Читать онлайн Готов на пять бесплатно

Ши Катерина
Учителя тоже люди 3
Готов на пять!

Введение

- Максим Сергеевич, - вывел меня из раздумья голос директора школы номер семьдесят семь, в которую я пришел двадцать минут назад. За это время успел не только вспомнить, каково это – быть учеником, но и предложить свою кандидатуру на место учителя начальных классов, - вы нам подходите! Когда сможете выйти на работу? Сколько нужно времени на сбор документов?

Немного опешил от такой оперативности и, если честно, довольно некрасиво округлил глаза.  Ну а с другой стороны, чего я ожидал? В этой школе точно так же, как и во многих других школах нашего города, не хватает учителей, потому хватаются за любого человека, способного вести уроки и знакомого с педагогической деятельностью.

- А когда нужно? - почти все документы у меня были уже с собой. Медосмотр я прошел самостоятельно, потому что был на все сто процентов уверен, что найду место работы в школе, единственное не знал – в какой. А вот, оказывается, в самой ближайшей к моему дому как раз и требовался учитель.

- Сейчас! - громко заявила сидящая передо мной женщина, испытующее смотря на меня, прищурив свои серые и почти бесцветные глаза.

- Сейчас я как-то не готов, - сознался, смотря на свой внешний вид, потому что в джинсах и простой футболке с эмблемой Супермена идти к детям как-то не очень прилично и не педагогично. Да и учебник хоть перед началом работы следовало пролистать. Что там еще мне надо? Список класса хотя бы…

Честно говоря, хоть я и учился в педагогическом институте, да еще и на учителя начальных классов, но как-то не очень, скажем так, ответственно, особенно если вспомнить первые три года. Все больше я выступал за свой факультет, участвуя в спортивных соревнованиях, играя в футбол, баскетбол и настольный теннис. Пацанов со всего потока было всего несколько, вот нас и использовали как грубую мужскую силу везде, где только можно, а уж когда дело доходило до студвесны или очередного конкурса по типу «Мистер университет», то мало того, что помогал во всех выступлениях, так еще и сам один раз принял участие. То есть тут даже глупцу понятно: времени для учебы не было совершенно, каким-то чудом сдавал контрольные и тесты, писал курсовые…Ладно, не писал, а заказывал, но добросовестно их читал и даже мог ответить на вопросы. Иногда преподаватели на экзаменах закрывали глаза и ставили мне четвертки, так как лишаться такого яркого представителя мужской половины нашего факультета не хотели.

К четвертому курсу у меня неожиданно возникло желание учиться, даже экзамены все сдал самостоятельно, без чьего-либо вмешательства, к государственному экзамену готовился сам и, без стеснения заявлю во всеуслышание – сдал сам!

Но это было только на последнем и предпоследнем курсе, где я успел даже посетить нормально одну практику длиною в два месяца. Сказать о ней плохо не могу, мне достался малокомплектный класс из десяти человек, у которых был щадящий режим и очень добрый классный руководитель, который мне во всем помогал, в том числе писать конспекты. Дети меня приняли нормально, по крайней мере, на открытых уроках, на которых присутствовали методисты, не паясничали, материал отвечали хорошо, да и работали вполне активно. Помню, мне даже предложили место учителя в той школе, да только где я, а где школа? Так я думал на тот момент, а жизнь вон как все вывернула… Пришлось идти туда, на кого учился…

Я бы, наверное, отказался, но… нужда заставит, кого хочет. В первой половине дня я был предоставлен сам себе и честно искал работу, но мне могли предложить только должность грузчика, кассира в магазине, да и еще по мелочи. Во второй половине дня я ходил в фитнес-центр, куда попал сразу после армии, стал кумиром многих, меня на радостях и позвали в состав тренеров, но на неполный рабочий день, ведь не было должного образования, которое нужно было получить, если хочу продолжить свою профессиональную деятельность инструктором.

Я и поступил на заочный факультет физической культуры, нас, таких как я – было много. Кто-то для галочки пошел, кто-то получить повышение и попасть в комитет по спорту и развитию, а я к нему совершенно никого отношения не имел, вот и учиться пошел на старости лет, чтобы претензий не было. У каждого из нас была своя цель, однако результат один – получить диплом и приступить к работе свободно и добросовестно, чтобы этим дипломом козырять и говорить, что ты не просто Вася с улицы, а дипломированный специалист. На лекциях я повстречал старых преподавателей, которые были рады меня видеть и, что самое приятное – помнили. Если честно, не ожидал такого радушного приема, даже на родной факультет забегал для того, чтобы свою память освежить, чтобы поздороваться со всеми. Неожиданно в душе всколыхнулись хорошие воспоминания, они-то меня и направили в стезю образования – на некоторое время, конечно.

Но вернемся в настоящее, а здесь и сейчас происходит следующее:директор школы не принял мои возражения, сразу же передал своему секретарю документы на оформление и повел меня чуть ли не за руку в кабинет на первом этаже. Он был совсем небольшой, находился в каком-то закутке рядом с туалетом и раздевалкой, а в классе на данный момент шел урок, но директора это не остановило. После короткого стука она зашла в класс да меня с собой затащила. Двадцать пар глаз посмотрели на меня с настороженностью, а у доски стояла и с интересом поглядывала пожилая женщина.

- Дети, - радостно сообщила Антонина Ильинична, - это новый учитель, Максим Сергеевич! Теперь он у вас будет вести уроки.

Энтузиазма на детских лицах отразилось ноль, на моем, кстати, тоже,но это не остановило двух радостных женщин, которые, дабы я познакомился с детьми, вышли из кабинета, тихонько прикрыв за собой дверь.

И вот я, двухметровый шкаф, стою перед маленькими ребятами, которые точно так же, как и я, не понимали, что вообще происходит.

- Вы супермен? - раздался голос с последней парты, - я думал, они только в фильмах бывают и мир спасают…

- А вы нас спасать будете?

- А вам сколько лет?

- А у меня брат учится в третьем классе!

- А у меня сестра в седьмом!

- А у меня зуб выпал…

Знакомство очень плавно перешло в какое-то совсем непонятное русло, я слушал обрушившийся на меня со всех сторон поток слов и не понимал, что вообще происходит?! Причем тут зуб и сестра из седьмого класса, зачем мне знать, что чей-то папа утром пролил на рубашку кофе и получил от мамы подзатыльник, а главное, мне совсем было не интересно, где хранится занык родителей, и куда нужно прятаться, если брат понял, что ты был в его комнате.

- Стоп! - попросил, понимая, что мой ошарашенный вид позабавил бы любого, - я ваш учитель, и на уроке у нас тишина, это первое правило!

Дело сдвинулось с мертвой точки. За одним правилом пошло второе и третье, и так до тех пор, пока не прозвенел звонок. Не уверен, что дети запомнили хоть что-то из того, что успел им наговорить, придется записать все и повесить на доску, а лучше сделать плакат во всю стену! Точно! Тогда-то они будут себя хорошо вести и слышать то, что говорю! Так ведь?

Из класса я выходил озадаченным и дезориентированным, директор едва успела подхватить под руку, довести до своего кабинета и подсунуть заявление, которое я не только заполнил, но и подписал.

- Ждем вас завтра! - обрадовала она меня, а я как-то скупо улыбнулся, - мы всем поможем, подскажем, в обиду не дадим! - не унималась женщина, уговаривая меня не принимать необдуманных решений.

- Угу, - только и мог я пробормотать, не в силах вымолвить никакую словесную конструкцию.

Я даже не сразу понял, что мне вернули часть моих документов, запихали в пакет кучу учебников и дали распечатку с расписанием.

- Завтра в восемь десять нужно быть в школе, в восемь тридцать начинаются уроки, - вещала женщина, провожая меня к выходу.

- Угу, - опять повторил я, выходя на крыльцо школы.

Состояние было непонятным, странным, мысли в голове путались. Я так и простоял, слушая очередной звонок на урок, а после чуть подвинулся в сторону, потому что явно мешал толпе выходящих ребят, которые спешили за учителем физкультуры.

- Дяденька учитель, - девочка с маленькими хвостиками по бокам круглой головы осторожно погладила меня по ноге, - вы только нас не бросайте, мы будем хорошо себя вести, честно!

- Да! - поддакнул стоящий рядом мальчишка, вытирая рукавом нос.

Вот этот точно себя вести хорошо не будет, у него же на лбу написано – задира!

- Не брошу, - зачем-то все же сказал, а ребятня, которая только недавно стояла в нескольких шагах от меня, громко завизжала и бросилась на меня.

 Я честно думал, что они хотят меня задушить, запугать, забить, но дети лишь облепили со всех сторон, обнимая своими маленькими ладошками. В общем-то грозный мужчина во мне растаял, я даже погладил всех по голове и дал себе обещание не ныть и стараться. Это же дети, что может быть сложного?

Как я был не прав, ох, как я был не прав!

Глава 1

Оставшуюся половину дня и часть ночи я просидел над учебниками и собственными конспектами. Это только кажется, что можно просто выйти к доске и объяснить материал или рассказать, как решается пример или задачка. Я смею вас разочаровать – это далеко не так: один ребенок поймет тебя с полуфразы, второму нужно показать на доске, третьему объяснить на пальцах, четвертому на карандашах, а вот пятый поймет только рисунок. Шестой? Шестой вообще может не въехать в суть с первого раза, а седьмой и с пятого. Вот так! А еще на уроке я должен каким-то чудом реализовать «индивидуальный» подход к каждому ученику, который крайне сложно поддавался даже моему мысленному представлению, особенно когда у тебя полностью укомплектованный класс! А бывает, что количество учеников достигает тридцати пяти человек. Тут, по сути, одна минута на ученика получается. Ну? Как вам? Первый второй и третий могут за эту минуту понять принцип решения задачи и даже самостоятельно потом решить следующую, а вот остальным ребятам этой жалкой минуты не хватит совсем.

Первые часа три я пытался составить план, как лучше организовать урок, конечно, при этом пользовался всеми правилами, которые только знал. И приветствие надо сделать, и проверить, все ли готовы к уроку. Потом ввести детей в заблуждение, тем самым подвести к теме урока, потом обязательно должен быть перерыв на маленькую веселую зарядку, потом объяснение нового материла, за ним закрепление, там и пообщаться нужно, кто и что понял или не понял на уроке, домашнее задание дать. И это все за сорок пять минут! Как? Как это все успеть и ничего не упустить?

Чувствуя себя первопроходцем, которого закинули на северный полюс и всучили в руку карту, я бился над планом урока, создавая самый оптимальный и лучший не только для меня, но и для учеников. И это, простите, только для урока по математике, а у меня завтра еще чтение и русский, и, слава богу, будет окно третьим уроком – класс уведут на урок музыки!

Перерыв от и до все учебники, я понял, что попал по-крупному. Например, по русскому языку дети только учатся писать буквы и их соединения. Покосившись на белые листы бумаги перед собой, которые и использовал для того, чтобы законспектировать урок, ужаснулся. Да, нас учили писать в ВУЗе, мы даже сдавали контрольные, и я сам, что уж говорить, выводил крючки и палочки. Но за столько лет все знания вылетели в трубу! Но это ладно, показать смогу, объясню, но теперь же придется на доске всегда разборчиво и понятно писать и в детских тетрадях, и… короче, везде!

Уронив голову на стол, я больно ударился лбом о деревянную поверхность и в голос застонал. Бог ты мой, ну почему я выбрал именно школу? А? Или это связанно с тем, что у меня бабушка была учителем и почти всегда брала меня к себе в класс, даже на школьные мероприятия приглашала? Вот и получилось, что впитал в себя все еще с детства. Ладно, ныть не буду, я ж мужик! У меня ж под рукой великий интернет, где уж точно есть вся информация, касающаяся самого урока, ну и подсмотрю, что с классом надо делать!

Утром, разлепив глаза, быстро позавтракал, оделся, как и положено учителю: в рубашку с коротким рукавом, брюки, начистил ботинки и сложил всю свою трудоемкую работу вместе с учебниками и прочим материалом в сумку. Ночью пришло понимание, что срочно нужен принтер и, желательно, цветной, годовой запас бумаги и большое количество методических пособий. Как раз с их помощью можно будет легко составить план урока, а если откопать и рекомендации к учебникам по нужной мне программе, вообще жизнь может облегчиться в разы!

Но это цветочки – есть еще папка учителя, папка классного руководителя, папка по внеклассным занятиям, папка по внеурочной деятельности… Да, названия всех папок я выписал, даже подписал, что там должно храниться, и опять, в который раз за вечер, ударился об стол головой…

Прибыв на работу за полчаса до урока, неожиданно попал под обстрел со стороны родителей, которых уже оповестили о том, что у них новый учитель, да еще и мужчина. Уверен, дети тоже половину вечера рассказывали обо мне. И вот больше десятка глаз смотрели на меня оценивающе.

- Здравствуйте! - бодро поздоровался со всеми и даже улыбнулся, но, увы, ответная добрая улыбка была не у всех.

Мой дружелюбный настрой как-то моментально испарился. Эх, родители, знали бы вы, сколько времени я потратил на то, чтобы не только произвести впечатление на ваших детей, но и подготовить для них интересные задания по теме урока! Захотелось махнуть рукой и уйти в тот же Магнит, но все же удержался. Зря я, что ли, полночи не спал?!

Благо, очень быстро мне на выручку пришла Антонина Ильинична и завуч, с которой я был еще не знаком. Эти две женщины и обрадовали нас новостью – в четверг состоится родительское собрание. Ровно в шесть часов вечера! И все хорошо, да только в шесть у меня индивидуальная тренировка! Хотелось в очередной раз развернуться и уйти… И это только утро! С момента моего прихода в школу прошло от силы минут пять или семь!

Так, любая проблема решаема. Собрание, значит, собрание. Я же могу договориться с Мишкой, чтобы взял моего человечка на один разок, а потом уж я подтянусь. Но в следующий раз подобные вечерние мероприятия буду назначать сам в удобное для меня время!

Просто так мне уйти все же не удалось, вопросы были, причем почему-то личного характера, совсем не относящиеся к учебному процессу. Одни я сразу пресекал, на другие обещал ответить на собрании, ну и свой номер телефона родителям оставил.

До начала первого урока у меня не было даже возможности разложить свои многочисленные вещи на стол – ко мне после родителей подходили знакомиться коллеги и руководство. Особенно понравилась мне странная особа неприметной внешности и возраста в круглых очках и с непонятным гнездом на голове, которая подошла со странными вопросами, касающимися моей профессиональной деятельности и стажа работы. Но это еще не все, вы не поверите, но эта баба требовала от меня отчет, который нужно было сдать на прошлой неделе!

Я посмотрел на стоящего передо мной, как оказалось, завуча по воспитательной работе, и понял: с ней мы не сойдемся. Вот вижу, что она уже составила обо мне ошибочное мнение и поэтому со мной (а может, и со всеми) ведет себя высокомерно.

- Отчет должен быть завтра! - заявила эта… как же прилично назвать взрослого человека, чтоб потом не стыдно было?

- Исключено, - тем же тоном ответил я, - пока не вольюсь в коллектив, пока не пойму что, где и как, ни о каком отчете речи идти не может, потому что я просто не знаю, из чего именно его составлять.

Ответить она мне не успела, начался урок, и я сбежал к столу, быстро доставая учебник по математике и нужный мне конспект. Черт, я же планировал немного сместить занятия и устроить вводный урок? Так, по ходу дела разберусь!

Дети тихо стояли у своих парт, смотрели на меня очень внимательно. Ладно, тихо стояли – это я утрирую. Кто-то стоял, кто-то лежал на парте, кто сидел у парты. Но как только я выпрямился и окинул взглядом детей, они выпрямились, подняли на меня свои маленькие глазки, показывая тем самым, что готовы работать.

- Доброго утра, садитесь! - и послышался скрип стульев, шум отодвигающихся парт, грохот пеналов и тетрадей, возня и возмущение. Боже, сопение, кашель, пыхтение!

Так, Макс, не обращай внимания! Это дети, у них еще все плохо получается. Хотя, почему только у них? У нас, у многих взрослых, руки растут не из того места, так что нужно просто выдохнуть и не обращать внимания на рабочий шум. Я их просто потом научу, как все делать быстро и аккуратно.

- Начнем с вами наш первый урок! - воодушевленно начал я, - отгадайте загадку!

Первые сорок минут пролетели незаметно, да и что говорить, все получилось! Меня слушали, иногда слышали, задания выполнялись, руки тянулись – я был горд собой и теми, что позволили мне не упасть в грязь лицом. Будь детки вредными, ничего бы не вышло, а они наоборот – старались, помогали, рассказывали о том, что успели изучить и чему научиться.

Конечно, на первом и вводном уроке мы больше знакомились. Я пытался запомнить двадцать два присутствующих на уроке человека, понять, чем отличается Маша от Даши, зачем родители назвали сына Даниэль, и как запомнить сразу пять Насть! Проблемы, о которых я и не думал, возникли моментально – дети все одинаковые! Естественно, ни имен, ни фамилий и ничего другого я не запомнил. Приходилось показывать на ребенка рукой, позволяя ему ответить или же (да, я до этого тоже скатился) гладить рукой по голове и просить: «Отвечай, мальчик».

А вот после первого урока оказалось, что мы идем на завтрак! И тут началось самое интересное – были те, кто только завтракал, были те, кто только обедал и полдничал, кто-то просто обедал без завтрака и полдника, а еще были дети, которые приносят еду с собой. С последними проблем не было – пакеты с боксами и бутылками с водой или соком в их руках я нашел, а вот как кормить остальных? Все они утверждали, что завтракают и обедают, кто-то вспомнил, что не ест в продленке. А это до обеда или после?

Схватившись за голову, помчался в единственный знакомый мне кабинет.

- Антонина Ильинична! - влетел в приемную, игнорируя секретаря, которая при виде меня даже вскочила на ноги, - как кормить детей?

Фух, с директором мне однозначно повезло. Оказывается, в столовой на каждый класс есть ведомости, в которых указано, кто и что ест, сколько дней оплачено. Без зазрения совести сфотографировал все документы и сделал пометку в голове: нужно запомнить всех детей по фамилиям!

Вторая проблема, с которой я столкнулся в столовой, была накормить детей! Маленькие козявки с брезгливым видом ковыряли запеканку, ища там клад, а находили изюм, который и складывали по периметру тарелки. Самые хитрые слизывали подливу с корочки и с довольным видом качали ногами под столом, попивая чай. Сколько бы их ни уговаривал – кушать малышня не хотела, а зря! Судя по расписанию, обед будет не скоро.

Сердобольная кухарка всучила мне в руки одну свободную порцию, которую я умял за два раза и в три глотка осушил стакан с чаем.

- Спасибо! - сердечно поблагодарил женщину, да что говорить, чуть ее не расцеловал!

Естественно, на второй урок мы опоздали: пока решали, кто и что ест, пока, собственно говоря, ели, потом за собой убирали, умудрившись разбить два стакана и одну тарелку. В общем-то и поход из столовой в класс тоже вышел занимательный, потому что я немного заблудился. Пришлось нам с детьми сделать приличный крюк, чтобы добраться до своего кабинета.

- Так, быстро готовимся ко второму уроку! -то ли попросил, то ли приказал, не знаю, но я так чертовски устал за эти несколько часов, что просто сел на свой стул и смотрел, как дети неспешно убирают со стола учебники и тетради, а достают кто что.

- Русский язык у нас, - стал подсказывать, ведь каким-то чудом мальчик со второй парты достал из портфеля учебник по окружающему миру, хотя такого урока у нас сегодня просто нет!

- А можно в туалет? - послышалось робкое прошение из дальнего конца кабинета.

- И я хочу!

- И я!

Чуть ли не застонав голос, выстроил очередь из желающих сходить в комнату, что была рядом с нами по соседству. Выпускал по три человека и бдил под дверьми, чтобы маленькие козявки не хулиганили.

Сказать, что весь второй урок находился в прострации, ничего не сказать. Нет, я следил за дисциплиной и помогал детям, писал на доске крючки и палочки, которые выходили очень даже приличными и ровными, но у меня все еще были проблемы с тем, как понять, где сидит Маша, где сидит Ксюша, кто из озорников Платон и Илья? Вы скажете, что в класс все дети разные! Вам виднее, я-то до этого дело с детьми имел только на практике!

Если еще утром у меня они все были на одно лицо, то и сейчас ничего толком и не поменялось. Сложность была в том, что у малышей оказалась одинаковая по цвету форма, отличалась она только тем, что у кого-то были брюки с пиджаком, где-то юбка с жилеткой, а у некоторых даже сарафан! От изобилия одежды и ее фасона рябило в глазах, но с девочками было намного проще, у них разное количество косичек, хвостов, бантов и заколок, а вот парнишки? Все ведь закутались в свои пиджаки, хоть бы кто снял! И ведь самое интересное, рубашки у всех были исключительно белого цвета, на брюках ремешки, волосы коротко стрижены, ни тебе индивидуальности, ни какой-то особенности, по портфелям их, что ли, запоминать?

Пока дети не видели, нарисовал на листе белой бумаги парты и подписал каждое место, закрепленное за учеником, таким образом у меня получилась памятка, которую бережно положил под стекло на столе. И да, я до конца дня подглядывал в этот лист, но хоть какие-то сдвиги наметились.

Итак, у меня два Илюши, которых нужно рассадить по разным концам класса, есть Миша – очень смышленый и старательный пацан, который сегодня то и дело отвечал. На третьем ряду сидят Платон, Богдан и Даниэль. Да простят меня родители ребенка, но они, кажется, пересмотрели фильм «Такси»!По закону жанра у нас в классе должен быть еще и Жебер, но его, увы, не было… И слава богу! Итак ассоциации в голове яркие! Как ни посмотрю на мальца, сразу в голове песни из этого кинофильма, и ничего с собой поделать не могу!

На последней парте сидел Максим, который явно был старше своих товарищей и уже умел намного больше остальных. Марк, сидящий прямо передо мной, был мелким темненьким мальчишкой, который делал все ну оооочень медленно, прям оооочень! А вот Егорка и Ярик были братьями, но двоюродными, об этом я узнал сразу на первом уроке от детей и даже смог этот немаловажный факт запомнить.

А вот девочек в классе однозначно больше, и если я всегда думал, что они тихие, милые и добрые, то сильно ошибался. Илюхи по сравнению с Ксюшей и Викой были спокойными пацанами. Эти же две задиры могли достать кого угодно, хорошо еще занимались этой ерундой только на перемене, но и на уроке от них шума хватало: то разговаривать начинают, то ругаться, то сопят от того, что что-то не получается. Их тоже надо рассадить, но куда – пока что непонятно.

Остальные девочки были вполне себе хорошенькими и добрыми. Маша с Дашей каждую перемену мыли доску, крутились вокруг меня и старались помочь хоть чем-то, на деле больше отвлекали, но ведь не скажешь им об этом. Арина меня сторонилась, отвечала на уроках неохотно и вообще была довольно замкнутым ребенком, который сидел все время на одном месте и что-то рисовал в блокноте. Рядом с ней крутилась Оля, с которой они явно были знакомы до школы, поэтому каким-то образом даже находили общий язык и занятие. Насти во главе с Ясей чаще носились по классу, но никому при этом не мешая – удивительно. А вот Света с Катей предпочитали на последней парте играть в каких-то маленьких щенков, которых и обнимали, и целовали и всячески от нападок других оберегали.

Конечно, сегодня были не все дети – по факту мне придется справляться с двадцатью пятью малышами, сейчас же их было двадцать два человека. Сейчас отсутствовала часть Насть и еще она девочка Яна.

Ох, ничего – не так страшен черт, как его малюют. Запомню всех, просто мне нужно чуточку больше времени, ну и пока что я в некотором шоке от всего того, что творится вокруг меня.

Третьего урока я ждал как никогда ранее, у меня было окошко! На перемене за классом пришла учительница музыки и сообщила, что приведет детей обратно на следующей урок. Долгожданная тишина давила на уши, я даже первые пять минут привыкал к этому. Но только решил вытянуть ноги и прикрыть глаза, как в кабинет зашла секретарь с большой черной папкой наперевес.

- Максим Сергеевич, - начала она говорить, а я уже понял, что об отдыхе можно позабыть, - разберите личные дела и составьте на класс таблицу вот по такому образцу.

К большой папке прилагался лист с чьими-то данными. Пока же я вникал и хмурился, женщина просто тихонечко ушла, прикрыв за собой дверь. А я? Включил компьютер, который обещал умереть, как только я забью в него таблицу со всеми личными данными детей и их родителей.

Перерыв все личные дела, для себя сделал еще один документ с номерами телефонов родителей, с датами рождения детей, ну и общей информацией, которая может мне понадобиться потом. Успел все сделать как раз к концу урока, только сохранил файл и стал искать в сумке флешку, как прозвенел звонок. Даже испугался, когда его услышал, следом, не прошло и минуты, за дверью раздался топот ног, крики учеников, бегущих в раздевалку, а затем за этим настежь открылась дверь класса, и, словно маленькие вихри, влетели ученики нашего первого «А» класса.

Пережить бы последний урок и узнать, что мне нужно сделать и сдать, а то не хочется быть должником…

Глава 2

Когда закончился последний урок, я собрался с последними силами и уже готов был строить детей на обед, как в кабинет зашла пожилая женщина невысоко роста.

- Здравствуйте, дети, здравствуйте, Максим Сергеевич! - малышня возликовала, и я вместе с ней, потому что понял, что передо мной стоит воспитатель, который после уроков всех детей берет на свои хрупкие, но такие выносливые плечи.

- Я Валентина Егоровна, - женщина подошла ко мне ближе и заглянула в глаза, - замотали они? Ничего, потихоньку у вас все получится, а уж я помогу, чем смогу!

С этой женщиной мы разговаривали каких-то две минуты, прежде чем она часть детей забрала с собой в столовую, а других отдала пришедшим родителям, но я понял, что теперь могу рассчитывать на помощь еще одного опытного человека.

Подхватив с собой папку с личными делами да лист-подсказку, спрятал флешку в карман брюк и поспешил к секретарю, которая обрадовалась тому, что я сделал все быстро и, самое главное, правильно.

- Так, - сказала она, - Антонина Ильинична в департамент убежала, но вас ждет в кабинете Светлана Викторовна, - видимо, поняв, что я не знаю никаких Светлан, секретарь пояснила, - завуч по учебной работе.

Дав мне точный курс, где искать женщину, поспешил на второй этаж. Нужный кабинет, к моей радости, был открыт. Оказался он совсем небольшим, вдоль стен стояли книжные полки, забитые учебниками и папками с документами, с другой стороны имелся высокий узкий шкаф, столик со стульями, ну и за рабочим столом у окна, обложившись бумагами, сидела та самая Светлана Викторовна.

- Ох, Максим Сергеевич, - проговорила женщина с яркими рыжими волосами, аккуратно уложенными на голове, - как же здорово, что вы к нам пришли!

Я пока подобной радости не разделял, но кивнул. Думаю, по моему замученному лицу было все понятно итак, поэтому меня сразу же пригласили за стол и стали медленно вводить в курс всех дел.

Оказывается, кроме журнала, который я должен буду вести каждый день, имелся его аналог в электронном виде. Вот от него я и получил все пароли, чтобы в ближайшие дни начать заполнять. Так же мне на флешку прилетели документы с учебным планом и тематическим планированием, с вводными контрольными работами и прочей ерундой, которую с первого раза я просто не запомнил. Да что говорить, даже записывать стал – что от меня нужно, к какому дню, в каком количестве.

Учителя – не люди! Заверяю вас – это роботы, которые не спят ночами!

Я вышел от Светланы Викторовны с осознанием того, что спать мне некогда. Чтобы успеть все, что нужно сделать, придется забить не только на сон, но и на простой отдых, на еду, на вторую работу, которая сегодня тоже, кстати, будет, а я уже как выжитый лимон, которому совсем ничего не хочется.

Неспешно спустился на первый этаж и попал в поле зрения второго завуча, того самого, с которым мы не нашли общий язык.

- Пройдите ко мне в кабинете, - повелительным тоном госпожи сообщила она мне.

Ладно, мы не гордые – пройдем, но молчать, как остальные,  не будем.

- Вам нужно сдать мне план воспитательной работы, еще у нас…

К тем первым заданиям добавилось еще столько же, благо, часть из них была в перспективе, а значит, пока что на многое можно было подзабить. Пугал меня план этой работы, но еще больше образец, который отсутствовал. Что писать и как, я совершенно не знал, но не отчаялся.

Отвязавшись от навязчивой коллеги, которая всё вещала и вещала о моих обязанностях, требованиям к учителям в целом и ко мне в частности, чудом сбежал из здания школы и достал свой смартфон.

Быстро найдя нужную группу в вотсапе, где было много моих одногруппниц, которые уже не первый год работали в школе, ну и попросил меня выручить. А что, они всегда помогали, сейчас же не бросят несчастного меня на произвол судьбы?

Первой ответила Оксана – отличница и красавица, которая всегда была впереди планеты всей.

«Бог ты мой, Белоусов! Неужели это то, о чем я подумала?»

«Именно это».

Ответил, потому что понимал: сейчас начнется самое интересное – надо мной будут издеваться и хохотать. План, который мне так был нужен, все же оказался в моих руках. Менять в нем почти ничего не стал, лишь заменил одну школу на другую, одного учителя на свои данные, ну и список класса свой вставил. На этом посчитал, что достаточно. Ну а что? Ничего нового из того, что предлагала в своей работе Оксана, я бы не придумал.

Девушка, кстати, все это время, пока сидел за компом в классе и пытался быстро сделать свою работу, чтобы от меня как можно скорее отстали, мне писала.

«Бедные дети! Белоусов, ты испортишь нам будущее поколение!»

«Держи свои словечки при себе, а то у тебя малышня быстро научится плохому!»

«Старшеклассницы уже строят глазки?»

«Ты там от радости не умер, чего молчишь?»

Пришлось быстро брать телефон и написать: «Ха-ха! Не дождешься! У меня будет лучший класс!»

«Ну-ну, удачи!» - и несколько десяткой смеющихся смайликов в конце.

Это был вызов, который я, как ни странно, собирался принять…

Отчет по воспитательной работе сразу сдавать не стал, а то меня бы сразу раскусили, поэтому опять все сохранил на флешку, второй образец оставил на рабочем столе своего древнего рабочего компьютера и, попрощавшись с пришедшим с прогулки классом, помчался домой.

Через час у меня тренировка, плюс нужно еще раз посмотреть расписание и договориться с другом насчет четверга! Похоже, придется покупать какой-то блокнот или скачивать на телефон планер, просто столько дел, которые нужно выполнить за вечер – в голове удержать очень сложно.

Жил я буквально в нескольких шагах от школы в старом доме, в котором снимал квартиру вот уже некоторое время. Нет, я мог после армии вернуться в отчий дом, но как-то не престижно здоровому и крепкому мужику сидеть на плечах родителей, поэтому довольно быстро нашел себе хату с одной комнатой и нишей, где стояла большая кровать, да и стал там жить.

Готовить я умел сам, убираться – не проблема, а что еще нужно одинокому человеку? Добравшись до квартиры, быстро перекусил пловом, который готовил на днях, собрал спортивную сумку и помчался в магазин за блокнотом, все же нужно было как можно скорее записать все, что мне предстоит в ближайшие дни сделать.

В зал я успел как раз вовремя – переоделся, закрыл шкафчик и вышел к своему клиенту – приятному мужику, который совсем недавно стал ко мне ходить на занятия. Он был душой компании, умел легко заводить разговоры, но на что обратил внимание – заводился с пол оборота. Вот только что улыбался и хохотал в голос, как вдруг бычится и права качает. Работать с ним было проблематично, но выбора особо не было: либо он, либо никого.

Сегодняшняя тренировка прошла вполне сносно: пару раз мужик залипал на молоденьких девицах, которые крутили педали велотренажера и пялились в окно, пару раз пришлось его тормозить, когда пытался на кого-то произвести впечатление и взял явно не свою нагрузку. В общем – смена как смена.

Быстро завершив все дела и отзанимавшись, нашел Михаила, который успел освободиться.

- Друг, выручай, - начал я, рассказывая, во что успел ввязаться.

Миха хохотал так, что уселся на мяч для фитнеса и, не удержав равновесие, рухнул с него.

- Ну ты, брат, учудил! - проговорил он, поднимаясь с пола на ноги, - без проблем, как говорится, но ты там еще раз подумай, надо тебе это или нет?

И вот уже вечером, сидя над конспектами, листая методические рекомендации, изучая тематическое планирование и рабочую программу, я задавался этим извечным вопросом не один десяток раз. Учитель – это не для каждого. Вы только представьте, каково это – оказаться с детьми в замкнутом пространстве на несколько часов подряд?

Это не один ребенок, не свой – а двадцать пять (в лучшем случае) чужих детей, у которых разные характеры, разные потребности, разное отношение к одним и тем же вещам. Сегодня мне их было нужно покормить, а вот завтра собрать на физкультуру!

Я пришел в класс не в начале учебного года, дети уже почти месяц каким-то образом умудрялись принимать всех, кто к ним приходил. Их классный руководитель, который до меня набирал класс, сбежал на второй день. Увы, кто-то успевает понять, что не выдержит ритма и ответственности до первых уроков, к кому-то это осознание приходит несколько позже. Что будет у меня, пока не знаю. Желание взять руки в ноги, конечно, присутствовало, ну а если получится, если у меня и правда будет лучший класс? Нет, это не профессия мечты, но нужно же попробовать все в этой жизни!

С таким мыслями я и уснул, хотя голова была забита информацией под завязку, и всю ночь мне снилась шумная детвора. На свое счастье, утром не проспал, встав после первого звонка будильника.

Сверившись с расписанием, понял, что сегодня вновь у меня снова окно, во время которого можно будет сделать дела, ну и дойти до методиста, узнать о том, как проверять рабочие тетради, проверять ли вообще и как оценивать.

В школу пришел в неплохом настроении, но сегодня уже класс открыл сам, перед этим поздоровавшись с детьми и их родителями. Блин, был бы у меня класс выше этажом, никто бы ко мне не заглядывал, дитятко свое не проверял и не смотрел так пристально, словно у меня в голове зреет коварный план, который был рассекречен. Но хоть, благо, с расспросами не лезли, лишь просили кого-то отпустить после уроков, кого-то проконтролировать при сборе на урок физкультуры. Заверив всех, что буду пристально следить за детьми и помогать, кому будет нужна помощь, со спокойной совестью приготовился к уроку и уже более спокойно его начал. Сегодня уже четко понимал, где вчера ступил, и поменял ход своих мыслей.

Первым уроком было чтение, и я сегодня сам ходил по классу, переворачивая странички букварей на ту, на которой мы занимаемся. Помогал тем деткам, у которых были проблемы, успокаивал тех, кто куда-то торопился – одним словом, уроком остался доволен.

За перемену мы успели не только приготовиться к русскому языку, но и сходить на завтрак и, бинго, вернуться до звонка! Точнее, со звонком мы в класс зашли, но это уже прогресс, которым хотелось похвалиться. Эх, надо бы маме позвонить, вчера я ей даже толком не успел ничего рассказать, лишь сообщил, что я в полной… Ну, вы поняли в чем, при детях же такими словами не выражаются, ну и сказал матери, что как только разгребу завалы, хоть частично, то обязательно с ней поговорю!


В таком темпе прошли еще два урока, конечно, некоторые вещи мы не успевали, на чем-то приходилось заострить свое внимание подольше, но ничего – сейчас мы привыкнем друг к другу, тогда и будет все получаться. Пока у детей все же оставался в глазах небольшой страх, я хоть дядя добрый, но мощный, ну и голос у меня грубый, тут уж ничего не поделаешь, поэтому нам всем нужно время.

На урок физкультуры, который стоял сегодня последним по счету, дети переодевались прямо в классе, и тут началось самое интересное: большая часть малышей не умела завязывать шнурки и банты на штанах. Перед моим столом выстроилась очередь: девочки просили затянуть им спадающие штанишки, мальчики, стоя в одном кроссовке, тянули мне второй. Я умаялся за эти пятнадцать минут так, словно отпахал целую смену на заводе. Когда прозвенел звонок, у меня осталось три человека, которые ооочень уж медленно собирались. Мало того, что они не с первого раза нашли свои вещи, так еще и наизнанку надели футболки, перепутали местами обувь и были крайне расстроенными.

Итак, у меня новое задание: научить детей одеваться! Ну и на собрании с родителями нужно будет поговорить об этом нюансе, пусть хоть кроссы на липучках купят, потому что это не дело, я весь взмок как мышь!

Проводив детей под строгим взглядом учителя по физической культуре в зал, я вернулся в кабинет и только успел сесть на стул и потянулся к сумке за запрятанной шоколадкой, как ко мне пришла методист. Черт, как я мог про нее забыть? Хотя это даже не удивительно! Странно то, что я до сих пор помню, как меня зовут и сколько мне лет, поверьте, после дня с детьми данная информация может стереться  из вашей головы довольно быстро!

Глава 3

Загруженный не только пакетами с учебниками, но и мыслями, я вышел из школы, когда смог отдать детей воспитательнице. Видимо, я выглядел уж очень отвратительно, раз женщина даже похлопала меня по плечу, помогла собрать исписанные бумаги, которые сейчас буквально оттягивали мне плечо. Сумка, которая еще утром была не такой уж и тяжелой, неподъемным грузом висела сбоку и периодически била меня по спине, но на это недоразумение я совсем не обращал внимания. Сейчас находился в таком состоянии, что буквально не знал, за что мне хвататься в первую очередь, когда делать, как это делать, да и, если честно, делать ли вообще?

Зайдя по пути в магазин, бесцельно прошелся несколько раз по залу, пока все же не вспомнил, что у меня дома нет ни молока, ни яиц, ни даже хлеба. Думаю, на этом и остановлюсь, пока на большее я не способен совсем.

Но стоило выйти из магазина, как в кармане зазвонил телефон. Да, я каким-то чудом после уроков и лекции от методиста смог его даже включить. Не глядя на экран, принял вызов и тихо спросил.

- Да? - если бы я знал, что это мама, сделал бы голос бодрее.

- Максим? Что случилось? Ты где пропал? Обещал перезвонить и молчишь!

