Читать онлайн Закономерзости бессознательного бесплатно

Валерий Лейбин
Закономерзости бессознательного

Зигмунд Фрейд (1856–1939)


Предисловие

Если по телевизору кто-то услышит оговорку другого человека, то обязательно со смехом скажет: «Это оговорка по Фрейду». То есть независимо от того, знает ли человек идеи З. Фрейда о бессознательном, или вообще незнаком с психоанализом, «оговорка по Фрейду» вошла в нашу повседневную жизнь.

Разумеется, стоит не просто отмечать оговорки другого человека, но и самому понимать смысл своих оговорок, что предполагает знакомство со своим собственным бессознательным. Но ведь кроме оговорок существует огромный пласт нашей жизни, связанный с различного рода промахами, будь то описки, очитки, ослышки, забывание, невыполнение намерений, опоздание, перепутывание имен, затеривание вещей, действие по ошибке, несчастные случаи. Поэтому понимание бессознательных промахов человека является важной задачей для него, что предполагает знакомство с психоаналитическими идеями, внесшими значительный вклад в рассмотрении смысла ошибочных действий.

Не случайно первый раздел работы посвящен психоаналитическим идеям З. Фрейда, который в конце XIX и начале XX столетия привлек внимание к раскрытию природы ошибочных действий. Его книга «Психопатология обыденной жизни» (1901) открыла простор для психоаналитического понимания существа и смысла тех промахов, которые совершаются человеком в его жизни под воздействием бессознательных процессов. З. Фрейд вскрыл те закономерности, точнее сказать, закономерзости бессознательного, которые имеют место в жизни каждого человека, влияют на его поведение и на судьбу. Причем рассуждения Фрейда были не теоретического характера, а предполагали практическую направленность, поскольку он считал, что каждый человек, оглядываясь на свой долгий жизненный путь, может надеяться на то, что он избежал бы многих разочарований, болезненных потрясений и ошибок, если бы нашел в себе смелость толковать мелкие ошибочные действия в общении с людьми, с самим собой как предзнаменование чего-то в будущем и оценивать их как знак еще скрытых намерений, тенденций.

В дополнение психоаналитических идей Фрейда в первом разделе работы приводятся примеры ошибочных действий, которые произошли со мной в преподавательской деятельности со студентами. Я не только привожу примеры промахов во время лекций, но и разбираю их смысл, связанный с бессознательными процессами, имевшими место в тот момент. Кроме того, на материале политической, государственной, религиозной, художественной деятельности разбираются примеры ошибочных действий, показывающие существо промахов их носителей. И, наконец, разбираются те ошибочные действия, которые имеют место в процессе психоаналитической практики как со стороны психоаналитика, так и пациентов.

Во втором разделе работы приводится эмпирический материал, почерпнутый из тех работ студентов, которые были заданы в качестве допуска к зачету по дисциплине «История и теория психоанализа». Студенты писали эссе по своим собственным ошибочным действиям или промахам родственников, друзей, сослуживцев. Этот эмпирический материал, подобный тому, который приводился в ранее изданной работе «Эдипов комплекс: инцест и отцеубийство» (Лейбин, 2000) по фрагментам сочинений студентов «Я и эдипов комплекс», является весьма поучительным и свидетельствует о психоаналитическом понимании ошибочных действий в повседневной жизни людей.

Надеюсь, что данная работа будет полезна тем, кто хочет разобраться в своих ошибочных действиях, чтобы тем самым понять роль бессознательного в их жизни и на основе прошлого опыта использовать свои знания в плане корректного выстраивания своего поведения, поступков и деятельности как в настоящем, так и в будущем.

Раздел I
Ошибочные действия (З. Фрейд)

Бессознательные промахи

«Толкование сновидений» (1900) – первая фундаментальная работа Фрейда, в которой содержались важные психоаналитические идеи, получившие в дальнейшем свое развитие. «Психопатология обыденной жизни» (1901) – вторая из его наиболее крупных работ. В ней Фрейд обстоятельно рассмотрел те «мелочи жизни», те «отбросы мира явлений», которые чаще всего отвергались исследователями как недостойные внимания. Казалось бы, если следовать хронологическому порядку, то прежде всего надо начать с разбора взглядов Фрейда на сновидения, а затем перейти к анализу ошибочных действий.

Однако в том, что последовательность раскрытия психоаналитических идей выстраивается в ряд «ошибочные действия – сновидения – невротические симптомы», есть своя логика, которая представляется оправданной и соответствующей исследовательскому духу Фрейда. Эта логика незамысловата, поскольку она следует принципу восхождения от простого к сложному в процессе изучения. Собственно говоря, данной логики придерживался и сам Фрейд. Не случайно в своих лекциях по введению в психоанализ он именно так и выстраивал изложение материала – от ошибочных действий через сновидения к общей теории неврозов.

Кроме того, логика перехода от рассмотрения ошибочных действий к раскрытию представлений Фрейда о сновидениях и их толковании хронологически совпадает с его публикациями. Дело в том, что до выхода в свет «Толкования сновидений» в 1898 г. он опубликовал небольшую статью «О психическом механизме забывчивости», содержание которой стало исходным пунктом его дальнейших рассуждений об ошибочных действиях, нашедших отражение в работе «Психопатология обыденной жизни». Стало быть, рассмотрение вначале ошибочных действий, а затем сновидений является оправданным и в хронологическом отношении.

В статье «О психическом механизме забывчивости» фактически содержались некоторые результаты самоанализа Фрейда. На примере, взятом из его собственной жизни, он подверг психологическому анализу в общем-то довольно распространенное в жизни человека явление – забывание какого-то имени и неверное припоминание его. Осуществление подобного анализа привело Фрейда к двум следствиям. Во-первых, он пришел к выводу, что не являющаяся серьезным расстройством одной из психических функций способность забывания собственных имен и их неверного припоминания допускает такое объяснение, которое выходит за пределы привычных представлений, связанных с тривиальными ссылками на невнимательность, рассеянность или усталость человека. Во-вторых, подобного рода «мелочи жизни» представляются важными и значительными с точки зрения понимания механизмов работы бессознательного. Следовательно, они могут стать объектом психоаналитического исследования, способствующего раскрытию специфических характеристик и особенностей бессознательного психического. Отсюда – интерес Фрейда к психоаналитическому осмыслению ошибочных действий, результаты которого нашли свое отражение в работе «Психопатология обыденной жизни».

Первое обращение Фрейда к серьезному, глубинному, выходящему за рамки поверхностных объяснений анализу ошибочных действий было непосредственно связано с его самоанализом. Однажды он никак не мог вспомнить имя художника, автора известных фресок в соборе небольшого итальянского города Орвието. Он знал имя этого художника, пытался его вспомнить, но вместо Синьорелли ему упорно приходили на ум два других имени – Боттичелли и Больтраффио. Несмотря на все его старания отбросить оба имени как неверные и вспомнить настоящее имя художника, Фрейду никак не удавалось извлечь из своей памяти то, что, казалось бы, должно было всплыть само собой. И только после того, как ему назвали настоящее имя художника, он с некоторой досадой на самого себя, но без каких-либо сомнений признал, что речь идет о Синьорелли.

Для другого человека забывание имени художника и неверное его припоминание, скорее всего, обернулось бы в худшем случае легкой досадой, незначительным переживанием по поводу своей плохой памяти, а в лучшем – признанием недоразумения, на которое не стоит обращать внимание вообще. Но Фрейд, имевший опыт эпизодического и систематического самоанализа, отнесся к подобному инциденту со всей серьезностью, усмотрев за неприятным для него забыванием имени художника нечто такое, что заставило его задуматься над теми бессознательными процессами, которые совершались в глубинах его психики.

В своих воспоминаниях Фрейд говорил о том, что с детства обладал феноменальной памятью и мог с легкостью сдавать экзамены по тем учебным дисциплинам, которые не вызывали у него особого интереса. Его знакомство с такими учебными дисциплинами ограничивалось беглым прочтением соответствующих учебников перед экзаменами, что оказывалось для него вполне достаточным, поскольку он был в состоянии воспроизводить перед экзаменаторами целые куски и даже отдельные страницы из прочитанного накануне. Лишь впоследствии, когда речь заходила об истоках возникновения психоанализа, он мог изредка ссылаться на случаи возможной криптомнезии, так как из-за обилия прочитанной в различные годы жизни литературы не мог вспомнить, что являлось его собственными оригинальными идеями, а что было почерпнуто из философских, естественнонаучных и художественных книг.

Надо полагать, что именно сочетание феноменальной памяти с имевшими место в его жизни случаями забывчивости и заставило Фрейда обратить особое внимание на его собственные ошибочные действия. И действительно, посвятив свою исследовательскую и терапевтическую деятельность служению истине, он вряд ли мог обойти стороной те незначительные, но вместе с тем удивительные для него провалы памяти, которые требовали объяснения – как с точки зрения самоанализа, так и в плане психоаналитического понимания бессознательного психического. Поэтому нет ничего удивительного в том, что, начав со случая собственного забывания имени итальянского художника, он перешел к психоаналитическому объяснению различного рода промахов в своей жизни и ошибочных действий, совершаемых другими людьми.

Не исключено, что само по себе забывание имени художника могло не вызвать у Фрейда повышенного интереса к провалам памяти. Разумеется, обнаружение у самого себя подобного рода промахов дело неприятное, тем более когда полагаешься на свою феноменальную память. Но в случае с Фрейдом значительную роль сыграло то обстоятельство, что он не просто забыл имя художника. Обратившись к своей памяти, он неожиданно обнаружил тщетность своих попыток, так как ему в голову приходили другие, замещающие имена, а не подлинное имя, которое он, в принципе, знал, но никак не мог вспомнить. Примечательно, что, пытаясь вспомнить имя художника, Фрейд воскресил в памяти, причем необычайно ярко, сами фрески и портрет художника, которые находились в помещении, где Фрейд побывал. Подобное не вписывалось в привычные объяснительные конструкции, апеллирующие к рассеянности, усталости, отсутствию сосредоточенности. Напротив, Фрейд прилагал все усилия к тому, чтобы вспомнить имя художника, но его феноменальная память выбрасывала на поверхность сознания совсем другие имена. Вот это как раз и требовало психологического анализа, выходящего за пределы любых физиологических объяснений.

В процессе собственного анализа забывания имени художника и неверного его припоминания Фрейд восстановил в своей памяти события, темы разговора и сюжеты, предшествовавшие данному казусу. Он находился в компании немецкого юриста, с которым познакомился во время летнего отдыха и провел день в Боснии и Герцеговине. Во время ни к чему не обязывающего разговора с ним зашла речь о путешествиях по Италии и Фрейд спросил своего попутчика о том, не был ли он в Орвието и не видел ли знаменитые фрески художника… Фрейд хотел назвать имя этого художника, но не смог вспомнить его.

Почему он не помнил это имя? Почему вместо Синьорелли в голове всплывали имена Боттичелли и Больтраффио?

Фрейд восстановил в памяти тему, предшествовавшую разговору о путешествиях по Италии. Перед этим он беседовал со своим попутчиком о нравах и обычаях турок, живущих в Боснии и Герцеговине. Фрейд хотел рассказать о том, что боснийские турки высоко ценят сексуальное наслаждение, и если в случае заболевания оказываются несостоятельными в этом, то впадают в отчаяние, а жизнь теряет для них всякую ценность, несмотря на их привычное равнодушие к смерти. Но, не желая касаться в разговоре с незнакомым человеком щекотливой темы о сексуальности и смерти, он воздержался от подобного рассказа. Одновременно Фрейд отклонил свое внимание от мыслей, которые могли возникнуть у него в связи с этой темой: несколькими неделями раньше, во время пребывания в Трафуа, он узнал о том, что один из его пациентов, страдавший неизлечимой половой болезнью, покончил жизнь самоубийством.

Восстановление в памяти всего того, что предшествовало забыванию имени художника, позволило Фрейду прийти к заключению, что это забывание не было случайностью. Имелись вполне определенные мотивы, побудившие его воздержаться от рассказа о нравах боснийских турок и исключить из сознания мысли, связанные с ассоциациями о полученном им известии в Трафуа. Фрейд хотел забыть о прискорбном случае и вытеснить из сознания полученное им известие о самоубийстве пациента. Однако вместо забывания одного он забыл совершенно другое – имя художника. Нежелание вспомнить одно обернулось неспособностью вспомнить другое.


Схема анализа ошибочного действия, предложенная Фрейдом в статье 1898 г. и воспроизведенная им в работе 1901 г. «Психопатология обыденной жизни»


Пришедшие на память Фрейду замещающие имена Боттичелли и Больтраффио оказались своего рода компромиссом между тем, что он хотел вспомнить, и тем, что забыл. Попытка вытеснения из сознания темы, связанной с сексуальностью и смертью, оказалась таковой, что дала о себе знать в разложении имени Синьорелли на две составные части: включении последней из них (елли) в имя Боттичелли, утратой первой (синьор) и замещением ее путем смещения названий «Герцеговина» и «Босния» элементом «Гер», входящим в ответ «Господин (Herr), о чем тут говорить», и словами пациента «Господин, вы должны знать, что если лишиться этого, то жизнь теряет всякую цену», а также ассоциацией «Трафуа», в результате чего вместо подлинного имени художника в голове Фрейда возникли имена Боттичелли и Больтраффио.

Подвергнув анализу собственный случай забывания имени художника, Фрейд предположил, что нет основания делать принципиальное различие между случаями забывания, связанными с ошибочным воспроизведением имени, и простым забыванием, которое не сопровождается замещенным именем.

Закономерность ошибочных действий

Осуществленный Фрейдом психологический анализ забывания и неверного припоминания имени художника позволил ему прийти к таким выводам, которые легли в основу психоаналитического исследования разнообразных ошибочных действий, являющихся наглядным примером проявления вытесненного бессознательного в жизни человека. Один из этих выводов имел непосредственное отношение к его самоанализу. Так, по поводу собственных случаев забывания и ошибочного воспроизведения имен Фрейд писал, что почти каждый раз, когда ему случалось наблюдать это явление у самого себя, он имел возможность объяснить его именно указанным образом, т. е. как акт, мотивированный вытеснением. Другой вывод касался общего положения, связанного с забыванием имен. Фрейд сформулировал его в достаточно осторожной форме, говоря о том, что, наряду с обыкновенным забыванием собственных имен, встречаются и случаи забывания, которые мотивируются вытеснением. И наконец, им был сделан еще один, пожалуй, наиболее важный для психоанализа вывод, согласно которому исчезновение из памяти одного имени и замена его другим или другими не может восприниматься в качестве простой случайности. В обобщенной форме этот вывод сводился к одному из основополагающих психоаналитических утверждений Фрейда, а именно: в психике нет ничего случайного.

В «Психопатологии обыденной жизни» Фрейд подробно рассмотрел те ошибочные действия, которые могут проявляться и наблюдаться у каждого человека. Он выделил три группы подобных действий. Первую группу ошибочных действий составляют оговорки, обмолвки, описки, очитки, ослышки. Вторую – недлительное, временное забывание имен, иностранных слов, словосочетаний, впечатлений и выполнение намерений. Третью – запрятывание предметов, затеривание вещей, совершение определенных ошибок-заблуждений, когда на какое-то время веришь чему-то, хотя знаешь наверняка, что это не соответствует действительности. К этой же группе можно отнести целый ряд других явлений, включая симптоматические и на первый взгляд случайные действия.

Особенность подхода Фрейда к рассмотрению ошибочных действий состояла в том, что его не удовлетворяли ранее предпринимаемые попытки объяснения этих явлений с физиологической или психофизиологической точки зрения. Он не отрицал, что нарушение нормальной деятельности человека может быть вызвано физиологическими причинами, включая, например, недомогание или нарушение кровообращения. Не отвергал он и того, что соответствующие нарушения могут быть связаны с психофизиологическими причинами: усталостью, рассеянностью или волнением. Вместе с тем Фрейд утверждал, что существуют такие ошибочные действия, которые невозможно объяснить только физиологическими и психофизиологическими причинами. Так, нередко человек может совершать ошибочные действия даже тогда, когда он не испытывает никакого недомогания, не чувствует усталости, не является ни рассеянным, ни взволнованным. Напротив, человек может быть исключительно бодрым, предельно внимательным и сосредоточенным на чем-то конкретном и в то же время совершать ошибочные действия.

С точки зрения физиологических или психофизиологических объяснений подобным действиям действительно можно найти ряд подтверждений, но сами ошибочные действия в этом случае будут восприниматься как простая случайность или досадное недоразумение. Но можно посмотреть на эти действия с психологической (психоаналитической) точки зрения, т. е. попытаться разобраться в том, что происходит при совершении человеком ошибочного действия, почему он совершил именно его, а не другое и почему он совершил его именно таким образом, а не каким-то другим. Фрейд считал, что подобное видение ошибочных действий способствует пониманию того, что они не являются простой случайностью.

Что кажущиеся на первый взгляд закономерности на самом деле являются такими закономерностями, которые, будучи не понятыми с позиций психологии сознания, могут быть выявлены исходя из признания бессознательного психического и наличия подавленного, вытесненного из сознания материала, остающегося, тем не менее, действенным и обусловливающим возникновение тех или иных промахов в жизни человека.

Таким образом, психоаналитический подход к рассмотрению ошибочных действий не только ограничил физиологическое объяснение причин их возникновения. Он расширил границы возможного вторжения психологии в то, что Фрейд назвал психопатологией обыденной жизни. В результате, с одной стороны, был переброшен мост между клиническим материалом, почерпнутым из терапевтической практики, и наблюдениями над нормальными людьми, совершающими ошибочные действия в повседневной жизни. С другой стороны, появилась возможность не только для объяснения причин возникновения разнообразных промахов с точки зрения психологического знания в поведении человека, но и понимания невыполнения намерений того, что они являются полноценными психическими актами. По словам Фрейда, психоанализу удалось доказать, что все эти вещи могут стать легко понятными посредством чисто психологического объяснения и существовать в уже известных взаимосвязях психологических явлений.

Психоаналитический подход к ошибочным действиям привел к довольно парадоксальной ситуации. В самом деле, с точки зрения физиологического и психофизиологического объяснения разнообразные промахи человека оказываются действительно ошибочными действиями. Более того, даже с точки зрения психологии (правда, психологии сознания) промахи человека – это именно ошибочные действия. С позиции же психоанализа все выглядит с точностью до наоборот. То, что обычно считается ошибочным действием, может быть рассмотрено в качестве удивительно правильного действия. Для психологии бессознательного промахи человека – правильные, правомерные действия, с той лишь незначительной поправкой, что они возникли вместо чего-то другого, ожидаемого или предполагаемого. Поэтому в глазах психоаналитика ошибочные действия выглядят не только полноценными психическими актами. Они имеют определенную цель, свою собственную форму выражения. И не только это. Для психоаналитика ошибочные с точки зрения логики сознания, но правильные с точки зрения логики бессознательного действия человека имеют смысл и значение.

Анализ ошибочных действий

Для Фрейда смысл ошибочного действия представлял больший интерес, чем условия его возникновения. Психоаналитическое рассмотрение ошибочных действий как раз и предполагало прежде всего выявление их смысла. Под смыслом любого психического процесса Фрейд понимал не что иное, как намерение, которому он служит, тенденцию, которой он придерживается. В одних случаях смысл какого-то ошибочного действия оказывается очевидным и не требует больших усилий для его понимания. В других – необходима аналитическая работа, прежде чем станет понятным смысл ошибочного действия. Встречаются также случаи, когда за поверхностным, бросающимся в глаза смыслом ошибочного действия скрывается более глубинный, потаенный смысл, выявление которого оказывается делом непростым, но важным и необходимым.

Часто ошибочные действия случаются в результате столкновения двух различных намерений, когда одно намерение может подменяться другим, искажаться, модифицироваться. Это ведет порой к образованию таких комбинаций, которые кажутся в какой-то степени осмысленными или, напротив, абсурдными, не имеющими никакого смысла. Однако, как считал Фрейд, в любом случае ошибочное действие выражает вполне определенное намерение человека, прояснение которого необходимо для понимания того, что на самом деле стоит за тем или иным его промахом. В конечном счете вывод основателя психоанализа по поводу ошибочных действий сводился к тому, что они представляют собой серьезные психические акты, имеющие свой смысл, и что они возникают благодаря взаимодействию, а лучше сказать, противодействию двух различных намерений.

Если ошибочное действие – это результат столкновения между собой двух различных намерений, то для понимания его смысла необходимо прежде всего выявить данные намерения. Одно из них, нарушенное намерение, как правило, не вызывает трудностей для своего обнаружения, так как совершивший ошибочное действие человек знает об этом намерении и признает его. Второе, нарушающее намерение, в одних случаях может быть явно выраженным и человек догадывается о нем, но в других случаях оно может лишь частично выражать первоначальное намерение или искажать его, в результате чего утрачивается его истинное понимание.

Психоаналитический подход заключается в том, что исследователь стремится к выявлению нарушенного и нарушающего намерений. У совершившего ошибочное действие человека можно спросить, почему он совершил именно это действие и что он может о нем сказать. Первое пришедшее ему в голову объяснение становится отправным пунктом исследования, так как, согласно одному из принципиально важных технических приемов психоанализа, пришедшая на ум мысль не является случайной и ее следует рассматривать в качестве психического факта, заслуживающего серьезного внимания. Подчас совершивший ошибочное действие человек сам в состоянии понять смысл этого действия, поскольку он знает о своем нарушенном намерении и догадывается о намерении нарушающем. Но бывает и так, что человек не догадывается о нарушающем намерении или никак не хочет признаться ни в одном из намерений, предопределивших его ошибочное действие. Тогда аналитику приходится выступать в качестве криминалиста, способного на основании косвенных улик прийти к определенным доказательствам, вскрывающим и подтверждающим истинность намерений человека, приведших его к совершению ошибочного действия.

Фрейд приводил такое образное сравнение: совершившего ошибочное действие человека можно рассматривать в качестве подсудимого, а психоаналитика – как судью. В том случае, когда обвиняемый признается в своем поступке, судья верит его признанию. Но если обвиняемый отрицает свою вину, стремится отвести от себя любые подозрения, то судья вправе не поверить ему. Если совершивший ошибочное действие человек сам признает его, то смысл данного действия не вызывает сомнения. Но в том случае, когда этот человек скрывает или отвергает истинные намерения, приведшие к ошибочному действию, отказывается сообщить важные сведения или вообще молчит, психоаналитику придется начать свое собственное расследование: собрать косвенные улики и с учетом их сделать соответствующее заключение. Если же совершивший ошибочное действие человек отсутствует и, соответственно, у психоаналитика нет возможности обратиться к нему с какими-либо расспросами, то косвенные улики становятся подчас единственным материалом, доступным для психоаналитического исследования.

В ряде случаев, особенно когда отсутствуют показания анализируемого, раскрытие смысла ошибочного действия сводится к поиску различного рода косвенных улик. При этом во внимание принимается всё, относящееся и к лицу, совершившему ошибочное действие, и к условиям, в которых оно было совершено. Знание характера человека, знакомство с его образом жизни, понимание психической ситуации на момент совершения им ошибочного действия, уяснение обстоятельств и условий, предшествовавших данному действию, – все это и многое другое должно быть принято во внимание, прежде чем психоаналитик вынесет свой окончательный приговор.

Этот приговор предполагает не наказание обвиняемого, а раскрытие перед ним его истинных намерений, которые позволяют понять смысл ошибочного действия.

В конечном счете, особенность техники психоанализа состоит не в том, чтобы обвинить человека в его прегрешениях, а в том, чтобы, благодаря выявлению его бессознательных намерений, дать ему возможность самому решать свои проблемы.

В работе «Психопатология обыденной жизни» Фрейд привел большое количество примеров ошибочных действий, наглядно демонстрирующих возможные противодействия сознательных намерений и бессознательных тенденций, активно действующих в глубинах человеческой психики. Одни примеры относились к его собственным ошибочным действиям, другие были взяты из жизни его друзей, коллег и пациентов, третьи – почерпнуты из художественной литературы, включая произведения Шекспира и Шиллера. Фрейд не только привел разнообразные примеры ошибочных действий, но и показал возможности использования психоаналитической техники для выявления смысла ошибок и промахов, имеющих место в повседневной жизни людей.

Нет необходимости воспроизводить все или хотя бы некоторые, наиболее яркие и образные примеры ошибочных действий, которые содержатся в работе Фрейда. Она переведена на русский язык, опубликована в различных изданиях, и, следовательно, можно порекомендовать обратиться непосредственно к этому источнику с целью ознакомления с соответствующими примерами оговорок, описок, очиток, забывания имен и намерений, затеривания предметов и многих других ошибочных действий, воспроизведенных и разобранных основателем психоанализа в этой книге. Тот, кто последует данной рекомендации, получит подлинное удовольствие от непосредственного соприкосновения с оригинальным материалом и не менее оригинальным толкованием ошибочных действий. Кстати, многие примеры связаны с непереводимой с немецкого на русский язык игрой слов и поэтому становятся понятными только в контексте приводимых Фрейдом суждений и пояснений переводчика.

В качестве иллюстрации ошибочных действий целесообразнее привести примеры, которые взяты из российской действительности. Они могут вызвать соответствующие ассоциации, связанные с воспоминаниями недавнего прошлого или личностным отношением к соответствующим сюжетам. Эти примеры почерпнуты из собственной практики, имеющей отношение к анализу политических страстей, работе со студентами, терапевтической деятельности и личным ошибкам, которые, что вполне естественно, не раз случались в моей жизни.

Несколько лет тому назад, когда российскому телевидению открылся доступ в ранее запретные для него сферы политической деятельности, появилась реальная возможность следить за развертывающимися в стране событиями, видеть наших политических деятелей, слушать их выступления, наблюдать за различного рода спорами и дебатами по экономическим, политическим, международным вопросам. И если манера говорения наших политических лидеров и государственных деятелей, включая неправильную расстановку ударений в словах и коверкание русского языка, стала предметом постоянного обыгрывания со стороны юмористов, то обращение к скрытым мотивам их ошибочных действий является объектом психоанализа. Ведь с точки зрения их психоаналитического осмысления важно не только то, что человек говорит, но и то, как он говорит.

То, что часто люди говорят одно, а думают другое, общеизвестно. Запинки, обмолвки и оговорки могут дать представление об истинных желаниях и намерениях человека, скрытых за словесными выражениями, произносимыми вслух и предназначенными для внешнего восприятия другими людьми. В этом отношении весьма показательными являются многие высказывания ряда политических и государственных деятелей, которые можно привести в качестве примеров ошибочных действий, дающих наглядное представление о политических страстях и мотивах поведения людей.

17 апреля 1990 г. на одном из заседаний съезда народных депутатов бывшего СССР Рой Медведев отчитывался о работе возглавляемой им комиссии, назначенной для расследования деятельности Гдляна и Иванова. Деятельности, которая вызвала значительный резонанс в общественном сознании в связи с обвинениями партийных руководителей в их причастности к мафиозным структурам. После выступления Медведева один из депутатов задал вопрос: не оказывалось ли давление на комиссию со стороны высших эшелонов власти? Отвечая на заданный вопрос, Медведев сказал буквально следующее: «Давление со стороны верхов мы не испытывали, особенно в последнее время».

Нетрудно заметить, как в данном случае на бессознательном уровне проявилось именно то, о чем оратору не хотелось говорить публично. Смысл высказывания Медведева вполне очевиден и не требует каких-либо пояснений. Другое дело, что внутренние психические тенденции, приведшие к построению столь показательной фразы, могут быть рассмотрены двояким образом.

Во-первых, партийные руководители, несомненно, оказывали давление на работу комиссии по расследованию деятельности Гдляна и Иванова. Медведев мог ощущать на себе это давление и, возможно, знал о том, под каким партийным прессом находились другие члены комиссии. Ему не хватило мужества признать этот факт публично или не хотелось подводить своих коллег, и поэтому он сказал, что комиссия не испытывала давления со стороны верхов. Вместе с тем непроизвольно вырвавшееся добавление «особенно в последнее время» рельефно обнажило неискренность его предшествующего высказывания.

Во-вторых, как бывший диссидент, на своем собственном опыте испытавший бремя подавления инакомыслия и знавший всю подоплеку истории со своим братом, который за высказывание крамольных в свое время мыслей был упрятан в психиатрическую больницу и лишь по прошествии нескольких лет избрал для себя путь эмиграции, Медведев не мог принять тактику верхов, оказывавших давление на его депутатскую деятельность. Возможно, такое давление на него лично и не оказывалось. Но ему-то, как никому другому, были известны методы воздействия сильных мира сего на рядового человека, и он мог допустить, что некоторые члены возглавляемой им комиссии могли находиться под сильным давлением со стороны партийных деятелей. Пребывая в состоянии раздвоенности и неуверенности, он готов был убедить других и самого себя в том, что никакого давления на комиссию не оказывалось. И в то же время внутренние сомнения оказались столь сильными, что, прорвавшись за порог сознания, они не только вторглись в его мышление, но и вылились в словесную форму, демонстрирующую всю двусмысленность его ответа на заданный вопрос.

В данном случае не столь существенно, какое из этих двух соображений в большей степени соответствовало истине. Более важно то, что изучение бессознательных процессов, проявляющихся именно в мелочах жизни, в ошибочных действиях вообще и в оговорках в частности, действительно способно приоткрыть завесу словесных напластований, камуфлирующих разыгрывающиеся в обществе политические страсти.

Не участвуя в политических кампаниях, но занимаясь анализом политических страстей, можно подмечать такие «мелочи», которые говорят порой значительно больше, чем глубокомысленные размышления отдельных журналистов и телеобозревателей о соотношении между законодательной и исполнительной властью, отношениях между членами различных блоков и движений. Достаточно посмотреть прямые трансляции из залов заседаний правительственных организаций или выступления политических лидеров, чтобы иметь представление о том, что далеко не все в порядке в нашем Отечестве.

В качестве примера стоит обратить внимание на ту оговорку, которую Горбачев допустил во время выдвижения Янаева на пост вице-президента. 26 декабря 1990 г., представляя его съезду народных депутатов бывшего СССР, Горбачев произнес весьма примечательную фразу: «Янаев может помочь в воен… в необходимой ситуации».

Трудно сказать, какие мысли одолевали в то время Горбачева. Однако его оговорка имела глубокий смысл. Она была связана, видимо, с какими-то, только ему известными ассоциациями, обусловленными его отношением к Янаеву. Ясно лишь одно: внутренние сомнения президента страны в правильности сделанного им выбора в пользу Янаева прорвались на бессознательном уровне в форме оговорки.

Последующие события наглядно подтвердили зловещий смысл оговорки, когда вместо «необходимой» Горбачев чуть не сказал «военной ситуации».

Августовский путч 1991 г., в котором Янаев сыграл комическую роль подставного диктатора с трясущимися руками, может быть осмыслен по-новому в свете той оговорки, которую допустил Горбачев. Не предвидел ли президент страны возможность переворота, когда власть перейдет к вице-президенту? Не являлся ли его выбор Янаева заранее продуманной и спланированной акцией по выбору такого вице-президента, который помимо своей воли или при отсутствии таковой «может помочь (ему) в военной ситуации»?

Неизвестно, чем завершились бы августовские события 1991 г., будь на месте Янаева другой, более решительный и волевой вицепрезидент. В определенном смысле можно сказать, что именно благодаря своему выбору вице-президента Горбачев избежал роковых последствий как для своей собственной жизни, так и для жизни близких ему людей. Но если бы в свое время он или окружающие его советники обратили внимание на совершенную президентом оговорку, то, возможно, они предприняли бы все необходимые меры к тому, чтобы не допустить путча, чуть было не стоившего жизни Горбачеву.

Можно привести еще несколько оговорок, относящихся к политическим событиям, но не требующих какого-либо глубинного анализа в силу того явного смысла, который бросается в глаза любому, кто обратит внимание на подобное ошибочное действие.

28 января 1993 г. в Белом доме собрался Совет Министров России во главе с Виктором Черномырдиным. Во время торжественных проводов двух народных депутатов на другую работу (первый заместитель председателя Верховного Совета России С. Филатов был назначен главой администрации президента, а заместитель председателя Верховного Совета Ю. Яров – заместителем главы правительства) бывший в то время спикером Руслан Хасбулатов сделал примечательную оговорку.

Говоря об исполнительных органах власти, он назвал их исправительными. Тем самым он невольно обнажил не только трения между исполнительной и законодательной властью, но и свое скрытое отношение к исполнительным органам власти. В октябре 1993 г. правительственные войска взяли штурмом Белый дом, а наиболее заметные в политическом отношении в то время его обитатели, включая Хасбулатова, были арестованы и препровождены в тюрьму. Эти события высветили лишь надводную часть того айсберга политических страстей, который дрейфовал в море политических бурь и время от времени давал о себе знать в виде безобидных на первый взгляд оговорок, типа той, что приведена выше.

В марте 1994 г. состоялась встреча бывшего тогда министра обороны России Павла Грачева с патриархом Алексием II. И тот, и другой произнесли речи, в которых значительное внимание было отведено армии, церкви, служению Отечеству. Говоря о взаимоотношениях между армией и церковью, в своей речи Грачев отметил, что эти взаимоотношения «уходят глубокими когтями в историю». Разумеется, он хотел сказать об отношениях между армией и церковью, уходящих корнями в российскую историю. Однако его оговорка имела определенный смысл, так как министр обороны прекрасно знал, какое нетерпимое отношение к церкви и религии было на протяжении многих десятилетий в советской армии. Правда, времена изменились. Начали меняться и ценностные ориентации многих людей вплоть до того, что крупные политические деятели стали мелькать на экранах телевидения во время торжественных богослужений. Военачальникам тоже приходилось адаптироваться к новой ситуации, когда сам президент обнимался с патриархом Алексием II. Бывший тогда министром обороны России Грачев вынужден был совершать соответствующие духу времени ритуалы. И как бы в своей речи он ни разглагольствовал о единстве между армией и церковью, его внутренние убеждения, ранее сложившиеся на почве антирелигиозной идеологии, дали знать о себе в форме оговорки, когда вместо слова «корни» он непредумышленно произнес другое слово, «когти».

Еще одна довольно курьезная оговорка прозвучала в устах радиокомментатора несколько лет тому назад, до того, как в стране произошли серьезные идеологические и политические изменения. В страну приехала какая-то иностранная делегация. Встреча проходила на высоком, как тогда говорили, уровне, когда в переговорах участвовали главы государств. Официальный визит подошел к концу, и один из радиокомментаторов, подводя итоги встречи двух глав государств, сообщил о достигнутых на переговорах успехах. Завершая свое информационное сообщение, он сказал: «Переговоры прошли в теплой, дружеской обстановке, и на прощание главы государств обменялись рукопожратием».

Вполне очевидно, что радиокомментатор хотел сказать, что главы государств обменялись рукопожатием. Скорее всего, он даже читал текст, заранее утвержденный его руководством, где черным по белому было написано именно то, что он обязан был сказать. Естественно, что он не только не мог позволить нести «отсебятину», но не в состоянии был даже помыслить, что может сказать что-то иное, помимо утвержденного сверху. Однако, будучи профессионалом, он имел представление о том, как проходят встречи на уровне глав государств, какие дружеские чувства они испытывают подчас друг к другу, когда столкновение политических интересов и политических амбиций может приводить к тому, что, соблюдая дипломатический этикет и мило улыбаясь перед объективами фотоаппаратов и телекамер, на самом деле политические и государственные деятели готовы, что называется, съесть друг друга. Радиокомментатор был обязан сказать одно, но в глубине души, возможно, смеялся над другим. Как и раньше в подобных случаях, он отгонял от себя посторонние мысли, вытеснял их из сознания и не позволял им выйти наружу в процессе своей профессиональной деятельности. Но, вытесненные в бессознательное, они оставались активными и в один прекрасный момент проявили себя в форме курьезной оговорки, когда добавление всего одной буквы в слове «рукопожатие» радикальным образом изменило суть высказывания.

Оговорки в радиопередачах и телевизионных программах со стороны ведущих в прямом эфире случаются нередко. Так, одна из ведущих на канале «Россия» произнесла «подмосковный Климакс» (вместо Климовск), другая оговорилась, произнеся «чеченский член» (вместо плена), третья – «турнир Большого члена» (вместо «турнир Большого шлема).

25 декабря 2012 г., выступая с резкой критикой по поводу запрета на усыновление российских детей американскими гражданами, Владимир Познер в своей программе назвал Государственную Думу «Государственной дурой» и тут же извинился за свою оговорку. Но данная оговорка вызвала возмущение со стороны некоторых членов этой Думы, которые потребовали уволить телеведущего с «Первого канала».

В более ранний период отечественной истории за подобного рода «ошибки» расплачивались жизнью. Во времена правления «великого кормчего» в одной из газет была допущена опечатка. В какой-то степени она напоминала историю с оговоркой вышеупомянутого радиокомментатора. Только в последнем случае в слово была непроизвольно добавлена одна буква, в то время как в газете из слова выпала одна буква. Вместо ожидаемого названия города «Сталинград» в газете по чьему-то недосмотру появилось более чем подозрительное слово «Сталингад». Конечно, в самой газете был большой переполох, кое-кто полетел со своих постов, а наборщик, на которого свалили всю вину, как на стрелочника, кажется, лишился жизни.

Кстати, в печатных изданиях довольно часто имеют место различного рода опечатки. Даже в былые времена, когда осуществлялась тщательная выверка буквально каждого слова, случались опечатки. Приведенный выше пример – наглядная тому иллюстрация. Правда, имевшие место оплошности не всегда заканчивались трагично для тех, кто их допускал. По крайней мере, из истории известно одно такое исключение. Как-то Сталин, который имел привычку сам просматривать периодические издания, прочитал о себе в газете «Известия» фразу «мудрый вождь» без буквы «р». Пожалев сотрудников газеты и посетовав на то, что они устают, раз допускают подобного рода ошибки, он распорядился повысить им оклады, чтобы они более внимательно относились к своей работе. Но во многих случаях аналогичные ошибки заканчивались весьма плачевно для тех, кто их совершал.

В середине августа 1984 г., выступая в прямом эфире на радио, Рональд Рейган на всю страну объявил: «Дорогие американцы, я рад сообщить вам, что только что подписал закон об объявлении России вне закона на вечные времена. Бомбардировка начнется через пять минут».

Пока добропорядочные американцы пили валерьянку и прятались в личные бомбоубежища, пришло счастливое известие пресс-службы Белого дома: президент шутить изволят. Рейган не знал, что прямой эфир уже начался, и просто тренировался перед микрофоном, говоря первое, что пришло в голову. И действительно, что еще могло прийти в голову американскому президенту во время холодной войны! Как тут не вспомнить кэрролловское: думать, что говорить, и говорить, что думать, – это совсем не одно и то же!

Например, как-то Рейган заявил прессе: «Я приказал будить меня в случае любой чрезвычайной ситуации в стране. Меня разбудят в любое время, даже если я нахожусь на заседании правительства».

В феврале 2005 г. Джордж Буш выдал:

«Идея о том, что Соединенные Штаты готовятся напасть на Иран, просто смехотворна. К этому могу добавить одно: мы рассматриваем любые возможные варианты».

В своих заявлениях Буш нередко выражал заботу о государстве и народе. Например, в 2004-ом он рассказал об итогах встречи с президентом Чили: «Кроме того, мы с президентом подтвердили нашу готовность решительно бороться с террором, укоренять наркоторговлю и отдать должное тем, кто портит нашу молодежь». Или еще одно прекрасное заявление того же года: «Наши враги изобретательны и находчивы, но и мы не хуже. Они постоянно придумывают новые способы навредить нашей стране и нашему народу, и мы тоже».

Уже в наше время официальный представитель МИД РФ Мария Захарова обратила внимание на опечатку советника президента США Джона Болтона, который написал в своем Twitter о венесуэльском оппозиционере Хуане Гуаидо, который ранее провозгласил себя и. о. президента страны. «Помощник президента США по нацбезопасности Болтон в своем твите, посвященном Венесуэле, указал фамилию самопровозглашенного „президента“ Венесуэлы Гуаидо (Guaidó) как Гиядо (Guiado). И не было бы причин обращать на эту опечатку внимание, но одно из значений „Guiado“ переводится с испанского как „управляемый“», – написала дипломат на своей странице в Facebook.

В июле 2021 г. президент США Джо Байден перепутал в своей речи бывших американских лидеров Дональда Трампа и Барака Обаму. В частности, глава Соединенных Штатов заявил, что «в 2009 году тогдашний президент Трамп» поручил ему наладить положение дел в автомобильной промышленности страны. Однако Байден сам же исправил ошибку, назвав ее «оговоркой по Фрейду».

Вспомним несколько оговорок, принадлежащих отечественным политическим лидерам, а также деятелям церкви.

Одну из самых знаменитых оговорок Путин сделал во время предвыборной кампании президента России в марте 2010 г., когда он говорил о разрыве между доходами богатых и бедных людей в стране:

«Вот этот разрыв между доходами мы можем, должны и будем сохранять… сокращать».

Интересна оговорка Лужкова в интервью 2 декабря 2007 г., когда, говоря об итогах выборов в Государственную Думу, он сказал, что все происшедшее «позволит сформировать Государственную Дулю… Думу с большинством из Единой России».

Одна из примечательных оговорок принадлежит патриарху Кириллу во время его речи на Владимирской горке в Киеве 27 июля 2011 г. «Мы совершили молебен, вспоминая крещение Руси, на том месте, которое символизирует место крещения Руси, где вознесен памятник святому равноапостольному Кириллу», – сказал глава РПЦ, поправившись потом: «князю Владимиру».

12 ноября 2012 г. в утреннем выпуске новостей «Первого канала» ведущий оговорился и назвал Патриарха Московского и всея Руси Кирилла «олигархом». Эта оговорка прозвучала во время закадрового текста, который был зачитан ведущим к видеоматериалу о визите патриарха в Израиль и встрече с президентом страны Шимоном Пересом. Правда, тут же ведущий исправил свою ошибку.

Ну что тут анализировать? Оговорки наших «героев» говорят сами за себя.

Виртуозная работа бессознательного

Следует отметить, что при всем сходстве между описками, что было предметом анализа Фрейда, поскольку в начале XX века личные письма, деловые бумаги и тексты работ существовали в рукописном варианте, и опечатками, что может быть объектом исследования современников, пользующихся компьютером, существует определенная разница. Совершенная человеком описка имеет смысл, раскрытие которого предполагает, помимо всего прочего, знание психологических условий, в которых находился конкретный человек, допустивший соответствующий промах. В случае опечатки имеется неопределенность, поскольку трудно установить, кто конкретно допустил ошибку, так как таким человеком может оказаться автор текста, сотрудник, осуществлявший компьютерную верстку, или работник типографии, готовящий текст к печати. Это затрудняет и осложняет анализ опечатки. Однако сам принцип психоаналитического подхода к рассмотрению опечатки остается точно таким же, как и во времена Фрейда. Важно и необходимо выявить противодействующие психические тенденции с тем, чтобы раскрыть смысл данного ошибочного действия.

Вспоминаю одну опечатку, которую я обнаружил, когда несколько лет тому назад читал верстку написанного мною текста, который должен был войти в коллективный труд в качестве одного из его разделов. Речь шла о психоаналитической антропологии. Один из параграфов текста имел заголовок: «В. Райх: человек – оргазмное и природно-социальное существо». Вместо этого в гранках было напечатано: «В. Райх: человек – органическое и природно-социальное существо».

У меня не было сомнений относительно того, что я неповинен в подобной опечатке. Более того, я был уверен в правильности заголовка, поскольку речь шла о нетрадиционных идеях Райха, вызвавших в свое время дискуссии среди западных психоаналитиков, о которых практически ничего не писалось в отечественной научной литературе. Правда, возможность допущения ошибки с моей стороны не исключалась. Ведь в то время было не принято говорить во всеуслышание об оргазме, и, следовательно, хотя термин «оргазм» был вынесен в заголовок, тем не менее на бессознательном уровне могли сработать защитные механизмы, в результате чего я машинально мог напечатать не то, что хотел. Поэтому пришлось обратиться к первоначальному тексту, чтобы удостовериться в правильности мною написанного. В тексте действительно стояло название: «В. Райх: человек – оргазмное и природно-социальное существо».

Можно допустить, что в верстке не было никакой опечатки. Так, прочитав заголовок, в котором фигурировало слово «оргазмное», редактор издательства счел неуместным и даже опасным для себя сохранение предложенного автором названия, поскольку у него могли быть неприятности на работе. Это была середина 1980-х годов, когда идеологическая цензура еще давала знать о себе. Правда, редактор издательства мог бы переговорить с автором, чтобы попросить его об изменении заголовка. Такого разговора не было. Конечно, нарушая этические принципы сотрудничества, редактор издательства мог самолично внести изменения в текст. Но в таком случае это было бы не ошибочное, а, напротив, правильное действие с его стороны. Другое дело, что вряд ли бы вместо «оргазмное существо» появилось сочетание «органическое существо», так как, прочитав соответствующий текст, редактор не мог не видеть, что оргазмная концепция человека отражала суть психоаналитических взглядов Райха, и, надо полагать, он нашел бы какую-то другую замену слову «оргазмное», нежели «органическое». Кроме того, получив верстку от автора с соответствующим исправлением, а я, естественно, восстановил в своих правах первоначальное название, редактор или переговорил бы со мной, или вновь без моего ведома внес бы исправление в текст. Однако ни того, ни другого не произошло, и в опубликованном коллективном труде в оглавлении одной из частей соответствующего раздела было напечатано: «В. Райх: человек – оргазмное и природно-социальное существо». Поэтому вероятность того, что редактор издательства сознательно внес изменение, поставив вместо «оргазмное» «органическое», весьма незначительна. Допущение подобного возможно, если предположить, например, что перед отправкой верстки в печать ее просматривал не прежний редактор, а кто-то другой. Более вероятно то, что в издательстве действительно была допущена опечатка, смысл которой не столь трудно понять. Не так уж важно, кто именно повинен в опечатке – редактор издательства, машинистка, которая перепечатывала текст после редакторской правки, или наборщик верстки. Зрительно воспринятое человеком слово «оргазмное» могло вызвать у него такие ассоциации, которые напрямую соотносились с некой неудовлетворенностью в сексуальных отношениях и желанием найти себе такого партнера, с которым можно было бы достичь полной гармонии, органического слияния. У другого же человека могли появиться и такие ассоциации, в соответствии с которыми он как бы вновь пережил ранее испытанное удивительное состояние органического слияния с любимым и у него возникло желание побыстрее покончить с рутинной работой и возвратиться к радостям жизни. В первом случае могло иметь место явное столкновение между двумя различными тенденциями – неудовлетворенностью в интимной сфере и фантазиями о том, как и с кем можно было бы достичь состояния блаженства. Во втором – столкновение между ожидаемым наслаждением и необходимостью в данный момент выполнять рутинную работу. При всех различиях в мотивации в обоих случаях ассоциации в связи с прочитанным словом «оргазмное» вызвали к жизни бессознательные желания. Невозможность их реализации в настоящем претерпела определенную метаморфозу (через фантазию о будущем или отсроченность этого будущего), в результате которой появилась замена в форме слова «органическое».

Нечто похожее, но имеющее противоположное превращение и относящееся не к опечатке, а к оговорке, мне довелось наблюдать в одной из студенческих аудиторий. Однажды я читал лекцию для студентов педагогического колледжа. За исключением трех – четырех юношей, аудитория состояла из девушек в возрасте 17–18 лет. Большинство из них внимательно слушали лекцию, конспектировали. И только на задних рядах, как студенты выражаются, «на камчатке», время от времени раздавался какой-то шум. Двум девушкам было явно неинтересно. В руках одной из них была книга, и, судя по всему, студентки обменивались между собой мнениями по поводу прочитанного. Когда их обсуждение стало слишком бурным, мешающим другим студентам, для разрядки обстановки я прервал свою речь и попросил тех девушек поделиться с нами тем, что вызвало у них такой интерес. Попросил их вслух зачитать те умные мысли из книги, которые их так заинтриговали, что они даже позабыли о лекции. В аудитории воцарилось молчание и почувствовалась напряженность. Но державшая в руках книгу студентка без малейшего смущения и робости прочитала одну выдержку, моментально вызвавшую взрыв хохота в аудитории. Как оказалось, в книге шла речь о девушке, наслаждающейся музыкой. Дословно там было написано: «Слушая органную музыку, ее душа воспаряла к небесам». Студентка же громко и неожиданно для самой себя вслух прочитала следующее: «Слушая оргазмную музыку, ее душа воспаряла к небесам».

Студенты посмеялись над очиткой сокурсницы. В аудитории произошла разрядка напряженности, я мог спокойно продолжать свою лекцию, а студенты – слушать и записывать ее. Как для студентов, так и для меня стоящий за очиткой смысл был вполне очевиден и ясен. Мысли девушки, совершившей ошибочное действие, были далеки от того, о чем говорилось на лекции. Вынужденная присутствовать на лекции в силу строгой дисциплины, насаждаемой директором и преподавателями педагогического колледжа, девушка была захвачена событиями, разворачивающимися на страницах книги. Переживания героев книги нашли отклик в ее сердце, пробудили соответствующие желания, и, скорее всего, сидя в аудитории, она мысленно предавалась тем удовольствиям, о которых, несомненно, имела представление и которые, возможно, ей удалось испытать в реальной жизни или хотя бы в воображении. Так что не было ничего удивительного в том, что вместо органной музыки в ее душе звучала оргазмная музыка. Ее реальное проявление на лекции не могло быть не чем иным, как очиткой, вызвавшей столь бурную реакцию среди студентов.

Приведу несколько примеров опечаток, взятых из близких к теме данного материала источников.

Так, в одном из первых переизданий работ Фрейда (в 1920-е годы в нашей стране были переведены на русский язык и опубликованы основные его произведения, но после запрещения психоанализа в 1930-е годы деятельность по изданию книг Фрейда возобновилась только в конце 1980-х годов) вместо названия «Психопатология обыденной жизни» в оглавлении стояло «Психология обыденной жизни». Видимо, сказался тот внешний запрет на психоанализ, который существовал ранее и который сохранил свою силу в виде внутреннего запрета, не допускавшего мысли о какой-либо психопатологии повседневной жизни. Психология – это понятно и приемлемо. Она вызывает у человека почтение и позитивные эмоции. Психопатология ассоциируется с психиатрией, которая (после вскрытия в прессе всех злоупотреблений ею в предшествующие периоды развития общества) вызывает у многих людей страх и негативные чувства. Отсюда – неприемлемость психиатрии как зловещего института репрессии со стороны государства и по-человечески понятное стремление человека не иметь ничего общего с психопатологией как таковой. Психопатология заменяется психологией, и таким образом снижается чувство внутреннего неудовлетворения, вызванного к жизни ассоциациями с психиатрией.

В последующих переизданиях работ Фрейда также допускались опечатки, которые не могут быть отнесены к простым случайностям. Речь не идет об опечатках в текстах, поскольку это стало широкомасштабным явлением. Если раньше в государственных издательствах осуществлялась тщательная проверка и сверка материалов, то сегодня коммерческие издательства прежде всего заинтересованы в прибыли и экономят буквально на всем, включая корректорскую деятельность.

Поэтому нет ничего удивительного в том, что опечатки встречаются порой, что называется, сплошь и рядом. Речь идет о смысловых опечатках, имеющих место в названии работ. В частности, в одном сборнике, опубликованном в 1998 г. и содержащем психоаналитические произведения различных авторов, вместо названия работы Фрейда «Три очерка по теории сексуальности» напечатано: «Три очерка по теории интеллектуальности».

Подобная опечатка не требует особого разбора. Являясь неотъемлемой жизнью человека, сексуальность всегда вызывала и до сих пор вызывает противоречивые чувства у многих людей. Одни подавляют в себе сексуальные влечения, вытесняя их из сознания и загоняя в глубины бессознательного. Другие делают из сексуальности культ, посвящая всю свою жизнь удовлетворению сексуальных желаний. Третьи пытаются лавировать между Сциллой сексуальности и Харибдой асексуальности. Но какой бы стратегии ни придерживался человек, тем не менее сексуальность как таковая вовлекает его в водоворот всевозможных страданий и переживаний, наслаждений и разочарований, проявлений любви и ненависти. При этом нередко переживания человека возникают в результате столкновений между сексуальностью и интеллектуальностью. Если учесть, что работа Фрейда «Три очерка по теории сексуальности» до сих пор вызывает у ряда людей неприятие и отвержение, поскольку в ней не только рассматривается детская сексуальность, но и делаются выводы типа того, что все мы когда-то были полиморфно-извращенными детьми, то вполне можно понять, почему вместо сексуальности оказалось напечатанным слово «интеллектуальность».

Смысловая интерпретация опечаток того, что связано с сексуальностью, не вызывает больших трудностей. Другое дело опечатки, не соотносящиеся с сексуальной деятельностью человека. Выявление их смысла оказывается делом далеко не простым, требует иногда длительного и скрупулезного анализа, а подчас даже оборачивается неудачей. И действительно, многие опечатки имеют сложную и отдаленную от рассматриваемой ситуации мотивировку, запутанное соотношение между характером ошибочного действия и свойствами переживания, выраженного в нем.

Сложность выявления смысла разнообразных ошибочных действий, включая опечатки, заключается в том, что в их основе лежит, как правило, мотивировка, непосредственно относящаяся или опосредованно связанная с желаниями и чувствами, носящими на себе налет антисоциальности и аморальности. Можно было бы сказать, что ошибочные действия являются своего рода компромиссами между нравственными устоями и безнравственными желаниями человека, между его социальным поведением в обществе и асоциальными импульсами, которым он подвержен. Себялюбие, зависть, эгоизм, подозрительность, враждебность – вот далеко не полный перечень человеческих качеств, которые могут обусловливать возникновение ошибочных действий.

Приведу пример опечатки, смысл которой далеко не очевиден и мотивировка которой сразу не бросается в глаза.

Несколько лет тому назад член редколлегии одного из журналов обратился ко мне с просьбой написать рецензию на только что вышедшую из печати книгу, с автором которой я не был знаком. В тот момент у меня не было свободного времени, но я не мог отказать в просьбе человеку, которого хорошо знал. Не мог отказать ему в просьбе не потому, что он работал в солидном журнале, а в силу того, что между нами давно сложились такие отношения, которые основывались на взаимном уважении. Я согласился написать рецензию на том условии, что вначале прочитаю переданную мне книгу, а затем сообщу о своем окончательном решении. Книга оказалась вполне достойной, и, более того, я с удовольствием прочел ее, поскольку многие затронутые в ней темы когда-то настолько интересовали меня, что я даже подумывал о написании соответствующей работы. В книге обнаружились некоторые погрешности, но мое внимание особенно привлекла одна опечатка. На последней странице автор подводил итоги своего исследования и высказывал мысль о том, что читатель сам может решить, насколько автор справился с поставленной перед собой задачей. Дословно это звучало таким образом: автор завершил свою работу, а уж что из этого получилось – «судить читателю». Однако в публикации была пропущена одна буква, в результате чего получилось: «но об этом удить читателю».

На первый взгляд пропуск начальной буквы в слове «судить» может быть воспринят в качестве случайности. Мало ли что бывает. Тем более что всегда можно сослаться на упущение со стороны издателей. Действительно, ведь автор книги вполне определенно хотел сказать: пусть читатель судит о том, что им написано. И здесь нет никаких двусмысленностей. Но вот где-то на стадии издания книги, причем вовсе не по вине ее автора, произошел сбой, в результате чего выпала несчастная буква «с».

Но ведь любой автор книги, тем более первой, как правило, тщательно читает верстку перед выходом работы в свет, так как обычно бывает много опечаток и приходится вносить необходимые поправки и исправления. Разумеется, при всей предельной концентрации внимания на верстке практически никто не в состоянии обнаружить буквально все опечатки. Поэтому, по крайней мере, в серьезных издательствах верстку читают несколько человек – от автора до литературного, технического и главного редакторов. С позиций психоанализа, один из важных вопросов заключается не в том, что автор не заметил ту или иную опечатку.

Более существенно другое. Почему он не заметил именно эту опечатку, а не какую-либо другую? Ведь ускользнувшая от его внимания опечатка имеет глубокий смысл. Когда автор книги пишет о том, что любой читатель может судить о ее достоинствах и недостатках, то это не более чем соблюдение правил приличия, в соответствии с которыми выражается полное доверие читателю. Однако в подавляющем своем большинстве авторы научных работ понимают, что они в той или иной степени удовлетворили свой исследовательский интерес и что книга писалась вовсе не для того, чтобы читатели имели право судить о ней. Вероятно, каждый автор в душе считает, что квалифицированно судить о написанном может только он сам. Разумеется, он может переживать, если книга не встретит одобрения или не дай бог будет подвергнута резкой критике. Причем в случае критического отношения к ней он будет прибегать к различного рода самооправданиям, утешая себя тем, что никто, кроме него, потратившего столько энергии и сил, не способен понять и по достоинству оценить его труд. Так что обращение к читателю по поводу того, что ему судить о книге, – это, в принципе, безобидная уловка, чаще всего прикрывающая его честолюбие.

Но вот столкновение между собой стремления к соблюдению правил приличия и честолюбия, за которым может скрываться равнодушное, а порой и пренебрежительное отношение к читателю, способно привести к безобидной опечатке. В данном случае утрата буквы «с» обернулась не просто опечаткой, но и привнесла в текст дополнительный, я бы сказал, вторичный смысл. Дело в том, что в рамках книги были сделаны такие отступления, которые свидетельствовали о желании автора более активно включиться в социально-политические процессы, набиравшие силу в России. Это был тот период, когда многие ученые стали врываться в большую политику и занимать ключевые посты в государстве.

Естественно, что в рамках исследуемой проблематики автор книги о многом умолчал. Но из ее текста можно было кое-что выудить. И в этом плане смысл новообразованного с утратой буквы «с» слова «удить» становился вполне понятным. Читатель мог и вправе был выудить между написанных в книге строк то, что ее автор в силу известных причин не изложил открытым текстом. Возможно, что где-то в тайниках своей души автор книги именно на это и рассчитывал. Рассчитывал на то, что заинтересованный, умный читатель не столько будет «судить» о предложенной ему книге, сколько «удить» с целью добычи информационного улова, относящегося и к идеям автора, и к нему самому. В этом отношении можно сказать, что опечатка как ошибочное действие в данном конкретном случае оказалась на удивление правильным действием.

Разумеется, подобная интерпретация опечатки допустима в том случае, если автор книги действительно читал верстку и не внес соответствующего исправления. Но нельзя сбрасывать со счетов и то, что по не зависящим от него обстоятельствам он не имел возможности ознакомиться с версткой. Для полной и более адекватной интерпретации данного случая необходима дополнительная информация о самом авторе и об истории написания его рукописи и доведения ее до публикации. Приведенный выше пример опечатки и ее разбор служат единственной цели – показать возможности рассмотрения ошибочных действий с точки зрения психоаналитического подхода, способствующего выявлению бессознательных чувств, влечений, импульсов.

В этом отношении примечательно то, что разбор данной опечатки пробудил у меня самого такие чувства, которые привели к ошибочному действию. Так, однажды во время обсуждения со студентами ошибочных действий я взял в качестве одного из примеров приведенную выше опечатку. Но вместо того, чтобы обратить внимание студентов на фразу «но об этом (с)удить читателю», я оговорился и сказал: «Но об этом судить автору». На первый взгляд оговорка понятна. С одной стороны, я разъяснял студентам, что далеко не все авторы действительно ориентируются на читателей и большинство из них в душе не приемлют какой-либо суд извне. С другой стороны, я сам являюсь автором нескольких опубликованных работ и мое отождествление с «пишущей братией» может восприниматься студентами таким образом, что разъяснения по поводу заключительной фразы автора книги относятся и к моим работам. Отсюда моя оговорка, когда вместо слова «читателю» я произнес «автору». Подобное объяснение в принципе приемлемо, но оно является поверхностным.

На самом деле имелся более глубинный мотив, обусловивший мое ошибочное действие. Погрузившись в свое бессознательное, удалось вспомнить, что после прочтения переданной мне для рецензирования книги я испытал элементарное чувство зависти. Эта зависть как бы говорила во мне: «Ну вот, все суетишься, тратишь время на посторонние дела вместо того, чтобы сесть за стол и написать работу по той проблематике, которая некогда тебя интересовала. Посмотри, перед тобой лежит книга, автор которой нашел время для работы над ней. А ты что, не мог собраться с духом?» Помню также, что кто-то другой во мне оправдывался: «Ну, совершенно нет свободного времени. Работа в академическом институте, лекции для студентов, приемы пациентов, трое детей, бытовые заботы – когда тут думать о написании книги!» И снова зависть: «Не оправдывайся, у других тоже не сладкая жизнь. Но они находят время для работы над книгой. Признайся, разве тебе не хотелось бы написать нечто подобное? Разве ты не испытываешь зависти к автору данной книги? И не отрицай этого! Не говори, мол, тебе безразлично, что кто-то опередил тебя! Ну да, по-хорошему завидуешь, я понимаю. И все же признайся, что червоточинка гложет тебя». Разумеется, дословно невозможно воспроизвести то, что бессознательное вытворяло со мной в те дни, когда я читал переданную мне на рецензию книгу. Но нечто подобное имело место. Потом чувство зависти оказалось вытесненным, загнанным в глубины психики. Но оно не прекратило своего существования и в подходящий момент вылезло наружу в форме безобидной оговорки.

Несколько десятилетий тому назад, когда у меня впервые появился интерес к работам Фрейда, я бы не придал значение подобной оговорке и, естественно, не смог бы выявить в себе это нехорошее, отнюдь не украшающее меня чувство элементарной зависти. Но сегодня, работая с пациентами подчас над точно такими же проблемами, я не только понимаю, что ничто человеческое мне не чуждо, но и подвергаю беспристрастному анализу свои собственные ошибочные действия. Во всяком случае опыт показывает, что нужно учиться языку бессознательного, чтобы слышать его, вести на равных диалог с ним и обращать внимание на свои собственные ошибочные действия. Чтобы не доводить себя до такого состояния, когда из-за непонимания того, что творится в душе, можешь оказаться игрушкой в руках необузданных бессознательных сил.

Остановлюсь на своей оговорке, вызвавшей у меня потребность в самоанализе. Как-то в одной студенческой аудитории я читал лекцию, в которой упоминал имена различных психологов, философов, врачей. По логике изложения материала мне надо было сослаться на французского врача Шарко. Однако, имея в виду именно его, я почему-то назвал имя швейцарского психолога Пиаже. Бывает так, что, совершив оговорку, не замечаешь ее, пока тебя кто-нибудь не поправит. В данном случае я не только заметил свою оговорку, но и постарался исправить ошибку. Правда, я понимал, что нахожусь в такой студенческой аудитории, которой имена Шарко и Пиаже почти ничего не говорят, и, следовательно, вряд ли кто-нибудь сможет заметить мою ошибку. Поэтому я не стал тут же поправляться, а решил это сделать позднее. В голове постоянно присутствовала мысль о том, что необходимо исправить положение. И вот наконец в соответствующем контексте я собираюсь назвать имя Шарко, и… к своему глубочайшему удивлению, опять совершаю ошибочное действие – вместо Шарко произношу имя Пиаже. Потом я совершил ту же самую оговорку третий раз.

Разумеется, в душе я испытывал огромнейшую досаду на самого себя. И хотя никто из студентов не заметил моей оговорки, лично мне было как-то не по себе. С одной стороны, вроде бы невольно ввел студентов в заблуждение, что вызвало огорчение. С другой – осознавая свое ошибочное действие и пытаясь правильно назвать имя французского врача, я тем не менее оказался не в состоянии что-либо изменить и это навеяло грустные размышления о возрасте. Но больше всего меня заинтересовал вопрос, почему за незначительный промежуток времени я три раза допустил одну и ту же оговорку.

Возвращаясь после лекции домой, я попытался понять, в чем тут дело, что может стоять за оговоркой и в чем ее смысл. Пришлось вспомнить события, предшествовавшие лекции. Я обратился ко всем своим предыдущим чувствам и желаниям и вспомнил все те переживания, которые могли быть у меня как накануне, так и в более ранние периоды жизни. Наконец мне удалось найти мотивы, предопределившие ошибочное действие.

Дело в том, что за несколько дней перед тем, как я должен был читать лекцию, у меня были определенные переживания, связанные с получением гранта, выделенного одним из научных фондов для реализации предложенного мною исследовательского проекта. С недавних пор российская наука стала получать незначительную финансовую поддержку от различных фондов. Ученый мог подать на объявленный фондом конкурс свою заявку с предложением какого-нибудь исследовательского проекта. Заявка обсуждалась экспертами, и если она признавалась перспективной, то ее автор получал соответствующий грант, позволяющий ему осуществлять реализацию своего исследовательского проекта.

Наряду с другими коллегами из академического института я получил известие о том, что моя заявка на проведение исследования одобрена в одном из фондов и мне выделен грант. Была указана также конкретная сумма. В психологическом отношении любопытно следующее. Если многие участники конкурса получают равный в денежном исчислении грант, пусть даже незначительный, но одинаковый, то все оказываются довольными. Мы привыкли к такому положению в жизни, когда уравниловка была одним из принципов нашего существования. Пусть мало, но зато всем поровну. В данном же конкретном случае один из моих коллег получил больший по выделенной сумме грант, чем все остальные, включая меня. Будучи интеллигентными людьми, никто не выразил вслух свое недовольство. Но можно предположить, что многие мои коллеги испытывали в душе обиду по поводу того, что кому-то выделили больше денег, чем им. Я не был исключением в этом отношении. Какое-то разъедающее душу чувство обиды было и у меня. Разумеется, я не подал виду и, подобно всем остальным, отнесся к такой несправедливости вроде бы равнодушно.

Как и мои коллеги, я догадывался, почему именно такой-то сотрудник получил больший грант, чем другие. В этом не было большого секрета. Во всяком случае, я знал, что в комиссию, решающую судьбу грантов, входил ученый, связанный особыми отношениями с этим сотрудником. Поэтому было понятно, почему именно данный сотрудник получил больший в денежном исчислении грант, чем другие.

Мои переживания по этому поводу не были продолжительными и интенсивными. Вскоре они оказались забытыми, и я совершенно не вспоминал ни о подобной несправедливости, ни о той обиде, которая ранее возникла у меня в душе. Но по истечении какого-то времени эта в общем-то вытесненная в бессознательное обида дала о себе знать в форме оговорки, когда вместо Шарко я назвал имя Пиаже.

Казалось бы, какая здесь связь между моим ошибочным действием и переживаниями, связанными с получением гранта? Самоанализ показал, что такая связь имеется.

Дело в том, что имя члена комиссии фонда, в котором шло распределение грантов и определение их конкретных сумм, по звучанию сходно с именем Пиаже – Пиама. За день перед лекцией я составлял финансовую смету по гранту, который пересылали в академический институт частями. У меня не было никаких воспоминаний о былой обиде. Мне казалось, что я выше того, чтобы помнить о подобного рода вещах и тем более долгое время хранить какие-либо переживания по этому поводу. Однако после самоанализа стало ясно, что вытесненная в бессознательное обида не исчезла. Она осела в глубинах психики, и, как только нашелся косвенный повод, эта обида выплеснулась на поверхность сознания в форме оговорки. Где-то на бессознательном уровне при стремлении произнести имя Шарко возникла ассоциация с именем члена комиссии фонда, в результате чего я непроизвольно произнес вместо Шарко Пиаже. Более того, даже осознав свою ошибку, я не смог ее избежать и при повторном стремлении сделать акцент на имени Шарко опять произнес вслух Пиаже.

