Читать онлайн Украсть у дракона бесплатно

 Мур Лана -Украсть у дракона


ПРОЛОГ


Огромный, полный гостей и огней зал, но нарядные пары словно растворились в горячем, пульсирующем музыкой воздухе. Остались только я и он. Глаза в глаза. Кто бы ни был партнером в очередном па, наши с ним взгляды неизменно встречались. При этом его глаза вспыхивали пытливым любопытством, а мои норовили разорвать мучительную связь.

Почему он неизменно следит за мной, даже когда белокурая красотка напротив призывно хлопает ресницами и пленительно улыбается?

Цепочка шагов, поворот, кружение, поклон и смена партнеров.

Наши локти почти соприкасаются, когда кивком приветствуем свою пару. Но угольно -черные глаза опять прожигают мне висок, и раненая рука ноет еще сильнее.

Рыжеволосая девушка с ним в паре обиженно надувает розовые губы, но это не производит на него никакого впечатления.

Горячий, сладко-горький от смешавшихся духов воздух обступает. Я уже не могу дышать. Томные и чувственные переливы мелодии, под которые дамы и кавалеры беззастенчиво флиртуют, окатывают густыми волнами, и внутри все дрожит.

Хочется сбежать подальше, перевести дух, унять беспокойно трепещущее сердце, но танец еще не закончился.

Очередная смена фигуры, и мы снова друг напротив друга, сверлим недружелюбными взглядами.

И вдруг он улыбается. Белые зубы сверкают в свете плавающих огней, а черные глаза прищуриваются так задорно и многозначительно, будто это именно он хозяин положения, а я только что угодила в ловушку, о которой даже не подозреваю.

Скорей бы все закончилось. Сделать то, зачем пришла и сбежать. Но чувственная мелодия продолжала соблазнять, покорять и искушать, а пронзительный взгляд - преследовать.

Очередная фигура танца, и мы почти соприкасаемся спинами. Боль в руке усиливается и словно расползается по телу. Вот уже и плечо охвачено огнем. Горло. Воздух рваными

толчками вырывается из груди. От жжения свело пустой желудок, огненные ручейки стекали ниже, и с каждым разом, как касалась его спины, разгорались сильнее.

Когда же все это закончится?

Задавалась я вопросом.

От сжигающего изнутри огня, я должна была вся истечь потом, но жар, казалось, выжег всю жидкость из моего тела.

Наконец эта пытка закончилась.

Плевать на все! Сделаю, что должна, и уберусь.

Лавируя между гостями, я выскользнула из зала и побежала по коридорам, досконально изученным еще на плане.

Сейчас поворот, потом направо и вниз. Через балкон...

На плечо опустилась тяжелая рука, развернула, и я оказалась прижатой к укрывающему стену мягкому гобелену, а в меня вжалось большое и горячее тело, перекрывая любую возможность убежать, а заодно и воздух.

- Что ты такое? - черные глаза свирепо сверкают. Того и гляди, из ноздрей полыхнет пламя, а из ушей повали дым.

Глава 1. Сон


Я опять убегала. Горло пересохло, легкие разрывались, а мышцы отказывались повиноваться, но, превозмогая усталость, я бежала, потому что знала - остановлюсь -пропаду.

Взгляд через плечо - все так же как и всегда - тень, силуэт, Ганд знает что, неотступно следовал по пятам, будто не знаком с усталостью. Лица я никогда не видела, только контур фигуры, несомненно, мужской.

Вот силуэт выбросил руку, и, разворачиваясь, в меня полетела тонкая сеть. Попадусь - и не смогу выбраться. Тонкие волокна мгновенно парализуют жертву. Гандово изобретение стражей.

Я вильнула, и сеть просвистела мимо, но следом уже летела вторая и в пару к ней - петля-удавка скользнула под ноги.

Да что же такое!

Усталость валила с ног, но я побежала еще быстрее, изо всех сил оттолкнулась, и подо мной уже не неровная мостовая, а такая же неровная стена дома. Удавка распласталась ничего не поймав, а вот сеть. Преследователь, Ганд его побери, знал свое дело, потому что сеть летела прямо мне в спину.

Прыжок, кувырок в воздухе, и я уже на другой стороне улицы повисла на карнизе.

Еще немного, подтянуться, и по крышам я легко убегу, но черепица под пальцами надломилась, и я полетела прямо на голову настырной тени.

И проснулась.

Сердце выпрыгивало из груди, на лбу выступила испарина. Сколько раз мне снились такие сны? Уже и не упомнить. А когда начались? Кажется, после моего первого дела. Вроде, все прошло гладко, но почему же с тех пор я не могу нормально спать?

***

Сердце колотится, как безумное. В ушах шумит. В висках стучит, а перед глазами все плывет.

Сегодня. Сейчас. Решается вся моя последующая жизнь.

Неслышно и скользяще я покидаю спальню, даже не оглянувшись на разметавшего по широкой кровати свежеиспеченного «супруга». Щепотка сон-травы - и супружеские обязанности отступают на второй план, а я получаю свободу действия.

Пальцы почти свело, но я не решаюсь ослабить хватку и изо всех сил сжимаю в кулаке артефакт, помогающий видеть магические ловушки.

Сеть магических нитей - заденешь одну, и окажешься спеленатой, как муха в паутине. Здесь понадобится вся моя гибкость и изворотливость.

Перешагиваю через одну. Прогнувшись, проползаю под второй. Хорошо, что я довольно худая, а все выступающие части тела прижаты утягивающим костюмом, растворившим в себе мои трофеи.

Так, над этой надо подумать. На минуту замираю, а потом, прогнувшись и еле удерживая напряжение в животе, отклоняюсь, чтобы не задеть почти неразличимую нить, и крадусь дальше.

Ах, Ганд его побери!

Сосредоточившись, чуть не пропустила слабо мерцающую плитку - еще одна ловушка. Что она таит я не знаю, а проверять не хочу.

Хорошо же «супруг» охраняет свою персону. Что же тогда женился на почти неизвестной девице? Ясно почему. Я самодовольно ухмыляюсь, но тут же одергиваю себя - рано расслабляться, дело еще не сделано.

Куда же встать?

Жляд! Кажется, выхода нет и придется дожидаться пока проснется весь дом. Тогда меня сдадут городской страже, а сестренка...

Мысли о сестре помогают собраться.

Все еще балансируя на одной ноге, я осмотриваюсь - а вот и спасение - вмурованный в стену бронзовый канделябр. Надеюсь, что он крепко держится.

Артефакт я обхватываю губами. Все еще изогнувшись, хватаюсь за завитки светильника и осторожно подтягиваю ноги.

Уф! Кажется выбралась.

Окно.

Приоткрываю створку и одним текучим движением выскальзываю на улицу. Приземляюсь почти неслышно и сразу же бросаюсь бежать.

Лечу во весь дух, не оглядываясь и не обращая ни на что внимания. В этот предрассветный час городские улицы словно вымирают, даже стража правопорядка лениво посапывает где-нибудь в кабаке, предоставляя таким как я без помех добираться до безопасного, относительно, конечно, убежища.

Прежде чем прийти к Базилю, я вытащила из-за пазухи резную лакированную шкатулку и спрятала в только мне известном тайнике, между камней в стене развалин, где обосновался Базиль. Оттуда же достала широкие штаны, рубаху и превратилась в парня - так безопаснее.

Ящерицей проползла по камням, чтобы не привлекать к тайнику ненужного внимания, и, только оказавшись за несколько переходов от него, вышла под бледнеющий лунный свет.

Словно появившись прямо из стены передо мной возникли две массивные тени.

- Куда? - прогудели они.

- К Базилю. У меня для него подарок, - резко ответила я и решительно прошла между расступившимися громилами.

Я вытянулась в струнку и закрыла голову подушкой, собираясь еще поспать, но легкий перезвон известил о том, что послание пересекло границу владений.

Глава 2. Послание


Со стоном выбралась из вороха подушек, лениво раскинулась на широкой кровати, застеленной свежим, хрустким бельем, и нехотя перевернулась на другой бок. Шелк сорочки чувственно огладил кожу.

Как же хорошо, что дни нужды уже позади. Не надо ютиться по грязным углам, спать на вонючих тюфяках и самое главное - постоянно думать о Нэлли.

Сейчас она учится, и надо только своевременно платить за университет.

Отогнала мысли о сестре, неизменно вызывающие тоску, и открыла глаза как раз, когда из центра ослепительной вспышки выпал листок бумаги и плавно опустился на одеяло.

Почерк Базиля. Да и кто еще знает про мое убежище, со стороны выглядящее как заброшенные развалины, ведь он сам об этом озаботился.

«Кора», - писал он. Надо же, а ведь уже успела забыть, что родители нарекли меня Корнэлией. Я оставила это имя так же, как и прошлую жизнь. Родители отказались от меня, а я от последнего, что связывало меня с ними - от имени. Теперь я просто Кора - воровка. Но на роптание и сожаление нет времени - надо заботиться о Нэлли, чтобы жизнь, которой живу я, никогда не коснулась ее.

Обделив магическими способностями, за что родители и вышвырнули из дома, когда поняли, что толку от меня никакого, судьба щедро наградила гибкостью и пластичностью. Эти способности и оценил Базиль, когда подобрал меня на улице, и взялся за обучение.

Итак: «Кора, мне поступил заказ на очень редкий и ценный артефакт. Приходи так быстро, как только сможешь. Надо многое обсудить».

Коротко и ничего непонятно - в этом весь Базиль.

Что же, деньги лишними не бывают. Этому меня научили годы нищеты, когда до изнеможения работала за тарелку жидкой похлебки. Что же до тех, у кого я крала - их было не жаль. Почти все сильные и уникальные артефакты, которые я крала, были приобретены нелегально на черном рынке, а значит владельцы такие же преступники, как и я.

Стремительно выскочила из кровати и, спустя недолгое время, вместо девушки в шелковой сорочке, в комнате стоял невысокий юноша, с длинной черной косой, перевитой кожаным шнурком, широких штанах и рубахе, чтобы скрыть округлые формы. Этой же цели служил и потрепанный, расшитый когда-то ярким узором кожаный жилет с несколькими потайными карманами. К счастью, длинными волосами у мужчин никого не удивить, и я могла их оставить, с легкостью перевоплощаясь из женщины в мужчину.

Остался последний штрих. Сбежав по лестнице, я попала в подвал, нажала на третий сверху и пятый справа камень в стене, проем открылся, и я оказалась в хранилище.

Хоть дом и был защищен Базилем, но в этом мире никогда нельзя быть уверенной ни в ком и ни в чем, поэтому я сделала тайник, неизвестный никому, кроме меня. Здесь я хранила сбережения и приобретенные на черном рынке артефакты.

Провела ладонью по совершенно гладкой стене, круглая дверь приоткрылась, и в просвете блеснуло золото. Полюбовавшись на аккуратные столбики монет, прикинула на сколько их еще хватит, глянула на резную шкатулку и захлопнула дверцу. Снова провела рукой, стирая все следы тайника. Потом повернулась к стеллажу, заставленному ящичками с артефактами. Капля крови, и крышка одного из них отскочила. Ничем не примечательный кожаный браслет с крошечным ярко-синим камнем - артефакт незаметности - обвил запястье. Благодаря ему я сливалась с толпой, и никто не мог меня вспомнить, чтобы белее-менее узнаваемо описать. Еще один артефакт - резной медальон, чтобы беспрепятственно пройти во владения Базиля - у него есть такой же ключ к моему дому - надела на шею. Вот теперь я полностью готова.

Запечатав вход в хранилище, я вышла из дома. Покинула границы зачарованной территории и обернулась, еще раз убеждаясь, что посторонние видят только обрушившиеся после пожара балки и обгорелые, поросшие плющом стены. Снова спасибо Базилю, это место пользовалось дурной славой и не находилось желающих обустроить здесь свой дом.

Довольная возможностью заработать, я легко и пружинисто шагала к городу.

Глава 3. Базиль


Розовые кусты в ухоженных садах за невысокими крашеными заборами сменились полями перед городскими стенами. Высокие ворота со стражей, не обратившей на меня ни малейшего внимания, и я уже окунулась в городскую суету.

- Осторожней, парень!

И я едва успела отскочить из-под копыт лошади.

Ох уж эти аристократы, ничего не видят под ногами. А что бы делали, не будь швей, прачек, пекарей, лошадников, в конце-концов, и таких воров как я? Даже очень высокопоставленные особы не гнушались обращаться к нашей помощи.

- Привет, Кор, - едва вошла в район, контролируемый Базилем, из подворотни вынырнул Шнык. - к Базу?

Я кивнула. Для всех здесь я была Корнелием, воспитанником Базиля. Так повелось с того дня, когда он первый раз привел меня к себе в дом оборванным и голодным подростком, сбежавшим с последнего места работы.

- Да, - кивнула я.

- И я тоже, - просиял Шнык, а я недовольно поморщилась. Терпеть не могла работать в команде, предпочитая отвечать только за себя. Но Базилю виднее.

Я едва поспевала да худым как жердь и длинноногим Шныком. Один его шаг равнялся примерно полутора моим, но ему не было равных во взламывании магических замков. Он буквально нутром чувствовал какое применено заклятие или артефакт и безошибочно находил способ отпереть. Видимо, похитить придется что-то действительно очень редкое и надежно запертое.

Так, петляя по лабиринту владений Базиля, где легко мог заблудиться любой, кто попал сюда случайно, и так же легко пропадал без следа, мы приближались к заброшенным развалинам старинного храма.

Ступив на порог, каждый из нас коснулся выступающего камня, и все сразу же преобразилось - вместо обрушенных и выщербленных непогодой, потемневших от времени стен, перед нами предстала ровная кладка, сверкающие чистотой окна и неизменный цветок в горшке.

Тяжелая дубовая дверь гостеприимно распахнулась, и на пороге возник хозяин. Баз почти не изменился, с тех пор, как испугал меня.

Я уже смирилась со смертью и мечтала только, чтобы поскорее голод перестал терзать внутренности, и наступил покой забвения, когда сильная, покрытая крупными веснушками рука схватила за шкирку и приподняла.

- Ты чей, малец? - спросил незнакомец, с любопытством разглядывая меня. - Да ты девчонка! - его необычайно яркие синие глаза изумленно округлились, а я собрала последние силы, приготовившись сопротивляться. Не для того я сбежала из дома удовольствий, когда хозяйка решила, что я достаточно взрослая и смазливая, чтобы вырасти от простой служанки до шлюхи. Вот только это не устраивало меня. Как не собиралась и сейчас выяснять почему незнакомец так оживился, признав в замученном оборванце девушку.

Я изворачивалась в его руках, как бешеный угорь. Кажется, несколько раз умудрилась лягнуть и даже цапнула за мускулистую руку, только держащие за шиворот пальцы не разжались.

- Ну-ка, ну-ка, - зажав в кулаке другой руки край рукава, он повозил им мне по лицу и присмотрелся. - Симпатичная. Знаешь, пожалуй, ты мне пригодишься.

- Иди к Ганду! - просипела я. Горло уже давно саднило, погода стояла не сказать, чтобы жаркая, а на таверны денег не было. Хотела плюнуть ему в лицо, вот только во рту все пересохло.

- Эх, молодежь, - вздохнул он. - Не понимает, когда ей добра желают, - свободной рукой он достал из кармана пузырек, смочил платок и прижал к моему лицу.

- Сбегу... но сначала вспорю ему брю...хо...- последнее, что я подумала, прежде чем отключилась.

- Привет, ребята! - густой голос База вернул меня в реальность

Увидев его широкую улыбку и добродушное лицо, никто бы не заподозрил в нем главаря охотников за артефактами и не последнего человека в преступном мире.

- У нас гости, - он протянул нам длинные мантии, скрывающие очертания фигуры, а глубокие капюшоны надежно прятали лица.

Глава 4. Дело


Только сейчас я заметила, что Баз в точно такой же мантии - видимо, он тоже воспользовался артефактом незаметности.

Завернувшись в накидки, мы последовали за хозяином в глубь дома.

Видимо, визит незнакомца был обговорен заранее - гулкое эхо шагов, обычно отдающееся от каменных стен, глушили толстые ковры, все ловушки были убраны или нейтрализованы.

Только оказавшись в кабинете, где Баз предпочитал обговаривать детали предстоящего дела, я заметила замаскированный под подвесок люстры записывающий кристалл. Так Баз обеспечивал свою безопасность... или дополнительный доход, если удавалось распознать заказчика.

При виде сидящей в низком кресле фигуры, длинных ног, вытянутых к ярко горящему камину, закрывающей лицо плотной маски я почувствовала как меня окатывает сначала ледяной, а потом обжигающей волной, и невольно отступила к двери.

- Кор, проходи, не смущайся, - Баз подтолкнул меня в спину, а Шнык уже вальяжно присел на угол массивного стола.

Я поспешно отошла туда, где тень погуще и куда не достает кристалл. Не стоило незнакомцу видеть, что как только вошла, меня словно прокляли.

Сначала подумала, что это одна из предосторожностей База, но Шнык не выглядел обеспокоенным, значит, это почувствовала только я.

Несмотря на густую тень, я почувствовала, как незнакомец ощупывает меня взглядом с головы до ног, словно обладает способностью видеть через маскировку, и плотнее закуталась в мантию.

- Господин... - Баз сделал паузу, ожидая, что гость продолжит и назовется, но незнакомец не поддался на провокацию и продолжал молчать, тогда Базиль продолжил: - Изъявил желание заполучить очень редкий артефакт. Сердце Дракона.

Я слишком хорошо знала База, чтобы не различить в невозмутимом голосе тень благоговения.

Сердце Дракона считался утерянным артефактом, о нем только слышали, но никто никогда не видел, и вот сейчас нам предлагают украсть его.

Даже представить страшно, как должна охраняться такая редкость. Теперь стала понятна необходимость Шныка. Без его способностей даже мечтать не стоит добраться до артефакта.

- Господин уже просветил меня, что ценность была украдена. Настоящий владелец не хочет позора, поэтому не заявил о пропаже, и желает только вернуть свою собственность.

Незнакомец под маской кивал, соглашаясь со словами База.

Свежо предание - почти все, кто нанимал нас, утверждали, что ценность была похищена, а они просто возвращают ее.

Быть может, так они хотя бы в собственных глазах остаются безгрешными, не понимая, насколько отвратительным это лицемерие выглядит со стороны.

- Как мы можем украсть то, о чем даже не знаем? Мы представления не имеем, как выглядит Сердце Дракона, - из своего угла высказалась я, называя вещи своими именами и ожидая, что незнакомец вздрогнет при слове «украсть».

Как и все изнеженные аристократы, а то, что он аристократ чувствовалось даже в том, как сидел, гость должно быть старается не соприкасаться с нашим грубым миром, но он, не отреагировав на мой выпад, снял одну перчатку, и под холеными пальцами над столом возникло объемное и невероятно реалистичное изображение артефакта.

Глава 5. Сердце Дракона


С острыми краями, будто осколок чего -то большего, сквозь мутную, словно подернутую дымкой поверхность просвечивало нечто ярко-алое и пульсирующее - живой огонь в сердце настоящего дракона.

Оно завораживало, и я не могла отвести глаз. Зародившись в груди, жар разлился по всему телу, до самых кончиков пальцев, сердце, как во сне, где я всегда убегаю, старалось вырваться из груди, а дыхание сделалось неглубоким и прерывистым.

Я безумно, до дрожи захотела подержать его в руках. Раньше за собой такого не замечала, какие бы артефакты не похищала, даже самые редкие и дорогие без сожалений отдавала заказчику, кроме... Кроме своего первого дела, когда утащила резную шкатулку. Тогда были похожие ощущения - что не могу оставить ее и уйти. Рука сама собой, как к шкатулке, которую я так и не смогла открыть, потянулась к изображению артефакта.

- Впечатляет? - усмехнулся гость, и изображение исчезло, а я словно очнулась от транса.

В первый раз незнакомец заговорил. Голос оказался звучным, глубоким и со странными перекатами, отзывающимися внутри необъяснимой вибрацией.

Чушь!

Оборвала себя и постаралась сосредоточиться на дальнейшем разговоре.

- В чем ценность этого артефакта, за исключением его редкости? - вкрадчиво спросил Баз.

- Не ваше дело, - холодно отрезал гость.

Меня уже не на шутку трясло, и я вжалась в стену.

- Ошибаетесь, - тем же тоном заметил Баз. - Если артефакт привязывается к одному хозяину, то забрать его будет проблематично. Нет, мы, конечно, сможем отсечь эту связь, но стоить будет дороже, - и вопросительно посмотрел в прорези маски.

- Сердце Дракона связано только с истинным владельцем, а сейчас оно у вора, поэтому не возникнет трудностей с его похищением.

Истинным владельцем? Правда?

Согласно легендам, частью которых до сих пор было и Сердце Дракона, оно принадлежит только членам клана - потомкам настоящих драконов. Давным-давно, когда умер последний дракон, его еще горящее сердце вынули и окружили многочисленными, поддерживающими жизнь заклятиями.

Что случилось потом, почему оно раскололось на части, никому не известно, но клан утратил былое величие, хоть и остался одним из самых могущественных. Одним из, а был самым.

Ох, Ганд их всех побери! Во что Баз нас втянул? После того, как выполним задание, этот неизвестный в маске нас просто уничтожит, чтобы не осталось свидетелей.

- Я в этом не участвую, - все еще дрожа, я отлепилась от стены.

- Нет! - громыхнул гость, и волной его голоса меня впечатало обратно. - Вас отрекомендовали как самого ловкого вора, и эти качества очень пригодятся.

Г ость говорил резко, хлестко, не побоявшись и не побрезговав назвать меня вором. Это, конечно, вызывало уважение, но чувство самосохранения толкало бежать. Как можно быстрее и как можно дальше.

Глава 6. Разногласия


Баз удивленно округлил глаза на такой выпад, но гость, казалось, успел взять себя в руки.

- У вашей команды очень хорошая репутация в определенных кругах. Мне отрекомендовали вас как лучших. Именно такие и нужны, чтобы вернуть похищенный артефакт. Я готов увеличить вознаграждение.

Баз прекрасно умел владеть собой, но я заметила, как в его глазах зажегся огонек жадности. Ганд его побери! Ради пары лишних золотых он родную мать продаст.

- Прежде чем согласиться, необходимо узнать в каких условиях предстоит работать, - я решительно вышла из своего угла. Раз у База на уме одни деньги, Шнык всего лишь прекрасный исполнитель, придется о своей безопасности беспокоиться самой.

- Я могу предоставить эти сведения только после заключения договора. Задеваются интересы высшей аристократии, так что сами понимаете, - гость повернулся ко мне, и в прорезях маски увидела сверкающие черные глаза.

Это я как раз понимала - неразглашение полученной информации - обязательный пункт любого договора, действительный для каждой из сторон.

Благодаря ему, никто не узнает, что к пропаже ценности причастны мы, и у кого она сейчас находится, а так же исключает возможность последующего шантажа.

Вот поэтому Баз и использовал записывающий кристалл - полученные с его помощью сведения не попадают под информацию переданную в рамках договора.

Кажется, ситуация безвыходная. Гость не намерен ничего раскрывать, пока мы не подпишем обязательство хранить тайну, а я не собиралась ни на что подписываться, пока не узнаю, с чем имею дело.

Не желая показывать возможному заказчику, что в команде воров есть разногласия, Баз хранил молчание, только бросал на меня злые взгляды. Молчала и я, дожидаясь, когда гость сообразит, что говорить больше не о чем. А Шнык продолжал сидеть на столе и рассматривать уже побледневшее изображение Сердца.

- Я готов увеличить стартовый гонорар в три раза, - поднимаясь, сказал гость. Его голос, густой и гулкий, неумолимо заполнял каждый угол комнаты, обволакивая почти осязаемой тяжестью. - Обдумайте, обговорите и дайте мне знать. Я заинтересован именно в вашей команде и именно в этом составе, - он обращался непосредственно к Базу, видимо, почувствовав, что он больше всех заинтересован в деньгах. - Провожать меня не надо.

И не успела я моргнуть, как он уже вышел из кабинета.

Движения незнакомца были обманчиво неторопливыми, но в то же время стремительными и неуловимыми.

- Кор, что с тобой случилось? - набросился на меня Баз, едва мягкий перезвон известил, что чужак покинул границу владений. - Он же предлагает целое состояние!

- Ты что, не понимаешь, что сразу же после выполнения задания нас не станет?! -вспылила я из-за его жадности, всех нас ставящей под удар. - Это же гандово Драконье Сердце! И ты знаешь, кто его истинный владелец! Если легенды говорят правду и после воссоединения всех его частиц клан вернет былое могущество, то от нас не останется даже пепла! Они сотрут все, что может их хоть как-то скомпрометировать!

- Так ведь у База есть запись разговора, - заинтересовавшись нашим спором, подал голос Шнык. Кажется, он тоже соблазнился большими деньгами.

- И ты правда думаешь, что она нас защитит? Всего лишь дополнительный повод избавиться от лишних свидетелей!

- А мы сейчас посмотрим, - подмигнул Баз и, подтащив небольшую лестницу, больше напоминающую невысокий табурет, снял кристалл. - Давай же, покажи, что ты увидел, -приговаривал Баз, бережно вставляя артефакт в считыватель.

Глава 7. Безысходность


Из кристалла выплыла прозрачна голубоватая дымка. В ней мы должны были увидеть все, что произошло и говорилось в кабинете, а возможно и чуточку больше, поскольку его сил хватало на то, чтобы преодолевать защиту простых заклятий и слабеньких артефакты, но картинки не было. Мы наблюдали только за меняющимися завитками.

- Что и требовалось доказать, - произнесла я с каким-то удовлетворением и плюхнулась в кресло, где раньше сидел таинственный гость. - У него был с собой нейтрализатор.

Если Баз по-праву гордился наличием пишущего кристалла, как очень редкого и очень дорогого артефакта, то нейтрализаторов вообще были единицы, и владела ими только самая верхушка аристократов. Тех, кто приближен к Императору и имеет доступ к государственной тайне.

- Попали, - все втроем выдохнули мы.

- Кажется, у нас нет выбора, - невесело ухмыльнулся Шнык.

При всем легкомыслии и надеждах, что Свизар не оставит его своим покровительством, Шнык тоже был не особенно рад тому, в какое безвыходное положение мы попали.

- Да, остается только выполнить свою часть договора и надеяться, что заказчик не избавится, как от ненужных свидетелей. Кор? - Баз вопросительно посмотрел на меня.

Без меня у них точно ничего не получится, как и без любого из нашей троицы. Баз продумывал всю операцию. Шнык вскрывал замки, а я крала и с ловкостью кассии ускользала из обворованного дома.

- Ты же хотел собственное дело. Вот тебе шанс и стартовый капитал. Того, что нам предлагают, должно хватить с избытком, - Баз говорил с убедительностью опытного искусителя и бил в самое больное место.

Я вполне отдавала отчет, что не смогу всю жизни заниматься кражами. Рано или поздно меня поймают, а Нэлли нужна респектабельная семья, чтобы хоть она могла жить нормально. Поэтому я старалась заработать как можно больше, и Баз прекрасно это знал.

- Хорошо, но я не хочу, чтобы заказчик знал как все произойдет. Возможного у него будут предложения, но мы сделаем все по-своему. Он мне не нравится, и я ему не доверяю, -поставила я точу в обсуждении.

- Годится, - Баз шлепнул по столу широченной ладонью, затем перевернул руку, и наши со Шныком ладони легко утонули в горячей лапище. - Значит, отправляю послание, что мы согласны, - он уже не обращал на нас внимания. Вытащил из ящика лоскуток тонкой хрусткой ткани, используемой для писем. Несколько коротких строк мгновенно впитались, и стоило Базу написать адресата, как послание сначала задымилось, вспыхнуло фиолетовым огнем и исчезло.

Все. Теперь уже ничего не вернуть. Мы согласились на безумную и чрезвычайно рискованную авантюру. К горлу подкатила тошнота - чем дальше, тем больше мне не нравилась эта затея.

- Кор, - голос Шныка отвлек от неприятных ощущений. - Сколько на тебя смотрю, все удивляюсь. Какие-то руки у тебя совсем крохотные для мужика, да и мелковат ты. И в гости ни разу не звал, и в попойках не участвовал, даже когда жил у База.

- Зато ты сама мужественность, - фыркнула я. - Не иначе, участвовал в боях без правил, -поспешила сменить весьма опасное направление его мыслей.

- Что есть, то есть, - ухмыльнулся Шнык. - Пойдем что ли? Теперь дело за Базом.

А вот этому я была рада. Не было никакого желания снова встречаться с заказчиком, слышать его тяжелый голос, чувствовать на себе внимательный изучающий взгляд.

Глава 8. Проверка


- Баз, обговоришь все сам, а потом мы продумаем собственную тактику, - я вопросительно посмотрела на покровителя, он только качнул головой и взмахом руки выпроводил нас из кабинета.

- Так что, может, по-дружески пригласишь на чай? - настырно продолжал Шнык. - Мы уже столько работаем вместе. А я так мало о тебе знаю.

- Боюсь, что нет, приятель, - я решительно повернулась. - Предстоит большое дело, и мне необходимо поддерживать форму. К тому же, скорее всего, больше мы не увидимся.

- Но ведь мы обязательно выпьем за успех этого безнадежного предприятия? - он так забавно подмигнул, что я не удержалась от улыбки.

- Конечно, но только после того, как все закончим. Ясная голова потребуется всем.

Только мы пересекли защищенную Базом границу, как оказались на окраине города, а за спиной вместо просторного и ухоженного дома появились заброшенные развалины. Баз любил такую маскировку.

- Пока, - я помахала рукой и отправилась своим путем.

Несколько раз пришлось оглянуться. Чувство, что за мной кто -то следит неотступно преследовало от самого дома База.

Подумала, что в попытке узнать кто я, следом увязался Шнык, и нырнула в ближайший кабак.

Выбрала расположенный в тени но с видом на улицу стол, заказала кислого крота. Морщась от резкого запаха, наблюдала и выжидла, когда преследователь появится.

Как жаль, что проявитель магических ловушек остался дома. Ощущение опасности не отступало, а цепкий глаз не выделил никого подозрительного, или же преследователь тоже воспользовался артефактом незаметности. Все выглядели обычными горожанами, забежавшими пропустить между делами стаканчик кислого крота и перекусить пирогом с почками. Воспаленные глаза и кожаные фартуки кузнецов, загрубевшие руки скорняков, заляпанные свежей кровью рубахи мясников, пухлые, присыпанные мукой щеки пекарей -вот отличительные черты обитателей этой части города, и никто не выбивался из общей массы.

Крот уже плескался в горле, когда я встала из-за стола, бросила на стол несколько медяков и нырнула в сумрачную глубину кабака. Пробралась через кухню, где пенящегося крота наливали из бочки в большие кружки, наполняя едва на треть, а остальное доливали водой и, никем не замеченная, выбралась на задний двор.

Вздрогнула и резко обернулась - показалось, что слышу шорох летящей в спину и разворачивающей сети, даже невольно пригнулась, но позади была только серая в черных подтеках стена.

Глава 9. Полоса препятствий


Потрясла головой, стряхивая наваждение и поспешила по кривым безлюдным переулкам.

Вот я и дома - с облегчением выдохнула, когда прошла сквозь маскировочный полог и в который раз удовлетворенно осмотрела свой дом - вещественное доказательство, что собственным трудом я смогла подняться с самого дна нищеты и теперь обладаю собственным углом, где могу укрыться от любой опасности.

От любой ли?

Беспокойно обернулась. Даже оказавшись на защищенной чарами территории, я никак не могла отделаться от ощущения опасности. Будто невидимый преследователь мог проникать везде.

Кажется, у меня стремительно развивается мания преследования. А что лучше всего избавляет от всяких глупостей? Правильно. Работа.

Спустилась в подвал, чтобы вернуть на место все артефакты, и снова меня потянуло к запертой шкатулке, которую украла на первом деле. Я знала, что этого делать нельзя, знала, что Баз рассердится, когда узнает, что украла не только заказанный артефакт, но ничего не могла с собой поделать. Шкатулка притягивала. Я честно пыталась уйти, но она не отпустила. При этом я совершенно не знала, что в ней спрятано, поскольку, как ни старалась, не смогла открыть. Конечно, можно было попросить Шныка, но он бы все доложил Базу, и меня вполне могли выбросить обратно на улицу, где и подобрали.

Осторожно взяла резную коробочку, и как в первый раз внутри что -то дернулось. Вновь возникло непреодолимое желание ее открыть, хоть обламывай ногти или грызи зубами. И содержимое шкатулки беспокойно зашевелилось, будто пыталось поскорее освободиться.

С усилием, будто отрывала часть себя, я вернула шкатулку на место и закрыла тайник. После переоделась и вышла во двор. Там, скрытая от посторонних, глаз у меня была оборудована тренировочная площадка.

Поскольку от моей ловкости порой зависела не только свобода, но и жизнь, необходимо постоянно держать себя в тонусе. Вот я и оборудовала своеобразную полосу препятствий, где ловушки постоянно менялись местами, и я никогда не знала с какой стороны ждать очередную подставу.

Сколько сил и денег было вложено в поддерживающие магию артефакты, лучше не вспоминать, но благодаря этому я не знала ни одного провала.

Ну, приступим!

Размяла мышцы, суставы и, выдохнув, ступила на границу площадки, активируя ее магию.

Сразу же отскочила от летящего прямо в лицо энергетического шара - проваляться остаток дня обездвиженной - не самый привлекательный вариант.

Ох, Ганд!

Едва не наступила на ловушку, и острые иглы медленно втянулись в едва различимый диск. Сетки, удавки - и это только первый уровень.

На следующем меня ждало все то же самое, только еще в пересечении жалящих лучей.

Из них я выбралась с несколькими ожогами в разрывах комбинезона.

Уф! Остался третий - самый сложный уровень..

Два предыдущих этапа незаметно, но уверенно поднимали меня над землей, и сейчас я стояла на краю высоченной стены. И необходимо спуститься обратно, желательно не сорвавшись и не угодив в ловушку.

Вот здесь придется выложиться полностью, а ноги уже начали дрожать

Но если у меня не было природной магии, то, кажется, самовосполняемый источник сил и был моим даром при рождении. Правда, отец, выгнал из дома, не успев узнать о нем.

Злость при мысли об отце дала так необходимый приток сил, и я запрыгнула на первую стену. Конечно же, ждала подлянка, а как без этого? Самый удобный выступ не может не обломиться под руками, и я полетела вниз.

Глава 10. Третий этап


Ветер со свистом омывал и охлаждал свежеполученные раны, неровные стены пролетали перед глазами, но я не успевала зацепиться, а земля стремительно приближалась.

Сколько таких, выбивающих дух падений я пережила после того, как очнувшись в доме Базиля, поняла, что мне ничего не угрожает. Отъелась, восстановила силы, а потом состоялся серьезный разговор с главарем воров. Тогда он и поделился своими планами относительно моего будущего, а я, подумав о Нэлли и ее жизни в доме родителей, согласилась. По крайней мере, Базиль не принуждал меня торговать собой, да и вообще ни к чему не принуждал. Я могла не соглашаться на его предложение и отправиться обратно на улицу. Вот только подобная перспектива нравилась мне еще меньше.

Базиль же посоветовал притворяться мальчишкой, во избежание лишнего внимания, и подарил первый простенький артефакт для отвода глаз. Он же придумал мне новое имя, поскольку данное родителями у меня язык не поворачивался произнести. С тех пор я и считала его практически отцом. Считала бы и не «практически», вот только само слово «отец» вызывало во мне жгучее отвращение.

А потом начались изнурительные тренировки, в полной мере раскрывшие данные мне Свизаром гибкость и способность к выживанию.

Кстати, о выживании.

Из стены торчал острый и стремительно приближающийся штырь. Можно распороть о него бок, а можно...

Я извернулась в полете, как кошка, и вцепилась в торчащую железяку, чувствуя как трещат жилы и. кожа от огненного шара, расплавившего комбинезон и подрумянившего меня до хрустящей корочки.

Ганд его побери!

Откуда взялись режущие заклятия?! Они летели со всех сторон, и я едва уворачивалась от них, цепляясь за неровности стен и прячась за выступами.

Прыжок. Кувырок. Заклятия закончились, зато из стен выстреливали ножи, а камни ускользали из-под пальцев. Двигаться приходилось очень быстро, чтобы они не успели меня почувствовать. Присмотрев наиболее удобный угол, где две стены образовали густую тень, я побежала к нему.

Примериваться как бы поудобнее оттолкнуться некогда, и я побежала навстречу земле.

Оттолкнулась от одной стены, потом сразу, пока кладка не успела уйти из-под ноги, от другой. А когда до земли осталось совсем немного, перевернулась в прыжке и опустилась на руки и колени уже за пределами площадки.

Ну вот и все.

Тяжело дыша осмотрела себя - комбинезон придется выбросить. Новые артефакты оказались более действенными, чем предыдущие, а мне придется серьезно поработать над реакцией.

Вернувшись в дом, я наполнила ванну водой с целебным эликсиром и расслабилась, дожидаясь, пока затянутся раны и ожоги.

Глава 11. Тот, кто называл себя отцом


Кожу пощипывало, усталые руки и ноги подергивало, но все это не шло ни в какое сравнение с тем, бесчувственным предсмертным онемением, из которого вытащил меня Базиль.

Вспоминая как едва не замерзла в придорожной канаве, я была благодарна за то, что сейчас могу чувствовать боль, а значит, жить.

Интересно, что бы сказал тот, кто называл себя моим отцом, узнай как и сколько я сейчас зарабатываю?

Лениво ползли мысли, пока усталое тело залечивало раны.

Насколько я помнила, у него были весьма посредственные способности. Все что он мог -это создавать совсем простенькие запирающие заклятия. Шнык, встречая такие только пренебрежительно кривился, считая, что они не стоят его дара, а открыть их может даже такая неумеха, как я. В чем-то он был прав. После нескольких уроков, когда Баз еще питал надежду сделать из меня взломщика, в чем потерпел совершеннейший крах, я все-таки научилась открывать примитивные замки, но до способностей Шныка мне было так же далеко, как до верховных магов.

Тот, кто называл себя моим отцом, часто возвращался пьяным, тогда мама просила меня не выходить из комнаты и, спрятавшись под кроватью, я слышала ее вскрики и плач.

Однажды, не выдержав, выбежала и набросилась на него.

- Ты не будешь больше бить маму! - кричала я, колошматя кулаками по чему придется. -Иначе я тебя убью!

- Ах ты выродок! - он приподнял меня за шкирку и отшвырнул в угол, как котенка. - Твоя мать тебя где-то нагуляла, а я корми? Да ты ноги должна мне целовать за то, что не вышвырнул тебя на улицу! Но если толку от тебя не будет, клянусь Свизаром, вышвырну. Хоть подыхай, мне все равно! Одна надежда на Нэлли. Она точно моя дочь! - он гордо расправил плечи, силу которых применял в основном к маме, и наконец-то ушел, опять напиваться.

Избитая мама всхлипывала в одном углу не в силах подняться, а я, сжавшись, сидела в другом и старалась осмыслить слова отца.

Я ему не дочь? Правда?

С плеч словно свалилась целая сторожевая башня. Ведь и правда, тот, кто называл себя отцом - высокий, грузный. Возможно, когда-то был подтянутым, но годы возлияний сказались, и он стал одинаковой ширины везде. Сальная красноватая кожа, пронизанная фиолетовыми жилками, желтые патлы топорщились в разные стороны, как сухая солома. Мама тоже была белокурой, но немного темнее.

В отличие от них, я была маленькой для своего возраста, худой и верткой, а волосы были такие черные, что укрывшись ими, можно было спокойно спать. Сестренка больше походила на маму, только глаза были карие, как у мужа мамы.

Какое было бы счастье, если бы он правда не был моим отцом.

Я жила с этой надеждой до первой крови. Именно тогда должны были проявиться мои способности, но их не было.

Он сдержал слово и, несмотря на просьбы мамы и плач Нэлли, вышвырнул меня на улицу, сказав, что не желает содержать чужого ублюдка и теперь вся надежда только на единственную настоящую дочь.

«Теперь целебный сон», - сказала я себе, вылезая из ванны и насухо вытираясь полотенцем.

Пока предавалась воспоминаниям, раны почти исчезли, и о них напоминали только розовые глянцевые рубцы.

Так, еще немного целебного бальзама...

Извиваясь, как кассия, и закручиваясь в спираль, я смазала все напоминания о полученных ранах и удовлетворенно вздохнула, предвкушая хруст свежих простыней и запах лаванды.

Но не успела даже выйти из купальни, как снова раздался мелодичный перезвон -сообщение от База.

Выставила руку ладонью вверх, и на нее упал бумажный квадрат.

«Срочно приходи».

«Вот и отдохнула», - огорченно вздохнула я и поплелась в хранилище.

Глава 12. Договор


Когда второй раз за день пришла в дом База, уже смеркалось. Возвращаться придется уже в темноте, а городские улицы ночью - не самое безопасное место. Уж кто-кто, а я это знала.

Обреченно вздохнула, но делать нечего, и по знакомому коридору, освещенному в отсутствие гостей редкими и тусклыми светильниками зашагала к кабинету.

Базиль по обыкновению развалился в своем любимом кресле, а Шнык сидел на столе и болтал ногой, почти задевая пол подошвой ботинка.

- Привет, Кор! - едва увидев меня, он расплылся в счастливой улыбке. - У тебя есть парадный костюм?

Ничего не понимая, я перевела взгляд на Базиля. В отличие от Шныка, он не выглядел таким уже счастливым.

- Садись, - жестом указал мне на еще одно, оставшееся в тени кресло. - После вашего ухода я связался с заказчиком и подписал контракт, - веско добавил он и протянул мне свиток. Судя по всему, Шнык уже с ним ознакомился и сейчас уставился на мня блестящими от любопытства глазами. - Я заверил его, что вы мне полностью доверяете. Шнык уже поставил свою подпись, теперь твоя очередь Кор...

Я свирепо зыркнула на База, и он осекся, едва не назвав мое женское имя.

Под текстом, перевиваясь с буквами и образуя с ним одно целое уже красовалась серая со стальным отблеском подпись База, кривая и ржаво-коричневая - Шныка, и размытая, неопределенная - заказчика.

Да уж, он само доверие. Настолько, что даже спрятал подпись, а от нас ждет, что будем рисковать свободой и жизнями - аристократ, что сказать. Все они боятся испачкать белые перчатки. Слишком хорошо я о нем подумала - вот что значит недостаток информации.

Прежде чем подписать, я углубилась в чтение, а то расслабишься и не заметишь, как стала на всю жизнь чей-то прислужницей.

Итак, «Заказчик поручает Исполнителю изъять из незаконного хранения ценный артефакт, именуемый далее «объект».

«Изъять из незаконного хранения» - то есть, практически не украсть. Это кто же постарался со столь изящными формулировками? Неужели Баз? Или незнакомец? Хочет себя обезопасить и все-таки не называть воров ворами?

Я мрачно ухмыльнулась и продолжила читать.

«Для выполнения Исполнителем взятой на себя работы, Заказчик обязуется предоставить ему приглашения на прием, в количестве трех штук, где и будет проведено изъятие объекта.»

- Нет! - подняв глаза на База, решительно заявила я.

Незнакомый дом, множество людей, и множество шансов быть замеченными. Я на такое ни за что не подпишусь. Хоть каким будет вознаграждение. Свобода мне еще пригодится!

Почти то же самое, только короче я озвучила Базилю.

- А ты посмотри на вознаграждение. Сразу над подписями, - безмятежно посоветовал он.

Глянула на число, и в глазах зарябило от множества нулей, а из груди вырвался невольный вздох.

- То-то же.

Кажется, Баз был удовлетворен моей реакцией.

Еще бы, даже десятой части хватит на то, чтобы без проблем доучить Нэлли, помочь ей с работой и завести собственное дело - я столько ухищрялась и старалась, скрывая свой облик, что, даже не обладая магическим даром, достигла в этом ремесле значительных успехов и собиралась сделать преображение дурнушек в красоток весьма прибыльной профессией.

- М-м-м, - энергично замотала головой, потому что горло сдавило спазмом, не давая отказаться.

Если нас поймают, то уже никакие деньги не понадобятся.

Глава 13. Предупреждение


- Упрямая ты, - Баз покачал головой. - Прочитай тридцатый пункт.

«В случае, невозможности изъять объект по плану Заказчика, Исполнитель обязуется исполнить свои обязательства любим приемлемым способом».

Старый хитрец! Не зря я всегда была настороже.

Похвалив себя, я снова углубилась в изучение.

Но там уже была взаимная ответственность за неисполнение, за разглашение и прочие скучные для меня вещи. Даже думать не хотелось, скольких усилий они стоили Базу, ведь всегда до последнего бьется за каждый пункт, стараясь сделать их более мягкими для нас и более строгими для клиента. Но, судя по всему, здесь клиент оказался крепким орешком и не желал отступать ни на полшага.

- Но и я не дурак. Я знал, что ты начнешь спорить. Сходите со Шныком на прием, осмотритесь, примеритесь как лучше добраться до «объекта», - хмыкнул он. - А когда все разойдутся... Или еще лучше, через пару дней, чтобы никто не подумал на гостей, проберетесь и произведете «изъятие», - Баз снова неодобрительно хмыкнул. Он тоже предпочитал называть вещь своими именами и про помои говорить, что это помои, а не вторичное сырье. - Так, ты согласишься?

- Так, соглашусь, - ответила я и приложила палец ко всем остальным подписям.

Появился косой росчерк, и от него побежали темно-бордовые линии, перевиваясь с остальными подписями.

- Шнык, можешь идти. Тебе еще надо подходящее платье найти для приема, чтобы за лакея не приняли, - хмыкнул Баз, выпроваживая его за дверь. - Когда пришлют приглашения, я сообщу, а пока мне надо с Кором поговорить, - и кивком велел мне сесть на место.

- До встречи. Только на приеме не говори, что мы вместе. Ни разу не был с аристократочкой, - ухмыльнувшись напоследок, Шнык все-таки ушел, а Баз сразу же запер за ним дверь.

- Все чисто, - успокоил меня, заметив, что внимательно осматриваю кабинет.

Хоть и считала База почти отцом, но жизнь на улице научила, что если сама о себе не позабочусь, никто не позаботится.

Как Нэлли? - начал Баз издалека.

- Спасибо. Учится хорошо, - осторожно ответила я. Баз итак знал, что только сестренка держит меня в его команде и из-за нее же я буду рада его покинуть.

- Как тебе заказчик?

- Не хотелось бы пророчить, да у меня этого и не получится, но чувствую, что он нам еще доставит хлопот. Если бы не его положение, ни за что не согласилась бы на эту операцию,

- я передернула плечами, вспомнив взгляд и голос незнакомца.

- Мне тоже так кажется, - обреченно вздохнул Баз. - Ты когда возвращалась ничего не заметила?

- Н-нет, - неуверенно ответила я, не желая озвучивать странные ощущения и показаться излишне мнительной. Тем более, что так никого и не увидела. - Все было спокойно.

- Я немного могу чувствовать людей. И мне показалось, что он заинтересовался тобой. Но, может быть, это потому, что ты все время пряталась в тени, а он хотел рассмотреть с кем будет иметь дело. Ты в настоящем облике пойдешь на прием? Я имею в виду, девушкой?

Что это Баз такой любопытный? Раньше он никогда не спрашивал девушкой или парнем я пойду на дело. Знает, что после этой кражи уйду из его команды и хочет избавиться от ненужного звена?

Я посмотрела исподлобья, стараясь догадаться о чем он думает. Вот бы мне хоть немного его способности чувствовать людей.

Глава 14. Предчувствие


Баз покосился на меня, уголок губ дрогнул, будто догадался о чем я думаю, но продолжал, как ни в чем не бывало:

- Если бы ты спросила мое мнение, то посоветовал бы идти под видом мужчины. Чем меньше тот индюк будет знать, тем лучше для нас.

Уф-ф! Оказывается всего-лишь хотел предупредить.

Я позволила себе немного расслабиться.

- Кора, - Баз встал с кресла, присел на подлокотник моего кресла и обнял за плечи, я и дернуться не успела. - Ты же мне как дочь. Я хочу тебе самого лучшего. Конечно, я знаю, что ждешь не дождешься, когда сможешь превратиться в скучную обывательницу и променять нашу полную неожиданностей жизнь на скучную предсказуемость и компанию драгоценной сестрички. Жаль, я привык к тебе, да и лучшего вора, чем ты, еще не встречал, но все когда-нибудь заканчивается.

Он прижал мою голову к своей груди и задержал чуть дольше, чем требовалось.

Глазам стало горячо, а в носу защипало.

Давно я не испытывала этого чувства. Наверное, когда последний раз видела Нэлли, отправляя ее учиться. Прикусила губу - расплакаться сейчас совсем некстати.

- Иди, кажется, ты сегодня порядком вымоталась, - Баз отпустил меня, встал и с преувеличенным вниманием принялся разбирать наваленные на столе бумаги. - Жди приглашения.

Я покинула безопасность дома Базиля и снова отправилась через весь город. Оказывается, уже успело стемнеть. Снова вернулось чувство, что за мной кто -то следит.

Сдерживаясь, чтобы не оглянуться и не ускорить шаг, я шла к одному весьма интересному дому.

Предприимчивый горожанин построил несколько таких домов в разных районах города, выбирав их по ему одному известным соображениям. Но эти дома не раз спасали таких как я от погони.

Узнав его по очертаниям и поравнявшись, я незаметно скользнула в сторону и оказалась в невидимой с улицы нише.

Вжавшись в шероховатую стену, стояла, слушала стук своего сердца и ждала.

До меня не доносилось ни единого звука, шороха, запаха, даже дуновения ветра, но знала -преследователь здесь. Я чувствовала его всем своим существом. Каждым волоском и каждой жилкой, будто мы резонируем друг от друга.

Вот теперь пригодится и второй секрет этого дома.

Глава 15. Дом с секретом


Как хорошо, что Свизар сделал меня такой маленькой и верткой. Я развернулась в тесной нише. В темноте было не видно, но все, что касалось моей безопасности, я знала наизусть и нажала на более темный, чем остальные, камень. Открылась небольшая ниша, и я опустила в нее серебряную монетку - плата за возможность избежать нежеланной встречи.

Стена провалилась, а я оказалась в сырой и узкой каморке. Другая ее стена вывела меня совершенно на другую улицу, даже в другой части города.

Немного постояла, пытаясь понять куда меня вынесло, а заодно и удостовериться, что преследователь отстал.

Кажется, оторвалась. И уже спокойно отправилась петлять по переулкам в направлении своего дома.

Я даже не успела выбраться за пределы города, когда, растрепав волосы, пронесся порыв ветра и закружил сухие листья и мелкие веточки. Снова вернулось ощущение, что чей -то пристальный взгляд сверлит мне спину, и каждая жилка в теле начала дрожать, словно отвечала на неслышный сигнал.

Ганд их всех побери!

И ни единого шанса спрятаться. Похоже, что, как я чувствую невидимку, так же он чувствует меня и уверенно идет к цели.

Но, раз нельзя улизнуть при помощи хитрости, попробуем взять быстротой и ловкостью.

Завернув в очередной переулок, я сорвалась и бежала во весь дух не оглядываясь. Бежать на пределе сил я могу довольно долго, не зря большую часть дня проводила на тренировочной площадке, но, что еще кто-то может поспорить о мной в выносливости, стало полной неожиданностью. Или же... Для моего тайного преследователя это совсем не скорость?

Мысль мелькнула, но сразу же исчезла - все внимание отнимало перераспределение энергии внутри тела.

Сейчас понадобится не выносливость, а сила и резкость.

Напружинила ноги и, не замедляя бега, оттолкнулась. Рифленая подошва высоких ботинок чиркнула по каменной кладке стен.

Балясина балконных перил - очень кстати.

Ухватилась, подтянулись и рывком забросила ноги.

Прыжок в пустоту, и в полете ухватилась за следующий балкон.

Так я летала, пока не допрыгала до крыши.

Карниз выступал. Опасно, но ничего, и не с таким справлялась.

Еще один длинный прыжок, и я повила, держась кончиками пальцев за черепицу. Она трескалась, крошилась, а я, стараясь опередить, перехватывалась на более крепкие участки.

Разве можно держать крышу в таком состоянии? Чтоб вас ливнем в сточную канаву смыло!

Но долго ругаться было некогда, черепица снова стала угрожающе потрескивать, и пока она не обломилась, я оттолкнулась ногами.

Стойка на руках, и я уже лежу на остывающей крыше, а сердце бьется где-то в горле.

Прошел всего миг, я даже не успела выдохнуть, как рядом распласталась тонкая сетка, а потом сползла, цепляясь мелкими крючками за крышу.

Черепица подо мной пришла в движение, вслед за сеткой соскальзывая на тротуар.

Глава 16. Рана


Гандово изобретение!

И я с ловкостью белки вскарабкалась на карниз.

Все это до жути напоминало тот единственный кошмар, мучивший меня каждую ночь, только на этот раз он прорвался в реальность.

Внутри все похолодело. Кому я перешла дорогу, что он не успокоится, пока меня не достанет?

Прыжок - подтягивание. Прыжок - кувырок. Я перескакивала с крыши на крышу.

Прыжок!..

Ганд!

Сорвалась и, обламывая ногти, падала на землю. Пальцы различили едва заметную трещину, и я вцепилась в нее, как последнюю надежду на спасение, чем она и была. После того, как падение прекратилось, я смогла нащупать упор и для ноги и осторожно поползла вверх.

Петля-удавка соскользнула с пятки ботинка. Да что же это такое! Только подумала, что оторвалась.

Слышала, что есть такие люди, распознающие индивидуальную магию, и, если вцепятся в кого-то, то уже не отпустят. Но у меня-то магии нет! За же тогда зацепился преследователь?

Из всего магического на мне только артефакт незаметности...

Режущее заклятие разорвало рукав и обожгло кожу. Края раны зашипели и обуглились.

Чтоб его за ноги подвесили и держали, пока глаза не вытекут на пол!

Жалко, конечно. Артефакт не из дешевых, но свобода и жизнь дороже.

Я выбросила его в первую же трубу - вот будет подарочек обывателям - невесело усмехнулась и еще раз попробовала скрыться.

Несколько кувырков, прыжков, кассией проползла по низким крышам, по балконам и карнизам перескочила на другую сторону улицы, потом, на следующую и замерла, распластавшись на коньке. Прислушалась к себе - кажется, все спокойно. Никаких подозрительных ощущений Сработало! Оторвалась!

По водосточной трубе соскользнула на землю и, уже не осматриваясь, рванула к дому. Бежалось как всегда легко, но вот только рука.

Рука болела слишком сильно, и я мечтала поскорее добраться до дома, чтобы наконец-то приложить подаренное Нэлли снадобье.

Казалось, что городские улицы никогда не закончатся, а руку простреливало уже до локтя. Неужели я бегу по кругу?

Придется залезть еще на одну крышу и осмотреться.

Я скрипела зубами от боли и карабкалась. Оскальзывалась, пальцы немели, но продолжала упрямо лезть, пока, обливаясь холодным потом не распласталась на соломе.

Глава 17. Последствия


Приподнялась на здоровой руке - нет, все правильно. Осталось преодолеть еще несколько кварталов, и я окажусь за городской чертой, а там почти рукой подать до маскировочных развалин. По крайней мере, там точно не заплутаю.

Давай, Кора, последний рывок.

Я спрыгнула с крыши и ушла в кувырок, погасив инерцию и избежав перелома ног.

Вскочила и бросилась бежать в только что подтвержденном направлении.

О руке старалась не думать, но она беспокоила меня все больше - что за заклятие такое? Никогда еще раны не причиняли такой боли. Или же нанесенный мне урон оказался намного серьезнее, чем подумала вначале.

Границу зачарованной территории я пересекла практически падая от слабости, а в дом ввалилась едва не теряя сознание.

Ох, Ганд, как же больно!

Рука уже не поднималась и ощущение было такое, будто ее опустили в кипящее масло.

Я с трудом стянула блузу и осмотрела рану. Кожа от плеча до локтя кожа и часть мышцы были разорваны. Хорошо же меня зацепило. Действуя здоровой рукой, я достала из ящика тумбочки коробочку с мазью. Ну вот, осталось промыть и...

А это еще что такое?

Края раны разошлись, и в самой глубине мерцало что -то похожее на огонь.

Что за Гандово наваждение?

Подняла руку, чтобы получше рассмотреть. Все тело пронзило такой болью, что потемнело в глазах, и я обессиленно привалилась к гладкой стене.

Чем же меня так зацепило?

От боли бросало в жар, на лбу и шее выступал пот, но я старательно промывала рану, прежде чем наложить компресс с мазью сестренки.

Ни разу еще мне не приходилось так плохо, а ведь была даже не на деле. Наверное, и правда пора завязывать.

Когда приложила компресс с толстым слоем мази, стало немного полегче, даже показалось, что руке стало прохладнее. Нэлли просто кудесница. Значит, все было не зря.

С этой утешающей мыслью я еле доплелась до спальни на подгибающихся от слабости ногах и повалилась на кровать.

Глава 18. Подготовка


Следующие несколько дней, а может и недель. Хотя, нет. «Недель» исключается, поскольку не пропустила прием. Я провела в полусне-полубреду.

Раз за разом я оказывалась перед шкатулкой. Знала, что совершаю огромную ошибку -работа выполнена, а значит, надо убираться, пока меня не обнаружили, но не могла сделать и шага. Ее содержимое меня притягивало, не отпускало, будто внутри находилась важная часть меня, и стоило отойти хоть на шаг, тело простреливало безумной болью.

Касалась пальцами гладкой крышки, и внутри словно разливался огонь, а кожа начинала светиться.

Потом я бежала. Бежала во весь дух, но никак не могла скрыться от преследователя. Я его не видела. Ни разу. Но знала, что он не отстает ни на шаг, и слышала приглушенные хлопки, будто взмахи огромных крыльев.

Он нагонял, меня накрывала огромная тень, а рука просто разрывалась от боли, и тогда я просыпалась. Пила сонное зелье, забывалась, и все начиналось по новой.

Когда в очередной раз вскочила задыхаясь и с бьющимся в горле сердцем, с удивлением поняла, что рука почти не болит. Ноет, конечно, но вполне терпимо. Осмотр показал, что рана затянулась и покрылась коричневой корочкой, а вот под кожей...

Что за Ганд?!

