Читать онлайн Дмитрий Донской. Куликовская битва и подвиг объединения Руси бесплатно

Шамбаров Валерий Евгеньевич
Дмитрий Донской. Куликовская битва и подвиг объединения Руси

Глава 1.
Как Русь оказалась в плену?

Разгром монголами русских князей на Калке.

Художник П. В. Рыженко.


Когда мы читаем исторические книги или смотрим фильмы, то обычно воспринимаем – вот это наши, русские, а это их враги. Вот так русские побеждали – или наоборот, проигрывали. Но это может оказаться не совсем правильным. Было время, когда единой Руси вообще не было. Нередко жители соседних городов считали себя совершенно чужими друг другу. Могли враждовать, воевать между собой. Даже сговариваться с чужеземцами, чтобы погромить своих же, русских соседей. И вести себя таким образом казалось вполне нормальным! Об этом страшном и жестоком времени мы и поведём наш рассказ. Но расскажем и о людях, которые начали объединять кусочки Руси. Это было очень и очень трудно. Ведь многие просто не понимали, зачем нужно быть одной страной, одним народом. Одним из тех, кто первыми это осознали, кто начал создавать единое Русское государство, как раз и был Дмитрий Донской.

Хотя Русская держава существовала ещё за 400 лет до него. Большая, богатая, с высокой культурой, очень могущественная. Её столицей был город Киев. Но у князей, правивших на Руси, были сыновья, они тоже становились князьями. По обычаю той эпохи отцы давали им уделы – то есть «уделяли» часть собственных владений. Пусть дети управляют там, учатся. А потом займут место отца. Считалось, что старшие должны подчиняться младшим, а все князья – великому князю.

Но со временем князей становилось всё больше. Постепенно они забывали, что все они – родственники, двоюродные и троюродные братья, племянники, дяди. Завидовали друг другу, ссорились. Не слушались великого князя. Дескать, а чем мы хуже? Те, кто посильнее и побогаче, начали просто захватывать Киев – чтобы самому стать великим князем. Другие хватались за мечи, чтобы отобрать у соседей какие-то города и земли. Такие войны велись как бы между собой, и их называют «междоусобицами».

Русь рассыпалась на отдельные княжества. Они стали жить сами по себе. А Новгород и Псков были богатыми торговыми городами. Там верховодили местные бояре и купцы. Они подправили свои законы, чтобы у них вообще не было постоянного князя. Высшим органом власти у них стало вече – общее собрание. На нём руководили те же самые бояре и купцы, собирали представителей разных улиц и районов города. На вече решали важные вопросы, выбирали городских начальников. А князя приглашали со стороны – чтобы командовал войсками и оборонял их землю. Но никаких прав ему не давали. Если чем-то не понравился, могли выгнать и позвать другого.

В южной части Руси, вокруг Киева, междоусобицы шли непрерывно. Каждому из князей хотелось победить, и они приглашали на помощь чужеземцев. Один приводил на Русь степных кочевников, половцев, другой поляков, третий венгров. Горели города, противники разоряли друг у друга сёла. Угоняли жителей в плен, чтобы работали в их собственных владениях. Или продавали их в рабство. Люди из этих краёв стали уходить.

Земли между Окой и Волгой сейчас считают центром России. Но в древние времена это была глухая окраина, заросшая сплошными лесами. Зато здесь было спокойно и безопасно. Как раз сюда перебирались переселенцы из южных княжеств. Рубили леса, возводили новые города – ещё скромненькие, деревянные. А святой князь Андрей Боголюбский решил на новом месте возродить Русскую державу. Он собрал представителей своих северных городов, и его провозгласили великим князем. Своей столицей он выбрал Владимир. Построил величественный город, не уступавший Киеву ни по размерам, ни по красоте, ни по богатству.

Северная, Владимирская Русь, отделилась от южной, Киевской. Однако новой расцветающей державе стали завидовать рязанские и другие князья. Встревожились новгородские бояре – как бы Владимирские государи не подчинили себе Новгород. На севере тоже начались междоусобицы. Хотя на нашу страну уже надвигалась беда. Причём с разных сторон.

На западе в дремучих лесах и болотах жили племена литовцев. Они были очень отсталыми, ещё язычниками. Поклонялись деревянным идолам и приносили им жертвы. У них не было письменности. Не было городов, мелкие селения были разбросаны по лесам. Киевские князья когда-то покоряли их, заставляли платить дань. Но разделившаяся Русь слабела, а литовские племена умножались, усиливались. Дань платить перестали. А у русских перенимали то, что считали полезным для себя, – оружие, военное искусство.

Завоевать нашу страну нацелилась и католическая церковь. Она тоже христианская, но во многом отличается от нашей. Православные считают, что глава Церкви – Сам Христос. Патриархи, митрополиты, епископы, священники только служат Ему. Церковные службы могут идти на любом языке – ведь Бог, конечно же, поймёт всех. Каждый может обращаться к Господу с молитвами. Каждый верующий в храме может получить Святое Причастие, как бы соединиться с Христом.

У католиков глава церкви – папа римский. Его считают «наместником Христа» на земле. Его надо слушаться, как Самого Бога. Папа может прощать любые грехи. В католических храмах служили только на латинском языке (на нём разговаривали в Древнем Риме). Обращаться к Богу и получать Причастие могли только священники. Остальным вместо Причастия давали маленькие лепёшечки, облатки. Хотя православные святые признавали такие правила ересью. То есть грубым нарушением христианства.

Но католические папы и епископы ненавидели православных. Мечтали покорить их, заставить перейти в свою веру. Тогда папа получит власть над всеми христианами на земле. Станет даже главнее королей, царей, императоров. Они же должны его слушаться. У папы были и собственные войска, которые подчинялись ему. Организации рыцарей, их называли «ордена». Два этих ордена, Тевтонский и Ливонский, появились в Прибалтике. Тевтонский разгромил племена пруссов и занял Пруссию. Ливонский захватил Латвию, Эстонию. Начал нападать на русские владения. К нему присоединились шведы, датчане.

А далеко-далеко на востоке, в Монголии, появился талантливый и жестокий вождь, Чингисхан. Он объединил многочисленные степные племена. Поделил монголов на десятки, сотни, тысячи. Десять тысяч называлось туменом (тьмой). Чингисхан ввёл для них новые законы, установил суровую дисциплину. Большинство преступлений – предательство, воровство, трусость – карались смертью. Если с поля боя убежал один, казнили весь десяток. Если убежал десяток – казнили сотню. Считалось – почему они сами не остановили и не убили трусов? Жестокие кары ожидали и тех, кто не помог своим товарищам, не выручил в беде.

Монгольское войско побеждало всех противников, завоёвывало Китай, Среднюю Азию. Один из корпусов Чингисхан отправил на разведку на запад. Он разгромил грузин, народы Северного Кавказа. Появился в степях возле южных границ нашей страны, разбил половцев. Русские князья собрали против неведомых врагов огромное войско, 80 тысяч воинов. Монголов было гораздо меньше, 20 тысяч. Но масса русских воинов – это была не армия, это была толпа. Единого руководителя не было. Каждый князь командовал своим отрядом. Друг другу подчиняться не хотели. 31 мая 1223 года на реке Калке монголы сокрушили русских. Из войска уцелела только десятая часть, погибло 9 князей. Русь никогда ещё не знала такого разгрома. Хотя этот монгольский корпус был только разведкой. Узнавал, какие страны существуют на земле. Он разграбил пограничные русские города и ушёл на восток, к себе домой.

Бог сурово предупредил нашу страну – что получается из-за разделения и ссор. Дал ей время одуматься, аж 14 лет спокойствия и тишины. Но даже такой страшный урок не пошёл впрок. Князья сразу сцепились между собой, принялись воевать за владения князей, убитых на Калке.

Владимирским государем был в это время Юрий Всеволодович. В 1236 году к нему и его брату Ярославу обратился князь Даниил Галицкий. Просил помочь отвоевать его Галицкое княжество – на западе Руси, возле Карпатских гор. Предлагал, чтобы за это Ярослав взял себе Киев. План выглядел отличным – во Владимире будет править Юрий, в Киеве его брат, в Галиче их друг Даниил. Русь объединится! Заключили союз, и Ярослав повёл владимирские полки на юг. Там начались бои, осады городов и крепостей. Но объединять Русь оказалось уже поздно.

Монголы-то никуда не делись. Они покорили сибирские племена, Китай, дошли до Тихого океана. Общее собрание всех ханов, курултай, постановило – организовать Великий поход на запад, дойти до «последнего моря». То есть, покорить весь мир. Командовать походом поставили внука Чингисхана, Батыя. Самих монголов было не так уж много, 40 или 50 тысяч. Но они приказали дать войска всем побеждённым странам, собралась огромная армия, 200–300 тысяч человек. Эти многочисленные племена и народы, подчинявшиеся хану и служившие ему, на Руси назвали «татарами».

Осенью 1237 года их полчища дошли до границ Рязанского княжества. В Рязань хан прислал своих чиновников. Они потребовали покориться Батыю, отдать десятую часть скота, имущества, денег. И из людей отсчитать каждого десятого, отдать в услужение монголам и во вспомогательные отряды. Князь Юрий Рязанский ответил: «Когда нас не будет в живых, то возьмёте всё». Он отправил гонцов к соседям, в Чернигов, во Владимир. Сообщал о страшной опасности. Но великий князь Юрий Всеволодович ничем не мог помочь. Ведь его армия с братом Ярославом ушла далеко, воевала на юге. Черниговские воины были там же.

Впрочем, русские даже сейчас не осознавали всей угрозы. Они издавна сражались со степными соседями – печенегами, половцами. Умели бить их. Знали, что кочевники не выдерживают сомкнутой атаки русских витязей в стальных доспехах. Ударить на них конным строем – разбегаются. От половцев можно было и отсидеться в крепостях – взять их степные всадники не могли. Пограбят деревни и уйдут обратно в степи. Татар представляли такими же.

Но они были гораздо более серьёзным противником. Их войско связывала железная дисциплина. В сражениях оно превращалось в единый кулак. Ещё и переняли лучшие военные достижения у китайцев. У монголов появилась тяжёлая конница в доспехах из стальных пластинок. У китайцев научились и брать крепости. С армией ехали китайские инженеры, в обозах везли осадные машины, способные разрушать стены.

Маленькое войско рязанских князей татарская лавина просто раздавила. Взяла штурмом и опустошила Рязань, другие города. Русские сражались отчаянно. Рязанский боярин Евпатий Коловрат, собрав всего 1700 человек, ринулся в схватку со всей вражеской армией. Великий князь Юрий Всеволодович тоже сумел собрать несколько тысяч воинов, послал на помощь соседям сына Всеволода. Он соединился с остатками рязанцев и бросился в битву у Коломны. Но такие отряды погибали в неравных боях.

А разведка у Батыя была налажена отлично. Он заранее разузнал дороги. Взял Москву и по льду реки Клязьмы повернул на Владимир. Его татары тоже захватили, перебив всех жителей. В других городах люди поняли, что крепостные стены не спасают. Стали разбегаться по лесам, и войско Батыя занимало города без боя. А государь Юрий Всеволодович укрылся в лесах на Волге. Остановился лагерем на реке Сити, созывал отовсюду подмогу. Но к нему съехалось только 4 или 5 тысяч человек. Татары выследили, где его лагерь, и напали. Великий князь и его воины пали в рубке. До последнего отбивался маленький город Торжок, держался две недели. Козельск оборонялся семь недель. Но и их захватили – в отместку за сопротивление пленных не брали.

До князя Ярослава Всеволодовича донеслись страшные известия о гибели родного края. Он бросил южные междоусобицы. Повёл владимирские полки назад. С Батыем он постарался не встречаться, обошёл татар по другим дорогам. Прибыл на руины Владимира и стал великим князем. Уцелевшие люди встречали его с радостью. Первым делом он приказал хоронить многочисленных мертвецов, чтобы не было эпидемии. Застучали топоры, на местах сожжённых домов строились новые избы…

Но южные княжества даже не задумывались о помощи разгромленной Северной Руси. Какая там помощь! Разделение дошло до того, что чужие владения считали как бы «заграницей», другими государствами. Напали на них враги – ну и ладно. Не на нас же напали. Даже радовались – вот как хорошо, владимирская армия ушла. Южные русские князья не только не помогли Владимиру и Рязани, они продолжали собственные разборки! Всё ещё воевали за Киев, за Галич. Им казалось, что это важнее.

Они очень ошиблись. Татары разбили и покорили в степях половцев, в горах – народы Кавказа. А потом двинулись и на южную Русь. Взяли и опустошили Киев, другие здешние города. Полчища Батыя прокатились по Европе, разорили Польшу, Венгрию, Чехию, Хорватию. Но там монголы задерживаться не стали. В Европе климат был не подходящим для них. Им требовались степи, чтобы кочевать, пасти скот. Поэтому они вернулись к южным границам Руси.

Возникла громаднейшая монгольская империя от Дуная до Тихого океана. Её столица, Каракорум, находилась в Монголии. Там правил великий хан. Он называл себя «государем мира», говорил «Бог на небе, а я на земле». Другие родственники Чингисхана – внуки, племянники, были просто ханами. Они должны были подчиняться великому хану и получили улусы, то есть уделы. Так же, как на Руси удельные князья имели собственные княжества и должны были подчиняться великому князю.

Батый не был великим ханом. Но он сам присмотрел улусы для себя и своих братьев. Одному определил степи Сибири, этот улус назвали Белая Орда. Второму дал степи нынешнего Казахстана, рядом с Аральским морем. Его владения назвали – Синяя Орда. А для себя Батый выбрал улус получше и побогаче. Степи у Чёрного и Азовского морей, Кавказ, низовья Волги, Урал, часть Средней Азии с богатыми городами. Своё ханство он назвал Золотая Орда. Столицу устроил на Волге – город Сарай.

К русским князьям поскакали гонцы Батыя, везли его приказ. Каждый обязан был явиться к хану, поклониться ему и признать его власть. Владимирский государь Ярослав Всеволодович был одним из лучших русских военачальников. Но он осознал – единой Руси не существует. Раздробленные княжества, ссорящиеся между собой, не смогут одолеть татар. Если воевать, окончательно погубишь страну и весь народ. Значит, придётся покориться. Он пожертвовал своей княжеской гордостью, поехал на поклон к Батыю. Тот принял его милостиво, выдал ярлык – особый документ, что он остаётся великим князем. Но уже не по своему законному праву, а по воле хана. Он должен служить Батыю и платить ему дань.

То же самое вынуждены были сделать остальные князья. Хан прислал к ним своих наместников – баскаков. Надзирать, присматривать за русскими. Некоторые из князей не желали покоряться, упрямились. Но на такие княжества хан посылал войска, снова опустошал их, а непослушных князей казнил. Вот так Владимирская и Киевская Русь попали в плен, стали частью Золотой Орды.

Бедой нашей страны воспользовались и другие враги. Западные области Руси нашествие Батыя не задело, они остались в стороне. Но на Новгород и Псков полезли крестоносцы Ливонского ордена, шведы, датчане. Их сумел остановить Александр Невский, побил в сражениях на Неве и на Чудском озере. А на нынешнюю Белоруссию посыпались нападения литовцев. Одни княжества они завоёвывали силой. Другие сами соглашались подчиниться, чтобы литовцы перестали разорять и грабить их. В результате вся Белоруссия попала под власть Литвы.

Глава 2.
Как жилось под властью ханов?

Ордынский баскак приехал в русский город.

Картина С.В. Иванова


Что погубило Древнюю Русь? Эгоизм. Про саму-то Русь многие забыли! Думали только о собственных выгодах. Князья – чтобы их княжества были побольше и побогаче. И жители разных областей тоже привыкли стараться только ради своего княжества, своего города. Людей из других русских городов считали чужими или вообще врагами. Вот и развалили державу. И она досталась завоевателям.

В Русской Церкви в это время стали вспоминать историю из Библии о Вавилонском пленении. Когда древняя Иудея погрязла в грехах, Бог отдал её под власть вавилонского царя Навуходоносора. Пророки поучали, что это – кара от Господа, её надо принимать со смирением. Но наказание не вечно. Когда люди покаются и очистятся от грехов, Бог простит их и избавит от чужеземного владычества. Что ж, это было справедливо. Ведь русские разделились, враждовали, предавали друг друга. Вот и были наказаны татарским нашествием, данью. А чтобы освободиться, надо было понять свои грехи и ошибки. Снова осознать, что мы братья, один народ. Но это получилось ох как не сразу!

Да, наказание было тяжёлым. Дань надо было платить большую. На Руси перестали строить каменные храмы, крепости – на это не стало денег. На месте разрушенных церквей возводили деревянные, самые простенькие. И всему народу приходилось напрягаться, чтобы собрать нужную сумму. Если княжество не смогло уплатить дань, хан сердился. Присылал «лютых послов». Лютых – потому что они приезжали с отрядами воинов. В счёт долга они перетряхивали дома и дворы жителей, забирали всё ценное, коров, лошадей. Хватали и людей для продажи в рабство – кто им под руку подвернётся. На Руси говорили: «У кого денег нет, у того дитя возьмут, у кого дитяти нет, у того жену возьмут, у кого жены-то нет, того самого возьмут».

Но и татарские наместники в княжествах, баскаки, старались набрать богатств для себя. Грабили народ. Если князь пытался заступиться за своих подданных, призвать баскака к порядку, тот мог нажаловаться хану. Наврать, что князь – враг Орды, и его казнят. Так случилось с Михаилом Черниговским, Романом Рязанским. На мелкие и слабые южные княжества шайки татар из степи наезжали просто так, поразбойничать. А по западным областям бродили банды литовцев. Резали и грабили похлеще татар.

Однако сами русские князья так и не поняли своих ошибок. Они, как и раньше, ссорились. Вступали в междоусобные драки. Мало того, под властью Орды они нашли новый способ, как сводить счёты. Набирали побольше денег и ехали в Сарай. Раздавали взятки татарским вельможам. Ябедничали на соперников. Выдумывали на них всякие обвинения. Выпрашивали, чтобы ярлык на какой-нибудь город дали им. На суд к хану вызывали соперника. Ему тоже приходилось раздавать взятки, чтобы оправдаться от обвинений. В Сарае собирались десятки князей. Месяцами, а то и годами ходили от одного вельможи к другому, решая свои споры. А те сообразили, как это выгодно. Брали взятки с обеих сторон. Получалось, что разорялись и проигравшие, и выигравшие. Не могли заплатить дань. Но тогда к ним ехали «лютые послы» с отрядами.

Более-менее благополучно жила только Северная Русь. Владимирским государем был Александр Невский. Батый и его сын Сартак очень уважали этого князя. Поэтому баскаки в его городах не осмеливались безобразничать – если князь доложит хану, то самим худо придётся. Разбойничьи отряды и литовцы боялись соваться во владения Александра. Татарскую дань он по справедливости распределил среди всех подданных, кому и сколько надо сдавать. Хоть и трудно, но получалось собрать сколько нужно. Даже ещё оставались деньги, Александр выкупал в Орде пленных. Владимирское великое княжество тоже было разделено на уделы. Братья, сыновья, племянники государя правили в Твери, Переславле-Залесском, Костроме, Городце, Суздале, Ростове, Белоозере, Ярославле. Но у Александра Невского был огромный авторитет. Родственники его слушались. Великий князь не допускал между ними ссор, доносов в Орду.

Киев так и не возродился, превратился в маленький городок из 200 домов. Митрополит Кирилл, возглавлявший Русскую Церковь, переехал из Киева к Александру Невскому во Владимир. Монголы были язычниками, но по законам Чингисхана все религии находились под защитой хана. Под этот закон попала и Православная Церковь. Со священников и монахов не брали дань. Но они были обязаны молить Бога о ханском здоровье. Под защитой хана находились и купцы. Могли свободно путешествовать и торговать по всей Монгольской империи.

Однако она оказалась очень непрочной. Как раз из-за своих огромных размеров. Ведь никаких средств связи ещё не было. Приказ великого хана из Каракорума везли до Сарая год, а то и больше. Разные ханства постепенно стали жить самостоятельно. И они начали меняться. Сами монголы и татары, которых они собрали в своё войско, были пастухами. Кочевали по степям со стадами, отарами овец, табунами лошадей. У них не было ни письменности, ни образования, ни науки. В завоёванных странах они начали перенимать культуру покорённых народов.

В Китае хану Хубилаю очень понравились большие города, дворцы, всякие удобства и изделия, которых у монголов не было. В результате возродилась китайская империя, только вместо императора ею правил монгольский хан. Но он стал одеваться в китайские одежды, окружил себя китайскими учёными, его дворец украшали китайскими произведениями искусства, его развлекали китайские артисты. Точно так же в Иране хану Хулагу пришлись по душе персидские города, дворцы, мечети, базары. Его ханство стало приспосабливаться к персидским обычаям, а сам хан заменил иранского шаха. И в Средней Азии было так же.

Ну а Золотая Орда вообще-то должна была сближаться с Русью. Во владениях ордынского хана она была самой развитой, самой культурной страной. Поначалу так и было. В Сарай собрали множество русских мастеров, там появились большие русские кварталы. Сын и наследник Батыя Сартак подружился с Александром Невским. Даже принял крещение – видимо, под влиянием Александра. Ещё один татарский царевич тоже крестился, получил имя Петра, переселился в нашу страну. Но вскоре в Золотой Орде всё переменилось.

Её столица Сарай стояла на перекрёстке важных торговых дорог. По Волге отсюда можно было плыть на север: попасть или на Русь или в Камскую Булгарию – это была древняя богатая страна, она лежала на том месте, где сейчас республика Татарстан. Если из Сарая спуститься к низовьям Волги, то через Каспийское море можно было попасть на Кавказ и в Персию. В одном месте к Волге очень близко подходит другая большая река, Дон. Там был устроен волок: лодки разгружали и волокли из одной реки в другую. А по Дону можно было плыть в Азовское море, оттуда в Чёрное. За морем лежала Византийская империя. В Чёрное море впадает и большая река Дунай. По ней можно было попасть в страны Европы – Венгрию, Сербию, Чехию, Германию.

В Золотую Орду вошла часть Средней Азии – завоёванное монголами царство Хорезм. Там были большие торговые города. Хорезмийские купцы оценили, как удачно расположен Сарай. Многие переселились сюда. Наладили международную торговлю. Из Китая караваны верблюдов везли драгоценный шёлк, фарфор и другие товары, которых не было в других странах. Шли через города Хорезма – и в Сарай. По Волге из северных лесов привозили дорогие меха.

Торговые города были и в Крыму. Они принадлежали Византийской империи. Когда-то эта империя была великой и сильной. Её столица, Константинополь, считалась мировым центром Православной Церкви, там находилась патриархия. В нашей стране Церковь тоже подчинялась ей. Константинопольский патриарх назначал на Русь митрополита. Но Византия ослабела. У императоров не хватало денег, и они продали свои города на Чёрном море итальянцам. Точнее, единой Италии ещё не существовало, она была разделена на множество государств. Торговлей и мореплаванием занимались две итальянских республики, Венеция и Генуя. Между собой они враждовали. Но наживу любили и те и другие. Венецианцы обосновались в Сугдее (Судаке), Тане (Азове). Генуэзцы в Херсонесе (около Севастополя) и Кафе (Феодосии).

А крымские купцы издавна занимались работорговлей. По дешёвке скупали пленных у жителей Кавказа, степных племён – и продавали в разные страны. Но уж пленных в Золотой Орде всегда было множество. Их приводили тысячами после каждого похода. Или на Руси набирали «лютые послы», если кто-то не заплатил дань. Самим татарам такое количество невольников было совершенно не нужно. Но крымские купцы готовы были покупать сколько угодно. Их грузили на генуэзские и венецианские корабли и везли продавать на азиатские, африканские, европейские базары.

Золотых и серебряных денег в те времена на Руси было мало. Поэтому князья часто платили дань дорогими мехами – шкурками соболей, куниц, горностаев. И для взяток ханским придворным привозили меха. Ордынцам надо было их продать, а крымские и итальянские купцы их тоже охотно брали. Знали, что за такие меха они выручат в других странах в 10 раз больше. Так что сотрудничество получалось очень выгодным и для них, и для татар. В Сарае хорезмийские и крымские купцы объединились. Перепродавали и китайские, и персидские товары, и меха, и рабов. Получали просто сказочные прибыли. Богатые торговцы подружились с ордынскими эмирами (вельможами), мурзами (князьями). С теми, у кого покупали пленных, меха. А у купцов было золото, серебро. Могли любого подкупить.

Но им очень не нравилось, что наследник Батыя Сартак сближается с русскими, хорошо к ним относится. Когда станет ханом, вдруг станет перенимать русские обычаи? Вдруг облегчит жизнь Руси, уменьшит дань? Для купцов-то было выгодно, чтобы дань драли побольше. Чтобы карателей посылали почаще. Невольников пригоняли больше. А они всё купят по дешёвке и продадут где-нибудь за большие деньги. Богатые хорезмийские торговцы стали обхаживать брата Батыя, Берке. Заинтересовали его, чтобы он увлёкся восточными удовольствиями, развлечениями. Он принял мусульманскую веру. К Берке приманили и эмиров с мурзами, организовали заговор.

В 1256 году Батый умер. Вот тут-то Сартака отравили и посадили на трон Берке. Правда, Александр Невский сумел и с ним наладить более-менее сносные отношения. Вместе с митрополитом Кириллом они сделали очень важное дело. Добились от хана разрешения организовать в Русской Церкви новую епархию (область, где епископ руководит храмами и монастырями). Чтобы православный епископ жил в самом Сарае. Там было много русских слуг, ремесленников, невольников. Православное население было и на Дону – казаки. Теперь епископ стал организовывать для них храмы, церковные службы. Но он подчинялся митрополиту во Владимире. Мудрый шаг Александра Невского связал христиан в Орде и на Дону с Северной Русью – через Церковь.

Но в остальном Берке стал править так, как требовалось купцам, которые сделали его ханом. Начал войну с родственником, ханом Ирана Хулагу. Повелел строить новую столицу, Сарай-Берке. Большой восточный город с пышными дворцами, большими базарами, садами. Купцы давали Берке деньги и на войну, и на строительство. А хан, чтобы расплатиться, увеличил дань с Руси. И отдал её на откуп тем, кому был должен. То есть купец дал деньги хану, а взамен получал право самому собрать дань с какого-то русского города. Ох как порадовались жадные торгаши! Поехали на Русь с отрядами воинов. Принялись грабить вовсю. Про размер дани не вспоминали. Старались нахапать сколько получится. Так безобразничали, что в нескольких городах люди не выдержали. Восстали, перебили хищников.

Берке рассвирепел, готов был бросить на Русь карателей. Но Александр Невский и от этого спас страну. Доказал хану, что в мятежах виноваты сами купцы, отнимавшие у людей последнее. Объяснил, что это вред для самой Орды. Если народ совсем разорят, как же он будет платить дань в следующие годы? Уговорил больше не отдавать дань на откуп, пусть её собирают русские князья. Вскоре после этого Александр тяжело заболел. Подозревают, что его отравили. Очень может быть, что ему отомстили сарайские купцы. Они очень обозлились, что лишились возможности самим хозяйничать и грабить на Руси.

В 1263 году Александр Невский умер. И после этого Северная Русь развалилась так же, как раньше Южная. Великими князьями становились братья и сыновья Александра. Но его князья слушались, а новых государей – нет. Стали ссориться между собой, жаловаться друг на друга хану. Столицей Северной Руси считался Владимир, и само великое княжество называлось Владимирским. Но этот город не переходил по наследству от отца к сыну. Кто будет великим князем, тому он и принадлежит. Поэтому новые государи не жили там. Зачем обустраивать город, тратить на это деньги, если потом Владимир достанется кому-то другому?

После Александра Невского великие князья оставались в собственных городах. Тех, которые они передадут своим детям, внукам. И настоящая столица оказывалась там, где жил очередной государь. То в Твери, то в Костроме, то в Переславле-Залесском. А Владимир приходил в запустение. Там оставалось всё меньше жителей. Величественные храмы и соборы разрушались без ремонта, крепостные валы оплывали.

Одному из сыновей Невского, Андрею, княжество досталось маленькое, бедное – Городец на Волге. Он стал подрабатывать так же, как и многие мелкие князья. Ездил со своей дружиной в Орду. Вместе с ханским войском ходил то на Кавказ, то на литовцев. За это татары ничего не платили, но что сумеешь награбить – то твоё. Андрей страшно завидовал старшему брату Дмитрию: ему достались города Переславль-Залесский, Дмитров, он стал великим князем. Но в ордынских походах Андрей подружился с ханскими вельможами. Стал ябедничать на Дмитрия, выдумывал про него всякую клевету. Знакомые мурзы помогли, чтобы хан дал Андрею ярлык великого князя.

Многие русские возмутились. Дмитрий-то был законным государем. Поддержали его. Но Андрей жаловался приятелям в Сарае, хан давал ему войско. Три раза он приводил на Русь татарскую рать и прогонял старшего брата. А для ордынских воинов главное было – набрать побольше добычи. Им было без разницы, противники это или союзники Андрея. Они громили все города, все сёла на своём пути. За ратью оставались дымящиеся пепелища на местах деревень, развалины домов. Татары увозили огромные обозы чужого добра, угоняли стада захваченного скота, вереницы пленных. Уцелевшие люди разбегались кто куда. Казалось, что Русь окончательно погибает.



Татары угоняют русских в неволю.

Художник О.В. Федоров


Русский князь у ордынского хана.

Художник В.В. Верещагин


Столица Золотой Орды город Сарай


Глава 3.
Даниил Московский и его сыновья

Князь Даниил Московский


И всё-таки Бог не оставил Русскую Землю. Младшего из четырёх сыновей Александра Невского звали Даниилом. Из всех братьев он получил самое бедное и маленькое наследство: городок Москву и земли вокруг неё, сплошные леса. Но Даниил не полез в разборки других князей. Он был спокойным, умным, трудолюбивым. Засучив рукава, занялся собственным хозяйством. Не ленился, сам обходил рынки, мастерские ремесленников, ездил по деревням. Узнавал, где возникли какие-то трудности, какая нужна помощь. Но для тех тяжёлых времён мир и порядок оказались очень ценными. По Руси расходились слухи – есть такое княжество, где нет войны и разорения, можно спокойно жить и трудиться. Там правит честный и справедливый князь. В Москву стали приходить беженцы из других мест.

Приходили крестьяне из деревень, сожжённых в междоусобицах. Приходили умелые мастера из разрушенных городов. В Киевском княжестве вообще житья не стало. Нападали литовцы, с ними дрались татары – и тоже грабили. Боярин Родион Нестерович уехал оттуда в Москву. Привёл с собой целый полк, 1700 воинов. Даниил принимал всех. Крестьянам давал землю, в подмосковных лесах её было сколько угодно. Вырубай деревья, строй избы, распахивай поля. Мастерам князь давал работу, помогал открывать в Москве новые кузницы, гончарные, ткацкие, оружейные мастерские. А воинов зачислял к себе на службу. Население княжества умножалось. Крестьяне и ремесленники платили подати князю, его казна становилась богаче. Усиливались его дружины.

С другими князьями Даниил вёл себя честно. Не завидовал более сильным и богатым. Не пытался захватить престол великого князя или чужие владения. Но он защищал справедливость. Заступался за тех, кого притесняли. Хотя получалось так, что и это шло на пользу Москве. Соседний, рязанский князь, набрал к себе на службу большой отряд татар. Задрал нос, что теперь с ним никто не справится. Начал отнимать уделы у своих родственников, выгонять их. Но на помощь им вдруг выступил Даниил.

И оказалось, что этот князь, всегда миролюбивый, воевать умеет очень хорошо. Татар он не побоялся, разбил их. Причём этому были рады даже рязанцы. Татарское войско хоть и служило их князю, но грабило их самих, совершенно достало местных жителей. Даниил вернул изгнанным князьям их собственность. А они отблагодарили, отдали Даниилу город Коломну. Но и в народе пошла слава о его победе. Про рязанцев почти никто не вспоминал. Восхищались – москвичи разгромили татар! Впервые! Ох как это подняло престиж Москвы и её князя! До сих пор никто не мог, а они смогли, надо же!

Даниил взялся поддерживать и своего племянника, Ивана Переславского. С ним враждовал великий князь Андрей Городецкий – тот самый, что трижды приводил на Русь татарское войско. У Ивана он пытался отобрать Переславль-Залесский. Но Даниил не позволил этого сделать. Заступался за племянника искренне, бескорыстно. А в 1302 году Иван умер. Детей у него не было, и своё княжество он завещал другу, Даниилу. Так к Москве присоединились ещё два города, Переславль-Залесский и Дмитров (он тоже принадлежал Ивану). Маленькое княжество стало увеличиваться.

Даниил был очень верующим человеком. Строил церкви, основал в Москве два первых монастыря, Свято-Даниловский и Богоявленский. В 1303 году князь заболел. Как и его отец, Александр Невский, он перед смертью постригся в монахи. До конца жизни он оставался очень скромным. Даже похоронить себя велел не в храме, а на общем кладбище среди монахов. Православная Церковь признала Даниила Московского святым.

После него остались пятеро сыновей. Но лидерами среди них были двое, Юрий и Иван. Оба были очень не похожими друг на друга. Старший, Юрий – горячий, решительный, честолюбивый. А Иван пошёл в отца. Тихий, спокойный, набожный. Своих братьев они убедили принять очень мудрое решение. Совершенно необычное для той эпохи – не делить между собой отцовские владения! Держаться вместе, и Московским княжеством править вместе.

Сперва они действовали так же, как их отец. Крутые междоусобицы кипели не только на Рязанщине, но и у других соседей – в Смоленском княжестве. Там несколько князей дрались жестоко, осаждали и брали друг у друга города… Сыновья Даниила Московского вмешались. Помогли законному Смоленскому князю Константину. А за это получили ещё один город, Можайск. Теперь их княжество охватывало всю Москву-реку, от верховий до впадения в Оку. Всего лишь маленькую Москву-реку. Но тогда это считалось грандиозным успехом!

А в 1304 году умер великий князь Андрей Городецкий. Старший из детей Даниила, Юрий, решил – их княжество выросло, усилилось. Теперь уже можно вступить в спор за трон великого князя Владимирского. В это время самым сильным и авторитетным из русских князей считался Михаил Тверской. Он был уверен, что престол великого князя должен достаться ему. А после него – его детям. И настоящей столицей Северной Руси должна стать Тверь. Михаил украшал и благоустраивал её. Построил в городе каменный собор – впервые после нашествия Батыя. И вдруг какая-то захудалая Москва лезет с ним соперничать!

Михаил страшно возмутился. Даже выслал отряды воинов – схватить Юрия по дороге в Сарай. Но тот всё-таки перехитрил тверские заставы, добрался до Орды. Перед ханом Тохтой они с Михаилом судились целый год. А это было очень дорого. Надо было раз за разом преподносить богатые подарки хану, навещать его жён – тоже обязательно с подарками. И подкупать взятками вельмож, чиновников. Юрий привёз много денег, накопленных бережливым отцом. Но тратил умеренно, расчётливо. А Михаил распалился. Хотел выиграть во что бы то ни стало. Раздавал деньги направо и налево. Растратил всё, что у него было. Набирал в долг у сарайских купцов, а возвращать надо было с большими процентами. Или отдавай в счёт долга русские промыслы, рынки, отдавай своих людей на продажу.

Чтобы добыть денег, Михаил послал своих бояр в другие русские города. Но из-за этого только поссорился с ними. Новгород отказался, ничего не дал. А в Костроме и Нижнем Новгороде посланцы тверского князя вели себя грубо, пытались вытрясти деньги силой. Горожане рассердились, выгнали их, нескольких убили. Наконец, Михаил решил предложить хану – если его поставят великим князем, он согласен увеличить дань с Руси. Узнав об этом, Юрий ужаснулся. Сам отказался от дальнейшего спора, «да не гибнет ради нас Земля Русская». Пошёл к хану и сказал – он уступает ярлык великого князя Михаилу.

Казалось бы, князь Твери мог только радоваться. Но он обозлился за те богатства, которые пришлось потратить в Орде, за собственные переживания. Начал мстить. Покарал Нижний Новгород и Кострому, погромил их, казнил там многих людей. Новгороду повысил налоги. Однако новгородцы обиделись. Объявили, что будут подчиняться не ему, а московским князьям. А с Москвой Михаил начал войну. Два раза осаждал её, штурмовал. Взять не сумел, но его войско пожгло и разорило московские сёла и деревни. Летописец сообщал, что оно «много зла сотворило». Потом Михаил обратился к хану, позвал на Русь татарскую рать. Тут уж и Новгород, и Москва не осмелились сражаться. Согласились слушаться тверского князя. Платить, сколько он скажет. Но ведь Михаил этой войной больше навредил сам себе. Татары, как обычно, разграбили всё на своём пути. На Руси к такому государю стали относиться очень плохо.

Ну а в Москве между князьями как-то само собой разделились обязанности. Юрий ездил в Орду, на переговоры с другими князьями, занимался военными делами. А его брат Иван оставался дома. Руководил хозяйством так же кропотливо и трудолюбиво, как отец. Москвичи полюбили Ивана. Он часто появлялся на людях. Город-то был ещё маленьким. Князь знал многих жителей. По улицам и площадям ходил один или с кем-то из слуг. По дороге останавливался, запросто разговаривал с людьми.

Иван был очень верующим. Увлекался церковными книгами. Прилежно молился. Важным способом угодить Богу в те времена признавали помощь беднякам, милостыню для нищих. А их на Руси было много. Прокатилась междоусобица – и одним махом сколько людей потеряли дома, всё имущество. Наехали сборщики дани – и сколько народу разорили! Иван всегда подавал милостыню. Считал это своим христианским долгом.

Но даже это получалось полезным для всего княжества! По стране расходилась молва о добром князе. Обнищавшие люди приходили к нему, попросить монетку ради Христа. А Иван помогал им найти работу, обустроиться, и они оставались в Москве. Его прозвали Иван Добрый. Было и второе прозвище: Иван Калита. Потому что для милостыни с ним постоянно носили калиту – сумку с мелкими монетами.

А тем временем умер митрополит Руси Максим. Михаилу Тверскому пришла идея – надо, чтобы и митрополит у него был свой, тверской. Тогда и его власть станет крепкой. Сейчас-то его не любят, не уважают. Надо, чтобы Церковь целиком его поддерживала. Как великий князь скажет, так и митрополит. Кто тогда будет спорить? На эту должность Михаил наметил настоятеля одного из тверских монастырей, Геронтия.

Но митрополита на Русь назначал патриарх. А патриархия находилась в Византийской империи, в Константинополе. Дорога туда была долгой. Пока Михаил собирал туда свою делегацию, пока ехали… Патриарху Афанасию уже понравился другой служитель Церкви, Пётр. Он тоже был настоятелем монастыря, но из южной Руси, из Галицкого княжества. Очень мудрый, благочестивый. Настоящий святой подвижник. В свободное время писал иконы. На одной из них Пётр изобразил Пресвятую Богородицу, подарил митрополиту Максиму – эту икону назвали Максимовской, она считается чудотворной. Патриарх поставил митрополитом его, а не Геронтия.

Раньше Пётр жил в основном у себя в монастыре. Теперь ему подчинили всю Русскую Церковь. Он начал путешествовать, объезжал разные города. При этом видел страшные и отвратительные картины. Приехал в Брянск, а там боролись за власть два князя – Святослав и его племянник Василий. Все горожане стояли за Святослава, Василия выгнали. Но он поехал в Орду, нажаловался, привёл татарское войско. В сражении погиб Святослав со всей дружиной, ханские воины ворвались в Брянск, часть жителей перебили, других забрали в рабство. Митрополит чудом уцелел, спрятавшись в церкви. А князь Василий, расправившись с собственным городом, повёл татар дальше и сжёг Карачев – со здешним князем он тоже враждовал.

Пётр старался всем внушать: хватит раздоров! Надо служить только добру! И служить только добром! Но многие не понимали его слов. Или пропускали их мимо ушей. Пётр и сам был по натуре очень мягким и добрым, никогда и ни с кем не ссорился. И всё равно у него нашлись враги! Михаил Тверской совершил ещё одну грубую ошибку. Он обиделся, что митрополитом стал не его Геронтий, а кто-то другой. Решил избавиться от Петра. Настроил тверского епископа Андрея, набрали ещё несколько человек. Послали в Константинополь донос, будто Пётр берёт взятки. Хотя он был действительно святым человеком, деньги и богатства вообще его не интересовали. Но патриарх прислал комиссию, разбираться.

В Переславле-Залесском созвали церковный Собор для расследования и суда. Сюда съехались служители Церкви, князья. Делегация из Твери принялась обвинять митрополита. Но вдруг выяснилось, что Петра уже очень полюбили в народе. В Переславль пришло и приехало множество простых людей, монахов, священников, чтобы защищать его. За него заступился и московский князь Иван Калита. Подтвердил, что все обвинения – ложь. А Пётр не мстил никому, всех простил. Главному автору доносов, тверскому епископу Андрею, сказал: «Мир тебе, сын мой. Потому что это не ты сотворил, а дьявол». Но и Ивану, конечно же, был благодарен. Между митрополитом и молодым князем завязалась дружба.

Официальная резиденция митрополита находилась во Владимире. Но в этом городе стало совсем неуютно. После войн и нашествий он запустел, жителей было мало. Князья приезжали сюда только изредка. Владимирские храмы, дома, крепостные стены никто давно не ремонтировал, на это не было денег. Поэтому Пётр ездил туда-сюда по всей стране. Нет, в раздорах тверского и московских князей он не стал поддерживать ни тех, ни других. Он был выше этого, старался сохранять мир. В Тверь он тоже приезжал. Но Михаил и его бояре относились к митрополиту враждебно. И в этом княжестве он не задерживался. Зачем доводить до греха, до ссор? Сделал дела, и до свидания.

Зато в Москве Калита встречал его как дорогого гостя. Окружал заботой, старался почаще и подольше побеседовать с ним. Построил для митрополита большой и красивый двор, где можно остановиться. Выслушивал советы, наставления. Старался выполнять их. Петру всё больше нравился этот князь: умный, деловой, но и миролюбивый, благочестивый. Иван Калита стал не только его другом, но и учеником.


Глава 4.
Иван Калита и митрополит Пётр

Святой Пётр благословляет Ивана Калиту


Столица Орды, Сарай, была огромным городом. Дворцы, богатые дома вельмож и купцов, кварталы ремесленников, базары, мусульманские мечети, православные храмы. Постройки окружало целое море шатров собиравшихся сюда кочевников. Даже ханы по традиции любили жить не в домах, а в монгольских юртах. А на лето отправлялись кочевать по степям со своими придворными, жёнами, стадами, табунами лошадей. Путешественники сообщали, что в Сарае жило 600 тысяч человек. И всех поражало, что этот город не имел стен! Татары считали себя настолько могущественными, что не опасались никаких врагов.

Но в Сарае набрали огромную силу купцы – ордынские, итальянские, хорезмийские. Они переплелись между собой в общую группировку, проворачивали общие дела. Золота у них было сколько угодно. Могли купить и мурз, и придворных. А хан Тохта пошёл против этой группировки. Поссорился с генуэзцами. Когда они устраивались на берегах Чёрного моря, то обещали подчиняться ордынским ханам, платить им дань. Но со временем забыли о своих обещаниях. Ничего не платили, ещё и прибрали к рукам соседние земли. Тохта задумал покорить их – пусть живут так же, как Русь и другие подданные Орды. Послал войско на генуэзскую Кафу (Феодосию), захватил и разорил город.

С точки зрения хана – всё получилось очень хорошо. Генуэзские богатства он забрал в свою казну. Воины награбили много добычи, славили Тохту. Но купцы схватились за головы. Ведь через итальянцев шла вся торговля с Европой. А хан её порушил. В 1312 году Тохту отравили. Наследником был его сын Ильбасмыш, но и его убили. Купцы заранее выбрали и подготовили, кого возвести на престол – другого сына Тохты, Узбека. Сурового, безжалостного. Он казнил всех помощников отца и 70 своих родственников. А главными советниками Узбека стали крупные ордынские купцы. Новый хан стал править так, как выгодно для них. С итальянцами укреплял дружбу. Теперь они в Орде чувствовали себя, как дома. В Сарае открылись для них католические храмы, монастыри.

Русским князьям, епископам, митрополиту всё это принесло новые хлопоты, огромные затраты. Прежнего хана не стало – значит, и его ярлыки стали недействительными. Надо было бросать все дела, ехать в Орду. Кланяться Узбеку. Обходить его жён, новых придворных, которые заняли места казнённых. Раздавать им привезённое серебро, меха. За это получали ярлыки на свои прежние владения. Облегчённо вздыхали и ехали по домам.

Но Михаилом Тверским новый хан был очень недоволен и задержал его. Узбек и сам был расчётливым, как купец. Он рассуждал: Русь должна быть мирной и послушной, тогда с неё можно будет и содрать побольше. А при Михаиле постоянно шли междоусобицы. Княжества разорялись, не могли заплатить дань. Значит, великий князь не справлялся со своими обязанностями. Узбек обдумывал: не заменить ли его?

Тверской князь изнервничался. Выкручивался так и эдак. Опять лез в долги, раздавал взятки вельможам. Чтобы добыть денег, послал приказ своим наместникам, правившим в самом богатом городе, Новгороде. Пускай любыми способами вытрясут побольше серебра. Но тут уж новгородцы забушевали. Арестовали тверских наместников и объявили: Михаил просто вымогатель. Мы его знать не желаем, будем подчиняться Москве.

Тверской князь в Орде кинулся жаловаться Узбеку. Дескать, я твой верный слуга, а новгородцы и москвичи – бунтовщики. Наврал, будто московский Юрий Данилович ворует татарскую дань, часть забирает для себя. А сам согласился увеличить дань с Руси. После этого хан вызвал Юрия на суд. Михаилу всё-таки выписал ярлык великого князя. Дал ему и ордынское войско, навести порядок.

Татары, как обычно, грабили всё на своём пути, «много зла учинили в Русской земле». Но и Михаил вместо наведения порядка распалился отомстить своим противникам. Заодно и денег добыть – он же был по уши в долгах у сарайских купцов. Призвал на войну удельных князей и двинулся на земли Новгорода. Разгромил отряды новгородцев, разорил принадлежавшие им города Торжок, Волоколамск. К нему приехали на переговоры новгородские бояре. А Михаил дал клятву, что не тронет делегатов, но нарушил её. Схватил приехавших. Заставил подписать договор, что Новгород признаёт его своим князем и заплатит ему огромнейшую сумму – 12 тысяч гривен. Гривна – это был слиток серебра, около 200 граммов. Позже такой слиток стали называть рублём. 12 тысяч – получалось больше 240 килограммов серебра! Да ещё и всех пленных, кого захватил на новгородской земле, Михаил продал в рабство.

Ничего хорошего такая победа ему не принесла. Нарушение клятвы и продажа в неволю их товарищей оскорбили новгородцев. Грабительский договор, подписанный насильно, они отвергли. Взялись за оружие, готовились драться. Михаил во второй раз, уже без татар, созвал удельных князей с их дружинами. Сам повёл их на Новгород. Но не дошёл всего чуть-чуть. Вдруг узнал, что Иван Калита вооружает москвичей. Может напасть на Тверь, а там воинов не осталось! Михаил повернул назад. Так спешил, что пошёл напрямую через новгородские леса и болота. И… заблудился. Кончился корм для коней, они стали падать. Голодали и люди, ели своих лошадей. Бросили обозы. Еле выбрались – пешком, измученные, больные.

А Юрий Московский в это время находился у Узбека. От обвинений Михаила он полностью оправдался. Дань для татар собирал Калита, у него всё было чётко посчитано и записано. Сколько собрали, столько и сдали. Ничего не украли. Действия Михаила ещё больше рассердили хана. От него требовали прекратить междоусобицы, а он раздул новые! Значит, и в самом деле не подходящий великий князь. Юрий понравился Узбеку гораздо больше. Властитель Орды даже предложил ему жениться на своей сестре Кончаке. Прикинул – если князь станет его родственником, уж точно будет верным ему. Юрий с радостью согласился. А Узбек не возражал, чтобы невеста приняла православное крещение, она получила имя Агафья. Прямо в Сарае сыграли свадьбу, и подарком хана стал ярлык на престол великого князя Владимирского.

Михаил был ошеломлён. Сколько сил потратил, сколько богатств спустил – и всё рухнуло! Но он заупрямился. Даже воле хана не подчинился. Цеплялся за надежды, вдруг Узбек передумает? Или что-нибудь случится с ханом, с Юрием? Засел у себя в Твери. Юрий окружил город. На штурм не полез, просто стоял и ждал – когда же Михаил одумается? Но тот выбрал момент, когда его противники успокоились, расслабились. Тверское войско вдруг выскочило из крепости в атаку. Ратники Юрия даже не успели построиться, их раскидали. Некоторых захватили в плен. Среди них попала и молодая жена князя Агафья-Кончака.

В общем-то победа Михаила была бессмысленной. Юрий заново собрал разбежавшиеся отряды. Позвал подмогу из Новгорода, Пскова. И куда было деваться тверскому князю? Посидел-посидел в крепости и скис. Согласился освободить пленных, ехать на суд к хану. Но как раз перед тем, как пленных должны были возвратить, случилась ещё одна беда. Агафья-Кончака неожиданно умерла. Кто-то отравил её. Кто – неизвестно. Конечно, не Михаил. Он же должен был понимать, что его первого обвинят! Но кто-то из его приближённых оказался слишком усердным. Считал, что отомстит Юрию, поможет своему князю. А на самом деле погубил его.

Узбек узнал о смерти сестры и страшно разгневался. Вызвал Михаила к себе. И теперь было ясно – его дела совсем плохи. Что ж, тверской князь совершил в жизни много ошибок. Принёс Русской земле беды, междоусобицы, дважды приводил на неё татар. Но не из-за того, что был каким-то злодеем. Просто он думал по-старому, как было принято. Старался только ради собственного княжества, ради его возвышения. Если при этом пострадают другие – какая разница?

А напоследок Михаил искупил свои грехи. Он вполне мог сбежать за границу. Но тогда хан послал бы карателей и разгромил Тверь. Михаил пожертвовал собой. Отправился в Орду – уже зная, что едет на смерть. Узбек осудил его на лютую казнь. Ценой собственной жизни он спас всё княжество и тысячи людей. Поэтому Православная Церковь признала Михаила Тверского святым мучеником.

Однако даже его гибель не прекратила раздоры. Наоборот. Наследником Михаила был его сын Дмитрий. Дерзкий, невыдержанный. У него было прозвище – Дмитрий Звериные Очи. Он озлобился. Обвинял в смерти отца Юрия. Жаждал расквитаться. Снова пытался воевать. Писал хану доносы на московского князя. Когда тот поехал в Сарай, Дмитрий отправился туда же. Однажды утром Юрий шёл в церковь, и тверской князь подстерёг его за углом. Выскочил с мечом и убил прямо на улице. За такое преступление Узбек казнил и Дмитрия.

Юрия привезли хоронить в Москву. Митрополит Пётр отпевал его как «невинно убиенного». А Калиту он учил: так действовать нельзя. Зло порождает зло. Кровь порождает кровь. Надо угождать не хану, не его вельможам, не собственной гордости. Угождать надо только Богу. А Господь Сам даст тебе всё, что нужно. Как же угождать Богу? Нет, для князя это не только молитвы, не только раздачи милостыни. Митрополит наставлял: Бог любит Правду. Надо строить Царство Правды. Такое, где была бы справедливость для всех. Никого бы понапрасну не обижали, не притесняли. Князь должен защищать каждого из своих подданных. Вот это Господь оценит. Возвысит такого князя. Прославит и всю его страну.

Хотя время было очень жестокое. То, о чём говорил митрополит, могло показаться совершенно необычным. Даже нереальным. Но Иван Калита стал править именно так. Заботился о людях. Помогал беднякам. Брал под защиту овдовевших женщин, осиротевших детишек. Сам проверял своих бояр, чиновников, чтобы они правильно собирали подати, ни у кого не брали лишнее. Если даже самого захудалого крестьянина обидели, он мог обратиться к самому князю. Тот разбирался, заступался, наказывал виновных.

Бороться за престол великого князя Калита вообще не стал. Для этого надо было снова собирать целые возы с деньгами и подарками, везти их в Сарай. Раздавать взятки любимцам и советникам хана, чтобы помогли. Нет, князь решил не кормить русским серебром и золотом жадных ордынских придворных. Митрополит объяснял ему: надо сделать так, чтобы Москва стала духовным центром страны. Центром Православной Веры. Для этого Калита и сберёг имеющиеся деньги. Начал строить первый в Москве каменный собор в честь Успения Божьей Матери.

А митрополит состарился, насовсем поселился в Москве. Продолжал помогать князю мудрыми советами. Пётр чувствовал, что жить ему на земле осталось мало. Он предсказывал – Москва станет великим государством. В строящемся соборе он собственными руками соорудил для себя гробницу. Перед кончиной Пётр раздал всё, что у него было. Знакомым, слугам, случайным нищим. И сам ушёл из жизни нищим, у него ничего не осталось. А возле его гробницы стали выздоравливать больные, происходили и другие чудеса. Калита велел записывать их. Всего через несколько месяцев после смерти митрополита во Владимире собрался церковный Собор. Петра признали святым.

А его предсказания удивительным образом стали сбываться. Калита вроде бы ничего не делал, чтобы стать великим князем. Не просил об этом у хана, не отстаивал свои права на престол Владимирского государя. Зато второй сын Михаила Тверского, Александр, старался вовсю. Он выгреб все деньги и драгоценности, которые ещё нашлись в его княжестве, отвёз Узбеку и его приближённым. Наобещал хану ещё больше увеличить дань. Даже сам попросил, чтобы у него в Твери разместили большой татарский отряд. Тогда вся Русь его будет слушаться.