Еще раз тяжело вздохнув, я все же признал:

- Иду с работы, я теперь, мам, учитель. И у меня первый класс.

Ответа не было долго, я даже добрался до дома и смог подняться на свой этаж.

- Чем я могу помочь? - вот, эта удивительная женщина всегда начинает диалог именно с этой фразы. Она не учит, не подсказывает, не говорит, как и что нужно делать, она сразу спрашивает, может ли помочь и чем?

- Можешь, - ну я не дурак, чтобы от помощи-то отказываться, - только дай мне немного прийти в себя, разобраться, с чего начать, выписав самые важные дела, потом менее важные и не очень важные в блокнот. И потом скажу, что ты можешь для меня сделать.

- Договорились! - мама первой отключила вызов, а я, поставив пакеты и сумку на пол, просто сел рядом с ними и, откинув голову назад, закрыл глаза.

Вы не поверите, но я в таком жутко неудобном положении умудрился даже задремать, и если бы не неудобная поза, проспал бы час, а так минут двадцать только, однако и этого перерыва мне хватило с лихвой.

Быстро поднявшись и немного размяв плечи, отнес продукты в кухню, тетради в комнату на рабочий стол и первый делом решил, что мне необходим обед, хоть какой-нибудь. Быстро включив чайник и заглянув в холодильник, вспомнил про то, что все же зашел в магазин, а значит, кушать мне омлет или яичницу! Ура, с голоду не умру.

Минут так через двадцать я уже сидел за столом и сортировал бумаги и тетради. Оказывается, тетради нужно проверять: исправлять ошибки и неправильно написанные элементы букв, а по нашей системе еще и оценивать ребенка по красоте и правильности! Ладно, оценочная система вводится во втором полугодии второго класса, а все остальное время мы вот так должны издеваться над собой и учениками, чертя шкалы для этого на полях? Да, именно так мне и сказала методист! Так как мы ничего не оценивали, и до меня с детьми никто ничем подобным не занимался, придется проверять все прописи, все тетради с самого, мать его, начала!

Достав ежедневник, быстро переписал в него все, что сказал мне Светлана Викторовна. Конечно, она много полезного рассказала, и подсказки мне давала, но этого было мало, если соотнести с тем, что еще предстоит сделать. Как только все задания на ближайшие дни и недели были выписаны, побежал в коридор искать оставленный там телефон.

- Мама! - начал я говорить, как только понял, что она взяла трубку, - мне нужен плакат на тему безопасного поведения на дорогах и на следующую неделю на урок технологии трафареты осенних листьев на двадцать пять человек!

- Будет сделано! - сообщила она, - еще что-то?

- Пока нет, - знаете, это удивительное чувство, когда тебе помогают, когда тебя понимают, - если что-то будет нужно, позвоню?

- Разумеется! - улыбка сама собой расползлась по моему лицу.

Итак, впереди меня ждал насыщенный и до жути нудный вечер. Тренировок у меня сегодня не было, можно, да и нужно, конечно, самому позаниматься, еще и к сессии готовиться, но вы сами понимаете, что эти все важные дела уйдут на второй, а то и на третий план. Сегодня мне было чем себя занять. На столе в два ряда лежали тетради, бумаги, папки, учебники и журнал, который тоже был если и кем-то заполнен, то частично.

- Ну что, Максим Сергеевич, - начал говорить сам с собой, - готовься! Это будет насыщенный конец дня!

Как только сел за стол, почему-то подумал о том, что все учителя, кроме меня, остаются в школе часов до трех, что-то там делают, проверяют, пишут. Может, и мне надо? Ну, нет! Если останусь, мне дадут еще тысячу и одно задание! Чур меня, чур! Я лучше дома, в относительной тишине, с музыкой фоном!

 Вторник бы закончился более или менее хорошо, не позвони мне вечером мама ученицы. Честно скажу, хоть и нельзя так, но ребенок в этой семье очень избалованный. Сегодня девочка принесла на завтрак роллы. Вы только представьте, эти изделия пролежали весь урок в портфеле, который благополучно простоял у батареи! Отопление нам еще не дали, но класс небольшой, детей много, у нас душно, даже жарко, ну и рыба-то в роллах неизвестно какой свежести и где до этого успела побывать. По-моему, очевидно, что я, как внимательный учитель, просто не позволил ребенку есть эту гадость – еще мне последствий в виде отравления не хватало, поэтому отдал девочке завтрак, который остался свободным, а роллы – ну выкинул я их. Нет, перед этим оценивающе посмотрел, понюхал, но даже мне, взрослому мужику, было страшно брать их в рот, что говорить о ребенке? Но мама девочки считала иначе.

На меня набросились с обвинением, что лишил ребенка завтрака, после того, как сказал, что ученица была накормлена, она стала придираться к другим вещам, все больше повышая на меня голос.

- Так, стоп! - не выдержал, - если вы еще раз принесете подобную еду, то будете объяснять директору школы, почему кормите семилетнего малыша подобной ерундой – это во-первых. Во-вторых, если она отравится, я вызову вас в школу и организую комиссию. Мне не нужен в классе ребенок, которого может стошнить на стол или на соседа!

Баба угомонилась и даже извинилась, но я-то запомнил! С этой семейкой нужно быть аккуратным, такие сгоряча могут много чего наделать неприятного для меня. И наделали… Это я узнал утром, когда зашел в класс, а следом за мной пришла директор.

- Шепелева вчера позвонила в департамент и нажаловалась на тебя, как на некомпетентного по многим вопросам учителя! - вот тебе и доброго утра, вот тебе и здравствуйте.

- Вот как! - с трудом произнес именно это, хотя хотелось сказать совершенно другое. И надо же, именно в этот момент Шепелева привела дочку в школу и сейчас с гордым видом стояла у раздевалки и смотрела на меня.

- Антонина Ильинична, - начал я, поворачиваясь в сторону матери Маши, - Полина Романовна дает на завтрак своей дочери роллы не первой свежести. Давайте их отправим на проверку? Мне блюющий в классе ребенок не нужен!

Говорил я громко, так, чтобы и другие родители видели, слышали, и… добился того, чего хотел. Шепелеву директор вызвала к себе, другие мамы укоризненно на нее смотрели, даже кто-то и что-то сказал, ну а я морально готовился к проверке. После таких громких заявлений в адрес любого учителя она всегда появляется если не на следующий день, то через день точно.

 Вот так бывает: у кого-то понедельник день тяжелый, а у меня среда. Хотя, постойте! На этой неделе все дни были тяжелыми! Среда совсем подпортилась, правда. Первый уроком было рисование, которое я, на радость детям и завучу, не вел. Не представляю, чтобы мы могли все вместе нарисовать, если у меня деревья до сих пор походили на перевернутые морковки! За то время, пока класс был пустой, я на всякий случай перепроверил свои конспекты, разложил тетради на столы, периодически подглядывая в шпаргалку, и даже немного расслабился, но рано радовался.

Если второй урок у нас прошел в тихой атмосфере, где дети даже пыхтели, но делали то, что просил, но на урок русского языка в класс завалилось несколько взрослых теток, которые враз напугали мне малышню.

Антонина Ильинична и сама была не рада тому, что к нам так неожиданно пришли, но поделать ничего не могла, поэтому повела всех желающих посмотреть на меня в конец класса. Даже не сработал тот факт, что я молодой и совсем неопытный учитель, что ко мне на урок с проверкой идти бесполезно. Тут, скорее, просто работа для галочки, для черточки или для чего-то еще, вот и показуху устроили. Что б их всех!

Весь урок, который прошел на твердую тройку, дети отвлекались, смотря на тех, кто сидит за их спинами. Нет, я их понимал, о подобных вещах предупреждают заранее, я тоже обмолвился, что может так получится, что к нам придут гости, но не так же быстро!

Пока вел урок, женщины что-то строчили у себя в блокнотах, качали головами, а после звонка мне все и высказали.

- Урок выстроен не правильно! Вот ту нужно было так…. Здесь вы забыли это…. А что это за фраза: «погнали дальше?»

Я сидел напротив комиссии, которая с важным видом тыкала меня как котенка носом в то, где я облажался.

- И вообще… - решила подвести итог грузная тетка с неприятным крючковатым носом на лице.

- Я, пожалуй, уволюсь, - завершил за нее, - за два дня ко мне никто привыкнуть не успел, так что не страшно!

- Два дня? - переспросила главная в присланной проверке у директора, будто впервые слышит эту информацию. Вот актриса-то, - тогда все понято! Вы уж помогите такому амбициозному учителю, у него преподавание в крови! А как к детям относится, как помогает!

Неожиданно все перевернулось с ног на голову, и теперь я молодец! Вот так мне больше нравится! Нет, я прислушаюсь ко всему, что мне сказали, но давайте будем объективными: невозможно сделать на практике все, что идеализируют в учебнике! Будь ты хоть с семью пядей во лбу, заслуженным учителем, будь у тебя сотни грамот и дипломов… да, можно подготовить идеальный урок, можно подготовить пять таких уроков, но не стоит рассчитывать, что так будет всегда. Дети – они изменчивы, на проверках, на педагогических конкурсах, к которым они готовятся вместе с учителем – они выкладываются по полной, но они же де-ти! Им свойственно шалить, не слушаться, баловаться, делать то, что нельзя.

Когда прозвенел звонок, совещание, которое до этого было у меня в классе, было решено перенести в кабинет директора, хорошо хоть без главного виновника или героя, смотря в какой момент времени посмотреть. Антонина Ильинична перед тем, как выйти из класса, похлопала меня по предплечью.

- Вы, Максим Сергеевич, молодец! Никто бы им перечить не посмел!

- Но только не я! - рассмеялся, облегченно выдыхая.

Последний урок чтения, и малыши, которые явно чувствовали, что что-то происходит не то, вели себя намного лучше, отвечали хором, когда просил их, поднимали руки для индивидуального ответа. Мне даже хотелось выглянуть в коридор и заорать: «Идите и посмотрите, какие мы молодцы!» - но, естественно, подобным образом себя не повел, лишь в конце урока поблагодарил класс за слаженную работу. В общем-то, судя по задравшимся носикам, можно взять на заметку этот прием!

Дав домашнее задание, я написал в общий родительский чат о том, что завтра у нас будет родительское собрание, ну и пошел домой к этому собранию морально готовиться. О чем мы с ними будем говорить? Что о себе рассказывать или не рассказывать совсем? Нужно ли ставить цели, которые нужно преодолеть за год?

Первым же делом ознакомился с представленной информацией в интернете и отмел в сторону тематические родительские собрания, которые подразумевают лекцию по какой-то тематике. На мой взгляд – пустая трата времени и сил, моих личных. Лучше поговорить о чем-то стоящем. Вот, например, о питании, об уроке физ-ры, о тетрадях и работе в них. Об отсутствующих обложках, кстати, тоже сказать надо. Так понемногу и набрался целый список, который завтра и озвучу, а там видно будет, какие еще возникнут нюансы. Скорее всего, родители тоже придут не просто так, а с какими-то своими вопросами, вот и на них отвечать буду.

Ох, не забыть бы сделать протокол родительского собрания, который потом мне нужно будет сдать завучу. Эх, я на этой неделе вообще попаду в тренажерный зал или нет?

Глава 4

К проведению уроков привыкаешь довольно быстро, к тому, что одни и те же ученики опаздывают – тоже. Но я до сих пор не могу привыкнуть к завучу по воспитательной работе, которая с самого утра поджидала меня у дверей кабинета с самой что ни на есть самодовольной рожей. Извините, так говорить нельзя, тем более когда перед тобой женщина, но иначе этот оскал я назвать не мог.

Я даже не успел с ней поздороваться, как она выдавала:

- Как вы могли написать такой план воспитательной работы? - ее возмущению и негодованию не было предела. Казалось, что очки, которые она носила, сейчас запотею от того, насколько в ней кипит го…гадости.

- Молча? - предложил я, заходя в кабинет.

К нечто подобному я был готов, потому даже не питал иллюзий, что смогу с первого, а так же с третьего раза сдать эту работу. Она будет придираться ко всему, начиная от расположения таблиц, заканчивая шрифтом в тексте. Единственное, на что я рассчитывал, что эта ненормальная женщина не будет портить мне настроение и подготовку к уроку, но она явно пришла именно за этим.

- Дайте мне образец, тогда работу сделаю правильно, - спокойно ответил я на очередной выпад, радуясь своей выдержке, - мне бесполезно ее переделывать, вы все равно забракуете.

- Почему? - она даже очки поправила и пиджак одернула.

- Потому что я вам не нравлюсь, а вы не нравитесь мне. Продуктивного разговора у нас не выйдет, если мы не найдем точки соприкосновения.

- Но мне завтра нужно сдать отчет! - всплеснула она руками, поджимая свои итак тонкие губы.

- И я готов вам в этом помочь, если вы поможете мне. Все просто, - пожал плечами, разворачиваясь к столу.

Задумчивая и явно растерянная Ирина Федоровна вышла из моего кабинета, совсем не обращая внимания на учительницу из соседнего класса, которая смотрела на меня, раскрыв рот. А после вообще в ладоши захлопала.

- Вы мой кумир, - только и сказал женщина, убегая рассказывать последнюю новость.

Уроки шли хорошо, дети, словно предчувствуя мою вечернюю встречу с родителями, вели себя спокойно. Точнее, многие прям старались, но разве можно усидеть на месте в их возрасте? Вот и к третьему уроку они не смогли. Благо, опять по расписанию значилась физкультура, а я, наученный горьким опытом, начал собирать заранее на урок тех детей, которые испытывали перед этим самые большие трудности. При этом успел договориться с самыми шустрыми девочками помочь остальным, тем, кто нуждается в этой самой помощи.

Первому на подмогу пришел к Егорке, он успел запутаться в кофте и теперь жалобно звал на помощь. Ярику сразу же помог с кроссовками, а вот перед Аришкой завис. Не потому, что она девочка и стеснялась меня, нет, дети пока еще маленькие, потом мы будем с парнями выходить, позволяя женской части нашего класса прихорошиться к уроку, сейчас мое внимание привлекли листики из блокнота, на которых был нарисован я у доски.

Сделав вид, что ничего не заметил, помог девочке собрать густые волосы в хвост, который довольно ловко зафиксировал с помощью резинки на макушке. К слову, Арина оперативно спрятала свои работы, словно их и не было. Ну и ладно, будем считать, я произвел на ребенка неизгладимое впечатление! Вот, даже немного похож – шкаф шкафом!

Сегодня у нас по расписанию было пять уроков, и последним нам поставили технологию. Я честно старался дома сделать какую-нибудь осеннюю поделку по учебнику, что нам выдали, но мой мозг не мог понять, чего именно от меня хотят. Фразы в учебнике было длинными и сложными, да и сами поделки, честно говоря, отравительными, поэтому я решил на свой страх и риск идти в обход программы и делать то, что явно должно понравиться всем.

Мы с детьми нарисовали осеннее дерево, точнее, рисовали они, я лишь со знанием дела кивал, а потом отрывали кусочки бумаги разного цвета и приклеивали их на те места, где у дерева должна быть крона. Но, так как у нас за окном осень, а значит, вся тематика урока должна крутиться вокруг нее, то и бумаги брали соответствующих тонов, ну и многие сделали так, что с деревьев часть листьев упало на землю. Получилось неплохо, даже интересно. По крайней мере, все остались довольны.

До собрания я успел сходить домой перекусить, так как от школьной еды у меня явно случилось несварение, и страшная изжога тому подтверждение. Готовят вкусно, не спорю, но что-то мне эта еда явно не подходит. Придется брать с собой перекус или, если будет необходимо задержаться на работе, то буду отпрашиваться на обед домой, а потом возвращаться на рабочее место.

До собрания было достаточно времени, которое я не стал терять впустую. Успел сделать небольшой отчет, заполнить несколько страничек журнала и даже приглядеть в интернет-магазине принтер, который должен будет мне служить верой и правдой довольно долго.

Сверившись с часами, быстро переоделся в более удобную и свободную одежду, потому что идти в рубашке и брюках мне совершенно не хотелось. Сейчас как раз детей в школе почти не будет, да и внеучебное время как раз, которое не требует от меня быть при параде.

В класс зашел тогда, когда забирали последнего ученика, точнее, не забирали, а вывели в коридор. Это он сейчас будет там, а мама тут? Так себе идея, особенно если учесть, что этот ребенок может снести все стенды в фойе, потому что ходить спокойно в силу своего характера просто не может. Ладно, буду прислушиваться, периодически постараюсь выглядывать, попрошу вахтера за ним присмотреть, ведь оставить в классе тоже не вариант, есть вопросы, которые детям знать не обязательно.

Класс наполнился до начала собрания довольно быстро, почти никто не опоздал. Удивительно, но родители занимали те места, за которыми сидели их дети. Они что, дома допросы устраивают?

- Добрый вечер, уважаемые родители, - начал я, немного тушуясь перед столькими взрослыми людьми, но потом опомнился. Минуточку, все эти люди водят ко мне своих чад, я за ними слежу, я их кормлю, подтираю сопли (да, такое тоже было), учу, забочусь, как могу, так чего мне бояться? Пусть они меня боятся, потому что их буду сегодня ругать я!

После вводного приветствия я сразу поднял вопрос питания, точнее, его отсутствия. Конечно, сделал акцент на том, что жаловаться на меня не надо, я дяденька взрослый, могу и обидеться. Все же к детям со всей душой и понимаем, а в ответ вот такая подстава! Мамы, да и папы заверили меня, что будут следить за той едой, что дают детям с собой, если не доверяют школьному питанию, ну и попросили все же не обижаться и довести их деток хотя бы до третьего класса.

Когда этот вопрос был улажен, стал ругаться из-за отсутствия обложек на учебниках и тетрадях, но и тут меня поняли сразу, даже приятно стало.

Следующим, на что обратил внимание – это на неумение завязывать банальные «бантики» из шнурков, на что мне тут же едва ли не клятвенно пообещали, что дома будут тренироваться. Так же попросил обратить внимание на качество выполнения домашнего задания, ведь далеко не у всех ребят оно выполнялось старательно, а не для галочки. Вспомнил и то, что все же нам предстоит внеурочная деятельность, поэтому заранее предупредил о ней родителей, дабы успели морально подготовиться.

- Теперь еще, - подсмотрел в блокнот, чтобы точно убедиться, что все, что хотел сказать по предыдущим пунктам, уже сказал, и можно переходить к следующему вопросу, - я должен провести обход обучающихся, посмотреть на жизненные условия, дать рекомендации по организации рабочего места. Да, это входит в обязанности классного руководителя, - потряс листом с графами и таблицами перед родителями. Посещение на дому – это то, к чему я точно не был готов, но выбора не имел.

Таких листов у меня было ровно двадцать пять, в каждом их них я должен был написать, в каких условиях живет мой ученик, есть ли у него отдельная комната или просто рабочее место, ну и еще записать хоть минимальные данные всех людей, которые находятся с ребенком под одной крышей и занимаются его воспитанием. Конечно, можно было попросить мам и пап заполнить эти бумажки самостоятельно, а потом благополучно сдать, собственно, я так и хотел поступить, но был предупрежден, что хоть к кому-нибудь попасть в гости должен.

- Если никто не против, то в субботу и в воскресенье я посещу четыре семьи, - ну и сразу назвал фамилии тех, к кому приду.

Возражений не последовало, зато выстроилось много желающих договориться со мной на какой-нибудь другой день. Родители учеников были готовы пригласить меня хоть на неделе, но над этим вопросом необходимо было подумать, все же я пока не влился в новый ритм жизни, который на данный момент испытывал меня на прочность.

Ответив в конце собрания на вопросы, которые были у родителей, со спокойной совестью всех отпустил по домам, облегченно выдохнув. Я цел, коридор после нашествия одного ученика из 1 «А» класса тоже цел, вахтер немного дергался, но это пройдет, как только мы покинем школу.

По дороге домой еще раз позвонил маме, которая сообщила, что к выходным мои поручения выполнит. Отлично, значит, можно будет что-нибудь еще ее попросить сделать.

Впереди меня всю дорогу маячила фигура молодой девушки, которая по совместительству оказалась мамой Арины. Да-да, той самой девочки, которая рисует меня в своем блокноте. Оказалось, что мы жили в одном доме… Э… Даже в одном подъезде!

Как же так? Почему я раньше их не замечал? Или не обращал внимания? Ладно, зато я точно теперь знал, к кому смогу зайти в гости на неделе прямо в домашних тапочках, потому что моя квартира находилась на втором этаже, а вот женщина поднималась выше, судя по всему, их семья живет на третьем.

Ладно, просто я совсем забыл, что у меня есть адреса детей, надо было свериться с этим списком, найти на карте нужные мне дома и выстроить маршрут!

Вот этим и займусь завтра! А пока – спать!

Глава 5

Утром неожиданно встал с больной головой. Видимо, организм, хоть и привыкшей к нагрузкам, совсем не понимал, что с ним происходит. Неудивительно, ведь и сам не понимал, почему неожиданно профессиональная деятельность настолько меня втянула в свои сети. Сложно сказать, какие я на тот момент испытывал чувства: разные, на самом деле даже, сказал бы, смазанные, но хоть отвращения и страха нет – уже отлично. До сих пор было немного боязно: правильно ли поступил, тот ли путь выбрал. В любом случае – это моя дорожка, которую пройду, раз на нее вступил.

Утром после завтрака я встал у окна, чтобы посмотреть на пасмурное небо, на то, как молодая мама усаживает под дождем в машину одного ребенка, а второй сам коряво пытается забраться на переднее сидение. Вот тут-то я и подался вперед, чтобы лучше рассмотреть вполне себе приличный автомобиль марки Шкода белого цвета с тонированными задними стеклами. Молодая женщина, она же мама Аришки, которая все же залезла в свое кресло, быстро проверила ремни безопасности на детях и, закрыв двери, поспешила занять место водителя. С ее волос, которые были длинными и немного кудрявыми, капало. Дождик хоть и был моросящим, но все же свое гадкое дело сделал.

Машина спешно выехала из двора, а я понял, почему раньше их не видел: потому что полностью погряз в своих страданиях, в своей работе, даже забыл, когда в последний раз просто поднимал голову, чтобы поглазеть по сторонам. Я обычно прогуливался вечерами, особенно любил возвращаться домой с тренировки пешком, а вот эта неделя стала совсем другой. Нет, так нельзя! Нужно составить себе расписание, написать, что и в какой день я буду делать, понятно, что проверка тетрадей – это каждодневный процесс, но все остальное можно будет распределить по другим дням.

Вот, для этого важного дела мне и нужен планер! В этом я убедился окончательно. Ох, очередной поход в магазин запланировал на сегодняшний вечер, но кроме этого мне нужна была еще масса канцелярских товаров, которые обязательно пригодятся в работе. Как ни странно, пока с этой работой расходов больше, чем предвидится дохода, но об этом я особо не задумывался, просто старался адаптироваться к новому рабочему графику.

Выйдя из дома ровно в восемь, я меньше чем за десять минут добрался до школы и уверенным шагом прошел до своего кабинета. Дети, которые уже успели привыкнуть к своему учителю, бежали ко мне из разных углов холла, а Илюха так вообще выползал из-под лавки. Вот чудак, а!

Арину привезли за десять минут до начала урока. Девочка вообще была очень самостоятельной. Без посторонней помощи разделась, прошла в класс, не забыв поздороваться со мной и с детьми. Даже без помощи и подсказок приготовилась к уроку и опять открыла свой блокнот.

В общем-то мне стало интересно, что на этот раз рисует ребенок, но лезть было как-то не очень красиво, оставалось надеяться, что рано или поздно мне портреты покажут или даже подарят.

Уроки шли своим чередом, я даже принял решение, что один выходной день потрачу на то, чтобы написать конспекты на первые три учебных дня, а во вторник на оставшиеся. Пока у меня в голове сложилась вполне себе четкая картинка, как справиться со всем, ещё бы она оказалась действенной на практике!

Сегодня у меня было очередное окно, но на этот раз посторонних посетителей не было. Получилось провести дело с пользой и даже немного подкорректировать планы на завтра, частично разгрузив законный выходной. Вообще мне очень нравилось, когда в череде уроков выпадало твое личное время. Знаете, это такая разгрузка, когда можно упасть на стул, прикрыть глаза и мысленно про себя досчитать до десяти, при этом расслабляясь. К сожалению, такие отдыхи и перерывы хоть и были, но чаще всего в них приходилось делать что-то более полезное, чем просто дремать.

А в конце учебного дня, когда я уже со спокойной совестью собирался домой, ко мне подошла Арина и как-то даже замялась. Вообще, я стал чаще обращать внимание на этого ребенка, несколько раз давал поручения, чем вызывал счастливую улыбку. Даже к доске вызывал, хотя можно было обойтись и без этого.

Нет, я старался всем детям уделить частичку внимания, поэтому всех сегодня и обнимал, и задания какие-никакие раздавал, но вот Аришка привлекала мое внимание больше остальных, но выделять ее в ранг любимых учеников не буду.

- Максим Сергеевич, - девочка неуверенно потопталась у моего стола, а потом неожиданно положила небольшую сложенную пополам бумажку, размером с мой кулак. Как только она это сделала, то со всех ног бросилась к выходу, где ее дожидалась мама.

Мы обменялись с молодой женщиной недоуменными взглядами, и только после этого я развернул белый листок. Это было именное приглашение на выставку! Я даже сначала не понял, кого именно приглашают, потому что мое имя было написано правильно, а вот с отчеством оказалось справиться маленькому ребенку сложнее.

«Максим Сиригеевичь, приглашайю на выставку! В 17:00, в школе искувств!»

Перечитав несколько раз записку, убрал ее в карман брюк, думая над тем, стоит идти или нет? Конечно, раз ребенок пригласил, то нужно сходить, ведь явно ждет моего прихода, а еще сильно боится то ли отказа, то ли чего-то другого. Вон как убежала, только пятки сверкали. А вот как отреагирует ее мама или преподаватели из художественной школы? С другой стороны, а не все ли равно им, а?

Решение принялось довольно быстро. Сразу же после школы пошел по магазинам, потому что вечером у меня неожиданно наметилась культурно-развлекательная программа.

Честно, я до последнего сомневался, долго сидел в коридоре, потом подорвался на ноги и помчался в художественную, мать его, школу! На выставку! Сам себе удивлялся, сам себе поражался – ведь пригласи меня кто-то из сверстников на подобное мероприятие, обязательно бы отказался, а тут ребенок! Собственная ученица, у которой явно что-то в душе происходит, которая страдает, но очень тихо, сама в себе.

В школе искусств весь холл был заставлен высокими двухстворчатыми полотнами, которые с самого верха донизу были завешаны детскими работами. Стены, кстати, тоже были украшены, только на них картины висели в красивых рамках.

Неспешно идя вдоль детских работ, глазами выискивал Аришку, которая была мною найдена в дальнем углу холла на лавочке. Девочка сидела с опущенными уголками губ, в руках теребила телефон, но когда заприметила меня, то широко улыбнулась!

- Максим Сергеевич! - звонко закричала, так, что на нас даже все посмотрели, - я думала, и вы тоже не придете...

- А кто должен был появиться и не пришел? - я подошел к ней и сел рядом.

- Мама, - вздохнула моя ученица, опуская голову, - но она опять с Ромкой в саду задерживается... Ну и папа, только он никогда не приходит, даже домой...

Хм, это значит, что родители в разводе? Да нет, по документам они явно в браке... Ладно, чего это я, как старая бабка, сую свой нос, куда не следует? Само собой все разрешится и узнается, от меня-то никогда и ничего скрыть не получится, дети сами всех выдадут и все расскажут.

- Ну, раз больше никого не ждем, то веди меня!

Ариша подскочила на ноги и широко улыбнулась. Сейчас передо мной был совершенно другой ребенок – более открытый, не скованный, улыбчивый. Так что же в школе не так?

Девочка даже за руку меня взяла, чтобы отвести к своим работам. С них моя экскурсия и началась. Ну а что, недурно! Если нас поставить в один ряд для сравнения, то победитель будет выявлен единогласным решением судей. Кстати, я заметил, что больше всего у моей ученицы получается рисовать не акварельными красками, а пастелью и углем. Вот это явно ее! Есть работы действительно стоящие, одна из них даже висела в рамке почти в самом центре зала. Собственно, не смог не сделать несколько фотографий ребенка на фоне некоторых картин. Если родители так и не приедут, то хоть полюбуются тем, что творит их чадо. Через полчаса учительница подозвала к себе детей и родителей, мне пришлось тоже идти вместе с Ариной, потому что руку мою она так и не отпускала.

- Здравствуйте, уважаемые родители, - начала говорить невысокая женщина с пучком на голове, - эту выставку мы не планировали, но у нас накопилось большое количество работ за летнее время, поэтому мы рады поделиться нашими талантами.

Дальше она рассказывала о конкурсах, где выступали дети, отметила нескольких учащихся, чьи работы заняли призовые места, и рассказала, какие картины они оправили на новый конкурс. Среди них была и работа Аришки, на нее возлагали большие надежды.

Если женщина и удивилась тому, что рядом с ребенком стоял посторонний мужик, то виду не подала, однако, как только завершила свою речь и еще раз поблагодарила всех, кто пришел на выставку, поспешила к нам.

- Здравствуйте, - поздоровалась уже со мной, - мы вас видим в первый раз!

- Я учитель Арины, - решил успокоить женщину, которая хмурилась и изучала мое лицо. Такая фоторобот составит за два штриха!

- Учитель? Ну надо же! - всплеснула она руками, - как приятно, что есть люди, готовые поддерживать своих учеников!

Больше нас не трогали, да и пора было идти домой. Вот только мы взяли свои вещи, как в холл забежала мама девочки, выискивая ту глазами.

- Мам, я тут, - без особой радости помахала ученица рукой, привлекая внимание женщины.

Было видно, что та торопилась, но я вот даже не знал, откуда она могла ехать, раз не успела толком завязать шарф на шее, а пальто было застегнуто только на несколько пуговиц. Радом с ней стоял мальчуган лет трех и недовольно сопел, смотря себе под ноги.

- Извини, золото! - мама Арины быстро подбежала к нам и села перед дочерью на корточки, - я очень торопилась.

- Знаю, - кивнула Аришка и убрала с лица женщины прядь волос, - со мной Максим Сергеевич был!

Вот тут-то меня и заметили. Мама Арины, Ярослава Матвеевна, быстро вскочила и слабо улыбнулась.

- Спасибо вам, - она явно чувствовала себя неловко, отводила в сторону взгляд. Ну а я?

Я опустился на корточки перед Ромкой, Арининым младшим братом, и поправил съехавшую на бок шапку.

- Не за что! Но буду рад, если подбросите меня до дома, нам в одну сторону! - женщина только рот открыла и активно закивала. Аришка даже от радости подпрыгнула и тоже подала мне свой головной убор. Пришлось и за ней поухаживать.

- Вам бы тоже застегнуться, - улыбнулся, - не май месяц на улице.

Только после этих слов мама девочки пришла в себя и быстро привела свой внешний вид в порядок. Все это время она поглядывала то на меня, то на своих детей, которые обступили доброго учителя со всех сторон. Малой так вообще смекнул, что можно и на ручках покататься, поэтому протянул в мою сторону ладошки и был тут же подхвачен на руки.

- Рооома, ну нельзя так, - простонала рядом Ярослава Матвеевна и даже покраснела.

Вот только я, Рома, и даже Арина сделали вид, что ничего страшного не происходит. Так и дошли до машины: я с мальчиком впереди, Аришка рядом со мной, а мама детей позади нас.

Пока я усаживал в машину Рому, Ярослава помогала дочери. Я же, обойдя транспорт, уселся на заднее сидение, отмечая то, что в салоне оказалось довольно просторно, и мои длинные ноги без труда помещаются.

- Так куда вам? - спросила женщина, когда села за руль и завела машину.

- Мы в одном доме живем, - наклонил голову на бок, - даже в одном подъезде. Так что нам по пути.

- Ух ты! - восторженно произнесла Арина, пока ее мама осторожно выезжала с парковочного места, - мы можем вместе ходить в школу!

Я лишь широко улыбнулся, когда машина чуть заметно дернулась, но говорить ничего не стал. Вот так, под щебет детей, мы и добрались до дома, где я так же помог отстегнуть Рому и, когда мальчик вновь уцепился за меня, потащил его к подъезду.

- Давайте его мне, - опять смутилась Ярослава.

- Вот еще, до квартиры донесу, а дальше как-нибудь сами.

Как и предполагал, семья Горских жила на третьем этаже, только не надо мной, а чуть в стороне. Там, насколько я понял, располагались двушки с нишей.

- Приятного вечера, - произнес первым, когда Ромка стал слезать с моих рук, - спасибо за приглашение, было очень интересно! - это уже Аришке.

Помахав всем рукой, спустился на свой этаж и быстро открыл замок и распахнул створку, вот только после этого услышал, как выше дверь захлопнулась. Что? Не верила? Думала, я вру? Нет, я добропорядочный учитель, которому еще нужно проверять тетради и составлять план работы на неделю, чтобы ничего не упустить.

Глава 6

Ярослава

Я опять опаздывала…

Наверное, в скором времени дочь меня возненавидит, потому что никогда не могу приехать во время, поэтому очень много вещей ей нужно делать самой, хотя моему ребенку всего семь лет! Моя малышка очень самостоятельна для этого возраста. Она даже завтраки нам по утрам готовит, когда я собираю ее младшего брата в сад, сидит с ним, когда мне срочно нужно куда-то уехать, и я точно знаю – Ромка в надежных руках.

Закрыв за спиной дверь, быстро помогла детям раздеться и стала развешивать нашу верхнюю одежду, да только руки почему-то не слушались. Я очень сильно разволновалась, даже вспотела, когда увидела свою девочку рядом с молодым учителем, на которого многие мамочки в нашем классе стали пускать слюни. Еще бы, будь у меня немного больше времени, я бы, наверное, тоже стала заглядываться…

- Ариша, - позвала дочку, - а как Максим Сергеевич попал к тебе на выставку?

- Я его пригласила, - пожала плечами девочка и добавила, - мне не хотелось быть одной, а он пришел…

Я закусила нижнюю губу и кивнула. Одной… Она чувствует себя одинокой…  Ну конечно, как ей себя еще чувствовать, если я постоянно пропадаю на работе, если мы уже давно никуда вместе не выбирались, если я только и делаю, что пашу, готовлю, стираю… Ладно, это мои проблемы, которые вполне себе решаемые. Ну не поглажу я постельное белье, меня за него кто-то поругает? Раньше бы обязательно, но как муж ушел, так сразу намного легче стало. Честно, вот даже без зазрения совести.

Когда мы жили под одной крышей, приходилось из кожи вон лезть, чтобы супругу угодить. Видите ли, он привык, что каждые четыре дня нужно менять постельное белье, чтобы простынь была поглажена так, чтобы ни единой складки не было.  При этом сам он утюгом пользоваться не умел, а пальцы загибал так, словно не обыкновенный мужчина, а принц Персии!

Да и я тоже хороша… Потакала, училась, делала все то, что он привык есть дома. А свекровь… Она ведь с ревизией приходила, оценивала, в каких условиях живет ее кровиночка любимая. Я как увидела впервые этот досмотр, чуть мимо стула не села, а она ведь не только пол и столы на наличие пыли проверяла, так еще и по шкафам лазала, смотрела, как я белье складываю, как личные вещи храню…Хорошо хоть не догадалась на пыль проверить антресоли, и то, скорее всего лишь потому, что даже со стулом бы не дотянулась, они у нас почти под потолок.

Тогда у нас была первая ссора, тогда кричала так, как никогда себе не позволяла. Но самое страшное – не нашла отклика и поддержки у родителей, которые лишь руками разводили и говорили: «Стерпится, слюбится». Правда, после этого требования ко мне снизили, даже проверки сократились до раза в месяц….

Вообще Миша и раньше уходил, особенно когда мы ругались. Просто одевался, брал ключи и закрывал за собой дверь, а я сначала с одним ребенком, потом с двумя детьми носилась по квартире, высматривала его в окнах, звонила… Миша часто не брал трубку, но когда все же мне удавалось до него дозвониться, то выслушивала в свой адрес очень много некрасивых слов. Он меня обвинял в том, что я испортила ему жизнь, что он не так представлял себе совместное проживание, что он – душа компании и человек, который не может сидеть на одном месте только с одним собеседником. Почему он этого не говорил своим родителям, которым в рот заглядывал и которых слушался, мне непонятно, зато так легко нашел тех, кому можно капать на мозг, кому можно предъявлять претензии.

Когда он предпоследний раз вот так ушел, то наш разговор довольно резко оборвался, я лишь услышала на заднем плане чьи-то голоса. Чудом додумалась сидеть дома, охранять сон детей, но продолжала гипнотизировать взглядом экран мобильника.

Муж пришел через час с побитой мордой, заплывшим глазом и разбитой губой. Пробурчал что-то в мой адрес и скрылся в ванной комнате. Знаю, что это неправильно, но внутри прям радость какая-то появилась и благодарность к тем, кто так его отделал. Я не стала ему в тот день ничего говорить, лишь утром постаралась объяснить, что так продолжаться дальше не может, потому что за столько лет я устала, и гордость наконец-то осмелилась поднять голову. Я дала Михаилу выбор: либо он примерный отец, который помогает по дому и с детьми, либо он может уходить…

Миха выбрал простой вариант: собрал вещи и ушел… Даже детям ничего не сказал, а они как горох высыпали в коридор и смотрели, как отец обувается и закрывает за своей спиной дверь… Молча!

Я только тогда поняла, что не было у нас семьи-то, вон, как резво чемоданы и сумки паковал, значит, было к кому бежать. Хотя раз он иногда задерживался где-то, раз не подходил ко мне совсем, то явно кто-то был. Не было у нас ярких чувств, но потом и того, что имелось, не стало…

Самое сложное было первое время после ухода мужа, а это случилось два месяца назад. Ариша ждала папу домой, постоянно подбегала к окну и смотрела на приезжающие машины, со временем свыклась, успокоилась и вместе с этим закрылась в себе. Стала реже улыбаться, все чаще запиралась в комнате и рисовала. Конечно, я с ней поговорила, постаралась объяснить, что и как на понятном, детском языке. Дочка даже покивала головой, перестала скрывать свои эмоции, чаще и больше вечерами проводила свое свободное время со мной и Ромой, да и я стала урывать минутки для нее, для моей милой ягодки.

