, а потом уже поразвлечься с девушкой и в первую очередь он пообещал себе избавить ее от этих зеленых волос... 

Настя добежала до поворота и остановившись выглянула из-за угла и убедившись, что Горюн побежал за Максом, сама побежала короткой дорогой. Между дворами, лишь местным жителям известными тропками, она проскочила квартал, с трудом избежала падения в огромную яму, наполненную канализационной водой, и наконец выскочила на нужную ей улицу.  

Впереди на клумбах и парковке валялись разноцветные кучи шелковых лент, казавшихся только кучами никому не нужного мусора.  Настя подняла кусок асфальта потяжелей и размахнувшись метнула его в самую большую кучу. Там что-то недовольно заворчало, зарычало и шёлковые ленты стали складываться в жуткого вида монстра. 

— Эй тряпка не стираная, посмотри какая я вкусная! — Заорала Настя и швырнула еще одним камнем в монстра, тот камень поймал пастью и помусолив его, выплюнул и сделал первый шаг на встречу к вкусной и глупой добыче. Настя показала монстру язык и побежала. Она уже не оглядывалась, девушка была уверена, что и большой шелковый монстр и монстры поменьше уже гонятся за ней. Поэтому она только поднажал и когда выбежала навстречу Максу, тот схватил ее за протянутую руку, развернул на бегу и задернул ее в ближайший подъезд и железная дверь с грохотом за ними захлопнулась.  

Парочка хулиганов, поднялась на пролет между этажами и выглянули в окно, над козырьком подъезда. Они видели, как Горюн с разбега чуть не вляпался в мчащихся на него монстров и как заготовленное им заклинание, едва успело сжать первые три твари в сети липучке. А затем Горюну пришлось двигаться очень быстро и отбиваться и магией, и мечом. 

— Классный у него меч. — Почти с завистью сказал Макс, — Хорошо этих монстров на лоскутки крошит. 

— Ладно пошли, он их почти добил, сейчас очухается и в подъезд пойдет нам мстю мстительную мстить. — Прошептала Настя, и потянула Макса на верх, они перешли по крыше в другой подъезд и спокойно вышли на улицу. 

С той стороны улицы их ждали Зирал и Лот. Они помогли друзьям перелезть через высокий забор небольшой автобазы и притихли в ожидании срабатывания заготовленных ими ловушек.  

В доме, где парочка хулиганов наблюдала за битвой Горюна с шелковыми монстрами было три этажа и на окна Зирал уже накинул само затемняющееся заклинание, оно не требовало большой энергозатраты и потому охотник на богов выбрал именно его. Лот решил пока магию не использовать, а ограничился самыми простыми ловушками в виде мешочков с огненной смесью.  

Горюн вошел в подъезд дома, взмокший и слегка запыхавшийся, он прислушался к тишине дома и начал подниматься по ступенькам на второй этаж, между третьей и четвертой ступенькой он заметил натянутую тонкую проволоку и ухмыльнулся. 

— Вы меня совсем за идиота принимаете?! — Заорал он, глядя вверх. Он был уверен, что зловредная парочка находится наверху и потому перешагнув проволоку поднялся на второй этаж и только тут заметил, что в подъезде стало очень темно. Его лицо исказилось торжествующей улыбкой, его враги просчитались, он в темноте видел не хуже, чем днём. Тем более, что его глаза давно привыкли к полумраку долгих лет жизни под сиянием чёрной звезды. 

Он подергал за ручку ближайшую дверь и не заметил тонкой лески, тянувшейся от двери к двери на площадке. Он на нее наступил и два небольших свертка с огненным порошком с тихим хлопком вспыхнули, осветив подъезд ярким светом. Горюн не успел отреагировать и ненадолго погрузился в пляску ярких пятен перед его глазами. Он отступил назад по лестнице, яростно массируя глаза и пытаясь проморгаться. Тогда-то он и наступил на ту самую проволоку, которую заметил ранее и на него обрушились не только новые вспышки огненной смеси, но и рев сигналки, что Настя таскала на своей связки ключей. Маленькая белая коробочка издавала такой пронзительный рев, что Горюшин отшатнулся и покатился по лестнице вниз. 