Снова принялась внимательно изучать руку. Нет, мне не померещилось, внутри, под кожей что-то светилось.

Неужели снова расковыривать рану и доставать что там светится? При одной мысли об этом я с ног до головы покрылась холодным потом. Или идти к Базу, чтобы он помог понять что со мной происходит?

Ну уж нет!

Я встала с кровати - тонкотканные простыни насквозь промокли, как и подушки, волосы сбились в колтун, но расслабляться некогда - пора браться за дела.

Освежившись и приведя себя в порядок, я после недолгих сомнений решилась выйти в город. Как ни крути, а выходное платье было необходимо.

***

Все оставшееся время я провела в подготовке к предстоящему приему: посещению портнихи, магазинов обуви и подбору украшений. Хорошо хоть, что благодаря постоянной практике, я могла сама позаботиться о внешности - сделать прическу и привести в порядок лицо. Иначе это дело влетело бы мне в кругленькую сумму, да и ненужных вопросов вызвало бы массу.

Итак портниха заинтересовалась, зачем девушке мужское платье. Пришлось отговориться, что собираюсь на маскарад. Чересчур активная и деятельная женщина сразу же стала предлагать костюмы эльфийской принцессы или дриады, уверяя, что такой худышке они подойдут как нельзя лучше. Ее желание угодить было настолько сильным, что вызвалась сама сходить к куафёру и подобрать нужные парики.

А я не понимала в чем дело, ведь при мне не было ни одного артефакта для привлечения внимания и расположения.

Осторожная в выборе контактов, я, скорее всего, ушла бы от чрезмерно любезной женщины, но, во-первых, ее рекомендовал Базиль, а во-вторых, пока я размышляла и сомневалась, она успела снять мерки. О такой расторопной портнихе можно только мечтать.

Кажется, у меня появился шанс не только вовремя получить костюм, но и успеть напичкать его всем необходимым для предстоящего обследования места кражи.

Глава 19. Недолгий путь


Наконец, день Х наступил. Приглашения и последние инструкции получены, выходное платье готово, а вот я еще нет.

Стоя перед большим зеркалом, торопливо наносила последние штрихи. Длинные волосы, пропитанные специальным снадобьем, отчего они стали блестеть, как натертый воском паркет, плотно перевила черное лентой - так носит большинство мужчин из благородных семейств, только у них, конечно, волосы короче.

Ганд!

Все распустила и сложила пополам длинный хвост. Закрепила кончик и начала все сначала.

Вот и готово. Теперь лицо. Я придирчиво рассматривала в зеркале слишком нежную и гладкую для мужчины кожу на щеках и подбородке.

Может, стоит обзавестись бородой?

Усмехаясь тому, как удивится Шнык, я осторожно приклеивала фальшивую бороду и усы. Волоски неприятно щекотали, залезали в нос и рот, но ради того, чтобы соблюсти инкогнито стоило потерпеть. Заодно и прекратятся шуточки Шныка, что плохонький из меня мужик, раз даже усов нет.

До боли утянула грудь, мимоходом подумав сколько же я выдержу практически без воздуха? Талию тоже обернула несколькими слоями ткани - теперь бедра уже не будут привлекать внимание излишней женственностью.

Сорочка с пышным плоеным жабо частично помогла спрятать перетянутую грудь. Сероголубые брюки из тонкого сукна. Я даже не знала, что шерсть может быть такой же мягкой, как шелк. Шейный платок пришпилен булавкой с прозрачным голубоватым кристаллом и сюртук, украшенный вышивкой из того же цвета, но более темного шнура. Туфли, перчатки.

Ну вот, кажется, я готова. Вернее, готов.

Баз обещал, что приглашение перенесет меня прямо к дому, где будет проходить прием. Богатые и знатные заботятся о своих гостях, вот только не знают, что гости замышляют кражу.

Не снимая перчаток, осторожно взяла приглашение, чтобы оно не сработало раньше времени. Ганд знает, какие следы оно может оставить, а я совсем не хотела, чтобы мое убежище оказалось раскрытым.

Вышла за пределы зачарованной территории, сняла перчатку, достала и сжала приглашение, и...

Перед глазами все закружилось, а может, это я закружилась, но при этом ни один волосок не выбился из прически - довольно странное ощущение. Я не чувствовала ни малейшего движения воздуха, несмотря на закручивающую меня воронку, только сдавливало все сильнее, и это был единственный дискомфорт. Даже дышать могла свободно.

Аристократы делают все возможное для комфорта своих гостей.

Наконец, безумное вращение прекратилось, окружение приняло четкие очертания, и я увидела, что стою перед высокими кованными воротами. В ажурном переплетении без труда угадывались расправившие крылья и изрыгающие пламя драконы.

Ганд!

Глава 20. Особняк


Это к кому же меня занесла нелёгкая? Ведь заказчик уверял, что артефактом владеют не по праву, а судя по воротам и высоким зубчатым стенам, свидетельствующим о величии и родословной владельца, он именно здесь и должен находиться. Вот что, Ганд их побери, нас втянули?!

Если только. Если только кто-то не купил особняк у разорившегося семейства, а они по -дурости забыли забрать фамильную ценность.

Дай Свизар, чтобы истинные владельцы артефакта оказались именно такими растяпами, как я предположила, иначе все будет очень и очень плохо.

При моем приближении на каменной колонне засветился прямоугольник. Немного подумала и приложила к нему приглашение. Вспыхнув, оно исчезло, ворота гостеприимно распахнулись, и я почувствовала как пересекла невидимую границу, словно протиснулась сквозь прозрачный, но густой кисель.

Я знала что это такое - охранная магия, выявляющая артефакты или заклятия, способные навредить хозяевам, а заодно и снимающая маскирующие чары.

Вот сейчас я обрадовалась, что начисто лишена магических сил, и все мои ухищрения далеки от этого, но на всякий случай придирчиво осмотрела себя. Все оказалось в порядке - грудь туго перетянута и почти незаметна, а талия скрыта под толстым слоем обвязки, - и уверенно шагнула на широкую и прямую как стрела дорожку, окаймленную фигурно подстриженными вечнозелеными кустами. В основном это были. конечно же, драконы.

Чтоб их!

Они были разными - в полете, с расправленными крыльями, изогнутыми шеями, будто подозрительно обнюхивали гостя, мирно спящими - но одинаково величественными и устрашающими, а вместо глаз и на шее, в районе горла, горели фонарики, освещая дорожку и внушая еще больший трепет.

Я невольно ускорила шаг. Все время казалось, что фигуры знают зачем я пришла. Вот-вот оживут, набросятся и растерзают самозванку и воришку.

Пока боролась со страхами, не заметила, как оказалась перед воздушными на вид, но прочными на деле дверями.

Теперь уже не было нужды предъявлять приглашение, и они сами распахнулись при моем приближении.

- Господин?.. - в просторном, залитом светом холле гостей встречал весьма представительный мужчина. В ширину он был примерно таким же, как и в высоту, а рост не оставлял желать большего.

Мне даже пришлось откинуть голову, чтобы заглянуть ему в лицо, но три подбородка все равно заслонили обзор, и удалось рассмотреть только тщательно завитые пегие волосы.

Неужели с тех пор, как раскололось Сердце Дракона, могущественный род настолько пришел в упадок? Или же... как я и подумала, хозяин дома не потомок драконов.

- Эстиб Пара. Рад видеть вас здесь, господин?..

Пара. Пара.. что-то знакомое.

И тут меня прошиб пот. Это же третий по значимости род после императора и драконов. Уверенность, что это предприятие ничем хорошим для нас не закончится, окрепла еще больше.

- Господин?..

Ах, да! Это же мне!

- Корнелий Ротлос, - пришлось переделать свое настоящее имя на мужской манер. - И тоже рад знакомству.

И хозяин стразу же потерял ко мне интерес, занявшись вновь прибывшими. Странно, никаких вопросов, кто меня пригласил, никакого интереса к незнакомцу.

Глава 21. Встреча


Шныка я увидела одним из первых, что не удивительно - такого тощего и длинного, не вписывающего в солидную компанию парня надо было еще поискать.

- Привет! - ухмыльнулся от уха до уха, когда я приблизилась к нему. - Кажется, ты располнел, - ткнул пальцем мне в бок. Конечно же, угодил в валик ткани и расхохотался. -Да ты мастер переодеваний! Ни за что бы тебя не узнал, если бы не это, - и довольно чувствительно дернул за волосы. - Ни один мужчина не носит такие длинные патлы. Что это? Какой-то фетиш?

- Отвали, - проворчала я, боясь, что он привлечет ненужное внимание, но гости занимались исключительно друг другом и мало внимания обращали на незнакомцев. - Давай лучше осмотрим поскорее дом и свалим.

Я чувствовала себя некомфортно. К тому же рану на плече снова начало дергать.

- Нельзя, - авторитетно заявил Шлык. - Мы не должны отличаться от остальных гостей, а значит сейчас будем есть, - он засунул в широченный рот поджаренный хлеб, от которого пахло чесноком, с кусочком запеченного паштета, украшенного веточкой ароматной зелени, и с аппетитом жевал. До сих пор не понимаю, как с таким аппетитом он оставался настолько худым. - Пить, - продолжил Шнык, подхватив с буфета огромный кубок и отхлебнув. - Развлекаться и, конечно же, танцевать. В общем, вести себя как все эти придурки, а когда они настолько увлекутся флиртом и сплетнями, мы займемся делом, - он довольно гоготнул и запихал в пасть сразу несколько бутербродов с темным мясом и белым соусом.

Мне же кусок в горло не лез, да и, откровенно говоря, если придется убегать, то лучше быть налегке.

Из глаз полетели искры, и я даже не сразу поняла почему, ведь рука от боли почти отнялась. Ганд! Да что же это такое!

- Рад видеть вас здесь. Теперь у этого приема появился шанс быть не таким тоскливым, как казался вначале. Попробуйте вот это вино и улиток, они прекрасно сочетаются и оттеняют вкус друг друга.

Густая волна голоса ударила в спину и обволокла, лишив способности дышать.

Только не это! Я надеялась что среди множества гостей повезет не столкнуться с ним, но Ганд любит глупые шутки и любит строить пакости.

Руку дергало уже не переставая. Я стиснула рану, надеясь, что так будет легче и постаралась затеряться среди гостей.

- Извините, кажется, я увидел знакомого, - густой голос обтек меня и сомкнулся, не пуская и не позволяя уйти.

Окружающие будто куда-то отступили, все звуки стихли, и остались только отдающиеся в ушах гулкие шаги.

Они приближались, а я, преодолевая вязкое натяжение, торопилась сбежать.

Пробираясь сквозь онемевшую толпу, я неожиданно для себя оказалась на широком балконе. На открытом воздухе звуки отступили, я облегченно обернулась, собираясь убедиться, что теперь в безопасности и встретилась со сверкающими черными глазами.

Невольно отступила, но поясница встретила каменные перила. Довольно широкие. Я без проблем могла бы убежать по ним, но демонстрировать свои способности сейчас несколько излишне.

- Так и знал, что это вы, - меня снова окатило густой волной, а мужчина приблизился на шаг, практически не оставляя между нами просвета.

Что он творит?

Неужели догадался, что я девчонка?

Глава 22. Поиски


- Прошу меня извинить, - стараясь сохранить достоинство, я отступила, а голове билась только одна мысль: «Бежать! Скорей бежать!»

Поискала глазами Шныка, но бездельник полностью сосредоточился на болтовне с девицами.

- Уделите мне немного вашего времени? - следуя за мной, он сделал шаг вперед и немного в сторону, отсекая пусть к спасению.

Я попыталась обогнуть его с другой стороны, но неуловимым движением он снова оказался передо мной.

Мы словно уже начали танцевать. Между столами с закусками, без музыки, но он следовал за мной с поразительной точностью, будто всю жизнь только тем и занимались, что оттачивали мастерство.

Вот только пара была очень странная мужчина и... мужчина.

Наверное, со стороны мы выглядели более чем странно.

На нас начали обращать внимание, а я уже подумывала над тем, чтобы невежливо развернуться и демонстративной уйти.

- Лорд Рэйнвир, - раздалось за спиной преследователя.

Баз! Как же я рада его видеть! Хоть с трудом и узнала главаря нашей шайки в богатом, обшитым золотым шнуром сюртуке, шелковой сорочке и шейном платке с дорогой булавкой. Обычно взлохмаченные волосы сегодня были тщательно зачесаны и блестели от снадобья для укладки. Ничего себе! Базиль сошел бы за аристократа средней руки. Неудивительно, что кумушки бросали на него заинтересованные взгляды.

- Спасибо, - одними губами шепнула, пока наш заказчик нехотя оборачивался.

Я не замедлила этим воспользоваться и нырнула в толпу.

Улыбнувшись одной девушке, поклонившись другой, перебросившись парой слов с почтенным старцем, я незаметно, но довольно споро пробиралась между гостями, пока Баз удерживал настырного заказчика светскими разговорами.

План дома, словно нарисованный, стоял перед глазами. За истекшее время я изучила его вдоль и поперек. Думала, что могу ходить здесь с закрытыми глазами, но на деле все оказалось совсем по-другому. Для этого и надо осмотреть все лично.

Сбежав по лестнице от заставленных яствами столов, я выскочила из заполненного людьми зала и прислонилась к стене, чтобы отдышаться. Сжатая тисками обвязки грудь существенно этому мешала.

- Вам помочь? - ниоткуда возник предупредительный слуга.

Ганд! Они здесь прислуживать или гостей караулить? Сейчас побежит докладывать хозяину?

- Душно, - я беззаботно кивнула на двери. - Хотел подышать.

- Пойдемте, я вас провожу, - подтверждая мои догадки, предложил он. - Из зала для приемов в сад ведет стеклянная дверь. Обратно вам лучше вернуться через нее, чтобы не заблудиться в доме.

Вроде бы, он советовал благожелательно и услужливо. Но все равно казалось, что отдает приказ.

- Конечно, - с готовностью кивнула я, следуя за лакеем по залитым светом коридорам, потом по арочной галерее вышли на широкую террасу и уже с нее я спустилась в благоухающий цветами сад.

Слуга наконец удалился, а я шмыгнула под окна.

Сердце дракона находилось в кабинете хозяина. Он, насколько запомнила, был на втором этаже.

Я закрыла глаза, детально вспоминая план дома и соображая куда выходят нужные мне окна.

И тут я увидела его. Сердце. Вернее то, что от него осталось, стояло на серебряной поставке под стеклянным колпаком и горело огнем. Мимо него невозможно пройти, и все во мне сразу же затрепетало, откликаясь на сильнейшую магию.

Теперь уже не было необходимости вспоминать расположение комнат, я видела цель и ни за что не упущу ее.

Цепляясь за почти незаметные зазоры, я ящерицей вскарабкалась по стене, влезла в ближайшее окно и неслышно опустилась на пол.

В отличие от первого этажа здесь царил полумрак, но Сердце светило мне путеводной звездой, и я шла к нему.

Одни закрытые двери, другие, поворот и три ступеньки, ведущие на круглую площадку, на которую выходило две двери.

В обычное время здесь, наверное, стоит магическая защита, но сегодня ее сняли, и я беспрепятственно смогла подняться.

Огненное зарево я видела даже сквозь двери. Не сомневаясь толкнула створку и оказалась в темноте, только сквозь окно лился слабый свет, обтекая молочным сиянием почти черную колонну.

Я застыла не в силах пошевелиться. Горло перехватило спазмом, а сердце, казалось, готово вырваться из груди.

Это было оно. Именно его показал нам заказчик трехмерной иллюзией. Но она не могла передать всей мощи и красоты древнего артефакта. Я ходила вокруг него кругами, как лиса вокруг курятника. Рассматривала неровные сколотые грани, о которые будто разбивался бушующий внутри огонь.

Руки сами потянулись схватить, спрятать и никому не показывать.

Свизар Всемогущий! Как же можно оставлять такую ценность на всеобщее обозрение? Неужели владелец не понимает, чем обладает?

Не отдавая отчета в своих действиях, я протянула руку, и по стеклянному колпаку пробежали предупреждающие искры.

Ганд! Чуть не попалась в ловушку.

Еще и поэтому я не хотела красть его на приеме. Без выявителя магии я как без рук.

Надо поскорее привести сюда Шныка, чтобы он посмотрел как вытащить Сердце.

Вернуться я решила, как и советовал слуга, через стеклянные двери, и, не затрудняя себя путешествием по коридорам, выпрыгнула из окна. Благо, было не очень высоко. А мягкая трава смягчила приземление.

Глава 23. Танцы


Беспрепятственно проскользнула обратно в зал и взглядом нетерпеливо разыскивала Шныка или хотя бы База.

- А вот нконбец и вы, - цепкие пальцы сомкнулись на здоровой руке.

- С ума сошли?! - одним почти неуловимым движением освободилась от захвата и осмотрелась, не видит ли кто. - Мне срочно надо встретиться со знакомым, - и побежала искать напарника.

«Совсем эти аристократы очумели», - возмущенно бормотала я, торопясь оказаться как можно дальше от заказчика. - «Решил, что купил нас со всем потрохами и может делать все, что заблагорассудится? Не выйдет!»

Терпеть не могу людей, которые думают, что им все позволено, а окружающие ловят каждое слово, в надежде оказаться первыми и угодить малейшему желанию.

Я спиной чувствовала пристальный взгляд. Казалось, что он один за другим снимает с меня слои ткани, и я вот-вот окажусь совершенно голой среди изумленных гостей.

Как от него избавиться? Почему он не перестает меня преследовать?

Пора уже приступать к тому, зачем мы сюда явились, но я никак не могла отделаться от прожигающего затылок пристального взгляда.

Где же Шнык?! Надо как можно скорее осмотреть артефакт, а потом, может, у него получится отвлечь настырного преследователя, если уж он неравнодушен к парням.

Вот, казалось бы, переодеваюсь в мужчину, чтобы избежать лишнего внимания и возможных приставаний, и все равно умудрилась наткнуться на любителя однополой

любви. Чтобы у него все отсохло. Может, на мое счастье, кто-нибудь обиженный его невниманием, нашлет иссушающее заклятие.

Теперь я уже хихикнула веселее и, как по заказу, увидела Шныка.

Балбес все еще ошивался около закусок, да еще умудрился собрать вокруг себя стайку хохочущих девиц.

Ну если сейчас и они примутся одаривать меня вниманием, боюсь, что прием окажется под угрозой срыва.

Собрав волю в кулак. Вернее, в кулаки, я двинулась к напарнику.

Тихо, будто крадучись, вначале тихая музыка наполняла зал и становилась громче. Почти осязаемыми волнами она ласкала кожу. Неторопливо, будоражаще увлекала в круговорот танца.

- Я нашла Сердце, - дернув за рукав, чтобы наклонился, прошептала я в ухо напарнику. -Пойдем скорее, осмотришь какая магия его защищает.

- Не выделяйся, - проходя мимо, Шнык ткнул меня локтем в бок. - Начались танцы. Танцуй.

И я сама не заметила, как оказалась на сверкающем паркете рядом с девушкой, ненамного меня старше. Видимо, это был первый ее выход в свет, и она страшно смущалась, а я ничем не могла ей помочь, потому что тоже не имела опыта в танцах да еще и в качестве кавалера.

Занятная из нас получилась парочка. Знала бы эта девчушка, что сейчас старательно и неумело строила мне глазки, что я тоже девчонка. Интересно, ее розовые, в мелких веснушках щеки загорелись бы ярким румянцем или побледнели как полотно?

Глядя что делают другие мужчины, я поклонилась ей и галантно подала руку.

Подняла голову, и меня будто пронзило разрядом молнии, а руку от пальцев до плеча прострелило болью - прямо над рыжеватой с тщательно уложенными локонами макушкой сверкали пронзительные черные глаза. Те же самые, что изучали меня сквозь прорези плотной маски.

И... я пропала.

Огромный, полный гостей и огней зал, но нарядные пары словно растворились в горячем, пульсирующем музыкой воздухе. Остались только я и он. Глаза в глаза. Кто бы ни был партнером в очередном па, наши с ним взгляды неизменно встречались. При этом его глаза вспыхивали пытливым любопытством, а мои норовили разорвать мучительную связь.

Глава 24. Рэйнвир Алгэр


Я чувствовал его. Чувствовал его неуверенность и беспокойство. Теперь, после того, как я выследил его и пометил, сомнений не осталось - я обязательно найду похищенную часть Сердца.

А это значит, что время, потраченное на поиски воришки, не потеряно бессмысленно, мы еще на шаг приблизились к воссоединению рода и возвращению былого могущества.

Я исполню взятое на себя обязательства и верну утерянную частицу, которую безуспешно старался выкупить после смерти тети у ее супруга. Именно для этого я и затеял прием.

Развлекая гостей, я наблюдал за пареньком, слишком невысоким и щуплым, но удивительно проворным. То, как он умеет летать, имел возможность убедиться лично. Быстрый и легкий, он едва не ускользнул от меня, только в последний момент успел зацепить его заклятием драконова огня.

Вот парнишка подошел в длинному, как жердь и такому же худющему мужчине, с невероятной прожорливостью поглощавшего закуски, и длинный, перевитый лентой хвост танцевал по спине.

Еще когда преследовал его, отметил, что необычайно для такой профессии длинный хвост совершенно не мешал парню прыгать по стенам и карнизам. Будто хвост у кошки, он словно служил дополнительным балансиром.

Я переместился от одной компании к другой, подбираясь ближе и стараясь расслышать разговор.

- .. .мы займемся делом.

Кажется, они обсуждают предстоящую кражу. Что же, удачи. мне.

Я снова переместился и приблизился к беседующим.

Мальчишка повел плечами, обхватил помеченную руку и, что -то сказав напарнику, стал пробираться между гостей, отдаляясь от меня.

Внутри словно что-то дернулось, и я последовал за ним. Почему-то я не мог позволить ему уйти.

Я преследовал его, как охотник дичь, пока мы оба не оказались на широком балконе.

Совсем еще мальчишка. Как он сумел провести тетиного мужа - мезальянс, который никто из семьи не одобрял?

После смерти жены, дядюшка сбежал, прихватив и семейную реликвию, которая должна была пробудить магию в их детях. Но, поскольку Свизар не подарил им детей, артефакт должен был вернуться в семью.

Он скрывался, долго пытался утаить пропажу Сердца и, только когда пригрозил ему обвинением в краже и обыском, признался, что оно украдено. Вот только так и не набрался смелости рассказать об обстоятельствах кражи.

По словам дядюшки, под ложным предлогом его заставили взять Сердце и вынести его из дома, после чего напали и, прихватив артефакт, оставили едва живого.

Вот только все сказанное шло вразрез с его привычками. Подозрительный и недоверчивый, он вряд ли поддался бы на какую-либо провокацию и подверг опасности бесценную реликвию. Скорее всего, он или сам ее продал, или же не хотел признаваться в том, при каких обстоятельствах была совершено кража.

В попытках поскорее отыскать Сердце, я обыскал все притоны, опросил всех скупщиков краденного, предлагая немыслимые суммы за любую информацию, но единственное, что удалось узнать - дядюшка без памяти влюбился в какую-то девчонку и с неприличной поспешностью женился.

В итоге, не оказалось ни супруги, ни артефакта.

Глава 25. Рэйнвир Алгэр. Да что это со мной?!


Скорее всего, воры пробрались под видом гостей, а честнейший дядюшка теперь стыдится признаться в том, что его многомудрую голову задурили авантюристы.

Я начал копать в этом направлении, и вышел на шайку с очень хорошей в определенных кругах репутацией. Вот только она состояла исключительно из мужчин...

Может, женщина была человеком случайным? Например, актрисой, а дядю опоили любовным зельем?

Сделав свою работу и обеспечив ворам возможность попасть в охраняемый всеми известными защищающими заклятиями дом, она исчезла. Скорее всего покинула город, а, возможно, и страну.

Конечно же, я не собирался повторять дядино безумство со свадьбой, поэтому нанял шайку воров ограбить самого себя и устроил этот прием.

В чем я не сомневался, так это в том, что вор приведет меня к украденной частице Сердца, и тогда я смогу ее вернуть.

Занятый мыслями о воссоединении рода, возрождении Сердца, а вместе с ним и былого могущества, я сам не заметил, как почти вплотную приблизился к мальчишке.

И без того огромные глаза удивленно распахнулись, и я потерялся в их бездонной черноте. Длинные загнутые, как у девчонки, ресницы бросали густую тень, защищая от стелящегося от канделябров яркого света, и придавал взгляду бархатистую мягкость.

Через несколько лет, когда мальчишка превратится в мужчину, женщины будут готовы умереть за такой взгляд. Даже я поддался его плену и почувствовал какое-то непонятное и противоестественное волнение. Теплой волной оно поднялось от живота, коснулось сердца, согрело лицо, покалывало губы.

Стараясь усмирить стремительно распространяющийся жар, я шагнуло навстречу лунной прохладе и порывисто вдохнул свежий ночной воздух, впитавший аромат ночных фиалок.

При моем приближении парень отклонился, и лунный луч лизнул высокий гладкий лоб, тонкие линии точеного носа и высокие скулы.

Чувственные и настолько яркие, что казались почти черными, губы приоткрылись и блеснула белоснежная полоска зубов.

Снова окутал тонкий аромат фиалок, и я невольно подался вперед, вдыхая пьянящее облако.

Мягкие, словно бутон цветка, губы дрогнули и невыносимо захотелось почувствовать их нежность и вкус. Узнать, действительно ли они на вкус, как фиалки.

- С ума сошли?!

Возмущенное восклицание немного привело в чувство, а сильный удар в грудь довершил отрезвление.

Ганд его побери!

Он же совсем мальчишка. Еще бородка кая-то странная и редкая, кожа на щеках нежная, как у девочки. И да! Он мальчишка!

Какого Ганда здесь только что не произошло?!

Я отшатнулся от него, как от раздавленной жабы, чем парень и поспешил воспользоваться, выскользнув в образовавшийся просвет и сразу же смешавшись с толпой гостей.

Чувство гадливости переполняло, будто я только по уши испачкался в чем-то очень мерзком и зловонном, но какая-то крохотная часть меня все еще помнила тонкий и свежий аромат и хотела вновь его ощутить, отчего я злился еще сильнее.

Стараясь забыть что только что чуть не произошло, я вернулся к гостям, окунулся в звонкий гомон, но в ушах все еще стоял возмущенный возглас, а взгляд против воли искал узкую спину и длинную танцующую косу.

Ганд! Да что это со мной?!

Взяв бокал, я залпом выпил жидкий зеленый огонь.

Бархатная чернота заслонила пестроту гостей.

Мало!

За первым бокалом последовал второй. За ним еще один, пока все не смешалось в единое расплывчатое пятно с черными губами посередине. Они приоткрывались в улыбке, и я сразу же щурился от яркого света.

Глава 26. Кора. Что ты такое?


Почему он неизменно следил за мной, даже когда белокурая красотка напротив призывно хлопала ресницами и пленительно улыбалась?

Цепочка шагов, поворот, кружение, поклон и смена партнеров.

Наши локти почти соприкасались, когда кивком приветствовали свою пару. Но угольно -черные глаза опять прожигали мне висок, и раненая рука ныла еще сильнее.

Рыжеволосая девушка с ним в паре обиженно надула розовые губы, но это не произвело на него никакого впечатления.

Горячий, сладко-горький от смешавшихся духов воздух обступал. Я уже не могла дышать. Томные и чувственные переливы мелодии, под которые дамы и кавалеры беззастенчиво флиртовали, окатывали густыми волнами, и внутри все дрожало.

Хотелось сбежать подальше, перевести дух, унять беспокойно трепещущее сердце, но танец еще не закончился.

Очередная смена фигуры, и мы снова друг напротив друга сверлили недружелюбными взглядами.

И вдруг он улыбнулся. Белые зубы сверкнули в свете плавающих огней, а черные глаза прищурились так задорно и многозначительно, будто это именно он хозяин положения, а я только что угодила в ловушку, о которой даже не подозревала.

Скорей бы все закончилось. Сделать то, зачем пришла и сбежать. Но чувственная мелодия продолжала соблазнять, покорять и искушать, а пронзительный взгляд - преследовать.

Очередная фигура танца, и мы почти соприкоснулись спинами. Боль в руке усилилась и словно расползлась по телу. Вот уже и плечо охвачено огнем. Горло. Воздух рваными толчками вырывался из груди. От жжения свело пустой желудок, огненные ручейки стекали ниже, и с каждым разом, как касалась его спины, разгорались сильнее.

Когда же все это закончится?

Задавалась я вопросом.

От сжигающего изнутри огня, я должна была вся истечь потом, но жар, казалось, выжег всю жидкость из моего тела.

Наконец эта пытка закончилась.

Плевать на все! Сделаю, что должна, и уберусь. Осталось только лично посмотреть пути отхода. А Шнык пусть сам изучает магические замки. Я не могу больше здесь оставаться!

Лавируя между гостями, выскользнула из зала и побежала по коридорам. Приближаясь, как я помнила по плану, к кабинету с Сердцем.

Сейчас поворот, потом направо и вниз. Снова вверх...

На плечо опустилась тяжелая рука, развернула, и я оказалась прижатой к укрывающему стену мягкому гобелену, а в меня вжалось большое и горячее тело, перекрывая любую возможность убежать, а заодно и воздух.

- Что ты такое? - черные глаза свирепо сверкали Того и гляди, из ноздрей полыхнет пламя, а из ушей повалит дым.

Глава 27. Тебе меня не поймать


Его взгляд пронзил, пришпилил к стене словно бабочку. Всего на мгновение я застыла в оцепенении, скованная внезапностью его появления, и он не замедлил этим воспользоваться - схватил за волосы и потянул, заставив запрокинуть голову.

Сверкающие глаза совсем близко, лицо опаляет горячее дыхание, от жгучей боли все застилает красноватым туманом. Вот-вот сознание ускользнет и оставит меня в полное распоряжение преследователя.

- Что ты такое, Ганд тебя подери! - он склонился к моей шее, обдавая горьковатым дымным ароматом, и глубоко вдохнул, словно впитывая мой запах.

Горячие губы почти касаются кожи, окружающие предметы не просто плывут, они прыгают и кувыркаются как безумные.

Непроизвольно дернулась.

Это еще зачем? Чтобы выследить и убить. Не выйдет!

Отчаянный протест толкнул в грудь, обжег щеки, и я сбросила оцепенение.

От сохранения инкогнито зависит не только моя свобода и жизнь, но и судьба Нэлли.

Я извернулась. Болевой залом руки - мои волосы освобождены от захвата. Сильные пальцы тут же сомкнулись на запястье.

Жляд!

Снова выкручиваю руку. Ему больно, я знаю. Даже у меня хрустят и ноют суставы, но мы не произносим ни звука. Только шумное дыхание вырывается из груди.

Его выпад. Попытка обхватить меня. Тогда почувствует под сюртуком слои ткани, и прощай маскировка. Моя подсечка должна сбить с ног, но он устоял и снова нацеливался схватить.

Бежать. Бежать немедленно. Пусть Шнык все обследует и расскажет.

Но коридор слишком узок, а между мной и ближайшим окном стоит он.

Одна бровь вопросительно вздернута, будто спрашивает - это все, на что ты способна?

Я оглянулась.

Отступать? Куда? Обратно в зал? Но он и там будет меня преследовать.

А высоченная фигура наступала по дуге, снова стараясь пригвоздить меня к стене. «Свизар, помоги!» - я подняла глаза к потолку и... О, чудо! Увидела выступ воздуховода. Хотел узнать на что я способна? Правда?

Под изумленным взглядом преследователя я отступила, разбежалась, словно хотела протаранить, но он даже не дрогнул, только раскинул руки, чтобы меня перехватить.

С силой оттолкнувшись, я подпрыгнула, уцепилась за воздуховод, подтянула ноги и выбросила их вперед.

Пролетела над головой преследователя и приземлилась за его спиной. Он даже не успел повернуться, когда я сорвалась с места. Сбежала по короткой лестнице, подтянулась к высокому окну. Миг, и я уже стою на карнизе.

Полный изумления сверкающий взгляд стал мне наградой.

Теперь меня уже не поймать.

Ухмыльнувшись, я шагнула в пустоту.

Глава 27. Часть 2


Упругий воздух омывал и свистел в ушах, глаза болели, но я высматривала за что бы зацепиться.

Карниз. Как раз кстати. Ну и что, что всего лишь узкий выступ. Мне и этого хватит. Извернулась и в самый последний момент успела зацепиться кончиками пальцев. Сюртук угрожающе затрещал. Как мне сейчас не хватало удобства облегающего комбинезона. Подтянулась и попробовала закинуть ногу.

Гандова обвязка на поясе!

Я едва могла согнуться. В бальном зале и в коридорной потасовке это как-то не замечалось, а вот сейчас стало ощутимой помехой. После нескольких неудачных попыток все-таки вскарабкалась и, прижимаясь к стене, переступала мелкими шажками, приближаясь к углу и более низкой крыше пристроя.

Обвязка безумно мешала, но избавлять от нее сейчас было опасно.

Прежде чем спрыгнуть, я бросила через плечо короткий взгляд - по пояс высунувшись в оконный проем, преследователь следил за мной. И в его глазах... Что за?! В них светилась гордость и восхищение.

Бред!

Я потрясла головой и соскочила на крышу пристройки. Одним длинным прыжком перелетела на окружающую дом стену и уже с нее соскочила на улицу.

Теперь бы понять куда бежать дальше.

Пока, главное подальше от злополучного дома.

Жаль, конечно, что не смогла осмотреть все сама. Придется довольствоваться данными База и Шныка, а это я не очень люблю. Слишком велика вероятность, что потеряю ориентиры.

Вдалеке виднелось зарево огней - скорее всего, город. Если доберусь до него, то смогу сориентироваться как вернуться к себе.

И, уже не обращая внимания на стесняющий движения сюртук и лишний вес на талии, я побежала к мерцающему зареву.

Глава 28. Разбор полетов


- Ты что это устроил? - гремел Базиль, выдернув меня из кровати ни свет ни заря.

Рядом, так и не сменив наряд, позевывал Шнык, а я усиленно старалась проснуться.

- Мы пришли туда работать, а ты решил использовать окна и карнизы дворца, как тренировочную площадку? Сказать, что заказчик был очень удивлен, это ничего не сказать. Он грозил мне внушительной неустойкой!

- Но ты же все равно не собирался вчера красть, - пробурчала я и, повысив голос, уже сама нападала на покровителя. - А почему он постоянно меня преследовал и пялился?

- Ага, так и было, - качнул головой Шнык, и я заметила у него на шее внушительный синяк. Кажется, напарник зря время не терял и успешно заполнил пробелы с аристократками. - Я даже подумал, что он мальчиками интересуется и решил держаться подальше. А потом они с Кором куда-то пропали. Чем занимались? - с глумливой ухмылкой он уставился на меня в упор.

- Кто о чем, а Шнык все о том же, - хмыкнула я. - Я отправилась осмотреть дом, чтобы выяснить пути к отхода.

- И опробовать заодно, - издевательски предположил Баз.

- Да, - дерзко ответила я и сама себя не узнала. Прежде никогда не осмеливалась грубить ему, и всегда разговаривала почтительно, помня, скольким обязана. Но сейчас из меня злость и агрессивность словно били фонтаном. - Если бы твой драгоценный заказчик не напал на меня, ничего бы не произошло. Зачем он потащился за мной?

- Кор, что с тобой? Ты болен? - Базиль обеспокоенно заглянул в лицо, но я строптиво отвернулась.

Злость разливалась таким же огнем, как боль в плече, и я невольно схватилась другой рукой за локоть.

- Что-то произошло?

Баз становился все более обеспокоенным, хоть и старался скрыть это.

- Все нормально, - буркнула я. - Просто не люблю, когда ко мне пристают незнакомые люди.

- Но он сказал, что всего лишь хотел показать, где находится артефакт.

- И совсем немного забылся, - едко заметила я.

- Он собирался сегодня подойти, чтобы проработать новый план.

Меня даже подбросило в кресле - снова встретиться с ним?! Почувствовать пронзительный взгляд и новую порцию боли?

К тому же, я сегодня без бороды и не так тщательно замаскировалась, а Баз только сейчас об этом сообщает?!

- Нет! Вырвалось у меня. Я не собираюсь больше с ним встречаться!

Глава 29. Новые договоренности


- Не выйдет! - жестко ответил Базиль. - Ты не можешь уйти. В контракте четко прописано, что мы сделаем все необходимое для выполнения своих обязательств. Вот оно

- «все необходимое». Заказчик пожелал, чтобы присутствовали мы все. Все до одного, -веско добавил он.

- Ты не понимаешь! Он... - я чуть было не выпалила, что рядом с заказчиком чувствую себя очень странно, да и он ведет себя очень подозрительно. Следит за мной. Но вовремя опомнилась и покосилась на Шныка.

- Запал на нашего малыша, - хохотнул Шнык. - Если бы Кор согласился немного поотвлекать его на приеме, то мы уже расталкивали бы золото по карманам, а вместо этого сейчас будем слушать поучения, - вся его поза выражала покорность судьбе.

Баз раздраженно покосился на него. Видимо, я была больше дочерью, чем компаньоном. Или же. не хотел потерять перспективного вора.

- Хватит трепаться. Он уже здесь. Собрались! - вмиг посуровев, велел Базиль и распрямился в кресле.

Я, как и в первое посещение заказчика, забилась в самый темный угол, а Шнык наконец -то слез со стола и привалился к стене рядом со мной.

- Не трусь, малец, - стукнул меня по плечу. - Не дам тебя в обиду.

- А ну, цыц! - шикнул Баз, и мы замерли.

Как раз вовремя.

Массивная дверь распахнулась и с громким стуком ударилась о стену. В кабинет, словно вихрь, ворвался наш родовитый заказчик. Полы плаща развевались, будто крылья летучей мыши. Капюшон соскользнул с головы, открывая стянутые на затылке волосы.

В этот раз он не стал утруждать себя маской. Да и зачем, ведь на приеме все открылись. Кроме меня. Контракт все равно не позволял предавать огласке личности сторон.

Мельком скользнув по нам горящим взглядом и пригвоздив к стене, он подлетел к Базу. Воздух вокруг него закручивался в воронки и, казалось, потрескивал, готовый вот-вот воспламениться.

Шнык резко выдохнул, я тоже впала в оцепенение - перед нами предстал настоящий дракон, находящийся не в самом благоприятном расположении духа. И пусть он не мог принять свою вторую ипостась, пусть не мог испепелить нас драконовым огнем, сила и мощь исходили от него осязаемыми волнами и практически лишала собственной воли.

Все время хотелось встать на колени и склонить голову.

Только Баз смог сохранить невозмутимость, хоть и заметно побледнел, отчего веснушки проступили четче, будто кто-то брызнул на него коричневой краской.

- Где изъятый артефакт? - опершись о стол и нависнув над Базилем, рыкнул заказчик. -Почему я не получил никакого известия, что вы готовы его передать? Вы же знаете, что не можете нарушить договор.

Горящие глаза сузились, крылья четко очерченного носа трепетали, а под смуглой кожей перекатывались желваки, когда мужчина стискивал зубы.

Не хотела бы я сейчас оказаться на месте База.

- В связи с рядом причин, - приосанившись начал он. - Части из них поспособствовали лично вы...

Не знаю, заметил ли заказчик, но на виске База, выдавая нервозность, слишком сильно и слишком часто билась жилка.

- .Вы помешали моему помощнику выполнить свою работу, тем, что преследовали его.

И он вынужден был покинуть мероприятие раньше времени.

- Я?! Преследовал?!

Казалось, заказчик был искренне удивлен.

- Я хотел показать вашему помощнику где находится артефакт, но он просто сбежал. Вы сорвали сроки. Я не крохобор, но если в ближайшее время вы не выполните взятое на себя обязательство, то вынужден буду взыскать неустойку. У меня все было подготовлено к тому, чтобы артефакт сегодня уже был у меня.

Баз коротко и вопросительно покосился на меня.

- Мы не работаем совместно с заказчиком, - не сдержавшись, я вышла из своего укрытия и твердо посмотрела в черные с желтыми отблесками глаза.

- Вот как? - широко улыбнулся он, будто только этого и ждал.

- Да, - задиристо ответила я и еще на шаг выступила из своей спасительной тени. -Прочитайте сноску части четвертой раздела двадцать шесть о невмешательстве, -настырно продолжала я, зная о чем говорю, ведь именно я включила эту сноску, отгораживаясь от любопытных глаз.

Баз снова беспокойно покосился. Напрягся и Шнык.

Я понимала, что перехожу границы дозволенного, но ничего не могла с собой поделать и продолжала наступать, будто гандовы отродья толкали в спину.

Заказчик протянул к Базу руку, и он вложил свиток в раскрытую ладонь.

- Хм-м, - задумчиво протянул дракон, изучая указанную сноску, а потом поднял меня искрящийся взгляд. - А почему вы сбрили бороду? Она придавала вам более мужественный вид.

Вот так вот, в лоб? Я заметила, что он не употребил ни одного слова, указавшего бы мою половую принадлежность. И растерялась.

- Это не относится к обсуждаемому вопросу, - пришел на выручку Баз.

- Верно, - кивнул заказчик но не отвел взгляд и продолжал рассматривать с нескрываемым, граничащим с наглостью интересом. - Послезавтра я нанесу визит хозяину дома. Вы будете меня сопровождать. И не дай Свизар, вы опять оплошаете, - он шагнул ко мне, глубоко втягивая воздух и одновременно обдавая горячей волной.

- Можете не беспокоиться, мы выполним свою часть обязательств, - стараясь отвлечь, заверил его Баз.

- Не обещайте. Сделайте, - качнувшись на носках так, что я невольно отпрянула обратно в свой угол, он наконец ушел, а Баз мрачно уставился на меня.

Справа я слышала шумный выдох Шныка. Он что, вообще не дышал во время всего разговора?

- Ничего себе, - восхищенно выдохнул он. - Что это было? Он же тебя чуть живьем не проглотил. - Ты видел? - оглянулся на База, я же почему-то не разделяла его восторга.

Баз кивнул и перевел на меня мрачный взгляд.

- Ты все понял?

- Да, - чуть не выплюнула я, стараясь избавиться от неприятного ощущения, будто вся кожа нервно подергивается. - Только не послезавтра, а этой же ночью.

- Ну не-ет, - заныл Шнук. - Я так хотел отоспаться.

- Да, - отрезала я. - Или ты хочешь, чтобы тебе дышали в затылок, когда будешь вскрывать замки?

Этого Шнык не хотел и, соглашаясь, тяжело вздохнул.

Глава 30. Воспоминание


Раз решили сегодня выполнить свою часть обязательств, и Баз со мной согласился, то все разбрелись по своим норам, чтобы подготовиться.

Хоть и оставалась все время настороже, готовая в любой момент отразить нападение, а если не получится, то сбежать, до дома дралась на удивление спокойно. Не то, что не увидела, даже не почувствовала, что меня кто-то преследует.

Наверное, в тот раз он просто хотел узнать побольше о людях, которые хоть временно, но будет владеть ценнейшим артефактом, а вовсе не заинтересовался моей персоной. И с чего только мне это в голову втемяшилось?

А его поведение на приеме?

Но предаваться размышлениям некогда - времени оставалось мало, а сделать надо было очень много.

И самое первое - это принять расслабляющую ванну.

Я сбросила брюки с курткой и взяла с полки тяжелую склянку. Прозрачная эссенция всколыхнулась, когда я открыла крышку, и на всю комнату распространился густой запах меда.

Всего капля снадобья сестрицы, и густая пена почти до краев заполнила ванну.

«Как хорошо, что Нэлли оказалась такой способной», - снова подумала я, погружаясь в белоснежное облако.

Эссенция расслабляла мышцы, делала их мягче, пластичнее, послушнее, а аромат отлично прочищал голову, избавляя от лишних мыслей.

А ведь всего этого могло и не быть.

Если бы я тогда не успела?

Несмотря на снадобье и теплую воду, по коже побежали зябкие мурашки, но они вскоре пропали, а воспоминания остались, мешая сосредоточиться на предстоящем деле.

Я тогда уже встретила База и прошла испытание первой самостоятельной кражей, трофей от которой хранится в моем тайнике.

Но, как бы ни презирала того, кто называл себя моими отцом, как бы ни злилась на мать за ее мягкотелость и неспособность уйти от него, я не могла забыть ее и Нэлли.

Я собирала сведения о них. Иногда, переодевшись и взяв артефакт незаметности, проходила мимо дома, сопровождала мать на рынок и слушала-слушала, жадно узнавая как у них дела.

Мать становилась все худее, бледнее, а я, глядя на нее, надеялась, что успею заработать достаточно для приобретения собственного угла и заберу ее сестрой.

Хваталась за любую работу, практически ничего не тратила на себя и не слушала бурчание База, что скоро протяну ноги. Все было неважным кроме желания вытащить маму и Нэлли из того ада.

Наконец, этот день наступил. Я сняла небольшую, но чистую комнатку. В такую не стыдно привести маму и сестренку. Баз и Шнык помогли перебраться, и я словно на крыльях полетела к своему бывшему дому. Вот только у дверей встретила траурную процессию.

Я не успела, мама отправилась к Свизару.

Для нее уже все закончилось, но Нэлии я спасу.

С этими мыслями я пережидала службу.

Артефакт отводил от меня взгляды, хоть мой потрепанный мальчишеский наряд значительно выделялся на фоне бедной и заношенной одежды соседей, а на сестренку я даже смотреть не могла без слез.

Худенькая, с грязными ладонями и спутанными волосами. Видимо, как маме стало хуже, за ней никто толком и не смотрел. Юбка вся в сальных пятнах, рубаха в прорехах - и это моя милашка Нэлли.

Сердце заходилось от боли за нее. Хотелось схватить и унести, вымыть и хорошенько накормить.

Люди начали расходиться, а все не могла решиться, будто, если уйду, то окончательно попрощаюсь с мамой.

Слез не было, только жуткая, раздирающая боль, словно это меня сейчас положили под землю. Она отдавалась в каждой частичке тела, и я не представляла как это прекратить. Наверное, только умереть. Возможно это был бы прекрасный выход, если бы не Нэлли.

Пора ее забрать.

Я осмотрелась. Народу почти не осталось, поэтому я сразу заметила отсутствие сестренки и того, кто называл себя моим отцом.

Жляд!

Сломя голову, я побежала к бывшему дому. Ветер свистел в ушах, и я даже не замечала, что задыхаюсь. Потом, вспоминая этот безумный бег, я поняла, что если достаточно хорошо сосредоточиться на цели, то усталости просто не замечаешь.

Рыдания сестры я услышала еще на улице и сильным пинком распахнула двери, едва не сорвав их с петель.

У мужчины, что сейчас навис над Нэлии и тяжело пыхтел, никогда не хватало мозгов, чтобы заработать на хорошие запоры.

- Ты, маленькая потаскушка, - рычал он. - Такая же, как твоя мать, и будешь делать все за то, что кормлю тебя.

Раньше, чем успела подскочить, послышался звон пощечины и треск разрываемой ткани.

- Оставь ее, ублюдок!

Мне противно было прикасаться к нему, поэтому ребром ботинка ударила под колено, и с омерзительным хрюканьем тот, кто называл себя моими отцом, рухнул на пол.

- Ты хто? - обернувшись прохрипел он. - Хочешь ее? Придется заплатить, но сначала я.

Содрогаясь от отвращения, я наблюдала как он пытается подняться. Но стоило встать на колени и опереться на руки, как с влажным хрустом я впечатала каблук в опухшую физиономию.

Он завизжал как раненый вепрь и, схватившись за нос, стал кататься по грязному полу.

- Пойдем, - не обращая на верещание ни малейшего внимания, я протянула руку сжавшейся в углу Нэлли, но она скорчилась еще сильнее и не сводила с меня покрасневших от слез глаз. - Я твоя сестра. Не узнаешь меня? - я наклонилась к ней, чтобы получше рассмотрела лицо.

- Корнэлия? - неверяще прошептала Нэлли.

- Да. Я твоя Корнэлия. Пойдем ко мне. Ко мне домой, - уточнила я, потому что Нэлли все еще сидела в углу.

- А как же папа? - она покосилась на катающееся по полу животное.

- Он тебя больше не тронет, - жестко заявила я и взяв сестренку за руку, с силой подняла.

Нэлли еще упиралась, и мне пришлось чуть не волоком вытаскивать ее.

Сначала всего боялась, робко спрашивала можно ли что -то взять, куда-то сесть, но потом освоилась, отъелась, я купила новые красивые платья, и она снова превратилась в мою маленькую хорошенькую сестренку.

Училась Нэлли хорошо и, окончив школу, захотела заняться зельями.

Я устроила ее в лучшую академию, и безропотно оплачивала обучение, надеясь, что уж у нее-то жизнь сложится лучше и спокойнее.

Но, что-то я слишком размечталась. Пора собираться.

Вылезла из благоухающей пены и с силой растерлась. Тело было расслабленное, как после хорошего сна, но при этом я чувствовала себя собранной и полной сил.

Глава 31. Непредвиденное затруднение


Новый комбинезон облепил, как вторая кожа. Какой-то усовершенствованный, он стоил небольшое состояние, но сейчас я в полной мере оценила все преимущества - практически не ощущаясь, он легко растягивался и совсем не сковывал движения. Вот только... повторял малейший изгиб тела.

Не все горошки на ложку. Пока что, либо удобство, либо утягивание.

- Да уж! В таком виде я точно не сойду за мужчину, - пробормотала я, рассматривая в зеркале округлые очертания бедер и груди. - Даже амулет незаметности не поможет. Попросить База не брать Шныка? Он все равно не сможет миновать все ловушки. А если артефакт магически закреплен на колонне-подставке? Мне его ни за что не вынести.

Раздумывая над этой проблемой, я нервно кусала ноготь, но, так ничего и не придумав, решила надеть поверх комбинезона обычные рубаху и штаны. В крайнем случае, сброшу их, и пусть Шнык строит какие угодно догадки.

Ну, кажется, готова, - придирчиво осмотрела свое отражение и заколола на затылке длинную косу.

Проверила надежно ли заперт подвал с артефактами и только после этого покинула дом. Встретиться мы договорились у База, и я сразу направилась туда.

Вечерело, прохожие старались скорее вернуться домой, поэтому до места назначения я добралась без происшествий, а там уже поджидал Шнык.

Как всегда немного расхлябанный, взъерошенный, растрепанный и с неизменной улыбкой.

- А где же один из твоих любимых комбинезонов? - осмотрев меня с ног до головы, осведомился он. - Неужели решил расстаться с косой, делающей тебя похожим на девчонку? - заглянул за спину и, увидев сколотый пучок, недовольно скривил губы. -Когда-нибудь тебя точно перепутают с девчонкой в какой-нибудь подворотне, и тогда не жалуйся, - хохотнул он.

- Не завидую я тому, кто совершит подобную оплошность. - Я чуть без глаз не остался, когда подобрал его на улице, - из темноты неслышно появился Баз. - Вот смотри, - он закатал рукав, и на предплечье в неярком свете отчетливо были видны оставленные моими ногтями длинные темные полосы. А с тех пор он еще и кое-чему научился.

- Дерется, как девчонка, - презрительно фыркнул Шнык, но все-таки посторонился.

- Хватит болтать, - одернул его Баз. - Пора. Луна скоро зайдет. Я примерно знаю куда надо идти.

«Примерно» - звучит обнадеживающе.

И мы пошли по городским улицам. Несколько раз пользовались домами с секретом, чтобы быстрее преодолеть несколько кварталов или избежать охраняемые респектабельные районы. Хотя, я готова была поспорить, что особняк должен находиться именно там.

Наконец мы покинули пределы города совсем не с той стороны, где мог быть мой дом, и удивленно уставились на База - не ошибся ли? Насколько хватало глаз и призрачного лунного света, простирались поля и скромные деревенские лачуги.

Не могло же Сердце дракона храниться в одном из этих домов?

- Смотрите туда, - Баз ткнул пальцем куда-то в небо, в яркую россыпь звезд.

Свизар всемогущий!

Особняк находился не за городом, а над городом. На горе. Да мы только карабкаться туда будем несколько лет.

Как же я могла не заметить такую высокую гору? Ее должно быть видно из любой точки города. Отводящие взгляд чары или еще что -то?

- Отводящие взгляд, - словно прочитал мои мысли Шнык. - Очень мощные, раз смогли спрятать целую гору. Интересно, чего мы еще не видим?

Я мучилась тем де вопросом. А если там пропасти или обвалы, цепные псоголовы?

В тот раз, доставленные приглашением, мы все это миновали и не заметили, как и то, что оказались на горе, а сейчас придется карабкаться на своих двоих.

- Хватит умничать. Пойдем! - прервал наши размышления Баз и уверенно шагнул на змеящуюся по склону тропу, а мы хоть и настороженно, но двинулись следом.

Глава 32. Дорогу осилит... прыгучий


Сомневаюсь, хоть кто-то, кроме нас пешком взбирался на эту гору. Скорее всего, желанные гости прибывали так же, как доставили нас, а нежеланных здесь не жаловали.

Каменная тропа извивалась, будто с кем-то поспорила на количество изгибов. Мелкие и большие камни постоянно выскальзывали из под подошвы и, с гулким стуком ударяясь о каменную стену, падали в пропасть.

- Стоять! - шагающий первым Баз остановился и выставил руку, преграждая нам путь.

Ничего не подозревая о внезапной остановке, Шнык со всего маху впечатался в него, а я умудрилась затормозить в самый последний момент, покачиваясь на носочках, чтобы не толкнуть Шныка.

Ухватившись друг за друга, Шнык с Базом точно так же покачивались на краю расщелины, разделившей тропу на два участка: тот, на котором мы стояли, и тот, на который хотели попасть.

- Попробую перепрыгнуть. Потом вы, а я буду страховать, - предложила я и жестом показала, чтобы вжались в отвесную стену.

Без лишних разговоров Баз и Шнык распластались по скале, что, надо сказать, не сильно облегчило задачу: тощий Шнык и без того был не очень заметен, а вот сытое брюшка База ощутимо мешало как следует разбежаться на узкой тропе.

- Давай... Кор, - в самый последний момент спохватился Баз, но я его уже не слушала. Мысленно я летела через расщелину.

Разбег, с силой оттолкнулась от самого края, чувствуя, как мелкие камушки сыплются из -под подошвы, и вот оно - восхитительное чувство полета, когда воздух со свистом омывает тело, чувствуешь восходящие и нисходящие потоки, любое изменение ветра и стараешься стать единым целым с силами природы. Край тропы уже близко.

Приземление, кувырок, чтобы погасить инерцию, и я уже на ногах.

- Шнык! - напарник отлепился от скалы и уважительно присвистнул. Он редко видел меня в деле, и каждый раз это производило на него глубокое впечатление. - Давай! -махнула рукой.

Взломщик замков взял для разбега большее расстояние, и я испугалась, что растеряет силы для прыжка. Да и на то, как бежал, лучше было не смотреть. Длинные ноги едва не волочились, длинные руки беспорядочно болтались. Точно так же продолжали болтаться, когда он прыгнул. Я едва удержалась от того, чтобы не зажмуриться. Все время казалось, что вот-вот погасит скорость и камнем полетит на дно трещины.

Но Шлык долетел, наверное, только благодаря длинным ногам. Ступил на самый край и покачнулся, а я поскорее дернула его за рубаху, чтобы не упал.

Напарник все-таки свалился, но не в расщелину, а на меня, и, когда поднимался, подозрительно осмотрел с ног до головы, ничего не сказав.

Теперь настала очередь База.

- Парни, идите без меня, - махнул рукой, когда я к нему повернулась. - Если уж длинный и тощий Шнык едва не свалился, то я и подавно не справлюсь.

Рты у нас со Шныком открылись сами собой.

Да, перед тем, как пойти на дело, мы изучали план помещений, но все же Баз страховал, отслеживая наше передвижение и направляя, если заплутаем. Произойти могло все, что угодно, к тому же богатые аристократы любят снабжать дома системой смены планировки, а при краже время работало против нас.

Значит, придется обойтись без страховки. Силы следящего артефакта не хватит, чтобы отсюда дотянуться до особняка, к тому же, наверняка он под защитой множества охранных заклятий.

Ганд их всех побери!

- Пойдем, - кивнула Шныку и на этот раз сама пошла первой.

Сколько прихотливых изгибов мы миновали, через сколько валунов и обвалов перебрались - я сбилась со счета. Полагаю, и Шнык тоже. И вот, новое препятствие.

Без того узкая тропа в одном месте почти обвалилась, осталась вьющаяся вдоль скалы перемычка не шире трети ступни, причем моей, тоже очень узкой.

Шнык, шагавший за мной довольно бодро, понуро посмотрел на эту, с позволения сказать, тропу.

- Пойдем обратно, - вздохнул он. - Нам здесь не перебраться. А если еще и эта кошачья тропка обвалится, то точно загремим вниз. - Пойдем, Кор. Придется ждать приглашения в гости. Эти гады позаботились, чтобы до них никто нежеланный не добрался.

- Никто ли? - слушая Шныка, я приценивалась к тропке. Да, узкая. Да, осыпается. Но и мне не привыкать лазать по почти отвесным и гладким стенам. - Я попробую.

- Сдурел? - не сдержавшись, воскликнул напарник. - А если там сложные замки? Что делать будешь? Нет уж, давай подождем и пойдем все вместе.

- Нет, я попробую, - вытянула руку, отстраняясь от пытающегося удержать Шныка, и шагнула на ненадежный карниз.

Глава 33. Ящерица


Поначалу дела шли неплохо, я цеплялась за стену и шла по остаткам тропки. Хоть камни и сыпались из-под ног, но все же находилось место куда можно встать.

Но чем дальше я продвигалась, тем сложнее становилось хоть на что -то опереться. Оставалось только цепляться за неровности стены, но и их становилось все меньше, будто кто-то специально отполировал скалу.

Под ноги я старалась не смотреть и ступала «наощупь» - сначала пробовала носком ботинка надежность и только потом переносила вес тела.

Перед следующим шагом пришлось долго изучать скалу. Как назло, ни трещинки, ни выступающего камушка.

С большим трудом удалось найти едва заметную неровность, но, чтобы дотянуться до нее, пришлось бы вытянуться в струнку.

- Кор! Все нормально?! - стоя на краю обвала, крикнул Шнык, обеспокоенный моим промедлением. - Может, вернешься?