Узбек согласился, назначил его великим князем. Дал ему отряд своего племянника Чол-хана. Но татары в Твери обнаглели. Оскорбляли горожан, унижали, били. Отнимали товары, еду, лошадей. Люди возмутились. Схватили топоры, вилы, копья. Чол-хана и его татар перебили. Узбек настолько разъярился, что в гневе велел расправиться со всеми русскими. В Сарае перерезали множество ни в чём не повинных русских купцов, ремесленников, невольников. Рязанский князь Василий не имел никакого отношения к мятежу, просто приехал к хану в неподходящий момент – и его тоже казнили под горячую руку.

Лишь позже Узбек успокоился. Разобрался, что восстала не вся Русь, а только Тверь. Покарать её послал 50 тысяч всадников. Александр Тверской мог бы поступить, как отец. Отправиться к хану, купить собственной жизнью прощение для подданных. Но он сбежал в Псков, оттуда в Литву. А татары страшно опустошили княжество, оставшееся без князя. Пожгли все города. Массу людей поубивали, ещё больше угнали. Хотя и Александра бегство не спасло. Он скитался по чужим землям, нигде был не нужен. Остался без денег, бедствовал. А хан схитрил. Сделал вид, будто простил его, приглашал возвращаться. Александр поверил, приехал, и его казнили вместе с сыном.

Но восстание напугало Узбека – а если вся Русь поднимется против Орды? Он решил разделить Владимирское великое княжество. Назначил не одного, а двух великих князей. Первым, как бы старшим – Ивана Калиту. Вторым – князя Александра Суздальского. Ему хан отдал восточные районы: Владимир, Нижний Новгород, Городец. Но уже вскоре Узбек увидел, что Калита справляется с делом гораздо лучше. Ни с кем не затевает ссор. Дань платит регулярно и без всяких долгов, полностью. Через три года Александр Суздальский умер, и хан оставил Калиту единственным великим князем.

Действительно, он хорошо умел вести хозяйство. Не только хватало заплатить дань, а ещё кое-что оставалось. Но он придумал, как использовать накопленные деньги. Чтобы была польза и для его княжества, и для всей Руси. Ведь другие князья почти не интересовались собственными сёлами, урожаями, торговлей. Считали более важными делами споры с соседями. Ездили в Орду с просьбами и жалобами, тратили на это сбережения. А бояре и слуги, собиравшие подати с народа, воровали. Потом выяснялось, что на уплату дани денег не хватает. Приезжали «лютые послы», устраивали погромы, хватали людей в рабство – и княжества ещё больше разорялись.

Некоторые совсем обнищали. Вообще не могли платить дань. Калита предложил Узбеку – он готов заплатить долги таких княжеств. А за это пускай хан отдаст ему сами княжества. Они будут подчиняться Москве, и Калита будет собирать с них дань для Орды. Узбек согласился. Для него-то было главное получить деньги. С обедневших князей взять было нечего, а если кто-то будет за них платить – прекрасно! Калита купил у него Ростовское, Белозёрское, Угличское, Галичское княжества. Московское государство сразу ох как выросло!

А великий князь старался связать эти земли попрочнее. Раньше-то они жили сами по себе. Везде были разные законы. В глухих местах прятались разбойники, слабые князья не могли с ними справиться. Калита разработал законы, общие для всех. Наводил повсюду порядок, как у себя в Москве. Он сам и его верные помощники проверяли, как управляют сёлами и городами, как собирают подати. Тех, кто воровал или брал с людей лишнее, привлекали к строгому ответу.

Московские дружины воинов стали охранять дороги. Переловили и разогнали разбойников. А когда дороги стали безопасными, то во владения Калиты поехали купцы из разных стран. Князь хорошо принимал их у себя в Москве. И на Волге, в Мологе, организовал большую ярмарку. Это было выгодно всем жителям, на базарах появились всевозможные заграничные товары. Но и государству было выгодно: купцы платили пошлины.

А княжества, которые приобрёл Калита – Белозёрское, Галичское, Угличское, – считались очень бедными. Сплошные леса, какая в них прибыль? Но на самом деле там просто не было хорошего хозяина. Калита создал артели охотников, они добывали в лесах драгоценные меха. Создал артели бортников – они искали в лесах гнёзда диких пчёл. Собирали огромное количество мёда и воска. А воск был ценнейшим товаром. Ведь электричество изобретут ещё очень не скоро. Для освещения использовали свечи из сала, светильники, куда наливали масло, – они коптили, неприятно воняли. Восковые свечи были самыми лучшими. В странах Европы и Азии они стоили очень дорого. Поэтому чужеземные купцы охотно покупали русский воск. Глухие леса стали приносить серебро и золото.

Хан аккуратно получал дань и был доволен. Но Русь выиграла гораздо больше, чем он. Перестали приезжать «лютые послы». Перестали грабить. Московский государь прекратил междоусобицы среди князей. Ездить в Орду и жаловаться друг на друга запретил. Требовал: если возникли какие-то споры, пускай обращаются к великому князю. Летописцы хвалили Калиту – он дал для Руси «великую тишину». Без войн, погромов, разорений. Она продолжалась и после Калиты, сорок лет! Страна смогла отдохнуть после всех бедствий.

В «великой тишине» росли города и сёла. Рождались и подрастали дети, умножался народ. Увеличивались и прибыли государя. Но Калита не копил деньги. Он по-прежнему старался угодить Богу и украшал Москву. Кроме Успенского собора, возвёл ещё несколько храмов, монастырей. Построил и новый Кремль. Он был ещё не каменным, а деревянным, из дубовых брёвен. Но Москва превращалась в красивый город, настоящую столицу. Остальные князья и своевольные новгородцы, псковичи всё больше уважали Калиту, слушались его. Его первого начали называть не просто «великим князем Владимирским», а «великим князем Всея Руси».

Хотя он, как и его отец, оставался очень скромным. Не заносился перед другими. С возрастом он стал болеть и сам решил отказаться от власти. Передал все дела старшему сыну Семёну. Повёз его к Узбеку, представил – вот это мой наследник. А Калита постригся в монахи. Жил в монастыре, молился. В 1340 году он скончался. Вот так Даниил Московский создал зёрнышко будущей России. Святой митрополит Пётр как будто полил это зёрнышко Божьей благодатью. А трудами Калиты оно начало прорастать.



Иван Калита подаёт милостыню


Михаил Тверской на суде у хана Узбека


Московский Кремль при Иване Калите. Художник А. М. Васнецов


Глава 5.
Между двух хищников

Ордынские воины


Век – это сто лет. Мы с вами живём в XXI веке от Рождества Христова (века принято обозначать римскими цифрами). Это значит, что от Рождения Христа прошло двадцать веков и сейчас идёт двадцать первый. А наша книга рассказывает о событиях, которые происходили в тысяча трёхсотые годы. Это XIV (четырнадцатый) век. В те далёкие времена карта всего мира была совсем не похожей на ту, какой она стала сейчас. Громадная монгольская империя распалась на отдельные ханства. Они лежали на месте нынешнего Китая, занимали всю Сибирь, Среднюю Азию, Иран, Ирак.

Не только Русь, но и другие европейские государства ещё не были едиными. Германия, Франция, Англия, Италия были разделены на множество королевств, герцогств, графств. Они ссорились и дрались между собой точно так же, как русские княжества. Но наша страна была мало с ними связана. Ведь она не была самостоятельной, считалась частью Золотой Орды. Все вопросы с другими державами решал хан. А русские вели дела только с теми, кто были их ближайшими соседями. Самой северной такой соседкой была Швеция. Она была очень воинственной. Покорила Финляндию, но останавливаться на этом не собиралась. Старалась захватить Карелию, Ладогу и другие области около границ. Новгородцам то и дело приходилось отбиваться от шведов.

В нынешних Эстонии и Латвии угнездился Ливонский Орден. Те самые «псы-рыцари», которых когда-то побил Александр Невский на Чудском озере. Они тоже были весьма агрессивными. Но чаще нападали не на Новгород, а на более слабый Псков. Если не весь Орден, то кто-то из ливонских епископов или какой-нибудь ливонский город снаряжали отряды. Или просто несколько рыцарей собирали банду из своих подчинённых, эстонцев и латышей. Врывались на русскую территорию разорить деревни, нагрузить телеги чужим барахлом, угнать крестьян и скотину. Война здесь почти не прекращалась. Псковичи привыкли поближе держать оружие, жили от тревоги до тревоги.

А южнее Ливонского Ордена лежали владения Литвы. Как и на Руси, там долгое время шли междоусобицы. Князья разных племён соперничали, воевали друг с другом. Но в Литве появился талантливый военачальник Гедимин. Он помог князю Витеню одолеть противников. Потом убил и Витеня, сам стал князем. Заново объединил Литву и подчинённые ей княжества Белоруссии. Но Гедимин решил завоевать себе большую державу. Повёл войска на распавшиеся и ослабевшие княжества Южной Руси, на земли нынешней Украины.

Они платили дань Золотой Орде. На помощь здешним князьям пришли татары. Но Гедимин в нескольких сражениях побил ордынцев и их русских подданных. Занял области на западном берегу Днепра, взял Киев. После этого повелел, чтобы его называли уже не «великий князь Литовский», а «великий князь Литовский и Русский». Но уж такое Узбек не стерпел. Литовцы отбирали его владения! Призвал всю свою конницу, русских князей с их дружинами. Огромное войско хлынуло на Литву. Капитально её погромило, пожгло города, привело в Орду бесконечные колонны пленных.

Гедимин понял, что воевать с ханом слишком накладно. Иначе от его страны ничего не останется. Возвратил часть захваченных земель. Другие вроде как остались у Литвы, но и в Орду продолжали платить дань. В общем, кое-как примирились. Но Узбек с подозрением следил за Литвой. А Гедимин начал исподтишка, потихонечку переманивать русских под свою власть. Забрасывал такие предложения в Новгород, Псков, Тверь, Смоленск.

Ещё одна держава, с которой Русь была связана давно и прочно, лежала на юге, за Чёрным морем – Византийская империя. Она совсем пришла в упадок. Её одолевали турки, отбирали город за городом. Но Константинопольская патриархия вела себя так заносчиво, как будто Византия оставалась великой и могущественной. Святой Пётр сам выбрал себе преемника, настоятеля одного из московских монастырей Фёдора. Сам подготовил его, чтобы он смог быть хорошим митрополитом. Конечно, и для московских князей так было бы лучше.

Калита послал Фёдора в Константинополь с просьбой, чтобы его поставили митрополитом. Но патриарх Исайя его не утвердил. Византийцы вообще очень неохотно назначали на Русь русских митрополитов. За всю историю их было лишь несколько человек. Чаще присылали греков. Показывали, что они как будто более достойные, более близкие к Богу. А на самом деле – греки будут более верными греческому патриарху. У Исайи родился свой план. Через митрополита собрать и возродить распавшуюся Русь. Через Церковь она будет подчиняться Византии. Вот и поможет ей снова стать великой империей. Для этого патриарх назначил вместо Фёдора своего приближённого, грека Феогноста.

Калита не повторил ошибку тверских князей. Не стал выражать неудовольствие и враждовать, что его просьбу не выполнили. Феогноста встретил радушно и почтительно. Однако патриарх специально приказал новому митрополиту не жить в Москве. Не поддерживать ни Калиту и никакого другого князя. Быть выше их всех. Как бы начальством над ними. Князей много, а митрополит один. Феогност стал ездить по разным княжествам. Больше любил останавливаться на юге, во Владимире-Волынском (сейчас это западная Украина). Там было теплее, для грека более привычно.

Но выполнить задание патриарха, объединять Русь через Церковь, оказалось невозможно. Она совсем распалась. После того, как Узбек назначил не одного, а двух великих князей, даже этот титул обесценился. Великими начали называть себя любые князья, если они платили дань в Орду сами, а не через Москву. Появились тверские, рязанские, смоленские великие князья. И повсюду, кроме владений Калиты, продолжались междоусобицы. Дрались за власть, свергали или убивали друг друга даже князья крошечного Козельска, захудалого Мурома.

Самой обширной на Руси была Новгородская земля. Ей принадлежал весь Русский Север до Уральских гор, она собирали дань с племён северной тайги и тундры. Сам Новгород стоял возле западных границ, был центром международной торговли. Немецкие купцы имели здесь свои подворья, привозили заморскую продукцию, а вывозили русские товары. Но и законы здесь были свои. Мы уже рассказывали, что важные вопросы решало общее собрание, вече. Новгородцы очень кичились такими «свободами». Хотя простому народу они шли совсем не на пользу.

Потому что настоящая власть принадлежала боярам и купцам, из-за богатой одежды их называли «золотые пояса». Они верховодили на вече. Подкупали делегатов, и принимались такие законы, как выгодно им самим. Подати (то есть налоги) распределяли так, чтобы беднота платила больше, а они поменьше. Какие-то работы для города – пусть трудится простонародье. Дошло до того, что часть новгородцев взбунтовалась и вообще бросила родной город. Ушла подальше, в тайгу, и построила там собственный город, Вятку. От Новгорода отделился и Устюг, они враждовали, даже воевали друг с другом. Поссорились и с Псковом. Новгородцы считали, что этот город должен подчиняться им, а Псков хотел жить самостоятельно. Чуть не начали войну друг против друга. Причём Новгород заключил союз с Ливонским Орденом, а Псков с Литвой! С большим трудом, через митрополита, их удалось примирить.

Но и с Москвой у новгородцев отношения были не простые. Когда Михаил Тверской пытался содрать с них побольше денег, они перешли на сторону Москвы. Однако потом великим князем стал Иван Калита. Он хорошо наладил сбор дани для хана, посылал её вовремя. Но… жадному Узбеку показалось мало. Если Русь справляется, платит ему такую сумму, то она, наверное, может дать больше! Узбек повысил дань. Потом ещё раз…

Что было делать? Повеление хана требовалось выполнять. Калита собирал князей. Обсуждали, раскидывали – кто и сколько должен добавить. Новгородская земля была самой богатой. Поэтому и добавку к дани ей определяли больше, чем у других. Нет, вот тут «золотые пояса» брыкались. Заявляли – мы по договору с великим князем должны платить столько-то, а больше ни гроша не дадим. Им объясняли: это же требование хана. Его вся Русь должна выполнять. Иначе опять «лютые послы», каратели, разорение. Однако новгородцы упирались – нас это не касается. Хан кому приказал? Калите. Пускай сам и расхлёбывает.

Калита призвал удельных князей с дружинами, выступил на Новгород с войском. Правда, он крови не лил, городов не разорял. И вообще до боёв не доводил, только пугал. Но и это не помогло. «Золотые пояса» решили показать, что великого князя не боятся и могут себе найти другого покровителя. Обратились к Гедимину, и он прислал князем в Новгород своего сына. Воевать с могущественной Литвой Москва никак не могла. Калита и не стал этого делать. Он просто выждал – и оказался прав.

Шведы узнали, что новгородцы поссорились с великим князем. Обрадовались, быстренько послали воинов захватывать их земли. Литовцы им никакой помощи не оказали – Гедимин не хотел портить отношения со Швецией. Мало того, когда новгородцам пришлось туго, из Литвы хлынули банды грабить их сёла. Тут уж в Новгороде забушевал простой народ. Возмущался боярами – вон вы каких «друзей» нашли! Хватит! Давайте-ка с Москвой мириться! Да, получалось так, что реально помочь против хищных соседей может только великий князь. Литовских наместников выгнали, послали делегацию на поклон к Калите. И дань заплатили, какую он определил.

Под власть Гедимина задумал перейти и Смоленск. Об этом узнал князь Глеб Брянский, помчался в Орду и доложил хану. Узбек похвалил его, дал отряд татар и ярлык на Смоленское княжество – дескать, забирай его себе в награду за верность. Но жители Брянска были и без того недовольны Глебом. А татары, пришедшие с ним, принялись грабить и насильничать в самом Брянске. Люди взбунтовались и убили князя. Но и в Смоленске узнали и перепугались, что хан их покарает. Окончательно решились и перекинулись к литовскому государю, пусть защитит.

Узбек действительно собрал большую рать. Призвал и русских князей. Отправил на Смоленщину. Но большой войны с Литвой хан опасался. Строго приказал своим воеводам, чтобы владения самого Гедимина не задевали. Даже Смоленск запретил осаждать – вдруг на выручку придёт литовское войско и придётся сражаться. Велел только наказать и постращать изменившее княжество. Но и Гедимин большой войны побаивался. Войско так и не прислал. Ханская рать разграбила Смоленское княжество и повернула назад. Как рассказывал летописец, татары «со многим полоном и богатством», а «русские князья возвратишася восвояси здравы и целы». Да, «союз» Орды и Руси был именно таким: одни с пленными и богатством, а другие – слава Богу, что головы сохранили.

Казалось бы, против татар можно было объединиться с европейскими странами. Но ведь и они были для русских совсем не друзьями. На западе нынешней Украины лежали два больших княжества, Волынское и Галицкое. Они тоже платили дань хану. Но жили по соседству с Польшей, Венгрией, Литвой. Пытались дружить с ними. Здешние князья заключали союзы с соседними королями, женились на их дочках, перенимали чужеземные обычаи. Братья, правившие на Волыни и в Галиции, погибли на войне, и оба княжества объединились под властью их племянника. Он был родственником и поляков, и литовцев, даже имя носил двойное, Болеслав-Юрий.

Вот он и решил быть вместе с чужеземцами, а Орде больше не подчиняться. Женился на дочке Гедимина. Из православной веры перешёл в католическую. Венгерскому королю князь принёс присягу, что будет служить ему, а не хану. А польскому королю Казимиру III даже завещал княжество после своей смерти. Но он очень ошибся. Казимир не стал ждать, когда же он умрёт. Сговорился с боярами Болеслава-Юрия, и в 1340 году они отравили своего князя. Польский король подготовился к этому, заранее собрал войско. Обратился и к римскому папе, тот объявил крестовый поход на Русь. Как только Болеслава-Юрия не стало, поляки с венграми сразу захватили его владения.

Узбек, конечно, разозлился. Бросил свои полчища. Они смели поляков с венграми. Но вмешался и Гедимин, тоже захотел прибрать Волынское и Галицкое княжества для себя. На них накатывались то татары, то поляки, то литовцы. И они превратились в пустыню с грудами развалин. Население или погибло, или угнали в плен. Кто уцелел, разбежались. Даже дань собирать стало не с кого и некому.

Ну а то, что осталось от Руси, оказалось зажато между двух хищников. Один был уже дряхлеющим, сытым, обожравшимся – Орда. Другой энергичным, готовым сожрать ещё сколько угодно – Литва. Но открыто нападать на владения хана она пока не рисковала. И получалось, что Орда защищает русских от могучей Литвы. Но защищает как свою собственность, как своих невольников.


Глава 6.
Князь Семён Гордый

Новгородские ушкуйники. Художник С.М. Зейденберг


У Калиты осталось три сына – Семён, Иван и Андрей. В завещании отец поделил между ними свои богатства: 12 золотых цепей, 9 золотых поясов, золотую посуду: 6 чаш, 2 чары, блюдце, 2 больших сосуда и 2 поменьше, 10 серебряных блюд и золотую коробочку. Это были все драгоценности самого богатого и могущественного князя на Руси! Бедновато, правда? Даже парадных нарядов было всего несколько. Одну шубу с шапкой Калита оставил Семёну, вторую Ивану, а Андрею уже не досталось, ему вместо этого отец завещал костюм из заграничного сукна.

Наследника, Семёна, Калита сам готовил, как нужно править. Внушал, что главное – поддерживать «великую тишину». Чем дольше Русь проживёт в мире, тем сильнее она станет. Отец возил старшего сына с собой в Орду. Представил Узбеку, перезнакомил с вельможами. При этом Семён подружился с наследником хана Джанибеком. Всё это пригодилось.

Когда Калита умер, нашлись и другие желающие стать великим князем. Константин Суздальский вспомнил, что его дед Александр три года был «великим». А в Твери правил младший брат казнённого Александра, Константин. Он тоже озадачился, что раньше тверские князья были выше московских, престол великого князя должен принадлежать ему. Оба Константина выскребли, какие ценности у них были. Поехали в Орду спорить с Семёном. Но они только напрасно раздали взятки и подарки. Калита показал себя хорошим слугой хана, дань присылал чётко. С ним у Узбека не возникало никаких проблем. А сын был его учеником. Хан не захотел ничего менять. Передал ярлык великого князя Семёну.

Однако решили вдруг повыделываться новгородские бояре. Настоять, что их государство – самостоятельное. И добиться, чтобы платить поменьше. Семён, как обычно, послал московских наместников в новгородский город Торжок, собирать дань. Но «золотые пояса» их арестовали! Объявили, что Калита их «обижал» (это когда хан повышал дань и их заставляли раскошелиться), подчиняться Москве они больше не хотят. И вообще, мало ли что Семён получил ярлык? Он только московский и владимирский государь. А Новгород своих князей выбирает. Может и другого выбрать, если тот предложит условия получше.

Конечно же, «золотые пояса» рассчитывали – молодой и неопытный государь скиснет. Начнёт их уговаривать. Вот и выторгуют себе всякие поблажки. Но Семён поступил иначе. Созвал съезд всех подчинённых князей Владимирской Руси. Напомнил им о славных временах Владимира Крестителя, Ярослава Мудрого, Владимира Мономаха. Говорил – пока великие князья были сильными, а другие князья их слушались, то и Русь была могучей. Никто не смел на неё нападать, соседи ей покорялись. А когда разделились и перессорились, пришли татары, завладели Русью и наложили тяжкую дань. Они и сейчас князей убивают, людей уводят в плен.

Семён указал: мы достаточно сильны, чтобы не давать нашу землю в обиду никому. Но для этого назвал строгие правила. Если возникнут споры – не воевать. Обращаться к великому князю, и он рассудит, кто прав. Если кто-нибудь начнёт междоусобицу, позовёт татар или будет на кого-то жаловаться хану, наказывать его общими силами всех князей. А первым делом надо вразумить Новгород. Чтобы не отделял себя от Руси, подчинялся великому князю.

Речь была очень смелой. Семён открыто сказал, что татары – завоеватели, что от них множество бед. Но если сплотиться вместе, всё можно переменить. Он и держался иначе, чем прежние государи. Они были с прочими князьями на равных. А у Семёна уже чувствовались достоинство, власть. Он показывал, что выше остальных. Ему даже прозвище дали – Семён Гордый. Но его решительность князьям понравилась. А может, и в самом деле когда-нибудь избавимся от владычества Орды? В поход на Новгород вместе с московскими дружинами выступили суздальский, ярославские, ростовские, белозёрские князья.

Хотя боёв вести не пришлось. В самом Новгороде жители разделились. «Золотые пояса» упрямо цеплялись за свои деньги. Призывали воевать, пригласить на помощь литовцев, немецких рыцарей. Но простой народ уже знал, что это за «союзники». Требовал мириться с великим князем, быть вместе со всей Русью. В первом же новгородском городе, Торжке, люди взбунтовались. Перебили своих бояр. Освободили московских наместников из тюрьмы и встретили Семёна хлебом-солью. Хочешь или не хочешь, а «золотым поясам» пришлось покоряться. Собрали серебро на подарки великому князю, на дань для хана. Но Семён ещё и наказал новгородских бояр, чтобы впредь не хамили и не задирали носы. Потребовал, чтобы они явились к нему босиком и просили прощения на коленях.

А в 1341 году умер Узбек. Ханом стал его сын Джанибек. Русским князьям опять пришлось ехать в Орду, везти немалые деньги, чтобы новый хан подтвердил их ярлыки. Но кому быть великим князем, уже никаких споров не было. Джанибек сразу вручил ярлык своему другу Семёну. И в это же время митрополит Феогност оказался «бездомным». Мы уже говорили, что он любил жить на юге, в Волынском княжестве. Но война поляков, татар, литовцев совершенно опустошила его. А самым благополучным островком среди общих бедствий была Москва.

Путешествуя по нашей стране, Феогност уже понял: план патриарха – объединять Русь через Церковь – совершенно нереальный. Но московские князья начали это делать. Не сразу, понемножечку, и у них получалось. Митрополит насовсем перебрался в Москву. Семён очень хорошо принял его. Вместе с Феогностом они начали украшать росписями кремлёвские соборы, построенные Калитой. Приглашали для этого лучших греческих и русских художников.

А Бог показывал, что Московское княжество идёт по правильному пути. После митрополита Петра здесь появились новые святые. Дети обнищавшего ростовского боярина Стефан и Варфоломей решили стать монахами. Поселились в глухом лесу недалеко от села Радонеж. Построили себе избушку-келью, церквушку в честь Святой Троицы. Стефан не выдержал такой жизни, ушёл в большой монастырь. Варфоломей остался один. Он постригся в монахи и получил имя Сергий. Молился, для пропитания сам возделывал огород. О его праведной жизни пошла молва. Люди замечали, что по его молитвам выздоравливают больные, совершаются чудеса. К нему стали приходить другие монахи. Возник маленький Троицкий монастырь Сергия Радонежского.

А Феогност в Москве обратил внимание на монаха Алексия. Он был сыном знатного боярина, его крёстным отцом был сам Иван Калита. Но мальчик отказался от придворной и военной службы, в 15 лет ушёл в монастырь. Он прекрасно изучил церковную литературу, свободно владел греческим языком. Митрополит приблизил способного молодого человека, присматривался к нему. На старости лет грек Феогност понял – руководить Русской Церковью должен русский, близкий своему народу. Алексия митрополит назначил церковным судьёй, потом Владимирским епископом. Во время своих поездок по стране оставлял его вместо себя. Он прекрасно справлялся, и Феогност написал в патриархию – после него митрополитом на Русь надо поставить Алексия, он самый достойный.

Джанибека летописи назвали «добрым царём». Правда, его доброта была относительной. Когда он стал ханом, то убил двоих братьев, выступавших против него. Казнил и русских князей, если признавал их в чём-то виновными. Но по сравнению с Узбеком и впрямь был добрым. Не был самодуром, не повышал раз за разом дань. Потому что видел – растёт опасность со стороны Литвы. Если слишком прижимать русских – могут перекинуться к противникам, как Смоленск. Московскому государю Джанибек вообще доверял, считал его главной опорой против литовцев.

Но для того, чтобы княжество помогало на войне, нельзя ослаблять его. Надо, чтобы оно было сильным. Семён Гордый пользовался таким отношением хана. Увеличивал войско. У каждого князя на Руси была своя дружина. У кого-то несколько сотен человек, а у кого-то тысяча или две. Это были профессиональные воины, учились боевому искусству с детства. В совершенстве умели владеть копьями, мечами, боевыми топорами, палицами, стрелять из лука. От вражеских ударов прикрывались щитами, надевали остроконечные шлемы, кольчуги – рубахи из стальных колечек. И лошади у дружинников были особые, выносливые, обученные, как вести себя в сражении. Помощниками и советниками князей были бояре. У них были свои дружины из вооружённых слуг. Богаче боярин – дружина у него больше, вооружена лучше. Беднее – воинов меньше, оружие похуже. На войну собирались князья, их бояре с отрядами – вот и войско.

Но и жители городов умели владеть оружием – при нападениях все вместе выходили защищать стены. Раньше во Владимирской Руси из них создавались городские полки, пехота. После татарского завоевания такие полки сохранились только в Новгороде, Пскове, а в других городах и княжествах их не стало. Семён начал восстанавливать их. На складах запасали оружие – копья, щиты, шлемы. Всех жителей, способных сражаться, заранее расписывали в полки, назначали командиров. Они тренировали, обучали своих бойцов.

Что ж, усиливать войска было совсем не лишним. В Литве почти одновременно с Узбеком умер Гедимин. Шестеро его сыновей были молодыми, горячими. Сперва подрались между собой. Власть досталась самому решительному и энергичному, Ольгерду. Он сразу стал присматриваться, что бы ещё захватить. Решил проверить, насколько прочное Московское княжество. Предложил князю Ивану Смоленскому: давай я помогу тебе возвратить Можайск. Ведь раньше это был ваш город. Иван с радостью согласился. Смоленские дружины вместе с войском Ольгерда перешли границу. Осадили Можайск, пожгли предместья.

Но и Семён Гордый сразу поднял свои полки, повёл к Можайску. Вступать в битву Ольгерд не стал – ведь если начнётся большая война, за Москву вступится Орда. Приказал отступить. Однако и Семён помнил уроки отца. Главное – сохранять «великую тишину». За врагами не погнался. Ушли – и достаточно. Хотя после этого Иван Смоленский совсем разошёлся. Обрадовался, что у него такой могущественный покровитель! Стал совершать набеги, грабить московские деревни. Дошло до того, что Семён объявил ему войну, снова выступил с войском. Но к нему мгновенно примчались послы Ольгерда. Литовский государь сообщал – он хочет помочь установить мир. То есть в вежливой форме указывал – Смоленск не трожь! Семён согласился, но и в договоре велел записать, чтобы смоленский князь не задевал Москву.

Да, объединение Руси – пока это были лишь мечты Семёна. Пользу порядка и «тишины» осознавали только в небольшом Московском государстве. А вокруг него творилось не пойми что. По соседству рязанский князь Иван Коротопол враждовал с племянником, Александром Пронским, и убил его. Сын погибшего, Ярослав, подал жалобу Джанибеку. Тот признал, что Коротопол совершил преступление. Дал Ярославу ярлык на Рязанское княжество и ордынское войско. Оно нагрянуло на Рязанщину, князя Ивана поймали и казнили. Но татары разграбили и всё княжество, угнали множество людей. Народ возмутился таким князем, сверг и прикончил Ярослава.

А в Новгороде разгулялись ушкуйники. Ушкуй – это была большая лодка. Ватаги удальцов на этих лодках отправлялись в дальние походы. Как раз они осваивали дикие северные края, собирали дань с таёжных племён. Сами-то ушкуйники были из простонародья, набирали к себе самых смелых, сильных, отчаянных. Но организовывали их походы богатые бояре. Давали деньги, чтобы лодки построить, оружие купить, запасы на дорогу. А потом получали свою долю, изрядную часть добычи.

Теперь ушкуйники вдруг прикинули: а зачем нам ходить на север, в тайгу? Далеко, опасно. Их лодки появились на русских реках. Налетали на ярославские, костромские, белозёрские селения. Грабили всё ценное. Жителей хватали в плен. Отвозили на татарские базары и продавали работорговцам. Семён Гордый рассердился. Потребовал выдать их для наказания как обычных разбойников. Но Новгород отказался наотрез. Ведь и в этих набегах «золотые пояса» поучаствовали. И свою долю опять получили. Они принялись доказывать, что великий князь не имеет права судить граждан Новгорода. Снова стали протестовать, что с них берут слишком большую дань. Митрополиту на Церковь тоже платить не хотели. В результате опять отказались подчиняться Москве.

Ну а Псков в это время разругался со всеми. Хотя соседи не заставили себя ждать. На псковичей тут же двинулись рыцари Ливонского ордена. На Новгородскую землю явился с большим флотом шведский король Магнус, захватил крепость Орешек на Неве. Кое-как шведов вышибли, но с другой стороны начались набеги литовцев. В такой мешанине, когда враги со всех сторон, Псков решил всё-таки мириться с Новгородом. А новгородцы – с великим князем. И дань ему заплатили, и церковные деньги митрополиту, и огромный штраф за безобразия ушкуйников.

Но едва утихомирили вражду в одном месте, как она проявилась в другом. Уж казалось бы, как круто досталось Твери в борьбе за власть! Княжество разорилось, в Орде погибли четверо князей. Там правили братья казнённого Александра, Константин в Твери, Василий в Кашине. Вражду с Москвой они прекратили. Константин для примирения даже женился на дочери убитого Юрия Московского.

Но у Александра осталась жена Настасья и четверо сыновей. Мать их настраивала, что их дяди Константин и Василий дружбой с Москвой предали своё княжество. Что Тверь и престол великого князя должны принадлежать им, детям Александра. Накрутила злобой старшего сына Всеволода. Он поехал к хану судиться с дядей Константином. Наговорил ему таких грубостей и гадостей, что у Константина случился сердечный приступ, и он умер. А Джанибек не разобрался. За Тверское княжество спорили двое, из них остался один. Дал ярлык Всеволоду. Он поехал домой как победитель. Встретил по дороге второго дядю, тихого и миролюбивого Василия Кашинского. Поиздевался над ним, ограбил и отпустил в одном белье.

Дело получилось слишком уж скандальным. Возмутились даже тверские бояре. Вмешались Семён Гордый, митрополит. Объяснили хану: по русским обычаям наследник князя – старший в роду. Сперва идут братья, а уж потом сыновья. Всеволоду пришлось всё-таки уступить Тверь своему дяде Василию. Но Настасья с сыновьями пуще прежнего озлобились и на Василия, и на Москву. И в эту ссору влез Ольгерд. У него как раз умерла жена, и литовский государь сосватал дочку Настасьи Ульяну. Стал родственником скандальной семьи. Подзуживал их, что владеть Тверью должны они. А если что, Ольгерд поможет. В общем, старался оторвать от Руси ещё одно княжество.

Московский государь понимал это. Он не словами, а делом старался примирить старую вражду. Сосватал вторую дочку Настасьи, Марию. Тоже стал родственником тверских князей. Даже обратился к Джанибеку, что Тверь совсем обнищала. Упросил временно не брать с неё дань. Не своё княжество помог от дани освободить, а недавних противников. Пусть поймут, мы же не чужие друг другу, мы все – русские.

Но против Семёна Ольгерд придумал коварный план. Направил к Джанибеку своего брата Корияда. Заявил – он со всей Литвой хочет перейти в подданство к Орде. А за это пусть Джанибек отдаст Ольгерду… Москву. И выделит татарское войско, поможет захватить её. Как бы по дружбе сообщал, будто Семён тайный враг хана, вот и надо погромить его вместе. Москва будет подчиняться Литве, а Литва – Орде. Чем плохо? Однако Ольгерд представлял Джанибека по-своему, наивным степным дикарём. Вот и надеялся, что он поверил.

А хан сразу раскусил, что литовец врёт. Что он просто хочет захватить Русь. Ещё и татары чтобы помогли ему! Сами ослабили свою державу, разгромили ханских подданных! И неужели после этого Ольгерд на самом деле отдаст Литву Орде? Как же, держи карман шире. Такая грубая и лживая выходка глубоко возмутила хана. Всех литовских послов вместе с Кориядом он выдал московскому государю. Хотя тот опять повёл себя умно и осторожно. Не стал мстить, не стал обвинять Ольгерда и нагнетать вражду. Корияда отпустил, а с Литвой договорился заключить мир. Семён Гордый понимал – рано или поздно Ольгерд нарушит договор. Но хотя бы на время сохранить «великую тишину».



Русский княжеский дружинник


Русский пеший ратник


Глава 7.
«Чёрная смерть»

Вот так в давние времена люди представляли чуму


У Семёна Гордого родились четыре сына. Правда, двое умерли маленькими, но оставалось ещё два. Братья великого князя, Иван и Андрей, тоже женились. У Ивана родились дочка Любаша и сынок Дмитрий. Разве кто-нибудь мог предвидеть, что он станет государем, прославленным героем? Он даже не был сыном великого князя, а только племянником. А по русским законам наследниками Семёна считались его братья, дальше по очереди шли дети самого Семёна. А Дмитрий получит какой-нибудь маленький удельчик, будет служить и помогать старшим…

За десятилетия «великой тишины» Северная Русь окрепла. Умножалось её население. Семьи в то время были многодетные. Иметь по 8–10 сыновей и дочек считалось вполне обычным. Звенели топоры, расчищая участки в лесах. На пустых местах вставали избы деревень. Распахивались новые поля. Города разрастались новыми улицами, слободками. Тянулись к небу кресты новеньких храмов.

Укреплялась и власть великого князя. Кто-то из удельных князей уже сам не хотел противиться ему. Понимал, что слушаться государя – получается полезным и для них самих. А кто-то и хотел бы не подчиняться ему, но не осмеливался. По его призыву поднимались внушительные войска. Пока ещё они ходили не в бой. Всего лишь попугать Новгород или смоленского князя, пригрозить литовцам. Но в полки собиралось всё больше воинов. Улучшалось их оружие, снаряжение. Да и выучка тоже. Пройдёт ещё какое-то время, и пусть попробуют враги справиться с московской армией! Вот тогда и с Ордой можно будет поговорить на другом языке. Платить ли ей дань, или уже хватит?

Но такие мечты рождались слишком рано. Далеко-далеко от Руси зародилась беда. Такая беда, что оказалась даже страшнее вражеских нашествий. Эпидемия чумы. Её ещё называли «чёрная смерть», «мор», «моровая язва». Лекарств от неё не было. Если уязвила болезнь – конец. Она появилась в Китае, там погибли миллионы людей. Оттуда чума перехлестнула в соседние страны. С купеческими караванами добралась до Средней Азии, Персии. В 1346–1347 годах стали умирать люди в Золотой Орде. На Руси встревожились. В храмах служили молебны, устраивали крестные ходы. Но у эпидемии были странные особенности. Она распространялась то в одну, то в другую сторону. Внезапно начиналась и внезапно кончалась. Одних поражала, а других почему-то нет. При первой угрозе чума не задела Русь.

Из Орды вместе с невольниками на генуэзских и венецианских кораблях она попала в Византию, Италию. В 1348–1349 годах эпидемия охватила Испанию, Францию, Англию. Потом перекинулась в Германию, Данию, Швецию. Из некоторых городов люди в ужасе разбегались кто куда. Другие считали – уже настал конец света. Толпами набивались в храмы, в монастыри. Третьи кричали – всё равно помирать, пьянствовали и безобразничали. Где-то обвиняли, что чуму наслали колдуны и ведьмы. Хватали и сжигали ни в чём не повинных людей. В Европе вымерла третья часть населения.

И уже после этого, в 1352 году, болезнь через Прибалтику попала в Псков. У человека вдруг опухали железы, он начинал харкать кровью, а на второй или третий день умирал. Люди поняли, что зараза легко передаётся, стали шарахаться друг от друга. За больными ухаживали монахи, собирали мертвецов, пока и сами не умирали. Гробов и могил не хватало, хоронили в общих ямах – скудельницах. Псковичи решили, что умереть придётся всем. Целыми семьями уходили в монастыри. Все деньги и имущество раздавали нищим – но те не брали, боялись заразиться.

Из Новгорода самоотверженно приехал архиепископ Василий. Организовал крестный ход вокруг города, люди приободрились – и действительно, эпидемия пошла на убыль. Но заразился сам Василий, на обратном пути скончался. С теми, кто сопровождал его, чума попала в Новгород. Отсюда она стала распространяться на Смоленск, Суздаль, Чернигов, Киев. На севере Белозёрск, а на юге Глухов вымерли до последнего человека. Опустевших деревень никто и не считал. Люди жили, трудились – и за несколько дней не оставалось никого. Только вороньё с крысами пировали в царстве смерти.

Весной 1353 года эпидемия появилась в Москве. Митрополит Феогност отпевал умерших, и его скосило одним из первых. Едва успели его похоронить в Успенском соборе, рядом со святым Петром, как чума обнаружилась во дворце государя. Почти одновременно скончались оба его сына. А следом за ними болезнь свалила самого великого князя. Умирая, он из последних сил диктовал завещание: «Чтобы не престала память родителей наших и свеча бы не угасла». О чём он думал? Какую свечу имел в виду? Династию московских князей? Русское государство? Или смотрел на свечку перед иконой у своей постели?

Братьям Ивану и Андрею Семён завещал быть дружными, распределил между ними владения, семейные богатства. Он не знал, что это не имело смысла. У Андрея жена как раз ждала ребёночка, но отец уже не увидел маленького сына Владимира. Он заболел и умер вслед за Семёном. Из троих братьев уцелел только Иван. И его детей чума не тронула. Дмитрию было два годика. Он ещё не понимал, что же это творится со взрослыми? Почему одних куда-то уносят, другие плачут? Хотя взрослые были уверены, скоро придёт и их очередь. Молились, готовились к смерти. Но чума угасла так же внезапно, как и началась. Люди сами удивлялись, как же зараза пощадила их. Приходили в себя. Получалось, что ещё не конец. Получалось – надо жить…

Русь пострадала очень сильно. Зарастали сорняками поля вокруг вымерших деревень. В городах повсюду остались опустевшие дома и дворы. Замерла торговля. Поредели воинские дружины. Теперь жизнь надо было налаживать заново. Наследником Семёна Гордого стал его брат Иван. Его называли Красным – то есть красивым. Было и другое прозвище, Кроткий – по натуре он был тихим, миролюбивым. А митрополит Феогност ещё при жизни наметил, кто должен заменить его – Алексий. Но обоим надо было утверждать своё положение. Князю у хана, Алексию – у патриарха. Перетряхнули кладовые, нагрузили обозы подарками. Поехали в разные стороны, Иван в Сарай, Алексий в Константинополь.

Но на людей бедствие подействовало по-разному. Одни как бы очистились. Осознали, насколько мелкими были их прежние ссоры, обиды, честолюбивые замыслы. Вон другие тоже ссорились, заносились, жадничали. И где они? В могилах. Значит, всё это пустое. Имеют смысл только более важные вещи. Православная Вера, родная земля. А другие наоборот – увидели в катастрофе даже пользу для себя! Старались получить какие-то собственные выгоды! Неожиданно открылось – тот порядок, что строили на Руси московские князья, ещё очень и очень непрочный.

Новгород хлебнул не меньше горя, чем москвичи. Но «золотые пояса» обрадовались – Семён Гордый умер! Москва ослабела! Вот и надо отделиться от неё! Найти себе князей более удобных. Предложили Константину Суздальскому: у тебя дед был великим князем, ты имеешь права на престол. Мы поможем его занять, а за это ты нам – поблажки. Дань с нас будешь брать маленькую, контролировать и регулировать нас не будешь. Константин согласился. Новгородцы отвалили ему побольше серебра, на взятки ханским приближённым. Да и сам Константин был князем не бедным, ему принадлежали торговые города на Волге – Нижний Новгород и Городец. Он поехал к хану.

Новгородские бояре тоже отправили послов к Джанибеку. Просили, чтобы поставил великим князем Константина, а не Ивана. «Золотые пояса» были уверены, что так и будет. Денег-то отвалили какую кучу! Иван наверняка привезёт гораздо меньше. Даже не дожидались решения хана, выгнали из Новгорода московских наместников. Но они ошиблись. Семён Гордый не напрасно дружил с Джанибеком. И к тому же, Калита с Семёном наладили сбор дани через своих, московских чиновников. Они уже привыкли, хорошо справлялись с такими обязанностями. А справятся ли суздальский князь и его чиновники? Неизвестно. Вдруг развалят, и хан в убытках останется?

Денежки Константина и новгородцев татарские вельможи охотно взяли. Но Джанибек не стал менять налаженный порядок. Ярлык великого князя вручил Ивану Красному. На родину с ним поехал ханский посол. Официальной столицей великого княжества до сих пор считался Владимир. И там, во Владимире, посол должен был короновать нового государя, возвести его на престол. Это означало, что Иван не сам занимает его, а по воле хана.

Но оказалось, что смерть Семёна Гордого воодушевила не только новгородцев с суздальцами. Рязанцы когда-то сами отдали Даниилу Московскому Коломну за помощь в междоусобицах. Но об этом давно забыли. Завидовали благополучию Москвы, накручивали сами себя обидами – москвичи и без того богатые, а наш город отобрали. Они считали «своим» и крошечный городок Лопасню. Видимо, когда-то она относилась к Коломне и перешла к Москве вместе с ней. Но Лопасня стояла на южном, рязанском берегу Оки, и рязанцы кипятились: этот берег наш, значит и Лопасня должна быть наша.

В самой Рязани после всех смут и убийств двоих князей правил Олег Иванович – совсем юный, горячий. А теперь дошли слухи: господство Москвы кончилось, великим князем будет Константин Суздальский. Бояре возбудили Олега, что пришло время расквитаться. Их войско налетело на Лопасню, захватило и разорило её. Московского наместника, управлявшего городком, взяли в плен. Напакостили, да тут же и осеклись. Вдруг узнали – Иван Красный возвращается великим князем. И татарский посол с ним едет. Значит, ошиблись. Поспешили.

Но и новому государю было совсем не с руки затевать войну. Его княжество опустошила эпидемия. Надо было восстанавливать хозяйство. Ещё и с Новгородом разбираться! Там «золотые пояса» опять объявили – ну и что, если Иван получил ярлык великого князя? А они своего князя выбирают. И уже выбрали Константина, никому другому подчиняться не будут. С рязанцами Иван Красный вступил в переговоры. Даже согласился заплатить выкуп. Они вернули Лопасню, отпустили наместника и других пленных.

Зато новгородцев миролюбие московского государя раззадорило. Кричали – значит, и вправду Москва ослабела. Вот и нечего её бояться! Как ни трудно было, как ни досадно, приходилось вразумлять силой. Иван Красный призвал удельных князей в поход на Новгород.

«Золотые пояса» упрямились. Вооружали горожан, призывали воевать. Послали гонцов в Тверь и Суздаль, чтобы им помогли. Но кто бы осмелился идти против решения хана? Константин Суздальский решил, что с Красным надо мириться. Связал приехавших к нему новгородцев и отослал в Москву. Тут уж «золотые пояса» сникли. Если их собственный избранник отвернулся от них, оставалось только покориться. Поехали к государю извиняться, привезли ему «дары многие». Для Ивана Красного этого было достаточно. Подчинились без войны, вот и хорошо.

А между тем Алексий всё ещё сидел в Константинополе. С тех времён, когда там ставили прежних митрополитов, Петра и Феогноста, состояние Византии стало ещё хуже. Добавилась ещё собственная междоусобица. Двое знатных вельмож, Иоанн Кантакузин и Иоанн Палеолог, жестоко воевали за царский трон. Империя совершенно разорилась. В Константинополе маскировали нищету блестящей мишурой. В царском дворце подавали глиняную посуду, покрытую позолотой. Трон и короны украшали стекляшками – драгоценные камни продали.

Патриархия тоже обнищала. Поэтому деньги значили здесь не меньше, чем в Орде. В Москве это уже знали, Алексию дали с собой немало серебра. Но патриарх Филофей продержал его целый год. Как будто проверял, подойдёт ли он на пост митрополита. А на самом деле ждал – как решится спор в Сарае? Останется ли великим князем московский государь? Или будет кто-то другой? Ведь у другого может быть свой кандидат в митрополиты. Только когда узнали, что хан утвердил великим князем Ивана Красного, то и патриарх совершил нужный обряд. Посвятил в митрополиты Алексия. Казалось, что был настроен очень тепло, дружелюбно. Алексий спокойно поехал домой.

Но вскоре открылось, что патриарх и император поступили нечестно. Литовский Ольгерд относился к религии равнодушно. Сам оставался язычником, приносил жертвы идолам. Но он прекрасно понял, какую силу даёт московским князьям, что у них есть митрополит. В его владениях было множество православных – и получалось, что они считают центром Руси Москву. И все православные храмы, священники, монастыри в его стране подчинялись Москве. Переманивать под власть Ольгерда русские города и земли тоже получалось неудобно. Ведь это значило отделиться не только от московского великого князя, но и от центра Русской Церкви. Митрополит удерживал от этого православных людей.

Ольгерд мечтал, чтобы у него появился свой митрополит. Отдельный. Он узнал, что у Византии дела совсем плохи. Отправил туда послов с мешками золота и серебра. А митрополитом к себе просил поставить человека, которого сам выбрал, тверского боярина Романа. Одним махом хотел двух зайцев убить. И получить собственную митрополию, и Тверское княжество к себе притянуть. Патриарх и император без долгих разговоров согласились. С Москвы деньги получили, почему бы и с Литвы не получить? Алексию об этом не говорили ни слова. Ведь ясно же, что будет протестовать, своему государю напишет, а то и хану. А когда он уехал, то и Романа посвятили в митрополиты.

В Москве узнали об этом, и все были в полном шоке. Как же это? Патриархия разорвала Русскую Церковь на две части, а русских даже не спросила, не посоветовалась! Алексий вернулся в Константинополь. Пытался спорить. То, что наделали византийцы, выглядело слишком некрасиво. Но и терять деньги от Литвы они не хотели. Патриарх выкрутился, что ничего страшного не произошло. И русскую митрополию как будто не делили. Она осталась прежней, Алексий – митрополит Владимирский и Киевский. А у Романа совсем новая митрополия, Литовская и Волынская. Хотя это была только отговорка. Ольгерд добился своего. Теперь ему стало гораздо удобнее захватывать русские земли.

А пока Алексий путешествовал туда-сюда, Ивану Красному ох как не хватало митрополита! Мало было новгородцев и рязанцев, но и в самой Москве возникли серьёзные проблемы. Мы уже рассказывали, что на Руси ближайшими помощниками князей были бояре. Князья награждали их за хорошую службу, давали сёла, деревни. Бояре богатели. У них росло количество слуг, увеличивались собственные военные дружины. Но бывало и так, что усилившиеся бояре заносились, наглели. Оставаться верными слугами государя, выполнять его приказания их больше не устраивало. Нет, пускай государь правит так, как скажут бояре, как им выгодно.

Такая фигура появилась и в Москве. Главным боярином Калиты был Протасий Вельяминов. Он занимал должность московского тысяцкого. Это был очень высокий пост – вроде как мэр Москвы. Ещё и главный городской судья. Ещё и командир городского ополчения. После Протасия тысяцким стал его сын Василий. Он был главным советником у Семёна Гордого, а Иван Красный женился на его дочери. Василий зазнался. Считал себя чуть ли не вторым великим князем. Распоряжался на Москве единолично. Начал притеснять бедноту. В суде у него выигрывал не тот, кто прав, а кто больше ему заплатит. По своей должности Вельяминов заведовал и всем московским хозяйством, торговлей, рынками. Он подружился с ордынскими и генуэзскими купцами. Давал им всякие льготы, поблажки – а они за это отстёгивали хорошие денежки в собственный карман Василию. Правда, от таких махинаций страдали русские купцы. Но кто посмеет жаловаться на самого тысяцкого, государева родственника?

В конце жизни он передал свою должность старшему сыну, его тоже звали Василий. Уже как будто по наследству. Семён Гордый узнал о беззакониях Вельяминова, хотел снять его. Не тут-то было! У него нашлось множество заступников из московской знати, из тех же купцов. Василий остался тысяцким. А Иван Красный был мужем его сестры. Кроткий, скромный, тихий. Вельяминов вообразил, что при нём станет вообще всемогущим. Начал указывать великому князю, какие ему принимать решения. Даже и сам принялся командовать, не спрашивая государя.

Но Иван Красный, хоть и Кроткий, не позволил сесть себе на шею. О нечестных делах родственника он тоже знал. Всё-таки отобрал у него должность тысяцкого. Назначил на неё другого боярина, Алексея Босоволкова. Тот начал наводить порядок в городских делах. Расследовать, что натворил Василий. Однако утром 3 февраля 1356 года Босоволкова вдруг нашли на базаре убитым. Все подозрения и улики указывали на Вельяминова. Тут уж забурлила вся Москва. Народ шумел, что Босоволков заботился о простых людях, начал защищать их, и за это его убили.

А государь был в полной растерянности. Арестовать Василия и наказать по закону? Но за него вступятся боярская родня, высокопоставленные друзья, иноземные купцы. Замять дело? Это значило показать всей Москве – великий князь не смог справиться с обнаглевшим боярином. Иван Красный выбрал осторожный вариант. Судить родственника всё же не стал. Но Вельяминову велел указать – пусть убирается куда угодно. Тот собрал пожитки и укатил в Сарай, к своим друзьям-купцам.



Иван Красный, отец Дмитрия Донского


Святой митрополит Алексий, наставник и помощник Дмитрия Донского


Глава 8.
Как князь Дмитрий остался сиротой

Митрополит Алексий исцеляет ханшу Тайдулу.

Художник Я. Ф. Капков


Митрополит Алексий наконец-то возвратился из Константинополя. Но в 1357 году в Москву прибыли совершенно необычные послы из Орды. Вели себя так вежливо и почтительно, будто они приехали не к ханским подданным. Хотя повеление они привезли тоже необычное. Джанибек писал, что его мать Тайдулу уже три года мучат злые духи – её всю корчит, ломает, она ничего не видит. Хан требовал, чтобы к ней приехал митрополит: «Мы знаем, что Небо ни в чём не отказывает молитве вашего главного попа», вот и пусть вылечит её.

Алексий действительно был святым человеком. Иногда по его молитвам выздоравливали больные. Он исцелял и бесноватых, прогонял от них нечисть. Но ведь получалось не всегда. Он же только к Богу обращался, просил помочь. А уж там как Господь решит. Когда гуляла чума, молитвы редко спасали. Но теперь на митрополита ложилась огромнейшая ответственность. Не за ханшу, а за всю Русь. Да, Джанибека называли «добрым царём». Но если разгневается, его доброта запросто может кончиться. Получится ли исцелить Тайдулу? Она же даже не христианка.

За Алексия волновалась вся Москва, провожала его, молилась за него. Он приехал в Сарай. Читал возле ханши специальные молитвы (в Церкви это называется – отчитывал). И чудо произошло, Тайдула избавилась от напасти. Радовалась вся Русь. Благодаря митрополиту она избежала беды, ханского гнева. А уж Джанибек даже не знал, как отблагодарить Алексия. Это значило, что и ко всему Московскому княжеству он будет относиться ещё лучше.

Но кто мог подумать, что жизнь самого Джанибека уже кончается? Могущественная группировка ордынских купцов была очень недовольна, что он доверяет русским, не грабит их, не повышает дань. И карателей посылал только один раз, на городок Алексин. Русских пленных на продажу пригонять перестали. Зато Джанибек, как когда-то Тохта, обратил внимание на генуэзцев и венецианцев. Они опять забыли об обещаниях платить дань хану. Хозяйничали в соседних областях в Крыму и на Азовском море.