— Ну вот и моя защита от маньяков пригодилась. — Улыбнулась Настя, и друзья встали в полный рост, чтобы увидеть вывалившегося из подъезда Горюна, запутавшегося в собственном черном плаще. Он с рыком сорвал себя мешавшую ему тряпку и проморгавшись, уставился на четверых заговорщиков и сразу узнал здоровяка, одного из охотников на богов. Окончательно потеряв голову от возмущения фактом заговора против него, он призвал силу грозы и метнул в противников разрядом молнии. Бетонный забор, за которым стояли его враги на крыше старого автобуса разлетелся мелкой щебёнкой, а четверка только что улыбающихся заговорщиков разлетелась в разные стороны. 

Настя приземлилась на капот чудом уцелевшей машины и с трудом вогнала воздух в лёгкие, Максиму повезло больше, он приземлился в мягкий светящийся мох, но полежать на нем он не захотел, потому что тот плотоядно зачмокал, радуясь добыче. Лот и Зирал повисли поперек веток дерева и свисали оттуда почти без сознания. Настя и Макс с трудом их стащили и успели в последнюю секунду затолкать их за ржавый автобус. 

Горюн вошел на территорию автобазы готовый метать молнии во все что движется. Его захлестывала ярость, одно дело местные недотепы пытающиеся его убить своими глупыми затеями и совсем другое дело сговор с психами мстителями. Это было наглостью такой степени, что Горюн окончательно потерял над собой контроль. Мимо пролетело чешуйчатой существо, и он метнул в него молнию. 

В здании напротив приоткрылась дверь, и создалось ощущение что туда только что кто-то вошел. Настя с трудом потянула за леску и дверь снова шевельнула. Горюн пошел к офису автобазы, и Максим приготовился дергать за толстую бельевую веревку, что тянулась к ржавому автобусу из окна офиса. Горюн только приоткрыл дверь и осторожно заглянул внутрь, как Максим дёрнул и заорал: 

— Уходим! 

Толстенный деревянный брус рухнул на голову Горюну, и он даже охнуть не успел, лишь присел на задницу и затряс головой. 

— Вот ведь гад крепкий, я бы с такого удара уже в могиле подушечку поправлял. — Возмутился Макс. 

— Если не унесем ноги так и будет. — Поддержал разговор Зирал. 

Горюн пришел в себя почти мгновенно, но вот на ноги встал не сразу, всё-таки удар по голове брусом толщиной с ляжку той самой зеленовласки был очень ощутим. Он уперся обеими руками об косяк двери и постепенно переставляя руки все выше и выше, встал на ноги. 

Он обернулся и увидел, как проклятая четверка улепетывает от него в сторону территории Хозяина леса. Горюн проорал долгое, витиеватое ругательство, стянул с головы помятый королевский обруч и взвыл, концентрируя энергию для заклятия мгновенной смерти. Но тут с неба закапали крупные капли дождя, и Горюн сбился, получив тяжёлыми каплями по уже ушибленной голове, не до конца сформированное заклинание схлопнулось, хлестнув своего создателя по лицу как пощечина. 

— Я вас уничтожу, вместе с вашим мерзким мирком!!! — Заорал он и побежал за уносившем ноги противником. 

Глава 16 

Сашка смотрел на бегущих к ним друзей и у него волосы на затылке зашевелились от ужаса. Он пытался закричать, попросить друзей ускориться, но кроме сипа и шипения из его горла не вырвался ни один звук. 

По дороге между развалин домов, неся разрушительный ураган, он втягивал в себя все, превращая любой предмет с каким соприкоснется, в пыль. А за крутящимся и завывающим ураганом виднелась фигура Горюна. 

Перед ураганном бежали четверо друзей, запыхавшихся и уже едва успевавших оторваться от урагана. При этом Зирал висел на Лоте, одну ногу он подвернул, да и после взрыва забора, он был слегка пришибленный. Настя уже явно сбила дыхание и Максим крепко сжимал ее ладонь боясь, что она споткнётся и он ее не успеет поднять. 

Сестры и Сашка махали руками, грохот урагана заглушал все звуки и потому они лишь надеялись, что друзья их заметят. Поймут, что к строительному магазину подходить не стоит. 