- Все нормально, - прохрипела я, злясь на напарника, потому что только настроилась ухватиться за неровность, и он все сбил. Главное, не оборачиваться. Не оборачиваться! Только вперед.

Еще немного, почти ухватилась. Давай, Кора!

Я уже стояла почти на самых кончиках пальцев, ныли до предела натянутые мышцы и связки, а суставы, казалось, вот-вот повылетают.

«Интересно, смогла бы я сама себя разорвать пополам?» - мелькнула мысль, и я наконец-то ухватилась за гандовый выступ.

Теперь ноги. Только быстрее, долго я на пальцах не удержусь.

Как прежде, осторожно, кончикам ботинка - вроде, держит.

Оперлась увереннее и... остатки тропы ушли из-под ноги, и вместо опоры оказалась пустота.

- Ко-о-ор! - донесся до меня вопль Шныка.

С ног до головы ошпарила горячая волна, сердце забилось с безумной скоростью, грозя вот-вот сломать ребра, но тренированное тело отреагировало раньше, чем голова - пальцы намертво вцепились в камень, будто срослись с ним, и уже никакая сила не могла их разъединить. Даже показалось, что цеплялась не только пальцами, но и ногтями вгрызалась в монолитную скалу.

Ноги перестали безвольно болтаться над пропастью и начали искать опору.

Шатко, тропа продолжала осыпаться мелкими камушками. Я всем телом вжалась в отвесную скалу. Пальцы свело, и я с трудом смогла их разжать, чтобы перехватиться за другой выступ. Почти не дышала - боялась, что из-за одного неосторожного движения сорвусь. Молчал и Шнык.

Тропа продолжала осыпаться, тогда постаралась упереться в стену, но подошвы скользили по камню без ощутимого результата.

Еще пара перехватов - пальцев я уже не чувствовала - наконец, под ногами появилась опора. Надавила посильнее - держит. Решилась встать и только когда обе ноги надежно уперлись в каменную крошку, смогла перевести дух. Грудь разрывалась от недостатка воздуха, но я сдерживала себя и старалась дышать очень медленно. Услышала громкий выдох Шныка. Кажется, он тоже все это время не дышал.

Немного отдышавшись и восстановив чувствительность в пальцах, я двинулась дальше. К счастью больше сложных участков не попадалось. Видимо, этот был смертельной ловушкой, подготовленной для нежеланных гостей. Кто же знал, что я умею перемещаться по гладким отвесным поверхностям.

О том, как буду возвращаться, я старалась не думать. Сейчас главное, добраться до нормальной тропы. До нее, казалось, было уже подать рукой, но сколько шагов мне придется еще сделать по узкому карнизу. И я их делала. Один. Второй... Двадцатый. Конец!

Последний раз оттолкнулась и плашмя упала на относительно широкую и (наконец -то) надежную тропу.

Я лежала и смотрела в невероятно высокое и пронзительно голубое небо. Ноги ослабли и тряслись, руки тоже не слушались, пот градом катился по лбу и вискам, я грудь резко и рвано вздымалась.

- Кор! - опять Шнык. Лениво подняла голову. Пока что хотелось просто лежать. - Ты настоящая ящерица. Думал, что сорвешься, - и потряс над головой сцепленными в замок ладонями.

Что же, звучит обнадеживающе, да и двигаться пора. Я с трудом поднялась. Тело все еще плохо слушалось, а ноги подрагивали. Махнула Шныку, отвернулась и застыла, будто попала в парализующие чары - прямо передо мной, будто из скалы вырос особняк. Казалось, сделай шаг и ты уже у высоких, заканчивающихся острыми пиками ворот, но тропинка продолжала змеиться, круто уходя вверх.

«Я туда до самого вечера не доберусь», - грустно подумала я, не замечая, что из ссадин на ладонях и пальцах, лениво собираясь в тяжелые капли, стекает кровь.

Ослепительный диск солнца, совершая свой извечный путь по небосклону, зашел за особняк, и, протянувшись до носков моих ботинок, на скалу упала густая тень.

Нечто новое привлекло мое внимание. Я присмотрелась и едва не вскрикнула от удивления.

Глава 34. Сюрпризы особняка


Солнечный свет скрывал, но упавшая тень выделила контрастом приоткрывшийся, словно пасть голодного дракона, вход в коридор, туннелем пронзающий монолит скалы.

Сходство усиливалось еще и тем, что сверху, как длинные зубы, спускались острые каменные выступы. Им навстречу точно такие же поднимались снизу. Казалось, стоит шагнуть в прохладную темноту и за спиной с холодящим кровь лязганьем захлопнутся каменные челюсти.

Идти или не идти?

Я замерла на границе тени и более густой тьмы. Страшно попасть в очередную ловушку, и не менее страшно упустить шанс беспрепятственно добраться до особняка. Да, я не знала что ждет меня в туннеле, но и не знала, что готовит тропа.

И я решилась. Быть может, испытание с провалом призвано распознать своих и перекрыть путь чужакам. И, преодолев его, я каким-то образом сошла за «своего»?

Но прежде чем шагнуть на вновь открывшийся путь, сбросила ненужную теперь мужскую одежду - я одна, и прятаться не от кого - и засунула под ближайший камнь за пределами туннеля, чтобы не потерять если проход вздумает закрыться или исчезнуть.

Плавно скользнув, сделала первый шаг, затем второй - ничего не произошло. На меня не падали камни, не выстреливали заклятия, не летели парализующие сети, не подстерегали капканы.

Дорога была чистая, разве что не устлана ковровой дорожкой.

Кажется, я не сделала и десятка шагов, когда путь преградила решетка. Благодаря спрятанному под комбинезоном артефакту выявления магических ловушек я видела, что прутья решетки окружает слабое свечение. Значит, опасности для жизни нет, да и расположены они на достаточном расстоянии, и я могу беспрепятственно проскользнуть.

Выдохнула, чтобы уменьшиться в объеме. Не дышать я могу довольно долго, чем и воспользовалась. Сначала осторожно просунула между прутьями одну ногу - ничего.

Голова, плечи, самое сложное - грудь.

Воздуха во мне совсем не осталось, но все же я постаралась выжать остатки.

Зачем при достаточно субтильном сложении мне такая высокая грудь? Каждый раз она только мешала. Нет, я не сказала бы, что у меня большая грудь, но все же значительно выделяется на фоне общей худобы. Как было бы хорошо, если бы она была поменьше.

Еще чуть-чуть, осторожно... Фух! Ничего не задела. С запавшим животом проблем не было. Еще один сложный участок - ягодицы.

Голову пришлось вывернуть так, что свело шею.

Давай, Кора! Ты сможешь!

Да!

Удалось проскользнуть лишь на волосок от светящейся ауры. Как-то не хотелось узнавать что вызовет касание. Скорее всего, непосредственного вредя мне не причинят, а вот послать сигнал, что пробирается чужак - без проблем.

Балансируя на одной ноге, я втянула другую и, облегченно выдохнув, ступила на основание каменной лестницы, начавшейся непосредственно за решеткой.

Пролет небольшой, всего несколько шагов, и вот я уперлась во что -то очень странное -темный прямоугольник на фоне более светлого камня. Дверь? Но нигде не видно ни ручки, ни замка, ни петель.

Тщательный осмотр ничего не дал, тогда я оперлась о него обеими руками и надавила изо всех сил. Прямоугольник поддался с одной стороны. Я переместилась и удвоила усилия.

Показалась небольшая, щель, сквозь которую просачивался неяркий свет.

Снова осмотрев все на предмет ловушек и ничего не обнаружив, я не стала искушать судьбу и просочилась в предоставленное пространство.

Сразу же развернулась и на всякий случай отскочила, но за спиной не было ничего опасного. Дверью оказался высокий, а потому и тяжелый книжный шкаф. Точно такие же занимали все стены, видимо, библиотеки. Интересно, за ними тоже тайные ходы? Но проверять было некогда.

Камин, низкие диваны, кресла, такие де столики, блестящие глянцем полировки и искусной инкрустацией. Плотные портьеры скрывают окно или что-то другое?

Стараясь производить как можно меньше шума, я подкралась к ним, немного отвела край ткани и тут же отшатнулась.

Высотой меня не напугать, но черная бездна за окном была словно дверь в царство Ганда. Отсюда точно не выпрыгнешь.

А где деревья? Чудесный сад с мягкой травой? Все это иллюзия или просто убрали за ненадобностью и оставили только аскетичные в своей строгости камни?

Беглый осмотр показал, что артефакта здесь нет, а значит надо выбираться.

Толкнула на этот раз настоящую дверь и оказалась в холле...

Ганд их всех побери!

Я не узнавала дом, по которому совсем недавно убегала от преследователя. Все было не так. Исчезли балконы, резные галереи, словно их и не было. Ни следа не осталось от пышной роскоши, везде царили строгость линий и сдержанная изысканность.

Как я и боялась, прием прошел, и владелец изменил планировку. Придется положиться на интуицию.

Ведь в прошлый раз я чувствовала его силу, его притяжение. Стоит попробовать.

Я закрыла глаза, углубилась в себя и постаралась сосредоточиться на ощущениях, на внутреннем зрении.

Что за Ганд?!

Глаза распахнулись сами собой.

Я видела горящее Сердце. Оно звало, притягивало. Нет, не оно. Они! Я отчетливо видела два огненных пульсирующих шара.

И что теперь делать?

Глава 35. Сердца


Если владелец создал копию, то она очень качественная, раз способна излучать похожую силу.

Честно сказать, я растерялась, но потом решила утащить оба артефакта, а там, пусть Без или заказчик разбираются, что настоящее, а что фальшивка. Тем более, что они недалеко друг от друга.

Источник силового потока находился совсем в другой части особняка, чем мне запомнилось.

Я пересекла холл, и попала в лабиринт коридоров. Окон не было, и мягкий свет свечей лизал стены желтыми языками. Исчезли толстые ковры и искусные гобелены, а грубый камень был скрыт под тщательно отполированной и немного поблескивающей облицовкой. Я даже не представляла, что могу производить столько шума - каждый шаг, каждое касание скользкого пола грубой подошвой ботинка вызывало гулкое эхо, отдающееся под высоким потолком.

Я уже подумывала о том, чтобы снять их, но вдруг придется быстро убираться. Босая я далеко не убегу, поэтому постаралась ступать как можно мягче и только лишь на носочки.

Лабиринт привел меня к винтовой лестнице. Кажется, я оказалась в башне. Узкие, забранные решеткой окна почти утонули в толстых стенах.

«Через такое не выпрыгнешь», - невольно и мрачно отметила я. Плетение настолько частое, что даже кошка не проскользнет, разве что, кассия, но оборачиваться в животных я не умела, да и вообще ничего не умела, а жаль.

Подъем длился, наверное, целую вечность. Я шла, а ступеньки все не заканчивались, и в очередной раз порадовалась, что не ленилась на тренировочной площадке. Даже когда сил не осталось совсем, я продолжала упорно взбираться по крутой лестнице и знала, что скоро откроется второе дыхание, за ним - третье, и так далее. Надо только терпеть.

Но до третьего не дошло - лестница неожиданно закончилась круглой площадкой, причем очень знакомой. Видимо, этот блок перемещался по особняку неделимо. Тем лучше.

Знакомая дверь, даже сквозь нее пробивает мощным импульсом. Точно такой же чувствуется за соседней дверью. Странно, но когда стояла в холле и разыскивала артефакт, мне не показалось, что они спрятаны настолько близко. Наверное, очередной сюрприз особняка - способность искривлять пространство. Сейчас я уже не так доверяла собственным ощущениям и не была уверена, что взобралась на верхушку башни, а не спустилась в глубокое подземелье. Это не особняк, а смертельная ловушка. Попадешь сюда, и вряд ли сможешь выбраться. Особенно, если хозяин этого не захочет.

По спине пробежал озноб, и кожа под комбинезоном покрылась неприятными пупырышками.

Куда я вляпалась? Не зря было нехорошее предчувствие, когда заявился заказчик.

Ладно, подумаю потом, как выбираться, а пока надо добраться до гандового артефакта.

Дверь открылась от легчайшего нажатия, и я ступила в знакомую комнату. Осмотрелась. Странно, но ловушек не видно, или они настолько хорошо спрятаны, что мой артефакт не может их обнаружить.

И снова моим вниманием полностью завладело стоящее на серебряной подставке Сердце. Завороженно смотрела на него и не могла отвести глаз. Владеть такой ценностью - уже счастье. Если бы я обладала Сердцем, спрятала бы его в тайнике подвала и ни за что никому не показывала. Я бы сутками могла сидеть рядом с ним, любоваться на всплески огня в его глубинах, ощущать его мощь, от которой бросает в благоговейный трепет.

Я почти опустилась перед ним на колени, покорно склонив голову, но опомнилась. Я здесь не для того, чтобы поклоняться древнему осколку.

Колпак по прежнему защищал артефакт, но мой выявитель ловушек ничего не показывал. Странно. В прошлый раз при приближении по куполу побежали искры.

Я протянула руку - предупреждающий треск, а свечения в дневном свете видно не было.

Покрепче прижала к себе артефакт выявления ловушек - никакого результата.

Была - не была!

Решительно прикусив губу, протянула руку. Треск. Не обращая на него внимания, коснулась защитного купола и едва не отскочила от неожиданности - треск усилился, а затем исчез. Исчезла и невидимая защита. Сердце предстало передо мной во всем своем великолепии.

Руки тряслись, когда сняла с подставки. Артефакт отделился на удивление легко. Не были наложены никакие скрепляющие чары. Видимо, владелец уверен в полной безопасности и в том, что ценность не покинет особняк. Возможно, не так уж и не прав.

Пальцы начало нестерпимо колоть. Я чуть не выронила Сердце, а потом по всему телу пронеслась горячая волна, и рана на руке вспыхнула новой болью, словно отзываясь на импульс.

Было странное ощущение, будто извне - по поверхности кожи - и изнутри -непосредственно под ней - синхронно движутся две силы, облекая меня в некий кокон.

Что это?

Очередная защита артефакта? Метка вора, по которой владелец найдет свою собственность?

Что же, придется снять с заказчика неустойку за утаенную информацию, а мне -тщательнее прятаться.

Расстегнув комбинезон, засунула артефакт за пазуху. Сердце словно охватило огнем, и оно забилось чаще.

Реакции собственного тела пугали, но разбираться с этим буду позже - когда все закончится, если закончится.

Теперь пора забрать копию или же оригинал.

Я покинула одну комнату, толкнула дверь в другую и замерла на пороге - это была спальня, в на широкой кровати, затененной плотными портьерами лежал...

Глава 36. Попал...лась


Лежал он - источник притянувшего меня света и. наш заказчик.

Жляд!

«Бежать!» - это первое, что я подумала и даже почти развернулась к двери, чтобы осуществить это, без сомнения, благоразумное намерение, но ноги будто вросли в пол, и меня неумолимо разворачивало лицом к спящему.

Ловушка?

Я поспешно осмотрелась, но не увидела ничего подозрительного, а ноги уже сами несли меня широченной кровати.

Что он здесь делает? В гостях? Выжидает момент, чтобы пригласить нас?

Но почему гостя поселили в таких апартаментах, да еще и по соседству с бесценным и неохраняемым артефактом?

И какого Ганда я к нему вообще подхожу?

Артефакт жег кожу, болезненно вдавливался в грудь, а мое сердце рядом с ним совсем сходило с ума и билось как заполошное.

Он же потомок драконов, и артефакт тянет меня к нему!

Захотелось поскорее достать осколок Сердца, швырнуть в безмятежно спящего мужчину и бежать без оглядки, пока силы окончательно не покинут, и я не рухну прямо на землю.

Но ноги упрямо приближали меня к кровати.

И почему-то нестерпимо захотелось посмотреть на настоящего потомка драконов -наивысшую, какая только может быть, аристократию.

По сути, я же его толком и не видела.

Сначала он пришел в маске, на приеме больше была озабочена тем, как поскорее избавиться от него и осмотреть дом, а второй раз у База я была слишком злая.

Он спал лицом к зашторенному окну.

Удивительно, как можно так долго спать, или накануне хорошо повеселились?

Я неслышно обошла кровать и немного отодвинула тяжелую портеру. В комнату сразу ворвался яркий и острый солнечный луч.

Спящий поморщился, что-то недовольно пробурчал и перевернулся на спину, я же чуть не отправилась к Свизару, пока не убедилась, что хозяин комнаты все еще спит.

Осторожно, на цыпочках, проклиная грубые ботинки, подобралась ближе, наклонилась.

А он красив...

Суровой, мужественной красотой. Красиво очерченные губы плотно сомкнуты. На твердом подбородке с небольшой ямочкой успела пробиться темная щетина и еще больше подчеркивала высокие, резко очерченные скулы. Нос с небольшой горбинкой и круто вырезанными крыльями. Я уже успела убедиться насколько пугающими они могут быть, когда дракон злится. Над темными полукружьями ресниц резкий излом густых бровей, а высокий лоб заканчивается в густой шевелюре с демоническим мысиком.

Взгляд невольно переместился на шею - довольно длинная для мужчины, но, может, для драконов это нормально? С трогательной впадинкой у основания горла.

Я забыла как дышать - более тонкая кожа приподнималась в такт пульсу, а под ней.

О, Свизар Всемогущий! Под ней что-то светилось. Почти так же, как спрятанное под комбинезоном Сердце.

Скорее уносить ноги!

Но я по-прежнему пребывала в оцепенении.

Полуприкрытая одеялом широкая грудь равномерно вздымалась, отчетливо просматривался плоский живот и длинные крепкие ноги.

А где же драконий хвост?

Хвост, но не драконий, а вполне себе из волос, ровный и глянцевый, перевитый кожаной лентой, змеился по белоснежной подушке.

Конечно, до моего ему было далеко, но тоже не совсем типичный для мужчины.

И снова взгляд метнулся к впадинке на горле под которой будто жил огонь - невероятно!

Я уже потянулась, чтобы прикоснуться, когда опомнилась и отдернула руку.

Что-то горячее хлестнуло по лицу, я не успела ничего понять, а на меня в упор смотрели темные, почти черные глаза, в глубине которых разгорался огонь.

- Вот ты и попал.

Тот же прием, что когда-то применила я - моя рука на изломе, а я сама безропотно, только морщась от боли перелетела через, казалось, безмятежно спящего дракона. Извернувшись, он навалился на меня. Горячий и тяжелый.

лилась?!

На меня уставились удивленно распахнутые и невероятно красивые глаза.

Дура! Нашла о чем думать!

Глава 37. Не все получается так, как хочется


- Ты девчонка?!

Красивое лицо близко. Опасно близко. Страшно близко.

Какая разница, девчонка я или парень?

Дернулась, пытаясь освободиться, но тяжелое тело надежно вдавило в кровать.

- Ты та самая девка, что обманом женила на себе простака и обокрала его, стащив не принадлежащий ему артефакт?!

Черные глаза приблизились, вспыхнули огнем, крылья носа напряглись, горячее дыхание опаляло лицо.

Валить!

Я попыталась сбросить дракона, но он снова пригвоздил меня к кровати. Брыкалась изо всех сил, грубые ботинки сминали тонкие простыни, наверняка, оставляя на них грязные следы. Пыталась надавить на болевые точки, которых, у дракона, казалось, не было, а он постоянно перехватывал мои руки на волосок от цели.

Я берегла силы и молчала, он тоже не был расположен к разговорам, и мы боролись, хоть и ожесточенно, но в полнейшем молчании, только шумное прерывистое дыхание срывалось с губ, а поскольку, стараясь меня сдержать, дракон вжимался изо всех сил, то и смешивалось.

Дыхание потомка самих драконов и безродной воровки. Как крыша древнего особняка не рухнула на нас от подобного оскорбления.

Противник коленями зафиксировал мои ноги. Я попыталась высвободиться и двинуть коленом в уязвимое место любого мужчины, независимо от того, дракон он или нет, но только чуть не сломала голень.

Мериться с ним силой рук оказалось занятием невероятно глупым - хоть и не щадила себя на тренировках, но меня скрутили как цыпленка в мгновение ока.

Без труда удерживая одной рукой мои скрещенные запястья, он дернул застежку комбинезона, почти полностью оголив грудь.

Я попыталась испепелить его взглядом, но стрелы моей ненависти со свистом пролетели мимо.

Их огнейшество дракон даже ничего не заметило. Той же рукой, что расстегнул комбинезон, он забрался в образовавшийся вырез, а я задохнулась от подобной наглости.

Да, я воровка, но я не шлюха!

Забилась изо всех сил, стараясь сбросить с себя наглеца, но он только сильнее надавил на ноги и сжал руки так, что пришлось закусить губу, чтобы не застонать от боли.

Он не дождется мольбы о пощаде.

Смуглая рука маячила у меня прямо перед лицом. Искушение было слишком сильным, а я не видела причин отказывать себе и от души вцепилась зубами в тугую мышцу.

- Дрянь! - раздался злобный рык.

Я ожидала крепкую оплеуху. Даже невольно зажмурилась, одновременно просчитывая возможные варианты освобождения, пока он будет рассматривать укус, но противник только глубже засунул руку.

Я чувствовала, как он ощупывает грудь, задевает мгновенно напрягшийся сосок, и готова была выть и рычать от злости на свое бессилие, а также на то, что может подумать, будто мне нравится подобная наглость.

Наконец, дракон нашел, что искал, и вытащил лапу. В длинных, элегантных пальцах сверкало Сердце.

- Ты, правда, думала, что я позволю тебе вынесли и эту часть?

- Вы же сами попросили украсть, - сделала я слабую попытку воззвать к благоразумию.

- Только, чтобы поймать вора с поличным. Теперь ты покажешь мне где прячешь вторую частицу.

- Не крала я ваше сердце! - выпалила я.

Получилось довольно двусмысленно, но дракон меня понял, хоть и усмехнулся, вздернув резко изломанные брови.

Отложив Сердце подальше от меня и не отпуская рук, он потянулся куда-то мне за голову.

«Только не это!» - подумала я, наблюдая, как вытаскивает ту самую сеть, что ночь за ночь, в каждом сне летела мне в спину. - «Он, действительно подготовился к моему приходу».

Благодаря артефакту я видела ее суть, видела как она светиться, готовая впиться в меня и парализовать.

Он ждет, что я буду унижаться? Умолять? Не буду.

Страх неизвестности, оказаться скованной и беспомощной во власти безжалостного и бессердечного мучителя накрыл с головой и придал сил.

Превозмогая боль в ногах, я извернулась, высвободила руки и впилась когтями в надменное лицо. Резкое движение бедер, мышцы свело, но это неважно - главное, я свободна, и дракон еще не успел опомниться.

Одним прыжком соскочила с кровати и бросилась к выходу.

Скорее! Выбраться из лабиринта. Надеюсь, он не изменился, и бежать из этого страшного дома.

- Гандово отродье! - громыхнуло за спиной.

Ничего, меня еще не так называли.

Я еще бежала. Вот почти перешагнула через порог, а ноги уже подломились - сеть настигла и оплетала меня, лишая способности шевелиться.

Глава 38. Новые апартаменты


Видела, как приближался дракон. Он двигался легко и непринужденно, а на губах мелькала то ли улыбка, то ли усмешка, будто все это только лишь игра в догонялки, и он выиграл.

И он действительно выиграл, а я обездвиженная и распластанная у его ног, была ярким тому подтверждением.

Не представляя, что он собирается предпринять, я пристально наблюдала за ним.

Впрочем, больше все равно ничего не могла сделать.

- Позвольте представиться, - дракон склонился надо мной и задумчиво изучал лицо, словно пытался вспомнить то время, когда принимал меня за юношу. - Мое имя Рэйнвир Алгэр. По этикету вам тоже стоило бы представиться, но я готов принять во внимание ваше положение и не требовать строгого соблюдения норм поведения, - да он откровенно издевается!

Желание двинуть ему как следует разрасталось внутри с устрашающей силой и грозило порвать меня на части, но внешне это никак не проявлялось. Дракон опять заглянул в глаза и усмехнулся.

- Вы находитесь в моем доме, и я готов предоставить вам его, как и мое гостеприимство, на неограниченное время.

Я насторожилась. Это значит, что он не собирается сдавать меня стражникам, а намерен удерживать в плену?

- Вы правильно все поняли, - он слегка качнул головой, будто подтверждая мои мысли. -Я намерен удерживать вас здесь до тех пор, пока не получу украденную часть Сердца. И не только не поспособствую тому, чтобы вы покинули мой дом, но, боюсь, что буду активно этому препятствовать.

А что если он меня никогда не отпустит? Кто сделает очередной взнос за обучение Нэлли? Куда она вернется после окончания академии? Она ведь такая наивная, такая доверчивая, кто о ней позаботится?

От мыслей о сестре сердце болезненно сжалось. Я так старалась, спасла ее из лап отца-изверга, боролась за нас обеих, а сейчас, по непонятной прихоти аристократа, все мои усилия потерпели крах. Что будет с моей маленькой сестренкой?

Я почувствовала, как из глаз одна за другой стекали слезы.

- Отчаянная воровка плачет? Что случилось? Расстраиваетесь, что возлюбленный забудет и найдет другую?

Жаль, что не могу плюнуть ему в самодовольную физиономию.

- Это действительно будет печально. Впрочем, если он откажется от такой девушки, значит не стоит ее. Не отчаивайтесь, на вашем пути будет еще много мужчин, готовых попасть под действие ваших чар. Впрочем, мы заболтались. Разговаривать с вами, конечно, весьма занимательно, но у меня еще много дел, а вы пока в них мало полезны.

«Чтоб у тебя все зубы разом заболели, и ни одно зелье не подействовало», - злобно подумала я.

- И не надо на меня сверкать глазами. Я тоже умею. Мы с вами позже посоревнуемся у кого лучше получается.

Он наклонился и без труда поднял меня на руки, будто я совсем ничего не весила.

Хоть дракон и безумно злил своими угрозами и издевательской манерой разговора, все же, как тренированный человек, не могла не отдать должное его силе.

Крепкие объятия ни разу не разомкнулись, дракон ни разу не перехватил меня, пока спускались по все той же винтовой лестнице, а его спина оставалась неизменно прямой.

Я думала, что он запрет меня в каком-нибудь чулане, откуда я обязательно попытаюсь сбежать, но Алгэр не остановился на первом этаже. Там же, в башне, часть стены при его приближении отошла, и крутые ступеньки повели нас дальше.

С каждым шагом становилось все прохладнее и сырее. Свечи поочередно вспыхивали и гасли на всем нашем пути, и в их свете я видела, как по темным стенам стекают мутные капли.

Куда он меня несет? А дракон продолжал идти ни разу не сбившись с размеренного шага, и мне не оставалось ничего другого, как покачиваться в сильных руках, вдыхать, свеже -горький, как ночная фиалка, запах и смотреть на светящуюся у горла кожу.

Дракон замедлил шаг. Неужели устал? Когда же действие сети закончится? Может, я смогу сбежать?

Но, нет. Алгэр не устал, просто пришел, куда хотел.

Он стоял, видимо, в центре башни, только на много-много шагов ниже уровня земли. Нас окружали стены... с жуткими металлическими защелками.

Только не это!

Глава 39. Обходительность по-драконьи


- Дорогая гостья, - насмешливый голос гулко отдавался под сводами. Даже эхо, казалось, было пропитано сыростью и зябко жалось к высокому потолку. - Надеюсь, ваши новые апартаменты, придутся по нраву, и у вас не возникнет желания их покинуть. А от и ваше ложе.

Сейчас бы самое время сорваться и бежать, но я все еще не могла пошевелиться, даже протестовать не получалось, поэтому молча наблюдала, как приближаются алчно раскрытые защелки.

Алгэр попытался поставить меня на пол, но ноги подгибались, точно у ватной куклы. Такой беспомощной я себя еще ни разу не чувствовала, и от осознания собственного бессилия снова выступили слезы.

Дракон взял меня под мышки, заглянул в лицо и... привиделось, что в глубине его глаз что-то поменялось. Он замер, вглядываясь в меня, всего на миг, но показалось, что время закончилось, и наступила бесконечность. Затем упрямо сжал губы, будто приказал себе продолжать, и поднес меня к стене.

Я все еще не могла стоять, иначе давно бы сбежала, поэтому, чтобы поднести мою руку к защелке, Алгэру пришлось обнять меня за спину и прижать к себе.

Снова оказалась в окружении свеже-горького облака и невольно закрыла глаза вдыхая пьянящий аромат. Я не понимала, что со мной происходит, но чувствовала в этом почти физическую потребность. Запах проникал в меня, наполнял каждую частичку тела, и оно становилось невероятно легким. Кажется, могу пошевелить пальцем!

Невероятно!

Я постаралась скрыть ликование и только вдыхала еще глубже, наполняя тело живительным ароматом, чтобы поскорее разрушились парализующие силы сети.

Будто что-то почувствовав, Алгэр отстранился и подозрительно посмотрел на меня, потом поднес запястье к защелке, и я почувствовала, как холодный металл обхватил руку.

Скорее бы вернулась способность двигаться. Я нервничала, наблюдая, как Алгэр подносит к защелке вторую руку. Странно, на него они совсем не реагировали, но стоило приблизиться мне, набрасывались, будто оголодавшие волки.

Наконец-то!

Я почувствовала себя достаточно сильной, чтобы оказать сопротивление. Резким рывком выкрутила запястье из цепких пальцев, чем, похоже, немало удивила дракона. С силой толкнула в широкую грудь, и он отступил, предоставив мне необходимое пространство.

Ха! Думал, меня так просто заковать?

Подтянула колено к груди и толкнула изо всех сил. Толстая подошва пришлась прямо на живот дракона. Твердокаменный пресс выдержал удар, Алгэр даже не согнулся, зато отлетел на несколько шагов, а я, воспользовавшись мгновением его замешательства, расстегивала защелку. Она сопротивлялась, не желала разжимать челюсти, но все же начала поддаваться.

Еще не много, и я буду на свободе!

- Др-р-рянь, - раскатисто громыхнуло, а потом меня просто впечатало в камень навалившимся телом. - Свизар свидетель, я до последнего оставался с тобой обходительным, но ты не понимаешь хорошего отношения.

Хорошего? Правда?

Я возмущенно посмотрела на него, но промолчала - все силы направила на то, чтобы освободиться. Я чувствовала себя будто между двумя каменными стенами, которые неумолимо сдавливают, и от меня вот-вот останется только мокрое место.

Отчаянно извивалась, пыталась царапаться, брыкаться, но, кажется, Алгэр только получал удовольствие от соприкосновения наших тел. Он снисходительно смотрел на меня с высоты своего роста и продолжал вжимать в камень, пока я не оказалась прижатой к нему настолько, что практически не могла дышать.

- Ты очень привлекательная девушка, - он склонился ко мне, и светящиеся огнем гипнотические глаза оказались опасно близко. - И умело пользуешься своими чарами, -его лицо приблизилось, а я уже ничего не понимала. Он так близко, что чувствую на губах его дыхание. Ладонь ласково легла мне на шею. Что? Зачем? Почему я невольно наклонила голову, открывая ему доступ? Осторожно, даже сказала бы, бережно, погладил проступающую под кожей вену, и... это все, что я запомнила.

Разряд прошел через все тело. Я ослепла и оглохла, не знаю, кричала и или нет - все чувства притупились, только одна нескончаемая боль.

Очнулась от того, что холодная вода ударила в лицо. Встрепенулась, дернулась, но руки и ноги были надежно прикованы к стене.

- Я слышал, что тишина располагает к размышлениям. Здесь достаточно тихо, и никто не помешает тебе подумать стоит ли Сердце твоей свободы. Надумаешь, скажешь, я тебя не тороплю.

И отвернулся. Гад!

Глава 40. Рэйнвир Алгэр. Паук в паутине


Еще на встрече в логове воров я понял, что они не собираются следовать предложенному плану. Так же, как изначально не собирались похищать артефакт на специально устроенном для этого приеме.

Они все или кто-то из них будто чувствовали подготовленную ловушку и сделали все, чтобы расстроить мои планы.

Чутье подсказывало, что этим «кем-то» как раз и был тот мальчишка, которого я упустил несмотря на метку. Слишком насторожено он себя вел для партнера. Но в этот раз я не оставлю ему ни единого шанса.

И сейчас я наблюдал, как воры, не зная, что весь путь к дому утыкан настроенными на мою метку следящими артефактами, пробираются по головоломной тропе.

Когда-то, когда драконы умели летать, они устроили себе жилища на недоступных для простых людей склонах, а сейчас мы вынуждены использовать портальную магию, чтобы попасть в дом. Мерзко и унизительно.

Первым отсеялся вожак - самый возрастной, упитанный и неповоротливый. Он не смог преодолеть провал, в то время как мальчишка и длинный, но тощий сообщники хоть и с трудом, но смогли перепрыгнуть. Следующим испытанием была тропа смерти. До сих пор по ней не мог пройти ни один человек. В зияющую под ногами пропасть срывались все, что обеспечивало нам защиту от нежеланных гостей.

На этот раз длинный не решился продолжить путь, а мелкий и щуплый начал карабкаться по отвесной стене.

Наверное, в первый раз я желал, чтобы чужак преодолел это препятствие, иначе как я верну похищенный артефакт?

Несколько раз по коже пробегал мороз, а мышцы невольно напрягались, словно я собирался сорваться и броситься на выручку, когда воришка срывался и чуть не летел в пропасть, но каждый раз с изворотливостью ящерицы он находил за что зацепиться и упорно лез дальше. Он находил путь там, где другой бы опустил руки, и смог преодолеть тропу, на которой многие отдали жизни.

Когда этот худой, невероятно проворный и выносливый парнишка бессильно упал на камни по другую сторону провала, я радовался вместе с его напарником и чуть не отсалютовал бокалом вина, но, пока я наблюдал, из него неведомым образом исчезло вино.

А впереди безбашенного мальчишку еще ждала совершенно отвесная и отполированная стена. На нее не взобраться даже с его способностью летать, столь меня впечатлившей. Это последний и самый надежный оплот безопасности моего дома.

Я решил, что уже не стоит испытывать паренька на прочность там, где исход предопределен, и открыл ему скрытый вход.

Наивный малец. Он решил, что это помощь свыше и, как мотылек на огонь, ринулся прямо в сердце подготовленной специально для него ловушки.

Было забавно наблюдать, как он замер, рассматривая совершенно незнакомые очертания комнат, а затем произошло нечто странное - мальчишка остановился и закрыл глаза.

Что-то с ним произошло, и я не мог понять что. И без того худой, он словно стал еще более щуплым, и силуэт стал расплываться, будто излучение артефактов скользило по нему и не могло ни за что зацепиться.

Заинтригованный я стал следить за ним с еще большим интересом, а парень шел, не сворачивая и не сбиваясь, будто точно знал где находится артефакт.

Вот он замер между двумя дверями. Колебался. Что его ведет? Неужели смог воспользоваться магией Сердца? Но как это возможно?

С тихим хрустом сломалась ножка бокала. Я разжал стиснутую ладонь и с удивлением смотрел как из порезов вытекают красные ручейки. Даже не подозревал, что так сильно нервничаю.

Парень исчез в кабинете, и изображение пропало.

Я ждал, а сердце тем временем отбивало рваный ритм. Вдруг он настолько расхрабрится, что решит сбежать через окно? Тогда наш род утратит еще одну часть артефакта. Что в этом случае сделают со мной, лучше было не думать.

И. когда готов был уже потерять терпение и ворваться в кабинет, мальчишка появился, и я увидел у него горящее сердце.

Малец подошел к двери, за которой находился я.

Моментально свернув все изображения, я нырнул в кровать, укрылся одеялом и постарался дышать ровно.

Глава 41. Рэйнвир Алгэр. Открытие


Я слышал, как мальчишка вошел. Слушал биение... Нет, трепет его сердца, потому что оно билось, как крылья колибри. Удивительно, как еще не остановилось. Какой же трусливый из него вырастет мужчина.

Я едва смог удержать безмятежность спящего человека, а не скривиться в издевательской усмешке.

Мальчишка замер, а потом меня коснулось дуновение, будто он резко развернулся.

Бежит? Ну уж нет! Не с моим Сердцем!

Я потянулся к реликвии, пробуждая в ней ответное притяжение. Несколько томительных мгновений, когда я не знал подействовала ли уловка, и услышал осторожные приближающиеся шаги. Воришка не смог устоять перед магией Сердца.

Я слышал его нетерпение и страшащееся любопытство в торопливом стуке пульса. Он словно отдавался в моих жилах, будто наши сердца слились воедино. Но, конечно же, это все лишь потому, что слишком сильно связался с артефактом.

Осторожные шаги обогнули кровать. Как бы я хотел знать, что парень задумал. Оружия у него нет, иначе сканеры отреагировали бы. Хватит ли подлости поднять руку на спящего?

По глазам хлестнул свет, и это стало полной неожиданностью. Чего он добивается?

Не желая показывать, что слежу за мальчишкой, я заворочался, будто во сне, и повернулся на спину - так будет сподручнее отразить нападение.

Кажется, сердце мальчишки совсем перестало биться, мой же пульс ускорился в предчувствии схватки.

Тишина интриговала, а касающееся кожи прерывистое дыхание странно волновало.

Что за Ганд! Опять я чувствовал то, что никак не мог чувствовать.

Немного приоткрыл глаза и сквозь ресницы следил за мальчишкой, как его взгляд скользил по моему лицу, спустился к шее, снова вернулся к лицу и снова к шее.

Я знал, что привлекло его внимание - в нашей крови все еще жил огонь, пока род обладал хоть частью Сердца, и иногда под кожей можно было рассмотреть всполохи.

Мальчишка потянулся. Неужели хочет потрогать?

Ну уж нет! Перебьется! Хватит игр, пора переходить к делу.

Стремительный бросок, я перехватил руку парня, перекинул его через себя и вжал в кровать.

- Вот ты и попал... - злорадно зашипел я и замолк, подавившись догадкой - на меня смотрели огромные, полные изумления глаза - девичьи глаза, да и извивающееся подо мной тело не оставляло сомнений в том, что вором оказалась девица.

- лась, - закончил, все еще не успев до конца прийти в себя. - Ты девчонка?!

Я вглядывался в тонкие черты, пытаясь отыскать в них того паренька, который сбежал от меня на приеме.

И тут в голове словно что-то вспыхнуло - неизвестная девица охмурила дядюшку, заставила жениться, а потом исчезла вместе с родовой реликвией. Смогла преодолеть все ловушки и ускользнула из запертого охраняемого дома.

Сколько шансов, что в одной шайке есть сразу две девицы, обладающие ловкостью ящерицы и умеющие летать?

- Ты та самая девка, что обманом женила на себе простака и обокрала его, стащив не принадлежащий ему артефакт?!

И это создание, способное на все, чтобы добиться цели, держит у себя принадлежащий нам артефакт, а сейчас пачкает своими грязными прикосновениями мое Сердце.

Гнев застилал разум, хотелось раздавить ее, как червя, чтобы даже воспоминания о ней не осталось.

Я был очень зол, и видимо, девчонка это почувствовала - вздрогнув всем телом, она попыталась освободиться.

Только не сейчас, когда прячешь мою собственность.

Без особого труда, я удерживал тонкие запястья одной рукой, а второй дернул замок комбинезона, не сомневаясь, что артефакт спрятан именно там.

Глаза девчонки свирепо сверкнули, но меня это не остановило, и я решительно запустил руку в образовавшийся вырез.

Глава 42. Рэйнвир Алгэр. Постельная потасовка


Кожа девчонки оказалась на удивление гладкой, а по кончикам пальцев, когда коснулся ее, волной прокатилось странное покалывание, будто в ней есть что-то такое, на что я отзываюсь.

«Не в ней, а на ней, болван!» - обругал я себя. - «Это же артефакт резонирует».

Девчонка забилась сильнее, пытаясь избавиться от моей руки, но какой бы ловкой она ни была, с сильным мужчиной справиться не могла. Я просто навалился на нее всем тело и продолжал шарить под комбинезоном, когда почувствовал, как в руку впились острые зубы.

- Др-рянь! - рявкнул я.

Она разжала зубы, зажмурилась, будто ожидая пощечины, но пачкать руки о такое отребье совершенно не хотелось.

Я мысленно усмехнулся, оценив свое положение - кажется, испачкался дальше некуда. Пора с этим заканчивать.

Запустил руку еще глубже, под мягкую округлость груди.

Ганд! Я даже не догадывался, что под всем бесформенными мальчишечьими шмотками скрывается очень женственная и упругая грудь. Проснулось вполне понятное мужское желание посмотреть на нее, не стянутую комбинезоном и не спрятанную под мешковатыми одеждами. Чутье подсказывало, что она должна быть очень красивой и дерзкой, как и ее обладательница.

Вот зачем я повел руку вверх?

Вряд ли именно там найду украденную ценность, но пальцы уже сами стиснули податливую плоть. Подушечкой погладил напряженную вершинку.

Да ей же нравится!

Девчонка еще продолжала трепыхаться, но теперь я уже не был полностью уверен, что только от злости.

Гандово отродье!

О чем я думаю!

Усилием воли заставил себя вернуться к делу и продолжил обследовать ерзающее тело. Вот оно!

Под грудью, у самого сердца девчонки, я наконец нашел бесценный артефакт. Его так вдавило в воровку, что еле смог отодрать фамильную реликвию от ее кожи.

- Ты, правда, думала, что я позволю тебе вынесли и эту часть?

Сердце горело и переливалось в моих руках сочным багрянцем.

- Вы же сами попросили украсть, - сделала она слабую попытку поспорить.

- Только, чтобы поймать вора с поличным. Теперь ты покажешь мне где прячешь вторую частицу.

- Не крала я ваше сердце! - как пойманный с поличным воришка, слишком торопливо отрицала она.

Я вздернул бровь, показывая, что не верю ни одному ее лживому слову. Но ничего, она у меня заговорит. Мало кто может долго провисеть на стене и не сломаться. Пусть повисит, подумает, стоит ли бесполезный для нее артефакт вывихнутых рук.

Понимая, что справиться с сильной и разозленной девчонкой будет непросто, я отложил сердце подальше и потянулся за сетью

Шоковое заклятие побоялся использовать, оно могло оказаться слишком сильным для довольно хрупкой девчонки.

Она все поняла. Глаза округлились, и в них застыл неподдельный страх. Взглядом следила за моей рукой, а полные губы подрагивали, будто сейчас разрыдается.

Но нет. Настырная воровка прикусила губу. Неуловим, но сильным движением извернулась. Я не смог удержать ее руки и сразу же почувствовал, как острые когти впились в лицо.

Признаться, я такого не ожидал, а она поспешила воспользоваться моим мимолетным замешательством и резко толкнулась бедрами.

Наша постельная возня, соприкосновение разгоряченных тел, вполне могло бы напомнить любовные игры, если бы не то непримиримое ожесточение, которое испытывали друг к другу.

Одним прыжком она соскочила с кровати и бросилась к выходу.

- Гандово отродье! - громыхнуло за спиной.

Теперь уже не до раздумий что нанесет девчонке меньший ущерб - ее необходимо остановить во что бы то ни стало. И я метнул сеть.

Обтянутая комбинезоном нога уже шагнула через порог, толстая подошва ботинка вот-вот соприкоснется с полом, когда сеть настигла и парализовала цель.

Уже никуда не торопясь, я встал и подошел к обездвиженной воровке.

Понимая, что ничего не может мне сделать, она лежала у моих ног хрупкая, даже изящная. Беззащитная и странно-трогательная со своей виднеющейся в расстегнутом комбинезоне тонкой ключицей.

Я поднял на руки почти невесомую девчонку и понес в подвал.

Глава 43. Рэйнвир Алгэр. Слепота упрямца


По дороге я рассказал ей кто я, где она находится и почему все так произошло.

Почему-то хотелось донести до девчонки, что во всех своих бедах виновата только она и никто больше.

Постарался как можно более понятно объяснить, что не сможет покинуть мой дом до тех пор, пока не вернет или не расскажет, где прячет Сердце.

А она лежала у меня на руках такая доверчивая и расслабленная, и я едва не забыл, что ее сопротивление сдерживает только парализующая сеть, и насколько сильной может быть эта на вид хрупкая девчонка.

Нежное, но рано повзрослевшее лицо, мягкие губы сложены в аккуратное сердечко и огромные, полные ненависти ко мне глаза.

Но, когда сказал, что она не покинет мой дом, в них что -то изменилось - место злости заняла необъяснимая печаль. Даже, я бы сказал, горе. И из уголка глаза скатилась крупная слеза. За ней вторая, третья, пока не превратились в неудержимый поток. Омывая бледные щеки, слезы застревали в волосах крошечными искрящимися бриллиантами.

Только потому что обе руки были заняты я не поддался порыву отереть их.

Гандово отродье! Она уже и на меня нацелила свои чары. Думает, если без труда охмурила дядюшку, то и меня сможет обвести вокруг пальца? Не выйдет!

- Отчаянная воровка плачет? Что случилось? Расстраиваетесь, что возлюбленный забудет и найдет другую?

Я старался быть нарочито грубым, говорил не задумываясь, первое, что придет в голову, только бы не думать о блестящих от слез и невозможно притягательных глазах. Непроглядно черные, они словно звали заглянуть в их глубину, обещая поведать все тайны, но я знал, что это обман. Стоит поддаться ему, и потеряешь себя, потеряешь все, так же, как решившийся жениться на ней болван.

- Это действительно будет печально. Впрочем, если он откажется от такой девушки, значит не стоит ее. Не отчаивайтесь, на вашем пути будет еще много мужчин, готовых попасть под действие ваших чар. Впрочем, мы заболтались. Разговаривать с вами, конечно, весьма занимательно, но у меня еще много дел, а вы пока в них мало полезны.

Я нарочно злил себя, чтобы сохранить контроль над чувствами и злил девчонку. Ее печальный взгляд переворачивал душу, и это мне категорически не нравилось.

Она не имеет права на сострадание. Все, что она делала, было продиктовано алчностью. И то, что она вышла замуж, легла в постель с незнакомым мужчиной, движимая все той же алчностью, делало ее еще отвратительнее, но все же я своего добился.

Вытеснив печаль, в глубине черных глаз снова зажглась злость.

Вот это уже мне по вкусу. Теперь я вижу перед собой достойного противника, а не девушку, которую надо беречь и защищать.

- И не надо на меня сверкать глазами. Я тоже умею. Мы с вами позже посоревнуемся у кого лучше получается, - я усмехнулся и удостоился еще одного гневного взгляда.

Сам не заметил, как оказались в подвале. Серые от сырости стены, щерившиеся наручниками и ошейниками - одного вида должно хватить, чтобы сломить человека более слабого, чем моя нынешняя гостья. Но я все-таки взглянул в завораживающие глаза и увидел в них испуг.

Неужели? Девчонка испугалась? Имела удовольствие почувствовать все это на своей шкуре?

- Дорогая гостья, надеюсь, ваши новые апартаменты придутся по нраву, и у вас не возникнет желания их покинуть. А вот и ваше ложе.

Сверкающий решимостью взгляд метался по стенам и потолку. Неужели хочет сбежать? На что надеется? Ведь она видела как непросто сюда прийти, еще сложнее покинуть дом.

Я попытался поставить девчонку на ноги, но она, все еще скованная магией, безвольно оседала. Ее податливость, покорность, хоть и невольные, пробудили мне противоестественное удовольствие, и я разозлился. Какого Ганда она вообще должна вызывать во мне какие-то чувства кроме пренебрежения и гадливости?

Надо поскорее приковать ее к стене. Мелким и бессовестным воришкам только там и место. Повисит, подумает.

Перехватил почти невесомую девчонку под мышки, и ее лицо оказалось напротив моего и так близко...

Глава 44. Рэнвир Алгэр. Игры с огнем


На какой-то миг я застыл, будто тоже попал под действие сети, а на самом деле утонул в беззащитности широко распахнутых глаз.

Это незаконно быть настолько красивой. Надо обязательно внести законопроект о наказании для таких людей. Они путают мысли, сбивают с столку, заставляют забыть обо всем. Женщины не должны обладать столь обезоруживающей красотой, иначе весь порядок полетит в Гандово пекло.

Я с трудом отвел взгляд от расслабленных под воздействием парализующего заклятия губ, и когда всматривался в черную глубину глаз, показалось, что вижу те же красные всполохи, которые порой замечал у себя.

Нет! Этого не может быть. Только потомки драконов хранят огонь. Наверняка, это только ее фокусы. Подлые уловки, что одурачить простаков. Дядюшка, наверное, тоже думал, что нашел потерянную ветвь драконов, поэтому и женился на этой авантюристке.

Вспомнив, как девчонка завладела не принадлежащим ей Сердцем, я смог сбросить наваждение. В кандалы! Ей там самое место, а пока висит, надо посмотреть что за чары, которыми она пыталась воздействовать на меня, и как от них защищаться. Совсем не хотелось тоже быть одураченным и упустить хитрую проныру.

Я попытался защелкнуть железное кольцо на тонком запястье, но воровка все еще не владела телом.

Придется вытерпеть и это.

Одной рукой я прижал девчонку к себе, старательно игнорируя головокружительный запах ее кожи и ощущение вдавившейся в меня упругой груди, которую так недавно гладили мои пальцы. Я пытался отделаться от них, но образы обнаженной девушки в моих руках, несмотря на все прилагаемые усилия, упорно лезли в голову. Едва мог держать себя в руках, самообладание утекало сквозь пальцы, а тут еще и девчонка томно прикрыла глаза и склонилась мне на плечо, а ее грудь резко вздымалась, лишая остатков хладнокровия.

Я почти склонился, чтобы прижаться губами к пахнущей цветами и медом макушке, но показалось, что девчонка шевельнулась.

Так быстро? Парализующие чары должны еще действовать. Очередная уловка?

Я отстранился от девицы и подозрительно осмотрел ее с ног до головы, лишь на мгновение задержавшись на белеющем треугольнике кожи, а потом решительно вложил тонкую руку в холодный металл и защелкнул кольцо.

Девчонка даже не попыталась сопротивляться. Значит, показалось. И я поднес к железному кольцу вторую руку.

Что произошло, я до сих пор не могу понять. Откуда взялась такая прыть, как Гандова дочь смогла столь быстро оправиться.

Где только силы взяла? Не иначе, как у своего создателя.

Резким движением высвободила руку. Я опешил, и девка не замедлила этим воспользоваться - с таким запалом ударила в грудь, что от неожиданности отступил.

Я даже представить не мог сколько коварства скрывается под ее обманчиво-невинной оболочкой.

Девчонка мгновенно сориентировалась и оценила наше положение. Она подтянула колено к груди, а потом резко пнула меня живот. Надо сказать, довольно чувствительно. Удар пробил даже драконью защиту, и я отлетел к противоположной стене.

Гандова девка тем временем пыталась отстегнуть защелку, но ее усилия не дали никакого результата - на замках был распознаватель магии и они слушались только меня.

Ну все, сама напросилась.

Несмотря на беззащитный вид и хрупкость, у меня не осталось ни капли сочувствия к строптивой девице.

- Др-р-р-янь, - рявкнул я, все еще чувствуя на животе отпечаток подошвы ее ботинка. -Свизар свидетель, я до последнего оставался с тобой обходительным, но ты не понимаешь хорошего отношения.

Не оставляя попыток освободиться, она вскинул голову и сверлила меня сверкающим взглядом, а я надвигался с неумолимостью цунами и так же сокрушительно вжимал ее в стену. Хотел ли я ее раздавить, не знаю. Ей удалось то, что очень долго не удавалось почти никому - разозлить меня.

Глава 45. Рэйнвир Алгэр. Вор у вора украл


Стараясь ускользнуть, девчонка извивалась всем телом, даже пыталась брыкаться и царапаться, но я только сильнее вжимал ее в стену до тех пор, пока окончательно не лишилась возможности шевелиться.

Я чувствовал воровку. Чувствовал даже сквозь ее и мою одежду. Каждый изгиб худощавой, но сильной фигурки впечатался в меня, оставив неизгладимый след. А мое тело приняло и запомнило каждую линию, гладкость кожи и даже запах.

Я слышал, как сильно и быстро бьется ее сердце, чувствовал, как по жилам несется кровь, и мой пульс учащался, стараясь попасть в ее ритм.

Не понимаю.

Но еще больше поразило то, что девчонка начала тянуть из меня магию. Я чувствовал, как она покидает мое тело и перетекает к пленнице.

Еще этого не хватало! Откуда у нее такая сила?

Но, судя по лицу, она сама не понимала, что происходит, и я постарался спрятать замешательство за насмешкой.

- Ты очень привлекательная девушка, - я разорвал наш телесный контакт и склонился к ней, стараясь разгадать скрываемую тайну. - И умело пользуешься своими чарами, -снова попал в бархатный плен ее глаз. Пора с этим заканчивать. Я уже не задумывался выдержит ли она силу моей магии. Если смогла ее стащить, то справится. Последний раз заглянул ей в глаза и положил ладонь на шею. Там кожа тоньше и заклятие быстрее попадет в кровь. Пальцы начало колоть от скапливающейся в них энергии. Бедняжка, едва искры сорвутся, она даже не успеет ничего понять, как окажется без чувств. А «бедняжка» тем временем, откинула голову, будто предоставляла шею в полное мое распоряжение. Сумасшедшая! Под кожей проступила вена. И она светилась! Я брежу? Невольно провел по ней подушечкой пальца, но скопившаяся энергия уже сорвалась, пронзила кожу и разлилась ярким потоком. Девчонка в моих руках разу обмякла, и, если бы не держал ее так крепко, то свалилась бы на пол.

По-прежнему удерживая воровку одной рукой, я заковал оба ее запястья, застегнул ошейник и кандалы на ногах.

Худенькая, распятая на стене с натянутыми напряженными мышцами, она выглядела очень беззащитной и уязвимой. Что еще больше подчеркивалось бледным мерцанием кожи.

Я подавил невольный порыв подойти и задернуть молнию комбинезона, которую сам же расстегнул, но не рискнул снова прикоснуться к девчонке.

Прежде чем выйти, еще раз окинул взглядом хрупкую фигурку - уютно расположившись, тени обрисовывали хорошо проработанные, но при этом по-девичьи аккуратные, аристократично удлиненные мышцы.

За пределами камеры стоял кувшин с водой, я зачерпнул в кружку и, вернувшись, плеснул девчонке в лицо.

Она вздрогнула, глубоко вздохнула будто вынырнула с большой глубины и распахнула глаза. Дернулась, а потом испуганно посмотрела на закованные руки.

Да, девочка, теперь тебе не сбежать.

- Я слышал, что тишина располагает к размышлениям. Здесь достаточно тихо, и никто не помешает тебе подумать стоит ли Сердце твоей свободы. Надумаешь, скажешь, я не тороплю, -- многозначительно попрощался с воровкой.

Не знаю, уловила ли она что-то в моем голосе, но во взгляде читалась настороженность.

И это правильно. Не только она вытащила из меня часть магии, но и я кое-что позаимствовал у нее. Надеюсь, это поможет в поиске реликвии. А если нет, то у нас впереди много времени, чтобы разгадать все ее загадки.

Глава 46. Рэйнвир Алгэр. Обыск


Я уже раньше приходил к заброшенным развалинам. К ним привела меня оставленная на воре метка. Дальше след пропадал. Что там было: портальный проход, как в одном из домов города, с помощью которого она попыталась от меня сбежать, или скрытый коридор, как в моем доме - я не мог понять, и даже поисковые чары не могли ничего обнаружить. Они просто останавливались на заброшенном пустыре у обгоревших балок и не двигались с места.

Я догадывался, что это только маскировка, но не мог пробиться сквозь нее. Возможно, наложенные чары были связаны с индивидуальностью владельца развалин, и тогда не имело никакого смысла даже пытаться сквозь них пробиться. Они открывались только тому, кого знали - как кандалы в подземелье. Именно поэтому так важно было поймать девчонку.

Благодаря нашему весьма тесному контакту я вытащил у нее часть личной, присущей только ей энергии. Той, что определяет ее личность, и снова направился к развалинам.

Внутри ворочалась тоска. Не моя. Ее тоска. Густая, тягучая, она растекалась, и становилась неуютно в собственном теле. Что же ее так мучает? Мысль мелькнула, но тут же исчезла - не до того сейчас. Надо постараться не обращать внимания на ее чувства, я забрал энергию совсем не для того, чтобы лучше понять воровку. Надо просто абстрагироваться. Тем более, что скоро мое тело избавиться от чуждой энергетики, и все закончится. Надо просто переждать.

Так я убеждал себя, но все же, прячась от самого себя, тайком и одним глазом пытался рассмотреть суть девчонки.

Помимо застилающей все тоски и беспокойства, чувствовалась решимость, и мышцы невольно напрягались, будто я вот-вот готов был сорваться на бег.

Как раз это не удивляло, ведь я еще помнил погоню и то, как девчонка прыгала по балконам и карнизам, как перелетала крыши на крышу. В ней чувствовалась серьезная подготовка.

Но единственное, что я не ощутил - это алчности, неудержимого желания завладеть тем, что тебе не принадлежит.

Но долго размышлять над этим было некогда - я снова оказался перед заброшенными развалинами.

Момент истины. Сейчас должны открыться все тайны.

Я сделала шаг и, видимо, пересек некую незримую границу - иллюзия развеялась, и передо мной возник добротный дом.

Интересно.

Дверь беспрепятственно открылась, и я оказался внутри. Уже по одному виду было понятно, что здесь живет девушка. Если бы попал сюда раньше, еще не узнав воришку, то сразу бы догадался что к чему.

В небольшой уютной гостиной не было ничего интересного, на кухне тоже, так же как и в просторной ванной.

А вот в спальне ненадолго задержался - внимание привлекла широкая кровать. Рассматривая тонкое дорогое белье, я невольно представлял спящую девчонку. Именно на этих подушках лежали распущенные и разметавшиеся волосы, они знали их тяжесть и мягкость. Именно эти простыни обнимали и гладили стройное тело, помнили его очертания. Окутывали и ласкали шелковистыми прикосновениями.

Ты здесь не за этим, - напомнил я себе.

Отвел взгляд и увидел портрет девушки. Более светлая, чем та, что висела я закованной в моем подземелье, но неуловимо напоминала ее тонкими, менее резкими и более нежными чертами.

«Сестра».

Слово само собой возникло в голове, и тяжелая тоска всколыхнулась.

Так вот о ком беспокоилась девчонка. Это может оказаться полезным.

Но поиск информации о сестре воровки я оставил на потом. Мысль о подземелье не давала покоя. Если оно есть у меня, почему не может быть и здесь.