Джанибек указал, чтобы они выполняли старые договоры, пригрозил войной. Но те заупрямились. Мало того, приплатили папе римскому, чтобы он объявил крестовый поход против татар. Это позволило генуэзцам и венецианцам набирать воинов со всей Европы. К ним потекли обнищавшие рыцари, безработные солдаты, всякий сброд. А генуэзская пехота считалась лучшей в мире. В ней служили не сами генуэзцы, набирали наёмников из разных стран. Им очень хорошо платили, 5 золотых в месяц, но и муштровали будь здоров. Солдаты в доспехах шагали в ногу, чётким строем. Закрывались большими щитами, как сплошной стеной. И били противников из арбалетов. Передние ряды стреляли, потом менялись местами с задними и перезаряжали.

За непослушание хан послал войска. Осадил генуэзскую Кафу (Феодосию) и венецианскую Тану (Азов). Крепости были очень сильными, каменными. А у татар вся армия была из конницы. Взять такие твердыни им было трудно. И флота у них не было. Итальянские корабли привозили в города еду, подкрепления. Со стен били арбалетчики, не давали приблизиться. Но Джанибек не бросил своих воинов на штурмы. И не уводил их. Держал города в оцеплении.

Прекратилась торговля – а Кафа и Тана жили только торговлей. Посидели так несколько лет и попросили мириться. Заплатили дань, хан ещё и увеличил им налоги. Но за время войны понесли страшные убытки сарайские купцы. У них же вся торговля шла через генуэзцев с венецианцами. Они принялись настраивать эмиров и мурз, что в Орде плохой хан. Набеги на Русь прекратил, «лютых послов» не посылает, пленных и добычи мало. Некоторые из вельмож были и сами недовольны Джанибеком, других купцы привлекли золотишком. Возник заговор.

В то самое время, когда Алексий исцелял Тайдулу, самого хана в Сарае не было. Он решил повоевать. Отправился с армией на юг, за Кавказские горы. Там и пленных набрали, и богатств награбили целые караваны. Но на обратном пути Джанибек разболелся. Случай был подходящий. Главные ордынские полководцы Товлубий и Мамай сговорились с сыном хана Бердибеком, и Джанибека прикончили. Объявили, будто он умер от болезни. На самом деле власть захватили те самые вельможи, которые были связаны с группировкой купцов.

У ханов было много жён, и у Бердибека было 12 братьев от разных матерей. Но их сразу же перерезали. Казнили и многих приближённых Джанибека – тех, кого купцы считали своими врагами. Победившим эмирам и мурзам достались дома, стада, пастбища казнённых. Мамая Бердибек даже женил на своей сестре, он стал родственником хана, ближайшим советником. И первым делом решили как следует тряхануть Русь. Чтобы созвать к себе князей, Бердибек отправил «лютого посла». Выдумал для всех князей разные обвинения. Одного ругал за то, другого за это. Воины «лютого посла» по дороге всюду безобразничали.

Для Москвы дело оборачивалось очень плохо. Иван Красный считался любимцем Джанибека. Его покровителями в Орде были те самые вельможи, которые лишились голов. Опять надо было опустошать казну. Отбросить собственные нужды и задумки что-нибудь построить. Все имеющиеся деньги и ценности грузили с собой – на подарки, на взятки. Но с великим князем поехал митрополит, а исцелённая Тайдула была бабушкой Бердибека. Она заступилась, поговорила с внуком. Ивана Красного и Алексия хан встретил торжественно, как лучших друзей. Да и его советники были всё же не глупыми людьми. Подсказали – ни тверские, ни суздальские князья не сумеют собирать для Орды дань, как это делают московские. У них же всё уже отработано, налажено.

Ну а московский государь с боярами, приехав в Сарай, старались приспособиться к переменам. Надо было найти новых покровителей вместо убитых. Обходили с поклонами и подарками жён Бердибека, его любимцев. И в окружении нового хана вдруг увидели знакомое лицо. Вельяминов! Он же был связан с ордынскими купцами. А сейчас всё правительство состояло из их друзей. Эти купцы не забыли, каким полезным был для них Вельяминов в Москве. Объяснили придворным, и те указали Ивану Красному – надо простить боярина, вернуть на должность тысяцкого. Дескать, это наш хороший друг. Тут уж никак нельзя было отказать.

Но в целом поездка стала очень удачной. Бердибек снова утвердил Ивана Красного великим князем. Народ радовался, что государь и митрополит возвращаются живыми и невредимыми. Что беды не будет, на Русь не нагрянет татарская рать. На время поездки великий князь оставлял вместо себя сынишку Дмитрия. Хотя он был ещё маленьким, и от его имени правили бояре. Уже знали, что за Москву заступилась Тайдула. Когда встречали государя с митрополитом, бояре научили семилетнего Дмитрия выступить перед всеми людьми. Мальчик поклонился Алексию, благодарил его: «О владыко, ты даровал нам мирную жизнь!..»

Но сохранять эту мирную жизнь было ох как трудно! По соседству оставался Ольгерд. Высматривал, как волк, что бы ещё хапнуть. Иван Красный и Алексий предложили ему укрепить мир. Ради дружбы дочку великого князя Любашу выдали замуж за племянника Ольгерда. Властитель Литвы охотно согласился. Но любые договоры он соблюдал только до тех пор, пока сам хотел. И нарушал их так же легко, как заключал.

Своего подданного, Ивана Смоленского, он натравил задирать соседнее, Брянское княжество. Здешние князья рассердились, начали войну. Но на помощь Смоленску явился Ольгерд с войсками. Разгромил слабенькие брянские дружины. Всё княжество забрал себе. Хотя и со Смоленском литовский государь заигрывал только до поры до времени. Поссорил его и с Ордой, и с Москвой, и с Брянском. Значит, на выручку не придёт никто. А потом вдруг Ольгерд без всяких причин напал на Смоленское княжество. Отобрал у него несколько городов. Потребовал платить большую дань. Во всём слушаться литовского государя, присылать войска в его армию. Князю уже некуда было деваться, пришлось согласиться.

Но не все русские понимали, что Ольгерд коварно опутывает их. Специально ссорит между собой, чтобы покорить. В Тверском княжестве склочная Настасья с сыновьями раздули ссору с их дядей Василием Кашинским. Старшему из этих сыновей, Всеволоду, дядя дал удельное княжество с городом Холм. Но он и его братья протестовали, что им выделили мало. Требовали заново разделить все владения Твери. И Ольгерд подстрекал их – правильно, будьте смелее! Иван Красный и Алексий поняли, что это опасно. Если начнётся драка, литовский государь тут же вмешается – как с Брянском.

Митрополит вызвал к себе и Василия Кашинского, и его племянника Всеволода. Напоминал о совести, о мире на Руси. Уговаривал полюбовно решить споры. Сам Алексий и великий князь признали, что прав был дядя. Поступил по законам, дал племянникам вполне достаточно. Доказывали Всеволоду, что у него нет никаких причин требовать больше. Нет, тот упёрся и не уступил. Ведь за ним стоял Ольгерд! И что ему митрополит Алексий, если в Литве есть второй митрополит, да ещё и свой, тверской боярин.

Всеволод настолько разошёлся, что решил вообще отобрать Тверь у Василия. У него же был старый ярлык на княжество, по ошибке выданный Джанибеком. Князь взял его и поехал к хану. Наябедничал и на дядю, и на Ивана Красного, и на Алексия, наговорил на них гадостей. Но он просчитался. Бердибек, познакомившись с московским государем и митрополитом, зауважал их. А связи Всеволода с Ольгердом – это для хана было подозрительно. Бердибек сам обвинил его, что он не слушается старших. Арестовал и отправил к дяде в Тверь под конвоем.

Но и Ольгерд отомстил. Алексий был митрополитом не только Владимирским, но и Киевским. Поехал туда проверить церковные дела. А Киев принадлежал Литве. Алексия там схватили и бросили в темницу. Это Ольгерд показывал – вот так выступать против моих друзей! На Тверское княжество литовский государь отправил отряды воинов, они захватили Ржев. У Василия Кашинского сил было совсем мало. Иван Красный послал ему на помощь полк из Можайска. Незваных гостей вышибли. Но можайские воины вернулись домой, а литовцы выждали и снова заняли Ржев.

Обстановка стала тревожной. А московский государь совсем некстати заболел. Ему было всего 33 года, но становилось всё хуже. Он составил завещание. Наследников у него было трое. Старшему сыну Дмитрию – 8 лет, младшему Ивану – 5 лет. И племянник Владимир Андреевич – 6 лет. Государь завещал, что Москва должна быть общим владением всех троих. Другие земли и города распределил между ними. Если княжество вырастет, добавятся новые владения, завещал разделить их по справедливому. А если хан отберёт часть княжества, надо покориться. По-справедливому разделить то, что останется. 13 ноября 1359 года Иван Красный умер.

Московским князем стал Дмитрий. Но мог ли по-настоящему править восьмилетний ребёнок? Только сидел с боярами, старался понять, что они обсуждают. Ему подсказывали – вот здесь надо подписать. Вот тут поставить княжескую печать. Но ведь в таких случаях важно, кто именно подсказывает. Со времён Калиты главными советниками московских государей были митрополиты. А сейчас Алексий сидел в киевской тюрьме. Ближайшим родственником Дмитрия оказался Василий Вельяминов. Он же был дядей маленького князя, братом его матери. Он и начал править от лица Дмитрия.

О, вот теперь московский тысяцкий развернулся вовсю! Княжеская казна попала в его распоряжение. Бери, сколько надо. На важные посты он начал назначать своих людей. И другим боярам приходилось принимать такие решения, какие он скажет. На Тверь продолжали нападать литовцы. Но Вельяминов больше не посылал войска на помощь дружественному Василию. Тысяцкий был жадным, не хотел тратить деньги на походы. Да и с Литвой ссориться не желал.

Ольгерд увидел – полки из Москвы не появляются. Обрадовался, совсем осмелел. В Тверь вдруг заявился его митрополит Роман. Тверской епископ не признал его, отказался даже встретиться. Но Роману на это было наплевать. Он приехал не по церковным делам, а по приказу Ольгерда. Объявил князю Василию: не Алексий, а он рассудит спор дяди с племянником. Да ещё как рассудил! Потребовал, чтобы Василий отдал Всеволоду третью часть всего Тверского княжества. А тот без московских войск сражаться с Литвой никак не мог. Вынужден был согласиться. Ольгерд мог бы потребовать и всё княжество. Но всё-таки побоялся. Захватить целое княжество – разгневается хан, кинется воевать. А если вот так, глотать по куску, через подручных русских князей, то можно обойтись без большой войны.

К хану надо было ехать и московским боярам. Хлопотать, чтобы Дмитрию дали ярлык на Москву и на великое княжество. Но в Сарае разыгралась новая встряска. Многим татарам очень не понравилось, как убили Джанибека и Бердибек захватил власть. Недовольных возглавил некий Кульпа. Он объявил себя сыном Джанибека. Дескать, спасся от резни. Кем он был на самом деле, никому не известно. Но он собрал вокруг себя немало татар. Выждали подходящий момент и напали на хана. Бердибека и его помощника Товлубия прикончили. Второй помощник, Мамай, сумел удрать. Кульпу провозгласили ханом. Его отряды вообще разбуянились. Убивали и приближённых Бердибека, и просто кто под руку попался. Грабили всех подряд.

Ну а русским князьям теперь требовалось ехать к Кульпе. Получать от него новые ярлыки. Нарушать правило никто не осмелился. Но пока собирали подарки для нового хана, пока ехали к нему – опоздали. Пример Кульпы оказался заразительным. Если один человек саблями и ножами сумел захватить трон, почему другим нельзя? Если одни воины посадили хана на престол и за это получили награды, награбили себе богатств – другим тоже хочется. Нашёлся какой-то Науруз, тоже объявил себя сыном Джанибека. Тоже позвал за собой всех желающих. В начале 1360 года Кульпу свергли и казнили. Перебили его помощников.

Князья ехали к Кульпе – а оказалось, что надо кланяться и подносить подарки Наурузу. И никакого Кульпу, никакого Бердибека даже не упоминать, будто их и не было. Но подневольная жизнь в Орде приучила, что надо вести себя только так. Ничему не удивляться. Ублажать новых вельмож, подстраиваться к ним. Изображать, будто рассчитывали увидеть в Сарае именно Науруза и никого иного.

Но при переменах в Орде кое-кому захотелось и Русь переменить. Новгородские бояре задумали повторить старый план. Отобрать престол великого князя у Москвы. Передать кому-то другому в обмен на поблажки для новгородцев. Прежний их приятель, Константин Суздальский, уже умер. Но у него осталось три сына. Андрей правил в Нижнем Новгороде, Дмитрий-Фома в Суздале, Борис в Городце. «Золотые пояса» предложили стать великим князем старшему, Андрею. Но он был миролюбивым, спокойным, и отказался. А вот Дмитрий-Фома был задиристый, честолюбивый. Он загорелся попытать удачи.

В Москве князем остался ребёнок, вот и начали доказывать хану – он ещё слишком маленький, чтобы быть великим князем. Дмитрий-Фома привёз в Сарай немереное количество денег, дорогих мехов. Новгородцы ему добавили ещё больше. Завалили хана подарками, придворных взятками. А жадный Вельяминов поскупился. Вполне может быть, что он просто украл часть денег, предназначенных для хана. Воровать он любил. Но Вельяминов был уверен, что много платить и не придётся. У него же в Орде были друзья – и высокие начальники, и могущественные купцы. Они помогут, чтобы ярлык великого князя остался в Москве.

Однако его друзей на месте не оказалось. Ведь власть поменялась уже два раза. И оба раза с резнёй, с погромами. Бывших вельмож убили, или они разбежались. Богатые купцы разъехались из опасного Сарая. Перебрались в черноморские города к своим партнёрам, генуэзцам и венецианцам. Или к другим партнёрам, в Хорезм. Сам Науруз был всего лишь авантюристом. Его помощники – обычными головорезами. Они вообще не задумывались, из-за чего прежние ханы ценили Москву. Дорвались до власти и хотели сразу же получить побольше богатств. От кого их получили, тому и дали ярлык великого князя. Суздальскому Дмитрию-Фоме.



Генуэзская крепость Кафа (Феодосия)


Генуэзские арбалетчики


Глава 9.
Что такое «великая замятня»?

Успенский собор во Владимире – здесь короновали великих князей


Казалось, что все достижения Калиты и его сыновей пошли прахом. Москва снова превратилась во второстепенное удельное княжество. А суздальский Дмитрий-Фома страшно возгордился. Стараясь показать своё высокое положение, он даже переехал во Владимир. Великие князья там не жили уже больше ста лет, а он поселился. Пускай все видят – вот она настоящая древняя столица Северной Руси, а не какая-то Москва.

Как раз в это время литовцам пришлось освободить митрополита Алексия. Он просидел в тюрьме три года. Но возмущалась вся Русская Церковь, православные в самой Литве. Сообщили в патриархию, она посылала протесты Ольгерду. Литовский государь прикинул, что это может оттолкнуть русских. Да и с патриархией ссориться не хотел. Алексия отпустили.

Дмитрий-Фома очень обрадовался его возвращению. Он как раз готовил собственную пышную коронацию. Теперь она могла пройти по всем правилам. Ханский посол возведёт его на трон. Торжественную службу в Успенском соборе отслужит не епископ из его Суздальского княжества, а сам митрополит. Конечно же, соберутся все князья, делегаты Новгорода, Пскова. Но… этого не случилось. Большинство князей на церемонию вообще не приехали. Она получилась малолюдной, бледненькой.

Правда, митрополит прибыл. Как положено, отслужил. Ведь ярлык выдал хан, надо было выполнять его повеления. Но Дмитрий-Фома был уверен, что Алексий так и останется с ним во Владимире. До сих пор митрополиты жили рядом с московскими великими князьями, а сейчас будут рядом с ним. Но Алексий даже на праздничный княжеский пир не заглянул. Как только отслужил по обязанности, вышел из собора и сразу укатил в Москву.

Дмитрий-Фома не понимал: что происходит? Он стал великим князем вполне законно, по ярлыку от хана. Имел полное право. Но от него все отворачиваются! Не желают с ним встречаться… Однако на Руси ценили не только право, а Правду! Она считалась гораздо выше, чем какие-то права и законы. Многие князья, да и простые люди успели оценить – московские государи создают вокруг своего княжества совершенно новый порядок. Жить в этом порядке было гораздо лучше, удобнее, безопаснее. Значит – Правда на их стороне. Науруз и Дмитрий-Фома этот порядок сломали. Поэтому и не любили суздальского государя. Говорили: он стал великим князем не по правде!

Восстанавливать порушенную московскую Правду взялся Алексий. Маленького Дмитрия он сам взял под опеку. Стал его учителем, наставником. Готовил из него настоящего князя. Митрополит занялся и государственными делами. Сам всё проверял, контролировал. Сам подбирал надёжных и честных бояр. И сам возглавил правительство. Спорить с ним Вельяминов опасался. Ведь Алексий знал о его некрасивых делах, об убийстве Босоволкова. Мог доставить тысяцкому очень крупные неприятности.

Но в Орде порядок нарушился гораздо круче, чем на Руси. Она уже больше ста лет властвовала над соседними народами. Держала их в страхе, выкачивала из них богатства. А зло, как и добро, не исчезает бесследно. Оно накапливается. И сейчас оно прорвалось, выплеснулось на самих ордынцев. Они схлестнулись между собой за те же самые награбленные богатства, за власть. В русских летописях это назвали «великая замятня». Слово «замятня» как раз и означает – беспорядок, смута, ссора.

Убийствами Бердибека и Кульпы «замятня» только началась. Мы уже рассказывали, как Батый поделил владения для себя и братьев. Поэтому у ханов Золотой Орды были родственники. В Белой Орде в степях Сибири. В Синей Орде возле Аральского моря. Золотая-то получилась действительно золотой. Собирала дань с Руси, народов Кавказа, Поволжья. Торговала, строила роскошные города, дворцы. Татары из Белой и Синей орды жили гораздо беднее. Пасли скот по степям. Брали дань с сибирских таёжных племён. Чтобы пограбить, совершали набеги на Среднюю Азию. Сарайским сородичам они завидовали, но и презирали их. Считали, что они изнежились, избаловались. Погрязли в городских удовольствиях, вообще стали не настоящими татарами.

Конечно, Золотая Орда была сильнее. Но мятежи и драки за власть её ослабили. И тогда в Сарай нагрянул царевич Синей Орды Хидырь со свирепыми восточными степняками. В дикой резне перебили Науруза с местной знатью, множество других золотоордынцев. Воины врывались в дома и мечети, жадно потрошили сундуки с добром, взламывали кладовые. Но… пришельцам хотелось пожить так же, как хозяева, которых они убили. Хидырь устроился в разорённом дворце, стал ханом. Его воины заселялись в опустошённые дома. Собирали жителей, чтобы прислуживали им.

Однако и некоторые русские очутились тут как тут. Ведь Дмитрий-Фома показал, как можно получить выгоды у нового и неопытного хана. Нашлись другие желающие. Когда-то Калита купил у Узбека Ростовское и заволжское Галичское княжества, обнищавшие и не способные заплатить дань. Спас их от ордынских карателей и «лютых послов». Но князья Константин Ростовский и Дмитрий Галичский о спасении забыли. Их злило – почему они должны подчиняться Москве? Как только услышали, что в Сарае сменился хан, помчались к нему. Хидырь в русских делах совершенно не разбирался. И деньгами был не избалован, брал недорого. Вроде бы, князья просили свою законную собственность, Ростовское и Галичское княжества. Хан запросто дал им ярлыки.

Великий князь Дмитрий-Фома не возражал. Ему-то что? Не у него отбирают, а у москвичей. Перед Хидырем он пытался выслуживаться. Созвал общий съезд князей. Вместе обсудить, как дань собирать. Как лучше выполнить повеления хана. А при этом показать – он на Руси главный. И Хидырь чтобы узнал, какой он верный слуга. Но со съездом он только опозорился. К нему приехали только два его брата, да Константин Ростовский с Дмитрием Галичским. Они-то Москве напакостили и теперь жались к Суздальскому государю.

Да и прислуживать Хидырю оказалось бессмысленно. Его сын Темир-ходжа совсем ошалел от сокровищ, которые увидел в Сарае. Убил отца, чтобы самому владеть ханством и этими богатствами. Но пользовался ими всего два месяца. Его разбил и прогнал ещё один родственник, Орду-мелик. Однако и он царствовал лишь месяц. Во всех погромах уцелел вельможа Джанибека и Бердибека, Мамай. Он имел звание темника. То есть командовал «тьмой» – корпусом из 10 тысяч всадников. Против пришельцев из Синей Орды он поднял местных, золотоордынских татар. Орду-мелику пришёл конец. Ханом посадили какого-то Кильдибека. Его власти хватило на год. Сын Хидыря Амурат привёл из Сибири свежие силы, татар Белой Орды. Захватил Сарай, расправился с Кильдибеком. Мамай со своим войском отступил на запад, в донские степи.

Ханы в Орде менялись так быстро, что к Амурату русские князья не спешили ехать. Что толку кланяться и раздавать подарки, если завтра на троне окажется другой? Но теперь-то воспользовались митрополит Алексий и московское правительство. Они уже заранее подготовились и ждали, когда опять переменится хан. Учли как раз то, что положение у Амурата очень непрочное. Значит, он будет рад любому, кто признает его власть. Московские послы появились в Сарае раньше всех. Принялись жаловаться хану на убитого Науруза, на его вельмож. Дескать, проходимцы, продали ярлык за взятки.

Амурату это понравилось. Он же сам был из Белой Орды. Тоже считал, что в Золотой Орде все ханы и придворные были жулики. Решил показать, что он будет править иначе. Московского и суздальского послов велел держать под охраной, чтобы не раздавали взятки. Точнее, чтобы все деньги достались ему, а не его приближённым. А потом рассудил: законный великий князь – Дмитрий Московский. Он ещё мальчик, но это не беда. Пока подрастёт, у него есть советники. И уже ясно, что советники у него очень мудрые. Ведь они догадались обратиться к Амурату, в отличие от других князей.

Летом 1362 года в Москву приехал ханский посол, возводить Дмитрия на престол великого князя во Владимире. Хотя власть Амурата выглядела слишком хлипкой – вот-вот его могли свергнуть. Даже Дмитрий-Фома его не послушался. Отказался пускать московского князя во Владимир. Выслал свою дружину и перекрыл ему дорогу. Но митрополит Алексий и его правительство догадывались, что суздальский князь будет упрямиться. Ханский ярлык теперь у них был, а дальше они и без татар справились. Во все стороны поскакали гонцы, собирая войско.

Дмитрию было 12 лет, это был его первый военный поход. Рядом с ним на конях ехали ещё два ребёнка – братья Иван и Владимир. Но под знамёнами мальчиков-князей командовали взрослые воеводы. Гарцевали на лошадях княжеские дружины в блестящих доспехах. Шагали в колоннах бородатые ратники. И копья, мечи у них были совсем не игрушечные. Дмитрий-Фома не ожидал, что Москва двинет на него войска. И никак не ожидал, что этих войск так много! На его жиденькие дружины шли полки из самой Москвы, из Коломны, Можайска, Звенигорода. Присоединились многие удельные князья со своими отрядами. Те самые князья, кто не явился на коронацию Дмитрия-Фомы, на его съезд.

Оказалось, что и жители Владимира с нетерпением ждут московского государя. Суздальскому князю совсем не захотелось сражаться. Даже спокойно уехать показалось опасным – вдруг погонятся. Он сбежал. Доскакал до своего Суздаля, укрылся там. Хотя никто не стал его преследовать. Убрался в своё княжество – вот и спасибо. Дмитрий с полками остановился во Владимире. И у него-то коронация получилась настоящим праздником. Важный татарин зачитал ханскую грамоту. Митрополит Алексий отслужил в Успенском соборе молебен, надел на юношу пояс с тяжёлым княжеским мечом. В соборе собрались и князья, воины. Как были, в походной одежде. Приносили присягу, целовали крест служить новому великому князю.

Потом сидели за столами. Очень скромными, накрыли их из походных запасов, что было в обозах. Но поднимали чаши, поздравляли Дмитрия. И друг друга поздравляли, как будто одержали победу над сильным врагом. И ведь действительно, победа была очень важной. Победила та самая Правда, которую строила Москва. Стремление объединяться. Оно взяло верх над эгоизмом. Над старой традицией – искать выгоды только для себя.

А держаться вместе теперь было просто необходимо! Потому что обстановка вокруг Руси очень изменилась. Амурат в Сарае ещё держался. Но многие вельможи-эмиры и князья-мурзы его не признавали. В собственных владениях правили сами. Воевали с Амуратом, а часто и друг с другом. Золотая Орда стала разваливаться. И тут-то воодушевился Ольгерд. До сих пор ему приходилось сдерживать свои аппетиты. Полезешь на Русь – хан ответит войной. Сейчас ханов можно было не бояться, татарские отряды рубились между собой. Послам германского императора Ольгерд откровенно заявил: «Вся Русь должна принадлежать Литве».

На правом берегу Днепра под властью Орды оставалась большая область, Подолия. По соседству в степях кочевали трое татарских мурз со своими воинами. Они собирали с Подолии дань, уже не для хана, а для себя. В 1363 году Ольгерд выступил сюда со всей литовской армией. Татар разгромил, Подолию забрал. Дальше он повёл войско в Крым. Неожиданно налетел и захватил древний Херсонес. Сам город Ольгерду был не нужен – слишком далеко от Литвы, трудно удержать. Он лишь награбил в Херсонесе сказочные богатства. А свою армию повернул на южные границы Руси. Здесь лежала россыпь мелких княжеств – Чернигов, Новгород-Северский, Трубчевск, Путивль, Курск, Карачев. Литовский государь стал захватывать их одно за другим, даже без серьёзных боёв.

Разгромленный Херсонес принадлежал генуэзцам. Раньше-то их города, как и русские княжества, находились под защитой хана. Сейчас её не стало – и вот результат. Генуэзцы понесли страшные убытки, обеспокоились. Сегодня Ольгерд напал, завтра кто-то ещё захочет. Но защитник и друг у них нашёлся. Рядом с их городами обосновался Мамай. Он не был потомком Чингисхана. Поэтому по татарским законам не мог быть ханом. Но Мамай был умным и опытным правителем. Всяких дальних родственников Чингисхана среди татар было много. Мамай нашёл среди них слабенького и безвольного царевича Авдулу. Объявил его ханом и стал сам распоряжаться от имени Авдулы. Вроде как появилась законная власть. К ним стали собираться татары Золотой Орды, обиженные чужаками из Синей и Белой Орд.

А у генуэзцев нашли пристанище сарайские купцы, давние приятели Мамая. Через них договорились помогать друг другу. Ни о какой дани с генуэзских городов Мамай больше вспоминать не стал. И торговые пошлины для них снизил. Генуя в это время воевала со своей соперницей, Венецией. Мамай в этом тоже помог. Выделил войска. У венецианцев отобрали Сугдею (Судак) и Тану (Азов), передали под власть генуэзцев. За это купцы давали деньги. На них можно было набрать к себе новых воинов. Мамай стал хозяином всех степей между Днепром и Волгой. У него появилась своя столица, город Замык в низовьях Днепра.

А на Русь пожаловали неожиданные гости. Прошло всего несколько месяцев, как посол Амурата короновал Дмитрия великим князем, и вдруг в Москву сообщили – во Владимире государя ждёт ещё один татарский посол! И тоже хочет вручить ему ярлык великого князя! Этот второй посол оказался от Мамая и Авдулы. Хотя к ним даже не обращались, подарков не отвозили. На самом деле ничего удивительного не произошло. Мамай просто приглашал русских – подчиняйтесь не Амурату, а мне. Даже согласился за это дань уменьшить.

Что ж, митрополит с боярами и государем обсудили такое предложение. Мамаева орда была ближе, опаснее. Но она была способна и оказать помощь – против Литвы, против других ханов. Сохранять верность Амурату никаких причин не было. Не пойми откуда взялся и неизвестно сколько продержится. Ярлык дал не просто так, содрал немалую сумму. А у Мамая ещё и дань меньше. Решили – да, надо принять второй ярлык.

Но тут же возбудился суздальский Дмитрий-Фома! Ещё недавно он отказывался выполнять решения Амурата, а сейчас изобразил себя вернейшим его слугой. Во весь дух погнал гонцов в Сарай, послал ябеду – Москва тебе изменила, перекинулась к твоему врагу! Амурат разъярился. Кричал, что отбирает у Дмитрия Московского высокий пост. В награду за донос послал ярлык великого князя Дмитрию-Фоме. Тот возрадовался. Вон как он щёлкнул по носу московского мальчишку! Не стал терять времени, немедленно въехал во Владимир.

Правда, он помнил и о московских полках. Воспользовался правами великого князя и призвал к себе удельных князей с их дружинами. Но… опять сел в лужу. На его приказ откликнулись те же самые два князя, которые жульническим образом отделились от Москвы – Константин Ростовский и Дмитрий Галичский. Присоединился ещё мелкий князёк Иван Стародубский. Понадеялся, что великий князь наградит, даст ему что-нибудь из московских владений.

А раздуть междоусобную войну юный Дмитрий Иванович и митрополит не позволили. Их войска изготовились мгновенно! Так быстро, что противники даже не успели собраться вместе. И остальные удельные князья с дружинами двинулись к московскому государю, а не к суздальскому. Дмитрий-Фома просидел на престоле всего 12 дней, а к Владимиру уже приближалась армия Дмитрия Ивановича. Ну и что было делать? Амурата звать? Он ничем не мог помочь. Что с него возьмёшь, кроме ярлыков? Оставалось снова удирать к себе в Суздаль.

Но теперь Дмитрия-Фому в покое не оставили. Московский князь со своим правительством решили – первый раз простили, он не оценил. Значит, надо вразумить покрепче. Войско не остановилось во Владимире, повернуло на Суздаль. На штурм не лезло. Зачем губить город и русские жизни? Полки окружили Суздаль и принялись разорять окрестности. В те времена это во всех странах считалось обычным и вполне нормальным способом войны – опустошать чьи-то владения, пока хозяин не будет просить о мире.

Помощи Дмитрию-Фоме ждать было неоткуда. Даже его миролюбивый брат, Андрей Нижегородский, осуждал, что он натворил. Укоризненно написал ему: «Милый брат, не говорил ли я тебе, что нехорошо подлизываться к татарам и хватать чужое?» Суздальский князь видел со стен, как перетряхивают его деревни. Видели это и суздальские бояре, им вовсе не хотелось остаться нищими. Они насели на князя: надо сдаваться.

Но митрополит, путешествуя по Руси, насмотрелся раздоров. Учил тринадцатилетнего Дмитрия – склоки надо пресекать строго. Нельзя их оставлять без наказания. Всех, кто выступил против московского великого князя, объявили мятежниками. Дмитрия-Фому выслали из Суздаля в Нижний Новгород, чтобы за ним присматривал благоразумный брат Андрей. Московские отряды поскакали и к троим его союзникам в Ростов, Галич, Стародуб. Уделы у них отобрали. Дмитрия Галичского и Ивана Стародубского сослали туда же, в Нижний Новгород. Константина Ростовского – в Устюг. Правда, наказали их ненадолго. Припугнули, чтобы впредь такого не повторяли. Мстить и нагнетать злобу было незачем. Полезнее было налаживать мир.

Глава 10.
Великий князь Дмитрий Иванович

Московский Кремль при Дмитрии Донском. Художник А. М. Васнецов


Деревянный Кремль, построенный Калитой, никогда не бывал в сражениях. Но за двадцать с лишним лет он обветшал. При пожарах стены в нескольких местах разрушились. Дыры закрывали заплатками. Известь, покрывавшая стены и башни, обваливалась. Кое-где и брёвна разошлись. Но москвичи привыкли к своей крепости. Ремонтировали, заколачивали щели. Это же было главное убежище в случае нападения.

В общем-то и городом считалось то, что находилось внутри Кремля. Храмы, резные узоры деревянных дворцов, теремов, дворы монастырей. Но Москве было уже тесно в крепости. Многие горожане селились за пределами стен. Там места было больше, можно было устроить просторный двор, вырастить сад, огород. Эти дома и улицы, не защищённые стенами, называли «посад». Были и отдельные районы – слободы. В них жили и трудились всякие мастера. У некоторых профессия была связана с огнём: у кузнецов, гончаров. Во избежание пожаров их слободы строились на расстоянии от остального города.

Покосившиеся громады кремлевских укреплений и посадские улочки спускались к Москве-реке. Здесь всегда было людно. Москвички полоскали в реке бельё, болтали с подругами. В сторонке дымили бани. Между крепостью и рекой раскинулся базар – тут уж у любого глаза разбегались. Мечи из лучшего булата, доспехи, заморские ткани, одежда, обувь, посуда, украшения. А хлеба, крупы, овощей, фруктов, рыбы столько, что кажется, целому городу за год не съесть.

У пристаней на Москве-реке колыхались десятки судов. Если плыть по Яузе, попадёшь к Мытищинскому волоку. Волок – это значит лодку или ладью можно было из одной реки переволочь в другую. А слово «мыт» означало пошлины. Там была таможня. Купцы разгрузят свои товары, таможенники посчитают их. А местные мужики перетащат ладью на Клязьму – и отправляйся по ней к Владимиру или ещё дальше: на Оку, Волгу, в Камскую Булгарию, Сарай. На Оку и Волгу можно было попасть другой дорогой – спуститься по Москве-реке к Коломне. А если свернуть с Оки на Проню, через волок суда могли попасть на Дон. Плыли к Азовскому морю, крымским берегам, в шумные генуэзские города.

По Москве-реке открывалась и дорога к верховьям, к Можайску. Оттуда через притоки и волоки выводила на Днепр к Смоленску. Хочешь – к Киеву плыви, хочешь – перебирайся на Волхов, к Новгороду. В общем, столица Руси стояла на удобном месте. На перекрёстке торговых дорог. Поэтому на московском базаре среди русских рубах, сарафанов, платков мелькали чужеземцы. Немец в мешковатом кафтане, торгующий сукном. Береты и кургузые штанишки итальянцев. Халаты и чалмы хорезмийцев, бухарцев. Белокурые литовцы с татуировками, языческими знаками своих племён. А уж татар даже чужеземцами не считали, привыкли к ним.

Но вот среди пёстрой толпы прокатывалось, словно порыв ветра: великий князь! Сгибались в поклоне спины горожан и приехавших на базар крестьян. Блестели любопытством глаза женщин. Из-за спин лезли босоногие ребятишки, рассмотреть получше. Стучали копыта по деревянному настилу улиц. В седле сидел худощавый юноша с открытым светлым лицом, его сопровождали двое-трое слуг. Он дружелюбно отвечал на приветствия…

Московское княжество год от года расцветало. Митрополит Алексий во главе правительства поддерживал хороший порядок – и Дмитрия этому учил. Поэтому в его владения, как и при Данииле Московском, при Иване Калите, продолжали переселяться люди из других мест. Из мелких княжеств, где не было ни настоящей власти, ни защиты. Из областей, захваченных литовцами. Из выжженного войнами Волынского княжества ушёл в Москву один из князей, Дмитрий Боброк, привёл с собой целую дружину. В Брянском княжестве Ольгерд распоряжался, как хозяин. Оттуда ушли к московскому государю бояре Пересвет и Ослябя. Приезжали и татары из развалившейся Орды. Какая там жизнь, если брат режет брата?

Приехал даже один из татарских царевичей, Серкиз. Тоже с отрядом воинов. Что ж, и их приняли. В Москве были рады всем, кто готов честно трудиться или служить. А Серкиз заинтересовался Православием, принял крещение. Стал Иваном. Его сын – Андреем Серкизовым. И их уже считали русскими. Вот такой он был необычный, наш народ. Кто русский, а кто нет, определяли не по происхождению, а по вере. Если чужеземец принял Православие – стал русским. Если же кто-то изменил родной вере, перекинулся в католическую, мусульманскую или какую-то другую, то уже становился не русским, чужим.

Но времена были тяжёлые. Не одно, так другое. В 1364 году на Русь опять нагрянула чума.

На этот раз она пришла с востока. Сперва её обнаружили на базарах Нижнего Новгорода – начали умирать купцы, приехавшие из Средней Азии, их слуги. Они и привезли с собой заразу. А дальше чума стала распространяться на Владимир, Москву, Рязань, Тверь, Коломну, Смоленск, Псков, Новгород. Новая эпидемия опустошила Русь всё же меньше, чем прошлая. Люди были уже кое-чему научены. Старались не собираться вместе. Разъезжались из многолюдных городов. Но народу погибло всё-таки много. В Нижнем Новгороде умер князь Андрей, в Пскове – князь Евстафий с детьми, в Ростове – князь Константин с женой. В Твери скандальная княгиня Настасья с тремя сыновьями, их двоюродный брат Семён. А у московского государя Дмитрия чума унесла мать и младшего брата Ивана.

Его первыми детскими впечатлениями были горе и плач вокруг, тяжёлый похоронный звон колоколов. Подрос – и всё повторялось. Но удары не надломили его. Наоборот, ковали его характер – как ударами молота из железа куют меч. Бедствия многому учили Дмитрия Ивановича. Вот князь Константин Ростовский. Ещё года не прошло, как он бунтовал. Мечтал урвать своё Ростовское княжество. Ну и что? Разве сейчас это княжество нужно умершему? А как грызлись с родственниками Настасья Тверская, её сын Всеволод с братьями? Но смерть смахнула их одним махом. Что толку было в их злобе, ссорах?

Значит, Бог показывает – всё это мелочи, пустая суета. Жизнь нельзя тратить на личные амбиции, личные приобретения. Дмитрий вырос очень верующим. В храме на службе он бывал каждый день. Строго соблюдал все церковные посты. Регулярно исповедовался и причащался. А под княжеской одеждой он даже носил на теле грубую монашескую рубаху (её называют власяница). Но митрополит Алексий наставлял, что для государя не достаточно угождать Богу молитвами и постами. Господь доверил ему престол великого князя. Всю Северную Русь. Он отвечает перед Богом за каждое своё решение. Должен тщательно выбирать – что полезно для его государства, а что вредно. Что можно делать, а что нельзя. Где надо миловать, а где наказывать.

Эпидемии чумы повлияли не только на Дмитрия. Множество народу вымерло, но подрастало новое поколение молодёжи. Оно во многом отличалось от прежних. Было более упорным, энергичным – это нужно было, чтобы выжить. Чтобы заново обустраиваться после бедствий, налаживать хозяйства. Это поколение глубже обращалось к вере, к Богу. Кто, кроме Него, мог защитить от таких напастей? Но это поколение было и более смелым, самоотверженным. Оно видело – много ли значат всякие богатства и сама жизнь? Если придётся отдать её – ну что ж. Но её нельзя отдавать за чепуху. Только за что-то действительно важное, великое, доброе.

Уцелевшие русские становились более сплочёнными, близкими друг другу. Именно тогда в наш язык вошло обращение ребятишек к чужим старшим – дядя и тётя. Как к родственникам. Потому что люди кормили сирот, брали на воспитание, как родных. А у Дмитрия самым близким в семье остался двоюродный брат Владимир Андреевич. Двое сирот сдружились, были заодно во всех делах. Митрополит посоветовал им заключить договор. Владимир обещал уважать и слушаться Дмитрия «как отца». Дмитрий – всегда любить Владимира «как меньшего брата».

Московское правительство угадало, перейдя под власть Мамая. Власть Амурата вскоре оборвалась. Появился неведомый Пулад, желающий занять престол. Сговорился с главным вельможей Амурата, эмиром Ильясом, и тот прикончил хана. Но Пулад недостаточно отблагодарил Ильяса. Эмир обиделся и нового хана тоже убил. Трон в Сарае захватил какой-то Азиз. Однако при этом выяснилось, что на Руси даже эпидемии не смогли искоренить старые привычки. У некоторых они слишком прочно въелись – напакостить другим, чтобы урвать себе.

От чумы умер Андрей Нижегородский, а у него осталось два брата. По закону к старшему, Дмитрию-Фоме, должен был перейти Нижний Новгород. Он был гораздо больше и богаче Суздаля. Но младший, Борис Городецкий, задумал хитро и крупно поживиться. Узнал, что в Орде опять сменился хан. Быстренько отправил к Азизу послов с подарками. Для Дмитрия-Фомы в третий раз выпросил ярлык на престол великого князя Владимирского, а на Нижний Новгород оформил ярлык… для себя.

Старшему брату объявил: скажи спасибо, ради тебя постарался. Но Дмитрий-Фома аж ошалел от такого обмана. Борис-то предлагал ему пустышку! Бери Владимирский престол, воюй за него с Москвой. А сам хапнул у него лучший кусок их собственного княжества. Будет хозяйничать на Волге и в Нижнем Новгороде, и в Городце. Нет, Дмитрий-Фома уже имел горький опыт. Не хотел, чтобы его в третий раз выгнали из Владимира. Ярлык великого князя он не взял. Но Борис лишь пожал плечами. Берёшь или нет, твоё дело. А Нижний Новгород теперь мой. Уходить из города не собирался. Приказал строить новые стены – каменные. Отбери у меня, если сумеешь!

Дмитрий-Фома забыл про свою прежнюю гордость. Обратился в Москву. Писал, что подачки Азиза ему не нужны. Престол великого князя он уступает Дмитрию Ивановичу. Но очень просит рассудить его с Борисом. Государь и митрополит согласились. Если вчерашний соперник раскаялся, надо было поддержать его. И разве можно было спускать разбойничьи замашки его брата? Сегодня хапнул Нижний Новгород, завтра ещё что-нибудь захватит.

Митрополит решил уладить ссору мирно. Отправил в Нижний Новгород Суздальского епископа и двоих настоятелей монастырей. Пускай внушат Борису, что он нарушил не только законы, но и христианские заповеди. Ограбил родного брата. И к нему обращается Церковь – Нижний Новгород надо уступить. Нет, куда там! Борис задиристо отвечал, что церковникам нечего вмешиваться в его дела. Дескать, князей судит Бог. А в XIV веке «Божий суд» означал войну. Борис объявлял, что готов драться.

Но Алексий и князь Дмитрий нашли ещё одного посла, необычного. Попросили отправиться к Борису игумена (то есть настоятеля) лесного Троицкого монастыря, Сергия Радонежского. Он был очень скромным человеком. Носил простую монашескую рясу из грубого холста – старенькую, со многими заплатками. Всегда ходил только пешком, с простеньким деревянным посохом. Батюшка Сергий согласился. Зашагал в Нижний Новгород. Один, без всякой свиты. Хотя в народе о нём уже шла слава, как о великом чудотворце. Однажды даже мёртвого мальчика воскресил! Кто узнавал, что идёт святой Сергий, сбегались из ближайших деревень. На дороге пристраивались к нему на ходу. Просили советов, помощи в каких-то делах. Он, не останавливаясь, отвечал на вопросы. Благословлял просивших, обещал помолиться за них.

В Нижнем Новгороде Борису доложили – его хочет видеть новый посланец от митрополита. Какой-то монах в бедной одежде, пришёл пешком. Князь увидел его и даже слушать не захотел. К нему недавно вон какие важные церковники приезжали. В расшитых ризах, с золотыми крестами. Велел Сергию убираться, пока цел. А монах не спорил, не ругался. Посмотрел ясными глазами на напыщенного Бориса, поклонился и вышел.

Но вскоре прибежали слуги. Рассказали: Сергий Радонежский ходит по городу и закрывает храмы. Идёт от одного к другому, приказывает прекращать службы и запирать двери. А люди много слышали о нём. Уже знали, что это святой. Противиться ему никто не осмеливался. Ужасались, рыдали, а исполняли… Борис не мог понять, что происходит. Какая же власть, какая сила явилась в Нижний Новгород? Куда более могущественная, чем его княжеская власть!

И в это же время прискакал гонец, привёз другую новость. Брат Дмитрий-Фома выступил с суздальским ополчением, а московский Дмитрий дал ему свой личный, великокняжеский полк. Недавние враги оказались вместе! Что же было делать, отбиваться от них? Но как и с кем отбиваться – все жители были в панике, что святой Сергий отлучил их от Церкви! Борис заметался. Пока не поздно, выехал навстречу брату. Сказал, что хочет мириться. Дмитрий-Фома согласился, великий князь тоже. Борису оставили его прежнее удельное княжество, Городец. Междоусобица закончилась без боя, без крови. Всегда бы так!

А митрополит задумал стереть остатки былой вражды между москвичами и суздальцами. Дмитрию Ивановичу исполнилось 16 лет. В то время считалось – уже взрослый. У Дмитрия-Фомы подросла дочка Евдокия. Почему бы им не пожениться? Две части ещё не всей Руси, а Владимирского великого княжества роднились, связывались между собой. В старину невесту молодому человеку выбирали родители. Юный государь был сиротой, и отца ему заменил Алексий. Дмитрию его предложение понравилось. Да и суздальский князь оценил – разве найдёшь лучшего жениха?

Хотя прямо перед свадьбой произошло ещё одно бедствие. В русских городах часто случались пожары. Ведь все дома, заборы, сараи были деревянными. И улицы устилали деревянными мостовыми, чтобы грязи не было. Красиво, удобно, дёшево. Но если загорится, потушить очень трудно. А на этот раз Москву охватил особенно большой пожар. Летопись горевала, что «город весь без остатка погорел». Было немало погибших, у других пламя уничтожило всё имущество.

Но это, по крайней мере, была не чума. С такой бедой умели справляться. Русские люди были умелыми, на все руки. И князь в таких случаях помогал пострадавшим. Выделял продукты, деньги. В лесах стучали топоры. Скрипели и падали деревья. От коры и сучьев очищались брёвна. На месте сгоревших домов быстро возводились новые. Но свадьбу Дмитрия и Евдокии пришлось справлять не в Москве, а в Коломне. Во втором по величине городе Московского княжества.

А государь и митрополит задумали даже из пожара извлечь кое-что полезное. От огня опять досталось стенам Кремля – прогорели, осыпались. Дмитрий посовещался с Алексием, с боярами и приказал не ремонтировать крепость. Доломать и строить новую, каменную. Когда-то на Руси было обычным защищать большие города каменными стенами. Но под властью Орды их возводили лишь в западных областях – в Новгородской, Псковской землях. Там и денег было больше, и опытные мастера остались.

Москва до сих пор ещё не могла себе позволить каменных стен. Даже Калита строил из камня главные храмы, а Кремль – деревянный. Каменный обошёлся бы слишком дорого. И хан сразу бы призвал к ответу. От кого хочешь обороняться? Что замышляешь? И на какие деньги строишь? Значит, у тебя появились лишние? Давай-ка я тебе увеличу дань. Вот и получилось, что Москва – столица, а Кремль – взглянуть стыдно. Если враг нахлынет, сколько продержатся инвалидные укрепления?

Но сейчас можно было не опасаться, как к этому отнесутся ханы, дерущиеся между собой. Вон и Борис хотел строить каменные стены в Нижнем Новгороде, только не успел. А чем мы хуже? Московское правительство было себе на уме. Признало власть Мамая и его хана Авдулы, но… дань платить перестало. Совсем. Ханов стало много, ну и выясняйте, кто из вас законный. А нам не к спеху, подождём. Вот так и деньги появились на большое строительство.

Мастеров-специалистов пригласили из Пскова. Размеры наметили больше, чем крепость Калиты. И строить начали быстро. Не с какого-то одного места, а сразу по всей окружности стен. Распределили участки между боярами, они руководили. Трудиться выходила вся Москва. Одни рыли канавы под фундамент. Другие подвозили и подтаскивали камни. Зимой для этого каждый день снаряжали 4 тысячи саней. А летом камни везли по реке, на плотах и ладьях. Третьи помогали мастерам. По их указаниям замешивали известь, укладывали тяжёлые каменные блоки. Работали не за страх, а за совесть. Ведь крепость была своя. Для всех горожан общая красота, общая защита. Спешили сделать поскорее. Без крепости-то слишком неуютно.

Да, опасности подстерегали со всех сторон, с самых неожиданных. Казалось бы новгородцы – свои же, русские, православные. В это время их воевода Александр Обакунович организовал поход в Сибирь. Набрал войско из добровольцев. Они преодолели дремучую тайгу, Уральские горы. Добрались до реки Оби. Победили местные племена. Заставили их платить дань. Вроде бы – герои! Но буйным молодцам показалось, что надо ещё добычи прихватить. На обратном пути от войска отделились 150 лодок и напали на… Нижний Новгород. Погромили богатые базары. Однако государь Дмитрий Иванович грозно потребовал отвечать за разбой. Новгородцы не посмели спорить, возвратили всё награбленное, ещё и уплатили большой штраф.

Такие случаи показывали людям – твёрдая власть великого князя нужна им самим. Жизнь убеждала и в том, насколько полезно держаться вместе. На окрестности того же самого Нижнего Новгорода и Городца посыпались вдруг набеги татар. Один из мурз, отделившихся от Орды, Булат-Темир, обосновался в Камской Булгарии. Его воины потеряли в междоусобицах свои богатства, скот. Значит, надо было награбить у других. Вот и нападали. Жгли деревни, угоняли пленных. Если бы Дмитрий-Фома и Борис Городецкий до сих пор враждовали, они бы не могли ничего сделать. Но теперь они помирились, а вместе собрали достаточно сил. Встретили татар и крепко побили, чтобы больше не совались.

Другой мурза, Тагай, с многочисленным отрядом устроился в Мордовии. Он решил создать собственное княжество, покорить соседей. Налетел на Рязань и сжёг её. Прокатился по сёлам, набирая добычу и пленных. Князья Олег Рязанский и Владимир Пронский давно и серьёзно враждовали. У обоих отцы погибли во взаимных драках. Но сейчас решили объединиться. Вооружили кого смогли. К ним прискакал и сосед, Тит Козельский, с маленькой дружиной. Погнались за татарами, настигли и разгромили. Освободили пленных, отняли обозы с награбленным добром.

В эти мелкие войны Дмитрий Иванович не вмешивался. Зачем, если к нему не обращались и справлялись без него? Пользуясь миром, он завершал строительство Кремля из белого камня. Теперь и Москву начали называть «белокаменной». Это название сохранилось даже позже – когда правнук Дмитрия построил новые стены из красного кирпича. Те самые, которые и сейчас окружают Кремль. А прежний Кремль, белокаменный, по величине был почти такой же, как нынешний. Хотя башен было меньше, 8 или 9 (сейчас 20). И стены были гораздо ниже, высотой в два человеческих роста. Но для XIV века крепость получилась мощной. А соорудили её очень и очень вовремя. Может, это было предчувствие святого Алексия и князя Дмитрия. Может быть, их мудрость. Но каменный Кремль успели построить в последние два года сорокалетней «великой тишины». В последние два года мира.

Глава 11.
Литовщина

Крепость Изборск


Нет, не все понимали, что надо объединяться, укреплять Русь – тогда и каждому будет лучше. Привыкли по-старому, только для себя стараться. Из четверых сыновей тверской Настасьи после чумы уцелел лишь один, Михаил. У него было маленькое удельное княжество, городок Микулин. Но он оказался таким же скандальным, как его мать и братья, да ещё вместе взятые. Михаил себя накручивал, что он потомок великих князей. Значит, должен править всем Тверским княжеством. А ещё лучше – стать великим князем Владимирским.

Сестра Михаила, Ульяна, была женой Ольгерда, и он любил ездить в Литву. А литовский государь видел: вот через него можно раздуть на Руси междоусобицу. Подзуживал Михаила – правильно, тебе надо бороться. Деньги нужны – бери. Понадобятся воины – тоже дам. В Твери по-прежнему правил дядя Михаила, Василий Кашинский. Племянник его презирал. Считал, что он изменил своему роду, стал прихлебателем Москвы. Михаил начал переманивать на свою сторону тверских бояр. Внушал им: надо вернуть Твери былую славу. Утереть нос москвичам. Литва нам поможет, это вон какая сила! С ней мы точно победим. И вы награды получите, если меня поддержите. Новые владения, богатства.

Бояре и даже тверской епископ соблазнились, стали подыгрывать Михаилу. А князь Василий чувствовал – в Твери к нему стали относиться плохо. В собственную столицу старался приезжать пореже. Жил в Кашине – этот город принадлежал лично ему. Ссора прорвалась из-за крошечного городка Вертязина (сейчас это село Городня). Там был свой князь Семён, ещё один племянник Василия. Он умер от чумы. По закону Вертязин должен был перейти к брату Семёна, князю Еремею. Василий и отдал ему городок. Но бояре с епископом вдруг дружно выступили против него. Объявили – Вертязин надо отдать Михаилу.

Василий испугался. Бояре слушались не своего князя, а Михаила! Это получался бунт. Тверской князь с обиженным Еремеем поехали в Москву, обратились к митрополиту. Он рассудил по закону. Еремей – родной брат умершего Семёна, а Михаил – двоюродный. Алексий признал – тверской епископ решил спор неправильно. Передал Вертязин Еремею. Великий князь Дмитрий тоже подтвердил: законный наследник – Еремей. Но пока князья ездили в Москву, Михаил уже захватил Вертязин. Посадил там своих воинов. Выполнять приговор митрополита и уйти из города они отказались. Еремея не впустили.

Василию Кашинскому даже маленькая крепостишка была не по силам. Он попросил помощи у великого князя. Дмитрий Иванович возмутился такой наглостью – Михаил забрал чужой город и не отдаёт. Послал Василию два полка, московский и волоколамский. Но драться им не пришлось. Оказалось, что Михаила нигде нет – ни в Твери, ни в Вертязине, ни в Микулине. Скрылся не пойми куда. А что толку штурмовать Вертязин, если князя там нет? В конце концов городок никуда не денется. Надоест воинам сидеть взаперти – вот и выйдут. Полки постояли-постояли и вернулись по домам.