Макс увидел бледного Сашку, уже почти у парковки на которой они приняли бой с Хозяином леса и резко дернув подругу и чуть не уронив ее при этом, повернул к другу. Лот заметил манёвр Макса и тоже повернул, они в последнюю секунду успели скрыться за густыми зарослями рябины и какого-то ярко цветущего кустарника, когда ураган схлынул, резко, как будто его и не было. Горюн стоял посреди перекрестка и смотрел то в одну сторону, то в другую. Он явно потерял из вида друзей. За грохотом и мельтешение пыли он едва видел силуэты беглецов и теперь не был уверен в том, что призыв “урагана веков” была хорошей идеей. Но он заметил тусклый огонёк в темноте магазина и злорадно улыбнулся. 

Друзья сидели за кустами ни шевелясь и не верили в свою удачу. Маленький пучок светящегося мха парил в воздухе, в самом темном углу магазина и приманивал Горюна. Тот ступил на парковку и прошел несколько шагов, когда понял, что с его сапогами что-то не так. Он посмотрел вниз и увидел, что идет по зеленовато чёрному и все больше и больше липкому веществу... 

— Мы там намешали всяких химикатов с клеящими свойствами. — едва слышно произнес Сашка, — А девочки немного магии в получившуюся смесь добавили. 

— Теперь ему в сапогах оттуда не выбраться.  — Добавила одна из сестер. 

— А там в магазине без обуви очень некомфортно будет. — Добавила вторая и широко улыбнувшись, зажала рот ладошкой, как будто испугалась, что Горюн ее услышит. 

Тот направил пальцы в липкую массу под ногами, что-то прошептал и к земле потянулось темно синее сияние, клейкая масса пошла пузырями и с хлюпаньем зашевелилась. Горюн сдвинул брови и посмотрел на то, как масса стала принимать форму мерзко воняющего существа. Горюн выругался, попытался отменить заклинание и снова получив пощечину отката, зарычал. Липкая масса снова расплескалась по парковке и застыла, покрывшись твёрдой коркой вокруг ног претендента. Он зарычал, с трудом сдерживая рвущуюся из его сути тьму и вытащил ногу из сапога, осторожно встал на абсолютно гладкую поверхность и высвободил вторую ногу и как только он встал второй ногой на заколдованную поверхность, она слегка затрещала, покрываясь мелкими трещинами. Горюн понял, что вот-вот провалится в липкую массу снова и побежал к разбитой витрине магазина, но, прежде чем вбежать внутрь, он послал сгусток тьмы впереди себя. 

Друзья разочарованно вздохнули и дождавшись, когда Горюн скроется в глубине магазина, побежали к гигантскому дереву, намеренно оставляя четкий след после себя... 

Горюн не спешил, он уже понял, что над ним просто издеваются. Но ему очень хотелось поймать этих весельчаков и наказать их так, как это принято было в его семье. Так чтоб ему Горюну было весело, а этим весельчаком и психам мстителям было не до смеха даже после смерти. 

Увидев парящий в воздухе пучок светящегося мха, претендент на божественность зарычал и выбежав на улицу метнул в потрескавшуюся ловушку сгустком тьмы, прошел по ней и свернув тьму, пошел по следам весельчаков. 

А они бежали и надеялись, что у них будет время, чтобы успеть осуществить задуманное. Настя увидела Лёлика и братьев близнецов на нижней ветке дерева на высоте пятого этажа, они махали им и указывали на обходной путь. 

— Всё последняя ловушка, выводим его из себя и когда он будет в неадекватен, наносим удар. Постарайся быть всё время рядом. — Прошептал Макс, запрыгивая в оплетенный вьюнами остов автобуса и протягивая Насте ее автомат. 

Лёлик приготовил им несколько автоматов и вооружил ими близнецов. Городской криминальный авторитет успел вскрыть свою последнюю заначку и теперь походил на боевика из кинофильма, настолько он был увешан оружием. Но главное Настя увидела в кармане его разгрузки заветную рогатку, на которую она делала основную ставку. 

— Идет! — Крикнул Лёлик и скрылся за широкими листьями. 

Всё притихли, заняв свои места и когда Горюн вышел на обширную площадку перед деревом, казалось весь город застыл в ожидании великой битвы. Стволы семи автоматов были направлены в грудь Горюна и ждали результата задуманной сестрами пакости. 