Снова спустился на первый этаж и вскоре нашел скрытую в кладке стены дверь.

Но полочках лежало множество артефактов, так или иначе помогающих в воровском ремесле. Но все они, хоть и представляли собой редкость, были доступны на черном рынке. Вопрос только в цене. Они не походили на украденные ценности.

Я чувствовал, что сердце где-то здесь. Ощущал его огонь, его притяжение, пульсацию, но не мог найти. Словно сам Ганд отводил мне глаза.

Где же оно?!

Я обшарил все стены, пытаясь найти скрытый тайник, все полки, на случай, если Сердцу, вопреки здравому смыслу, придали невидимость, но все безрезультатно.

Хитрая бестия. Как она умудрилась так спрятать Сердце, что даже я, носитель его магии, не смог найти?

Что же, она не оставила мне выбора. Придется использовать не самый приятный, но действенный аргумент.

Глава 47. Кора. Новые ощущения


Я бездумно пялилась в стену, на ней щерились точно такие же кандалы, что сейчас удерживали мои руки и ноги.

Дракон действительно намерен держать меня здесь до скончания времен? Если бы еще знать, что он от меня хочет. Неужели не отдала бы ради удовольствия видеть его насмешливую физиономию?

Несмотря на не самое веселое положение, я невольно хмыкнула над всей нелепостью такого предположения.

То Сердце, которое сам попросил украсть, он у меня уже забрал, а больше ничего не крала. Ни у него, ни у кого-то из рода драконов. До этого дела, когда соблазнившись деньгами, Баз отступил от принципов, он никогда не имел дела с их племенем. Гореть им всем в гандовом пекле!

Но вместо этого снова начала гореть моя же рука. Как и в первый раз, началось на месте ожога, потом жгучими ручейками поползло по всей руке.

Я дернулась, пытаясь освободиться, но железные кольца держали крепко и только сильнее вонзились в кожу.

Что это? Новая драконья пытка?

Охваченное огнем, сердце заколотилось как безумное. Оно ударялось о ребра так сильно, будто хотело сломать их и вырваться на свободу. Я не понимала, что со мной происходит. Вены словно наполнил жидкий огонь, и я чувствовала каждый, наполняющий тело обжигающий ручеек.

Теперь я уже не старалась вырваться, а, наоборот, в поисках влаги вжималась в стену. Но еще недавно сочащаяся водой, она оказалась совершенно сухая. Все это напоминало отходняк после ожога. Только тогда я перетерпела все это под действием зелья Нэлли и в своей кровати, а сейчас висела закованная в кандалы. Хоть бы каплю воды, чтобы смочить иссохшее горло, но все вокруг высушено исходящим от меня жаром. Показалось даже, что вместе с дыханием изо рта вырывается огонь.

Осталось только одно желание - свернуться клубочком на полу и умереть. Даже если бы прямо сейчас открылись замки, я просто сползла бы на пол - сил двигаться не осталось совершенно.

Железные кольца будто навсегда вплавились в кожу. Щиколотки, шея и запястья нестерпимо горели, и я отдала бы все на свете, даже Сердце, о котором не имела ни малейшего представления, только за то, чтобы размять затекшие суставы.

Ганд!

Грохнувшись на каменный пол, подумала я.

Каким-то чудом желание исполнилось, и, громко щелкнув, замки открылись.

Ноги согнулись под немыслимым углом, одна рука почти на изломе оказалась между мной и камнем, и первое время я не могла пошевелиться. Только чувствовала, как отдельные огненные ручьи сливаются в одну полноводную реку, и я тону в испепеляющем потоке.

Время закончилось и наступила вечность.

Примерно столько я и провалялась на полу, когда наконец смогла чувствовать не огненные потоки, а руки и ноги.

Поначалу тело слушалось плохо, будто только что появилась на свет. Я несколько раз упала, прежде чем смогла подняться.

Осмотрелась. В подземелье что-то неуловимо изменилось. Будто мое зрение обрело большую четкость, или я стала видеть неведомый раньше дополнительный объем.

Видела каждую трещинку, каждую выпуклость в каменным стенах, малейшую тень. Хищно оскалившиеся кольца едва заметно светились бледно-оранжевым светом, а те, что удерживали меня, имели более насыщенный цвет и светились немного ярче. Я даже моргнула от изумления - раньше ничего подобного не замечала.

На очерченном тонкими линиями прямоугольнике увидела незамеченный раньше отпечаток ладони. Точно не моей. Он переливался всеми оттенками оранжевого, а по краям начал уже бледнеть.

Надежда на скорую свободу придала сил, и я поползла к этому странному прямоугольнику, оставляя по дороге точно такие же, только меньшие и бледные отпечатки.

Странная комната. Надо поскорее отсюда выбираться. Базу со Шныком сюда не добраться, а значит надежда только на свои силы, которые стали подкидывать непонятные сюрпризы, и я не знала, как к этому относиться. Больше всего хотелось вернуться в свой дом, к привычной жизни и знакомым ощущениям.

Дотянулась до светящегося драконьего отпечатка, и оказавшийся дверью прямоугольник поддался.

Я выползла на лестницу. Все еще не решаясь встать на ноги, на четвереньках карабкалась по ступенькам.

Высокое и узкое окно показалось сияющей дверью к свободе. Только бы добраться до него, а там, как-нибудь смогу спуститься.

Забрать Нэлли, деньги из тайника и бежать так далеко, чтобы никто не нашел. На какое-то время нам хватит, а потом займемся законным ремеслом.

Давай же, вставай!

Только усилием воли я поднялась на дрожащих ногах, ухватилась за край окна и подтянулась.

Лицо обдало приятной прохладой. Я посмотрела вниз, и дыхание перехватило - все та же чернота пропасти. Если упадешь, то тебя уже точно никто не найдет.

Но свежий воздух пьянил почище кислого крота и звал довериться ему, обещал подхватить, удержать, и я верила, что стоит сделать шаг, раскинуть руки, как упругие потоки подхватят и понесут.

- Иду, - сорвалось с губ, и я сделала шаг в пустоту.

Глава 48. Нянька-дракон


- Рехнулась?!

Услышала окрик за спиной, но поделать уже ничего не могла - под ногами пустота, а холодный ветер бил в лицо.

Сильная рука успела перехватить под грудью, вторая сжала горло, и меня снова втаскивали в башню.

Я пыталась сопротивляться, брыкаться, но добилась только того, что чуть не сломала шею и окончательно перекрыла доступ воздуха.

- Ты что, решила убиться? - схватив за плечи, меня встряхивали так сильно, что голова моталась будто была пришита нитками. - Там же пропасть! Понимаешь? Пропасть! Жить надоело?

«Надоело висеть на стене! Я не ковер».

Только хотела озвучить эту гениальную мысль, как спину полоснуло такой болью, будто воткнули нож.

Свизар Всемогущий, что дракон со мной делает? В наказание за побег решил просто разорвать?

Я действительно ощущала, как расходится кожа на спине, что-то вонзается в раны и раздирает их еще больше.

Почему, с самого первого дня, как встретилась с драконом, со мной происходят малоприятные вещи? Сначала ожог на руке, который так до конца не прошел и периодически дает о себе знать, потом преследование на приеме, затем меня приковали к стене, а теперь вот это. Чем успела ему так насолить, ведь до того дня, когда пришел к Базу, я его ни разу не видела. Даже если, как он говорит, что -то украла, разве это повод так истязать?

- За что? - хрипло шепнула я расплывающемуся лицу, а затем все исчезло... Кроме боли. Очнулась в кровати.

Сначала потянулась, удивляясь, насколько странный приснился сон, но быстро поняла что я почему-то в рабочем комбинезоне, а кровать, да и комната, в которой она стоит, простыни - все не мое!

Память услужливо воспроизвела последние события - опасную тропу закончившуюся в подземелье, насмешливые слова дракона, неожиданную свободу, окно и наконец -заслонившую все боль.

Получается, я все еще во власти дракона? Лучше бы разбилась на дне пропасти.

Прислушалась к ощущениям - резь в спине утихла, и я чувствовала себя почти нормально, если не считать саднящие запястья, шею и неприятную пульсацию в месте ожога.

Попыталась встать, но тяжелые ладони сразу же опустились на плечи и вернули на подушки.

Глаза распахнулись сами собой - склонившись над кроватью, меня пытался удержать сам дракон. При этом выглядел озабоченным, как мама в далеком детстве, когда я болела.

Точно так же поправил растрепавшиеся от ветра волосы.

- Ты меня напугала, воровка, - негромко сказал он.

Убедившись, что больше не собираюсь никуда бежать, он отвернулся к стоящему рядом столику, а я, пользуясь случаем, рассматривала комнату.

Все в ней кричало о том, что здесь обитает дракон - ими был расшит полог кровати, они же служили столбиками; вазы в виде раскрытых пастей; кубки с крыльями и огромными рубинами; зеркала в обрамлении усыпанной изумрудами чешуи , а вырезанные прямо в стене драконы держали в лапах светильники и не сводили с нас жутких оранжевых глаз.

Я итак чувствовала себя не в своей тарелке, а когда хозяин комнаты обернулся и положил мне на лоб смоченный в воде холодный компресс, то совсем потеряла дар речи и только взглядом спрашивала что происходит.

Вот теперь я твердо была уверена в том, что сплю. А как еще объяснить, что я лежу в кровати дракона, а он ухаживает за мной будто родная мать? Ведь в реальности такое происходить не может!

- Почему ты пыталась покончить с собой? - поймав мой взгляд, спросил дракон и снова приложил ко лбу холодный компресс. - Ведь тебе есть ради кого жить. Неужели так не хочешь расставаться с украденной ценностью? Чужой ценностью, - веско добавил он.

Но меня больше заботило другое - он сказал: «есть ради кого жить», - что имел в виду.

И дракон понял.

- Я знаю про твою сестру.

Я снова чуть не выпрыгнула из кровати и снова твердая рука пригвоздила меня к подушкам.

- Не бойся, она в безопасности.

Как-то это заверение меня не очень успокоило. И как он узнал о ней?

Дракон опять все понял.

- Знаешь, тебя удивительно легко читать, - неожиданно улыбнулся он. - Ты сама мне ее показала.

О чем это он?

Поймала насмешливый взгляд таких же, как и у окружающих драконов, оранжевых светящихся глаз. Какое-то время поизучав мое лицо, взгляд сместился к руке, а следом за ним...

Я отказывалась верить в происходящее, но дракон уже взялся за воротник комбинезона и стаскивал его с плеча.

Глава 49. Изменения


«Бежать!» - вполне здравая мысль. Только вот как вырваться из лап дракона, если он не намерен тебя отпускать?

- Не смей ко мне прикасаться, - уже не соблюдая приличий, прошипела я в красивое и безжалостное лицо и постаралась вырваться. Правда, безуспешно.

- Вот уж правда, подобные тебе девицы не имеют даже капли совести, - благодушие дракона разбилось о мое сопротивление. Черты его лица заострились, а движения стали более резкими и порывистыми. - Когда требовалось забрать у меня магию, чтобы сбежать, ты не была против прикосновений.

Что?!

У меня чуть не отвисла челюсть.

Какая магия? Как забрать? Я не умею этого делать! И вообще, магия и я - вещи несовместимые, иначе вряд ли родитель вышвырнул бы меня из дома.

Что за бред он несет? Слишком сильно приложился затылком, когда его пнула или хочет навесить на меня еще какие-то свои вымышленные убытки?

- А как бы ты еще могла освободиться от кандалов? Они распознают мою магию и подчиняются только ей, - отрывисто рявкнул он, занятый стягиванием упрямо сопротивляющегося комбинезона.

Сказать, что я удивилась - это ничего не сказать.

Как, сама того не зная и не заметив, я смогла что -то украсть у него? Может и гандово Сердце так же попало ко мне, а я ни сном ни духом?

Пока удивлялась и размышляла, не замечая ничего вокруг, дракон, устав сражаться с несдающимся комбинезоном - не зря столько за него заплатила - рванул воротник так, что я едва не упала. Ткань с протестующим треском лопнула, драконьи лапы рвали ее дальше, пока от нее не остались одни лоскуты.

- Вот, видишь, - подняв оголившуюся руку, он ткнул пальцем в светящееся под кожей пятно.

Мне показалось, что оно стало больше и даже ярче.

- Это моя метка.

Гад! Я скрипнула зубами, вспомнив, что пережила из-за этой метки.

- Благодаря ей, я выследил тебя. Узнал где живешь, но не мог пробиться сквозь наложенные на дом защитные чары.

С благодарностью и тоской вспомнила База. Как мне сейчас не хватало надежного покровителя. Он спас мне жизнь, защищал. Как было бы хорошо, если бы смог пробраться и в драконье логово, чтобы вытащить меня из его лап.

- Ты хитра и хорошо спряталась, но ошиблась, полагая, что можешь перехитрить меня, -продолжал дракон, видимо, уверенный, что весь мир только и делает, что прислушивается к его мнению. До недавнего времени я даже понятия не имела о его существовании и с большим удовольствием не имела бы дальше. Он сам влез в мою жизнь и не желает вылезать. Хорошо, хоть комбинезон перестал рвать, иначе оказалась бы в его кровати совершенно голая.

От такой перспективы лицо запылало, стала ярче и метка.

- Хм-м... - задумчиво протянул дракон и подушечкой пальца погладил светящееся под кожей пятно.

Я снова почувствовала жжение. Огненный сгусток будто стал плотнее и дернулся к своему хозяину, а я рванулась, пытаясь освободить руку, но пальцы, будто кандалы, только крепче обхватили запястье.

- Так вот, - будто очнувшись, продолжил дракон. Он говорил так неспешно и мирно, будто мы сидели не на его кровати в крайнем напряжении и готовые с любой удобный момент разорвать друг друга, а мирно беседовали в гостиной. - Только поймав тебя и забрав часть твоих сил, - я бы наверняка не удержалась и ощупала себя, стараясь понять какие силы забрал, но он не позволил даже шевельнуться, - я смог проникнуть сквозь защиту.

А вот это был удар под дых. Без моего разрешения он пробрался в мой дом. Ходил по моим комнатам, заглядывал во все углы! А если пробрался в подвал?!

От одной мысли об этом я внутри поднялась неуправляемая ярость, и кровь ударила в голову. Не знаю, откуда я взялись силы, но двинула ему по горлу изо всех сил. С любым другим перелом был бы гарантирован, и негодяй захлебнулся бы собственной кровью, но дракон только отшатнулся и закашлялся, а у меня было ощущение, будто ударила по монолитной скале.

Чтоб его!

Что мне сейчас больше всего хотелось - это разорвать его на части. Сколько можно уже убегать?! Я всю жизнь только и делала, что убегала - из дома, из борделя, от дракона. Пора научиться отстаивать себя, почему бы не сейчас?

Но тихий, почти неразличимый голос здравого смысла велел бежать. Спасаться. С драконом мне сейчас не справиться.

И я рванула к выходу.

Глава 50. Приглашение


Он настиг меня в каком-то невообразимом прыжке, обрушился и практически размазал по полу. Если бы каменные плиты не покрывал толстый у густой ковер, то в комнате дракона появился бы новый рисунок.

- Что же ты никак не успокоишься? - дракон с трудом удерживал меня, иначе давно был бы сброшен. - Ты не покинешь стен этого дома, до тех пор, пока я сам не решу тебя отпустить, - он уже задыхался, а я начала брыкаться с удвоенной силой - слишком заманчивым выглядел темный провал двери. Выбраться бы из-под тяжеленного дракона, прошмыгнуть в коридор. Если говорит правду, и я забрала у него часть магии, то, может, получится и сбежать.

От бестолковых попыток освободиться и у меня перебило дыхание. Я поочередно пыталась освободить то руку, то ногу, а дракон, опережая меня, вжимал их в ковер. В итоге, когда у обоих закончились силы сопротивляться и нападать, мы, усталые и задыхающиеся, барахтались на полу, сплетенные, как напившиеся кислого крота осьминоги.

- Если ты уже настолько оправилась, что стараешься меня ударить, - задыхался дракон. Он нвалился на меня всем телом и одновременно старался высвободить прижатую руку. Вторая его рука, проскользнув под коленом и задрав его к голове, удерживала оба мои запястья. Вторую ногу он обвил и зафиксировал своей ногой. - Сможешь переодеться и спуститься к ужину. Я хочу тебя кое с кем познакомить.

Что? Меня? Познакомить?

Я опешила, а дракон воспользовался временной передышкой и все-таки умудрился высвободить из-под меня руку, при этом продолжал ограничивать мою свободу.

- Будешь себя хорошо вести?

Он сжимал и разжимал пальцы, потом сделал жест будто что -то толкает, и дверь захлопнулась. После этого дракон оперся на ладонь и освободил меня от своего веса.

- Не будешь предпринимать попыток сбежать хотя бы до того, как увидишь моего гостя?

На меня пристально смотрели черные глаза с оранжевыми искрами в глубине, а я невольно задержала взгляд на сдержанно двигающихся смуглых губах, напряженных крыльях носа, на том, как от горла по шее разливался огонь, а тлеющие в черной глубине угли начали разгораться ярче и почему-то приближаться.

Отклониться было некуда, и я только наблюдала, как оранжевое сияние заслонило все. Лицо опалило горячее дыхание, а на губах почувствовала жар его губ.

Глава 51. Ужин


Память выбросила меня в те времена, когда ради плошки похлебки работала служанкой в доме удовольствий. Сальные взгляды, от которых мороз подирал по коже, руки, норовящие шлепнуть по заду, разгоряченные полураздетые тела и винное дыхание.

Наверное, не стоило так поступать с драконом, в чьем плену я находилась, но тело действовало совершенно самостоятельно.

Сжав губы, я так боднула дракона, что у самой искры посыпались из глаз. Он же только охнул. Сразу же ослабил хватку, и испепеляющий жар исчез, а вместо него лицо коснулась приятная прохлада.

Я рискнула открыть глаза и увидела, что дракон сидит рядом на полу и держится за свой аристократический нос.

- Собсеб дедорбадная, - прогундосил он и смахнул выступившие слезы.

Ух ты! Я довела дракона до слез! Вот только чем они мне отольются?

Дракон тем временем посмотрел на меня, стиснул зубы так, что на скульптурной челюсти заходили желваки, затем сжал кулаки.

Я приготовилась - бежать все равно некуда, а к зуботычинам мне не привыкать - но он только скрипнул зубами, поднялся и подошел к зеркалу, проверяя, не испортила ли я точеное лицо.

По всей видимости, он отдавал себе отчет насколько красив и не собирался расставаться с этим качеством.

Потерев покрасневший нос, он на миг замер и задержал взгляд уже не на своем отражении, а, как я поняла, на моем. Изучал долго, будто нашел во мне что -то очень интересное, и наконец обернулся.

- Так ты выйдешь к ужину? - наконец повернулся он.

Еще до его непредсказуемой выходки мне пришла в голову безумная мысль - вдруг Баз смог пробраться и теперь ищет способ увидеть меня и вытащить из этой западни. Если бы дракон не слетел со своих драконьих катушек, я бы сразу согласилась, но и сейчас не собиралась отказываться.

- Да! - все еще сидя на полу, чересчур энергично кивнула я и удостоилась удивленного взгляда. Только бы он ничего не заподозрил.

- Приводи себя в порядок, я принесу подходящее платье, - и даже не посмотрев на меня, чтобы увидеть вылезшие на лоб глаза, скрылся за услужливо приоткрывшейся дверью.

А я и правда пребывала в небольшом шоке - у него здесь еще и платья есть? Неужели сам носит? За все время, что я рыскала по особняку, не встретила ни единого намека на присутствие женщины, и вдруг платье.

Представив высокомерного дракона в женском наряде, я чуть не расхохоталась во все горло, но вовремя опомнилась.

Если будет на то воля Свизара, этой картиной я еще полюбуюсь, но, надеюсь, что он убережет меня от подобного испытания, а освежиться после пребывания в подземелье и потасовки с драконом все-таки стоит.

Не теряя больше времени, я зашла в просторную ванную, облицованную чем -то тонким и полупрозрачным. Пронзительная лазурь смешивалась с бирюзой, и создавалось ощущение, что ты плывешь в толще воды. Я даже обернулась, ожидая, что вот-вот рядом плеснет хвостом какая-нибудь рыбина.

Сбросив остатки комбинезона, первым делом повернулась спиной к ярко освещенному зеркалу - но никаких ран там не обнаружила. Кожа была все такой же ровной и такой же... Нет, не такой. По контуру лопаток проступили еле заметные полоски. Я даже не сразу их заметила, а немного повернулась, свет сместился, и они исчезли. Я снова встала так, что отблеск светильников косо ложился на кожу - полоски снова проявились, а под ними. будто кто-то живой шевелился.

Стало страшно, и я поскорее отвернулась от зеркала, пока не привиделось еще что -нибудь.

Сполоснулась под бьющей из потолка струей воды, тщательно вымыла волосы и, завернувшись в большое толстое полотенце, осторожно выглянула в комнату.

В ней никого не было, только на развороченной нами кровати лежало черное платье и мягко переливалось множеством мельчайших чешуек.

Я осторожно взяла текучую ткань и приложила к себе. Прохладные прикосновения приятно ласкали кожу, чешуйки ластились ко мне, словно живые.

Сброшенное полотенце упало к ногам, а я поспешно нырнула в чудесное платье. Посмотрела в зеркало и обомлела - лиф держался только на петле через шею и с трудом прикрывал грудь, вся спина, и не только, оказалась совершенно голой, а ткань ниже поясницы собралась мягким каскадом складок, в то время, как бедра и ягодицы были туго обтянуты словно второй кожей, а у колен платье резко расширялось и напоминало рыбий хвост.

Свизар Всемогущий! Я не могу показаться на людях в таком наряде. Мягкий блеск и глубокие, ложащиеся на ткань тени обрисовывали и акцентировали каждую линию тела, каждый изгиб, каждую выпуклость, не говоря уже о том, что под платьем кроме меня ничего не было.

Нет, это не возможно!

Я тряхнула головой, закрыла волосами пылающие щеки. Спина тоже оказалась скрыта под еще влажным, сохранившим аромат шампуня плащом, осталось что -то решить с плечами и грудью, Легко!

Сдернула с распотрошенной кровати покрывало и сделала вид, что это палантин.

Я готова, ваше драконейшество.

Шагнула к двери, и она предупредительно распахнулась.

Я не знала куда иду. Меня вело какое-то шестое чувство, или просто коридоры выстраивались так, чтобы гостья не заплутала и попала туда, куда нужно, а именно - в огромную столовую.

- Проход... - увидев меня, дракон пошел навстречу, но запнулся на полуслове, рассмотрев во что я одета, а я не могла отвести взгляд от того, кто сидел за столом - узкая спина и светлые, убранные в косу волосы.

Нет! Только не это!

Не помня себя от ярости, я повернулась к дракону, готовая растерзать его на месте.

Глава 52. Шантаж


Я была уже совсем близко, почти дотянулась до его горла, когда спина повернулась, и на меня уставились сияющие глаза. Глаза Нэлли.

В мгновение ока она соскочила со стула и бросилась мне на шею.

- Кора! Я так соскучилась! Господин Рэйнвир, - она одарила дракона таким счастливым взглядом, что у меня сжалось сердце, - приехал в интернат, сказал, что ты гостишь у него и предложил повидаться.

- Кора тоже скучала без тебя, - наглец подошел и обнял меня. - Вот я и решил сделать ей сюрприз. Надеюсь, приятный, - и крепче прижал к себе. Спасло его только присутствие Нэлли. Уж очень не хотелось ее огорчать. А сестренка тем временем, хитро и как-то многозначительно прищурившись, переводила взгляд с меня на дракона.

- Теперь я понимаю, почему в последнее время от тебя не было писем, - заговорщицки сказала она, а я чуть не провалилась сквозь пол. Это на что она намекает? И вообще, какого Ганда пошла с чужим человеком? Разве я этому ее учила?

- Я надеюсь, что вы задержитесь у меня в гостях. Тогда и Кора не будет спешить уехать, и наконец-то ответит мне согласием. Сядем за стол? - все так же продолжая обнимать, он подвел меня к столу и отодвинул стул с высокой спинкой и подлокотниками, похожими на лапы дракона.

Я то прекрасно поняла что за согласие он имел в виду и с удовольствием затолкала бы Сердце прямо в глотку дракону, а вот Нэлли смущенно потупилась, наверняка решив, что у нас романтические отношения. Играет с чувствами сестренки, с ее надеждами на счастливую семью. В этот момент я готова была убить его, но только крепче сжала драконьи лапы и натянуто улыбнулась, желая дракону провалиться в гандово пекло.

- Приятного аппетита, - улыбнулся он. - Извините, придется обойтись без прислуги, - он поднял неизвестно откуда появившееся блюдо с запеченной птицей, окруженной мелкими красными ягодами. Кроме нее на столе стоял ягненок, рыба, фрукты и множество аппетитных десертов, при виде которых у Нэлли заблестели глаза.

Бедная девочка, не понимая, что ее используют только как приманку и заложника, она благодарно смотрела на хозяина дома, чем только разжигала во мне злость.

Во время всего ужина я молчала, потому что если бы открыла рот, на голову дракона обрушились бы громы и молнии. А он, как ни в чем не бывало, вежливо поддерживал застольную беседу, выспрашивая у Нэлли подробности нашего детства.

С ужасом слушала, как сестренка рассказывала о моем изгнании из дома. Оказывается, она все помнила. Как радовалась, когда я ее тайком навещала.

Защипало глаза, но поймав внимательный взгляд дракона, я уткнулась в тарелку. А вопросы становились все более странныеми - дракон почему-то начал интересоваться нашими предками по материнской и отцовской линиям. Даже я их не знала, иначе, когда отец выгнал, обратилась бы к ним, но Нэлли к моему величайшему удивлению что -то отвечала, а дракон внимательно слушал. Неужели решил шантажировать всеми родственниками, даже теми, которых совсем не знала?

За разговором Нэлли уплела птицу, попробовала ягненка, рыбу, заела фруктами и блестящими глазами уставилась на украшенные ягодами кремовые корзиночки. Неужели она настолько недоедала в интернате? Оплачивая дорогостоящее обучение, я пребывала в полной уверенности, что хоть она ни в чем не нуждается, и даже ни разу не поинтересовалась, как ей живется.

Внимательный к своим гостям дракон вопросительно посмотрел на меня, но, увидев, что я десертом мало интересуюсь и вообще едва притронулась к хрустящему крылышку, придвинул блюда ближе к Нэлли.

- Не хочешь съесть их на свежем воздухе? - ласково поинтересовался он.

Я сразу же вспомнила отвесно уходящие в черную пустоту скалы, проплывающие под ногами облака, ветер, со свистом раздувающий волосы и неожиданно для самой себя вскочила:

- Нет! Она никуда не пойдет!

На что рассчитывает дракон? Что я вот так вот позволю сестре разбиться?

- Кора, почему ты не хочешь, чтобы сестра прогулялась по саду? - с тщательно отрепетированным удивлением поинтересовался дракон.

К-какой сад?

Видимо, прочитав изумление в моих глазах, он подал мне руку и кивнул на широкое окно.

С ума сойти! Вместо пронзительной синевы неба и редко пролетающих птиц я увидела простирающийся за стенами замка великолепный сад. Иллюзия? Насколько она материальна?

Если хочешь, можем прогуляться вместе, но я хотел бы с тобой поговорить.

- Я пойду! - как-то подозрительно хитро улыбнувшись, воскликнула Нэлли, подхватила блюдо и выскочила в сад, а я осталась наедине с драконом.

Охнув, бросилась к окну - сестренка уселась на затененных качелях и, раскачиваясь, с аппетитом уплетала пирожные.

- А мы с тобой поговорим, - многозначительно проговорил дракон, и я обреченно кивнула - присутствие сестры связывало меня по рукам и ногам. Кто знает, может, только по желанию хозяина дома мираж исчезнет, и Нелли полетит в пустоту.

Глава 53. Торг


- Как ты посмел похитить мою сестру?!

Ни робости, ни почтительности не осталось места, непримиримая злость и желание защитить самое дорогое затопили меня целиком.

- У тебя есть то, что нужно мне, у меня - то, что нужно тебе. Мы можем обменяться, и оба останемся в выигрыше.

Я посмотрела на Нэлли. Оставив в покое качели, сестра заинтересованно изучала цветы и даже не подозревала, что сейчас на кону стоит ее свобода.

Невероятным усилием воли я сохраняла здравомыслие и удерживала себя от соблазна расцарапать красивое и до невозможности самодовольное лицо. Дракон знал, что я у него в руках. Знал, что мне никуда не деться, и был уверен в победе. Я даже руки сцепила за спиной, чтобы случайно не сорваться, понимая, что сейчас поможет только холодный рассудок.

- Так каков будет твой положительный ответ? - поторопил меня дракон.

Делая вид, что рассматриваю сестру и раздумываю, я лихорадочно соображала.

Созданная драконом иллюзия казалась вполне материальной. К тому же, я ведь как-то выбралась из дома во время приема. Значит, скрыть пропасти и вместо них явить зеленые луга - вполне в силах дракона. Сейчас он уверен в моем согласии и старается сделать пребывание Нэлли в доме наиболее комфортным, ведь не запер же он ее вместе со мной в подземелье, а принял как гостью.

Надо всеми силами подпитывать его уверенность, а самой тем временем попытаться сбежать. Скрыться из зоны видимости, чтобы даже метка - Ганд ее побери! - не помогла нас найти. А потом Баз или же сестренка с помощью своих зелий помогут от нее избавиться.

Решено! Надо пудрить дракону мозги.

- Кажется, ты не оставил мне выбора, - потеряв всякое уважение к дракону после похищения Нэлли, я уже не могла обращаться к нему, как раньше, на «вы», и это не осталось незамеченным. Черные глаза сверкнули, а упрямые губы дрогнули, словно старались сдержать усмешку. Ничего, мы еще посмотрим, кто будет смеяться последним.

- Я согласна, но какие у меня гарантии, что, получив Сердце, ты сразу же не уничтожишь и меня, и сестру?

- Мое честное слово? - дракон прищурился и оценивающе осматривал меня. По его виду я не могла понять считает ли он меня очень проницательной или очень глупой.

- Извини, но твое слово не внушает мне доверия, - ответила я. - Сначала отпусти Нэлли, потом я верну твое Сердце, - сделала довольно глупую и совершенно безуспешную попытку выторговать сестре свободу.

Дракон оценил это и расхохотался так, что звякнули стекла.

- Но если я ее отпущу, что останется у меня? - отсмеявшись, спросил он и выжидательно уставился. - Как могу быть уверен, что ты сдержишь слово?

- У тебя останусь я, - как можно увереннее вздернула голову. Неужели получится?

- Предложение, конечно, заманчивое, - он окинул меня плотоядным взглядом, и сверкнул белоснежными зубами, - но, как показал опыт, ты слишком прыткая, чтобы стать надежным заложником. Так что, лучше Нэлли останется у меня в гостях, пока ты отправишься за Сердцем, и будешь уверена, что сестра в безопасности.

Мерзавец! Бьет по самому больному.

- Так я смогу покинуть твой дом? - уточнила я, мысленно уже составляя план, как похитить и сестру.

- Разумеется. Как иначе вернешь Сердце? Ведь не здесь ты его спрятала. За меня ты еще замуж не выходила, чтобы считать мой дом своим, - не сдержавшись, он ухмыльнулся криво и как-то зло, что у меня по спине пробежал холодок. Почему-то показалось, что напоминание о моем скоротечном замужестве взбесило его больше, чем кража драгоценной реликвии. Подтверждая мои догадки, он развернулся и стал смотреть в другую сторону, при этом плечи напряженно приподнялись. - Сегодня уже поздно. Отдохни после подземелья, а завтра с самого утра отправишься за Сердцем, - процедил он, и я увидела, как на шее вздулись и засветились вены.

Значит, у меня есть время до наступления утра.

Глава 53. Открытия


Дожидаясь, пока дракон крепко уснет, я мерила шагами свою комнату. Не такую большую и роскошную, как хозяйская, но после подземелья грех было жаловаться.

Время от времени подходила к окну, боясь, что иллюзия развеется, и снова увижу бездонную пропасть, но вокруг дома все так же простирался парк. Видимо, дракон уверен в надежности своего аргумента и был не так уж и неправ.

Негодяй! Насколько надо быть низким, чтобы опуститься до шантажа сестрой.

Я злилась, и между лопатками снова стало зудеть, а посмотреть не могла, потому что успела надеть изодранный комбинезон, и от этого еще больше злилась. В этом доме со мной происходило что-то непонятное. Больше всего хотелось наконец-то покинуть его и зажить обычной жизнью. Открыть свое дело, выдать Нэлли замуж, нянчить ее детей. Завести саламандру, назвать ее Рэем и каждый день смотреть, как она сгорает!

Да что же это такое?

Стараясь избавиться от неприятного жжения, я передернула плечами. Теперь стало казаться, что под кожей пила, и она волокно за волокном раздирает мне мышцы.

Ну что за гадость? Наверняка, дракон наслал какое-нибудь заклятие. Ну ничего, Нэлли справится.

Снова подошла к окну - это было самое дальнее расстояние до кровати. На нее старалась не смотреть, потому что в памяти сразу сплывал спящий дракон, а я всеми силами старалась избавиться от этих видений. Не должна я вспоминать его, не должна! Тем более, в таким виде.

А вот и луна уже высоко. Облегченно выдохнув и стараясь не замечать рези между лопатками, я подошла к двери.

Без артефакт обнаружения ловушек было немного неуютно, но все же толкнула дверь, надеясь, что дракон не наложил дополнительные запоры.

Только прикоснулась к теплой поверхности, чтобы толкнуть, как по всей ладони разлилось приятное тепло, перетекло на дверь, вспыхнуло и исчезло, будто впиталось в дерево.

От неожиданности я вздрогнула и отдернула руку, а дверь медленно приоткрылась.

Все это очень напоминало то, как опустила приглашение в прорезь. Может, дракон не соврал, что я забрала его магию?

Невероятно! Со мной еще ни разу такого не происходило. Я не чувствовала в себе никаких сил и давно уже махнула на это рукой, а сейчас энергия била из меня ключом. Восхитительно!

Может, получится почувствовать ловушки, если вдруг дракон решил напичкать ими коридор.

Я закрыла глаза, постаралась отбросить все мысли и сосредоточиться на внутреннем видении.

О, Свизар!

Словно объемную модель я увидела весь дом: все комнаты, переходы, подземелье и даже коридор, что привел меня сюда. Это было невероятно. На одни комнаты наслаивались другие, на коридоры - галереи и балконы, этажи смещались и накладывались друг на друга, будто кто-то засунул несколько домов в один. На стенах, потолках и полу светились руны. Какие-то ярче, какие-то бледнее. Например, подземный коридор был еле различим, а парк ярко светился знаками.

Как же дракон всем этим управляет?

Только вспомнила, как во всем этом светящемся лабиринте увидела его - яркий пульсирующий огонь в окружении таких же пылающих рун. Не иначе, спальня хозяина. И артефакт рядом с ним сияет ровным, не таким рваным, как у хозяина, светом.

Видения завораживали. Наверное, так стоять и рассматривать я могла бы вечность, но необходимо было найти Нэлли.

А это что? В другом конце коридора я увидела мягкое, будто пробивающееся сквозь туман и робко трепещущее свечение. Это что, Нэлли? Что дракон с ней сделал?

Позабыв обо всем, я бросилась к сестре.

Вернее, хотела бросится, но, сделав несколько шагов, замерла и изумленно обернулась -руны на полу, на которые я наступила, вспыхнули ярче.

Ловушка?

Мгновенно сорвавшись с места, я бросилась к стене и вжалась изо всех сил, стараясь оказаться как можно дальше от места активации. Я ждала. Не двигалась и даже не дышала.

Глава 54. Обман


Ничего не происходило. Решетки не падали, сети не летали, лезвия не выстреливали. Даже никакая сигнализация не сработала. Странно. Да и отпечатки ног на полу побледнели.

Все еще прижимаясь к стене, коснулась пола кончиками пальцев - сразу же засветилось яркое пятно.

Хоть бы дракон спал и не видел моего передвижения. Надо торопиться. Уже не обращая внимания на светящиеся следы, побежала по коридору.

А вот и дверь. Беглый осмотр ничего не дал, значит ловушку смогу обнаружить только когда в нее попаду.

Уже десять раз прокляла тот день, когда Баз уговорил меня подписаться на эту кражу, но сейчас некогда рвать на себе волосы, и я уверенно толкнула дверь.

Вот и Нэлли. Я даже замерла на пороге не в силах шевельнуться, так безмятежно она спала. Длинные волосы разметались по подушке, щеку гладил бледный лунный луч, отчего кожа будто светилась. Как же у этого гада поднялась рука похитить столь беззащитное создание?!

Пока я стояла и, сдерживая слезы, рассматривала сестру, она нахмурилась, потом сжались мягко очерченные губы. Нэлли заворочалась и даже захныкала во сне, я сразу же подбежала к широкой кровати.

- Эй, проснись, - потрясла сестру за плечо. Она сморщилась, будто собиралась заплакать, но не просыпалась. - Нэлли, - позвала чуть громче, и сестренка распахнула глаза. - Кора? Что ты здесь делаешь?

- Вставай, - прошептала я. - Нам надо уходить.

- Куда? Зачем? - ничего не понимая, Нэлли не спешила подниматься. - И что на тебе надето? Почему все рваное?

- Сейчас некогда, - торопливо говорила я, стягивая с нее одеяло. Я тебе потом все объясню. Нам надо уходить.

- Зачем? Ты же приняла приглашение господина Алгэра погостить, а он не хотел, чтобы мы скучали друг без друга. Он очень мил. У тебя хороший вкус сестрица. Я рада, что вы будете вместе.

- Что? - у меня даже пальцы разжались. Нэлли воспользовалась этим и проворно натянула одеяло. - Сейчас уже нет смысла скрывать. Я знаю, что он сделал тебе предложение, а ты согласилась. Поэтому нам незачем уходить, к тому же мне больно.

- Не говори ерунду! - вспылила я, возмущенная столь бредовым предположением. Наглость дракона не знает границ. Мало того, что шантажировал меня сестрой, так еще и ее обманом завлек к себе домой. Мерзавец! - Вставай. Мы немедленно отсюда уходим, -рывком сдернула с сестры одеяло, а она тут же съежилась.

- Мне плохо. У меня внутри все горит. Давай уйдем завтра, - жалобно попросила она.

Ганд! Я вспомнила насколько было плохо после того, как дракон, по его словам, пометил меня. Как металась в горячке и бреду. Получается, что что-то подобное он проделал и с Нэлли? Именно поэтому я видела ее свечение - часть драконьей магии?

Могла ли сильнее возненавидеть Рэя? Наверное, уже нет, но с каждым его поступком моя злость разгоралась и крепла. Если бы только хоть на миг мои силы сравнялись с его -разорвала бы голыми руками. Нэлли я ему не прощу.

- Доберемся до дома, и я тебе помогу, но сейчас нам надо уходить, - уговаривала я, почти силой вытаскивая сестру из кровати и одевая в первое попавшееся платье. Жаль, что в ее гардеробе не было ни одних штанов - девушке такая одежда не полагалась. - Пойдем, дорогая, - изо всех сил тащила из комнаты еле передвигающую ноги Нэлли.

Глава 55. Шкатулка


Мы с трудом преодолели лестницу. Нэлли все время старалась прислониться к стене, но я тащила ее дальше.

- Кора, давай дождемся утра. Куда мы пойдем ночью, в темноте? Вдруг разбойники? У меня нет сил идти, - увидев мягкий диван, сестренка попыталась присесть на него.

Я только стиснула зубы. Мы во что бы то ни стало выберемся из этой западни.

- Пойдем, сестричка, - шепотом просила я. - Я смогу защитить нас обеих. Никто нас не обидит.

«Даже дракон», - подумала я и мстительно обернулась на лестницу.

- Но я, правда, не могу идти, - Нэлли жалобно на меня посмотрела и, извиняясь, покачала головой. - Я не знаю, что со мной происходит, но ноги будто не мои, и все горит. Так горит, что хочется содрать с себя кожу. Кора, что со мной? Я умираю?

- Ты не умрешь. Все пройдет. Я помогу, только надо выбраться, - торопливо бормоча успокоительные слова, я нагнулась, обхватила сестру под коленями и опрокинула себе на плечо. Тяжелая, но я справлюсь!

Шаг, другой. Я чувствовала как дрожит сестренка, ее жар и, казалось, он передавался мне. Что-то подобное ощущала, когда была рядом с драконом. Неужели нашел способ воздействовать на меня через Нэлли?

Еще несколько шагов. Моя кожа тоже начала гореть, а сердце, казалось, готово было выпрыгнуть из груди. Свизар, когда же это кончится?! И между лопатками опять начало зудеть. Этот дом точно плохо на нас влияет!

Когда наконец добралась до двери, плеча я уже не чувствовала, а Нэлли висела на нем обессиленная и безвольная, как тряпичная кукла.

Я не представляла, что буду делать, если снова придется перепрыгивать через пропасти, но твердо была уверена в том, что не отступлюсь.

Вот и момент истины - смогу ли справиться с наложенными на дом чарами.

Положила ладонь на ручку в виде драконьей головы.

Что за Ганд?!

Я чуть не отпрянула. Ручка вспыхнула ярким светом, из ее основания появилось нечто напоминающее хвост и обвилось вокруг моего запястья, при этом почувствовала уколы множества крошечных шипов.

Попалась!

Застыв на месте и боясь пошевелиться, я ожидала что будет дальше.

А дальше произошло невероятное - ненадолго задержавшись на мне, хвост втянулся обратно в ручку, свет от нее растекся по всей двери, на миг вспыхнули руны, и проход открылся.

Меня признали или это очередная ловушка?

Идти было страшно, а не идти невозможно - все остальные пути отрезала висящая на плече сестра, и я осторожно скользнула в узкую щель.

Передо мной простирался невероятной красоты сад. Ветер раздувал порядком растрепавшиеся волосы, трепал обрывки комбинезона, но я не чувствовала его прохладу. Кожа, да и все внутренности горели все сильнее. Меня будто снова поджаривали на медленном огне.

- Кора, мне плохо, - еле различимый стон Нэлли словно дал необходимую энергию.

Перехватив сестру поудобнее, я поспешила по широкой, окаймленной подстриженными кустами тропинке. Было слегка не по себе - темные фигуры драконов словно, осуждая, провожали меня светящимися фонарями глаз, но я упорно шла к огораживающей сад стене. Ее очертания я видела точно так же, как и планировку дома. Видела тускло отсвечивающие отвесные скалы, теряющиеся в темноте пропасти, и более яркие отблески

- зубчатой стены и широких, негостеприимно закрытых ворот.

От напряжения всех сил и возрастающего жара меня уже не на шутку трясло. Как к двери дома, приложила ладонь к массивным воротам.

Сначала ничего не произошло, тогда, полагая, что просто не заметила распознающей магии, я толкнула створку. Вот тогда и почувствовала сильнейший разряд. Он ударил ладонь и прошел, казалось, через все тело.

- Что это? - вздрогнув на плече, слабо простонала Нэлли. Видимо, ей тоже досталось.

Какое-то время я ничего не видела, ноги подгибались,но, цепляясь за стену, я упорно продолжала идти. Я знала, что стоит только уступить, поддаться телесной слабости, присесть, и больше уже не смогу подняться. Дракон так и найдет нас здесь, под своими воротами, жалких и обессиленных, а этого я допустить не могла.

Когда зрение вернулось, я поняла, что уже далеко от ворот и забрела в заросший развесистыми деревьями участок парка. Это мне как раз подходило, потому что по высоким гладким стенам взобраться было невозможно.

Выбрав дерево, растущее ближе всего к стене, я спустила Нэлли с плеча. Оторвала болтающийся на ветру лоскуток комбинезона и связала ей руки, после чего надела их себе на шею. Только бы не задушила.

Но, несмотря на давление на горло и нехватку воздуха, я карабкалась по толстым сучьям пока не поравнялась с верхом стены. Я старалась удержать равновесие, чтобы Нэлли не соскользнула со спины и не сломала мне шею, и ползла по извилистой, поросшей скользким мхом ветке. А вот и каменный зубец. Переползла в узкую нишу и привалилась к светящейся в темноте кладке.

Я задыхалась от напряжения, время от времени глаза застилала туманная пелена, но прохлаждаться времени не было. Если у ворот сработала магия, то дракон уже знает, что я сбежала.

Сняла с шеи руки сестренки и осторожно опустила ее со стены. Без всякого ущерба для себя, Нэлли опустилась на мягкую траву, и я спрыгнула рядом.

Осмотрелась - как и в день приема, вдалеке сверкало зарево города.

Фух! Кажется, выбралась!

Но все же постаралась сдержать рвущееся из груди ликование. Снова взвалила сестру на плечо и, не оглядываясь больше на загадочный особняк, припустила в сторону зарева.

Бежать - было привычным занятием. Это я могла делать даже в бесчувственном состоянии, и, кажется, как раз сейчас этот навык очень пригодился.

Тело двигалось само по себе. Я почти не помнила, как добралась до дома и ввалилась в дверь.

Сознание ускользало, но я из последних сил цеплялась за него.

Уложила сестру в кровать и положила на лоб холодный компресс. Она только тихо застонала. Ничего, придет в себя, скажет какое снадобье поможет.

Стены прыгали перед глазами, пол норовил ускользнуть из-под ног и занять место потолка. Жар в груди разрастался, а руки наоборот леденели.

Но я должна была еще кое-что сделать - спуститься в подвал. Зачем? Не знаю. Я просто должна была.

Уже почти ничего не видя, я спустилась по лестнице.

Где? Где тайник?

Почти наугад, ориентируясь только на пробивающееся сквозь стену свечение, я прокусила руку и приложила кровоточащую ладонь к камню.

Шкатулка!

Едва оказавшись в моих руках, она тоже засветилась, и крышка с легким щелчком приоткрылась.

Невероятно! Что произошло? Ведь раньше я никакими усилиями не могла ее открыть! Откинула крышку и впилась затуманенным взглядом в содержимое.

Этого не может быть!

На черном бархате пульсировало живым огнем оно - Сердце, которое так желал получить дракон.

Выходит, я и правда его украла?

Оно завораживало, притягивало, и сама не понимая, что делаю, я прикоснулась к огню.

Резкая, нестерпимая боль. Казалось, что-то разрывает мне спину. Даже кричать сил не было. Все тело словно сводило, выкручивало и испепеляло. Я молча молила Свизара только о том, чтобы все поскорее закончилось, и он исполнил мое желание - наступила полная темнота бесчувствия.

Глава 56. Рэйнвир Алгэр. Операция "Нэлли"


После весьма тесного общения, у меня зародились некоторые подозрения, касательно моей невольной гостье.

Мала того, что необходим был инструмент, чтобы подчинить ее, но, если догадки оправдаются, обе сестры должны быть рядом со мной.

И с еще большей уверенностью в правильности принятого решения я поспешил в университет.

Храм науки встретил меня оглушающей тишиной. Никто не сидел в тени раскидистых деревьев, пустовали белокаменные лавочки. Даже около фонтанов, журчащих переливающимися струями, не слышался привычный гомон.

Или каникулы, или же все на занятиях усердно зубрят премудрости магических наук.

Когда-то и я учился в подобном заведении, только для мальчиков. Окинул взглядом ряды узких и высоких окон, не позволяющих любопытным взглядам проникать за толстые стены.

Обучение здесь не самое дешевое. Девчонка точно не скупится на образование сестры. Пожалуй, ради нее она пойдет на все. И я еще раз поздравил себя с правильным решением. Осталось только выманить девушку за эти, похожие на крепостные стены, и я направился к директрисе.

Эхо моих шагов гулко отдавалось под высокими сводами безлюдных коридоров.

Конечно же, апартаменты директрисы располагались в самой высокой башне, и, как орел, она зорко следила за своими подопечными.

На учтивый стук дверь приглашающе распахнулась, и я словно вернулся в детство - как же часто меня за малейшие шалости вызывали к директору. Точно так же стоял перед восседающим за столом в высоком кресле мужчиной. Правда, сейчас это была женщина, но она мало отличалась от ужаса моего детства. Сухощавая с длинный острым носом. Строгий жакет напоминал мужской сюртук, а жабо на крахмальной блузе и фарфоровая камея - заколотый булавкой галстук.

- Г осподин Алгэр, чем обязаны? - увидев меня, женщина сразу же поднялась и почтительно поклонилась. Скорее всего, проблем не будет.

- Добрый день, - я улыбнулся как можно более приветливо. - Я пришел забрать одну из ваших студенток.

Да, сложная дилемма: нарушить правила или не исполнить просьбу наследника драконов. Не каждый на такое решится, но директриса оказалась стойкой.

- Боюсь, это невозможно. При всем моем уважении, - слегка поклонившись, добавила она, а глаза обеспокоенно забегали.

Все-таки она опасалась вызвать мое недовольство. Хоть могущество драконов давно стало легендой, но мы еще вызывали уважение и страх.

- У меня гостит ее сестра, мы готовимся объявить о помолвке, поэтому присутствие Нэлли необходимо. Сестра бы приехала сама, но слишком занята подготовкой, - мягко начал я. Директриса все еще колебалась, ведь безопасность воспитанниц находилась под ее ответственностью. - А в честь этого счастливого события я бы хотел внести пожертвование, - приятно звякнув золотом, на стол лег увесистый кошель.

Теперь глаза директрисы перебегали с кошеля на дверь за моей спиной. Ну что, решишься, или нужны еще аргументы?

- Вы же не разлучите сестер в столь важный день? Моя невеста не хотела прерывать обучение, но я с этим не согласен, и считаю, что они должны быть вместе, поэтому и решил сделать сюрприз. Вы со мной согласны? - на стол лег еще один кошель. Да уж, совесть по нынешним временам дорогая штука.

- Разумеется, - на остроносом лице директрисы появилась неуверенная улыбка. -Пригласите ко мне Нэлли Шьенн, - попросила женщина. - Присаживайтесь, - кивнула на кресло для посетителей.

Видимо, к директорскому кабинету был более короткий путь, чем проделал я, и Нэлли добралась довольно быстро. Обернувшись на робкий стук, я увидел в дверях худенькую девушку с виновато опущенной головой.

- Я в чем-то провинилась? - спросила она. Более тихий, чем у сестры голос, но интонации были те же самые, что слышал в разъяренном шипении гостьи. Волосы более светлые, с рыжеватым отливом, а очертания фигуры невозможно было разобрать под безобразным платьем.

- Нет, Нэлли, - как смогла ласково, произнесла директриса. - Г осподин Алгэр приехал забрать тебя, чтобы увезти к сестре.

Девушка наконец подняла голову, и я удивился ее странно-светлым глазам, совсем не похожим на бездонную черноту сестры. Кажется, они похожи меньше, чем я думал, но все равно сестры - одна кровь...

- Я хочу, чтобы ты присутствовала на очень важном для Коры событии, - я продолжал рассматривать бледное лицо, отыскивая все больше сходства.

- Вы за ней ухаживаете? - робко спросила она, а я кивнул. Не совсем и соврал, Кора же гостит у меня. Правда, не совсем по своей воле, но и браки не всегда заключаются по взаимному желанию. - Я так рада, что сестра будет не одна, - девушка улыбнулась, и ее глаза просияли, почти так же, как сверкали глаза Коры, но только от гнева.

Вы согласитесь стать моей гостьей?

- Конечно, если это сделает сестру счастливой! - воскликнула она.

Сестры!

Глава 57. Рэйнвир Алгэр. Озарение


Всю дорогу до пустыря, где нас никто бы не заметил, Нэлли засыпала меня вопросами о сестре. Где познакомились, как я сделал ей предложение, как идет подготовка к свадьбе, выбрано ли уже платье, будет ли она подружкой невесты, насколько пышной будет церемония.

Мне пришлось немало попотеть, чтобы удовлетворить ее неиссякаемое любопытство. Видимо, сестра с ней мало чем делилась.

Наконец, выбрались из кишащих людьми городских улиц, и я достал портальный артефакт. Слава Свизару, во время переноса она не сможет задавать вопросы, а когда увидит особняк, надеюсь, совсем о них забудет.

Нас привычно закружило в портальном вихре, и я почувствовал, как ко мне прижимается худенькое дрожащее тело. Надеюсь, что скоро она избавиться от своей робости и станет такой же сильной и уверенной, как сестра. Как и положено... Впрочем, я забежал вперед.

Портал перенес нас к внушающим трепет воротам, и Нэлли ожидаемо замерла. Широко распахнув глаза, рассматривала возвышающееся перед ней великолепие.

Заперев ее сестру в подвале, я мог позволить роскошь показать все величие дома драконов и не бояться, что пленница ускользнет.

Как ребенок, Нэлли завороженно рассматривала простирающиеся до горизонта холмистые луга с яркой россыпью цветов, витую решетку ворот, ухоженный сад и восхищалась так наивно и безыскусно, что невольно появлялось желание сделать для нее еще что-нибудь приятное.

- Как здесь красиво, - восторженно прошептала она. - Кора будет очень счастлива, - и повернулась ко мне с такими сияющими глазами, что стало не по себе от того, что обманывал такого чистого ребенка. Но я ведь действовал и в ее интересах тоже.

- Конечно. Я сделаю для этого все возможное, - с самым серьезным видом подтвердил я.

- Сестра невероятно везучая, - и Нэлли улыбнулась еще более лучезарно. Сестре бы хоть немного ее непосредственности и чуть меньше сосредоточенности. - А когда я смогу ее увидеть?

Кхм, не самый удобный вопрос.

- Она сейчас не дома. Уехала к портнихе выбирать ткань и фасон платья.

- Как жаль, - искренне огорчился этот ребенок. - Если бы пришли раньше. Я могла бы помочь с выбором. Кора не очень разбирается в платьях.

Я это заметил. Зато в комбинезоне смотрится сногсшибательно.

- Как только она появится, сразу же сообщу, а пока, отдохни, переоденься, - предложил я, провожая девчушку в предназначенные для нее апартаменты.

Хотелось поскорее от нее отдалиться и разобраться в себе. Чем дольше я находился рядом с Нэлли, тем сильнее разрасталась какая-то непонятная, а потому неприятная тревожность, и связывал ее именно с девушкой.

Испытывать странные и запутанные чувства к обеим сестрам - это, пожалуй, перебор. К тому же, Нэлли, может быть и взрослая, но производила впечатление полнейшего ребенка, отчего я чувствовал себя чуть ли не преступником.

Это неправильно, и я должен как можно скорее пресечь эти странные и тревожные ощущения.

- Жду тебя к ужину, - я остановился на пороге, не решаясь войти, поклонился и поспешил удалиться.

Свернул равнинный слой и активировал скалы. Сейчас мне предстоит освободить Кору , и пока она не поймет, что деваться некуда, рисковать не стоит.

Постарался отвлечь себя тем, что представлял удивление Коры, осознание собственного бессилия. Мне доставляло удовольствие подчинять столь упрямую и несгибаемую девицу, даже хотелось, чтобы она подольше сопротивлялась, но в моих руках был решающий аргумент.

Я сам не заметил как оказался у башни с подвалом. Как ни странно, но по мере удаления от Нэлли, моя тревога только усиливалась. Даже руки начали дрожать. И мне это нравилось все меньше и меньше. Неужели тело так реагирует на разлуку? Неужели мне суждено остаток жизни провести глядя в лучистые, но невыносимо наивные глаза, в то время как сам я хочу совсем другого. И исполнение желания было так близко.

Практически на расстоянии вытянутой руки. Еще несколько пролетов лестницы, и я буду рядом.

Тонкий силуэт в светлеющем проеме окна заставил остановиться.

Она с ума сошла?

Как освободилась?

Как выбралась из камеры?

Неужели не видит пропасть?

Какого Ганда здесь произошло, пока меня не было?

Все эти мысли пронеслись в голове со скоростью ветра, что сейчас играл с растрепанной косой и лоскутком комбинезона.

Сердце набатом стучало в голове, а руки похолодели - вон он, источник тревоги. Одно неосторожное движение, и девчонка полетит в бездну.

- Рехнулась?!

Я не хотел ее пугать. Восклицание само сорвалось с губ, и она обернулась.

Выражение лица девушки заставило меня замереть - не ожесточенное, а странно спокойное, даже мечтательное, и эта легкая, едва заметная улыбка. Она словно не понимала, что делала.

Все то волнение, что копилось не давало покоя, рванулось из груди и толкнуло меня к ней.

Это произошло одновременно: я метнулся к окну, а силуэт качнулся, и узкая ступня отделилась от карниза.

Вскинув руки, моя пленница полетела в пропасть.

Только не это!

Последним отчаянным прыжком я оказался около стены и успел перехватить безумицу, еще до того, как темнота поглотила ее.

Ненормальная, она еще пыталась сопротивляться. Брыкалась и царапала мои руки, но, не обращая ни на что внимания, я втащил ее в башню и бессильно навалился на извивающееся тело. Теперь уже не сбежать.

Какое-то время мы приходили в себя и восстанавливли дыхание, а потом на меня нахлынула злость.

- Ты что, решила убиться? - схватив за плечи, я встряхнул ее так сильно, что голова безвольно моталась и едва не стукалась о камень стены. - Там же пропасть! Понимаешь? Пропасть! Жить надоело?

Сверкающие глаза прострелили словно отравленными клинками. Полные губы приоткрылись, наверняка собираясь выдать что-нибудь ядовитое, но вдруг искривились, а лицо побледнело.

Она уже не сопротивлялась, не язвила, а, странно обмякнув, повисла у меня на руках.

- Эй! Что с тобой? - ничего не понимая, я снова ее встряхнул.

Огромные черные глаза распахнулись, и я перестал дышать - в глубине, в самой непроглядной их глубине светился огонь.

Теперь я был уверен - сестры нашего рода. Та, давно потерянная ветвь, что произошла от покинувшего родовое гнездо дракона. Таящаяся в Сердце сила пробудила в ней спящую магию.

- Что это? - хрипло спросила Кора, наконец сумев сосредоточиться на мне, но я не знал, что ей ответить. Пробуждение магии я перенес в младенчестве, когда коснулись меня семейной реликвией, и я не знал, насколько мучительно это проходит у взрослых. - Зачем ты это делаешь? Мне больно, - даже не шепот, а дыхание сорвалось с ее губ, и Кора потеряла сознание.

