Читать онлайн Фея особого назначения бесплатно

Глава 1

– Ребята, внимание, – услышала я за приоткрытой дверью. – У нас новое задание.

Раздались хлопки, восторженные возгласы.

– Отправляемся в Западную башню.

– Хью, ты шутишь?

– К каменному Ри? Он с нас три шкуры сдерет, если поймает. Хью, откажись, пока не поздно!

– Без паники, – прозвучало сурово, и я заметила приближающуюся ко мне девушку, которая попросила подождать ее здесь, прямо в коридоре. – Мы туда идем в качестве поддержки. Всю грязную работу за нас сделае-е-т… фея?!

Я вытянулась по струнке, ощущая появившиеся за спиной крылья.

– Фея? – рассмеялся один из них. – Фея полезет в пасть к кровожадному Ри? Фея! К Ри?!

Стало как-то не по себе. Я потопталась на месте, еще надеясь, что разговор шел не обо мне. Вдруг они имели в виду другую фею? Что, если не об этом крайне важном задании упомянула сегодня администратор в той «психбольнице», где меня держали последнюю неделю?

– Да, здесь точно какая-то ошибка, – произнес их главный и вдруг вышел с толстой папкой в коридор, где наткнулся на меня. – Опять ты?!


***

– Долбаные крылья, – шептала я себе под нос, пробираясь по вентиляционной трубе.

В ухе еще звоном отдавался резкий голос Хью, неприлично красивого и тем не менее очень строгого темного эльфа. Он четко дал понять, что против моего участия в этом опасном деле. Будто я горела желанием ввязываться в эту авантюру. Подумаешь, их начальству нужна какая-то побрякушка. Я тут при чем?! Еще не прошло недели после моей смерти, а меня уже отправили на важную миссию, от которой зависел чуть ли не весь вторичный мир.

Офееть, я ведь мертва! Мне до сих пор не верилось, что прошлой жизни нет и вернуться к ней не выйдет. Они даже не позволили навестить родных. Сказали, что это лишняя трата времени, и сразу направили к Хью, с которым у нас вышло не самое приятное знакомство.

Совсем рядом раздался писк. Я взвизгнула, ударилась головой о верхнюю часть металлической трубы и тут же зажала себе рот. Внизу послышался шум, стали отчетливыми голоса. В ухе сразу прозвучало недовольное:

– Тринадцатая, что там у тебя?

– Хью, активность в лаборатории прямо под Вив, – отчет Пятой, еще одной участницы этого задания по имени Лойи.

Вздох с другой стороны связи. Шуршание, помехи.

– Что застыла, Тринадцатая? – гаркнул мой непосредственный начальник. – Ускоряйся! Быстрей, быстрей, быстрей!

Пришлось выполнять команду. Я попыталась проверить обстановку в помещении, по которому сейчас проходила вентиляционная труба, но из-за узкого прохода ничего не увидела. К тому же крылья снова вылезли и цеплялись за все подряд, мешая двигаться. Они жили своей жизнью. Являлись помехой с первого дня моего попадания во вторичный мир и не хотели слушаться, каждый раз появляясь в самый неподходящий момент.

– Отрежу, – пригрозила им, будто те поймут, и кое-как начала пробираться вперед.

Топот стал тише. До меня донеслись какие-то команды на незнакомом мне языке – гоблинском, наверное. Я поморщилась, вспомнив этих непривлекательных на вид созданий, и уже приметила ближайший поворот, в котором нужно будет свернуть налево. Ускорилась.

Спокойно, у меня все получится. Я доберусь до главного офиса в этом здании, там найду какую-то вещь под стеклянным куполом, которую они называли Сферой. А там применю…

Под рукой что-то скрипнуло. Я словно в замедленной съемке увидела, как отрываются винтики, как срываются вниз, как пространство вокруг вспарывает ужасный скрежет. Миг – и подо мной исчезла опора. Я не успела охнуть, а уже полетела вниз. И нет бы крылья помогли. Куда уж там! Они спрятались, словно трусливые мыши при виде голодного кота, не собираясь выручать меня в нужную минуту.

– Тринад… – громкое шипение в магическом передатчике. – …Шишь? Прием, тр…

Ни пошевелиться. Ни поднять голову. Плечо ныло от нестерпимой боли. Я пропустила момент удара, но отчетливо почувствовала последствия. На правой ноге что-то лежало. Рука тоже была придавлена. В боку ощущалась ненормальная тяжесть и влага, наводящая на весьма не воодушевляющие мысли.

И еще Хью не оставлял попыток со мной связаться. Его обрывки фраз лишь добавляли головной боли, но никак не успокаивали. Да еще эти голоса…

Дверь с грохотом распахнулась. Упало что-то тяжелое, прозвучало несколько слов, а за ними приглушенное хихиканье. Я заметила боковым зрением зеленую кожу – гоблины! Только этого для полного счастья не хватало.

Мелкие ребята начали споро убирать придавившие меня предметы, что-то задели, и я взревела от нестерпимой боли в боку. Из глаз брызнули слезы. Изо рта непрерывным потоком полилась ругань.

Но все неприятные ощущения быстро исчезли, стоило одному длинноухому капнуть на рану какой-то жидкости. Та зашипела. Потянуло гарью. Я поморщилась, но вмиг обрела способность шевелиться и даже подняла голову.

Лучше бы этого не делала!

Офеительное чувство, когда на тебя смотрят пять пар глаз с желтыми белками. Все существа противные, кривоносые и зеленокожие. Как мне рассказали, представителям низших рас сложнее контролировать свою вторую сущность, и потому они всегда выглядят вот так. То есть плохо. Ужасно, я бы даже сказала.

Короткая команда одного из них, и меня подхватили под руки. Поволокли к выходу. Я лишь успела заметить обрушившуюся трубу и сваленные шкафы с какими-то разноцветными микстурами.

И тут мне впервые стало по-настоящему страшно. А если снова умереть, то меня опять выкинет в этот вторичный мир? Или я вернусь в нормальный, человеческий? Может, существовал еще третий уровень, на котором находились более могущественные создания, вроде богов или ангелов?

Меня волокли по слабо освещенному коридору, а перед глазами то и дело всплывали лица родных, близких подруг, даже улыбчивый руководитель моего отдела напомнил о себе. Что со мной сделают?

Гоблины сразу толпой протиснулись в просторный кабинет. Они толкнули меня в центр комнаты, а сами трусливо попятились из-за широкоплечего мужчины, стоявшего у противоположного окна спиной к нам.

По словам эльфа, это самая ужасная персона вторичного мира. Жестокий, беспринципный, он сумел подчинить себе низшие расы и уже много лет держал их в ежовых рукавицах. Вытворял все, что ему заблагорассудится, и не придерживался общепринятых правил, установленных здесь. Был что-то вроде главы мафии, которую местные органы власти не могли приструнить.

– Так-так, кто тут у нас? – тяжелой вибрацией раздался голос мужчины, заставивший вжать голову в плечи.

Он обернулся, и я едва не рухнула на пол от потрясения. Не может быть…

Передо мной стоял человек, которого я похоронила много лет назад. Моя первая любовь. Единственный, кому всецело отдала свое сердце.

– Райс?!

Глава 2

Райс строго глянул на притихших гоблинов. Проведя пальцем по нижней губе, сказал пару оборванных гортанных слов на их языке, и гоблины зашевелились. Начали толкаться, пинаться, что-то бормотать, чтобы в конечном итоге покинуть кабинет, чуть ли не перепрыгивая друг через друга. Захлопнулась дверь. Я даже вздрогнула и не сразу обернулась на Доуэна, оттягивая непростой разговор.

Отчасти страшилась его реакции на мое появление. Все-таки я вторглась в это место не с благими намерениями. К тому же опасалась просто взглянуть на него – слишком болезненно далась мне смерть ранее близкого человека. И потому видеть некогда любимого мужчину в полном здравии было весьма необычно. Странно. Даже неправильно!

– Вивиен? – позвал Райс, и я все же обернулась.

Сковано улыбнулась, сцепила руки за спиной в замок.

– Не ожидал тебя здесь увидеть, – неторопливо направился ко мне Райс.

– Если подумать, то все закономерно, – пожала я плечом.

– Не скажи, – протянул мой несостоявшийся муж и распахнул руки для объятий.

Пришлось шагнуть навстречу. Я встала на носочки и на миг прижалась к нему, почувствовав себя крохой.

Он изменился.

Возмужал, немного прибавил в мышечной массе, отрастил короткую бороду и теперь не напоминал помешанного на компьютерных играх парня из параллельного потока. Мы учились вместе. Я помнила его как весельчака и остряка. Первое время не могла воспринимать Райса всерьез, но потом по уши влюбилась в его бездонные голубые глаза, которые сейчас приобрели сероватый оттенок. Сошлись мы на выпускном, встречались полтора года, а затем он сделал мне предложение. Правда, со свадьбой не успели – произошло возгорание на складе, где жених подрабатывал в ночную смену.

– Не рада меня видеть? – повел он головой, и его непривычно пронзительный взгляд стал испытующим, более тяжелым, приносящим необычный дискомфорт.

– Нет, что ты, – порывисто произнесла и облизала губы. – Просто все так неожиданно.

Доуэн криво усмехнулся. Направился к шкафу с книгами, достал из углубления в нем бутылку с янтарной жидкостью и два бокала. Указал мне на свободное кресло и сел в соседнее.

Очередное шипение в магическом передатчике. Я услышала обрывки фраз темного эльфа. Разобрала несколько слов, из которых стало понятно, что Хью и двое ребят уже шли на помощь.

– Не замечал прежде за тобой стеснительности.

– Это разве она? – поспешно ответила я и все же села.

Отказалась от выпивки, вновь облизала губы, ощущая, как удушливой волной подкатывает волнение. Одно дело, когда тебя схватили в плен и пытали. А другое – сидеть рядом с опасным, по словам некоторых, человеком, которого ранее знала, и не догадываться, чего от него ждать. Как он себя поведет? Что намерен со мной делать? Верить ли его доброму отношению или уже сейчас искать способ, как бежать отсюда?

– И я так подумал, – сделал пару глотков Райс, чувствуя себя более чем комфортно, и со звоном поставил стакан на столик.

Наклонил голову. Изучающе заскользил по мне придирчивым взглядом.

– А ты стала гораздо симпатичнее.

– Ты тоже, – закивала я и едва не поморщилась от громких криков в передатчик.

На другой стороне связи что-то происходило. То ли драка, то ли неожиданная облава, то ли что-то похуже.

– Дай-ка, – поманил меня к себе Райс.

Я подалась вперед. С замиранием наблюдала, как он наклоняется. Заметила мелкие морщинки вокруг глаз и рассмотрела более грубую кожу. Увидела знакомую родинку возле уха. Уловила его терпкий аромат с древесными нотками, который стал немного… острее. Раньше я называла его своим котиком, а теперь язык не повернулся бы так сказать. Кот превратился в льва, если не дикого ягуара. Уже далекий, с резкими чертами лица и по-прежнему мягкими губами, с невероятно тяжелым взглядом и еле заметным, но ощутимым чувством превосходства над остальными.

Он коснулся мочки моего уха. Дернул густой бровью и сорвал с меня магический передатчик. Осмотрел его с двух сторон и разломал на две части. Небрежно бросил обломки на стол. Словно ничего не случилось, откинулся на спинку кресла, вновь подхватив свою выпивку, и поинтересовался тем же дружелюбным тоном:

– Как жизнь?

Взгляд так и тянулся к сломанному передатчику. Уже знал? Наверное, догадывался о цели моего визита, но отчего-то не спешил допрашивать. И как все-таки себя вести? Сделать вид, что я ни при чем, или выложить все как на духу? Мы давно знакомы! Притом весьма близко, если вспомнить прошлое. А люди из Бюро мне никто – значит, нет смысла им доверять и делать вид, что я появилась в вентиляционной трубе случайно.

Черт, черт, черт!

«Кстати, а здесь есть черти?»

– Вив, я задал вопрос, – напомнил о себе Райс.

– Да, я…

Но вдруг люди из Бюро не врали и Доуэн на самом деле опасен?

Я призвала себя к спокойствию. Пока ничего не предвещало беды, ведь он хотя бы по старой памяти не станет меня убивать… Или что принято делать с пойманными шпионами в этом мире?

– Как видишь, умерла, – ответила, прочистив горло. – Жива, здорова. Не могу сказать, что цела, – нервно усмехнулась, посмотрев на запеченную рану, которая выглядела не очень привлекательно. – А твои родные долго горевали, потом…

– Я спрашивал только про тебя, – перебил он.

– Ну-у, ты ушел четыре года назад. Мы давно не виделись. Я толком не знаю, что тебе рассказать.

Накатили воспоминания. Перед глазами пронеслись неприятные события из прошлого, вызывая горечь на языке. День смерти Райса. Мое неверие, его пораженное огнем тело, закрытый гроб, молчаливые похороны. И пустота…

– Без тебя было плохо, – нахмурилась я и начала теребить замок куртки. – Я и подумать не могла, что мы когда-нибудь встретимся, потому постаралась забыть тебя и жить дальше. А ты как?

– Долго скучала? – прищурился мужчина.

– Это сейчас имеет значение?

– Считаешь, не имеет? Ты здесь, рядом, пришла ко мне сама. Судьба, не так ли?

Он подался вперед и коснулся моего подбородка. Сдавил, заставил разомкнуть губы.

– Райс, – попыталась отстраниться я, но Доуэн быстро отставил стакан и, поднявшись, навис надо мною.

– Знаешь, а я тебя не забыл.

– Я тоже до конца не забыла, но сейчас…

– Не представляешь, как сходил с ума, видя тебя там, вне досягаемости. Но это уже не важно. Кем ты стала? – еще ниже наклонился он, заставляя вжаться в кресло. – Какая вторая сущность?

Было сложно понять, нравится ли мне измененный Райс. Я многое отдала бы, чтобы в прошлом он стал таким же. Мужественным, сильным, чуточку грубым. Наверное, тогда он не пошел бы работать грузчиком, а добивался бы своей цели другим путем. И мы были бы вместе, сейчас имели бы дом, детей, счастливую семью. Жизнь, о которой я уже давно мечтала.

– Феей? – словно разочаровался Доуэн, стоило крыльям показать себя.

Они как-то пролезли между спиной и креслом, затрепетали кончиками, явно красуясь. Показушники! Бракованные какие-то, неправильные, не мои.

– А ты? – решила я не развивать тему с моим превращением в фею.

– О, тебе понравится, – ухмыльнулся Райс и вдруг поцеловал меня.

В мгновение ока он смог околдовать и вскружить голову. Завладел разумом. Окутал своим запахом и силой, превратил меня в податливую глину, из которой можно лепить все, что душе угодно. Напирал и подчинял. Был захватчиком, вторгшимся на чужую территорию. И сопротивление бесполезно! Я капитулировала в первые же секунды, не в состоянии бороться с ним, с собой, с нашим притяжением. Этот поцелуй окунул меня в счастливое прошлое, в то время, когда мы отчаянно любили друг друга, планировали будущее, уже выбирали кольца на свадьбу.

Но все закончилось. Как тогда, так и сейчас.

Райс оторвался от моих губ и провел грубым пальцем по щеке. Коснулся уголка моего рта, прищурился, словно размышляя, поцеловать еще раз или для первого раза достаточно. По итогу отстранился, забрав жар своего тела и что-то родное.

Мне вдруг стало холодно. Пусто, как после его смерти. Захотелось еще, только чтобы избавить себя от отвратительного ощущения безысходности. Я даже подалась за Райсом, но вовремя опомнилась и села ровно.

Доуэн направился к окну. Я потерла грудь, успокаиваясь, и приблизилась к мужчине, который так неожиданно вторгся в мою новую жизнь.

– Видишь? – кивнул он на расстилавшийся перед нами город.

– М-м-м… Нужно куда-то именно смотреть? – толком не поняла я его намека.

– Нет. Такой же мегаполис, как на первом уровне. Дома, парковки, машины. Магазины, фабрики, автозаправки и школы… – Райс скосил на меня взгляд, сделал глоток из своего стакана и нахмурился. – Люди наполнили собой все в округе. Так в чем же отличие первого уровня от второго, Вив?

– В магии? В… крыльях? – обернулась я на непослушное продолжение себя.

– Отличие в том, что мы ютимся на крышах и в подвалах, – подметил мужчина, поджав губы. – Намерены сосуществовать с ними, с рожденными, хотя такие же живые, со своими потребностями, амбициями и стремлениями.

– К чему ты клонишь?

– Да так, – задумчиво усмехнулся Райс.

Он поставил стакан на стол и присел на самый край. Придавил меня взглядом. Пронзил, вывернул, опустошил…

Я невольно шагнула навстречу.

– Полагаю, ты недавно попала к нам.

– Да, говорила же, что не прошло и недели. Я толком не понимаю, что происходит и как к этому относиться. Очень хочу к родителям…

– Не стоит, – мотнул головой Доуэн. – Лучше подойди ко мне.

Я послушалась. Позволила себя обнять, охнула, когда он рывком прижал к себе, и даже хохотнула. Скованность постепенно исчезала. Я видела рядом с собой до боли знакомого мужчину и по-прежнему не верила в свою удачу. Да, теперь тоже считала нашу встречу судьбой. Уже готова была махнуть рукой на задание и ворчливого темного эльфа.

– Останешься или уйдешь к ним?

– А есть выбор?

– Нет, – качнул головой Доуэн. – Уйдешь.

– Что? – не ожидала я услышать нечто подобное и уперлась ладонями в его грудь, да только не смогла вырваться.

– Тише, Вив, – усмехнулся он. – Считаешь, я не понял, для чего ты здесь? Хрупкая феечка с нашим общим прошлым. Ты вернешься, чтобы не вызывать подозрения. Вольешься в команду, станешь моими глазами и ушами, будешь хорошей девочкой. Я прав?

– С чего вдруг мне это делать?

– А у тебя есть выбор? Ты здесь неделю и явно не понимаешь, в какую игру тебя втянули эти ублюдки, возомнившие себя богами. Я предоставил бы защиту, с радостью оставил бы такую красоту возле себя, но…

– Но? – повторила я, так как он помедлил.

– Глупо отказываться от подвернувшейся возможности, не считаешь? Я давно не могу подобраться к их главному офису и навести там порядок. Кое-кто возомнил себя верхушкой мира. Они решают, кому жить в цивилизации, а чье место в канализации. Строят себе высотки, а остальных заставляют тесниться с рожденными, терпеть неудобства, страдать на крышах или в подвалах. У них доступ к ресурсам. Они в состоянии использовать магию и расширять пространство, но делают это лишь в угоду себе. Заметь, ты тоже попала под раздачу. Не прошло недели, а уже здесь, возле меня, выполняешь убогое поручение, сути которого даже не понимаешь. Уверен, вернуться нужно с докладом. Так иди, – убрал он руку.

Я попятилась. Обернулась на оживленный город, открывавшийся из окна, и в некой растерянности посмотрела на Райса.

– Можешь сказать, что мы не встретились. Сошлись на недалеких гоблинов, которые забросили тебя в стеклянный бокс, но забыли его закрыть. Или расскажи правду.

– Какую?

– Что до сих пор любишь меня и предпочла бы остаться здесь, чем возвращаться к светлым. Что-нибудь придумай, Вивиен, ты всегда была сообразительной.

Он вновь подхватил бокал и отсалютовал мне. Осушил его до дна, посмотрел на черный циферблат магических часов и нахмурился.

– И разорви часть майки, чтобы рана выглядела более отвратно. Ступай, Вив, за тобой уже идут.

Я недоверчиво шагнула к двери. Находилась в таких смешанных чувствах, что окончательно запуталась в окружающем меня мире. Кто прав? Почему Райс так просто меня отпустил? Неужели все не так просто, как могло показаться на первый взгляд, и меня на самом деле втянули в опасную игру?

Глава 3

Поразительно, но я сумела запутаться в коридорах. Направлялась к лифту, но по пути едва не наткнулась на гоблинов. Свернула вправо, добежала до ближайшего поворота, снова свернула… По итогу забрела непонятно куда и, добравшись до неприметной двери, вырвалась на лестничную площадку, с которой чуть не сорвалась вниз. Ветер ударил в лицо. Взметнул волосы. Я едва не задохнулась от высоты и собралась вернуться, но заметила приближающихся зеленых созданий.

Ноги понесли меня по решетчатым ступеням. Они просвечивались насквозь, заставляя сердце вырываться из груди.

Ненавижу высоту!

Сзади послышались крики на незнакомом языке. Гоблины догоняли. Видимо, подумали, что я сбежала, и собрались вернуть обратно. Пришлось ускориться. Лодыжку вдруг пронзило болью, и я едва не покатилась кубарем вниз, но вцепилась в перила и кое-как удержалась.

Казалось, гоблины сейчас меня схватят. И пусть Райс радушно принял непрошеную гостью, эти существа имели на мой счет другие планы…

Последние пару пролетов. Боль в ноге, сбившееся дыхание. Страх быть пойманной и на самом деле посаженной в стеклянный бокс. Перед внутренним взором замелькали неприятные картины. Как за прозрачной поверхностью хихикают остроухие зеленые существа, как точат закругленные ножи, как обсуждают свою добычу на их режущем слух языке, при этом кровожадно поглядывая в мою сторону.

Я слетела вниз и упала в мужские руки. Толком не успела понять, что произошло, а темный эльф уже потащил меня в неизвестном направлении.

– Отпусти, мне больно, – попыталась вырвать локоть, но Хью даже не подумал разжать пальцы.

За считаные минуты добрался до нашего фургона, затолкал внутрь. Подхватил за шиворот и, толкнув, прижал к стене.

– Это что такое было?! – злился он.

– А что было?

– Тринадцатая! Мы выбрались на задание, тебе была дана главная задача, с которой ты, как я посмотрю, не справилась. Одно единственное поручение. Где Сфера?

Его волосы теперь выглядели не лучшим образом. Коротко бритые только на висках и затылке, но длинные на остальной части головы, сейчас они были небрежно собраны в хвост и вымазаны в чем-то темно-бордовом. Щека поцарапана. Одежда порвана и слева в синей краске. То ли он не знал, чем себя занять во время моего отсутствия, то ли ребята на самом деле попали в ловушку и даже вступили в бой.

– Тринадцатая, язык проглотила? – в нетерпении спросил командир нашей группы.

– Нет, он на месте, – ответила как ни в чем не бывало.

Только спрятавшиеся крылья вновь появились. Легонько коснулись мужской руки, упиравшейся в стену чуть правее моей головы, и снова спрятались. Напомнили неугомонных детей в детском саду. Все интересно. Постоянно необходимо вклиниться в происходящее.

Точно отрежу!

– Вив? – приблизилась к нам Лойи, сняв наушники. – Мы засекли момент, когда тебя окружили гоблины, а затем начались страшные помехи. С тобой все в порядке?

Эльф оттолкнулся от стены и пошел к панели управления. Упер руки в бока. Нажал пару кнопок и вновь посмотрел на меня, все же ожидая ответа.

А рассказывать ничего не хотелось. Я не определилась, кому сейчас верить. Судя по нашему разговору, Райс был далеко не идеален, однако и Хью не являлся примером доброты и радушия. Еще в момент нашего знакомства он показался мне неприятным типом. Слишком высокомерным, наглым, возомнившим себя пупом земли.

Подумаешь, я нечаянно задела его у входа в дорогой ресторан. Да, случайно толкнула и вывернула его кофе прямо на костюм. Но кто выходит из такого заведения с напитками?

Помню, в тот день вдалеке выла сирена. Я видела на другой стороне улицы гудящую толпу, но не желала к ней подходить – все равно меня не замечали, словно вообще не видели. Что произошло? Почему так холодно? Отчего в голове пустота и вдобавок хочется есть?

Я брела вперед, не разбирая дороги. Никого не задевала. Чувствовала потерянность вперемешку с застывшей в памяти болью, отрывочными картинками, собственным криком, диким визгом тормозов…

Я боковым зрением заметила, как приоткрылась дверь. Из ресторана показалась широкая мужская спина, а затем незнакомец резко обернулся и врезался в меня. Или я в него?

Кофе пролилось на пиджак. Незнакомец поморщился, словно от резкой боли, что-то сдернул с уха и отбросил в сторону. Прорычал невнятно и уже громче обратился ко мне:

– Осторожнее нельзя?

Кое-как стряхнул влагу с плотного материала. Смерил меня недовольным взглядом и собрался уйти, но я с вызовом произнесла:

– Нельзя!

– Пролила на меня кофе и еще дерзишь?

– Вообще-то, это твоя вина! Выходил бы из ресторана как нормальные люди, и ничего подобного не произошло бы.

– Не надо сравнивать меня с людьми, фея, – последнее он сказал с насмешливым пренебрежением.

– Идиот, – фыркнула я и решила не тратить свое время на чокнутого.

Обогнула мужчину. Расправив плечи, собралась побыстрее дойти до дома и переодеться, вот только не успела добраться до ближайшего поворота, как этот ненормальный схватил меня за шиворот и потащил в другую сторону.

– Идиот, говоришь… – прошипел он.

Широким шагом, не обращая внимания на мое возмущение и попытки высвободиться, пересек улицу. Без особого труда прошел сквозь толпу. Остановился возле желтой машины и толкнул меня вперед.

– Поздравляю, а ты вообще мертва.

Я замерла над застывшей в неестественной позе бедняжкой. Тут подъехала скорая. Оттуда появилось несколько санитаров. Рядом плакала какая-то женщина, прижимаясь к боку дорогого автомобиля. Она что-то объясняла в трубку телефона, всхлипывала, тряслась, стараясь не смотреть в сторону сбитой девушки.

– Миленько, – издеваясь, наклонился ко мне гад в испачканном костюме. – Главное, реви не очень громко, а то трухлики сбегутся. Они любят жрать эмоции.

Он похлопал меня по спине и затерялся среди зевак, желающих посмотреть на аварию. А мне не верилось, что все так… Я оглядывалась на людей. Разношерстные голоса сливались в одну массу. Они говорили, говорили, говорили. С опаской поглядывали на неподвижную девушку, осуждали другую, объясняли только подошедшим, что здесь произошло.

Безумие. Круговерть лиц. Неприятие. Я отшатнулась, когда к бедняжке подбежали санитары. Сопереживала ей, но едва увидела застывшее в безмятежном сне лицо и упавшую руку, чуть не закричала… Это была я. Мой труп! Мое тело, одежда, украшения…

– Я?

События того дня в один миг пронеслись перед внутренним взором. Я не собиралась забывать, что Хью бросил меня в самый трудный момент, хотя мог подсказать и направить. Был ведь опытным. Знал много, хорошо ориентировался во вторичном мире. И тогда мне не пришлось бы целые сутки скитаться по улицам, узнавая не самые приятные подробности своего незавидного положения…

– Гоблины оказались туповатенькими, – ответила я Лойи, оторвав взгляд от эльфа. – Они схватили меня и забросили в стеклянный бокс. А когда ушли, я обнаружила, что тот плохо закрыт, и выбралась сама.

– Так просто? – не поверил командир.

– Не так просто! – вспыхнула я, будто спичка. – Вообще-то у меня дыра в боку, не заметно? При падении я ударилась головой, скорее всего, вывихнула плечо, потеряла много крови, а при побеге еще и повредила лодыжку. Не знаю, что гоблины на меня накапали, но теперь правая сторона почти онемела. Да, вот так просто!

– А что со Сферой? – он пропустил мимо ушей мои возмущения.

– Да плевать я хотела на вашу Сферу! Вам нужно, вот и доставайте. Какому идиоту пришло в голову отправлять на задание необученного новичка?

Хью недобро усмехнулся. Я знала, что это не его прихоть и ему приказали свыше, потому как сам возмущался и долго отказывался брать меня с собой. Однако это не меняло факта, что отряд по итогу провалил задание. И это отчасти моя вина, но…

– Знаете что? – окончательно разозлилась я.

За всю прошедшую неделю не встретила ни одного существа, – здесь людей, к слову, вообще не водилось, – которое вошло бы в мое положение и помогло бы обжиться в роли мифического создания в новом для меня мире. Одни запреты и указания. Я прошла проверку, получила документы, ночевала в комнате, больше напоминавшей палату для психбольных. Кровать и стул – весь набор!

У меня измерили давление, взяли кровь, множество анализов, запихнули в металлический шар со светодиодами внутри, чтобы узнать какой-то потенциал, потом еще допросили, чтобы выведать мельчайшие подробности из жизни в том, нормальном, мире. Всю эту неделю я чувствовала себя заключенной в концлагере. Белые стены, пресная еда, серая униформа, номер на спине.

И теперь какой-то ненормальный эльф смеет тыкать меня носом в то, что я не достала Сферу? А мне это надо?! Какой толк выполнять поручения людей, которым я даже не доверяла? Да, какое-то Бюро. Они следили за порядком и контролировали населяющих этот уровень существ. Но я тут при чем? С какой стати лезть из кожи вон, если даже непонятно, для чего нужен этот артефакт и почему именно я должна его украсть. К слову, познакомилась с этой командой я вчера утром и даже не успела запомнить их имена. Но тем не менее приложила немало усилий и поборола свой страх – забралась в вентиляционную трубу и полезла навстречу опасности…

Все, с меня хватит!

Крылья затрепетали за спиной. Я услышала их шелест, который окончательно вывел меня из себя. Глянула сперва на Лойи, потом на Хью, посмотрела на других ребят, тоже потрепанных и вымазанных синей краской. Отступила к задней двери, больше не сомневаясь в принятом решении, и все же рванула прочь.

– Вив!

– Оставь, пусть идет. Сами справимся… – донеслось в спину.

Я побежала со всех ног. Вскоре добралась до главной улицы города, а там свернула в сторону дома родителей. Целую неделю желала только одного: увидеть их хоть одним глазком, чтобы успокоить душеньку и больше не переживать, как они без меня справляются. Конечно, им тяжело. Возможно, мама убивалась от горя, а папа засиживался допоздна на работе, чтобы отвлечься. Но разве можно знать, что они где-то рядом, и ни разу не навестить?

Чем ближе я подходила к нужной улице, тем медленнее становился шаг. Моя решительность давала слабину. Было невыносимо от одной мысли, что мы больше не сможем встретиться. Лишь наблюдать издалека, говорить утешительные слова, которые никто не услышит, и видеть их слезы…

Дверь открылась. Из дома вышла мама и, щурясь от яркого солнца, направилась к машине. Сердце защемило от ее вида. Лицо осунулось, под глазами залегли глубокие тени, на щеках проступили красные пятна. Из кармана торчала бумажная салфетка. Всегда стильная и ухоженная, сегодня она выглядела растерянной и потрепанной.

Мама наклонилась к дверце. Попыталась ее открыть, но не попала ключом в дверной замок, а затем вовсе уронила связку. Выпрямилась. Подняла голову к небу и прикрыла глаза, успокаиваясь.

Стало больно…

Больно смотреть на родного человека, который переживал большую потерю. Я ушла из ее жизни и не смогу вернуться. Да, появлялись мысли, что еще можно попробовать, что наверняка существует способ, благодаря которому я перейду обратно на первый уровень. Ведь если есть вход, то обязательно найдется и выход. Но вот вопрос: куда именно он приведет? К тому же меня предупредили: нельзя! Не стоит понапрасну тратить время. Многие пытались, многие стремились к привычному, а по итогу расшибли голову о непроницаемую завесу и смирились.

Я отвернулась. Стояла неподвижно, пока не услышала звук заведенного мотора. Мысленно попрощалась с мамой и не стала оборачиваться, когда она выехала со двора. Направилась к дому. Пробралась внутрь. Обошла там каждый уголок, вспоминая приятные моменты. Задержалась в своей детской комнате, которая сейчас больше напоминала склад коробок со старыми вещами.

Слишком больно… невыносимо!

Я нашла в себе силы, чтобы оставить это место. И отправилась в другое.

Глава 4

– Опять ты, – донесся тонкий голосок, и я осмотрела пустую комнату.

В моей квартирке вроде бы никого не было. Лишь цветок, с которым я сейчас прощалась, да немного вещей в коробках.

– Явилась, не запылилась, – недовольное бурчание, после которого раздался звон ключей.

– Вот, заходите. Как я и говорила, она небольшая, но уютная. Предыдущая квартиранта съехала, заранее не предупредив, и поставила меня в неловкое положение. Очень надеюсь, что с вами таких проблем не будет.

Я отставила горшок на подоконник и, поспешив в прихожую, уперла руки в бока. Интересно получается! Съехала, не предупредив? Вот как нынче смерть называется? Ну, извините, никак не могла узнать заранее, что меня собьет машина, так бы обязательно сообщила точную дату и даже время!

– Так, спокойно, – усмехнулась я. – Это не повод злиться.

Чтобы не тратить нервные клетки понапрасну, развернулась и отправилась обратно в свою комнату. Попыталась слиться с атмосферой. Прикрыла глаза, окунаясь в приятное прошлое.

Моя квартирка была особенным местом. Здесь я провела вторую половину студенческих лет. Прибегала после занятий, сидела над учебниками от силы несколько часов и спешно собиралась на какое-нибудь свидание. Помнится, Фи, с которой мы в то время снимали квартиру, часто говорила, что моя голова забита вечеринками и парнями. Сама же прилежно училась и по итогу закончила университет с отличием – смогла попасть на практику к самой Гринс и теперь занимала престижную должность, а я…

Как бы мне ни хотелось отвлечься от посторонних, уж слишком громкими были эти люди. Семейная пара придирчиво оглядывала каждый уголок. Они не упустили ни единой царапины, остались недовольны скрипучим полом, долго что-то разглядывали в ванной, а также не забыли оценить вид из окна. Расспросили по поводу оставленных коробок – моих коробок! Узнали стоимость и когда можно заезжать.

Не нужно было приходить. Я разочаровалась в увиденном, в словах хозяйки, с которой мы ладили чуть ли не добрых шесть лет, в том, что это больше не мой уголок и его скоро заселят другие. Я вновь села на подоконник, желая переварить свою новую реальность. Где тогда мое место?

– А ты никак не завянешь, – коснулась я зеленого листа комнатного растения, которое мне подарили родители на новоселье. – Поливай тебя, не поливай, ты все стоишь и стоишь…

Придвинув горшок к себе, я вновь его обняла. Хотела попрощаться. Хотя бы с ним.

– Не дыши на меня!

Вот, опять! Этот же голос, такой же недовольный тон. Я заозиралась, но не увидела никого рядом.

– Не дыши, говорю! Противное чучело. Люди, эй, заберите меня у нее!

– А где пальма? – спросила женщина, заглянув в мою комнату.

– Какая пальма? – отозвалась на вопрос хозяйка.

– На подоконнике стоял рапис, я точно помню, – указала она в то место, где недавно находился мой цветок. Подошла ближе, положила туда ладонь. – Тростниковая пальма с веерообразными листьями, – продолжила она утверждать, проверяя целостность окна, словно была уверена, что…

– Я ту-у-ут! – очередной вопль. – Хоть кто-то разбирается в растениях. Хоть один адекватный человек!

– Разговариваешь? – подняла я горшок на уровень своих глаз.

– Не хуже тебя, между прочим, – затрясло растение слегка пожелтевшим длинным листом.

– Нигде нет, – тем временем сделала заключение женщина и обернулась на своего мужа. – Мне не показалось, Риан, пальма стояла вот тут. Смотри, еще след остался.

– Рейчел, разве это так важно?

– Но я помню, – вновь повернулась к пустующему месту она, не веря своим глазам. – Странно.

Мужчина приблизился к своей жене. Обнял за плечи и подбадривающе прижал к себе, не осуждая, но давая понять, что во всем ее поддержит.

– Идем, я кое-что нашел. Тебе должно понравиться.

– Хорошо, – согласилась Рейчел.

Они покинули комнату, а я вновь посмотрела на растение в своих руках.

– Значит, ты не цветок, а пальма, – порадовалась я необычному собеседнику.

– Рапис, между прочим, – деловито заявил он. – Кустовая пальма родом из южных регионов Китая. Стволы покрыты густо расположенными волокнами. Листья пальчатораздельные, рассеченные на семь долей, по форме напоминают бамбуковые.

– Ого, да ты ходячая энциклопедия, – оценила я развитость своего домашнего растения. – Ой, прости, стоячая.

Мне стало любопытно, где у этого необычного цветка рот. Я спрыгнула с подоконника, начала копошиться в листве, пренебрегая ворчанием и недовольством.

– Руки убери, чучело!

– От чучела слышу, – не обиделась я и подковырнула ногтем землю. – Цветы не умеют разговаривать.

– Я не цветок, а пальма.

– Подумаешь, – фыркнула я. – Столько лет тебя называла цветком, значит, и дальше буду. К слову, в тебе явно кто-то живет, – произнесла и начала копошиться в сухой земле. – Вот не поверю, что растение способно говорить. Где сидит этот малюпуська?

– Убери руки, извращенка!

– Ага.

– Не трогай, – затряслось растение. – Не-е трогай…

Оно вдруг залилось громким хохотом. Я не сразу поняла, в чем причина, а затем заметила корешок, который случайно задела. Коснулась его еще раз, и зеленые листья затрепетали от нового приступа смеха. По острым краям даже проступил сок. Растение содрогалось, словно на самом деле было живым, способным не просто поддержать беседу, но и чувствовать.

Дела…

Дверь вдруг захлопнулась. Я вышла в прихожую и обнаружила, что наконец осталась одна. Значит, не придется больше слушать льстивые речи хозяйки и отвлекаться на посторонние голоса. Теперь можно спокойно поразмыслить над тем, как быть дальше.

– Но сперва освежающий душ, – недовольно глянула я на еще свежую рану и отправилась в ванную комнату.

Включила воду. С неописуемым наслаждением смыла с себя грязь сегодняшнего дня. Внимательно осмотрела правый бок, начиная с плеча и заканчивая ногой. Везде ссадины, царапины, да еще глубокая рана, не дающая покоя. Я не чувствовала боли – ничего не чувствовала! Словно половина моего тела онемела, однако продолжала слушать команды мозга и двигалась. Невероятно! Вот только когда-нибудь ощущения вернуться, и это некрасивое месиво даст о себе знать.

Спустя полчаса я вышла окрыленной. Тело едва не пело от чистоты. По коже стекали маленькие капельки. Они с едва уловимым хрустальным звоном ударялись о пол, оставляя бесцветные кляксы, и блестели в свете заходящего солнца.

– А я? Я тоже хочу! – затрепетало листвой растение, но тут раздался настойчивый стук в дверь.

Я подскочила на месте, заозиралась, ведь была голой. Лихорадочно начала копошиться в коробках, выискивая там хоть что-нибудь подходящее.

– Эй, чучело! Дама требует душ! – не стихал цветок. – Между прочим, я…

– О, так ты у нас дама? – на миг подняла голову и снова услышала стук, более громкий, словно кто-то уже на грани того, чтобы вломиться в квартиру.

Я выудила серое платье с зеленым принтом. За считаные секунды облачилась в него, но вдруг поняла: а ведь это не ко мне!

– Вивиен Холи! – донеслось оттуда в подтверждение ошибочности моей догадки. – Вивиен Холи, немедленно откройте! Вы нарушили правило номер три точка пять «Об использовании предметов первичного мира». Не заставляйте нас применять силу!

– Это потому, что ты меня не помыла, – деловито заявил рапис.

Я мазнула по нему взглядом. Что за странный цветок? Решив подумать об этом позже, поспешила в прихожую и начала на ручку.

– Какое правило? Тут какая-то ошибка. Я не нару…

В квартиру ворвались два человека в форме. Они прижали меня лицом к стене и сковали запястья магической версией наручников.

– Так нечестно! Эй, я ничего не сделала…

– Молчать! – приказал один из них, и тело пронзило разрядом тока.

Стена перед моим носом потемнела. Я провалилась во тьму и с трудом вынырнула из нее, не сразу поняв, почему так режет в глазах.

В лицо бил яркий свет. Холодный стул подо мной и металлический стол. Я дернула руки на себя. Почувствовала жжение в запястьях и только сейчас заметила два тонких ободка на них. Попыталась рассмотреть что-то перед собой, но ничего не увидела и стала оглядывать камеру, похожую на ту, где обычно проводят допросы.

– Вивиен Холи? – донесся голос из темноты.

– Да, это я, – щурясь, ответила незнакомцу. – Можно выключить свет? Я ведь не преступница какая-то, чтобы со мной вот так… – показала наручники. – Это какая-то ошибка! Вы перепутали меня с кем-то.

– Вы перешли во вторичный мир семь дней назад в час тридцать по причине аварии, – мужчина будто зачитывал досье, потому его голос звучал до приторности монотонно. – Возраст – двадцать шесть, образование высшее, уровень ниже среднего, конструктор. Работали на заводе. В первичном мире остались оба родителя.

Я опустила глаза и уже не отрывала их от стола. В голове гудело от пустоты. Появилось несвойственное мне безразличие, будто защитная маска, способная помочь в трудной ситуации.

– Ознакомлены с уставом?

– Нет.

По отражающей свет поверхности заскользила папка, как раз из темноты на мою половину. Я заглянула туда и увидела много тонких строк, разделенных на пункты. Даже не стала читать. Не хотела! Я не являлась преступницей, потому не собиралась как-то оправдываться и делать виноватый вид. И уже тем более я не заслужила подобного обращения, начиная от тока в спину и заканчивая этим допросом. Если им нужно, то пусть сами объясняют!

– Пункт три точка пять, – прозвучало нетерпеливо.

– И что там? – подняла я глаза, но тут же опустила из-за невыносимо ярких ламп.