Надо сказать, что, выявив истоки своего ошибочного действия и раскрыв смысл своей оговорки, впоследствии я не замечал за собой, чтобы вместо Шарко произносил Пиаже. Это вовсе не означает, что отныне и навсегда я был застрахован от подобного рода ошибочных действий. Чувства зависти, обиды, ревности, себялюбия и многие другие могут быть настолько сильными и глубокими у человека, что далеко не всегда они способны исчезнуть после того, как станут понятными и осознанными им. Впрочем, речь идет вовсе не о том, что подобные чувства непременно должны исчезнуть из жизни человека. Без них сама жизнь окажется обедненной, неполной, односторонней. Важно, чтобы, выявив эти чувства, сделав их осознанными для себя, человек научился с ними жить, видеть, как и где они могут проявляться и к каким последствиям могут приводить, если их оставить без внимания и дать им волю ввергать индивида в конфликты с самим собой.

Бывает и так, что проработка материала в связи с ошибочным действием способствует устранению подобного действия в дальнейшем. Однако логика бессознательного не столь прямолинейна, чтобы с выяснением истоков ошибочного действия человек раз и навсегда мог избавиться от различного рода сбоев в своем мышлении и поведении. Бессознательное способно принимать такие новые формы своего выражения, которые самым неожиданным образом могут вызывать к жизни имевшие некогда место переживания в связи с чувствами зависти, обиды, ревности и т. д. Мимикрия бессознательного поразительна, порой требуются значительные усилия для того, чтобы овладеть им и окончательно осознать то, что ранее было вытеснено.

Так, история с моей оговоркой, когда вместо Шарко я произнес Пиаже, имела своеобразное продолжение. Примерно полтора года спустя после выявления смысла оговорки при чтении очередной лекции я вновь совершил ошибочное действие. Как и в прошлый раз, я должен был назвать имя Шарко. Но при его произнесении я неожиданно для себя назвал другое имя – не Пиаже, как это имело место полтора года тому назад, а Жане. Правда, я заметил свою оговорку и тут же исправил свою ошибку. Но ошибочное действие было совершено. Глубокого анализа не потребовалось, поскольку истоки оговорки были ясны.

По прошествии года большинство из сотрудников академического института получили одобрение по своим отчетам за проделанную исследовательскую работу и почти все из них вновь получили грант. И опять один из сотрудников получил больший в денежном исчислении грант, чем другие. И опять это было связано со специфическими отношениями между данным грантодержателем и теми, кто распределял гранты в фонде. Вытесненное в бессознательное, проработанное и, казалось бы, уже недейственное чувство обиды в сходной ситуации, почти полностью воспроизводящей первоначальную ситуацию, вновь ожило и вылилось в безобидную оговорку.

Бессознательное нашло лазейку и, не повторяя по форме свое действие, активизировалось, чтобы в новом одеянии дать о себе знать. Проработанный материал с именем Пиаже исключил возможность воспроизведения именно этого имени. Но бессознательное нашло ему замену, в результате чего вместо необходимого имени Шарко было произнесено в чем-то сходное по звучанию с Пиаже имя Жане.

Данное самонаблюдение только подтверждает мысль о том, что бессознательные желания, чувства и переживания оказываются столь действенными в психике человека, что подчас одного осознания их недостаточно для устранения причин, ведущих к ошибочному действию или заболеванию. При схожих обстоятельствах не исключена возможность активизации вытесненного бессознательного. Вот почему даже психоаналитику, прошедшему личный анализ и частично разобравшемуся со своим бессознательным, необходимо постоянно прибегать к самоанализу, а время от времени вновь обращаться к психоаналитической работе над самим собой. Это тем более важно и необходимо, поскольку в процессе работы с пациентами возникают явления переноса и контрпереноса, требующие своей проработки.

Вспоминаю довольно неприятный для меня эпизод. Я долгое время не возвращал моему коллеге одну книгу, которую он любезно предложил для ознакомления с ее содержанием. Это была работа, посвященная анализу того направления в психологии, которое выросло из классического психоанализа и со временем приобрело статус самостоятельного существования. Я давно интересовался этим направлением в психологии и, бегло пролистав новую для меня книгу, выразил свою заинтересованность в более подробном ее прочтении. Книга была дана мне на неопределенное время, но я ее быстро прочитал и, казалось бы, мог вернуть коллеге без какой-либо значительной по времени задержки. Несколько раз я пытался это сделать, но каждый раз что-то мешало осуществлению данного намерения. Сначала я засунул ее куда-то и не мог найти. Потом, после обнаружения ее на книжной полке, пытался созвониться с коллегой, но не дозвонился. Затем настроился отдать коллеге книгу, но не находил свободного времени для встречи с ним.

Самоанализ показал, что в общем-то мне не хотелось возвращать данную книгу. Она была напечатана небольшим тиражом, я не мог ее купить в магазине, но мне очень хотелось иметь ее под рукой. На уровне сознания я прекрасно понимал, что обязан вернуть книгу моему коллеге и непременно это сделаю. Бессознательно же я постоянно оттягивал необходимость расставания с этой книгой. В конце концов прошло несколько месяцев, и внутренний конфликт разрешился сам собой. Однако меня до сих пор угнетает мысль при воспоминании о том, что я не смог вовремя отдать книгу моему коллеге, которому пришлось самому позвонить мне и, сославшись на необходимость воспользоваться при подготовке к лекции его же собственной книгой, вежливо напомнить о моем долге. Помню, что во время его звонка я чувствовал себя очень неуютно, не находил себе места и испытывал глубочайшее чувство стыда.

Приведу несколько примеров, относящихся к различным ошибочным действиям и почерпнутых мною при работе со студентами.

На протяжении нескольких лет одна девушка каждый год совершала одно и то же ошибочное действие. У нее есть подруга, которая живет в другом городе. За несколько дней до дня рождения подруги девушка начинала проявлять беспокойство по поводу того, чтобы не забыть поздравить ее с этим приятным событием. Беспокойство обоснованное, поскольку она не успевала, как правило, написать ей письмо или вовремя послать поздравительную открытку. Приходилось давать телеграмму или звонить сразу же после дня рождения подруги, чтобы как-то исправить положение. Девушка никак не может понять и объяснить себе, почему она каждый раз забывает вовремя поздравить свою подругу. Какой-то злой рок преследует ее, в результате чего она спохватывается только тогда, когда день рождения подруги уже прошел. И это повторяется из года в год.

В результате осуществленного анализа ошибочного действия выявилось следующее. Девушка познакомилась со своей будущей подругой в студенческие годы, несколько лет тому назад. Ей понравилась одна молодая преподавательница, с которой у нее установились хорошие отношения, переросшие затем в дружбу. Однажды, узнав о приближающемся дне рождения новой подруги, девушка решила сделать ей дорогой подарок. Она потратила на него половину своей стипендии и купила украшение, кажется бусы. Накануне дня рождения девушка позвонила своей подруге и поздравила ее с наступающим днем рождения. При этом она рассчитывала, что ее новая подруга пригласит ее к себе и они вместе отпразднуют это событие. Но, к ее огорчению, подруга не пригласила девушку к себе домой. Возможно, у нее был молодой человек, с которым она хотела провести праздничный вечер. Или, быть может, она отмечала свой день рождения в кругу семьи. Кто знает, какими соображениями она руководствовалась, но факт оставался фактом.

Девушка прекрасно понимала, что обижаться не на что. Она была не настолько близким для молодой преподавательницы человеком, чтобы та непременно пригласила ее домой на день рождения. Она сама себе приводила разумные доводы, объясняющие и оправдывающие поведение новой подруги. Возникшие на бессознательном уровне чувства горечи и обиды тут же были вытеснены из сознания. Да они и не воспринимались в качестве таковых, так как девушка не чувствовала ни горечи, ни обиды. У нее была только какая-то внутренняя боль.

Этот эпизод никак не отразился на их дальнейшей дружбе, которая сохранилась на многие годы. Однако вытесненная из сознания обида не исчезла бесследно. Впоследствии она каждый раз давала о себе знать, как только приближался день рождения подруги. Бессознательное действовало таким образом, что в своих зримых формах былая обида не воспроизводилась ни в сознании девушки, ни в ее действиях, направленных на выражение каких-либо враждебных эмоций и чувств. Напротив, несмотря на то, что в силу жизненных обстоятельств подругам пришлось расстаться друг с другом, бывшая студентка по-прежнему питала самые дружеские чувства к преподавательнице. Но бессознательное нашло такой выход для разрешения былого конфликта с сознанием, в результате которого девушка постоянно совершала ошибочное действие – в последний момент забывала вовремя поздравлять свою подругу с днем рождения.

В результате анализа данного ошибочного действия, осуществленного после знакомства с психоаналитическими идеями Фрейда, девушка осознала истоки своего забывания. Она поняла смысл происходящего, уяснила для себя суть того, что ранее никак не могла объяснить. И это, по собственному признанию девушки, «просто потрясло ее». Впервые за много лет она по-новому взглянула на свою странную, как ей казалось, забывчивость.

Интересно было бы, конечно, узнать, удалось ли девушке с помощью осознания бессознательного устранить подобного рода забывание. Смогла ли она вовремя поздравить свою подругу с днем рождения на следующий год? К сожалению, я не располагаю подобной информацией, но можно предположить, что анализ данного ошибочного действия не прошел бесследно для девушки. Во всяком случае, чувствовалось, что в момент прозрения относительно истоков и причины своего забывания девушка испытала несомненное облегчение оттого, что наконец-то нашлось объяснение ее повторявшегося из года в год ошибочного действия.

Приведу еще один пример забывания, отличающийся от предыдущего ошибочного действия тем, что он относится к одноразовому, а не много раз повторяющемуся забыванию.

Семейная пара. Нормальные отношения. Часто часы досуга проводят дома вдвоем. Однажды муж, сидя в кресле, разгадывал кроссворд. Очередь дошла до знакомой ему фамилии выдающегося дирижера и музыканта современности. Он прекрасно знал эту фамилию, но, к огорчению для себя, никак не мог вспомнить ее. Тогда он обратился за помощью к жене и спросил у нее фамилию мужа Галины Вишневской. К удивлению жены, прекрасно знавшей эту фамилию, она тоже не смогла вспомнить ее. Прошло два дня, и только тогда она вспомнила – Ростропович. Удивленная женщина никак не могла понять, в чем дело, почему она не смогла ответить на вопрос мужа и сразу же не назвала фамилию дирижера и музыканта, которая у всех на слуху.

Анализ выявил картину, позволившую понять мотивы странного забывания. Два года тому назад до этого поразительного случая забывания молодая женщина прочитала книгу воспоминаний Вишневской. Во время чтения этой книги она отметила общие для них обеих черты характера. Она не обольщалась на свой собственный счет и отнюдь не сравнивала себя с Вишневской. Однако, обнаружив некоторые сходные черты характера, объяснила это тем, что обе они по гороскопу «скорпионы». На этом основании произошло, видимо, частичное отождествление себя с известной певицей.

Молодая женщина состояла несколько лет в гражданском браке. Наконец молодой человек и она пришли к выводу о необходимости официально узаконить свои отношения. При этом встал вопрос о смене фамилии. Будущий муж хотел, чтобы она взяла его фамилию. Женщина была не против смены своей фамилии, но ей никак не хотелось брать фамилию мужа. Дело в том, что фамилия мужа была несколько необычной и не столь благозвучной, как хотелось бы. Сам муж страдал в детстве от своей фамилии, так как сверстники часто дразнили его. Но, несмотря на пережитые в детстве страдания, муж настойчиво убеждал жену в том, что она должна носить его фамилию. В глубине души женщины развернулась внутренняя борьба между нежеланием носить фамилию мужа и боязнью обидеть его. Через какое-то время внутренний конфликт разрешился, так как женщина приняла свое решение. Законная регистрация брака состоялась, а переживания по поводу смены фамилии забылись. Жизнь шла своим чередом.

Однако, как оказалось, переживания женщины по поводу смены фамилии не исчезли бесследно. Невинный вопрос, содержавшийся в кроссворде и озвученный ее мужем, вызвал у нее ассоциацию с неприятной для нее ранее ситуацией. На бессознательном уровне это вылилось в странное на первый взгляд забывание фамилии ни в чем не повинного Ростроповича. Но это забывание имело свое объяснение. Только благодаря анализу удалось выявить подлинную причину данного забывания и понять смысл ошибочного действия.

Еще один пример, связанный с ошибочным действием иного рода. Он относится не к опечаткам, оговоркам или забыванию, а к затериванию вещей, что является не менее распространенным в жизни человека, чем другие ошибочные действия.

Одна девушка столкнулась с непонятным случаем, когда в их доме пропала серебряная ложка. Время от времени в их доме останавливался дядя, муж сестры мамы этой девушки. Дядя жил в другом городе, занимал там высокое положение и иногда приезжал в Москву по делам. В один из таких приездов он по забывчивости оставил серебряную ложку, о которой вспомнил позднее, и просил найти ее, поскольку она была ему дорога как память о близком ему человеке. Такое происходило с дядей и раньше, но всегда случайно оставленная им вещь находилась. Однако на этот раз произошло непонятное: ложка пропала. Как ни старалась девушка ее найти, все поиски завершались неудачей. И только два года спустя при очередном приезде дяди в Москву ложка неожиданно для девушки нашлась.

Анализ этого ошибочного действия показал, что ни затеривание серебряной ложки, ни ее обнаружение не были случайными. При восстановлении событий прошлого выявилась непосредственная связь между затериванием вещи и неприятными переживаниями девушки, между обнаружением пропажи и особыми чувствами, которые девушка испытывала в тот момент. Оба события были связаны с изменением отношения девушки к ее дяде.

Между ними всегда существовали неплохие отношения. Однако в один из приездов дяди к ним домой мама девушки рассказала, что когда-то много лет тому назад, будучи молодым человеком, этот дядя ухаживал за ней. Причем он не только ухаживал, но и претендовал на нее. Девушка без восторга восприняла рассказ матери, после чего дядя стал ей неприятен. Серебряная ложка затерялась как раз после этого события. Положила ли сама девушка эту ложку куда-либо, или ее оставил где-то дядя – этого никто не знал. Правда, по просьбе матери и дяди девушка пыталась найти пропажу, но ее попытки не увенчались успехом.

Прошло два года. Девушка по-прежнему испытывала неприятные чувства по отношению к дяде. Когда он в очередной раз появился у них дома, то выглядел постаревшим, неуверенным в себе человеком. В глазах девушки ее дядя являл собой жалкое зрелище: старый, больной, лишившийся всех своих высоких постов и к тому же оказавшийся в силу политических и экономических потрясений материально не обеспеченным беженцем. Видя перед собой нуждающегося в сочувствии и поддержке человека, девушка испытала чувство жалости и простила ему «грехи молодости». После того как было устранено негативное отношение к дяде, она неожиданно для себя нашла ту серебряную ложку, которая пропала два года тому назад и с потерей которой уже все смирились.

До ознакомления с психоанализом девушка не видела какой-либо связи между ее негативными чувствами к дяде и потерей серебряной ложки, между проявленной жалостью к пострадавшему человеку и внезапным обнаружением потери. Только благодаря анализу собственных чувств, переживаний и взаимоотношений с дядей ей удалось выявить механизмы работы бессознательного, обусловившие затеривание вещи и последующее ее обнаружение.

Нередко случается, что человек совершает серию ошибочных действий. Создается впечатление, что бессознательное как бы предупреждает его о неправильности выбранного им решения. Однако сам он не замечает или не хочет заметить некие знаки, идущие от бессознательного.

Так, ознакомившись с психоаналитическими идеями и переосмысливая свою жизнь с мужем, одна женщина вспоминает, что с ней приключилось в день свадьбы. Несколько лет тому назад она приложила много усилий к тому, чтобы выйти замуж за молодого человека. Фактически она как бы женила его на себе. Она сделала всё для того, чтобы они вместе уехали за границу, где пробыли какое-то время. И вот, когда она добилась своего и настал день регистрации брака, с ней начали приключаться различные события. В тот день она проснулась с сильной головной болью. Было лето, но она почувствовала озноб и поняла, что простудилась. Находясь в гостинице, она хотела принять ванну, но не могла справиться с незнакомой ей системой кранов, не смогла пустить холодную воду, в результате чего пришлось мыть голову чуть ли не кипятком. Потом она спускалась по лестнице, оступилась и разбила себе колено. По дороге в консульство в машине ее укачало. После регистрации брака она ничего не могла есть в ресторане. Как она сама сказала в процессе анализа прошлых событий, несмотря на свои усилия сделать данного молодого человека своим мужем, ей все же не хотелось быть его женой. Все произошедшее с ней тогда было наглядным подтверждением скрытой работы бессознательного, как бы предупреждавшего ее о том, что она не будет счастлива в этом браке.

Через какое-то время она напрочь забыла день свадьбы. Прошло несколько лет, но она так и не стала носить обручальное кольцо, поскольку не помнила, куда его дела. В процессе анализа женщина окончательно поняла, что ее замужество было большой ошибкой, что подобное насилие над собой и другим человеком не может принести счастья. Хотя сознательно она хотела выйти замуж за того человека, который и стал ее мужем, ибо она добилась своего.

При работе со студентами и с пациентами мне неоднократно приходилось слышать от некоторых из них признания в том, что в день свадьбы с ними случались разнообразные происшествия, которые могли бы насторожить человека, знакомого с психоаналитическими идеями, касающимися понимания смысла ошибочных действий. Особенно часто молодые люди обоего пола теряют свои обручальные кольца или забывают что-то в самый последний момент. В дальнейшем оказывалось, что их совместная жизнь не сложилась. Одни пары по истечении какого-то времени разводились, другие продолжали жить вместе, но, по сути дела, не любили друг друга и страдали от этого.

Одна женщина рассказывала, что несколько лет тому назад любила молодого человека, но в силу каких-то обстоятельств, как бы назло ему, вышла замуж за другого. Через какое-то время она развелась и снова начала встречаться с ранее полюбившимся ей молодым человеком. Вскоре она стала жить с ним в гражданском браке. Прошло несколько лет, и они решили узаконить свои отношения. Пошли в загс, но женщина забыла свой паспорт. Хотели сделать еще одну попытку, но заболел ее друг. Наконец вновь пришли в ЗАГС, но оказалось, что у кого-то из них просрочен паспорт. Постоянно что-то мешало законному оформлению их отношений как мужа и жены. А потом отношения между ними стали таковыми, что дальнейшая совместная жизнь оказалась под большим вопросом.

Все это вовсе не означает, что предшествующие замужеству или женитьбе подобного рода ошибочные действия являются непременными знаками того, что совместная жизнь ни за что не сложится. Бывают и исключения. Семейная жизнь Фрейда типичный тому пример.

Известно, что в день помолвки Марта подарила своему жениху кольцо, которое ранее было передано ей ее матерью. Но подаренное Фрейду кольцо треснуло в том месте, где была вставлена жемчужина. Знакомый врач пытался помочь ему справиться с ангиной, и, испытывая острую боль, он ударил костяшками пальцев по столу, в результате чего кольцо было повреждено. Однако Фрейд не был охвачен тяжелым предчувствием, починил кольцо и даже написал Марте о том, что, по-видимому, трудно избежать подобных инцидентов. Известно и то, что во время очередной ангины у Фрейда это кольцо раскололось во второй раз. Причем случилось так, что жемчужина оказалась потерянной. Нет достоверных сведений о том, как воспринял повторный инцидент Фрейд и переживал ли он по этому поводу. Известно только, что через год Марта подарила ему новое кольцо с жемчужиной, несколько лет спустя они стали мужем и женой и в мире и согласии друг с другом прожили вместе долгую жизнь.

Но это, пожалуй, одно из немногих исключений, когда подобного рода инциденты не сказались на судьбе молодых людей. Их взаимная любовь преодолела многие преграды. Так бывает и в наши дни. Но для этого требуется нечто большее, чем стечение тех или иных обстоятельств. К сожалению (или, быть может, к счастью), во многих случаях ошибочные действия связаны с отсутствием той большой любви между людьми, благодаря которой преодолеваются все препятствия. И тогда бессознательное посылает человеку свои предупредительные знаки в форме его ошибочных действий. Другое дело, что человек редко придает этому значение, хотя где-то в глубине души он может испытывать различного рода сомнения, но из-за незнания языка бессознательного он чаще всего отбрасывает от себя свои сомнения или загоняет их туда, откуда они не находят доступа к его сознанию.

Психоаналитическое видение ошибочных действий способствует выявлению их смысла и мотивов возникновения. Оно может оказаться продуктивным для человека, усматривающего в своих ошибочных действиях не игру внешних сил, где господствует его величество случай, а внутреннее противостояние различных намерений, вызванное к жизни самим человеком. Следовательно, человек сам не только несет ответственность за свои деяния, но и способен извлекать уроки из своей бессознательной деятельности.

Приведу еще несколько примеров различного рода ошибочных действий, не требующих глубокого их анализа, но дающих представление как о виртуозной работе бессознательного, так и о связи специфических промахов человека с его желаниями, чувствами, переживаниями.

Мать просит пятнадцатилетнюю дочь съездить к бабушке, навестить ее и сделать ей массаж. Девочка не хочет ехать к бабушке. Она ссылается на то, что ей надо делать уроки. Мать упрекает свою дочь за то, что та находит время погулять с подругой, сходить на вечеринку с друзьями, но никак не может найти время для визита к бабушке. Дочь называет еще какие-то причины, чтобы не ехать к бабушке. Ее доводы не устраивают мать. Тогда дочь не выдерживает и говорит о том, что от бабушки исходит неприятный запах и ей противно бывать в ее квартире. Мать стыдит девочку, называя ее белоручкой и ругая за то, что та не хочет помочь старому, больному человеку. Наконец после уговоров матери дочь без большой охоты соглашается поехать к бабушке. И, как бы шутя, она говорит: «Ладно, так и быть, поеду к бабушке, только ты, мама, дай мне презерватив». Мать в недоумении переспрашивает: «Что тебе дать?» Девочка поспешно поправляется: «Ой, я хотела сказать, дай мне противогаз».

В случае оговорки пятнадцатилетней девочки комментарии не требуются. С одной стороны, девочка не хочет ехать к бабушке. С другой – ее волнуют такие проблемы, о которых собственная мама, видимо, не догадывается, считая свою дочь еще маленькой. Но совершенная ею оговорка свидетельствует о том, что в подобном возрасте девочка не только мечтает о принце, но и, возможно, уже пережила определенные чувства, связанные с интимными отношениями с кем-либо из сверстников или со взрослым мужчиной.

Нечто аналогичное имело место и в случае другого ошибочного действия, допущенного более взрослой девушкой. Работающая секретарем-референтом двадцатипятилетняя девушка подготовила для своего шефа документы. На одном из них, отданном ему на подпись, в конце текста вместо привычного сокращенного выражения «зам. директора» стояло «зад. директора». Очевидно, что за этим ошибочным действием стоят вполне определенные отношения между секретарем-референтом и начальником. Или они находятся в близких отношениях, что бывает довольно часто в различного рода частных фирмах и государственных учреждениях, когда начальники-мужчины не только берут к себе на работу молодых привлекательных девушек, но и считают своим прямым долгом завязывать с ними романы. Или допустившая опечатку девушка, будучи внешне любезным и воспитанным работником, про себя в душе называет своего начальника не иначе как «старая задница», что также не является исключением среди секретарей-референтов, недовольных своими начальниками, но не проявляющих своих подлинных чувств в их присутствии.

Утром муж говорит жене с раздражением: «Мне надоело, что ты все время сволачиваешься карачиком». Этот каламбур вызвал у жены смех. Когда сказанное дошло до мужа, он тоже засмеялся. Ни тот, ни другой не придали подобной оговорке какое-либо серьезное значение. И только со временем, когда женщина ознакомилась с психоаналитическими идеями, она задумалась над действительным отношением мужа к ней, открыто не проявляющимся в его поведении, но давшим знать о себе в форме оговорки, вызвавшей смех у обоих. У нее как бы раскрылись глаза на их совместную жизнь, и она все отчетливее стала замечать подлинное отношение мужа к ней.

После занятий в институте молодой человек идет вместе со своими сокурсниками к метро. На одном из магазинов видит вывеску «Товары для малышей». Но вслух читает: «Товары для мышей». Все смеются. Смеется и молодой человек, хотя на душе его, что называется, «кошки скребут». Только после аналитического разбора выяснилось, что незадолго до этого молодой человек пытался объясниться в любви одной девушке, но та не ответила взаимностью. Среди идущих к метро сокурсников находилась и эта девушка. Молодой человек испытывал противоречивые чувства. У него было чувство обиды по отношению к девушке, отвергшей его. Одновременно он испытывал чувство жалости по отношению к себе, что сопровождалось внутренней жалобой, обращенной к матери: «Мама, пожалей меня! Я не тот, за кого ты меня принимаешь. Я – серая мышь».

Девушка читает одну из работ, включенную в учебную программу. Текст не очень хорошо запоминается, и она пытается сконцентрировать свое внимание на данной работе. Однако вместо написанного там слова «логос» она читает «голос».

И дело не просто в созвучности двух слов, что могло бы объяснить подобную очитку. Дело в том, что ее собственный голос доставляет ей много проблем, с которыми она и обратилась ко мне в качестве пациентки. Несмотря на сознательные попытки говорить по возможности ровно, спокойно и тихо, девушка постоянно срывается и говорит слишком громко и возбужденно со многими людьми, включая своего мужа и ребенка, что приводит нередко к конфликтным ситуациям в семье. Она не коренная москвичка, приехала из российской глубинки в Москву и никак не может привыкнуть к сдержанной, спокойной речи. Стремясь выглядеть не провинциалкой в глазах окружающих, особенно родителей мужа, девушка пытается следить за своей речью, но, по ее собственному признанию, ей постоянно «хочется убежать в степь и кричать до исступления». Противоборствующие между собой желания как раз и привели к той очитке, когда вместо слова «логос» она прочитала «голос».

Женщина разговаривает по телефону с подругой. В этой же комнате находится муж, который мешает жене, отвлекает ее от разговора, о чем-то спрашивает. Женщина не выдерживает, уходит из комнаты на кухню и переходит к другому телефону. Разговор подруг продолжается. Муж появляется на кухне и высказывает свою обиду: что это за тайны за его спиной? Его жена раздраженно отвечает: «Нет никаких тайн, просто я не люблю говорить при посторонних». Естественно, муж не является посторонним. Женщина это понимает. Но вырвавшееся слово «посторонний» говорит само за себя. И хотя она в тот момент сердилась на мужа, тем более что, как выяснилось, он в тот вечер пришел домой немного навеселе, тем не менее, как потом она призналась сама, ей стало как-то не по себе. Впоследствии, вспоминая об этом, она серьезно начала анализировать свои отношения с мужем, так как непроизвольно вырвавшееся слово «посторонний» заставило по-новому взглянуть на всю их совместную с мужем жизнь, особенно на те отношения, которые сложились за последние годы.

Муж помогает укладывать вещи жене, отправляющейся вместе с матерью в дом отдыха. Жена просит его отложить две – три книги, которые бы она и ее мать могли почитать в дороге. Муж берет с полки две книги детективного жанра, одну из них кладет в дорожную сумку жены, а другую – передает теще. Через какое-то время, расположившись в купе поезда, молодая женщина по примеру матери достала из дорожной сумки книгу и хотела почитать перед сном. Название книги «Один неверный шаг и…» вызвало у нее усмешку. Тогда молодая женщина взглянула на книгу, которую держала в руках ее мать, и уже не могла скрыть своего смеха, так как название книги было весьма примечательным – «Смотри в оба, а то каждый получит свое».

Вполне очевидно, что, отправляя жену и тещу на отдых, муж мог переживать по поводу того, как будет вести себя супруга в его отсутствие, не будет ли флиртовать с кем-нибудь, не позволит ли себе каких-либо отношений с другими мужчинами. Словом, у него были определенные сомнения, и он мог испытывать чувство ревности. И хотя он не сказал ничего своей жене, тем не менее бессознательные переживания обернулись таким действием, что совершенно машинально и отнюдь не преднамеренно он взял с книжной полки именно те книги, в названии которых содержалось предупреждение жене вести в доме отдыха добропорядочный образ жизни, а теще – быть бдительной и не допускать никаких любовных романов своей дочери.

Промахи пациентов и аналитика

В процессе аналитической работы приходится сталкиваться с тем, что пациенты совершают различного рода ошибочные действия, которые вызывают у них недоумение. Практика показывает, что эти действия часто тесно связаны с психоаналитической ситуацией, переносом на аналитика различного рода чувств, вызванных в процессе анализа переживаниями пациента и тем материалом, который является непосредственным предметом обсуждения на аналитической сессии.

На одной из сессий молодой мужчина рассказал, что, возвращаясь от меня в прошлый раз, совершил непонятное для него ошибочное действие. Он ехал на машине на деловую встречу, должен был сделать левый поворот, но почему-то свернул направо, в результате чего пришлось срочно перестраиваться, чтобы не опоздать на встречу. Подобная оплошность воспринималась им как случайность, которая должна была послужить уроком того, что при вождении машины надо быть предельно внимательным. Хотя он и испытал досаду на свой промах, тем не менее вся эта история была воспринята им в качестве недоразумения. Он не мог найти объяснений своему ошибочному действию, пока мы вместе не разобрали материал предшествующей сессии и те его переживания, которые он испытывал на то время.

Оказалось, что как раз до совершения им ошибочного действия я дал не очень-то приятную для него интерпретацию его взаимоотношений с женой. Суть этой интерпретации сводилась к тому, что жену давно раздражало поведение мужа, в соответствии с которым он, не осознавая того, на протяжении нескольких лет по любому поводу стремился продемонстрировать перед ней свою правоту. Пациент не придавал значения тому обстоятельству, что его жизненная стратегия в семье, когда он всегда прав, может вызывать внутренний протест у жены. Пожалуй, впервые он задумался над этим и вроде бы принял предложенную мной интерпретацию его поведения. Однако, несмотря на свое согласие с подобной интерпретацией, чувствовалось, что в глубине души пациент не хотел бы расставаться со своим прежним поведением. Раздвоенное состояние дало о себе знать в форме ошибочного действия, когда после сессии, находясь за рулем автомобиля, он свернул направо вместо того, чтобы сделать левый поворот. Само ошибочное действие явилось показателем того, что пациент лишь внешне принял предложенную ему интерпретацию его правоты как нарушающего фактора семейной жизни. Но внутри самого себя он не совершил никакого прорыва к переосмыслению собственного образа мышления и действия.

Проходившая у меня личный анализ женщина рассказала о своем ошибочном действии, которое она совершила накануне нашей очередной встречи. Она была в гостях, где весело провела время, хорошо отдохнула и немного подурачилась. Гости засиделись за полночь, и при расставании, волнуясь за свою подругу, хозяйка дома попросила ее позвонить, когда та приедет к себе. Благополучно добравшись до своего дома, в два часа ночи женщина стала звонить своей подруге. Она достала записную книжку, глядя в нее, набрала номер телефона подруги и, услышав голос, сообщила, что все в порядке. В ответ прозвучало: «Ты с ума сошла! Посмотри на часы! Уже третий час ночи!» Женщина хотела было сказать, что подруга сама попросила ее позвонить. Но вдруг поняла, что набрала неправильно номер телефона. Оказывается, она позвонила девушке, с которой познакомилась при выяснении родственных отношений и с которой на протяжении последнего времени поддерживала определенную связь.

Казалось бы, женщина случайно перепутала номера телефонов. Не составляет никакого труда найти объяснение подобной случайности. Во-первых, в гостях женщина выпила, и это могло сказаться на ошибочном звонке. Во-вторых, номера того и другого телефонов находились на одной странице ее записной книжки, и, учитывая факт легкого опьянения, нетрудно объяснить, почему произошла подобная ошибка. Однако, изучая теорию и практику психоанализа, а также проходя личный анализ, женщина не удовлетворилась подобным объяснением и вскоре нашла подлинные мотивы своего ошибочного действия.

Дело в том, что после печальных событий, связанных со смертью одного человека, она не испытывала потребности звонить той девушке, которую как бы по ошибке разбудила ночью. Хотя в ее семье высказывались упреки по этому поводу, тем не менее она не спешила со звонком. Но в состоянии несколько ослабленного контроля над собой, имея в глубине души противоречивые чувства, связанные с установившимися отношениями с девушкой, ее бессознательное проделало такую работу, в результате которой было совершено ошибочное действие. В процессе аналитической сессии она сама выявила мотивы данного ошибочного действия и поняла его смысл.

Наше бессознательное проделывает подчас такие удивительные «выкрутасы», что оно не только подводит нас к свершению различного рода ошибочных действий, но и ведет к поразительным творческим находкам. Я сам неоднократно убеждался в удивительной способности своего бессознательного легко и свободно осуществлять такую работу, которая дается с трудом и напряжением в том случае, когда подключается сознание. Причем в результате искусной работы бессознательного может возникнуть неожиданная для самого человека двусмысленность, граничащая одновременно с ошибочным действием и творческим созиданием.

Так, однажды к Дню Восьмого марта я писал поздравление коллеге, проходящей у меня личный анализ. Поскольку чаще всего я предпочитаю делать это в поэтической форме, то и в тот раз на поздравительной открытке были написаны мною от руки стихи, которые представляли собой несколько четверостиший. Не буду приводить их полностью, поскольку суть не в самих стихах, а в том, какую шутку сыграло со мной бессознательное. Начало поздравления звучало так:

За окном стучится весна,
Манит снова запах лесной.
Если, Люба, тебе не до сна,
Я тебя поздравляю с весной!

Я поздравил проходившую личный анализ коллегу с весенним праздником и передал ей открытку. Каково же было мое удивление, когда на следующей сессии она мне сказала: «Значит, я, по-вашему, змея?» Вначале я не мог ничего понять, так как ничего подобного ей не говорил. Но еще больше я удивился, когда она обратила мое внимание на начальные буквы каждой строки четверостишья, из которых, если читать их по вертикали, как раз и сложилось слово «змея». Одно время я увлекался написанием акростихов. Примерно год тому назад я подарил коллеге акростих, написанный по случаю одной праздничной даты. Видимо, это и послужило причиной того, что она смогла прочитать по вертикали то, что обычно не бросается в глаза.

Когда я сочинял поздравление с весной, то у меня и в мыслях не было прибегнуть к акростиху. Но бессознательное действительно сыграло со мной такую шутку, которая, в принципе, могла бы привести к далеко идущим последствиям. Можно себе представить, какую обиду могла бы затаить женщина на мужчину, который сравнивает ее со змеей! Причем он говорит это не вслух, а высказывает в завуалированной форме. Разумеется, змея может восприниматься в качестве символа мудрости, здоровья. Но чаще всего обыденные представления о змее вызывают ассоциации негативного характера, типа «подколодная змея». Аналитические отношения могут даже усугубить ситуацию, поскольку анализируемый человек раскрывает перед аналитиком свои тайны, доверяет ему и вдруг обнаруживает, что аналитик в душе считает его змеей. К счастью, ранее мы с коллегой проработали много различных вопросов, связанных с тайнами анализируемого, откровением, доверием друг к другу, и поэтому у нее не осталось какого-либо неприятного осадка по поводу обнаруженного слова «змея». Более того, как вскоре выяснилось, коллеге даже понравилось сравнение со змеей.

Но мне самому пришлось прибегнуть к самоанализу, чтобы убедиться в том, что ни на сознательном, ни на бессознательном уровне я не воспринимаю коллегу в качестве змеи. Мы вместе выявляли те или иные ее черты характера, склонности, привязанности, образ мышления и поведения. Мы вместе использовали разные метафоры для характеристики отдельных черт характера. Однако среди них не было ассоциаций со змеей. Да и у меня самого ни разу не возникало подобное сравнение. Правда, у коллеги были сновидения, в которых фигурировали змеи. Но это, на мой взгляд, не имело отношения к тому, что обнаружилось при написании стихов. Единственный, пожалуй, мотив такого непреднамеренного действия с моей стороны состоял в том, что мое бессознательное подготовило новое испытание для проверки на прочность наших с коллегой аналитических отношений. Дело в том, что некоторые ее друзья считали, что пора прекращать затянувшийся анализ, который давно вышел за рамки часов, отведенных на него обязательной учебной программой.

И можно только лишь поражаться тому, какие возможности таит в себе бессознательное, затягивающее человека в круговорот ошибочных действий и подвергающее его все новым и новым испытаниям.

Вспоминаю другой случай, не потребовавший глубокого анализа, поскольку мотив, лежащий в основе моего собственного промаха, был на поверхности. Я ожидал прихода пациентки. В назначенное для ее приема время раздался зуммер домофона. Подняв трубку и услышав голос пациентки, я автоматически сказал: «Пожалуйста» – и повесил трубку, не нажав на кнопку, дающую возможность открыть входную дверь и тем самым пропустить пациентку в дом. Уверенный в том, что пациентка уже поднимается на лифте, я поспешил в рабочий кабинет, чтобы выключить компьютер. В это время снова раздался зуммер домофона. Я вновь поднял трубку и услышал голос пациентки: «Извините, но что-то не сработало». Только тогда я понял, что бессознательно допустил именно такой промах, который впервые совершил в своей аналитической практике. Разумеется, у меня были и иные оплошности, которые становились предметом самоанализа. Но ни раньше, ни позднее в ответ на зуммер домофона мне не приходилось класть трубку таким образом, чтобы пациент не мог попасть в подъезд дома.

Пока пациентка поднималась ко мне на лифте, я осознал, что произошло. Дело в том, что в последние два месяца аналитическая работа с данной пациенткой не только не устраивала меня, но и казалась бессмысленной. Неоднократно я ловил себя на том, что она (в отличие от других пациентов) ни в эмоциональном, ни в интеллектуальном отношении мне неинтересна.

Бывают такие случаи, когда аналитик испытывает скуку от общения с пациентом. И хотя, как говорится, работа есть работа, тем не менее аналитик скорее отдаст предпочтение сложному, но интересному случаю, чем такому, который своей невыразительностью не затрагивает его. Это как раз и был тот случай, который не представлял для меня ни исследовательского, ни терапевтического интереса. Проблема, с которой пациентка обратилась ко мне, получила частичное разрешение.

Через две недели пациентка должна была покинуть Россию. Ее самочувствие не вызывало опасений. Мысленно я уже расстался с пациенткой. Поэтому не было ничего неожиданного и удивительного в том ошибочном действии, которое было совершено мною в данном конкретном случае. Другое дело, что этот промах заставил меня задуматься над своими собственными чувствами и мобилизовать внутренние силы для осуществления терапевтической работы.

Психоаналитический подход к ошибочным действиям основывается на исследовательской установке, согласно которой необходимо не столько описывать и классифицировать всевозможные промахи человека, сколько выявлять и анализировать их с точки зрения проявления борьбы и столкновений между внутрипсихическими силами и тенденциями. Тем самым психоанализ ориентируется не на статическое, а на динамическое понимание психических явлений.

Противоположные силы, стремления и тенденции настолько часто действуют в психике человека, что ошибочные действия становятся важной составной частью его жизни. И коль скоро (с точки зрения психоанализа) разнообразные ошибочные действия человека не случайны и, как правило, имеют вполне определенную мотивацию, то тем самым сужается сфера значимости случайности как таковой. То, что раньше приписывалось целиком и полностью случаю, теперь подлежит осмыслению под углом зрения бессознательных влечений и желаний человека.

В этом плане по-новому могут быть рассмотрены и те несчастные случаи, в основе которых лежит бессознательное стремление к самоповреждению и самоуничтожению. Другое дело, что в подавляющем большинстве подобные случаи воспринимаются окружающими людьми и самим пострадавшим как нечто неожиданное и не имеющее под собой никаких разумных оснований. На самом деле, наряду с сознательными самоубийствами существуют попытки бессознательного самоуничтожения, которые завершаются самоповреждением. При этом самоповреждение в качестве ошибочного действия оказывается не чем иным, как компромиссом между самоуничтожением и силами, поддерживающими жизнь человека.

Один из моих пациентов, мужчина тридцати двух лет, рассказал о несчастном случае, произошедшем с ним в первом классе. Бегая со своими сверстниками на улице, он упал, ударился об острый камень и сломал ногу. После этого ему пришлось долгое время лежать дома в гипсе, и только по прошествии нескольких месяцев он смог пойти снова в школу. Вспоминая этот инцидент, пациент рассказывал о том, какой заботливой была его мама в то время, как они с ней делали уроки, чтобы не отстать от других первоклашек, и каким он был счастливым, несмотря на все неудобства, связанные с гипсом и невозможностью самостоятельно передвигаться по квартире.

Создавалось впечатление, что пациент нисколько не жалел о том, что в детстве сломал ногу. Правда, он сетовал на ограничения, которые впоследствии дали знать о себе, поскольку ему долгое время не разрешали участвовать в подвижных играх со сверстниками и это наложило отпечаток на его общую физическую подготовку. Однако в его воспоминаниях об этом случае звучала некая теплота, связанная с заботой матери, и даже сожаление по поводу того, что позднее ему не уделялось достаточного внимания со стороны родителей, особенно со стороны матери, которая, будучи поглощенной своей работой, поздно приходила домой.

Когда я обратил внимание пациента на то, что он связывает перелом ноги со счастливыми днями своей жизни, то он решительно возразил против такой трактовки. Он говорил о боли, которую испытал во время несчастного случая. Вспомнил о тех неудобствах, которые были связаны с хождением в туалет. Но еще более решительно он отверг мое допущение, что его несчастный случай мог быть непредумышленным самоповреждением, компенсирующим его какое-то скрытое желание. Скажем, желание во что бы то ни стало удержать свою мать возле себя, иметь возможность постоянно общаться с ней и получать от нее необходимую ему ласку.

Время от времени я возвращался к рассмотрению тех событий жизни пациента, которые предшествовали несчастному случаю. Он довольно неохотно вспоминал различные эпизоды из своего детства. Но однажды он рассказал, что на самом деле не хотел идти в школу, а первые дни учебы воспринимались им отнюдь не в розовом свете. При этом пациент сам высказал соображение, что, возможно, перелом ноги был связан с его нежеланием посещать школу. Судя по тому, как он обсуждал этот вопрос, создавалось впечатление, что подобное объяснение несчастного случая его вполне устраивает. Я не настаивал на каком-то ином объяснении, сказав, что оно допустимо, но не исключает чего-то другого, о чем, возможно, он сам имеет представление.

Прошло два с половиной месяца, и однажды пациент сам заговорил вновь об этом несчастном случае. Он встретился со своей матерью, которая жила в другом городе, и расспросил о подробностях, связанных с детской травмой – переломом ноги. Она поведала ему о том, что очень переживала за него и испытывала чувство вины за тот несчастный случай.

Оказывается, за несколько дней до перелома ноги вечером в ее присутствии сын играл с котенком, бегал за ним по квартире и, несмотря на предупреждения матери не делать этого, никак не мог остановиться. Он настолько был возбужден, что при очередной попытке поймать котенка упал, задел ногой журнальный столик, на котором стояла хрустальная ваза, и разбил ее. Хрустальная ваза была памятным подарком для матери. Она чуть было не расплакалась, в гневе больно отшлепала сына, поставила его в угол и сказала, что он будет стоять там всю ночь. Потом через какое-то время мать успокоилась и вслух произнесла, что если сын не попросит прощения, то ему действительно придется стоять в углу до утра. История завершилась тем, что, так и не попросив прощения, мальчик уснул уже не стоя, а сидя в углу и матери пришлось переносить его на кровать. Несколько дней мать не разговаривала с сыном, который замкнулся в себе. А еще через несколько дней произошел несчастный случай – мальчик сломал ногу.

Пациент со слов матери пересказал эту историю, о которой имел смутное представление. Правда, он вспомнил, что вроде бы действительно совершил что-то плохое, но что именно – не помнил. Потом была какая-то обида на мать. И наконец, он вспомнил, что хотел умереть, чтобы мама и все знакомые плакали оттого, что его уже нет в живых. В свете этого произошедший с ним несчастный случай как раз и может быть воспринят в качестве бессознательного намерения к самоуничтожению, замещенного в конечном счете не менее бессознательным самоповреждением.

В результате подобного несчастного случая было убито сразу как бы два зайца. С одной стороны, мальчик вновь обрел любовь матери, причем даже в большей степени, чем это было раньше, поскольку ей пришлось взять отпуск по уходу за больным ребенком. С другой стороны, он избавился от необходимости ходить в школу, которая с первых дней ее посещения ему не понравилась.

С точки зрения психоаналитического понимания произошедший с мальчиком несчастный случай оказался закономерным результатом бессознательного желания смерти как наказания матери и искупления своей собственной вины перед ней. Интересно отметить то обстоятельство, что мальчик сломал именно ногу, а не руку (ведь во время бурной игры с котенком он ногой задел журнальный столик).

Это перекликается с историей, рассказанной Фрейдом на страницах работы «Психопатология обыденной жизни», согласно которой, выпрыгнув из экипажа, женщина сломала ногу, тем самым как бы искупая вину за легкомысленный танец, продемонстрированный ею накануне перед родственниками мужа и вызвавший у него крайне негативную реакцию.

Я бы не удивился, если бы оказалось, что пациент в детстве сломал именно ту ногу, которой он нечаянно во время падения на пол задел журнальный столик, в результате чего разбилась хрустальная ваза. Но пациент не помнил самого эпизода и поэтому не знал, какая нога повинна в том, что ваза разбилась, и его мать тоже ничего не могла сказать по этому поводу. Но, как показывает практика самоанализа и психоанализа, наше бессознательное столь искусно и ловко обращается с нами, что просто не перестаешь удивляться его виртуозной работе. Мое собственное бессознательное написание акростиха со змеей наглядный тому пример.

Использование ошибочных действий в художественной литературе

Образные примеры ошибочных действий находят свое отражение в художественной литературе. Выдающиеся писатели и поэты не раз пользовались таким приемом, когда в их произведениях герои совершают обмолвки, которые наглядно демонстрируют подлинные мотивы их мышления и поведения.

В своих работах Фрейд привел несколько примеров подобного рода. В частности, в «Психопатологии обыденной жизни» он сослался на «Валленштейна» Шиллера. В одном из разговоров между двумя действующими лицами этого произведения имела место обмолвка, когда Октавио хотел сказать, что нужно идти «к нему», к герцогу, но, в глубине души мечтая о дочери Валленштейна, оговорился и произнес «к ней». В «Лекциях по введению в психоанализ» Фрейд, ссылаясь на Отто Ранка, обнаружившего художественно мотивированную и технически блестяще использованную оговорку, привел пример из «Венецианского купца» Шекспира. Он воспроизвел сцену, когда Порция пыталась успокоить влюбленного Бассанио, которому предстояло осуществить выбор одного из трех ларцов. От этого выбора зависело, сможет ли Порция выйти за него замуж. Обращаясь к Бассанио и испытывая двойственность чувств, связанных с желанием подсказать ему нужный ларец и данной отцу клятвой не делать этого, Порция произносит:

Две половины у меня: одна
Вся Вам принадлежит; другая – Вам…
Мне – я сказать хотела; значит Вам же, —
Так Ваше все!..

Обращая внимание на то, как ловко Порция вышла из создавшегося вследствие ее же оговорки положения, Фрейд подчеркнул, что таким образом далекий от медицины мыслитель одним своим замечанием иногда может раскрыть смысл ошибочного действия и тем самым избавить нас от выслушивания разъяснений.

Приведу, на мой взгляд, замечательный пример ошибочных действий, содержащийся в художественной литературе. Я с удовольствием узнал о нем из небольшой работы, подготовленной одной из студенток Института психоанализа. Дело в том, что, читая курс по истории и теории психоанализа в данном институте, я предлагаю студентам написать работу по ошибочным действиям. Это является обязательным заданием для всех студентов, которые, как правило, приводят и анализируют свои собственные промахи. Для анализа ошибочных действий разрешается и рекомендуется пользоваться примерами, почерпнутыми из художественной литературы. Не так часто, но студенты действительно находят интересные литературные сюжеты, в которых писатели и поэты используют ошибочные действия в качестве иллюстрации психологии мышления и поведения героев своих произведений. Так, в одной из студенческих работ было обращено внимание на роман Диккенса «Холодный дом», в котором героиня Эстер в беседе со своей подругой, недавно вступившей в брак, вдруг говорит о ее муже: «Он, как всегда, такой противный… то есть такой милый».

Пример же, который представляется наиболее интересным, взят из рассказа Чехова «Дипломат». В нем с изящной иронией изображено то, как герой рассказа пытается выйти из трудного для себя положения и, не осознавая того, совершает одно за другим ошибочные действия.

В этом рассказе приводится диалог между двумя чиновниками. У одного из них, Кувалдина, умерла жена. Поскольку они не жили вместе, он не знал о ее смерти. Его знакомые решили сообщить ему об этом несчастье и возложили столь непростую миссию на его близкого друга Пискарева. При этом они дали ему наставление, чтобы он не сразу говорил своему другу о смерти жены, а осторожно и постепенно подготовил его к этому печальному известию. Пискарев отправляется к Кувалдину, и между ними происходит следующий разговор:

– …Здорово, голубчик!.. Шел, знаешь, мимо и думаю: а ведь здесь Миша служит! Дай зайду! Кстати же и тово… дельце есть…

– Посидите, Аристарх Иванович… Погодите… Я через четверть часика кончу, тогда и потолкуем…

– Пиши, пиши… Я только так, гуляючи… Два словечка скажу и – айда!.. Душно у вас здесь, а на улице чистый рай… Весна! Иду себе по бульвару, и так мне, знаешь ли, хорошо!.. Человек я независимый, вдовый… Куда хочу, туда и иду… Сам себе хозяин… Хорошо, если жена попадется не дьяволица, ну а ежели сатана в юбке? Взвоешь! Взять хоть тебя к примеру… Пока холост был, на человека похож был, а как женился на своей, и захирел, в меланхолию ударился… Осрамила она тебя на весь город… из дому прогнала…

– В нашем разрыве я виноват, а не она, – вздохнул Кувалдин.

– Оставь, пожалуйста! Знаю я ее! Злющая, своенравная, лукавая! Что ни слово, то жало ядовитое, что ни взгляд, то нож острый… А что, в ней, в покойнице, ехидства этого было, так и выразить невозможно!

– То есть как в покойнице? – сделал большие глаза Кувалдин.

– Да нешто я сказал: в покойнице? – спохватился Пискарев, краснея. – И вовсе я этого не говорил… Что ты, бог с тобой… Уже и побледнел!.. Не хмурься! Я ведь так только, по-стариковски… По мне, как знаешь… Хочешь – люби, хочешь – не люби… Акроме ехидства ты от нее ничего не видел. Бог с ней! Царство ей небесное, вечный покой…

– Послушайте, Аристарх Иванович… – побледнел Кувалдин. – Вы уже во второй раз проговариваетесь… Умерла она, что ли?

– То есть кто умерла? Никто не умирал, а только не любил я ее, покойницу… тьфу! То есть не покойницу, а ее… Аннушку-то твою…

– Да она умерла, что ли? Аристарх Иванович, не мучайте меня!..

– …Кто тебе сказал, что она померла!.. Поди, полюбуйся – живехонька! Когда заходил к ней, с теткой бранилась… Тут отец Матвей панихиду служит, а она на весь дом орет.

– Какую панихиду? Зачем ее служить?

– Панихиду-то? Да так… словно как бы вместо молебствия. То есть… никакой панихиды не было, а что-то такое… ничего не было…

Кувалдин тоже поднялся и нервно заходил около стола.

– Морочите вы меня… Почему же сразу не говорить? Умерла ведь?.. …Полминуты Кувалдин тупо глядел на Пискарева, потом страшно побледнел и, упавши в кресло, залился истерическим плачем…

– …Миша, да ты в своем уме!.. Ведь не умерла же еще! Кто тебе сказал, что она умерла? Напротив, доктора говорят, что есть еще надежда! Миша! А Миша! Говорю тебе, что не померла! Хочешь, вместе к ней съездим? Как раз и к панихиде поспеем… то есть, что я? Не к панихиде, а к обеду.


Весь этот юмористический рассказ Чехова построен на постоянных оговорках одного из действующих лиц. Именно эти оговорки придают рассказу юмористический характер, и читатель не воспринимает сообщение о смерти как драму и трагедию. Писатель использует литературный прием, благодаря которому оговорки не только смягчают известие о смерти близкого человека, но и превращают драму и трагедию в некое подобие комедии. Художественными средствами Чехов изящно и непринужденно продемонстрировал тонкую работу бессознательного.

Рассказ Чехова иллюстрирует, пожалуй, наилучшим образом мысль Фрейда о том, что ошибочные действия представляют собой своего рода компромиссы, которые свидетельствуют о частичных удачах и неудачах противостоящих друг другу намерений. Неприемлемое для сознания намерение подавляется, но это подавление далеко не всегда оказывается полным, в результате чего оно не может всецело проявиться, и в то же время оставаться таким, чтобы не дать знать о себе в какой-либо форме.

Фрейд считал, что «психоаналитическое объяснение промахов приводит к незаметному изменению образа мира, как бы малы ни были рассматриваемые явления». Возможно, это слишком сильно сказано, если иметь в виду образ природного и социального мира как такового. И мир, и его образ действительно изменяются под воздействием человеческой деятельности. И все же Фрейд имел в виду, скорее всего, то, что психоаналитическое объяснение ошибочных действий способствует переосмыслению взглядов на соотношение между причинностью и случайностью и, следовательно, изменению образа мира (с точки зрения сужения рамок действия случая). Но не вызывает сомнения, что психоаналитическое понимание ошибочных действий привело к изменению образа человека как исключительно сознательного существа. В этом состоит заслуга Фрейда, наглядно продемонстрировавшего возможности психоанализа при работе с эмпирическим материалом, включающим в себя реалии бессознательного психического.

Раздел II
Ошибочные действия в повседневной жизни людей

Оговорки

В процессе прохождения личного психоанализа мой психоаналитик, как всегда, заранее (за 2–3 недели) предупредил, что скоро наши сессии надо будет прервать на три недели в связи с его поездкой сначала на семинар, затем на конференцию. Эта информация сознательно была для меня достаточно понятна. В ответ я попросила аналитика о возможности добавления двух дополнительных сессий в оставшийся до его отъезда период. Согласие по этому вопросу было достигнуто, сессии шли своим чередом. Однако на последней – перед отъездом психоаналитика – сессии я почувствовала, что устала и актуальность в нашем общении для меня снизилась до минимального уровня. По чувствам это напоминало что-то вроде скуки от ощущения того, что «уже сказано все, что только можно» (или, всматриваясь в психоаналитический процесс – «все, что можно было сказать до момента ее отъезда», и – если можно это предположить – мое либидо вернулось от объекта опять вовнутрь). По окончании сессии сознательно я «от всей души пожелала ему хорошей поездки» и подумала, что испытываю за него гордость оттого, что он старается быть в центре психоаналитической жизни и стремится к дальнейшему личностному росту, несмотря на достигнутые высоты. Вот на такой доброжелательной ноте я и попрощалась, и рассталась с аналитиком. Однако все было бы хорошо, если бы не одно ошибочное действие в самом конце! А именно: уже собрав свои вещи и направляясь к выходу, я сначала 1) «случайно» задеваю сумкой, стоящий у входа торшер, отчего он качнулся в сторону (мне представилось, что со стороны это выглядело как проявление скрытой агрессии либо просто недовольства), затем 2) берусь за ручку двери, оборачиваюсь к аналитику и напоследок с улыбкой произношу: «Желаю вам хорошо съехать», – вместо того, чтобы сказать: «Желаю вам хорошо съездить». Эта оказия с торшером и оговорка произошли в самом конце, застав меня, можно сказать, врасплох (время, отведенное на сессию, уже истекло). В момент высказывания я находилась в движении – после «разборки» с торшером и оговорки я лишь рефлекторно продолжила движение (т. е. вышла, с одной стороны, испытывая какое-то досадное чувство от такого «учтивого» пожелания, а с другой – надеясь, что психоаналитик мог этого все-таки не услышать).

Потом еще некоторое время мне было стыдно за свои «тайные желания», так «предательски» обнаружившие себя. Это также заставило меня задуматься над неосознаваемыми, однако – судя по имевшей место быть оговорке – уже готовыми стать осознанными (т. е. перейти из «Оно» в «Я») чувствами. Позже, я не обсуждала с аналитиком допущенной мной оговорки, так как не испытывала в этом потребности, а свое чувство стыда за такое признала и «отпустила» (а насчет аналитика подумала, что аналитик на то и аналитик и сам все прекрасно поймет).

Подводя итог, могу сказать, что допущение мной вышеописанных ошибочных действий позволило мне задуматься над проявлением амбивалентного отношения к своему психоаналитику: с одной стороны, гордости за то, что хожу к профессионалу в своем деле, за то, что он является для меня неким образцом в направлении психоаналитического развития, но, с другой – быть может, здесь обнаружило себя и чувство зависти (подобно зависти, которую испытывает ребенок по отношению к различным качествам своих родителей), а также желание занять его место (возможно, как место матери в ранние детские года) и еще – желание «отдохнуть» от психоаналитических «учений – мучений» моей души, которое я смогу позволить себе во время перерыва в наших сессиях.

Таким образом, подводя итог, еще раз можно отметить, что, с одной стороны, повторяемость, типичность каких-либо ошибочных явлений свидетельствует о том, что в них проявляются какие-то устойчивые намерения бессознательного, в отношении которых в то же самое время срабатывает механизм защиты: забывание (вытеснение) имеет место быть в связи с тем, что обнаружение (осознание) вытесненного в бессознательное материала, с другой стороны (со стороны Я), может являться для конкретного индивида как болезненным (в той или иной степени) в силу присущей этим представлениям личностной эмоциональной (аффективной) окраски, так и небезопасным – в связи с возникающей угрозой дезинтеграции, что, в свою очередь, может вызвать (как сопутствующее) переживание страха.

Однако ошибочные действия позволяют нам «выйти на связь» со своим бессознательным.

Интересно, насколько может быть оправдано предположение, что осознанное взаимодействие Я и Оно можно установить, обратив внутрь себя пристальный взгляд на ту часть Я, которая находится в бессознательном, и, наоборот – попытавшись обнаружить (почувствовать) ту часть Оно, которая интегрирована в Я?

* * *

Мне довелось быть участником супервизорской группы, где в течение длительного времени рассматривался случай терапии молодой женщины, терапевтом которой был мужчина. По всему было видно, что в определенный период работы терапевт находился под влиянием эротического контрпереноса, в результате которого он совершил ряд оговорок, в чем и признался группе.

Подводя итоги сказанного пациенткой о том, что они с мужем не имеют отдельной комнаты и вследствие этого вынуждены спать в одной комнате с детьми, он, желая навести пациентку на мысль о существующей серьезной необходимости найти выход из этой ситуации, говорит следующее: «Нам с вами нужна отдельная комната…»

Пытаясь резюмировать полученную информацию о взаимоотношениях его пациентки и ее мужа, он, стараясь развеять ее жалобы на холодность мужа и прочее, произносит вместо «Вы любите мужа» – «Вы любите меня…». Этот молодой терапевт признавался, что, стараясь скрыть свое волнение перед желанной женщиной, он не мог ни обмануть ее, ни обмануться сам, пытаясь сдерживать захлестнувшие его мысли и чувства. Он выдавал себя своими оговорками, как бы ни старался избежать этого.

Приведу оговорку одной из пациенток, которая постоянно допускала одну и ту же ошибку. Говоря о своем отце, она ошибочно называла его «мой муж». Когда я обращала ее внимание на это обстоятельство, она с недоумением, будто опомнившись, принималась оправдываться, говоря, что постоянно путает эти слова.

Отмечу, что в истории ее жизни, ее фантазиях и снах отчетливо просматривались мотивы эдипова конфликта. В добавление к прочему, муж этой женщины был намного старше ее.

Случай из моей собственной жизни. Мы бы ли на семинаре. В обеденный перерыв я отправилась в ближайшее кафе. Возвращаясь с обеда, я прихватила с собой начатую пиццу. Я предложила угощение находящимся в зале коллегам со словами: «Угощайтесь, мне одной ее мало будет…»

К моему стыду, коллеги обратили мое внимание на эту оговорку. И хотя моя осознанная реакция была оправданным негодованием, я все же допускаю, что где-то глубоко во мне было ощущение жалости к потраченным деньгам. Хотя, повторяю, осознанно этого я не ощущала.

* * *

Вместо того чтобы сказать своей маленькой дочке: «Пойдем менять памперс», – я произнесла: «Пойдем менять паспорт». Я заметила, что оговорилась. А за несколько дней до моего ошибочного действия у нас с мужем зашел разговор о том, что хорошо бы было переехать жить в центр города (мы живем на окраине). Поговорили, и я выкинула эту мысль из головы, но, когда оговорилась, вспомнила про нее и подумала, что оговорилась потому, что желание переехать в центр осталось и напомнило о себе в виде оговорки в схожем по звучанию слове. Хочу добавить, что вместе с этим у меня появилось едва уловимое ощущение, что это не так. На следующий день я опять оговорилась, причем точно так же. Я стала анализировать свои чувства, вспоминать, о чем думала. Результат собственного анализа меня удивил. В обоих случаях я была не в настроении, уставшая от домашних дел и просила мужа побыть с дочкой, но мне было отказано, и он отправился по своим делам. И вот он уходит, а я с дочкой и кучей несделанных дел остаюсь, у меня на него обида, что он куда захочет может взять и пойти. Хотя, конечно, он же не может сидеть около нас целыми днями, тем более что мужчинам тяжело с маленькими детьми находиться. Обида вытеснилась в бессознательное и проявилась в такой мстительной оговорке: пойдем менять паспорт (имея в виду фамилию дочки). Дело в том, что мы в гражданском браке и фамилии у нас разные, а после родов я была переполнена чувствами нежности к мужу и записала дочь под его фамилией, чтобы сделать ему приятное.

Но я даже никогда не то чтобы пожалела об этом, я вообще не думала на эту тему, вот почему меня это так удивило. После анализа этих оговорок больше их не было.

* * *

В семье моей подруги двое детей: сын 8 лет и дочь 4 лет. Девочка рассказывала о каком-то семейном событии и сказала: «А мой страший брат…». Явно слышался «страшный». Отношения в этой семье казались мне достаточно ровными, теплыми. Я спросила девочку об ее страхах. Она ответила, что брат по вечерам, когда они остаются вдвоем в комнате, рассказывает ей страшные сказки, пугает и смеется над ее испугом. И несмотря на то, что они были достаточно дружны, вместе играли, брат все-таки стал «страший».

* * *

В разговоре с дочерью из-за оговорки высказала противоположное тому, что хотела сказать. Вместо слово «дача», я сказала «Даша».

Анализируя этот пример, я долго не знала с чего начать. Я начала с того, что в русском языке имена пишутся с большой буквы. Потом я обратила внимание, что в слове «дача» и в имени «Даша» первые две буквы «д» и «а». Меня стало интересовать, почему я оговорилась именно так, а не иначе. Потом я начала вспоминать, что я чувствовала при оговорке.

Оказалось, все совсем не так просто, и мое ошибочное действие было вызвано не просто так. Мне удалось вспомнить об одном конфликте, который произошел с моей дочерью. Мою дочь зовут Лена, она тогда училась в третьем классе. В этом же классе училась и Даша. Отношения у них сначала были хорошие, а потом резко изменились. Даша начала оскорблять, потом она начала задевать Лену. Сначала моя дочь на это не обращала внимания, а потом начала ей отвечать.

В классе знали, что Даша в детстве болела и после болезни она получила осложнение на глазах. Она все время этим пользовалась, ей никто никогда не давал сдачи. Когда я предложила своей дочери, чтобы я сходила и поговорила с Дашей, на что мне Лена ответила, что она эту проблему решит сама. Так как я привыкла доверять своим детям и уважать их решения, я никуда не пошла, а наблюдала со стороны. Когда я со стороны наблюдала, меня поражало одно - сколько в ребенке может быть зла, и как все ей сходит с рук. Скажу честно: мне очень было обидно, как любой матери за своего ребенка, я очень хотела узнать истинные причины вражды. Одно время я искала оправдания для Даши, но тут же срабатывал материнский инстинкт: а при чем здесь моя дочь? Могу признаться честно, что невозможно передать то, что было со мной в те дни. Я хотела ей помочь, но, с другой стороны, я дала ей слово, что не буду вмешиваться в их отношения.

Проведя анализ, я поняла одно, что надо вытеснять эти чувства, а не загонять их глубоко внутрь. Видно, что то, что было не высказано, проявилось в виде безобидной оговорки.

* * *

Я заметила, что очень часто оговорки имеют место в случаях с двойными отрицаниями. Например, в одной из недавних дискуссий с учениками (на тему йоги) речь зашла об инструкторе, упоминания о котором в этом разговоре мне хотелось избежать. И все же имя этого инструктора прозвучало в одном из вопросов ко мне. Я хотела начать ответ примерно следующими словами: «О, я, конечно, не могу проигнорировать мнение столь компетентного специалиста». Но вместо этого сказала: «О, я, конечно, не могу не игнорировать мнение...». К счастью, я не запнулась и речь моя была очень эмоциональна, так что никто ничего не заметил. Я хотела бы добавить, что оговорки, связанные с двойными отрицаниями (по моим наблюдениям), довольно выгодны для того, кто их совершает, - видимо, они являются очень сложными грамматическими конструкциями для понимания и не распознаются моментально слушателями в потоке речи. А о смысле догадываются больше из контекста.

* * *

Ввиду незнания иврита я общаюсь в Израиле на английском языке. Как-то раз при общении с приятелем, в ответ на его приглашение пообедать где-нибудь, я оговорилась и сказала: «I don’t have enough money» («У меня нет достаточно денег») - вместо: «I don’t have enough time» («У меня нет достаточно времени»). Конечно же, у меня есть деньги, чтобы пообедать где-либо, но ввиду того, что мне пришлось оставить свою частную практику, а начать полноценную профессиональную деятельность здесь я пока еще не могу в связи с необходимостью получения множества бумаг и разрешений, то уровень моих личных доходов снизился. И очевидно, этот вопрос меня беспокоит несколько больше, чем мне казалось.

* * *

Я изучаю и очень люблю итальянский язык и для того, чтобы восполнять пробелы восприятия языка на слух, при возможности включаю аудиокниги, песни и т. д. И вот, когда я везла ребенка из школы, мы слушали итальянские песни и подпевали! И вдруг дочка замолкает и говорит мне, что я неверно произношу слова. И я понимаю, что да, я ошибаюсь! В песне строчка звучит: «Prima notte d’amore», - первая ночь любви, я же эту строку произношу: «Prima notte d’lavore», - первая ночь работы.

Уже анализируя эту оговорку, я поняла, почему она произошла. Последний месяц кроме привычных дел (работы, детей и др.) у меня появилась учеба. А учитывая, что к курсу я присоединилась совсем недавно, только в конце ноября, и сейчас мне надо очень быстро самостоятельно пройти пропущенные мной два месяца обучения и сдать в ближайшее время необходимые зачеты, делаю я это, как правило, в ночное время суток. Поэтому, с моей точки зрения, нет сомнений, что эта обмолвка была вызвана именно этим внешним фактором. Именно из-за сегодняшней реальности, в связи с большой загруженностью, одно слово заменилось на слово, противоположное по смыслу. И конечно же, в данной ситуации, если можно так сказать, негативным фактором стало ослабление сдерживающего внимания, т. е. эта обмолвка стала возможна благодаря этому ослаблению.

* * *

Сейчас не так часто приходится бывать в кассах разного рода, так как в наше время многие платежи производятся, а услуги оказываются онлайн.

В связи с необходимостью открыть счет (для получения выплаты от страховой компании за автомобильную аварию) я посетила Сбербанк и была приятно удивлена. Очередей нет, автомат выдает талончики, никто не толпится, не волнуется и не занимает очередь. Выйдя из Сбербанка, где меня ожидал муж, я сказала: «Господи, как же все хорошо организовано стало, не нужно толпиться, занимать очередь и спинать друг другу в дышу!» Муж засмеялся, так как я сказала это буквально скороговоркой.