Они, увидев пищевую пленку в магазине очень ей обрадовались, а когда Настя еще и меда им на хлебцы намазала, так аж засияли от злорадного предвкушения. Сейчас они сидели за стволом дерева и осторожно наблюдали за Горбуном, что медленно шел вперед и проверял пространство вокруг себя магическим щупом. Он не торопился, прекрасно понимая, что ступил на идеальную площадку для ловушки. Много растительности вокруг, да еще заросшие машины и автобусы дают обширное пространство для ловушек. Он бы сам именно тут устроил поле развлечений для врагов. Но пока площадка была чиста, не было вокруг ни скрытой магии, ни механических приспособлений. Только запах меда был очень сильным. Горюн посмотрел на верх и замер, на одной из ветвей дерева уже успели обжиться дикие пчелы, что всегда прилетают из других миров и создают свои жуткие огромные ульи, наполненные накачанным магией мёдом. Он всегда хотел его попробовать, ходили слухи, что вкусивший его постигал суть мироздания и уподобиться изначальным богам. Но, пчёлы его создавшие, были очень опасны и за микроскопическую каплю своего мёда могли убить самым зверским образом. Их яд убивал очень медленно и погружал того, кто возжелает магического мёда, в пучину жутчайших видений и вызывал такие эмоциональные всплески, что у Горюна пропадала всякая охота пробовать магический мёд. 

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍ Он увлекся любованием красивого, спиралевидного пчелиного улья и именно этим моментом воспользовались сестры. Они объединили свою волю, и заставили вьюны расчистить пространство перед Горюном, и он шагнул на широко растянутую пленку, залитую медом толстым слоем. Это был обычный мёд, возможно даже не совсем натуральный, но сладким и липким он от этого не перестал. Поэтому, когда пищевая пленка обволокла всё тело Горюна, он не смог дышать, да и мёд попал в глаза и Горюн закрутился вокруг себя пытаясь освободиться и сделать глубокий вдох, чтоб заорать. 

— Огонь! — Заорал в этот момент Макс и все семь автоматов задергались, посылая в могущественного колдуна заряды смерти. 

Тело Горюна вздрагивало от попадания в него пуль, брызги крови вырывались из его тела и окрашивали траву вокруг. За секунду до того, как упасть, Горюн наконец-то смог сделать вдох, но закричать он уже не успел. Его тело рухнула изломанной куклой и Настя, не веря тому, что у них так легко получилось убить Горюна, осторожно положила автомат возле себя и встав, посмотрела на поверженного врага. Тот не двигался и Настя одновременно с Максом, пошли к нему. В руке Насти сверкнула Сабля, в руке Макса Кинжал, они шли, держась за руки и в их сердца уже отстукивали торжественный ритм надежды, когда Горюн одним молниеносным движением поднялся на ноги, окутал себя сгустком тьмы и полностью излечившись, уставился на Настю и Максима. Глаза его были красными, губы подрагивали от едва сдерживаемой ненависти и при этом он торжествующе улыбался, он был уверен, что победил, когда услышал крик: 

— Давай!!! 

Горюн посмотрел вверх и в этот раз, он закричал, от души испугавшись. Шикарное, спиралевидное строение магических пчёл падало на него, и он точно знал, что не успеет укрыться от пчел. А Настя и Максим метнулись на три шага в сторону и запрыгнули в заранее приготовленную яму, потянули за две веревки и накрыли ее тремя слоями плотной, пластиковой сетки от насекомых. Пчелиный дом, рухнул вместе с подпиленной веткой, и Горюн едва успел увернуться от прямого попадания этой веткой по голове. Пчелиный гул, возмущенных и очень многоголосый, нарастал из глубины треснувшего улья. Горюн успел сделать только три шага в сторону, когда его облепил плотный рой пчел и его спасло только то, что он с детства учился ставить магическую защиту, а пчёлам потребовалось какое-то время, чтоб эту защиту пробить… 

Злобный, громогласный рык зверя, скрытого в шевелящейся массе пчел, огласил город. Все сразу вздрогнули и присели, настолько жутким был этот рёв. Пчел, как пули, разметало в разные стороны от бронированного тела чудовища, что раскрывало свои крылья в том месте, где минуту назад был Горюн. 

— Только не говорите, что на самом деле, он дракон?! — Возмущено заорала Настя и побежала прочь с площади к дереву и поспешила подняться по стволу, по заранее высеченными ступенькам. 