– Запрещено использование предметов первичного мира, в том числе природных ресурсов.

– А дышать можно? Вроде бы воздух – тоже природный ресурс. Или я ошибаюсь?

Вздох. Я различила шевеление в той части камеры. Даже увидела очертания человека, который уже не был им и определенно имел вторую сущность. Все здесь являлись кем-то! Как же настоящие люди были близки к правде. Слагали легенды, рассказывали сказки, снимали фильмы, но даже не догадывались, что это не выдумка, а еще не раскрытая для них реальность.

– Вы вторглись в чужую квартиру, пользовались предметами их быта, даже водой! Если следовать уставу, то вам грозит наказание в виде…

– Я сам ее накажу, – в помещение вошел кто-то третий.

– Хью, не лезь.

– Уже влез.

Эльф щелкнул выключателем, и я обрела способность видеть. Часто заморгала, рассмотрела перед собой худощавого рыжеволосого мужчину, который с недовольством следил за действиями нашего общего знакомого.

– Она из моей команды. Если есть вопросы, с этого момента сразу обращайся ко мне.

– Эта девушка нарушила пункт…

– Выпиши предупреждение, не мне тебя учить. Или за первое нарушение теперь сразу грозит отработка? Не помню такого, Дэрол.

Глава 5

Я едва поспевала за Хью. Он специально шел быстрым шагом, чтобы не разговаривать со мной и не объяснять, почему вдруг явился в камеру для допроса. А ведь ранее четко сказал, что справится с заданием сам и, кроме этой миссии, у нас не было ничего общего.

Мы поднялись на первый этаж и, перейдя к другому лифту, вскоре оказались на третьем. Наверное, сейчас находились в здании Бюро. Здесь же меня держали после аварии. Я подбежала вперед, чтобы задать вопрос, но заметила недовольное выражение лица эльфа и перехотела с ним разговаривать.

– Пятый отряд, – произнес он командным тоном, едва за нами захлопнулась тяжелая металлическая дверь. – Сбор в гостиной!

С вереницы комнат, идущих по правой стороне, тут же показалось несколько голов. Я замедлилась. Окинула взглядом длинный широкий коридор, небольшую зону отдыха, кухню возле нее, а также туалетные комнаты в самом конце, отличавшиеся от других помещений голубой плиткой.

– Тринадцатая!

Я опомнилась и поспешила за Хью. Гостиная оказалась просторной. Большие окна были украшены превосходными цветам, в центре находились три диванчика, на которых один за другим начали располагаться парни. Справа я заметила необычный кулер с водой. Жидкость в нем была более густой и менее прозрачной – не питьевой, наверное. Хотя рядом стояли чистые кружки…

– Все в сборе, – удовлетворенно кивнул эльф, когда в комнату забежала Лойи. – У меня для вас важная новость.

– Хью, – вдруг ворвалась в помещение девушка в строгом костюме. – Тебя вызывают. Срочно!

Командир окинул взглядом свою команду. Не произнеся ни слова, он покинул гостиную, словно успел безмолвно пообщаться с ними и приказать ждать здесь.

– А платье тебе идет больше, чем наш костюм, феечка, – с издевкой произнес один из отряда.

– Пит, не надо, – покачала головой Пятая.

– Почему, Лой? Ее тонкая душевная организация не выдержит моих комплиментов?

– На комплимент это плохо смахивает. Не обращай на него внимания, – обратилась уже ко мне единственная девушка в этом мужском коллективе.

– Отчего же не обращать, если он как раз этого и добивается? – мило улыбнулась я Питу.

Раздался хохот. Сидящий по соседству с парнем похлопал его по плечу, даже пожелал удачи, словно… я прокаженная, уродина или неповоротливая пышка, которая хочет обнять его и задушить своим весом. У меня снова сложилось такое впечатление. Не словами так действиями они показывали свое недовольство. Скорее всего, не конкретно мной, а феями в целом. Словно я выбирала, кем стать!

– Ребята-а, – протянула Лойи, пытаясь угомонить разбушевавшихся парней, которые каждой новой шуткой лишь укрепляли мою уверенность в их предвзятости.

Тут вернулся Хью, еще более сосредоточенный и напряженный. Взгляд настолько тяжелый и пронзительный, что одним росчерком может разрезать противника на части. Острый, словно бритва. Цепкий, проникающий, наполненный невысказанной злобы. Не я одна почувствовала себя неуютно. Команда сразу притихла. Тишина быстро сгустилась, стала вязкой, давящей, неприятной. Вот только эльф не спешил «радовать» присутствующих новостями. Он встал возле меня, завел руки за спину и, расправив плечи, некоторое время медлил. То ли нагнетал обстановку, то ли готовился к тому, что скажет.

– Отряд, в наших рядах пополнение. Фея!

– Но, Хью! – высказался Пит.

– Не обсуждается.

– Ни подготовки, ни… Ты сам знаешь, что ей здесь не место. Это ведь фея!

– Не обсуждается! – повысил голос эльф.

Гнетущее молчание. Желание возразить, но невозможность нарушать приказ. Я видела недовольство присутствующих. Во взглядах, в поджатых губах, в сцепленных в замок руках с побелевшими костяшками. Даже Лойи поникла.

Казалось, вскоре произойдет взрыв. Они не станут обсуждать это сейчас, однако не упустят шанса перемыть мне кости в будущем, а также всадить острое словцо в спину, чтобы хоть так выразить свое отношение к тому, что сейчас происходило.

Словно я виновата. Будто мои офеительные крылья показатель, какой я человек и как следует ко мне относиться.

– Лойи, проведи экскурсию и вводный инструктаж, – начал раздавать указания эльф. – Роберт, на тебе обучение основам защиты. Пит, на ближайшем задании ты идешь с ней в паре. Подготовь. Джон, обучи правилам, даже базовым, она не осведомлена.

– Можно вопрос? – поднял руку Пит.

Хью кивнул, продолжая смотреть на них и не замечать меня. Будто обсуждали кого-то другого, а я стояла здесь для массовки.

– Почему я? – спросила первой. – Мне здесь не рады, я не напрашивалась в ваш отряд, к тому же не горю желанием работать… кхм… кто вы вообще? Военные, спецагенты, разведка или еще что похуже?

– Эд!

С дивана вскочил высокий брюнет, который встал по стойке смирно и начал чеканить:

– Пятый отряд, базирующийся на поиске и устранении магических предметов особого характера. Второе подразделение Бюро. На первом уровне нас называли бы военными, но здесь…

– Меньше ограничений, – закончила за него Лойи.

– Еще вопросы?

– Все тот же: почему я?

– Не обсуждается, – мотнул головой Хью. – Приказ свыше. Ты гражданская, поэтому жить будешь не с нами. Однако тренировки и обучение будут проходить здесь.

– Думаете, я безропотно стану делать все, что вы тут говорите? – не собиралась я идти у них на поводу.

Мне никогда не нравились военные и все, что с ними связано. Мои подруги вдоволь настрадались из-за таких, как они. Слишком самоуверенные. Помешанные на своей работе. Готовые сорваться в любое время дня и ночи, чтобы выполнять поручения свыше.

– Знаете, – окинула я взглядом присутствующих, – все это кажется странным. Вам разве нет? Приставили к вам новенькую, сразу же отправили к… как там говорили?

– Каменному Ри, – подсказал Пит – по виду самый молодой здесь, безбашенный, но тем не менее самый крепкий по телосложению.

– Точно, – подмигнула я ему. – Сегодня утром вы на меня смотрели волком, а теперь собрались вводить в курс дела, брать на очередное задание, даже готовить к нему?..

Я демонстративно вздохнула. А вот Хью опустил голову и только сейчас соизволил посмотреть в мою сторону. Был непреклонен, убежден в правильности своих поступков. Типичный военный! Тот, кто готов за родину мать родную продать. Но где теперь эта родина? Что вокруг и почему я должна бороться за бравое дело, которое, возможно, и бравым-то не являлось?

Кто-то из них хмыкнул. Я решила не отвлекаться и не отвела взгляд от командира. Непроницаемый, упертый, строгий. Он шагнул ко мне и чуть наклонился.

– Припрет, и не такое начнешь делать, – ядовито выплюнул и, выпрямившись, приказал остальным: – Исполнять!

Я пораженно выдохнула. Тут он ошибался! Меня не заставить что-то делать такими необоснованными приказами и намеками. Его поставили перед фактом и сказали выполнять, хочет он того или нет? Поздравляю! Только я здесь при чем?

Но не успела я возразить, как Лойи схватила меня за руку и потащила прочь. Долго вела в неизвестном направлении. Остановилась перед широкой белой дверью и спросила:

– Тебя еще не подлатали?

– Где могли? – фыркнула я, оборачиваясь назад и отчаянно желая вернуться.

Точку все-таки поставила не я. Хью подумает, что согласилась. Станет и дальше указывать, что мне делать, не объясняя причины его поведения.

– Вивиен, – примирительно произнесла Пятая.

Она шагнула ко мне и взяла за руку. С такой добротой заглянула в глаза, что захотелось отпустить и забыть, не обращать внимания, просто поддаться течению обстоятельств, не пытаясь плыть против него. А все остальное не сейчас. Позже. Когда все станет немного понятнее. Когда прояснится мое положение. Когда окружение не будет казаться диким, неправильным и чуточку опасным.

– Пойдем, – девушка с милой улыбкой завела меня в медотсек.

Там весьма приятная на вид женщина попросила раздеться, цокнула языком, когда увидела мои раны, а потом пригласила лечь на кушетку. От ее холодных пальцев дрожь появлялась во всем теле. Я вздрагивала от каждого прикосновения. Видела усмешку на ее лице. Чувствовала себя неуютно из-за странности своей реакции.

– Готово, – спустя довольно короткий срок сказала она. – Завтра утром выпей вот это. И зайди ко мне вечером – я тебя перевяжу и уже наложу впитывающиеся повязки.

– И все? – недоверчиво приняла я синий пузырек.

– Вода творит чудеса, – как-то странно произнесла она, а когда Лойи вернулась с небольшим пакетом, дала ей несколько указаний и отпустила нас.

– Как-то все необычно.

– Привыкай, – подмигнула Пятая, вновь увлекая меня за собой. – Здесь каждый что-то может. К примеру, Норис – отличная целительница, так как ее вторая сущность – наяда. Но никогда не спрашивай у восставших открыто, кто они. Здесь принято скрывать вторую ипостась.

– Но Хью даже не думал скрывать, – фыркнула я, вспомнив, с каким высокомерием он представился вчера днем, когда меня спихнули ему на руки.

– Эльф – благородная раса. Правда, чаще появляются другие, более неприятные личности вроде упырей, инкубов, горгулий…

Мы добрались до лифтов, но Лойи свернула на лестницу и повела на верхний этаж, откуда мы попали на крышу. В первый миг я восхитилась видом. Чудный закат. Расстилающийся под нами город. Но едва мы завернули за угол, как меня будто спустили с небес на землю.

Офееть!

– Вот, – указала девушка на ряд построек, больше напоминающих издевательство, чем жилье. – Скорее всего, это на первое время. Не хоромы, но близко от нас. На начальном этапе хоть что-то. Дорин, а мы к вам! – поспешила она к женщине в небольшой кабинке. – Принимайте нового жильца.

– Уже сообщил ваш главный, – проворчала та. – Все готово. Идем.

Я была слишком поражена, чтобы воспротивиться. Грубость Хью, необходимость делать то, что не хочу, а еще эти домики-бункеры в два этажа, которые тянулись по всему периметру крыши. Пузырек едва не выпал из моих рук. Я усмехнулась, отступила.

Сразу вспомнились слова Райса. До жжения в груди захотелось вернуться к нему и расспросить обо всем. Сейчас казалось, что он единственный адекватный человек в этой сумбурной реальности. Да, с пока скрытыми от меня мотивами и стремлением получить от всего выгоду, однако готовый говорить правду. Рубить с плеча и не бояться, что подумают окружающие. А так ли плох он, как считали другие? И чем эти другие лучше его?

Решив хотя бы взглянуть на предложенные апартаменты, я подбежала вперед. Под ногами скрежетали камешки, в ушах едва не звенело от желания развернуться и броситься отсюда прочь. Это что-то за гранью моего понимания. Покрашенное в серое смехотворное подобие жилья, в котором ютились люди. Они согласились на подобные условия, скорее всего, первое время тоже противились данному раскладу дел, однако приняли это. И мне придется?!

Вскоре мы остановились у самого крайнего домика. Дорин открыла перед нами дверь, запустила внутрь, кратко провела экскурсию, назвав это моей новой квартирой. К слову, в сравнение с предыдущей она даже не шла. Маленькая, квадратная, с минимальным количеством мебели, с ужасно неудобной лестницей на второй этаж, душем, в котором не развернуться, и низким потолком. Вот что имел в виду Райс, говоря о несправедливом отношении Бюро к местным жителям.

– Располагайтесь, – сказала напоследок женщина и ушла.

– Миленько, – оценила квартиру Лоий. – У нас поудобнее, конечно, но и здесь неплохо.

– Серьезно? – не разделяла я ее энтузиазма.

– Поверь, это не самое худшее, что можно получить. Жилье бесплатное. За пользование водой и туалетом тоже не взымается плата.

– Ясно, – ее слова не убедили. – А меня как раз только деньги и волнуют.

Ни нормальной кухни, ни свободного пространства, ни толкового шкафа или душа. Второй этаж вмещал кровать и немного места для гардероба. На первом находился диванчик с раскладным столиком, несколько полок с раковиной и настольной плитой. Но, что хуже, металлические стены давили, словно с каждой секундой сужались, лишая воздуха и вообще свободы. Я отчаянно желала выбраться на улицу. Спуститься вниз и бежать, бежать, бежать… Подальше отсюда, чтобы не чувствовать себя в клетке.

Крылья… Я едва не зарычала, когда они вылезли и начали шелестеть при каждом движении. Словно напоминали, что я больше не я. Были тяжелым камнем, тянувшим меня на глубину. Своим присутствием возвращали в необычную реальность, где больше нет моих близких и привычной жизни, в которой я – человек, а не фея.

Точно отрежу!

– Кстати, это тебе на ужин, – вспомнила о пакете в своих руках Лойи. – Пока ты была в медотсеке, я забежала на склад. Схватила все самое необходимое. Надеюсь, ты любишь манго.

– Допустим, – приблизилась я к диванчику, но не решилась на него сесть.

– Ах, да, совсем забыла. Иди сюда! – поманил меня Пятая к себе.

Показала, как пользоваться туалетом, душем, краном в «кухне». Также не забыла о «плите». Все вроде казалось привычным, но отличалось от нормального. Словно работало по другому принципу.

– Вода самообновляется. Туалет самоочищается, – подытожила девушка.

– Это как?

– Вторичный мир на первый взгляд специфическое место. Скажу честно, я долго не могла привыкнуть и тоже сопротивлялась, как ты. Хотя нет, не как ты. Была более податливой, – мило улыбнулась Пятая, вновь вселяя в меня желание подождать, осмотреться, не рубить с плеча и не уносить отсюда ноги сию же минуту. – Дело в том, что мы не пользуемся природными ресурсами. Они полностью в распоряжении рожденных. Не поверишь, но у нас даже воздух другой – генерируется специальным заводом, который сразу очищает пространство от углекислого газа и заполняет все кислородом. И все вокруг оборудовано подобным образом. Самообновляемая вода. Самонагревающиеся плиты. Новые дома не строят, а продолжают то, что уже имеется. Вроде того, что ты увидела на крыше или чего-то похожего под землей. Здесь мне нравится больше – виды красивее.

– А нельзя обустроиться на пустырях? Зачем занимать города, когда на земле и так много свободного места?

– Опять же, экология.

– Экологичнее тесниться друг возле друга? – взмахнула я руками и случайно задела пакет с принесенными продуктами.

В последний момент поймала его. Поставила обратно на столешницу и все же села на диванчик, чтобы точно ничего не сбросить.

– Так, – отступила к двери девушка. – Сейчас ты полна негатива и нежелания слушать. Понимаю, тебе неуютно, все кажется неправильным, плохим и даже диким.

Она провела по боковой стенке навесной полки, усмехнулась каким-то своим мыслям и вновь посмотрела на меня.

– Но все меняется. Нужно просто привыкнуть. Помню свой переход – это ужас! А теперь я рада, что не дожила до старости и еще в молодом возрасте оказалась здесь. Даже смирилась со своими порывами и смогла пустить магию в нужное русло.

– А кто ты?

– Позже узнаешь, – произнесла загадочно, игриво дернув бровью. – Но пока отдыхай, обустраивайся, ужинай. Утром приду за тобой, и на свежую голову поговорим более основательно.

И как такая добрая девушка ужилась с Хью? Кудряшки цвета горького шоколада, густые брови, курносый нос и забавная мушка над губой. От нее исходили волны душевного тепла не только ко мне, но и к ребятам, проявляясь в словах, взглядах, желании поддержать и оградить.

Я посмотрела в окно. Восхитилась бы открывающимся видом, да не ощутила себя уютно. На меня продолжали давить стены. Они напоминали ту самую камеру, в которой велся недавний допрос.

Кто ты теперь? Как попала сюда? Почему позволила собой управлять? Как допустила, что тебя схватили?

Я решительно поднялась. Подхватила пакет с едой и отправилась на улицу, не задумываясь, куда пойду и что буду делать. Проходя мимо вазонов с цветами, вспомнила о своей пальме, которую определенно стоит забрать. Небось снова сохнет на подоконнике…

Знакомые улицы. Некая опаска, что за мной снова будут следить. Быстрый шаг.

– Стоять! – вышел из-за угла моего дома темный эльф. Словно точно знал, что я приду. – И куда это мы спешим?

– Хью, какая встреча! – съязвила я и обогнула мужчину.

Он схватил меня за локоть, вернул обратно. Не расположен к разговору. Зол. Почти взбешен.

– Ты ничему не учишься?

– Отчего же? Учусь, – вырвала я руку. – Теперь нечего бояться. Ты рядом. Точно защитишь. Будешь следовать по пятам и не позволишь громилам снова ударить меня током. Я права?

Шаг мне навстречу. Ощущение внутреннего трепета перед грозным противником, но отчаянное желание не показать своего страха. Я вздернула подбородок. Глаза в глаза. Безмолвная борьба на грани провала, где мне не выйти победителем. Он опытнее, сильнее.

Вновь появившиеся крылья помешали нашему поединку. Исчез нужный настрой. Пропала уверенность. Да еще прозрачные светящиеся гады за спиной делали из меня посмешище…

– Я за цветком, – решила на этот раз действовать мирно. – Он остался в моей квартире, его нужно забрать.

– Вещи из первичного мира брать запрещено!

– Что-то я сомневаюсь, что пальмы в первичном разговаривают. Значит ли это, что он уже здесь, во вторичном?

Эльф повел головой, недоверчиво прищурился. Резко развернувшись, поспешил к моему дому и скрылся в подъезде. А я не успела шагнуть за дверь, как услышала ненормальное чавканье под ногами.

– Здесь этого не было…

– Фе-е-ея, – протянуло нечто маленькое и коричневое.

Железная хватка за голень, образовавшаяся пропасть под ногами – и меня засосало вниз, под землю.

Глава 6

Звон металла. Скрежет за спиной. Воздух, наполненный запахом ила. Мерное капанье воды, гулким эхом разносившееся по канализации. Прямо передо мной блестела влагой стена, а на ней танцевали угловатые тени.

– Вкусная фея, – бормотание сзади, которое разбавил очередной звон металла. – Зор любит фей. А эта вкусная, еще новая…

Безумный хохот, заволакивающий нутро нервной дрожью. Я втянула побольше воздуха и пошевелила связанными ногами.

Не видела толком ничего. С момента, как меня утянули под землю, лишь слышала этот тихий голос и изучала стену перед собой. Вокруг полумрак, разбавленный несколькими газовыми лампами. Вдалеке приглушенный шелест, наводящий на мысли о крысах или чем похуже. Кто знал, какие существа обитали здесь? Я ведь слышала, что низшие расы не могли контролировать обращение и потому ютились под землей, наверное, именно в этом месте. Как и тот, что так бесцеремонно выкрал меня с поверхности.

– Фе-е-ея… Давно Зор не видел фей.

Холодное прикосновение к шее. Я вытянулась по струнке и попыталась обернуться, но снова ничего не увидела.

– Давай сюда крылышки, – зашипел этот сумасшедший мне на ухо.

– Вы с кем-то меня перепутали, – выдавила я, искоса глядя на блеск закругленного ножа, который тот приставил к моей шее. – Давайте разойдемся мирно. Я сделаю вид, что ничего не было, а вы продолжите искать свою вкусную фею.

В спину уперлось что-то острое. Я выгнулась, чем вызвала хохот безумца. В нос ударило жутким зловонием, по виску потек холодный пот от ощущения, что это ненормальное существо прямо за мной, совсем близко. Я лишь сейчас разглядела его кожу: темно-коричневая, покрытая волдырями, грубая. Стало не по себе. Желудок отозвался спазмом, голова закружилась от трупного запаха.

– Покажи крылья, – свистящий шепот, от которого затряслись поджилки. – Фея, покажи мне крылья.

– У меня их нет, – дрожал даже мой голос.

– Я видел… – липкое прикосновение к щеке, и нож снова опалил холодом мою шею. – Зор все видел. Кры-ылья… Покажи мне крылья!

Меня едва не вывернуло наизнанку от его крика. Я завизжала в ответ, вывернулась, попыталась ударить его ногами, вот только этого безумца уже не было рядом. Лишь холодное оружие на полу и дрожащий огонь в лампах.

– Тринадцатая! – знакомый голос из темноты.

Эльф подбежал ко мне, внимательно осмотрел. Обернулся, прислушиваясь к внезапной тишине. Она поселилась в канализации, словно кто-то намерено контролировал громкость и теперь сделал так, чтобы каждое наше слово, движение и даже поворот головы были слышны на большом расстоянии.

– Уходим отсюда, – произнес Хью, принявшись развязывать веревки.

Командир действовал быстро. Больше не говорил ни слова. Движением руки давал указания, то прося следовать за ним, то остановиться. А я слушалась. Еще опасалась появления того существа, поэтому не смела противиться очередным приказам и едва не хваталась за куртку эльфа.

Меня дико знобило от пережитого ужаса. Я старалась выглядеть смелой, однако вздрагивала от малейшего шороха и едва не бежала вперед без оглядки.

Вскоре мы выбрались на поверхность. По небу уже плыла луна. Я вздохнула полной грудью, но не позволила себе расслабиться, ведь ничего не мешало тому ненормальному снова утянуть меня вниз.

– Что с ногой? – спросила у мужчины, заметив его прихрамывание.

– Все нормально, – недовольно отозвался он.

Дальше Хью снова молчал. Продолжал быстро шагать по пустынным улицам. Прислушивался. Был сосредоточен и готов в любой момент вступить в драку, тоже чувствуя опасность. Словно она следовала за нами по пятам и выжидала удобного момента. Являлась чем-то осязаемым, диким.

Миновав несколько кварталов, мы добрались до многоэтажного здания Бюро. Оно отличалось от остальных. Казалось, было построено из особого материала и не отражало лунный свет, как окружающие его постройки. Однако я не стала заострять на этом внимание. Поскорее добралась до входной двери и зашла внутрь.

Хью на миг остановился. Окинул взглядом пустой холл, провел ладонью по лбу, вытирая выступивший пот, и направился к лифтам. Больше не оборачивался на меня, не присматривал, словно знал, что угроза миновала.

– Отправляйся к себе, – указал он на лестницу, стоило последовать за ним.

– Но… А объяснить? Я… меня хотели съесть вообще-то!

– Сюда никто не сможет попасть, – вздохнув, с нажимом произнес Хью. – Иди, Тринадцатая. Завтра все обсудим.

Разъехались двери. Он пошатнулся, едва не упал. Но стоило поспешить к нему на помощь, как одарил меня грозным взглядом и шагнул внутрь. Был не намерен давать ответы. Собрался снова оставить меня одну, в полном непонимании, растерянную и немного разбитую. Но я слишком ярко помнила зловещий шепот и приставленный к горлу нож, чтобы просто забыть…

– Кто это был? Почему он хотел меня убить? Зачем ему фея?

Тихое оповещение закрытия дверей. Я не сдвинулась с места, позволяя мужчине уехать. Пусть! Скоро задам эти вопросы кое-кому другому, более разговорчивому и открытому, кто способен понять меня и поддержать, не то что некоторые…

– Хью! – испуганно вскрикнула, заметив через тонкую щелку, как он обессиленно припал к стене.

Обратила внимание на его окровавленную руку, прижатую к ноге. Увидела рану. И внезапную бледность кожи. Шагнула вперед, но не успела…

– Идиот! – прошипела я и бросилась к лестнице.

За считаные минуты добралась до третьего этажа, вот только обнаружила там открытую кабину лифта и несколько капель крови на полу. Осмотрела небольшой холл с тремя ответвлениями коридоров. Была уверена, что Хью негде скрыться. В таком состоянии эльф не успел бы дойти до его сектора, а значит, отправился в другое место. Возможно, пошел к медотсеку. Но стоило добраться до него, как я встретила запертую дверь и глухую тишину.

Меня едва не трясло от волнения. Казалось, он сильно пострадал и сейчас валялся где-то без сознания. Нуждался в помощи!

Я вернулась в холл третьего этажа. Начала исследовать пол, вновь нажала на кнопку лифта, вот только уже не обнаружила в кабинке никакой крови. Словно мне померещилось. Будто та картина через узкую щелку была обычным видением, навеянным кем-то извне.

Недолго думая, я отправилась к сектору, в котором проживал пятый отряд. Ворвалась в широкий коридор, начала колотить в первую попавшуюся комнату.

– Пит! – от волнения воскликнула громче положенного.

– Только не это! – испуганно завопил парень и захлопнул прямо перед моим носом дверь. – Фея, ты все неверно поняла. Я не хочу.

– Ты о чем? – растерялась я, продолжая держать кулак занесенным для стука.

– Мне по вкусу другие девушки, – раздалось глухое с той стороны.

Я мотнула головой, пытаясь сообразить, при чем здесь командир. Как-то заторможено посмотрела на свою руку.

– Пит, ты сумасшедший? – осторожно поинтересовалось.

– Да! – поспешно отозвался он. – Очень сумасшедший. Поэтому уходи, я не хочу! И вообще, у меня уже есть девушка. Я занят!

– Пит, там с Хью какие-то проблемы, а ты мне говоришь о каких-то девушках.

– Что с ним? – распахнул он дверь.

– А что с тобой? – выгнула я бровь, окинув недоуменным взглядом широкоплечего парня.

– Я это, подумал…

– Не важно, что ты подумал, – зло зашептала я. – Там что-то с Хью. Мы возвращались из канализации, и он в лифте чуть не потерял сознание. Меня не было рядом, а эльфа там уже нет.

– Что вы делали в канализации?

– Убегали оттуда, – фыркнула я, будто иной ответ даже придумать сложно. – Говорю же, он там, куда-то исчез. Пит, да чего ты стоишь? Скорее, нужно его найти!

– Сейчас, – на миг он вернулся в свою комнату и набросил на плечи ветровку.

Последовал за мной, внимательно выслушал рассказ о том, как мы вошли в здание Бюро, как попрощались возле лифта, как потом Хью мертвецки побледнел, но по итогу пропал.

– И здесь нет, – почесал затылок парень, едва мы обошли все этажи и коридоры. – Ты уверена, что все именно так произошло?

Я укоризненно посмотрела в светло-карие глаза. Собралась вновь проговорить вслух цепочку недавних событий, как он резко изменился в лице.

– Ты все выдумала! – Шаг назад, беспокойство во взгляде. – Выдумала, чтобы затащить меня сюда! О-о, не думал, что феи настолько злопамятны и коварны. Я ведь пошутил, – обнажил он в улыбке зубы. – Просто пошутил, ясно? У меня такая манера общения. Ничего личного. И я уже предупреждал, что у меня есть… эм… девушка.

– Девушка? – прищурилась я, совершенно не понимая, почему он второй раз за ночь об этом говорит.

Не подумал же Пит, что я пришла к нему ради…

Парень отступал к двери. Пятился, стараясь не делать резких движений. А стоило мне шагнуть за ним, как сорвался с места и бросился по лестнице вниз, оставив меня одну на шестом этаже.

– Нужно разузнать, что не так с феями, – вновь почувствовала я себя прокаженной.

Передернула плечами. Направилась на крышу, но вспомнила об ощущении давящих со всех сторон стен и потому выбрала конечным пунктом назначения гостиную пятого отряда, где расположилась на самом удобном диванчике. Лучше так, чем в бункере. И возвращение Хью удастся заметить.

Усталость накатила внезапно. Я незаметно для себя уснула и окунулась в восхитительный сон. Яркое солнце омывало мою кожу теплыми лучами. Звучал звонкий хрустальный смех. Мой смех! Я неслась вперед над зеленой травой и впитывала красоту окружающей природы. Любовалась цветами. Кружилась в облаке поднявшейся в воздух пыльцы. Наслаждалась моментом безграничного счастья, как вдруг заметила упавшую сверху черную тень.

Я рухнула на землю, вдруг поняв, что все это время летала. Подняла голову. Начала отползать назад, увидев гигантское чудовище, заслонившее солнце…

– Вив, – произнесло оно гулким басом, и вокруг затрепетали цветы.

Лепестки покрылись пыльной корочкой. Все стало меркнуть, превращаться в пожухлое подобие себя.

– Вив, да просыпайся уже, – гремел надо мной монстр, которого я не смогла рассмотреть. – Вив, да что за соня?

Чудовище протянуло руку и сдавило мое тело. Я ощутила боль, завопила и вдруг проснулась.

– Наконец, – хохотнула Лойи и убрала стакан воды – видимо, хотела выплеснуть его мне в лицо. – Что ты здесь делаешь?

– Я… – мысли путались. Меня не отпускал недавний кошмар, казавшийся вполне себе реальным. – Просто вчера ночью мы с Питом…

В дверном проходе застыл упомянутый парень. Возле него я заметила Джона, который с нескрываемым интересом посмотрел на своего друга и, увидев мрачное выражение лица приятеля, громко расхохотался.

– Да что у вас за пошлые… О, Хью! – воскликнула я, едва сюда же вошел командир, и мигом поднялась. – С тобой все в порядке?

– А разве должно быть иначе? – как-то издевательски отозвался он и направился к кулеру с водой.

– Но я видела…

– Сбор через три минуты, – приказным тоном заявил он, обращаясь к Питу и его приятелю.

Выглядел здоровым, свежим, даже не хромал на израненную ногу, что вызывало вопросы. Нет, я на себе испробовала чудеса местной медицины, потому вполне могла предположить, что такое возможно. Однако не могла отделаться от мысли, что меня надурили. Точно ведь помнила бледность его кожи и капли крови на полу.

– Ты вчера исчез, – обреченно произнесла.

– Пошел в свою комнату, – пожал он плечами. – И тебе советовал поступить так же.

Глава 7

– Странно, – нахмурилась Лойи, проводя мне экскурсию по зданию Бюро.

За пару часов она успела показать главные объекты, которыми придется в будущем пользоваться. Спортзал, склад, несколько магазинчиков на первом и втором этаже, особые блоки медотсеков, а также тренажерный зал и островки обучения магии в подвальных помещениях. Казалось, здесь можно найти все. Этакий безразмерный центр всего подряд, впечатляющий своими размерами. Я в какой-то момент усомнилась: находимся ли мы в том же здании или каким-то образом попали в другое? Все-таки слишком много всего для шести этажей! Но Лойи быстро развеяла мои сомнения. Оказалось, что здесь вовлечена пространственная магия. Внутренняя часть расширена и намного больше, чем постройка казалась снаружи.

Я в свою очередь рассказывала ей о ночном событии. Начала с момента ухода Пятой из моего бункера на крыше и закончила возвращением в их гостиную.

– Странно, – еще раз произнесла девушка, остановившись возле широкого окна, и села на подоконник.

– А что именно странно?

– Зор, – пояснила она. – Логично предположить, что это кто-то из низшей расы, который питается плотью других существ. В его случае – крыльями.

– Даже такие бывают?

– Да, но странность заключается в другом, – потянула она меня за руку, усаживая рядом.

Девушка посмотрела по сторонам, наклонилась ко мне и продолжила шепотом:

– Есть еще кое-кто, особенный и опасный. И он больше похож по описанию на фиера.

– Фиера?

– Да, только тише, – на миг прижала она ладонь к моему рту и вновь заозиралась. – Этих существ используют для генерации магии. Они едят все подряд без разбору, очень любят полакомиться пыльцой, сами страшные и очень противные. Но полезные.

– И? – насторожилась я.

– И суть в том, что их давно никто не видел. Таких вылавливают за считаные минуты и берегут как зеницу ока – точно не позволяют шастать по канализации, тем более по ночам. Понимаю, был бы новым, недавно воскресшим. Однако ты заикнулась, что он сам назвал тебя новой. Значит, давно обитал на втором уровне и успел поесть много фейской пыльцы.

– А они – это кто?

– Да все! – махнула Пятая рукой, но тут же вспомнила об осторожности и придвинулась ко мне. – То есть все, кто чем-то владеет. Возможно, у Ри есть такой экземплярчик. В Бюро точно парочка найдется. Есть еще Лой, владелец транспортной секции, Пимп, крайне неприятный тип с ночными клубами и развлекательными центрами, а еще Эванс, Оирваль, Нох, Крис и Тайлер.

– Как-то многовато, – хмыкнула я.

– А ты думала, – хлопнула она ладонью по моему колену. – Такие же законы, как у рожденных. Монополистов много. Каждый выкручивается, как умеет. И магия во вторичном мире – ценный ресурс.

Я поджала губы и осмотрелась. Вновь почувствовала желание противиться всему и бежать, бежать, бежать…

– Вив, – понимающе прозвучало со стороны Пятой. – Что тебя так волнует?

– Хью, – нахмурилась я. – Не могу отделаться от мысли, что здесь что-то не так. Точно видела кровь на полу, но потом она пропала. И сам эльф сделал вид, будто ничего не произошло.

– Может, галлюцинации? Первый не стал бы врать просто так. Понимаю, случись нечто подобное с участием ребят, то поверила бы в намеренную ложь. Они те еще мальчики и не упустят шанса повеселиться.

– Думаешь, это что-то со мной?

– Не переживай, – сжала мою руку девушка. – Возможно, так сказался стресс. Или магия Норис подействовала специфично. Да и в канализации много ядовитых и галлюциногенных растений.

– Но это было очень реалистично, – зажмурилась я, не желая признавать свою ошибку.

– Вив, отпусти, – не переставала поддерживать меня Лойи. – Если с Хью все в порядке, значит, так и есть. Он у нас ого-го какой крепкий. Так, все! – встала она и потянула меня за собой. – Прочь сопли, у тебя сегодня еще много важных дел.

– Каких это?

– О-о, тебе не понравится.

Пятая увела меня на нижние этажи и вскоре вручила в руки Роберту. После него мне пришлось пообщаться с Джоном, а ближе к вечеру даже с Питом. Ребята вели себя сдержано. Первый обучал приемам самообороны, второй объяснял базовые правила поведения во вторичном мире, а третий сперва долго молчал, словно опасаясь меня, но затем начал рассказывать о предстоящей операции и моей роли в ней.

К вечеру стало немного спокойнее. Я перестала себя накручивать, немного отпустила ситуацию и ближе к ночи пересилила себя и даже вернулась в предоставленный мне бункер. А утром снова отправилась к ребятам.

– Ого! – замедлилась я еще на подходе в гостиную, которая была усыпана белыми цветами.

Они были на столах, диванах, красовались между другими растениями возле окна. Я наклонилась к ближайшему букету и втянула тонкий аромат.

– Представляешь, доставили недавно, – встала рядом со мной Лойи. – И здесь была записка. Держи.

– Почему я?

Пятая улыбнулась и сунула мне в руку маленькую карточку.

– Божественной фее от тайного воздыхателя, – вслух прочла я написанное и обернулась на проходившего мимо парня: – Пит, это от тебя, что ли?

Тот побледнел, ускорил шаг и вскоре скрылся в своей комнате, демонстративно хлопнув дверью. Из кухни раздалось улюлюканье. Я на миг улыбнулась, но потом почувствовала, как на душе стало противно. Мерзко как-то, ведь потешались и надо мной. Правда, я не подала виду и шагнула в маленькое царство белоснежных цветов.

Внутри все запело от такого количество красоты. За спиной зашелестели крылья и начали наполнять комнату желтой пыльцой. Решив не обращать на них внимания, я двигалась от одного цветка к другому. Вдыхала дивный аромат, осторожно касалась белых лепестков и едва не смеялась.

Но весь восторг исчез, стоило обернуться и увидеть хмурого начальника.

– Убери это! – приказал он и покинул помещение, а я перевела взгляд на Лойи.

– Он всегда такой?

– А чего ты хотела от эльфа? – пожала плечами Пятая, разглядывая окружающую нас красоту.

– Слу-у-ушай, а они очень дешевые? – прищурилась я, мысленно уже составляя план дальнейших действий.

– Вроде бы нет. А тебе зачем?

– Пойдем, – схватила я девушку за руку и, взяв только один букет, потащила ее на первый этаж.

Там быстро отыскала лавку с цветами, предложила продавцу свой подарок, нашла еще несколько точек сбыта и через полтора часа уже была при деньгах.

– Надеюсь, тот, кто тебе их отправил, не обидится, – шагала рядом со мной Пятая к их сектору.

– А что тут обижаться? Мне нужны средства, чтобы обустроиться и хотя бы обжиться одеждой. Думаю, он узнает о моем поступке и лишь сделает правильные выводы.

– Тринадцатая!

Я на миг прикрыла глаза. Настроившись на очередной неприятный разговор, обернулась к приближающемуся к нам эльфу. Одетый в бежево-белую камуфляжную форму, застегнутый на все пуговицы, идеально причесан, в начищенных до блеска ботинках. Теперь он как никогда напоминал военного. Единственное – выражение полного недовольства на смазливой мордашке портило его симпатичный образ.

– Почему не на тренировке?

– Мы вообще-то гостиную очищали, – махнула я рукой в сторону уже пустой комнаты.

– Это меня должно волновать? – выгнул он бровь. – Марш в спортзал!

– Но я даже не поела… Ладно! – решила я сдаться, едва он озлобленным зверем двинулся ко мне, и поспешила к Роберту на очередную лекцию по самообороне.

Как выяснилось позже, у нас завтра важное задание. И я должна была играть в нем ключевую роль. Возможно, поэтому Хью целый день не давал мне покоя, гонял от одного своего подчиненного к другому и не позволял нормально вздохнуть.

– Теперь-то можно идти? – простонала я поздним вечером, когда сил не осталось, а ноги еле двигались.

Хью небрежно махнул рукой, даже не посмотрев в мою сторону. Я пробурчала несколько проклятий в его адрес. Зашагала прочь из этого сектора, но замедлилась возле зоны отдыха.

– А ты тут что делаешь?

– Ох, чучело, – громко вздохнул цветок.

Я подхватила горшок с раписом, осмотрела его со всех сторон и уже в более приподнятом настроении отправилась в свой бункер на крыше.

Бросила ключи на стол. Туда же поставила комнатное растение. Начала разбирать пакеты с купленной сегодня одеждой, которую мне помогла приобрести Лойи, как вдруг услышала:

– Миленько у тебя.

– Райс?! – обернулась я и прижала руку к груди, ощущая, как оттуда выпрыгивает сердце. – Ты что здесь делаешь?

– Жду тебя, разве непонятно?

– Да, но… – указала я на дверь, а потом решила не брать это в голову.

Пусть!

Мужчина выпрямился, сидя перед этим в развалку. Поднялся, двинулся ко мне.

– Как тебе мой подарок?

– Так это были твои цветы?

– А у тебя есть еще кандидаты? – склонил он голову набок, скользя изучающим взглядом по моему лицу.

– Нет, просто…

– Что? – окончательно сократил он между нами расстояние, заставив вжаться в столешницу крохотной кухни. – Кто еще положил глаз на мою Вивиен?

– А я разве твоя? – воодушевилась я, но Райс почему-то поморщился.

– Убери крылья!

– Не обращай на них внимания, – замотала я головой и подалась к Доуэну, окончательно заинтересовавшись целью его прихода.

Он явился ради меня?

Вот только он отступил. Схватил меня за подбородок, сжал двумя пальцами и произнес по слогам:

– Убери крылья!

Я часто заморгала. Краем глаза заметила, как те опали и поблекли. Обиделись. Словно вправду были живыми, со своим характером и чувствами.

– Вивиен, контролируй себя, – посоветовал Райс и отошел обратно к диванчику, на котором снова расселся. – Все ходят в человеческом обличии и только низшие расы не в состоянии сдерживать свою сущность.

Мне стало неловко. Я заглянула себе за спину, однако не смогла сразу спрятать неугомонное продолжение своей фейской натуры. Еще не породнилась с крыльями, не умела ими управлять. Не чувствовала их и не понимала, как эти штуки вообще работали.

– Однако приступим к главному, – хлопнул он в ладони и задержался взглядом на моем раписе. – Что интересного творится в Бюро?

– Райс, я не хочу быть крысой.

– Ну, что ты? – его голос наполнился приятной вибрацией. – Не принижай свои достоинства.

– А как иначе назвать то, что ты просишь для тебя делать?

– Помощь любимому? – с обольстительной улыбкой, от которой внутри появился легкий трепет, предложил он другой вариант. – Иди ко мне.