«Спинать в дышу» - это оговорка на «дышать в спину». Вспоминая очереди в Советском Союзе и уже в России начала 1990-х, куда бы они ни были, очень отчетливо помню волнующихся, а иногда и агрессивных людей, занимающих и «держащих оборону» в очередях.

Личное пространство в таких ситуациях отсутствовало по определению. Люди были вынуждены приближаться друг к другу слишком близко, буквально дышали друг другу в спины (вдруг не достанется, вдруг начнется перерыв и многое другое). Запахи в таких очередях порой «убивали». Люди могли ругаться, не выбирая слов. Это было неприятно, порой невыносимо, но выбора не было.

В процессе осмысления своей оговорки меня буквально осенило: «спинать в дышу» - это как пинок в душу или пинать в душу. Именно это чувство посещало меня в те моменты нахождения в очередях. Размытые границы, отсутствие личного пространства и понимания, что ты -личность. Такова была система того времени, большинству людей было не до психологии.

* * *

Случай, произошедший со мной, напоминает описанный З. Фрейдом случай: «Я объявляю заседание закрытым».

Наши друзья из города Сочи очень любят приезжать в Москву и останавливаться у нас. Причем, когда звонят, говорят, что приедут на 2 дня, а по факту может оказаться и на 5, и на 6 дней... Я, конечно, люблю гостей, но при нашей жизни в мегаполисе и моей загруженности часто ничего не успеваю и не всегда могу найти на них время... И вот в очередной раз, когда они позвонили и сказали, что в ближайшее время прилетают, я вместо того, чтобы спросить, какого числа они планируют приехать, спросила: «Какого числа вы планируете уехать?» Оговорка не случайна - это был протест против их приезда! Я не хотела, чтобы они приезжали!

* * *

У меня произошел неприятный случай с моим приятелем. Мы ехали в машине и спорили о чем-то. Спор для нас явление не частое, но в тот момент (я не помню, о чем мы спорили) я, что-то горячо и эмоционально объясняя, вдруг назвала его именем своего бывшего мужа. Мне стало стыдно и жалко своего друга. Я извинилась и перевела разговор на другую тему.

Однако этот случай не давал мне покоя, и, естественно, я начала его анализировать, читая «Ошибочные действия» Фрейда. Я еще раз вспомнила мое состояние на тот момент - я пыталась доказать что-то очень очевидное для меня и спорное для собеседника - и тут же поняла, в чем было дело.

Накануне разговора в машине у меня действительно состоялась неприятная беседа с бывшим мужем, во время которой я также горячо что-то объясняла и пыталась доказать. Спор был долгим, мы не могли найти компромисс, и в конце концов, устав от бесполезного выяснения отношений, прекратили разговор, очень недовольные друг другом. Очевидно, испытав сходное ощущение необходимости в чем-то убеждать своего друга, я непроизвольно назвала его именем бывшего мужа, как бы продолжая спор с ним.

* * *

Как то, на приеме в поликлинике, я услышала от молодого врача фразу о том, что мне нужно сделать порнографию. Рядом находилась медсестра. Мы с ней буквально онемели от его слов, тогда он повторил еще раз: «Вам надо сделать порнографию». Только после того как мы расхохотались, он понял, что сказал. Он залился краской: «Простите, флюорографию!»

* * *

Однажды вместо того, чтобы спросить своего коллегу: «Ты уже вышел из Скайпа?», - я спросил: «Ты уже вышел из Кайфа?» Таким образом вербально проявилось мое бессознательное отношение к общению через Скайп как к получению удовольствия. Дальнейший анализ этой оговорки привел меня к осознанию проявляющейся у меня зависимости от общения в социальных сетях, которое бессознательно ассоциировалось у меня с «кайфом».

* * *

Вспоминается оговорка, которую я допустила в известной песне «Младший лейтенант». Я спела строчку «безымянный палец без кольца» как «безымянный палец без конца». В данной оговорке, думаю, явно присутствует фаллизм и мое сравнение пальца с фаллическим символом. Пели мы песни в кругу подружек, потому, наверное, и был повод обсуждения тем «о мужчинах и женщинах». В песне поется о лейтенанте, который занят своей карьерой и не хочет танцевать, т. е. не проявляет по сути интереса к женщинам, которые в свою очередь жаждут его внимания. И вот в своем подсознании я представила, видимо, его как бы кастрированным, т. е. не имеющим мужского природного поведения и достоинства, вследствие чего и получился «палец без конца». Еще одним стимулом к данной формулировке могла стать общая тематика вечера и чисто женские посиделки, которые были направлены на обсуждение отношений и мужчин. Возможно, что-то вызвало у меня общее неприятное ощущение по поводу мужчин и их нежелательных поступков, а все пренебрежение вылилось на кастрацию одного лейтенанта.

* * *

Как-то раз со мной случился жуткий конфуз. Я рассказывала своим друзьям о проведенном летнем отдыхе и вдруг оговорилась. Вместо того чтобы сказать «Кисловодск», я произнесла «Кислозаводск». Я сразу же поправилась, потому что подобное произошло со мной впервые в жизни. Конечно, все случается когда-то в первый раз. Друзья посмотрели на меня с удивлением, помню, что мне было дико неудобно, от смущения я даже покраснела и постаралась быстро перевести разговор на другую тему. Присутствующие поддержали меня и сделали вид, как интеллигентные люди, что ничего не произошло. После этой встречи у меня остался неприятный осадок в глубине души. Со временем я забыла об этой ситуации и не возвращалась к ней больше.

Однако сейчас я стала анализировать ее и пришла к выводу, что моя оговорка была не случайной. Дело в том, что с самого начала моего путешествия в этот город я стала испытывать неприятные чувства. Во-первых, в аэропорт за мной не приехало в назначенное время заказанное такси, мне пришлось ждать его под палящим солнцем в течение 2,5 часов. Когда я наконец-то приехала в санаторий, то меня поселили не в тот номер, который я хотела. Все эти события стали выводить меня из себя, я заводилась все больше и больше, почувствовала ярость в душе, и мне захотелось вернуться домой.

Пережитые в тот день эмоции остались во мне на бессознательном уровне и дали о себе знать, когда я стала говорить о Кисловодске. Я почувствовала, как внутри меня что-то замутило. Все, что так долго меня заводило и привело в свое время в тупик, неосознанно всплыло в моей речи, таким образом я невольно дала новое название городу. В итоге у меня не получилось проконтролировать себя, я не смогла подавить свои эмоции.

* * *

Данная оговорка была допущена мною при беседе с моим другом Константином. Перед тем как отлучиться от обеденного стола, я произнесла следующее: «Котя, я отойду на минутку». Конечно, первой реакцией было недоумение и смущение, ибо мы не состояли в любовных отношениях и подобное игриво-личностное обращение было неуместно. Можно было объяснить оговорку созвучностью его имени с котом. Но дальнейший анализ данного ошибочного действия позволил установить причинно-следственные связи.

Котя - по сути дела, это животное, к тому же моим любимым животным являются кошки, а именно коты. Ранее, испытывая влюбленность в другого молодого человека, я использовала иногда это обращение. Но с господином К. мы состоим в дружеских отношениях, пускай и доверительных, и подобные ласкательные обращения ни я, ни он до этого не использовали. По всей видимости, я бессознательно проецировала на него роль моего возлюбленного и, находясь с ним наедине за обедом, расслабилась настолько, что уже не сдержала свою фантазию, что привело к такому обращению - вместо Костя - Котя.

При дальнейшем анализе своего отношения я поняла, что этот человек на бессознательном уровне действительно воспринимается мною больше чем друг, но на уровне сознания я это отрицала, прикрываясь дружбой и чиня в мыслях преграды для развития этих чувств.

Получается, что моя оговорка обнажила истинное отношение к Константину, имеющее любовный характер.

* * *

Следующий пример очень интересен для меня, поскольку он касается казахского языка. Мы поехали в район на семейное мероприятие близких родственников. Мероприятие было в ресторане, все прошло хорошо, мы хотели уехать пораньше, чтобы засветло добраться до дома, и не стали ждать официального начала второй части банкета, которая устраивалась дома. Сели за богато накрытый дастархан, пили чай и говорили свои пожелания хозяевам. Когда очередь дошла до меня, я, обращаясь к своей тете, среди прочих пожеланий сказала по-казахски следующее: «Тыныш жур» (букв. «Ходи спокойно» в значении «никого не трогай (не задевай)» - притом что хотела сказать: «Тыныш бол» («Будь спокойной, не волнуйся»). Там сложная ситуация в отношениях тети с невесткой. В разговорах между родственниками обсуждается, что невестка такая-сякая, бедная тетя от нее чего только не терпит и т. п. Моя оговорка вызвала смех у присутствующих, но тут же и контрвыпад со стороны другой тетки: «А что она такого делает? До сих пор ни в чем таком предосудительном она замечена не была». Хотя это и было сказано в шутливо-ироническом тоне, было понятно, что мои слова восприняты как упрек и признание вины самой тети. Моя родственница - тетя (невестка мне неродной по крови человек). Естественно, что я беспокоюсь за свою тетю. Но я сама невестка, причем младшая невестка в казахской семье, как и она, так что специфику этих взаимоотношений я знаю очень хорошо, все пройдено на личном опыте. И получается, что мое действительное отношение к данной ситуации проявилось таким образом в этой, казалось бы, случайной оговорке. Пока я не познакомилась с психоанализом, я и не подозревала, что бессознательно я в этом конфликте, оказывается, на стороне невестки.

* * *

Летом произошел такой случай. Когда я позвонила моей подруге (она в тот момент была в разлуке со своим молодым человеком уже несколько месяцев, видимо, скучала по нему и была сексуально не удовлетворена), они с родителями делали ремонт на даче. На вопрос «Что делаешь?» она ответила: «Занимаемся половой жизнью», - и после уточнила: «Полы кроем на кухне». Это явно свидетельствовало о том, что ее мысли занимала сексуальная тема.

Мой молодой человек пару раз назвал меня мамой. Это случилось, когда он болел и я заботилась о нем, достаточно долго ставила на ноги. Видимо, он увидел во мне материнскую заботу и ассоциировал меня с мамой.

* * *

В повседневной жизни описки, оговорки, опечатки случаются постоянно, но вытащить их так сразу из своего сознания достаточно сложно. Поэтому я решил описать первую случившуюся со мной. Данная оговорка не является яркой, но зато достаточно стандартной для меня. Надо сказать, что я нередко забываю имена и фамилии людей, с которыми я общаюсь по работе или в повседневной жизни.

Так и произошло в этот раз. Мы обсуждали с моим напарником один рабочий момент, касающийся нашего клиента. В разговоре обсуждалась его бывшая сотрудница. Надо сказать, что данная сотрудница уволилась и начала свой собственный бизнес, аналогичный бизнесу нашего клиента. Так вот, в разговоре я назвал ее Анной Зубаткиной. В действительности она Анна К.

Чтобы понять причину моей оговорки, надо дать словесный портрет. У Анны в свое время был неправильный прикус, который она исправляла, нося брекеты. Попросту говоря, у нее были очень кривые зубы.

Поэтому я полагаю, что данная оговорка возникла по двум причинам. Первая - это ее неправильный прикус, а в дальнейшем и брекеты, которые в какой-то момент она начала носить. Второе - это то, что она стала, говоря современным сленгом, «отжимать» бизнес у моего клиента. То есть ассоциировалась у меня с акулой (бизнеса) - и опять же всплывают зубы. Отсюда и вытекает моя оговорка, касающаяся ее фамилии.

* * *

Эта оговорка случилась со мной 17 лет назад, но я хорошо запомнила ее, потому что она поразила меня. Тогда я еще не знала об ошибочных действиях и их распространенности. Мы с мужем купили новый и большой холодильник - морозильную камеру. Я была очень рада покупке. Когда мы с мужем ехали в машине и разговаривали об этом, я мечтала вслух о том, как много ягод и овощей в нем можно будет хранить. И вдруг у меня вылетело: «Этот холодильник для бабушки. Она там поместится». После произнесения этих слов мне стало плохо. Я поняла весь ужас сказанного. Дело в том, что мы только что поженились и жили с бабушкой мужа. Ей было 92 года. У нее был непростой характер. Но я никогда не желала ей скорой смерти. И только моя оговорка выразила истинное отношение к ней. Холодильник - это смерть. Я желала ее смерти.

* * *

В один из вечеров, сидя на кухне, мы разговаривали с мужем. Я говорила о том, как было бы хорошо построить коттедж. Наверху две комнаты -детям. Внизу небольшая спальня и большая гостиная. Муж спросил: «А меня куда?» - «В топку», - это дословно, что я ему ответила. Эти слова вылетели из меня. Мне стало плохо.

В то время у нас были проблемы, и мы даже думали какое-то время пожить раздельно. Этим словом я выразила свое отношение к нему. Я не хотела сохранять то, чего уже нет. Я хотела сжечь все мосты и начать новую жизнь. Без него.

* * *

Оговорки с моей стороны - это фраза, произнесенная при обращении к моему двухлетнему сыну: «Доедай торт!» На самом деле я хотела сказать: «Доедай грушу!» Сразу хотела бы отметить, что мой сын еще не ест сладкого, в том числе шоколада и тортов, а я ем. Это происходило после того, как я попила чай с тортом и торт все еще оставался на столе. Для отвлечения ребенка от торта ему была вручена сладкая и сочная груша. В данной оговорке вышло наружу мое подсознание: во-первых, торт занимал мои мысли все еще, и его вкус был потрясающим, так что, наверное, я все еще получала удовольствие от воспоминаний об этом. И во-вторых, что для меня стало не самым приятным открытием, к сожалению, я полагаю, что здесь вышло наружу мое чувство вины, что я лишаю сына удовольствия от сладкого вообще и конкретно от этого торта. Раньше я об этом не задумывалась, так как мне казалось и сейчас кажется, что я поступаю правильно: ограничиваю маленького ребенка в таком вредном и неполезном сахаре и других консервантах, но общественное мнение, которое постоянно присутствует и говорит мне, что «детям нужно сладкое», «ты лишаешь его детства, лишая его сладкого и конфет», видимо, дало свои плоды, и в подсознании у меня появились чувство вины и сомнения касательно сладкого. Наверное, именно поэтому у меня так получилось - обратиться к ребенку с ошибочным предложением торта, которого я его лишаю.

* * *

Много лет тому назад я проходил срочную службу в рядах Советской Армии. Служба была нелегкой, и эмоционально травмирующие ситуации сохранялись в памяти много лет спустя. Но со временем все трудное и травмирующее стало забываться, жизнь шла своим чередом, и казалось, что служба в армии превратилась в эпизод какой-то страшной сказки, которая в итоге завершилась счастливо и хорошо. Но потом, через достаточно длительное время (может быть, больше пары десятков лет спустя), мне стали сниться сны об армии. Как будто меня снова призвали. В ту же часть, и в ней сохранилась та же обстановка, как и во время моей службы. Во сне я ходил в военной форме по части, все было мне до боли знакомо, и я недоумевал: почему случилась такая досадная ошибка, ведь я уже срочную службу прошел, я не должен здесь быть, почему снова? У меня не было ощущения тяжести службы, той, которую в первые месяцы службы испытывают только что призванные солдаты, я чувствовал себя «как рыба в воде», и тем не менее ощущение досадной ошибки, некоего дежавю сопровождало мою службу, которую я снова и снова проходил в своих снах.

В прошлом году сны об армии прекратились. Умерла моя мама. Долгие годы она жила с нами и тяжело болела. Для всей семьи, в том числе и для меня, это были непростые годы (в эти годы и снились мне сны об армии). Спустя какое-то время после похорон я вспомнил сон об армии, в котором меня направили служить в Гроб. Я оговорился. Я служил во Львове. Меня отправили служить во Львов. Сейчас я понимаю, что оговорка была неслучайной. Видимо, мое бессознательное сработало так: Львов - Львоб - Льроб - Гроб. В принципе, последовательность для меня понятна. Особенно первые месяцы службы были для меня самыми эмоционально травматичными. И дело было не только связано с тяжестями службы. Я тяжело переживал разрыв с мамой (когда я был в подростковом возрасте, она смогла стать для меня другом), к которой я был очень привязан, но которую я видеть не мог и общаться с ней тоже не мог. У меня было ощущение, что я нахожусь не в армии, а в каком-то затхлом, лишенном всякой жизни склепе, и в голове крутились слова известной песни военных лет: «Я так давно не видел маму...».

В последние годы жизни у мамы была болезнь Альцгеймера, и любая адекватная коммуникация с ней становилась все менее и менее возможной. Она медленно и мучительно уходила. Мама была жива, но общение с ней становилось невозможным (так же как в армии, я не мог общаться с живой мамой).

И вот, вспоминая этот сон после смерти мамы, я сказал, что был отправлен служить в Гроб (Львов). «Львов-Гроб» стал для меня символом разрыва с мамой. Мне снились сны об армии, потому что на бессознательном уровне я снова переживал главную эмоциональную травму армии - разрыв с мамой, которая была жива, но болела.

Кстати, после того как я сказал, что был отправлен служить в Гроб, сны об армии прекратились. Видимо, я похоронил не только маму, я похоронил и армию.

* * *

На днях у нас с мужем гостила свекровь. Со свекровью у меня довольно натянутые отношения, хоть внешне мы стараемся этого не показывать, но это всегда, что называется, чувствуется кожей. Когда к нам в гости приезжает свекровь, чтобы не нагнетать обстановку, я обычно удаляюсь с книжкой в свое рабочее пространство. В этот раз я поступила так же, но на минуту решила заглянуть на кухню за стаканом воды. Мой муж и свекровь как раз в это время собирались пить кофе, и муж поинтересовался, не сварить ли кофе и для меня. Ничего особенного, довольно обыденная сцена, но вместо традиционного обращения ко мне по имени («Ламара») или с использованием различных уменьшительноласкательных производных, как обычно, он это делал, муж вдруг назвал меня «Ламаркой». В последний раз он меня так называл, когда нам было по 18 лет и мы только познакомились в университете. Позже, когда свекровь ушла, я поинтересовалась у мужа, почему он так ко мне обратился и помнит ли он это. На что муж искренне удивился и сказал, что он этого даже не заметил. Я нашла этот факт довольно любопытным и захотела его проанализировать.

Мы с мужем познакомились в университете, наши отношения начались с дружбы, которая постепенно переросла в любовь. Отношения с будущей свекровью не задались с самого начала. Дело в том, что мой муж -единственный ребенок в семье, который воспитывался матерью в качестве частой собственности. Мое появление было расценено будущей свекровью как вражеский захват ее территорий. На мой взгляд, осознания и примирения с женатой жизнью своего сына до сих пор так и не произошло. Дружеских отношений между мной и свекровью пока не случилось, наше взаимодействие можно скорее охарактеризовать как «худой мир». Мой муж, конечно же, это чувствует, но повлиять не ситуацию не может.

Интересно, что, говоря обо мне или обращаясь к своему сыну, свекровь сама часто добавляет к имени суффикс «-ка», что в целом довольно нетипично для речи зрелого человека, но зато в совокупности с другими данными жизненного анамнеза емко характеризует ее собственное отношение, внутренний возраст и жизненную позицию. «Ламарка» не может быть любимой женщиной сына, «Ламарка» - это друг, товарищ по учебе, этакий неплохой малый, но никак не жена и будущая мать его детей.

Как мне кажется, такая же ситуация произошла и с моим мужем. В присутствии своей мамы мой 30-летний мужчина регрессировал до уязвимого подростка, которому некомфортно, неловко, где-то даже стыдно. Такое поведение мне напомнило забытое чувство, когда ты школьник и ты на вечеринке, а чьи-то родители в самый разгар веселья возвращаются домой, и им не объяснить, что они сделали не так. Веселье заканчивается, всем становится неловко, народ расходится по домам. В этот уязвимый период своей жизни мальчики, влюбляясь в девочек, видят в них не Елену, Екатерину, Марию и т. д., а Ленку, Катьку, Машку и далее по списку. На мой взгляд, эта безобидная оговорка моего мужа может говорить о его внутреннем состоянии, ощущении себя в присутствии своей матери.

* * *

Я - девушка. Обсуждаю с моим руководителем (мужчиной) текущие профессиональные вопросы, требующие решения в самые короткие сроки. Разговор между нами ведется в тезисной форме. И в завершении нашего разговора руководитель мне говорит: «Давайте займемся телом, ой... делом ... напишем письмо, выскажем свою точку зрения и т. д.». Практически сразу, после высказанной фразы, мой руководитель покраснел и отвел глаза в сторону. Далее последовали комментарии моего руководителя: «Оговорочка вышла!..» И хотя у моего руководителя нет психологического образования, тем не менее было понятно, что в бессознательном у него были другие намерения, связанные с интимными отношениями.

В целом до изучения психоанализа я знала, что существуют оговорки, описки и т. д., но значения я им не придавала. Только после того, как я прослушала лекцию по ошибочным действиям и прочитала их описание во «Введении в психоанализ» З. Фрейда, я стала обращать внимание на свои ошибочные действия и потихоньку начала их анализировать.

* * *

Недавний случай оговорки был связан с ограничениями в питании, которых я придерживаюсь в лечебных целях вот уже на протяжении года. Набор допустимых продуктов довольно скуден , и мне, как человеку, остро нуждающемуся во вкусовом разнообразии, особых усилий стоит продолжать придерживаться диеты. В один из воскресных дней, отвечая на предложение мужа сварить для меня гречневую кашу, я аргументирую ему свой отказ: «Я ей НЕ НАДОЕДАЮСЬ!» Нарушенным намерением здесь, очевидно, предстает мое желание донести до мужа мою неспособность наесться гречневой кашей («не наедаюсь» кашей). Тогда как нарушающим намерением выступает желание сообщить ему о том, как сильно я устала от нее, от ее вкуса («надоела» каша). Открыто выразить нежелание есть кашу по причине ее надоевшего вкуса я не могла, так как это саботировало бы добровольно принятые мной обязательства по продолжению лечения. Сравнение таких параметров, как «полезно» и «вкусно», при выборе блюда с позиций взрослого, ответственного, разумного человека говорит явно не в пользу последнего из них. Так что, желая поддерживать о себе мнение как об ответственной и разумной, я говорю о надоевшем вкусе каши лишь косвенно, изменив звучание основного, приемлемого, с точки зрения медицины, аргумента («не наедаюсь»).

* * *

Однажды мы с сестрой сидели одновременно на интернет-сайте по продаже одежды. Мы общались в Скайпе. Она мне сказала: «Посмотри в кастрюлю». Она хотела сказать: «Посмотри в корзину». Она мне положила туда некоторые вещи. Я сказала: «Оля, ты что голодная?» Она ответила, что уже несколько дней сидит на диете. Таким образом она выразила свое желание есть. Буквально через полчаса я, положив в свою корзину несколько красивых вещей, сказала: «Вот получу во вторник деньги и все их потрачу на продукты». Я хотела сказать - на одежду. Проанализировав свои слова, я тут же объяснила всё сестре. Дело в том, что наша мама всегда неохотно тратила деньги на продукты. Ее любимым изречением было: «Проесть можно всё». Когда я стала матерью, я никогда не жалела денег на продукты для своих детей. Именно в этой фразе «Потрачу все на еду» я в оговорке и выразила свое отношение. Я не такая, как мама: я никогда не жалею деньги на продукты.

* * *

Рассказывая как-то раз мужу о проведенном дне, я проговорила: «Я сегодня СЛУШИВАЛА лекции», имея в виду: «Я сегодня слушала лекции». Мне представляется, что образованное новое слово явилось выражением столкновения двух процессов, занимавших меня в тот день: слушание лекций и обдумывание данного лектором задания. Как следствие, «слушала» и «обдумывала» модифицировались в слово «слушивала». Возникает вопрос: почему нарушающее намерение («обдумывать») не могло реализоваться открыто? Вспоминается картина моего детства: я в возрасте 3-4 лет нахожусь в гостях у бабушки с дедушкой, сижу за обеденным столом и делюсь с ними своими мыслями, «открытиями», какими-то познанными мной вещами. В ответ на это бабушка строго и эмоционально заявляет: «Не умничай! Ты слишком много умничаешь!» Думаю, именно такой эмоциональный запрет на выражение своих умозаключений, воспринятый мной в детстве с чувством сильного недоумения, несправедливости происходящего, непонимания и непринятия меня (и моих мыслей) близкими людьми послужил основой для моей оговорки сейчас. Я бессознательно предпочла исказить истинный смысл слова перед мужем, по всей видимости опасаясь его непонимания и отвержения меня, «слишком много» думающей.

* * *

Лекция. Преподаватель рассказывает о своем преподавании в другом вузе. Рассказывает с воодушевлением. Девушка из группы задает вопрос: «Почему вы предаете, простите, преподаете, в том институте?» По этой оговорке видно, что у девушки сложилось положительное отношение к институту. Ей нравится учиться, она довольна уровнем образования, атмосферой в вузе. Поэтому эмоциональный рассказ преподавателя о другом вузе, а главное, его эмоциональное погружение в другой вуз она восприняла как предательство.

* * *

Недавно в компании друзей мы обсуждали общего знакомого, у которого был рак горла четвертой стадии, но в результате он вылечился. Моя подруга, комментируя ситуацию, сказала, что у него была термальная стадия, вместо терминальная. Когда я ее поправила, она продолжала настаивать и повторила эту оговорку еще раз, после чего остановилась, подумала и все-таки исправилась. Было заметно, что ей это трудно далось. Я спросила, о чем она думала до того, как мы начали обсуждать эту тему. Оказалось, что она очень устала и все время думала об отпуске. Мне кажется, что, с одной стороны, причиной этой оговорки было наше долгое до этого обсуждение разных вариантов отдыха. Наверное, слово «термальная» ассоциировалось у нее с термальными водами, спа, чем-то очень приятным. Второе объяснение (это мое предположение), что она внутренне сопротивлялась крайне неприятной теме рака. Все боятся думать и говорить об этой смертельной болезни, но так или иначе сталкиваются с этой темой. К тому же моя знакомая курит, а причиной рака горла очень часто является именно курение. Думаю, это была попытка защититься, отогнать неприятные мысли размышлениями об отдыхе и здоровье, убедить себя, что со ней все в порядке, сейчас она отдохнет, и все будет хорошо. Возможно, страх и отрицание были так сильны, что спровоцировали такую настойчивость в оговорке.

* * *

Предыстория: мама моя мечтает, чтобы я родила второго ребенка, и всячески лелеет мечту о моей возможной беременности. Тут я сестре (которая живет с родителями) рассказала, что во сне мне снилось, как мы с ней плаваем вместе с рыбами. Когда после этого я пришла к маме, сестра со смехом прокомментировала мой сон: мол, рыбы к беременности.

Потом мама мне сказала, что перед тем, как нам вместе идти по делам, ей нужно документы размножить и ушла в комнату. Я удивилась, ведь у них нет никакого ксерокса, чтобы что-то размножать. Оказалось, мама хотела сказать «распечатать», но вместо этого несколько раз сказала «размножить» (обычно она никогда не использует этот термин, когда дело касается печати). Было довольно очевидно, что эта оговорка произошла после истории со сном, который метафорически исполнял ее желание.

* * *

Несколько лет назад я присутствовала на одной презентации детских косметических средств. Лектор, женщина, Оксана, около 30-35 лет, читая небольшую лекцию по уходу за детской кожей и в то же время презентуя новинку - детскую пену для ванн, говорит: «Вот чудесная пена для наших деток с запахом акулы». На самом деле эта пена находится в красивой прозрачной пластиковой баночке, она гелеобразная, голубая, с морским запахом, и в ней находится «акулка» - игрушка, чтоб дети играли, когда купаются. И вот в очередном выступлении лектор О. делает такую оговорку: «пена с запахом акулы». Я неоднократно была на этой лекции, так как я встречала и сопровождала гостей не различные мероприятия этой компании и слышала эту лекцию много раз. Сегодня, спустя столько лет, мне хотелось все же этот случай проанализировать. Снова хочу повториться, что истинной причины я не знаю, но попробую предположить. Итак, во-первых, от такого количества проведенных лекций (одно и то же говорить), наверное, многие люди совершали бы действия по ошибке и еще в более непредсказуемом виде. Возможно, лектор хотела побыстрее закончить эту лекцию, так как ей было не так радостно говорить снова и снова на одну и ту же тему в который раз, и при этом надо было улыбаться и с задором ее преподносить. Поэтому вместо яркого и веселого начала (эта информация была в начале презентации) она хотела как можно быстрее закончить эту лекцию. И можно предположить, что смысл оговорки совершенно очевиден. Это прежде всего те случаи, когда говорится противоположное тому, что намеревался сказать человек. Как и пример у З. Фрейда с председателем австрийской палаты депутатов, который, открывая заседание, в своей вступительной речи сказал: «Уважаемое собрание! Я констатирую присутствие стольких-то членов... и объявляю заседание закрытым!» -вместо «открытым», прямая противоположность тому, что надо было сказать. Как и в случае с председателем собрания депутатов, так и в нашем случае с лектором можно предположить, что обмолвка произошла и вследствие протеста, который зреет в глубине души против высказывавшего предложения, якобы «Не хочу я читать эти лекции, хочу домой к детям...». А может быть, здесь вовсе и не в том дело, что лектор О. хочет поскорей закончить лекцию и уйти домой, и, быть может, у нее и детей-то нет (точно не помню), и тут можно бы было выйти еще на одну версию. К примеру, что лектор как раз не любит детей, потому что у нее их нет и не может быть вообще. И таким образом, на этой работе ей приходится улыбаться, читая лекцию о детской серии, но на самом деле ее бессознательное протестует против этого, ей больно от понимания того факта, что у нее нет детей, и по какой причине - это тоже загадка. И вот в момент чтения этого отрывка лекции она говорит: «Пена с запахом акулы», - вместо: «Детская пена с морским запахом и акулкой - игрушкой внутри пены». Возможно, это зашифрованный посыл и имеется в виду следующее: «Пусть эта акула съест ваших детей, потому что у меня нет своих».

* * *

Во время беременности, еще до того момента, как мы с супругом узнали пол ребенка, я стала замечать, что обращаюсь к ребенку как к девочке, используя словечки «малышка», «моя девочка», «моя хорошая» и т. д. Я связывала это с желанием иметь ребенка определенного пола, но вначале это желание никак не анализировала, пока не узнала результаты УЗИ: у нас будет мальчик. Разумеется, сознательно я допускала такую вероятность, поэтому эта новость меня не сильно удивила, но удивило другое: зная теперь наверняка пол ребенка и обращаясь к ребенку как к мальчику, я периодически «оговаривалась», и вновь проскальзывали выражения «моя малышка», «хорошая» и т. д. При этом каждый раз после такой оговорки внутри возникало очень сильное напряжение, дискомфорт от которого и побудил меня обдумать, что стоит за этими оговорками.

Эти оговорки и напряжение я связываю со своей семьей: я обнаружила, что бессознательно воспринимаю судьбы всех близких по крови мужчин как трагические. Дедушка умер от рака, брат трагически погиб чуть больше года назад, у отца сейчас благополучная жизнь, но в прошлом, в моем детстве, он был безнадежным алкоголиком. Более того, в детстве взаимоотношения именно с этими людьми были для меня наиболее болезненными. Таким образом, я обнаружила сразу несколько бессознательных страхов: страх, что ребенок-мальчик будет приносить мне такие же страдания, как отец и брат в детстве; страх, что у ребенка будет несчастная и трагическая судьба. По этой причине моей психике было гораздо комфортнее ожидать девочку, а не мальчика, и, думаю, именно с этим были связаны мои оговорки, которые, кстати, прекратились после того, как я осознала, что скрыто за ними. Более того, я испытала очень сильное психологическое облегчение: вместо напряжения появилась радость от того, что жизнь дает мне возможность опыта построения новых взаимоотношений с мужским началом.

* * *

Несколько лет назад я работала воспитателем-организатором в детском лагере, и на одном из мероприятий со мной произошел курьезный случай. Я организовывала концертное мероприятие, во время которого проводила игры с залом: в тот вечер мероприятие затянулось, я очень устала и чувствовала, что устала и аудитория, что пора бы уже заканчивать, но оставалось еще несколько детских выступлений. И, как нарочно, перед моим выходом для проведения очередной игры с залом и объявления следующих выступающих, мне нестерпимо захотелось в туалет. Я подумала, что пару минут переживу, и приступила к проведению игры, для которой участникам необходимо было образовать два круга (большой и маленький) и выполнять определенные движения. Когда я объявляла правила, то произнесла следующее (имея в виду получившиеся из участников круги): «Ну а теперь кто по маленькому присядьте, а кто по большому...» Я не успела закончить фразу, потому что зал взорвался. Я посмеялась вместе с залом, но позже обратила внимание, каким образом через эту оговорку проявилась моя «отложенная» потребность.

* * *

Пару дней назад поймала себя на том, что глажу по голове маленького сына, который подошел ко мне и приговариваю: «Что моя малышка, что моя малышка?» Меня действительно удивил этот факт, так как такого раньше не замечала, конечно, бывают оговорки вроде «Зачем ты сделала это?» при обращении к сыну, но в данном случае, я поняла, что мысли мои были где-то далеко, а рука механически гладила маленькую спинку и приговаривала «Малышка». С одной стороны, данное событие можно объяснить тем, что у меня есть старшая дочь и есть привычка обращаться к женскому полу. С другой стороны, если копнуть глубже и следовать ходу мыслей Фрейда, то можно вспомнить, что в начале беременности мне казалось, что второй ребенок будет тоже девочка, даже имя было готово. Возможно, мне так казалось, потому что у моей мамы было две дочери, хотя предпочтений в поле у меня не было, скорее, не верилось, что так повезет и будут разнополые дети. К тому же, сын очень похож на меня, в отличие от дочери, которая является копией папы, и даже часто одетого во все синее сына принимают за девочку. Находясь в основном в обществе меня и дочери, в силу своего маленького возраста, сын иногда может пытаться надевать себе заколки и резинки сестры, иногда мне кажется это милым, но я целенаправленно не даю ни ему самому, ни сестре надевать женскую атрибутику. Сейчас, получая знания в сфере психоанализа, осознавая влияние даже мыслей матери о ребенке, я стала как-то особенно внимательно относиться к данному вопросу. С другой стороны, осознаю также, что не стоит самой слишком сильно делать акцент на данном вопросе даже в мыслях, нужно меньше тревожиться об этом, хотя вполне логично, что, получая какие-либо знания, мы часто примеряем их на себя.

* * *

Мои сессии с психоаналитиком проходят каждый вторник и четверг в 18:00, естественно, если в эти дни лекции в институте, то я на них опаздываю. Самая первая лекция в этом году выпала на вторник и начиналась в 19:00. Мне очень хотелось присутствовать на первой лекции с самого начала, а не с опозданием на 30 минут. Нужно было успеть приехать домой, настроить всю аппаратуру и т. д. Когда я зашла в кабинет к своему аналитику, то предупредила, что хочу уехать сегодня на 15 минут раньше. На следующей сессии мы начали обсуждать мое желание уехать раньше и что за этим, возможно, стоит агрессия и т. д. Я была не согласна, потому что логически с моей стороны все было прозрачно, мне НУЖНО было уехать раньше. Но, тем не менее, когда я начала говорить, то сказала: «Когда я во вторник СБЕЖАЛА пораньше...», хотя хотела сказать «УЕХАЛА». Потом аж сама рассмеялась и поняла, что все-таки бессознательно мной двигало желание «СБЕЖАТЬ ПОРАНЬШЕ», а не приехать на лекцию вовремя.

* * *

Я не очень люблю сидеть на пассажирском месте в машине. Я привыкла водить машину сама или быть пассажиром у мужа. Но иногда, когда встречаюсь с подругами, то они меня подвозят или забирают. Поэтому каждый раз, садясь к ним на переднее пассажирское место, я чувствую дискомфорт. С таксистами такого нет, или просто с мужчинами, только с подругами. Несколько раз я замечала, что, садясь к подруге в машину, по ходу движения, если я показываю дорогу, то я совершаю следующее ошибочное действие: когда нужно повернуть, скажем, направо, я показываю рукой вправо, но говорю «влево». Подруги меня идеально понимают - поворачивают направо и не обращают на мою оговорку внимания. Я думаю, что это случается по нескольким причинам.

Причина 1. Я заметила, что данное ошибочное действие происходит тогда, когда я изначально не очень хотела выходить из дома. Очень часто я приглашаю к себе, но, когда кто-то настаивает на встрече в других местах, я выхожу, но очень сопротивляюсь внутренне. Я проанализировала, в какую сторону я показываю и какое направление воспроизвожу ошибочными действиями, и это всегда направление в сторону дома.

Причина 2. Меня заинтересовала причина, по которой это случается только с женщинами. Начав анализировать, я поняла, что с мужчинами я встречаюсь в основном по деловым вопросам, и это мне намного интереснее, чем просто идти куда-то с подругами и проводить время за разговорами. Поэтому я соглашаюсь на встречу, но понимаю, что лучше бы я это время потратила на что-то более важное. И конечно, указывая в другую сторону, я все равно указываю в сторону дома.

* * *

Однажды, прогуливаясь от машины до подъезда своего дома, я встретила молодого человека, который недавно заселился со своей семьей в квартиру по соседству. Была хорошая погода, и домой идти совсем не хотелось. Мы разговорились о бытовых вещах, он познакомил меня с сыном, и, когда пришло время прощаться, я сказала:

«Давай пообнимаемся телефонами», хотя, безусловно, планировала и была уверена, что скажу совсем другое (планировалось употребить слово ««пообменяемся»).

Причиной этого ошибочного действия, вероятнее всего, были ранее остановленные мною же мысли о его потрясающей спортивной фигуре, восхищение его телосложением. Как оказалось, он профессиональный спортсмен, и благодаря этому его физическая форма безупречна. Увидев его жену и ребенка, я ограничила себя в фантазиях о нем и, поделившись своими восторженными описаниями его фигуры со своими подружками, пережила эмоциональный всплеск, успокоилась и забыла о своих ощущениях по отношению к нему. Через недели 2-3 произошло то, что произошло. Безусловно, мы посмеялись над моей фразой, хотя я, очевидно, выдала свою скрытую фантазию, которую ранее вытеснила. Признаться честно, с тех пор я избегаю какого-либо разговора с соседом, так как считаю свой язык врагом. Он выдал меня тогда, значит, может подвести и вновь.

* * *

Моя подруга ходит на занятия в школу телевидения «Останкино» на курс подготовки телеведущих. На одном из занятий их записывают на камеру. Упражнение называется стендап. Студент встает перед камерой и начинает с листа в прямом эфире что-то говорить, заполняя эфир своими словами, развивая тему и импровизируя. Тема занятия, о котором шла речь, - «Какой мужчина для вас идеальный». И она рассказывает, что он должен быть верным, порядочным, ответственным, заботливым, любить только свою жену и наслаждаться только ее обществом, выбрать одну-единственную любовь. А потом говорит: «Но сейчас в XXI веке у мужчин такое искушение, столько выбора, буквально шведский стол из... МУЖЧИН». Хотела сказать «из женщин», но параллельно, пока она рассказывала, ей в наушник говорил что-то преподаватель про мужчин и певицу Нюшу, и она считает, что это ее и сбило. И в итоге получилось: + у мужчин шведский стол из мужчин.

Можно проанализировать этот случай с двух сторон, как мне кажется. Во-первых, очевидно, что осознанно моя подруга мечтает выйти замуж за одного-единственного и расстраивается из-за того, что, по ее мнению, в XXI веке у мужчин большой выбор, и никто долго не задерживается рядом, и нет той самой второй половинки. А ее бессознательное говорит об обратном: оглянись вокруг, мужчин много - у тебя большой выбор.

Второй вариант может быть таким: подруга видит конкуренцию не только со стороны женщин, но и мужчин: мужчины могут выбирать не только женщин, но и мужчин, и это тем самым дает больше возможностей в ее глазах для измен и меньше возможностей остановить свой выбор на одном партнере.

* * *

Случай моей оговорки был связан с моими семейными отношениями. «Давай заведем ребенка» вместо фразы «Давай заведем собаку» сказала я своему мужу.

В моем сознании была четкая мысль сказать мужу о том, что мне хочется завести собаку, однако мое бессознательное все-таки вырвалось наружу, и моя речь не подчинилась мыслям, роившимся в моей голове, и выдало: «Давай заведем ребенка». Собаку я тоже, конечно, хочу, но мое сильное желание материнства не дало мне произнести фразу, связанную с возможным вытеснением моего Сверх-Я, и отразило истинное желание, а именно родить ребенка.

Разбор этой ошибки не был сложным и затруднительным для меня, так как уже продолжительное время я испытываю амбивалентные чувства относительно материнства. Эти разговоры и мысли часто проскальзывают в наших отношениях. Не уверена пока еще в моем действительном желании, но вытесненное слово и замена его на слово «ребенок» наталкивает меня на мысль, что все-таки моя психика готова. Но пока, еще не до конца разобравшись в этом жизненно важном выборе, я не могу более детально дать заключение относительно этого случая.

* * *

Речь идет об оговорке, которую я допустила в кругу родственников и о которой мне напомнили через довольно продолжительное время. Как-то к нам домой в гости приехала мама моего супруга. Как мне потом рассказали, во время застолья я, рассказывая о чем-то, назвала свою свекровь по имени. Обычно я ее называю «апашка», что в переводе с казахского означает «бабушка». Но тогда за столом я не заметила, получается, этой оговорки.

З. Фрейд пишет: «Никто не любит оговариваться, часто оговорившийся не слышит собственной оговорки...» Видимо, здесь тот самый случай. Часто в разговоре со своей мамой я называю свекровь по имени. А они, свекровь и моя мама, не ладят между собой с самого начала нашей совместной с супругом жизни. В данном случае, мне кажется, оговорку можно объяснить теми впечатлениями, которые я получила до ошибочного действия. Несмотря на то, что я почтительно отношусь к свекрови, всегда гостеприимна, мое бессознательное выдало мою нелюбовь к ней. О чем в тот момент шел разговор, я не помню, но, возможно, еще можно предположить, что возникла ситуация, когда я нуждалась в чьей-либо поддержке и призвала на помощь свою маму.

* * *

Этот случай произошел со мной в детстве, в возрасте 10 лет, но до сих пор мы часто вспоминаем его в кругу родителей.

Моя мама, которая всегда по натуре была достаточно строга в воспитании, в очередной раз отчитывала нас с братом за то, что мы как-то не так прибрались в доме. Мой брат старше меня на 4 года, и к тому времени мы уже четко понимали, что нет смысла спорить, оправдываться, отрицать. Нужно просто выслушать молча, переделать, если это возможно, и отправиться по своим делам.

Моя мама очень не любит, когда ее нравоучения не имеют отклика на лицах, и четко понимает, что мы ее фактически не слышим. Для того чтобы увидеть хоть какую-то реакцию, она спрашивает: «Ну, что вы скажете?» - на что я отвечаю: «Поздно, тетя, бить баклуши, когда почки отвалились». Мы долго смеялись над этой оговоркой, и только сейчас, благодаря лекциям по психоанализу, я начала задумываться над ее причинами.

Мои отношения с мамой вряд ли можно назвать простыми. Только несколько лет назад мы стали лучше общаться, и то, на мой взгляд, благодаря работе с психологом. Я долгое время не выходила из эдипова комплекса, поэтому на протяжении многих лет соперничала с мамой. Мама отвечала мне «взаимностью». Постоянные нравоучения, недовольство и претензии во всем. Если я что-то делала по дому, то я это обязательно делала не так, если готовила еду, то, по ее мнению, все портила или готовила мало.

Наши отношения можно было охарактеризовать как сопернические. Я привыкла к многочисленным претензиям и нравоучениям, считала их бессмысленной тратой, в первую очередь, моего времени. Это был обыденный элемент нашей жизни.

Анализируя свою оговорку, я пришла к выводу, что под «бить баклуши» я подразумевала нравоучения, попытку нашей мамы что-то донести до нас. Так как мне казалось это обыденностью, то я считала, что ей дается это легко, что для мамы это своеобразный вид отдыха и разрядки. То есть, высказывая нам претензии, она будто «била баклуши».

Вторая часть фразы «когда почки отвалились», является частью крылатого выражения из кинофильма «12 стульев», которая звучит в так: «Поздно пить боржоми, когда почки отвалились». Означает эта фраза, что поздно использовать превентивные меры, когда ситуация уже усугублена и запущена.

Если принять во внимание крылатое выражение и мою оговорку, то получается, что я хотела сказать маме, что поздно нас учить жизни, ругать за что-то, если мы уже выросли и уже стали теми, кем стали. Мне хотелось принятия от мамы, чтобы она не пыталась нас сломать и переделать, чтобы не занималась бесконечным говорением, пытаясь изменить то, что менять поздно. К слову сказать, ничем криминальным мы не занимались, были примерными детьми, отличниками в школе и прогулкам во дворе предпочитали книги.

Даже сейчас в разговоре с мамой я всегда пытаюсь выяснить, что конкретно ее не устраивало в нас. По мнению ее подруг, да и в принципе по социальным нормам, мы были близки к идеалу, но, несмотря на это, все детство слушали о том, что мы сделали что-то не так.

К сожалению, мама не может дать ответ на этот вопрос и все отрицает. Но эта оговорка до сих пор часто вспоминается в родительском доме.

* * *

Однажды совершенно, казалось бы, случайно во время оживленной дискуссии по рабочему вопросу я назвала свою начальницу мамой. Тем тоном, которым подростки обычно произносят: «Ну, мам!» - когда на них насильно надевают шапку перед выходом на улицу.

Было неприятно, потому что по манере поведения, по возрасту, по типу мышления это две совершенно разные женщины. Но разбирая ситуацию, которая внезапно повторилась спустя большое количество времени, я отметила, что есть и нечто общее.

Во-первых, сама обстановка послужила благодатной почвой для обмолвки. Мы что-то горячо обсуждали с начальницей, доказывая друг другу свою точку зрения и не намереваясь отступить со своих позиций.

Во-вторых, моя мама - прекрасная женщина, единственным недостатком которой является тяга к гиперопеке. Моя начальница, в свою очередь, просто не может не контролировать других. Таким образом, неожиданно я понимаю, что две разные женщины обладают сходным качеством и я так или иначе оказываюсь в поле их влияния.

Так и получилось в данном случае, когда руководительница пробовала контролировать меня в каких-то банальных мелочах, что невольно пробудило во мне реакцию, которую вызывали действия мамы, пытавшейся также опекать и контролировать свою единственную дочь.

* * *

Тетя и дядя долго дружат семьями с другой парой. Мужчины дружат еще с юности, они вместе учились в военном вузе, жили вместе в казармах, прошли огонь и воду, и их отношения очень крепки и близки с тех пор. Тете приходилось общаться по долгу замужества с женой друга дяди, но с первой их встречи она ее не переваривала. Дядя всегда очень болезненно относился к этому вопросу, так как это его лучший друг и они должны проявлять уважение и к его жене. Соответственно совместное времяпрепровождение не доставляло тете никакого удовольствия. Но ей было легче потерпеть пару часов, как она говорила, чем ругаться из-за этого со своим мужем.

И вот как-то раз их позвали на новоселье к этим друзьям. Дяде неудобно вести машину и смотреть в навигатор, когда они куда-то едут по незнакомому маршруту, поэтому за навигатором следит тетя и озвучивает, куда ехать. Первый раз они добирались достаточно долго, дольше, чем планировалось, и, когда они уже доехали и зашли к друзьям в квартиру, тетя воскликнула: «Мы так долго искали ваш дом, и я так мечтала поскорее не найти!» Второй раз, когда она ехала к ним в гости после работы сама (дядя уже был там), при встрече она воскликнула: «Вела машину, торопилась и думала: когда же загорится красный?» После этого она стала лучше следить за своими словами, но всегда, когда они приглашены именно к этим друзьям, сборы тети затягиваются и вовремя они никогда не приходят.

* * *

Компанию, в которой я в настоящий момент работаю, возглавляет очень молодой парень. Ему всего тридцать три года, а он уже несколько лет является генеральным директором. Он сын богатого отца, для него эта работа больше хобби, чем источник дохода, поэтому отношение к работе соответствующее. Компания уже много лет убыточная, денег не приносит, но как-то держится на плаву за счет денежных вливаний из кармана богатого отца. При этом каким-то невероятным образом команда, которую удалось собрать в компании, очень профессиональная, все очень ответственные и трудолюбивые. Я возглавляю отдел научномедицинской информации в этой компании. В связи с большим потоком заказов я вынуждена была взять в команду еще одного сотрудника. Когда эта девушка пришла оформляться к нам на работу, моего начальника не было в офисе. Ко мне подошла наш главный бухгалтер, которая очень внимательно следит за расходами по причине убыточности компании, и сказала, что у моей сотрудницы будет непомерно большая зарплата. Здесь стоит отметить, что она, как многие бухгалтеры, одинокая женщина, в возрасте около сорока пяти лет, с непростой судьбой и очень скверным, тираническим характером. Ей сразу не понравилась красивая молоденькая девушка, которая пришла в мою команду. Я даже не знала точный размер назначенной зарплаты, так как мой начальник с глазу на глаз договаривался с этой девочкой, о чем я и сказала нашему бухгалтеру. Но она на этом не успокоилась и в конце концов вовсе отказалась оформлять эту девочку на работу. Начальник появился только через неделю. Вопрос кое-как урегулировали, девочку на работу в итоге взяли. Но я негодовала, бранилась последними словами и в очередной раз рассказывая эту историю друзьям случайно произнесла словосочетание «генеральный бухгалтер».

Проанализируем мою оговорку. Она очень легко интерпретируется. Дело в том, что генеральный директор нашей компании не обладает достаточным авторитетом. В его отсутствие власть все время оказывается в руках главного бухгалтера, которая контролирует денежные потоки и очень четко осознает важность своего положения в компании. Кроме того, она намного старше нашего генерального директора и воспринимает его как нерадивого маменькиного сыночка. Авторитет же главного бухгалтера огромный. Без нее все процессы парализуются. Поэтому фактическое управление компанией осуществляет во многом она. В связи с этим моя оговорка четко показывает мое восприятие этой женщины: она здесь главная, она руководит компанией, она принимает ключевые решения, формально занимая должность главного бухгалтера, но по факту осуществляя непосредственное управление всей компанией. Поэтому в моей психике родилось это парадоксальное, но очень точное словосочетание - «генеральный бухгалтер».

* * *

Праздник 9 мая. Идет по улице наш сосед по даче. Ветеран Великой Отечественной войны, вся грудь в орденах и медалях. Мой муж рад встрече, переполнен эмоциями, горячо пожимает ему руку, поздравляет с праздником и говорит: «Дядя Володя, с праздником тебя! Желаю тебе крепкого здоровья, счастья, „царства небесного"!» На что сосед, недоуменно округлив глаза, выдергивает из рукопожатия свою руку и молча уходит. Когда мы спросили мужа, почему он ему такое пожелал, он ответил: «А я не помню подробно, что я ему говорил, я только хотел его от души поздравить».

Эта история имеет свое продолжение. В скором времени наш сосед умер.

По мнению Фрейда, это имеет отношение к противодействию сознательных намерений поздравить человека и бессознательных тенденций, активно действующих в глубинах человеческой психики. На бессознательном уровне появилось именно то, что человек скоро умрет, отсюда и вышло пожелание ему «царства небесного», как желают в православии всем покойным.

Описки, опечатки

Не так давно со мной приключился курьезный случай, который достаточно быстро был проанализирован и не вызвал каких-либо затруднений в его интерпретации. Будучи владельцем фирмы, занимающейся оказанием услуг в области фото- и видеосъемки, я был приглашен в достаточно солидный ресторан на банкет одного состоятельного человека. Банкет был посвящен двадцатилетию совместной жизни его и его жены. В качестве организатора фото- и видеосъемки я нанял людей. И, осознавая ответственность, явился на мероприятие сам, чтобы осуществлять контроль за своими сотрудниками. Администратор ресторана, которая порекомендовала мою фирму заказчику, была организатором этого мероприятия. Ею были приглашены для проведения развлекательной программы в качестве участников достаточно популярные в шоу-бизнесе артисты: Сергей Пенкин, Анжелика Агурбаш, один из участников группы «Белый орел». В качестве ведущего программы был приглашен Сергей Белоголовцев, известный по некоторым телевизионным проектам прошлого времени: «О. С. П.-студия», «33 квадратных метра» и другим передачам. В настоящее время Сергей Белоголовцев ведет одну из программ на телеканале «Карусель» (это передача для детей, каждый день в программу приглашают олимпийского чемпиона или чемпиона мира, который проводит утреннюю зарядку с детской аудиторией). Программа называется «Зарядка с чемпионом».

У меня завязалось знакомство с этим артистом. Я поддался искушению продемонстрировать свое знакомство с шоуменом своим малолетним детям, которые смотрели эту телепередачу и видели по телевидению ее ведущего. Я попросил разрешения сфотографироваться со звездой на мобильный телефон, для того чтобы переслать полученное изображение на телефон своей жены, чтобы она показала его нашим детям. И к только что сделанной фотографии я написал сообщение с просьбой продемонстрировать изображение и отправил его жене. И к своему ужасу, перечитывая текст уже отправленного сообщения, обнаруживаю следующее послание жене: «Разрядка с чемпионом! Покажи фото детям».

В тот же момент я понял смысл опечатки. То, что я хотел сохранить в тайне, вырвалось наружу самым глупым образом. Ведь мы там выпивали, общались в интересной компании творческих людей. И мне очень не хотелось посвящать свою супругу (зная ее негативное отношение к моему участию в такого рода мероприятиях) в подробности происходящего. Для нее я был на работе. Не думаю, что в ее сознании моя работа ассоциируется с посиделками, но для дела это иногда бывает нужно. Таким образом, сам того не ожидая, я раскрыл свои намерения. И произошла эта описка как раз по причине одновременного желания похвастаться перед своими близкими и в тот же момент удержать детали происходящего в секрете. Бессознательное само разрешило внутренний конфликт. Дело было сделано. И дороги назад не было. Осталось только принять ситуацию и себя в этой ситуации. Стресс был снят. Защита сработала на уровне бессознательного.

* * *

Я постоянно делаю какие-либо ошибки: это и опечатки, и описки, а забывание чего-либо - это «мой конек» в обыденной жизни.

Я также помню до сих пор об одной моей описке, которая потом впоследствии сыграла сильную роль в моей жизни.

Однажды мне нужно было написать заявление на имя директора центра, в котором я работала, и я написала заявление на свое собственное имя как на директора.

Не могу сказать, что я мечтала о должности директора, но заведующей одной из служб я хотела быть, вернее, мне обещали эту должность, но на это место директор центра принял родственницу известной спортсменки, и у меня в тот момент была сильная обида и на директора, и на руководство за обман. И возможно, поэтому я и написала заявление на свое имя как на директора центра.

Когда я неправильно написала заявление, у меня возникла мысль о том, что, наверное, я все-таки когда-нибудь стану директором.

Впоследствии я все-таки стала заведующей службы, а потом и директором филиала одного из республиканских центров.

Полагаю, что на бессознательном уровне это было сопротивление происходившим событиям.

* * *

Недавно я переписывалась в Скайпе с одной своей подругой, которая тоже занимается психоанализом (личным и учится). Наша переписка была посвящена обсуждению интересной описке, которую сделала моя подруга и на которую я ей указала. Поскольку мыслим мы в одном русле сейчас, для нас было нормальным обсудить это открыто. Только мы посмеялись ее интересной описке, как я замечаю в своем сообщении ей сделанную мною описку и задумываюсь над ней. Речь шла о том, что она не может писать рефераты длинно и подробно, а я говорю ей о том, что у меня хорошо получается описывать именно подробно, а сокращать мне сложно, так как боюсь выкинуть интересную информацию. И я ей пишу в этот момент: «Нас с тобой соединить и разделить по полам - будет золотая середина». Не успела я ей отправить, как замечаю свою описку - «по полам». Я сочла это опиской, а не ошибкой, так как я редко делаю орфографические ошибки (по первому образованию я филолог и преподаватель). Поэтому вариант простой ошибки я исключила. Я сразу заметила эту описку и исправила ее, отправив подруге правильный вариант - «пополам». Но ей написала об этой описке, и мы с ней начали обсуждения этой «случайной» ошибки.

Мне сразу же пришло в голову, что слово «пополам», имеющее значение «равные половинки, части», в моем варианте написания - «по полам» -приобрело значение «пола человека». Таким образом, фраза «Нас с тобой соединить и разделить по полам - будет золотая середина» приобретает совсем другое значение, а именно: «Нас нужно собрать и разделить на два разных пола, т. е. мужчину и женщину». Я связала эту свою мысль с тем, что сейчас в нынешних моих отношениях с мужем есть проблемы, и я втайне мечтаю об идеальной половине для себя (так как мужчин себе выбираю, что называется, «из одной крайности в другую» и хотела бы найти «золотую середину»), хотя и понимаю логически, что все обстоит сложнее, чем просто поиск «идеального» мужчины.

Но подруга подсказывает мне другой ход мыслей, спрашивая, сколько во мне мужского и женского, и как, на мой взгляд, это соотношение у нее. Тогда я припоминаю ей наш недавний разговор о том, как она мне сообщала о своей рациональности (что более присуще мужчинам) и недостатке эмоциональности (качество, более присущее женщинам). Я же, наоборот, ей говорила о том, что желала бы немного поубавить свою чрезмерную эмоциональность (женское качество) и приобрести свойство мышления, присущее мужчинам - рациональность. Таким образом, мы восхитились качествами друг друга (которые, в то же самое время, являются свойствами противоположных полов), но именно теми, которые нам самим не присущи, и пожелали иметь эти недостающие качества, не теряя при этом свои собственные. Таким образом, мое бессознательное укрепило мысль о том, что моя подруга обладает качеством, присущим мужчинам, а я - женщинам, и нам обоим недостает этих качеств друг друга. Вот я и написала: ««Нас с тобой соединить и разделить по полам - будет золотая середина», - имея в виду, что если эти наши два качества разных полов соединить и разделить на пополам, то будет «золотая середина» у каждой из нас.

Не знаю, насколько верно я смогла понять и разобрать эти свои ошибочные действия, но для себя сделала вывод, что все случайное неслучайно, а имеет глубокий и интересный, скрытый от сознания смысл, выдающий истинные мысли и намерения.

* * *

На одной из лекций в Институте мы разбирали ошибочное действие Фрейда, когда он никак не мог вспомнить имя итальянского художника Sinnorelli, а вместо него в его памяти всплывали другие имена - Bottticelli и Boltraffio. Затем шел разбор данного случая забывания и неверного припоминания с учетом места действия (Herrzegovina, Bosnian) и обращения (Herr, Signor).

В слове Signor я сделала описку - Singor. Потом я исправила эту описку и забыла про нее.

На следующей лекции мы опять возвращаемся к этому случаю, и я замечаю ошибку. И тут у меня возник вопрос: действительно ли моя описка была случайностью или она имеет смысл?

Я вспомнила то занятие, а также мои мысли и ощущения в тот момент. Помню, что это было уже к завершению лекции, и я довольно устала, была голодна, хотела домой, а этот случай с Фрейдом слышала уже в третий раз от различных преподавателей. Я еще раз присмотрелась к своей описке. Она напомнила мне английские слова: Song - песня, Singl - новый альбом, Singer - певец. Посмотрев, как эта ошибка разложилась на слова, я поняла, в чем ее смысл. В тот момент, когда я сделала описку, в моей голове промелькнула мысль о том, что эту песенку я слышу уже не первый раз. Меня это потрясло. Оказывается, психоаналитическое понимание ошибочного действия работает, да еще как!

* * *

Месяц назад я вновь начала преподавать йогу после 6-месячного декретного отпуска. Я писала примерный план занятия и что я буду говорить. И вот я пишу: «Посредством поддержания физической формы мы создаем себе хорошее напряжение». Тут же понимаю, что хотела написать «настроение».

Разобрать именно этот случай достаточно легко. Поскольку после столь длительного перерыва я немного сомневаюсь в своих способностях проводить занятие, боюсь оказаться в неловком положении, говоря какие-то нелепости, и от этого всего чувствую напряжение. Соответственно, пишу про свое «хорошее напряжение». С другой стороны, верно и другое: поддержка физической формы подразумевает некие усилия, а значит, и напряжение мы тоже себе создаем.

* * *

В письменной работе допустила описку, вместо «ощущение», написала «отношение». Эта описка показалась мне довольно прозрачной и смысловой, так как я очень сильно влюблена и поэтому постоянно думаю о своих отношениях, о любимом, об отношении к нему. Почему не «отношения», а «отношение»? Полагаю, это связано с тем, что для меня очень важно именно отношение любимого человека ко мне, так как я очень боюсь его потерять.

* * *

На прошлой неделе вместо «я вас понимаю» в e-mail написал «я вас поминаю». Данная фраза приведена из письма, которое было написано в ответ на сообщение о том, что спикер одного из организуемых мною мероприятий накануне написал, что ничего не успел, что его подвели с подготовкой материалов и он просит отменить семинар. Я была очень зла на него, потому что на мероприятие записалось почти 300 человек! Мне понадобилось много времени, чтобы осознать, почему так произошло, в чем был мой вклад в эту ситуацию и что же так задело в его поведении, если смотреть на это с точки зрения собственного поведения. В итоге я написала ему письмо не очень официальное по стилю, где в максимально сдержанной форме высказала все свое негодование. И, несмотря на то, что я хотела написать «я Вас понимаю, что все бывает и т. д.», написала «поминаю», потому что на самом деле бессознательно (хотя, мне кажется, даже в какой-то мере сознательно) мне хотелось его убить, помянуть и больше не приглашать для проведения мероприятий. Хорошая новость заключается в том, что я заметила эту опечатку еще перед отправкой письма и исправила.

* * *

Вместо Супер-Эго я написала Сепер-Эго. При первом взгляде на эту опечатку у меня пошли ассоциативные слова: сепер - секер - секир -секира; сепер - сапёр. Интересно, что на секер у меня возник образ секиры, а вот слово пришлось вспоминать некоторое время. Пока вспоминала, тогда и проявилось сепер - сапёр.

Секир - с турецкого переводится как отсечь - Секир-Эго - отсечь Эго -изгнание, лишение, умерщвление Эго - нападение на самость.

Секира - оружие, лишающее головы с одного удара - голова, так раньше называли старшего в поселении или городке, главного над остальными -желание снести голову Супер-Эго, которое я воспринимаю садистом, и самой стать карающей.

Секир-секира - нападение на себя трансформируется в желание напасть на другого. Агрессия, деструктивность.

Сапёр - специалист по разминированию, обезвреживанию бомбы (бомба - забирает жизнь, разрушает, деструктивна) - спасает жизни, рискуя своей - герой-мученик, мазохист. Сапёр-Эго - обезвреживание мин ярости в Эго.

Получается так - вспышка ярости на Супер-Эго и желание уничтожить его, на что идет защитная реакция в виде сапёра, способного разминировать, снизить силу ярости, направленную Эго на Супер-Эго. Ярость - это тоже либидо, агрессивное либидо, что идет из Ид. Тогда получается совсем интересно - Эго как бы зажато между яростью Ид и ответной реакцией Супер-Эго, сапёра с секирой, который может отрубить голову ярости Ид. Вернее, даже так: Эго в тесной связке с Ид, настолько тесной, что не отличить одно от другого, этому слиянию и противостоит Супер-Эго с секирой, на что парочка Ид - Эго отвечает бомбами ярости, на что, в свою очередь, Супер-Эго отвечает миротворцем-сапёром-мучеником. Этакое садо-мазо на троих.

Очень напрашивается образ ребенка между ссорящимися родителями. Где ребенок - это Эго, а родители попеременно занимали то Ид, то Супер-Эго, и через ребенка выясняли свои отношения. Где всегда было двое против одного, где диадные отношения никак не перерастут в триаду и всячески этому сопротивляются. Весь этот сепарационный конфликт внутри меня уложился в слово Сепер-Эго и видится мне теперь желанием сепарироваться от родителей.

Удивительно, что я не заметила схожести сепер с сепарацией, а ушла в секиру и сапёра, причем в ассоциировании на секиру я написала поначалу про отсечение=разделение=сепарация, но потом отмела это и стерла. Словно я сразу отмела саму идею сепарации, отдалась садистко-мазохистическому паттерну своего конфликта.

* * *

Веселая опечатка принадлежит не мне, а моей коллеге Юлии. Она работала в лаборатории и занималась поставками лабораторного оборудования. В связи с этим она вела деловую переписку с компаниями-поставщиками. Всё это было довольно нудно и скучно, пока однажды в лабораторию не привезли микроскоп без окуляров. Она очень расстроилась, решила написать гневное письмо поставщикам. Села, сформулировала, отправила. На следующий день ей пришел ответ, который начинался со слов «Уважаемая Бля» и много-много «смайликов». Юля опешила. Она решила, что в компании совсем стыд потеряли. Проверила свое исходное письмо. Каково же было ее удивление, когда в конце своего письма она действительно обнаружила подпись «С уважением, Бля». Более того, она стала проверять всю историю своей переписки с шефом и установила, что почти во всех случаях, когда она писала письма на фоне эмоциональных событий, они заканчивались именно такой подписью.

Проанализируем эту забавную опечатку. Надо отметить, что на русской компьютерной клавиатуре буквы «Б» и «Ю» находятся рядом. Можно просто промахнуться. Это нетрудно. Однако всем известно, что есть масса вариантов этого избежать. Чаще всего люди перед отправкой своих писем тщательно вычитывают текст, иногда устанавливают специальные программы для проверки орфографии и пунктуации. Но здесь наблюдается явная ассоциация между данной ошибкой и состоянием негодования или гнева. Слово «бля» является сокращением от слова «блядь» или «блядство», которые обозначают женщину легкого поведения и соответственно само такое поведение. Оба слова относятся к табуированной лексике и употребляются для выражения сильных эмоций. Кроме того, семантика этих слов в контексте выражения гнева меняется. «Блядью» может быть назван отвратительный нам человек, «блядством» называется неуважительное по отношению к кому-то поведение. Моя коллега бессознательно употребила слово «бля», что отразило всю степень ее негодования и гнева в связи с поставкой бракованных приборов.

* * *

Однажды, поссорившись со своим молодым человеком и не успев ему высказать все, что я считаю нужным, лично, я решила вдогонку отправить смс. Фрейд писал: «.ошибочное действие возникает именно тогда, когда правильности его выполнения придается особое значение и отвлечение внимания никак не предполагается». Естественно, я была полностью поглощена написанием этого сообщения и его отправлением, несколько раз проверяла статус сообщения (получено или нет). Телефон был новый, сенсорный (пальцами надо было водить по экрану). В процессе этих действий пальцы соскользнули и я нажала не туда, куда нужно (по Фрейду, именно туда, куда нужно), и к моему смс присоединилось ммс - в данном случае фото. Каким-то непостижимым образом телефон выбрал из 50 фотографий именно ту, где я сижу на лошади с бравым видом кавалериста, не хватает только шашки наголо... Поняв, что я отправила, я испугалась. Молодой человек может подумать, что я над ним издеваюсь: мало того, что пишу ему гневное послание, так еще и себя на лошади отправляю, мол, посмотри, какая я крутая. Стало стыдно. К великой моей радости, его телефон не открыл ммс. Цитирую его слова: «Я куда-то нажал, и оно теперь не открывается. А что там было?»

Видимо, бессознательное моего молодого человека не хотело принимать мою жесткую мужскую позицию, пришлось бы задуматься, что он что-то упустил в наших отношениях и что в нем сильно проявлены женские качества. Мое же бессознательное явно продемонстрировало желание быть мужчиной в нашей паре, оно словно говорило: «Я права, я мужик, видишь, я на коне!»