Вот только все повторилось, когда Михаил не пришел на первое сентября. Я ведь ему звонила, просила. Мы еще официально не развелись, потому что я рассчитывала на то, что он одумается, а потом поняла, что ждать-то нечего. Если он вернется, то совсем, вот совсем ничего не измениться. А мне оно надо? Однозначно нет! С двумя детьми раз в раз справиться нужно, а когда к ним добавляется взрослый, но не менее капризный ребенок, становится совсем туго.

Вообще муж мало уделял внимания не только мне, но и детям, однако если Роме хватало меня, то Арина скучала... очень сильно скучала и ждала. Но его не приход на такой важный праздник простить не смогла. Я знаю, что они созваниваются, когда я делаю вид, что глуха, слепа и нема. Я вижу, как мой ребенок долго ходит с задумчивым видом, а потом подходит и спрашивает: «Почему люди обманывают?» И мне опять приходится с ней подолгу разговаривать и все объяснять. Арина очень впечатлительный ребенок, потому что маленький, потому что творческий. Ей не хватает отцовской поддержки, надежного мужского плеча рядом. И вот, когда я увидела ее вместе с учителем, то дар речи потеряла, потому что она такими глазами на него смотрела, что у меня сердце зашлось в бешеном ритме.

Ариша нашла замену отцу... вот так просто взяла и переключила все свое внимание на молодого человека, который был совсем немного младше меня, который чисто по-человечески принял приглашение от маленького ребенка и пришел. Максим Сергеевич тоже тепло улыбался моей девочке и совсем уж нагло напросился на «подвезти». Хотя то, что он сделал для меня – неоценимо. Я была готова его хоть на край света подбросить, лишь бы снова и снова видеть горящие глаза Ариши.

Да, очень нехорошо за счет другого человека выбираться из той кабалы, в которую я успела залезть, но ведь можно же будет его попросить хоть иногда разговаривать с моей дочкой, возможно, ему она расскажет то, что вряд ли бы рассказала мне…

Оказалось, что мы жили в одном доме и одном подъезде, я ведь специально долго стояла у открытой двери и прислушивалась к шагам. Ох, как же мне стыдно после этого стало, кто бы только знал! Но зато я точно была уверенна, что наш классный руководитель живет на втором этаже. Если мне не изменяет память, то ту однушку сдают.

Что и говорить, но весь вечер дочка только об учителе и говорила. О том, что он ее хвалил, просил помочь «оформить классную доску к новому году и к другим праздникам, и вообще!..»Она от восторга проглатывала слова и взмахивала руками, прыгала вокруг меня как зайчик и постоянно обнимала Ромку, который с большой радостью тянулся к сестре, не забывая ей протягивать машинки, в которые ему хотелось поиграть.

Я же пила чай и изредка посматривала в окно, улыбаясь. Захотелось учителя дочери чем-нибудь отблагодарить, и даже на ноги подскочила, заметалась по кухне от неожиданно пришедшей в голову идеи!

Я испеку ему пирог и сразу же отнесу, чтоб с пылу с жару, как говорится. Это ведь меньшее, что могу сделать для Максима Сергеевича! Навязываться, конечно, сильно не хочется, да и отвлекать в вечер пятницы тоже, но я испеку и позвоню! Если наш подарок не помешает, то быстро спущусь и отдам его! Да, так и поступим!

- Ариша, а давай твоему учителю сделаем сладкий пирог?

Дочь даже глаза на меня вытаращила и активно закивала головой.

- Да, мамочка! Наш фирменный!

Ромка тоже принялся помогать, он вообще рад был вокруг нас крутиться и выполнять мелкие поручения. Так мы за час и управились. Пирог получился даже лучше, чем когда-либо. Дочка нетерпеливо стояла у стола и поглядывала на меня, когда набирала номер учителя. Да и сама, если честно, волновалась не меньше ее, вон как руки трясутся!

- Слушаю, - послышался голос на другом конце провода, а я от неожиданности чуть не подпрыгнула.

- Максим Сергеевич, здравствуйте еще раз, это мама Арины. Вам удобно говорить? - дочка схватила меня за край домашнего платья и привстала на носочках, подслушивая.

- Да. Что-то случилось? -ох, я даже выдохнула.

- Нет-нет, просто… мы пирог для вас приготовили… В качестве благодарности! Можно занести?

- Пирог? - удивился учитель, а я закивала головой, как будто он мог меня видеть, - пирог – это хорошо! Несите, конечно! И сами приходите! Будем чай пить!

- Но… - я даже сказать ничего не успела. Ведь как-то неудобно это – к учителю дочери на чай идти, даже если со своим пирогом.

Но Аришка, которая слышала весь разговор от и до, уже побежала одеваться, прихватив с собой Ромку. Ну а я? Я тоже побежала, потому что в домашнем платье ходить по гостям как-то не очень прилично!

Меньше чем через десять минут мы втроем закрывали квартиру и медленно спускались вниз. Арина крепко держала за руку Рому, а я несла пирог, который успела переложить на красивый поднос и накрыть полотенцем. Я до конца так и не поняла, каким образом мы напросились в гости, и где сейчас моя совесть, потому что так вести себя явно нельзя, тем более в моем-то возрасте! Будь я моложе, не будь у меня маленьких детей, то да… А так… Эх…

Вот только все мысли улетучились, когда Максим Сергеевич открыл дверь еще до того, как мы спустились. Я как раз ждала, когда Рома переступит с одной ступени на другую, терпеливо протянула малышу руку, как учитель дочери появился за моей спиной. Молодой мужчина был в простой серой футболке и домашних штанах, в тапочках на босу ногу и с растрепанными волосами. Весь домашний такой…

- Давайте помогу! - сказал он, забирая пирог и заглядывая под полотенце, - вкуснотища!

А я... Я как девчонка покраснела и, подхватив Романа на руки, неуверенно пошла следом за мужчиной. Арина уже давно крутилась вокруг учителя и первой зашла в квартиру, а мы с сыном явно отставали… Точнее, он бы и рад оказаться уже в гостях, а я все медлила.

- Проходите к столу! Чайник уже вскипел!

Ромка быстро слез с рук, оставил обувь в коридоре и поспешил за сестрой, а я зависла, все еще сомневаясь, хотя дверь за моей спиной уже была закрыта. Знаете, я давно не испытывала таких эмоций, как будто взбодрилась, словно через все тело пропустили ток и оно вновь ожило. Постоянно быть то на работе, то дома, когда каждая твоя свободная минуточка расписана – очень тяжело. А тут встряска, что-то новое и неожиданно приятное. Мозг лихорадочно посылал сигналы SOS, а вот сердце билось в груди так, что уши закладывало.

- Вы идете? - из-за угла показалась голова учителя. Мужчина широко улыбался и смотрел прямо мне в глаза. Кажется, он понял все без слов. Я же смогла только кивнуть, потому что вымолвить хоть что-то не получалось.

- Мама! - позвала Ариша.

- Мам! - требовательно прокричал Ромка.

Как только Максим Сергеевич исчез обратно в кухне, ударилась затылком о дверь, на мгновение прикрыла глаза и быстро скинула тапки.

Этот просто чаепитие, не больше. Не придумывай лишнего, Ярослава.

***

Квартира у Максима Сергеевича была небольшой, но довольно уютной. Видно было, что хозяева следили за своим жильем, да и сам мужчина соблюдал порядок. Я не увидела в коридоре разбросанной обуви или, к примеру, других посторонних вещей. Невольно сравнила учителя дочери с мужем, к сожалению, пока что не бывшим. Мишка раздевался прямо в коридоре, порой даже не складывая вещи. Вот как есть, так и оставлял их на небольшой полочке для сидения. Мне всегда приходилось за ним все подбирать и убирать, ведь мало того, что разбросана одежда, так и разуваться он проходил чуть ли не до зала, оставляя на полу грязные следы от обуви. А дети маленькие, им не объяснишь, что идти пока в коридор нельзя, что кругом песок и грязь, вот и бегала в руках то с вещами, то с тряпкой и грязной обувью.

Пройдя в кухню, я тоже замерла, не заметив даже следов грязной посуды. Понимаю, что к нашему приходу готовились, но ведь мы так неожиданно нагрянули, что успеть все сделать было просто нереально!

Внутри прям даже гордость разлилась за то, что мой ребенок будет учиться именно у этого человека, который на личном примере покажет, как нужно себя вести. А я уверена, что когда дело дойдет до каких-нибудь конфликтов и неприятных ситуаций, этот мужчина будет объяснять детям, что хорошо, а что плохо.

На небольшом столике в углу кухни уже стояли четыре чашки, да и сам стол был немного выдвинут вперед, чтобы кто-то смог уместиться у стенки. Собственно, дети меня туда и затолкали. Пирог уже давно был порезан и разложен аккуратными кусочками.

- Рома и Арина не пьют горячий чай, - пискнула я и напоролась на снисходительный взгляд, только сейчас замечая, что дети уже давно чаевничают, а я все со своими рекомендациями.

Эх, а Мишка б крутого кипятка в чашки всем разлил и не подумал о том, что кто-то совсем не умеет, да и не может пить подобный обжигающий напиток, а учитель все предусмотрел… Все же такими людьми просто так не становятся, это какой-то дар свыше, не иначе.

Глава 7

Максим

После того, как я попрощался с семьей Горских и зашел в квартиру, привычно убрал все вещи по местам, в определенной последовательности разложил тетради и документы на столе и призадумался над тем, что мне нужно напечатать тематическое планирование и рабочую программу по каждому предмету. А это, извините меня, довольно приличное количество страниц, которые выйдут в приличную сумму. Передо мной встал вопрос о том, что нужно срочно покупать МФУ. Пришлось мониторить интернет, сравнивать цены на данные устройства, ужаснуться им и то и дело напоминать себе, что за время работы я отдам раз в десять больше денег, чем стоит эта нужная, по факту, вещь. Вздохнув, я постучал пальцами по столу, думая над тем, когда смогу позволить себе купить это устройство? Когда получу зарплату… И как потом жить на оставшиеся деньги? Ладно, некоторые средства у меня на самом деле пока были, но покупка действительно дорогая, и совершить ее в ближайшие дни явно не смогу, а документы печатать нужно.

Мои нерадостные мысли прервал звонок мобильного телефона. Потянувшись к нему, сразу принял вызов. Да, теперь я доступен почти всегда для вечерних разговоров – я ж учитель, у меня двадцать пять детей, с которыми может что-то приключиться.

- Слушаю, - принял звонок, даже не посмотрев на имя звонившего.

- Максим Сергеевич, здравствуйте еще раз, это мама Арины. Вам удобно говорить? - я даже со стула встал от неожиданности. Вот же виделись! Что могло произойти?

- Да. Что-то случилось? - взволнованно произнес, идя в сторону входной двери. Вот если и правда произошла какая-то катастрофа, то прям сейчас побегу их выручать.

- Нет-нет, просто… мы пирог для вас приготовили… В качестве благодарности! Можно занести?

- Пирог? - удивился и даже резко замер, так и не дойдя до входной двери, - пирог – это хорошо! Несите, конечно! И сами приходите! Будем чай пить!

Да, я вот так взял и пригласил семью, которой явно тошно и плохо в четырех стенах, к себе в гости. У меня, конечно, места в разы меньше, но всяко интереснее.

- Но… - я отключил вызов раньше, чем мама детей смогла бы отказаться от такого сомнительного предложения. Ну а что, мне, может, тоже скучно!

Быстро промчался по комнате, проверяя на чистоту пол, убирая те вещи, которые каким-то волшебным образом оказались не на своих местах. И даже заждался своих гостей, поспешил выйти им навстречу, а то и зайти за ними!

Но все оказалось довольно предсказуемо – кто-то по имени Рома просто медленно переступал со ступеньки на ступеньку и значительно тормозил всю процессию. А пирог-то стынет! Пришлось выручать молодую маму, забирая из ее рук хоть и вкусный, но балласт, принимать под свою опеку старшую дочку и торопить званых гостей!

Сидеть вечером в компании детей было необычно, но интересно. Я мало того, что много узнал о семье Арины, так еще и приблизительно понял, почему эта девочка замыкается в себе и молчит, почему не играет со сверстниками. Оказалось все довольно просто – у нее психологическая травма и обида на отца, который ушел из дома и не вернулся. Это мне все как на духу рассказала сама девочка, беспечно размахивая под столом ногами и вытирая бумажными полотенцами лицо брата, который в разговоре вообще не участвовал, лишь уминал пирог за обе щеки и довольно улыбался, качая головой.

Во время нашей беседы мама Арины пару раз пыталась перевести разговор с неудобной для нее темы, но пришлось ее остановить, толкнув под столом ногой. Ох, как она покраснела и глаза опустила, ну как ученица старших классов, которую поймали на списывании! Это потом я додумался написать сообщение и сказать, что так постараюсь помочь ее старшему ребенку адаптироваться к школе, потому что пока у девочки совсем нет друзей, и почти все время Арина сидит за столом с блокнотом в руках.

Женщина лишь вздохнула и согласно кивнула головой, но на дочку все равно посматривала, боясь того, что та скажет что-то лишнее. Эх, родители! Я уже все узнал в школе, так что можете не бледнеть и не краснеть, когда ваш ребенок продолжает мне о чем-то говорить, просто делайте выводы, и свои, к примеру, семейные ссоры устраивайте без участия вашего чада. А то потом появляются вопросы: «Кто такая скотина неблагодарная?» и «Что значит, пошлет на ***?»

Да-да, дети – это губка, которая все, что услышит, впитывает, а после повторяет, даже если совсем не понимает значение данного слова. Но как же они интуитивно эти неизвестные для себя фразы вставляют в словесный оборот! Будто всю жизнь выражались подобным образом!

Наше чаепитие было недолгим, каких-то тридцать минут, за которые Ромка успел полностью исследовать мои апартаменты, притащить гитару и даже попросить сыграть. Мастером никогда не был, но ради приличия что-то наиграл ребенку, который слушал меня с открытым ртом. Ариша тоже расслабилась и все чаще мне улыбалась, но я заметил, что девочка нет-нет да и подойдет ко мне поближе, чтобы рукой коснуться или прижаться. А вот Ярослава Матвеевна больше молчала и смотрела на детей со стороны. Я думаю, ей итак понятно, что малышам внимания не хватает, но если его неоткуда взять, то что делать?

Конечно, я бы поиграл с детьми еще немного времени, благо, вечер субботы позволял отдохнуть, но молодая мама довольно быстро засобиралась домой, чем сильно расстроила детей.

- Еще увидимся! - пообещал им, когда хотел было проводить до квартиры, но наткнулся на напряженный взгляд серых глаз. Ярослава отрицательно покачала головой и, подхватив Ромку на руки, еще раз поблагодарила меня за то, что побыл на таком важном мероприятии для ее дочери, как выставка. Блин, а я уже и позабыл, по какому поводу мы собирались.

Без детей дома стало как-то скучно. Убрав посуду и разложив по местам вещи, я встал посреди одной единственной комнаты и неожиданно понял, что мне и правда как-то одиноко одному. Хоть кота заводи или собаку. Из-за стены доносился топот детских ног, выше этажом тоже будет вечернее веселье, а я? А я пошел заполнять журнал…

Пирог, который оказался очень вкусным, у меня, на радость, остался, поэтому к вечерним делам добавились еще парочку чаепитий. А что? Я дома, завтра тренировка, вот там-то и поработаю в поте лица, а сегодня заслуженный отдых!

Ранним субботним утром я уже шел на тренировку, правда, у подъезда остановился, поднял голову, посмотрел на третий этаж и стукнул себя по лбу. Вот зачем я вдруг решил посмотреть, где живет Арина с Ромкой, у них на эту сторону окна вообще не выходят!

Быстро стал переставлять ногами, стараясь больше не оборачиваться, лучше пораньше в клуб приду, да голову забью совершенно другими мыслями. Удивительно, но сегодня было очень много желающих позаниматься, но я благополучно выполнял упражнения около часа сам, потом принял душ, переоделся и вышел в зал совсем другим человеком. Неожиданно, кроме моего постоянного несносного клиента, у меня прибавилось еще двое. Пришлось их занятия раскидать на вторник, среду и пятницу, и по итогу вышло, что весь день с самого утра до позднего вечера я буду занят: сначала школа, дети и их тетради, потом тренировки.

Будет сложно, но вполне реально!

Ближе к двум часам я вышел из фитне-центра и неспешно пошел в гости к матери. Она мне до этого звонила, а потом, когда поняла, что трубку взять не могу, написала сообщение: «Плакат и трафареты готовы, приходи в гости!»

Но дойти до ее дома без приключений я не смог.

- Максим Сергеевич! - закричал кто-то с боковой стороны, и я, повернув голову, заметил, что мой ученик несется в сторону проезжей части.

- Стой! - заорал в ответ и побежал ему навстречу.

- Платон! - прокричала беременная женщина, спешно переставляя ногами. Вот только преждевременных родов нам не надо!

- Да стой ты! - в итоге на дороге я оказался первым, как перебежал на ту сторону, сам не понял, кажется, от волнения дыхание остановилось еще шагов десять назад. Платон был успешно подхвачен мною на руки и перенесен на безопасное расстояние. Кажется, мальчик только сейчас понял, что сделал что-то не так. Он выпучил глаза и разревелся, подбегая к матери, которая держалась за живот. Блиннн! Ну что за день-то такой?

- Скорую? - она только кивнула и полезла в сумочку, ну а я стал спешно звонить и объяснять, что случилось, и какого рода помощь нужна.

Руки, честно говоря, тряслись. Еще бы, ребенка только спас, его мама начала при мне рожать, а я, извините, учитель, могу только нотацию прочитать, хотя очень уж хотелось за такое поведение по мягкому месту пару раз щелкнуть.

Карета скорой помощи и папа Платона прибыли одновременно. Коротко обрисовал всем ситуацию и со спокойной совестью отошел в сторону, чтобы не мешать, лишь краем глаза заметил, с каким суровым выражением лица мужчина посмотрел на сына, а потом что-то коротко сказал. Платон сопли подтер, голову поднял и быстро стал помогать и делать то, что от него просили. Ну и ладно, а в понедельник у нас будет классный час по правилам дорожной безопасности. Фух, с этими детьми глаз да глаз!

Возобновив движение, я стал смотреть по сторонам, боясь увидеть еще кого-то из своего класса, но на этот раз все обошлось. Даже облегченно выдохнул, когда зашел в квартиру родителей и вытер пот со лба.

- Они меня в могилу сведут! - вот непроизвольно выдал то, что смог сказать вместо приветствия.

- Кто? - удивился отец, отодвигая в сторону мою сумку с вещами.

- Дети, папа. Дети! - он со знанием дела покивал головой и предложил все же перекусить, потому что ждали меня уже больше двух часов и за стол не садились. Ладно, страдания будут потом, сначала вкусный обед, который умеет так вкусно готовить только мама!

Пока сидели за столом, все родителям и рассказал. Ладно, не все, а только про сегодняшний день. Почему-то казалось, что за вчерашнюю выходку мне прилетит подзатыльник, хотя я искренне не мог понять, за что,но раз такое ощущение было, то буду молчать как партизан.

- И как тебе в школе? - папа, который очень гордился своей мамой-учительницей, долго слушал о том, что рассказывал о своей работе. И если раньше все мои диалоги сводились к тренировкам, то теперь только и были слышны имена подопечных. Я много говорил про детей, про коллектив, не мог не рассказать про Ирину Федоровну и нашу с ней стычку.

- Еремина? - спросил отец, при этом широко улыбаясь.

- Она! Откуда знаешь? - даже удивился.

- Учились вместе, та еще стерва! Видимо, с возрастом все стало только хуже!

- Ну, - протянула мама, - ее можно понять. Одинокая и никому ненужная женщина…

Так я и узнал очень много про нашего завуча, но сочувствовать ей почему-то не получалось. Знаете, если человек понимает, что в его жизни происходит что-то не то, он ее меняет, ломает себя, переезжает, увольняется, чему-то учится. А есть те, которых все устраивает, которые принимают себя такими, какие есть, и с этим живут. Вот к последней категории я и приписал Ирину Федоровну. Возможно, не прав, вероятно, не знаю очень много подводных камней, однако ее стиль общения с другими, ее превосходство, издевательства наводят на определенные мысли.

Конечно, просто так от родителей я не ушел, оставил матери еще одно творческое задание и попросил помочь с организацией дня именинника, точнее, подумать, что можно сделать, какие игры провести, да и как этот день грамотно и интересно составить. То, что дети с первого сентября не поздравлялись, узнал чисто случайно, а тех, кому исполнилось семь лет в начале учебного года, было уже три человека. Так вот, я решил, что нужно поздравить их и тех, у кого день варенья был летом. И детям хорошо, и мне мероприятие в копилку!

Добравшись до дома, я только и успел подхватить свой блокнот для записей и бросить сумку. Вечер на этом не завершился, впереди был обход нескольких семей, которые жили совсем недалеко. Также я узнал, что почти все детки прописаны недалеко от школы, но вот часть из них живет намного дальше от нее. До них я буду добираться в самую последнюю очередь, сначала обойду ближайших. И времени на них потрачу меньше, и к дому ближе!

Созвонившись с первой семьей, убедился, что меня ждут.

- Через десять минут буду! - пообещал и ускорил шаг.

Дом, в который мне нужно было попасть, оказался идентичным моему –такое же старое четырехэтажное здание с высокими потолками и широкими лестничными пролетами. Нужный подъезд и этаж нашел довольно быстро, даже не пришлось перезванивать и спрашивать, куда мне нужно зайти.

Встречали меня как важного гостя всем семейством: кроме родителей и ребенка, была собака, бабушка с дедушкой, кажется, еще и крестная, которая только рот открыла, когда моя почти двухметровая фигура появилась на пороге квартиры и заняла собой все оставшееся свободное пространство.

Первым же делом прошел в комнату, где живет Яна, осмотрелся, полюбопытствовал, кто собирает такую интересную детскую библиотеку, посмотрел все игрушки, которые были на видном месте, и, сославшись на дела, поспешил на выход. Правда, перед этим задал несколько вопросов, касающихся проживающих в этой квартире людей. Отпускать меня просто так не желали, все за стол усаживали, но довольно быстро удалось слинять. Не люблю я эти посиделки, особенно когда уже выстроил для себя определенную последовательность действий, да я даже на собрании предупреждал, что буду приходить и уходить – больше ничего!

Вообще в этот день и вторая семья решила, что учитель голодает, и его срочно нужно накормить. Приятно, конечно, заботятся, но так и лопнуть можно, поэтому очень культурно отказался, сделал все важные записи и поспешил восвояси.

У дома замедлился, так как, вроде, делать мне там совсем было нечего, а вот погулять в этот теплый день хотелось... Только не одному...

Голова сама собой поднялась вверх, а глаза нашли окна третьего этажа... Интересно, а Ярослава с детьми дома? Все же глубоко вздохнул и, резко повернувшись, пошел в сторону дороги, там перейду на отставку и на первом же автобусе уеду в центр города.

Все почему? Да потому что я начинал ловить себя на мысли, что представляю себя в роли другого человека. Вот только кому нужен спутник жизни без должной зарплаты и квартиры? Никому, а быть обузой очень не хочется...

Глава 8

Ярослава

Всю ночь с пятницы на субботу мне не спалось, пришлось тихонько подняться с дивана, пройти в детскую, чтобы убедиться – дети спят, и ничто не тревожит их сон. Запахнув плотнее халат, поставила чайник и уселась за стол.

Все мои мысли крутились вокруг одного единственного человека, собственно, только о нем и были наши вечерние разговоры. Даже книжку пришлось отложить в сторону, потому что дети вспоминали Максима Сергеевича и строили планы, когда пойдут к нему в гости еще раз. Зря я поддалась порыву, нужно было просто написать или позвонить, поблагодарить от всей души без пирога, который, на удивление, получился еще лучше и вкуснее, чем обычно.

Но, с другой стороны, сколько можно выверять каждый шаг и соответствовать какому-то призрачному идеалу? Я совершила этот поступок спонтанно, сделала подарок от чистого сердца. Жалею ли? Нет… это и правда был удивительный вечер, когда мне самой хотелось улыбаться, когда можно было просто сидеть и смотреть на то, чем занимаются дети, когда не нужно было подрываться к плите и греть всем ужин. Молодой учитель все делал сам, позволяя мне отдохнуть. Те полчаса я именно этим и занималась, но потом вновь включилась голова и совесть, пришлось спешно покидать гостеприимную квартиру и закрываться в себе, как улитка в домике.

Ничего, я еще повстречаю того самого единственного человека, только с мужем разведусь, и все… Эх, только кто меня с двумя детьми-то возьмет? На работу брать не хотели, а замуж так и подавно. Но раскисать не буду, я поставила себе цель быть оптимистом, хоть и выходит с трудом и не всегда, но, главное, держать голову выше и улыбаться шире.

Я всегда мечтала о большой и идеальной семье, которой не было у моих родителей. Иллюзия – да, а вот на деле два посторонних человека, которые не развелись только потому, что стыдно, потому что нужно было дочку ставить на ноги. Но я выросла, пошла учиться, стала встречаться с молодым человеком, а иллюзия для всех как была, так и осталась. Зачем себя так мучить? Можно раз – и разойтись как в море корабли… Но и моя жизненная ситуация совершенно не краше того, что привыкла видеть с детства.

С Мишей у нас не было бурного романа, была лишь симпатия и одобрение родителей как с его стороны, так и с моей. Две состоятельные семьи, которые позволили своим детям создать еще одну ячейку общества. К слову, я бы отсрочила это событие лет на пять, потому что на тот момент только закончила школу и собиралась поступать в институт, но «семья важнее», было сказано мне…

Да, мой мягкий характер никогда не позволял мне спорить, а нужно было топнуть ногой, нужно было сказать о том, что мне не хочется, что жизнь только начинается, что впереди у меня куча новых знакомств… А по итогу была беременность, которая оказалась не в радость, рождение ребенка и совсем ужасное материнство.

Бабушки первое время кричали о готовности помочь, потом их появление в нашем доме как-то довольно быстро сократилось до раза в месяц, а все потому, что у меня был не тихий и спокойный ребенок, которого мне долго и упорно пророчили… А капризный комочек, которому постоянно что-то было нужно, у которого тяжело прорезывались зубы, с которым мы прочувствовали все прелести бессонных ночей из-за колик в животике… Хотя, почему мы? Я! Во всем этом кошмаре, который длился больше двух лет, варилась я и только я.

Иллюзии по поводу новорожденных детей у меня быстро исчезли. Это еще в самом начале беременности представляла, как буду неспешно гулять по парку с коляской, как буду покупать миленькие вещички розового цвета и наряжать каждый день во все новое свою принцессу, что вместе с ней мы будем заниматься творчеством, развивать мелкую моторику и выговаривать первые слова уже как минимум к году!

Я тогда не знала, что материнство – это огромный и ежедневный труд. Это когда ты спишь урывками, когда не знаешь, какое сегодня число и день недели, когда твой утренний чай с последним глотком медленно оканчивается в вечернем, и ты просто не помнишь, что ела сегодня за день и ела ли вообще. Мне все описывали иначе, и, честно и искренне, я не была готова к тем трудностям, с которыми столкнулась в свои девятнадцать.

Но самое страшное – это оказаться один на один со своими проблемами, видеть брезгливость во взгляде мужа, когда он смотрит на ребенка, да и на тебя тоже. Когда ты просишь его элементарно дать тебе десять минут на душ, а он демонстративно разворачивается и уходит.

Этот брак с самого начала был обречен. Это потом я узнаю, что, благодаря мне, Миша просто свалил из-под опеки матери, пускаясь во все тяжкие. Ох, я ведь второго ребенка совсем не хотела, мне по горло хватило первого опыта, который не прошел бесследно для моего организма. Я долго находилась в депрессии и реально думала о том, чтобы покончить с жизнью…

Страшно, стыдно, но когда тебя все бросают, когда ты не справляешься, когда идет давление по поводу твоих моральных качеств, твоих чувств – хочется только одного. Я очень люблю Ромку, пусть он и не стал тем связующим звеном, пусть он так ничего и не поменял между мной и мужем, зато помог раскрыть мне глаза, понять многое, выучиться на профессию, которая мне нравится. Сейчас я могла зарабатывать самана почти все, а не кланяться в ноги «дорогому» и «любимому», выпрашивая деньги на колготки. Хватит, унижалась я долго, пролила слез и того больше. Я очень быстро повзрослела, и теперь вполне могу справиться со всем…

И уход Миши из дома должен был случиться. Конечно, жаль, что так поздно, но лучше так, чем никогда. Но вот эти голубые глаза почему-то до сих пор меня преследуют, как наваждение какое-то, вот честное слово!

Всю субботу мы с детьми провели дома. Мне бы с ними куда-то сходить, но сначала позвонили с работы и попросили посмотреть счета, потом звонили мои родители и интересовались здоровьем детей. Я, пользуясь случаем, спросила их, могут ли взять с ночевкой к себе хотя бы Аришку, но чуда не произошло.

Ладно, сами справимся… Вот только мне всегда страшно даже представить, куда денут моих детей, если мне вдруг станет плохо, если нужно будет уехать в больницу? Они совершенно никому не нужны, кроме меня. Бабушка если и заберет, то ни о каком комфорте речи идти не будет.

Передернув плечами, раздала обязанности по дому и принялась за уборку. Сначала нужно квартиру в порядок привести, ужин и обед приготовить, а уже поздно вечером сяду за работу.

- Мама, - позвала дочка, когда протерла везде пыль, - а можно я сегодня уроки делать не буду, а сделаю завтра?

- Завтра? - удивилась, - ну, если ты успеешь, то делай так, как тебе удобно.

- Спасибо. И, мам, давай я еще тебе помогу, и мы поедем в магазин.

Я даже мытье тарелок отложила в сторону и развернулась к своему чаду.

- А что нужно купить? - Ариша замялась и сказала:

- У меня блокнот кончился, я его разрисовала…

- А, - понятливо протянула, - тогда мне нужно еще десять минут, и сразу будем собираться.

Мы действительно собрались совсем скоро, даже не возникло никаких заминок. А когда стали спускаться, то синхронно остановились у деревянной двери с металлической ручкой. Именно за этой дверью была съемная квартира, где мы вчера замечательно провели время. Первой, конечно же, опомнилась я.

- Пойдемте, нам, кроме блокнота, еще хлеб надо купить!

Вот так мы, гуськом, и прошли мимо квартиры учителя, а потом спустились на первый этаж. До магазина решили идти пешком, благо, было совсем недалеко.

- Мам, - дернула меня за край куртки Арина, - а папа совсем больше не придет?

- Наверное, совсем, - пожала плечами, потому что за все это время Миша действительно так ни разу домой и не заглянул. Он даже мне не звонил, да и с Ариной давно не общался. Как ушел в свободное плавание, так и уплыл. Ну и ладно, обидно только, что перестал помогать. Я вытяну как-нибудь, но очень тяжело тащить на себе двоих детей да на обыкновенную среднюю зарплату, поэтому обязательно буду подавать документы на алименты, просто так гулять ему не дам!

Так наш день и прошел: уборка, магазин, готовка и совместный вечер за игрой. Наверное, мне очень давно не было так спокойно на душе, а еще появилась какая-то уверенность. Я точно знала теперь, что дочка под присмотром в школе, что ее там не бросят и не обидят. Уж Максим Сергеевич об этом позаботится!

Удивительный человек! Мужчина, а такой внимательный!

А утром следующего дня, когда мы привычно после завтрака решили поиграть в детской комнате в железную дорогу, мне пришло сообщение, которое вновь перевернуло мой внутренний мир.

«Доброго утра! А у вас есть принтер?»

Я быстро стала писать ответ.

«Есть. Можем напечатать все, что нужно!»

Сама же закусила губу, ожидая ответа.

«Вы меня спасаете! Печать нужно очень много. ОООЧЕНЬ много!»

«Да хоть ОЧЕНЬ-ОЧЕНЬ много!»

А в конце я, самая адекватная женщина, которая никогда и ни при ком не позволяла себе лишнего, поставила смеющийся смайлик!

Уронив голову на руки, я улыбнулась и чуть не расхохоталась. Да, Матвеевна, что с вами происходит? Неужто влюбились? Вы? Срамота-то какая! Нашла на кого западать! На молодого, красивого, амбициозного и невероятно приятного молодого человека!

«Отлично! Когда вам будет удобно?»

Посмотрев на детей, поняла, что планов на день никаких и нет.

«Да в любое время. Мы дома».

Ответ пришел так же быстро.

«Тогда я принесу флешку через час!»

А я? Я побежала убирать по местам вещи, мыть полы в коридоре и стала активно подключать к внеплановой уборке детей, которые рьяно принялись мне помогать после заветной фразы: «Максим Сергеевич придет по делам, а у нас бардак!»

Больше всех старалась Ариша, она даже все игрушки в комнате разложила и пыль в очередной раз протерла. Даже Ромка, который очень не любил это женское занятие, стал раскладывать вещи на своей полке, а я то и дело поглядывала на себя в зеркало, где в отражении на меня смотрела счастливая улыбающаяся девушка.

Через час и двенадцать минут, когда раздался стук в дверь, дети с визгом бросились в коридор. Ну и я вместе с ними, правда, эмоции пришлось держать при себе.

Максим Сергеевич пришел с большим тортом и упаковкой бумаги в руках.

- Здравствуйте! - радостно сообщил он, отдавая сладкое угощение мне в руки, - очень благодарен за то, что выручаете меня!

- Да бросьте, - улыбнулась, - нам не сложно.

Мужчина быстро разделся и прошел в зал, где Рома уже на правах хозяина квартиры показывал ему свою железную дорогу, я же спешно убрала торт на стол, включила чайник на подогрев и поспешила в комнату, где у окна стоял рабочий стол с компьютером. Включила его, посмотрела на то, как мужчина достает из кармана джинсов черную флешку и передает ее мне.

- Папка КТП и ТП.

Кивнув, быстро села за рабочий стол, открыла нужные мужчине папки и поняла, почему он со своей бумагой пришел. Файлов было действительно много, но некоторые оказались совсем небольшими, всего на десять или двенадцать страниц. Пока запускала печать, пока вставляла бумагу в лоток, в комнате стало тихо. Обернувшись, никого не увидела и нахмурилась. Быстро вскочила со своего места и поспешила в кухню, из которой чуть слышно доносились голоса.

Максим Сергеевич уже успел разрезать торт, разложить кусочки по тарелкам и сейчас наливал сидящим за столом детям чай.

У меня пропал дар речи, особенно от того, как он гармонично смотрелся на моей небольшой кухоньке.

- Ярослава Матвеевна, садитесь за стол. Потом напечатаем!

И я села... И даже не сумела слова сказать против, когда этот человек мало того, что хозяйничал на моей территории, таки еще и посуду за нами помыл, отправив меня печать ему бумаги.

- А вы гулять сегодня ходили? - спросил он, когда последний лист был готов, и все файлы оказались закрытыми.

- Нет, - покачали головой дети.

- Да вы что? - удивился мужчина, - погода отличная! Или у вас дела?

Я отрицательно показала головой.

- Тогда гулять?

Разве нормальная женщина могла отказаться от такого предложения? Вот и я не смогла.

Пока учитель дочери относил стопку бумаги к себе в квартиру, я собрала Арину и Ромку, на себя, как всегда, времени не хватало, но в этот раз я не носилась по квартире, натягивая джинсы и одновременно пытаясь попасть ногами в полуботинки, все было иначе – Максим Сергеевич забрал детей и позволил мне одеться неспешно, даже немножечко прихорошиться, подкрасить глаза и нанести блеск на губы.

Что я делаю, а? Что я делаю? А потом посмотрела на себя в зеркало, покрутилась из стороны в сторону и сказала своему отражению:

- Все правильно делаю! Его за язык никто не тянул!

Вот с таким боевым настроем я и покинула квартиру! Быстро сбежала по ступеням вниз, открыла дверь и замерла…

Максим играл во что-то с Ромой и Ариной прямо у лавочки и совсем не стеснялся того, что на него смотрит еще одна мама из нашего класса. Точнее, смотрит – это еще мягко сказано. Ее челюсть отвисла, глаза вытаращились, и взгляд говорил только одно: «Не верю!»

Вообще, я тоже не верила во все то, что со мной происходит, но ведь мои глаза не врут! Не могут врать и те ощущения, что я испытываю при виде этого человека, да и как мне может казаться звонкий смех и счастливые глаза детей? Все то, что сейчас происходит – правда. И Алла, которая стоит на детской площадке и держит на поводке свою новомодную маленькую собачку, одетую в теплый костюмчик – тоже это понимает. Поджимает губы, резко выпрямляется и твердой походкой идет к нам, хоть собака и тянет отчаянно ее в противоположную сторону, поджимая замерзшие лапки.

Ой, что будет-то? Что будет!

Глава 9

Максим

Вчерашний вечер стал для меня вечером открытий, а ночь временем, когда я должен был взвесить все за и против.

Принимать ответственные решения всегда непросто. Давайте на чистоту, как только встает вопрос выбора – мы превращаемся в качели, которые штормит из одного положения в другое. Сейчас амплитуда моих качелей была настолько сильной, что я боялся вылететь из них и хорошенько так приложиться головой.

По сути, я хочу подкатить к женщине, которая немного старше меня, которая еще находится в браке, и у которой двое маленьких детей. Я ничего не забыл? Ах, да... Я при этом учусь, работаю на двух работах, снимаю жилье, так как своего нет, и у меня совсем мало свободного времени...

Из плюсов – меня тянет к этой девушке и ее детям, мелкие отвечают мне взаимностью... Сомнения есть по поводу мамы, но тут можно проверить... И либо убедиться во взаимности, либо забросить эту по многим пунктам странную и, вероятно, проигрышную идею.

Я не могу быть точно уверенным, но, кажется, Ярославе я тоже понравился...

Вот только… Ладно, получится или нет – это вопрос времени, для начала нужно удостовериться в том, что я тоже интересен… Интересен как личность, как мужчина, как человек, с которым можно провести время.