Я замялась. Облизала губы и все-таки двинулась к Доуэну. Села к нему на колено. Ощутила жар скользнувшей по моей пояснице ладони и прильнула к крепкому телу.

– Ты не можешь мне отказать, – с рычащими нотками промурлыкал этот большой кот.

Он стянул с плеча выданную мне вчера куртку. Поддел пальцем майку и с улыбкой дикого и опасного зверя поцеловал оголенную кожу.

В том месте появилась пульсация. Я приоткрыла рот, выдыхая внезапно скопившееся напряжение, вот только услышала шелест своих же крыльев и закатила глаза.

– Контролируй, – нахмурился Райс и, поставив меня на ноги, тоже поднялся.

Затем последовал слишком короткий поцелуй в губы. Его головокружительная власть надо мной и то, как одним прикосновением способен вызвать пожар внизу живота, повергли в легкий шок. Я оперлась на стол. С сожалением проследила, как Доуэн в два шага добрался до двери моей «квартирки».

– Так есть какая-нибудь информация? – в последний момент он вспомнил о недавно заданном вопросе.

– Да, – прочистила я горло. Пребывала в растерянности. Была немного раздосадована его поведением и тем, как каждый раз он реагировал на мои крылья. – Завтра отправляемся на задание в «Черную пантеру». Это все, что я знаю.

– Ясно, моя умная девочка, – подмигнул мне на прощание мужчина и скрылся в ночи.

– Фу! – раздалось сзади. – Противная гадюка.

– Тебе не надоело обзываться? – обернулась я на рапис и, махнув на него рукой, еще некоторое время смотрела на закрытую после Райса дверь.

Глава 8

Вода нежными ручейками скатывалась по коже. Я то и дело морщилась, задевая локтем стенку душевой кабинки, которая на поверку оказалась ужасно узкой. Решила не мыть пока голову. С осторожностью наблюдала, как с потолка струится легкий напор дождика, и мысленно уговаривала себя расслабиться.

Появление Райса не давало покоя. И хотела бы я уснуть спокойным сном, чтобы отдохнуть после тяжелого дня, однако долго прокручивала в мыслях его слова. Поэтому утром встала разбитой.

Правильно ли сделала, что рассказала о задании? Возможно, должна была промолчать. Или следовало поведать намного больше, чтобы знал о моих недавних приключениях и творящихся вокруг странностях, возможно, тогда пояснил бы некоторые моменты и все-таки помог во всем разобраться?

Из раздумий меня вывел хлопок двери. Я выключила воду, прислушалась. Отчетливо различив шум, быстро набросила на себя тонкий халат и выскочила из душевой кабины.

– Что ты здесь забыл? – недоверчиво посмотрела на Хью и цветок, который находился в его руках.

– Ты утром должна быть на тренировке, – выпрямился мужчина.

– Утро – понятие растяжимое, – отстраненно заметила и задержалась взглядом на растении. – Так что ты здесь забыл?

– Бегом к Роберту, он тебя уже заждался.

– Знаешь, плевала я сейчас на Роберта и его самооборону, – всплеснула руками и указала на цветок: – Поставь его на место.

– М-м-м, нет, – поморщился эльф и направился к выходу.

– Эй, вообще-то это кража! – бросилась за Хью и попыталась оттащить его назад.

Правда, не добилась результата, поэтому обежала его и в последний момент загородила собой проход.

– Поставь на место!

– Даже не подумаю, Тринадцатая, – покачал головой Первый. – А ты, вместо того чтобы со мной спорить, живо переодевайся и к Роберту на тренировку.

– Да что ты заладил со своим Робертом? Рапис верни!

– Тринадцатая, – вздохнул Хью, словно это я ворвалась к нему в комнату и пыталась сейчас забрать что-то из его собственности.

Верх наглости! Просто офеительное отношение к другим лю… феям.

– Если забыл, у меня имя есть, – прошипела, внутренне закипая. – Весьма простое. Его несложно запомнить. Вивиен!

Мне претило подобное поведение других людей. Вчера я еще терпела через скрежет зубов, но действовала согласно его приказам, не в полную силу, но выполняя эти поручения. А сегодня… конкретно сейчас!..

Этот гад даже бровью не повел.

– Немедленно поставь МОЙ цветок на его законное место и выметайся из МОЕГО дома, – процедила по слогам, явно давая понять, что настроена решительно.

Он посмеялся одними лишь глазами. Вот только ничем другим не выдал своего отношения к произнесенной фразе. Не воспринимал меня всерьез. Словно считал каким-то отбросом или обычной грязью под своими эльфийскими ногами, через которую можно переступить, но точно не слушать.

Я ринулась за раписом. Попыталась выхватить горшок, но Первый поднял его над своей головой. Подпрыгнула, схватила Хью за руку, начала оттеснять его от двери, чтобы точно не сбежал и не спрятал мое разговаривающее сокровище.

Казалось, командиру эта игра лишь прибавляла скуки. Он почти не сдвинулся с места, в то время как я из кожи вон лезла, чтобы добраться до моего цветочка. Прыгала, разворачивалась, толкалась. По итогу разозлилась окончательно и укусила эльфа за подвернувшийся оголенный участок кожи, коим оказалась ладонь.

Он зашипел, отступил. Я выхватила рапис, бросилась к двери, но этот гад потянул меня за халат и очень ловко забрал мой цветочек.

Мне вдруг стало холодно. Я почувствовала трепет крыльев за спиной, ощутила скользнувший по телу ветер и, опустив голову, заметила, что осталась голой. Пояс змейкой валялся на полу. Почти вся часть моей одежды находилась в зажатом кулаке Хью, только рукав еще висел на моем локте.

Я развернулась, чтобы спрятать все самое важное от мужчины, подняла глаза к потолку и взмолилась, чтобы этот дурдом поскорее закончился. Вот только сзади было слишком тихо. Я потянула халат на себя, глянула через плечо, чтобы проверить, почему не могу накинуть его на плечи.

– Может, отпустишь?

Хью будто опомнился. Посмотрел на свой кулак, разжал пальцы, а после снова скользнул взглядом по моей спине.

– Давно девушек голых не видел? – удивилась я, плотнее заворачиваясь в халат.

Эльф усмехнулся одними уголками губ. Вдруг мотнул головой и, осторожно поставив рапис на стол, начал отряхивать руки.

– Хью?

– Тебя Роберт ждет на тренировке, – вновь заговорил он холодно и грубо, словно это был защитный механизм. – Ты опоздала на полчаса, что непростительно для солдата.

– Но я ведь гражданская.

– Ты в нашем отряде, значит, должна следовать правилам, – вернулся тот отвратительный начальник, который не терпел промедления и всем был недоволен. – Подъем по расписанию, тренировка, строгое выполнение моих приказов.

– Всех-всех? – меня его поведение начало забавлять.

– Только тех, которые касаются работы, – смерил он меня хмурым взглядом и, шагнув навстречу, тут же попятился. – Мне пора идти.

– Иди.

– Ты стоишь на проходе.

– А, это… – протянула я, однако не сдвинулась с места.

Он недовольно повел головой. Прищурился. Вдруг схватил меня за талию и, словно не ощущая моего веса, посадил на кухонную столешницу.

– Не играй со мной в игры, фея, – прошипел устрашающе и вскоре хлопнул за собой дверью, демонстрируя свое раздражение.

– Больно надо, – фыркнула я и, прикусив губу, хохотнула.

Забавно!

Оказывается, и у него есть маленькие слабости. Весь такой важный, неприступный, но оробел от вида моей голой спины. В голову полезли пошлые мысли. Мне дико захотелось снова подловить Хью на неловком моменте и как-нибудь смутить.

– Плохая идея, – поджала я губы. – Очень плохая идея! Правда, цветочек?

– Рапис! – пробурчало растение. – Цветком называют спороносный побег. Он приспособлен для образования спор и гамет. Ты где-нибудь видишь у меня пестики или тычинки? – затрясло оно своими длинными листами.

– Вижу только, что ты сейчас не в духе.

И не только рапис, к слову. Хью сегодня демонстрировал верх несдержанности. Нет, с другими ребятами он вел себя прилично. Зато на мне решил отыграться. Приказал Роберту показать несколько сложных приемов и отработать их. Попросил Джона разобрать несколько разделов из толстой книги правил, чтобы моя голова окончательно распухла. Злился, придирался к мелочам. В его глазах я даже ела как-то неправильно!

– Слушай, у тебя врожденный синдром нелюбви к феям? – нагнала я командира, когда ближе к вечеру мы загружались в фургон, на котором должны были отправиться на задание.

Забавно, но теперь не возникло даже волнения. В первый раз я не знала, на что шла, и не хотела лезть одна по вентиляционной трубе. Теперь же мне предстояло проникнуть в ночной клуб и выкрасть какую-то безделушку. Рядом со мной постоянно будет Пит. Мы сыграем роль пары. Это ведь не очень сложно!

Лойи подобрала мне сногсшибательный наряд, сделала прическу, в которую воткнула несколько магически важных для сегодняшней миссии побрякушек. К слову, выглядела я великолепно. Высокие каблуки, вечерний макияж и синее платье. А разрез… Он должен был приковывать мужское внимание к моей оголенной едва ли не до бедра ноге и отвлекать от всего остального.

– Или это предвзятое отношение именно ко мне? – попыталась я заглянуть в глаза командиру.

– Займи свое место и пристегнись, – сдержано произнес эльф. – Где Пит?

– Он пошел к Норис. У него появилась шерсть на ладонях.

– Эд, проверь. Нам нельзя опаздывать. Лойи, подключилась? – подошел он к панели управления, полностью игнорируя меня и мои вопросы.

Все-таки не зря я недолюбливала военных. Вот ярый представитель их братии. Отвратительный тип, который не думал ни о чем, кроме себя и выполнения поставленной начальством задачи. Разве сложно ответить? Трудно сказать, что ненавидит фей и потому постоянно придирается? Я бы поняла и отпустила. К тому же все вокруг относились ко мне слегка предвзято. Правда, ни один не удосужился пояснить почему.

– Командир, – залетел в кабину фургона Эд, – Пит не в состоянии.

– Что с ним?

– Вылезла вторая сущность и не хочет скрываться. Норис делает все возможное, однако не может разобраться, чем вызвано обращение.

Хью нервно застучал пальцами по пластиковой части панели. Он посмотрел на меня, о чем-то задумался.

– Первый, – шагнула к нему Лойи, – я могу заменить Тринадцатую. С Эдом или Робертом мы сойдем за пару – у нас подходящая совместимость.

– Нет, – покачал головой эльф, – должна идти именно она.

– Почему я-то? – удивленно воскликнула, уже теряясь в догадках о важности моей роли в данном мероприятии. Меня проверяли? Может, намерено бросали в самое пекло, чтобы запустить какую-то цепочку событий? Или просто хотели угробить одну непримечательную фею, которая кому-то мешала жить? – Уже второй раз вы посылаете на задание новичка и…

– Джон, заводи мотор. Эд, дай свою рубашку. Роберт, брюки.

Очередное игнорирование! Опять мои вопросы улетели в пустоту. Я недовольно сложила руки на груди. Лойи же посмотрела на Первого округленными глазами.

– Но, командир, это же фея! У вас отрицательная совместимость, и на входе не пропустят двух настолько разных существ. К тому же вы резонируете, – обратилась она к своим мониторчикам, на которых постоянно что-то высвечивалось. – Я целый день за этим наблюдаю. Показатели скачут, стоит вам вступить во взаимодействие, поэтому лучше выбрать кого-то другого, более устойчивого.

Хью ее не слушал. Он быстро сдирал с себя верхнюю одежду, бросал ее на свободное сидение и под настороженными взглядами ребят натягивал то, что ему передали. Атлетично сложен. Весьма хорош собой. Когда дело дошло до штанов, Лойи отвернулась, а вот я, наоборот, засмотрелась на сильные ноги командира. На моих губах невольно заиграла улыбка, пока я не заметила незажившую рану, напоминающую след от острых когтей.

– Значит, не показалось, – произнесла вслух, и эльф обернулся.

Замедлился на пару мгновений. Я демонстративно выгнула брови, теперь точно понимая, что в тот вечер мне ничего не показалось. Была кровь, было его недомогание. И мой стресс тут ни при чем!

Хью спешно натянул брюки, заправил рубашку. Когда покончил с переодеванием, наклонился к своим вещам и выудил оттуда несколько разных по цвету пузырьков. Выбрав пурпурный, подошел ко мне со словами:

– Встань, нужно кое-что сделать.

– Командир, нельзя так рисковать! – запротестовала Лойи.

Не дождавшись моего подчинения, эльф сам потянул меня вверх. Подтолкнул к стене, сжал мой подбородок и, словно собираясь поиздеваться надо мной прилюдно, заставил открыть рот.

– Только не глотай, поняла?

Он зубами откупорил пузырек. Выплюнул пробку, взболтнул содержимое и приложил стеклянное горлышко к моим губам.

– Не глотай, – повторил еще раз.

– Хью, это опасно, – предупредила Лоий, однако ее слова померкли на фоне того, что эльф меня поцеловал.

Я ощутила язык, прорвавшийся мне в рот. Почувствовала легкое жжение от находящейся там жидкости, которая так и норовила попасть в горло. Я едва не захлебнулась ею, особенно когда мужчина подхватил меня под ягодицы и поднял над полом. Пальцы вцепились в его плечи. Я замычала, попыталась отстраниться, однако не смогла шевельнуться, так как Первый обхватил мою шею и сильнее прижал к себе.

И что мне делать? Отвечать, отталкивать или смирно ждать? Ясно лишь, что потом придется сквозь землю провалиться, ведь целоваться у всех на виду – это слишком!

Та самая жидкость из пузырька стремительно исчезала. Я смотрела на эльфа широко распахнутыми глазами, мысленно протестовала, уже придумывала проклятья, которыми осыплю Хью, едва освобожусь. Вот только сама шевельнула языком. Робко коснулась его кончика и вздрогнула от пронзившего тело тока. Стало любопытно, захотелось еще… Я бездумно втянулась в поцелуй и сама затеяла нешуточную борьбу, невольно выгибаясь навстречу. Правда, все резко закончилось, не успев начаться.

– Это было обязательно? – пораженно произнесла, упираясь в плечи мужчины.

Он ухмыльнулся. Расслабил руки, позволяя мне стечь вдоль его тела на пол и ощутить скольжение широкой ладони по моей ноге, где был вырез. Правда, Хью тут же поморщился, чуть пошатнулся.

– Командир? – приблизилась к эльфу взволнованная Лойи.

Колеса фургона наехали на кочку или яму. Нас толкнуло в сторону. Мы все втроем полетели назад и рухнули на мягкие сидения в самых нелепых позах.

– Простите, – крикнул с водительского места Джон.

Пятая подскочила, начала хлопать эльфа по щеке. Схватила маленький фонарик, который лежал на ее панели, и стала светить им командиру в глаза, приговаривая что-то об опасности его затеи.

Я же уселась на самый край. Настороженно посмотрела на спокойного Роберта, на Эда, затем перевела взгляд на потерявшего сознание Хью.

– Лойи, ты хоть поняла, что это сейчас было? – подалась к девушке, которая продолжала приводить в чувство Первого.

– В тебя влили видоизменяющую текстуру, которая должна была запомнить твое ДНК и подействовать на Первого, – выдала она, не отвлекаясь от своего занятия. – Это опасно, так как в двадцати процентах случаев имеет последствия со второй сущностью у того, кто ее принял. В ближайшие пять часов никто не опознает в командире эльфа.

– Разве какое-то задание стоит таких жертв?

– Это наша работа, – прохрипел Первый, очнувшись. – И ты теперь часть ее. Привыкай.

Я проследила за тем, как он медленно поднялся. Перевела взгляд на взволнованную Лойи. А та выдохнула и плюхнулась на сидение рядом со мной. Ребята же продолжали держаться настолько непринужденно, словно каждый день имели дело с чем-то подобным: опаивали девушек, потом целовали и сразу падали в обморок. Конечно, здесь ведь нет ничего необычного!

Однако я задумалась немного о другом. Что именно Хью имел в виду? Я – часть его работы или часть его команды?

– Приехали! – громко оповестил Джон, глуша мотор.

– Лойи, настрой мой передатчик на двойную волну, – стал раздавать указания Хью, цепляя на себя магические побрякушки: часы, запонки, еле заметные наушники с микрофоном, которые крепились за ухом и напоминали маленькую родинку. – Роберт?

– Соседнее строение пустует, – показал он на карте и начал объяснять, почему займет позицию на крыше другого здания.

К обсуждению подключился Эд. Они улаживали последние моменты, в то время как Лойи искала подходящую частоту.

– Вив, это тебе, – положила она в мою руку блестящую брошь.

– Не понадобится, – забрал ее Хью и отложил в сторону.

Девушка не стушевалась. Она подмигнула мне и, обняв, все же нацепила какую-то примочку на платье.

– Чтобы ты не потерялась, – прошептала мне на ухо Пятая и, приняв серьезный вид, произнесла громче: – Удачи!

Я вдруг занервничала. Пальцы заледенели, в голову начали проникать самые разные мысли. С Питом мне было уютнее, что ли. Он за прошедшие два дня четко объяснил, как нужно себя вести, что говорить, как держать его за руку, кому улыбаться, а на кого лучше вообще не смотреть. И сейчас все показалось таким сложным, что я не сразу услышала, когда Хью дал отмашку к началу действий.

– Тринадцатая, – позвал он, выпрыгнув из задних дверей фургона.

Я поднялась. Пожалела, что была на каблуках, и едва не села обратно, нуждаясь сейчас хотя бы во внутреннем равновесии.

– Вивиен, идем, – настойчивее произнес командир и даже протянул распахнутую ладонь.

Может, сообщить, что о нашем задании знает Райс? Что он предпримет? Вдруг мы сейчас попадем в ловушку и не сможем из нее выбраться?

Я на негнущихся ногах шагнула к эльфу. Присела, чтобы спрыгнуть на землю, но мужчина подхватил меня за талию и бережно поставил рядом с собой.

– Ничего не бойся, – произнес он подбадривающе, но, словно нарочно, добавил: – Твое волнение заметно со стороны. Мы пара, которая решила этим вечером развлечься.

– Я помню, – прошептала угрюмо и стряхнула его ладони с себя. – Пит мне все объяснил.

– Первый, транспорт на подходе, – прозвучало через магический передатчик.

– Идем, – резко изменился в лице Хью и, положив мою руку на свой локоть, повел к остановившейся в конце этого переулка машине.

Глава 9

Надпись «Черная пантера» ярко освещала узкую подворотню. Стоял гул от множества разношерстных голосов. При открытии дверей на улицу вырывалась громкая музыка, вселяя в меня крупицы чертовой паники. Я не знала, как с ней бороться. Сильнее сжимала локоть Хью. Смотрела по сторонам, выхватывая незнакомые лица просто прохожих людей и тех, кто уже пьяно улыбался каждому встречному.

– Ребята! Вечер… ик… ка отпад! – закричала одна еле стоявшая на ногах девушка.

Ее подхватили под руки два щуплых паренька и повели мимо нас к дороге, видимо, чтобы вызвать такси и отвезти бедолагу домой. Я обернулась ей вслед. Уловила тонкий аромат, который взбудоражил сознание. В голове будто что-то взорвалось. Я даже двинулась за ней, но эльф потянул меня ко входу.

– Не отвлекайся, – шепнул Первый на ухо.

В магическом передатчике раздался отчет Эда, что по периметру все чисто. Он просканировал местность. Смог определить, какая обстановка внутри, словно видел сквозь стены или подключился к камерам внутреннего слежения.

Мы с Хью остановились перед широкоплечим охранником. Тот глянул на меня с интересом, перевел взгляд на Первого и протянул ему браслет.

– Не снимать.

– Для чего это? – поинтересовался эльф.

– В клубе запрещено показывать вторую сущность.

– Тогда дайте и мне, – проявила я решительность, радуясь, что хоть теперь крылья не вылезут в самый неподходящий момент.

Лицо строгого охранника испортила широкая улыбка. Показались кривые зубы. Нутро стянуло в железные тиски от ощущения, что мне здесь очень рады. Я даже попятилась. Однако мужчина ничего не произнес и открыл перед нами дверь, оставив мои слова без внимания.

Офееть! Снова?! Да что за люди вокруг и почему все меня игнорируют? Может, тому виной фейская сущность? Вдруг я сама влияла на окружающих чем-то вроде магии и заставляла так пренебрежительно к себе относиться? Я усмехнулась в ответ на свои мысли. Решила не принимать все близко к сердцу и, расправив плечи, последовала за Хью.

В лицо вдруг ударил рой блестящей пыльцы. Я зафыркала, начала отмахиваться, в то время как эльф пошел вперед как ни в чем не бывало. В носу защекотало. Я отчетливо ощутила, как маленькие крупинки попытались пробраться в мои легкие, но резко выдохнула и избавилась от них.

– Ты ничего не заметил? – подалась я к командиру и отшатнулась.

Мужчина широко улыбался. Он вроде был прежним, но каким-то другим. Словно уже выпил. Был навеселе и вместо выполнения поставленной задачи собрался расслабиться в этот дивный вечер.

Неужели Хью способен на подобную актерскую игру? Я зашагала вслед за ним к барной стойке. Думала, сейчас он что-нибудь закажет, однако командир обратил свой взор на танцпол.

Значит, показалось. Он не из тех, кто станет пренебрегать работой. Видимо, на самом деле вжился в роль и сейчас выискивал взглядом нужного нам человека.

В ушах изредка звучал голос Эда или Лойи. Я всем телом чувствовала напряжение, боясь ненароком выдать себя, однако старалась внешне выглядеть спокойной. Ощущала себя неуютно. Будто это не мой мир, и я здесь временно. А эта авантюра с ночным клубом являлась обычной шалостью. Словно завтра о ней забуду. Щелкну пальцами и вернусь к привычному распорядку дня, к родителям и редким встречам с подругами, к унылой работе, а также к своему засыхающему на подоконнике цветку.

Мимо постоянно кто-то ходил. Меня задевали плечами, извинялись. Я улыбалась в ответ и просто кивала. Пребывала в состоянии легкой растерянности. Все здесь выглядели нормальными. Людьми! Казалось, я попала в обычный клуб с мужчиной, с которым недавно познакомилась, и мы просто еще не определились, что дальше делать. Присоединиться к остальным или выпить? Пойти на второй этаж и занять уютный диванчик или отправиться на танцпол и вдоволь насладиться музыкой?

Однако я помнила наставления Пита. Нужно не делать резких движений и быть красивой. Ни с кем не разговаривать, держаться подле него – в данном случае уже подле Хью – и не забывать о первопричине нашего появления в данном заведении.

Командир взял меня за руку. Я в непонимании зашагала за ним через двигающихся в ритме танца мужчин и женщин. Эльф развернул меня к себе спиной. Приблизился. Положил ладони на мои бедра, предлагая двигаться в ритм быстрой музыке. Я занервничала. Думала, что придется просто постоять возле какой-нибудь из колонн, пройтись от барной стойки на второй этаж к диванчикам, выпить несколько коктейлей и потом приступить к основной задаче.

А тут…

Я ощутила его длинные пальцы на своем животе и запротестовала. Начала смотреть по сторонам. Внезапно заметила пыльцу, которая сыпалась с потолка и падала на головы окружающих. А они танцевали, пили, веселились, полностью отдаваясь атмосфере ночной жизни.

Хью резко развернул меня. Положил ладонь на щеку, опустил взгляд на губы. Шагнул навстречу, приобнял за талию и подтянул к себе. Во рту пересохло от вида его потемневших глаз. Все показалось ненастоящим, неестественным каким-то, ведь для достоверности нам не обязательно вести себя столь развязно. Я уперла руки в мужскую грудь.

– Хью, что ты делаешь?

– А разве не понятно? – дернул он бровью и улыбнулся одним уголком губ.

Я отвернулась. Начала всматриваться в лица людей, которые выглядели до странности безмятежно. Возможно, так и должно быть, однако мне все больше это казалось ненормальным.

– Хью, здесь что-то не так, – приблизилась к его уху, а он, вместо того чтобы как-то отреагировать, сильнее вжал меня в свое тело.

Первый напрочь позабыл о нашей миссии. О том, что сейчас надо выследить хозяина клуба, что нам предстоит проникнуть к нему в кабинет и выкрасть оттуда некую вещицу в виде крыльев.

Видимо, Райс был прав! В Бюро действовали странные нормы морали. Второй раз меня отправляли на задание, где необходимо присвоить что-то незаконным путем. А честные способы у них, как оказалось, не в почете.

И я задумалась бы над данным вопросом более основательно.

Но не сейчас.

– Хью, тебе нужно умыться! – произнесла настойчивее, когда он попытался меня поцеловать.

– Тринадцатая, что там у вас? – голос Пятой в магическом передатчике.

– Нас осыпали пыльцой на входе. Черт, Лойи, да Хью словно под кайфом. Здесь везде порошок!

Танец эльфа становился все развратнее. Я сопротивлялась, а он напоминал безумца, который поддался магическому влиянию музыки. Ни на миг не убирал от меня рук, постоянно притягивал к себе, то разворачивал и прижимался к моей спине, заставляя ритмично двигать бедрами, то вновь крутил и оказывался лицом к моему лицу и едва не впивался в губы. Соблазнял. Трогал. Скользил горячими ладонями по тонкому платью, будто прикасаясь к оголенной коже. Иногда добирался до разреза на ноге и задерживался там дольше положенного.

– Тринадцатая, уведи его в тихое место. Тринадцатая?

– Да, хорошо, – ответила я и попыталась вырваться из объятий эльфа.

Было сложно. Он казался неповоротливой глыбой, настойчиво приставал и едва не сводил с ума своими прикосновениями. Я пыталась сопротивляться. Я сжимала его пальцы и убирала руки. Я словно погружалась в его состояние и тоже…

– Тринадцатая… – прозвучало в передатчике. – Тринадцатая?

Ответить бы, но вместо этого я вновь заглянула в потемневшие глаза Хью и поддалась его напору. Ощутила исходящие от мужчины волны возбуждения. В какой-то момент забыла о посторонних людях, явно наблюдавших за непотребством, которое творилось между нами.

Он едва не рычал мне на ухо. Движения становились все жарче. Меня знобило от желания здесь и сейчас получить что-то большее, настолько откровенное, чтобы окончательно растаять под его руками. Голова шла кругом от бежавшего по венам огня. Я едва не горела от каждого прикосновения. Танец превратился в нечто непристойное, личное, постыдное. Вот только я перестала понимать, что происходит, и просто отдавалась мужчине, которого теперь тоже хотела.

Подхватив колено, Хью потянул мою ногу вверх. Он заставил откинуться назад, прогнувшись в спине. Скользнул обжигающим дыханием по шее, двинулся вдоль выреза вниз, к груди. Сердце учащенно забилось. Я едва сдержала стон, но эльф ослабил хватку, позволил отстраниться и внезапно закружил меня вокруг своей оси. Смазанные краски. Охвативший меня восторг – и вот я вновь оказалась прижата к мужскому телу. Ладони на моем животе, громкие звуки музыки на фоне. Приглушенный свет. Капелька пота на виске. Судорожный вздох и внутреннее напряжение от ожидания чего-то еще более горячего.

Легкий свист – и Хью вздрогнул. Он замер. Посмотрел на меня более осознанно и вдруг прохрипел:

– Извини.

Я не сразу поняла, что случилось. Почему все резко прекратилось? Отчего он одернул руки и, поежившись, повел меня к туалетам? Зачем настойчиво попросил ждать его там и скрылся за дверью?

– Тринадцатая! – вновь врезался в сознание голос Лойи.

– Что?

– Наконец-то, – выдохнула она. – Ты почему пропала? Сосредоточься на задании! Слышишь?

– Слышу, – часто заморгала я, продолжая смотреть на дверь, за которой исчез Хью.

– Вы подверглись воздействию фейской пыльцы. Роберт вколол ему дротик с нейтрализатором, однако он будет действовать недолго. Ты здесь?

– Здесь, – мотнула я головой, вдруг поняв, что была права.

Наш танец – это эффект крупиц, которые сыпались с потолка. Они как-то повлияли на Первого. Тот, возможно, еще не отошел после видоизменяющей текстуры и своего обморока, а потому пребывал не в себе. А я, дура, на миг поверила…

– На танцпол больше не выходите. Большая часть разбрызгивается в центре. Возле туалетов и на лестнице пыльцы меньше всего. Ты ее видишь?

– Вижу, – угрюмо ответила я и отошла в сторону, чтобы меня не задели несколько сильно подвыпивших мужчин.

– Здравствуй, красотка, – прямо передо мной появился светловолосый незнакомец и протянул полный бокал с зонтиком и трубочкой. – Почему здесь одна и скучаешь?

– Спасибо, – сдержано улыбнулась я и отрицательно покачала головой.

– Не хочешь к нам присоединиться? – шагнул он ко мне навстречу. – Такая огненная малышка должна быть рядом с настоящими мужчинами. Пойдем, ты не пожалеешь.

Вручив бокалы проходящему мимо парню, он схватил меня за руку и потащил за собой. Я выдернула свое запястье. Отступила к туалетам, однако напоролась на громко смеющуюся группу девушек и оказалась под лестницей. Занервничала. Увидела блондина, выискивающего меня взглядом. Двинулась в противоположном направлении и вдруг налетела на какого-то толстяка, окруженного со всех сторон охраной.

– Ой, простите, – извинилась я и вдруг заметила у него амулет на шее в виде крыльев.

– Вив! – тут же завопила в ухо Пятая.

Глава 10

До меня доносился шелест крыльев. Я сидела в углу стеклянного бокса и обнимала руками колени. Поджимала их к себе. Старалась не обращать внимания на происходящее в этой комнате.

Было страшно. Меня пугало окружение и то, что не удастся отсюда выбраться. Это не высотка Райса с его подчиненными, зеленокожими гоблинами, он точно не поможет. И не обычная канализация, куда беспрепятственно мог пробраться Хью. К тому же эльф не дурак. Он не станет рисковать жизнью и лезть в пасть к акуле, куда уже попала я.

Чему меня учил на самообороне Роберт? Спокойное восприятие ситуации. Холодный рассудок. Медленный анализ окружения, наблюдение и никаких поспешных решений.

Очистить разум. Сканировать местность и улавливать мельчайшие детали. Концентрироваться на звуках, ощущениях, мыслить нестандартно и удивлять.

Спасибо за совет, Роберт. Уже удивила! Да так, что теперь не оберусь последствий и превращусь в уродливое существо с острыми зубами и со скверным характером. Я ведь видела! И не одну, а целый рой фей, которые успели продемонстрировать все прелести своей тонкой душевной организации. Стоило вспомнить, так всякий раз бросало в дрожь. Неужели я стану такой же?

И виной всему крылья! Их точно нужно отрезать. И чем скорее это произойдет, тем больше шансов выбраться отсюда… человеком. С нормальной психикой и здоровым отношением к окружающему миру. Насколько это теперь возможно. Я глянула вверх и тут же опустила голову. Нет, моя жизнь не станет прежней! Недавние события будут напоминать о себе в кошмарах и преследовать меня на каждом углу, превратятся в клеймо, от которого не избавиться.

А началось все с момента столкновения с тем мужчиной. Как оказалось, это хозяин клуба. Тот самый, у кого необходимо выкрасть ценный для Бюро предмет в виде крыльев, упитанный сверх меры, с узкими щелками глаз и неприятной улыбочкой. От одного воспоминания нашей встречи сразу бежал мороз по коже.

Голос Лойи в передатчике. Мои так не вовремя вылезшие крылья. Вспыхнувший неподдельным интересом взгляд толстяка. Вырвавшийся из груди крик и в одночасье окружившая меня охрана.

В тот момент я еще не забыла наставления Пита и предупреждения Хью, что нельзя ни во что влезать. Я слышала инструкции Пятой. Затравлено смотрела в глаза хозяину клуба и еще надеялась, что это не он. Он, черт его подери! Собственной персоной. Там, где его не ждали.

Правильнее было бы извиниться и тихо ретироваться с эпицентра назревающей катастрофы. А я так и сделала. Промямлила что-то с натянутой улыбкой. Попыталась протиснуться мимо широкоплечих мужчин. Искренне возмутилась их поведением, обернулась на толстяка и вдруг поняла, что пропала.

А дальше началась неразбериха.

Если удивлять, так с размахом!

Я ткнула пальцем в глаз хозяину клуба, укусила одного из охранников, всадила шпильку в ногу другого. Воспользовавшись заминкой, начала пробираться сквозь толпу к выходу.

Удивила, безусловно. И не только себя…

Наверное, поэтому под потолком что-то оглушительно хлопнуло и на головы окружающих посыпались тонны пыльцы. Она лезла в нос, блестела, не позволяла увидеть ничего дальше вытянутой руки. Я двигалась наобум. Продиралась сквозь обезумевших созданий, которые подверглись магическому воздействию.

Паника нарастала. Я ощущала странную невесомость, хваталась за все подряд. У одного мужчины случайно сорвала браслет, и тогда… Он на глазах начал преображаться. Послышался истерический смех. Мне стало жутко от понимания, что поднимаюсь в воздух и не могу совладать с внезапно отключившимся для меня одной земным притяжением – остальные крепко стояли на ногах.

А в это время передо мной медленно вырастал монстр. Бесформенное фиолетовое существо с огромными синими волдырями, которые лопались. Он напоминал желе с засаленной кожей и большими порами. Вместо рук щупальца с присосками. На месте ног – подобие длинной юбки. Но самое ужасное, что я находилась рядом. Крутилась в воздухе и не могла как-то отдалиться от неприятного на вид создания.

Зато внизу люди сходили с ума. Двигались под грохот быстрой музыки. Танцевали, не обращая внимания ни на меня, ни на выросшего посреди танцпола монстра. Казалось, совсем обезумели от падающей сверху пыльцы, а потому не бежали отсюда с диким ором и охватившей их паникой.

Все смазалось. Перед глазами двигался набор темных красок с частыми вспышками света. Я хваталась за воздух. Молила крылья показаться и помочь мне в столь затруднительной ситуации. Пыталась зацепиться ногой за первого попавшегося человека, но вместо этого потеряла одну туфлю. Гребла руками. Фыркала из-за неугомонных крупиц. Старалась не попасть под обстрел вонючей жижи, которой без остановки плевался бесформенный монстр.

Но все закончилось так же быстро, как и началось. Один из охранников схватил мою лодыжку. Он без труда отбился от ударов второй моей ноги и потянул меня через весь зал на третий этаж, предназначенный исключительно для персонала, а затем в комнату с приглушенным светом, где запихнул в стеклянный бокс и запер снаружи.

И вот я здесь.

Меня едва не трясло от неприятной компании. Было жутко от сцены, развернувшейся перед моими глазами через десять минут после попадания в это место. А еще появился страх стать такой же…

Феи на первый взгляд показались забавными. Я в первый же миг обратила внимание на целый рой маленьких существ, порхающих над потолком. Блестели их быстро движущиеся крылышки. Умиляли размеры. Такие крохотные, очаровательные и очень милые… монстры.

Свирепые и беспощадные!

Лучше бы я не видела той картины.

Перед внутренним взором ярко и детально отпечаталась недавняя сцена. Острые зубы. Почерневшие глаза. Маленькие коготки и жестокая кровожадность, с которой они поглощали брошенное им мясо. Свежее, пропитанное кровью мясо!

И сейчас эти мелкие создания шелестели крыльями как ни в чем не бывало. Летали под потолком. Тонкой мелодией голосов наполняли пространство. Легким звоном своего смеха создавали атмосферу волшебства. И нападали!.. на любое вошедшее сюда существо.

То мясо было слишком свежим. Еще живым, дышащим, умеющим вопить от боли и молить о пощаде. Я сглотнула, представив себя на месте бедного мужчины. Позвоночник лизнуло холодом. Я поежилась и подтянула колени к груди, не желая слышать этот противный шелест крыльев.

Теперь ясно, откуда взялось предвзятое ко мне отношение. В моем лице видели их. Считали, что в обычное время я такая же милая, с тоненьким вкрадчивым голоском, переливающимся при каждом слове легкой трелью. А в плохом настроении – кровожадный монстр, пожирающий живую плоть. Неужели я вправду чудовище? Еще немного – и стану такой же? Буду бездумно порхать над потолком, будто мошка, и набрасываться на брошенную к моим ногам пищу?

Я передернула плечами. Подняла голову и всмотрелась в роящихся вверху фей.

– Эй, вы, – позвала осторожно, решив наступить своему страху на горло и хоть немного прояснить ситуацию.

– Ты меня звала? – спустилась ко мне одна крошка.

Фиолетовые волосы этого дивного существа парили в воздухе. Я видела окружающую ее пыльцу, которая появлялась после каждого взмаха крыльев и таяла спустя несколько секунд. Девочка была миниатюрной, размером с ладошку. Выглядела маленькой куколкой в нарядном розовом платье. Зависла на уровне моего лица и взирала на меня с интересом.

Милое личико. Длинные реснички и подведенные красным губки. Залюбоваться бы, да только я отчетливо помнила, в кого превращались ей подобные в другой, менее дружелюбной ситуации.

– У тебя есть имя? – положила я ладонь на стекло, разделявшее нас.

– Конечно! – заулыбалась девочка и крутанулась вокруг своей оси. – Аннет. Для близких просто Ани.

– Приятно познакомиться, Аннет.

– Ой, что ты? Я же сказала, что для близких – Ани, – захлопала она ресничками и подлетела к боксу.

Положила обе ладошки на прозрачную поверхность. Склонила голову набок, осматривая меня.

– А разве мы с тобой близки? – почему-то шепотом поинтересовалась я.

– Ты ведь фея, – поморщила она носик. – Значит, уже наша. Родна-ая.

– Железная логика. Непробиваемая, так сказать.

– А то! – кувыркнулась она в воздухе и снова прижалась к стеклу.

– Слушай, если мы так близки, может, откроешь бокс? – решила я попытать удачу.

– Нельзя, – вздохнула девочка и забавно надула губки, словно правду хотела бы мне помочь. – Папи будет против. Ты еще большая и должна пройти трансформацию. А после, – широко заулыбалась Ани, – ты присоединишься к нам. Я покажу тебе каждую залу. Ох, у нас такой красивый дом. Ты бы видела. Все сверкает от пыльцы. Плавающие по воздуху деревья с клочками земли, вечно сияющие звезды, зеленющая трава, дивный аромат природы, который редко встретишь в мире воскресших.

Я поражалась ее восторгу. Видела, что эта кроха говорила искренне и не лукавила. Вправду считала, что я присоединюсь к ним? Превращусь в такую же миниатюрную куклу и стану порхать в улье себе подобных?

– Почему вы сейчас здесь, а не там?

– Ждем, – коротко ответила девочка.

– Чего ждете?

– Новой кормежки. Папи обещал сегодня что-то на дивность вкусное. Эльфа, что ли, – пожала она плечиками и вновь крутанулась в воздухе, распыляя вокруг себя блестящие крупинки.

– Эльфа? – сглотнула я, сразу же подумав о Хью. – Светлого, надеюсь.

Внутри зародилось неприятное предчувствие. Сердце пропустило пару ударова от догадки, что Первый тоже попал в ловушку.

– Ой, нет, – махнула ручкой Ани, скривившись. – У них мясо пропитано благородством. Кровь слишком густая и синяя.

Она поморщилась. Встряхнулась, будто уже пробовала такого, и вновь сделала вид беззащитной крохи, которая и мухи не обидит.

– Поговаривают, – наклонилась она к стеклу и поманила меня пальчиком.

– Да?

– В клуб проник нарушитель. А папи не любит беспорядок и наказывает негодников. Один вон вонючую слизюку раскидал по залу. Так его того…

– Чего?

– Нам отдали, – беззаботно отозвалась Ани и снова склонила голову набок.

Вот кем был тот мужчина. Это с него я случайно сорвала браслет.

Мне стало плохо. Живот скрутило в тугом спазме от понимания, кто виноват в его столь неожиданной кончине.

А они не разменивались по мелочам. Сразу бросали неугодных на съедение монстрам, не желая слушать оправдания. Ведь, по сути, он ничего плохого не сделал – всего лишь попался под руку убегающей фее.

Дверь в комнату распахнулась. Я услышала короткое «наконец-то» и отшатнулась, увидев мгновенную трансформацию Ани. Почерневшие белки глаз, открывшаяся пасть с выросшими острыми зубами, а также кровожадный взгляд, полный предвкушения.

Я испуганно глянула в дверной проем и едва не осела от вида, как к новой добыче стремится голодный рой фей.

– Лакомство, – послышалось многоголосое шипение.

Неужели привели эльфа?!

Глава 11

Послышался звон разбивающейся о пол посуды. Я встрепенулась. Рванувшие к распахнутой двери феи на миг застыли, а затем разноцветным фейерверком разлетелись от вошедшего гостя в разные стороны.

Под его туфлями захрустела глиняная крошка. Я присмотрелась к лежавшим на полу осколкам. Попыталась различить, что же это такое, однако не смогла ничего увидеть из-за приглушенного света.

Подняла глаза. Увидела Райса и, почувствовав небывалый прилив радости, прижалась к стеклянному боксу. Вот мое спасение! Правда, взгляд зацепился за второго мужчину, следовавшего за ним по пятам. Я напряглась всем телом и замерла в ожидании предстоящего разговора.

– Стервочка, – усмехнулся толстяк, остановившись перед моим боксом.