Ошибочное действие, совершенное мною, фактически оградило нас от более крупной ссоры, от дальнейшего выяснения мною отношений (стыд и последовавшее за ним раскаяние сразу после отправки фото). Ошибочное действие, совершенное моим молодым человеком (нажал на что-то, и не открылось ммс), подтвердило, помимо нежелания видеть в паре с собой неженственную женщину (бравого кавалериста на коне), также и намерение сохранить мирные отношения.

Фрейд писал, что часто ошибочные действия выглядят как знаки или предзнаменования и что каждый мог бы избежать многих проблем, если бы нашел в себе «смелость толковать мелкие ошибочные действия в общении с людьми как предзнаменование и оценивать их как знак еще скрытых намерений». Таким образом, каждый из нас совершил ошибочное действие в пользу наших отношений.

* * *

Я работаю копирайтером. Это значит, что я работаю со словом в рекламе. Вот как-то однажды я хотела спросить про гонорар, но мне не хотелось слишком давить на заказчика, так сказать, торопить события. Наша сделка была завершена на 50 %, поэтому спрашивать о полной оплате моих услуг было не комильфо. Я понимала, что, спросив о деньгах, продемонстрирую бег впереди паровоза и опасалась за адекватность своей репутации.

Необходимость в дензнаках на тот момент заставила пойти ва-банк и рискнуть новым клиентом, проявить некоторую настырность и наглость. Я несколько раз переписывала письмо, стараясь заявить о своей денежной потребности как можно аккуратнее. В итоге, я отправила послание поздним вечером. Когда я, в очередной раз, сомневаясь в правильности подобранных слов, заглянула в папку «Отправленные», я остолбенела. Мое письмо начиналось с приветствия «Добрый деньги». Что тут скажешь? Как ни крути, особенно больные моменты выскакивают из человека, когда он старается их запрятать, как можно дальше. Мне, видимо, очень хотелось «выглядеть». И чтобы заказчик не догадался, что именно сейчас от скорости выплаты будет зависеть своевременная оплата семестра и, как следствие, мой допуск к экзаменам. На эту сумму лег такой груз ожиданий и волнений, что цифра сумела-таки превратиться в буквы и засветиться деловому партнеру. А мне так хотелось смотреться вальяжной и обеспеченной в глазах лондонского оппонента.

* * *

Несколько недель назад, когда я мучительно вспоминала и думала, собираясь сесть и начать писать эту работу, я писала по-английски смс-сообщение своему приятелю. Текст сообщения, которое я хотела отправить, был такой: I have lots of things to do, что означало «У меня много дел». Вместо глагола have (иметь), я совершенно автоматически набрала слово gave (давать), что меняет смысл фразы на «Я дала/отдала много работы», т. е. я работаю не сама, а прошу других что-то для меня сделать. И действительно, когда я писала сообщение, у меня не было настроения что-нибудь делать и вообще думать, и я для себя решила, что и не буду. Вместо этого я послала письмо своему психоаналитику, пусть, мол, читает, работает, потом обсудим, написала несколько писем друзьям с просьбой прислать мне всякую нужную информацию. То есть вместо того, чтобы подумать и поработать самой я все делегировала другим, иными словами, «отдала свою работу». Но мне хотелось произвести впечатление на своего друга, сообщив, что я тоже не сижу без дела, занимаюсь учебой. Также было некоторое чувство вины и перед ним, и перед собой, ведь он работает, оплачивает мое обучение, а у меня целый день свободен, и я теряю время, бездельничая. Одновременно хотелось обмануть и его, и, наверное, себя. В результате получилось, я вовремя заметила описку и исправила ее. Но потом уже другое чувство вины, за сознательную ложь, все-таки заставило меня поработать в этот день.

* * *

Пару лет назад со мной случилась интересная опечатка. В то время компания, в которой я работала, сотрудничала с большой фармацевтической компанией «Новартис». У нас был некий совместный проект, в котором я участвовала. Однажды в рамках данного проекта возникла конфликтная ситуация между нами и «Новартисом». Это было очень неприятно, так как «Новартис», будучи весьма влиятельным фармацевтическим гигантом, выламывал нас под свои условия. Мы теряли деньги, но соглашались продолжать сотрудничество из-за бренда. Ведь всегда очень престижно упомянуть, что твоя компания сотрудничает с «Новартисом». С целью разрешения конфликтной ситуации мы с моими коллегами приняли решение согласиться на все унизительные условия, что я и должна была выразить в финальном письме в «Новартис». Я всё тщательно сформулировала, согласовала со всеми департаментами внутри нашей компании и отправила в «Новартис». Потом решила перечитать свое письмо. Какой же ужас обуял меня, когда вместо фразы «С глубоким уважением» в конце письма, я обнаружила фразу «С глубоким увлажнением». Но было уже поздно, так как письмо ушло адресату. В итоге все разрешилось, в «Новартисе», наверное, посмеялись, но виду не подали. Сотрудничество продолжилось.

Проанализируем эту опечатку. Слова «уважение» и «увлажнение» очень созвучны. Можно было бы предположить, что это просто случайная опечатка. Но это, очевидно, не так. Само словосочетание «глубокое увлажнение» связано, прежде всего, с темой секса. Так как где, как не в сексе, возникает то самое глубокое увлажнение, причем совершенно естественным путем (у женщины образуется смазка во влагалище, эякулят мужчины должен попасть глубоко во влагалище, чтобы проникнуть в шейку матки для внутреннего оплодотворения, и т. д.). Но здесь также важен контекст. Как я упомянула в описанной ситуации, немаловажное место занимало именно унижение, которому нас подвергала компания «Новартис», заставляя принимать невыгодные для нас условия. Унижение посредством секса связано с другой формой этого самого секса, анальной, причем не между мужчиной и женщиной, а скорее, между двумя мужчинами, как, например, случается в тюрьмах, на зоне. Здесь лично мне сразу вспоминается знаменитый фильм Алексея Германа-старшего «Хрусталёв, машину!». Я очень хорошо помню сцену изнасилования красавца офицера, военного врача, зеками в кузове грузовика. Там как раз весь процесс показан в мельчайших подробностях, включая глубокое увлажнение при анальном сексе. Натуралистичная, босховская сцена, она всегда встает у меня перед глазами, когда речь заходит об унижении через секс, о сексе между мужчинами или об анальном сексе вообще. Анальный секс технически невозможен без дополнительного глубокого увлажнения, так как кишечник, в отличие от влагалища, вообще неэластичен и не предназначен для возвратно-поступательных коитальных движений, в нем не вырабатывается смазка. В связи с тем, что письмо писала я, то, вероятнее всего, в моем бессознательном так или иначе эта ситуация на работе проассоциировалась с этой сценой в фильме, и из этого родилось словосочетание «глубокое увлажнение». Уважения к нашей компании тут не было никакого, скорее, наоборот, поэтому мое ошибочное словосочетание как нельзя лучше выразило истинное положение дел.

* * *

В моей жизни был период, когда я длительное время общалась с одним человеком. Он был очень близок мне по духу, он очень хорошо понимал меня, и нам было очень интересно вместе. Он ценил меня и говорил об этом. Однако в самом начале нашего знакомства он прислал мне на почту песню с надписью:

This song is my gift to an «forgettable» lady (Эта песня - мой подарок «забывающимся» леди).

Через минуту он, осознав, что он написал, прислал мне следующее письмо:

Sorry about my misspelling I meant to an «Unforgettable» lady (Извините, это моя опечатка, я имел в виду «Незабываемой» леди).

Я сразу поняла, что он допустил досадную ошибку. Я поняла, что в тот момент он подумал обо мне как о человеке, которого легко забыть. Я не приняла это всерьез, хотя и отметила его ошибку.

Как говорит Феликс Гваттари, «самое худшее, что можно сделать с оговоркой, - это интерпретировать или объяснить ее. За оговоркой нужно последовать с тем, чтобы, быть может, понять ту логику, которая за ней стоит, обнаружить те силы, которые ею движут».

По Фрейду, иногда досада на одного человека порождает описку в отношении другого.

В моем случае прошло время, и я поняла, что в тот момент он легкомыслен но относился к нашим отношениям и в этой описке проявилось его истинное отношение ко мне.

* * *

У меня на работе есть коллега, который постоянно путает женские имена. Обращается сначала к тебе, а потом вдруг называет другое имя. Сначала мне казалось, что он это специально делает. Я злилась на него, и меня это раздражало. Но я ему этого не говорила. Наши коллеги и студенты знают об этом, и на него никто не обижается.

И вот однажды я пишу ему деловое письмо и вдруг вместо Андрей Вадимович, написала «Вадим Андреевич». После того как он мне ответил, я это обнаружила. Но он как будто не обратил внимания на это или сделал вид, что не обратил.

Я не знаю, почему мое бессознательное так ему отомстило. Но с тех пор он, обращаясь ко мне по имени, перестал меня путать. А когда он путает кого-то другого, меня это почему-то не раздражает и не злит. Иногда описка может стать освобождением от злости и раздражения.

* * *

Мой бывший партнер, который должен был мне некоторую сумму и задерживал возврат долга, прислал мне письмо, в котором указал, что часть уже выслал, а оставшуюся часть вышлет 11-12.01.2013. Это письмо я получаю в начале ноября 2013 г. Факт задержки меня не удивляет: это, пожалуй, свойственно моему партнеру. Но меня удивляет дата - начало января, конец новогодних праздников, когда деньги у многих к этому времени заканчиваются, а не появляются. Я решила проверить свое недоумение, позвонила ему и спросила, откуда он собирается взять деньги в начале января. Он мне ответил, что не в начале января, а в начале декабря 11-12.12.2013. Я ему сказала, что написал он про январь. На что он мне отвечает, что это ошибочно. Я проверила почту и поняла, что это действительно ошибка, потому что год он указал 2013, а я, прочитав письмо, на год не обратила внимания, как будто заранее зная, что он опять будет оттягивать выплату денег. А тот факт, что он написал 11-12.01, я объясняю тем, что у меня 12.01 - день рождения и, несмотря на наш разрыв, дату моего дня рождения он все еще помнит. Хотелось бы, конечно, понять, что стоит за тем, что он перепутал даты, вернее, указал дату, которая была почти год назад, говоря о будущих событиях? И когда же на самом деле он собирается окончательно со мной рассчитаться? Конечно, часть денег он выплатил 11-12.12.2013, но часть долга все еще остается. И возможно, моя версия, что он будет тянуть выплату, тоже подтвердится. Сейчас возникла еще одна гипотеза: видимо, когда я предвкушаю, что мне вернут долг, промедление меня пугает и расстраивает, а когда мой партнер думает о том, что ему нужно вернуть долг, подсознательно он хочет, чтобы этот факт как будто бы уже свершился.

* * *

Когда я писала реферат по одной из изучаемых дисциплин, то заметила, что сделала описку. Вместо «На фоне выраженной регрессии» я написала ««На фоне выраженной агрессии». Несложно было объяснить механизм этой подстановки. В тот момент я была рассержена из-за того, что назначенная мне встреча накануне была отменена, но об этом меня не предупредили. Так как я об отмене встречи не знала, то потратила много времени, чтобы добраться до нужного места в назначенное время. Узнав о том, что время я потратила напрасно, я чувствовала агрессию и злость. Должна признать, что от себя я эти чувства всячески отгоняла. Слово «агрессия» не предназначалось для произнесения, но оно проявилось в письменной речи.

* * *

По поводу описок хочу привести интересный пример ошибочного действия, которое допустил мой старший сын. В то время он работал в Министерстве юстиции Казахстана. Как-то начальник отдела вернул ему служебное письмо с замечаниями, которое сын написал на имя министра. В письме говорилось о ходатайстве одной гражданки, и, обращаясь к министру, сын написал вместо слова министр «Монстр». Слово «монстр» было написано с большой буквы, хотя оно не стояло в начале предложения.

Мой супруг - очень жесткий, требовательный человек, воспитывает детей в строгости. Они уважают и одновременно очень его боятся. Думаю, что здесь явно виден перенос отцовской фигуры на министра, он ассоциируется со строгим, требовательным отцом. А то, что слово написано с большой буквы, возможно, может указывать на интенсивность этого чувства страха.

* * *

Недавно в социальных сетях моего города была затронута тема агрессии на улице, описывали ситуацию, как мужчина либо под действием психотропных средств, либо в алкогольном опьянении (но никто не мог предположить, что мужчина психически нездоров) вышел на проезжую часть дороги и мешал автомобилистам свободно двигаться, один из водителей вышел из своего авто и ударил «ненормального».

Я захотела выразить свою мысль относительно этого печального случая и, набирая сообщение на телефоне, сделала опечатку: вместо слова «оказывать», я написала слово «наказывать», а контекст моего высказывания был таков: медицинские организации обязаны оказывать безвозмездную медицинскую помощь. То есть фактически я сказала: «наказывать безвозмездную медицинскую помощь». Эта фраза была обращена к медицинскому работнику, который выразил свое мнение таким образом: «Очень надо сотрудникам больницы возиться с этими бомжами...»

Я чувствовала безысходность и чувств о сильного разочарования и бессилия, когда произносила эту фразу, но быстро я осознала, какова будет интерпретация моей опечатки. В этом помогли мне мои чувства, которые я испытывала в тот момент. Наказать бесплатную медицинскую помощь - вот чего истинно желала я, испытывая огромное горе. Однажды я это испытала на себе, когда мою мать на моих глазах чуть не погубили медицинские работники городской больницы, я слышала от мамы, что ей только хуже от лекарств и лечения, прописанных врачом, на что мне в ответ издевательски отвечали: «Не переживайте вы так» - и не предпринимали никаких действий для более глубокого обследования, тем временем мама практически теряла память и сознание, а диагнозом был стандартный бронхит. Я боролась всеми доступными мне на тот момент способами, чтобы помочь ей, и все-таки, вопреки удержанию в той больнице, я добилась консультации в региональном центре, затратив на это определенные финансовые средства, и мама пошла на поправку, но уже в совершенно другом лечебном учреждении, и лечили ее от другого заболевания. Но меня до сих пор так и не покинуло чувство разочарования за отсутствие наказания ее лечащего врача или учреждения в целом за этот случай. И вот накануне допущенной мною описки я встретила этого врача и испытала непреодолимое чувство гнева, который мной был подавлен, как и в то время, когда мама болела, чувство страха, что скандалом я могу усугубить положение мамы, было сильнее моего жгучего желания наказать медицинскую систему в тот момент.

* * *

Недавно в процессе деловой переписки с руководством, с которым я с первого дня и на протяжении уже четырех лет работы веду диалог на «Вы», написала о переносе встречи: «Давай через 40 мин» вместо «Давайте через 40 мин», - что я заметила совершенно случайно только через 1-2 часа. Эта довольно безобидная опечатка на самом деле скрывает в себе мощный конфликт, который я пережила в первые дни работы в этой компании. Конфликт развернулся в первую неделю мой работы при участии персоны, которой и было и адресовано письмо с опечаткой. Адресат письма - это молодой директор компании, мой ровесник. По приходе в компанию я имела неосторожность обратиться в процессе оживленной и дружеской дискуссии к нему на «ты», за что позднее была вызвана на ковер и отчитана другим руководством за неподобающее поведение. Разговор с директором на эту тему так и не состоялся. На тот момент у меня не хватало смелости отстоять себя, адекватно обсудить ситуацию. Всё высказанное я проглотила и оставила без ответа.

В слове с опечаткой я вижу свой протест против тех искусственных границ, которые этот человек воздвиг вокруг себя, а также непрожитость и непринятие той застарелой, неоправданной грубости, которая прозвучала четыре года назад в мой адрес.

По большому счету, написанная фраза «Давай через 40 мин» соответствует актуальной, но непрозвучавшей «Давай на ты».

* * *

Однажды со мной случилось то, что рано или поздно случается со всеми: я влюбилась в одного молодого человека. Он был очень серьезным, начитанным, кроме того, мы работали с ним в разных институтах, поэтому виделись крайне редко на общих лекциях и конференциях. Чтобы хоть как-то завладеть его вниманием, я предложила ему свою помощь в переводе иностранной литературы. Он, к моей превеликой радости, согласился. Мы начали работать вместе. Общались в основном по переписке. Молодой человек был весьма привлекателен, и я тайно мечтала о любовной связи с ним. Эти мысли не давали мне покоя. Однажды я отправляла ему новую редакцию своего перевода и написала сопроводительное письмо, в котором предлагала ему встретиться для обсуждения его замечаний по тексту. Отправив письмо, я решила его перечитать. К своему ужасу, я обнаружила в письме досадную опечатку: вместо слова «встретиться» я написала «всТЕРтиться».

Я стала анализировать свою ошибку. На тот момент я уже была несколько лет в анализе и быстро разгадала значение своей опечатки. Слог «ТЕР», так неожиданно вылезший в письме, на самом деле ассоциируется с глаголами «тереть» или «тереться», что немедленно обращает нас к теме секса. Что есть секс как не трение? Трение - это, можно сказать, основной прием в сексе, так как любовники чаще всего стимулируют эрогенные зоны друг друга посредством именно трения. Да и сам генитальный контакт представляет собой трение эпителия половых органов, что способствует достижению удовольствия. Очевидно, что моя опечатка выражала мое желание сексуального контакта с этим человеком. Кроме того, мою описку также можно было трактовать как попытку «ВТЕРеться» в доверие к этому человеку, т. е. понравиться ему. Оставалось надеяться лишь на то, что молодой человек будет не столь наблюдательным и описку мою не заметит. Так и случилось: он либо ничего не заметил, либо сделал вид, что не заметил. В общем, так или иначе общение наше продолжилось как ни в чем не бывало, но я уже была внимательнее в переписке.

Очитки

Девочка читала текст - сказку о грустной принцессе на английском языке: «A rich man has a daughter (У короля была дочка). She is very beautiful and good, but she is sad (Она была очень прекрасной и хорошей, но грустной)». Во всем тексте девочка ошибалась на одних и тех же словах: вместо daughter (дочка) читала beautiful и вместо beautiful - daughter.

Попытаемся понять, почему она совершила очитку именно так, а не иначе. Обратим внимание на то, что происходит во время очитки. Этот случай не станет случайностью, если объяснить его с психоаналитической точки зрения. Что заставило девочку совершить очитку именно так? Какая мысль пришла ей в голову перед очиткой и в какой ситуации она происходит?

За несколько часов до прочтения текста у девочки поднялось настроение, появилась сильная радость, счастье оттого, что ей купили долгожданные диски с фильмами и играми. Она этого ждала очень долго, а теперь они у нее есть, и девочка держит их в руках. А при чтении текста, сделав ошибку, прочитав слово beautiful вместо daughter, она тем самым выразила свое внутреннее счастливое состояние, свое отношение, эмоции, которые были скрыты внутри, в бессознательном, и вышли наружу именно в тот момент через эти слова.

* * *

Прочитала сообщение от приятеля (на английском языке): «Почему ТЫ думаешь, что мы как будто бы знаем друг друга годами?» - вместо «Почему Я думаю, что мы как будто бы знаем друг друга годами?». Дело в том, что несколькими днями ранее я произнесла ровно эту фразу: «Мне кажется, будто мы знаем друг друга годами», - нашему общему приятелю. И во время прочтения сообщения того же содержания от человека, про которого я это говорила, я увидела то, что меня смутило. Я сразу подумала: «Как он узнал, что я это про него говорила?» Очевидно, моя откровенность с нашим общим знакомым меня беспокоила, и эта обеспокоенность проявила себя в очитке. Но также очевидно, что мне и хотелось, чтобы мой приятель знал о моем расположении к нему (хотя это меня и смущает, возможно), т. е. я увидела то, что хотела увидеть.

* * *

Девушка по дороге на рынок строительных материалов проходила мимо здания, где располагался кабинет врача, к которому она когда-то обращалась. Она вспомнила тот прием, у нее возникло связанное с ним неприятное чувство раздражения и желание поскорее забыть специалиста, поставившего ошибочный диагноз. Консультация была непрофессиональной. Да и сам доктор был ей неприятен. Вспомнив о нем, она не в первый раз посчитала его очень своеобразным человеком, с «тараканами». Через несколько минут девушка уже проходила мимо павильона, торгующего принадлежностями для ванной комнаты. На витрине было написано: «Большой выбор кранов для кухни и ванной». Она прочитала: «Больной выбор кранов...» Эта очитка вполне объяснима, исходя их предыдущего рассказа: незадолго до очитки она вспоминала о докторе, да еще о «больном» докторе.

* * *

Девушка листает модный журнал и читает заголовки: «Мех во власти моды», «Краски на мех не жалеют». Правда, во втором заголовке ей померещилось слово «киски» (используется в разговорной речи для обозначения женских гениталий). Дело в том, что, листая журнал, она вспомнила параллельно то, что недавно читала в «Трех очерках по теории сексуальности». И там было сказано, что мех обязан своей ролью фетиша ассоциации с волосами на женском лобке. Очитка эта вполне объяснима: все, что связано с сексуальностью, часто вызывает сложные противоречивые эмоции. И поэтому часто попадает под вытеснение.

* * *

Как считает З. Фрейд, «то, что следует прочитать, в отличие от того, что намереваешься написать, не является собственным продуктом психической жизни читающего». Слово, которое нужно прочесть, заменяется другим. Для объяснения очитки, нужно понять, какая мысль пришла в голову читавшему и в какой ситуации человек находится. Например, прочтение смс-сообщения.

«Марине срочно нужен перевод свидетельства о рождении, нотариально заверенный». Прочитано: «Мне срочно нужно...». Так как сообщение пришло от человека авторитарного, который часто обращался с просьбами подобным образом, раздражение на этого человека вызвало неправильное прочтение сообщения. Первое прочтение сообщений от него часто сопровождалось искажением текста в сторону пренебрежения вежливостью. Подсознательное ожидание грубости от этого человека часто давало подобного рода очитки.

* * *

Это случай, произошедший с моей приятельницей. Она рассказала следующее.

Однажды вечером она, выполняя домашние дела, размышляла о своей жизни. В течение последних лет у нее были отношения с двумя мужчинами. Это были очень яркие, эмоциональные, интересные отношения. Но они были изначально обречены. Она думала, почему она так вовлекается и почему эти отношения так похожи. Ее размышления прервал ребенок. Она дала ему лекарство и стала читать инструкцию. Она прочитала вслух следующее: «Снижает риск развития отношений». Вместо слова «осложнений» она произнесла отношений.

Ее желание каким-то образом оградить себя от новых разочарований было вытеснено в бессознательное и выразилось этой очиткой.

Я думаю, эта очитка выдала ее неудовлетворение этими отношениями. Она пытается понять, почему они повторяются и почему она так вовлекается в них. Возможно, она хочет разобраться и найти «инструкцию», которая поможет ей.

Фрейд описывал потребность вновь и вновь проигрывать болезненные личные переживания в словах или действиях. В подобных случаях индивидуум бессознательно подготавливает варианты первоначальной темы, поскольку так и не научился преодолевать ее, равно как и жить с ней. Он пытается овладеть ситуацией, которая в своем первоначальном виде оказалась ему не по силам. Он добровольно и неоднократно встречается с нею.

По теории объектных отношений, в отношениях с мужчинами мы повторяем отношения с первичным объектом.

Д. Пайнз «В каждом мужчине она искала себе мать и отношения в своей основе были повторением эмоционально неутешительных отношений с матерью, когда она ощущала, что цепляется за кого-то, кто может отказать ей в жизни в еде в любую минуту. Она стремится к материнской груди, которую ей никогда не обрести».

* * *

Случай очитки произошел со мной не так давно, вечером одного буднего дня, когда я, пролистывая какую-то психологическую литературу, прочитала на странице среди прочего «... ОЖИДАЮЩИМИ при воспоминании» вместо «.оживающими при воспоминании». Интересно отметить, что в это самое время я как раз ожидала своего мужа с работы, у нас были планы на вечер, и я тревожилась о его долгом отсутствии и вероятном нашем опоздании к назначенному часу. Мое состояние ожидания, мысли и тревоги того вечера проявились на страницах книги совершенно бессознательно, встраиваясь в ткань повествования, заданную автором.

* * *

Когда я проезжаю через магазин «Дом кафеля», читаю «Дом кафе». Чтобы выявить причину данной очитки, я погрузилась в воспоминания, и первое, что вспомнила, эпизод из подростковой жизни. Это был 1999 год, тогда была девальвация рубля и, скажем, материальный достаток людей оставлял желать лучшего. Мне было 16 лет. Одноклассница пригласила погулять в центре и зайти в кафе. Я согласилась, но мама не дала мне денег на него, и, по сути, деньги были только на проезд, а может, и было немного еще, точно не помню. Сказать подруге об этом я как-то постеснялась, и мы настойчиво с ней искали кафе и не могли найти. Потом я увидела надпись «Дом кафеля» и прочла как «Дом кафе». Неприятный разговор дома с мамой, где я постоянно в роли просящего, и сильное желание посидеть в кафе дало такое ошибочное действие, т. е., с одной стороны, желание в виде «кафе», а с другой -запрет на это желание «Дом», и получилось такое сочетание слов. Таким образом произошло вытеснение истинного желания в бессознательное, а в сознательном фигурировало понимание, что «желание» неосуществимо в данный момент.

* * *

Я занималась поиском квартиры и просматривала всевозможные сайты о продаже недвижимости. Сначала мне хотелось найти хорошую квартиру в новостройке. И я искала строящиеся жилые комплексы. Сейчас модно называть их по-разному, иногда даже не связывая с местностью, где они находятся. В общем, мне эта тенденция нравится, есть в ней что-то творческое, с одной стороны, и, с другой стороны, есть надежда, что это не одно лишь название, а за ним все-таки есть что-то определенное, соответствующее этому названию. И вот я просмотрела очень много вариантов в интересующих меня районах и поняла, что цена там значительно выше, чем я могу себе позволить. Здравый смысл мне подсказывал, что уже пора принять эту данность и переключить свое внимание на поиск недвижимости по другим параметрам, но оставалась маленькая надежда на чудо, и я предприняла еще одну попытку. И вот я обнаружила строящийся жилой комплекс, подходящий по интересующим меня параметрам, под названием «ШАХТЕР». Название мне казалось странным, но логически я понимала, что жилой комплекс (ЖК) с таким названием просто не должен стоить очень дорого. Шахтер - тяжелая рабочая профессия, и мне опять показалось странным, что так назвали комплекс домов. Советское время позади, но пережитки его сохранились, успокаивала я себя. Набираю указанный номер, чтобы узнать всю информацию, и спрашиваю: «Здравствуйте, это ЖК „Шахтер"?» И слышу в ответ: «Здравствуйте, да, это ЖК, только „ШАТЕР“». В ту же минуту мое воображение рисует мне шикарный восточный шатер, расписанный золотом и сверкающий на солнце, почти как в сказках Шахерезады. Да, мне смешно, и под мой смех голос на том конце провода сообщает мне стоимость квадратного метра. И я действительно чувствую себя шахтером по отношению к шатру и понимаю, что это две разные сказки.

Могу предположить, что-то количество информации, которое мне предстояло изучить, то количество разговоров-договоров и просмотров утомили меня не меньше, вероятно, чем реальных шахтеров их рабочая смена. Когда мы что-то ищем, то похожи на шахтеров, идущих в темноте с фонариком, который освещает только то место, куда он направлен, а вокруг темнота.

Москва - не мой родной город, я здесь не выросла. Для того чтобы понять, что выбрать, мне приходится ездить и смотреть, т. е. прицельно «освещать» каждое место. Для меня шахтер обозначает еще и того, кто роет в глубине. И это связано с работой психолога, аналитика в особенности. То количество психологических «раскопок», которые я совершила за этот год, очень велико. Не все открытия были легкими и приятными, некоторые были, скорее, трудными и удручающими. Но каждый раз «смена» заканчивалась, и я выходила на свет божий. Возможно, также есть ассоциация и с концом семестра, который подразумевает большое количество материала, требующего переработки и систематизации для зачетов и экзаменов. Теперь, когда я соприкоснулась со словом «шахтер» методом свободных ассоциаций, мне стало понятно, что квартиры в новостройках - это, увы, сейчас не мой случай. Слишком уж трудным представляется мне то, что последует за этим выбором.

«Каждый... избежал бы многих разочарований... если бы нашел в себе смелость толковать мелкие ошибочные действия в общении с людьми как предзнаменование и оценивать их как знак еще скрытых намерений» (З. Фрейд).

* * *

Следующее ошибочное действие в виде очитки произошло во время подготовки к сдаче выполненной работы. В процессе работы с источниками на английском языке, я прочла: «You won’t be able» («Ты не сможешь» / «Тебе это не удастся») вместо «You won’t be alone» («Ты не будешь одинок»). Чтобы понять истинный смысл фразы, я возвращалась к ней несколько раз. Потом я задала себе вопрос: почему я допустила такую ошибку? Ответ не заставил себя ждать. Дело в том, что у меня было совсем немного времени и я боялась, что не справлюсь с поставленной задачей.

* * *

Помимо основных обязанностей на своей работе, я отвечаю за небольшие организационные вопросы. И я решила предложить своим коллегам собрать и отправить рождественский подарок для коллег из другого офиса нашей компании, который находится в Канаде. Самым простым способом узнать мнение большинства оказалось сообщение в общий чат, в котором я обозначила, что хорошо бы поздравить ребят на другом конце света с праздниками, только совершенно нет понятия о том, что можно отправить, кроме традиционного русского сладкого подарка, и добавила: «Нужны ваши гениальные идеи!» Отправив это сообщение впопыхах, я вернулась к своим рутинным рабочим задачам, решив вернуться к этому вопросу спустя некоторое время, дав время и возможность всем высказать свои идеи. С совершенно чистым разумом, вновь открыв этот чат, я начала с самого начала перечитывать сообщения по этой теме, начав, конечно, с собственного. При перечитывании его со мной произошла очитка. Фразу «Нужны ваши гениальные идеи!» я прочитала как «Нужны ваши генитальные идеи!». Конечно, такую очевидную и забавную очитку я заметила моментально, за доли секунды я убедилась в том, что на самом деле мое сообщение написано корректно, и следом я попыталась найти объяснение такому действию с точки зрения психоанализа.

Я работаю в компании, которая реализуется в сфере интернет-технологий и графического дизайна. У нас маленький, гендерно равный, молодой коллектив. Средний возраст сотрудников - 30 лет. У нас почти отсутствует текучка, и, как следствие, в офисе сложилась камерная, приятельская атмосфера. Часто в обеденных перерывах, за кофе и на корпоративных вечеринках очень животрепещуще поднимается тема различия и равенства полов, взаимоотношений, феминизма. И конечно, я сама в выборе литературы и чтения популярных статей все чаще выбираю тему женственности, сексуальности, взаимоотношения полов. Поэтому я очень живо и с особым интересом принимаю участие в подобных дискуссиях, мне крайне любопытно слышать мнение разных мужчин и женщин по той или иной тематике, касающейся межполовых отношений. И как уже было очевидно в разборе предыдущего ошибочного действия, тема собственной сексуальности на данный момент является ключевым объектом моих размышлений в личной терапии. После быстрого анализа, для меня стало очевидно, что очитка «генитальные идеи» со мной произошла совершенно не случайно.

Гениталии - первичный половой признак живого организма, признак различия полов, символ сексуальности, образ физического желания. В сообщении я обращалась напрямую к коллективу, с которым время от времени обсуждала узнанное и прочитанное по волнующей меня теме, сама перманентно находясь в изучении себя и работы над собой в этой сфере.

Ослышки

У моей подруги намечалась вечеринка. Мне очень хотелось пойти туда в новом наряде. Как нельзя кстати мне пришла на телефон смска, что в моем любимом магазине скидки до 25 %. Я твердо решила, что хотя бы юбочку обязательно надо купить. Взяла с собой деньги с тем расчетом, что мне надо заехать в зоомагазин за едой для собак, да еще и в аптеку -закупить новых лекарств, так как старые выбросила из-за окончания срока годности. Мой муж, зная, что я еду в аптеку, позвонил мне, когда я была уже в пути, и попросил купить ему шампунь «Низорал». Я пообещала, что куплю, хотя сама подумала, что шампунь стоит около 1000 рублей, вдруг на юбочку не хватит! Потом он позвонил еще раз, попросил меня купить ему «Экзодерил» для ног и еще пару наименований лекарств. Это начало выводить меня из равновесия. В аптеке я оставила намного больше денег, чем планировала. После заехала в зоомагазин, а потом уже отправилась в магазин одежды, переживая, что вдруг не хватит денег на юбочку. Да еще и в солярий хотелось забежать, чтобы иметь на вечеринке свежий вид... Юбку я выбрала, денег хватило, на солярий осталось немного. Придя в солярий, я ослышалась: девушка сказала 175 рублей, а мне послышалось 75 рублей. Эту ослышку могу проинтерпретировать следующим образом: на протяжении всего дня мне хотелось, чтобы на все хватило денег, а так как их было в обрез, мне везде хотелось, чтобы к оплате называли суммы, которые устроили бы меня. Отсюда и ослышка, причем я ослышалась в свою пользу! В солярии я позагорала, а вот семья в тот день осталась без хлеба.

* * *

В пятницу к вечеру я заканчивала уборку в ванной и на кухне. Решила помыть пол после того, как приготовлю ужин. Потому что, пока его готовишь, всё равно намусоришь. Провозилась до позднего вечера. И подумала, что бабушка моя никогда не мыла пол на ночь. И даже что-то такое говорила по этому поводу: мол, нельзя. Я подумала, что утром вымою. Хотя последнего штриха недоставало. Ну, нет так нет. «Утро будет», - подумала я и поставила в раковину огромный салатник -вымыть. А поставила я его не в середину раковины, а на край, на бортик. И пошла взглянуть на что-то в ванную. Прихожу потом на кухню - и что я вижу? Вода перелилась из салатника и льется прямо на пол. Пришлось его срочно и с удовольствием вымыть.

Интерпретация такова, что мне хотелось поступить по-своему, но, видимо, родительские запреты до сих пор оказывают влияние на мою жизнь. Приходится искать обходные пути, чтоб «творить волю свою».

Мой муж купил мне подарок. Я весь день «игралась», к вечеру немного устала, на вопрос «Как ты себя чувствуешь?» ответила, что я хожу какая-то очарованная. Муж услышал «разочарованная». И спросил, угодил ли он с подарком.

До этого я ему пеняла, что он растрепа и растяпа. В культурных выражениях, но суть была такая. Он посчитал, что я разочарована в его поведении и в его подарке заодно. Получается, ему важно мое мнение о нем.

* * *

История с моей подругой, которая работает мастером маникюра. Звонит ей клиентка и спрашивает: 1. Адрес салона. 2. Время работы. 3. Стоимость работы.

Подруга ей отвечает. Клиентка задает новые вопросы: 1. Какой опыт работы? 2. Какими материалами пользуется мастер? 3. Сколько стоит работа? Подруга отвечает последовательно, а клиентка снова задает вопрос: «Так сколько же стоит работа?» Подруга отвечает, что 3000 рублей. Клиентка переспрашивает: «2000?» В результате, так и не пришла.

Интерпретация такова: несостоявшаяся клиентка стеснена в средствах и, скорее всего, чаще делает маникюр самостоятельно, чем у мастера. Однако она стремится повысить свою значимость «умными» вопросами об опыте работы и о материалах. Ей хочется более роскошной жизни, чем та, которую она ведет.

* * *

Недавно произошла вот такая ослышка: название фильма «Оттепель» мне послышалось как «Отель». Дело в том, что у нас была ссора с мужем, и я искала для себя отдельное жилье на короткое время, потом мы помирились, я в очередной раз заставила себя примириться с целью сохранения семьи, но бессознательное помнит обиды и не хочет мириться, пока не хочет мириться. Эта ситуация живая, мне трудно ее комментировать, но очевидно, что я еще обижена, переживания мои сильны, раз со мной происходят такого рода очитки.

* * *

Послеобеденное время. Я сижу за ноутбуком в спальне, муж копошится в другой комнате. В какой-то момент, выйдя в прихожую, он спрашивает: «Где мыло?», и этот вопрос вызывает у меня удивление. Не далее как несколько минут назад я мыла руки и мыло спокойно лежало на своем месте на раковине. В ванной комнате есть еще другое мыло, так что непонятно, о чем идет речь. Я отвечаю: «Там же, на месте», но он снова задает тот же вопрос, уже явно раздражаясь. Мне приходится встать из-за стола и подойти к нему. Увидев его с ведром и шваброй, я понимаю, что неправильно услышала его вопрос: он спрашивал: «Где мыла?» -имея в виду, в каких комнатах полы вымыты, а в каких нет. Утром я мыла полы, но, поскольку у меня поднялось давление, кухню и дальнюю комнату я оставила на «потом». Муж сказал, что сам вымоет пол в течение дня. Вот решил мне помочь, а какие комнаты остались непомытыми, забыл. Спрашивает у меня, а я не понимаю и тоже раздражаюсь. Чуть позже я осознаю, что мое раздражение было связано не только с тем, что он отвлекал меня, но и с тем, что он спрашивал о мыле. Я коллекционирую туалетное мыло. Всегда покупаю по 2 штуки: одно - в коллекцию, другое - для практического пользования. Если вдруг по моему недосмотру запасы мыла для дома заканчиваются, муж может беззастенчиво залезть в мою коллекцию. Поэтому упоминание о мыле для меня всегда болезненно, поскольку я подозреваю мужа в очередном посягательстве на мои драгоценные благоухающие слитки. Так что омонимия мыло - мыла (в лингвистике это называется омофонами: в безударной позиции фонемы <а> и <о> звучат одинаково) сыграла со мной злую шутку.

Забывание, невыполнение намерений

На протяжении нескольких лет мой знакомый каждый год совершает одно и то же ошибочное действие. У него есть дочь, которая живет в другом городе. За месяц до дня рождения он начинает переживать, чтобы не забыть поздравить ее с днем рождения или не перепутать дату дня рождения. Беспокойство обоснованное, поскольку он постоянно не успевает написать ей письмо или вовремя послать поздравительную открытку. Уже после дня рождения он звонит, извиняется и поздравляет с прошедшим днем рождения. Он не мог себе объяснить, почему он из года в год, не может не забыть или не перепутать дату рождения своей дочери.

В результате осуществленного анализа ошибочного действия после изучения «Психопатология обыденной жизни» З. Фрейда выявилось следующие. Когда дочери было 8 лет, он ушел из семьи - дочь росла без отца. Они перестали общаться, и только когда ей исполнилось 17 лет, они возобновили общение. Она его поняла и простила, чувство вины было вытеснено в бессознательное, но осталось активным. Бессознательное действовало таким образом, что былое чувство вины не воспроизводилось ни в сознании отца, ни в его действиях, направленных на выражение каких-либо эмоций. Несмотря на то, что отец совершил такой поступок, дочь его любила и уважала. Но бессознательное, где еще было активно чувство вины, напоминало ему о его поступке, в результате которого он постоянно совершал ошибочное действие, забывая поздравить или путая дату дня рождения. Я ему показал анализ, основанный на работе З. Фрейда, и его это удивило, обескуражило. Он подтвердил мне, что в преддверии дня рождения он постоянно чувствует бессознательную тревогу. Он понял, почему это происходит. Надеюсь после этого он перестанет забывать и будет вовремя поздравлять свою дочь.

* * *

Мы не так давно переехали в Израиль в связи с работой мужа. Он работает репортером на одном из Российских центральных телевизионных каналов и освещает события в регионе. Недавно мы познакомились с нашим соседом, очень приятным англичанином по имени Элестер, с которым у нас быстро завязались приятельские отношения. Он возглавляет политический отдел Британского посольства, и мы нередко обсуждали вместе ситуацию в регионе и различные события, особенно в связи с военной операцией. Как-то вечером я спросила у мужа: «Ты сказал Элестеру, что был в секторе Газа?» Ровно через пять минут я задала тот же вопрос, на что муж с удивлением ответил: «Ты только что спрашивала это пять минут тому назад, и я тебе ответил: „Да, сказал". Теперь я понимаю, почему мне нужно все время тебе повторять: „Я тебя люблю“, - ты каждый раз это забываешь». Мы оба посмеялись.

Возможная причина забывания как того факта, что я уже задала этот вопрос, так и, соответственно, самого ответа, который дал муж, в неприятных воспоминаниях, связанных с его пребыванием в секторе Газа. Во-первых, он оказался там во время самого большого количества авиаударов, нанесенных по региону со стороны Израиля, и это было, действительно, страшно. Когда мы разговаривали с ним по телефону, я постоянно слышала оглушительные взрывы. Дома взрывались прямо рядом со зданием, где находились журналисты. Удары наносились не только по военным объектам, но и по жилым домам, в которых жили террористы, а они жили везде. Поэтому, по существу, не было никакой стопроцентной гарантии, что в доме, где остановились муж с коллегами, также не жил бы кто-либо из группировки ХАМАС.

Но это лишь одна сторона. Думаю, что на забывание вопроса и ответа повлияло также и то обстоятельство, что в тот момент, когда муж был в Газе, я не только переживала за его жизнь и здоровье, но и чувствовала обиду оттого, что он не звонил мне оттуда и не успокаивал меня, что с ним все в порядке. Он перезвонил только, когда я прислала ему смс-сообщение, но был нервным и сказал, что не хочет разговаривать, так как здесь, действительно, страшно и ему не до разговоров, когда рядом все взрывается.

Очевидно, мне было неприятно вспоминать про его командировку в сектор Газа, и я вытеснила из памяти факт задавания вопроса. Однако у меня все-таки было желание поделиться этим с Элестером (или вообще хоть с кем-то), и я снова задала тот же вопрос.

Но вышеуказанные интерпретации относятся исключительно ко второй части моего вопроса и не дают, таким образом, понимания, как вытеснение может быть связано с его первой частью - про сообщение этой информации нашему приятелю. Очевидно, что связь должна быть.

В момент, когда я пишу об этом, в голову приходит мысль, не может ли мое забывание быть связанным также с таким неприятным чувством, как зависть к мужу. Он побывал в опасном месте, сделал оттуда прекрасный репортаж, который был отмечен коллегами, да и сам факт того, что он не побоялся поехать в Газу, вызывает некоторое восхищение. Я заметила, что, с одной стороны, мне как будто хотелось бы похвастаться мужем перед нашим лондонским соседом, увидеть его восхищение, а с другой стороны, мне и самой хотелось бы вызвать такое восхищение у него. Но моя работа психологом-психотерапевтом не предполагает публичности. Возможно, моя зависть была вызвана некоторым недостатком общественного признания моей деятельности и заслуг, особенно в связи с переездом в чужую страну.

* * *

Мне довелось самой столкнуться с заинтриговавшим случаем забывания имени. На работе мой отдел занимается, помимо всего прочего, тем, что составляет списки сотрудников, которые должны прибыть в раннее время в редакцию. Для этого работники звонят нам или приходят, называют свое имя и фамилию, а также время, к которому им нужно быть на месте. Каждый день одни и те же люди в одно и то же время называют свои фамилии. Казалось бы, что может быть проще. Но неожиданно я поймала себя на том, что совершенно не помню имени молодого человека, который в час дня входит в наш кабинет, представляется и уходит.

Обнаружив это, понимая, что такой случай не объясняется рутинной рабочей загруженностью, я попробовала выяснить для себя, что же не так с этим молодым человеком. Не знаю, насколько окажусь права в своих исканиях, но получилось у меня примерно следующее.

Прежде всего, по составленным спискам сотрудников я выяснила наконец забытую фамилию - Русанов. В таком виде она ни о чем мне не говорила, я совершенно точно никого с такой фамилией не знала, но вспомнила, что в школе в параллельном классе учился мальчик Русинов. С ним у меня совершенно точно связано два воспоминания, в обратном хронологическом порядке выглядящие следующим образом.

Спустя некоторое время после института я работала в небольшом туристическом агентстве. Однажды на пороге моего кабинета появился человек. После вежливого приветствия он вдруг широко улыбнулся и радостно обратился с вопросами уже только ко мне. Я вспомнила, что мы учились с ним вместе в школе, но его имя и фамилия начисто вылетели у меня из головы. Он, по всей вероятности, понял это и то, что мне неловко признавать такую оплошность, и представился сам: «Я Русинов», подтвердив, что мы учились с ним вместе.

Тогда инцидент был, собственно, исчерпан. Но в свете нынешней ситуации с забыванием фамилии я постаралась вспомнить, что еще меня связывало с мальчиком из параллельного класса. Это оказалось довольно просто.

Почти все ученики в старших классах принимали активное участие в том, что было принято называть школьной самодеятельностью. Так однажды по какому-то поводу готовилось представление, посвященное классическому английскому детективу. Действующими лицами были Агата Кристи и придуманный ею персонаж - Эркюль Пуаро. Роль писательницы доверили мне, а бельгийского сыщика играл уже упомянутый выше Русинов. Для него это был своеобразный дебют на школьной сцене, он очень трепетно относился к представлению, и мы несколько раз живо и подробно обсуждали запланированные действия.

Однако после представления, которое прошло удачно, Русинов, сталкиваясь со мной в школьных коридорах, называл меня не иначе как Агата Кристи. Поначалу я довольно спокойно относилась к таким проявлениям внимания, уважая в чем-то его впечатления от первого школьного спектакля, но со временем стала чувствовать себя неловко. Во-первых, у меня было мое собственное имя; во-вторых, мне приходилось рассказывать другим людям, случайно слышавшим такое необычное обращение, всю историю про школьную постановку.

Таким образом, если допустить, что я права в своих ассоциациях, то получается примерно следующая цепь событий.

1. Соученик постоянно называет меня чужим именем. Мне это не нравится.

2. Встретившись с ним несколько лет спустя, я не могу вспомнить, как его зовут, словно в отместку за то, что он когда-то вызывал у меня неприятное чувство неловкости.

3. Я не могу запомнить фамилию другого человека, потому что она всего лишь на одну букву отличается от фамилии человека, вызывавшего у меня подростковое чувство неловкости.

Можно сказать, что в чем-то бессознательное пытается защитить меня, моментально стирая из памяти похожую фамилию, не позволяя рождаться нежелательным ассоциациям.

* * *

Вообще у меня достаточно хорошая память на лица и имена людей, особенно тех, с которыми я контактирую. Однако долгое время я не мог запомнить простое имя Анна. Анна - это новый бухгалтер, которая пришла на смену предыдущего бухгалтера, ушедшего на пенсию. Анна, в отличие от предыдущего бухгалтера, была очень рассеянной, необязательной и часто задерживала оплату нашим поставщикам за оказанные услуги нашей компании. Это стало причиной сложных конфликтных ситуаций и ухудшением отношений с партнерами. Каждый раз мне приходилось оправдываться перед ними за задержку оплаты, возникшую по вине Анны. В связи с частым повторением таких ситуаций через некоторое время я стал отмечать, что она вызывает у меня крайне неприятные эмоции. На протяжении всего периода общения с ней я постоянно забывал ее имя. Анализируя эту ситуацию теперь, я понимаю, что это было связано с негативными эмоциями, которые я испытывал к ней.

* * *

К нам на работу пришла новая сотрудница, мы познакомились, и я тут же забыла ее имя и отчество. Мне показалось это очень странным, так как память на людей и их имена подводят меня редко. Я поняла, что должна быть причина. Коллегу зовут Галина Викторовна. Я в течение получаса перебирала в уме все женские имена в комбинации с отчествами. Но это имя так и не пришло мне в голову. Тогда я спросила у другой сотрудницы, и, услышав имя, я поняла причину забывания. Галина - имя моей бывшей подруги, с которой был связан большой и важный период моей жизни, поскольку 12 лет мы встречались часто в одной компании. Мы перестали общаться после того, как она поставила мне условие - не видеться без нее с мужчиной, с которым у нее были отношения. Это было сказано мне с угрозой, явной ревностью и с непонятной мне агрессией. Я была сильно удивлена и даже испугана, т. е. событие произвело на меня сильное впечатление. Впоследствии я узнала, что у Гали серьезные проблемы с психикой. Разочарование в подруге и в том, что до этого эпизода я ничего за ней не замечала, спровоцировало забывание имени сразу после того, как я его услышала. Отчество Викторовна также было для меня связано с нежелательными эмоциями. Брат моей мамы Виктор умер годом раньше, сильно страдая от неизлечимой болезни, в 50 с небольшим лет, и все мы очень сильно переживали это горе. Таким образом, забывание защитило меня от переживания негативных эмоций.

* * *

В первом классе я познакомилась с девочкой по имени Лена, в последующем ставшей моей соседкой по парте и моей лучшей подругой, как потом оказалось, на всю жизнь. Как бы ни казалось мне это странным, женщины по имени Лена как будто преследовали меня. Мне казалось это забавным и очень удобным. Ведь многие мои коллеги, практически все подруги и случайные знакомые носили это имя.

Записная книжка пестрила этим именем. Я с легкостью запоминала имя Лена.

Но в этом году моя подруга забыла поздравить меня с днем рождения. И даже не ответила на мое приглашение. Спустя неделю она позвонила и извинилась. Конечно, я была удивлена, и мне было неприятно.

Прошел месяц, я подписала договор о принятии участия в проекте для женщин «Леди Новосибирск». Нас было 26 участниц. И конечно, же среди них были девушки с именем Лена. Но что самое странное, что я не могла вспомнить, как их зовут. Мне хотелось назвать их Наташа, Настя, как угодно. Я понимала, что это каким-то образом связано с моей лучшей подругой Леной.

Когда я начала читать книгу «Психопатология обыденной жизни», для меня стало ясным, что произошло вытеснение этого имени в подсознание, так как ассоциации с ним наталкивают меня на неприятные воспоминания о моей подруге и вызывают во мне чувство вины, так как из-за обиды я не стала поздравлять и ее с днем рождения.

* * *

У моего хорошего друга от рака умерла жена, с которой у меня были теплые отношения. Весь наш круг общения очень тревожился о том, как он переживет горе, так как они долго жили в счастливом браке. Его жена обладала прекрасным чувством юмора, была интересной рассказчицей, интеллигентной и неординарной личностью. Мы все были убеждены, что ему трудно будет найти новую супругу, так как планка была очень высока.

Через несколько лет он женился. И несмотря на то, что мы в хороших отношениях и она носит достаточно простое русское имя Наталья, распространенное среди моих знакомых, я при каждой встрече или телефонном разговоре его забываю. Наталья очень хорошая хозяйка, душевный человек и даже имеет внешнее сходство с предыдущей супругой, но при этом интеллектуально она абсолютно не соответствует тому идеалу, который мы хотели видеть рядом с нашим другом.

Проанализировав данную ситуацию, я пришла к выводу, что во мне говорит некоторое бессознательное пренебрежение по отношению к новой жене друга, основанное на недостаточно хорошо прожитом чувстве утраты дорогого человека и на нереализованных ожиданиях по отношению к новой жене друга. Я могу рассматривать это как свою бессознательную агрессию по отношению к ней.

* * *

Я забыла отправить в институт документы (заявление, договор и т. п.). Думаю, что это было реакцией на заявление о том, что студенты, отсутствующие на 80 % лекций, будут отчислены из института. Я работаю по понедельникам, средам, пятницам до позднего вечера и далеко не всегда могу присутствовать на лекциях, но слушаю их в записи. И у меня присутствовала некоторая обида, что меня не готовы понять в моей ситуации острой занятости.

Сейчас, заканчивая письменную работу, посвященную ошибочным действиям, мне становится очевидна параллель с желанием «особенного» отношения к себе, к своей персоне. И эта работа открыла для меня мой «паттерн», который ускользал до этого времени.

* * *

Спасибо такой науке, как психоанализ, с помощью которой по-новому рассматриваешь свое отношение к определенным событиям. Конечно, научиться мыслить психоаналитически - это долгая и трудная работа, но одновременно и необыкновенно интересная и увлекательная.

Сейчас я уже могу объяснить себе некоторые события из собственной жизни. Например, мои многочисленные и тщетные попытки запомнить школьное расписание своего сына. Пока оно не появилось в письменном виде, сделать этого я не смогла. Корила себя за забывчивость, ведь даже у бабушки выходило гораздо лучше. Теперь же я понимаю, что дело не в моей загруженности и не в материнской необязательности по отношению к ребенку, а именно в моем отношении к моей школе и моей учебе.

В детстве я была очень застенчивым ребенком, иногда даже упоминание моей фамилии могло заставить меня покраснеть. Всегда хотелось быть «невидимкой», причем отношение ко мне учителей и одноклассников было очень-очень хорошим. Конечно, иногда одноклассники подтрунивали надо мной, зная такой мой недостаток, но, как мне казалось, я умела постоять за себя. Может быть, это действительно только казалось, раз проблема до сих пор не решилась и возникает в отношении уже моего ребенка.

* * *

Мой приятель собирался ехать в отпуск в деревню. Его ждали жена и дети. Он купил продукты, сладости, подарки. Надо сказать, что он очень любил ездить ночью. Но сестра жены, которая напросилась к ним в гости, начала ныть и капризничать, что, мол, ехать ночью страшно и опасно. И так он устал от этого нытья, что собрался и поехал днем. Через 100 км, на заправке, он, к своему ужасу, обнаружил, что забыл положить в машину все приготовленные продукты, подарки и сладости. Пришлось возвращаться в Москву и вновь выезжать, как и собирался, ночью.

Анализируя данную ситуацию, можно сказать, что подсознательное намерение ехать комфортно ночью заставило «забыть» продукты дома.

* * *

Интересный случай неожиданного забывания такого простого на первый взгляд слова, как «жена». Несколько лет назад я начала встречаться с одним молодым человеком, про которого ничего не знала. Мои родители очень боялись, что у него есть семья и дети и что он причинит мне боль. Я боялась об этом спросить у него напрямую и предпочитала оставаться в неведении. В это же время я как-то раз разговаривала со своей подругой об одной нашей общей знакомой. Мы обсуждали брата этой самой знакомой. Брат был семейный человек, у него была жена и маленький ребенок. Я что-то рассказывала про брата и в какой-то момент в контексте рассказа мне нужно было уточнить, что мне позвонила жена этого самого брата. Вместо этого я несколько раз сказала: «Мне позвонила подруга», «Мне позвонил брат», «Мне позвонила она». Я никак не могла вспомнить слово «жена». Мне на помощь пришла моя собеседница. Она переспросила меня: «Тебе позвонила жена брата?» Я ответила: «Да-да, точно! Просто забыла слово „жена“».

Согласитесь, что забыть такое простое слово невозможно. Конечно, я его не забыла. Произошло вытеснение. Просто в моей психике совершенно однозначно брат нашей общей знакомой проассоциировался с тем молодым человеком, с которым я встречалась в тот момент. Они, кстати, были почти одного возраста, с разницей примерно в два - три года. Так как я была напугана моими родителями и очень боялась, что мой молодой человек на самом деле имеет жену и ребенка, что я отказывалась признавать и узнавать, слово «жена» втеснилось. Я отрицала наличие семьи или даже намеков на нее у моего молодого человека, поэтому в разговоре как будто на совсем отвлеченную тему это выразилось в выпадении из памяти простого слова «жена».

* * *

Я несколько раз подряд забывал оплатить парковку около поликлиники, получая большие штрафы за это нарушение. Это забывание связано только с определенным местом, причем после первого случая я, паркуя машину во время следующего визита, был полностью уверен, что в этот раз я точно не забуду произвести оплату. Разумеется, я забыл про это, едва выйдя из машины, и вспомнил об этом только по возвращении из клиники. Самое очевидное объяснение этому я вижу во внутреннем сопротивлении, протесте против наличия платных парковок около социально значимых объектов. Это возмущение не покидало меня всю дорогу к поликлинике после того, как я накануне получил первый штраф. Возможно, в первый раз забывчивость была непроизвольной, но во второй, к тому же после получения первого штрафа, я склонен видеть объяснение ситуации именно во внутреннем сопротивлении.

* * *

Два раза подряд в течение одного месяца я совершила одно и то же ошибочное действие. Я умудрилась забыть положить деньги на телефонный счет тогда, когда ждала важного звонка или должна была позвонить сама. Первый раз это произошло в отпуске. Думаю, что мое действие было связано с тем, что мне хотелось избежать всех переговоров с пациентами. Ведь я далеко, помочь все равно не в состоянии. Второй раз это было связано с конфликтной пациенткой, ситуацию с которой пришлось улаживать несколько дней. Много раз в день она звонила мне по телефону. Отвлекала от работы, постоянно вовлекала в круг своих переживаний и проблем. И я опять довела счет до плачевного состояния, когда даже смс на мобильный банк отправить не смогла. Пришлось выходить, платить через банкомат. Но это стало прогулкой и отдыхом и позволило найти решение вопроса.

* * *

Уже несколько дней бабушка спрашивает у меня, не вынимала ли я из почтового ящика квитанцию для оплаты квартиры. Я не помню. Может быть, и вынимала. Где она в таком случае? Надо поискать в моей сумке. Ищу - нет, квитанции нет, наверное, еще не приносили. Проходит пара дней. Та же история - надо порыться в моей сумке. Ну, давай, пороемся вместе. Я вытряхиваю из сумки все, внимательно просматриваю бумажки. Нет, квитанции нет, значит, ее не приносили. Бабушка, однако, находит требуемую квитанцию в уже просмотренных мною бумагах.

Приходится признаться, что платить за квартиру мне совершенно не хочется. Мне жалко денег. Это очень несправедливо, что зарплата такая низкая, а цены такие высокие. А именно теперь мне особенно нужны деньги. Получается, что невозможность найти квитанцию объясняется моим желанием сэкономить на квартплате.

В данном случае обнаруживается конфликт между желанием и необходимостью: за квартиру заплатить необходимо, но мое желание противоположно. Это приводит к временному забыванию и потере необходимого.

* * *

В своей работе я хочу рассмотреть одно ошибочное действие, произошедшее этой осенью во время нашей с супругой поездки на пони-ферму, находящуюся в Московской области. Произошло это на обратном пути при въезде в Москву.

Был выходной день. Поездка представляла собой небольшую экскурсию и в общем удалась. Супруга торопилась на курсы иностранного языка. При подъезде к МКАД собралась значительная пробка. Нам нужно было попасть в район Киевского вокзала и сделать это можно было, выбрав один из маршрутов: либо пересечь МКАД и ехать прямо по Профсоюзной улице, либо, проехав под эстакадой МКАД, свернуть на нее и доехать до Можайского шоссе, а затем по Кутузовскому прямо до места.

Первый маршрут вел прямо в середину огромной пробки, протянувшейся по Профсоюзной улице. Это было видно еще на подъезде. Второй маршрут позволял объехать пробку и, вероятно, без проблем добраться до конечной точки. Этот вариант по моим прикидкам позволял супруге добраться на курсы вовремя (либо с небольшим опозданием). Этот вариант я и планировал реализовать - это было моим намерением.

Подъезжая к развязке на МКАД, я планировал проехать под эстакадой, а затем повернуть направо, подняться на МКАД и продолжить движение. И тут происходит самое интересное: мы движемся уже под эстакадой, и самое время перестроиться вправо и подняться на МКАД. Но вокруг сплошная автомобильная толкучка, и, чтобы перестроиться, нужно проявить настойчивость, граничащую с нахальством, и втиснуться в правый ряд. Я вдруг понимаю, что скоро будет уже поздно выполнять маневр, а автомобиль все так же медленно движется по прежней траектории прямо. И только когда мы выехали на Профсоюзную улицу, я осознаю, что теперь супруге уже точно не успеть вовремя на курсы. Так это и произошло на самом деле. И это меня серьезно расстроило.

Можно ли этот момент рассматривать как ошибочное действие? Думаю, что да.

После прочтения работы З. Фрейда «Психопатология обыденной жизни» автоматически выстраивается ассоциация со случаем, описанным З. Фрейдом в разделе о забывании впечатлений и намерений. А именно случай с приобретением шкатулки для приехавшей в Вену дамы.

З. Фрейд долго искал магазин со шкатулками, усердно избегая улицы, на которой этот магазин находился. Забвение улицы он связывает с неприятными воспоминаниями об одной персоне, и эта «неприятность» переносится на просьбу дамы о покупке.

В моем случае исходным намерением было доставить супругу вовремя на курсы иностранного языка. В процессе движения я постоянно оценивал ситуацию и действовал в направлении достижения цели: двигался с максимально допустимой скоростью, обгонял впереди едущих. При виде большой пробки на подъезде к МКАД я создал в уме два варианта действий для достижения цели (теоретически их могло быть и больше).

Итак, у меня возникло намерение доставить супругу вовремя, используя второй маршрут. Никаких внешних воздействий в тот момент не ощущалось. Но дальше все мои действия при проезде под эстакадой происходили как будто в полусне. Может быть, сказалась накопившаяся за неделю усталость, но прежде я такого за собой не замечал. Мы проехали, не свернув на МКАД. Мое намерение не осуществлено. Как это могло случиться?

Если рассуждать «психоаналитически», то необходимо учитывать, что, как утверждал З. Фрейд, в психике ничто не происходит случайно. А после прочтения работы З. Фрейда присутствие противодействующего скрытого намерения, скрытой «неприятности» (неприятного действия) просто не только очевидно, но даже необходимо. Остается только выяснить, что же это было за намерение?

Для выяснения этого я попытался выслушать собственный монолог, состоящий из фраз, описывающих ситуацию. Фраз, появляющихся самопроизвольно. Собственных ощущений, возникающих при проигрывании ситуации. И возникло явственное ощущение огромного нежелания перестраиваться и поворачивать на МКАД. Мне неприятно это делать. Получается, что я вижу впереди пробку, понимаю подсознательно (это предположение, поскольку в тот момент не понимал), что мы не успеваем на курсы, и, тем не менее, не делаю намеченного.

Осталось только выяснить, что могло выступить в качестве этой неприятности. Здесь уже нет той уверенности в ощущениях. Возникают только две догадки о возможных причинах (догадки создает сознание, но проверяют их собственные ощущения).

Первая догадка - это обыкновенная лень; просто хочется продолжить комфортное существование, не растрачивая собственную энергию на активные действия (перестраиваться, сигналить и т. д.). Испытать удовольствие - это способ избежать неудовольствия.

Вторая - это нежелание выполнять опасный маневр на новом автомобиле. А вдруг будет авария. Это уже не просто неудовольствие. Дело в том, что автомобилю чуть более полугода, я был очень рад приобретению, поскольку еще в школьные годы мечтал об автомобиле. И хотя это уже второй, первый, старенький, был отдан знакомым, но все равно я испытываю большое удовольствие от езды на нем.

В итоге супруга пропустила занятие, мы направились прямо домой, я испытал явное неудовольствие от неосуществленного собственного намерения, а тайная причина с чувством выполненного долга скрылась в недрах бессознательного.

* * *

В одной из организаций, в которой мне довелось работать в течение нескольких лет, существовала довольно распространенная современная система контроля за посещаемостью сотрудниками рабочего места -электронный турникет. Все гениальное просто: подходишь к турникету, прикладываешь магнитную карточку, берешь у охранника ключ от кабинета, расписываешься в тетради посещений и со спокойной душой идешь в офисное царство. Но, к сожалению, даже эта ежедневная простая операция может осложняться человеческим фактором.

Один из охранников, по имени Сережа, раздражал всех сотрудников, в том числе и меня, своим высокомерным и менторским отношением ко всем вокруг, за исключением, конечно же, начальства, с которым он был показательно любезен и подобострастен. Создавалось такое впечатление, что Сережа воспринимал себя самым главным в компании и получал садистическое удовольствие от «закладывания» опоздавших сотрудников. Ситуация осложнялась тем, что открыто конфронтировать с ним было непрагматично, так как руководство поощряло такое поведение со стороны охранников. Таким образом, негативные эмоции от общения с Сережей вызывали у меня приступы еле скрываемой ярости. Пару раз у нас с ним были легкие перепалки, связанные с его невротичными придирками по поводу, по его мнению, не вовремя сданных ключей, после чего он намекал, что руководство обязательно будет поставлено об этом в известность, что, конечно же, не добавляло оптимизма в сниженный экономическим кризисом рабочий процесс.

В один из прекрасных корпоративных дней, связанных с банкетом, устроенным сотрудниками по какому-то не очень понятному мне поводу и легким употреблением крепких спиртных напитков, я собрался уходить из офиса, предварительно сдав ключи данному охраннику и расписавшись в тетради посещений. Настрой у меня был оптимистичный, так как все негативные эмоции от общения за эти месяцы с Сережей, вытесненные в подсознание под воздействием живительного шотландского напитка, всплыли из бессознательных глубин. Кровь бурлила от непреодолимого желания провести поведенческий коучинг с Сережей. Мое сознание несколько раз пыталось намекнуть мне, что данное «эмпатичное» общение с охранником может негативно отразиться на моем карьерном росте и мотивации, но под воздействием алкогольного катализатора все аргументы затуманенного сознания моментально вытеснялись и расщеплялись. Идя сдавать ключ, я испытывал экзистенциальный трепет от предвкушения встречи с чужой свободой и ответственностью, а также от чувства уникальности данного момента в размерах мироздания. До турникета оставалось совсем немного шагов, нужно было просто подойти к охраннику и выполнить привычные действия - сдать ключ от кабинета, расписаться в тетради посещений, после чего я собирался спроецировать на охранника Сережу все мировое зло, довести его до инсайта, а возможно, и катарсиса, завершив таким образом гештальт наших непростых трудовых взаимоотношений. Понимание важности моей психотерапевтической миссии «здесь и сейчас» и уникальности сложившегося момента придавало моим шагам еще большую уверенность.

Утром меня разбудил тревожный звонок одного из моих коллег, который тщетно пытался мне объяснить, что мои коллеги по кабинету уже несколько часов не могут в него попасть по причине того, что ключа от кабинета на охране нет и, вероятнее всего, я вчера унес его домой.

Осознание сложившейся ситуации пришло мне в голову в процессе моего пути в офис. Ошибочное действие состояло в том, что, вопреки выработанной мной годами привычке, причем в любом состоянии, сдавать ключ на охране с фиксированием этого не хитрого действия в журнал посещений, в тот вечер это не сработало, что, конечно же, меня обезопасило от возможных административных последствий. Таким образом, сработало мое бессознательное чувство самосохранения, проявившееся чрез ошибочное действие.

В данном случае я выделяю у себя два желания. Первое, осознанное, -проявить свою накопившеюся агрессию в отношении охранника. Второе, на тот момент не осознаваемое мной, - избежать серьезных проблем на работе, которые появились бы в результате такого выяснения отношений.

Дальнейший психоаналитический разбор данной ситуации привел меня к выводам, что раздражение по отношению к охраннику было связано с проецированием на него всей абсурдности ситуации, сложившейся в нашей компании, в том числе тотального контроля за сотрудниками со стороны руководства.

P. S. Теперь я убежден, что понимание психоаналитических механизмов делает жизнь более осознанной и увлекательной. Спасибо доктору Фрейду!

* * *

Когда я поступила в институт, нас, молодежь, послали «на картошку». Я быстро познакомилась с однокурсниками, но я столкнулась с трудностями при запоминании имен мальчиков. Мне это доставляло беспокойство. Более того, я начала размышлять о том, что я слышу имя мальчика, хотя это были уже юноши 17-18 лет, и тут же не могу его вспомнить. Когда я поняла эту свою особенность, я стала говорить парню, что я не расслышала или отвлеклась, и просила повторить имя, тогда я его осознанно запоминала. По мере знакомства с однокурсниками-юношами, я обратила внимание еще и на тот факт, что имена некоторых парней я легко запоминала или просто слышала его имя в общей беседе и уже называла его этим именем. С возрастом мне становилось все легче запоминать имена мужчин, а сейчас, когда мне уже 59 лет, я не напрягаюсь, чтобы запомнить имя мужчины, мужские и женские имена запоминаются одинаково. Однако мы регулярно встречаемся с нашим курсом, и у меня до сих пор выпадают из памяти имена некоторых однокурсников. Чтобы не выглядеть глупой, я сморю перед встречами их имена в социальных сетях.

Какие же бессознательные силы стоят за тем, что примерно с 17 до 20 лет и в общении с ними после института я с большим трудом запоминала имена однокурсников?