Но Михаил не исчез и не прятался. Он поскакал в Литву. Ольгерд был доволен. Заварушка разыгралась как по нотам! Теперь можно было заняться Тверским княжеством. И не только Тверским. Если разгромить Москву и посадить Михаила великим князем, можно было через него подчинить всю Северную Русь! В Твери оставались сторонники Михаила. Через некоторое время они дали знать – князь Василий уехал к себе в Кашин. Ольгерд дал родственнику литовское войско, и в октябре 1367 года он внезапно нагрянул в Тверь. Бояре его ждали, впустили в город. А потом он с литовцами окружил Кашин. Куда уж было отбиваться ошарашенному Василию! Его заставили отказаться от Твери, а Еремея от Вертязина. Обоим пришлось принести присягу, что они признают Тверским князем Михаила, будут его слушаться.

Но присяга под угрозой была недействительной. Это знал любой князь. Как только литовская рать отправилась обратно на родину, Еремей помчался жаловаться в Москву. Дело принимало совсем уж безобразный оборот. Михаил привёл на Русь чужеземцев, силой отобрал княжество у собственного дяди. Но и воевать было опасно. Ведь было уже ясно – вмешается Литва. Алексий и великий князь попытались разрулить ссору без войны. Пригласили Михаила на суд «на миру по правде». На миру – то есть публично, при людях. Соберутся представители разных городов, священники, бояре. Василий и Еремей выскажут свои претензии, Михаил свои. Как раз и откроется, на чьей стороне правда. Надеялись, что перед людьми-то у Михаила совесть заговорит. Вот и получится договориться по-хорошему.

Но Михаил, получив помощь Ольгерда, считал себя всесильным. На суд он приехал – что посмеют ему сделать? Однако мириться даже не думал. Он раздувался от гордости и никого уже не стеснялся. Принялся обвинять и грубо оскорблять не только Василия с Еремеем, но и великого князя, митрополита. Хамил и угрожал им. До того дошёл, что даже терпеливый Алексий и миролюбивый Дмитрий не выдержали. Велели арестовать Михаила и его советников-бояр. В тюрьму их не сажали, поселили по частным домам. Пускай остынут, одумаются.

Может, и остыли бы. Но совершенно некстати в Москву прибыли послы от Мамая. Он был недоволен Дмитрием Ивановичем. На поклон не приезжает, дань не присылает. Послы узнали про скандал с Михаилом и объявили – Дмитрий превысил свою власть. Тверь не подчинялась Москве. Её князья самостоятельно обращались к ханам, платили им дань, поэтому тоже называли себя «великими». Послы указали, что с тверскими делами Мамай и хан разберутся сами. Потребовали освободить арестованных.

Правда, Михаил перед татарами всё-таки признал, что захватил Вертязин незаконно, возвратил его Еремею. Но домой он уехал как князь Твери. А Еремей теперь боялся его. Взмолился перед великим князем, чтобы взял его под защиту – а то Михаил отомстит. Дмитрий Иванович согласился, дал ему московский отряд для охраны. Но Михаила арест настолько разозлил, что его даже охрана не смутила. Наоборот, он увидел возможность расквитаться ещё и с Дмитрием. Налетел на Вертязин, московских воинов перебил, Еремея бросил в темницу.

Открыто бросил вызов великому князю, пролил кровь его слуг – такого Дмитрий не стерпел. Поднял свои полки и дружины, они двинулись к Твери. С большим войском Михаил предпочёл не встречаться. Вскочил в седло, помчался по знакомой дорожке в Литву. Тверь без него обороняться не стала, без боя открыла ворота. Да что толку? Победы-то не было. Старый Василий Кашинский не перенёс нервных встрясок, умер. Его сын Михаил и Еремей отказались править в Твери – боялись. В результате удравший Михаил оказался единственным законным Тверским князем. Теперь уже наследником своего умершего дяди.

А радостный Ольгерд потирал руки. Не напрасно он подстрекал Михаила. Сейчас пришла пора и Литве сказать своё слово. Как будто заступиться за родственника. Ольгерд приказал собирать все силы: и его собственные полки, и братьев, племянников, и подвластных русских князей. Он был очень умелым военачальником. На противников обрушивался неожиданно. Поэтому цель своих походов всегда держал в тайне. Его воины до последнего момента даже не знали – куда предстоит идти. На поляков, татар, немцев?

В ноябре 1368 года подмёрзла грязь на дорогах, и Ольгерд дал команду. Огромные литовские полчища ринулись на Русь. По пути, между делом, захлестнули Стародубское, Одоевское и Оболенское княжества. Они отчаянно оборонялись. Но защитников смели, князей убили. Все три княжества Ольгерд забрал себе. А дальше его войска хлынули на московские владения, к Можайску. Но город стоял на горе, жители успели полить склоны водой. Литовцы скользили по ледяной круче, их сшибали стрелами. Ольгерд увидел, что происходит, и отменил атаку. Зачем терять воинов и время у какого-то Можайска? Приказал идти к Москве. Взять её – и победа.

А великому князю Дмитрию было всего 17 лет. Он никогда ещё по-настоящему не воевал. Только ходил два раза пугать Дмитрия-Фому. И большинство его бояр служило в мирное время. Водили полки на Тверь, когда-то на Новгород – тоже без боёв. Государь растерялся. Не знал, как правильно действовать. Едва к нему прибыли полки из Дмитрова и Коломны, он послал их вместе с московским полком навстречу неприятелям. Назначил командовать воевод Дмитрия Минина и Акинфия Шубу, приказал перекрыть дорогу к столице. Это было ошибкой. Возле Рузы масса литовцев раздавила небольшой корпус. Оба воеводы погибли.

Вражеская армия выплеснулась к Москве. И… споткнулась. Она опоздала. На один год опоздала. Перед литовцами высились новенькие стены каменного Кремля. А к великому князю подоспела подмога из других городов. Вооружились все московские жители. Посады (районы за крепостными стенами) они сожгли. Сами уничтожили собственные дома и дворы. Но и неприятелям теперь негде было укрыться от холода. Негде было набрать готовых брёвен и досок, чтобы сделать лестницы, приспособления для осады. По стенам изготовились защитники, разложили дрова под котлами – кипятить воду и смолу, поливать атакующих…

Ольгерд объехал крепость с разных сторон. Он-то понимал в военном деле – взять будет трудно, много воинов погибнет. Его войско простояло четыре дня, а уже начиналась зима. Усиливались морозы. Вокруг крепости не осталось ни одной избы, где можно было устроиться, обогреться. Поразмыслив, литовский властитель махнул рукой – ладно, город брать не будем. Мы и так всыпали Москве по первое число. Будут трястись от страха перед нами. Выполнять всё, что мы потребуем. А если нет, можем снова наведаться.

Ольгерд приказал возвращаться. На обратном пути распустил армию на множество отрядов – как следует прочесать владения Дмитрия. В летописях эту войну назвали «литовщина». Она принесла не меньше горя, чем самые жестокие татарские нашествия. На всём пространстве от западной границы до Москвы литовцы пожгли сёла и деревни. Угоняли скот. То, что не могли забрать с собой, уничтожали. Людей убивали или уводили в неволю. Многие выбивались из сил в сугробах, замерзали, умирали по дороге.

Причём жгли и грабили не только литовцы. В армии Ольгерда хватало русских – из Смоленска, Брянска, Полоцка, Киева, Минска. Но в XIV веке многие не понимали и даже не задумывались, что они русские и воюют против русских. Их княжества оказались в Литве, вот и служили литовскому государю. За это им давали возможность набрать добычу, пленных – или в собственном хозяйстве пригодятся, или продать можно.

В походе участвовал и Михаил Тверской со своей дружиной. Он тоже награбил, набрал в невольники московских крестьян. Распрощался с Ольгердом довольный. Ух как он расквитался с Москвой! И неужели Дмитрий после такой взбучки посмеет его тронуть? Пускай благодарит Бога, что удержался великим князем. Впрочем, Михаил верил, что это ненадолго. Ещё разок Ольгерд поможет, и великим князем станет уже не Дмитрий, а он.

Известия о разгроме Московской земли растекались во все стороны. Для крестоносцев Ливонского ордена они стали настоящим подарком. Великий магистр Вильгельм Фраймерзен сразу же приказал всем рыцарям седлать коней. Сейчас-то никто не поможет Пскову и Новгороду, никто их не выручит! Немецкое войско ворвалось через границы. Тоже жгло, грабило, хватало пленных.

Действительно, Московское княжество получило страшный удар. Вся его западная половина была опустошена. Но враги ошиблись, что после этого оно сломается и скиснет. Сказались усилия Ивана Калиты, Семёна Гордого, Ивана Красного, самого Дмитрия с митрополитом Алексием – что русские должны быть вместе, помогать друг другу. В Москву стали приезжать обозы из Владимира, Ярославля, Ростова, Костромы, Суздаля, Нижнего Новгорода. Привозили хлеб, рыбу, сыр, масло. Пригоняли коров, овец, лошадей. Люди, потерявшие имущество, получали помощь от государя. Заново отстраивались деревни, московские посады. В дружины набирали воинов вместо погибших.

Правительство обсуждало, чем надо заняться в первую очередь. И решение приняли совершенно неожиданное. Дмитрий Иванович и Алексий настояли – сейчас важнее всего помочь Пскову и Новгороду. Укреплять объединение Руси! Самому государю лучше было остаться в столице, руководить восстановлением княжества. Да и присматривать надо было за Тверью, Литвой. Но брату Владимиру исполнилось 15 лет. Его назначили командовать войском. Конечно, с ним послали толковых воевод, чтобы учили князя, подсказывали ему. Но фигура была самая высокая – государев брат.

Когда новгородцы и псковичи узнали, они аж плакали от благодарности. Как худо, как тяжело досталось Москве, а ведь не бросила в беде! И не кто-нибудь, сам брат великого князя привёл полки к ним на помощь! А крестоносцы ошалели от неожиданности. Они как раз осаждали крепость Изборск и вдруг узнали – на них идёт московская рать вместе с новгородским и псковским ополчением. Сражаться не осмелились, отступили. Владимир Андреевич провёл на границе полгода. Со своими воеводами объезжал крепости, наладил оборону. Ливонцы притихли.

Летом 1369 года Дмитрий вызвал брата в Москву. Но и здесь юный Владимир увидел военные приготовления. Государь и его правительство решили показать врагам – поджимать хвост перед Ольгердом мы не собираемся. Воевать с самой Литвой было бы слишком тяжело. Но собрали две рати и послали их наказать литовских подручных. Одну на Смоленское княжество, вторую на Брянское. Вы наши сёла разоряли и грабили? Людей угоняли? Получите то же самое. И впредь подумайте, стоит ли вам на Москву ходить, безобразничать.

Тут уж задёргался тверской Михаил. Не трудно было догадаться, кому достанется следующему. Он в спешке принялся строить вокруг Твери новые деревянные стены. Но не слишком на них надеялся. Отправил своего епископа к великому князю Дмитрию. Предложил «любовь крепити». Это выглядело настолько глупо и неуместно, что в Москве посланца чуть на смех не подняли. Алексий крепко отругал самого епископа. За то, что поддерживал раздоры, поощрял беззакония своего князя. А Дмитрий ответил Михаилу, что между ними не только любви, а вообще мира нет. Но когда московские ратники выступили на Тверь, повторилась прежняя история. Михаил умчался в Литву. Его города сдавались без боя. И что было делать с княжеством без князя?

А в конце 1370 года к Дмитрию Ивановичу посыпались донесения: опять идёт Ольгерд с огромной армией. Но нет, повторялось не всё. На этот раз охрана московских границ была организована гораздо лучше. Вовремя летели предупреждения. Большинство крестьян успело попрятать пожитки, укрыться по городам или лесам. В крепостях врага ждали сильные гарнизоны. Ольгерд попытался с ходу захватить Волоколамск. Послал воинов на приступ. Но открылись ворота, городской полк бросился в яростную контратаку. В рубке пал московский воевода Василий Березуйский, но литовцев отшвырнули от крепости. Они три дня провозились с Волоколамском – и без всякого результата.

Ольгерд решил – хватит. И без того его планы нарушились. Внезапное нападение не получилось. Как и в прошлом походе, он приказал идти прямо на Москву. Но Дмитрий не повторял прежних ошибок. Не высылал навстречу наспех собранные войска. Зато в Москве их было полно. Они густо поблёскивали доспехами на стенах и башнях. Только что отстроенные посады опять были сожжены, и попробуй-ка сунься. Ольгерд стоял у Кремля восемь дней. Обдумывал, присматривался. Может, всё же найдётся какой-то способ взять город? Рассылал отряды на разведку.

Но от них Ольгерд вдруг начал узнавать такое, что можно за голову схватиться. Оказалось, что московские войска не просто попрятались. Они действуют по собственному плану! С Дмитрием в Кремле осталась только часть полков. А другой частью командует его брат Владимир. К нему собираются ратники из Можайска, Волоколамска, Дмитрова, Ярославля, Белоозера, Углича – целая армия! И расположилась она за рекой Пахрой. Прямо за спиной у литовцев! Мало того, взялись за оружие Олег Рязанский и Владимир Пронский, у них с литовцами были свои счёты. Встали неподалёку от Владимира Андреевича, готовые вмешаться.

Ольгерда окружали! Отрезали ему обратную дорогу домой! Матёрый вояка вляпался, как мальчишка! Чтобы как-то выкрутиться, он решил схитрить. К воротам Кремля подъехала пышная делегация. Затрубила в трубы и объявила: Ольгерд Гедиминович предлагает Дмитрию Ивановичу заключить «вечный мир». Литовцы были уверены, что молоденький государь будет просто счастлив от такого предложения. Но… Дмитрий изобразил равнодушие. Ответил, что о «вечном мире» говорить не время. Но так и быть, он согласен заключить перемирие на полгода. Ольгерду пришлось проглотить. Ему же деваться было некуда! Уходили литовцы скромненько. Уже ни о каких грабежах речи не было. А то обвинят, что нарушили перемирие, и не выберешься.


Ольгерд Гедиминович, государь Литвы и враг Руси


Литовские воины


Глава 12.
Снова междоусобицы

Мамай, властитель Орды


Из второго похода на Москву тверской Михаил вернулся в ужасном настроении. Он-то поверил, что Ольгерд всемогущий! Уже представлял, как будет полыхать Москва. Как его будут короновать великим князем. А что получил? Перемирие на полгода, как и литовцы. А потом опять бежать? Выпрашивать подмогу в Литве, а по его городам будут разгуливать московские ратники? Князь злился и бушевал в бедненьком тверском дворце. Своё хозяйство он запустил – и дворец стоял неухоженный. Голые стены, дырявые крыши. Вот и всё, что Михаил получил от дружбы с литовцами.

Но важные новости приходили из Орды. Мамай убил хана Азиза, занял Сарай. Посадил на трон своего хана Авдулу. Правда, Авдула возомнил о себе слишком много, пытался править самостоятельно. Но после этого исчез, будто его и не было. А ханом Мамай сделал восьмилетнего ребёнка Мухаммеда Булака. Уж этот точно будет слушаться. Мамай подавлял отделившихся мурз, заново собирал Орду. Михаил загорелся новыми надеждами. Ольгерд не смог ему помочь, так он найдёт другого покровителя! Собрался и покатил в татарские степи.

После войн и погромов Сарай растерял былую роскошь. Дворцы и мечети стояли ободранные. В домах поселились случайные жители. Там, где раньше жил один вельможа, устроилось по десятку семей. В вырубленных садах торчали чьи-то хижины, юрты. Но нравы в Орде остались прежние. Чтобы попасть на приём к Мамаю, требовалось сперва обойти с подарками его жён, придворных. В Сарай возвратились и купцы. Если кто-то погиб или умер, их места заняли наследники. А у них в пыльных мешках с документами не пропало ничего. Хранили расписки, сколько им остался должен дед князя Михаил Тверской, сколько его отец Александр.

Внук им ничего не мог возвратить. В сварах за власть он сам довёл своё княжество до разорения. Но ему нужны были деньги для взяток и подарков. Он признавал старые долги и занимал ещё. Обещал: когда станет великим князем – вернёт. Если деньгами не сможет, по-другому рассчитается. Отдаст купцам сбор дани на откуп – и они сами наберут себе русских рабов и рабынь. А Мамаю приезд Михаила понравился. Уже не только московский Дмитрий, но и прочие русские князья перестали бывать у ханов. Что толку к ним таскаться и тратиться, если они так быстро меняются?

Михаил явился первым после долгого перерыва. Правда, князь выглядел слишком уж ненадёжным. Лебезит, суетится. Но поддержать его было полезно. Напомнить остальным, кто хозяин над Русью. Мамай вручил Михаилу ярлык на престол великого князя. Поинтересовался – не дать ли ему войско? Но от такого предложения даже забияка Михаил содрогнулся. Если с ним придут татары, они же в первую очередь кинутся грабить его собственное княжество! В Твери не забыли, как его отец Александр выпросил корпус Чол-хана – и чем это кончилось. А теперь татары в набеги на Русь давно не ходили, истосковались без добычи. Такое устроят! Князь смущённо отказался. Заверил, что сам справится.

Он и впрямь был уверен, что справится. У него есть ярлык. Значит, удельные князья должны ему подчиняться. Можно будет договориться с Новгородом, да и с литовцами. Задолжал Михаил слишком много. Пришлось оставить сарайским купцам в заложники сына Ивана. Зато на Русь он поехал великим князем, его сопровождал ордынский посол Сары-ходжа. Правда, Мамай был совсем не глупым человеком. Хорошо представлял, кто сильнее – Москва или Тверь. И Михаила оценил очень низко. Подлиза и проходимец. Но московский Дмитрий перестал слушаться, вот и надо его припугнуть. А Сары-ходже тайком от тверского князя Мамай дал другие поручения. Самому проверить, что творится на Руси. И действовать так, как будет лучше для Орды, а не для Твери.

Михаил, вернувшись домой, устроил праздник, большой пир. Сразу же разослал приказы всем князьям – явиться во Владимир, на коронацию нового великого князя. Такой же приказ отправил в Москву. Тверской князь и его бояре хохотали. Воображали, как перекосится лицо Дмитрия, когда он прочитает! Но дальше стало не до смеха. Московское правительство не перепугалось, не переполошилось. От него тоже помчались гонцы во все стороны. Везли приказ Дмитрия Ивановича всем князьям, боярам и простым людям – Михаила не слушать и на его сторону не переходить.

В городах получили по два противоположных приказа. И все выполнили повеление Дмитрия. На призыв Михаила не отозвался никто. Московская рать чётко перекрыла дорогу из Твери на Владимир. Сам Дмитрий даже не стал общаться с тверским князем. Прислал ответ только Сары-ходже, что Михаила он в своё Владимирское великое княжество не пустит. «А тебе, послу, дорога свободна». Но татарин ни капельки не рассердился. Он уже убедился: ну какой из Михаила великий князь? Его никто не уважает. Раз «дорога свободна», посол поехал выполнять тайное поручение Мамая – в Москву.

Его встретили с почётом. Вручили дорогие подарки. Вкусно угощали. Он кушал, пил. Сравнивал, готовился доложить Мамаю – кто из князей настоящий правитель, а кто липовый. Ну а Дмитрию и его помощникам подсказывал: Михаил для Орды ничего не значит. Кому он нужен, литовский прихлебатель? Дело в непослушании московского князя. Надо поклониться Мамаю и хану, только и всего. Государь посоветовался с митрополитом, с боярами и согласился. Да, посол прав. С одной стороны Литва, с другой Орда. Чтобы Русь уцелела, надо было с кем-то из них налаживать отношения.

Летом 1371 года от московской пристани отчалила флотилия лодок. Дмитрий Иванович плыл по Москве-реке, Оке, Проне. Через волок перетащили лодки в верховья Дона – в летнее время хан кочевал по донским степям. Ехали мимо тех самых мест, где через 9 лет произойдёт страшная битва. Но сейчас ехали не сражаться. Ехали с данью и почтением к татарским властителям. Конечно, волновались. Усердно молились. Уже сколько князей нашли в Орде свою смерть! Но Сары-ходжа сказал правду. При ханском дворе Дмитрия Ивановича встретили ласково. Мамаю никак нельзя было ссориться с русскими, отпугивать их. Наоборот, надо было привлечь их, чтобы не перешли к его врагам.

Он выговорил Дмитрию, что тот долго не приезжал, но мягко, аккуратно. Приехал наконец-то, подчинился – вот и хорошо. Русский государь напомнил и об уменьшении дани. Объяснил, что идёт тяжёлая война с литовцами, они недавно разорили княжество. Мамай и на это не возражал. Пускай платят меньше, лишь бы платили. А потом видно будет. Дмитрий с боярами не забыли обойти с подарками того же Сары-ходжу, другую местную знать. Но при этом присматривались, оценивали. Действительно ли возрождается единство и могущество Орды? Оказалось – сами татары в этом сомневаются. Всё у них было как-то непрочно. Шептались, что у Мамая появились новые враги и соперники.

Дмитрий Иванович навестил и богатых сарайских купцов. Даже взялся выкупить у них тверского княжича Ивана. Договорились заплатить им 10 тысяч гривен. Огромные деньги, но русская кровь стоила дороже. А теперь Тверь будет должна не ордынцам, а Москве. У государя будет жить наследник Михаила. Неужели он не одумается, не станет мириться? Мамаю тоже требовалось, чтобы междоусобица прекратилась. Он же понимал – раздувает её Ольгерд, чтобы захватить русские княжества. Ярлык великого князя Мамай выдал Дмитрию. Михаилу с насмешкой написал: мы тебе давали власть над Русью, давали войско. Ты его не взял, сказал, что сам сядешь на престол. Вот и сиди на нём с кем хочешь, а от нас больше помощи не жди.

Но Михаил так и не успокоился. У него же оставался старый ярлык. Пока Дмитрий путешествовал, он обратился к новгородцам. Призывал их: я – великий князь, переходите под мою власть. «Золотым поясам» это понравилось. Московский государь крепко держит их в подчинении. Дань берёт немалую. А тверской князь слабее. Слушаться его не обязательно. И платить ему можно будет меньше. Созвали вече и объявили: хан выдал ярлык великого князя Михаилу. Постановили, что Новгород будет подчиняться ему, а не Москве.

А сам Михаил стал собирать большое войско. Призвал всех желающих и из своего княжества и из других земель. Вооружал кое-как, что нашлось. Денег для воинов у него не было, но манил – противников пограбим, добыча богатая будет! Даже лошадей не хватило. Набрали лодок, князь посадил на них своё воинство и пустился по Волге. Захватил и разорил московские города Мологу, Углич. Напал на Кострому. Взять её не сумел, но спалил посады, деревни вокруг города.

В Москве, пока Дмитрий отсутствовал, руководил митрополит. Он тоже приказал собирать войска. Велел послать подкрепления в другие города, которым угрожала опасность. А в Литву отправил послов. Написал Ольгерду – сам видишь, как ведёт себя Михаил. Стоит ли нам продолжать войну? Литовский государь был возмущён, что Михаил обратился к Мамаю. Он-то замышлял наоборот – оторвать Тверское княжество от Орды! Забрать под свою власть. Ну и что толку воевать за такого родственника, если он готов перекинуться к кому угодно? До Литвы дошли известия и о том, что Мамай хорошо принял Дмитрия, передал ему ярлык великого князя. Значит, воевать с Москвой было опасно, как бы татары не вмешались.

Ольгерд согласился мириться. А Алексий с боярами постарались составить очень выгодный договор. В нём впервые указали, что престол великого князя – «вотчина» московских государей. То есть, их наследственное владение. Великим князем Владимирским может быть только князь Москвы, а после него – его дети. И никто другой. Литва отказывалась помогать Михаилу. Обещала не заступаться за него. Вместо Твери Ольгерду предложили налаживать дружбу с Москвой. Сошлись на том, что Владимир Андреевич женится на его дочери.

Но и с Новгородом у Михаила ничего не получилось. Наместниками туда он послал своих бояр. Они уже давно не занимали таких должностей, управлять не умели. Но очень возгордились. У себя в Твери жили бедненько, а тут вдруг стали большими начальниками! Да ещё и в богатых новгородских городах! Принялись вымогать деньги. Требовали взятки, подарки. Народ забурлил, возмущался. Но и ливонские рыцари очутились тут как тут! Снова полезли на русские земли. Твери-то они не боялись. Это не Москва, не отлупит.

Новгородские бояре почесали в бородах и потребовали от тверских наместников убираться вон. Отправили послов в Москву, кланяться и извиняться. Алексий не стал их обвинять, что метались туда-сюда. Мало ли, с кем не бывает ошибок? Но потребовал подписать с Новгородом новый договор. В нём было чётко записано: если у великого князя будет война с Литвой или тверским Михаилом, новгородцы должны в ней участвовать на стороне Москвы. А защиту им обеспечили сразу же. Князь Владимир Андреевич сел на коня, с лучшими витязями помчался вышибать немцев.

После этого Михаил и на новгородцев обозлился. Перешли под его власть, потом отказались. Кричал, что они изменники. Захватил принадлежавший Новгороду город Бежецк. Принялся разорять сёла. Против этого врага Москва тоже помогла. Дмитрий Иванович послал к новгородцам второе войско. Оно подступило к Бежецку. Потребовало от тверских ратников уйти на все четыре стороны. Михаил оставил в городе своего наместника, боярина Никифора Лыча. Он упрямо отказался, решил отбиваться. Да куда там! Бежецк взяли одной атакой, наместник в схватке погиб.

Но московский государь получил ещё одну войну. Совершенно глупую и ненужную. Ещё в прошлом году, когда напал Ольгерд, против него вместе с москвичами выступил Олег Рязанский. А потом вдруг потребовал, чтобы ему за помощь против литовцев отдали Лопасню. Тот самый городок на южном берегу Оки, который он уже захватывал при Иване Красном. Московское правительство ответило, что сражений с литовцами не было. Рязанская рать только постояла без боёв, пугая неприятелей. Соглашалось отблагодарить Олега деньгами или какими-то нужными ему вещами – но не городом.

Когда Дмитрий Иванович ездил в Орду и обратно, он останавливался в Рязани. Встречался с Олегом. Но… они как будто говорили на разных языках. Московский государь внушал, что надо быть вместе, объединять силы. А Олег не понимал его. Он заклинился только на своём княжестве. Дескать, вы, москвичи, и без того богатые, у вас городов много. А Лопасня на нашем берегу, вот и отдайте её нам. Но эта маленькая крепость стояла на очень важном месте. Охраняла границы Московского княжества с юга, со стороны Орды. Дмитрий её не отдал, и Олег затаил обиду.

А сейчас он узнал, что великий князь отправил два войска на запад, против немцев и к Бежецку. Решил – самое время воспользоваться. Со своими дружинами подобрался к Лопасне незаметно, потихонечку. Внезапно ворвались, перебили московских воинов. Не захотели отдать по-хорошему, ну и получите! Этот удар для Москвы оказался совершенно неожиданным. Но он был и бессмысленным. У Дмитрия Ивановича ратников было много. Он даже не стал дожидаться, когда вернутся полки из-под Пскова и Бежецка, собрал третье войско. Главные воеводы тоже ещё не вернулись. Но в прошлых войнах хорошо себя показал новый боярин, приехавший с Волыни. Дмитрий Михайлович – у него было два прозвища, Боброк и Волынец. Государь назначил его командующим.

В декабре 1371 года рать двинулась на Рязанщину. Олег сперва даже обрадовался. Он как раз и рассчитывал – если Дмитрий воюет с другими противниками, то на него пошлёт только часть своих сил. Вот и надо разгромить их вдребезги! А после этого и про Лопасню будет совсем другой разговор. Олег созвал всех боеспособных жителей своего княжества. Рязанцы жили на границе со степями. Мелкие шайки татар постоянно наезжали их пограбить. Поэтому у них каждый был воином. К Олегу стекалось множество людей.

Но рязанцы привыкли драться с татарами. Научились действовать так же, как они. У большинства ополченцев не было ни доспехов, ни копий. Вооружались по-татарски: лук со стрелами и аркан – верёвка с петлёй. Чтобы скакать налегке. Окружить противников, засыпать стрелами, налететь, набросить петлю и вытащить из седла. Тут и руби, топчи конём или бери в плен. Возле села Скорнищево небольшое московское войско встретила масса рязанской конницы. С гиканьем и свистом понеслась в атаку.

Но воевода Боброк у себя на Волыни сражался с татарами. Знал, каким образом их одолевают литовцы. Приказал своим витязям сомкнуться в плотный кулак. Закрыться щитами, выставить копья. Дождь стрел простучал по сплошной стене щитов. Железный строй, ощетинившийся копьями, отшвырнул рязанцев. Вклинился в их беспорядочные толпы. И засверкали мечи московских воинов, рубили направо и налево.

Рязанцы рассыпались кто куда. Этому их тоже жизнь научила. Если враги оказались сильнее – разбегаться и прятаться по лесам. Да и князь Олег не надеялся на старые, полуразвалившиеся укрепления Рязани. Скрылся где-то в глухомани. Его столица сдалась без боя. А Дмитрий Иванович с митрополитом и боярами рассудили: Олег уже во второй раз полез на Лопасню. Напал без предупреждения. Ни за что погибли люди. За такое надо наказать. Обратились к князю Владимиру Пронскому. Он враждовал с Олегом, и ему предложили – пусть забирает Рязань себе. Он согласился, а за это обещал подчиняться Дмитрию Ивановичу.

В Москву со всех сторон возвращались победители. Одолели и тверского Михаила, и Олега. Владимир Андреевич прогнал немецких рыцарей, осаждавших Изборск. И ему как раз привезли из Литвы золотоволосую невесту. Алексий окрестил её, она получила христианское имя Елена. На свадьбу приехали родственники, литовские князья. На пирах сидел и сын тверского Михаила, Иван. Его поселили со всеми удобствами, у митрополита, пока его отец не образумится, не надумает мириться.

Казалось, всё устраивалось наилучшим образом. Литовцы и русские поднимали чаши за здоровье друг друга. В Рязани сидел дружественный князь. Тверь притихла… Но мир и спокойствие были обманчивыми. Главная беда Руси была в том, что люди думали совершенно по-разному. Одни уже стали понимать – надо стараться для блага всей Руси. Тогда и твоему княжеству будет лучше, и тебе самому. Другие этого совершенно не осознавали. За несколько веков они привыкли мыслить иначе. Какая ещё Русь? Зачем и почему нужно объединяться?

В Рязани Владимира Пронского считали предателем. Его же посадили князем москвичи! И он признал власть московского государя! Войско Боброка-Волынца ушло по домам, а из лесов вынырнул Олег. Рязань сразу восстала. Владимира схватили, и он умер в тюрьме. А для Ольгерда мирные договоры ничего не значили. Дочку замуж выдал? Ну и что? У него было много дочерей. Властитель Литвы выжидал. Сегодня заключить мир для него оказалось выгодно. Ну а завтра – посмотрим…


Глава 13.
Остановить Литву! И Орду тоже!

На сторожевой границе Московского государства. Художник С. В. Иванов


Золотая Орда объединилась совсем ненадолго. Мамаю завидовали другие вельможи. Собрали свежие силы его враги из Синей и Белой Орд. В 1372 году по степям покатилась такая драка, что Орда развалилась на семь частей. Бились все против всех. Мамай отступил из Сарая, удержал только прежние владения между Волгой и Днепром.

А тверской Михаил понял, что сам-то он ни на что не способен. Опять прибежал подлизываться к Ольгерду – помоги. Тот прикинул: Мамай теперь не вмешается, ему стало не до русских. Почему бы и в самом деле не ударить на Москву? А что заключили с ней договор о дружбе, это чудесно. Она успокоилась, не ждёт нападения. При этом литовский государь схитрил. Изобразил, будто он-то соблюдает мир. Но разослал приказы братьям, сыновьям. Вроде бы они сами, без Ольгерда, решили повоевать.

Литовские князья только что гуляли на свадьбе в Москве. А всего через пару месяцев с отборными отрядами прискакали в Тверь. Михаил со своим войском уже ждал их. За сына Ивана он не беспокоился. Знал натуру Дмитрия Ивановича и Алексия – они не станут отыгрываться на юноше за то, что натворит его отец. Стояла весна, таяли снега, дороги развезло непролазной грязью. В это время года на Руси старались не только не воевать, а вообще никуда не ездить. Но литовцы поучали – вот и хорошо. Сейчас нас никто не ждёт.

Двинулись по бездорожью через леса и вынырнули возле Переславля-Залесского. Появились настолько внезапно, что захватили бояр и боярынь, приехавших на зиму в свои сёла. Забирали крестьян прямо в избах. На городскую крепость не полезли, но разграбили и сожгли неукреплённые посады. Повернули на Дмитров, точно так же набезобразничали и разорили окрестности. На обратном пути налетели ещё на Кашин. Он входил в Тверское княжество, но Михаил ненавидел кашинских князей, они же дружили с Москвой. Покарал их жестоко, город погромил дотла.

Он решил расквитаться и с новгородцами. Захватил у них богатый Торжок. Новгород забурлил от возмущения. Взялся за оружие. Ополчение возглавил Александр Обакунович, герой походов в Сибирь. А в Торжке чиновники и воины Михаила расположились, как хозяева. Грабили жителей, обчищали дома. Никак не ждали, что новгородцы появятся так быстро. Они свалились, будто снег на голову. Горожане им охотно помогли. Часть тверского отряда перебили. Кто уцелел – выгнали в три шеи. Передали их князю, чтобы впредь не совался.

Братья и сыновья Ольгерда в это время уже возвратились в Литву. Но Михаил, задирая Москву, на этот раз не удрал вместе с ними. Литовцы оставили ему большой конный отряд. Помогли усилить разношёрстное тверское войско. Дали опытных командиров, чтобы обучили воинов. Михаил со своей ратью ринулся к Торжку и успел раньше, чем Дмитрий Иванович прислал туда помощь. А новгородским удальцам показалось скучным сидеть в осаде. Ждать, когда же Москва придёт на выручку. Они привыкли иначе – шарахнуть во всю молодецкую силушку. К ним присоединились жители Торжка. Ратников получилось даже больше, чем врагов.

31 мая 1372 года Александр Обакунович вывел их в поле. С дружным кличем устремились вперёд. Но литовские командиры подсказывали Михаилу, как нужно действовать. Собрали в кулак конные дружины в стальной броне. Бросили их прямо туда, где неслись в атаку новгородские воеводы. Убитый Александр Обакунович рухнул под копыта лошадей. Новгородцы и жители Торжка, оставшись без начальника, растерялись. Затормозили. Врагам только этого и надо было. На защитников навалилось всё остальное тверское войско. Они побежали.

А Михаил заметил, что ветер дует им в спину. Велел поджигать город. Пламя потекло волной по сухим брёвнам домов, заборов, сараев. Надрывалась погибающая скотина, кричали люди. Толпами побежали к речке Тверце, давили друг друга, тонули. Победители разъярились, сперва убивали тех, кто выскакивал из огня им навстречу. Потом спохватились – пленных можно продать. Стали набирать и вязать их. Пожар пощадил каменные храмы. Но в них набились жители и задохнулись от дыма. Пленных заставили вытаскивать тела, чтобы ограбить храмы. В них забрали всё ценное, содрали серебряные и позолоченные оклады с икон.

Это вытворяли не чужеземцы. Вытворяли русские. Но после гибели Торжка настало странное затишье. Потому что Ольгерд нарочно подтолкнул Михаила нападать. Он уже два раза стоял возле стен Кремля. Знал, как трудно его взять. Вот и придумал выманить Дмитрия из Москвы. Пускай тверской князь задирает его, грабит его города. Дмитрий рассердится, поведёт полки на Тверь. Тут и накроет его Ольгерд со всей литовской армией. Не в крепости, а в поле. Однако московский государь и его воеводы разгадали – это ловушка. На набег на Переславль и Дмитров не ответили. На погром Торжка не ответили. На Тверь не пошли. Ольгерд понял – хитрость не удалась. Но очередной поход на Русь он отложил на целый год. Решил подождать: пусть успокоятся, расслабятся.

А за год произошли изменения и у татар. Белую и Синюю Орды объединил под своей властью хан Урус, захватил Сарай. Но усилился и Мамай. Победил нескольких мелких ханов и эмиров. Ему подчинились Крым, Северный Кавказ, области вдоль Волги, Камская Булгария. Генуэзцы давали ему денег. К нему опять перебрались купцы из разорённого Сарая. Но купеческая группировка, и ордынская, и генуэзская, была очень озабочена. Она несла огромные убытки. Из-за степных войн прекратилась торговля с восточными странами. Раньше сказочные прибыли приносила работорговля. Её тоже не стало. Где караваны пленных, которых пригоняли татары? Указывали на это Мамаю, его приближённым – дескать, долги надо возвращать. Где взять пленных? На Руси.

Мамай и сам об этом задумывался. Как привлечь воинов, чтобы верно служили ему? Чтобы переходили к нему от соперников? Нужен набег, чтобы они набрали богатую добычу. Да и русских князей пора вразумить. Московский Дмитрий появился перед ним только один раз. И дань прислал один раз. А когда в Орде возобновилась «замятня», снова забыл повелителя. Нужно как следует напугать русских, напомнить про покорность, про дань. Погромить, пограбить. И воины будут довольны. И пленные для купцов появятся. Теперь тучи на Русь собирались с двух сторон.

Первым начал действовать Ольгерд. Летом 1373 года он разослал приказы подчинённым князьям – собирать все войска. Как обычно, держал в тайне, куда предстоит идти и с кем воевать. Дорогу он наметил похитрее. Повёл армию глухими лесными тропами. Выскочить на Москву не с запада, как в прошлых походах, а с юга. Выбрались из лесов рядом с Калугой. Здесь к Ольгерду присоединился тверской Михаил. Двинулись дальше и… нарвались.

Москва-то времени даром не теряла. Всё лучше налаживала оборону. Теперь у неё уже была собственная разведка. И не опытнейший Ольгерд, а молодой Дмитрий преподнёс ему урок воинского мастерства! Оказалось, что он со своими воеводами знал о нападении. И не просто знал, а точно вычислил место, куда выйдет враг. Полки Дмитрия Ивановича и его удельных князей уже стояли рядом с Калугой, под Любутском. Даже заранее развернулись и изготовились к битве.

А литовский передовой корпус вообще не подозревал о них. Наскочил и ошалел от неожиданности. Московская рать первой на него ударила. Опрокинула, стала рубить. Побитые литовцы побежали. Заразили паникой те части, что шли сзади. Они тоже покатились прочь. Ошеломлённый Ольгерд метался на коне среди своих войск. Призывал их опомниться. Кое-как остановил бегство. Построил полки за глубоким оврагом. А следом наступала рать Дмитрия. Остановилась на противоположной стороне оврага.

Перебираться через него сулило гибель и для тех и для других. Вниз-то легко скатишься, а как лезть наверх под стрелами и копьями? Стояли день, другой. Но Ольгерду пришло время крепко подумать. Он опозорился. Дмитрий перехитрил и переиграл матёрого волка. У него теперь имелась вон какая великолепная армия. Стоило ли рисковать всем, чего он достиг в жизни, чтобы напоследок быть битым? Ольгерд попросил начать переговоры.

Русский великий князь согласился мириться. Заново подписали такой же договор, как два года назад. Но войну-то выиграла Москва. Она отстояла своё. А Литва без толку проделала поход туда-сюда. Ей пришлось отказаться от замыслов покорить Северную Русь. Князю Михаилу сохранили Тверь. Но он принёс клятву никогда больше не претендовать на престол великого князя. Должен был возвратить всех пленных и всё награбленное имущество.

Однако пока разбирались с литовцами, Мамай тоже узнал – Ольгерд идёт на Москву. Нет, он не стал помогать своему подданному Дмитрию. Прикинул, что в сражениях с литовцами погибнет много татарских воинов. Это же ослабит самого Мамая. Он решил иначе: пускай Литва ещё раз опустошит Московское княжество. Тогда Дмитрий на коленях приползёт в Орду умолять о защите. А Мамай бросил конницу в набег, который он замышлял. Целью он выбрал Рязанское княжество. Близкое к ордынским степям, слабое. Его можно пограбить без всякого риска, без потерь. Лавина татар ворвалась на Рязанщину.

Обороняться от такой многочисленной рати у князя Олега сил не было. Кто мог его выручить? Дмитрий Иванович, больше некому. Но с Дмитрием он сам рассорился. Олег опять исчез где-то в лесах. Отряды ордынцев разошлись по его земле. Разорили Рязань и другие города, охотились за людьми. Но война московского государя с Литвой пошла совсем не так, как рассчитывал Мамай. Она завершилась неожиданно быстро. Дмитрий, возвращаясь из-под Калуги, узнал про набег. Его армия была в сборе. Великий князь повернул её на восток. Полки быстро вышли на Оку. Встали по берегу и прикрыли свои, московские владения.

Отряды ордынцев выскочили было к реке, но за ней блестели многочисленные копья, шлемы, поднимались дымки походных костров. Татары поворачивали назад. Зачем нарываться на неприятности? Лучше лишний раз пройтись по рязанским краям. Поискать, какие деревни ещё пропустили. Но и рязанцы смекнули, что к чему. Кто догадался, перебирались спасаться за Оку. Хоть и считали москвичей врагами – а они, смотри-ка, отпугнули хищников. Рядом с их полками можно было спокойно переждать, пока минует опасность. Ещё и пожалеют, накормят.

А Дмитрий Иванович обсудил случившееся с боярами, митрополитом. Уже давно приглядывались, что Ока очень удобна для обороны. Река большая, широкая. Течёт вдоль южной границы московских земель. Сейчас проверили: на этой линии ордынцев можно остановить. В следующем, 1374 году, государь уже специально вывел войска на берег Оки. Поставил дежурить на всё лето. Охранять границу в самое опасное время, когда из степи приходят отряды грабителей.

По всем расчётам получалось – выгоднее заранее собрать воинов, несколько месяцев держать их в строю. Зато сёла будут целы, крестьяне. У них останутся их коровы, лошади, овцы, козы. Ну а ратникам полезно побыть в полевых лагерях, потренироваться. Дмитрий с братом и воеводами объезжали берег. Выбирали, где надо выставлять посты. Из лучших воинов, самых смелых и ловких, создавали «сторожи» – специальные отряды для разведки.

Самые удобные броды через Оку находились возле городка Серпухова. Здесь пролегала главная дорога на Москву с юга. Решили, что нужна крепость. Серпухов принадлежал брату государя. До сих пор он жил в Москве, рядом с Дмитрием. Своей «столицы» у него не было. Владимир Андреевич предложил – пусть Серпухов станет главным городом его удельного княжества. Выбрал место на горе, начал строить дубовые стены. Теперь вдоль Оки вставали три крепости – Серпухов, Лопасня и Коломна. Единая линия обороны границ. Другие князья тоже задумывались, как бы понадёжнее защитить свои владения. Тесть государя Дмитрий-Фома стал строить каменный кремль в Нижнем Новгороде. На реке Суре добавил ещё одну крепость, Курмыш.

Мамай был в бешенстве. Вместо того, чтобы унижаться перед ним и присылать дань, князья расходовали деньги на крепости! И с какой стороны они закрывались крепостями? С южной! Разве трудно понять, от кого? От Орды! Это был почти открытый бунт. Но что было делать? Конечно, можно было после Рязанщины послать рать на Московское княжество. Да только оно усилилось, будет отбиваться. А в это время на самого Мамая ударит соперник, хан Урус.

Нет, для начала властитель Орды решил испробовать иные способы. Вспоминал, как хорошо было в прежние времена. Хан кинет русским князьям ярлык великого князя, словно кость собакам, – они и дерутся. А сейчас сплотились, держатся вместе. Вот и трудно стало править ими. Мамай задумал снова перессорить князей. Оторвать их от Москвы. Один такой склочник имелся – тверской Михаил. Но связываться с ним Мамай не хотел. Он же с Ольгердом спелся. Если даже победит, перекинется к Литве.

Хотя были и прежние соперники Дмитрия, князья Суздаля и Нижнего Новгорода. Мамай рассчитал так – сперва надо их напугать. А когда подожмут хвосты, будут дрожать перед татарами, то можно будет и приласкать. Поманить их ярлыком великого князя, как раньше. Чтобы напугать, Мамай отправил в Нижний Новгород «лютого посла» Сарайку. Выбрал самого наглого и свирепого. Дал ему свиту, больше тысячи воинов.

Жители города и в самом деле были поражены. К ним заявился целый полк татар. Вели себя, будто хозяева с рабами. Бесцеремонно хватали любые вещи, какие им понравилось. Орали на людей, оскорбляли их, били. Где-то уже полезли в дома, пограбить. Но «лютые послы» не наезжали на Русь уже 16 лет. Русские отвыкли терпеть такие выходки. Встречал Сарайку князь Дмитрий-Фома, приехал и Суздальский епископ Дионисий. Они одёрнули посла: уйми своих головорезов. Сарайка ответил грязными ругательствами. Русские вздумали татарам указывать! Ну а если по-хорошему не понял, то епископ велел ему убираться вон со своими воинами.

Сарайка вообще разъярился. Схватил лук и выстрелил в Дионисия. Но промашка получилась. На епископе было широкое церковное одеяние. Стрела его пробила, а тело не задела, прошла рядом. Зато горожане увидели, как Сарайка стреляет в епископа. Взялись за колья, дубины, топоры. Накинулись на татар и перебили их. Сарайку посадили под арест. Пусть посидит и подумает, как должен вести себя посол. Когда в Орде узнали, что произошло, Мамай совсем взбеленился. Поблизости от Нижнего Новгорода лежала Камская Булгария (там, где сейчас Татарстан). Мамай послал туда повеление начать войну, набеги на русских.



Памятник Дмитрию Донскому и его брату Владимиру в Серпухове. Скульптор И. Дюков


Святой Сергий Радонежский


Глава 14.
Как в Москве завелись предатели

Крепостные стены Твери. Гравюра Н. Витсена


Друзья у Орды имелись и в самой Москве. Главным из них был тысяцкий Василий Вельяминов. Вот у него-то были самые тёплые отношения с приятелями Мамая, генуэзскими и ордынскими купцами. Один из этих купцов, проходимец Некомат, стал ближайшим помощником Вельяминова. Через него тысяцкий проворачивал собственные дела, перепродавал свои товары. А деньги и драгоценности он любил страстно. Дошло даже до того, что на свадьбе великого князя Дмитрия Вельяминов стащил подарок Дмитрия-Фомы, золотой пояс. Подменил на похожий, но похуже и дешевле.

Хотя мог бы и не воровать, он и так был богаче всех бояр. Возгордился, сыновей женил на княжеских дочках. Причём одному из них подарил на свадьбу тот самый краденый пояс, ничуть не смутился. Об этом поползли слухи. Но кто посмел бы его обвинить? Вельяминов был слишком важной персоной. Дядя Дмитрия Ивановича! Третий человек в государстве после великого князя и митрополита! Он считал, что на нём вся Москва держится. Правда, он уже состарился. Всеми делами стал заниматься его старший сын Иван. Вместе с Некоматом заправлял Москвой от имени отца. Подразумевалось, что и после отца его место займёт Иван.

Но великому князю и Алексию замашки боярина давно опротивели. Они знали про давнее убийство Босоволкова. Знали, что Вельяминов жульничает с торговыми пошлинами, берёт взятки. Кражу пояса Дмитрий Иванович по-христиански простил, смолчал. Но… сколько можно терпеть? Однако и избавиться от Вельяминова было не просто. Те же самые генуэзские и ордынские купцы, с которыми он связан, были друзьями Мамая. Попробуй тронь его с такими заступниками!

Но Москва стала вести себя самостоятельно. На то, что могут наговорить Мамаю, больше не оглядывалась. А в конце 1374 года Василий Вельяминов умер. И тут-то оказалось, что Дмитрий Иванович с митрополитом уже заранее подготовили решение. Объявили, что на должность тысяцкого… не назначен никто. Эту должность вообще ликвидировали. Обязанности тысяцкого разделили между другими чиновниками. Но они были уже не самостоятельными, должны были обо всех делах докладывать великому князю.

Такая новость поразила всю Москву, а больше всех – Ивана Вельяминова. Тысяцкими были его прадед, дед, отец. И он нисколечко не сомневался, что должность перейдёт к нему по наследству. Уже чувствовал себя тысяцким. Могущественным хозяином Москвы, третьим лицом в государстве! И вдруг – бабах! Он стал всего лишь одним из бояр. Ничем не выше и не лучше их. Для Вельяминова это было всё равно, как будто его в грязь окунули.

Но переполошились и чужеземные купцы в Москве. Новые чиновники великого князя начнут проверять дела. Обнаружат, что Вельяминов за взятки брал с них пошлины меньше, чем положено. Что они, благодаря тысяцкому, гребли незаконные прибыли. Некомат бегал к Ивану, они о чём-то шептались. А весной 1375 года они вместе сбежали. Вообще-то боярин имел право уйти на службу к любому князю. Но для этого существовали специальные правила. Он же давал присягу верно служить прежнему князю. Значит, должен был объявить ему, что уходит. Официально, при священниках, «снять» с себя присягу. Сын тысяцкого исчез тайно, никого не известив.

Вскоре узнали, что удравшая парочка появилась в Твери. А князя Михаила позорные неудачи ничему не научили. Он жил старыми обидами: почему же не сбылись его мечты. Вельяминов и Некомат предложили ему новый план. Очень простой, но до сих пор не приходивший Михаилу в голову. Не надо метаться между Литвой и Ордой. Надо идти против Москвы одновременно с Литвой и с Ордой! Русь большая, богатая. Каждый что-нибудь получит.

Беглецы брали на себя договориться с Мамаем, а Михаил должен был еще разок обратиться к Ольгерду. Получалось, что победить вполне реально! Трое сообщников увлеклись, обсуждали, что кому достанется. Михаилу – престол великого князя. Вельяминову – быть при нём главным помощником. Некомату и его партнёрам – монополии на русские меха, воск, мёд. Монополии – означает полностью отдать им торговлю этими товарами. Чтобы только они имели на неё право, и больше никто. И русские рынки тоже им отдать. Пусть торгуют без пошлин.

Времени не теряли. Приказали запрягать лошадей и рванули в разные стороны. Князь примчался в Вильно, столицу Литвы. Ольгерд встретил его настороженно. Уже сколько раз связывался с Михаилом и постоянно обжигался. Но выслушал неожиданный вариант – действовать вместе с татарами. Идея показалась ему интересной. Пообещал: если получится договориться с Ордой, то он согласен. Даст Михаилу свои войска.

А Вельяминов с Некоматом скакали сквозь степи на Днепр – в город Замык, временную столицу Мамая. Первым делом кинулись к генуэзским и ордынским купцам. Те хорошо знали их обоих. А они предложили: если помочь Михаилу, за это будут монополии на русские богатства. Можно забрать и русские промыслы, базары. Можно получить на откуп сбор податей с русских княжеств и городов. Это сулило фантастические прибыли!

У могущественных богачей аж глаза загорелись. Они сразу же устроили, чтобы путешественников принял сам Мамай. Даже без всяких взяток и подарков. Хотя у Вельяминова для Мамая «подарок» имелся. Он с умершим отцом постоянно бывал рядом с государем. Знал его сокровенные замыслы, слышал разговоры. Сейчас выложил все секреты. Дескать, Дмитрий Иванович признаёт власть хана и Мамая только для видимости. А на самом деле укрепляет и усиливает Русь. Мечтает, чтобы она освободилась от Орды.

Мамай разъярился. Объявил – он лишает Дмитрия звания великого князя. Приказал выписать ярлык на Владимирское великое княжество Михаилу. Написал ему ласковое письмо. Обещал, что поможет против «Митьки». Вельяминов на радостях придумал для себя титул Владимирского тысяцкого. Такой должности на Руси никогда не существовало. Но предатель мечтал: Михаил будет великим князем Владимирским, а он тысяцким – уже не только Москвы, а всей Северной Руси. Пока он остался при дворе Мамая как представитель тверского князя. А Некомат с ханским послом Ачи-ходжей сломя голову ринулся в обратную дорогу.

Михаил только-только успел вернуться из Литвы, как ему доложили: посланцы из Орды тоже приехали. Преподнесли ему драгоценный ярлык, письмо Мамая. Вот уж взыграло сердце Михаила! Всё исполнялось самым чудесным образом. Прошло лишь пару месяцев, как он сговаривался с Вельяминовым и Некоматом. И он уже великий князь! Мамай за него, Ольгерд за него! Он настолько ошалел от счастья, что даже ждать не стал. 14 июля 1375 года он получил ярлык и в этот же день отправил гонца в Москву. Объявил войну. Приказал ратникам седлать коней, грузиться в лодки. Один отряд послал по Волге на Углич, второй на Торжок…

Ох, поспешил Михаил Александрович! Потому что и Дмитрий Иванович медлить не стал. Мгновенно разослал призывы собирать войска. А удельные князья поступили так же, как пять лет назад. Ни один не поехал подлизываться к новому государю, выпрашивать у него какие-то милости. Не желали его знать – уже сколько раз клятвы нарушал, пакостил, чужеземцев приводил. Князья со своими дружинами съезжались в Москву, шагали городские полки из Нижнего Новгорода, Городца, Ярославля, Белоозера, Ростова, Мологи, Стародуба.

Наплевали на ханский ярлык, пошли против воли Мамая. Присоединились даже мелкие князья, которые не входили во Владимирское великое княжество – Семён Оболенский, Роман Новосильский, Иван Тарусский. Они-то Дмитрию Ивановичу вообще не подчинялись. Но тоже поняли, что надо держаться вместе с Москвой. Приехали со своими дружинами князья без княжеств. Потерявшие владения, изгнанные литовцами – Роман Брянский, Иван Смоленский. А с другой стороны двинулись на Тверь полки из Новгорода, Пскова.

После нашествия Батыя ещё никогда не собиралась такая многочисленная армия. Да, вот сейчас стало видно – Русь начала объединяться. И Михаил-то выступил не только против Москвы. Против всей Руси! А она показала, чья власть для неё лучше. Тем не менее Михаил не сбежал. Да ему и нельзя было бежать. А то Ольгерд и Мамай увидят, что он слабак. Отвернутся от него. Однако князь не особо беспокоился – ведь ему на выручку должны были прийти татары, литовцы.