Глава 58. Рэйнвир Алгэр. Почему она?


Не зная, насколько это может быть опасным, я подхватил ее на руки. Ноги понесли сами по знакомому пути - конечно же, в мою спальню.

Я даже не подумал, как Кора может расценить свое нахождение здесь, беспокойство за ее здоровье завладело всеми мыслями. Я не для того так долго искал Сердце и потерянную родню, чтобы потерять обоих. Сейчас я не мог их разделить. Кора и Сердце стали одинаково важны, и я не готов поступаться ни тем, ни другим.

Пинком открыл дверь, подбежал к кровати и осторожно опустил почти невесомую ношу.

Но едва Кора коснулась простыней, как сразу же вскочила. Сначала я подумал, что она опять хочет сбежать или возмущена проявленной мною вольностью, но ее глаза были плотно закрыты, а руками вцепилась мне в плечи.

Я попробовал снова ее уложить, но Кора снова вскочила. Она вся дрожала и жалась ко мне, будто хотела найти спасение в моих руках.

Изорванный комбинезон сбился и приоткрыл светящуюся изнутри кожу. Взгляд невольно задержался на мягкости округлых очертаний, а память вернула на день назад. Неужели, всего лишь день? Казалось, что прошла целая вечность с тех пор, как, разыскивая артефакт, я касался гладкой кожи, скользил по ней пальцами и ощущал упругую плоть.

Свечение меняло цвет от ярко-алого до бледно-оранжевого, и там, где Кора прикасалась ко мне, горело огнем.

Она сейчас перерождается. Получается, я усиливаю этот процесс, а, значит, и боль.

Я отшатнулся от нее, снова постарался уложить. Какое-то время Кора лежала неподвижно и, воспользовавшись этим, я принес смоченный в холодной воде компресс, чтобы хоть как-то остудить сжигающую девушку горячку.

Но когда вернулся, Кона снова сидела, а на спине, вдоль лопаток горели две полосы.

Это еще что такое? Я не мог поверить глазам. Неужели у нее прорезаются крылья? Но почему именно у нее? У полукровки? Что за тайну скрывает эта девчонка?

Больше не делая попыток уложить ее, я приложил компресс к раскрасневшейся, ставшей полупрозрачной коже и засмотрелся. Внутри, в огненной глубине шевелились и пытались прорваться крохотные черные крылышки.

Невероятно! Я еще ни разу такого не видел. Хотелось помочь им пробиться, освободиться от стесняющей оболочки и, уже потянувшись, я вдруг осознал, что готов ранить и причинить, возможно, еще большую боль льнувшей ко мне девушке.

Да и не стоило сейчас их тревожить. Они еще слишком слабы и должны окрепнуть, чтобы развернуться со всей силой.

Не знаю, компресс ли помог, мое присутствие ускорило перерождение или процесс завершился сам собой, но свечение исчезло, и кожа Коры вновь приобрела свойственный ей молочно-белый цвет.

Только тогда я решился снова уложить ее на кровать и ненадолго отлучиться, чтобы принести приготовленное заранее платье для ужина. Я был уверен, что Кора будет в нем неотразима.

А она все не приходила в себя. Я уже начал опасаться, как бы последствия не оказались более серьезными, чем предполагал.

Сомневаясь, стоит ли прикасаться и, возможно, провоцировать запуск еще одного процесса, я склонился над ней и пытался уловить дыхание, когда Кора вдруг напряглась, вытянулась так, что под облепившем тело комбинезоном проступила каждая мышца, уводя взгляд вниз по рельефному животу к притягательному сумраку тени.

Не успел одернуть себя, что думаю совсем не о том, о чем надо, как Кора будто окаменела. Я поспешно перевел взгляд на лицо - что еще случилось? Она продолжала лежать неподвижно, будто прислушивалась к себе, потом ресницы взлетели, и я буквально утонул в непроглядной черной бездне без единого проблеска света. Куда же делся весь тот огонь, что бушевал внутри?

Кора дернулась, собираясь подняться, и не исключено, что врубилась бы мне в лоб, но я вовремя среагировал и вернул ее в кровать, поскольку не был уверен в том, хватит ли у нее сил встать.

- Ты напугала меня, воровка, - мягкостью голоса я хотел показать, что больше не испытываю к ней злости и убрал запутавшиеся в длинных ресницах волосы.

Она только изумленно моргнула.

Да, наверное, после того, как заковал в подвале, от меня сложно ожидать бережного обращения. Но ее же по другому не удержать! Хотя сейчас Кора лежала спокойно и не собиралась никуда бежать, а с любопытством осматривала мою комнату. Пользуясь тем, что она отвлеклась, я снова взял компресс.

Глава 59. Рэйнвир Алгэр. Обман?


- Почему ты пыталась покончить с собой, - отжав из ткани воду, я повернулся к Коре, поймал ее растерянный взгляд, больше всего сейчас напоминающий взгляд сестры, и приложил компресс к бледному лбу. - Ведь тебе есть ради кого жить. Неужели так не хочешь расставаться с украденной ценностью? - и пытливо заглянул в черные глаза. В ней так быстро просыпается дракон? Ведь мы готовы пожертвовать всем ради сохранения фамильной реликвии. - Чужой ценности, - многозначительно добавил, желая увидеть насколько Кора стала драконом, но, кажется, не эти слова произвели на нее впечатление.

Сначала она твердо и вопросительно уставилась на меня, потом беспокойно осмотрела комнату, будто искала кого-то. Кого-то очень дорогого и близкого.

- Я знаю про твою сестру.

Надеюсь, теперь она поймет, что бежать некуда. У меня то, что дорого ей, поэтому должна вернуть то, что дорого мне... Нам.

Вместо того, чтобы покорно принять свою судьбу, Кора снова попыталась вскочить. Но она была еще слишком слаба, и мне пришлось вернуть ее на подушки. Упрямство истинного дракона. Я чуть ли не с гордостью смотрел на хрупкую, но невероятно сильную и упертую девушку.

- Не бойся. Она в безопасности, - успокоил я, уже понимая, что пока Кора не будет уверена в этом, то мне ее не удержать. Недоверчиво усмехнувшись, пленница подозрительно прищурилась и уставилась на меня. Мне так легко понять ее чувства потому, что в ее положении вел бы себя точно так же? - Знаешь, тебя удивительно легко читать. - я улыбнулся своим мыслям. - Ты сама мне ее показала.

И снова этот вопросительный взгляд.

Кора молчала, но выражению ее глаз невозможно было сопротивляться. Да я не очень и хотел. Какие тайны могут быть внутри семьи? Чем дольше я на нее смотрел, тем больше фамильных черт замечал, и тем большую гордость испытывал о того, что именно я нашел сестер.

Пора приоткрыть перед ней возможности родовой магии.

Взявшись за воротник изодранного комбинезона, я потянул его, обнажая хрупкое плечо и пробираясь к своей метке, слабую пульсация которой я все еще чувствовал.

Неожиданный импульс пронзил тело и ослепил яркой вспышкой. Что за Ганд? Я ощущал, как в жилах пленницы оживал огонь. Он двигался внутри девчонки и стремился соединиться с родственной энергией - со мной.

Сверкая чернотой, беспокойный взгляд скользнул по моему лицу, обежал комнату в поисках выхода. Коря определенно не хотела этого слияния, да и делиться магией не пылала желанием. То, как легко я понимал настрой пленницы, уже начинало пугать. Казалось, стоило ей только подумать, как я уже предвидел ее поступки. Такое понимание не имеет права на существование. Ни о чем подобном я не слышал в истории нашего рода.

- Не смей ко мне прикасаться, - сверкая глазами, прошипела она и рванулась соскочить с кровати.

Подтверждая мысли, мои руки сжались на хрупких плечах на миг раньше, чем Кора надумала бежать.

- Вот уж правда, подобные тебе девицы не имеют даже капли совести, - скрывая непонимание происходящего, процедил я сквозь зубы. Неужели девчонка в силах управлять мной? Мной?! Быть может, она знает больше чем показывает? И изначально все спланировала сама, а меня использовала только как источник силы? - Когда требовалось забрать у меня магию, чтобы сбежать, ты не была против прикосновений...

Кора замерла и уставилась на меня непонимающими глазами, но я уже не верил в их искренность.

Глава 60. Рэйнвир Алгэр. Чары?


- А как бы ты еще могла освободиться от кандалов? - сказал я, давая понять, что все знаю.

- Они распознают мою магию и подчиняются только мне, - я говорил отрывисто, потому что все силы отдавал тому, чтобы сломить сопротивление девчонки и стащить с плеча комбинезон, а она так же отчаянно сопротивлялась.

Наконец, ткань лопнула, но я продолжал ее раздирать появившимися когтями, пока рука полностью не оголилась.

- Вот, видишь, - на фоне черных лоскутов ее кожа казалась еще более белой, и я ткнул пальцем в небольшое розово-оранжевое пятно. Посмотрев на него, Кора вздрогнула. Видимо, вспомнила при каких обстоятельствах его получила.

- Это моя метка. - пояснил я.

Полные губы сжались, а глаза мстительно сверкнули.

- Благодаря ей, я выследил тебя. Узнал где живешь, но не мог пробиться сквозь наложенные на дом защитные чары. Ты хитра и хорошо спряталась, но ошиблась, полагая, что можешь перехитрить меня, - настойчиво внушал ей и себе, что я сильнее и меня не обхитрить какой-то воровке с недавно проснувшимися силами. Я смогу заставить ее подчиняться моей воле. И был уверен в этом вплоть до того момента, пока взглядом не охватил всю ее сжавшуюся фигурку с мерцающим безупречной белизной плечом. Ее трогательную хрупкость и нарочитую беззащитность. Превратившийся в лоскуты комбинезон еле держался на высокой груди, мягкие очертания которой притягивали, точно заговоренные.

Кора поймала мой взгляд, и ее щеки вспыхнули, окрашиваясь бледным румянцем. Ярче стала и метка, а я снова почувствовал движение огня в ее жилах. Моя близость волнует ее?

- Хм-м... - задумчиво протянул я и подушечкой пальца погладил светящееся под кожей пятно, проверяя догадку.

Метка засветилась еще ярче, я почувствовал ее дрожание и усилившийся жар. Мы словно передавали его друг другу, при этом он не ослабевал, а только креп, будто подпитывался от нас обоих. Он притягивал нас, будто пытаясь соединиться и соединить нас. Невольно подался к девчонке но вовремя остановился, не зная, мое ли это желание или ее чары. Не ими ли она воздействовала на моего дядюшку, заставив жениться, и чего добивается сейчас. Стараясь удержаться на краю обрыва, я изо всех сил жал кулаки, даже не заметив, что стиснул в них тонкие запястья.

- Так вот, - очень тихо из-за стараний справится с собой продолжил я. - Только поймав тебя и забрав часть твоих сил, - девчонка дернулась, но ничего не смогла сделать, все еще скованная моими руками, - я смог проникнуть сквозь защиту.

Она резко выдохнула, словно получила удар в живот. Поднявшийся в ней огонь обдал и меня. Наверное, это и помешало предугадать ее следующий поступок - не обращая внимания на удерживающие ее руки, Кора как могла сильно ударила меня по горлу ребром ладони.

Я невольно разжал руки и отшатнулся, а бестия не замедлила этим воспользоваться. Всего на миг она замерла, прожигая меня горящим во взгляде огнем. Я даже подумал, что она сейчас вцепится в меня, но девчонка неуловимо, точно вода, соскользнула с кровати и бросилась к выходу.

Я знал, что мог себе позволить, поэтому какое-то время наблюдал за стремительными и какими-то текучими движениями девчонки. Она не бежала, она словно летела, лишний раз

подтверждая принадлежность к нашему роду. Но я тоже могу летать. И когда Кора уже была на пороге и наверняка торжествовала победу, настиг ее одним длинным прыжком. Обрушился и распластал по полу.

Несмотря на проработанные мышцы, ее трепыхание подо мной было таким же результативным, как попытки бабочки выбраться из-под лапы тигра.

- Что же ты никак не успокоишься? - Кора не сдавалась, и я только успевал придавливать к полу ее руки и ноги. - Ты не покинешь стен этого дома, до тех пор, пока я сам не решу тебя отпустить, - а я точно не решу. Семья должна быть вместе. Когда до Коры дошел смысл моих слов, она удвоила попытки освободиться. Откуда только силы брала.

Мы словно играли в какую-то игру, где надо предупредить следующее движение противника. Кора вырывалась, а я, всего на миг оказываясь проворнее, перехватывал ее.

- Если ты уже настолько оправилась, что стараешься меня ударить, - я уже начал задыхаться. Навалился на Кору всем телом, при этом рука оказалась под ее спиной.

Второй рукой одновременно пытался удержать ногу под коленом и заведенные за голову руки. Сплетенные, мы напоминали какое-то многорукое и многоногое животное, и я снова почувствовал, как энергия перетекает от меня к ней и обратно. Опять меня обхитрила? -Сможешь переодеться и спуститься к ужину. Я хочу тебя кое с кем познакомить.

Кора опешила, а я воспользовался этим и освободил прижатую руку.

- Будешь себя хорошо вести? - кажется, у меня получилось заинтересовать ее. Рискнул приподняться и избавить Кору от своего веса. - Не будешь предпринимать попыток сбежать хотя бы до того, как увидишь моего гостя?

Мы сверлили друг друга взглядами, что произошло потом, я даже понять не успел.

В груди зародился огненный вихрь. Завертелся, поднялся, ударил в голову. Дернулся, бросил меня вперед, к горящим будто маки губам.

Глава 61. Рэйнвир Алгэр. Соблазн или война?


Нетерпение сжигало изнутри. Казалось, стоит только прикоснуться к подрагивающим губам, и рухнут все преграды. Магия возродиться, а наш дом обретет былое величие.

Я ничего не видел кроме зовуще приоткрытого рта и огромных разгорающихся глаз. Они становились все ближе, пока яркий свет, скрытого в их глубине пламени не заслонил все, а губы обожгло, точно коснулся раскаленных углей.

Всего миг опьянения, полета в огненном вихре, среди разлетающихся искр, ощущения, будто тело наполняется неиссякаемой силой, но все закончилось, когда мелкая упрямица так боднула в переносицу, что из глаз полетели настоящие искры.

Ошеломленный и ослепленный, я невольно отшатнулся и выпустил пленницу, а задувающий в окно прохладный ветер окончательно развеял насланный негодницей морок.

Чего она хотела добиться? Забрать еще больше магии? Но ведь при этом она отдавала и свою. Неужели не замечала?

Сквозь пелену выступивших слез, я рассматривал распластанную на полу девчонку, ее сжатые губы, крепко зажмуренные глаза. Нет, такая без боя не сдатся. Вряд ли пыталась меня соблазнить, слишком напряженной она выглядела, и это совсем не вязалось с томной расслабленностью соблазна. Скорее, с решимостью и непреклонностью.

- Собсеб дедорбадная, - я смахнул слезы, чтобы ничего не упустить в настроении Коры, и с удивлением услышал, как гнусаво звучит мой голос. Неужели нос сломала?

Она стрельнула глазами из стороны в сторону, каждая мышца стройного тела напружинилась, будто приготовилась к броску, а губы... Вкус которых я даже не успел почувствовать, снова дрогнули, пробудив во мне новый огненный смерч, готовый разрастись и смести все остатки благоразумия.

Ганд!

Она не девчонка, а какое-то порождение бездны!

А мне оставалось только держаться за. тающее самообладание в попытке вернуть семейную ценность, пока взгляд сам по себе поглаживал изящные очертания упрямого подбородка, длинную шею и ямку у горла, в которой. Свизар Всемогущий!.. в которой сквозь кожу просвечивал огонь.

Уже не доверяя себе, я резко поднялся и, чтобы хоть как-то отвлечься, подошел к зеркалу, сделал вид, что полностью поглощен проверкой не сломан ли нос.

С ним, конечно же, ничего страшного не случилось, и потребовалось лишь небольшое усилие, чтобы снять отек, поэтому большая часть моего внимания досталась Коре. Она все так же сидела на полу и, кажется, о чем-то сосредоточенно размышляла. Вот огромные глаза сверкнули вызовом. Интересно, что еще пришло в ее голову? Каких еще непредсказуемых выходок мне от нее ждать?

- Так ты выйдешь к ужину? - я повернулся к ней и испытывающе посмотрел. Я хотел сам видеть ее глаза, без посредничества зеркала. Если Кора что -то задумала, то я это увижу, почувствую. Я должен.

- Да! - она качнула головой, будто пыталась избавиться от моего пристального взгляда.

Но эти уловки были бесполезны. Когда спустится к ужину, то от меня будет уже не укрыться.

- Приводи себя в порядок, - я резко развернулся и вышел, нетерпеливо предвкушая, как она будет выглядеть в том платье, что я для нее выбрал. Это должно быть нечто незабываемое.

Не желая быть неучтивым хозяином, я поспешно принял душ в гостевой комнате, переоделся в другой костюм - тот, в котором был, после нашей потасовки годился разве что на тряпки - и спустился в столовую.

К моему удивлению Нэлли была уже там. Она стояла у окна и с удивлением, смешанным со страхом, смотрела на разверзшуюся под ногами бездну.

Ганд!

- Вы уже здесь? - гостеприимно улыбнулся я. - Извините, всего лишь необходимые меры безопасности, - кивнул на пропасть, а сам тем временем опять активировал равнинный уровень.

- Как вы?.. - удивленно распахнув глаза, уставилась на меня Нэлли.

- Один из секретов моего дома, - я изо всех сил старался быть вежливым и обаятельным, а сам с нетерпением ждал Кору, но она задерживалась. - Мне кажется, что такой пейзаж больше придется вам по вкусу.

- Да-а-а, - мечтательно протянула Нэлли, рассматривая пологие, уходящие к горизонту холмы, усыпанные яркими цветами. - Это иллюзия? На самом деле там пропасть? - она повернулась, и я невольно отшатнулся. Настолько ее взгляд был чистый и детский, что невольно становилось не по себе.

- Нет, это реальность, вы вполне можете выйти погулять. Но, наверное, лучше после ужина.

- А где же Кора? - она спрашивала с детской непосредственностью, без капли подозрения. Таких нельзя выпускать в большой мир. Как могла директриса отпустить этого наивного ребенка с чужим мужчиной?

- Наверное, увлеклась водными процедурами. Вы голодны? Можем начать без нее.

Нэлли улыбнулась и смущенно потупилась.

Она само очарование. О такой сестре можно только мечтать, в отличие другой -истинного порождения бездны. Где она могла задержаться, что задумала?

Я уже начал нервничать, отодвигая Нэлли стул. Неужели проныра умудрилась сбежать? Что тогда? Силой ворваться в ее дом?

К счастью, долго мучиться неизвестностью не пришлось. Я даже не успел продумать план вторжения во владения девчонки, когда услышал ее шаги и повернулся.

- Проход... - шагнул ей навстречу и запнулся.

Выбирая наряд, я знал, что он идеально подойдет и прекрасно сядет на подтянутую фигурку, но что подойдет настолько, не мог даже предположить. Я потерял дар речи, когда увидел изящный силуэт в ореоле рассеянного за спиной мягкого света. Каждая чешуйка платья переливалась и мерцала, создавая иллюзию постоянного движения. Будто спускалась не человеческая девушка, а кассия. Чувственно, волнообразно. Они подчеркивали свободное покачивание груди, отчетливо различимое даже сквозь. кокон из покрывала, в который закуталась девчонка.

Я наконец-то смог перевести дух. Вкуса и чувства прекрасного ей однозначно не хватает.

Насмешливо осмотрев меня с головы до ног, будто бросая вызов, Кора перевела взгляд на стол и застыла, будто наткнулась на парализующую сеть, а черты лица строптиво заострились.

Я должен был предвидеть что-то подобное. Должен был, но, зачарованный гипнотическими переливами платья, не предусмотрел.

Придя в себя, Кора сорвалась с места и, свирепо сверкая глазами, бросилась ко мне, готовая вцепиться в горло и разорвать.

Скрутить ее на глазах у сестры я бы не решился, поэтому даже не представляю чем все закончится, но на мое счастье Нэлли обернулась на шум.

- Кора! - она вскочила и бросилась на шею сестры, - Я так соскучилась! Господин Рэйнвир, - повернулась ко мне и чуть не ослепила сиянием глаз, - приехал в интернат, сказал, что ты гостишь у него, и предложил повидаться.

- Кора тоже скучала без тебя, - опасливо, словно приближался к ядовитой кассии, я подошел к ней и обнял за талию, не уверенный, что не получу крепкую затрещину. - Вот я и решил сделать ей сюрприз. Надеюсь, приятный, - и крепче прижал к себе. К счастью, она тоже не хотела расстраивать сестренку и не сделала попытку освободиться, но чувствовал, как под моими руками каменеют ее мышцы.

- Теперь я понимаю, почему в последнее время от тебя не было писем, - заговорщицки сказала Нэлли, намекая на наш с ней разговор.

- Я надеюсь, что вы задержитесь у меня в гостях. Тогда и Кора не будет спешить уехать и наконец-то ответит мне согласием. Сядем за стол? - все так же продолжая обнимать, я подвел ее к столу и отодвинул стул.

Кора молчала, но бросала на меня такие взгляды, что будь я простым смертным, превратился бы в горстку пепла. Не помогла даже вымученная улыбка. В сверкающих глазах я ясно читал, что она хотела бы со мной сделать, и эти желания были совсем не романтического толка.

Глава 62. Рэйнвир Алгэр. Ревность?


Надеюсь, вскоре она поймет, что все это было для ее блага и блага Нэлли, а пока я сделал вид, что не замечаю ее убийственных взглядов.

- Приятного аппетита, - улыбнулся им обеим. - Извините, придется обойтись без прислуги, - я поднял блюдо с запеченной птицей и заметил, как у Нэлли заблестели глаза.

Бедный ребенок, неужели она в своем университете недоедала? Видимо, нелегкой жизнь была у обеих сестричек, но все закончится, как только они воссоединятся со своим родом.

Хотелось узнать о них побольше, и я расспрашивал Нэлли об их жизни. Непосредственна и доверчивая, она отвечала на все вопросы.

Так я узнал, что Кора рано лишилась семьи и крова. Видимо, отец был не нашего рода и, заподозрив в дочери чужачку, выгнал из дома. Как она выживала на улице совсем одна без поддержки и покровительства? Неудивительно, что связалась с преступниками. Что еще скрывают ее сверкающие глаза? Я покосился на Кору, но увидел нахмуренные брови и крепко сжатые губы. Кажется, она совсем не рада моим расспросам. Боится, что узнаю какие-то постыдные секреты?

Нэлли уже рассказывала как сестра, рискуя быть избитой, тайком навещала ее в родном доме, и выражение лица Коры изменилось - дрогнули застывшие черты, гладкий лоб перерезала тонкая морщинка, уголки губ опустились, а глаза увлажнились. Казалось, она еле сдерживает слезы и, чтобы скрыть их, поспешно уткнулась в тарелку.

Чтобы больше ее не смущать, я стал расспрашивать Нэлли о родителях, остальных предках, проясняя, с чьей же стороны в них течет наша кровь, и с огорчением узнал, что мать девочек уже отправилась к Свизару.

За разговорами мы как-то незаметно добрались до десерта. Вот и настало время поговорить с Корой.

- Не хочешь съесть их на свежем воздухе? - придвинув Нэлли блюда с десертами, предложил я. Глаза Коры испуганно округлились. Она пыталась возражать, но, увидев простирающийся за окнами сад, передумала.

Заговорщицки улыбнувшись и чуть ли не подмигнув, Нэлли резво выскочила из-за стола и побежала на воздух.

- А мы с тобой поговорим, - веско сказал я, еще даже не представляя с чего начать. Кора проводила сестру тоскливым взглядом, покорно кивнула и... начала разговор:

- Как ты посмел похитить мою сестру?!

Ого! Я совсем не ожидал подобного пыла. В ней начал говорить огонь, и я был несказанно этому рад, но необходимость вернуть вторую частицу Сердца никуда не делась. Не зная, как отреагирует девчонка на новость, что она принадлежит к могущественному роду, я решил пока не открывать ей глаза.

- У тебя есть то, что нужно мне, у меня - то, что нужно тебе. Мы можем обменяться, и оба останемся в выигрыше.

Кора наблюдала за сестрой и ничего не отвечала, только подрагивающие крылья носа и короткие неглубокие вдохи давали понять, что она совсем не так спокойна, как пыталась казаться. Но держать лицо умеет, этого, как и прочих талантов, у нее не отнять.

Какое-то время я терпеливо ждал. Молчание затягивалось, и я уже начал опасаться, что девчонка найдет какую-нибудь не замеченную мной лазейку, поэтому решил поторопить:

- Так каков будет твой положительный ответ?

Кора покрепче сжала губы, окинула взглядом сад, качнула головой, будто что-то решая, потом уголки губ дрогнули, и девчонка повернулась не ко мне.

Неспроста все это. Я вглядывался в лицо собеседницы, но тонкие черты оставались безупречно бесстрастными. Она точно задумала какую-то пакость.

- Кажется, ты не оставил мне выбора, - без капли былого уважения дерзко ответила Кора.

- Я согласна, но какие у меня гарантии, что, получив Сердце, ты сразу же не уничтожишь и меня, и сестру?

- Мое честное слово? - предложил я и прищурился, стараясь разгадать ее игру.

Какое-то время мы рассматривали друг друга, будто пытались прочитать мысли, потом Кора заговорила:

- Извини, но твое слово не внушает мне доверия, - Она вообразила себя бессмертной? Еще ни один человек не был настолько безумным, чтобы усомниться в слове дракона. -Сначала отпусти Нэлли, потом я верну твое Сердце.

Ах вот оно что! За бравадой она пыталась спрятать полную беспомощность. Кора, как и Нэлли, была в полной моей власти и знала это, но при этом находила силы, чтобы спорить.

Я пытался, но не смог сдержать смех, вызванный столь наивными попытками, а Кора надулась и как никогда стала похожа а обиженного ребенка.

- Но если я ее отпущу, что останется у меня? - я решил продолжить игру, финал которой был известен заранее. - Как могу быть уверен, что ты сдержишь слово?

- У тебя останусь я, - бросая вызов, она вздернула голову.

Она сейчас серьезно? Как показал опыт с дядюшкой, мало кто устоит перед таким предложением, но я не он!

- Предложение, конечно, заманчивое, - окинул ее плотоядным взглядом и приоткрыл зубы в хищной улыбке, надеясь, что девчонка передумает, но она даже не дрогнула, а продолжала смотреть мне прямо в глаза. Поэтому пришлось отступить мне: - но, как показал опыт, ты слишком прыткая, чтобы стать надежным заложником. Так что, лучше Нэлли останется у меня в гостях, пока ты отправишься за Сердцем, и будешь уверена, что сестра в безопасности.

Стоило упомянуть сестру, Кора сразу же растеряла всю невозмутимость. Кажется, Нэлли

- это ее единственная слабость, и я правильно сделал, что решил пригласить ее к себе.

- Так я смогу покинуть твой дом? - уточнила Кора после того, как убедилась, что Нэлли по-прежнему развлекается в саду, и в черных глазах огнем сверкнули льдинки.

Она точно что-то задумала, и мне надо постоянно быть настороже.

- Разумеется. Как иначе вернешь Сердце? Ведь не здесь ты его спрятала. За меня ты еще замуж не выходила, чтобы считать мой дом своим, - Ганд! Зачем я это сказал? Воображение сразу же нарисовало как дядюшка раздевает ее, ласкает стройное тело, ложится с ней в постель. По спине пробежал огненный ручеек, и я поспешно отвернулся, не желая выдавать свое раздражение и вкладывать в ее руки оружие, направленное против меня. - Сегодня уже поздно, - продолжал холоднее, чем хотел бы. - Отдохни после подземелья, а завтра с самого утра отправишься за Сердцем.

Я не видел ее, но почувствовал, как в спину ударила волна воодушевления. Значит, все -таки решила сбежать? За дядю она готова была выйти замуж и исполнять супружеские обязанности, а под моей крышей не может даже ночь провести? Злость захлестывала, и я еле удержался от того, чтобы снова не заковать девчонку в подвале.

Глава 63. Рэйнвир Алгэр. Крылья


Гостьи разошлись по своим комнатам, я тоже отправился в спальню. Пусть Кора думает, что управляет ситуацией. Сердце не отпустит ее, будет притягивать. В конце концов она сама приведет меня к нему, и тогда я заберу всех троих.

Прикрыл глаза - так легче видеть контурную планировку дома и конечно же, девушек.

Нэлли представляла собой неясное, размытое пятно зеленовато-желтого цвета. Несмотря на мою близость, магия драконов в ней еще крепко спала, а цвет соответствовал не очень выдающимся силам зельевара. Скорее всего эта способность станет помехой при пробуждении истинной силы, а жаль.

То разгораясь ярче, то угасая, зеленоватое пятно сначала перемещалось по комнате, затем замерло и пульсировало ровным неярким светом - Нэлли уснула.

Успокоившись на счет невольной и безвинной жертвы наших с Корой запутанных взаимоотношений, я обратил все внимание на вторую гостевую комнату. Там все было не настолько идиллично, как у Нэлли.

Огненно-алый сгусток рваными вспышками появлялся в разных углах комнаты. Я почти физически ощущал воцарившуюся там нервозность.

Приближаясь к центру комнаты, пятно разгоралось так сильно, что заполняло почти все пространство, а задерживаясь у окна, будто сжималось, и тогда особенно отчетливо были заметны неравномерные вспышки.

Она твердо решила сбежать.

Храбрость и непримиримость выросшей на улице девчонки вызывали одновременно восхищение и злость.

Нервное мерцание замерло у окна, и просматривающаяся сквозь него луна окрасилась тревожно-оранжевым цветом.

Я не верил в дурные предзнаменования, но все же невольно передернул плечами от пробежавшего по спине озноба.

Кора уже оказалась около двери, и я замер, наблюдая, что произойдет. Девчонка не подвела - зачарованный на магию драконов замок признал хозяйку, и я удовлетворенно наблюдал за тем, как створка всего на миг отозвалась свечением, а затем послушно подалась под узкой ладонью.

Сияние стало ярче, будто Кора поверила в свои силы. Какое то время она стояла на пороге и осматривалась, а потом... потом я увидел прямо перед собой ее глаза. Они смотрели не на меня, а в меня. Она вонзалась взглядом прямо в полыхающий сгусток, разгоняющий огонь по моим венам. Неужели она и меня видит так же как сейчас вижу ее? Знает, что слежу за ней?

Я поспешно нырнул в кровать и постарался успокоиться, чтобы безумная пульсация вернулась к нормальному ритму.

Она продолжала смотреть, а я ждал. Чувствовал ее взгляд, как осторожные несмелые касания, и изо всех сил впивался пальцами в матрац, только бы не сорваться.

Планируя всю операцию, я подозревал кем может оказаться воровка артефактов, но даже представить не мог, что придется противостоять не столько ее упрямству и, возможно, преступному коварству, сколько возникшему невероятному притяжению. С каждым мгновением, что Кора проводила под моей крышей, я ощущал его все сильнее, но что чувствовала она?

Мимолетный порыв оказаться радом со мной или... со стоящим здесь же Сердцем я скорее угадал, чем уловил, но в тот же миг вниманием Коры завладело нечто для нее более важное - Нэлли.

Она сорвалась с места и через мгновение уже стояла у ее двери, а позади осталась затухающая дорожка следов.

Я с интересом наблюдал, как Кора тормошит сестру, а потом они пробираются к выходу.

При желании мог бы с легкостью запутать их, меняя коридоры, и завести обратно в их же покои, но я только вовремя убирал с их пути расставленные для незваных гостей ловушки и с удовольствием наблюдал как с каждым прикосновением сестры свечение Нэлли приобретает красноватый оттенок - Кора стала для нее тем же источником, каким ранее был я, и Нэлли, подпитываясь от нее, тоже начинает пробуждаться. Совсем скоро я смогу не только воссоединить древний артефакт, но и обрету двух сестер.

Я наблюдал за тем, как они пробираются по саду и расстилал перед ними ровненькую, ухоженную дорожку, чтобы ни один камушек не помешал их побегу, но слишком увлекся и не снял заклятие с ворот.

Кора коснулась их и была отброшена довольно сильным разрядом. Для любого другого все могло бы закончится плохо, но ее защитила родовая магия. Я поспешил отключить замок, но было уже поздно - Кора отправилась искать другой способ выбраться из особняка. Чтобы не вызывать подозрений излишней легкостью побега, я не стал рушить стены или еще каким образом наносить себе ущерб, просто поставил дерево рядом с огораживающей сад стеной и не прогадал.

Сильная и гибкая, Кора без особого труда вскарабкалась на него даже с дополнительным весом в виде сестры. Наблюдать за ее выверенными и ловкими движениями оказалось весьма занимательно. Плавно и быстро, как гибкая кошка, она взобралась сначала на толстую ветку, затем за стену, и вот только длинная коса мелькнула, точно хвост, когда спрыгнула на землю.

Вот и мое время наступило. Теперь Кора уже не заметит моего преследования.

Одним движением поднялся с кровати. Сбросил парадный костюм для приемов и переоделся в более подходящий для предстоящего вторжения в негостеприимный дом.

Удобные кожаные брюки, эластичный джемпер, короткая кожаная куртка, тяжелые ботинки, и я полностью готов - сестрички, ждите меня, я уже иду.

Прежде чем покинуть особняк, я вернул ему первозданно-неприступный вид, а затем активировал портальное заклятие.

И вот я снова стою перед забытым Свизаром и Гандом пепелищем. Обугленные стены, потрескавшиеся черные балки провалились внутрь, но я знал, что это только видимость, стоит пересечь незримую границу, и картинка изменится.

Шаг, другой, обрушенная избушка приближалась, но ничего не происходило. Я уже начал опасаться, что, предчувствуя погоню, неуловимая, как кассия, девчонка изменила заклятие.

Все-таки иллюзия задрожала и исчезла, а вместо нее показался небольшой аккуратный домик.

Я знал где искать свою беглянку - конечно же, она, как и я, сразу же отправилась к тайнику, что так притягивал меня, но который я не смог открыть.

Уже в коридоре я почувствовал мощный импульс. Это могло быть только Сердце. Только истинный источник может обладать настолько сильным излучением. Вихрем скатился в подвал. Дверь оказалась нараспашку, а все помещение было залито огненным сиянием.

Кора?! Что она там делает?

Одним широким шагом я ворвался в небольшую комнату. Как ни странно, но яркий свет не слепил, только более резко очерчивал контуры предметов - баночек, склянок, аккуратных столбиков золотых монет, выстроившихся в незамеченной ранее нише, но самое главное - Кора. С закрытыми глазами она без чувств лежала на полу, рядом с ее рукой увидел источник сияния - ту самую частицу Сердца, что была украдена из дома дядюшки.

Наклонился, чтобы поднять ее, и замер, так и не дотянувшись до вожделенной реликвии. Я не верил своим глазам - из-под спины Коры разметались два черных кожистых крыла. Черные, на фоне белоснежной кожи, они смотрелось потрясающе и невероятно. Невероятно! Как полукровка смогла получить крылья, в то время как я - чистокровный дракон - даже помыслить об этом не мог?!

Глава 64. Кора. Первая попытка


Лежать было невероятно неудобно. Что со мной? Мысли ползли как улитки, испытавшие воздействие парализующей магии сетей, но я все же пыталась вспомнить, что произошло.

После нескольких безуспешных попыток я наконец-то сбежала от дракона и спасла от него Нэлли. Укрылась за стенами собственного дома, где должна быть в полной безопасности, и, когда спустилась в подвал, что-то произошло. Смутно помню, как достала шкатулку, коснулась пульсирующей части Сердца, и боль заслонила все. Боль в спине.

Сейчас уже было полегче, но между лопатками продолжало ныть, и что -то мешалось под спиной, будто легла на несколько веток.

Только я начала мысленно проверять свои ощущения, как все мышцы напряглись будто ожидая нападения.

Почему так мягко, ведь я должна лежать там, где потеряла сознание - на полу подвального тайника!

Все чувства обострились: обоняние, слух, осязание.

Знакомый запах. Ночная фиалка. Что он мне напоминает?

Я глубоко вдохнула, чувствуя, как терпкий аромат наполняет грудь. Кожа будто стала более восприимчивой и ощущала малейшее движение воздуха. Слуха коснулся едва различимый шорох простыней, а ветки под спиной кажется шевельнулись.

Я в кровати? Неужели у Нэлли хватило сил перенести меня в спальню? Но запах... Он тревожил меня, отчего смутное беспокойство все больше разрасталось.

Прием в особняке дракона.

Почему я его вспомнила?

Хаотичное и завораживающее кружение пар. Даже сейчас от одного лишь воспоминания подкатила дурнота. Я на балконе, а за ним непроглядная чернота ночи с серебристым диском луны, и чувствовала как со спины надвигается опасность вместе с запахом ночных фиалок.

Дракон!

Тело моментально отреагировало на опасность, и я подскочила на кровати.

Удерживая, на плечо сразу же опустилась тяжелая горячая рука. Странно, но при его прикосновении рана больше не горела, а вот за спиной что-то шевелилось. Ничего не понимая, я распахнула глаза.

- С возвращением в семью, Кора, - напротив сидел дракон и улыбался.

Да он издевается надо мной?!

Вывернувшись из-под его руки, я соскочила с кровати. Что-то, что было за спиной, зацепилось, и я со всего маху грохнулась спиной на пол.

Что за Ганд?

Вывернув голову оглянулась и застыла не в силах пошевелиться - черное, поблескивающее мелкой чешуей крыло зацепилось за деревянную раму чем-то, напоминающим острый загнутый коготь, и мешало убежать.

Мышцы на спине дернулись, дернулось и крыло.

Свизар, во что дракон меня превратил? Как теперь жить с этим кошмаром за спиной?

- Не торопись, - мягко и как-то подозрительно ласково сказал дракон и осторожно отцепил крыло.

Считает, что завел себе домашнюю зверушку и сейчас будет изучать ее? Не выйдет!

Почувствовав свободу, я рванула к выходу, вот только пола под ногами не почувствовала. За спиной захлопало, и я врезалась головой в потолок, а кожистые перепонки заскребли по камню. Крылья вытворяли что хотели, а я к своему удивлению могла чувствовать ими гладкую прохладу облицовки.

Я не могла ими управлять, была как никогда беспомощной. Ощущение непривычное и очень неприятное. Хотелось спуститься на пол, но я ничего не могла сделать и только беспомощно барахталась под потолком. Даже сложить крылья не могла, потому что опасалась грохнуться с высоты, и мышцы сопротивлялись, продолжая самостоятельно ими хлопать.

Громкий треск заставил обернуться - оказывается, я когтем распорола балдахин над кроватью. Кажется, становлюсь сильнее, ведь сначала я упала только от того, что зацепилась за раму, а сейчас ломала все, по попадалось под ру... крыло.

Гандов дракон наблюдал за мной с нескрываемым интересом и даже не пытался помешать.

Ну что же, сам напросился!

Все еще прижатая к потолку бестолково бьющимися крыльями, я с трудом развернулась и нацелилась на окно.

Не знаю, на что рассчитывала, сложить новое приобретение было страшно, да и не могла. Скорее всего, я их переломала бы, врезавшись в узкий проем, но прежде чем это случилось, передо мной возник Рэй.

Развернув слегка трепещущие крылья, он полностью закрыл путь к свободе.

Глава 65. Загадки прошлого


От удивления я так оторопела, что крылья схлопнулись сами собой, и я обязательно бы шлепнулась на пол, но дракон успел и поймал меня за миг до того, как задница соприкоснулась с твердыми плитами. Поймал и снова усадил на кровать.

Я даже моргнула от удивления - его крылья куда-то пропали, да мои мне не мешали сидеть.

Изогнулась, стараясь заглянуть за спину, - нет, ничего похожего. Неужели померещилось?

- Почему ты все время пытаешься сбежать?

- Как я здесь оказалась?

Одновременно спросили мы и замолчали, не сводя друг с друга настороженных глаз.

Дракон ждал, что вот-вот снова попытаюсь убежать, а я не ждала от него ничего хорошего и не собиралась открывать рот до того, как услышу ответ.

Видимо, дракон прочел решимость у меня на лице и усмехнулся.

- Ты принадлежишь к нашему роду, Кора, как и Нэлли. Поэтому вы здесь.

К их роду? К роду драконов?

Я задохнулась от удивления. Этого не может быть! Если бы мы принадлежали к самому могущественному роду, разве не проявились бы хоть какие-то признаки? А все, что я могу

- это быстро бегать, ловко ползать и ускользать от погони. Нэлли - готовить снадобья.

Это какая-то невероятная, чудовищная ошибка. Я поверить не могла, что в чудовище, которое называло себя моими отцом, текла кровь драконов. А мама? Будь она драконом, разве вышла бы замуж за такое ничтожество?

Но, подтверждая слова Рэя, вены снова начало жечь, будто по ним текло ядовитое зелье, а между лопатками зудело.

- Я понимаю, ты удивлена, - дракон сочувственно смотрел на меня, и это было еще большим унижением, чем висетьраспятой на стене.

Никто никогда меня не жалел, и сейчас я чувствовала себя так, будто обманом влезла в чужую шкуру и меня разоблачили.

- Ты потомок единственного представителя нашего клана, который взбунтовался против обычаев и покинул дом ради того, чтобы жить по своим правилам. Тогда Сердце раскололось, и мы утратили крылья.

Сказать, что я растерялась - это ничего не сказать. И все еще не верила услышанному. Я обычная воровка, без магических способностей, разве могу быть потерянной ветвью рода драконов?

- Тогда откуда у тебя крылья? - Рэй словно прочитал мои мысли.

Значит все, что произошло - это не бред воспаленного воображения? Я невольно передернула плечами, и почувствовала, что под кожей что-то мешается. Рэй понимающе и раздражающе покровительственно усмехнулся. Очень хотелось ответить ему резкостью, но мне так много надо узнать, а единственный доступный источник - он. Ганд его побери!

- Ты знаешь, - задумчиво, будто мы вели светскую беседу, продолжал он. - Кажется, я понял твое стремление бежать.

Отлично! Еще бы мне рассказал, потому что не понимала совершенно ничего.

- Это в тебе говорит кровь предка-бунтаря. Судя по рассказам, ему тоже не сиделось на месте. Я ведь почти сразу догадался, что ты не простая преступница. После того, как увидел твои способности к полету. Это было что-то невероятное. Потом ты выдержала испытание огнем дракона. Метка, - поймав мой недоуменный взгляд, он кивнул на руку. -Любого другого на твоем месте она бы испепелила, но ты приняла ее, потому что в тебе живет наша магия.

Вот теперь я окончательно запуталась и отказывалась что либо понимать. Это значит, что негодяй хотел меня сжечь, и я только чудом осталась жива? Но почему же магия, если она у меня есть, никак себя не проявляла?

Последний вопрос я задала вслух.

- Потому что ты не имела возможности прикоснуться к источнику - Сердцу. Именно оно пробуждает спящую магию. Ты, как и мой дядя, - на этих словах Рэй не смог спрятать гримасу отвращения, - не могли открыть шкатулку, и первым источником ты выбрала меня.

Что я сделала?!

В горле возник огненный сгусток. Он то увеличивался, мешая сказать хоть слово, то сжимал гортань спазмом.

- Именно, - самодовольство на лице Рэя не поддавалось описанию. Видимо, дракон обладал собственной магией, и очень сильной - невероятной способностью бесить людей.

- После близости со мной ты почувствовала в себе первые изменения. Верно?

Я задумалась и пришлось признать, что он прав.

- А почему у Нэлли есть способности к зельям? - не сдавалась я.

Дракон задумался.

- Наверное, в ней больше от отца, и родовая магия не настолько сильна, чтобы подавить все остальное.

Вот так номер. Получается, что моя сила как раз и заключалась в моем бессилии.

- И что ты намерен делать со мной дальше? Запереть в тайник, как недостающую часть реликвии?

Огненный сгусток поднялся, готовый вот-вот вырваться. Я чувствовала, как он разливается под кожей и не хотела знать насколько ужасно это выглядит со стороны.

- Нет, - спокойно ответил дракон, не замечая или не желая замечать, что я готова спалить его дом. - Представлю тебя клану. Я уже оповестил их, что нашел украденную часть Сердца и потерянную ветвь рода.

От ужаса я потеряла способность говорить, а между лопаток с громким треском появились крылья - самое время сбежать подальше.

Глава 66. Неожиданное предложение


Видимо, Рэй решил окончательно свести меня с ума. В голове итак сумбур, для полного счастья еще не хватало познакомиться со всеми членами драконьего клана. Чтобы меня рассматривали как некую заморскую зверушку. А если откажутся признать новую родню? Скажут, что знать нас не хотят. Я то переживу, а вот что будет с Нэлли? Насколько сестра в курсе, что у нее появилась куча новых родственников, один из которых сейчас сидит напротив меня и с беспокойством всматривается в глаза.

- Ты переживаешь? Тебя что-то беспокоит?

Задал он на мой взгляд совершенно глупейший вопрос. Вывалить на меня столько новой информации и ждать, что при этом останусь совершено спокойной и совсем не буду волноваться?

Но в голове по-прежнему была полная мешанина, и я никак не могла сформулировать свои опасения.

- Откуда крылья? - выпалила то, чего совершенно не ожидала.

Дракон расхохотался так весело и заразительно, что я окончательно почувствовал себя полной дурой.

- Из спины, - отсмеявшись, вежливо пояснил он очевидное, а я фыркнула и собралась уйти, но, не успев спрятаться, крылья опять зацепились за кровать. - Не злись, -остановил меня дракон. - Точно не известно, но у меня есть некие догадки. Я много чего прочитал, изучил, стремясь вернуть нашему роду всю силу магии, и полагаю, что мои догадки верны. У тебя и у меня преимущество перед остальными представителями клана,

- начал он, а я перестала дышать, не понимая, какое преимущество может быть у полукровки. Кажется, сегодня у меня есть все шансы умереть от удушья. - Все мои родственники имели контакт с одной частью Сердца - при рождении. А мы с тобой получили магию сразу двух частей, а кроме этого еще и силу объединенного клана.

Надо ли говорить, что я впитывала информацию как губка и пыталась принять, что неожиданно для меня самой моя жизнь круто изменилась. Хорошо это или плохо, будет ли она более счастливой, я не знала, но знала точно - прежней Коры уже нет. Даже воинственный настрой и желание сбежать куда-то испарились. Хотелось только одного -узнать еще больше.

- А почему вы не соединили две части и не получили их силу? Ведь две больше, чем одна? - не удержалась от вопроса и удостоилась любопытного и пронизывающего взгляда.

- А что ты чувствовала после того, как выкрала у меня Сердце?

И снова эта двусмысленность, но я честно задумалась, вспоминая. Это ощущение, будто вся кровь превратилась в жидкий огонь, выжигающий тебя изнутри, а мышцы и кожу на спине словно раз за разом режут зазубренным ножом забыть было невозможно, и я невольно вздрогнула.

- Вот видишь, - удовлетворенно, будто ожидал чего-то подобного, ответил Рэй. - Ты это испытала по незнанию, как и один из дальних предков. Он тоже решил, что два лучше, чем один, и взял магию от двух частей Сердца. В мемуарах писал, что жизнь началась у него не очень сладкая - сам себя обрек на муки до конца жизни, а жизнь у нас длинная. С тех пор никто не решался повторить этот эксперимент кроме тебя... и меня, - через небольшую паузу добавил он, не сводя с меня странно-пристального взгляда.

Я снова поежилась, но теперь уже от пробежавшего по спине горячего ручейка.

- После того, как представлю родне вновь обретенных членов клана и возвращенную часть Сердца, мы отправимся в Главный замок. Там восстановим Сердце, магия сможет полностью раскрыться, а мы обретем свою истинную ипостась - драконов. И. - он снова замолчал, будто колебался говорить сейчас или промолчать. Я невольно подалась к нему, но он едва уловимо отстранился. - Впрочем, все по порядку. Думаю, из тебя получится замечательная драконица. Хочешь попробовать полетать?

Он еще спрашивает?!

Глава 67. Уроки пилотажа


Не знаю, какая из меня получится драконица, да и, откровенно говоря, не могла себя представить в таком виде, но прежнюю стремительность я не утратила.

Едва услышав предложение Рэя, я стремглав бросилась к выходу из особняка, уже не обращая внимания на то, что крылья за спиной волочатся по полу и цепляются за выступающие элементы декора.

Иногда они самовольно двигались, и тогда я приподнималась над полом.

Восторг и страх, смешавшись, превратились в гремучую смесь и подталкивали поскорее оказаться на улице, почувствовать воздушные потоки, скользить по ним и ничего не бояться.

Едва выскочила из дверей, как крылья раскрылись сами собой, и я замерла, привыкая к новому ощущению. Острые, похожие на когти окончания были такими же чуткими как и кончики пальцев, и чувствовала как о них разбивается упругий ветер. Он ударялся в кожистые перепонки, холодил их и, не в силах прорваться, поглаживая скользил вдоль крыльев и слегка щекотал кайму.

- Кора!

Окрик Рэя заставил обернуться, но было слишком поздно.

Как и я, недавно обретя крылья, он не очень хорошо с ними управлялся, и сейчас они несли его прямо на меня.

Дракон врезался в меня всей своей не самой маленькой массой, даже почудилось, что грохнулась с огромной высоты на землю, настолько жесткими и непробиваемыми были его мышцы.

Он буквально снес меня, и мы покатились бы по земле клубком сплетенных рук, ног и изломанных крыльев, если бы не молниеносная реакция.

Громкий хлопок, порыв ветра, разметавший мне волосы, и мы, подпрыгивая вверх и вниз в такт взмахов огромных крыльев, покачивались невысоко над землей. При это дракон держал меня под мышки, а его черные выразительные глаза оказались прямо напротив моих.

Я физически ощущала его взгляд. Пристальный, внимательный. Он словно искал в моих глазах какие-то ответы на вопросы, которые не были заданы. Потом скользнул по щеке, задержался на губах, снова вернулся к глазам и окончательно остановился на губах. Их сразу же начало жечь, а под кожей снова разливался огонь.

Что сейчас будет.

Хочу я этого или нет?

Сама себе не успела ответить на этот вопрос, крылья все решили за меня. Они забились так, будто хотели оттолкнуть меня от дракона. Да нет! Это я сама стремилась оказаться от него как можно дальше. То, что чуть не произошло, не имело на это права. Не после того, как дракон запер меня в подвале прикованной к стене, ранил меня, чуть не погубил на дне пропасти. Разве я могла этого хотеть? Тогда почему так пристально смотрю на его упрямые, четко очерченные губы? Почему ловлю срывающееся с них дыхание с отголосками знакомого аромата ночной фиалки? Почему не хватает воздуха?

Ноги и руки похолодели, а биение крыльев стало неровным.

Крылья скульптурного носа напряглись, а блестящие глаза сузились. Дракон сжал губы и глубоко вздохнул, словно сдерживал злость.

- Полетаем? - сказал он неожиданно мягким тоном и сдул упавшую на глаза прядь, а потом просто отпустил.

Дракон наверняка думал, что я позорно шлепнусь на землю, но вышло еще более глупо -крылья продолжали хлопать, и я стремительно отлетела от Рэя. Не удержала баланс и бестолково кувыркалась в воздухе, потеряв все ориентиры.

- Ты слишком резка и стремительна. Попробуй чуть плавнее, - каким-то чудом Рэй вновь оказался рядом и, схватив за руки, остановил вращение. - Повторяй за мной.

Мы зависли над землей держась за руки, и я не отводила глаз от крыльев Рэя.

В солнечном свете они были прекрасны и искрились чешуей как самоцвет множеством граней.

Плавный взмах.

Я попыталась повторить, но получилось более порывисто, и я взмыла бы в небо, но сильные руки удержали.

Снова плавный взмах Рэя, и я опять рванулась ввысь.

- А ты нетерпеливая, - усмехнулся дракон, порядком меня разозлив.

Какого клятого Ганда я не могу справиться со своим телом? Неужели после стольких утомительных тренировок не подчиню собственный крылья?

Я перестала обращать внимание на Рэя. Почти. И сосредоточилась на собственном теле, пытаясь разобраться какие мышцы отвечают за крылья. А уже ими-то владеть я умела.

Если бы только не сильные пальцы на моих запястьях. Они отвлекали. Я чувствовала, как бьется о них мой пульс и уносит вглубь тела горячую терпкость кожи. Они скользили по выступающим венкам, поглаживали, и небесная лазурь сверкала множеством ослепительных искр.

Но я старалась не замечать всего этого. Очень старалась.

Получалось не очень, но все же, крылья стали более послушными.

Теперь мы уже могли перемещаться не только по вертикали, но и по горизонтали.

Все больше осваиваясь, мы кружились, парили и танцевали, с каждым движением становясь ближе.

Делая вид, что продолжает дурачиться, Рэй обхватил меня за талию и нависал, заставляя меня все сильнее отклоняться и прогибаться. Мы были так близко друг к другу, что я чувствовала непробиваемую твердость его мышц. Я словно снова оказалась закованной в кандалы, только не металлические, а кандалы его объятий. И из них мне уже не вырваться. Об этом ясно говорили его разгоревшиеся глаза.

- Кора!

До нас донесся удивленный голос Нэлли.

Глава 68. Обещания


Так же, как недавно я, она стояла на пороге особняка и смотрела на нас широко распахнув глаза.

Стало неловко, будто нас застали за чем-то очень интимным и не предназначенным для посторонних глаз. Я смутилась, и крылья схлопнулись сами собой. Снова Рэй удержал меня от падения и осторожно опустился на землю.

Его забота и предупредительность, хоть и оказывались как нельзя кстати, но все больше мне не нравились. Раньше я всегда и со всем справлялась сама, полагалась только на себя и, если сейчас привыкну к поддержке, а дракон исчезнет, то что тогда делать со своей беспомощностью?

- Кора! Ты никогда не говорила мне, что у тебя есть крылья и умеешь летать!

Как всегда непосредственная, Нэлли бросилась мне на шею.

- Почему ты скрывала это от меня? Это тайна? - разомкнув руки, она обежала меня и заглянула за спину. - Ой, а где они? - удивленно воскликнула, ничего не обнаружив. Крылья уже успели втянуться в спину.

- Они вернутся, - ответил Рэй, и я порывисто обернулась удивленная ласковостью его тона. - Когда Кора освоится с ними. А скоро появятся и у тебя.

- У меня? - глаза Нэлли лучились недоверчивой радость и удивлением. - Правда?

- Правда, - ответил Рэй. - Но сначала вам надо кое с кем познакомиться, - он обнял ее за плечи и повел к дому.

Ему нравится Нэлли? То есть, нравится, как девушка? Как спутница жизни?

Огонь, бушевавший вихрем во время танца, будто отрастил когти или превратился в острые жала и впивался в мельчайшие частицы тела.

Но ведь именно этого я и хотела для сестры. Счастливого замужества, уютного дома и много детишек, для которых я стала бы любящей тетей. А он... Он сделал лучший выбор. Нэлли тихая, скромная, хозяйственная. Она будет хорошей женой.

Вот только, всем сердцем желая сестре счастья, смотреть на них я не могла.

- И я тоже смогу летать? - звенел впереди голос Нэлли. - И вы меня научите?

- Конечно, научим. И ты сможешь не только летать, но и превращаться в настоящего дракона, - голос Рэя растекался в воздухе тягчим дурманом, околдовывая всех, кто попадал под его воздействие, поэтому я пошла еще медленнее.

- Кора! Ты слышала? - едва не подпрыгивая от нетерпения, Нэлли обернулась. - Ты почему так отстала? Иди сюда! Ты слышала, что сказал господин Рэйнвир? Я смогу обращаться в дракона! А ты уже можешь? Кора!

Пришлось сжать зубы и подойти к лучащейся довольством парочке.

- Нет, Нэлли. Не умею.

- Значит, мы это сделаем вместе!

Выскользнув из-под руки дракона, Нэлли взяла его и меня за руки и, вприпрыжку побежала ко входу в особняк.

Я приноравливалась под ее торопливый шаг и чувствовала себя совершенно лишней. Вряд ли Рэя, если он хочет побыть наедине с избранницей, радует мое присутствие.

Бросила на него короткий взгляд исподтишка, но ничего не смогла прочитать по застывшему как маска лицу.

- Дамы, - едва войдя в гостиную, Рэй поцеловал руку Нэлли и поклонился мне. - Сейчас я должен вас оставить, чтобы переодеться к предстоящему приему. Вам тоже необходимо сменить туалеты. Подходящие платья ждут вас в комнатах. Я вас провожу.

- Платья? - восторженно воскликнула Нэлли. - Нарядные платья? Кора! Пойдем скорее!

И раньше чем дракон сделал хоть шаг, схватила меня за руку и потащила к башне. Кажется, она неплохо здесь ориентируется.

- Я жду вас здесь. Поторопитесь, гости скоро приедут, - уже в спину нам донесся голос хозяина дома.

- Я так рада здесь оказаться. Мне здесь так нравится. Господин Алгэр очень любезен, что пригласил меня. Хочу поскорее научится летать так же хорошо, как вы, - щебетала сестренка, резво поднимаясь по лестнице, а я пыталась понять что она испытывает к дракону.

Сумел ли он завоевать ее симпатию?

Да, Нэлли думает, что мы влюблены и обручены, но я то знаю, что все не так. Может, только это заблуждение сдерживает чувства сестры?

Но все ее мысли занимали только возможные фасоны приготовленных для нас платьев.

В любом случае, даже если девушка сначала не влюблена в жениха, это не мешает, а, возможно, и способствует счастью будущего барака, - вздохнув, подумала я.

Вот только мне не будет места у их очага, но не всем мечтам суждено сбываться.

- Я переоденусь и приду посмотреть на твое платье, - поравнявшись со своей комнатой, Нэлли чмокнула меня в щеку и скрылась за дверью, а я не очень радостно поплелась к себе.

Как и в прошлый раз на кровати лежало платье.

Сейчас оно было серебристого цвета с открытыми плечами и спиной, а лиф, как чешуей, был покрыт металлическими пластинами, спускающими к животу острым мысом. Точно таким же мысом заканчивался вырез на спине, а текучий подол превращался в длинный шлейф, переливающийся мягкими цветами, будто радугу укрыло тонкое облако.

Выбор платья показался мне очень удачным - не будет неловкости, если своевольные крылья решат показаться.