Мне 17 лет, я поступила в технический вуз, где 80 % мужчин, нас посылают на первые две недели в совхоз убирать картошку. Меня не отпускает мама, она устраивает мне истерики, и мне не удается договориться с ней мирно, я буквально сбегаю из дому, мама с рыданиями уговаривает меня остаться. Мне очень хотелось в поля. Сейчас, когда я пишу эти строки, слово «поля» ассоциируется у меня с полями у моей бабушки, в деревне, куда меня отправляла мама в детстве. В 1960-е годы нужно было работать после института, отца направили в аспирантуру в Москву, жилья не было, и меня отвезли к бабушке. Мама иногда приезжала, а папу я совсем забыла. Когда однажды он приехал с мамой, я как бы заново узнала, что мужчина, который находился рядом с моей мамой, - мой отец. Только в шесть лет я стала жить с родителями, и мой папа стал папой, я узнала, как его зовут. До этого я не помню, чтобы я знала, как зовут моего папу.

Я предполагаю, что меня сильно тянуло в поля не только желание оторваться от матери и влиться в студенческую жизнь, но и желание снова вернуться в детство, в деревню, где были поля, огород и мы копали картошку. Там я жила в окружении только женщин. Возможно, мне говорили, что у меня есть папа по имени Юра, и я учила его имя снова и снова, пока не запомнила. Имена однокурсников я тоже заучивала, чтобы называть их правильно.

Имена мужчин, с которыми у меня складывались товарищеские отношения, я запоминала почти так же легко, как и женские имена. Имена мужчин, к которым у меня было сексуальное влечение или я им нравилась, я не могла запомнить. Почему?

Я помню фотографию, где стоит моя мама и папа, они приехали ко мне в деревню. На фото они молодые, влюбленно смотрят друг на друга. Мне было примерно пять лет. Я тогда влюбилась в мужчину, который был рядом с мамой (в папу), я хорошо помню этот день. Через год меня забрали в Москву, я стала жить с мамой и папой, но я помню, как я ревновала маму к папе, как я не хотела, чтобы она ложилась с ним в одну кровать . Я завидовала ее длинным волосам и тому, что она взрослая, я стала интересоваться тогда, как появляются дети.

Впоследствии мне нравились мужчины, внешне похожие на моего отца. Позволю себе предположить, что забывание имен мужчин, к которым у меня было влечение, связано с запретом на инцест. Я не помнила имени отца в детстве, затем меня тянуло к отцу. По аналогии, я не знала имен мужчин, к которым у меня было влечение, я на них проецировала детскую ситуацию с отцом, и благодаря запрету на инцест я выбрасывала имя этого мужчины из памяти. По сути, забывание мужских имен было исполнением желания вернуться в детские годы, в доэдипов период, когда встреча с папой впереди.

* * *

После рождения третьего ребенка я задумалась об инъекциях у косметолога. Процедура болезненная. Часто делается без обезболивания. Я хожу к своему косметологу уже более шести лет. Делаю также приятные процедуры для лица. Но, как только записываюсь на инъекции, происходит что-то невероятное. Я напрочь забываю дату и время, в которое я должна приехать к косметологу. Мучаю тем самым администраторов своими ежедневными звонками с вопросом «Когда у меня запись на инъекции?». И как только кладу трубку, сразу забываю это.

Проанализировав, я поняла, что информация о предстоящем событии вытесняется в бессознательное, вероятно, из-за страха, что будет болезненно, придется терпеть, а потом еще несколько дней ходить в синяках.

* * *

В зимний период, садясь утром в автомобиль с мужем, перед выездом на работу часто возникали конфликты. Каждый божий день он задавал мне один и тот же вопрос: «Почему ты забываешь вечером оставлять включенной печку в автомобиле?! Ведь на улице зима и холод».

Я сама не знала, что и ответить. Ведь это повторялось сотни раз. И я в ответ разводила руками.

Когда наша группа дистантов получила задание написать эссе на тему «Ошибочные действия», я, сидя дома, сразу вспомнила про печку в машине. Начала отматывать цепочку событий, уходящих в детство. Мама мечтала, чтоб я уехала из Новосибирска в теплый климат, и воспитывала меня в духе «Вырастешь - и уезжай отсюда подальше, из этой Сибири». Я до сих пор одеваюсь зимой так, как будто на улице плюс 15, а не минус 30. Не люблю холод, зимнюю одежду и зимние виды спорта. Поэтому все, что связано с зимним периодом: заготовки солений, варений и т. д, покупка зимней одежды, в том числе и забота о том, что зимой нужно оставлять включенной в салоне автомобиля печку, - все вытесняется в бессознательное.

Но самое удивительное, что, проанализировав свои ошибочные действия пару недель назад, после получения задания написать эссе, я заметила, что буквально сразу у меня все они испарились. Я стала включать печку каждый вечер автоматически, даже не задумываясь об этом.

* * *

Совсем недавно произошло забавное простое событие. Я принесла в ремонт ноутбук. Ремонт оказался сложным и затратным, но очень милый мастер, симпатичный и вежливый молодой человек, участливо скрепил мне детали, чтобы не пришлось тратиться на основательный ремонт, и подарил специальную прищепку, не взяв за это ни копейки. Приехав домой, я обнаружила, что забыла зарядное устройство, и сразу в голову пришла мысль: «Я сделала это, чтобы вернуться и, возможно, поближе познакомиться с мастером».

В детстве я жила с бабушкой и дедушкой в Евпатории. Мама и папа очень быстро после моего рождения развелись и остались жить в Москве, каждый в своей квартире. Когда я была во втором классе, мама решила забрать меня к себе. Удивительно то, что я хорошо помню, как ходила сама в школу, помню учеников, уроки, стадион, художественную школу, игры во дворе - все эти воспоминания достаточно приятные и теплые. Но я совершенно не помню расположение мебели в квартире, в какой комнате я жила, где стояла моя кровать, где я ела, что я ела и ела ли вообще. Я не помню, где и как в квартире я делала уроки, как я мылась, одевалась, где лежали мои вещи... Я не помню ничего из домашней жизни с мамой, кроме нескольких сцен с ее гостями-мужчинами, на которых я в ярости кидалась с кулаками и от которых требовала уйти, а мама стояла на каблуках, пьяная и нелепо смеющаяся, и я так хотела защитить ее от этих мужчин. На второй год жизни с мамой очередной ее поклонник подсыпал нам клофелин и ограбил. После это случая я снова была отправлена к бабушке. Думаю, теплые воспоминания о школе прикрывали вытесненные воспоминания о жизни с мамой в те два года. Видимо, эта жизнь была настолько травмирующей, что мне даже сложно вспомнить расположения своей кровати в нашей квартире.

* * *

Как-то однажды я собиралась в отпуск, меня обуревали приятные мысли о предстоящей романтической встрече на отдыхе. Буквально накануне отъезда у меня произошел конфликт с сотрудницей, состоялся очень неприятный разговор, и в голове начался хаос в полном смысле этого слова. Очень сложно было сосредоточиться даже для того, чтобы уложить нужные вещи в чемодан. Ночь перед поездкой прошла в полудреме, и я никак не могла определиться: брать с собой ноутбук или оставить его дома, будет ли у меня время хотя бы пролистать небольшую работу, которую необходимо было сдать к определенному сроку. Утром я решила, что ноутбук нужно брать, и для удобства в пути до Павелецкого вокзала я уложила его в чемодан. На вокзале я решила достать ноутбук из чемодана и обернуть чемодан в пленку для сдачи в багаж. Вытащив ноутбук из чемодана, я положила его на скамейку, затем обернула чемодан и, расплатившись, пошла на посадку в экспресс. Поскольку ночь была проведена в полудреме и с хаотичными мыслями, по пути в аэропорт я уснула. Подъезжая к аэропорту, я увидела сон, что мне нужно что-то срочно написать в ноутбуке. Открыв глаза, я с ужасом поняла, что ноутбук остался лежать на скамейке на Павелецком вокзале. История, к счастью, закончилась благополучно. Я обратилась в полицию, сотрудники связались с охранной службой вокзала, и мой ноутбук нашли там, где я его оставила. Забрала я его спустя 10 дней после возвращения из отпуска. Первые дни я пыталась понять: «Как я могла забыть ноутбук?» Анализируя ситуацию, я могу предположить, что, поскольку наслоились два взаимоисключающих события: ожидание встречи с любимым человеком и травматический синдром, связанный с неприятной конфликтной ситуацией, - произошла дезорганизация психологического состояния - рассеянность, загруженность, поочередно всплывающие мысли то об одном, то о другом привели к забыванию.

* * *

Случай из моей семейной жизни. В первые годы нашего супружества муж обижался на меня довольно часто. «Дорогой, - спрашивала я, - ты чай будешь с сахаром или с конфеткой?» - «Без сахара, с конфеткой», -отвечал он, и буквально через минутку получал чай, сладкий, как сироп. Муж очень обижался, думая, что я над ним издеваюсь. Сейчас, по прошествии двадцати лет семейной жизни, он только хихикает: моя самоуглубленность, моя загруженность мыслями, мечтами стала причиной этих казусов. Повторюсь, он уже не обижается, а только хихикает. Но могу открыть тайну, о которой муж не догадывается. Если бы он только знал, сколько раз я выливала чай в раковину и готовила его по новой!

* * *

Мне надо было срочно оформить доверенность на маму и заверить ее на работе. В итоге я не сделала этого к понедельнику, забыла, хотя осознавала срочность, так как мама собиралась с доверенностью идти в понедельник. Я ее вовремя не сделала, а потом все выходные не могла найти дома бланк для заполнения доверенности (хотя он лежал в комнате прямо перед глазами, как обнаружилось позже).

Эта доверенность была на оформление документов на квартиру. Наш старый дом сносят и дают нам новую квартиру. На этой почве между старшей сестрой и мамой начались выяснения и ссоры (как составить заявление, делать ли размен...), потом они принялись вспоминать старые обиды. Сначала сбором документов занималась я, мама была в отъезде. Потом это перешло к ней. В процессе сбора документов старшая сестра пыталась убедить меня, что мама неправа, а мама наоборот. Так они меня пытались перетянуть каждая на свою сторону, я старалась их помирить, но бесполезно. Я очень от всего этого уставала и от всех документов тоже.

Поэтому забывчивость моя была вызвана тем, что я явно хотела от всего этого отойти. Я не хотела видеть эти документы, так как они доставляли мне много переживаний. И я хотела отомстить маме за все переживания, потому-то не принесла вовремя доверенность. У мамы нарушились планы, ей пришлось найти другой день для сдачи документов. Естественно, сознательно я не хотела делать этого.

Что интересно, так это то, что после этого ошибочного действия, когда я поняла его причину, я опять совершила то же самое. Я ездила к сестре (уже другой, которая близняшка) на работу забрать одну бумажку на эту же тему. Специально выбрала день, не очень загруженный на неделе, передвинула все планы. Приехала, много времени провела у сестры и уехала, забыв данную бумажку. Хотя цель моего приезда заключалась в ней.

* * *

Я услышала по радио песню в исполнении хорошо известной мне певицы - Надежды Кадышевой - и хотела сказать коллеге, который возил меня на своей машине с самого утра по нашим общим делам, чтобы он прибавил громкость немного. Я очень люблю эту песню в исполнении Надежды Кадышевой. Но тут я поняла, что не могу вспомнить имя певицы, слушая ее пение и очень хорошо представляя ее. Я напрягла память и попыталась вспомнить имя, которое вроде бы вертелось на языке, но на ум приходила Надежда Бабкина, потом Катерина Шаврина. Только когда мы выехали на МКАД, я вспомнила: группа «Золотое кольцо», солистка - Надежда Кадышева. Песня к тому времен давно кончилась, и опять я большую часть слов не запомнила. Поскольку у меня бывали такие ситуации резкого «вылета из головы» хорошо известного мне слова или имени, фамилии, то я не задумывалась в тот момент над тем, что послужило причиной внезапной амнезии. Теперь мне представился шанс сделать анализ данной ситуации.

Я стала вспоминать (так же как Фрейд в самоанализе случая забывания имени художника Синьорелли), что предшествовало моменту забывания.

Мы с коллегой в течение почти двух часов искали учреждение, расположенное по адресу: город Красногорск, бульвар Строителей, д. 9. В Красногорске ни он, ни я раньше не бывали, поэтому то и дело останавливались и спрашивали у прохожих, как найти бульвар Строителей. Мы объехали почти весь город (нас направляли то туда, то сюда, но точно никто не знал, где расположено это учреждение, а про бульвар Строителей никто из местных слыхом не слыхал), и кто-то направил нас к налоговой инспекции. Там добрая душа - охранник -подсказал, что бульвара нет, а улица есть. Мы отправились по его наводке, но на указанной улице нужного дома не оказалось. Мы остановились рядом с агентством недвижимости, где одна из служащих (наконец-то!) направила нас на путь истинный, а именно - на МКАД, где находилось здание Правительства Московской области - оказывается, именно это здание и значилось по искомому адресу.

Мой коллега, который поехал со мной после ночной смены, разборок с контролером на рабочем месте, расстроенный тем, что его лишили премии, голодный, начал закипать, как электрический чайник. Он с самого начала не хотел мотаться по Красногорску, а предлагал сначала съездить на кольцо в «АШАН» и поесть. Когда выяснилось, что нам и нужно было ехать к «АШАНУ», он начал ворчать, что из-за меня потерял кучу времени. Мне это было неприятно еще и потому, что он возил меня отнюдь не из дружеского расположения - я заплатила ему вполне прилично.

Тут мы доехали до места, я пошла выяснять, где находится нужное мне управление и человек, который может дать необходимую информацию, и, занявшись делами, которые составляли цель мои исканий, забыла обо всех неприятностях, предшествовавших этому.

Когда я вернулась к машине, оставленной на стоянке, мы отправились в «АШАН», где я (чтобы загладить свою вину) заплатила за обед и за то, что заказал коллега. Нет, на уровне сознания у меня не возникало каких-либо «нехороших» мыслей, но отчего-то было зябко и некомфортно. Коллега уже торопился домой. И когда мы выезжали со стоянки, по радио зазвучала песня...

Нарушенное намерение - вспомнить имя и фамилию певицы.

Нарушающее намерение - забыть всю эпопею поисков, как можно быстрее доехать до дому, не слышать упреков в свой адрес и не терзаться чувством вины.

Тем не менее, я смогла, благодаря топографическим подсказкам, достучаться до своего подсознания и выудить из него нужные ассоциации.

Проанализировав этот случай, я соглашусь с выводами Фрейда о безусловной правильности этих психических явлений с точки зрения бессознательного, в котором принцип удовольствия постоянно стремится восторжествовать над принципом реальности, чтобы сохранить status quo нашего психического аппарата и не дать нам сорваться в невроз (или, хуже того, - в психоз).


* * *

Молодая талантливая преподавательница по классическому вокалу купила два билета на концерт именитой оперной дивы, которая должна была приехать в Москву. Закрутившись с делами, она забыла о дате концерта, думала, что он позже. В один из дней она вечером приходит домой и узнает от мужа, что концерт они пропустили (он смотрит на ее реакцию), он же сам узнал от друзей, что певица заболела и концерт перенесли на полгода вперед. То есть получается вроде как шутка с его стороны. Жена в шоке. Начинает объяснять, что ей запомнилось, что концерт должен был быть в другой день. Ругает себя. И муж наконец решает сказать о болезни певицы. Посмеявшись над ситуацией, она удивлена сама себе. И потом рассказывает эту историю своим знакомым, откуда я ее и узнала.

И вот что я подумала: девушка в юности подавала большие надежды, выигрывала конкурсы, раньше по возрасту поступила в консерваторию. Потом работала в Московском оперном театре, окунувшись в театральный мир, испытала разочарование и ушла. Стала обучать учеников вокалу, преуспела, работает в театрах и для мюзиклов как преподаватель. Но в глубине души, я думаю, она испытывает недовольство по поводу своей нереализованности как оперной певицы, хотя профессия это не простая, требующая огромной отдачи, творческих вложений, переживаний, и все это она испытывала уже ранее, когда училась. И, видимо, были надежды: в этой области без стремлений невозможно. И, когда выступают ее ученики и просят ее спеть тоже, она отказывается. Я думаю, потому, что она хочет спеть идеально, но, может, не видит в этом смысла. Не тот размах, для того чтобы выкладываться полностью. И поэтому забывание даты концерта успешной певицы, я думаю, было не случайным.

Может, она боялась испытать чувство зависти и сожаления о том, что ее карьера не сложилась так успешно. А с другой стороны, хотела получить удовольствие от прослушивания красиво исполненной музыки и признать, что не получилось задуманное когда-то давно.

* * *

Забывание иностранных слов у меня связано со словом «Challenge», оно переводится как задача, вызов, проблема, которую нужно решить. Это слово я никак не могла запомнить, как переводить, а оно, как нарочно, попадалось мне в текстах на занятиях по английскому, на эту странность я обратила внимание, когда училась в аспирантуре. Здание моей аспирантуры было соединено со зданием аспирантуры, где учился мой отец. Я ходила по коридорам института, где учился в аспирантуре мой отец, в этом же здании был лингафонный кабинет, где я никак не могла понять смысл этого слова. Главный смысл этого слова - это соперничество, бросить вызов. В детстве я не разрешила эдипов конфликт, мне трудно было бросить вызов и найти «своего папу», все мужчины, которые мне попадались, были бледной копией моего отца. Не помня перевода этого слова, я как будто оставалась рядом с отцом.

Как я запомнила и поняла это слово, я отлично помню. Я сдавала кандидатский минимум по английскому в 1986 г. Экзамен был в здании математического института, где работал и учился мой отец, и мне опять попалось это слово. Словарем пользоваться было нельзя. Я некорректно перевела challenge, и изменился смысл описываемого явления. За это мне снизили оценку, я очень огорчилась. Ко мне подошел друг и объяснил это слово, он сказал, что недавно взорвался американский шаттл «Челленджер», и я поняла значение этого слова без перевода. Когда мне сказали про трагедию с шаттлом, я как бы открыла глаза на мир. Я не знала, что корабль с космонавтами взорвался, я не обращала внимание на того парня, который мне это сказал, мое сознание было ограничено. Я как бы боялась бросить вызов, соперничать в жизни. Поэтому мой мозг не воспринимал это слово. Я была как кастрированный мальчик и не могла позволить себе быть женщиной.

* * *

Одним из моих ошибочных действий является забывание дней рожденья близких и друзей. При обдумывании этого обстоятельства у меня появляются ассоциации с праздником и большим количеством людей. Вспоминаются лица друзей, и всплывает мое желание в возрасте 14 лет устроить большую и веселую вечеринку по поводу своего дня рожденья. Я представляла, что мне будет оказываться огромное внимание большим количеством людей. Но мои ожидания не оправдались, и я перенесла это очень болезненно. Я постаралась это быстрей забыть, т. е. вытеснить. И теперь, стараясь не доставлять себе неприятных ощущений, я забываю про дни рожденья вообще.

* * *

На днях я забыла поздравить с юбилеем своего дядю, несмотря на то, что накануне вечером мы с двоюродной сестрой обсуждали их планы и время, когда я могла бы позвонить. Этот случай совсем прозаичен, потому что в этом году от инфаркта умер мой отец и я отчасти винила в этом своего дядю, так как они на тот момент были в размолвке и отец особенно тяжело это переживал. Поэтому неудивительно, что желание поздравить дядю находилось в бессознательном конфликте с агрессивными чувствами, еще не преодоленными мною в полной мере по отношению к нему. Вероятно, по этой причине юбилей дяди был вытеснен в бессознательное как акт скрытой агрессии и желания наказать дядю.

* * *

Я регулярно забываю дату смерти моего первого мужа и отца старшего сына, соответственно я забываю устроить поминки или исполнить другие поминальные ритуалы. Четко помню месяц, но для того, чтобы вспомнить год и день, мне необходимо приложить некоторые усилия, и вспоминание происходит только через другие события, происходившие в то время.

Само по себе это печальное событие было травмирующим, поскольку это произошло очень внезапно около 12 лет назад. Мужу на тот момент было 33 года, а мне 29 лет. Наше совместное проживание нельзя было назвать счастливым. Если быть точнее, то это были несчастливые 11 лет моей жизни. Мои отношения с родителями испортились на фоне моего «неудачного» выбора. Меня не понимали друзья и окружение. Я пребывала в созависимых отношениях, впадая то в жертву, то в тирана, то в спасителя. Это был кошмарный замкнутый круг, который заставлял и меня, и мужа, и нашего сына страдать.

Если описывать ситуацию вокруг этого события, то можно отметить, что мой бывший муж предвидел свою смерть примерно за полгода до случившегося. Он неоднократно говорил о том, что случится, и пытался обсуждать, где его похоронить и когда это примерно произойдет. В ожидании своей смерти он потерял чувство страха и очень часто по ночам сидел на перилах балкона 15-го этажа, чем приводил меня и сына в шок, на фоне которого у нас развилась отдельная фобия.

В тот день, когда случилось трагическое событие, мы были в родном городе на расстоянии 1500 км от города проживания, где, как мы обсуждали ранее под давлением мужа, удобнее было бы его хоронить. На следующий день после приезда в родной город, примерно в то время, когда муж и ожидал свою смерть, - ночью у него остановилось сердце.

Меня в этот момент не было рядом, но рядом были другие люди, которые тщетно пытались его реанимировать. Я не отвечала на звонки с незнакомых номеров, но подняла трубку на звонок с телефона мужа -это был врач скорой помощи, которая и сообщила мне о трагическом событии.

Мои ощущения - пустота, но в то же время невероятная легкость, сравнимая с ощущениями, что с плеч (именно с плеч) сняли стоэтажный дом. Именная такое сравнение пришло мне тогда в голову. Я, слушая эти свои ощущения в тот момент, потеряла чувство времени. Часы провалов в себя пробегали, как минуты. В течение приготовлений к похоронам и во время самих похорон я не смогла выдавить даже маленькой слезинки. Эмоций не было никаких! Только страх от того, что я чувствую легкость, начал нарастать и перерастать в большое чувство вины за эти эмоции.

Примерно через месяц пришло полное осознание случившегося, и в течение года я каждый день плакала в голос и навзрыд. Основные чувства, которые я в этот момент испытала, - это чувство жалости и огромное чувство вины. Поминки через год я не забыла отметить.

Далее был период активного вытеснения всего, что было связано с моим мужем. Мой старший сын также не любит говорить об отце. В разговорах с близкими о некоторых событиях прошлого я понимаю, что я их совсем не помню, а если мне о них напоминают, то складывается ощущение, что это было не со мной или в какой-то «другой жизни», или «как в кино». Вероятно, вместе с этим вытеснялись и те трагические события, и сама дата в том числе.

Анализируя все это сейчас, я понимаю, что чувство вины, которое пришло в период горевания, - это чувство вины за ощущения легкости от освобождения и от того, что произошло так, как я, вероятно, бессознательно хотела. Это бессознательное желание, возможно, появилось вместе с началом разговоров моего мужа о его предчувствиях близкой смерти. Я ощущала тогда, что если бы все не закончилось так, то самим разорвать замкнутый круг созависимости было бы невозможно. Осознавать, что, возможно, моя тайное желание сбылось, было мучительно больно, и я вытесняла это в бессознательное, а для того, чтобы наверняка, то вытеснила и многие другие воспоминания в предсознание. С событиями и чувствами того трагического дня вытеснилась и дата смерти мужа.

* * *

Этот случай произошел совсем недавно, в начале ноября. 9 ноября у моего племянника был день рождения. Я знала, что приближается этот день, и я хотела отметить его в календаре. По-видимому, я предполагала, что я могу забыть о нем, и хотела подстраховать себя. Но я не сделала этого, потому что каждый год я поздравляю свою сестру и ее сына и я никогда не забывала этот день. Нужно сказать, что в этот раз в глубине души я была обижена на сестру и ее сына. Мы гостили у них летом, и, несмотря на то, что моя сестра старалась делать все, чтобы угодить нам, ее сын всячески пытался обидеть моих детей. Я понимала, что я не могу сердиться на ребенка, но мне совершенно не нравились его поступки, и я не оправдывала их. За несколько дней до наступления 9 ноября я совершенно забыла о его дне рождении. Я разговаривала с сестрой по телефону 8 ноября, и 9 ноября я опять позвонила ей. Я спросила у нее, поедет ли она сегодня с мамой. Она ответила, что у нее сегодня день рождения. И даже в этот момент я не вспомнила и переспросила: какой день рождения? Она ответила, что сегодня день рождения ее сына. И я поняла, что случилось то, чего я ожидала.

По Фрейду, во всех случаях в основе забывания лежит мотив неохоты. Механизм забывания не всегда прост. Иногда нерасположение относится к кому-то другому, о котором мы не хотим ничего знать, и от этого другого оно переносится на данное событие и здесь порождает забвение. В моем случае нерасположение относилось непосредственно к моей сестре и ее ребенку. Это не было удивительным для меня, потому что я знала, что в глубине души я совершенно не хотела поздравлять их с днем рождения.

Конечно, я исправила свою ошибку и совершенно искренне поздравила ребенка.

* * *

Мое глобальное и постоянное ошибочное действие - забывание дат дней рождений отца и брата, а однажды я забыла поздравить лучшую подругу. Даже сейчас я сделала опечатку, написав «глобальное» вместо «глобальное» и обратив внимание на «боль» в корне слова. Думаю, это про вытесненную в бессознательное боль от моих взаимоотношений с отцом и братом, которые родились в один месяц, и я только последние два года не путаю, кто, когда и в какой день родился. Для меня очевидно, насколько соединены эти две фигуры в моем бессознательном, и это тоже моя боль.

Я в принципе не люблю дни рождения, долгое время мне было сложно поздравить кого-то, себе я не устраивала праздник в свой день рождения. Когда я стала задумываться, «а почему так?», я осознала, что в нашей семье никогда и ничей день рождения не отмечался. И это тоже моя боль.

Были случаи забывания дней рождений подруг. Предполагаю, что здесь имеет место смещение моей злости с мамы на подруг, потому что именно в эти годы я была для них в роли поддерживающей фигуры, что полностью отражает мои взаимоотношения с мамой, где более старшая, знающая и сильная - это я. Осознавание этого тоже приносит с собой боль.

* * *

При прочтении главы о симптоматических действиях я вспомнила эпизод из своей жизни, произошедший более пяти лет назад. Мы с семьей собирались ехать в гости к родственникам в другой город. Также запланировано было по пути отдохнуть на берегу небольшого живописного озера, немного поплавать, затем продолжить путь. Готовясь к поездке дома, я долго не могла определиться с выбором купальника, так как была недовольна своей фигурой после рождения ребенка. Наконец я упаковала все необходимые вещи, мы погрузили сумки в машину и двинулись в путь. Когда через два часа сделали остановку у озера, то с разочарованием обнаружили, что сумка с купальными принадлежностями для всей семьи была забыта дома.

Значит, мое нежелание прилюдно демонстрировать располневшую фигуру было настолько сильным, что заставило отказаться от возможности получить удовольствие от купания (а плавать я очень люблю) и наиболее оптимальным разрешением ситуации явилось «забывание» сумки. Таким образом я лишила всех возможности искупаться, но пикник на берегу все же состоялся, и все остались довольны. В данном случае нарушенное намерение - купание с необходимостью раздеваться, а нарушающее - желание скрыть недостатки фигуры. Осознание вышесказанного оказалось для меня очень занимательным и познавательным, подтверждая аксиому, что в психике и соответственно в наших поступках нет ничего случайного.

* * *

Одна знакомая А. попросила другую знакомую Б. купить вещь для своей подруги и прибавила: «Купи, а я деньги отдам». Знакомая Б. выполнила данную просьбу, купила данную вещь и передала ее А. Но А., которая должна была передать необходимую сумму Б., деньги не принесла, сказав: «Извини, так сложились обстоятельства, что сейчас у меня денег нет. Через неделю отдам». Проходит неделя, другая. Прошел месяц. Денег от знакомой А. нет, она постоянно забывает. Когда им (А. и Б.) надо было встретиться в очередной раз, А. подворачивает ногу и еще месяц сидит на больничном. После выздоровления никак не может разменять крупную купюру на мелкие. И опять время идет, а у знакомой А. находятся отговорки.

Анализ показывает, что это забывание не случайно. Здесь содержится явно выраженное намерение оставить себе деньги, не отдавая долг. У знакомой А. было такое намерение, только она ничего сознательно не знала о нем. Это было бессознательно. И явно было видно нежелание отдавать долг. Ее в этом выдало постоянное забывание.

* * *

Когда несколько лет тому назад я пошла учиться на психологический факультет, первая неделя обучения была посвящена тренингу личностного роста. Участники группы постепенно знакомились друг с другом, завязывались отношения, и со временем у нас сложился «треугольник из трех женщин». Мы вместе проводили время в перерывах, сложилась традиция вместе ходить в кафе на обед, делились впечатлениями, рассказывали свои истории друг другу, созванивались вне учебного времени. К одной из них, назову ее Татьяной, я испытывала значительно больше симпатии, чем ко второй, Елене. Если в контакте с Татьяной я чувствовала себя свободно и комфортно, мне было интересно с ней, то в контакте с Еленой я чувствовала напряжение. Мы все чаще с Еленой стали спорить, противопоставляя друг другу свои позиции. Наблюдалось обоюдное нежелание посмотреть на ситуацию глазами оппонента. Мне это стало порядком надоедать, и я под предлогом, что мне не хочется ходить больше в это кафе, примкнула к другой группе студентов. С Татьяной вроде бы по-прежнему сохранялись теплые отношения, но общаться мы стали гораздо реже. Я отметила, что мне несколько обидно, что так получилось, но я сама сделала выбор, отделилась от их группы. В некотором смысле мне стало жаль Татьяну, когда я поставила себя на ее место, когда для меня бы встал вопрос выбора между людьми, которые мне симпатичны, но которые несимпатичны друг другу (я находилась в подобных отношениях достаточно долгое время, поскольку две мои подруги на дух не переносили друг друга).

В очередной день рождения Татьяны, о котором я помнила, и у меня не было даже мысли о том, что могу забыть об этом, я забыла поздравить ее и вспомнила об ее дне рождения только спустя четыре дня. Я чувствовала себя ужасно. Я испытывала мощнейшее чувство вины и стыда. Стыд мешал мне взять трубку и позвонить, хотя бы поздравить задним числом. С каждым отложенным днем мне становилось все труднее это сделать. Только спустя два месяца, выйдя после каникул на учебу, я смогла сказать, что очень сожалею, что так получилось. Мы очень тепло поговорили. Она сказала мне, как ценит наши отношения и что она хочет быть моим другом и не испытывает ни злости, ни обиды на то, что я вот так вдруг забыла про ее день рождения. Я, конечно, была рада, что мы так прояснили наши отношения, но вместе с радостью усилилось и чувство вины. Еще пару раз мы разговаривали по душам, заверяя друг друга в преданности и дружбе, но я чувствовала, что мне хочется уйти из этих отношений. И собственно с окончанием нашего обучения отношения и закончились.

Приведу свои комментарии по этому поводу.

Татьяна изначально для меня была и, наверное, остается почти идеальной женщиной. Какую сторону ее личности и жизни не рассматривай, ну, не придраться ни к чему! Красивая, умная, ответственная, заботливая, коммуникабельная, абсолютно неконфликтная, здравомыслящая. У нее есть любимый и любящий муж, да еще и богатый, сын - умничка, уютная большая квартира, машина у каждого члена семьи, раз в полгода совместные семейные поездки на лучшие курорты мира. Ну, просто все идеально!

Когда я с ней говорю, понимаю, что она полна принятия и сочувствия, готова выслушать, поддержать и помочь. Чувство благодарности просто переполняет, но было и еще что-то едва уловимое в сознании, что не давало в полной мере получать удовольствие от контакта с ней.

Дело в том, что в университетской группе за ней закрепился образ идеальный мамочки. И рядом с ней я чувствовала себя ребенком, причем каким-то неудавшимся, недостойным такой любви и принятия. И вот, наверное, в нашем «треугольнике» я наделила ее ролью мамочки, а себя и Лену - ролью конкурирующих за ее любовь «детей».

Я поняла, что испытывала к Татьяне чувство любви, желание единолично обладать ею, что бы только я могла бы получать ее любовь и принятие, чувство ревности, обиды за предательство и злость. Ненависть за ее идеальность и отвращение, за то, что я все это чувствую.

Что касается чувств к Елене, наверное, я чувствовала к ней ненависть, винила ее за то, что та «перетянула на себя любовь» Татьяны, что я из-за нее вынуждена была отступить в сторону. Скорее всего, я ощущала злость и желание устранить ее как того, кто лишил меня блага и к кому нет никакого сочувствия, нежности и симпатии.

Забывание о дне рождении Татьяны, видимо, - это акт агрессии, мести, с посланием «ты для меня ничего не значишь».

В тот момент, когда в контакте с Татьяной я чувствовала свою ущербность, не дожидаясь отвержения с ее стороны, я уже, видимо, ждала именно этого. Отвержение было вопросом времени. И получилось так, что я сама отвергла Татьяну.

Находясь рядом с Татьяной, я сравнивала себя с ней, страшно хотела стать идеальной. В моих фантазиях я была уверена, что, если стану такой же идеальной, я буду любима. Я завидовала, переживала сильную боль и, конечно же, желала прекратить это страдание. Мой способ справиться с этим, видимо, заключался в устранении объекта зависти: «с глаз долой из сердца вон». «Не вижу - значит, этого нет». В фантазиях я уничтожаю идеальный объект, удаляю его из поля восприятия. В реальности отдаляюсь от него.

Видимо, в том, что произошло, оказались задействованными детские чувства по отношению к маме и моему брату, а возможно, и к папе, с которым все конкурировали и соперничали. Удивительным образом воспроизвелась детская ситуация. Ведь когда-то и моя мама была для меня идеальной женщиной. Когда-то я очень хотела стать такой же, как она. И я очень хотела, чтобы мама любила меня просто так, за то, что я есть.

* * *

Ставя будильник на 08:45, я ошиблась и поставила его на час позже, на 09:45. Утром, встав по будильнику, я быстро собралась и пошла в институт. Но когда я приехала туда, то оказалось, что я опоздала на лекции ровно на час.

Что же произошло? Почему я поставила будильник не на то время, на которое собиралась?

Обычно я ставлю будильник на 09:00 и довольно часто опаздываю на 15-20 минут. В тот раз я решила, что хватит опаздывать, надо вставать на 15 минут раньше, и тогда не будет никаких проблем. На телефоне было установлено время 9:00, я исправила минуты с 00 на 45, а час оставила тот же - 9, не исправив его на 8.

Я начала думать: что это может означать? Первой лекцией в институте была психодиагностика, где мы проходили надежность, валидность тестов и как их рассчитать. Эта тема лично мне не очень нравилась: сплошные формулы. Наверное, бессознательно я не столько хотела поспать на час дольше, сколько не хотела идти на лекцию, посвященную скучной теме. Когда же я пришла в институт, то была очень удивлена, что лекция уже идет. Я же честно хотела приехать к началу лекции без опозданий. Проанализировав, я удивилась происшедшему. Желая не опаздывать на 15 минут, я опоздала на час. До чего же мы не знаем самих себя, своего подсознания, своих тайных мыслей и желаний!

* * *

Последние несколько месяцев мой рабочий график складывается так, что практически каждые выходные я выезжаю в очередную командировку. Получается, что выходных у меня нет, и со временем стали накапливаться эмоциональная и физическая усталость, и внутреннее раздражение, и протест против такого моего рабочего графика. Пару дней назад, утром, совершая «обряд» бритья в ванной, я подумал о том, что в последние выходные меня снова не было дома. Но я не мог вспомнить, где я был (и это притом, что я совершенно не употребляю алкоголь или какие-либо другие психоактивные вещества). Нет слов - я был удивлен и озадачен: я знал, что дома я не был, а где я был в ближайшие выходные, вспомнить никак не мог. Единственное, что я мог вспомнить, так это то, что в воскресенье вечером я прилетел в Домодедово. А вот откуда, вспомнить никак не удавалось. Спустя несколько минут напряженных усилий, я вспомнил, что проходил через пограничный контроль, но таможенный контроль не проходил, т. е. я прошел по коридору для пассажиров из стран, которые входят в Таможенный союз. И только после этого я вспомнил, что прилетел я из Минска.

Безусловно, свое забывание я сразу объяснил своей физической и эмоциональной усталостью, напряженным рабочим графиком и графиком командировок. Несколько позже я стал осознавать, что дело не только в усталости. Как мне сейчас представляется, мое забывание связано с моим протестом и раздражением в отношении того, как мне на данный момент приходится работать. Но почему я забыл свою командировку в Минск? Ведь у меня до этого было много других командировок. Почему именно эту? Мне кажется, что здесь сыграли свою роль несколько факторов: крайне некомфортная, сырая и промозглая погода во время моей командировки в Минске; ОРВИ, которая «зацепила» меня в это время; очень некомфортные условия отдыха (организаторы плохо все сделали). Совокупность этих факторов плюс общая усталость и неосознаваемый внутренний протест (долгое время командировки по выходным приносили мне некоторое удовлетворение от той работы, которую я во время командировок выполнял) привели к тому, что я вдруг забыл, где я был на выходных буквально несколько дней тому назад.

* * *

Был неприятный случай с одной моей знакомой, когда мы не могли по прошествии времени вспомнить общую денежную сумму, которую я никак не могла ей отдать, потому что знакомой не было в городе несколько месяцев. Она занимается продажей одежды. Так вот, часть денег я ей отдала за одежду, которая взяла моя мама, а за себя не успела. Когда я позвонила, чтобы с ней договориться о времени своего визита и уточнить оставшуюся сумму, то была сильно удивлена неизменившейся цифре. Затем я приехала ней, отдала деньги, и мы все, казалось бы, выяснили, несмотря на то, что я нигде не записала отданную сумму, а она не была уверена в своих записях. На следующий день моя знакомая позвонила и сообщила, что мы все же ошиблись и сумма больше той, к которой пришли накануне. Я для себя приняла решение отдать деньги, так как никаких доказательств и записей не было и за свое легкомыслие придется платить. Я попросила ее высчитать точную сумму и пообещала позвонить вечером или на следующий день. Но целую неделю я вспоминала, что должна позвонить в самый неподходящий для этого момент, а вечером и вовсе забывала об этом. Объяснить это могу так: было ощущение решенной ситуации, деньги я уже отдала, и, конечно, не хотелось второй раз отдавать деньги за уже оплаченное, несмотря на то, что ранее я приняла для себя твердое решение.

* * *

Недавно мне звонила моя подруга, рассказывала свои новости (десять лет назад я уехала из родного города, но с моими подругами я поддерживаю отношения до сих пор), я спросила, встречала ли она кого-нибудь из наших знакомых. После некоторого замешательства она ответила, что нет, только встретила одну нашу общую давнюю знакомую, которая интересовалась мной и передавала привет. А фамилию она этой знакомой никак не могла вспомнить. Но я поняла, о ком идет речь.

Надо сказать, что это не единственный раз, когда моя подруга забывала фамилию нашей знакомой, притом что они друг друга очень давно знают. Я в форме шутки спросила, за что она ее так не любит, она, как обычно, увильнула от этой темы, сказав, что деньги на телефоне кончаются и пора закругляться с разговором.

И раньше подобное уже замечалось: когда заходил разговор о той знакомой, она всегда уходила от темы. Когда они оказывались у меня дома, было заметно, как ее тяготит присутствие той девушки, конечно, она не подавала виду и никогда не признавалась в этом, но это было очень заметно, потому что менялось ее поведение и настроение. Она или переставала говорить о себе при той знакомой, или вообще замолкала, а чаще под каким-нибудь предлогом уходила раньше, чем планировала.

Понятно, что моя подруга испытывает неприятие по отношению к этой знакомой. Насколько я хорошо знаю обеих, я догадываюсь, почему у них такие отношения. Наша знакомая внешне очень хороша собой, счастлива в браке, благополучно сочетает его с параллельными отношениями на стороне, материально устроена.

А моя подруга всю жизнь живет очень трудно материально, работает на двух работах, то в одних кредитах, то в других, то же самое и с личной жизнью: если появится какой-нибудь мужчина, то обязательно он либо оказывается пьяницей, либо альфонсом, либо тираном. Зависть к той девушке является причиной забывании ее фамилии. И упоминания о ней вызывает лишний раз чувство несправедливости, обделенности судьбой.

* * *

Я неоднократно забываю поздравить свою приятельницу с днем рождения. Каждый раз перед этим событием я устанавливаю себе напоминания в телефоне. В тот самый день, когда срабатывает напоминание, я откладываю поздравление на потом, а к концу дня и вовсе о нем забываю. Дето в том, что ранее мы были дружный с этой девушкой и она крестная моего ребенка. Проявление роли крестной она видит в следующих действиях: раз в год на ДР крестника она дарит ему деньги. Мне кажется, что она воспринимает это как повинность и таким образом выполняет свой долг. Меня это обижает, но я так ни разу и не смогла с ней это обсудить. Может быть, то, что я забываю ее поздравить - это проявление агрессии с моей стороны. Или, может быть, этим я хочу ей продемонстрировать, что «ее для меня нет». Либо я как-то связываю этот случай с моими отношениями с мамой, которая проявляла свою заботу обо мне, покупая мне игрушки и вещи. А мне хотелось, чтобы она со мной поиграла, позанималась, погладила по головке. В любом случае это забывание - проявление скрытой агрессии с моей стороны.

* * *

Одна приятельница ежегодно забывает годовщину своей свадьбы, хотя в настольном календаре, при планировании событий, она, выражая намерение совершить определенное действие, заранее делает пометку, но о том, что событие наступило , она вспоминает на следующий день, и так уже несколько лет. Дело в том, что это у нее повторный брак со своим собственным мужем, после десяти лет удачной семейной жизни они сильно повздорили, видимо, прорвались копившиеся годами мелкие обиды, и сгоряча она, именно она подает на развод, опомнились сразу же, но делу был дан ход, и пришлось пройти через неприятную процедуру расторжения и, как она говорит, также неприятную ей процедуру повторного бракосочетания.

Про первую годовщину она не забывает никогда и продолжает ее отмечать ежегодно.

Нарушающими намерениями данного ошибочного действия могут быть события, связанные с неприятными для приятельницы процедурами расторжения и заключения повторного брака, данное событие вытесняется из сознания и не хочет быть припомнено именно в этот день, а на следующий день, уже как безопасное и нетравмирующее, оно воскресает в памяти.

* * *

Хочу привести пример, где ошибочное действие проявляется через забывание. Дело в том, что перед уходом из своей квартиры я все время теряю ключи от дому и трачу много времени, чтобы их найти. Чтобы понять мотив забывания, я погрузилась в воспоминания, и первое, что вспомнилось, мне был эпизод из детства. Мне было тогда лет 7, я училась в первом классе, мама с папой работали, я была самостоятельная, как и все дети того времени. И вот однажды я пришла из школы и стала переодеваться, а ко мне пришла девочка, даже не помню ее имени сейчас, я открыла ей дверь в трусиках и в маечке, но тут подул ветер, форточка была открыта, получился сквозняк, и дверь захлопнулась, а меня «выкинуло» в коридор. Поскольку замок был захлопывающийся и ключей у меня не было, мне пришлось ждать маму в коридоре. Я не помню, сколько я стояла в коридоре, помню, что мне помогла соседка-женщина и ее муж, который открыл мне дверь. Потом, когда я зашла в квартиру, переживала, что придет мама и будет меня ругать, поскольку она не разрешала открывать двери никому. Таким образом, при восстановлении событий прошлого выяснилась непосредственная связь между затериванием ключей и травматическими переживаниями из детства. Нынешнее забывание их местоположения связано с тем, что подсознательно я не хочу выходить из квартиры из-за страха больше не зайти. Эти переживания настолько неприятны, что были вытеснены в бессознательное и дают о себе знать в виде данного ошибочного действия.

* * *

Однажды я подверглась ограблению: подросток сдернул с моего плеча сумку и протащил немного по земле, так как я крепко вцепилась в нее (сначала просто рефлексивно, сжавшись от испуга, а вскоре думая только о том, что нужно сохранить документы, ключи и сотовый). Быстро мне стало понятно: наши шансы в перетягивании равны. Тогда я предложила парнишке компромисс: он мне сумку, а я ему деньги. Он не поверил, а я настаивала, что отдам. Сумку он отпустил, и я, как честный человек, достала и отдала деньги (вместо того чтобы достать баллончик со слезоточивым газом и отразить нападение). Тогда даже мысли не возникло не сдержать слова. Парнишка убежал, а я встала и пошла дальше, убежденная, что легко отделалась.

В полицию я заявила, видимо, следуя штампу: так надо. А также для того, чтобы выговориться и снять этим возникшее напряжение. О возможности того, что грабителя найдут и он вернет деньги, я в тот момент не думала. Меня всю трясло, а подвергать родных стрессу я не хотела, осознавая, что это может привести к еще большей нервности в отношениях с мамой, так как она и без этого слишком за меня боится. Приехавшие полицейские начали расспрашивать приметы нападавшего. Оказалось, что я помню только то, что он был в спортивном костюме. И тут на дороге показался молодой человек, очень на него похожий. Его задержали, и нас повезли в отделение. Я так больше ничего и не вспомнила, фоторобот составить не удалось.

Производившие допрос оперативники пришли к выводу, что именно этот человек меня ограбил, хотя денег при нем не было, но он проговорился, назвав сумму. Они пытались меня убедить написать на него заявление, но я отказалась, аргументировав это тем, что не могу с уверенностью утверждать, что это был он, а портить жизнь, возможно, невинному человеку я не могу.

Анализируя данный случай забывания внешности, я предполагаю влияние шокового состояния на способность запоминать то, что помнить не хочется. Я не хотела вспоминать неприятные ощущения, чувства, которые пережила в тот момент. Любое возвращение к тем событиям напоминает мне о том глупом поведении и неумении предотвратить или хотя бы противостоять сложившейся ситуации. Все это очень повлияло на мою самооценку и проявляется теперь как сдерживающий фактор: я стараюсь не ходить поздно одна.

Поразмыслив сейчас о случившемся, я пришла к выводу, что подсознательно я стремилась не дать делу оборот. Мне не столько было страшно или стыдно выносить этот случай на общественны суд, сколько я боялась, что это разбирательство дойдет до моих родных, а особенно до мамы. Она и без этого боится за меня, когда я одна поздно хожу вечерами. Этот случай мог усилить ее страхи, что привело бы к еще большему контролю с ее стороны, а я этого не хочу.

* * *

Мне было лет 12, когда произошла эта история. Родители разрешили устроить мне большой праздник по поводу дня рождения, пригласить много друзей. Я была абсолютно счастлива, тут же всех обзвонила. Приходит долгожданный день, собираются гости, а подруги Оли все нет. Вечером она мне звонит вся в обидах, поздравляет холодным голосом. Я ни сном ни духом, спрашиваю ее, почему она не приехала. Так ты ж меня не приглашала, было мне ответом. То есть я всем позвонила, кроме одной из близких подруг... Главное, была на 100 % уверена, что с ней разговаривала.

Анализ. Вообще-то все было довольно очевидно: если бы я тогда уже читала Фрейда, то сразу бы догадалась об этой шутке бессознательного. Незадолго до дня рождения я одолжила у Оли некоторую сумму, и как раз при встрече долг надо было вернуть. Возвращать как-то очень не хотелось. Настолько, что со мной случилась настоящий приступ амнезии. Хорошо, что Оля оказалась довольно отходчивой, и эта история быстро забылась.

* * *

Этот случай мне рассказал мой хороший знакомый, который болен эпилепсией.

Однажды, при встрече со своим знакомым, с которым он не виделся много лет, он пытался описать ему свою болезнь. Но само слово «эпилепсия» буквально вылетело из головы. Притом что он слышит свой диагноз и думает о нем постоянно. Он старался описать это состояние синонимами, показать жестами, но все слова, которые так или иначе были связаны с болезнью, он благополучно забыл.

Мы с ним вместе анализировали этот случай и пришли к выводу, что какое-то время ему было очень тяжело говорить людям о своей болезни. Пример иллюстрирует, до какой степени тяжело и больно. Что легче было и вовсе «забыть» ее название.

Несколько похожий случай произошел с моей мамой. Она ходила на прием к врачу, рассказывала ему о симптомах некоего недомогания. Только по приходе домой она поняла, что забыла рассказать о самом тревожащем ее нюансе. При этом мне, домашним она рассказывала только про него. Но в кабинете у врача «забыла». Потом выяснилось, что, читая информацию в Интернете, она связала этот симптом с неприятным заболеванием. Видимо, страх услышать от врача нечто пугающее вытеснил информацию о симптоме.

* * *

Хочу продемонстрировать простой пример. Во время написания работы у меня на телефоне села батарейка. Взглянув на него, я сказала себе: «Сейчас поставлю». И прошла мимо. Спустя несколько часов, когда работа была почти готова, телефон попадается мне на глаза. Я отмечаю про себя, что забыла поставить его на зарядку. Однако понимаю, что есть причина. Сама себя спрашиваю почему. Ответ: «Я не хотела, чтобы меня кто-то беспокоил». Забывание было намеренным. Вызвав встречный волевой акт - нежелание. Вследствие чего я совершила бездействие, не поставив телефон на подзарядку.

В завершение работы хочу сказать, что знания механизмов ошибочных действий помогают понять истинные намерения человека. Понять самого себя. И принять порой не самую приятную правду о себе.

P. S. Не так давно мой муж прочел книгу Э. Берна «Игры, в которые играют люди» и сказал: «Хочешь понять людей, прочти эту книгу». На что я ответила: «Нет, прочти З. Фрейда „Психопатология обыденной жизни“, будешь лучше понимать и других, и себя».

* * *

Ко мне обратилась женщина по поводу своего сына, которому уже 21 год. Он учится в университете по специальности «Информационные системы». По мнению мамы, у него есть проблема в отношениях с девушками. По ее мнению, его больше интересуют компьютеры.

Когда он пришел на консультацию, он вел себя вяло, как будто отсутствовал, мало говорил, сначала был скован. Когда рассказывал о компьютерах и о программах, которые он пишет, немного оживлялся. Сам он не считал, что у него есть какие-то проблемы. На мой взгляд, он был здесь только потому, что этого хотела его мать.

Он нарисовал дерево, наполовину сломанное. У меня возникла гипотеза о том, что есть что-то надломленное в отношениях с отцом. Мы не затрагивали эту тему в разговоре, но там чувствовалась какая-то пустота. Внешне он пытался скрыть эту пустоту, он улыбался, но от этой улыбки мне становилось как-то холодно, как будто я разговариваю с роботом. У меня впервые было такое ощущение. После первичной консультации я сделала вывод для себя, что я вряд ли смогу с ним работать. Объяснив это себе тем, что запрос исходил от матери, сам он не мотивирован работать.

Но на самом деле там было еще много собственных чувств по этому поводу, которые не хотелось осознавать. Почему-то после встречи с ним вдруг возникли какие-то опасения, тревоги и страхи по поводу того, что с ним может что-то произойти, но я вытеснила это. Обычно имена я запоминаю с первого раза. Здесь я вообще не запомнила его имени, оно как будто бы стерлось. Это было странным для меня.

У матери было очень много тревоги относительно него. Когда в разговоре по телефону я спросила ее: «Почему она так беспокоится за него?» Она мне сказала, что в этом же возрасте разбился ее муж и его отец. Она вышла замуж за другого, и сейчас ей до сих пор кажется, что она виновата перед ним. Она очень боится, хочет это забыть, но не может. Я предложила поработать с ней, если она захочет.

Анализ. После того как внутри себя я приняла решение с ним не работать, у меня тут же его имя стерлось. Видимо, это было связано с теми глубинные чувствами, которые вдруг всколыхнулись во мне и которых я не хотела признавать до конца. Его имя - что-то типа Амир. Это мне напомнило моего племенника, которого зовут Рамиль. Это сын моей старшей сестры. Сейчас они за границей. Они уехали внезапно, и мне о них ничего неизвестно. Его отчим не слишком хотел, чтобы мы поддерживали отношения.

Мой племянник увлекается компьютерами, и ему сейчас столько же лет, сколько сыну обратившейся ко мне женщины. Я его очень люблю. Когда он был маленький, я много с ним возилась, когда подрос, водила на занятия спортом, живописью и т. д. До сих пор к нему у меня теплые чувства и грусть, что они уехали и у меня нет возможности с ним общаться. Когда он родился, у меня была своя история. Я тогда была влюблена в женатого мужчину, забеременела и сделала мини-аборт, так как он не хотел ребенка. Я очень переживала и до сих пор испытываю вину. Есть народная пословица: «Избавившись от зачатого, не избавишься от убитого». Это так. Но прошлого не вернуть.

Поэтому в то время я очень обрадовалась, когда у сестры родился сын, мой племенник. Вся наша семья была этому событию очень рада. Мне было особенно радостно. «Прерванное во мне движение любви» вдруг ожило в заботе и любви к нему. За это я очень благодарна моей сестре, ее первому мужу и моему племяннику, что он родился. Сейчас ему 21 год, и я тревожусь за него и его будущее. Это смещенная тревога... Вот такие синхронные связи между мной и клиенткой открылись мне после забывания имени ее сына. Эта правда обо мне, которую я не хотела знать раньше... Точь-в-точь, только я это всегда пыталась стереть из своей биографии. Это открылось мне только благодаря этому анализу.

* * *

Начну с недавнего казуса, произошедшего со мной на занятии по психоаналитической символдраме. После протогонистского сеанса мы нарисовали рисунки, выразив тем самым свои контрпереносные чувства к рассказу протогониста. Рисунки были вывешены на доску, и шло обсуждение. Я тоже хотела рассказать о своих чувствах, указывая на рисунок моей соседки и хорошей приятельницы, который в данный момент вызывал наиболее яркие чувства. Я начала такими словами: «Мне хотелось бы сказать о рисунке.» И в этот момент я поняла, что не могу вспомнить ее имя. Оно вылетело у меня из головы и даже не оставило никаких следов. Я ощущала в этот момент просто вакуум. Мне не приходило на ум ни одного имени. Было такое чувство, что я вообще забыла все имена до единого. Осознав, что спрашивать ее имя сейчас, как минимум, странно, я вывернулась из положения, сказав: «.последнем в третьем ряду». И уже обращаясь к ней, добавила: «Это же твой рисунок?» Обсуждение шло своим чередом, но это неожиданное происшествие заставило меня задуматься, почему же я забыла ее имя так внезапно. Ведь я не должна была его забыть, оно не редкое и простое. И позже, когда я читала книгу З. Фрейда «Психопатология обыденной жизни», примерно нашла объяснение этому факту.

Несколько лет назад умерла моя двоюродная сестра, тезка моей приятельницы. Она была немного старше, и это событие вызвало шок и сильную печаль, с которой я очень долго не могла справиться. Спустя некоторое время я смотрела фильм «Австралия», где упоминалось о традициях австралийских аборигенов (шаманов). В фильме у мальчика, который рассказывает всю эту историю, трагически умирает мать. Как было сказано в фильме, согласно традиции, австралийские шаманы после смерти не произносят имя усопшего. Мне тогда показалось интересной эта мысль. И с тех пор я старалась не произносить ее имя, а говорить только сестра. И мне кажется, что в тот момент, когда мне случилось необходимым назвать имя такое же, как и моей умершей сестры, сработал механизм забывания. «Среди мотивов подобного расстройства ясно видно намерение избежать то неприятное, что вызывается данным воспоминанием» (З. Фрейд).

* * *

Обычно я возвращаю книги вовремя. В этом случае я забыла вернуть книгу по кинезиологии своей знакомой в обещанный срок. Эта книга нужна была мне для подготовки к семинару. Часть книги я успела прочитать и законспектировать важные для меня факты.

У меня было намерение вернуть книгу в срок, но перед этим я хотела сделать копии некоторых упражнений и не успела. Когда я пришла на занятие, она меня спросила о книге и я вдруг вспомнила. И тут всплыло, что я не успела сделать копии того, что хотела. Я попросила прощение за задержку, сказала ей, что я хотела бы сделать несколько копий и верну ей книги при следующей встречи. На следующий день я утром зашла и сделала копии. После этого вернула ей книги, как и договаривались.

* * *

Несколько дней назад мама обратилась ко мне с просьбой зайти к соседке этажом ниже, заказать торт для празднования ее (мамы) дня рождения. Прошло уже 2 дня, а я только сегодня к ней зашла. В этой ситуации налицо ошибочное действие - забывание. У меня было намерение выполнить просьбу мамы, я вспоминала о ней в те моменты, когда меня либо не было дома, либо я уже пришла, но не могла выйти. Анализируя данную ситуацию, я понимаю, что я по какой-то причине не хотела идти к соседке. У меня нет никаких неприятных воспоминаний, связанных с соседкой либо местом ее проживания. Стало быть, противоположное намерение должно быть связано с объектом, т. е. с мамой. В эти дни не было никаких ссор, да и вообще в последнее время отношения у нас теплые, наполненные взаимопониманием. Пока пишу, понимаю, что, возможно, такая забывчивость может быть связана с моей обидой родом из детства. Меня всегда задевает тот факт, что мама с большей охотой нагружает просьбами и домашними делами меня, а не мою сестру. У младшей сестры сложный характер, к ней неприятно обращаться ввиду высокой вероятности получить отказ. Вероятно, мое забывчивое поведение является манифестацией намерения научиться говорить «нет». Тем более я была достаточно сильно занята своими личными делами, и мне хотелось показать, что мне некогда, у меня есть свои дела.

* * *

Два года назад моя мать попросила подарить ей мое норковое манто, которое я давно уже не ношу. Оно действительно мне не нужно, потому что у меня есть шубы более новые и лучшего качества. Я пообещала ей привезти его, как только соберемся к ней ехать. Первый раз мы с мужем собрали все, кроме шубы. Уже на полпути я вспоминаю про то, что забыла положить пакет с шубой в машину. Пришлось извиниться перед мамой и приехать без шубы. Второй раз я обещала передать шубу с дочкой, которая поедет к ней на недельные школьные каникулы. На следующий день моя дочь собиралась к моей маме, а я даже не вспомнила про шубу и дочке не сказала о том, что надо передать бабушке эту вещь. Только когда дочка была уже у нее, я вспоминаю, что шубу не передала и даже не вспомнила о ней после телефонного разговора. Мне стало стыдно, я позвонила маме и сказала, что завтра привезу сама. Но мама, предвидев следующий облом с шубой, взяла такси, и вместе с моей дочкой приехала ко мне домой, чтобы забрать шубу. Отдавала я ее нехотя. Вообще-то я не хотела ей дарить такую дорогую вещь, потому что имею на нее злость и обиду за то, что она выкидывала или рвала мои ценные вещи в детстве, когда я была беспомощна и не могла с ней справиться.

* * *

Есть одно переживание, которое является загадкой и по сей день. У меня было мнение, что в нашей стране очень плохо живется пенсионерам, что к ним плохо относится государство и что лучше до пенсии не доживать. Иногда я говорила эти слова своим приятелям. А какая же альтернатива, как доживать все-таки свой век? Я отвечала иногда сама себе, что надо открывать свое дело. И вот мне исполнилось 50 лет. Начинаю подумывать о том, что лучше все-таки обратится в соответствующие органы, пусть уж начислят эту пенсию. Взгляд на этот вопрос изменился, потому что поменялось отношение к деньгам. Подумала: «Пусть капают эти копейки, хоть внукам их оставлю!»

И с ужасом я обнаружила, что трудовая книжка куда-то исчезла вместе со всем моим трудовым стажем. Я обыскала весь дом, но по сей день ее не нашла. Такие документы не выбрасывают! Куда же она подевалась?

Человек я эмоциональный, и волнения посещают меня часто, но все же это явление ничем объяснить не могу. Может, я сама себя запрограммировала и совершила машинальное действие под влиянием психического расстройства? Как будто кто-то моей рукой выполнил мой же запрос.

Вывод такой: наши действия иногда кажутся нам непонятными и будто не нашими действиями. Можно рассматривать и анализировать нашу психическую деятельность, разбираясь в том, что поступки далеко не случайны. А ошибочные действия не такие уж и ошибочные.

* * *

Моя дочь, ученица четвертого класса, пожаловалась мне, что на нее ругается учительница, орет, а помощница учительницы дала моей дочери подзатыльник. На следующий день папа пришел в школу, чтобы разобраться с учительницей. Женщина, которая дала подзатыльник моей дочери, всячески отрицала свои действия, и обвиняет моего ребенка в том, что она отвлекалась и ей всего лишь сделали замечание. Был долгий диалог, после чего учительница стала относиться к дочери намного мягче, а женщина, которая ее ударила, продолжала язвить в отношении моего ребенка. Через некоторое время в классе проводился конкурс «Мой робот», где я вместе со своим ребенком сделала поделку-робота, которая, по-моему мнению и по мнению окружающих, являлась очень интересной. Учительница не отреагировала на поделку и сказала, что нужно оплатить квитанцию для того, чтобы участвовать в конкурсе. При этом указала на то, что в связи с тем, что вы являетесь в конфликтной ситуации с тетей Мариной (это та женщина, которая дала подзатыльник моему ребенку), всему классу мы оплатим в Сбербанке, а вы идите сами и оплачивайте, мол, будете знать, как ругаться. Я почувствовала злость на учителя, посчитала это непрофессиональным разговаривать так с ребенком, которому 10 лет. Мне показалось, что она ее приравнивает к себе. Тем не менее, я пошла в Сбербанк, оплатила квитанцию, по просьбе учителя я должна была сделать скан чека и, скинув его на флешку, принести ее преподавателю. Я пришла в школу, принесла и флешку, стояли мы на первом этаже, где ходит очень много людей. Учительница начала разговор со слов, цитирую дословно: «А подняться не судьба? Я и говорю, что, по правилам школы, родители не имеет права подниматься наверх и к тому же сидит охрана, которая не пускает. Учительница мне ответила, что все ходят, а вы, значит, не можете. При этом она говорила очень агрессивно и почти кричала, я сразу почувствовала ее агрессию. На что она мне говорит: «Вы не то принесли, нужно принести квитанцию, где она?» Я отвечаю, что квитанция дома, а вы просили принести на флешке, на что она мне сказала, что она очень жалеет, что со мной связалась и что я ее совершенно не понимаю. Она объясняла мне еще раза четыре, что она от меня хочет, а я ее совершенно не понимала потому, что была сконцентрирована на том, что она говорит на повышенных тонах, она говорила про квитанцию, про квиток, про сканер, про флешку, и я сказала: я вас не понимаю, на что она стала еще громче кричать и говорить: «Вы вообще меня слышите?» После чего я задумалась, почему я не взяла бумажную копию квитанции, ведь я заранее могла предположить, что такая ситуация может возникнуть, зная о том, какие у нас сложные отношения с учителем. У нас продолжался диалог минуты четыре, где учительница уже кричала, на что я ей сказала, что если сейчас же не прекратит кричать, то я пойду к директору с жалобой на нее за некорректное общение с родителями. Я ей стала объяснять, как я понимаю ситуацию, она мне закрывает рот, после слова «директор» она стала говорить тихо и наконец-то объяснила мне, что она от меня хочет. Оказывается, нужно было взять квитанцию, которую она мне дала, прикрепить чек и скрепить все это степлером , затем отсканировать и скинуть на флэшку. Из всей сложившейся ситуации я начинаю анализировать свои ошибочные действия и ошибочные действия преподавателя и могу предположить, что она очень запутанно мне объясняла информацию, плюс еще она сказала, что жалеет, что связалась с нами. Возможно, она вообще не хочет с нами общаться и поэтому создает специальные условия, чтобы мы чувствовали себя некомфортно. Я, в свою очередь, несколько раз сопротивлялась сканировать квитанцию и попросила старшего ребенка это сделать за меня, после чего я пошла в школу, взяв только флешку, совершенно забыв чек и квитанцию. Возможно, моя обида и нежелание общаться с этим человеком привела меня к тому, что я категорически отказывалась понимать то, что она мне говорила. Возможно, она объяснила корректно, а я словно не хотела ее понимать, так как вообще не хотела вступать с ней в диалог и злость и обиды за своего ребенка руководили моим внутренним чувством непринятия этого человека. Я снова и снова задумываюсь над тем, как я вообще допустила эту ситуацию. Я считаю, что я не могу вполне адекватно оценивать учительницу из-за того, что она часто вступает с дочерью в конфликт, я периодически совершаю ошибочные действия в отношении ее, тем самым забываю что-то сделать или забываю прийти на родительское собрание, понять то, о чем говорит учитель, всячески оправдывай себя и своего ребенка, и таких ситуаций в жизни бывает очень много. То забыл, то разбил, соответствующе отреагировал по каким-то причинам, вот так я понимаю ошибочные действия. И моя интерпретация в данном случае только то, что я имею определенные негативные чувства в отношении учителя. И чем больше я изучаю Зигмунда Фрейда и психоанализ в целом, тем больше я понимаю действия свои и действия окружающих людей, Мне нравится тот мыслительный процесс, который происходит тогда, когда я анализирую свои действия.

* * *

Существует еще один немаловажный момент в моей жизни - это забывание о дне рождении хорошей подруги, с которой мы дружим уже более 10 лет. Тем не менее, в начале наших отношений я хорошо помнила дату ее рождения, но позже я начала путать месяцы и поздравлять ее то раньше, то позже. Сначала я была обескуражена такой своей способностью и поставила напоминание о важной дате. Однако и это не помогло моей психике. В момент оповещения я считала себя неподготовленной или занятой для поздравления, поэтому откладывала его на другое время этого же дня, вследствие чего успешно забывала о нем еще на неделю. Это вытеснение информации о дне рождении лучшей подруги прояснилось мне в ходе обучения психоанализу. Задавшись вопросом, с чем связано мое неудовольствие этим человеком и забывание такого события, как день рождения, я поняла следующее: меня однажды обидел ее подарок, и я решила, что не имею ценности для нее, как и никому не нужное украшение, которое она мне подарила тогда. В тот день я соотнесла мои желания дарить ей что-либо важное и приятное, несмотря на требуемые финансовые и временные возможности. В свою очередь, ее подарок говорил о том, что она взяла из дому первое, что попало ей под руку, и сунула мне в ненадлежащем виде. Безусловно, это меня обидело, и я не смогла ее простить, хоть и пыталась найти обоснование ее действию. С тех пор и по настоящее время я не помню дату ее рождения, но теперь знаю, что для нее этот день не является чем-то особенным и она не придает ему какого-либо значения. Возможно, поэтому ее подарки до сих пор не олицетворяют чего-то ценного, а просто являются формальностью. Верно говорят, что все люди разные, как и их отношение к жизни. Мы дружим до сих пор, и она не обижается на мою память, а я продолжаю вкладывать определенный смысл важности наших отношений в подарки. Она же, оставаясь при своем мировоззрении, весьма холодно относится к праздникам, но выражает свое дружелюбие посредством других положительных качеств, присущих ее характеру.

* * *

Только сейчас, изучая психоанализ, я смогла выяснить и осознать причину явления, происходящего со мной на протяжении нескольких лет.

С женщиной, назовем ее Х., мы были знакомы 22 года. Долгое время работали в одной организации, поэтому вместе встречали праздники, отмечали дни рождения, несколько раз встречались семьями. В дальнейшем, когда мы уже работали в разных организациях, продолжали поздравлять друг друга с днем рождения. Я знала день ее рождения, она мой, поэтому без предупреждения я могла зайти к ней домой, чтобы поздравить и подарить подарок.

На протяжении пяти лет я стала забывать сначала дату ее рождения, затем месяц. Знала только, что событие весной. После женского праздника я обычно уточняла день ее рождения у наших общих знакомых. Интересен тот факт, что эта информация тут же в одно ухо влетала, а из другого вылетала. Приходилось переспрашивать, но после расставания с этим человеком информация опять пропадала из моей памяти.