Но Дмитрий Иванович действовал так стремительно, что Мамай просто не успел вмешаться. 14 июля тверской князь в восторге целовал полученный ярлык, а всего через три недели, 5 августа, все силы Руси окружили Тверь. Сжечь неукреплённые посады Михаил или забыл или пожалел. Они пригодились Дмитрию и его воинам. Избы разобрали и стали делать примёты: брёвна, доски, хворост привалили кучами к деревянным городским стенам. Подожгли их. В нескольких местах укрепления заполыхали. Полки пошли на приступ.

Но тверской князь взбодрил и своих воинов, и жителей: надо продержаться! Скоро к нам придёт помощь! Атаку кое-как отбили. Михаил знал, на что надеялся. Ольгерд слово сдержал, направил к нему большое войско. Оно дошло до границы. Но опытные литовские воеводы не привыкли соваться наобум. Сперва выслали разведку. А она доложила – возле Твери стоит огромная, ещё небывалая русская армия. Воеводы благоразумно остановились. Проверили ещё раз. Обдумали и решили – нет уж, помощь Михаилу обойдётся слишком дорого. Только воинов погубишь. Развернулись и двинулись обратно.

Дмитрий Иванович тоже решил – на надо больше губить ратников в атаках. Оставил осаждать Тверь часть своих войск. А несколько корпусов распустил по Тверскому княжеству. Мелкие города сдавались им. Если сопротивлялись, брали штурмом. Разоряли сёла и деревни. Михаил падал духом. Ему сообщили, что на Литву больше рассчитывать нечего. Доходили известия и о том, как громят его княжество. Если так пойдёт дальше, то ему придётся княжить над одними развалинами. Да и Тверь разве выдержит ещё один штурм?

Он упрямился три недели и скис. Послал к великому князю епископа. Умолял начать переговоры. Дмитрий Иванович не возражал. Можно и замириться. Но нарушенных клятв было уже достаточно. Михаила заставили принять более строгие условия, чем раньше. Тверской князь признавал себя «младшим братом» Дмитрия. То есть, должен был слушаться старшего. Признавал, что престол великого князя принадлежит только московским государям, это их наследственная «вотчина».

Тверь сохраняла самостоятельность, но в случае большой войны Михаил был обязан выступить вместе с Дмитрием Ивановичем. Даже против своих друзей, литовцев. И не только против литовцев. В договоре записали и другое: «А если пойдут на нас татары или на тебя, нам с тобой биться заодно против них. Или мы пойдём на них, и тебе заодно с нами идти на них». Совсем недавно написать такое было немыслимо! Пронюхают в Орде – и всё! Князьям, писавшим такой договор, не сносить головы. Но времена настали другие. Дмитрий Иванович впервые открыто заявлял: Русь уже не та, что была прежде. Орде придётся уважать её и оставить в покое.

Хотя говорить о том, что Русь наконец-то объединилась, было слишком рано. Нет, она только начинала объединяться. И стремилась к этому далеко ещё не вся Русь. Михаил и его бояре подписали договор вынужденно. Их побили, заставили. Вот они и заключили союз с Москвой. Да что там Михаил! Новгородский полк вместе с Дмитрием Ивановичем осаждал Тверь. А другие новгородцы в эти же дни выбрали совершенно другое. Они оценили – государь созвал на войну всех русских ратников. Значит, города остались без защитников!

Собралось 2 тысячи ушкуйников. Они на 70 лодках проскользнули северными реками на Волгу. Напали на… Кострому. Жители сбежались по тревоге. Попытались остановить разбойников. Но ведь городской полк ушёл на Тверь. Остались молодёжь, старики. Вооружились тем, что смогли найти. Новгородцы смяли и раскидали их. Ворвались в город, неделю грабили и хулиганили. Насажали в лодки пленных – чьих-то жён, детей. Отчалили дальше. В Нижнем Новгороде крепость была серьёзная, каменная. На неё ушкуйники не полезли, но погромили и обчистили посад. Поплыли на Каму, в Булгарию. Продали там работорговцам всех, кого нахватали в Костроме и Нижнем.

Место в лодках освободилось, и захотелось ещё погулять. Снова двинулись по Волге. По дороге захватывали и грабили купеческие суда. Добрались до самых низовий реки, до Астрахани. Здешний татарский мурза уже знал про разбойников. Однако встретил их, как дорогих гостей. Выкатил им бочки с вином. Они и рады были оттянуться в полную волюшку. А когда напились, мурза дал команду, и всех перерезали. Вот так блеснули удалью! Сколько напакостили, сколько людей погубили… И сами погибли глупо и никому не нужно. Аж 2 тысячи человек! Очень трудное, очень долгое это было дело – собирать Русь. Приучить, чтобы люди начинали думать по-другому. Воспринимать остальных русских как родных, близких.

Дмитрий Иванович и митрополит Алексий как раз и старались это делать. После похода на Тверь московский государь ещё раз показал, насколько полезно быть вместе. Отец его жены, Дмитрий-Фома, и Борис Городецкий не подвели его. Сами привели своих воинов на войну с Михаилом. Но на их удельные княжества по приказу Мамая сыпались набеги из Камской Булгарии. Совсем замучили – то один отряд врывается, то другой. Великий князь решил избавить их от беды. Зимой 1376 года послал к ним свои войска под командованием волынского Дмитрия Боброка. К москвичам присоединились полки из Нижнего Новгорода, Суздаля, Городца, Мурома.

Армия двинулась прямо на вражескую столицу, город Булгар. Это шли уже не ушкуйники, торговать русскими братьями и сёстрами. Шли те, кто вправе спросить за братьев и сестёр. Но правители Булгарии, князья Асан и Мамат, сперва считали – ничего страшного, отобьёмся. Их страна была очень богатой. В городах – центры торговли, огромные рынки, множество восточных купцов. В Средней Азии Булгария за деньги нанимала умелых профессиональных воинов. В Персии купили самое новейшее оружие. Огнестрельное! «Тюфяки» – так называли первые пушки. Их заряжали и стреляли камнями. На Руси пушек ещё ни разу не видели. И в Орде, в Литве их ещё не было. А у булгар уже были несколько штук.

В Булгаре приготовились к сражению. «Тюфяки» установили на стенах. Они раскатисто бабахнули. Открылись ворота, и из города выплеснулась конница. Впереди скакала гвардия на верблюдах. Невиданные звери, грохот – кто хочешь испугается. Но русские не испугались. Засыпали врагом стрелами. Поднажали с дружным боевым кличем. Неуклюжие верблюды от страха перестали слушаться своих всадников. Развернулись и помчались назад – смяли строй своей же кавалерии. Битва кончилась разгромом булгар.

А тюфяки были оружием ещё ненадёжным. Заряжали их долго. Булгарские воины не умели их наводить. Они плевались камнями в одни и те же места – если хочешь, обойди. Штурмовать сильные городские стены русская рать не стала. Она расположилась рядом, осадила Булгар. Пожгла сотни судов, зимовавших на реке. Стала опустошать селения. Местная знать и купцы взвыли: это же для них ох какое разорение! Насели на своих правителей – пускай срочно мирятся. Князья Асан и Мамат почесали в головах и вступили в переговоры.

Им пришлось согласиться на условия, которые потребовали победители. Прекратить набеги, освободить русских невольников. Ещё и заплатить выкуп, 5 тысяч рублей. Из них тысяча пошла Дмитрию Ивановичу, в государственную казну. Тысяча нижегородскому Дмитрию-Фоме, остальное воеводам и воинам. Мало того! Булгария признала над собой власть Москвы! Отныне в Булгаре должен был находиться управляющий, назначенный великим князем. Пошлины с товаров должны были собирать русские таможенники. Русь уже осмелилась отбирать владения у Орды! И «тюфяки» у булгар тоже забрали. Поставили в Москве, Кремль оборонять.


Глава 15.
Победа на Воже

Князь Дмитрий Иванович в битве на реке Воже. Художник И. О. Комов


Междоусобицы разыгрались не только в Орде, но и в Средней Азии. Там в борьбе за власть победил смелый и талантливый полководец Тимур. В бою он был ранен в ногу, хромал. Поэтому его прозвали Тимур-ленг, или Тамерлан – Железный Хромец. Он, как и Мамай, не был потомком Чингисхана. Поэтому не мог быть ханом. Но он стал хозяином Средней Азии. Строил великолепные города – Самарканд, Бухару. Прежние торговые дороги из Китая и Индии, через Сарай, стали слишком опасными. Ведь в степях продолжалась постоянная война. Караваны с товарами повернули через владения Тимура. Там было спокойно, удобно.

Пустынные степи Сибири и нынешнего Казахстана были Тимуру не нужны. Но оттуда татары совершали набеги на Среднюю Азию, грабили. А у хана Белой и Синей Орд Уруса нашёлся соперник, Тохтамыш. Его разгромили, и он бежал к Тамерлану, попросил помощи. Тот прикинул: если татарами будет править его друг, лучше и не придумаешь. Нападения прекратятся. Не надо будет держать войска на границе, отбиваться от хищников. Наоборот, если понадобится Тимуру, можно будет позвать татарскую конницу.

Заключили договор. Тохтамыш признал Тамерлана «отцом» – это значило, что должен подчиняться ему и слушаться. За это ему дали денег, помогли набрать воинов. Он ещё два раза терпел жестокие поражения. Возвращался побитый к Тимуру, и тот снова помогал. Но старый вояка Урус-хан умер, в следующей войне Тохтамыш одолел и прикончил его брата. В 1376 году он стал ханом Белой и Синей Орд. Значит – соперником Мамая. Хотя пока он был слабоват для схватки. Его признали не все татары. Родственник прежних ханов, царевич Арапша, собрал недовольных и вообще ушёл прочь.

А у Мамая дела вроде бы шли отлично. Только русские совсем отбились от рук! Не посчитались с ярлыком тверского Михаила. Даже осмелились напасть на Камскую Булгарию. И тут к Мамаю явился Арапша, привёл из Белой Орды много воинов, не желавших служить Тохтамышу. Властитель черноморских степей очень обрадовался. Поручил поход на русских как раз Арапше. Его воины ушли из родных мест, потеряли имущество, скот. Вот и пускай поживятся добычей. Мамай послал их покарать Нижний Новгород – и за перебитую свиту посла Сарайки, и за осаду Булгара.

Дмитрий Иванович давно уже завёл в Орде своих разведчиков. Такое задание выполняли некоторые русские невольники. У Москвы были друзья и среди самих татар. Предупреждения от них полетели вовремя. Сообщили, куда именно нацелились ордынцы, какими силами, кто возглавляет поход. Великий князь поднял войска даже раньше, чем враги. Сам привёл полки в Нижний Новгород. Соединились с отрядами Дмитрия-Фомы, Бориса Городецкого. Выслали дозоры. Но никаких признаков, что Арапша близко, они не заметили. Всё было тихо.

Полки стояли, князья совещались. Может, у Мамая переменились планы? Повернул войска в другом направлении? Или Арапша пронюхал, что его ждут, приказал отступить? Ну а если так, имело ли смысл терять время? У государя хватало других дел. Решили все-таки отправить часть войск навстречу татарам. Пускай проверят на всякой случай. Командовать назначили князя Ивана, сына Дмитрия-Фомы. Великий князь оставил ему полки и отряды из Владимира, Юрьева-Польского, Ярославля и Переславля-Залесского. А сам распрощался, вернулся в Москву.

Рать двинулась за Оку, в густые леса. Здесь жили племена мордвы. Расспрашивали мордовцев, но они пожимали плечами: никого не видели. Воеводы и воины рассуждали: значит, и не было никаких татар. Стояло лето, жарища. Ратники снимали тяжёлые доспехи, сгрузили на телеги. Снимали и кафтаны с рубахами, подставляя ветерку вспотевшие тела. Наконечники копий в походе носили в специальных сумках – чтобы не ржавели, чтоб своих случайно не зацепить и не поранить. Их насаживали на древки, когда готовились к встрече с противником. Сейчас этого делать не стали. Насадишь – потом опять снимать. Так и оставили в сумках.

2 августа 1377 года дошагали до реки Пьяны, переправились. На берегу были живописные поляны. Расположились на отдых. Разожгли костры. От котлов вкусно запахло едой. В соседних мордовских селениях набрали вдосталь хмельного мёда. Над лагерем зазвучали весёлые песни. Всегда бы так воевать!.. Хотя из чащи за ратниками наблюдали сотни глаз. Арапша был умелым и хитрым командиром. Он сговорился с князьками мордовских племён – хотите круто пограбить русских? Те согласились. Провели татар через леса звериными тропами, которые знали только местные жители. Княжеские воины поели. Напились медовухи и легли подремать. Но заросли и кусты внезапно ожили. На разомлевших людей посыпались стрелы. С разных сторон с криками выкатилась конница. Рубила безоружных, ошалевших. Они кинулись к реке. Прыгали в воду, тонули. Погиб и начальник, князь Иван Дмитриевич.

Ордынцы с мордвой перебили множество русских, остальных набрали в плен. А потом стремительно ринулись к Нижнему Новгороду. Там воинов не осталось! Городской полк бесславно полёг на берегах Пьяны. Дмитрий-Фома объявил жителям: спасайтесь, как можете. Сам ускакал в Суздаль. Люди набивались в лодки, отчаливали куда глаза глядят. Арапша ворвался в Нижний Новгород. Татары грабили два дня. Что не сумели забрать, подожгли. С огромными вереницами пленных, обозами чужого добра, стадами угнанного скота повернули назад, в степи.

А Мамай в это же время выслал второе войско, на Рязань. Князю Олегу надоело убегать и прятаться. Он попытался защитить свою столицу. Но куда уж защитить! В бою князь получил несколько ран. Еле-еле вырвался из осаждённого города. Татары уже в который раз опустошили Рязань и её окрестности. Русь была ошеломлена. Только-только вздохнула свободно! Казалось, что наконец-то кончилась ордынская напасть. И снова кровь, пожары, смерть, рабство…

Первым пришёл в себя Борис Городецкий. К нему в Городец прибежали и приплыли на лодках спасающиеся люди из Нижнего Новгорода. Князь собрал из них отряды, вооружил чем мог. Поднял свою дружину. Арапша с ордынцами ушёл, а банды мордвы увлеклись грабежами. Набрали много добычи, возвращались домой медленно. Борис со своими ополченцами догнал их на том же месте, на Пьяне. Налетели, истребляли. Толпы грабителей потонули точно так же, как недавно русские.

Великий князь Дмитрий сперва выслал полки на Оку. Прикрыл границу от татар, разорявших Рязанщину. Когда ордынцы удалились, государь связался с Дмитрием-Фомой и Борисом Городецким. Договорились, что мордву надо проучить. Отбить у неё охоту помогать татарам, делить с ними кровавую добычу. Поход назначили зимой. Его снова возглавил Борис. К нему пришли суздальский и московский полки. Двинулись на мордовские земли. Наказывали сурово. От попавшихся на пути селений оставались угли и пепел. Особо разыскивали и карали тех князьков и старейшин, которые сговаривались с Арапшой, водили на Русь мордовские отряды. Освободили немало своих пленных. Повели в неволю пойманных мордовцев. Как вы нам – так и мы вам. Запоминайте – татары пришли и ушли, а русские рядом. Нужно ли вам с нами ссориться?

Но в общем-то гордиться было нечем. Кого победили? Отсталые лесные племена. А воины Мамая в это время жрали мясо рязанских и нижегородских коров. Пересчитывали деньги от продажи русских женщин и детишек. Были довольны – хорошо провели лето! От Мамая они слышали приятные новости: скоро их опять пошлют на Русь. Властителя Орды к этому подталкивали и могущественные купцы. Мы уже рассказывали, что торговые дороги изменились. Теперь китайский шёлк, фарфор, индийские пряности и драгоценности везли через державу Тамерлана. У ордынских и генуэзских богачей прибыли очень уменьшились. Но вместо них можно было получить другие доходы. Даже гораздо больше. Если сломить и раздавить Московскую Русь. Получить те самые монополии, которые обещал им Вельяминов.

Он по-прежнему жил в Орде. Кичился званием владимирского тысяцкого. Правда, тверской Михаил больше не осмеливался выступать против Москвы. Но Вельяминов был уверен, что это не страшно. Найдётся какой-нибудь другой князь, кого можно соблазнить Владимирским престолом. А Вельяминов станет не просто его помощником. Нет, он станет представителем Мамая на Руси. Будет указывать великому князю, как ему править. Он и Мамаю внушал – кроме копий и мечей, есть другие способы победить. Главный враг – «Митька». Дмитрий Иванович. Он собирает вокруг Москвы других князей, удерживает вместе. Если «Митьку» убить, Русь снова развалится. Мамай не возражал – если сумеешь, организуй. А мы твои услуги не забудем, наградим.

На 1378 год ордынский властитель снова наметил два удара. На Нижний Новгород и Рязань. Как будто по старому плану. Но он обманывал московского государя. Теперь поход на Нижний Новгород был отвлекающим. Пускай Дмитрий бросит туда все силы. А вторая армия, мурзы Бегича, на этот раз не остановится в Рязани. Она двинется дальше, на Московское княжество. Первую рать опять возглавил Арапша. Но он вёл себя иначе, чем в прошлом году. Не таился, не скрытничал. Наоборот, его войско привлекало к себе внимание. По дороге на Волге убивало русских купцов.

Но и московская разведка в Орде не дремала. Дмитрий Иванович получил от неё точные сведения. Понял – татары хитрят. Главная опасность грозит не Нижнему Новгороду. Великий князь известил Дмитрия-Фому: сейчас он помочь не сможет. Войска понадобятся на другом направлении. Сами нижегородские князья остановить врагов не надеялись. Дмитрий-Фома засел в Суздале. К Арапше он отправил послов. Предлагал большой выкуп, если тот пощадит Нижний Новгород, только что отстроенный после разорения. Но Арапша отказался. У него был однозначный приказ Мамая – погромить город. Жители снова грузились на лодки. Уплывали подальше.

24 июля в Нижний Новгород вошли татары. Пограбили, что сумели найти – хотя добычи там было совсем мало. Убили и схватили в плен тех, кто опоздал удрать. Город подожгли. Однако после этого Арапша повёл войско не в обратный путь. Он повернул на запад, навстречу второй армии Бегича. Ордынцы с двух сторон ворвались на Рязанщину. Князь Олег больше не рискнул драться. Оповестил всех подданных, чтобы разбегались. И сам исчез в лесах.

Но Дмитрий Иванович убегать и прятаться не собирался. Он обсудил с воеводами, как лучше действовать. Можно было развернуть полки на Оке, как раньше. Но ведь и ордынцы рассчитывали: москвичи будут стоять на Оке. У Бегича были не отряды грабителей, а большое и сильное войско. Татарская разведка быстро нащупает, где у русских оборона послабее. Навалятся и проломят. А если идти навстречу врагу, в Рязанское княжество? Свои сёла будут целы. Да и ордынцы этого явно не ждут.

Великий князь взял с собой только конницу, без пехоты. Войско получилось небольшое, зато могло двигаться быстро. Олег Рязанский о себе никаких вестей не подавал. О том, чтобы сражаться вместе с Дмитрием, он даже не задумывался. Но о появлении москвичей в Рязанском княжестве услышал князь Дмитрий Пронский. Прибыл к государю со своей дружиной. Он сообщил новые сведения. Бегич соединился с Арапшой. Вместе у них десятки тысяч всадников. Пронские ратники заметили и кое-что необычное. Татары всегда ходили в набеги налегке. Но сейчас за ними тянулся огромный обоз, сотни телег. Значит, это был не обычный набег. Они решили воевать основательно. Осаждать и брать города, вывозить несметную добычу.

В схватках с Литвой Дмитрий Иванович и его воеводы научились точно угадывать, по каким дорогам и куда будет двигаться неприятель. Сейчас тоже не ошиблись. Встали на притоке Оки, речке Воже. Перегородили путь татарам. Бегич наткнулся на русское войско, и для него встреча стала очень неприятной неожиданностью. Он был озадачен, остановился. Противников разделяла речка. Перекрикивались, перестреливались. В общем, встали примерно так же, как с литовцами, возле оврага под Калугой. Но теперь нельзя было расходиться миром. Разойдёшься, и те же самые ордынцы нагрянут завтра. Их требовалось разбить.

11 августа солнце уже склонялось к закату, когда дозорные донесли Бегичу – русские уходят, сняли лагерь! Мурза обрадовался. Не выдержали, испугались! И понятно, почему уходят вечером! Хотят скрыться в темноте. Ночью оторваться подальше от ордынского войска. Бегич решил – нельзя их упускать. В подобных случаях нужно было гнаться за отступающими. Обрушиться на них всеми силами, и они побегут. Тут-то руби их, добивай. По татарским станам понеслись команды. Воины вскакивали в сёдла. Лавина конницы взбурлила Вожу тысячами копыт. Вынеслась на опустевший русский берег…

Но Дмитрий Иванович поймал врагов на простую уловку. Он ещё накануне разделил войско на три полка. Главным командовал сам. Полк левой руки поручил Данилу Пронскому. Полк правой руки – боярину Тимофею Вельяминову. Он был дядей и государя, и предателя Ивана Вельяминова. Но он был честным человеком, и великий князь показывал, что полностью доверяет ему. Русская рать отступила от реки всего на пару километров. А потом внезапно и резко развернулась, ринулась в атаку. Ордынцы, переправившись через Вожу, ещё не успели перестроиться к бою. А отборные дружины Дмитрия Ивановича с разгона долбанули их страшным ударом в копья. Два других полка налетели справа и слева. Вломились в перемешавшуюся массу татар. Начали отрезать её от речки.

Бегич и его помощники кричали, пытались навести порядок. Но было поздно. Их армия сбилась в кучу. Одни ещё рвались вперёд. Другие поворачивали назад и сталкивались со своими. Падали с лошадей, мешая товарищам. Пошла полная неразбериха. А русские копья и мечи косили их, сталкивали к реке. Наконец, татары скопом повалили в воду. От тысяч людских и конских тел Вожа клокотала, вышла из берегов. Ордынцев крушили, они тонули…

Уже темнело, наползал туман. Дмитрий Иванович приказал реку не переходить. Ночью в темноте русские отряды могли оторваться от своих, потеряться. А враги на другом берегу опомнятся, окружат эти отряды. Битва прекратилась. Ратники переводили дыхание. Ждали – настанет утро, и сражение возобновится. Но… утро не наступило. Окрестные луга закрыл густой туман. Витязи напряжённо стояли в строю. Всматривались вперёд, но туман был плотным, ничегошеньки не видно. Он стал редеть только к полудню. И раздались дружные торжествующие крики. Татар за речкой не было!

Русские ещё не знали, что в бою погиб сам Бегич. А его воинство так и не остановилось. Как побежало вечером, так и удирало всю ночь без оглядки. Это была блестящая, громкая победа! Ордынцы бежали в таком ужасе, что бросили свой лагерь, имущество, обозы. Весь берег был забит оставленными шатрами, телегами. В этих обозах нашли немало ценных вещей. Добычу, награбленную в Рязани и Нижнем Новгороде. Освободили тысячи пленных, которых враги успели набрать. Люди плакали от счастья, не верили своему избавлению. Богатых татар в походе сопровождали рабы, подневольные слуги. Они спрятались среди телег от ускакавших хозяев и тоже дождались освободителей.

Среди них попался и человек в одежде священника. Вроде бы говорил по-нашему, но что-то в нём было чужое, не русское. Он показался подозрительным. Его обыскали. В мешке нашли сушёные травы и коренья. Оказалось – ядовитые. Тут уж за незнакомца взялись серьёзно. Арестовали, стали допрашивать. Он пробовал уворачиваться, потом сознался. Его послал Иван Вельяминов. Он должен был обманами и хитростями проникнуть ко двору государя, отравить Дмитрия Ивановича.

Шпион был одним из подручных «владимирского тысяцкого». Многое знал. Рассказал, чем предатель занимается в Орде. Иван Вельяминов обсуждал с ним и с татарскими вельможами, кого из князей можно привлечь на свою сторону вместо тверского Михаила. Одним из них называл брата государя, Владимира Андреевича. Говорил: надо разжечь зависть. Настроить Владимира против старшего брата. Дескать, Дмитрий государь, у него уже есть сыновья, наследники. А Владимир всего лишь удельный князь маленького Серпухова. И его дети никогда не станут великими князьями. Но если он поможет Мамаю и Вельяминову, то сам станет великим князем. А от Дмитрия избавиться. Чего его жалеть? Он же для Владимира даже не родной брат, а двоюродный.

Владимир Андреевич узнал, как о нём рассуждал предатель, и его аж перекорёжило от гнева и отвращения. Но потом остыл, задумался. А что, если… сыграть с Вельяминовым в его же игру? Посоветовался с Дмитрием, и братья организовали то, что сейчас назвали бы спецоперацией. В Орду к Вельяминову поехал гонец от Владимира. Князь написал, что «священник» со смертоносными ядами добрался до него. Предложение стать великим князем ему нравится. Но пока он слышал об этом только от шпиона. Кто знает, насколько ему можно доверять? Пускай Вельяминов сам приедет к князю в Серпухов. Лично подтвердит, что Мамай его поддержит. Да и от Вельяминова помощь понадобится – найти сообщников среди московских бояр.

Предателя выманили. Он-то мерил других по собственной мерке. Сам готов был за власть и деньги совершить любую подлость. Считал, что и прочие люди такие же. Приехал в Серпухов готовить заговор, там его и захватили. Дмитрий Иванович многое прощал. Прощал провинившихся слуг, воевод. Прощал князей, выступавших против него. С кем не бывает, бес попутал. Ты простишь – и тебе Бог простит. Но прощать предательство было нельзя. Это же грех Иуды, за тридцать серебреников предавшего Христа. Если люди будут вот так же, за серебреники, торговать родной страной, что от неё останется? Созвали народ, и бывшему главному боярину при всех отрубили голову.


Глава 16.
Почему Московскую Русь назвали Святой?

Русская церковь


У Византии дела шли всё хуже и хуже. Император уже подчинился турецкому султану, платил ему дань. Константинопольская патриархия совсем обнищала. Там любой вопрос можно было решить за деньги. А Ольгерду казалось мало, что у него появился свой митрополит Роман. Мечтал, чтобы его митрополит стал единственным. Тогда центр Русской Церкви находился бы в Литве. Проще было бы затягивать русские княжества под свою власть. Ольгерд отправлял к патриарху Филофею послов с большими суммами денег. Жаловался на московского государя, на митрополита Алексия. Врал, что Дмитрий Иванович нападает на Литву, отнял у неё много городов. Про Алексия ябедничал, что он не настоящий служитель Церкви. Просто прислужник Дмитрия, а к литовским православным совсем не ездит. Хотя как же ездить, если его в Киеве три года в тюрьме продержали?

Конечно же, патриарх это знал. Но он хитрил. Хотел сделать так, как будет лучше для самой патриархии. Литва и Москва враждовали между собой. Кто из них победит? В Византии были уверены – Литва. Она гораздо больше, сильнее. Значит, надо подстраиваться к Литве. Она захватит всю Русь, ну и ладно. Но её правители будут друзьями патриарха, он будет по-прежнему руководить Русской Церковью. А вот если бы ещё литовцев окрестить! Тогда и их храмы и священники будут подчиняться патриархии. И денег присылать будут больше.

Филофей отправил в Литву своего приближённого, болгарина Киприана. Как бы в помощь митрополиту Роману. На самом деле патриарх поручил ему быть своим представителем. Смотреть, докладывать – что делается в Литве, на Руси. А заодно попытаться обратить литовцев в православную веру. С этим у Киприана ничего не получилось. Сам Ольгерд оставался язычником. А на веру смотрел – какая выгоднее. Раньше он переманивал к себе русских по-хорошему. Поэтому пятерым старшим сыновьям, от первой жены, разрешил креститься в Православие. Так получалось проще договариваться – чтобы русские подчинились православным литовским князьям.

А потом Ольгерд прекратил деликатничать. Стал покорять соседей силой. Шестерых сыновей от второй жены он оставил язычниками. Чтобы они были ближе для своих, литовских воинов. С поляками литовский государь помирился, заключил союз – и из Польши к нему прислали католических проповедников, священников. Они Ольгерду нравились больше, чем православные. Но и Киприан с ним близко сошёлся. Хитрый литовец раскусил, что это доверенное лицо патриарха. Его «глаза и уши». Значит, надо было с ним обращаться получше. Пускай хвалит Ольгерда в своих донесениях. И на будущее он может пригодиться.

Литовский митрополит Роман умер раньше Алексия. Дмитрий Иванович, митрополит и епископы снарядили в патриархию большое посольство, отправили побольше денег, мехов, драгоценностей. Доказывали, что разделять Русскую Церковь нельзя. Поэтому на место Романа не надо назначать никого. Патриарх вроде бы согласился. Русская Церковь перешла под руководство одного митрополита, Алексия.

Но в 1374 году вдруг стало известно, что на Русь едет посол патриарха Филофея – тот же самый Киприан. Явился он почему-то не в Москву, а в Тверь. Остановился у князя Михаила. Алексий гордым никогда не был. Сам отправился в Тверь. Обсудили, что делается в Церкви. Митрополит повёз гостя в Троице-Сергиев монастырь, познакомил со святым Сергием Радонежским. Завернули в Переславль-Залесский, там встретились с великим князем. Киприан расхваливал Алексия и Дмитрия Ивановича, что они строят храмы, монастыри. Соглашался, что Русская Церковь должна быть единой. Получил неплохие подарки и отправился обратно.

Но оказалось – он специально высматривал, на что можно нажаловаться. Вместо Константинополя сперва остановился в Литве. А там предложил услуги Ольгерду. Хочешь, чтобы у тебя снова был отдельный митрополит? Тогда проси, чтобы назначили меня. А я помогу, чтобы это исполнилось. Литовский государь охотно согласился. Киприан отлично знал, какими доводами убедить патриарха. Даже сам написал письмо от имени Ольгерда. Дескать, я, великий князь Литовский и Русский, прошу поставить в митрополиты Киприана. Но если вы мне откажете, я позову другого митрополита, от католиков. Добавил множество обвинений на Алексия. Ольгерду осталось только поставить свою печать на это письмо и подкрепить его мешками денег. В Константинополе в патриархии у Киприана были друзья, знакомые. Они получили взятки и принялись уговаривать патриарха – надо выполнить, иначе Литва к католикам уйдёт. Всё получилось. Вскоре Киприан появился в Киеве – уже митрополитом Литовским.

В Москве возмутились. Как же так? Ведь патриархия обещала и плату взяла не маленькую. Обманула! Дмитрий Иванович объявил, что нового митрополита не признаёт. На Руси уже есть Алексий, как же можно второго ставить? Патриарх Филофей выкручивался, что вовсе не хотел разделять Русскую Церковь. Просто Алексий уже старенький, ему трудно ездить далеко, к литовским православным. Поэтому Киприана назначили туда временно. А после Алексия он станет единственным митрополитом Всея Руси.

Но русского государя и священников оскорбил сам факт, что митрополита поставили тайком от них. Не спросили, не посоветовались. С каким трудом добивались, чтобы Русской Церковью руководил русский! Нет, Византия опять навязывала чужеземца. Да и личность Киприана была сомнительной. В Москве знали про его тёплые отношения с Ольгердом. Узнали и о том, что он сочинял клевету на Алексия. И на посту митрополита он сразу же стал помогать Ольгерду ссорить русских между собой, раздёргивать. Начал переманивать новгородцев, чтобы их архиепископ со всем храмами и монастырями больше не подчинялся Алексию, а перешёл к нему, Литовскому митрополиту. Хотя Новгород в это время был в дружбе с Москвой. Киприану отказали.

Однако Алексий и в самом деле состарился, болел. Он знал, кто мог бы стать самым лучшим митрополитом. Святой Сергий Радонежский. Пригласил его к себе, сказал об этом. Но батюшка Сергий наотрез отказался. И не только из-за скромности. Он уже видел свой путь к Богу – в молитвах, в монастыре. Там он был на своём месте. А руководить церковными структурами, епископами, ещё и заниматься государственными делами – это было не для него. Алексий огорчился, но понял его, не настаивал.

А у Дмитрия Ивановича был духовник Митяй – его личный священник. Великий князь советовался с ним не только по своим личным вопросам, но и по государственным. Митяй хорошо научился разбираться в таких делах. Государь назначил его печатником (это хранитель государственной печати, главный министр). Дмитрий считал, что его надо и сделать митрополитом. Вот с ним-то можно будет дружно править вместе. Алексий обдумал и благословил Митяя.

В начале 1378 года Алексий скончался. Его похоронили в Успенском соборе рядом с прежними митрополитами, Петром и Феогностом. Позже его признали святым. А Киприан сразу же выехал в Москву. Решил забрать под своё владычество всю Русскую Церковь. Заодно и денежную казну Алексия, его митрополичьи сёла и земли. Но Дмитрию Ивановичу совсем не нужен был клеветник и подручный Ольгерда. Он выслал на дороги заставы, велел не пускать чужака.

Тот попытался схитрить. Объехал заставы по лесным дорожкам. Всё-таки явился в Москву. Надеялся, что великий князь побоится скандала и всё-таки примет его. Дмитрий не побоялся. Если гость залез через границу непрошенным, какой мог быть разговор? Киприану он велел убираться обратно. У государя уже был заместитель Алексия, Митяй. Правда, его требовалось официально поставить в патриархии. Но порядки там были уже известные. Надо было послать побольше серебра и мехов. Поломаются для вида и согласятся.

Однако в самой Византии случились тревожные перемены. Против императора Иоанна взбунтовался его сын Андроник. Обвинил отца, что тот подчинился туркам. Андронику помогли генуэзцы, дали солдат. Он захватил власть, отца и брата посадил в темницу. Но он же поссорился и с турецким султаном! Кто от него защитит? Он попросил помощи у тех же генуэзцев, у других западных держав и у римского папы. Согласился принять унию. То есть отдать Православную Церковь под власть католиков.

Византия предавала веру! Как же можно было туда обращаться? Как можно было оставлять Русскую Церковь в её подчинении? В древние времена два раза были случаи, когда Русь враждовала с Византией и ставила митрополитов сама, без патриарха. Для этого созывали собор епископов, и они вместе посвящали нового митрополита. По церковным законам это разрешалось. Дмитрий Иванович тоже созвал церковный Собор. Но всё же отрываться от патриархии, самим ставить независимого митрополита казалось слишком смелым. Это было необычно, непривычно. Решили не торопиться. Подождать, что дальше будет в Византии. Митяй руководил Русской Церковью. Но оставался не митрополитом, а только заместителем.

Однако все эти передряги с Византией оставались для нашей страны лишь досадными помехами. Она и без всякой греческой патриархии жила ярко, полноценно. Из разрозненных княжеств, из осколков погибшей Древней Руси, рождалась новая Русь – Московская. И её стали называть Святой Русью. Это было совсем не случайно. Её строили святые подвижники – Даниил Московский, Иван Калита, митрополиты Пётр и Алексий, батюшка Сергий Радонежский. Да ведь и Дмитрию Ивановичу, его жене Евдокии, многим его помощникам и товарищам суждено было стать святыми.

И сам дух новой, Московской Руси был особенный. Она строилась на Православной Вере. Вера была основой всей жизни. И у князя, и у каждого его подданного. Это оказывалось самым важным. Со всех сторон опасности. То татары, то литовцы, то эпидемия, то пожар или засуха, хлеб на полях не вырос. У кого можно было просить помощи? Только у Бога, Пресвятой Богородицы, святых угодников. Вот и тянулись к Ним люди всей душой. Вера становилась и смыслом всей жизни. Как же без неё? И государь старался править по православной вере, отвечал перед Богом за всю страну. А вместе получалось – Святая Русь.

И как раз из-за этого становилось понятно – кто из людей принадлежит к новой, Святой Руси, а кто нет. Кто для неё свой, а кто чужой. Разве можно было причислить к Святой Руси ушкуйников, разорявших русские города? Или тверского Михаила, зазывавшего на русскую землю литовцев? Или предателя Ивана Вельяминова? Это были частички старой Руси, погибшей и сгнившей.

Но можно было и задуматься: а зачем создавать и укреплять новую державу? Получалось – для сбережения и возвышения Православной веры! Это был главный смысл Святой Руси. А значит, и князья, строившие её, служили Богу. И бояре, воины, защищавшие её, тоже служили Богу. И священники, монахи, молившиеся за Русь. И простые люди, горожане, мастера, крестьяне. Они изготовляли для Святой Руси необходимые вещи, кормили её, платили подати князю – чтобы он мог содержать дружины. Но тем самым и они служили Богу!

Границы прикрывали не только крепостями. Когда строили Серпухов, святой митрополит Алексий заложил рядом Владычный монастырь. А князю Владимиру Андреевичу показалось этого недостаточно. Он пригласил в Серпухов святого Сергия Радонежского, попросил устроить ещё один монастырь, Высоцкий. С такой же просьбой к батюшке Сергию обратился Дмитрий Иванович. Чтобы он дал кого-нибудь из своих учеников, построить монастырь поблизости от Коломны. Его возвели в Голутвине, Богоявленский монастырь. Настоятелем стал святой Григорий Голутвинский.

В Москве построили стены Кремля – а в нём Алексий основал Чудов монастырь. Новые монастыри выросли и под Нижним Новгородом – Благовещенский, Печерский. Все крепости дополнялись куполами и крестами храмов, монастырей! Это было как бы одно целое! Как у богатыря доспехи – и крест на шее. Воины защищали святыни, а святыни поддерживали их. Разве можно победить без Божьей помощи?

В 1379 году Дмитрий Иванович решил ставить монастырь на важной Суздальской дороге. Снова поклонился святому Сергию Радонежскому. Тот сходил в село Стромынь. Освятил деревянный храм Успения Божьей Матери, срубленный жителями. Настоятелем нового монастыря назначил своего ученика, святого Савву Стромынского. Потом и Савва основал новый монастырь, женский, возле Аристова погоста на Клязьме (сейчас это город Лосино-Петровский). В лесах на речке Киржач батюшка Сергий устроил Благовещенский монастырь. Оставил настоятелем ещё одного своего ученика, святого Романа. Под Ростовом основали Борисо-Глебский монастырь.

Сам батюшка Сергий оставался в очень невысоком церковном чине – игумен. Но его стали называть «первоигуменом» или «игуменом Земли Русской». Такого чина не было ни в каких церковных уставах. Он родился в народе, от Бога. Сколько дорог Сергий Радонежский измерил собственными ногами! Скольких святых он воспитал для Церкви! Его ученики построили и возглавили более 40 монастырей! Русь покрывалась ими, как явным знаком Божьего покровительства. Их считали и самой надёжной защитой от бедствий, напастей.

Батюшка Сергий начинал свой монашеский подвиг один, в глухих лесах на горе Маковец. Но вслед за монахами сюда стали переселяться крестьяне, хотели жить поближе к святому месте. Леса постепенно вырубали, строили деревни, распахивали поля. Да и вообще в окрестностях Москвы пустынных мест оставалось всё меньше. Но бескрайние дикие леса лежали на севере. Были и другие монахи, решившие повторить подвиг Сергия Радонежского. Служить Богу так же, как он. Они отправлялись на север.

Святой Кирилл срубил себе избушку-келью и начал молиться на берегу Белого озера. Святой Ферапонт – на реке Сухоне. Святой Дмитрий Прилуцкий – под Вологдой. Со временем их монастыри тоже станут большими, знаменитыми. Тоже будут обрастать сёлами и деревнями. Так началось совершенно необычное освоение Русского Севера. Не войсками, не завоеваниями, а монастырями! Московская Святая Русь оставалась ещё очень небольшой. Но монастыри продвигались всё дальше – уже показывали, как она будет увеличиваться.

А святой Стефан Пермский выбрал для себя особенное служение Богу. Он родился в северном городе Устюге, получил очень хорошее образование в Ростове, в монастыре Григория Богослова. Стефан путешествовал по северным краям. Добирался до Уральских гор. Он задумал обратить в христианство таёжные племена пермяков. Изучил их язык, составил пермский алфавит из 24 букв. Перевёл на их язык книги Священного Писания. Стефан поехал к пермякам один. Полагался лишь на помощь Господа. Поселился среди язычников. Построил церковь, начал служить в ней – один. Пермяки приходили к нему, спрашивали – что он делает. Он начал учить их грамоте. Они с удивлением видели, как записать слова на их языке, как прочитать.

Пермяки зауважали священника. Спрашивали его совета по разным делам. А постепенно и в Христа поверили, окрестились. Один единственный человек без воинских дружин, без оружия, только Божьим Словом и собственным примером обратил в Православие целый народ! Отвратил от поклонения идолам, сжёг языческие капища. Мало того, он устроил училища. Начал готовить священников из самих пермяков. В Москве по достоинству оценили его труды. По просьбе святого Стефана была создана новая Пермская епархия. Его поставили первым епископом. А при этом обширная Пермская земля присоединялась к Святой Руси! Не силой, не завоеваниями, а только Верой!

В Литве всё было иначе. В 1377 году старый Ольгерд совсем разболелся. А законов, кто должен быть наследником, в его державе вообще не было. Сам Ольгерд получил власть в драке с собственными братьями. Сейчас на литовский престол желающих было ещё больше. Брат и главный помощник Ольгерда Кейстут. Православные сыновья от первой жены Андрей, Дмитрий, Константин, Владимир, Федор. Сыновья-язычники от второй жены Корибут, Скиргайло, Ягайло, Свидригайло, Минигайло, Лугвений.

Любимчиком отца был Ягайло. Хитрый, умел подлизываться. При дворе Ольгерда устроились и католические проповедники, приехавшие из Польши. Заодно они были и польскими шпионами. Они сговорились с Ягайлой: мы тебе поможем, а ты нам. Совместными усилиями уговорили умирающего Ольгерда окреститься в католическую веру. А власть передать Ягайле.

При этом католики стали главными советниками нового государя. Но для них было главное – раздавить православную веру в Литве. Пускай её погромят язычники. А потом их можно будет затащить в свою веру, католическую. Эти советники настроили Ягайлу. Он объединился с братьями-язычниками и обрушился войной на православных братьев. Захватил Киев, где правил Владимир Ольгердович, заточил его в подземелье, заковал в цепи. Двинулся на Полоцк – там удельным князем был Андрей Ольгердович. Он убежал в Псков, попросил убежища.

Русские знали Андрея. Не раз встречались с ним на поле боя. Но знали и о том, что он честный человек, прекрасный военачальник. Жители Пскова предложили: мы примем тебя своим князем, но только если разрешит московский государь. Мы ему подчиняемся. Литовец съездил в Москву. Великий князь встретил его ласково. Согласился, чтобы он княжил в Пскове, а Андрей Ольгердович принёс присягу верно служить Дмитрию Ивановичу.

Наступление на православных в Литве очень озаботило государя. Надо было помочь братьям по вере, заступиться за них. Зимой 1378/79 года организовали поход. Командовать армией Дмитрий назначил брата, Владимира Андреевича. А его помощниками – Дмитрия Боброка и Андрея Ольгердовича. Оба из Литвы, оба православные. И оба предпочли перейти на службу Москве. Пусть это видят другие князья, пусть видят все жители.

Сперва войско двинулось на Стародубское княжество. Сопротивлявшихся литовцев побили, взяли Стародуб. А в соседнем, Трубческом княжестве вдруг очутился брат Андрея, Дмитрий Ольгердович. Он был удельным князем в Брянске и тоже сбежал от Ягайлы, как и Андрей. Дмитрий Ольгердович вообще не стал сражаться. Открыл ворота Трубчевска, вышел навстречу войску с женой, детьми, боярами. Объявил – он тоже переходит к московскому государю.

И сразу стала разваливаться вся восточная часть Литовской державы. Брянское, Новгород-Северское, Черниговское, Елецкое, Новосильское, Оболенское, Одоевское княжества отказывались подчиняться Ягайле. Говорили, что хотят быть вместе с Москвой. Переходили под её покровительство. Вот так проявилась могучая сила Православной Веры. И Святой Руси.


Глава 17.
За други своя!

Святой Сергий Радонежский благословляет великого князя Дмитрия на битву.

Художник А.К. Кившенко


Разгром Бегича потряс Орду. Впервые за все времена русские разнесли целую армию татар! Мамай старался подбодрить вернувшихся растрёпанных воинов. Собрал из них несколько отрядов и послал в набег всё туда же, на Рязанщину. Пусть хотя бы считают, что они расквитались. А Мамай понимал – он упустил время. Громить Русь надо было раньше. А теперь московский Дмитрий вон как усилил свои войска! Обычными карательными походами уже не обойдёшься. Русь надо было завоевать заново, как Батый. Пройтись по ней так, чтобы ещё сотню лет дрожала от ужаса.

На этот раз Мамай не стал спешить. К походу на Русь он готовился почти два года. Решил собрать такую огромную армию, чтобы действительно была как у Батыя. Призвал всех подвластных татар, набирал горцев Кавказа, армян и греков из черноморских городов. Его друзья-купцы не скупились, денег одалживали сколько угодно. Генуэзцы дали и свою пехоту, лучшую в мире. Их корабли подвозили и высаживали солдат – прекрасно вооружённых, великолепно обученных. Мамай не забыл и советы Ивана Вельяминова. Не спорить с Литвой за русские княжества, а действовать вместе. Обратился к Ягайле.

Тот был вне себя от радости. Дмитрий взял под защиту его православных братьев, отобрал у него несколько княжеств. А если ударить на него вместе с татарами, неужели устоит? После такой победы и литовцы зауважают молодого государя. Ягайло пересылался с Мамаем письмами, когда они выступят на Москву. Подготовка шла такая грандиозная, что скрыть её в тайне было невозможно. Но Мамай и не пытался её скрывать. Он собирал такое количество войск, чтобы сокрушить русских наверняка. Пусть заранее трясутся от страха.

На Русь приходили известия – надвигается что-то вообще невиданное. Встревожился Олег Рязанский. Для него-то получалось – со всех сторон беда! Татары, да ещё и литовцы пойдут на Москву, и снова через Рязанщину! Что от неё останется? Нет, Олег ещё не осознал, что старую вражду с москвичами пора отбросить, объединяться с ними. Он думал – как же уберечь собственное княжество? Посылал бояр в Орду и в Литву. Соглашался быть их союзником. Хотя кое-что Олег уже понял: в такой беде нельзя быть на стороне врагов. Тайно от них связался с Дмитрием Ивановичем, извещал его о замыслах Мамая и Ягайлы. Поклялся, что не присоединится к ним.

В Москву явились и послы от Мамая. А великого князя даже победа на Воже не возгордила, не вскружила ему голову. Он отвечал перед Богом за своих подданных и всегда считал – кровь дороже серебра. Послов он принял с почётом. Подтвердил, что признаёт власть Мамая и его хана. Готов заплатить дань. Нет, куда там! Мамаю этого было мало. Он требовал не такую дань, о которой договорился с Москвой, а «старую». Огромную, как платила Русь при Узбеке. Ещё и насчитал долги за все прошлые годы, когда в Орде шли междоусобицы. Согласиться – значило отдать всё до нитки, и всё равно останешься в долгах. Выколачивать их пришлют «лютых послов», они будут грабить народ, хватать людей на продажу. За долги надо будет уступить генуэзским и ордынским купцам монополии, о которых они мечтают.

Дмитрий и его бояре догадались – Мамай специально называет такие условия, чтобы их нельзя было выполнить. Ищет, к чему придраться, чтобы обрушиться войной. Великий князь отправил в Орду своего посла Захария Тютчева с богатыми подарками. Передал, что хану Москва подчиняется, дань – пожалуйста. Но такую, как договаривались с Мамаем. «Старую» – это уж слишком. И насчёт долгов, за что же платить? Вы нас бросили, не защищали, от Литвы нам пришлось самим отбиваться. Дмитрий Иванович изо всех сил старался всё-таки избежать схватки. Хотя бы отсрочить её. А дальше вдруг у татар опять что-то переменится…

Но государь уже почти наверняка знал: ни избежать, ни отсрочить не получится. Мамай собирал невиданную армию, израсходовал на это колоссальные деньги. И что же, распустит её без войны? Нет, он уже не передумает. Дмитрий Иванович не стал дожидаться, что ответят из Орды. Выслал на Дон «сторожи», отряды из лучших разведчиков. Приказал им расположиться на речке Тихой Сосне и следить за противником. А всем удельным князьям и ратникам велел собираться в Москве.

Надежды на междоусобицы в Орде всё-таки были. Как раз в это время хан Тохтамыш с сибирскими татарами победил нескольких мелких соперников, захватил Сарай. Но в боях его войско понесло потери. Он узнал, что на Дону собираются бесчисленные полчища, и перепугался. Выжидал – если двинутся на него, придётся бежать. Мамай рассудил, что его можно не опасаться, на такую армию он не полезет. Можно спокойно разделаться с русскими, а потом повернуть и на Тохтамыша.

Разведчики на Дону долгое время не давали о себе знать. Дмитрий Иванович обеспокоился и выслал вторую сторожу. Но по дороге витязи встретили одного из командиров первого отряда, Василия Тупика. Он вёз татарского «языка» – то есть пленного. Возвратился из Орды и Захарий Тютчев. Мамай бахвалился перед ним, какое у него несметное войско. Грозил, что скоро придёт в Москву. О мире он слышать не желал. Тютчев и пленный сообщили: ордынцы стоят на речке Воронеж. Ждут осени, когда должны подойти литовцы.

Государь с воеводами решили – надо идти навстречу врагам. Не позволить им соединиться. И попытаться разбить их по очереди. В августе 1380 года в Москву стали стекаться отряды. По жаре, поднимая пыль, шагала пехота. Грохотали копыта княжеских дружин. Воинские лагеря раскинулись по соседним лугам. На улицах и площадях встречались ратники из Ярославля, Вологды, Костромы, Владимира. В палатах государя мелькали его старые друзья – князья Белозёрские, Ростовские, Моложский. Оставалось дать команду, и вся эта масса выступит… может быть, на смерть, на муки, на раны. Легко ли было дать её, такую команду? Легко ли было шагнуть в неизвестность?

Ох как не хватало Дмитрию Ивановичу митрополита Алексия, его совета. И даже его заместителя Митяя не было на месте. В Византии друг католиков Андроник царствовал недолго. Турецкому султану совсем не понравилось, что новый император сговаривается против него с европейцами. Турки окружили Константинополь. Андроник сбежал к генуэзцам. На трон вернулся его отец Иоанн. Из патриархии выгнали священников, соглашавшихся предать Православную веру. Новые церковные вельможи искали поддержку в православных странах. И деньги тоже. Патриарх Макарий сам прислал приглашение Митяю приехать, чтобы поставить его в митрополиты. Но в Константинополь ездили долго – на год, а то и на два. Накануне решающей схватки Русь осталась вообще без митрополита.

Но был один человек, способный рассеять сомнения, облегчить душу. Святой Сергий Радонежский. Дмитрий Иванович велел седлать коней. Поскакал к нему, в Троицкий монастырь. Волновался, переживал. Поэтому встреча с батюшкой Сергием скомкалась. Вроде даже непонятно было, зачем приезжал. Дмитрий даже засобирался в обратный путь. Но батюшка понимал всё без слов. Остановил его, пригласил пообедать с монахами. Сели за простенькую еду. А за столом Сергий Радонежский вдруг ответил на так и не заданный князем вопрос: «При этой победе тебе ещё не носить мученический венец. Но многим без числа готовятся венцы вечной памяти».

Скромный, сугубо мирный монах сообщал – князь победит. Сам он останется жив. Но поляжет очень много его воинов. Батюшка Сергий стал расспрашивать Дмитрия – действительно ли нет надежды договориться миром? Может, ещё раз поклониться Мамаю, преподнести богатые подарки? Великий князь пояснил, что уже делал это, «но он ещё с большей гордостью возносится». Сергий Радонежский уже и сам понимал это. Кивнул: «Если так, то ждёт его конечное погубление».

А государь заметил среди монахов знакомые лица. Вспомнил их – два брянских боярина, Пересвет и Ослябя. Великолепные бойцы, поступившие на московскую службу. Оба были уже не молодыми. Чувствовали, приближается старость. Стали думать о своих грехах – они есть у всех людей. Решили их отмаливать. Отказались от своего боярского положения, ушли к батюшке Сергию, постриглись в монахи. Дмитрий был окрылён, что святой благословил его на битву. Как то даже неожиданно для себя самого попросил дать ему бывших бояр «от твоего монашеского полка».

Но Сергий Радонежский будто ждал необычную просьбу. Позвал Пересвета и Ослябю. Велел принести две схимы – это одежды самой высшей и самой строгой ступени монашества. Батюшка надел их на богатырей и произнёс: «Время вашей купли настало». Произнёс тихо и просто. Хотя от смысла можно было содрогнуться. Речь-то шла об искуплении души. О том, чтобы стать святыми, попасть в рай. А путь к этому показал Сам Христос. Через смерть для спасения других людей. Господь учил: «Нет больше той любви, как если кто положит душу свои за други своя» (за друзей своих).

Вот и Дмитрий Иванович 20 августа приказал выступать «за други своя». Войск собралось столько, что одной дороги оказалось мало. Распределили по трём. Владимир Андреевич повёл часть полков на Серпухов, Дмитрий Иванович и белозёрские князья возглавили две колонны на Коломну. На Оке присоединились Тарусские, Оболенские князья, ратники из Мурома, Мещёры. С горсткой дружинников явился князь Фёдор Елецкий. Он считался подданным Литвы, а жил на границе степей. Но не испугался, что ему отомстят татары или Ягайло. Тоже решил встать за Русь. Вместе со своими, с братьями. Люди настолько воодушевились, что на битву отправились даже некоторые женщины. Дочка стародубского князя Дарья Андреевна переоделась в мужскую одежду, сбежала из дома и присоединилась к войску. Княжна Феодора Пужбольская отправилась на войну вместе со своим женихом, князем Василием.