А чудовище в это время выпрямилось, расправило крылья и снова заревело. Оглядев пространство вокруг и поняв, что его жертвы снова попрятались, тварь взмахнула крыльями и взлетело в небо. 

— Он не дракон, точнее не совсем, он помесь дракона с гидрой, так что не вздумайте рубить ему голову, только в сердце! — Произнес Зирал, с трудом поднявшийся на первую ветвь гигантского дерева. 

— Откуда такие, как он берутся? — Возмущенно спросил Макс и протянул руку Сашке, помогая и ему спрятаться в густой листве дерева. 

— Из магических семей, где уважают генную инженерию видимо. — Предположил Лёлик и достав из кармана несколько свертков с магическими камушками, взялся за рогатку. — Мне главное, чтоб он подлетел поближе и пасть раззявил. 

— А он огнем плеваться может? — Спросил Макс. 

— Не знаю, он раньше в таком виде не показывался, мы только слышали от спящего, что он так может. — Ответил Зирал. 

— Заходит на посадку. — Произнесла Настя. — Если он сядет, у Лёлика не будет шанса, он обернулся человеком и закидает нас своими сгустками тьмы! 

— Тогда надо его заставить лететь на нас! — Ответил Макс выпрямляясь и выходя на широкую, в пару метров толщины ветку и закричал. — Эй, змей переросток, я здесь! 

Горюн охнул, зарычал и изменил направление полета. При этом из глубины его живота стало подыматься огненное свечение, и все поняли, что огнем он все-таки плеваться может. 

— Все на другую ветку!!! — Крикнул Макс и первый сиганул с ветки на ветку, с трудом подтянулся вверх и протянул руку Насти, он задернул ее на верхнюю ветку в последнюю секунду и их охватил жар от испепеления ветки внизу. Она сгорела за доли секунды в полупрозрачном ярко-оранжевом пламени, исторгнутом из пасти Горюна. 

— Бежим дальше! — Крикнул Зирал и повторять ему не пришлось, пока Горюн разворачивался и заходил на второй круг, друзья перебежали уже на следующую ветку и по ней побежали к стволу, чтоб перебраться на более толстую ветку на противоположной стороне дерева. 

— У него, до выхода пламени из пасти, есть пауза в секунд десять, а пасть уже открывается! — Произнёс Лёлик, помогая своим поклонникам братьям близнецам забраться на следующую ветку. — Если рискнуть, то вполне можно попасть в пасть брюликами! 

Он пропустил братьев вперед, а сам повернул на другую ветвь. 

— Ты куда? — Крикнула ему Настя, не останавливаясь. 

— Пусть он гонится за вами, я кое-что придумал! — Крикнул в ответ Лёлик и скрылся в листве. 

Друзья побежали дальше, и Настя специально пробежала по почти лысой ветке, давая возможность Горюну увидеть ее. Тот кружил в небе пытаясь рассмотреть беглецов в густой листве и увидев девушку, метнулся к ней так быстро, что она завизжала от страха и неожиданности, а потом метнулась в листву.  Она услышала грохот взрыва и обернулась... 

Лёлик засел на ветке чуть ниже Насти и когда Горюн заметил Настю, то парень уже был готов. Он стоял на одном колене и едва сдерживал рвущуюся из пальцев резинку рогатки. Он выстрелил, как только Горюн распахнул пасть и сверток магических камушков столкнулся с драконьим пламенем. Взрыв получился такой мощности, что у Лёлика дыхание перехватило, а Горюн пару раз кувыркнулся в воздухе и он едва не рухнул на землю, но у самой земли сумел справиться с крыльями и снова взмыл в высь. 

— Ай, да брюлики!!! — Радостно закричал Лёлик и на всякий случай поменял место засады. Настя и Макс выглянули из листвы и побежали по ветке. 

Сашка и остальные остались на месте. Сашка приготовил копье и побежал по другой развилке ветвей так, чтоб оказаться над Горбуном и если Лёлик опять не попадет в пасть, то он собирался прыгнуть на Горюна и поразить его копьем.  

— Я блин, Великий Георгий Победоносец! — Внушал он себе и при этом мысленно просил у него же покровительства, хоть и был Сашка буддистом, но в тот момент, он не отказался бы от любой помощи свыше. Его слегка потряхивало от перевозбуждения, ладони взмокли, и он постоянно перекладывал копье с одной руки в другую и вытирал ладони о брюки... 