Перед этим произошли травмирующие события, о которых я забыла, но они отразились в моем подсознании, так как я при этом испытывала психическую подавленность.

Продовольственный магазин, где Х. работала директором, находился рядом с моим домом. На входе в магазин был расположен небольшой отдел по торговле сувенирами. В течение длительного времени, забегая в магазин за продуктами, я непроизвольно обращала внимание на небольшую картину увядающей осени с ценником 80 рублей. Однажды, в день моего рождения, Х. приходит ко мне в гости, дарит эту самую картину и при этом радостно восклицает: «Зная твою любовь к природе, надеюсь, этот пейзаж будет приносить тебе положительные эмоции!» -«Замечательный пейзаж!» - улыбнулась я. Но внутри ощутила дискомфорт. Про себя отметила: «Не нашла ни денег, ни времени, чтобы купить достойный подарок!»

Затем в памяти возникло воспоминание, как однажды уже была подобная ситуация при предыдущем поздравлении. Тогда Х. подарила мне восхитительный косметический набор. И он бы принес мне удовольствие по ароматической гамме, если бы не был вручен с оговоркой: «Мне его дети подарили на женский праздник, но, так как это не мой запах, а ты любишь сладкий аромат, я дарю его тебе». Подарок я приняла, но была слегка обижена.

Возможно, с ее точки зрения она мне с добрыми намерениями дарила эти подарки, но мое психическое восприятие оказалось другим. Согласно З. Фрейду, наше сознание несвободно и ограничено в своих действиях культурой поведения, воспитанием, интеллектуальным восприятием. Поэтому я не высказала своих эмоций вслух и даже не выразила на лице, а неудовлетворение осталось внутри меня. То, что не смогло сделать сознательное, взяло на себя бессознательное. А так как бессознательное свободно и не ограничено в действиях, то произошло вытеснение сначала даты, а затем и месяца дня рождения Х.

Да, вспомнила только сейчас. В первые годы нашего знакомства с Х. она какое-то время работала замом у моего мужа. Между ними завязались интимные отношения. В семье Х. пошли раздоры. Чтобы спасти ее честь, мой муж завел роман с молодой особой. Я была беременна вторым ребенком, которого родила в 29 недель с недоношенностью 3-й степени. Семейные отношения не восстановились. Когда дочери исполнилось 2 года и она смогла посещать детский сад, я развелась с мужем. С Х. мы продолжали общаться, как будто ничего не произошло.

* * *

У меня есть дальняя родственница не по крови, с которой я общаюсь приблизительно 2-3 раза в год, не более. Каждый раз забываю поздравить ее с днем рождения. В моей памяти отложилось, что она родилась в середине июля, однако точную дату я никогда не помню. Замечала за собой, что даже если буду заставлять себя повторять число ее рождения целый день, то через 5 минут эта информация улетучивается из головы. Я проделывала подобную тренировку несколько раз, но это не имело результата. Каждый год я поздравляю ее с опозданием в 2 дня, она сообщает мне, что день рождения уже прошел, я приношу ей свои извинения, придумываю какое-то нелепое объяснение моей забывчивости, и так продолжается из года в год. Думаю, что мое невнимательное отношение к ней продолжалось бы и дальше. Если бы я не стала вспоминать, с чего все началось и что вынудило меня повернуться к ней спиной.

Однажды у нас с ней состоялся диспут на тему литературы. На тот момент я училась в институте. Мы обсуждали одного русского писателя. Квинтэссенцией нашего разговора стало то, что у нас с ней были диаметрально противоположные взгляды. Мы принялись спорить, каждый из нас отстаивал свою точку зрения так рьяно, что оставалось еще немного, чтобы перейти на крик, Эскалация нашего конфликта продолжалась бы и дальше. Не помню точно, как все закончилось. Мы сами смогли остановиться, или кто-то третий вмешался, чтобы прекратить этот спор на повышенных тонах.

С те пор я стала испытывать некое раздражение в отношении ее. Возможно, это сильное чувство затмевает мою способность к запоминанию именно ее даты рождения.

* * *

Я на протяжении года раз в неделю хожу на общий массаж. Находясь на очередном сеансе, расслабляясь, я вдруг поймала себя на мысли, что на днях уже ощущала схожее приятное чувство - расслабление от массажа. Я очень удивилась, так ка массаж я делаю только раз в неделю, в одном и том же месте, но при этом воспоминание о совсем недавнем массаже было столь реальным, что я заставила себя вспоминать всю неделю, день за днем, которая прошла между обычными сеансами. К своему удивлению, я обнаружила, что мне действительно делали массаж головы всего день назад в парикмахерской, знакомый мастер во время мытья головы перед стрижкой. Я еще больше удивилась своей забывчивости, так как данный визит в парикмахерскую был очень ярким и веселым -мы ходили всей семьей, впервые стригли маленького сына, провели там много времени, общаясь с хозяином салона, нашим приятелем, пили чай и т. п. Так что этот визит в салон уже далеко не первый, я прекрасно знаю мастера и то, с каким профессионализмом он массирует голову перед стрижкой, - я всегда делаю ему комплимент и часто рекомендую его своим знакомым. Мне стало очень странно, что я напрочь забыла столь приятное времяпровождение, которое случилось всего некоторое время назад. И я еще раз стала вспоминать все, что происходило в салоне в тот день. И, наконец, я поняла, что меня расстроило настолько, что заставило вытеснить все приятные моменты. В тот день в салоне находился также мой близкий друг, мужчина, с которым мы в тот момент находились в достаточно напряженном периоде выяснения отношений. Наша встреча оказалась незапланированной, но и не случайной, так как хозяин салона - наш общий приятель. И хотя внешне наши отношения оставались абсолютно нейтральными, мы вполне доброжелательно общались на протяжении почти трех часов, скорее всего, именно неприятные мысли и чувства, связанные с этим человеком в тот момент, заставили мое сознание в целях защиты вытеснить все, что было связано с этой встречей, при этом я забыла, как приятные моменты (массаж, прическу, детей, общение с друзьями), так и сам объект моих переживаний.

* * *

Не так давно я пропустила срок перевыпуска своей банковской карты, что, конечно, само по себе тоже достойно анализа. Карта с моими средствами, которыми я располагаю ежедневно, была временно заблокирована, и я терпеливо жду ее перевыпуска, располагая незначительной суммой наличных денег, рассчитывая при очень экономном подходе растянуть их на неделю. В этот период в город на несколько дней приезжает моя близкая подруга, с которой мы давно не общались, и она приглашает меня попить чай в кафе. Я обозначаю свое странное финансовое положение, на что получаю предложение все же встретиться и готовность подруги одолжить мне эту незначительную сумму до лучших времен. Мы отлично пообщались, и подруга напомнила мне о фирменной сумке, которую мы с ней вместе присмотрели для меня несколько месяцев назад.

На момент нашей встречи изделие продавали с сумасшедшей скидкой, и на следующий день я не смогла сдержать желание ее купить. Иногда я сохраняю небольшие суммы в валюте для таких спонтанных, но желанных покупок. И в этот раз я обменяла сохраненную валюту и поняла, что мне не хватает 2000 рублей. И, так как подруга, как никто, понимала мое желание покупки, я обратилась к ней за помощью одолжить мне недостающую сумму до дня выпуска моей новой карты. Она с удовольствием помогла, и в оговоренный день я, получив назад себе в распоряжение свои денежные средства, возвратила занятую сумму - 2000 рублей. И только несколько дней спустя, я вспомнила, что не вернула ей ту самую незначительную сумму за чай, которым она меня угощала в кафе накануне.

С одной стороны, это совершенно безобидное упущение. Мы часто встречаемся, и я могла бы сама угостить ее при следующей встрече. Но наша договоренность была о другом. Конечно, накануне на протяжении недели я испытывала тревогу, что не смогу экономно распорядиться оставшимися средствами до восстановления карты. Я также испытывала стыд за то, что поступила безответственно и упустила шанс позаботиться о своем финансовом благополучии.

Кроме того, в последнее время тема контроля личного бюджета особо остро стояла в моей жизни. За несколько недель до инцидента я приняла решение сократить до минимума траты на кофе и обеды в кафе и ресторанах, инвестируя свободные средства в более качественные способы отдыха. Это первая дверь, которую мне удалось открыть, исследуя это ошибочное действие. Но забывания подобного рода намерений происходили со мной и раньше. Я забывала отдавать именно те суммы, которые, на мой взгляд, казались незначительными, при этом со всей серьезностью соблюдения сроков я отдавала суммы крупные и совершала крупные обязательные платежи.

Наличие подобной закономерности натолкнуло меня на размышление, что анализ этого ошибочного действия может быть глубже. Помощь в поиске ответа на вопрос почему я все же поступаю таким образом мне оказала все та же работа З. Фрейда «Психопатология обыденной жизни». Он характеризует подобного рода действия как примитивную жадность, с которой младенец стремится овладеть всеми объектами. Эта характеристика нашла во мне отклик, и я смею полагать, что именно в намерении забывать о возврате незначительных сумм скрывается подавленная часть моей психики, корень которой определенно лежит в раннем детстве.

Первое объяснение подобным проявлениям, которое появляется у меня в голове, - это факт того, что у моей матери закончилось молоко, когда мне было 10 месяцев. Это предположение так же может быть обусловлено тем, что узнала я об этом факте за пару дней до написания работы. К своему сожалению, я более не располагаю подробностями того периода жизни и не могу дать более детальную характеристику причины, по которой сложилась такая ситуация. Но всё же посмею предположить, что разрыв симбиотической связи, к которой я могла еще быть не готова, оказал влияние на формирование некой жадности к мелочам, не только финансовой, но и жадности в любви, которая часто проявлялась в наличии у меня созависимых мотивов.

Через мою личную психотерапию красной нитью проходит тема материнской нелюбви. Мама в моем детстве чаще была красивой женщиной, чем матерью. И в сцене этого ошибочного действия я могу воспринимать подругу - женскую фигуру как фигуру материнскую, которая проявила заботу и предлагает помощь, а деньги и чай могут выступать символом материнской любви. И забывание намерения вернуть незначительную сумму за чай можно интерпретировать как «мама» обо мне позаботилась, проявила любовь, а ребенок, как я могу предположить, не знает и не умеет возвращать матери любовь в том же виде, в котором она дается ему.

* * *

Мои забывания, которые я привожу ниже, связаны с нежеланием сознания соприкасаться с неприятными или тревожными событиями или воспоминаниями. Срабатывают защитные механизмы психики, и слово «забывается». Порой бывает очень трудно проследить всю цепочку взаимосвязанных ассоциаций. Фрейд был непревзойденным мастером такого анализа и самоанализа. В моем случае цепочки не длинные, но вполне понятные.

В последние несколько лет я обратила внимание, что без посторонней помощи не могу вспомнить названия двух городов в ЮАР. Несмотря на то, что я их посещала. Когда в разговоре речь заходит о посещенных в Африке местах, эти два названия как будто стерты из моей памяти. Это города Йоханнесбург и Кейптаун.

Йоханнесбург. Воспользовавшись методом свободных ассоциаций, я сконцентрировалась на первом образе , который пришел в голову. Это оказалась картинка из учебника по истории, где была изображена Екатерина Вторая на троне. Видимо, этот образ связан с буквосочетанием «бург», которое есть в слове Петербург - столице, где правила великая императрица.

Но, несмотря на то, что на картинке в моем воображении была Екатерина (я это знала из учебника по истории), в голове навязчиво крутилось словосочетание Анна Иоановна. Йохан-Иоан-Иван. Анна Ивановна тоже императрица, правившая из Петербурга. Просто ее изображение я не помню, поэтому оно было заменено на Екатерину.

Итак, Анна Ивановна. Что это имя значит для меня? Так звали мою бабушку по маминой линии. Она умерла 4 года назад. С тех пор я часто стала видеть ее в снах. Мне снится ее квартира, события в разных снах почему-то стали происходить в той бабушкиной квартире, где прошла большая часть моего детства. Сама бабушка стала сниться мне очень часто, она много со мной разговаривает, но наутро я не помню о чем.

Эти сны тревожат меня. Когда-то давно я где-то слышала, что умершие родственники приходят, чтобы о чем-то предупредить, предостеречь или даже забрать с собой. Я отгоняю от себя эти мысли, так как они ведут к сильной тревожности: что-то может случиться, возможно, что-то плохое.

Вторая Анна Ивановна в моей жизни была директором школы и учителем математики в начальных классах. Это была очень властная, грубая и крайне строгая женщина. В детстве я боялась ее до смерти. Ее уроки, выполнение домашнего задания и особенно контрольные были для меня сильнейшим детским стрессом. Мне до сих пор снится повторяющийся сон, как она вызывает меня к доске или как я проваливаю экзамен по математике.

Так как Йоханнесбург ассоциируется у меня с Анной Ивановной, а значит, с вытесненными детскими переживаниями и подавляемой тревожностью сейчас, вполне возможно, что забывание этого названия является защитной реакцией моей психики.

Кейптаун. Это слово тут же раскладывается у меня на две части: Кейп- и - таун. Кейп - это деталь свадебного наряда, отстегивающийся элемент со шлейфом. Такие делают на дорогих нарядах.

Я много лет занимаюсь свадебным бизнесом. У меня было четыре салона свадебных платьев, после кризиса остался только один. Я очень переживаю из-за такого экономического падения и неуспешности моего бизнеса последних лет. Я больше не могу, как когда-то, закупать дорогие свадебные платья с кейпами в США или Европе. Несмотря на все оправдания, связанные со сложной экономической ситуацией в стране, с изменившимся кардинально курсом валют и т. д., я чувствую свою вину. Вину за то, что я не справилась. Как с экзаменом по математике.

Таун трансформируется в даун. Меня пугает это слово. Оно ведет к тревожным воспоминаниям о моей третьей беременности. Так как мне было уже 38 лет тогда, был высок риск рождения ребенка с синдромом Дауна. Я сдавала специальный анализ, и его результаты были плохими. Для того чтобы убедиться в точном диагнозе, нужно было сдать пункцию околоплодной жидкости. Этой процедуры я ждала месяц и потом еще три недели результатов. Все, слава богу, закончилось хорошо, у меня здоровый малыш, но те два месяца ожидания я запомню на всю жизнь.

* * *

У меня на работе в отношениях с моей молодой коллегой, нашим корпоративным юристом, часто возникают повторяющиеся ситуации. Я часто обращаюсь к ней с запросами, информацию по которым она уже предоставляла мне (как правило, совсем недавно). Эта моя «забывчивость» выводила ее из себя, и, несмотря на то, что я формально являюсь ее начальником, она не всегда была в состоянии это раздражение скрывать. Я всегда списывал эту забывчивость в отношении ее на высокую загруженность на работе, но только после прочтения Фрейда мне в голову пришла простая разгадка этой повторяющейся ситуации: мне просто хотелось найти лишний повод для общения с симпатичной девушкой. Обсудив с ней мое понимание происходящего, я, кроме разрядки в отношениях с коллегой, избавился также и от этой забывчивости. Следующий случай с этой же девушкой произошел в такси, когда она сидела рядом со мной, выдвинув одно колено в мою сторону. У меня появилась шальная мысль облокотиться на ее колено, как на подлокотник, которую я, конечно же, отогнал от себя, так как наши отношения деловые и не предполагают таких вольностей. Но, углубившись в чтение документов, я вскоре непроизвольно совершил именно это - облокотился на ее колено. Так как она уже была подготовлена предыдущим обсуждением о непроизвольных действиях, по Фрейду, мне удалось объясниться с ней и в этой ситуации с помощью ссылки на австрийского ученого, а у нее хватило такта принять это с некоторой долей юмора.

* * *

Год назад мой друг предложил мне поехать на пикник вместе с нашими общими близкими знакомыми. Я с радостью приняла приглашение, стала собирать вещи. В назначенный день он позвонил мне и сообщил, что время встречи переносится на 2 часа позже, я согласилась, сказала, что приеду. И тут мой друг случайно проговорился про одного парня, с которым у меня сложились натянутые отношения, что он тоже там будет. Я положила трубку и почувствовала некую неприязнь. Настроение у меня было испорчено. Однако про себя решила не поддаваться слабости и не идти на поводу у своих эмоций.

Я просчитала время, за сколько надо выехать, чтобы приехать вовремя туда. Проехав полпути, я поняла, что забыла сумку с вещами. В этот момент я не знала, что мне делать: вернуться назад или продолжить путь. В моей голове роились разные мысли. С одной стороны, меня не покидало чувство раздражения оттого, что я приближаюсь к встрече с этим парнем, с другой стороны, хотелось отдохнуть со своими друзьями после плотного графика на работе.

В результате я повернула назад, позвонила другу, предупредила его, что не смогу приехать по причине того, что у меня сломалась машина. Он предложил заехать за мной, но я отказалась, сказав, что как-нибудь в другой раз. В течение нескольких минут мой друг продолжал настаивать на своем, однако я была непреклонна.

Когда вернулась домой, то увидела оставленную сумку с вещами. В тот момент у меня мелькнула мысль, что непросто я оставила ее. Для меня это означало только одно: у меня не было желания ехать туда изначально. Дело в том, что я не смогла найти какую-либо, чтобы остаться. Таким образом, подвожу итог. Мое внутреннее состояние не оставило меня в покое и не дало возможности нормально рассуждать, соответственно не позволило разумно принять решение.

* * *

Один пример ошибочных действий случается в моей жизни регулярно, каждый год. Точнее будет сказать, не в моей жизни, а в нашей совместной жизни с супругом. В моей семье всегда было принято поздравлять каждую супружескую пару, приближенную к нашей семье, с их годовщиной семейной жизни. Еще с детства я помню, как родители поздравляли близких с их очередным прожитым вместе годом. Такова наша семейная традиция. Чтобы дальнейшее повествование было понятным, стоит уточнить некоторые детали. День рождения моей мамы - 2 сентября. Дата моего бракосочетания с супругом - 3 сентября. То есть эти даты всегда рядом и напоминают друг о друге. Также стоит отметить тот факт, что мои родители имеют высшее техническое образование и вся их профессиональная деятельность связана с цифрами, расчетами и запоминанием чисел. Подчеркну таким образом, что память у них превосходная. Но каждый год, со стабильной регулярностью, день моего бракосочетания с мужем ими забывается. Ну и, конечно, описание этого случая будет неполным, если я не скажу, что изначально мои родители были против нашего союза. Благодаря своей тактичности они проявляют исключительно хорошее отношение к своему зятю. Но, как можно предположить, в основе их забывания этой простой даты лежит изначальный мотив нежелания, чтобы это событие случилось. Эта дата напоминает им о тягостных мыслях, переживаниях, вызывает ощущение неудовольствия, и поэтому она, как неприятная, подвергается забыванию.

* * *

Предлагаемый этюд представляет собой попытку увидеть в юмористическом рассказе А. П. Чехова «Забыл» (1882) справедливость тезиса Фрейда о том, что в основе забывания лежит мотив неохоты.

В связи с избранной нами задачей в рассказе нас будут интересовать два вопроса: во-первых, почему Иван Прохорыч Гауптвахтов забыл, зачем он пришел в музыкальный магазин, и, во-вторых, почему он это вспомнил?

Разумеется, при такой установке мы рассматриваем рассказ не как художественное произведение, а как бытовой случай из жизни или, говоря словами Фрейда, как одно из постоянно встречающихся проявлений «психопатологии обыденной жизни».

Сюжет рассказа заключается в том, что Иван Прохорыч Гауптвахтов собирается купить для дочери ноты Второй венгерской рапсодии Листа. Но, войдя в музыкальный магазин, он не может сказать, что ему нужно, он забыл. Он пытается вспомнить, морщит лоб. Пытается описать или спеть музыку в надежде, что продавец узнает и подскажет ему. Ничего не помогает. Наконец он уходит без нот. Выходит на улицу и задумывается, представляет себе, что будет происходить дома, когда он вернется. И в этот момент вспоминает музыку. Бежит в магазин, поет, продавец сразу понимает, что ему нужно и продает ему требуемые ноты.

Временно забытую музыкальную пьесу Иван Прохорыч поставил в ряд ассоциаций, в ряд прочно связанных с ней стандартных, всегда одинаково повторяемых обстоятельств (Надя... запрется... разревется... не выйдет обедать. Потом выйдет. сядет за рояль. Сыграет. пропоет. Под вечер. станет веселой и. вздохнувши. сыграет) - и благодаря этому вспомнил.

Попробуем найти объяснение этому забыванию.

Согласно теории Фрейда, забывание подвергается либо то, что неприятно само по себе, либо то, что цепью ассоциаций связано с чем-то неприятным. Следовательно, для того, чтобы понять, почему Иван Прохорыч забыл, что же он должен купить для любимой дочери, необходимо найти, что именно для него в этой покупке неприятно.

Обратим внимание на его реплику: «Говорил ей: запиши».

Раз он так говорил, значит, уже в тот момент, еще дома, он знал, что забудет. Уже в тот момент что-то настраивало его против покупки. Что? Что вообще удерживает человека от покупки? Очевидно, либо ненужность вещи, либо ее высокая цена. Так как в данном случае вещь нужна (без нот Надя не совсем верно играет, во-первых, и без нот возвращаться нельзя, так как Надя загрызет, будет бабий крик, которого Иван Прохорыч не любит, во-вторых), остается предположить, что не хотел Иван Прохорыч тратить деньги. Тем более, что и для жены и детишек еще нужно сделать покупки. Причем, сколько ни старайся, жене все равно не угодишь, она наверняка будет недовольна («ругнет его, назовет его каким-либо животным, ослом или быком»), а сладости для детишек - абсолютно лишняя трата, сладостями они будут «с остервенением портить себе и без того попорченные желудки».

Тема денег мельком проскальзывает в речи главного героя несколько раз: а) разорившийся бакалейщик Седельников должен 200 рублей; б) «рояля» стоит 800 рублей - что, по оценке Гауптвахтова, непозволительно дорого («купи себе роялю и без штанов ходи»); в) ноты он в конце концов купил всего за 85 копеек - по сравнению с предыдущими цифрами это почти даром.

Возможно, существует еще одна причина забывания. Иван Прохорых настойчиво говорит о своей нелюбви к иноземцам, особенно к французам. Лист, как известно, венгерский композитор. Однако жил он во Франции и Германии и говорил на нелюбимых Гауптвахтовым языках - французском и немецком, да и ноты его изданы были, скорее всего, не в России. Во всяком случае, говоря о рапсодии Листа, продавец-немец называет его по-французски: hongroise (вероятно, и венгров Иван Прохорыч тоже не любит) и характеризует французскими словами original, facilite. Так что неприязнь к иноземцам, возможно, дает вторую составляющую забывания в данном случае. Тем более, что и продавец (немец), слава Богу, что не француз, но тоже не слишком приятно для Ивана Прохорыча.

Здесь можно еще подумать, почему он так не любит иноземцев. Его фамилия - Гауптвахтов - вызывает ряд ассоциаций. Прежде всего, она происходит от немецкого Hauptwache («главный караул»). Во-вторых, гауптвахта - помещение для содержания арестованных военнослужащих. А так как фамилии часто происходят от прозвищ, то понятно, что предки Ивана Прохорыча были военными (точно известно, что военным был его дед), причем далеко не безупречным. Возможно, что у Ивана Прохорыча были основания стыдиться своих предков (и самого себя: в молодости он волочился за женщинами - был «ловкий поручик, танцор и волокита», - что могло привести к некоторым конфликтам с отцом, на что есть намек). Таким образом, в его нелюбви к иноземцам можно усмотреть то, что Фрейд называет личным или семейным комплексом.

Вообще говоря, рассказ Чехова дает обильный материал для изучения всей жизни этого персонажа. Известны эпизоды его детства и юности, кое-что об отношениях с отцом. Можно было бы, не слишком домысливая, рассказать его жизнь иначе, чем это сделано Чеховым, например, так.

Иван Прохорыч Гауптвахтов родился в первой трети XIX века в своем родовом имении. Через несколько лет появился на свет его брат Назар. Ивану, как старшему, предстояло продолжить семейную традицию и поступить на военную службу. Военным был - это точно известно - его дед, тоже Иван. Возможно, что военные были в этой семье и раньше, и, как видно по фамилии, возникшей в незапамятные времена от прозвища, успехи их на военном поприще были сомнительными...

Перепутывание фамилий, имен, названий

Попытаюсь провести анализ постоянного забывания фамилии одной из клиенток, молодой девушки. Мне приходится работать с молодежью, имеющей судимость. Эта девушка (подросткового возраста) также имеет судимость. Я не стану называть ее фамилию здесь. Но анализ провести все-таки рискну.

При каждой попытке вспомнить ее фамилию я вспоминаю совсем не ее фамилию, у меня крутится совсем другая фамилия, фамилия человека, который не совсем корректно повел себя в ходе сотрудничества, в таких случаях говорят, подставил, предал и т. д., но недавно он через социальные сети проявил свой интерес ко мне и предложил обмениваться информацией. Замечу, что в фамилиях обоих людей -девушки и человека, с которым я сотрудничаю, - содержатся четыре одинаковые буквы, одинаковые окончания.

Также я так полагаю, что данный случай забывания связан и с тем, что здесь срабатывает, видимо, мое сопротивление.

Для этого также нужно рассмотреть факт того, как она стала моей клиенткой.

На одном из совещаний, куда пригласили меня, других моих коллег и представителей госслужб и семьи осужденных, за каждым из юношей и девушек закрепляли специалистов. При рассмотрении вопроса о том, кто с ней будет работать, никто не соглашался из специалистов, все молчали, хотя члены ее семьи, которые здесь же с ней присутствовали, слезно просили с ней поработать. Я вызвалась помочь ей.

Мы договорились с ней встретиться, согласовали день и время встречи, но, увы, девушка не пришла. Я, зная ее адрес, пошла к ней на дом, где застала ее и всех остальных членов семьи. С ней мы еще раз договорились о встрече. Но опять она не пришла. Затем в один из дней она со своими одноклассниками была в том здании, где нахожусь и я, я нашла ее, и мы вместе провели около 1,5 часов за беседой, мы вновь договорились, что она придет ко мне.

После встречи с ней я пошла в службу, с которой мы практически занимаемся одним и тем же и притом еще и в одном здании через стенку, где мне сделали упрек в том, что я делю осужденных детей, а эта девушка раньше приходила к ним. Хотя на совещании они не вызвались работать с ней, когда родственники и специалисты городского суда просили об этом. Мне, конечно же, было непонятно и неприятно слышать упрек в том, в чем нет моей вины. Мне хотелось сказать то, что это не так, но я промолчала.

Девушка не пришла на следующую встречу. Как потом оказалось, она болела, а потом на вновь назначенную встречу не пришла из-за того, что принимала участие в республиканских соревнованиях.

Потом встреча все-таки состоялась, и после нее я была в школе, где эта девушка учится, там я услышала от педагогов мнение вышестоящего руководителя о таких детях, как о неполноценных, которых нельзя уважать и нельзя больше никуда вывозить. Такое мнение руководителя о детях вызывает неуважение у меня.

С девушкой у нас сейчас теплые отношения, она учится, и у нее большие планы на будущее.

* * *

Мне удалось вспомнить случай неоднократного забывания одного и того же слова, который кажется мне как минимум интересным для анализа.

Я живу в Твери. Недалеко от моего города, в получасе езды, находится одно очень интересное и красивое место на берегу Волги, куда я иногда езжу на прогулку. Место называется село Городня. Именно это название я забывала постоянно (я смогу точно вспомнить теперь как минимум четыре - пять случаев, когда оно вылетало у меня из головы. И в большинстве случаев вместо слова «Городня» мне на ум приходило слово «Рамешки». Рамешки - это тоже небольшой населенный пункт в Тверской области, который находится совсем в другом направлении. Я там не была, и ничего примечательного с этим местом (насколько мне известно) у меня не связано.

Когда я стала анализировать этот случай, я вспомнила, что в Городне находится церковь, в которой меня крестили, когда я была очень маленькой. Постройка очень древняя и красивая, собственно, она и является главной достопримечательностью этого места, помимо пейзажей, привлекающей внимание туристов. В ходе моих размышлений я пришла к выводу, что, видимо, именно эта церковь и является причиной моего упорного забывания названия села.

Я уже долгое время занимаюсь йогой (преподаю ее), изучаю философию и различные духовные учения, регулярно езжу в Индию. Вот уже довольно долгое время как я не причисляю себя к православным христианам (как, впрочем, и к индуистам или буддистам, однако эти последние по мироощущению мне все же ближе). Как я уже упоминала, в Городне находится церковь, в которой меня крестили. Видимо, мое нежелание относить себя к православным христианам поспособствовало подобному случаю вытеснения.

Что же касается названия «Рамешки», которое часто приходит на ум вместо вытесненного «Городня», то вероятно, подобная подмена связана со звуковым составом этого слова (потому, как я уже заметила, абсолютно ничего мне неизвестно об этом месте, кроме названия). Если догадка насчет звукового состава слова верна, то ключевую роль, должно быть, играют первые три буквы названия, т. е. «Рам». Дело в том, что Рама - это легендарный древнеиндийский царь, очень почитаемый в индуизме, к тому же центральный герой древнеиндийского эпоса «Рамаяна», который я нахожу чудесным воплощением восточной мудрости и с содержанием которого я близко знакома. Таким образом, в данном случае подмены названий («Рамешки» вместо «Городня») можно усмотреть отказ от одного мировосприятия и замену его другим, которая постепенно происходила в моем сознании в течение последних 6 лет или около того. Интересным представляется также тот факт, что с того момента, как я нашла этому случаю подобное объяснение, больше не происходит забывания названия Городня, в случае когда необходимо обозначить данный населенный пункт в разговоре.

* * *

Когда-то давно я работал во Франции, и моего шефа звали Жоэль. Приближались новогодние праздники. На новый год во Франции, поздравляя с новым годом, говорят: «Joyeux Noel» («Жуайё Ноэль»). Я же, неожиданно столкнувшись с шефом в коридоре и непроизвольно переставив слова, сказал ему: «Нуаё Жоэль», - что в переводе могло бы означать «ядро» или «косточка фрукта» плюс его имя.

Шеф был жестким человеком, просто терминатором, хотя ко мне лично за время нашего сотрудничества он не придирался, не было возможности: мой бизнес был маленьким, он в основном «долбал» ребят постарше и с более дорогим портфолио. Но его репутация мешала спокойно спать не только им, но и мне, так как я однажды явился свидетелем того, как Жоэль отругал и на месте уволил моего коллегу. В произошедшей ситуации я высказал ему в лицо в завуалированной форме свой бессознательный страх перед ним.

* * *

Мне вспоминается случай, который произошел с моей сестрой Ириной, я была тому свидетелем.

Ирина была замужем на протяжении 15 лет, есть сын. С мужем она развелась. Причина - алкоголизм.

Я была в гостях у нее дома, там было несколько друзей и нынешний приятель Ирины, мужчина, к которому она питала нежные и теплые чувства. Все чудесно общались за столом с вкусными блюдами и напитками. Ирина и ее бойфренд (назовем его Р.) сидели рядом и говорили о чем-то. Через некоторое время я заметила, что в диалоге между ними появились повышенные тона и некоторое напряжение. Через некоторое время мы с сестрой вышли на кухню, чтобы сменить блюда на столе, туда же пришел Р. Оказывается, в разговоре между ними Ирина, в пылу эмоций, назвала своего друга именем бывшего мужа. Позже, в приватной беседе, сестра призналась мне, что уже не раз, находясь в состоянии эмоциональной нестабильности (Р. провоцировал ее на выяснение отношений), она (почему-то!) машинально называла нынешнего друга именем бывшего супруга!

Как мы знаем, в психике нет ничего случайного! Любое ошибочное действие имеет смысл, это психическое явление, требующее анализа, чтобы выявить суть его и проблемы, которые с ним связаны. Исходя из этого, ситуация, о которой я упомянула, также требует тщательной и серьезной проработки.

Я, как начинающий психолог-консультант, исходя из ситуации с моей сестрой, могу предположить следующее. Ирина подсознательно ассоциирует бывшего мужа с нынешним другом. Вероятно, на это есть веские причины, и, вероятно, она чувствует, что проблемы, возникшие в первом браке, так и не решены, не проработаны до конца. Я бы посоветовала сестре пройти курс психоанализа, чтобы, наконец, осветить те проблемы взаимоотношений в паре, от которых она просто ушла, разведясь, но кардинально ничего не переосмыслив и не осознав.

* * *

Наглядным примером забывания имен может служить путаница при обращении к моему мужу со стороны моего отца в течение определенного времени после свадьбы. Несмотря на то, что имя моего мужа более чем распространено и несложно в воспроизведении (Александр), мой отец упорно называл его другим именем (Сергей) в разговоре со мной. При этом Сергеем зовут мужа сестры моего отца (Диляры), замуж за которого она вышла несколько лет назад. Этому предшествовал развод с первым мужем, в браке с которым она прожила около двадцати лет. Сергей намного младше Диляры, и, думаю, такой выбор было непросто принять и одобрить в своем сердце моему отцу.

Так почему же отец называл моего мужа Александра именем Сергей? Я могу предположить, что в психической реальности отца в тот момент происходило столкновение двух намерений: с одной стороны, нежелания принимать мой выбор спутника жизни, возможно, даже чувство ревности и потери, а с другой стороны, социально одобряемое стремление этот выбор принять. Поэтому запомнить имя человека, образ которого связан с неприятными, но неосознаваемыми переживаниями, был для отца трудной задачей. А ассоциативная связь между двумя ситуациями непринятия, отвержения, нежелания согласиться с реальными выборами спутников жизни сестры и дочери подсказывала ему имя Сергей, так как его отец уже знал несколько лет и произошла бессознательная связка имени человека и чувств, которые этот человек вызывал. Как итог, возникшая позже во времени ситуация с непринятием выбора дочери вызывала сходные чувства у отца и возрождала в памяти имя Сергей.

* * *

Я обратила внимание на то, что в последнее время неоднократно называла мужа именами сыновей, чаще именем старшего. Их у меня двое, семи и четырех лет. Ранее эти свои оговорки я объясняла рассеянностью внимания, усталостью. Теперь же я пришла к следующим заключениям. Сыновья оба очень расположены ко мне, соперничают за мое внимание и сами проявляют теплоту и нежность. Особенно часто ищет тактильного контакта в виде обниманий старший сын (он находится в эдипальной фазе развития). Здесь я подумала, что, если, обращаясь к мужу, я называю имена сыновей, значит, хочу перенести какой-то оттенок взаимоотношений с детьми на мужа. Возможно, хочу получать от него больше знаков внимания. Тот факт, что оговорки происходят на фоне некоторого утомления, лишь свидетельствует о снижении контроля за ходом ассоциативного процесса и повышении вероятности подобного рода замещений.

* * *

Буквально в прошлом месяце мы гуляли с одной подругой, у нее зазвонил мобильный. После короткого телефонного разговора, она рассказала, что звонила наша общая знакомая и сообщила о рождении ребенка. Среди прочего подруга заметила: «Говорит все отлично, 10 баллов по какой-то там шкале». - «Ааа, - отвечаю я, - это по шкале...» Название вылетает у меня из головы. При этом в голову навязчиво лезет «шкала Жильбера». При этом я прекрасно понимаю, что шкала называется по-другому, причем отлично знаю ее название, так как во время практики в детской больнице слышала его сто миллионов раз.

Предыстория: следует сразу сказать, что родившую женщину я отлично знаю. В компании она имеет нехорошую репутацию, а именно слывет жуткой врушкой, просто патологической. То у нее идиллия в личной жизни, то муж-садист ее истязает, то еще какие-то байки, плохо друг с другом связанные. И вот в довольно зрелом возрасте (за 40) она встречает мужчину, влюбляется и беременеет. Причем ощущение от всей истории не очень приятное складывается, вроде как нужно ей его ребенком удержать. Почему я так категорично думаю? У дамы уже есть ребенок, который ей всегда был глубоко безразличен и рос с няньками-бабками (я какое-то время часто бывала в их семье). К тому же в последнее время дама перенесла несколько операций, пила много медикаментов, много курит. Для беременности картина не очень хорошая.

Анализ. Почему память подсовывает мне именно Жильбера? Некоторое время до инцидента у моей дочки Полинки были плохие анализы, мы должны были выявить причину и исключали всякие неполадки с поджелудочной и пр., в том числе этот самый синдром Жильбера. Тогда я все думала: тут рожаешь молодой, не пьешь, не куришь, ни таблетки не принимаешь, а у детей то одно, то другое. Когда же услышала про роды этой дамы, которая вся больная, у меня возникло недоверие насчет здоровья ребенка. Но Сверх-Я разве допускает такие циничные мысли? Нет. Вроде как это гадко не верить в таких вопросах, словно зла желать. Вот и сработало забывание, а ответ пришел в виде подмены. Стоило мне совершить анализ - сразу всплыла шкала Апгар.

* * *

В начале отношений мой будущий муж, споря или ругаясь со мной, часто называл меня по имени бывшей девушки. Меня это настолько раздражало, что я не могла адекватно с этим справляться, мне сразу начинало казаться, что он влюблен в другую, хотя это было невозможно, так как муж ненавидел свою бывшую и винил себя за то, что был в тех отношения. Он же совершенно не понимал, почему я так реагирую. Проанализировав это после лекции об ошибочных действиях, я поняла, что он, во-первых, приходил в ярость, когда мы ссорились по тем же причинам, за что он ненавидел и ссорился со своей бывшей. И во-вторых, когда он понимал, что причина ссоры похожа на ссору из предыдущих отношений, его психика начинала думать, что я - это его бывшая девушка. Когда я это поняла, мне стало намного легче.

Точно так же я, во время ссор называла его «Мам, прекрати, мам, отстань». Потому что ссоры были как с мамой, по тем же самым причинам.

* * *

Раньше я часто посещала бассейн, потому что сама очень люблю плавать и поэтому старалась приобщить своих детей-двойняшек к этому виду спорта. Сначала они, как и все маленькие дети, приходили обучение в «лягушатнике», т. е. в мелком бассейне. Потом их перевели в средний и, наконец, тех, кто мог уже самостоятельно плавать, выводили на «большую воду», т. е. во взрослый бассейн. Но иногда, как исключение, самых способных приобщали к взрослому плаванию раньше, давали как бы почувствовать глубину. Конечно же, у детей возникали разные чувства, и некоторые боялись потеряться в этой воде. Это примерно происходило так. Ребенок спускается по ступенькам в воду все ниже, пока где-то наполовину оказывается в воде. Потом тренер дает ему длинную палку типа удочки и просит его держаться за нее и работать ногами. Если все проходит благополучно, то постепенно ребенок держится одной рукой, а другой гребет, а когда он готов сам плыть, его просят работать двумя руками, но палкой страхуют.

Один раз я наблюдала за этим процессом, находясь, благодаря дружеским отношениям с тренером, совсем рядом с водой. Тренер Марина Львовна - с большим опытом работы в бассейне, отзывчивая, контактная, эмоциональная, любящая детей женщина. В тот день ее попросила мама одной маленькой, где-то лет пяти девочки, чтобы ее дочь попробовала хоть немного проплыть в большом бассейне, потому что она очень этого хочет. Девочка действительно была прилежной ученицей, и Марина Львовна согласилась попробовать. Выглядело это так: девочка спустилась в воду, ей дали «удочку», и она, схватившись за нее, поплыла. Но, отплывая все дальше от бортика, она начала все судорожней перебирать ногами и хвататься как будто всем телом за «палку». Марина Львовна стала ее настраивать на спокойствие, особыми методами подбадривая и похваливая. Когда стало что-то получаться, она попросила девочку грести одной рукой. И здесь произошло что-то невероятное. Малышка стала просить, чтобы Марина Тигровна не убирала руку. Она как бы молила: «Марина Тигровна, пожалуйста, Марина Тигровна, пожалуйста, не надо». Конечно, Марина Львовна благодаря своим приемам благополучно довезла девочку до бортика и успокоила. И мы, оставшись потом с ней наедине, от души посмеялись над таким забавным сходством звериного отчества.

Анализируя сейчас этот случай, я нахожу его примером ошибочного действия, о чем раньше бы не задумалась, более того посмеялась бы. Примером бессознательного страха, который проявился в забывании имени, в данном случае отчества, связанного с неким зверем. Девочка ассоциативно, бессознательно отчество Львовна, забыв его в страхе, выдала как Тигровна: все равно страшный зверь.

* * *

Я ехала домой в обеденное время (около 12 часов дня), мне в лицо светило солнце, мне стало приятно от его тепла, я подумала, что сегодня прекрасный день. Потом вспомнила слова подруги, что сегодня чудесный день. Она написала в Ватсапе фразу про «чудесный день» утром, пару часов назад (в 10 утра), тогда я еще не знала о том, что день прекрасный. Еще раньше утром (в 8 утра), до нашей переписки, я отвозила детей в школу и утро показалось мне холодным и неприятным. Следом за мыслью о прекрасном дне в моей голове начал крутиться стих «Вся жизнь моя печальным светом озарена». Я подумала, что это какое-то очень знакомое стихотворение с минорным настроением. Я была уверена, что это Пушкин, что мы с дочкой совсем недавно учили именно это стихотворение. Через несколько секунд я вспомнила оригинальное стихотворение «Зимнее утро», в нем есть похожая строчка: «Вся комната янтарным блеском озарена». Удивительно, что это стихотворение с совсем другим эмоциональным посылом, бодрое, радостное. (Мы с дочкой действительно учили его недавно, более того, я читала его вслух утром, когда везла детей в школу. Видимо, в тот момент, когда я ехала хмурым и холодным утром мне очень хотелось чего-то теплого и приятного, вот и возникли эти стихи.)

Мои размышления о том, почему я заменила слова в этом отрывке стихотворения (вместо «янтарным блеском» сказала «печальным светом»), снова вернули меня к разговору с подругой. Она делилась, что плохо себя чувствует, устала, никак не может принять свой возраст, настолько хочет быть молодой и здоровой, моложе и здоровее, чем есть на самом деле, что иногда даже думает о самоубийстве.

Мои мысли были о том, что трудно радоваться солнечному дню, если есть такое неприятие своего возраста, старения. В таком случае любой день будет печальным.

Потом я стала думать о словосочетании «печальный свет», мне оно показалось каким-то оксюмороном типа «живой мертвец» или «безмолвный крик». Я начала вспоминать и вспомнила, что у Пушкина есть стихотворение «Зимняя дорога», в котором есть такие строчки:

Сквозь волнистые туманы
Пробирается луна, На печальные поляны
Льет печально свет она.

Это стихотворение действительно мрачное, унылое, минорное. Но я очень давно его не вспоминала, а «Зимнее утро» учила вместе с дочкой неделю назад и рассказывала непосредственно сегодня утром.

Интересно, как идея этого «давнего» стихотворения проникла в «новое» стихотворение. В «новом» стихотворении говорится о солнечном свете, а в «давнем» о лунном. Наверное, глядя на яркий солнечный свет, я просто не могла начать думать о лунном свете, поэтому выбрала более «подходящее», но добавила в него слово «печальным» вместо «янтарным».

Дальше я стала размышлять о том, почему появились слова «вся жизнь моя». Первая мысль была о том, что я говорю как бы голосом своей подруги. Но когда я подумала не о ее жизни, а о своей собственной, то даже в этот момент увидела, что я вместо того, чтобы радоваться солнечному дню, начала думать о проблемах подруги.

Дальше мои мысли обратились к теме дружбы и жертвования собой во имя других, синдрому «выжившего», этому чувству вины, которое возникает у меня, когда у меня все хорошо, а у других плохо. Я размышляла, что в нашем обществе очень распространено такое жертвование собой ради других, это приветствуется, является идеалом. В то время как жизнь для себя осуждается, называется эгоизмом. Такое впечатление, что мое бессознательное продемонстрировало мне непосредственно в момент, когда я увидела, какое чудесное солнце светит на улице, мою глобальную проблему (эта глобальность выразилась в замене слова «комната» словами «жизнь моя»): я занимаюсь проблемами других, чтобы не чувствовать стыда и вины за то, что у меня всё хорошо. И именно это я сделала мгновенно: вместо того чтобы радоваться солнцу, я стала грустить, потому что подруге плохо.

Объяснить «печальный свет» можно двояко. Жизнь других людей печальна, но, тем не менее, бывают хорошие дни, в которых есть яркий солнечный «свет».

Возможно и другое объяснение: «свет», появившийся в стихотворной строчке, означает, что я веду себя «благородно», выполняю великую «миссию», поскольку отказываюсь радоваться хорошему дню вместе с теми, кому сегодня плохо, и должна быть этим вполне довольна, однако мне все-таки жаль упускать прекрасный денек и возможность порадоваться. Из-за этих сожалений я считаю себя эгоисткой, отсюда и эпитет «печальный».

Затеривание вещей, предметов

Приблизительно год назад моему восьмилетнему сыну отец (с которым мы не живем) купил новый мобильный телефон. Ребенок очень хотел телефон с играми, поэтому папа ему постарался выбрать именно такой телефон. Оказалось, что игр в телефоне нет. Но этот вопрос мы с сыном решили (скачав игры на телефон), хотя я и не смогла сдержать неодобрительного замечания в адрес папы по поводу выбора телефона. В общем, ребенок был доволен телефоном. И я, хоть и не очень искренне, но поддержала его в этой радости. Через некоторое время (примерно через месяц) сын потерял телефон, но вместе с отчимом им, на удивление, удалось найти телефон на улице вечером в листве. Через некоторое время это повторилось. Но снова телефон «вернулся» (вернула учительница из школы, случайно нашедшая). Так происходило четыре раза в течение года, и телефон все время находился или «возвращался». На пятый раз телефон был утерян окончательно.

Очевидно, что телефон терялся не случайно. Изначально телефон немного разочаровал ребенка, так как не было в нем игр, как было обещано. К этому добавилось мое негативное отношение к выбору бывшего мужа телефона для ребенка. Поэтому ребенок каждый раз «старательно» терял телефон, желая получить новый бессознательно.

Но когда телефон через год был утерян и куплен новый, а спустя месяц ребенок снова потерял телефон (но и на этот раз телефон был найден), то я поняла и другое. А именно то, что у ребенка проявляется скорее не желание нового аппарата, а желание отсутствия контроля, так как я постоянно требую от ребенка сообщать мне о его приходе и уходе в школу и из нее, на секции и т. д. Иногда звоню ему по нескольку раз. Мое волнение, конечно, обосновано сегодняшним временем. Но из этого я сделала вывод, что мне нужно немного ослабить давление и контроль над ребенком и дать ему возможность свободнее мыслить и действовать.

Мой двенадцатилетний сын получил наконец долгожданный подарок -новый сотовый телефон взамен старого и надоевшего. Через несколько дней он разбивает экран телефона и сильно расстраивается. Хочется отметить, что прежний телефон также был с треснувшим экраном, и меня этот факт очень огорчал, не люблю испорченные вещи и не держу их дома, но по ряду причин (в том числе и в целях воспитательных) долго тянула с заменой. (При покупке я настаивала, что надо беречь вещь и аккуратно пользоваться ею, чтобы не произошло так же, как и в прошлый раз.) Так вот, испорчен новый телефон, ребенок расстроен, я также, но никто уже никого не ругает, что есть, тем и пользуется. Проходит около месяца, я в стиральную машинку закидываю брюки сына, и по окончании стирки достаем выстиранный телефон. (Причем потом я поняла, что мысль потрясти брюки на предмет тяжести в кармане у меня точно мелькнула перед стиркой.) В данном поступке прослеживается мое бессознательное желание побыстрее избавиться от испорченной вещи, не допустить, как в прошлый раз, чтобы ребенок долго пользовался поврежденным телефоном, и соответствующее ему желание сына, так как он «забывает» вынуть вещь из кармана брюк, которые он отправляет в стирку. Сын в отчаянии, я также. Достаем старый и разбитый, проходит день, едем на море, ребенок в купальных шортах бежит к воде, минут через пять в ужасе выбегает, доставая из кармана телефон. За два дня - два утопленных телефона, мне смешно, сын в ужасных чувствах, еле-еле его успокаиваю, сразу едем в магазин за новым и красивым телефоном, с которым до сих пор всё в порядке.

* * *

Мне вспомнился случай, как несколько лет назад мой сын потерял за 6 примерно месяцев три смартфона. И я до сегодняшнего дня не задумывалась над причиной закономерной утери гаджетов. В тот год я была в отношениях с мужчиной, который был патологически ревнив, и он постоянно и навязчиво звонил, если я не отвечала, то он звонил моему сыну. Плюс, когда мы встречались, он мог спокойно взять наши телефоны, чтобы посмотреть фото и звонки, сообщения, соцсети. Часто бывало так, что я не отвечала на его звонки и просила сына не отвечать, если он будет ему звонить. Сын спрашивал, а если он не поверит и приедет, а мы дома, тогда он поймет, что я его обманул, я говорила, что ничего страшного, не приедет.

Получается, что сын терял свои телефоны из-за страха, что мой поклонник ему позвонит и сыну придется врать и как-то выкручиваться. Плюс сын боялся разоблачения своего обмана, поэтому он неосознанно избавлялся от телефонов. И кстати, после двух утерянных телефонов тот мужчина подарил ему новый смартфон, и его сын потерял буквально через пару дней. После того как наши взаимоотношения прекратились сын телефоны не терял. Так же, как и до того.

* * *

Мужчина 55 лет (Н.) 25 лет прожил с семьей в одной из стран Западной Европы. Имеет 3 детей, один несовершеннолетний - 12 лет. Четыре года тому назад расстался с женой по инициативе жены. Сильно переживал разрыв, два года делал безуспешные попытки восстановления семьи. Переехал жить в Россию. Бывшая жена с младшим сыном и дочь с семьей (муж, двое детей) остались в Западной Европе.

В России находит женщину, выстраиваются отношения, переезжает жить к ней. По субъективным ощущениям он счастлив, очень влюблен, ему очень хорошо в новой семье.

Проходит год, Н. едет в ту страну Западной Европы, их которой уехал ранее. В этой стране собирается в лес за грибами вместе с младшим сыном, дочкой и внуками. И здесь в лесу он неожиданно для себя теряет телефон, в котором находятся все его контакты. На несколько дней он оказывается оторванным от всех контактов, в том числе с Россией, так как номера телефонов записаны на компьютере в России и в бывшем телефоне. Очень расстроен, не понимает, как мог выпасть телефон из чехла на поясе!

Как можно понять данный инцидент?


1. Семья в Западной Европе, сын, дочь, внуки - все, что так ему близко и дорого, оказываются рядом. Желание остановить время, мгновение, вернуться в ситуацию, когда все были вместе. Телефон связывает многих «ненужных» ему людей. Вмешательство чужеродного общения, напоминание, что круг общения выходит за рамки близких людей.

2. Н. приехал в Западную Европу решать давние вопросы с закрытием компании, с оформлением налогов, оформлением развода. Его бессознательный страх перед решением проблем также мог вызвать потерю телефона, в котором записаны все необходимые контакты и телефоны для связи с государственными органами. Нерешенные проблемы давали возможность чувствовать себя членом страны, иметь необходимость приезжать в Западную Европу, быть включенным в прежнюю жизнь, одной из единиц которой является его бывшая семья.

3. Женщина в России. Потеря телефона препятствует связи с ней и дает возможность непр исутствия ее в его жизни. Возможно, отношения с этой женщиной не так идеальны, как ему хочется их видеть, вероятно, есть двойственное отношение к наличию у него второй семьи. Возможно, хочется забыть, «потерять» другую семью.

4. В телефоне множество контактов бывших партнеров по бизнесу, проживающих и в Западной Европе. (Н. потерял работу в данном бизнесе и свой бизнес лет 6 назад.) Приезд в страну, связанную с прошлой успешной профессиональной деятельностью, мог вызвать непереносимые чувства потери. Потеря телефона - возможность выключиться из профессионального сообщества прошлого бизнеса, «потерять» связь с партнерами.

5. Телефон потерян в лесу. Лес - символическое представление бессознательной сферы. Как символ наличия огромного количества неосознаваемых конфликтов у Н.

Еще любопытный факт: после потери телефона Н. перешел к некоторому периоду неумеренного потребления алкоголя (в обычной жизни Н. редко прибегает к такому способу решения проблем). Вероятно, можно говорить о регрессии на ранние этапы развития, переходу к бессознательному переживанию конфликтов.

6. Можно фантазировать дальше. Мать Н. родом из российской деревни, в которой Н. провел все свое детство и куда любил приезжать в юности. Жизнь в деревне связана с лесом и грибами (любимыми занятиями Н.). Путешествие в лес за грибами как возвращение в детство, пору радости. Телефон - это настоящее. Лес и грибы - это прошлое. Желание уйти в прошлое, жить приятными воспоминаниями могло послужить причиной потери телефона как отказа от травматического настоящего периода.

* * *

Я потеряла новый телефон. Вообще, как правило, я очень аккуратно отношусь к своим вещам и теряю что-либо крайне редко.

Обстоятельства потери нового телефона таковы: я гуляла с ребенком на улице, во время прогулки мы зашли в магазин за продуктами, и у меня образовалась дополнительная сумка. Я живу в пятиэтажном доме без лифта. Дочери на тот момент было 1 год и 10 месяцев, она девочка очень рослая и шустрая, к тому же у нее в этот день было не очень хорошее настроение. Когда пришло время нам с дочерью идти домой, я положила телефон в карман брюк, дочь взяла на плечо, на другое плечо повесила сумку, а в свободную руку взяла сложенную коляску-трость и так вошла в подъезд. Затем в два этапа подняла все и всех в квартиру. Вроде бы при таких обстоятельствах, а они случаются довольно часто, выронить телефон вполне закономерное действие, и, как правило, после подъема в квартиру я проверяю, все ли на месте. Однако я вспомнила о телефоне только в семь часов вечера, т. е. приблизительно через 5 часов, когда мне понадобилось кому-то позвонить.

Несколько слов о том, как у меня появился этот телефон. Где-то за 10 дней до происшествия мой тогдашний телефон неожиданно отключился и больше не подавал признаков жизни. Муж купил мне взамен новый, он прожил у меня ровно 8 дней, и я его потеряла. Вернее сказать, муж «одобрил» покупку именно этого телефона, потому что предполагал, что будет сам его использовать в походах, так как у него очень емкий аккумулятор. Затем он дал мне денег и даже договорился в магазине, что придет женщина с ребенком, оплатит и заберет покупку.

Сначала я пришла в магазин с таким же названием, но не в тот. Телефон мне не понравился ни внешне, ни по своим характеристикам. Я с самого начала отнеслась к нему как к временному, чужому телефону. Будучи по первому образованию инженером системотехником, я люблю, прежде чем покупать какую-либо технику, особенно электронику, сначала разобраться в том, что мне надо, почитать отзывы и, наконец, выбрать то, что мне более всего понравилось. В последнее время мне стало нравиться, чтобы у техники была приятная глазу форма. Раньше я не придавала этому значения. Именно так я выбирала свой старый телефон, который мне подарили на день рождения. В течение восьми дней я пользовалась новым телефоном. Аккумулятор действительно держался неделю, в день потери я фотографировала им дочь, видимо все-таки пыталась его как-то присвоить.

Конечно, меня возмутила вся эта ситуация. Понятно, что этот «подарок» был вовсе не мне, так как мои предпочтения и интересы совершенно не учитывались. Дополнительно усугубляет ситуацию тот факт, что, будучи мамой маленького ребенка, я и так имею мало чего своего: времени, интересов, возможностей что-то себе покупать. Приходится очень многим жертвовать, а муж, наоборот, в силу своих особенностей, испытывает удовольствие от такого положения вещей. Меня это очень сильно возмущает. Плюс его стремление к сверхконтролю, в пику моему аналогичному стремлению, и так далее и тому подобное. В общем и целом, у меня есть определенное недовольство сложившимся положением, и периодически я фантазирую на тему разрыва отношений с мужем.

Следует особо отметить, что на момент потери нового телефона я не чувствовала сильной обиды на мужа, я ее отреагировала. Этой потерей я, с одной стороны, как бы «закрыла» неприятную тему, с другой стороны, символически оборвала нашу с мужем связь. Потом я чувствовала вину за потерю, хотя, возможно, это только слабый эквивалент той вины, которую я могла бы почувствовать, если бы мои фантазии о разрыве наших отношений реализовались.

В итоге мой старый телефон благополучно «ожил», и я пользуюсь им до сих пор.

* * *

Я хотела бы описать ситуацию, которую, как мне кажется, вполне можно рассмотреть с точки зрения теории ошибочных действий Фрейда. Попытаюсь найти скрываемые сознанием причины забывания наиболее часто используемой мной вещи - мобильного телефона. Для начала я опишу предысторию появления у меня этого аппарата. Какое-то время я встречалась с мужчиной, где-то около полугода, но чувствовала некоторое сопротивление внутри себя этим отношениям. Имело место постоянное тихое раздражение, особого энтузиазма продолжать общение у меня не было. Вот вроде человек ко мне хорошо относится, старается, дарит подарки и т. д. - это все у меня крутилось в голове, и поэтому я прямо не могла сказать о том, что хочу перестать с ним общаться и вообще он мне противен. Язык тогда не поворачивался, хотя состояние и ощущения говорили совершенно о другом.

Немногим позже он мне сообщает о том, что мы скоро поедем отдыхать вместе с его друзьями на море, меня это не обрадовало, и я придумала кучу причин, почему у меня якобы не получится. Он предложил мне подумать и как-то решить эту ситуацию. Потом он приезжает ко мне с подарком, дарит новый айфон и требует сообщить о моем решении по поводу поездки. Внутри меня бушевали разные чувства: с одной стороны, я не хотела быть с ним, а с другой - видимых причин разорвать, уйти и отказать я не могла найти, он же такой заботливый был, обходительный и так далее... как я думала. Решения быть с ним тогда я принимала скрипя зубами, но сказать твердое «нет» не умела и не могла.

Спустя время мы с ним расстались, но остались его подарки. Что касается телефона, то я неоднократно могла его забывать и запрятывать даже в холодильник и еще в какие- то места, без видимых причин телефон меня мог раздражать, когда что-то заедает, и вообще много раз я порывалась его разбить об стену. Часто всплывала какая-то бессознательная тревога, которая у меня ассоциировалась с телефоном.

Конечно, история походит чуть ли не на классику современных потребительских отношений, но для меня это осознание пришло уже позже. Повзрослев через какие-то свои конфликты, я поняла, что раньше я неосознанно измеряла свою ценность только тем, какой заботой меня окружает мужчина и подарками от него, какие слова слышу в свой адрес, а не тем, что я сама хочу на самом деле и что думаю о себе я. По сути, агрессию вызывал у меня этот человек, и моя нерешительность, и неспособность понять свои чувства и мотивы. Я старалась быть «хорошей девочкой», не могла отказать, придумывая кучу оправданий, почему так нельзя делать, быть резкой с «заботливым» человеком, я шла против себя. Конечно, тут бессознательное использование и с моей стороны, как и раздражение за это на себя. И при всем том видимом хорошем и прекрасном было такое ощущение отвращения, пустоты и раздражения и отсутствия ценности этих вещей.

* * *

Я уже более десяти лет состою в счастливом браке, но мой предыдущий союз распался. Когда я уходила от супруга, то решила, что начну всё заново и не буду заниматься разделом имущества. Единственное, что мне очень хотелось взять с собой, кроме своей одежды и личных вещей, были наручные часы супруга. Они мне нравились, и бывший муж был не против, когда я их периодически носила, в то время когда мы еще были вместе. На мою просьбу он неохотно, но ответил согласием, очевидно, потому, что, кроме них, я ни на что не претендовала и потому что у него было еще несколько других, более предпочитаемых им моделей наручных часов.

Через несколько лет после развода я часто по работе летала в Москву, где и познакомилась с молодым человеком, который стал впоследствии моим вторым мужем. Мы влюбились друг в друга с первого взгляда, и наши отношения развивались стремительно. Упомянутые ранее часы я обычно брала с собой во все свои командировки и несмотря на то, что у меня были и другие часы, в поездках всегда предпочитала их. Через какое-то время, находясь в очередной раз в Москве, я обнаружила, что они не при мне. Так как я обычно ничего ценного не теряю, то я не беспокоилась об их исчезновении, пребывая в уверенности, что они просто лежат дома на своем обычном месте. Я вспомнила о них только через несколько лет, уже будучи в новом браке. Часов нигде не было. Но мой новый муж был уверен, что в начале той поездки, в которой я заметила исчезновение часов, я их еще носила.

Когда же я решила проанализировать этот случай для эссе, то столкнулась с несколькими довольно любопытными фактами, которые ранее не приходили мне в голову. Сама идея «забрать» часы у мужа при разводе кажется мне сейчас совершенно удивительной и несвойственной моему характеру. Я могла претендовать на часть дома, мебель, технику, но, отказавшись от всего из гордости и из-за нежелания портить отношения с отцом своего ребенка, я тем не менее взяла часы. Что-то, принадлежавшее человеку, от которого я бежала, как от чумы, и с которым я не хотела иметь ничего общего, кроме необходимого (я имею в виду совместное воспитание ребенка). Пытаясь исследовать данный случай, я склонна думать, что часы были для меня символом счастливого времени, проведенного вместе с бывшим мужем, как что-то, что было дорого мне и нам обоим. Несмотря на обиды и осознание того, что я не смогу прожить с ним всю жизнь, бессознательно я еще любила его и, уходя, взяла с собой частичку своего прошлого счастья с этим человеком . Очевидно, что это была некая связь между мной и бывшим мужем, которую бессознательно я не хотела до конца рвать. Я усматриваю здесь два противоположных мотива: с одной стороны, сознательное, рациональное желание уйти, потому что мы не подходим друг другу, и бессознательное чувство любви, которое еще было во мне. И то, что я несколько лет после того, как заново влюбилась, не замечала пропажу часов, которые до этого носила, почти не снимая, почему-то совершенно перестала о них вспоминать, говорят мне о полном вытеснении этого исчезновения из моего сознания.

Очевидно, начав новые отношения, я хотела всеми силами избавиться от прошлого и не исключаю, что каким-то образом несмотря на то, что это была ценная вещь, даже сама бессознательно устроила ее исчезновение. Это еще можно подкрепить тем фактом, что именно в ту поездку, когда они пропали, мой будущий муж приревновал меня к коллеге, и, вероятно, бессознательно, чтобы не рисковать новыми отношениями, я «потеряла» часы (избавилась от них), символизировавшие для меня связь с другим человеком.

* * *

Несколько лет назад, когда я встретила своего мужа, спустя две недели он сделал мне предложение выйти замуж. В этот вечер он подарил мне кольцо, которое привез из восточной страны. В исламе такой презент считается махром. Я приняла предложение, а на следующий день потеряла кольцо, сообщив об этом будущему мужу. Он послушал и сказал: «Так и меня потеряешь».

Махр - это не обручальное кольцо, а дар, который дает право мужчине-мусульманину просить руки женщины у муллы в мечети. В случае отсутствия махра мулла отказывает жениху в никахе (свадьба у мусульман) и просит жениха исправить отсутствие махра и только тогда прийти в мечеть на никах.

Где-то в мечтах, до подаренного мне махра, я фантазировала о том, что было бы круто мне выйти замуж за этого человека, но тут же почувствовала страх и неуверенность в данном желании. Во-первых, мы мало знакомы, во-вторых, он другой национальности, но тоже мусульманин, в-третьих, это страшно: все одним разом поменять в своей жизни. Но я быстро эти мысли отгоняла, и желание быть вместе оставалось. В то время когда он предложил мне идти в мечеть, подарив махр, я очень обрадовалась и одновременно сильно испугалась. Я буквально хотела кричать, что это рано и мне надо подумать. Эти мимолетные мысли длились секунды три, после чего я приняла подарок и, немного подумав, согласилась. Дома я радовалась, надевая это красивое колечко, отсылала фотки подругам и говорила, что через две недели никах. На следующий день я потеряла кольцо, хотя тщательно следила за тем, чтоб оно не слетело. Обнаружив отсутствие кольца на пальце, я очень сильно испугалась и одновременно испытала облегчение. Кольцо искала везде, весь дом, улицу и лестничную площадку обыскала. Его не было. Позвонила тогда еще не мужу и сказала, что потеряла колечко, на что муж ответил: «Так и меня потеряешь».

После чего мне стало грустно, с одной стороны, и легко, с другой. Приняв тот факт, что мы на другой день не поедем в мечеть записываться на никах, а когда следующее кольцо он купит, неизвестно, я пошла стелить постельное белье, в котором нашла кольцо. В данной ситуации кольцо было мной потеряно не с прямой целью избавиться от него. Кольцо символизировало согласие муллы на никах, на то, чтоб этот мужчина стал моим мужем. Таким образом, бессознательно я выбросила этого мужчину как мужа, потому что психологически не была готова к замужеству так быстро. На что получила удовлетворительный для моего бессознательного ответ: «Так и меня потеряешь». Но как быстро я не была готова к замужеству, так же быстро я и согласилась на него, найдя это кольцо в постельном белье, на котором спала.

* * *

В моей жизни был сложный период: я переживала развод.

Был счастливый брак, любимый человек. Я безумно хотела быть с ним. Создавала уют, тепло в доме, полностью отдавалась этому человеку и нашему союзу, патологически следила за чистотой квартиры, постоянно радовала мужа кулинарными изысками. Хотя до создания семьи я не умела готовить, много времени уделяла чтению, прогулкам, путешествиям, любила шумные компании и вечеринки. Приобретя статус жены, я, незаметно для себя, превратилась в домохозяйку, перестала встречаться с друзьями и все свободное время проводила дома, украшая жилище, выращивая огромное количество цветов.

Мне неимоверно нравилась эта квартира, уютная, светлая, с высокими потолками, большими окнами и старинным паркетом. Впервые я посетила ее задолго до свадьбы; в ней проживала семья родной сестры моего мужа. И я сразу же влюбилась в это жилище; безумно захотела, чтобы мой дом впоследствии был похож на этот!

Незадолго до нашей свадьбы сестра моего мужа вместе с семьей уехали. И, решив не упускать представившийся шанс, мы заключили договор аренды этой квартиры и впоследствии переехали в нее. Не буду скрывать, что инициатива исходила, прежде всего, от меня.

Получив желаемое спокойствие, отдавая все силы благоустройству семейного очага, я не заметила, как перестала быть интересной своему мужу. К тому времени муж переключил свое внимание на другую девушку, ища приключений и пикантных ощущений.

Прожив вместе два года, мы решили расстаться. После развода мне пришлось переехать в общежитие. Во время сбора вещей где-то в квартире я потеряла обручальное кольцо - символ верности, стабильности и благополучия семейной жизни. Предприняв бесполезные поиски, я постепенно смирилась с мыслью, что оно так и останется там, где я когда-то была счастлива!

Можно предположить, что в данном случае запрятывание произошло вследствие обиды на моего мужа, но я осмелюсь утверждать, что совершенное мною ошибочное действие свидетельствует о намерении избавиться от этого предмета, который являлся для меня символом моей «прошлой» жизни и напоминанием о совершенных тогда ошибках, ведь в любом конфликте всегда виноваты обе стороны, кто-то в большей, кто-то в меньшей степени.

* * *

Вспомнился случай, который произошел около 12 лет назад и представлялся мне простым и очевидным. Тогда я работала экономистом в Центральном Банке РФ, там существовала электронная пропускная система. И так случилось, что я потеряла пропуск, причем совершенно не помнила, при каких обстоятельствах это могло произойти. Пропуск был с фотографией, и, вспомнив, где я его потеряла, я могла бы найти его с очень большой долей вероятности. Однако это оказалось невозможным для меня.

Сотрудник службы безопасности провел со мной разъяснительную беседу, в которой упомянул, что этот проступок должен быть наказан -меня лишат премии. Можно было бы легко объяснить эту ситуацию с точки зрения работы бессознательного: я не хотела работать на этом предприятии, потому и произошла эта потеря. Работа З. Фрейда «Психопатология обыденной жизни» была прочитана мной давно, когда я училась в школе, и причина потери пропуска мне казалась понятной.