Слева стояли два таких же, только пустых. Казалось, я не первая, кто попал в лапы хозяина клуба. Наверное, каждая его фея прошла по моему пути. Сперва заключение, затем разъяснительная беседа, какое-нибудь дурманящее голову предложение, а там… рой себе подобных в качестве семьи и дом с парящими деревьями. Даже не надо было спрашивать, зачем ему столько. Пыльца ведь не генерировала сама себя. Ей нужен источник. К тому же количество, свалившееся сегодня с потолка, наводило на мысль, что в данной комнате собрались не все его подчиненные.

Левый глаз мужчины был перевязан. Одежда выглядела помятой и блестела от слоя еще не исчезнувших крупинок. Зато на лице застыло самодовольство.

– Люблю таких стервочек, – добавил он более миролюбиво. – Иногда неизвестно, чего от них ожидать. Ты уверен, Ри, что хочешь именно ее?

Райс полоснул по мне небрежным взглядом. Повел головой, будто здесь присутствовал сильный раздражитель, и решительно произнес:

– Да.

– Может, выберешь другую? – указал хозяин клуба на забившихся в угол фей. – На любой вкус и цвет. Ани!

– Д-да, папи, – отозвалась девочка и, с опаской поглядывая на Райса, подлетела к мужчинам.

– Превратись. Продемонстрируй себя.

– Но, папи! – заалели ее щеки, вот только толстяк щелкнул пальцами, приказывая немедленно выполнять приказ.

Девочка закружила вокруг своей оси. Пыльца стала более блеклой, вскоре собралась вокруг маленькой феи и вспыхнула яркой вспышкой, разлетаясь в стороны.

Миг – и перед нами оказалась взрослая голая женщина лет тридцати пяти. Белые длинные волосы, частично прикрывающие упругую грудь. Точеная талия. Восхитительно ровные ноги. Я даже поразилась, насколько внешность обманчива, ведь верила, что передо мной была девочка. Ее слова, говор, открытость. Не могла взрослая так себя вести!

– Вот, – хозяин клуба подтянул к себе опустившую глаза скромницу.

Было видно, как дернулись руки Аннет, чтобы спрятать все самое сокровенное. Однако она не посмела так сделать. Лишь шагнула вперед. Позволила поднять ее голову за подбородок, повернула ее под напором толстяка влево и вправо.

Длинные ресницы трепетали. От холода на белоснежной коже появились пупырышки. Кончики пухлых губ тянулись вверх, но дрожали, будто это давалось женщине с трудом.

А я стояла окаменевшей статуей. Передо мной торговали живым человеком, притом в роли покупателя намечался Райс. Было странно и дико. Ощущение неправильности нарастало. Я давила в себе возмущение, ведь меня посадили в стеклянный бокс не ради забавы. Возможно, толстяк планировал получить в свою личную коллекцию такую же Ани. Еще одну. Новую. Немного строптивую и безумную, но заинтересовавшую его нестандартным поведением и скоростью сверкания пяток.

Во рту пересохло. Я провела языком по зубам, с надеждой посмотрела на Доуэна. А тот задумался. С интересом разглядывал женские прелести, всматривался в лицо белокурой красотки, даже коснулся ее щеки, проверяя кожу на мягкость.

– Нет, эту, – кивнул он в мою сторону. – Твоя слишком податлива.

– Есть и другие, – оживился толстяк. – Ханна, Лим, Оли.

– Лим больше нет, – тихо прошептала Ани, с обидой глянув на Райса.

– Не надо их, я уже выбрал. Хочу эту, – с нажимом произнес Доуэн, показывая, что его решение окончательно и бесповоротно.

С моих губ сорвался вздох облегчения. Я опустила напряженные плечи, с сожалением посмотрела на фею и пожалела, что не в состоянии ее спасти. Ведь она так восторженно отзывалась о папи. А сейчас… едва не плакала от необходимости стоять перед чужим мужчиной голой и не противиться, зная, что ее вот-вот продадут.

– Что ж, – нахмурился толстяк и дал отмашку Ани.

Она оживилась. В мгновение ока обернулась крохотной девочкой и, встряхнувшись, тут же двинулась к своим сестрам. Я проводила ее взглядом. Мысленно пожелала ей всего хорошего, но потом вспомнила почерневшие белки глаз и кровожадность, с которой фея бросилась на вошедшего сюда гостя.

А если бы на месте Райса здесь оказался Хью? Они растерзали бы его на мелкие ошметки и оставили бы после эльфа лишь несколько пятен крови на полу. Я устремила взор на потолок. В очередной раз поразилась обманчивости их внешнего вида, но решила сейчас не думать об этом.

– Сдерживатель нужен? – с меньшим энтузиазмом поинтересовался толстяк.

– Нет, справлюсь с ней своими силами.

– И на этом мой долг можно считать…

– Нет! – резче произнес Райс, отчего по моей коже побежали мурашки.

Такой непривычной грозный. Строгий. Какой-то чужой.

Хозяин клуба приуныл, достал из кармана пластину со светящимся на ней узором. Задержался на пару мгновений на мне взглядом и, невесело ухмыльнувшись, все же открыл бокс.

– Мы еще встретимся, стервочка, – прошептал он, стоило мне ступить навстречу. – Если выживешь, конечно.

Моих губ коснулась скромная улыбка. Я посмотрела в уцелевший глаз мужчины, но благоразумно промолчала, не собираясь наживать на свою голову новые проблемы. Зачем мне столь влиятельные враги? Поэтому я лишь проскользнула через небольшую щель между его тучным телом и краем бокса. Сделала несколько быстрых шагов к Райсу и прошептала губами:

– Спасибо.

То ли он играл на публику, то ли на самом деле был не рад меня видеть, но Доуэн лишь смерил меня осуждающим взглядом и направился к выходу. А я не стала ждать приглашения. Поспешила за ним. Кое-как перепрыгнула через осколки каменных статуэток у входа, спустилась по лестнице на второй этаж и там едва не врезалась в мужскую спину, когда Райс резко остановился возле одного из диванчиков.

– Мы не уходим?

– Зачем? – Райс игриво выгнул бровь и опустился на кожаное сидение.

Придвинулся к невысокому ограждению, раскинул руки в стороны и глянул вниз, где не было ни намека на недавнее безумство.

– Ты уверен? – наклонилась я к нему, чувствуя себя неуютно.

Где-то неподалеку находился Хью. В этом же здании скрывался Роберт, выпустивший дротик в шею командира, Джон, скорее всего, сидел за рулем и ждал отмашки, а Лойи продолжала сканировать своими магическими волнами происходящее внутри. Что сейчас делал Эд, я не знала. Потеряла со всеми связь, когда с потолка повалила пыльца. То ли передатчик переклинило. То ли аппаратура дала сбой. Вот только с меня не сняли ни одну из магических побрякушек, а это значило, что каждое мое слово или действие еще могло быть замечено посторонними. И вот этот разговор с Райсом не останется в секрете.

– Садись, – скользнул он рукой по кожаной обивке и похлопал по месту рядом с собой.

Я скользнула взглядом по головам танцующих. Попыталась высмотреть хоть кого-то из Пятого отряда. Еще помнила слова Ани об обещанном лакомстве в виде темного эльфа, а потому нутром тянулась отправиться на поиски командира. Ему ведь грозит жестокая расправа. Если он попался в лапы хозяина клуба, то значит, что ему нужна помощь. И я буду прохлаждаться с Райсом, когда Первому грозит опасность?

– Садись, – настойчивее произнес Доуэн.

– Но там… мне очень нужно, – отступила я назад, чувствуя под голыми ступнями что-то острое. Все-таки правая туфля осталась на танцполе, а левая теперь лежала в стеклянном боксе. Уж лучше босиком, чем хромать и подпрыгивать на одной ноге.

– Ничего с твоим эльфом не случится.

– Он не мой, – фыркнула я и невольно покосилась в сторону.

– Вивиен! – взгляд, которым меня одарил некогда любимый мужчина, в темноте клубного освещения показался на редкость тяжелым. Он словно прижимал меня к полу. Давил на грудь. Лишал воздуха.

Я прижала ладонь к горлу. Открыла рот, не в силах справиться с направленной на меня силой, но тут же почувствовала легкость в теле.

Шагнула к Райсу. Все же села рядом с ним. Смиренно положила руки на колени и посмотрела на него с недоумением.

Мне не показалось? Он вправду применил магию и собрался задушить из-за неповиновения? Нет, Райс не такой. Мой мужчина не стал бы вредить девушке, тем более любимой. Ведь если все его слова правдивы, то у него до сих пор остались ко мне теплые чувства.

А у меня? Я вздрогнула, когда он положил ладонь поверх моей. Сдержала порыв, чтобы не вырвать ее, однако вместо этого попыталась улыбнуться и сделать вид, будто не нахожусь сейчас в диком смятении.

Разум вопил, что нужно бежать. Мне не хотелось даже разговаривать с человеком, решившим силой заставить меня что-то делать. Но здравый смысл напоминал о недавнем спасении. Ведь это он явился за мной в ту комнату. Вызволил, привел сюда, усадил. Я должна быть благодарна.

– Иди ко мне, – мягче произнес мужчина и, положив ладонь на мой затылок, потянул к себе.

Припал к моим губам. Начал копошиться в волосах, беспощадно разрушая прическу. Первое время встречал сопротивление, однако не имело смысла отталкивать единственного близкого здесь человека. Поэтому я поддалась, открылась навстречу, позволила его языку проникнуть в мой рот, завоевывать, сокрушить на своем пути любые преграды.

Что-то звякнуло. Я скосила взгляд, но Райс не позволил ничего рассмотреть. Прижал к себе, начал быстрее расправляться с моими волосами, которые вскоре легким облаком упали на плечи. Коснулся губами уголка моего рта. Прошелся жалящими поцелуями по щеке, к шее и затем ключице. Блуждал широкими ладонями по моему телу. Запрокидывал мою голову, покусывал разгоряченную кожу, прижимал к себе, заставляя таять под столь жестоким напором.

Но было что-то в его действиях не то. Мне нравилось и не нравилось одновременно. Я упиралась ему в грудь, сжимала черную рубашку, непроизвольно отталкивала, а в следующий миг тянулась навстречу.

– Райс, – задыхалась я. – Райс, прошу.

В голове поселился туман. Краем глаза я замечала блеск от падающей с потолка пыльцы и ненароком подумала, что Райс тоже подвергся ее воздействию. Уже собралась предупредить, но в ложбинку груди скользнуло что-то тонкое, холодное. Я встрепенулась, вспомнив, что где-то там спрятала украденный у хозяина клуба амулет. Не знала, как так получилось. Сорвала его еще в самом начале, а потом… Не выбрасывать же!

– Ты умница, – прошептал Доуэн мне в губы и, поцеловав напоследок, сел ровно. – Теперь можешь идти. Тебе ведь очень нужно.

Глава 12

Ощущение, что меня нагло использовали, горечью осело на языке. Я не сдвинулась с места. С осуждением посмотрела на Райса. Хотела еще заявить, чтобы он отдал честно украденный мной амулет, но вдруг увидела его взгляд, полный непоколебимой уверенности в своей правоте, и невольно отшатнулась.

Стоит ли с ним спорить? Следует ли заявлять права на вещь, которая даже мне не принадлежала? Возможно, он собрался вернуть ее владельцу. Вот только верилось с трудом.

– Скажи, что ты пришел за мной не из-за него, – указала я на карман, в котором Доуэн спрятал безделушку в виде крыльев.

– Конечно, – усмехнулся он одним уголком губ. – Помедли я хоть на минуту, и ты подверглась бы магическим волнам, подавляющим человеческий разум. А мне не нужна мелкая зараза с мозгом ребенка и кровожадностью бааван.

– Ты тоже недолюбливаешь фей? – поморщилась я, чувствуя, как грудь сковывает гранитной тяжестью.

Захотелось подняться и убежать. Нет, я догадывалась и раньше по его поведению, что пренебрежение к моему виду у него присутствовало, вот только пока не слышала это в открытую. Все знали! Они все понимали, какой я могу стать, и потому опасались, недоговаривали, посмеивались, но не подпускали к себе.

– А за что я должен их любить? – выгнул бровь Райс. – Назови хоть одну причину, Вивиен.

– Не знаю, – пожала я плечами и отвернулась. – Может, потому что они тоже люди?

– Та Ани уже не была человеком, – не согласился мужчина. – Никто из тех фей. Они из низшей расы. Что ты знаешь о разделении на слои? Что ты знаешь о трансформации, Вивиен? Что ты знаешь о силе второй сущности? – сказал он тише, поворачивая мою голову к себе.

Я дерзко посмотрела ему в глаза. Не собиралась смущаться или тушеваться. Да, я ничего этого не знала. Даже не подозревала, в чем могут быть особенности, так как не успела пока добыть эту информацию. Спрашивала у Роберта, интересовалась у Лойи, однако они каждый раз уходили от этой темы. Будто опасались, что придется рассказать мне о тех маленьких феях, поедающих человеческую плоть, ведь точно знали, что пока я во всем не разобралась. Конечно, а кому захочется открыть горькую правду? Это как вылить ведро помоев на собеседника – то же самое, что назвать его монстром.

Зато Райс не побоялся. Сказал. Выразил свое отношение, не стал лукавить и просто бросил в меня несомненно важными вопросами, не собираясь на них отвечать.

– Ты сообразительная, разберешься, – более миролюбиво произнес мужчина. – Только не глупи, когда все поймешь. Мир не делится на черное и белое. Есть исключения из правил, – подмигнул он, словно намекая, что я вполне могу остаться прежней и не превратиться в такую кровожадную фею. – А теперь иди, Вив, тебя ждут.

Я сжала его руку, которой он продолжал удерживать мой подбородок. Сдернула ее с себя. Поднялась.

– Твой эльф в подвальном помещении.

– Он не мой, – поморщилась я.

– Я видел, – очень странно улыбнулся Доуэн. – Но ладно, пусть будет не твой.

– Ты на что намекаешь?

– Иди, Вив, мы скоро увидимся и поговорим в более спокойной обстановке. Не хотелось бы, чтобы нас заметил паучок.

Я шагнула назад и напоролась на проходящего мимо официанта. Извинилась, еще раз глянула на Райса.

Неужели это никогда не закончится? Я почувствовала себя маленьким слепым щенком, не умеющим стоять на ногах и видеть, что творится в округе. Все знали, все понимали, а я…

Ладно! Сейчас не время для раздумий.

Я побежала к лестнице. Спустилась на первый этаж и заскользила взглядом по помещению, выискивая двери, ведущие в подвал. Музыка больше так не грохотала. Люди на танцполе не выглядели столь сумасшедшими, как в прошлый раз. Возле барной стойки сидели несколько девушек и строили глазки парням. Возле туалетных комнат почти никого не было.

Черт, не вижу!

Пришлось двинуться вдоль стены, чтобы ничего не пропустить. Возле стойки, с которой крутили музыку, я замедлилась. Заметила там какие-то двери, но сразу подумала про складское помещение для аппаратуры или гримерку для приглашенных артистов. А если нет?

Но вот проблема – там стояла охрана. И мне вряд ли удастся пробраться внутрь и проверить. Как быть?

Я забралась к сосредоточенному на своей работе диджею, мило улыбнулась ему. Услышала от него, что находиться здесь нельзя, потому подняла руки и сделала вид, что ухожу. Правда, задела по ходу какой-то провод. Музыка выключилась.

– Ой, – растеряно произнесла и парой быстрых движений вернулась на танцпол.

Заметила, что на меня обратили внимание. Начала петлять среди гостей, двинулась обратно к барной стойке, выхватила у первого попавшегося мужчины его коктейль и прыснула тот в глаза охраннику.

Вскоре вновь заиграла музыка, перекрывая возмущения людей. Они неуверенно зашевелились. В клубе стало намного темнее. Я увидела еще двух громил, двигавшихся в моем направлении, и решилась на отчаянный шаг: сразу бросилась к тем дверям за диджейской стойкой.

Правда, стоило их открыть, как меня настигло разочарование. Это оказался обычный склад аппаратуры – никакого эльфа здесь и в помине не было. А охранники приближались. Я затравленно посмотрела на этих мужчин и бросилась прочь, но вдруг почувствовала чью-то руку на запястье и резкий рывок.

Меня окутала темнота, чужая ладонь легла на мои губы, не позволив издать ни звука. А шепот легкой щекоткой коснулся уха:

– Ты где была?

«Хью?» – разум пронзила радостная мысль.

Я завозилась, попыталась рассмотреть своего пленителя, однако тот лишь крепче прижал меня спиной к себе. Рядом послышались голоса. Отчетливый звук шагов. Как назло, в носу защекотало. Я часто задышала, сжала кулаки, пытаясь сдержаться. Правда, вовремя сообразила помассировать переносицу, и неприятный зуд отступил.

– Не шевелись, – еле различимый шепот командира.

Он отодвинул тяжелую штору, за которой мы прятались. Пробурчал недовольство себе под нос, но в мгновение ока превратился в специалиста своего дела и начал стрелять глазами в разные стороны, явно намечая путь к отступлению.

– Пятая, можешь что-то сделать? – после долгих минут напряженного молчания все же обратился он к Лойи.

Я не слышала ответа. Вообще не знала, работала ли аппаратура и стал ли достоянием узкого круга людей мой разговор с Райсом. Остерегалась, что скоро придется давать ответы. Уже мысленно прокручивала, какие можно применить отговорки, чтобы подозрение не упало на мою из без того пухнувшую от всего этого сумасшествия голову.

– Ясно, – недовольно высказался Хью и заерзал сзади.

Осторожно сжав мое плечо, отодвинулся в сторону. Дал понять взглядом, чтобы следовала за ним. Снова выглянул из нашего скромного укрытия и резко двинулся вперед.

По спине побежал большой табун мурашек. Я мысленно простонала, опасаясь очередного дурдома и игры в догонялки с охранниками, однако поспешила за командиром. Уж лучше рядом с ним, чем одной.

К босым ногам прилипала мелкая пыль. Я невольно вжимала голову в плечи, будто это должно было сделать меня невидимой. Возле застывшего статуей охранника, показавшегося за очередным поворотом, я беззвучно охнула и едва не присела.

Хью обернулся. Дернул меня за руку, показывая, что нельзя замедляться. В самый опасный момент, когда до спины широкоплечего мужчины можно было дотянуться пальцами, когда я уже видела через небольшую щель танцпол и приближающихся к нему собратьев, когда заметила его короткое движение головой, будто он почувствовал наше присутствие, а также когда дверь с надписью «Выход» в конце узкого коридора начала быстро открываться, Первый затолкал меня в удачно подвернувшуюся под руку темную комнату.

Сердце отбивало бешеный ритм. В висках набатом стучала мысль, что нас обнаружили. Захотелось броситься куда-нибудь и укрыться.

Да только нас окутала столь густая темнота, что можно было глаз выколоть и не заметить. В носу щипало от поднятой нашим появлением пыли. Чувствовалась тянувшаяся откуда-то сырость. Из-за недавно запертой двери доносились приглушенные звуки музыки.

– Пятая, ты уверена? – вдруг зашипел Хью, и я от неожиданности задела палку.

Та оглушительно грохнулась на пол. Мы с Хью вздрогнули, застыли. Правда, командир первым очнулся и повел меня вперед, в беспросветный мрак, сам толком не разбирая дороги.

Я наткнулась плечом на что-то высокое. На меня посыпались бумаги. Я выставила руку, попыталась увернуться от свалившегося на меня «счастья» и, не видя ничего, оказалась прижатой к боку Первого. А тот почему-то остановился. Я почувствовала дрожь его тела, ненормальное напряжение мышц, будто мы попали в ловушку и уже точно не выберемся.

Вздох. Чужие пальцы до искр из глаз впились в мою руку. Я дотронулась до груди командира, да только он резко выпрямился и, шаркая ногой, двинулся вперед.

– Не отставай, – сдавленно выдохнул он, едва не проскрежетав зубами.

Я слышала тяжелое дыхание. Тянулась за Хью, подозревая, что ему нехорошо. Словно причина его напряжения не в окутывающем нас мраке…

– Пятая, ничего не видно, – сосредоточенно зашептал он, просвистывая некоторые буквы. – Точнее! Увеличь сеть наложения и отслеживай предметы.

Он почему-то злился. То цедил слова, то едва не проглатывал их. Ни на миг не отпускал мою руку и, изредка останавливаясь, целенаправленно шел вперед.

– Хью?

– Не сейчас, Тринадцатая. Пятая, тут стена. Куда дальше?

Мы без остановки двигались в кромешной темноте. Нарывались на неровно стоявшие предметы, спускались вниз, много раз поворачивали. Воздух становился все более спертым. С каждым шагом в мою голову закрадывались неприятные мысли, что мы заблудились. К тому же присутствовало стойкое ощущение, что с Хью не все в порядке. Он вел себя ненормально. Вздрагивал. Без причины сильнее впивался пальцами в мою руку. Приглушенно вздыхал, словно пытаясь скрыть это от меня.

Я не задавала вопросов. Просто переставляла ноги, ощущая, как пол под ступнями становится все холоднее. Быстро двигалась за командиром, неустанно задумываясь над одним моментом. Почему мы уходили? Отчего бежали, словно крысы с тонущего корабля? Произошло встреча с хозяином клуба, однако мы не достали нужную вещицу. То есть они ее не достали. А я… Или Лойи уже засекла и сообщила остальным, что амулет у меня? Может, она не просто обнаружила его, но и сказала о внезапном появлении Райса, о его разговоре с толстяком, о наших недолгих посиделках на втором этаже?

Становилось не по себе. С каждым новым шагом все сильнее хотелось вырвать руку и пуститься бежать. Куда-нибудь, только чтобы не идти за эльфом, который обязательно спросит с меня.

В какой-то момент обоняния коснулся свежий воздух. Мы одновременно с Хью свернули вправо и поднялись по раскрошившимся от времени ступеням. Он налег на тяжелую дверь. Та скрипнула, открывая нам вид на усыпанное звездами небо и горы разбросанного в разных местах песка. Вот только не успел командир сделать шаг на улицу, как оступился и упал. По лицу Первого прошла судорога боли. Я заметила, как он прикусил губу, сдерживая стон, как потянулся к внутреннему карману и достал оттуда что-то, напоминающее шприц. Замах – тот вонзился в ногу. Эльф облегченно выдохнул и перевернулся на спину, а я…

Бросилась ему на помощь, но увидела блаженное умиротворение на лице эльфа и потому выпрямилась. Окинула его взглядом. Задержалась на месте, где, точно помнила, еще находился шрам.

Осененная внезапной мыслью, я подхватила сверкнувший в свете луны осколок и одним быстрым движением распорола его штанину на бедре.

– Тринадцатая, – с трудом поднялся Хью, а я уже увидела все, что хотела.

На бледной коже проступала сочащаяся отвратительной слизью рана. Глубокая, словно от когтей. Не зажившая, с рваными краями и виднеющейся в самой глубине плотью. Она стала еще хуже. Я ведь помнила, какой была при переодевании эльфа. Не такой ужасной!

– Это смертельно?

Командир нахмурился.

– Если не прошла за столько времени и приступы настолько сильные, – шептала, со злостью глядя ему в глаза. – Если Норис не смогла с ней справиться. Если ты настолько испугался, что вообще отрицал присутствие этой раны. Если в лифте точно была кровь, но потом пропала…

Хью отрицательно покачал головой.

– А если они узнают? Думаю, твоя команда лучше разбирается в тонкостях вторичного мира и сразу догадается, что к чему. Ты потому молчишь, чтобы сейчас никто не услышал?

Вдалеке послышался звук приближающейся машины. Я лишь сейчас осмотрелась и поняла, что мы на заброшенной стройке. Впереди открывался вид на реку. Сзади над нами возвышалась незаконченная стена с распахнутой металлической дверью.

Нас ослепил свет фар. Раздался звук тормозов, захлопали двери приехавшего фургона.

– Хью? – вопросительно выгнула я бровь.

Ну же, еще пара секунд на то, чтобы ответить. Скажи, почему так сложно? Просто кивни, и я отстану.

Эльф посмотрел на меня в упор. Не моргнул, не подал никакого знака, не стал распыляться на просьбы или объяснения. Продолжал впиваться взглядом в свою подчиненную, словно пытался забраться в глубину моего подсознания и докопаться до истины. Какой?

– Лойи, что с ее передатчиком? – первым делом спросил Хью, когда к нам подбежали все, кроме Джона. – С каких пор твоя аппаратура ломается? Второй раз. Снова на фее!

– Я не знаю, – запнулась она.

– Помехи от нее забили весь эфир, – злился командир, поднимаясь на ноги.

Он поправил разорванную штанину и по более темному участку, стараясь не попадать в свет фар, направился к машине.

– Эд, судя по твоим сведениям, было всего два этажа. Откуда взялся третий? С чего вдруг появилась пыльца? Если бы пошел Пит, то его разорвало бы на части! Роберт…

Его голос вскоре затих, а я стояла на том же месте. Смотрела на два светящихся глаза машины и не решалась двинуться следом за ними. Зачем мне ехать обратно? Уж лучше вернуться к Райсу и выпытать у него все подробности моей второй сущности. Ведь ему не столь важен свой человек в Бюро. К тому же я не очень подходила на роль крысы, внутренне противилась этому, не хотела предавать… некоторых приятных личностей. Все ведь можно исправить. Я в состоянии выйти на свет и стать свободной. Разве меня держат? Неужели так необходимо идти туда, куда ведут, и делать то, что требуют?

– Вив? – замедлилась возле двери автомобиля Лойи.

Она прислушалась к голосу Хью, но не пошла за ним. Направилась ко мне, заслонила собой одну из фар и даже взяла меня за руку.

– С тобой все в порядке?

– Почему ты не рассказала про фей?

– Вивиен, – усмехнулась Лойи, будто я спросила сейчас несусветную чушь.

Вот только девушка встретилась со мной взглядом и все поняла. Сразу стала серьезной. Поджала губы.

– Эй, вы там еще долго? – выглянул из окна Джон. – Нам желательно отсюда уехать.

– А ты… как забрала амулет? – решила поставить меня в тупик Пятая. – Я видела, что он оказался у тебя. Но потом, пуф, амулет исчез с моих радаров, его вообще не оказалось в нашем мире. Однако через некоторое время он вновь появился, словно прошел через завесу и вернулся обратно. Какая у тебя магия, Вив?

– Ты на что намекаешь? – растерялась я.

Помню, как случайно ухватилась за те крылышки на груди у хозяина клуба и, почувствовав нежное тепло на ладони, сразу ринулась прочь. Не делала ничего умышленно. Просто уносила ноги.

– Я ни на что не намекаю, – вздохнула Лойи, положив мою ладонь на свою. Накрыла ее второй. – Всего лишь говорю, что ты непростая фея, иначе тебя не приняли бы в наш отряд. Низшие расы вообще держат отдельно.

– Почему?

– Вы не поддаетесь контролю.

– Вы? – усмехнулась я, ведь она вторая, кто за сегодня упомянул о моем невысоком статусе в этом новом для меня мире. – Теперь «вы»?

– Ты сама спросила, – грустно произнесла она и решила все же пойти к фургону, да только я не позволила ей сдвинуться с места.

– Девчата! – в нетерпении позвал Джон.

– Идем, – повернула голову Пятая и снова вернулась к нашему разговору: – Имеются некоторые догадки на твой счет, однако пока я озвучивать их не стану. Знай только, что в тебе есть магия, которая заинтересовала Бюро. Ты до сих пор в виде человека и не превратилась. Да, прорываются крылья, однако твоя сущность пока не берет верх. А мы все ждем. Думаем, когда же это случится, когда придется отбиваться от феи, помешанной на крови. Вдруг я проснусь ночью и увижу, как ты обгладываешь мои кости? Магии вы не поддаетесь, на голос разума не отвечаете.

– Поэтому Пит меня остерегается?

– Да все тебя остерегаются, – передернула плечами Лойи. – Ты ведь фея. А кровь зовет…

– Сколько можно ждать? – вновь окликнул нас Джон, и мы с Пятой, обменявшись красноречивыми взглядами, все же направились к фургону.

– Значит, время против меня? – спросила я напоследок.

– Против. Это может случиться в любую минуту.

– И тогда все? – поинтересовалась возле распахнутой двери.

– Все, обратного пути не будет, – не стала юлить Лойи и протянула мне руку. – А пока давай, нам вправду желательно поскорее уехать. И извини, что пришлось тебе это сказать.

– Ничего, – моих губ коснулась печальная улыбка.

Глава 13. Хью

Остаток ночи прошел как в бреду. Холодный пот лился градом. Рану надрывало. От слизи, что выделялась поверх трех глубоких порезов, тянуло резкой гнилью. Мышцы сводило. Обезболивающие больше не помогали. Противоядие не давало нужного эффекта, и нога все сильнее немела.

– Недолго протяну, – простонал с очередным приступом боли, которая врезалась в голову сотнями ржавых винтов со стертой резьбой, поэтому они прокручивались снова и снова – не достать, не вбить, не остановить.

Дыхание никак не выравнивалось. Тело с трудом поддавалось контролю. И все потому, что я наивно решил, будто справлюсь сам и сильнее смертельного яда, словно моя кровь и ускоренная регенерация возьмут верх. Но не тут-то было.

Я кое-как сел. Покачнулся. Сердито впился взглядом в окно, из которого лился предрассветный скудный свет. Хотелось подняться и разворотить все вокруг. Злость от идиотизма собственной ошибки разъедала изнутри. Я корил себя за неосмотрительность. Сам напоролся на ядовитого и незаметного в темноте канализации эрси, а затем позволил себя ранить. Должен был сразу сообщить. Обязан сегодня же сложить свои полномочия и уйти с должности командира Пятого отряда, ведь с такой раной мне осталось недолго. Если только…

Зубы свело от нежелания унижаться. Я смахнул тыльной стороной ладони пот со лба и поднял на уровень глаз подрагивающую руку.

– Идиот.

В кончиках ушей появилось легкое покалывание. Я услышал звон, шепот, явственно ощутил движение живой энергии за стеной, где в гостиной собрал коллекцию растений. Размял шею и попытался сосредоточиться, чтобы скрыть вторую сущность, но кожа уже поменяла цвет, а волосы выцвели до пепельно-белого.

– Идиот, – выдохнул устало, не в силах уже совладать даже со своей магией.

Голова раскалывалась от противоречивых стремлений. Желание жить брало верх. Я ощущал себя слабаком, прогнувшимся под гнетом обстоятельств и не сумевшим самостоятельно найти решение. Унизиться или с честью уйти в иной мир? Перешагнуть через свою гордость или просто сдаться?

Зачем дальше тешить себя ложными надеждами? Я слишком хорошо знал, как действует этот яд, потому не обманывался по поводу своей дальнейшей судьбы.

Шепот растений за стеной нарастал. Давил, дурманил разум. Подталкивал поддаться низменным желаниям и сделать все возможное, чтобы выжить.

Я кое-как поднялся, направился к выходу, собираясь умыться в туалетных комнатах. Словно от воды мне станет легче и она поможет отделаться от яда, уже поразившего ногу. Я уперся лбом в дверь. К чему эта гордость? Разве стоит она того, чтобы оказаться на кровати и через пару дней превратиться в воняющий труп?

От силы, с которой я сжал кулаки, едва не затрещали сухожилия. Пришлось отправиться к ним. Нажать на кнопку лифта с цифрой «семь», доступной ограниченному числу лиц, и выйти в залитое ослепляющим ярким светом помещение.

– Зачем пожаловал, Хью Тимфейр? – низкий голос из глубины.

Не было видно ни стен, ни окон, ни потолка. Лишь пол. Только безмятежная белизна, контрастирующая с серостью моей кожи.

В висках застучала тревожная мысль, что не нужно идти вперед. Лучше самому. И дело уже не в собственной гордости, не в стремлении справиться с проблемой собственными силами, не в обычном нежелании опускаться до низменных просьб. Обращаться к ним – себе дороже. Может, все-таки еще есть способ? Вдруг в короткий срок найдется существо, способное исцелять от редчайшего яда?

Однако я сделал шаг. Подавил внутреннее противоречие, прошел еще несколько ярдов и все же решился на то, ради чего пришел.

– Прошу о помощи, – склонил голову и пошатнулся, ощущая напряжение в мышцах поврежденной ноги. Порезы загорелись огнем. Пришлось опереться на здоровую, чтобы выстоять на протяжении всего разговора, который, скорее всего, не будет быстрым. – Мне нужна ваша слеза.

Пространство вокруг начало изменяться. Передо мной появился белый пустой стол, за которым сидел Харвин. Справа и слева оказались два кожаных дивана. Те занимали такие же представители высшей расы, как и он – глава Бюро, единственный в своем роде, способный исцелить любую рану.

Правда, выглядела ситуация более чем подозрительно. Я не настолько глуп, чтобы поверить, что столь опасное существо, как эрси, окажется в одно время в канализации с невероятно редким фиером, за которыми с давних пор велась ожесточенная борьба. Что один, что второй встречались крайне редко. Их старались контролировать. Значит, это чей-то тонко продуманный ход или крайне маловероятное стечение обстоятельств.

Эгоистично думать, что все подстроено ради меня. Возможно, для Вивиен – необычной феи, так захватившей внимание начальства.

Я поднял глаза на феникса, восседающего в белом кресле в виде немолодого человека. Сколько он на самом деле прожил? Как много умирал и вновь возрождался?

– Ты провалил задание? – поинтересовалась Рокси, его правая рука – вредная и невероятно высокомерная сильфа.

Прекрасная снаружи, с тончайшей, едва не просвечивающейся кожей, она сидела на одном из диванов в откровенном наряде и из-за осознания своей притягательности вечно смотрела на мужчин, как на предмет мебели. Мы были недостойны. Мы обязаны падать возле нее ниц и благодарить об одной только возможности взирать на это сокровище богов. Хрупкая, наделенная чистым светом… Зато внутри девушки таилось много грязи.

– Второе по счету, – вызывающей скрежет зубов мелодией отозвался левая рука начальства по имени Итен, который любил демонстрировать свою сущность высшего эльфа. Он расположился напротив Рокси и как обычно смотрел на меня снисходительно, словно на провинившегося ребенка, который вымаливал сейчас прощения.

– Сами понимаете, что с большей вероятностью задание будет провалено, если главным исполнителем посылать необученное существо, к тому же фею, – попытался произнести я учтиво, хотя кровь едва не кипела от негодования.

Пришлось проглотить слова о том, что вообще ее нахождение в Бюро – ошибка. Таких не стоит держать среди остальных рас. Феи опасны! Они дурманят голову пыльцой, очаровывают своим безмятежным внешним видом, а потом, когда уже нет возможности одуматься, нападают.

И если подумать, то сама Вивиен в провале двух последних заданий не особо виновата. Любой на ее месте совершил бы те же ошибки. Не подготовлена. Не умеет быстро ориентироваться в ситуации. Подвержена эмоциям. К тому же обстоятельства поразительным образом складывались против нас, если не против девушки.

– Что с ее магией? – поинтересовался феникс, неподвижно восседая на своем кресле.

Пальцы сцеплены на животе. Оранжевые глаза устремлены на меня. На лице каменная невозмутимость и отголоски скуки.

– Пока спит. Фея переместила цветок из первичного мира и наделила его возможностью разговаривать. Больше проявлений ее способностей не было.

– Амулет подчинения остался у Пимпа?

– Не могу знать, – мотнул я головой. – Во время выполнения задания было слишком много промахов.

– Значит ли это, что пора набирать новый отряд? – предложила сильфа. – На эту шестерку ребят уже нет смысла рассчитывать. Ах, да, вас уже семь. Чуть не позабыла.

– Не руби сгоряча, Рокси, – вступился за нас высший эльф. – За плечами Хью много выполненных миссий. Мальчик отрабатывает свое положение и имя. А неудачи случаются.

Скулы свело от подобных слов. Мальчик! Я продолжил смотреть прямо на феникса, а слева и справа раздавались голоса его приближенных, словно стервятников над трупом.

– Но если так пойдет и дальше, мы упустим время и возможности, – не согласилась девушка. – Вторичный мир скоро окажется под угрозой. Такими темпами все наши усилия пойдут ко дну, а все потому, что один темный эльф не в состоянии достать артефакт подчинения. Феи в руках одного человека – это еще не самое большое недоразумение. Гоблины под властью другого… – сильфа не договорила и усмехнулась. – Хью, так ради чего ты явился?

– Попросить о помощи, – подсказал Итен.

– Ах, да.

Девушка неторопливо поднялась с дивана. Шелковое платье нежной волной заструилось по длинным ногам. Рокси шагнула ко мне, склонила голову набок.

Боль в ране резко усилилась. Я пошатнулся, сцепил зубы от попытки не застонать. По виску заструился пот и редкими каплями начал капать на воротник. Перед глазами заплясали синие пятна. Несомненно, она вытягивала из меня обезболивающие и противоядия. Своей магией очищала кровь, но не от того, что было мне нужно.

– Неважно выглядишь, Хью.

– Рокси, хватит, – ни на тон не повысил голос Харвин, однако все же прозвучала угроза.

Она усмехнулась, отошла от меня. В который раз демонстрировала каждым своим действием превосходство. Была той еще стервой, хотя я застал времена, когда яд власти еще не разъел женское сердце. Ранее добрая и отзывчивая, она все быстрее превращалась в мегеру.

– Нам нужна эта фея, – заключил феникс. – И раз артефакт по-прежнему у них, придется действовать другим способом. Нельзя медлить, Хью. Обращение рано или поздно произойдет. Научи ее контролю. Сделай все, чтобы вторая сущность не взяла над девушкой верх.

– Низшие расы не способны контролировать свою сущность, – часто дыша, воспротивился я.

Стоял только из упрямства. Понимал, что в любой момент могу упасть, ведь уже не чувствовал ногу и часть бока. Яд распространялся. Из-за воздействия сильфы он стремительнее поражал органы, ведь больше не встречал никакого препятствия.

– Или привяжи ее к себе, – дернула плечами Рокси. – Феи слушаются того, кому доверяют. Даже в своем втором обличии. Влюби в себя – ты спец в этом. Сделай так, чтобы души в тебе не чаяла, и тогда ее превращение не станет проблемой.

Если бы не оглушительная боль в ноге, я, наверное, снова вставил бы слово. И не одно!

Так хотелось послать их ко всем чертям с этим дурацким заданием. Я подозревал, что они не отступят. Понял, когда узнал о способностях Вивиен перемещать предметы из первичного мира в наш, что такую ценность приберут к рукам, вот только с трудом догадывался, каким способом. Амулет подчинения… А было бы «шикарно», нет?! Укради фея то, что привяжет тебя к его обладателю.

Хорошо, хоть моя команда ни о чем не догадывалась. Представляю, сколько возмущений полилось бы в мою сторону. Роберт и Джон более спокойно воспринимали фею, Лойи так и вовсе заняла ее сторону и во всем помогала. А вот Пит с Эдом уже не раз подходили ко мне и уговаривали отказаться от участия Вивиен в любом из заданий. Они правы, бесспорно. Но начальству зачастую сложно перечить. К тому же артефакт у Пимпа никто из нас не смог бы украсть…

В руках феникса сверкнул небольшой стеклянный пузырек. Он протянул распахнутую ладонь, призывно кивнул.

– Фея должна остаться с нами любыми способами. Безусловно, с артефактом подчинения было бы проще, – поставил он так необходимую мне слезу на край стола и откинулся на спинку кресла. – Но помни, здесь не допустим промах.

Я пошатнулся, не желая принимать их условия.

– Ты ведь не откажешь нам в столь незначительной прихоти? – поинтересовалась Рокси, словно просьба заключалась в сущем пустяке.

Но я-то помнил: низшие расы не в состоянии подчинить вторую сущность!

Глава 14

С самого утра ребята выглядели странно притихшими. Я сегодня решила не злить Хью и потому пришла в их сектор пораньше. Заварила себе в кухне чаю, взяла несколько шоколадных печенюшек и благополучно устроилась в гостиной как раз в тот момент, когда туда заявился командир, не забыв предварительно пригласить всю команду.

– У меня новости, – начал он, стоило ребятам рассыпаться по комнате.

Мой взгляд тут же устремился на его ногу. Я одернула себя и поспешила опустить глаза в чашку, делая вид, будто идущий оттуда пар намного интереснее, чем обнаруженная вчера рана.

– Нас отстранили от дел.

Хорошо хоть сделать глоток не успела. Так бы закашлялась под общий гомон недовольства.

– Как так?

– Почему сразу отстранили? Разве нельзя дать вторую попытку?

– Хью, зачем рубить с плеча? Ты ведь знаешь, все поправимо, – Эд даже поднялся со своего места, не желая соглашаться с решением начальства. – Мы организуем еще один заход. Подготовимся в сто раз лучше. Уверен, Пимп даже не заподозрил о причине нашего появления, да и вообще о нашем проникновении в его клуб не догадывается.

– Да! – поддержал его Джон. – Именно!

– Зачем сразу отстранять? – огорчилась Лойи. – А про Пимпа, Эд, я не уверена. Наоборот, есть подозрение, что он обо всем знал, потому и предпринял меры.

Она скосила на меня взгляд, словно не высказала еще несколько предположений относительно вчерашнего вечера, которые были связаны со мной. Я же сидела возле нее на диване и немного недоумевала. Почему так расстроились? Подумаешь, некоторое время побудут без работы, а потом им снова поручат какое-нибудь сверхсложное задание. Уверена, это не конец света. Полазить по вентиляционным трубам и сходить в тайное логово с феями они всегда успеют!

Меня больше волновал другой вопрос.