Горюн увидел ненавистную парочку почти у самой тонкой части ветви и злорадно улыбнулся, они сами себя загнали в ловушку, дальше им некуда было бежать. Несмотря на непонятный ему взрыв, он метнулся к парочке нагоняя внутренний огонь. Влюблённые уже были совсем близко, и Горюн был уверен, что сумеет испепелить их за доли секунды. Но в тот момент, когда он раскрыл пасть в нее что-то влетело и он, поперхнувшись, заметался на месте дергано, взмахивая крыльями и не понимая, что происходит. Его внутренний огонь свернулся вызвав, как всегда, икоту. Да еще внутри него пробуждалась неведомая ему сила и он не мог ее подавить! Она выплескивалась жгучим потоком чего-то хмельного и ему вдруг захотелось по кошачье фыркнуть. 

Горюн рухнул на землю и заметался, закрутился на месте, пытаясь справиться с поглощающей его силой. Он чувствовал, как начала таять его драконья сущность, как скрылась в нём гидра, в самые потаенные закоулки его сущности. Суставы начало выворачивать, и тогда Горюн взвыл, призывая изначальную мать тьму и боль преображения отступила. Он рухнул и тяжело дыша посмотрел на приближающуюся к нему сущность. 

 Она смотрела из своего тумана и слегка улыбалась, она не помнила, как ее зовут, не помнила, кем была. Она помнила только ненависть и жажду убивать! Часть ее ненависти была связана с теми, кто хотел стать богами, но увидев это странное существо, что лежало сейчас на земле, она кое-что вспомнила. Она вспомнила его имя и это имя у нее вызвало острейшую ненависть. И когда он с ужасом начал отползать от нее, она потянулась к нему. Туман вокруг стал особенно едким, боль в правой руке стала невыносимой и все же она не разжала пальцы. Она знала, что только перетерпев эту боль, она не утратит шанса уничтожить его, отомстить проклятому монстру… 

Настя и Максим бежали по ветвям дерева так быстро, как только могли. Они видели, как на краю площади появилась кислотная девушка и застыла, наблюдая за борьбой Горюна, с силой преображения в себе. Того корёжило по жуткому, когда с него схлынул облик гидры — дракона, он стал преображаться то в кота, то в змея, то в кабана, тело перетекало из одного облика в другой и казалось бы этому процессу не будет конца и края, но потом тело Горюна окутала тьма и он снова стал самим собой, вот только значительно более тощим, почти скелета подобным, с желтовато-коричневой кожей и огромными глазами в которых плескались озёра — врата во тьму. 

Максим приготовился нанести удар по Горюну, как только сумеет добежать до него, но Кирилла удивительно быстро дошла до Горюна и нагнувшись над ним стала его разглядывать, а тот старался от нее отползти. Было видно, что он ее настолько боится Кириллы, что забыл о том, что призвал тьму. Его сила таяла, и тьма в его глазах угасала, а он всё отползал и отползла, не в силах справиться с ужасом. 

— Что тебе нужно от меня? Тварь мерзкая!!! — Завизжал он, когда страх сжал его за горло и Кирилла слегка улыбнувшись, потянула к нему руку. 

В этот момент рядом с кислотной девушкой появились два тощих призрака, и она посмотрела на них. Они ей что-то попытались сказать, но она, как и все остальные не поняла призраков. Тогда они переглянулись, вздохнули и ринулись в окружавший девушку туман. Было видно, что они испытывают мучительную боль, в их прозрачных телах стали появляться светящиеся прорехи. Но они сумели дотянуться до девушки и подхватив ее под руки, потащили прочь из тумана. Им это удалось, они почти на треть истаяли, но вытянули душу Кириллы из кислотного плена и на землю упал слегка заржавевший серп, а ядовитый туман развеял легкий порыв ветра. Призраки улыбнулись всем, покрепче прижали душу Кириллы к себе и превратившись в яркую вспышку, унеслись в небо. 

— Вот так вот, просто? — Хрипло засмеявшись, с возмущением спросил Горюн и потянул руку к оружию, что оставила Кирилла. 

— Обойдёшься! — Произнёс Сашка, и отодвинул серп острием копья подальше. 

— Да я же вас порву!.. — Начал угрожать Горюн, подымаясь и снова призывая тьму, но в этот момент Макс подошел к нему и вонзил в грудь Горюна кинжал. 