Идея пришла совсем неожиданно, а именно: я наглым образом напросился в гости, при этом как бы между делом узнал про принтер и возможность мне помочь с распечаткой документов для школы. Сегодня удача явно была на моей стороне, потому что мало того, что удалось попасть в квартиру к Ярославе, купить свежий утренний торт, так еще и бумагу приобрести, потому что отдел канцелярских товаров открылся прямо к моему приходу, и очереди совсем не было.

Конечно, к оговоренному времени я не успел, опоздал минут на пятнадцать, но меня ждали, все ждали! И эти горящие женские глаза, румянец на щеках тому подтверждение! Мне не нужно было других доказательств, чтобы найти ответы на свои вопросы – я их видел и так, а значит, будем действовать, но только осторожно и аккуратно, без лишнего напора.

Пока Ярослава занималась моими делами, я поиграл с детьми, а затем отвел их в кухню, где с помощью подсказок Арины нашел не только чашки, но и тарелки с ложками. Разлил чай в кружки и усадил за стол детей и вбежавшую вслед за нами перепуганную хозяйку квартиры, которая пристально следила за моими движениями, но молчала, даже когда я помыл за всеми посуду, просто рассматривала меня, как какой-то резкий редкий экземпляр.

В ее взгляде явно проскальзывало недоумение, она не понимала, что я делаю и зачем, но все же проглотила слова, которые по-любому крутились на языке, и пошла обратно к рабочему столу. На самом деле Ярослава меня сильно выручала, потому что вчера внезапно выяснилось, что я сильно отстаю от учебного плана, и у нас не было проведено одной контрольной работы и одной самостоятельной. А они быть должны, да еще и написаны нужным числом и проверенные. Как все успеть – я действительно не понимал, но решил выкручиваться всеми силами. Понятно, что в таком брошенном классе, где не было постоянно учителя, будет много проблем. Но я мужик, все разгребу, со всем справлюсь!

После того, как мне в руки перекочевала увесистая стопка бумаг, я уговорил Ярославу пойти на прогулку. Действительно, чего дома киснуть? Сегодня последний ясный и теплый день, уже завтра синоптики обещали дождь и заметное похолодание, так что самое время именно сейчас вытащить малышей на свежий воздух, а  потом всем вместе зайти в кафе.

Я, пока женщина собирала на прогулку дочку с сыном, успел заскочить домой и оставить стопку распечаток прямо в коридоре. У меня было большое количество планов на этот день… Было в пятницу! Но сегодня все изменилось кардинально, и придется садиться за конспекты и прочую ерунду вечером и медленно уходить в ночь. Ничего, это все такие мелочи! Я так бы итак сидел допоздна, а уж плюс-минус два часа погоды не сделают.

Первым же делом поспешил обратно на третий этаж, где Ромка с Ариной уже оказались собраны, а вот Ярослава еще металась по квартире, не успевая за детьми. Естественно, я не собирался стоять у нее над душой, просто забрал малышню и вывел их на улицу, давая женщине возможность спокойно одеться.

Я прекрасно знаю, каково это – собирать детей и быть самому при этом не готовым. У меня их в классе сколько? Вот! Много! И мне достаточно раз их всех собрать на урок физкультуры, чтобы взмокнуть… И это мы еще не ходили ни на одно классное мероприятие, хотя я и планирую в будущем посетить с ребятами театр или на каток, вот там будет самое веселье. Знаете почему? Потому что не все родители могут или хотят субботний день проводить с ребенком. Проще же его сдать учителю или другой маме, чтобы те за ним последили. Я по себе знаю подобные фокусы, и помню, как наша классная руководительница следила за этими озорниками. Эх, а мы тогда уже взрослые были, самостоятельно могли одеться. А тут?

На улице действительно оказалось хорошо, солнышко ярко светило, ветра не было – самое то, чтобы хотя бы минут сорок побродить по улицам, а то и побегать. Но мое настроение омрачила женщина, гуляющая с собачкой на детской площадке. И огорчило меня не то, что они там в песочницу что-то усердно закапывают, а то, какими глазами на меня смотрят. Ох, и гамма эмоций там пронеслась… Даже некомфортно стало, захотелось передернуть плечами и сплюнуть. Такая ведь может и сглазить! Но вместо этого я лишь в знак приветствия кивнул головой и увлек за собой Ромку, который пытался залезть в небольшую лужу.

- Вот дождик пройдет, лужи будут шире и глубже, тогда и будем в них прыгать, - сказал ему, отводя в сторону, - дай им немного подрасти! Сам-то вон какой большой, а они маленькие!

Неделя в школе дала о себе знать! Раньше бы в моей голове подобных мыслей не было, а теперь есть! То ли еще будет!

Но все омрачилось в один момент: когда Ярослава вышла на улицу, а мама очередного моего ученика уже тащилась в нашу сторону. Бедная кошка… точнее, собака размером с кошку. Животное явно желало как можно скорее оказаться дома, но вынуждено было терпеть прихоть своей хозяйки.

- Доброго дня, Максим Сергеевич! - тянула гласные мама Даниэля и косо посмотрела на Ярославу, - а вы что тут делаете?

Тонкие черные брови приподнялись вверх, а я пожал плечами и вполне себе честно ответил:

- Живу, - Алла, кажется, Олеговна, подавилась воздухом. Ее большие от рождения глаза стали еще больше, и мне даже уже немного боязно стало за здоровье этой женщины.

Мы так и стояли друг напротив друга, вот только Ярослава скуксилась вся, осунулась, голову в плечи вжала и вообще стала похожа на маленькую девочку, которую если еще и не успели обидеть, то вот уже собираются это сделать.

- Всего доброго, - первым попрощался с настойчивой мамой, которая пыталась что-то еще сказать, но у нее получалось только открыть и закрыть рот. Я же тем временем увел детей к дороге, краем глаза наблюдая, как рядом пристраивается Ярослава и берет дочку за руку.

- Все нормально? - поинтересовался, когда отошли на приличное расстояние, чтобы точно не быть услышанными.

- Сплетни пойдут не самые приятные, - пожала плечами мама моей ученицы, - а так все нормально.

Но я видел, что Ярослава огорчена, но и лезть к ней сейчас было бы крайне не красиво. Вместо этого я обратил внимание притихших детей на себя, и совсем скоро и их мама расслабилась, забылась, даже смеялась вместе с нами. Так мы по пути в парк и в догонялки поиграли, и слова поугадывали, а уж в парке, в небольшом недавно построенном помещении и вовсе отрывались по полной, играя в автоматы и катая Ромку на маленьких аттракционах.

Как и планировал, после такого насыщенного времяпрепровождения повел дружную семью в пиццерию и долго умилялся тому, как мальчонка во все глаза рассматривал картинки предложенного ассортимента, как терялся и не мог решить, что выбрать.

Мама малышу помогла определиться, в то время, как Ариша свой заказ проговорила сама. Я же тоже сделал свой выбор, но не только себе, но и Ярославе, которая строго сказала, что за детей платить будет сама. Ну и ладно, я ведь предложил, чего сразу брови в кучку сводить? Ну и за нее оплатил, ведь разговор был только о детях!

Конечно, после такого насыщенного дня мы распрощались до завтра. Мне действительно нужно было поработать, а Аришке сделать уроки, но я открыто обозначил свою позицию и предупредил Ярославу, что подобных дней у нас будет много, и, если она не против, то еще и вечеров.

Когда, наконец, оказался в квартире, то быстро разделся и начал прямо на полу в комнате сортировать распечатанные файлы, потом подшил их в отдельные папки и только тогда уселся за стол. Расписание, которое сейчас имелось у меня, было точно таким же и в начале учебного года. Об этом я удосужился узнать заранее, и теперь, сидя с календарем в руках, проставлял часы и даты в тематическое планирование, а после этого занимательного дела открыл журнал и начал его заполнять теперь по предметам. Если раньше я успел записать везде фамилии, а на последних страницах указать информацию о месте работы родителей, то сейчас каждый предмет должен был быть расписан более подробно: день проведения, освещенная тема, отсутствующие дети, домашнее задание. И так… Короче, так было долго, нудно, с одной незначительной ошибкой и кучей убитого времени. На часах уже значилось одиннадцать, а я только принялся писать конспекты, планировать время так, чтобы успеть еще и подумать над контрольной и заданиями, которые в ней будут.

Когда в очередной раз оторвал голову от бумаг, то понял, что уже идет второй час ночи. Итак, подведем итоги: у меня имеются конспекты на первые три рабочих дня, заполнен на неделю журнал, распечатаны и собраны по папкам документы. Отлично! Я настоящий молодец! Похвалите меня!

Только аплодисментов и оваций нет… А это обидно! Пыжишься тут, голову ломаешь, думаешь, а тебе даже спасибо не говорят! Однако пока собирал на утро сумку и пакет, записал себе в планер дела, которые ну просто необходимо успеть сделать: например, вечером у меня тренировка, а еще есть окно на третьем уроке – значит, время в отсутствие детей нужно провести с пользой для дела! Так как теперь на второй работе у меня тоже завал, что хорошо в денежном эквиваленте, но катастрофично по обилию задач, то нужно просто правильно распланировать свое время, тогда уж я точно все успею.

Утром машины Ярославы во дворе уже не было. Она молодец, встает рано, везет Ромку в сад, где быстро его переодевает и мчит с Ариной в школу, только после этого спешит на работу и умудряется на нее успеть.

Вообще многим женщинам нужно ставить памятник! Мне их искренне жаль – столько на себя взваливают: и воспитание ребенка, и дом, и работа, и досуг. А если тебе еще и муж попался хуже, чем ребенок, то и его еще воспитывать надо! Я в принципе не понимаю, как они все успевают, как могут с больной головой играть в детские шумные игры, как могут нести ребенка, когда болит спина и отказывают ноги. Нам у них учиться и учиться! Ну, многим из нас, не все так плохо с мужской половиной человечества!

В школе собралось уже довольно много детей, да и я, если честно, сегодня опоздал на пять минут и пришел несколько позже, зато сразу же мне навстречу вышел папа Платона.

- Максим Сергеевич, спасибо, что старшего спасли и с младшем помогли! - мужчина пожал мне руку и, светясь от счастья, сообщил, - сын у нас – богатырь! В честь вас назвали! Максим!

Я вздохнул и так и замер. Это – неожиданно!

- Поздравляю! Растите большими и здоровыми! - а у самого улыбка во все лицо. Приятно же! Ну чего скрывать-то! В честь меня! Вы только подумайте!

Все – этот день сегодня ничего не омрачит, даже порванный рюкзак Егора!

- Когда успел-то? - удивился, - только же в школу пришел?

- Это не я, - шмыгнул носом мой ученик.

Так, а что тут произошло, пока меня не было?

- Рассказывай!

Ну, Егорка и рассказал, что к нему задирались ученики из старшего класса, что в туалете его закрыли, один раз даже пнули. И вот тогда во мне проснулся отцовский инстинкт.

Что это за зверь такой? А это когда ты готов рвать, метать и в морские узлы завязывать за своего ребенка, которого обидели! Это когда ты широким шагом идешь в кабинет, быстро раздеваешься и, подхватив злосчастный портфель и мальца, поднимаешься на третий этаж, где располагается часть классов начальной школы, и находишь того, кто виновен во всех бедах.

Да не одного, а в компании с учителем и завучем.

- Доброго утра, - здороваюсь я, - а мы к вам!

- Что случилось? - обреченно спросила Мария Николаевна, косясь на своего ученика.

Я тоже посмотрел в его сторону, при этом поглядывая на насупившегося Егора, который держал меня за руку своими маленькими пальчиками и кивнул головой в сторону обидчика.

- Да, верно смотрите. Вот что ваш подопечный сделал, - показал надорванную лямку у портфеля, - да еще и моего Егорушку обидел, а я ведь за своих!..-погрозил кулаком, хотя итак эффектно выглядел.

Помните, да, что я под два метра ростом, что говорю не ласково, потому что бас мой никуда деть невозможно… ну и как бы пришел за своего заступаться… В общем-то пугать никого не хотел, как-то само вышло. Малец, что до этого был грозой всех первых, вторых и третьих классов – сдулся, скуксился.

- Я больше не буду, - пообещал он искренне, - прости, пацан.

О, даже прощения попросил! Прогресс! С эти мальчиком явно у всей начальной школы были проблемы, но с сегодняшнего дня его будут пугать мной. Вот увидите, так и будет, потому что Мария Николаевна уже как-то так смотрит на меня, словно прикидывает, когда можно еще пригласить учителя первого класса в гости исключительно в целях профилактики.

- Извинения приняты! - ну а портфель я на перемене сам починю, тут не так уж и много зашивать.

Вернувшись в класс, поздоровался со всеми детьми и, пока готовился к уроку, заметил, что вокруг Егорки образовалась целая толпа детей. Он им что-то рассказывал, размахивая руками, но при этом говорил очень и очень тихо.

- А я говорил, что у нас Максим Сергеевич супермен, а вы мне не верили! - громче положенного произнес Платон и добавил: - Он меня в субботу спас! Через дорогу прошел сквозь машины!

Мне захотелось закатить глаза. Ну и фантазия у вас, товарищи! Какой из меня супермен? Ну, серьезно? Вы о чем вообще?

Но я усвоил еще один урок: если дети что-то для себя придумали и решили, то так тому и быть! А мне теперь красный плащ покупать? Или так сойдет?

Пока я думал над тем, как развеселить детвору, в класс зашла Ариша. И, да, сегодня она счастливо улыбалась, впервые за все время обучения в школе. Первым же делом ребенок подбежал ко мне и крепко обнял!

Вот тут-то все разговоры и стихли. Девочки вытянули шеи, мальчики вытаращили глаза и неверяще смотрели на нас. На лбу красным цветом у всех словно транслировалась бегущая строка: «А что, так можно было?»

На обдумывание и анализ ситуации у класса ушло чуть меньше минуты, а потом дети дружной толпой кинулись ко мне, сшибая стулья, столы и портфели.

И знаете, быть облепленным с ног до головы этими козявками, оказывается, классно! Прям внутри силы какие-то рождаются, подбивая на подвиги, жить сразу хочется, улыбаться, смеяться!

В такой вот позе нас и застала директор школы. Счастливо улыбнулась и тихонько прикрыла за собой дверь, а через пару мгновений прозвенел звонок. Упс, а кто-то даже к уроку не приготовился! И это не я!

Глава 10

Максим Сергеевич

Сегодняшний утренний эмоциональный подъем как-то хорошо на всех нас отразился. Первые два урока пролетели очень быстро, даже поход на завтрак оказался совсем иным, нежели раньше. То ли каша пшенная всем понравилась, то ли всему виной утренние обнимашки, но очень много учеников съели если не все, то знатно подчистили тарелки! Я же, как гордый отец семейства, который не только добыл еду, так еще ею и накормил – повел детей в класс, чувствуя себя мужиком! Мало кто может похвастаться тем, что у него ребенок хорошо завтракает, а я вот могу! И не важно, что не мой – завтракает же!

После второго урока в класс пришла учительница по музыке и сообщила:

- Максим Сергеевич, вы вместе с классом участвуете в конкурсе и защищаете честь школы!

Не было печали…

- Как вы представляете это?

О! Женщина все представляла более чем красочно. Я – в черном классическом костюме буду петь на сцене в окружении своих учеников. Она даже нам песню подобрала какую-то очень трогательную. И даже стала ее напевать, при этом брать такие ноты, что лично мои голосовые связки уже сейчас шепнули мне: «Опусти ее с небес на землю, мы только разговаривать можем!»

- Эм, Тамара Львовна, тут такое дело, - остановил я коллегу, пока строил детей парами и проверял у них наличие пенала, - я петь не умею… совсем. Скажем так, твердая три за то, что приходил на урок и изредка открывал рот, у меня была.

Женщина сникла, еще раз на меня посмотрела и вновь загорелась идеей.

- Мы сейчас вас проверим.

Я пожал плечами и с классом вышел в коридор. Эх, как много было планов на это окно, но, увы, это школа – здесь всегда что-то происходит, и не всегда с этим «что-то» ты знаком. Например, я услышал, что пришли какие-то документы из департамента, которые нужно ну очень срочно заполнить и сдать. Увы, лично я пока эти отчеты не видел, мне о них никто и ничего не говорил. На всякий случай даже до учительской дошел, но никакой информации откопать не получилось. Ладно, подожду еще, главное, чтобы в конце рабочего дня сюрприза не было… А он будет! Вот чует моя борода!

В кабинете музыки дети расселись за свои парты, я занял самый последний стол, где стоял одинокий сломанный стул. Мы с ним синхронно крякнули и даже заскрипели, но я все же чудом устроился.

- Дети, - радостным голосом начала Тамара Львовна, - сейчас мы попросим вашего учителя спеть песенку про елочку.

Она быстро уселась за музыкальный инструмент, наиграла знакомую всем мелодию про маленькую елочку, которой холодно зимой, и кивнула головой, когда я должен был открыть рот и взять первую ноту. Но у нас что-то не срослось. Именно на этом моменте впереди сидящий Илюха решил покачаться на стуле и стал падать, ну а я его ловить.

Второй блин тоже вышел комом: я опоздал. Готовился, вот-вот, уже…и пропустил…

Тамара Львовна тяжело вздохнула, вымучено улыбнулась и заиграла снова. В этот раз петь я начал вовремя.

- Маленькой елочке холодно зимой! - после первой же строчки руки женщины соскользнули с клавиш, и она покачала головой. Я видел, как она огорчена, как иллюзия, которую она успела придумать – лопнула, а вместе с ней лопнули ее мечты о призовом месте.

- Я сделал все, что смог, - пожал плечами, - давай я просто рядом с ними постою на сцене, могу посидеть, полежать… Но петь не буду. Или нам другой конкурс дайте, где не нужно показывать творческий учительский талант.

Честно признаюсь, но только вам, я отлично танцую! Даже когда участвовал в студенческих конкурсах, то больший упор делал на танцы. Если меня подучить – могу и вальс показать, а так больше современные, где есть четкие и быстрые движения. Но вы же понимаете, что такие вещи говорить нельзя! Потому что сразу для меня найдут тысячу и одно применение, а я хоть и не очень старый и не совсем больной человек, но мне далеко не восемнадцать.

Выйдя из кабинета, шустро сбежал в свой класс, где сначала быстро привел портфель ученика в должный вид, а потом сел за комп, который до сих пор пыхтел, кряхтел, но каким-то чудом работал. Нужно бы с ним что-то сделать, иначе как на нем вообще работать? По мне техника, тем более в образовательном учреждении, не должна быть такой древней и поломанной. При всем этом у меня в классе даже имелась электронная доска и проектор, и я бы с превеликим удовольствием всем этим пользовался, показывая презентации, но…Я боюсь, этот черный гробик просто не сможет загрузить все то, что я ему принесу.

Конечно, за то оставшееся время, что у меня было, успел сделать мало, однако не унывал, ждал конца четвертого урока и подставы, которая не заставила себя долго ждать.

- Максим Сергеевич, - ко мне зашел заместитель директора и завуч по учебной работе старшего звена в одном лице, - а где ваш отчет?

- Какой? - искренне удивился, потирая свою многострадальную бороду.

- Как, какой? - воскликнула женщина, - я всем рассылку на электронную почту сделала!

- О! - такого я явно не ожидал, - домой приду и посмотрю.

На меня ну очень серьезно посмотрели, был бы на лет десять или пятнадцать младше, испугался бы.

- У вас компьютер для чего тут стоит? - вот не люблю, когда со мной так разговаривают. Я ведь сначала хотел решить этот вопрос полюбовно, но теперь видел, что ко мне шли явно не для того, чтобы пойти на компромисс и договориться. Кажется, у меня появился еще один недоброжелатель.

- Для пыли, Елена Вячеславовна. Это груда железа не работает от слова совсем, и если включить я ее смогу, то зайти на почту нет…. Интернет в класс не проведен.

И что вы думаете?

- Могли бы зайти к кому-нибудь и попросить компьютер.

Серьезно? Я не ослышался? Я должен в свое окно ввалиться в класс, где на этот момент будет идти урок, и сесть с серьезным выражением лица за комп и делать свои дела?

- Тогда пойдемте к вам! - вы же понимаете, что я за словом в карман не лезу?

- Ко мне нельзя! У меня много работы… - почти сразу нашлась с ответом женщина.

- Значит, до завтра.

Нет, я все понимаю – важный отчет, который нужно срочно сдать, но, во-первых, разговаривать нужно по-человечески. Я не обладаю сверхъестественными способностями, чтобы прочитать чьи-то мысли. Я никак не мог догадаться, что вся инфа была отправлена на почту. Работал бы в телефоне интернет, возможно, даже и увидел бы рассылку, но месенджеры и соцсети я заблаговременно отключаю, дабы не беспокоили во время занятий. Сам аппарат у меня лежит на столе, и во время перемены я могу только принять вызов или ответить на сообщения беспокойного родителя, на большее мне времени не хватает совсем.

Кончено, такой расклад Елене Сергеевне не понравился. Она стала мне говорить, чтобы я бежал домой и заполнял таблицу, а потом пулей летел к ней в кабинет, но если ее в нем не будет, то должен буду искать по расписанию, в каком классе проходит у нее занятие. А еще ей надо потом сразу в департамент, а значит, уложиться я должен минут в тридцать – сюда входит дорога до дома и обратно до школы.

- Знаете, я принесу все бумаги завтра. Выполню их неспешно и правильно, а вы пришлете мне программиста, который починит компьютер, или выделите новый. И интернет, конечно! Про него забывать никак нельзя!

После этих слов я посчитал, что разговор окончен. А-н нет…

- Вы очень много себе позволяете! Со мной так еще никто не разговаривал!

- Я вам не грубил, - предостерег от лишнего наговора на меня, - я ответил так, как любой бы ответил в моей ситуации. Я не собираюсь бежать домой, судорожно выполнять ваши поручения и нестись обратно. Создайте мне рабочие условия – и я с радостью буду все выполнять здесь!

На этом мы и распрощались. Только когда Елена Сергеевна выходила, в кабинет заглянула Ярослава. Аришка все это время собирала портфель и хмуро смотрела в сторону завуча, но еще чаще глядела на меня, оттягивая время.

Подхватив сумку и пакет, попрощался с воспитателем, которая уже успела часть детей отдать родителям, а вторую уже уводила на обед.

- Вы не расстраивайтесь, - сказала Валентина Егоровна, - она со всеми так разговаривает.

- Да я спокоен как танк, - махнул всем рукой и первым покинул класс, чтобы нос к носу встретиться с Ярославой.

- Домой? - женщина лишь кивнула и чуть заметно покраснела, - возьмете несчастного и обиженного учителя с собой?

- Возьмем и даже обедом накормим! - Ярослава взяла дочку за руку и повела ее в раздевалку, - мы быстро.

Я кивнул головой, поставил сумку и пакеты на лавку у класса и стал застегивать свое пальто, думая над тем, как бы урвать время и организовать хотя бы мини-свидание? С моим темпом и ритмом жизни это фактически невозможно, но вполне реально. Нужно только чуточку фантазии, и вуа-ля!

Вау-ля вышло несколько другое, потому что из раздевалки вместо Ярославы вышла Алла Олеговна. Естественно, она моментально подошла ко мне и таким воркующим голосом, способным распугать даже голубей, стала интересоваться успехами сына…

Не был бы учителем, отбрехался бы от этой женщины, но пришлось вежливо и по существу отвечать на вопросы, которых оказалось очень много. То ли мама Даниэля готовилась и, мало того, что написала целый список вопросов, так еще его и заучила, то ли действительно переживала за сына, но, казалось, что поток ее слов просто нескончаемый. Но помним о моем ограниченном времени и о том, что последний раз только завтракал, поэтому постарался как можно побыстрее распрощаться с назойливой женщиной.

- Извините, но у меня дела. На все ваши оставшиеся вопросы я смогу ответить завтра. Всего доброго.

Теперь уже Ярослава с Ариной дожидались меня, но я довольно быстро еще раз со всеми распрощался и поспешил к ним. И знаете, а плевать, что сейчас обо мне думают. Если постоянно оборачиваться и прислушиваться, что о тебе говорят, то можно прийти в ужас, слегка на всю голову поседеть и заработать сердечный приступ. Моя жизнь – это только моя жизнь, и то, что происходит в ней, исключительно мое дело.

Мы втроем добрались до дома довольно быстро, но нависшие свинцовые тучи прозрачно намекали о том, что в скором времени к холодному и пронизывающему ветру присоединится еще и сильный дождь.

Вообще, осень уже вступила в свои права, и того тепла, что было на выходных, уже точно больше не будет. А жаль. Я очень люблю жаркое лето, но терпеть не могу зиму с ее морозами, хотя их уже довольно давно не было, точно так же как и снега. Однако воспоминания из детства остались довольно яркие.

Когда мы зашли в подъезд, то все вместе поднялись на третий этаж, пока до меня не дошло…

- Так Арина же в продленку ходит!

Ярослава улыбнулась, кивнула головой, соглашаясь со мной, и пояснила:

- У меня сегодня в издательстве выходной, так что дочку с обеда сняла и пораньше забрала. Мы сейчас перекусим и поедем по магазинам.

У Арины расширились зрачки, и она посмотрела на маму такими глазами, словно из них вот-вот польются слезы счастья.

- Что? - не поняла женщина странной реакции малышки, - я же обещала тебе купить то платье? Вот за ним и поедем.

- Спасибо, мамочка!

Ох, какая шикарная сцена: мать и дочь обнимаются на лестничной клетке у двери квартиры! И надо же было именно в этот момент моему животу жалобно застонать и содрогнуться в предсмертных конвульсиях.

- Извините, - смущенно улыбнулся, - но я ел только утром.

Ух, какую бурную деятельность развели девочки, заталкивая меня в квартиру! Пока Ариша со мной мыла руки, Ярослава спешно накрывала на стол.

- Вот это да, - осмотрел столешницу, где, кроме первого, была еще гречка с мясом и салат, - царский стол! Я потом не смогу пойти на тренировку!

- Тренировку? - переспросила моя ученица, усаживаясь за стол рядом со мной.

- Угу, - вздохнул, - я по вечерам работаю еще и тренером.

Ну и рассказал о том, какой у меня график, и в какие часы я обычно пропадаю вне дома. Ярослава смотрела на меня во все глаза, кажется, даже как-то по-новому.

- Вы молодец! - сказала она, - очень много трудитесь.

- Ты, - поправил ее, когда Аришка убежала в зал, - и, да, жизнь заставит и не так крутиться.

Но женщина со мной не согласилась, отрицательно помотала головой.

- Не все такие, - тихо произнесла, смотря в сторону коридора, - кто-то привык плыть по течению и сразу захлебывается, если чуть меняет курс, или в его жизни происходят совсем незначительные изменения.

Возможно, есть такие люди. Если мама Арины так говорит, то, скорее всего, лично знакома с подобным человеком. Но ворошить камни прошлого совсем не хотелось.

- Давай помогу с посудой и, увы, побегу.

Я действительно помог, даже успел чуть поиграть Аришей, прежде чем поспешить в коридор обуваться. Еще раз попрощавшись с девочками, спустился на свой этаж, вновь разулся и, когда стал доставать из пакета тетради, то на пол вылетел листочек, вырванный из блокнота, а на нем был нарисован я, сидящий за столом.

Что ж, вот и первый неожиданный подарок, который займет свое почетное место в созданном для такого случае альбоме под названием: «Максим Сергеевич Белоусов – лучший учитель 77 школы!»

Глава 11

Сегодня  в нашем финтес-центре был ажиотаж. Мало того, что у меня стояли две тренировки подряд, плюс час занимался сам в зале и все равно оказывал услуги инструктора. Устал настолько, что меня сегодня даже не бесил мой первый и постоянный клиент, который опять вел себя не очень красиво. Я смотрел на него снисходительно, представляя, что предо мной ученик – маленький, несмышленый, желающий показать себя во всей красе. Вот и этот молодой человек каждый раз показывал себя – то справа, то слева. Да только девушки на него не обращали никакого внимания, чем сильно огорчали его мужское самолюбие.

- А жена бы на меня посмотрела, - пробурчал он и впервые за все это время уставился в окно, глубоко задумываясь о чем-то своем. Лезть к нему не стал, я не мать-Тереза и не психолог, которому можно излить душу. Самому бы разобраться со всем, что на меня свалилось.

Работать здесь мне уже, если честно, не очень нравилось. Смотреть на самоуверенных людей, которые приходят в зал не за пользой для тела и здоровья, а для того, чтобы сфоткать себя на фронтальную камеру телефона и показать друзьям, в какое пафосное место ходишь, с каждым днем становилось все противнее.

Были и те, кто действительно трудился. Таких заметно сразу по отрешенным взглядам, которые направлены не на отражение в зеркалах, а куда-то внутрь собственного сознания, души. Это  работающие для себя, не смотрящие по сторонам в поисках идеального ракурса для кадра или спутника для жизни. С такими заниматься было в удовольствие. Конечно, в центре, помимо прочего, была еще и нормальная зарплата, даже несмотря на то, что я проведен через приказ, но только на вечернюю занятость, то есть график у меня значился сокращенный.

Но дети… Это же чистые, почти ничем не забитые головы, малыши, не умеющие должным образом врать, искренне радующиеся всему, что только увидят. Даже муха под потолком для них целое событие, а если залетит в класс кто побольше – то урок сорван от восторга и громкого визга радости!

Я теперь вообще на все смотрел другими глазами, много сравнивал, много думал, куда смогу пойти еще, если, к примеру, откажусь от этой подработки. Блин, но ведь второе высшее образование само себя не получит. А тут вроде как и практика есть, перспективу обещали, карьерный рост. В общем-то сложно как-то все встало за неделю. Мне бы куда-то в одно место все силы бросить, а я ни детей не мог оставить, ни вторую работу, вот и крутился-вертелся как белка в колесе.

Иногда думал над тем, что не нужно было идти в школу совсем: что тогда меня явно бес попутал, раз сделал шаг в сторону образовательного учреждения, а как переступил порог школы, как приворожили! Вот точно! Другого объяснения этому нет.

После тренировки поплелся домой, вспоминая о том, что пришедший на почту отчет я так и не сделал. А все почему? Сначала был очень вкусный обед у Ярославы, потом несколько часов на то, чтобы убраться, приготовить еды себе на вечер и на последующие два дня. Успел даже заполнить электронный журнал, совсем забив на обычный. По мне, так это пустая трата времени и сил человека, который после работы идет домой, чтобы опять работать. Остальные люди что делают? Правильно, отдыхают! А мы продолжаем выполнять свои учительские обязанности, за которые мало того, что не доплачивают, так еще и ругают. Я вот совсем не понимаю – зачем нужно вести сразу два журнала? Неужели нельзя ограничиться только одним? Ввели электронный – все, работаем только с ним. Ведь получается, что мы одну и ту же информацию вносим дважды! Вот зачем?

Это еще хорошо, что я веду в блокноте записи и знаю, кто сегодня в школу не пришел и по какой причине. Было бы тяжелее потом вспоминать про всех учеников – кто и когда был в классе. Ох, да и вообще мой блокнот как-то довольно быстро стал заполняться разными табличками, сведениями, прочими данными. Я все чаще начал в него заглядывать не только для того, чтобы свериться с расписанием. Оно казался очень ценной книжечкой, которая стала моим помощником и соратником, без нее уже как без рук, вот честное слово!

Когда я добрался до дома, то уже и не хотелось ничего делать. Лень-матушка прям шептала мне на ухо, чтобы ложился спать – утро вечера мудренее, и вообще, кто рано встает, тому бог подает… Но все изменилось, как только я закрыл за собой верь и скинул сумку на пол. Со стороны лестничной клетки раздался тихий стук, и я поспешно отворил дверь.

- Ариша? Ты чего?

Девочка была бледной, с красными от слез щеками и глазами.

- Маме плохо, - прошептала она, шмыгая носом.

Вот тут вся моя усталость куда-то вмиг испарилась. Быстро всунув ноги в тапки, подхватил ключи с телефоном, взял ребенка на руки и поспешил с девочкой на третий этаж. В квартире у Ярославы почти ничего не поменялось с того момента, как я успел уйти, только если прибавился Ромка, смотрящий на меня с такой надеждой, словно я вот прямо сейчас вылечу его любимую маму.

Ярославу я нашел в комнате. Женщина свернулась на кровати, поджав под себя ноги. Кажется, совсем недавно задремала, но стоило коснуться ее огненного лба, как глаза раскрыла. Ярослава нахмурилась и попыталась понять, кто ее тревожит.

- Максим? - удивилась, - а ты что тут делаешь?

Голос был хриплым, почти неслышным, а глаза при этом мало того, что красные, так еще и слезятся. Сходу понял, что это далеко не простуда, здесь попахивает чем-то серьезным.

- Где аптечка? - тихо спросил.

- В кухне, - ответила Ярослава и снова закрыла глаза, больше не желая бороться с усталостью.

- Так, - скомандовал детям, что стояли вокруг меня, - мама сильно заболела, будем ее лечить!

Развить бурную деятельность было непросто, я даже растерялся, думая над тем, с чего бы начать. Конечно, первым же делом откопал в ящике аптечку и быстро поставил градусник больной. Температура у Ярославы поднялась до тридцати девяти градусов, и это почти за минуту! Потом позвонил в скорую и вызвал врача, обрисовав ситуацию. Наверное, по моему голосу было понятно, что я сам на грани если не истерики, то сильнейшего стресса, поэтому меня заверили, что врач скоро будет.

Пока дети сидели кучкой возле матери, сбегал домой за сменной и верхней одеждой, деньгами, прихватил на всякий случай курицу из морозилки. До приезда врачей поставил на плиту вариться бульон, чтобы приготовить для детей легкий суп, начистил картошки, которую буду чуть позже жарить, и одновременно с этим отвечал на вопросы Ромки, проверял домашнее задание у Арины, помимо этого, разумеется, следил за мамой детей, который становилось только хуже.

Когда приехали врачи, то оказалось, что температура у Ярославы за время моего присутствия в квартире выросла еще на несколько градусов, подбираясь к критичной отметке.

- Забираем, - как приговор среди ясного неба, - соберите вещи на первое время и документы не забудьте.

Вот знаете, я стоял перед этими людьми, у меня язык не поворачивался сказать, что я тут никто и звать меня, по сути, никак… Но рядом крутилась Арина, хныкал Ромка, а значит, если нужно собрать вещи, мы их сейчас соберем!

- Арина, - отвел девочку в соседнюю комнату и сел перед ней на корточки, - помоги мне собрать мамины вещи. Белье, халат, штаны, кофту, носки.

Моя ученица быстро провела меня к шкафу и открыла дверцу, где я без труда нашел полку Ярославы и с помощью ее дочери собрал не только белье, но и одежду. В кучу на кровати к тому, что назвал ранее, прибавилось полотенце средних размеров, сюда же положил мобильный телефон и зарядное устройство к нему, тапочки найти мне так и не удалось, зато на глаза попались розовые сланцы – они тоже пополнили список вещей, которые сейчас складывал для женщины. Добавил кружку, ложку, вилку и тарелку, внезапно вспомнив о том, что кушать девушке тоже из чего-нибудь будет нужно.

С бумагами тоже проблем не возникло – сама Ярослава чуть слышно прошептала, где именно хранит страховой полис и прочее необходимое, паспорт же нашелся в сумочке. Женщина только рукой махнула на мои извинения, что пришлось порыться в личных вещах.

- Не волнуйтесь, - попытался успокоить меня врач, - вы завтра утром в городскую больницу приезжайте, только без детей, иначе и они заразятся.

Потом посмотрел на нас сквозь очки и быстро выписал новый рецепт.

- Вот, пропить всем! В том числе и вам, папа! Вы теперь за старшего!

Я-то да, за старшего, вот только кто сопроводит Ярославу в больницу, кто проследит за тем, как она устроится? Ведь нужно проконтролировать документы, их доставку до больницы, правильное заполнение бумаг и их благополучное возвращение владелице, сама она явно не сможет, так как и вовсе потеряла сознание. Передать все врачу? А если потеряет он или работники больницы? Да вовсе украдут?!

Знаете, я впервые понял, что такое паника! Это страшное состояние, когда ты не можешь разорваться, когда совсем не знаешь, как правильно поступить и что делать.

В кармане завибрировал мобильный телефон, я уже хотел было его отключить, но на дисплее высветилось имя мамы и ее фотография.

- Максим, а мы к тебе в гости пришли…

- Мама! - воскликнул, - быстро поднимись на третий этаж! Срочно!

Да, я в такой ситуации говорить спокойно не мог, попрошу прощения у родительницы уже после! Врач тем временем выразительно посмотрел на часы и все еще лежащую на кровати Ярославу, которой успели сделать укол, и она крепко уснула.

Свою маму я встретил сам, открыв дверь и пригласив ее внутрь квартиры.

- А вот и бабушка, - облегченно выдохнул врач, - раз все в сборе, тогда поехали.

- Мама! - взмолился, хватая женщину за руку, - присмотрите за Ариной и Ромкой, я скоро приеду!

Укутав Ярославу в плед, я поднял свою ношу на руки, прихватил одной рукой куртку и приготовленные ранее документы, и быстро вышел из квартиры, а на площадке прошел мимо изумленного отца.

- Потом все расскажу, - произнес и кивнул ему на дверь, уже точно зная – дети не одни, они под надежной защитой и опекой моих родителей.

До больницы доехали быстро, я даже не ожидал, что так все удачно сложится, а после долгая процедура регистрации, сдача анализов, измерение температуры. И все это время я то будил женщину, то вновь укачивал на руках, не оставляя ее ни на минуту одну. Лишь единожды спросил, могут ли ее родители взять на время болезни детей к себе, но Ярослава лишь отрицательно покачала головой.

- Не возьмут. Они им не нужны, - а после долгой паузы добавила, - мне сейчас лучше станет, поедем домой…

Но она была так слаба, что язык кое-как ворочался.

- Ничего подобного! Будешь лечиться, пока врач мне не скажет, что тебя можно забирать обратно. А с детьми буду я и мои родители!

Ярослава ничего не успела возразить, за ней пришли. Определение в палату тоже проходило при мне, и только после того, как я увидел, в каких условиях будет жить мама моей ученицы, кто с ней будет по соседству, только тогда, когда сам сложил в маленькую тумбочку все вещи, переговорил с лечащим врачом и узнал, что нужно купить, облегченно выдохнул. Все! Теперь Ярослава под присмотром!