Однако, через месяц я обнаружила, что потеряла пропуск вновь. Снова разбирательство, на этот раз уже некоторое сочувствие сотрудника безопасности, который «подсказывал» ответы: «Может быть, у вас его украли и т. д.». Он уже не ругал, а был искренне озабочен и говорил, что в следующий раз меня ждет наказание - строгий выговор и т. п. Начальник отдела, который за потерю первого пропуска меня ругал, на этот раз сопереживал, подсказывал, где лучше его носить. И тут я понимаю, похоже, именно это было «идей моего бессознательного», и, возможно, оно связано с моим протестом против воли отца «работать в экономической сфере, что называется „за деньги", психологи не зарабатывают». Казалось, видение ситуации стало более отчетливым, но вот проходит 2-3 месяца - и вновь очередная потеря пропуска, несмотря на то, что сознательно я проверяла его, следила, как бы не потерять. И в третий раз реакция и службы безопасности, и руководства одинаковая: выговор - это абсурд, лишение премии тоже. И мне идут навстречу, делают какой-то акт порчи пропуска, не воспитывают и не наказывают. И я уже больше никогда не теряла пропуск и не боялась потерять его. Напряжение ушло. А благодаря этой третьей потере сложился еще один пазл. Видимо, мне хотелось какого-то «особенного» отношения к себе, к своей персоне, некого признания своих заслуг, несмотря на то, что иногда теряю пропуска . Конечно, это желание присутствовало и в отношениях с отцом, и в других жизненных ситуациях. Хотя сознательно, мне казалось и кажется важным, чтобы все было «честно», в соответствии с «положением, законом», но, видимо, как и в романе Д. Оруэлла «Скотный двор», хочется принадлежать к тем животным, которые равнее всех других. И разумеется, я понимаю, что речь идет об определенных фиксациях.

* * *

Я находился в командировке в Белгороде на той неделе, когда два известных банка - «Росбанк» и «Сосьете Женераль» - сливались в единый. Всех клиентов, в том числе и меня, предупредили, что никакие операции по счетам производиться не будут, включая операции с пластиковыми картами. Сначала я получил официальное письмо, а затем смс-напоминание о предстоящем недельном прерывании обслуживания. Банк просил заранее спланировать и произвести все необходимые операции. В эту самую неделю со мной происходит событие, мне совершенно несвойственное, а именно: я теряю пластиковую карту. В памяти не остается абсолютно никаких воспоминаний по поводу того, где и при каких обстоятельствах это могло произойти.

Вернувшись в Москву, я первым делом отправляюсь в банк, где мне говорят, что ни прием заявления по восстановлению карты, ни получение наличных с моего счета произвести возможности нет. Таким образом, я остаюсь без гроша в кармане на протяжении недели.

Что же произошло? Впоследствии, разбирая этот случай, я пришел к выводу, что выбрал для себя роль беспомощного ребенка, без денег, без обязанностей и ответственности. Я не мог ни купить продукты, ни заплатить по счетам. Я оказался в ситуации, где виноват был кто-то другой, а я играл такую сладкую и удобную роль жертвы, которая может безнаказанно делать вид, что «я бы и рад, да вот только денег нет».

Позвонив маме и рассказав ей о случившемся, я получил максимум удовольствия, слушая ее причитания по поводу того, как же ее бедненький сынок там, в этой далекой и жестокой Москве, без денег. Симптоматично, что ситуация с потерей пластиковой карты произошла в период моего собственного психоанализа, когда усиленно прорабатывалась патологическая связь с матерью.

* * *

Первая дочка подросла, ей было около четырех лет. Няня была найдена, и вот я приступила к поиску работы. Так как перерыв получился немаленький, а заработную плату хотелось побольше и должность поинтереснее, мои поиски затянулись. Еще и работодатели не спешили брать девушек с перерывом в стаже в пять лет. И вот после многих походов на собеседования, мы понравились друг другу. Я и моя работа! Единственный минус был в том, что должность совмещала в себе две функции, а доплата была частичной. Были и плюсы, и я так хотела выйти на работу, что даже нарисовала их себе больше, чем их было в действительности. Я была уверена, что я очень хочу идти работать в это место. Мне назначили день для оформления, помню, как сейчас, что это был понедельник. И вот в субботний день я начала собирать документы, диплом, паспорт и трудовую я носила и на первую встречу. Они лежали вместе, как мне казалось. При проверке не оказалось трудовой книжки.

Трудовой не было нигде! Я была приучена с детства к порядку на полках в папках и в документах, но не могу найти ее. Обыск был проведен во всей квартире. На призыв о помощи пришла моя мама и нашла этот документ в той сумке, с которой я и ходила на собеседование. Там был внутренний маленький потайной кармашек, он идет вдоль стенки жесткой кожаной сумки, так что почувствовать, что там есть что-то внутри невозможно.

Мама мне, безусловно, помогла с поисками пропажи.

Но с этой работы я ушла через полгода, найдя позже отличное место, где при оформлении ничего не терялось, все было на местах, когда надо. Конечно, очевидно, что на первое место работы я идти не хотела и, видимо, и не должна была.

* * *

После того как мы с моим бывшим мужем стали жить отдельно и уже было окончательно ясно, что наш брак закончился и пути назад нет, мы решили продать нашу общую квартиру. Для этого ее нужно было сначала приватизировать. А для приватизации (мы делали это в равных долях на всех членов семьи, включая детей) мне нужно было взять справку о том, что я никакую недвижимость не приватизировала ранее. Справка нужна была за большой период, включая те годы, когда у меня была еще девичья фамилия. Мне нужно было предъявить свидетельство о браке как документ о смене фамилии. Я точно знала, что свидетельство о браке находится у меня (а не у мужа), потому что помнила, когда и зачем брала его в последний раз, и была на 100 % уверена, что положила его обратно. Я не смогла его найти. Я перебрала стопку с документами несколько раз. Внимательно. Тщательно. Поискала в других возможных местах. Муж поискал у себя. Я снова поискала в той стопке документов, в которой оно должно было быть. Его там не было.

Я нашла копию, и этого оказалось достаточно для получения нужной справки. К поискам свидетельства я возвращалась еще несколько раз -безрезультатно. Спустя примерно год или полтора мы решили оформить развод официально. Это была моя инициатива, бывший супруг не возражал. Я уже настроилась на то, что придется ехать в тот ЗАГС, где проходило наше бракосочетание (в другом городе) и оформлять дубликат свидетельства о браке. Но решила на всякий случай поискать его еще раз. Удивительно, я нашла его в той самой стопке документов, на той самой полке, где искала так много раз. Оно было вложено в диплом, который я получила тем же летом, когда мы поженились.

До недавнего времени я считала, что «потеряла» тогда свидетельство потому, что уже считала этот брак завершенным и не хотела в нем быть. Мне так казалось тогда, я уверенно говорила об этом другим и не чувствовала сомнений. Однако позже (всего с неделю назад) я поняла, что всё было наоборот. Я хотела оставаться в браке с этим человеком, хотела вернуть те хорошие отношения, которые у нас были в течение многих лет. Поэтому и запрятала свидетельство, чтобы сохранить его, а через него и брак. А приватизировать и продавать общую квартиру я тогда не хотела. Сейчас мне эта трактовка кажется очевидной, не понимаю, как я могла не осознавать этого раньше .

* * *

У моего брата имеется тенденция запрятывать свои банковские карты в квартире таким образом, что он потом оказывается не в состоянии их отыскать. Такая ситуация имела место уже несколько раз. Думаю, что в ней находит выражение нарушенное намерение спрятать банковскую карту надежно, в безопасное от посторонних лиц место, с одной стороны, и нарушающее намерение эту карту вовсе не использовать и сохранить деньги на ней в неприкосновенности, с другой. Тяга к накопительству, сбережению материальных благ, разумному и экономичному использованию финансов проявляется в жизни брата открыто, когда он предпочитает тратить по минимуму или вообще не тратить, если это возможно. В ситуации же с банковскими картами эта тенденция дала о себе знать косвенно, модифицировав намерение сохранить деньги (спрятав карту) в такую форму, в которой любое использование денег, даже при насущной необходимости сделать это, стало исключено вовсе (забыл, куда спрятал).

* * *

В первый раз я убрала заграничный паспорт и не могла найти его ровно год. Паспорт лежал в прикроватной тумбочке, правда, он был в самом углу, но я же проверяла несколько раз. Сначала я особенно не расстраивалась, так как никаких поездок не намечалось. Но все-таки неприятно. Я не люблю волокиту с восстановлением документов. Потом я поссорилась с мужем. И засобиралась с друзьям в Турцию (раньше мы с мужем никогда не отдыхали порознь). Поездка перенеслась по какой-то другой причине, чем мой паспорт. Она переносилась еще два раза, и всякий раз что-то случалось: то кто-то из друзей не смог, то работа не позволяла. Потом мы с мужем помирились. Идея отдыха с друзьями стала неудобной. Я открыла тумбочку, и что я вижу? Мой чудесный паспорт.

* * *

Более 10 лет назад, делая уборку в квартире, мама потеряла и так и не нашла свое обручальное кольцо. Случилось это летом, как раз тем самым летом, когда у папы завязались отношения с другой женщиной на стороне. Женщина впоследствии родила ему двоих детей. Параллельные отношения продолжаются и по сей день, родители находятся в состоянии затяжного развода.

С немногочисленных слов мамы, о наличии второй семье она начала подозревать в тот самый период. Так как эта тема весьма болезненная для мамы, то проводить анализ потери кольца, сопоставляя с хронологией событий и фактами, весьма затруднительно. Осознание факта наличия второй семьи для мамы - это невыносимая боль и тяжелейшее предательство. Но я уверена, что для маминого бессознательного это была уже данность. По большому счету, мама до сих полностью не перевела эту информации в сознательную плоскость, продолжая повторять, что всё это происходит не с ней и не с ее семьей.

* * *

Несколько лет назад я познакомилась с моим супругом. Вследствие нашего общения и его красивого ухаживания я узнала, что он в браке и имеет 4 детей. Сам факт выбил меня из равновесия на тот момент, но я не отказалась от дальнейшего общения с ним и от его ухаживаний. В знак своей любви он подарил мне дорогие золотые часы, которые для меня стали неким символом нашей любви и наших отношений.

Однажды мы по работе полетели с ним в Ригу. В один из вечеров мы были в ресторане, и вдруг на обратном пути я понимаю, что у меня на руке нет часов, я впала в панику, и мы прошли весь путь обратно и тщетно пытались найти часы. В тот момент я подумала: это конец отношениям, это знак, и если я не найду часы, то произойдет нечто плохое и ужасное. Часы, как мы ни старались их найти, так и не нашлись. Но, вернувшись домой, я пошла принимать душ, и, когда я вышла из душа, мой супруг протянул мне часы. Оказалось, что они слетели с руки дома, когда я вернулась забрать портмоне. Я очень обрадовалась, потому что в тот момент, когда мы искали, я даже проронила фразу: «Лучше бы я умерла, чем потеряла эти часы».

Впоследствии я вышла замуж за этого человека, и мы стали жить вместе в совместном браке. Жизнь совместная оказалась очень сложной, я занималась воспитанием детей. Школы, садики, стирка, готовка и плюс работа в офисе в совместной компании на ведущих позициях, а супруг оказался зависимым (нарко- и алко-) человеком, по сути то, что я в упор отказывалась видеть.

Прошло несколько лет совместной жизни. Последние годы я тщетно старалась вылечить его недуг. Мы поехали в очередной раз в клинику Израиля на Новый год. Я беру с собой эти часы. Вернувшись домой, я понимаю, что я не могу их найти нигде, но в этот раз я отношусь к этому достаточно спокойно, а когда задаю вопрос супругу, видел ли он часы, я получаю ответ: «Они мне не нужны». В тот моменте я, конечно же, не придала этому особого значения, а по истечении времени я приняла решение порвать наши отношения. А еще спустя некоторое время ко мне пришло озарение, что решение уйти я приняла уже очень давно, и эти часы стали тому подтверждением для меня. Я боялась признаться самой себе в этом в начале наших отношений, но спустя несколько лет все изменилось. В этот раз я окончательно поняла, почему все-таки часы потерялись, потому что я изначально вложила в них смысл именно наших отношений и внутри я давно поняла, что их давно нет, этих отношений, и все, что происходило с нами, - это ложь, прежде всего, самой себе.

* * *

У нас семейный отельный бизнес. В течение рабочего летнего сезона выручку наличных средств мать хранила дома в коробке из-под обуви. Когда коробка наполнилась, мать спрятала ее во избежание кражи, из опасения, что в дом могут проникнуть грабители. По окончании курортного сезона она решила пересчитать заработанные деньги, но не смогла найти коробку. Позвонила мне в состоянии аффекта, она рыдала в голос, выла и кричала: «Нас обокрали, надо звонить в полицию». Я не могла ничем помочь, только успокаивала ее. Через два часа она позвонила и сообщила, что коробка нашлась, она была под супружеской кроватью.

Зачем моя мать мучила себя два часа страданиями? Этот случай ошибочного действия переплетается со случаем, произошедшим с матерью пятью годами ранее. Объясню почему. Отношения между моим отчимом и матерью напряженные, она уже несколько лет желает с ним развестись, но, несмотря на ее жертвенную позицию, они ведут совместный бизнес, хозяйство и строят планы на будущее. Пять лет назад мама потеряла в доме кольцо с бриллиантами, подаренное отчимом. До сих пор она его не нашла.

Я связываю эти две пропажи (коробки с деньгами и кольца), и, скорее всего, это не пропажа, а уничтожение. Она не хотела уничтожить деньги, но хотела уничтожить кольцо. Когда ты теряешь что-то два раза, но потом находишь что-то одно, значит, и второе найдется, это известная истина. Кольцо можно потерять с концами, чтобы вообще его никогда не найти. Мама уничтожила кольцо под видом того, что оно потерялось, пропало или его украли, т. е. она невиновата. Затем она как будто потеряла деньги, но в итоге она их спрятала, чтобы очень хорошо сохранить. Соответственно и кольцо она спрятала, чтобы сохранить так хорошо, чтобы уж навсегда сохранить, чтобы его никто не нашел. Это вытеснение - механизм, который помогает формированию ошибочных действий. То есть моя мать не желает расставаться с отчимом, но она не может и жить с ним счастливо. И чтобы не вернуть ему кольцо (как в ритуале при расставании), она спрятала его так надолго.

* * *

После окончания университета я в течение нескольких месяцев безуспешно искала работу. Мне хотелось работать во взрослой психиатрии, но специфика работы в государственной системе здравоохранения, и особенно в психиатрии, в нашей стране такова, что устроиться туда на работу «с улицы» очень трудно. Врачи, психотерапевты и медицинские психологи попадают туда чаще всего «по знакомству». У меня таких знакомств не было, поэтому я безуспешно обивала пороги кабинетов главных врачей, где меня вежливо выслушивали и отвечали; «Ставок нет». В течение всего времени, что я искала работу, во мне боролись два чувства: желание устроиться на работу в психиатрическую больницу (ведь это так интересно и полезно, это бесценный клинический опыт) и в то же время страх не справиться с этой работой. Несмотря на небольшую практику в больнице, которую я прошла еще студенткой, мое представление об этой работе было полно предрассудков и представлений, не имеющих в общем-то к реальности отношения. Я заранее боялась пациентов и того, что они непременно поймут, что я их боюсь. Я боялась врачей, их презрительного отношения (общеизвестно, что психиатры не любят психологов), боялась показаться некомпетентной им. Я боялась коллег, ведь они такие опытные, а я вчерашняя студентка. Я боялась не справиться с собственными чувствами, связанными со столкновением с новой реальностью, с миром большой психиатрии.

В общем, еще не устроившись на работу, я ужасно боялась этой работы, я была уверена (бессознательно), что меня ожидает профессиональное фиаско! Но признаться себе в том, что на самом деле НЕ РАБОТАТЬ ТАМ я хочу больше, чем работать, я, конечно, не могла. Я подавляла свою тревогу и старалась «мыслить позитивно».

В итоге мне очень повезло, произошло невероятно удачное стечение обстоятельств, в результате которого я без всякой помощи оказалась в нужное время в нужном месте, смогла пройти все необходимые собеседования и меня пригласили на ставку. От меня требовалось пройти процедуру медицинского обследования и собрать некоторое количество документов, на что мне потребовалось почти три недели. Все это время моя ставка меня ждала! Здесь важно отметить, что некоторые справки удалось достать с большим трудом.

Итак, в понедельник я выхожу на работу! Воскресенье вечером я в тревоге готовлюсь к выходу на работу. Приготовлена одежда, сумка с диагностическими методиками, документы для отдела кадров... Где же документы для отдела кадров?! Я точно помню, что собрала их в одной папке для бумаг и куда-то положила. Но совершенно не помню, куда я ее положила! Перевернув вверх дном всю квартиру, я поняла, что документы потеряны. Я мучительно пыталась вспомнить, когда эта папка попадалась мне на глаза в последний раз - и ничего! Как будто воспоминания стерты. В итоге, испытывая потрясение и стыд, я написала своему руководителю, что документы у меня исчезли и я не пониманию, как это произошло. Руководитель, к счастью, отнеслась к этой ситуации с юмором и заверила меня, что меня все равно ждут на новой работе.

За рекордно короткий срок (всего неделю!) я получила копии всех справок, оформилась в отделе кадров и вышла на работу. А пропавшая папка с документами нашлась через 2 месяца на высоком книжном шкафу, где примерно раз в две недели я стираю пыль. Анализируя этот случай, я поняла, что папка нашлась именно через 2 месяца работы потому, что за это время я адаптировалась в коллективе, установила хорошие отношения с врачами, поняла специфику работы в психиатрии и перестала бояться своих пациентов. И самое главное - я поняла, что очень полюбила эту работу! По-видимому, как только я бессознательно почувствовала себя в безопасности, а также компетентной, и восстановилась моя способность «видеть» пропавшие документы. По сути, я символически «разрешила» себе работать.

* * *

Из поездки в Германию (около 10 лет назад) мама привезла мне небольшой презент - брелок «Бременские музыканты». Я его прикрепила к ключам от дома, в тот период я еще жила с родителями. После замужества я переехала. Появилась еще одна связка ключей уже от другой квартиры. Однако связку родительских ключей я постоянно пыталась потерять - то не вспомню, куда их положила, то вроде бы положила в одно место, а нахожу в другом. Мама всегда очень переживала, что я потеряла это брелок, как она говорила, он ей очень нравился.

Как-то раз я основательно их потеряла, не могла найти - пришлось делать дубликат ключей. Мама нашла мои ключи под диваном во время генеральной уборки квартиры - как они туда попали, я сказать не могу. В тот момент я подумала, что мне этот брелок дорог и если я потеряю ключи - это еще полбеды, а вот брелок мне действительно жалко, и подумала, что брелок надо положить отдельно от ключей. При переезде в другой город я отцепила брелок с мыслью, что положу его в надежное место, чтобы он остался со мной. Однако я его так хорошо убрала, что в квартире не могу его уже найти на протяжении полугода (брелок убирала уже в новой квартире в другом городе, потеря во время переезда исключена). Я прекрасно понимаю, что он находится в квартире, я его не выносила, но в моей памяти отсутствует информация вообще об этом предмете. По ощущениям стоит барьер на прохождение к этой информации.

Разбирая данную ситуацию с точки зрения ошибочных действий, можно вывести следующие особенности данной ситуации.

Мама - достаточно властная женщина, она имела значимое влияние на всех членов семьи. Всегда говорила мне и старшей сестре, как одеваться, вести себя, с кем дружить, а с кем нет. Я всегда старалась угодить ей, порадовать ее, сделать так, чтобы меня похвалили. Когда я вышла замуж, то ее влияние ослабло, тогда мама начинала звонить каждый день, спрашивать о моих делах и просто так. В тот период я начала забывать, куда положила ключи от родительской квартиры все чаще, и все чаще муж мне задавал вопрос: а что хочу именно я (например, куда сходить, какое кино посмотреть и т. д.)?

Родители мне все чаще говорили, что я изменилась, что на меня муж влияет, я была другой и т. д. Вообще стала расходиться с образом в маминой голове (и все больше понимать свои собственные потребности и желания).

При переезде в другой город мамино влияние ослабло окончательно, были попытки снова установить контроль даже на расстоянии. Но данная затея не удалась, возникло мое сопротивление и достаточно однозначное мнение мужа, которое было озвучено маме.

Поскольку данный брелок значим для мамы, а мнение и влияние мамы я пыталась нивелировать достаточно давно, то брелок как индикатор показывал, что я все больше и больше хочу стать «самой собой», со всеми положительными и отрицательными качествами. А также показать, что у меня есть мнение, расходящееся с мнением родителей, что я могу быть неугодной родителям.

Данное состояние «хорошей девочки», чтобы завоевать любовь, условную любовь начало формироваться под влиянием события, которое произошло, когда мне было 2,5 года.

Родители вместе со старшей сестрой поехали отдыхать на юг, меня оставили с бабушкой (они ездили несколько раз без меня, не могу точно сказать, к какому разу относится данное воспоминание). По возвращении с юга я сидела на качелях. Мама позвала меня, я повернулась, но не подошла к ним. Мамина интерпретация была (как она потом рассказывала) такой: они были очень загорелые, и я их просто не узнала, однако мои ощущения - это обида, покинутость, в дальнейшем проявились ощущения, что я другая, мне было важно угодить родителям, быть хорошим ребенком. Это было неосозноваемо.

Таким образом, возникает дуальность: с одной стороны, я переживаю, что теряю брелок, значимый для мамы (и для меня, как пример, угодить маме), с другой стороны, внутреннее желание избавиться от контроля заставляет постоянно терять и забывать местонахождение брелока. Кстати, дубликат ключей от родительской квартиры с другим брелоком ни разу не был потерян или забыто его местонахождение.

* * *

Год назад мы с мужем поехали в Италию, отмечать нашу 3-летнюю годовщину свадьбы. В эту поездку я взяла свой любимый браслет, подаренный мне мужем на ранних этапах нашего знакомства. Этот браслет хранил в виде «шармов» (бусин) наши с ним совместные воспоминания и был мне очень дорог. Каждую бусину для этого браслета он покупал в памятные для меня даты и дарил их мне. Например, бусину - совенка - он подарил мне на окончание института, а красную бусину из венецианского стекла - в первое совместное путешествие в Санкт-Петербург.

В этой поездке на нашу годовщину мы все время ссорились, (видимо, сказывался кризис трех лет отношений). По приезде в Москву я не смогла найти браслет, я перерыла все косметички, сумки и карманы. Отчаявшись найти его, я попросила мужа подарить новый. На 8 марта браслет был подарен, и я стала собирать на него новые «воспоминания». Какого же было мое удивление, когда через неделю после покупки нового я нашла старый у себя в шкатулке! Хочется заметить, что в тот момент отношения с мужем заметно улучшились и я «разрешила» себе заметить то, что столько времени лежало у меня под носом.

* * *

В 19 лет я встречалась с молодым человеком, который был в меня очень сильно влюблен. А я скорее позволяла себя любить и оставалась к нему равнодушна. Однажды он, желая сделать мне сюрприз и порадовать, подарил мне золотой комплект, состоящий из сережек и кольца. Он потратил на него всю свою зарплату и был в предвкушении моей реакции. Но мне в глубине души этот подарок не понравился, он был совершенно не в моем вкусе. Так же как и сам молодой человек. Но, не желая обидеть одарившего меня, я изобразила радость. И пару раз даже надела сережки на встречи с ним. Отношения у нас были сложные, мы много ссорились и вскоре расстались. Потом я этот комплект запрятала на даче в комоде. И благополучно про него забыла. Обнаружила я его уже много лет спустя случайным образом. И так больше никогда и не носила. Это явно было намерением избавиться от этой вещи на долгое время.

Большинству людей кажется, что затеривание - это досадная случайность, и они вовсе не подозревают, что за этим стоит какое-то намерение. Например, предметы затериваются тогда, когда человек поссорился с тем, кто их подарил или о ком неприятно вспоминать или когда сами вещи по каким-либо причинам не нравятся и человек ищет предлог заменить их другими. Проявлением такого же намерения по отношению к предмету выступает и то, что его роняют, разбивают, ломают.

* * *

Я не люблю отмечать свой день рождения. Мне не нравится получать поздравления (пишу это и задумалась: интересно, а почему не люблю?). Я рассчитывала, что мы тесным семейным кружком - муж, сын и мама -посидим в каком-нибудь тихом ресторанчике недалеко от дому. Но все оказалось не так. В этот день по делам приехали компаньон мужа из Санкт-Петербурга и их партнер по бизнесу из Индии. И неожиданно для меня в ресторане оказалось много людей. Тихой компании не получилось. Для моего внутреннего равновесия я пригласила подругу, хотя мы с ней собирались вдвоем попить кофейку и поболтать через пару дней. Был понедельник, в ресторане гостей, кроме нас, не было никого. Звучала тихая, но отвратительная музыка - шансон. А так как мы были не единственными посетителями, шансон быстро поменялся на грузинскую музыку. Половина гостей были грузины. Несмотря на то, что мы с мужем женаты 20 лет, я так и не привыкла к их шумным компаниям, хотя сама тоже выросла в Грузии. Застолье продолжалось до двух часов ночи. С песнями и плясками. Очень хотелось домой. Но мужчины веселились. Домой хотели и сотрудники ресторана. Они даже попросили меня попробовать завершить вечер. В результате мы разъехались около двух часов. На следующий день я поняла, что забыла в ресторане очень красивый шарф, который муж привез мне из Италии.

Шарф был новый, я надевала его всего второй раз. Я попросила мужа заехать в ресторан и забрать его. В этом ресторане никогда ничего не теряется. Да и нас там знают. Каково же было мое удивление, когда администратор сказала, что они ничего не нашли. Шарф мне было очень жаль. Я точно знаю, что повесила его на спинку своего стула, так как в тот момент в голову закралась, как оказалось позже, коварная мысль: «Как бы не забыть шарф». И вот теперь его нет. Я с ним простилась. Муж обедал там с кем-то, и администратор, помня о потере, сказала, что его так и не нашли. Но она посмотрит на камерах. Мне стало очень неприятно и, наверно, страшно узнать результат просмотра. Но через некоторое время она позвонила, сказав, что шарф нашли. Уборщица положила в подсобку и не предупредила. Когда наступила ее рабочая смена, она передала шарф администратору. Так он ко мне вернулся. Я планировала провести день тихо, а собралась шумная компания. Мне было досадно, что мои планы разрушились и вместо тихого семейного вечера получилось шумное мероприятие, именно такой формат и нравится моему мужу.

Но не мне. Кроме этого, сотрудники хотели домой. Затерялась вещь, которую муж мне подарил. Но по какой-то причине эта вещь вернулась, но потерялась другая - права. Они мне тоже достались при помощи мужа. Тоже есть над чем подумать. Чем дальше размышляю, тем больше вопросов появляется.

* * *

В нашем доме ворота в паркинг открываются пультом, и я сделала дополнительную копию для своего папы, так как родители имеют запасные ключи и иногда приезжают к нам по моей просьбе или по другой необходимости. Так вот пульт, который я сделала для своего папы, оказался неверно запрограммированным и не работал, вследствие чего папа мне его вернул для передачи на перенастройку. Я пришла, положила его на столик у входа, как мне показалось, и в дальнейшем уже не смогла его найти. Очень долго я его позже искала, но нигде не могла отыскать. Нашла пульт месяц спустя, совсем неожиданно, когда искала свой загранпаспорт. Пульт лежал в маленькой дорожной сумочке, почему я его туда положила, так и не поняла. Загранпаспорт я искала, так как в ближайшее время мы отправлялись в путешествие к морю. Я очень долго думала, почему я не могла найти пульт ранее и почему он нашелся именно сейчас. И поняла, что действительно просто исчезла проблема, которая его «прятала» от меня. Проанализировав всю ситуацию, я поняла, что в глубине души я боялась наличия пульта от паркинга у моего папы, ведь тогда это бы означало, что он может зайти в дом без звонка в домофон, т. е. появиться совсем неожиданно для меня уже на пороге квартиры. Хочу отметить, я человек, который очень тяжело переносит неожиданных гостей, вторгающихся в мое пространство покоя, даже если этих гостей я действительно рада видеть. И ведь, правда, пульт от паркинга нашелся именно в тот момент, когда мне надо было уезжать и мне уже не грозило внезапное нашествие родственников домой, а напротив, мне было необходимо оставить папе ключи и пульт от паркинга, чтобы он мог присматривать за нашей квартирой.

* * *

В понедельник в 12:30 мне звонит по телефону няня Наташа моей дочери Арины и плачет в трубку, что не может забрать ребенка из детского сада, так как потеряла ключи и не может выйти из дому, а в 13:00 Арину уже надо забирать из сада. К счастью, я была недалеко, и Арише не пришлось ждать, однако я вспомнила, что на предыдущей неделе Наташа хотела отпроситься на понедельник. Надо отметить, что Наташа - человек очень мягкий, уступчивый и неконфликтный. Она стесняется о чем-то просить и даже говорить о своих интересах не может. Обычно я улавливаю ее намеки и предлагаю то, что она хочет. Оговоренные условия ее работы - 3-4 дня в неделю за определенную сумму, и, если она была занята 3 раза в неделю, она всегда говорит, что не отработала своих денег. Когда же она работает 5 дней в неделю и я даю ей больше оговоренной суммы, она всегда отказывается брать -реально всегда оставляет «лишние» деньги. Так вот, я отметила, что изначально она планировала заняться своими делами в тот понедельник, но она так и не озвучила свою просьбу, а я сама не предложила ей выходной, как обычно бывает. Тогда я подумала, что желание остаться дома стало бессознательной причиной потери ключей. Но оказалось все сложнее. На следующий день мы увиделись, и я расспросила ее о том, что же случилось в понедельник. Оказывается, ее дочь Аня, проживающая с мужчиной отдельно уже больше года, решила вернуться к родителям «пожить на время» в тот самый понедельник. И Аня действительно приехала, но мама Наташа не смогла ей открыть дверь. Наташа очень расстроилась, реально плакала, что ее дочь под дверью, а она не может пустить ее в дом. Наташа рассказала мне, что изначально она хотела остаться дома в понедельник и встретить Аню, чтобы поговорить о ее проблемах. Но в результате Аня уехала в тот же день назад. Наташа так и считает глупой случайностью то, что произошло. Она не раз мне говорила, что, когда Аня жила с ними, у них была не квартира, а «бардак, какой-то бордель» и что она рада, что дочь наконец-то живет отдельно. Но соотнести мысли с поступками так и не пришло ей в голову, ведь она «очень хорошая мать». Но самое главное, что ключи нашел Наташин муж в тот же вечер у нее в сумке, где она их искала в течение часа «раз десять, а то и больше».

Опаздывания

Начиная с первого класса я постоянно опаздываю везде и всюду. В частности, уже несколько лет прохожу свой личный анализ, но каждый раз опаздываю на сессии. Среди различного рода объяснений этой патологии, полагаю, есть еще и то, что это связано с болезненным опытом переживаний в раннем детстве. И соответствующая защита в форме опоздания помогает справиться со страхом повторения таких травм. Когда мне исполнилось 9 месяцев, мои родители были вынуждены отдать меня родственникам в деревню, так как папу призвали в армию. Через два года меня забрали обратно, но, как я поняла во время своего анализа, эта травма была еще более ощутимой для меня - отрыв от бабушки, которая меня вынянчила и которая затем через пару лет умерла. Позже я очень болезненно реагировала на большие и маленькие расставания с родителями. Особенно было больно, когда это делали со мной, не спрашивая и не объясняя ничего. По мере взросления, когда мне приходилось с кем-то расставаться, я стала спасаться тем, что принижала значимость происходящего, старалась не привязываться к людям. Опозданиями я показываю всем и себе, что я независима в отношениях, и пытаюсь создать иллюзию того, что я всегда сама контролирую все ситуации (хотя бы в том, во сколько начать ту или иную встречу).

* * *

Я обратила внимание на то, что при всей своей пунктуальности я постоянно опаздываю на работу. Поразмыслив, я поняла, что это обусловлено тем, что я не люблю свою работу и идти на нее просто не хочу.

* * *

Небольшой пример ошибочных действий - это мои постоянные опоздания. Я заметила, что на работу я опаздываю постоянно, но, например, к психоаналитику - никогда. Если анализировать мои опоздания на работу, то я твердо могу сказать, что работа не приносит мне столько морального удовольствия и психологического насыщения, которое я получаю у своего аналитика, поэтому мой бессознательный запрос не удовлетворяется в полной мере, отсюда появляется нежелание идти на работу и соответственно я опаздываю.

* * *

Я всегда опаздывала на работу, каждый день на 20-30 минут. И иногда на больше, когда не слышала звонка будильника. Обычно объективных причин, чтобы опаздывать, не было. У меня было достаточно времени, чтобы собраться и приехать на работу вовремя. Но, как только я собиралась выходить из дома, мне что-то постоянно мешало, то одно, то другое. Иногда я даже возвращалась, когда мне казалось, что что-то не выключено.

Я связываю это с тем, что мой выбор профессии в целом был неудачным. В моем случае можно сказать, что не я выбирала профессию, а профессия выбирала меня. Мое первое образование экономическое. Эта сфера была мне совершенно неинтересна, но в тот период, когда я закончила школу и нужно было поступать в высшее учебное заведение, основными направлениями были экономика и юриспруденция. Моя мать была категорически против юридического образования, и потому остался единственный вариант. А я всё, что было связано с цифрами и счетом, т. е. математику, алгебру, не любила еще со школы, эти предметы не очень хорошо мне давались. Но выбора не оставалось, и я стала экономистом. Я родилась в Смоленской области и переехала в Москву в 2002 г., тогда моей главной задачей было найти работу. Самым простым и быстрым вариантом мне представлялось на тот момент устроиться секретарем на фирму. После двух или трех месяцев работы мне предложили перейти в бухгалтерский отдел, так как я достаточно неплохо владела компьютером. Меня это предложение привлекло, так как это подразумевало больший доход. С тех пор прошло тринадцать лет, и все это время я работала в бухгалтерии. Развивалась в этой профессии, стала главным бухгалтером. Но на работу всегда ходила без удовольствия, это было просто моим источником дохода. Первое время старалась проявлять энтузиазм, брала на себя больше обязанностей, допоздна задерживалась на работе. Потом энтузиазм пошел на спад. Последнее место работы было самым худшим из всех, что у меня было. Ситуацию усугубляло еще и то, что там был крайне неприятный коллектив. Очевидно, что мне так сильно не хотелось там находиться и общаться с этими людьми, что опоздать на 20-30 минут для меня и то было значительным облегчением. А заболеть на неделю или хотя бы на несколько дней позволяло получить хоть небольшую передышку от неинтересной работы и неприятного общения.

* * *

Я заметила за собой, что часто опаздывала на работу. Незначительно, но почти каждый день. При этом я не могу назвать себя непунктуальным человеком. В своей приватной жизни я вполне пунктуальна. Я находила себе множество оправданий: недосып и тяжесть пробуждения по утрам, будильник не сработал, задержал телефонный звонок, транспорт подвел и т. д.

Более того, я умудрялась опаздывать на нечастые собрания с руководителем. В итоге стало понятно, что это было не просто так. Эта работа никогда не была для меня «любимой». И своими опозданиями я это демонстрировала. За этим поступком прятался протест и скрытая агрессия к руководителю. Таким образом я демонстрировала несогласие с позицией руководства и правилами, заведенными в компании. Здесь на лицо конфликт, недовольство, но, как о нем заявить, еще не решено, когда просто неинтересно идти туда, куда идти необходимо.

То есть сотруднику не нравятся некоторые условия его труда либо отношения с руководством в некоторых аспектах. Но обсудить это прямо, выйти на открытый диалог он по каким-то причинам не хочет. И выливается это в постоянное опаздывание на рабочее место. То есть человек вынужден ходить на нелюбимую работу, но менять ее страшно, лень или невозможно сейчас. Но и идти на нее каждый день настолько морально и психологически тяжело, что организм требует хотя бы какой-то отсрочки. Отсюда регулярные опоздания.

Я понимаю, что таким образом выбираю в целом пассивную позицию. Позицию человека, неспособного заявить о своих потребностях, откровенно говорить о том, что ему подходит, а что нет, не умеющего однозначно заявить о своих чувствах.

Я сталкиваюсь в жизни с тем, что не всегда решаюсь действовать активно, чтобы изменить то, что не нравится, зачастую ожидая, что проблемы рассосутся сами собой. Словом, налицо неготовность брать на себя ответственность за ситуацию.

* * *

Одна моя подруга постоянно опаздывала на встречи, причем не только со мной, но и с другими близкими ей людьми, либо отменяла совместные планы. По типу личности она довольно нарциссична. И порой даже не извинялась за свои опоздания и изменения планов или мимолетом могла попросить прощения, но все ее действия показывали, что ей все равно, насколько это повлияло на твои планы. Она не интересовалась потом, как ты провел вечер, который до этого вы собирались провести вместе с ней. То есть ее интересовала лишь ее свобода делать то, что хочется, когда хочется и с кем хочется, независимо от реакции других людей.

Частая смена планов - это ведь своего рода контроль. Нарцисс таким образом вышибает почву из-под ног окружающих, повергает в растерянность и уже руководит ситуацией. Это придает значимость, привлекает внимание к своей персоне. Человек таким образом чувствует свое превосходство и демонстрирует презрение к другим людям.

И как итог, я отметила за собой, что стала сама часто опаздывать на встречи с этой подругой. В этом действии была явно моя скрытая агрессия по отношению к ней.

* * *

На один из вечеров в субботу у меня были планы приятно провести время. За день до этого я узнала, что в субботу вечером надо быть на лекции Жаклин Шаффер. Планы свои я изменила, позитивно настроилась на посещение лекции. Выйдя из метро, я старалась следовать по указанному адресу, но не заметила первого поворота направо в нужный мне переулок. В результате я очень долго шла прямо и не могла понять, где же этот поворот направо. Свернула я не в тот переулок, который был нужен. По телефону мне смогли дать совет, как пройти к назначенному месту. Все прохожие, у которых я спрашивала, не знали, как попасть в переулок Огородная слобода. Мне пришлось сделать круг, чтобы вернуться на исходную точку. Мое опоздание составило пятнадцать минут. Я начала злиться. У меня появилось желание уехать домой. Когда я оказалась на лекции, то поняла, что прослушала всю основную часть, на которой была построена беседа. Меня постоянно «грызла» мысль о моем бесполезном пребывании на лекции. Мне это не давало покоя. В голове постоянно крутилось: «Надо было уехать или вообще не приезжать». Оказалось, что мое бессознательное не перестроилось на позитивное посещение лекции.

Действия по ошибке

«Действия по ошибке», как и другие ошибки, часто используют для того, чтобы выполнить желания, в которых следовало бы себе отказать. Намерение маскируется при этом под счастливую случайность» (З. Фрейд «Введение в психоанализ», четвертая лекция «Ошибочные действия» (окончание)).

Со мной произошел один такой случай, который очень похож на случай, описанный З. Фредом в своей лекции. В день, когда, кроме отдыха ничего не ждешь и не планируешь, раздается звонок. В процессе разговора выясняется, что было бы хорошо подъехать в офис по рабочим вопросам (можно и не приезжать - дело каждого). Естественно, в голове появляется установка, от которой избавиться можно, только ее выполнив.

Дорога в офис. Еду в вагоне метро и вдруг вспоминаю, что в машине оставила очень важную для меня вещь. Выхожу на следующей станции и пересаживаюсь в поезд обратного следования. Выхожу из метро и бегом устремляюсь к машине (дорога занимает минут 20 туда-обратно). Снова захожу в метро и еду переведя дух в направлении офиса. Каким-то случайным образом проезжаю нужную мне станцию, что понимаю не сразу: приехав не туда, ищу переход на другу ветку. Не нахожу и судорожно начинаю ходить по перрону с рассеянным взглядом и мыслями «Что происходит?» (причем этот путь-дорога совсем неновы). Сообразив посмотреть схему метрополитена, возвращаюсь на нужную мне станцию и снова кружусь вокруг своей оси в поисках нужного выхода. В итоге на место назначения я приехала с большим опозданием, и это с учетом того, что опаздывать я крайне не люблю и стараюсь выезжать с большим запасом. Пережив этот день, я до сих пор вспоминаю его как что-то невероятное, произошедшее со мной.

* * *

В субботу я ехала в институт на занятие. В метро я продолжала читать книгу Фрейда «Психопатология обыденной жизни». Как раз читала про случайные действия.

Я впервые ехала от станции «Пятницкое шоссе» до института. Доехала до «Кунцевской» (синяя ветка) и пошла в направлении другой «Кунцевской» (голубая ветка). Станции перестраивались, мне было не очень понятно, куда идти, так что, пройдя несколько метров, я в растерянности остановилась. Недалеко от меня шли пожилая женщина и маленький мальчик. Они заглянули в один проход, и женщина покачала головой, что, очевидно, означало, что им не надо туда идти. Заметив мою растерянность, женщина приветливо сказала: «Вы, наверное, потерялись, давайте мы вас проводим. Тут всё так перестраивается, легко запутаться».

Я прошла вместе с ними несколько шагов и увидела вывеску, из которой поняла, что иду в верном направлении. Поблагодарив женщину, я прибавила шагу. Одновременно со мной побежал вперед и мальчик, оторвавшись от бабушки. Он даже немного толкнул меня, словно намереваясь обогнать, но при этом все-таки не обгоняя. Его бабушка сердито крикнула ему: «Иди сюда! Не беги!» И дальше продолжала сердито отчитывать его за моей спиной: «Женщина идет, а ты ее толкаешь».

Прочитанное в книге было очень свежо в моей памяти, поэтому я тут же предположила, что мальчик очень хотел помогать мне и провожать меня немного дольше, чем те несколько шагов, что я прошла вместе с ними, именно поэтому он побежал вслед за мной. То, что он толкнул меня, видимо, означало его желание чуть ли не физически удерживать меня рядом с ним и бабушкой. Бабушка, которая отреагировала на его действия недовольством, раздражением, видимо, на самом деле так же, как и внук, очень хотела быть мне полезной. И ее злость была направлена скорее на меня, не воспользовавшуюся ее злостью в полной мере, и в отчитывании мальчика звучал мне в спину некий упрек, что я не осталась с ними. Я даже рискну «вывернуть наизнанку» ее желание быть полезной и предположу, что на самом деле она сама нуждалась в помощи и сопровождении, поэтому так энергично пыталась помочь мне. Возможно, она сама заблудилась в переходе.

Но оставлю свои домыслы относительно поведения бабушки и внука, сосредоточусь на себе самой. Я зашла в электричку и услышала объявление, что на станции «Кутузовской» поезд не останавливается. Хотя это объявление и вызвало у меня тревогу, тем не менее, я осталась на месте и дождалась, пока электричка не тронется. Только после этого начала разбираться в том, что происходит. Выяснила, что мне надо ехать до станции «Киевская», перейти на синюю ветку, ехать обратно до станции «Парк Победы» и оттуда пешком идти до института.

Тут надо отметить, что я выехала из дому довольно рано и планировала быть в институте за полчаса до начала занятий. Я решила зайти в кафе неподалеку и купить кофе. Теперь же из-за закрытия станции времени на кафе у меня не оставалось, более того, мне пришлось чуть ли не бегом бежать от метро до института, чтобы успеть к началу занятий.

Я стала размышлять, что означает это мое ошибочное действие. С одной стороны, можно списать его на случай ное происшествие, в конце концов, не я придумала ремонт станции «Кутузовская». Я просто не знала о том, что она закрыта. Это было очень похоже на пример Фрейда о том, что если извозчик ошибается и подвозит его не к тому дому не на той улице, то это ничего не говорит о бессознательном. Для Фрейда в этом нет никакого скрытого значения, которое нужно искать, совсем другое дело, если бы Фрейд шел пешком и самостоятельно ошибся домом и улицей. Всё так, но я отлично помнила момент, когда при открытых дверях электрички услышала объявление, однако даже не шевельнулась, чтобы выйти и пойти обратно. Мои размышления об этом пролили свет на такую мою неторопливость.

Поездка на занятия в институт вызывала у меня довольно сильную тревогу. Я чувствовала внутри себя нежелание ехать, мне казалось, что мое присутствие будет неуместным, потому что я учусь дистанционно, а не очно. Я волновалась о том, как меня примет группа очников, потому что предполагала, что они не слишком доброжелательно относятся к студентам дистанционной группы. (Не буду сейчас вдаваться в выяснение, насколько верными оказались мои подозрения, такова была моя психическая реальность на тот момент.) Я рискую предположить, что именно эти опасения вынудили меня сидеть на месте и сделать значительный крюк. Когда я быстро шагала от станции до института, я не могла волноваться о реакции очников, вместо этого я переживала о том, чтобы успеть к началу занятий. Таким образом, мое ошибочное действие (хотя в данном случае точнее сказать - бездействие) служило переключению моего внимания с одного очень неприятного момента (встречи с очниками) на другой, тоже неприятный (возможное опоздание), но все-таки не настолько значимый, как первый.

* * *

Летом очень часто вместо ключей от машины я брала запасной комплект ключей от квартиры. В результате шла пешком или ехала на метро. У меня есть две версии. С одной стороны, это можно объяснить нежеланием садиться за руль, вместо того что бы прогуляться пешком или доехать до места гораздо быстрее. Например, на метро. С другой стороны, летом я жила одна, и, возможно, это была боязнь потерять ключи и не попасть обратно домой.

* * *

На работе у меня разбилась чашка. Я стала искать новую. В магазине подарков увидела изящную кружку с красными большими цветами. Стоила она, конечно, как подарок. И я посчитала, что она будет слишком шикарна для рабочего места. Нашла и купила чашку попроще и подешевле, но ту чашку с красными цветами я не забыла. И как-то раз на работе решила налить себе чай. Чашку, помахивая, несла в руках. И тут при очередном взмахе пальцы у меня разжимаются, чашка летит вперед, ударяется в стену и рассыпается на мелкие кусочки. В ближайшие выходные сходила в магазин и радостно купила ту самую чашку с большими красными цветами.

К действию, совершенному «по ошибке», привело внутреннее неудовлетворение своими действиями и желанием иметь другую чашку. Раздражение произведенным действием, подталкиваемое желанием, привело к экзекуции над нежелательной чашкой, вызвавшей такую противоречивую бурю чувств. Столкнулись рациональный подход к реальности и инфантильное желание (детская радость от красивой чашки), где удовольствие вышло победителем.

* * *

Мы с мужем приобрели две изумительные чашки с блюдцами одной известной английской мануфактуры. Через какое-то время сын случайно задел мою чашку, и она разбилась. Я с завистью поглядывала на чашку мужа, которой он продолжал пользоваться. И несмотря на то, что я была предельно аккуратна, когда мыла или вытирала ее, потому что она мне очень нравилась, я в скором времени выронила ее. Думаю, что данный случай слишком ясен, чтобы долго мучиться с его анализом. Все мои чувства были на поверхности, и бессознательное просто реализовало внутренний запрос, который, очевидно, звучал так: «Чтобы не мучиться от невозможности обладания и не завидовать, от чашки стоит избавиться». Естественно, что даже муж усмотрел злой умысел моего бессознательного в описанном агрессивном акте.

* * *

Ко мне в гости из Санкт-Петербурга приехал отец. Вечером я отвозил его на вокзал, в городе в это время были жуткие пробки. В течение дня и уже вечером по дороге на вокзал он несколько раз упоминал о том, что его обратный поезд уходит не с Ленинградского, а с Курского вокзала. Я абсолютно четко воспринимал его слова, но при этом продолжал ехать привычной мне дорогой на Ленинградский вокзал. Так как отец не совсем хорошо ориентируется в московских дорогах, ошибка была замечена не сразу. В итоге мне пришлось высадить его у ближайшего метро, потому что из-за пробок мы уже не успевали вовремя к поезду. Объяснение этой ситуации для меня простое: я не хотел, чтобы отец уезжал так быстро. Из-за дел, по которым он приезжал в Москву, нам не удалось толком пообщаться, и когда я понял, что мы едем не той дорогой, меня не охватила паника, которая была бы логичной для подобной ситуации, а, скорее, наоборот, появилось неуместное чувство спокойствия. Конечно, повлияли на ситуацию и типичные для меня рассеянность и невнимательность при совершении действий автоматического характера (в данном случае вождения машины), я нередко, задумавшись о чем-то, пропускаю нужный поворот или сворачиваю не в ту сторону, но данная ситуация необычна именно тем, что упоминание о Курском вокзале в течение долгого времени не вызывало во мне мысли о неверно выбранной дороге, пока мы были в пути. Именно бессознательное нежелание в тот вечер «отпускать» отца домой активировало во мне (или использовало в своих целях?) упомянутые выше мои рассеянность и невнимательность.

* * *

Я хочу рассказать об одном случае, который произошел две недели назад. Я была в командировке в Праге вместе с клиентом и моей начальницей. Командировка длилась несколько дней, и у нас была возможность не только посетить производство, но и погулять по Праге. Так вот в один из дней я решила показать клиентке Карлов мост (одно из моих любимых мест в Праге). Мы находились в центре города, и каково же было мое удивление, когда я не могла найти дорогу к мосту. Мы ходили кругами вокруг да около, но никак не могли попасть в нужно место. Мне потребовалось около двух часов, чтобы мы наконец оказались на мосту. Я долгое время никак не могла понять, почему так произошло. Я довольно часто бываю в Праге, отлично знаю центр, а тут такой конфуз... Как оказалось, за день раньше, до этого происшествия, я ходила на прогулку по мосту со своей начальницей, которая всячески вмешивается в мои дела и от которой мне хотелось бы оторваться. Когда мы гуляли по мосту, я думала только о том, что в следующий раз хочу погулять здесь одна. По-видимому, моя начальница напоминает мне мою бабушку, которая воспитывала меня и, так же как Юля (начальница), находилась со мной в симбиотической связи. Так вот, мою клиентку тоже зовут Юля, как и мою начальницу. Из всего сказанного можно сделать вывод, что в моем бессознательном моя клиентка на тот момент заняла роль бабушки, от которой я хотела отделиться. Из-за этого я не могла найти дорогу к мосту и очень злилась, блуждая с ней по центральным улочкам Праги.

* * *

Мы с мужем приняли решение о переезде из Владивостока в Подмосковье. Муж улетел раньше, и мне пришлось самой заниматься упаковкой и отправкой багажа. Я заказала контейнер, и в назначенный день мы ждали его. Пришли мои родственники и друзья, чтобы помочь мне с переносом вещей. Примерно за час до назначенного времени прибытия контейнера я перезвонила в службу доставки. Мне сказали, что водитель только что взял маршрутный лист и направляется по адресу. Что-то заставило меня сверить адрес. Когда диспетчер назвала адрес доставки, который я сама оформила, меня охватило чувство паники. Это был адрес моих родителей.

Мое бессознательное желание остаться или хоть как-то задержаться в родном городе выразилось в этой ошибке адреса. Сознательно я четко и по плану в течение месяца выполняла все необходимые действия. И только в самый ответственный и решающий момент мое бессознательное показало истинное отношение к переезду. Это не было результатом невнимательности или усталости, это было результатом нарушения внимания посторонней мыслью, предъявляющей свои права.

В данном случае все обошлось. Водитель не успел отъехать, и ему сообщили об ошибке.

* * *

Прошлой зимой со мной произошел случай, который запомнится мне на всю жизнь. Я опоздала на рейс. Дело в том, что я практически никогда и никуда не опаздываю. Все мои планы тщательно рассчитываются и проверяются. Все происходит вовремя и без опозданий. На зимние каникулы мы с детьми и мужем прилетели во Владивосток навестить родственников. Авиабилеты покупала я. Я бронировала на сайте авиакомпании и оплачивала каждому отдельный билет. Отдельно я оформляла на мужа и сына и отдельно на себя и дочку. Было 4 билета. Я все тщательно сверила и проверила. Один день и время отправления из Москвы и обратно в Москву. Отдыхая во Владивостоке, я несколько раз смотрела на билеты и сверяла даты и время отправления. Но я смотрела только на билет дочери и билеты мужа и сына. Я никогда не смотрела на свой билет. Утром, в день вылета, мы встали рано. После завтрака со мной произошел удивительный случай. Когда мы все сели перед выходом, я вдруг сказала, вернее, эти слова сами вылетели из меня: «Вы, наверное, летите без меня. Вам надо в школу и на работу. А я останусь у Оли (у сестры). Я устала, и мне надо отдохнуть. А то я и вовсе останусь во Владивостоке». Это, конечно, была шутка, но эти слова я сказала, не думая, и сама удивилась сказанному. Мне самой необходимо было оказаться в Москве как можно скорее. Мы поехали в аэропорт. В машине мне позвонили и, спросив, лечу ли я сегодня в Москву, сказали уже не торопиться. Регистрация закончилась. Я была в тихом шоке и опять посмотрела на билеты (муж, дочка и сын). Все правильно, до начала регистрации еще много времени. И только приехав в аэропорт и проходя регистрацию, я узнала, что только в одном моем билете рейс вылета был на два часа раньше. И я на него опоздала.

Осознав тот факт, что мои дети летят с мужем, а я остаюсь, я испытала сильнейшее чувство страха и тревоги. Я поняла, что я как будто пытаюсь избавиться от них. Я провела мучительные 9 часов и успокоилась, только убедившись, что они благополучно приземлились в аэропорту. Теперь я понимаю, что за страхом и тревогой скрывалось сильное чувство вины от бессознательного желания избавиться от них и остаться одной.

Это ошибочное действие началось еще в Москве при оформлении билета. Потом оно продолжилось в отпуске, когда я проверяла только билеты детей и мужа. Я никогда не смотрела на свой билет. Для меня было очень важно, чтобы они улетели вместе и вовремя, ну а я, по-видимому, очень хотела остаться одна, без семьи. Одной, хоть на время. В тот момент в моей жизни были причины желать этого.

* * *

Это, пожалуй, самый удивительный случай, произошедший со мной. Потому что он затрагивает двоих людей. Возможно, мое бессознательное послало запрос, который был услышан.

В прошлом году, в декабре, мне на телефон пришло ммс от мамы. Я открываю его и вижу. Это только фотография. Пожилая женщина, она смотрит немного в сторону, ее взгляд печален. Она приоткрыла рот, как будто хочет что-то сказать мне.

Надо сказать, что моя мама живет во Владивостоке. Ей 75 лет. У нас всегда были напряженные отношения. За полгода до этого случая я навещала ее. Но расстались мы, так и не наладив наши отношения. И все эти полгода мы практически не общались. Все это очень тяготило меня, но я не видела выхода из сложившейся ситуации. Мне не хотелось поддерживать старые отношения, и я не видела возможности изменить их. После получения такого сигнала, я тут же перезвонила маме. Она была очень удивлена и поражена случившимся. Она просто отдыхала и держала в руках телефон. Сама не зная того, она сфотографировала и отправила мне свою фотографию. Она не знала и не думала отправлять мне ммс. Она даже не знала, как это делается. Как все произошло, для нее и для меня осталось загадкой. Мы хорошо пообщались, и я оставила этот случай.

Примерно через месяц после этого случая я читала книгу К. Эльячефф «Дочки - матери». Читая главу про «покидающих» матерей, я была поражена схожестью ситуации. Это было описание жизненной истории молодой женщины, которая была покинута своей матерью в 7-летнем возрасте. Она ждала 20 лет, прежде чем начала ее поиски. И она пишет ей письмо. Спустя некоторое время ей приходит ответ. В конверте только фотография. «Моментальный снимок запечатлел женщину с седыми и редкими волосами, потухшими глазами и недоверчивым выражением лица». Такой финал вполне правдоподобен. Клинические исследования поведения людей, которые заняты «поисками своего происхождения», подсказывают нам, что дочери, ищущие своих биологических родителей, хотят получить только фотографию. Больше им ничего не нужно.

Я пребывала под сильным впечатлением после прочтения этого эпизода. Возможно, я бессознательно послала письмо маме, и она ответила мне этим ммс.

Эта фотография очень дорога для меня. Я никогда не сотру ее с телефона. Для меня это весточка от моей мамы, ее подарок, ее напоминание о себе. Она прислушалась к интуиции, которую приписывают «хорошим матерям», и отправила свою фотографию дочери.

В настоящий момент у нас хорошие и искренние отношения. Прошедший год многому научил меня. Мы с сестрой поняли и осознали свои ошибки. Мы искренне простили и приняли свою маму такой, какой она есть.

* * *

Много лет назад я работала в компании, в которую устроилась ради высокой зарплаты. Сама работа меня мало интересовала, была скучной и неинтересной, к тому же абсолютно бесперспективной. Первые несколько месяцев наслаждения большими деньгами сменились тоской, скукой и нежеланием ходить на работу. Дошло до того, что по утрам я плакала в туалете от безысходности. Я понимала, что надо увольняться, но было очень страшно, так как я не понимала, чего хочу и какую работу искать дальше. Такую же, не имело смысла, а для того, чтобы начать делать что-то другое, надо было менять жизнь, принимать решения, а я была не готова. Сама я не решилась на увольнение и на прямой разговор с руководством. Очень хотелось, чтобы все как-то утряслось само, без моего участия. И я нашла выход. В мои обязанности тогда входило делать платежи электронным способом. И одним утром я отправила 400 000 долларов не туда. Электронный платеж происходит мгновенно, как только нажимаешь кнопку, и исправить такую ошибку сразу нельзя. Ощущение страха за содеянное соседствовало с приятным ощущением, что вот меня наконец-то и уволят. Стало даже легко и приятно на душе. Но меня не уволили. Начальник, к моему сожалению, оказался понимающим и добрым человеком и, когда я призналась, сказал, что ничего страшного не произошло и он всё равно собирался отправить эту сумму этой компании, просто немного позже. Вот тут и наступило разочарование. И как ни крути, пришлось действовать самой. Неделю спустя я пошла к руководству и сказала, что увольняюсь. Меня не хотели отпускать и попросили подумать еще недельку. Я согласилась, из вежливости, но моего решения это не изменило. Через неделю я была свободна, уехала на Кавказ учиться кататься на горных лыжах, а через полгода нашла новую работу, интересную, живую, совершенно непохожую на то, что я делала раньше. В результате все сложилось как нельзя лучше. Эта ошибка помогла мне признаться самой себе, до какой степени я нуждалась в переменах и что необходимо научиться делать их самой. Если вовремя понять, что с тобой происходит, каковы мотивы и цель твоего поведения, можно принять, пусть и непростое, но зато осмысленное решение, и не совершать ненужных ошибок. А это, в свою очередь, не оставляет ощущения непричастности к собственной жизни и событиям, которые в ней происходят. Наоборот, появляется чувство контроля и надежды, что ты можешь изменить и направить свою жизнь в соответствии со своими желаниями и потребностями.

* * *

У одной из моих подруг был роман с женатым мужчиной. В результате, он все-таки решил расстаться с женой, о чем ей и сообщил. Ситуация была очень непростая, сильное эмоциональное напряжение и с той, и с другой стороны, что естественно в таких случаях. Но желание быть вместе было достаточно сильным, и они стали жить вместе и строить совместные планы. Казалось, что все должно получиться, надо только немножко потерпеть. Но что-то было явно не так, ощущалась какая-то нерешенность и недосказанность. Как раз в этот период, подруга и пришла на работу к своему приятелю и попросила воспользоваться его компьютером, чтобы что-то срочно сделать. Он согласился, оставив компьютер в полном ее распоряжении, и уехал на встречу. Он не закрыл ни одной программы, в которой работал, в том числе и электронную почту. Подруга, естественно, открыла почту и сразу поняла, что было не так. Она обнаружила любовную переписку с женой. То, что он так тщательно пытался скрывать изо дня в день, обнаружило сь. Обычно, если люди что-то скрывают или о чем-то врут и считают это нормальным, т. е. делают это в согласии с самим собой, не испытывая чувства вины или неловкости, у них нет проблем с сокрытием и утаиванием информации. Видимо, этого молодого человека очень угнетала собственная ложь, нечестность по отношению к моей подруге и двойственность его положения. Внутренний конфликт оказался для него очень мучительным. Решить его, взяв на себя ответственность и рассказав все прямо, он не мог из-за страха потери. Но намерение это сделать все же сидело внутри, очень хотелось рассказать правду, избавить себя от чувства вины, сомнений, решить каким-то образом ситуацию, быть прощенным и построить честные отношения. Я думаю, что он бессознательно воспользовался этой ситуацией, чтобы подруга как бы нечаянно все узнала, потому что мысль о том, чтобы сделать это самому, была непереносимой. В результате был скандал, но они его пережили и смогли остаться вместе.

* * *

Я совершила ряд ошибочных действий в течение более одного месяца. За этот период совершено четыре действия в отношении одного объекта -автомобиля.

Для начала хочу сообщить краткие водные данные. Я являюсь автолюбителем и водителем категории «В» со стажем вождения более 17 лет. За этот период у меня не было аварий, не считая мелких царапин, полученных в первый год моего вождения. Что же касается штрафов за превышение скорости и им подобных, то за весь период вождения, до обозначенных выше дат, их наберется не более трех - четырех штук. Теперь перейду к описанию ошибочных действий.

Я припарковалась на платной парковке, очень торопилась и оплачивала парковку, уже выйдя из машины и отойдя метров на 10-20. Оплатила парковку с мобильного телефона. Через несколько дней я получила штраф за неоплаченную парковку. Как выяснилось позже, отойдя на 1020 метров вперед, я перешла в зону действия другого парковочного пространства, куда и произвела оплату! А мой автомобиль остался Припаркованным, но неоплаченным (штраф в то время составлял 2500 руб.).

Второй случай. Неверно прочитав дорожный знак, что само по себе удивительно (с чего это меня так переклинило?), я въехала на полосу, предназначенную для общественного транспорта, вследствие чего через пару дней мне пришел еще один штраф (3000 руб.).

Третий случай. Опять штраф, на этот раз за превышение скорости. Причем я абсолютно никуда не спешила, просто, заслушавшись музыку в машине, не заметила, как превысила скорость, не немного, но тем не менее штраф (500 руб.).

Последний случай был самым эффектным! Я ехала по дворовой территории, вдоль дома. Нужно отметить, что дом у нас очень длинный, порядка 16 подъездов. Машины припаркованы достаточно плотно, по обеим сторонам дороги вдоль дома. Увидев встречный автомобиль, я остановилась в месте, достаточно просторном для того, чтобы разъехаться со встречным автомобилем. Встречный автомобиль тоже остановился и поморгал фарами в знак того, что пропускает меня. У меня было ощущение, что не стоит туда ехать, потому как мое положение казалась преимущественно более подходящим для маневра, но, тем не менее, я поехала. Встречный автомобиль остановился в более узком пространстве. Далее происходило что-то странное, не представляю, каким образом я, водитель с большим стажем, вдруг задела припаркованный автомобиль! Из повреждений - небольшая вмятина, но неприятненько.

Последний случай заставил меня задуматься и приступить к анализу ошибочных действий. Как раз в этот период мною была прочитана работа З. Фрейда «Психопатология обыденной жизни».

Все вышеперечисленные случаи произошли за достаточно короткий промежуток времени, что само по себе выглядело подозрительно. Мой автомобиль юридически принадлежит бывшему супругу (бывшим он стал относительно недавно). За несколько дней до означенных событий я подала документы на развод с супругом. Расстались мы с ним месяцем ранее. Отношения между нами складывались не лучшим образом, мы не могли договориться о сумме алиментов, ежемесячно выплачиваемых на детей. Сумма спора составляла 3000 руб. До развода у нас имелось два автомобиля. Так сложилось, что мой автомобиль зарегистрирован на мужа, а его автомобиль юридически принадлежит мне. Этот факт мы решили оставить без изменений.

Следующую ситуацию можно отнести к оговоркам, которая и стала кульминацией в этой истории. Так как автомобиль зарегистрирован на бывшего супруга, то он в курсе всех штрафов, которые присылают на автомобиль. Он позвонил и поинтересовался, что происходит, почему столько штрафов за последнее время, ведь приходят они на его имя, и, если я не буду их оплачивать, его могут не выпустить за границу. На что я ответила с юмором, что это, видимо, психосоматическая реакция, так как он недоплачивает мне денег. Это было произнесено мною неосознанно, в шутку.

Позже я всерьез задумалась над произнесенной мною фразой. Неожиданно вся ситуация сложилась как картинка, в которой недоставало единственного элемента пазла. Действительно, автомобиль зарегистрирован на бывшего супруга. Я искренне считаю, что он недоплачивает алименты. Причиной тому может быть его обида на меня, так как инициатором развода была я. И таким образом мое бессознательное как бы компенсирует мне эти суммы. Интересен и тот факт, что размер штрафов - 6000 руб., а это составляет оспариваемую сумму за два месяца, как раз за период с момента подачи документов на развод. Но как тогда в эту схему укладываются последние ошибочные действия, которые закончилась вмятиной на машине? Дело в том, что разъехались мы месяцем ранее, и за тот месяц у нас имелись финансовые разногласия.

Фактом, подтверждающим эту гипотезу, стало то, что с момента осознания этих действий прошел примерно месяц. За этот период более не происходило подобных случаев. Это, в свою очередь, может служить подтверждением того, что бессознательное, стремящееся к осознанию, достигло своей цели!

* * *

Собиралась позвонить мужу, набрала номер, идут гудки, трубку снимает мой папа, я так удивилась, что «случайно» ему набрала, хотя в голове крутила совсем другое.

Внутренне не почувствовала какого-то расстройства, что позвонила не тому человеку и с радостью долго разговаривала с папой. Здесь, конечно, причин такой ошибки может быть несколько. Например, у меня на тот момент был период, когда я отделялась от папы, а мне этого очень не хотелось, во-вторых, разговор с мужем мог быть очень неприятным и, возможно, мне его даже не хотелось.

* * *

По одному из предметов все студенты нашей группы получили задание написать эссе по пройденному материалу. Я выполнила задание, но в итоге не была довольна результатом, так как знала, что некоторые части написанной работы я могла проработать тщательнее. Несмотря на это, свою работу я отправила в таком недоработанном виде, так как срок сдачи уже завершался. Каково же было мое удивление, когда преподаватель в ответном письме указала, что я не прикрепила свою работу к письму. Таким образом, ошибочное действие, совершенное мною (отправка пустого письма), проявило мое истинное желание -не отправлять свою работу из-за неуверенности в ее качестве.

* * *

Время от времени я даю уроки английского школьникам. Учеников я не ищу, почти всех их мне предлагает моя первая ученица. Опыт работы с ней является моим личным примером педагогической гордости, так как, когда мы начали заниматься с ней, уровень ее знаний был невысок, но шаг за шагом мы дошли до заданной цели: ей требовалась сдать кандидатский минимум по языку, и она выполнила все задания на «отлично».

С тех пор она рекомендует меня своим знакомым, и время от времени я больше для собственной практики беру несколько учеников.

Каждый раз обнаруживая, что подростки вовсе не рвутся учить английский язык, а это чаще желание честолюбивых родителей, я начинаю тяготиться занятиями, которые не приносят удовольствия ни одной из сторон.

Так произошло с одним довольно способным мальчиком. Мы начинали с ним заниматься по рекомендации моей ученицы, оба были воодушевлены и настроены на результат, но со временем он стал терять интерес к предмету, а я стала воспринимать эти занятия как каторгу, но не знала, как вежливо отказать в целом приятной семье, которая возлагала большие надежды на эти встречи.

Однажды, направляясь на урок к этому ученику, я мысленно, как обычно, вновь выстраивала план занятия, думая, что еще можно использовать, чтобы разнообразить и сам материал, и его подачу. Подойдя к подъезду, я ощутила себя довольно странно. Всё вокруг было как-то не так. Цвет подъездной двери, код домофона, вестибюль - все было непривычное и чужое.