Тот презрительно фыркнул и произнес: 

— Всего лишь кинжальчик? И каким богом ты собираешься стать? Богом убогих и обездоленных? 

— Он будет громовержцем! — Ответила за Максима Настя и вонзила саблю в спину Горюна. 

— А она, будет великой матерью всех богов! — Уверенно произнёс Сашка, и тоже вонзил копье в бок Горюна и пробив насквозь его тело, как будто выпустил на волю всю ту силу, что Горюн успел насобирать во множестве миров.  

Его тело покрылось трещинами и осыпалось к ногам трёх друзей. Они посмотрели друг на друга и вздохнув с облегчением, посмотрели на солнце, там мигнуло последнее светлое пятнышко и угасло. Мир погрузился в полумрак и неожиданно засветились Настя и Максим. Их тела оторвало от земли, они, воспарив, начали светиться все ярче и ярче. 

Они оба видели мир, что стал их миром. Они видели континенты, они видели океаны! И они видели всех тех претендентов, из других миров, что спешили в их город, чтобы сразиться с Богами этого мира. Все они надеялись убить первых новых богов и забрать их божественную сущность, пока всё ещё сияет чёрная звезда… 

 Эпилог. 

Настя и Максим опустились на землю и увидели довольно улыбающегося Сашку и Лёлика, за которым стояли три брата близнеца. Зирал и Лот с сестрами уже куда-то ушли, даже не попрощавшись, была у них такая традиция и отступать от нее они не собирались. Зато за близнецами стояла полупрозрачная личность и он довольно улыбался. 

— Спасибо, порадовали. — Произнес он, — я такого еще не видел, чтоб вот так использовать камни преображения, чтоб вот так втроем убить сына самой матери погибели! Просто потрясающе и главное все не нарушая правила. Она даже мстить вам не в праве, все остальные против нее ополчатся иначе. А они только этого и ждут, чтоб она повод дала... Ну да вас это не касается, не доросли вы еще до больших божественных дрязг... 

Я бы вам посоветовал из этого города уйти и дать тем немногим кто сумел выжить, возможность жить дальше. Претенденты пойдут за вами, они вас чуют, а вам нужно найти себе подобных и помочь им. Теперь судьба вашего мира в ваших руках. А я с удовольствием за этим понаблюдаю. 

Призрачная сущность помахал всем рукой и исчез, а рядом с Настей появился тигровый дракончик и лизнув ее шершавым языком, уселся у ее ног. 

— Это, что за личность, тут нам инструкции зачитало? — Почти возмущенно спросил Сашка. 

— Спящий! — Восхищенно ответил один из братьев близнецов. — Один из изначальных богов! Лишенный памяти за то, что создал сияние чёрной звезды… 

— И обречённый помогать претендентам и охотникам. —- добавили еще двое. 

— Тогда валим из этого города, он прав, пусть люди хоть немного поживут без нашего божественного присутствия в их жизнях. — решительно произнёс Макс и взяв за руку Настю, направился к выезду из города. 

— Да, заодно поймаем еще одного претендента, и я его замочу. — Широко улыбаясь сказал Сашка и положив копье на плечо, махнул Лёлику и его пастве. — Пошли, у нас работы выше крыши.  

Конец 


Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 1.1
  • Глава 1.2
  • Глава 2.1 
  • Глава 2.2 
  • Глава 3.1 
  • Глава 3.2 
  • Глава 3.3 
  • Глава 4.1 
  • Глава 4.2 
  • Глава 4.3 
  • ‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍ Глава 5.1 
  • Глава 5.2 
  • Глава 6.1  
  • Глава 6.2  
  • Глава 6.3
  • Глава 7.1
  •  Глава 7.2 
  •  Глава 8.1 
  • Глава 8.2 
  • ‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍ Глава 9.1 
  • Глава 9.2 
  • Глава 9.3 
  • Глава 10.1 
  • Глава 10.2 
  • Глава 11.1 
  • Глава 11.2 
  • Глава 12.1 
  • Глава 12.2 
  • Глава 13.1 
  • Глава 13.2 
  • Глава 14.1 
  • Глава 14.2 
  • Глава 15.1 
  • Глава 15.2 
  • Глава 15.3 
  • Глава 16 
  • Teleserial Book