Наряд сел безупречно, будто сшит специально для меня. Хотя, возможно, это просто очень недешевая магия, подгоняющая туалет по любой фигуре.

Ноги скользнули в черные туфли на невысоком каблуке, а волосы я подняла в высокий хвост и заплела косу, обвив ее серебристой лентой с дорожкой прозрачных кристаллов.

- Сестренка! Ты настоящая красавица!

В комнату без стука ворвалась Нэлли. Она схватила меня за руки и отступила, рассматривая с ног до головы.

- И почему у меня не такое же красивое платье? Ты выглядишь одновременно строго и изысканно, а я как школьница-переросток, - она приподняла свободную юбку кремовозолотистого платья и покружилась.

Мне же показалось, что сестренка выглядит очень женственно и мило, а не как закованный в латы солдат.

Мягкая ткань ошейником обхватывала ее шею и обрисовывала очертания небольшой груди, тоже оставляя открытыми плечи и лопатки, а под широкой, начинающейся из-под груди юбкой, ниспадающей до самого пола, угадывались очертания стройной фигурки.

В общем, на мой взгляд, Нэлли зря расстраивалась из-за своего платья. Были видно, что оно подбиралось с большим вниманием и любовью.

- Пойдем? Нам, наверное, пора, - подавив чувства, за которые мне перед самой собой было стыдно, я протянула сестре руку, и мы спустились в гостиную.

- Вы как раз вовремя. Скоро прибудут гости, - увидев нас, строго сказал дракон.

Он выглядел серьезным, собранным и... до безобразия красивым в серебристо-сером сюртуке, подчеркивающем природную смуглость, скульптурную резкость черт и смоляную черноту волос.

- Началось, - одними губами шепнул он.

В мгновение ока оказался между нами, обнял за талии, и тут же открылась дверь.

Глава 69. Гости


Первой в гостиную вплыла, иначе не скажешь, очень красивая и статная пара. Он -высокий, подтянутый, черные волосы зачесаны назад и стянуты в длинный глянцевый хвост. Она - стройная и подвижная, тонкие черты лица излучают такую надменность, что она может успешно поспорить с высокомерием Рэя, а темно-каштановые волосы были убраны в изысканную, украшенную драгоценностями прическу.

Я невольно вздрогнула и качнулась, чтобы отступить, но каменная рука дракона удержала на месте.

Если все приглашенные такие же, то они просто размажут на с сестрой по полу тонким слоем и прикроют ковром, чтобы больше не видеть.

- Мама, папа, - улыбнулся Рэй, а я чуть не задохнулась, и кровь бросилась в лицо. Внимательнее присмотрелась к гостям - фамильное сходство угадывалось без труда, вот только они больше подходили на старших брата и сестру, чем на родителей взрослого сына. - Позвольте представить вам новых членов клана - Нэлли, - сестренка поспешно присела в поклоне. - И Корнэлия, - я продолжала рассматривать стоящую напротив пару и, только когда тонко очерченная бровь женщины удивленно приподнялась и изогнулась, вздрогнув, поклонилась. - Полэния и Дорнвир Алгэр, - мужчина и женщина улыбнулись, и надменные лица смягчились.

- Нам очень приятно, - голос Полэнии оказался звучным и приятным. Он обтекал нас теплыми волнами и словно поглаживал. Истинно материнский голос, способный приласкать одним звучанием. В носу снова защипало - как мне не хватало маминого голоса, когда после тяжелого дня, обессиленная засыпала в тесной конуре дома удовольствий, холодной сырой канаве после побега или в доме Базиля изнуренная долгой тренировкой. - Мы очень рады, что спустя столько времени наш род воссоединился.

- Теперь вы под защитой клана, - вступил Дорнвир. Его глубокий и звучный голос, так же, как и у сына, обволакивал и завораживал. Так на жертву действует взгляд кассии. Умом я понимала, что поддаваться его чарам может быть опасно, но ничего не могла поделать и продолжала зачарованно слушать. - И мы позаботимся о вашем будущем.

Пока не узнают, что выкрала их семейную реликвию, - подумала я.

- Я слышала, ты обрел крылья. Надеюсь, покажешь нам? - Полэния ласково, будто маленького мальчика, потрепала Рэя по щеке, и от удивления у меня едва не отвисла челюсть. Серьезность, а порой и суровость, хозяина неприступного особняка никак не сочетались в моем представлении с подобным проявлением нежности.

- Разумеется, - улыбнулся Рэй. - И не только это. У меня есть для вас еще одна приятная и очень важная новость. Поделюсь, когда все соберутся, а пока, прошу, - он посторонился, и чета Алгэр с неторопливой грациозностью проследовали вглубь дома.

Догадываясь, о чем он хочет сообщить, я покосилась на сестру - знает ли она и что чувствует по этому поводу? Волнуется? Может, ей нужна моя поддержка? Нэлли

выглядела взволнованной, но не обеспокоенной, а радостной и возбужденной. Кажется, она счастлива. Вот и отлично. О лучшей судьбе для нее я и мечтать не могла. Здесь о ней точно позаботятся.

Вновь появившиеся гости прервали мои размышления. Рэй снова представил нас. Очередная молодая пара, хотя теперь я уже опасалась делать предположения о их возрасте, выразила радость и присоединилась к Алгэрам.

Гости прибывали и прибывали, я уже сбилась со счета и отказалась от затеи всех запомнить. Удивительно, как, оказывается, много драконов. Менялись лица, цвета одежды и волос. Были совсем юные, более зрелые, но ни одного одряхлевшего старика, будто старость драконам незнакома. Дети смотрели на нас с искренним любопытством, как на редких зверюшек, молодые люди - с нескрываемым интересом. Особенно один - юноша с рыжеватыми волосами, бледной кожей и на удивление черными глазами под длинными загнутыми ресницами не отводил от нас взгляда даже когда родители повели его к остальным гостям.

Кажется, его звали Истир, а фамилию я не запомнила. От меня не укрылось, что Нэлли исподтишка продолжает смотреть на него. Вот уж не знала, что сестренка такая кокетка. Но не думаю, что играть с чувствами драконов - это очень хорошая идея. Придется серьезно с ней поговорить, пока не погубила себя и свое будущее.

— Ну вот, кажется, и все, - Рэй окинул взглядом беседующих родственников. - Пора показать им, что такое уметь летать. Ты готова, Кора? - она повернулся ко мне, но раньше, чем я ответила, дверь снова распахнулась, и на пороге возник еще один гость.

Он прибыл один и разительно отличался от тех, кто пришел до него. Все они обладали высоким ростом, безупречной осанкой и немного резкими, но правильными чертами, новый же гость был больше похож на моего отца - чуть выше среднего роста, русые с пепельным отливом волосы были коротко подстрижены, а на круглом лице выделялись бледно-голубые глаза и ямочка на узком подбородке.

Скользнув по мне взглядом, гость улыбнулся, а лицо Рэя заледенело.

— Полагаю, племянник, ты просто забыл прислать мне приглашение, - его голос больше напоминал шелест, и мужчина, больше не глядя на нас, прошел в комнату.

Глава 70. Право супруга


— Конечно, дядюшка, — прошипел Рэй, провожая его взглядом.

Я тоже невольно посмотрела ему в спину. Почему-то новый гость показался мне знакомым, вот только никак не могла вспомнить где его видела. И чем больше смотрела, тем сильнее разрасталось странное чувство тревоги, азарта и опасности.

— Не бойся, — проследив за моим взглядом, ободрил Рэй. — Я сам половину из них почти не знаю.

Слабое, на мой взгляд, утешение, тем более, что я то не знала совсем никого.

— Вот теперь точно все. Нам пора, — он взял меня на руку и повел к гостям, как приговоренного на казнь.

Едва вошли в комнату, к нам сразу же обратились множество глаз. Черные, как у Рэя, прозрачно-карие, золотистые, зеленые, даже красные, словно горящие угольки — но все они блестели от несдерживаемого любопытства.

— Кузина... — еле слышно прорычал Рэй.

Я проследила за его взглядом и увидела последнего гостя, стоящего рядом с высокой и невероятно эффектной девушкой. Ее кожа светилась безупречной белизной, а серебристые волосы ниспадали ниже тонкой талии. Разве что глаза и губы были немного бледноваты.

Приподнявшись на цыпочки, мужчина что-то шептал ей на ухо и поглаживал длинные, почти прозрачные пальцы, а девушка слабо улыбалась, и на впалых щеках играл едва-заметный румянец.

Поймав взгляд Рэя, она слегка качнула головой и приподняла серебристую бровь, а он нахмурился и, помрачнев, отвернулся. Но вскоре красивое лицо разгладилось, и Рэй зачем-то крепче прижал меня к себе, заслужив от нее сверкающий взгляд.

— Нэлли, подойди ко мне, дорогая, — Рэй посмотрел на мою сестру.

Нэлли весьма мило беседовала с Полэнией и Дорнвиром, но стоило Рэю позвать, сразу же подбежала к нам, а я вонзила ногти в ладони сдерживая неподобающее и недостойное раздражение.

Они прекрасная пара и будут счастливы вместе — старательно убеждала себя, пока к нам приближалась Нэлли с сияющими от восторга глазами.

— Ваши родители такие милые, — защебетала она.

Ну вот, уже и с семьей нашла общий язык. Все складывается как нельзя лучше, а непонятная тяжесть все сильнее давила на сердце.

— Разумеется, ведь ты им как дочь, — и Рэй обнял ее за плечи, а я подавила тяжелый вздох. — Дорогие родственники, — он повысил голос, и сразу же воцарилась жадная, выжидающая тишина. — Как вы знаете, я посвятил свою жизнь тому, чтобы вернуть нашему роду все силу до сих пор спящей магии. Я еще никогда не был так близко к цели. Посмотрите на этих девушек, — он сделал шаг назад, а нас наоборот подтолкнул вперед.

— Они росли среди обычных людей, не зная своей истинной природы и не подозревая, что имеют многочисленную и могущественную родню. В их жизни было много лишений и борьбы за выживание, но именно это сделало из них тех, кто они сейчас есть — бесстрашных, отважных, находчивых и чистых сердцем девушек. Случай свел нас, а Свизар помог распознать в них родственную кровь. Я очень рад, что теперь эти девушки станут частью большой и любящей семьи. Тем более, что. — громовые аплодисменты, казалось, сотрясли каменные стены и не дали Рэю договорить.

— Как замечательно обрести новую родню. Особенно, такую хорошенькую, — воскликнул рыжеватый Истир и подмигнул Нэлли. Сестра зарозовела и смущенно отвела взгляд.

— Но это еще не все сюрпризы, — продолжал Рэй. — Возрождение магии в ее полной силе невозможно без объединения не только рода, но и реликвии, а как мы знаем, одна из частей была похищена, — Рэй обвел взглядом родню, и тот, кого он назвал дядей, поежился. — Я нашел и ее!

Его голос эхом отозвался под высоким потолком комнаты и заглушил изумленные восклицания.

Взмахом руки Рэй указал на нечто, скрытое под трепещущим пологом из золотистой ткани. Видимо, на него было наложено заклятие невидимости, потому что ни я, ни остальные гости ничего не замечали до того, как хозяин не обратил наше внимание.

От его жеста, полог сорвался, и перед нами предстало горящее сердце. Оно было бы великолепно. Было бы, вот только пустота, зияющая на месте одной отсутствующей части, не давала ощутить всю его мощь.

Воцарившуюся тишину, иначе как благоговейной, назвать было нельзя. Все присутствующие молча рассматривали древнюю ценность. Спутник серебристой блондинки даже подался вперед, но спохватился и, оглянувшись на Рэя, отступил.

— А сейчас прошу вашего внимания, — снова заговорил Рэй, когда интерес гостей немного ослаб. — Мы вам покажем, что нам дало даже неполное Сердце и целостность рода. — Дорогая, ты мне поможешь? — обратился он к Нэлли и начал расстегивать сюртук.

Сначала я не поняла, что он собирается делать, когда один за другим сбрасывал на руки сестры сначала сюртук, затем шейный платок и сорочку. Под конец, когда остался в одних брюках, сжал мои пальцы.

— Полетаем?

Его крылья с шумом развернулись, и меня снова обдало ароматом фиалок, а Рэй уже оторвался от пола и парил в воздухе.

Кажется, мои крылья слушались его лучше, чем меня. Я еще не успела вспомнить, как же их выпустить, как и у меня за спиной забилось два крыла.

Миг, и я уже парила рядом с Рэем.

В этот раз у меня лучше получалось управлять ими, и мы более слаженно облетели комнату и покружились над восхищенно поднятыми головами.

— Браво, сын, — в полной тишине раздался голос Дорнвира и одинокие хлопки, которые вскоре переросли в шумное рукоплескание. — Ты и Корнэлия возвращаете нашему роду прежнюю мощь и величие.

— А я заявляю свои права на Корнэлию. Она моя жена, и я требую ее вернуть вместе с принадлежащей мне частью Сердца — неожиданно для всех из толпы выступил «дядюшка», и я вспомнила почему он показался мне знакомым. Крылья сложились сами собой.

Глава 71. Дознание


От немедленного падения меня опять удержали руки Рэя. Мы плавно опустились на пол, и он сделал шаг вперед, словно закрывал меня от родственников.

Из-за широкой спины я видела их взгляды, полные осуждения и негодования.

Полэния и Дорнвир — их лица застыли непроницаемыми масками. Они смотрели только на сына, а меня словно и не замечали.

Но больнее всего меня ранили непонимание и растерянность в глазах Нэлли.

— Сестренка, ты вышла замуж? Когда? Ты ничего мне не сказала? — и осмотрелась, словно искала ответов у окружающих.

Истир уже не стоял рядом с ней и не поддерживал под руку, воздух в комнате начал похрустывать от окутавшего всех ледяного молчания. Только светло-серые глаза моего «супруга» и серебристые — блондинки — довольно блестели.

Только мы обрели семью, ощутили себя частью чего-то большего, почувствовали, что мы кому-то небезразличны, и вот судьба все вернула на свои места. Снова во всем мире есть только мы вдвоем. Только на себя мы можем положиться и у себя искать поддержки.

— Племянник, ты позволишь забрать мне свою собственность?

Я невольно вздрогнула. Никогда я не была ничьей собственностью и не собиралась быть. Если этот незнакомец, с которым я связала себя, чтобы стать частью воровского сообщества, полагает, будто действительно стал моим мужем, то он глубоко заблуждается. Я снова сбегу, сделаю что угодно, но сохраню свою свободу. Кажется, тянуть больше не стоит.

Я глубоко вздохнула, успокаиваясь. Сейчас, как никогда необходимо владеть своими чувствами. Больше Рэй не сможет поддерживать меня, и придется самой управлять полетом.

Крылья! Где же вы? Почему не появляетесь, когда так необходимы.

Но они, словно тоже почувствовали, что им грозит неволя, и спрятались, будто их никогда не было.

Рэй порывисто обернулся, будто почувствовал мое намерение сбежать и крепче стиснул пальцы.

Его лицо было таким же неподвижным, как и у родителей, только крылья точеного носа трепетали, под смуглой кожей перекатывались желваки, а черные глаза сверкали так, словно вот-вот в них вспыхнет огонь. Дракон притянул меня ближе, и я почти впечаталась носом между его сложенных крыльев.

Первый раз я прикоснулась к ним. Они оказались теплыми и гладкими, как дорогая и тщательно выделанная кожа. Мелкие, сверкающие чешуйки почти не ощущались, настолько они были тонкими и мягкими. В каждой из них, как в миниатюрном зеркальце, я видела отражение своего лица — побледневшего и с испуганно распахнутыми глазами.

— Брак, заключенный между вами и Корнэлие,й был консуммирован?

Слова, произнесенные ледяным тоном, в полнейшей тишине падали и разлетались на мелкие осколки. Некоторые из них, подхваченные острыми взглядами, пронзали меня насквозь.

— Конечно, — губы моего супруга расплылись в заговорщицкой усмешке. — Разве возможно оставить такую новобрачную в одиночестве? — блекло-серые глаза старались заглянуть Рэю за спину и оглядеть меня от макушки и до пят.

Чешуйки на крыльях Рэя приподнялись и заострились. Я снова увидела, как на его шее вздулись и засветились вены.

По гостям пробежала волна ропота, но его заглушил ясный голос блондинки.

— Рэй, дорогой, оставь Корнэлию в покое. Зачем ты так в нее вцепился? Она уже сделала свое дело, вернулась в клан, воссоединив его, а теперь верни ее супругу. Это неправильно держать жену вдали от мужа.

Какое-то время он молчал, словно взвешивал все доводы, а я продолжала пытаться вытолкнуть крылья, правда, безуспешно.

Наконец Рэя принял решение. Он отступил, и я почувствовала, как кожу пронзает множество колючих взглядов.

— Твое слово, Корнэлия.

Я стояла перед ними, будто по дурости голая вышла на городскую улицу, сгорала от стыда и еле сдерживалась от того, чтобы не закрыть глаза руками.

Смотрела в обращенные на меня лица и ни на одном не находила не то, что сочувствия, даже участия. Видимо, и не должна была. Кто я такая, чтобы высокородные драконы мне сочувствовали, а я не должна перед ними оправдываться.

Я сама дала согласие на этот брак, сама совершила эту ошибку, мне за нее и расплачиваться. Не желая выглядеть жалкой, я распрямилась, расправила плечи, вскинула голову и крепко сжала губы — они не услышат от меня ни слова жалобы, не увидят моей слабости. И тут я увидела глаза Нэлли — широко распахнутые и с застывшими в них сверкающими слезинками.

Сердце сжалось, а губы задвигались сами собой:

— Нет.

Глава 72. Исповедь


Не сразу поняла, что произнесла это сама. Голос был незнакомый. По силе и твердости не уступал голосу Рэя. Точно так же, он словно куполом накрыл притихших гостей и пробудил от молчания.

По комнате пронесся шорох как от множества разворачивающихся крыльев — это гости одновременно повернулись, чтобы посмотреть на меня.

Рассказывай.

Это был приказ, а не просьба, и его невозможно было ослушаться. Рэй зашел мне за спину, и я чувствовала тепло его тела. Оно придавало сил и вселяло уверенность — сейчас я не одна против всех, как бывало обычно.

И я рассказала. Рассказала, как попала к Базилю, как научилась жить за счет воровства.

Что должна была содержать сестру, а потому выполнить первое самостоятельное задание, для чего пришлось стать женой совершенно незнакомого человека и вместо супружеский обязанностей исполнить воровские. Не утаила и того, что вместе с заказанным артефактом, я не удержалась и прихватила странную шкатулку.

Я не искала сочувствия или прощения, только веры. Пусть эти люди отвернулись бы от меня, как от недостойной, но я сохранила бы свободу. Не пришлось бы снова сбегать, прятаться... воровать.

Я скользила взглядом по лицам, в надежде отыскать хотя бы тень того, что верят услышанному, но встречала лишь застывшие маски. Не смотрела только на Нэлли. Ее и только ее осуждения я не смогла бы пережить. Увидеть презрение в ее чистых и наивных глазах — это стало бы самым худшим из того, что мне пришлось пережить.

Единственным, кто не сохранил полнейшую беспристрастность, был дядюшка Рэя и мой «супруг». Сначала, когда сказала при каких обстоятельствах заключался брак, его полное лицо покраснело, потом, при сообщении, что в первую брачную ночь я была занята не супружескими утехами, а похищением древней реликвии драконов, побледнел и мог бы с успехом соревноваться в белизне со своей спутницей.

Он качнулся, будто кто-то толкнул в спину и вышел вперед.

— Разве можно верить глупой девчонке? — его губы растянулись в фальшивой улыбке. — Я знаком с ее опекуном. Зная, что давно вдовею, он предложил мне взять в жены свою воспитанницу, обрисовав ее девушкой скромной и достойной. Поначалу она такой и была, пока я выполнял все ее капризы. Но стоило отказать ей в покупке нового и весьма дорого наряда, как девчонка устроила истерику и сбежала, при этом украв часть приданного почившей супруги. Сейчас она просто капризничает и показывает свой дурной нрав, отказываясь признавать мое право на нее, данное людьми и Свизаром. Я требую вернуть мне мою собственность, так же, как и приданное прежней супруги.

Я слушала и покрывалась холодным потом. Не верилось, что можно лгать так убедительно и хладнокровно. И скорее всего ему поверят. Он — часть их семьи, хоть и не связан кровными узами, а кто я? Недавно обретенная родственница, о которой день назад они еще знать не знали и прекрасно жили.

— Она не человек и не должна подчиняться общечеловеческим законам. Она дракон, — голос Рэя ударил в спину теплой волной и окутал плечи невидимым покровом. — Ваш брак, дядюшка, был скреплен по обычаям драконов?

Мужчина вздрогнул, оглянулся будто в поиске поддержки, но за его спиной была пустота, даже сереброволосая блондинка смешалась с родственниками.

— Дорогой племянник, — вкрадчиво начал он. — Когда вступал в брак с этой девушкой, я и понятия не имел, что она принадлежит к вашему роду. Именно поэтому мы ограничились только человеческими обрядами. Видимо, это моя судьба быть частью

вашего клана, и я готов без промедления скрепить брак и по законам драконов, — на этот раз написанное на лице удовольствие было неподдельным.

Мужчина и вправду радовался, что снова оказался связанным с древним родом. Зачем ему это? Что хочет получить от столь странного родства? Я не понимала.

Рэй за мой спиной молчал, видимо, обдумывая услышанное, а гости принялись перешептываться, при этом бросали на меня короткие внимательные взгляды.

Это они сейчас решают мою судьбу?

Глава 73. Соглашение


Переговоры закончились довольно быстро, но мое решение созрело быстрее. Если драконы решат, что признают этот недобрак, то придется им распрощаться со своей истинной ипостасью, потому что род никогда не будет воссоединен. Я убегу так быстро и спрячусь так хорошо, что они меня никогда не смогут найти, даже если придется скрываться всю оставшуюся жизнь.

— Нам трудно принять решение, — Дорвнир выступил вперед, и все замолчали, только Рэй придвинулся ко мне и словно случайно заслонил плечом. — Вы говорите одно, — отец Рэя повернулся к моему «супругу». — Корнэлия другое. Брак заключен не по нашим обычаям, и не известно подтвержден ли.

Я чувствовала как Рэй задержал дыхание в ожидании решения клана. Мне очень повезло, что он больше всего на свете желает обрести свою природу, поэтому будет биться за меня до последнего. Уж он то знает, что удержать меня против воли довольно сложно.

— Мы не хотим, чтобы на наше решение падала хоть тень несправедливости, поэтому предлагаем всем вернуться в замок клана. Там лекарь осмотрит девушку, и, если брак был подтвержден, то сразу же проведем все необходимые ритуалы. Вы согласны? — Дорнвир повернулся к мужчине, и тот с готовностью кивнул. — Корнэлия? — черные глаза устремились ко мне, будто пытались прочитать самые потаенные мысли.

Если вопрос только в действительности брака, то я, хоть это и не очень приятно, но легко опровергну заявления своего несостоявшегося супруга. Интересно, на что он рассчитывал, согласившись на это предложение? Или в самом деле полагает, что между нами могло что-то быть?

Вероятно, мне стоило бы насторожиться — все складывалось слишком просто, а легкость очень редкий гость в моей жизни. Куда делась настороженность — вечный мой спутник? Видимо, ее притупила излишне бурная радость от близости свободы.

— Я готова, — вскинув голову, ответила я и увидела, как шея и спина Рэя расслабились. Только сейчас я поняла в каком напряжении он находился все то время, что шло обсуждение и длились мои раздумья. С едва слышным шипением он выдохнул сквозь стиснутые зубы и неожиданно для меня заговорил:

— Поскольку только я и Кора обрели крылья, мы можем полететь вдвоем в замок и дожидаться вас там.

— Нет! — мой предполагаемый супруг едва не взвизгнул. — Я протестую!

— Почему же, позвольте спросить? — с вежливой сдержанностью поинтересовался Дорвнир. Даже я прочитала оттенок раздражения на бесстрастном лице. Кажется, родственник порядком надоел дракону. Надо запомнить, вдруг пригодится.

— Я не доверяю Рэйнвриу. Он предвзято ко мне относится. К тому же, лицо заинтересованное. Уж я-то знаю, что он с неодобрением относится к межрасовым бракам. Я опасаюсь, что он похитит и спрячет девушку.

— Что вы сказали? — черные и прямые как стрелы брови грозно сошлись на переносице.

— Что мой сын способен на столь постыдный и недостойный поступок, как похищение девушки?

Я чувствовала, как от рокота его голоса вибрируют пол и стены, даже внутри меня он отзывался напряженной дрожью. Все невольно отступили, только Рэй будто врос ногами в пол.

Отшатнулся и «дядюшка», но продолжал упрямо смотреть прямо в сверкающие глаза дракона, для чего ему пришлось откинуть голову.

— Я не хотел вас обидеть, — заюлил он. — Корнэлия — девушка весьма импульсивная, она может вскружить голову Рэнвиру и сама сбежать с ним. Неужели вы хотите подобного скандала?

Несчастный, он хотел исправить оплошность, но, кажется, сделал еще хуже.

— Мой сын не настолько слабовольный, чтобы позволить кому-либо управлять своими поступками, — рядом с Дорнвиром встала Полэния, и теперь уже на моего «супруга» летели стрелы из двух пар сверкающих глаз.

— Хорошо, — Дорнвир поднял руку, будто отметая все возражения. — Мы отправимся все вместе, чтобы у уважаемого Джоя не осталось никаких сомнений в справедливости драконов. Нэлли, согласишься ли ты сопровождать нас в свой новый дом? — он предложил моей сестре одну руку, а вторую протянул Полэнии.

— Я буду сопровождать Корнэлию, чтобы она благополучно добралась до замка, — тихо, но твердо заявил Рэй, всем видом показывая, что уж это право у него никто не отнимет и посмотрел на «дядюшку» в ожидании возражений.

Пожалуй, господин Джой был не так уж и неправ, заявляя, что Рэй недолюбливает его.

Вот и сейчас он весьма прозрачно напрашивался на ссору, но, добившись своего, Джой этого даже не замечал, только довольно переглянулся с блондинкой.

Понадобилось некоторое время, прежде чем весь клан покинул гостиную и оказался в саду. Я думала, что порталы откроются прямо за дверью, но вереница гостей потянулась к воротам.

Магия особняка не позволяла активировать порталы или это было просто невежливо, я не знала, поскольку не была знакома с правилами этикета драконов.

Видимо, не все драконы обладают моей ловкостью, и Рэй для их удобства активировал равнинный слой. Неприступные скалы исчезли, будто их и не было, а распахнувшиеся ворота открыли нашим взглядам бескрайние луга, по которым, словно по зеленому морю, ветер гнал блестящие на солнце волны.

— Держись крепче, — услышала я голос Рэй и почти сразу же еле различимый заливистый свист.

Резко повернула голову — только один человек умеет так свистеть — и почти не удивилась, рассмотрев между густыми шапками кустов ярко-рыжую шевелюру.

Глава 74. ’’Спасение”


Вернуться к Базу и прежнему образу жизни или довериться драконам? Времени на раздумья нет. Я должна решить немедленно.

Окинула взглядом тех, от кого быть может зависит моя судьба. Все как один, высокие и красивые, я так не похожа на них, но они могут стать моими родственниками. Хочу ли я этого?

Нэлли шла между Дорнвиром и Полэнией, вдруг она обернулась, и я поймала полный беспокойства взгляд.

Вот решение и принято.

Еще раз осмотрелась и осторожно покосилась на вышагивающего рядом Рэя. Кажется, он ничего не заметил.

Я выразительно посмотрела на Шныка и коротко качнула головой, давая понять, что не нуждаюсь в помощи и он может валить восвояси. Но долговязый проныра будто ничего и не заметил. Широко ухмыльнулся, подмигнул и показал какой-то кристалл.

Что он еще придумал?

Всего на мгновение над верхушками кустов показались рыжая макушка и блестящие глаза и тут же исчезли, а сразу после этого внезапный порыв ветра едва не сбил с ног.

Я невольно уцепилась за руку покачнувшегося Рэя и словно ослепла — всю равнину заволокло таким густым туманом, что не могла рассмотреть даже собственные пальцы, а в ушах оглушительно свистело.

— Держись за меня! Не отходи!

С трудом расслышала голос Рэя. Все звуки будто вязли в густом и плотном воздухе.

Вопреки нашим вечным препирательствам, я была склонна безропотно последовать его приказу, вот только...

Руки что-то коснулось, и по всему телу пробежали легкие разряды, будто потрогала молнию. Что-то похожее я почувствовала при соприкосновении с парализующей сетью.

Неужели Шнык решил спасти меня против моей же воли?

В непроглядном тумане я потеряла надежную ладонь Рэя и совсем перестала ориентироваться. Не понимала где я нахожусь. Стою или упала. Подо мной острые камни или мягкая трава. Только зовущий меня удаляющийся глухой голос позволял предположить, что или меня уносят прочь, или Рэй уходит все дальше.

Туман закончился так же неожиданно, как и возник.

Всего шаг, и вокруг меня уже прозрачно-кристальный воздух, а на фоне голубого неба маячит довольная физиономия Шныка.

— Здорово придумали, правда? — снова подмигнул он. — Так и поняли, что гандов дракон тебя сцапал. Что он от тебя хотел, почему так долго держал?

Вопросы сыпались как град, вот только я не могла ответить и подзатыльников не могла надавать тоже. Даже не знаю, получалось ли гневно сверкать глазами. Была бы моя воля, от Шныка осталась бы только горстка пепла.

Ну почему, как только жизнь начинает налаживаться, обязательно что-то случается, и все идет прахом?

— Ах, да! Ты же не можешь говорить, — спохватился Шнык. — Ничего. Это скоро пройдет.

И тогда я тебя порву на множество маленьких Шныков — мысленно пообещала я.

— А вот и наша беглая воровка!

Я не могла даже головы повернуть, но по голосу узнала База. Заслонявшая обзор физиономия Шныка исчезла, а вместо нее появилась конопатая и обветренная — База

— Уж не думала ли ты, что мы тебя бросим на драконовскую милость? Ты член команды, и мы предприняли бы что угодно, чтобы тебя вытащить.

Раньше надо было предпринимать, — угрюмо подумала я.

— А на дракона еще найдем управу. Он нам за все заплатит.

А вот это вряд ли. Получив крылья, Рэй не остановится ни перед чем, чтобы вернуть всю силу драконов.

— Ради того, чтобы вытащить тебя, я не пожалел даже артефакта изменения погоды, а они знаешь какие редкие? — продолжал Баз

Лучше бы оставил для более подходящего случая — все еще мысленно бурчала я.

В поле зрения появился экипаж. Согнувшись, Баз забрался внутрь и как тюк ткани сгрузил меня на мягкое, обтянутое тканью сиденье.

Надо же, никогда не видела у него подобной роскоши. С чего бы такая щедрость?

— Ты прости, девочка моя, что пришлось тебя обездвижить. Мы ведь не знали, что там дракон с тобой делал, а они известны своей силой обаяния. Когда придешь в себя, еще спасибо нам скажешь, что вырвали из его лап, — он по-отцовски погладил меня по щеке, а я едва не взрывалась от скопившегося внутри возмущения и невозможности выразить протест. Вот уж действительно, отвратное состояние.

— Ты всегда можешь на нас рассчитывать, — Шнык плюхнулся рядом на скамью, и экипаж затрясся на неровностях дороги.

Похитители были так близко. Мучительно, искушающе близко, а я даже не могла ни пнуть их, ни вцепиться в горло.

Разрастающийся гнев грозным рыком клокотал в груди, но не мог вырваться.

Вдруг экипаж дернулся и остановился. Судя по удивлению на лицах попутчиков, остановка не была запланирована.

Может, метка все еще работает? Рэй смог найти и нагнать нас?

Радостное ликование поднялось мощной, сокрушающей волной, но сразу же спало, стоило между занавесками появиться бледному лицу в обрамлении серебристых волос.

— Привет, — тихий вкрадчивый голос обволакивал и побуждал подчиняться, даже меня, лишенную возможности пошевелиться.

Глава 75. Пожар


— А это еще кто? — Шнык во все глаза уставился на миловидное, но бледное лицо. Видимо, раньше он никогда не видел девушек-драконов и сейчас не мог отвести взгляд.

Баз оказался покрепче и не так быстро поддался драконьему обаянию.

— Вперед! — воскликнул и даже вскочил со скамьи.

Наверное, решительный приказ должен был привести экипаж в движение, но от просительного тона он лишь не много дернулся, и прекрасная гостья покрепче ухватилась за стенки.

— Не так быстро, проворные мои, — прошелестела она, и на пальцах, как когда-то у Рэя, заплясали языки пламени.

Только не это!

Я хотела крикнуть им, чтобы бежали, спасались, пока есть время, но все еще не могла пошевелиться. Мерцающий сгусток огня отделился от бледной руки и полетел в нас.

Или сил у девицы было меньше, чем у Рэя, или я уже приняла их магию, но не почувствовала прежней обжигающей боли. Меня словно обдуло горячим и сухим ветром.

Багряные завихрения наполнили экипаж, и я не могла рассмотреть что происходит. Алые, оранжевые, желтые, даже голубые всполохи сменяли друг друга в каком-то безумном танце. А рев и свист был ему аккомпанементом. Трещала деревянная обшивка, лопалась ткань сиденья, хлопали закрывающие вход портьеры, я словно оказалась в гандовом пекле.

Сухой воздух жадно лизал плечи руки и спину, норовил подобраться к ногам, но текучая ткань как ни странно устояла, вот только лента сгорела, и волосы упали на плечи тяжелым плащом.

Поглотив все, что было ему по силам, пламя исчезло так же быстро, как и появилось.

Даже если бы я не была парализована, то все равно не смогла бы ничего сказать — язык, да и меня саму сковало ужасом — от экипажа не осталось даже и воспоминания, я сидела на земле в центре выжженного круга, а там, где мгновение назад были Баз и Шнык, остались лишь маленькие кучки пепла.

Она спалила их!

Заживо спалила тех, кто в последние годы почти заменил мне семью. Кто заботился обо мне и научил всему, что я знаю, кто не позволил умереть от голода и холода.

Злость и отчаяние захлестывали с головой, но они же и помогли сбросить магическое оцепенение. Первое, что я почувствовала — как за спиной развернулись крылья.

Ну сейчас вы узнаете, как сжигать моих друзей!

Да, я не обладала магией драконов, их силой, но кто может помешать мне поднять их так высоко, как смогу, и сбросить на землю. После такого падения не выживет никто, даже дракон, если он пока не умеет летать. По крайней мере, я на это надеялась.

— Селеста, смотри! — я оглянулась на восторженно-испуганный голос. А вот и первая жертва — Джой указывал на меня трясущейся рукой.

Обернулась и блондинка.

— Рэй говорил, что ты выносливая, но я даже не догадывалась насколько, — процедила она.

Хлопок крыльями, второй. Они еще не очень хорошо слушались. Все тело ломило, будто отлежала его целиком, но я старалась не обращать на это внимание — блондинка, вот моя главная цель. Это она уничтожила близких мне людей. Без ее помощи Джой не смог бы пробраться в дом Рэя, не было бы этого похищения.

Оставив Джоя на десерт, я бросилась к Селесте.

— Берегись, — за спиной раздался визгливый возглас, но я не обратила на него внимания.

Несколько длинных стелящихся, чтобы не трать лишнюю энергию, прыжков, и я уже лицом к лицу с бесцветной девицей, а взмахи крыльев все набирают силу. Вот сейчас, схватить ее за серебристые волосы, а еще лучше за тонкую, почти прозрачную шею, поднять высоко-высоко над землей и отпустить. С каким удовольствием я смотрела бы на то, как она падает, как ветер растреплет ее прическу, как удар о землю обезобразит ее красивое лицо. Не только злость из-за гибели друзей пробуждала во мне такую кровожадность, было что-то еще, что я ощущала всем своим существом — соперничество. Я чувствовала в ней соперницу и больше всего желала стереть даже воспоминание о ней.

— Полетаем? — с трудом, преодолевая сопротивление собственного тела, выдавила я.

— Как-нибудь позже, — оскалилась Селеста. — Жаль, что огонь тебя не берет, но перед этим не устоишь, — все еще заторможенная, я не успела предупредить короткий бросок.

Сеть! Будь она неладна. Упала на голову и опутала крылья. Они даже не успели спрятаться, а так и повисли за спиной безжизненными кожистыми складками.

Земля вдруг поднялась и ударила меня по лицу. Что-то потекло в рот — кажется, разбился нос. Трава и земля лезли в рот, ни я не могла даже перевернуться на спину.

— К тебе или ко мне? — в шелесте Селесты слышалась насмешка.

— Ко мне, — заявил Джой. Откуда только решительности набрался?

— И что вы только в ней нашли? Мелкая, худая, совсем не похожа на дракона. Скорее, на человеческого мальчишку. Неужели, после брака с моей тетушкой, ты смог польститься на нее. — в ее голосе было столько пренебрежения, что я ожидала пинка под ребра или в живот, но девица сдержалась. — И Рэй последние время только о ней и говорил. Надеюсь, что после закрепления вашего барака он о ней забудет. Поднимай ее. Мне и прикасаться к ней противно.

Я все правильно поняла — она чувствует во мне соперницу, не догадываясь, что если Рэй и говорил обо мне, то только как о способе вернуть силу драконов.

Но почему я так разозлилась?

Вот только времени подумать на этим у меня не оказалось. Джой поднял меня с земли и с кряхтением взвалил на плечо. Неужели я такая тяжелая? С другой стороны к нему подошла Селеста, и нас закрутило в тугой воронке.

Глава 76. Клетка


Портальное заклятие, Ганд его побери!

Воронка стягивалась все туже, а мои руки, ноги и крылья отказывались сгибаться, будто были высечены из камня. Мне казалось, что вот-вот сломается все, что только может сломаться, и на место прибуду беспомощным обрубком.

Интересно, даже и тогда Джой захочет на мне жениться? Что за прихоть непременно взять в жены кого-то из рода драконов, ведь даже когда увидела у Рэя его и Селесту, подумала, что они пара.

Кажется, он поменял решение, когда узнал, что я тоже принадлежу к могущественному клану, и пренебрег белокурой партнершей. Чувствует ли Селеста себя уязвленной или ей достаточно того, что путь к Рэю расчистился. Быть может, получится сыграть на женской гордости и столкнуть их лбами, а пока будут разбираться между собой, я успею сбежать?

Я думала о чем угодно, только бы не вспоминать о Шныке и Базе. В носу все еще стоял удушающий запах пепла и треск, с которым пламя пожирало все, до чего могло дотянуться. Слезы накатывали сами собой, и я не могла их сдержать. Рыдания разрывали грудь, но не могли вырваться из сдавленного паралитиком горла.

Свизар, дай мне сил все выдержать, и я сброшу их с самой высокой горы в самое глубокое ущелье.

Быть может, это была неправильная просьба, стоило проявить смирение, но на смирение я никогда не была способна. Тем более, сейчас.

Дышать становилось все труднее. То ли воронка скручивалась все туже, то ли душила злость.

И вдруг все исчезло. Вернее, исчезло ощущение, что меня пытаются раздавить, и я увидела кованную кружевную ограду — именно в нее я когда вошла новобрачной. Все было будто вечность назад. Я даже не верила, что все это произошло со мной.

— Прошу вас, Селеста, — подкинув меня будто бревно, предложил Джой и коснулся замка.

Ажурные ворота неспешно и бесшумно открылись.

Прошлое наступало с каждым шагом, пройденным по ухоженной дорожке, отсыпанной примульно-розовым песком и окаймленной аккуратными бордюрами из пены мелких белых цветов, и приближающим к высокой прозрачной двери.

Несколько каменных ступенек, и мы уже перед ней.

Я не хочу тула. Внутри все протестует, сжимается, готовясь к броску, который унес бы меня на недосягаемое для сетей расстояние, но мышцы по-прежнему не желают слушаться.

Предчувствие, что оказавшись за дверью, я попаду в ловушку, возможно, более надежную, чем подземелье в доме Рэя.

Ганд, я действительно предпочла бы оказаться там. По крайней мере дракон не угрожал мне насильным замужеством, да и с кандалами, как выяснилось, я могла найти общий язык.

Свизар! О чем я думаю?!

А думала я о Рэе. Даже воспоминание о кандалах, о безумной, нестерпимой боли, вызываемой просыпающейся магией, сейчас, перед угрозой нежеланного брака, отзывалось в груди теплом и легкой тоской по безвозвратной потере.

Очередное касание пухлой ладони к магическому замку, и дверь так же бесшумно, как и ворота, открылась.

Всего только шаг отделял меня от того, чтобы ловушка захлопнулась. Если бы кожа была покрыта чешуей, то она встала бы дыбом от моего нежелания пересекать роковую черту, но к счастью или сожалению, до этого этапа я не успела дойти. В моем распоряжении были только крылья, сейчас неподвижные, а потому и бесполезные.

И вот он сделан. Дверь с легким звоном захлопнулась, и меня будто лишили воздуха. Я пыталась вдохнуть, но чувствовала себя выброшенной на сушу рыбой.

— Оставь ее где-нибудь, — пренебрежительно обронила Селеста.

— Может, сразу и проведем обряд? — все еще не выпуская меня из рук, будто смогу сбежать, Джой заискивающе смотрел в лицо блондинки.

— Успеешь? — серебристые глаза насмешливо прищурились. — Не терпится отдать супружеский долг? — холодный взгляд перебежал на меня, и бледные губы презрительно скривились. — Сейчас есть дела поважнее. Ты же не хочешь, чтобы наша птичка опять упорхнула?

Джой судорожно сглотнул и кивнул.

Я чувствовала, как дрожат его колени, видимо, от непосильной ноши, и он отказался от идеи держать меня на руках, сгрузив на стоящий неподалеку диван. А я не сводила глаз с Селесты — что еще она придумала?

Тонкую, почти прозрачную руку окутало серебристым свечением, и драконица начала обходить комнату, методично запечатывая все окна и выходы.

Я не знала, насколько действенно это заклятие, и, если оно может помешать мне покинуть дом, почему им не воспользовался Рэй, но внутри все похолодело от нехорошего предчувствия.

— Вот и все. Птичка в клетке, — удовлетворенно сказала Селеста, когда все закончила, и грациозно опустилась в кресло. — Теперь можем и поговорить, — многозначительно посмотрела на не ожидавшего такого поворота и опешившего Джоя.

Глава 77. Секрет платья


В моем положении не бывает лишней информации, и хоть я не могла пока ничего предпринять, но ничто не мешало обратиться в слух.

— Что ты хочешь услышать? — осторожно поинтересовался Джой и осмотрелся. Кажется, он побаивался свою весьма опасную сообщницу.

— Ты знал, что она тоже дракон и поэтому хотел попасть в дом Рэя?

Я видела, что Джой колеблется, не зная насколько можно быть откровенным. Его блеклые глаза перебегали с предмета на предмет, будто искали выход, лицо пошло красными пятнами, а шея побагровела.

— Не бойся, говори. Мы же заодно. Не стоит меня злить. Видел, что я сделал с теми двумя? Хочешь присоединиться к ним и стать удобрением для травы?

— Я... Я... — лицо Джоя потеряло все краски, а голос дрожал. — Я понятия не имел, что она принадлежит к вашему роду. — Рэй пришел ко мне в поисках частицы Сердца. Так я понял, что он ищет его. Возможно, знает о похищении.

— Ты позволил украсть у себя часть нашего достояния? — серебристые глаза расширились, и в них заплясали опасные огоньки. — Ты скрыл от меня, что потерял Сердце, — тихий вкрадчивый голос, обвивал удушающими кольцами подобно кассии и отравлял не хуже.

На кончиках пальцев снова затрещали искры.

О, Свизар, как бы я хотела, чтобы Селеста вышла из себя и испепелила Джоя, но, как и всегда, это везение прошло мимо. Драконица глубоко вздохнула, успокаиваясь, выпустила из тонких ноздрей облачка пара и снова уставилась на сообщника. Такому взгляду невозможно сопротивляться.

Захлебываясь словами и обливаясь потом, Джой продолжал:

— Я проследил за твоим кузеном и вышел на эту шайку воров, но девчонки с ними уже не было.

— Зачем ты хотел ее похитить? — едва Джой замолчал, в него полетел новый вопрос.

— Хотел вернуть Сердце. Оно по-праву принадлежит мне! — его голос звенел истерическими нотками, а сам Джой даже приподнялся на носочки в попытке выглядеть внушительнее, но все равно едва достал до плеча Селесте, а она даже не скрывала своего пренебрежения. — Ты я и Сердце — могущественнее нас никого бы не было. Я не хотел тебя обманывать. К нашему бракосочетанию часть Сердца была бы уже на месте, девчонка не смогла бы долго скрывать ее.

— Ты прав, — обронила Селеста, обходя по кругу диван, но который свалили меня. —

Она и не смогла. Вот только первым нашел его Рэй, и скоро он получит всю силу драконов. Он уже получил крылья.

— Когда я женюсь на ней, клан снова будет разбит, и Рэй останется с тем, что у него есть. А ты — с ним.

— Так теперь ты уже передумал жениться на мне? — тонкая серебристая бровь приподнялась. — Я уже не так изящна и желанна по сравнению в с этим, — Селеста брезгливо покосилась на меня. — Без разницы кто, лишь бы дракон? Право, я была лучшего мнения о твоем вкусе. Покойная тетушка была очень красива. Эта рядом с ней худосочный червяк. Почему же ты так стремишься во что бы то ни стало породниться с драконами? Что хочешь получить?

По всему виду Джоя было видно, что откровенничать он не желает, но не мог сопротивляться мягкой, но неумолимой настойчивости Селесты. Видимо, у нее своя, особая магия.

— Этого хочет император. Он хочет породниться с драконами, — почти шепотом выдавил он. — Он обещал поженить наших детей, когда придет срок, а меня сделать своей правой рукой.

Я не совсем поняла в чем дело, но ноздри Селесты заалели, а изысканная прическа распалась, и волосы скрутились в тугой, напоминающий хвост жгут.

— Что ты сказал? Император хочет свою водянистую кровь смешать с нашей? И ты хотел отдать ему нашего ребенка? Ты вдруг стал бессмертным? Какое счастье, что тетушка умерла, не узнав об этом кощунстве!

Селеста металась по комнате серебряной молнией, а я и Джой молчаливо следили за ней взглядами. Кажется, сам не зная того, он наступил на какую-то старую и очень больную мозоль.

— И для этого ты теперь хочешь жениться на ней?

Поравнявшись со мной Селеста остановилась. Брезгливое презрение ко мне боролось в ней с гневом из-за возможного родства с императором.

— Она нашего рода. В ней кровь драконов, — бормотала она, ломая пальцы и не колеблясь между двумя решениями. — С другой стороны, она полукровка. Кто знает, сколько в ней от людишек, а сколько от нас? Может, не так и страшно если к ее разбавленной крови добавится еще и рыбья? Но что скажут остальные члены клана. Хотя, они могут просто забрать ребенка, чтобы он не достался императору, а ее убить, и тогда все живые члены клана будут вместе, и магия вернется. Именно! — прозрачные глаза сверкнули, и я поняла, что решение принято. Моя судьба предрешена, и только я могу хоть как-то ее изменить. — Иди сюда, милая, — Селеста рывком подняла меня с дивана и поддерживала подмышки.

— Ты на моей стороне? Проведешь обряд? — в тусклых глазах Джоя сверкнула надежда, ведь он не слышал того, что сама с собой обсуждала Селеста.

— Да, но сначала я должна провести другой ритуал. Я сделаю эту девочку своей дочерью. Что, милая, готова обрести мамочку? — она насмешливо посмотрела на меня и поддернула, потому что безвольные ноги подгибались, и я норовила соскользнуть на пол.

Зря она это сказала.

Злость, что холодная и надменная девица хочет занять место моей мягкой и ласковой мамы, от которой я не слышала ни одного резкого слова, вспыхнула и, растекаясь внутри, выжигала парализующее заклятие.

— Только родитель или опекун, согласно нашим обычаям, может дать согласие на брак одного из драконов, — пояснила Селеста и повернулась ко мне. — Я, Селеста Вилгэр, беру тебя, Корнэлию... а, впрочем, не важно. Беру тебя, Корнэлию в дочери, и обязуюсь быть заботливой матерью и всегда действовать только в твоих интересах.

На этот раз бледную ладонь охватило оранжевое свечение.

У меня получилось даже слабо дернуться, но тонкие пальцы, хоть и выглядели хрупкими, держали цепко.

Нет. Это невозможно. Она не может стать моей матерью, хоть какой это будь ритуал. Как бы я хотела сейчас превратиться в дракона, быть укрытой прочной, не поддающейся никаким заклятиям кожей.

Я не поняла, что случилось.

Только подумала, как чешуйчатые пластинки платья словно расплавились и начали обтекать все тело.

Глава 78. Тень


Селесту отбросило в сторону, будто я применила какое-то заклятие.

— Ты... ты что сделала? — она следила за «живой» чешуей, и, по мере того, как, расползаясь, закрывала все тело, взгляд Селесты наполнялся ужасом.

— Невероятно! — восхищенно пробормотал Джой, видимо, забыв, что сообщница так и не завершила обряд «удочерения», а значит, не видать ему и брака, и совершенно невовремя напомнил о себе.

Вот и посчитаюсь разом с ними обоими. Итак уже достаточно времени потеряла, не стоит давать Селесте шанс снова меня обездвижить.

Я попыталась вспомнить какие мышцы управляют крыльями, и неловко взмахнула. Они двигались как-то неравномерно, рывками, будто были деревянными. Я даже удивилась, что не слышу скрипа, но все-таки оторвалась от пола. Получилось, правда, как-то кособоко — одно крыло забирало сильнее, в то время как другое почти висело без движения, и поднималась я весома странно: то резко вверх, то почти падала.

— Неважный из тебя дракон, — вскинув голову, чтобы не выпускать меня из вида, едва слышно сказала Селеста. В хриплом голосе еще слышались надменные нотки, но их почти стер панический, почти животный страх. — Получается, что без Рэя, ты все то же ничто, кем была до встречи с ним.

Я могла бы с ней поспорить. Ничем я не была никогда, но сейчас и правда чувствовала себя на редкость неуклюжей.

Пытаясь выровнять полет, я слишком сильно забрала вверх и сильно ударилась о потолок. Отпрянула — и врезалась в колонну, едва не запуталась в пышных драпировках портьер. Ударилась о стекло и вместо того, чтобы вывалиться в сад и изрезаться осколками стекол, чуть не оглохла от звона, а от боли в плече потемнело в глазах — Селеста постаралась на совесть, запечатав комнату.

Я все больше напоминала себе глупого мотылька, летящего на свет и постоянно встречающего преграду. Вот только прилетела я не сама, а меня прилетели. Лишь бы справиться с собой. Чтобы не только самой подяться, но и поднять их.

Ах, какой музыкой для меня прозвучал бы треск, с которым их головы встретились бы с камнем стен или толстых колонн.

На какой-то миг свело крыло, причем именно то, которое чувствовалось лучше всего. И я чуть не свалилась на голову Джоя.

По-мышиному пискнув, он пригнулся, прикрыл голову руками и метнулся к креслу.

— Усмири ее, — прячась за высокой спинкой, просипел он.

— И правда, что-то ты, моя деточка, разлеталась, — пропела Селеста и снова полезла в карман.

У нее там склад что ли?

Ну уж нет, снова я этого не допущу.

Жар ударил в голову и ошпарил лицо. Я почувствовала, как сила наполняет все тело, крылья работают уверенно и равномерно.

— А ты думаешь заклятие сработает? Ведь твоя магия оказалась бессильна, — кружа под самым потолком, чтобы Селеста меня не зацепила, поинтересовалась я. Конечно, и сама не была уверена, что защита платья выдержит и парализующую сеть, но видеть как бесстрастное лицо исказилось от злости — бесценно. — С кого же из вас начать?

— Ты не посмеешь причинить мне вред. Драконы тебя не простят, — гордо выпрямившись, заявила Селеста.

Я перевела взгляд на Джоя. Он весь скрючился, будто хотел залезть под кресло, а по бледному лбу градом стекал пот.

Пожалуй, покончить с подобными муками даже милосердно.

Я на миг зависла над ним, а потом сложила крылья и полетела вниз в крутом пике. Почти упала, но вовремя расправила крылья и, ухватив Джоя за шиворот, взмыла к потолку.

Ганд! А мне это нравится! Сила и маневренность кружили голову, а попискивание и подергивание добычи только забавляло.

Джой беспомощно сучил ногами и жалобно скулил, прося отпустить его. Неужели правда хочет этого?

Я взглядом измерила расстояние до пола — лететь ему пришлось бы прилично.

И этот диванный храбрец мечтал стать отцом дракона? Да его котята бы высмеяли.

Я еще обдумывала как с ним поступить, чего достоин этот дрожащий кусок мяса, когда наползла огромная тень и перекрыла солнечный свет.

— Не может быть! — уставившись в окно, прошептала Селеста.

Глава 79. К-коварство


Я проследила за ее взглядом, обернулась и тоже застыла не в силах вымолвить ни слова — напротив высокого окна, практически касаясь земли длинным и мощным хвостом, завис дракон. Немаленький такой, с черной, блестящей на солнце чешуей. Он напоминал огромную статую, что стояли в парке Рэя, только выточенную из цельного куска драгоценного камня и... живую.

Черные, с красными вертикальными зрачками глаза, так напоминавшие глаза Рэя, что сердце само собой забилось сильнее, осмотрели комнату и задержались на мне. Зрачок округлился, будто превращался в человеческий, широкие ноздри дрогнули, а острые зубы оскалились.

Мне показалось, что дракон пытается улыбнуться, а Джой задергался еще сильнее и отчаянно заскулил.

Дракон перевел взгляд на него, и чешуйки над глазом, образующие ровную и сверкающую бровь, вопросительно изогнулись.

Мне это показалось очень забавным, пальцы разжались сами собой, пока я рассматривала дракона.

Чешуя на животе была светлее, чем на остальном теле. Не черной, а, скорее дымно-черной и более матовой. Видимо, там кожа была тоньше, потому что четко обрисовывала бугрящиеся мышцы.

Возможно, Джою, да и Селесте, он и внушал ужас, я же не могла отвести глаз и рассматривала его, как великолепную статую.

Как раз перешла к крыльям, когда громкий шлепок и последовавший за ним вскрик отвлекли мое внимание — Джой шлепнулся на пол и, кажется, повредил ногу, потому что сжимал ее и пронзительно визжал.

— Рэй! Спаси нас! — Селеста бросилась к ею же запечатанному окну и заколотила кулаками по стеклу. — Он похитил нас, — она обернулась на сообщника, который от удивления даже перестал верещать. — Он напал на нас у твоего дома. Кто-то его навел, — девица подозрительно покосилась на меня. Ее лживость и наглость были такими потрясающими, что тоже чуть не свалилась на пол, и всерьез подумывала — не размозжить ли белокурую головку о ближайшую колонну.

Но если я сделаю это после настолько лживых обвинений, не подумает ли Рэй, что стараюсь что-то скрыть?

А он переводил сверкающий взгляд с меня на нее и внимательно слушал.

— Но он наслал на меня парализующее заклятие, и кто-то ударил по голове. Я ничего не помню. Очнулась уже здесь. Корнэлия... — снова взгляд на меня, — сказала, что она тоже ничего не помнит. Рэй, я боюсь, что здесь что-то замышляется против драконов.

Рэй снова оскалил клыки, и от его рыка задрожали стены. Селеста посмотрела на меня с таким победоносным видом, будто приговор уже принят и оглашен.

— Рэй, спаси меня. Вытащи отсюда. С этим домом что-то сделали. Я не знакома с этими заклятиями и не могу выйти.

Тонкая, высокая, с растрепанными белыми волосами и бледным лицом, она выглядела как само отчаяние и так умоляюще смотрела на Рэя, так заламывала руки, что не выдержало бы самое жестокое сердце. По крайней мере, я уже начала ей сочувствовать и даже сомневаться — уж не я ли в помрачении разума притащила сюда бедняжку.

Ноздри дракона затрепетали и напряглись, а грудь с проступающими под дымной кожей тугими мышцами расширилась, будто он вздохнул.

Движения крыльев стали более замедленными и плавными, и тут дракон выдохнул.

Хоть мне ничего и не грозило, даже если бы огонь ворвался в дом, я невольно отшатнулась, когда сгусток пламени ударился в стекло, заполнил весь проем, а потом, не в силах пробиться, медленно стек на землю и с шипением потух.

Это было невероятно. Я словно отказалась внутри огненного шара. Видела его переливы: алые, оранжевые, желтые и ослепительно-белые. Как цвета перетекают один в другой,

меняются местами, сливаются и разделяются. Я его почувствовала, как живое существо. Почувствовала его энергию, а его пульсация живой энергии отозвалась во мне сильными толчками.

Пусть оно не смогло пробиться сквозь наложенное заклятие, но это было невероятно.

— Рэй! Ты потрясающий!

Нисколько не огорчившись, что ее заключение продолжается, Селеста захлопала в ладоши и ее глаза блестели обожанием.

— Ты получил всю силу магии?! Ты смог?! Я всегда знала, что у тебя все получится!

Желание прибить нахалку становилось все сильнее, и я невольно сжала кулаки, но все -таки сдержалась. Не мне убивать дракона на глазах у другого дракона.

Рэй нахмурившись изучал окно, а Джой, видимо, осмелев, выглянул из -за кресла.

— Селеста, скорее проводи обряд, пока он не пробился сюда, — прошипел он. — Сколько выдержит твое заклятие? После обряда он уже ничего не сможет сделать. Торопись. И усмири свою родственницу.

Едва заметное движение рукой, и окно закрыла плотная, не пропускающая свет штора, а в комнате вспыхнули свечи.

Дом вздрогнул, когда в окно врезалось что -то очень большое.

— Рэй! Помоги! — воскликнула Селеста, а сама взглядом измеряла расстояние от меня до себя. — Умеешь отправлять удавки? — она покосилась на Джоя. Он отрицательно замотал головой так, что светлые волосы растрепались и спутались.

Вот, гандово отродье!

Я схватило первое, что попалось под руку — канделябр с дюжиной горящих свечей и запустила прямо блондинистую голову, но Селеста удивительно легко увернулась.

Ганд!

— Поиграем? — оскалилась в ласково-издевательской усмешке, и в меня полетела удавка. Видимо, это судьба.