Мне потребовалось какое-то время, чтобы понять, что пришла я не к тому дому, это незнакомый подъезд и урок у меня не здесь.

Таким образом, в этой ситуации столкнулись внутреннее чувство долга, замешенное на моем ощущении себя как преподавателя, и оценка ситуации, когда я прекрасно понимаю, что занятия эти нужно прекращать, они не приносят ничего, кроме неудовольствия участникам образовательного процесса. И вылилось это в то, что я прошла мимо нужного дома, оказавшись в другом месте.

* * *

Моя приятельница собиралась провести январские каникулы на Бали. Она просто предвкушала, как она будет нежиться на пляже под шум морских волн и ни о чем не думать. Билеты были куплены, отель забронирован, несколько пар купальников подобраны под шляпки, но буквально за несколько дней до Нового года ее идеальный план был нарушен.

Она является помощником генерального директора в крупной фирме и всегда сопровождает его в деловые поездки. Фирма имеет много региональных филиалов, и в одном из них произошел форс-мажор, поэтому все основное руководство из Москвы должно было лететь в Мурманск в срочном порядке на неопределенное время. Соответственно, и приятельница тоже должна была лететь туда безоговорочно. Бали пришлось отменять и переносить на неопределенный срок. Гамма чувств, расстройство...

В Мурманск делегация должна была отправляться 3 января в 00:10. Билеты туда бронировала моя приятельница на всех, всех обзванивала, всех предупреждала, но в итоге сама не попала на этот рейс, уверенная на все сто, что лететь ей только через сутки, т. е. 4 января в 00:10, а 3 числа она отключила телефон и спокойно легла спать, проспав отлет со всеми.

В итоге она так и не попала в эту поездку, опоздав на второй рейс, так как поздно выехала из дому, а еще через день она слегла с простудой, и, пока она выздоравливала, все уже вернулись в Москву.

* * *

Я познакомилась с молодым человеком из Владивостока, в этом самом Владивостоке. У нас завязалось довольно тесное общение, в ходе которого выяснилось, что он женат и у него двое детей. Но, тем ни менее, нас как-то все же тянула друг к другу судьба. И по прошествии пары месяцев он пригласил меня к себе на выходные во Владивосток, якобы съездить с моей проблемой к одной тамошней тетушке-шаманке. Понимая всю абсурдность ситуации, а именно полет во Владивосток на выходные, я все же соглашаюсь с мыслью, «а почему бы и нет».

Купила билеты, договорилась на работе, и вся такая окрыленная идеей приключений поехала в аэропорт. Но, когда я приехала в аэропорт, вся моя радость от предстоящей поездке резко омрачилась тем фактом, что я приехала не в тот аэропорт, из которого должна была вылетать! Любопытный факт заключается в том, что я 12 лет работала в корпоративном туризме и ни разу в моей жизни я не ошибалась с аэропортами ни до, ни после этого случая. Конечно же, первая реакция была слезы и разочарование, но где-то в глубине души я радовалась произошедшему. При этом я успела позвонить в «Аэрофлот» и вернуть свои кровные за поездку. И вот тоже интересный факт, никогда ранее я не оформляла страховку от невыезда, никогда даже мысли не было, что я могу куда-то не поехать, если уже все куплено. Но практика в этот день показала, что я неосознанно совершила полезное действие для себя, которое позволило вернуть деньги за поездку от авиакомпании, тем самым не потеряв ничего, кроме времени.

Мои дальнейшие размышления об этом инциденте привели меня к довольно интересным выводам. Особенно когда я смогла все же признаться себе в бредовости всего предприятия изначально.

Первое, что было очень явным, - это то, что я внешне изображала грусть по поводу несовершившейся поездке, а внутри я была совершенно спокойна и даже радостна. Потому что изначально сама идея того, что женатый мужчина предлагает прилететь к нему на выходные во Владивосток (не самый близкий город к Москве), чтобы, допустим, решить мою проблему с жизненными обстоятельствами при помощи обращения к старушке шаманке, живущей в тайге в Уссурийске. Зачем ехать так далеко, мой мозг просто орал мне в голос, что я творю какую-то ерунду. Но я всячески отгоняла эти мысли и пыталась их завуалировать радостью от предстоящей поездки. Но , видимо, внутреннее сопротивление было довольно мощным, потому что я легко могла решить все свои проблемы и в Москве, не было резона даже ехать во Владивосток. Мое бессознательное явно стояло на стороне рационализма.

Второй момент заключался в том, что билеты бы ли не самые дешевые, да и в целом поездка на выходные выходила не так дешево. Дешевле было слетать на выходные в Турцию или в Тунис отдохнуть. А тут в тайгу. А еще подходил срок оплаты обучения, и мой внутренний казначей говорил, что нерационально сейчас тратить деньги на сомнительное предприятие, когда их лучше вложить в себя и свое будущее.

Третий момент в этой истории: хотя у меня и возникла симпатия к этому молодому человеку, но препятствие в виде жены и детей меня мало радовало. И с одной стороны, была мысль, что авось все сложится, он же так мечтал развестись с женой, вот и повод будет, а с другой стороны, все же некая часть меня была против всей этой ситуации в корне и ввязываться во все это явно не было никакого желания.

Сопоставив все эти рассуждения с внутренними ощущениями, я для себя обозначила этот инцидент как «сопротивление», но по прошествии года и все же участия в этих крайне сложных отношениях я понимаю, что мое бессознательное было право. Нужно было тогда обратить на это пристальное внимание и прекратить общение. Впредь буду умнее и постараюсь чутко прислушиваться к соображениям внутреннего голоса.

* * *

Несколько лет назад мне предстояло поехать в командировку в Нижний Новгород. К тому времени я уже устала от этих командировок, надо заметить, не имевших особого смысла, но руководство активно на них настаивало, поэтому приходилось выполнять распоряжения. Более того, мне не хотелось работать и в самой компании уже как пару лет из-за прогрессирующей бюрократии и возрастающей нагрузки без выделения дополнительных ресурсов.

В тот день скоростной поезд Сапсан уезжал из Москвы в 6:30 утра. Столкнувшись несколько раз с тем, что в такое раннее утро такси могут отменить без объяснения причин, я решила поехать на вокзал на метро. Зашла на станции «Динамо». Жду поезда. Нет и нет. Нет и нет. Уже прошло почти 10 минут. В другую сторону поезда шли каждые полторы минуты. «Да что ж такое?» - думаю я. Почему из центра такой поток, а в центр ни одного поезда? Должно же быть наоборот. В течение этих 10 минут пару раз посмотрела, в ту ли сторону я стою. В ту. Понимаю, что еще минут 5 и я уже могу опоздать на поезд. Неужели что-то случилось? Каково же было мое удивление, когда я, посмотрев, не ошиблась ли я направлением, в третий раз, увидела, что ошиблась. Мне-то надо в центр, а я стою на поезд в сторону области.

На Сапсан в Нижний Новгород я все-таки успела, но приехала впритык. Думаю, что таким образом бессознательное пыталось избавить меня от неинтересной работы, которая давно перестала приносить позитивные эмоции.

* * *

Месяц назад я записалась на встречу со специалистом на платной основе, чтобы немного отдохнуть от будней мамы, сделать себе приятное. В назначенный день я по непонятным ТОГДА причинам определила, что дорога займет у меня 15 минут, не взяв в расчет ни пробки, ни транспорт, что тоже мне несвойственно, так как в целом считаю себя достаточно собранным человеком. В итоге дорога заняла у меня 45 минут, естественно, я потеряла полчаса оплаченного времени. Анализируя данный случай, можно говорить о двух возможных причинах. Во-первых, накануне приболел ребенок, мне всегда трудно его оставлять с кем-то, в этом плане я достаточно тревожная мама - я до последнего хотела отложить свои планы. К тому же я планировала уложить малыша спать прямо перед встречей, чтобы максимально меньше времени он провел без меня. Во-вторых, накануне вечером у меня произошел конфликт с любимым человеком, который я восприняла очень близко к сердцу и считала себя очень виноватой. И это был отличный повод, чтобы отменить приятную для себя встречу, так как было довольно напряженное состояние и казалось, что я не заслуживаю того, чтобы пойти и сделать себе приятное.

* * *

Несколько лет назад со мной случалась одна и та же ошибка, пока я наконец не проанализировала ее причину, после чего она больше не повторялась. Заключалась она в следующем. Я ходила в поликлинику, которая находится на метро «Проспект Мира». Эта станция метро располагается практически посередине между станцией «Алексеевская», где я живу, и станцией «Тургеневская», где я работаю. Вот уже шесть лет как я каждый день езжу на работу по этому маршруту, «Алексеевская» -«Тургеневская». В поликлинику я ходила по субботам, так как в рабочее время было сложно отлучиться из офиса. Так вот, каждый раз, в субботу, после визита в поликлинику, спускаясь на станцию «Проспект Мира», я садилась в тот поезд, который идет в центр. Я каждый раз, совершенно не задумываясь, совершала эту ошибку и приходила в себя только на станции «Тургеневская». Не понимая, как оказалась тут в выходной день, я, ругая себя последними словами за потраченное время, переходила на другую платформу и ехала домой. Это повторялось со мной неоднократно.

Я решила проанализировать причину этого навязчивого повторения. Надо отметить, что в то время я еще жила с мужем. Мне казалось, что отношения с ним вполне гармоничные. Мы не ссорились, не ругались. Но была одна проблема: у него было бесплодие, и мы не могли иметь детей. Мне казалось, что это преодолимо. Я собиралась сделать ЭКО и как будто бы не видела в этом ничего страшного. Однако в то время я сутками пропадала на работе, приходила домой в двенадцатом часу ночи. Казалось, что работы столько, что ее никогда не переделать. В выходные тоже иногда работала. Наконец я поняла, что мое безумное увлечение работой - это просто-напросто бегство от мужа, от проблем с ним. Моя ошибка при выборе направления движения поезда в метро красноречиво об этом свидетельствовала: я все время ехала в направлении от того дома, в котором я жила с мужем, к тому «дому», который мне казался более безопасным и надежным пристанищем, т. е. на работу, в свой офис. Осознала это я только в процессе своего психоанализа, после чего я довольно быстро развелась с мужем, стала жить одна, разумеется, стала меньше работать и реже задерживаться в офисе, и мое ошибочное действие больше не повторялась.

* * *

После нескольких семинарских занятий по «Депрессии, горю и чувству вины» стали вскрываться некоторые эмоциональные травмы детства. Наш преподаватель посоветовала обратиться к психологу для проработки конкретных случаев из жизни и как-то снять эти блоки. Я долго думала и все же приняла решение съездить на первую консультацию. Связалась с психологом, договорилась о консультации, проверила адрес, нашла на карте, чтобы просмотреть маршрут и спокойно ушла спать. Но так как встреча должна была пройти накануне вылета в Таиланд, то все было как-то в спешке.

Так вот утром я проснулась спокойной, собралась и поехала к психологу в полной уверенности в том, что я на правильном пути, но как-то было все же тревожно. И вот приезжаю на «Преображенскую площадь», выхожу, открываю адрес, чтобы проверить, куда мне дальше идти, и читаю «Проспект Вернадского». Смотрю на время и понимаю, что доехать уже никак не успеваю, так как по велению бессознательного я оказалась на другом от назначенного места конце Москвы. Начинаю в спешке думать, как выкручиваться из сложившейся ситуации, но через непродолжительное время смиряюсь и принимаю как данное.

На обратном пути я думала над тем, что произошло. Я понимала, что «поймала» сильнейшее сопротивление, которое отключило все сознательные контролирующие функции разума. Постепенно я стала слой за слоем снимать эмоциональный аффект, затем страхи и внутренние представления о сеттинге с конкретным терапевтом и пришла к следующим выводам: после того как я договорилась с этим психотерапевтом о встрече, мысли о нашей встречи вызывали у меня тревогу, страх и стыд. Она была моим преподавателем, и на одном из семинаров, как мне показалось, я вела себя не совсем вежливо по отношению к ней и к аудитории, этот стыд и некое подобие чувства вины осели глубоко внутри, наслоившись на уже имеющиеся чувства. Далее, когда я просилась к ней на сеанс, она согласилась, но с какими-то заметными сложностями, так что мой мнительный и подозрительный ум встревожился. Чем ближе становилась дата нашей встречи, тем больше я переживала и нервничала из-за того, о чем я буду с ней говорить и зачем мне это вообще сейчас нужно перед поездкой. И в итоге где-то глубоко внутри я понимала, что это не мой терапевт, что ее метод работы, который я видела в процессе групповых супервизий и демонстраций на лекциях, мне не подходит от слова «совсем». Но признаться себе, а тем более ей в том, что я ошиблась в выборе, не хотелось. Но мое умное и во всех смыслах грамотное бессознательное сделало это за меня, уведя в другом направлении без единого шанса успеть. И конечно, перед поездкой у меня остро стоял денежный вопрос, и мне было некомфортно отдать некую сумму, так как я считала, что она сейчас нужнее как ресурс в другом месте. Это, считаю, тоже сыграло большую роль в том, что я не попала в тот день на сеттинг с психотерапевтом, а в последующие дни мне уже не хотелось пробовать повторно, так как сопротивление чувствую до сих пор.

* * *

Однажды на работе утром мне предстояло выступить с сообщением перед одним из руководителей, с которым я была в плохих отношениях (мы друг друга взаимно недолюбливали). Утром, как обычно, собравшись на работу, уже стоя в верхней одежде, я обнаружила, что моего комплекта ключей от квартиры нигде нет. Оказалось, что супруг, который уходит на работу раньше меня, перепутал и забрал мои ключи, заперев меня дома. Как потом он мне объяснил, мои ключи лежали на том крае стола, где обычно лежит его комплект ключей. Удивительно в этой истории еще и то, что обычно свои ключи я храню в сумке, но в этот раз совершенно неожиданно оставила их в «неправильном» месте. Также мне показалось неслучайным действие моего супруга, который «по ошибке» забрал мои ключи, так как накануне я жаловалась ему на то, что мне необходимо выступить с сообщением перед неприятным для меня человеком. Таким образом, этот случай можно трактовать как наши совместные (мои и супруга) ошибочные действия, где супруг бессознательно освободил меня от возможности поехать на работу (и таким образом получить свою порцию неприятных эмоций), а я создала ему необходимые условия для этого (случайно оставив ключи там, где обычно лежит его комплект).

* * *

Много лет назад моя свекровь купила дом в Тверской области, достаточно далеко от Москвы (в 5 часах езды), и уезжала туда на все лето на протяжении многих лет. К сожалению, с годами ей становилось все сложнее находиться там одной, здоровье и ведение непростого деревенского хозяйства играли свою роль. В течение нескольких последних лет она неоднократно говорила о том, что ей там тяжело и она больше не поедет туда. Но приходила очередная весна, и она снова собиралась в деревню. В этом году решение о выезде ей далось особенно тяжело. И было решено, что осенью надо будет уже окончательно освобождать дом, что больше она туда не поедет. Но буквально за пару недель до возвращения свекрови в Москву звонит ее сосед и сообщает о том, что дом горит. Пожар был очень сильным, и на тот момент было даже неизвестно, спаслась сама свекровь. Уже по пути в деревню мы получили известие, что в последний момент перед взрывом газа ее удалось вывести из дома.

Позже, спустя несколько дней, путем долгих расспросов о том, что же предшествовало пожару, мы смогли понять причину случившегося. В прихожей на стене дома висело несколько кипятильников, решив согреть ведро воды для хозяйственных нужд, моя свекровь включила в электрическую розетку одни из кипятильников, а в воду опустила, по всей видимости, другой. Сама ушла в комнату и закрыла дверь. Естественно, когда висящий на деревянной стене кипятильник раскалился, стена загорелась.

Но еще большим удивлением для нас стал рассказ сестры моего мужа о том, что весной мама жаловалась, как тяжело ей туда ездить, а с другой стороны, как сложно оставить этот дом, какая суета будет в связи с перевозом всех вещей, мебели и т. д. И подытожила она все свои жалобы фразой: «Сгорел бы он к чертям, чтобы уже все решилось само и не надо было ни о чем думать!»

Анализируя этот случай, пожалуй, можно сказать, что здесь речь идет о действии, которое З. Фрейд называл «действие, совершенное по ошибке». Не уверена, что здесь можно говорить о бессознательном намерении, хотя, с другой стороны, после случившегося многими было отмечено поразительное спокойствие, которое сохраняла моя свекровь. Но в тот момент мы списали это ее поведение на шоковое состояние. Случившуюся ситуацию можно описать как сбой в психической функции, когда вытесненное актуализируется в обход сознанию.

* * *

По дороге на дачу, на трассе, при скорости более ста километров в час моя семилетняя дочка заявила, что отстегнулась от своего кресла, и, бравируя этим, встала на ноги и даже попыталась открыть окно. Однажды, более года назад, когда она поступила так же, но машина в тот момент двигалась намного медленнее, я, отчаявшись объяснять ей, зачем нужно пристегиваться в машине, резко затормозил (понимая, что ребенку на этой скорости ничего не грозит), чтобы дочка почувствовала на себе, чем может грозить отсутствие страховки в виде ремня безопасности. В тот раз решение затормозить было молниеносным, и я не уверен, что до конца осознанным. Но, видно, тот урок был ею позабыт, и у меня после того, как я растратил на объяснения весь свой словарный запас, возникло сильное желание поступить так же, как в прошлый раз, - резко затормозить, чтобы преподать ей практический урок. Естественно, я отогнал эту мысль от себя: любое, даже не очень резкое торможение на трассе во время дождя чревато серьезными последствиями, да и еще в предыдущий раз я понял, что это не самый лучший способ воспитания детей. С помощью наших общих с супругой усилий мы все же пристегнули дочку, а мне пришлось заблокировать открытие окон в автомобиле. Чтобы как-то разрядить напряжение, супруга пообещала дочке разрешить открыть окно на ходу, когда мы въедем в поселок. Когда мы подъезжали к дому, дочка открыла окно и высунулась из него. Припарковавшись у дома, я машинально нажал на клавишу закрытия заднего окна, даже не посмотрев в ту сторону, где сидела дочка. Ее крик и моя быстрая реакция предотвратили трагедию. Мощный стеклоподъемник лишь немного задел ее подбородок. В ужасе я как мог подбирал слова прощения перед собственным ребенком. Я легко поборол соблазн «проучить» ее за непристегнутый ремень, но получается, что неосознанно, куда более страшным образом, отучил ее высовывать голову в окно... Это объяснение, конечно же, не является для меня оправданием. С тех пор я всегда включаю блокировку открытия задних окон во время езды.

Анализируя данную ситуацию, я пытался понять причины возникновения у меня такого неосознанного «агрессивного» поведения, несвойственного мне по отношению к своей дочери, которую я вообще-то обожаю и балую безмерно. Размышления на эту тему привели меня в собственное детство. Мои родители развелись, и с трех до девяти лет я жил с отчимом, который, будучи в общем-то добрым и неплохим человеком, иногда применял или грозился применить практические методы «воспитания» в ситуациях, когда слова убеждения не помогали. Эти ситуации были связаны как со мной, так и с его дочерью и могли отложиться в моем сознании в качестве шаблонных примеров поведения или воспитания. Именно в эти годы закладываются основы будущих моделей поведения на основе примеров из жизни собственной семьи. Я иногда ловлю себя на мысли, что перенял от отчима некоторые специфические манеры общения и реагирования на слова и действия близких людей. В целом, насколько я смог понять в результате самоанализа, я склонен в определенных условиях проявлять нехарактерные для меня способы реагирования на упрямство людей, находящихся в зоне моего влияния, будь то собственный ребенок дома или мои подчиненные на работе. Быстрое исчерпание словесных способов убеждения и отсутствие иных аргументов снижает во мне порог самоконтроля и приводит в действие те самые способы реагирования, почерпнутые из детства. При наличии определенного уровня фоновой тревожности это зачастую создает напряженные ситуации, особенно при общении с людьми, которым также свойственна определенная тревожность или нестабильность внутреннего психического состояния.

Несчастные случаи

Некоторое время я встречалась с одним молодым человеком, который в начале наших отношений скрыл от меня, что женат. Позже я узнала об этом и приняла данный факт. Это были не совсем обычные отношения: они длились в течение трех лет, он жил в другом городе, и за это время у нас было всего три встречи. Каждый год в августе он приезжал, и целую неделю мы с ним общались, после чего целый год поддерживали отношения в переписке. В том эпизоде, который я вспомнила (это был его последний приезд), я оставила его на несколько минут у своего дома, не позволив ему подняться ко мне, твердо решив, что это последняя моя встреча с ним. Когда я вернулась, он говорил по телефону. Из его слов я поняла, что он говорит со своей женой. Через некоторое время, когда мы садились в машину, я очень сильно ударилась головой о косяк. Это было самонаказанием за мою безнравственность.

Другой случай произошел в тот день, когда я прямо сказала своему аналитику о своем созревшем желании завершить свой долгий анализ. Это было серьезное решение, которое я осуществила затем через некоторое время. Выйдя от нее, я села в автобус. Я стала рыться в своей сумочке и не держалась за поручни. Автобус двигался медленно из-за пробки, но в какой-то момент резко затормозил, так что я сильно ударилась коленом о поручень. Видимо, я действительно сильно ушибла колено, так как долго не могла нормально ходить. Я была обеспокоена тем, что не смогу заниматься танцами, которыми увлекаюсь. В этом действии проявилось мое отношение к моему намерению: я считала себя эгоистичной и слишком жесткой. И отношение к моему увлечению: я считала, что не заслуживаю заниматься тем, что приносит мне удовольствие.

* * *

Этим летом со мной произошел один случай. На работе я познакомилась с молодым человеком, назовем его А., который начал активно проявлять знаки внимания и ухаживать за мной, не обращая никакого внимания на тот факт, что я замужем. Он дарил цветы, упорно дожидался конца рабочего дня, чтобы проводить меня домой - мне нравились его ухаживания, я их принимала. На третий день нашего вечернего платонического общения, он признался мне в любви и сказал, что ничего подобного не испытывал раньше ни к одной девушке и хотел иметь со мной серьезные отношения. Я чувствовала, что, действительно, вызываю у него определенные эмоции и чувства, и, как любой девушке, мне было приятно подобное отношение. Я прекрасно понимала, что у нас с ним ничего большего, чем просто общение, быть не может, и он об этом знал.

Мой муж в это время находился в командировке, поэтому я могла себе позволить немного позже приходить домой. В один из наших вечеров, как раз когда я была с А., позвонил муж. Я не взяла трубку, так как находилась на улице и был поздний час, а при разговоре муж мог «услышать», что я не дома, и это могло повлечь много ненужных вопросов и фантазий. В общем, в этот момент я ощутила смешанные чувства, которые подтолкнули меня завершить наше общение с А. и поспешить домой. На это действие А. отреагировал очень эмоционально негативно. Как он мне сказал, он не понимает, почему я не могу перезвонить в тихом месте и продолжить наше общение. А. упорно просил меня остаться, и я видела, что он сильно переживает по поводу моего внезапного ухода. Но я понимала только одно, что мне нужно уйти, что я и сделала.

На следующий день я узнала, что через полчаса после нашего расставания А. сбил мотоциклист и он находится в больнице с серьезной черепно-мозговой травмой.

Вот вкратце ситуация, которую можно охарактеризовать как несчастный случай вследствие очень сильного эмоционального переживания. На мой взгляд, в момент, когда я ушла, А. испытал очень сильные противоречивые чувства в отношении меня, где чувство любви граничило с чувством сильнейшей ненависти. А дальше произошло аффективное отреагирование этих чувств, где динамика была настолько сильна, что человеку легче было «кинуть» себя под мотоцикл, чем пережить их. Я думаю, что у А. имелся внутренний запрет на выражение негативных чувств в отношении любимого объекта и он направил эти чувства на разрушение себя. Если говорить о психических процессах, таких как внимание, сосредоточенность, быстрота реакции, которые необходимы при переходе проезжей части, то под воздействием аффекта они были заторможены, что и повлекло такой исход.

Хочу пояснить, что он не бросался сознательно под колеса. По словам очевидцев, авария произошла по вине водителя мотоцикла. Но это внешнее сознательное видение ситуации, а бессознательный смысл, я думаю, такой, как я описала выше. Честно говоря, я совсем недавно пришла к этому пониманию. Вначале я очень долго испытывала разрушительное и глубокое чувство вины перед ним, так как он просил меня остаться, и, если я осталась хотя бы на пять минут, такой трагедии не произошло бы. Сейчас я понимаю, что в жизни всё происходит именно так, как и должно происходить, для того чтобы мы смогли что-то понять, сделать какие-то выводы о себе и своей жизни.

Сейчас с ним всё хорошо, он полностью восстановился, и мы с ним уже виделись. Я его как-то спросила: «Если бы тебе предложили повернуть время назад и сказали, что не будет этой аварии и у тебя будет всё хорошо, но ты никогда не познакомишься с этой девушкой, чтобы ты выбрал?» Он ответил, что ни о чем не жалеет и выбрал бы наше знакомство, несмотря на весь тот ужас, который ему пришлось пережить после.

* * *

Я очень долго не мог понять, почему мне постоянно, на протяжении последних 10 лет, «не везет» с автомобилями (имеются в виду собственные автомобили, приобретаемые для семьи). Либо они ломаются в самый неподходящий момент, либо случаются каверзные ДТП. Машины приходилось менять с завидной регулярностью. Одну из них мне разбили (или я разбил?), что называется, под «списание». Одна из машин просто сгорела, в ней произошло самовозгорание (по непонятным причинам). Трехлетняя, практически новая машина ни с того ни с сего загорелась ночью. После этого случая я стал задумываться о том, что это все как-то неспроста. У меня появилось стойкое убеждение, что какой-то «злой рок» правит моей судьбой. Я четко понимал, что для этого однозначно есть какие-то причины. Но я не мог понять какие. На ум приходило лишь мистическое обоснование происходящему. На уровне метафизики. Я не находил другого ответа, кроме как списать все происходящее на влияние каких-то сверхъестественных сил. Складывалось ощущение, что вещи (в данном случае, автомобили) как бы обижались на мое к ним отношение и разными способами «искали возможность» прекратить приносить пользу для меня и выполнять свои функции.

И вот, начав изучать психоанализ, прочитав часть лекций З. Фрейда «Введение в психоанализ» и проанализировав происходящее, я готов интерпретировать эти случаи с точки зрения закономерностей работы бессознательного.

Фрейдом был предложен принцип защиты от нежелательных воспоминаний путем забывания. В основе этого принципа лежит тенденция устранения неприятного из воспоминаний. Фрейд рассматривает в своих лекциях причину затеривания, запрятывания вещей, причину, по которой вещи ломаются или выходят из строя. Причиной тому является нежелание обладать этими вещами, если они напоминают о человеке, или нежелательной ситуации, или обстоятельствах, при которых вещь была приобретена.

В моем случае все автомобили приобретались в качестве некого атрибута успешности и состоятельности, которой на самом деле не было. Все автомобили приобретались в конфликте, назло обстоятельствам. Конечно, наличие автомобиля приносит определенные удобства в жизни. Но для меня лично в тот момент это было дополнительной обузой, вызывающей дополнительные тревоги и хлопоты (всевозможные страховки, дополнительные расходы, постоянные мысли о том, где парковаться, а если вдруг поцарапают. Если ехать в гости, то не выпить). В общем одни неудобства. Хлопот больше, чем удовольствия, на фоне постоянных семейных конфликтов, нет понимания, желания доказать свою значимость и успешность. Однако назло всему приобретался автомобиль.

Так вот, не погружаясь в сложность взаимоотношений с теми значимыми людьми, для которых наличие железного коня в семье было необходимым, можно сказать, что лично я не испытывал жгучего желания иметь автомобиль. Не видел необходимости в его эксплуатации в том понимании, в котором это виделось моей жене и ее родителям. Видимо, я еще не был готов к обладанию этим средством передвижения и эксплуатации его на благо семьи. Именно по этой причине не было внутренней заботы о состоянии машины (отсюда пожар и не всегда исправное техническое состояние). Именно поэтому бессознательное управляло моим сознанием по отношению к автомобилям таким образом , чтобы нейтрализовать внутренний конфликт. И уравновесить чаши весов, избавив меня от внутренних переживаний. То есть я сам, хотя и неосознанно, делал все для того, чтобы избавиться от нежелательных хлопот, что бы привести свое психическое состояние в состояние гармонии и умиротворенности. Нет машины - нет проблем.

* * *

В период обучения я столкнулась с ситуацией, которую можно было бы отнести к случайному и очень неприятному событию, но это было не что иное, как пример ошибочного действия. Я попала в аварию на своем автомобиле, и этот случай, который произошел буквально месяц назад, совпал с началом обучения. В аварии пострадали машины трех участников ДТП, один человек получил легкую травму лица.

Я ехала, пересекая перекресток на зеленый свет, но светофор был неисправен и резко переключился на красный. Этого переключения я уже не видела. Машинам слева был дан зеленый, и два автомобиля врезались в мою машину, которая от удара вылетела на тротуар. Я осталась цела, благодаря «безопасному» автомобилю. Случайность? Неисправный светофор, полсекунды, за которые зеленый свет, не мигая (без предупреждающего желтого), переключился сразу же на красный, мгновение - мой взгляд с зеленого сигнала светофора переключился на перекресток, и красный я уже не видела и не могла среагировать. Если рассуждать рационально, то сложилось много объективных факторов, которые привели к аварии. И все же разница между тем, что случилось и тем, что этого могло не произойти, - мгновение. Мгновения, которого мне не хватило, чтобы увидеть красный свет, мгновения, чтобы проскочить перекресток или резко затормозить.

Анализируя этот случай, я поняла, что сама наказала себя. Этот день был очень насыщен приятными событиями и переживаниями.

В этот день я получила теплую поддержку терапевта, в бизнесе происходили события позитивного характера - словом, все было «слишком хорошо». Авария стала наказанием за «слишком хорошо». Восстанавливая в памяти свои собственные пиковые переживания, я вспоминала, что часто ударялась (как бы случайно) то головой об дверцу открытого кухонного шкафа, причем эту дверцу как-то так же «случайно» сама же оставляла открытой, то ногой (очень больно), ударялась об углы плинтуса и др. Все это свидетельствовало о том, насколько я не позволяла сама себе радостные чувства, переживания восторга. Я как бы останавливала себя, мысленно сомневаясь: «Заслужила ли я право радоваться за саму себя?»

* * *

Лет семь назад мне нужно было поменять старый автомобиль, который к тому времени уже начал ломаться. Денег на тот, который нравился, не было. Кредит в тот момент брать не хотелось, поэтому черная машина (не суть, какой марки) была компромиссом. Она, безусловно, была хороша по всем характеристикам, но она мне не нравилась, и я хотела другую. За три года, пока я на ней ездила, машина побывала в таком количестве мелких аварий, сколько у меня не было ни до, ни после. И все они были какими-то откровенно странными и глупыми. Первая случилась практически сразу же. За рулем был муж, я сидела на пассажирском месте. Мы выезжали из подземной парковки торгового центра. Затормозили перед выездом на основную дорогу, чтобы пропустить автомобиль, как вдруг в зад въехал другой автомобиль, который тоже выезжал из той же подземной парковки. Итог - всю заднюю часть нового автомобиля, который не проездил и месяца, пришлось менять. И понеслось. То я, выезжая с парковки, сама же притираю машину боком к столбу, который совсем не заметила. То не замечаю торчащий из земли штырь и ломаю бампер. То я не успеваю затормозить. То за мной не успевают затормозить. За три года машина оказывалась в мелком ремонте каждые два - три месяца. К концу третьего года я начала понимать, что, похоже, дело в том, что машина мне не нравится. Апогеем была практически мистическая авария. Как только я подумала о том, что от машины надо избавляться, она попала в серьезную аварию. Было это так. В этот день и час я вообще не должна была быть там, где оказалась. Накануне у меня отменилась встреча, и я решила перед работой съездить в поликлинику, сдать анализ крови и после этого позавтракать в «Шоколаднице». Дело было в 8 утра в центре города. Все улицы еще были свободны. Я припарковала машину по всем правилам вдоль дороги на платной парковке и пошла в кафе. Выхожу и вижу аварию. Водитель такси своим автомобилем пропорол бок всем, кто стоял припаркованным вдоль дороги. Основной удар пришелся на мой автомобиль, который был не на ходу. Надо отметить, что не прошло и двух месяцев, как я забрала машину из очередного ремонта. Когда я это увидела, то решила, что с этой минуты я больше за руль этого автомобиля не сяду. И не села. Машину эвакуировали в ремонт, а после она была продана. Новую машину я выбирала уже по-другому. Выбрала ту, которая мне нравилась. И досадные аварии прекратились.

Подсознательное желание избавиться от прежней машины приводило к невнимательности за рулем и, как следствие, к большому количеству аварий. Возможно, это было своеобразной формой пассивного протеста против аутонасилия.

* * *

Нестандартность и повторяемость состоит в том, что я, будучи аккуратным водителем, за последние 3 года попала в 2 похожие аварии -сдавая с парковочного места, я в первом случае задела авто, припаркованное на стоянке, а во втором случае в меня въехал движущийся по стоянке автомобиль. При этом я всегда очень аккуратно выезжаю с парковочного места, много раз оцениваю дорожную ситуацию и только после этого начинаю движение. Но, видимо, не в те два случая.

Сейчас я вспоминаю, что как в первом, так и во втором случае мы с семьей собирались в дальние автопутешествия. Все аварии происходили накануне поездок, которые должны были состояться на моем авто, потому что мой автомобиль с автоматической коробкой передач. Я умею водить автомобиль только с автоматической коробкой передач, и, будучи в путешествии, я так же могу «подменять» мужа как водитель, чтобы ехать без остановок. Автомобиль моего мужа с механической коробкой передач, и управлять его автомобилем я не умею, соответственно не могу его подменить как водитель, и в путешествие мы можем ехать только с остановками для отдыха водителя. Мне очень нравятся путешествия, но в пути с детьми я даже не за рулем очень устаю. Вероятно, бессознательно я понимаю, что в моменты, когда муж за рулем, то я с детьми не отдыхаю, и подмена уставшего водителя (мужа) на уставшего в дороге с детьми второго водителя (меня) - это очень небезопасно.

Мужу, который больше меня любит автопутешествия, этого я сказать не могла тогда, и, вероятно, мое бессознательное отключало бдительность на автостоянках, и я попадала в аварии накануне поездки. Естественно, автомобиль ставили на ремонт, и в путешествие мы отправлялись на автомобиле мужа с механической коробкой передач. Путешествие проходило с остановками и полноценным отдыхом для всех с минимумом рисков на дороге.

* * *

Я часто задаю себе вопрос, «почему я постоянно попадаю в мелкие аварии», почему сама снесла себе зеркало на машине, задев столб на парковке у «Ашана»?

Самое первое, что приходит на ум, - это то, что мне давно пора поменять машину. Но средств на покупку новой у меня нет. Детское магическое мышление, свойственное одной из моих ипостасей, рассуждало так: «Да, денег на покупку новой машины нет, но сейчас я ее разобью, и средства найдутся сами собой, что-то произойдет, подвернется, сбудется... Вначале подеремся - потом разберемся».

После истории с зеркалом случилась история с дверью. Деньги на новую машину не нашлись, волшебник в голубом вертолете не прилетел, и мне пришлось пройти долгую эпопею с поиском двери и тратами на ремонт. Потом случилась история с переборкой коробки передач, которая пришла в негодность от моей манеры езды. Дело в том, что у меня ребенок с ограниченными возможностями, и наша жизнь без машины встает и не движется, она становится очень ограниченной и тяжелой.

Починив коробку передач, я ясно осознала, что разумнее всего будет внимательнее относиться к состоянию машины и ситуациям на дорогах. Я наконец повзрослела и стала реальнее смотреть на вещи и собственную жизнь, включая ее настоящие возможности и ресурсы. В связи с чем я сделала вывод, что часть меня, стремящаяся к устойчивости, к адекватному пониманию реальности и взаимодействию с ней, устраивала меня. Но, так как я нахожусь в терапии, а моя психика уже долгие годы стремится к интеграции, устойчивости и стабильности, я склонна заключить, что таким образом время от времени я возвращала себя в реальность с помощью затрат на ремонт, проживания «безмашинного» периода со всеми его сложностями. Я очень хочу быть взрослой внутри, научиться полагаться на себя, отвечать за свою жизнь, делать самостоятельные, продуманные шаги по ее улучшению, а не разрушать все, что имею, в надежде, что большой брат спасет меня. Я допустила, что такое поведение может быть вариантом «допускания самоубийства», как в примере у Фрейда с женщиной, танцевавшей канкан и наказавшей себя падением с лошади. Но мои ошибочные действия не соприкасались с прямым риском во время дорожного движения. Я билась бампером об ограды, задевала зеркалами столбы, небрежно открывала дверь припаркованного авто и неаккуратно пользовалась коробкой передач. Все эти вещи не имели прямого риска для жизни, хотя...

* * *

Моя тетя, сейчас уже женщина солидного возраста, рассказала историю из своей жизни, в которой я усмотрела несомненное действие бессознательного. Будучи молодой незамужней самостоятельной женщиной, моя тетя решила выучиться вождению и получить водительские права. Отучившись и подготовившись к экзамену, она поняла, что настало время ехать в ГАИ сдавать экзамен. Ее жених должен был отвезти ее на экзамен. Выходя из подъезда и подходя к машине, моя тетя падает и ломает себе руку, что соответственно делает невозможной ее дальнейшую сдачу экзаменов. Как я выяснила, тетя на самом деле училась хоть и хорошо, но очень нехотя. Ей совсем не хотелось садиться за руль автомобиля: она испытывала панический страх (что требует, конечно, отдельного рассмотрения) перед вождением, но жених ее всячески уговаривал. И вот перед тем, как сесть в автомобиль, она умудрилась упасть так, чтобы сломать себе руку и сделать невозможным получение прав в ближайшее время. Так ее бессознательное «ошибочным» действием привело к истинным намерениям. Она так и не получила права и не села за руль и по сей день.

* * *

Во время теннисного матча я без какой-либо, на первый взгляд, видимой причины в момент удара по мячу вдруг продлил движение и сильно ударил себя ракеткой по лицу. Практически мгновенно появился внушительный синяк над левым глазом, была рассечена бровь. Причем удар был настолько неестественным и несоответствующим обычным классическим движениям ракеткой, что, случись это с кем-то другим, я бы был в числе тех, кто не поверил бы в версию происхождения синяка и предположил бы, что человеку просто подбили бровь в пьяной уличной потасовке.

На первый взгляд просто неловкое движение ракеткой. Но что произошло на самом деле?

После некоторых раздумий над ситуацией я пришел к интересному выводу. Как мне казалось, парень, с которым я играл, постоянно проявлял ко мне достаточно неоднозначный интерес, который, правда, ограничивался улыбками, подмигиваниями и продолжительными взглядами. Иногда он приподнимал низ футболки, чтобы вытереть лицо от пота, но одновременно медленно гладил себя другой рукой по животу, глядя при этом на меня. Однако дистанция сохранялась, и с его стороны не было ничего произнесено или предпринято. В связи с этим моя интерпретация, что со мной «заигрывают», на самом деле могла являться предметом моей собственной фантазии.

Бессмысленно скрывать, что его внимание мне не только нравилось, но и постепенно становилось объектом определенного рода фантазий. Я все чаще ловил себя на мысли, что с нетерпением жду очередной игры, приходя на корт, искал его глазами. У меня легко портилось настроение, если его не было и приходилось играть с кем-то другим. Родилась фиксация, которая со временем продолжала развиваться, в то время как с его стороны я получал неизменную по интенсивности, неувеличивающуюся и неуменьшающуюся дозу тепла, внимания, улыбок, таинственных взглядов. В какой-то момент, на очередной тренировке, в самом ее начале, у нас завязался разговор, в котором он сказал мне, что видел меня во сне и мы играли в теннис, на что я неожиданно спросил: «В твоем сне я наконец-то тебя отымел?» От произнесенного я впал в ступор, так как хотел сказать «обыграл», а не «отымел». Я сильно покраснел, он же сделал вид, что не расслышал, в нем совершенно ничего не изменилось. Он продолжал улыбаться.

Началась игра, я чувствовал себя ужасно, было ощущение, что я сгорю на месте от стыда. Игра началась неудачно для меня, я проигрывал одну подачу за другой, волнение всё возрастало, сильное напряжение лишило меня всякой техники, появилась неловкость в движениях. Начало появляться ощущение тошноты, я думал, что расплачусь прямо на корте. И тут произошло избавление: сильный удар по мячу, продление движения и резкий удар себе в лицо. С нарастанием физической боли, душевно становилось все легче. Ситуация мгновенно разрядилась, я почувствовал себя как бы «прощенным» за все грехи. Я вижу в этой ситуации то, что я наказал себя за сказанное, или, может, за те фантазии, неосознанные влечения, которые возникли у меня в воображении, и после момента «искупления» я вернулся в свое нормальное душевное состояние, несмотря на травму, которую нанес себе сам.

* * *

Я постоянно спотыкаюсь и очень часто падаю. Особенно хорошо мне запомнилось падение «в красном».

Накануне я посетила косметолога и очень себе нравилась. Утром я надела красное платье, накрасилась, надела каблуки, сделала прическу и поехала к своему психотерапевту, чтобы поговорить о моей несчастливой влюбленности. Я вышла из машины в образе прекрасной благополучной барышни, гордо сделала 20 шагов, споткнулась и нелепо упала, получив ссадины на ладонях и коленях. В данной работе я постараюсь найти ответ на вопрос «Зачем? Зачем я упала?». Так как я приехала обсудить свои страстные чувства к мужчине, то логично предположить, что мне бы хотелось, чтобы объект моей страсти увидел меня в таком нарядной виде и захотел обладать мной. Возможно, это падение имело сексуальный подтекст. Но не только. Думаю, я так «наказала» себя за переоценку собственного состояния. Я, как маленькая девочка, хотела казаться успешной, благополучной и крутой, не чувствуя себя так естественно и заслуженно каждый день. Мне всегда хотелось научиться принимать и любить себя такой, какая я есть, а не казаться другим и себе самой какой-то нарочито успешной и «крутой» Думаю, что я «подстроила» падение, чтобы отрезветь, чтобы не вгонять себя в иллюзии самоощущения, которые уводят в объятия призрачной индусской богини Майя от истинного, ровного, устойчивого ощущения психического здоровья, которое мне так необходимо и желанно.

* * *

Мой знакомый сломал ногу. Мы попытались понять, почему это произошло. Я спросила, при каких обстоятельствах это произошло, что происходило до этого. Он сказал, что как раз до этого он уволился из крупной компании, и это было неприятно, он долго «решался сделать этот шаг». После того как он сказал это, он заметно оживился, и добавил, что уволился не только он один, но еще пара сотрудников, а одна из уволившихся сломала себе руку сразу же после этого. Я спросила, не связывает ли он их переломы и увольнение? Он улыбнулся и сказал, что про себя он ничего такого не думает, но его знакомая, которая сломала руку, сломала ее потому, что напоследок что-то украла из компании. Мы беседуем с ним дальше, и он говорит, что, когда устраивался в компанию, он подписал контракт, в котором оговаривалось, что все, что им будет создано в это компании, будет принадлежать компании. Но он уходит из нее (ножками уходит), сбегает, разрывает контракт и ломает ногу, т. е. наказывает себя, расплачивается своей ногой, как его знакомая поплатилась рукой.

* * *

Как-то раз, когда я жил в г. Новосибирске, я ехал к новой подруге с цветами, шампанским и конфетами. Спустился в метро, жду поезд, думаю: «...как хорошо, ведь уже я точно уверен, что эмоционально оторвался от той подруги, и теперь меня уже совсем не волнуют мысли о ней. Ведь теперь мне больше не придется страдать от переизбытка амбивалентных чувств к ней, и я больше не буду надрывать свою душу.» Так я ехал и думал, что вот, мол, новая подруга мне поможет избавиться от мыслей о старой. Дикторша объявляет о прибытии на станцию N. Я выхожу на перрон, поезд уходит. И в этот момент я понимаю, что нахожусь на станции, на которой живет моя предыдущая подруга. Я оглянулся и долго не мог понять, как я умудрился сесть в вагон, который идет в противоположную сторону, да еще и выйти именно на той станции, где живет она.

Вывод: бессознательно меня все еще очень сильно влекло к предыдущей подруге, о чем так внятно говорит эта история.

* * *

Детская больница. Мой младший сынок, 4 лет, заболел, и его положили на лечение. Я тоже лежала с ним. С нами в палате находилась еще одна пара, тоже мама и трехлетний сынок. Я и моя соседка быстро нашли общий язык и очень приятно общались. Сынок же соседки, очень подвижный и живой малыш, но с ярко выраженными агрессивными наклонностями, часто задевал и обижал моего ребенка, и мне приходилось все время «стоять на страже», так как мама мальчика не сдерживала своего ребенка, оправдываясь его малым возрастом и трудностями пребывания в замкнутом помещении больницы такого подвижного малыша. Один раз этот ребенок сильно прищемил пальчик моему. Я испытала сильное раздражение, но, якобы удовлетворившись извинениями соседки, постаралась подавить в себе негативные эмоции, вроде как на малыша сердиться бессмысленно, он же не специально... На следующее утро я попросила у соседки ее нож, чтобы открутить на игрушке застрявший винтик. Нож этот был очень для нее дорог, о чем она не раз рассказывала. Соседка везде и всегда брала его с собой. Я, зная это, не желая ничего дурного, как мне тогда казалось, но действуя спонтанно, схватила нож и стала отковыривать им винтик. При этом часть лезвия ножа отломилась, нож был безнадежно испорчен, из-за чего соседка весьма расстроилась и даже заплакала. Сознательно не собираясь как-то мстить соседке за обиду, я сделала это как бы нечаянно.

* * *

Я очень часто на работе, выходя из кабинета, но не выйдя из него, закрываю ключом дверь перед собой. Когда я задумалась об этом, у меня появились ассоциации сначала с людьми, затем появилась мысль, что они мне чем-то мешают. Потом перед глазами возникла картина окна и солнца. И тут же я вспомнился мой рабочий кабинет в то время, когда работала экономистом под руководством моего отца. Он был очень деспотичным человеком, и работа под его руководством являлась для меня постоянным стрессом. Закрывшись в своем кабинете, я как бы отстранялась от общения с ним на какое-то время, давая тем самым себе временное спокойствие. Видно, и сейчас при определенных затруднительных обстоятельствах на работе я пытаюсь таким путем отстраниться от проблем.

* * *

Мужчина, будучи ребенком, в возрасте примерно с 4 до 8 лет периодически получает достаточно серьезные повреждения, как он говорит: «Меня знали в лицо и по имени в нашем травмпункте». Он падает в канализационный люк, выходя с мамой из автобуса; повреждает ладонь, напарываясь на что-то острое; сильно ранит палец ноги спицами, катаясь на велосипеде; летит на санях с горы и ударяется виском о какой-то выступ; и что-то там было еще, что, может, он уже и забыл, но, как сам утверждает, причем всегда от души смеясь: травм было много. Также следует отметить, что несчастные случаи происходили с мужчиной и позже, уже во взрослой жизни: в юношеском возрасте, на службе в армии, он, например, тонул в Корейском проливе; однажды при прохождении плановых учений в кубрик влетел боевой снаряд; тяжелая автомобильная авария; нападение хулиганов на улице. Достаточно поздно он обрел семью, в браке счастлив и любим, и вот, что интересно, на протяжении многих лет семейной жизни у него всё хорошо.

На мой взгляд, анализируя данный случай, можно предположить, что ошибочные действия стали важной составной частью жизни этого человека. Психоанализ учит нас, что разнообразные ошибочные действия не случайны, они имеют свой мотив, их можно рассматривать как бессознательные влечения и желания. А может быть, здесь имело место бессознательное стремление к самоповреждению и самоуничтожению? И самоповреждение, под видом ошибочного действия, выступало как что-то среднее между самоуничтожением и присущим каждому живому существу инстинктом самосохранения, продолжения жизни?

Причиной бессознательных стремлений к самоповреждению могут быть отношения с мамой, довольно-таки неэмоциональной женщиной, которая всегда делает только то, что нужно, и говорит только, то, что нужно, она не властная и не сказать, что безразличная, а сын (при достаточно редких общениях с ней) и сейчас чувствует себя и выглядит как маленький мальчик, со всем согласный и в чем-то виноватый. Имея очень приличную семью, правильных, высокообразованных, добрых родителей, он, примерный ученик, учащийся музыкальной школы (мама отправила), в школьные годы сбегал из дому, его не наказывали, разговаривали (внушали чувство вины?). А далее опять следовала череда неприятностей. Поступив в военное училище (мама уговорила), хотя самому нравилось совсем другое, он в первый же год бросает обучение. Может быть, всеми своими поступками он выражал какой-то внутренний протест, борьбу, а с чем? С навязыванием ему чужого мнения, с подавлением его собственных желаний. Он хотел недостающего ему материнского тепла, будучи малышом - не оттого ли эти ранние самоповреждения? Может быть, потом молчаливым укором ему стали внушать чувство вины, от которого он и убегал?

В браке, обретя счастливую семью, детей, он обрел новый смысл жизни, а с ним и бессознательные стремления к продолжению жизни.

* * *

С одним моим близким знакомым в течение двух месяцев случилось сразу два несчастных случая. Первый произошел на даче. Желая спилить сучок на березе, он взял лестницу и в резиновых сапогах полез наверх, без какой-либо страховки. При порыве ветра лестницу опрокинуло, и он упал плашмя на спину, чудом не разбившись. Второй произошел два месяца спустя при ремонте дома. Рабочие разобрали крыльцо, и он (хозяин) неоднократно всех предупреждал об этом. Но ночью «по привычке» вышел на это разобранное крыльцо покурить, в результате чего упал с высоты на камни и арматуру, сломал два ребра и чудом остался жив.

Я сначала не связал эти случаи между собой, посочувствовал ему. Но, прослушав лекцию по ошибочным действиям, увидел в этих якобы случайных происшествиях четкую связь внутреннего подавленного состояния близкого знакомого и, возможно, желания закончить страдания.

* * *

Год назад, зимой, я очень не хотела лететь к своему приятелю. Но мы уже договорились, объективных причин не лететь у меня не было, сказать прямо я не могла, боялась обидеть и испортить отношения. Придумывать было стыдно и неловко (смешно, хотела написать стыдно, но вот опечатка, прямо в процессе, стадно - стадное чувство, так все делают, ну, может, не все, но многие, как мне кажется, а хочется быть честной и особенной). Но внутреннее сопротивление было огромным. И вот билет уже куплен, я мчусь в машине домой, чтобы успеть собраться и доехать до аэропорта, при этом бодро разговариваю с другом о том, как чудесно будет его увидеть через несколько часов, и даже сама начинаю в это верить. При этом думаю, что надо ехать аккуратно, потому что именно вот в такие моменты и случаются аварии. Друг думает о том же и пишет мне сообщение, просит, чтобы я ехала осторожно. Я начинаю на него злиться, что вот сейчас он и накаркает своими предупреждениями. За рулем я давно, вожу машину хорошо. И уже будучи совсем недалеко от дома, успокоившись и перестав думать об авариях, на ровном месте я врезаюсь в ехавшую впереди машину. Причем во время торможения я понимаю, что уже не успеваю и авария все-таки будет, при этом меня охватывает чувство спокойствия и облегчения. Я решила свою внутреннюю задачу и осуществила свое намерение не лететь.

P. S. Я все же полетела на следующий день. На этот раз без приключений. Но мне, к сожалению, потребовалась авария, чтобы признаться себе в очевидном.

* * *

Лет десять назад я ехала на машине. Был чудесный, теплый день, ранняя осень, воскресенье. Попадаю в аварию на перекрестке. Как я уже говорила, машину я вожу хорошо, невнимательностью не страдаю. Мне повезло, я только начала движение после того, как зажегся зеленый, и мне снесло только переднюю часть машины. Как потом оказалось, что она не подлежала восстановлению. Если бы я продвинулась вперед хотя бы на метр, последствия были бы трагичными. К счастью, никто не пострадал, и я, и водитель другой машины отделались испугом. Потом я пыталась понять, что же произошло. Где я ошиблась? Я не гонщица, для меня всегда лучше лишний раз оглянуться и убедиться, что нет никаких помех, я лучше пропущу или уступлю. В тот день я вела машину на автопилоте, как бы в тумане. Причин тому было несколько. Я ехала к родителям, к которым ехать не ехала (описка, хотела написать «не хотела», но «ехать не ехала» гораздо точнее передает мое состояние, даже столько лет спустя). Я ехала, скорее спасаясь от безысходности и одиночества. Отношения с родителями были плохими, вернее сказать, их не было вообще, что еще хуже. Только что улетел бой-френд, будущего с которым тоже не предвиделось. Личная жизнь казалась катастрофой. Поездка к родителям была попыткой убедить себя, что и у меня есть семья, близкие люди и что в жизни все не так плохо. Но подсознание говорило, что ничего нет, внутри пустота, ничто не имеет смысла и все, что я делаю, - это лишь самообман, внешняя оболочка, это не мои настоящие желания и не моя жизнь, я такого не хочу. Наверное, очень хотелось, чтобы это состояние закончилось, прекратилось. Но на сознательном уровне я не понимала и не знала, что мне делать. Вот и устроила себе аварию, чтобы очнуться, чтобы что-нибудь выбило из колеи и заставило измениться и действовать. Способ, конечно, ужасный, и мне очень повезло, что я не разбилась. Но, с другой стороны, если один раз поймешь, как это работает, есть шанс избежать подобных действий в будущем.

* * *

В детстве я бесконечно все роняла, задевала все углы, падала на ровном месте, ноги прямо-таки сами заплетались. Происходило это исключительно в присутствии моего папы. Все остальное время я была обычным ребенком, не таким уж неуклюжим, во всяком случае не больше, чем другие дети. Думаю, это было связано с чувством вины и страха. Папа всегда был мной недоволен, он всегда транслировал идею моей неполноценности, даже когда ничего не говорил, я это просто чувствовала кожей. Он часто говорил, что у меня ничего не получается, я ничего не могу нормально сделать. Суть была всегда одна: я неполноценная, недостойна любви. Когда именно это началось, я не помню. Помню только постоянное ощущение, что я какая-то не такая, что я ему не нравлюсь, он меня стесняется и не любит. Приход папы с работы был для меня печальным событием, и я старалась стать как можно незаметнее, чтобы, не дай Бог, он обратил на меня внимания. А если мама отправляла нас куда-то вдвоем, это был настоящий ужас, я просто цепенела от страха, какое уж тут ходить нормально, все тело становилось деревянным. Единственными моментами, когда меня «отпускало», были те редкие моменты, когда мы играли или катались с горки на санках. Только тогда у меня появлялось ощущение, что он меня принимает и любит. Примечательно, что в этих ситуациях я никогда не делала неловких движений, и в свои три года прекрасно управлялась с санками, мчась с горы. Но это было редкостью и, к сожалению, не компенсировало каждодневного негатива. Меня все время одолевало чувство, что я не вполне нормальная и недостаточно хороша, чтобы меня любили. Я все время как бы извинялась внутри себя за свою убогость, мне было за себя стыдно. Я чувствовала себя виноватой из-за того, что не соответствую папиным требованиям и заставляю его нервничать и злиться. А любви и принятия очень хотелось. Очень быстро сформировался клубок ощущений: желание любви, невозможность этой любви из-за собственной ущербности, чувство вины за свою убогость, желание, чтобы папы не было, и чувство вины и страха за это самое желание. Такое сочетание, видимо, просто блокировало мою ориентацию в пространстве и нормальную мозговую деятельность. Как тут не падать и не бить тарелки?

Когда мне было 13 лет, папа от нас уехал и стало очень легко и спокойно. Коленки и посуда наконец были целы. Много позже случился рецидив. Мне было уже лет двадцать, я училась в институте и как-то заехала проведать родителей. Они меня встретили в прихожей, и так получилось, что кто-то передал мне тарелку и попросил ее куда-то поставить. Тарелка, естественно, выпала из рук и разбилась. (Сейчас уже не помню, отчего это случилось, скорее всего, я, приехав к родителям, ожидала очередных упреков по поводу своего неправильного образа жизни и неудачливости.) Тут-то с папой и случился приступ гнева и ярости. Я вновь, спустя много лет, выслушала все те же упреки в свой адрес. Но мне было уже 20 лет, я начала ходить к психоаналитику и нашла в себе силы дать адекватный по силе и форме отпор. Я ничего не сказала, просто развернулась на месте и ушла. Это было очень нетипичное для меня поведение, я впервые так отреагировала. После этого случая отношения с папой изменились, он стал со мной разговаривать как с человеком, чего раньше не случалось, перестал на меня орать и говорить мне гадости.

Даже сейчас, когда я вспоминала эти случаи, мне было трудно их анализировать. Я физически чувствовала внутренне сопротивление, хотя и прорабатывала это с моим аналитиком, правда, очень давно. Видимо, это очень глубокая детская травма, которую я до конца так и не вылечила. Возможно, ее отголоски так и останутся со мной на всю жизнь. Они и сейчас иногда дают о себе знать. Но теперь у меня есть опыт и понимание, как это устроено. И сегодня, попадая в похожие ситуации, сталкиваясь с подобным отношением к себе, я знаю, что со мной происходит, почему и что мне с этим делать.

* * *

Фрейд в «Психопатологии обыденной жизни» отмечает, что при всей аккуратности (хорошей координации) иной раз и ему случается разбить или сломать какой-то предмет, также он довольно подробно рассматривает случаи самоповреждения. Есть два примера на эту тему и у меня.

Когда я сижу на диете, то, естественно, стараюсь готовить малокалорийные блюда, овощи разные. Особенно люблю маринад из лука и морковки всюду добавлять. И все было бы солнечно, если бы не вечные травмы при обработке моркови. Тру ее на терке и обязательно заодно стираю палец на сгибе. Ну ладно, скажут домохозяйки, терка -это всем известное орудие повышенной опасности. Но ведь и с ножом у меня ровно то же самое творится! И вроде бы стараюсь быть осторожной изо всех сил, контролирую себя, но из трех раз один обязательно забудусь и получу травму. При этом меня нельзя назвать ни неосторожной, ни невезучей. С координацией у меня все ОК, орудую ножами и прочей техникой виртуозно. Готовлю ежедневно и с удовольствием. Но стоит взять в руки морковь - здоровье берегись!

Решила проанализировать эти нелепые случаи и вот до чего дошла. Надо отметить, что раны появляются только тогда, когда морковь готовится для последующей обжарки, если после она идет в сыром виде в салат -аккуратно справляюсь. Думала, думала и... вспомнила (!), что мне когда-то одна добрая и тучная подружка, которая сидела на разных диетах, все уши прожужжала про некий гликемических индекс. Что продукты с высоким индексом при диете противопоказаны категорически. Из всего списка я тогда запомнила только виноград и термически обработанную морковь! Причем последнюю из-за того, что дюже люблю ее. Вот и получается, что я себя «наказываю» или стараюсь «не допустить в рацион» эту самую вредную морковь.

Еще один пример касается порчи имущества, так сказать. Опять хочу повторить, что назвать меня неосторожной, неаккуратной или человеком с плохой координацией абсолютно нельзя! У меня что-то разбивается раз в пять лет, и то, видимо, такой случай потребует срочного психоаналитического разбора. Но есть исключение, когда за несколько дней я умудрилась перебить все бокалы в доме. И нет, ссор с битьем посуды не было, все получалось нечаянно.

Вспомнила я этот случай в связи с праздником молодого вина, который недавно был. Муж его любит и купил несколько бутылок. Тут у меня, как говорится, сошлись все пазлы и в той истории. Тогда мы как раз вернулись из Италии, где напробовались разного хорошего вина, ездили даже на винодельню. В Москве муж купил маленький холодильничек для благородного напитка, и вот мы по вечерам стали по бокалу, другому пить вино. Все здорово, без переборов, но я совершенно не умею концентрироваться после любого алкоголя даже в минимальных количествах, поэтому стала потихоньку забрасывать занятия языком, меньше стала читать. Да и вообще итальянское «сладкое ничегонеделание» (dolce far niente) - это замечательно, но у нас иные привычки, иные условия жизни. Стала я себя внутренне корить: мол, и так экология плохая, стрессы и все прочее, а еще алкоголь - неправильно это. И пока я себя корила и ругала, я постоянно била винные бокалы. Как ни мытье посуды - трагедия! И еще хорошо, если не порежу руки, а то и такое бывало. Уж не знаю, чем бы все закончилось, если бы наш винный энтузиазм сам собой не прошел, муж просто решил, что у нас в стране это слишком дорогое удовольствие и не всегда качество соответствует.

Впоследствии мы, конечно, по случаю пили вино, приглашали гостей. Но больше ни одного бокала (стакана или чашки) не пострадало!

* * *

Накануне я отправляюсь на вечеринку. Поход на вечеринку можно рассматривать как отклонение от собственных идеалов или основной жизненной линии, и для того, чтобы возникло понимание, необходимо внести некоторые уточнения.

Я занимаюсь различными восточными практиками, которые подразумевают осознанную жизнь. Она заключается в том, что ты понимаешь, что всякое действие влечет за собой последствия и принцип удовольствия замещается принципом свободы от желаний. В таком восприятии мира кружка чая оказывается не напитком для удовлетворения желания, а напитком, который тонизирует организм. Несмотря на это, я иду на вечеринку, тем самым нарушаю свой режим, выпивая черный чай пуэр и общаясь с различными людьми, общения с которыми можно было бы избежать. В последующие дни я испытываю напряжение, которое, видимо, связано с чувством вины за подобное гедонистическое поведение, поэтому отправляюсь на пробежку, на стадион, в знакомое для меня место. Обычно я бегаю с ускорениями, и вот, пробежав очередной круг, я совершаю довольно сильный рывок и во время рывка спотыкаюсь, травмируя ладони. Естественно, что то напряжение, которое я испытывал, исчезает, но вместе с тем и пропадает возможность заниматься йогой на 2-3 недели.

* * *

Две недели назад мне нужно было рано утром поехать на встречу по делам, и, ложась спать, я подумала, что, поскольку завтра освобожусь рано, нужно бы поехать на дачу и перед морозами проверить, как работает отопление и пр. Мужу решила не говорить, что поеду на дачу, чтобы не волновать его.

Утром встали рано, вышли в прекрасном настроении, даже на 10 минут раньше запланированного времени. Я еду в лифте и думаю: «Какая я молодец, не проспала и даже раньше на 10 минут вышла, и всё выключила, и все успела».

Проходим 300 метров, перед нами спуск с низенького тротуара на дорогу, на дороге огромная, не замерзшая до конца лужа. Не помню даже как, но нога у меня стала ватная, и я только понимаю в одну секунду, что она почему-то подворачивается и я падаю со всего размаху в эту лужу, просто навзничь. Все. Муж помогает мне подняться. Прихожу в себя. Слава Богу - нога цела, и даже нет вывиха, просто сильно, в кровь, разбиты колени.

Я хромаю назад домой, обрабатываю раны и пр. и остаюсь дома.

Потом собираюсь и все-таки еду по делам.

Всё время думаю: ну почему это со мной случилось? На ровном месте.

И когда заканчиваю первую встречу, вспоминаю, что ведь я сегодня собиралась ехать на дачу. Муж об этом не знал. А я даже как-то и «забыла».

И начинаю анализировать все свои «невыключенные утюги», незакрытые балконы, ссоры с мужем перед поездкой туда и, наконец, мой сегодняшний «полет в лужу».

Так вот в чем дело. Я просто любыми способами стараюсь не поехать на дачу.

Я боюсь туда ездить.

Два года назад нас ограбили, причем делали это несколько раз. Я помню это ощущение незащищенности, когда полиция просто разводит руками, а у тебя в доме выбиты двери, стекла, в твоих вещах копались чужие люди.

Пока мы ждали полицейских, нас заставили их же коллеги провести ночь в доме без стекол, когда на улице было минус 20.

После этого я проанализировала, кем или чем для меня были эти воры, которые вторглись в мой дом, и поняла еще более глубинные причины моего страха, о которых писать не буду, так как они слишком личные.

Но что меня поразило, так это понимание моего страха перед поездкой на дачу, и тех действий, которые я совершала, чтобы только избежать этой поездки, и того, что я даже не осознавала этого несколько лет.

И самое поразительное, что, осознав все то, о чем я сейчас пишу, я за последнюю неделю осмелилась одна дважды съездить на дачу (так сложились обстоятельства: то новые провода прокладывали, то счетчики проверяли (а может, это была «проверка» на «закрепление материала»?), и я уже не испытывала такой тревоги и не совершала своих «ошибочных противодействий».

* * *

Был вечер. Собираясь в поездку от родителей домой, муж сказал, что у него разболелась голова. Нашей попутчицей была одна родственница, которую надо было отвезти так же до дома. По дороге к ее дому происходит авария, которую вполне можно было избежать, вовремя нажав на тормоз. Как позже муж резюмировал: «Каждый раз, когда я не хочу ехать, что-то происходит».

Анализ. Вспоминая описания суеверных людей в книге З. Фрейда «Психопатология обыденной жизни», отмечу, что суеверный человек «проецирует мотивировкой наружу». Определяю фразу мужа «Каждый раз, когда я не хочу ехать, что-то происходит» как основополагающий нарушающий мотив. Продолжая анализ причины, предполагаю следующее.

Во-первых, родственница, которую нужно было отвезти, вызывала раздражение у мужа, так как он знал, что обычно с ее стороны следует просьба подвезти ее до дому, в то время когда ему хотелось ехать к себе домой.

Во-вторых, на тот момент у мужа имелось переживание, связанное с семейными проблемами его родителей, которые он не мог разрешить, и это нашло отражение в компромиссном проявлении в виде головной боли. Ранее муж не раз сообщал мне, что не хочет ездить к своим родителям из-за постоянных ссор, которые они не могут разрешить самостоятельно. Но по этическим нормам он не мог отказаться от визитов к ним. Так же как и не мог отказать родственнице подвезти ее домой. Машина была средством решения этого конфликта, и, когда образовалась ситуация, где можно было разрешить конфликт между «надо» и «не хочу», он, не осознавая этого, позволил себе попасть в аварию и тем самым перестать ездить туда, куда не хочет.

* * *

На последнем месте я работала главным бухгалтером коммерческой организации. Мой общий стаж работы в сфере бухгалтерского дела на тот момент составлял около тринадцати лет. Все это время я очень ответственно относилась к работе и на больничном была всего один раз за всю трудовую деятельность. И то не по причине простуды, когда можно принять лекарства и поехать в офис, а в связи с травмой ноги, когда на работу поехать не было никакой возможности. Ранее все нетяжелые заболевания переносила на ногах, больничный не брала. Но именно на последнем рабочем месте я начала часто болеть простудой с очень высокой температурой, которую тяжело было сбить, и приходилось звонить на работу, говорить, что я заболела. При этом я заболевала независимо от времени года: зимой от того, что холодно, летом от кондиционера, который я практически никогда не включала: хватало и пяти минут. Для меня тогда уже было очень странно, что я плохо себя чувствовала физически, а на душе у меня было очень хорошо оттого, что можно упасть на кровать и никуда не ездить.

Дальше стало хуже: я очень тяжело отравилась. При этом я не ела никакой некачественной еды, все другие люди, которые ели вместе со мной то же самое, не заболели. Так как у меня никогда не было особых проблем с желудком, я решила, что с утра приму необходимые таблетки и поеду на работу. Я переживала только о том, что от болей мало спала и буду плохо себя чувствовать. Ночью я встала попить воды и от слабости упала в обморок, ударилась скулой о плитку в прихожей и получила весьма заметную ссадину на щеке. В данной ситуации я гарантированно не могла выйти из дому в бл