К сожалению, не все были настроены, как они. Тверской Михаил нарушил клятву стоять против татар вместе. Он опять радостно возбудился. Против Орды и Литвы Дмитрию не выдержать! Вот и исполнятся мечты Михаила стать великим князем! А нижегородский Дмитрий-Фома и Борис Городецкий до недавнего времени были заодно с Москвой: и на Тверь вместе ходили, и на Камскую Булгарию, и с Арапшой воевали. Но они обиделись. В прошлый раз татары разоряли их владения, а великий князь не помог, воевал с Бегичем. Теперь пускай сражается без них. Послали к нему только суздальский полк, а сами с прочими полками и дружинами остались охранять собственные княжества.

Тем временем Дмитрий Иванович получил свежие донесения от разведки. Мамай собирался выйти к Оке 1 сентября. Назначил здесь встречу Ягайле и Олегу Рязанскому. Теперь стало ясно, какими дорогами пойдут неприятели. Государь приказал своим войскам из Серпухова и Коломны сходиться вместе возле Лопасни. Тут наладили переправы, перевозили воинов за Оку. Разведчики сообщили и о том, что у Мамая на удивление много пехоты. Великий князь решил, что и ему надо побольше пеших ратников. Отправил в Москву своего дядю, Тимофея Вельяминова. Приказал поторопить отставшие отряды. Набрать ещё дополнительно ополченцев.

Дальнейший путь лежал через земли Олега Рязанского. Вражда с рязанцами была сейчас совершенно ни к чему. Дмитрий Иванович направил войско по самой окраине их княжества. Строго-настрого запретил обижать жителей, брать у них хоть единый колосок или зёрнышко. Двинулись вперёд так, чтобы вклиниться между ордынцами и литовцами. Отрезать их друг от друга. А сам поход сближал воинов разных городов и княжеств. Роднил их между собой. Поднялись за общее дело. Да и судьба их ждала общая. Сражаться плечом к плечу. Вместе победить, спасти свою страну. Или вместе погибнуть. Так, как учил Христос, за други своя!

Именно поэтому битва с Мамаем стала настолько важной в нашей истории. Предки разделили Русь на разные княжества, дрались друг с другом, предавали – вот и попали под власть чужеземцев. А теперь люди объединились. Навстречу врагу шагали уже не москвичи, ярославцы, владимирцы, суздальцы, костромичи. Шли – русские. Те самые, кто первыми осознали, что они русские. Что Святая Русь – их общая Родина.

И чем дальше шли, тем больше их становилось. Вдали поднялись клубы пыли. Полки Дмитрия Ивановича начали было разворачиваться к бою. Но оказалось – свои. Пришли два новых подданных московского государя – литовские князья Андрей и Дмитрий Ольгердовичи. Андрей привёл свою полоцкую дружину, отряды из Пскова и Новгорода. Дмитрий – ратников из Брянска. Встретились, обнимались. Да, православные литовцы оказались более смелыми и более русскими, чем некоторые из русских. А возле самого Дона армию догнал Тимофей Вельяминов. Задание государя он выполнил, собрал пополнение пехоты.

Да и на Дону жило православное население. Здесь смешивались люди из разных древних народов, русские, татары. Говорили они по-русски и называли себя казаками. Драться они умели отлично. Жили во владениях Орды, нередко нанимались на службу к татарским ханам. Но вера-то была православной. Она и связывала казаков с Русью. В грозное время эта вера оказалась прочнее, чем собственная выгода, чем ханские или генуэзские деньги. Казаков было мало, их крошечные городки прятались в зарослях у реки. Но они встретили великого князя как дорогого гостя. Созывали свои отряды.

С каких-то неведомых времён казаки сберегли у себя несколько старинных святынь. Дмитрию Ивановичу они преподнесли икону Божьей Матери – её стали называть Донской. Как раз приближался праздник Рождества Пресвятой Богородицы, и государь счёл подарок добрым знаком. Велел закрепить икону на древке, как знамя. Пусть Она воодушевляет всех воинов. Но и Сергий Радонежский подбодрил Дмитрия Ивановича. С догнавшими пехотинцами прислал монаха. Он принёс от батюшки Сергия просфору (особый освящённый хлеб, на просфорах в церкви служат главную службу, Литургию). Принёс и записку святого: «Без всякого сомнения, государь, иди против них и не предаваясь страху. Твёрдо надейся, что поможет тебе Господь и Пресвятая Богородица».

А враги приближались. Две русских сторожи, находившиеся в степи, отступали перед татарами. В постоянных боях они поредели. Дмитрий Иванович направил третий отряд под командованием Семёна Мелика. Задание дал трудное. Поймать «языка» из больших татарских начальников. Удалые бойцы справились, выкрали вельможу прямо из ставки Мамая. За ними погнались сотни врагов, посылали вслед стрелы. Выкатились с разгона, увидели нашу рать и повернули назад. Теперь и ордынцы знали – русские уже на Дону. А пленный рассказал: Мамай совсем близко, у Кузьминой гати, сил у него «многое множество бесчисленное». Литовцы тоже недалеко, идут от Одоева.

В селении Чернова Дмитрий Иванович собрал воевод на совет. Спросил их мнение – переходить через Дон или встать за рекой? Не перейдёшь – неприятели смогут действовать так, как им удобно. Татары с литовцами соединятся вместе или зажмут с двух сторон. Если перейти, то Дон прикроет от Ягайлы. Но и самим будет невозможно отступить, сзади река. Первыми высказались братья Ольгердовичи: переходить. Тогда все будут знать – бежать некуда. Остаётся только сражаться насмерть. Но ведь отступать было уже невозможно. Слишком далеко оторвались от своих границ и крепостей. Конники ещё могли ускакать, а куда деваться пехоте? Её окружат и перебьют. Дмитрий Иванович согласился – да, надо переходить. Не для того сюда пришли, чтобы думать об отступлении.

Через Дон навели мосты. Рать двинулась через реку. Каждого предупредили: когда пройдёт последний человек, последняя телега, мосты будут разобраны… В общем-то говорили об этом на всякий случай, чтобы знали. Назад ходу всё равно не было. Берег был высокий, обрывистый. Если враги спихнут войско с обрыва, никакие мосты не выручат. А за Доном раскинулось широкое поле. Местные казаки называли его Куликовым. Почему? Кто знает! Так слышали от дедов, отцов, и сами привыкли.

Поле понравилась великому князю и его воеводам. С той стороны, откуда ждали врага, пространство было широкое, открытое. А ближе к реке оно становилось уже. Здесь поле разрезали овраги и речки – Непрядва, Смолка, Нижний Дубняк. Можно было развернуться так, чтобы эти овраги и речки прикрыли армию с флангов (с боков). В нескольких местах шелестели густые дубовые рощи. В них можно было укрыть резервы (запасные отряды).

Дмитрий Иванович распределил войска по нескольким полкам – в XIV веке на Руси так называли любые большие отряды. Были полки разных городов. Но и большие корпуса тоже называли полками. В каждый из них вошло по несколько городских полков. Войска развели и расставили на тех местах, где завтра начнётся битва. В это ещё не верилось. Но было уже ясно, она будет именно завтра. Как раз в праздник Рождества Божьей Матери. С армией были священники. Раскинули шатры походных храмов, служили праздничную вечернюю службу.

Дмитрий Иванович и Дмитрий Боброк, самый умелый его воевода, тоже помолились с воинами. Объезжали полки, проверяли. Направились в поле, ещё разок оценить местность. До расположения Мамая было всего 8–9 километров. В темноте весь горизонт отсвечивал кострами ордынского лагеря. Он шумел, как огромный многолюдный город. Боброк знал древние народные приметы. Высматривал всполохи на небе. Слушал землю, крики птиц и зверей. Его приметы подтверждали то же самое, о чем говорил святой Сергий. Русские одержат победу. Но она будет очень трудной, крови прольётся много. И вражеской, и нашей…


Пересвет и Ослябя. Художник В. М. Васнецов


Донская икона Пресвятой Богородицы


Глава 18.
На поле Куликовом

Утро на Куликовом поле.

Художник В. А. Бубнов


Настало утро 8 сентября 1380 года. А воины… не увидели друг друга. На землю лёг туман, необычайно густой. Сразу вспоминалось – вот так же было после битвы на Воже. Когда ждали-ждали, и разгромленного противника уже не оказалось. Но сейчас непроглядный туман навис перед битвой. Словно Сама Пресвятая Богородица в Её праздник закрыла людей своим Покровом. Оберегала их, давала ещё несколько часов пожить. Подышать, помолиться.

Полки в тумане стали выстраиваться чуть ли не на ощупь. Дмитрий Иванович со своими воеводами ещё накануне рассчитали, как будет действовать Мамай. Любимый приём ордынцев – обойти противника. Окружить, засыпать стрелами. А когда противник перемешается, дрогнет, побежит, тут и конец ему, будут гнать и рубить. Государь так расставил полки, чтобы обойти их было нельзя. В промежутке между речушками и оврагами, они прикрывали русских с обеих сторон.

На некоторое расстояние выдвинулся Передовой полк. Ему предстояло первым вступить в бой, и в его рядах были лучшие бойцы. Разведчики из сторожевых отрядов, отборные дружинники. Командовали ими боярин Андрей Серкизов – бывший татарский царевич, князья Семён Оболенский, Иван Тарусский. Под прикрытием Передового развернулся Большой полк, его возглавляли сам великий князь и боярин Тимофей Вельяминов. С флангов (то есть с боков) к нему примыкали полки Правой и Левой руки. Правой – государь поручил командовать литовскому князю Андрею Ольгердовичу, Левой – князю Василию Ярославскому и Фёдору Моложскому.

Но если неприятели проломят железную стену ратников, то обойдут всё войско, навалятся с нескольких сторон и сомнут. Допускать это было нельзя. Дмитрий Иванович и его воеводы заранее прикинули – где Мамай будет прорывать строй? Где он нанесёт главный удар? На правую или на левую оконечности русской рати? Получалось, что на левую. Там участок поля был удобнее для массированной атаки. Поэтому позади полка Левой руки поставили ещё один – Запасной, им командовал литовец Дмитрий Ольгердович. И там же, слева, шелестела листвой роща. В ней укрылся Засадный полк из лучших конных дружин. Возглавить его государь приказал брату Владимиру Андреевичу и Боброку-Волынцу.

Только через несколько часов ветерок стал рассеивать туман. Проглянуло солнце. Заиграло на русских знамёнах. Они как раз и предназначались, чтобы каждый боец в схватке видел знамя своего полка или отряда. Знал – там его командиры, надо стягиваться туда. Поэтому знамя так и называлось – стяг. На стяге Дмитрия Ивановича был изображён Лик Христа, у других князей – Пресвятая Богородица, разные святые. Знамёна и освящали точно так же, как иконы. Посмотрит на них ратник в пылу сражения. Перекрестится хотя бы мысленно, попросит помощи. Солнечные лучи засверкали и на кольчугах, шлемах, наконечниках копий. На щитах и алых плащах витязей. Да, вид был великолепный. Наступал воинский праздник. Тот самый праздник, когда Бог дарит возможность совершить подвиг. И если умереть, то за веру православную, за Русь Святую, за други своя – и за это откроется светлая дорога в рай.

А на склоны отдалённых холмов стала наползать будто чёрная туча. Это были враги. Зоркие глаза наблюдателей различили суету на самом высоком холме. Там появились пёстрые пятнышки. Догадывались, это ставят шатры. Там усядется Мамай – смотреть и приказывать. Но чёрная туча выливалась и выливалась из-за горизонта. Увеличивалась, заполняя огромное поле. Да, Мамай собрал огромнейшую рать, тысяч 200. Генуэзская пехота вышагивала стройными шеренгами, как на параде. Красуясь блеском шлемов и панцирей, накатывались волны ордынской конницы. Наших воинов было раза в 3 меньше, тысяч 60 или 70. Хотя для Руси такое количество тоже было невиданным. Такие армии собирались только в древние времена. Последний раз на Калке, когда сражались по отдельности и получили разгром. Сейчас вышли вместе, все за одно.

Пока два войска сближались, великий князь успел обскакать полки. Старался вдохновить, ободрить их. Говорил: «Если Бог за нас, то кто против нас?» А потом Дмитрий Иванович сделал так, как не делал ни один государь до него. Соскочил с коня и начал переодеваться. Свои богато украшенные доспехи и плащ велел надеть боярину Михаилу Бренку. Он был такого же телосложения, как великий князь, немножко похож на него. Дмитрий поставил его на своё место, под собственным знаменем. А себе приказал принести оружие и кольчугу простого ратника.

Почему он так поступил? Потому что представлял – битва предстоит грандиозная, слишком жаркая. Когда она начнётся, великий князь больше ничего не сможет изменить. Но все приказы он уже отдал. Воеводы знают, как надо действовать. Дальше они сами должны справляться. А Дмитрий Иванович чувствовал и свою огромную ответственность. Он позвал сюда людей. Считал, что должен разделить их опасности и страдания. Государь отказывался от своего особого положения, от личной славы. Становился одним из многих рядовых воинов. Не ему должны служить – а он вместе со всеми служил родной стране, людям, Богу. Дмитрий Иванович встал в общий строй в Передовом полку. Там, где будет тяжелее всего.

Расстояние между армиями становилось всё меньше. Уже видны были лица противников. Два войска невольно остановились. Но в повисшей тишине неожиданно вылетел вперёд могучий татарин на коне. Выкрикивал оскорбления. Звал кого-нибудь помериться силами один на один. Некоторые русские князья и дружинники узнали его, другие о нём слышали. Это был мурза Челубей. Знаменитый воин, его считали непобедимым. Сколько раз он сражался на поединках и всегда выигрывал. Выйти против Челубея никто не осмеливался. Сам голову потеряешь – ещё полбеды. Но ведь осрамишь всё наше войско. Порадуешь врагов.

И всё-таки доброволец нашёлся. Строй расступился, и тихо выехал монах. Пересвет. Вместо панциря – чёрная схима. Вместо злых ругательств спокойствие и молчание. Только губы шевелились, нашёптывая молитву. Противники опустили тяжёлые копья, дали разгон лошадям. Пересвет тоже был непревзойдённым бойцом. Остриё он нацелил метко. Но знал, что Челубей может увернуться или защититься. Пересвет специально поманил врага, сам открылся для удара. Татарин вместо защиты рванулся вперёд. Оба пронзили друг друга, упали мёртвыми.

Это стало общим сигналом. Сшиблись две стены, с воем, грохотом. Генуэзская пехота, как она обычно делала, превратилась в живую крепость, закрывшись большими щитами, ощетинившись копьями. Полила русских из арбалетов. Их стрелы (их называют «болты») прошибали насквозь щиты и кольчуги. Но Передовой полк не дал себя расстрелять. Рванул вперёд, вломился в крепость из щитов, пошла рубка мечами, топорами. Справа и слева от генуэзцев на русских навалились другие массы мамаева воинства.

Первые ряды дрались лицом к лицу, следующие уже на телах убитых и раненых. Нажимали на врагов, подпирали своих. Рубились плечом к плечу, а погибали порознь. Кто уследит в месиве, когда упал твой друг, брат, сосед? Сразила ли его сабля, копье? Или свалился раненым и затоптали кони? Об умирающих знал лишь один человек, хотя он находился очень далеко. Батюшка Сергий Радонежский в это время молился с монахами в своём монастыре. Но Бог открыл ему, он мысленно увидел страшную битву. Начал называть людей, чьи души встречали ангелы на Небесах.

Сражение клокотало по всему полю. Передовой полк принял на себя первый, самый страшный удар. Но от него мало что осталось. Уцелевшие ратники откатились к Большому полку. Соединились с ним и снова бились. Ордынские начальники злились. Татарская конница всегда старалась избежать вот такого боя, лоб в лоб. У Мамая было гораздо больше войск. Но использовать это не получалось. Драться могли только те, кто находился перед русскими. Они встали так, что не обойдёшь их, не окружишь. Ордынские командиры подгоняли воинов – нажать ещё сильнее! Прорвать стену русских полков. Вот тогда можно будет обойти, развернуться в полную силу.

А положение на разных участках оказалось не одинаковым. Полк Правой руки побеждал. Несколько раз отбрасывал врагов. Но Дмитрий Иванович не зря назначил командовать им опытнейшего Андрея Ольгердовича. Он запрещал преследовать отступающих татар. Требовал стоять на месте. Как раз из-за того, чтобы не разорвалась связь с Большим полком. Чтобы не появилась дыра в общей стене.

А вот Большому полку приходилось очень туго. Его долбили непрерывными атаками, витязи погибали, их ряды слабели. Ордынцы поняли это. Подтянули свежий кулак конницы. С воем рванулись и пропихнулись прямо к знамени великого князя. Считали, что там и сам Дмитрий Иванович. В свирепой сече полегли дружинники государя. Свалился, истекая кровью, боярин Миша Бренок в государевых доспехах. Татары подрубили древко знамени, оно упало. Но у русских это не вызвало ужаса, паники. Наоборот, упавшее знамя будто позвало их на выручку. Они взорвались яростью, кинулись с разных сторон на прорвавшихся татар, искрошили и вышвырнули их. Знамя с иконой Христа снова поднялось над полем…

Но хуже всего было полку Левой руки. Дмитрий Иванович и его воеводы угадали. Именно здесь Мамай наметил проломить русский строй. Передвинул сюда лучшие войска, посылал подкрепления. Здесь росла гора мёртвых тел. А боеспособных русских ратников оставалось всё меньше. Они изнемогали от усталости. Поредевший строй полка стал прогибаться, пятиться. Ордынцы заметили это, бросили в атаку свежие силы.

Но ведь и Дмитрий Иванович это предусмотрел. Сзади изготовился Запасной полк. А в соседней роще ждал Засадный полк. Каково было ему смотреть на гибель товарищей? Мимо рощи тянулись в тыл раненые, оглушённые. Князь Владимир нетерпеливо хватался за рукоять меча. Чего ждём, когда всех наших перебьют? Но опытнейший воевода Боброк сдерживал его. Нет, надо ещё выждать… Он знал: самый выгодный момент для удара – последний. Пускай неприятели расслабятся. Пусть почувствуют, что они уже победили. Вот тут и ошеломить, обрушиться внезапно!

Наконец, остатки полка Левой руки не выдержали. Покатились назад – мимо спрятавшихся в засаде дружин. За ними хлынули враги. Ликовали, орали. В русской железной стене образовалась дыра! Самое трудное позади! Теперь окружать, громить! Лавина ордынцев безоглядно гналась за отступающими – рубить и добивать. Мчалась мимо засады… Боброк кивнул: «Теперь пора, княже!»

Запели боевые трубы. Затрепетали на ветру развёрнутые стяги. Полк отборной конницы вылетел из леса. Вонзился сбоку в сплошную массу неприятелей, расшвыривая её. Ордынцы ошалели, заметались. Не понимали, что происходит. Они ведь уже почти победили – и вдруг… Другие русские командиры услышали трубы Владимира Андреевича. Навстречу прорвавшимся татарам уже выдвигался Запасной полк. Принял в свои ряды уцелевших воинов полка Левой руки и бросился в контратаку.

Потрёпанный Большой полк напрягся из последних сил – и тоже пошёл вперёд. Андрей Ольгердович больше не останавливал полк Правой руки. Наоборот, командовал: бей, громи! А конница Владимира Андреевича, будто единый стальной меч, врубалась всё глубже в полчища ордынцев. Среди них раздавались вопли: русские сзади! К ним подошла новая армия! Они нас обманули!

К Мамаю скакали гонцы с разных концов поля. Но сообщали одно и то же: его подчиненные отступают, бегут! Властитель послал в битву резервы. Их возглавил сам хан Мухаммед Булак. Ему было всего 18 лет, и настоящей власти у него никогда не было, правил за него Мамай. Однако теперь он решил – пускай хан на коне воодушевит своих воинов. Хотя сам он растерялся. Происходило что-то непонятное! Совершенно необъяснимое, сверхъестественное! Ведь у него была бесчисленная армия! Она должна была захлестнуть русских, как море. Но его море разбилось о несокрушимые скалы! И катится назад!

Появление хана со свежими отрядами тоже не помогло. Русские сшибали эти отряды. Приближались к холму, где находился Мамай. Он приказал построить линию обороны из телег обоза. Но уже и сам чувствовал – всё пропало. А рисковать жизнью он не желал. Слуги начали сворачивать шатры, подвели к повелителю коня. Татарские воины заметили – Мамай уносит ноги. Это подхлестнуло тех, кто ещё пытался драться. Тут уж во вражеской армии рухнул всякий порядок. Побежали кто во что горазд. Где-то в мешанине смерть настигла и Мухаммед Булака. Татары удирали в таком ужасе, что даже не заметили, где и как погиб их хан.

В летописях эту битву не случайно назвали «Мамаево побоище». Потому что ордынцам устроили именно побоище. У Засадного и Запасного полков кони были ещё свежими, не уставшими. Они гнались и рубили врагов 40 километров. Но Владимир Андреевич поручил командовать помощникам, а сам вернулся. Он очень волновался – что с братом? Ведь государь уходил в Передовой полк. Там полегло большинство воинов. А приближалась ночь. Если Дмитрий истекает кровью, как найдёшь его в темноте? Владимир велел трубить в трубы, собирал к себе людей. Расспрашивал их, обещал награду за любые сведения о брате.

Некоторые видели, как великий князь рубился в самом начале сражения. Как у него ранили коня, и он пересел на другого. Потом отбивался сразу от четверых татар. Видели, как он брёл пешком, шатался от ран. Дмитрия Ивановича искали. Осматривали груды мёртвых тел, наваленных по полю. Государя обнаружили на опушке рощицы под срубленной берёзкой. Кто-то помог дойти и подрубил деревце, замаскировал его ветками. Великий князь был без сознания, доспехи в дырах и вмятинах. Брата он поначалу не узнавал. А Владимир, захлёбываясь слезами, сообщил ему: «Наша победа!»

Серьёзных ран у Дмитрия Ивановича не нашли. Но всё тело было избито. Видимо, его сильно оглушило ударами по шлему (это называется контузия). Постепенно он приходил в себя. Вместе с братом радовались, обнимали уцелевших друзей. Они ещё не знали, что о Куликовской битве на Руси будут помнить в веках. Деды будут рассказывать о ней внукам. Те – своим детям и внукам. О ней будут писать летописи. Будут сочинять народные сказания, как былины про сказочных богатырей. И сами князья ещё не знали, что превратились в народных героев. Что Дмитрия Ивановича отныне будут называть Донским, Владимира Андреевича – Храбрым.



Перед битвой. Художник С. М. Харламова


Поединок Пересвета с Челубеем на Куликовом поле.

Художник М.И. Авилов


Куликовская битва.

Художник П. В. Рыженко.


Куликовская битва. Художник С.Н. Присекин


Русские воины после битвы. Художник С.Н. Присекин


Глава 19.
Как русских зауважали

Памятник на Куликовом поле по проекту А. П. Брюллова


Сразу после сражения русские воины ещё и сами не осознавали, какую великую победу они одержали. И не думали ни о какой славе. Было вообще не до того. Даже отдохнуть не успели, а на следующее утро князья принялись считать оставшихся ратников. Заново распределяли их по полкам. Приближался ещё и второй враг, Ягайло! Вёл на помощь Мамаю 30 тысяч литовцев. Опоздал он всего чуть-чуть. Находился в 30 или 40 километрах. Значит, предстояло опять сражаться. Опять напрягать все силы, выдерживать удары. И кто-то ещё будет падать убитыми, ранеными. К счастью, этого не понадобилось. Ягайло от своих разведчиков узнал – Мамая разнесли вдребезги. Он был потрясён: русские разделались с бесчисленной армией! Перепугался, какие они сильные. Сразу рванул обратно. Побыстрее, пока не погнались…

Ягайло не знал, насколько ослабели полки Дмитрия Донского. Победа была грандиозная, но и потери очень большие. Погибли князья Фёдор и Иван Белозёрские, Фёдор и Мстислав Тарусские, Дмитрий Дорогобужский, Фёдор Моложский, бояре Андрей Серкизов, Миша Бренок, Микула Вельяминов, Тимофей Волуй Окатьевич, Лев Морозов. Среди убитых были командир разведчиков Семён Мелик, богатыри-монахи Пересвет и Ослябя, девушка-воин Дарья Стародубская. Вторая княжна, Феодора Пужбольская, рубилась рядом с женихом, князем Василием. Он погиб, а невеста была тяжело ранена. Простых ратников и сосчитать было трудно, валялись по всему полю.

На Куликовом поле полегла третья часть русской армии, около 20 тысяч человек. А многие живые лежали в походных лагерях, страдали от ран. Те, кто остался на ногах, собирали мёртвых, копали большие могилы. Построили над могилами деревянную церквушку в честь праздника, когда была битва, – Рождества Пресвятой Богородицы. Хоть некоторых погибших хотелось забрать с собой: князей, бояр, отличившихся героев. Для этого рубили дубовые колоды, выдалбливали изнутри. Чтобы похоронить товарищей и собраться в обратный путь, понадобилось целых восемь дней.

На поле боя набрали и массу трофеев (так называют вражеские вещи, доставшиеся победителям). Оружие и доспехи неприятелей – в те времена они стоили очень дорого. Удравшие ордынцы бросили обозы с имуществом, шатры, телеги всякого добра. Табуны лошадей, верблюдов, отары овец. А нашим воинам отдыхать было рано. Предстоял ещё путь домой – совсем не близкий. Как оказалось, путь был и опасным.

Ягайло-то убежал, но несколько его отрядов разошлось по русским окраинам, пограбить деревни. Пронюхали: полки Дмитрия Ивановича возвращаются ослабевшие. Везут богатую добычу. А обозы растянулись по дорогам, отстали. Литовцы налетели на них. Поубивали кого-то из раненых, возчиков. Захватили часть телег. Угнали первых попавшихся татарских лошадей и баранов. Сражаться не осмелились, побыстрее удрали. Но и княжеские дружинники не могли их догнать на уставших конях.

Двинулись дальше – и снова нападения на обозы. Только теперь на них налетели… рязанцы. Вот они-то до сих пор не научились думать обо всей Руси. Для них «москвичи» – это были чужие, враги. Тоже узнали: идут с войны измученные. Добычи везут много. Высмотрели, где воинов мало. Подкрались ночью. Захватили в плен немало раненых, чтобы выкуп за них получить. Потащили к себе телеги с барахлом. Вот отсюда и видно, как же это было трудно – собирать Русь воедино. Люди просто не понимали, что грабят и хватают в плен героев, которые защитили их самих!

На основную часть войска не нападал никто – тут уж крепко можно было получить. Но Дмитрию Ивановичу пришлось поворачивать часть уставших воинов. Посылать их назад, усилить охрану отставших обозов. Сам государь мучился от ушибов и контузии, у него кружилась голова. Доехал до Коломны и слёг на несколько дней. Добрался до Москвы, и снова стало хуже. Поэтому и настроение получилось смешанным. С одной стороны – радость: ещё никто и никогда так не громил Орду. Но и печаль. Скольких товарищей потеряли!

Памятников в те времена не ставили. Считали – зачем тратить силы и деньги на ненужные сооружения? Вместо памятников строили храмы. А в них как раз и соединялись память, радость, печаль. Залюбуешься на купол с крестом и задумаешься, в честь какого события построили эту красоту. Зайдёшь в храм, вспомнишь погибших. А взамен получишь утешение, тихую и светлую радость. Нужно ли горевать о героях, если они отдали жизни за веру Христову, спасли страну и народ? Значит, они получили высшую награду. Бог принял их в Своё Небесное Царство.

Тех убитых воинов, кого привезли в Москву, похоронили за городом – это место называли Кулишки. Поставили там храм Всех Святых. Сам Дмитрий Донской, его жена, Владимир Храбрый, Боброк и другие воеводы начали строить ещё несколько храмов и монастырей. Великий князь был ещё молодым, 12 октября ему исполнилось 30 лет. Но дней рождения тогда не отмечали. Более важными для человека считали именины – праздник его Небесного покровителя. У Дмитрия Донского таким покровителем был святой Дмитрий Солунский. Его праздник отмечают 26 октября.

Государь в это время поехал в Троицкий монастырь к Сергию Радонежскому. Рассказал о битве. Поблагодарил за благословение, за молитвы. А батюшка Сергий подсказал Дмитрию Ивановичу, как будет правильно отметить победу. Ввести новый праздник – Дмитровскую родительскую субботу. Ближайшую субботу перед днём Дмитрия Солунского. Пускай в этот день во всех храмах поминают воинов, погибших за родную страну и Христову Веру. Вот и в празднике тоже соединятся память о победе, печаль и радость.

Но разве напрасными были все усилия и жертвы, пролитая кровь? Конечно же, нет! А сколько бы оборвалось жизней, сколько городов и сёл сгорели бы, сколько тысяч мирных людей увели бы в рабство, если бы Мамай победил? Если бы его полчища прокатились по Руси пожарами, резнёй, грабежами? Разгромленная и опустошённая Русь опять попала бы в тяжёлое рабство, как во времена Батыя или Узбека. В города и княжества опять понаехали бы «лютые послы», баскаки. Опять выколачивали бы огромную дань, грабили, насильничали. Дмитрий Донской и его герои приняли удар на себя, спасли народ и страну.

Но очень важным оказалось и другое. Битва наглядно показала, какую силу дало Руси объединение разных княжеств и земель. Даже бесчисленную рать Мамая разгромили! Да и само сражение ещё больше сплотило людей, стоявших плечом к плечу на Куликовом поле – князей, бояр, простых ратников. И получилось так, что Русь, выдержав суровое испытание, перешла на какой-то новый уровень. Гораздо более высокий. Дмитрий Иванович это понял. На 1 ноября он созвал в Москве съезд всех князей. Предложил, что общее братство, родившееся в страшной битве, надо закрепить. Всегда действовать вместе. Сейчас никому не нужно было объяснять и доказывать, зачем это нужно. Князья дружно согласились с государем. Решили заключить прочный союз между собой. Постоянно жить в любви и согласии.

И первым делом этот княжеский союз обратился к Олегу Рязанскому. Как посмели его подданные напасть на обозы, захватить раненых? Почему князь не вмешался, не вразумил своих любителей пограбить? Требовала уже не одна Москва, а больше десятка князей. Олегу пришлось освободить всех пленных, кого набрали рязанцы, вернуть всю их добычу. Кроме того, его заставили дать клятву не нарушать мира. А в наказание за нападения признать себя «младшим братом» Дмитрия Ивановича. До сих пор он считался равным с московским великим князем. Теперь становился младшим, должен был слушаться. Противиться княжескому союзу Олег не осмелился, вынужден был согласиться.

Хотя на самом деле братский союз был бы очень полезным для самой Рязани. На пути любого татарского нападения она лежала первой. А война ещё не закончилась. Мамай даже после разгрома не угомонился. Да ему и нельзя было. В Орде презирали слабых и проигравших. Татары бросали таких предводителей. Уходили к другим, у кого удачи, победы, добыча. Поэтому Мамай сразу же стал собирать свои разбежавшиеся отряды, зазывал новых желающих. Нет, покорять Русь он больше не надеялся. Но хотя бы устроить набег на окраины. Воины ободрятся, что они отомстили. Смогут пограбить. Значит, и Мамая снова будут уважать. Вот тут и попала бы под удар Рязанщина. Её потрошить было легче и безопаснее, чем владения Дмитрия Донского.

Но за Мамаем следил из Сарая хан Тохтамыш. А для него всё получилось просто прекрасно! Соперника разбили русские, а силы Тохтамыша остались целыми. И хан, послушный Мамаю, погиб! Значит, его власть стала вообще незаконной! Владыка черноморских степей до Руси так и не дошёл. Едва выступил в поход, как ему доложили – приближается какое-то войско. Он приказал готовиться к бою. Но и чужое войско остановилось. Оттуда прискакали гонцы, кричали: Тохтамыш – законный хан, потомок Чингисхана. А Мамай – самозванец, захвативший власть. К тому же трус. Мурзы и воины Мамая и без того возмущались им. Повёл их на разгром. Когда припекло, первым удрал, бросил их. Сколько бойцов погубил! Стоит ли служить такому вождю? Татары целыми отрядами стали уезжать в лагерь Тохтамыша.

Мамай увидел – дело плохо. Прихватил свои богатства и ночью умчался, пока его не схватили. Но теперь у него не осталось ни подданных, ни владений. Поехал к генуэзцам в Кафу. Верил – они его друзья. Они же и на Русь подталкивали идти. Приютят, не выдадут. Но он ошибся. Для них тоже неудачник был не нужен. Набрал денег для похода на Москву, наобещал массу пленных, монополии на Руси – и не выполнил. Сейчас генуэзским и ордынским купцам нужно было налаживать дружбу уже не с ним, а с Тохтамышем. Он новый властитель, и рабов на продажу будет поставлять он. Мамая генуэзцы просто прикончили, а его богатства забрали себе.

Но и Тохтамыш оценил, какую силу показала Русь. Отправил к Дмитрию Донскому послов. Не приказывал свысока, а обращался, как к союзнику, – дескать, я победил нашего общего врага Мамая, отныне буду царствовать в Орде. Великий князь и его бояре были довольны таким уважительным тоном. Отправили в Сарай своих послов. Поздравили Тохтамыша, что он стал ханом. Послали ему богатые подарки. Но про дань больше не вспоминали. Ведь и Тохтамыш должен понимать – Русь изменилась. Это уже не та страна, с которой можно драть три шкуры. Вполне можно жить иначе. Чтобы и для Орды было выгодно, и для русских. Торговать друг с другом, помогать в войнах.

О великой русской победе узнали не только в Сарае. О ней услышали и в Италии, Германии, Польше, Византии. Хотя в Константинополе в это же самое время разыгралась совсем не красивая история. Великий князь уже давно послал туда своего помощника Митяя, чтобы его поставили митрополитом. Но оказалось, что до Византии он не доехал. В пути заболел и на корабле умер. А делегацию отправили большую – несколько бояр, священников. Один из них, Пимен, настоятель монастыря из Переславля-Залесского, стал подговаривать других: как долго ехали, и что, обратно возвращаться? Пускай митрополитом поставят меня. Я уж вас не обижу. Награжу всех, кто поможет.

Боярам и священникам показалось интересным. Почему бы и нет? В Москве послам на всякий случай дали несколько чистых листов с подписью и печатью великого князя. Вдруг письмо придётся переделывать? Вдруг пока будут ехать, патриарх сменится? Митяя по-тихому похоронили на берегу. А в чистое письмо вписали имя Пимена – дескать, государь Дмитрий Иванович просит поставить его в митрополиты. Но из Киева в патриархию нажаловался Киприан. Что его выгнали из Москвы. Что великий князь хочет поставить в митрополиты верного ему Митяя. А вместо Митяя вдруг явился какой-то неведомый Пимен. Да и про похороны на берегу узнали. Заподозрили – здесь что-то неладное.

Пимен пробовал исправить дело. Раздавал взятки. У послов было с собой немало денег, дорогих мехов. Даже этого не хватило. Он ещё и набрал в долг у генуэзских купцов. Неизвестно, помогли бы ему взятки или нет. Но тут пришли известия, как Дмитрий Донской разгромил Мамая. Патриарх рассудил – с такой могучей державой надо дружить. А вдруг письмо настоящее? Он посвятил Пимена в митрополиты. И наконец-то согласился на давнее требование русских. Выдал особую грамоту, что отныне митрополиты на Русь будут назначаться только по выбору великого князя. Кого он назовёт, того и поставят.

Но пока в Византии тянулись эти дрязги, оттуда в Москву приезжали купцы. Дмитрий Иванович узнал – его послы затеяли обман. Он очень разгневался. Запачкали ложью Русскую Церковь, государя, всю Русь! И что было делать? Принять обманщика митрополитом? Или снаряжать новую делегацию в Константинополь. Объясняться, что Пимен предъявил поддельное письмо. Это же вообще опозориться на весь православный мир.

Дмитрий Донской советовался с боярами, епископами – и вспомнили про Киприана. Раньше-то он был подручным Ольгерда. Подыгрывал ему, чтобы подчинить Русь. А сейчас в Литве правит не Ольгерд, а Ягайло. Притесняет православных. Киприану в Киеве стало совсем не сладко. Почему бы не перезвать его к себе? Митрополит он настоящий, законный. Хорошо служил Ольгерду – может так же хорошо послужить Дмитрию Ивановичу. Будет привлекать литовских православных к Москве. Отправили ему приглашение.

Киприану и впрямь приходилось туго. Литовские князья-язычники с ним совсем не считались. Того и гляди, вообще выгонят. А тут его позвали управлять всей Русской Церковью, жить в богатых кремлевских палатах! Он согласился сразу же. Дмитрий Иванович торжественно встретил его. О прошлых ссорах больше не вспоминали, будто их и не было. Послы из Византии тоже возвратились. Но их в столицу даже не допустили. Арестовали в Коломне. Бояр, участвовавших в обмане, посадили в тюрьму. Пимена сослали в монастырь в глухой городок Чухлому.

А между тем победа на Куликовом поле отозвалась и в Литве. Раньше Ягайло враждовал только с православными. Но когда он повёл войско к Мамаю и сбежал от русских, его стали презирать и язычники-литовцы. Брезгливо качали головами: разве это государь? Слабак и тряпка. Против Ягайлы выступил его дядя, Кейстут. Воины поддержали его, провозгласили великим князем. Он обратился к Дмитрию Донскому, предложил заключить союз. К Кейстуту уехали боевые товарищи русских, Андрей и Дмитрий Ольгердовичи. Дядя вернул им прежние удельные княжества, Полоцкое и Брянское.

Правда, Ягайло всё-таки победил, ложью и коварством. Сделал вид, что согласен подчиняться Кейстуту, устроил большой пир. А когда дядя и его бояре крепко выпили, их всех перебили. Но и Ягайло теперь дрожал от страха, что его вот-вот свергнут. Сын убитого Кейстута Витовт убежал в Пруссию, попросил помощи у немецких рыцарей. А особенно Ягайло боялся Дмитрия Донского. Считал его всемогущим – победитель Мамая! Если он выступит против Ягайлы – конец.

Чтобы уцелеть и удержаться на литовском троне, он нашёл единственный выход. Поклонился… Дмитрию Ивановичу. Попросил в жёны его дочь. При этом поклялся самому перейти в Православие и окрестить в православную веру всех литовцев. И признавал московского государя старшим над собой, обещал подчиняться ему и слушаться. Литва соглашалась присоединиться к Московской Руси! Добровольно, без всякой войны! В 1382 году составили договор, подписали его, поставили печати. Осталось только выполнить. Сыграть свадьбу Ягайлы с княжной Софьей Дмитриевной. Начать православное крещение Литвы. И она начнёт постепенно прирастать к Москве – так же, как Тверь, Рязань. Но помешала неожиданная беда…



Хан Тохтамыш


Ягайло, государь Литвы и Польши.

Художник А. Лессер


Глава 20.
Нашествие Тохтамыша

Войско хана Тохтамыша осаждает Москву


В Москве были уверены – времена, когда татары хозяйничали на Руси, ушли навсегда. Договариваться по-хорошему мы всегда рады. Но унижать и грабить нас больше не позволим. После Куликовской битвы в Орде тоже должны это понять. Но Тохтамыш замышлял иначе – вернуть всё так, как было раньше. Если рабы разгромили Мамая, то они всё равно рабы. А если они слишком много возомнили о себе, нужно проучить их. Да, русские усилились. Но и у татар прекратились междоусобицы, под властью Тохтамыша объединились сразу три Орды – Золотая, Белая и Синяя. Его держава раскинулась от Днепра до сибирских степей.

В Сарае снова собрались те же самые купцы, окружавшие Мамая. Ордынские, генуэзские, хорезмийские. Настраивали ханских придворных: давно не приводили невольников. Работорговцам нужен свежий товар, и побольше. Мамай обещал – не выполнил. Надо, чтобы новый хан исправил положение. И мурзы, воины тоже вспоминали: эх, если бы на Русь, как раньше! Сколько добычи, сколько пленных!

Тохтамыш решил сперва действовать так же, как Мамай. Припугнуть русских. Напомнить, кто их господа. Отправил к Дмитрию Донскому посла Ак-ходжу, а с ним внушительную свиту, 700 вооружённых воинов. Они доехали до Нижнего Новгорода. Но на Руси народ услышал – идёт большой отряд татар! Значит, опять будут наглеть и грабить? Нет, больше таких гостей терпеть не желали. Люди заволновались, стали вооружаться. Ак-ходжа побоялся ехать дальше, чтобы не побили.

И всё-таки он не напрасно побывал в Нижнем Новгороде. Он узнал очень важные для хана вещи. Русь ещё не совсем объединилась. Не все князья заодно. На Дмитрия Донского обижались как раз владельцы Нижнего Новгорода, Городца, Суздаля. Дмитрий-Фома, его сыновья Семён и Василий Кирдяпа, брат Дмитрия-Фомы Борис Городецкий. Завидовали московскому государю, возмущались. Их княжества два раза опустошал Арапша, они понесли огромные убытки. А Дмитрий после этого оказался победителем, вон как возвысился, руководит союзом князей.

Когда появился Ак-хожда, эти князья совсем перепугались. Ведь и в прошлый раз было так же! Сперва нагрянул Сарайка с тысячей татар. А потом на них набеги посыпались! Решили – нет уж, теперь они будут спасать собственные владения. Все напасти и ханский гнев надо нацелить на Москву, пускай сама расхлёбывает. Ак-ходжу они приняли с пышными почестями. Завалили подарками. И объясняли, что они-то – верные слуги хана. Враг татар – московский Дмитрий. Ябедничали, что он загордился. Подчиняет себе князей и настраивает против Орды.

Донос нижегородских князей на собственного государя очень порадовал Тохтамыша. Если нашлись одни изменники, найдутся и другие! Надо стукнуть по Руси покрепче, и её единство снова развалится. А значит, и её сила рассыпется! Новый хан не повторял ошибок Мамая. Не посылал угроз Дмитрию Донскому. Не созывал в войско все подвластные племена и народы. Зато он соблюдал глубокую тайну. О замыслах Тохтамыша даже из его придворных знали немногие.

Войско составилось только из татар, в трёх ордах их было вполне достаточно. В поход их подняли быстро, одним махом. И сама армия была быстрой, конной. Без пехоты, без громоздких обозов. Летом 1382 года Тохтамыш выслал по Волге специальные отряды. Они перехватывали лодки и суда с русскими купцами. Всех убивали вместе со слугами, гребцами, чтобы никто не подал на Русь сигнал тревоги. Другие отряды хан бросил на Дон. Они истребляли друзей московского государя, казаков. А следом помчалась вся татарская рать стремительным ураганом.

Исполнились и планы Тохтамыша поссорить русских князей, оторвать их от Москвы. По приказу хана Борис Городецкий и сыновья Дмитрия-Фомы явились к татарам со своими дружинами. Опять заметался Олег Рязанский: как уберечь собственное княжество? На Дмитрия Донского он тоже оскорбился, что пришлось его признать старшим над собой. Олег выехал навстречу хану. Сам предложил провести татар лучшими дорогами, показать самые удобные броды на Оке. При этом хитрил – так провести их, чтобы они обошли стороной Рязанскую землю. А Москву разгромят – вот и хорошо, можно будет забыть договор про «младшего брата».

Московская разведка всё-таки сработала. Великому князю доложили – идёт Тохтамыш с огромной ратью. Государь разослал гонцов, скликать воинов. Выступил из столицы, решил встретить врагов в поле. Раньше точно так же собирались по тревоге, быстро и чётко. Но… ещё слишком свежей была память, насколько тяжёлой была Куликовская битва. Сколько народу погибло, сколько было переранено. И вдруг – предстояло то же самое! Даже самые смелые и боевые содрогнулись. Искали причины – а может, как-нибудь без меня?

Некоторые князья и города вместо войск присылали письма: слишком много воинов потеряли на прошлой войне. Ещё не пришли в себя. К Дмитрию Донскому сходились жиденькие, малочисленные полки. Другие медлили, опаздывали. У тех, кто собрался, не было такого общего воодушевления, как на Куликовом поле. Воеводы неуверенно вздыхали: пожалуй, не выдержим. Побьют нас. Тогда государь поменял планы. Разослал другой приказ: всем жителям укрываться по лесам, по крепостям. Прятать скот, имущество. А Москве готовиться к обороне. Над тем войском, которое у него собралось, он поставил командовать брата Владимира. Велел ему встать в Волоколамске, ждать подкреплений из западных областей. Сам поехал в Кострому, созывать полки из волжских и северных городов.

В общем-то пока не было ничего страшного. Каменные стены Кремля взять было трудно. Войско Тохтамыша двигалось налегке. Без обозов, без запасов. Значит, долго стоять в осаде не могло. А государь и Владимир Храбрый соберут две рати. Будут угрожать хану с разных сторон. Вот и придётся ему убраться. Руководить Москвой Дмитрий Донской поручил митрополиту с боярами. При святом Алексии он всегда так делал, когда уезжал из столицы. Оставил в городе и свою семью – пусть москвичи знают, что великий князь не бросил их.

Но лучшие воеводы были с государем или с Владимиром Андреевичем. Те, кто остался в Москве, растерялись. Горожане сами собирались по улицам и слободам в отряды ополчения. Сами выбирали командиров. А настроены были слишком легкомысленно. Ремесленники, торговцы, слуги надевали кольчуги, вооружались. Задирали носы, хорохорились перед женщинами. Чтобы добавить себе храбрости, угощались пивом, хмельным мёдом. Ух мы какие крутые! Ольгерд Москву не взял, Мамая разгромили, что нам какой-то Тохтамыш! Всех порвём!

В Кремль, укрываясь от опасности, стекались жители окрестных городков и сёл. Но народу набилось слишком много, и люди испугались. Если крепость окружат, припасов может не хватить, будет голод. Начали уезжать куда-нибудь подальше. Но ополченцы разгулялись, не выпускали их из ворот. Насмехались, что они трусы. Потом придумали: ладно, будем выпускать, но отбирать у них всё имущество. Это же справедливо! Пусть трусы отдают всё добро героям. То есть нам.

Кто должен был образумить смутьянов, призвать к порядку? В первую очередь – митрополит. Напомнить им о христианском долге, о Боге, о совести. Но Киприан был совсем не похож на Алексия. Он же был чужеземец. Всю жизнь пристраивался так, как самому выгодно. То в патриархии, то к Ольгерду, то к московскому государю. А сейчас оценил по-своему: власть Дмитрия Донского кончается. Даже если уцелеет, Тохтамыш отберёт у него престол великого князя. Кого назначит вместо него? Скорее всего, тверского Михаила. Уж он своего не упустит, у него и ярлык есть от Мамая. Значит, пришла пора пристраиваться к нему, а не к Дмитрию. Первым приедешь к новому великому князю – станешь его первым помощником, получишь награды.

Киприан велел слугам грузить вещи, ценности. Бояре, оставленные оборонять Москву, совсем ошалели – как же так? По приказу государя Киприан был главным в городе, должен был руководить правительством. А он навострился бежать! Бояре объясняли ему, уговаривали. Он ничего не хотел слушать. А вооружённые буяны заметили его сборы. Начальство удирает! Ну и ладно, без начальства нам даже лучше. В городе кончилась всякая дисциплина. Разгулявшиеся добры-молодцы стали грабить дома тех, кто уехал. Взламывали боярские и княжеские кладовые. Выкатывали оттуда бочки с вином, перепивались.

Испугалась даже жена Дмитрия Донского, Евдокия. Оставаться в городе, где безобразничали толпы грабителей, стало просто опасно. Она решила увезти детей из Москвы. Присоединилась к большому обозу митрополита. А пьяные ополченцы настолько расхулиганились, что даже государыню и Киприана не хотели выпускать. Митрополит еле уговорил их. Те кричали гадости, оскорбления, но всё-таки пропустили. Хотя за воротами они повернули в разные стороны. Евдокия к мужу в Кострому, Киприан в Тверь.

Тем временем татары переправились через Оку, захватили и сожгли Серпухов. 23 августа их передовые отряды показались возле Москвы. Нетрезвые защитники со стен издевались и насмехались над ними. А бояре без митрополита уже боялись наводить порядок. Как бы хулиганы на них самих не набросились. В Москву перед этим приехал из Литвы молодой внук Ольгерда, князь Остей. Хотел поступить на службу к Дмитрию Донскому. Бояре поручили ему возглавить оборону. Остей оказался хорошим воином. Договорился с командирами ополченцев, как распределить их отряды. На стенах расставили самострелы, котлы – кипятить воду и смолу. В Москве были и пушки, захваченные в Булгаре. Их тоже вытащили на удобные места, зарядили.

24 августа нахлынула вся вражеская армия. Стала поливать Кремль тучами стрел. Под их прикрытием часть татар слезла с коней. Побежали к крепости, несли лестницы. Но москвичи, даже подгулявшие, драться умели. Бабахнули пушки, засвистели стрелы в ответ. На атакующих полились кипяток, смола. Один из купцов, Адам, из самострела метко сразил знатного мурзу, ханского любимца. Ордынцы откатились прочь. Но в городе забурлило веселье пуще прежнего. Отбились! Теперь уже вообще не стеснялись. Влезли в погреба уже и тех бояр, что остались в Москве. Забирали бочки с вином, мёдом. Праздновали победу.

На третий день осады враги снова атаковали. Опять грохнули пушки, полетели камни и стрелы. Неприятели отступили. Но на четвёртый день к воротам подъехала группа богато одетых татар. А с ними нижегородские князья Василий Кирдяпа и Семён. Они объявили – хан воюет не с вами, а только с князем Дмитрием. Москвичей он карать не будет, даже выкуп с города не требует. Он только просит, чтобы ему поклонились, встретили со всеми почестями, впустили его посмотреть Москву. Кирдяпа с Семёном тут же, на виду у защитников, поклялись и поцеловали крест, что татары никого не тронут и никому не причинят зла.

Конечно, москвичам следовало задуматься – как же можно отделять себя от государя? Можно ли отрекаться от него? Дескать, Дмитрий Донской одно, а мы – другое. Как можно мириться с ханом без его ведома? Это же предательство получалось. Следовало задуматься и о другом – можно ли верить князьям, если они перешли на сторону врагов? Нет, не задумались. Головы болели от вчерашних пьянок. И так не хотелось снова напрягаться, драться под татарскими стрелами. Ополченцы обрадовались, зашумели – да, надо мириться! Убеждали друг друга: ведь свои, русские князья на кресте поклялись, что хан всех помиловал, мстить не будет. Осторожных не слушали. А бояре и князь Остей не осмелились противиться, если большинство так решило.

Ворота открылись. На поклон к басурманскому хану москвичи вышли, как на крёстный ход – с иконами, церковными хоругвями. За священниками шагало всё начальство. Следом высыпал любопытный народ. Татары благодушно посмеивались. Остея и бояр отделили от всех. Повели к ханскому шатру. И вдруг там сверкнули сабли. Полилась кровь. Это стало сигналом. Ордынцы со всех сторон набросились на москвичей. Рубили и резали их, вломились в Кремль. Горожане получили и за насмешки со стен, и за татар, убитых при штурме. Получили и за собственную дурость.

Татары растеклись по улицам. Грабили дома, дворцы, храмы. Ловили жителей. Их было слишком много, и в плен отбирали только молодых, здоровых. Остальных тут же убивали. Напоследок подожгли город. В огне погибали те, кто сумел спрятаться по дворам и подвалам. На Руси огромной ценностью были книги. Перед нашествием их из разных мест свезли в Москву, чтобы уберечь. Сложили в каменные храмы, груды были высокие, под потолок. Книги тоже сгорели, татарам они были не нужны.

А Тохтамыш, уничтожив Москву, разделил свою армию. Одну часть направил на восточные области Руси, вторую на западные. Жители Переславля-Залесского не надеялись отбиться. Сели на лодки, выплыли на середину Плещеева озера. Из лодок смотрели, как погибает их город. Следом татары сожгли Юрьев, Владимир. Другая половина их армии шла в западном направлении, погромила Звенигород и Можайск. Сунулась к Волоколамску. Но там стоял Владимир Храбрый с войском. Он решительно бросился в атаку на врагов и разгромил их вдребезги.

Хан встревожился. До него доходили слухи, что у Дмитрия Донского в Костроме тоже собирается рать. Поход получился такой удачный – а если ударят с двух сторон? Дело может кончиться плохо. Нет, лучше остаться победителем. Тохтамыш созвал свои отряды, приказал возвращаться домой. На обратном пути ещё захватили и спалили Коломну. А потом досталось и Олегу Рязанскому. Орда двинулась через его княжество. Всё грабила, жгла. Распотрошила и саму Рязань. Тохтамыш воинов не останавливал. Пускай резвятся! А русские лучше запомнят, кто их хозяева. Вот такая награда досталась Олегу за верность хану, за попытку схитрить.

Дмитрий Донской кое-какие войска всё-таки собрал. Но когда подошли к Москве, увидели дымящиеся развалины. Всё было завалено убитыми. Государь приказал хоронить их. Работы было много, и он назначил плату – за 80 закопанных тел 1 рубль (это были большие деньги, около 200 граммов серебра). Всего заплатили 300 рублей. Значит, похоронили 24 тысячи человек. А сколько погибло в других городах, по сёлам? А скольких угнали в плен, продали работорговцам?

А ведь всего два года назад одержали великую победу! Верили – конец владычеству Орды. А теперь снова сгоревшие города, массы убитых, рабство… Как долго, как старательно строили Русскую державу. И какой непрочной она оказалась! Один удар – и она опять стала разваливаться! Предатели, Борис Городецкий, Кирдяпа и Семён, уже подлизывались при дворе Тохтамыша. Ждали, как их наградят. И тверской князь Михаил сразу отбросил договор с Дмитрием Донским. Помчался в Сарай. Загорелся получить ярлык великого князя. О беде услышали новгородские бояре, и тоже возбудились. Москве конец, вот и хватит ей подчиняться, подати платить. Лучше позвать князя из Литвы – это будет дешевле.