Взгляд снова упал на ногу командира. Он стоял ровно, не подавал виду, что рана его беспокоила. Сегодня даже показалось, что его шаг был более ровный, а поза расслабленная. Я раньше не придавала этому значения, однако теперь стало заметно, насколько в последние дни каждое слово эльфа или движение были пропитаны злостью, нетерпением и раздражением. Будто боль не давала ему покоя и взвинчивала. Теперь же Хью стоял спокойно, выслушивал недовольство своих подчиненных и позволял им высказаться.

Что изменилось за ночь? Неужели рана зажила сама собой? Может, он нашел какое-то более сильное обезболивающее, отчего поврежденная нога меньше напоминала о себе?

– Воспринимайте наше отстранение как внеочередные выходные, – только и сказал Хью, продолжая неподвижной статуей стоять возле двери.

Его взгляд вдруг устремился ко мне. Я почему-то вздрогнула, пролив на себя горячий чай. Взвизгнула. Подскочила. Ко всему прочему задела стоявший передо мной столик и вывернула тарелку с печенюшками. Начала отряхивать штаны, громко шипя проклятия и едва не прыгая на одном месте от жжения под быстро расползающимся темным пятном.

Благо, Лойи не стушевалась. Она подхватила стакан возле кулера и брызнула в меня холодной водой. Было бы смешно, если бы не так обидно. Я охнула. Осмотрела мокрую себя и подняла голову на тоже вскочивших со своих мест парней.

За спиной зашуршали крылья. Опять! Вот сколько можно?

Я поморщилась, заметив исказившее лицо Эда недовольство, и отступила к Лойи. Стало до жжения в груди неуютно. В носу защекотало от поднявшейся в воздух пыльцы. Она заблестела в солнечных лучах и, подчиняясь моему мгновенному испугу, разлетелась во все стороны, будто от взрыва на атомной станции, а потом осела на головы окружающих.

Внутри зародилась паника. Казалось, сейчас опять начнется вчерашнее безумство, и я не смогу его остановить. Лица присутствующих тронула отрешенность. Всего на миг. Однако мне хватило, чтобы понять свою силу.

Офеительно! Я такая же, как они!

Неужели вправду превращусь в крошечного летающего монстра? Скоро буду порхать под потолком и набрасываться на живых существ? Упаду в развитии и стану вести себя, как восьмилетняя девочка?

– Тринадцатая, – одним словом вернул меня на землю Хью, – а ты отправляешься со мной.

– Зачем? – спросила вместо меня Лойи.

– У нее запланирована важная экскурсия, – мрачно отозвался командир. – Остальные свободны до конца недели.

– Какая экскурсия? – уточнила я, передернув плечами.

Крылья за спиной опали. Они постепенно начали меркнуть и вскоре пропали, придавая немного спокойствия. Это случится не сейчас… Я пока не стану феей!

– Без лишних вопросов, Тринадцатая. Бегом переодеваться, – скомандовал Хью. – И желательно потеплее.

Я неуверенно двинулась к выходу. Внутри поселилось предчувствие чего-то крайне неприятного. Неизвестно, знал ли отряд о моем приключении в стеклянном боксе, а также о разговоре с Райсом, при котором тот самый амулет, необходимый для успешного выполнения миссии, оказался в руках совершенно другого человека.

– Через десять минут жду тебя в холле первого этажа, – остановил меня Первый у выхода.

Я кивнула. Спешно покинула гостиную, откуда еще доносились возмущенные голоса ребят, и быстрым шагом добралась до своего маленького домика-бункера.

– Ненавижу змей! – сразу завопил рапис, стоило переступить порог. – Чучело, почему ты не закрываешь дверь на ключ? Ходят тут всякие… Я ведь могла пострадать!

– Кому захочется тебя вообще трогать? – уперла я руки в бока.

– От него веяло смертью, – визгливо протянуло растение.

– Какой смертью, ты в своем уме? Хотя откуда у тебя ум? – спросила я у самой себя и отмахнулась от очередных завываний.

Постоянно ему что-то не нравилось. То плохо падал свет, то земля была недостаточно влажной, то не хватало свежего воздуха. Погуляй со мной, покорми меня, скрась мое одиночество… Прошло всего ничего после нашего воссоединения, однако я успела заскучать по тому молчаливому цветочку, который стоял на подоконнике в моей старой квартире и даже не знал о слове «возмущение».

– Уходишь? – затряс рапис листвой, стоило переодеться и спуститься по узкой лестнице на первый этаж. – А если он снова явится?

– Кто?

– Жуткий змей! Тот самый, с хвостом и чешуей.

– Надеюсь, не летающий? – хохотнула я, представив здесь дракона, и мысленно напомнила себе об ограниченном времени. – Так, сейчас не до разговоров. Запомни свою мысль и вечером все расскажешь. Пока, не скучай!

– Неблагодарная! Я охраняю ее дом, а она даже слушать меня не хочет. Чучело с крыльями! Немедленно верни меня к тому красавчику-у-у, – понеслось мне в спину.

– Тут охранять нечего, – пробурчала я себе под нос, запирая дверь на ключ.

Наверное, не следовало обращать внимания на завывания цветка. Мало ли что придет в голову лиственному растению? Вдруг ему померещилось? Что, если это очередная попытка завладеть моим временем и вновь пожаловаться на плохие условия для роста столь «милого и полезного» создания?

Однако как бы я ни пыталась отделаться от тревожных мыслей, до первого этажа добралась уже взвинченной. Увидела широкую спину эльфа, одетого сегодня в гражданское. Оценила его разворот плеч, узкие бедра. Так некстати вспомнила наш жаркий танец под бесконечно падающей пыльцой.

Глупая, он ведь даже этого не помнит!

Я мотнула головой, уговаривая себя не думать о вчерашнем дне: о нашем поцелуе, возбуждающих прикосновениях на танцполе, побеге по темным коридором и внезапно обнаруженной ране. Вопросов набралась куча. Но кто мне на них ответит?

– Так куда идем? – поинтересовалась бодро, едва приблизилась к командиру.

– В канализацию.

– Что? – попятилась я, еще не забыв про то помешанное на феях существо и его пугающую просьбу показать крылья.

– Потом в метро, дальше в подземный блок, а потом еще в пару злачных мест.

– Звучит крайне романтично, – иронично подметила. – И чем я заслужила столь увлекательную прогулку? Надеюсь, это не месть за разорванные штаны.

– Забудь о романтике, – хмуро отозвался командир. – В этом мире ей места нет.

– Печально, не считаешь?

– Тринадцатая, – вздохнул Первый и полностью развернулся ко мне, – предупреждаю сразу. Мы слишком разные, как по второй сущности, так и по мировоззрению. Не воспринимай мои действия или какие-нибудь слова на свой счет. Не лелей глупых девичьих надежд: между нами точно ничего не будет. Если что-то успела придумать, то просто забудь.

– Высокое же у тебя самомнение, – фыркнула я, не собираясь реагировать на его слова.

Он снова раздражал своим поведением. Отвратительное пренебрежение к другим вперемешку с неумением нормально отвечать на вопросы. Невыносимая скрытность. Излишнее высокомерие. Полное неуважение к окружающим его нелюдям.

В целом, Хью – самая неприятная личность из всех, кого мне довелось повстречать на своем пути. Плохие люди хотя бы не скрывали, что они плохие. А этот настоящий «душка»!

– В ближайшие дни мы много времени будем проводить вместе, – как ни в чем не бывало двинулся к выходу эльф.

– О, я несказанно рада!

– Я тоже, – дернул бровью этот гад. – Однако давай нашу совместную радость особо не проявлять. Я говорю – ты слушаешь. Я прошу что-то делаешь – ты не задаешь лишних вопросов и выполняешь.

– Тебе кто-нибудь говорил, что ты невыносим? – всплеснула я руками и остановилась посреди улицы.

Здесь постоянно двигались люди. Мы словно были для них призраками, потому они изредка проходили сквозь наши тела. Наверное, если бы не мое взыгравшее возмущение по отношению к одному особо неприятному типу, то я избегала бы подобных столкновений. Но сейчас ничего вокруг не замечала.

– С какой стати мне так поступать? Мотивируй, что ли! Думаешь, все вокруг обязаны тебя слушать? Нет! Не должны. По крайней мере, я имею полное право сейчас развернуться и пойти в другую сторону. Ибо ты для меня никто! Командир Пятого отряда? Так я по твоим же словам гражданская.

– Хорошо, выражусь иначе, – приблизился ко мне эльф и навис свинцовой тучей, заставляя сердце биться быстрее. Наклонился и вдобавок понизил голос до чарующего шепота: – Если хочешь подавить свою вторую сущность, то слушайся меня.

Я стушевалась. Сглотнула. Не сразу осознала, что именно он сказал, ведь перед внутренним взором уже всплыли вчерашние картины. Они почему-то не отпускали целую ночь. Я прокручивала их, мысленно окуналась в приятные моменты.

Наверное, все дело в том, что со мной никогда не обходились подобным образом. Я не ощущала такое возбуждение, не теряла голову от обычного танца, даже на миг не могла представить, что способна плавиться от сладкого жара прикосновений. А тут все сразу!

Не нужно врать самой себе: мне несомненно нравился этот мужчина. Внешне, конечно же! Но то лишь мимолетное увлечение красивым парнем, которое быстро пройдет. И он полностью прав: не стоит возлагать особых надежд и вообще мечтать о том, чего быть не может. У меня есть Райс. Да, бывшая любовь, однако что мешает ей стать настоящей? Вот закончится эта вся неразбериха, и мы воссоединимся. Станем нормальной парой. Закончим начатое и будем жить душа в душу, даже не вспоминая о наглых эльфах.

– Тогда и мне следует немного исправиться, – все же совладав с неуместными эмоциями, отодвинула я от себя командира. – С настолько дозированным количеством информации, которую ты привык давать, я не согласна даже на такое весьма заманчивое предложение.

– Сделка? – предложил он, протянув руку ребром вверх. – Я объясняю и показываю, а ты делаешь все, что скажу, не задавая лишних вопросов.

– Какая тебе от этого выгода?

Эльф прищурился, поджал губы.

– Скажем так: ты заинтересовала начальство своей неординарностью, однако держать фею в Бюро опасно.

– И ты туда же? – отступила я, поражаясь, насколько открытие правды по поводу моего второго обличия меняло все вокруг.

Наверное, потому неведение блаженно. Я не видела истинный облик фей, а потому не страшилась своего будущего. Теперь же каждый встречный будто намерено мне о нем напоминал. Словами, поступками, брошенным в меня взглядом.

– А как ты хотела? – развел руками командир. – Осмотрись. Что сейчас видишь?

– Людей.

– Кто-нибудь появляется на поверхности во втором обличии? Ты хотя бы одно измененное существо встретила после своего перемещения во вторичный мир?

– Н-нет, – поспешно ответила и вдруг вспомнила одно такое в клубе, однако решила не исправляться.

– А все потому, что иначе начался бы хаос. Раньше не было разграничений. Бюро, как такового, не существовало, не говоря уже о правилах и нормах. Появлялись более сильные. Они подавляли слабых. Совсем как в фэнтезийных фильмах, которые иногда крутят на больших экранах.

Хью жестом руки предложил двинуться в путь и продолжил:

– Но общество развивалось. Рожденные умирали и попадали в мир, значительно отстающий в развитии. Да, магия здесь преобладала, однако многие были не согласны с условиями жизни. Представь, раньше у тебя во владении был особняк, а здесь ты должна отправиться в лес и мириться с тем, что ничего толком нет.

– А как же свои дома? Почему не заселиться туда же, где проживали до смерти? – не понимала я. – Люди проходят сквозь нас и ничего не замечают.

Эльф помолчал с минуту. Над чем-то поразмыслив, он остановился и развернул меня к себе.

– Видишь ту монету?

– Так.

– Подними ее.

Не понимая, в чем подвох, я наклонилась к ней и без каких-либо трудностей положила ее на свою ладонь.

– А я так не могу, – решил огорошить меня Первый. – И многие воскресшие – тоже.

– Разве?

– Миры разные. Используемые предметы – тоже разные. Миллиардер, попавший сюда, больше не сможет прикоснуться к своим сбережениям, так как не имеет к ним доступа. И тем самым получается, что без своих накоплений он становится никем. Сразу падает с высоты своего птичьего полета и превращается в обычное существо, которому приходится всего добиваться с нуля. Осваиваться, искать жилье, способ заработка. Немного неверно выразился. Не способ заработка, а возможность прокормить себя. Как я уже говорил, здесь долгое время не было системы и правил. Но люди попадали цивилизованные и стремились к установлению уже знакомых порядков.

– Это я отчасти поняла – мне Лойи многое рассказала. И про домики на крышах, про боковые лестницы, про подземные секции… – я вновь посмотрела на монетку. – Почему я подняла ее, а ты не можешь?

– Единицы способны на такое. Вот причина, по которой я сейчас здесь, с тобой, и должен проводить экскурсию и что-либо объяснять.

– Значит, теперь я твоя работа? – на языке стало горько.

– Получается, что так, – дернул он плечами и снова двинулся в путь.

Мы в полном молчании прошли целый квартал, а после свернули в неприметный узкий переулок. Тянуло выплеснуть закручивающиеся внутри эмоции. Гнев, неверие. Нежелание принимать его помощь. Показать свое упрямство, надуть губы и встать посреди улицы, чтобы заявить, что с ним я никуда не пойду. Однако мне самой это было нужно. Я уже видела свою темную сторону и не хотела превращаться в маленькую фею с мозгами восьмилетнего ребенка. И если есть человек, который способен мне в этом помочь, то очень глупо отказываться. Пусть мотивы весьма неприятные, однако иногда лучше наступить на горло своей гордости.

Эльф завел меня в тихий переулок. На земле валялась газета, сорвавшаяся с мусорных баков. Стены выглядели грязными, влажными. По коже пробежали мурашки, захотелось развернуться и побежать в другую сторону.

– И что здесь?

Он подошел к металлической двери, покрывшейся ржавчиной, и потянул за ручку. Та ударила по слуху противным скрипом. Открыла нам темный проход с узкими покосившимися ступенями.

– Обязательно туда идти? – заглянула я внутрь и попятилась.

– Ты ведь хочешь узнать больше о феях?

– Не то чтобы…

– Не бойся, – схватил Хью меня за руку. – Давай представим, что ты – моя особая миссия. А работу я привык всегда доделывать до конца.

– Звучит не очень, – поморщилась я. – Тем более вчера…

– С тобой ничего плохого не случится, – не позволил он напомнить о двух проваленных заданиях. – Просто поверь.

– Ладно, – выдохнула я и позволила завести себя внутрь.

Глава 15

Вторичный мир открылся для меня с новой и совершенно непостижимой стороны. Хохочущие феи, проворные и падкие на звенящую монету гоблины – это лишь вершина айсберга. Большинство рас я даже не знала. Синие, красные или зеленые, к тому же с рогами или крыльями, с бесформенными телами или идеальными пропорциями груди, талии и бедер. Это казалось взрывом воображения. Я словно спала. И сложно сказать, видела сказку или нечто кошмарное.

Хью завел меня в тоннель, который закончился огромным овальным помещением. Вроде главной площади. Где-нигде стояли столики, было много заведений с кричащими вывесками. Отсюда солнечными лучами уходило множество проходов, образуя своеобразный город. Они жили здесь, общались, занимались какими-то только им понятными делами.

– Это что? – пораженно произнесла, когда мы остановились в самом центре этого подземного «мегаполиса».

Шум, гам, крики. Притом на незнакомом языке. Постоянное мельтешение перед глазами неведомых существ. Толпы маленьких созданий, вальяжно передвигающиеся одиночки, перед которыми все расступались.

Я ошиблась. Это лишь на первый взгляд показалось городом. При более детальном рассмотрении пришла другая ассоциация: заброшенный район с вынужденными выживать здесь обитателями. Клоповник. Помойка. Сточная канава…

– Ты сюда попадешь, если хотя бы раз перевоплотишься, – припечатал меня ответом Хью.

– Вот прям так? – выгнула я брови. – Рубишь с плеча?

– А зачем утаивать?

– Раньше предпочитал именно это, – едко заметила, продолжая разглядывать ползающих по стенам толстых слизняков, которые издавали тонкий писк. Неужели тоже когда-то были людьми?

– Раньше обстоятельства были иными, – не стушевался командир. – Я не собирался делать то, что сейчас делаю. Ты была моим временным недоразумением, с которым я скрепя сердце согласился мириться.

– Но что изменилось сейчас? – как-то эта прогулка мне все больше переставала нравиться.

Эльф даже двинулся вперед, чтобы показать мне все достопримечательности, однако я предпочла остаться на месте. Мало ли что будет дальше.

– Ты нужна им в человеческом обличии.

– Кому?

– Начальству.

– Тебе не кажется, что при таких словах должно возникнуть желание, наоборот, стать вот такой феей, чтобы никто не посмел меня использовать? – указала я на пролетающую мимо нас малютку.

Та заметила мое телодвижение и улыбнулась. Помахала пальчиками. Взвилась вверх и, словно красуясь, сделала круг в воздухе.

– Летит к нам, – опасливо попятилась я, едва не прячась за спиной эльфа.

– Не бойся, тут мне нужно переживать.

– Привет, – звоном прозвучал голос феи. – Заходите в гости. У нас вкусненькие мачерсы и аппетитные буги. Для своих есть особые комнаты, – в ее глазах, устремленных на меня, блеснуло что-то зловещее.

– Она пока вегетарианка. Лети дальше, – совсем неприветливо отозвался Хью.

– Бука-бяка, – показала ему язык кроха и молнией устремилась к двери с переливающейся всеми цветами радуги вывеской.

– Мне… предлагали что-то живое?

– Вроде того, – подтвердил эльф и переплел наши пальцы, словно подозревая о закравшихся в мою голову мыслях о побеге.

А у меня желудок уже свело спазмом. Я ярко представила картину, как передо мной осиновым листом дрожит незнакомый человек, в то время как я разеваю пасть и стремительно к нему приближаюсь… По телу побежали мурашки. Стало не по себе, захотелось немедленно покинуть это место.

– Поверь, это еще не самое страшное. На помойке вид более впечатляющий.

– Издеваешься? – дернулась я назад, к выходу, однако Хью не выпустил мою руку. – Все, я вдоволь насмотрелась. Хочу на свежий воздух.

– Рано, – стоял на своем эльф. – Мы только зашли.

– Но это не повод не выйти.

– Тринадцатая!

– Вивиен, – раздраженно напомнила я.

Перед нами вдруг пронеслась какая-то палка на ножках, отдаленно напоминающая собаку. Раскрытая пасть, горящие красным глаза. Я не успела испугаться, как увидела монстра покрупнее, который ударился об угол прохода и в пару прыжков нагнал первого. Острые зубы. Ощущение безысходности… Он вцепился ему в горло. Пронзительный визг жертвы, тщетные попытки извернуться, царапнуть противника и высвободиться из мертвого захвата.

Я ошарашено смотрела на этот ужас, а мимо проходили или пробегали другие существа. Но они словно ничего не замечали. Нет, старались не приближаться к месту драки. Однако особого волнения с их стороны или стремления предотвратить внезапную стычку не возникало.

Хью прикрыл мне ладонью глаза. Прижал к себе. Однако я все слышала и едва стояла на ногах, в красках представляя окончание внезапного нападения. Колени дрожали. Я развернулась и вцепилась в куртку эльфа, не желая быть даже свидетелем.

– Все, – спустя долгие минуты произнес командир.

– Точно?

– Точно, – успокаивающе сказал он, и я опасливо обернулась.

Но легче не стало. Те самые слизняки, что раньше ползали по стенам, теперь переместились на пол и убирали кровь. К одной из местных кафешек направлялся монстр-убийца, на ходу прихрамывая и теряя большую часть своей шерсти. Я заметила у него в руке кость.

– Насмотрелась! – сдавлено произнесла и с мольбой взглянула на эльфа. – Пошли отсюда. Я больше не хочу.

– Но это лишь начало, Вивиен, – снисходительно произнес командир. – Здесь обитают разумные существа – те, кто видоизменился и подвергся преображению, стал зависим от своей второй сущности, однако еще относительно цивилизован. Они не в состоянии больше на долгое время принимать человеческий образ, но понимают речь и сами еще идут на диалог. Живут в отсеках, у них развита торговля, некоторые еще следят за своим внешним видом и к чему-то стремятся.

– Я больше не хочу, – повторила с надеждой.

– Это вершина айсберга, – улыбнулся Хью, продолжая сжимать мою ладонь. – В метро и канализациях обитают те, кто больше не способен контролировать себя. Вторичный мир окончательно и бесповоротно сделал из них… кхм… так скажем, монстров. Они блуждают по сточным водам в поисках пищи, не реагируют на речь. Как обычные животные. Потерянные, пустые, лишенные цели существования.

Воображение сегодня работало на максимум. Я отчетливо представила, что могу увидеть в следующих локациях, и содрогнулась. Это был уже другой мир. Нижний, если правильно будет его так назвать. Сюда стекались отбросы общества и выживали как могли.

Взгляд устремился к порхающей возле вывески фее. Вспомнились крохи, которые порхали под потолком в клубе. Разум пронзило горькое понимание, что от судьбы никуда не деться и все это не попытка меня запугать, а намерение открыть глаза на правду. На то, что происходило вокруг. Больше не будет белых стен и целой недели в месте, напоминающем психбольницу. Меня не станут бесплатно кормить. Через день или какой-то месяц я окажусь одна, без поддержки, попаду сюда и должна буду сама добывать себе пищу.

Восприятие изменится. Приоритеты станут другими. Я одичаю, превращусь в маленькую девочку с крылышками, которая после долговременной голодовки поступится своими принципами и уже не побрезгует живой плотью.

Вот что хотел донести до меня Хью. Об этом он рассказывал. Для этого сюда привел.

– Я поняла, – произнесла тихо. – Не нужно больше. Мне достаточно, я не хочу никаких канализаций или метро. Уйдем отсюда, пожалуйста.

– Не думал, что ты такая трусиха.

Одной этой демонстрацией я смогла ответить на вопросы, которые вчера задал мне Райс. О разделении на слои. О силе второй сущности. О процессе трансформации. Зачем слова, если все увидела наглядно? И этого хватит! Мне достаточно смутного представления без углубления в подробности, без мерзости, населяющей подземный мир, без блуждающей здесь жестокости, без очередного чувства отвращения.

– Думаю, лучше быть трусихой и сразу убежать, чем зайти слишком далеко, а потом понять, что дороги назад нет, – прозвучало обреченно. – Лучше плавать на поверхности, не догадываясь о том, что живет совсем рядом. Иногда лучше не видеть и не знать. Лучше наслаждаться отведенными минутами, не задумываясь, насколько все может быть плохо. Лучше мечтать, чем сразу готовиться к падению.

– Но иной раз понимание происходящего значительно помогает. Предпочитая не видеть, ты ограничиваешь свой кругозор, отбрасываешь важные моменты. Становишься слепой.

– И пусть, – улыбнулась я, повернувшись к эльфу. – Твоей целью ведь было показать, чем чревата моя неминуемая трансформация. Я поняла. Следующий шаг – обучение. Наверное, сейчас ты отведешь меня обратно в Бюро и начнешь давать наставления, заставлять делать все возможное, чтобы я контролировала свою вторую сущность и больше не давала ей выхода.

Именно так Райс говорил: контролируй! Значит, нужно научиться. Пришло время взяться за себя и сделать все возможное, чтобы не допустить своего преображения. Мне сегодня продемонстрировали, что можно выбирать. И я сделала выбор. Я готова. Хочу, могу и буду!

– Считаешь, мотивации уже достаточно?

– Более чем! – воспряла я духом и потянула эльфа к выходу.

На этот раз он не стал упираться. Мы снова попали в длинный тоннель и добрались до ступеней. Меня толкало вперед желание оказаться на свежем воздухе. Хотелось поскорее выбраться наверх и забыть обо всем, что довелось увидеть. Вот только Хью не спешил.

– Осторожней, – говорил он, стоило мне соскользнуть с одной из покосившихся ступеней. – Не лети так. Постой здесь. Я открою дверь, чтобы хоть что-нибудь видеть.

Он выпустил мою ладонь и пошел вперед. Скрипнули петли. На радостях я поспешила за ним, но от яркого света, ударившего в глаза, на миг ослепла и наступила на внезапно посыпавшийся край ступени. Вскинула руки. Вскрикнула. Полетела вниз. Вот только не успела испугаться, как упала на что-то мягкое и отпружинила вверх.

Это оказались травяные плети. Они выросли из покрывающего стену мха и превратились в прочную преграду в виде гамака, которой раньше здесь точно не было. Я коснулась переплетенных зеленых волокон. Пораженно посмотрела на застывшего с вытянутой рукой эльфа.

– Твоя магия?

– Вивиен, я же просил осторожнее, – начал спешно спускаться командир.

Он помог подняться, поддержал, когда я едва не рухнула от резкой боли в лодыжке. За моей спиной уже исчезли те самые плети, ставшие моим внезапным спасением.

– Ты управляешь растениями?

– Вроде того, – отмахнулся он. – Что с ногой. Сильно болит? Вивиен, – недовольно вздохнул эльф и подхватил меня на руки, не дождавшись ни одного ответа.

Отчего-то захотелось смеяться. Казалось, он испугался за меня больше, чем я сама. Возможно, это лишь показалось, однако было приятно осознавать, что Первый не бесчувственный чурбан, умеющий лишь издеваться и командовать.

Он благополучно добрался до заброшенной подворотни, донес меня до главной улицы и усадил на ближайшую скамью. Присел возле моей ноги. Коснулся лодыжки, заставив меня зашипеть от резкой боли.

– Ясно, – покачал головой Хью и снял мой беспощадно испорченный кроссовок. – Посиди здесь.

– А ты куда?

– Главное – не вздумай уходить. Я скоро, – сказал мужчина и вскоре скрылся за ближайшим поворотом.

– Чудненько, – вздохнула я, попытавшись покрутить больной ногой. Не вышло.

Собралась дотронуться до слегка припухшего места возле косточки, как вдруг заметила что-то зеленое, мелькнувшее неподалеку, словно за нами выбралось опасное существо, которому не место на поверхности. Я повернула голову. Даже встала.

Правда, тут же пришлось осадить себя. Что после подземного «городка» только не померещится? Я села обратно и принялась ждать.

Из ближайшего здания начали выходить люди. Я не сразу поняла, чем это вызвано, но затем увидела вывеску кинотеатра и успокоилась. Веселая ребятня старше тринадцати лет летела впереди всех. В глаза бросилось несколько одиноких дамочек. Но больше было мамочек с детьми. Видимо, сегодня крутили какой-то разрекламированный мультик. Некоторые сразу же отправились по своим делам. Другие собрались в группки и о чем-то оживленно переговаривались. Рядом со мной на скамейку запрыгнул мальчик.

– Марк, идем домой, – подошла к нему женщина и села рядом с ним. На меня!

Я почувствовала себя неуютно, пошевелилась. Попробовала отодвинуться в сторону, но задела ее сумочку, и та упала на землю.

– Ой, – заозиралась она. – Марк, ты не видел?..

Женщина поерзала на месте, поднялась. Коснулась плеча, где недавно был ремешок, начала топтаться вокруг скамейки, не видя свою же вещь.

– Наверное, в зале забыла. Пойдем, мой мальчик, нам нужно вернуться, а то без кошелька мы не доедем до дома.

Еще до конца не осознав, что произошло, я наклонилась и подцепила пальцем кожаный ремешок. Посмотрела им вслед. Задумалась над словами эльфа о том, что единицы могут вот так перемещать предметы из одного мира в другой, и вновь взглянула на попавшую мне в руки вещицу. Стало немного не по себе за случайную выходку. Я ведь не специально! Нужно как-то вернуть сумочку той женщине, но как?

Выдох. Попытка словить неведомую мне волну. Я начала мысленно уговаривать себя, что этому предмету здесь не место, и положила тот на край скамьи, надеясь, что у меня все удалось.

– Чего хмуришься? – вернулся Хью в тот момент, когда я пыталась понять, все прошло успешно или нет.

– Да так… Скажи, ты эту сумочку можешь поднять?

– Украла ее у кого-то?

– Не-ет, что ты?! Хотя… я случайно, – поморщилась и заметила быстро шагающую в нашем направлении женщину с ребенком.

Лицо бледное, в глазах непонимание. Она подбежала к скамье, подхватила пропажу и прижала к груди, облегченно выдохнув. Успокоившись, осмотрела сумочку со всех сторон и невнятно пробормотала:

– Ничего не понимаю. Ее точно здесь не было… Марк, это ты решил пошутить? – обратилась она к своему сыну.

Эльф выгнул бровь, наблюдая за развернувшейся сценой. И все выглядело достаточно забавно, да только он почему-то мрачнел на глазах. На лбу залегла глубокая морщинка. Во взгляде появилось что-то, напоминающее отчаяние. Но он достаточно быстро справился со своими эмоциями и поднял чуть повыше принесенный пакет.

– Что это?

– Мазь, – пояснил Хью и присел передо мной на корточки.

Открутил тюбик, выдавил на палец нечто желеобразное и коснулся моей лодыжки. Ногу пронзил холод. Начало покалывать. Я дернулась, но Первый удержал ногу и выдавил еще немного мази.

– Сиди смирно, – настойчиво произнес, занимаясь своим делом. – Хорошее средство. С тем, что разрабатывает Норис, не сравнится, но на данный момент сойдет. Все, – поднял он голову и вновь вспомнил о пакете. – Хотя нет, есть кое-что еще.

Эльф достал оттуда туфли-лодочки, поставил их рядом. Принялся расшнуровывать мой второй кроссовок, положив мою здоровую ногу себе на колено. Снял его, засунул в теперь уже пустой пакет.

За мной никогда и никто раньше так не ухаживал. Я следила за действиями Хью, едва не вздрагивала от каждого прикосновения горячих рук, мысленно напоминала себе о его довольно резких словах, что между нами точно ничего не будет, и просто таяла от его внимания. Почему он столь заботлив? Если бы я ему была противна, то он вряд ли бы стал все это делать. Так?

– Нормально, нигде не жмет? – спросил Хью, встретившись со мной взглядом.

– А?

Пара секунд звенящего молчания. Миг на осознание, что мы по-прежнему смотрим друг другу в глаза.

– Не жмет, – сглотнув, ответила я.

– Вот и хорошо, – тоже очнулся эльф и сделал вид, будто сейчас ничего не было.

Да и было ли что-то? Всего лишь очаровательный момент с красивым мужчиной. Такое можно себе позволить. Не вырываться ведь из его рук и не вопить, чтобы больше не трогал. Пусть трогает. К тому же так аккуратно…

– Пора идти, – поднялся Хью и отряхнул одну штанину. – Здесь неподалеку есть хорошее кафе. Хочешь перекусить?

– А-а… мы не сразу на тренировку? – отчего-то стушевалась, уже рассчитывая на то, что все в один миг встанет на свои места. Словно эльф по щелчку пальцев изменится. Станет грубить, приказывать, больше не будет объяснять, вернув знакомого мне командира. – Я думала, мы сейчас в Бюро.

– У нас отпуск, Тринадцатая. Забыла?

Глава 16

Кофе с вкусным мороженым. Прогулка по центральной улице города. Парк на окраине и посиделки на траве с возможностью понаблюдать издалека за кипящей внизу жизнью рожденных и воскресших.

Я не скрывала восхищения. Позволила себе насладиться проведенным с Хью временем. Частенько поглядывала на подаренные им туфли-лодочки, но не пускала в голову запрещенные мысли.

Мне было хорошо. Впервые за много лет. Я чувствовала наполненность, увлеченность, увидела в командире человека с немного схожим мировоззрением, которому нравилась простота и уединение с природой. Возможно, тому виной его сущность и магия, однако стоило мужчине прислушаться к пению птиц и прикрыть глаза, как я им залюбовалась.

Нельзя. Он ведь сказал, что мы слишком разные. Предупреждал в самом начале, что между нами ничего не может быть.

Но мечтать ведь не запретил!

Я села ровно, утонув пальцами в траве, и отвернулась от командира. С грустью подумала о Райсе. Вспомнила начало наших отношений и то, что чувствовала к нему теперь.

Любовь давно угасла. Я выплакала ее со слезами, измучила голодовками, сверху заела тонной сладостей и отпустила. И теперь предстояло ее возродить? Следовало вернуть то, что пережито?

И стоит ли, если я в любой момент превращусь в крохотную фею?

– Мой срок отведен, – отчего-то произнесла вслух и посмотрела на эльфа.

Стало досадно. Рука дернулась от желания к нему прикоснуться: просто почувствовать жар его кожи, удостовериться, что живой и не плод моего воображения. Почему он? Зачем такой красивый? К чему надел мне на ноги треклятые туфли-лодочки?

Это ведь пустяки. Мелочь, не достойная внимания.

– И нет никаких средств? – спросила, страшась услышать отрицательный ответ. – Ты отвел меня в подземный мир, а потом показал красоту верхнего, для чего, Хью?

Он молчал. Смотрел на меня в упор и не спешил огорчать.

– Подозреваю, низшие расы не в состоянии контролировать свою сущность. К тому же ты что-то подобное упоминал. Значит, я обязательно превращусь и не стану прежней. Но почему я до сих пор в облике человека? Что со мной не так? Крылья сами вылазят, ты видел, однако я не уменьшаюсь.

Вздох. Взгляд на часто посаженные высотки, стремящиеся в небо.

– Возможно, дело в твоей магии, – задумчиво произнес мужчина. – Ты перенесла рапис и наделила его умением разговаривать. Есть предположение, что с твоим телом произошло нечто подобное.

– Но его затолкали в гроб и закопали в земле!

– С этим телом, новым. Ты фея, но не до конца. Балансируешь между первичным и вторичным мирами, сама того не ведая. Однако это лишь догадка, не имеющая подтверждений.

Первой мыслью стало, что при таком раскладе я смогу навестить родителей. При должном напоре сумею вернуться к привычной жизни и больше не задумываться о крыльях. Буду ходить на работу, решать простые проблемы, не страшиться своей сущности…

Но возможно ли это? С того света никто не возвращался. Из мертвых не восстают, внезапно не оживают.

– Пусть так, – пришлось образумить саму себя, чтобы понапрасну не надеялась. – И чем должен был закончиться этот день? Что у тебя в планах?

– Ничего, – отвернулся от меня мужчина. – Я всего лишь показал. Остальное ты должна понять сама. Каждая магия уникальна. Только ты в состоянии разобраться и с ней, и со своей необычностью. Я в этом не помощник. Могу подтолкнуть, мотивировать, продемонстрировать результат лучшего исхода. Контроль – дело очень сложное. Я не уверен, что ты сможешь.

– Вот спасибо.

– Это реальность, Тринадцатая.

– Вивиен, – в который раз поправила я.

– Вивиен, – мягко повторил Хью и повернулся ко мне.

Долгий взгляд. Приглушенное сердцебиение. Момент, когда расстояние между нами начало казаться непозволительно огромным. Нужно его сократить. Двинуться навстречу, наплевать на недавнее предупреждение. Вдруг он сам сомневался? Что, если его тоже тянуло ко мне, а показать это – значит, начать противоречить своим же словам.

– Не скрою, изначально планировал обучить тому, что знаю сам, – голос командира прозвучал неприятно холодно. – Медитация, открытие внутренних потоков, слияние с магией.

Мужчина поднял руку и коснулся одними лишь кончиками пальцев моей скулы. Чуть подался вперед. Прищурился, словно изучая мою реакцию.

– Еще можно привязать тебя к себе. Сделать так, чтобы влюбилась, и тогда, превратившись в фею, осталась предана мне.

Я в неверии моргнула. Не сразу приняла услышанные слова, надеясь, что все это было шуткой. Глупой и несмешной.

– Что выбираешь, Вивиен? – прозвучало значительно тише, в то время как эльф дотронулся до моего подбородка и еще больше наклонился. – Контроль или привязанность?

– Издеваешься? – выдохнула возмущенно, однако не отстранилась.

Наверное, потому, что не собиралась верить. Ведь если так, то он в один миг упадет в моих глазах. Станет отвратительным гадом, а все его сегодняшние поступки обесценятся, превратившись в средство для достижения цели.

– Почему же? – произнес эльф достаточно томно и едва не завладел моими губами.

Я резко отодвинулась. Смерила его гневным взглядом. Лишь сейчас заметила, что за плечами раскрылись крылья, но не стала на них злиться и убирать.

Это игра какая-то? Или…

– Не считаешь, что это уже слишком? Напичкал меня страхами, показал подземный мир, накормил мороженым и привел сюда. Задание, говоришь? – я замотала головой и поднялась на ноги. – Нужно приручить фею?! Необходимо во что бы то ни стало оставить ее в Бюро, чтобы можно было пользоваться?

Хью улыбнулся. Ему будто нравилась моя тирада. Я же едва не толкнула его, чтобы смыть это блаженное выражение лица.

– Как много у тебя за спиной таких фей? – прошипела, наклонившись к командиру. – До какой планки ты готов упасть, чтобы выслужиться перед ними? Забавно, но я даже не знаю, перед кем именно. Они! Кто они? Почему я обязана выполнять указания неизвестно кого и воровать разные безделушки?! С какой стати должна подчиняться, жить там, где мне указали, ходить по струнке и не задавать вопросов? Знаешь, с меня хватит. Если хочешь, бегай у них на поводке и лай, когда разрешат. Я в этом больше участвовать не собираюсь!

Взвинченная до предела, я быстрым шагом направилась к ближайшей тропе. Вскоре выбралась из парка и пешком дошла до здания Бюро. Вскинула голову. Хотела пройти мимо, однако вспомнила о небольших накоплениях, оставленных в домике-бункере, и решила не дарить их никому. Потому вскоре добралась до предоставленного мне жилья. Со злостью распахнула дверь и застыла.

– Райс?

– Где гуляла, Вив? – постукивая пальцами по столешнице, поинтересовался он. – Я ждал.

– Вижу, – хохотнула, ведь еще чувствовала давящую обиду от слов эльфа.

Гад. Ненавижу! Как мог согласиться на такое? И почему я сразу не отреагировала, зачем пошла за ним? Должна была понять и воспротивиться еще при первом упоминании, что его начальству интересны мои способности, задуматься о том, стоит ли вообще идти дальше.

Но не-е-ет! Увлеклась. Позволила командиру очаровать себя. Смеялась рядом с ним, рассказывала всякие глупости из своего прошлого, делилась мыслями об окружающих нас людях и том, как можно использовать мой необычный дар.

Идиотка!

Хлопнув дверью, вошла внутрь. Тут же отправилась наверх, чтобы переодеться. Попыталась привести эмоции в порядок, чтобы не вываливать на Райса поток своего негодования.

– К слову, я пришел за тобой, – раздалось снизу.

Рука застыла над вешалкой с синим платьем. Я хмыкнула, уронила ее и посмотрела на лестницу, которая вела вниз.

Наверное, некультурно было без должного приветствия сразу отправляться наверх. Он ведь потратил свое время. Сидел здесь, собираясь поведать что-то интересное или… Считается ли, что в случае с амулетом в виде крыльев Райс попользовался мной? Злиться на него за это? Или же не обращать внимания и чувствовать благодарность за вызволение из стеклянного бокса и загребущих лап хозяина клуба?

Я медленно спустилась к мужчине. Обошла его и села с другой стороны небольшого столика. Подметила молчаливость раписа, стоявшего возле окна. Вспомнила утренние вопли по поводу появления змея с аурой смерти. А вдруг это говорилось об одном из начальников Хью? Что, если Бюро владели ужасные личности? Судя по заданиям, выдаваемым Пятому отряду, начальников нельзя причислить к хорошеньким…

– Что значит за мной? – не сразу спросила.

– То и значит, Вивиен. Если есть что-то ценное, то забирай. Поедем ко мне. Я решил, что не стоит держать тебя здесь и просить о помощи.

– О помощи, – прошептала одними губами, не в силах назвать это тем же словом. – И с чего вдруг? Кажется, у тебя нет своих людей в Бюро. Тебе нужны глаза и уши.

– Я справлюсь, – улыбнулся он и облокотился на стол, который жалобно заскрипел под его весом. – Возьми только все самое необходимое.

Я покосилась на молчаливый рапис. Потянулась к нему, однако Доуэн перехватил мою руку и отрицательно покачал головой:

– Это оставь здесь.

– Почему? Но он единственный, кто мне важен.

– Оставь! – настойчивее произнес мужчина. – И не нужно спорить. Какое-то растение не стоит того. К тому же о нем позаботятся, как только узнают, что ты выселилась из этого, кхм, домика.

Учитывая недавнюю прогулку и последние слова Хью, я не собиралась сильно противиться Райсу. Меня здесь ничего не держало. Жалко, конечно, что не доведется попрощаться с Лойи. Она единственная запала мне в душу. К остальным ребятам я не успела привязаться, а потому вряд ли буду по ним скучать. Командир же… Пусть катится в пропасть этот командир!

– Тогда я готова, – сказала, забрав одну-единственную шкатулку.

Доуэн кивнул. Взяв меня за руку, повел обходными путями к дальнему домику-бункеру, за которым парила необычная машина с четырьмя короткими крыльями. Я обернулась. Хотела спросить, почему не через главный вход, однако отмахнулась от всего Бюро в целом и с радостью забралась внутрь.

Наверное, самым правильным чувством стало бы облегчение. По сути, закончилось сумасшествие и сомнительные задания. Больше не придется выполнять чужие указания и воровать, не нужно будет задумываться о морали собственных поступков и ставить под сомнение всю эту огромную организацию.