Лекарства лечебное учреждение предоставляло свои, питание так же, но если что-то нужно будет, мне позвонят. О да, свой номер я оставил как самый важный, и просил звонить в любое время дня и ночи.

Когда вышел из клиники, запрокинул голову к небу и сам себе пообещал, что обязательно со всем справлюсь. Да, жизнь штука непредсказуемая и очень сложная, я вообще не представляю, как эта сильная женщина все тащила на себе. На часах десять вечера, а лично я вусмерть устал. А многим мамам еще поделку лепить, обед готовить, кто-то в это вечерне-ночное время встает перед гладильной доской или садится работать…

До дома добирался на такси, все больше размышляя над тем, как перестроить свой день, чтобы и детей в сад и школу отвезти, потом забрать, на кружки проводить, да еще и накормить, время уделить, да и что-то нужно делать со второй работой…Вечер-то у меня теперь забит!

Когда машина остановилась у подъезда, расплатился с водителем и поспешил на третий этаж, который временно станет мне и домом, и пристанищем. Мог бы детей забрать себе, но у меня не имелось столько кроватей, да и вещи какие брать с собой я совершенно не знал. Мне самому оказалось проще перебраться к ним.

В квартире уже было тихо, но входная дверь оказалась не запертой, поэтому я как можно тише прошел в коридор. Из комнаты через щель приоткрытой створки на пол падал тусклый свет ночника, и я даже от двери слышал тихий мамин голос. Скорее всего, она пытается уложить детей, которые явно взволнованы и не понимают, что происходит.

В кухне отец вовсю мыл посуду, на плите стояла сковорода с жареной картошкой, под крышкой нашелся мой недоваренный суп, а еще даже кисель с кашей.

- Садись, сам поешь, - сказал папа, выключая воду, - лица на тебе нет.

Он очень пристально на меня посмотрел, но пока ничего не говорил. Еще бы, я раньше ни за кого так сильно не переживал, а тут сам всех организовал, сам поехал в больницу, сам там уладил все вопросы…

- Молодец, - сжал своей мощной рукой мое плечо, - мы поможем.

Мне было достаточно этой поддержки, даже как-то выдохнул сразу, понимая, что обязанности мы распределим. Когда из комнаты вышла мама, я стал рассказывать о том, как умудрился познакомиться с Ярославой, не скрыл, что детей ей оставить некому, потому что муж ушел в неизвестном направлении, а с родителями она в довольно сложных отношениях.

- А у меня отпуск! - заявила мама, - утром Ромку буду в сад отводить, а ты с Ариной в школу будешь ходить. Потом вместе с девочкой домой вернешься, как работа твоя кончится, и уроки все отведешь, поделаешь какие-нибудь дела, и беги в свой зал. А мы уж как-нибудь пару часиков и без тебя справимся, да, отец? - обратилась она к моему папе.

- Конечно, - подхватил он, - я на машине, так что мальчика будем отвозить и забирать с комфортом, только детского кресла у меня нет.

Кресло мы этим же вечером забрали из машины Ярославы и установили его в машину отца. Да, я понимаю, лазать по чужим сумкам и искать там ключи и от квартиры, и от машины – не лучший вариант, но у нас сложная ситуация, из которой нужно было искать выход.

Вот только утром всех нас ждал новый сюрприз: Рома отказался идти в сад.

- Я хочу быть с бабой и дедой! - заявил он, упрямо поджимая губы.

- А и будем! - поддержала нарушителя порядка мать, - только в сад позвоним и тебя отпросим.

Ох, как же хорошо, что я учитель, и у меня есть все данные на каждую семью! Сбегав домой, так как мы все ночевали в квартире Ярославы, кроме моего папы, ему место нашлось только у меня, я быстро узнал, в каком садике числится Ромка. Нашел в интернете сайт дошкольного учреждения и позвонил прямо на вахту. Трубку взяли сразу, несмотря на ранний час. Вахтера попросил передать воспитателям, что Горский Роман из пятой группы будет отпрошен на неделю.

- Передадим! - заверила меня ответившая на звонок женщина.

И только после этого разговора вспомнил, что супер важные документы я так и не сделал! Вот же черт!

Загрузив компьютер и открыв почту, нашел какую-то табличку, где всего-то и нужно было отметить количество кушающих детей, отдельно указать только завтракающих и обедающих, тех, кто питается два раза в день или не ест совсем. Вот и все дела… а разговору было! Таблицу заполнил быстро и сразу отправил обратно. Надеюсь, на этом все! Сам же собрал свои вещи, переоделся, как и положено учителю в строгий стиль одежды, и поднялся за Ариной, которая тоже оказалась уже готова.

- Я не подготовила чтение, - шепотом поделилась девочка, когда вместе с ней за руку уже шли в сторону школы.

- Я тебя не спрошу сегодня, - кивнул, намекая на то, чтобы она не волновалась, - напомни мне, чтобы после уроков мы зашли в аптеку! А то забуду ведь!

Аришка улыбнулась и с серьезным вином закивала мне в ответ. Эх, это будет интересный опыт, я уже чувствую, как буду валиться с ног, а еще только начался первый день, а дома осталась группа поддержки в виде мамы. Что бы я без них делал, а?

Глава 12

Сегодня уже вторник, и у меня по расписанию первые три урока. Собственно, они довольно простые, да и темы элементарные, но учитель оказался не собран совершенно. Вел урок, показывал детям задания, а мыслями был далеко от школы, не говоря уже о классе. Эх, а ведь нужно вернуться с небес на землю и сосредоточиться на одном, потом переключить внимание на другое!

Первый урок чтения прошел в довольно тихой обстановке. Сегодня утром отпросили троих деток, плюс два человека заболели. Остались только самые выносливые, а тем временем грипп, или что там косит детей и взрослых, активно начал охватывать население. Во многие классы привели сопливых и больных детей вместо поликлиники в школу, как будто специально желая заразить тех, кто обладает более стойким иммунитетом, кто еще даже носом не шмыгает. Я понимаю, что не у всех есть возможность остаться с дитем дома, но все равно – смотреть на вымотанных насморком малышей очень тяжело. У меня в классе тоже была одна такая девочка, после первого урока я позвонил родителям и сказал: «Забирайте». Пусть идут к врачу, а не занимаются самолечением и оттягиванием неминуемого приема у терапевта. Пусть ребенок лучше дома лежит, чем сидит в душном классе, пытается соображать головкой, которая не думает и еще и болит.

В других классах ситуация была еще более удручающей, хоть запирайся в кабинете и никуда не ходи! Я уверен, что через несколько дней больных будет больше. Самому бы не свалиться, да и нельзя мне сейчас раскисать. Пусть для начала Ярослава вылечится и домой приедет, вот тогда и можно будет спокойно выдыхать.

Ко второму уроку я все же собрался, постарался дать детям как можно больше информации, попутно придумал неплохую математическую игру, которая прошла на ура уроке. Мы и материал новый выучили, и прошлый повторили, так что завтра можно было написать контрольную работу и быстренько ее проверить. Так за эту неделю все старые косяки и закроем, придраться будет не к чему, а там уж и новые работы по пройденным темам писать пора будет.

Несколько раз во время перемен я писал Ярославе, так как утром позвонить ей не столько не успел, сколько просто побоялся разбудить. Знаю, что там свой режим, и в восемь утра все уже на ногах, но все равно – вдруг отвлеку от завтрака, процедур или чего-то еще, поэтому и строчил сообщения, правда, пока безрезультатно. Ни ответа, ни привета. А я ведь волнуюсь!

Четвертого урока ждал, как никогда ранее. На столе горкой возвышались тетради, необходимо было еще раз посмотреть контрольную работу, которую нужно еще было и распечатать. Хотя вариант с написанием ее на доске мне тоже нравился, по крайней мере, не так затратно. Разделю доску на две части и крупненько все напишу!

Учительница по физкультуре пришла сегодня несколько раньше и обрадовала тем, что первые классы готовятся к соревнованиям по футболу, чтобы выявить лучших из лучших и набрать команду. Сегодня, а точнее – прямо сейчас состоится игра между моим классом и другим из параллели.

Мальчишки ликовали, рассказывая друг другу, как они профессионально играют чуть ли не с пеленок, ну а я забросил все дела и пошел с классом на урок. Тетради никуда не убегут, проверю все потом, если не сегодня, так завтра, плевать! Тут у нас намечается важная игра! А я, как классный руководитель, должен поболеть за свою команду, ну и подсказывать в процессе игры, куда нужно бежать и когда бить.

Нарисовав себе в воображении игру, я уселся на лавочку, готовый болеть и кричать. А что в итоге? Маленькие клопы бегали всей толпой за мячом, совсем не работая ногами, не отбирая мяч, а если уж и принимали его, то исключительно для того, чтобы замешкаться, споткнуться и упасть.

Моему разочарованию не было предела! Две команды в оранжевых и желтых жилетках играть не умели совсем. Про вратарей я совсем молчу, они стояли с самого края ворот и просто смотрели по сторонам. Так! Тут явно нужно инициативу брать в свои руки, потому что учительница по физкультуре только и могла, что свистеть и орать. Нет бы подсказать, объяснить и направить, она размахивала руками и рассказывала, какие бездарные пошли дети. Собрав вокруг себя своих пацанов, постарался кратко и понятно объяснить, как нужно играть, и как делать совсем не стоит. Отдельно провел беседу с вратарем, и только после этого мои даже забили первый, хоть и довольно корявый, но гол!

До начала соревнований две недели, работать есть над чем!

- Максим Сергеевич, будете тренировать мальчиков, - заявила Вера Павловна, - а мы с девочками к вышибалам будем готовиться.

Вот так неожиданно в моей нагрузке появилось еще один час. А куда деваться, не бросать же пацанов, у которых глаза горят? Единственное, что я не понял – тренировать буду только своих или всех вместе?

После уроков я дождался Аришу, которая побежала с классом обедать. Пока девочка отсутствовала, заполнил бумажный журнал и отнес его в учительскую. Тетради? Тетради сложил ровной стопкой на краю стола. Да, лучше бы не копить, а проверить сразу, но я реально понимал, что не сумею дома выкроить время, а носить пачки туда-сюда тоже не лучший вариант. Завтра первый уроком ИЗО, вот и займусь полезным делом.

Вообще день прошел довольно быстро, поэтому, когда я вышел из школы с Ариной за руку, то даже не сразу услышал вибрацию телефона в кармане.

- Да! - быстро ответил, когда высветилось знакомое имя, - Ярослава, ты как?

Мы с девочкой даже остановились, чтобы я мог расслышать, что говорит мне женщина.

- Нормально, - проговорила мама моей ученицы, - а дети как?

- Мы с Ариной идем домой, Ромку пришлось отпросить, он отказался идти в сад и целый день играет с моей мамой. Ты только не волнуйся, она у меня мировая женщина! Мы всем двором после футбола ко мне в гости ходили: она и кормила, и переодевала, и разговор поддерживала.

- Хорошо, - прошептала Ярослава, но я буквально чувствовал, что ничего хорошего нет. Она, привыкшая все нести на себе, просто не представляла, как так могло получиться, что с детьми пришлось разлучиться. Я же думаю, что организм, который всегда был под неимоверной нагрузкой, просто не справился, сломался, показывая своей хозяйке, что не всесильный. Но такие вещи я, конечно, говорить Ярославе не буду. Она взрослая женщина, сама многое понимает, да и в жизни явно повидала намного больше, чем я.

- Я приеду к тебе ближе к вечеру, что нужно привезти? - Ярослава тяжело вздохнула, но все же пробормотала.

- Я напишу сообщение, там… личные вещи нужно привезти… И…

- Так, - попросил ее, - стыд и стеснения в сторону. Пиши все, что нужно! Найду, куплю и сразу привезу!

- Хорошо. И спасибо…

На этом мы и завершили разговор, правда, дома я набрал ее вновь, чтобы передать телефон детям, которые все же по маме скучали. Особенно это было видно по Арине, которая опять притихла и старалась чем только можно помочь, но все больше молчала.

Мама моя же, напротив, ходила с довольной улыбкой. Отец привез ей вещи, в квартире пахло пирогами, холодильник ломился от еды, а Ромка сиял от счастья. С бабушкой они и гуляли сегодня, и играли, и рисовали, и даже прыгали! В общем-то кто-то и завтра остается дома, ну а мы с Ариной быстро сделали уроки, которые я сам и задал сегодня. Спросил новую тему по русскому и только потом со спокойной совестью выдохнул – этот ребенок все запоминает быстро. Но еще, что самое главное, понимает!

После того, как побыл некоторое время дома, поспешил в магазин, потому что Ярослава успела написать небольшой список того, что ей нужно. Собственно, я понял, почему она стеснялась просить меня купить ей средства гигиены. Но мы люди взрослые, лично мне не стыдно было в торговом центре выбирать ей прокладки. Надеюсь, и она больше стыдиться не будет. В этом нет ничего зазорного и некрасивого, а тот, кто считает иначе – мне вас жаль, честно. Просто нужно понимать, что мужской и женский организмы – разные. Это физиология, это предусмотрено природой, и если супруга или девушка просит купить именно вас, то значит, сама в данный момент не может, значит, есть на то очень веские причины.

У меня отец, когда мама лежала в больнице, сам за ней ухаживал. Полностью! И мыл, и переодевал, и покупал не только лекарства, но и белье, ну и, разумеется, все средства гигиены. Так что… все вполне даже нормально.

После магазина сразу же помчался в больницу, потому что после у меня по расписанию стояла тренировка. Сегодня я не планировал заниматься сам, как-то не до этого, да и домой нужно вернуться пораньше. Все же дети ждут!

Когда зашел в палату к Ярославе, то увидел, что рядом с ее кроватью сидела женщина с белыми волосами, собранными в странную «модную» прическу на голове, и отчитывала маму моей ученицы.

- Что значит – развод? Ты с ума сошла? Да о чем только люди подумают? Остаться с двумя детьми и с одной зарплатой?! Можно было и потерпеть!

- Я не хочу терпеть, мама, - проговорила уставшим и безэмоциональным голосом девушка, - я хочу жить так, чтобы было комфортно не только супругу, но еще и мне с детьми. Я тоже человек, который имеет право на отдых, на полноценный сон и, в конце концов, хорошую одежду!

- Много ли ты понимаешь в семейной жизни? - всплеснула руками женщина, совсем не замечая моего присутствия. Она все так же продолжала читать нотации, которые даже мне казались бредом больного. По притихшим в палате женщинам, что следили за всем этим разговором, было понятно, что они ждут продолжения. - Миша ведь не плохой, - продолжала женщина, - мы бы тебе плохую партию не посоветовали! Вот ты болеешь, а он с детьми сидит! - нашлась с ответом она, когда дочка скептически посмотрела на родительницу.

- Он из дома ушел два месяца назад. Даже в суд не явился, так что нас уже разводят, - Ярослава подняла голову и посмотрела на меня.

- А дети с кем? - удивилась женщина.

- Со мной! - подал голос, уже готовый бороться за то, чтобы малышня так и осталась под нашим наблюдением. Что-то мне совершенно не хочется отдавать их родной бабушке. Ну нафиг!

Я прошел к тумбе, выложил на лакированную поверхность минералку, яблоки, лекарства, которые необходимо было купить, а все остальное спрятал в недра, распределив по полкам. Только после этого присел на край кровати, чтобы быть по другую сторону от мамы Ярославы, и представился:

- Максим Сергеевич! - а потом наклонился в больной и тихо добавил, - я все купил и убрал. Достать что-то?

Ярослава отрицательно помотала головой и смущенно улыбнулась.

Мама Ярославы как-то вся подобралась, даже плечи расправила, воздуха в легкие набрала и выдала:

- А у вас квартира есть?

- Нет, - да, на квартиру я не заработал. Пока еще.

- А машина? - не унималась, видимо, пытаясь найти у меня хоть какие-то плюсы.

- Даже прав нет, - вот что-что, а транспорт – это не мое. Но если надо, конечно, выучусь, экзамены сдам, но ездить мне особо некуда.

- А кем вы работаете? - кажется, сейчас я прогорю по всем пунктам. Ну что, делаю последний контрольный выстрел.

- Учителем, - одарил широкой улыбкой, - учителем начальных классов!

Женщина перевела изумленный взгляд на дочь. Она еще не начала говорить, а я уже все прочитал по побледневшему лицу.

- Ты променяла Мишеньку на учителя?  - даже взвизгнула она.

- А время приема, к сожалению, окончено! - оборвал неприятную даму и поднялся со своего места. Если она сама из палаты не выйдет, я ее отсюда вытащу: могу вперед ногами или головой, но не факт, что ни обо что не задену. Исключительно чисто случайно, а не специально.

Мама Ярославы поднялась, бросила короткое «позвоню» и вышла, даже забыв о правилах приличия. Или она их и до этого не знала? Ох, тяжело мне будет, очень тяжело. Но, с другой стороны, что она мне сделает? Если Ярослава с матерью тоже общается, мало того, что крайне редко, так еще и довольно плохо. Внуками женщина не заинтересована, зато очень печется о мнении о своей семье других.

- Извини, - пробормотала Ярослава, - мне за нее всегда стыдно…

- Да брось, - отмахнулся, - ей же за себя не стыдно совсем! Лучше расскажи, что врачи говорят.

По прогнозу быть маме моей ученицы под наблюдением минимум до пятницы, а там будет видно. Если все будет хорошо, то Ярославу выпишут в понедельник или среду.

- Я по детям очень скучаю, - призналась она, когда рассказал ей очень подробно и про Ромку, и про Аришу.

- Знаю, - поцеловал в лоб, - но они в надежных руках. А ты постарайся за эти дни выспаться, подлечиться, чтобы потом всегда быть с нами!

Да, в общем-то, пусть так оно и будет!

После больницы побежал на тренировку, где сам заниматься не стал, хватило часа с новым клиентом, который впервые пришел в тренажерный зал, и ему требовалась своя собственная система упреждений без особой нагрузки на спину.

А когда вернулся домой, точнее, в квартиру к Ярославе, то еще около часа играл с Ромкой, который успел соскучиться, почитал на ночь ему сказку, ну и поговорил с Ариной. Постарался доступным для нее языком объяснить то, что ее мама их с братом сильно любит, но бывают такие ситуации, когда взрослые болеют точно так же, как и дети. Ничего не поделаешь. И вот для того, чтобы не болеть, мы и сами будем пить лекарства, разумеется, и маму домой ждать, ведь она не насовсем ушла, и ей тоже грустно без маленьких и самых любимых деток.

- А когда мама придет, бабушка Даша и дедушка Сергей больше не придут? - а мне и отвечать не пришлось, потому что отец с возмущенным видом заглянул в наш укромный уголок в нише.

- Как это не приду? Еще как приду, и не один раз!

- И я! - послышался голос мамы. А Аришка, она прижалась ко мне и тихонько расплакалась, то ли от радости, то ли он облегчения. Но эти слезы ей были нужны, может, теперь ее настроение вновь будет хорошим?

Наверное, это был еще один момент, когда внутри меня опять что-то перевернулось, что-то надтреснуло, потому что сам в ответ довольно сильно обнял Аришу и даже как-то тяжело вздохнул.

Уснули все довольно быстро, только ночью вскочил, чувствуя, что вот-вот у меня случится разрыв сердца, а по факту ко мне под бок со своей кроватки пришел Ромка. Кроме этого мальчик притащил с собой подушку, которая и упала мне на голову. Пришлось подвинуться, позволяя малышу устроиться у стенки, и, затаив дыхание, дождаться, когда он уснет. Вот только после этого перевел дыхание и смог удобнее улечься, прикрывая глаза.

Конечно, спать с маленьким человечком под боком оказалось тем еще испытанием. Я всю ночь просыпался, думая над тем – задавил ли Ромку или нет. Но вышло так, что Рома давил меня, точнее, выживал с дивана, поэтому не удивительно, что утром я свалился со спального места и разбудил остальных. Ох, и смеялась надо мной мама, а Арина хихикала, поглядывая на ничего не понимающего брата! Ух, хорошо, что такой казус произошел за десять минут до подъема, а то многие бы не выспались.

В школе, как и планировал, утром проверил все тетради и подготовил доску. На втором уроке мы с детьми написали проверочную работу, которую весь день и проверял. Где прямо на уроке, пока ученики выполняли самостоятельно какое-то небольшое и несложное задание, где-то на перемене. В целом получилось даже неплохо. Были слабые работы, но и сами детки часто на уроке отвлекались, заданную работу дома не выполняли, да и тяжело им пока что давалась учеба. Я на таких учеников хоть и больше внимания обращал, но у многих еще адаптация даже не прошла, вот и штормило их из стороны в стороны.

Арина работу написала на твердую четверку, то, что она недопоняла, мы обязательно разберем дома, но я точно знал, что этот материал девочка знает. Возможно, разволновалась, может, отвлеклась. В общем-то все равно молодец!

***

До конца недели я метался между школой, больницей, кружком Арины и второй работой. Если бы не мои родители – пипец бы мне пришел быстро! Количество сна итак сократилось, а обязанностей с каждым днем прибавлялось все больше. При этом как-то неожиданно на меня решили спихнуть все – и это я сейчас про школу. Активизировались все: завучи, учителя, методисты.

Мало того, что мы с мальчиками учились играть в футбол и почти каждый день оставались на сорок минут после уроков, потому что урочного времени было совсем недостаточно, так на меня еще решили повесить полноценную секцию по футболу, а если не секцию, то любой другой кружок, не особо интересуясь моим мнением, на который точно будут ходить дети.

Я от неожиданности и ультиматума даже дар речи на некоторое время потерял. Пришлось идти к директору, потому что с ее заместителем и завучем мы договориться не смогли. Правильней сказать, меня попытались поставить на место, а я с этого места соскочил, отстаивая свою позицию.

- Смилуйтесь, Антонина Ильинична! - взмолился, заходя в кабинет директора, - давайте без кружка! Детей, насколько смогу, подготовлю к футболу, но на этом все!

Я понимаю, что каждый «уважающий» себя педагог должен взвалить на свои хрупкие плечи еще кучу всего, чтобы хоть как-то выжить в этом суровом мире. Я знаю, сколько зарабатывают они в провинции, знаю, что приходится брать на себя и кружки, и дополнительные занятия, и участвовать во всевозможных конкурсах, чтобы потом перевести это все в баллы и заработать хоть что-то. За красный диплом учителю доплачивают около ста шестидесяти рублей, а вот за проверку тетрадей – все двести. Три раза ха-ха, особенно, если ты на эти тетради тратишь по два или три часа в день, а порой и намного больше. Это сейчас у меня ничего сложного – первый класс, правь крючки да исправляй примеры, а потом пойдут полноценные работы, которые нужно и проверить, и ошибки на полях выставить и потом проверить, как проведена работа по устранению этих ошибок.

Сейчас у меня зарплата начисляется только по количеству часов, она небольшая, но я и подрабатываю после школы, а если пахать исключительно тут, то, извините, можно ставить раскладушку и спать прямо в классе.

- Хорошо! - согласилась директор, - но в конкурсе участие примите!

- Боже мой, в каком? - я готов был схватиться за голову.

- В педагогическом мастерстве! -огорошила меня женщина.

- Серьезно? - бровь сама полезла вверх, хоть свою мимику я старался держать в узде, но сейчас явно был не тот случай. Ну где я, и где педагогическое мастерство?

- Да! - кивнула головой Антонина Ильинична, - с уроком тебе методист поможет.

Я лишь рукой махнул, потому что, если она думает та коллега действительно придет на подмогу, то сильно ошибается. Ко мне, конечно, хорошо относятся, но не настолько. Максимум, чем мне могут помочь – так это раз десять заставить переделывать конспект и намекнуть, в какую сторону лучше смотреть и какие задания придумать. Это же мастерство – вот и пыхти, маэстро!

Вышел из кабинета директора в самых расстроенных чувствах, внутри ликовал, что сегодня пятница, что скоро опять увижу Ярославу, которую оставили до понедельника. И сегодня я, наконец-то, постараюсь выспаться! Лишь бы Ромка ко мне не пришел! А если придет, то хоть бы спал только на своей половине!

Из школы бежал сломя голову, перед этим, правда, нажаловался единственному человеку, который меня понимал. Как же повезло и классу, да и мне с воспитателем! Валентина Егоровна выслушала и шепнула на ухо:

- Не дрейфь, справимся. А этим нос утрем!

Вот, кстати, правильно мыслит эта женщина! Утрем! Еще как!

Глава 13

Ярослава

Я всегда до последнего держалась, не позволяя себе плакать, страдать, болеть. Всегда держалась до той грани, пока не накрывало с головой, пока плотину не рвало, и из меня, словно сильный поток воды, не вырывались слезы, эмоции, которые перерастали в истерику. Таких срывов было мало, но они были. И точно так же с болезнью – даже когда чувствуешь себя плохо, все равно идешь на работу, бежишь по магазинам, сама себе говоришь: «Не время отдыху, держись! Стиснула зубы и вперед!»

Вот и итог… Свалилась совсем неожиданно, да так, что сознание потеряла, в больницу угодила, и теперь мои дети хоть и с надежным, но с совершенно чужим человеком, которого я почти знать не знаю.

Но все же я искала плюсы, которых было крайне мало: могла выспаться, подлечить свое здоровье, ну и подумать о многом. Здесь, в стенах больницы, думалось особенно хорошо, тем более когда слушаешь чужие рассказы, мысленно крестишься и радуешься, что тебе очень даже повезло.

Регина, женщина около тридцати семи лет, рассказала о том, что ее бывший муж спер из дома более ста тысяч рублей, которые она откладывала дочери на институт. С ним она была в разводе, но мужчина, который был значительно старше ее, часто приходил в гости, постоянно осматривался, что-то выискивал глазами. Конечно, молодую женщину это поведение настораживало, ведь, ладно бы отец приходил к дочери-подростку, с которой у него и не было особенно хороших отношений, а он наведывался изредка, пил чай, неизменно выводил Регину из себя, они постоянно ругались, и мужик отчаливал в неизвестном направлении.

А потом, после последнего визита он пропал, а вот чувство тревоги нет, ведь раньше бывший муж цыганил денег на продукты, на квартплату, а тут прошло уже две недели, а от него ни слуху ни духу. Вот тогда Регина и помчалась в комнату, где занык не обнаружила.

Сразу же были заменены замки в квартире, произошел довольно грубый разговор сбывшем мужем, который, естественно, свою причастность ко всему отрицал, а я вот неожиданно подумала, что и мне в квартире необходимо поменять замок, а один ключ дать Максиму, так, на всякий случай. Этот мужчина не словом, а делом доказал, что моих детей не бросит. И не бросил. Посторонний человек, с который мы знакомы всего две недели, сделал для меня больше, чем родные люди. Я ведь, когда пришла в себя, первым же делом позвонила родителям и сообщила, что попала в больницу, в какой неприятной ситуации оказалась, думала, что они помогут. Например, внуков к себе заберут, может, что-то еще придумают. Но добилась лишь того, что мама пришла и обвинила меня в том, что я бросила Мишеньку, сына ее лучшей подруги, и теперь они не общаются. Но она на самом деле больше всего боялась того, что моя пока еще свекровь растрезвонит всему свету то, о чем никто знать не должен – о нашем с ее сыном скором разводе.

Дикость просто!

О том, как я себя чувствую, о том, что дети дома остались без моего присмотра, ей было плевать. Знаете, еще было обидно, что она пришла ко мне с пустыми руками… Внутри все даже как-то оборвалось. Теплилась надежда на то, что наши испорченные отношения хоть когда-нибудь перестанут быть таковыми, ведь я старалась звонить, быть примерной дочерью, но, по всей видимости, была просто не нужна.

А ее поведение, когда пришел Максим, мне совсем не понравилось. Да этот человек за несколько дней сделал больше, чем все мои родственники вместе взятые за все прошедшие годы! Но самое страшное, что мама до сих пор думает, что может указывать, кого мне выбирать и что делать. Да, когда-то я сильно зависела от родителей и их мнения, не имела собственного права голоса, с возрастом все изменилось, я хоть и коряво, но научилась отстаивать свою точку зрения. Тут можно сказать отдельное спасибо издательству, в котором я работаю, там меня не только тянули, подсказывая, что и как делать, но и учили самому элементарному. На бумаге, в своих статьях, я могла высказать не только мнение, но и разгромить какую-нибудь сенсацию, а вот если передо мной стоит оппонент, то все слова разом терялись. Девочка-наставница, да и руководство, чуть ли не состязания устраивали, помогая мне справиться со своими страхами, с неуверенностью, которая очень долго шла со мной рука об руку.

И вот сейчас этот человек, совсем не зная учителя моего дочери, смеет его оценивать, и, более того, пытается охаять? Что я, что Максим, сразу поняли, к чему подводится итог разговора, и если я не имела сил возразить, так как накрыл очередной приступ головокружения и тошноты, то поведение соседа вызывало гордость. Но самое страшное, она оценивала не поступки, а его финансовые возможности. Мне захотелось провалиться сквозь землю, такой сильный стыд испытывала. Благо, Максим себя в обиду не дал, он вообще отличный парень, который отпор даст любому.

Молодой человек довольно быстро выпроводил маму из палаты, а она даже и задерживаться не стала! Ну и ладно, пусть будет так. Видит бог, я делала все, что было в моих силах, но дальше буду отстаивать свою позицию и собственное мнение. Хватит, пожила чужим, а в итоге из действительно родных остались только дети, и те на попечении незнакомых людей. Ладно, один из них почти незнакомый.

Молодец-человек со мной пробыл некоторое время и умчался на работу, а я осмелилась заглянуть в тумбочку, где, помимо того, что я просила купить, была еще небольшая мягкая игрушка. Маленький серый мышонок смотрел на меня своими черными глазками, а я была готова разреветься, потому что никогда вот таких милых и приятных неожиданных подарков не получала.

Регина, которая все видела собственными глазами, сама ко мне подошла, крепко обняла и тихо сказала:

- Ты за этого Максима держись, - даже в глаза мне заглянула, чтобы я точно была уверена, что она не смеется надо мной или что-то в этом роде, - пусть учитель, пусть маленькая зарплата, но он хороший человек, таких сразу видно. Он и подрабатывать будет, и делать все, чтобы вам с детьми было комфортно.

Уже хотела было возразить, мол,  зачем я ему, да еще с двумя прицепами, как женщина одним махом разбила все моим переживания:

- Из сожаления он мог бы просто привезти тебя в больницу и с чувством выполненного долга забыть обо всем, что было. А Максим твой и родителей подключил, которые с малышами сидят, и к тебе ездит, и звонит каждый день. Я уж молчу о том, какими глазами он на тебя смотрит!

Вот тогда я окончательно сдалась и стала принимать такую нужную мне помощь более спокойно. Совесть уже не грызла, когда звонила мужчине и просила что-то купить. Я ведь потом все-все ему отдам, но то, что он делал для меня и моих детей, конечно, бесценно.

Пару раз за время моего пребывания в больнице звонил Михаил, но я трубку не брала и молилась, чтобы он не додумался вернуться домой. Нет, путь ему туда однозначно закрыт, и тут без вариантов или сомнений. Конечно, квартира, в которой я живу, принадлежала раньше бабушке, которая в свое время оформила бумаги на мать. А она, как понятно из нашего «тесного» общения, может сделать все, что угодно, значит, мне нужно подумать о том, чтобы в самое ближайшее время куда-то переехать. Брать ипотеку или кредит на новую квартиру я просто не могу: зарплата не позволит мне выплачивать крупную сумму, да еще и детей содержать. Но решать что-то надо! Однозначно!

Это чудесно, когда голова, которая все это время болела и казалась тяжелее чугунка, вдруг начала работать, а поток мыслей в ней стал столько разнообразными и грандиозными, что я радовалась этому, как маленький ребенок. У меня есть цель, буду идти к ней, не видя перед собой преград. И все обязательно получится!

Сейчас самое главное – до конца развестись, стребовать с мужа алименты и продолжить общаться с Максимом. Он ведь каждый день ко мне забегает перед тренировкой. Точнее, до последнего думала, что он сам занимается в зале, не верила, что еще кого-то там тренирует, а оказывается, этот человек уже нашел подработку, носится из школы домой, из дома ко мне, потом в фитнес-центр и обратно домой, но при этом счастливо улыбается, шутит и смеется, хоть взгляд у него уставший и вид невероятно вымотанный.Даже захотелось его обнять, прижать к себе и сказать, что я скоро часть проблем вновь на себя заберу, осталось потерпеть еще немного.

Сегодня, в субботу, я снова думала о многом, пока телефон вновь не запиликал. Посмотрев на экран, увидела имя мужа, вздохнула и хотела вызов отклонить, но… Сколько можно бегать и прятаться? Нужно уже что-то нам решать. Жить с ним я точно больше не буду, видеться тоже не хочу, правда, право встречаться с детьми отнять не могу. Но за последнее время, когда разговаривала с Ромой и Ариной, только и слышала про бабушку Дашу, про деда Сергея и самого молодого учителя. Слова «папа» из детской речи неожиданно испарилось, зато появилось много новых слов, а еще восторженные вздохи и ахи. Хотя Миша сам виноват: дети его ждали долго, упорно, Арина звонила, что-то ему рассказывала, как-то старалась приблизить если не к семье, то к себе, но все ее усилия оказались тщетными. Он сам выбрал этот путь, вот пусть теперь по нему и топает куда угодно.

- Слушаю, - все же поднесла трубку к уху телефона.

- Славка, привет! - как ни в чем не бывало поздоровался супруг. Никогда не любила, как он ко мне обращается, словно к дружбану какому-то, а то и к собаке.

- Привет, - я поднялась со своей кровати и вышла в коридор, не очень хотелось, чтобы кто-то слышал этот разговор.

- Как дела? - я вот не могла понять, он надо мной издевается, или мама реально еще любимому зятю ничего не сказала?

- Нормально, - отошла к окну и уставилась на стекло, по обратной стороне которого стекали капельки воды. Сентябрь уже подошел к концу, теперь вот октябрь вступил в свои права. Надеюсь, совсем скоро пойдет снег и спрячет под собой эти лужи, серость и грязь.

- Я это, хотел с тобой поговорить…

- Говори, - разрешила, - но не долго, у меня нет времени.

На самом деле у меня его было предостаточно, но о чем можно было общаться с мужем, я совсем не знала. Никаких общих тем и точек соприкосновения отродясь не было, а тут неожиданно ему захотелось со мной поговорить.

- Это…  Давай обратно сходиться, без развода.

Я чуть головой о стекло не ударилась, когда он предложил такое.

- Да ты что? - искренне удивилась, - и каким образом ты себе представляешь наше совместное проживание?

- Как раньше, - вполне себе спокойно выдал Миша.

- А мы с тобой разводимся, меду прочим, потому что как раньше, я не хочу.

- А как ты хочешь? Я итак все делал!

Вот, сейчас мы снова поругаемся, а мне совсем не хочется портить себе настроение. Я только обрела какую-то внутреннюю гармонию, отпустила прошлое.

- А я тебе уже много-много раз говорила, как хочу. Ты вспомни для начала, а потом что-то мне предлагай. Вот только не хочу я с тобой жить, в любом случае уж лучше одной. Поэтому не забудь приехать в суд.

Он должен будет состояться уже на следующей неделе. Я как раз выпишусь, вздохну с облегчением, и в бой.

Муж ничего не ответил, только скинул вызов, но я не успела до палаты дойти, как вновь зазвонил телефон. Только на этот раз звонила мама. В совпадения я никогда не верила, и стало даже обидно, что они ополчились против меня вдвоем. Ну и ладно! Решила, что попросту разговаривать с ними не буду.

Привычный день для меня завершился приходом Максима, который сегодня поставил перед фактом, что в понедельник с больницы меня заберет его отец.

- Ты что? - воскликнула, - я на такси доеду!

- Вот еще, - возмутился и, кажется, немного обиделся, - только вылечили тебя! Поэтому поедешь в тепле и комфорте! А то папа обидится!

Я лишь на него рукой махнула, хотя было чертовски приятно, вот честно.

- И это еще не все новости, - сказал Максим, смотря куда-то в сторону.

У меня сердце как-то бешено заколотилось в груди.

- Когда я был на тренировке, твой муж приходил в гости…

Мне кажется, у меня душа в пятки рухнула, а вот обратно подниматься не спешила. Глаза как-то неожиданно защипало, да и общее состояние было такое, что хоть падай в обморок.

- И? - Максим как-то подозрительно долго молчал.

- И мама моя закрылась на все замки и его не пустила, - завершил он, - ты извини, наверное, нужно было его все же впустить…

- Нет, нет! - замотала головой, - вы правильно сделали. Нечего ему дома делать… Надо бы съезжать оттуда, житья мне явно не дадут.

Я даже успела загрустить, потому что так быстро к смене места жительства не была готова. Теперь еще к постоянным проблемам прибавилась еще одна: найти квартиру и организовать переезд.

- Ярослава, - проговорил Максим, как-то выжидающе на меня смотря, - а давай вместе квартиру снимать?

Я даже ничего сказать не успела, так как в палату вошла медсестра и покачала головой.

- Ой, и повезло тебе, Ярослава, с мужем! Каждый день приходит!

Смутилась, перевела взгляд на Максима, который все так же смотрел на меня. Он ожидал ответа, было видно, что сильно волнуется, вон как руки сцепил, что костяшки пальцев не просто побелели, почти посерели без прилива крови.

- Да, действительно повезло, - улыбнулась и кивнула.

Вот так неожиданно я сошлась с учителем дочери, с которым совсем скоро переедем в общую квартиру, где будем жить под одной крышей. Что я чувствовала? Трепет, волнение и страх, конечно. Но я уже точно знала, что есть нормальные мужчины, которые не бросают в трудную минуту, а оберегают, беспокоятся и делают все, чтобы тебе было комфортно. Жаль, что таких людей довольно мало, но как хорошо, что кому-то даже везет. Мне вот тоже неожиданно улыбнулась удача!

Глава 14

Максим

Неделя промчалась незаметно, но сложилось впечатление, что напоследок на мне потопталась, чтобы жизнь мне медом не казалась. Я не скажу, что устал, это слово совершенно не подойдет к тем ощущениям, что испытывал. Скорее, замотался. Да, так будет лучше, понятнее. Замотался от того, что постоянно куда-то нужно было спешить, при этом у тебя в голове целый список того, что необходимо купить, и план, куда надо успеть.