Тохтамыш одним махом отшвырнул Русь в прошлое! В ссоры, раздрай, междоусобицы. Но ведь хан именно этого добивался! От всего, что произошло, хотелось рыдать. Да что там рыдать – просто выть! Сколько сил положили, сколько крови пролили – и всё напрасно? Теперь нужно было начинать снова. С самого начала, с нуля! Поддержать государя могла только Православная Вера. Утешить, укрепить. Почему беда случилась? Значит, сами нагрешили. Слишком возгордились прошлой победой. Расслабились, успокоились. Да и не вся Русь оказалась готовой жить по-новому, без ханов. Не вся Русь оказалась готовой снова встать за други своя. Не только князья – а москвичи как себя повели?

Проверил Бог – и оказалось, ещё не заслужили свободу. Получается, и для Дмитрия Господь решил послать новое испытание. Ещё раз призывает его послужить родной земле, собрать себя в кулак. Что ж, вера у великого князя была прочной. От ханского удара всё государство зашаталось. Но он не пал духом, не сломался. Обдумывал более спокойно. Отдавал распоряжения. И выяснялось – нет, не напрасными были прошлые труды и подвиги. Не с нуля приходится начинать. Зашатались только слабаки. А другие, наоборот, теснее сплотились вокруг великого князя.

Да, сперва растерялись. Но полки всё-таки собрались. Тохтамыш разорил не всю Русь, а семь городов. Больше-то не сумел. Побили его, пришлось убираться. Из уцелевших областей повозили помощь: еду, одежду. Шли и ехали люди, восстанавливать столицу. Митрополит Киприан так и сидел в Твери. Не приехал хоронить погибших, возрождать пострадавшие храмы и монастыри. Даже не сообщил государю, что князь Михаил кинулся к хану за ярлыком. Наверняка сам же благословил его ехать.

Но Киприан поспешил. Дмитрий Иванович вызвал его в Москву. Поговорил с ним сурово. О чём было говорить-то? Бросил свой пост, на который его назначил великий князь. Не выполнил свой долг. Сбежал, оставил город без начальства. Вместо этого увлёкся собственными шкурными интересами. Затеял интригу с Михаилом. Дмитрий Донской считал, что руководить Русской Церковью такой человек не подходит. Выгнал его обратно в Киев.

А полки, которые собрались у Владимира Храброго и у государя, Дмитрий Иванович направил в поход. Сражаться с ордынцами было поздно, они уже ушли. Но великий князь решил наказать Олега Рязанского. Клятву нарушил? Нарушил. Не пора ли образумиться? Для Олега это стало полной неожиданностью. Он исчез, спрятался где-то в лесах. А его княжество, только что разорённое ордынцами, получило взбучку и от государевой рати. Дмитрий Донской этим походом показал и друзьям, и врагам – хоронить Московскую Русь рано. Она живёт, и силы у неё имеются. Татары приходят и уходят, а Москва рядом. Тем, кто ей пакостит, она будет отвечать.

Народ это увидел. Оценил. И оказалось, что усилия по объединению Руси тоже были не напрасными! Ведь не зря говорят, что настоящие друзья познаются в беде. Мещёра, дремучие леса и болота между Клязьмой и Окой, была отдельным княжеством, никогда не подчинялась Москве. Там жил особый народ, мещеряки. Подданными Дмитрия Донского не были и Муром, Таруса. Но они давно уже дружили с Москвой, вместе ходили на Мамая. И сейчас они прислали отряды. Мало того, князь Мещёры Александр Укович попросился, чтобы его княжество присоединилось к Московскому. Жители Мурома и Тарусы тоже объявили – хотят быть вместе с Москвой.

Это казалось настоящим чудом! В победах на Воже и на Куликовом поле Дмитрий Иванович ничего не присоединил к своим владениям. А сейчас, после разгрома, его государство выросло! Хотя на самом-то деле чудо объяснялось просто. Люди сравнивали – как себя повели князья Нижнего Новгорода, Олег Рязанский и Дмитрий Донской. Вот и выбрали, с кем они хотят быть.


Глава 21.
Как Русь оправлялась от ударов

Дмитрий Донской и его сын Василий.

Художник П. В. Рыженко


Тохтамыш через некоторое время напомнил о себе. Прислал к Дмитрию Донскому «лютого посла» Адаша. Грозного, высокомерного. Свита его воинов сразу принялась грабить и безобразничать. Конечно, хан послал их специально. Не только передать своё повеление, а унизить русских. И проверить – как они отреагируют? Покорятся Тохтамышу или продолжат войну? А Адаш объявил Дмитрию Ивановичу, что хан назначил ему «тяжкую и великую дань». Такую же, как платили до «великой замятни».

Ну и что оставалось делать великому князю? Кликнуть дружинников, чтобы побили наглецов? Москва ослабела, разорена. А Тохтамыш запросто отдаст ярлык великого князя тверскому или нижегородским князьям. На Руси снова начнётся междоусобица. А ордынцы воспользуются. Нахлынут на нашу землю, опять будут резать, жечь, опустошать… Чтобы уберечь от этого страну, Дмитрию Донскому пришлось смириться. Переломить себя, зажать до невозможности. Почтительно кланяться Адашу, терпеть выходки его воинов. И делать вид, что всё нормально.

А весной 1383 года из Москвы в Сарай собрали большой обоз. Дмитрий Донской отправлял к хану старшего сына Василия. Ему исполнилось 11 лет. Но и ему пришла пора служить родной стране. Ведь и самого Дмитрия возили в Орду ещё ребёнком. Сейчас Василий должен был представлять отца. Государь показывал, что покорился Тохтамышу, целиком признаёт его власть. Предстояло судиться с тверским Михаилом и с предателями из Нижнего Новгорода, кому хан отдаст ярлык великого князя. Конечно, мальчик вести такие споры ещё не мог. Для этого с Василием поехали опытные бояре, везли «дары многие».

Однако на этот раз спорить не пришлось. Тохтамыш не испытывал никаких симпатий к Москве. И благородства в нём никогда не было. Он был степным хищником, жадным и коварным. Но советники подсказали ему – дань с Руси сумеет собрать только московский государь. Кто станет слушаться тверского смутьяна или нижегородских князей? Тохтамыш объявил – дескать, я только «поустрашил» Дмитрия. Теперь он исправился, начал верно мне служить. Поэтому я жалую ему ханскую милость, ярлык великого князя. И даже признаю великое княжество «вотчиной» – оно будет передаваться по наследству московским государям.

Тверскому Михаилу Тохтамыш только отменил договор, что он должен считаться «младшим братом» Дмитрия, слушаться его. Нет, пускай будет как бы равным. Вдруг Орде понадобится соперник Москве, устроить на Руси междоусобицу. А нижегородские князья вообще ничего не получили. Тохтамыш видел их как облупленных. Такие и дальше будут подлизываться. Зачем им ещё что-то давать? Выписал ярлыки на их собственные владения, и хватит с них.

Но «ханская милость» для Москвы оказалась очень дорогой. Ордынские чиновники насчитали великому князю большую дань. Ещё и за прошлые годы добавили долг, аж 8 тысяч рублей. Это была огромная сумма, 160 килограммов серебра! А вдобавок, всех князей, приехавших в Орду, ждал неприятный сюрприз. В Средней Азии и в Турции князья покорённых народов должны были присылать ко двору властителя заложников. Собственных детей. В Орде до сих пор такого не было. Но Тохтамыш решил, что это очень удобно. Разве посмеют отцы взбунтоваться или не выполнить приказ, если за это ответят их дети? Хан повелел оставить в Сарае в заложниках и московского княжича Василия, и Семёна Нижегородского, и сыновей Олега Рязанского, тверского Михаила. И вот тоже можно обратить внимание. Разгромили-то Москву, а после этого худо пришлось всей Руси. Значит, на ком всё держалось?

Но нашествие Тохтамыша сказалось даже в Литве. Мы уже рассказывали, как Ягайло попросил в жёны дочку Дмитрия Донского, согласился ему подчиниться, окрестить всех литовцев в православную веру. Сам он уже принял православное крещение, готовились к свадьбе. И вдруг – удар хана, Москва сожжена! А в это же время в Польше умер король Людовик. Сыновей у него не было, наследницей стала дочка Ядвига. Католические епископы и польские паны кинулись к Ягайле. Стали уговаривать: пускай женится на Ядвиге. Он станет королём, получит целое королевство! Ягайле это показалось соблазнительным. Правда, он уже обещал жениться на русской княжне, подписал договор. Но Дмитрия Донского разгромили. Теперь его можно было не бояться. И зачем подчиняться ему? Ягайло разорвал договор с русскими. Заключил другой, с поляками. О том, что женится на их принцессе, станет польским королём, а литовцев окрестит не в православную веру, а в католическую.

И сам он запросто перекинулся из православной веры в католическую – для него было всё равно. Женился на Ядвиге, и Литва соединилась с Польшей. А главными советниками нового короля стали те же самые польские паны и католические епископы. Сразу же поспешили окрестить в свою веру литовцев. Делали это одним махом, абы побыстрее. Строили целыми полками. Священники бормотали молитвы на непонятной латыни, брызгали освящённой водичкой и давали христианские имена. Так же, скопом. В одном полку Петры, в другом Павлы, в третьем Стефаны. Потом поехали по селениям, собирали жителей толпами и крестили таким же образом. Конечно, литовцы ничего не поняли из молитв. И про христианство мало что знали. Но им объявили, что теперь они католики.

В Литве осталось и множество православных людей – все жители Белоруссии, нынешней Украины, западных русских областей. Но Ягайло вообще приравнял всех православных к язычникам. Запретил им занимать любые государственные должности. Двое вельмож отказались последовать примеру короля и перейти из православной веры в другую. Ягайло обоих казнил. А против своих православных братьев он снова начал войну.

В Литве творились такие безобразия, но и в Русской Церкви было неладно. Митрополита Киприана великий князь выгнал. А кем его заменить? Дмитрий Донской вспомнил про сосланного Пимена. Да, он схитрил, обманул. Но уже был наказан за это, провёл несколько лет в далёкой Чухломе. Наверное, осознал свою вину. Постарается исправить её, будет лучше служить. А митрополитом его поставил патриарх, вполне законно. Дмитрий Иванович вернул Пимена из Чухломы, доверил управлять Церковью.

Но быстро понял, что ошибся. Пимен оказался никуда не годным митрополитом. Все дела у него развалились, запутались. А по натуре он остался нечестным. Мог прихватить церковные денежки для себя. Дмитрию Донскому очень понравился архиепископ Дионисий Суздальский. Умный, энергичный. Он прекрасно знал богословие. Боролся со всякими сектантами, с ересями – нарушениями Православия. И за родину, за народ он стоял твёрдо. Именно он когда-то в Нижнем Новгороде потребовал от посла Сарайки прекратить грабежи. Дионисия любил святой Сергий Радонежский, благословлял его.

Великий князь предложил ему руководить Русской Церковью, отправил в патриархию. Там он наконец-то объяснил, что произошло с Пименом. Патриарх тоже высоко оценил Дионисия, поставил его митрополитом, а Пимена низложил – то есть официально лишил этого поста. Дионисий поехал домой. Но дорога лежала через Литву. Там верховодил Ягайло, враг Руси и Православия. В Киеве митрополита схватили и бросили в тюрьму. Через пару месяцев узнали, что его уже нет в живых. Видимо, его убили. А Русь в самое трудное время опять осталась без митрополита.

Как его не хватало Дмитрию Донскому! Такого митрополита, чтобы был как святой Алексий! Потому что в стране продолжался раздрай. Одних беда сплотила – стала общей бедой. Но другие так и не поумнели. Нижегородские князья совсем перестали считаться с московским государем. Вели себя самостоятельно. То и дело шастали в Орду. Сплетничали, ябедничали – показывали Тохтамышу, какие они верные. Хотя они и между собой перессорились. Старший в роду, Дмитрий-Фома, умер. Его брат Борис Городецкий, сыновья Кирдяпа и Семён тут же сцепились за богатый Нижний Новгород. Принялись доносить хану друг на друга.

А особенно разошлись бояре в Новгороде. Великий князь начал собирать большую дань для Орды, да ещё и 8 тысяч долга. Заплатить было очень тяжело. Московские владения опустошили татары, угнали массу людей, сколько городов приходилось строить заново. Дань и долги, как обычно, разложили на разные княжества и города. Сообщили и в Новгород, чтобы прислал часть денег. Но «золотые пояса» отказались. Объявили: хан потребовал деньги от московского государя, а они здесь ни при чём. Тохтамыш погромил не их, а Москву. Ваша проблема, сами и расхлёбывайтесь. И вообще Дмитрию Донскому крепко досталось, его могущество кончилось – мы больше не хотим ему подчиняться. Найдём себе другого князя.

По соседству, в Литве, шла война. К литовским войскам Ягайлы присоединились поляки, рыцари Ливонского ордена. Вместе обрушились на Полоцкое княжество Андрея Ольгердовича. Он обратился к Новгороду, звал на выручку. Но «золотые пояса» рассудили, что для них будет лучше торговать и с литовцами, и с поляками, и с Орденом. Отправили послов к Ягайле договариваться о дружбе. Андрею ответили, что эта война их не касается. Король захватил Полоцк. Казнил множество православных людей, сражавшихся на стороне Андрея. Его самого увезли в Польшу, заточили в тюрьму.

Переходить под власть Ягайлы новгородские бояре всё-таки побоялись. Он же повсюду устанавливал католическую веру, преследовал православных. Простые новгородцы ни за что не подчинятся такому правителю. Но «золотые пояса» придумали, что для них будет самым выгодным. Не подчиняться никакому государю – ни литовскому, ни московскому. От Ягайлы из Литвы убежало немало православных воинов, несколько князей с дружинами. Новгородцы зазвали их к себе, дали владения в своей земле. Прикинули, что такие эти беженцы не будут требовать никакой самостоятельной власти. Станут послушно выполнять, что скажут им бояре. Иначе выгнать могут, а куда им деваться?

Одного из литовских князей, Патрикия Наримантовича, выбрали князем Новгорода. Но на это не спрашивали разрешения у Дмитрия Донского. Он не приносил присяги служить московскому государю. Только Новгороду. Это была не шуточка. Это означало, что Новгородское государство отделяется от Москвы! Вы сами по себе – а мы сами по себе. А новгородцы, набрав к себе литовских князей и воинов, сочли, что стали очень сильными. Куда уж там разбитым и разорённым москвичам! Наплевали даже на русские законы. На Волге и других реках опять появились флотилии новгородских ушкуйников. Нападали на русские сёла, города. Безобразничали и грабили не лучше, чем татары!

Да, порядок на Руси нарушился. В такой обстановке осмелел и Олег Рязанский. В 1385 году он неожиданно налетел на Коломну. Подкараулил удобный момент и ворвался в город. Захватил в плен находившихся там воинов. Коломну только отстроили после татар, а Олег разграбил её и сжёг. Всех жителей угнал в своё княжество – чтобы работали на рязанцев или продать их татарам. Удержать город князь даже не пытался. Напакостил и скрылся. Просто показал, что он наконец-то победил. Отомстил москвичам.

Конечно, Дмитрий Иванович не спустил такую выходку. Быстро собрал рать, и Владимир Храбрый повёл её на Рязанщину. Но и Олег схитрил. Он как раз и рассчитал, москвичи захотят наказать его. Уже изучил, по каким дорогам они ходят на Рязань. В удобном месте устроил засаду. Владимир Андреевич и в самом деле дал промашку, попался. Разгромить его Олег всё-таки не смог, но в жестоком бою погибли несколько московских воевод, потрёпанному войску пришлось отступить.

И что было делать Дмитрию Донскому? Позвать удельных князей, собирать большую армию? В который раз опустошить Рязанское княжество? А Олег опять исчезнет. Пересидит в лесных укрытиях и полезет мстить. Снова будет понапрасну литься русская кровь, страдать будут и рязанцы, и москвичи. Митрополита не было. Но в Русской Церкви имелся другой авторитетный лидер. Святой Сергий Радонежский. За прошедшие годы его слава ещё больше возросла. На Руси уже каждый знал, что это великий святой.

Дмитрий Иванович вспомнил, как он улаживал ссору в Нижнем Новгороде. Опять обратился к нему – помоги, батюшка. Сергий согласился. Только сейчас не пошёл пешком. Он был уже старенький, сил оставалось всё меньше. Поехал на тележке. Когда он появился в Рязани, Олег опешил и растерялся. Святой человек сам явился к нему! Прибыл в нищий город. В бедненький дом князя, кое-как восстановленный после погромов. Прибыл человек, связанный с Самим Богом! Как будто посланник от Бога!

А батюшка Сергий, как и раньше, оставался тихим, смиренным. Олегу он не угрожал. Не ругал его, не воспитывал. И церквей у него не закрывал – в Рязани даже церкви были нищие, обгоревшие. Сергий Радонежский просто сел побеседовать с князем о мире, о любви, о христианской пользе для души. И случилось чудо. Ничем не прошибить было упрямого Олега. Ни военными ударами, ни разорением его владений. А тихие и спокойные слова батюшки вразумили его. Он устыдился собственной вражды. Душа его растаяла. Открылись глаза, в чём он ошибался. Олег согласился заключить с Дмитрием Ивановичем не просто мир, а вечный мир и любовь на будущие времена! Отпустил всех пленных.

А чтобы мир и любовь были более прочными, договорились породниться. Сын Олега, Фёдор Иванович, женился на дочке Дмитрия Донского Софье. Вот так необычно повернулась её судьба. Она же должна была уехать на чужбину, стать женой Ягайлы, литовской государыней. А стала рязанской. Вот так с помощью батюшки Сергия завершились долгие и глупые войны между рязанцами и москвичами. Завершились без новых сражений. Без побеждённых. А победителями стали все. Ведь и те, и другие победили собственную гордость, честолюбие, старые счёты, вражду. Увидели друг в друге близких людей. Своих, русских. И вместо вражды стали сближаться, сживаться между собой.

Ну а когда погасили раздоры с Олегом, дошла очередь и до новгородцев. Дмитрий Иванович и с ними долгое время пытался решить споры мирно. Просил. Предупреждал. Ничего не помогало. Наоборот, «золотые пояса» только наглели. Если великий князь уговаривает, значит и вправду обессилел! Его даже рязанцы побили, а он не ответил! Чего его бояться? Но терпение Дмитрия Донского было не бесконечным. Зимой 1386 года он призвал на Новгород всю Русь.

Она откликнулась дружно. Вся страна пришла в движение, зазвенела оружием. Армия собиралась такая же мощная, как против Мамая! Прислали свои полки 26 городов. А некоторые города считались подданными Новгорода – Вологда, Бежецк, Торжок. Но даже они были возмущены, что вытворяет новгородское правительство. Отправили отряды к великому князю. Да, можно было пожалеть, что такую армию приходилось вести не против Орды, не против литовцев, а для вразумления своего русского города.

Но можно было и порадоваться. Вот теперь было видно – Русь не развалилась. Большинство княжеств и городов хотят быть вместе с Москвой. Готовы проучить тех, кто рушит единство Руси. Новгородские бояре совершенно не ожидали такого! Считали, что на московского государя, раздавленного татарами, уже можно не обращать внимания. А на них выступила вся Русь! «Золотые пояса» струсили. Выслали навстречу делегацию, предложили заплатить огромный выкуп, 8 тысяч рублей. Столько же, сколько потребовал Тохтамыш со всей Московской Руси.

Однако их ждал новый сюрприз. Дмитрий Донской делегатов вообще не принял, не захотел с ними разговаривать. Пустил свои конные отряды разорять имения новгородских бояр, их сёла и деревни. Потому что дело было не только в деньгах. Откупились – и всё. Надо было образумить правителей Новгорода. Чтобы признали власть Москвы. И впредь даже не думали от неё отделяться.

«Золотые пояса» это поняли. Но им очень уж не хотелось подчиняться. Решили воевать. Понадеялись на своих литовских князей и воинов. Стали вооружать народ. Возбуждали простых людей – дескать, не сдадимся! Защитим нашу свободу! Будем драться до последнего. Принялись готовить Новгород к осаде. Сожгли не только неукреплённые посады, но и 24 монастыря около города. Чтобы воинам Дмитрия Донского негде было остановиться в тепле, пришлось бы стоять зимой в полевых лагерях.

Несколько раз возникали слухи – войско московского государя приближается. Новгородцы выводили из города свою рать, строились к битве. Но… армия Дмитрия Донского так и не появлялась. Потому что он как раз и не хотел никакой битвы. И осаждать, штурмовать Новгород он совершенно не собирался. Зачем это нужно, чтобы русские убивали русских? Дмитрий Иванович специально остановил полки в 30 километрах от Новгорода, дальше идти запретил. Он же хорошо знал новгородцев. Своевольный город будет храбриться, кипятиться. Но надолго бушевать духа не хватит.

Так и получилось. Новгородцы орали, махали мечами. Один раз вышли на битву, второй – а противника нет. Нервы не выдержали. Стали обсуждать более спокойно – разве можно выстоять против всей Руси? Прислали к государю вторую делегацию просить о мире. С ней Дмитрий Донской начал уже серьёзные переговоры. Новгород уплатил 8 тысяч рублей, но они стали не выкупом, а штрафом за разбои ушкуйников. А дань само собой, её город обещал платить регулярно. Принёс клятву всегда слушаться великого князя, признавать его единственной законной властью над собой. Брать на службу чужеземных князей Новгороду дозволялось – но только с разрешения московского государя. Подписали договор, и война закончилась. Без боёв, без убитых.

Но этот поход стал очень важным. Не позволили Новгороду отделиться от Руси. И деньги получили, расплатиться с ханом. А русские люди снова почувствовали свою силу. Нет, мы не сломались, не скисли! Когда вместе, вон какую армию выставить можем! Сегодня вправили мозги новгородским смутьянам, а завтра и настоящим врагам головы снесём!

Глава 22.
Он успел сделать не всё…

Дмитрий Донской


Под властью Тохтамыша Орда казалась такой огромной и могущественной, какой она не была ещё никогда. Ведь хану подчинялись сразу три орды, Золотая, Белая и Синяя. Но на самом деле это могущество было уже непрочным. Во время междоусобиц татарские мурзы, эмиры, воины приучились предавать. Перекидываться к тем вождям, у кого выгоднее, добычи больше. А в Сарае опять набрала силу группировка крупных купцов – сарайских, геруэзских, хорезмийских. Они настраивали ханов и вельмож, как будет полезно для них самих. Подтолкнули Мамая идти на Москву. После него Тохтамыша. А если ханы не угодили купцам, то они быстро погибали – как Сартак, Тохта, Джанибек.

Группировка купцов стала как бы вторым правительством в Сарае. Но она и погубила Орду. Ведь для неё важнее всего были прибыли. Для работорговли требовались пленные. Русь погромили, массу русских невольников распродали по всему миру. Однако после этого Москва покорилась, дань стала платить исправно. Чтобы добыть новый товар для работорговцев, нужны были новые войны. А с кем?

По соседству, в Средней Азии, лежала ещё одна могущественная держава – Тамерлана. Он создал армию из лучших профессиональных воинов. Набирал в неё гулямов (удальцов) из разных стран и народов. Им очень хорошо платили, но и экзамены были строгими. Желающий поступить на службу должен был показать свое умение владеть саблей, без промаха стрелять из лука. На полном скаку подцепить кончиком копья маленькое колечко, поднятое в руке проверяющего. Тимур был глубоко верующим мусульманином. И в своей державе устанавливал мусульманские законы, строгий порядок. Для всех подданных он ввёл высокие налоги. Ведь ему надо было платить воинам. Кроме того, на эти деньги Тамерлан повсюду строил мусульманские мечети, медресе (школы). Он очень любил и украшал собственную столицу, Самарканд.

А со своей армией двинулся завоёвывать другие страны. Присоединял одну область за другой. В Закавказье было много мелких государств – грузинские, армянские, турецкие. Они не осмеливались сражаться с Тимуром. Тех, кто покорялся добровольно, Тамерлан брал под защиту. Сохранял им прежние законы, обычаи, веру. Оставлял там прежних князей и царьков. Но они должны были служить повелителю, платить дань, присылать ему войска. А измену Тимур считал самым страшным преступлением и не прощал никогда. Изменившие города и страны он превращал в безлюдные развалины.

Для Тохтамыша властитель Средней Азии был другом и благодетелем. Трижды спасал его, помог победить соперников и стать ханом. Они же и договор заключили, что Тохтамыш будет почитать Тимура как отца, слушаться его. Но раньше Золотой Орде принадлежал Хорезм – область Средней Азии на реке Амударья. Во время междоусобиц она отделилась, и Тамерлан присоединил её к своей державе.

Но как раз из Хорезма были многие богатые купцы, ворочавшие делами в Сарае. На родине у них остались близкие, друзья, партнёры. Порядки в государстве Тимура им очень не нравились. Прежде, в Золотой Орде, они были важными особами. Дороги из Китая и Индии, по которым везли шёлк и другие восточные товары, вели через столицу Хорезма, Ургенч, – и в Сарай. Какие прибыли это приносило! Сейчас караваны из Китая и Индии шли через главные города Тимура, Бухару и Самарканд. Ургенч превратился во второстепенный город. Жителям приходилось платить большие налоги. Надо было строго соблюдать мусульманские законы, регулярно ходить в мечети.

Но ведь Орда возродилась, снова стала сильной. Хорезмийские купцы мечтали – вот бы вернуться под её власть! Они связывались со своими родственниками в Сарае, отправляли к ним тайных посланцев. Ордынские купцы соглашались – да, Хорезм нужно вернуть. Настраивали приближённых Тохтамыша. Дождались момента, когда Тимур повёл все свои силы воевать в Персию. На границе со степью он оставил мало воинов. Там же правил друг, Тохтамыш. Но как только Тамерлан ушёл подальше, хорезмийцы восстали. Перебили или выгнали воинов и чиновников Тимура. Объявили, что переходят к ордынскому хану. А в Сарае купцы и вельможи внушили Тохтамышу – надо поддержать. Он принял Хорезм в своё подданство.

Услышав об этом, властитель Средней Азии был возмущён. Но про интриги купцов он не знал. Рассудил по-своему. Легкомысленные хорезмийцы просто не хотели платить большие налоги. А Тохтамыш легкомысленно пожадничал, принял их. В это время Тамерлан побеждал, брал персидские города. Прерывать наступление и возвращаться в Среднюю Азию он не хотел. Решил – Хорезм от него никуда не денется, можно будет и потом разобраться.

Но группировка купцов в Сарае считала: Хорезм – это только начало. Надо восстановить прежнюю торговую дорогу из восточных стран. Чтобы она, как и раньше, шла через Хорезм, Сарай – и в черноморские порты. Но для этого нужно было порушить новую дорогу – через державу Тимура. Разорить его города. Опустошить цветущие селения. Завалить каналы и колодцы с водой… Вот и повернут караваны по старому пути. А к купцам вернутся их старые прибыли. Они обрабатывали мурз и эмиров. Кому деньги нужны – пожалуйста. Кто в долгах у купцов – можно простить. Вельможи засуетились вокруг Тохтамыша. Настойчиво доказывали – надо напасть. И возможность для этого очень удобная: войска Тимура в Персии. Наступают всё дальше и дальше от дома. Самое время ударить!

Даже у хищных зверей есть чувство благодарности. Зверь не укусит руку, которая его вскормила. У Тохтамыша такого чувства не было. Он провёл жизнь в междоусобицах. Привык: ударишь подло, исподтишка – победишь. А в Сарае он уже успел понять: здесь есть свои правила. Пожелания могущественных купцов надо выполнять. Иначе на престоле окажется другой хан. Тохтамыш начал готовиться к войне с Тимуром.

Дмитрий Донской после нашествия на Москву усилил свою разведку в Орде. Нашёл подходящих людей при дворе хана, хорошо платил им. Они сообщили – назревает очень большая война. Это значило, что хан будет собирать все силы. В том числе и русских князей. Нужно ли было нашим воинам идти куда-то на чужбину? Сражаться и погибать неизвестно за что? Нет, Дмитрий Иванович не хотел такого допускать. Для Руси-то было выгоднее, если Тохтамыш проиграет. А своих ратников поберечь. Но как ослушаться, если будет приказ хана? В Орде находился заложник, сын Василий. Великий князь начал готовить для него побег. В Сарае были не только местные купцы, приезжали торговать и русские, греки, немцы. Дмитрий Донской договорился со знакомыми купцами, послал их в Орду.

В 1385 году конница Тохтамыша по берегу Каспийского моря ринулась за Кавказские горы, в Азербайджан. Хан даже войну не объявлял. Татары ворвались без всякого повода. Грабили и жгли города, рушили мечети. Это были владения Тимура, азербайджанские княжества добровольно покорились ему. Узнав, что творится, он из Персии послал полки своих гулямов. Ордынцы не стали встречаться с ними в бою. Набрали массу богатств, огромные колонны пленных и ушли в свои степи. Работорговцы получили новый товар. Татарские воины славили Тохтамыша. Замечательный хан! Сперва на Руси поживились, теперь опять вон сколько добычи! И как легко! Без больших сражений!

Но война помогла и Дмитрию Донскому. Ханские войска ушли на Кавказ. Тохтамыш со двором выехал поближе к ним. В суете на княжича Василия не обращали внимания. Вот тут-то верные купцы переодели его, спрятали среди своих слуг и товаров. Вывезли из Сарая. Погоня наверняка стала бы ловить его по дорогам на Русь. Но его повезли в другую сторону, к Чёрному морю. Посадили на корабль, и он доплыл до Молдавии.

Хотя и отсюда попасть в Москву было не просто. Ехать напрямую, через владения Ягайлы, было нельзя. Недавно в Киеве схватили митрополита Дионисия. Но купцы знали и другие дороги. Повезли Василия в объезд Литвы и Польши – через Венгрию, Чехию, Германию. В Пруссии жил литовский князь Витовт, сбежавший от Ягайлы. Он хорошо принял юного Василия, угощал, беседовал. Предлагал союз против Ягайлы, общего врага. А если в Литве будет править Витовт, то можно будет вместе и по Орде ударить. В гостях у литовца московский княжич познакомился с его дочкой Софьей, влюбился в неё. Витовту это понравилось – если со временем поженятся, то и будет союз, одна семья.

Из Пруссии Василий плыл по Балтийскому морю, добрался до Новгорода. В общем, проехал половину Европы и в начале 1387 года прибыл в Москву. Отец встречал его торжественно. Сын уезжал 11-летним мальчиком, а сейчас ему было уже 15, почти взрослый. Дмитрий Донской показывал его народу – пусть все видят, это его наследник. Конечно, Тохтамыш разозлился, что заложник сбежал. Но… московский государь рассчитал очень точно. Сейчас хан не будет карать и наказывать. Потому что война. С одной стороны Тимур, а с другой вдруг русские восстанут? Нет, хан побоится ссориться, посылать войска на Москву.

А Тамерлана нападение на Азербайджан удивило. Зачем Тохтамыш полез на него? Он догадывался, что хан не сам принял такое решение. Кто-то его настроил. Но зачем? Ради грабежей? Но Тохтамыш знает, какая армия у Тимура, как он может ответить. Что-то здесь было не так. Тамерлан обратил внимание как раз на то, что татары повсюду крушили мечети. Но ведь они сами были мусульманами! Тохтамыш и его советники знали, как любит мечети Тимур. Получается – специально злили его! Он разгневается, двинется за врагами в их степи. А там татары чувствуют себя, как дома. Соберут все силы, окружат его. Да, его выманивали в ловушку. Но властитель Средней Азии не клюнул. Отвечать на набег не стал.

Хан и его военачальники ждали-ждали, когда же придёт Тимур, а его не было. Решили повторить. Весной 1387 года лавина конницы опять понеслась в Азербайджан. И попалась. Тамерлан сам устроил ловушку. В Азербайджане ордынцев поджидали несколько сильных корпусов. Зажали с разных сторон и разгромили. Часть татар взяли в плен. Но грозный Тимур не стал им мстить, казнить. Он сам встретился с пленными. Вежливо спросил, как здоровье Тохтамыша. Дал им красивые халаты, коней, денег на дорогу и отпустил. А хану велел передать: «Между нами отношения отца и сына. Из-за нескольких дураков почему гибнет столько людей? Надо, чтобы мы соблюдали наш договор».

Что ж, он поступил, как благородный воин. Надеялся, что у Тохтамыша проснётся совесть. Не тут-то было! Наоборот, хан и его советники решили, что перехитрили Тимура. На самом-то деле набеги в Азербайджан должны были только отвлечь его. Выманить его в степи не получилось, ну и ладно. Зато он собрал свои войска на Кавказе. А Тохтамыш ударит совсем в другом месте – прямо в сердце державы Тамерлана. И разгромит её.

Для этого главного похода хан призвал всех подданных – и татар, и русских, и жителей Поволжья, Урала, Кавказа. Побег для сына Дмитрий Донской устроил очень вовремя. Заложника у Тохтамыша больше не было, и великий князь не стал посылать к нему свои полки. Но армия у хана собралась бесчисленная. Татары, отряды камских булгар, мордвы, башкир, кавказских горцев. Все слышали, сколько добра привозили из Азербайджана. А теперь добычи ещё больше будет! Привели дружины и некоторые русские князья. Такие, как Борис Городецкий, – чтобы выслужиться перед ханом.

Тохтамыш переждал, когда пройдёт летняя жара. Осенью 1387 года массы его воинов двинулись в Среднюю Азию. Путь был чрезвычайно тяжёлым. Воды мало, в степных озерцах и болотах она была плохая, гнилая. Татары и их лошади были привычными к пустынным степям. Но у жителей лесов и гор кони выбивались из сил, падали. Люди страдали, болели. Некоторые умирали. Спрашивается, ради чего? Борис Городецкий знал, ради чего. Он же поссорился с племянниками за наследство Дмитрия-Фомы. И хан наградил его за усердие, дал ярлыки и на Нижний Новгород, и на Суздаль. Но за что умирали простые воины, которых Борис повёл за собой?

Наконец добрались до Хорезма. Здешние жители встретили Тохтамыша восторженно. Заготовили для его войска всё необходимое – хлеб, мясо, корм для коней. Отсюда ханские полчища хлынули на самые плодородные области Средней Азии. Громили, разоряли, жгли. Но в столице Тимура, Самарканде, оставался его сын Омар. Он возглавил оборону, отбивал штурмы. В других городах – Бухаре, Термезе, Карши, тоже были сильные крепости, каменные или глиняные стены. Сколько ни лезли на них татары, а взять не могли.

А до Тамерлана доскакали гонцы от сына, сообщили о нападении. Властитель Средней Азии срочно заключил мир с шахом Персии. Бросился спасать родную державу. Его армия двигалась стремительно, без остановок. Через горы перебирались напрямую, без дорог. Тохтамыш был уверен, что Тимур где-то ещё далеко. Распустил отряды в разные стороны – грабить и разорять. И вдруг совершенно неожиданно возле Самарканда появились 30 тысяч конницы. Это был всего лишь передовой корпус Тамерлана. Следом спешил он сам со всеми силами.

Хан и его эмиры переполошились, приказали отступать. Но Тимур догнал их возле города Ходжента. С ходу скомандовал атаку. Татары не успели даже построиться к битве. Железный строй гулямов налетел на них, как буря. Рубил, топтал. Уцелевшие ордынцы удирали. За ними гнались и били. Часть бегущих татар укрылась в столице Хорезма, Ургенче. Там тоже были каменные стены. Воины Тимура вынуждены были остановиться. Осаждали город три месяца и взяли его штурмом. А Тамерлан рассудил – измена Хорезма стала первой причиной войны. Главных виновников он казнил. Других жителей выселил. Сам Ургенч приказал стереть с лица земли. Даже место разровнять и засеять ячменём. Чтобы и памяти о городе не осталось, будто его и не было.

Правда, осада Ургенча задержала Тимура. Тохтамыш с остатками воинства оторвался от погони. Но возвращались из похода жалкие, растрёпанные отряды. Измождённые, перепуганные. Хаяли хана, который вовлёк их в такую беду. И… его держава стала распадаться. Тамерлан двинулся на владения Синей и Белой Орд. Здешние татары разбегались или покорялись ему. Несколько царевичей и эмиров перешли на сторону Тимура, начали войну против Тохтамыша.

А для Руси настал тот самый случай, которого ждал и к которому готовился Дмитрий Донской. Освободиться от власти Орды. Перестать платить дань. Предложить хану – давай-ка менять наши отношения. Если не поймёт по-хорошему, то великий князь может и на коня сесть. Поднять своё знамя, кликнуть полки – те же самые, с которыми недавно ходил на Новгород… Да, обстановка была подходящая. Но как раз в это время дали о себе знать старые раны и контузии, полученные Дмитрием Ивановичем на Куликовом поле.

И разве только эти раны? Сколько их было ещё, невидимых. Душевные раны от сожжённой Москвы, от измен, от постоянного напряжения, переживаний. Князю было всего 38 лет, вроде бы в расцвете сил. Но в 1388 году он слёг больной. Возле него хлопотали лучшие лекари. Давали настои и отвары лекарственных трав. Но они не помогали. Государь вспоминал, как ему сказал святой Сергий Радонежский перед Куликовской битвой: «При этой победе тебе ещё не носить мученический венец». Ещё не носить – то есть в битве ты не погибнешь. Но сам венец он в сражении уже получил. Носил с собой в виде болезни. И сейчас приходила пора надеть его.

У Дмитрия Донского была большая семья. Со своей женой, горячо любимой Евдокией, он прожил 23 года, у них родилось 11 детей. Двое умерли маленькими, но осталось четыре дочки, пятеро сыновей. Наследника он определил заранее – Василий. Правда, на Руси с древних времён был другой обычай. Наследником князя считался не его сын, а брат. Старший в роду. Но родных братьев у Дмитрия не осталось, Владимир Храбрый был двоюродным. Да и сам обычай государю не нравился. Отсюда часто возникали споры, раздоры. Ещё когда был жив святой Алексий, великий князь обсуждал с ним этот вопрос. Решили – да, обычай надо менять. Передавать власть от отца к сыну, а не к братьям.

Весной 1389 года государю стало хуже. Он чувствовал – на этом свете ему осталось недолго. Пригласил в Москву святого Сергия Радонежского. Тот приехал. 7 апреля, в великий православный праздник Благовещения, Дмитрий Донской позвал к своей постели и батюшку Сергия, и Владимира Храброго, и ближайших бояр. С братом Дмитрий Иванович заключил новый договор. Владимир Андреевич обязался «честно и грозно» служить не только ему, но и его детям.

Великий князь душевно и трогательно поблагодарил своих бояр. Они были его соратниками, с ними вместе он правил 27 лет, с ними побеждал, преодолевал трудности. Сейчас вместе с ними и со святым Сергием Дмитрий Донской составил завещание. Драгоценностей он оставлял детям даже меньше, чем его отец или дед, Иван Калита. Одну цепь, два золотых ковша, ещё три предмета. Остальное потратилось, раздарилось, погибло.

Московское государство при Дмитрии Ивановиче увеличилось очень мало. И всё-таки оно стало неизмеримо сильнее. Налилось энергией, сплотилось. Иван Калита покупал разорившиеся удельчики, и Московская Русь получилась как бы из разных кусков, сшитых на живую нитку. Сейчас всё это прочно срослось, стало единым целым. Москва, Углич, Белоозеро, Ярославль, Ростов, Галич. Да и великокняжеские города Владимир, Кострома, раньше переходили из рук в руки. Кто великий князь, тому они и принадлежат. Теперь титул великого князя принадлежал только московским государям. Значит и великокняжеские области срослись с Москвой. Возникло единое сильное ядро. Как раз центральная часть будущей России.

А Дмитрий Донской в завещании впервые передал престол великого князя по наследству. Сам, без хана, определил – этот престол займёт сын Василий. Были в завещании и другие необычные слова. И отец, и дед, и другие русские князья всегда писали – если татары отберут часть владений, пускай дети скромненько переделят оставшееся. Дмитрий Иванович указал совершенно другое: «А когда Бог переменит Орду, мои дети не будут платить дань в Орду». Он мечтал об этот. Вёл к этому Русь. Но не получилось, не довёл.

16 мая 1389 года великого князя обрадовали напоследок. Евдокия родила ему двенадцатого ребёнка, сыночка. Дмитрий Иванович успел подержать его на руках, назвал Константином. А через три дня, 19 мая, государь скончался. Хоронили его в Кремле, в Архангельском соборе. Рядом с Иваном Калитой, Семёном Гордым, отцом, братом и другими родственниками. Пел церковный хор, но его голоса заглушали рыдания. Плакал народ, заполнивший площади перед кремлёвскими храмами. Плакали бояре, священники. Плакал и новый великий князь, юный Василий Дмитриевич. Отныне ему предстояло править страной. Продолжать дела, недоделанные отцом…



Тимур Тамерлан, властитель Средней Азии


Древний Самарканд


Глава 23.
Как Москва перестала платить дань

Великий князь Василий, сын и наследник Дмитрия Донского


Да, Русь могла бы освободиться от ханской власти – если бы ею правил Дмитрий Донской. Знаменитый герой, признанный лидер. Но его не стало. А Василию было всего 17 лет. У него ещё не было никаких заслуг, никакого авторитета. Будут ли его слушаться другие князья так же, как отца? Московские бояре не были в этом уверены. У хана оставалось очень серьёзное оружие – ярлыки. Выпишет их кому угодно. Наверняка найдутся такие, кому тоже захочется стать великим князем. Кто-то и не посмел бы выступить против Дмитрия Донского – а против молоденького Василия? На Руси снова покатятся раздоры. Бояре с государем прикинули так и эдак. Выбрали действовать осторожно. От хана всё-таки не отделяться. Но играть хитро. Так, чтобы через самого хана получить пользу для Москвы.

А у Тохтамыша положение было трудным. В злосчастном походе у него погибло много воинов. И Тимур намеревался расквитаться за нападение. Хан заюлил. Отправил к нему послов, просил прощения. Дескать, это не я, это злые советники меня надоумили. Тамерлан ответил – тебя уже прощали. Сколько раз я тебя спасал, сколько раз помогал – и вместо благодарности получил подлые удары. Можно ли тебе верить после этого? А если соседу нельзя верить, то надо воевать. В том же самом 1389 году, когда умирал Дмитрий Донской, властитель Средней Азии прошёлся со своей армией по землям Синей и Белой Орд. Разорил селения. Погромил и покорил здешних татар, а некоторые перешли на его сторону. Нетрудно было догадаться – следующей будет Золотая Орда.

И что было делать, как отбиваться? Вот тут и приехали послы от московского государя. А потом и сам он появился, привёз дань. Хан был рад без памяти! Русские всё-таки не восстали! Всё-таки подчиняются. Обхаживал их так и эдак. Без всяких вопросов, мгновенно, выписал Василию ярлык великого князя. Вообще не вспоминал про его побег. И про то, что Дмитрий Донской не прислал в поход русские полки. Но эти полки нужны были Тохтамышу сейчас. В княжеских дружинах служили такие же профессионалы, как как гулямы Тимура. И вооружены так же – тяжёлая конница в стальных доспехах. Хану нужна была такая же могучая русская армия, какая стояла на Куликовом поле.

Бояре слушали, кивали. Обсуждали с татарскими вельможами. Дескать, войско собрать можно. Но это не легко. Войско – дело дорогое. Государство поиздержалось. И дань большую платим, и долги. И сколько городов пришлось восстанавливать! За большое войско надо бы чем-то расплатиться. Например, добавить Василию владения. Ордынцы соглашались на что угодно. Владения добавить? Пожалуйста! Им же ярлыки ничего не стоили.

Одним махом выписали ярлыки на княжества, решившие присоединиться к Москве – Мещёру, Муром, Тарусу. Василий с боярами вздыхали: маловато. Вот если бы ещё богатый Нижний Новгород! Хану чужого добра было не жалко, он и этот город добавил. Правда, всего год назад он наградил Нижним Новгородом своего подхалима Бориса Городецкого. Но теперь какое ему было дело до Бориса? Он же не выставит такое войско, как Москва. Тохтамыш только требовал – побольше соберите ратников! Побольше! Москвичи поблагодарили за ярлыки и распрощались.

Весной 1391 года Тимур выступил на Золотую Орду. Хан разослал призыв подвластным князьям и племенам: поднимать по тревоге все силы. Великий князь Василий доложил ему – выполним, полки уже собираются. Тохтамыш двинулся навстречу противнику. Остановился на притоке Волге, речке Кондурче. У него набралось 40–50 тысяч воинов. У Тимура было примерно столько же. Но вместе с русскими ханское войско должно было увеличиться в два раза. У Тохтамыша станет в два раза больше воинов, чем врагов. Однако русские… не появлялись.

Хотя Василий вроде бы добросовестно выполнял приказ хана. Собрать побольше ратников? Будет сделано! Их и собирали, собирали… Потом предстоял неблизкий путь. Стоило ли торопиться? Поспешишь – людей насмешишь. Вспоминал ли Тохтамыш подлый обман при взятии Москвы? Площади и улицы, заваленные мертвецами. Закопчённые храмы со сгоревшими книгами. Вспоминал ли сожжённые Серпухов, Переславль, Владимир, Дмитров, Можайск, Коломну? Вспоминал ли, сколько денег заплатили работорговцы за массу русских пленных? В полках великого князя шли те, чьих отцов и братьев тогда перебили, чьих жён и сестёр угнали в рабство. Неужели они горели желанием сражаться за Тохтамыша? И юный государь тоже не считал нужным драться за него. Вот и не спешили. Устали? Стой! Останавливаемся на привал…

Ордынцы так и не дождались русских. В июне 1391 года подошёл Тамерлан, началась жестокая битва. Во время сражения хан то и дело оглядывался на запад. Где же она, московская рать? Была уже где-то близко, за Волгой. Присылала доклады: мы идём, приказ выполняем. Но что-то не ладилось, где-то задерживались… По количеству две армии были одинаковые, однако по качеству у Тимура была лучше. У Тохтамыша было уже совсем не то войско, как в походе на Москву. К татарам пришлось для количества добавить ополчение булгар, мордвы, чувашей. Гулямы раскидывали их, они стали пятиться. На берегу Волги сбились в толпу. Их прижали к реке, стали крошить. Хан бросил погибающих подчинённых, удрал.

Василий и его воеводы узнали о разгроме татар. Самим воевать с Тимуром даже не думали. Он не сделал русским ничего плохого. Развели руками – ну что поделать, опоздали. Приказали полкам разворачиваться домой. Но и против Тохтамыша великий князь выступать не стал. Изображал, будто остаётся его верным подданным. Московские бояре приехали в Нижний Новгород, показали ханский ярлык и объявили – отныне город принадлежит Василию. Князь Борис аж взорвался от гнева. Велел арестовать гостей. Однако его не послушались ни жители, ни собственные дружинники и бояре. Наоборот, они сами связали Бориса и выдали москвичам. Великий князь не стал церемониться с предателем, посадил в тюрьму.

Никто государя не осуждал, не считал, что он поступил плохо. И даже жители Суздаля, принадлежавшего Борису, тоже попросились – хотим быть вместе с Москвой. Хотя на Суздаль никаких ярлыков в Орде не брали. Но молодой великий князь без войны, без единого выстрела присоединил к своим владениям обширную область от Владимира до Волги. Конечно, не сам он добился такого успеха. Сказались труды и усилия его отца. Это Дмитрий Донской своими делами убедил русских людей, что надо объединяться. Вот они и выбрали Москву, а не князя, старавшегося оторваться от Святой Руси.

Но Тамерлан ещё не добил Орду. В битве на Кондурче не только татары, но и его армия понесла серьёзные потери. Поэтому в глубины неприятельских земель он не пошёл. Разорил ханские владения только на восточном берегу Волги и решил, что задал Тохтамышу достаточную взбучку. Повёл войска назад, в Среднюю Азию. Однако хан сумел оправиться от разгрома. Заново собрал войска. А для ордынских купцов Тамерлан уже стал персональным врагом. Они настроили Тохтамыша возобновить войну. Золота и серебра дали сколько угодно, на их деньги хан набрал многочисленное ополчение из народов Кавказа. Повёл своё войско по берегу Каспийского моря и снова ворвался во владения Тимура – принялся разорять и грабить Азербайджан, Армению.

Но тогда и Тамерлан решил окончательно разделаться с дерзким ханом и его ханством. Он тоже повёл все свои силы в Азербайджан. Опять стремительно, как он умел. Тохтамыш и его эмиры вдруг узнали – он уже близко. Приказали отступать за Кавказские горы. Но Тимур не собирался их отпускать. Двинулся в погоню. Настиг в горах, на реке Терек. 15 апреля 1395 года закипело сражение. Обе стороны дрались очень упорно. Даже хан и Тамерлан несколько раз сами возглавляли атаки. Но ордынцев разгромили. Их войско рассыпалось, удирало кто куда.

А Тимур на этот раз не остановился. Он уже бил Тохтамыша под Ходжентом, на Кондурче – оказалось мало. Сейчас он решил напрочь опустошить Золотую Орду. Большая часть ханских воинов отступала в западном направлении, и властитель Средней Азии погнался за ними. По пути прочёсывал степь, уничтожал татарские селения и кочевья. Преследовал ордынцев до Днепра. На берегу гулямы постреляли и порубили скопившихся татар. За Днепром лежала уже Литва, и ордынцы спасались, переплывали туда. Многие утонули.

После этого Тимур повернул на Русь. Ведь она тоже считалась владениями хана. Железная лавина войск Тамерлана захватила и сожгла южные города – Курск, Липецк, Елец. В Москве собирали рать. По городам вооружались полки. Седлали коней князья с дружинами. Ратники прощались с жёнами, с детьми: доведётся ли ещё увидеться? Великий князь Василий встал с армией на Оке возле Коломны. Вспоминали Куликово поле, ведь и Мамай 15 лет назад вёл на нашу страну могучие полчища. Готовились отстоять родную землю или погибнуть за неё, за други своя. Если даже все полягут, то и неприятелей ослабить, побить побольше. Может, тогда не возьмут Москву.

Руководить в столице государь поручил своей матери Евдокии. Весь народ усердно молился. Шли службы во всех храмах и монастырях. Просили Бога защитить от новой страшной опасности. Битва с Мамаем произошла в праздник Рождества Пресвятой Богородицы. Теперь приближался другой великий праздник, Успения Пресвятой Богородицы. Княгиню Евдокию вдохновила идея – перенести в Москву чудотворную Владимирскую икону Божьей Матери. Она считалась покровительницей Северной Руси, находилась во Владимире. Вот и перенести её из древней столицы в новую. За ней отправили священников, монахов. В праздник Успения взяли икону из Владимирского Успенского собора. Торжественно, крёстным ходом, понесли по дорогам. К процессии присоединялись люди из попутных сёл и городов. Через 10 дней дошагали до Москвы. Все жители вышли встречать икону, взывали: «Матерь Божья, спаси землю Русскую!»

И произошло чудо. Тамерлан вдруг остановился. Две недели стоял на месте. Предание рассказывает, что во сне ему привиделась высокая гора. Оттуда спускались люди в светлых одеждах. А наверху в ослепительном сиянии стояла Дева, её окружало Небесное Воинство. Тимур начал выяснять у придворных мудрецов и у пленных, что это может означать? Ему пояснили, что он удостоился высочайшей чести. Ему явилась Сама Дева Мария, Мать христианского Бога Иисуса. Её почитают и мусульмане, называют Мариам. И она запрещает идти на Русь.

Властитель задумался. И в самом деле, зачем ему туда идти? Приближалась осень, ночами холодало. Заберёшься в дремучие северные леса – а скоро польют дожди, потом ударят морозы. Как выбираться назад? Допрашивая пленных, Тимур понял и другое: Москва – вовсе не друг Тохтамыша. И не враг для Тамерлана. В Среднюю Азию московские полки не приходили. В Азербайджан тоже. Их не было в битвах на Кондурче, на Тереке. Разве это случайно? Конечно нет.

26 августа Тамерлан велел поворачивать на юг. Но из Орды он ещё не ушёл. Южные области Пресвятая Богородица не брала под защиту. Там войскам Тимура не грозили морозы, голод. И эти области он опустошил основательно. Он уже догадался, кто натравливал на него татар. Богатый генуэзский город Тана добровольно согласился подчиниться Тамерлану, заплатить огромный выкуп. Но когда он открыл ворота, выслал делегацию к Тимуру, тот подал сигнал, и гулямы ворвались в город. Его разграбили и разрушили до основания. Самих купцов и прочих жителей перебили или угнали в плен.

В Кафе и Сугдее генуэзцы делегатов уже не высылали, заперлись в мощных крепостях. Задерживаться с осадой Тимур не стал, но весь Крым разорил так, что мало не покажется. Потом прошёл по Северному Кавказу. Здешние горцы участвовали в набегах, поэтому их селения и городки стёрли с лица земли. Напоследок Тимур послал воинов на Волгу, разрушить Сарай и Астрахань. Завоёвывать эти края он не собирался. Назначил ханом Орды царевича Койричака, перешедшего на его сторону. А сам ушёл обратно за Кавказские горы.

На Руси славили Пресвятую Богородицу, избавившую народ от смертельной угрозы. Установили новый праздник – Сретения (встречи) Владимирской иконы, на месте её встречи построили Сретенский монастырь. А Орда была совершенно разорена. Степи опустели – ни татарских кибиток, ни табунов лошадей и отар овец с пастухами. Города лежали в развалинах, селения сгорели. И вот после этого разгрома Василий сделал то, о чём мечтал его отец. Нового хана Койричака не признал. Тохтамыш где-то бегал, и его больше не вспоминали. Дань платить перестали.


Глава 24.
Подчиняться ханам или нет?