В стремительном кувырке я ушла от петли, но следом уже летела другая.

Глава 80. Выход?


Чтоб ты провалилась в гандово пекло! — мысленно выругалась я.

Желая выиграть немного времени на раздумья, подлетела к тяжелой люстре, свисающей с потолка на толстых цепях. В кованных, украшенных костяными пластинами рожках горело сразу по несколько толстых свечей под гранеными хрустальными колпаками, разбрасывающими яркие искры света.

И моя уловка сработала.

Удавка летела точно в меня. Лишь один взмах крыла, и петля вместо ноги заарканила рог люстры. Взмах другого крыла вернул меня на место.

Селеста этого не видела, но крылья, отчаянно работая, одно поднимало меня к потолку, а второе стремилось спустить к полу, и все вместе создавало видимость беспомощного трепыхания.

— Попалась, наконец-то, мерзавка, — злорадно прошипела Селеста. — Ты станешь моей дочерью, даже если придется содрать с тебя платье вместе с кожей. Подарок Рэя? Верно? Тогда тем более ты его не достойна. Заключенная в нем магия призвана защищать дракона, а ты не дракон. Не понимаю, почему магия раскрылась. Может, ты не так проста, как кажешься, маленькая Кора?

Пока говорила, Селеста наматывала на руку веревку удавки, а, закончив, рванула из всех сил.

Несчастное восклицание Джоя, вынужденного наблюдать как разрушают его дом, заглушили вскрик и ругань Селесты. Я и не знала, что девица благородного рода может браниться, как последний пропойца.

— Дрянь! Ты за это заплатишь! — из под обрушившейся люстры полетела струя яркозеленого огня.

Что это такое я не знала и предусмотрительно отлетела подальше.

О! Картины!

Тяжелые чеканные рамы вполне подходили в качестве метательных снарядов — если такая попадет в лоб, то мало не покажется.

Я сняла со стены один из портретов в самой на вид тяжелой раме.

— Нет! — остановил меня отчаянный возглас Джоя. — Только не это. Это портрет моей любимой прабабушки!

Не знала, что у него такие нежные чувства. Что же, семейные связи надо ценить, а я не привередливая. Повесила выбранную картину обратно на стену и сняла другую, не менее перспективную, на мой взгляд.

И это промедление едва не стало роковым — струя зеленого огня, запущенная уже более прицельно, скользнула по укрывающей меня чешуе. С тихим шипением она оплавилась, а я почувствовала сильное жжение.

Кажется, Селеста не шутит.

Уже не церемонясь и не боясь, что подумают обо мне драконы, я изо всех сил запустила картиной в белобрысую голову, стараясь, чтобы удар пришелся углом, и поспешно перелетела к другой стене.

Перед глазами что-то блеснуло. Что-то незнакомое в, казалось, изученной до мельчайшей трещины комнате — слуховое окно, притаившееся под самым потолком. Достаточно маленькое, чтобы его не заметить, но я вполне могла сквозь него просочиться. Кажется, запечатывая комнату, Селеста не смотрела настолько высоко.

Дом снова задрожал от невидимого удара то ли столба огня, то ли тяжелого, состоящего из мышц и драконье брони тела.

— Уверена, что успеешь? Дом долго не устоит, — ядовито поинтересовалась я.

Словно подтверждая мои слова, от нового удара со стены слетел портрет горячо любимой прабабушки, и из потолка вывалилось несколько кирпичей, вызвав у Джоя протестующий писк.

— Не устоит дом, устоит заклятие. А вот тебя и платье не спасет. Что не знакома с такими чарами, бесполезная самозванка?

Новая зеленая струя вспорола воздух.

Стараясь увернуться от нее, я закружилась, будто подхваченная смерчем, и взвилась к высокому потолку.

Вот он мой шанс. Главное не упустить. Второго у меня не будет. Обнаружив упущенное окно, Селеста тут же его запечатает.

Сорвав со стены тяжелый гобелен, живописующий чьи-то сражения, я сбросила его на головы Джоя и Селесты, а сама сложила крылья и вошла в крутое пике, только легким шевелением направляя себя к единственному спасению.

Закрыв глаза, я идеально вошла в узкий проем.

Звон разбитого стекла зазвучал в ушах хрустальной музыкой, а возмущенный вой Селесты

— победными фанфарами. Я даже не замечала, как острые осколки царапают лицо и скользят вдоль тела.

Все становилось неважно, когда в лицо бил ветер свободы. Вот только почему-то он был очень горячим.

Распахнула глаза и сразу же расправила крылья, но было слишком поздно — бурлящий огненный шар буйствовал цветами перед самым моим лицом.

Я даже вдохнуть не успела, как меня закрутило в огненном вихре.

Глава 81. Телепатия


— Ко-о-ра-а-а, — протяжно шептало пламя, или это звучало у меня в голове.

Огненные завихрения окутали меня будто дорогая ткань, ластились и лизали руки словно ласковая кошка, заигрывали с волосами, подхватывая и трепя отдельные пряди. Легко, будто поцелуем, касалось щек, губ, глаз...

— Ко-о-ра-а-а.

Я крутила головой, пытаясь сквозь меняющиеся в безумном темпе цвета рассмотреть источник звука, и замерла, едва не открыв от изумления рот — глаза. Огромные глаза, черные с золотистыми отблесками были везде, куда бы не посмотрела. Даже удивилась, как я их сразу не заметила.

Они наблюдали за мной так пристально, с таким мучительным вниманием, будто хотели разгадать самые потаенные мысли, чувства, о которых не знала я сама.

Отдельный тонкий язычок пламени скользнул вверх по спине, и по телу разлилось приятное тепло. Щекоткой пробежался по шее, отчего зашевелились волоски, обнял плечи и словно проник под кожу. Я чувствовала, как он хозяйничает внутри, без спроса приводя в смятение и хаос все мои чувства.

Я больше не могла видеть следящие за мной глаза без того, чтобы сердце не начинало выпрыгивать из груди, а дыхание сбиваться, словно летела в бездну с невероятной высоты.

Я больше не слышала никакого голоса, но знала, что глаза ждут ответа на незаданный, но отчетливо ощущаемый вопрос. Они допытывались, выпытывали его. Не ответить было невозможно, и я ответила.

Нет не голосом.

Биением сердца, дыханием, каждой частичкой тела. И по вспыхнувшим золотом глазам поняла, что он понял и принял мой ответ.

Сколько все это заняло времени? Должно быть немного. Разве кто -то может сдержать драконий огонь?

С ревом прокатившись мимо меня, будто волны прибоя, он устремился в пробитое мною окно, а я к своему удивлению оказалась в укрытии одного широкого и блестящего крыла, а с помощью второго дракон опускался на землю.

Даже коснувшись травы когтистыми ногами, он не сразу отпустил меня, всего на миг, но очень крепко прижав к твердой, покрытой чешуйчатой броней груди.

Я слышала сильные и уверенные удары его сердца практически напротив своего и с удивлением поняла, что что мое стучит в точно таком же ритме, разве что уступает в громкости. По сравнению с драконьим, похожим на пожарный набат, мое напоминало едва слышное урчание котенка.

Наконец дракон поставил меня на землю, внимательно осмотрел, и большие выразительные глаза слегка прищурились. Показалось, что дракон улыбается. Потом легонько, даже как-то ласково скользнул хвостом по спине, и мои волосы разлетелись от порыва ветра, поднятого мощным взмахом крыльев.

Он поравнялся с тем самым окном, через которое вылетела я и, пока его не успели запечатать, выпускал в него одну огненную струю за другой.

Вскоре к моему удивлению от стены откололось несколько камушков, потом они полетели целой лавиной.

Даже драконье заклятие не может устоять перед драконьим огнем. Видимо, его сила была не в мощности магии, а в целостности и нерушимости защищающего покрова. Стоило ему дать хоть одну трещину, как разрушилось все.

Дракон не успокоился до тех пор, пока вместо стены под ногами не оказалась куча разбитых и обожженных камней.

Выпустив для надежности еще одну разрушительную порцию огня, он шлепнул хвостом прямо у моих ног и, обернувшись, выразительно посмотрел.

Что же, если я неправильно истолковала его взгляд, то всего -то свалюсь... На глазок прикинула высоту с которой придется лететь и вздохнула. Но деваться некуда — драконица я или кто?

Цепляясь за твердый, как камни, гребень, я вскарабкалась на спину дракона, затем перебралась в основание крыла.

Сомневаюсь, что ему было приятно, потому что, оскальзываясь на гладкой чешуе, я хваталась за все, что попадало под руку. Но дракон мужественно и молчаливо терпел. Даже ни разу не переступил, чтобы я не потеряла опоры.

Уверившись, что я более-менее удобно и надежно устроилась на его плече, дракон вошел в пролом.

Его, а значит и моим глазам предстала изумительная картина.

Селеста, измазанная сажей и растрепанная, в наполовину сгоревшем платье, вжалась в противоположную стену и сверкала на нас злыми глазами. На ее лбу, чем-то чужеродным, как лепесток розы в снегу, горела алым внушительная рана, а красные ручейки раскрасили бледное лицо жутковатым макияжем и испачкали белоснежные волосы.

Я невольно испытала гордость за себя — видимо неслабо приложила ее картиной.

Дракон посмотрел на меня, я услышала зародивший глубоко в горле низкий рык и согласно кивнула. Черные с золотыми искрами глаза снова насмешливо прищурились.

В другом углу стоял на четвереньках Джой и, обхватив разваливающуюся картину, тоненько скулил. Кажется, он действительно любил свою прабабку.

— Рэй! — придя в себя от неожиданности, разрыдалась Селеста. — Она поняла, что магия не сдержит тебя надолго! Она хотела меня убить! Смотри, что она наделала, — бледный трясущийся палец указал на рассеченный лоб. — Пользуясь полученными благодаря тебе крыльями, она сбросила на меня люстру. Только чудо, что я осталась живой. Она сказала, что легко может оболгать и настроить тебя против меня. Она меня ненавидит. Видимо, знает о нашей симпатии.

Что?

В симпатии Селесты, на чем бы она не основывалась, я не сомневалась, но что по этому поводу думает Рэй?

Закинув голову, я попыталась заглянуть ему в глаза, но их выражение было совершенно бесстрастным. Дракон внимательно рассматривал кузину.

— Дома со всем разберемся, — прозвучало у меня в голове. — Лететь сможешь?

Я кивнула.

Дракон приблизился к парочке и не очень деликатно подопнул их к пролому.

Хоть в момент толчка Селеста и полетела головой вперед, заметно растеряв свою величавость, вскоре всет-аки выровняла походку и высокомерно подняла голову, Джой же свернулся будто дохлый жук и заверещал еще пронзительнее. Рэю пришлось еще несколько раз поддать ему под... спину, прежде чем он выкатился на улицу.

Здесь уже ничего не мешало дракону полностью расправить крылья. Поднявшись над землей, он каждой лапой взял по показавшейся слишком маленькой и слишком хрупкой для мощных пальцев и когтей фигурке, и, кивнув мне, взмел в небо.

Я последовала за ним, с удовольствием чувствуя, как тело омывают прохладные воздушные потоки.

Глава 82. Родовое гнездо


Я летела следом за драконом и не могла отвести глаз от сверкающей спины, мощного, но подвижного хвоста, заканчивающегося острым и по виду твердым, как наконечник стрелы, конусом. Сильные крылья широкими взмахами время от времени закрывали почти все небо, и я рассматривала туго натянутые кожистые перепонки. Они немного просвечивали на солнце, и без труда угадывались змеящиеся внутри вены, по которым тек живой огонь.

Ноша в виде двух тел, казалось, совсем не отягощала дракона, он словно вообще их не замечал, как присевших на мгновение мух.

Вообще, после нашего незапланированного расставания дракон сильно изменился, и это совсем не имело отношения к тому, что сейчас передо мной не совсем человек.

Внешние изменения были самыми предсказуемыми, больше всего меня поразили, если можно так сказать, внутренние перемены.

Глядя на то, как слаженно работают сильные крылья, как под сверкающей кожей перекатываются тугие мышцы, как слабо колышется длинный хвост с острым гребнем, я не чувствовала той злости, непреодолимого желания противостоять, что охватывало меня раньше при каждой с ним встрече.

Дракон часто оборачивался, изгибая длинную крепкую шею, чтобы увидеть меня. Я смотрела в его огромные глаза, нечеловеческое лицо, украшенное жесткой броней, и не испытывала страха. Наоборот, как ни странно, за внешней жесткостью и суровостью видела его беспокойство. Будто мы действительно одной крови, мы родня.

Неужели я попала под легендарное драконовское обаяние? Может, мне все чудится? Как может человек. Хорошо, не человек, дракон так быстро измениться?

А что если изменился, не он, а я?

Тьфу, Ганд! Надо же было до такого додуматься.

Я потрясла головой и сразу же поймала черный обеспокоенный взгляд.

Не обращая внимания на дергание двух человеческих туловищ, дракон заложил крутой вираж, поднырнул, вызвав два невольных возгласа, поднялся и возник прямо передо мной.

«Все в порядке?»

Прозвучало в голове, а широкий нос едва заметно наморщился, и более светлая кожа на горле завибрировала от утробного рыка.

— Да, — просто ответила я. Другие слова не требовались.

Дракон осмотрел меня с ног до головы. Что он хотел увидеть, я не знала, но невольно протянула руку и коснулась круглого твердого лба. Он оказался очень теплым, даже более чем теплым и каким-то удивительно приятным, я бы даже сказала нежным.

На ум сразу же пришла вода — мне приходилось падать в нее с большой высоты, и прекрасно помнила какой жесткой она может быть и как после этого все болит, но если опускать в нее руку медленно и осторожно, то не чувствуешь никакого сопротивления. С Рэем у меня были похожие ощущения.

Дракон прикрыл глаза, и рык звучал все громче и громче, пока воздух вокруг нас не начал вибрировать, потом он снова заложил крутой вираж и полетел дальше.

Время шло, а полет не заканчивался. Под нами проносились лазурные ленты рек, золотые поля, серые от копоти города, щетинящиеся острыми макушками леса. Даже солнце начало клониться к горизонту, а дракон даже не думал сбавлять скорость. Он будто совсем не чувствовал усталости, а я, несмотря на закаленное тело и волю, начала заметно отставать.

В очередной раз обернувшись, дракон нахмурился и вдруг его не стало, только хвост мелькнул в лучах заходящего солнца.

Не успела удивиться внезапно поднявшемуся ветру, как оказалась на крепком плече. Дракон снова решил нести меня на себе, будто и не сжимал в лапах два успевших обессилеть тела.

Я сложила крылья и с благодарностью прижалась к теплой шее.

Солнце уже зашло, воздух, холодея с каждым взмахом крыльев, со свистом омывал нас, и тепло дракона оказалось как нельзя кстати. Все теснее прижимаясь к нему, я засмотрелась на отблески звезд в зеркальных чешуйках и невольно обводила их кончиками пальцев.

Под твердой, но чуткой кожей внезапно пробежала дрожь, я отпрянула не понимая, что произошло, и чуть не свалилась. Мышцы на сине ощутимо ныли от длительного перелета и, не желая снова нагружать их, я обеими руками и даже крыльями вцепилась в мощную шею,

Практически распласталась по ней, вжимаясь всем телом.

Кажется, дракону это не понравилось. Глухо рыкнув, он медленно выпустил воздух с небольшими облачками пара через стиснутые зубы.

Ну и Ганд с ним. Потом порвет меня, а сейчас крылья наливались свинцовой тяжестью. Ну долго еще?

Заметила, что ною как соплячка, и мысленно обругала себя.

«Уже скоро».

Снова прозвучало в голове. А дракон не из болтливых.

Я посмотрела вниз и увидела гряду острых горных хребтов. Дракон летел к самому высокому пику со сверкающими снежными шапками.

Б-р-р!

Так вот откуда он взял один из уровней окружения своего дома.

Казалось, что я уже бывала в этих горах. Знала обвивающие уступы серпантины, едва видные тропки, бездонные пропасти, хрупкие мостики и узкие карнизы.

Да, именно на этой скале я висела, когда тропка ушла из-под ног. Все верно. Рой выбрал именно эти неприступные кручи.

Он одобрительно заурчал.

А вот и замок, он будто вырастал прямо из скалы и был ее неотделимой частью. Черный, угрюмый, неприветливый, с острыми пиками крыш и зубьями башенок. В крепостной стене не было необходимости, замок стоял прямо на краю пропасти.

Как же они туда попадают? Только с помощью порталов?

Поднявшись выше, чтобы не задеть недружелюбные шпили, дракон быстро пошел на снижение, и мы оказались во внутреннем дворе, где уже собрался весь клан.

— Кора-а-а! — радостно замахала рукой Нэлли, кутаясь в серебристую меховую накидку, всех остальных гостей, видимо, согревала драконья кровь, и они остались в тех же туалетах, в которых были дома у Рэя.

Я с удивлением поняла, что тоже не особенно ощущаю холод. Наверное, стены замка защищают от ледяного ветра.

Сначала Рэй осторожно опустил на мощеную площадку два тело, висящих у него в лапах как тряпичные куклы.

Джой, видимо, не решаясь подняться на ноги, так и остался на четвереньках и, тоненько вереща, метался из стороны в сторону, но не находил выхода.

Селеста свернулась клубочком и тихо всхлипывала.

— Сестра? — от столпившихся драконов отделился такой же беловолосый и бледный как Селеста молодой человек. — Рэй, что произошло? — поднял на нас серебристые глаза.

Рэй опустился на свободное пространство, и я скатилась по нему как с горки.

Едва ступила на твердый камень, как ко мне со всех ног бросилась Нэлли, правда предварительно взглянув на родителей Рэя.

Что здесь произошло?

Этот же вопрос, то не «здесь», а «с вами» полетел и в Рэя. Родственники удивленно рассматривали скулящего Джоя, рассеченный лоб и испачканные волосы Селесты и... мое платье, все еще укрывающее тонкой, но прочной броней.

— Вы нам расскажете, не так ли? Рэй, ты куда?!

— Он примет человеческий облик и вернется, — перевела я поступивший от него энергетический импульс и крепко обняла сестру. От нее пахло ночными фиалками.

Глава 83. Что произошло в замке


Я делала вид, что осматриваю сестренку — все ли с ней в порядке, — на самом деле осторожно обнюхивала ее и пыталась угадать чем вызван запах. Что изменилось за то время, что она оставалась среди драконов?

— Кора, что случилось? Куда ты пропала? Мы так испугались, когда ты и Селеста внезапно исчезли, — барабанил в мои уши прерывающийся от волнения голос Нэлли. Я покосилась на драконицу — Селеста тихо рыдала или делала вид, склонив белобрысую голову на грудь брата. Скользя взглядом по столпившемуся клану, я не смогла не заметить как неотрывно смотрит на Нэлли Истир. Он даже выдвинулся из толпы, будто желал поскорее оказаться рядом. Интересно, а что чувствует сестренка и как отреагирует на то, что произошло между мной и Рэем? — Рэйнвир хотел сразу броситься следом за тобой, — я невольно вздрогнула, услышав, как она произносит имя, которое за столь короткий срок стало частью меня, и поймала внимательный взгляд Полэнии. — Он сказал, что ты оставила след, и по этому следу он тебя легко найдет. Ты мне расскажешь что за след? Расскажешь? — Нэлли дернула меня за руку, потому что я не спешила с ответом и рассеянно потирала предплечье с успевшей исчезнуть меткой. В свое время она доставила мне много неприятностей, но сейчас помогла. — Но Полэния и Дорнвир его остановили,

— дождавшись моего кивка, продолжила щебетать Нэлли. — Они сказали, что лучше сначала вернуться в замок, завершить воссоединение, а уже потом отправляться на поиски. Ты не представляешь! — звонкий голосок Нэлии все болезненней вонзался в уши и мозг. — Когда мы перенеслись к воротам, то едва уместились на узком пятачке на пропастью, и только когда Дорнвир приложил руку в воротам, они исчезли. Я никогда такого не видела!

Да ты вообще ничего не видела за стенами своего университета — подумала я.

— Мы попали в невероятно огромный и светлый зал. Я такого еще не видела, — снова повторила она, подтверждая мои слова. — Кругом драгоценности, драконьи статуи и много-много света. Кора, неужели, эти люди действительно наши родственники?

— Они не люди, — поправила я. — И мы, видимо, тоже, — в доказательство повела крыльями.

— Да-да, — заторопилась сестренка. — Мы прошли этот зал насквозь, и эхо наших шагов долго блуждало под высокими сводами. Потом прошли по бесконечным коридорам и оказались в комнатке. По сравнению с залом, она была крохотной, но в ней без труда уместился бы наш прежний дом. И там... И там... — Нэли начала задыхаться, и я с беспокойством заглянула в ее светлые глаза. — Там было что-то невероятное. Огромный кристалл, а внутри него будто полыхал огонь. Я не могла отвести глаз от переливов цвета и чувствовала будто он зовет меня. Зовет прикоснуться, впитать его огонь, его силу, — я вздохнула. Вот и на Нэлли уже сказывается драконовская магия. Сердце притягивало ее, как в свое время притянуло меня в доме Джоя. Надеюсь, что для нее оно не будет иметь таких же последствий. — Единственное, что нарушало его полное совершенство — это зияющая выбоина с одной из сторон. Будто кто-то расколол его и украл одну из частей. Потом Рэйнвир подошел, что-то проделал над кристаллом, и свечение заметно разрослось, а он поставил недостающую часть на полагающееся ей место. Что после этого началось я даже передать толком не смогу. Сначала меня оглушил невероятный рев. Будто какое-то огромное чудище ликовало. Даже пол заходил ходуном. Я еле устояла. Столб света ударил в потолок, расплющился, разлетелся, умыл стены и ослепил. Было не больно, — заметив мой обеспокоенный взгляд, поспешно успокоила она. — Просто как-то необычно. Будто я вся в огне, но он не жег. Я чувствовала только тепло, а еще словно в меня вливается сила, и я могу сделать все, что угодно.

Тоже знакомо. Лишь бы не было сильного отката.

— Когда свет втянулся в кристалл, он снова начал ярко светиться и будто пульсировать. Он напоминал... Сердце! Да! Огромное бьющееся сердце. Рэйнвир поднял над ним руку, что-то произнес и будто ветер выбежал в этот вот двор. Мы побежали за ним, но на плитах остались только обрывки одежды, — она растерянно осмотрела мощеную площадку, — и откуда то появился сильный ветер, а потом огромный, удаляющийся от замка дракон. А потом я ничего не помню, — лицо сестренки как-то сморщилось, будто она собралась плакать, и я погладила ее по голове. — Пришла в себя уже на широкой постели. Рядом сидели Полния и Дорнвир. Они. Они предложили удочерить меня.

Зачем? Ведь у меня есть ты! — Нэлли подняла взглянула мне в лицо, и в ее широко распахнутых глазах застыло множество вопросов. Я чувствовала, как она вся дрожит и старается теснее прижаться ко мне, будто ища защиту. Что, ганд их побери, они ей наговорили?! Я сурово посмотрела на драконью черту, но встретила только любезные улыбки. Похоже, здесь никому верить нельзя. Одна моль бледная, хочет меня или убить, или сбагрить замуж за карьериста, другие сестру хотят умыкнуть. Может, пора сваливать подобру-поздорову? А что, крылья у меня есть. Я попробовала шевельнуть ими, но мышцы отозвались резкой болью. Нет, на них я далеко не улечу, свалюсь в какую-нибудь пропасть. — Я так им и сказала, — строптиво продолжала Нэлли.

Моя сестренка — мысленно похвалила я.

— Они согласились и сказали, что подождут твоего возвращения для моей ини. ин.

— Инициации, — за спиной раздался мягкий звучный голос, и я чуть не подпрыгнула.

— Точно, — подтвердила Нэлли, а я медленно обернулась — от темной стены отделился и неторопливо приближался к нам Рэй, вернувший нормальный человеческий облик.

Черные волосы были убраны и заплетены в косу, сюртук безукоризненно сидел на широких плечах и даже не думал где-то морщить, а сорочка ослепляла белизной точно так же как и широкая улыбка.

Сколько, ганд побери, он там простоял и что успел услышать? Я лихорадочно вспоминала все, что успела сказать и не нашла ничего, за что стоило бы стыдиться, в отличие от мыслей. Надеюсь, что избавившись от драконьей ипостаси, он потерял и телепатические способности.

Я заглянула в черные глаза, но в них искрились только красно -золотые огоньки, которые могли значить что угодно и не значить ничего.

— Вам обеим нужно пройти обряд инициации, чтобы получить полную силу магии, а поскольку пройти инициацию может только член клана, то кому-то придется вас удочерить, но для начала необходимо кое-что прояснить. Надеюсь, никто не против?

Воцарившееся молчание он расценил как положительный ответ и распахнул невысокую дверь.

Облако тепло окутало, и только тогда я поняла, что все-таки замерзла. От ночного холода не спасала даже драконья кровь.

— Нам предстоит обсудить слишком многое, поэтому прошу вас, располагайтесь, — голос Рэя прозвучал странно глухо, и я осмотрелась.

Видимо, мы оказались в той самой комнатке, про которую рассказывала Нэлли — у противоположной стены, под защитой энергетического колпака, не позволяющего силе затопить всю комнату, горело Сердце. Мое сразу отозвалось рваным дерганным ритмом, а по венам побежал огонь.

Глава 84. Разоблачение


Только когда почувствовала осторожное прикосновение к плечу, смогла отвести взгляд от гипнотического свечения и осмотрелась. Весь клан уже разместился в комнате, которая оказалась не такой уж и большой, когда в нее набились все драконы.

Старшее поколение разместилось на диванах и креслах. Чета Алгэр чинно сидела на небольшом диванчике с мягкими уютными подлокотниками. Гордо выпрямив спины, они держались за руки и неотрывно смотрели на сына и меня. Селесте, ввиду ее искусно симулируемого нездоровья, тоже предоставили кресло, а ее сереброволосый брат опустился рядом на подушку и массировал тонкие безжизненные руки. Нэлли вместе со всей молодежью и Истиром приткнулись около стены, но при этом сестренка почти не обращала внимания на молодого дракона и не сводила с меня широко распахнутых глаз.

— Надеюсь, что сейчас, когда весь клан в сборе, вы наконец-то удовлетворите мои притязания на эту девушку, — из темного угла донесся дрожащий, но пытающийся казаться уверенным голос.

Я вздрогнула от неожиданности. Неужели, после всего, что случилось, после того, как Рэй снес ему половину дома чтобы выручить сестру или меня, он еще на что-то рассчитывает?

Видимо, он исчерпал не все запасы храбрости, таящиеся в алчной душонке.

— Вы обещали, что после того, как целитель установит, что наш брак был подтвержден, вы подкрепите его своим ритуалом.

Стало жарко и душно, а воздух завибрировал. Я и сама дрожала от сдерживаемых из последних сил злости и желания дать Джою хорошего пинка, поэтому не сразу поняла, что в груди Рэя зародился, поднялся и рвался на свободу грозный рык.

Все остальные драконы поражали невероятным хладнокровием. Ну и выдержка. Как же они справляются с тем огнем, который бурлил в моих венах?

— Спокойно, сын, — предупреждающе поднял руку Дорнвир. — Мы слишком много потеряли из-за горячности и поспешных решений и не можем потерять еще больше. Уважаемый Джой, надеюсь, вы понимаете, что после произошедшего у дома Рэйнвира, нам необходимо разобраться внутри семьи.

— Я-а-а подожду снаруж-жи, — слегка заикаясь, предложил Джой.

Я все еще не понимала на что он рассчитывает, но то что он знал о выдержанности драконов и использовал ее, вызывало настороженность. Вдруг в рукаве припасен еще один козырь, о котором я не имею ни малейшего понятия и который он вытащит в самый неподходящий момент.

— Нет, ты останешься, — тихо, но непреклонно заявил Рэй. — В его доме, укрепленном заклятиями, удерживались Селеста и Корнэлия. По моему мнению, господин Джой должен также дать некоторые пояснения, — повернувшись к родителям, он слегка наклонил голову, а черные брови Дорнвира сошлись на переносице.

— Пожалуй, — неторопливо обронил он и пожал руку супруги, крылья носа которой напряглись и побелели. — Дитя, почему активировались защитные чары? — внимательный взгляд охватил меня от защищенных броней плеч до подола, стекающего по бедрам и укрывающего ноги.

— Г овори, — прозвучало над ухом, и я почувствовала, как на плече сжались длинные пальцы, но не успела даже рот открыть — со своего дивана взвилась Селеста.

— Я расскажу!

Все взгляды мгновенно обратились к ней, а драконица стояла покачиваясь, но несгибаемая и с гордо поднятой головой, невероятно прекрасная, как несущий справедливость посланник Свизара.

— Она, — длинный и почти прозрачный палец указал на меня, — вместе со своими ворами-сообщниками похитила меня. А заплатил им он, — стремительный и почти незаметный глазу поворот, блеск серебряных волос, вспышка в светлых глазах, и палец уже указывает на Джоя. — На меня набросили парализующую сеть, и, словно я была не человеком, а тюком тряпок, поволокли прочь от дома, — Сверкающие негодованием глаза прикрылись, будто Селесте было тяжело говорить, и она коснулась уголка глаза. Невероятные способности к лицедейству. Я готова была аплодировать. Где же хваленое благородство древнего рода? — Когда в сообщниках отпала необходимость, она, — Селеста снова вытаращилась на меня, — видимо, не желая делить прибыль, активировала защиту и сожгла сообщников. Это было ужасно, я даже потеряла сознание от столь бесчеловечной расправы, — белобрысая дрянь покачнулась и едва не упала на заботливо подставленные руки брата.

Кожу подергивало от растекающегося по телу жара, сердце билось в горе и мешало дышать, от недостатка воздуха перед глазами вставал алый туман, и прыгали черные точки. Только когда ногти вонзились в ладони, я немного пришла в себя.

Спокойно, Кора, спокойно. Злостью ты ничего не решишь. Постарайся тоже сохранять спокойствие.

Я уговаривала себя, а крылья за спиной нервно подергивались, готовые в любой момент вознести меня к потолку, а еще лучше — к небу, — но я старалась дышать ровно. Если сглуплю, позволю всем поверить блондинистой лгунье, это может стоить Нэлли будущего.

— Держись. Смотри на это, как на комедию, — снова над ухом прозвучал ободряющий голос.

Легко ему говорить. Это не его пытаются оболгать, и решается судьба не его сестры.

— Но зачем ей это? — приятный голос Дорнвира звучал хоть и ровно, но очень прохладно.

— Она, — Селеста сделала вид, что задыхается от рыданий. — Она знала, что мы с Рэем хотели пожениться, и хотела всецело завладеть им. Заручиться его расположением, влюбленностью, которую она ему внушила и, поправ наши правила и законы, пробраться в семью.

— Дорогая, а ты не увлекаешься? — прищурился Дорнвир. Судя по тому, что говорил только он, а остальные почтительно молчали, семья Алгэр здесь наиболее важная? — Как может полукровка внушить влюбленность чистокровному дракону? На это у нее просто не хватит сил.

— С помощью нее! — на этот раз палец указал на Нэлли. — Ее сестренка учится на лекаря, изучает зелья и готовит их. Она приготовила дурманящее зелье, которым Корнэлия напоила Рэя. Иначе наша свадьба уже давно бы состоялась.

Вот здесь она хватила лишку. Я молча позволяла возводить на меня напраслину, но порочить сестру не дам.

От хриплого рыка колыхнулись тяжелые портьеры, звякнули подвески люстры и бра, в которых оплывали толстые свечи, тени от колеблющихся язычков заплясали как живые, а Сердце вспыхнуло коротко, но ярко.

Приоткрывшиеся рты, изумленные глаза промелькнули мимо, словно отблеск молнии, только полные застывших слез — Нэлли, — преследовали меня весь полет.

— Не смей! — рявкнула я, налетев на бледную дрянь и вцепившись в белобрысые волосы. С отчаянным рычанием и на под возгласы удивления мы повалились на толстый ковер.

Глава 85. Кто кого похитил


Ругательства теснились в горле, но я не могла их произнести, все глушил раскатистый вибрирующий рык.

Наконец-то смогла запустить пыльцы в белобрысые патлы и драть их изо всех сил, пока на лысой башке не останется волосины три. На несчастье Селесты мягкость и шелковистость ее волос вызвали во мне бурную зависть и, чем глубже пальцы зарывались в мягкое месиво, тем сильнее она разрасталась, и тем с большим азартом я драла тонкие нити.

Селеста визжала как поросенок, сбежавший от ножа мясника, пыталась плеваться, но видимо рот пересох, и она могла только шипеть. Тогда постаралась выцарапать мне глаза. Я видела направленные в лицо острые ногти, но, сама себя загнав в ловушку серебристой кудели, не могла увернуться.

А, Ганд тебя побери!

Я постаралась двинуть ее в солнечное сплетение и вложить в удар всю силу. Получилось плохо, но все же Селеста охнула и начала хватать воздух раскрытым ртом, а я почувствовала, как лицо, будто коркой, покрывается броней.

Ну и платье! Наверное, никогда не смогу отблагодарить Рэя.

— Не смей клеветать на мою сестру! — наконец, смогла выдавить я.

Сеслеста все еще каталась по полу держась за живот, но мне этого было мало. Измерив взглядом расстояние от пола до потолка, я схватила ее за шкирку и шорох расправляемых крыльев заглушил жалобный скулеж.

До этого момента, видимо, семейство решило, что не стоит вмешиваться в разборки двух девиц, но стоило мне примериться к тому, чтобы сбросить лгунью с высоты, ко мне метнулась едва уловимая глазом тень.

— Не-е-ет! — вопила она и обрушилась на меня, распластав по полу и оказавшись таким же сереброволосым братом Селесты. — Как вы можете позволить какой-то пришлой девчонке покушаться на жизнь дракона?! — подняв на родственников сверкающий взгляд, вопил он и одновременно пытался придавить к полу мои руки и ноги. — Такое преступление наказывается сурово и без промедления! — парень уже задыхался едва справляясь с моим яростным сопротивлением. — Селеста сказала, что ее похитили, хотели избавиться! Как вы можете это терпеть?

Вложив в рывок всю оставшуюся силу, я попыталась приподняться и боднуть его в лоб. Такие удары неслабо ослепляют и дезориентируют не только того кого бью, но и того, кто бьет, а я не видела другого выхода.

Парень увернулся и мотнул головой с такой силой, что длинные волосы больно хлестнули по глазам, ослепив и заставив зашипеть.

— Я сдеру с нее это платье и испепелю, как и требуют наши обычаи. За покушение на мою сестру! За ее поруганную честь!

Бледная рука с длинными пальцами почти коснулась моей щеки, я даже почувствовала, как рассекаемый воздух обдувает кожу, но мелькнула новая тень и с рычанием вцепилась в сидящего на мне парня.

— Ты не посмеешь тронуть мою сестру, — оказавшись Нэлли, верещала тень, накидываясь на жертву дикой кошкой. — За своей сестрой следи! Еще не известно кто лжет! Кора никогда не обманывает!

— Хватит! Здесь вам не балаган, — звуковая волна ударила в нас, на миг парализовала, а потом рассеялась, но этого хватило, чтобы остудить разгоряченные головы.

Каким-то образом Рэй оказался в самой середине сплетенного из наших тел клубка.

— Истир, помоги, — негромко окликнул он, и рыжеватый брат мгновенно оказался рядом.

Рэй поддерживал меня, пока, побитая и растрепанная, поднималась на ноги, Истир с трудом удерживал рвущуюся в бой Нэлли, в то время как брат помогал подняться Селесте.

— Действительно, настоящие драконы. Г орячие и несдержанные, как и все молодые драконы.

Мне показалось, что слышу голос Дорвнира, но когда посмотрел в его сторону, дракон только слегка улыбался, а Полэния укоризненно качала головой.

Действительно, устраивать драку при всей родне, наверное, не соответствует драконьему этикету.

Оказавшись рядом с Рэем, я почувствовала на щеках прохладные ручейки. Недоуменно ощупала лицо и поняла, что оно уже освободилось от защиты брони. Получается, рядом с Рэем мне не грозит никакая опасность?

— Что же нам делать? — негромко спросил Дорнвир. В отличие от всех нас, еще тяжело дышащих и поглядывающих друг на друга а с нескрываемой ненавистью, он был само спокойствие. Даже не верилось, что такое самообладание существует на свете. Хоть и считала Рэя сдержанным, но до отца ему было далеко. Даже сейчас, под его бесстрастным взглядом, Рэй скрипел зубами, стараясь удержать гнев под контролем. — Селеста говорит одно, Корнэлия и Нэлли другое, — продолжал Дорнвир. Очевидно, что кто-то из них лжет.

— Вы полагаете, что моя сестра может лгать? Чистокровный дракон? — взвился брат Селесты, и его светлые глаза сверкнули алым. — Совершенно очевидно, что врать может только полукровка.

— Почему? — поинтересовался Дорнвир.

— Потому что полукровка, — пожав плечами ответил парень, будто это само по себе было преступлением.

— Хм-м-м... это аргумент, — задумчиво протянул Дорнвир и взглянул на сына.

Они обменялись короткими взглядами, и Рэй отдалился от меня. Сразу стало холодно и неуютно.

— Селеста, кузина, — мягко начал Рэй, и кузина ответила ему таким молящим и преданным взглядом, что мне стало нехорошо. — Ты говорила, что Кора набросила на тебя сеть с парализующим заклятием?

Девица энергично кивнула и постаралась пригладить растрепанные волосы.

— Значит, у нее была такая сеть. Возможно, есть еще, — продолжал Рэйнвир, а Селеста безразлично пожала плечами, но умудрилась дать понять, что не исключает такую возможность. — Тогда, что это? — слегка наклонившись, он вытащил тонкую скользящую сесть из кармана кузины.

Селеста вздрогнула и побледнела, хотя, казалось, что сильнее уже невозможно.

— Это она подсунула! — завизжала она, тыча в меня пальцем. — Специально набросилась на меня, чтобы подкинуть свое отвратительное орудие!

— Вот только, — улыбнулся Рэйнвир, — Мне случайно стало известно, что Корнэлия терпеть не может подобных сетей. Так получилось, что она испытала на себе действие одной из них, — Рэй брезгливо тряхнул пальцами, и сеть упала к его ногам невесомым облаком. — К тому же, я достоверно знаю, что у нее нет еще сил на драконий огонь, а ты, дорогая кузина, блестяще им пользуешься. Так кто из вас кого похитил?

Глава 86. Беспристрастный судья


— Это действительно очень важный вопрос, — все так же негромко проговорил Дорнвир.

— Поскольку того, кто решился причинить зло одному из драконов, даже если это полукровка, ждет суровое наказание, — на миг показалось, что в черных глазах мелькнула улыбка, но я моргнула, и видение развеялось. — Это значит, что не должно возникнуть ни малейшего сомнения в определении виновного. Но за завесой тумана никто не смог рассмотреть, что же произошло на самом деле, и сейчас у нас есть только слово Корнэлии против слова Селесты.

— Я... — из угла комнаты раздался слабый писк. Все, в том числе и я, резко повернулись, увидели Джоя и вздрогнули от сухого треска. Видимо, во время потасовки он прятался в углу, а сейчас решился выйти, но вольно или невольно приблизился к Сердцу, и реликвию окутала сеть разрядов, будто раздражение от приближения чужака.

Если бы это было возможно, то Джой побледнел бы еще больше, но все-таки вышел почти на середину комнаты, хоть его заметно и шатало.

— Я могу подтвердить, что Корнэлия вступила со мной в сговор с целью похищения Селесты для чего привлекла и своих бывших сообщников, а потом испепелила их, чтобы скрыть следы. Она хотела обменять ее на себя, чтобы вплотную заняться Рэйнвиром, — и даже удостоил Рэя легким полупоклоном. — Но я люблю Корнэлию и не хотел идти на эту сделку, поэтому она заперла нас всех в моем же доме.

От подобной наглости я даже потеряла дар речи.

— Вот видите, — брат Селесты тоже вышел вперед. — Еще один свидетель виновности полукровки. Она не может стать частью нашей семьи и заслуживает самого сурового наказания за все, что сделала с моей сестрой, — он повернулся к белобрысой лгунье, сразу же спрятавшей довольную ухмылку, и осторожно стер проступившую в царапинах кровь.

Ха, хорошо же я ее отделала, могу годиться собой, вот только долго ли?

— Возможно, слова уважаемого Джоя и служили бы неопровержимым доказательством, если бы в нем текла наша кровь, но простой человек не может обвинять дракона, а посему все его слова не более чем колыхание воздуха, — скупо улыбнулся Дорнвир. — На будущее попрошу вас, милейший, воздержаться от замечаний, или мы вынуждены будем наложить на вас парализующие чары. Ваша дальнейшая судьба тоже под большим вопросом.

Я видела, как глаза дракона сверкнули, словно свет упал на острые клинки, спрятавшиеся темной глубине. Даже у меня мороз побежал по коже, а Джой стал светло-зеленый, как листья молодого салата.

— Но я тоже был у дома Джоя и видел, как Кора вылетела через слуховое окно. Если бы она сама заперла дом, если бы у нее хватило на это сил, то вряд ли старалась бы сбежать, а именно это она и делала, — Рэй шагнул вперед, окончательно закрыв меня от враждебно настроенных родственников, но все-таки обернулся, и уголок губ дрогнул в ободряющей полуулыбке.

После зябкого озноба тепло захлестнуло буквально с головой, я даже не думала, что слово Рэя в мою защиту будет настолько приятно. Жар прилил к глазам, а в носу защипало. Еще не хватало разреветься на глазах у всех, как какая-то глупая девчонка. Я сильно прикусила губу, чтобы сдержать непрошенные слезы и почувствовала во рту солоноватый вкус, но все-таки приподняла уголки губ в благодарной улыбке. Жаль только, что и его слова вряд ли воспримут всерьез, что и подтвердил Дорнвир.

— К моему глубочайшему сожалению, сын, хоть ты и крови драконов, тем более, черных, в твоих словах тоже могут усомниться, поскольку было брошено обвинение, что девушка заморочила тебе голову.

— Полагаю, нам не остается ничего более, кроме как обратиться к самому беспристрастному судье, — Полэния поравнялась с супругом. — И пусть виновный понесет заслуженное наказание.

Всегда находясь в тени мужа, она казалась мне очень доброй, возможно даже мягкой и уступчивой, но сейчас в ее голосе сквозила такая властность, а в осанке, достойной императрицы, такая воля, что ни у кого не хватило храбрости ей возразить... Разве что, у супруга.

— Дорогая, — негромко сказал он, пока все остальные изучали ковер под ногами, а я старалась справиться с дрожащими коленями, при этом откуда-то нашлись силы порадоваться тому, что Истир все время стоял рядом с Нэлли и поддерживал ее, несмотря на выдвинутые против меня и нее обвинения.

Это хорошо, значит, будет кому о ней позаботиться, если все-таки поверят глупостям Селесты.

— Конечно, мы все хорошо знаем эту легенду, но никто и никогда не проверял насколько она соответствует действительности, — закончил Дорнвир.

— Вот и проверим, — нисколько не смутившись, заявила Полэния.

Легкий шорох пробежал по стенам и растаял в вышине — это драконы разом вздохнули и переводили жадные взгляды с меня на Селесту — ну дети на ярмарке, честное слово. Вот только я ничего не понимала и вопросительно посмотрела на Рэя, единственного, у кого осталась вера в меня, и я была ему безмерно благодарна.

— Есть такое поверье, — правильно истолковав мое недоумение, еле слышно начал Рэй,

— что Сердце, в полной его силе, может распознавать правду и ложь. Настоящий дракон не должен лгать, а если он опустится столь низко, то не имеет права принадлежать к благородной крови, и Сердце лишит его всех сил и магии.

— Пусть она уберет крылья, — взвизгнула Селеста. — Она может сбежать, испугавшись испытания!

Я только сейчас поняла, что крылья все еще касаются мягкого ворса ковра. Знать бы еще как их убирать. Они живут собственной жизнью и появляются и исчезают когда им заблагорассудится.

— Дитя, некоторых присутствующих нервируют твои чудесные крылья. Не могла бы ты их спрятать? — деликатно спросил Дорнвир.

— Нет, — помотала я головой. — Я пока не умею с ними обращаться.

Недовольный ропот снова пробежал по комнате, и даже послышались отдельные смешки.

— Ничего, это дело наживное, — не растерялся отец Рэя. Он приподнял руку, мне даже на миг показалось, что хочет коснуться моих волос, но всего лишь взял за руку. — Ты согласна пройти испытание Сердцем?

Я пожала плечами.

— Почему нет?

— Тогда свяжите ее, — продолжала верещать Селеста, но здесь даже ее брат не выдержал.

— Сестра, к чему это? Девушка не против пройти испытание. Сердце обмануть невозможно. Оно все знает. Вот увидишь, что вскоре мы увидим все ее преступные замыслы.

— Кто решится первым? — спросил Дорнвир и поочередно посмотрел на меня и Селесту. Белобрысая замешкалась, а я без колебаний сделала шаг вперед.

— Что надо делать?

— Ничего особенного, просто прикоснуться к Сердцу, — одобрительно улыбнулся Дорнвир.

Подумаешь, я к нему уже прикасалась и не раз. Я старалась успокоить себя, но вспомнила, какую боль вызывали эти прикосновения, и колени ослабели. Наверное, свалилась бы на пол, но рядом оказался Рэй и заботливо поддержал под руку.

— У Сердца тебе придется остаться одной., — шепнул он. — Не трусь.

Нашел трусиху!

Я тряхнула головой и сделала последний шаг к реликвии уже самостоятельно.

Вот он — момент истины.

Я подняла руку, и все, казалось, перестали дышать. Тишина стояла такая, что слышно было как где-то с негромким шелестом осыпаются мелкие камушки.

Защитный купол над сердцем при моем приближении пошел волнами, сморщился, и по нему в нескольких местах пробежали голубоватые искры.

Что сейчас будет?..

Я затаила дыхание и медленно опустила руку. Купол почти не сопротивлялся, просто воздух сделался более упругим, и при моем прикосновении перестал подергиваться, а рука уже окунулась в алое свечение и стала словно прозрачная.

Глава 87. Подарок от самого Сердца


Я переворачивала ладонь то вверх, то вниз и не могла отвести взгляд от окутавших ее ярких всполохов. Чувствовала, как любопытные взгляды буравят спину, частое прерывистое дыхание, но все это не имело значения. Единственное, что было важным — это упругие, ударяющие в ладонь и одновременно притягивающие волны.

Не в состоянии сопротивляться силе более настойчивой, чем моя воля, я без тени страха приложила ладонь к неровной поверхности Сердца.

Оно было горячим, очень горячим и пульсировало под пальцами словно живое. Это единственное, что я запомнила, а потом была короткая, но очень яркая вспышка, и меня затопило волной света. Он окружил, захлестнул и пронзил насквозь. Я чувствовала, как лучи проходят через меня, это было чем-то сродни того, как если бы по дурости прыгнула в волны прибоя. Точно так же чувствовала себя в вакханалии света — меня бросало и кружило словно щепку, — и я только надеялась, что когда-нибудь выбросит на берег, желательно не переломанную и не захлебнувшуюся.

Понимая, что все попытки бесполезны, я даже не пыталась сопротивляться и отнять руку от реликвии. Уж не знаю, что все это значило, признало ли Сердце мою правдивость или дало сбой и приняло ее за ложь, но я чувствовала невероятный прилив сил. Энергия наполнила меня до краев, до кончиков пальцев и бурлила нетерпеливыми пузырьками, стремясь поскорее вырваться на свободу. Крылья хлопнули раз, другой, но Сердце не отпускало и продолжало переливать в меня свою силу. Наконец, от затылка и до ягодиц по спине пробежал холодный ручеек, а сквозь шум в ушах расслышала взволнованные возгласы, и свечение поблекло, будто втянулось обратно в сверкающие огнем глубины Сердца.

— Ну что? — отняв руку, я повернулась к столпившимся позади драконам и встретила округлившиеся от изумления глаза. — Что случилось?

Мое собственное сердце сжималось от ожидания вердикта. Что они все рассмотрели ? Почему так удивлены? Может, решили, что я каким-то заклинанием вытянула из их семейной ценности всю магию?

Первым очнулся Рэйнвир. Рассеяв мои сомнения и настороженность, он подошел ко мне и опустился на одно колено. Теперь настала моя очередь удивленно на него смотреть — это что еще за показательное выступление?

Не обращая ни на кого внимания, он церемонно поцеловал мне руку, после чего встал, но так и не выпустил мою ладонь, с которой я не сводила глаз — вся видимая часть руки, до самых кончиков пальцев, покрылась будто татуировкой мелким кольцеобразным рисунком. Я, что, обратилась? Свободной рукой поспешно ощупала лицо, шею, под насмешливое хмыкание — грудь, — все вроде осталось человеческим, но когда провела ладонью по голове, в очередной раз застыла как вкопанная — под растрепанными волосами отчетливо прощупывалась дорожка из шипов. Она спускалась на шею, вдоль позвоночника, точно там, где ранее прокатился холодный ручеек.

Мамочка, что же со мной произошло?

— Вы все видели сами, — Рэй старался говорить ровно, но мой обострившийся слух уловил торжествующие нотки. — Теперь твоя очередь, Селеста, — он посторонился и оттеснил от Сердца меня, давая кузине возможность приблизиться к «беспристрастному судье».

Вопрос — что же они все видели, — крутился на кончике языка, и едва не сорвался, если бы я не прикусила тот самый язык, когда поняла, что под ногами что-то путается, мешая идти, и посмотрела вниз.

Все вопросы улетучились из головы сами собой, когда увидела обвившийся вокруг ног темно-бордовый, почти черный, с золотистыми искорками хвост с частоколом из крохотных шипов.

«Что еще мне сегодня предстоит узнать?» — промелькнула одинокая, как птица в вышине, мысль и наступила темнота. Полная и беспросветная.

Глава 88. Приговор и его исполнение


Я тонула.

Воздуха не хватало, а волны обрушивались, накрывали с головой, заливали уши, и я ничего не слышала из-за их оглушающего шума.

Потом сплошное шипение распалось на отдельные звуки, тональности, голоса, а я обнаружила, что лежу на кушетке, причем голову кто -то поддерживает и гладит по щекам.

Что за Ганд?!

Мысли пронеслись галопом, но вот с телом все оказалось немного сложнее — веки не желали подниматься, будто их намазали клеем.

— Как это могло произойти?..

Обострившийся слух выхватывал отдельные фразы.

...ее еще не принял клан...

— .. .но она почти обернулась... Возможно ли, что кто -то из клана ее уже принял?..

Поглаживающие лоб кончики пальцев дрогнули и замерли, потом продолжили свой неспешный путь.

Что? Кто меня куда принял? Я изо всех сил напрягла все свои умственные способности, пытаясь разобраться в происходящем, и догадка прострелила словно молнией — все непонятности и неприятности начали со мной происходить после встречи с Рэйм. Каждый раз, когда наши тела по какой-то причине соприкасались, во мне происходило нечто меняющее всю мою природу. То есть. это он меня принял? И в качестве кого?

— ... не до конца обернулась. Может, какая-то уловка или иллюзия?

— Скоро все узнаем. Кажется, она очнулась.

Ганд! Что меня выдало? Так хотелось еще послушать различные догадки, может, и сама поняла бы что происходит, но слух драконов видимо слишком чуток, чтобы не распознать участившийся ритм моего сердца.

Те же руки, что прикасались к лицу, помогли приподняться и сесть. Я наконец -то разлепила ресницы и осмотрелась: Нэлли сидела прямо на полу у дивана и, уткнувшись лицом в колени, не выпускала моих рук. Кажется, она плакала. Очень хотелось на это надеяться, а не самой оказаться причиной намокшего платья. Спиной я прижималась к широкой и твердой груди, а теплые руки лежали на моих плечах. Слишком знакомые руки, чтобы их не узнать, как и покалывающие разряды, что проникали прямо под кожу и разносились по всем телу. Приходилось признать, что я лежала на коленях Рэя, и сейчас чувствовала спиной каждую пуговицу на его сюртуке, каждый шов и стежок вышивки. Чувствовала всей спиной. Где крылья?! Стараясь сделать это незаметно, поерзала ягодицами по подушкам — хвост тоже пропал, как и шипы, будто их и не было.

— Когда сознание потеряло контроль над телом, то все атрибуты дракона исчезли, и ты снова стала выглядеть как обычный человек. Какая тоска, верно? — склонившись к уху, еле слышно прошептал Рэй.

Я спиной чувствовала, как вибрирует его грудь от подавляемого смеха, и едва сдерживалась, чтобы не стукнуть чем-нибудь тяжелым. Спасло его только то, что под рукой не оказалось ничего подходящего, а если бы и было, я не смогла бы это поднять.

Это поняла когда слишком поспешно встала с дивана. Ноги еще плохо слушались, и я чуть не упала, но сразу же оказалась в кольце крепких рук.

Мне кажется, или Рэй как-то перебирает с обниманием? Украдкой покосилась на его родителей, но они будто ничего не замечали — все внимание было обращено на Селесту.

Пользуясь всеобщей сумятицей и тем, что драконы столпились около меня, белобрысая нахалка неторопливо, но споро пробиралась к выходу.

— Племянница, разве ты не хочешь доказать собственную правоту?

Вот как ему это удается? Дорнвир говорил негромко, ни разу не повысив голос, но все его услышали и повернулись к непутевой беглянке.

Увидев, что ее замысел раскрыт, Селеста одним стремительным рывком оказалась около дверей. Оглянулась через плечо, и ее губы искривились в горькой усмешке, а прозрачные пальцы окутало серебристое свечение.

— Портальная магия! Прямо в доме! — охнул кто-то за спиной.

— Сестра! Что ты делаешь?! — воскликнул белобрысый.

Селеста приоткрыла рот, чтобы что-то сказать, но не смогла, поскольку парализующая сеть прикрыла серебристые волосы. Девица покачнулась и наверняка упала бы, не подоспей брат и не прими ее в свои объятия.

— Зачем ты это сделала? — причитал он. — Сердце разберется на чьей стороне правда. Ничего не бойся. Я с тобой.

Видимо, растратив всю силу на Селесту, сеть не причинила ее брату никакого вреда, и он почти на себе понес ее к Сердцу.

Даже я видела обращенный к нему взгляд Селесты — умоляющий и полный отчаяния, но брат, уверенный в ее полной правоте не замечал ничего.

Будто куклу поставил Селесту около Сердца, и окружающая его защита снова пошла рябью. Возможно мне только показалось, но купол словно помутнел. Брат решительно взял тонкую руку и приложил к неровной поверхности, которая так недавно отдавала мне силу.

Того, что произошло дальше, не ожидал никто.

Защитный купол резко увеличился потом так же резко сжался, а брат Селесты отлетел на несколько шагов и казался оглушенным. Парализующие чары спали, но девица не могла отнять руку, а Сердце сверкало и гудело, как рой разъяренных пчел.

И это гул, будто острейшим ножом, разрезал оглушительный визг. Я даже не подозревала, что человеческое горло... Хорошо, не человеческое, драконье горло способно издавать такие звуки.

Но и это было не все, что привело всех в крайнюю степень оцепенения — прямо у нас на глазах прекрасные серебристые волосы Селесты седели и тускнели, пока не превратились в спутанную кудель. Все краски, что в ней оставались, стремительно покидали тело — кожа бледнела и сморщивалась как печеное яблоко, губы синели, а глаза теряли блеск.

Несколько ударов сердец, несколько рваных вдохов, и вместо сияющей красотой и молодостью красавицы на пол рухнула древняя старуха, в которой не осталось ни крупицы жизни, а Сердце, будто наевшийся сметаны кот, довольно урчало. Какое-то время бушующий внутри него огонь еще отливал серебром, но потом обрел прежние ало -золотые переливы.

Я стояла не в силах пошевелиться, скованная каким-то мистическим ужасом — так смело решившись на проверку «беспристрастным судьей», я и не подозревала, что приговор будет немедленно исполнен.

Рэй крепче стиснул мою руку и, кажется, отвернулся, вскрикнула Нэлли, и все пришло в движение. Кто-то так же потрясенно, как и я, вздыхал, еще одна блондинка стала белее мела. Мать или старшая сестра, решила я, поскольку у этих драконов очень сложно определить возраст. Рядом с ней пепельный шатен так сильно прикусил губу, что осталась только прорезь на месте рта.

Перевела взгляд на брата. Я думала, что он будет рыдать, проклинать всех за сестру, обещать отомстить, но в очередной раз остолбенела — парень равнодушно отвернулся и присоединился к светловолосой парочке.

— Селеста опозорила наш род, — негромко сказал он. — Она солгала, а это недопустимо для дракона. Она хотела причинить вред себеподобной, и мы проявим неуважение к своему роду, если будем ее оплакивать, — во время всей речи его голос ни разу не дрогнул и звенел как металл. — Я и моя семья приносим всем вам и в особенности вам, Корнэлия, наши глубочайшие извинения за проступок Селесты. Можем ли мы как-то искупить ее вину? — повернулся он к нам.

У меня достало сил только отрицательно покачать головой. Я отказывалась понимать эти порядки. Если бы что-то умертвило мою сестру, мельком взглянула на прижавшуюся к Истиру Нэлли, я бы точно не была так спокойна.

— А у нас на повестке дня еще один вопрос, — негромкий голос Дорнвира перекрыл осторожные перешептывания, давая понять, что тема закрыта. — Уважаемый Джой, — все как по команде повернулись к бледному и блестящему от испарины мужчине. — Мы не можем испытать вас на Сердце, поскольку тогда вы просто сгорите, — я думала, что это невозможно, но Джой побледнел еще сильнее. — Потрудитесь объяснить, зачем вы похитили Корнэлию, ведь в случае если ваш брак будет подтвержден, то она и так станет вашей супругой. Или вы несколько преувеличили, заявляя, что супружество имеет силу?

Даже мне стало не по себе от сверкания черных глаз. Что чувствовал Джой, даже судить не берусь.

Глава 89. Судьба Джоя


Зубы несостоявшегося супруга стучали так сильно, что он не мог говорить, по вискам, несмотря царящую в комнате прохладу, ручьями стекал пот, а глаза, казалось, вот-вот вылезут из орбит. Бежать со скалы было некуда, но Джой, не известно на что надеясь, с надеждой косился на дверь.