Но, знаете, даже к такому ритму реально привыкнуть, главное – давать себе временные передышки, хотя бы десятиминутные. Я обычно медленно прогуливался, погружаясь в свои мысли, или читал на ночь детям сказки. Это тоже своего рода пауза, когда они лежат в кровати, правда, почему-то в моей, когда внимательно слушают молодого учителя, который мало того, что читает, так еще и с выражением! Я сам в такие моменты ловил себя на мысли, что выдыхаю. Приходило понимание: день закончился, теперь будет какая-то неспешная и монотонная работа, на которой только и нужно сосредоточиться.

Сегодня я предложил Ярославе съехаться. Наверное, я бы сам со временем поднял этот вопрос, но раз девушка первой сказала «А», то я решил не теряться. С замиранием сердца ждал отказа, до конца не веря в удачу, но нет, мало того, что все обошлось, так теперь я весь вечер искал варианты съема довольно просторной квартиры. На самом деле их было довольно много, но тех, что будут удобными нам – почему-то единицы.

Утром воскресенья я вновь засел за копм, выписывая номера телефонов и записывая в блокнот адреса. С каждым часом моя надежда на то, что мы с этим делом покончим быстро, таяла прямо на глазах, но я верил в себя и свою удачу.

Конечно, сидеть весь день на одном месте я не стал, да и кто мне даст, когда в квартире целых два заводных ребенка?

Мы все дружно рано утром занялись уборкой, после, чтобы позволить бабушке немного перевести дыхание и прийти в себя, ушли на улицу. Правда, погода оказалось не такой уж и приятной: над головой собирались тучи и накрапывал мелкий дождик. Но хоть часа два нужно где-то помотаться?

Пришлось вызывать отца, который согласился отвезти нас в торговый центр на большую детскую площадку. Вот только поиграли мы там немного больше времени, чем планировалось. Меня, как сопровождающее лицо, тоже в этот детский парк развлечений пустили. Ух, я оторвался! Мы и на батуте прыгали, и в кафе играли, и в догонялки, даже на горке катались, перепробовали все!

Устали так, что, как только вернулись домой и пообедали, отключились мгновенно. Только через час я продрал глаза и тихонько вышел в кухню, где снова засел за компьютер. Пока в моем нелегком деле выбор пал на трехкомнатную квартиру недалеко от художественной школы, где училась Арина. Если переехать туда, то тогда сам буду тратить на дорогу до школы не пять-десять минут, как ранее, а все пятнадцать-двадцать. С другой стороны – это сущие пустяки. С моими-то длинными ногами это расстояние можно будет преодолеть за еще более короткое время. Но это если я буду идти без Аришки.

Зато плюсов было больше: большая парковка перед домом, не так уж далеко детский сад, в который ходит Ромка. Единственное, совсем не знал, удобно ли будет Ярославе из этого места добираться до работы, но в любом случае – номер записал и даже обвел его в круг.

Дети проснулись довольно быстро, сначала подняли бабушку, которая тоже за компанию решила отдохнуть, а после нашли меня. Что ж, за окном как раз начался мелкий и противный дождик, к Ярославе мне сегодня было не нужно, ведь уже завтра девушка будет дома, значит, сделаем с Ариной уроки, пока мама будет заниматься с Ромкой, а дальше видно будет.

За ужином, когда собралась вся наша большая семья во главе с отцом, дети активно работали ложками, а мама умилялась:

- А я говорила, что мне внуки нужны, что во мне еще много нерастраченной любви, - приговаривала она, гладя детей по голове. Я видел, как блестят ее глаза от радости, видел и знал, что она сильно переживает, что Ярослава не позволит им больше видеться.

Пока я молчал про то, что мы с молодой мамой решили не только сойтись, а даже съехаться в одну квартиру. Вообще, у меня всегда все было слишком быстро: если влюблялся, то по самые уши, если ругался с друзьями, то в пух и прах, и на этот раз я не отказал своей привычке – полностью погряз в женщине, окунаясь в ее быт, но, что самое интересное, мне хотелось быть с ней рядом как можно больше времени. Но не только в качестве любимого человека, а мужчины, за которого она сможет спрятаться, к которому придет за поддержкой.

Я за эту неделю вообще иначе выстроил свой ритм и режим дня, научился успевать многое, что-то переносил на другой день, но неизменно оставались конспекты к урокам.

Как-то раз я решил спросить бывших отличниц, как они все успевают делать? На что получил просто ошеломляющий ответ: они не успевают – это раз, они не пишут конспекты и план урока – это два, а тетради проверяют раз в три дня, неся их домой.

Вот тут-то я и понял, что просто идеальный учитель! Как можно провести урок без плана – не представляю. Ладно, если у тебя огромный стаж работы, если учебник изучен неоднократно от корки до корки, но ведь все равно есть какие-то наработки, которыми все пользуются. Как можно передать новый материал, когда ты его впервые в жизни видишь? То, чему тебя когда-то учили в школе – не в счет. Сейчас поменялись программы, сейчас даже к изучению правил нужно подойти с другой стороны, а не просто прочитать его и выполнить задания по образцу.

- А как вы уроки-то тогда ведете? - искренне спросил я у знакомых.

- Да как все! Открываем учебник, и вперед! - вот так просто мне и ответили.

Сказать, что я был в шоке – ничего не сказать. Тем временем мы с детьми успели и маме позвонить, и мультик посмотреть, и составить план мероприятий к возвращению Ярославы. Ромка мать очень ждал. Мне казалось, он ночью даже спать не будет, потому что постоянно спрашивал: «Долго еще? Когда придет мама?» А я неизменно и терпеливо отвечал, что дедушка Сергей ее привезет завтра в обед.

- Тогда я в садик не пойду! - завил мальчик, - буду маму ждать!

- Приготовим ей что-нибудь вкусное! - в очередной раз поддержала его бабушка, за что получила поцелуй в щеку и крепкие объятья.

Сегодня мама спать детей укладывала сама, ну а я обложился тетрадями, учебниками, открыл тематическое планирование и вновь окунулся в школьную работу, которая меня ни на минуту от себя не отпускала. Да, пока я только на самой начальной ступени, когда приходится тратить на подготовку очень-очень много личного времени. Меня это сильно удручало. Хотелось как все – прийти домой после проведенных занятий и посвятить себя чему угодно, но только не работе. И тут многие скажут: «У тебя, милый человек, каникулы есть! Осенние, зимние, весенние и, бог ты мой, летние!»

А вот тут я поспорю, потому что на каникулах люди все равно работают. Да, в классе нет детей, но и без них хватает забот и хлопот, с которыми нужно раз из раза разбираться. Ну и неизменно – нужно с детьми куда-то выйти. Вот что хочешь, то и делай, но классу мероприятие организуй. Опять-таки за счет своего личного времени. Так что можно сколько угодно говорить про якобы отдых учителей, но его на самом деле нет.

Да, летние каникулы довольно большие – пятьдесят шесть дней. Но! Выпадают они на самый сезон – поэтому отдых на том же самом море нужно планировать еще зимой, и, чтобы его хоть как-то организовать, придется экономить, подрабатывать, копить. Просто взять отпускные и рвануть на песчаный пляж не получится – следующая зарплата будет только в октябре, до этого придется сосать лапу.

Откуда я, молодой учитель, это знаю? Так все успел посчитать, да и чат у меня учительский каждый день пиликает, оповещая о новой теме разговора. Вот девочки с вуза совсем недавно поднимали этот вопрос и радовались, что у них мужья есть, так что на какой-никакой отдых накопить получится. Вот тут проблема у меня – мужик в семье я, как копить-то?

Я так задумался, что перевел взгляд на телефон, экран которого загорелся, оповещая о новой теме для разговора.

 «Вы отчет-то по занятости во внеурочке сделали?»

Я быстро стал вспоминать, какие отчеты успел сдать за эту неделю, и мысленно содрогнулся, когда вспомнил принесенные мне бланки с удовлетворенностью. Что это? О, это странная и никому не нужная вещь из семи пунктов, где родители должны были напротив каждого вопроса поставить цифры от одного до пяти. Если вы удовлетворены качеством питания, то пять баллов. Нет? Значит, три или четыре. Я, как добросовестный учитель передал мамам эти бланки, которые честно их заполнили, ну и со спокойной совестью понес их завучу, где получил втык.

- Могли бы и сами заполнить! - возмутилась она, - мне куда эти тройки и двойки вписывать? Чтобы к нам проверки пришли?

Я опешил, изумился и чуть было не крякнул, когда понял, каким образом получаются показатели, чтобы все думали, что в школе все отлично и всех все устраивает. И знаете, я уже начал подумывать над тем, чтобы проработать тут только до конца учебного года. Слишком много того, чего мой мозг отказывается понимать и принимать. Но возвращаемся к очередному неизвестному отчету, о котором говорили в чате.

«Что в него входит?»

А в него входили следующие пункты: нужно было знать, какое учреждение к какой структуре относится, мониторить посещение детьми внеурочки, заполнить на отдельном бланке названия кружка, время и место посещения, данные руководителя.

Я, как ответственный учитель, чтобы не упасть в грязь лицом и в очередной раз не поругаться с Ириной Федоровной, которая затаилась перед нападением, написал в чат класса с просьбой предоставить мне следующую информацию до вторника. Прекрасно понимал ведь, что уже вечер воскресенья, и сейчас мне на выручку никто не побежит. Написал еще с тем расчетом, что к началу рабочей недели сделаю если не все, то половину, чтобы, грубо говоря, к указанному мной дню иметь хотя бы черновик. И прогадал…

Мне показалось крайне странным и непонятным, почему многие родители не знают, куда именно водят своих детей, а главное – к кому! Нет, вы понимаете, сначала была куча вопросов, которые вроде бы и относились к теме, но все равно как-то ускользали от нее. Например, попросил написать дни и время посещения кружков, секций или репетиторов, а мне в ответ: все дни писать?

Вот как мне ответить? Пишите только на первую половину недели, вторую я придумаю сам? Нет, адекватные родители были. Они по пунктам ответили на мои вопросы и выставили свои ответы в чат, позволяя другим посмотреть, как правильно нужно было написать.

Худо-бедно, но небольшую часть данных собрал. Остальные родители обещали предоставить мне информацию в понедельник или вторник, но я так понял, до этого момента они просто постараются узнать, как зовут их тренера, и как расшифровывается аббревиатура спортивной секции.

Когда поднялся из-за стола, который облюбовал в кухне, вспомнил, что так и не отправил результаты своего поиска Ярославе. Спешно вернулся за стол, вновь перешел по ссылкам, которые закрепил, и, скопировав их, переслал девушке, которая оказалась в сети.

«Ты не спишь?»

Ярослава ответила моментально, видимо, готовилась к тому, что завтра, наконец, отправится домой.

«Нет, работал».

«Я видела твое сообщение в вайбере. Тоже ответила!»

«Спасибо, но я за эти дни выучил всех, кто работает с Ариной, даже знаю номера телефонов учителей)))».

Что правда, то правда. Даже составил график работы художки, чтобы не потеряться в днях и неделях. Да что говорить, у меня стоит дополнительное напоминание на телефоне с довольно громким оповещением.

Пока Ярослава просматривала то объявление, которое прислал, откинулся на спинку стула и даже не сразу заметил, как ко мне зашла мама и тихо прикрыла за собой дверь.

- Что-то не успеваешь? - спросила, усаживаясь рядом.

- Да нет, - пожал плечами, - все успеваю. Просто есть моменты, которые мне немного непонятны, но разберусь со всем.

Она недолго помолчала и вдруг сказала:

- Вы уже выбрали квартиру? - я аж удивленно на нее посмотрел, - что? Ты даже не скрывал ничего, не закрывал страницы с объявлениями. И, судя по тому, какие варианты рассматривал, - мама подвигала бровями, но потом вполне серьезно ответила: - Знаешь, я всегда хотела тебе в пару хорошего человека, а Ярослава как раз такая.

- А я думал, ты меня будешь отговаривать. Скажешь не брать на себя такую большую ответственность и не портить себе жизнь.

- Вроде как да, - задумалась мама, - должна. Но, знаешь, это ведь твой выбор, и довольно хороший. Жалко, конечно, что вы раньше не познакомились, глядишь, эти детки твоими бы были, но мы Арину и Ромку воспитаем!

Я лишь кивнул головой.

- Нет, пока не выбрали. В процессе.

- Вот и славно! - мама поднялась со своего места, потом порывисто обняла мою здоровенную голову, - я так тобой горжусь, если бы только знал!

А я итак знал, но все равно улыбнулся, потому что всегда приятно, когда твои самые близкие люди тобой гордятся, и не важно, сколько годиков тебе исполнилось, всегда хочется рассказать им, какой ты молодец, и чего успел добиться.

Быстро приняв душ, я дождался ответа от Ярославы, которая предложила посмотреть еще несколько адресов. Собственно, я уже подумал над тем, чтобы в понедельник утром позвонить владельцам квартиры и договориться о встрече. А сейчас? А сейчас спать!

Глава 15

Понедельник, как говорится, день тяжелый, но для нас он сегодня был особенным. Все проснулись в положенное время, быстро позавтракали кашей и разошлись по своим делам. На часах было только восемь утра, а я уже успел позвонить  некоторым хозяевам квартир и договориться об осмотре предлагаемой жилплощади. Мне повезло, две хозяйки согласились встретиться после обеда. Ярослава как раз к этому моменту должна быть дома, ну а я сразу же поспешу к ней после работы.

Как только обо всем договорился, набрал номер мамы моей ученицы.

- Привет, готова сегодня посмотреть две квартиры?

- Готова! - бодро ответила она, - уже засиделась в четырех стенах!

Вот и хорошо, значит, как домой приду, сразу же в путь отправимся.

Сегодня, когда я зашел в класс, то был приятно удивлен тем, что многие дети, которые частенько опаздывают, пришли раньше более расторопных товарищей. Прогресс на лицо! Теперь не придется никого ждать, стоя у двери кабинета и поглядывая в сторону раздевалки, откуда довольно громко доносилось шипение.

К первому уроку собрались все, даже секретарь директора, которая принесла мне положение конкурса.

- В конце октября, - прочитал сроки проведения сего мероприятия, - как раз успеем в футбол отыграть.

Раньше я просто не видел смысла вообще готовиться к конкурсу. Сначала разберемся с одним, потом можно будет хвататься и за другое. Конечно, тянуть резину тоже не стоит, но я ведь человек ответственный, все на последний день откладывать не собирался.

Весь понедельник я частично доделывал пока еще неизвестный мне и покрытый тайной отчет, о котором завуч по воспитательной работе пока молчала. Надеюсь, она очень сильно удивится, когда даст мне на выполнение этого задания пятнадцать минут, а я его просто на стол выложу. Хотел сказать – пусть ее удар хватит от неожиданности, но чего уж…

Опять в свободное окно сел проверять тетради, которые разделил на три небольшие стопки. Как я их сам про себя обозвал: очень срочно, срочно, и то, что нужно было сделать еще на той неделе. Я так погрузился в учебный процесс, что не сразу заметил, как в класс вошла директор и, окинув кабинет взглядом, быстро направилась к моему столу.

- У нас в пятницу будет чаепитие и концерт! -«обрадовала» она.

Потерев переносицу, закрыл тетрадь, которую успел проверить, и поднял голову.

- По какому поводу? - женщина даже рассмеялась.

- Так день учителя же! - надо же, я как-то даже и не вспомнил об этом празднике.

- Хорошо, - вот только не знаю, пойду на мероприятие или нет. Что-то мне не очень хочется, если честно, да и дел дома выше крыши.

Антонина Ильинична еще немного постояла рядом со мной, но все, что еще хотела сказать, так и оставила не озвученным. И на этом спасибо. Что-то в последнее время я стал побаиваться этих задумчиво-заинтересованных взглядов в мою сторону! Словно в головах людей, что со мной работают, зреет коварный план, касающийся моей скромной персоны. Но я итак помню про все: про футбол, про конкурс, про поход с классом в развлекательное учреждение, которое обязательно должно нести развивающий характер. 

Собственно, про мероприятие я решил спросить у самих родителей. Вопрос этот написал в чат, предлагая от себя театр или какой-то детский мультфильм, естественно, сразу оговорил время – утро воскресенья или суббота, но на следующей неделе. Предложений разных было много, их все я обещал прочитать несколько позже, потому что класс вернулся с урока музыки и теперь готовился к чтению.

- А нас взяли на конкурс! - «обрадовала» меня Ксюша и быстро перечислила тех, кто теперь будет петь в школьном хоре. Бог ты мой, что за месяц? Битва хоров, битва по футболу, битва между учителями! А как-то на весь год мероприятия нельзя раскидать, чтобы одно в месяц было? Или мы разом все сделаем, а потом будем голову ломать, чтобы такого придумать?

Я даже после урока пошел к учителю музыки, чтобы у нее уточнить, когда эта самая битва состоится.

- Так сейчас пока готовимся, - попыталась успокоить меня женщина, - а там как скажут, мы и выступим.

М-да, слов нет у меня, одни мысли, и то не всегда цензурные.

До класса обратно возвращался окольными путями, чтобы чисто случайно не нарваться на какого-нибудь завуча. Мне нужно было домой, потому что, судя по времени, Ярослава либо уже приехала, либо вот-вот с минуты на минуту будет дома. Мне повезло затеряться среди старшеклассников, которые отличались от первоклашек только ростом и сильным басом, зато носились и те, и другие по коридору – будь здоров! Вовремя не успел прижаться к стене, значит, тебя снесут с ног! Так что я решил после уроков либо быстро убегать из класса, либо сидеть в своем кабинете и не отсвечивать лишний раз.

Когда вернулся, то сразу же попал под обстрел расспросов родителей учеников, которые очень обрадовались предстоящему мероприятию.

- Так день учителя будет, - спохватилась мама Мишки, - вы не будете отмечать?

- Будем считать, что отмечу эту дату с классом! - рассмеялся, понимая, что не считаю этот праздник за праздник. Ну не могу я пока радоваться этому дню, и все тут. Видимо, нужно дорасти, доучить, додумать, доработаться.

Когда Аришка пришла в класс, то мы с ней довольно быстро собрались и поспешили домой, правда, по пути сделали крюк, заскочив в магазин за тортом, а уж когда оказались на пороге квартиры, то там счастливая и довольная Ярослава подхватила дочку на руки, расцеловала ее, крепко обняла. Девочка радостно взвизгнула, увидеть мать, а я благополучно отошел в сторону, прикинулся шкафом, чтобы не мешать, но со стороны, конечно, на воссоединение семьи посматривал. Приятное зрелище, особенно полный благодарности взгляд Ярославы, которым наградила меня молодая женщина.

Мама, в честь возвращения хозяйки квартиры, вместе с Ромой даже умудрилась приготовить праздничный обед. Сидя за большим столом, который решили перенести в гостиную, Ярослава слушала детей, которые наперебой рассказывали, чем занимались с бабушкой и дедушкой. Да что говорить, младшенький влез моему отцу на колени и крепко обнял, показывая всю степень любви и признательности.

Конечно, как бы ни хотелось еще немного посидеть с малышами, нам нужно было идти по делам, однако пришлось пообещать детям, что мама вернется через два часа, потому что: во-первых, ей долго гулять нельзя, а во-вторых, мне еще на работу скакать.

 - Я даже не знаю, как вас всех поблагодарить, - сказала Ярослава, когда мы вышли на улицу.

- Никак, - пожал плечами, направляясь вслед за девушкой к припаркованной машине, - мы, кстати, кресло Ромкино забрали на время, но сегодня же переставим обратно.

- Хорошо, - сказала девушка, сильно задумавшись о чем-то.

До первого места встречи мы добрались довольно быстро. Всего-то семь минут на машине, и вот мы у нужного дома.

- А какую бы ты хотел квартиру? - неожиданно спросила у меня Ярослава, не выходя из машины.

- Не знаю, - пожал плечами, - нам нужны комнаты для детей, чтобы место для игр было, тебе рабочее место нужно обустроить…

- А тебе? - вот о себе я как-то совсем не думал, если честно.

- А я могу и за кухонным столом поработать, могу на полу – не важно.

Решил, что задерживаться будет некрасиво, поэтому поспешил выйти из машины. Ярослава последовала моему примеру, и совсем скоро мы плечом к плечу поднимались на нужный этаж. Итак, появился первый минус – не работал лифт. Как часто это происходит? Вопрос риторический, и задавать его хозяйке квартиры не стоит. Лично мне на шестой этаж подняться было легко, а вот Ярославе – нет. А если она с детьми одна домой вернется, а тут такая неприятная проблема? Одним словом, когда дошли до нужной двери, уже был настроен только посмотреть и отказаться.

В квартире было довольно просторно, но нам не понравился запах. Пахло плесенью и чем-то кислым. Отказались сразу, понимая, что в такие условия детей просто не привезем. Собственно, с хозяйкой квартиры распрощались довольно быстро и поспешили уйти.

- Мне тут сразу не понравилось, - призналась Ярослава, садясь в машину, - каждый день подниматься на шестой этаж – то еще удовольствие!

- Я об этом тоже подумал, - улыбнулся, - поехали дальше?

Вторая квартира оказалось хоть и трехкомнатной, но эти комнатки были очень уж маленькими. В каждой могла поместиться разве что полуторная кровать да стол или шкаф.

- А вы ее переделали из двушки в трешку? - догадался, когда смог понять, что за планировку тут – одни углы.

- Ну да, - пожала плечами хозяйка, - хотелось, чтобы у всех был свой угол.

- Угу, - только и ответил, уходя.

На улице я решил обзвонить еще два адреса и назначить встречу на завтрашний день, а Ярослава все это время стояла чуть в стороне и смотрела себе под ноги, топча ни в чем неповинный лист клена.

- Не расстраивайся, - приобнял за плечи, прижимая к себе, - с первого раза не у всех все получается.

Ярослава кивнула.

- Когда на следующий адрес раз поедем? - спросила она, откинув голову мне на плечо.

- Завтра и послезавтра, - ответил куда-то ей в макушку.

Ничего, раз сегодня удача была не на нашей стороне, то в другой раз обязательно повезет. Да и хватать первый попавшийся вариант – не лучшее дело. Нужно все же сделать хороший, правильный и осознанный выбор, чтобы после не жалеть.

Ярослава подбросила меня до работы и умчалась к детям домой, ну а я, полностью погрузившись в работу, провел отличную тренировку. Мой постоянный клиент сегодня совсем неожиданно решил со мной поговорить не только о пользе тяг для своего тела.

- А у вас семья есть? - он сел на лавку напротив меня и призадумался.

- Скоро будет, - улыбнулся, - а у вас?

- Была, да сплыла, - он поднялся на ноги и добавил, - сам виноват.

Ну надо же, не каждый человек признает свою вину, как правило, мы любим сбрасывать ее на плечи других, а тут прямо чудеса! Хмыкнув, я тоже пошел переодеваться, потому что занятие закончилось, больше меня тут ничего не держало. Ан нет, не успел уйти, как нас неожиданно решил собрать директор этого центра.

Убрав сумку в свой шкафчик, я поспешил за остальными в небольшой конференц-зал, который располагался на первом этажа. Там мы все разместились на свободных местах. Я же наблюдал за тем, как зал быстро наполняется тренерами.

- Доброго вечера, - сказал пришедший Федор Петрович, - как здоровье?

Этот мужчина был довольно приятным внешне, но жестким в работе. Если ему что-то не нравилось, то говорил открыто, не юлил. Вот и сегодня, видимо, он нас собрал для чего-то важного.

- Нормально! - послышался первый решительный ответ, за ним другой. Мужчина удовлетворенно кивнул и почесал свою совершенно лысую голову.

- Сегодня вас собрал не просто так, будет разгон полетов! Много жалоб! -ох, я даже внутренне приготовился к тому, что меня уволят. Но нет, большая часть претензий касалась нового состава, который пришел после меня. Молодые люди вели себя некорректно с посетителями, позволяли себе скабрезные выражения в адрес клиентов, думая, что их не слышат, ну и было две жалобы от молодых девушек по поводу приставаний со стороны тренерского состава.

В конце короткой речи начальник попросил собрать свои вещи, получить выручку и уйти на все четыре стороны проштрафившимся, потому что таких людей он держать в своем детище не будет. Парни пофыркали, попытались уговорить Федора Петровича дать им второй шанс, да только мужчина был непробиваемый. Так они и ушли, громко хлопнув дверью на прощание.

- Теперь вопрос – кому отдать их время, - проговорил начальник, - Максим, возьмешь?

Отрицательно покачал головой.

- С удовольствием бы, но не могу, в первой половине дня работаю.

- Кем? - удивился мужчина.

- А он у нас усатый няня, - заржал рядом со мной Миша, - он подтирает сопли и подтягивает штанишки детишкам.

Я всем телом развернулся к уже бывшему другу. Очень внимательного на него посмотрел, да так, что Михаил даже подавился собственным смехом и закашлялся.

- Ты моих детей не трогай, - довольно грубо ответил, - за это и в табло дать могу.

- Ты в детском саду работаешь? - удивился Федор Петрович.

- Нет, в школе. Я учитель начальных классов, - и произнес это с такой гордостью, словно лучше профессии просто быть не может.

- Похвально, - улыбнулся начальник, - у меня у самого трое детей, так что приблизительно знаю, что значит собрать малышей в кучу. Тогда за тобой оставим вечернее время, трогать не будем. Но если вдруг что, любой вопрос решим, ко мне сразу обращайся!

Поблагодарив Федора Михайловича, я до конца нашего короткого собрания молчал, стараясь думать о чем-то хорошем, а не о сидящем рядом Мишке, который нет-нет, да и шутил с кем-то насчет меня. Конечно, мое терпение хоть и железное, но нервная система за те недели, пока работал в школе, довольно измоталась, так что грань дозволенного переступать опасно.

- Михаил, задержись, - попросил начальник, когда сбор был окончен, и все потянулись к выходу, - разговор есть.

Что там была за беседа, я не знаю, но Мише явно повезло – скажи он сейчас хоть что-то еще мой адрес, ходить ему с разбитым носом, и это в лучшем случае.

Домой решил ехать на такси, уж больно сильно хотелось увидеть и детей, к которым за это время прикипел, и Ярославу. Кажется, сегодня я буду спрашивать разрешения остаться с ними на ночевку. Поймут ли меня правильно или нет?

Глава 16

Ярослава

Дома так хорошо! Кто бы только знал!

Родители Максима оказались очень хорошими. Еще в больнице я боялась знакомиться с папой учителя, испытывала жуткое волнение и стеснение. Все же вызвать такси и спокойно доехать домой было бы проще, но высокий коренастый мужчина, который легко подхватил мои пакеты, был очень общительным и улыбчивым человеком.  Он мало того, что помог донести вещи до транспорта, так еще и открыл дверь, чтобы смогла сесть в автомобиль. А я ведь к таким манерам не приучена совсем: ни отец, ни муж никогда не помогали своим женщинам разместиться с комфортом. Да что говорить, папа всегда оставался в машине, когда мы приезжали в магазин за продуктами, никогда не встречал, чтобы помочь с пакетами, лишь указывал из приоткрытого окна, куда поставить ношу. Муж был точно таким же человеком, а вот Максим и его родители… Хотя, чему я удивляюсь, у молодого человека был отличный пример перед глазами, на который можно равняться.

Мы доехали до дома довольно быстро, Сергей Леонтьевич машину не гнал, резко по тормозам не давил, и был довольно добропорядочным водителем. Мы немного разговорились, но ни разу ни о чем каверзном меня не спросили. Все больше он задавал вопросы о здоровье, о том, какое лечение прописали проводить дома. Я же расспрашивала о детях, а Сергей Леонтьевич все так подробно рассказывал, что я не могла сдержать улыбки. Он, как истинный дед, ходил с Ромкой в гараж, где мой мальчик что-то чинил и забивал в дощечку гвозди, а Ариша все больше крутилась с мамой Макса.

Бабушка Даша тоже оказалась полной противоположностью человека, которого я ожидала увидеть. Невысокая и полноватая женина с мягкими чертами лица сразу меня обняла, а как только я успела разуться и прижать к себе сына, то посадила за стол и дала в руки чашку с ароматным чаем. Они с Ромкой стали показывать мне рисунки и поделки, а сын вообще от меня не отходил ни на шаг, но самое главное, он счастливо улыбался и довольно часто крутился вокруг женщины, как хвостик.

А уж к приходу Ариши я только и делала, что смеялась. Никогда не думала, что у меня такой заводной ребенок, и никогда бы не поверила раньше, что взрослые люди могут быть настолько открытыми и общительными. Удивительно, как много мама Максима успела сделать с моим сыном!

Конечно, в день моего возвращения не обошлось без вкусного обеда и большого торта, который с собой принес учитель и дочка, ну а после, оставив детей с бабушкой и дедушкой, мы поспешили смотреть квартиры. Я волновалась не за то, что мы сегодня что-нибудь подберем, а за то, что родители мужчины обвинят меня в неправильном и непристойном поведении. Скажут, что охмурила их сына, что «хорошего помаленьку», пора и меру знать их доброте. Но ничего этого не случилось!

Даже когда я вернулась домой, они ни словом, ни жестом меня не обидели, лишь оставили мне свои номера телефонов и спросили разрешения приходить в гости. И я расплакалась от переизбытка положительных эмоций, которые меня охватили. Незнакомые доселе, посторонние люди оказались лучше родных. Ну как же так?

Я, конечно же, сказала родителям Максима, что они для меня самые желанные гости, что двери дома для них всегда открыты, на что получила совершенно неожиданное предложение – отдавать детей им с ночевкой.

- Хотя бы раз в неделю или две, - уговаривала мама Максима, Дарья Васильевна.

- Они еще ни разу вне дома не ночевали, - растерялась я, совсем не зная, как быть. С одной стороны – это же хорошо! Есть время для личных дел, я хотя бы разберу старые вещи, тем более, скоро переезд – нужно брать с собой только самое нужное. Но, с другой стороны, я боялась расставания. Хотя вот в больнице пока была, конечно, страдала по этому поводу, но ничего же смертельного не случилось? Детям с новыми бабушкой и дедушкой нравится, так почему нет?

- Попробуем, - сдалась я, и была награждена доброй улыбкой.

- Если ничего не выйдет, то мы сразу же позвоним и вас позовем! - заверила меня мама Максима, прежде чем еще раз всех поцеловать и уйти.

Вечером сам молодой мужчина привычно пришел к нам домой. Кажется, я уже даже не представляю, как мы будем без него. На моем рабочем столе лежали стопки учебников, которые совершенно не мешали. Добавилась красная ручка, которой Максим проверял тетради, да и много его личных мелочей, которые довольно хорошо вписывались в мое пространство.

Этот вечер, что мы провели бок о бок вместе с детьми, был шикарным. Мы и играли, и смеялись, и пили чай с остатками торта. А детей купали по очереди, потому что мальчики отказались от женской компании, заявив, что уже большие и сильно стесняются. Нет, это, конечно, сказал исключительно Ромка, а я застыла с открытым ртом – почему-то раньше ни его, ни меня этот вопрос не смущал. Я же мама, мне все можно и показать, и рассказать, а тут сын прямо повзрослел на глазах.

После купания, которое медленно перешло в чтение книг, Арина ушла в детскую комнату, а Ромка расположился на диване.

- Я буду спать тут, - заявил он, хватая Максима за руку, - вот так.

И когда мужчины улеглись рядышком и даже взялись за руки, я потушила свет и вышла в коридор, после чего, ошеломленная происходящим, прошла в кухню и села за стол. Здесь тоже все было иначе. Небольшой край подоконника был занят ноутбуком, несколькими папками и скрученным зарядным устройством.

Сидя на стуле, я долго пыталась понять, что это сейчас там было, пока сама себе не напомнила, что Ромка просто выбрал себе нового человека, даже, скорее всего, уже не только на должность друга. Однако, со стороны учителя не было сопротивления, он, наоборот, мало того, что большим пальцем выводил на ладошке сына круги, так еще и тихо что-то ему рассказывал.

Максим присоединился ко мне спустя полчаса. Щурясь от света, он присел рядышком и, прикрыв рукой рот, зевнул.

- Спал бы, - умилилась я.

- Не могу, - покачал головой, - нужно еще кое-что сделать.

Мы еще немного помолчали.

- Можно я останусь? - спросил несмело.

- А я и не гоню, - улыбнулась, чуть наклоняя голову, рассматривая такого удивительного человека. Интересно, а у него плохие качества есть, или только все хорошие? Потому что ну не бывает так! А интересуюсь исключительно ради любопытства, потому что готова закрыть глаза на многое. Вот так вот!

На следующий день, отправив Рому в сад, а Максима с дочерью в школу, я принялась за работу. Хоть официально и была на больничном, но кое-какие задания мне были подброшены. А сейчас, когда я полна сил, можно было с ними с легкостью справиться. Ближе к обеду прибралась в квартире, отмечая, что мама Максима успела не только забить холодильник едой, но и следила за порядком в комнатах.

Максим с Ариной пришли ближе к двум часам, перекусили, отдохнули и снова собрались, только на этот раз в художественную школу. Я же и сама поспешила в комнату переодеваться, ведь, пока дочка будет на занятиях, мы сможем посетить еще две квартиры.

К сожалению, сегодня нам тоже не повезло. В первой квартире был отличный ремонт, просторные комнаты, видно, что дорогая мебель, но въезжать в нее с детьми нам запретили сразу.

- Одни – пожалуйста! - высокомерно заявил лысый мужичок и остался один на один со своими дорогущими апартаментами.

По второму адресу нам не открыли дверь, зато когда на лестничной клетке появилась женщина, то посоветовала уходить и больше даже не звонить.

- Обманывают, - пожала она плечами, - деньги берут вперед, дают ключи от квартиры, а замок после меняют. Уж тут кого только не вызывали.

Поблагодарив бдительную соседку, которая не постеснялась и рассказала нам обо всех происшествиях, связанных с этой квартирой, мы пошли за Ариной, думая над тем, какие районы еще рассмотреть.

На неделе были еще запланированные осмотры квартиры, но нас каждый раз что-то не устраивало. Зато я успела в свободное время поменять замок на входной двери и один ключ вручить Максиму. Я все это время была дома, Ромка в саду, Максим с Ариной в школе, где активно проходила подготовка к чемпионату по футболу среди младших школьников.

Я знала, что первая игра состоится уже в субботу. Об этом только и был разговор в чате родителей, да и Максим сам рассказывал, сохраняя спокойствие, которое ему явно давалось с трудом. Вообще, он был настоящим молодцом, успевал сделать многое за день и не жаловался на то, что устал. На коллектив, на завуча – да, но на все остальное никогда.

Он, конечно же, переживал за игру, которая должна быть вечером. А до этого ему нужно успеть на тренировку.

- Я буду на машине, и везде тебя подстрахую! - заявила ему, когда увидела подробный план на субботний и воскресный дни, который висел на холодильнике. Почти каждый час был расписан, и я знала, что Максим везде успеет, но очень уж хотелось ему хоть чем-то помочь.

А еще в воскресенье будет день учителя, и родительский комитет купил небольшой подарок Максиму Сергеевичу, который планировал вручить перед сеансом на мультфильм

В итоге субботним утром мы все вместе быстро оделись, и когда Максим с детьми первым вышел из квартиры, то быстренько открыла окна, чтобы проветрить квартиру, и выбежала следом, но почти сразу замерла, стоило спуститься вниз и выйти на улицу.

Рядом с подъездом стояла машина мужа, пока еще не бывшего, к сожалению. Сердце загрохотало где-то в горле, страх сковал все тело, а ноги, чтоб их, отказались слушаться. Схватившись за дверь, постаралась удержать равновесие, ведь Михаил стоял совершенно один, набычившийся, с поджатыми губами, а вот напротив него с легкой улыбкой на губах Максим с Ромкой на руках и Аришкой, которая держала мужчину за ладонь и смотрела на отца с укором.

Я подошла к детям и встала за спиной учителя дочери, почему-то боясь выходить вперед. Зато теперь я точно знала, что означает фраза «как за каменной стеной». Спина Максима была напряжена и походила на кусок гранита. Сейчас перед домом стояли два мужчины, испепеляя друг друга взглядом, а я вот совсем не знала, что нужно в таких ситуациях говорить, потому что не понимала, зачем приехал Миша. Мы с того дня, как он мне звонил в больницу, больше не общались.

- Ярослава, - послышался голос пока еще супруга, - поговорить надо.

- Мне не о чем с тобой разговаривать, - ответила, все так же оставаясь за своим укрытием. Да, возможно, истинные леди так себя не ведут, а повелительным жестом разрешают своему обидчику вещать, вот только не хочу я тратить драгоценное время на него!

- Но я настаиваю! - не унимался Миша.

- У нас через полчаса тренировка, - проговорил Максим, - там и поговорим… Со мной!

Миша как-то даже сдулся, но кивнул головой и быстро сел в свою машину. Мы же молча проследовали к моей, где учитель быстро усадил Ромку на его место, пристегнул Арину, проверив на ней ремни безопасности, и только потом занял место по правую сторону от меня.

- Вот этого человека я тренирую уже больше двух месяцев, - проговорил мужчина, глядя на меня, - и как хорошо, что я не знал о нем больше того, что успел увидеть. Ноги бы переломал!

- А сейчас? - шепотом спросила, выезжая с парковочного места.

- А сейчас я ему просто все объясню. Ты же знаешь, учителя могут растолковать даже очень сложный материал! Если не поймет – повторю еще раз, пока не закрепим результат.

Мне было очень неловко за ситуацию, которая произошла у дома.

- Извини, - проговорила, - я не думала, что он опять придет.

На что Максим лишь улыбнулся.

- Тебе совершенно не за что извиняться, но новую квартиру в ближайшие дни найти нужно будет.

Когда Макс вышел из машины, попрощался с детьми и сказал им слушаться меня и сильно не шалить, малыши активно закивали и завалили меня вопросами: зачем пришел папа, надолго ли, когда вернется Максим.

Постаралась на все вопросы ответить честно, скрывать мне было нечего.