Князь Олег Рязанский


Мы уже рассказывали, как после побега из Орды юный Василий гостил у литовского князя Витовта, врага Ягайлы. Полюбил его дочку Софью. Когда стал великим князем, женился на ней. Государь увлёкся и предложениями Витовта о союзе. Поверил – теперь они родственники, если будут вместе, никто им не страшен. Но это была серьёзнейшая ошибка. Потому что Витовт был таким же лживым и коварным, как Ягайло.

Он начал войну за власть, и на его сторону перешли все, кто был недоволен Ягайлой, католиками, поляками. Но Витовт предал тех, кто ему поверил и присоединился. Он договорился с Ягайлой. Признал его королём, подчинился ему, а за это Ягайло отдал ему Литву. После этого вместе с королём Витовт обрушился на собственных сторонников! На тех, кто считал его своим предводителем. Князей убивал или сажал в тюрьмы. Их княжества забирал себе в полную собственность. С католическими епископами он вполне договорился. Снова начались притеснения православных. А когда Витовт гостил у немцев, ему очень понравилось крепостное право. Крестьяне там были обязаны трудиться на хозяина, как рабы. Не могли никуда уйти от него. Рыцарь-владелец сам судил своих крестьян. Мог выпороть, заточить в подземелье, казнить. Витовт стал устанавливать в Литве такие же законы.

Он принялся захватывать и соседние русские княжества – Карачевское, Мценское, Белёвское, Козельское. Со времён Дмитрия Донского они тянулись к Москве, были её союзниками. Но Витовт внушал великому князю Василию: мы же родственники, друзья! Какая разница, кому из нас будут принадлежать эти княжества? Я буду сильнее – значит, и мы вместе будем сильнее! Василий верил. Не вмешивался. А Витовт изображал, как он любит московского государя. Предложил заключить договор о дружбе, но так хитро составил его, что забрал ещё два русских города, Ржев и Великие Луки. Уже нацелился забрать и Новгород, Тверь.

Борьбу с наступлением Литвы начал не московский Василий. Её возглавил Олег Рязанский. Жизнь его многому научила. Когда-то он цеплялся только за своё княжество. Но теперь встал за всю Русскую землю. Принимал у себя князей и воинов, бежавших из земель, захваченных Витовтом. Помогал жителям Смоленска и Брянска, восстававшим против литовцев. В боях останавливал и отбрасывал неприятеля. И вовсе не старые междоусобицы с Москвой, а как раз эти сражения за Русь прославили князя Олега Ивановича, он стал настоящим народным героем.

В Орде в это время шли жестокие драки. Хан Койричак царствовал недолго, его убили татары, верные Тохтамышу. Но к Тамерлану обратились другой царевич, Темир-Кутлуг, и эмир Едигей. Властитель Средней Азии назначил царевича ханом, дал денег, помог набрать воинов. Темир-Кутлуг с Едигеем заняли Сарай, вдребезги разгромили Тохтамыша. Он сбежал в Литву.

Витовт встретил его с распростёртыми объятиями. И тут-то открыл, как он на самом деле «дружит» с Василием. Предложил договор – он поможет Тохтамышу, посадит его на ханский трон. Но за это тот должен отдать Витовту Московскую Русь и помочь завоевать её. Беглец согласился на всё. Да и что ему Москва? Всё равно отпала от него, дань уже не платит. Довольный Витовт потирал руки. Он станет хозяином всей Руси! Но и Орда будет ему подчиняться. Ведь Тохтамышу, чтобы его не свергли, придётся цепляться за помощь Литвы.

Витовт собрал для него всех татар, укрывшихся в литовских владениях. Обратился к Ягайле, и тому идея покорить Русь очень понравилась, он дал польское войско. Заинтересовались и католическая церковь. Крестоносцы Тевтонского ордена прислали Витовту корпус из 500 рыцарей. А врать он умел как никто. Объявил, что готовит войну против Орды – справедливую, освободительную. К нему съезжались и литовские, и русские князья. Летом 1399 года на татарские степи выступила огромная армия, больше 100 тысяч человек, были даже пушки.

В Орде узнали об этом. Всего четыре года назад её опустошил Тамерлан, а теперь такое же нашествие надвигалось с запада! Чтобы защититься, к хану Темир-Кутлугу собрались все татары, даже враждовавшие с ним. Едигей успел съездить в Сибирь. Привёл войско из Белой и Синей Орд. Встретили неприятелей на реке Ворскле. А Едигей был очень умелым полководцем. Он вступил в переговоры и специально разозлил Витовта, чтобы тот атаковал первым. 12 августа 1399 года литовский государь бросил вперёд всю тяжёлую конницу – рыцарей, княжеские дружины. Но Едигей заранее послал в обход часть татар. Туча всадников неожиданно налетела на врагов сзади. С шумом, с воем, с воплями.

Тохтамыш как увидел, что их окружают, развернул свои отряды и первым бросился прочь. Это заметили поляки, тоже повернули за ханом. Остальная армия Витовта растерялась. Сбилась в кучу, а ордынцы скакали вокруг, поливали дождём стрел. Тут уж вся масса ринулись вырваться из кольца. Проломила его, как стальным тараном. Но Едигей бросил ордынцев в погоню. Рыцари в доспехах на уставших конях не могли уйти от них. Татары настигали их, рубили, захватывали в плен. Преследовали до Днепра, загнали в реку. Из армии Витовта едва спаслась только третья часть. Одних лишь князей перебили больше 20.

Тохтамыш в этом сражении так опозорился, что в Литву больше не поехал. Отправился подальше, в Сибирь. Снова пробовал скликать воинов, воевать за ханский трон. Но отряды у него становились всё меньше. В одном из боёв его убили. И Витовт скольких воинов потерял! Сам еле-еле спасся, спрятавшись в лесу. Это оценил Олег Рязанский. Перешёл в наступление. Отбил у литовцев Смоленск. Но Олег уже состарился. Болел, давали о себе знать старые раны. Недалеко от Рязани князь построил Солотчинский монастырь, часто ездил туда помолиться, отдохнуть душой. А войско теперь возглавляли его сыновья.

И великий князь его не поддержал. В Москве уже узнали, что Витовт совсем не друг. Но он завёл переговоры, чтобы заключить новый договор о мире и любви. Государь Василий Дмитриевич понадеялся, что после разгрома он образумился. Отказался от хищных планов. Не тут-то было. Витовт просто морочил ему голову, а сам восстанавливал свои полки, набирал по Литве новых воинов.

В 1402 году Олег Рязанский послал сыновей освобождать от литовцев Брянское княжество. Но Витовт снова позвал поляков, немцев. Под Любутском рязанцев неожиданно встретила мощная армия, разнесла в пух и прах. Для старого Олега это был тяжёлый удар. Он передал власть над княжеством сыну Фёдору, постригся в монахи в любимом Солотчинском монастыре. Вскоре он умер (и его признали святым). Витовт услышал о его смерти и радовался, будто одержал вторую победу. Не стало его главного врага! Не стало того, кто организовывал русских бороться с Литвой!

Переговоры с Москвой литовский государь сразу прекратил – они были больше не нужны. Обрушился войной на Смоленщину. Русские города защищались, не хотели жить под его властью. Но у Витовта, кроме мечей и пушек, было другое оружие. Он находил предателей среди бояр. Обещал им что угодно. Награды, высокие должности. Изменники помогли ему захватить Вязьму и Смоленск. Хотя выполнять свои обещания Витовт не стал. Кому нужны предатели? Сегодня своих князей предали, завтра его самого предадут. Вместо награды, он отобрал у здешних бояр их сёла и деревни. Всех начальников в княжестве назначил из литовцев.

После этого Витовт нацелился на Рязань. Она ещё не пришла в себя после разгрома под Любутском. Князь Фёдор стал просить о мире. Литовский государь ответил – хорошо. Но для этого Рязанское княжество должно покориться мне. Нет, на такое Фёдор не согласился. Он нашёл другой выход. Отправил делегацию в Сарай, поклонился хану и Едигею. Заплатил им дань. Властители Орды были просто в восторге. К ним давно никто с Руси не приезжал. Выписали Фёдору ярлык на Рязанское княжество. А Едигея и его рать Витовт крепко запомнил. Сразу оставил Рязань в покое.

Хотя он не слишком огорчился. Не получилось в одном месте – получится в другом. Витовт раскатал губы захватить Новгород и Псков. Среди новгородских «золотых поясов» он тоже нашёл предателей. А одновременно сговорился с крестоносцами Ливонского ордена. Завоюем – Псков будет вам, а Новгород мне. В 1406 году немцы и литовцы с двух сторон ворвались на русские земли. В Пскове встали в строй все, способные носить оружие. Отчаянно отбивались. Звали на помощь новгородцев, но там изменники задурили народ. Обсуждали на вече, что надо переходить под власть Литвы.

В Москве до сих пор избегали войны с Витовтом, старались не сердить его. Знали, что у него очень много сил, могущественные союзники. Но теперь приходилось выбирать. Неужели отдать чужеземцам Псков и Новгород? А если московский государь не поможет им, не защитит, кто будет считать его лидером всей Руси? Отец, Дмитрий Донской, собирал Русь вместе. Но если сын не будет достоин его, то страна снова развалится. Вот тогда-то её расхватают по кускам литовцы, немцы, ордынцы.

Великий князь Василий решился. Послал войска. Новгородские смутьяны сразу притихли. Псковичи воодушевились. Незваных гостей выгнали. С Витовтом Василий ещё пытался сохранить мир. Написал ему очень вежливое письмо. Удивлялся – почему напали? Вас же не трогали, не обижали. Да какой там мир! Витовт специально пробовал: как поведёт себя Москва? Отдаст ему Новгород с Псковом – он заберёт. Не отдаст – начнёт войну. Что такое маленькое Московское государство по сравнению с Литвой, Польшей, немцами? На письмо он ответил грубо и оскорбительно.

Василий и его бояре понимали – противник гораздо сильнее. В Твери правил сын склочного Михаила Иван. Он тоже был встревожен. Догадывался, что Витовт захочет проглотить и его княжество. О Москве у Ивана остались самые лучшие воспоминания, когда Дмитрий Донской выкупил его в Орде, и он жил у митрополита Алексия. С ним заключили союз. Но и вместе сомневались – получится ли отбиться? Тогда последовали примеру рязанского князя Фёдора. Отправили послов в Сарай. Сообщили – будем, как и раньше, вашими подданными, но за это просим о защите. Хан и Едигей возрадовались. Москва 11 лет не платила дань и всё-таки подчинилась! Нет, они не желали отдавать такую собственность Литве. Едигей выслал рать.

А Витовт опять собрал бесчисленные полчища. Сам повёл их на Москву. Василий выступил навстречу ему. Литовский государь узнал об этом и был очень доволен. Вот и отлично! В полевой битве русских раздавить гораздо легче, чем осаждать в крепостях. Потом Витовту доложили – московские полки повернули, пошли не навстречу, а куда-то на восток. Витовт это тоже оценил: ага, испугались! Поняли свою ошибку, хотят удрать. Не дадим! Повернул следом за Василием. Хотя русский государь нарочно уводил врагов поближе к татарам. Литовцы догнали его под Тулой на речке Плаве. И ахнули. Рядом с полками Василия поле покрыли тучи ордынской конницы.

Нет, Витовт не забыл, как она била рыцарей на Ворскле. От битвы он сразу отказался. Озаботился, как бы ему позволили уйти восвояси. Предложил мириться. Василий согласился. Он тоже не хотел, чтобы погибали его воины. Но и другого не хотел – чтобы татары задерживались на Руси. У них же нравы известные. Грабить всё, что под руку попадётся. Заключили мир, и вражеская армия двинулась в обратный путь. Уходила поскорее. Озиралась, как бы ордынцы не кинулись в погоню. На безвестной речке Плаве вроде бы не случилось ничего великого и героического. Литовцев не разгромили. Их всего лишь заставили без толку уйти назад. Всего лишь опозорили.

Но коварство и наглость Витовта допекли саму Литву. А теперь оказалось, что он не всемогущий! Появилась сила, способная дать ему отпор! Во владения Москвы начали во множестве убегать крестьяне. Уходили от крепостного права, от католиков, от власти чужеземцев. Перебегали жители городов – Брянска, Смоленска, Карачева, Козельска, Чернигова. К московскому государю стали переходить и литовские князья – Свидригайло Ольгедович, Патрикий Наримантович. У первого Витовт отнял Белоруссию, долго держал в цепях. У второго убил отца. А за ними потянулись и другие князья Александр Нелюб, Федор Путивльский, Семён Перемышльский, Михаил Хотетовский, Урустай Минский. Приезжали с дружинами, с сотнями и тысячами бойцов. Приехал черниговский епископ Исаакий со многими священниками и монахами.

Витовт был ошарашен. От него разбегались подданные! Уходили к соседям! Он негодовал, требовал выдать перебежчиков. Василий Дмитриевич отказался. Разгневанный Витовт разорвал мирный договор. Снова стал воевать. Захватил и выжег крошечное Одоевское княжество. Но сейчас и московский государь осмелел. Отвечал ударом на удар. Отобрал несколько городков возле границы. А на новые большие походы Витовт не осмеливался из-за татар.

Однако Едигей был недоволен Москвой. В Орде он устроился точно так же, как Мамай. Сам он не был потомком Чингисхана и не мог быть ханом. Но он начал менять ханов, чтобы править от их имени. Темир-Кутлуг спорил с ним, пытался властвовать самостоятельно. Едигей его убил и посадил на престол его малолетнего брата Шадибека. Когда тот повзрослел и перестал слушаться, хотел и его прикончить. Но Шадибек сбежал, а Едигей поставил ханом его сына Пулада. А настоящим властителем Орды оставался сам. Считал себя всемогущим.

Великий князь Василий признавал власть хана. Писал ему письма, как нижайший подданный. За помощь против Литвы отблагодарил. Прислал хану и Едигею богатые подарки, уплатил небольшую дань. И… всё. Но Едигей-то хотел, чтобы Русь подчинялась ему так же, как в прежние времена. Чтобы великий князь сам приезжал в Сарай на поклон. Чтобы дань платил такую же, как раньше. Нет, Василий не приезжал. Отговаривался разными причинами. И дани больше не было. Московские бояре разводили руками – война идёт, денег не хватает.

Едигей догадался: русские увиливают. Не хотят возвращаться к старому. Он решил страшно наказать Москву. Так же, как это сделал Тохтамыш. Вот и покорится Русь, как ей пришлось покориться в тот раз. Хотя положение у Едигея было послабее, чем у Тохтамыша. Войск было меньше. Многим татарам не понравилось, что он захватил власть. У него появились соперники, в Орде возобновились междоусобицы.

Но Едигей придумал хитрый план. Натравить на Москву литовцев, пускай разгромят русских. А после этого и он придёт на готовое. Он писал Василию, призывал смело воевать с Витовтом. Дескать, он поможет, уже готовит поход на Литву. Но и Витовту написал. Сообщил: татары больше не будут защищать своего «неверного раба Ваську». Литовцы могут разделаться с ним, как хотят. Витовт ликовал. Теперь ему никто не помешает.

В 1408 году он призвал в поход на Москву всех подданных – литовцев, белорусов, киевлян, ратников из Смоленска, Брянска. Опять присоединились союзники Витовта. Ягайло прислал польское войско, Тевтонский орден – корпус немецких рыцарей. Разве смогут русские противиться эдакой армии без татар? Но и московский государь Василий не испугался. Не взмолился о пощаде, уверенно двинулся навстречу. Две рати встретились на притоке Оки, реке Угре. Встали лагерями на разных берегах. Начали прощупывать друг друга. Сшибались передовые отряды. Звенели сабли и пели стрелы.

И… Витовт вдруг понял, насколько он ошибся! Великий князь Василий и его воеводы времени даром не теряли. Заранее готовились к этой схватке. Обучали и вооружали новых ратников. В мелких боях и походах они набрались опыта. Не боялись литовцев, первыми бросались в атаки. Перед Витовтом стояло войско ничуть не меньше и не слабее, чем у него! А над шатрами московского лагеря реяли знамёна не только русских, но и литовских князей, перешедших к Василию. И все они горели общим желанием – всыпать покрепче ему, Витовту.

А его-то армия была совсем не такой прочной. Немцы, поляки, литовцы держались отдельно, не доверяли друг другу. Русские подданные косо смотрели на них на всех. А по ночам возле походных костров стали появляться гости. Слуги и дружинники тех князей и бояр, кто ушёл служить в Москву. Они находили в литовской армии друзей, знакомых. Переговаривались с ними. Воеводы доложили Витовту: его воины стали исчезать! И поодиночке, и целыми подразделениями. Вечером были, а утром их нет! Куда они делись, догадаться было не трудно.

Литовский государь понял: с такой ненадёжной армией вступать в битву нельзя. Часть полков может вообще повернуть оружие против него самого. Отступить? Но вот тут-то русские воодушевятся. Кинутся в погоню, и будет полный разгром. Витовт снова обратился к Василию, просил мириться. Московский великий князь хорошо представлял: его враг попал в очень незавидное положение. Поэтому условия мира назвал жёсткие. Договор заключили однозначный – победила Москва. Границей двух держав стала Угра. Витовт отдал Василию города Козельск, Перемышль, Любутск. Обещал не лезть на Псков и Новгород. Было чему радоваться, что праздновать! Без битвы, без крови, но на Угре наступление Литвы на Русь остановили. И не просто остановили, а заставили попятиться назад.

Хотя блестящий успех вскоре оказался подпорченным. Василий не подозревал, что на него, кроме Витовта, нацеливается другой враг. Едигей узнал – война завершилась совсем не так, как он ждал. Русских не побили, не растрепали. Зато можно было использовать неожиданность. Едигей продолжал обманывать московского государя. Сообщил, что собирает войско, хочет наказать Литву за поход на Русь. Даже среди собственных приближённых он говорил – пойдём на Литву. Поднял всю конницу и зимой 1408 года вдруг помчался на Русь.

Василий Дмитриевич был ошеломлён. У него под рукой не было воинов. Они славно потрудились летом, воевали с литовцами. На зиму разъехались по разным городам, по княжеским и боярским сёлам. Государь поручил оборонять Москву дяде, Владимиру Храброму. Сам, как когда-то его отец, ускакал в Кострому собирать полки со всей Руси. Что ж, Владимир Андреевич был умелым и авторитетным командиром. Вооружил жителей. Сожгли посады. Защитники вышли на станы. В Москве были и пушки. Прежние, из Булгара, забрал Тохтамыш. Но в Германии купили новые.

1 декабря нахлынули ордынцы. Едигей увидел, что взять город очень трудно. Погибнет множество воинов. А этого нельзя было допускать, этим воспользуются его враги в Орде. В атаки Едигей даже не полез. Встал рядом с городом. Разослал своих мурз с отрядами разорить и пограбить Русь. Они сожгли и распотрошили Переславль, Владимир, Дмитров, Ростов, Серпухов, Нижний Новгород, Городец. Но сам Едигей так и торчал без толку у стен Москвы. Надеялся: вдруг в городе опять будет раздрай, безобразия, как при нашествии Тохтамыша? Вдруг опять получится захватить Москву обманом?

Но Владимир Храбрый строго поддерживал порядок. Ополченцы по сменам дежурили на стенах. Остальные жители молились, устраивали крёстные ходы. Снова обращались за помощью к Владимирской иконе Божьей Матери. А Едигею сообщали – в Кострому к Василию сходятся войска. Да и из Орды доходили тревожные известия. Соперники могли захватить Сарай. Простояв три недели, Едигей вступил в переговоры. Соглашался уйти, если ему заплатят выкуп. Бояре решили не рисковать. Дали ему 3 тысячи рублей, и татары удалились. Великому князю Едигей отправил грозное письмо, что это только предупреждение: «Земля христианская осталась бы цела и невредима, если бы ты исправно платил дань. Подумай и научись!»

Оборона Москвы была последним подвигом Владимира Храброго. Вскоре он умер. А для Едигея набег не дал ничего хорошего. Василий Дмитриевич сделал совсем не такие выводы, на которые он рассчитывал. До сих пор великий князь был готов сотрудничать с Ордой, помогать друг другу. Но возвращать Русь в прежнее рабство он не собирался. Если Едигей хотел этого, позволил себе напасть – всё, хватит. На советах с боярами Василий указывал: не татарское могущество привело к беде, а собственные ошибки. Расслабились, проморгали, вот и результат. Впредь надо быть умнее. На письмо Едигея государь даже не стал отвечать. И перестал обращаться к нему, признавать власть его ханов.

А Едигей больше уже ничего не смог сделать. Через год его свергли соперники. Он метался по степи туда-сюда, пока не погиб. В Орде опять началась полная каша. Разные царевичи и вельможи дрались за власть. А Москва поступала так, как выгоднее для Руси. Иногда признавала над собой власть некоторых ханов. Посылала им дань. Но уже не большую, чисто символическую. И не регулярную. Делали это в тех случаях, когда нужна была помощь против Литвы. Или против другого хана, угрожающего нашей стране. Московская Русь стала жить самостоятельно.


Глава 25.
Святая Русь и конец Орды

Стояние на Угре


Набег Едигея стал единственным вражеским нашествием за долгое время. Сын Дмитрия Донского Василий был очень осторожным человеком. Он не вёл ни одной большой войны, не выиграл ни одного крупного сражения. Но он обеспечил для Руси несколько десятилетий мира и спокойствия. Страна расцветала, украшалась, богатела.

В эту эпоху на Руси проявило себя много замечательных талантов. Например, художник-иконописец, святой Андрей Рублёв. Он не мог жить без икон. В праздники и по воскресеньям трудиться не полагалось, но он всё равно приходил в мастерскую и смотрел на них. Даже собственные работы, ещё не законченные, он воспринимал именно как иконы. Обращался к ним с мысленной молитвой. И вдохновение получал свыше, от Бога. Создавал великолепные иконы «Спас», «Апостол Павел», «Архангел Михаил», знаменитую «Святую Троицу». В это же время прославились другие замечательные иконописцы Феофан Грек, Симеон Чёрный, старец Прохор, Даниил Городецкий.

В нашей стране были и талантливые писатели. Хотя они не писали художественных книжек. На Руси считали – зачем что-то выдумывать, описывать каких-то несуществующих героев, если есть настоящие. И события вокруг происходят такие, что о них надо обязательно сохранить память. Святой Епифаний Премудрый описал жизнь Сергия Радонежского, Стефана Пермского, Дмитрия Донского (в Церкви такие описания называют «житие»). Монах Софроний Рязанец сочинил «Задонщину» о Куликовской битве – величественную и поэтическую, как богатырские былины. Неведомые нам русские авторы составили целый цикл сказаний об этой битве, другие исторические хроники: «Повесть о нашествии Арапши», «Повесть о московском разорении» Тоштамышем, «Повесть о нашествии Едигея на Москву».

Города украшались новыми великолепными храмами. В Кремле построили Благовещенский собор. В Троице-Сергиевом монастыре возвели каменный Троицкий собор. Их расписывали лучшие мастера – Андрей Рублев, Феофан Грек, Прохор, Даниил. Сын Дмитрия Донского Юрий Звенигородский основал Саввино-Сторожевский монастырь с белокаменным храмом Рождества Богородицы. Настоятелем стал ученик Сергия Радонежского, святой Савва Сторожевский.

А своей жене Евдокии Дмитрий Донской завещал большие владения. Она была очень богатой женщиной. Могла бы жить припеваючи и даже второй раз выйти замуж, русские законы это разрешали. Но не разрешила её собственная великая любовь к мужу. Когда Дмитрия не стало, она отказалась от всех удовольствий и развлечений. Проводила дни и ночи в молитвах. У православных церковные посты установлены несколько раз в году, когда верующие не едят мясные и молочные блюда. У Евдокии пост был постоянно, никакими лакомствами она себя не баловала. Свои огромные доходы она тратила на помощь бедным, больным. Построила несколько храмов в честь Рождества Пресвятой Богородицы – праздника, когда была Куликовская битва. Основала и Вознесенский монастырь, первыми монахинями стали жёны воинов, не вернувшихся с Куликова поля.

В 1407 году Евдокии было видение – пришёл Ангел с Небес. Княгине показали несколько икон, и она узнала – это был Архангел Михаил, покровитель воинов. Приходил он для того, чтобы известить: земная жизнь Евдокии кончается, скоро она отправится к мужу. Она решила постричься в монахини. Собралась и отправилась пешком в свой Вознесенский монастырь. И по дороге выздоравливали больные, исцелялись слепые и хромые – все, мимо кого она шла, кого коснулась или сказала слово. Таких набралось аж 30 человек. Княгиня стала монахиней, получила имя Ефросинья. Она повелела строить в монастыре новый каменный собор и похоронить себя в нём. После неё в Воскресенском соборе стали хоронить всех московских государынь. А народ и Церковь почитали её как святую Ефросинью Московскую.

Ещё один сподвижник Дмитрия Донского, воевода Боброк-Волынец, построил Бобренев монастырь. Когда состарился, вместе с женой ушел в монахи. А один из сыновей Боброка с юных лет стремился к Богу. Он был князем, приходился двоюродным братом государю Василию. Но отказался от своего положения, от богатств, от славы. Из Москвы, где его хорошо знали, он ушёл в новгородские монастыри и прославился там как святой Михаил Клопский.

Наверное, вы уже обратили внимание, как часто в этой главе встречается слово «святой» – Андрей Рублёв, Епифаний Премудрый, Ефросинья Московская, Савва Сторожевский, Михаил Клопский… Но это лишь небольшая часть. В начале XV века в Русской земле вдруг явились десятки святых! Пафнутий Боровский, Григорий Пельшемский, Кирилл Белозёрский, Максим и Исидор Московские, Ферапонт, Дмитрий Прилуцкий, Савва Стромынский, Варлаам Шенкурский, Герман, Савватий и Зосима Соловецкие и многие другие… Это было совершенно необычным! В одно время, в одной стране – множество святых! Сам Бог подтверждал – да, расцветает новая держава, Святая Русь!

А Византия к этому времени совсем захирела. От прежней империи осталось несколько клочков. Остальное заняли турки. Императоры уже привыкли ездить на поклон к султану, платить ему дань – так же, как наши князья платили татарским ханам. Но русские копили силы, чтобы освободиться. А византийцы на собственный народ не надеялись. Одни считали, что надо сидеть тихо и слушаться турок. Другие были уверены, что их спасут западные державы. Обращались за помощью к европейским королям, римскому папе. Он заинтересовался. Ведь в Константинополе оставалась патриархия, руководила Православной Церковью. Если она подчинится папе, то папа станет главой всех христиан на свете.

Византийский император Иоанн VIII и патриарх Иосиф согласились пожертвовать Православной Верой, только бы им помогли. В 1438 году в итальянских городах Ферраре и Флоренции созвали церковный собор. Постановили принять «унию», это означает «объединение» церквей. Да уж какое там объединение! Император с патриархом просто предали свою веру, отдали Православную Церковь под власть римского папы. Но внук Дмитрия Донского, великий князь Василий Васильевич, отказался признать унию. Русская Церковь отделилась от Константинопольской патриархии, стала самостоятельной.

Хотя и для Византии это пользы не принесло. Римский папа и европейские короли серьёзной помощи так и не оказали. А турецкий султан разгневался, что византийцы сговариваются против него с западными странами. В 1453 году осадил Константинополь и взял его штурмом. Сделал его собственной столицей (сейчас это Стамбул). Византийская империя исчезла. На её месте возникла Османская – турецкая.

Нет, на Руси тоже далеко не всё было хорошо. Опять разыгралась мерзкая междоусобица. Великий князь Василий Васильевич был мягким, добрым человеком, и у него решили отобрать власть его собственный дядя, двоюродные братья. Государя несколько раз свергали с престола, потом вообще посадили в темницу и ослепили, из-за этого он получил прозвище Василий Тёмный. Но тут уж сказал своё слово русский народ.

Люди успели осознать, что власть московских государей нужна им самим. Что жить под этой властью лучше и безопаснее. Возвращаться к временам, когда князья грызлись между собой и раздирали страну на части, русские не желали. Свергнутого Василия поддержала Русская Церковь. На его сторону стали переходить и знать, и простые воины, и жители городов. Государя возвратили на трон. Тех, кто раздувал смуты, стали воспринимать как врагов всей Руси. Громили общими силами. А сын Василия Тёмного, великий князь Иван Васильевич, взялся окончательно объединять страну. Он был правнуком Дмитрия Донского, и его прозвали Иваном Великим.

Многие мелкие князья, Ярославские, Ростовские, Белозёрские, давно обнищали. Отцы раз за разом делили владения между детьми. Доходило до того, что в каждом селе свой князь. Чтобы заработать на жизнь, шли служить в Москву. Иван Великий ликвидировал их княжества. Князья стали у него боярами. Их воинов-дружинников он тоже взял к себе на службу. Давал им лучшее оружие, лошадей, и теперь они подчинялись самому государю. Получали от него плату, поместья. Но должны были по его приказу мгновенно явиться к нему. Скакать, куда он укажет.

Таким способом Иван Великий создал многочисленную конницу. В Москве он построил Пушечный двор, там стали изготовлять орудия. Эта армия понадобилась не только москвичам. Рязанское княжество совсем замучили татары. Опустошали каждый год. Рязанские князья согласились подчиниться Ивану Великому, только бы защитил. Государь прислал туда своих воинов, и Рязанская земля смогла отдохнуть от постоянных набегов. Добровольно подчинился Москве и Псков – на него то и дело нападали немецкие крестоносцы.

А вот новгородские бояре и Тверской князь Борис не желали быть вместе с Москвой и с другими русскими. Задумали вообще отделиться от Руси, перейти под власть Литвы. Но такого Иван Васильевич не допустил. Покорил их войной. Хотя в Новгороде враждовали с ним только бояре. Они так притесняли народ, что простые люди считали порядки в Москве гораздо лучше. Переходили к государю, сами ему жаловались на «золотых поясов». Да и жители Твери отказались сражаться за своего князя. Объявили, что будут подчиняться московскому. Небольшое Московское государство выросло в несколько раз. А когда у государя умерла жена, он стал искать невесту за границей. Женился на Софье Палеолог, племяннице последнего императора Византии. С древних времён на гербе Москвы изображали святого Георгия Победоносца. Теперь он соединился с византийским гербом – двуглавым орлом. Наша страна становилась наследницей погибшей Византийской империи!

Орда к этому времени распалась на части. Некоторые царевичи и их воины перешли на службу к русскому государю. Им дали область вокруг города Касимова на Оке, там возникло татарское ханство, но оно подчинялось Москве. От Орды отделились и Крымское, Казанское ханства, две Ногайских орды. Самой сильной из этих частей была Большая орда. Её столицей, как и раньше, был Сарай. Ей принадлежали черноморские степи, Дон, Северный Кавказ.

Но русским соседние ханства досаждали очень сильно. Они промышляли грабежами, совершали набеги. Угоняли пленных для продажи работорговцам. Чтобы избавить страну от этих нападений, Иван Васильевич согласился подчиниться хану Большой орды. Ради подданных поступился своей гордостью, пошёл на унижение. Ордынского посла, приехавшего в Москву, встретил пешком. Вёл под уздцы его лошадь, чтобы показать, что государь – ханский слуга. С почтительным поклоном принял ярлык на великое княжение, хотя раньше правил и без ярлыка. Отправил хану небольшую дань.

Но за это Иван Великий хотел, чтобы хан не посылал на Русь свои отряды. И помог усмирить других хищных соседей. Не тут-то было! Под властью хана Ахмата Большая орда тоже усилилась. Покорила ногайцев, Урал, Сибирь. Ахмат занёсся. Требовал, чтобы Москва покорилась ему полностью, как в давние времена. И чтобы дань платила такую же, как прежде. Но при этом набеги так и не прекратил. Грабить и угонять русских невольников казалось слишком выгодно. Тогда и Иван Васильевич перестал посылать дань. Если хан не хочет поддерживать мир, за что же ему платить?

Ахмат разозлился. Решил силой покорить Русь. Несколько раз он приводил огромное войско. Но государевы рати встречали его на Оке. Останавливали огнём орудий и тучами стрел. А полки русской конницы начинали обходить врага с разных сторон, окружать. Хану приходилось выбираться из ловушки, уносить ноги. Государевы воины бросались в погоню, били ордынцев. Наконец, Ахмат понял – больше на Русь соваться не стоит.

Но у нашей страны были и другие враги. Король Польши и Литвы Казимир. Ливонский орден крестоносцев. Если нельзя сокрушить Московскую Русь поодиночке, то ведь можно вместе. Если навалиться с разных сторон, неужели русские выдержат? Ахмат, Казимир и немецкие рыцари сговорились – ударить общими силами в 1480 году.

Магистр крестоносцев фон Бурх вооружил немецких горожан, латвийских и эстонских крестьян. Собрал армию в 100 тысяч человек. Казимир призвал польских рыцарей, литовских князей. А Ахмат под страхом смерти приказал всем татарам и подвластным племенам собираться в Великий поход. Но Иван Васильевич узнал об этих приготовлениях и тоже нашёл союзников. С Ахматом враждовал крымский хан Менгли-Гирей, и к нему помчались русские послы. Предложили вместе воевать против Большой орды и Казимира. Менгли-Гирей охотно согласился.

Тем не менее, над Русью нависла страшная опасность. Из Владимира в Москву опять привезли чудотворную Владимирскую икону Божьей Матери – ту самую, которая когда-то помогла против нашествия Тамерлана. Сам государь, его воины и весь народ молились перед ней, просили избавить от беды. Великий князь наметил обороняться по реке Оке. Вывел сюда полки. А людям, которые жили за Окой, велел уходить на северный берег. На южном уже появились татары. Но это была только разведка. Ахмат ждал осени, когда придет Казимир с поляками и литовцами.

Первыми напали немцы. В августе огромное войско магистра подступило к Пскову. Горожане просили о помощи, но на этот раз Иван Великий не прислал к ним ни одного отряда. Он знал – судьба Руси будет решаться не там, а на южной границе. Нельзя было отвлекать войска с главного направления. Псковичам пришлось отбиваться самим, и они кое-как справились. Отражали штурмы, заставили крестоносцев отступить.

А из степей надвигались полчища Ахмата. Но он повернул на запад, к верховьям Оки. Там река была узкой, через неё легко было переправиться. И там лежали литовские владения, хан собирался встретиться с войском Казимира. Иван Васильевич приказал своим полкам идти туда же, занять оборону по берегу реки Угры, впадавшей в Оку. Той самой Угры, где когда-то остановили Витовта.

Сам великий князь заехал в Москву, совещался с боярами. Если татары соединятся с поляками и литовцами, они могли прорваться к столице. Иван Васильевич велел готовить город к осаде, государственную казну и свою семью отправил подальше, в Белоозеро. Но он приготовил хану и неприятный сюрприз. Ведь если Ахмат повёл в поход всех подданных, значит, он никого не оставил охранять собственную столицу! Иван Великий послал князя Василия Звенигородского и друга русских, татарского царевича Нордоулата, в Нижний Новгород. Приказал им в глубокой тайне посадить на лодки отряд воинов и плыть по Волге прямо на Сарай.

8 октября 1480 года Ахмат вышел к Угре. Его конница стала переправляться через реку. Но русские войска успели сюда раньше. Заняли берег, поставили артиллерийские батареи. Загрохотали пушки, засвистели стрелы. По массе татар били без промаха. А врагам из воды стрелять было неудобно. Стреляли с другого берега, но это было далеко. Стрелы долетали уже ослабленными, не пробивали русских доспехов. Четверо суток, днём и ночью, хан бросал своих всадников через реку. Но у него перебили множество людей, а переправиться не смогли.

Из Москвы пришёл Иван Васильевич с подкреплениями, усилил оборону, и Ахмат прекратил атаки. Он ждал, когда же появится Казимир. Но ведь русский государь не напрасно отправлял послов в Крым. Хан Менгли-Гирей совершил набег на земли короля. Польские и литовские паны переполошились. Кинулись спасать собственные имения. Казимир не мог собрать армию.

Войско Ахмата стояло тоже во владениях короля. Здешние города Белёв, Мосальск, Одоев, Воротынск принадлежали Литве. Но города-то были русскими. Жители сочувствовали не своему королю, а Москве. Желали ей победы, не давали татарам продукты, корм для коней. Встречали их отряды оружием. Ахмат разъярился. Решил, что Казимир изменил ему. Послал войска на местных жителей, разорил и сжёг 12 городов. Но на литовской территории это получалось легко, король за свои города не заступился. А переправиться на русский берег не удавалось.

Хан пробовал перейти Угру в других местах, но и там татар отбили. Так и стояли напротив друг друга. Московский государь вдруг предложил начать переговоры. Ахмат обрадовался. Решил, что русские покоряются. Потребовал, чтобы сам великий князь явился к нему с поклоном, выплатил дань за прошлые годы. Нет, ему отказали. Хан сбавил тон. Просил, чтобы приехал сын или брат государя. Ему опять сказали – нет. Он уже соглашался, пусть будет обычный посол, и дань поменьше. Но русские и это отвергли.

На самом-то деле им никакие переговоры были не нужны. Иван Васильевич просто тянул время. Была уже глубокая осень. Татары мёрзли, голодали. Ахмат злился. Предлагал, чтобы ему позволили перейти через реку, и два войска померятся силами в битве. Как бы не так! Именно этого государь не хотел. Он решил выиграть войну вообще без большой битвы. Не желал, чтобы погибали его воины. Наконец, выпал снег. Реки стали замерзать. Иван Васильевич видел – скоро Угру можно будет перейти по льду. Он велел войскам отойти назад, выбрал удобную позицию возле Боровска. Если хан всё-таки полезет дальше, придётся дать сражение.

Но татары были уже измучены. Множество их погибло. И как раз в это время до хана донеслось известие – русский отряд на лодках доплыл до Сарая. Напал на столицу Орды и разгромил её. 9 ноября Ахмат снялся с места и повёл войско домой. Ивану Васильевичу доложили об этом, и государь сразу выслал конницу. Она стала рубить отставших, захватывать обозы. Татары узнали, что за ними гонятся, и побежали. Бросали добычу, удирали в студёные зимние степи.

Но даже этим дело не кончилось. В Орде нравы были жестокие. Уважали только силу, а неудачников презирали. О поражении Ахмата услышал князь сибирских татар Ивак. До сих пор он подчинялся хану, а теперь решил, что пора избавиться от его власти. Ахмат возвращался уже по своей земле, распустил войско. Ивак подкрался ночью, налетел на его лагерь и убил хана. И после этого Орда окончательно распалась. Наша страна уже навсегда избавилась от власти ханов. Ровно через 100 лет после Куликовской битвы. На этот раз вместо битвы только стояли на берегу реки, не пропустили врагов. Поэтому и в летописях назвали – Великое стояние на Угре. И потери у русских оказались очень маленькие.

Так что же, подвиг Дмитрия Донского и его товарищей на Куликовом поле был напрасным? Если через 100 лет от ордынцев освободились гораздо легче? Без таких страшных жертв, без морей крови! Нет, подвиг не был напрасным. Если бы не сразились насмерть, если бы позволили Мамаю растоптать Русь, то вообще неизвестно, что с ней стало бы. И что от неё осталось бы. А героическая битва Дмитрия Донского не только спасла страну. Она сплотила Русь. Дала людям почувствовать себя сильными и вольными. Именно она открыла дорогу к освобождению Руси. Не простую дорогу, ещё долгую. Но началась эта дорога на Куликовом поле, а закончилась на Угре. Без трудной победы Дмитрия Донского другая победа, его правнука Ивана Великого, была бы просто невозможной.



Святой Дмитрий Донской


Святая Ефросинья Московская, жена Дмитрия Донского


Глава 26.
Сквозь века

Танковая колонна «Дмитрий Донской»


Имя Дмитрия Донского в нашей стране навсегда связалось с воинской славой, с великими подвигами по защите родной земли и народа. При Иване Грозном Россия перешла в наступление на окружившие её хищные ханства. В 1552 году царь повёл русскую армию на Казань. Он взял с собой знамя Дмитрия Донского. То самое, которое реяло над полками в битве с Мамаем. В тяжёлых сражениях Казань взяли, ханство присоединили к России. Иван Грозный хвалил своих воинов, называл их достойными потомками богатырей Дмитрия Донского.

В 1591 году крымский хан в последний раз напал на Москву, пытался захватить её. Русские полки встретили его возле стен столицы. А на поле боя вынесли Донскую икону Пресвятой Богородицы – тоже побывавшую на Куликовом поле. Её поместили в шатре походной церкви, у этой иконы молился царь Фёдор Иванович. Врагов разгромили так круто, что больше они на Москву не приходили никогда. Там, где находилась икона, царь велел построить Свято-Донской монастырь. А русскими войсками в сражении командовал Борис Годунов. Фёдор Иванович наградил его особенным образом – подарил золотой кубок Мамая, захваченный после победы ратниками Дмитрия Донского.

Перед какими-то важными делами русские государи приходили в Архангельский собор, помолиться у гробниц своих предков – в том числе Дмитрия Донского. Его не забывали и донские казаки, считали одним из своих Небесных покровителей. О нём сочиняли стихи, слагали песни, как о великом герое. О нём писали исторические труды и художественные романы.

В 1850 году по распоряжению царя Николая I на Куликовом поле был построен памятник в честь Дмитрия Донского и его богатырей – высокая колонна на Красном холме. Открывали памятник торжественно. С парадом русских войск, с салютом. Позже на Куликовом поле возвели и два храма. Один – в честь Рождества Пресвятой Богородицы, второй – в честь святого Сергия Радонежского. Это храм-памятник, его купола напоминают богатырские шлемы.

В тяжёлые годы Великой Отечественной войны Русская Церковь вспомнила, как святой Сергий Радонежский, благословляя Дмитрия Донского на битву, дал ему богатырей Пересвета и Ослябю. Решили сделать так же – не только молиться за наших воинов, но и дать им земное, видимое благословение. Для этого все верующие собирали деньги. На них построили авиационную эскадрилью «Александр Невский» и танковую колонну «Дмитрий Донской». Их передали советской армии с напутствиями от Церкви, с благословением бить врагов. Танковая колонна «Дмитрий Донской» ринулась в сражения, как дружина славного князя. Танки мчались в атаки, словно витязи в стальных доспехах, а вместо копий нацеливались на неприятелей стволами орудий. Крушили и давили фашистов, посмевших напасть на нашу Святую Русь.

Имя Дмитрия Донского в разное время носили военные корабли русского флота. И сейчас на морях тоже несёт службу «Дмитрий Донской» – тяжёлый подводный ракетный крейсер. Любым новым врагам России готов ответить такими ударами, что мало не покажется.

Народ издавна считал Дмитрия Донского святым – как и его жену, и всех воинов, павших в битве с Мамаем. Ещё во времена Ивана Грозного князя Дмитрия изображали на иконах с нимбом, особым светлым кругом над головой. Так обозначают святых. Но по церковным правилам для святого нужна канонизация. То есть церковный собор должен признать, что он действительно святой. Тогда для него устанавливают праздники, составляют особые молитвы. А вот канонизации Дмитрия Донского долгое время не было. Видимо, отвлекли какие-то события, войны, нашествия врагов. Так и забылось. Церковный собор официально признал его святым лишь через 600 лет после кончины, в 1988 году.

В 2002 году Русская Церковь учредила Орден святого благоверного великого князя Дмитрия Донского. Им награждают военных, священников, ветеранов войны и других людей, отличившихся при защите Отечества и связывающих Церковь с армией. Так же, как были связаны русские воины во времена Дмитрия Донского.

Но он является покровителем не только воинов. Праздник установили общий для него и его жены, 19 мая (по новому стилю 1 июня). Они же были образцовой семьёй – крепкой, любящей, многодетной. Вот и стали покровителями православной семьи.

На месте Мамаева побоища в 1965 году был открыт музей. Сейчас там создан государственный музей-заповедник «Куликово поле» – он включает несколько музеев, два мемориальных комплекса. Там проводятся театрализованные представления, фестивали военно-исторических клубов. Об этой битве сняли целый ряд документальных фильмов, мультфильмы для детей «Лебеди Непрядвы», «Пересвет и Ослябя».

Именем Дмитрия Донского в разных русских городах названы улицы, площади, бульвары. В Москве ему установлено несколько памятников, один – вместе с женой и детишками. Два памятника ему есть на Куликовом поле, один только ему, второй со святым Сергием Радонежским. Кроме того, памятники Дмитрию Донскому есть в Новгороде, Коломне, Санкт-Петербурге, Туле, Дзержинском, Новомосковске, Прохоровке, Турово, Серпухове – там он изображён на конях вместе с Владимиром Храбрым.

Но Дмитрию Донскому есть ещё один памятник – самый большой и несокрушимый. Это наша с вами Россия. Он создавал нашу страну. Собирал воедино из разрозненных княжеств. Отстоял от погибели. А подвиг Дмитрия Донского и его товарищей на Куликовом поле вдохновил рождающуюся державу. Дал ей славу и величие. Тот самый фундамент, на котором Россия стала вырастать, возвышаться. Одерживать новые блестящие победы.


Основные даты жизни Дмитрия Донского

12 октября 1350 года. В семье князя Ивана Красного родился сын Дмитрий.


1353 год. Эпидемия чумы в Москве. Умер великий князь Семён Гордый, дядя Дмитрия. За ним и второй дядя, Андрей. Московским князем стал его отец.


1354 год. Хан Золотой Орды Джанибек назначил Ивана Красного великим князем Владимирским.


13 ноября 1359 года. Великий князь Иван Красный умер, его сын Дмитрий остался сиротой. А в Орде началась «великая замятня» – за власть принялись драться разные ханы, свергать и убивать друг друга.


1360 год. Хан Науруз отобрал престол великого князя у московских князей. Передал его Суздальскому князю Дмитрию-Фоме.


1362 год. У хана Амурата для московского князя Дмитрия удалось получить ярлык на престол великого князя Владимирского. Суздальский Дмитрий-Фома воспротивился, но его заставили подчиниться военным походом. Правительство юного Дмитрия возглавил митрополит Алексий.


1363 год. В Орде пошёл полный развал. Дмитрий Иванович и митрополит Алексий приняли решение – подчиняться Мамаю и хану Авдуле. Суздальский Дмитрий-Фома нажаловался врагу Мамая, хану Амурату. Снова получил от него ярлык великого князя. Но князь Дмитрий выступил на него с войсками, заставил подчиниться Москве.


1364 год. Новая эпидемия чумы. Умерли младший брат Дмитрия Иван и его мать, княгиня Александра.


18 января 1366 года. Великий князь Дмитрий женился на суздальской княжне Евдокии. Этой же зимой начал строить в Москве новый каменный Кремль.


1367 год. Раздоры в Твери. Молодой князь Михаил при поддержке Литвы начал захватывать чужие владения, а потом и власть в Тверском княжестве.


1368 год. Литовский государь Ольгерд с помощью тверского Михаила спровоцировал войну. С огромной армией подступил к Москве. Штурмовать каменный Кремль не стал, но разграбил и выжег половину Московского княжества.


1369 год. Великий князь Дмитрий послал брата Владимира с войском на помощь Пскову и Новгороду. Он выгнал напавших крестоносцев Ливонского ордена.


Лето 1369 года. Ответные походы московских воевод на владения Литвы, на её союзника, тверского Михаила.


1370 год. Второе нашествие Ольгерда на Русь, осада Волоколамска и Москвы. Но брат государя Владимир с армией стал окружать литовцев, отрезал им обратную дорогу. Ольгерду, чтобы выбраться, пришлось заключить перемирие.


1371 год. Тверской князь Михаил обратился к Мамаю и получил от него ярлык на престол великого князя. Но другие князья не признали его, остались верными Москве. Дмитрий Иванович тоже поехал к Мамаю, отвёз ему дань, и тот оценил послушание, вместо Михаила дал ярлык великого князя Дмитрию.


1371 год. Рыцари Ливонского ордена напали на Псков. Тверской Михаил стал совершать набеги на московские города, захватил у Новгорода Бежецк. Начал войну и Олег Рязанский, захватил и разорил московскую Лопасню. Дмитрий снарядил три войска. Его брат Владимир прогнал немцев. Вторая рать отбила Бежецк, третья, Дмитрия Боброка, разбила рязанцев у Скорнищево и взяла Рязань.


1372 год. Тверской князь Михаил заключил союз с литовцами и продолжил войну вместе с ними. Разорил окрестности Переславля, Дмитрова, сжёг Кашин и Торжок.


1373 год. Третий поход Литвы на Москву, а Мамай совершил набег на Рязань. Дмитрий Иванович победил и остановил литовцев под Любутском, заставил заключить мир. Потом развернул войска на Оке и прикрыл свои владения от татар.


1374 год. Дмитрий Иванович начал каждое лето выводить войска на Оку, охранять границу. Здесь стали строить крепость Серпухов. Мамай отправил посла с тысячей воинов в Нижний Новгород. Но татары принялись там грабить, безобразничать, и их перебили.


1375 год. Предатели Вельяминов и Некомат с тверским князем Михаилом сговорились против Москвы одновременно с Литвой и Мамаем. Он снова назначил Михаила великим князем. Но по призыву Дмитрия Ивановича поднялась вся Русь. Московский государь осадил Тверь и заставил Михаила подчиниться себе.


1376 год. Московская рать с нижегородскими князьями совершила поход на Камскую Булгарию. Победила в сражении, Булгария признала над собой власть московского великого князя.


1377 год. Мамай послал на Русь войска. Рать царевича Арапши вместе с отрядами мордвы разгромила русских на реке Пьяне, разорила Нижний Новгород. Второе войско опустошило Рязанское княжество. Зимой Дмитрий Иванович и русские князья наказали мордву, организовали поход на её земли.


1378 год. Мамай снова послал на Русь два войска. Арапша опять разграбил и сжёг Нижний Новгород, соединился со второй армией Бегича. Она через Рязанщину шла на Московское княжество. Но Дмитрий Иванович встретил врагов на реке Воже и 11 августа вдребезги разгромил их.


Зима 1378/1379 года. В Литве язычники стали громить православных. На помощь им Дмитрий Иванович послал войско под командованием брата. Оно заняло Стародубское и Трубчевское княжества. Многие другие княжества перешли под покровительство Москвы.


1380 год. Поход огромной армии Мамая на Русь. Дмитрий Иванович созвал русские войска, выступил навстречу. 8 сентября на Дону, на Куликовом поле, русские сокрушили вражеские полчища. Погиб хан Орды Мухаммед Булак. После этой победы Дмитрия стали называть Донским, его брата Владимира – Храбрым.


Октябрь 1380 года. По совету святого Сергия Радонежского Дмитрий Донской установил день памяти погибших воинов, Дмитровскую родительскую субботу.


Ноябрь 1380 года. Съезд русских князей в Москве. Постановили заключить союз любви и братства. За нападения рязанцев на русские обозы и раненых съезд князей заставил Олега Рязанского вернуть всех пленных, признать себя «младшим братом» московского государя.


1382 год. Неожиданный поход на Русь хана Тохтамыша. Дмитрий Донской выехал собирать войска в Кострому, брата поставил собирать полки в Волоколамске. Тохтамыш обманом захватил, вырезал и сжёг Москву, разорил ещё 6 городов. Но Владимир Храбрый разбил один из татарских корпусов, и хан ушёл.


1383 год. После разорения Москвы Дмитрию Донскому пришлось покориться. Он послал в Орду сына Василия, согласился платить дань. Тохтамыш утвердил Дмитрия великим князем, но сына оставил у себя заложником.


1385 год. Олег Рязанский напал и разорил Коломну. Нанёс поражение войску Владимира Храброго. Святой Сергий Радонежский помог прекратить давнюю вражду, заключить вечный мир. А Тохтамыш начал войну с властителем Средней Азии Тимуром Тамерланом. Дмитрий Донской организовал побег сына из Орды.


1386 год. Дмитрий Донской не позволил Новгороду отделиться от Руси. Собрал в поход многочисленную рать. Новгородцы сдались без боя. Заплатили большой штраф. Принесли клятву признавать над собой власть только московского государя.


1387–1388 годы. Тохтамыш призвал всех подданных в поход на Среднюю Азию. Дмитрий Донской приказ хана не выполнил, свои полки ему не прислал. Тохтамыш потерпел там сокрушительное поражение. Орда стала разваливаться. Дмитрий не смог этим воспользоваться для освобождения страны, он тяжело заболел от старых ран и контузий.


19 мая 1389 года. Дмитрий Донской скончался. Похоронен в Архангельском соборе Кремля.


1988 год. Православная Церковь официально признала Дмитрия Донского святым.



Оглавление

  • Глава 1.Как Русь оказалась в плену?
  • Глава 2.Как жилось под властью ханов?
  • Глава 3.Даниил Московский и его сыновья
  • Глава 4.Иван Калита и митрополит Пётр
  • Глава 5.Между двух хищников
  • Глава 6.Князь Семён Гордый
  • Глава 7.«Чёрная смерть»
  • Глава 8.Как князь Дмитрий остался сиротой
  • Глава 9.Что такое «великая замятня»?
  • Глава 10.Великий князь Дмитрий Иванович
  • Глава 11.Литовщина
  • Глава 12.Снова междоусобицы
  • Глава 13.Остановить Литву! И Орду тоже!
  • Глава 14.Как в Москве завелись предатели
  • Глава 15.Победа на Воже
  • Глава 16.Почему Московскую Русь назвали Святой?
  • Глава 17.За други своя!
  • Глава 18.На поле Куликовом
  • Глава 19.Как русских зауважали
  • Глава 20.Нашествие Тохтамыша
  • Глава 21.Как Русь оправлялась от ударов
  • Глава 22.Он успел сделать не всё…
  • Глава 23.Как Москва перестала платить дань
  • Глава 24.Подчиняться ханам или нет?
  • Глава 25.Святая Русь и конец Орды
  • Глава 26.Сквозь века
  • Основные даты жизни Дмитрия Донского
  • Teleserial Book