– Ты не боишься? – повернулась я к Райсу.

– Чего? – в непонимании выгнул он бровь.

– Ну, меня. Моего возможного превращения.

– Нет, – одними глазами улыбнулся мужчина и сказал водителю трогать.

Лишь на миг я обернулась. Мысленно попрощалась с раписом и попросила у него прощения. Он не пропадет. Ведь так?

Глава 17

Дом Доуэна был красивым.

Холодным!

Я смотрела на двухэтажное здание, расположившееся на окраине города, и не понимала, почему по спине пробегал мороз. Внутренний голос вопил, что не стоит туда заходить. Я чувствовала необоснованный страх. Едва не дрожала под палящим солнцем, что само по себе казалось неправильным. Однако объяснения своему внутреннему состоянию не находила.

– Идешь? – обернулся Райс.

– Да, – спешно ответила и мотнула головой, словно это должно было избавить меня от непонятного наваждения.

На входе стояли два гоблина. Они обнажили желтые зубы в подобии улыбки и недобренько так посмотрели в мою сторону. Словно тоже предпочитали живую плоть. Будто не прочь были мной подкрепиться.

А чем, собственно, питались эти существа?

Я нервно сглотнула и двинулась за Доуэном. Оказалась в просторном холле, вскоре увидела огромную кухню с впечатляющей барной стойкой. Потом попала в выделенную мне на первом этаже комнату со стеклянными дверями, ведущими к бассейну.

– Райс, – позвала, едва он собрался уйти, – поговори со мной.

– Позже. У меня много дел. Обустраивайся, чувствуй себя как дома. Ближе к ночи отведу тебя в одно волшебное местечко, – подмигнул он и сразу ушел.

Вот только вечером не появился. Возможно, погряз в неотложных делах и потому не смог уделить мне чуточку внимания. Последующие три дня постоянно находился в разъездах. Да, появлялся по утрам, дарил цветы, осыпал комплиментами – кучей комплиментов, от которых становилось неловко…

Однако этого было мало.

Я чувствовала себя неуютно. Все свободное время тратила на освоение своей силы. Старалась не злиться на Райса. Находила ему оправдания, ведь откуда у сверхзанятого человека может появиться свободный вечер? Поэтому решила освоить медитацию, занималась собой, училась вызывать и прятать крылья. И вроде все получалось, но с трудом. Магия нехотя отзывалась, шуршащие за спиной прозрачные отростки любили проявить себя и засыпать комнату сверкающей пыльцой, вот только обратно не скрывались. В такие моменты я не находила себе места, ощущала прилив необъяснимой энергии, толчки внутри, словно готовилась к трансформации, но вовремя приходила в себя и падала на кровать. Ходила на грани. Опасной и очень хрупкой. Однако я поставила себе четкую цель и шла к ней. Исследовала свою сущность, проверяла границы допустимого, тренировалась на предметах, а потом с трудом успокаивалась из-за ощущения, что уже вот-вот… И в такие минуты мысленно стремилась к Хью.

Я часто думала о нем. Гнала образы эльфа прочь, но безустанно прокручивала в голове его слова и то, с каким довольством он слушал мои последние возмущения. Что-то было не так. Я не могла найти зацепку. Анализировала, злилась, снова возвращалась к тому последнему разговору и опять психовала.

И все до момента, пока не решила прогуляться по дому. Нет, эти три дня я не сидела затворницей. Выходила на улицу, встречала там гоблинов и возвращалась в свою комнату. Отправлялась на кухню, делала себе завтрак или обед, а потом снова встречала мерзких зеленокожих существ и спешно уходила.

Они следили за мной. Постоянно!

Каждый шаг, малейшее движение. Эти вечно улыбающиеся создания находились повсюду. Вначале было неприятно на них натыкаться, но потом я убедила себя, что они мне не причинят вреда. Ведь так?

А потом я отправилась на исследование дома. Бродила по белым коридорам, заглядывала в обустроенные со вкусом комнаты, к которым приложил руку знаток своего дела, но едва дошла до серой двери в конце коридора на первом этаже, как передо мной выстроилась толпа зеленокожих и начала шипеть на непонятном языке.

– Я только посмотреть.

Те оскалились. Один запрыгнул на голову другому и протянул ко мне руки с отвратительными на вид ногтями.

– Всего лишь посмотреть…

Тарабарщина в ответ. Двое гоблинов вцепились в мои ноги. Самый крупный из них издал нечто, напоминающее смех. Тогда-то я оттолкнула прилипал и пустилась прочь.

Нет, явно не дружелюбные. Совсем не такие!

Постоянно озираясь, я забрела на второй этаж и там вжалась спиной в белую дверь. Уперлась в нее головой. Некоторое время просто стояла, унимая взбесившееся сердцебиение. А когда чуть успокоилась, случайно задела круглую ручку и ввалилась внутрь.

Это был кабинет. Такой же просторный, как и остальные комнаты. Со множеством книжных полок, кожаным креслом у окна, стоявшим возле стола из массивного красного дерева. Дорого, красиво. По-мужски минималистично и функционально. На полках стояли каменные статуэтки. Я приблизилась к ним, собираясь рассмотреть, но вдруг обратила внимание на сферу под стеклянным колпаком.

Ни на миг не задумываясь, приблизилась к нему. Сняла. Дотронулась до необычной вещицы, внутри которой клубился серый дым. Там появлялись и растворялись образы. Нечеткие. Чаще смеющиеся. С золотыми серьгами в ушах.

– Потрясающе, – взяла я это чудо в руки.

– Поставь!

Пальцы вцепились в гладкую поверхность шара, чтобы не уронить его. Я замерла, выдумывая отговорки, но решила рассказать все как есть. Опустила вещицу обратно на бордовую подушечку. Осторожно накрыла сверху колпаком и лишь тогда посмотрела на недовольного Райса.

– Прости, зашла сюда случайно. А эта вещица притянула взгляд, ну и…

– Ты не вернула ее в прежнее состояние, – раздраженно произнес мужчина и, приблизившись, постучал пальцами по защитному стеклу.

– В каком смысле?

– Верни и Сферу, и колпак в первичный мир, Вивиен.

– А-а-а… Ты знаешь? – пораженно пошатнулась, ведь точно помнила, что не рассказывала ему о своей магии.

– Немедленно! – рявкнул.

Я вздрогнула, тут же убрала колпак. Попыталась сосредоточиться, но скосила взгляд на Доуэна и занервничала. Я ведь скрывала свои способности. Не хотела о них распространяться. Подозревала, что мной заинтересуется кто-то еще, раз уж Бюро пошло на столь отвратительные меры. Мало ли сколько в этом мире отбитых на голову существ, возомнивших себя властителями поднебесной.

А Райс… С ним не довелось поделиться. Он весь в делах, занят, однако по-утрам выкраивал для меня время, чтобы…

Стоп! Секундочку!

Перед глазами промелькнул момент, когда я сидела на скамье, дожидаясь Хью, и случайно воздействовала на чужую сумочку. Тогда-то и померещилось за ближайшим углом что-то зеленое. Гоблин? За мной следили, точь-в-точь как в доме Райса? И потом Доуэн, который отказывался забирать меня к себе, внезапно передумал и приехал.

– Давно ты знал?

– Верни Сферу в первичный мир, Вивиен, – настойчиво произнес мужчина.

– Это сложно, у меня не всегда выходит.

– Делай!

– А ты перестань приказывать, – прошипела недовольно, пытаясь сосредоточиться.

Нутро скрутило от холода. Я подняла взгляд и увидела бушующую серость в глазах мужчины.

– Это мой дом, Вивиен, – его голос стал странным, пробирающим до мозга костей, замогильным… – И ты моя! Поэтому молча делай, как скажу, и впредь не смей противиться.

В горле образовался ком. Я попыталась снять наваждение и пошевелиться, но почему-то не смогла. Тело сковало оцепенением. Пальцы онемели до такой степени, что я больше их не ощущала.

– Перестань, – прохрипела, и все ушло. – Я поняла, Райс, не надо.

Он выгнул бровь, взглядом указал на сферу, напоминая о недавнем приказе.

– Зачем давить? – поразилась я. – Сказала же, что не специально. Сейчас все исправлю. Нужно немного тишины, чтобы сосредоточиться и вернуть все в прежнее состояние.

– Учись работать быстро, Вивиен, – даже не подумал он извиниться, однако больше не напирал и даже отошел к столу. – Случаются моменты, когда тебе не дадут времени на передышку.

– Поэтому ты на меня воздействовал?

– А как иначе? – белозубо улыбнулся мужчина.

Думал, я поверю?

Однако пришлось затолкать тревожные мысли поглубже и вправду сосредоточиться на волшебном шаре, а затем на стеклянном колпаке. Как оказалось, вещи из первичного мира выглядят иначе. Почти не отличаются, но!..

Между ними и мной будто присутствовала тонкая грань. Она искажала, меняла цветопередачу, делая их значительно ярче. Я только сейчас это заметила, наблюдая за всплывающими в Сфере картинками. Это были сцены, словно чьи-то воспоминания. Страшные или счастливые, вызывающие умиление или отвращение. И чаще всего в них присутствовали гоблины.

– Закончила?

– Почти. Остался колпак. Я не до конца разобралась, как это работает. Еще не поняла, следует настраиваться на сам предмет или на особую материю, разделяющую наши миры. Нужна практика, знаешь ли.

– Так практикуйся. Мне нужна самая сильная девочка, – произнес он с воркованием и даже обнял сзади.

Поправил мои волосы. Поцеловал в шею. Положил ладонь на мой живот и плотно прижал к себе, не оставляя путей к отходу.

– Мне повезло с тобой, представляешь?

– Вряд ли, – нахмурилась я, но быстро сделала вид, будто мне все нравится. – Если забыл, я возродилась феей. А пускать феечку к каменному Ри…

Ох, опасно я заговорила. Вот только пришлось ограничиться намеками, так как не знала возможного продолжения. Шутки в Пятом отряде появились не на пустом месте. И раньше я предпочитала пропускать их мимо ушей, но после явной демонстрации силы Райса как-то прониклась.

– Не бойся, я тебя не обижу, – хищно прошептал Доуэн, заставив сердце пропустить сразу несколько ударов. – Свое я берегу и храню под стеклянным колпаком.

– Как хозяин клуба?

– Не настолько грубо, но сравнение подходит, – тихо говорил он, прядь за прядью убирая назад мои волосы.

Наконец, коснулся костяшками пальцев моей щеки. Обхватил подбородок и заставил повернуть к нему голову.

– Что за страх в твоих глазах, Вивиен?

– Скорее непонимание, – голос едва не дрогнул.

– И все же страх, – не согласился он и, наслаждаясь своей властью надо мной, скользнул пальцами по шее и вниз, к ложбинке груди. – Разве я могу причинить тебе вред? За кого ты меня принимаешь?

Узнать бы сперва, кто ты вообще такой и куда дел настоящего Райса. Или это результат воздействия второй сущности? Властное поведение, редкое проявление жестокости, непреклонность в своих словах…

Куда я, к чертям собачьим, попала?!

Променяла шило на мыло. Сбежала из-под контроля Бюро в лице Хью и оказалась в руках немного помешанного Райса. Может, правду говорили, что он опасен? Не рождается ведь молва без особых причин, не станут просто так злословить и бояться. Значит, есть на то повод.

– Я обещал сводить тебя в волшебное место, – помедлив, сменил он тему. – Идем?

А есть выбор?

Что-то мне вдруг показалось, что в случае с Райсом его точно нет.

Глава 18

Я не назвала бы это место волшебным. Нет, под завесой падающего водопада очень красиво. И построенная здесь площадка с круглым столиком, обслуживающим персоналом, а также живой музыкой, и вкрапление лампочек в отвесный потолок, и отгороженность от остального мира создавали особую атмосферу.

Однако я не прониклась.

Меня больше заботило поведение Райса. Его непреклонность, подозрительное нежелание решать проблемы мягче, а также грубые приказы отталкивали от этого человека. К тому же вспомнились вопли цветка, когда он говорил о змее и тянувшейся от него ауре смерти. Такое же ощущение появилось, когда Доуэн воздействовал на меня магией.

– Кто ты по второй сущности? – подняла я глаза, когда официант поставил перед нами тарелки.

– Это столь важно?

– Ты сразу узнал, что я фея, а сам не удосужился открыться. Может, это имеет огромное значение.

Я взяла салфетку и, сжав ее, уронила руки на колени. Не могла даже смотреть бывшему жениху в глаза. После случая со стеклянным шаром присутствовало напряжение между нами. Притом исходило оно лишь от меня. Райс же будто ничего не замечал. Вел себя расслаблено, отдавал приказы обслуживающему персоналу, крепко держал за руку по пути сюда и, словно галантный мужчина, отодвинул для своей дамы стул.

Пыль в глаза, не так ли?

И комплименты, и цветы по утрам, и поцелуи… Что из этого шло от чистого сердца? Он с самого начала играл, так как иначе оставил бы меня возле себя и не отправил бы в Бюро в виде крысы. Старые чувства, привязанность, даже любовь – осталось ли что-то?

«Нет», – подсказывал голос разума.

«Нет», – отвечало сердце.

«Нет», – хотелось прокричать мужчине в лицо.

– Вивиен, – произнес он снисходительно, опираясь руками на стол, – не забивай свою головку глупыми мыслями. Мы вместе, ты под моей защитой. Что еще надо?

– Правды?

– Какой правды ты хочешь? – криво усмехнулся Райс, однако в один миг стал серьезным. – Я тебе уже говорил, что Бюро превышает свои полномочия. Они назвали себя властителями этого мира и даже не пытаются помогать тем, кто обитает на нижних уровнях. Сбросили их туда, как скот, а сами наслаждаются беззаботной жизнью. У них ресурсы, у них доступ к ограничителям, не пускающим существ наверх, у них большой резерв магии…

Райс прервался, так как к нам подошел официант и подлил в бокалы шампанское. Я посмотрела на пузырьки, стремящиеся вверх, и выдохнула:

– Не о той правде спрашивала.

– А что тебе еще нужно? – откинулся на спинку стула мужчина. – В твоем распоряжении дом, мое богатство, прислуга. Делай, что душе угодно, но не занимайся глупостями. Все!

– И под глупостями ты подразумеваешь Сферу под куполом?

– Ее в том числе, – кивнул Доуэн и снова подался вперед. Коснулся пальцами моего подбородка. Заставил посмотреть ему в глаза, в которых больше не бушевала серость. Теперь он выглядел нормальным. Привычным. Будто моим…

Я увернулась, сбрасывая его руку. Взялась за вилку с ножом, даже коснулась стейка, но отложила столовые приборы и повторно спросила:

– Так кто ты? Кто сидит внутри тебя? Какое существо, Райс?

– Красивое, – лукаво прищурился мужчина. – Не придавай этому значения. И, к слову, тебе разве не говорили, что некультурно об этом спрашивать?

– О какой культуре речь, если мы близки? Или это иллюзия? Может, я здесь вообще заложница? – добавила непринужденно, снова взявшись за стейк.

Он оказался плохо прожаренным. С кровью!

Намек или издевка?

Аппетит тут же пропал. Я помедлила, но все же подняла глаза на мужчину, который внимательно следил за каждым моим движением. Словно ждал. То ли моей истерики, то ли превращения…

За спиной появились крылья. Я сама их вызвала, чтобы проверить Райса. Его взгляд устремился к моим прозрачным отросткам, каждым движением выпускавшим в воздух пыльцу, однако не изменился. Раньше Райс злился, морщился, говорил контролировать. Теперь же как ни в чем ни бывало подхватил бокал с шампанским и сделал пару глотков.

– Откуда эти мысли, моя маленькая Вив? – улыбнулся Доуэн. – Я забрал тебя, чтобы не мучить. Видно же, что тебе не нравилось в Бюро. И то заключение в боксе у Пимпа лишь показало, что нужно вытаскивать тебя из ловушки. Я не сделал это сразу, так как боролся со своей привычкой все контролировать. Согласись, свой человек в стане врага – это многого стоит. Но ты важнее. Тебя надо было защитить. Поэтому сейчас ты здесь, со мной. Или ты не рада?

– Рада, – решила и я сыграть свою роль. – Здесь вкусно кормят, прекрасные виды, да и дом далек от того бункера на крыше. Жаль только, что цветок пришлось оставить.

– Он тебе здесь ни к чему, – резко отрезал мужчина.

И чем ему не угодил рапис? Я проглотила вопрос и пригубила шампанское. Отвернулась к завесе падающей с высокого горного склона воды, сжала на своих коленях салфетку и мысленно начала уговаривать себя не паниковать раньше времени. Вдруг все не так плохо, как показалось? Что, если его скрытность обусловлена чем-то крайне важным? И стоит только озвучить некоторые моменты, как я попаду под удар… Нет, бред!

Зачем скрывать сущность? Почему не рассказать о своих мотивах и том, для чего ему я? И цветку было бы понятно, что здесь кроется нечто большее. Не из-за обычной привязанности Райс забрал меня к себе. Ему что-то нужно. И если раньше я приносила пользу лишь своим нахождением в Бюро, то теперь стала более ценной из-за обнаруженной магии. Хотелось бы верить, что все не так. Однако реальность кричала об обратном.

– А что в той Сфере? – спросила без особой надежды.

– В ней заключена особая сила, – небрежно и уклончиво ответил Райс.

– Какая?

– Почему ты не притрагиваешься к еде? Вивиен, тебе нужно набраться сил, иначе как на сегодняшнем приеме ты собираешься блистать?

– Каком приеме? Я не хочу.

– Придется.

Взгляд устремился к мужчине. Я встретила на его лице решимость и каменную непоколебимость. А еще веру в свою правоту. Словно Райс имел полное право мне указывать.

И сколько бы я ни пыталась за время этого обеда достучаться до него, сколько бы ни задавала наводящих вопросов, чтобы прояснить хотя бы свой статус, он продолжал отмалчиваться или переводить темы.

А стоило воспротивиться и заявить, что я никуда с ним не пойду, как встретила бушующую серость в глазах и четкое намерение заставить.

– Ты не привык слышать отказы? – спросила, когда настало время выезжать.

Райс позаботился о моем внешнем виде. Он пригласил стилиста, который сделал мне прическу, нанес вечерний макияж и одел в шикарное синее платье со струящимся низом. Сам принес мне украшения. Надел дорогое колье на мою шею и провел пальцами по холодным камням. Однако Доуэн не поинтересовался, хочу ли я, согласна ли, пойду ли с ним.

Пойду. А куда мне деваться?

– Твой отказ не имеет под собой оснований, Вивиен, – ответил мужчина, усаживая меня в летающую машину – воздухолет, как выяснилось позже. – Потому я предпочел решить за тебя. Сейчас ты слишком подвержена эмоциям. Еще не разобралась в окружающем мире и склонна делать неправильные выводы, а потому и совершать необдуманные поступки. Но чем скорее ты доверишься мне, тем будет проще.

Воздухолет взлетел. Райс наклонился ко мне. Недвусмысленно коснулся моего плеча, скользнул к шее, словно собираясь сдавить горло, но потом провел пальцами по краю платья – и все это сделал, глядя мне прямо в глаза. Не заметив ответной реакции, он подался вперед и захватил в плен губы. Снова решил вскружить голову. Собрался затуманить разум и покончить с надоедливыми вопросами, однако и тут встретил неприступную стену.

– Только не говори, что втюхалась в эльфа, – с отвращением бросил Райс, отстранившись.

– При чем здесь он?

– Я видел, – сказал с упреком. – Запомни, Вивиен, ты только моя. И не смей смотреть на других мужчин. Они для тебя под запретом.

– О, так сказал бы раньше. Я ведь не знала! – выдала злобно.

Теперь я поняла, почему Доуэн до этого со мной толком не общался. Появлялся на пару минут и потом исчезал. Знал, что ему не скрыть своих повадок. Ведь стоило нам провести чуть больше времени вместе, как я разглядела то, что в прошлые разы предпочла не замечать.

Это больше не мой мужчина. От жениха в нем не осталось ничего – теперь даже внешность немного другая. Жестокий манипулятор, который привык приказывать и ломать, наглый собственник и жаждущий больше власти гад.

Возможно, я преувеличила. Однако теперь, глядя в глаза Доуэна, по цвету напоминавшие грозовые тучи, я не сомневалась, что в моей жизни скоро пойдет дождь. С громом и молнией. И если не найти зонт, то токсичные капли подобного отношения что-то со мной сделают.

Но где выход? Что нужно сделать, чтобы вздохнуть спокойно и больше не ощущать на плечах тяжесть непонимания творившихся вокруг событий? Ведь никто мне не расскажет. Ни Райс, ни Хью или же Лойи. У каждого из них своя цель. Словно третьего не дано. Или каменный Ри, или Бюро.

Гадство!

Я смотрела с высоты птичьего полета на мегаполис и не узнавала его. Снизу все выглядело знакомым и чуточку родным. Отсюда же были заметны дополнительные постройки. Высокие, царапающие небо, поражающие своей массивностью и белизной стен. А также я заметила такие же воздухолеты, которые раньше не попадались мне на глаза. И дополнительные средства передвижения, и достроенные дороги, и водоемы на краю города – их точно не было в первичном мире.

– Моей красавице нравится вид? – промурлыкал рядом Райс.

Я вздрогнула, вжалась в кресло. Доуэн же заметил мой испуг и самодовольно улыбнулся. Он поправил бретельку платья, провел по выпирающей ключице и ущипнул меня за подбородок. Будто забавлялся. Играл!

– Этот прием посвящен открытию нового транспортного звена. Будь молчалива и улыбайся. Ясно?

Кончики моих губ потянулись вверх, демонстрируя, что я все поняла.

– Умница.

Мужчина сел ровно и вмиг преобразился. Стал серьезным, даже угрюмым. А едва мы приземлились на площадку одной из высоток, превратился в опасного человека, на которого даже смотреть боязно. Сталь в глазах. Поразительно резкие черты лица. Аура силы, давящая и холодная.

Я содрогнулась, стоило вложить ладонь в протянутую руку. Попыталась хоть как-то увеличить между нами расстояние, но Доуэн держал крепко.

Мы спустились на этаж ниже и оказались в вытянутом помещении, показавшимся музеем. На стенах висели панорамные картины. Возле окон стояли столы с макетами дорог. Под потолком парили забавные мини-воздухолеты и опускались возле гостей, забирая опустевшие бокалы и поднося им новые. Этакая замена официантам.

Не прошло и пары минут после нашего прибытия, как музыка стихла и на возвышение возле двустворчатой двери поднялся солидный мужчина с сединой на висках. К слову, он единственный был в возрасте. Остальные присутствующие выглядели более молодо.

– Рад приветствовать вас на празднике в честь открытия северной ветки дорог. Это честь для меня, видеть столь важных особ вторичного мира в своей скромной обители.

За его спиной открылись двери. На пороге на миг застыла вызывающая восхищение своей красотой женщина, пришедшая в паре с не менее притягательным мужчиной. Их внешность поражала. Казалось, они оба были чистейшей крови. Голубой, если такая существовала в природе.

– Их здесь только не хватало, – процедил сквозь зубы Райс.

Словно расслышав его слова, прекрасная леди устремила взор в нашу сторону. Невероятно плавным движением руки она поправила накрученные длинные локоны и что-то прошептала своему спутнику, на что тот тоже посмотрел в нашу сторону.

– Выскочки из Бюро, – раздалось шипящее сзади, и лишь сейчас я заметила стоявшего за нами хозяина клуба.

Тот перехватил мой взгляд. Расплылся в многозначительной улыбке и подмигнул, будто не отрекся от намерения сделать меня одной из его личных фей. Притом в скором будущем.

– Райс, – Пимп приблизился к нам под звук возобновившейся речи хозяина праздника. – Какая встреча! Думал, ты нос не высовываешь из своей темной норы.

– Решил выгулять свою очаровательную спутницу, – не стушевался Доуэн. – Ей нужен свет и развлечения, общение с нормальным людом, а не только с подобными себе. Ты же, как посмотрю, своих фей не балуешь оным.

По лицу толстяка пробежала волна злобы. Он сжал бокал, от чего ножка едва не хрустнула, однако быстро совладал со своими эмоциями и подался к нам.

– Я знаю, что мой амулет у тебя.

– С чего вдруг, Пимп? Зачем мне твои безделушки?

– И эта стерва помогла тебе в данном вопросе, – глаза мужчины резко позеленели. – Но я докопаюсь до истины, мой старый друг. Выведу вас на чистую воду, чтобы предупредить остальных о ваших грязных делишках. Помяни мое слово, Райс, я в долгу не останусь.

– Верю, – беззаботно отозвался тот. – Но и ты не забудь, с кем имеешь дело, животина болотная.

– Я ж тебя… – шагнул он вперед, но лишь часто задышал и натянуто улыбнулся своей сегодняшней паре – молчаливой блондинке с кукольными чертами лица и серой кожей. Неужели тоже фея? Хотя нет, скорее кто-то другой. Мало ли сколько существ он держал в подчинении.

– Райс Доуэн, – хрустальной мелодией прозвучал женский голос за нашими спинами, – какая приятная встреча.

– Не скажу того же, Рокси, – повернулся он к оказавшейся уже возле нас незнакомке с поразительно тонкой кожей. – Ты все такая же высокомерная заноза?

– А ты все такой же жалкий выскочка, не знающий своего места? – дернула она тонкой бровью, и Пимп вдруг решил покинуть наше общество, будто почуял, как запахло жареным.

Два давних противника встретились взглядом. Я посмотрела на ставшего еще более мрачным Райса, а затем на незнакомку. Казалось, они сейчас начнут метать молнии. Их неприязнь чувствовалась настолько сильно, что можно было оторвать от нее огромный кусок.

Зато спутник девицы вел себя непринужденно. Не отводил от меня глаз. Даже не улыбался. Словно мы уже были знакомы и я успела когда-то ему насолить.

– Рокси, Итен, шли бы вы своей дорогой, – решил не продолжать только зародившийся диалог Доуэн. – Вам здесь не рады.

– Не рад нам лишь ты, – отозвался мужчина, продолжая смотреть на меня. – Вижу, давняя пара нашла друг друга.

– Вашей же милостью, – оскалился Райс. – Кажется, вы сами послали ее ко мне. Не поделитесь мотивами?

И тут меня осенило. Я никогда не видела начальство Бюро, однако догадывалась, что там должны сидеть выделяющиеся на фоне других личности. И эти двое хорошо подходили на эту роль. Благородство в каждом движении. Высокомерие в каждой новой фразе. Такие явно забрались высоко и спускаться не собирались. Наблюдали за остальными, говорили им, что делать, приказали Хью…

– Конечно, а как иначе? – изящно махнула рукой женщина. – Мы не могли не соединить два любящих сердца. Трагедия пятилетней давности тронула каждого из нас.

– Верю, – отозвался Райс, даже не пытаясь сыграть, будто считал именно так. – Прошу простить, но у нас здесь назначена встреча. Не хочу ее пропустить из-за двух весьма приятных особ. Рокси, Итен, – кивнул он каждому и повел меня подальше от них.

Мои волосы всколыхнул ветер. Я дернула головой, догадываясь о его источнике, однако не обернулась. Весь последующий вечер ловила на себе взгляд Итена. Не могла отделаться от ощущения, что ему от меня что-то надо. Он даже приблизился ко мне со спины в момент, когда Доуэн особенно был увлечен разговором с виновником сегодняшнего торжества, и прошептал совсем тихо:

– Беги. Мы примем тебя обратно.

Эти слова засели в голове. Я не отходила от Райса только потому, что он сам держал меня рядом. А когда за окном стемнело и гостей на этом скучном мероприятии прибавилось, он наклонился и сказал:

– Видишь у Рокси кольцо? Достань его.

– Но…

– Сделай это, как забрала амулет у Пимпа.

– Как, если?..

– Этой сучке слишком хорошо живется в Бюро. Нужно наказать ее.

Райс увидел мое нежелание выполнять поручение. Наверное, поэтому отвел меня ближе к окну и, больно впившись в мою руку пальцами, процедил настойчивее:

– Кольцо. Сейчас! Не зли меня, моя красивая Вивиен. Я не хочу показывать, каков я в гневе. Поверь, лучше сделай немедленно и без лишних вопросов, чем потом…

Он не договорил, так как в этот момент Рокси зашла в дамскую комнату.

– Иди припудри носик. И будь паинькой, – подтолкнул он меня туда, не позволив сказать ни слова.

Глава 19

Ноги дрожали. Каждый шаг гулким эхом звучал в ушах. Казалось, сейчас каждый смотрел на меня и понимал, что я собираюсь сделать.

Горло удавкой стягивали слова Райса. Между лопаток неприятно зудело от понимания, кто сверлил меня взглядом и зачем. Он следил, не доверял. Проверял!

Было что-то в моем положении неправильное. Я не обязана слушаться. Не должна следовать его приказам. Могу в любой момент развернуться и дать отпор человеку, некогда тронувшему мое сердце.

Или не могу? Но почему?

Дверь дамской комнаты неумолимо приближалась. Я лихорадочно придумывала, как избежать инцидента и выйти из воды сухой. Нервно облизывала губы. Дышала через раз.

А когда зашла внутрь и встретила сразу у входа Рокси, то по инерции потянулась к ее кольцу, вцепилась, дернула…

– Опасную игру затеяла, малышка, – схватила она меня за руку и развернула к себе.

Я встретилась с ней взглядом. Замерла от невольного трепета и окутавшего меня легкого цветочного запаха. Едва не осела от вида плескавшегося в ее глазах света. Чистого, яркого. Такого, который подавляет низменные желания и раскрывает створки души. Который выворачивает наизнанку. Который бесповоротно меняет.

– Покажи ладонь.

Я послушалась. Разжала пальцы и протянула ей то самое кольцо, которое почти украла. Не собиралась ведь этого делать. Но почему-то в последний момент действовала без задней мысли, будто уже тысячу раз проворачивала подобное и потому не стушевалась.

– Кажется, это мое, – изъяла он украшение. – И еще кажется, что ты не с той личностью связалась, фея.

– Вам какая разница? – сглотнув вязкую слюну, спросила я.

– До тебя – никакой. Никто тебе не помешает сгнить в его лапах, а потом я лишь похлопаю.

– Рокси! – прозвучало шелестом ветра, едва приоткрылась дверь дамской комнаты вместе с вошедшей сюда девушкой.

Женщина улыбнулась, разжала руку, которой по-прежнему удерживала меня. Было что-то в Рокси особенное. Неуловимое, притягательное. Я даже подалась за ней, но вовремя себя одернула, услышав:

– Жаль терять столь ценный экземпляр. Жаль, – добавила она и вышла.

Удивленно выгнув брови, в сторону отступила невольная свидетельница нашего разговора. Фыркнув на грубое поведение первой, направилась к кабинке. Я проследила за ней взглядом, повернулась к зеркалу и уперлась ладонями в столешницу.

Паника накрывала. По виску катилась капелька пота, в глазах плескался страх. Я не понимала причины. Не могла найти объяснений, однако жутко не хотела выходить и снова встречаться с Райсом. За пару дней он превратился из спасителя в пленителя. Каждым словом и действием будто фиксировал на моих запястьях оковы, душил своей властью и натягивал уже наброшенный на мою шею поводок.

Смешно, разве нет? Что за глупости?

Я смотрела на свое отражение и задавалась вопросами. Была подавлена происходящем. Почему-то не находила в себе стержень, чтобы дать достойный отпор.

Что-то не так… Нужно…

Взгляд побежал по ряду умывальников. Я обернулась на кабинки, поискала окна, но по итогу двинулась к двери и тихонько выглянула. Заметив увлеченного беседой Райса, поспешила к ближайшей колонне и спряталась за ней. А затем к другой, третьей. Вскоре добралась до залитого светом коридора и там уже пустилась бегом к лестнице. Не понимала, что творю. Однако видела в этом единственный выход.

Впереди звоном отозвался лифт. Металлические двери разъехались, явив передо мной празднично одетого Хью.

Улыбка тронула мои губы. В груди зародилась надежда. Я даже сделала пару шагов, перед тем как застыла от властного окрика:

– Вивиен!

Плечи опустились. Внутри что-то оборвалось. Я заметила обеспокоенность на лице эльфа, как он выставил вперед руку, но мою грудь сковало льдом, взгляд приковался к полу, а ноги понесли меня обратно. К Райсу.

– Решила прогуляться, моя красавица? – протянул он распахнутую ладонь, в которую я спешно вложила свою.

Было в моем поведении что-то неправильное. Однако я просто шла за ним. Ловила каждое слово, не смела отвернуться и ощущала на себе чужие взгляды, но без задней мысли оставалась подле Доуэна.

А он мне улыбался. Не раз упомянул при своих знакомых, какая я у него красивая. Представил некоторым особо важным господам, как его пару. То и дело поглаживал запястье, целовал костяшки пальцев, заглядывал в мои глаза.

Неправильно… Но приятно!

Когда разговоры окончательно слились в единую массу, а от шампанского уже кружилась голова, Доуэн попрощался с партнерами по строительному бизнесу и направился к выходу. Там мелькнуло знакомое лицо. Я даже обернулась, но услышала голос Райса и сосредоточила на нем свое внимание.

– Наконец, – выдохнул он, когда мы сели в воздухолет.

Расстегнул пуговицу пиджака, откинулся на спинку сидения и лишь в тот момент выпустил мою руку. Всю дорогу молчал. Вел себя отстраненно. Поглядывал в окно и будто ждал.

А на меня постепенно выливалось понимание, насколько произошедшее не поддавалось логике. Ведь изначально я хотела убежать. Должна была преодолеть небольшое расстояние и спрятаться в лифте. До него оставалась пара шагов. Всего ничего, чтобы нажать на кнопку и скрыться от Райса.

В чем причина? С какой стати мне понадобилось возвращаться? У него настолько особенная магия, которая привязывает к себе других существ?

На ум тут же пришла Сфера под куполом с всплывающими образами. Возможно, он проделал какие-то манипуляции со мной. Однако как достал предмет из первичного мира, когда воздействовал на меня, каким образом привязал к себе? И ведь в начале вечера я сопротивлялась. Но только во время спонтанного побега поддалась воздействию.

– Райс? – осторожно позвала я. – Нужно прояснить кое-какие моменты.

– Я недоволен, Вивиен! – резко заметил он. – И огорчен.

– Извини, конечно, но для этого нет особого повода. Ты сам… – я запнулась, вдруг поняв, что в состоянии ему противоречить. Это прогресс? Или временное послабление магии?

Я посмотрела на Доуэна, и невольная улыбка стекла с моего лица. В его глазах вновь плескалась серость. Губы поджаты, взгляд тяжелый, давящий, а черты лица необычно жестокие.

– Заставлять меня воровать… – еще раз попыталась я, – не… н-неправильно, не считаешь? И… мне стало… – горло свело спазмом от грозного вида мужчины, впившегося в меня взглядом. – О, приехали! Я так устала…

Дверца открылась, и я выпрыгнула на площадку перед домом. Поспешила к входу. Заметила краем глаза гоблинов, которые почему-то трусливо прятались за кустами, желая слиться с их зеленью.

Ноги понесли меня в комнату. Однако не успела я захлопнуть за собою дверь, как спина оцепенела, а голову обдало дикой болью.

Доуэн дернул меня за волосы, заставив выгнуться. Наклонился. Окутал своим гневом.

– Я недоволен! – прогремело на весь дом.

– Райс, мне бо…

– Заткни пасть, Вивиен! Заткни и слушай, – уже выдохнул перед моим носом. – Я не потерплю подобных выходок. Ты моя! И должна мне подчиняться. Если я сказал добыть кольцо, значит, из кожи вон лезь, но добудь.

– Она там… – голос надорвался, слезы брызнули из глаз.

Мужчина поднял руку выше, заставив встать на носочки, и толкнул на кровать. Я рухнула поперек ее. Развернулась.

– Пришло время усвоить урок, моя красавица, – начал он грозно приближаться, расстегивая пояс.

– Ты ведь не станешь. Райс, нет. Ты не такой!

– А какой, наивная Вивиен?! – хищно усмехнулся он и рванул мое платье в разные стороны. – Каким ты меня видишь? Каким я живу в твоей памяти?

– Райс, нет, – начала отползать я назад, прикрываясь руками. – Прошу, не надо. Это была ошибка, я все поняла. Райс!..

Крик застрял в груди. Он еще рвался наружу. Однако тени плясали на потолке, моя мольба, которая быстро переросла в вопли, разносилась по всему дому, а Райс…

Он ушел.

Наказал и ушел.

Сделал то, что посчитал нужным, и покинул мою комнату, оставив горькую тьму внутри меня. Она клубилась. Разливалась по венам. Добиралась до каждого органа и отравляла мое тело.

Я перевернулась на бок. Крылья вылезли и легли на мои плечи, утешая. Они светились. Мерцали золотыми переливами, нежно укрывали мое тело, осыпали тонким слоем пыльцы, которая поблескивала на оголенной коже и впитывалась ею.

– Вот так, – прошептала, проводя пальцем по пушистому краешку крыла. – И больше никого нет с нами. Вот так…

Слез не было. Плакать не хотелось. За окном плавно поднималась луна и озаряла округу белым светом. В комнату проникал ночной воздух. Он скользил по спине и холодил кожу.

Слез не было…

И плакать не хотелось.

Я лежала, не думая ни о чем. На ноге, руках и боку пылали следы от мерзких прикосновений Райса. Тело я почти не чувствовала. И боль постепенно притупилась. Осталась лишь спасительная тьма, распространяющаяся с каждым новым ударом сердца, а также мои шелестящие крылья.

Зато слез не было. Да плакать не хотелось.

А время шло. Наступило утро, пришел обед, за ним вечер. Кто-то заходил в комнату, пространство наполнялось запахами еды, от которых живот сворачивался в узел. Голоса, гоблинский смех, на миг ставший громче, и потом черные брюки…

Я не подняла глаза. Застыла в неподвижности. Смотрела в одну точку и даже не моргала. Кровать прогнулась под весом Доуэна, на мои плечи легло что-то теплое.

– Не смей больше убегать. Ты меня поняла?

Ответа не последовало. Мне было плевать. После его поступка не осталось ничего светлого, что могло быть к этому мужчине. Чужой, омерзительно жестокий и отвратительно властный.

– Поспи. А завтра я приду, и мы основательно поговорим. Ты поможешь мне в одном деле. Думаю, пришло время для радикальных мер.

И снова мое молчание.

– Поспи, – собрался похлопать он меня по плечу, но передумал и положил ладонь на голову.

Крылья всколыхнулись. Словно переняв мои чувства, устремились к руке Райса, однако тот одернул ее и поднялся.

– Вивиен, ты умная девочка. Сделай правильные выводы из вчерашней ситуации и приходи в себя. Я хочу видеть рядом с собой свежую и улыбчивую красавицу. Ты же можешь, я знаю.

Вскоре щелкнул дверной замок. Крылья вновь накрыли меня прозрачным одеялом, попытались утешить, хотя мне не требовалось утешение. Ведь слез не было и плакать по-прежнему не хотелось.

– Дура, – вздохнула я и, не чувствуя в теле сил, кое-как поднялась. Взглянула на свое отражение. Моргнула. – Наивная и полностью слепая дура!

Глава 20

Мне снились туфли-лодочки. Они сидели на моих ногах, словно вторая кожа, и были какими-то волшебными. Куда бы я ни пошла, в них всегда было удобно. В горах или в пустыне. В лютый холод или знойную жару. В дождь и даже при падении в черную пропасть.

Я бодро шагала в них вперед, преодолевая любые препятствия. Шла и шла. Вымазывала, вытирала или мыла, вновь надевала и сразу пускалась в путь.

Под ними скрипели камешки, плескалась вода, подошва проходила проверку на прочность в особо скольких местах. Однако они надежно оберегали мои ноги.

– Дурдом, – прошептала, открыв глаза.

Этот сон…

Такой навязчивый, но бестолковый по своей сути. Его следовало бы сразу забыть, однако в голове продолжали крутиться детали.

И даже несмотря на весьма легкий сон, лоб был мокрым, одеяло сбилось. В висках давило. Я до сих пор чувствовала себя разбитой и потерянной, совершенно не представляя, как мне дальше быть.

Что могла девушка против хорошо устроившегося в этом мире тирана? К кому обратиться, куда податься, где спрятаться? Вряд ли здесь есть органы, способные приструнить Райса. Я не могла никому позвонить и не могла никого попросить о помощи. Поговорить с Доуэном – тоже не выход. Начать играть и примерить на себя роль его спутницы – крайне плохая идея. Что оставалось?

Бежать!

Однако я не спешила приступать к решительным действиям. Еще не отошла от прошлой попытки и не была уверена, что новая пройдет успешно. Следует хоть немного подготовиться. Нужно…

Дверь приоткрылась. Я тут же притворилась спящей. Все то время, что Райс стоял возле моей кровати, старалась размеренно дышать, особо не двигаться и быть расслабленной. Едва не вздрогнула, когда он коснулся моей ступни. Сдержалась, чтобы не сбросить с себя одеяло, которым мужчина укрыл меня. И даже не сразу после его ухода открыла глаза, ощущая остаточный флер его туалетной воды.

А когда это сделала, то долго смотрела на закрытую дверь. Было противно. И тоскливо.

Хотелось дать волю злости, вывалить ее на что-нибудь. Возникло жгучее желание встретиться с Райсом и выговориться, чтобы преподнести ему на блюдечке мои эмоции и плеснуть этот разноцветный коктейль в его наглую морду. Однако ничему подобному не суждено сбыться.