- Зачем пришел папа – не знаю, но пришел он ненадолго. Мы с ним больше вместе не живем, друг друга не любим. А Максим скоро освободится, он сейчас на работе отзанимается, - тут я даже побоялась представить, как именно, - и мы за ним заедем. А сейчас нас ждут бабушка и дедушка.

Родители учителя встретили нас радушно, а Ромка, который в машине всю дорогу молчал, обнял деда за шею и прошептал:

- А мы сегодня пойдем смотреть на папу Максима!

За сегодняшнее утро мне явно было мало потрясений – вот еще одно!

- Не папа, а отчим! - поправила Арина, - я у Кати узнала. Она тоже с неродным папой живет.

Мама Макса рассмеялась и лукаво посмотрела на меня.

Я не буду говорить, что покрылась красным цветом с головы до ног, уши горели так, что хоть голову под холодную воду толкай, но родители Максима быстро помогли детям раздеться и увели тех в комнату, ну а я последовала за ними, понимая, что бежать и прятаться просто некуда.

Глава 17

Максим

Как я и ожидал, мой подопечный на тренировку не приехал. Ну и ладно, вполне сносно отзанимался с другим человеком, который до этого записался ко мне. Как и планировал, через час я уже стоял на парковке и ждал Ярославу, машина которой подъехала через пять минут.

По поводу мужа девушки я не переживал совершенно, лишь волновался, чтобы он мозг не стал выносить моему любимому человеку и детям, а с остальным мы справимся. Однако расслабляться, конечно, не стоило. Но сегодня, а точнее, прямо сейчас, мне необходимо все свое внимание направить в другое русло.

Меня на данный момент больше заботила игра, которая должна будет состояться через полтора часа. Я должен приехать заранее, встретить всех детей, провести разминку, прежде чем начнется матч. Вот где у меня тряслись поджилки!

Две недели – это очень маленький срок, за который почти ничего сделать невозможно, но радует то, что дома с детьми активизировались отцы. О, сколько я слов благодарности услышал от мам, которые рассказывали, что главы семейства стали заниматься с сыновьями, готовя тех к игре! Я был рад, мне только на руку. Занятия в школе хоть и были, но всего лишь по сорок минут, не больше. Зал, который нам чудом освобождали два, а если повезет и три раза в неделю, часто отбирался на урок другими классами. Расписание хоть и подделали, все равно часто были не состыковки.

Хоть сегодня и должен был состояться первый дружеский матч, так как полноценные игры начнутся только через пару недель, в грязь лицом падать совершенно не хотелось. Предварительно собрав две полноценные команды, я провел полноценный инструктаж еще в школе, но, естественно, как только дети соберутся, обговорим некоторые детали еще раз. Все же волнение – дело такое, в одно ухо влетело, в другое вылетело.

Не участвующих детей я пригласил за нас поболеть, и был приятно удивлен, когда кроме почти полного состава моего класса, прибыл и еще один. Заняли мы довольно приличную часть трибуны, а уж когда родители и плакаты развернули, да дуделки достали – возгордился. Пусть мы и проиграем, зато какой отличный день выйдет – в кругу большой семьи! Вот где еще так можно собраться?

Но на этом неожиданности не кончились. Среди гостей заметил и своего начальника. Федор Петрович активно размахивал руками и шел через толпу ко мне. Мы как раз вышли с детьми в зал, чтобы немного разыграться.

- Максим, - похлопал меня по плечу мужчина, - ты уж извини, но мы к тебе в класс двадцать шестыми придем в новой четверти!

Улыбнулся, вспоминая, есть ли место в классе. С другой стороны, если Федор Петрович так уверенно говорит, то директор уже явно нашла.

- Хорошо, - мы пожали ладони.

- Но сегодня извини, - развел руками начальник, - мы соперники.

И вот команды построились, детки поприветствовали друг друга и заняли свои места на мини-поле. Мои ученики нет-нет да и посматривали в мою сторону, а я только и делал, что кивал, нервно расхаживая из стороны в сторону. Первый свисток, а у меня сердце стучать в груди перестало, особенно когда Ярик отобрал мяч и вместе с ним побежал к воротам противника. Рядом с ним маячил его двоюродный брат Егор, с которым они всегда были не разлей вода.

Ох, какое это нервное дело – быть учителем! Кажется, я преждевременно начну седеть! Невозможно просто так смотреть на процесс игры, когда тут твои дети бегают, когда что-то кричат, когда кто-то из них падает. Вот особенно с последним было тяжело, хотелось броситься вперед и поднять несчастного ребенка на ноги и лично проверить на наличие повреждений.

Конечно, первого гола не было долго. Дети бегали друг за другом, проводили какие-то приемы, чтобы отобрать футбольный мяч, было видно, кто уже довольно давно занимается этим видом спорта, потому что такие мальчики не путались в ногах, бегали быстрее, да и пасы подавали ровнее.

Трибуны жили своей жизнь, родители болели за детей, подогревая азарт: свистели, дудели, кричали, размахивали плакатами. Одним словом, спортивный комплекс ранее не видал такого никогда и чудом выстоял после игры.

У нас по итогу была ничья, забили по голу и разошлись, довольные собой. Уж я-то точно был ряд, а дети смеялись и прыгали вокруг меня, словно и не устали вовсе. Родители, которые успели спуститься вниз, поили наших игроков водой, прижимали к себе и сияли от счастья. Все – этот день прошел на пять! Пережить бы завтрашний.

Я впервые буду куда-то выводить класс, впервые буду ответственным за них сам, вне стен школы. Нет, мамы, которые решили составить нам компанию, будут, но их количество слишком мало.

Распрощавшись с ребятами до завтра, проследил, что всех детей разобрали по домам, чтобы вещи не были утеряны, и только после этого пошел к Ярославе и Арине. Девочки ждали меня чуть в стороне, не мешая людям выходить из здания спортивного комплекса. Ромка решил сегодня остаться с дедом, у них там какое-то супер важное занятие наметилось. Возможно, это даже и хорошо, боюсь, малыш бы не выдержал столько времени на одном месте, да и шумно очень было, лично у меня до сих пор в ушах шумит.

- Домой? - спросил, когда набросил на себя куртку и взял Арину за руку.

- К бабушке, - проговорила девушка, - дочка тоже решила остаться с ночевой у них.

- Вот как? - удивился, стараясь спрятать улыбку, которая совсем прятаться не хотела, - значит, можно устроить ужин?

И посмотрел на краснеющую Ярославу, которая решила спрятать свой нос в вороте облегченного пуховика.

Наши отношения не были похожи на бурю эмоций, на фейерверк и взрыв чувств. Просто два одиноких человека, у которых за плечами были отношения, не совсем хорошие, неожиданно встретились. Возможно, мы сошлись на не том фоне, который нужен, зато я точно знаю, что между нами есть уважение и доверие. У меня была девушка, которую любил безоговорочно, которой готов был отдать все, что на тот момент у меня было. Это были яркие чувства, от которых мозг отключался и переставал хоть какую-то деятельность вести, мы гуляли допоздна, могли целоваться на краю крыши или как сумасшедшие бежать по улицам города и громко смеяться. Я сгорал в тех отношениях, совсем не замечая дикой ревности, которая шла от моей подруги. Она не могла терпеть никого, кто находился рядом со мной, постоянно спрашивала, где и с кем был, выслеживала, после начались скандалы, которые не имели под собой никакой почвы. Доказательства, слова, даже фотографии не имели никакого значения, оправдываясь, сам себя подставлял еще больше.

Наверное, тогда моя любовь и истлела. А после… После были другие отношения, но в омут с головой я больше никогда не бросался, присматривался, наблюдал, но какую-то черту и границу внутри себя переступить так и не смог.

Ас Ярославой не просто смог, а буквально перелетел. Я это чувствовал давно, а сегодня, перед тем, как приехать домой, мы заехали в магазин, и я ощутил дикое волнение. Купили салат, вкусного сыра и бутылку белого вина, при этом держались за руки, и вот этого контакта нам было более чем достаточно – он красноречивей слов, ярче всех признаний. Мы смотрели друг на друга и общались одними глазами. Я словно мысленно еще раз спрашивал Ярославу, надо ли ей связываться со мной – человеком, который, по сути, еще ничего не успел достигнуть. И видел утвердительный ответ, а следом подобный вопрос.

Вот что значит – чувства, когда вы друг друга понимаете, когда не нужно по нескольку раз объяснять одно и то же, когда достаточно взгляда. Да, именно это я и искал – близкого по духу человека, который будет рядом, даже если в моей жизни произойдет очередной вихрь, даже если меня будет штормить из стороны в сторону, чтобы моя несчастная лодка пришвартовалась к берегу, на котором будут ждать.

Дома мы совершенно неспешно сняли верхнюю одежду и прошли в кухню. Включили приглушенный свет над газовой плитой, которого вполне хватило для того, чтобы переложить салат в красивую емкость, найти фужеры и порезать сыр. Ярослава нашла шоколадку, которая тоже заняла место на нашем скромном столе.

Пробка поддалась быстро, и вот уже ароматный напиток разливается по хрустальным фужерам, их звон разносится в тишине квартиры и кажется каким-то странным. Даже я привык к детскому топоту и звонким голосам, к тому, что рядом кто-то постоянно бегает, обнимает тебя, смотрит, копирует твои движения и очень часто дергает за руку.

Я сделал всего лишь пару глотков и первым подался вперед, чтобы поцеловать девушку, которую не встретил раньше, эх, а надо бы. Но, видимо, у судьбы или что там руководит жизнями людей, были на нас определенные планы, ведь познакомились мы именно тогда, когда были больше всего друг другу нужны.

Этот вечер, который поистине можно назвать чувственным и проникновенным, медленно перетек в ночь, точно такую же нежную.

- Как бы завтра не проспать, - пробормотала Ярослава, засыпая в моих руках.

- Я на этот случай завел три будильника на своем телефоне и два на твоем, - рассмеялся, целуя ее в плечо.

- Тогда точно не проспим, - успела с облегчением выдохнуть и мгновенно отключилась.

А я еще долго лежал, смотря в потолок, и благодарил того, кто за нами наблюдает, за все, что мне дал и даст в будущем. Ну и как бы невзначай намекнул в сторону квартиры, которую нам нужно найти, потому что Михаил довольно скользкий тип, с ним я успел поработать в зале и более или менее его характер понял, так что пока еще время на нашей стороне, но расслабляться совсем нельзя. Этот человек открыто выступать против меня не будет, побоится, а вот некрасиво гадить начнет.

Утром я встал после мелодии второго будильника. Сегодня предстоял очередной довольно непростой день, но он мне уже не казался таким страшным. Рядом потянулась Ярослава, и я на какое-то время завис в своих мыслях, пока она меня в шутку не толкнула.

- Отомри! - засмеялась, - нам еще за детьми ехать.

Кстати, да.

Сегодня воскресенье, и через два с половиной часа у нас запланирован поход всем классом в кинотеатр. Билеты были заранее выкуплены и чеки распечатаны. Всего на данное мероприятие идет пятнадцать моих учеников плюс трое родителей, ну и еще братья и сестры, которых с собой изъявили желание пригласить с собой мои подопечные. Так что компания по самым скромным подсчетам получалась больше двадцати человек. Не растерять бы детей, вот что главное!

После быстрого завтрака и порции утренних поцелуев, мы, смеясь и подшучивая, поехали к моим родителям, которые подробно рассказали, как прошли у них вечер и ночь, чем они занимались, что кушали – одним словом, полный отчет.

- Теперь можно чаще оставлять! - с намеком проговорила мама, помогая собрать Ромку, который боялся опоздать на мультик.

Ярослава смутилась, но осторожно кивнула, забирая ребенка. Вежливо попрощалась со всеми и поспешила вниз, на парковку. Понимал, что ей непривычно, но пусть уже сейчас начинает осознавать, насколько все серьезно.

Приехали в кинотеатр заблаговременно и начали собирать класс в кучу, точнее, собирал я. С моим ростом это делать было довольно легко, меня видно издалека, поэтому ученики прямиком направлялись к нашей небольшой компании. Как бы ни опасался кого-нибудь из малышей потерять в толпе, но, на удивление, никто не разбегался, не спешил, все спокойно ждали, когда придут остальные. Только после того, как все желающие собрались, вперед вышла мама из родительского комитета и громко при всех поздравила меня от всего класса с днем учителя.

Вот же, а я про него совсем забыл!

Мне вручили подарок, который, конечно, сразу же открывать не стал, мне показалось – это будет выглядеть крайне некрасиво. Поблагодарил всех за внимание, потому что ну реально приятно, что помнят и ценят. Обязательно нужно будет еще в чат написать слова благодарности, потому что участвовали же все! По очереди обняв детей, мы прошли к кассе с попкорном. Подождали, пока желающие закупятся сладостями и газировкой, да и сам не удержался и оплатил то, что просили Ромка и Арина, и только после этого наша дружная колонна прошла в зал. Дружно, организованно, чуть впереди учителя – но это уже не так важно.

Фух, с первым этапом мы справились.

Рассадив учеников по их местам, с одно конца ряда посадил одну маму, сам сел с другого края, перекрывая путь к отступлению. Еще двое взрослых будут сидеть в центре ряда, разбавляя его, и контролировать детей уже из этой точки. Вроде, все. Ага, Ромка со мной, Арина с подружкой из класса среди детей, ну и Ярослава по другую руку. Все в сборе, можно перевести дух и ждать мультфильм, который начнется с минуты на минуту.

Правда, Ярослава еще предложила детей сводить в туалет, а я об этом как-то и не подумал. А ведь, правда, напьются и будут бегать туда-сюда. В общем, собрал снова всех желающих и проводил в нужном направлении. Конечно, пришлось подождать детей в коридоре. Самым ответственным разрешил дойти до зала самостоятельно, а вот остальных пришлось собирать в кучку и потом вести обратно под присмотром. Успели вовремя, к самому началу фильма, в зале даже свет не успели погасить.

Мультфильм оказался интересным, периодически засматривался, когда отрывал взгляд от зрительного зала, высматривая свой класс. В общем-то, если так будет всегда, то можно будет выбраться еще куда-нибудь. Правда, осталось последнее испытание – нужно еще посмотреть, как мы будем зал покидать.

В конце мультика, когда зрители потянулись к выходу, громко попросил учеников первого класса подождать. Только когда зал значительно опустел, мы стали выходить гуськом. Уже в коридоре учеников встречали довольные родители, которые решили продолжить развлекательную программу детей, правда, теперь уже без меня.

Что ж – первый блин совсем даже не комом!

Кто молодец? Я молодец!

Теперь бы еще дома успеть сделать все свои дела, и можно будет вообще голову задрать, ну, так, чисто для того, чтобы посмотреть на потолок!

Глава 18

Новая неделя оказалась удивительно тихой. Началась она с прихода завуча, которая потребовала к завтрашнему дню составить и принести ей распечатанный отчет. После выяснения, о каком именно отчете идет речь, выдохнул, радуясь тому, что успел составить его раньше и даже сразу же достал распечатку из стола, передавая женщине со словами:

- Готов исправить все, что нужно, но если вы проверите его сейчас.

Пора было закапывать топор войны, не до него сейчас совершенно.

Завуч кивнула и удалилась из кабинета, гордо задрав подбородок, ну а я опять занялся тем, что уже было отработанно до автоматизма. Скоро уже наступят каникулы, мы идем и работаем четко по плану, я успевал делать фактически все, но совсем скоро нужно будет подумать и над конкурсом. Внимательно изучил правила, положение, чтобы понимать, во что ввязываюсь, заполнил заявку, которую нашел на последней странице и отправил по электронной почте по указанному адресу. Вот только расслабляться было еще рано, лишь можно сделать небольшой глоток воздуха, перевести дыхание и снова в бой.

После уроков во вторник и четверг я привычно оставался минут на сорок, чтобы поиграть с детьми в футбол, провести тренировку, рассказать новую тактику и стратегию игры, и только после этого забирал Арину домой. Девочка успевала за это время сделать уроки и, прощаясь с классом, неизменно брала меня за руку. Среди учеников уже возникали вопросы почему это и как, но объяснять детям много не стоит, так что говорили лишь, что живем в одном доме, поэтому уходим вместе домой. Возможно, Аришке хотелось сказать большее, но и она помалкивала, наверное, после короткого разговора с мамой, который состоялся совсем недавно. Нас, мужчин, на женский совет не пустили, поэтому мы с Ромкой пекли в кухне блины, ну, и пока никого не было – сразу же их ели.

Однако многие дети из класса старались тоже подержаться за мою ладонь хоть разочек в день. Таким образом у нас чуть ли не список очереди составился: кто со мной идет на завтрак, кто идет после завтрака, с кем прогуливаюсь до кабинета музыки или до кабинета рисования. Естественно, когда мы уходили, тоже брал за руки детей. Обиженных и обделенных не было, успевал угодить всем.

Ну и еще немало радовало то, что мы нашли квартиру, которая подвернулась совершенно случайно. Это было совершенно новое объявление, по которому успели позвонить в числе первых, и уже в пятницу стояли у довольно приличной двери на первом этаже вполне себе среднестатистического девятиэтажного дома в нашем городе. Квартира оказалась светлой и вполне теплой, с приятным ремонтом, с мебелью и нужной для проживания техникой. Небольшая кухня с добротным гарнитуром, в зале имелся широкий диван и даже телевизор. Две комнаты, одна из которых была довольно большой, и, что самое приятное, в ней даже наличествовали детский спортивный уголок и одна большая кровать. Ну и ванная с туалетом приличные, их не нужно было отмывать от плесени и ржавчины, менять сантехнику или делать иной ремонт, да и расцветка глаза не резала.

 Выбирать и искать что-то лучше – не стали. Единственное, договорились, что переездом займемся сразу в выходные, потому что хоть это все довольно неожиданно для нас, но и тянуть мы не хотели. Хозяйка квартиры была согласна на что угодно, нам лишь нужно было оплатить проживание да забрать ключи.

Настроение неожиданно из состояния «хорошо» перешло в разряд «отлично». Даже какой-то заряд сил появился, хотелось куда-то идти, что-то делать, чем-то заниматься.

Сам дом находился не то чтобы далеко от школы, но две остановки утром придется проехать, потому что идти пешком с ребенком не вариант. Сейчас далеко не весна, когда по обоюдному желанию можно прогуляться, не желал, чтобы Аришка заболела. Да, я планировал утром ездить на работу с Ариной, а Ярослава пусть отвозит Ромку, им тоже нужно было рассчитать время на дорогу, а еще девушке следовало попасть на работу вовремя. Это раньше у нее был не такой уж большой крюк, и на путь она тратила минут двадцать, сейчас же все сильно изменится.

Сев в машину, Ярослава, недолго думая, сказала:

- За квартиру платим пополам! - вот неугомонная женщина!

- Исключено! - заявил, на что девушка насупилась и сложила руки на груди.

- Тогда никак! - немного даже обиделся, но сдался, потому что спорить и ругаться совершенно не хотелось. Просто со временем сделаю так, как считаю нужным.

- Ладно, - протянул, но быстро добавил: - Холодильник забиваю продуктами сам!

- Отлично, - пожала плечами Ярослава, - а бытовые принадлежности на мне.

Ох, тяжеловато нам в этом плане будет, потому что я хочу все делать сам, а моя спутница не желает на мои плечи взваливать лишнее. Ладно, сейчас об этом говорить даже не буду, нам бы вещи собрать да перевезти их, а там видно будет. Одним днем такие глобальные вопросы не решаются, будет день, будет, как говорится, пища.

По пути домой позвонил отцу и попросил помощи с переездом. Его машину будем загружать вещами, которых явно окажется много, но и грузовое такси обязательно закажем.

- Мебель какую-то нужно будет забирать? - Ярослава задумалась.

Новая квартира была полностью обустроена, кроме детской. Но туда можно будет купить новые кроватки, а вот на счет остального?

- Я подумаю, - произнесла мама моей ученицы, - но, боюсь, почти все, кроме одежды и личных вещей, останется там.

Итак, впереди нас ждали насыщенные выходные и предстоящий переезд. Нужно еще договориться с Федором Петровичем, чтобы дал мне несколько дней форы, везде я просто не успею. Большой плюс оказался в том, что съемная квартира была убрана настолько, что даже пыли негде не нашлось, так что не нужно будет мучиться и тратить драгоценное время на наведение порядка. В детской была довольно большая кровать, на которой малыши смогут уместиться. На первое время им хватит, во второй комнате кровать была несколько меньше, однако этот вопрос явно никого не смущал – поместимся!

Но на этом везение неожиданно закончилось. Мы за выходные успели собрать и перевезти вещи. Не все, но то, что на первое время нужно – уже дожидалось нас в зале новой квартиры. Успели транспортировать компьютерный стол со всеми принадлежностями, микроволновую печь. И надо же было в понедельник объявиться Михаилу, да не одному, а с мамой Ярославы!

Мы как раз отвезли детей моим родителям и спешно собирали оставшиеся вещи, сверяясь со списком и боясь что-то пропустить, как раздался стук в дверь. А когда я открыл ее, то увидел наших незваных гостей.

Михаил прошел гордой походкой павлина в квартиру, оттеснив меня в сторону, и поставил свои две сумки рядом с нашими баулами.

- Я имею право жить в этой квартире, - заявил он, переводя взгляд на довольно уже опустевшую квартиру.

Нет, мы не стали забирать мебель, потому что ее покупала не Ярослава, мы лишь забрали одежду, мягкие коврики, которые девушка стелила перед кроватью и диваном, сняли со стен фотографии детей, освободили обувной шкаф в коридоре. В общем, кажется, что все осталось точно так же, но квартира все равно смотрелась пустой и не живой.

- Живи, - пожала плечами Ярослава и добавила, - хоть с моими родителями и живи.

Мы стояли друг напротив друга, как два подразделения, соперничающих между собой. Я пока в диалог не вступал, но, чувствуя по дрожащей ладони Ярославы, которую держал в своих руках, что скоро придется. Она их боялась, она сильно переживала, но в тоже время готова была спорить, готова ругаться и доказывать всем, что сама имеет право решать, где ей быть и с кем.

- Это что такое? -внезапно задала вопрос ее мама, косясь в сторону наших вещей.

- А это переезд, - усмехнулась стоящая рядом со мной девушка, - так что мы освобождаем вашу квартиру, делайте, что хотите!

Естественно, просто так уйти нам никто не дал. Мама Ярославы закатила скандал, сыпала угрозами сначала в адрес девушки, а потом совершенно неожиданно переключилась на меня. Хотя, почему это неожиданно? Просто переход был настолько резким, что даже сначала не понял, что она свой гнев направила теперь уже в мою сторону.

- Учитель! Да как вам не стыдно разрушать семьи! Да что о вас говорить будут, когда узнают?

Угроза имела значение. Я слушаю новости, подписан на многие группы для учителей, где часто можно найти не только интересные задания, но и прочитать или поучительные жизненные, или довольно нелепые истории, после ознакомления с которыми начинаешь понимать, что у многих родителей иногда ум за разум заходит. Всем известную ситуацию с учительницей в купальнике я рассказывать не буду – тема избита, переписана и пересказана много раз. Однако есть много спорных вопросов по поводу внешнего вида учителей, причем во внеурочное время, много претензий к тому, что делает педагог в свободное от работы время. А совсем недавно где-то увидел заметку, что ученики увидели своего классного руководителя в торговом центре, где женщина выбирала себе нижнее белье, и теперь родители просят ее уволиться, потому что моральный облик учителя в ней умер. Серьезно? Тогда как есть ходить-то?

Среди молодых учителей даже есть определенный флешмоб под названием «учителя тоже люди» – это своего рода знак поддержки тем, кто столкнулся с несправедливостью. Вот уж там молодежь отрывается всем врагам на зло, показывая, в какой одежде отдыхает на море, чем увлекается вне стен школы, и, о боже, может продемонстрировать татуировку на спине или предплечье!

- Совершенно не важно, что будут говорить другие, - твердо ответил раскрасневшейся женщине, которая до этого итак не занимала высокую позицию в моих глазах, а теперь окончательно упала вниз, - важно то, что знаю я.

Нам удалось забрать свои вещи, ведь я их предупредил, что если кто-то из присутствующих встанет на моем пути или как-то попытается мне помешать, вопрос словами решаться больше не будет. Михаил прошел вглубь комнаты, показывая всем видом, что претендовать ни на что не будет, а разочарованная мама Ярославы отправилась за ним, пытаясь настроить на борьбу.

- У тебя жену уводят с детьми, а ты? - что именно ответил Миша, я не знаю. Нагрузил себя с верху донизу пакетами, коробками и очень осторожно спустился на первый этаж.

Ярослава помогла мне с дверью и подсказывала, где будет бордюр или какая-нибудь ямка. Так мы и дошли до авто, сгрузили вещи в машину и крепко обнялись. Простояли пару минут, потому что девушке нужно было перевести дыхание, но счастливая улыбка говорила о том, что она только рада тому, что случилось совсем недавно.

Порой так сложно кому-то отказать, а еще сложнее поставить на место, особенно – если это близкий и родной человек. Не знаю, знакомы ли вы с теорией границ, но могу сказать точно – личностные моральные границы Ярославы не только постоянно нарушались, но еще при этом и разрушались. Ее мама имела смелость и наглость лезть туда, куда ей совершенно уже не было ходу. Люди, когда вырастают, когда у них появляются семьи, они имеют право на личный выбор, каким бы он ни был. Задача родителей этот выбор принять, ну или скромно стоять в стороне в ожидании, когда чадо одумается, а не бежать  наперерез, размахивая флагом справедливости. Свои ошибки они уже сделали, теперь наша задача научиться на своих. А если помощь будет нужна, сами же придем, так зачем лезть?

Вот только не все это понимают. К сожалению своему начал осознавать, под каким прессингом все это время жила Яра, как непросто было ей с двумя детьми, мужем-уродом и родителями… весьма своеобразными.

Я не сразу заметил, что плечи девушки под моими руками начали чуть заметно вздрагивать, а когда аккуратно приподнял пальцами голову Ярославы, то увидел, что она плачет.

- Это я от радости, - прошептала и снова смущенно уткнулась носом мне в плечо.

М-да, довели…

Только после того, как Ярослава успокоилась, вернулся сначала в подъезд, чтобы еще раз осмотреть мою опустевшую квартиру на предмет выпавших или «спрятавшихся» личных и нужных вещей, а затем поднялся на третий этаж.

После нашего ухода так ничего и не поменялось, единственное что – Михаил так и сидел в комнате, а вот мама Ярославы стояла у кухонного окна, глядя куда-то вниз. Я, не обращая ни на кого внимания, еще раз прошелся по комнатам, проверяя, все ли мы забрали, ничего ли не забыли. Но радовало то, что хоть эти дни мы и собирались в спешке, вроде, все наше было вывезено. Мебель, старые вещи мужа Ярославы, которые он поленился когда-то собрать, его бумаги, бытовая техника – все так же осталось стоять на своих местах. В кухне я положил на столешницу ключ от квартиры, который был передан мне Ярославой, и вышел вон, закрывая до этого уставленную настежь открытой дверь.

- Вроде, все, - с этими словами устроился в машине.

- А если что и забыли, то лучше новое купим, чем сюда возвращаться! - решительно заявила Ярослава и завела мотор.

Вот с таким настроем и уехали, глядя исключительно на дорогу.

***

Наша новая квартира пока похожа была на свалку, в гостиную заходить было банально опасно, так как там обосновались завалы из коробок, пакетов и чемоданов. В этот вечер мы лишь пополнили количество вещей, которые нам предстояло еще разобрать. Сил ни на что больше не осталось.

Заказав пиццу, поставили чайник и уселись друг напротив друга. Я даже щеку рукой подпер, глядя в голубые глаза сидящей рядом девушки, которая улыбалась мне открыто и счастливо.

- А ты так и не проверил тетради, - пробормотала Ярослава.

- Зато успел сделать небольшие конспектики на завтра, а тетради обязательно проверю! - да, за все выходные я толком ничего и не сделал, благо, хоть сегодня в школе написал конспекты на завтра, а про тетради даже не вспомнил – не до них было совершенно.

Пиццу привезли только через сорок минут, мы за это время смогли только сходить в душ, переодеться в заранее приготовленные домашние вещи и банально поваляться на кровати.

После вкусного мини-ужина, не сговариваясь, завалились на застеленную чистым бельем постель и сразу же уснули. Эти дни нас вымотали настолько, что мозг засыпал быстрее, чем закрывались глаза. Организм давал мне возможность отдохнуть перед жутким боем, который начнется уже со среды, но о нем я пока даже не догадывался.

Утром мы поехали к моим родителям за детьми, где пришлось разделиться, потому что нам с Ариной необходимо было попасть в школу, а Ярослава повезла Ромку в сад, несчастному ребенку нужно было в восемь утра быть в группе и уже делать зарядку.

Всю дорогу девочка рассказывала о том, чем они занимались с бабулей и дедулей, а еще Арина поведала мне по секрету, что знает, какой подарок нужно подарить бабушке на день рождения.

- Да? - удивился, - какой же?

- Сковороду! - сообщила моя ученица, - а то она жаловалась деду, что с одной не успевает ничего готовить. А вот если бы было две!

Удивился, ведь у мамы всегда сковородок хватало, но, похоже, имеющиеся пришли в негодность, а я знал, да даже не думал о таком узнавать! Намек понял, согласно кивнул, но сам чуть не рассмеялся –ведь придется покупать, раз Арина подметила такой факт!

Доехав на автобусе до нужной остановки, мы быстро дошли до школы, где, как и всегда, было довольно шумно. Конечно же, громче всех были мои дети, но я об этом никому не скажу.

- Доброго утра! - привычно поздоровался с учениками, когда открывал дверь в класс.

Естественно, каждое утро после выходных дети рассказывали – где были, что делали. Кто-то показывал свои новые игрушки или журналы, кто-то жаловался на дворовую подругу или друга. Я слушал, даже вопросы задавал, но на утренние беседы всегда отводил только семь минут, потом нужно было бежать в учительскую за журналом.

Когда вернулся в класс, то детей значительно прибавилось. Сверившись со временем, я быстро приготовился к уроку, не забыв написать на доске число. В последнее время мой каллиграфический подчерк стал еще лучше. Ладно, ни о какой каллиграфии речи не было, но на доске буквы действительно выходили ровными, округлыми и аккуратными, прям самому приятно было смотреть.

Первым уроком было чтение, и на выходные я задавал детям выучить небольшой стих. Это уже не первое подобное задание, но у меня до сих пор свежо было в памяти, как вечером какого-то дня мне позвонила мама Егора и сказала:

- Максим Сергеевич, мы не будем учить стихотворение! - я, знаете, даже несколько растерялся. Это задание не мной придумано, оно значилось ив учебнике, и по обязательной программе, тем более, извините, но, на мой взгляд, выучить четверостишье совсем не сложно.

- Почему же? - я ждал разных вариантов ответа: может, они учебник потеряли, или голова болит…

- Потому что Егорушка не умеет их учить. Нам даже в детском саду стихи не давали, - мне хватило всего несколько секунд на то, чтобы прийти в себя и ответить:

- Но вы уже не в саду, а школе! Поэтому постарайтесь, но стихотворение выучите.

Естественно, мальчик пришел без готового домашнего задания, а мне пришлось остаться после урока, чтобы объяснить ему способы запоминания стихотворения, и остановились мы на ассоциациях: к каждой строчке придумывали движения, раз за разом его повторяли вместе со словами. Таки выучили этот чертов стих за полчаса!

Понимаете?! Десять минут на объяснения и тридцать на заучивание! Все!

Я не возмущался, не ругался, но маме позвонил и сказал, что их ребенок учить стихи может и знает, как это нужно делать. И вот сегодня, когда Егор вышел к доске, то привычно стал для себя жестикулировать. И стихотворение, которое на этот раз было чуть длиннее предыдущих, рассказал без запинок.

- Молодец! Отлично получилось! - вот, все же я хороший учитель.

На уроке русского языка была запланирована работа со словарными словами. Мы с ними не только познакомились, выписали, но еще и записали несколько предложений. Вышло интересно, мне понравилось, детям, судя по тому, что они с готовностью озвучивали снова и снова варианты использования словарного слова, тоже.

По математике уже активно считали, решали маленькие несложные задачки, выходили к доске и неизменно оценивали работу друг друга. В общем-то, все было хорошо, пока не начался урок физкультуры. Учительница, когда пришла за нами в класс, как-то странно на меня посмотрела и сказала:

- Держись, Максим Сергеевич, по твою душу скоро придут!

Но кто должен был прийти, я так и не сумел узнать. Проработав до конца рабочего дня, я так и не дождался своего собеседника, зато встретился с ним в среду утром.

Собирая детей на урок рисования, совсем не ожидал, что ко мне в кабинет зайдут завучи, методист, секретарь, социальный работник с психологом, ну и директор. Эта колонна выстроилась у доски и стала ждать, когда я освобожусь. Дети, которые уже парами стояли у входной двери, с интересом посматривали на пришедших гостей, а я вот понимал, что не на экскурсию они сюда явились таким составом.

- Максим Сергеевич, у нас к вам очень серьезным разговор, - начала со вздоха Антонина Ильинична. Было видно, что директор расстроена, но вот чем?

- Что? - удивился, - уже увольняете?

- Еще нет! - встряла как всегда Ирина Федоровна, - но вы, как никто другой, близки к этому.

Собственно, на этой неприятной ноте притихших детей и увели. Блин, а нельзя было как-то без них начать этот разговор? Все же неизвестно, о чем они сейчас подумают. Аришка вон какими испуганными глазами смотрела…

Меня отконвоировали в кабинет к директору, где Антонина Ильинична и сообщила суть сегодняшнего собрания. В общем-то, мама Ярославы угрозу осуществила.

На меня была написана очередная жалоба, в которой говорилось, что молодой учитель сожительствует с мамой своей ученицы, хотя та находится в браке, и, естественно, требовали этого учителя, аморального, гадкого и противного убрать подальше от детей. Чему такой человек сможет научить? Боже, как будто я с утра до ночи преподаю не математику с русским языком, а историю счастливого брака!

Было довольно неприятно слышать о себе подобное, но еще было более мерзостно видеть, как злорадствовала Ирина Федоровна. Уж она-то в выражениях фактически не стеснялась, приплетая советское образование, правила тех времен, рассказывая нам, какие тогда были педагоги – не то, что сейчас! Я же на оскорбления не переходил, потому что сейчас реально ощущал себя намного выше этой женщины, она в порыве энтузиазма аж капельками пота покрылась то ли от усердия, то ли от удовольствия. Вот работала бы с тем же усердием, право слово!

- Что вы от меня хотите? - перевел взгляд на тихо сидящих женщин, которые в нашем диалоге не участвовали, - чтобы я признался или опровергнул данный факт? Так вот – это моя личная жизнь, в нее лезть я никому не разрешаю, тем более плевать в меня довольно неприятными словами. Вам, Ирина Федоровна, самой должно быть стыдно за свое поведение, но у вас этого качества как в школьное время не было, так и до сих пор нет. Да, не делайте такие глаза, я довольно много о вас знаю, однако предлагал всегда не ругаться, а находить компромисс. Мне написать заявление по собственному желанию? Я его напишу, но детей в этой четверти доведу, осталось несколько недель.

Я смотрел на директора и завучей, которые то отводили взгляды, то что-то пытались сказать, да не могли. Я уже понял, что обо мне знает вся школа, теперь мне стали понятны и косые взгляды, и сочувствующие слова. Только вот прятаться и говорить, что я не виноват, меня подставили – не буду.

- Если на этом все, то пойду.

Выйдя из кабинета, каким-то чудом не хлопнул дверью. Зато на ноги подскочила обеспокоенная секретарь, которая даже руки к груди прижала. Да, у меня, наверное, лицо сейчас от гнева треснет, но я лишь резко развернулся и широким шагом направился в свой класс, чтобы дождаться детей с урока и отвести их на завтрак.

Ариша, когда увидела меня, сразу же побежала обнимать, ну а я ее в ответ, потом и остальных. Потому что раз уж кто-то ко мне подошел, то и остальные подтягиваются.

До конца рабочего дня я держался молодцом. С детьми был улыбчивым, уроки вел как и всегда – интересно, с юмором, чтобы никому скучно не было, ну а когда настало время обеда, то быстро стал собирать вещи, стопки тетрадей, свои папки.

- Иди на обед, я тебя дождусь! - сказал подошедшей ко мне Арине, которая часто-часто закивала головой, ну я отошел к окну и заложил руки за спину.

Осень уже вовсю хозяйничала за окном. Под ногами некогда красивые листья превратились в жалкие порванные огрызки, вымокшие в лужах. Ну и все чаще шел дождь. А бывало, что начинался сильный ливень. Уже совсем скоро выпадет первый снег, хотя я уже сомневаюсь, что он будет. В последнее время он нас не радует своим появлением, а так хочется, как в детстве, поваляться в сугробах, покататься на санках с горки, построить снежные военные базы и вести перестрелку с друзьями. Мечты-мечты…

Когда дети вернулись с обеда в класс, то обступили меня со всех сторон. Как маленькие котята подставляли головы для ласки и крепко меня обнимали своими ладошками.

- Сегодня тренировки не будет, - с трудом проговорил, почему-то проглатывая тугой ком в горле, - вы можете немного позаниматься дома, обязательно делайте приседания и отжимания.

Только после этого воспитательница забрала малышей, чтобы сделать с ними уроки и разойтись по кружкам.

- Тебе так просто не дадут уйти, - прошептала Валентина Егоровна, - родители будут против.

- А это имеет значение? - склонив голову, посмотрел на добрую и хорошую женщину, что сейчас поджимала губы. - По мне так хорошо прошлись, что оставаться самому не хочется.

С Аришей мы вызвали такси и доехали до дома в тепле и с комфортом. Сегодня у нас не было кружка, так что пока девочка делала уроки, приготовил ужин, нарезал салат, и, когда до прихода Ярославы с Ромой осталось каких-то полчаса, прилег на кровать.

- Арина, - предупредил перед этим ребенка, - я прям чуть глаза прикрою. Но ты, если что, сразу меня буди, хорошо?

- Угу! - ответила моя ученица, устраиваясь в комнате с книжкой в руках, - я посижу тихо рядом.

Кивнул головой и как упал на кровать, сразу же и уснул, даже не слышал того, что было потом, даже не проснулся, когда вернулась с работы Ярослава, и как звал меня Ромка.