— Вам нечего сказать? — любезно осведомился Дорнвир и повернулся ко мне. — Может, Корнэлия окажется более разговорчивой.

О, да. Еще какой разговорчивой!

Сил осталось катастрофически мало, слишком много довелось сегодня пережить, но я вспомнила свои тренировки на пределе физических возможностей и собрала все не покинувшие меня крохи с железный кулак — раз пришло время проявить силу духа, то справлюсь и с этим.

Я решительно шагнула, отдаляясь от Рэя. Это мой путь и пройти его я должна сама, без поддержки. Ноги еще плохо слушались, я покачнулась, но устояла и жестом остановила Рэя.

— Думаю, что да, — расправляя плечи и поднимая голову, чтобы казаться хоть немного выше, заявила я.

Все примолкли и уставились на меня, будто ничего более интересного и не бывает, а Селеста только что не умерла.

— Что же, извольте, — истинно царственным движением Дорнвир опустился на диван и ободряюще улыбнулся.

— Всем известны причины, по которым я вышла замуж за этого господина, — набравшись храбрости, заговорила я и даже не посмотрела на Джоя. — Я опоила его сонным снадобьем и в брачную ночь была занята кражей заказанного артефакта. Я больше ничего не должна была брать, но не смогла пройти мимо одной резной шкатулки. Я понимала, что это непрофессионально, но взяла ее.

По комнате прокатился едва различимый шелест. Страшно было смотреть на драконов, которым сообщали, что их новообретенная родственница преступница, поэтому я не сводила глаз с бесстрастного лица Дорнвира.

— Тебя Сердце призвало, — качнул он головой. — Было бы странно, если бы ты смогла пройти мимо. Это значило бы, что кровь дракона говорит в тебе очень слабо. Продолжай.

— Это все, — развела я руками. — Потом я сбежала из его особняка. Я очень хорошо умею лазать, бегать и ускользать. Именно поэтому Баз, — хоть и старалась держать себя в руках, но на имени бывшего покровителя голос все-таки дрогнул, и я судорожно сглотнула, вспомнив оставшуюся от него горсту пепла. — Снова я увидела Джоя уже только в доме Рэйнвира, — не устояла и оглянулась на оставшегося за спиной дракона.

Его лицо тоже застыло ничего не выражающей маской, но напряженный взгляд был направлен только на меня.

— Разве? — смоляная бровь Дорнвира удивленно приподнялась. — Но насколько я знаю, Джой пришел к моему сыну в сопровождении Селесты. Мне показалось, что у них были серьезные намерения. Зачем же он захотел вернуть вас — супругу, которая сбежала с брачного ложа, да еще и обокрала его? Просветите нас? — он глянул на Джоя, но тот продолжал молчать и трястись. — Нет? — снова повернулся ко мне.

— Я не знаю, что толкнуло к нему Селесту, — я решила идти до конца и услышала за спиной еле различимый шепот: «Деньги». Драконам не хватает денег? — мысленно удивилась и вернулась к прерванному рассказу. — Также не знаю, почему Джой решил изменить свое решение и вспомнить о своем браке со мной, — от раздавшего за спиной возмущенного хмыкания по спине побежали приятные мурашки, и колени почему-то снова задрожали, но я взяла себя в руки и продолжила: — Джой хотел ребенка от дракона, чтобы в будущем стать частью императорской семьи и правой рукой императора, — окончание я выпалила на одном дыхании и правильно сделала. Последние слова еще не успели стихнуть, когда их заглушил разноголосый гневный рык. На какой-то миг я потеряла опору, взлетела в воздух и уже видела перед собой широкую спину, а сквозь сюртук, разрывая дорогую ткань, проступала дорожка острых шипов.

Чем же им так досадил император, что одно только упоминание его вызывает у всегда выдержанных драконов такой гнев. Рычал и щетинился даже казавшийся самым мягким Истир. Забыв о потере дочери и сестры скалили белоснежные зубы светловолосая троица.

— И ты с этой целью втерся в нашу семью? — Дорнвир уже стоял на ногах, рядом с ним, плечом к плечу, оказалась Полэния. Их кожа тоже пошла чешуйчатым рисунком, длинные волосы сплетались в тугую косу и будто прирастали к спине.

О, Свизар Всемогущий! Если они все успели взять силу восстановленного Сердца, то сейчас в этой самой комнате окажется куча обратившихся драконов. Я себе даже представить это не могла, но против воли чувствовала, как убыстряется бег крови, и она становится горячее. Кончики пальцев начало покалывать. Коротко остриженные ногти отросли, заострились и загнулись, а по позвоночнику снова пробежала прохладная волна. Я даже почувствовала, как перестраиваются позвонки, выпуская шипы, а платье снова превращалось в броню, будто я готовилась к битве, или мне грозила опасность. Кажется, всеобщее настроение завладело и мной.

— А что произошло с моей сестрой? Почему она так быстро умерла? Потому что твое семя оказалось слишком слабым для дракона? Надеялся, что полукровкой, извини, Кора,

— Дорнвир на миг повернулся ко мне, — дело пойдет лучше, и твое гнилое семя приживется?

Глухой короткий рык сотряс стены. Треск, и по лицу хлопнули блестящие крылья.

Черная молния метнулась к Джой, и вскоре он уже хрипел на полу, а над ним, распластав крылья, как огромная летучая мышь, навис Рэй и сжимал хрупкое человеческое горло.

Джой бессильно скреб пол, хватался за воздух, его лицо сначала покраснело, как самоцвет, потом побледнело и уже начало синеть, когда Дорнвир оторвал от него своего сына.

— Я придушу его, — рычал Рэй.

— Нет, — твердо ответил Дорнвир. — Он человек и подчиняется человеческим законам. Ты не можешь пачкать о него руки.

Джой хрипел и отчаянно кивал, подтверждая слова Дорнвира

— Он хотел навредить дракону. А возможно и навредил — тетушке, — Рэй порывисто обернулся к отцу, и черные глаза метали молнии. — Он заслуживает смерти.

— Он заслуживает суда, — возразил отец и прежде чем Рэй снова вспылил продолжил: — Суда Свизара.

Все притихли. Даже те, кто начал роптать, поддерживая Рэя, замолчали. Я не понимала в чем дело, Джой, кажется, тоже не понимал и оторопело моргал, переводя взгляд с отца на сына.

Глава 90.Богов не обмануть


— Готов ли ты, Джой Карли, положиться на правосудие своего бога? — Дорнвир приблизился и с высоты своего роста взирал на то ли гостя, то ли пленника. — Д-д-да, — заикаясь ответил Джой и для большей уверенности кивнул. — Й-й-а-а не виновен. Ни в чем не виновен! — воскликнул он и пополз на коленях, стараясь ухватить край брюк дракона, но Дорнавир брезгливо попятился.

— Разумеется, твой бог это подтвердит.

Джой энергично закивал.

Неужели он не понимал, что ничего хорошего его не ждет? Даже мне стало нехорошо от похрустывания льда в голосе Дорнвира, но Джой, кажется, ничего не замечал, и даже глаза стали блестеть ярче, будто в предчувствии победы.

— Так тому и быть.

Слова прозвучали резко, как свист плети, и я невольно вздрогнула, а Дорнвир сделал шаг в сторону. Его примеру последовали и остальные драконы, полностью расступившись перед стеной с окном, за которым перемигивались звезды, будто передавали какую-то только им известную тайну.

Взмах руки, неуловимый знак, едва слышный шепот в полной тишине — и стена вместе с окном исчезла, а ворвавшийся холодный ветер подхватил и рванул волосы, захлопал полами платьев и сюртуков, ледяным поцелуем коснулся щек.

Неужели здесь тоже несколько уровней реальности?

Ветер хватал меня за крылья, будто приглашая подняться над острыми пиками, высоковысоко, к самым звездам, мерцающим холодным, но приветливыми светом, а я изо всех сил, буквально пальцами ног цеплялась за каменную площадку и не сводила испуганного взгляда с закручивающейся в небольшие смерчи сорванной с вершин снежной пороши, а от свиста в ушах начали постукивать зубы.

Мы стояли на небольшом каменном пятачке, за которым простиралась черная пропасть, и узкий мостик, едва ли шириной более пяти ступней, соединяющий наш пик с соседним, но сейчас, ночью, спрятанный за снежной порошей, он не был виден. Только тусклые отблески ледника поднявшего к самым звездам давали представление о его высоте.

Я дракон, и умела летать, но даже я невольно отступила и врезалась в горячую твердыню груди Рэя. Величественность и неприступность скал подавляла, и меня захлестнула теплая волна признательность за то, что сейчас я не одна, что есть надежное плечо, которое поддержит и не бросит перед лицом опасности. Сама не понимая что делаю, я нашла его руку и переплела наши пальцы. Рэй ответил легким обнадеживающим пожатием, и на сердце стало спокойнее.

Настолько, что вспомнила о сестре. Где же Нэлли? Ей не стоит видеть все, что сейчас произойдет.

Я осматривала столпившихся драконов, но не находила среди них маленькой фигурки сестры. Куда она подевалась? Я уже начала паниковать, когда увидела рыжеватое пятно внутри комнаты. Пригляделась — Истир удерживал Нэлли внутри дома и не позволял выйти на улицу. Только тогда смогла перевести дух — кажется, сестренка нашла надежного защитника, — и вернулась к Джою.

— Вот он, суд твоего бога, — неторопливо произнес Дорнвир. — Сможешь перейти на другой пик, значит невиновен. Там есть тропа, ведущая к жилищам людей. Не тракт конечно, но при желании пройти можно, — он снисходительно ухмыльнулся, когда при виде пропасти Джой в ужасе попятился.

— Здесь никто не пройдет! — взвизгнул Джой. — Вы просто хотите меня убить и при этом развлечься!

— Никто и не говорил, что будет легко, — тихий голос Дорнвира с легкостью перекрывал свист ветра.

— Где же ваше хваленое благородство?! Это же хладнокровное убийство! — он попытался прошмыгнуть обратно в дом, но, преграждая путь, выстроилась стена драконов, и у каждого вокруг пальцев потрескивало пламя.

— Кора смогла пройти по отвесной скале, — раздалось у меня над головой, я вторую руку Рэя тоже окутал огонь.

— Эта ящерица где угодно проползет, — прошипел Джой и сразу же на несколько шагов приблизился к краю обрыва, отдаляясь от наступающих огненных заклятий.

— У тебя есть неплохие шансы. Ты или дойдешь, или нет, — снова заговорил Дорнвир. — Оставшись здесь, лишаешь себя всех шансов. Молись своему богу, Джой. Молись, чтобы он поверил в твою правоту.

Между стеной драконов и краем пропасти осталось несколько шагов, а Джой уже одной ногой стоял на узком мостике. Посмотрев вниз, он тоненько пискнул и закусил кулак, а вырывающийся из пропасти, будто из Гандовой бездны, ветер нещадно трепал слипшиеся и потемневшие от пота волосы.

— Будьте вы прокляты! — взвыл Джой и на глазах у изумленных драконов опустился сначала на четвереньки, а потом припал животом к мостику. — Я доползу! Я выживу! И пожалуюсь на ваш произвол императору!

— Вот кто настоящая ящерица, — презрительно произнес Дорнвир, и его губы, такие же красивые как и у сына, искривились от гадливости.

— .. .зу-у-у-у! .. .ву-у-у! — доносилось до нас.

Мне хотелось уже вернуться в дом, но драконы не торопились уходить. Кажется, они хотели удостовериться, что человек доберется до противоположного края.

Сначала послышался тихий шорох, потом короткий вскрик, и наконец пронзительный вопль разрезал ночную мглу. Он опускался все ниже, и гулкое эхо множило его, превращая в жуткий смех. Горы словно смеялись над тем, кто хотел обхитрить их и оставить без подношения.

— Вот и свершилось правосудие Свизара, — вздохнул Дорнвир. — Богов, чьими бы они ни были, не обмануть хитростью.

— А был хоть кто-то, кто дошел до другого края? — несмело спросила я. Не хотелось верить, что драконы хладнокровно обрекли человека на смерть.

— Разумеется, — ответил Дорнвир. — Тот, кто не замышлял зла. Пойдемте, пора вернуться к делам семейным.

Глава 91. Новая родня


Когда все оказались под укрытием надежной крыши, Дорнвир незаметным жестом вернул назад стену и повернулся ко мне.

— Корнэлия, — сказал он тожественно, а я невольно напряглась. — Надеюсь, ты не откажешь мне и Полэнии в чести стать твоими приемными родителями?

— Зачем? — вырвалось у меня.

В памяти бледным призраком промелькнул образ всегда печальной мамы. Сердце сжалось от тоски, но ведь она сейчас в небесных чертогах. Ей там намного лучше, чем было при жизни. «Я люблю тебя, мама», — мысленно прошептала, и образ растаял, как остатки тумана, когда к ним подбираются горячие солнечные лучи. Воспоминания о том, кто называл себя моим отцом, я гнала изо всех сил. Я сама выбросила его из своей жизни и не жалела об этом. Не жалела даже тогда, когда замерзала в грязной канаве.

— Видишь ли, — Дорнвир прервал мои мысли, — Для того, чтобы официально стала частью клана, тебя должен ввести родственник, а поскольку у тебя среди нас нет родни, мы с удовольствием ее заменим, а потом с таким же удовольствием примем и Нэлли. Ты согласна?

Я колебалась, не зная радоваться мне или бояться. Я толком и не знала что это такое — иметь настоящую семью. И, наверное, это здорово, иметь таких родителей, как Дорнвир и Полэния, но смогу ли привыкнуть к новым порядкам после столиких лет самостоятельности, когда полагалась только на себя и свою изворотливость?

Впрочем, почему бы и нет? В крайнем случае, всегда могу уйти, не прикуют же они меня, в самом-то деле. Вспомнила, как Рэя приковал меня в своем подвале, и сейчас это происшествие вызвало только улыбку.

— Согласна, — наконец кивнула, и пламя свечей колыхнулось. Кажется, все драконы облегченно выдохнули.

— Я против, — раздался от стены решительный голос, и все, в том числе и я, удивленно обернулись. — Я против, чтобы вы стали моими приемными родителями.

Нэлли побледнела, но смотрела твердо.

Даже я удивилась откуда в робкой и стеснительной сестренке появилось столько смелости? Неужели пробуждается драконья кровь?

— Мы не собираемся тебя заставлять, но позволь узнать, почему ты этого не хочешь? — голос Дорнира звучал как всегда мягко, но все же я обеспокоенно вглядывалась в темные как ночь глаза. Разумеется, я не дам сестренку в обиду, но все же не хотелось бы выступать против клана драконов.

— Позволю, — снова повергая меня в недоумение, Нэлли с благосклонностью королевы качнула головой, и пшеничные волосы рассыпались по плечам. Свизар всемогущий, я так привыкла считать ее младшей сестренкой, а ведь она уже вполне взрослая и очень красивая девушка. Только слепой не заметит ее красоты, а Истир слепым точно не был и не сводил с нее восхищенного взгляда. — Сколько себя помню, после смерти мамы Кора всегда обо мне заботилась. Кормила, одевала, учила. Я не знала, чего ей все это стоило, принимала как само собой разумеющееся и не задавала вопросов. Я была очень глупой и поверхностной девчонкой. Посвятив всю себя учебе, я даже не задумывалась, что возможно, ей нужна была помощь. Та девчонка с радостью согласилась бы на покровительство влиятельных опекунов, еще бы и радовалась, что снимает с плеч сестры заботы о себе, но сейчас я изменилась. Услышав здесь о обо всем, что Кора сделала, чтобы обеспечить мне обучение, я поняла, что безграничная благодарность, это меньшее, что я могу сделать для нее. Но я очень рада, что вы решили дать ей свою поддержку, и после того, как вы примете ее в свою семью, я надеюсь, что Кора возьмет меня в качестве приемной дочери.

— Речь достойна дракона, — качнул головой Дорнвир.

Перед глазами стоял туман, размывающий предметы и людей, я даже не поняла, откуда в руках у всех появились искрящиеся бокалы, наполненные рубиново-красным вином.

— Держи, — Рэй и мне подал бокал, но в него что-то капнуло, и несколько кровавых капель выплеснулось и упало на платье. В бокал снова капнуло, и еще раз.

— Ты думаешь, что вино слишком сладкое и решила добавить ему соленый вкус, разбавив слезами? — спросил Рэй, и руки коснулось теплое дыхание.

Что? Я плачу? Не может быть!

Провела пальцами по щеке и с удивлением обнаружила, что они мокрые.

— Не думала, что сестренка доведет меня до слез, — почти сама себе шепнула я.

— Ты очень ее любишь, — не спросил, а констатировал Рэй. Мне осталось только кивнуть.

В наступившем молчании я пригубила вино со вкусом слез. Оно было густым и терпким, как кровь.

— Вашу руку, — поставив бокал на столик подошел Дорнвир. — Рэй, ты позволишь?

Дракон неторопливо и как-то торжественно вложил мою руку в раскрытую ладонь отца, за другую руку меня взяла Полэния.

Мы пошли к Сердцу в полнейшей тишине, только шорох одежды говорил, что комната наполнена живыми людьми, а не призраками.

Купол над Сердцем нетерпеливо задергался, будто ему не терпелось почувствовать приближающихся людей. Дорнвир очертил дугу взмахом руки, и купол растаял, а Сердце пульсировало ярким светом.

—Не бойся, это не больно, — шепнул Дорнвир и неожиданно подмигнул.

Он и Полэния подняли мои руки и приложили к поверхности Сердца, накрыв своими ладонями.

— Я, Дорнвир Алгэр... — начал он.

— Я, Полэния Алгэр. — вторила ему супруга.

— Принимаем Корнэлию в свою семью приемной дочерью...

Я вспомнила, как Селеста произносила похожие слова в доме Джоя, и по коже побежал озноб, но вырвавшийся из Сердца всполох света заставил обо всем забыть.

Он окружил нас, завернулся спиралью, будто навечно связывая невидимыми, но нерушимыми узами родства.

— .обязуемся оберегать ее.

Потом свет стал более плотным скрутился в два жгута, и они обвились округ наших соединенных запястий.

— .и всегда действовать только в ее интересах.

Жгуты сдавили сильнее, даже стало немного больно, потом будто врезались в кожу, проникли под нее и растворились. Еще какое-то время кожа на запястьях слабо светилась, но потом приняла обычный цвет.

— Вот и все, — сказал Дорнвир. — Теперь ты наша дочь, — и поцеловал в лоб. — Не стоит плакать, — он улыбнулся и стер слезы с моих щек. Что же я сегодня за плакса такая? — Больше с тобой ничего плохого не случится, — я кивнула, потом протянула руку к Нэлли и вопросительно посмотрела на своего новообретенного отца.

— Конечно, — кивнул он.

Ритуал повторился, а когда закончился, то Нэлли с рыданиями бросилась мне на грудь.

Кажется, сегодня в замке на скале повышенная важность. Все только и делают, что плачут. Я снова смахнула набежавшую слезинку.

— Но мы ведь не предали маму? — шепнула мне на ухо Нэлли.

— Конечно, нет. Уверена, она сейчас радуется за нас, — так же тихо ответила я.

— Ну и последнее на сегодня — объединение клана, — Дорнвир, Полэния и Рэй подошли первыми. Следом за ними подтянулись и остальные.

Ритуал объединения напоминал принятие в семью, только нас. Нас! Я сама не заметила, как стала считать себя частью клана. Нас было слишком много, и мы окружили Сердце.

Его силы хватила на то, чтобы обнять всех своим сиянием, а потом извивающиеся, как кассии, жгуты, образуя жуткую путаницу, соединили нас всех: от сердца к сердцу, каждого с каждым. Сердце пульсировало, пульсировали и жгуты, передавая нам ровный ритм и вливая в каждого силу каждого.

Это было невероятное ощущение, будто ты уже не сама по себе, а часть чего -то большого, невероятно сильного и мощного.

Я едва не взрывалась от переполняющей энергии, все тело покалывало. Хотелось вырваться из кольца, взлететь, размять связки в громком рыке, выдохнуть теснящийся в груди огонь, но та же сила, что переполняла меня, удерживала в круге.

Я обвела всех взглядом: у кого-то по коже пополз чешуйчатый рисунок, у кого -то прорезались шипы, и волосы сами собой сплелись в косы, но у всех одинаково в глубине глаз горел огонь.

Единственный, на кого я не хотела смотреть — это Рэй. Просто физически не могла повернуть голову в его сторону, но чувствовала на себе его пристальный взгляд.

— Ну вот и все, — устало сказал Дорнвир, когда развеялись остатки жгутов. — Сегодня был длинный и тяжелый день. Полагаю, что слишком поздно разъезжаться по домам. Здесь спален хватит для всех. Кора, проведешь первую ночь под родительским кровом? И ты Нэлли, останешься у новых родственников? Ведь получается, что мы твои бабушка и дедушка. Полэния, ты рада, что обзавелась внучкой?

Беспечной болтовней Доранвир сбивал меня с толку, и только когда отправилась наверх башни, где Алгэры предложили нам спальни, я поняла, что проведу эту ночь под одной крышей с Рэем, и уже не в качестве его пленницы, а... В каком качестве?

Глава 92. Тревожная ночь


Я снова убегала.

Или наоборот, куда-то бежала? Одно знала точно — позади опасность, а впереди те, кого я должна спасти — Баз и Шнык. Они ждут меня, ждут, когда освобожу их от парализующих чар, и я бежала напрягая все силы.

Грудь разрывалась от нехватки воздуха, или это переполненное огнем сердце перестало помещаться в груди и рвалось на свободу, но я задыхалась. Руки и ноги наливались тяжестью.

— Ты будешь моей супругой, — меня догонял холодящий спину шепот.

Именно от него я и бежала, перепрыгивала с одного каменного пятачка на другой. Не очень уверенно приземлилась, посмотрела вниз, и пронзительный крик застыл в горле — под ногами зияла черная пустота. Бездонная и непроглядная, как Гандова бездна. Из нее, как тонкие белые ноги поднимались колонны, на вершину одной из которых я и прыгнула. Снова покачнулась, а ветер, острый и беспощадный, как наконечник стрелы, трепал мои волосы и старался столкнуть с крохотной опоры.

Я посмотрела вперед — цепочка бледных колонн, как отпечатки чьих-то ног уходили далеко-далеко и терялись в снежной пороше. Там, где они заканчиваются, безопасность. Теплый дом и объятия тех, кто меня любит, но я должна пройти по всем колоннам и не оступиться, тогда Свизар решит, достойна ли я счастья и покоя. Суд Свизара. Суровый и беспристрастный. Я снова покачнулась, едва не упав.

Но ведь у меня есть крылья. Я могу перелететь через пропасть. Попыталась расправить их и ничего не получилось. Спина словно закаменела.

— Будешь моей супругой, — шепот приблизился, и я почувствовала, как по спине стекает холодный пот.

Бежать! Я должна бежать! И прыгнула.

Ладони, всего ладони не хватило, чтобы ухватиться за каменный край. Пальцы пролетели мимо, и чернота приближалась со страшной скоростью.

— Ты не спасла нас, — мимо пролетело охваченное огнем лицо База. Оно кривилось, обугливалось у меня на глазах. Сгоревшая плоть отделялась от кости и отваливалась, пока не остался один череп. — Ты могла, но не спасла. Ты все могла, но не захотела, — клацал он зубами.

— За что ты так со мной. Разве я тебе не помогал во всем? — Шнык смотрел на меня пустыми глазницами, а его рыжие волосы развевались как языки пламени. — Ты отдала нас этой беловолосой.

— А теперь ты придешь ко мне и родишь много детишек. Они будут править всем миром, в том числе и драконами, — чернота сгустилась, образуя две огромные страшные руки, и потянулась ко мне.

— Не-е-ет! — закричала я.

Ветер рванул, подхватил и впечатал меня в одну из колонн. Она оказалась странно податливой, и я вцепилась в нее изо всех сил.

— Ты меня не получишь! Меня ждут! Рэй найдет меня где бы то ни было!

Вонзаясь ногтями, я поползла вверх по колонне, но кто -то схватил меня за волосы и потянул назад.

— Рэй склонится перед нашим сыном, как и все остальные драконы, — прошептала тьма.

— Только после того, как затолкает огонь в твою глотку. Тогда посмотрю что от тебя останется! — я глубже вонзила ногти в колонну и услышала странный стон.

Человеческий.

Не похожий на леденящий шепот темноты или скрежетание черепов.

— Кора, успокойся, ты в безопасности.

Опять наваждение? Тьма пытается меня обмануть, чтобы я сдалась. Предала драконов. Предала свою кровь!

Я поползла еще быстрее, и тут из темноты вылетела сеть. Она повисла на руках, полностью их обездвижив, и я сорвалась.

— Проснись! Кора!

Я дернулась, не понимая, где нахожусь.

— Проснись. Это просто кошмар, — уже мягче, и к пылающему лбу прикоснулось что-то прохладное.

Голова была такая тяжелая, будто в нее натолкали камней, я даже с трудом открыла глаза, все еще страшась обнаружить вокруг себя непроглядную тьму, но увидела два глаза. Два самых удивительных, самых прекрасных глаза на свете, с желтыми отблесками огня в глубине.

— Ну вот и хорошо, — уха коснулся знакомый шепот, и меня окутало ароматом ночных фиалок. — Тебе приснился кошмар. Что и неудивительно. Тебе пришлось многое пережить.

Ощущать на себе вес его тела было... приятно, даже больше чем приятно. Незнакомо, волнующе и. томительно.

Сверкающие глаза, его дыхание касалось моих губ, словно целомудренным поцелуем, а губы били так близко, так гандово близко, что посмотрев на них, я уже не могла отвести взгляд, и изучала, золотисто-оранжевые блики, блестящими мазками ложащиеся от подрагивающих огоньков свечей.

Мне хотелось прикоснуться к этому глянцу, узнать, действительно ли он такой гладкий, как кажется, и. я никогда не знала каковы ночные фиалки на вкус, но. тени шевельнулись, придавая губам насмешливый изгиб, а я моргнула, сбрасывая наваждение.

Стало неловко, стыдно от того, что Рэй лежит на мне, а разделяет нас только тонкая ткань сорочки, потому что одеяло куда-то делось. Я шевельнулась, желая и одновременно не желая освободиться от его веса, но не смогла. Руки и ноги были прочно впечатаны в матрац.

Недоуменно посмотрела на все еще склоняющегося надо мной Рэя.

— Извини. Только обещай, что не будешь больше драться, — он отпустил сначала одну мою руку, потом другую и перекатился на бок. Сразу стало холодно и неуютно.

— Что это? — предплечья обеих рук, от локтя до запястья исчерчивали длинные борозды.

— Твои ногти, — усмехнулся Рэй. — Даже когда пыталась бежать, то не дралась так отчаянно, чем сейчас, когда я всего лишь хотел оградить тебя от ночных кошмаров. Не переживай. Скоро заживет.

— А как. как ты оказался здесь? — спросила я и почувствовала непреодолимое желание спрятаться под одеялом, вот только одеяла поблизости не было.

— Метка, — он указал на почти невидимый след. — Я почувствовал, что с тобой что-то не так, а приблизившись к твоей спальне услышал твой голос. Я не знал, что происходит внутри, поэтому решил нарушить твой непокой, и увидел как ты мечешься по кровати. Простишь ли ты меня за это?

— Метка? Я думала, что она просто позволяла отследить меня, — пробормотала я.

— Я тоже, — вздохнул Рэй. — Но оказалось, что она связала нас немного прочнее, чем я предполагал.

Тоскливые нотки в его голосе заставили меня посмотреть ему в лицо. Виновата ли была прихоть теней, но мне оно показалось очень грустным. Широкие ровные брови опустились на глаза, еще недавно сверкавшие огнем, от прямого носа к сжатым губам пролегли глубокие складки, а все черты будто застыли в каменной неподвижности.

— Ты жалеешь? — прошептала я, чувствуя во рту неприятную горечь. Даже аромат ночных фиалок, кажется приобрел запах тлена.

Я смотрела на него, сильного, бесстрашного, окруженного огненным ореолом от горящих свечей — настоящий дракон. Гордый, непреклонный. Зачем ему полукровка, если он может получить любую девушку клана, а наше притяжение, его нежелание расставаться со мной — это всего лишь проделки метки. Осталось узнать, как избавиться от ее воздействия, и он будет свободен.

— Я жалею только о том, что не знаю твоих чувств, — тихо ответил он. Огоньки свечей колыхнулись, лизнув смуглую кожу полосками света и разлив густые тени, отчего четче обрисовался рельеф мышц.

— Моих? Чувств? — беззвучно слетело с губ, но дракон, кажется, услышал, а я скользила взглядом, по золотому глянцу груди, прессу, каменную твердость которого я не раз успела почувствовать, к спускающейся от пупка узкой черной дорожке.

— Кора, — позвал мягкий голос, и я вздрогнула.

— А разве они есть? Метка?..

— Метка только усиливает предрасположенность. Ускоряет процесс. Если это симпатия, то она быстрее перерастает в любовь, а если антипатия... Я готов поклясться, что поначалу ты меня ненавидела. В твоих глазах вспыхивал такой неукротимый огонь, когда видела меня, что если бы была драконом, то испепелила бы, но потом мне показалось, что что-то изменилось. Кора?

Он ждал ответа, а я не знала, что сказать. Я заблудилась в себе. Где мои чувства, а где говорит метка? Насколько то, что сейчас владеет мной, мое и насколько это магия?

— Загляни в себя и помни, метка только усиливает то, что и так есть, — все тот же мягкий голос и аромат ночных фиалок дурманит сознание.

Так нельзя, я не владею собой.

Рэй ждал, а я все не могла открыть рот. Кровь неслась по телу рваными толчками, шумело в голове, бросало то в жар, то в холод, а низ живота невыносимо стягивало, будто я чем-то отравилась.

— Спокойной ночи, Кора, — тихо и ровно произнес Рэй, поворачиваясь к двери.

— Нет! — выдохнула я.

Я не могла позволить ему уйти. Не сейчас, да и вообще никогда.

Ганд с ней, с этой меткой. Если я это чувствую, значит, так оно и есть.

Рэй застыл, широкая спина изрезанная буграми мышц напряглась и застыла, как каменное изваяние, даже коса перестала покачиваться — все замерло в ожидании.

— Рэй, подойди ко мне, — хоть горло и казалось жестким как точильный камень, но слова лились подобно шелку. Я даже видела их светящуюся дорожку, протянувшуюся к Рэю, и в тот же миг в комнату будто ворвался огненный вихрь.

Дракон стремительно развернулся и в мгновение ока оказался у моей кровати.

Огнь в его глазах разгорелся и почти осветил комнату, а сильные руки сжали мои плечи.

— Останься со мной, — уже не прячась от его глаз, я сомкнула руки на крепкой шее.

Наш первый поцелуй. Нежный, как утренняя роса, постепенно он наливался жаром полуденного солнца. С каждым прикосновением я чувствовала, как меня наполняют новые силы. Тело разгоралось от чувственного удовольствия, что дарили ласки Рэя. Скользяще-нежные или напористые, они были именно такими, какие я ждала в этот момент. Я плавилась и возрождалась вновь. Видела, как кожа Рэя разгорается под моими ласками, как каждый поцелуй, каждое прикосновение оставляет на нем пылающий след. Вскоре они перестали быть различимыми и превратились в сплошное сияние.

Всего на миг дракон остановился. Замер, когда, казалось, скопившийся огонь просто взорвется внутри меня, и заглянул в глаза Я ответила ему тем же и в плещущемся живом огне увидела вопрос, а кроме него мучительные сомнения, и толику горечи. Именно эта крохотная частица готовности отречься от себя, от своих желаний пронзила меня с ног до головы, и отбросив все оставшиеся сомнения я приникла к Рэю, к сильному, опаляющему телу. К тому, чего я желала всем своим трепещущим существом.

Он был нежен, как ласковые волны спокойного моря и неутомим, как обрушивающийся на каменные утесы шторм. Я забыла себя, свое имя, свою сущность, полностью отдавшись переполнившим меня чувствам. Не заметила когда появились крылья. Кровать уже казалась слишком узкой, и мы вместе взмыли к потолку. Опьяненные и ослепленные страстью, даже не замечали, как ударялись о стены, о колонны, сбивали канделябры.

А когда испепеляющий нас огонь вырвался на свободу, то осветилась уже не только спальня, а все близлежащие горы. Кажется, где-то сошел ледник.

Дрожащие от пронесшейся через нас бури, мы медленно опустились на кровать и только потом спрятали крылья.

— Ты любовь всей моей жизни. А жизнь у драконов долгая, — пристраиваясь рядом, шепнул Рэй.

А я таяла в его объятиях и не понимала, как могла бояться и даже ненавидеть его.

Дракона. Самого замечательного в мире.

Глава 93. Дела давно минувших дней


— Я должен попросить у тебя прощения, — тихо сказал Рэй, когда затихли последние отголоски лавины.

— За что?

Мы лежали на почти не измятой кровати, в огромном камине ревел огонь, а меня согревали крепкие объятия. Я чувствовала, как постепенно успокаивается ритм наших сердец, и искренне не понимала за что Рэй хочет просить прощения. Точно не за то, что сейчас произошло.

В его руках мне было так уютно, что не хотелось двигаться и что-то менять, но я все-таки извернулась и посмотрела ему в лицо.

— За это, — Рэй взял мою руку и поцеловал запястье там, где все еще бешено пульсировали голубоватые жилки. — Прости за то, что приковал тебя в подвале, но ты оказалась излишне шустрой и изворотливой, а мне надо было проверить та ли ты, за кого я тебя принял.

— Та? — как я ни сталась, но не могла избавить голос от толики ехидства.

— Именно, и единственная, — Рэй зарылся лицом в мои волосы и глубоко вдохнул. — Кажется, я узнаю твой запах из тысячи других.

Разумеется, ведь я насквозь пропахла им. Ответ крутился на кончике языка, но я сдержалась, поскольку намного сильнее хотела узнать о другом.

— Я хочу спросить, — на всякий случай изогнулась, чтобы не упустить ни малейшего изменения на лице и даже коснулась ладонью щеки, вроде как, стараясь удержать.

— Я слушаю, — ответил Рэй, и губы изогнулись в невероятно, возмутительно сексуальной улыбке, а в глазах разгорался голодный огонь.

Потребовалось невероятное усилие воли, чтобы совладать с выкручивающими тело спазмами. Даже показалось, что Рой слышит, как скрипнули мои зубы, потому что ухмылка стала еще более ехидной и искушающей.

Ему пришлось всего лишь чуть-чуть склониться, чтобы приблизиться к моему уху и ласкать дыханием шею.

— Ты даже не представляешь, насколько ты сейчас привлекательна с этим задумчивым выражением на мордашке. И каких усилий мне стоит, чтобы сдержаться и выслушать твой вопрос.

Он скользнул губами всего на волосок от моей щеки, губ, а мне показалось, что кто -то провел по ним пылающей головней.

Свизар Всемогущий! Это испытание оказалось намного мучительней, чем когда мне казалось, что сгораю заживо после того, как получила метку. Тогда пылало все тело, сейчас же весь жар сосредоточился внизу живота и, как ни странно, мог утихнуть только если дать ему разгореться.

«Не больших, чем мне», — мысленно возразила я, но вопрос задала совсем другой.

— Что вы не поделили с императором?

Лицо Рэя в один миг застыло, а пылавший в глазах огонь заледенел. Мне даже показалось, что он вот-вот пойдет трещинами.

Пронзительный холод окутал плечи, когда Рэй взвился с кровати и, сдернув простыню, обернул вокруг узких бедер.

— Почему ты спросила? — он отошел к темному провалу окна, развернулся и уставился в меня острым, как кинжал взглядом. — Что ты о нем знаешь?

— Н-ничего, — признаться, я опешила от такой реакции. Подтянула к груди и обхватила колени, будто старалась защититься. — Просто, когда Джой сказал, что хочет от Селесты или от меня ребенка, чтобы он составил пару наследнику императора, Селеста готова была убить его. Да и здесь это известие не вызвало восторга у клана. Откуда такая ненависть? Что между вами произошло?

Лицо Рэя смягчилось, он вернулся на кровать и обнял меня за плечи.

— Как ты, наверное, уже догадалась, это очень больной для нас вопрос.

Я кивнула.

— Мы даже теряем способность трезво мыслить. Прости за резкость, — он поцеловал меня в макушку, а я положила голову на широкое плечо. — Много поколений назад мы и империя жили в мире, не доставляя друг другу хлопот. Драконы обосновались в горах и не посягали на долины, где расположились люди. Мы обладали магией раскрывать горы и извлекать спрятанные в их глубинах сокровища. Именно эти способности и не давали спокойно спать императору людей, а так же наша сила. Он хотел заставить нас служить ему, по его приказу извлекать сокровища и охранять границы империи. Он знал о нашей преданности членам клана и о том, что мы никогда не причиним вред своему.

— А... — начала я, желая напомнить о Селесте.

— Никто из нас волоска не тронул на ее голове, — возразил Рэй, догадавшись, что я хочу сказать. — Ее судьей стало Сердце, а оно не знает жалости к предателям. Правивший тогда император пошел на подлость — он соблазнил девушку из нашего рода и уговорил бежать. Видимо, рассчитывал, что с рождением ребенка приобретет над нами власть, поскольку никто из клана не решится навредить ему. Вот только человек не знал, что у дракона не может быть детей с людьми, слишком велик мезальянс, что и доказал Джой, женившись на моей тетушке, но так и не сумев родить ребенка. Многие из нас уверены, что и к этой ситуации император приложил руку, все еще пытаясь завладеть нашей магией, а тетушка была не самого большого ума и, полагая, что не нанесет большего вреда, прихватила часть Сердца в качестве свадебного подарка дражайшему супругу.

— А как же я и Нэлли? — снова не удержалась я.

— В этом-то и загадка, — усмехнулся Рэй. — Видимо, с какими-то редкими особями дракон может зачать ребенка. Но их количество настолько ничтожно, что такие люди практически не существуют. Сейчас речь о другом. Поняв, что его план неосуществим, император бросил драконицу и нашел себе другую супругу из богатой и знатной семьи. Прежняя же супруга не могла за себя постоять, потому что с ее побегом Сердце раскололось, и наша магия исчезла, а девушка, считая себя опозоренной, боялась вернуться в семью и затерялась где-то среди людей. Все считали, что она погибла, но, видимо, нет. Прежде чем умереть, она оставила наследника. А мы. мы потеряли былое могущество, драконью ипостась, свою магию, и остались только наши неприступные замки, куда можно добраться только порталами. Но порталы были и у людей. Однажды они пришли к нашим стенам большим войском и заставили принять власть императора. Он требовал от нас все новых и новых сокровищ, и тогда мы по крупицам стали восстанавливать свою магию. Кто-то добивался больших успехов, кто-то меньших, и все знания передавали наследникам. Один из предков заметил, что прикоснувшись к Сердцу, можно подпитаться его силой и чем раньше это сделать, тем сильнее станет ребенок. Тогда младенцев стали прикладывать к Сердцу, они наполнялись его магией и освоили даже драконий огонь. Я же был одержим идеей восстановить былое могущество и изучал все древние манускрипты, хранящиеся в этом доме. Вопреки всеобщему убеждению, я был уверен, что сбежавшая девушка оставила после себя ребенка, и наследники этого ребенка до сих пор живы, иначе клан был бы воссоединен и Сердце восстановилось. Поэтому я и искал тебя. Тебя и твою сестру. Я был уверен, что вы существуете. Когда наслал на тебя метку, появились первые подозрения, что ты и есть тот самый ребенок, а когда ты смогла выскользнуть из оков, забрав у меня часть лично магии, окончательно в этом уверился.

— Значит, теперь вы снова станете независимыми? — осторожно уточнила я.

Рэй уверенно кивнул.

— Значит, будет война? — я совсем не была уверена в том, что удалось сдержать дрожь в голосе.

— Уверен, этого не произойдет. А теперь спи. Я ответил все твои вопросы? — он снова поцеловал меня в макушку, и по телу побежало сладкое тепло.

— На все, но не уверена, что смогу заснуть, — взглянув ему в глаза, я увидела тот же самый огонь, что пробуждали во мне его прикосновения.

Кажется, очередной снеговой шапке грозит оползень.

Глава 94. Совместные решения


А на утро мы рука об руку спустились к завтраку. Я не знала куда девать глаза и большей частью смотрела себе под ноги, не решаясь взглянуть на родителей Рэя. Еще ни разу не проводя с мужчиной ночь в одной постели, мне все время казалось, что я обманула их доверие, что-то у них украла. Рэй же держался как ни в чем не бывало, будто мы уже с незапамятных времен супруги и прямым взглядом ответил на улыбки родителей.

— Не стесняйтесь, наверняка проголодались, — Полэния радушно позвала нас к столу, где уже собрались почти все члены клана кроме... Нэлли.

Куда же запропастилась моя сестренка?

Я обеспокоенно обернулась к лестнице в башню, и увидела, что Нэлли спускается под руку с Истиром.

Хм-м.

Почему-то не хотелось думать, что они провели эту ночь точно так же, как и мы. Нэлли еще слишком маленькая, слишком наивная и доверчивая, и хоть драконы не причиняют вред своим, я все равно беспокоилась за сестру.

— Как спалось? — будто догадавшись о чем я думаю, приветствовал их Дорнвир.

— Я почти совсем не спала, — постаравшись подавить зевок, ответила Нэлли, а я невольно напряглась. — Все время что-то трещало, грохотало. Казалось, что вот-вот обрушится крыша. За окном сверкало. Мне было очень страшно. Я хотела найти спальню Коры, но заблудилась и оказалась в небольшой комнатке с круглым столом и камином.

— Комната для игры в карты, — любезно подсказал Дорнвир, покосившись на нас с Рэем. А я чувствовала, как наливаются багрянцем и полыхают щеки с ушами.

Ганд побери этот дом, где у всех слух, как у летучих мышей. Это что же, нас было слышно во всем доме? Я чувствовала, что вот-вот прожгу под собой пол.

— Это была всего лишь ледяная гроза, — Истир, как истинный джентльмен подавил улыбку. — В комнате для игры в карты она была слышна не так сильно, и я составил компанию Нэлли, чтобы было не так страшно.

Да уж, хорошая из меня получилась сестра и опекун. Пока усердствовала в разваливании замка, сестренка дрожала от страха в каком-то чулане, а успокаивал ее почти незнакомый юноша.

Сгорая от стыда, я уткнулась носом в кружку с чем-то очень ароматным и не смела поднять глаза на свидетелей моего падения.

— Полагаю, что Рэйнвир нам хочет что-то сказать, — многозначительно обронил Дорнвир и замолчал, гипнотизируя сына взглядом. Остальные родственники тоже повернулись к нему, а поскольку я сидела рядом, то и мне досталось совершенно излишнее внимание.

Рэй встал.

— Полагаю, ни для кого не секрет, что метка, оставленная мной на теле Корнэлии переродилась. Я не знаю, что на нее повлияло, распознала ли она наилучшую пару, или случилось что-то еще, этим вопросом я обязательно займусь, — я удивленно подняла на него глаза — ночью он дал мне совсем другое объяснение, — но Рэй заговорщицки подмигнул, и я поняла, что эта тайна останется только между нами. — Но метка превратилась в предназначение. Мы оба не в состоянии противостоять ее силе.

— Да, мы уже заметили, — хмыкнул отец Селесты.

— Мне кажется, что это формальность, но я не могу ею пренебречь, поскольку не хочу принижать значимость Коры в нашей паре. Корнэлия, — он повернулся ко мне, — ты согласна стать моей женой?

— Ой! — донеслось со стороны Нэлли.

— Я так понимаю, что у меня нет выбора? — не торопясь с ответом, я вопросительно изогнула бровь.

— Выбор есть всегда, но иногда его последствия могут быть очень мучительны, — Рэй не поддержал моей шутки и говорил очень серьезно. Кажется, он делает это предложение вполне осознанно, а не из-за неизбежности.

— Я слишком долго от тебя убегала, теперь я хочу идти с тобой рядом, — немного пафосно ответила я, и последние слова утонули в громе аплодисментов.

— Можно мне слово, — Полэния подняла бокал и постучала по нему столовым ножом. — Поскольку с появлением Коры и Нэлли произошло столько радостных событий, я хочу, чтобы эта свадьба стала самой грандиозной из тех, что мы помним, но для этого понадобится время. Как мы видим, молодые люди не в силах противиться предназначению, — о, Свизар, опять! Кажется, мои светящие уши было видно даже под плотным покрывалось волос, — и вполне могут разгромить старый родительский дом, — на моем лице уже можно поджаривать гренки. — Я предлагаю, немедленно провести помолвку и отправить их дожидаться свадьбы в дом Рэйнвира.

Очень предусмотрительно. Если сын сам разгромит свой дом, сам же потом и отстроит, а там точно не будет лишних и чересчур чутких ушей.

— Я тоже, — едва Полэния закончила говорить, вскочил Истир.

— Что тоже? — изумленно посмотрели на него такие же рыжеватые родители. — Тоже хочешь домой к Рэю?

— Нет, — Истир упрямо тряхнул головой, давая понять, что шутки не изменят его намерения. — я тоже хочу сделать предложение. Нэлли, — он повернулся к потупившейся сестренке, — нас, конечно, не связывает предназначение, но ты согласишься выйти за меня замуж?

— Ой! — снова тоненько воскликнула она, и заливший щеки румянец стал однозначным ответом.

— Нет! — внезапно я услышала свой голос.

— Но почему? — растерянно воскликнул Истир, а Нэлли едва не расплакалась. Недоуменными выглядели и родители горе-жениха. Кажется, они не имели ничего против внезапно вспыхнувших чувств сына.

— По крайней мере, не сейчас, — смягчила я свой ответ. — Нэлли должна закончить образование. Это не обсуждается.

— Это разумно, — к моему удивлению поддержала Полэния . — Образование никогда не помешает, а пока вам тоже можно провести помолвку, и пусть Нэлли доучивается. — Против этого ты возражать не будешь?

— Если сестра согласна...

Конечно, я считала, что ей еще рано думать о замужестве, но не могла же всегда держать Нэлли около своей юбки. Пора и сестренке становиться взрослой. Стараясь сделать это незаметно, я горестно вздохнула, будто лишалась своего ребенка.

Помолвка чем-то напоминала ритуал удочерения.

Я и Рэй переплели пальцы и положили ладони на Сердце. Сначала было просто тепло, потом реликвия разгорелась, окутала нас светом, и он снова сплелся в жгуты. Только на этот раз они соединили не только сердца, трепещущие нити протянулись от висков к вискам и оплели бедра, навеки соединяя разум, чувства и сексуальность.

— Надеюсь, ты не думаешь, что после свадьбы я засяду дома, как примерная жена? -прошипела я, пока Сердце делало свое дело.

— Даже мыслей таких не было, — нисколько не расстроившись, усмехнулся Рэй.

Ритуал закончился и соединившие нас нити проникли сквозь кожу и растворились в крови.

Когда же пришел черед Нэлли, я не могла остановить слез. Они лились и лились, оставляя мокрые дорожки, пока платье на груди не промокло насквозь.

— Я уверен, что с этих пар у нас началась эра возрождения. Выпьем за это! — поднял тост Дорнвир, и огненный ручеек прокатился по горлу. Стало настолько легко, что я могла взлететь даже без крыльев.

Всеобщим мнением решили, что до возращения в университет Нэлли поживет под присмотром Дорнвира и Полэнии, они же покажут и научат как пользоваться вновь обретенной магией.

Провожать нас в новый дом вылетели все драконы: черные с золотом — Дорнвир и Полэния, причем у Полэнии был легкий стальной отлив, белые и пепельные — родственники Селесты, желтые и оранжевые — Истри и его родители, Нэлли же превратилась в довольно маленького и симпатичного дракончика нежно-палевого цвета. Ее полет был неуверенный и очень неровный, что Истиру даже пришлось ее страховать. Глядя на нее, я вспоминала свой первый опыт, глаза горели, но слез не было — драконы не плачут. А я превратилась в темно-бордового, почти черного дракона с гранатовым блеском на выпуклой части чешуек.

Взмахнув на прощанье крыльями и вильнув хвостами, мы полетели к дому Рэя.

— Смотрите! Смотрите! Драконы! — тыча пальцем в небо, кричали зеваки, когда мы пролетали над городом.

— Драконы... Настала эра драконов, — выдохнул кто-то.

Хотелось как-то подтвердить эти слова, и я несколько раз перекувыркнулась в воздухе, под восхищенные выдохи, за что получила шлепок мощным хвостом под зад и полетела дальше. Нас ждал дом. Наш собственный. Который мы могли разваливать сколько заблагорассудится.

ЭПИЛОГ


Разумеется, до императора дошла молва о появлении драконов, и вскоре замок Полэнии и Дорнира окружили вооруженные и защищенные противомагической броней воины.

Все, кто был в то время в замке говорили, что воины появлялись из портала целыми колоннами и, рассыпаясь, оцепляли замок. Даже трудно предположить сколько было задействовано артефактов. Я же по старой привычке предположила, что оставшиеся резко взлетят в цене, и попросила знакомых, оставшихся после проведенного у База времени, скупить от моего имени все, что есть на черном рынке.

Император прибыл последним, и зияющий провал портала сразу же захлопнулся за его спиной.

Он конечно же мог бы перенестись и за стену замка, но подобное грубое пренебрежение частными границами могло означать только одно — открытую войну, а, не зная сил возродившихся драконов, император не желал рисковать.

Полэния и Дорнвир не торопились встречать высокопоставленного гостя — все-таки на их попечении находилась Нэлли, и они послали срочное извещение, получив которое, мы с Рэем сразу же вылетели.

У меня мороз пробежал вдоль всех щипов, когда увидела толстое, как кассия, кольцо, окружившее замковые стены. Я чувствовала, как по горлу поднимается огонь, но сдерживалась изо всех, поскольку войны тоже не хотела.

Когда поднятый нашими крыльями ветер наконец достиг внешнего кольца оцепления, воины резко вскинули головы, и я увидела округлившиеся от удивления и страха глаза.

Клянусь, если бы у кого-то в кармане завалялся портальный артефакт, сбежали бы все, кто успел.

Окруженный личными телохранителями император тоже внимательно следил за нашим полетом, и я буквально кожей ощущала его мысли и самодовольную уверенность, что уж с парочкой-то драконов его войско справится.

А в гандово пекло не хочешь?

Нет, я не хотела причинить никому вреда, но показать, что не стоит даже пытаться атаковать дракона было необходимо. Тем более, что Рэй опустился слишком низко, а один из солдат обезумел настолько, что взглядом измерял расстояние — долетит ли парализующее заклятие.

Сдерживать огонь уже не было сил. Я спустилась еще ниже и выдохнула.

— Кора! Ты что делаешь?! — взорвался в голове голос Рэя.

— Спокойно. Это предупреждение. В следующий раз подумают, прежде чем целиться в тебя.

Я сделала полный круг, облетев вокруг воинов и выдыхая струю пламени.

Под плато, на котором расположился замок и где стояло войско императора, появился аккуратный желоб, превративший гладкую скалу во что-то напоминающее гриб.

На лице императора не дрогнул ни один мускул, несмотря на то, что камень под ногами дрожал как в лихорадке, а с краев осыпались целые куски скалы.

Оценив разрушительную силу одного дракона, он коротко кивнул и поднял голову.

— Я пришел с миром! — усиленный магией голос дополнил учиненные мной разрушения, и в пропасть свалилось еще несколько камней, а площадка для войска стала еще уже. — Я готов к переговорам, если вы впустите меня и моих телохранителей.

Какое-то время стола тишина, но потом в тяжелых воротах появилось светящееся пятно. Оно пульсировало и росло, пока не достигло размеров, способных вместить взрослого человека.

Видимо, Дорнвир и Полэния не решились открыть ворота и тоже активировали портал.

Как я успела заметить, внутри замка портал тоже охраняли два дракона: оранжевый и белый. А мы с Рэем оставались снаружи, чтобы у солдат не возникало глупых мыслей.

Императора не было довольно долго. Мы не знаем, о чем они говорили, но когда он снова появился из портала, то скомандовал возвращаться, а Дорнвир потом сообщил, что драконы снова обрели полную независимость от власти людей, и все горы принадлежат только нам.

Рэйнвир запомнил мое предупреждение, что я не собираюсь после свадьбы сидеть дома, и не только не возражал, а наоборот поддержал мою идею открыть детский приют.

Я все еще слишком хорошо помнила свое голодное детство и не хотела, чтобы еще хоть один ребенок прошел через такое.

На это я потратила почти все деньги, которые выручила за ставшие жутким дефицитом портальные артефакты, а Нэлли, моя Нэлли, окончив университет и получив степень по целительству, согласилась лечить детишек и преподавать им азы зельеварения.

Правда, вскоре у нее появился личный пациент. Хоть мы и драконы, но детишки точно так же болеют и нуждаются в лечении.

А сейчас, округлившаяся и похорошевшая сестренка сидела рядом со мной напротив распахнутого окна — для гостей Рэй активировал равнинный уровень — и смотрела на то, как на лужайке дурачатся Рэй и маленький Горнвир. Его цвет еще не определился, и на животе в отличие от сверкающей черной спины поблескивали гранатовые чешуйки.

— Я так боюсь, что не справлюсь,— делилась страхами Нэлли, поглаживая круглый живот. — Истир так ждет этого малыша. Думаю, он будет хорошим отцом, намного лучим, чем я смогу стать матерью.

— Не говори глупостей, — ответила я. — Как только первый раз возьмешь на руки ребенка, все придет само. Можешь мне поверить, — я говорила, а сама не сводила влюбленных глаз с беснующейся парочки. Что отец, что сын стоили друг друга, даже не поймешь, кто из них на самом деле ребенок. Глаза увлажнились, и я рассмеялась, стараясь скрыть растроганность. В последние месяцы я стала слишком сентиментальной. Невольно охнула и тут же поймала обеспокоенный взгляд Рэя.

«Все в порядке», — мысленно ответила я. С рождением первенца мы будто стали еще ближе, а телепатия стала возможна не только в драконьей ипостаси. — «Но, кажется, в этот раз мы ждем не дракончика, а жеребенка», — и почувствовала новый тычок под ребра.

А Рэй продолжал учить сына летать.

Конец



Оглавление

  •  Мур Лана -Украсть у драконаПРОЛОГ
  • Глава 1. Сон
  • Глава 2. Послание
  • Глава 3. Базиль
  • Глава 4. Дело
  • Глава 5. Сердце Дракона
  • Глава 6. Разногласия
  • Глава 7. Безысходность
  • Глава 8. Проверка
  • Глава 9. Полоса препятствий
  • Глава 10. Третий этап
  • Глава 11. Тот, кто называл себя отцом
  • Глава 12. Договор
  • Глава 13. Предупреждение
  • Глава 14. Предчувствие
  • Глава 15. Дом с секретом
  • Глава 16. Рана
  • Глава 17. Последствия
  • Глава 18. Подготовка
  • Глава 19. Недолгий путь
  • Глава 20. Особняк
  • Глава 21. Встреча
  • Глава 22. Поиски
  • Глава 23. Танцы
  • Глава 24. Рэйнвир Алгэр
  • Глава 25. Рэйнвир Алгэр. Да что это со мной?!
  • Глава 26. Кора. Что ты такое?
  • Глава 27. Тебе меня не поймать
  • Глава 27. Часть 2
  • Глава 28. Разбор полетов
  • Глава 29. Новые договоренности
  • Глава 30. Воспоминание
  • Глава 31. Непредвиденное затруднение
  • Глава 32. Дорогу осилит... прыгучий
  • Глава 33. Ящерица
  • Глава 34. Сюрпризы особняка
  • Глава 35. Сердца
  • Глава 36. Попал...лась
  • Глава 37. Не все получается так, как хочется
  • Глава 38. Новые апартаменты
  • Глава 39. Обходительность по-драконьи
  • Глава 40. Рэйнвир Алгэр. Паук в паутине
  • Глава 41. Рэйнвир Алгэр. Открытие
  • Глава 42. Рэйнвир Алгэр. Постельная потасовка
  • Глава 43. Рэйнвир Алгэр. Слепота упрямца
  • Глава 44. Рэнвир Алгэр. Игры с огнем
  • Глава 45. Рэйнвир Алгэр. Вор у вора украл
  • Глава 46. Рэйнвир Алгэр. Обыск
  • Глава 47. Кора. Новые ощущения
  • Глава 48. Нянька-дракон
  • Глава 49. Изменения
  • Глава 50. Приглашение
  • Глава 51. Ужин
  • Глава 52. Шантаж
  • Глава 53. Торг
  • Глава 53. Открытия
  • Глава 54. Обман
  • Глава 55. Шкатулка
  • Глава 56. Рэйнвир Алгэр. Операция "Нэлли"
  • Глава 57. Рэйнвир Алгэр. Озарение
  • Глава 58. Рэйнвир Алгэр. Почему она?
  • Глава 59. Рэйнвир Алгэр. Обман?
  • Глава 60. Рэйнвир Алгэр. Чары?
  • Глава 61. Рэйнвир Алгэр. Соблазн или война?
  • Глава 62. Рэйнвир Алгэр. Ревность?
  • Глава 63. Рэйнвир Алгэр. Крылья
  • Глава 64. Кора. Первая попытка
  • Глава 65. Загадки прошлого
  • Глава 66. Неожиданное предложение
  • Глава 67. Уроки пилотажа
  • Глава 68. Обещания
  • Глава 69. Гости
  • Глава 70. Право супруга
  • Глава 71. Дознание
  • Глава 72. Исповедь
  • Глава 73. Соглашение
  • Глава 74. ’’Спасение”
  • Глава 75. Пожар
  • Глава 76. Клетка
  • Глава 77. Секрет платья
  • Глава 78. Тень
  • Глава 79. К-коварство
  • Глава 80. Выход?
  • Глава 81. Телепатия
  • Глава 82. Родовое гнездо
  • Глава 83. Что произошло в замке
  • Глава 84. Разоблачение
  • Глава 85. Кто кого похитил
  • Глава 86. Беспристрастный судья
  • Глава 87. Подарок от самого Сердца
  • Глава 88. Приговор и его исполнение
  • Глава 89. Судьба Джоя
  • Глава 90.Богов не обмануть
  • Глава 91. Новая родня
  • Глава 92. Тревожная ночь
  • Глава 93. Дела давно минувших дней
  • Глава 94. Совместные решения
  • ЭПИЛОГ
  • Конец
  • Teleserial Book