Я быстро поднялась. Побежала в душ, торопливо смыла с себя грязь отвратительной ночи. Вернулась в комнату чуточку окрыленной и даже полной сил, отодвинула дверцу гардеробной, уже заполненной новыми вещами, и отыскала свою одежду. Правда, не нашла туфли-лодочки и расстроилась.

– Хью, зачем ты мне их купил? – прошептала печально и вдруг поняла, что хочу к нему.

Наша прогулка вдруг показалась волшебной. Его спокойное присутствие, редкие насмешки из-за моей трусливости, желание показать реальный мир и то мороженое с горой шоколада. Возможно, это странный способ моего мозга отгородиться от шокового события. Забыть и настроиться на что-то светлое, произошедшее совсем недавно. Наверное, мне просто захотелось заботы. Не такой, которую дарил Райс, а более простой и приземленной. Чтобы кто-то снова уберег от падения с лестницы, поднял на руки, купил мазь и нанес на поврежденную лодыжку, надел те самые туфли. Примитивно. Но почему-то важно.

Я кинула взгляд на свои босые ноги и выбрала наиболее удобную из имеющейся обувь. Завязала шнурки. Осмотрела себя в зеркале и кивнула своему отражению. Осталось дело за малым…

За дверью было тихо. Я посмотрела вверх, проверяя, нет ли на потолке камер, о которых не задумывалась раньше. Ничего не обнаружив, двинулась к главному холлу, но вернулась обратно из-за разговаривавших там гоблинов. Прикусила палец. Подумала, что можно было бы пойти через задний двор, на который из моей комнаты есть выход, но решила проверить другой путь.

Где-то справа должен находиться гараж. Я поспешила туда, осторожно прошла мимо очередных зеленокожих, развалившихся на креслах в гостиной. Увидела заветную дверь, но едва подошла к ней, как встретила там еще одно остроухое создание.

– Да сколько вас здесь? – возмутилась и подхватила ближайшую вазу.

Та разбилась о голову бедняги. Я поморщилась, извинилась и быстро его переступила. А едва нажала на ручку, как оказалась в настоящем царстве.

Машины! Их было столько, что разбегались глаза. На любой вкус и цвет, включая лодки и воздухолеты. Я даже растерялась, но мигом вспомнила о затеянном мероприятии и бросилась к самой быстрой на вид. В навесном небольшом шкафчике отыскала ключи. Вовремя услышала приближающиеся шаги и заперла дверь. Потом начала разбираться, как открыть ворота. Потратила много времени, чтобы понять принцип управления автомобилем, и в конечном итоге покинула гараж.

Я позабыла об осторожности. Едва не сбила подвернувшихся под колеса гоблинов. Сделала два круга по площадке перед домом и потом рванула прочь из этого проклятого места.

А там начался густой лес. Хорошо асфальтированная дорога виляла то вправо, то влево, не позволяя толком разогнаться. Я нервничала. Оборачивалась. Поглядывала вверх, ожидая увидеть в небе воздухолет. В какой-то момент подумала свернуть и бросить машину в глуши, а затем отправиться куда-нибудь пешком, чтобы меня сложнее было найти, однако сейчас единственной значимой переменной было время.

Нужно уехать как можно дальше. Если пойти пешком, то меня довольно быстро отыщут. Но с такой отзывчивой машиной еще был шанс успеть… Я не представляла, куда податься, где найти убежище и к кому обратиться, однако точно знала, что сейчас следует жать на газ. А там можно затеряться в каком-нибудь городе или очередном лесном массиве. Или свернуть на проселочную дорогу. Спрятать автомобиль в кустах. Возможно, переждать некоторое время и снова отправиться в путь. Как вариант, пересесть на другой транспорт, который доставит меня в неизвестном направлении.

Во вторичном мире ведь ходили автобусы?

Небо резко затянуло свинцовыми тучами. Из-за бурного мысленного планирования следующих действий я не сразу заметила, что пошел дождь, который за пару минут превратился в ливень. Погода словно подыгрывала мне. Видимость ухудшилась, из-за чего отыскать беглянку станет намного сложнее. Вода смоет следы.

Мои шансы на успех вмиг возросли. Окрыленная данным фактом, я нажала на газ. Крупные капли забарабанили по крыше. Дворники начали работать в ускоренном режиме, с трудом успевая очищать лобовое стекло.

Впереди появился просвет – скорее всего, главная дорога, на которой можно ускориться. Однако слева вдруг мелькнуло что-то темное. Я обернулась на миг. Заметила силуэт справа, отвлеклась и с пропустившим удар сердцем поняла, что машину занесло.

Я попыталась выровнять автомобиль, однако все было тщетно. Меня закрутило. Дождь за пару мгновений будто усилился во сто крат. Я окончательно потерялась в пространстве и услышала оглушительный удар.

Перед глазами вспыхнули яркие краски, и все поплыло. Звон в ушах. Ломота в теле. Металлический привкус на языке. Я не чувствовала ног и рук. Была зафиксирована ремнем и придавлена чем-то тяжелым. Ни пошевелиться, ни разобраться в происходящем.

Зрение немного прояснилось, и мне удалось различить толстый ствол дерева, остановивший машину, и тянувшийся из-под капота дым. Пальцы нащупали крепеж ремня. Я лихорадочно начала за него дергать, кое-как освободилась, толкнула покореженную дверцу, и та с противным скрипом отвалилась. Вот только выбраться мне не удалось.

Что-то мешало.

Из-за дикого звона в ушах я не могла сосредоточиться. Трогала руль, протирала глаза, ощупывала переднюю панель, пытаясь понять, как покинуть авто. Не сразу, но я заметила на руках кровь. Уперлась взглядом в свои ладони и подавилась собственным криком. Стало страшно! Пальцы затряслись, от охватившей меня паники происходящее стало еще более непонятным.

Я толкала все подряд. Дергала за рычажки. Металась на водительском сидении. Каким-то чудом вывалилась на улицу прямо на покореженную дверцу. Тело вмиг продрогло от дождя, волосы прилипли ко лбу, а в ноге очень ярко прострелило болью.

Опасаясь, что машина в любой момент взорвется, я начала ползти. Двигалась по мокрой высокой траве, по влажной земле, по лужам. Не останавливалась. Перебирала руками, подтягивалась. Из чистого упрямства отдалялась от автомобиля, еще на что-то надеясь…

Позади меня затормозил дорогой автомобиль. Я предпочла его не замечать и продолжила ползти. Хлопнула дверца. Послышались едва различимые шаги. Небо заслонила чужая тень, и дождь перестал бить по спине.

– Вижу, урок ты не усвоила, – раздалось сверху.

Силы меня покинули. Я опустила голову, ощущая теплую струйку, стекающую по виску и дальше по щеке. Внутри задрожала последняя уцелевшая струна. Лишь теперь захотелось плакать.

Я сжала кулаки и перекатилась на спину. Устремила затуманенный взор на Райса, различив лишь его очертания. Наверное, появись сейчас силы, то набросилась бы на него и била бы до потери пульса. Очень тянуло показать, насколько я разочарована в этом человеке.

Однако вместо проявления бури негативных эмоций на моих губах расплылась дурацкая улыбка. Я засмеялась. Продолжала на него смотреть, ощущала дикую боль в ноге, дрожала от холода падающего с неба ливня. Пусть буду сумасшедшей, чем предстану перед ним надломленной жертвой.

– Вивиен, – присел на корточки Райс, – ты обычно поступала разумно. Разве есть возможность скрыться от меня? Мои глаза повсюду, – коснулся он моих волос и после посмотрел на свои вымазанные в кровь пальцы.

Мужчина щелкнул ими. К нам подбежали зеленые создания. Мне на ногу капнули какую-то жидкость и то же самое на голову. Боль в один миг ушла. Множество рук подхватило меня со всех сторон. Они подняли, потащили.

А я не сопротивлялась. Продолжала улыбаться во все зубы и смотреть на Доуэна. Пусть не думает, что сдамся. Я не остановлюсь и не позволю сделать из меня марионетку, какими бы жестокими методами он ни пользовался. И даже наша недавняя ночь внезапно превратилась в мотив… В нечто осязаемое, весомое, прочное, подталкивающее действовать из последних сил, не обращая внимания ни на какую боль, во имя собственной свободы.

Я не поддамся!

Райс будто прочел это в моих глазах и ухмыльнулся. Проводил меня взглядом до машины. Остался стоять под зонтом, на который шумно падали крупные капли.

Но стоило оказаться на заднем сидении автомобиля, как силы покинули меня. Я схватила ближайшего гоблина за рваную мокрую майку, потянулась, но тут же провалилась в темноту.

Это война, Райс… Война!

Глава 21

Отвратительно!

Каждая секунда, проведенная в темном помещении вместе с двумя гоблинами, где пахло травами и медикаментами, а на стенах висел внушительный набор металлических инструментов в виде ножей и пил, вызывала спазм в желудке. Зеленокожие копошились надо мной. Что-то делали с ногой, особое внимание уделяли голове. Я ничего не понимала из их речи. Много раз пыталась вырваться, но ремешки на запястьях и лодыжках надежно удерживали меня.

А Райс… За прошедшие три дня он ни разу здесь не появился. Жаль, но это не повод радоваться. Вряд ли такой человек забудет о своих угрозах и снизойдет до нормального отношения. Я полностью разочаровалась в нем. И чуточку жалела, что выжила…

Странное и неприятное состояние. Я любила жизнь и упивалась ею, пыталась вынести из любой ситуации положительные моменты, отчаянно верила в хорошее, но что-то пошло не так. И этому «что-то» даже есть имя. Райс!

Остроухие существа вновь захихикали. Я дернулась от прикосновения к колену и зашипела:

– Не трогай меня!

Желтые глаза устремились в мою сторону. Зеленокожий сделал шаг и вдруг щелкнул длинными пальцами по кончику моего носа, а потом снова залился смехом. Однако подавился им, едва дверь открылась.

– Она готова? – с порога поинтересовался Райс.

Двое гоблинов зашушукались, начали кивать, пятясь назад. И при этом появилась в их взгляде занятная эмоция: обреченность. Словно он заставлял их служить себе. Будто другого выхода у них не было.

– Отлично, – все же зашел в комнату мужчина и один за другим начал расстегивать ремешки.

Толком не смотрел в мою сторону. Действовал грубо. Вел себя отстраненно, явно злясь из-за недавней аварии. Непонятно только, из-за разбитой машины или моего побега.

– Следуй за мной, – приказал Райс и направился к выходу.

Не имея выбора, я повиновалась. Двинулась за ним, даже не посмев озвучить отказ, который вертелся на языке. Вновь безропотно подчинялась под воздействием внешней магии.

– Сходи в душ и приведи себя в порядок, – сухо сказал мужчина, посмотрев на часы.

Шаг к ванной комнате. Внутренний протест. Желание высказаться и плюнуть этому гаду в лицо мое мнение обо всех его приказах.

– Быстрее! – поторопил он, и я ускорилась.

Действовала без задней мысли. Споро занималась своими волосами, а затем под пристальным надзором Райса выбирала наряд. Облачившись в деловой костюм бежевого цвета, последовала за мужчиной к воздухолету.

Молчаливо. Безропотно. С необъяснимым стремлением ему угождать.

Вот только пробивались всполохи сопротивления. Я изредка поддавалась злости, смотрела на Доуэна прямо и с ярко выраженной агрессией, даже открывала рот, чтобы озвучить витающую вокруг нас истину. Однако быстро успокаивалась. И перед этим он постоянно трогал что-то в кармане. Показалось? Наверное. Стоит проверить? Однозначно!

– Не отходи от меня, – приказал Райс, едва воздухолет приземлился.

Он вышел первым. Застегнув пуговицу на дорогом пиджаке, направился к реке по коротко подстриженному газону.

На воде покачивались моторные лодки. На берегу стояло несколько непримечательных деревянных домиков, окружающих главное двухэтажное здание. Я замедлилась, почуяв неладное и заметив несколько припаркованных среди деревьев машин.

Что Райс собрался делать? Это очередной способ наказать меня? Зачем привел в эту глушь?

С лица схлынула кровь. Я поперхнулась воздухом, представив, что может быть хуже предыдущего способа поставить на место непослушную женщину. А ведь он вряд ли спустит мне с рук очередную попытку побега. Обязательно что-то предпримет, чтобы вновь доказать свое превосходство.

– Чего встала? – обернулся Доуэн. – За мной!

Однако я не спешила повиноваться. Шаг за шагом отступала. Мотала головой, с трудом не срываясь на бег.

– Не хочу, – выдавила обреченно. – Ты монстр!

– Спасибо за комплимент, моя красавица, – быстро сократил он между нами расстояние и потянул за собой.

Я уперлась ногами в землю. Закричала во весь голос, на что из рассыпанных по берегу домов начали выбегать мужчины в черных костюмах. Все как на подбор. Клонированные особи в очках. И именно к ним приближался Райс.

– Стоять! – достал пистолет ближайший к нам.

Доуэн разжал пальцы на моем локте. Встал в стойку. Сделав глубокий вздох, взмахнул обеими руками, и его противник через пару мгновений рухнул на землю неподвижной статуей. Я заметила, как блеснул серым камень на кольце моего бывшего жениха. Что-то в воздухе всколыхнулось, разлилось, усилилось. Даже прогремели выстрелы. Вот только пули не долетали до моего спутника, задержавшись в быстро каменеющем оружии. Я пораженно открыла рот, наблюдая за столбенеющими людьми. Вот так просто. Пару секунд концентрации – и их не стало!

– Идем, – словно ничего не случилось, произнес Райс.

В коленях зародилась дрожь. Стало не по себе от понимания, на что способен этот жестокий мужчина. Однако я не посмела воспротивиться и зашагала за ним следом, внимательно рассматривая и обходя то одну, то вторую статую. Они не шевелились. Застывшее подобие себя. Недавно живые, которых, возможно, еще есть шанс спасти.

Это магия Доуэна или его кольца? Наверное, поэтому его называли каменным Ри. Ужас!

– Поторопись, – остановился возле дальнего дома мой бывший жених и, выломав дверь, пропустил меня вперед.

Я сглотнула вязкую слюну. Застыла перед тяжелой металлической конструкцией в виде цилиндра, который венчала черная пирамида с зелеными цифрами на ней. Осмотрела помещение. Не обнаружила здесь больше ничего и обернулась на вставшего у порога Райса.

– Перемести в первичный мир.

– Зачем?

– Без лишних вопросов, Вивиен. Делай!

Пальцы коснулись блестящей стали неподъемной подставки. Я облизала пересохшие губы. Часто заморгала, справляясь с подступившей волной паники, ведь Доуэну ничего не мешало взмахнуть сейчас рукой. И тогда я превращусь в камень. Одно движение – и меня нет…

Не время об этом думать.

Не представляя, для чего это приспособление, я попыталась сосредоточиться. Рассмотрела через небольшие прорези в стальном корпусе тусклый голубоватый свет. Подметила, что пирамида была из цельной породы незнакомого мне камня.

– Живей, Вив, – поторопил Райс, оставаясь на прежнем месте. – У нас много неотложных дел.

– Я уже говорила, что мои способности работают не по щелчку пальцев, – повернулась я к мужчине.

– Меня это должно волновать? Выполняй!

Скрипнув зубами, я сосредоточила внимание на предмете непонятного назначения. Усомнилась, что стоит вообще слушаться бывшего жениха. Подавила сильное желание выскочить отсюда и броситься прочь, чтобы не стать соучастницей чего-то ужасного.

Вот только давящая аура Райса не давала покоя. Изводила. Ломала… Я боролась сама с собой, с навеянным извне стремлением подчиняться, а также со страхом более сурового наказания. Хотя куда уж хуже?

Рука легла на пирамиду. Пространство дрогнуло, краски заметно стали ярче. Я вновь засомневалась в правильности своих поступков, однако идти на попятную не стала.

– Можешь же, когда захочешь, – хлопнув в ладони, оказался рядом со мной Райс и постучал пальцем по погасшим цифрам. Оставшись довольным, даже подарил мне улыбку, а после вновь приказал идти за ним.

Это место оказалось не единственным, где стояла подобная конструкция.

Через несколько часов полета над горами, которые плавно перешли в бескрайние поля, мы приземлились на кукурузу. Тишина. Умиротворение. Застывшие в ожидании чего-то неприятного зеленые стебли с еще не выросшими початками.

Охранников в черном здесь не было. Да и других людей не нашлось, кроме одного задумчивого старика.

– Пришел-таки, – поднял он голову, сидя на лавке возле одиноко стоящей высокой будки. – Зачем тебе это все, Ри?

– Ты знаешь, – грозно зашипел мужчина, напрягаясь всем телом.

Сзади затих мотор воздухолета. Я обернулась, подметив, что он даже не подмял под себя кукурузу. Присмотрелась. Быстро сообразила, что та из первичного мира, а потому не реагировала на присутствие летающей машины. Еще немного, и я научусь различать, что находится там, за завесой, а что расположено здесь, в новой реальности.

– Ри, – обреченно покачал головой старик, – одумайся. Различные взгляды на одну и ту же ситуацию – не причина уничтожать систему. Они ополчатся против тебя.

– И я буду готов.

– Они не простят этой выходки.

– Хави, ты прекрасно понимаешь, что Бюро ничего мне не сделает. Они слабы. Бесполезны. Ленивы.

– Ри, – вздохнул старик и все же поднялся. – То, что они отказались вернуть тебя в первичный мир, когда еще была возможность, не есть повод мстить.

Райс обернулся. Задержавшись на мне взглядом, криво усмехнулся и выдохнул:

– Причина не в этом.

– В этом, – Хави тоже устремил на меня взор необычных оранжевых глаз. – Это она? Та, к которой ты так отчаянно стремился?

– Не важно.

– Но раз твоя невеста уже здесь, то к чему эта месть, Ри?

На моем лице не дрогнул ни мускул. Я сделала вид, будто ничего не поняла. Словно не впитывала информацию и не поражалась каждому слову. Наверное, в другой ситуации обрадовалась бы, что Райс по-настоящему меня любил и когда-то отчаянно добивался нашего воссоединения. Вот только теперь он другой. И от былой привязанности осталось лишь желание обладать и подчинять.

– Уйди с дороги, Хави, и я тебя не трону.

– А ты до сих пор любишь уходить от ответов, – потряс пальцем старик и добродушно улыбнулся. – Не желаешь остепениться? Прислушайся к своему сердцу, Ри, последуй совету Рокси и примкни к ним. Стань на верный путь…

Я прищурилась, уловив странность звучания голоса Хави, в котором изредка проскальзывало шипение. Присмотрелась к нему. Заметила переливы золота в глазах, устремленных на Райса.

Гипноз? Попытка воздействовать на чужой разум?

Доуэн тоже почувствовал неладное. Он выставил вперед руку, сузил пальцы, словно захватив горло противника.

Старик тут же закашлялся, побледнел. Он прижал ладонь к своей шее и посмотрел на моего бывшего жениха уже вертикальными зрачками. Начал преображаться. Первыми исчезли ноги, затем появилась чешуя, и последним изменилось лицо, явив перед нами кобру невиданных размеров.

– Может, вместо них выберешь меня? – выдвинул встречное предложение Райс. – Ты не устал жить у них на побегушках? От приказа до очередного приказа. Взгляни на себя, превратился в сторожевого пса, хотя мог уйти со мной, когда была возможность. Бюро вербуют каждого возрожденного. А когда он становится неугоден, выбрасывают в нижний мир. Им плевать на нас. Эта троица преследует лишь свои цели. А правила и порядок, которыми пытаются прикрыться, созданы для того, чтобы ничего не делать и наживаться на более бедных и слабых.

Змея показала раздвоенный язык. Шипение стало громче, объемнее, тяжелее. В какой-то момент я не выдержала давления на уши и заткнула их.

Они еще о чем-то говорили. У меня же перед глазами яркими всполохами проносились полупрозрачные волны. Я не слышала, отворачивалась, но ощущала…

И вскоре к моим ногам упал кусок плоти. Совсем еще свежий, с кровью. Вздох, спазм желудка. Я сглотнула и плотно прикрыла веки. Однако это не уберегло меня от представших перед внутренним взором картин того, как именно Райс убил Хави. Все так красочно, ярко. Жутко!

– Идем, малышка Вивиен, – коснулся моего запястья Райс.

К горлу подступила удушливая волна отвращения. Я не сразу открыла глаза и повернулась к мужчине.

– Тяжелые времена требуют радикальных мер, – оправдался он.

– И поэтому пришлось убить их всех?

– Они просто стояли на моем пути, красавица Вивиен. Но ты ведь будешь умнее?

Улыбнуться, как мне показалось, было единственно верным решением. Отказов Райс все равно не принимал. Шел напролом к своей цели. И стань я помехой, обошелся бы со мной так же, как с Хави. Что оставалось? Подыгрывать. Подчиняться, не пытаться противиться, вести себя сдержано и не демонстрировать своего отношения к происходящему. Ведь кому это интересно? Разве Доуэна волновали мои чувства? Он хоть на миг задумался, каково мне увидеть застывших камнем мужчин или ошметки плоти под ногами? Или для него имело значение состояние девушки, недавно пережившей унижение, а затем аварию?

– Идем, – повел он меня внутрь постройки, утопающей в кукурузе.

Я старалась не обращать внимания на разбросанные по земле куски плоти. Гнала прочь дурноту. Шагала на негнущихся ногах. Полностью замкнулась в себе, собираясь просто делать, что скажут. Иначе будет хуже. И следующую аварию я не переживу…

– Эту пирамиду тоже отправь в первичный мир, – кивнул мужчина на конструкцию, точь-в-точь похожую на предыдущую. – И не смотри на меня так, Вивиен. Так нужно.

Кому? Зачем? Судя по недавнему разговору, лучше во вторичном мире после подобных манипуляций не станет. Райс добивался свержения власти Бюро, хотел сбросить их с пьедестала и как-то наказать за далекое прошлое. За то, что они не позволили ему вернуться ко мне. За их стремление все контролировать. За ограничения, которые, наверное, созданы не из-за обычной прихоти.

Пальцы коснулись холодного камня. Цифры на нем моргнули, на миг померкли. Я не успела ничего сделать, а уже ощутила изменение в воздухе. Он дрожал, рябил. Становился более разряженным, но тут же возвращался в привычное состояние.

– Не медли, Вив! – в нетерпении заявил Райс, стоя на пороге, словно сам не мог сюда войти. – Давай скорее покончим со всем этим.

Прикусив губу, я уловила разделяющую миры преграду. Мысленно толкнула пирамиду за пределы вторичного, одернула руку и ощутила, как пространство вокруг очистилось. Словно что-то исчезло. Растворилось.

– Великолепно, – подметил Доуэн и лишь сейчас приблизился ко мне. Значит, раньше ему что-то мешало? Или это простое совпадение? – Поспешим, нам осталось наведаться в еще два места.

Воздухолет вскоре поднялся над кукурузой, завис на секунду и низко жужжащим жуком устремился в небо. Пересек ближайшее озеро, а через несколько часов оказался над городом. Но только я заметила в его темных подворотнях необычное шевеление, как мы начали снижаться. Райс сжал мое запястье. Криво усмехнулся своим мыслям.

Сердце кольнуло от нехорошего предчувствия. Захотелось распахнуть дверь летающей машины и выпрыгнуть оттуда. Или же…

Может, стоит что-то предпринять? Что, если он вправду не в состоянии приблизиться к пирамиде, как это делала я? Значит, есть шанс? Почему бы это не использовать и не обернуть себе в пользу?

Воздухолет приземлился на окраине города возле автобусной остановки. Там спокойно сидела старушка. Даже не повернула голову в нашу сторону, дожидаясь проходящего транспорта.

Я присмотрелась к ней и выдохнула – человек. Райс не уничтожит ее, как поступил со змеем. Однако здесь тоже не будет все просто. Обязательно появится кто-то и попробует противостоять ему.

Тихо.

Белое здание терялось среди березок, посаженных вдоль дороги. Ни с одной из сторон не виделось машин или скамеек. Лишь птицы щебетали наперебой и прыгали с ветки на ветку.

Спокойно.

Умиротворенно, даже слишком.

Стоило нам подойти к постройке, как я охнула из-за вышедшего нам навстречу Хью и резко вырвала руку из лап Райса. Волосы собраны в высокий хвост. Губы искривлены в подобии улыбки. В глазах зеленый блеск, а на лице – отрешенность.

– Ты? – смерил его презрительным взглядом Доуэн. – Они не нашли кого послать? Все стоящие нелюди закончились?

– Вивиен, – обратился ко мне Первый, и сердце затопило болью от понимания, что сейчас произойдет. Только не он. Пожалуйста! – Можешь бороться?

«С чем?» – едва не сорвалось с губ, как вдруг появилось подозрение, что он знает. Уверен в моей невиновности. Осведомлен о необходимости выполнять чужие приказы. Словно пришел сейчас за мной, а не поджидал Райса, собираясь вразумить его и попросить одуматься.

– Она со мной, ушастый. Исчезни, если не стремишься отправиться в мир иной, – Доуэн вновь обхватил пальцами мое запястье.

– Вивиен? – позвал Хью.

Я покачнулась к нему навстречу, и мой бывший жених недовольно скривил губы. Вскинул руку. Оскалился, заставив меня замереть от ужаса, но не успел послать вперед магическую волну, как его ладонь оплела зеленая плеть. Командир медленно перевел на него взгляд. Склонил голову набок, словно издеваясь и демонстрируя, что готов к схватке.

– Ты же прекрасно понимаешь, что тебе меня не победить, остроухий. К чему выпендреж? – ставшим на тон ниже голосом поинтересовался Райс, а лоза посерела и рассыпалась.

Я не могла выдавить ни слова. Опасалась за жизнь Первого. Стояла на одном месте, не смея пошевелиться, и медленно переводила взгляд с одного мужчины на другого. Не представляла, как себя вести. Точно понимала, что вот-вот снова подчинюсь Доуэну и беспрекословно выполню любой его приказ. Ведь так уже было. Сколько бы ни боролась, сколько бы ни уговаривала себя и ни приводила доводов, все равно плясала под его дудку.

И появление эльфа лишь усложнило задачу. Пусть бы бежал отсюда. Убирался подальше, чтобы не превратиться в камень. Я ведь этого не выдержу. Не смогу. Не прощу себя…

«Уходи, прошу!»

– Тринадцатая, контроль или привязанность?! – внезапно спросил Первый и, начав одну за другой выращивать колючие плети, которые устремились к Райсу, ринулся к нему.

Он отступил. Не позволил зеленым веревкам оплести свои ноги. Наступил на одну, направил на нее магию и превратил в пыль. Хью за это время уже приблизился. Отшатнулся в обманном маневре и вдруг ударил Доуэна прямо в челюсть. Вот только не успел сделать что-то еще, как от выпущенной в него волны отлетел назад.

Перстень Райса блеснул. Я собралась предупредить командира, но вместо этого каркнула, не в состоянии сказать и слова. Словила на себе неодобрительный взгляд бывшего жениха. Похолодела от его кривой ухмылки.

– Вивиен, я задал вопрос, – строго произнес эльф, поднявшись на ноги. – Думай!

Глаза в глаза. Внезапная нежность, промелькнувшая в его взгляде. Ставшие мягкими черты лица и уже более тихое:

– Думай.

– Надоело, – сковывающим холодом разлился во все стороны голос Райса. Пиджак затрещал, от него повеяло чем-то тяжелым, давящим, мощным. – Вивиен, перемести пирамиду! А я расправлюсь с ушастым…

С губ сорвался судорожный выдох. Меня сковали цепи подчинения. Я попыталась воспротивиться, отшатнулась назад, передернула плечами. А едва увидела, как командир снова ринулся в атаку, то едва не застонала. Как так? Почему не могу? Как мне с этим бороться?

Приказ Райса нарастающим гулом стоял в ушах, толкал вперед. Стало труднее. Появилась физическая необходимость ему подчиняться, выполнять поручения, даже мысленно следовать указаниям. И потому я сделала шаг, второй, третий…

– Ты можешь сопротивляться, – крикнул мне в спину эльф.

Трещали быстро выращиваемые плети. Завывал поднявшийся невесть откуда ветер. Каждый звук бил по слуху. А я не могла даже обернуться, чтобы увидеть, что сейчас происходило. Двигалась к белому зданию, внутренне содрогалась от невозможности противостоять Райсу, едва не плакала от своей недееспособности.

– Посмотри на меня, Вивиен, – прохрипел Хью. – Амулет подчиняет волю, но не все остальное. Ты ведь сильная, должна справиться! Вивиен, – его голос сорвался, я замерла.

Рука сама потянулась к двери. Из груди вырвался стон. Я продолжала слышать… но не находила в себе сил обернуться. Знала, что сзади происходит что-то ужасное, должна была прийти Хью на помощь, но вместо этого надавила на ручку после очередного приказа:

– Делай!

Правда, не успела я войти внутрь, как в ярде от меня эльф влетел в стену и стек по ней вниз. Голова упала. Сам он показался поломанной куклой, которая не в состоянии что-либо сделать. Сердце пропустило удар. Я едва не взвизгнула от опалившего внутренности страха потерять этого мужчину. Хью устало поднял глаза.

– Я верю в тебя, если это поможет. Пробуй, Вивиен. Не ради меня, так ради себя пробуй…

Он вдруг воздвиг перед собой толстую стену из зелени, которая начала покрываться каменной коркой. Выдохнул, нашел в себе силы подняться. Вновь приготовился вступить в бой. Собрался биться до конца. Решил не отступать перед лицом опасности, а я… Я обернулась.

Лучше бы не делала этого!

В легких закончился воздух. Я пошатнулась от вида огромного чудовища, возвышающегося над нами. Кобра ему даже в подметки не годилась. Большой, покрытый переливающейся на солнце черной чешуей, с шипастой головой и большими желтыми глазами. С раскрытой пастью, где виднелась глубокая глотка и два сочившихся ядом клыка.

– Это…

– Василиск, – смахнув с губ кровь, процедил эльф. – И мне одному с ним не справиться, Вивиен.

– Пирамида, – шипение Райса вонзилось в голову тонкими иглами. Я пошатнулась, прижала пальцы к виску.

– Нет, – с трудом выдавила, не желая бросать Хью на верную гибель. – Не хочу. Н-не…

– Пирамида! – медленно возвышаясь над нами, звуковой волной ударил в меня Райс, и я рухнула на колени.

Опустила голову, уперлась ладонями в землю. Но тут меня подхватили чужие руки и помогли подняться. Я почувствовала исходящую от командира поддержку. В один миг вспомнила проявляемую им заботу, затмившую собой все, что случилось прежде. И туфли-лодочки.

Жаль, их не было на мне. Так бы… Возможно… С ними я смогла бы…

– Не обязательно выбирать привязанность, Вивиен, – порывисто прошептал Хью, одобрительно сжимая мою руку. – Просто контроль сложнее.

Я краем глаза уловила движение. Увидела, как эльф возвел очередную растительную стену, ставшую вмиг твердой и серой, позволила утянуть себя за угол здания, спиной почувствовала усиливающийся холод. Вздрогнула, когда созданные с помощью двух магий сооружения рассыпались в крошку. Заметила длинный хвост. Шагнула навстречу Первому.

– Правда веришь? – тихо спросила. – Ты?

– А почему нет? – порывисто улыбнулся мужчина и вдруг дернул меня на себя, чтобы закрыть от града полетевших в нас камней.

– Пирамида! – взревел Райс, но вместо желания подчиниться у меня вылезли крылья.

Я широко распахнутыми глазами смотрела на обнимающего меня Хью, ощущала его каждой клеточкой тела, хотела оправдать его ожидания. И ответить! Хотя бы сейчас не словом, так действием продемонстрировать, насколько мне не понравились издевательства Доуэна. Во мне начала нарастать сила. Появился прочный внутренний стержень, который позволил выпрямиться и шагнуть навстречу уродливому василиску.

– Осторожно, Вив, – предостерег эльф. – Старайся не смотреть на него, уворачивайся…

С клыка уродливой змеи сорвалась прозрачная слизь. Яд? Тот, который отравил моего жениха и сделал из него монстра? Я ощутила изменение в пространстве, словно в нашу сторону уже полетела волна, готовая превратить кого-то в безжизненную статую.

– Нет, – прошипела в ответ и выплеснула свой гнев через скопившуюся во мне силу.

Взмах крыльев. Второй, третий… В василиска устремился рой пыльцы. Окружил его, назойливо завертелся вокруг. Крупинки попали ему в глаза, в ноздри, в рот, проникли под чешуйки, оказались в глотке. Тварь заметалась на месте. Начала крушить хвостом все подряд. Деревья, асфальт, свой же воздухолет. Охваченная уверенностью в скорой победе, я поднялась над землей, усилила поток своей магии.

– Ненавижу фей! – гулом проревел Райс и, резко дернувшись вперед, устремил на меня взор затянувшегося серостью глаза.

Я зависла в воздухе. Резко почувствовала тяжесть собственного тела и руки Хью, поймавшего меня. Заметила возводимую перед нами растительную стену. Увидела неподдельный страх во взгляде эльфа.

– Нет! Только не это. Не уходи. Вивиен, нет! – последний крик Первого, прорвавшийся в поглотившую меня бездонную тьму.

Глава 22. Хью

Прозвучал сигнал лифта. Я спохватился, поднял каменную статую Вивиен и двинулся вперед, в залитое белым светом пространство. Горло едва не сдавило от необходимости вновь унижаться. Я с трудом перешагнул через себя в прошлый раз. Однако теперь причина моего нежелания просить о помощи имела другое основание: в голове уже пульсировала мысль, что откажут. Ведь если я им еще был нужен, то феечка…

– Хью? – раздался удивленный женский голос, и передо мной начали вырисовываться очертания просторного кабинета.

Теперь стали видны не только стол с диванами по обе стороны. Я рассмотрел трехмерную модель нашего города, заметил возле стеллажа с книгами несколько редчайших цветов с хрустальными лепестками. Увидел клетку в мой полный рост с искрящимся пеплом.

Однако я не обнаружил Харвина и Итена. Лишь Рокси сидела за широким столом и покачивалась в кожаном кресле. На идеальном лице расплылась приветливая улыбка. Во взгляде появился немой вопрос: какого черта я здесь забыл?

– Ужасно выглядишь, – подметил я, поразившись бледности ее кожи.

– Спасибо, ты не лучше, Тимфейр, – сильфа прищурилась, сохраняя ту же невозмутимость, но вмиг стала серьезной. – И все благодаря этой окаменевшей фее.

– Не стоит ее винить.

– А кого тогда? – выгнула она бровь и, оттолкнувшись от подлокотников, резко поднялась. – Увы, но именно твоя фея приложила руку к дурдому, который творится за стенами Бюро. Но раз ты настаиваешь, то давай-ка копнем глубже, – обошла сильфа стол и коснулась длинным ногтем моего подбородка. – Кто не выполнил нашу просьбу и отпустил ее?

– Я.

– Именно, Хью. Ты позволил ей сбежать к Райсу. Именно ты упустил момент, когда амулет подчинения фей оказался в его руках. Ты не уследил за мелкой мерзавкой и допустил то, что уже произошло.

– Хочешь винить меня, пожалуйста. Но Вивиен ни в чем не виновата. Где Харвин?

– Воскрешать ее собрался? – округлила Рокси глаза. – Поразительная наглость! Ты явился сюда, чтобы просить за нее после всего, что она сделала?

– Ри приказал, а она не смогла сопротивляться…

– Мне плевать! – воскликнула сильфа, не сдержав негодования. – Всегда есть выбор. Она могла послушаться Итена и сбежать, как он предлагал. Но нет, вместо этого покусилась на мое кольцо, усиливающее дар. Сама перешла на сторону ублюдка. Должна была еще при первой встрече, когда мы послали ее за Сферой, понять, каков Ри на самом деле, и сделать правильные выводы. Но что мы имеем в итоге? Девочка дура! Решила перейти к Райсу и подставилась. А теперь пусть украшает своими окаменевшими крыльями какое-нибудь помещение или валяется в мусорных баках. Там ей самое место.

Я впервые увидел Рокси в таком состоянии. Волосы уложены не идеально. Во взгляде не высокомерие, а нечто, напоминающее страх. Скулы стали заметно острее, щеки впали, а губы теперь с трудом удерживали надменную улыбку. Она волновалась. Переживала. Казалось, не находила себе места из-за происходящего на улицах города, а потому не сдержала своего истинного отношения к Вивиен и выплеснула все на меня.

Ее беспокойство можно понять.

Вторичный мир разделялся на несколько частей. Верхняя и несколько нижних. В нашей жили те, кто без труда сдерживал вторую сущность и мог вести себя разумно, чтобы поддерживать установленный здесь порядок и тем самым иметь возможность находиться в среде, похожей на ту, что была в первичном мире. Условия немного отличались. Приходилось ютиться на крышах или в подземных корпусах. Однако всего остального было в достатке. Бюро ограничило доступ к природным ресурсам, но предоставило магическую замену, ничем не уступающую источникам. В городе имелись и магазины, и места развлечений, и работа…

Нижние три части заметно отличались от этой. Там обитали уже обернувшиеся создания. Таким образом устранился хаос. Если ты способный, в силах контролировать себя и можешь на длительный срок принимать облик человека, то всегда есть возможность попасть наверх. Было бы только сильное желание и жесткий самоконтроль. Однако всегда проще смириться. Для них создали подземный город. Они сами там устанавливали порядок, взаимодействовали друг с другом, строили более пригодную для них среду обитания. Конечно, условия жизни разнились. Имелось много минусов, недочетов, которые следовало бы устранить. Вот только в целом деление на части больше помогало, чем вредило.

Наружу не прорывались те, кто в состоянии устроить массовый беспорядок. Их сдерживало сложно настраиваемое поле, над которым трудились годами. Полностью одичавшие создания, не контролирующие свои действия, оставались в выделенных им участках и не причиняли никому вреда. Но стоит им выбраться на поверхность, как будет уничтожено все, что строилось годами.

И теперь двух ограничителей не стало, а в разделяющем мир поле появилась брешь. Его полотно истончилось в нескольких зонах и больше не сдерживало опасных монстров.

– Где Харвин? – повторил я как можно более учтиво, не собираясь отстаивать перед Рокси свою правоту.

Боковая дверь открылась. К нам вышел заметно помолодевший феникс и сдул с руки несколько черных пылинок, напоминающих пепел. Заметив каменную феечку, он поджал губы, однако не стал демонстрировать свое отношения к ней, как это сделала сильфа.

– Мне нужна помощь, – шагнул я к нему.

– Какого рода?

– Оживи ее, – сказал отчаянно, не представляя, что еще можно сделать. – Прошу. Я выполню все, что потребуете.

– Слишком высока цена, – отрицательно покачал головой мужчина. – Она в состоянии завершить начатое. А Итен не сдержит всех.

– Я ему помогу! Можно привлечь на нашу сторону одаренных, попросить кого-нибудь с нижних слоев. Наш отряд как раз сидит без дела из-за отстранения, и мы готовы…

– Амулет еще у Ри? – поднял он руку, останавливая мой поток слов.

Я кивнул. Харвин недовольно покачал головой, поправил белоснежные манжеты и опустился в свое кресло.

– Отказано. Ступай.

– Прошу! – уперся я кулаками в стол. – Она больше не подчинится этому ублюдку. Обещаю, приложу все усилия, чтобы устранить то, что сегодня произошло. Вивиен все исправит.

– Даже если так, фея не настроит для них защиту, – вступила в диалог сильфа. – После ее перехода во вторичный мир не прошло и двух месяцев. Года даже нет. Она бездарность, не способная контролировать свою магию. Что уж говорить о возвращении опорных пирамид на прежнее место?

– Замечу, что Вивиен до сих пор не трансформировалась, – продолжая смотреть на феникса, ответил я. – Феечка сильнее, чем кажется. Она справится.

– Рокси? – спросил Харвин.

– Я против!

– Нет, – дал окончательный ответ феникс, и меня вместе со статуей девушки выбросило из кабинета.

Я рухнул на колени. Всмотрелся вперед.

К чему их упрямство? Разве нельзя дать второй шанс, а не рубить с плеча? Неужели они продолжат сражаться с вылезающими на поверхность монстрами, отказываясь от помощи чуть ли не единственной девушки, способной предотвратить катастрофу?

Мое унижение не принесло плодов. И даже в последующие дни верхушка Бюро оставалась категорична в принятом решении. Я обратился к Итену, привел много доводов, пытался склонить на свою сторону Рокси, много раз встречался с Харвином, который предпочел меня не слышать.

Через пару дней Лойи подала идею отправиться к каменному Ри и расспросить, может ли он снять свою магию. Еще раз унизиться. Снова наступить на горло своей гордости, на что я, впрочем, был бы согласен. Но точно знал, что это не поможет. Еще в момент, когда василиск превратил феечку в окаменевшую статую, он тут же обратился в человека и бросился к ней, будто девушка была ему не безразлична, а все произошедшее – случайность. Я сперва не поверил в его отчаяние. Удивился, насколько быстро он ретировался с места преступления. Даже поразился, что Доуэн так скоро отказался от идеи обезвредить очередную пирамиду и устранить меня. Видимо, быстро сообразил, что без способностей Вивиен не в состоянии закончить начатое. Поэтому скрылся из поля зрения на некоторое время.

Наверное, слухи оказались правдивы. Пять лет назад он всеми правдами и неправдами добивался того, чтобы вернуться в первичный мир. Был безутешен. Стремился к своей невесте, которую отчаянно любил. Пошел на сделку с Бюро, однако те нарушили обещание и не переместили его обратно, так как лишились такой возможности из-за смерти одного из приближенных.