Глава 19

Ярослава

Рабочий день был в самом разгаре, когда позвонила дочка. Она до этого никогда так не делала. Обычно перед уроком присылала сообщение, что пришла в школу и приготовилась к уроку, ну и потом я ее забирала домой. А тут звонит, да еще, если судить по времени, прямо на уроке.

- Ариша? - спросила, приподнимаясь со своего места, - что случилось?

- Максима хотят уволить с работы, - прошептала дочка, - нам сейчас учительница по рисованию шепотом рассказала и попросила уговорить родителей вступиться за него. Мама, мы ведь не дадим его в обиду?

Ох, не дадим – это еще мягко сказано. Внутри прям волна поднялась, которая была готова снести все на своем пути!

- Не дадим, милая! Иди на урок! - судя по всему, дочка сидела в туалете и шепталась со мной.

- Хорошо! - вызов был сброшен, а я сама позволила зайти себе в наш школьный чат.

Ох, какие там шли дебаты! Мы словно поделились на два лагеря: одни заступались за учителя, другие его обругивали. Пока добралась до начала разговора, то поняла, кто начал эту войну. Этим человеком оказалась моя собственная мать, которая не поленилась и написала жалобу на учителя, при этом еще и позвонила в департамент образования, да еще каким-то чудом умудрилась попасть в школу, где ей очень повезло наткнуться на двух родительниц, которым наш преподаватель не нравился от слова совсем. Они-то и развили бурную деятельность, призывая всех к решению этого вопиющего нарушения всех норм. Что сказать, в меня камни тоже летели, причем настолько нелестные, что было даже противно. Однако, приятно оказалось узнать, что на моей стороне родителей оказалось больше.

После обеда мне позвонила директор и пригласила на закрытое родительское собрание, которое пройдет завтра в шесть вечера в нашем классном кабинете. Интересно, а Максим о нем знает?

После работы я быстро поехала за Ромкой, который сегодня радовал меня тем, что решил в группе не задерживаться, а довольно быстро одевался, ни разу не закапризничав. Нам бы, конечно, по пути домой заехать в магазин, потому что необходимо было много нужного купить, еще и на вечер и завтрашнее утро что-то сварганить, но я рвалась домой.

Ариша, конечно, пару раз звонила и докладывала, как у них обстоят дела, но почему-то умолчала о том, что Максим успел и ужин нам всем приготовить, и уснуть, вымотанный эмоционально и физически. Мне бы его разбудить и накормить, а рука не поднималась никак.

- Так, - скомандовала малышам, когда мы уселись за стол, - Максима не будить, пусть отдыхает. Ариша, ты уроки сделать успела?

Дочка кивнула и чуть было не сорвалась с места, чтобы продемонстрировать свои тетради.

-  Тебе верю, ты у меня умница! - улыбнулась, - посидишь с Ромкой, пока я буду проверять тетради?

Большую стопку я заприметила сразу. Она возвышалась над столом, маня в себя заглянуть. Ну я и заглянула, убедилась, что Максим ничего сделать не успел. Значит, успею я. Пусть не так профессионально, но помогу, чем могу, тем более уже давно планировала попробовать себя в роли учителя, не зря же все детство играла в школу?

О завтрашнем вечере даже думать не хотелось, почему-то привычно появилось желание вжать голову в плечи, забиться в угол и переждать стихийное бедствие таким образом. Но было одно но... Я за Максима собиралась бороться, даже не столько за него, сколько за наши отношения, за моих детей, к которым впервые кто-то нормально относился, за человека, который уважает меня и ценит, который оберегает и заботится.

Да, и настроена я была на завтра решительно. Если понадобится, у всех недовольных завистников волосы на голове драть буду, чтоб верещали как ненормальные, но своего мужчину в обиду не дам!

Когда убрала со стола и перемыла посуду, убедилась, что дети нашли себе занятие в комнате, только после этого уверенно открыла первую рабочую тетрадь и не совсем уверенно взяла в руки ручку с красной пастой. Мне-то казалось, что все просто – раз-два и все готово, да не тут-то было. Если в первой тетради я нашла одну описку, посмотрела, как исправляет ошибки детей Максим, и трясущейся рукой вывела округлую букву над зачеркнутой, то вот дальше меня ждал неприятный сюрприз.

Например, в одной тетради, которую вел мальчик, я долго не могла разобрать, что написано. Сверяла работу с другими тетрадями и ужасалась тому, каким почерком пишет ученик Максима. После каждого задания учитель давал мальчику дополнительно задание по каллиграфии, но результаты, может быть, и были, если Илья старался и не торопился, но в классе он однозначно спешил.

Отложила несчастную работу в сторону и перебрала все рабочие тетради, распределяя их на три стопки: понимаю, понимаю с трудом, ничего не понимаю. С первой стопкой, в которой оказалось не так уж и много тетрадей, я справилась за каких-то полчаса. Полчаса! И вспотела так, словно час занималась в тренажерном зале. После взялась за вторую кипку, где, поджав губы, уже пришлось разбирать, что написано.

- Для неподготовленного человека это очень сложно, - послышался голос из коридора. Подняв голову, увидела Максима.

- Я думала – это просто, - вздохнула, откладывая очередную работу в сторону.

- Увы, - криво улыбнулся мужчина, - смотрю, тетрадь Ильи ты в самый конец спрятала? Я тоже так делаю. Парень очень неусидчивый, все время куда-то торопится, старается задание сделать быстрее всех, и не докажешь ему, что лучше медленно и правильно, чем быстро и никак. Приходится уделять ему больше внимания, давать немного другие задания и постоянно контролировать.

Макс прошел в кухню, сел за стол и попытался пригладить растрепанные после сна волосы.

- Спасибо! Теперь мне намного меньше работы делать! - поблагодарил так, словно я сделала нечто невероятное.

Я сама встала и потянулась к нему, чтобы обнять и прижать к себе. Конечно, не очень хорошая поддержка, но пока только так. Руками мужчина обнял меня за талию, ну а я пробормотала ему куда-то в макушку:

- Завтра у нас собрание.

Плечи приподнялись и опустились после тяжелого вздоха.

- Знаю, видел сообщение.

Мы еще какое-то время просидели в тишине, пока не прибежали дети и не облепили нас с двух сторон.

Наш напряженный вечер пронесся довольно быстро: Максим проверял оставшиеся тетради и писал совсем маленькие конспекты на завтрашний день, ну а я полностью занималась детьми и параллельно думала о том, а как пройдет завтрашний день? Но не мой, естественно. Я очень сильно переживала за Макса. Это мы, женщины, от обиды и огорчения можем разреветься, закатить истерику и хоть как-то выплеснуть наружу свои негативные мысли, а вот такие мужчины, как мой Максим, сразу каменеют, сдерживая внутри себя негативные эмоции, переваривая их, не давая им выхода, а после... После они могут попросту перегореть.

- Тебе завтра нужно попасть в зал! - заявила перед сном, - поколоти там грушу, не знаю, штангу потягай!

Макс посмеялся и предложил детей отвезти родителям, а самим уехать в фитнес-центр.

- Только я заниматься не буду! - сразу обозначила свою позицию, - я на тебя лучше посмотрю!

- Договорились, - прижал меня к себе крепче, - но форму на всякий случай возьмем, вдруг ты передумаешь?

У меня действительно очень мудрый мужчина, ведь форма-то пригодилась!

Наше утро ничем не отличалось от предыдущего, только вот Максим был словно льдом или камнем скован, да и я сильно переживала, хоть и старалась не показывать виду, насколько боялась за своего стойкого мужчину.

Макс во время всех наших сборов о чем-то думал, изредка кивал будто в ответ на какие-то свои мысли, и уже перед самым выходом из дома с его плеч будто сняли переложенную неким нехорошим Атлантом ношу, он вообще как будто стал еще выше. Я даже невольно засмотрелась на него и почти тут же поймала легкую улыбку, которая, наконец-то, коснулась его губ.

- Ничего, - проговорил он толи мне, толи себе, - прорвемся!

И этими словами мы попрощались до самого вечера. У меня весь рабочий день душа была не на месте, рука тянулась к телефону, чтобы спросить, как дела у Макса, но я ведь уже спрашивала! А хотелось узнавать всякие подробности как минимум каждые полчаса.

После школы мой мужчина и дочка отправились домой, чтобы сделать уроки, а после пойти в гости к бабушке. Я же к тому моменту заберу Ромку из сада и обрадую его замечательной новостью.

Ближе к назначенному часу, когда уже села за руль, чтобы выехать с работы, Максим, наконец-то, позвонил.

- Детям вещи собрал, что еще нужно обязательно взять с собой? - учитель перечислил то, что успел с собой сложить.

- Отлично, - улыбнулась, - думаю, Ромке можно еще пижаму теплую взять.

- Хорошо, - послышалось в ответ, - будем вас ждать.

До дома родителей Максима добрались довольно быстро. Сын был просто невероятно счастлив от того, что совсем скоро увидит бабушку и деда, который у него теперь в явных фаворитах. Так что когда доехали, я уже приблизительно знала, чем хочет заниматься ребенок, и мысленно сочувствовала Сергею Леонтьевичу.

У родителей Макса мы не задержались ни на минуту, лишь передали моего сына, помахали всем на прощание и вышли из квартиры. Напряжение с каждой минутой нарастало, а время как-то слишком быстро летело вперед, и до начала собрания уже осталось примерно около пятнадцати минут. Его как раз только и хватит на дорогу.

В полной тишине мы приехали к школе, и если я чувствовала себя взволнованной и немного злой, то Максим, наоборот, казалось, был расслаблен, он весь путь улыбался и рассказывал, что успели за день натворить дети в классе. Я и сама невольно чуточку расслабилась, потому что мой спутник явно что-то уже придумал или решил для себя, ну а я буду на его стороне – это однозначно.

В школу мы вошли, держась за руки, и гордость грела душу обжигающим костром, что мой мужчина совершенно никого не стесняется. Помог мне избавиться от верхней одежды, перекинул через руку мою курточку и свое пальто. А еще зашли в почти полный класс мы тоже вместе под внимательными взглядами родителей. И, похоже, нам придется искать новую школу, почему-то показалось, что Аришке здесь нормально учиться не дадут.

Однако, как только заняла свое место, мне никто и слова не сказал, лишь соседка по парте протянула листочек, где было ответное заявление от родителей с требованием оставить классного руководителя на своей должности, и в конце которого уже было большое количество подписей. Недолго думая, подписалась ниже всех.

Директор зашла ровно в шесть часов, встала рядом со столом учителя и сказала то, что многие очень сильно ожидали:

- В связи с последними событиями, о которых знают, пожалуй, все здесь присутствующие, я с уверенность хочу сказать, что Максим Сергеевич со своего места уволен не будет.

- Но как же?! - возмутилась мамочка, которая до этого кормила своего ребенка роллами, и с которой уже был неприятный конфликт.

- Никаких нареканий в сторону учителя нет, со своими обязанностями справляется отлично, работа выполняется добросовестно. Причин для увольнения нет и быть не может.

Конечно же, сразу же посыпались упреки от той же мадам, мол, как он мог, стал встречаться с мамой своей ученицы и подобное. Но я лишь единожды обернулась и предупредила:

- Еще одно слово, и я тебя по этому столу размажу.

Не знаю, что именно подействовало – мои ли слова или недовольные взгляды других родителей, которые явно были на стороне учителя, но озлобленная женщина замолчала.

- Если вам не нравится учитель, - тем временем продолжила директор, - то вы всегда можете поменять школу, - а потом повернулась к Максиму Сергеевичу и добавила, - извините за вчерашний инцидент еще раз.

Вот и все собрание на пять минут. Многие мамы сразу же пошли к Максиму, чтобы уточнить, не уйдет ли он куда-то, не бросит ли детей? На что мужчина сказал твердо:

- Спасибо, что вступились – было очень приятно. Но работать в коллективе, где тебя ни за кого не считают, довольно неприятно. Я вас доведу до конца учебного года, хоть до сих пор и осталось сильное желание проработать только до конца четверти. А потом видно будет.

Мы все его понимали, особенно я, ведь Максиму нужно будет работать с этими людьми бок о бок, а я ведь даже не знаю, что тут в школе произошло, что ему успели сказать. Но, судя по тому, как он сильно расстроился, ничего хорошего не было.

Я не лезла в разговоры, которые велись между учителем и родителями, лишь смотрела вслед уходящим женщинам, которые так некрасиво подставили человека. А все ради чего?

- Повезло тебе, Ярослава, - прошипела Алла, - такого мужика себе подцепила.

А все из-за зависти и человеческой тупости. Я лишь головой покачала, а мама Даниэля, развернувшись ко мне спиной, гордо вышла из класса, все так же оставаясь при своем мнении.

Максим освободился только через полчаса, когда в классе никого не осталось, сел со мной за одну парту. Ну и пусть нам было тесно, пусть колени упирались в крышку стола, все равно положила голову ему на предплечье, понимая, что справились, выстояли…

- Ты молодец, - сказала, и сама потерлась носом о его кофту, - самый настоящий!

Он обнял меня за плечи и просто прижал к себе. И все – злые языки остались где-то там, за дверью этого кабинета, который с появлением учителя стал живым, каким-то настоящим.

- А теперь в спортзал! - проговорил Максим, - мне уж больно твой совет понравился.

И мы действительно поехали в спортивный клуб, куда меня пропустили без предъявления каких-либо документов или покупки абонемента, где я быстро переоделась в отведенной для женщин раздевалке и вышла к тренажерам, совсем не понимая, зачем это сделала. Хотела же просто посмотреть, а сама, словно по путеводной ниточке, шла навстречу Максиму, который проводил меня в небольшой зал.

- Готова? - спросил он и, дождавшись кивка, показал, как правильно нужно бить, какие движения выполнять, чтобы не навредить себе, и неожиданно пустил меня вперед.

Первый удар получился совсем жалким, каким-то слабым, а после десятого я уже ничего вокруг не замечала, колотила по снаряду, пока не выдохлась, пока не поняла, что сил больше не осталось ни на что… Все то, что было в груди, что мешало мне нормально спать, нормально есть и существовать – растаяло, исчезло или испарилось. Не важно, что с ним произошло, но его больше нет. Это такая легкость, после которой и дышится иначе, и руки, пусть и слабые, пусть мышцы напряженные, но, однако, страшного груза на плечах более не ощущается.

Отступила и попала в крепкие объятья. Сил не было даже на то, чтобы удержаться на ногах. Вот это меня развезло! Ничего не скажешь!

Максим поднял мою измученную и уставшую тушку на руки и отнес в сторону. Усадил на лавку и протянул заранее подготовленный и поставленный рядом стаканчик с водой. Ох, казалось, что я как будто оказалась в пустыне, потому что так жадно давно не пила.

- Ты как? - а я будто родилась заново, словно только что достала из своей души и вбила в эту грушу все плохое, что со мной когда-то случалось.

- Мне так легко еще никогда не было, - улыбнулась и глубоко вдохнула.

- Тогда теперь моя очередь.

Движения Максима более сильные, уверенные и резкие. Он колотил снаряд долго, а я не могла отвести от него взгляд. Он при этом такой… не передать словами… От него веяло силой, уверенностью, а черты лица стали настолько серьезными, между бровями залегла складочка, которая не исчезла до того момента, пока мужчина не совершил последний уверенный и очень сильный удар.

Когда Максим уткнулся лбом в грушу, обнимая ее одной рукой, быстро встала со своего места и подошла к нему, чтобы тоже обнять. Он весь мокрый, тяжело дышал, глаза закрыты, но хоть улыбался.

- Знаешь, - признался он, - я хочу выиграть конкурс мастерства и доказать всем, что достойный учитель.

Отличный план на будущее, и, судя по решимости, Макс настроен серьезно.

- А я хочу, в конце концов, развестись, - вздохнула, - осталось совсем немного!

- Я буду рядом, - заверил он, поворачиваясь. - Если нужно, схожу с тобой, куда необходимо.

И этот вечер мы снова провели вдвоем, только словно стали еще более открытыми друг для друга. После изматывающей тренировки домой возвращались медленно, мне даже машину вести не хотелось, а Максим вдруг распереживался, что заставляет меня после такой сильной нагрузки еще и баранку крутить. А мне не сложно, мне в радость, вот правда. Мне вообще казалось, что теперь все по плечу, и исключительно потому, что рядом со мной такой надежный и уверенный в себе человек, которого сломать невозможно!

Глава 20

Максим

Конечно, днем, перед родительским собранием, меня вызывал к себе директор. И если я думал, для того, чтобы провести еще один разговор, в котором мне будут читать нотации, то сильно ошибался. У меня попросили прощения за молчание.

- Я была не права, что не вступилась, что растерялась, что позволила случиться тому, что произошло. Как руководитель, поступила неверно.

Вот и весь разговор, во время которого я не проронил ни слова. А что я скажу? «Да бросьте, ничего страшно»? Нет, я себя уважаю, поэтому лишь кивнул, принимая к сведению слова Антонины Ильиничны, и вышел. Она неплохая женщина, но очень мягкий руководитель, у которого коллектив – шалтай-болтай. Я понимаю, что школа – это отдельный мирок, что если у тебя тут есть какая-то более или менее значимая должность, то ты уже как-то по статусу выше, но, эй, люди! Если ты на голову выше остальных, то и веди себя соответствующим образом! Зачем показывать всем, что ты вот тут находишься, а другие где-то там… Зачем повышать голос, зачем давить и угрожать? Мы все люди с определенным складом ума, с характером, мы состоявшиеся личности. Кто-то может смириться и прогнуться под систему, а кто-то, как я, молчать не будет. Жалко, что последних довольно мало, все чаше нам удобнее пойти в кабинет и в сотый раз переделать или выполнить то, что от нас хотели. Ну и ладно, это выбор каждого.

На следующее утро после тренировки с Ярославой, мы чудом проснулись после третьего будильника, и, смеясь и толкаясь, побежали в ванную умываться.

Настроение было настолько такое хорошее, что вышли мокрые с ног до головы, а все потому, что стали как дети брызгаться! Блин, я своим малышам делаю замечание, когда перед тем, как зайти в столовую, мы подходим к умывальникам мыть руки, и кто-то вдруг решить пошутить, а тут два взрослых человека шалят! А с другой стороны, почему бы и нет?

Приготовили на скорую руку завтрак, который заключался в бутербродах и яичнице, и помчались за детьми. Настроение держалось на отметке «отлично», и им хотелось делиться со всеми. И мой класс, когда вошел в кабинет, будто почувствовал мое настроение, и дети принялись резвиться и веселиться. Так и прошла перемена перед первым уроком: мы то и дело обнимались, смеялись, малышня висла на мне, как маленькие обезьянки, но это же чудесно!

Сам день прошел на этот раз без казусов. Про меня словно все забыли в одно мгновение: никто не заходил, нас разными заданиями не тревожил, ну мы и учились себе спокойно. Даже появилась мысль самому в следующий раз пустить какой-нибудь слух. А что, после него живется удивительно хорошо!

Так пятничный день и прошел, за ним наступили выходные дни, и все встало на свои места. Привычный ритм вернул меня в русло: работа – дом – работа – дом. Ничего неизменно, вот только меня всегда ждут в этот самом доме, постоянно пытаются чем-то приятным удивить и делают все возможное, чтобы мне было комфортно. А я? Я не отстаю! Балую свою любимую женщину цветами, неизменно подкладываю ей в сумку то шоколадки, то записки, после которых получаю довольно интересные и приятные сообщения, ну и радуюсь жизни и предстоящим в ней новшествам.

Я подал заявку на участие в конкурсе сам. Даже директор не знала, правда, лишь до тех пор, пока ей не позвонили из департамента и не прислали приблизительный график мероприятий, в которых нужно было принять участие. Конечно, Антонина Ильинична немного растерялась, ведь вместо меня они направили кого-то другого, но согласилась и на мою кандидатуру тоже. Человеком больше или меньше – не важно, для рейтинга школы хорошо, и ладно.

Конечно, мне попытались помочь, даже завуч по учебной работе приходила, но я довольно твердо сказал, что справлюсь сам, а уж как именно – это не их забота. Вызов был брошен всем, так что мне и разбираться с предстоящими трудностями, которые, естественно, были.

Ведь, кроме того, что я уже знал, какой именно урок и какую тему буду показывать, незаметно подошли соревнования. Больше не было дружеских матчей по футболу, теперь только настоящие игры, на которые мои ученики шли с самым решительным настроем на лице. Ну и если прибавить ко всему этому предстоящую сессию, то вообще весело становилось. Однако, я был бы не я, если бы все не успевал.

Но давайте по порядку. Конечно, в самую первую очередь очень бы хотелось рассказать про футбол и моих маленьких мужчин, которые держались молодцом, даже когда проигрывали. Да, куксились, огорчались, но не плакали.

Накал страстей на поле был сильным, ведь мы стали еще более подготовленными, чем раньше, многих мальчиков даже отдали в секции по футболу, потому что если раньше данный вид спорта никак не рассматривали, то после нескольких занятий со мной ученики загорелись новым желанием. Поэтому на этот раз мы и бегали хорошо, и пасы передавали, даже по воротам били. Пусть не всегда точно, но уже большой плюс в том, что могли обыграть противника и показать свой уровень. После серии игр, где нервничали все, начиная от меня с детьми, заканчивая родителями, которые неизменно нас поддерживали, мы вышли в финал, где сразились с довольно сильными командами и заняли почетное третье место! Нам было куда расти, но и результатом оказались более чем довольны. А как узнал, что мамы и папы нам целое кафе заказали, так вообще растерялся.

- Идемте, идемте! - уговаривали они меня, - это в первую очередь ваша заслуга!

И я сдался!

Мы тогда очень хорошо посидели среди пиццы и лимонада, много обсудили на этот год, но вот дальше ни я, ни родители не заходили. Все помнили то, что было, все помнили мои слова. Хотя, если честно, я бы, наверное, остался и дальше. Не скажу, что отношения между мной и частью коллектива как-то резко изменилась в хорошую сторону. Нет, были те, кто осуждал, или те, кто поддерживал. Многие отнеслись нейтрально ко всей этой ситуации, оставаясь при своем мнении, поэтому сложно сказать, как и что будет дальше, однако мозг не выносят, и на этом спасибо.

Когда начались каникулы, я активно в первой половине дня готовился к предстоящему открытому уроку, думал над тем, какие темы нам с детьми необходимо повторить, как все успеть. Писал конспекты, которые потом облегчат мне жизнь, заполнял отчеты, которые мне теперь стали приносить и давать заблаговременно. Я успевал все – еще бы, ведь класс-то отдыхал, а значит, было время делать свои дела. После работы я шел домой, где меня всегда дожидалась Аришка, и уже с ней вместе топал или на кружок рисования, или в спортивный зал.

О, Федор Петрович придумал для меня новое применение! Он набрал группу детей, с которыми я занимался общефизической подготовкой! Для всего этого нам выделили зал, где мы и бегали, и прыгали, учились правильно отжиматься и подтягиваться. В группе было много мальчиков, в том числе и сыновья самого начальника, но никак не мог подумать, что туда же попросится Ариша! Для нее, естественно, нагрузка была другая, но девочке нравилось. Она каждый раз занималась с удовольствием, даже если чего-то не выходило, все равно широко улыбалась и говорила:

- Ты же меня научишь? - и я учил, сам радовался ее успехам, хвалил как мог, и неизменно обнимал. Таких занятий на неделе было всего лишь три, а по субботам я продолжал тренировать тех, кто желал позаниматься со мной в паре. В деньгах я не только не потерял, а, наоборот, выиграл! Естественно, огромный плюс!

Конечно, когда уйду на сессию, время занятий с детьми будет либо перенесено, либо останется прежним: все будет зависеть от меня и от того, как все буду успевать.

А еще коллеги мне рассказали, что многие посетители, насмотревшись на детские занятия, стали спрашивать про взрослые абонементы в подобном направлении. Конечно, брать еще одну группу мне будет сложно, увы – школа все так же отнимает очень много времени, но, если нужно, раз в неделю что-нибудь да и проведу там.

Ярослава же ходила не менее счастливая, чем я. Ее бракоразводный процесс подошел к концу, и моя дорогая девушка порхала как бабочка. Да, стоило получить заветную бумажку, как она действительно будто почувствовала себя намного легче. Я знал, что Михаил предпринимал еще две жалкие попытки помириться, знал, что мама Ярославы поджидала Арину после школы, но, так как девочка всегда и везде ходила со мной, то подойти побоялась. А уж про то, что она как не звонила, так и не звонит своей дочери – говорить не стоит. Зато мои родители всегда на подхвате. Дети неизменно ночуют у них в выходные, иногда просятся на неделе в гости, да и сами они часто приезжают к нам не для того, чтобы подстраховать или выручить, а на ужин или чай.

Я же неожиданно заметил, что мама и отец помолодели, что ли? Не мог объяснить, когда именно обратил на это внимание, но они и улыбаться стали чаще, одеваться начали иначе. Папа так вообще каждый раз придумывает все новые и новые «мужские» игры для Ромки, а мать иногда с Ариной готовят всем нам что-нибудь вкусное.

***

После каникул до конкурса педагогического мастерства оставалась неделя. В сам конкурс входили мастер-классы от ведущих учителей города, несколько семинаров, посвященных важным вопросам образования, ну и сами уроки и презентации к проектам, которые рассматривались отдельно и в разных номинациях. Я выбрал для себя урок окружающего мира, хотя долго сомневался, стоит ли его брать. Но, взвесив все за и против – решил рискнуть, тем более мы будем проводить опыты! Для них я даже купил мини-лабораторию в детском отделе и… пусть у меня все получится!

Дома, когда сам что-то химичил, то прятался в ванной комнате. Бред, но мне очень хотелось, чтобы и для Аришки этот урок был открытием чего-то нового и неизведанного. Хочу, чтобы и ее глаза горели интересом.

Кроме опытов у нас еще будет и красочная презентация, даже небольшие бланки наблюдений придумал, которые каждая группа будет заполнять. Одним словом, я подготовился на все сто! И, очень надеюсь, что все эти старания будут оценены по достоинству. Нет, мне не нужно первых мест, хотя предварительно именно с этой целью и хотел участвовать. А потом обида сошла на нет, я никого не простил, но зла уже не держал. Пусть сами живут со своей гнилью, раз им приятно вариться в ней каждый день.

В день открытого урока я даже не спал. Ага, волновался как школьник перед итоговым экзаменом, Ярослава надо мной посмеивалась и утверждала, что придуманный мною урок будет действительно интересным и запоминающимся. Я лишь ей показывал язык, ну и в душе ликовал, что она оценила мою задумку, да и вообще всячески мне помогала. Вон, даже когда у меня начнется сессия, будет страховать с Аришкой, забирая ее из школы.

Свой урок я показывал в пятницу, именно тогда по расписанию у нас был окружающий мир, ну и всего четыре урока – самое то, чтобы дети не устали, как и я вместе с ними. Конечно, перед тем, как пришла комиссия, мы провели беседу, я попросил вести себя хорошо, потому что сегодня очень важный для меня день.

- Вы хотите победить? - прямо спросила Оля.

- Да, - кивнул, - было бы неплохо.

Выскажи я свои настоящие желания, то явно меня бы не поняли, а тут малыши подобрались, и даже когда на перемене пришла комиссия, вели себя очень прилично. К слову, никто под партами не ползал, играя в войнушку, никто в догонялки не играл. Все такие правильные – сидели за столами, обложившись настольными играми и книжками, и показывали себя ну с самой хорошей стороны! Я их даже сфотографировал, чтобы в следующий раз показать, какие они разносторонние личности.

Всего в комиссии было около пяти человек, которые с превеликим трудом разместились в конце класса, где места было не так уж и много. Но это разве мои проблемы? Нет. Стулья предоставил, а дальше уж как-нибудь сами. Такой выделили мне кабинет, больше ничего не предлагали.

Когда прозвенел звонок, и дети встали, я вышел к доске и поздоровался с ними, все как и всегда – единые правила для всех, ничего нового. Я успел посмотреть почти на каждого ребенка и понял, что они меня не подведут,  а значит, и я их не должен!

Мы уложились ровно в отведенное нам время. Урок прошел интересно, ярко, дети то охали, когда показывал им на примере какой-нибудь опыт, то ахали, когда раздал материал для работы в группы. Конечно, ходил, помогал, проверял, мы даже про комиссию забыли, которая периодически что-то писала у себя в бланках. Плевать, я сам загорелся тем, что делал, у меня даже какой-то азарт появился, особенно видя яркие детские глаза, наполненные восторгом. Илюха так вообще как будто впервые появился в реальном мире: глаза широко раскрыты, рот не закрывался совсем. Он то и дело тянул руку, чтобы ответить на мой вопрос. И вот тебе плохой почерк и проблемы в русской языке… Парень-то увлекается совершенно иными вещами!

Когда воспитательница увела детей на обед, и я остался один на один с комиссией, от которой получил много приятных слов. Что ж, думаю, я смог доказать, что достойный учитель, пусть еще и в начале своего пути. Возможно, этот путь и оборвется, а может, заберу свои слова обратно и пойду с любимым классом дальше – вперед к победам и завоеваниям новых просторов в стране знаний!

В этом конкурсе я успел послушать несколько семинаров, но был сильно разочарован подачей материала. Я вообще не очень люблю, когда человек, который тебе что-то новое пытается поведать, чему-то тебя научить, мало того, что читает, так еще и допускает ошибки. Слушать сразу не хочется, находится масса причин, чтобы побыстрей уйти с данного мероприятия.

А на подведение итогов я пришел с группой поддержкой. О да, Ярослава просто так не желала меня отпускать, а с ней и Аришка напросилась, ну и Рома тоже захотел. Как это без него мы все куда-то идем? Дети все мероприятие вели себя хорошо, мальчик постоянно держал меня за руку и смотрел, как на сцену выходят участники данного конкурса и получают свои дипломы. По факту еще не было определено призовых мест, кстати, за них даже давали денежный приз в разном размере. Приятно же!

Когда первый поток учителей был награжден, пришла очередь для других. И вот если меня не назвали в первый раз, значит ли это, что я что-то занял?

- За третье место в номинации…

Ромка сжал мои пальцы и разочарованно выдохнул, когда не услышал моего имени. Я умиляюсь его реакции! Волнуется так, словно сам участвовал.

- За второе место в номинации… Награждается учитель начальных классов Белоусов Максим Сергеевич!

- Ура! - закричал Ромка на весь зал, даже не замечая, как над ним кто-то смеется. Нет, он был занят тем, что обнимал меня за шею. Мы с ним так и вышли вдвоем получать грамоту с сертификатом, а после, когда возвращались на свое место, мальчик громко заявил:

- Папа! Я тобой горжусь!

Я так и замер, не дойдя до своего места, переводил растерянный взгляд с Ромы на Ярославу, которая утирала появившиеся на глазах слезы.

- И я, тобой горжусь… Сынок! - ком в горле все же был проглочен, и нужные слова появились как никогда вовремя!

Как только занял свое место, то с одного бока ко мне прижалась Арина, а с другого Ярослава. И знаете, вот эта уже чуть помятая картонная бумажка на моих коленях совершенно не имеет никакой ценности, а сидящие рядом люди – они оказались для меня бесценными!

Эпилог

Вторая четверть закончилась так же быстро, как и первая. За ее время было много чего интересного, настолько, что порой хотелось завести личный дневник и записывать туда все казусы, случающиеся с классом. Пожалуй, самым запоминающимся моментом из всего было то, что на уроке русского языка уснул Платон. Все помнят, что у пацана родился брат, который явно был крикливым и вечно всем недовольным. Мне даже несколько раз пришлось разговаривать с учеником, когда тот категорически отказывался идти домой, аргументируя это тем, что там его никто не любит, что все внимание достается только Максиму. Пришлось долго и упорно объяснять, что его братик еще очень маленький и беспомощный, что совсем ничего делать не умеет, и именно по этой причине ему мама сейчас нужна намного больше, чем самому Платону – ребенку, который уже и чай себе сам может налить, и завтрак сделать, да даже в школу сам может прийти. Но мы с ним еще договорились, что он этот самый чай будет заваривать и матери, которая появилась после в школе с синяками под глазами, уставшая и замученная, но обняла меня так сильно, что дыхание перехватило.

- Спасибо вам, Максим Сергеевич, - вытирая слезы, сказала она, - у нас ревность старшего к младшему хоть никуда и не делась, зато стало значительно лучше.

Так я узнал, что Платон на правах среднего и самого ответственного мужчины взял на себя обязанности по уходу за мамой. Готовил ей еду, пусть и пригоревшую, часто ту, что ей было нельзя, но мальчик всеми своими маленькими силами пытался помочь. Редкий случай, но такой трогательный! Не каждый ребенок станет поступать подобным образом, а Платон смог!

Новый год подкрался как-то совершенно незаметно, вот только мы провели последние уроки, сходили на елку, организовали в классе чаепитие, где подарили детям подарки, и уже тридцатое число! Кстати, дома мы уже поставили елку, правда, не живую, а искусственную. Дети ее нарядили, как могли, правда, когда Ярослава увидела результат их труда, то прикрыла рукой глаза и поспешно вышла из комнаты, говоря по пути, какие они молодцы!

Ну а что, немного не достали до середины елки и макушки! Подумаешь, все шарики висят снизу, зато сами наряжали! Конечно, вечером мы немного подшаманили, и наша елочка стала более нарядной, чем была. Даже появилось место для подарков, которые я купил заблаговременно, красиво украсил и наклеил записки, кому и какой подарок предназначен. Сами коробки и свертки были мною спрятаны на самую дальнюю полку шкафа. Туда мог дотянуться только я, даже Ярослава со стула не доставала, так что я был тем еще шифровщиком!

Кстати, были еще одни подарки, которые мы купили с Ярославой отдельно, они лежали полкой ниже, вот только если Ариша вдруг совершенно неожиданно захочет залезть в шкаф, то сможет их довольно быстро найти. Благо, девочка терпеливо ждала Деда Мороза, которого мы заказали на дом, и которому я в коридоре пихал в красный мешок большой набор будущего химика для Ариши и трансформера для Ромы.

На новый год мы пригласили моих родителей, перенесли стол в зал, где все вместе уселись за большой праздничный стол. Знаете, я когда-то о таком большом семейном застолье мог только мечтать! Мы всегда отмечали этот праздник в кругу семьи. Даже когда я был здоровым лбом, даже когда мои друзья снимали квартиру и собирались большой компанией, то до боя курантов неизменно оставался дома. Не знаю почему, казалось, есть в этом что-то такое волнительное. Потом, естественно, уходил в компанию, где веселился до самого утра, а когда возвращался домой, то прятал маленькие презенты самым дорогим людям.

Вот и сегодня, когда все уже легли спать, когда родители уехали домой, я прокрался в коридор, достал свои подарки и, оглядываясь сторонам, русским ниндзя проскользнул в зал. Елка переливалась огоньками, а я тихонько сложил под нее две большие коробочки и одну маленькую, только после этого вернулся в комнату и тихонько забрался под одеяло.

А утром на мне радостно прыгал Ромка, тряс маму и говорил, что под елкой он нашел такое! Я же до последнего держал театральную паузу, недоумение на лице, особенно это было сложно делать, когда дети все же привели нас в зал, где под всеобщее удивление начали распределять подарки.

- И мне даже есть? - удивилась Ярослава, принимая из рук дочери маленькую коробочку и искоса глядя на меня. Ну, так как я все еще держался, то старался в ее сторону не смотреть.

- Мама, - закричала Арина, - у меня тут новый спортивный костюм!

Ладно, не благодарите! Сам же улыбаюсь, потому что знал, в чем именно девочка хотела заниматься все это время, и сейчас она, прижимая к груди розово-черную форму, смотрит как-то подозрительно на меня.

- Максим! - строгим голосом вопросила, - это ведь ты подарил?

- Естественно! - радостно сообщил всем и стал ждать, когда Ромка расправится с упаковочной бумагой.

- Ух ты! - восхитился ребенок, - машина!

Да! Еще и на пульте управления! Ну, тут, думаю, и говорить не нужно, что я тоже хочу поиграть в такую!

Ярослава же медленно развернула упаковку и увидела обыкновенную маленькую коробочку, в ней может быть что угодно, так что я дал ей возможность собраться с мыслями и снять крышку.

- Кольцо? - удивленно посмотрела она на меня, не веря собственным глазам.

- Да, - я уже не мог сдержать широкой улыбки, - ты же его примешь?

- Приму! - глаза ее сверкали от радости, а я давно уже заметил, что у моей красавицы, кроме золотых маленьких сережек, никаких ценных украшений нет, так что готов был ей сейчас предложить еще одну авантюру.

- Ярослава, - подошел к ней так близко, чтобы можно было коснуться лбом ее лба, - я помню, что ты совсем недавно развелась, но ты все же подумай над моим предложением сменить фамилию снова. Понимаю, что Белоусова звучит не так ярко, как Горская, но все же. Ну и если ты согласишься стать моей женой, но при этом не захочешь менять все документы, я буду просто счастлив! Так ты согласна подумать?

- Я просто согласна!

***

Мы расписались весной, когда зацвела черемуха, когда появились первые зеленые листья, когда солнце стало припекать так, что не нужно прятаться в теплую одежду. Для церемонии Ярослава выбрала совершенно простое платье, говоря о том, что всегда мечтала именно о таком – приталенном, с короткими рукавами и длиной до колен.

На наш праздник мы пригласили моих родителей, несколько подруг Ярославы, с которыми девушка общалась до сих пор, отправили приглашение ее родителям. Мы не рассчитывали на то, что они придут, и были сильно удивлены, увидев их с большим букетом в руках, красиво одетых и явно желающих счастья своей дочери. На этот раз искренне.

Вот так всего лишь за полгода у меня появился класс любимых детей, я стал успешным учителем, мужем, отцом! Появилась семья, которую я очень люблю, которую ценю, и которой дорожу. А в конце учебного года, когда нужно было принять ответственное решение, я неожиданно остался в школе. Да, пусть там не легко, пусть много злых и завистливых языков, но бросить детей я не смог.

Ну кто их будет учить, если не я?

Но это совершенно другая история!

 Конец



Оглавление

  • Ши КатеринаУчителя тоже люди 3Готов на пять!
  • Teleserial Book