А теперь я чем-то стал похож на Ри. Снова и снова ехал на седьмой этаж. Встречал белоснежное пространство. Подолгу стоял или сидел там, дожидаясь возможности поговорить с кем-то из троицы. Напоминал себе безумца. Но попросту не мог сдаться.

– Харвин, приглашенный специалист не справился, – в один из дней донесся до меня обеспокоенный голос Итена. – Он не вернул пирамиды из первичного мира, а новые не смог настроить. Говорит, что поля накладываются, но не соединяются. Нужно уничтожать имеющееся, а это откроет доступ всем. Уже разрушено несколько ветвей дорог. В западной части города вырвались наружу гули – есть жертвы. Извини, но той помощи, что прислали нам, слишком мало. И мои силы… кхм… Тем более Райс вставляет палки в колеса, убирая каждого, кто вызовется мне помочь.

Я ухмыльнулся. В тот же миг передо мной появились двое мужчин, недавно разговаривавших о текущих событиях. Феникс посмотрел на меня отрешенно. Итен же устало потер висок и начал первым:

– Фея. Она уже научилась контролировать дар? Точно справится?

– Не могу утверждать, – качнул я головой. – Но ведь она как-то вытолкнула пирамиды. Значит, ей их и возвращать.

– Где она? – подал голос Харвин.

– В моей комнате.

– Веди, – произнес он, недовольный своим же решением.

Было заметно, что мужчины против. Да и Рокси, будь она здесь, высказалась бы резко, убеждая этих двух отказаться от опрометчивого поступка. Однако время ускользало из пальцев. Ситуация с каждым днем ухудшалась. Вскоре катастрофа достигнет огромных масштабов, и можно будет поставить крест на спокойном существовании. Снова начнется хаос. Жизнь превратится в выживание, ведь под землей много тех, кто не прочь полакомиться человечинкой.

Феникс предпочитал не спускаться на нижние этажи. Его видели немногие. Поэтому Пит с Робертом остолбенели, едва встретили в нашем секторе Харвина. Они сразу поняли, кто это. Расступились перед ним и устремили на меня вопросительные взгляды, безмолвно спрашивая, нужна ли помощь. Я мотнул головой и открыл дверь в свою комнату. Впустил их. Указал на статую Вивиен с расправленными крыльями и попытался скрыть свое нетерпение.

Он встал перед ней. Прикрыл глаза. Через пару мучительно долгих минут коснулся своей щеки и потянулся к девушке…

Окаменение начало исчезать. Начиная с макушки и вниз, уходила серая корка, возвращая цвет волосам, коже, крыльям. Феникс пошатнулся, всмотрелся в лицо Вивиен. За мной прозвучал восторженный вздох. Я не посмел обернуться, ждал, надеялся… Но стоило векам феечки дрогнуть, как вокруг нее вихрем закружила пыльца. Миг – и перед нами появилась розовощекая малышка с хищным оскалом:

– Привет! Вас съесть можно?

Глава 23. Хью

– О, чучело превратилось в фею, – подал голос рапис, едва на него села Вивиен.

– Разговаривающее растение, – захлопала в ладоши она и замотала ножками. – А ты вкусное?

– Вивиен, его тоже есть нельзя.

– А что можно? – взвилась она к потолку и, сделав круг надо мной, зависла перед глазами. – Я уже хочу ку-ушать. Можно мне съесть хотя бы вот этого, с плечами?

Пит вздрогнул, вжался в диван. Побледнел в придачу.

– Вивиен, сперва дело, а потом еда.

– Но я голодная, – надула губки девочка и плюхнулась на кулер. – Мой животик уже урчит, не может. Я скоро упаду в обморок, потому что ты меня не кормишь. Дай погрызть хотя бы вот его, – указала она пальцем на Эда. – Он большой, что с ним станет? Зато я буду сытой.

– Хью, это безнадежно, – заметил Роберт, опасливо поглядывая на кроху с крыльями. – Феи не подчиняются, ты сам знаешь. Ее не заставить. Она быстрее съест весь наш отряд и раписом закусит, чем выполнит то, что приказал феникс.

– Феникс? А он хоть вкусный? – взметнулась в воздух Вивиен. – Я хочу попробовать феникса. Ты мне позволишь?

Поразительно, что фея вообще спрашивала у меня разрешения. За прошедший час она облетела весь жилой сектор, напугала много людей, вцепилась зубами в ладонь Лойи, которая решила поговорить с ней и утихомирить, но вместо этого отправилась к Норис.

Прав был Итен. Это уже не та Вивиен. От нее ничего не осталось. Теперь передо мной кружила маленькая девочка с крылышками, у которой на уме одна еда. Видимо, после выполнения последнего поручения, придется смириться с таким положением дел и попрощаться. Отправить ее в нижний мир, чтобы жила в свое удовольствие и бед не знала.

– Ты уверен, что она выполнит… кхм, то, что сказал начальник? – опустился рядом со мной Эд. – Такое ощущение, что Вив невменяема. Посмотри, как глаза блестят…

– Что такое «невменяема»? – склонила фея голову, сев на мое плечо. – Это можно погрызть? Или лизнуть?

Я протянул к ней ладонь, и девочка перебралась на нее. Схватилась за мой большой палец. Улыбнулась белыми зубками.

Стало невыносимо от понимания, в кого Вивиен превратилась. И ведь изначально было ясно, чем все обернется. Я знал, что феи не способны долго удерживать человеческое обличье, обычно сразу превращаются в подобных себе и поддаются влиянию второй сущности. Ее не вернуть. А если попробовать, то это уже будет другая девушка, не моя… то есть не Тринадцатая. Я ведь изначально ждал, когда она трансформируется, чтобы поскорее избавиться от обузы в ее лице. Но потом что-то изменилось. После похода в клуб. С момента, как она вскружила голову своим синим платьем с высоким вырезом. Телодвижениями во время танца. Цветочным запахом. Сладкой податливостью. Вкусным беспокойством.

Именно поэтому я предложил ей выбор, чтобы оттолкнуть. Не хотел привязывать к себе и потом использовать. Уже был очарован тем, как льнет в поиске защиты, как забавно ест мороженое, какими глазами смотрит на меня и как смущается…

Я сделал правильно, что не соврал и отпустил. Кто же знал, чем все обернется?

Феечка захлопала пышными ресницами и обняла мой палец. Улыбнувшись шире, взлетела и опустилась на плечо, а потом коснулась крошечной ладошкой моей щеки.

– Хью грустит?

– Нет, с чего бы?

– Я вижу. Почему Хью грустит?

Я на миг прикрыл глаза. Уже начинал злиться. Всегда умел усмирять свой пыл, но теперь захотел отомстить тому, кто сделал с ней это. Месть не поможет. Я не справлюсь с Райсом. Нужно сосредоточиться на важном деле и как-то уговорить прожорливую фею вернуть в наш мир две пирамиды. Скорее всего, она не справится. Возможно, придется прибегнуть к крайним мерам и украсть у Ри амулет, чтобы отплатить фениксу за его помощь.

Ведь на привязанность надеяться не стоит. Вивиен выбрала контроль…

– Тебе показалось, фея, – придал я голосу раздражения и отнес летающую девочку к рапису.

Оставил ее там. Приказал отряду отправляться спать, чтобы завтра с новыми силами пойти на задание. Первым вышел из гостиной и, оказавшись в своей комнате, упал на кровать. Долго не мог сомкнуть глаз. А едва навалилась дрема, то что-то блеснуло под потолком, а потом передо мной появилась она.

– Ты хотел взрослую деву? – откинув назад волосы, спросила полностью голая Вивиен. – Тебе так нравится больше?

Лучше бы не открывала рта. Не смотрела на меня с возмутительной покорностью. Не шагнула к моей кровати, готовая на все. Не застыла надо мной с миленькой до приторности улыбочкой.

– Если хочешь, можешь наказать меня, как это сделал Ри? Ему понравилось…

– В каком смысле? – приподнялся я на локтях.

– И тебе понравится, – наклонилась она и скользнула ладошкой по моему животу, но я перехватил руку.

– Что ты имела в виду под словом «наказать»? – повторил я. – Что он с ней сделал?!

Фея надула губки и вновь превратилась в маленькую девочку. Обиженно опустилась на мое колено. Первое время молчала, а потом, словно это произошло не с ней, в мельчайших подробностях описала, что произошло в доме Райса.

Под конец истории я уже кипел от злости. С трудом дослушав, за пару минут оделся и выскочил из комнаты.

– Лети к рапису и не следуй за мной, – приказал на ходу и отправился к дому ублюдка, посмевшего надругаться над моей Тринадцатой.

Гоблины долго не пускали меня внутрь. Но разве они помеха? Я скрутил каждого из них толстой лозой и подвесил за ноги. Больше не разменивался на слова. Шел вперед, гонимый жаждой мести.

Меня едва не трясло от понимания, что Доуэн посмел сделать с Вивиен. С улыбчивой и светлой, веселой, забавной, открытой девушкой, которая не в состоянии толком никого обидеть.

– Ри, выходи! – заорал я, толкнув ногой входную дверь.

– Тебе не говорили, что приличные люди сперва стучат? – вышел ко мне растрепанный Райс с полупустым бокалом янтарного пойла. – Как ты пробрался через охрану?

– Это сейчас последнее, что тебя должно волновать, – оскалился я и пустил в него вихрь особо острой листвы.

Разжал пальцы, высыпав на пол землю. Вырастил из нее травы и распространил по всей поверхности холла, чтобы в доме полноценно пользоваться магией.

– Не поможет, – фыркнул Доуэн, довольно легко справившись с моей первой атакой. – Или ты решил создать себе здесь особую могилу? Вкуса у тебя, ушастый, никакого. Притом это моя территория…

С рук в его сторону полетели плети. Я выпускал их одну за другой – должен был пробиться, дотянуться, успеть. Они каменели. Осыпались мелкой крошкой возле Райса. Вылезающая у его ног колючая лоза тоже быстро превращалась в пыль. Я действовал на пределе возможностей, старался напоминать себе об осторожности, однако… больше не собирался воздвигать стены и уворачиваться. Бил без передышки. Шаг за шагом приближался, решив покончить с магией и показать, чего стою в настоящей драке.

Дом трещал от прорывающихся из-под земли деревьев. Я собрался уничтожить все, что было у Райса. Меня не заботили последствия. Гнев настолько застелил глаза, что адреналин в крови перемешался с магией и крушил все вокруг. По стенам побежали трещины. Пол вздыбился. Вокруг Доуэна значительно увеличилась куча мелких камней. Однако он не спешил отступать. Держал в одной руке бокал, другой отбивался.

В какой-то момент я услышал знакомый шелест крыльев. Отмахнулся от навязчивого звука и вовремя увернулся от потока выпущенной в меня магии. В поле зрения попал золотой блеск.

Ногу сковало. Я дернулся в сторону, но не смог сдвинуться с места. А потому воспользовался запасным планом, последним, отчаянным – бросил в Райса семена ядовитых цветов, припасенных на всякий случай, и в полете вырастил из них стебли. Половина пострадала. Еще парочка не долетела до Доуэна. И я почти выполнил задумку, как пальцы правой руки начали покрываться серой коркой.

– Хью! – испуганно воскликнула мелькнувшая перед моими глазами фея.

Я из-за нее потерял концентрацию и не закончил начатое. Едва появившиеся ядовитые цветки не выпустили опасную пыльцу, и она не попала в легкие этому ублюдку… А ведь оставалось совсем немного. Нужно было только проследить, дожать, влить больше сил. Но неужели он снова останется безнаказанным? Победит? Будет дальше жить и осквернять гнилью своей сущности наш мир?

Тело быстро приобретало неподвижность. Я больше не мог сопротивляться, хотя боролся, взывал к своей магии, пытался дотянуться до Райса – безуспешно. Еще дышал, но уже прощался…

– Прости, Вивиен. Я не смог!

– Какая радость, моя фея вернулась, – злорадно засмеялся Доуэн.

Последний взгляд, брошенный на нее. Маленькая девочка подлетела к моему лицу, коснулась пальчиками щеки. Испугавшись, она начала кружить вокруг меня, проверять быстро каменеющее тело, что-то бормотать, плакать…

– Лети ко мне, малышка.

– Нет! – голос девочки приобрел силу и разлился неприятным звоном по помещению.

Она бросила на меня осмысленный, полный решимости взгляд и сложила крылья. Приземлилась на ноги. Ударила ладонью по полу, напомнив сейчас супергероя. Вскинула голову и…

Мир померк. Навалилась тяжесть, я начал падать. Знал, что феникс меня не воскресит, а Вивиен под воздействием амулета подчинения забудет обо мне уже к рассвету. Вот так и заканчиваются истории. Но следующий миг, стоило удариться о пол, скованность тела исчезла. Я моргнул и не сразу понял, что свободен. Меня не сдерживала магия Райса, вокруг исчезли цветы, колючая лоза и плети. Дом остался в плачевном состоянии, но все выглядело иначе.

– Хью, – вдруг нависла надо мной Вивиен, и мне на щеку капнула ее слеза. – Ты цел? С тобой все в порядке?

Дыхание перехватило. Захотелось коснуться ее светлой кожи, чтобы проверить, настоящая ли. Вернулась? Снова со мной? Мне не снится? Или мы умерли вместе?

– Ответь, – всхлипнула. – Не молчи.

Я поднял руку. В неверии дотронулся до жилки на ее шее. Теплая. Настоящая. Живая! Я опустил взгляд, проверяя, в чем она. Обычно феи при попытке превратиться в человека представали сразу голыми, не в состоянии сохранить одежду.

– Скажи что-нибудь, – волновалась девушка.

– Я не чувствую… – произнес было, но поддался внезапно нахлынувшей радости и притянул ее к себе. Впился в мягкие губы. Почувствовал легкое сопротивление, быстро сменившееся податливым движением, вздохом, раскрытием. Запустил пальцы в растрепанные волосы. Потянулся второй рукой…

– Черт! – ругань сбоку, и мы с Вивиен отстранились друг от друга. – Что ты сделала? Как ты обратилась обратно?

Девушка вскинула голову и поморщилась от вида своего бывшего жениха. Она поднялась, шагнула к нему навстречу. Но стоило мужчине раскрыть руки для объятий и расплыться в улыбке, как Вивиен собрала пальцы в кулак и ударила его прямо в глаз. Зашипела, правда, от боли. Затрясла кистью.

– Мерзавка! – разозлился Райс, но не успел ответить пощечиной.

Я вовремя подбежал и перехватил его руку. Вывернул, заставил согнуться пополам и поставил на колени. Сдержался, чтобы оглушить, и произнес с нескрываемой ненавистью:

– Тебя не учила мама, что бить беззащитных женщин – ниже всякого достоинства?

Вивиен посмотрела на меня, смущенно улыбнулась. Оказалась настолько очаровательна, что я плюнул на уже зародившиеся планы и одним ударом выключил Райса. Двинулся к непутевой фее. Оттеснил ее к стене и снова поцеловал, не собираясь терять ни минуты. Остальной мир подождет. Моя Тринадцатая вернулась! Я вмиг опьянел от ее запаха, стройного тела под ладонями, мягкой податливости – как в том клубе. Не мог остановиться. Не хотел! Жажда накрыла меня с головой, стало невыносимо от потребности в этой девушке. Я словно сошел с ума. Она здесь… Рядом… Моя!

– Хью, – горячо зашептала Вивиен. – Хью, постой. Я не… Ох…

– Это ты? – спросил я, с трудом отстранившись.

Скользнул взглядом по ее лицу, вытер со щеки мокрую дорожку. Коснулся пальцем ее нижней губы, до конца не веря, что весь дурдом в прошлом.

– Это вправду ты?

– Я, – дернула она плечом и подалась навстречу.

Вот только нам снова помешали – в дом вошли несколько мужчин. Недоумение во взгляде. Потрепанный вид. Ощущение, что они мне знакомы. Первый заметил Райса и замер посреди разрушенного холла.

– Как мы превратились из гоблинов в людей? – спросил рыжеволосый, выглянувший из-за его спины.

– Я после смерти человеком больше не был, – закивал следующий за ним щуплый мужчина. – Это что за магия такая?

– А с господином что? Вы его крякнули? – поинтересовался все-таки первый.

– Вивиен? – повернулся я к девушке и вдруг осознал, что тоже не в состоянии обратиться. Да и растения теперь молчали, не звали меня. – Во мне больше нет магии!

Глава 24

– Ты невероятная, – оскалился окровавленными зубами Райс.

Он сидел на стуле посреди своего кабинета со связанными за спиной руками. Немного безумный на вид. До сих пор самоуверенный. И такой раздражающий!

– Спасибо, но в ответ о тебе ничего хорошего сказать не могу.

Меня нервировала необходимость находиться с этим человеком в одном помещении. К тому же его недавние зеленокожие приспешники, которые сейчас выглядели обычными людьми, сидели в гостиной на первом этаже и в любой момент могли прийти ему на помощь. Маловероятно, но все же.

Сложилось впечатление, что они тоже недолюбливали Райса. Позволили Хью его связать. Не сказали ни слова против, когда Первый пару раз ударил Доуэна. Некоторые, правда, решили не ждать выяснения всех обстоятельств исчезновения магии и попросту сбежали, но большинство осталось в этом доме, с нами.

– Я сразу понял, что ты особенная, – с маниакальным блеском в глазах смотрел на меня бывший жених.

– Конечно, но вместо того, чтобы все объяснить и оставить возле себя, сразу же отправил в Бюро, решив сделать из меня крысу.

– Крысу? – прозвучал сзади удивленный голос.

Черт! И нужно же было Хью вернуться как раз в этот момент.

Я прикусила губу. Занервничала от необходимости придумывать оправдания, не желая упасть в глазах эльфа. Тем более между нами появилось… притяжение, назовем это так – на большее я рассчитывать не смела.

Пришлось обернуться.

– Ты сливала ему информацию? – склонив голову набок, поинтересовался мужчина.

– Представляешь? – так некстати вставил слово Райс.

– Ничего такого, – шагнула я вперед, но остановилась и посмотрела в пол. – Только один раз.

– Больше не успела, – видимо, Доуэн получал от этого разговора особое удовольствие. – Я забрал свою невесту раньше, посчитав, что такое сокровище нужно хранить в особом месте, а не давать ею пользоваться другим.

Зубы свело от такого сравнения. Я едва не поморщилась, в то время как Хью сунул мне в руки уже знакомую Сферу, а сам направился к Райсу. Ударил. Наклонился к нему и процедил:

– Особое место теперь ждет тебя. И, будь уверен, я постараюсь, чтобы оно тебе пришлось по вкусу. А о Вивиен забудь, уяснил? После всего, что ты с ней сделал, она ни на шаг не приблизится к такому ублюдку.

– Защитничек выискался? – сплюнув кровь, вновь оскалился василиск. – Так я тебя огорчу, ты ей не нужен.

– А это не твоего ума дела. Нужен или нет, мы решим сами, – с неприкрытой ненавистью произнес Хью и обернулся. Подмигнув мне и подарив короткую улыбку, он выпрямился. – Поговаривают, пять лет назад ты стремился попасть в первичный мир. Поздравляю, Райс Доуэн, мечты сбываются. Я выяснил: мы все переместились сюда. Поэтому магия не работает, а вторая сущность не отзывается. Здесь ты ничтожество, не имеющее ничего за плечами. Ни силы, ни средств, ни подчиненных. Замечательное местечко! Замечу, Сфера тут тоже не действует, так бы ребята уже бросились тебя спасать. К слову, считается дурным тоном с помощью артефактов забирать чужую волю.

Я обратила свой взор на стеклянный шар, в котором продолжали всплывать образы. Раньше предполагала нечто подобное, а теперь удостоверилась, что это были обрывки из прошлого тех самых гоблинов, которые сейчас в виде людей находились внизу. И выглядели мужчины слегка подавленными. Отрешенными.

– Кстати, об этом, – поднял палец Хью и начал что-то искать в карманах Райса.

Достал оттуда знакомый амулет. Повертел его перед глазами и кинул мне.

– Для чего он? – охнула я, лишь сейчас поняв, что напоминали крылья на нем.

В ночном клубе мне не довелось рассмотреть вещицу получше, но сейчас были заметны сходства. Взгляд устремился к бывшему жениху. В груди стало тесно от понимания, что я сама отдала ему данный предмет.

– Это то, что я думаю, Райс?

– Смотря о чем ты думаешь, моя красавица.

В уголках глаз защипало. К горлу подкатила обжигающая волна горечи. Мне пришлось приложить немало усилий, чтобы хрипло спросить:

– Им ты управлял… мной? Это не твоя магия? Я подчинялась, потому что… – голос предательски дрогнул.

Захотелось упасть на пол и разрыдаться. После всего случившегося уже сдавали нервы. Я отгородилась от Доуэна после моего «наказания», а сейчас поняла, что отчасти виновата сама. Стало обидно, ведь именно благодаря мне он получил артефакт. Я принесла его не блюдечке.

Хью шагнул ко мне и обнял. Прошелся по волосам, оставил широкую ладонь на спине, обжигая. Стало сложнее. При таком отношении потянуло дать волю чувствам и попросту уткнуться носом в его грудь. Спрятаться. Превратиться в маленький комок, которому нужно утешение. А нужно ли?

– Это я, понимаешь? – подняла глаза на эльфа. – Не знаю, как так получилось. Я сорвала амулет с шеи Пимпа, а потом попала в стеклянный бокс. И… и отдала его Райсу. Я не знала.

– Ничего, – обхватил он двумя руками мое лицо.

– И это я рассказала Райсу, что мы пойдем в ночной клуб. Мне никто толком ничего не говорил о происходящем вокруг, а он был… – стало сложно говорить, но я продолжила: – Ты чуть ли не рычал, даже издевался. В Бюро мной вертели, как хотели. Но я ведь живой человек. Мне нужно было понимание, хоть крохотное. И… не смотри на меня так!

– Как? – очень мило улыбнулся Хью.

– Так, будто не злишься.

– А должен? – понизил он голос до будоражащего шепота.

– Да! И отойди, мне сложно.

– Что сложно? – смотрел он как-то… необычно. Будто с обожанием.

– Моя девочка! – вдруг воскликнул Райс, заставив нас с Хью замереть. – Восхищен тобой, Вивиен. Влюбить в себя ушастого – дорогого стоит. Этот нам точно пригодится. А теперь будь паинькой, привяжи эльфа к Сфере.

Первый помрачнел. Улыбка стекла с его лица, а взгляд стал колючим. Я растерянно заморгала, не представляя, как теперь оправдаться. Проще поверить Райсу. И, судя по виду эльфа, он как раз таки поверил.

Что?.. Что тут можно сказать?

Я поспешно отступила. Замотала головой, прижимая артефакт к груди, чтобы случайным движением или словом не выполнить распоряжение бывшего жениха.

– Я не с ним. Я ни при чем. Даже не представляю, как пользоваться этой штукой. Он врет. Честно!

Лицо Хью стало каменным. Отрешенный, хмурый. Он схватил меня за локоть и повел прочь из комнаты. Я еще пыталась оправдаться, но кто станет слушать провинившуюся фею? Первый заглянул в гостиную, перекинулся парой слов с ребятами, предоставив им выбор: отправиться с нами во вторичный мир или остаться здесь, но позаботиться о Доуэне. Последних оказалось больше. Если точнее, то все. Никто не захотел вновь становиться зеленокожим гоблином, а вот возможностью отыграться на Райсе, который подчинил их волю, заинтересовался каждый. Потом командир зашагал к гаражу. Отыскал способную ездить в этом мире машину. Указал мне на переднее сидение и сел за руль.

Это было невыносимо. Увеличивающаяся пропасть между нами и его нежелание слушать. Внутри все болезненно скручивало от понимания, что не поверит, не простит, отвернется, на глаза наворачивались слезы.

А ведь мне какое дело? Пусть! Если ему важнее слова Райса, то какой смысл оправдываться? Зачем приводить доводы и аргументы, если их то и дело уносил ветер? Я старалась. Пыталась. Первую половину пути раз за разом повторяла, что не связана с Доуэном и никогда не встану на его сторону. Бесполезно!

Остаток дороги мой взор был обращен в окно. Во взгляде Хью больше не появится тепла и чего-то, похожего на обожание. И дело, по сути, не в последних словах Райса. Я виновата. Это из-за меня наше задание провалилось, а амулет, способный подчинять других людей, оказался у ужасного человека, который воспользовался им и наворотил дел. Я вела двойную игру. Металась между Бюро и василиском. Возможно, должна была сразу поговорить с эльфом, открыться, но…

Мы заехали на кукурузное поле. Не без труда отыскали конструкцию, которую венчала пирамида.

– Воспользуйся остатками магии в этих предметах и перенеси нас обратно, – вернулся строгий командир.

Я подняла на него тоскливый взгляд. Решив хотя бы так загладить свою вину, приложила все усилия, чтобы попасть во вторичный мир. Получилось не сразу. Здесь было сложнее управлять даром. Завесу не удавалось увидеть. Я словно шла в темноте и затем прыгала в неизвестность. Правда, воспоминания о том, что находилось по другую сторону, значительно помогали.

Я представила одинокий домик, убрала шелестящую длинными листьями кукурузу, вспомнила малейшие детали, которые были там, но не находились здесь. Прикоснулась к пирамиде. Мысленно толкнула ее туда и почувствовала упругую преграду.

Через двадцать минут усердной работы получилось выдохнуть. По виску уже текли капельки пота. Пальцы подрагивали от перенапряжения. Я не до конца разобралась, что именно помогло выполнить указание – детальное воспроизведение окружающей обстановки или же воздействие на саму завесу между мирами. Скорее, и то, и другое. Или моя злость из-за бесконечных неудач. Или… усиливающееся чувство вины. Или все сразу, перемешанное с отчаянием и желанием выслужиться, исправить ошибку и вновь увидеть не сухую отстраненность командира.

Почему последнее мне особенно важно? Разве имеет значение, как он ко мне относится? Подумаешь, злится, смотрит строго, поджимает губы. А нечего верить всяким василискам, и вообще… Вообще!..

Я снова последовала за Хью, предварительно перенеся сюда и его, и машину. Заняла пассажирское сидение – не сзади, правда, как того хотела изначально, чтобы не видеть даже краем глаза руки мужчины, его уверенные движения, не чувствовать присутствие. Хотелось отгородиться и замкнуться в себе. Поддаться внезапной слабости. Поплакать, сетуя на несправедливость и незавидную участь в будущем. Меня накажут? Запрут где-то? Пустят на опыты?

Мысли метались между предстоящим выговором от начальства Бюро и отстраненным молчанием Хью. Последнее раздражало больше всего. Выводило из равновесия, бесило, накаляло обстановку. Когда мне стало важно его мнение? С чего вдруг задевало понимание, что эльф поверил Райсу, отвернулся от меня, больше не заговорит тепло, не проявит заботу, не поцелует порывисто и горячо, как после чудесного переноса всего дома в первичный мир?

Я с трудом вынырнула из тяжелых дум, когда машина припарковалась между деревьями на берегу реки. Выскочила из автомобиля. Без указаний командира сразу же направилась к дальнему домику и там мгновенно приступила к возвращению пирамиды.

Ай, пусть будет, что будет! Хоть наказывают, хоть отправляют в ссылку, хоть запирают в клетке, как бешеную зверушку. И настроение Хью не должно меня волновать. Все равно мне здесь не место. Я перемещу себя обратно в первичный мир!

Здесь я никто. Никому не нужна. У меня шаткое положение, учитывая, что именно я стала причиной беспорядков на улицах города. Лучше самоустраниться. Стать вне зоны досягаемости.

А эльф… Мы все равно не пара. Еще перед ночным клубом Лойи сказала, что мы слишком разные. Командир занят своей работой, готов всецело отдавать себя ей, а мне, наоборот, не нравилось все, что происходило. Да, красивый, в некоторых моментах заботливый, сильный. Зачем обманываться, я очарована им… Но этого мало! Мне даже сейчас хотелось сделать все возможное, чтобы доказать свою невиновность, чтобы вернуть тот теплый взгляд и вновь начать мечтать о невозможном.

Мы разные!

– Хью? – позвала мужчину, быстро шагавшего к машине.

Он обернулся на полпути.

– Прощай.

– Эй, куда собралась? – рванул он обратно и до того, как я успела что-либо сделать, припал к моим губам.

Поцелуй оказался необычным. С привкусом моих слез и капелькой его злости. С толикой безумства. С ощущением падения и его поддержкой. С быстро сорвавшимся дыханием. С побежавшим по венам жаром, разгоняемым лихорадочно бьющимся сердцем, с невольно вырвавшимся стоном, с головокружительным притяжением, с невозможностью оторваться, с непреодолимым желанием не останавливаться, продолжать, сейчас, потом, всегда…

– Собралась уйти от меня? – хрипло прошептал Хью и поцеловал в уголок губ, затем тонкой дорожкой опустился к шее. – Решила снова бросить?

– Когда это я бросала?

– Но ведь это не я стал каменной статуей, а потом помешанной на еде феей.

– А, ты об этом, – смущенно улыбнулась и вздрогнула, едва эльф прикусил ставшую вдруг чувствительной кожу. – И-и-и ты не злишься?

– Злюсь, – отстранился мужчина и заглянул мне в глаза.

Я сглотнула, попыталась усмирить дыхание.

– Потому что-о поверил ему?

– Я похож на дурака? – фыркнул Хью и очертил костяшками пальцев мой подбородок. – Райс – манипулятор, готовый лгать и подчинять. А ты – глупая девушка, не способная видеть очевидное.

– Вот спасибо!

– Пожалуйста, – дернул эльф бровью и вновь наклонился.

Легонько коснулся моих губ. Словно поманил, но не дал. Обнял за талию и резко прижал к себе, лишая воздуха.

– Он сейчас там, где хотел оказаться, притом в руках его же подчиненных. Вне зоны досягаемости. Можешь забыть о нем, Тринадцатая.

– Вивиен, – завороженно выдохнула я в его губы, не в состоянии отстраниться. – И мне кажется, что я тоже должна уйти туда. Мне здесь не место. Я ничего не знаю, ни в чем не разбираюсь, а там все просто и знакомо.

– Считаю, что место человека там, где его близкие, – обворожительно прошептал мужчина, заставив вновь дышать через раз.

– Но-о здесь у меня нет близких.

– А я?

– А что ты? – растерянно хлопнула я глазами, в то время как рука Хью начала сильнее обвивать мою талию. – Ты просто-о… Мы с тобой почти не знакомы. И ты сам… Задание Бюро!

Я уперлась ладонями в его грудь. Попыталась высвободиться.

Зачем он так? К чему эта игра?

– Нужно говорить все вслух? – нахмурился мужчина, продолжая неотрывно смотреть мне в глаза.

– Все зависит от того, что ты хочешь сказать, – произнесла, замерев от внезапной догадки. Нет, чушь! Он не… Точно нет!

– Я люблю тебя, глупышка Вивиен, – тихо выдал Первый и стал меняться. Цвет кожи, уши, волосы. – Глупо с моей стороны влюбиться в задание, но так уж случилось. Ты слишком забавная со своими непослушными крыльями. Всегда так пугаешься их. Вздрагиваешь. И очень милая, когда злишься на них.

– Ничего забавного не вижу.

– А я вижу, – темный эльф предстал передо мной во всей красе, став при этом значительно выше. – Много всего. И благодаря последним событиям понимаю, что ты стала дорога мне. Слишком, чтобы позволить сейчас уйти. Теперь я твоя семья, запомни. Ты нужна! И не вздумай туда перемещаться.

– Хью… – покачала я головой, не в силах принять его слова. Он шутит? Неужели я настолько ему противна, что способен говорить подобные вещи с таким честным лицом? – Отпусти.

– Не веришь? – прищурился мужчина. – Нужны доказательства?

– Признайся, – сумела я взять себя в руки, хотя это оказалась сложно, когда ты прижата к обворожительно красивому эльфу, не можешь отвести глаз, ощущаешь широкую ладонь на спине и постоянно отвлекаешься на нежные поглаживания то на бедре, то на боку, то снова на шее, за ухом, скуле и даже виске. – Ты снова взялся за задание Бюро. Им нужна моя магия. А ты готов сломя голову выполнять любые их прихоти, будь то воровство или… – голос дрогнул, в уголках глаз снова защипало от понимания, что мной опять пользуются. И если с Райсом я могла эмоционально отгородиться, то здесь почему-то начало болеть сердце. – Как мне тебе верить? Вдруг твои слова – это очередная уловка, чтобы приручить фею?

– Для этого в машине лежит амулет подчинения. Но раз так, – резко отступил он, и меня окутало холодом. – Идем.

– Куда?

Хью вернул себе облик человека и, схватив мою ладонь, словно опасался, что я все же решу переместиться в первичный мир, повел меня к машине. Усадил, сам пристегнул. Вдобавок щелкнул меня по носу и подмигнул. А когда сел за руль, превратился в немного отстраненного мужчину, сосредоточенного на предстоящих событиях.

Через полтора часа быстрой езды мы припарковались перед зданием Бюро. Первый вышел из автомобиля и помог выбраться мне. И если бы ни редкие взгляды, мимолетные улыбки и почти незаметные жесты внимания, я снова подумала бы, что между нами появилась пропасть. Такой же серьезный, поглощенный чем-то.

Хью нажал на скрытую кнопку в лифте, которая зажглась цифрой «семь», и вскоре вышел в необычное, залитое белым светом помещение.

Казалось, здесь не было ничего. Ни пола, ни стен, ни потолка. Лишь слепящая белизна. Я даже открыла рот, чтобы уточнить, где мы, как вокруг нас начали происходить изменения. Появился стол. Стали различимы очертания двух диванов. Я рассмотрела три силуэта, которые вскоре приобрели четкость и даже голоса.

– Феечка, – снисходительно улыбнулась Рокси. – Вот не знаю, радоваться твоему возвращению в мир живых или нет. Скажи спасибо мужской слабости. Я была против! Впрочем, и сейчас осталась при своем мнении…

– Мы принесли Сферу, – перебил ее эльф и сжал мою руку, демонстрируя свою поддержку.

На нас только сейчас обратил внимание незнакомый мужчина, сидящий за столом. Он поманил жестом руки и указал, куда поставить озвученный предмет. Я повиновалась. Неуверенно двинулась вперед. Обогнула Рокси по дуге, чувствуя нарастающую неловкость, и чуть не задела туфли Итена.

Женщина встала со своего места. Тоже приблизилась. А стоило нам встретиться взглядами, натянуто улыбнулась и потянулась к Сфере. Образы в ней лихорадочно запрыгали. Будто живые, стали сменять друг друга, увеличиваться, выплывая на первый план, и сразу уменьшаться, отдаляться, словно прятались и не хотели попадать под внешнее воздействия. С ладоней Рокси сорвался чистейший свет. Он окутал стеклянный шар, из которого начали исчезать мелькающие картинки. Всего пара мгновений – и та отступила:

– Привязки больше нет, они все свободны.

Впечатленная увиденным, я протянула ей амулет.

– Уверена?

– Не знаю. Но мне кажется это правильным, – произнесла и скосила взгляд на молчаливого Итена, с интересом наблюдающего за нами.

Рокси не прикоснулась к предмету. Указала на стол и проделала с ним то же самое, очищая разумы тех, кто попал под его влияние. Даже я почувствовала просветление. Вздохнула полной грудью и, почувствовав руку на своем локте, отступила к Хью.

– Это не все, – резко сказал он. – Я выполнил условие. Пирамиды теперь на месте – можете заняться настройкой. А я беру отставку.

– Кто тебе ее даст? – выгнул бровь Итен. – Много промахов, Тимфейр. Нога, потом твоя окаменевшая фея. Скажи спасибо, что пошли на уступки, и отправляйся к своему отряду. У нас сейчас много работы.

– Нет! – дерзко заявил Первый и скользнул ладонью от моего локтя вниз, чтобы взять за руку. – Я тут пару часов назад вернулся из первичного мира и вдруг понял, что хочу показать своей девушке наш, вторичный. К слову, она случайно переместила туда целый дом и так же случайно оставила там каменного Ри, лишив тем самым магии. Я договорился с его ребятами – бывшими гоблинами. Они обещали позаботиться о своем бывшем начальнике и показать всю свою «любовь» к нему и «почтение». Толковые парни, пристроят его потом в правильное место. А вам, к слову, не хочется снова стать людьми?

Рокси побелела, Итен заинтересовался, а незнакомый мне мужчина почему-то улыбнулся, превратившись в менее высокомерного и важного.

– Для путешествия вам понадобятся средства, – заговорил он. – И пропуски.

– Харвин, ты в своем уме? – ожила Рокси. – Этот выскочка посмел нами манипулировать! Мы их от смерти спасли, а вместо благодарности получили угрозы.

– Спасибо, – спохватилась я, понимая, что с ними желательно поддерживать хорошие отношения, а еще не наглеть. – Нам будет очень приятна ваша помощь и поддержка.

Рокси едва не зашипела от гнева. Однако она приняла величественный вид и села на белый диван справа. Закинула ногу за ногу и даже отвернулась. Зато с главным из троицы получился конструктивный диалог. Он дал Хью отпуск, предложил мне зайти к ним в гости после возвращения, чтобы обсудить особые условия сотрудничества, и выписал какое-то разрешение, которое должно облегчить предстоящее путешествие.

– Это что было? – спросила я, едва мы с эльфом оказались в лифте.

– Ты ведь хотела понять, что вокруг происходит, – прошептал он, прижимая меня к стене.

Вот только не успел он наклониться, как раздался звуковой сигнал и перед нами появилась взволнованная Лойи. Она просияла. Тут же схватила меня за руку и потащила за собой. Усадила в гостиной, сунула мне горячий чай, поставила перед самым носом бутерброды, начала расспрашивать о моем самочувствии, позвала остальных ребят, сверх меры окутала меня вниманием и засыпала вопросами. В какой-то момент вспомнила о раписе.

– А феей ты мне нравилась больше, – только и сказал цветок, шевельнув листвой.

Я подняла глаза на застывшего у дверей Хью, который вновь изображал строгого командира, и захотела ему поверить. Он словно играл роли. Среди подчиненных был немногословным, отстраненным и чуточку раздражающим. При Райсе позволил себе агрессии. С начальством был замкнутым и немного наглым. А со мной…

После сумасшедшего дня и объявления, что командиру дали двухмесячный отпуск, после долгих обсуждений, кто остается за главного и какие даны распоряжения начальством насчет Пятого отряда, после неугомонного щебета Лойи, которая вызвалась меня проводить на крышу, и бесконечной заботы с ее стороны я вдруг поняла, что очень хочу еще раз проверить, каков Хью со мной.

Упругие струйки душа стекали по коже. В голове до конца не укладывался недавно произошедший сумбур. Я стояла в узкой кабинке и смотрела в никуда.

Может, Первый прав – и здесь мое место?

Меня терзали сомнения. Я мысленно возвращалась к поцелую на берегу реки и прозвучавшему признанию. Неужели правда? На самом деле любит? А если врал?..

Покончив со сборами, я отыскала туфли-лодочки в вещах, хранившихся до моего возвращения на складе, надела самое красивое платье и через несколько волнительных минут постучала в дверь своего бывшего командира.

Он открыл, продолжая вытирать влажные после душа волосы. На плечах блестели капли воды. Часть их сорвалась со своего места. По натренированной груди, затем по рельефному животу они скатились вниз и там затерялись в спортивных штанах. Проследив за ними взглядом, я подняла глаза.

– Надеюсь, ты пришла не прощаться, – расплылся в улыбке мужчина.

– А разве могу? Мне тут один темный эльф собрался устроить увлекательное путешествие по вторичному миру, но не сказал, когда выезжаем. Не терпится, знаешь ли.

– Не уснешь без этой информации?

– Конечно. Буду ворочаться в кровати, смотреть в потолок, ждать утра.

– Раз так волнуешься, – отступил он в сторону, приглашая войти, – можем подождать вместе.

Я расслышала тихий смешок, явно донесшийся из-за приоткрытой двери соседней комнаты, и поспешила сделать шаг. Что я делаю?! Зачем явилась сюда посреди ночи? Правильно ли поступаю, вот так нагло врываясь в личное пространство мужчины, который недавно признался в своих чувствах?

А я ведь… промолчала!

– Собирался сам к тебе прийти, – вдруг прошептал Хью и, обвив руками мою талию, захлопнул ногой дверь.

Я тихо охнула, оказавшись в крепких объятьях. Даже не стала сопротивляться, ведь пришла сюда не только за разговорами. Они будут. Но после.

У нас еще столько всего впереди. И путешествие, и познание этого мира, и долгие ночи вдвоем, и милые прогулки за руки, и улыбки, и очередные туфли-лодочки, и мороженое, и великолепные виды, и интересные разговоры… Я знала, что теперь все наладится.

А признание…

– Знаешь, – прошептала, едва дыша от жарких поцелуев в шею, – я, скорее всего, тоже тебя люблю.

Хью резко отстранился. Заглянул мне в глаза.

– Скорее всего?

Я закусила губу. От смущения попыталась отвести взгляд, но эльф обхватил двумя пальцами мой подбородок, чтобы не отвернулась, и нагло заявил, начиная второй рукой расстегивать пуговички на платье:

– Вызов принят, маленькая соблазнительная фея. Мы обязательно поработаем над этим. Прямо сейчас и начнем…



Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13. Хью
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Глава 19
  • Глава 20
  • Глава 21
  • Глава 22. Хью
  • Глава 23. Хью
  • Глава 24
  • Teleserial Book